Клеменская Вера: другие произведения.

Снежные цветы (гл. 29-32)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Глава 29

   Рэймон смерил меня задумчивым взглядом. Я нервно барабанила пальцами по странице, пытаясь вспомнить, где слышала это название. Оно казалось мне знакомым, но никак не удавалось припомнить, откуда.
   -- Не стоит соваться в Мёртвый Город, -- подсказал он.
   -- Да, точно! -- выпалила я вслух, не сдержавшись. -- Это же прежняя столица!
   -- Это Мёртвый Город, -- эхом повторил за Рэймоном лорд Тайлор. -- Не стоит туда ходить. Да если и стоило бы... туда всё равно не попасть.
   -- Почему? -- нахмурилась я.
   -- Потому, что Ущелье Теней запирают огненные врата. И открыть их сейчас некому.
   -- Огненные?
   Я сердито посмотрела на Рэймона, ощущая настоятельную потребность схватить со стола книгу потяжелее, благо, было из чего выбирать, и долго бить его по голове. До тех пор, пока во всём не сознается. Ведь он знал, наверняка знал, по глазам вижу! Сразу всё понял! И ни слова не сказал Аллоре! Определённо, зря я тогда в саду победила искушение его ударить. Вот не знала, за что -- экая досада.
   -- Ты ещё тогда понял? -- процедила я, зажав руки между коленями, чтобы не привести-таки в исполнение давнее желание.
   -- Ну, понял, -- нехотя кивнул Рэймон. -- Только смысла в этом не вижу. Даже если он и найдёт сведения о вратах, пройти через них всё равно не сможет. Огненная стихия ему не подчинится.
   -- А могу я поинтересоваться, о чём тут, собственно, речь?
   Лорд Тайлор озадаченно смотрел на нас обоих. Я вздохнула. Третий раз исповедоваться не хотелось, без того что-то слишком часто стала этим заниматься. Даром, что в храме не была уже неприлично давно -- с самой несостоявшейся свадьбы. И к стыду своему вынуждена признаться, что не испытываю желания исправить это упущение. Есть дела поважнее.
   -- Алланир ищет сведения о магии огня, -- вместо меня пояснил Рэймон.
   -- Думаешь, он хочет попасть в Нимдаэр? -- тут же нахмурился лорд Тайлор. -- Но зачем?
   -- Полагаю, это у него надо спросить.
   -- Спросил бы, если бы нашёл. Но этот паршивец хорошо умеет прятаться.
   -- Даже от вас? -- как-то недоверчиво поинтересовался Рэймон.
   -- Даже от меня, -- устало кивнул лорд Тайлор. -- Особенно когда в очередной раз отмочит нечто из ряда вон. Кажется, сейчас именно такой случай. Но вот чего я так и не понял, зачем нужно изучать искусство клятвопреступничества.
   -- Хочу знать, -- заставляя себя говорить спокойно, пояснила я. -- Просто хочу кое-что знать об этом.
   -- Не скажешь? -- прищурился Рэймон.
   -- Не скажу, -- легко согласилась я. -- Вы тоже далеко не всё мне говорите.
   -- Хорошо, не говори, -- кивнул он. -- Но в Нимдаэр ты не пойдёшь.
   -- Надо будет -- пойду, -- отчеканила я, опираясь руками о стол и подаваясь к нему. -- Надо будет -- ещё не туда пойду.
   -- Надо зачем?
   -- Надо потому что надо. Я так решила.
   -- А меня спрашивать не обязательно?
   -- А я не зову тебя с собой!
   -- Я вам не мешаю?
   Мы оба резко развернулись и посмотрели на лорда Тайлора растерянно и пристыжено. Тот смущенно кашлянул, чуть попятившись под нашими взглядами, развел руками и улыбнулся:
   -- Ухожу.
   -- Что, и поужинать не останетесь? -- странным тоном спросил Рэймон.
   -- Увы, придётся отказать себе в этом удовольствии.
   Вновь заклубилась знакомая дымка портала, и мы остались в библиотеке вдвоём. Теперь попятилась и я, пока не рухнула в кресло, стоящее возле одного из шкафов. Решимость ругаться испарилась дочиста.
   -- Почему ты так спросил про ужин?
   -- Вежливость требовала пригласить, -- пожал плечами Рэймон.
   -- А отношения ваши потребовали от него отказаться?
   -- Верно мыслишь.
   -- Непохоже, чтобы они были прямо такими уж плохими, -- развела руками я.
   -- Не путай наши личные отношения с отношениями наших кланов, -- чуть скривился Рэймон. -- И идём ужинать.
  

