Клыков Тимофей Кирсанович: другие произведения.

Зелёный щит

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:
    Повесть о маге воздуха.


  
   Я пришёл в посёлок с восходом солнца. По пути сюда загнал двух лошадей -- так торопился. Мой путь лежит дальше -- в город Ротос, что находится в семи лигах дальше на север за этим селением. Дорожная еда давно уже как закончилась, и в кармане не было ни гроша. Разбудив трактирщика, я попросил покормить в долг. Осмотрев с головы до ног, он назвал меня бродягой и крепко запер дверь перед самым носом. Дальняя дорога и сокращение пути через густой лес превратили мою не такую уж и новую одежду в сплошные лохмотья.
   Сидя на земле и прислонившись к шершавой каменной стене, я размышлял о нелёгкой жизни без денег. Внезапно хлынул ливень. Из-за усталости не захотел вставать. Тяжелые капли забарабанили по крышам. Дождь недолго лил, но всё же успел промочить меня насквозь. Подул сильный ветер. От холода я громко застучал зубами. Поднявшись с земли, собрался уже искать укрытие, но заметил идущую в мою сторону девочку. Приблизившись, она принялась изучать со своей детской непосредственностью. Взгляд весёлых голубых глаз солнечными лучиками прошёлся по мне. Её волосы цвета спелой пшеницы были сплетены в две прелестные косички. Лёгкое жёлтое платьице в зелёный горошек умилительно смотрелось на ней.
   -- Дяденька, а вы не замёрзли?
   Я отрицательно покачал головой, хотя мой вид говорил об обратном.
   -- А пойдёмте к нам в гости.... -- не дожидаясь, взяла меня за руку и повела к себе в дом...
  
   Затянутое тучами небо, как будто отражало ночную пустыню - те же бесконечные тёмные зыбучие барханы, что грозно глядели с высоты. Вот на гребне взбитой тучи на миг показалась молния, словно длинная небесная змея. Она ослепительно-белой кожей озарила всё кругом и вновь исчезла во впадине. Ужасный грохот прокатился по небу, и какое-то сильное давление внезапно сжало всё живое, но потом отпустило.
   Вскоре все молнии затерялись вдали, и лишь мрачная пустыня тяготела наверху. Беспокойство висело в воздухе и, точно дурной сон, пыталось сковать каждого. Взъерошенные птахи тревожно галдели и метались по небу...
   С южной стороны к посёлку приближалось нечто. Оно, словно волны мрака, надвигалось неспешно и неотвратимо. Это нечто оставляло после себя, лишь жуткие ряды заживо погребённых людей в статуях.
   Имя этому ужасу - банда разбойников "Неуловимые". Хоть она и немногочисленна, но страшными кровавыми вылазками запугала многих и вскоре стала самой опасной во всей стране...
  
   Широкий и пустынный тракт раскинулся в степи. По левой стороне шумел мутный поток в овраге, а по правой шалил ветер на просторе, порой пригибал траву к земле так, словно проходил по ней расчёской. Степь была полна прозрачными слезами, что тускло блестели. Над дорогой смерено клонили свои маковки ярко-алые маки и солнцеподобные нежные ромашки, а так же изредка нависал сухими ветками скукоженный карагач. Повсюду был разлит душистый и терпкий аромат полевых цветов, а иногда сильным сладким запахом в лицо дышала колючая джида.
   По тракту, малой кучкой, шли разбойники. Трое из них резко выделялись, так как сидели на лошадях. Это верхушка разбойников старательно выделалась и показывала всем своё превосходство.
   Маг Грул, которого за спиной называли "Каменный мучитель", возбуждался только от одной мысли, как с помощью заклинаний будет мучить никчёмных людишек. Он приходил в восторг, когда медленно убивал. Любимое дело - это превращать людей в каменные марионетки и заставлять тех совершать невозможные для человека движения. Пойманные в ловушку люди не могли даже подать и голоса, и молча страдали от безумной боли.
   Одно злило мага: без разрешения Рета ему нельзя начинать свою кровавую пьесу!!!
   Предводитель Рет носил чёрную рубашку с серебряным воротом. Сам же был высок, узок в плечах и блистал ровной бородкой, которую отрастил в надежде походить на аристократа.
   Сейчас он наяву грезил: как на балу (им же устроенным) неспешно, даже важно вёл беседу с маркизом. Кругом одни аристократы, которые щеголяли шикарными нарядами. Звучала музыка, и люди парами изящно кружились по залу. Но не все танцевали, некоторые разговаривали в полумраке широких мраморных колонн, что были обвиты до потолка живыми тонкими побегами с раскрытыми синими бутонами, будто покрытые инеем. Рет с маркизом возвышались над всеми, стоя на небольшом балкончике с изящными перилами и округлыми поручнями из слоновой кости. Отсюда ему открывался весь вид снизу. В руке Рет держал золотой кубок с дорогим вином и внимал, как маркиз старательно приглашает его на охоту...
   А ведь такая сладкая мечта может вскоре осуществиться. Осталось всего ничего: распотрошить несколько поселений и караванов!..
   Бывший егерь Сокол -- единственный кто оставался равнодушным к будущему разбою. С приобретением артефактного оружия и магической защиты, его радовало лишь убийство молодых и глупых магов. Он наслаждался их страхом перед обычным человеком...
   Многие, озлобленные из-за холодного ветра и жидкой грязи на дороге, громко ругались. Некоторые вымещали злость на растениях. После них на тракте лежали срубленные головы цветов, а с краю торчали изувеченные деревья.
   Мать-природа не могла себя защитить от диких людей, зато за неё заступались другие.
   Вот вольный ветерок сорвал широкополую соломенную шляпу с тощего, как жердинка разбойника, наряженный в просторную белую рубаху и тёмные шаровары.
   Тот ещё долго за ней гнался, пока она не опустилась в самую жижу посредь дороги.
   - Кретин!.. - не выдержал глава разбойников. - Зачем этому дурню, нужна такая нелепая шляпа?.. Ох, и он у меня в ватаге! - Расстроено качал головой Рет.
   Спустя некоторое время позади банды послышался крик. Из кустов красного бобовника вышел разбойник со спущенными штанами и огромные глазами, будто два блюдца.
   - М-м-меня, - заикался и испугано дрожал пухлый, как хомячок разбойник, - у-у-укусила змея. Вот здесь, - ткнул он пальцем в ягодицу.
   Грянул дружный хохот.
   - М-м-мне к-к-кто-нибудь п-п-поможет?.. - окинул он всех взглядом полным надеждой.
   Прогремел второй залп хохота.
   Пока все ржали, как кони низкорослый степняк исчез в кустах.
   - Не боись! Там, где ты нагадил, на дереве и вблизь него одни неядовитые змеи: шахматные да желтопузики, - подбодрил толстячка, степняк-разбойник, который только что вернулся. - Вот же любитель присаживаться под ароматной джидой. А то, что её так любят змеи ты, конечно, не знал? Ладно, считай себя счастливчиком!
   Степняк едко усмехнулся и потопал дальше. Внезапно остановился, обернулся и добавил:
   - Ты хоть штаны натяни...
   Вскоре показалось село, и разбойники с гиканьем устремились вперёд...
  

