Ключерёв Игорь Евгеньевич: другие произведения.

Часть первая. Дороги клинка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Предупреждаю сразу: никаких глубоких мыслей, никаких ярких образов, никаких красочных оборотов, всё совершенно спонтанно. Проба пера, можно сказать. Хотя проба пера состоялась уже давно, в стиле фэнтези - впервые.
   Кстати, чуть не забыл - вся эта "эпистолярщина" пишется НЕ для публики, а для собственного развлечения автора и для весьма, весьма УЗКОГО круга друзей. Как следствие, комментарии мне совершенно неинтересны и рассматриваться не будут, причём неважно, что они содержат: хорошие отзывы, плохие отзывы, конструктивную критику, обструктивную критику и далее по списку. Те немногие, для чьего внимания данные опусы предназначены, могут писать на e-mail: dalriada@mail.ru
   Да, и к тому же файл постоянно редактируется.
   Когда я... Виноват, если я решу, что писанина начинает удаваться более, нежели менее, то обязательно сотру вышестоящее и конечно же добавлю - заходите, гости дорогие! Но пока вот так.
  
   Небольшой update:
   Вижу, что появились посетители, и как следствие, комментарии. Ну что ж, читайте на здоровье, уважаемые, если есть огромное желание оставить комм - оставляйте. Отвечу, если будет время. Пусть вас не пугает описание "автора", это, как можно догадаться, юмор.
   Коль хочется устроить "разбор полетов" - устраивайте. Но будьте любезны - делайте это серьезно. Комментарии в стиле "нечитабельно" или "<...что-то...> слабовато" мне действительно не нужны. Потрудитесь объяснить, что именно не устраивает, приведите примеры. Я совершенно спокойно отношусь к любой критике, но критика должна быть полезной, в противном случае не вижу смысла.
   Не стоит упрекать меня в том, что словарный запас беден, слог корявый, и тэ, и пэ. Я это и так ЗНАЮ. Я дилетант. Вы же не станете упрекать первоклассника, который рисует картинку карандашами или играет Собачий вальс на пианино в том, что у него плохая композиция или не выдержан ритм. Надеюсь, пример доступный?
  
  
  
   Глава первая: На материке
  
   Корабль бросил якорь в порту на закате. Солнце опускалось за море, бросая последние блики на хребет Вей'йа, но воздух в этих краях оставался тёплым до самого утра.
   Пыхтя и грязно ругаясь, потные матросы выгружали на пристань бочки, ящики и тюки с товарами. Несколько горящих факелов, привязанных к шестам, освещали сходни, остальная часть порта погрузилась во мрак.
   Вслед за группой матросов, тянувших на горбу тяжёлые тюки, с корабля сошли несколько пассажиров. Последним, на некотором отдалении от остальных, шёл высокий человек, завёрнутый в плащ, его наклонённую голову венчала широкополая шляпа, в этих краях смотревшаяся вполне натурально. Нельзя, впрочем сказать того же о других странах, где шляпе довелось побывать, сидя на голове её владельца. Тем временем, владелец повидавшей виды шляпы широкими шагами отмерил пирс, прошёл по пристани, и не обращая внимания на прибрежные трактиры, исчез в темноте.
  
   Эур прошёл через городские ворота, хотя это стоило ему, как не жителю города, два залара и открыл ногой дверь в "Дубовый венок". Охранники заведения страсть как не любили подобные штуки, "Дубовый венок" был совсем не чета кабакам на пристани, но одного взгляда на вошедшего хватило, чтобы вышибалы разом отвернулись и сделали вид, что ничего, собственно, и не случилось. Очень немногие в этом мире носят татуировки на обеих сторонах лба, начинающиеся от залысин и заканчивающиеся на висках тонкими завитушками. Гильдия наёмников и присутствие её членов здесь не запрещены, но мало кто имеет смелость обратиться за их услугами. Или средства. Или... И то и другое. Правда, не так просто заметить татуировки под широченными полями шляпы, но те, кому надо, обратили внимание. А надо это было совсем немногим.
  
   Эур вошёл в общий зал. Стайка молодых гоблинов, шумя и переругиваясь, как обычно, ломанулась к выходу, лишь только Эур появился на пороге. Видимо, они не разглядели его татуировки, иначе не повели бы себя так глупо. Один из гоблинов якобы нечаянно налетел на Эура и схватив его за руку, "чтобы не упасть", забормотал извинения. Этот народец не стеснялся физического контакта. В это же время другой гоблинёнок, забежав с другой стороны, сунул лапы в карманы наёмника. Он тут же об этом пожалел, когда костистый кулак врезался ему между глаз. В то же время другая рука наёмника поймала за шкирку первого гоблина, игравшего отвлекающее действие. Дверь трактира вновь распахнулась, вновь от удара сапога, и оба неудачливых вора вылетели на брусчатую мостовую, едва не треснувшись лбами при приземлении.
   Остальные гоблины, вереща, выскочили в дверной проём, миновав Эура, и вместе с поднявшимися виновниками инцидента бросились бегом в темноту. Эур, не удержавшись, отвесил последнему гоблину могучего пинка вдогонку и харкнул в сторону удалявшихся шпанюков. Вышибалы при виде этого зрелища, как и раньше, не шелохнулись.
   Эур вернулся в трактир. Только теперь он смог осмотреться, точнее быстро зыркнуть направо-налево из-под полей шляпы. Все посетители, наблюдавшие его разбирательства с гоблинами, уже вернулись к своим прежним занятиям. Как и полагается, под вечер, в зале было людно, но не тесно. Пока. Почти все посетители из числа местных, за исключением двух северян неподалёку от входа, да двух даррмейцев, купцов, судя по одежде. Плюс ещё в дальнем углу разместилась ватага гномов. Гномы находились уже в явно неслабом подпитии, о чём свидетельствовали громкие возгласы и выкрики, доносившиеся из угла. "Ну куда ж без этих-то", подумал Эур, и сдвинув шляпу чуть повыше, прошествовал к барной стойке.
   Там его уже поджидал Кнеллон, помощник владельца трактира. Эур тяжело опустил локти на стойку и исподлобья уставился в единственный уцелевший глаз трактирщика.
   - Какого чёрта делали здесь эти гоблины? - спросил он вполголоса.
   - Да я их не замечал, пока ты не появился, - так же тихо ответил Кнеллон. - Кажется, они пришли с каким-то орком, с Южной стороны, он сказал охране, что это его подмастерья, выпил кружку вина и свалил куда-то. А они... Они остались. Видно сидели вон там, рядом с местом для музыкантов, там я не мог их видеть.
   - Всё ясно. Слушай, старик, это не случайность. За мной охотятся.
   - Ну... Так тебе-то не привыкать. - хмыкнул Кнеллон.
   - Всё шутишь, - Эур аккуратно осмотрелся и снова упёр взгляд в трактирщика. - Шутишь. А я тебе сейчас такие вещи расскажу, что ты... Впрочем, нет, не буду я тебе ничего рассказывать, некогда мне. Ты орка этого запомнил?
   - Да ты издеваешься? - Вскинул бровь трактирщик. - Если даже во всём мире останется только два орка, я и то их не отличу друг от друга, да и когда...
   - Тише, тише, - перебил Эур. - Это всё понятно. Но хоть что-то ты запомнил? Хотя бы что-нибудь? Ты же сказал, что он с Южной стороны. Как ты это определил?
   - Очень просто, старина Эур. Все ремесленники живут на Южной стороне. Или почти все. Но тех, кто живёт здесь, за первым кругом стен, я знаю в лицо.
   - Погоди-ка. И ты что, не знаешь, что орк никогда не возьмёт гоблина в ученики?
   - Да ничего я о них не знаю, и честно говоря, вполне этому рад, - закатил свой единственный глаз Кнеллон. - Дальше-то что?
   - Ну Кнеллон, ну ты даёшь, - пробормотал Эур, осуждающе покрутив головой. - А дальше то, что этот орк вам наврал. Либо ему кто-то поручил привести этих гоблинов сюда, либо...
   - Либо что? - перешёл на шёпот Кнеллон.
   - Скорее всего то, что он вообще не из Ченсанда. И пришёл сюда недавно. Стража должна была его заметить и запомнить. На гоблинов они, конечно, не обратили особого внимания, этого дерьма сейчас везде навалом, но орка-то они, надеюсь, ещё не забыли, не очень-то их много тут, на юге. Так, давай-ка мне, Кнэл, пожрать малость, попить побольше и комнату в подвале. И орка этого этого мне опиши настолько подробно, насколько сможешь.
   И Кнеллон описал ему внешность орка, накормил, напоил и выдал ключ от комнаты.
  
   Эур проснулся оттого, что над ним, как ему показалось, стоит человек. Кинжал словно сам прыгнул ему в руку и через секунду он уже стоял посреди комнаты, яростно моргая заспанными глазами и оглядываясь вокруг.
   В комнате никого не было. Эур посмотрел на собственную тень на двери, повернул голову в другую сторону и задержал взгляд на пламени свечи.
   Пламя, горевшее ровно, вдруг дёрнулось в сторону прямо у него на глазах, как при сильном дуновении ветра, тени метнулись по стенам.
   И тут Эур всё понял. Сжав рукоять кинжала, он повернул ключ и рванул дверь на себя. Никого. Он резко шагнул в коридор. За углом тихо скрипнула и захлопнулась дверь в общий зал. Эур посмотрел под ноги. Засохший рыжеватый куcок суглинка лежал прямо перед его дверью. Это была грязь не его сапог, это не м о г л а быть грязь с его сапог, ведь он приплыл на корабле. Он вернулся в комнату и на всякий случай осмотрел подошвы своих сапог. Ни малейшего намёка.
   Теперь Эур осознал всё. Маг. Молодой маг, либо неопытный. А может, и то и другое. Видно, недостаточно сосредоточился, прощупывая его, Эура, через запертую дверь и выдал себя. И удирал быстро, даже свечку всколыхнул. Можно сказать, повезло.
   Будь на его месте кто поодарённее да поопытнее, так и прошло бы всё гладко. И замок открыл бы заклятием, хотя Эур специально оставил ключ в замке, это вряд-ли помешало бы, да и самого Эура б удавил во сне, как уже случалось в то время, когда его отряд охранял замок в Алверинслите. Тогда эгемирские маги поработали здорово, никто не смог их вычислить и взять на месте. Только когда, совершенно случайно, гончая задушенного герцога унюхала подкоп, наёмники выбрались в лагерь эгемире ночью, и перерезали всех, до кого смогли дотянуться.
   "Да, времена-то были", - со смешаными чувствами подумал Эур, одеваясь. В те времена он уже был опытным солдатом и убивал, не задумываясь, но резня спящих... Это было гадко всему отряду, всем, без исключения, Эур видел это на лицах товарищей, но другого выхода тогда не было. Эгемире превосходили их численностью самое меньшее, в четыре раза. При воспоминаниях о той ночи у Эура начинали трястись руки и порой подкатывала тошнота, но иногда он мечтал о том, чтобы вернуть то время. Тогда, как правило, впереди был неприятель, рядом стояли товарищи и всё было ясно, как день, а что творится сейчас - непонятно вообще.
   Он выбрался из подвала и глянул в окно. Снаружи было ещё темно, однако в противоположных окнах темнота уже разжижалась, редела, уступала место свету.
   На шум спустился Кнеллон. Он не переставая тёр кулаком единственный заспанный глаз.
   - Эк ты раненько сегодня, - проворчал он и воззрился на Эура, часто-часто моргая.
   - Да вот, от гостей, видишь, отбоя нет. - В тон ему буркнул Эур.
   - Неужели? - произнёс Кнеллон таким тоном, что не понять, шутит он или нет. "Cкорее всего, нет", решил Эур. Кнеллон вобще обладал не самой быстрой соображалкой, зато он был общителен, приветлив, услужлив и предан своему нанимателю - почти все качества, необходимые трактирщику.
   - Представь себе, - мрачно съязвил Эур. - И это был маг, если я хоть что-нибудь смыслю в этой жизни.
   - Погоди-ка! - загорелся Кнеллон. - Откуда ты знаешь? Я слышал, что мага может почувствовать только другой маг. Но ведь ты-то не маг!
   - Почувствовать - это одно. Но есть ещё много признаков, по которым можно распознать присутствие мага, - терпеливо объяснил Эур. - К примеру, зеркало, сосуд с жидкостью, пламя свечи, поведение животных и ещё целая уйма.
   - Серьёзно??
   - Ага. Я тебе прямо сейчас это докажу, если хочешь, - таинственно произнёс Эур, про себя произнеся: "А если и не хочешь, куда ты денешься". И ухватив трактирщика за рукав, повлёк его к выходу. Он прекрасно знал, что "Дубовый венок" не закрывается на ночь, как большинство трактиров, но охраняется он круглосуточно.
   - Охрана там? - спросил он Кнеллона.
   - Ну да.
   - Сколько их?
   - Да двое. А что такое-то?
   - Сейчас. Сейчас увидишь. - Эур привычным движением пнул многострадальную дверь и выволок Кнеллона наружу. Они тут же едва не споткнулись о тела охранников. Охранники пребывали в состоянии абсолютно безмятежного сна, короче говоря, бессовестно дрыхли, нарушая тишину ночи размеренным храпом.
   Кнеллон вытаращился на лежащие тела, а затем, придя в себя, начал охаживать ближайшего охранника ногами, крича: "Не, ну какие паскуды, совсем охренели от безделья!" и перемежая крики непечатными выражениями. Эур поспешил вмешаться.
   - Погоди, погоди, Кнэл, не надо людей портить, они от этого не проснутся! - он мягко, но неумолимо оттянул Кнеллона от его жертвы.
   - Да я! Да что же такое..! Как же они могут! - ярился Кнеллон.
   - Да вот только так они и могут. - Эур придвинул трактирщика спиной к стене, положил ему руки на плечи и уставился на него немигающим взглядом. - Всё. Успокойся! Теперь ты понял? Их усыпили. Это был маг. И может быть даже не один.
   Кнеллон ничего не ответил, он только переводил взгляд с Эура на лежащие тела и обратно, тяжело дыша.
   - Может быть даже сейчас за нами наблюдают. - Продолжил Эур. - Понимаешь, в какую жопу я влип?
   Кнеллон вновь ничего не ответил.
   - Я могу выстоять против десяти человек с оружием, будь у меня хоть палка. Но с магом я ничего не смогу поделать. Сегодня ночью мне просто повезло, а что если в следующий раз они подошлют кого-нибудь поопытнее? Ладно, пошли внутрь.
   Внутри, не давая трактирщику опомниться, Эур потребовал вина и "чего-нибудь жрать". Кнеллон убежал в кухню и тут же вернулся с кубком вина и тарелкой с хлебом, зеленью и фруктами.
   - Пойдёт? - несколько заискивающе спросил он.
   - В самый раз! - ухмыльнулся Эур. И ополовинил бокал. - У-у-уххх! Молодое! Х-ххэ! - он допил оставшееся вино. - Кнэл, ещё плесни, а? За всё уплачу.
   - Да ну что ты несёшь, - притворно обиделся Кнеллон. - Прям как неродной вечно.
   Вскоре он вернулся с полным бокалом.
   - Правила соблюдаю, - ответил Эур, пропихивая в глотку кусок яблока.
   Он, хмурясь, поглотил все принесённые фрукты, опорожнил бокал и погнал Кнеллона за третьим.
   После третьего выпитого бокала складки меж бровей Эура разгладились, голос утратил прежнею колючесть, а в мутновато-сероголубых глазах загорелся огонёк.
   - Слушай, Кнэл. Ты меня не в первый раз выручаешь, надеюсь и не в последний. Работа такая, тебе ль не знать. Хотя, конечно, откуда тебе знать всё это. - Кнеллон округлил свой глаз, нo Эур продолжал. - Расскажу я тебе, так уж и быть, но полностью объяснять не стану, ты не дуйся только, я сам ещё мало чего понимаю. Когда я отплывал из Тервисетулы, то есть, перед тем, как я отплыл, на меня чуть не уронили ящик с каменными плитами. Я по порту шёл, вдруг одного знакомого заметил, ну и пошёл к нему поздороваться, тут сзади - бам! Эта хрень свалилась. Матросы все извинялись, клялись, что верёвка перетёрлась, показывали мне обрывки и всё такое. Но я ещё тогда понял - неладно тут что-то.
   - Ещё бы, каменюкой по голове получить - это, конечно, нелады, - задумчиво пожевал губу Кнеллон.
   - Шутник. А дальше-то - хуже, - продолжал Эур. - Сначала один матрос меня ночью подкараулил и с топором налетел. Зря он так, конечно. Но ты прикинь, сколько ж надо было посулить парню, чтобы он жизнью рискнул. Хотя он-то, скорее всего, не знал, что я рядовой четвёртого келфа*. Ну а потом пираты. Врубаешься? Пираты! Здесь! Их уже лет пятнадцать не видать в этих водах, имперцы ж поизвели всех, да и не гнездились они тут никогда, у них базы намно-о-ого южнее. Хорошо, капитан попался крутой, не обосрался, молодец мужик. А то одному бы мне не выстоять. Ну ладно, не буду заваливать тебе голову всеми подробностями, но суть в том, Кнэл, что за мной охотятся, и охотятся всерьёз. Усёк?
   Кнеллон кивнул.
   - И мне нужна твоя помошь. Да не ссы ты, ну! - заметив бледность на лице Кнеллона, который догадался о какой помощи идёт речь, Эур хлопнул его по плечу. - Ты же солдат, соберись!
   - Я уже давно не солдат. - запротестовал Кнеллон.
   - Ты был солдатом! Ты знаешь, что это такое. Я это знаю и ты это знаешь. Так что слушай сюда.
  
   Инструктаж занял не более минуты. Затем Эур вытащил из кармана три серебрянные ривы и еще несколько заларов**. Молча шлепнул их на дерево стойки.
   - Деньги твои. Делай, что хочешь, но чтоб к полудню договорился.
   - Пфу-ууф. Ох и нехочу я лезть в это. - Кнеллон сморщил свою физиономию почти целиком, от лба до губ.
   - Придется.
   - Ладно, ладно, ну что ты смотришь так? Сделаю. Встретят тебя на мосту. Место знаешь? Нет? Ну слушай...
  
  
   * Келф - в гильдии наемников ранг. Четвертый келф для рядового - самое высокое звание. Есть еще и офицеры, но во владении оружием они существенно уступают рядовым. Их задача - стратегия, тактика и снабжение.
  
   ** Залар - медная монета, имевшая хождение в Империи и за ее границами. Рива - серебрянная монета. Фондер - золотая. В одной риве четыре залара, в одном фондере десять рив. На один залар можно приобрести две-три порции (или целый кувшин) второсортного пива , на два залара - кружку вина, на три залара - сытно пообедать. Соответственно территориальным различиям, разнилась и мелкая монета. Где-то залары рубили пополам, где-то пользовались местным эквивалентом. В административных вопросах Империя не достигла больших успехов.
  
  
   Глава 2: Разбирательства

Когда солнце взошло над Ченсандом, Эур был уже у главных, северо-восточных ворот. Городская стража как раз только-только открыла створы и удобно расположилась вокруг. Двое стражников остались стоять в проеме ворот, досматривая входящих в город и взымая пошлину, остальные расселись рядом, поглядывая по сторонам и обсуждая последние новости.

Эур выбрал одного из них, на вид помоложе, и направился прямиком к нему.
- У вас какие-то вопросы? - вежливо осведомился стражник, подняв взгляд на Эура.
- Тебя звать-то как, парень? - ответил вопросом на вопрос Эур.
- Иолон, а что? - удивился стражник.
"Ну конечно", - подумал Эур. Имя "Иолон" в здешних краях носил почти каждый третий.
- А тогда вопросы конечно есть! - расплылся в улыбке Эур. - Скажи мне, Иолон, кто вчера дежурил?
- Я дежурил. И все, кто тут сейчас. Только капитан вчера был у нас другой. Вчера дежурил капитан Брезас, а сегодня - Ферутан.
- Чудненько. А ты был вчера здесь весь день?
- Нет, меня к вечеру сменили. А что-то случилось?
- Это уже не совсем хорошо, - буркнул себе под нос Эур, пригнорировав последние слова стражника. - Но может быть, ты сможешь мне помочь. В одном очень важном деле. - Эур выговорил последнюю фразу медленно, отчетливо и с нажимом на каждое слово. Лицо молодого стражника приняло крайне сосредоточенное выражение.
- Безусловно, я к вашим услугам.
- Тогда пойдем-ка, Иолон, отойдем в сторону, дело у меня страсть какое серьезное.
- Зачем? - нахмурился Иолон. - У нас всем ребятам можно доверять, и капитан наш тоже отличный человек, на него можно положиться.
"Ага, если еще и капитан узнает, то мне этих говнюков ловить точно не придется, распугают всех же".
- Ты не понимаешь. Я насчет вас не беспокоюсь, но ты же видишь, тут трется куча всякого другого народа.
Как раз в этот момент в ворота втиснулась целая толпа: крестьяне с телегами и скотиной, торгаши со своим товаром; позади всего этого нетерпеливо гарцевали какие-то разодетые всадники со своими слугами. Стража повскакала со своих мест и бросилась наводить порядок, пропуская людей в порядке очереди. Эур незамедлительно воспользовался этим, сцапал дернувшегося было Иолона за предплечье и поволок его подальше от ворот. За углом привратной башни, в тени он остановился и глядя на стражника в упор из-под полей шляпы страшным голосом изрек:
- Убийство! Здесь готовится убийство, скорее всего даже не одно. Иолон попытался было что-то сказать, но это ему позволено не было. Не даваю стражнику раскрыть рот, Эур продолжал:
- В Ченсанде сегодня кто-то совершил покушение на бургомистра. Возможно, что и жизнь коменданта также в опасности. Я послан к вам Имперским Советом (тут он почти не солгал), чтобы предотвратить покушения. Я тебе всего один вопрос задам, если ответишь - я тебя награжу.
- Да не, ну что вы, я - конечно, я это... все, что угодно, - смутившись, зачастил стражник.
- Ну так вот. Иолон, вспомни, впускали ли вы вчера в город орка?
- Орка??
- Орка, орка. Высокий такой, крупный орк, как я примерно, может выше. На голове платок, не то синий, не то фиолетовый и роба на нем еще должна была быть до колен, может подлиннее. Помнишь такого?
- Да-да, был орк, утром. Роба длинная, мешок за спиной, сам здоровенный весь, - радостно закивал Иолон. - Только вот платка на голове не очень... не припоминаю.
- А-ааа! - обрадовался Эур. - Когда он пришел-то?
- Да утром, утром, как ворота открыли, так почти сразу!
- И что сказал?
- Да ничего особенного, сказал, мол, на Южную сторону, к родне идет, то-ли к друзьям что-ли...
- Чудесно! Великолепно!- Эур достал из внутреннего карманa один золотой фондер и вложил его в руку ошеломленному стражнику. - Держи крепче. Империя тебя благодарит! Вот, выпей за свое здоровье. Ну и за мое потом обязательно крякни, с куриным крылышком.
И он поспешил прочь от ворот. Оглянувшись он увидел, как Иолон старательно прячет монету за голенище сапога. С его лица все еще не сползло выражение, говорившее от том, что он все еще не мог поверить в свое счастье. "Уж этот-то точно никому не скажет" - подумал Эур.

