Кленарж Дмитрий: другие произведения.

Принц по обмену

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Попаданцы разные бывают. Бывают попаданцы в прошлое. Бывают попаданцы в тела известных исторических личностей. Бывают попаданцы в фэнтезийные миры. И даже попаданцы в тела великих воителей или магов этих самых миров. Но угодить не просто в фэнтези, а в фэнтези-мир, который ты сама же и придумала... Точнее, угодить в фэнтези, которое сочинила твоя бывшая девушка, в тело придуманного ею прекрасного принца... Удача? Как сказать, как сказать. А что если ваша бывшая - слешер?

 []

  
  
  
   Оглавление:
  Пролог
  Глава первая
  
  
  

Пролог

  
  Дизель нашего старенького 'Тагила' надсадно рычал и чихал, отплевываясь рваными клубами густого черного дыма. Давно просившая ремонта гидравлика угрожающе постукивала при каждом новом движении техники. Ковш экскаватора с чавканьем впивался во влажную, множеством корней превращенную в сплошной живой ковер, землю, вырывая из нее жирные ломти дёрна и аккуратно складывая их медленно растущей горочкой позади себя. Мерно клацали лопаты уже по шею скрывшихся в своем шурфе Лёхи и Сопатого. А я сидел на корточках возле нивелира, склонившись над брошенной прямо на землю папкой с проектной документацией, и задумчиво скреб карандашом в затылке. Все упиралось в этот чертов кабель...
  За всем этим и не мудрено было не сразу заметить появление вывалившейся из ближайшего лесочка и направившейся прямиком к нам, через пустырь, шумной компании диковинно одетых молодых людей. С десяток или чуть больше.
  - Ты смотри-ка, - присвистнул куривший в паре метров от меня Михалыч, кивком указывая в их сторону. - Эт чё, тля, за табор такой?
  - Мм? - я автоматически повернул голову на звук приближающихся голосов, сощурился, рассматривая нежданных гостей, и расплылся во внезапной улыбке. - Так это ж ролевики, - фыркнул я, поднимаясь с колен и делая шаг навстречу этому, как назвал их Михалыч, 'табору'.
  - Чего? - удивленно переспросил бригадир.
  - Ролевики, - повторил я. - Ну, такие... - неопределенно повел в воздухе перед собой карандашом, - кто устраивает за городом всякие ролевые игры по мотивам каких-нибудь книг, компьютерных игр или сериалов... - Я, разумеется, не счел необходимым поделиться с ним тем фактом, что сравнительно недавно, в студенчестве, и сам был по уши во всем этом повязан. - Дурью, в общем, маются.
  - А-а-а, - многозначительно протянул Михалыч, впрочем, вряд ли на самом деле уразумев толком, о чем это я.
  Меж тем, гостей наших заметили и остальные. Киримяги остановил свой 'Тагил', в очередной раз воткнув ковш в землю, и, не глуша двигатель, распахнул дверцу кабины и высунулся наружу, чтобы получше разглядеть происходящее. Прыгавшие вокруг только-только начинающей обрисовываться траншеи Макс и Василич застыли на краю ее, опершись о лопаты. Даже над шурфом, проложенном в месте, где, если верить схеме, должен был проходить высоковольтный кабель, показалась любопытная белобрысая голова Лёхи. И только Сопатый продолжал сосредоточенно кряхтеть на дне ямы.
  - Эге-гей, туземцы! - замахал руками, привлекая к себе наше внимание, хотя в этом уже и не было никакой необходимости, шедший впереди 'табора' высокий длинноволосый парень в джинсах, кроссовках и кожаном колете под Средневековье. За плечом у него виднелась покоящаяся в ножнах шпага. Вполне возможно, что самая настоящая.
  - Сам ты туземец! - выкрикнул в ответ я, сдвигая ярко-оранжевую каску на затылок и подбочениваясь. Поинтересовался с кривоватой усмешкой: - Заблудились, болезные?
  Кто-то из девчонок позади парня со шпагой, большей частью так же не успевших еще до конца сменить ролевой прикид на цивильный наряд, негромком захихикал. Тот, обернувшись, бросил на них хмурый взгляд.
  - Нам бы дорогу до Уткино узнать, - буркнул 'мушкетер', подходя ближе.
  Лицо его казалось мне смутно знакомым. Интересно, не встречались ли мы раньше на ролевых? А ведь очень даже может быть. Я невольно ухмыльнулся про себя, надеясь, впрочем, что усы и бородка, которые я не так давно начал отращивать, а так же коротко остриженные волосы и строительная каска делают меня непохожим на того типа, которого он мог встречать где-нибудь на играх года два-три тому назад.
  - Два километра дальше по дороге, - я взмахом руки указал ему на разбитую грунтовку, на обочине которой, растопырив 'лапы', тарахтел наш 'Тагил'. - Что, - прищурившись, посмотрел на клонившееся к закату солнце, - на электричку опоздали, решили метнуться на автобус? - я взглянул на часы. - Ну да, автобус из Уткино уходит в восемь, так что почти два часа у вас еще есть.
  - Спасибо, - коротко кивнул 'мушкетер', обвел наш небольшой раскоп безразличным взглядом, и, повернувшись к своим, мотнул головой в сторону дороги: - Потопали.
  Я, все еще улыбаясь, провожал глазами двинувшуюся мимо нас, по широкой дуге огибая экскаватор, группу весело гомонящих о чем-то своем парней и девчонок. Взгляд против желания цеплялся за элементы игровых костюмов и мелькавшее кое-где оружие. Меня подмывало окликнуть кого-нибудь с вопросом по поводу того, что за игра была, но, заметив пренебрежительную усмешку на губах у Михалыча, я мысленно одернул себя. Вместо этого повернулся к выглядывающему из шурфа с идиотской улыбочкой на лице Лёхе и, подпустив голос побольше начальственных ноток, потребовал:
