Клименко Сергей Николаевич: другие произведения.

Тени Дракона.Наследник.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.83*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Их возможности окутаны ореолом легенд и различных домыслов, а права по слухам безграничны. Произнесённый Тенью приговор или отданный приказ не подлежит обсуждению, отменить его может всего один человек - Император. Многие мечтают обладать такой властью, но лишь нескольким избранным известно, что Тенью нельзя стать - ею надо родиться. Только тот, в чьих жилах течет хоть капля древней крови, способен вынести это непосильное бремя....

  
   Глава первая. Пробуждение.
  
  На моей планете была поговорка: 'Если хочешь мстить, приготовь могилу и себе'. Интересно, думали ли они, что будет, если захочется мстить целой расе? Вряд ли мои предки могли даже предположить такую возможность, но так случилось и, увы, случилось со мной.
  Даже спустя многие годы тот день иногда приходит ко мне во сне. Я вновь и вновь вижу пылающий город, слышу крики людей, смотрю глазами мальчишки на спускающиеся с небес десантные корабли пришельцев, а потом бегу, бегу, бегу... и падаю, почувствовав боль в спине. Мне больно, я не могу сделать вдох, ноги подкашиваются, и я заваливаюсь на правый бок, последнее, что я успеваю увидеть и запомнить - золотой купол храма на фоне черного от дыма неба... темнота.
  Остаток ночи я провожу без сна, мучительно стараясь забыть это, не вспоминать никогда, и не могу. Я помню всё: своё имя, любящих родителей, школу, друзей, название города, где жил. Я всем сердцем хочу вернуть время назад, вернуться в детство, туда, где был счастлив.
   Всё что у меня осталось от детства - это тот день, маленький крестик с цепочкой из белого металла, который там назывался 'серебро', и слово - Земля. Слово, приносящее мне только боль, название планеты, которой больше нет. И хотя сейчас, я знаю, что лишь на половину землянин, простить и забыть не могу. В этом я истинный сын Империи Дракона.
  По всем правилам я должен был умереть в тот день, но мне посчастливилось спастись. В миг, когда я падал на мостовую, сражённый случайной пулей, отскочившей рикошетом от брони харга, в систему вошел флот империи. Они опоздали, опоздали всего на день, но опоздали. Крупные города превратились в пылающий ад, где горело всё что могло и не могло гореть. Говорят, там плавилась сама земля. Миллиарды погибших. Планета, превращённая в большой погребальный костёр, так стали называть Землю спустя годы.
  Защищать было почти некого - Дракон пришел мстить, но и тут ему не повезло. Как только флот оказался в системе, харги, отозвав с поверхности десант, ретировались - исчезли так же внезапно, как и появились. Империи оставалось лишь скрипеть зубами и попытаться спасти хоть кого-нибудь, и это просто чудо, что среди спасённых оказался и я. Наверно, мне повезло из-за того, что я жил в маленьком городке, а за них пришельцы взялись не сразу, и скорее всего им не хватило времени для осуществления задуманного. А может быть, меня спасли исполнительность и внимательность императорского солдата, честно и добросовестно исполнившего распоряжение командира, и сумевшего разглядеть в теле умирающего ребёнка едва заметную искорку жизни. Уже не узнать.
  Так или иначе, я выжил и теперь сижу в кресле, вспоминая свою жизнь, там, где она началась снова, где пришел в себя. Впрочем, 'пришел в себя' слишком громко сказано...
   * * *
  
  Я резко проснулся в довольно большой и светлой комнате. Из открытого окна проникал тёплый солнечный свет и свежий, чистый воздух, наполняя комнату едва уловимым ароматом цветов и морской волны. Я зажмурился, захотелось разреветься в голос. Если минуту назад, глядя в потолок, можно было говорить себе: 'Всё случившиеся со мной - ночной кошмар, который быстро забудется', а затем я встану, оденусь и выйду на улицу по своим делам, то теперь стало понятно, это будет ложью. Легкий морской ветерок нельзя спутать ни с чем - я у моря, значит не дома.
   Воспоминания вернулись: я ранен, упал, меня кто-то куда-то несет, снова темно и холодно. Потом я лежу на чём-то мягком. Нет - это вода, я лежу в воде, я боюсь захлебнуться. Голоса. Говорят двое, мужчина и женщина. Женщина о чём-то удивленно рассказывает, слов я не понимаю, но чувствую удивление, радость и страх. Странно! Как можно испытывать страх и радость одновременно? Теперь говорит мужчина. Нет, не говорит - приказывает, две коротких фразы, Потом он уходит, я даже слышу его удаляющиеся шаги.
  И вот я здесь. Понять бы, где именно? Твёрдо решив узнать, где, в конце концов, нахожусь, я снова открыл глаза и сел в своей постели. У меня перехватило дыхание от увиденного, и на некоторое время я забыл обо всём. Передо мной в раскрытом настежь окне было море бесконечное, спокойное, где-то за горизонтом сливающееся с таким же безмятежном синим небом, по которому медленно плыли редкие облака. Не знаю, сколько просидел так - неподвижно, с открытым ртом, уставившись на открывшуюся картину. Но когда очнулся, тряхнув головой, словно отгоняя наваждение, я обнаружил себя сидящим на большой кровати с низкими спинками тёмного дерева, украшенными по углам фигурками свернувшегося клубком, точно домашний кот, дракона. Дракон, сложив свои крылья вдоль тела, обвивался о ствол какого-то дерева, его голова лежала на передних лапах, а длинным раздвоенным хвостом он прикрывал свой нос. Казалось, хищник вот-вот проснется и полетит на охоту, мне ещё никогда до этого не приходилось видеть такой красоты. Оторваться от разглядывания и попыток пересчитать все чешуйки ближайшей ко мне фигурки я смог только тогда, когда понял всю сложность сего действа, сбившись со счёта в десятый или двенадцатый раз. Обругав себя за то, что не могу сосредоточиться и постоянно отвлекаюсь, я стал лихорадочно искать глазами хоть какую-то одежду, поскольку оказалось, рассматривая спинку кровати с дракончиком, я умудрился вылезти из-под своего зелёного одеяла и теперь голый сижу на корточках почти на краю.
  Одежда нашлась сразу. Она была аккуратно сложена на ручке тяжёлого кресла, обитого зелёной тканью с выбитыми листьями и лианами неизвестного растения в качестве орнамента. Кресло было повернуто к кровати таким образом, чтобы сидящий в нём мог наблюдать за спящим человеком. Так что достать одежду с того места где на корточках сидел маленький мальчик можно было не спускаясь с постели, чем я и воспользовался, просто протянув руку. Уже через минуту я был облачён в штаны из лёгкого, почти невесомого материала белого цвета с затейливым рисунком из сочетания листьев и лиан, прошитого золотой нитью от пояса вниз по внешней стороне каждой штанины, место пояса было украшено так же. Рубашку пришлось одевать через голову, так как на ней было только две пуговицы, и застегивалась она на манер русской косоворотки, о которой я помнил по обязательным походам в музеи. Золотое шитьё было и на рубашке, оно оплетало рукава от плеча до манжет. Единственным дополнением в оформлении моей новой рубашки был маленький крылатый ящер, уютно устроившийся слева на уровне сердца, дракон был зелёным. Моя одежда была мне впору, удобной, как будто сшита специально для меня, и даже красивой, я мог бы поблагодарить за хороший и своевременный подарок, но рассердился. Обилие зелёного раздражало: постель, кресло, стены, ковер на полу, а теперь этот крокодил на груди. Но как раз когда я уже был готов стянуть с себя ненавистного цвета герб, а то, что это герб стало понятно ещё тогда, мне вдруг вспомнилось, как любил этот цвет отец. Он всегда, к месту и не к месту, одевал что-нибудь зелёное, да и Новый год любил, по-моему, только из-за елки.
  'Не время вспоминать, - сказал я себе, мотнув головой. - Сейчас я хочу есть, но ещё больше - в туалет, и срочно'. Подбодрив себя таким образом и осмотрев своё место пребывания повнимательней, я нашёл что одна из двух тёмных деревянных дверей, ведущих из комнаты приоткрыта. Ни секунды больше не думая, я исчез за ней.
  В своём предположении о том, куда ведет эта дверь, я не ошибся. Там оказалось именно то, что мне было нужно. В туалетной комнате, правда, пришлось задержаться дольше, чем планировал. Понять, что да как устроено было не сложно. Гораздо больше времени ушло на разглядывания различных пузырьков, баночек и разных коробочек над умывальником, сделанного в виде кроны дерева полой внутри. Кстати, дерево сильно напоминало то, которое изображено на кровати. Закончив осмотр, и немного подумав, я умылся. Сам, без напоминания и нытья, мама была бы очень мною довольна. Это стало последней каплей, слёзы сами покатились из глаз, как я ни старался их сдержать. Опустившись на пол и прислонившись лбом к изображающую ствол дерева части умывальника, я отчаянно заревел. Никогда в жизни ни до, ни, тем более, после этого я так не плакал. Я выл так, словно хотел выдавить из себя всю свою боль и одиночество, которое навалилось на меня как снежный ком, грозя раздавить, стереть в порошок, уничтожить полностью и навсегда. Я знал, что мои родители погибли, хоть не видел их умершими, но я знал. Я знал это с того момента как проснулся, старался об этом не думать, найти себе развлечения, уговорить себя не вспоминать о них... но я знал, знал. И ещё одну вещь я понял тогда - я отомщу, я узнаю, кто это был и отомщу, я узнаю, узнаю...
  -Я узнаю! - услышав собственный голос, я вздрогнул и постепенно начал успокаиваться.
  Хотя всхлипы продолжались, а по щекам ещё текли горючие слёзы, я уже мог воспринимать окружающий мир. С удивлением обнаружив на полу рядом с собой, толстое, мягкое полотенце, которого там раньше не было, я вытерся им, поднялся на ноги и, ополоснув напоследок лицо водой, медленно поплёлся в свою комнату.
  Ещё не до конца успокоившись, держа в руке полотенце, которым вытирал на ходу лицо, я замер на месте, едва сделав пару шагов по живому ковру моей комнаты. То, что он живой, и то, что это вовсе не ковер, а настоящая, живая трава, я догадался, как только мои босые ноги опустились на него. Мне тогда удалось, нагнувшись, вырвать одну травинку, внимательно её рассмотреть, понюхать и даже пожевать, убеждаясь, что она настоящая. Но не травинки под ногами были причиной, заставившей меня остановиться, а моя глупость. У меня побывали гости. Мою постель аккуратно заправили, будто на ней никто не лежал, кресло перенесли к столу в дальнем углу комнаты и развернули. На столе, ранее пустом, появился большой поднос с сервировкой. Столько много произошло, а я ничегошеньки не услышал из-за своих рыданий. Мне стало обидно - я упустил возможность с ними познакомиться, и ужасно стыдно - они видели как я плачу.
  Еды на столе было много, гораздо больше, чем необходимо одиннадцатилетнему мальчику, и она была разной. Был тут и хлеб, правда, совершенно не похожий по вкусу на тот к которому я привык, и очень горячий, жидкий суп, с плавающими кусочками неизвестного происхождения, и мясо, обильно политое соусом с гарниром из мелко нарезанных овощей, и салат, ещё более разноцветный, чем гарнир к мясу. Ко всему этому богатству прилагались сушенные и свежие фрукты в стеклянных вазах, и стакан с каким-то непонятным, но оказавшимся достаточно вкусным напитком. При виде такого многообразия, красиво расставленной еды, мой желудок предательски заурчал, а рот мгновенно наполнился слюной, и наконец я вспомнил, что сильно проголодался. Сглотнув, я задумался - с чего бы мне начать? Суп и мясо я решил не трогать, суп потому что никогда не любил жидкого, а мясо есть побоялся, поскольку не знал чьё оно. Не знаю почему, но моё воображение живо рисовало мне, то гигантскую дохлую крысу, то омерзительно толстую, длинную змею, то личинку какого-то насекомого. Рассуждая таким образом и стараясь не смотреть на не аппетитные, на мой взгляд, кусочки жаркого, я с помощью вилки, найденной среди нескольких столовых приборов, оставленных заботливыми гостями, быстро расправился с салатом. Не на-евшись, я все же решился попробовать немного мяса, и тут же пожалел о том, что не начал с него. Оно оказалось восхитительным, а соус с неизвестными пряностями, придавал мясу удивительный и неповторимый вкус. Вполне возможно, моё восприятие было обострено тем, что я ужасно голоден, но, как бы там ни было, в конце моей трапезы на тарелке остались только овощи. Громко рыгнув и запив съеденное остатками сока, я поспешил в длинный коридор с единственной дверью вдоль правой стены и в конце которого, виднелась лестница, уходящая вниз.
  О существовании коридора и лестницы я узнал чуть раньше, когда отбросив своё полотенце в сторону, метнулся прочь из комнаты, надеясь догнать неизвестного гостя и одновременно страшась найти дверь запертой. Мои опасения были напрасны, она открылась легко и свободно, чему я несказанно обрадовался, но за ней было пусто и безлюдно, что меня огорчило. Уже на лестнице, спустившись на несколько ступенек, я услышал позади себя окрик и звуки приближающихся шагов. Если б я немного подумал и всё хорошо взвесил, наверно, поступил иначе, но в тот момент мне вдруг представилось, как существа уничтожившие Землю пришли и за мной. Теперь, зная всё, я понимаю, как глупо выглядел мой поступок - никто не лечит, не одевает и не кормит пленника, ну если и кормит, то не так вкусно, чтобы затем убить. Но тогда я испугался, испугался и побежал. Бежал я, не разбирая дороги, петляя по огромному, как оказалось зданию, путая следы как зайчонок, спасающийся от матёрого, серого волка. В начале погони я слышал и частые окрики, и шаги, позже преследователь, осознав, что на его слова не реагируют, прекратил попытки докричаться до убегающего и решил просто меня догнать. У него хорошо получалось, звуки шагов неумолимо приближались, меня настигали. Не помню, сколько продолжалась эта гонка по лабиринту из поворотов, комнат и коридоров, но прекратилась она довольно неожиданно.