***

   Как только я переступил порог дома, то девочка закричала:
   - Мама!..
   И буквально сразу же справа открылась голубая деревянная дверь. Из комнаты к нам вышла невысокая дородная женщина. На щеках красовались веснушки, а русые волосы были стянуты цветным платком. Её лицо излучало какое-то особое сияние. Мне от него в душе стало хорошо и умиротворенно, точно я очутился на лугу, среди моря подсолнухов.
   Хозяйка дома медленно вытирала мокрые руки о край тёмного передника.
   - Доча, может познакомишь с гостем?
   - Вы меня извините, что вошёл без приглашения!.. - решил я вмешаться, - Люди прозвали меня "Зелёный щит", от собственного имени я давно как отрёкся. Я - простой странник. Путешествую по свету и иногда помогаю людям, когда они попадают в беду. Недавно попал под...
   - Мам, - перебила меня девочка, - я заметила, как бедный дяденька промок и дрожал от холода. Я захотела ему помочь и позвала к нам, чтобы он согрелся.
   - Какая ты у меня добрая - сокровище моё!
   Мать с нежностью посмотрела на дочурку. Девочка аж зарделась от похвалы.
   Хозяйка радушно улыбнулась мне и представилась Рисаной. Она заставила переодеться в одежду мужа, которого не было дома, а мои лохмотья повесила сушиться над печкой и продолжила хлопотать по кухни.
   Я присел на кортачки возле печи и грелся: протягивал руки ближе к жаркому пламени и поворачивался к нему то одним боком, то другим. Вскоре жар уже обжигал лицо и руки, но спине и ногам было холодно. Я терпеливо ждал, когда полностью согреюсь.
   Ярко-оранжевые язычки пламени жадно облизывали поленья, а иногда наружу высовывались огненные лисьи мордочки. Они словно пытались сбежать, вырваться из этой тёмной и тесной печурки.
   Часто с треском отслаивались щепки, вспыхивали и разлетались искорки. Дым клубами спешно улетал в дымовник.
   Вот по телу пробежала горячая волна, и я расслабился. Мир вокруг будто бы озарился добрым и ярким светом. Начало клонить в сон, захотелось есть. Чтобы не уснуть на месте, прислушался к щебету Лисии, которая по доброте своей привела меня в гости.
   Она стояла слева, совсем рядом от меня, и с жаром делилась впечатлениями: как её предупредили ласточки о приближающем дожде; как забавно выглядел мокрый и взъерошенный воробушек на ветке дерева... Порой от переизбытка чувств - размахивала руками и даже немного подпрыгивала на месте.
   Я с удовольствием её слушал. Детская речь - отрада для моей измученной души!
   Хозяйка вежливо оттеснила меня и осторожно сняла закрытый котел, наполовину погруженный, с печки. Из отверстия тут же вверх вырвалась маковка пламени - настолько тому было тесно в печи.
   - Поёдёмте обедать, присаживайтесь к столу, - позвала нас заботливая Рисана.
   Мы с радостью поспешили к столу, примкнутому левой стороной к стене. Я сел на мощный, грубо сколоченный стул. К несчастью, прислониться к спинке стула не мог: торчали мелкие, острые осколыши. Сквозь рубаху я их прекрасно чувствовал - так больно кололись! Приходилось держать статную и прямую осанку, словно я потомственный дворянин.
   - Ух ты! Мням-мням!.. Какой вкусный супчик!!! - Лисия села напротив меня и спиной к двери. Она заманчиво наворачивала суп деревянной ложкой, а когда глотала, то жмурилась от удовольствия.
   - Просто божественный суп! - громко вырвалось у меня, хотя и отведал всего несколько ложек.
   Слегка острый, он вначале обжигал нёбо и язык, но вскоре я привык. Терпкая и пряная похлёбка на вкус была немного необычна, а что-то ещё давала ей тот замечательный смак: невозможно было остановиться, пока не заскрёб ложкой по дну округлой чаши.
   Из небольшой кружки отпил немного на пробу душистый ягодный напиток. Прохлада нежно прокатилась в самое чрево. Маленькими глотками я растягивал удовольствие.
   Оглянулся по сторонам и заметил Рисану, которая почему-то с нами не трапезничала - замешивала тесто в широком глиняном горшочке (скорее всего на блины). Вот она на миг остановилась и посмотрела на нас. И столько у неё во взоре было сердечной теплоты, доброты и заботы, что моё сердце радостно затрепетало, оттого что такие люди есть на свете!..
   Так мы мирно трапезничали, как вдруг кто-то с шумом открыл входную дверь! Послышались тяжёлые шаги... и в кухню ввалился ВЕЛИКАН!
   Нет, показалось, это был человек, но огромный! Такой же, как горный великан Бол-Бол, только без двух нижних клыков, что оттопыривали губу и почти доставали до носа. В остальном такой же: грузный, длиннющие руки, глаза навыкате. Голова, как котёл! Лохматые сальные волосы, нос картошкой и куцая бородка, похожая на пучок острых игл!
   Что по-настоящему пугало, так это его глаза! Помертвелый правый глаз, мутно-белый, неподвижно глядел вперёд. А вот второй, наоборот - безумно скакал в глазнице.
   - Ой... - испугалась Рисана и уронила горшочек с тестом на пол. Тот не разбился, хоть и упал на бок, немного прокатился и остановился. Жидкое тесто быстро расплывалось белой лужицей по полу ...
   -Хо, нежное мясо... Мой топор любит такое! - прогрохотал "великан" и улыбнулся.
   От такой мрачной и дьявольской улыбки - даже я вздрогнул. Рисана, как испуганная лань, затряслась всем телом. Её трясло сильнее, чем листик в бурю...
   Верзила, как некое чудище, буравил нас взглядом. Какая-та тяжесть начала давить на меня, словно надо мной нависли огромные глыбы, - и одного неверного движения, малейшего звука достаточно, чтобы все камни рухнули на тебя и заживо похоронили...
   - Хэй... тащите всё золотишко мне, и я оставлю вас в живых. Хы-ы-ы...- по-волчьи тот оскалился и попытался выглядеть добродушным, но получилось нелепо: как у медведя, что натянул шкуру козла.
   Весь его вид настоящего разбойника прямо-таки вопил: он нагло лжёт! По нему ясно видно: для него чужая жизнь - не дороже гальки на дороге! Физиономия - отъявленного душегуба! И к тому же, он в правой руке сжимал топор, с которого обильно капала кровь...
   В груди что-то вспыхнуло, заклокотало. Во мне неистово разгоралась злость, всё сильнее и сильней. Жарко запылало не только лицо, но и уши... Пожар уже вовсю заполыхал и обжигал меня изнутри. Ещё вот-вот и я взорвусь! Потеряю власть над собой!.. Я на миг закрыл глаза и медленно выдохнул горячий пар гнева... Открыл глаза. К сожалению, после жгучей злости в душу ворвалась едкая горечь. Эх, как же мне стало горько...
   Почему вместе с такими ангелами, я с любовью окинул взглядом Рисану и Лисию, по миру ходят и падшие? Почему в этом мире с добрыми, отзывчивыми, чуткими людьми живут, почти по соседству, и тёмные твари?! Люди, что с легкостью отнимают жизнь у других - за свою же цепляются изо всех сил!
   Рядом с таким падшим человеком чувствуешь себя, как вблизи болота: твоя нога ещё не ступила на болотную жижу, но тебя уже передёргивает и мутит от белесого тумана и смрада разложения ...
   Я, наконец-то, закончил заклинание и резко вскочил, что стул грохнулся. Лисия обернулась и с любопытством посмотрела на меня. Похоже, она ещё не успела испугаться!
   Я сместился на два шага вправо, протянул руку вперёд и веером развёл пальцы. Из ладони вырвалось полупрозрачное щупальце с голубоватой каймой. Оно, как голодный питон, бросилось к тёмной твари (что всё ещё именует себя человеком) и обхватило шею. Я начал медленно сжимать руку в кулак. Казалось: "разбойник-великан" горсть красного перца проглотил, - так он покраснел, захрипел, забился, застучал ногами о пол. Видно изо всех сил пытается высвободиться или чуть-чуть ослабить хватку... Но куда там! Щупальце хоть и было полупрозрачно - по твёрдости не уступало и камню!
   Вот он догадался и швырнул в меня топор. В одном шаге передо мною широкое лезвие воткнулось, как в мягкую стену (мой учитель крепко вбил в меня навык: защиту нужно ставить в первую очередь!). Топор отжало, и он полетел вниз, глухо ударился о пол.
   Вскоре незваный гость и, скорее всего, душегуб перестал дёргаться и обмяк. Я разжал пальцы, щупальце расширило кольца обхвата, и "великан" тотчас грохнулся, да так громко, и я подумал: он очень страстно желал обнять землю... Взметнулся мелкий сор, и мне почудилось: пол затрещал.
   Затем я недолго думая начертил указательным пальцем (кончик светился синим огоньком) руну в воздухе - сцепленные между собой три колечка и прямая, что перечёркивала их, под ними короткая вязь - язык древних магов. Силой воли потянул из родного источника в груди тонкую, но сжатую струйку и послал её в знак. Ощутил, будто внутри меня струит свежая водица. Так приятно! Прохлада бурной волной прокатилось из источника через всю грудь в плечо, руку, ладонь и в руну. Такое чувство я всегда испытываю, когда во мне течёт Сила... Дождался, пока руна запылала ровным голубым светом, и мысленно толкнул в дерзкого гостя. Воздушные путы тут же спеленали его, как младенца.
   Входную дверь нахал оставил открытой, и оттуда вдруг раздались чьи-то вопли с улицы, звучные удары, яростные крики... Похоже, там началась драка и нешуточная! Неожиданно грянул дикий женский плачь - полный горя и отчаяния!
   Мать с дочуркой резко вздрогнули.
   - Я выйду, а вы крепко запритесь на все засовы и не выходите! - приказал я.
   Но вначале я направил руку на связанного "великана" и пустил широкий поток сырой силы. Чувство прохлады было слабым: пресная струя! "Великана" приподняло вровень мне по пояс. Я знал: ему сейчас хорошо, словно на мягчайшей перине лежит. Может быть, уплотнить воздушную ложу до твёрдости камня? Чтобы уже прочувствовал прелесть будущего заключения! Однако если всмотреться: он до сих пор в беспамятстве - значит, незачем и возиться, да за зря вычерпывать магическую силу.
   Скорым шагом пошёл к входной двери. По пути наступил, всё ещё босыми ногами, на пролитое тесто. Так мокро, так приятно - как в детстве, когда летом шлёпаешь босиком по тёплым лужам... Сначала стал искать глазами обо что бы вытереть ноги - затем мысленно плюнул и только зашагал шире.
   У входа остановился. В трёх шагах замер и "отдыхающий", так как якорь силы я держал в руке. С порога кухни на меня смотрели Рисана и Лисия. Было отчётливо видно: они всем сердцем не хотят, чтобы я уходил. Но мне нужно идти!
   Возле двери всё ещё лежал мой серый дорожный мешок из прочной ткани. Я развязал горловину и засунул правую руку. Немного покопался и вытащил свёрток из грубой материи. В нём находилась горстка бурых камушков, закатанные колбаской. С одного краю размотал верёвку и высыпал все на ладонь, - ткань вернул обратно в мешок и завязал его.