Под пристальными взглядами патрулей, а иногда и сам поворачивая голову вслед той или иной горожанке с пышными формами, Эур протопал через пол-города, от северо-восточных ворот до южных. На мосту, у самых ворот в него врезался какой-то побирушка.
   Эур хотел было дать ему хорошего пинка, но тот, удивительно быстро опустившись на колени и сложив руки ковшиком, вдруг залопотал:
   - Добрый господин, не бейте! - и добавил шепотом, - Кнеллон просил вам передать кое-что. Слева от таверны квартал кузнецов. Через него пройдете, будет перекресток. Там налево свернуть, а потом третья улица направо. Сжальтесь над сиротоюю-ууу! - завыл он снова, поднимая собранные лодочкой ладони выше. - Дайте еще денек протянуть!
   - Ээ, парень, да ты еще меня переживешь, - Эур заглянул в яркие зеленые глаза под засаленными космами.
   - Коли с питьем не завяжу, то и не переживу, - страдальчески добавил попрошайка, ухмыляясь, однако, одним уголком губ и протянул ладошки еще выше.
   - Что ж, неплохая отмазка, - усмехнулся Эур и в руки оборванца опустилась одна рива. Оборванец затерялся в толпе так быстро, что Эур едва не поймал себя на том, что стоит с распахнутой варежкой.
   "Недешево мне обходится это мероприятие", подумал он и пару раз повторил про себя маршрут к условленному месту.
   Потом Эур пересек мост и очутился на Южной стороне, полный мрачных предчувствий. Было отчего.
  
Южная сторона вообще-то представляла собой город сам по себе. Здесь жили ремесленники и те, кто не мог позволить себе приобрести жилище за кругом стен. Стража не рисковала заглядывать сюда, уж очень крутые нарвы были у местных жителей. Впрочем, их вмешательства подчастую и не требовалось - старшины цехов со своими дружинами сами устраняли нарушителей спокойствия, буде таковым появиться. Поселение на южной стороне реки (отсюда и название) было древнее, чем собственно сам Ченсанд, который вырос вокруг замка некоего барона, пришедшего с севера много лет назад.
При всех своих немногочисленных визитах (и транзитах) в Ченсанд, Эур ни разу не удосужился побывать на Южной стороне и несколько напрягся, увидев с седловины моста трущобы южной части города.

Там, на главной улице, если ее можно было так назвать, по слухам должен был располагаться трактир "Топор и кувалда".
"Найти его не слишком сложно, надеюсь, а дальше все будет совсем просто: порасспросить побольше народу, найти этого орка и вытряси из него ду.., то есть, конечно, показания. Самое важное - про мага. Хотя вполне может случиться, что они отдельно работают, маги - те еще засранцы, предпочитают держаться на расстоянии от простых смертных, насколько позволяет обстановка. С другой стороны, у них одна и та же цель... Ладно, сейчас разберемся", - рассуждал Эур, спускаясь с моста.

Главная улица начиналась от моста сразу же и вела путника без всяких причуд, обычно свойственным другим улицам южных городов Империи, по дуге через всю Южную сторону. Миновав квартал кожевников, а за ним квартал ткачей, Эур вышел на небольшую площадь, от которой расходились улицы во все стороны. Тут же обнаружился "Топор и кувалда". Уже заходя в кабак, Эур успел удивиться малолюдности этого места, но решил списать это на чрезмерную занятость населения и пустил свои мысли в более насущном направлении, прошагав прямиком к человеку за стойкой.

Человеком за стойкой оказался немолодой южанин, тучный, седой, усатый, с неприятным взглядом мутных сине-зеленых глаз из-под разросшихся клочкастых бровей. В полутьме кабака он выглядел словно дух этого дома.
- Просите пожалуйста, сожалею, что поимел дерзость вас обеспокоить, - хотя трактирщик не был занят ровным счетом ничем, Эур все же подобострастно склонил голову и приподнял шляпу. Он всегда старался быть предельно вежливым с персоналом питейных заведений, ибо нередко от этого напрямую зависела его выпивка, точнее, ее качество, количество, фреквентность и цена. Иногда все вместе, иногда что-то по отдельности.
Лохматые брови поползли к переносице.
- Ну, кхм... Я вас слушаю.

Эур не успел задать вопрос. Кто-то из молодых посетителей, скрашивавших свой досуг в "Топоре", похоже, с раннего утра, шумно распростился со своим завтраком и веселая желто-зеленая гамма внезапно внесла разнообразие в монотонные серые цвета плаща Эура.
- Ах ты паскуда! - Эур схватил молодого человека за горло и отбросил его подальше, в проход, в результате чего тот оказался на полу, кашляя и отфыркиваясь.
- Эй, длинный, ты что ж, сука, творишь?! - раздался вопль с противоположной стороны и вместе с воплем оттуда ломанулся здоровый плечистый парень. - Ты братуху моего не тронь! Рыло поломаю! - прокричал он, подбегая к Эуру и хватая его за грудки.

Своей длинной жилистой рукой Эур сдавил не ожидавшего таких подходов парня за щеки и отстранил его голову, но тут вмешался трактирщик. Он вытащил два небольших напруженных арбалета из-под стойки и заорал:
- А ну вон отсюда, оба! На улицу идите разбираться, или головы сейчас продырявлю!!!
- Ну пойдем что-ли, раз попросили так вежливо, - Эур кинул взгляд на трактирщика, но лицо того застыло в свирепом оскале. - Пойдем, пойдем, - он подмигнул парню и тот поплелся за ним к выходу.
Эур вышел первым, затем дверь хлопнула за "братом" обиженного метателя харчей. Снаружи уже ждали. Около десятка человек, вооруженных самым разнообразным образом, охватили вход в трактир полукругом.
"Лихо", - подумал Эур. - "И это средь бела дня. Хотя ведь предупреждали. А я... Да чего уж теперь..."
- Ну что ж... - пробормотал он. - Видать, по-тихому уйти не получится.

И не оборачиваясь, со всей силы лягнул в промежность парня-зачинщика, что стоял прямо за спиной. Судя по сдавленному взвизгу, попал.

Впрочем, выяснять подробности попадания не было времени. На Эура уже набегал какой-то красноносый здоровяк, замахиваясь топором. Эур скакнул вперед, отбил руку с топором, не давая ей опуститься, и оказавшись вплотную с толстяком, с силой впечатал свой лоб в его переносицу. При этих резких движениях шляпа Эура совершила затейливый кульбит и улетела куда-то под ноги сражающихся.
Не давая здоровяку и остальным опомниться, он вцепился в ворот противника и, прикрываясь его тушей, на случай если у врагов есть арбалеты, потащил его к ближайшему строению, которым, естественно, оказался "Топор и кувалда", впечатал его головой в стену и когда тот начал оседать, со всей силы приложил его, падающего, левой рукой в висок. Как учил старик Шео: чтобы больше не вставал.

Это заняло не больше трех секунд. Эур развернулся - вовремя: на него напрыгнул ближайший из врагов, приземистый мужичок с алебардой. Эур не успел подумать о том, где этот говнюк раздобыл такое серьезное оружие, он всего лишь пригнулся, а когда алебарда пронеслась мимо, распрямился, ухватил левой рукой древко, а правой врезал нападавшему в зубы что было сил. Мужик полетел навзничь, оставив алебарду в руке Эура, чему Эур искренне обрадовался. Алебарда была добротная, удобная, не слишком тяжелая, почти в человеческий рост, с длинным рожном на конце, секирой и массивным шипом-крюком на обухе.
"Ну все, гниды", - подумал Эур. - "Теперь-то я вас вздрючу." В следующее же мгновение гниды бросились на него всей толпой. Эур отступил на шажок влево и подсек первого из нападающих, ударив его древком по коленям, не размахиваясь, пырнул тем же древком в живот второго, когда тот согнулся, сбил его на землю ударом ноги в лицо.
Остальные бандиты остановились, не имея возможности добраться до Эура из-за лежащих тел своих сотоварищей и Эур этим воспользовался. Он отскочил в сторону, выбирая позицию так, чтобы перед ним находился только один противник, и сразу достал одного человека рожном алебарды. Ее тут же пришлось поспешно отдернуть, едва избежав лезвия меча, опускавшегося на древко рядом с навершием. Отбив боком навершия повторный удар, Эур врубился в шею нападавшего, затем, выдернув, крутанул алебарду на все триста шестьдесят градусов в вертикальной плоскости, обрушивая ее, с шагом вперед, на голову следующего врага. В стороны брызнул мозг.

Таким образом, семь человек лежали, поверженые за несколько секунд. Остались лишь двое, до сих пор не принимавших участия в схватке. И третий, которого Эур не заметил в пылу боя. Этот последний все время держался поодаль, но теперь он выступил вперед, и словно волна прокатилась по стеклам окон окружающих домов. Его лицо было скрыто глухим черным колпаком с высоким острым верхом и прорезями для глаз.
"А вот и ты, сученок, искать не пришлось, сам пришлепал", - подумал Эур, выронил алебарду, подхватил нож, оброненный кем-то из нападавших и почти без замаха метнул его в мага. Однако тот не промедлил: выбросил вперед руки и нож застыл в воздухе, а затем упал на мостовую, скорбно звякнув. Эур озлобленно глядел на это диво, но тут поток магии докатился и до него, отшвырнув его на ближайшее строение, после чего он рухнул на какие-то пустые бочки.
Превозмогая боль в ребрах и коленях, он привстал и прямо с четверенек отпрыгнул шагов на семь от того места, где только что был, ибо туда врезался огненный шар, обдав Эура жаром, пробив стену, и вероятно, нанеся немалый урон владельцу здания.

Эур подскочил, как ужаленный и рванул, что было сил. Он помнил слова Кнеллона - через квартал кузнецов до перекрестка, оттуда налево и потом третий поворот направо. И он бежал, бежал во всю силу своих длинных жилистых ног, а черный маг и двое бандюков преследовали его по пятам.
При виде бегущего долговязого блондина в развевающемся, запачканном кровью и блевотиной плаще, а также преследующей его троицы, люди поспешно захлопывали двери и окна домов, отступали в проулки и подворотни, воображая, что снова разгорелась война между кварталом аптекарей и гильдией алхимиков, а может что и похуже.

Убегая в указанном направлении, Эур достиг настоящих трущоб, где тесно гнездился самый разномастный люд: рыбаки, бондари, плотники, разного рода подмастерья и основная масса чернорабочих. Третий поворот направо привел его в самую запущеную часть трущоб, а помимо того, еще и в тупик.
Улица (хотя это был скорее переулок) заканчивалась пустырем, окруженным древними обветшалыми лачугами, прилепившемися друг к дружке и образовывавшими подобие гигантской гусеницы. Эур притормозил и развернулся. Преследователи приблизились шагов на сорок и тоже остановились. В иной ситуации, Эур пожалуй, смог бы убежать от них, но сейчас у него была несколько иная цель.

Мрачный маг выступил вперед. Его правая рука описала в воздухе полукруг, левую он медленно поднял на уровень груди и вытянул в направлении Эура, раскрытой ладонью кверху.
Эур напряг мышцы ног, готовясь отпрыгнуть в сторону. В этот же момент в одном из старых домов по правую сторону от Эура что-то звонко щелкнуло и в шею мага воткнулась арбалетная стрела. Маг свалился на бок, из его шеи забил фонтанчик крови, постепенно иссякая.
Двое бандитов вытаращились на него. Их последний и, честно говоря, единственный козырь был потерян. Через мгновение они не сговариваясь, развернулись и пустились бежать. Но снова хлопнули арбалеты, теперь уже с другой стороны улицы и оба бегущих полетели наземь, подняв облачка пыли.

Из дома справа выскочил невысокий человек с длинными черными волосами, в левой руке арбалет, в правой - широкий нож. Он в два прыжка подскочил к поверженному магу, опустился на одно колено рядом с ним, в то же самое время из дома напротив выбежали еще двое стрелков и начали осматривать застреленных бандитов.

Длинноволосый задрал колпак мага, обнажив совсем молодое безусое лицо, пощупал шею и цинично усмехнулся:
- Тут без шансов. Ну что там у вас? - крикнул он двум другим.
- Один дышит! - ответил стрелок, осматривавший бандита, что лежал правее.
- Так тащи его сюда скорее, чего ждешь-то? - взвизгнул длинноволосый, и тут же за поворотом улицы послышались крики, топот и нарастающий шум голосов.
- Дружинники! Валим отсюда! - проорал второй из стрелков и вскочил на ноги.
- А с этим-то что делать?! - завопил первый арбалетчик.
- Кончай его! - крикнул длинноволосый.
Неуловимо быстрым движением стрелок выхватил нож и дважды погрузил его в шею лежавшему бандиту. Тот бешено вздернул всеми конечностями и затих. Оба стрелка подбежали к длинноволосому, а он потянул ошеломленного Эура за рукав и зашипел:
- Ноги в руки, жопу в горсть, дружище! Дуй за мной, не отставай!

Эур узнал его, это был Итнарон, двоюродный брат Кнеллона, и последовал за ним. Двое других стрелков бросились следом.
Итнарон вскочил в дверной проем одной из полуразвалившихся хижин, промчался через тесные комнатушки, сшибая полки и углы и вылетел во внутренний двор. Там он моментально нырнул в дыру в обветшалой ограде, пробежал по длинному узкому переулку, затем под низкой аркой какого-то дома и перемахнул через глиняный забор. Эур и двое стрелков неотступно следовали за ним.

Преодолев забор, они оказались в реденькой рощице, откуда открывался вид на залив, замок и почти всю Южную сторону. Необходимо упомянуть то, что если сам Ченсанд ненамного поднимался над уровнем воды, то Южная сторона напротив, являла собой один большой склон от хребта к реке. Ранее на склонах Вей'йя разрабатывались богатые рудники, где находили почти все, вплоть до серебра. Именно благодаря этим приискам и жила Южная сторона, тогда бывшая независимым поселением. Именно из-за рудников и возник Ченсанд, как попытка контролировать торговлю ценными металлами.
Однако, лет через двести, рудники начали иссякать, Империя нашла источник ресурсов в другом месте, на востоке, и жители Южной стороны начали подыскивать себе другие занятия. Поселение к югу от реки стало городом ремеслеников. Тем не менее, даже на Южной стороне жили богатеи - как правило из тех, кому не нашлось место в городе по причине скученности. Здесь, впрочем, они устроились ничуть не хуже: трехэтажные дома, собственная пристань в устье реки, да и все остальное, что может понадобиться человеку.

Итнарон оглянулся на забор и лукаво глянул на Эура:
- Я этот забор хорошо знаю. В том доме друган мой живет, хы-гы! Ну ладушки, двигаем дальше.

Неспешной пробежкой они начали подниматься в сторону гор. Вскоре рощица кончилась и показался изгиб древней дороги, ведущей к шахтам. Пробежав шагов триста по дороге, Итнарон резко свернул вправо, на едва заметную тропинку и спустился в лощину, где Эур увидел замаскированный вход в пещеру.
Итнарон резко остановился и Эур, едва не сбив его с ног начал было извиняться, но Итнарон не обратил на это никакого внимания. Он только посмотрел на своих спутников, прищурившись.
- Только тихо, тихо, поняли! Сейчас проверим бдительность. - прошептал он и осторожно ступая, двинулся внутрь пещеры. Эур глянул на стрелков, но те были невозмутимы, видимо, давно привыкли к такого рода странностям, и пошел за Итнароном в пещеру.
Проход был довольно узок, но почти на каждом втором шагу в стенах торчали факелы. Итнарон, ступая на носках, быстро скрылся за поворотом, потом так же внезапно вернулся и сграбастал Эура за плечи, прищурившись.
- Пойдем-пойдем, только ТИХО!
Они прокрались вперед и Эур увидел ответвление от главного прохода. Итнарон остановил его жестом и они затаились. Из бокового прохода вышли двое людей и направились вглубь пещеры. Оттуда на смену им пришли двое других и скрылись там, откуда вышли первые двое. Итнарон осторожно подобрался к боковому проходу. Эур приблизился к нему и услышал голоса.
- Ну вот. Теперь опять два часа сидеть. Уж лучше мешки разгружать.
- Да не нуди. У меня тут есть кое-что. Зацени.
- О-о-о! Теперь нам всего лишь нужно два стакана!
Итнарон выпрыгнул из-за угла.
- Три стакана вам потребуется! Без меня собрались сидеть?
Эур тоже сделал шаг вперед и увидел двух дозорных, схватившихся за мечи. Итнарон продолжал:
- Бухать надумали, засранцы?! Вы же на вахте! Охренели совсем?!
Один из дозорных попытался возразить, пока другой безуспешно прятал кувшин с вином:
- Мы ж только по стаканчику, для бодрости... ну это... ну чтоб кровь быстрее бегала...
- Чего???!!! Я вас не знаю, что-ли? Сразу нажретесь же!
Эур попробовал вмешаться:
- Да ладно тебе, чего бы парням не выпить-то разок...
- Тих-ха! - рявкнул Итнарон. - А ну кувшин давай сюда! Давай-давай, побыстрее!
Забрав кувшин, он зашагал вниз по главному проходу. Оглянувшись назад, спросил Эура:
- Как ты насчет тяпнуть?
- Думаю, на этой почве у нас разногласий не возникнет, - задумчиво произнес Эур.
- Так это же замечательно!

Они спустились до упора, где пещера образовывала довольно просторный зал, заполненный массой разного рода припасов, тут было все, от оружия до вяленого мяса.
- Сюда, - скомандовал Итнарон, направляясь в один из нескольких, едва заметных проходов в стене. - Тут у нас вытяжка, - хихикнул он.
Они прошли по длинной норе, поднялись по ступенькам и оказались в небольшой пещере, куда падал свет из двух прорубленных в стене вертикальных окон. Здесь же в ямах горели два маленьких костра, над одним висел котел, над другим жарилось мясо на прутьях.
Итнарон потащил Эура в одно из углублений в стене пещеры, там стояли два ложа, стол, пара стульев и чадила фитильная лампа.
- Садись, дружище! - завопил он, и тут же прервал сам себя. - Смотри, это Беранто, а это - Орвелон, - указал он на стрелков. - Самые надежные парни, других таких не встретишь на всем побережье, клянусь тебе! Они еще неопытны малость, но это пройдет.
Он кивнул стрелкам и те немедленно исчезли, хотя Беранто успел что-то шепнуть Итнарону, перед тем как уйти.
- Бухать они собрались, ха! - Итнарон нашел две кружки и разлил по ним вино из конфискованного кувшина. - Ну, за встречу!
Они опорожнили кружки и все игривое настроение Итнарона исчезло. Даже в полумраке пещеры Эур заметил, как лицо его собеседника приобрело деловито-угрюмое выражение.

- Да, серьезные у тебя неприятности, - негромко проговорил Итнарон. - Но ты правильно сделал, что отправил Кнеллона ко мне. Здесь-то до тебя точно никто не доберется.
- Ну, не знаю. - призадумался Эур. - Нет, ты только не подумай, что я сомневаюсь в тебе и в твоих людях, - поспешил он добавить. - Но они словно заранее знают каждый мой шаг, то есть, я хочу сказать, как вообще они вычисляют, где я? Бесовщина какая-то явно.
- Точно. Только зря ты Кнеллону всю эту историю с магом выложил. Он сам-то в эти вещи не верит, зато теперь пол-города только об этом и будут лопотать.
- Вот дерьмо! - ругнулся Эур.
- Ха, да не переживай! - усмехнулся Итнарон. - Шутка это. Я ему молчать велел, пригрозил, если хоть слово кому скажет - жопу отломлю. Это раз. Ну а во-вторых, на Южной стороне теперь слухи поползут в любом случае, мы ж тела не убрали. Правда, стрелы у нас не меченые, если честно, то они вообще краденые, так что никто ничего не докажет.
- Краденые??
- Ну конечно же! Давненько, я вижу, ты не был в наших краях, дружище. Тут многое изменилось.
- Так ты что ж, воровством живешь? - изумился Эур
- А что такого в этом? Я пятнадцать лет на Империю работал, пусть теперь она на меня поработает.
- Но ты же крадешь не у Империи, а у людей!
- Да не волнуйся ты так! Воруем мы редко. Другой работы хватает.
- Это какой же, например?
- Хм, ну видишь, - замялся Итнарон. - С тех пор как Империя, уже в который раз проиграла войну с Лейвиром, пошлины здорово выросли.
- Да, это правда. Они задолбали уже, честно признаться, - кивнул Эур.
- Так вот. Я тебе расскажу все по порядку. - Итнарон был человеком последовательным во всех своих начинаниях вообще. - Как тебе известно, в Ченсанд постоянно прибывают купцы с востока и юга, но никому из них не хочется платить пошлины. Особенно после того, как в последние два года Имперский совет совсем взбесился. Чем больше у тебя товаров, тем выше пошлина и нажиться засчет покупателей на севере не получится, учитывая то, что пошлины тут на каждом шагу. И не только тут, но и дальше, по пути к Баррету, картина та же. Купец, сам понимаешь, недоволен. И тут в дело вступаем мы.
- Что значит "вступаем"? - перебил Эур.
- То и значит. Мы, в своем роде, контрабандисты. Мы выгружаем товар у Южного мыса...
- А капитан корабля? - снова вмешался Эур.
- Капитан получает свою долю и прекрасно себя чувствует. Так вот, мы выгружаем товар, провозим его через всю Южную сторону, так даже короче, чем через Ченсанд и возвращаем торговцам уже на дороге, где из города нас не видят. За это они нам платят, порой удается даже выпросить кое-что из дефицитных товаров.
- И этого хватает?
- Не, ты подожди. Смотри, мы ж не только этим занимаемся. Мы также обеспечиваем купцам охрану, провожаем их до самого Баррета. Если у них возникнут проблемы тут, в городе - мы помогаем. Наши люди есть на каждом постоялом дворе, к примеру, если какой-то купец хочет загасить конкурента, он платит нам и мы этого конкурента обворовываем. Здесь, на Южной стороне, мы действуем как посредники. Допустим, если подмастерья из квартала кузнецов подеруться с квараталом аптекарей, а там кстати, тоже есть горячие ребята, хотя я знаю, что это звучит странно - старшины кварталов идут к нам, платят, мы находим виновных и решаем все их проблемы. Мы можем даже вытащить их из дома среди ночи, поставить нос к носу - пусть разбираются. Пока не помирятся, не отпустим. Так что тут мы фактически представляем закон.
- Так у всех гильдий есть же свои дружины?
- Знаю. Но в дружинах ходят парни, которым только охота помахаться. А мы делаем все быстро, тихо и ничего не разглашаем. А еще мы на короткой ноге со всеми ворами в Ченсанде и вообще во всей округе. Все воры рано или поздно попадаются, это просто правило такое. Но у меня есть осведомители в городе и в самом замке. Когда к ним приходит партия чего-то дорогостоящего, наши взломщики залезают туда и выносят все, что могут. Еще мы обкрадываем купцов, которые отказываются от наших услуг. Мы даже можем их ограбить, когда они отъедут подальше от города. Но это бывает не очень часто. Короче, дружище Эур, тут есть, чем заняться.
- Да, весело. И кто же у вас главный?
- Ну, эх-хм, - Итнарон смущенно кашлянул. - Как бы, главный тут я.
- Ого! Так тебе, видать, приходится верететься без остановки?
- В целом да. Но зато я всегда при деньгах и мне нравится то, что я делаю.
- Нравится?!
- Конечно! Я лучше сдохну, чем снова пойду в стражу за те гроши, которые там платят!