   После очередного поворота, просто влетев, в большой зал с множеством окон, я растянулся во весь рост на идеально ровном, гладком полу. От набранной скорости, по инерции, проехав чуть ли не до середины круглого помещения, я попытался быстро встать, но, тут же, оказался сбит с ног, моим преследователем, который повторил и мою судьбу и даже траекторию скольжения. Когда мы оба охая, и кряхтя, поднялись, страх исчез. Всё это время за мной гнался человек, и не просто человек, а парнишка на год или два старше меня. Пока я на него пялился, он пытался что-то сказать, но ничего не получалось из-за сбитого во время падения дыхания. Парень укоризненно покачал головой, глядя на меня, но чувствовалось, что он не сердится. Раскрасневшийся от долгого бега, с мокрыми, торчащими во все стороны волосами, в одном ботинке, куда делся второй неизвестно, он выглядел так забавно, что я невольно улыбнулся. Вернув мне улыбку, мой новый знакомый опустился на пол, выгнул спину, опершись на локтях, и, посмотрев на меня снизу вверх, о чем-то спросил. Языка я не понимал и поэтому не смог ничего ответить. Видя, что я молчу, он вновь сел махнув рукой, предлагая мне к нему присоединиться, явно намереваясь найти способ объясняться, хоть бы и с помощью жестов. Но, к сожалению, нашему настоящему знакомству не суждено было состояться в то беспокойное утро, первое утро моей новой, и как выяснилось много позже, непростой жизни
  Нас отвлек шум, издаваемый входящими с улицы людьми. Их было четверо. Первыми шли молодая, красивая женщина в строгом, светло-коричневом брючном костюме, и мужчина в чёрной военной форме. Женщина, что-то тихо рассказывала своему спутнику, слегка опираясь на его левую руку, офицер заинтересованно её слушал, иногда задавая короткие вопросы. Эта пара надолго остановилась прямо на пороге, увлеченная беседой, чем немало озадачила двух других военных, которые несли вещи в больших чемоданах, и теперь вынуждены были топтаться на месте, переминаясь с ноги на ногу. Поторопить старшего по званию они не осмелились и им ничего не оставалось как просто ждать, когда же офицер со шрамом на правой щеке и его дама двинутся дальше. Однако те будто нарочно не замечали нетерпения своих товарищей и продолжали мирно беседовать, а на губах женщины, после мимолетного взгляда на носильщиков, появилась и тут же исчезла едва заметная, злорадная усмешка, похоже она только что отплатила военным за какую-то провинность, и мужчина подыграл ей. Решив, что с них достаточно, офицер, осторожно увлекая свою спутницу за собой, пошёл вперед, заслужив при этом благодарные взгляды подчинённых.
  Дама заметила нас раньше других. Женщина прервалась на полуслове, свободной рукой прикрыла рот, словно сболтнула лишнее или, стараясь сдержать крик. Её лицо побледнело, будто она увидела призрак, глаза изумлённо расширились, когда она переводила взгляд с меня на офицера и обратно. Я почувствовал себя неуютно из-за пристального внимания, проявленного к моей скромной персоне, и принялся изучать разноцветные кусочки мрамора, создающие пол в холле. Тишина, даже люди с чемоданами, казалось, остолбенели, поражённые столь неожиданным изменением поведения женщины, длилась не долго. Совладав кое-как со своими эмоциями, гостья почти шепотом обратилась к совершенно спокойному и даже довольному, произведённым эффектом, обладателю чёрной формы. Лучше б она молчала. Это, по крайней мере, избавило бы меня от нескольких неприятных минут. Благодаря великолепной акустике зала, до меня донеслось нечто из сказанного ею, как только мой разум зацепился за услышанное слово 'Кирк', у меня начались большие проблемы.
   Мне вдруг стало ужасно холодно, тело начала бить мелкая дрожь, из носа на верхнюю губу и далее, по подбородку, потекло что-то тёплое. Не сразу сообразив, что это кровь, я попытался вытрется дрожащей рукой, но, конечно, только всё размазал. Прежде чем моё сознание было захвачено бесконечным потоком, неизвестно откуда берущейся информации, я успел отметить, как сузились, в понимании происходящего со мной, карие глаза офицера, как ещё больше побледнела женщина, как испугавшись, начал подниматься с пола мой партнёр по бегу. Затем пришла страшная головная боль, а перед глазами замелькал калейдоскоп из символов, букв, цифр, формул, графиков, диаграмм, звёздных карт, образов, дат и имён. Данных было так много и они всплывали так быстро, что я не успевал сосредоточиться на чём-то конкретном, возможно, именно это и вернуло меня в реальность. Стены то качались, то по ним шла рябь, и они текли словно воск. Мой приятель всё ещё поднимался. Почему он так медлит, ведь прошло много времени? Или не много? Или много, но только для меня? Ответов я не знал. Ноги стали ватными, а я для них слишком тяжёлым. Время постепенно обретало нормальное течение, все ощущения мира вернулись на свои места, как и сильнейшая, давящая, не дающая даже закрыть глаза и забыться головная боль. Я застонал, когда понял - сейчас мне будет ещё больнее, потому что я не успеваю выставить руки перед, быстро приближающимся к моему лицу, кубиком жёлтого мра-мора.
  Упасть мне не дали. Сильные руки в белых перчатках схватили меня подмышки почти у земли, ловко перевернули и бережно устроили лежать на полу, при этом человеку со шрамом пришлось опуститься на колени. Каким образом ему удалось преодолеть разделявшее нас довольно большое расстояние за столь короткий промежуток времени для меня, тогда, осталось загадкой. В ушах у меня звенело, голова раскалывалась, да и дрожь не желала прекращаться, поэтому прошло несколько долгих минут, прежде чем я понял смысл обращенных ко мне слов:
  - Смотри на меня. Пожалуйста, посмотри мне в глаза, - голос звучал мягко, но требовательно.
  Я попытался повернуть голову в сторону говорившего, но не смог, моё тело отказывалось подчиняться. Рука, через секунду коснувшаяся моего лба и показавшаяся мне ледяной, принесла облегчение, настолько незначительное, что его хватило только на попытку сфокусировать взгляд, выполняя, часто повторяющеюся просьбу. Наконец, наши взгляды встретились. Лицо офицера сделалось абсолютно невыразительным, точно высечено из камня, казалось, вся жизненная энергия этого человека перешла в его глаза. Они превратились в два источника такой чудовищной, манящей к себе силы, что я запаниковал. Я утону в ней, растворюсь, исчезну, она навсегда поглотит меня. Боковым зрением я заметил белые, как полотно, лица женщины и младших офицеров, на которых застыло выражение суеверного ужаса и восторга одновременно. Почувствовав себя кроликом перед собравшимся закусить удавом я решил не смотреть в эти, ставшие из карих тёмными, глаза. Мне ужасно захотелось отвернуться..
  -Нет! Не бойся, смотри только на меня... СМОТРИ В ГЛАЗА, - это была уже не просьба, а приказ, которому я не осмелился противиться.
  Сознание медленно начал заполнять плотный, густой туман, отгоняя все страхи, горести и тревоги, даря спокойствие и безопасность. Как-то сразу прошла дрожь, боль в голове притупилась, отошла на второй план, и теперь не была столь сильной. Мышцы расслабились, тело стало лёгким, почти невесомым, появилось ощущение полета. К тому моменту, когда мой спаситель, облегчённо вздохнув, убрал руку, моя головная боль окончательно исчезла, а я погрузился в глубокий спокойный сон.
  
  
  
   Глава вторая. Григ.
  
  Как странно и сложно устроена человеческая память, какие чудные открытия она может нам дарить, сколько всего в неё можно вложить. Иногда мы считаем, что забыли нечто важное, но как только находится вещь, имя, образ или запах связанный как-то с тем или иным событием, воспоминание возвращаются с необычайной ясностью и точностью, как будто, это происходит сию минуту.
  Вот и сейчас оторвавшись от просмотра оперативной сводки Службы Внутренней Охраны Империи за минувшие сутки, взяв в руки оранжевый, величиной с теннисный мяч фрукт, чтобы перекусить и немного отвлечься, я вновь переношусь в тот день, когда узнал, что вместо одной семьи обрел другую и, самое удивительное, тоже родную...
  
   * * *
  
  -Как твоя голова? Болит? - вот первое что я услышал, очнувшись после своего припадка.
  Раздосадованный тем, что моя попытка притвориться спящим, которого так старательно изображал на протяжении нескольких минут, почувствовав в комнате присутствие другого человека, окончательно провалилась, глубоко вздохнув, я позволил себе открыть один глаз и оглядеться.
  В комнате царил полумрак, лишь тусклый ровный свет, исходящий из всей поверхности потолка, позволил мне разглядеть силуэт сидящего в тяжёлом кресле человека. Лица в такой темноте, разумеется, разглядеть было невозможно, но я, отлично помня этот голос, догадался кто передо мной. Рядом с моей кроватью сидел тот, кто не дал мне упасть накануне, кто остановил тогда мою жуткую головную боль, тот, кого я почему-то ещё немного побаиваюсь, несмотря на то, что от него ничего плохого не испытывал - человек со шрамом.
  - Я знаю, ты уже проснулся. Тебе лучше? - одновременно с вопросом, он щёлкнул пальцами.
  Освещение начало меняться. Постепенно, не сразу, в комнату вернулся день, хотя темнота, за закрытым окном, была явно против, утверждая, что сейчас глубокая ночь. Проспав весь день и большую часть ночи, я чувствовал себя отдохнувшим и полным сил, голова не болела, но отвечать почему-то не хотелось. Немного нахмурившись и слегка поддавшись вперед, человек со шрамом неотрывно смотрел на меня, чего-то ждал. Я в свою очередь тоже получил возможность, повнимательнее его рассмотреть.
   В массивном зелёном кресле сидел молодой мужчина, с правильным, довольно приятным лицом, шрам ничуть его не портил, делая отдельные черты немного жёстче. Прямые, русые волосы были чуть длинней, чем положено военным, а в глазах не осталось ничего мистического - обычные глаза, уставшего и не выспавшегося человека. Одет он был в ту же чёрную, скорее всего, парадную форму, только вместо кителя, висевшего сейчас на спинке кресла, на нём была того же цвета сорочка, с расстёгнутым, для большей свободы воротом. Началась игра в гляделки - он оценивающе смотрел на меня, я изучал его. Продолжалось так довольно долго, я молчал, как партизан. В конце концов, убедившись, что я не проявляю ни малейшего желания отвечать, офицер разочарованно вздохнул и покачал головой.
  - Я скоро вернусь,- говоря мне это, он поднялся и начал собирать свои вещи, набросив на плечи китель с золотыми пуговицами и затейливой вязью в петлицах, взял со стола фуражку, и некогда белые перчатки, покрытые теперь какими-то бурыми пятнами.
   Присмотревшись внимательно, я понял - это пятна засохшей крови. Моей крови? Я проспал почти весь день, а офицер просидел все это время в кресле? Я даже приподнялся от удивления.
   -Дождись меня, не выходи пока из комнаты, хорошо? Не хочу, чтобы ты, потеряв сознания, свалился с какой-нибудь лестницы. И ничего не бойся, здесь, тебя никто не оби-дит...Да, и еще, возле изголовья кровати, на стене один листик гладкий, коснись его, - последние слова он произнёс уже на пороге, но видя, что я никак не реагирую, вышел, демонстративно оставив дверь слегка приоткрытой.
  Вернувшись почти перед рассветом, неся в одной руке большую тарелку с горой различных бутербродов и несколькими, размером с яблоко, плодами, а в другой молоко в пузатой кружке, явно, с детским, из-за обилия цветов, рисунком, человек со шрамом нашёл меня задумчивым, сидящим на траве и разглядывающим своё отражение. Задуматься мне было над чем. Где я? Что произошло прошлым утром? Почему со мной обращаются так хорошо чужие мне люди? Кто они и чего от меня хотят? Мне не дали умереть после ранения, перевезли к себе. В довершении всего, спасли вчера, то, что меня спасли и защитили от чего-то, очень плохого, я прекрасно понимал, поскольку лёжа на полу, испытывая невыносимую боль, чувствовал как проваливаюсь в тёмную бездонную воронку, и только голос молодого офицера не дал ей затянуть меня. Я получил в своё полное распоряжение большую комнату с видом на море и кучей других сюрпризов от живого ковра и потолка, светящегося без видимых лампочек, управляемого щелчками пальцев, в чём мне удалось убедиться, немного поиграв с освещением, и до потайного шкафа и зеркал, спрятанных в стенах. Последние я обнаружил, воспользовавшись то ли советом, то ли приказом, довольно быстро отыскав требуемый листик. Он действительно отличался от остальных и располагался там, где мне сказали. Правда человек со шрамом немного слукавил, поверхность хоть и была ровной, холодной на ощупь, но оказалась разделена надвое.