   Так, теперь дело за защитным заклинанием, а то нашпигуют меня, как ёжика, стрелами, лишь только стоит выйти наружу. Я, конечно, преувеличиваю, но защита нужна. Нарисовал перед собой руну воздушного круга и коснулся её золотисто-зелёным хризолитом в кольце на левой руке. Руна почти полностью высосала оттуда магическую силу (моя вина, не успел ещё заполнить хризолит доверху, думал позже, к вечеру) и запылала, как небольшой костёр, голубым пламенем. Схватил её рукой, она обжигала ладонь, словно ледышка, и со вздохом прижал к груди. По телу пробежала ледяная волна, будто я в прорубь нырнул. Бррр...
   Вокруг меня возник воздушный круг (я бы сказал, воздушная стена по кругу!), он был почти невидим, лишь песчинки, да мелкий сор кружились по спирали.
   Тут я пропустил на улицу вперёд ногами "великана", который буквально плыл по воздуху, и с жаром пообещал Рисане и Лисии:
   - Не волнуйтесь, я скоро вернусь, - и выскочил наружу.
   Небо было сплошь в тучах, можно сказать, жутко недовольных - тёмных, мрачных. Внезапно мимо проскакал ветер, со свистом, который успел напоследок стегануть по мне хвостом. По телу пробежали мурашки. Я вздрогнул от холода и сразу вспомнил, что в чужой тонкой рубахе. А через пару шагов стал укорять себя за то, что не обулся: острые камни больно впивались в подошву ног. Хвала небесам, хоть земля мягкая и влажная, точно песочек возле моря, не было жидкой грязи, лишь редкие лужи гляделись в угрюмые тучи. На водной глади кое-каких луж, вблизи домов, точно на поверхности жидкой мглы, были чётко видны светлые кирпичные, с изрядной добавкой соломы, стены домов, иногда хлипкие деревянные заборы.
   На улице хозяйничали здоровые мужики, по виду типичные разбойники. Мне же они виделись, как гигантские, злобные и отвратительные насекомые. Вот двое из них возле колодца, точно саранча, жадно пожирали снедь - наверняка у кого-то отняли. А из домов, что смотрели друг против друга, выходили мужики-разбойники, как противные чёрные муравьи, - один в охапке несёт сундук, другой с какой-то поклажей, а у третьего что-то сверкало в руках. В правом дальнем конце улицы некто размахивал каким-то странно-загнутым мечом и пугал им селян, будто богомол, что вырос с человеческий рост.
   Вот не пойму, если это шайка разбойников, то почему они столь нагло ворвались сюда, да ещё днём? Их же совсем мало!
   Не мешкая больше скороговоркой прочитал заклинание (по моему мнению, сперва надо обезопасить жителей в домах). Бурые камушки в ладони зашевелились и ожили. С жужжаньем взлетели уже небольшими шершнями, этакие жёлуди с крылышками. Я приказал им жалить всех мужиков в сельских домиках. Конечно, пострадают не только грабители и лиходеи, однако ничего страшного: яд магических шершней только временно парализует тело.
   После того как рой шершней разлетелся, начал создавать ловчую сеть. Сперва послал в кончик пальца правой руки каплю магической силы. Он засветился небесно-голубым светом. В воздухе начертил руну сети (дуга, под ней горизонтальная спираль, слева вязь древнего языка в столбик) и влил в неё совсем немного силы. Руна превратилась в голубенький платочек из воздуха.
   Так, теперь нужно, чтобы пришлецы замерли хоть на немного.
   - Эй, пугало огородные! - громовым басом возгласил я на всё село. В голос добавил магию, отчего тот зазвучал громко, подобно шуму урагана. - Да, я вам говорю: ходите тут важно, как гуси лапчатые.
   Почти все разбойники уставились на меня. Кто-то хотел уже что-то сказать, но я перебил:
   - Вы же не страшные лиходеи - а стая страусов!.. Стоит вас чутка припугнуть, и вы тут же спрячете голову в песок.
   Тут уже все поголовно стали смотреть на меня с ненавистью. Посыпались ответные оскорбления, угрозы. Кое-кто пошёл на меня, чтобы, так сказать, воплотить их в жизнь, но остановились, когда прозвучал чей-то голос:
   - Вот первый смельчак выискался! - гаркнул кто-то слева.
   Я присмотрелся и увидел в сотни шагов небольшую группу разбойников. Они столпились возле большого каменного дома, из белых и тёмных булыжников, что создавали некий странный, но симпатичный узор по всем стенам, с широким крыльцом из почти серого дерева и тёмно-красной крышей.
   - Ещё и басовитый-то какой!
   Это произнёс один из трёх всадников с холёным лицом и искусно подстриженной бородкой. Одет в узкую, чёрную рубашку, что подчёркивала прямую осанку, гладкие и тёмные штаны, а на ногах изящные полусапожки. Такого можно увидеть на светском рауте, но точно не в шайке разбойников. Справа от него мрачный тип, который укутался полностью в дорожный плащ, разглядывал меня с каким-то неприятным взглядом, в котором виднелись отблески гнусных мыслей. Из-под капюшона виднелось узкое лицо с крючковатым носом. Всем видом он напоминал нахохлившегося стервятника. Другой наездник, в зелёном костюме охотника, с левой стороны от бородача, с ленцой осматривал меня карими глазами. А пешие, шесть человек, в броской пёстрой одежде были рядом. Двое из них избивали какого-то мужичонка, остальные глумливо смеялись, да подзадоривали дружков.
   Бородач едко окинул меня взглядом и презрительно, словно косточки от арбуза, начал выплёвывать слова:
   - И чтоб впредь другим неповадно было, вырвете, растопчите его храбрость. Хочу видеть глаза полные страха, боли и мольбы о прощении, - скомандовал он и от кучки разбойников отделились двое.
   Через тройку шагов большой, косматый мужик с грозной палицей в правой руке остановился, впал в ступор:
   - Эээ... его нужно побить или убить? - в сомнении почесал затылок и тут же получил затрещину.
   - Болван, - отчитал того сипловатым голосом длинноносый разбойник с багровой рожей. - Глава приказал вырвать ему глаза!
   - Идиоты!.. - в разочаровании Бородач закрыл лицо рукой. - И зачем только я взял к себе таких умалишенных?
   - Для дела, - подсказал охотник. - А вот когда соберём деньжат вам на титул дворянина и нам на шикарные особняки со служанками, тогда можно и...
   Тут трое всадников многочисленно переглянулись.
   - Избейте, покалечьте этого крикуна, но только не убейте ненароком! - пояснил каркающим голосом крючконосое пугало на коне. - После бросьте к нашим ногам. Мы полюбуемся, как он будет ползать в пыли и вымаливать прощение. Вот тогда мы, может быть, и... убьём его быстро!
   Вся шайка гнусно захихикала, длинноносый и косматый продолжили приближаться ко мне неспешной, наглой походкой. Я же из указательного пальца левой руки начал быстро стрелять в разбойников тёмно-синими кляксами. Ставил на них метки. Обычный человек видел лишь то, что я тыкаю пальцем, только всадники обеспокоились, зашевелились и напряжённо вгляделись в меня.
   Когда я пометил всех, направил обе ладони к платку, что всё ещё висел в воздухе. Мысленно нырнул в источник, почерпнул больше половины магической силы и послал в платочек. Грудь оледенела, плечи, руки от холода одеревенели. Платок обратился в рыбачью сеть. С каким-то внутренним скрипом принялся разводить руки в сторону, всё шире и шире. Сеть растягивалась, увеличивалась. Я отпустил сеть, и она охватила не только всю улицу, но и пару ближних домов.
   Косматый и длинноносый, этакая тощая цапля в широком, дорогом кафтанчике и грозный медведь в какой-то детской по размеру рубашечке, на которой вышиты золотистой нитью раскрытые бутончики роз, запнулись и замерли буквально в двух шагах от меня. Все кого я пометил, - запутались, как в паутине, и чем больше они старались освободиться, тем сильнее их стягивали лазурные нити, которые невозможно порвать. Случайные поселяне, что попали в сеть, ощущали только тугие потоки воздуха и ничего более. Вреда, конечно же, от этого им не было, и они спокойно могли двигаться.
   - Ну надо же! И как в такой глуши оказался маг? - с прищуром удивился Бородач.
   Казалось, ничуть не испугался и уже рассматривал меня, как чудного зверька. А ведь, судя по всему, именно он главный в этой шайке! Стало быть, это он выпустил своих мерзких подчинённых, как насекомых из банки, на грабёж и убийства. С ним надо разобраться в первую очередь, только понять бы: отчего они не угодили в сеть?..
   Размышляя над головоломкой, всё же ответил:
   - Вот странствую по миру, очищаю мир от зла... Разбойников там всяких отлавливаю и сдаю местным властям, - с любопытством посмотрел на него.
   Безусловно, он не сдастся, однако что же тогда предпримет? И как мне его, и не только его, поймать?
   - Ага, светлый маг, значит, да?.. - повернул тот голову влево и коротко приказал - Разберись с ним! - Ловкий охотник быстро перекинул ногу с лошади и спрыгнул на землю.
   Что ж, придётся работать жёстче. Положил правую ладонь на сжатый кулак левой руки и вытянул из хризолита-накопителя остатки силы. Ладонь онемела и по ощущенью будто бы покрылась коркой льда. Часть силы выплёскиваю перед собой и из воздуха, что уплотнился и засиял нежно-голубым светом, сотворил лук. Натянул тетиву правой рукой до уха, напряг ладонь, которая чуть оттаяла, и создал стрелу.
   Первую стрелу пустил в главаря, по меньшей мере, оглушит или даже выбьет из седла. Она воткнулась во что-то невидимое, вспыхнули радужные всполохи, и тут стрела с хлопком исчезла, а сполохи улеглись. Предводитель довольно ухмыльнулся, вытащил из-за пазухи защитный амулет: небольшой топаз, обрамленный серебряными лепестками, на золотой цепи.
   - Какая досада!.. У слабого мага не получается пробить защиту... Знай своё место, червяк! - зло процедил сквозь зубы и повелительно посмотрел на меня сверху вниз.
   Разочарование прячу в лабиринте сознания, и стреляю уже в охотника, который пока медленно идёт ко мне. Короткая радужная вспышка и вновь стрела с хлопком исчезает. Да, что же это такое... Откуда у простых разбойников такие мощные амулеты?..
   Охотник с короткими, светлыми волосами хищно оскалился, отвёл правую руку с кинжалом в сторону и стремительно помчался на меня.
   Я успел создать полумесяц с небесно-голубым окаймлением и запустить в охотника. Воздушный серп с тихим гудением быстро вращался, а когда достиг цели - звонко рассыпался на мелкие осколки...
   Охотник был уже совсем близко, и я не успевал закончить заклинание. Он налетел на меня, точно коршун на добычу.
   Его кинжал, похожий на стилет с узким лезвием, легко вонзился в воздушную стену, как острый нож в мягкую землю.
   Я отчётливо увидел, как вздулись мышцы руки, как он замедленно взрезал защиту, будто наиострейшим клинком тонкую железную стену. Меня оторопеть взяла. Быть такого не может... Да что за кинжал у него такой...
   Пока я был в замешательстве, охотник прыгнул в прореху и обжёг меня глазами полными жаждой убийства.
   Я непроизвольно попятился. Охотнику явно понравилось, что мною овладел страх. Казалось, он упивался этим мгновением и на бесконечно-долгое время замер... Потом довольно усмехнулся и неторопливо, с оттяжкой хлестнул рукой с кинжалом слева на право.
   - Ослепни...
   Мне удалось отклонить голову назад, оцепенение начало проходить.