* * *

   Церемония не доставила мне радости. Сначала пришлось с милой и как бы счастливой улыбкой выслушать официальную речь, а потом начались бесконечные поздравления. Вереница лордов тянулась к трону выразить свою радость и восхищение по поводу столь важного события. И каждому надо было улыбнуться, каждого поблагодарить. Желательно не ошибившись с именем, только что впервые с трудом расслышанным сквозь неумолчный гомон голосов толпы ожидающих своей очереди и успевших уже отметиться, заполнявшей огромный зал. Хорошо хоть Иреас, маячивший где-то позади, успевал подсказывать по мере надобности. И стоять всё время не потребовали, усадили на невысокий мягкий стульчик по правую руку от трона.
   К середине церемонии я до того устала от череды незнакомых лиц, что Эстин обрадовалась как родной. Графинька, оказывается, уже успела выскочить замуж, и теперь красовалась в роскошном наряде под ручку с милым, но довольно бесцветным блондинчиком. Радость моя, правда, была недолгой. Полный злобной зависти взгляд Эстин быстро напомнил, что за дружеской поддержкой -- это не к ней.
   Ответив на её фальшивую улыбку столь же фальшивой, я устремила рассеянный взгляд на следующих поздравляющих и наконец-то обрадовалась по-настоящему. Даже если Аллора и не была счастлива моему решению, что почти наверняка, виду она не подавала, стараясь меня ободрить. Леди Далия церемонию своим присутствием к счастью не почтила. Тепло поблагодарив за поздравления Аль и лорда Тайлора, я посмотрела на их спутника, силясь вспомнить его только что прозвучавшее имя.
   -- Лорд Дариус Освир, -- неожиданно шепнул вместо Иреаса сам Рэймон.
   Вынырнув из собственных мыслей, я впервые внимательно посмотрела на незнакомого лорда и чуть не закусила губу. Среди лардэнов было много красивых мужчин, но этот... похожий и не похожий на своих родственников, он был совершенен настолько, что казался неживым, ненастоящим. Струящиеся чёрные волосы, тонкие прямые брови, лукавая улыбка пляшет на чувственных губах -- немногие девушки и женщины сейчас не смотрели на него. Только изумрудные глаза были холодны, как зимняя ночь высоко в горах, и в глубине их таилась угроза.
   -- Лорд Дариус, примите мою признательность, -- сложив губы в светскую улыбку, пропела я.
   -- Леди Айлирен, счастье видеть вас -- высшая награда, -- отозвался он, не обращая внимания на лорда Тайлора, уже сделавшего шаг в сторону и теперь прожигающего родственничка выразительным взглядом.
   Я вздохнула с облегчением, когда он отошёл, уступая место следующему семейству. Покосилась на Рэймона и заметила, что он провожает лорда Дариуса тревожным взглядом, совершенно не обращая внимания на уже звучащие новые поздравления.
   Когда поток верноподданных иссяк, и церемониймейстер пригласил всех пройти в парк, где уже накрыли столы с лёгкими закусками, я улучила момент, поймала Рэймона за рукав и оттащила в укромный уголок. Иреас понятливо прикрыл нас от назойливого внимания гостей.
   -- Этот лорд Дариус похож на ядовитую змею, -- шепнула я, не удержавшись. -- Кто он вообще такой?
   -- Точное сравнение, -- хмыкнул Рэймон. -- Теперь понимаешь, почему я просил не путать личные отношения и отношения кланов? Лорд Дариус -- племянник лорда Тайлора, сын его младшего брата, второй наследник Освира.
   -- Мне кажется, -- задумчиво отозвалась я, -- ему очень не нравится быть вторым.
   -- Поверь, тебе не кажется.
   -- Он опасен?
   -- Не то слово. Идём, нас ждут.
   В саду моей рукой и моим вниманием сразу же завладела мама, избавив от необходимости поддерживать светские беседы с незнакомцами. Брошенный в одиночестве на растерзание гостям Рэймон проводил меня тоскливым взглядом, но сказать ничего не сказал. И мы не торопясь пошли по дорожке искать укромный уголок.
   -- Что с тобой, детка? -- обеспокоенно спросила мама, едва мы отошли достаточно далеко, чтобы никто не слышал нашего разговора.
   -- Устала, -- вздохнула я.
   -- Привыкай. Ты сама выбрала трон и корону.
   -- Знаю.
   Я хотела сказать, что выбрала совсем не это, но промолчала. Потому что знала -- то и другое идёт в придачу. Просто то, что происходило сейчас, было для меня ново и непривычно. Позже, возможно, удастся привыкнуть.
   -- Леди скучают?
   Мы с мамой дружно обернулись. Лорд Дариус со всё той же лукавой улыбкой стоял перед нами, протягивая бокалы вина. Отказываться было неловко, пришлось с благодарностью принять подношение.
   -- Решил не упускать возможности ещё раз восхититься вашей красотой, леди Айлирен. У лорда Рэймона прекрасный вкус.
   -- Благодарю, лорд Дариус, -- с улыбкой ответила я, приседая в лёгком реверансе.
   -- А эта прекрасная леди -- ваша сестра?
   -- Моя матушка, леди Нардиса эр Видор.
   -- Отец небесный, вот никогда бы не подумал, что у такой молодой красавицы может быть такая взрослая дочь, -- галантно улыбнулся мужчина, склоняясь над маминой рукой в поцелуе.
   -- Благодарю, милорд, -- улыбнулась мама.
   Я задумчиво покосилась на неё. Нет, любезность лорда Дариуса её не обманула, глаза оставались настороженно-холодными. Изучали галантного кавалера, приходя, судя по всему, не к самым лестным для него выводам. Но манеры остались безупречными.
   -- Как вам нравится столица, леди Наргиса?
   -- Прекрасный город, заслуживающий любого восхищения. Как и вся страна.
   -- От человека слышать подобное особенно лестно.
   -- Дариус!
   Облегчённо выдохнув, я едва сдержала счастливую улыбку. Аллора появилась очень вовремя. Тайком подмигнула мне, подхватила брата под руку и защебетала что-то о дядюшке, который бесконечно давно не видел племянников и никак не может ждать. Поулыбавшись на прощание, мы с мамой получили возможность пойти дальше своей дорогой.
   -- Неприятный тип, -- тихо проговорила мама.
   -- Не то слово, -- мрачно согласилась я. -- Впервые вижу и уже терпеть не могу.
   -- А что это за цветы?
   Я только плечами пожала, озадаченная резкой сменой темы беседы. Мама присела возле одной из клумб, погладила ладонью ярко-синие лепестки. Потом принялась изучать листья и стебли. Порадовавшись, что с выздоровлением к ней вернулся и интерес к любимому садоводству, я неторопливо пошла дальше. Хотела спокойно подумать в одиночестве о причинах столь настойчивого интереса этого Дариуса к моей скромной персоне.
   Даже не заметила, как дошла до самой ограды, остановилась, задумчиво глядя на фигурно подстриженные кусты и пару старых деревьев, прижимающихся к каменной стене. Отчего-то подумалось, что по ним можно и на ту сторону перелезть, если придёт такая нужда. Прикидывая, за какие ветки хвататься, я вспомнила, что так и держу в руках бокал, а пить, между тем, уже хочется...
   -- Не вздумай!
   Бокал птичкой выпорхнул из моих пальцев. Я едва успела зажать рот ладонью, бросилась к дереву и уже через мгновение поняла, что плачу, прижимаясь к мягкой коже куртки и вдыхая до боли знакомый запах.
   -- Как ты...
   -- Не мог же я такое пропустить.
   В голосе слышалась улыбка, но слишком уж невесёлая. Чуть повернув голову, я увидела, как Нир поднёс бокал к носу, придирчиво понюхал содержимое, скривился и выбросил подальше в кусты.
   -- Дариус... -- мрачно прошипел он. -- В своём репертуаре.
   -- Что там было? -- ужаснулась я.
   -- Маленькая гадость, делающая девушек сговорчивыми.
   Меня передёрнуло.
   -- Зачем ему это?
   -- Поди знай, -- вздохнул Нир. -- Братец очень хитрый ублюдок. Когда-нибудь убью его, честное слово. А может, он меня.
   -- Зачем ты здесь? -- перешла в наступление я, не желая развивать тему сомнительности родственной любви в этой семейке.
   -- Тебя хотел увидеть.
   -- Врёшь.
   -- Не совсем.
   Я вздохнула, вытирая слёзы. Нельзя же вернуться к гостям заплаканной, не поймут. Насочиняют сплетен столько, что десять лет потом не продохнёшь. Для всех я сегодня -- счастливая невеста, так и должна выглядеть.
   -- Вернись, -- попросила я. -- Мы все вместе придумаем что-нибудь.
   -- Я даже знаю, что, -- мрачно отозвался Нир, медленно гладя меня по волосам. -- Тут недалеко есть очень уютная тюрьма. Сидя там, я никому не смогу навредить.
   -- Так никто не поступит, -- возразила я, не чувствуя особой уверенности.
   -- Не будь наивной, малышка. Именно так они и поступят, поверь.
   Я сглотнула. Здравый смысл подсказывал, что Нир совершенно прав. Именно так с ним обойтись и было самым логичным в создавшейся ситуации. Мало ли что и когда взбредёт в голову твари...
   Обняв его за шею ладонями, я заглянула в усталые изумрудные глаза, вздохнула, потянулась к губам, приподнимаясь на носочках... и испуганно отпрянула, внезапно ощутив под пальцами тёплую влагу. Уже темнело, но света пока хватало, чтобы понять -- это кровь. Алланир тоже провёл рукой по шее, поморщился.
   -- Видишь? -- шепнул он. -- Она не любит делиться.
   -- Тварь! -- не удержавшись, зло прошипела я и добавила парочку ругательств.
   -- Не выражайся! -- щёлкнул меня по носу Нир. -- Мне пора идти.
   -- И всё-таки, зачем ты здесь? -- вздохнула я.
   -- За книгой одной. И лучше забрать её, пока толпа гостей отвлекает дракона от охраны сокровищ.
   Я отступила на шаг и, не удержавшись, ещё раз выругалась сквозь зубы, увидев перед носом тающую дымку портала. Невыносим, просто невыносим. Неужто непонятно, что я всё равно не нахожу себе места?!
   -- Айли?
   Мама быстрым шагом приближалась ко мне, по-прежнему держа в руках полный бокал. Спохватившись, я выхватила его из её рук и выкинула в кусты вслед за первым. А потом спокойно улыбнулась.
   -- Зачем?
   -- Мало ли. Ты разве готова доверять этому лорду Дариусу?
   -- Безусловно, нет, -- вздохнула мама.
   -- Вот и ни к чему это пить, -- вздохнула я. -- Идём, мне пора уже вернуться к жениху.
   Гости гостями, но на всякий случай и мне стоило помочь поотвлекать дракона. В то, что история про уютную тюрьму лишь предлог скрываться, верить хотелось, но отчего-то не получалось. К тому же невесте просто неприлично в такой день так надолго бросать жениха в одиночестве. Ведь мы же счастливы вместе. Для всех вокруг.
   -- У тебя кровь! -- встревожилась мама, взяв меня за руку.
   -- О колючку поцарапалась, -- соврала я, не моргнув глазом.
  