  Как только подушечки моих пальцев коснулись одной из двух половинок, я едва не подпрыгнул от испуга и неожиданности - часть стены, возле меня, просто растворилась в пространстве, открыв тем самым скрытую нишу, превращённую во вместительный шкаф. Там было всё: и разноцветная одежда, на все случаи жизни, и несколько пар странных полупрозрачных ботинок, и куча полотенец различных не только по виду, но и размеру, и множество головных уборов, от шляп и кепок, до бейсболок и панам, была здесь даже форменная фуражка, кстати, вместе с уменьшенной копией чёрного военного мундира. Одежда или висела на плечиках строго по стилю, или лежала аккуратными стопками на многочисленных полках, дожидаясь своего часа, при всём при этом шкаф выглядел полупустым. Неуверенно, боясь, что стена вдруг сама вернется на место, оторвав мне руки, я выбрал ближайшую ко мне пару брюк, поскольку в результате осмотра носимых сейчас, оказалось, они испачканы, на них тоже были пятна крови. Рубашку с меня сняли, и теперь я решил не искать ей замену, хотя был уверен - любая из тех, что были здесь, подошла бы мне идеально. Быстро переодевшись, я начал обходить свою комнату по периметру, надеясь найти ещё какой-нибудь тайник, ничего не обнаружив, вернулся к сенсорной панели. Швырнув грязные штаны внутрь ниши, я нажал на листок, желая вернуть назад исчезнувший участок стены, но, видимо, промахнувшись, превратил невидимую дверь в зеркало. Сидящим именно у него и застал меня, вернувшийся утром офицер.
  Погружённый в свои мысли, я обратил на него внимание лишь, когда он, поставив принесённое на стол, встал позади кресла, чтобы его заметили, и посмотрел на моего зеркального двойника:
  -Есть будешь?
  Набравшись, наконец, смелости заговорить, посмотрев на его отражение, я спросил:
  -Кто вы?
  -Я уж думал, ты немой,- теперь он, облегчённо улыбаясь и облокотившись руками о спинку кресла, смотрел не на отражение, а на меня, вынуждая, немного развернувшись, взглянуть на него. - Я - Григ. А как зовут тебя?
  - Кирилл, - мой голос показался мне каким-то слишком тихим.
   Выйдя из-за кресла, взяв бутерброды со стола, поставив тарелку передо мной прямо на пол, Григ чуть ли не силой вложил мне в руку кружку с молоком:
   -Очень рад знакомству с тобой, Кирилл, - устроившись рядом, прислонившись спиной к стене, он закрыл глаза, будто о чём-то задумался. - Я не знал, что тебе понравится, выбирай сам.
  Я хотел сказать, что не голоден, но это было не совсем правдой. Прошло несколько часов после моего пробуждения, а ел я уже довольно давно и успел проголодаться. Поэтому вместо возражений я смог выдавить из себя:
  - Спасибо.
   Пока я завтракал, поглощая треугольные кусочки хлеба, запивая их маленькими глотками домашнего, судя по вкусу, молока, Григ оставался неподвижным, и казался утомлённым. Увидев человека со шрамом вот так, просто, сидящим и спокойно дремлющим на полу моей комнаты, в простой гражданской одежде и без странного пугающего блеска в глазах, я окончательно перестал его бояться. Мне вдруг захотелось задать ему все, мучающие меня, вопросы, на которые, я был твёрдо убежден, обязательно получу ответы. Желание побыстрее обо всём расспросить, и всё поскорее узнать постепенно росло, но когда, насытившись, я собрался выяснить, где нахожусь, моё внимание привлекли фрукты на тарелке. Это были небольшие продолговатые плоды с мягкой оранжевой кожицей. Моя рука сама, словно обладала собственной волей, взяла один из них, слегка приподняла и замерла на месте. Некоторое время я, бессмысленно уставившись на неё, старательно вспоминал нечто важное и нужное, не до конца понимая, что именно. Этому занятию я отдавался полностью, до тех пор, пока не перевёл взгляд на Грига, сейчас пристально и с какой-то непонятной болью, всматривающегося в моё лицо:
  -Кирилл, как называется этот фрукт?
  Вопрос был задан ровно, буднично, в нём не было и намёка на эмоции, но от ответа на него почему-то зависело многое. Григ напрягся - губы поджаты, спина больше не опиралась о стену, шрам на щеке стал ещё заметнее. Сперва, я решил просто пожать плечами, как бы говоря, что не знаю. Затем, изумлённо осознал, что хотел вспомнить именно название. Потом, поражённый открытием, услышал свой собственный шепот:
  -Айв...
  -Правильно. Что ты ещё знаешь о нём?
  Знал я много, гораздо больше, чем полагалось человеку, который не видел его до этого дня. Я знал - это плод вечнозелёного дерева, растущего только на пятой, единственно заселённой, планете одной из восьмидесяти обитаемых звёздных систем, входивших в Империю Дракона. Дерево чрезвычайно ядовито, от малейшего прикосновения к стволу или веткам без защитного костюма у людей начинались судороги, головокружение, тошнота, удушье, интоксикация организма, кончалось всё либо, если вовремя оказывалась помощь, длительной болезнью с целым букетом осложнений, либо ещё хуже. Каждый сезон фиксировалось несколько летальных случаев. Плодоносить сие чудо природы начинало только на сто пятидесятый год, плоды вкусные, сладкие, сочные, насыщенные витаминами и абсолютно безвредные стоили безумно дорого, не каждый мог их себе позволить. Все эти сведения, всплывшие в моей голове, я и вывалил Григу.
  - Верно, - он вновь расслабился и оперся о стену. - Гм, ты назвал одну планету системы, остальные знаешь?
  Знал. И не только их. Я перечислил и описал не только десять планет звезды Кайва, но и назвал все соседние обитаемые системы, подробно, с информацией о массе, диаметре, составе атмосферы, расстоянии до звёзд и периоде вращения вокруг своей оси, вспомнил обо всех особенностях и обычаях каждой из заселённых планет. Наверно, я бы рассказал тогда обо всей империи, если б не Григ, прерывая мою речь своими вопросами, он заставлял меня перескакивать с одной области знаний на другую. В ходе нашей беседы сначала больше похожей на попытку нерадивого ученика, которому учитель задает наводящие вопросы, не получить двойку, вспоминая, иногда очень даже успешно, когда-то вполуха слышанный урок, мы касались астрофизики и химии, политики и культуры, биологии и истории. Григ заинтересовался принципом работы двигателей космических кораблей, их классификацией по типу и применению, и даже тактикой ведения боевых действий тем или иным типом судов. Потом он вдруг захотел узнать, почему-то именно от меня, полный курс новой истории Империи, а это примерно девять тысяч лет, причём с датами важнейших событий, битв, и крупными историческими личностями. Однако самое удивительное было то, что я не был слушателем, а рассказывал сам, точно, развернуто и, видимо, правильно. Необходимые знания при-ходили сами, стоило только захотеть ответить на задаваемый вопрос.
  В процессе нашего разговора со мной начали происходить изменения - как только я слышал новые для себя данные, сведения, понятия, крупинка только что полученного знания навсегда оседала в глубинах моей памяти. Я почувствовал, что уже никогда не забуду произнесённого вслух, смогу свободно обращаться к этой информации, не боясь повторения вчерашнего припадка. Чужой, вначале, язык, который начал понимать не так давно, по мере того как я говорил, делался мне всё ближе и роднее, слова подбирались легче, предложения усложнялись, становились распространеннее, длиннее. Меня охватила эйфория, хотелось говорить и говорить. Выплёскивая всё скрытое в моей голове, я каким-то шестым чувством догадывался - чем больше будет ответов, чем полнее они будут, тем лучше. Так продолжалось несколько часов подряд, наступил и прошел полдень, когда Григ остановил мой очередной монолог немного насмешливым вопросом:
  - Ты хоть собираешься его попробовать?
  Прервав рассказ об очередной, не помню уже какой, известной исторической фигуре, жившей три тысячи лет назад, я недоуменно посмотрел на Грига и остановился. Оказывается я, увлекшись, не заметил, как поднялся с того места, где сидел, и теперь мерею свою комнату шагами, Григ же остался на траве, подобрав и согнув в колене правую ногу:
  -Айв, - пояснил он. - Ты уже два часа ходишь по комнате, держа его в руке. Может всё же, попробуешь?
   Григ выглядел слегка уставшим, но очень довольным, как человек, решивший сложную, почти невыполнимую задачу, истратив при этом меньше сил и времени, чем рассчитывал изначально. Он, широко улыбаясь, смотрел на меня, а в глазах плясали лукавые огоньки. На меня снизошло озарение, что решённой задачей для Грига был я сам. Ему не нужны были мои знания, они его не интересовали, ничего нового он от меня не услышал. Григ с самого начала нашего знакомства, ещё в ночь после моего обморока, пытался меня разговорить, и у него, в конце концов, получилось. Я уже собирался спросить, зачем это было нужно, однако, от ответа на мой вопрос Грига спас тихий стук в дверь.
   -Войдите!
  Воспользовавшись приглашением, вошел тот самый парень, с которым я бегал наперегонки по замку. Войдя и обнаружив меня стоящим посреди комнаты, а не таким, каким видел и запомнил в прошлый раз - истекающим кровью на полу, он мне кивнул, но обратился к уже успевшему встать на ноги Григу:
  -Леди Линк хочет знать. Когда можно будет заняться пациентом? - вопрос он задал, явно копируя интонацию дамы в брючном костюме.
  -Не в ближайшие недели, - Григ ответил механически. Затем, напустив на себя чересчур строгий вид, спросил. - Нэм, когда ты перестанешь кривляться?
  - Никогда! - ничуть не испугавшись, заявил мальчишка.
   Несмотря на все старания, не сумев сохранить серьёзность, Григ лишь беззлобно пробурчал:
   -Вот уж одарил создатель сыночком... - затем переведя взгляд с Нэма на меня, добавил чуть громче. - Думаю на сегодня достаточно. Знакомься, Кирилл, мой сын и твой двоюродный брат Нэм.
  Мысли понеслись в моей голове со скоростью урагана в пустыне - Нэм сын Грига и мой двоюродный брат, значит сам Григ мой дядя? Правда ли это? Да, правда! И не только из-за того, что мне хотелось в это верить, а потому что, теперь многое стало понятнее. Вся забота обо мне, то искреннее беспокойство, виденное мною во взгляде Грига, всё стало на свои места. Обо мне заботились вовсе не чужие, как я думал раньше, люди.
  Пока я, остолбенев, переваривал свежие новости, мой дядя достал из шкафа рубашку и обувь для меня. Затем, велел привести нам с Нэмом себя в порядок и прогуляться по окрестностям, убив тем самым несколько зайцев. Во-первых, подышать свежим, чистым, морским воздухом, что полезно обоим, а мне в особенности. Во-вторых, познакомиться поближе с замком, и его обитателями, поскольку вряд ли я хоть что-то запомнил во время наших 'догонялок', переполошивших ползамка. В-третьих, узнать поближе друг друга, и наконец позволить ему немного отдохнуть. Категорически запретив при этом, мне всяческие физические нагрузки, купание в море и даже долгое стояния на солнце, во избежание повторения вчерашних неприятностей. Закончив свою речь, Григ удалился, оставив нас наедине.
  Нэм терпеливо молчал, пока я, надев рубашку, возился с непокорными, полупрозрачными ботинками, неожиданно ставшими серыми, в тон брюк, едва я закончил шнуровку. Чудес за два неполных дня я насмотрелся предостаточно, поэтому данную метаморфозу воспринял спокойно. Проговорив всю первую половину дня, я выдохся, слава Богу, мой кузен, похоже, это понимал. Не предпринимая попыток начать беседу, дождавшись, когда я закончу, он спросил:
  -Пошли?
  Я пожал плечами, как бы говоря: 'Куда я денусь?' . Про себя я решил не перечить Григу, сказал идти гулять - пойду, да и, если честно, мне самому хотелось узнать, что и кто меня окружает.
  
   Глава третья. Потомок Дракона.
  
  '...-Ты уверен?
  - Абсолютно. Экспертизу проводили четырежды. Его нашли среди груды тел харгов. Кирк погиб.... Погиб в бою, - голос Грига эхом разносился по огромному сферическому помещению, в центре которого стояли двое.
  Собеседник Грига немолодой, уже в годах, мужчина с аккуратно подстриженной бородкой и чёрными, как смоль, волосами, лишь слегка тронутыми у висков сединой тяжело вздохнул, и по нему пошла рябь искажений. Григ разговаривал с голограммой:
  - Григ, прости меня, - Император искренен. - Я должен был тебя послушать и немедленно отдать приказ... прости. Вторые похороны Анга не переживет.
  - Это ничего бы не изменило, мы не успевали в любом случае. Что касается матушки, может быть, ее немного утешит то, что у вас появился ещё один внук.
  -Внук? - чёрные густые брови взмыли вверх.
  -Да, отец, у нас появился еще один Дракон. Кирк умер, защищая свою семью - жену и сына. Выжил только мальчик. Он серьезно ранен, и просто чудо, что его вообще нашли, - принц улыбнулся. - Переполох был изрядный...
  -Сына?! - казалось, правитель великой державы уже не слышит дальнейших слов, а Григ между тем продолжал:
   - Он потерял много крови, но теперь опасности для жизни с этой стороны нет. Меня сейчас волнует другое - его мозг перегружен информацией.
  - Ты думаешь...- даже через помехи было видно сомнение промелькнувшие в серых глазах монарха.
   - Уверен. Кирк всё же нашёл решение. Ребёнку на вид лет десять-двенадцать, почти ровесник Нэма. Брат очень рисковал, но, наверняка, знал, что делает...
  -Что ты намерен делать? - Император быстро взял под контроль свои эмоции.
  - Как только закончится эвакуация основной массы выжившего населения, вернусь на Наоби. Эта планета уже малопригодна для жизни, дальше будет только хуже...-Григ внезапно замолчал, покачнулся и даже отступил на шаг, пытаясь сохранить равновесие.
   -Григ!
  -Извини, - принц выпрямился. - Людей не хватает...
  -Возвращайся на Вэллор. Кто тебя сменит на Наоби?
  - Красс, - принц ответил с неохотой, явно сожалея о своей секундой слабости.
  Император уловил недовольство в голосе сына, усмехнулся, но вслух комментировать ничего не стал:
  -Григ, займись мальчишкой. Ты разбираешься в этом лучше других, сам же курировал проект...
  - Замок Заката, как место для реабилитации подойдет идеально, - Григ ответил сразу, не задумываясь, будто уже давно всё решил. - Там тихо и спокойно, а природа немного напоминает местную - то, что нужно...
