Клеменская Вера: другие произведения.

Снежные цветы (гл. 41-44)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Глава 41

   После арки я ожидала от дороги чего-то нового. Всё-таки теперь город был совсем уже близко. Но вокруг были те же отвесные серые каменные стены, а под ногами -- узкая дорожка, по которой можно было идти самое большее по двое. Хорошо хоть ровная и чистая, а не засыпанная острыми каменными осколками. Словом, я даже слегка разочаровалась. Совсем не так представляла себе окрестности большого города, столицы.
   -- Боишься? -- спросила Натэль, пойдя со мной рядом.
   -- Да нет, -- вздохнув, соврала я.
   Темнело здесь действительно быстро. Не так уж далеко мы успели уйти, прежде чем стало сложно различать дорогу. Иреас усиленно крутил головой по сторонам, высматривая место для ночлега. Аллора делала то же самое, и я отчётливо видела, как она нервничает, хоть и старается этого не показывать.
   -- А я боюсь, -- печально созналась Натэль. -- Не нравится мне это место.
   Видимо, всем магам оно не нравится. Не мудрено. Вот лично я не чувствовала совершенно ничего, но отделаться от тревоги не могла. То ли потому, что волновались мои спутники, то ли рассказанная недавно история не давала покоя. То ли просто давило приближение неизбежной развязки.
   На ночь мы остановились в небольшой пещерке, носившей явные следы рукотворного улучшения. Уж каменные скамьи у входа точно появились не сами по себе. Видимо, когда-то это было местом отдыха путников. Вряд ли, конечно, здесь предполагалось ночевать, но времена и обстоятельства меняются.
   Наспех поужинав всухомятку, не разводя костра, мы улеглись рядком. Только Аль осталась сидеть у входа. Никто не возражал -- в этом месте не стоило пренебрегать ночным дозором. Иреас попросил разбудить его к полуночи, с головой накрылся плащом и засопел.
   Пол в пещере оказался приятно ровным, но моему личному ночному отдыху это, к сожалению, не поспособствовало. Наоборот, я только больше вертелась с боку на бок, не в силах расслабиться и отвлечься от переживаний. В довершение всех бед заныла поясница, и прямо до слёз захотелось оказаться не в этом каменном мешке, а дома, на тёплой мягкой кровати. И чтобы никаких Безымянных, призраков и иже с ними. Честное слово, даже на ненавистное вышивание сейчас бы согласилась.
   Аллора так и сидела неподвижно на краешке скамьи, чуть сгорбившись и глядя в ночное небо. Тихонько поднявшись, чтобы не разбудить спящих рядом со мной Натэль и Иреаса, я подошла и села на соседнюю скамью, напротив.
   -- Не спишь?
   -- Нет, -- кивком подтвердила я и без того, кажется, очевидное.
   -- Переживаешь?
   -- Боюсь, что ничего у нас не выйдет.
   -- Брось. Не придумывай себе лишних страхов, их и без того хватает. Старайся лучше думать о будущем. Кстати, хочешь дам добрый совет?
   -- Давай, -- согласилась я.
   Всю жизнь терпеть не могла советы, особенно добрые. Нет, всегда старалась выслушать, а при случае и учесть, если и впрямь оказывались ценными. Но подобное вступление обычно не предвещало ничего хорошего, только очередную малоприятную правду. Потому и не любила.
   -- Если... когда мы выберемся, сделай правильный выбор. Забудь моего брата.
   -- Почему? -- вырвалось у меня.
   -- Знаешь... -- Аль сделала паузу, сглотнула и продолжила, -- когда я сказала, что он любит тебя, я была совершенно серьёзна. Это так, я вижу. Но ты не будешь с ним счастлива, потому что он никогда не изменится.
   -- Что ж вы все так любите мерзавцем его называть?! -- опять не утерпела я.
   -- А ты можешь возразить по этому поводу? -- криво улыбнулась Аллора. -- Просто вспомни, как он поступил с тобой и подумай, как он поступает с теми, на кого ему плевать. И сделай о нём правильные выводы. Он жестокий, расчётливый, самовлюблённый эгоист. Я люблю его, потому мне больно это признавать, но это так.
   Я досадливо прикусила губу. Неприятно признавать, но Аль была, скорее всего, совершенно права. Кому, как не ей, знать своего брата? И уж если она, явно любящая сестра, так отзывается о том, кто явно всегда о ней заботился и старался защитить...
   -- У тебя есть Рэймон, -- со вздохом продолжила Аль. -- Да, вы не очень здорово начали, но он хороший, правда. Со временем всё забудется, и вы сможете выстроить нормальные отношения, настоящую семью. Нир на это не способен. Не думай, что ты заставишь его остановиться. Нет, уж поверь, он так и будет...
   Она не договорила, отвернувшись. Но я всё равно поняла, что она хотела сказать. И тоже отвернулась, чтобы не выдать обжёгших глаза слёз. Да, однажды я сказала той девице, Киане, помнится, что не бывает верных мужей, только умные жёны. Но это правило работает, наверное, только в таких семьях, как у моих родителей. Построенных на фундаменте взаимных уважения и симпатии, не более. Не связанных чувствами.
   -- А если мне всё равно? -- спросила я из чистой вредности.
   -- Хоть себе-то не ври, -- отмахнулась Аллора.
   Я сердито мотнула головой. Как предполагала, так и вышло. Совет оказался ценным, верным, и оставил в душе положенный гадостный осадок. Чем больше я думала, тем отчётливей склонялась к тому, что остаться здесь придётся, слишком уж сомнительные перспективы ждут меня дома. Но оставаться, навязываясь, пользуясь благородством...
   Подняв глаза, я хотела посмотреть на небо, чтобы хоть ненадолго отрешиться от давящих стен вокруг и таких же давящих мыслей о будущем, вздохнуть полной грудью. Но остановилась на середине пути, узрев картину более примечательную. По спине продрал мороз, заставив вздрогнуть всем телом.
   -- А-а-аль, -- слабым голосом протянула я.
   -- Что? -- откликнулась Аллора.
   Повернулась ко мне, тоже увидела толпу призрачных фигур, неторопливо приближающуюся к нам по дороге со стороны города, и медленно поднялась на ноги. Поколебалась пару мгновений, потом пошла к пещере и отвесила кому-то пинка.
   -- Рэй, -- громким шёпотом позвала она. -- Вставай.
   В ответ раздалось тихое недовольное ворчание. Потом темнота завозилась, и Рэймон выбрался наружу, сонно тряся головой. Зрелище наступающих призраков, правда, мигом его взбодрило.
   -- Чего они хотят? -- так же шёпотом спросил он.
   -- Я откуда знаю? -- раздражённо откликнулась Аллора. -- Хочешь, сам иди да спрашивай. Говорила я тебе, нечего сюда среди ночи соваться!
   Я вздохнула. Честное слово, лучше бы они днём ещё поругались. А ещё лучше, если бы здесь был Нир. Он бы живо велел всем позакрывать рты и перейти от пустой перепалки к делу. А заодно бы и узнал, чего этим незваным ночным гостям понадобилось. Только его здесь сейчас не было, нам предстояло разобраться самим. И пора было приступать.
   -- Может, хватит? -- вкрадчиво поинтересовалась я. -- Вряд ли эти гости будут ждать, пока вы выясните отношения.
   Гости были уже в трёх десятках шагов, не больше. Застыли, чуть покачиваясь на ночном ветру. К счастью, Рэймон и Аллора, проникшись моей интонацией, закрыли рты и приступили к изучению призраков.
   -- Может, они постоят и уйдут? -- неуверенно предположила Аль.
   -- Я не некромант, но даже я в этом сомневаюсь, -- фыркнула я, отступая ближе к пещере, за спины озадаченных магов.
   -- Придётся беседовать, -- вздохнул Рэймон.
   -- Ладно, -- сдалась Аллора. -- Прикройте.
   Я честно попыталась себе представить, каким образом могу выполнить эту просьбу. Визгом буду призраков разгонять? Экая же досада ведь, даже полотенце приснопамятное с собой захватить не догадалась, сейчас как раз бы пригодилось.
   Аль прошла немного вперёд, ближе к незваным гостям и туда, где земля была менее каменистой, легко опустилась н колени и вытащила кинжал. Мне почему-то захотелось отвернуться. Вроде бы и раньше доводилось видеть некромантские обряды... и что-то не очень это зрелище мне понравилось. Сейчас вряд ли, конечно, появится ещё какое-нибудь милое создание прямиком из ночного кошмара, но это уже и не важно.