  - Ну, нашли кабель, оглоеды?
  - Да нашли вроде, - отмахнулся тот и, подхватив за черенок прислоненную рядом с ним лопату, не глядя ткнул ей куда-то вниз. Раздался глухой, словно о толстую резину или изоляцию силового кабеля, стук. - Тут он.
  - Ты мне еще пробей его! - прикрикнул я на жизнерадостного балбеса. - Сгоришь, как спичка!
  Из шурфа донесся приглушенный голос Ильи Барабанова, он же Сопатый:
  - А может и не он... сейчас подкопаюсь еще... а то непонятно толком, то ли кабель, то ли корень...
  - Что значит, не он? - я нахмурился.
  Если кабеля нет в месте, указанном на схеме, то дальнейшие земляные работы нужно было немедленно сворачивать - экскаватор его порвет и не заметит, пока не будет уже слишком поздно. И все Уткино, садовое товарищество 'Сосны' и соседняя свиноферма одним махом останутся без электричества, а я - без премии. Если не вообще без работы.
  - Так, Лёх... - начал уже было я.
  Но тут совсем рядом раздался знакомый женский голос, окликнувший меня по имени:
  - Костя?
  Я удивленно обернулся и уставился на замершую в нескольких шагах от меня девушку в длинном зеленом платье, невысоком корсете из коричневой кожи и со спортивной сумкой через плечо.
  - Оля? - растерянно улыбнулся я.
  Вот так подарочек! В такой глуши, в сотне километров от города, посреди чистого поля, где даже мобильник ловит через раз, столкнуться со своей бывшей, с которой не виделся с самого выпуска из универа.
  - Значит, не показалось, - так же улыбнулась она, оглядываясь на своих удаляющихся товарищей.
  Я проследил за ее взглядом.
  - С игры возвращаетесь, да? - спросил я и тут же мысленно отвесил себе пинка за столь идиотский вопрос.
  Нет, блин, по грибы они в лес ходили! В фэнтезийных костюмах, со шпагами, мечами и, вон, у одной девчонки даже лук с колчаном виднеется. Кто ж в наше время за грибами без шпаги или лука ходит?
  - Ага, - кивнула она, так же, видимо, не слишком хорошо себе представляя, о чем говорить дальше.
  - Я так и понял, - с умным видом кивнул я.
  - А вы тут... работаете, значит?
  - Угу, газ вот ведем в район...
  Михалыч перевел заинтересованный взгляд с меня на девушку и обратно, понимающе хмыкнул и, затушив сигарету, подхватил свою лопату и зашагал прочь, к траншее. Рявкнул на Киримяги:
  - Давай, копай! Чего расселся? До ночи нам тут, что ли, ковыряться?
  Тот что-то буркнул в ответ, но послушно нырнул назад в кабину и ухватился за рычаги. Макс и Василич тоже встрепенулись, отлипнув от своих лопат, засуетились, забегали, привычно создавая видимость интенсивной трудовой деятельности.
  Ольга Воронцова, в недавнем прошлом, на старших курсах университета, сильнейшая моя сердечная привязанность, едва не вылившаяся в женитьбу, поправила спортивную сумку на плече и вновь посмотрела вслед своим уже вышедшим на грунтовку друзьям. Возглавлявший группу 'мушкетер' как раз остановился, чтобы помахать ей рукой, поторапливая.
  - Ну-у-у... - выдавила она, смущенно улыбаясь. - Мне надо идти.
  Оля явно уже и сама была не сильно рада, что решилась окликнуть показавшегося ей смутно знакомым человека. Ситуация в самом деле вышла неловкая.
  - Да, конечно, - я нервно теребил в руках карандаш. - Ты это... если что... я телефон, вообще-то, с тех пор так и не менял...
  Ковш экскаватора со смачным звуком ушел в чернозем по самую гидравлику манипулятора. Киримяги, вытянув шею и пытаясь разглядеть хоть что-то через покрытое сеткой трещин стекло кабины, колдовал с рычагами, подтягивая ковш на себя.
  - Ага, - вновь мотнула головой Ольга, - ясно...
  - Ага! - вторил ей голос Илюхи Сопатого из шурфа. - Корень это, мастер, корень! - рядом с нескрываемым любопытством наблюдающим за нами с Оленькой Лёхой показалась взъерошенная шевелюра Барабанова. - Никакой это не кабель! - победно ухмыльнулся он, отряхивая ладони.
  - То есть как? - разом мрачнея, переспросил я. - А где же тогда...
  В этот момент раздался истошный крик Макса, Михалыч заковыристо матюкнулся и, бросив лопату, метнулся куда-то в сторону. Даже гидравлика 'Тагила' заскрипела, казалось, особенно пронзительно и угрожающе. Я заполошно обернулся к траншее и увидел, как за ползущим вверх ковшом экскаватора тянется что-то длинное, толстое, с обеих сторон уходящее в землю. Как ближайший ко мне конец обнаруженного-таки, только совсем не там, где ему следовало быть, кабеля буквально всплывает сквозь рыхлую, болотистую почву, заставляя дёрн вспучиваться бегущей в нашу с Ольгой сторону змейкой. Как побледнело лицо Киримяги, буквально обмершего за рычагами.
  - Твою мать! - только и успел выдохнуть я, прыгнув к ничего непонимающим взглядом взирающей на происходящее девушке, подхватывая ее на руки и пытаясь вместе с нею отскочить как можно дальше от края траншеи. Насыщенная водою земля под ногами мерзко хлюпнула.
  А в следующий миг кабель с громким хлопком лопнул. В каких-то пяти-шести шагах от нас. Ослепительно-белая дуга уперлась в землю прямо перед нами, мое тело потряс чудовищной силы удар, и наступила тьма.
  