  -Замок Заката? Хочешь сохранить всё в тайне? Почему?
  -Не люблю много совпадений, - рука Грига коснулась шрама. - Сначала Тарана. Потом Варгош там ведь целью был именно Кирк. Теперь вот выжженная планета, не представляющая для них никакой угрозы, но на которой, случайно, очутился мой брат. Когда совпадений становится слишком много...
  -... они перестают быть совпадениями, - закончил мысль мой дед.
  - Кроме того, неизвестно сколько времени потребуется, в общем, шумиха не нуж-на...'
  Лёгким касанием руки закрываю видео файл. Теперь, занимая третий по значимости пост в военной иерархии империи - главы организации, сочетающей в себе функции разведки и службы безопасности, обладая доступом к любой интересующей меня информации, в том числе и секретной, имея за спиной безмерную поддержку правящей династии, я с легкостью могу восполнить пробелы в моих знаниях о себе, об отце, о событиях далекого и не очень прошлого. Но удивительно, воспоминания о пережитых лично событиях детства всё равно остаются намного ярче и четче увиденного или услышанного много позже на записях...
  
   * * *
  Своеобразная экскурсия получилась очень познавательной, а Нэм оказался великолепным спутником. Бродя по многочисленным лестницам и коридорам, слушая его рассказ, я узнал, что нахожусь на рукотворном острове, вблизи самого большого континента столичной планеты Империи. Что остров этот сравнительно мал, обойти можно за сутки, что попал я сюда три дня назад в состоянии глубокого искусственного сна, сопровождаемый Григом и целой бригадой медиков, впрочем, почти сразу улетевших. Комнату для меня начали готовить примерно за месяц до этого, едва Нэм с отцом перебрались сюда сами. С момента моего ранения прошло, больше месяца. И где же я был все это время? Когда я об этом спросил, Нэм, пожав плечами, ограничился одним словом:
  -Лечился.
  'Замок Заката' являлся одной из нечасто используемых резиденций династии Дракона и единственным крупным сооружением острова, если не считать большого ангара, который мы посетили, как только вышли из замка. Жило на острове не так много людей, как я мог ожидать - три весьма разговорчивых техника, обслуживающих флаеры, стоящие в ангаре, две дюжины солдат охраны, повар с женой и двумя маленькими дочерьми-близняшками, слуг было всего лишь семеро, и то двое из них прибыли сегодня утром и были приставлены к леди Линк. Везде где бы мы ни появились - на кухне, куда Нэм привел меня первым делом - слегка подкрепиться, у взлётно-посадочной полосы, где я с любопытством долго разглядывал коллекцию удивительных по дизайну машин, на песчаном пляже, в парке с идеально ровным газоном и множеством цветочных клумб, нас встречали приветливо. Меня удивило и немного смутило, когда каждый встречный вежливо интересовался моим самочувствием, потом я сообразил, что являюсь, наверно, главной темой пересудов в замке с момента своего появления, а уж после случившегося в холле, интерес ко мне только вырос. Поэтому мне ничего не оставалось, кроме как, отвечать на приветствия и вопросы о моём здоровье.
  Подобные прогулки по острову, чаще в компании Нэма, реже самостоятельные, быстро стали для меня привычными, как и утренние беседы с Григом. В течение следующих шести недель мне каждое утро открывалось что-то новое, из заложенных в меня знаний. Они были не безграничными, как можно было предположить. Отлично зная точные науки, я с удивительной легкостью решал выпускные вузовские задания по математике, физике, астрономии, программированию. Помнил дословно свод законов и курс истории Империи. Разбирался во всех видах оружия и типах космических кораблей. В совершенстве владел несколькими языками, даже самыми сложными - харгов и алвари, ближайших наших соседей. В то же время я абсолютно ничего не смыслил в музыке, имел поверхностное представление о литературе и искусстве. Мои знания в области химии и биологии ограничивались анатомией разумных существ галактики, повадками опасных для людей хищников и способами борьбы с ними, описанием съедобных и ядовитых растений, с полным перечнем ядов и возможных последствий их воздействия на организм. Рецепты противоядий были подробными, пошаговыми, словно рассчитаны на необученного толком человека. Мне стало любопытно, почему мои познания столь избирательны, и я однажды, когда мы все втроем находились в личной вотчине Нэма - химической лаборатории и записывали с ним итоги, только что проведённой, практической работы, спросил об этом Грига.
  -Понимаешь, Кир,- как выяснилось имени 'Кирилл' в империи не существует, но зато было созвучное ему Кир, чем не преминули воспользоваться все обитатели замка буквально в первый же день. Кто конкретно вспомнил о довольно древнем и уже порядком подзабытом обычае называть детей слегка измененными именами родителей так никто, и никогда и не узнал, но именно благодаря этому человеку меня стали называть Киром. - Эти знания помогли бы тебе выжить, окажись ты в космосе один. Остальное отсекалось, чтобы спасти твою память и разум.
  Видя моё непонимание, принц тяжело вздохнул, поднялся и, подойдя к окну, после минутного молчания, глядя вдаль, пояснил:
   - Эксперименты по "Ментальному обучению" начались незадолго до конца 'Войн становления'. Примерно полтора тысячелетия, сначала республиканцы, федераты, а затем ученые империи пытались сэкономить время при подготовке солдат. Особых успехов не было. Мы не алвари, человеческий мозг устроен по-другому. Удачные опыты можно пересчитать по пальцам, и то они были только в последнее время. Обычно люди замыкаются в себе, перестают на что-либо реагировать, забывают всё, затем и вовсе теряют интерес к жизни, - Григ на некоторое время замолчал, видимо, собираясь с мыслями. - Были и более тяжелые случаи... От человека тогда оставалась лишь телесная оболочка, лишенная всех эмоций, мыслей, желаний. В лучшем случае все, что можно было добиться от этих тряпичных кукол, так это выполнения самых простых, односложных, четких команд. Способность к осознанным самостоятельным действиям они теряли напрочь, и никогда не становились прежними - процесс был необратим.
  У меня всегда была богатая фантазия, и я нервно сглотнул, представив себя в роли такой вот куклы. Григ между тем развернулся и посмотрел на меня.
  - Твой папа был не только хорошим воином, но и ученым. Считалось, что проделать подобное можно только со взрослым, чей мозг способен выдержать такую перегрузку, и делать это нужно не сразу, а в несколько этапов с длительными перерывами между ними.. Он смог полностью сохранить тебе, личность, нашел способ ограничить поток информации, и немного изменить область её временного хранения, - двумя пальцами руки Григ коснулся своего правого виска. - Именно поэтому ты помнишь себя самого и своё прошлое. Тебе очень сильно повезло, малыш, и не только тебе.... Нам очень повезло.
  В помещении повисла тишина. Я уже забыл все выводы лабораторной, стало понятно, чего действительно боялся мой дядя, и почему он так упорно стремился разговорить меня в первый же день нашего знакомства.
  -Сынок, а что, Кир у нас не умеет плавать? - вопрос стал для меня полной неожиданностью.
  Нэм пожал плечами и вопросительно покосился на меня.
  -Умею, - пролепетал я, сбитый с толку, столь резкой сменой темы.
  -Правда? Странно. Сейчас лето, погода великолепная, море тёплое, а ты не купаешься. Всё что ты себе позволяешь - это войти в воду по щиколотку и так простоять пару минут. Почему?
  - Так вы же запретили...
  - Мой запрет касался только первого дня, а не всей жизни, - перебил меня Григ, но затем, тихо, будто рассуждая вслух, проговорил. - Похоже, помощь Дайры все же понадобится...
  Спустя два дня, на закате, мой дядя покинул остров, оставив сына и племянника на попечении леди Дайры Линк, оказавшейся крупным специалистом в области психологии, преподавателем одного из столичных университетов и другом детства Грига. C леди Линк я встречался ежедневно, обедая и ужиная в малой столовой на втором этаже. Говоря 'малая', замечу - там могли совершенно спокойно разместиться не меньше полусотни гостей. Однако наш первый, серьезный разговор состоялся лишь накануне вечером, и то только с молчаливого согласия Грига, пресекавшего до этого всяческие попытки профессора покопаться в моих чувствах и мыслях. Принц всегда менял тему едва вопросы Дайры начинали принимать профессиональный оттенок. Из беседы, вернее из рассказа Линк о себе, я узнал, что ее любимым разделом психологии является работа с людьми, пережившими различные катастрофы. Профессор желала мне помочь для чего, собственно, и пребыла в замок. Дайра даже извинилась за свою неосторожную реплику, причинившую мне боль. Она искренне сожалела о случившимся. Попросила не держать на неё зла, хотела, чтобы я зашёл к ней завтра - 'просто поговорить'. Взглянув на сидящего напротив Нэма и увидев, как тот закатил глаза, я чуть не поперхнулся соком, стараясь сдержать смех. Мы оба понимали - беседа вовсе не будет такой простой, а скорее всего это будет 'занятие с пациентом', но услышав, выразительное покашливание Грига, Нэм мгновенно посерьёзнел, а я был вынужден дать леди Линк твердое обещание зайти к ней после завтрака.
  Откровенно говоря, давая обещание, я надеялся от него увильнуть, используя для этого уроки с Григом, но расчет не оправдался. Вместо дяди, обычно составлявшего мне компанию за завтраком, в дверь постучал слуга, сообщив, что в столовой всё готово, и ждут только меня, он с поклоном удалился. Тем утром Григ и рассказал нам о своей предстоящей поездке в столицу, длительностью в несколько дней, рекомендовал прислушиваться к советам и мнению леди Линк. Напомнив мне об обещании, он попросил сына на правах старшего присмотреть за мной, быть осторожнее, проводя свои химические опыты, и по возможности привлекать меня в качестве ассистента для закрепления моих теоретических знаний на практике. Во время этой тирады Дайра одобрительно кивала головой, но поморщилась, услышав последние слова, она отлично помнила тот грохот и звон битого стекла, периодически доносившийся из лаборатории, где мой двоюродный брат, иногда с отцом, иногда с несколькими слугами, исполняющими роль помощников, подолгу экспериментировал.
   Самая маленькая из двух, занимаемых профессором Линк, комнат, была обставлена как рабочий кабинет - стол, три небольших, удобных кресла, на паркетном полу расстелен мягкий ковер со сложным орнаментом из кубиков и ромбиков, стены украшены картинами, исключительно пейзажами, с одной и той же лесной полянкой, но в разные времена года. Пока я двигался от одной картины к другой, больше делая вид, что их изучаю, Дайра внимательно следила за мной:
  -Тебе понравились картины? - вопрос был задан, когда я начал осмотр по второму кругу.
  -Да, госпожа Линк, - они мне действительно понравились, особенно изображавшая осень.
  - Мы же вроде договорились, что ты будешь называть меня Дайра, разве нет? - это была её первая просьба, едва Григ нас представил.
  - Извините... Да, Дайра, они мне понравились.
  - А какая картина больше всего понравилась?
  -Эта, - я подошел к осенней поляне.
  -Значит осень? А я вот не люблю осень, - она тоже подошла к картине. - Да, осенью очень красиво, много красок, точно в радуге, но налет грусти об ушедшем лете не дает полностью насладиться этой красотой. Немного напоминает старость, когда хочешь что-то сделать, но сил уже нет...
  Вот так начался наш первый сеанс психотерапии. Мой дядя снова оказался прав, помощь психолога мне действительно была нужна. Если днем благодаря Григу с его занятиями и заботой, прогулкам с Нэмом, за столь короткое время ставшим мне настоящим другом, я чувствовал себя вполне нормально, то ночью, когда я оставался один, для меня начиналась настоящая пытка. Частенько просыпаясь от собственного крика после ночных кошмаров, содержания которых не помнил, я не мог заснуть весь остаток ночи. Естественно, выглядел я после таких ночей уставшим и вялым, Григу не составляло труда понять, что происходит:
  -Опять кошмары? - когда я кивал, он мрачнел и задавался одним и тем же риторическим вопросом. - Что ж мне с тобой делать-то?
  Время, проведённое с леди Линк, не доставляло мне радости. После каждого визита к ней, я чувствовал себя совершенно разбитым, морально и физически опустошённым, хотя только отвечал на вопросы, слушал истории Дайры, придумывая для них по её просьбе новые финалы, заполнял какие-то тесты, смотрел различные рисунки и описывал увиденное. Нэму приходилось прилагать немало сил, чтобы растормошить меня и вывезти из состояния глубокой задумчивости, в котором я бродил по замку, ничего не замечая вокруг. В такие минуты меня сторонились даже маленькие дочки Градона, нашего повара. Всегда весёлые, непоседливые девочки, вечно старающиеся, как правило, успешно вовлечь нас с Нэмом в свои игры, осторожно обходили меня с двух сторон, боясь ненароком задеть, настолько мрачным и пугающим казался им мой вид. И всё же надо сказать, что профессор Линк отлично знала своё дело. Перепады настроения случались реже и были короче, ночные кошмары отступали, а к концу лета, когда она вернулась на материк, взяв с меня обещание, непременно зайти в гости, как только я буду в столице, и вовсе прекратились. Это обещание я намеревался непременно выполнить, поскольку, не смотря на занудливый, въедливый, иногда, сварливый характер Дайры, мы расстались, если не друзьями, мешала разница в возрасте, то хорошими знакомыми.