   Уж не знаю, какого там прикрытия хотела Аллора, но пока что не казалось, что оно вообще ей требуется. И вообще не казалось, что творится какой-то ритуал. Она просто сидела на коленях перед начерченным на земле знаком, будто бы устало опустив голову, не двигалась и не издавала ни звука. Призраки тоже не двигались, замерли перед ней полукругом.
   Я снова присела на скамью, лениво размышляя, хорошо это или плохо -- то, что сейчас происходит. Выводы такие мне было основывать ровно не на чем. Разве что на изменении выражения лица стоящего рядом Рэймона, но вот беда: и оно давненько уже не менялось, застыло в маску несколько отрешённого спокойствия.
   -- С ней там всё нормально? -- решилась спросить я, потеряв терпение.
   -- Пока да, -- негромко отозвался Рэймон.
   -- Они разговаривают?
   -- Да.
   Краткость и тон последнего ответа отчётливо намекнули на необходимость закрыть рот и прекратить расспросы. Капризничать я не стала -- надо, значит надо. Прикусила язык и продолжила смотреть во все глаза.
   Неожиданно по толпе призраков будто волна прошла. Не будь вокруг совершенно тихо и не будь эти создания бестелесными, решила бы, что их порывом ветра качнуло. Приблизившись окончательно, они обступили так и не поднявшуюся с колен Аллору кругом. Не знаю, в самом ли деле так было, но мне показалось, они пытаются прорваться сквозь начерченный ею круг. Я, не выдержав, вскочила и отошла подальше, за спину Рэймону.
   -- Что происходит?
   Собственный голос прозвучал тихо и жалко, как чужой, как голосок испуганного ребёнка. Впрочем, именно испуганным ребёнком я сейчас себя и чувствовала, так что внутреннее вполне соответствовало внешнему.
   -- Не знаю, -- напряжённым голосом отозвался Рэймон.
   Призраки плотно сгрудились вокруг Аллоры. Их руки не доставали до неё и, кажется, это здорово их злило. Сквозь полупрозрачные фигуры я могла видеть, как Аль выпрямилась, одним резким движением провела лезвием кинжала по ладони и широко взмахнула ей. Капли крови разлетелись веером, чёрные в испускаемом призраками слабом, мертвенном свете.
   Это отвлекло мертвецов. Они вспугнутыми птицами разлетелись в стороны, будто пытаясь поймать капли жизни. А Аллора неожиданно низким и хриплым голосом принялась читать какое-то заклинание.
   Повинуясь непонятным, но невыразимо пугающим меня словам вокруг неё начала кружиться, медленно сгущаясь, чернильная темнота. Воронка кружилась сперва медленно, но постепенно набирала скорость, втягивая в своё вращение и призраков. Столб мрака взметнулся в небо на полдесятка человеческих ростов, скрывая за собой фигуру Аль.
   Закончилось всё так же внезапно, как и началось. Темнота рухнула на землю, принеся неприятный запах палёного. Аллора так и стояла посреди выжженного круга, бессильно опустив руки и повесив голову, и не шевелилась.
   -- Всё кончилось? -- хриплым шёпотом выдохнула я.
   -- Д-да, -- неожиданно запнувшись, кивнул Рэймон, не двигаясь с места.
   -- Что она сделала? -- требовательно поинтересовалась я, успокоенная этим ответом.
   -- Не знаю.
   Растерянность, прозвучавшая в этом ответе, вернула ужас и панику на законные места. Поколебавшись несколько мгновений, я всё-таки заставила себя пойти к так и стоящей без движения Аль. Взяла за руку и тут же отдёрнула обожжённые могильным холодом пальцы. Сцепила зубы, чтобы не поддаваться эмоциям, обошла Аллору и встряхнула её за плечи.
   На меня взглянули чужие, жуткие глаза, светящиеся в темноте призрачной мертвенной синевой. Несколько бесконечно долгих мгновений я простояла заворожённая, не в силах шевельнуться. Потом Аллора моргнула и свечение пропало.
   -- Айли?
   Знакомый голос вызвал внутри такой порыв безотчётной радости, что я, не удержавшись, с радостным писком повисла у Аль на шее. И ощутила ответное объятие, тёплое, почти уже родное.
   -- Испугалась? -- шепнула Аллора в самое моё ухо.
   -- Да, -- прошептала я в ответ. -- Что ты сделала?
   -- Отпустила их.
   -- Уверена? -- вмешался в разговор подошедший Рэймон. -- А мне всегда казалось, что тот ритуал выглядит несколько иначе.
   Аллора в ответ только передёрнула плечами:
   -- В отличие от тебя я всегда знаю, что читаю, -- бросила она. -- И сейчас хочу поспать хоть немного.
   Рэймон остался дежурить, а мы ушли обратно в пещеру и в обнимку улеглись в углу, согревая друг друга. Вслед за паникой и страхом на меня накатило сонное, безразличное спокойствие и я, едва закрыв глаза, провалилась в сон.
   Разбудил меня, уже, видно, по традиции, разговор снаружи. Только на этот раз беседовали не Рэймон с Аллорой, а Иреас с Натэль. Лёгкий ветерок приносил в пещеру запах разгорающегося костра, а близость рассвета уже рассеивала ночную темноту.
   -- А потом там постоили целый порт, -- оживлённо рассказывала Натэль, кутаясь в плащ от предрассветной прохлады. -- И теперь там каждый день можно видеть десятки огромных кораблей. На них можно бесконечно любоваться, на паруса, алые в лучах заката.
   -- Красиво, -- согласился Иреас, подбрасывая в огонь пару веток.
   -- Но горы ещё красивее, -- со вздохом ответила Натэль. -- Когда я их только увидела в первый раз, сразу же влюбилась.
   -- И я люблю горы. Я тут родился. Ну, не тут, конечно, к востоку отсюда. Там очень красивые места. Особенно одно, с водопадом и озером, в котором мы купались мальчишками.
   -- Хочу там побывать.
   -- Выберемся, и побываешь.
   -- Обещаешь?
   -- Даю честное слово, -- совершенно серьёзно отозвался Иреас.
   Я улыбнулась, не спеша вставать и разрушать столь трогательное уединение. Похоже, эти двое нашли друг друга, вот уж не думала, что Иреас, всегда казавшийся мне порядочным сухарём, способен на такие романтические беседы. И здорово, что Натэль удалось до него достучаться, хоть для кого-то эта история может закончиться по-настоящему хорошо.
   Идиллию бесцеремонно разрушил проснувшийся Рэймон. Выбравшись из пещеры, он выпил немного воды, потряс свою фляжку и недовольно нахмурился. Иреас бросил на него вопросительный взгляд.
   -- Воды осталось мало, -- проворчал Рэймон.
   -- Так и до города уже недалеко.
   -- Судя по карте, придём туда к вечеру. Но ты уверен, что там есть вода?
   -- Куда бы она делась? Там две реки, между прочим. Если верить описаниям.
   -- Было бы странно строить город в месте, где нет воды, -- беспечно пожала плечами Натэль, гремя котелком.
   -- Можно ли будет её пить, вот в чём вопрос, -- мрачно ответил ей Рэймон.
   -- Про это нигде и ничего не говорилось. Я лично не встречал.
   -- А ты достаточно подробно изучал этот вопрос?
   -- Нет, -- чуть раздражённо согласился Иреас. -- Но...
   -- Опять... -- простонала у меня под ухом проснувшаяся Аллора и продолжила, значительно громче: -- Нир изучал. С реками ничего не сталось, так что помереть от жажды нам не грозит, не паникуйте. И вообще, у нас есть ещё одна почти нетронутая фляжка, забыли?
   Я сглотнула и стала поспешно подниматься, чтобы не выдать боли, неожиданно причинённой мне этим напоминанием. Натэль решительно загремела котелком, тоже почувствовав проскочившее напряжение и попытавшись сгладить его возвращением к повседневным делам. И больше никто не сказал ни слова.
   Умывание пришлось очень кстати, я быстро смыла пару слезинок и вернулась к костру, сладко надеясь, что никто ничего не заметит на моём заспанном лице. Впрочем, если даже кто и заметил, возвращаться к неприятной теме не стали, незачем было. Ещё оставалось время подумать о том, что ожидает нас в Нимдаэре. И о том, кто нас там ожидает.