  

Глава первая

I

  
  Я с трудом разлепил налившиеся свинцом веки и уставился в плотно пригнанные друг к другу доски деревянного пола. Часто-часто заморгал, прогоняя плывущую перед глазами алую муть, попробовал открыть рот, но не смог выдавить из себя ничего кроме болью царапнувшего глотку хрипа. Руки, казалось, были стянуты чем-то за спиной, и я не мог помочь себе подняться с пола или настила, на котором лежал. Вместо этого я попытался подтянуть к груди ноги и перекатиться лицом вниз, так чтоб приподняться хотя бы на коленях. У меня почти получилось, когда сзади, а затем одновременно справа и слева послышались приближающиеся тяжелые шаги, и чьи-то невидимые руки, подхватив меня под мышки, рывком вздернули на ноги. Я зашатался от обрушившегося на меня приступа дикого головокружения, и если бы не все те же руки, грубо сжимающие меня за плечи, непременно рухнул бы назад на дощатый пол. Но пол ли?
  Я болезненно сощурился от бьющего прямо в глаза солнечного света. Но самым краешком сознания все же успел отметить мелькнувшую перед моим взором картину: высокие, кирпичные или каменные, здания под островерхими, рвущимися ввысь крышами, отделяющая меня от них пестрая толпа и край помоста, обрывающегося буквально в паре шагов передо мной. Помоста, с которого я и взирал на плещущееся в отдалении, за невысоким металлическим ограждением, человеческое море.
  - Какого?... - прохрипел я, поворачивая голову, чтобы посмотреть на одного из тех, кто удерживал меня за плечи, и обмер.
  На меня смотрело до зеркального блеска отполированное стальное забрало диковинного, такого я не видел ни в одной книжке по средневековым доспехам, шлема. И два пронзительно-зеленых глаза в узкой смотровой щели.
  Шаги. В поле моего зрения, чуть левее парня в шлеме, с которым мы невыразимо-долгое мгновение играли в гляделки, вплыла ярко-красная с серебром клякса. Я встряхнул головой и попытался сосредоточить взгляд на ней. Мужчина, пожилой, с короткой окладистой бородкой и усами. Белыми, не седыми, а именно что белыми, словно платина. И такого же цвета зачесанными назад волосами. Одет в красный, с черной оторочкой, балахон. Было в нем что-то еще непонятное и неправильное, что-то, бросавшееся в глаза, но упорно не воспринимаемое сознанием. Однако, я так и не успел разобраться в этом.
  Старик что-то спросил. Голос и слова я слышал и, кажется, даже понимал сказанное, но смысл вопроса ускользнул от меня. Я нахмурился и переспросил:
  - Что?
  Но тот уже, видимо, приняв какое-то решение, шагнул ко мне, вытягивая вперед руку с неким блестящим предметом. Я инстинктивно отшатнулся, но державшие меня руки сильнее впились в плечи, буквально толкнув навстречу узкому серебристому обручу в руке старика. Холодный метал коснулся моего лба, и я вновь погрузился во мрак.
  