  Вояж Грига затянулся на добрых две недели с хвостиком. Вернувшись рано утром, чем-то расстроенный, быстрым шагам поднимаясь к себе, он попросил некоторое время его не беспокоить, пообещав при этом обязательно выслушать наш доклад об произошедших в его отсутствие событиях. Чуть позже, за обедом, это был в общем прежний Григ. Мой дядя рассказал Дайре о встрече с её семьёй на ежегодном приёме в столице, отцом, высокопоставленным дипломатом, матерью, членом парламента, и с тремя младшими сёстрами, заверил нас, в их благополучии и здравии, много шутил за столом, хвалил еду, однако, за всей напускной непринуждённостью , почти неуловимо, ощущалась какая-то нереальность, что-то его явно тревожило. Нэм, знавший Грига намного лучше меня, сидел как на иголках, исподволь обеспокоенно поглядывая на отца, не вмешиваясь в беседу. Леди Линк тоже заметила фальшь во всей весёлости принца, но, видимо, не посчитав нужным огорчать старинного друга, приняла игру и засыпала Грига вопросами о многочисленных родственниках и знакомых. Это был последний наш совместный обед, так как на следующий день Дайра, внезапно спохватившись, что скоро начало вступительных экза-менов, а у неё не готовы учебные планы, не согласован график практических занятий старших курсов, и вообще в её помощи я больше не нуждаюсь, поскольку 'совершенно нормален для своих лет', покинула остров.
  Как-то незаметно прошло лето, в большом замковом парке произошла смена цветущих растений, воздух наполнился новыми ароматами, изменилось направление ветра. Море, правда, осталось тёплым, чем я активно пользовался, проводя почти всё свободное время, оставшиеся от чтения книг в обширной библиотеке замка и через имперскую сеть, плескаясь в воде или валяясь на нагретом солнцем песке. Читал я довольно быстро, гораздо быстрее, чем мог раньше. Восполнять пробелы в своих знаниях литературы мне пришлось начать, по совету Грига, с детских сказок и рассказов, во многом схожих по смыслу, а иногда и по содержанию с земными. Конечно, были и отличия: драконы, к примеру, здесь всегда добрые, мудрые, справедливые, ни тебе 'Змея Горыныча', сжигающего деревни, ни похищенных и съеденных принцесс, одни советы да наставления. Довольно скоро, я переключился на поэзию и классику, затем, перешёл к приключениям и детективам - уже скорее для удовольствия. Некоторые произведения мне нравились, другие лишь вызывали сонливость, третьи я вообще не понимал, но обо всех мне приходилось беседовать с дядей, высказывать своё мнение, отвечать на его вопросы по тексту, писать рецензии и сочинения, что было, пожалуй, самым трудным. Скучать и бездельничать мне не давали. Из развлечений для меня оставались только компьютерные игры, как оказалось суще-ствовавшие и в Империи. Доминирующими среди них были стратегии, квесты и различные симуляторы - спортивные, гоночные, космические, коих у моего кузена имелось множество, регулярные вечерние прогулки с Нэмом и Григом по ухоженному парку, да полюбившийся песчаный пляж маленькой, уютной бухты на севере острова.
  Однажды, погожим осенним днём, возвращаясь в замок по аккуратной, мощённой кирпичом дорожке, после очередного похода к морю я увидел, бегущую мне навстречу, Тиру, младшую из близняшек. К искреннему изумлению Степны, жены повара, я прекрасно различал какая из сестёр пытается меня дурачить. Самих девочек это открытие очень огорчило, они не получили ещё одной жертвы для своих частых розыгрышей:
  -Дядя Кир, дядя Кир, там лорд Григ и Нэм с солдатами палками бьются, - взволнованно выпалила малышка, поравнявшись со мной.
  'Нэм и Григ дерутся с солдатами? Не верю! Так, и с каких таких пор, хотелось бы знать, я стал 'дядей'? Интересно. Мой двоюродный брат, который старше меня на полтора года и которому весной исполнилось тринадцать, остался при этом просто Нэмом. Ладно, это выясню позже, ну или хотя бы попробую. Надо понять, что увидела Тира'. Я ускорил шаг, стараясь побыстрее добраться до замка, считая, что бой идет внутри. Ошибся! Действо, настолько взволновавшее шестилетнего ребёнка, происходило на одном из газонов парка. Подойдя к месту событий, я сначала подумал - дело в очередной тренировке. Григ и Нэм всегда рано утром и после обеда проводили своеобразные бои с тенями, выполняя несколько комплексов упражнений в течение часа. Наблюдая за точными, расчётливыми движениями, в тайне ото всех повторяя их у себя в комнате и на песке 'Бухты затворника', я никак не набирался смелости попросить разрешения присоединиться к занятиям. Однако сейчас появились новые элементы: оружие в виде деревянных шестов, солдаты охраны в качестве спарринг партнеров и всё, увеличившееся чуть ли не на порядок за последние сутки, население замка в роли толпы зрителей. Я, конечно, видел множество садящихся на остров флаеров, но даже не мог предположить, что приглашенных гостей так много.
   Начало древнего и одного из любимейших народом Империи праздника, отмечаемого в день осеннего равноденствия, я благополучно пропустил. Об этом очевидном факте сообщил Нэм, отыскавший нас в рядах зрителей сразу, как только мы там появились. Словно специально ждал. Разгорячённый потешным сражением, с полутораметровым шестом в руке, жутко довольный собой, он рассказал о закончившейся несколько минут назад, 'рубке, стенка на стенку'. О том, как остался в живых, 'убив' при этом двоих из противоположной команды, и что скоро начнется 'круг дракона'. Странно, я не вспомнил о начале 'Праздника урожая', а ведь заинтригованный начавшимися приготовлениями, не поленился прочесть всё, что смог найти о традициях и истории этого праздника, даже помогал в подготовке, а тут, потеряв счёт дням, совершенно забыл о нём.
   Кругом Дракона называется ещё одна мужская забава - один из воинов заходит в очерченный на земле круг, радиусом два метра и отбивается, выбранным оружием, обычно деревянным шестом, от одного или группы соперников, стремящихся всеми способами нанести ему удар или заставить выйти из круга. Заходить за белую линию нападающим категорически запрещалось, заступ означал поражение, впрочем, как и касания 'мечом' обороняющегося любой части тела претендента. Состязание было интересным и походило на какой-то танец, так как человеку в круге приходилось демонстрировать чудеса ловкости и акробатики для выигрыша в этой игре. Хотя подобные бои и считались развлечением, они порой заканчивались ушибами, синяками, а иногда, и более серьёзными травмами, поскольку противники, как правило, не сильно церемонились друг с другом, сражаясь за солидный денежный приз, достававшийся последнему, стоящему в круге бойцу. Пропускать такое яркое зрелище мне не хотелось. Побродив в толпе, в основном состоящей из жён, детей и прочих многочисленных родственников, служивших на острове солдат около получаса, мне удалось найти Степну и передать ей дочь. После этого, с чувством выполненного долга, я поспешил на поиски места проведения поединков. С трудом протиснувшись сквозь плотные ряды празднично одетых зрителей, образовавших идеальный овал, в центре которого и должны были пройти основные события, мне удалось устроиться самым лучшим образом - рядом с двоюродным братом, почти у круга. Точно напротив нас, расположился Григ сопровождаемый десятком незнакомых мне офицеров. Нэм в ответ на мой удивлённый взгляд шепнул:
  - Они прилетели из столицы два часа назад, последним флаером.
  Первым из бойцов занявших 'Круг Дракона' к моему изумлению оказался Градон. Никогда бы не подумал, что столь тихий, рассудительный, добродушный, мягкий человек является неплохим бойцом. Отлично державшись пять поединков, наш повар пропустил довольно сильный тычок шестом в грудь только от атлетического сложения лейтенанта из недавно прибывшей группы офицеров. Лейтенант обладал причудливой смесью медвежьей силы и ловкости кошки, несмотря на свои внушительные габариты и огромный, под два метра, рост, он прекрасно владел телом и оставался непобеждённым в течение семи боев. В одном из них успешно сражаясь сразу с тремя противниками, чем вызвал не только уважение и восхищение простых зрителей, но и недовольство с завистью проигравших ему гвардейцев. Дружно ругаясь вполголоса по поводу 'понаехавших тут десантников', солдаты гарнизона совместно ломали головы над тем, кого бы выставить против 'этого монстра'? Проблема решилась практически сама, перед лейтенантом штурмового десанта Космического Флота Империи Золотого Дракона Франгом Урсусом, неожиданно для всех, кроме нас с Нэмом, встал, принимая вызов, Григ. В отличие от других, мы сразу заметили оценивающий взгляд моего дяди, которым он изучал Франга, в ходе нескольких победных схваток. За секунду до выхода на арену Григ успокаивающе подмигнул мне, он прекрасно видел - я догадался об его участии в состязаниях, и теперь с большим сомнением перевожу взгляд с лейтенанта на него и обратно, явно не веря в успех этой затеи.
  -Не переживай, - Нэм был само спокойствие. Мне бы его уверенность, я знал, что Григ сильнее любого из гвардейцев, охранявших замок, но вот против десантника. - Он выиграет, поверь мне.
  Однако, результат противостояния узнать нам в тот день было не суждено. Пока мой дядя готовился к намеченному поединку, выбирая наиболее подходящий шест, я вертел головой, рассматривая собравшихся вокруг. Вдруг моё внимание привлек один юноша, стоявший слева от нас, как раз за спиной Грига. Молодой человек был одет в серую форму сухопутных сил, правда со значком лётчика на груди, из чего я сделал вывод - это пилот армии обороны Вэллора, и именно он доставил последних гостей. Внешне парень выглядел идеально, но что-то меня в нём настораживало. Вот только что? Несколько секунд я неотрывно смотрел на молодого офицера, безрезультатно стараясь понять причину внезапно охватившего меня беспокойства. Чувство опасности не проходило, более того оно нарастало с каждой секундой. От напряжения, я не сразу понял - привычный окружающий мир начал быстро меняться: легкая музыка, игравшая в парке, гомон толпы, шум прибоя, слились в моем сознании воедино. Затем этот звук превратился в лёгкий шёпот, а в итоге и вовсе был заменён стуком моего, бешено колотящегося сердца. Движения людей стали тягучими, плавными, как в замедленной съёмке. А я всё смотрел и смотрел на пилота. 'Лицо спокойное умиротворенное, глаза закрыты, губы шевелятся в молитве, правая рука начинает медленное движение вверх. Человек слегка подался вперед, готовясь сделал шаг в круг... СТОП!!! ЧЕЛОВЕК??? НО МОЛИТВА - ЭТО ЖЕ ЯЗЫК... РУКА!! ЗА ПОЯСОМ... ГРИГ... НЕТ!!!'. Понимая каким-то шестым чувством, что другого способа остановить пришельца просто нет я рванулся вперед. Преодолев отделявшее меня от цели расстояние менее чем за секунду, я нанес всего три удара, метя во все уязвимые точки, имеющиеся на теле харга, до которых только мог дотянуться, а после с какой-то отрешенностью несколько мгновений наблюдал за последствиями. Харг плавно, но с явным ускорением начал оседать, в его уже остекленевших глазах с вертикальными зрачками застыли боль и удивление. В тот момент когда, утративший всякое сходство с человеком, исполнитель воли 'Аштара', наконец, достиг земли, на меня с новой силой обрушились все приглушённые ранее, звуки окружающего мира. Еще я ощутил ужасную слабость. Я едва стоял на ногах, меня трясло от пережитого напряжения. Всё тело покрывал холодный, липкий пот, словно я пробежал не какие-то жалкие десять метров, а как минимум марафон.
   Происходившее потом, вспоминается через завесу усталости: две громадных, по-явившиеся сзади руки, обхватили меня, резко и высоко приподняли над землей и потащили прочь от поляны, на которой состоялась моя вторая и вновь, отнюдь, не дружеская встреча с представителем расы харгов. Передвигаясь весьма странным способом задом наперед, буквально по воздуху, не касаясь ногами земли, поддерживаемый чьей-то железной хваткой я прекрасно видел перепуганные лица женщин и детей, взволнованных мужчин, заметил склонившегося над мёртвым телом Грига и следующего рядом за мной встревоженного и обеспокоенного Нэма. Окончательно потерять сознание я позволил себе лишь, когда меня опустили на траву в почтительном расстоянии от места моего сражения, и мне удалось разглядеть того кто меня нёс - Франга Урсуса.
  Ближе к вечеру основное расследование инцидента было почти закончено. После общей для всех проверки, которая, впрочем, ничего не дала - среди гостей харгов больше не было. Все приглашенные разбрелись по отведённым комнатам. На улице появились вооружённые патрули, состоящие не только из наших гвардейцев, но и из оперативно присланного из столицы подкрепления, чего раньше не делалось. Людей, правда, уверили в полной безопасности, сообщили о том, что оставшиеся праздничные мероприятия не отменены, а всего лишь перенесены 'до окончательного выяснения обстоятельств, проникновения на особо охраняемый объект', вежливо попросив их при этом не покидать замка в ночное время. В который уже раз моё пробуждение было весьма неприятным - голова болела, и сильно закружилась едва я захотел сесть, в ушах звенело, тело ныло от долгого лежания на твёрдом. Ужасно хотелось пить. Григ запретил, кому бы то ни было, даже прикасаться ко мне пока я не приду в себя, заявив:
  -Если не хотите присоединиться к харгу, не трогайте его, пока не очнется сам. Советую также не делать слишком резких движений, одного трупа с него на сегодня вполне достаточно,- угроза принца, произнесённая в тот момент, когда Степна попросила Урсуса помочь донести 'бедного мальчика' до замка, заставила вздрогнуть всех. - Просто побудьте с ним, если придет в себя, пришлите за мной. Нэм, сынок, Кир доверяет тебе больше всех, постарайся, чтобы он увидел первым ТЕБЯ.
  После отданных распоряжений мой дядя вместе с шестью солдатами удалился на взлётную полосу. Туда уже успели оттащить харга. Григ вернулся также не один без охраны, но зато в сопровождении командира наших гвардейцев полковника Ершти. Дождавшись, когда я очнусь, он внимательно выслушал мой пересказ утренних событий, изредка дополняя его своими наблюдениями и комментариями.