   -- У меня мясо осталось, -- бодро сообщила Аль, переплетая растрепавшуюся за ночь косу. -- Возьми в сумке.
   Натэль кивнула, прошлась до сложенных вещей, покопалась в них, извлекла небольшой свёрток и вернулась к уже начавшему булькать в котелке вареву. Ноздри защекотал вкусный запах, напоминая о голоде. И всё вокруг было удивительно тихо и мирно. Если не думать, что это наша последняя спокойная стоянка.
  

Глава 42

   Пока мы завтракали, погода успела испортиться. Небо заволокли тучи, начал капать мелкий, противный дождик. И это, судя по сгущающейся темноте, было только началом наших неприятностей. Добрая природа настроилась на хороший ливень, никак не меньше, и меня отчаянно не радовала перспектива встретить его в узком ущелье. Этак чего доброго до города плыть придётся.
   -- Сделай что-нибудь! -- возмутилась Аллора, тоже уныло поглядывая в медленно, но неуклонно мрачнеющие небеса.
   -- И что я, по-твоему, должен сделать? -- раздражённо осведомился Рэймон, задрав голову и оценив масштабы надвигающегося ливня.
   -- Ну, ветер устрой, -- неуверенно предложил Иреас. -- Или мы тут утонем.
   -- Если я устрою такой ветер, который разгонит эти тучи, -- язвительно ответствовал Рэймон, -- нас отсюда сдует.
   -- Ой, -- отмахнулась Аль, -- не можешь -- так и скажи.
   -- Почему не могу? Могу. Но результат тебя не обрадует.
   -- Когда ты прибегаешь к магии, -- проворчала Аллора, -- результат чаще всего не радует. Зато удивляет будь здоров.
   Рэймон открыл рот, чтобы на это ответить, и я внутренне напряглась, ожидая, что ответ начнёт-таки уже дважды не состоявшийся скандал. Но его так и не последовало. Иреас, видимо разделявший мои опасения, поспешил разрядить обстановку, напомнив, что пора бы нам двигаться дальше, если хотим попасть в город засветло.
   Шагая по дороге, кутаясь в плащ от падающих с небес холодных капель, я вспоминала. Действительно, Рэймон почти никогда не пользовался магией, разве что совсем уж по мелочам. Портал должен был создавать, но до этого так и не дошло. И ещё в стычке с демоном Лагдоном поигрался немного. Больше подобного за ним я и не замечала.
   А ведь чтобы действительно разогнать такие тучи, надо быть магом очень и очень неслабым. И совсем не похоже, чтобы кто-то здесь сомневался в его способности действительно это сделать, пусть и с неприятными побочными эффектами. Как-то странно это выходило.
   Дождь, тем временем, усилился. Плащ пока держался, не промокал, но под ногами уже собирались лужи, да и дорога сделалась неприятно скользкой. Небо прошила молния, вдали громыхнуло. Я невольно поёжилась, поправляя намокшую ткань рукава. И надо же было испортить нам остаток путешествия!
   -- Сейчас хлынет, -- мрачно предсказал Иреас.
   Так и случилось, буквально через пару мгновений на наши головы обрушился настоящий ливень. Аллора, перепрыгнув лужу, оказалась рядом со мной. Я запоздало сообразила, что идти впереди всех в одиночестве мне не стоило, мало ли. Особенно теперь, когда пелена дождя не позволяла видеть далеко.
   Очень скоро попытки перепрыгивать или обходить лужи утратили всякий смысл. Дорога превратилась в сплошной ручей. К счастью, пока неглубокий, но надеяться оставалось лишь на то, что такой сильный дождь не будет долгим.
   -- А кто-то ещё боялся остаться без воды, -- мрачно заметила Аль. -- Вот мне сейчас хотелось бы, чтобы её стало поменьше.
   -- Да уж, -- согласилась я, чувствуя, что сапоги начинают понемногу промокать.
   -- И не видно же ничего толком, -- поддержал наше негодование Иреас.
   -- Всем не видно, не только нам, -- сухо сказал Рэймон. -- Хватит ныть, это всего лишь дождь.
   -- Только мне упорно кажется, что это не случайный каприз погоды? -- не сдалась Аллора.
   -- С чего ты это взяла?
   -- А ты глянь!
   Стальная хватка на запястье заставила меня остановиться и сделать несколько шагов назад. Теперь впереди оказались Рэймон и Иреас, мы с Аллорой выглядывали из-за их спин, а Натэль и вовсе спряталась за нами, даже не очень любопытствуя, по какому поводу такие перестановки.
   Сквозь стену обрушивающейся с неба воды я с трудом различила впереди тонкий светлый силуэт, показавшийся смутно знакомым. Нас кто-то ждал. Сердце на мгновение замерло, а потом испуганно затрепыхалось. Что, если это сама Безымянная? Тогда наше путешествие, вероятно, здесь и закончится.
   Раздражённо отмахнувшись от бормотавшего что-то Иреаса, Рэймон решительно двинулся вперёд. Выпустив, наконец, мою руку, Аллора последовала за ним, держась в нескольких шагах позади. А вот мне приближаться совсем не хотелось. Наоборот, с удовольствием развернулась бы и удрала, будь в этом хоть какой-то смысл.
   -- Киана.
   Вслед за прозвучавшим именем узнавание маячащей впереди фигуры вырвало у меня вздох облегчения. Нет, сама тварь пока не показывалась, только посылала своих прислужников.
   -- Тебе просто нужно было остаться со мной.
   Тихий голос пробрал до костей, столько боли и отчаяния в нём прозвучало. На миг мне стало даже жаль эту девушку. Но жалость быстро прошла, сменившись настороженностью. Было ли чувство, толкнувшее её на сделку с тварью, любовью? Вряд ли. Лично я скорее назвала бы его одержимостью. А значит, ждать от Кианы можно буквально чего угодно.
   -- Ты хоть понимаешь, что наделала? -- спросил Рэймон, остановившись в какой-то паре шагов от неё.
   -- Да, -- неожиданно спокойно и твёрдо ответила Киана. -- Когда всё закончится, ты будешь моим. Она обещала.
   -- И ты явилась сюда, чтобы сообщить эту потрясающую новость? -- саркастически поинтересовалась Аллора.
   -- Нет, -- мотнула головой Киана, делая шаг вперёд. -- Я здесь потому, что ты больше не нужна, некромантка. Ты сыграла свою роль у Estaari Nezze, и теперь только мешаешь и Безымянной, и мне.
   -- Хочешь попытаться убить меня?
   В голосе Аль отчётливо послышалась улыбка. Нехорошая, многообещающая. Девушка не прикоснулась к оружию, не попыталась воспользоваться магией, но уж точно была готова при случае пустить в ход то и другое.
   -- Зачем? -- с притворной грустью вздохнула Киана, теребя в руках кончик толстой белокурой косы. -- Нам совсем не нужна твоя смерть. Ты просто не должна идти дальше, вот и всё.
   -- Нужна, -- равнодушно сказала Аллора, скрещивая руки на груди. -- Просто твоя хозяйка боится, что мой брат не оценит такого обращения со мной, так ведь? Но ладно, в бездну это. Как ты собираешься убедить меня повернуть назад?
   -- Запросто. Мне достаточно тебе приказать.
   -- Да неужели? -- склонив голову к правому плечу, спросила Аль.
   -- Уж поверь.
   Ответ этот прозвучал как-то... иначе, чем все предыдущие фразы Кианы. И я вдруг отчётливо поняла, что перед нами стоит уже не безумная травница, а её хозяйка собственной персоной.
   -- Я тебе ни в чём не клялась, -- до странности неуверенно возразила Аллора.
   -- Ты -- нет. Это случилось ещё до тебя, глупая девчонка. Твоя мать так хотела уберечь своих детей от проклятия... Увы, я не всемогуща, и смогла исполнить её просьбу лишь отчасти. Значит, и взамен могу взять лишь часть платы.
   Аллора буквально отшатнулась, услышав это. Поскользнулась и упала бы, если бы Иреас не успел её подхватить. Я неотрывно смотрела на Киану... Безымянную, тщетно пытаясь понять, что происходит. Сердце словно ледяными тисками сжало от подступившего ужаса. Здесь вообще остались те, кто не вляпался ни в какую сделку с сумеречной тварью?!
   -- Ничего ты не возьмёшь, -- неожиданно громко и спокойно сказал Рэймон.