Как и Кнеллон, Итнарон служил в ополчении, но судьба была к нему более благосклонна. Кнеллон в первой же стычке потерял глаз, получил множество ран и едва выжил, в то время как его двоюродный брат прошел всю кампанию и вернулся закаленным ветераном, отделавшись несколькими царапинами. Итнарон служил и в городской страже, был повышен в звании, переведен в гвардию, охранял замок, но считал, как и многие его сослуживцы, что его зарплата ничтожно мала и через несколько лет ушел со службы. В чем-то он был несомненно прав: в Империи так и не ввели единого образца заработной платы и в разных городах служба оплачивалась по-разному; в Ченсанде стражникам платили, мягко выражаясь, немного.
В свое время Эур здорово помог Итнарону, разрешив его ссору с одним из гвардейских офицеров в замке, с той поры Итнарон стал ему самым преданным другом. С Кнеллоном он познакомился почти в то же время.

Итнарон разлил вино по кружкам.
- Ну хватит об мне. Если продолжим о наших делах, до утра не закончим. Давай лучше о твоих планах.
- А что говорить-то, мне двигать надо.
- Куда? - блеснул глазами Итнарон.
- Ну как тебе объяснить... Задание у меня, понимаешь?
- Пра-авда? - Итнарон насмешливо скривился.
- Правда, правда. Задание секретное. Хотя теперь уже не очень, судя по всему. Но я все равно никому не должен о нем рассказывать.
- Ну мне-то можно! - наделанно возмутился Итнарон.
- Тебе-то можно. Дело довольно непростое. Как бы тебе объяснить-то, хм... Ну вобщем, смотри, если в двух словах - скоро весь этот мирок, в котором мы с тобой живем, накроется большой волосатой... ээ... пятерней. И тот деятель, который собственно и есть беспокойный обладатель пятерни, он, как бы это выразить... Короче, он уже тут, в нашем мире, но простыми средствами, простым оружием, с ним не справиться.
- Ты это серьезно?
- Серьезней некуда, - Эур сплюнул на землю. - Но все не совсем так просто. Есть один человек, который в состоянии этого демона, грубо говоря, забороть, точнее, демон не в силах ему причинить вред, а уж как там он его забарывать будет, я не представляю. Проблема в том, что мне этого человека нужно найти, а это не очень легко. У меня, вообще-то, есть одна вещь, которая должна помочь в этом деле, но пока что я нашел только кучу неприятностей.
- Эур, ты только не волнуйся. Я-то тебе верю, хотя, ты знаешь - я к такого рода сведениям отношусь очень скептически. Знаешь почему я верю? Тот маг, которого я пришил сегодня, он же не просто какой хрен с горы, он из секты Ждущих Ночи или Поклоняющихся Ночи. Не слышал о таких?
- Нет.
- Это неудивительно. Они ОЧЕНЬ скрытные. И очень странные. Большинство людей смеются над ними, мол, ждут ночи, чтобы в койку залезть поскорее, ха-ха. Но тут имеется в виду совсем не та ночь. Тут все намного страшнее.
- Да хорош уже пугать-то, пуганный я, - нахмурился Эур.
- Пугать? Да никто тебя не пугает. Я тебя предупреждаю - если эти уроды сели тебе на хвост, то ты далеко не уйдешь. Через пару дней где-нибудь ночью выследят да и подрежут во сне.
- Так уже пытались.
- Уже пытались?
   - Ты ж сам видел.
   - Нда. Так они не остановятся, пока не сделают свою работу, ты уж мне поверь.
Итнарон опустил взгляд. Эур призадумался. К такому повороту событий он был не вполне готов.

Итнарон нарушил молчание:
- Ладно, будь что будет. Так какие у тебя планы?
- М-мм... В первую очередь, я хотел бы добраться до Баррета, а там что-нибудь придумаю.
- Понятно. Я бы тебя проводил, но у меня дел сейчас - полные штаны. Слушай, а плюнь ты на это задание, иди лучше к нам, а?
- Не, ну ты что, смеешься?! - вскинулся Эур.
- Ничего подобного. Да тебе понравится! У нас тут даже пара темных эльфов есть - кто бы мог подумать - это ж упыри редкостные, сам знаешь, а все равно втянулись, вон, товар на мысу грузят, причем с удовольствием! Не, ты не смотри так, тебе мы хорошую работу найдем. А то придумал тоже, за демонами гоняться, нахрена тебе это надо? Лучше этот город прижмем, вся торговля постепенно наша станет.
- Да нет, это несерьезно. К тому же мне уже заплатили, когда вернусь, еще доплатят. И скажу тебе честно - ТАКОГО контракта у меня еще не было никогда.
- А, ну если так...
- И не только в этом дело. Не могу я гильдию бросить, ты ж понимать должен. Она мне как дом родной. Она вообще-то и есть мой дом. А что касается демона, - Эур понизил голос, - ты когда-нибудь слышал о Неназываемом?
- Э-э... Неа.
- И я тоже нет. Но в Имперском совете есть довольно сильные маги, которые почувствовали его появление и кое-что мне объяснили. Не так уж много объяснили, конечно, но достаточно. Есть такой вот демон, но он не просто демон, а само зло. Впрочем, особо добрых демонов тоже не бывает, но большинство из них пакостит по мелочам, к тому же с ними чаще всего можно договориться. Этот - не такой. Он из другого мира, он сам себе хозяин, у него тысячи слуг и он во много раз сильнее любого другого духа, демона или кого бы там ни было, из тех, что водятся в нашем мире. И он приперся сюда, чтобы захватить наш мир.
- Зачем? - округлил глаза Итнарон. - Чего ему от нас надо?
- Чего ему надо? Власти, в первую очередь.
- Так, секундочку! - Итнарон поднял вверх указательный палец. - А чем же тогда Империя лучше него?
- Да ты что несешь-то, сам соображаешь?! - Эур отбросил свой спокойный тон. - Империя прежде всего несет культуру, просвещение и технологии другим народам. Да, я знаю, они не везде востребованы. Но все равно, как ты можешь сравнивать!! Если Неназываемый победит, мы все станем его рабами! Мы будем строить для него дворцы, кормить его армию, завоевывать для него другие миры, выстилая своими костями дорогу для его триумфа!
- Ну ладно, ладно, успокойся, - смутился Итнарон.
- Да какое там успокойся! - взмахнул руками Эур, едва не снеся со стола лампу, однако кричать перестал. - Ты можешь думать, что хочешь, но послушай: этот демон, кажется эльфы называют его Дэхзагун, впрочем, все народы называют его по-своему, так вот, он пытается захватить наш мир уже не в первый раз.
- А почему я тогда ничего об этом не слышал?
- Потому что у тебя голова забита всякой житейской лабудой. Ну и не только, конечно, поэтому. В последний раз он был в нашем мире около тысячи лет назад.
- Ого!
- Вот тебе и ого. Тогда Империя только появилась и была настолько мала, что нельзя было даже помочиться, стоя спиной к стенам столицы - соседи сразу начинали возмущаться. Правда, когда они перенесли столицу в Леенан*, эта проблема пропала, зато появились другие. Но не в этом суть.
- А в чем же? - перебил Итнарон.
- А вот в чем. Этот сукин сын, этот демон, он совсем не так прост. Он действует исподтишка, он не хочет воевать с нами в открытую. Но он, как я уже говорил, очень и очень силен, у меня есть предположение, что он своей мыслью способен захватывать умы и волю людей на огромном расстоянии. Многие из тех, у кого слабая воля и нехорошие помыслы, попадают под его власть. После сегодняшних событий я кое-что понял. Он очень далеко чует и видит. Он пока ничего не может сделать против Имперского совета в Леенане, но зато как только я вышел оттуда, на меня началась охота. Ведь на меня нападают люди, которым со мной совершенно нечего делить. По той же причине сюда приперся маг из этой самой секты. Теперь я тоже догадался, какой-такой ночи они ждут. Правда, я еще не совсем врубился, какие именно люди подвержены влиянию Неназываемого.
- Как какие, ты же сам сказал. Ждущие Ночи - они ждут его прихода, у меня тоже начинает все складываться... - задумчиво проговорил Итнарон.
- Неее, я не о том. Кроме мага были еще другие люди. И не только люди. В Тервисетуле на меня пытались уронить ящик с плитами, в море напали пираты, гоблины пробовали залезть в карманы, ну и здесь, человек десять. Ты не успел рассмотреть тех, которых вы подстрелили там, внизу?
- Я нет, но Беранто сказал, что один из квартала колесников, а другой, похоже, какой-то батрак с фермы, недалеко от города. Беранто знает многих на Южной стороне, ему можно верить.
- Очень любопытно все это. Наливай, - приказал Эур.
Итнарон снова налил вино в кружки. Эур глубоко вздохнул и неторопливо опорожнил свою. Итнарон отхлебнул самую малость.
- Ты есть-то не хочешь? - спросил он Эура.
- Хха, спрашиваешь!
- Так что ж ты молчал? - Итнарон исчез в полутьме большого зала и тут же вернулся с огромным блюдом, на котором лежали несколько ломтей сочного, с жировыми прослойками мяса, пол-каравая хлеба, луковица, чесночина, пара помидоров и гроздь винограда.
- Налетай! - воскликнул он поставив блюдо перед Эуром.
- А ты??
- Не, не-не, я днем пообедал, мне много есть нельзя, а то брюхо станет, как у Кнеллона. Ой, прости, совсем забыл, - Итнарон пошарил где-то в темноте и извлек на свет кухонный нож. - Слышь, ты извиняй, что так суховато все, но к ночи суп будет готов. Суп отличный, Дард готовил.
- Бу и фто? - промычал Эур с набитой пастью.
- Как что! Дард у нас не только лучший охотник и следопыт, он еще и готовит так, что лучшие повара в Ченсанде да и во всей Империи усрутся, если его блюда попробуют, я тебе клянусь! Он сам-то из Лейвира, точнее, откуда-то оттуда рядом, ну я не особо смыслю, что у них там где, (Эур мысленно хихикнул: "у них все там же, где и у всех") но он сюда с семьей приехал еще мальчишкой, а теперь вот с нами, места здешние знает лучше всех, а уж как готовит!
- Да, я знаю, вон оттуда - Эур вытянул руку в направлении одного из котлов, - пахло очень вкусно. Но мне надо двигать, как я уже говорил.
- То есть, ты не будешь ночевать?
- Нет, спасибо, не буду. - лицо Эура снова приняло суровое выражение.
- Так а где же ты тогда будешь спать?
- А-э-э... Я, как бы тебе сказать, - Эур выплюнул хрящ и отодвинул его ближе к краю блюда. - Я не буду спать.
- Как это, не будешь? - искренне удивился Итнарон.
- Ну видишь-ли, я привык. Как-нибудь обойдусь.
- Мда... И часто ты так?
- Сказать тебе честно, - Эур чуть нагнулся и придвинул лицо ближе к лицу Итнарона. - Если честно, то постоянно.
- И как самочувствие?
- Да без проблем.
- То есть, ты хочешь сказать, - осторожно спросил Итнарон, - ты вообще не спишь?
- А ты напугался, что я вампир, да? - рассмеялся Эур.
   Несмотря на все старания ложи магов при Имперском совете в Леенане держать под контролем магию, колдовские процессы и любые другие аномалии на территории Империи, вампиризм, на зависть любому другому вирусу, отличался потрясающей живучестью. То есть, он мог "уснуть" в крови зараженного, а проснуться в крови его правнука, и это притом, что маги проводили ежемесячные осмотры всех провинций. Вампиризм был чудовищно спонтанен, то есть он мог "спать" до следующего поколения, а мог вспыхнуть у носителя в любой день. Зараза развила такую гибкость, что могла прятаться в человеке на довольно длительное время и достаточно глубоко, вплоть до нескольких лет, так чтобы окружающие сочли данного человека здоровым. Нужно ли говорить, насколько серьезно в Империи относились к вампиризму?
  
   - Нет, сплю конечно. Иногда. На чем мы остановились?
- Кажется, на тех двоих, которые с магом были.
- Точно. - Эур отщипнул виноградину. - Как я уже говорил, неприятности на каждом шагу, куда бы я ни направился, и их все больше. А куда я направлялся, не знал никто, даже совет.
- Что, прям так и отправили, наобум?
- Прям так и отправили. Дали задание, деньги и все, действуй, мол. Но ты дослушай, - Эур повертел пустой кружкой в воздухе, показывая, что там пусто и легонько постучал ей по столу, требуя добавки, - никто не знал о моих планах, однако же везде на меня набрасываются. Я думал раньше - подкуплены они, в Империи за деньги все что хочешь сделают, но видимо ошибся я. Чтобы спланировать все эти засады, надо было хотя бы за день-другой до моего прибытия в точности знать, где я буду. А уж пиратов найти и натравить именно на то судно, на котором я плыву - может и недели не хватить. И я совершенно уверен, никто не мог знать наверняка, что из Тервисетулы я поплыву сюда, в Ченсанд.
- И в чем же дело тогда?
- Похоже, эта тварь, не будем его упоминать, меня чувствует и может быть, отдает приказы другим существам - уничтожить меня. Расстояние для него не помеха, он невероятно силен, так что... Пока это единственная версия, из тех что у меня есть.
   - Даже от как? Погоди, а если он возмет и прикажет мне тебя пристрелить? - прищурился Итнарон.
- Поэтому-то я и поторапливаюсь, - криво улыбнулся Эур. - Да нет, насчет тебя я спокоен. У тебя сильная воля. Достаточно сильная, я считаю. Хотя скорее всего не в этом дело. Но опять же - я еще не разобрался в этом, у меня есть одна-единственная версия, и все.

Они допили вино и некоторое время просидели в молчании, погруженные каждый в свои мысли.
Наконец Эур доел последний оставшийся краешек хлеба и хлопнул ладонью по столу:
- Ну спасибо тебе за помощь, дружище. Пора в дорогу.
- Ты так и не сказал, как ты собираешься найти этого, ну как там его...
- Вот именно - как там его. Даже сам совет не представляет, как его найти, - мрачно усмехнулся Эур. - Но точно известно, что это человек, возможно из Империи, не эльф, не гном...
- Ну еще бы он был гном! - перебил Итнарон. - Это только где-то на северо-востоке остались настоящие гномы, они и строители, и ювелиры, и кузнецы - не чета многим. А наши-то гномы только пьянствуют да деруться.
- Вот не можешь ты дослушать никогда, - скорбно склонил голову Эур.
- Нет, не могу, - жалостливо приподнял внутренние края бровей Итнарон. - Что поделать, вот такой я.
- Ясно все с тобой. Ну смотри тогда, такой, - Эур достал из-под туники цепочку с узкими плотными звеньями. На ней красовался необычной формы амулет. Серебрянный, казавшийся красным в свете лампы, плетеный узор охватывал округлый, идеально отполированый камень неизвестной породы, да и камень ли? Внутри камня происходило едва уловимое движение, и по своей фактуре он больше напоминал каплю некоей жидкости, нежели камень. В оправе его держали когти четырех пальцастых лап, по три когтя на каждой, словно выраставших из затейливого узора вокруг камня. - Вот это должно помочь.
- Интереснейшая вещица, - пробормотал Итнарон.
- Не отвлекайся, - сурово произнес Эур. - Это тебе не хрен дохлого шакала.
- Ладно, все, слушаю! - Итнарон поднял руки с раскрытыми ладонями, извиняясь.
- Уверен? - И не дав Итнарону ответить утвердительно или отрицательно, Эур зашипел: - Эта вещь ценнее всего Ченсанда, она даже ценнее Империи со всеми ее потрохами, понял ты, нет? - и едва Итнарон попытался раскрыть рот, продолжил: - От нее во многом зависит, найдем ли мы этого человека, который способен победить Неназываемого.
- Что значит "мы"? - каверзно поинтересовался Итнарон. - Ты и эта штука?
- Вот же черт, нельзя тебе пить, совсем дураком становишься! Теперь понял, зачем гоблины ко мне в карманы хотели залезть?
- Да понял я все, чего ты так разошелся-то?
- Чего-чего, меня тут замочить могут в любой момент, а тебе только ха-ха! Прям как Кнеллон! Ну он-то всегда такой, а ты...
- Ты что, Эур, я же это, я не всерьез...
- Ладно, ладно, слушай меня, - Эур замахал на него руками. - Извини. Не принимай близко к сердцу. Ты меня выручил, а я на тебя ору. Нервы сдают. Старею, видно.
- Судя по тому, как ты бегаешь, до старости тебе еще далеко...
- Не перебивай.
- Молчу, молчу.
- То-то же. - Эур поправил воротник плаща. - Так, что я хотел сказать? А, неважно. Мне заплатили, мне и разбираться. Вобщем, спасибо тебе, но я пойду.
- Хорошо. Но может тебе помочь кое-чем?
- О, это всегда приветствуется, - осклабился Эур.
- Прекрасно. Тогда я дам тебе Дарда в проводники. Насколько я понимаю, тебе сейчас лучше держаться подальше от больших дорог, а он проведет тебя до Баррета лесными тропами, к тому же наиболее коротким путем.
- А что толку-то? Если они захотят, в Баррете меня и накроют. Не все ли равно, на дороге или в городе? - невозмутимо возразил Эур.
- Ну нет, в большом городе у них шансов меньше, чем где-нибудь на тракте. - отпарировал Итнарон.
- С одной стороны, ты прав. С другой... Мне просто не хочется втягивать еще одного человека в это дело, задание-то только мое и ничье больше.
- Нет, ты не можешь отказаться! - горячо сказал Итнарон. - Иначе я сам пойду с тобой.
- Ты?! - воскликнул Эур с ужасом. - Да я ж тебя задушу через час, если не раньше.
- Вот и я о том же. Поэтому возьмешь Дарда.
- Ну ладно, уболтал, - вздохнул Эур.

Они вернулись в общий зал, заваленный всевозможными припасами. Итнарон отбежал куда-то в сторону и завопил в один из проходов:
- Беранто! Беранто!!
Из прохода донесся недоуменно-вопросительный возглас.
- Беранто, найди мне Дарда поскорее! И приготовь два мешка в дорогу! - Итнарон вернулся к Эуру. - Пойдем на воздух, что-ли. Сейчас все принесут.
Они выбрались из пещеры. Солнце уже почти спряталось, позолотив на прощание пики хребта. Итнарон осторожно взобрался по скату к древней дороге и огляделся.
- Ништяк! - он скатился вниз. - Сейчас потемнее станет, тогда и пойдете. А вот и Дард.

Дард оказался не слишком высокого роста, но крепкого сложения, насколько это можно было определить в сумерках, с круглым добродушным лицом, заросшим рыжей щетиной. Он направился было к Эуру, но Итнарон опередил.
- Дард! Это Эур, мой старый друг! - негромко, но напористо заговорил он, положив Дарду руку на плечо. - Доведешь его до Баррета. И чтоб не светились нигде, понял? Если надо, поведешь и дальше, ты места знаешь. - Итнарон не обратил никакого внимания на протестующие жесты Эура. - Да, и слушайся его, если какая передряга случится, у него за плечами больше сражений, чем у нас всех. А ты, - он повернулся к Эуру, - слушайся его. Он эти места знает лучше, чем ты - кабаки в столице. Мешки не забыли?
- Вот они. - Дард вытянул руку с двумя заплечными торбами.
- Чудненько. - Итнарон перехватил один мешок и протянул его Эуру. - Там дня на три-четыре должно хватить. Ну... Удачи тебе. Будешь в Ченсанде, заходи в гости. Теперь ты знаешь, где меня найти.
Эур молча пожал руку Итнарону и закинув мешок на плечо, полез наверх, к дороге. Дард последовал за ним.
- Не лезь на рожон! И покажи им там всем! - напутствовал Итнарон. Когда они пересекли дорогу, до них донесся его возглас: - Эур! Погоди!
Эур обернулся. Итнарон подбежал к нему.
- Вот! Чуть не забыл! - он протянул Эуру его шляпу, потерянную в драке у трактира.
- Ух ты! Спасибо! А я уж с ней было попрощался.
- Не за что. Беранто скажешь спасибо на обратном пути, - улыбнулся Итнарон.
- Если доживу. - Эур водрузил шляпу на ее законное место и исчез в сгустившемся сумраке.
  
  
  
   * Столица Империи - Леенан находится на острове Этро. На этом же острове, немного севернее, расположен очень древний и столь же крупный торговый порт Тервисетула.
  
  
   Глава третья: Немного биографии

Они довольно быстро миновали окраины города и крестьянские хутора на левом берегу. Далее начинались заросли, возвышающиеся в ночи огромной черной массой, гостеприимные, как пасть крокодила.