   - Ослепни, ослепни... - злорадно прикрикивал охотник, когда раз за разом взмахивал кинжалом. - Стань беспомощным, хи-хи-хи!
   Его лицо превратилось в жуткую маску клоуна... клоуна из преисподней. Из-за того, что я постоянно уклонялся от ударов, его одежда слилась в одно тёмно-зелёное пятно, сгусток тени. Я видел, лишь широкую улыбку клоуна, который пришёл за мной из ада, посреди зелёного пожарища.
   - Ах ты...
   От сильной и резкой боли в переносице я зажмурил глаза, схватился за лицо. Чувство самосохранения взвыло об опасности, и я вслепую сильно отпрыгнул назад, присел и перекатом ушёл влево.
   Со страхом открыл глаза, взглянул на переносицу. Из раны текла кровь, но не сильно. Осторожно потрогал нос. Фу-у-ух, пронесло, глаза в порядке, а кинжал порезал кожу на носу, однако костную, носовую перегородку не повредил.
   Враг снова бросился на меня. Я, как злостный хулиган, стал бросать тому в лицо всё, что попадалось мне под руки: камни, комья грязи, какие-то щепки.
   Охотник остановился, свободной левой рукой начал протирать глаза, а другой с кинжалом размахивать в разные стороны.
   Я вскочил и побежал на него. Как только добежал, ловко увернулся от кинжала и нырнул в ноги. Крепко схватился за щиколотки и изо всех сил, рывком дёрнул на себя.
   Охотник взмахнул руками, точно хотел взлететь, и упал на спину. Не упуская такую прекрасную возможность, бросился с намереньем со всего маху двинуть в челюсть. В последний миг заметил, что охотник лежит в неестественной позе и совсем не двигается. Тело обмякло, лицо застыло, словно восковая маска, рот в безумной улыбке, глаза смотрят на мир как-то стеклянно, помертвело.
   Тут я разглядел, что неудачливый разбойник упал головой на острый камень, который основательно выпирал из земли, и пробил себе затылок. Я наклонился, подобрал кинжал и пошёл на всадников.
   Всадник-стервятник, что укутался в дорожный плащ, вдруг одним движением скинул его с себя. Под ним оказалась мантия с жемчужным ожерельем. Жёлтая мантия с оранжевыми язычками пламени на концах рукавов -- может принадлежать только магу Земли. Количество жемчужин с нанесенными на них рунами даёт понять, что у него пятая степень.
   Паршиво, со своей третей ступенью я ему не противник, но всё равно продолжал идти к ним. Маг быстро создал шипы и послал их в меня. Я что-то подобное и ожидал, поэтому был настороже и чуть убавил шаг.
   Обороняться, даже и не подумал, а просто упал на землю. Со свистом снаряды пролетели надо мной. Резко вскочил и побежал (в боку закололо, дыханье сбилось). Всё-таки после сытного обеда, да и такие выкрутасы выкидывать - чертовски тяжело.
   Меня накрыла тень, на бегу посмотрел вверх и тут же отпрыгнул в сторону. С грохотом каменная глыба упала ровно на то место, где я только что стоял. Вот же, чуть в блин не превратился.
   Быстренько обежал каменюгу и внутри себя возликовал: всадники совсем близко!.. И тут внезапно ноги провалились в землю по колено. Мягкая земля начала подниматься и обволакивать тело. Ах ты ж, горбатый верблюд, не повезло. И ведь оставалось всего ничего...
   Земля застыла, а я уже по шеи в ней - могу только наклонять, поворачивать голову.
   - Пора заняться моим любимым делом - пыткой! - прокудахтал маг. - Для начала выколю тебе глаза!
   - Хватит, - кто-то громко приказал.
   - Это почему же?
   - Мы хорошо на нём заработаем, когда продадим в рабство, поэтому больше не трогай его, а лучше нацепи на него магический ошейник.
   Скосил глаза и увидел, что это произнёс Бородач, при этом рассматривал меня оценивающе, как жадный торгаш. Значит, я был прав, он здесь самый главный.
   Маг-стервятник побагровел, однако ничего не сказал, только взмахнул рукой с бешенством в глазах. От взмаха кусок земли вырвало, швырнуло в сторону одного из домов и там кого-то насмерть раздавило.
   Почему селяне не попрятались хотя бы в домах? Конечно же, никто не ожидал, что среди разбойников окажется сильный маг, но стоять тут и таращиться, словно на ярмарке, вверх глупости!..
   Один из всадников с патлатыми волосами и в потёртых кожаных доспехах слезает с коня. Крутя меч кистью руки, он медленно приближается ко мне. Своими странными движениями, тот либо разминает кисть, либо просто красуется. Последнее предположение больше походит на правду.
   На расстоянии двух шагов останавливается. Наклонив голову на бок, разглядывает меня. По глазам, можно понять, что он сейчас выбирает какую часть тела отсечь. Похоже, ему понравилась моя левая рука. Он начинает замахиваться.
   -- А вот я придумал идею получше, -- гнусным голосом каркает маг.
   Разбойник с неудовольствием замирает и оглядывается.
   -- Этот глупец возомнил себя защитником и героем, поэтому предлагаю... -- сделав паузу, кровожадно окидывает меня взглядом -- мучить и убивать жителей перед его глазами... И начнём мы с упрямого старосты.
   Вся банда глумливо рассмеялась, по достоинству оценивая решение мага.
   С лошади спрыгивает ещё один. По его причёске можно узнать, что он бывший легионер. Бритая голова по бокам и коротко-стриженые волосы в форме широкой ленты впереди -- являются отличительной чертой Ленгорских воинов.
   Оба разбойника подходят к старосте, который не сбежал, а наблюдал за боем. Хватая за шкирку, они швыряют уже побитого мужика в пяти шагах от меня. С уродским гоготом подонки начинают методично избивать его ногами и тяжёлыми дубинами.
   -- Смотри, смотри защитничек... -- противно хихикает маг стихии Земли.
   Жители, перетаптываясь на месте, по-разному реагируют. Кто-то в бессильной злобе стискивает пудовые кулаки, кто-то причитает и жалостливо всхлипывает, а кто-то стремглав бежит в дом, надеясь отсидеться. Но кое-что их всё же объединяет -- это страх и отчаяние. Тёмная туча накрыла всех. Их лица помрачнели, а взгляды потухли. Ветер дует слабый, но некоторых нещадно трясло, как под порывами жуткого урагана.
   Стало больно мне невмочь. Я закрыл глаза, стиснул зубы и мучительно ожидал, когда меня ослепят. В груди стало больно, и боль была непереносимой, словно кто-то, вспорол, расширил кровоточившую рану, и раз за разом острыми выпадами протыкал сердце. Душу выворачивало наизнанку.
   Неужели я так всё и оставлю? Погибну сам и позволю, чтобы убили жителей? Мысли заметались и заспорили меж собой:
   "Я всей душой хочу им помочь."
   "Смирись."
   "Я не хочу, чтобы жители страдали."
   "Смирись."
   " Хватит..."
   "Смирись. Стисни зубы и терпи."
   "Не буду! Да, я боюсь превратиться в чудовище. Да, ещё больше боюсь потерять рассудок и стать безумным монстром. Для светлого мага хуже участи нет, однако ради них рискну ещё раз."
   "Кто они тебе? Зачем так опрометчиво поступать?"
   "Они простые селяне и малознакомые мне люди, но я их люблю".
   "За что ты их любишь?"
   "А разве для того, чтобы полюбить требуется так много?"
   Замечательная улыбка Лисии -- предстала перед моим внутренним взором. А так же я вспомнил теплоту и радушие Рисаны. Она помогла высушить одежду и накормила горячим супом. Я навсегда запомню тот светлый образ в кухонном переднике и мягкую улыбку.
   Я люблю их. По щекам пробегают одинокие слезинки. Я люблю их за доброту, за отзывчивость, за открытые и простодушные сердца. Слёзы вновь бороздят тропинки на лице. Именно из-за этой сильной любви к простому народу я вновь пересеку черту и встану на опасную грань. Я хочу, чтобы люди лицезрели чудо, о котором так молят их взгляды.
   Все сомнения ушли. В груди раздался грохот бушующей храбрости. Душа вскрикнула, внутри полыхнуло пламя. Стало безудержно жарко. Сердце горящим углём принялось обжигать грудь. Живот наполнился раскаленной лавой. Тело начало дрожать от нетерпения к действиям. Жесткая и хищная усмешка появилась на моём лице. В глазах замерцала режущая кромка клинка.
   Мысленно снимаю защитные барьеры, что столь долго возводил. Один за другим -- все три.
   И вот второй источник моей магической силы освобождается.
   -- Ааааа -- Кричу я и зажмуриваюсь.
   Как же больно... Серый сгусток с зелёными искорками сразу же расползается по организму, выпуская щупальца. Напрягаю силу воли и заточаю туман в сферу.
   Жжение в груди приносит непередаваемые муки. Так инородный источник действует на мой организм. Сжав крепко зубы и собрав всю волю в кулак, открываю глаза. Мир приобретает зелёный оттенок. Пусть я запер источник в скрепы сознания, но он всё равно уже успел дать толчок к трансформации. Небольшие когти на руках вырастают размером с ладонь, порвав потёртые перчатки. Кожа рук сереет и трескается.
   Стараясь не обращать внимания на боль, осматриваюсь. Обстановка ничуть не изменилась. Похоже, мой крик никого не заинтересовал. Отлично. Мысленно ныряю в источник и, собрав все зелёные искорки, направляю их в рот.
   Читаю короткое заклинание и выдыхаю зелёную струю на себя. Земля вмиг испаряется, и я оказываюсь в образовавшейся яме. Даже кинжал испарился и одежда, кстати, тоже. Теперь я был, в чём мать родила. Выпрыгиваю из неё и устремляюсь вперёд.
   Правой рукой сходу пронзаю спину первого бандита. Чёрные когти с хрустом проходят сквозь броню, плоть и кости, выходя наружу. Как всегда в бою чувства притупляются, но всё равно испытываю неприятное ощущение.
   Повернувшись, он смотрит на меня с недоумением. Немой вопрос навсегда застывает в его глазах.
   Выдёргиваю руку и бросаюсь на бывшего легионера. Тот в страхе пятится, совсем забыв про дубину, что держит в руке.
   Взмах и его непутёвая голова катиться по земле, оставляя кровавый след.
   Вновь это гадкое ощущение посещает меня, словно чужая кровь навсегда впитывается в плоть. Стряхивая кровь, иду к предводителю и магу. Мастер элемента Земли суматошными взмахами рук создает широкую стену, которая почти полностью скрывает их из виду. Только головы торчат над ней.
   Правой рукой в воздухе рисую магический знак и вливаю в неё серую энергию. В результате получаю обсидиановый шар. Энергии потрачено слишком много. В глазах темнеет, и ноги подкашиваются.
   К сожалению, серый источник настолько мощный, что запросто блокирует всякую возможность управлять магией стихией Воздуха.
   С трудом бросаю шар над головами всадников. При достижении цели посылаю импульс активации заклятия, и тот взрывается на тысячу мелких семян.
   Заклинание "Чёрный лотос" скоро начнёт действовать.
   Раздаются душераздирающие вопли. Слышится удар о землю -- это разбойники рухнули вместе с лошадьми. Крики не смолкают. Они передают всю боль их жутких страданий.
   Вскоре они затихнут и умрут, оставив после себя одежду и распущенные цветы. Семена чёрного лотоса питаются энергией жизни. Всякая живность, на которую падают семена, иссыхает и обращается в серый пепел.
   Проследить за окончанием заклинания мне не удается - я теряю сознание...
  