Глава 30

   Когда мы уже подходили к столам, где до сих пор толпилось большинство гостей, меня окликнул знакомый голос. Оглянувшись, я увидела спешащую ко мне Натэль. Мы тепло обнялись, и я спросила, почему не видела её на общем поздравлении.
   -- А я не подходила, -- вздохнула Натэль. -- Знаешь, не сложилось у нас, так что я домой возвращаюсь. Да и у тебя, смотрю, всё иначе вышло.
   -- Вот так, -- кивнула я, не сумев заставить себя улыбнуться.
   -- Не грусти, всё ещё наладится, -- подмигнула мне девушка. -- Держи.
   Над её ладонью в воздухе затанцевала маленькая огненная бабочка, перелетела ко мне на руку, лёгким теплом обдувая пальцы. Я заворожённо смотрела на эту мелкую, но удивительно красивую магию. Вот уж не думала... Отец Небесный, вот уж не думала, что Натэль -- огненный маг!
   -- Да я чуть-чуть, только такие штуки и умею. Проезжий маг у отца однажды гостил, научил меня, -- смущённо пояснила девушка на мой вопрос.
   -- Ты пока не уезжай, ладно? -- торопливо попросила я. -- Погости у меня хоть немного. А то совсем от скуки чахну.
   Здесь и сейчас сказать ей правду я не решилась. Пусть пока просто останется, а там уговорю в спокойной обстановке. К счастью, Натэль моему предложению обрадовалась. Может, не теряла пока надежду найти мужа. Во всяком случае, обратно домой точно не слишком рвалась.
   Отыскав первого попавшегося слугу, я велела срочно передать горничным моё распоряжение о комнате для Натэль, и, оставив её с моей мамой, отправилась на поиски Рэймона. По пути на меня налетела Аллора, порывисто обняла, расцеловала и в перерывах между этими действиями поведала, что книга, нужная Ниру, хранится непосредственно в спальне Рэя.
   -- Не пускай его туда! -- выдохнула она напоследок в самое моё ухо и опять затерялась в толпе.
   Мрачно посмотрев на уже даже издали выглядящего недовольным и утомлённым всеобщим вниманием Рэймона, я поняла, что лёгкой жизни мне в ближайшее время ждать не стоит. Придётся измыслить что-то очень удачное, чтобы удержать его от искушения пойти к себе и завалиться спать.
   Для начала пришлось постоять рядом, расточая улыбки и избавляя Рэймона от необходимости самому поддерживать беседу. Но очень скоро я с сожалением убедилась, что результат получился строго обратный. Если раньше он просто выглядел усталым, то теперь начал зевать. Пока тайком, но отчего-то я не сомневалась -- очень скоро гостям будет сделан более внятный намёк, что пора и честь знать. Некоторые, впрочем, уже и так всё поняли.
   Мучительно размышляя, похищена ли уже книга, я раздавала последние прощальные улыбки. Бросила беглый взгляд на окна и заметила Аллору, стоящую на коленях на подоконнике и отчаянно машущую руками. Не успели, значит. Плохо...
   -- Ты как хочешь, а я иду спать, -- сообщил Рэймон и всё-таки зевнул, не удержался.
   Гости стали растворяться в сгущающихся сумерках быстрее. Мне самой отчаянно хотелось зевнуть, ныли от усталости ноги и спина. Но пришлось изображать бодрость и нежелание спать. Аллора вновь мелькнула в окне с тем же набором жестов. Отец Небесный, да сколько же можно копаться?! Они там что, подушки по пёрышку перебирают?
   -- Идём! -- нетерпеливо потянул меня за рукав Рэймон. -- Мне полагается тебя проводить.
   Рядом было ещё достаточно зрителей и слушателей, потому от просившегося на язык вопроса о том, до куда именно проводить, я воздержалась. А ну как решит дать слишком наглядный ответ? Да и вообще, желание разочаровать любопытных, явно помнящих бурные отношения Рэймона с его предыдущей невестой и предвкушающих повторение спектакля, при поддержке здравого смысла победили природную несдержанность. Отбыли восвояси мы молча и с подобающим достоинством. Провожаемые целым нестройным хором разочарованных вздохов.
   Попытку добраться до комнаты быстро мне удалось пресечь потоком горестных жалоб на уставшие ноги и больную спину. Наличие свидетелей опять-таки не позволило Рэймону решить проблему радикально и отнести меня в мою спальню на руках. Пришлось идти под ручку, медленно и печально. Особенно не торопилась я на лестнице.
   Аллора мелькнула в коридоре, продолжая яростно жестикулировать. Пришлось поспешно отвлекать внимание, чтобы это осталось замеченным только мной. Выдавив из себя самый тоскливый вздох, я сообщила, что желаю почитать на сон грядущий, но не могу продолжить чтение, пока мне кто-нибудь не переведёт пару особо сложных предложений.
   Это было враньём только наполовину. Смысл тех предложений мне и впрямь крайне хотелось выяснить, но читать дальше я продолжила уже давно, потому на самом деле вопрос вполне мог бы подождать до утра, а то и подольше. Но сейчас годилось и такое. Рэймон горестно закатил глаза, огляделся, дабы убедиться, что уж сюда-то за нами никто из любопытствующих не последовал, и сдался.
   -- Показывай свою книгу, -- буркнул он.
   Придушив довольную улыбочку, я вошла в комнату, с искренним блаженным стоном скинула надоевшие туфли и направилась к столу за книгой. Развернула её там, где предусмотрительно оставила закладку и капризно ткнула в страницу пальцем:
   -- Вот.
   Рэймону, до того торчавшему на пороге, пришлось пройти в комнату, подавив очередной страдальческий вздох, и склониться над книгой. Я метнулась в сторону, взяла с туалетного столика светильник и любезно поставила его рядом, чтобы стало светлее. Рэймон благодарно кивнул и зачитал вслух:
   -- Taridius estarhi vallenuri...что за бессмыслица?!
   -- Вот я тебя как раз об этом и спрашиваю, -- стараясь прогнать из голоса ехидные нотки, парировала я.
   -- Это вообще ничего не значит! Ерунда какая-то. А ну стой...
   Рэймон закрыл книгу и поглядел на обложку. По мере осознания глубины моего вероломства он мрачнел всё больше, сердито сжимая кулаки. Я на всякий случай отступила на пару шагов и отгородилась стулом.
   -- Бездна, Айли! -- процедил, наконец, он, вскинув на меня потемневший взгляд. -- Это же дурацкий любовный роман, на кой тебе сдалось...
   -- Но ведь интересно же! -- обиженно перебила я. -- А вдруг заклинание настоящее?
   -- Иреас был прав, -- без выражения заметил Рэймон, глядя куда-то мимо меня. -- Ты точно сумасшедшая.
   На этот раз я обиделась от всей души. Вот, значит, как -- сумасшедшая?! Ещё, поди, и про мою воображаемую попытку самоубийства рассказать не поленился! Ну ничего, сочтёмся ещё. Сумасшедшая я или нет, а достойную месть придумаю, мало не покажется.
   -- Прости, -- сказала я вслух, выходя из-за стула. -- Мне правда любопытно было. Я ведь только учу язык, вдруг упущу что-то важное?
   И между прочим, учить его по таким вот "дурацким любовным романам" куда проще, чем по всяким серьёзным трактатам. Слова в них куда проще и употребительней, и дают хорошее представление о разговорной речи, а не о сложной научной.
   -- Ладно, -- всё ещё раздражённо отозвался Рэймон. -- Ещё что-то, или пока тебе хватит?
   -- Ещё вот тут, -- не сдалась я, перевернув пару страниц.
   -- Такая же ерунда. Всё?
   -- Прости, -- ещё раз печально повторила я. -- Теперь всё.
   На самом деле обращалась я сейчас к Аллоре. Если они так и не успели отыскать книгу, это уже их проблема. Больше помочь я ничем не могу, никаких идей по дальнейшей задержке хозяина спальни у меня не осталось. Аллора меня, конечно же, слышать не могла, и это было скверно. Но ничего не поделаешь.
   Но перспектива внезапной встречи в спальне меня отчётливо пугала. Мало ли кто в кого чем с перепугу засветит? Пока опомнятся, пока разберутся, может, уже и поздно будет. Эта мысль заставила меня использовать последний, запрещённый приём.
   -- Прости, -- шепнула я, поворачиваясь и запуская пальцы в волосы Рэймона. -- Это было глупо.
   Чистая правда, между прочим. Глупый розыгрыш. А то, что я делаю сейчас -- ещё того глупее. Но видеть реакцию на мои прикосновения было так... заманчиво. Любопытно. Умом я понимала, что играю с огнём и могу ох как доиграться прямо здесь и сейчас. Но прислушаться к ним как-то не получалось.
   Дверь стукнула, закрываясь. И стало тихо, так, что я, кажется, слышала удары собственного сердца. Доигралась. Пальцы рванули шнуровку на спине. Я прикрыла глаза, погружаясь в странное отстранённое спокойствие. Будто меня самой вовсе не было сейчас в комнате, было только тело, покорно отзывавшееся на прикосновения и поцелуи. Так не нужно было ни о чём думать.
   Платье осело на пол, корсет, мешавший дышать, полетел куда-то в угол. Я вдохнула и выдохнула, наслаждаясь свободой и лёгкостью, и почувствовала, что ноги отрываются от пола. Утолкав глас разума на задворки сознания, я потянулась навстречу очередному поцелую. Раз это всё равно должно произойти, пусть лучше так, чем после долгой подготовки и бездны моральных терзаний.
   Стук в дверь обрушился на уши громом небесным. Вывернувшись из объятий, я села в кровати и увидела стоящую в дверях маму. Кровь бросилась в лицо, когда я сообразила, что нижняя рубашка уже лежит на полу. Пришлось прикрыться краем одеяла.
   Рэймон несколько раз вдохнул и выдохнул, старательно пряча глаза, сдавленно пробормотал какие-то извинения, причём адресованные маме, а совсем не мне, и сбежал, по пути прихватив свою рубашку.
   Мама вошла в комнату, прикрыв за собой дверь. Я со стоном опрокинулась на подушки. Только сейчас меня начала бить нервная дрожь. Что я собиралась сделать? Я уже окончательно запуталась...
   -- Это не слишком поспешно? -- спокойно поинтересовалась мама, усаживаясь на стул.
   Честно сказать, я ожидала порицаний и поучений. Заслуженных, кстати сказать. Что должна сказать хорошая мать, заставшая дочь за подобным с мужчиной, который ей пока ещё не муж? Не знаю. Меня так застали впервые. Но что-то подсказывало, что совсем не такого вот спокойного вопроса.
   -- Не знаю, -- вздохнула я. -- Какая разница? Или боишься, что он, получив своё, передумает на мне жениться?
   Мама неопределённо хмыкнула, разглядывая моё продолжающее пылать лицо. Вздохнув, я прикрыла уши прохладными ладонями, облегчая сжигающий их жар. Кто ж его знает. Может, и правда передумает. И кому я буду тогда нужна?
   -- Не передумает, -- сказала вдруг мама. -- Может, потом пожалеет, что женился, лет через несколько. Или даже раньше, учитывая твой характер. Но сейчас -- нет.
   -- Мне бы твою уверенность, -- проворчала я, спуская руку с кровати и подтягивая к себе рубашку.
   -- Это приходит с возрастом и опытом.
   -- Тогда мне придётся положиться на твои.
   Натянув рубашку, я подумала, сползла с постели и отправилась к шкафу. Стоило, пожалуй, сделать две вещи. Во-первых, удостовериться, что похищение драконьего сокровища прошло успешно. Во-вторых, извиниться за своё поведение. Всё-таки я сама это начала, ещё чего доброго решит, что специально, чтобы мама нас застала и не дала при случае отвертеться.
   -- Ты куда? -- не меняя спокойного тона, спросила мама.
   -- Пойду, извинюсь, -- вздохнула я.
   -- Правильно. И на будущее запомни: не стоит провоцировать мужчину, если не готова к последствиям.
  

