Клыков Тимофей Кирсанович: другие произведения.

Охотники за необычным. Начало пути (1-ый том)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:


15 [Tim]
  
  
  
  
 
  
  
Пролог.
  
  
   Однажды на материке Трилистник появился Великий Странник, который долгое время путешествовал по различным мирам. В туманных водах он создал Таинственный Остров и населил его Иными - теми, кто был из другого времени и пространства...
   Великий Странник научил жить в мире людей и Иных, которые даже стали перебираться на материки целыми кланами. Все жили в дружбе и согласии, пока десять лет назад, преданный правительством, он не угодил в смертельную ловушку...
   Связанный цепью, стоя на самом высоком холме, Великий Странник успел громогласно объявить:
   -- Все мои сокровища, собранные в различных мирах, я спрятал в одном месте! -- и широко улыбаясь исчез в ослепительной вспышке взрыва, в воронку которой мог поместиться целый город.
   Его клич пронёсся по всему миру, и сердца людей и Иных воспылали жаждой приключений! Повсеместно стали рождаться команды искателей приключений.
   В ответ правительство начала посылать на их поимку элитные отряды Ловчих.
   А через полгода и на самом Таинственном Острове и на людских континентах внезапно появились Запретные Угодья, пройдя которые можно получить небывалую награду: Мистическую метку или Мифический предмет! Обладателю они даровали различные сверхчеловеческие способности или даже бессмертие! Однако только единицы возвращались из Запретных Угодьях...
   Пока некто не создал часы возврата, и тогда поднялась новая волна искателей, которая превысила все предыдущие вместе взятых.
   Наступил РАССВЕТ ЭРЫ ПРИКЛЮЧЕНИЙ!..
  
  

Эту книгу я посвящаю друзьям:

Шурику, Боре, Каюму, Саньку (прорабу),

Тимуру (узбеку), Тимуру (боксёру) и, конечно же, Нурику.

Вы, всегда в моём сердце!..

От всей души благодарю Оду-сенсея!

Пока он творит, я, глядя на него,

могу совершенствоваться как автор.

  

1 Глава. Железный Демон.

  
  
   Пауки крепко меня спеленали, и настолько густо, что я превратился в белый мохнатый кокон... только голова торчала. По всей груди сновали мелкие паучки. А в ногах два здоровых отрывали страшными жвалами мою плоть и по кусочку поедали. Там, ниже колена уже белели только кости...
   Я извивался на земле, старался изо всех сил освободиться, пытался пошевелить хоть пальцем, но всё было тщетно...
   -- Кто-нибудь помогите, спасите меня!!! -- проорал я во всё горло.
   -- И чего ты шумный-то такой? -- с каплей досады непонятно откуда раздался девичий голос.
   -- Так меня же едят!.. -- Завертел я головой по сторонам, выискивал глазами девушку.
   Лежу на пыльной утоптанной земле в пустынном дворе, а над головой высятся два многоэтажных дома, которые соединяются углом. Чёрные провалы окон ощерились острыми осколками.
   -- Да, в кошмарах и не такое может быть, -- утешила меня незримая незнакомка.
   -- Какие кошмары? О чём ты?
   И как назло, сколько не высматривал, но девушку нигде не видел.
   -- Так и быть, избавлю тебя от пауков: терпеть не могу, когда парень жалобно кричит и просит о помощи!
   Внезапно подул сильный ветер - настоящий ураган! Сдуло не только всех пауков, но и всю паутину впридачу!.. Осторожно приподнялся на локти, осмотрел себя и поразился: ноги целы! Даже ниже колен, где их вроде как съели. Неужто это и вправду...
   Рядом со мной раздался тот же голос, в котором отчётливо слышались недовольные нотки:
   -- И о чём только думал этот старик! Кто ещё о ком должен позаботиться!
   Блин, да где же она? О каком старике идёт речь? Кто она вообще такая?..
   Внезапно всё закружилось, завертелось, как на карусели, и исчезло. Я понял, что проснулся.
   Открыл глаза - а кругом тьма. Где я? Ах да, в пещере... Что-то шея болит. Почему? Ощупал её руками... затем голову, стену, пол. Ясно. Лежу очень неудобно: голова сильно наклонена, так что левым ухом прижимаюсь к плечу, а правым упираюсь в шершавую стену, а ноги вообще смотрят в другую сторону. И как только в таком положении умудрился уснуть? Непонятно... Сел, осторожно размял шею, стало полегче.
   Так, а мой новый знакомый здесь?
   -- Куня, ты где? -- а в ответ тишина, лишь гулкое эхо прокатилось по пещере.
   И что - я снова один? Только встретил ровесника, захотел с ним подружиться... Нет! Я непременно его разыщу! К тому же, вдруг он нуждается в моей помощи? Уж что-что, а товарища в беде я не брошу!
   Встал. Правую руку вытянул перед собой, и пошёл вперёд мелкими шажками...
   Надо сказать, я всегда в первую очередь переживаю о других. Вот и сейчас прекрасно понимаю: Куня - Иной! И всяко будет посильнее человека... Но волнуюсь за него, волнуюсь!
   Ощутимо потянуло сыростью, холодом... Под ноги то и дело попадаются камни, я дважды чуть не упал из-за них... Почему-то трудно дышать, темнота незримо давит, сжимает в тиски... Где-то капает вода. Кап-кап-кап... И это однообразное звучание - просто невыносимо! Словно в голову забивают гвоздь.
   Надо отвлечься, о чём-то подумать... Кстати о товарищах, а не появится ли Куня снова с каким-нибудь озлобленным чудищем за спиной. Потом слиняет в тень, - а я с ним разбирайся! Как это было недавно.
   На миг остановился и призадумался: а нужно ли такого спасать? Нужно. Да и забавный он!
   На следующем шаге споткнулся, но не о камень.
   -- Ай! Не убивайте меня, я всё скажу. Даже чего не знаю! -- в притворном испуге воскликнул кто-то...
   Из темноты на меня взглянули зелёные кошачьи глаза Куни.
   -- О! Среброкрыл, -- по голосу сразу стало понятно, как он рад меня видеть.
   Я ему позавидовал:
   -- Везёт тебе - видишь в темноте... -- потом догадался спросить: -- А можешь осветить чем-нибудь пещеру?
   -- Легко! -- звонким и, как всегда, весёлым голосом подарил мне надежду.
   Зашуршала одежда, что-то щёлкнуло, послышались звуки, точно он копался в чём-то, искал.
   -- У меня где-то была ручная ящерица, которая выдыхает огонь, -- похвастался Куня.
   -- Гром и молния! Вот это да! -- изумился я и захотел поскорей её увидеть.
   -- Правда, она темноты боится... что даже искры от неё не добьёшься.
   Моё восхищение рассыпалось в мелкое крошево...
   -- И что, даже костёр ночью не разожжешь?
   -- А зачем тебе костёр ночью? Ночью нужно спать! -- наставительно произнёс Куня.
   Да... ошеломил он меня! И слов сразу не подберёшь в ответ.
   -- О, теперь у нас будет свет! -- обрадовано воскликнул парень.
   Мягкое сияние осветило пещеру с низким скалистым сводом (можно коснуться пальцами, если встать на цыпочки), неровным полом, где были всевозможные выбоины, везде раскинуты крупные обломки известняка, к тому же, из пола выпирали острые камни. И как только я об них не убился! А стены покрыты почкообразными натёками.
   Усатый жук кружил над головой Куни и чуть ли не задевал кончики голубых волос, что стояли острыми шипами. Надкрылья насекомого - жёсткие, хитиновые были приподняты, а под ними быстро-быстро мелькали гладкие и тонкие крылья, которые - ОГО! - светились. Они-то и освещали пещеру.
   -- Это жук-светильник, -- пояснил Куня, когда заметил удивление на моём лице. -- Жаль, быстро устаёт, -- и он продолжил копаться рукой в нижнем кармане красной курточке.
   Вытащил оттуда зелёный бутыль, вынул пробку, понюхал, сморщился и чихнул. После закупорил бутыль и положил обратно в карман.
   -- Какой, однако, у тебя полезный карман, -- заметил я.
   -- А... да, -- рассеяно бросил Куня. -- Такая редкая куртка "на все случаи миссии" положена только на... -- осекся он на полуслове.
   Приятель посмотрел на меня так виновато - мол, это не моя тайна, и продолжил ещё усерднее рыться рукой в кармане. Следующим извлёк факел.
   -- О, это нам пригодиться! -- и вручил мне его в руки. -- Да где же она, где?..
   Полез в левый карман и вскоре радостно воскликнул:
   -- А вот и ящерка-свеча!
   В руках у него была стеклянная прозрачная баночка, на дне которой светился маленький камушек, а рядом спала ящерица, свёрнутая калачиком, с красивым оранжевым узором на спине.
   Куня так по-царски гордо задрал нос и указал на меня пальцем сверху вниз.
   -- Тебе даётся великая честь - возжечь пламя!
   -- Чего? -- вытянул я мордочку от удивления.
   -- Проще говоря - погладь ей пузико, -- разочаровано махнул он рукой и стал развязывать верёвку на горловине банки. После того как снял крышку-ткань, засунул руку и достал ящерку. Передал мне.
   Ящерица попыталась сбежать, когда оказалась в моих руках, но я ей не позволил: сжал пальцы. Она задрожала от страха. Тогда я чуть разжал пальцы и другой рукой начал поглаживать ей животик. Не сразу, но ящерица расслабилась... и из крохотной пасти вырвался маленький язычок пламени. Вскоре она задышала часто-часто, и пламя то появлялось, то исчезало.
   -- Всё, готово, -- доложился я.
   -- И я почти закончил, -- Куня выливал остатки прозрачной жидкости из пузырька на головку факела: там тряпица уже основательно намокла. -- Поджигай!
   Факел вспыхнул ярко, жарко, и я взял его в руки, пока приятель убирал ящерку-свечу в банку, а ту в свою очередь в карман.
   И когда только я привыкну к его волшебному карману? Интересно, а человек туда влезет?
   Неожиданно позади нас что-то зашевелилось... Я обернулся и только сейчас заметил, что вход, в который мы вошли - пропал! Вместо него теперь была гладкая, почти зеркальная стена, а рядом с унылого свода падали чёрные, тяжёлые капли (это их звучанье я слышал!). Внизу оживала лужа мрака... Чёрная жидкость поднималась, превращалось во что-то. Очертания с каждым мигом становились всё более чёткими и узнаваемыми.
   -- Куня, ты случаем не знаешь что это? -- настойчиво я тыкал пальцем свободной руки в бывшую лужу, которая приняла образ пантеры.
   Приятель как раз закончил с ящеркой. Посмотрел на меня, потом на то место, куда я указывал.
   -- Ух ты! -- Куня обрадовано подбежал к пантере, похлопал ту по спине. -- Твёрдая, железная... -- внезапно он быстро убрал руку и в два огромных прыжка очутился подле меня. -- Тьма-покровительница, это же...
   Чёрная Пантера оглядела нас ненасытным взглядом... раскрыла пасть и шумно втянула в себя воздух. Ветер страшной силы вмиг подхватил жука-светильника и потащил бедного к жуткой твари...
   Громкий хруст эхом раздался по пещере - мощные челюсти перемалывали жука. Когда пантера съела его, то у неё тотчас появился панцирь, как бы из света, который прикрывал бока. Гладкая стена позади твари осветилась.
   На нас взглянули угольно-чёрные глаза, как два жутких колодца, ведущие в бездну...
   -- Что это? -- тронул я за плечо приятеля.
   Куня радостно воскликнул:
   -- Железный Демон!
   И даже головы не повернул. Странная радость озадачила меня, и я предположил.
   -- Он на людей не кидается?
   -- Нет, что ты! Железный Демон за милую душу съедает всех тех, кто ему попадется, -- а лицо так и светится от счастья.
   -- Тогда чему ты радуешься?!
   -- Ты не понимаешь, как нам повезло! Это же... -- он возбуждённо поднял руки над головой.
   -- Так здорово быть съеденным железным чудищем, да? -- закончил я за него предложение. -- Ба, какая редкая удача нам выпала, да? Извини, но я не согласен.
   Схватил поудобней факел обеими руками и смело шагнул вперёд.
   -- Ты не так понял - это только начало! -- обрадовал меня Куня, любитель острых ощущений.
   Чёрная Пантера вновь раскрыла пасть, и сильный ветер потянул нас к демону...
   -- На... подавись, -- и кинул горящий факел.
   -- Не поможет, -- уверено сказал Куня и столь же уверено погружался в тень.
   Вот зараза, скрыться пытается: уже по колено ушёл в спасительный сумрак.
   -- Не-не-не-е-е... -- оказался я рядом с ним и ухватился одной рукой за голубую сосульку на его голове, как за острый пик скалы. Готовился в случае чего выдернуть того из тени, словно морковку с огорода.
   Надо же - это всё-таки волосы! Просто очень жёсткие, поэтому и стоят.
   -- Не-не, товарищей в беде бросать никак нельзя, -- наставительно покачал я перед ним указательным пальцем.
   Сзади раздался громкий хруст. Я обернулся. Демон как ни в чём не бывало жевал половинку факела, другая лежала на каменном полу.
   -- Спасаться так вместе! -- добавил я после увиденного.
   -- Но я не могу тебя туда взять! -- по его лицу видно, что он по-настоящему сожалеет об этом. -- Мир тени только для тениходцев!
   Ага, и для загадочных тварей - подобно той кобры с зелёным туманом из пасти, которая вылезла из тени чёрного пса несколько часами ранее. Только почему тогда Куня её так и не увидел, хотя она была прямо перед ним?
   -- Тогда надо сообща придумать - как нам спастись!.. И побыстрее... -- добавил я, когда снова обернулся назад и увидел, что Чёрная Пантера почти схрумкала вторую половину факела: из пасти торчал лишь кончик. Теперь пещеру неярко освещал только панцирь на её боках.
   Я спешно осмотрел всю пещеру, но заметил только один выход: в десяти шагах, впереди нас чернел проход. Без каких-либо трудностей мы войдём в него, но что дальше? А... об этом подумаю позже, сейчас бы успеть вбежать.
   -- Вот ещё одно доказательство неуязвимости Железного Демона, -- Куня взглядом указал на пантеру. -- Я кинул ей в глаза ножи, а та и ухом не повела!
   Возле передних лап тускло отбрасывали свет два тёмных лезвия, похожие на наконечники копий.
   -- Нам туда, -- махнул я головой в сторону прохода, и мы побежали.
   Перед выходом Куня остановился, рассыпал за нами полукругом чёрные шарики размером с грецкий орех.
   -- Это не убьёт Демона, но приостановит точно, -- пояснил приятель.
  