  
   В груди пылает жгучая боль. Со стоном открываю глаза. Не вставая, оглядываюсь вокруг. Нахожусь в маленькой комнатке. Окон нет, зато справа от меня почти под самым потолком, есть небольшое круглое отверстие в стене, через которое и проникают солнечные лучи. Лежу на деревянной кровати. Рядом стоит грубо сколоченный стул. На полу ковер, сшитый из овечьей шерсти.
   Источник... Как я мог позабыть о нём. Закрываю глаза и ужасаюсь от увиденного. Серая пелена расползлась по всему организму. Мерзкие жгутики переплелись с кровеносной системой, а внутренние органы стали походить на коконы.
   Силой воли обрываю канатики и соскребаю неприятную слизь. Заталкиваю обратно её в источник. Правой рукой над грудью вычерчиваю подряд сразу три знака. Возникшими барьерами полностью запечатываю губительный Дар.
   Вспышка боли, и я вновь падаю в тёмную пропасть небытия.
  
   Прихожу в себя глубокой ночью. Аккуратно встаю с кровати и потихонечку выхожу из дома. Возле крыльца стоит бочка с прозрачной водой. Первым делом жадно пью воду, собрав руки лодочкой. Напившись, опираюсь о стенки бочки и запрокидываю голову назад -- полюбоваться красивой полной луной. Ветер приятно обдувает мокрое лицо. В ночной тиши спокойно и уютно, однако волнение проникает в душу. Опустив голову, боязливо начинаю разглядывать своё отражение. На меня смотрят мрачно-зелёные глаза с вертикальными зрачками. Мягкие чёрные волосы изменились, стали жёсткими и белыми. Внезапно обострившееся зрение позволяет рассмотреть заострившееся черты лица и посеревшую кожу. Общий вид вызывает тревогу в душе.
   Только сейчас обращаю внимание на отмытое от грязи тело и полностью перевязанный торс. Вроде бы не был там ранен, так почему же лоскутки тряпок покрыты засохшей кровью, и грудь неимоверно жжёт. Не торопясь, когтями срезаю ткань. Хорошо, что они уменьшились.
   Страх волной захлёстывает меня. Дыхание учащается. По виску пробегает капелька пота. Я увидел то, чего больше всего страшился. Сверкающие серебряные чешуйки покрывают грудь, но ни это испугало меня. Чешуйки отслаиваются, обнажая при этом мясо, и даже виднеются кости. Я всегда боялся того, что моё тело не примет изменения и будет отторгать их. Обернуться в чудовище -- это одно, а превратиться в разлагающее существо -- совсем другое...
   После ступора, в котором находился некоторое время, принимаюсь приводить свои чувства в порядок. Сперва ополаскиваю лицо, пусть немного, но это всё же взбадривает меня.
   Вглядываясь в отражение луны сквозь мелкую рябь на воде, углубляюсь в воспоминания.
   Всё началось двадцать лет назад. Отец мой был знаменитым мастером по работе с драгоценными камнями. Даже из других стран знатные вельможи посещали его. Мы жили в роскоши и богатстве. Я презирал нищих, бродяг, странников и крестьян. Всех тех, кто находился ниже нас по статусу.
   Однажды кто-то подменил драгоценный камень в кольце на фальшивку, которое прислал в дар мой отец королю. Монарх не на шутку рассвирепел. Глубокой ночью к нам ворвались его люди и убили моих родителей. Мать успела выдворить меня из дому через потайной выход и своим телом загородила маленький проход. Я видел, как её пронзили мечом, но она, повиснув на убийце, не давала тому пройти.
   Из парадного входа ко мне выскочили два человека в железных доспехах с королевским гербом на груди. От страха ноги стали ватными, и я упал на задницу. Меня спас странник, что подошёл со спины. Он схватил меня на плечо и с силой увел в тёмный переулок в пяти шагах. Там мы помчались со всех сил. Вслед за нами побежали люди короля. Отрываясь от погони, мы начали петлять, а вскоре прошмыгнули в узкий промежуток между домами. Нам пришлось ещё много раз проскакивать между домами, протискиваться через заборы, пока шум тяжёлых шагов не начал отдаляться. Через некоторое время я понял, что нам удалось полностью уйти от преследователей. Однако мой спаситель продолжал углубляться в трущобы, где жило низшее сословие. Возникшая ужасная вонь вызвала позывы рвоты. Закрыв нос руками, я задышать через рот. Пробираясь между полуразрушенных и заброшенных хижин, мы уткнулись в городскую стену. Там незнакомец начал что-то выискивать в кустах, росших рядом со стеной. Через некоторое время он негромко свистнул, зовя меня к найденному пролому в стене. Так мы покинули город, а вскоре через неделю и вовсе ушли из страны.
   Странника звали Кротос. Благодаря нему я осознал, как сильно заблуждался насчет людей из среднего и низкого сословия. Именно он показал, насколько они добры, заботливы и отзывчивы. Вместе мы путешествовали по разным странам десять лет, пока его жизнь не унесла неизвестная лихорадка.
   Спустя два года познакомился с бродячим магом. Тот, увидев во мне Дар, помог развить его. Через три года он сказал, что я достиг своего потолка и развиться выше третьей ступени не смогу. Не поверив, отправился искать другого учителя. Пообщавшись со многими кудесниками, понял, сколь глупо было с моей стороны уйти от такого замечательного наставника. Обычно маги либо игнорировали меня, либо разговаривали сквозь зубы. Однако они все спрашивали одно, как мне удалось развить свой хилый Дар настолько хорошо.
   Смирившись со своей третей ступени в области воздушной магии, продолжил путешествовать. Размышляя о своём будущем, я начал замечать за собой, что уже не могу пройти мимо людей, которые нуждаются в защите. Чувство любви к простому народу толкало меня на новые и новые подвиги. Как-то так получилось, и теперь смыслом жизни стало спасение сельских жителей от набегов разбойников, варваров и прочих лихих людей. Радость переполняла душу, когда я слышал облегчённые вздохи защищенных мною людей. Я наслаждался их сияющими лицами. Ведь совсем недавно они были испуганы до состояния окаменения.
   Всё изменилось после того, как я не уберёг маленький городок Лилос от нашествия варваров. Для победы над столькими противниками моей магической мощи не было достаточно. И тогда я понял, насколько слаб. Отчаяние поглотило меня.
   Надежда вспыхнула, когда я однажды услышал байку от скучающей стражи у ворот. В ней говорилось про некий артефактный предмет, что может увеличить силу мага в десятки раз. Этот разговор застал меня, при выходе из города. Я подошёл к ним и расспросил поподробней. Увы, но больше они ничего не знали.
   Полтора года по крупицам собирал разные слухи, пока случайно не наткнулся на склеп древнего мага упомянутого в легенде, в необычно-тихом лесу. В чащу попал, преследуя свой обед -- шустрого зайца. Взломать защитный барьер еле державшийся из-за почти полностью иссякшей подпитывающей его энергии было несложно. Однако избавиться от каменного голема, охраняющего магические реликвии, оказалась делом не простым. Одолеть я его не смог, зато удалось увести в один из узких туннелей, где он и застрял. Прихватив всё находящиеся на пьедестале, сделанном из человеческих костей я быстро выбрался наружу. Потом был долгий бег по лесу. В первом встреченном посёлке купил коня и скакал целый день. Только ночью у костра взялся рассматривать добычу: два свитка из кожи неизвестного существа цветом болотной тины и закупоренный пузырёк из тёмно-синего стекла.
   Свитки были написаны на каком-то древнем наречии, и разгадать их смысл не удалось. В пузырьке плескалась жидкость. Заклинание сохранения материи, наложенного на склянку, уже распадалось на глазах. Других чар я не заметил.
   В столице Ромбол -- славящейся своей Академией магии, я отыскал знатоков древних языков. Подстраховавшись, отдал на расшифровку свитки разным магам. За их работу пришлось отдать всё то, что накопил за многие годы.
   В одном свитке были заклинания, а в другом мемуары. Мемуары повествовались от лица изгоя-полукровки. В ином мире жили две расы -- Некросы и Эльраны. Некросы использовали магию, что питалась энергией жизни, а Эльраны наоборот владели магией дающую жизнь -- в основном это были растения. Как небесные светила -- солнце и луна, они не могли вместе сосуществовать. Мир содрогался от бесчисленных войн между ними. Так продолжалось долгое время, пока не родился тот, кто смог управлять магией двух рас. За всю историю такого не происходило ни разу. Потомства между разными расами не могло быть. И никто не знал, почему это произошло. Вскоре полукровку начали преследовать все, чтобы уничтожить. Некросы и Эльраны были солидарны в одном -- союза между ними не должно быть. Изгой всячески пытался выжить и стал могучим магом, но его всё же поймали. Убить Великого мага им не удалось, зато, открыв межмировой портал, они выслали его за пределы своей реальности.
   В новом мире Изгой создал страну и правил несколько столетий. Потомства он не оставил. Вместо этого составил список заклинаний и запечатал свою кровь в склянке. Тайно построил склеп и оставил всё там. В свитке говорилось про многочисленные опыты, которые он проводил, для того чтобы человек смог принять его кровь и стать потомком. Изгой не считал свою кровь проклятой и всячески желал оставить после себя потомство, но даже в этом мире многие были против него, и поэтому ему приходилось скрывать свои изыскания и результаты.
   Три дня я раздумывал над принятием содержимого сосуда, так как в мемуарах упоминалось о возможности возникновению побочных эффектов, которые могли привести к смерти. Решившись, выпил муторную на вид густую жижу с противным запахом. Потом целую неделю страдал от сильного жара. Из-за страшной боли терзающей меня большую часть времени провёл в беспамятстве.
   Как я радовался, что выжил и приобрёл Силу. Побочных эффектов так же не наблюдалось. Два года я неустанно пользовался необычной энергией. За это время выучил треть заклинаний в свитке. Защитил множество деревень и городов. Пока однажды серая энергия не начала захватывать мой организм. Вот тогда-то я по-настоящему испугался. Во время очередного боя моё тело начало трансформироваться и самое ужасное то, что изменения остались навсегда -- выросшие небольшие когти и глаза, которые поменяли свой родной карий цвет на светло-зелёный оттенок. На спине и груди кожа стала местами серой.
   С того времени я перестал пользоваться жуткой энергией и запечатал источник. Увы, но продержался недолго -- ровно до вчерашнего случая.
   "Не трусь. Ты уже давно всё решил, ещё тогда во время раздумывания над принятием содержимого пузырька" -- подбадривал я себя.
   Страх не исчез, но немного полегчало. Ополоснув ещё раз лицо, я на цыпочках вошёл в дом и забрал свои вещи. Переоделся в запасную новую одежду. Я её берёг до последнего. Калитку не стал открывать, боясь скрипа, а перепрыгнул её, используя воздушный импульс.
  