* * *

   Тишина в коридоре меня обнадёжила. Палёным и прочей гадостью на подступах тоже не пахло, это позволяло надеяться, что хотя бы драки не случилось. Остальное, пожалуй, было уже не так и страшно. Правда, иная ругань бывает страшнее всякой драки, особенно между этими двумя, но о настолько плохих раскладах думать не хотелось вовсе.
   Подойдя к двери, я прислушалась и похолодела. В комнате ругались, не особо стесняясь в выборе выражений. Голоса я узнала. Сперва любезностями обменялась Рэймон с Алланиром, потом Аллора добавила пару ласковых от себя. Похолодев от нехорошего предчувствия, я толкнула дверь, шагнула через порог, прокручивая в уме все возможные способы прекращения разборок, не придумала ничего лучше банального визга и посмотрела, наконец, что же происходит.
   Вместо визга получился сдавленный стон, плавно переходящий в гневное рычание. Вся троица рядком возлежала поперёк кровати -- Аль посередине, парни по бокам -- и, толкаясь локтями и щедро осыпая друг друга нелестными определениями, пыталась одновременно читать какую-то огромную ветхую книгу.
   Услышав меня, все трое дружно подняли головы. Под их взглядами я почувствовала себя полной идиоткой, сгорающей от желания схватить чего-нибудь потяжелее и настучать всем по головам. Даже Аллоре. Пожалуй, ей особенно.
   -- Айли! -- обрадовался Рэймон. -- Ты, может, сходишь в библиотеку? Там у самой двери шкаф, на третьей полке справочник стоит.
   Я упёрла руки в бока и оглядела комнату. Выхватывать книгу было жалко, мало ли развалится от древности. Канделябры были слишком велики -- не поднять. Стулья тоже не годились. Зато на диване у окна валялось полотенце. То, что нужно: и не опасно, и больно, если хорошо размахнуться, и, главное, обидно.
   -- Да, коричневый такой, -- подключилась к просьбе Аллора. -- Толстый.
   Или всё-таки стул взять? Далеко идти за полотенцем, догадаются и разбегутся чего доброго. Тяжело вздохнув, я возвела взгляд к потолку, скрещивая руки на груди, и только собралась высказать этой нахальной троице своё честное частное мнение об их отвратительном поведении, как лишилась дара речи вторично.
   -- А если не на полке, то на столе посмо...
   -- Заткнись, -- тихо и медленно выговорил Нир, догадавшийся отследить направление моего взгляда.
   -- Что это? -- потрясённо прошептала я, чувствуя, что ноги не держат.
   -- Сеть? -- севшим голосом поинтересовался Рэймон.
   -- Не похоже, -- чуть качнула головой Аль.
   Я продолжала неотрывно смотреть на зависшее над кроватью тёмно-серое облако. То и дело по нему пробегали короткие синие вспышки, похожие на крохотные молнии. Почти грозовая туча, такая же жуткая, подвижная и постепенно темнеющая.
   -- Молот? -- вновь высказал предположение Рэймон.
   -- Скорее всего, -- согласился Алланир.
   -- Я перевернусь и посмотрю, -- предложила Аллора.
   -- Не шевелись.
   Туча наливалась чернотой всё быстрее и быстрее, вспышки стали чаще. Мне до ужаса хотелось попятиться, но что-то подсказывало, что последний запрет двигаться относился и ко мне тоже.
   -- А если по времени? -- тревожно спросил Рэймон. -- Тогда нужно поспешить.
   -- А если нет? -- сухо парировал Нир.
   -- Если он для Рэя, скорее, по времени, -- возразила Аллора. -- Он же над кроватью, а в кровати спят. Смысл делать на движение?
   -- В кровати не только спят, -- ядовито огрызнулся Нир, заставив меня покраснеть до корней волос. К счастью, никто этого не заметил, не до того было.
   -- Думаешь... -- начала Аль, но осеклась, поймав яростный взгляд Рэймона.
   -- Эффектно было бы. Но сомневаюсь, что это для неё.
   -- Почему? -- выдавила я, сообразив, что речь именно обо мне.
   -- Потому что, -- спокойно ответил мне Алланир.
   Дверь тихо скрипнула, открываясь за моей спиной и вынуждая меня сделать полшага вперёд. В спину потянуло сквозняком и каким-то смутно знакомым запахом. Терпкими, горьковатыми благовониями.
   -- Потому что ты ему нужна живой. Правда, Дариус?
   -- Какой ты догадливый, братец, -- ответил негромкий насмешливый голос. -- Так и знал, что догадаешься сюда заявиться именно сегодня.
   -- В этом был твой план?
   -- Вообще нет, но то, что не придётся тебя искать -- приятное дополнение.
   Я окончательно оцепенела. Сверху висела проклятая туча, явно бывшая смертельно опасной. Сзади стоял ничуть не менее опасный враг. Вот и извинилась за неподобающее поведение... Успею ли вообще теперь?
  