   И вот мы несёмся по узкому тёмному туннелю, где лишь смутно видно очертания стен. Сильно пахнет сыростью.
   Внезапно далеко сзади громыхнуло, ярко вспыхнуло и на миг осветило туннель.
   -- Теперь у нас есть какое-то время, -- на ходу обнадёжил меня Куня.
   Бежали мы уже долго, но больше всего мешала темнота. Из-за неё я несколько раз споткнулся, однако удержал равновесие.
   -- Куня... можешь осветить... чем-нибудь дорогу... -- я запыхался и говорил обрывками фраз.
   -- Надо искать в кармане, однако на бегу это сложно сделать, -- произнёс приятель ровным голосом, его кошачьи глаза в сумраке светились двумя яркими изумрудами.
   Вот же, он совсем не сбился с дыхания! А я уже почти сдох и пыхчу, словно паровоз...
   -- Тогда веди в обход камней, -- и вцепился в его куртку возле предплечья.
   От бесконечного бега у меня начали заплетаться ноги. В груди жгло, не хватало воздуха. Так хотелось остановиться, передохнуть... но разумом понимал, что нельзя! А мысль об отдыхе настойчиво пытала меня: "Остановись, остановись...".
   Нельзя об этом думать, нельзя! Опустил взгляд вниз, там нет-нет да виднеются светлые пятна некоторых камней. Лучше смотреть под ноги, чтобы не упасть. А то если навернусь - не встану: дико устал.
   Каменный пол начал светлеть (нет - это впереди появился свет!). Поднял голову, невдалеке белело пятно выхода из туннеля. Спустя томительные минуты ворвался следом за Куней в ослепительную пещеру. По глазам больно резанул яркий свет...
   Чтобы хоть немного передохнуть, присел на корточки. Тем более приятель тоже нашёл себе занятие - собирал кристаллы, что густым кустарником скучковались невдалеке, в правом углу. Они светились изнутри и были разбросаны поодиночке не только на полу, стене, но и на своде пещеры. Именно поэтому здесь так ярко, что даже сейчас, когда глаза привыкли, им всё равно немного больно от света. Куня уже вовсю отламывал кусочки кристаллов и складывал в полотняный мешочек. Я тоже не выдержал и отломил себе несколько штук.
   Так вот откуда берутся дорогущие кристаллы-светильники! Размером гораздо меньшим я видел как-то на прилавке у жадного купца с тонким голосом и тучным телом. Он ещё торговал драгоценными камнями. Понятное дело, у тётушки в доме не было даже малейшего кусочка такого кристалла.
   -- Куня, я тебя прекрасно понимаю, но нам нужно бежать дальше: здесь не спрячешься, - и напоследок ещё раз окинул взглядом обширный зал с кристаллами.
   Надо сказать, забавно смотрелось то, как Куня буквально отрывал себя от кристаллов... и подошёл ко мне с такой обиженной миной на лице, что был похож на ребёнка, у которого отобрали любимую игрушку.
   -- Побежали! Чего встал, -- и поплёлся к входу напротив нас, в следующий каменный коридор.
   -- Нам не туда, -- окликнул я расстроенного Куню, а сам же направился к левой стене.
   -- Что? Но... нам же сюда, -- и приятель взглядом показал на широкий выход.
   Когда я дошёл до стены, то спросил его:
   -- А дальше что делать - ты думал?
   -- Бежать, -- и состряпал такое удивлённое лицо, будто я предложил идти по потолку.
   -- Есть мысль лучше, следуй за мной, -- и пошёл вдоль стены.
   Здесь темнели провалами норы с острыми краями. Я выбрал ту, в которую мы могли влезть, и начал вползать в отверстие на уровне пояса.
   Блин! Всё-таки поцарапал руку: задел кристалл, что торчал у края. Лаз широкий, но низкий - поэтому приходилось ползти лёжа на животе. Как же больно продвигаться вперёд на локтях, особенно когда попадаются острые камушки. К тому же, снова темень - ни зги не видно! Да и рана на руке заныла...
   Позади меня Куня возбуждённо крикнул:
   -- Давай быстрей - Демон уже в пещере!
   Отбивая локти, прибавил ходу. Куня шумно сопел сзади, толкал, принуждал ползти быстрее. Я поспешил ещё сильнее и ударился лбом о выпирающий сверху камень.
   -- Суровый суслик! Что же не везёт-то так, а? -- потирал я расшибленный лоб.
   Надеюсь, шишка не вскочит. И чтобы вновь не треснуться лбом, периодически протягивал руку вперёд, проверял, есть ли коварные камни на пути, сверху.
   ...Душно, я вспотел... Темно... Шуршат наши одежды... Слышно моё хриплое дыхание и недовольное сопение Куни...
   Внезапно он меня огорошил:
   -- Железный Демон ползёт за нами!
   -- Как? Неужели втиснулась в нору? -- и повернул голову назад, но увидел только ярко-зелёные глаза приятеля.
   -- Так на то он и Демон!
   Да... и верно, что ему стоит расширить проход своими железными когтями. И я под частые толчки сзади пополз ещё быстрее. Не щадил ни локти, ни колени, ни лоб, которым поцеловал уже тройку камней... и почувствовал, как нарастала шишка.
   Вскоре показался просвет, выход.
   -- Скоро вылезем, -- обнадёжил я Куню.
   И как только вылез, то подал ему руку и помог выбраться. Кончики его сосулек на голове потемнели от грязи, а куртка местами испачкалась. Он отряхнулся, вытащил платок и вытер им от пота лицо и шею. А я же обтерся рукавом рубахи.
   Поднял глаза к своду. Там были обильно усеяны яркие кристаллы, что ровно светились, как бы изнутри, и создавали дивные картины (если приглядеться!). У меня приподнялось настроение от такого красивого вида.
   Подлая мысль мигом остановило моё воображение: "А далеко ли от нас Демон?". И я решительно засунул голову в нору, попытался высмотреть, но тщетно: чёрную пантеру во тьме не видать. Слышно только, как жутко скребут железные когти и шум падающих камней...
   -- Среброкрыл, пора сваливать!
   Куня совершал бег на месте, да так что пыль столбом стояла. Потом не выдержал и быстрее стрелы скрылся вдали... И только дорожка из клубов пыли доказывала: что здесь был мой приятель, быстрые ноги (особенно от врага!). Пришлось втопить, чтобы догнать.
   И снова этот долгий бег, который выматывал... изнурял...
   Через какое-то время услышал позади тяжёлые, гулкие удары о каменный пол. Я бросил взгляд из-за плеча, - а там, Чёрная Пантера большими прыжками нагоняет меня...
   Суровый суслик! И это тогда, когда я же бегу по длинному туннелю, где нет ни одного разветвления, ни хоть малейшего прохода, норы!
   Обернулся. Демон совсем близко. Ещё два прыжка и мне конец...
   Неожиданно я споткнулся, и по всемирному закону подлости, не удержал равновесие, смачно распластался на полу. Зря оглядывался, проморгал камень, который торчал на пути.
   Внезапно надо мной затрещал свод и обрушился валунами. Только одна мысль успела мелькнуть в голове: "Интересно, быть раздавленным камнями лучше, чем быть съеденным мистической тварью?".
   -- Берегись! -- чья-то сильная рука больно схватила за плечо и отшвырнула далеко вперёд.
   Раздался ужасный грохот... Тугие струи воздуха с пылью обдали меня сзади...
   Когда встал, то увидел груду камней, которые полностью загородили проход.
   -- Куня!!! -- заорал я от испуга.
   Неужели он всё это время тайно следовал за мной и пожертвовал собой, чтобы спасти меня?..
   -- От него и мокрого места не осталось. А какой был парень... Не парень, а золото! -- с усмешкой в голосе произнёс кто-то сбоку.
   Я тут же повернул голову. Куня спокойно подпирал стену, где изредка торчали кристаллы-светильники, и озорно улыбался. Блин, как же я рад, что он жив!
   Послышался шум от груды камней. Часть из них зашевелилась, что-то изнутри выбиралось наружу.
   -- Железный Демон неуязвим! -- всё ещё чему-то радовался приятель.
   -- Да, но мы-то нет! Поэтому ходу, ходу! -- поторопил я его.
   Он отлепился от стены и пошёл вперёд, и почему-то иногда подрыгивал от радости...
   Когда я его нагнал, то озадаченно посмотрел ему в лицо.
   -- Ты чего такой счастливый?
   Куня расплылся в улыбке ещё шире и звонко воскликнул:
   -- Началась череда ловушек!
   -- Не понимаю я тебя: мы же перед этими ловушками более уязвимы нежели Демон! -- старательно ускорял шаг, чтобы и приятель поспешил.
   -- Да не в этом дело! -- беспечно отмахнулся от меня донельзя довольный Куня.
   Мы уже бежали, но не быстро, и по пути я глазами выискивал ловушки, хотя и не знал, как они могут выглядеть. Вот не думал, что Куня такой бесшабашный... я и раньше замечал за ним тягу к приключениям, однако не настолько же! Буду надеяться, что этим не заражусь...
   В этот раз скрытую ловушку задел мой беспечный приятель. Туннель впереди нас заволокло мерзко-бурым туманом. Зашипело... и от удивления у меня чуть глаза на лоб не полезли: туман разъедал каменные стены, пол, свод... В общем, всё чего касался.
   -- Бритый, смешной ёжик! Вот это мы вляпались... -- мой возглас вырвал Куню из мечтательного состояния.
   И ведь не скроешься, в этом длинном и прямом туннеле... а туман быстро к нам приближался.
   Куня начал действовать: мгновенно сложил знаки-печати руками перед собой, потом резко присел, прижал ладонь к полу и властно произнёс:
   -- Навык тени: "Непроницаемая сфера"!
   Совсем неожиданно для меня, большая тень накрыла нас, как колпаком.
   -- Надеюсь, разъедающий туман исчезнет прежде, чем у нас закончится воздух, - поделился своей надеждой Куня.
   Признаться честно, я позавидовал приятелю. То как он мастерски совершил знаки руками, произнёс волшебную фразу, и уберёг нас в чёрной сфере - вызвало во мне восхищение. И... я тоже так хочу!!!
   В непроглядной тьме мы сидели на усыпанном камешками полу и молчали - берегли воздух, но он всё равно быстро заканчивался. Стало душно... я обливался потом... дышал ртом... не выдержал и прилёг на каменный прохладный пол (здесь ещё был воздух). Перед глазами вспыхнули яркие точки, круги... и я почувствовал, что теряю сознание...
   Но Куня вовремя убрал теневую сферу.
   -- Кха-кха... - закашлялся я, когда вдохнул полной грудью кислый воздух с какой-то дикой смесью, что раздирала горло.
   Прикрыл краем рубахи рот и нос - полегчало; чуть погодя перестал кашлять, зато глаза заслезились: едкий пар исходил от стен, пола и даже потолка.
   Вся пещера изуродована, изъедена, и только каменный круг под нами напоминал о том, что здесь раньше была обычная пещера, а не адское подземелье.
   Пришлось ждать, пока пещера перестанет плавиться. К тому времени, я уже с головой спрятался в рубашку, потому что от едкого пара защипало лицо, а из глаз постоянно бежали слёзы. И как только всё хоть немного затвердело, застыло, - то сразу же двинулись дальше.
   Страшные ямы под ногами и застывшие подтёки на стенах заставляли содрогаться от ужаса: что было бы с нами, попади мы под этот кислотный туман.
   Слава богу, адский участок остался позади, а впереди (наконец-то!) показалось ответвление. Конечно же, мы свернули. И теперь шли осторожно, медленно, чтобы снова не попасть в ловушку.
   Гулким эхом отдавались шаги. Куня всё витал где-то в облаках, а я же лихорадочно думал, как избавиться от Железного Демона. Конечно, нам может и повезти, если он не свернёт и пойдёт прямо, то уйдёт в другую сторону, но что-то мало в это вериться...
   Наверное, не случайно я заметил впереди нас ряд странных камней. Почти незаметные: оттенком пола, невысокие - так, небольшие бугорки. Но они мне сразу не понравились... уж слишком ровно расположены - длинным рядом; об один из них обязательно споткнёшься. Значит - ловушка! Кинул взгляд вверх. Огромная прямоугольная плита выступала над потолком.
   -- Куня, смотри не задень вон те бугорки, -- и указал рукой.
   Мы осторожно их обошли, а когда слегка отдалились, то я положил руку на плечо Куни, - остановил его и поведал ему свой план.
   Ждали мы недолго: вскоре вдали появилась железная пантера. По каменному коридору ступала по-хищному грациозно. Глухой гул раздавался по пещере - это она недовольно хлестала себя тяжёлым хвостом. Как ни странно, тот проходил сквозь панцирь, который светился на боках, словно через солнечные лучи.
   -- Куня, давай! -- отдал я команду, и приятель метнул камешек в один из подозрительных бугорков.
   И мои надежды на его меткость оправдались: он угодил точнехонько в средний бугорок. Сверху загрохотало, посыпался песок, и огромный прямоугольный камень (а не плита, как я подумал вначале!) обрушился на чёрную пантеру.
   Время я рассчитал самое верное: Демон не смог сбежать, и его прихлопнуло каменной наковальней... Когда грохот затих, и пыль улеглась, я гордо обтряхнул руки перед собой со словами:
   -- Вот и покончено с мистической тварью! Возрадуйся: на нашем счету есть один поверженный Демон!
   -- Наивный! -- обломал мою радость приятель, голубые сосульки на голове. -- На то он и неуязвимый!
   И такое торжество было у него в глазах, будто он хвастался своим питомцем.
   -- Был неуязвимым, пока в пещере не появился Среброкрыл с Куней! -- и по-дружески похлопал приятеля по плечу.
   А тот всё равно хотел возразить. Но вдруг прямоугольная глыба начала подниматься над землёй. Вернее сказать, её поднимала железная пантера. Вот она встала на все лапы и двинулась на нас. По ушам резанул ужасный скрежет - камень-то оставался неподвижным, а Чёрная Пантера шла вперёд (пусть и очень медленно), протирала плоский низ камня опушенной головой (точнее затылком), позвоночником.
   -- Суровый суслик! Я так не играю, Демон-то непобедим! -- громко возмутился я и обиженно надул губы.
   -- А я тебе говорил, -- и у Куни было такое довольное лицо, точно он слопал сладкий пирожок.
   -- Ну, и что в этом хорошего? -- недоуменно вскинул я руки.
   -- Так значит Демон - настоящий! -- довольно потряс он указательным пальцем.
   -- И что с того?
   -- Ты не понимаешь! Если сначала встретить Железного Демона, затем редкие, смертельные ловушки, то впереди непременно будут Врата! -- Куня так радостно возбудился, что его чувства били через край.
   -- Да-да... врата в Ад, -- добавил я. -- Их только до полного счастья нам и не хватает, -- развернулся и почапал в глубь пещеры...
  
