Клеменская Вера: другие произведения.

Снежные цветы (гл. 37-40)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Глава 37

   Слёзы закончились как-то неожиданно. Вместе с ними прошла и нудная, раздражающая боль. Как будто я её смыла. Полежав ещё немного, глядя на дощатый потолок, я вздохнула, сползла с кровати и пошла в ванную. Вода дожидалась меня тёплой, не иначе маги постарались. Ну и спасибо им за это.
   Вылезать из ванны было лень. Свернув полотенце, я сунула его себе под голову и блаженно прикрыла глаза. Плакать больше не хотелось, зато в голову полезли мысли. Самой простой и гениальной из которых оказалась самая первая: не помню, значит, не было. И плевать, что я там знаю. Не было, и всё тут. На этом и стоит поставить точку.
   -- Айли?
   -- Тут, -- отозвалась я. -- Заходи, Аль. И только, ради Отца Небесного, не спрашивай, собираюсь ли я топиться. Нет, не собираюсь.
   -- А зачем мне такое спрашивать? -- удивилась Аллора, присаживаясь на низенькую скамейку неподалёку.
   -- Вообще ничего не спрашивай, хорошо? Я сейчас отдохну немного, и мы пойдём. А чтобы ты не мучилась, сразу отвечу на все твои возможные вопросы. Нет, мне не больно. Я прекрасно себя чувствую, полна сил и решимости действовать дальше.
   Аль тихо вздохнула. Я вздохнула громко и демонстративно. Честное слово, сожаления были последним, в чём я сейчас нуждалась. Неужели так трудно понять, что мне хочется просто всё забыть?
   -- Айли...
   -- Далеко идти до ущелья? -- оборвала я.
   -- К вечеру доберёмся, если не будем тут особо задерживаться.
   -- Тогда передай, пожалуйста, сухое полотенце. И знаешь, что? Я бы позавтракала.
   -- Держи. Я пока схожу, принесу чего-нибудь.
   Принимая полотенце, я улыбнулась. Хоть о чём-то она догадалась. Проводить лишние минуты в обществе спутников я сейчас готова не была. Не настолько ещё восстановила душевное равновесие.
  

* * *

   -- И как она? -- тихо спросила Натэль.
   -- Топиться не собирается, -- усмехнулась Аллора, подхватывая тарелку с пирогами.
   -- Мы сегодня выйдем? -- глядя в пол, поинтересовался Рэймон.
   -- Думаю, да.
   Задумчиво поглядев на пироги, Аллора поставила тарелку обратно на стол, присела и принялась копаться в своей сумке, звеня флаконами. Наконец, обнаружив нужный, довольно улыбнулась, сунула его в карман, подхватила тарелку, кувшин со взваром и отправилась наверх.
   -- А я бы, знаешь, утопился с удовольствием, -- так и не поднимая глаз, выдохнул Рэймон.
   -- А давай, -- мрачно отозвался Алланир. -- Самое время для таких глупостей. Сделай так, чтобы всё было зря -- лучше благодарности за её жертву просто не придумать.
   -- Тебе легко говорить.
   -- Рэй, -- некромант положил на стол руку, окутанную текучим чёрным туманом, сжал пальцы в кулак, -- ещё слово в таком духе, и тебе выпадет случай взглянуть на свои новые возможности в действии. Прямо здесь и сейчас.
   -- Хватит! -- рявкнул молчавший до того Иреас, подаваясь вперёд. -- Знаете, что? Идите-ка отсюда оба! И дожидайтесь нас в ущелье.
  

* * *

   Доев пятый пирожок, я отодвинула тарелку. Больше в меня поместиться просто не могло, и так обычно тремя ограничивалась. Аллора тоже дожевала свой, сходила к столу за стаканами, наполнила оба, вытащила из кармана какой-то пузырёк и отсчитала в мой десять капель.
   -- Успокоительное? -- попыталась улыбнуться я.
   -- В каком-то смысле, -- усмехнулась Аль. -- Помогает избежать некоторых... неожиданностей.
   Я прикусила губу, но стакан взяла и выпила без возражений, хоть и поморщилась от ощутимой горечи. Вот сама бы даже не подумала. И хорошо, что нашлось, кому подумать об этом вместо меня.
   -- Нас ждут?
   -- Да. Готова?
   Сытость навевала сон, но времени прохлаждаться не было. Потерянные полдня здесь могли потом привести к большим неприятностям. Неизвестно, сколько нам добираться, на сколько мы застрянем перед вратами и сколько придётся искать проклятую книгу.
   -- Пойдём, -- вздохнула я, поднимаясь на ноги.
   Внизу нас дожидались только Натэль и Иреас. Причем у мужчины лицо было такое, что я даже спрашивать не стала, где остальные двое. Сама догадалась, что кое-кто проявил неожиданную мудрость, спровадив обоих вперёд. Чтобы я с ними пока лишний раз не встречалась. И, наверное, чтобы они сами малость поостыли.
   -- Выдвигаемся? -- преувеличенно бодро вопросил Иреас.
   -- Ага, -- дружно кивнули мы с Аллорой.
   Солнце поднялось уже довольно высоко, стало заметно теплее. Почти ровная каменистая дорога ложилась под ноги легко, приятный ветерок дарил прохладу, играя волосами. Прогулка получалась очень даже приятной, если, конечно, не вспоминать, куда и зачем мы шли. Да и зачем было сейчас вспоминать об этом?
   -- Мы встретимся в ущелье? -- спросила Натэль.
   -- Да, -- кивнул Иреас. -- Не знаю, насколько далеко пройдём к закату.
   -- Лучше бы подальше, -- вздохнула Аллора. -- Там у входа ни одного годного места для ночёвки.
   -- А ты там бывала? -- невольно заинтересовалась я.
   -- Один раз, -- покаянно опустив глаза, ответила Аль. -- Пару лет назад, на спор ходили. Хотели ещё и на ночь остаться, но так и не нашли, где пристроиться, а дальше лезть побоялись.
   -- Хоть на что-то хватило ума, -- проворчал Иреас.
   -- Зато теперь располагаем кое-какими ценными сведениями, -- огрызнулась Аллора. -- Знаем, что лучше поторопиться.
   Я вздохнула, чуть прибавив шагу. Солнце забралось ещё выше, начиная ощутимо припекать. С каждым днём весна вступала в свои права, пробуждая землю к жизни. Дома сейчас, наверное, кипела работа. Поля засевались в надежде, что это лето будет милосерднее к людям, чем прошлое. И мне тоже очень хотелось попросить немного его милосердия. Пусть нам повезёт, пусть на этом пути улыбнётся удача.
   Натэль пошла со мной рядом. С губ её не сходила счастливая улыбка, рассеянный взгляд скользил по дороге, по кустарникам на обочинах, раз за разом возвращаясь к горным вершинам вдали.
   -- Так красиво... -- прошептала она наконец. -- Я думала, море это самое восхитительное чудо природы, но горы...
   -- Тебе стоит тут остаться, -- улыбнулась я, и краешком глаза заметила, что подруга залилась краской, чуть оглянувшись назад.
   -- Наверное...
   Горы приближались. И с каждым взглядом на тёмную вертикальную полосу ущелья, в которую упиралась дорога, меня тянуло зябко поёжиться. Не нравилось мне это место, совсем не нравилось. Правда, и не должно было нравиться, несмотря на всю свою величественную красоту.
   -- Жуткое место, -- неожиданно первым не выдержал Иреас.
   -- Точно, -- согласилась Аль, помолчала немного и шёпотом добавила: -- Надеюсь, у Рэя хватит ума держать рот закрытым.
   -- Надеюсь, у них обоих хватит на это ума, -- так же шёпотом ответил Иреас.
   Я всё-таки поёжилась, услышав этот разговор. Пожалуй, оставлять этих двоих сейчас наедине и в самом деле было не лучшей идеей. Надеяться стоило разве только на то, что это жуткое место заставит их отложить разборки до лучших времён и сосредоточиться на главном.
   До ущелья мы, как и предсказывала Аллора, добрались к вечеру. Заставив себя ненадолго отвлечься от созерцания дороги под гудящими от усталости ногами, я подняла взгляд и увидела дожидающуюся нас парочку сидящими на камне у входа. И чем ближе мы подходили, тем вернее я понимала, что не хочу, просто могу видеть обоих.
   С каждым следующим шагом я приближалась к совершенно очевидному ответу на все свои вопросы. Если останусь жива, то вернусь домой. У меня подрастают сёстры и братья, совсем скоро у них появятся семьи. И для меня обязательно найдётся дело и место. Без всяких замужеств. Отец... отец всё поймёт. Или нет. Не стоит, конечно, рассказывать ему правду. Но если дела баронства, дай Вседержитель, пойдут на лад, принуждать меня к браку он не станет, достаточно будет просто попросить.
   -- Нашли место для ночлега? -- бодро поинтересовалась Аллора.
   -- Нашли, -- отозвался Рэймон. -- Тут относительно недалеко.
   Я вздохнула с облегчением. Недалеко -- это хорошо. А когда придём, сразу же лягу спать. Не усну, так хоть отлежусь, чтобы ноги отдохнули. Главное, чтобы никто меня не трогал.
   Так я и сделала. Наспех перекусив у костра, стараясь ни с кем не встречаться взглядом, я забралась в небольшую пещерку, залезла там в самый дальний тёмный угол, завернулась в плащ и затихла наедине со своими мыслями. Горькими и грустными, о сказке, которая закончилась, так и не начавшись, только подразнив меня своей возможностью.
   Так уж сложились обстоятельства. Можно было сколько угодно возвращаться к этому, списывать всё на судьбу. Но что-то не получалось. Решения принимали не обстоятельства и не судьба. Может быть, сожалеть было уже и глупо -- что сделано, то сделано, но перестать я не могла. Просто лежала тихо, чувствуя, как по щекам медленно катятся слёзы. Так и заснула, сама не заметив, как.
  