  - Дика, сбегайте с сестрёнкой к папе и попросите его приготовить для дяди Кира отвар, - повторив обращение Тиры ко мне, Григ едва заметно улыбнулся. - Он знает какой.
  А вот это новость, оказывается, наследник престола тоже прекрасно различал близняшек, но почему-то скрывал ото всех эту способность. Дождавшись, пока девочки отойдут подальше, Григ вернулся к теме разговора:
  - Не было у него лучевика, - Григ удивился, услышав в моём рассказе предположение о лучевом пистолете пилота. - Не смог бы он его провести на остров. Всё, от стандартного вооружения флаеров, до личного и именного оружия офицеров флота и знати изымается или демонтируется перед полетом. Лейтенант, полагаю, вы с этим знакомы не понаслышке?
  - Так точно! Забрали всё, чуть ли не до зубочисток, - реплика Франга вызвала у всех улыбку.
  - По воздуху оружие доставить сюда нельзя. Наш изобретательный многоликий исхитрился изготовить бомбу.... Придется ремонтный комплект флаеров пересматривать...
  - Ничего невозможного в мире нет, - проговорил Урсус, но тут же, спохватив-шись, добавил.- Простите, Ваше Высочество!
  За Грига лейтенанту возразил Ершти:
  -Вокруг острова, тройное кольцо разных сканеров. Любой флаер или корабль, на котором обнаружат хоть намёк на оружие или взрывчатку будет тут же уничтожен либо перехватчиками с материка, либо 'охотниками' с орбиты, - Франг смущенно хмыкнул.
  - Наверно, вы правы лейтенант, и ничего невозможного нет, но пока в этом система сбоев не давала, - принц решил прервать спор. - А ты молодец, Кир! Узнать по губам язык харгов, оценить угрозу... Вот с ударами ты переборщил, бить надо в разы слабее. Убивать ведь ты его не хотел?!
  -Нет, я хотел только остановить, - я действительно хотел лишь обездвижить, поэтому и бил трижды, боясь - одного удара будет недостаточно.
  - Я так и думал, - несколько секунд Григ печально смотрел на меня, затем поднялся, подошел ко мне и протянул руку.- Пошли-ка, братец, домой, хватит на земле валяться.
  До замка, где меня уже ждал обещанный отвар из целебных трав, укрепляющий организм и успокаивающий нервы, я добирался в три этапа. Сначала самостоятельно, осторожно передвигая ноги, чтобы не свалиться от слабости, ставшей в тот момент просто пугающей. Затем, поддерживаемый идущим рядом Нэмом. А остаток пути на руках дяди, которому надоело наблюдать за моими мучениями и потакать упрямству племянника, отказывающегося от неоднократно предлагаемой помощи взрослых. Доставив меня таким способом в комнату, убедившись, что я выпил, приготовленное варево, оказавшееся горячим и очень горьким, Григ пожелал мне спокойной ночи и ушел. Однако вернулся спустя несколько часов, застав меня сидящим на кровати и смотрящим в темноту ночи за окном.
  - Даже не разделся, - констатировал принц с неподдельной грустью. Прикрыв дверь за собой, он прошёл к креслу и тяжело опустился в него. - Я предполагал, что ты не заснешь...
  -Я просто..., - Григ жестом руки остановил мои объяснения.
  -Ты не можешь забыть сегодняшнее утро. Боишься своих новых способностей. Но самое главное, ты не чувствуешь радости, ты убил врага, ты отомстил. Казалось бы, ты должен прыгать от счастья, но этого нет, а в душе творится такое, что хочется обо всем забыть и спрятаться от всего и всех...
   Поражённый точным описанием своих мыслей и чувств, я только смог спро-сить:
  -Откуда вы всё знаете?
  - Поверишь, что угадал? Не поверишь - и правильно. Я описал свои чувства много лет назад, после мятежа генерала Оска. Впрочем, это не важно. Кир, - глаза принца сузились.- Ты считаешь, что поступил неправильно, жалеешь, что убил?
  - Я не хотел...
  - Знаю, и даже рад этому. Чему ты удивляешься? Человек, особенно дракон империи должен ценить любую жизнь. Этим мы от них и отличаемся.
  - От харгов? - зачем-то уточнил я.
  - От них, - Григ кивнул. - Кир, не ты виноват в произошедшим. Да, ты отнял жизнь. Но как? Случайно, защищая других. Не останови ты харга, мы все бы погибли. Ты спас десятки жизней, всегда помни об этом.
  Григ замолчал, давая мне время обдумать свои слова.
  Только ли я виноват в том, что случилось? Нет! Не я тайком прибыл на чужую планету, не я, убив настоящего пилота и заняв его место, прилетел сюда, это не я, проявив чудеса изобретательности, изготовил бомбу и пытался с её помощью ликвидировать наследного принца, не считаясь с большим количеством будущих жертв, столь изощрённого способа покушения. Мне стало немного легче, часть мучивших меня сомнений развеялась, но какой-то червячок продолжал терзать душу. Всё ведь произошло совершенно случайно, на подсознательном уровне, пользоваться своими новыми способностями я не умею, мне, вполне возможно, не удастся их вызвать в следующий раз. Хотя меня очень беспокоит то состояние, в котором я находился всего лишь несколько секунд, а слабость, возникающая после возвращения в реальность, просто пугает, мне ужасно хочется понять, как работает этот дар, как им пользоваться, чего я могу достичь.
  - Вы знали, что я... что я так могу? - задавая вопрос, я уже знал ответ.
   - С тех пор, как ты оказался на 'Мираже'. Ты выжил после тяжелого ранения в течение нескольких дней, без всякой медицинской помощи. Только на внутренних резервах организма - это о чём-то говорит. У тебя, правда, это произошло само по себе, рефлекторно. Как и сегодня, кстати, - небольшая пауза. - Я оттягивал начало тренировок. Считал, что ты слишком мал и не выдержишь таких нагрузок. Как видишь, в твоём неумении контролировать удар, а значит, и в убитом харге виноват именно я.
   Григ развел руками, признавая вину.
   - Кир, скорее всего, этот разговор должен был произойти намного позже. А может и не состоялся бы вовсе, веди ты себя иначе. Скажи, хочешь ли ты развить в себе эти способности?
   Впервые за время, проведённое на Вэллоре, у меня спросили, чего я хочу, и сразу не по мелочи, например, о желаемом блюде на завтрак, а вполне серьёзно дали возможность определить свою дальнейшую судьбу. Я мог сказать 'нет', оставшись всего лишь хоть и признанным династией, но, всё же, рождённым на чужой никогда не входившей в состав Империи планете, следовательно, не имеющим право на престол, сыном младшего принца, правда, с титулом дворянина. Я волен был избрать любую профессию и должность, получив для этого за счёт государства соответствующее образование в одном из многочисленных университетов страны по своему выбору. А после, забыв о войнах, харгах, и прочих неприятностях мира, вести спокойную, размеренную жизнь придворного в столице или крупного чиновника королевской крови в провинции. Однако едва услышав вопрос, я знал - ничего кроме 'да' мне отвечать не следует. Покушение на Грига лишний раз доказало, что от встречи с харгами меня не смогут уберечь ни крепкие стены дворцов, ни самые продуманные меры безопасности с кучей вооруженной охраны. Мне нужно быть готовым ко всяким неприятностям. Кроме того, я отчетливо помнил, неохотно показанную Григом, по моей настойчивой просьбе видеозапись родного для меня города, сделанную сотрудниками одной из семи работающих на разных континентах планеты эвакуа-ционных станций.
  Поразительно, но спустя пять месяцев после атаки, несмотря на невыносимые условия существования, императорским солдатам почти каждый день попадались выжившие. Земля уже мало походила на планету, где я родился. Она постепенно, но верно становилась настоящим адом. Вечные сумерки и ужасный холод, даже в тропиках. Из-за огромного количества пыли в воздухе, атмосфера превратилась в подобие гигантского зеркала отражающего большую часть солнечных лучей, лишь близ экватора иногда можно увидеть рассвет. Регулярные кислотные дожди и высокая радиация, убивающие оставшуюся жизнь, дополняли и без того не радостную картину. После просмотра записи, на которой я увидел обгоревшие остовы многоэтажных домов, наполовину занесенные серым, от присутствия в нём пепла и сажи, снегом, моя жажда мести только усилилась. Мой дядя сейчас предлагал один из путей для её осуществления. Помимо всего прочего, мой отец, давая мне знания, недоступные обычному земному мальчишке, наверняка, надеялся, что его сыну когда-нибудь предстоит выбрать именно такую судьбу:
  -Да, хочу, - выдохнул я, после недолгой паузы.
  - Что ж, - Григ до того заинтересованно наблюдавший за мной, кивнул своим мыслям. - Иного я и не ждал. Правильный выбор. Правда, поймешь и почувствуешь ты это не сейчас.... Тренировки начнутся, когда гости покинут замок.
  Поднявшись, мой дядя заговорил совершенно другим, официальным, ледяным тоном, от которого бросало в дрожь. Сразу захотелось вскочить и стать по стойке 'смирно!', поступить так мне не позволила лишь растерянность, вызванная столь быстрым изменением интонации Грига.
  -Как наследный принц Империи Дракона, я искренне благодарю лорда Кира за пра-вильные, решительные действия и смелость, продемонстрированные сегодня, а также за спасение множества жизней. А вот, как твой дядя, - голос Грига вновь обрел эмоциональность, становясь прежним. - Советую выкинуть все плохие мысли из головы и лечь спать. Тебе нужен отдых, день был нелегким.
  Уходя Григ, щелчком пальцев, погасил свет. На удивление в тот вечер я заснул очень быстро, денек был еще тот.
  Начало моих тренировок было задержано на две недели. В качестве компенсации за испорченный праздник гостям разрешили побыть на курортном острове дольше запланированного. В течение этого времени, замок напоминал разворошенный муравейник, подобную суету можно сравнить только с непрекращающимся движением на центральных улицах городов. Коридоры днём практически не пустовали, их заполняли спешащие рано утром на один из семи пляжей и возвращающиеся к обеду назад, идущие на кухню что-то перекусить, опаздывающие на вахту люди. Шум и гам стихал лишь с наступлением ночи, о том, чтобы остаться одному не могло быть и речи, даже в любимой бухте всегда несколько человек составляли мне компанию. Сперва я держался в стороне от детей и подростков, коих набралось почти семь десятков. Мне казалось - они не примут меня за своего, но опять я был не прав. Хотя меня, по утверждению Нэма, кое-кто немного побаивался, причём больше родители, чем ребятня, открыто никто страха или враждебности не проявлял. Завязывать знакомство со мной никому не запрещалось, вскоре я освоился и довольно легко обзавелся целой группой приятелей в основном ровесников. В конце этого, пожалуй, самого беззаботного периода моей жизни, я осознал, что свободно чувствую себя в компании сверстников, прекрасно понимаю смысл шуток и вставляемых в речь словечек, безупречно копирую манеру одеваться, могу подолгу разговаривать на любые темы от спорта и игр, до новинок кино и музыки. За всё спасибо общению с Нэмом, без помощи двоюродного брата и его советов я выглядел бы очень глупо. Вот в такой обстановке я и встретил свой двенадцатый день рождения.
  Вообще-то я родился в конце зимы, но это на Земле, а в северном полушарии Вэллора, где располагалась столица Империи, тогда была середина осени. Первым меня поздравить в тот день смог Нэм. Явившись ко мне раннем утром, он устроился прямо на постели и сообщил, что в большой столовой состоится праздничный обед, которого мне избежать не удастся.
  - Ты должен поднести вино старейшему из приглашенных, - я вспомнил об этом обычае. В далекой древности старейшина рода получал от именинника, если, конечно, виновник торжества не был младенцем, первый кубок, после чего начиналась трапеза. Со временем старейшину заменил просто самый старший в доме, мужчина или женщина не имело значения, традиция сохранилась. - А пока вот, держи, с Днём Рождения! Думаю, до обеда настройка этого тебя удержит в комнате, а то потом ищи по всему острову.
   Нэм не очень любил, когда я спозаранку один исчезал из замка, и ему приходилось меня искать.
  В маленькой, с ладонь человека, чёрной коробочке вручённой мне, лежал тонкий, не толще двух пальцев серебристый металлический браслет, украшенный по всей длине шестью миниатюрными листьями священного дерева 'лиу'. Каждый листик - элемент управления коммуникатора, я держал в руках гибрид видеотелефона, навигатора, и компьютера.
  - Ну, ты пока разбирайся с 'Хранителем', мне пора. Отец велел кое-что ещё сделать, а тебя он попросил не опаздывать, - Нэм ушёл, оставив меня одного.
  Официально устройство, подаренное моим двоюродным братом, именуется 'Индивидуальный Коммуникационный Терминал', однако второе, народное и самое распространённое название 'Хранитель' подходит ему гораздо лучше. Браслет действительно, как бы хранит своего хозяина от различных неприятностей. Удивительно, но подчас эта на вид невзрачная, детская игрушка, больше похожая на какое-то бесполезное украшение, многим людям сохраняла жизнь в авариях, катастрофах и других экстремальных ситуациях. Прибор может контролировать основные параметры состояния здоровья владельца, такие как, например, биополе, пульс и артериальное давление. В случае серьезного сбоя или тяжёлой травмы хранитель способен либо самостоятельно вызвать врачей, либо предоставить такую возможность хозяину, если, конечно, тот находится в сознании и может сделать звонок. Разбить или сломать его было делом хлопотным и почти неосуществимым, зачастую благодаря уцелевшим, работающим 'хранителям', спасатели узнавали место авиакатастрофы и успевали вовремя прийти на помощь пострадавшим. Кроме того обладатель сего чуда конструкторской мысли получал в своё распоряжение интерактивную карту одной, реже нескольких планет, доступ к имперской компьютерной сети, памяткам по ремонту всей домашней техники и даже флаеров самых популярных моделей.