   Следующее правое боковое ответвление привело нас к подземному водоёму. Спокойная гладь тускло отражала редкий свет, вода казалась густой, вязкой. Высокий свод покрывал бледно-зелёный мох. Пахло сыростью, а прохлада заставила меня поёжиться. Здесь я впервые увидел сталагмиты, что высокими клыками ощерились на подступах к водоёму. Некоторые торчали и из воды. На противоположном берегу виднелась монолитная стена с тёмным и единственным зевом выхода. Впрочем, вполне пригодным для нас. Беда в том: озеро нельзя обойти, только переплыть, а лезть в холодную воду ой как не хочется... Но делать нечего, полезли.
   -- Блин, вода - ледяная! -- застучал я зубами.
   И словно издеваясь, Куня перевернулся на спину и расслаблено поплыл, точно под жаркими летними лучами в тёплой воде.
   -- Дело привычки, -- спокойно произнёс непрошибаемый Куня. -- Вот меня заставляли в ледяной воде целыми днями находиться с дыхательной трубкой во рту.
   -- К-к-кто т-т-тебя так п-п-пытал? -- у меня зуб на зуб не попадал, а тело почти окоченело.
   -- Брат. У меня ещё та семейка! Поэтому и сбежал, -- разоткровенничался Куня.
   -- А я с-с-сестрёнку и-ищу, -- также поведал свою причину к путешествию.
   Неожиданно Куня скомандовал:
   -- Поплыли быстрей! Железный Демон вошёл в пещеру!
   Я изо всех сил поплыл вперёд. Но ноги постоянно опускались, тянули ко дну. Руки устали настолько сильно, что я просто забрасывать их вперёд, и те шумно шлёпались о водную гладь, взметали брызги в разные стороны...
   Как только полностью выполз на берег, то рухнул без сил. Я так замёрз и устал, что готов был отдыхать на жёстких камнях хоть целую вечность.
   -- Куня, помоги: найди у себя в чудесных карманах сыр, который придаст мне сил. Быть может, завалялся хоть маленький кусочек! Без него и руки не поднять, -- страдальчески взмолился я.
   Приятель тяжко вздохнул и засунул руку по локоть в карман, стал в нём копаться, искать сыр. Даже язык высунул от усердия и прикрыл левый глаз.
   И вскоре протянул мне целый каравай сыра.
   -- Чтоб всё съел, -- а сам хитро улыбается. Мол, погляжу, как ты его осилишь.
   Я вскочил и мигом добежал до столь желанного сыра. Большими кусками стал жадно откусывать и быстро-быстро пережёвывать. Приятель успел только три раза моргнуть огромными от удивления глазищами, как с сыром было покончено.
   -- Куня - ты настоящий друг! -- довольно похлопал я себя по надутому пузу.
   -- Ча-па-па... -- не переставал изумляться приятель, поглядывая то на меня, то к себе в раскрытый карман. Наверное, в первые жизни понял: насколько малы его волшебные карманы.
   После, мой настоящий друг, подал мне мягкое, шёлковое полотенце. Я с силой обтёрся, так что кожа покраснела.
   -- Как хорошо, что у тебя есть безразмерные карманы! - вслух порадовался я.
   Он по секрету поделился со мной, что только два нижних, можно сказать, не имеют дна, а остальные обычные. И весила курточка ого как! Я даже снять её не смог, и как только такую носит!
   Кстати, Куня заметил у меня на теле рисунок в виде зелёной лозы, но ничего не сказал и не удивился. Спрашивается, от кого знак скрывать-то? Если, конечно, внять предупреждению мечника с жёлтыми соколиными глазами.
   После того как оделся, стал высматривать поверхность воды и противоположный берег.
   -- А где Демон? -- держал я руку козырьком.
   -- Идёт по дну, -- уверенно ответил друг с голубыми волосами, что стояли на голове острыми шипами.
   Мы поспешили к стене и вошли в тесный вход, больше похожий на широкую трещину...
   -- Невезуха... -- вырвалось у меня, когда совсем короткий туннель вывел нас на малюсенькую площадку, за которой была глубокая и широкая расщелина. -- И как нам её преодолеть?
   Куня полез в карман. Здорово! Сейчас вытащит что-нибудь нужное! И я не ошибся. Друг покопался и вытащил железную кошачью лапу с крепкой верёвкой на конце. Раскрутил и метко зашвырнул в противоположную пещеру. Острые когти вошли в каменный пол, как нож в масло. Потом обмотал верёвку вокруг крепкого сталагмита и по натянутой, как струна, верёвке пошёл с раздвинутыми руками. Скользил вперёд легко и непринуждённо...
   Теперь моя очередь. Я не такой умелый и ловкий, поэтому буду перебираться по-нашему, по-деревенски! Лёг на верёвку и пополз... Стало натирать в причинном месте. Что ж, делать нечего, цепко обхватил верёвку ногами и перевернулся. Руками начал перебирать вперёд.
   -- Среброкрыл, Демон появился! -- вскрикнул Куня.
   Я глянул, - пантера уже на площадке! Не успел и ахнуть, как она прыгнула на меня.
   Не долетела, но могучей лапой задела верёвку, и та оборвалась.
   -- А-а-а...
   Хрясь, врезался всем телом в каменную стену. Из меня весь дух выбило, однако верёвку я из рук не выпустил. Теперь висел, приходил в себя.
   Ну, наконец-то, с Демоном покончено! И тут внизу послышался шум...
   Глянул. Итить-колотить! Исчадие ада острыми когтями вцепилось в стену и взбиралось вверх!
   -- Как... как ты меня достала, чёрная бестия! -- взорвался я криком.
   Стукнуть бы тебя ногой, чтоб свалилась... Да только схрумкаешь ты её, как тот факел! Не... она мне ещё нужна.
   Стал быстро-быстро перебирать верёвку руками.
   -- Не дёргай так сильно, не удержу! -- крикнул сверху Куня.
   А тут стало ещё хуже: подул сильный ветер... Чёрная Пантера раскрыла пасть и со страшной силой засасывала воздух. Я еле-еле держался за верёвку и думал только о том, чтобы не отпустить.
   На меня посыпались камешки. Друг стоял у самого края. Лицо его побагровело от напряжения, вены вздулись...
   Пантера медленно лезла ко мне по стене. Я почувствовал себя беспомощным. Ещё чуть-чуть и она достанет меня, первыми откусит ноги...
   Принялся ногами сбивать вниз выступающие камни. В надежде, что какой-нибудь обломок удачно угодит в пантеру, и та сорвётся.
   Железный Демон почти достиг меня, когда возле передних лап стена пошла трещинами... От неё отломился кусок, и пантера беззвучно канула во тьму...
   Вдруг послышался грохот снизу. Пришлось долго всматриваться во мглу, пока я не разглядел широкий гранитный мост, на который упала железная пантера. Как ни в чём не бывало она поднялась на лапы и исчезла в стене. Наверное, там вход в пещеру, и если нижние коридоры соединяются с верхними, то мы снова встретимся.
   Из последних сил поднялся наверх...
   -- Спасибо! -- произнёс я, как только отдышался.
   -- Товарищей в беде бросать никак нельзя! -- повторил Куня мои слова, и мы дружно засмеялись.
   Пока лежали рядом - отдыхали, я стал вспоминать, с чего всё началось: мир кровавой луны и жутких тварей, нападение пауков, что могли становиться невидимыми, и встреча с мечником с жёлтыми соколиными глазами...
  