* * *

   Разбудил меня отчаянный крик Натэль, донёсшийся сквозь грохот камней. Потом кто-то довольно сильно толкнул меня в бок. Судя по последовавшему за толчком сдавленному извинению и заковыристому ругательству, это Аллора, тоже разбуженная шумом, так неосторожно вскочила на ноги. Точнее, на четвереньки, потому что потолок пещеры был слишком низким для того, чтобы выпрямиться в полный рост.
   -- Нир! Нет! -- заорал Рэймон.
   Я тоже вскочила на четвереньки, довольно сильно ударившись о каменный выступ макушкой, зашипела от боли и резво поползла к выходу. Чтобы как раз успеть заметить, как две сцепившиеся фигуры покатились вниз с невысокого склона.
   Довольно большой сияющий шар сорвался с ладони Аллоры и завис в воздухе чуть выше наших голов. На пятачке шагов в пятьдесят шириной вокруг нас стало светло, как днём. Яркий блик ослепил меня, отразившись от лезвия меча Аль.
   -- Лагдон! -- прошипела она, делая шаг вперёд, к ещё одной высокой фигуре, стоящей в темноте у самой границы освещённого круга.
   Натэль безжизненной куклой распласталась у ног ночного гостя. Я зажала себе рот ладонью, чтобы не закричать. Аллора медленно, как во сне, пошла вперёд, поудобнее перехватывая кинжал.
   -- Нет! -- заорал Иреас, кидаясь ей наперерез и тоже выхватывая меч.
   И тут же отлетел, отброшенный взмахом руки. Фигура шагнула в круг света, сбрасывая капюшон. И я увидела, наконец, лицо, больше похожее на маску своей безжизненностью и белизной. Левую щёку Лагдона наискось пересекала чёрная полоса шириной в добрых два пальца, похожая на мазок краски.
   От второго взмаха Аллора загородилась ладонью, чуть пошатнулась, но устояла на ногах и пошла дальше. Хоть и с видимым трудом, словно шагала против сильного ветра. Иреас, пошатываясь, поднялся на ноги, но больше приближаться не пытался.
   -- Брат тебя не убил тогда, -- прошипела Аль, -- а жаль. Стоило. Но ничего, это упущение я сейчас исправлю.
   -- Уверена, шлюха? -- похабно ухмыляясь, спросил Лагдон, тоже берясь за оружие. -- Ну давай, посмотрим, чего ты стоишь без своего братца.
   -- Честный поединок! -- выкрикнула Аллора, останавливаясь. -- Только мечи. Иди сюда и покажи, чего ты стоишь без своей хозяйки!
   -- Договорились!
   Я всё-таки вскрикнула, когда лезвия впервые столкнулись. А потом две фигуры буквально сплелись в безумном танце под аккомпанемент звона стали. Я едва могла различить мелькающие руки, ноги и волосы, так быстро они двигались. Поэтому пропустила момент, когда в бой ворвался третий участник. Последний удар Лагдона пришёлся на лезвие меча Рэймона, в пяди над грудью упавшей на колени Аллоры.
   -- Это твой честный поединок? -- осклабился Лагдон, отступая на шаг.
   Иреас тем временем метнулся к Натэль, поднял её на руки и перенёс, уложив на расстеленный плащ рядом со мной. Я тут же бросилась к ней и не сдержала облегчённого вздоха, обнаружив, что она хоть и без сознания, но дышит ровно. Кажется, это был просто обморок.
   -- Честнее твоего, -- спокойно ответил Рэймон, не двигаясь с места и не убирая оружия. -- Думал, если пустишь в ход сумеречную магию, никто и не заметит?
   Вот теперь улыбка Лагдона поблёкла. Отступив ещё на шаг, он взмахнул рукой. И ничего не произошло. Зато возле его горла блеснуло тонкое лезвие кинжала. Алланир, подтолкнув его в спину, обратно в круг света, холодно улыбнулся:
   -- Не нравится?
   -- Ублюдок! -- прошипел Лагдон.
   -- Приятно познакомиться, -- хмыкнул Нир. -- Она тебя послала? Конечно, кто же ещё...
   -- Почему ты тогда не сдох?
   -- Разочарую. Твоя хозяйка любит меня больше, чем тебя, -- продолжая улыбаться, издевательски доверительным тоном сообщил Алланир. -- Я, правда, в отличие от тебя не отвечаю ей взаимностью... но, видимо, ей это и нравится.
   -- Тебе всё равно конец...
   -- Только сначала тебе. Знаешь, почему ты здесь, Лагдон? Ты сыграл свою роль, и теперь она от тебя избавляется. Нашими руками.
   -- Ни-и-ир! -- заорала вдруг Аллора, кидаясь почему-то к нам с Натэль. -- Он сейчас...
   Я отшатнулась, словно надеясь вжаться спиной в холодный камень склона и спрятаться в нём. Это уже было. Это было страшно. Только в тот раз всё произошло совсем иначе. Правда теперь, пожалуй, я ещё меньше боялась смерти, но ведь здесь была не только я одна.
   -- Прячемся! -- крикнула мне Аль. -- Помоги, Ир!
   Натэль слабо застонала, открывая глаза. А уже в следующий миг нас обеих затолкнули в пещеру. Иреас и Аллора расположились у входа, сжимая мечи. Я, наспех шепнув что-то успокаивающее, плюхнулась на живот и змеёй подползла к ним, чтобы видеть происходящее снаружи.
   Каким-то чудом успев откатиться в сторону, Алланир избежал удара чёрного крыла, замер на коленях, обеими руками опираясь о землю. С пальцев Рэймона сорвались бледно-голубые нити, хлестнули взмывшего в воздух демона, но, видимо, не причинили ему никакого вреда. Разве что разозлили, потому что от ответного удара целым снопом ледяных лезвий пришлось прятаться за камнями.
   -- Отвлеки! -- крикнул Нир, ладонями наспех разравнивая землю перед собой.
   -- Нет! Не надо! Она...
   -- Да в бездну! Хочешь тут погибнуть?!
   Ответить Рэймон не успел. Новый пучок синих клинков заставил его метнуться в сторону и едва не сорваться с края обрыва. Плотная волна горячего воздуха, дошедшая даже до нас, отшвырнула демона, но недалеко. Разве что сбила его следующую атаку, дав время восстановить равновесие и отыскать укрытие.
   -- Что он делает? -- выдохнула я, дёрнув Аль за куртку.
   -- Даже знать не хочу, -- прошептала она в ответ, с трудом шевеля белыми губами. -- Но это плохо кончится...
   -- Это в любом случае плохо кончится, -- процедил Иреас, прижимаясь боком к стене.
   Аллора только выругалась, конвульсивно дёрнувшись, но с места не тронулась. Подавшись вперёд ещё немного, я разглядела, как Алланир что-то быстро чертит лезвием прямо на земле. А потом он выпрямился, сжимая кинжал в кулаке, и резко его выдернул. На землю неторопливо, тонкой струйкой, потекла кровь.
   Всхлип заставил меня повернуть голову. Аллора стояла на коленях, выронив меч и зажимая рот обеими руками. По её щекам медленно катились слёзы. Через несколько бесконечно долгих мгновений она с тихим стоном привалилась к стене, закрывая глаза. Сердце в моей груди застыло ледяным осколком.
  