   -- Это почему? -- насмешливо поинтересовалась Безымянная.
   -- Потому что не исполнила просьбу.
   -- Не полностью.
   -- Нет, -- усмехнулся Рэймон. -- Именно не исполнила. Леди Далия, полагаю, не желала, чтобы её дети стали некромантами, так?
   -- Так, -- настороженно согласилась тварь.
   -- Но ведь они оба унаследовали дар отца, так?
   -- Так, но...
   -- Нет здесь никаких "но", -- решительно перебил Рэймон. -- Ты не выполнила свою часть договора, значит и платы требовать не в праве. На самом деле у тебя нет над ними никакой власти, потому и пришлось угрожать убийством Айли, чтобы добиться от Алланира клятвы, так?
   Безымянная сердито топнула ногой. Небеса тут же отозвались новой вспышкой молнии и громом. Дождь хлынул сплошной стеной, такой, что стало едва возможно рассмотреть пальцы собственной вытянутой руки.
   -- Она вернётся, -- буркнул Иреас, всматриваясь в то место, где только что стояла Киана.
   -- Да, -- равнодушно согласился Рэймон. -- Но не скоро. К ночи, полагаю.
   Аллора так и стояла неподвижно, обхватив себя руками за плечи. Подойдя к ней, я поняла, что она плачет. Слёз было не видно, ливень тут же смывал их. Я немного постояла рядом, не зная, что и сказать. Натэль оказалась более решительной. Подойдя, она обняла Аль за плечи и что-то зашептала на ухо.
   Никогда не умела утешать. Старалась ради сестрёнок, но так толком и не научилась. Потому, наверное, что со мной никто и никогда особо не нежничал и не нянчился. Так что я оставила Аллору и Натэль вдвоём и отправилась за объяснениями к Рэймону. Что-то мне подсказывало, что для осуществления моего собственного плана знание подобных деталей биографии Нира окажется весьма важным и полезным.
   -- Откуда ты это узнал? -- требовательно поинтересовалась я, догнав Рэймона и уцепившись за рукав его плаща.
   -- Учитывая характер и некоторые привычки леди Далии, о её отношении к некромантии было сложнее не узнать, чем узнать, -- хмыкнул он в ответ. -- Как только Безымянная упомянула её... дальше догадаться оказалось уже нетрудно.
   -- Догадаться о чём? -- не пожелала отставать я.
   -- О том, что она, будучи вынужденной заключить столь нежеланный для себя брак, попытается изменить дар своих детей.
   -- А это... ну... возможно?
   Насколько было известно мне, характер магического дара передаётся по наследству. Как, скажем, цвет волос и глаз. То есть, чаще всего достаётся от одного из родителей, но вообще чадо может ненароком и в дедушку пойти, и в прабабушку.
   -- Вообще нет, -- пожал плечами Рэймон. -- Как видишь, это и не удалось. Но чего не пообещает Безымянная ради своей выгоды? Только если уж совсем честно, Нир с Аль и без её участия вполне могли родиться не некромантами. У самой Далии никаких способностей нет, но в её семье полно магов земли. Так что существовал небольшой шанс, что дети пойдут в этих родственников. Всё дело случая.
   -- Знаешь, что мне не нравится? -- вглядываясь вперёд сквозь дождь, пробормотала я. -- Она сказала, что отчасти смогла исполнить просьбу.
   -- Это и мне не нравится, -- вздохнул Рэймон. -- Или она бессовестно соврала, или я не представляю, что она имела в виду.
   Я смахнула с носа щекотавшую его каплю воды. К моей досаде, её место немедленно заняла следующая. Толку вытираться под таким ливнем? Толку говорить с тем, кто вряд ли настроен рассказывать тебе всю правду? Либо действительно не знает, либо не собирается говорить, либо не хочет делиться сомнительными догадками.
   -- Почему леди Далия так ненавидит некромантов? -- сменила я безнадёжную тему.
   -- А почему вы, люди, так нас не любите?
   -- Мы с вами воевали, -- фыркнула я, поражённая наивностью вопроса. -- И это была очень страшная война. Чего ты ждёшь после такого?
   -- Мы не хотели той войны. Если бы хотели, всё бы кончилось совсем иначе.
   -- Люди этого не знают, -- возразила я.
   -- Ладно, -- отмахнулся Рэймон. -- Неудачное сравнение. Вот, скажем, гантарцев вы любите?
   -- Нет.
   -- А почему?
   -- Ну...
   Я призадумалась. С гантарцами во всяком случае наше королевство никогда не воевало. И они были людьми, просто с другими нравами и обычаями. А ещё они давали деньги в рост. Кто же любит своих кредиторов? Но этот довод касался, наверное, только кругом задолжавшей заморским ростовщикам знати. А простые люди гантарцев ненавидели ничуть не меньше. Просто за то, что те отличались. Одевались иначе, говорили на другом языке, молились своим богам. И имели рабов.
   -- Они на вас не похожи, -- продолжил Рэймон. -- Вот и кровные некроманты непохожи на других магов, непонятны им. Потому и пугают. Они имеют дело с тем, чего боятся, пожалуй, все живущие -- со смертью. А некоторым и вовсе отвратительна сама мысль о ритуалах над мертвецами. Леди Далия как раз из последних.
   -- Почему тогда вообще замуж вышла?
   -- Тебе ли не знать такого слова "надо"? -- невесело усмехнулся Рэймон.
   -- Очередной договор?
   -- Да нет. Их кланы были не очень-то дружны, но у них случилась большая любовь. Только лорд Тайлор, так скажем, не представился. В смысле, назвался чужим именем, памятуя о вражде и не желая, чтобы между ними стояли вековые предубеждения и ссоры столетней давности. Думал, что уж когда всё сложится, она примет его тем, кто он есть. Ошибся.
   -- И вот они так всю жизнь? -- ошалело пролепетала я.
   -- Как видишь. Красивой сказки про любовь, побеждающую всё, не вышло. Так и чередуют вспышки взаимной страсти с годами взаимной ненависти вот уже тридцать пять лет.
   -- Кошмар...
   -- Кошмар, -- согласился Рэймон.
   Дальше мы шли молча. Я переваривала услышанное, пытаясь уложить его в голове. Как так можно: годами ненавидеть того, с кем навсегда связан, кого когда-то любил? Можно же, в конце концов, как-то примириться с неизбежным, понять, простить, принять. Постараться жить нормально, раз уж выбора нет. Я бы точно так не смогла. Простила бы. Не сразу, конечно, но простила.
   Дождь, тем временем, постепенно слабел. Небо прояснялось. Воды под ногами, правда, так и оставалось пока по щиколотку, и в сапогах хлюпало, но это были уже пустяки. Потому что впереди показался конец ущелья. И город.
   Когда-то меня впечатлила Аратгена. И новая лардэнская столица была хороша, даже прекрасна. Но то, что я видела сейчас, заставляло буквально потерять дар речи от изумлённого восхищения. Огромный город целиком заполнял горную долину, увенчанный тем самым дворцом, изображение которого я видела на арке. Белая башня сияла в лучах закатного солнца, возносясь, казалось, над целым миром, вырастая прямо из скалы.
   -- Не думал, что однажды увижу это место своими глазами, -- севшим голосом выдохнул Рэймон.
   Я только кивнула. Уж не знаю, было бы моё потрясение сильнее, представляй я, что мне предстоит увидеть более точно, но подозреваю, что нет. Сильнее оно быть просто не могло. Не верилось, что такое в принципе можно построить, тем более в таком месте.
   -- Красота... -- вздохнула за спиной Натэль.
   -- Совершенство -- смерть, -- грустно заметила Аллора. -- И город этот мёртв.
   -- Думаешь, там много... -- осторожно начал Иреас.
   -- Призраков? О да, -- отозвалась Аль. -- Все погибшие там принадлежат Безымянной, так что будет весело, готовьтесь.
   -- Она поэтому пыталась от тебя избавиться? -- догадалась я.
   -- Надо думать.
   -- А библиотека... она вообще сохранилась?
   -- Ты же видишь -- всё сохранилось, -- ответил мне Рэймон. -- Это город-памятник. Он защищен таким количеством разнообразной магии, действующей до сих пор, что даже бойня, устроенная лорлотами, закончилась с совсем небольшими разрушениями. А разграбить его они не успели.
   -- Это хорошо, -- облегчённо выдохнула я.