2 Глава. Багровая Явь.

  

"...Ночь хмурая, как зверь стоокий,

Глядит из каждого куста!"

Ф.И.Тютчев

  
  
  

1 день назад.

  
  
   Лёгкий тёплый ветерок дул мне в лицо, под ногами сухая в трещинах земля с красноватым оттенком наводила на грусть...
   Я шёл уже достаточно долго, но всё равно мучился одним единственным вопросом: почему с раннего детства меня могли видеть только тётушка Добрана и сестрёнка Мила, а для остальных в деревне - я невидимка? И для животных и для людей. Мне уже шестнадцать лет, но я так и не нашёл ответа... А сколько раз меня сбивали с ног прохожие - и не счесть! Хотя поначалу было забавно смотреть на их удивлённые глаза, а иногда бледные лица от страха, когда они натыкались на меня - нечто невидимое, которое ещё и разговаривало...
   Так погружённый в мысли я чуть не столкнулся у раскрытых ворот кладбища с мужиком с аккуратной бородкой. Он возник передо мной, будто бы из-под земли вырос! Но я вовремя отпрянул в сторону. Больше людей на кладбище не было, и я спокойно дошёл до могилы.
   Уже год минул с того случая, как Милы не стало...
   Положил пёстрый букет цветов возле овального каменного надгробия среди прореженной зелёной травы. Она всегда любила разноцветье... Я всячески ухаживаю за могилой, но Милу это не вернёт. День за днём меня нестерпимо мучает горечь потери, а по ночам гложет тоска. Душа болит... страдает... угас последний лучик счастья - свет любви... и лишь мрак всегда перед глазами... лишь горе плещется внутри...
   Неожиданно подул ветер, обнял ласково теплом, разлохматил волосы и дохнул в лицо свежестью. Слева, за оградой кладбища, пробежали тёмно-зелёные волны густой травы. Я долгое время ими любовался... По земле лениво ползли тени белокучерявых облаков. Роща справа потемнела, померкла, словно деревья впали в глубокую задумчивость... Кроны - незабываемо шумели, а в полутьме изумрудные листочки радостно трепетали.
   Мимо пролетела стрекоза. После того как проводил её взглядом, присмотрелся на надгробия. Некоторые были сделаны из дерева и облиты чем-то серым, что не давало древесине гнить, рассыхаться. А вот надгробие из тёмной бронзы, впереди, через две могилы, стояло гордо, выгнуто, точно грудь важного и напыщенного человека.
   Далеко, в самом углу кладбища, виднелась могила бочкаря Пузана. Чудаковатый был человек: верил во всякие невероятные истории, легенды, слухи... твердил, что на земле полно всякой нечисти, нелюдей и существует волшебство!.. Даже после смерти он показывает всем свою веру: на простом каменном надгробии висела набекрень большая связка чеснока, а прямоугольный кусок земли окаймляли всегда горящие длинные свечи (любопытно, а кто их зажигает?). Их приторно-сладкий запах чувствовался даже отсюда.
   И тут я вспомнил загадочный сон, который приснился мне ночью, и в нём Мила звала, просила освободить её из заключения. И, надо сказать, сновиденье было настолько правдоподобным, а сестрёнка выглядела такой живой, естественной, что я теперь в сомнениях - сон ли это? А вдруг - некое послание? Ведь в этом сне Мила выглядела немного иначе, точно повзрослела на год. К тому же, сама её гибель была необычной!..
   "Приступ холода" прервал ход мыслей. В последнее время я испытываю его всё чаще и чаще. Мне неожиданно хоть ночью, хоть жарким днём становиться зябко. Ненадолго, но приятного мало. А всё это - произошло из-за моего любопытства. Полгода назад я прогуливался возле Леса Потерянных Душ и заметил в зелёной траве костяную маску, что лежала боком. Подобрал, повертел в руках, осмотрел. Белая, гладкая на ощупь, похожая на человеческое лицо, с пустыми прорезями для глаз, сжатыми передними зубами и узким, острым подбородком. На правой скуле изображался скорпион. Выпуклый, красивый, из рубина, а изнутри как бы светился. Крупный клешни хищно раскрыты, точно вот-вот схватят добычу, хвост дугой обхватывал правую прорезь для глаза, кончик иглы опасно поблескивал.
   По глупости своей я взял да и приставил маску к лицу, та неожиданно прилипла к коже, да так сильно - не отодрать! Сколько бы не мучился, а снять не мог. Через какое-то время маска потеплела, начала истончаться, пока и вовсе не исчезла. А удивило меня то, что я явственно ощущал некую тяжесть на лице. Словно она никуда не делась, а стала невидимой и неосязаемой. В тот же день случился первый "приступ холода"...
   Однако в этот раз всё было никак обычно. Вместо того чтобы озябнуть всем телом сразу, я стал мёрзнуть медленно, снизу вверх. Сначала холод обжёг пальцы ног, полностью ступни, икры... Холод как бы бил волнами, омывал меня и поднимался всё выше и выше... Я прямо-таки ощущал эти волны, почти видел. Холод уже добрался до губ, и я встал на цыпочки, словно мог утонуть. А когда холодные волны накрыли меня с головой, то я задержал дыханье. И тут сперва почувствовал, а потом и вовсе узрел лазурное пламя, которое объяло всего меня. Э-э-э... как так? От удивления я выдохнул остаток воздуха из лёгких и часто-часто задышал. Целый рой синих искорок залетел мне в нос. Они слегка охладили его, но никакого вреда не принесли, как будто я дышал простым воздухом - а не пламенем. Стоять же в ярко-голубом костре было холодно и как-то неуютно, что ли. Постепенно пламя угасло, а левая рука начала тяжелеть.
   Суровый суслик! Что - ещё не конец! Глянул - рука от локтя до кончиков пальцев кристаллизировалась. Вот это да... Сжал пальцы в кулак, разжал. Слушаются, и ничего не болит! Смущают только гладкие грани...
   Краем глаза заметил что-то странное. Отвлёкся - перестал разглядывать руку, которая сверкала багрянцем, и посмотрел по сторонам. Вокруг творилось невесть что: на всём лежал алый сумрак, пропал дневной свет. Я взглянул на небо - а там полная луна!
   Э-э-э... где солнце?! Я только осознал: луна КРОВАВО-КРАСНАЯ!.. Испокон веков она была светло-голубой, так почему же сейчас напоминает чьё-то сердце, что ещё живое вырвали и пригвоздили к небесам?! Что это за происки чернокнижников! Кто выдернул меня из светлого дня в мрачное царство теней?!
   Взгляд упал на рощу. А это что за напасть?.. Деревья были голы, без единого листа! А вместо ствола - толстые сучья, десятками вытянутые из земли, переплетались между собой. Странные деревья, выше обычной сосны раза в три, пугали белой, как кость, корой. На гладкой поверхности хорошо отражались тёмно-алые блики...
   По земле стелились какие--то потусторонние, полуживые тени... Ветки скрипели, протягивали иссохшие, скрюченные ветки, словно хотели поймать и затащить в мрачную чащу...
   Я сглотнул и почувствовал, будто кто-то сзади есть. Может быть, там стоит усопший, который восстал из могилы и тянет руки к моей шее?! С трудом обернулся. Никого.
   -- Фу-ты ну-ты, перепугался, -- и с облегчением вздохнул.
   Неожиданно кто-то громко ухнул - я вздрогнул; послышались хлопки крыльев; из темноты вылетел филин и опустился на надгробие, крепко сжал его коготками. Он всмотрелся в меня круглыми глазищами, как бы с интересом, и так забавно наклонил голову, что мне стало смешно.
   -- И чего я, дурак такой, испугался? Ха-ха-ха... даже стыдно за себя.
   Филин выпрямился и застыл, как каменное изваяние. Большие глаза теперь смотрели на меня жадно, как на добычу. Не знаю почему, но у меня пробежали мурашки по спине...
   И тут произошло нечто невероятное. У филина в груди раскрылась жуткая челюсть, похожая на капкан, с острыми зубами.
   Итить! Что за чудище такое?!
   Грянул леденящий душу визг - настолько ужасный, что проживи я хоть до ста лет, мне его не забыть! Внезапно из пасти в груди вылетело что-то длинное, пролетело над головой и задело волосы. Что это было? Обернулся. Шип? Нет, не шип - а заостренный с двух сторон кол (в длину не меньше чем с локоть!), который пробил деревянное надгробье навылет. Сквозная дыра видна даже отсюда!
   -- Гули-гули-гули... -- вытянул я вперёд руку и, потирая большим пальцем о кончики других, стал приманивать филина. -- Хорошая совушка - пернатая головушка, добрая.
   Вжик! В землю возле ног воткнулся острый кол.
   -- Нет, не добрая!.. -- вмиг я переменил своё мнение.
   Филин взвился вверх и, закрывая собой кровавую луну, завис в воздухе: крылья широко распахнуты (почему он не падает?), клюв злобно щёлкает. И тут на внутренней стороне крыльев раскрылись множества страшных глаз.