Луна светила необычайно ярко, впрочем вполне естественно для этих южных краев; Эур приостановился и задрал голову. Потом его внимание привлекли звезды: очевидно, выпитое вино сделало свое дело и он засмотрелся на созвездия, яркие, явственные, казалось бы - протяни руку и можно пересчитать все звезды, тыкая в них пальцем.
Оклик проводника вернул его в реальность и он нехотя зашагал дальше, заплетаясь в своих же ногах и мыслях.
- Да, вино тут что надо. Жаль только визит получился короткий. Хотя и насыщенный.
- А? - обернулся Дард.
- Времени, говорю, мало дали. Я-то думал по кабакам пройтись. В Ченсанде, я слышал, хорошо оленину готовят. С горчицей и медом. Эх-х...
- Наоборот, повезло тебе.
- В каком это смысле? - от удивления Эур даже сбился с тропинки.
- В таком. Все корабли, которые прибыли вчера - последние, больше в этом году не будет восточного ветра. Теперь ветры задуют с юго-запада. А еще через пару дней нанесет туч, начнутся дожди и продлятся неизвестно сколько. Не сомневайся, я здесь долго живу, привык. - Голос Дарда звучал глуховато, ибо он находился спиной к Эуру, но в ночной тишине все было прекрасно слышно. - Провалиться мне на этом самом месте, если денька через три тут не будет такого ливня, что ты бы и на улицу не вышел, даже за большие деньги.
- Это смотря сколько денег, - задумчиво протянул Эур.
- Понятное дело, за большие деньги можно и ежа голым задом раздавить, как говорят в Лейвире. - хохотнул Дард. - Но поверь, пешие прогулки под дождем не самое хорошее занятие.
Эур что-то солидарно буркнул.

Дард оказался человеком, полностью соответствующим своей внешности: по-крестьянски простым, общительным добряком, пожалуй даже чуточку наивным. Или так казалось.
Но проводником он был действительно отменным, Итнарон не преувеличивал. Он шел по лесным тропам в темноте так же уверенно, как если б это были мощеные камнем мостовые при свете дня. Даже там где надо было сократить путь через чащу, он ступал уверенно, легко и бесшумно, словно лесной дух из хангасских легенд. Легенд? Да вот же он, шагает прямо перед ним, дух леса, подумалось Эуру.
Сам Эур-то был родом с севера, но уже в пятнадцать лет он попал в плен, когда его племя перевалило через горы и совершило набег на одно из графств к югу от хребта.
Эур любил вспоминать эту историю. Любить-то в ней было особо нечего, но именно благодаря тому случаю он стал тем, кем является теперь. Ну и помимо того, это приключение обеспечило его материалом для рассказов и баек на любой вкус.

В набеге приняли участие почти все взрослые мужчины племени. Эуру было 15 лет, но в росте он уже обогнал отца и почти догнал старшего брата. Он, однако, не был похож на родителей или братьев. Все мужчины в семье, да и ближайшие родственники тоже уродились невероятно крупными, мясистыми, не слишком высокими. Но это по меркам северян, а по сравнению с южанами они казались высоченными. Эур наоборот вымахал ввысь довольно рано, обогнал отца и дядьев, но мясо на костях у него не росло. Взамен, он вырос очень жилистым, гибким и невероятно быстрым в движениях.
В тот день отец дал ему секиру и взял с собой в набег - пусть парень узнает, что такое битва. Ежедневные драки с соседскими мальчишками это хорошо, старейшины это даже поощряли, но пора уже почувствовать в руке рукоять боевого топора и увидеть настоящую сечу. Из мужчин дома остался младший брат, одинадцатилетний Адраэр.
Перевал прошли в быстром темпе, надеясь застать врасплох гарнизон города Умар. Но их все-же заметили. Умарцы вышли ополчением и перегородили брод через реку. Целый день племенные вожди спорили: обойти город и разграбить окрестности или отступить. На следующее утро все войско собралось у большого костра, где сидели вожди и потребовало вести их в бой.

Северяне лавиной накатились на ополченцев. Эур бежал в самой середине этой лавины, видел как ополченец пробил копьем друга его отца и в слепом бешенстве расколол копейщику шлем вместе с черепом. Самые упертые и наиболее хорошо вооруженные ополченцы сопротивлялись, стоя спинами друг к другу. Эур налетел на них, сломал секиру, бил руками, ногами и внезапно получил такой удар по голове, от которого глаза, казалось, чудом удержались на своих местах, а внутри все треснуло и разлетелось на сотни тысяч ослепительно сверкающих осколков. И исчезло.

Варвары выиграли бой - у ополченцев не было ни стрелков, ни конницы, ни магов, а в ближнем пешем бою воины севера не знали равных себе. Но лишь только победители сумели отдышаться, прибежали разведчики и сообщили, что конница графа приближается и будет здесь до заката, если не ранее. После короткого совещания северяне подобрали наиболее добротное вооружение и бегом ушли в предгорья, к перевалу.
Когда Эур очнулся, на поле хозяйничали солдаты графа. "Какая злая ирония", - нередко приходила ему мысль впоследствии. "Выиграв бой, оказаться в плену! Да лучше б мне башку совсем раскроили, чем вот так..." Но постепенно молодая кровь, жажда жизни и северное упорство взяли верх над унынием и досадой и Эур начал искать путь на волю.
Это оказалось проще, чем он ожидал. Почти вся конница ушла в погоню за северянами, отправив пленных на юг под довольно скромненьким конвоем. На ночном привале Эур кое-как, при помощи зверских жестикуляций и междометий, попросил одного из охранявших проводить его до ближайших кустов помочиться. Там врезал ему ногой в живот, свалил на землю и забил до потери сознания. Вытащил нож, разрезал веревки и ушел в лес. Поначалу пытался идти на север, но постоянно натыкался на деревни, крепости, конные патрули. В графстве, видать, и без набега варваров было неспокойно. Кроме того, шансы в одиночку пройти перевал и лес, отделявшие графство от его родных краев, были слишком уж малы. Кроме троллей, диких гоблинов и оборотней, в тех лесах водились такие твари, о которых суеверные северяне старались даже не упоминать.
Эур решил топать на юг, на авось. И через несколько дней попался. Но уже в руки других солдат.
   Тут с ним не стали церемониться, сразу забили в цепи, отвезли в ближайший порт и посадили на галеру гребцом...
  
Там бы он и окончил свои дни, загнувшись от истощения, но вдруг вмешалась удача, причем совершенно беспрецедентная. В порту имперского города Хессерна какой-то пьяный матрос задел ногой ящик с инструментами, оставленный плотниками, ремонтировавшими обшивку и Эур стал счастливым обладателем стамески, упавшей с палубы прямо к его ногам. С трудом поверив в такую удачу, Эур, не мешкая ни секунды, растолкал своего соседа, тоже северянина, судя по внешности, и они приступили к действию.

Уже ближе к утру им наконец удалось разомкнуть свои цепи. Они тихо-тихо вылезли на корму, нашли канат, привязали его к гакаборту, спустились в море и, стараясь не плескать водой, доплыли до берега, где и избавились от остатков оков.

Гребец-северянин сразу же дал деру, уходя подальше от города, в глушь. А Эур, молодой, горячий, дерзко-наглый, решил взглянуть на город. Удача по-прежнему была на его стороне. В одном из портовых складов он нашел целый ворох матросской одежды. Далее у порога одного из домов им были обнаружены сандалии, которые он незамедлительно присвоил и отправился осматривать достопримечательности города Хессерна. По крышам уже заскользили лучи восходящего солнца.

Он пробродил по Хессерну до самого вечера, с распахнутым ртом, дивясь на многоэтажные дома, стены, башни, храмы, ратуши и прочие сооружения, о существовании которых северный варавар никогда и подозревать не мог. Он с любопытством наблюдал за толпами людей, которые целыми потоками спешили по своим делам, толпились на рыночной площади, болтали, пререкались, ругались. Он встречал взгляд состоятельных горожан, в которых горело нескрываемое презрение, хотя оно испуганно пряталось, когда он глядел на них обратно в упор своими сине-зелеными варварскими глазами; безразличные взгляды работяг, моряков и бедноты, но безразличными они кажутся только сперва, эти люди на самом деле все подмечают; внимательные взгляды стражников, от которых начинало противно ныть где-то между желудком и спиной и Эур начинал лихорадочно искать дорогу ИЗ города, но следующий поворот вновь притягивал его взор чем-то примечательным и манил, манил дальше.

Под конец, впечатления, видно, перехлестнули через край и он уснул в теньке у крепостной стены. Проснулся уже после заката. Еще не совсем стемнело. Ночь в южных краях приходит нехотя и уходит, едва успев начаться.
   Однако, ветерок с гор нес совсем уж леденящую свежесть, а желудок Эура, особенно после сгрызенного яблока, издавал звуки, которые обычно исторгает фрадонский волынщик из своего инструмента, таким образом совершенно неоднозначно намекая, что пора бы собраться пойти поискать порубать чего-нибудь.
К этому пункту плана Эур немедленно приступил. Тут-то он и вляпался. Не зная города, он поленился искать порт, лезть в жилые дома побоялся - везде горел свет, хозяева были дома, и Эур, недолго думая, завернул в первую же попавшуюся на пути таверну.
Это была ошибка. И она едва-едва не обошлась Эуру крайне дорого. Хотя поначалу все шло неплохо - Эур утащил пару кусков мяса прям из-под носа у прислуги, даже умудрился завернуть их в тряпицу и сунуть под одежду.
   А вот когда он взял хлеб с одного из столов, его схватили за руку. Оттолкнув человека, он ломанулся к выходу, но там его встретили вышибалы.
Некоторое время Эур уворачивался от преследователей, надеясь как-нибудь выскользнуть к двери, однако вскоре его окружили, кто-то ухватил за ворот, кто-то за руку, еще кто-то, высунувшись на улицу, звал стражу.
"Помирать, так с песней", - решил Эур, хотя по прошествии лет он уже не помнил свои мысли в точности, кто знает, может это сработал рефлекс, отработанный в ежедневных драках в родном племени. Вывернувшись из державших рук, он засветил поддых самому крупному охраннику таверны, когда тот согнулся, ударом в висок свалил его на пол. И завертелось...

Сказать, что силы были неравны было бы не совсем правильно. Они были жестоко неравны. Поначалу соперников было трое: двое вышибал и обиженный посетитель против пятнадцатилетнего мальчишки. Потом присоединились еще двое охранников и один парень из прислуги. Несмотря на то, что четверо противников успели по разу, а кто и по два, совершить полет к дощатому полу, Эур явно проигрывал этот бой. Левый глаз полностью заплыл, вся нижняя половина лица была залита кровью и в довершение всех неприятностей в бар вбежали двое патрульных.
Сверкнули обнаженные клинки и по залу раскатился крик: "Всем стоять!"
Вышибалы отступили от Эура, пока тот безуспешно пытался рукавом унять кровь из разбитой губы.
Клинки мечей уперлись в часто-часто вздымающиеся бока Эура и один из солдат скороговоркой выкрикнул:
- Заплати штраф за драку в общественном месте, если нет денег, отработаешь сумму!
Почти сразу же их прервал возглас из темного угла зала:
- Я заплачу штраф за этого парня!
Все, включая Эура, едва не подпрыгнули от неожиданности. Из темного угла к ним приближался невысокий смуглый человек, лицо его было все иссечено шрамами, на висках красовались странные татуировки.
- Мне понравилось, как ты двигаешься, - негромко сказал он Эуру, ухмыльнулся и подмигнул. - Вот деньги, - он отсчитал сумму штрафа солдатам, несколько монет выложил трактирщику. - Пойдем со мной, парень.

Так началось знакомство Эура с мастером Шео и с гильдией наемников. Северный дикарь превратился в имперского солдата, но именно варварское происхождение в огромной мере поспособствовало молниеносному взлету по карьерной лестнице в гильдии. Тем не менее, свое прошлое не забыл, внешность и походка Дарда очень поверхностно, но воскрешали воспоминания двадцатилетней давности. Духи лесов, племенные идолы, черты сородичей - все это было в нем, вскользь, но было.

- Да-а-а, - Эур даже притормозил. - Бывает же...
- Что такое? - развернулся Дард.
- Не-не, ничего. Мысли вслух. - поспешил исправиться Эур.

Эур давно хотел задать пару вопросов и все никак не решался. И проклинал себя за это. Он прошел такое, что многим смертным и не снилось, а тут заробел перед каким-то батраком (так по крайней мере, Эур называл Дарда сам перед собой). Но он немало удивлся, когда Дард первым перешел на личное:
- С каких мест родом, северянин? - он произнес это таким тоном, будто интересовался, где находится ближайший кабак, дабы промочить горло. Эур даже малость подрастерялся.
- Из-за Малого Тангорского хребта я. А ты? - поспешил он сменить тему.
- А я из Мендара.
- Из Мендара? Насколько я помню, это одно из лейвирских княжеств, да? В северной части страны, там еще есть перевал на другую сторону гор?
- Все верно. Но это долгая история. Расскажу как-нибудь потом, если тебе интересно.
" - Еще бы мне было неинтересно," - подумал Эур." - Я вообще человек любознательный. Даже не в меру."

За ночь они оставили позади все деревни, поселки и хутора на левобережье и углубились в леса, стараясь, однако, не слишком отдаляться от дороги.
Имперские пути, как правило, шумны и оживленны, но с этой дороги не доносилось ни звука, о ее существовании невозможно было бы даже догадаться, разве только зная наверняка.
Эур здорово удивился, увидев на следующий день серое полотно дороги в просвет между деревьями. Оно было совершенно пустынным. Не видать было ни крестьян с их скотиной, ни торговцев на скрипучих подводах, ни завсегдатаев - конных патрулей.

- А что, теперь дороги не патрулируют? - спросил он у проводника.
- Про войну с Лейвиром слыхал? - хмыкнул Дард. - Все, кто выжил, охраняют границу. Генералы трясутся, думают лейвирцы вот-вот вторгнутся.
- Правда?
- Да какое там! Бред полный. Лейвирцы от войны пострадали еще больше, чем Империя. Им сейчас точно не до вторжения. Только имперским-то баранам это не объяснишь. Они спят и видят, как бы Лейвир напал поскорее. Тогда они их на равнине со всей своей конницей разобьют - ну они так думают, по крайней мере - и сразу Совет им все простит. А то после проигранной войны жопы-то загорелись под ними.
Эур неразборчиво выбранился под нос.

Дард уже шагнул было раз вниз со взлобка, на котором они стояли и занес ногу, чтобы сделать следующий шаг, как ветер донес со их слуха стук копыт, приближающийся с юга.
Эур прошел вперед, к кустам, откуда он смог бы увидеть больший отрезок дороги. В тот же момент охотник набросился всем своим весом ему на плечи, придавил к земле и зашипел на ухо:
- Спятил? Не высовывайся!
- Да ты чего? - опешил Эур. - Дай глянуть-то!
- Глянь. Только осторожнее, очень тебя прошу! - Дард сдвинул свою тушу с плеч Эура и они опасливо вытянули шеи над высокой травой, вглядываясь в обозримый участок дороги.
Через несколько мгновений мимо них галопом пронеслись два всадника, в кожаных шлемах, с черными повязками, закрывающими все лицо, кроме глаз и в черных же плащах. Всадники явно куда-то спешили, миг - и деревья вновь скрыли их из виду.

- Будь я семижды проклят, если это не "Ждущие ночи". - пробормотал Дард, поднимаясь на ноги.
- Они самые?
- Они, они. Полагаю, Итнарон тебе уже про них кое-что порассказал?
- Было такое, - нахмурился Эур.
- Видимо, эти двое - вестовые. Видал, как неслись? Скорее всего они выяснили, что ты ушел из Ченсанда. Теперь наверняка будут ждать нас на всех тропах. Знают ведь, что дороги не охраняются, суки, - Дард сплюнул.
- Думаешь?
- Точно тебе говорю. Нет иной причины. Сколько тут охочусь, ИХ не видал уже года три-четыре. Там, на правом берегу, - охотник указал рукой в западном направлении. - Там руины. Не то эльфийские, не то гномьи. Может и те, и другие там строились, пес их разберет, но площадь застроена огромная, за день не обойдешь. Однако ж не плотно строили, не как наши города. Так вот, там у этих черных как раз логово. Это точно известно. А еще поговаривают, будто они там людей в жертвы приносят. Хотя я не видел никаких следов этого, да и народ с хуторов, вроде, не жалуется, хотя и ходить туда - не ходят. Даже охотники. Даже днем. А уж ночью под страхом смерти не заманишь. Но если там кто и жил, то тихо сидели. Зато стоило тебе появиться и от них отбою не стало. - Дард откинул волосы со лба. - Надо бы и нам поспешить.
Они зашагали. По рассчетам Эура, его проводник забирал все дальше и дальше на восток, к предгорьям Вей'йа, очевидно надеясь обогнуть предполагаемые засады.
Уже в предгорьях они устроили короткий привал, перекусили и скорым шагом двинулись на север. Дард изредка останавливался, втягивал воздух носом, прислушивался.
   - Заметил, тишина какая? - вдруг бросил охотник, остановившись.
   - Ты о чем?
   - Тихо здесь. Слишком тихо. Ни птиц, ни зверья, вся дичь попряталась. Я тут сколько ни ходил, косули паслись непуганные - хоть рукой хватай. А сейчас тишина. Кто-то распугал их. Кто-то до нас.
   - Ну мало-ли чего случается. Сам-то ты что думаешь?
   - Плохо это. Очень плохо, - Дард хмуро подтянул ремень тула со стрелами и полез дальше, вверх по вьющейся тропе.
  
Когда они перевалили довольно крутой холм, тропа внезапно резко ушла влево, к западу. Дард, не раздумывая ни секунды, свернул с нее и пошел в северо-восточном направлении через густую высокую траву. Вскоре он нашел едва заметную тропку и уверенно зашагал по ней.

Когда они в очередной раз притормозили перевести дух, Эур, вспомнив что-то из прошлого, поинтересовался:
- А правду говорят, будто где-то в этих местах раньше жили кентавры?
-"Как будто" жили? - широко улыбнулся Дард. - Ты направо глянь.
Эур крутанулся на каблуках. В дюжине шагов, в тени леса стоял огромный седой кентавр и внимательно смотрел на него.
  
  
   Глава четвертая: Охотник и наемник
  
   От неожиданности Эур чуть не подскочил.
   - Ну чего заморозился-то, - смеясь, Дард хлопнул его по плечу. - Поздоровайся, что-ли. Это Карадвэ из рода Оэкло, он у кентавров один из главных, так что повезло нам. Карадвэ! - он обратился к кентавру. - Приветствую и долгих лет тебе! Это вот Эур, наш друг. Ему в Баррет надо попасть.
   Кентавр сделал пару шагов навстречу. Или, принимая во внимание количество ног, четыре шага? Или все-таки все восемь?
   Эур нехотя двинулся ему навстречу, пожал протянутую руку и глядя в темные бездонные глаза кентавра осторожно проговорил:
   - Да, я Эур. И мне надо поскорее добраться до Баррета.
   - Хэх! Добро пожаловать в наши края, - пробасил Карадвэ. - Только боюсь, в Баррет тебе в ближайшем будущем попасть не судьба. На всех дорогах и тропах люди в черном устроили засады. И думаю, что они ждут именно тебя.
   - Вот уж удивил, - буркнул Эур. - Было бы странно, если б их там не было!
   - Смотри сам, Эур, - загадочно улыбнулся кентавр. - Мое дело предупредить.
   - Да нет, - сбавил темп Эур. - Спасибо за сведения. Но меня время поджимает. Мне в Баррет очень-очень надо и как можно быстрее. А с этими черными я сумею разобраться. Десять-двадцать человек - ничего особенного, бывало и похлеще.
   - Эур, ты недооцениваешь опасность, - отчетливо выговаривая каждое слово сказал кентавр. - Тебя убьют.
   - Ага, многие пытались. Пока еще ни у кого не получилось, - ухмыльнулся Эур.
   - Я не шучу, Эур.
   - Знаю, но что мне делать?
   - Я мог бы предложить тебе кое-что. - Карадвэ говорил медленно, словно сам не веря себе.
   - И что же, например? Окольный путь?
   - Не совсем. Но можно сказать и так. И да, и нет.
   - Понятно. Меня это не устраивает, я тороплюсь. - Эур прищурился, "еще один шарлатан на мою голову", промелькнула мысль. "Вот нахрена связался с какой-то зверюгой?", проскочила следующая.
   - Эур, я мог бы тебе помочь.
   - Да-да, ясно. Спасибо, конечно, за предупреждение, но нам пора. - Он развернулся, чтобы продолжить свой путь и увидел как Дард, глядя через его плечо, удивленно поднял брови.
  
   В тот же момент что-то тяжко шлепнуло Эура по затылку и свет в его глазах потух.
  
   Он очнулся от ломящей боли, распределившейся равномерно по всей голове. Первым делом ощупал, на месте ли амулет, оружие и деньги. Попробовал вскочить на ноги, но понял, что это бесполезно - голова камнем тянула к земле.
   Тут же над ним нависло круглое улыбающееся лицо Дарда.
   - Очухался, дружище? Вот хорошо-то как. На-ка, выпей, - Дард приподнял голову Эура и подсунул под нее какой-то сверток, затем в его руках появилась плошка с мутноватой жидкостью неопределенного цвета. Эур охарактеризовал бы его как цвет грязи, однако пригубил из нее.
   - "Тьфу, черти, что за гадость!!!" - попытался взреветь он, но изо рта вырвался лишь хрип.
   Дард снова осклабился.
   - Не нравится? Пей-пей, полезная штука это, вмиг полегчает.
   Эур разом заглотил содержимое и у него во рту поселилась адская горечь.
   - Ну и дерьмо, - прошипел он. И прокашлявшись, спросил: - А красненького нету у вас там случаем?
   - Чиивоооо?? - глаза Дарда резко округлились.
   - Вина, говорю, красного, чего-чего...
   - Не-не, ты что! Сейчас нельзя, ты ж отвар только что выпил.
   - Ну что ж это за жопа-то такая, - простонал наемник.
   Дард глянул по сторонам.
   - И вовсе никакая не жопа, а очень даже пещера.
   - Один черт, дырка.
   - Сам ты дырка. Это Толловис, город кентавров.
  
   Эур огляделся. Пещера действительно выглядела на удивление опрятно, несмотря на вполне ощутимый запах лошадей.
   Вход в пещеру был аккуратно вымощен плоскими камнями, по бокам возвышалась деревянная оградка, обсаженная деревьями с внешней стороны, скорее всего для маскировки.
  