   -- Надо найти дом поспокойней на ночь где-нибудь на окраине, -- предложил Иреас. -- А утром можно будет пойти в город.
   -- Я посмотрю, -- кивнула Аль.
  

Глава 43

   Дом на самой окраине города, который мы облюбовали для ночлега, оказался до странности нормальным. Пыльным, конечно, но слишком уж умеренно пыльным. Будто его не убирали пару месяцев, не больше. А ведь на самом деле он простоял брошенным тысячу лет.
   -- Мелкая бытовая магия, -- ответила на мой изумлённый вопрос об этом Аль, и неожиданно договорила: -- Вот уж не думала, что она может столько продержаться.
   -- Как зачаровать, -- пожал плечами Рэймон, возившийся с камином.
   Я зябко поёжилась. Вокруг, не считая заметного количества пыли, был полный порядок, даже относительная чистота. И всё же никуда нельзя было деться от ощущения многовековой пустоты и заброшенности. Даже разгоревшиеся дрова, озарившие комнату тёплым светом живого огня, от него не спасли.
   -- Как тут, тихо? -- напряженным голосом поинтересовался Иреас, подходя ближе к камину.
   -- Тихо, -- кивнула Аллора. -- Даже странно.
   -- Значит, ждём неприятностей. Или одну неприятность, но очень существенную, -- с показным равнодушием заметил Рэймон.
   -- Думаешь, она что-то нам сделает? -- опасливо уточнила Натэль.
   -- Сделать она пока ничего не может. Но настроение точно испортит, -- буркнула Аллора.
   -- Тогда предлагаю поспать, -- вздохнула я, с вожделением поглядывая на никем до сих пор не занятый диван у камина.
   -- Я покараулю.
   Аль уселась в кресло, вытянув ноги поближе к огню, вытащила из сумки какую-то книгу и погрузилась в чтение. А Натэль потащила меня на второй этаж. Я последовала за ней. Просто из любопытства, потому что оставаться там не собиралась. Не стоило нам разделяться, находясь в таком опасном месте. На полу у камина в доме будет уж точно не хуже, чем в ущелье под открытым небом.
   Наверху обнаружились три комнаты. Одна -- хозяйская спальня с большой кроватью под балдахином, вторая, видимо, детская, там стояли две маленьких кровати. Третья же была пуста, из мебели там обнаружилась только пара больших шкафов. В одном висела одежда, в другом мы нашли постельное бельё, пару подушек и четыре одеяла.
   -- Не хочу тут оставаться, -- пробормотала Натэль, перебирая бельё.
   -- И не стоит, -- поддержала я. -- Пойдём вниз, к остальным.
   Прихватив постельные принадлежности, мы спустились обратно в гостиную и начали устраиваться на ночь. Диван, к счастью, был достаточно большим, чтобы улечься вдвоём. Натэль уснула практически сразу, а я долго лежала рядом, стараясь не шевелиться, чтобы её не потревожить. Наблюдала за Аллорой, неподвижно сидящей в кресле. Казалось, она спала, только веки, временами опускающиеся и вновь поднимающиеся, выдавали, что это не так.
   Темнота и тишина сделали своё дело, я заснула. И проснулась только с первым лучом солнца, проникшим в просвет между шторами. Кто-то уже гремел на кухне посудой. Потом оттуда донёсся тихий смех Натэль.
   Обувшись и наспех приведя в порядок одежду, я заглянула на кухню. Иреас возился с печью, Натэль деятельно изучала содержимое шкафов, уже разложив по столу наши припасы. И судя по стихшей с моим появлением на пороге беседе, завтрак без меня обещал приготовиться куда лучше. Иногда третий -- совершенно определённо лишний.
   Тайком улыбнувшись, я вернулась к погасшему камину. Посидела немного, заскучала и решила выглянуть на улицу, посмотреть на город при свете дня. Не уходя, конечно, никуда, так, на крыльце посидеть. Но и там, экая досада, меня не ждали. Едва приоткрыв дверь, я увидела Рэймона и Аллору.
   Они сидели на крыльце ко мне спиной и, кажется, даже не заметили, как я выглянула. Плечи Аль вздрагивали. Она плакала, уткнувшись Рэймону в плечо. Он обнимал её и медленно гладил по спине, успокаивая. И здесь я тоже была лишней. Отличное утро, просто лучше некуда.
   Опять вернувшись к камину, я плюхнулась на диван и принялась тупо смотреть на погасшие угли. Только это мне и оставалось -- молча сидеть, переживая своё одиночество. Я потеряла один мир, не получив взамен никакого другого.
  

* * *

   В городе было тихо. Абсолютная, мёртвая тишина лежала вокруг -- ни единого звука, ни единого движения. Только тёмные зашторенные окна домов смотрели на нас, идущих по пустой улице.
   -- Всё время кажется, что на нас кто-то смотрит, -- пожаловалась Натэль, цепляясь за руку Иреаса.
   -- Тебе не кажется, -- фыркнула Аллора. -- Просто ты их не видишь.
   -- Они хоть ничего нам не сделают? -- опасливо уточнил Иреас, нервно озираясь.
   -- Днём -- ничего, -- утешила Аль. -- А к ночи я что-нибудь придумаю.
   Порядком попетляв по улицам, мы как-то даже внезапно вывалились на довольно большую площадь. В центре её возвышался, кажется, фонтан. Во всяком случае, именно об этом говорило наличие остатков бортиков. Более точно представить себе, как когда-то выглядела эта конструкция, было едва ли возможно -- от неё осталась лишь гора каменных осколков. Некоторые следы война здесь всё же оставила.
   -- Надеюсь, в здании Совета они не побывали, -- проворчал Рэймон, глядя на здание напротив.
   -- Это оно? -- слабо пискнула я.
   -- Да, -- уверенно ответил Иреас.
   Вот так. Шли, шли и пришли. Могла бы и сама догадаться, что огромное, трехэтажное строение, увенчанное впечатляющих размеров белым куполом, и есть цель нашей сегодняшней... прогулки. Тем более, почти такое же я видела в Аратгене. Правда, только из окна княжеского дворца, погулять по городу так толком и не довелось.
   -- Идём уже, -- нетерпеливо бросила Аллора.
   Двери оказались не только не заперты, но и вовсе приоткрыты. В просторном холле царил полный хаос. Пол был завален обломками скамей и осколками статуй, некогда украшавших помещение. Кое-где эти завалы были присыпаны обгоревшими клочьями пергамента. Подобрав один такой обрывок, я сглотнула. От нахлынувшей паники так потемнело в глазах, что никак не получалось разобрать остатки букв.
   -- Это документы, -- попытался успокоить меня Рэймон. -- Книги зачаровывают от огня.
   Аллора чуть заметно скривилась, но не сказала ни слова. Этого и не требовалось, я сама уже поняла: зачаровывают-то зачаровывают, конечно, но и огонь огню рознь. Если сильно захотеть, можно сжечь любую книгу.
   Скомкав в руке обгорелый обрывок, я решительно пошла к лестнице, перешагивая и иногда обходя покрывающий пол хлам. Быстро поднялась на второй этаж, на круглую галерею, опоясывающую здание, и не сдержала вздоха облегчения. Здесь никаких разрушений не было. Скамьи вдоль стен и статуи в нишах стояли так же, как и тысячу лет назад. Только большие кадки, предназначенные, очевидно, для декоративных растений, были теперь пусты.
   -- Вот видишь, а ты боялась, -- обняла меня за плечи Аль, чуть не заставив вздрогнуть. -- Сюда они не добрались.
   Я только вздохнула, оглядываясь по сторонам и пытаясь понять, куда идти теперь. Сомнения мои разрешил Рэймон, решительно свернувший направо. Наверное, здания были не просто похожими, а и вовсе одинаковыми. Что это, интересно -- какая-то традиция, или так, удобства ради, чтобы не приходилось каждый раз заново запоминать, где чего находится?
   Вид библиотеки заставил меня мечтательно застонать, цепляясь за дверной косяк. А ещё считала впечатляющей нашу фамильную... Наивно. Или не очень. Однажды, лет в двенадцать, довелось побывать в королевской, и она, помнится, показалась мне обидно бедной. Да ещё и забитой главным образом модными романчиками. А здесь... Отец Небесный, как я вообще найду то, что мне нужно, в этом безбрежном океане книг?!