Глава 38

   -- Иди сюда! -- крикнул Рэймон и с неожиданной лёгкостью отмахнулся от новой атаки. Поднырнул под когтистую лапу демона и ударил мечом по его крылу.
   Я невольно радостно вскрикнула, но тут же больно прикусила губу. Снежная тварь, кажется, даже не заметила этого удара. Просто вновь взлетела над обрывом и закричала, так, что уши пронзило болью. Тут же отправляя в Рэймона новый сноп ледяных игл.
   Переведя взгляд на Нира, я чуть не закричала вновь, но уже от ужаса. К счастью, крик застрял в пересохшем горле. Потому что перед ним на земле извивалась жуткая тварь из текучей тьмы, жадно ловящая огромной зубастой пастью капли его крови.
   -- Никогда не видел Пожирателя Душ, -- сдавленным голосом пробормотал Иреас, смотревший туда же. -- И надеялся, никогда не увижу.
   -- У него же сил не хватит... -- всхлипнула Аллора. -- Даже здесь не хватит на Истинного...
   -- И что тогда? -- уже холодея от ужасного предчувствия, спросила я.
   -- Если не хватает силы, за призыв Пожирателя платят жизнью, -- монотонно, без выражения, явно цитируя какую-то книгу, ответила Аль. -- Жизнью жертвы или своей собственной. Ты видишь тут алтарь и жертву?
   Я неотрывно смотрела на алчную тварь, на глазах растущую и обретающую плоть. И в голове у меня билась только одна мысль. В самом деле, нет смысла думать, как будешь жить с тем, что сделал, если вообще не собираешься жить. Тоже своего рода клятвопреступничество, только предельно прямое и грубое.
   -- Снежный демон почти неуязвим для оружия, -- поразительно спокойно заметил Иреас. -- Как и для магии, разве что для очень мощной. Лучше всего, когда магов много, но и Истинный Пожиратель сгодится.
   Обмен атаками, тем временем, продолжался. Очередной сноп клинков ударил в землю совсем рядом со входом в наше убежище, заставив Аллору отшатнуться. В лицо прилетели обжигающе ледяные осколки.
   А потом шар, освещавший площадку, внезапно погас. Дикий вопль, вернее, даже визг, швырнул всех на землю. Не знаю, сколько я пролежала, равнодушно слушая звон в ушах и заполошный перестук собственного сердца, отдающийся в висках. Сил шевельнуться не было, тело била мелкая дрожь. Но бесконечно лежать было нельзя, тем более, сквозь полуопущенные веки я опять увидела свет.
   Новый шар разгорался медленно, будто через силу. Вероятно, так оно и было: Аль пошатывалась на коленях, опираясь одной рукой о землю, чтобы не упасть. И неотрывно смотрела на лежащее в полудесятке шагов от нас тело, распластавшее крылья. Даже лёжа на земле я могла видеть, что грудь снежного демона разодрана. Из раны торчали обломки рёбер. Словно ему вырвали сердце. Хотя так оно, наверное, и было.
   -- Нир? -- чуть слышно прошептала Аллора.
   Я огляделась ещё раз. Алланира нигде не было видно, как не было и призванной им твари. Только Рэймон, стоявший на одном колене возле довольно большого каменного обломка, тряс головой, пытаясь прийти в себя.
   -- Нир! -- простонала Аль, медленно выползая из пещеры.
   Она поднялась на ноги и, по-прежнему пошатываясь, побрела к месту, где он ещё недавно стоял на коленях. Я тоже заставила себя встать, цепляясь за камни, и пошла следом. Старательно обойдя мёртвого демона, остановилась рядом. На земле ещё остался круг из непонятных мне знаков или, может, букв, в центре которого влажно поблёскивало пятно крови, не до конца впитавшейся в каменистую почву.
   -- Он исчез, -- тихо сказал подошедший Рэймон, рукавом размазывая кровь по расцарапанной щеке. -- Просто исчез, я успел заметить. Только не понял, как.
   -- Пожиратель? -- отчаянно шепнула Аллора.
   -- Нет, Пожиратель только после этого бросился на Лагдона, -- качнул головой Рэймон. -- И потом, он не...
   -- После него остаются трупы, -- подсказал Иреас, кивая на веское тому подтверждение, лежавшее позади нас. -- А тут я никакого трупа не вижу. Сбежал порталом?
   -- Да конечно! -- зло выдохнула Аллора, сжимая кулаки. -- Он на ногах уже не стоял, а на портал откуда-то силы взялись, да!
   -- Портал я бы заметил, -- поддержал её Рэймон.
   -- Тогда где он? -- развёл руками Иреас. -- Сквозь землю провалился?
   -- Или чуть подальше, -- неожиданно сама для себя сказала я.
   -- Хочешь сказать... -- Аль осеклась, сглотнула, не в силах закончить фразу. Но я поняла, что она имела в виду. Разумеется, самое худшее. И, надо сказать, не так уж сильно ошиблась, хотя ошиблась всё же.
   -- Да нет, -- вздохнула я, не поднимая лица. -- Он просто знал, что Безымянная не позволит ему умереть, вот и всё.
   Больше мне говорить не хотелось. И плакать не хотелось тоже. Хотелось спрятаться где-нибудь в темноте, чтобы ничего не видеть и не слышать. И далеко идти для этого я не собиралась. На валяющийся совсем рядом труп мне сейчас было глубоко наплевать -- пусть лежит, лишь бы больше не поднялся. А уж в последнем можно было быть вполне уверенным.
   Дошагав до пещеры, я забралась внутрь, погладила по плечу тихо всхлипывающую Натэль, пробормотала что-то успокоительное о том, что всё закончилось, вновь закуталась в свой плащ и затихла.
   Снаружи ещё довольно долго доносились приглушённые спорящие голоса. Потом в пещеру забрался Иреас и начал терпеливо утешать Натэль. А я просто лежала, бесцельно глядя в темноту, и думала. О том, с какой лёгкостью Алланир бросил на алтарь главной цели -- победы над сумеречной тварью -- меня. И о том, что в точности так же он поступал и с самим собой. Было ли это искуплением или уже одержимостью? Можно ли было в сложившихся обстоятельствах поступить как-то иначе?
   Лично я никакого другого выхода не видела. Мы всё сделали правильно. Оправданно, по меньшей мере. Правда, вышли при этом за все и всяческие рамки допустимого. Но если подумать, что с того? Нельзя же было, в самом деле, просто дожидаться пришествия Безымянной, трепетно лелея свою высокую мораль. Потому как потом-то что? Война, кровь, смерть. Трупы и руины, реки крови по горам и равнинам. Это уже было, шрамы остались до сих пор. Я видела их своими глазами. И даже мимолётная мысль о том, что мой родной дом тоже может превратиться в груду обгорелых камней, подёрнутых серым пеплом, заставляла случившееся казаться пустяком, не стоящим сожалений.
   Утром я проснулась первой. Осторожно, стараясь никого не потревожить, выползла из пещеры и огляделась. При свете нового дня ущелье перестало казаться таким уж бесповоротно жутким. Пожалуй, здесь было даже красиво. Если не считать пары тёмных пятян на земле и полустёртых магических знаков -- единственных сохранившихся напоминаний о случившемся ночью. Или не единственных...
   Вспомнив всё до конца, я прикусила губу, тяжело опустившись на почти ровный плоский камень. Да, он рассчитал верно. Но и тварь тоже. Демона нужно было остановить, прибегнув к единственному доступному способу. Увы, фатальному для того, кто рискнёт им воспользоваться. Если, конечно, не найдётся кому спасти его в последний момент. Она получила своё. И Лагдон был послан ею сюда совсем не ради расправы с нами.
   -- Он не вернётся.
   Оглянувшись, я увидела Аллору, сидящую прямо на земле и глядящую в небо. В руках у неё была небольшая открытая книжка в синем кожаном переплёте. Ветер лениво шевелил исписанными страницами.
   -- Здесь всё, что он узнал о Вратах, -- вновь заговорила Аль. -- Практически готовый ответ, как пройти через них. Если Натэль справится, у нас получится. Но ведь он не вернётся.
   -- Не говори так, -- процедила я, чувствуя, как внутри неожиданно поднимается волна холодной ярости. -- Проклятая тварь ничего не получит.
   И в этих своих словах я не сомневалась ни на мгновение. Всё случившееся по сути было только её виной. Или игрой, с таким определением, пожалуй, сама Безымянная согласилась бы скорее.
   -- Поедим и пора идти дальше, -- вздохнула Аллора.
  