II

  
  Очередное пробуждение оказалось не в пример приятнее предыдущего. Я открыл глаза и уставился в высокий сводчатый потолок. Было тихо и очень хорошо. Не было боли, не было страха, руки свободно лежали вытянутые вдоль тела, сам же я покоился на чем-то мягком. В небольшое полукруглое оконце под потолком лились солнечный свет и приглушенные птичьи трели. Где-то поблизости лязгнул металл, но затем все снова стихло.
  Я повернул голову вбок и обнаружился совсем рядом с собой давешнего старика в красном. Он сидел в пол оборота ко мне, на непривычной формы деревянном стуле с высокой резной спинкой, играясь металлическим обручем в длинных, совсем не старческих пальцах. Тем самым, что пытался одеть на меня там, на помосте, в городе...
  Старик поднял голову, встретившись со мной глазами.
  - Вы очнулись, - то ли спросил, то ли констатировал очевидный факт он.
  Я облизнул губы.
  - Вы понимаете меня? - озабоченно нахмурился старец, и обруч в его руках замер.
  - Да, - скорее на-пробу, нежели отвечая на заданный вопрос, выдавил я из себя.
  Старик удовлетворенно кивнул.
  - Кто вы? - тут же ошарашил он меня.
  - Я... - я заморгал и попытался приподняться на локте. Темное шерстяное одеяло подо мной зашуршало. - Я - Горелов Константин Васильевич, восемьде... - я осекся, заметив набежавшую на лицо собеседника тень, замер, почувствовав внезапный укол страха.
  - Откуда вы? - потребовал белобородый старик. - Из какой страны?
  Я попытался рассмеяться.
  - Ну как же... из России, конечно же... - Ничего не выражающий взгляд старца вновь заставил меня запнуться. - Это же Россия, да? - я затравленно осмотрелся по сторонам.
  Небольшая, метра три на четыре, как в родительской двушке, комната. Тщательно выбеленные стены, высокий потолок и единственное крошечное окошко почти у самого свода. Узкая односпальная кровать у стены с невысоким комодом в ногах, у стены напротив - деревянный столик, круглый трехногий табурет и маленькая, скругленная сверху дверца в самом углу. В стене справа, за спиною моего загадочного собеседника, массивная металлическая дверь. Проклятье! Что это? Камера?
  - Какой вы расы? - ошеломил меня очередным вопросом старик.
  - Что? - я засмеялся уже по-настоящему, садясь на кровати и потирая все еще саднящее горло. - Это шутка? Человек, конечно же, - фыркнул я. - А вы разве...
  И вот тут я обмер. Потому что старик отнюдь не спешил присоединяться к моему веселью, продолжая рассматривать меня внимательным холодным взглядом. А я наконец-то понял, что с самого начала показалось мне в его внешности неправильным. Помимо платинового цвета волос, который ожидаешь встретить скорее у пытающейся косить под природную блондинку модницы.
  Уши. Заостренные кверху кончики ушей. И что-то еще неуловимое и такое нечеловеческое, проскальзывающее в, казалось бы, вполне обычных чертах лица. Словно то была ожившая картинка, исполненная умелой рукой, но таки изображающая не реального, живого, в чем-то неправильного и несовершенного, человека, а некий условный, лишенный всех этих недостатков образ. Иллюстрация, но не портрет.
  - Какого черта? - потрясенно прошептал я, невольно наклоняясь ближе к нему.
  Старик вздохнул и, опустив обруч, который все это время держал в ладонях, на колени, взмахнул руками перед собой, рисуя правильный круг. За кончиками его пальцев побежали полоски рыжего пламени, мелькнула маленькая ослепительная вспышка, и передо мной, замерцав, прямо в воздухе застыло небольшое, заключенное в оправу из живого огня зеркало. Я открыл рот и замер.
  На меня с чуть подрагивающего, словно поверхность воды, зеркала смотрело чужое лицо. Совершенно чужое. И столь же нечеловеческое, как и у старика в красном. Только заметно моложе, с идеально гладкой, алебастрово-белой кожей, большими, черными, широко распахнутыми глазами под пушистыми, словно у девчонки, ресницами и тонкими, сейчас удивленно изломанными бровями. Правильно очерченный рот был приоткрыт в изумлении, а длинные прямые волосы цвета пресловутого воронова крыла ниспадали вперед, чуть затеняя лицо.
  Я дернулся было рукой к волосам, чтобы убрать их с ушей, и незнакомец в зеркале в точности повторил мое движение. Но мне уже было не до него - я остановился, так и не донеся руку до волос, уставившись на только сейчас бросившийся мне в глаза рукав собственного одеяния. Повел взглядом ниже, осматривая всего себя с ног до головы. Сел, резко выпрямившись. Коснулся белой, похожей на шелк, ткани без какого-либо узора. Поддел край запахнутого направо то ли халата, то ли кимоно, схваченного в поясе узким белым же кушаком.
  - Что это? - потрясенно пробормотал я, только теперь делая для себя еще одно открытие - насколько же чужим и непривычным звучит мой собственный голос.
  Однако ответом мне служило выжидательное молчание.
  Я вновь поднял взгляд на окутанное пламенем зеркало. Поднял руку к лицу и, чуть отвернувшись в сторону, убрал волосы назад, открывая ухо. Заостренное. Пальцы дрогнули, и волосы вновь скрыли от меня то, чего просто не могло быть, не могло существовать в природе. Старик в красном удовлетворенно кивнул и хлопком погасил свое фантастическое зеркало.
  - Это вы, - бросил он. - Теперь, - особо выделив это слово интонацией, кивнул старик, - это вы.
  - Но... как?... почему?... этого не мож... - я отчаянно замотал головой.
  - Да, я тоже не знаю таких чар, - с серьезным видом кивнул мой собеседник. - Я только читал об этом ранее, но был уверен, что подобные знания давно утеряны нашим народом.
  - Чары? - переспросил я.
  - Замещающие чары, позволяющие перемещать сознание разумных существ из одного тела в другое на любых расстояниях, - все так же не моргнув и глазом, поведал старик. - И даже между мирами.
  Я, кажется, уже утратил способность удивляться и потому только в очередной раз изобразил из себя эхо:
  - Мирами?
  - Все верно, - качнул головой старец, - мирами. Вы ведь не отсюда, незнакомец? Не из Осмэ, Ранн или Танна-гир-О'мах, не с островов Урум и не из какого-либо другого уголка нашего мира. - Он вновь покрутил в руках лежавший у него на коленях обруч. - Я пытался заглянуть в ваше сознание, пока вы были под воздействием Венца Покорности, чтобы выяснить, кто вы. - Старик криво усмехнулся. - Но наткнулся на нечто совершенно чуждое и непонятное, на шквал воспоминаний, которые я не смог осмыслить. Это было, все равно что пытаться понять язык, который слышишь впервые в жизни.
  - Но сейчас я понимаю вас! - перебил я его. - А вы меня.
  - Сейчас - да, - согласился тот. - А там, на эшафоте? - он прищурился. - Помните, что я говорил вам?
  - На эшафоте? - выдохнул я, и рука вновь против воли вскинулась к горлу.
  Старец в красном вздохнул и поднялся со стула.
  - Думаю, лучше начать с самого начала и по-порядку, - проворчал он, отворачиваясь от меня и неспешно вышагивая в дальний конец комнаты. - Это позволит нам обоим ответить на вопросы друг друга без лишней сумятицы. - Развернувшись под самым окошком, он зашагал в противоположном направлении, к железной двери. - Итак, вы не в своем мире, незнакомец, и не в своем теле. И вы попали сюда против собственной воли, я ведь прав? - старик остановился посередине комнаты и впился в меня неожиданно злым, пристальным взглядом.
  Я молча кивнул в ответ.
  - Хорошо, - он мгновенно оттаял и возобновил движение. - Я вам верю, и у меня есть на то определенные основания, но об этом чуть позже. Продолжим, - старик обернулся ко мне уже от двери. - В свете всего этого не имеет большого значения, кто вы, как вас зовут, и как называется место, из которого вас выдернуло замещающими чарами. Разве что, одну деталь я все же должен уточнить. Там, откуда вы прибыли, незнакомец, вы ведь умерли? - поинтересовался он, вновь оказываясь подле своего стула.
  Я открыл рот, чтобы ответить, и воспоминания, до того испугано жавшиеся где-то на задворках сознания, обрушились на меня. Я содрогнулся, словно заново переживая тот страшный миг, когда лопнул кабель, и разряд в несколько тысяч вольт ударил в землю буквально у самых моих ног. Замотал головой, наклонившись вперед и сунув руку в волосы, не в силах вымолвить ни слова.
  - Я так и думал, - вполне удовлетворенный моей реакцией кивнул старик. - Как и тот, в чьем теле вы теперь пребываете. Он умер на эшафоте, в петле, со сломанной шеей и в один миг с вами.
  Я поднял на него неверящий взгляд, ощупывая свою шею. В это невозможно было поверить, это звучало как полнейший бред. Но это прекрасно объясняло пережитое мною там, на помосте!
  - Именно это и позволило вам обменяться телами, - рассудительно заметил старец, опершись о спинку стула. - С мгновенным исцелением обоих.
  - То есть, - мой голос дрогнул, - я... мое тело... там... оно...
  Старик усмехнулся:
  - Вновь в целости и сохранности с того самого мига, как перенесенный в него принц Шан открыл глаза.
  - Принц? - бесцветным голосом человека, который готов поверить уже во что угодно переспросил я.
  - Да, принц Шан О-луг, Правое Крыло Дракона, старший сын верховного правителя эльфов Осмэ и Ранн, Короля-что-Пребудет-Вечно, и наследник Трона Кричащего камня, - торжественно провозгласил старец, выпрямляясь и грозно сводя густые белые брови. - Изменник и архипреступник, приговоренный к позорной смерти через повешение за отцеубийство и попытку захвата власти в Королевстве-всех-Островов, сбежавший от наказания в другой мир прямо с эшафота!
  Я некоторое время молча взирал на него снизу вверх. Затем медленно облизал пересохшие губы и негромко так проворчал:
  - Чтоб я сдох. В смысле, еще раз.
  