   - Хмм... Чистенько тут у них, - забормотал Эур. - Но я бы предпочел комнату в таверне.
   - Не сомневаюсь, - кивнул Дард.
   - А что я вобще тут делаю? И как я сюда попал? И почему я, раздери меня тысяча оборотней, не в Баррете?! - в голосе Эура прорезались агрессивные ноты и улетели вглубь пещеры, рикошетя от стен. - Что произошло, черт дери?!
   - Тихо, тихо, не шуми. Все с тобой нормально будет.
   - Какое, в жопу, нормально? Мне в Баррет надо, и чем раньше, тем скорее! Понимаешь, нет, Дард, скотина ты такая!
   - Может и скотина, - заулыбался Дард. - Но в Баррет ты бы не попал, если б следовал своему плану.
   - С чего это вдруг?
   - Да с того. Засады везде. Кентавры меня сводили поглазеть на тех уродцев, пока ты тут лежал. Там народу - уйма, я столько и в страже не видел. Почти все с луками и арбалетами. Никаких шансов проскочить. Помнишь, я тебе говорил, уж больно тихо тут, а ты не верил!
   - Погоди-ка, - наморщил лоб Эур. - А как это они вас не засекли?
   - Обижаешь. Я же охотник. Меня никто не засечет, если я сам того не захочу. А над теми ребятами птицы орали - будь здоров, за пол-лиги слыхать.
   - А кентавры? Как можно таких громадин не заметить?
   - Ну ты же не заметил Карадвэ. - добродушно засмеялся Дард. - А он даже не прятался.
   - Действительно, - смутился Эур. - В свое время я, помнится, слышал, что кентавры долго живут и очень мудры.
  
   - Мы не мудры, - донесся голос откуда-то снаружи. - Мы не ищем мудрости. Просто живем своей жизнью. Наблюдаем и делаем выводы. Очень просто.
   Цокая копытами по камням, устилавшим вход в пещеру, к ним подошел Карадвэ.
   - Хочу попросить тебя о прощении, Эур. Я бы ни при каких обстоятельствах этого не сделал, но в этот раз, как у вас говорят, "на кону стояла" твоя жизнь.
   - А что случилось-то? - спросил Эур, хотя отек на затылке уже дал ему понять, хоть и приблизительно, что именно с ним случилось.
   - Тебя лягнули, - услужливо прошептал сбоку Дард.
   - Да, и я очень сожалею об этом. Но еще меньше мне бы хотелось видеть тебя убитым, - виновато развел руками Карадвэ. - Ты не верил мне и собирался идти своим путем, что привело бы тебя к гибели. Не виню тебя в этом. Но мне пришлось остановить тебя. Пожалуй, я немного не рассчитал свои силы, лишка хватил. Стар я стал.
   - Да ладно, - смилостивился Эур. - Бывало и пожестче.
   За разговором он даже не заметил, как боль в голове куда-то улетучилась.
  
   Он поднялся, стараясь двигаться плавно. Пещера была поистине гигантской, в ней смогли бы легко разъехаться две, да какое там, три крестьянских повозки, из тех, огромных, на которых возят мелкий скот на продажу.
   Потолка не было видно совсем, он спрятался где-то в полутьме над головой. У стен пещеры лежала различная утварь, однако ни одной живой души, кроме Дарда и Карадве, не было.
  
   - А кто-то мне говорил, что это город, а? - Эур покосился на Дарда. - Столовая какая-то там?
   - Не столовая, а Толловис, дурень! Хоть постыдился бы перед старейшиной!
   - Ну пускай будет Толловис, мне не жалко, - Эур развел руками: - А где же, в таком случае, население?
   - Население? - усмехнулся Карадвэ. - Население я отослал по разного рода делам и попросил их тут не появляться, чтоб тебя не смущать.
   - О так даже? Какие ж вы все заботливые, я аж разрыдаться готов.
   - Не стоит иронизировать, Эур. - Карадвэ смотрел ему прямо в глаза и от этого взора наемнику стало захотелось скрыться подальше. Но он выдержал. - Я в самом деле хочу тебе помочь.
   - Понимаю конечно! Особенно меня порадовало начало нашего сотрудничества, - Эур сморщился, потрогав затылок.
   - Еще раз приношу извинения. Обычно мы не вмешиваемся в дела других народов. Мы вообще стараемся избегать контактов с кем-либо. Но твой случай особенный. Я уже немало знаю о тебе и о твоем задании...
   - Это еще откуда вдруг? - напрягся Эур.
   - Слухами земля полнится, - уклонился от ответа кентавр. - Но поверь, как говорите вы, люди, у меня для тебя есть предложение от которого ты не сможешь отказаться.
   - Ха-ха-ха!!! А еще говоришь, вы избегаете контактов! Да ты ж торгаш! Ну и что ты хочешь взамен?
   - Я ничего не хочу взамен, - холодно ответил Карадвэ. - Разве ты еще не понял? Я знаю, какое у тебя дело и я всего-навсего пытаюсь сделать для тебя то, что в моих силах. Это ты в состоянии уразуметь?
   - Ладно, я понял. Беру слова обратно. Но что конкретно ты предлагаешь?
   - Сейчас увидишь. Идите за мной. И смотрите под ноги.
  
   Карадвэ, выйдя из пещеры, свернул в заросли и нащупав одному ему известную тропу, начал подниматься по ней вверх по склону.
   Эур недоуменно оглянулся на Дарда, но тот приложил палец к губам и жестом велел идти за проводником.
   Спускались сумерки. Небо было светлым, почти как днем, но между деревьями залегли глубокие тени и сгущалась тьма. Карадвэ постоянно сворачивал с одной тропки на другую, пока не очутился на узенькой дорожке, обвивашей гору. Камни крошились, выпрыгивали, выскальзывали из-под ног и Эур в своих жестких сапогах с каблуками немало намучился, прежде чем они добрались до вершины.
  
   Вершины, впрочем, как таковой не оказалось. Гору венчала площадка, довольно ровная, если учитывать рассыпчатость породы в этих местах, но недостаточно ровная, чтобы внушить подозрения об ее искусственном происхождении. Около половины площадки заросло лесом, однако на оставшейся половине вполне могла бы развернуться конная полусотня.
  
   Там, где лысая половина вершины переходила в заросшую, как раз на рубеже, торчал обломок скалы. При более ближнем рассмотрении обломок оказался совсем не обломком, а естественным... выростом. Непонятно, каким образом вырвавшимся из земли и подскочившим вверх.
   Эур сразу узрел в этом обломке фаллический символ - эффект усилился оттого, что верхушка была полукруглой - хмыкнул в сторону, но смолчал.
   Подойдя поближе, они поняли, отчего верх камня закруглен. Сам камень закруглен и не был. На торчащем вверх столбце покоился другой предмет, полусфера. Полусфера отличалась от камня только цветом, и то едва. Камень был темнее, полусфера - чуть светлее, издали не распознать. Зато вблизи можно разглядеть - полусфера не имела той же фактуры, что подпорка; цвет похож, но материал иной; камень был явно рожден здешней природой, а полусфера являлась творением чьих-то рук.
   Чьих именно - выяснилось само собой.
  
   Карадвэ подошел к столбцу, задумчиво оглядел его, затем с той же задумчивостью оглядел пришедших с ним людей.
   - Вот. Это и есть окольный путь. Это, как вы говорите, тиэлиэпортьер.
   - Телепортер! - Эур вытаращил глаза так, что они вот-вот, казалось, выскочат из глазниц. - Не может быть!!
   - Ну почему же, может, - спокойно ответил кентавр. - Честное слово, это он и есть.
   - Я верю! Я всегда верил, что они существуют! Но эти старые пердуны в Леенане сказали, что такого, мол, не бывает. Мол, магия может пронизать пространство, и духи там всякие, и демоны, чтоб им в аду икалось, но человек не может пройти через пространство!
   - Да чего ты разошелся, сейчас все увидишь, - зашептал Дард, прихватив за локоть разволновавшегося наемника.
   - Хотите, наверно, узнать, откуда он и что тут делает, а? - Кентавр скорчил совсем не свойственную ему препаскудную ухмылку. - Нечасто приходится мне отвечать на этот вопрос в наши дни.
   - Так откуда же он? - не выдержал Эур.
   - Да и отвечать тут нечего. От эльфов. У них много разных любопытных вещей было, а как началась война - так они потихоньку-потихоньку и ушли.
   - Это какая ж война-то? - Дард нахмурился. - Не слышал я такого.
   - Ну как же. Междоусобная. Друг друга начали они резать. На западе, в Оллиэнвэ, или как это в переводе с их языка звучит, вообще жуть творилась, говорят. Но и сюда докатилось. Вот они и ушли, эльфы-то. Своим помогать, там, на западе. Гномы многие ушли. Освободили людям место. А в копях гномов поселились эти черные. Которых мы видели сегодня.
   - А, ясно. Так они сами телепортер сюда принесли, эльфы-то?
   - Да, сами. Отдали нам на хранение.
   - Здорово! А столбик вот этот тут уже был или как?
   - Ну, видишь ли, это долгая история, - кентавр отвел взгляд.
   - Это несомненно, но может в двух словах-то, а? - Эур осекся, поскольку Дард довольно чувствительно поддал ему коленом по тыльной стороне бедра. - Ты чего??
   - Ничего, - Дард привычно раздвинул лицо своей широкой улыбкой. - Ты послушай, сейчас все узнаешь.
   - Положим, не все, - поправил кентавр, с усмешкой наблюдая за произшедшей сценой. - Самое главное я вам расскажу. А именно: этот, хмм... скажем, предмет, отправит вас в Баррет. Но не в сам город, - поторпился добавить Карадвэ, видя вопросительное выражение на лице Эура, готовое вот-вот вылиться в очередную реплику. - Вы окажетесь рядом с городом, как раз там, где у эльфов раньше был наблюдательный пост. Хотя тут есть, как говорите вы, люди, одно "но". Я не могу точно сказать, когда вы там окажетесь.
   - То есть, как так?!
   - Не беспокойся, Эур, вы окажетесь там не позже чем через сутки после отправления, а скорее всего раньше. Переход в пространстве занимает некоторое время, тут уж я не могу ничего поделать. Эльфы умели настраивать временные границы, мы этого не можем. Но никто не проследит ваш путь, даже магически. Если кто и вел ваши проекции досюда, то после тили... тле... ну после перехода вас не смогут выследить. Если, конечно, вы сами там, как говорят у вас, не "засветитесь".
   - Умно! - хмыкнул наемник. - И как проходит сама процедура?
   - Для начала надо выждать. До полуночи.
   - Совсем хорошо, - немного скис Эур. - Ну а потом?
   - Потом я все объясню.
  
   Кентавр спустился вниз по тропке и скрылся за поворотом. Эур и Дард устроились на большом плоском камне. Дард постелил плащ и они, усевшись, принялись подчищать сьестные запасы. "Скоро будем в Баррете, к чему нам эти сухари?", рассудили они и быстро, по-походному подчистили свои харчи.
   - Ну что, рассказывай, - бросил Эур, дожевывая кусок хлеба.
   - Что рассказывать-то? - обернулся Дард.
   - Да все, что угодно. До полуночи нам еще неблизко, если я правильно понимаю?
   - Не особо. - Дард глянул на небо.
   - Вот и рассказывай. Нет, постой. - Эур состроил загадочную физиономию. - Дай-ка свою торбу!
   - Зачем? - удивился Дард, но мешок отдал. Эур зарылся в нем чуть не с головой.
   - Хм, - неопределенно отозвался он после поисков, вернул мешок и принялся рыться в своем. Это не заняло много времени, очень скоро тишину гор взрезал ликующий вопль. - Ага!!! Я знал! Ах, дружище Итнарон, как я тебя обожаю!
  
   Дард недоуменно наблюдал за этим спектаклем, пока из мешка не показался на свет небольшой бурдюк. Наемник запрокинул его и жадно припал губами к горловине. Его радость была более сдержанной, когда он оторвался от бурдючка.
   - Ийаахх! Местное! Уфф, кислятина! Впрочем, на безрыбье и раков... того самого. Так, на чем мы остановились? Ты рассказывать будешь, нет?
   - Да о чем рассказывать-то? - взмолился Дард. Перемена в настроении наемника его явно беспокоила. Он решил списать это на травму головы.
   - О чем? Начни, пожалуй, с себя. Да. Расскажи о себе.
   - Так это же долго...
   - Мы не торопимся, рассказывай!
  
   Охотник был родом из Мендара, небольшого княжества, к северо-западу от Лейвира. Мендар постоянно враждовал со всеми соседями, включая Лейвир. Это не было чем-то необычным, тут каждый воевал с каждым, но Мендар сидел на перевале и таким образом, имел немалые прибыли - относительно немалые, конечно же, с торговли. Это позволяло княжеству сохранять автономию, не завися финансово от более сильных соседей.
   Но однажды, князь Лейвира собрал всех удельных князей, князьков, баронов, маркграфов и племенных вождей на одну большую встречу.
   Что именно там было сказано и произошло - историками, очевидно не без основания, замалчивается, но известно одно: все собранные носители власти присягнули - кто-то сразу, кто-то позже, князю Лейвира.
   Это было как нельзя вовремя - с юга напирала Империя, с востока - кровожадные племена эгемире, имевшие могущественных магов. Объединившись, Лейвир и другие мелкие уделы, включая Мендар, сумели не просто отбиться, а разгромить всех своих обидчиков, причем не единожды, а всякий раз, стоило тем только покуситься на чужое.
   Дард родился и вырос в крохотной горной деревушке, на западном краю Мендара. Вероятно он так и жил бы там, охотился, пас овец, вялил мясо, делал сыр и растил детей, если бы не несчастный случай.
   Вернувшись с высокогорных пастбищ, он и трое других подростков обнаружили, что их деревня перестала существовать: с гор сошла лавина. Они пытались искать выживших, но безуспешно, лавина сошла ночью, все жители сидели по домам. По домам, от которых теперь не осталось и воспоминаний. А от жителей и подавно.
   Старшие ребята решили спускаться на равнину и идти в Кормеголл, столицу Мендара. У одного из парней там жили родственники. Поскольку оставаться в горных лесах, полных волков, медведей и, возможно, неведомой нечисти никому из них особо не улыбалось, идею приняли без колебаний.
   Несколько суток шли лесами, останавливаясь лишь на короткие перевалы. Это путешествие, несомненно, добавило Дарду седых волос - не так-то легко сидеть восьмилетнему мальчонке в ночном лесу, вооружившись одним лишь охотничьим луком и охранять сон товарищей. Но зато с каждым разом становилось легче и потом он не только не боялся леса и темноты (и совокупности их), как многие городские жители. Наоборот, Дард чувствовал себя в лесу, как рыба в воде, что днем, что ночью.
  
   В Кормеголле им повезло: родственник старшего паренька из их группы, Аллод, оказался мужиком порядочным и приютил всех четверых подростков у себя на скотном дворе, определив в помощники и подпаски; через пару лет, когда они подросли, устроил каждого как можно лучше. Дард попал в самую большую таверну города "Старый капрал" помощником повара - он всегда любил готовить еду и это не укрылось от внимания Аллода.
   Дард, занимаясь любимым делом, за год едва не перерос в мастерстве главного повара таверны. Одновременно с этим, он нередко хаживал охотиться вместе с Аллодом и одним из своих оставшихся в живых земляков, парнем по имени Хошто. Годы тянулись, Дард рос. Все шло спокойно и размеренно, пока в таверне не появился боярин из Лейвира. Из самой столицы, Скогги.
   Попробовав соус к мясу, боярин немедленно потребовал к себе повара. Перед ним, обгоняя друг друг, выстроились трое пощников по кухне.
   Но боярин был не так прост. Он разогнал подхалимов грозными движениями рук и громкими возгласами; затем потребовал хозяина.
  
   Хозяин явился незамедлительно. И рассказал, что готовил для гостей не кто иной, как Дард.
  
   Да-да, Дард, вон тот хлопчик в углу, видите?
   Да какое "шучу", зачем?
   Он, он и есть. Да, готовит. Нет, не все, но соусы делает - лучше не сыщешь.
   Да точно он, клянусь!
   Забрать хотите? Ну ведь мы только на нем и... А, за деньги? Хорошо, конечно, забирайте!
  
   Так Дард и оказался в Скогге, столице Лейвира. Ну не мог же он в самом деле сознаться, что его блюда настолько неповторимы и популярны благодаря пряным травам, несколько мешочков которых он спер из комнаты даррмейского купца?
   И все было бы отлично, но тут в жизнь малолетнего горца вмешалась судьба. В виде женщины.
   По иронии той же вышеупомянутой судьбы, это оказалась дочь того самого боярина, что сыскал Дарда в Кормеголле.
  
   Она появлялась в таверне, где работал Дард, едва ли не каждый день. В первый раз хозяин вытолкал его из общего зала, ибо Дард пялился уж слишком откровенно. Но после этого он потерял покой полностью. И все бы возможно прошло, но девица навещала таверну почти каждый день, а Дард пытался хоть как-то оказаться рядом, даже оттолкнул служку, чтобы помочь боярышне подняться в карету. Увы, его усилия не были оценены.
  
   После этого Дард не выдержал - ну что делать, возраст. Он сбежал.
   Скогга была проклята и предана забвению - Дард направился в Баррет.
   Однако, и там его ждала неудача. В Баррете охотник, пытаясь устроиться, натолкнулся на местных бандитов, которые едва не спустили с него шкуру.
  
   - Как же так? - поднял взгляд Эур.
   - Вот так вот. - Охотник отвернулся.
   - Что значит "вот так"? - не унимался Эур.
   - Как ты достал! - вызверился Дард, сверкнув глазами и оскалив зубы. Эур даже отпрянул, такого он еще не видел. - Ты что, не знаешь, как тут на границе??
   - Честно говоря, не знаю. Не обижайся, пожалуйста. Лучше объясни.
   - Ну, мать твою в чертово пекло... - Дард метнул взгляд на наемника, но это был уже потухший взгляд. - Попробую. Ты из Гильдии, наверно знаешь, что в имперских городах - тех, что на границе, обычно есть три партии.
   - Кажется, знаю о чем ты. - Эур говорил осторожно.
   - Да, именно так. Как правило, всегда три партии. Почти всегда. Первая - чтобы отойти к Лейвиру, или Ассаме, или кто там еще есть поблизости. Куда угодно, только поскорее. Империя - злодеи, так они считают. Но достичь своей цели они не смогут. Слабоваты. Второе - имперцы, сами тут без году неделя, но уже считают все и вся поддаными Империи и всех обязанными ей, родимой. Не мудрено, что среди простого народа их не переносят.
   - И что же третье? - склонил голову набок Эур.
   - Третье я приберег специально для тебя. Напоследок. Третье - это беспредельщики. Смеешься? Да, именно так их и надо называть. Как правило, это всегда приезжие. Они пользуются волнениями на границах и нестабильностью внутри порубежных регионов. Они всегда выдают себя за каких-то борцов за справедливость или типа того, в зависимости от ситуации, но на самом деле, они - обычные разбойники. Грабители.
   - Прям вот так грабители? - выгнул брови Эур.
   - Да, именно так.
   - А как же стража?
   - Стража?? Ну насмешил. Ты, дружище, отстал от жизни здорово. Да стражу в пограничных городах ты и не сыщешь, даже если очень захочешь! Они сами после заката на улицы носа не кажут. Стража...
   - То есть, в Баррете, кто сильнее, тот и прав, я понимаю? - Эур все никак не верил в сказанное.
   - Не просто, кто сильнее. Есть люди, которые держат в руках всю торговлю. И против них не попрешь. Я вот попробовал - и рад, что жив остался.
   - Хмм, - Эур закатил глаза. - Можешь поподробнее рассказать?
   - Чего рассказывать! - возмутился Дард. - Уроды они, ходят, грабят всех. Не заплатишь, так вышвыривают тебя. Вот и меня тоже..
   - Выгнали?
   - Ну да, - насупился Дард. - Вот, посмотри хоть на Итнарона, он с купцами работает, но все равно, принимает к себе любого. А эти уроды! Они всех торговцев в Баррете подмяли!
   - Погоди. - Эур сосредоточенно прищурился. - Ты их узнать сможешь?
   - Да в любой момент, а ты... Ты что задумал???
   - Ничего.
   - Нет, не надо ничего делать, прошу, - Дард неожиданно залебезил, даже как-то несвойственно для человека его комплекции.
   - Замолчи, я сам разберусь, - Эур посмотрел на охотника очень строго. - Разберусь. Все, отдыхай. Думаю, уже недолго осталось.
  
   Когда Луна ползла вверх по небосводу, появился Карадвэ. Он возник из темноты совершенно безшумно, вызвав у Эура рывок к рукояти клинка. Но рука тут же расслабилась. Карадвэ не обратил на это внимания. Или сделал вид, что не обратил.
  
   - Идите сюда, - позвал он.
   Дард и Эур подошли. Полусфера на столбце полностью сливалась с камнем.
  
   - Эур, возложи обе длани на камень, - пафосно скомандовал Карадвэ. И лукаво - по крайней мере, так показалось Эуру при слабом свете луны - глянул на людей.
   Все трое расхохотались. Еще бы, кентавр-лингвист!
   Эур повиновался, не упустив при этом возможности спросить:
   - А как же он? - имея в виду Дарда.
   - Он-то? Ну это легко. Дард, положи руку на плечу Эуру. Вот так, да. И не отнимай ее!
   - Только сильно-то не дави, еще интимностей тут не хватало. А мне теперь что делать? - Эур заволновался.
   - Ничего. Подними руки. Как камень?
   - Светится, вроде.
   - Отлично. Эур, сейчас ты опустишь обе ладони на него и окажешься рядом с Барретом. Но я хочу, чтоб ты помнил - мы здесь знаем о твоем задании и будем молить Небо. Исполни свой долг!
   - Обязательно, - ответил Эур и прижал ладони к полусфере. Тотчас же его обволок белый свет, горячий, как свежая кровь.
   Все чувства исчезли.
  
  
   Глава пятая: Допросы, пытки, репрессии.
  
   А потом появились.
   Точнее, одно.
   Словно тело пытаются разнять на части, но не разрывают, а плавно-мягко раздвигают все члены дальше и дальше друг от друга.
   Отчасти это было даже приятно, по-своему, какая-то странная истома и расслабленность. Хотелось, чтоб это не заканчивалось, ну не сейчас, ну еще чуть-чуть!
   Зато постоянно свербила мысль: " А вдруг я сейчас разлечусь на части?" И другая, как следствие: "Что ж он, гадина, не предупредил!?"
  
   Наконец сознание вернулось в предназначенное ему тело. Эур вновь ощутил руки, ноги, шляпу, клинки, плащ, оттягиваемый нА сторону грузом монет в правом кармане.
  
   - Интересно, какое сейчас время суток, - услышал Эур позади себя.
   - А вот мне интересно где мы.
   - Ну это несложно выяснить. Пойдем.
   Они обошли миниатюрный холмик, уютно заросший мягкой травой, редкие деревца расступились и взгляду открылся город.
   То есть, в первую очередь открылись беспорядочно пестрящие пашни и огороды, сараи, лачуги и хлева крестьян; тут и там к небу поднимались дымки кузен и мастерских посадских ремесленников.
   За этим пестрым поясом темнели городские стены. С более близкого расстояния они уже не производили столь мрачно-торжественного зрелища, напротив, стены были в ужасном состоянии, щербатые, разваливающиеся, укрепленные бревнами во многих местах.
  