* * *

   -- Нравится?
   Под ногами лежал город. С такой высоты могло показаться, что он досыпает сейчас последние предрассветные мгновения. И скоро, с первыми лучами солнца, жители появятся на улицах, спеша по своим делам. Задымятся очаги, запахнет свежим хлебом. Но Алланир знал, что ничего этого не будет. Потому что Нимдаэр мёртв уже тысячу лет.
   -- Здесь всегда так тихо, -- улыбнулась Безымянная, облокачиваясь на перила балкона. -- Идеальный город, без шума и суеты.
   -- Совершенство -- смерть.
   -- Тебе ли не знать, Голос Мёртвых...
   -- Здесь не тихо, -- ответил он, медленно прикрывая глаза. -- Для меня -- не тихо.
   -- Знаю, -- вновь улыбнулась Безымянная. -- И всё же тебе нравится здесь, на Белой Башне. Хочешь -- посиди на княжеском троне, я бы взглянула.
   -- Не хочу. Посади туда Дариуса, это его мечта. Да и смотреться он будет, пожалуй, получше.
   -- Дерзишь... Всё надеешься выкрутиться?
   -- Не особенно. Просто остаюсь верным себе.
   -- Это уж точно. Скажи только одно: ты всерьёз рассчитываешь, что она тебя простит? После того, что ты сделал. После того, как даже не поделился своей догадкой. Скажи, когда ты понял настоящий смысл понятия "ступень"?
   Алланир открыл глаза, окинул взглядом город, распростёртый внизу. Опустив голову, потёр кончиками пальцев виски и ненадолго замер, словно сражаясь с головной болью. Безымянная легко вспрыгнула на перила, сделала несколько шагов, покачнулась обманчиво неловко, но тут же выпрямилась и скрестила руки на груди.
   -- Наткнулся на одну древнюю книгу, совершенно случайно. И речь шла об огненной магии, об эсаааде упоминалось вскользь.
   -- Какое упущение! -- рассмеялась тварь. -- Так трудно выловить абсолютно все упоминания... И как жаль, что Лейрис родила не тебя. Старый интриган Фес гордился бы таким сыном. А уж что мы с тобой могли бы сделать вместе... нет, я и с твоим бестолковым дружком всё сделаю, но как-то, знаешь, без такого удовольствия.
   -- Отпусти князя Фесавира.
   -- Серьёзно? Нет, ты это серьёзно?
   Смех твари перешёл в хохот. Рыбкой соскользнув вниз, она села на перила, покачнулась, глядя в небо, свешивая к земле длинные чёрные волосы. Потом вновь встала на ноги, подошла, остановилась вплотную и положила голову на плечо Алланира.
   -- После всего, что ты узнал о нём? -- шепнула она. -- Ты разве не хочешь, чтобы он заплатил? Разве не хочешь, чтобы он так же метался в одиночестве, всеми брошенный и преданный? Чтобы остался наедине с болью и смертью? Знаешь, мне не нравилась Лейрис, но разве она не заслужила отмщения? Она ведь любила его.
   -- Он тоже её любил. Разве не ты его обманула?
   -- О да, да, сладкий. Я его соблазнила и обманула, ты прав. Но вот подумай. Тебя я тоже соблазняла и обманывала. Но Айлирен жива, а Лейрис мертва. Хочешь сказать, ты и раньше подозревал, что вся эта история про клятвы и любовь -- выдумка? Или это я совсем разучилась соблазнять мужчин?
   -- Подозревал -- пожалуй. История эта слишком красивая, чтобы быть правдой. Всей правдой, во всяком случае. Чересчур девичья сказка про любовь. Так и чувствуется привкус твоей фантазии. А вот насчёт соблазнять... Лагдон, Дариус, наверняка есть и другие. Тебе мало?
   -- Мало, -- томно мурлыкнула Безымянная. -- Хочу тебя.
   -- Зачем?
   -- Просто хочу. Я всё же женщина, это мой каприз.
   -- Врёшь.
   -- Вру, -- спокойно согласилась тварь, по-кошачьи выгибая спину. -- Поцелуешь -- скажу правду.
   -- Опять врёшь.
   -- Как хочешь, сладкий, как хочешь... Я умею ждать.
  

* * *

   Казалось, серое ущелье тянется бесконечно. Мы шли по дороге молча, глядя под ноги, чтобы не оступиться. И вокруг были только серые каменные стены: впереди, сзади и по обе стороны. Только над головами раскинулось чистое, без единого облачка, небо. Временами я поднимала голову, чтобы удостовериться в его существовании и хоть немного успокоиться.
   -- Далеко ещё? -- устало спросила Натэль, впервые с самого утра нарушив тягостное молчание.
   -- Сегодня до Врат не дойдём, -- вздохнул Иреас, сверяясь с картой. -- Придётся ещё раз ночевать тут.
   -- Страшно...
   Мне тоже было страшно. Но в первую очередь не из-за того, где мы находились. И не потому что на нас опять могли напасть приспешники Безымянной. Боялась я за Аллору. Слишком спокойна она была с самого утра. Пока мы завтракали, даже шутила, будто ничего не произошло.
   Собственное состояние при этом меня ничуть не волновало. Потому, наверное, что для себя решение я уже приняла. А вот Аль... она очень верно сказала мне однажды: братьев не выбирают. Какие есть -- такими и любят. Если бы такое случилось с моим братом, я бы сходила с ума, не находила себе места и рвалась ему на помощь.
   Не то, чтобы сейчас в самом деле стоило паниковать, спешить или устраивать истерики, совсем наоборот. Но те её первые утренние фразы заставляли меня подозревать, что она сейчас ведёт себя так, потому что попросту сдалась, смирилась с потерей брата. Не нравилось мне именно это.
   -- По сторонам поглядывайте, -- сам усердно крутя головой, попросил Иреас. -- Надо бы место присмотреть.
   -- Подальше пройдём, -- ответил Рэймон. -- Ещё довольно рано.
   -- Тут быстро темнеет, -- равнодушно сообщила Аллора.
   -- В крайнем случае посветишь.
   -- Не хочу я тут светить.
   -- Почему? -- удивился Иреас.
   -- Потому что вокруг полно мёртвых. А я, в отличие от Нира, их не слышу и понятия не имею, как они настроены по отношению к нам. Так что не стоит лишний раз их тревожить, -- дёрнув плечом, сказала Аль.
   -- Там ты светила.
   -- Там был...
   Я шёпотом выругалась. Нет, ну не Рэймон, так Иреас догадается затронуть тему, которую стоило бы десятой дорогой обойти. И вроде хотели, как лучше, а что получилось? Махнув Иреасу, чтобы шли вперёд, и метнув в придачу грозный взгляд, чтобы поторопились, догнала Аль и обняла её за плечи.
   -- Не надо сдаваться раньше времени, -- твёрдо сказала я.
   -- Я не сдаюсь. Просто... просто уже боюсь на что-то надеяться, -- выпалила Аллора, смахивая слёзы. -- Скажи, как ты так можешь, после всего?
   -- А что, по-твоему мне всё-таки стоило утопиться? -- хмыкнула я.
   -- Нет, ты что?! -- ужаснулась Аль. -- Но... на что ты надеешься?
   Вопрос застал меня врасплох, заставив вернуться к старательно изгнанным прочь мыслям. В самом деле, на что же я надеялась? Разве только на то, что останется этот мир, для тех, кто мне дорог. О себе я сейчас не думала вообще, незачем было. Ни к чему хорошему, кроме неоднократно уже помянутого желания утопиться, это не вело.
   -- На то, что всё хорошо закончится, -- выдавив из себя улыбку, ответила я. -- И я вернусь домой.
   -- Вернёшься?
   Я кивнула. По мне, вопрос этот был странным. Если у нас ничего не выйдет, я вообще не вернусь. А если всё получится, зачем мне здесь оставаться? Не замуж же, в самом деле, выходить. Такие мысли вообще вызывали приступы паники. Вседержитель, да было бы хоть всё по-настоящему, без дурацких видений! Тогда, наверное, я бы ещё справилась, ничего другого ведь и не ждала с самого начала. Но то, что случилось...
   Да, Рэймон мой жених. И с точки зрения принятой в обществе морали сам по себе факт произошедшего особой катастрофой не был. Находили обычно, чем простыню для приличия испачкать, не мы первые, не мы последние. Но жить с ним потом, как с мужем... ни с ним, ни с кем другим я этого больше не хотела.
   -- Вернусь, -- кивнула я. -- Но сначала нужно закончить то, что мы тут начали.
  