  
   Идти пришлось всю ночь и лишь к утру показались крепостные стены Ротоса. Я спешил сюда попасть из-за многочисленных слухов, что твердили о непременном нападении армии Ворлена. Сейчас в столице кипит гражданская война, и наглый сосед решил под шумок захватить пару пограничных районов. Мятеж в самом разгаре, поэтому никто не пришлёт подкрепление, а без него у жителей не будет и шанса. Мэр Вульц является истинным патриотом своей страны, и пока он стоит во главе совета, люди будут вынуждены сражаться до конца, а значит, ожидаются многие жертвы. Я не желаю, чтобы очередной город стал похожий на большой могильник и сделаю всё возможное, но не допущу этого.
   Стража не хотела пропускать без пошлины, и поэтому пришлось припугнуть их магией. Запустив воздушные кулаки, проделал возле их ног несколько дыр. Вздрогнув, и смотря друг на друга, они меня пропустили. Кому охота связываться с магом из-за каких-то пустяков, тем более что близиться кровавое сражение.
   Проходя мимо рынка и учуяв вкусные запахи, очень сильно захотелось есть. К тому же по причине принятых исцеляющих эликсиров жутко разыгрался аппетит. К сожалению, они не справлялись с последствиями чужеродной магии, зато заживляли раны, полученные в бою, и прогоняли усталость.
   Надо было остаться в посёлке до утра. Там-то меня точно бы хорошо накормили, но, прикинув, насколько неловко себя бы чувствовал, начал гнать лукавые мысли прочь. Я вступаюсь за людей не ради подарков и подношений, а потому что не могу иначе. Осознание этого факта пришло ко мне совсем недавно. Превосходное чувство испытанное мною сильно будоражит, когда я вижу сияющие лица людей после испытанного ужаса. И без этих ощущений жизнь кажется никчёмной, серой и унылой.
   Размышляя об этом, я встал возле нищенки, которая уплетала еду возле деревянного забора. Не понимая, почему остановился, делаю шаг вперёд. Мои глаза неотрывно смотрят на жующую старуху. Вот оно в чём дело оказывается, глаза без моего участия сами ищут пищу. Видя столь пристальное внимание, нищенка отворачивается. Желудок неожиданно квакает, да ещё столь сильно, что меня, наверное, слышно в конце улице. От стыда я не знаю куда деваться.
   Спустя мгновение старуха поворачивается обратно. Зорко оглядев меня, молча протягивает кусок хлеба. От такой доброты у меня чуть слёзы не навернулись. Видя её тёплую почти беззубую улыбку, я не смог отказаться, и присев рядышком принимаю угощение.
   Поев, сердечно поблагодарил нищенку. Та лишь улыбнулась в ответ и пошаркала в сторону рынка. Мой настрой улучшился. Ради таких людей и жизнь отдать не жалко.
  