   Эур тут же подумал, что опасения имперских маршалов в немалой степени справедливы: случись лейвирцам вторгнуться с серьезными намерениями, Баррет не продержится и суток. Причем нападающим не понадобятся даже камнеметы, достаточно дать волю огню. Именно так.
   Если б не одна мелочь - лейвирцы никогда не нападали на Империю.
   Но теоретически - да, город не выдержит. Ни осады, ни штурма. Ни даже ночного нападения. Если его спланировать как должно.
   Оттого-то, видимо, все имеющиеся в наличии войска, включая дорожные патрули и городскую стражу, стянуты к границе.
   От размышлений северянина оторвал Дард, дернув за рукав:
   - Пойдем, войдем через северные ворота, там неподалеку есть вполне приличная корчма.
   - Или ты просто не хочешь нарваться на кое-кого, верно?
   Дард отвел глаза.
  
   К северным воротам добрались нескоро. Обход по огородам прошел не совсем гладко - Эур оступился и едва не ушел в сточную канаву по самую шею, однако отделался лишь замызганным сапогом.
   Из любопытства он отломил ветвь и замерил глубину канавы. Глубина оказалась поболее его роста, но до дна ветка так и не достала.
   В ответ на свирепый взгляд наемника, Дард едва ли не силой стянул с него сапог и старательно вымыл его водой из бочки на ближайшем огороде, чем почти вогнал северянина в краску.
  
   У ворот оказалось довольно людно, хотя из стражи присутствовали лишь двое, да и тех разглядеть оказалось непросто - они подпирали стену под аркой ворот, не обращая никакого внимания на галдящих, снующих, переругивающихся жителей. Несколько совсем еще мелких, оборванных мальчишек развлекались тем, что украдкой бросали комки грязи в одиноко стоящего у привязи старого тяжеловоза, норовя попасть тому в детородный орган.
  
   - Денег за вход тут не берут, если я правильно понимаю, - пробормотал Эур, бросая косые взгляды по сторонам.
   - Еще бы они попробовали! Получили бы бунт сразу, по самое "не надо". Странно даже, что народ после войны в топоры не попер.
   - А что, собирались?
   - Да уж разговоров было порядком, ага. - Эти слова Дард произнес, уже войдя в город. - Самое смешное, что до Ченсанда отсюда полдня пути конному, а там ведь никто ни ухом, ни духом. Как и не бывало той войны.
   - Тут тоже, вроде, спокойно, - вполголоса ответил Эур, разглядывая встречных прохожих.
   - Это только кажется так. На самом деле не только на лейвирской границе неспокойно, с запада можно получить набег. Из порубежных графств. Разбойнички те еще, - охотливо разъяснил Дард. - И свои тоже сидят, как на иголках, бунт готовят, готов спорить. Те, что за отделение.
   - Сепаратисты, что-ли?
   - Чего? А, ну да, они. Для них лучше времени не сыскать. Но надо людей поспрашивать, послушать.
   - Надо. Хорошо, что ты сказал.
   - Что именно?
   - Да ничего, - Эур надвинул шляпу на глаза.
  
   В дальнем конце улицы уже виднелось открытое пространство, должно быть, одна из городских площадей; но вдруг, не дойдя двух шагов до поворота к очередному переулку, Дард уцепился за рукав наемника и оттянул его обратно; из переулка доносились обрывки фраз, наподобие: "да лох он и есть!", "че ты мне голову паришь?", "по-бырому надо это!", "на нож сажай и все, готово"...
   - Проклятье, - уныло скривился Дард. - Все-таки нарвался.
   - Это и есть "твои", никак? - ухмыльнулся Эур.
   - "Мои".
   Глаза наемника сверкнули. Он успокаивающе похлопал Дарда по плечу, секунду поразмыслив, вручил ему свой заплечный мешок и шляпу, сплел кисти рук в замок и выразительно хрустнул пальцами.
   - Смотри и учись, пока я здесь. И попробуй только куда слинять!
   Дард замер, словно кролик перед взглядом удава, держа ввереную ему шляпу обеими руками.
  
   Эур развернулся, в два скачка обогнул угол, подлетел к базарившим бандитам и влепил крайнему из них такого пинка под зад, что тот аж взлетел в воздух. Эур тотчас же выскочил обратно из переулка на улицу. Мгновение спустя за ним выбежала вся кодла, полностью обалдевшая от такой наглости.
   Первым несся обиженный адресат пенделя. Он встретил прямой удар в челюсть, приземлился на затылок и остался лежать. Уличная грязь несколько снягчила падение, но в полной потере боеспособности сомневаться не было причин.
  
   Дальше все проистекало вполне буднично. В ход пошли ноги, локти, колени. Нож, выхваченный кем-то из бандитов, покинул заломленную в запястье руку и звонко брякнулся об угол, перед тем, как упасть в грязь.
   Не более десяти ударов сердца прошло с начала драки, но из пяти бандитов в сознании остался лишь один, которому Эур сломал нос ударом локтя. Он сидел на коленях, держась руками за окровавленное лицо и причитал:
   - О-ооо! О, боги, как больно!! Ааааааа!!!! Оооо!!! Как же мне больно!!!
  
   Эур не выдержал и расхохотался. Осмотрел остальных, валяющихся без сознания, подцепил упавший нож носком сапога и отшвырнул его подальше. Подошел к коленопреклоненному.
   - Ааа, как же больно!!
  
   Дард, осмелев, тоже приблизился, озираясь. Эур, однако, нисколько не стеснялся случайных прохожих, впрочем, прохожие отвечали ему взаимностью, словно уличные драки были для них событием ничуть не менее обыденным, нежели оправление утренней нужды. Эур обернулся к охотнику:
   - Слышь, стража не прибежит?
   - Не должны.
   - Хм. - Эур, взяв бандита за шиворот, оттянул его назад. - Ты кто такой?
   - Да какое твое дело? - простонал поверженный.
   - Кхм, - снова хмыкнул Эур. Еще раз споросил охотника: - А стража точно не прибежит?
   - Точно, точно. Откуда им тут взяться.
   - Ладно. - Эур резко врезал по шее бандиту. Тот с воплем упал лицом в грязь и замолк. Эур приподнял его за шиворот и повторил процедуру. Теперь бандит уже не выл, а тихо сипел, как пробитый бурдюк. Наемник снова приподнял его и усадил в исходную позицию, на колени. Огляделся по сторонам:
   - Дард, а стража-то точно не прибежит?
   - Да нет же, говорят тебе, не прибежит.
   - Ну и чудно.
  
   Эур, ухватив левую руку бандита, шагнул ему за спину, забросил ногу на плечо противника и начал медленно выкручивать запястье, ногой не давая телу последовать за рукой. Бандит снова взвыл.
   - О! Больной еще жив! И даже пытается взывать к милосердию! Совершенно напрасно, между прочим! - Эур подмигнул Дарду с кровожадной ухмылкой. И заорал в ухо допрашиваемому: - Ты кто такой??!! Звать тебя как?!
   - Токша я, - простонал тот. - Кличка у меня Ноздря.
   - Ноздря?? Да ты не ноздря, а сопля. Из ноздри, - прокомментировал наемник. - Следующий вопрос: на кого работаешь ты и вот эти... деятели? - он обвел рукой распростертые в грязи тела.
   Пленник в ответ только засопел.
   Эурвзялся обеими руками за запястье допрашиваемого. Тот заголосил.
   - Че ты орешь? На кого работаете, был вопрос?
   - Да ни на кого, сами по себе, - скозь зубы выдавил бандит.
   Эур крутанул запястье сильнее. Крик перешел в визг.
   - Говори, сучья падаль!! Говори, или порву, как козла!! (здесь наемник добавил несколько непечатных выражений.)
   - Мерет... - прошипел Токша.
   - Что???!!!
   - Мерет, говорю. Мерет у нас главный.
   - Где его найти?? - Эур выкрутил руку еще, до хруста.
   - Аааааоооо!! В торговом!!! Аааа!!! Квартале!!! Он живет у ювелирного ряда! Аааааа!!!! Пусти!!
   Эур убрал ногу и выпустил запястье. Допрашиваемый со стоном повалился в грязь, поджимая неудачливую руку под себя. Не глядя на Ноздрю, Эур забрал у Дарда шляпу, нахлобучил ее на голову и зашагал по улице. Дард поспешил следом.
   - Ну вот, а ты боялся. - Эур отряхнул грязь с плаща.
   - Боялся, конечно, - Дард весь дрожал от увиденного. - Я ж так не смогу.
   - А я что тебе говорил? Учись! Я тебя охранять всю жизнь не буду. - Эур улыбнулся, хотя свирепое выражение еще не совсем слезло с его лица. - Где там твой трактир-то?
   - Да вот тут, на площади.
   - Прекрасно, там и наведем справки об этом самом Мерете. Хотя у меня такое чувство, что он наведет о нас справки сам, - Эур усмехнулся одной стороной лица.
  
   Трактир назывался "Неунывающий путник", что сразу вызвало саркастическую усмешку у Эура. Однако, мощное оштукатуренное двухэтажное здание вселяло если не уважение, то некоторое осознание солидности и спокойствия.
   На Эура это никакого впечатления не произвело, он лишь глянул на вывеску и с усмешкой подумал "ох, уж эти намеки", привычно пиная дверь. Его встретил привычный полумрак, привычные косые взгляды выпивающих, привычный же настороженный трактирщик.
  
   - Добрый день, хозяин! Нам бы выпить, да поскорее, - со слащавой улыбкой попросил Эур.
   - Поскорее есть только шлабата.
   - Ну и замечательно, мы не привередлевы, - с той же улыбкой Эур выложил на стойку риву. И шепотом спросил у Дарда, - шлабата, это что за хрень?
   - Это местный самогон. Странно, что ты в Ченсанде его не встречал. В основном гонят из кукурузы, но это зависит от места. Где кукуруза не растет, гонят из чего придется...
   - О как? Ну что ж, попробуем. - Эур снова метнулся к стойке, - А потом еще вина нам, хозяин. Самого лучшего. И пожрать.
   Еще одна рива стукнулась о дерево.
  
   Шлабата оказалась крепкой. Эур едва не растекся по лавке после двух глотков. Глянув на охотника, он с немалой завистью отметил, что тот уже почти полностью опорожнил свою кружку.
   - Знаешь что, дружище, - поспешил Эур. - Ежели эта штука тебе по вкусу, забирай и мою порцию. Я, пожалуй, дождусь вина.
   И он дождался. Вино оказалось качественным, с южного континента, не иначе. Пока Эур смаковал напиток, девочка-служанка подтащила еду. В отличие от вина, еда оказалась весьма посредственной: несколько кусков подгоревшего мяса и грубо поструганные недожаренные овощи. Эур перепробовал понемногу ото всего, потом, дождавшись когда персонал трактира рассредоточится, выкинул свою порцию в окно и потребовал еще вина.
   По окончании трапезы он снял комнату на двоих на втором этаже и немедленно отправился ее осматривать. Комната Эура вполне удовлетворила; две койки, стол, стул, окно на улицу, разве можно желать чего-то лучшего? Конечно, можно - Эур внимательно обследовал стены, в том числе и за окном, пол и коридор. Дард тоже получил задание обследовать окрестности трактира, окна, входы и выходы и вскоре вернулся с коротким докладом.
   Освоившись в снятых аппартаментах, Эур приступил к инструктажу.
  
   - Значит так. Сейчас поспим. К вечеру мне надо будет остаться тут наедине ненадолго, не обижайся. Ночью будем дежурить по очереди. Дежурить наверно, придется в коридоре. Если ночь пройдет спокойно, то с утра пораньше я наведаюсь к этому Мерету и узнаю, что он за перец...
   - Не получится, - перебил Дард. - не рассчитывай, что ночь пройдет спокойно. Надо было Ноздрю и остальных мочить, тогда бы никто не узнал. Может быть не узнал бы. А ты их оставил жить. И этой ночью они придут за тобой. Или я нихрена не смыслю в этой жизни.
   - Мда, пожалуй, ты прав в этом. - Эур призадумался. Подошел к окну, осмотрелся. - Нет, сюда они никак не влезут. Не должны. Были из моей гильдии, влезли бы куда угодно. Эти не влезут. Значит, остается коридор. Очень хорошо, что ты сказал. Я буду ночевать в коридоре.
   - То есть как?
   - Да а вот так. Посижу у стеночки. А ты тут тоже будь начеку. Оружие-то есть?
   Охотник продемонстрировал кинжал.
   - Пойдет. Главное, место выбери хорошенько. Если что услышишь, становись сбоку у окна. И у двери так же. Если я буду заходить, стукну четыре раза. Понял? Четыре!
   - Понял, не дурной.
   - Отлично. - Эур высунулся в коридор. С обоих краев свет падал в прорубленные окна. Рядом с правым окном находилась лестница на первый этаж, собственно в общий зал. - Если полезут ночью, несладко придется. Ты комнату охраняй, а я в коридоре разберусь.
   - А может хозяина предупредить? - спросил Дард.
   - Не, не стоит. Совсем ни к чему, слухи пойдут же сразу. Будем действовать, как я сказал. А кстати, ты уверен, что они придут?
   - Конечно. Мерет - парень серьезный.
   - Так... Так ты его знал? - Эур развернулся всем телом. - И не сказал?!
   - Погоди, не кипятись. Я про него слышал, но...
   - Что "но"?
   - Но я не знал, что это он за бандитами стоит.
   - Оооохх... - Эур тяжко выдохнул. - давай теперь так: все, что знаешь, неважно в какой связи, все-все-все будешь мне рассказывать, договорились?
   - Само собой. Извини, что так вот...
   - Нормально. Продолжим. Что еще ты знаешь об этом Мерете?
   - Ну... - замялся Дард, - он как бы главный.
   - Так "как-бы" или главный?
   - Он главный по городу. За городом есть еще банды, всех не упомню, одна крупная группа под начальством Рахзара, они вымогают деньги у купцов и ремесленников. Но в самом городе с Меретом никто не связывается. А если кто и свяжется, того находят мертвым в одно прекрасное утро. Причем он обычно не тянет время, как кто залупнется, так сразу раз - и нет человека.
   - Ясненько, - протянул Эур. - Значит ждать нам гостей сегодня, не иначе.
   - Вот-вот.
   - Ну что ж. Так оно даже проще, не надо будет бегать по подворотням, отлавливать.
   - Зря смеешься, - мрачно возразил Дард. - У него лучшие головорезы не подарок. Совсем не то, что там, в переулке.
   - Ничего, прорвемся, - осклабился Эур. - Я ж тоже не хрен с грядки, повидал многих головорезов на своем веку. Не дрефь, дружище, ты охотник, я солдат, мы их тут так выпотрошим, надолго запомнят. Усек? Выше нос!
   - Слушаюсь. А позволите ли один вопрос, ваше свирепство?
   - Ну? - улыбнулся северянин.
   - Чем будем заниматься до вечера-то?
   - Вопрос по делу. Отвечаю - предадимся народной забаве, известной в широких кругах под названием "бухать". Но мы же не какое-то быдло, верно? - сощурился Эур. - Нет, мы весьма харизматичные, культивированные личности, а посему мы цивилизованно расслабимся за кружечкой выпивки и светской беседой. Надеюсь, я исчерпывающе ответил на ваш вопрос, рядовой?
   Дард громогласно заржал, откинув голову назад.
  
   Наемник спустился в общий зал и вернулся обратно с двумя большими кувшинами, наполненными пивом до краев. При этом он успел краем глаза заметить в зале некоего шныря, выскочившего из таверны, лишь только он подошел к стойке.
   "Небось, по нашу душу", - подумал Эур, забирая пиво. - "Теперь и сектанты, как пить дать, пронюхают. Хотя после той драки, поди уже весь город обо мне судачит", - небезосновательно рассудил он.
  
   До самой полуночи Дард и Эур распивали пиво (правда, Дард сбегал разок за добавкой), рассказывали друг другу шутки, прибаутки, анекдоты и смешные случаи из жизни. Громко и похабно хохотали, еще более похабно ругались, топали по полу, били кулаками в стены, и для пущего куража, даже мочились в окно, выходящее на задний двор.
  
   После полуночи шум в общем зале утих. Посетители разбрелись по домам, постояльцы - по комнатам. Притихли и охотник с наемником. Дабы не слишком захмелеть, они наскоро подъели остатки дорожных припасов, потом Дард достал из-за пазухи флакончик, понюхал, поморщился и дал нюхнуть Эуру.
   Запах пробил ноздри чуть не до самой макушки и вышиб обильную слезу, однако алкогольные пары улетучились почти мгновенно. Эур хотел было спросить, что это за дрянь, точнее, что это за чудодейственное зелье, но, смахнув слезы, смог лишь уважительно глянуть на своего проводника. Дард же и бровью не повел.
  
   Эур повторил инструктаж и, встретив полное понимание, тихонько приотворил дверь в коридор. В соседних комнатах еще шумели редкие постояльцы, хозяин со свечой спускался вниз по лестнице. Эур придержал дверь носком сапога. Выждав пока все затихнет, он бесшумно "перетек" в коридор, осторожно прикрыв за собой дверь.
  
   В окно, выходящее во двор, то самое, которое они использовали не по назначению, падал лунный свет. Окно напротив, на улицу, было почти не освещено, но в темноте коридора, тем не менее, заметно выделялось. Рядом с ним подсвечивал спуск в общий зал.
   Других путей в номер не было. Эур уселся на пол, упершись спиной в стену и прикрыл глаза. Ждать он умел. Стоять в карауле считалось в гильдии одним из самых сложных и жестоких упражнений. Упражнение было всего лишь упражнением, охранять ничего не требовалось, а потому экзаменуемые хитрили, как могли. Прекрасно осознавая это, экзаменаторы также пускались на всевозможные коварства. Самым подлым испытанием был "лежачий" караул. Лежащему караульному намного легче заметить противника и еще больше шансов остаться незамеченым самому. Но соблазн уснуть куда как больше. В лежачем карауле приходилось вертеть головой не переставая, потому как едва смежив веки, рекрут обычно получал чувствительный удар ногой по ребрам - экзаменаторы не дремали. Кроме пинка полагалась еще продолжительная выволочка и день черных работ в наказание.
   Все это Эура не коснулось - он привык сидеть в засадах еще с детского возраста в родном племени. Он прекрасно умел ждать. Поудобнее поправив клинки под плащем, он вытянул ноги поперек коридора и принялся размышлять о своих дальнейших действиях. Изредка он переваливался то на один бок, то на другой, разминая затекшие спину и ноги.
  
   Около двух часов пополуночи, когда луна уже, судя по свету, подбиралась к противоположному окну, терпение Эура было вознаграждено.
   За окном, выходящим во двор послышалась возня. Вполне невинная и неприметная, но достаточная для того, кто ее ждал.
  
   Наемник подскочил, выхватил клинки из-под плаща и на мысочках засеменил к окну. Он даже не рассмотрел влезающего человека, просто ткнул ему поддых эфесом клинка и, воспользовавшись замешательством, отступил на полшага и врезал ногой в лицо противника. С глухим "уф-ф" бандит рухнул вниз.
   Эур выглянул наружу. Распростертое тело не подавало признаков жизни. "Отшиб потроха, ну ничего, оклемается", - только и успел подумать он, как тут же его внимание привлек шум в противоположном конце коридора. Он рысью метнулся туда. И почти успел.
   Нападавший уже преодолел оконный проем и атаковал Эура ударом ножа. Одним клинком Эур отбил удар, вторым посек руку с ножем и снова первым пробил мышцы под челюстью, ротовую полость и достал до мозга.
   На лестнице появился третий бандит. "Синхронно работают, не дураки", - похвалил его про себя наемник.
   Этот третий был опаснее других - в руке он сжимал рукоять меча, что ему, впрочем не помогло. Эур отразил рубящий удар скрещенными клинками и сразу пробил с ноги в живот нападавшему. Как только тот согнулся, тюкнул его эфесом по затылку и тот затих.
  
   Примерно минуту Эур простоял совершенно неподвижно, вслушиваясь. Убедившись, что все тихо - "вот везуха, могли бы на шум полезть из своих номеров" - он обтер левый клинок об одежду убитого, спрятал оружие в ножны, подхватил третьего из нападавших, оглушенного, под руки и потащил его в комнату. Стукнул четыре раза каблуком, Дард открыл. На вопросительный взгляд охотника ответил:
   - Все в норме. Водички нет тут у нас?
   Водичка нашлась у охотника во фляге.
   - Великолепно. Теперь я буду с ним общаться. Если хочешь, можешь выйти в коридор - это будет очень больно и, скорее всего, очень громко.
   - Громко-то не надо, ночь же.
   - Черт, а ведь ты полностью прав. Дай-ка мне вон ту тряпку, - Эур ткнул пальцем в сторону стола, где, помимо всякой утвари, лежало грязное полотенце.
  
   Вытянув руку на всю длину, чтоб самому не забрызгаться, он разом вылил почти всю воду из фляги на лицо бандиту. Тот отчаянно заматерился, но в тот же момент был заткнут полотенцем. Вслед за этим, Эур вздернул его на ноги и швырнул на жалобно крякнувший при такой экзекуции стул. Бандит попытался было выдернуть кляп изо рта, но мгновенно получил такой удар сапогом в лицо, что руки сразу взлетели куда-то вверх и он обмяк, словно тряпичная кукла.
   Эур добавил еще раз, для верности, кулаком, затем, действуя со всей скоростью, на какую был способен, расстегнул и сдернул с себя ремень, подхватил одну руку допрашиваемого, вторую и проворно смотал запястья ремнем как можно туже.
  
   Дард, отстранившись в угол, наблюдал за действом округлившимися глазами.
   Наемник, обернувшись, подмигнул ему: смотри, мол, что я умею.
   Несколько шлепков по щекам привели пленного в чувство.
  
   Эур придвинул второй стул и уселся напротив.
   - Значит так, голуба, сейчас я буду спрашивать, а ты отвечать. Ясен такой план?
   - Ффкххррр, - протестующе захрапел допрашиваемый, но Эур отмел все возражения энергичным игнорирующим жестом - поднятой ладонью.
   - Должен сразу оговориться: убивать тебя я не хочу. Не собираюсь. И не стану ни при каком раскладе. Но! Переломать тебе руки-ноги, отрезать пальцы, откромсать уши и загнать топорище от колуна в задницу я могу. И если ответов на свои вопросы я от тебя не получу, то именно так и поступлю. При этом жить ты останешься, будь уверен.
   Эур кивком указал на Дарда.
   - Вот он не даст соврать. Да?
   - Да.
   - Вот видишь. Так что расскажи мне кое-что и я тебя отпускаю на все четыре стороны. Нет - искалечу к чертям. Твой выбор, - с этими словами он вынул тряпку иза рта у бандита.
   Тот лишь с ненавистью покосился на наемника, затем на охотника, слизнул кровь, сползающую по небритому подбородку из разбитой губы и угрюмо уставился в пол.
  