Глава 31

   -- Придётся, конечно, повозиться, убирая отсюда твои останки, -- спокойно продолжил Дариус. -- Но в конечном счёте время я всё равно сэкономлю.
   -- То есть, ты собираешься нас убить и смыться отсюда с Айли? -- недоверчиво уточнила Аллора.
   -- Тебя, сестрёнка, я убивать не планировал, честное слово. Уж прости, что так вышло. Но ты сама виновата.
   -- Давай, -- фыркнула Аль. -- Ещё чуть-чуть -- и я заплачу. Ты же должен понимать, что так эту историю не оставят.
   -- Ещё бы! -- довольно хохотнул Дариус. -- Сплетен будет...
   -- Будет разбирательство, -- сухо заметил Рэймон.
   -- О, весьма на это надеюсь. И выяснится, конечно... а что же, кстати, выяснится? Что некий Алланир Освир явился за эссаадой, пока ещё не поздно. А заодно решил раз и навсегда устранить соперника. Застал его в постели со своей сестрой... продолжать? Ладно, раз вам неинтересно, перейдём сразу к финалу истории. Алланир скрывается с девушкой в неизвестном направлении. Ты и будешь убийцей и изменником, братишка. Тебя будут разыскивать, и, разумеется, никогда не найдут. А я получу всё.
   -- Хороший план, -- оценил Алланир. -- И момент какой удачный.
   -- Благодарю. Идём, девочка. Только не спеши, не дёргайся.
   Холодная рука взяла меня за запястье, мягко потянула назад. Интересно, он правда полагает, что я вот так запросто возьму и пойду с ним? Тем более, что и меня он явно в живых не оставит, как-никак свидетельница. Нет уж, не дождётся. Ничего серьёзного сделать не смогу, конечно, но хоть попробую поднять шум. И личико мерзавцу попорчу коготками немного, чего уж там стесняться перед смертью-то?
   Я бросила отчаянный взгляд на Нира и увидела, что он чуть улыбается, самыми уголками губ. Пальцы его правой руки сложились в какой-то магический пасс... или нет? Было в этом жесте что-то безумно знакомое, привычное, практически повседневное. Совсем недавно виденное...
   -- Не советую тут сейчас пользоваться магией, -- предупредил Дариус.
   Бокал! Я чуть не завопила от непонятного восторга, уловив смысл намёка. Конечно же, та самая дрянь, делающая девочек сговорчивыми! На неё-то этот гад и рассчитывал, не ожидая сейчас с моей стороны никакого сопротивления. Ну что же, не будем разочаровывать мальчика.
   Покорно развернувшись, я изобразила на лице самую робкую и нежную улыбку из своего арсенала, сделала шаг вперёд, покорно опуская голову. Ещё шаг. Положить руки на плечи, краем глаза видя ответную самодовольную ухмылку. Последние полшага. Уже касаясь его своей грудью, я снова стеснительно улыбнулась. И со всей силы ударила коленом ниже пояса.
   Только когда Дариус уже согнулся пополам, валясь на пол, я поняла, насколько безумным был мой поступок. Наверняка он, будучи магом, мог как-то защититься от такой подлости. Если бы её предвидел. Но, видимо, самоуверенность его погубила. А меня спасла.
   -- Умница, малышка, -- усмехнулся Нир. -- А теперь руки ему свяжи. Нет, нет, канделябром по голове тоже можно, даже нужно, но потом и руки обязательно! И рот заткни чем-нибудь.
   Я вернула ему хищную улыбочку и наконец применила канделябр по давно желанному назначению. Причём именно к той голове, которая бесспорно этого заслужила. Даже на душе легче стало.
   Закончив со связыванием и удостоверившись, что узлы надежны и ткань оторванных для этой цели рукавов рубашки мерзавца выдержит многое, я выпрямилась, посмотрела на милую тучку над кроватью и снова приуныла. Никуда она, разумеется, не делась, стала ещё темнее и, кажется, опустилась ниже.
   -- Дверь запри, -- вполголоса попросила Аль.
   Вот лично мне сейчас очень уместным казалось позвать кого-нибудь на помощь. Но троица на кровати, похоже, придерживалась строго противоположного мнения, поскольку на дверь выразительно смотрели все.
   -- Плетение на три руки, -- объяснила специально для меня Аллора. -- У нашего красавчика есть сообщник. По меньшей мере один.
   -- Я саму матрицу не вижу, -- огорчился Рэймон. -- Только отдельные части, фрагменты.
   -- И не увидишь, -- недовольно поморщился Нир. -- Сумеречники поработали.
   -- Впитать?
   -- Рэй, есть менее извращённые и болезненные способы массового самоубийства.
   -- Экранировать? -- предложила Аль.
   -- Разве что. Скажи, тебе очень дорога эта комната? И это крыло дворца? -- мрачно осведомился Нир, покосившись на Рэймона.
   -- Мне очень дорога книга, которую мы так и не прочитали, -- поморщился тот. -- Потерю остального можно пережить. Вопрос -- как мы переживём то, что здесь всё рухнет нам на головы? Два этажа сверху, не забыл?
   -- Да, это вопрос, -- согласился Алланир.
   Молнии в тучке замелькали ещё чаще и активнее. И теперь стало вполне очевидно, что она действительно спускается ниже и ниже. Я сглотнула, наблюдая это неторопливо неотвратимое движение. Похоже, время на размышления заканчивалось.
   -- Портал создать? -- задумчиво протянула Аль.
   -- Когда? Сейчас нельзя -- среагирует, а когда начнёт рушиться, уже не сможем.
   -- А может, автора попросим? -- всунулась в обсуждение я, отвешивая зашевелившемуся Дариусу пинка под рёбра.
   -- А с чего ему... -- начал Рэймон.
   -- Жить-то хочется, -- пожала плечами я.
   -- Было бы, конечно, здорово, -- вздохнула Аль, недобро поглядывая на постанывающего родственника, -- но он не автор этого шедевра. Не такой он дурак, чтобы следить на месте подобного преступления.
   -- Что-нибудь вы будете уже делать?! -- не выдержала я, вымещая раздражение новым пинком.
   -- Мы думаем, -- мрачно ответил Нир.
   -- Так думайте быстрее!
   Туча висела теперь всего в каких-то четырёх локтях над их головами. Вспышки молний стали настолько яркими, что озаряли всю комнату мертвенным синеватым светом. Интересно, насколько далеко надо будет убежать, чтобы не зацепило? Судя по тому, что Дариус явился позлорадствовать довольно-таки заранее -- порядочно.
   -- Не получится экранировать, -- вздохнул Рэймон. -- Снесёт. Это всё равно, что от лавины простынёй пытаться загородиться.
   -- Айли, -- каким-то странно напряжённым голосом начал Нир, -- ты не очень боишься порезаться?
   Я в ответ только фыркнула. Если когда и боялась, а такого, надо сказать, за мной не водилось с далёкого детства, уже успела привыкнуть. Все-то здесь хотят моей крови, ладно хоть не чтобы выпить.
   -- Тогда нож у него возьми. Да не этот, этот наверняка отравленный. С пояса, ритуальный, да.
   Тонкое лезвие выглядело острым, а рукоять из тёмного, почти чёрного дерева на удивление удобно легла в ладонь. Ритуальный, значит? Да, таким, пожалуй, удобно жертвы приносить -- один меткий удар, и всё.
   -- Аль, дай ей свою руку, -- скомандовал Нир.
   -- Ты хочешь на общей крови попробовать? -- как-то испуганно уточнила Аллора.
   -- Да.
   -- Вообще ты прав, -- кивнул Рэймон. -- Теоретически так можно будет увидеть плетение. Но почему Аль, а не ты? У тебя такое всегда лучше получалось.
   -- Потому что, -- зло выдохнул Алланир. -- Я тебе потом объясню, если живы останемся. Давайте, девочки, времени мало.
   Проводя кончиком лезвия по ладони Аль, я невольно передёрнулась. Видела уже такие следы, и оставляла их тварь. Прикусив губу, я переключилась на собственную руку, чтобы напомнить себе: это совершенно другое. У нас с ней нет ничего общего.