III

  
  - Так, повторите еще раз, кто вы?
  Я вздохнул, покосился на с отрешенным видом колдующую над моими волосами девушку и вновь посмотрел прямо перед собой. В огромное, в человеческий рост продолговатое зеркало, словно бы вырастающее прямо из пола вместе с оплетающими его ветвями дикого винограда.
  - Шан О-луг, - тщательно выговаривая слова, начал я. - Наследный принц Дома Дракона, Защитник Осмэ, Ранн и Страж Ревущих Проливов, владетель Трех Пиков и замка Ирт, герцог Даскийский, маркграф Онти, первосвященник Последнего Берега.
  - Хорошо, - представившийся распорядителем королевской Коллегии Чародеев Рэнтон Донн Иваар, белоголовый старик в красном, коротко кивнул. - Малый титул принца вы затвердили. Большим титулом, а так же всеми тремя титулами вашего отца, займемся немного позже.
  Тремя? - с ужасом подумал я про себя. Вслух, впрочем, поинтересовавшись совсем другим:
  - Простите, а насчет первосвященника - это что, серьезно?
  - Вполне, - улыбнулся в усы пожилой чародей. - Но об этом мы тоже поговорим позднее.
  На этот раз наша беседа происходила в просторном круглом зале с мраморным, с розовыми прожилками, полом и покрытыми резными деревянными панелями стенами. Вдоль которых, перемежаясь растущими прямо из пола, из бегущего по периметру всего зала узкого зеленого ковра живой травы, цветами и даже целыми кустами, а то и прямо в них, расположились обитые золотисто-зеленой тканью диванчики и кресла, янтарной древесины комоды и какие-то еще малопонятные мне пока предметы интерьера. Куполом вздымающийся вверх потолок был целиком увит плющом, за которым, впрочем, можно было различить все тот же белый с розовым мрамор. Слева от меня высокая стрельчатая арка выходила на небольшой, с низким каменным парапетом балкон, с которого, как я видел даже со своего, метрах в десяти, места, открывался захватывающий дух вид на раскинувшийся внизу город. С обеих сторон от арки в стенах были прорезаны узкие оплетенные вьюнком окна-бойницы.
  Я сидел в кресле из дерева цвета янтаря перед утонувшим в ветвях винограда зеркалом. Рэнтон Донн Иваар расположился чуть позади и левее, в кресле поменьше, через мое плечо наблюдая в зеркало за тем, как молчаливая девушка расчесывает и укладывает мои волосы. На мне было все то же белое кимоно-подобное одеяние, в котором я не так давно пришел в себя в камере замковой тюрьмы. Но поверх него добавилось черное с золотой каймой подобие легкого, почти невесомого плаща без рукавов и со стоячим, вышитым золотой нитью, воротником, не застегивающееся спереди, но лишь перехваченное на груди крест-накрест черным же с золотой бахромой шнуром. Воротник, откровенно говоря, здорово мешал поворачивать голову из стороны в сторону, так как я всякий раз при этом норовил задеть его если не носом, то уж подбородком точно.
  На девушке-служанке, кстати, была примерно такая же, только черно-зеленая накидка, но с короткими, до колен, полами и низким, куда как более удобным, нежели мой, воротником. А вот под ним она была облачена уже во вполне привычного моему глазу кроя длинное бирюзовое платье, широкие воздушные рукава которого были перехвачены в запястьях витыми серебряными браслетами.
  Я еще раз покосился на диковинной формы костяной гребень в одной ее руке и вполне узнаваемые ножницы, которыми она время от времени что-то там подравнивала, в другой, и проворчал:
  - Послушайте, Иваар, - чародей почему-то просил меня обращаться к нему именно по третьему его имени, - а вот это вот все обязательно? Я не могу сам себя расчесать?
  - Расчесать можете, - вновь улыбнулся тот. - Но вот уложить волосы в ту'ар вряд ли. - Я удивленно нахмурился. - И в любом случае, вам лучше привыкать к образу жизни принца, в теле которого вы теперь находитесь, - заметил он. - В частности, начинать день с укладки волос.
  Я с ненавистью вперся взглядом в свое отражение в зеркале, глотая рвущиеся с языка догадки о сексуальной ориентации того, кто придумал подобные правила. Впрочем, - мысленно одернул я себя, - разве принцы и прочие аристократы моего мира даже в наши дни так уж сильно отличаются от моего эльфийского принца, герцога, маркграфа и что-то там еще в полном титуле? С поправкой на декорации, разумеется. А уж жившие два-три столетия тому назад...
  - Ну хорошо, - со вздохом согласился я, опуская голову, но пальчики девушки тут же решительно вернули ее в прежнее положение. - Эм, - я только сейчас сообразил задаться этим вопросом, - а ничего, что она слышит все, что мы тут обсуждаем? Разве это не... ну, тайна?
  - А она нас не слышит, - покачал головой Иваар.
  Он поднял руку и дотронулся до маленькой золотой броши, в виде свернувшейся кольцом змеи и с тускло мерцающей нефритовой бляшкой в середине, на отложном воротнике его просторного ало-черного одеяния. Такая же точно брошь была наколота и на правой стороне моей накидки чуть пониже стоячего ворота.
  - Это называется Шепчущие камни, - пояснил чародей. - Пока камень активирован, и пока вы не обращаетесь к ней по имени, мы с вами можем обсуждать все, что угодно, находясь в прямой видимости друг друга. Для нее наш разговор останется немым.
  - Микрофон? - удивился я, покосившись на свою брошь. Ладошки девушки вновь легли мне на виски, заставляя повернуть голову прямо.