   Эур склонил голову набок и прищурился.
   - Молчим?
   Ответа не последовало. Эур в задумчивости побарабанил пальцами по спинке стула. Повернулся к Дарду:
   - Что нам с ним делать, а? Время-то идет. Послушай, дорогой, - снова к допрашиваемому. - Ты сильно усложняешь жизнь. Причем, в основном, себе. И сейчас я тебе это докажу.
  
   Поднявшись, он прихватил сидевшего за кадык. Выждав, пока тот прокашляется, одним быстрым движением снова запихнул ему полотенце в рот. Лицо бандита налилось кровью.
   - Вот так, - Эур отряхнул ладони об штаны. - Значит, план таков. Калечить тебя я не буду. Я ж не зверюга какая, не имперский палач, верно? Я сделаю проще. Выну тебе очи и гуляй.
  
   Бандит воззрился на него. Дард замер.
  
   - Да, да, гуляй себе, натыкайся на углы, проси подаяния, делай, что хочешь, в общем. А этого Ми.. Мер... Мерзавца вашего я и так найду. Ну не завтра, так послезавтра. Торопиться мне на самом деле особо некуда.
   Наемник снял шляпу и бережно положил ее на койку. Поскреб затылок.
   - Дард, расстели-ка тут что-нибудь на полу, не марать же нам всю комнату.
  
   Дард, несколько скованно двигаясь, разложил на полу покрывало со своей постели. Лишь только он это сделал, Эур сгреб допрашиваемого за грудки, сдернул со стула и уложил его спиной на покрывало, придавив грудь коленом.
   - Не волнуйся, это быстро и почти не больно. Но не спрашивай, откуда я об этом знаю.
   Обхватив руками голову бандита, Эур большими пальцами надавил ему на глазные яблоки возле самой переносицы. Тот, несмотря на кляп, издал такой рев, что и у Дарда, и у Эура по спине пробежали мурашки. Но наемник надавил еще сильнее и рев перешел в мычание, более скорбного и отчаявшегося характера, чем протестующего.
  
   - По-моему, он пытается что-то сказать, - робко вставил Дард.
   - Да? - Эур повернулся к нему, не отпуская рук. - А по мне так это вполне обычная реакция.
  
   Мычание бандита сделалось едва-ли не челнораздельным, он задергался и засучил ногами, не переставая исторгать жалобные звуки.
   Эур отнял руки, выдернул кляп и с размаху залепил пощечину "головорезу".
   - Отвечай, ты, кусок говна! Сколько вас было, чтоб меня зарезать? Отвечай, или я тебя еще и кастратом сделаю вмиг!!
  
   Бандит часто-часто заморгал невидящими, застланными пеленой слез, глазами.
   - Да трое и было, - прохрипел он.
   - Трое?! А вот я не верю почему-то, - Эур вытащил из-под плаща клинок. - Дард, дружище, подержи ему голову.
   И одним взмахом рассек штаны на допрашиваемом.
   - Глазами я потом займусь. Чуть позже. Пусть увидит, как выглядит посвящение в евнухи.
   - Не надо! Не надо!!! - засипел будущий евнух. - Я скажу, скажу...
   - Скажешь? Он скажет, смотри-ка! - Эур снова придвинулся к лицу бандита. - И что же ты нам скажешь такого?
   - Что хочешь...
   - Да ну?! Серьезно? И почему я тебе не верю?
   - Ну четверо нас было, четверо. Четвертый на крыше ждет.
   - И чего он ждет?
   - Сигнала.
   - Какого?
   - Один из нас должен подняться на крышу, когда закончим...
   - О как! Хорошо, что я тебе с первого раза не поверил, а? - Эур ловко перебросил клинок в другую руку и упер его под челюсть своей жертве. - Ну что ж едем дальше, пока ваш четвертый не начал волноваться. Вопрос следующий: где мне найти этого вашего ме... мертвяка? Впрочем, мертвяком ему еще только предстоит стать, но это за мной не заржавеет. Так что когда выйдешь отсюда, если вообще выйдешь, - Эур состроил угрожающую рожу, - можешь не дергатся по всяким пустякам, а сразу начать поиски нового работодателя. Это мой тебе совет. Бесплатный, заметь. Но что-то я отвлекся. Мне вот тут подсказал один твой коллега, будто Мерет ваш обитает где-то неподалеку от ряда ювелиров. Так?
   - Да...
   - А если поточнее?
   - Что "поточнее"?
   - Где именно ОН ЖИВЕТ? - Эур приналег на рукоять клинка.
   - За последней лавкой. Там их всего три.
   - Последней, если считать откуда?
   - От базарной площади. Она большая, не ошибешься.
   - Ну если ты так считаешь... - Эур отодвинул оружие. - Он прямо в этой лавке и живет?
   - Нет. Он же ростовщик. У него свой дом. Большой. На улицу напрямую выходов нет, только через дворы. Но там все свои ходят, если кто чужой сунется, сразу порежут.
   - Прекрасно. Спасибо за предупреждение, - Эур перевернул клинок в пальцах лезвием вниз и спрятал в ножны. - И еще один вопрос, он же последний: как мне туда попасть?
   - Сразу, как выйдешь отсюда, направо. Через три-четыре сотни шагов будет торговый квартал.
   - Понял все, спасибо. - Наемник приподнял бандита и могучим ударом под основание черепа за ухом отправил того в глубокий нокаут. Обернулся к Дарду. - Видишь, как удачно. Обошлось без членовредительства и крови. Почти.
   - Да уж, - только и смог выговорить охотник.
  
   - Значит, на крыше у нас имеется еще один пациент. Если еще не слинял. Слушай-ка! - Эур многозначительно воздел указательный палец. - А ведь это интересная мысль. Как ты считаешь, по крышам до торгового квартала возможно добраться? Тут ведь застроено вроде очень плотно?
   - Полагаю, да. - Дард задумался. - Крыши тут хоть и не плоские, но довольно покатые. Хотя я бы не рискнул.
   - А вот я рискну, пожалуй. Темновато, конечно, но зато здесь есть одно немалое преимущество - они меня не ожидают. Даже если и ожидают, то точно не с крыши. Но для начала нам стоит тут прибраться.
  
   Эур стянул с бесчувственного тела камзол и башмаки, здраво рассудив, что скакать по крышам в долгополом плаще и сапогах на каблуке будет не совсем сподручно. Затем вернул на место свой ремень. Разрезал одну из простынь на полосы и поручил Дарду связать лежащее тело по рукам и ногам как можно плотнее. Дард справился с заданием на отлично. Вместе они вытащили связанного пленника в коридор.
   - Очухается еще нескоро, надеюсь. К тому времени, думаю, обернусь туда-обратно. Ну а даже если очухается, приложи его затылком об пол, да и все. Хозяева встанут, разберутся. А можешь просто не обращать внимания. Запри дверь и все дела. Никто ничего не докажет. Да и вообще поспи лучше, вряд-ли сегодня будут еще "гости". Я постараюсь вернуться к рассвету, если все пройдет удачно. - Эур некоторое время поозирался, надел свою неразлучную шляпу и надвинул ее до самых глаз.
   - А ты уверен, что оно того стоит? - в голосе Дарда все еще проскакивали нотки испуга.
   - О, я полностью уверен, друг мой. Во-первых, я измордовал уже с десяток так называемых головорезов...
   - Вижу, тебе это слово долго не будет давать покою, - покачал головой охотник.
   - ... да, и как минимум, одного убил. Так что тут пути обратно нет. Во-вторых, и это важно, из того, что ты мне рассказал и что я видел и слышал сам, напрашивается вывод, что здесь затевается какая-то гнилая заваруха. Я это чувствую, у меня нюх на подобные вещи, - Эур сценически расхохотался.
   Дард тоже улыбнулся. Стараясь как можно меньше шуметь, они обследовали коридор. За окном, через которое проник теперь уже мертвый "головорез", обнаружилась небольшая терасса.
   Дард подставил сцепленные руки, Эур уперся в них ногой и заскочил на крышу.
  
   - Ну пуха! - шепотом напутствовал его охотник.
   - Сам дурак, - донесся ответ с крыши, сопровождаемый коротким хихиканьем.
   Дард усмехнулся и отправился досыпать остаток ночи.
  
   А для Эура самое интересное только начиналось. Невдалеке, на гребне крыши он обнаружил человека, сидящего на корточках - четвертого "головореза" - наблюдателя. Ступая на мысках, Эур подобрался к нему и зажал шею наблюдателя в замок локтем правой руки. Тот побрыкался и обмяк.
   Наемник аккуратно уложил придушенного поперек венца и осмотрелся. Вот тут вход в таверну. Перед ним площадь. От входа направо - Эур двинулся в зданном направлении.
   Баррет был застроен действительно плотно и перебираться с одного дома на другой оказалось совсем не тяжело, с теми исключениями, где разница в высоте крыш достигала человеческого роста или больше, и наемнику приходилось где-то спрыгивать, а где-то подтягиваться. Но на такие мелочи он если и обратил бы внимание, то уж точно не в этот раз. Он почти не заметил, как добрался до торгового квартала.
   Ошибиться тут было невозможно: квартал отличался от остальных множеством навесов и крытых прилавков. Кроме того, тут на каждом шагу горели фонари. Ювелирный ряд, судя по всему, должен пролегать дальше всех к западу.
   Здесь путь Эура преградила улица. Не то чтобы он не смог бы преодолеть расстояние до противоположного строения, но вот удержаться на крыше после прыжка... Он прошелся взад-вперед по гребню, выискивая удобное место, но безуспешно. Однако, продвинувшись к северу на пару домов, он увидел на другой стороне то, что искал - невысокое строение с покатой соломенной крышей. Самое оно.
   Эур пару раз притопнул, устраивая ступни поудобнее в башмаках - лазить по крышам в чужой обуви не есть самое приятное занятие, как он успел убедиться, и с трехшагового разбега прыгнул.
   Приземлившись плашмя на соломенную крышу, он первым делом вцепился в солому руками и, убедившись в том, что падение не грозит, полежал с минуту, прислушиваясь. Все было спокойно, только на северной стене перекликались дозорные.
   Наемник, удвоив осторожность, пошел по крышам вокруг рыночной площади, забирая западнее. Ювелирный ряд оказалось очень легко отыскать - в свете фонарей вывески над прилавками было видно просто прекрасно. Еще после пары прыжков, подтягиваний и спугнутой кошки, Эур отыскал то, что ему требовалось. А именно - огромный дом, пристроенный вплотную к третьей по счету ювелирной лавке.
   На его крыше Эур предпринял все возможные меры осторожности, контролируя каждый шаг, и обследовал всю крышу по периметру. На противоположном торце он обнаружил крохотный балкончик, точь-в-точь такой, с которого он сам забрался на крышу таверны. Стащив с ног башмаки и засунув их изнутри в рукава, он сполз с крыши и мягко приземлился на терасску. Чуток постоял, вслушиваясь в звуки ночи, обул башмаки и обследовал дверь. Две глухие створки. Лезвие клинка, просунутое между ними быстро натолкнулось на крючок, запирающий створы. Одно легкое движение - и Эур, спрятав клинок обратно, открыл створки. Через пять-шесть ударов сердца его глаза привыкли к почти сплошной темноте и он различил человека, нехотя поднимающегося с постели.
  
   - Озво, ты что-ли? Какого хрена ты ломишься? - примерно такую фразу сказал Мерет (а это был именно он), если опустить мат. Через мгновение он отправился в нокдаун.
   Он тут же поднялся, ощупывая пространство вокруг себя, но от удара ногой в лицо его голова стукнулась об стену затылком и он растянулся на полу.
  
   Эур стянул шляпу с головы и пристроил ее на кровати, где только что изволил почивать Мерет. Закатал рукава, расстегнул камзол, потянулся... Разыскал пару свечей, запалил их. Затем приподнял с пола бренное тело предводителя "головорезов", и убедившись, что тот пришел в сознание, двинул ему коленом промеж ног.
   - Уоооаа!! - исторг было вопль Мерет, но жесткая сухощавая ладонь зажала ему рот.
   - Тихо, не дергайся, - предупредил Эур. - Зарежу, как свинью.
  
   Мерет уставился ему в глаза.
  
   - Да, зарежу, мне не впервой, - кивнул Эур. - И кто потом что докажет?
   - Хыыхооммаа? - был ответ.
   - А, хочешь спросить? - Эур улыбнулся одной стороной рта. Ладонь переместилась со рта на шею. - Ну спрашивай. Только негромко. А не то подрежу. Как свинью, ага.
   - Тебе что надо? - прошипел Мерет.
   - Как это "что"? Такой взрослый и не понимаешь элементарных вещей. Люди на тебя жаловались. Говорят, твои друзья тут никому проходу не дают, а ведь это неправильно, согласись?
   - Какие такие люди?
   - Нехорошо отвечать вопросом на вопрос, - Эур наградил ростовщика ощутимым тычком в живот. - Говорят тебе: люди жалуются. На тебя и твоих. Делаешь гадости, так умей отвечать.
   - Что ты от меня хочешь? - хрип Мерета наконец перешел в нормальный голос.
   - Это любопытная тема для тебя в данный момент, понимаю. Однако, что лично я хочу не должно тебя волновать. Зато вот сейчас я хотел бы от тебя услышать, чего хочешь ты?
  
   Мерет вцепился обеими руками в предплечье, упершееся ему в горло, затравленно зыркнул по сторонам и промолчал.
  
   - Молчишь, да? - Эур глубоко выдохнул. - Ну тогда я выскажу свою версию, не возражаешь?
   Судя по всему, Мерет не возражал.
   - Ты ведь не просто так людей прижимаешь, верно? Ты не просто ростовщик и бандюк по совместительству, ты чего-то хочешь этим добиться. Насколько я понимаю.
  
   Несколько мгновений они молча смотрели друг на друга. Эур продолжил:
   - Почему-то я уверен, что ты затеял что-то крупное. Говоря научным языком, устраиваешь дестабилизацию в городе. Чтобы потом захватить власть. Может не сам, скорее всего, через подставное лицо. И момент выбрал - удачнее некуда. И с деньгами у тебя проблем нет, тебе, наверно, полгорода должны, а? Я даже полагаю, что конечной вашей целью станет отделение от Империи. Ну, что скажешь?
   - А ты догадливый, - медленно и зло проговорил Мерет, выслушав монолог наемника.
   - Ну еще бы! Не ты первый такой, - ухмыльнулся Эур.
   - Ясно. И что ты теперь собираешься делать? Убьешь меня?
   - А ты, я вижу, тоже догадливостью не обделен.
  
   Мерет судорожно сглотнул.
   - Но ты же наемник. Ты не стражник, не имперский солдат. Зачем тебе вообще...
   - Все правильно, - перебил Эур, чувствуя в голосе главаря нарастающую истерику. - Однако, ты упустил одну деталь: гильдия наемников находится под непосредственным покровительством Империи, хотя знают об этом немногие. И несмотря на то, что я не клялся защищать Империю, при присяге, я дал обещание бороться со всеми врагами Империи. Именно этим я сейчас и занимаюсь.
   Эур одним движением выхватил из-под камзола клинок и вбил его Мерету под ребра.
  
   Убедившись, что ростовщик мертв, Эур оттер кровь с клинка и с одежды, спрятал оружие в ножны и немного посозерцал лежащее тело.
   "Был Мерет и не стало Мерета". Наемник даже слегка удивился собственному цинизму, вернул шляпу на положенное место и принялся шарить по комнате.
  
  
   Глава 6. Империя остается позади
  
   Он нашарил немного мелочи и целый ворох бумаг. Бумаги как раз представляли основную ценность. Судя по ним, сам бургомистр Баррета был должен деньги Мерету, и деньги немалые. Кроме того, имелась целая кипа сообщений, в которых значилось, что "головорезы" запугали большинство влиятельных людей города и, если можно так выразиться, склонили их на свою сторону. Эур криво усмехнулся - все, как он и ожидал.
   Наемник настолько увлекся, что не заметил наступившего рассвета. В одном из окон небо приобрело белесый цвет.
   Уже пора было убираться, но тут внимание Эура привлек шум внизу. Там загудело, зашумело, словно потревоженный рой. Уйти через балкон не представлялось возможным - до крыши не допрыгнуть.
   Эур поплевал на ладони и начал спускаться.
  
   Внизу его ждал сюрприз: два десятка вооруженных злых людей.
   Один из них рванулся было наверх, но получив удар ногой, скатился к подножию лестницы.
   Остальные в момент ощетинились ножами.
   Эур даже не дернулся к рукоятям. Много врагов, слишком много. Спасти его могло только бегство. Или хорошо подвешенный язык.
  
   - Братцы! Подождите!
   - Братец твой в сточной канаве подштанники латает, - ответили ему из толпы.
   - Ну пусть так, - вступать в перепалку сейчас никак нельзя. - Вы-то зачем здесь собрались? Меня порешить?
   - А ты как думал! - выкрикнул кто-то из задних рядов.
   - Понял, понял. Тихо, ребята! Меня вы всегда успеете порезать, куда я денусь? Но сначала дайте я кое-что скажу вам!
   Бандит, стоявший впереди остальных, осадил толпу резким взмахом ладони.
   - Говори. Но коротко. Тебе жить осталось совсем ничего.
   - Благодарю, - наемник коротко склонил голову вперед-вбок. - Значит, вы на Мерета работаете, так?
   Тот же бандит смерил наемника бешеным взглядом:
   - И что??!
   - А вот что: наниматель ваш, ребята, задумал весь этот город поднять на уши и сделать независимым.
  
   Бандиты пару секунд молчали, потом принялись обмениваться улыбками: эвона как, а мы-то и не знали! Главный покрутил головой и резко бросил Эуру:
   - Ты, милок, говори, что хотел. Времени у тебя не осталось почти.
  
   Наемник одним прыжком ухватил главного, не ожидавшего такой подлости, за шкирку и приставил лезвие к его горлу.
   - Вот так, дурачки, теперь будем говорить на равных.
   В толпе взлетели вверх ножи и нехотя опали. Бандиты разом загомонили между собой, но Эур разом прервал их громким гнусавым возгласом:
   - Заткнись! Говенная отрыжка!
   Затащил главаря на несколько ступенек вверх и продолжил:
   - Слушайте меня теперь, шелупень козлявая! Ваш дорогой хозяин приказал долго жить, как вы наверно и догадывались! - бурление в толпе пресеклось очередным выкриком. - А сейчас я и вас всех перерезать могу!
   Эур дернул головой, шляпа сползла на затылок и татуировки предстали во всей своей грозности. Толпа загалдела снова, но уже на октаву ниже.
   - Если вы еще не в курсе, то доложу вам: ваш хозяюшка собирался тут устроить кавардак и заграбастать город себе. А! Так вы в курсе? Ну тогда совсем хорошо, - Эур вздернул голову главного вверх и придержал его подбородок клинком. - Тогда слушайте меня. Мне неважно, что вы думаете, поскольку вы просто тупой сброд! Но вот Мерет имел планы по тому, чтоб вас всех спустить в отстойник и отправить весь этот город туда же. Насколько я могу судить, он успешно претворял эти планы в жизнь. В вашу жизнь, придурки, поняли? Чем скорее он дорвался бы до власти, тем скорее вы бы сдохли!
   - Ты че это городишь? - выкрикнул кто-то из толпы.
   - А ты, дурачек, еще не понял? - Эур скорчил рожу настолько злобную, что бандиты чуть не присели. - Вы живете НА ГРАНИЦЕ. Если ты понимаешь, что такое граница. С одной стороны у вас Ченсанд, который и так с Империей связан более номинально, чем по делу, с другой - горы, с севера - Лейвир, а на западе Порубежье. Вот теперь слушай внимательно!
  
   Бандиты начали переглядываться.
  
   - За дураков нас держишь?
   - Ха, да вам-то уж не привыкать, - обидно усмехнулся Эур. - Вас уже поимели вовсю, а вы еще и близко не поняли!
   Не давая возразить, он продолжил:
   - Слушайте сюда, че вы все галдите, как дети прямо! Ну вот подумайте сами: отделитесь вы от Империи... Если вам дадут это сделать. Вот прогоните вы стражу, перетянете чиновников на свою сторону, но сколько это продлится? Месяц от силы, может полтора, а потом? Об этом вы не задумывались? Пришлют корпус, вас всех переловят и повесят, ваших друзей повесят, друзей друзей - туда же, еще сотни две невиновных перевешают для острастки, семьи ваши отправят на восток камень рубить, а там ведь живут года полтора-два, и то если повезет. Этого вы хотите?
  
   Напряженное молчание провисело недолго, Эур нащупал подход и отпускать его не собирался.
  
   - Ладно, допустим, вам повезет и Империя вас оставит в покое. Такое, конечно, совсем маловероятно. Если только во всей стране случиться неурожай, наводнение и две-три войны одновременно, то да, в этом случае вас оставят в покое. А дальше что? - Эур выдержал паузу. - А вот что, буйные вы мои: вас ждет война. Лейвир может на вас и не покусится, им и без того несладко, но зато из Порубежья можете ждать гостей сию же минуту. Почему? Потому как вы сами станете частью Порубежья в тот самый момент, как только Империя плюнет на вас и пошлет вас подальше. И вы сразу же получите войну. Не такую, как обычно: набеги на Лейвир, стычки на границе. Нет, война вам будет полная.
   - Ну и что? Повоюем! - выкрикнул кто-то из бандитов и толпа разом оживилась.
   Эур снова подержал паузу.
   - Повоюете? О, да, это-то вы умеете, верно? Вы ведь не только беззащитных граждан обдираете, вы еще и воины мирового уровня, да? - наемник вновь оскорбительно осклабился и поудобнее прихватил главаря. Словно обращаясь к самому себе, добавил - Вояки, а? Знаете, война представляется заманчивой только тому, кто сам никогда не воевал! А вы были в Порубежье? Были вы там, я вас спрашиваю?! Нет, не на границе, а в самых дебрях?! Где и две сотни шагов не сделаешь без оружия?! Где воюют круглый год, причем без правил, кто первый воткнул нож в спину, тот и прав?! Где еще и орки через каждые три года набегают с севера?! Вы ТАМ были??!!
  