   Жар между нашими сомкнутыми ладонями быстро стал почти невыносимым, но я изо всех сил сжимала пальцы. Аллора, прикрыв глаза, чуть шевелила губами, иногда двигая пальцами второй руки. Сначала я решила, что она читает какие-то заклинания, но, прислушавшись, поняла -- это были ругательства. Понимание вызвало улыбку и помогло чуть отвлечься и расслабиться. Ей, видимо, тоже помогало.
   Подняв глаза, я с радостью увидела, что молнии мелькали уже очевидно реже, да и чернота тучи побледнела. Кажется, план сработал. Правда, мужчины моего оптимизма не разделяли, напряжённо наблюдая за процессом.
   -- Всё, -- шепнула Аль. -- Больше не могу. Не поддаётся.
   -- Давай на две руки попробуем, -- предложил Рэймон.
   Полыхнуло так, что слёзы из глаз брызнули. Туча раскололась пополам, одна из половин сжалась до размеров человеческой головы, стремительно наливаясь чернотой изнутри и окутываясь багровым ореолом снаружи.
   -- Лови! -- заорал Рэймон. -- Оно сейчас...
   Головная боль швырнула меня на пол, мир окрасился тёмно-красным. Сквозь звон в ушах я расслышала сперва ругательство Нира, а потом какие-то непонятные слова. Не в силах совладать с паникой, полезла под кровать, даже не думая, что там может быть не менее опасно, и уже оттуда услышала треск и звон. А потом комнату на несколько бесконечных мгновений затопил яркий белый свет, обжигающий глаза даже сквозь сомкнутые веки. И снова стало темно и тихо.
   Аллора выпустила мою руку, я безвольно распласталась на полу, тихо поскуливая. Боль отступала, но медленно. В комнату влетел ветер, пахнущий дымом, сверху капала ледяная вода, заставляя ёжиться от холода.
   -- Идиот! -- хрипло прошептал Нир. -- Это была ловушка.
   Заставив себя отлепиться от мокрого ковра, я, пошатываясь, встала на четвереньки и огляделась. Окна в комнате больше не было, как и части стены вокруг него. Камни торчали оскаленными зубами. В саду багровым пламенем горели деревья.
   Алланир лежал на спине, тяжело дыша, и рассматривал свою руку, до локтя покрытую пугающими красными пятнами. Аллора шмыгала носом, краем покрывала утирая капающую из него кровь. Рэймон дул на пальцы, тряся ими, словно только что обжёгся, и безостановочно ругался последними словами.
   -- Всё? -- пискнула я, не веря, что обошлось.
   -- Нет, только начало, -- простонала Аллора. -- Закрывай уши и прячься в шкаф.
   -- З-зачем?
   -- Сейчас будут виноватого искать, -- туманно пояснила Аль, сползая на пол и устраиваясь рядом со мной.
   -- Скажи, -- вкрадчивым голосом начал Алланир, оправдывая эти безрадостные ожидания, -- как ты вообще жив до сих пор при таких-то уме и осмотрительности?
   -- На себя посмотри, -- огрызнулся Рэймон, не переставая трясти рукой. -- Кто бы говорил тут про осмотрительность!
   И тут мне пришло в голову то, что должно было прийти туда уже давно, но как-то подзадержалось в пути. В зыбкой нервной почве, наверное, увязло. Мы тут подняли шум, грохот, целое светопреставление, пожар, опять же, устроили в саду немаленький, а во дворце тишина.
   Помнится, когда в детстве мы, расшалившись с братишками, уронили часы в каминной, я до двадцати не успела сосчитать, как сбежались все обитатели замка с отцом во главе. А тут в опочивальне правителя... ладно, наследника правителя, творится этакое громкое безобразие, и никому дела нет. Это разве нормально?
   -- Я, по крайней мере...
   -- Нир, -- перебила я, -- а чего так тихо?
   Перепалка оборвалась и повисла окончательная тишина, нарушаемая только злобным мычанием связанного Дариуса. Мы переглянулись. Всё это было и впрямь странновато. Чтобы не сказать -- страшновато.
   С трудом поднявшись на ноги, я поковыляла к двери. Бездна с ним, с сообщником. Если до сих пор на шум не прибежал, вряд ли уже явится. Не караулит же он, в самом деле, за дверью с топором. А разобраться, что тут происходит, надо.
   -- Не открывай, -- сдавленным голосом выдохнул Рэймон.
   -- Так...
   И тут я вспомнила, что где-то там, вообще-то, моя мама. И Натэль. И вообще, куча хороших лю... лардэнов! И неплохо бы поинтересоваться, всё ли с ними в порядке. И кому бы, кстати, как не правителю, вообще о подобном беспокоиться?! Мгновенно вскипев от негодования, я выдала целую проникновенную речь.
   -- Они просто спят, -- примирительно заметила Аллора, когда я выдохлась и замолчала.
   -- Точно?
   -- Точно, -- отмахнулся Алланир. -- А вот нам пора отсюда убираться.
   -- И всё равно придётся открывать дверь, -- язвительно отозвалась я.
   -- Есть ещё окно, -- пожала плечами Аль.
   -- Окна как раз и нет, -- опять не удержалась я. -- Дыра есть.
   -- Так даже удобнее.
   Я немного растерялась, не зная, что ещё можно сказать или сделать. Мысль о том, что он сейчас опять исчезнет, бросит меня наедине с Рэймоном, вызывала содрогание. Я лихорадочно перебирала все доводы, которые могли бы его остановить, и уже хотела было выложить на стол последнюю карту -- огненного мага, когда Нир остановился сам. Застыл в двух шагах от зияющей в стене дыры как вкопанный, а потом неожиданно тихо позвал:
   -- Рэй, ты посмотри...
   Мы все трое рванули смотреть, откуда только прыть взялась. А посмотреть, и верно, было на что. Вдалеке над горами полыхало багровое зарево, словно от грандиозного пожара.
   -- Ночной Владыка пришёл, -- выдохнула почти мне в ухо Аллора.
   -- Думаешь? -- севшим голосом переспросил Рэймон.
   -- Пламя над Нимдаэром, -- в тон ему отозвался Нир. -- Да, он здесь.
   -- И что делать?
   -- Тебе решать, -- фыркнула Аль. -- Можешь подождать одиннадцатого заката, встать на колени и склонить голову. А можешь...
   Я смотрела, слушала и уже не понимала, где нахожусь и что делаю. Единственной мыслью была та, что выбора у меня больше не осталось. Надо было смириться, наконец, с неизбежностью, но на это не было сил. Ужас и паника вытеснили всё остальное, и я, не понимая, что и зачем делаю, просто развернулась и бросилась прочь из комнаты. Как в далеком детстве мне захотелось прибежать к маме, спрятаться от всего на свете в её теплых руках.
   В коридоре никого не было. Я бежала, смутно помня дорогу. Лестница вниз, потом направо, ещё один коридор... там меня и догнали. Я кричала, вырывалась, ругалась всеми пришедшими на ум словами, но Нир держал крепко. Осталось только разрыдаться. Не знаю, сколько я плакала. Наверное, долго, потому что в какой-то момент слёзы просто закончились, и я затихла, прижимаясь к нему.
   -- Утоплюсь, -- прошептала я.
   -- Где?
   -- В ванне.
   -- Не надо.
   Простота этой просьбы меня несколько озадачила. Честно сказать, я ожидала проникновенной речи, рассказа о том, как много от меня сейчас зависит, и о том, что я должна сделать всё правильно, а иначе всем будет очень-очень плохо.
   -- Почему? -- озадаченно спросила я.
   -- Тогда и я утоплюсь.
   -- Где?
   -- Пока не решил. Но точно не в ванне.
   -- Почему?
   -- Неудобно. Места мало.
   Очевидная нелепость этого диалога заставила меня улыбнуться, поднимая лицо. И увидеть ответную улыбку. Отчего-то подумалось, что именно ради таких моментов вообще стоит жить на свете.
   -- Не могу так, -- пробормотала я. -- Думала, что смогу, что получится... нет, то есть, я могу, но что потом, дальше? Тошно так, от самой себя тошно, что хоть не живи. Как ты не понимаешь?!
   От досады я хлопнула его ладонью по плечу и тихо ойкнула. Порез напомнил о себе уколом боли, на глаза опять навернулись слёзы. Зря думала, что во мне уже не осталось ни капли воды...
   -- Идём. Тебе надо поспать, -- вздохнул Нир.
   -- Я засну, а ты сбежишь, -- всхлипнула я.
   -- Не сбегу.
   -- Обещаешь?
   -- Обещаю, -- кивнул он.
  