  - Что? - не понял пожилой чародей.
  - Не важно, - я невольно улыбнулся, радуясь появлению в этом невероятном, фантастическом мире хоть чего-то хоть отдаленно напоминающего мне о доме и привычной реальности. - Так значит, - продолжал я, - вы все-таки хотите, чтобы я на какое-то время занял место принца? - неверяще покачал головой, все еще не в силах до конца поверить в происходящее. - Вы уверены, что он вообще жив? Что он непременно планирует вернуться?
  Иваар пожал плечами.
  - Принц Шан несомненно жив. В противном случае и вас, мой друг, уже не было бы в живых - ваши жизни сейчас неразрывно связаны, и если умрет один... - он многозначительно замолчал.
  Я вздрогнул, нервно сглотнул, но все же не рискнул задать вслух вспыхнувший у меня в мозгу вопрос - не проще ли им в таком случае избавиться от угрозы возвращения беглого бунтовщика, просто убив меня? Например, повторно казнив. Разве не так с ним поступили бы в любом случае, если б казнь в самом деле просто не удалась из-за лопнувшей веревки, а не закончилась таким вот странным "бегством" приговоренного?
  - Что же до возвращения нашего мятежника, - словно прочтя мои мысли, улыбнулся меж тем чародей, - то тут все зависит от того, был ли обмен телами с разумным из другого мира с самого начала частью его плана? Или же случившееся стало результатом какой-то ошибки, погрешности, допущенной Шан О-луг при совершении этих давно уже вышедших из употребления чар? - Иваар облокотился о подлокотник своего кресла и с задумчивым видом подпер голову рукой. - В первом случае, у него пока все идет по-плану, он опережает нас на шаг, и мы можем только догадываться о том, что смутьян собирается делать дальше. Во втором... - он усмехнулся. - Во втором случае дела нашего принца плохи. Вы утверждаете, что в вашем мире отсутствует магия... - Иваар поднял на меня требовательный взгляд.
  - Все верно, - кивнул я, вызвав гримаску недовольства и слабый вздох у девушки-цирюльника. - Магия у нас считается сказкой, антинаучной выдумкой. А все так называемые чародеи и маги на поверку оказываются обычными мошенниками. Потому-то мне так трудно поверить в реальность...
  - Немагический мир, - заключил Иваар, перебивая меня. - Существование подобных миров не только возможно, но, с точки зрения Общей теории магии, даже необходимо и неизбежно. - Он всплеснул руками, откидываясь назад на спинку кресла. - Но тогда Шан О-луг в большой беде. Сбежав с эшафота он, однако, не обрел желанную свободу, а запер сам себя в мире, выбраться из которого без помощи извне попросту невозможно. Да еще и в мире, где жизнь разумных, как вы говорите, ограничена жалкими десятками, даже не сотнями, лет! И это он, принц Дома Дракона, привыкший полагать, что в запасе у него еще по-меньшей мере с десять тысяч лет жизни! - старый чародей зло рассмеялся, а я с практически суеверным ужасом уставился на собственное отражение в зеркале. Десять тысяч?! Я не ослышался? - Единственный же ключик от двери его новой камеры, - отражение волшебника в зеркале смотрело мне прямо в глаза, - это вы, мой друг. Только через вас можно попытаться выдернуть его назад в наш мир.
  - А вы знаете, как это сделать? - торопливо, чтоб не задумываться об озвученном сроке жизни принца, спросил я.
  - Нет, - вздохнул Рэнтон Донн Иваар. - Как я уже и говорил вам ранее, до недавнего времени я и вовсе считал подобные чары такой же сказкой, какой в вашем родном мире полагают вообще любую магию.
  - Но ведь принц должен был продумать свое возвращение, - не сдавался я. - Не просто же так он сбежал, абы куда, не будучи уверен наверняка, что сможет вернуться в свое драгоценное тело?
  - Если альтернатива бегству - верная, неизбежная смерть, - хмыкнул чародей, - разве не прыгнули бы вы в окно, даже не особо утруждая себя выяснением того, какой это этаж и есть ли внизу кусты, способные смягчить ваше приземление?
  Я замялся, не зная, что возразить. Нет, конечно, я задержался бы на секунду перед самым прыжком... но вот остановился бы, даже если увиденное не сулило мне ничего хорошего?
  - Впрочем, я тоже сомневаюсь в том, что принц действовал наобум, не просчитав все заранее, - тут же поспешил обнадежить меня Иваар. - Тот мальчишка Шан, которого я знал, никогда бы так не поступил, - покачал он головой. - Его могла подвести волшба, и обмен мог пройти совсем не так и не с тем, как и с кем планировалось. Но в любом случае, у него почти наверняка должны были быть сообщники, - он наклонился вперед в своем кресле, неотрывно глядя на меня через мое же плечо. - Здесь, в замке. Из тех, кто не был вовлечен напрямую в заговор против короля и мог избежать разоблачения в случае неудачи мятежа. Чтобы затем, когда принц с помощью своей уловки сбежит из-под самого носа у палача, помочь ему вернуться назад и предпринять попытку реванша. Вот это, - чародей наставительно погрозил мне пальцем, - было бы уже в духе того принца Шан О-луг, что я знал с самого его детства.
  - Сообщники... - пробормотал я, задумчиво наблюдая за танцем пальчиков девушки-служанки над моими волосами. - А я для них - ключ к свободе их принца...