Глава 39

   Заснула я почти сразу. Никакие мысли, бродившие в голове, не помешали усталости взять своё, стоило только улечься и закрыть глаза. Остальные остались у костра, о чём-то говорили, но меня это не интересовало. Может, и должно было, но сил совсем не осталось. Я даже не представляла, что вымоталась настолько.
   Разбудил меня свет, показавшийся невыносимо ярким. С невольным стоном приоткрыв глаза, я обнаружила себя сидящей посреди знакомого поля. Белые цветы покачивались от ветра на уровне моего лица, ноздри щекотал их лёгкий свежий аромат.
   Привыкнув к свету, я не удержалась, провела пальцами по лепесткам. И ощутила холод. Цветы таяли от моих прикосновений, оставляя на коже капельки воды. Всё вокруг было снегом, только снегом.
   -- Здравствуй.
   Она появилась из ниоткуда прямо передо мной. Сидела в той же позе, поджав под себя ноги, и казалась моим зеркальным отражением в чёрном цвете -- чёрные волосы, чёрные глаза, простое чёрное платье. Только губы алели на белом лице ярко и вызывающе.
   -- Здравствуй, -- растерянно отозвалась я.
   -- Нравится это место?
   -- Нет.
   -- Представляешь, и мне тоже не нравится, -- неожиданно грустно улыбнулась Безымянная. -- Пойдём, я тебе кое-что покажу.
   Пожав плечами, я поднялась и пошла следом, стараясь лишний раз не касаться холодных цветов. К счастью, далеко идти не пришлось, буквально через полсотни шагов Безымянная остановилась и отошла в сторону, приглашающее взмахнув рукой.
   -- Что это? -- потрясённо шепнула я.
   -- Моё имя.
   Сделав ещё пару шагов вперёд, я замерла перед серым камнем, на котором лежала огромная книга, окутанная текучим чёрным пламенем. Почему-то оно совсем не показалось мне опасным. Как зачарованная, я приблизилась и протянула руку, чтобы прикоснуться. Пальцы обожгло могильным холодом.
   -- Не трогай!
   Безымянная мгновенно оказалась рядом, стиснула моё плечо, едва не заставив вскрикнуть от боли, оттащила в сторону. Потом резко развернула лицом к себе, встряхнула.
   -- Сгоришь! -- прошипела она.
   Я испуганно отшатнулась, оступившись и едва не упав. Безымянная удержала меня за руку, потом отпустила и отвернулась. Вслед за ней я подняла взгляд и увидела сплошную пелену грязно-серого тумана там, где должно было быть небо.
   -- Мы впервые встретились в этом... в таком же месте. Я собирала цветы, чтобы украсить дом для свадьбы старшей сестры. Наполнила корзинку, выпрямилась и увидела его. Потом мы встречались здесь, лежали среди цветов, смотрели в небо. Мы были так счастливы... пока я не узнала, кто он.
   Растерянно оглядевшись, я посмотрела прямо в её чёрные, блестящие от слёз глаза. Наверное, нужно было спросить сейчас, кем же он оказался, но язык отказывался шевелиться, а в горле пересохло так, что даже дышать удавалось с трудом.
   -- Я была обычной девушкой и мечтала о простом счастье: доме, муже, детях. А он обещал подарить мне целый мир, дал мне силу, но мне это было совсем не нужно. И он, настоящий, оказался не тем, кого я полюбила.
   -- И что случилось? -- через силу выдавила я.
   -- Я попросила его меня отпустить, и он действительно ушёл, оставив меня. Прошло время, я встретила обычного парня. Мы полюбили друг друга и уже собирались пожениться, когда он вернулся. И не простил измены. Запер здесь, чтобы я вечно оставалась тут, вспоминая, как мы были вместе. Среди фальшивых цветов, к которым нельзя даже прикоснуться.
   -- Кем он был?
   -- Кем... -- Безымянная усмехнулась. -- Вы зовёте его Вседержителем и Небесным Отцом. Он -- создатель этого мира. Он отобрал у меня имя, чтобы я не могла отсюда уйти. Если я верну его, если кто-нибудь прочтёт для меня эту книгу, я смогу обрести покой.
   -- И... и кто может её прочесть? -- дрогнувшим голосом спросила я.
   -- Голос Мёртвых, -- вздохнула тварь, отводя взгляд. -- Но он мне не верит и отказывается помочь. Попроси его ты, тебе он не откажет. Попроси -- и я исчезну навсегда.
   Я изумлённо моргнула и в следующий миг увидела чёрное небо, усеянное россыпью звёзд. И поняла, что всё это время спала. Или была в каком-то трансе. Но это понимание не помешало мне послать небесам, и заодно Безымянной, несомненно следившей за нашим путешествием, кривую улыбку. Трогательная история, аж до слёз. Так я в неё и поверила.
   Вздохнув, я закрыла глаза и принялась размышлять. Кое-что в этой истории всё-таки могло оказаться правдой. Пылающая книга, например, почти наверняка действительно существовала. И Алланир, скорее всего, действительно мог её прочитать. И то, что он не верил Безымянной, вполне закономерно и совсем неудивительно. Вот если бы наоборот, правда поразилась бы.
   Значит, твари зачем-то нужно её имя. Или, может, что-то другое, записанное в этой книге. И заполучить это она надеется с моей помощью. Стало даже немного обидно, что меня за такую дурочку держат. Уже прямо бегу упрашивать Нира, теряя туфельки. Вроде бы не давала никакого повода считать себя настолько наивной и глупенькой. Так что получается, расчёта на моё согласие и не было, скорее всего. А что тогда было?
   Слишком резко перевернувшись на бок, я тихо охнула, наткнувшись рёбрами на острый камень. Стоило всё-таки толком посмотреть, куда спать укладываюсь. Хотя... тут везде эти проклятые камни.
   -- Чего не спишь? -- шёпотом спросила Аль, поднимая голову.
   -- Кошмар приснился, -- проворчала я, ощупью отыскивая камень и выкидывая его подальше.
   -- Какой именно кошмар?
   -- Безымянная меня в гости пригласила.
   -- Как?!
   Аллора даже на локтях приподнялась. Было слишком темно, чтобы рассмотреть выражение её лица, но почему-то по тону прозвучавшего вопроса я представляла его себе вполне отчётливо: изумление пополам с испугом.
   -- Откуда я знаю? Во сне, наверное.
   -- И что там было, в этом сне?
   -- Наврала с три короба, -- буркнула я. -- Про несчастную свою судьбу и про то, что ей нужно её имя.
   -- В последнем даже не сомневаюсь, -- медленно выговорила Аль. -- А именно от тебя она чего хотела?
   -- Дуру хотела из меня сделать, -- не удержалась я, закрывая глаза и натягивая плащ на голову.
  