   Что за чертовщина?! Из каких мрачных глубин оно вылезло?
   Внезапно филин исчез - раз и нету. Как так, где он? В ночной тиши, как гром среди ясного неба, раздались хлопки крыльев - и очень близко!..
   Мигом помчался к могиле с большим надгробием из бронзы (да, к тому самому, которое как бы выпятило грудь!), мышкой нырнул за надгробье, прислонился к нему спиной и стал слушать... а вокруг тишина! Взглянул на левую руку, там зеркальные багровые грани отбрасывали робкий свет. Интересно, на что она способна?
   Грянул сильнейший визг. Мне думалось, барабанные перепонки лопнут! И вновь тишина... как будто я и вправду оглох!
   Что--то обожгло плечо, и я резко повернул голову влево. Да ты шутишь! Выпушенный филином кол почти полностью вошёл в бронзовое надгробье (толщиной не меньше, чем с два кулака!) и порезал мне плечо. Для такого чудища даже металл не помеха! Выскочил из мнимой защиты надгробия и быстро добежал до небольшого пяточка, где не было могил, там и замер - превратился в одно большое ухо! Сейчас остаётся только уповать на слух. Иначе во мне появятся дыры - не совместимые с жизнью!
   "Дзинь-дзинь-дзинь..." - зазвонили мои часы. Ура!!! Пришла пора наслаждаться сыром! И пусть весь мир подождёт!
   Чтобы убедиться, вынул из кармана штанов круглые часы на цепочке, щёлкнул на кнопку, и крышка открылась. Так и есть! Ровно 12.00. И как всегда, над циферблатом выскочил махонький соловей и музыкой для моих ушей пропел: "пора завтракать, пора завтракать..."
   Интересно, а сейчас, действительно, полдень? А то эти часы барахлят - могут иногда целыми неделями молчать, а могут ежедневно звонить и показывать время для завтрака.
   А, неважно-неважно. Полез в кожаный мешочек на поясе и извлёк оттуда белоснежный платочек, аккуратно заправил его за ворот рубашки на груди. Отлично! Вот теперь я настоящий аристократ, перед завтраком. Ещё один платочек постелил на землю и положил на него крохотный кусочек сыра. Ну-с, приступим! Отрезал тоненькую полоску, проткнул вилкой и отправил в рот. Ням-ням, вкуснотища!.. Полцарства отдал бы за головку сыра! Да вот нету царства. А жаль...
   Вжик! Рядом с моей головой что-то просвистело.
   Вот надо же - летает тут всякое! Только отвлекает и завтракать мешает! Безобразие! А, неважно-неважно. И отправил в рот ещё одну полоску сыра.
   Вжик! Кол воткнулся в землю возле моих ног. Снова эта гадость меня отвлекает! А, неважно-неважно. Отклонился влево и что-то, пролетев мимо, оцарапало шею.
   Я отрезал ещё кусочек, пригнулся за ним, и надо мной опять что-то просвистело! С превеликим удовольствием стал жевать сыр.
   ...После трапезы вскользь прошёлся платком по губам. Так сказать, вытер крошки. И убрал всё обратно в кожаный мешочек.
   -- Итить! -- воскликнул я от удивления.
   В земле, поблизости со мной, торчали с десяток острых колов.
   -- Вот жуть! Да я чуть не помер!
   Взвыло чувство опасности, и я тут же отпрыгнул влево. И не зря. Туда где я был мгновенье назад, в зёмлю вошёл кол.
   Почему филин не визжал перед "плевком"? Мой взгляд метался туда-сюда, пока не зацепился за странную рощу. Точно. Среди деревьев по мне будет сложнее попасть, а там глядишь, чего и поумнее придумаю, тем более ограда между кладбищем и чащей исчезла. Стрелой домчался до голых, белых деревьев и затерялся среди стволов, но углубляться далеко не стал - сам не знаю почему...
   Послышались хлопки крыльев. И тут я не поверил своим глазам - даже протёр их! От земли отлепились тени веток и опутали что-то. Между белыми ветками, в воздухе словно рассеялся туман, и оттуда появился филин, опутанный чёрными жгутами. Тени тянули жуткую птицу к земле. Филин бился, вырывался и визжал так - что я чуть не оглох! Однако его притянули к самой земле, где жидкая тень вмиг поглотила того живой волной. После чего рябь на тени прошла, и лишь перья ещё летали в воздухе - напоминали о мрачном пиршестве...
   Гром и молния! Да эта чаща будет пострашнее жуткого филина! Хватит испытывать удачу, пора выбираться отсюда - а лучше вообще из кладбища!
   Как только я выбежал из белой чащи, - то уже был вынужден остановиться! Путь мне преградила длиннющая рыба, которая извивалась, как змея. Она проплывала по воздуху над землёй на уровне пояса. С виду чёрный угорь с ярко-алыми плавниками. Да они же из огня! И сверху по всей спине - тоже проходил огненный плавник, а когда рыба беззвучно раскрывала рот, то оттуда вырывался язычок пламени... Итить! Обычно это человек жарит рыбу, а тут - она сама кого хочешь поджарит! Создаётся такое впечатление, будто бы внутри угря бушует огненный шторм - и так раскалил чёрную плоть, что та пошла трещинами! Сквозь них вырывались злые искры. А угрю всё нипочём! Я боюсь даже представить, что будет - если тот захочет выпустить всё это пламя! Последствия будут не меньше, чем при извержении вулкана!
   Оглянулся назад, щупальца теней ползли ко мне по земле. Ещё немного и я буду схвачен!
   А угорь всё извивался длинной лентой - не давал пройти! Для него же не существовало преград: своей головой он, словно раскалённой спицей, пронзил уже не одно надгробие, и когда касался металла туловищем, то оно оплавлялось, как свеча.
   А живые тени уже совсем близко, промедлю сейчас - не спасусь! Больше не сомневаясь нырнул вперёд, стал проползать под рыбой. Сверху нещадно дышало жаром, и я сразу весь взмок. Жгло уши, шею, и рубашка нагрелась. Хотел посмотреть назад, приподнял голову, да как затрещало, да как запахло палёным. Ёшкин кот! Моя шевелюра! Пригнулся к самой земле и ощупал волосы. Слава богу, только опалились немного.
   Снова пополз, быстро-быстро перебирая руками и ногами, и как только вырвался из-под угря, то побежал. Мимо мелькали надгробия, под ногами хрустели камешки, что покрывали неширокую дорожку, а всё бежал и бежал не оглядываясь назад...
   Наконец-то, показались кованые ворота, открытые нараспашку. Я влетел в них и вырвался на простор.
   Фу-у-ух, запыхался, да и в боку колит! Стал приходить в себя - согнулся пополам и руками упёрся в ноги. Когда перевёл дыхание, то разогнулся и вытер пот со лба.
   Это что такое?! Вокруг кладбища лежала серая пустыня. Где цветочная равнина, что была здесь раньше? Куда не кинь взгляд - одни барханы! От родной местности осталась только одна натоптанная дорожка с деревни на кладбище. По ней-то я и пошёл, но внутренне приготовился к очередной каверзе.
   Вдалеке показался большой цветок у дороги. На тонком стебле тускло светился закрытый алый бутон, а по бокам у него красовались широкие фиолетовые листики с красной прожилкой. И чем ближе я к нему подходил, тем сильнее убеждался - дело нечисто! Ветра-то не было, а цветок раскачивался - потом неожиданно замирал и вновь начинал раскачиваться...
   С опаской стал проходить мимо него... Вдруг бутон повернулся ко мне, раскрылся и выпустил огромное облако пыльцы.
   От неожиданности глубоко вдохнул и... почувствовал какой-то терпкий запах и ничего более! Но... что это такое! Я с трудом могу двигаться! Воздух загустел так, что пришлось приложить просто невероятные усилия, дабы шагнуть. Тело отталкивает назад!
   Согнулся, опустил голову и пошёл, как на таран. Шаг... Короткая передышка... Ещё шаг... Стою уже чуть ли не в полуприсядь! Меня не только отжимает, но и сверху что-то давит... Если по-быстрому не выберусь отсюда, то превращусь в круглый ком! Напрягся так, что в ушах зашумело, а перед глазами поплыли разноцветные пятна, но сумел шагнуть ещё один раз. Всё больше не могу! Сил нет...
   Лицом уже упирался в колени, а сверху всё давило и давило... От бессилия стал царапать руками землю. Я что здесь так и умру? Ну уж дудки! Мне ещё Милу нужно найти и спасти! Уперся ладонями в землю и прыгнул вперёд, словно лягушка.
   Наконец-то вывалился из пыльцевого облака и растянулся на земле... Весь взмок - хоть рубашку выжимай! А тело отяжелело раз в сто, и не отдышусь всё никак. Хорошо, что этот цветок попался мне только сейчас, а не на кладбище - ни то точно бы кормил червей в земле! Ведь там и жуткий филин, и прожорливые тени белых деревьев, и длиннющий угорь, который может запросто поджарить одним дыханием, а прикосновением и вовсе расплавить!
   Такие мысли враз меня подстегнули, и я встал (хоть и с трудом!). Шатаясь от страшной усталости, побрёл в деревню Весёлая Лужайка...
  