  - Верно, - коротко кивнул чародей, поймав моей взгляд и прочтя в нем безмолвный вопрос. - Независимо от того, прошло ли у принца Шан все по плану или же пошло вразнос, вы нужны им. - Губы моего собеседника тронула нехорошая улыбка. - И рано или поздно они придут за вами.
  Я нервно облизнул губы.
  - Но тогда почему вы просто не оставите меня в камере?
  - Потому что именно этого от нас скорее всего и ждут, - пожал плечами Рэнтон Донн Иваар. - И если мои надежды на ошибку в чарах, поломавшую планы принца, тщетны, то, держа вас в подземельях замка, мы лишь помогаем этим самым планам воплотиться в точности, как и было задумано.
  - А разгуливая на свободе, да еще и изображая из себя сбежавшего принца, я прям-таки помешаю их воплощению? - с сомнением фыркнул я, предпочтя, впрочем, умолчать о том, что мешать этим самым планам как бы совсем даже не в моих интересах - мне бы наоборот как можно скорее вернуться домой, а вы уж тут разбирайтесь со своими бунтовщиками и властолюбивыми принцами, как вам будет угодно!
  - Кто вам сказал, что вы будете кого-то там изображать? - удивленно вздернул брови чародей.
  Я аж опешил от неожиданности.
  - Но... вы же сами говорили...
  Служанка тем временем закончила приводить в порядок мои волосы и, достав откуда-то - отвлеченный разговором с волшебником я благополучно проморгал этот момент - миниатюрную замысловатой формы конструкцию из черного лакированного дерева, установила ее у меня на голове, на самом темечке. Закрепив с помощью тоненьких ниточек, тщательно спрятанных в волосах, пропущенных через виски, под ушами и завязанных узелком на затылке, и принялась вплетать в нее отдельные пряди, фиксируя их с помощью серебряных шпилек. Мне оставалось лишь взирать на все это безобразие в полнейшей прострации.
  - Я говорил, что вам придется взять на себя роль нашего принца, - заметил Иваар. - Либо до того момента, когда он попытается вернуться в свое тело, а вы, соответственно, отправитесь к себе домой. Либо же, если Шан О-луг в самом деле не предусмотрел подобного развития событий, и у него здесь не осталось сообщников, способных помочь ему отыграть обмен телами назад... - чародей на мгновение замолчал, затем развел руками и закончил: - навсегда.
  Мне словно еще раз петлю на шею накинули.
  - К-как, навсегда? - запинаясь, переспросил я.
  - К сожалению, у нас всего три принца крови, - со вздохом поведал чародей, - и мы не можем позволить себе вот так просто разбрасываться ими. Тем паче старшим в роду. Решение о казни Шан О-луг далось и королю и Королевскому Совету очень непросто, и то, что в итоге мы совершенно неожиданным образом смогли и от преступника избавиться и принца сохранить - это просто подарок судьбы для всех нас! - Рэнтон Донн Иваар удивленно покачал головой. - Если бы я знал, что все так обернется, я, наверное, тоже голосовал за смертный приговор принцу Шан.
  - Подождите, подождите! - отчаянно замотал я головою, не обращая внимания на отчаянную жестикуляцию девушки-парикмахера, вся работа которой с угнездившейся у меня в волосах странной деревянной конструкцией грозила разом пойти насмарку. - Что значит "принца сохранить"? Он же сбежал. У вас нет больше принца!
  Иваар выглядел не на шутку озадаченным.
  - У нас есть вы, - пожал он плечами с выражением лица, которое бывает у взрослых. Вынужденных объяснять детям очевидные вещи.
  - Но я не принц!
  - Вы - принц, - с нажимом повторил чародей. - В ваших жилах течет кровь Опаленного Владыки, значит, вы - принц Дома Дракона.
  Я рассмеялся. Это был какой-то бред. Бред посреди бреда.
  - Но это же не мое тело, - продолжал настаивать я.
  - Какая разница? - недоумевающе переспросил Иваар. - Принадлежность к Дому определяется кровью. Только тот, в ком течет кровь Опаленного, способен воссесть на трон из Кричащего Камня. В ваших жилах она течет, - утвердительно кивнул он. - И не важно, что вы в этом теле совсем недавно. Важно, что сейчас оно - ваше. И эта кровь - ваша. Если вскрыть вам вены, из них хлынет именно она, кровь владыки драконов Первых Дней. Если вы сядете на королевский трон, камень под вами закричит. Ему безразлично, что у вас тут, - волшебник постучал себя пальцем по лбу, - для него значение имеет только то, что бежит сейчас по вашим жилам. Память о драконах, которую хранит ваша кровь.
  - То есть... - потеряно пробормотал я, - вы хотите сказать...
  - Что если Шан О-луг, точнее тот, кто был им до недавнего времени, по какой-либо причине так и не сможет вернуться в это тело, то вы останетесь за него и на его месте, - совершенно будничным тоном сообщил старый волшебник.
  - Но я не хочу! - выпалил я. - Я хочу домой!
  - Домой? - внезапно рассмеялся Иваар. - В мир с до смешного короткой продолжительностью жизни? Серьезно? Сколько лет, вы сказали, вы еще смогли бы прожить там у себя, в своем мире, даже при самых благоприятных обстоятельствах?
  Я смутился, нахмурился, исподлобья глядя в зеркало на девушку, заканчивающую свое колдунство с моей прической.
  - Лет пятьдесят... может быть... Но это мой дом! - буркнул я. - Там мои друзья, родные...
  Иваар тяжело вздохнул и посмотрел на меня с нескрываемым сочувствием.