* * *

   До утра я спала спокойно и без всяких сновидений. Разбудил меня треск костра, вкусный запах еды и тихий разговор. Рэймон с Аллорой беседовали на лардэнском, но я уже выучила его достаточно хорошо, чтобы понимать, о чём речь. И прислушалась, стараясь не выдавать, что проснулась.
   -- Это будет сложно, -- вздохнул Рэймон, палкой шевеля угли.
   -- Не так уж, -- беспечно отмахнулась Аль. -- Помочь направить и только.
   -- Не уверен, что у меня получится.
   -- И не лезь тогда. Без тебя справлюсь.
   -- Хорошо.
   Некоторое время было тихо, я чуть было не задремала в ожидании, лениво разглядывая засыпанную мелкими камушками землю и кусочек неторопливо светлеющего неба, видимый из-за стены ущелья. И едва не вздрогнула, когда Рэймон вновь заговорил:
   -- Я слышал ваш ночной разговор. Иреас был прав, девочку не стоило брать с собой.
   -- Иреас идиот, -- меланхолично отозвалась Аллора. -- А ты ещё хуже. Вроде и думаешь о благе других, но при этом вечно забываешь интересоваться их собственным мнением и желаниями.
   -- А будет лучше, если она пострадает?
   -- А будет лучше, если она останется где-нибудь взаперти, чувствуя себя использованной и выброшенной?
   Я всё-таки взрогнула от этой фразы. От того, насколько точно Аллора сумела выразить то, как я сейчас себя чувствую. И можно было сколько угодно убеждать себя в существовании самой главной цели, ради которой стоило так поступать. А заодно и в том, что никто не собирался меня оставлять и бросать на произвол судьбы.
   Просто не хотелось никаких одолжений. Раньше я вполне спокойно относилась к принятому в обществе правилу: соблазнил -- женись. Оно казалось мне логичным и верным. Но меня, если разобраться, никто не соблазнял. Рэймон не больше моего хотел, чтобы случилось то, что случилось. Так что же теперь, требовать соблюдения приличий? И делать вид, что счастлива?
   -- Это грубо, Аль.
   -- Зато правда.
   Да уж. Я прикусила губу, чтобы не расплакаться. Понимала только то, что запуталась окончательно. А если бы всё сложилось иначе? Может статься, была бы уже законной супругой младшего Ребура. Да что там, именно так бы и случилось, неспроста он к маме с подарками заявлялся. Как-то даже не сомневаюсь, что исполнил бы обещание отдать меня своим дружкам, и не раз ещё исполнил.
   И я бы молчала, кому о таком расскажешь? Отцу пожалуешься? Так вся власть давно не у титулованных дворян, а у денежных мешков вроде Ребура. К чему приведёт моя жалоба, кроме неприятностей для моей же семьи, для простых людей, за благополучие которых отец отвечает? Не я первая, не я последняя запудривала бы синяки и прикрывала кружевами ссадины, с милой улыбкой рассказывая всем, как мне хорошо живётся. Да, улыбалась бы, потому что из этого кошмара даже петля не выход. Ты отмучаешься, а муженёк овдовевший на близких твоих отыграется за позор.
   Так чем я, в конце концов, недовольна? Что, стоило сбежать из дома, и реальность позабылась, захотелось любви и сказки? Мне радоваться впору, что теперь я уж точно опозорена с ног до головы и никому не нужна. Или нужна?
   Не удержавшись, я всхлипнула. А ну как вернусь, и всё равно этот подонок на меня польстится? Титул и бесконечная вереница благородных предков -- главное, что его во мне привлекало -- никуда не делись. Не девственница? Так они и не гордые, пока, во всяком случае. И будет только хуже. Ещё и шлюхой станет называть с полным правом.
   -- Айли?
   Аллора присела рядом на корточки, медленно погладила меня по плечу. От этой её очевидной заботы стало только больнее. Кажется, я только что впервые осознала, насколько безысходно ужасно моё положение. А с другой стороны, в этом есть и светлая сторона. Хуже точно не будет, хуже просто не может быть. Даже у самой Безымянной фантазии не хватит.
   -- Ничего, -- прошептала я. -- Просто... просто плохой сон.
   -- Опять? -- забеспокоилась Аль. -- Что такое?
   -- Нет, не она. Так, глупый кошмар, -- отмахнулась я, стараясь выглядеть как можно спокойней и беспечней. -- Вкусно пахнет.
   -- Давай тогда завтракать.
   Нет, я её не обманула. Но Аллора оставила меня в покое. Догадывалась, наверняка, что мне не очень-то хочется обсуждать свои нынешние переживания. И вообще, мне было как-то неловко жалеть себя перед ней. Ей пришлось куда хуже моего, а она живёт и не жалуется. И мне, наверное, стоит уже научиться.
   Завтрак прошёл в напряжённом молчании. Все мы торопились поскорей доесть и отправиться дальше. Чем ближе становились Врата, тем отчётливей становилось беспокойство. Никто не был уверен, что нам удастся их открыть. И не хотелось даже думать о том, к чему приведёт неудача.
   Только когда мы уже шли дальше, Натэль впервые решилась нарушить тишину, спросив, далеко ли ещё до Врат. Иреас полез за картой, я тоже не удержалась. Захотела понять, где вообще мы находимся и успеем ли вовремя. Уткнулась в пергамент, даже не подумав остановиться, и, разумеется, тут же запнулась.
   Сильные руки остановили мой полёт, когда от носа до земли оставалось не больше локтя, и поставили на ноги. Я тихо охнула, выворачиваясь из объятий, и отступила на шаг, прислушиваясь к собственным ощущениям.
   Странно, но больше я не чувствовала ни того напряжения, которое было, когда он целовал меня в кабинете, ни обжигающего влечения, на несколько мгновений испытанного мной в спальне, после дурацкой сцены с романом, ни панического желания избежать его прикосновений. Только почти равнодушная благодарность за то, что не дал упасть. Словно после случившегося оборвалось всё, что нас когда-либо связывало. Будто ничего и вовсе не было никогда.
   -- Спасибо, -- пробормотала я, зачем-то отряхивая одежду.
   -- Смотри под ноги, -- чуть улыбнулся в ответ Рэймон.
   И тут же пошёл вперед, к склонившимся над картой Иреасу и Натэль. А я осталась стоять, задумчиво кусая губы, не в силах разобраться в самой себе. То ли воспоминание о Ребуре помогло опомниться, то ли я уже настолько устала и измучилась страхом и неопределённостью, но жалость к себе, терзавшая меня последние дни, ушла. Осталось только сосредоточенное спокойствие. Сперва дело, а потом будет видно. Может, и не будет ещё никакого "потом", чего изводиться раньше времени?
  

* * *

   Врата показались неожиданно. Ущелье довольно круто повернуло, и почти сразу за поворотом его перегородила тонкая переливчатая пелена, похожая на ту, что была в моём видении. Только не голубая, а алая, радужно переливающаяся в лучах полуденного солнца. Начинавшаяся от самой земли и перекрывавшая ущелье полностью, так, что обойти её можно было разве что по самым вершинам гор.
   -- А где огонь? -- растерялся Иреас.
   -- Перед тобой, -- хихикнула Натэль. -- А ты что, ожидал тут костёр до неба увидеть? Или огромные пылающие двери?
   -- Это не врата, это занавеска какая-то, -- фыркнула Аллора.
   -- Больше на мыльный пузырь смахивает, -- возразил Рэймон.
   Я нервно рассмеялась. Преграда в самом деле не казалась непреодолимой, и это походило на изощрённое издевательство. С виду -- пальцем ткни и лопнет, а попробуй в самом деле ткни. В лучшем случае, останешься без этого самого пальца. В худшем от тебя всего только горстка пепла и останется.
   -- И как их открывать?
   -- Ключом, -- спокойно ответила Аль, усаживаясь на камень и вытаскивая из сумки книжицу. -- Тут как раз описан ритуал его создания.
   Натэль и Рэймон присели к ней поближе и дружно погрузились в изучение записей. Я тоже села в сторонке, сложила руки на коленях и закрыла глаза, подставляя лицо солнечным лучам. Отчего-то захотелось свернуться клубком прямо на земле и поспать.
   -- Попробуйте на общей крови, -- предложил Рэймон. -- Натэль будет источником, а ты направишь.
   -- Я так и хотела, -- ответила Аллора.
   -- А это... это больно? -- робко поинтересовалась Натэль.
   -- Терпимо.
   -- Тогда ладно, давай так.
   Послышался шорох и перестук камней. Я с трудом, но всё же открыла глаза. Рэймон с Иреасом расчищали площадку перед вратами. Ох, так ли всё просто, как они тут воображают? И так ли сложно, как боюсь я? По идее, путь должен быть заперт надёжно. Но кто в здравом уме добровольно пойдёт в Мёртвый Город? Может, его запирали в первую очередь от мародёров и всяких сомнительных личностей, которым такие ритуалы, к счастью, недоступны?
   Натэль наблюдала за действиями мужчин, нервно теребя рукав куртки. Аллора так и сидела на камне, закрыв глаза и прикрыв страницу ладонью. Губы её беззвучно шевелились. Наверное, текст ритуала повторяла, чтобы не ошибиться. Холодом окатило воспоминание о канонах, которые она не помнит. Что если и здесь...
   Сердито мотнув головой, я заставила себя прекратить паниковать. Ерунда это всё. С сюрпризом в спальне Рэймона она благополучно справилась. нужно верить, что и с Вратами у неё получится. Верить -- это самое главное, иначе какой вообще смысл что-то делать? Проще уж сидеть дома и покорно ждать своей судьбы.
  