   Вся улица, огороды, деревья купались в ярко-солнечных лучах - пропала багровая мгла! А когда - я и сам не заметил... словно она мне в кошмаре приснилась! Да и левая рука стала обычной. Вот только случай на кладбище произошёл наяву. Доказательством служила порванная рубаха на плече и порез - пусть и неглубокий, однако болючий!
   Пыльная дорога с небольшими ухабами убегала вдаль... Привычный мир вернулся - а мрачный остался позади. Справа, на главной площади, как и ожидалось, весьма оживлённо. Возле торговых палаток толпятся, шумят люди, где-то блеют овцы, мычат коровы. Слева от широкой дороги жмутся друг к дружку особняки купцов. Я никогда не мог этого понять: почему их дома стоят так близко? Им нравится соседство? Или же они настолько скупы и считают, что свободный участок земли для них - это непозволительная роскошь?!
   Вдали яркими красками умилительно цвёл Благоухающий Сад - наша гордость! Все жители за ним ухаживают, оберегают. В саду полно разных цветов. Там есть и Ляканы с ярко-алыми бутонами в чёрную крапинку - как божья коровка, и Радужный Огонёк с длинно-острыми лепестками, и Фиолетовые Мохноёжики...
   Всякий любит посидеть на лавочке посреди красочного буйства Благоухающего Сада, а уж мило беседуя провести целый день в беседке - это мечта каждого! Жаль беседок и скамеек мало...
   Повернул голову вправо, на торговую площадь. Ух, надо же как повезло! В толпе увидал знакомый головной платок.
   -- Тётушка Добрана, тётушка... -- радостно воскликнул я и как можно скорее побежал к единственному близкому человеку, который у меня остался.
   Увы, но добрая женщина не была мне роднёй. Она приютила нас с сестрой ещё давным-давно. Я не помню, как это было, но в детстве нас оставили возле двери её дома, и тётушка приняла нас, стала заботиться, как о племянниках. В доме она жила одна, и как только мы подросли, то старались всячески помочь ей по хозяйству.
   -- О-ля-ля, это же мой Среброкрылушка, -- обрадовалась тётушка Добрана, когда заметила меня, и тепло улыбнулась. Возле её губ и глаз появились морщины, такие добрые - лучиками.
   Под цветастой косынкой прятались рыжие волосы; глаза, не смотря на возраст, сверкали озорным блеском; а в длинном платье с рисунком из жёлтых цветов тётушка выглядела гораздо стройнее, красивее и моложе.
   -- Знаешь, а я сегодня потеряла кольцо! То самое, которое велено всегда носить. Надеюсь, ничего страшного не произойдёт... -- тётушка Добрана выглядела немного озадаченной и испуганной, но вот уже через мгновение собралась с духом, улыбнулась. - А ты пришёл помочь мне нести плетёнки с овощами? Как я счастлива, что ты у меня такой заботливый!
   Неожиданно я почувствовал холод в глазах. Какие-то знакомые ощущения... Догадка была рядом и нагло крутила хвостом, но я никак не мог её схватить. Тётушка Добрана ещё что-то щебетала, как вдруг откуда-то сверху на сверкающей нити спустился огромный паук, размером с бычью голову, на чёрном брюшке золотые линии - такие замысловатые, как расписные узоры на доме богача Стригуна.
   Хищно щёлкая жвалами, паук повис возле лица тёть Добраны, и вдруг стал быстро-быстро опутывать её голову паутиной.
   В сильнейший ужас меня вогнало то, что тётушка продолжала что-то рассказывать - как ни в чём не бывало! Что происходит? Я думал кошмар закончился!
   Взглядом пробежался по серебряной нити вверх. А там, высоко в небе всю деревню накрыла куполом паучья сеть. Но почему? Ведь нет той кроваво-красной луны! К тому же, солнце, как обычно, нежилось в лазурном небе.
   Спустился ещё один паук и жвалами вцепился в сердце тётушки. Да что вы творите - насекомые-переростки! И уже собрался голыми руками расправиться с ними, но... не смог сделать и шагу! Да что здесь происходит-то, а?! Глянул вниз - а там полчище мелких паучков приковали белесыми нитями мои ступни ног к земле...
   Без раздумий нагнулся и начал обрывать паучьи нити. Пусть и с трудом, но всё же удавалось от них избавляться. И тут мелкие паучки приклеили паутиной одну мою руку к ноге, другую к земле. А перед лицом повис огромный паук. Два ряда мрачных глаз уставились на меня...
  
  
  
  
  
  

Приписка от автора. Часть 1.

  
   Как-то днём ко мне прилетела Муза, похожая на лесную феечку с прозрачными крылышками. А влетела она в приоткрытую форточку.
   -- Встречай, я привела к тебе нового персонажа, -- указала рукой на форточку феечка.
   -- Хья-ха-ха... И я должен пролезть в такое маленькое отверстие? -- сказал кто-то за окном (четвёртого этажа!!!). -- Ну уж нет, лучше сделать вход пошире!
   И с криком "Удар полумесяца!" кто-то шарахнул по окну. Острыми осколками стёкла влетели в квартиру, полетели куски рамы, щепки...
   -- Хья-ха-ха, так-то лучше! -- радостно произнёс некто, стоящий на подоконнике, держа в руках огромный меч, больше похожий на сильно увеличенный нож.
   Одежда - белоснежная. Кожа белая, как мел. И даже волосы, которые торчали острыми шипами, - тоже белые!
   -- Ну, я полетела дальше! Мне ещё стольких писателей нужно посетить, -- сказала феечка и вылетела в окно.
   "Приплыли... И что мне с этим персонажем делать!!!" - подумал я.
   Незнакомец спрыгнул с подоконника, направил на меня кончик лезвия огромного меча и пошёл угрожающей походкой.
   -- Ха! И насколько ты силён? -- вопрошающе вскинул левую бровь белый мечник. -- Сейчас и проверим, -- и бросился на меня, пытаясь разрубить пополам.
   Я схватил швабру, прислонённую к стене, и принялся ею отбиваться. Однако с каждым ударом мечника она становилась всё короче и короче...
   Подхватил с пола пустое ведро и швырнул в буйного персонажа.
   -- Хо-о-о... неплохой шлем, -- сказал мечник и поправил ведро на голове. Затем вновь кинулся на меня...
   "Вот же буйного персонажа привела ко мне Муза", - только и успел я подумать перед очередной атакой мечника.
  

Через три недели.