Глава 32

   -- Спит? -- спросил Рэймон, глядя куда-то в потолок.
   -- Спит, -- кивнул Алланир, прислоняясь к стене рядом и скрещивая руки на груди.
   -- Почему она убежала?
   -- Рэй, вот скажи -- ты дурак или прикидываешься?
   -- Что ты имеешь в виду? -- вскинулся Рэймон, резко поворачиваясь к собеседнику.
   -- А ты не понимаешь? Тсаррешь! Ладно она, но ты почему ведёшь себя, как подросток? Она девочка, почти ещё ребёнок. И чем тоньше грань, тем сильнее требует выхода сила её крови. Она ей поддаётся, даже не понимая, что делает, и что творишь ты? Не придумал ничего умнее, чем потащить её в постель!
   -- Думаешь, мне легче? -- прошипел Рэймон, подаваясь вперед.
   -- Тебе определённо легче. Ты хотя бы понимаешь, что происходит.
   -- У тебя пальцы дрожат.
   -- Знаю, -- поморщился Алланир. -- Больно, знаешь ли, перехватывать такую силу. Но речь не обо мне.
   -- Руку покажи.
   -- Меняешь тему.
   -- Зубы не заговаривай, показывай давай. Целительство, некромант, это не твоё, вот и не умничай.
  

* * *

   Проснулась я в своей кровати. И не одна. На противоположном краю мирно посапывала Аллора. Потянувшись и протерев глаза, я поморщилась от боли в порезанной вчера руке, забралась обратно под одеяло и начала размышлять. Кажется, кое-кто подозревал, что сбегу как раз я. Резонно, кстати, останься хоть какие-то силы, может, и впрямь сбежала бы. Недалеко, конечно, но побегать за мной пришлось бы.
   -- Доброе утро.
   -- Доброе, -- буркнула я, всё-таки выбираясь из постели.
   Аль потянулась довольной кошкой, жмурясь от солнечного света, заливающего комнату. Упруго поднялась на ноги, усадила меня на стул перед зеркалом и взялась за расчёску.
   -- Сбежал? -- мрачно спросила я.
   -- Нет. Только перебудили всех под утро. Не догадались, уж конечно, пологом тишины прикрыться.
   -- В смысле? -- оторопела я.
   -- С дорогим кузеном беседовали, -- равнодушно отозвалась Аллора.
   -- Они что, его пытали? -- ужаснулась я.
   -- Нет. Это и вообще не он орал, а они, друг на друга. Знаешь, Айли, а ты производишь на нас просто удивительное действие. Неизвестно, сколько лет мы бы ещё не смогли выяснить отношения, если бы ты не появилась.
   Не сказать, чтобы меня особенно порадовал тот факт, что эти двое из-за меня сцепились, но на всякий случай я кивнула. Может, им и правда стоило уже разобраться между собой хотя бы так. Даже наверняка стоило.
   -- И что теперь? -- спросила я осторожно.
   -- Не знаю, -- неопределённо пожала плечами Аль, закрепляя мою причёску. -- Я не стала дослушивать, спать ушла.
   -- А сама ты как думаешь?
   -- Могу высказать предположение. Поскольку времени у нас не осталось...
   Тут Аллора осеклась. А я устало закрыла глаза, подавляя тяжёлый вздох. В памяти всплыл ночной разговор. Я тогда слушала с сухими глазами какие-то пустые слова о том, что всё хорошо, что теперь точно есть надежда, что мы подходим друг другу и не надо бояться. А потом так же спокойно отвечала, что не люблю Рэймона, не хочу с ним оставаться и, помнится, опять грозилась утопиться. Почему-то эта идея Нира крайне забавляла. Он заставил меня рассказать, как именно я собираюсь тонуть и где, и даже дал пару ценных советов. Эти предложения вызвали у меня приступ смеха, сначала нервного, а потом и искреннего. Где-то на обсуждении достоинств рек и озёр я и заснула.
   -- Всё не так страшно.
   Я скорчила жуткую рожу, заставив Аллору прыснуть со смеху. Так заразительно, что сама не выдержала, рассмеялась. Может, и в самом деле не так уж страшно? Подумаешь, тьма нависла над беспомощным миром, и осталось всего десять или сколько там дней, чтобы её остановить...
   -- Я вчера, прежде чем спать уйти, кое-что слышала. Идём в библиотеку, сама глянешь.
   Пока я глянула только на свои волосы и поняла, что все служанки, укладывавшие их до этого, были полными бестолочами. Такую красоту на моей голове изобразить никому ещё не удавалось.
   -- Спасибо.
   -- Да не за что. Я люблю другим волосы заплетать, -- несколько смущенно отозвалась Аллора. -- А вот себе не умею толком.
   В библиотеке Аль долго копалась в одном из дальних шкафов, бормоча ругательства. Я сидела в кресле у стола и мучилась желанием всё-таки поинтересоваться, где и как она их столько разучила. И попросить научить меня хоть парочке новых. А то что-то подсказывало, что в ближайшее время поводов для их употребления будет полно.
   -- Вот она!
   На стол передо мной шлёпнулась ветхая книга. Пыль так и взвилась облаком во все стороны, заставив нас обеих дружно чихнуть. Последовавшее за чиханием выражение я запомнила и пару раз повторила про себя. А потом и вслух разок.
   -- Не выражайся, -- ухмыльнулась Аллора.
   -- Хочу и буду, -- отозвалась я и повторила фразу ещё раз, чтобы получше запомнить.
   -- А, Вседержитель с тобой. Смотри.
   Мы склонились над потемневшими от времени страницами. Пришлось как следует полистать, прежде, чем Аль отыскала-таки нужное место и с победным видом ткнула пальцем в абзац, написанный красными чернилами:
   -- Точно, нашла! Видишь картинку?
   Картинку я видела. На неё, собственно, и смотрела, потому как понять почерк древнего писца отчаялась практически с первого взгляда. Художник изобразил на странице какое-то ущелье, в самом конце которого стоял предположительно белый камень, по форме похожий на здорово вытянутое по вертикали яйцо.
   -- Это что?
   -- Это Каменный Свидетель, -- охотно пояснила Аллора. -- Или Камень Клятв. В древности около него клялись друг другу в чём угодно, если хотели обойтись без свидетелей.
   -- И что, помогало? -- не удержалась я от кривой улыбки.
   -- Помогало, -- серьезно ответила Аль. -- Зря ты не веришь.
   -- И зачем он тебе понадобился?
   -- Не мне, а тебе.
   -- А мне он зачем?
   -- Ну... -- задумчиво протянула Аллора, -- ты, вроде бы, не очень хотела замуж...
   -- И что изменит этот камень?
   -- Клятва у камня это просто клятва, строго между вами, -- пожала плечами Аль.
   -- Но... ведь суть останется та же?
   -- Да, и что? Исполните -- и никому ничего не должны. Друг другу -- в первую очередь.
   -- Я так не могу, -- отрезала я.
   -- Почему? -- совершенно искренне удивилась Аллора.
   Я честно задумалась над этим вопросом. Точнее, вообще над причиной, побудившей его задать. Она что, правда не понимает, как это? В смысле, сначала клятвы, потом... потом что, отряхнулись и в стороны, будто ничего и не было?
   -- А ты не понимаешь? -- осторожно спросила я.
   -- Не понимаю, -- мотнула головой Аль. -- Решительно не понимаю, зачем надо приносить себя и свою жизнь в жертву ради каких-то выдуманных условностей. Знаешь, что я тебе скажу? Было время, когда я была девушкой с безупречной репутацией, вроде тебя. И очень этим дорожила, знаешь ли. Но теперь, оглядываясь назад, совершенно точно могу сказать, что не хотела бы ничего изменить в своей жизни. Я счастлива уже потому, что могу просто быть собой, а не той, кем меня кто-то хочет видеть.
   Я вздохнула. С такой точки зрения я на вещи не смотрела ещё ни разу. Для меня всегда существовала семья, общество, правила, и вся моя жизнь была от них неотделима. Так было, пожалуй, проще, чем просто что-то решить самостоятельно, и потом отвечать за последствия принятого решения.
   -- Или ты трусишь пойти в Нимдаэр?
   -- Вот ещё! -- фыркнула я. -- Просто опасаюсь за своё будущее.
   -- Замуж выйти ты, дорогая, всегда успеешь, -- усмехнулась Аль. -- Хотя бы потому, что Рэймон -- он вроде тебя. Вечно думает, что о нём подумают и скажут. Оно, конечно, в чём-то для него и правильно, учитывая, кем он является, но иногда всё равно с перебором.
   Я только рукой махнула. В конце концов, что я теряю? Можно подумать, мало браков совершается в обратном порядке. Все и всегда при этом делают вид, что так и надо, вот и не стоит раньше времени забивать себе голову.
   -- Пойдём, -- потянула я Аллору за рукав. -- Надо с Натэль поговорить. Нам ведь понадобится огненный маг?
  