  Больше всего времени я потратил на проговаривание приказов для системы голосового управления, программа упрямо требовала двукратного, а иногда и трехкратного повторения каждого слова. Мне достался хранитель, разработанный для пилотов и десанта Космического Флота. Это стало понятно, когда среди стандартного набора функций обнаружились: очень хороший переводчик с десятка языков и диалектов галактики, справочник по медицине, описывающий способы лечения травм, ранений, ожогов с применением сочетания медикаментов и лекарственных трав. Имелся там и полный каталог состоящей на вооружении флота техники с подробнейшими инструкциями по управлению всем, что могло ездить, летать и стрелять. Ещё в памяти моего подарка была записана самая полная информация обо мне, включая генетический код, из чего следовало - изготовлен он специально для меня, и только я смогу им пользоваться. Для завершения активации и сохранения настроек мне пришлось надеть хранитель. Едва на моём левом запястье щелкнул крошечный замочек, браслет слегка уменьшился в диаметре, плотно обхватив мою руку, замерцал сначала красным, затем желтым, а через минуту, сверкнув на мгновение ярко-зелёным, вновь стал серебристым, лишь листья продолжали зеленеть, сообщая о нормальном режиме работы:
  - Инициация завершена. Спасибо за сотрудничество, лорд Кир, - я вздрогнул. Вот зачем меня так настойчиво просили повторять команды - прибор учился имитировать мой собственный голос. Интересно, чем ещё необычным может похвастать мой хранитель?
  -Его все ждут, а он ещё даже не встал с постели, - я не слышал, как открылась дверь. - Шучу я, шучу, сиди. Вижу, Нэм меня опередил. - Григ указал на мое запястье. - Хочу тебе вернуть кое-что, но для начала... Терминал! Ноль, один, семь, три Кир.
  -Изменение прав доступа! Подтверждаю! Владелец, Дракон Империи Кир, - хранитель мигнул зелёным и замолчал.
  -Вот теперь он действительно твой, - Григ достал из нагрудного кармана цепочку с крестиком и положил её на мою раскрытую ладонь. - Знаешь, очень многие, даже Дайра, не одобрили бы мой поступок. Они считают, что тебе следует не вспоминать больше своё прошлое. Но мне кажется, человеку никогда не стоит забывать, то кем он когда-то был, так легче понять, кем он хочет стать. А эта вещь послужила тебе чем-то вроде талисмана, пусть и дальше будет с тобой.
  Моя рука, против воли, с силой сжала крестик. Нет, не забуду, даже если захочу, не смогу, о детстве мне всегда будет напоминать маленькая округлая отметина на правом боку, след выходного отверстия от чуть не убившей меня пули.
  Григ несколько секунд молчал, наблюдая мою реакцию, затем кивнул и мгновенно сменил тему, вновь застав меня врасплох:
  -Хорошо. Через час жду тебя в столовой, только оденься как-нибудь по-другому, более соответствующе моменту, а то твои шорты будут выглядеть не совсем уместно, - с этими словами он вышел.
   Я пожал плечами. 'Чем ему не угодили длинные, ниже колен, цветные, свободные шорты, которые я обычно носил, непонятно. Меня лично, они вполне устраивают. Ладно, что там у нас есть?'
  Перебрав несколько вариантов, я решил остановиться на простых светлых брюках, белой сорочке и спортивного покроя пиджачке. Выбор, надо сказать, оказался удачным. Наряд отлично сидел, выглядел довольно изыскано, но не вычурно. По внешнему виду я почти не отличался от гостей. В целом, мне удалось произвести впечатления скромного, благовоспитанного мальчика из знатной, далеко не бедной семьи Вэллора. Обо всём этом мне поведала одна из девочек, ровесниц Нэма, имени уже и не вспомню, когда вечером мы 'случайно' оказались ненадолго наедине во время игр на свежем воздухе. Вот не знаю теперь, давно простившись с юностью, были ли её слова правдой или сладкой лестью, но тогда они, как и совершенно неожиданный поцелуй, казались мне искренними.
  В большой столовой присутствовали все, кроме трёх дежурных, контролирующих воздушное пространство над островом, находясь в подземном командном пункте. Вход в контрольный зал располагался на самом нижнем подвальном уровне, из четырех существующих.
  Несмотря на множество приглашенных гостей, обед прошёл в тёплой, можно сказать домашней обстановке. Вручив кубок с вином полковнику Ершти, оказавшемуся старше всех в замке по возрасту, я получил из его рук ещё один подарок. На этот раз от имени всего гарнизона замка. Дарить холодное оружие в Империи полагалось лишь отличившимся в сражениях воинам. Поэтому короткий обоюдоострый кинжал арнеской стали в чёрных, изящно инкрустированных золотом ножнах, я принял неуверенно, с величайшим сомнением, и то только после разрешающего кивка стоящего рядом Грига, который увидел мое замешательство.
  Когда через два дня гости начали разъезжаться по домам, я неожиданно для самого себя ощутил грусть от потери новых друзей, почти такую же, какую испытывал впервые очнувшись на острове. Мне стало не хватать суеты, царившей в замке последнее время, новых лиц, шуточек и забавных историй, игр, беззаботности. К счастью, окончательно впасть в депрессию мне не дали. Мой дядя сдержал слово, как только последний флайер с пассажирами, оторвался от поверхности взлётно-посадочной полосы и, совершив облет острова, превратился в еле заметную точку на горизонте, после чего окончательно исчез из виду, мне было объявлено, что с завтрашнего утра расписание моего дня 'претерпит некоторые изменения'.
  Истинный смысл данного выражения немного прояснился на рассвете следующего дня, который начался, с двухкилометровой пробежки по острову в сопровождении Грига и Нэма. Темп бега они избрали средний, для себя, конечно, и в конце даже не вспотели, я же рухнул на землю совершенно измотанный. Правда одна вещь очень радовала, им не пришлось меня долго ждать, я отстал на пять минут, не больше, но только мне известно каких усилий это стоило. Слава Богу, папа научил меня правильному дыханию ещё в третьем классе, когда однажды я получил свою первую и единственную в жизни двойку, двойку по физкультуре. Вслед за коротким отдыхом состоялась 'небольшая', продолжавшаяся 'всего' час, разминка, включавшая в себя упражнения для развития координации, гибкости, и получасовая медитация призванная обучить меня концентрации, но использованная мною явно не по прямому назначению, а для простого сидения и восстановления сил. Естественно, мне эта хитрость нисколечко не помогла, поднявшись на ноги, и направившись завтракать, я чувствовал буквально каждую клеточку своего бедного тела, Григу, похоже, удалось заставить работать все группы мышц моего организма, теперь они ныли и болели от испытанных нагрузок. Приняв душ и позавтракав, я отправился в библиотеку, где продолжил чтение стихотворных произведений одного ныне здравствующего литератора Империи, признанного классиком жанра ещё при жизни. Стихи Иргенса славились своей мелодичностью, лиризмом, воспевал он в основном красоту природы и человеческие чувства. Увы, но в тот день так и осталось не выученным одно из ранних его стихотворений о любви, хотя довольно простые строчки всё это время высвечивались в воздухе при помощи мощного компьютера:
   'Мне снился нынче чудный сон:
   Как будто тьмою окружён,
   Стоял я на морском песке,
   И было одиноко мне.
   Но тут ко мне ты подошла,
   И радостью зажглась душа.
   Ночь стала вдруг как день светла.
   Застыл я, дыханье затая.
   И так, не нарушая тишину,
   Мы вместе слушали волну.
   Стояли вместе на песке,
   Забыв на время о тоске.
   И слов не нужно было нам,
   Когда качался по волнам,
   С далёких звёзд пришедший свет,
   Надеясь задержать рассвет.
   Но час пришел - и вот рассвет,
   И тут я понял: Тебя нет!
   А это был лишь только сон,
   Как хочется, чтоб повторился он'.
  
  Я никак не мог на них сосредоточиться и не только из-за усталости, немного отступившей после плотного и вкусного завтрака. Всё моё внимание было приковано к другой голограмме, найденной сегодня, когда желая отвлечься, памятуя разговор с Григом, я решил с помощью моего хранителя узнать больше о событиях связанных с мятежом генерала Оска. Обнаруженный тут же графический файл, представляющий собой цветную, слегка отретушированную статичную голограмму, меня сильно озадачил. С портрета на меня смотрел отец, совсем маленький, чумазый в местами порванной и прожженной одежде, узнать его в этом сидящим на руках брата, бледном, напуганном мальчике не составляло особого труда, тем более, что впервые в жизни мне удалось увидеть отца ребенком не так уж давно, здесь на Вэллоре. Дома отсутствие папиных детских фотографий легко оправдывалось детдомовским прошлым и выработанной там привычкой стараться быть незаметным. Сейчас-то я отлично понимал, что никакого сиротского приюта не было и в помине, а нескрываемая нелюбовь сниматься, будучи уже на Земле, объяснялась ещё проще - ему основательно надоело пристальное внимание прессы на родине. Тогда же стала полностью понятна фраза Дайры, произнесенная, в первый день её пребывания на острове, и невольно послужившая ключом к моим скрытым знанием, в тот день леди Линк воскликнула: 'Так он же вылитый Кирк!'. Она была права, сходство было просто поразительным, можно сказать, что я являлся его зеркальным отражением. Только очень внимательный человек и с близкого расстояния мог заметить разный цвет глаз, чуть более светлые волосы.
   Если бы не свежая, довольно глубокая рана на щеке и уже знакомое выражение лица, абсолютно каменное, невыразительное, возможно, я не узнал бы Грига в подтянутом юноше со штурмовой импульсной винтовкой, болтавшийся наперевес у правого бедра . Своим внешним видом мой дядя мог изрядно напугать кого угодно. Длинные, до плеч, русые волосы слиплись и торчали во все стороны, бывшая некогда белой, сорочка превратилась в грязные, кровавые лохмотья, шея и половина лица были бордовыми от запекшейся крови. Вообще-то, если не знать изображенных на голограмме людей, картинка вполне могла восприниматься, либо как афиша нового боевика, либо как хороший агитационный плакат, призывающий к справедливой борьбе с иноземными захватчиками.
  Голограмма оказалась и последним кадром репортажа одного из новостных каналов, и ссылкой, позволяющей запустить видеозапись, чем я немедленно воспользовался. В начале сюжета были солдаты в тяжёлой броне с полным вооружением, бегущие вдоль улицы в противоположную от камеры сторону, затем были двигающиеся туда же четыре бронемашины полиции и одна планетарных сил обороны, несколько мелких, по два три человека, групп мирных жителей спешащих поскорее убраться прочь из зоны боевых действий. Где-то там, в конце квартала, шел серьезный уличный бой, сквозь густой дым были видны вспышки лучевиков, в небе то и дело появлялись низколетящие боевые флаеры, ловко лавирующие между высотными зданиями, до робота-оператора доносились звуки взрывов и звонкие трели импульсных автоматов. Съемки велись буквально из зоны боевых действий. Об этом говорил строгий, спокойный, женский голос за кадром, сообщивший так же, что на рассвете несколько мобильных, хорошо вооруженных групп террористов предприняли попытку захвата более чем десятка стратегических объектов во всех частях планеты, но их затея провалилась и теперь ситуация постепенно нормализу-ется, тем не менее обстановка остается сложной. Ожидаемого всеми императорского указа о введении в стране военного положения так и не последовало, лишь Тарана - самый большой город империи, откуда собственно и велась прямая трансляция, объявлен зоной проведения специальной операции полиции. Очередной, пятый или шестой раз за время репортажа, повторяя гражданам 'убедительную просьбу' властей не покидать свои дома и сохранять спокойствие, диктор вдруг запнулась на полуслове, что-то взволновано и неразборчиво прошептала, после чего окончательно замолчала. Причиной столь эмоциональной реакции было появление из плотной дымовой завесы пяти человек, сфокусировавшись на этой группе, камера совершила наезд, укрупнив план, так что стало возможно лучше рассмотреть лица. Вслед за Григом с младшим братом на руках, словно прикрывая спину принцу, шли ещё трое вооружённых мужчин, в накинутых, поверх, тоже потрёпанной гражданской одежды, бронежилетах. К моему удивлению с двоими я был хорошо знаком - это были Градон и полковник Ершти. На этом запись резко обрывалась.
   В пояснениях, приложенных к файлу, говорилось о нападении на фешенебельную гостиницу 'Тарана'. Целью фанатиков из 'Истинной Церкви Создателя', как выяснилось входе последующего расследования, тайно финансируемой харгами, были принцы, остановившиеся там, после посещения состоявшегося накануне финального матча императорского кубка по 'линждоу'. Нападением же на столицу руководил лично главарь мятежников генерал Дикмор Оск. Эта акция стала для него последней, предателя уничтожили в самом начале мятежа, отчасти благодаря данному обстоятельству заговорщикам не удалось добиться успеха. Далее приводилось предположительное количество участников неудавшегося переворота, список объектов, подвергшихся нападению сектантов, особо подчеркивались согласованность и синхронность их действий, недвусмысленно говорившие о явном умысле и наличие координационного центра, оперативно руководившего всей операцией. Меня мало интересовали такие подробности, переведя запись на большой экран, я просмотрел её ещё несколько раз.
  К сожалению, это не помогло найти ответы на возникшие у меня вопросы. Мне стало любопытно, кто шел третьим за спиной принца на записи? Почему Григ с отцом не покинули Тарану в день матча, а остались в городе ещё на некоторое время?
  - Из-за якобы моего прямого приказа,- уверенный ровный голос, неожиданно раздавшийся слева со стороны незапертой двери, заставил меня испуганно вскочить на ноги и развернуться, кажется, свой последний вопрос я умудрился задать вслух. Властным, успокаивающим жестом руки, возвратив меня обратно в кресло, вошедший в библиотеку человек сделал несколько быстрых шагов в мою сторону, продолжая между тем свой рассказ. - Разумеется, подобного распоряжения я никогда не отдавал, но пока всё выяснялось, прошло несколько часов, и было уже слишком поздно. Знаешь, я до сих пор считаю некоторые свои действия в те дни ошибочными. Особенно запрет на аресты, в Таране, до начала открытого противостояния, и что позволил сыновьям отправиться на этот проклятый матч.