   -- Тебе нужен раздел по магии, -- любезно просветил меня Рэймон, словно мысли прочтя. Хотя, наверное, они и были написаны на моём растерянном лице. -- Это северная четверть зала, где пол голубого цвета. Помнишь, как выглядит символ магии слова?
   Я кивнула, одновременно закапываясь в закрома памяти. Круг, перечёркнутый молнией, потому что слово может убивать без оружия. За последнее время мне пугающе часто доводилось в этом убеждаться.
   -- Хорошо. Ищи его на шкафу с торца. Не думаю, что даже здесь отыщется больше одного такого шкафа.
   Быстро кивнув, я вышла в центр зала, где стояли рабочие столы, и двинулась вдоль шкафов по голубым мраморным плитам. В начале было собрание по водной магии, целых три ряда. Королевский маг, приведись ему тут оказаться, на месте бы умер от восторга. Потом пошла некромантия, и её оказалось ещё больше. Особенно меня впечатлило "Малое собрание ритуалов" -- фолиант высотой в локоть и толщиной в добрых пол-локтя. Интересно, каких же размеров тогда будет полное?
   Следующим я увидела шкаф, помеченный языком пламени. Всего один. И сразу за ним -- то, что я искала. Знак магии слова, тоже всего на одном шкафу, дальше начинался раздел магии земли. Удачно, что оба интересующих меня шкафа оказались рядом. Правда, я ещё не знала, что мне искать в первом, потому начала со второго.
   Надписи на корешках некоторых книг мне даже прочесть не удалось. Видимо, они были слишком древними. Но часть слов прочтению всё же поддавалась, позволяя надеяться разобраться без посторонней помощи. Пожалуй, даже под пытками я не смогла бы толком объяснить, почему так старательно скрывала от всех свои соображения. И откуда взялось стойкое ощущение того, что если проговорюсь, ничего не получится. Ответ на этот вопрос я тоже рассчитывала найти.
   Книга клятв отыскалась на третьей полке. Неизвестно зачем оглядевшись, я схватила её и тут же развернула, дрожа от нетерпения и невольного страха. И в голос застонала. Да, это была та самая полная книга, с восемнадцатой главой. Но сразу после заголовка здесь начинались совершенно непонятные символы, не похожие ни на одну известную мне письменность. Полная белиберда!
   -- Айли! Что с тобой?!
   Аллора выскочила из-за дальнего шкафа и остановилась при виде меня, застывшей с раскрытой книгой в руках. Потом медленно подошла, заглянула в страницы и тихо, витиевато выругалась.
   -- Зачарована, разумеется, -- сообщила она, закончив эмоциональную, но бессмысленную фразу.
   -- И что... что с ней делать? -- растерянно выдавила я.
   -- Не представляю.
   Аль помолчала, тоже огляделась и, кажется, прислушалась к чему-то. Потом коротко пожала плечами и договорила:
   -- Но, может, Рэй разберётся.
   Я не удержалась от скептического фырканья. Помнится, это как раз Аллора совсем недавно не очень-то лестно отзывалась о магических талантах Рэймона. Очень нелестно, если уж быть честной. А теперь, видите ли, готова на них полагаться.
   -- У него с практическими умениями не очень, -- проворчала Аль, верно угадав причину моей недоверчивости. -- Но это не значит, что он не обладает нужными теоретическими знаниями. Хотя да, у него лучше только спросить, а снимать чары без его участия. Не то, чего доброго, получим-таки хищную летучую книгу.
   Вернувшись в центр зала, мы устроились с книгой за одним из столов. Я продолжила задумчиво разглядывать испещрённые непонятными значками страницы. Логично, на самом деле, что их зачаровали -- изложенные здесь знания предназначались не для всех.
   Аллора посидела немного, откинувшись на деревянную спинку скамьи и глядя в потолок. Потом чуть заметно шевельнула губами, побарабанила пальцами по столу и неожиданно звонко ими щёлкнула. Некоторое время было тихо, потом в проходе между шкафами появился Рэймон.
   -- А просто покричать нельзя было? -- сварливо осведомился он.
   -- В библиотеках не кричат, -- наставительно сообщила Аль. -- Это храм знаний, негоже осквернять его дикими воплями.
   -- Зачем звала-то?
   -- Погляди.
   Аль развернула книгу и подтолкнула к нему через стол. Рэймон склонился над ней, посмотрел, задумчиво сдвинув брови, потом медленно провёл по странице кончиками пальцев, будто погладил. И тут же поспешно отдёрнул руку, но я успела заметить длинную белую искру, впившуюся в его ладонь.
   -- Осторожней, -- спокойно, без тени насмешки посоветовала Аллора.
   -- Да знаю. Понять только не могу, что за плетение.
   -- А стихия какая?
   -- Земля. Вроде бы.
   -- Плохо, -- вздохнула Аль. -- А край хоть нащупал?
   -- Нащупаешь тут, как же...
   -- А тип?
   -- Замкнутый овал. Петля, скорее всего, в центре. И скорее всего, закрытая.
   -- Да уж ясное дело, что закрытая, -- задумчиво протянула Аль. -- Может, ты придержишь, а я распутаю? Только подсвети узор, а то я его толком не вижу.
   -- А получится? -- склонив голову, недоверчиво спросил Рэймон.
   -- А есть другие варианты?
   -- Нет.
   -- Тогда давай попробуем.
   Я даже дыхание затаила, хотя внешне казалось, что ничего и не происходит. Просто двое стояли теперь по разные стороны стола, склонившись над раскрытой книгой, изредка шевеля губами и пальцами.
   Не знаю, сколько это продолжалось. Наверное, довольно долго, потому что я чуть было не заснула, напряжённо разглядывая всё такой же непонятный текст. И подскочила на месте, когда по страницам внезапно заплясали мелкие язычки синего пламени. Аллора от души выругалась, содрала с себя куртку и набросила на книгу. Похлопала по ней ладонью, стащила и облегчённо выдохнула, глядя на лишь слегка потемневший пергамент.
   -- В самом конце ошиблась, -- с досадой выдохнула она.
   -- Ерунда, -- утешил её Рэймон. -- Зато получилось.
   Я тут же заграбастала книгу себе и радостно улыбнулась. Действительно, получилось -- странные символы сменились привычными уже буквами лардэнского языка. Захотелось прямо сейчас убежать, забиться в какой-нибудь тёмный угол и там, в одиночестве, погрузиться в чтение.
   Усилием воли я прогнала это глупое детское желание. Не стоило переоценивать свои силы, самостоятельно разобрать и понять я точно смогу не всё. Значит, придётся просить перевести, объяснить. И ничего страшного в этом нет. В конце концов, содержание книги это одно, а тайна, необходимость сохранить которую я по непонятной причине остро чувствовала -- совершенно другое.
   Мельком проглядев пространное пятистраничное введение, я принялась, водя по странице пальцем, изучать классификацию клятв. Вот уж никогда не думала, что таковая вообще существует, но, если верить книге, она не только имелась в природе, но и имела определяющее значение для возможности клятву обойти или вовсе отменить.
   Все клятвы вообще делились на связанные и несвязанные. Для вторых действительным оставался каждый компонент в отдельности, для первых -- только все части одновременно. Они, в свою очередь, делились на круговые и ступенчатые. Что из себя представляют круговые я так толком и не поняла, а вот со ступенчатыми было чуть попроще. Там части клятвы шли по очереди, одна за другой. Убери одну ступень -- и обрушится вся конструкция.
   Нетерпеливо перевернув страницу, я увидела красиво вычерченную таблицу, и чуть не взвыла от досады. В ней были очень удачно собраны все клятвы, каждая в колонке, соответствующей своему типу. Вот только я не знала, что мне в этой благодати искать! Хоть бы сказал...
   -- Аль, -- осторожно спросила я, -- как думаешь, какую клятву могла стребовать с Нира Безымянная?
   -- Откуда же я знаю? -- устало откликнулась Аллора. -- Полную клятву служения, наверное. Или, может, клятву передачи права, вряд ли что-то другое.
   Шепотом ругаясь на Нира, за то, что промолчал, и на себя, за то, что не догадалась сама спросить, я начала искать в таблице ту и другую. Нашла. Ох, лучше бы это была клятва служения, честное слово... Представить не могу, что делать с круговой. Правда, и книгу читать ещё только начала. Может, объяснение отыщется. Во всяком случае, в это очень хотелось верить.