* * *

   К моему немалому изумлению, Натэль согласилась поучаствовать в нашем безумном плане сходу, даже не став дослушивать, насколько это может оказаться опасно. Не дав мне договорить, только отмахнулась, что не особо-то рвётся домой к вечно пьяному папаше, сочетаться законным браком с каким-нибудь торгашом, который ему больше нальёт в удачный момент.
   Маму мы встретили в коридоре. Оказывается, она уже спелась с садовником и с самого утра ходила с ним на базар за семенами и рассадой. И хорошо, что не видела, какое теперь в саду творится безобразие. Иначе, наверное, с ума бы от волнения сошла.
   Узнав, что сегодня же вечером мама собирается уезжать домой, я даже растерялась, не зная, огорчаться мне или радоваться. С одной стороны, хотелось ещё побыть вместе, поговорить. С другой, я примерно представляла, что она скажет, если я ей поведаю о своих ближайших планах. Только огорчится, разволнуется и испугается. Без того полдня пытала бедного садовника, что за зарево виднеется в горах, и о чём шушукается весь город. Бедолаге в конце концов пришлось соврать о пожаре в шахтах. Аллора, не моргнув глазом, подтвердила, что так всё и есть. Кажется, ей мама поверила.
   Все вместе мы спустились вниз, пообедать. И застали в просторном холле не самую приятную сцену. За Дариусом явились. Собственной персоной лорд Тайлор и ещё несколько самого грозного вида лардэнов. Надо полагать, в качестве конвоиров для заключённого. Которого, к слову, даже переодеть никто не потрудился. Только руки связали нормальной верёвкой.
   Алланир стоял возле лестницы. Рэймон с другой стороны, в точно такой же позе, скрестив руки на груди. Кажется, они его и сопроводили. Причём на лицах обоих были довольно явственно заметны следы бессонной ночи.
   Мы застыли посередине лестницы, наблюдая разворачивающуюся внизу сцену. Натэль невольно спряталась за меня. Мне и самой очень хотелось за кого-нибудь спрятаться, особенно после взгляда, которым наградил меня пленник. Будь у него возможность испепелить меня на месте, так бы и случилось. К счастью, магу для такого нужны либо руки, либо голос, а Дариуса предусмотрительно лишили того и другого.
   Потом лорд Тайлор долго и витиевато извинялся перед Рэймоном. Хорошо хоть на колени при этом не вставал, не хотелось бы мне видеть подобное, сама уж не знаю, почему. И клятвенно обещал, что более о недостойном родственнике слышать не придётся. Вот на это я надеялась от всей души. Даже немного посражалась с искушением спуститься и спросить Нира, что с Дариусом сделают. Но передумала. Есть вещи, которых точно лучше не знать. Даже если и казнят -- поделом.
   -- Приноси извинения, -- холодно выплюнул лорд Тайлор, подходя к пленнику.
   Время словно замедлило своё течение. Я ощутила лёгкое прикосновение к плечу -- это Аллора побежала по ступенькам вниз, по пути задев меня. Алланир тоже шагнул вперёд, чуть выставляя руку, чтобы остановить сестру. Тряпка распластавшей крылья белой птицей опустилась на пол. И зазвучали, хрипло и сбивчиво, непонятные, резкие слова. Точно не извинения.
   Широко распахнутыми глазами я смотрела на происходящее внизу, не замечая боли в порезанной руке, стискивающей перила лестницы. Быстрое движение, толчок, отправляющий Аллору куда-то в сторону Рэймона. Солнце, на миг полыхнувшее на остро отточенном лезвии. Речь, оборвавшаяся на полуслове. И красное, странно много пронзительно-красного на белоснежном камне пола. А потом -- стук падающего тела. Хрип. И тихий стон, уже у меня за спиной.
   Обернувшись, я увидела Натэль, сидящую на ступеньке. Ноги её подвели, но хоть в обморок не упала. Уже хорошо, есть надежда, что не передумает идти с нами. Подумав об этом, я сама испугалась собственным мыслям. Научилась, называется, ставить цели и добиваться своего.
   Мама тоже присела, не выдержала. Но обморок, кажется, не грозил и ей. Аллора застыла статуей, Рэймон крепко прижимал её к себе двумя руками, и она не сопротивлялась. Только неотрывно смотрела на ещё дёргающееся на полу тело Дариуса.
   А вот Алланир казался вполне спокойным. То есть, я так думала, пока не сбежала вниз и не заглянула в его лицо. Совершенно белое, без единой кровинки, застывшее безжизненной маской. Пугающе похожее на то, что я однажды уже видела. У снежного демона. Растерянно оглядевшись, я поняла, что у Аль в ножнах на бедре больше нет кинжала. А его рукоять торчит из горла Дариуса.
   -- Успел! -- с явным облегчением выдохнул лорд Тайлор.
   Странно, но у него самого никакого оружия не было. Как не было ни у кого, кроме Аллоры, которая, видимо, вообще никогда не расставалась с кинжалом. Что ж, у неё на то имелась уважительная причина. Я как-то отстранённо подумала, что магам оружие, может, не так уж и нужно, раз уж они способны убивать словом или движением пальцев. Хотя вот сейчас почему-то никому воспользоваться магией и в голову не пришло. Странно, почему?
   -- Успел, -- мёртвым, лишённым интонации голосом отозвался Алланир.
   -- Всё ещё упражняешься с оружием?
   -- Всегда.
   -- Правильно делаешь, сынок.
   Кажется, попытка отвлечь не удалась. Нир мотнул головой, словно просыпаясь от кошмара, и, даже не взглянув на меня, быстрым шагом направился к дверям. Распахнул их и вышел на улицу. Я, не успев даже ни о чём подумать, рванула следом.
   Догнала я его уже на дорожке сада, схватила за руку, вынуждая остановиться и обернуться. И только тут заметила, что он держится за плечо. Не выпуская руки, я прямо по траве обошла его и потребовала:
   -- Покажи.
   -- Айли...
   -- Покажи! -- чуть ли не рявкнула я, удивляясь сама себе.
   Знаю, знаю, мама меня учила. Мужчины не любят выдавать свои слабости. Надо позволять им быть сильными. Но сейчас был не тот случай, когда стоило думать в первую голову о самолюбии и душевном равновесии. Дай Небесный Отец выбраться живыми из свалившегося на голову вороха неприятностей.
   Так что согласия дожидаться я не стала. Беспардонно стряхнув его ладонь, рванула ворот рубашки, обнажая плечо, и чуть не отшатнулась, потрясённая увиденным. Странно, но серебряная змея, свернувшаяся вокруг предплечья, казалось, двигающаяся под кожей, напугала меня больше, чем убийство, только что совершённое у меня на глазах.
   Справившись с собой, я сделала крошечный шаг вперёд и посмотрела на змею внимательней. Она не вся была серебряная, конец хвоста затапливала пугающая, угольная чернота. И черноты этой, кажется, становилось больше. Нет, не кажется. Она действительно неторопливо ползла вверх по змеиному телу.
   -- Она это специально, -- шепнула я. -- Она его заставила.
   Трудно ли было догадаться, что это какое-то клеймо, знак, который оставила на нём тварь. И весь этот цирк устроила именно она, специально чтобы напомнить о себе. Чтобы заставить подчиняться. В конце концов, чтобы Нир начал сам себя считать... мразью вроде Мораэна.
   -- Какая разница?
   -- Огромная, -- отрезала я, встряхивая его за плечи. -- И вообще, он бы тебя убил, не задумываясь.
   -- Ну, -- с горьким смешком отозвался Нир, -- выходит, я его не лучше.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"