   -- Я полагаюсь на тебя, -- сказал автор, обернувшись к сильнейшему и ужаснейшему мечнику (Белоснежке Хролу!).
   -- Ха! Конечно. Оставляй кухню на меня, -- поправил мечник на своей голове белый тазик, который носил на манер панамы.
   Автор прошёл в прихожую.
   -- Тогда я отправлюсь на Север! И исполню давнюю мечту: поесть вкуснейшее мороженое, что по слухам делают именно там. Хмм, говорят на севере холодно. Оденусь-ка потеплей! -- автор взял с вешалки шубу и надел, а низ заправил в трусы. -- Вперёд к мечте! -- поднял он палец кверху и выскочил в подъезд.
   Захлопнулась входная дверь, из-за которой глухо слышались, как с гиканьем автор шумно спускался на улицу, перепрыгивая через несколько ступенек.
   Он так и убежал на Северный полюс в тапочках и семейных трусах, в которые заправил тёплую шубу.
   Опаснейший мечник радостно оскалился:
   -- Хья-ха-ха... уж я-то накормлю читателей! -- и прошёл на кухню готовить очередной кусочек пирога, придерживая одной рукой белый эмалированный тазик, словно за край широкополой шляпы.
  
  

3 Глава. Соколиные глаза.

  
  
   В небе солнце всем дарило тёплые лучи, а пушистые облака бродили так низко, что почти касались верха деревьев. В лесу разливался весёлый птичий гам, и отовсюду веяло хвоей, ягодами, цветами.
   Мы - я и сестрёнка Мила, которая младше меня на два года, неспешно собирали грибы, когда из глубины леса раздался страшный шум, треск. Сквозь кусты шиповника к нам выскочил белогрудый медведь - морда затянута в страшную костяную маску с изогнутым рогом на носу, а в глазах зловеще мерцал потусторонний жёлтый свет... Он внезапно заревел - так сильно, что стало больно ушам, и бросился на Милу.
   С визгом сестрёнка бросила в него корзинку. Посыпались грибы...
   Не задумываясь кинулся на помощь, но жуткий медведь мощнейшим ударом лапы отправил меня далеко назад. Пролетев немного, спиной нарвался на дерево - снёс несколько мелких веток и треснулся об ствол. В затылке взорвалась сильнейшая боль.
   ...Перед глазами прыгали радужные пятна, болела голова - прямо-таки раскалывалась на части! Мне нельзя здесь разлёживаться, надо спасти сестрёнку! С трудом поднялся и возвратился на то место, где должна быть Мила, но ни её, ни медведя не было...
   Что произошло? Где она? Поблизости послышался жалобный стон - полный муки и боли. Рванул туда. В небольших кустах лежала сестрёнка. Её шелковистые сиреневые волосы были осыпаны веточками и листиками, на теле виднелись ужасные рваные раны от больших когтей, по светлому платью расползались пятна крови...
   Мила дышала прерывисто, с хрипом, изо рта стекала кровь, багровые капли тихо падали на сухую землю, которая их мигом впитывала.
   -- Прошу не умирай! Мила!!! -- мой голос дрожал, - я был в отчаянии!..
   Глаза сестрёнки от боли помутнели и приобрели какой-то ржавый оттенок (а ведь они у неё красивого золотистого цвета! порою с огненным отблеском...), лицо сильно побледнело, губы посинели. Она хотела что-то сказать, но закашлялась кровью и обмякла...
   От ужаса я превратился в соляной столб. Разум не верил, точнее не хотел верить тому, что видели глаза, но внутри уже зарождалось пламя, которое разъедало душу...
   -- Мила, не уходи! Не оставляй меня одного, прошу - умоляю!!! - подбежал, поднял на руки и понёс. -- Сейчас мы придём в деревню, и тебя обязательно вылечат! Непременно вылечат! - горячо шептал я.
   Прошёл совсем немного, когда споткнулся о сук, потерял равновесие и упал на колени. Но Милу не выпустил из рук.
   -- Ничего страшного, я обязательно донесу тебя, обещаю!..
   Пока мучительно вставал, почувствовал неладное: тело сестры начало легчать, истончаться, и с каким-то хлопком сестрёнка распылилась на мириады звездочек... которые растаяли в воздухе.
   -- Не-е-ет!!!
   Дикая боль скрутила меня, выворачивала наизнанку - это была невыносимая боль... её нельзя высказать словами, ни с чем не сравнимая, сильнейшая в мире боль... Даже закусанная губа до крови, даже удары кулаками о твёрдую землю не могли её заглушить, отрезвить сознание, вырваться из пучины отчаянья...
   У меня вырвался стон, полный горя:
   -- Как мне жить без тебя? Зачем жить? Мила - мне не нужен этот мир без тебя!..
  
   Я с криком проснулся. Снова этот сон-воспоминание! Уже с месяц, как не снился...
   Внезапно от чувства потери больно кольнуло в сердце. Пусть тяжело, но ведь есть надежда! Ночной загадочный сон, где Мила была жива и звала спасти, вызволить откуда-то. Правда, не знаю с чего начинать поиски...
   Откинув одеяло, сел. Ох-ё, а порезанное плечо-то - болит! Да чтоб у этого злодея филина - все перья повыпадали!.. Ладно, шут с ним, пора подниматься с постели. И встал с любимой деревянной кровати. Конечно, спать на ней довольно жестко, но, как ни странно - удобно, да и сколотил я её своими руками. Кстати, она стала мне мала: когда сплю во всю длину, то ноги, вернее ступни, торчат над кроватью.
   Эх, зря вчера лёг спать в одежде. Теперь она вся помятая - и светлая льняная рубашка, и разнотонные штаны из крепкой ткани, у которых одна штанина алая, а другая чёрная. Честно, хотелось бы такую же красно-чёрную рубашку, но - увы, подобной нигде нету... Хорошо, что Мила связала шарф по моему вкусу: одна половина чёрная, а другая ярко-красная. Его ношу всегда - даже жарким летом! Нравится он мне, нравится. А теперь есть и иная причина - это единственная память о сестрёнке...
   Размял мышцы и тихонько выскользнул из дому. Уже наступила ночь, и Тетушка Добрана наверняка спит! Пересёк наш небольшой дворик, схватился за верхний зуб калитки и потянул на себя. Опять тётушка забыла закрыть калитку на засов!
   Когда вышел, то просунул руку в щель забора, которую прикрывали густые кусты, и запер калитку. Слава богу, таким образом можно только опустить засов, но не поднять.
   Ночная прохлада окончательно растормошила меня и прогнала сонное состояние. Теперь я, размышляя, неспешно шёл по длинной улочке. Сегодняшний день принёс много чего: сильнейший "приступ холода", кроваво-красную луну, филина-чудища, живые тени белых деревьев, странный цветок у дороги, пауков, которые напали на меня и на тётю. В общем, произошло столько всего, что голова начинает пухнуть - когда пытаешься во всё разобраться.
   И вот что ещё - может это и глупость, но когда на небе появилась багровая луна, то у меня возникло такое чувство, словно попал в другой мир... Только кладбище да дорога в деревню связывали нашу действительность с той. Можно предположить, что у нашего мира есть некая изнанка - карман, о котором не ведаешь, пока не засунешь в него руку.
   Громко залаяли собаки - и я вздрогнул. Вот что значит погружённый в думы! Кто-то выглянул из окна, посмотреть на того оболтуса, который шастает поздно ночью и мешает спать. Однако сколько бы они не вглядывались в темноту, всё равно увидеть меня не могли. Разве только слышали шорох шагов - да и только.
   По ночному небу, словно огромное пуховое одеяло с рваными краями, плыли тёмные облака. Звёзды скрыты, а луна только изредка выглядывала из-под одеяла и снова им накрывалась.
   Мысли вновь вернули меня к сегодняшним событиям. Вспомнилось как большой паук, который навис надо мной тогда на рынке, долго меня осматривал (так это выглядело), а после, перебирая лапками, поднялся вверх по сверкающей паутине. Пока освобождал руки и ноги от паутины, вся россыпь паучков и два больших, на тётушке, успели исчезнуть. Наверное, тоже вернулись наверх, на ту странную и пугающую раскинутую куполом сеть. Почему-то я был уверен в том, что пауки и паучья сеть над деревней - часть нашей действительности, а вот мир кровавой луны - чужой.
   После исчезновения пауков сразу же заметил на лице у тётушки белесую повязку из паутины, которая полностью закрывала ей глаза. А на платье, где сердце, остались дырки от жвал, но крови не было.
   То ли от множества потрясений за день, то ли отрицая действительность, я тогда крепко зажмурился и прошептал несколько раз: "Исчезни, исчезни..." Сейчас остаётся только гадать, что помогло - мои слова или нечто иное? Но когда открыл глаза, то повязка исчезла. Также, сколько бы не всматривался в небо, но паучью сеть над деревней не видел. Она исчезла?
   Чёрт! Ну, почему я тогда на рынке сплоховал - не помог нести продукты! А теперь совесть грызёт... Однако в ту минуту странный взгляд тётушки сильно удивил, а потом и вовсе испугал. Она посмотрела на меня, как на пустое место! Словно я исчез для неё! И пока стоял ошарашенный, тёть Добрана оправилась дальше закупаться продуктами - одна, а я поплёлся домой, где сразу же вырубился, как только лёг на кровать.
   За раздумьями не заметил, что уже вышел из деревни на широкую дорогу. По бокам стояли деревья с раскидистыми кронами; на ветках виднелись белые цветочки; трепетали листья на ветру, а когда падал лунный свет, то они красиво отбрасывали блики. Макушки деревьев качались в такт неслышимой нам музыки; внизу зелёный покров ходил волнами...
   У дороги, по которой шёл, один конец вёл в город (где я ни разу не был!), другой упирался в деревню. Слева ряды холмов взбирались друг на дружку, а справа темнел Лес Потерянных Душ...
   Свернул на холмы, а далее начал взбираться по крутому склону. Руками цеплялся за траву, хватался за ветви кустов, которые царапали, кололи руки... однако упорно лез вверх.
   Вот я и на вершине! В лицо дунул прохладный ветерок, полный ночной свежести... С удовольствием вздохнул несколько раз и принялся спускаться на другую сторону. Но вскоре во что-то упёрся. Как я и ожидалось - не получается спуститься на ту сторону! Эта загадка с детства меня преследует. Все могли покинуть деревню - а я нет! Будто кто-то невидимый всегда наблюдает непрестанно за мной - и не позволяет выйти! Мила частенько здесь меня дразнила - отойдёт в сторонку и показывает язычок. И сколько бы я ни пытался, но приблизиться не мог. Невидимая помеха, которую и ощутить и потрогать нельзя - не пускала. Наконец-то, эта тайна разрешилась (спустя столько-то лет!). Теперь понятно, что за преграда не даёт пройти - это низ паучьей сети. Получается, я всю жизнь нахожусь под невидимым колпаком. И именно поэтому не могу покинуть деревню... Даже в город, до которого рукой подать, - не попасть.
   С твёрдым намереньем пробить дорогу вцепился руками в воздух - чтобы прорвать сеть и выйти. Но... ничего нет! Почему не чувствую паучью сеть? Я же знаю - она там! Однако руками ощущаю только воздух... Некая сила всё равно не пропускает.
   Отлично, не желаешь по-хорошему, тогда держись! Упёрся руками, и стал толкать изо всех сил. Башмаками уже содрал мягкую почву вместе с травой, однако переступал на одном месте. Ногами вырыл мелкую яму - но не сдвинулся ни на шаг! Так, а если попробовать на таран? Сказано - сделано, поднялся на вершину и побежал вниз, набирая скорость.
   Бам-с! Со всего разгона наткнулся на невидимое препятствие, и меня отшвырнуло назад. От резкой вспышки боли в копчике вскочил и начал прыгать на месте.
   -- Ах ты ж, земля неласковая!
   Никогда не думал, что боль в копчике может быть такой острой! От непереносимой боли стал нарезать круги, а она всё не унималась - и грызла, и терзала... В общем, было ой как больно.
   Отчего-то споткнулся на ровном месте и распластался на земле. Конечно, сейчас кругом сумрак, однако когда мчался с вершины, луна на миг выглянула из-за туч и всё осветила, и могу сказать с уверенностью - камней не было!
   Попытался встать, но руки и ноги не двигались. Что за... с ног на голову! Тело не слушается, словно его приковали. В голове вспыхнуло озарение - пауки! Как же я мог о них забыть. Краешек луны вновь осветил округу, но их не видно! Меня пробрала дрожь... Больше чем уверен, они сейчас ползают по мне, накидывают нити паутины. Но я даже не чувствовал их! Возможно, в этот раз пауки не остановятся на полпути: оплетут в кокон, да утащат наверх. И буду висеть там, пока вниз не посыплются мои косточки...
   Я задёргался, точно пришпиленная гусеница. Вот, ещё чуть-чуть... Опаньки!.. Высвободил правую руку, а после вмиг управился - освободился и вскочил на ноги, подпрыгнул на месте несколько раз, похлопал по себе руками, стряхивая пауков.
   Дёргать нужно отсюда - и немедленно! Сказано - сделано, ноги в руки и - помчался обратно в деревню.
   ...Как мило поют собаки по ночам, заливисто - и совсем не страшно! Не то что молчаливые пауки, которые и невидимые вдобавок!
   На середине улице остановился, восстановил дыхание. Дальше пошёл уже прогулочным шагом. Хрустели камешки под ногами, окна домов глядели померкшими очами великанов (на картинках в свитках у тёти в кладовке я видел не только их, но и титанов, а также много ещё кого... однако меня всегда мучил вопрос: откуда столько свитков у тётушки?). Некоторые заборы покосились, словно устали от жизни. Они так и просили молчаливо и скромно - чтобы их обновили!
   Вот и знакомый дворик с вековым дубом, а под ним широкая лавочка. И кто только не любит посидеть здесь - под густой кроной. Особенно в предвечерние сумерки, когда облитые закатными лучами листья загадочно шелестят, и чудится, что вот-вот появится дверь в дивную страну...
   После дворика свернул направо - так короче. Прошмыгнул мимо двух близстоящих домов и перешёл на противоположную сторону улицы. У дома с высокой и покатой крышей раздвинул доску забора, пробрался внутрь. С краю по тропинке обошёл огород, миновал коровник, дом (хорошо, что хозяева не держат собаку!) и возле высокого забора вскарабкался на дерево. По наклонному суку стал спускаться на землю (конечно, пришлось спрыгнуть в конце - да там всё равно невысоко было).
   Вот я и в родном дворике, не пришлось даже калитку открывать! Под ногами скрипнули ступени, дверь - к счастью, нет. Касаясь рукой стенки (темно - хоть глаз выколи!), вернулся тихонько в свою комнату. И как только лёг на кровать, тут же уснул...
  