Глава 40

   Натэль тихо охнула, когда Аллора прижала её ладонь к своей. Я невольно провела кончиками пальцев по уже зажившей ране на собственной руке. Всё-таки магия творит чудеса. Времени прошло всего ничего, а от довольно глубокого пореза осталась только зудящая временами красная полоска. И воспоминания. Вот что никуда не исчезает: прохладное прикосновение мази и горячее -- губ. Дорожка лёгких поцелуев от запястья вверх по руке, на сгибе локтя сорвавшая с губ тихий стон.
   Снова тряхнув головой, я прогнала непрошеные мысли. Всё это -- прошлое, которое лучше забыть. Трудно, но так будет лучше. Потому что то, самое последнее, прикосновение к губам было слишком... прощальным. Он знал всё уже тогда, только я, наивная, продолжала надеяться. Ненавижу.
   -- Да не получается же! -- раздражённо выпалила Аллора. -- Не выстраивается ничего.
   Иреас взял с камня раскрытую книгу, присел на корточки и принялся, склонив голову к правому плечу, рассматривать начерченные на земле знаки. Вздохнул, нахмурился, быстро стёр один пальцами и принялся чертить заново, то и дело сверяясь с изображением на странице.
   -- Рэймон, -- проворчал он, -- знаешь, ты неплохой политик и отлично разбираешься в хозяйственных вопросах. Но маг из тебя, прости Вседержитель...
   -- Как из тебя принцесса, -- огрызнулся Рэймон. -- Нарядить, в принципе, можно, но народ всё равно шарахаться будет.
   -- Вот я и говорю: не дано, так не берись.
   -- Лени ему слишком много дано, -- сердито заметила Аллора. -- Вон тот ещё, слева, поправь, тоже криво нарисован.
   -- А сразу посмотреть было нельзя?
   -- А сам ты чего сразу не смотрел? Или мне всю жизнь за тобой каждый шаг и чих перепроверять? -- не осталась в долгу Аль. -- Теперь правильно всё?
   -- Правильно, -- кивнул Иреас, отступая на пару шагов.
   -- Давай ещё раз попробуем.
   Я во все глаза смотрела на Натэль и Аллору, застывших перед Вратами. На поднятой к небу ладони Аль медленно набирало яркость красноватое свечение. Сначало оно напоминало растрёпанный клубок ниток, потом заметно увеличилось, затрепетало на порывистом ветру.
   -- Получается! -- восторженно выдохнула Натэль.
   Искры света брызнули в стороны, переплетаясь и сливаясь в огненные крылья. Птица взмахнула ими, но в полёт не сорвалась, оставшись сидеть на ладони Аллоры, неторопливо поводя головой по сторонам, будто оглядываясь. Потом долго, протяжно вскрикнула.
   -- Это и есть ключ? -- озадаченно спросил Иреас, глядя на птицу.
   -- Кажется, -- выдохнула Аль.
   -- А что дальше?
   -- Посмотри.
   Птица снова вскрикнула, но улетать не спешила. Продолжала сидеть, крутя головой и чуть поводя крыльями. Иреас зашуршал страницами, задумчиво морща лоб и что-то неразборчиво бормоча себе под нос.
   -- Вот! -- выпалил он наконец. -- Читай!
   Аллора, скосив глаза в книгу, начала медленно выговаривать непонятные слова. Птица на её ладони застыла, прижав крылья. И с последним, почти выкрикнутым, сорвалась в полёт и врезалась прямо в центр врат.
   Мыльный пузырь лопнул. Сияющие алым капли брызнули во все стороны. Я, чуть вскрикнув, отпрыгнула назад. Иреас сделал то же самое, запнулся и с ругательством плюхнулся на задницу. Остальные просто прикрылись руками. Я задохнулась, лицо обдало жаром. Там, куда попали брызги, камни с шипением вскипели. Но преграды перед нами больше не осталось, путь был свободен.
   -- Получилось? -- неуверенно уточнила Натэль, опуская руки.
   -- Получилось, -- с облегчением выдохнула Аллора и медленно осела на землю.
   -- Что с тобой?!
   Испуганно вскрикнув, Натэль бросилась к Аль, опустилась рядом на колени, склонилась, чтобы проверить дыхание. Иреас тоже сорвался с места, вмиг оказавшись возле девушек. Я замерла, не в силах совладать с растерянностью и не представляя, что теперь делать.
   Спокоствие сохранил только Рэймон. Неопределённо дёрнув плечом, он прогулялся до наших сумок, порылся в одной из них, извлёк маленький прозрачный флакончик, зубами вытащил пробку, понюхал содержимое, поморщился и, выпрямившись, подошёл к Аллоре.
   -- Пусти, -- попросил он, отодвигая Иреаса в сторону.
   Присел на корточки и поднёс открытый пузырёк к самому носу Аль. Пару мгновений ничего не происходило. Потом девушка неожиданно сморщилась, чихнула и села, потирая лицо ладонями.
   -- Гадость, -- слабым голосом пожаловалась она.
   -- Конечно, -- усмехнулся Рэймон. -- Не падай больше в обмороки, и не придётся её нюхать.
   -- Устала... -- протянула Аллора, вновь прикрывая глаза.
   -- Давайте отдохнём, -- предложил Иреас. -- Перекусим.
   С этим предложением все радостно согласились. Лично мне есть не очень-то хотелось, но вот отдых ногам требовался с каждым днём путешествия всё больше. Не сказать, чтобы я не умела ходить пешком, но таких дальних прогулок совершать прежде не доводилось. Не поэтому ли, кстати, весь день так хотелось спать?
   Прислонившись к почти ровной каменной стене ущелья, я прикрыла глаза. Кому вообще пришло в голову построить столицу в таком месте? Оно, конечно, разумно в определённом смысле -- враг не пройдёт. Но самим-то как сюда ходить? Хотя... раньше, наверное, порталами пользовались. Только товары-то всякие тогда как возили?
   -- А была ещё одна дорога, -- лениво сообщил мне в ответ Иреас. -- Через перевал к востоку отсюда, а потом по пещере природной. Только во время войны там обвал случился.
   -- Случился! -- неожиданно фыркнул Рэймон. -- Специально там всё обрушили. Да так, что теперь, пожалуй, и не раскопаешь.
   -- Зачем? -- вслух удивилась я, хоть и собиралась промолчать, не развивая тему.
   -- Посчитали, что город всё равно обречён, и не хотели выпускать врагов на равнину, -- пожал плечами Иреас.
   -- То есть, бросили столицу? -- безжалостно уточнила я.
   -- То есть, бросили, -- кивнул Рэймон. -- Чтобы сохранить всё остальное.
   -- Подло, но стратегически оправданно, -- вздохнула Аль, дожевав свою порцию мяса. -- В любви и на войне все средства хороши.
   Я стряхнула с колен крошки и вздохнула. Правильно, и не поспоришь -- так и есть. Чем-то всегда приходится жертвовать. И, наверное, стоит почаще впоминать о главной цели, чтобы меньше сожалеть о средствах её достижения, к которым пришлось прибегнуть.
   -- Все поели? -- спросил Иреас, поднимаясь и разминая спину.
   -- Идём дальше, -- бодро отозвалась Натэль.
   Через то место, где ещё недавно были Врата, мы шли с некоторой опаской, но ничего не произошло. От огненной пелены остались только следы на камнях, больше о ней ничего даже и не напоминало. Крутя головой по сторонам, я никак не могла отделаться от мысли, что всё оказалось подозрительно просто.
   Чтобы хоть немного успокоиться, пришлось напомнить себе, что для меня эта простота вполне может оказаться иллюзорной. А на деле... на деле сперва Алланир перерыл кучу книг, чтобы найти сведения о Вратах и ключе. Потом я отыскала мага огненной стихии, без которого, очевидно, ничего бы не вышло. И, наконец, Аллора -- не последний маг. Неизвестно, насколько сложно ей было. Мне так точно этого не понять.
   Тропинка продолжала вилять между каменными осколками. А впереди уже замаячило что-то пока трудно различимое, но, кажется, рукотворное. Прищурившись и заслонившись ладонью от солнца, я разглядела огромную каменную арку.
   -- Там ещё одни Врата? -- невольно ужаснулась я вслух.