  - Не обижайтесь, Костатин, - примиряющим тоном проговорил он, впервые назвав меня по имени, хоть и не совсем правильно. - Вы правы. Это совершенно нормально, что вы хотите вернуться домой, но... - Волшебник поднялся из кресла и шагнул ко мне, кивком головы отсылая закончившую и выжидательно отступившую на шаг девушку прочь. - Но я в самом деле не в состоянии помочь вам. Во всяком случае сейчас. Да и интересы королевства требуют иного. - Он облокотился о спинку моего кресла, встретившись со мною взглядом в зеркале. - Посягнувший на престол и жизнь короля преступник наказан если не смертью, то изгнанием в другой мир, однако Дом Дракона не потерял драгоценного принца крови - разве это не идеальный вариант разрешения кризиса? Для государства, разумеется.
  Я молчал, угрюмо изучая свое насупившееся в ответ отражение.
  - Однако, может статься, что для вас все еще не так уж и плохо, - улыбнулся Иваар. - Такая неприятная особенность вашего мира, как слишком краткий срок жизни, вполне возможно, сыграет вам на руку.
  - Как именно? - я удивленно посмотрел на него.
  - Мы ведь должны будем поведать двору и подданным о том, что произошло вчера на эшафоте. Что сталось с мятежным принцем-отцеубийцей, и почему Шан О-луг снова на свободе, а не в камере и кандалах.
  - То есть вы, - перебил я его, - расскажете всем, что в теле принца теперь находится кто-то другой? Пришелец из другого мира?
  - Совершенно верно, - как ни в чем ни бывало кивнул волшебник. - И как бы между прочим, - усмехнулся он, - оброним, что в том мире, из которого вы прибыли, и в который попал наш принц-преступник, жизнь разумных до обидного коротка, и через каких-нибудь тридцать-сорок лет... - Иваар прищелкнул в воздухе пальцами.
  - Вы хотите спровоцировать его возможных сообщников в замке! - внезапно осознав, выдохнул я.
  - Именно! - Чародей оттолкнулся от моего кресла и, развернувшись, направился вглубь комнаты. - Если они действительно есть, и если существует план по возвращению принца, - продолжал рассуждать он, - то он почти наверняка включает в себя небольшую паузу, лет так, скажем, в сто. Для того, чтоб все как следует подготовить, чтоб улеглась пыль, ослабла бдительность короля и его окружения...
  - Сто лет? - потеряно повторил я, следя за ним в зеркало.
  - Да, не меньше, - не замечая моего потрясения, бросил чародей. Он остановился в противоположном конце комнаты у высокой двустворчатой двери, отливающей чуть зеленоватой бронзой и потянул за один из свисающих рядом с ней разноцветных шнуров. - Но если они поймут, что у них нет столько времени, - он повернулся ко мне, - что их господину грозит попросту умереть от старости в приютившем его мире, покуда они здесь заняты приготовлениями... - Иваар всплеснул руками. - Они будут вынуждены поспешить и начать действовать намного раньше, чем предполагалось по первоначальному плану. А те, кто спешит, - он недобро улыбнулся, - совершают ошибки. Роковые ошибки.
  Дверь у него за спиной беззвучно распахнулась, и в комнату, чеканя шаг, вошли четверо облаченных в диковинные латы рыцарей, вроде того, что я успел мельком разглядеть в прошлый раз на эшафоте, едва придя в себя, с короткими жутковатого вида алебардами в руках. Замерли, заключив не поведшего и глазом в их сторону волшебника "в коробочку".
  - Ну или, взвесив все за и против, из страха перед неудачей просто откажутся от первоначальных своих намерений, - продолжал Иваар, - и бросят мятежника умирать в чужом мире. В этом случае, боюсь, вы все-таки не сможете вернуться домой, Костатин. И вам придется привыкать к своей новой роли и своей новой жизни. Но если они все же рискнут... - Он протянул руку, приглашая меня присоединиться к нему. - Идемте, принц Шан О-луг. Его Величество ждет вас в Малом тронном зале. Он хочет познакомиться со своим новым сыном.
  Я с трудом заставил себя встать из кресла и деревянным шагом направился к дверям. В голове вертелись сотни сумбурных, даже толком не сформулированных вопросов, но я прекрасно понимал, что сейчас куда важнее попытаться переварить уже обрушившийся на меня объем информации. К тому же, времени на долгие разговоры попросту не оставалось - короли, как известно, не любят ждать. О каком бы из миров ни шла речь.
  Я поравнялся с Рэнтоном Донн Ивааром, распорядителем королевской Коллегии Чародеев, и решительно кивнул:
  - Я готов.
  Волшебник улыбнулся одними только глазами и бросил короткий взгляд на одного из стоявших вокруг нас правильным четырехугольником рыцарей. Словно услышав беззвучный приказ, те одновременно, с потрясающей синхронностью развернулись на месте и гулко стукнули древками алебард об пол. Воздух вокруг нас подернулся серой колышущейся дымкой, полностью скрывшей из вида все, кроме пяточка пола прямо под ногами. Лишь четверка рыцарей, обозначающих четыре вершины нашего импровизированного кокона, вырисовывались на фоне этого непроглядного марева. В такой же точно "коробочке", применявшейся, как я понял, здесь для конвоирования преступников, я с час тому назад был препровожден из камеры в подземной тюрьме, в покои принца Шан О-луг. Чтобы переодеться, привести в порядок волосы и приготовиться к встрече с Королем-что-Пребудет-Вечно.
  - Смелее, мой друг.
  И мы шагнули за порог.
  
  
  Продолжение следует...
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"