   Рилок -- начальник гарнизона медленно расхаживал по внутреннему дворику возле казармы. В уме он продумывал различные варианты оборонительной стратегии. Невдалеке слышался зычный голос Бромса. В связи с предстоящим нападением медведеподобный сержант гонял на тренировочной площадке часть подчиненных, заставляя их становиться в защитный строй "ёж" и по приказу мгновенно разбиваться на звенья из трёх человек, для лучшей манёвренности в гуще сражения. Другую часть он разослал по разным поручениям: принести смолу на самый верх крепостной стены; созвать всех боевых магов; и набрать людей из города для помощи в обороне.
   Периодически к Рилоку приходила мысль о том, как хорошо было бы прожить остаток жизни в тишине и спокойствии. Побывав в бесчисленных сражениях, он только и мечтал, что о мирной жизни.
   От дум его отвлёк подошедший Клоис -- высокий парень с вечно-живым блеском в глазах.
   -- Капитан к вам пришёл маг, который представился как "Зелёный щит". Судя по отличительным приметам, это похоже на правду, -- бодро отрапортовал помощник. Парень по привычке взъерошил кучерявые волосы, и искоса глянул на человека стоящего в тени дерева на расстоянии двухсот шагов. -- Он хочет присоединиться к нам и спасти город от вторжения армии Ворлена.
   -- Хорошо позови его, -- незамедлительно ответил Рилок.
   Разглядывая странника в белом плаще, начальник гарнизона сразу обратил внимание на какие-то мистические глаза с зелёным оттенком, что прямо смотрели на него из-под капюшона. На самом же капюшоне светился магический знак -- золотое солнце, которое слегка соприкасалось с бирюзовым молодым месяцем. По многочисленным слухам именно такой символ принадлежит живой легенде.
   -- Капитан -- это точно он. Мы обязаны взять его в свой гарнизон, -- шептал ему на ухо Клоис -- По слухам, если город защищает "Зелёный щит", то враг обязательно потерпит поражение.
   Поглаживая, седеющие усы загорелой рукой испещренной шрамами Рилок создал вид, что размышляет. Потом, нахмурив брови, обратился к необычному чародею:
   -- Значит, вы хотите защищать Ротос от вторжения, да? А согласны ли вы, подчиняться моим приказам? -- старательно пряча свой интерес к незнакомцу, приказным тоном задал вопрос.
   -- Я буду стоять на крепостной стене, и оберегать город. Приказы не идущие в разрез с моими планами исполню, -- спокойно и твёрдо проговорил маг, зорко вглядываясь в капитана, пронизывающими зелёными глазами.
   От такого взгляда начальник гарнизона поёжился. Ему так же не понравилось серое лицо со свежим шрамом, что горизонтальной полосой проходил по переносице, однако, помявшись, капитан дал своё согласие.
  