   -- Нет, -- равнодушно отмахнулась Аллора. -- Это просто украшение. Арка обозначает место, где начинается... начинался город.
   -- Зачем?
   -- Для красоты. Чтобы путешественников впечатлять, -- усмехнулся Рэймон. -- Не припоминаю, чтобы у неё было когда-то другое назначение.
   -- Хорошо, -- вздохнула я.
   Вечернее солнце припекало ещё довольно ощутимо, арка медленно, но верно приближалась. Я смотрела на неё почти не отрываясь, чтобы на чём-нибудь сосредоточиться и не бояться, отвлекаясь только чтобы посмотреть себе под ноги. Но дорожка стала значительно ровнее. Видимо, в этих местах осыпи были редкостью. Интересно, кстати, почему.
   Заинтригованная, я оглядела почти отвесные стены ущелья. Здесь они были совершенно такими же, как и везде. Значит, и камни вниз должны были сыпаться ровно так же. Но этого почему-то не происходило.
   -- Магия арки, -- любезно просветил меня Рэймон. -- Здесь она ещё поддерживает стены, но чем дальше, тем больше ослабевает. Раньше по этой дороге ходили довольно часто, естественно её старались поддерживать в порядке. Но ничто не вечно, знаешь ли, тысяча лет прошла.
   -- Лучше и на ночь остановиться там, поблизости, -- заметила Аллора. -- Не хочу по темноте приближаться к городу, не зная, что нас там ждёт.
   -- Хорошая мысль, -- зябко передёрнув плечами, согласился Иреас.
   -- Ещё очень рано, -- возразил Рэймон, глядя на небо.
   -- Ну и что? Сейчас нам не помешает как следует отдохнуть, -- решительно возразила Аль. -- Вряд ли в Нимдаэре это удастся. Уверена, и Айли с Натэль со мной согласны.
   Спорить я не собиралась, даже наоборот, была всячески согласна с предложением Аль. Если тут есть хоть какая-то защитная магия, спать с ней рядом будет спокойнее. Хотя если честно, я от всей души сомневалась, что смогу заснуть. Усталость усталостью, но страх нарастал буквально с каждым шагом к городу.
   -- Зато если сегодня пройдём побольше, завтра будем в Нимдаэре ещё засветло, -- не сдался Рэймон. -- Будет время сориентироваться.
   Аллора задумчиво потёрла лоб. Казалось бы, ничто не предвещало, но я каким-то шестым, а может, даже десятым чувством поняла -- сейчас будет скандал. Перед Вратами он не состоялся, не до того было, но взаимное раздражение никуда не делось, а напряжение только нарастало, буквально с каждым мгновением. Вопрос лишь в том, кто сорвётся первым.
   На всякий случай отступив на пару шагов, я встала рядом с Натэль, шедшей последней, сжала её руку и кивком указала на небольшую трещину в стене, способную послужить укрытием. Подруга посмотрела на меня удивлённо, но ни задавать вопросы, ни спорить не стала.
   -- Рэй, -- вкрадчиво начала Аллора, -- ты кое о чём забываешь.
   -- Это о чём же?
   -- О том, что мы идём дорогой смерти. И о том, что было там, за аркой, где ты собираешься ночевать.
   -- А что там было?
   -- Estaari Nezze, -- почти выплюнула Аль, делая решительный шаг вперёд. -- Последний рубеж. Место, где двести воинов сдерживали лорлотов, пока за их спинами выстраивали Врата. Вот уж не думала, что ты этого не знаешь. Я не сунусь туда ночью, Рэй, потому что ещё хочу жить, и жить в здравом уме.
   -- Поверить не могу! -- фыркнул Рэймон, возводя взгляд к нему. -- Некромантка боится мертвецов!
   Аллора подалась вперёд ещё немного, и я увидела, как её руки сжимаются в кулаки. Она стояла ко мне спиной, но вот на лице Рэймона появилось на миг какое-то странное выражение. Лишь на миг, но мне хватило этого, чтобы понять: он провоцирует Аль специально.
   -- Ты, воздушник, тоже едва ли рискнёшь соваться в самую бурю, -- обманчиво спокойно процедила Аллора. -- Предпочтёшь обойти по краю. Вот и я хочу сделать то же самое.
   -- Чтобы потом столкнуться в городе с чем-то ещё похлеще?
   -- Что мы встретим в городе, ещё неизвестно. А здесь опасность вполне конкретная и понятная.
   -- И что, ты с ней не справишься?
   -- Нет, -- отрезала Аллора.
   -- Врёшь, -- прищурился Рэймон. -- Ты просто боишься, вот и всё. Постоянно боишься неудачи и совершенно в себя не веришь.
   -- Если и так, что с того? На этот раз я просто трезво оцениваю свои силы!
   -- Снова врёшь. Ты оцениваешь свою трусость, а не силы!
   -- Да пошёл ты!
   Аллора грязно выругалась, не отступая ни на шаг. Зато Рэймон решительно шагнул вперёд, и теперь они стояли почти нос к носу, разглядывая друг друга в упор. Мне даже показалось, что воздух запах грозовой свежестью. Иреас беспокойно дёрнулся было, желая подойти, но сразу же передумал, оставшись на месте.
   -- Пойду. И ты пойдёшь, -- спокойно сказал Рэймон. -- Мы все туда пойдём, причём прямо сейчас, потому что нам нужно спешить и нельзя терять времени.
   -- Хорошо, -- неожиданно сдалась Аллора. -- Идём. Но всё, что там случится, будет на твоей совести.
   -- Не перекладывай ответственность на других. Начни, в конце концов, снова брать её на себя. Раньше ты это умела.
   -- Раньше всё было иначе.
   -- Нет, и ты прекрасно это знаешь. Ты не стала слабее.
   -- Стала, -- вздохнула Аль, медленно опуская голову.
   -- Идём, -- тоже вздохнул Рэймон, беря её за руку и увлекая за собой. -- Ты не одна, и все мы в тебя верим. Поверь и ты.
   Я не очень поняла, что произошло, но молча пошла вперёд. Услышанное от Аллоры меня порядком напугало. Место, где Рэймон собрался ночевать, должно было и впрямь быть жутким, если уж даже некромантка не хотела там оказаться. Но уверенность Рэймона заставляла надеяться, что на деле не так всё и страшно.
   К тому же, теперь я почти не сомневалась, что здесь он был совершенно прав. Аллора была слишком уж в себе сомневалась. Стоило разозлить её как следует, чтобы заставить прекратить бояться и жалеть себя, и заняться делом. Уж не знаю, насколько Рэймон справился с этой задачей, но хотя бы отчасти ему это определённо удалось.
   Я и сама немного призадумалась. О том, в частности, не слишком ли много ужасов себе насочиняла. Мучаю себя так, будто весь свет знает о моём позоре и шепчется за спиной. А ведь на деле никому ничего и не известно, кроме нас шестерых. И все мы понимаем, что произошло и зачем. Но это ничуть не мешает мне мучиться чувством вины и не пойми ещё чего. Как будто сейчас это, ей богу, самая большая проблема.
   Арка действительно впечатляла. Высокая, в добрых три человеческих роста, она раскинулась над дорожкой, поддерживаемая четырьмя каменными колоннами, сплошь покрытыми резьбой. Пока мы шли мимо, я успела разглядеть сцены каких-то битв, нечто похожее на эпизод княжеского суда, и изображение огромного величественного дворца. Башня-Донжон в центре высотой превосходила прочие строения почти вдвое. Рядом с балконом, опоясывающим её под самой крышей, были изображены облака, явно призванные своей близостью подчеркнуть головокружительность высоты строения.
   -- Белая Башня, -- пояснила Аль, заметив, куда я смотрю. -- Говорят, облака в самом деле порой спускаются до высоты её балкона. И там, наверху, тронный зал.
   -- Впечатляет, -- прошептала Натэль.
   -- Это же легенда, -- махнул рукой Иреас. -- Легенды для того и сочиняются, чтобы впечатлять.
   -- Вот доберёмся и посмотрим, -- задумчиво проговорил Рэймон, -- так ли высоко сидел Белый Князь.
   -- Думаю, идти во дворец так или иначе придётся, -- вздохнула Аллора. -- Отчего-то не сомневаюсь, что Безымянная обосновалась именно там.
   -- Да уж, это точно, -- криво улыбнулся Иреас.

1

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"