  

Глава 44

   Связанная ступенчатая. Проведя пальцем по строчке, будто чтобы убедиться, что вижу всё наяву, я зашуршала страницами в поисках пояснений. Где-то они должны же были иметься. И верно, имелись, только понимала я в лучшем случае одно слово из трёх, да и те не знала, как увязать между собой, чтобы уловить хоть какое-то подобие смысла.
   -- Аль, -- осторожно попросила я, чуть скашивая глаза, -- прочитай, пожалуйста.
   Аллора отложила пыльную историческую хронику, которую медленно и вдумчиво листала, и поглядела сперва на меня, потом на книгу, над которой я корпела. С каким-то очевидным сомнением поглядела.
   -- Ты вообще уверена, что хочешь это читать? -- спросила она.
   Я несколько оторопела от этого вопроса. Что значит уверена ли я? Да я сейчас, можно сказать, только в этом и была уверена. Не знаю, что будет дальше и чем всё закончится, но праздновать полную и безоговорочную победу я твари в любом случае не позволю.
   -- Это очень опасное знание, -- вздохнула Аллора.
   -- Знание само по себе не бывает опасным, -- возразила я, процитировав одного модного ныне на родине философа. -- Все дело в том, как им пользоваться.
   -- Как знаешь.
   Аль подтянула к себе книгу и заскользила пальцем по строчкам, богато украшенным завитушками, чуть шевеля губами и сосредоточенно сдвинув брови. Я поймала себя на том, что затаила дыхание.
   -- Сам поклявшийся не может обойти эту клятву никак, -- сообщила она, добравшись до конца страницы. -- Но здесь сказано, что некий третий участник может потребовать её отмены, если докажет, что его право на одну из составных частей клятвы возникло раньше. Отец Небесный, ну и формулировка...
   -- Есть там что-то ещё? -- выдохнула я, нетерпеливо подаваясь вперёд.
   Не знаю, что там из этого нагромождения непонятностей поняла Аллора, но я отчётливо уловила подтверждение давно возникших у меня подозрений. Он знал, мерзавец этакий, знал это, когда клялся... Или по меньшей мере догадывался. Но почему тогда не сказал никому ни слова?
   -- Предварительный сговор отменяет силу требования третьего участника, -- пожав плечами, продолжила Аль.
   -- А не попадалась ли тебе, скотине, эта книга раньше? -- не сдержавшись, прошипела я.
   -- Чего?! -- оторопела Аллора.
   -- Это я не тебе, -- смутилась я, опомнившись. -- Скажи-ка мне, а какие там собственно есть составные части?
   -- Душа, тело, оба имени, дыхание и кровь. Может, объяснишь уже, что происходит?
   -- Нет, не объясню, -- отрезала я. -- Со временем узнаешь. Посмотри, пожалуйста, что там по второй клятве, которую ты упомянула?
   -- Передачи права? Сейчас.
   Опять зашуршали страницы. Я тупо смотрела вперёд, на корешки книг в ближайшем шкафу, и отстранённо, даже как-то лениво раздумывала. В самом деле, а знал ли Нир сам обо всём этом? Может, я тут напридумывала себе каких-то хитрых, заранее продуманных планов, а он молчал всего лишь потому, что даже и не думал о подобном. Тогда неудивительно, что он никак не подтолкнул меня к догадке -- сам даже и не знал, что мне можно о чём-то догадаться.
   -- Клятва передачи права является неотменимой, -- печально вздохнула Аль, глядя в сторону. -- Её потому и придумали, что отыскался способ делать клятву служения ложной.
   -- Печально.
   -- Должно же быть в этом мире хоть что-то незыблемое.
   -- Не тот случай, когда я готова этому порадоваться. Кстати, давно хотела спросить одну штуку. Когда вы... ну... становитесь демонами, вы потом помните, что делали, когда ими были?
   -- Если добровольно, то, разумеется, помним, -- почесав кончик носа, ответила Аллора. -- А если нет... кто его знает? Никому ещё не удалось рассказать. А почему ты спрашиваешь?
   -- Любопытно стало, -- сухо отозвалась я. -- Для общего развития.
   Аль коротко пожала плечами, явно недоумевая, почему я сейчас так себя веду. Но мне, признаться, было совершенно неинтересно, кто и что обо мне подумает. Придёт время, и всё встанет на свои места, так или иначе.
   Что ж, придётся ставить на удачу и надеяться, что Безымянная кое-чего не учла. Или просто не оказалась достаточно хитрой и предусмотрительной. Надежда на это была слабой, но хоть чем-то. И даже если она окажется... миражом, так, кажется, называют иллюзию, иногда возникающую у людей в пустыне, сейчас я не готова была от неё отказаться.
   -- Дамы, вы гляньте...
   Растерянный и порядком испуганный голос Рэймона, показавшегося из прохода между шкафами, заставил нас обеих вздрогнуть и обернуться. Лично я ожидала самого худшего. Например, самой Безымянной, прибывшей по наши души в сопровождении целой армии отборной нежити. Аллоре, видимо, пришло в голову нечто подобное же, потому что она тут же схватилась за кинжал. Но причиной паники оказалась всего лишь небольшая и весьма потрёпанная книга.
   -- Тьфу на тебя, Рэй, -- проворчала Аль. -- Напугал...
   -- Прости, -- задумчиво обронил Рэймон. -- Но ты взгляни.
   Аллора, чуть отклонившись назад, забрала у него книгу и пробежала взглядом по страницам. С каждым мгновением выражение её лица становилось всё больше похожим на то, что было сейчас у Рэймона -- откровенно растерянное и слегка испуганное. Не утерпев, я вскочила, обошла стол и склонилась над плечом Аль, чтобы тоже посмотреть, что произвело на них такое действие.
   Снова мне толком ничего не удалось понять, но уже по другой причине. Писавший книгу клятв злоупотребил украшательствами до того, что половину букв стало нельзя узнать. А эту книгу писали явно в спешке. Строчки плясали, наползая друг на друга, во многих местах по страницам расползлись кляксы. К тому же, текст изобиловал сокращениями и, как мне показалось по паре хорошо известных слов, ещё и ошибками.
   И всё же на второй странице нашлось то, что надёжно приковало к книге моё внимание. Речь здесь шла обо мне. Точнее сказать, об эссааде, а значит, и обо мне тоже. Только почему-то это слово упорно употреблялось во множественном числе.
   -- Ну братец, -- прошипела Аллора, звучно хлопая книгой об стол, -- теперь молись, чтобы тебя убила Безымянная, от меня такой лёгкой смерти ты не дождёшься!
   -- Думаешь, он это и раньше знал? -- как-то опасливо спросил Рэймон.
   -- А ты сам как думаешь?! -- рявкнула Аль, резко вставая и начиная ходить, вернее даже метаться вокруг стола, только чудом не сшибая скамьи. -- Лживый двуличный мерзавец! Ублюдочное некроманское отродье!
   Дальнейшие её слова я большей частью не поняла, но об общем их смысле догадаться было нетрудно. Аллора ругалась долго, с чувством и ни разу не повторилась. Я слушала, кое-что запоминала и только диву давалась, где вообще девушка благородного происхождения могла приобрести подобный словарный запас. И ещё не помешало бы понять, по какому поводу состоялось представление.
   -- Аль, -- взмолился Рэймон, первым не выдержав потока отборной площадной брани, -- перестань. Если бы он рассказал, это ничего бы не изменило.
   -- Да нет, изменило бы! -- рыкнула Аллора. -- Ещё как изменило! Есть такие штуки, как честность по отношению к близким и доверие к соратникам. А ими тут, гляди-ка, и близко не пахнет! Он играл с нами как со слепыми котятами, манипулировал, как последний подонок!
   -- Может, кто-нибудь и мне объяснит, из-за чего столько шума? -- не утерпев, выпалила я, делая шаг в сторону и преграждая Аллоре дорогу.
   Вместо ответа Аль схватила меня за руку, подтащила к столу и ткнула пальцем в книгу. Я несколько недоумённо уставилась на непонятный для меня текст, пытаясь сообразить, что же должна там увидеть кроме полудесятка разнообразных клякс.
   -- Ерунда эта легенда про порог, -- пояснил Рэймон. -- Чушь и ересь. Выдумка Безымянной. Не в согласии проблема и не в каких-то там чувствах между участниками...
   -- Процесса, -- ядовито-любезно подсказала Аллора.
   -- Неважно, -- отмахнулся Рэймон. -- Загвоздка на самом деле в том, что ступеней, собственно, две, не одна.