  - Вы всё знали?!
  - Не всё, мой мальчик, не всё. Если б знал всё, неужели ты думаешь, я бы допу-стил подобное? - остановившись подле меня, так чтобы нас разделял, лишь угол моего рабочего стола, Император, а не узнать его было невозможно, кивнул в сторону голограммы. - Мы ошиблись - думали, что все силы заговорщики бросят на штурм дворца. А они, разделившись на группы, атаковали сразу несколько городов. До Гарта, правда, Дикмор не добрался, но вот в других городах его сторонники много чего натворили... Особо досталось именно Таране, и мальчики оказались в самом эпицентре. Два с половиной часа пятнадцать человек сдерживали без малого сотню фанатиков. Хвала Создателю, хоть кто-то выжил... - внезапно мой дедушка осекся, но спустя минуту, вновь заговорил, теперь с некоторым оттенком грусти в голосе. - М-да... Похоже, твоя бабушка права, я старею. Вот уже жалуюсь на свою жизнь внуку и обсуждаю с ним такие подробности, о которых ему знать пока рановато...
  - Ваше вели...,-я вновь, теперь сознательно, стал подниматься, но снова был оста-новлен.
  - Вставать в моём присутствии тебе совсем не обязательно, мы же не на официальном приеме, и вот ещё что...
  - Что случилось, отец? Почему ты здесь, без охраны, тайно? - вопреки тону вопроса Григ не выглядел ни встревоженным, ни удивленным.
  - Ну почему сразу случилось? Может, например, старый человек...
  - Кир, там транспортник ..., - вслед за отцом появился Нэм. - Дедушка?! Что-то случилось? - А вот тут неподдельное изумление.
  - И этот туда же... Ни тебе здравствуй, ни радости на лице, хоть бы и наигранной... Нет, сразу вопросы и упреки, - если бы минуту назад со мной не говорил совершенно другой, властный, сильный, спокойный человек, его нынешний старческий, ворчливо-назидательный тон можно было бы легко принять за чистую монету. - Может пожилой человек просто навестить, спрятавшихся ото всех родственников?
  Видя скепсис на лицах будущих наследников, сообразивших что ничего непоправимого не произошло, но явно, не веривших в сказку о скучающим отце и деде, Император с надеждой посмотрел на меня:
  - Так, с ними всё ясно. Ну, ты-то, надеюсь, веришь, что соскучившись, старик решил просто, без помпы и свидетелей навестить затворников?
   Свой вопрос он задавал присев на краешек стола, развернувшись вполоборота влево, поскольку воспользовавшись тем, что внимание монарха на минуту переключилось на сына, мне удалось таки встать со своего кресла и сделать пару шагов в сторону, чтобы иметь возможность видеть всех сразу.
  - Не совсем,- слова машинально слетели с моих губ, о чем я тут же пожалел.
  - Вот те раз! Извольте, объяснить, молодой человек, что означает ваше 'не совсем'. По-твоему я лгу? - похоже, мне удалось сразу же испортить отношение с самим Золотым Драконом Империи.
   Мне стало неловко, я опустил голову и принялся рассматривать носки своих ботинок, но спустя мгновение откуда-то пришла уверенность в своей правоте, а вместе с ней и подходящие слова для объяснений.
  -Нет, просто не говорите всей правды. Ваше Величество, вы действительно скучали и очень обрадовались, увидев сына, а как только услышали голос Нэма, даже улыбнулись. Но Вы дважды не ответили на один и тот же прямой вопрос, старались увести разговор в сторону, наверно, пытаясь что-то скрыть. - На мгновение я запнулся, но потом, немного подумав, закончил. - Нет! Вы хотите о чем-то поговорить с дядей наедине, без посторонних.
  Наступившая после моего монолога тишина, заставила меня вновь взглянуть на своего императора. Однако, вместо ожидаемого раздражения или даже гнева я увидел на его лице смесь из искреннего изумления, растерянности и... гордости. Столь неожиданная реакция меня немного удивила, остальных же она почему-то развеселила. Больше всех веселился Нэм, копируя позу отца, скрестив руки на груди, он в отличие от Грига не пытался скрыть улыбки, с которой смотрел на деда.
  - Это в одиннадцать-то лет, после всего лишь десятиминутного общения, - словно самому себе тихо проговорил Золотой дракон и покачал головой.
  - Мне двенадцать.
  Брови императора взмыли вверх в еще большем изумлении, хотя казалось сильнее удивиться уже просто невозможно, а спустя мгновение мой дед задорно расхохотался. Через секунду к нему присоединился Нэм, даже Григ перестал прятать улыбку. Сквозь смех Император все же смог выдавить из себя:
  -Ну, спасибо, внучек, утешил,- после чего последовал новый взрыв хохота.
  Тут я сообразил, что ляпнул что-то не то. Мои слова ведь можно было интерпретировать так, будто я намеренно подчеркиваю свой возраст, указывая при этом императору на то, что ему не удалось скрыть свои мысли от какого-то двенадцатилетнего мальчишки, а в свете нашего прежнего разговора я косвенно подтверждал, что он слишком стар. Естественно, не о чём подобном я даже не думал и ничего такого говорить не хотел, однако именно так могло показаться со стороны. Чувствуя, как у меня отчаянно начинают гореть уши, самый явный и, пожалуй, единственный внешний признак испытываемой неловкости, от которого мне не удалось избавиться и поныне, я тщетно искал способ исправить ситуацию, но, увы, ничего путного в голову не приходило. И вот когда я был уже готов провалиться сквозь землю, лишь бы не находиться в том месте где был, на помощь мне пришел сам император. Отсмеявшись и утерев выступившие слезы, он продемонстрировал, что не только я способен правильно угадывать мысли людей:
  - Не расстраивайся ты так. Я прекрасно понял, что ты не хотел сказать ничего оскорбительного и вовсе не хвастался, - подмигнув мне, он добавил. - Как видишь, и я кое-что могу.
  Я вздохнул с облегчением и расслабился, этот факт также не укрылся от императора.
  -Ты очень внимателен, мой мальчик, но вот свои эмоции ты скрывать пока не научился. Может это и к лучшему. Что касается твоих слов, ты сказал без 'посторонних'? - Император стал серьезным, демонстративно оглядел библиотеку, задерживая взгляд на каждом из присутствующих, а затем, глядя мне в глаза, четко с расстановкой произнося каждое слово, подвел итог осмотра. - 'Посторонних' я здесь не вижу.
  После утвердительного кивка с моей стороны говорившего о том, что я понял смысл произнесенного, мои догадки полностью подтвердились. Действительно, желание проведать семью, хоть и было главной, но отнюдь, не единственной причиной визита императора на остров. Он прилетел, чтобы поговорить с сыном и попытаться убедить его вернуться в столицу, опровергнув при этом, неизвестно откуда возникшие, слухи о тяжёлой болезни и даже гибели принца. Факт недавнего покушения тут был вовсе не при чём, его пусть и с трудом, но удавалось скрывать.
  -Разумеется, долго так продолжаться не может, уж слишком много было свидетелей. Людей, между прочим, по твоей просьбе, мало того, что не стали связывать подпиской о неразглашении, но и даже не провели с ними соответствующих профилактических бесед, - убеждал сына император. - Какие слухи поползут вскорости по Гарту сейчас трудно предположить... Кроме того, Кира необходимо представить обществу, ему нужно привыкнуть к публичности, и чем раньше это произойдет тем лучше. Кажется, - взгляд в мою сторону. - Он уже готов. Да и для нас с твоей матерью, будет меньше тревог, если вы все будете рядом.
  - Кир готов, но на Вэллоре не готовы к его появлению, - парировал Григ. - Уверен - первое появление Кира на публике сейчас, будет преждевременным и поспешным. Ничего хорошего не принесет, а в будущем может только навредить ему. Сейчас, нет, ни подходящего информационного, ни, что намного хуже, эмоционального фона. Ну ничего - мы это исправим, кстати, покушение сильно облегчит задачу.
  -Что ты задумал? - насторожился дед.
  В ответ Григ, усмехнувшись, в общих чертах, не особо вдаваясь в детали, поведал о задуманном. Даже этого короткого, поверхностного рассказа с лихвой хватило, для того чтобы сделать на несколько минут Золотого Дракона хмурым и задумчивым. Я же пришёл в настоящий ужас от перспектив скоро стать, если и не лицом нации, то очень близко к этому, раскрыв попутно всем своё умение переходить в боевое состояние. При генетической предрасположенности, чисто теоретически, подобные возможности в той или иной степени развить в себе могли многие, путем изнурительных, многолетних тренировок, но на практике это было не так. Как правило, обладатели этого дара, коих было считанные единицы в империи, и те в основном были на службе у императора, не особо афишировали свои возможности. Зачастую, "приятную" новость о том, что они столкнулись с "Тенью Дракона" всяческого рода преступники - жестокие, неуловимые, серийные убийцы; высокопоставленные изменники из знатных фамилий, подчас из-за своего положения недосягаемые для обычного правосудия; самые одиозные главари террористов; узнавали в самый последний миг своей жизни. Разумеется, тогда это уже не имело особого значения и никак не могло повлиять на их дальнейшую судьбу. Мне же предлагалось наплевать на все эти пра-вила, а государю, одобрить серьезную пропагандистскую компанию в СМИ, с целью создание в умах подданных положительного образа некоего юноши по имени Кир.
  Честно говоря, мне тогда было не до рассуждений о изменниках и преступниках, я просто не хотел быть предметом всеобщего внимания для огромного числа людей, живущих на множестве планет империи. Мое несогласие, наверно, довольно отчетливо отразилось у меня на лице, поскольку мне тут же пришлось сделать глубокий выдох, выпуская тем самым воздух, который я втянул в себя несколькими секундами ранее, готовясь высказать всё, что думал об этой затее. Григ опередил меня буквально на мгновение:
  - Кир, не спорь! Догадываюсь, что ты скажешь, более того, будешь прав, во многом прав. Поверь, иначе нельзя, - принц слегка поморщился, что-то вспомнив, а спустя несколько секунд, подобрав подходящие слова, продолжил. - Многие не готовы к появлению еще одного Дракона, твое существование для них шок. Некоторые считают, что ты клон, выращенным харгами.
  Зря я выдохнул, лишний глоток воздуха мне бы сейчас не помешал.
  -Тише, тише, успокойся! Конечно - это чушь! Но убеждать в этом всех и каждого отдельно нет ни сил ни времени. И не волнуйся, интерес к тебе постепенно угаснет сам собой. Уже через год, большинство даже и не вспомнит, как ты выглядишь, зато твое имя для людей станет знакомым и привычным. У всех в сознании закрепится мысль: 'Кир - потомок Дракона!'. И никто тогда не посмеет усомниться в твоем происхождении, а если и посмеет, то серьезной поддержки не получит. Что, собственно, нам и нужно.
  -Но я ...
  - Это было бы хорошо, - заметил император. - Но прежде чем принять какое-то решение, я бы хотел услышать о плане чуть больше.
  Я наивно полагал, что за почти полгода привык ко всякого рода сюрпризам и меня уже ничем не удивишь. Как велико было мое заблуждение! Подробнее об идее Грига императору стал рассказывать Нэм, который оказался посвящен во все нюансы и детали задуманного. Я даже немного обиделся - он знал нечто важное, непосредственно касающееся меня, но ничего мне об этом не сказал.
  -Извини, но отец велел молчать. Он сказал, что тебе его затея не понравится, и ты только расстроишься, - мы сидели вдвоем на краю взлетно-посадочной полосы и наблюдали, как группа прибывших утром техников заканчивает сборку последнего 'охотника'. Пять новеньких космических истребителей, в частично разобранном виде, были доставлены сегодня огромным транспортным флаером, об этом и хотел рассказать мне Нэм, войдя в библиотеку. - Вообще-то, ты все равно бы все узнал, но чуть позже. Сам же слышал, что происходит и понимаешь - иначе действовать нельзя.
  Я вздохнул, происходящее мне не нравилась в принципе. Я не до конца понимал: зачем всё это? Так ли необходим этот 'подходящий эмоциональный фон'? Лично мне вовсе не нужно признание всеми на свете, мне достаточно уважения и понимания со стороны Грига и Нэма. Я не желал становиться знаменитостью, мне не понравилось, что всё готовилось в тайне, в том числе и от меня, а ещё больше не хотелось в этом участвовать - предстоящая компания сильно походила на манипуляцию огромной массой людей.
  -Кир, ну хватит тебе дуться, - Нэм толкнул меня плечом. - Мы же не собираемся никому лгать, что-либо приукрашивать или выдумывать. Просто напомним всем о твоем отце, расскажем об обитателях Земли, об их жизни, обычаях, о вторжении, о том, как нашли тебя, что случилось потом. Все живущие в империи должны понять, что там, на Земле, гибли вовсе не чужаки, а такие же люди. И клянусь, с этого дня никаких тайн от тебя больше не будет, обещаю рассказывать обо всём, что может тебя хоть как-то коснуться. Мир?
  Порой Нэм был полной противоположностью всегда сдержанного, спокойного, рассудительного Грига, но в тоже время они во многом были похожи. Одной из общих черт было то, что я не мог долго на них сердиться или обижаться. 'А может мой дядя опять прав, и его задумка - единственный верный шаг, в этой ситуации?' Ответить утвердительно на этот вопрос я смог много лет спустя, тогда же просто решил: 'Пусть всё идет своим чередом, а там посмотрим'.
  -Мир, - я пожал протянутую мне руку.
  
Оценка: 8.83*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Кретов "Легенда"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"