***

  
   Прошло четыре месяца с начала нападения армии Ворлена на город. Непрерывные атаки длились первую неделю, затем вражеское войско взяло Ротос в осаду. Теперь штурмы происходят редко, но они собирают кровавую дань. Крепостную стену вместе со мной защищают ещё пять магов. За всё это время я так и не воспользовался чужеродным источником, потому что боялся. Для отражения атак было достаточно и моей воздушной магии. Среди нас только один имел четвёртый уровень.
   В городе свирепствует голод. Люди напуганы, воины тоже пали духом получив известие о том, что короля отравили, и сейчас в столице происходит борьба за трон. Подкрепления не будет, а значит, надежды нет. По слухам Ворлен подтягивает сюда свою восточную армию и когда это произойдёт, то город падёт.
   Я устало сижу, прислонившись к зубцу стены, после очередной атаки. Снова выжатый до последней капли магической энергии. Мой белоснежный плащ теперь походить на какое-то рваньё -- весь в прожженных дырах с разорванными краями. Через силу поднимаюсь на ноги и тяжело иду к себе в домик, который мне выдали. Он находится неподалеку от главных ворот.
   Вблизи от крепостной стены замечаю два трупа лежащих на земле. Подойдя поближе и рассмотрев их, я ощущаю, как что-то внутри меня со звоном лопается. Сосуд терпения, переполнившись, разлетается на мелкие осколки.
   В бессильной злобе на самого себя я крепко сжимаю кулаки. Когти больно втыкаются в ладонь. Кровь стекает на землю, мгновенно впитываясь в сухую почву. Мой взгляд сосредоточен на молодую парочку. Парень, совсем ещё юнец прикрыл возлюбленную своим телом от горящего снаряда. На его лице навсегда замерла блаженная улыбка, которая так и говорила: "Я успел, я спас её...". В глазах мёртвой девушки застыло выражение полного непонимания и крайнего удивления. Огненный шар, пройдя сквозь тело парня, пронзил навылет и грудь девушки.
   Это произошло из-за меня. Данный участок стены оберегал я. Магическое заклинание, которое не смог остановить лежит на моей совести. Желваки стали вздуваться под кожей. Челюсть от сильного сжатия немеет. Чувство вины принялось душить меня своими большими мохнатыми лапами. Мышцы каменеют, и я не могу двинуться. Ледяная вьюга бушует внутри, вымораживая всё. Глаза леденеют, как будто дыхание морозного бурана исходит из них.
   В мозгу стучит одна мысль: "Хватит, хватит... Пора заканчивать с войной".
   С трудом разворачиваюсь и деревянной походкой продолжаю свой путь. По дороге одному из вояк приказываю никого не впускать в дом и не беспокоить меня.
   Закрыв дверь, усиливаю её заклинанием воздушной стены. Мне предстоит долгая неделя изнурительной медитации. Для осуществления задуманного необходимо много энергии. Прохожу в светлый и просторный зал. Глубоко вздохнув, приступил к задуманному.
   Ужасная боль пронзает меня, когда я снимаю защитные барьеры. Серый источник начинает пульсировать. Да, теперь чуждая энергия примется изменять тело, но я готов заплатить такую цену для спасения жителей. Сев в расслабляющую позу, концентрируюсь над увеличением жуткой энергии.
  
   На протяжения всего времени я не раз вскакивал, порываясь вернуться на свой пост, чтобы встать на защиту, но уговаривал себя остаться и ещё собрать энергии, так как умом понимал, что без мощного заклинания не выиграть войну.
   Порой с силой стискивал зубы и глотал слёзы, представляя, сколько людей гибнет из-за моего отсутствия. Силой воли заставлял себя не отвлекаться ни на внутренний страх, ни на шум из-за двери. Первое время сильно ломились, но потом перестали.
   Наконец-таки я накопил достаточно энергии. Выйдя наружу некоторое время, стоя на крыльце, смотрел на немногочисленных прохожих. Мрачные тучи, нависая над землей, тяжело давили на людей, заставляя тех вжимать головы в плечи. Всё это время меня беспокоила ещё одна мысль: "А вдруг город уже захватили?" Судя по мирно проходящей страже и по тишине в округе, понимаю, что самого страшного не произошло. Решив напоследок запечатлеть в своей памяти городок и его жителей, отправляюсь погулять по узеньким улочкам.
   Неспешно бродя по переулку, вдруг замечаю лежащую на земле неподвижную женщину. Сердце болезненно вздрагивает, когда я начинаю узнавать её. Быстрым шагом подхожу и останавливаюсь в шаге от хрупкого тела. Ураган из сотни клинков разрывает мою душу. Ком застревает в горле. Опустившись на колени, бережно обнимаю умершую старуху.
   Почему я опять не смог уберечь того, кто столь дорог мне. Прижимая к груди худенькое тельце, обращаю свой взгляд на пасмурное небо. Капли слёз начинают стекать по щекам. Крепко сжимаю закоченевшее тело и шепчу: "Прости, ты накормила меня, но умерла от голода. Прости, я не волшебник и не могу сотворить еду из воздуха. Всё, что я умею так это разрушать и забирать людские жизни. Прости, прости..."
   Моё тело сотрясается от внутренней боли. Одинокие всхлипы разрывают тишину. Я не вижу перед собой ничего, только ужасная боль разрывает мою душу на мелкие кусочки. В груди пылает жгучий огонь, который всё выжигает. От мысли, что не могу вернуть к жизни добрую нищенку, бушующее пламя начинает всё сильнее разрастаться. И вот уже нахожусь посреди испепеляющего ада. Понимая, что начинаю терять себя, я всё равно держу эту боль, терплю её. Потому как никогда, никогда... не должен забывать тех, кого не смог спасти. Сквозь ужасные муки достаю кинжал и провожу лезвием по левой руке. Из-за стоящих слёз в глазах не разбираю ничего, но всё равно оставляю метку. Острая боль молнией пронзает меня, однако физическая боль ничто по сравнению с душевной.
   Чувствую, как кровь стекает на штаны, но не обращаю на это внимания. Обращая лицо к небу, я повторяю одну единственную фразу: "Прости...". Качаюсь, хоть и ветра нет. Пытаюсь убаюкать внутреннюю боль, раздирающую душу на кровавые ошмётки.
   Прихожу в себя, когда слышу крики людей. Мимо меня пробегает строй воинов в доспехах. Поняв, что войско Ворлена идёт в очередную атаку, я поспешно встаю и на руках несу нищенку. Придя на кладбище, отдаю тело могильщику и приказываю похоронить старушку, а сам же направляюсь на поиски начальника гарнизона.
   Его я отыскиваю на крепостной стене. Рилок встречает меня с явным неудовольствием, но после того как я разъяснил причину моего отсутствия, он смягчается. Обсудив детали, мы расходимся.
  
   Первая волна вражеской армии уже достигает стены. Несмотря на льющееся сверху горячее масло, а так же на разящие заклинания, противники не останавливаются. Некоторые воины по приставным лестницам почти забираются наверх.
   Читаю заклинание и опускаю руки на пол. От ладоней бегут стремительные молодые побеги. Достигнув края, они начинают разрастаться. Вскоре вся крепостная стена снаружи становится похожим на зелёный ковёр. Благодаря данному заклинанию жители и подарили мне это прозвище...
   Подхожу к краю стены и выдыхаю вниз изумрудное пламя. Оно пожирает лишь то, что не имеет жизни. Именно поэтому я покрыл стену побегами, иначе она тоже бы испарилась. Обнажённые люди падают, как переспелые гроздья винограда. Атака захлёбывается.
   Махнув рукой, я даю сигнал к контратаке. Массивные кованые ворота раскрываются, и сотня воинов выходит наружу. Все они похожи на ходячие деревья -- это из-за моего заклинания древесной коры. В таких доспехах им не страшна даже магия седьмого уровня, не говоря уж про физический урон какими-то железяками. Дисциплинированный строй, будто косой, проходит по врагам.
   Выискав в середине вражеского войска синюю палатку, блестящую на солнце своими золотистыми краями, я приступаю к завершающему заклинанию. Долго читая заклятие и водя по воздуху рукой, рисуя магические знаки, я создаю чёрную тучу. Она состоит из множества мелких противно-жужжащих точек. Послав тучу на главный лагерь, где находится король и верховный маг со своими помощниками со стоном облокачиваюсь о край потрескавшегося зубца стены.
   Достигнув нужного места, туча опускается. Слышатся жуткие вопли. Мелкие точки -- это плотоядные насекомые. Поедая плоть, они увеличиваются в размерах. Шурша прозрачными крыльями насекомые угольного цвета, щёлкая жвалами, с ненасытностью слетаются на живых людей.
   Армия вздрагивает. Разглашая весть о погибшем короле и верховном маге, первая волна струсивших воинов бросается убегать с места сражения. Вскоре уже все сломя голову мчатся прочь с поля битвы. За всеми дезертирами гоняться жуткие насекомые. Оставшихся воинов добивает наша сотня в древесных доспехах.
   С исчезновением на горизонте последнего вражеского воина, я перестаю подпитывать энергией ужасных насекомых. Где-то там, они падают на землю и тут же разлагаются.
   Передохнув, я встаю во весь рост и прижимаю к груди почерневшую левую руку, в которой держал подпитывающие и связывающие нити. На ней теперь отчетливо видны множественные белые шрамы -- метки, которые я наносил при потере тех, кого не смог защитить.
   Ветер лохматит белоснежные волосы, а мой взгляд устремляется в даль.
   Пусть я лишился руки. Пусть выросшие клыки раздирают дёсна, а раздвоенный язык постоянно кровоточит. Пусть остатки серой энергии разъедают мою плоть изнутри. Я всё равно не прекращу оберегать людей. Я защитник для простого народа! Я -- Страж! Я -- Зелёный щит!!!
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"