   -- Только рождённый у порога может достичь вершины и шагнуть за грань, -- зло выдохнула Аль, снова тыча пальцем куда-то в середину страницы. И ему для этого вообще ничего особенного не нужно, лишь бы девушка не сопротивлялась. Можно даже не уговаривать, просто опоить чем-нибудь подходящим.
   -- Так просто? -- оторопела я.
   -- Так скажем, -- не меняя тона продолжила Аллора, -- все сложности закончились до вас.
   Я вздохнула. Следовало, наверное, разозлиться, обидеться и ещё чего-нибудь, но мне уже не хотелось. Было бы мне хоть немного легче, узнай я правду заранее? Сильно подозреваю, что нет. Да и с какой бы стати? Моя роль от этого не изменилась бы ничуть. Хотя мог бы, конечно, и поделиться такими сведениями.
   -- И ты ничего не хочешь сказать по этому поводу? -- изумилась Аль, глядя в моё спокойное лицо.
   -- Хочу сказать, что порядком проголодалась, -- равнодушно повела плечом я. -- Не пора ли перекусить чего-нибудь?
   -- Ну ты...
   -- Я что? Что было, то было. Лично я предпочитаю думать о настоящем и будушем.
   Договорив, я огляделась, вспомнив про Иреаса и Натэль. Всё время разборок они где-то отсутствовали, даже на шум не потрудились подойти, чтобы поинтересоваться, что происходит.
   Разгадка отыскалась очень скоро. Парочка пристроилась у окна, между рядами шкафов, и очень мило там беседовала. До наших криков им не было совершенно никакого дела. И, кстати, очень правильно. Должно же хоть кому-то быть сейчас хорошо. Назло твари, происки которой привели нас в это жуткое место.
  

* * *

   На обед мы расположились в доме напротив от здания Совета. Рэймон решительно заявил, что никакого резона уходить далеко нет, потому что все места в этом городе по сути совершенно одинаковы. Аллора обошла дом, придирчиво заглянув во все углы, и не стала спорить.
   Пока Натэль возилась с готовкой, мы разожгли камин и приготовили постели. Иреас, правда, ворчал, что не стоит дымом выдавать место своего пребывания, но Аллора огрызнулась, что если Безымянная захочет, без того нас запросто найдёт, так что нечего и мёрзнуть, придумывая себе сложности на ровном месте.
   Рэймон сидел в кресле, погрузившись в чтение той самой книги. Даже на еду не особо отвлёкся, выхлебал кашу не отводя взгляда от страниц. Лицо у него при этом неуклонно мрачнело, так, что жутко было спрашивать, что он там вычитал.
   Но я спросила. Когда все остальные уже улеглись и успели заснуть, подошла, присела рядом на корточки и поинтересовалась, стоит ли ждать ещё каких-то сюрпризов. Рэймон поднял на меня глаза, глянул, словно только что проснувшись от кошмара, но потом опомнился и даже улыбнуться попытался. Вышло криво и горько.
   -- Оказывается, мама всё знала, -- тихо сказал он, глядя куда-то мимо меня. -- Выбрала время, провела ритуал. А отец ей просто не поверил, посчитал эту историю сказкой. Хотя как по мне, на сказку больше похоже то, во что верил он. Или, может, дело в тщеславии и гордыне.
   Я только плечами пожала. Скорее всего, свою роль сыграло и то, и другое. Личные амбиции, неготовность принять то, что твои собственные знания неверны -- в этом сочетании причина большинства трагедий.
   -- Он убил её... он действительно её убил. А я в это не верил.
   -- И я бы не захотела верить.
   -- Я так стремился добиться признания отца, добиться его любви, его уважения...
   -- Это нормально, -- твёрдо сказала я, беря его за руку.
   -- Я был уверен, что Нир... что он соврал про маму, чтобы поссорить меня с ним. Из зависти или из жестокости. Мне тогда казалось, отец любит его больше, чем меня, а меня винит в смерти матери. Я и сам себя в этом винил.
   -- А ты просто напоминал ему о том, что сделал он сам, -- неожиданно сама для себя подытожила я.
   -- Да, -- согласился Рэймон, закрывая книгу и откидываясь на спинку кресла.
  

* * *

   Я опять с удивительной, даже какой-то болезненной ясностью понимала, что это сон. Только на этот раз Безымянная не стала приглашать меня к себе, явилась сама. Сидела у окна и, чуть повернув голову, смотрела на ночной город. Уж не знаю, что она там видела в кромешной тьме. Хотя... это ведь сон, причём именно она тут хозяйка. Наверное, видела то, что ей хотелось.
   -- Что тебе нужно? -- спросила я, садясь и обхватывая колени руками, чтобы хоть как-то скрыть нервную дрожь.
   -- Решила присмотреться к тебе повнимательней, -- равнодушно ответила тварь, даже не глядя на меня.
   А потом всё-таки повернулась и посмотрела. Так, что у меня внутри всё похолодело, будто в лёд превратилось. Медленно, с усилием выдохнув, я заставила себя сохранить подбородок гордо вздёрнутым.
   -- Гордая, да? -- до отвращения знакомо усмехнулась Безымянная.
   Меня всё-таки передёрнуло от нахлынувших воспоминаний. Чёрные бездны глаз твари поглощали, затягивали, не позволяя отвести взгляда. Внезапно меня охватила злость. Что она вообще может мне сделать? Убить? Честное слово, уже не страшно.
   -- Гордая, -- твёрдо выговорила я. -- Насмотрелась?
   -- Ты всего лишь жалкая смертная человечка, -- презрительно поджав губы, процедила Безымянная, первой отводя взгляд. -- Что есть в тебе такого, чего нет у меня?
   -- Гордость? -- не удержалась я от сарказма. -- Совесть? Честь?
   -- Нет у тебя чести, девка! -- прошипела тварь, подаваясь вперёд.
   -- А тебе не приходило в голову, что это понятие несколько шире? -- холодно отчеканила я.
   -- Думаешь, всё уже узнала? Ничего ты не знаешь. Вы как марионетки в кукольном театре, пляшете на ниточках, за которые дёргаю я. А сами уверены, что действуете по собственной воле.
   -- Посмотрим, -- ответила я сухо, хотя внутри похолодела.
   Могла ли Безымянная сейчас говорить правду? Может статься, она и впрямь нами манипулировала в своих целях, подталкивая к нужным шагам. Но даже если и так, это совсем не означало, что в финале всё сложится именно так, как предполагала тварь. Всегда есть возможность сделать неожиданный ход, понять бы только, какой.
   -- Один уже мой, -- неприятно улыбнулась Безымянная. -- И второй моим будет.
   -- Да как же, твой! -- выпалила я.
   Вот он, мой неожиданный ход. Во всяком случае, как я надеялась. И стоило рискнуть, вдруг сработает. Самое время сейчас, когда хотя бы для остальных нет никакой непосредственной опасности.
   -- Он поклялся, -- язвительно сообщила мне тварь.
   -- О, не сомневаюсь, -- нарочито ласково пропела я. -- Поди душой, телом, именем, дыханием и кровью, да? Какая ты предусмотрительная, прямо столько всего...
   -- Что ты несёшь? -- процедила Безымянная, вскакивая и приближаясь ко мне.
   -- Что слышишь, -- огрызнулась я, твёрдо глядя во тьму её глаз. -- Клятва штука хорошая. Только вот он не мог отдать тебе то, что ему не принадлежит.
   -- И что же это?
   -- Имя. Его имя принадлежит мне, -- улыбнулась я уголками губ. -- Так что вся твоя клятва просто пшик. И будь добра, верни то, что тебе не принадлежит.
   Безымянная отшатнулась, глядя на меня неверящим взглядом. А через мгновение лицо её исказилось гримасой дикой ненависти, утратив всякое сходство с человеческим. Я продолжала улыбаться. Чувство торжества было сейчас настолько сильно, что заглушало даже страх.
   -- Убью его! -- прошипела тварь.
   -- К чему пустые угрозы? -- равнодушно спросила я. -- Ты его, конечно же, не убьёшь, он тебе нужен. Так что давай просто закончим этот разговор.
   Холод впился в кожу бессчётным множеством острейших игл. Тело оцепенело, не было сил даже на вдох. Казалось, что грудь заполнило льдом. Я только и успела подумать, что доигралась, прежде чем проснулась на полу у погасшего камина, судорожно хватая ртом воздух.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"