   Он уже орал чуть не на пределе голосовых связок, а бандиты, оробев, скукожились, осунулись и даже не пытались возразить против.
   - Не были?! Я так и знал! А я вот был! Причем не один раз!!! - он был в Порубежье дважды, так что тут не было никакого обмана. - Там убивают на завтрак, убивают на обед и за ужином еще предают. Вот вы повоевать собрались, да? И как, интересно? Из вас хоть один смыслит в осадном деле? Да у вас стены разваливаются, дебилы вы! Я сам вчера видел! Там и обстреливать не надо, один здоровяк разбежится и долбанет лбом - вот и посыпется ваша стенка! Это не смешно даже! Ну пусть не так, так все одно, подойдут, зажгут город с одной стороны, а пока вы тут будете метаться и глазеть, с другой стороны лестницы приставят и влезут, вот и плакал ваш независимый Баррет!! А что вы сможете противопоставить им? ТАМ, в Порубежье, настоящие воины, они с пяти лет из луков стреляют и топором рубят, а что можете вы, крысы?!!
  
   Бандиты зашумели довольно зло, но единства среди них уже не было.
  
   - Эх вы! Я тут вашего начальника держу за горло, а вы как тряпки! А еще город собрались захватывать! - Эур едва удержался от того, чтобы сплюнуть. - Да вас таких порубежные бурграфы размажут на следующий же день и даже не заметят.
  
   Он убрал клинок под камзол и отпихнул от себя главаря так, что тот врезался в толпу и едва не увлек пару человек с собой на пол.
   - Короче! Что вы будете делать с этим городом и со своими жизнями - это решать вам. Но у меня есть, что вам сообщить, если вы все-же решили добиться независимости так или иначе. Первая новость, как обычно, плохая - вам будет очень хреново. И вторая новость, хорошая - это очень быстро закончится!
   Эур оглядел толпу. Агрессивность с нее снесло, как ветром. Теперь перед ним стояли два десятка мужиков, поставленных перед жестокой действительностью.
   - Ну что ж, я, пожалуй, сказал все, что хотел. Теперь вам решать, - раздельно произнес он. И двинувшись к выходу, бросил напоследок: - Человека вашего похороните. Наверху он лежит.
  
   Эур запахнул камзол и вышел, не оглядываясь. За ним никто не следовал. Он вышел через дворы на рыночную площадь - солнце уже вставало. Перепрыгивая через грязные лужи, он дошел до таверны, окинул взглядом труп у окна, постучал условным знаком в дверь. Заспанный охотник открыл дверь.
   - Ну как там?
   - Да все прекрасно, - широко улыбнулся наемник. - Хотели меня порешить, но я же профессионал!
   - Это я вижу, - Дард улыбнулся в ответ.
   - Ну так! Ты ступай, пройдись по городу, послушай, что народ гутарит, это важно. А я пока приведу себя в порядок.
  
   Дард набросил на плечи свой полукафтан, тул с луком и выскользнул в дверь.
   Эур же заказал у хозяев лохань с горячей водой, отмылся, сожалея, что нечем сбрить прущую на лице щетину. Переоделся в свою одежду и завалился на койку.
  
   Проспал он не более двух часов - какие-то тревожные предчувствия тревожили его во сне постоянно. Поднявшись, Эур достал амулет. Самое время свериться с путеводителем.
   Он аккуратно уложил его на стол, потер поверхность камня, пока не увидел внутри колышашуюся муть. Сейчас! Наемник тихонько произнес заклинание, которому его обучили маги в Леенане. Муть в камне продолжала сгущаться. Он обхватил амулет ладонями и проговорил заклинание снова. На этот раз суеверть в камне застыла и начала неспешно разползаться. С одного края появилась колышущаяся темно-серая точка. Она темнела и темнела, пока не стала совсем иссиня-черной, а затем синей. Из синей она превратилась в фиолетовую, затем в бордовую, красную и закончила оранжевой. И замерла.
   Эур осторожно привстал, выглянул в окно. Точка находилась на "западном" окоеме камня.
   "От жеж матерь вашу! И мне теперь в это же Порубежье придется топать", наемник тяжко выдохнул. "Ну просто здорово! Там самому бы выжить, а уж другого человека найти... Даже если найдешь, как потом-то?" Эур почувствовал, как в бороде пробиваются седые волосы. Громко и нецензурно выбранился.
   Но... Контракт есть контракт. Он спрятал амулет обратно под одежду.
   Как раз то, чего он и боялся - запад. На западе находится Порубежье, тот самый край, которым он только что стращал бандитов. Одно дело пробраться через Порубежье к портовому городу и сесть на корбль, готовый увезти тебя подальше от этого скопища психов. Совсем другое дело - сновать по графствам в поисках одного человека, рискуя жизнью каждую минуту.
  
   Эур полежал еще немного на постели, собираясь с мыслями. И с силами.
   Поднялся, рассовал все вещи по карманам, амулет на шею, подтянул перевязь с клинками. Выглянул в коридор - труп уже пропал. "Хорошо работают. Ну что ж, не моя проблема все-таки", ухмыльнулся он про себя и, тяжело припечатывая каблуками, спустился в общий зал.
  
   Внизу разогревалась группа музыкантов. Для них расчистили угол сбоку от входа - хозяин, видимо, пытался отмазаться за провороненное ночное нападение.
   Не особо обращая на них внимание, Эур подошел к стойке и заказал немного пожевать. Ему достались сыр и три ломтя копченого мяса. Он принялся было за мясо, раздумывая, не взять-ли чего смочить горло, но тут музыканты заиграли и внимание полностью переключилось на них.
   Первым начал барабанщик тяжелым ритмом, потом подключились лютня и флейта. Эур застыл с куском сыра в зубах - мелодия выходила настолько сумрачная и зловещая, но в то же время динамичная, увлекающая, что почти никто в зале не остался безучастным, разговоры притихли, все взгляды обратились в угол музыкантов. А те, похоже, наслаждались своим творением, не обращая никакого внимания на окружающих.
  
   Эур поймал себя на том, что начал чувствовать что-то мрачное и это мрачное ему совсем не понравилось. Была-ли тому причиной музыка или что-то иное, не понять.
   Он заглотил последний кусок сыра и обернулся к хозяину, чтобы попросить выпивки, но в этот самый момент с улицы донеслись панические крики, прорвавшиеся сквозь игру музыкантов и тяжелую дверь. Эур напрягся. Почти сразу же дверь распахнулась и в проеме появился мертвенно бледный Дард. Все взоры сразу же перескочили на него. Музыка прервалась. А он сделал лишь шаг вперед. И рухнул.
  
   В его спине торчали две стрелы с черным оперением. Судя по их форме, это были стрелы для лука и они вошли глубоко, едва не насквозь. Наемник рванулся к другу, попытался приподнять его, но Дард только повернул голову в его сторону, выплюнул кровь и прохрипел:
   - Это "Ждущие ночи". Они здесь. Беги.
   - Где, где они?!! - Эур сорвался на фальцет.
   - За трактиром, в переулке... - прошептал Дард.
   Тело охотника обмякло. Эур стиснул зубы так, что зарябило в глазах. Уложил тело друга на пол и выпрыгнул наружу, лихорадочно зыркнул в обе стороны, отскочил к стене трактира. Прохожие жались по сторонам, гомонили и указывали пальцами на разверзстую дверь корчмы.
   В дальнем конце улицы что-то черное мелькнуло и исчезло в переулке. Наемник хотел уже броситься туда, но сразу осознал, что это не выход, а скорее шанс схлопотать стрелу самому. К тому же, это могло быть и черное платье богатой горожанки. Он едва не взвыл от бессилия. Заскочил обратно в зал. Дард лежал на боку, его лицо не выражало ничего, разве что какое-то едва заметное неземное облегчение.
  
   Северянин опустился на колени, закрыл глаза охотника и прошептал последнее напутствие, каким обычно прощались с успошими в родном племени:
   - Да сбудутся все твои желания в благословенном краю Тиарн, друг. Мы встретимся там.
  
   Он поднялся на ноги. Люди, наблюдавшие за ним, поспешно отвернулись - взгляд Эура выражал такую дикую злобу, что любой незнакомый человек прочел бы в его глазах свой смертный приговор. Однако это выражение схлынуло так же быстро, как и пришло.
   Наемник начал действовать. Первым делом он подскочил к хозяину и швырнул на стойку золотой фондер, который незамедлительно срикошетил и улетел бы очень далеко, если бы Эур тут же не прижал его ладонью к доске.
   - Это на похороны моего друга. Ясно? Похороните его с почестями, он это заслужил, - северянин говорил негромко, но убийственно-ледяным тоном, так, что хозяин покрылся испариной. И быстро-быстро закивал.
  
   Эур взбежал наверх, перепрыгивая через две ступени, сграбастал свою заплечую торбу и слетел вниз. Люди поспешно расходились. Эур поймал хозяина за отворот воротника. Глаза у того бегали и прыгали по сторонам, паника была не за горами. Наемник зашептал:
   - Черт, хорошо же у вас тут стража работает! Неплохой городок вообще! - видя, что хозяин вот-вот завопит благим матом, он сбавил натиск. - Неважно, ты здесь ни причем, успокойся. Выведи меня через заднюю дверь. Ну!
   Трактирщик, мелко трясясь, указал ему на проем, ведущий на кухню. Эур понял, что большего ему не добиться, рванулся в указанном направлении. Проскочив кухню, он нашел и дверь, ведущую во двор. Едва не выбежав туда, он вдруг притормозил, огляделся. Бежать просто так, с пустым мешком, не стоило.
   В кухне что-то шипело и шкварилось на очаге, молоденькая служанка, замерев, таращилась на него широко распахнутыми глазами. Эур осмотрелся пристальнее - на одном из столов лежали окорок и зрелый арбуз, явно доставленный из южных краев.
   - Так, вот это я беру! - он высыпал на стол почти все медяки, имевшиеся в кармане, затолкал арбуз в торбу, сверху сунул окорок, затянул горловину.
   Девочка-служанка лишь робко кивнула, не переставая разглядывать наемника огромными глазищами.
  
   Эур выбежал во двор и побежал вдоль ограды, пригибаясь. Добежав до кустов, он пристально осмотрел ближайшие окна и крыши. Ничего подозрительного. Он перепрыгнул изгородь и помчался по переулку.
   "Говорили же, что они достанут рано или поздно, так нет, начал геройствовать", наемник пока еще не отдавал себе отчет в том, что погиб Дард. Сознание отказывалось мириться с этим. Он потерял немало друзей в походах и боях, но привыкнуть к этому до сих пор не представлялось возможным. Вот человек, идет с тобой день, другой, третий. Потом миг - и его нет. Эур слышал от ветеранов, что расстаться бывает тяжелее, чем увидеть смерть. Сам он так не считал.
   Пока он пытался осознать это, ноги вынесли его к северным воротам. Тут царила суматоха, как обычно. Эур выбрался из ворот и быстрым шагом двинулся в западную сторону, держась в тени стен.
   Не дойдя немного до западного тракта, он свернул и побежал, стараясь держаться вдоль дороги. Некоторое время он замечал на себе удивленные взгляды путников, но чем больше он удалялся от города, тем пустыннее становился тракт. Эур не сбавлял темп, перемахивая через канавы и буераки, пока не добежал до подлеска. Там он остановился и отдышался, разглядывая местность вокруг. Вот тут бы пригодился охотник с его непревзойденным умением находить путь в лесах. Но он мертв.
  
   "Нет, нет! Не думать об этом! Не думать. А как не думать, когда его собственная бравада привела к этому? Зато теперь городу не угрожает переворот или, того пуще, гражданская война. Но что важнее - город Империи или жизнь друга? Тьфу, чтоб вас всех пропасть поглотила!", северянин грязно выругался на родном языке и ударом ноги сломал молодое деревце. Продолжая крыть весь свет бранью, но уже вполголоса, он углублялся в подлесок, пока кустарник не стал совсем непроходимым.
  
   Тогда Эур свернул к югу и выбрался на дорогу. Осторожно. Оглядевшись - острое зрение досталось ему по наследству, все мужчины из его рода видели великолепно - он пересек тракт и двинулся через лес по южную сторону дороги, благо здесь было пореже. Лиственные деревья уступили место хвойным, хоть и ненадолго, но это тоже было подспорьем, в сосновом лесу ничто не препятствует путнику. Найдя небольшой овражек, Эур улегся в развилку корней могучей старой сосны передохнуть и сам не заметил, как задремал.
   Очнувшись, он едва не разбил свою голову об ствол дерева за такую расслабуху, однако быстро успокоился, подсчитав произшедшие события. Последние сутки вымотали его не на шутку, а ведь он не спал уже почти три дня, если не считать отключку у кентавров. Теперь солнце уже висело на западе и било прямо в левый глаз.
   Эур зашагал дальше на запад со всей прытью, на какую был способен. Пересек прогалину, за которой вновь начинался лиственный лес и тут что кольнуло внутри, где-то между спиной и животом. В любом другом случае он не придал бы этому никакого значения, но тут от этого укола в душе зашевелилось что-то мрачное, мерзкое, как тогда, при звуках музыки.
   Забравшись в подлесок, наемник осторожно, как учил Дард, глянул из кустов на прогалину. Там, на дальнем краю, из леса показались три черные фигуры. Эур протер глаза и посмотрел вновь. Силуэты двигались, пригнувшись к земле, причем один, средний, явно подавал другим сигналы жестами.
  
   "Настырные вы, однако", подумал северянин, отползая в глубь леса. В тот же миг у него появилась задумка. С низкого старта он рванулся в чащобу.
   Солнце садилось. В лесу царил полный мрак. На найденной опушке Эур развел небольшой костер.
  
  
   Трое воинов из секты "Ждущие ночи" пробирались через лес, бесшумно, как полагается. Огромная луна светила ярко, как по заказу. Старший адепт шел в центре, двое других двигались по обе стороны от него, на расстоянии видимости, следя за знаками старшего. Они были не столь опытны, их вооружение составляли луки и длинные ножи, тогда как адепт мог похвастать ритуальной секирой - страшное оружие, не уступающее в точности плотницкому инструменту и в силе лейвирскому боевому топору.
   В темноте они не могли обмениваться жестами, их место занял легкий посвист. Однако они почти одновременно заметили пламя костра.
  
   Тупой наемник облегчил им их труды. Надо же чувствовать себя так вольготно в незнакомом лесу! Видно, жизнь его ничему не научила. Нет бы бежать без оглядки к пограничным патрулям, так он решил отдыхать. Прекрасно! Тогда, на дороге в Баррет, ему удалось проскочить. Теперь он уже не уйдет. Ночь всегда брала свое. Возьмет и в этот раз.
  
   Двое бойцов достали луки, но старший пресек эти глупости. Жертва умрет от удара ритуальным топором. Зря что-ли они столько бегали? Легонько похлопав по плечам воинов, старший начал красться к костру.
   Вот и он. Все в точности, плащ, шляпа, воротник поднят. Судя по движениям рук, что-то ест. Думает наверно, что убежал. Куда ты убежишь от судьбы?
  
   Старший заходил наемнику со спины, контролируя каждый шаг. Двое воинов крались по бокам со всей возможной осторожностью. В темноте ногу надо ставить плавно, в любой момент быть готовому сдвинуть ее. Хрустнет ветка - считай все пропало. Как наемник умеет биться все знают. Не простой это наемник. Боец высшего ранга. Но вот в лесах он не приучен ходить, а воины Ночи всю жизнь в них провели.
   Вот двое младших выбрались на опушку и замерли, приготовив ножи на всякий случай. Наемник вытянул руки к костру, греется. Пускай греется, подождем. Вот он полез в мешок за чем-то. Да зачем? Что мертвому надо? Адепт сделал два шага вперед и вынул секиру. Вот наемник отбросил мешок и начал что-то разглядывать. Костер отбросил блики на лицо воина справа.
  
   Старший шагнул вперед, секира, гудя, разрезала воздух.
  
   И разрубила шляпу вместе с арбузом под ней. Сладкие брызги взлетели в воздух.
  
   Эур мгновенно вскочил, разворачиваясь. И один из его клинков вонзился под челюсть старшему, пробив мозг и упершись в череп изнутри.
   Оставив оружие в падающем теле, он метнул второй клинок броском снизу, рукоятью вперед. Меч, разворачиваясь в полете, вошел под ребра тому сектанту, что стоял слева от старшего. Эур, не отвлекаясь, шагнул к оставшемуся в живых. Тот, отбросив нож, уже доставал лук. Неопытный, ха-ха. Какой тут лук? Да и нож бы ему не помог.
   Наемник просто и страшно ударил носком сапога в солнечное сплетение. Сектант сполз на землю, безуспешно пытаясь восстановить дыхание. Эур подобрал упавший нож. Поднял на ноги задыхающегося сектанта. Сорвал с него плащ и забил одним краем тому в глотку.
   - Вот так, теперь смотри, - в глазах северянина бушевало ледяное пламя.
   Он повалил сектанта на землю.
   - Думаешь, почему я спину держал открытой? А вот сам догадайся. Хотя могу подсказать. Кто не рискует, того не хоронят в гробу из красного дерева. Понял?
   Эур одним взмахом рассек руку сектанта вдоль. Тот хотел бы и заорать, но кляп сдерживал его, да и наемник навалился на него всем телом.
   Теперь Эур провел лезвием ножа по кости предплечья. Глаза сектанта уже вылезли на лоб, хотя, казалось, что это невозможно.
   - Это вам за Дарда.
   Наемник перехватил нож и вонзил его сектанту в пах.
   - Это за Империю, которой вы гадите регулярно. Ну а это от меня, - и он воткнул нож в горло бойцу Ночи, пришпилив его к земле.
  
   Эур поднялся. Костер умирал. Подкинув еще веток, он вытащил из убитых свои клинки, обтер кровь с лезвий и прокалил их над огнем, чисто из брезгливости. Вбросил их в ножны. Обыскал убитых, найдя на теле старшего кошель с серебром. Удовлетворенно хмыкнув, сунул его в карман. Собрал оружие напавших в один сверток, обвязал его тетивой от лука и оттащил в заросли. Возвращаясь, нагреб еще хвороста с земли.
   С печалью повертел в руках свою старую шляпу, разрубленную надвое. И кинул ее на растерзание языкам пламени. Впрочем, следовало поторапливаться - никогда не знаешь, кого еще может привлечь такой яркий свет в ночном лесу.
   Стащил все три тела к костру, щедро обсыпал их хворостом и закидал горящими головешками со всех сторон. Собрал хвороста с поляны, добавил в погребальный огонь. И, не спеша, принялся продираться сквозь лесные заросли к пограничной заставе.
  
  
   Дозорный солдат вздрогнул и взял копье на изготовку, когда к нему в свет факелов из темноты вышел высокий светловолосый человек, с мешком за плечами и густой щетиной на лице. Однако, у того не было оружия, кроме того, он шел со стороны Империи. А когда солдат разглядел татуировки на висках незнакомца, то сразу приставил копье к ноге и застыл с подобострастным выражением на лице.
  
   - Где капитан? - спросил Эур без лишних прелюдий.
   - Должен быть там, - часовой вытянул руку в сторону.
   Северянин миновал еще нескольких караульных, прежде чем нашел сторожку. На стук вышел крупный черноволосый человек с невыразительным лицом, продрал глаза и воззрился на Эура.
   - Чем могу быть полезен?
   - Капитан заставы, я полагаю?
   - Он самый, - буркнул капитан.
   - А я-то надеялся застать вас за обходом патрулей.
   - Да что тут обходить? Застава крохотная, как мышиный...
   - Спокойнее, капитан! Я тут не за этим, - наемник вытащил из распоротого потайного кармана листик бумаги, сложенный вчетверо и протянул военному. Тот развернул его и увидел оттиск символа имперского совета - скрещеные меч и перо на фоне наковальни. Императорский герб можно найти всюду, но вот символ совета для праздных целей никогда не используют.
   - Я полностью в вашем распоряжении, господин ...?
   - Бросьте, капитан. Я такой же солдат, как и вы. Всего лишь хотел, чтобы вы убедились, что я вас не обманываю.
   - Это я и так вижу, - еще бы, татуировки говорят сами за себя.
   - У меня задание в Порубежье. Знаю, звучит странно, особенно в наши дни. Но тем не менее, прошу вас посодействовать.
   - Конечно, что угодно...
   - Угодно немного: еды дня на два и запасной плащ. Это все.
   - Сию секунду! - капитан нашел лампу в сторожке, выбежал наружу и запалил ее от огня факела, вернулся в сторожку и жестом пригласил Эура внутрь.
  
   В сторожке нашлись и плащ, и провизия. Имелась даже карта ближайших населенных пунктов Порубежья. Правда, кто знает, сколько ей лет, карте этой?
   Капитан предложил наемнику остаться до утра, тем более что в сторожке имелось целых четыре койки, но тот отказался, сославшись на то, что "дела не ждут", лишь попросил проводить его до границы.
   Капитан отвел Эура к кустам за сторожкой. Продравшись через кустарник, они вышли на дорогу, что уходила на запад, теряясь в темноте. Здесь же стояли несколько часовых.
  
   - Первые пара лиг вполне безопасны, к заставе никто не суется. Но дальше может случиться все, что угодно. Все-таки уверены, что не хотите заночевать здесь?
   - Спасибо еще раз за предложение, но я пойду, пожалуй, - Эур вгляделся в темноту. Потом развернулся к капитану:
   - Один небольшой совет: ваши часовые стоят в свете факелов. Это неправильно. Их видно издалека, а они не видят ничего в темноте.
   - Мда?
   - Ну конечно же. Перенесите факелы чуть дальше, а часовые пусть стоят на неосвещенном пространстве.
   - Это хорошая мысль. Ну а если они там спать удумают?
   - Вот за это мудохайте их нещадно! Вы тут капитан, или кто? Не мне ж вас учить, как обращаться с подчиненными.
   Капитан широко улыбнулся. Наемник похлопал его по плечу и зашагал во мрак.
  
  
  
  
  
   ______________________________________________________________________________________

Про ударения.
  
   Вей'йа - ударение на Е
   Эур - ударение на Э. Впрочем, если вам больше по душе делать ударение на У в этом имени, то я не стану возражать.
   Ченсанд - ударение на А
   Леенан - ударение на первое Е
   Тервисетула - ударение на У
   Кнеллон - ударение на Е
   Брезас - ударение на Е
   Ферутан - ударение на А
   Иолон - ударение на И
   Итнарон - ударение на И
   Беранто - ударение на А
   Орвелон - ударение на последнее О
   Баррет - ударение на А
   Дэхзагун - ударение на У
   Адраэр - ударение на второе А
   Хессерн - ударение на первое Е
   Шео - ударение на Е
   Лейвир - ударение на И
   Мендар - ударение на А
   Тангорский хребет - ударение на О
   Карадвэ - ударение на второе А
   Кормеголл - ударение на первое О
   Аллод - ударение на О
   Хошто - ударение на первое О
   Скогга - ударение на О
   Токша - ударение на О
   Мерет - ударение на второе Е
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"