   -- Ку-ка-ре-ку!..
   Голосистая трель петуха острым гвоздём вошла в уши. Да от такого громкого крика - кто угодно проснётся! Что, наступило утро? Э-э-э... погодь - какое утро? Вон в окне - темень непроглядная!.. Тогда почему... Ах да, у нас же теперь есть этот сумасшедший петух. Тётушка Добрана купила его на рынке с неделю назад. "Мучитель" - так я его прозвал, горланит, когда ему заблагорассудится!.. Мочи нет, такое безобразие терпеть... Уж сколько раз намекал тётушке, что хочу похлёбку из петушатины - сбился со счёту. И надо сказать, такую похлёбку получал - да только всё не из того сумасшедшего петуха! Эх, невезуха...
   Как бы мне его заткнуть? Пока думал, послышалось кудахтанье, шум, хлопки крыльев, а в конце жалобный петушиный крик... Наступила тишина. Наверное, наседки задали ополоумевшему петуху такую трёпку - что тот враз умолк!
   Тишина... Как хорошо! И нырнул в приятную негу сна.
  
   От яркой вспышки солнечного зайчика проснулся. Сладко подтянулся... Затем наклонил голову ухом к одному плечу, потом к другому. Хрустнула шея. Вот и всё - утренняя зарядка завершена! По-деревенски быстро оделся - то бишь медленно и с постоянными зевками, и пошлёпал на кухню.
   Нигде не видно тётушки Добраны. Наверное, во дворе или у соседей. На столе лежал кусок хлеба, отрезал его и намазал сверху сметаной. Мням-мням, как вкусно! Налил молоко в кружку и залпом выпил. Отлично! С завтраком покончено. Силушки богатырской прибавилось, и можно потрудиться. А для начала неплохо бы заняться прополкой в огороде.
   Захлопнул за собой дверь и по трём ступенькам спустился вниз. Во дворе было ярко, солнечно, не выдержал и снова сладко подтянулся. Эх! Хорошо-то как! Неподалёку, почти у самого забора, что примыкает к соседскому, тётушка готовила кушать. На печке стоял котёл закрытый крышкой. Тётушка же рубила дрова на широком пне. Видать, то, что вчера заготовил - не хватило!
   -- Тётушка, давайте я порублю, -- и по пути уже закатывал рукава.
   -- Кто здесь? -- удивлённо спросила она и обвела взглядом весь двор.
   -- Это вы так шутите, да? -- и с надеждой улыбнулся.
   Вначале это озадачило. Стоял ведь перед тётей, а она всё вертит головой по сторонам, словно не видит. Но потом вспомнил, что произошло вчера.
   Страх крепко сжал желудок ледяными пальцами.
   -- Тётушка Добрана, это же я - Среброкрыл... ваш племянник! -- в конце голос всё-таки сорвался.
   Она испугано попятилась и всё продолжала крутить головой.
   -- Кто такой Среброкрыл?.. У меня никогда не было племянника!
   -- Но как же, тётушка! -- подбежал к ней и затеребил край рукава рабочего платья.
   Тётушка смертельно побледнела.
   -- А-а-а... не трогайте меня! -- и резко вырвала рукав. -- Кто здесь?.. -- испуганным взглядом осмотрела двор и быстро выбежала через калитку на улицу. Стало слышно, как она начала громко звать соседей на помощь.
   Что происходит? Неужели это из-за того случая с пауками? Но ведь белая повязка из паутины на лице у тётушки исчезла. Или же стала невидимой - как сеть над деревней? Тогда необходимо сорвать повязку, и тётушка снова будет меня видеть!..
   Скрипнула калитка. Во двор вошёл кряжистый сосед Сомыч с вилами в руках. У него были соломинки не только на одежде, но и в волосах. Скорее всего, его отвлекли от работы, когда он закидывал тюки сена на сеновал.
   Сосед полуобернулся к тётушке и зычно спросил:
   -- Да вроде никого нет. А, Добрана?
   -- Здесь он, здесь! Его невидно! -- тётушка испуганно жалось к нему.
   -- Это ж, как понять невидно? -- удивлённо взметнулись брови Сомыча.
   -- Я тебе уже говорила: меня кто-то схватил за рукав, а ты меня прослушал!
   Тот стал оправдываться - потряс в воздухе вилами:
   -- Так занят я был, занят! Ты ж сама всё прекрасно видела!
   -- Видела, видела, а вот кто схватил меня за рукав - не видела! И ещё этот голос из ниоткуда: я твой племянник! -- тётушка снова испугалась и спряталась за широкую спину соседа.
   -- Так нет у тебя ж племянника! Дочь твоя - как вышла замуж за купца да уехала 20 лет назад в город Златов, так и пропала с концами. Даже письма не присылает! Плохая дочь - эта твоя Дарья, -- сосед Сомыч взял со стола кувшин и осушил одним залпом. Крякнул от удовольствия, провёл рукой по пышным усам, вытирая влагу. - И всё ж, ягодницу лучше тебя, Добрана, - никто и по всей деревне не делает!
   Тётушка зарделась и, чтобы скрыть краску смущения, повернулась к дому.
   -- Илья, пойдём в дом - угощу тебя ягодницей из смородины. Заодно глянешь - вдруг, кто в доме есть.
   Не выпуская вилы из рук, Сомыч вошёл вместе с тётушкой в дом...
   Я призадумался. Так... и что теперь делать? Подождать пока сосед уйдёт, а затем попробовать снять повязку у тётушки. Но каким образом - её же не видно и, более чем уверен, невозможно ощутить!
   И тут сразила мысль: "А вдруг тётушка меня не вспомнит?". Даже если каким-то чудом сорву повязку с глаз - то с воспоминаниями, точнее с их потерей, ничего не смогу сделать! НИЧЕГО! Пусть это яд пауков так подействовал на тётю, но что я в силах изменить!!! Как излечить тётушку?..
   Правда подкосила меня. Сначала потерял Милу, а теперь и тётушку Добрану!!! Я застонал, и отчаянье накрыла мрачным одеялом без единого проблеска надежды... Скрипнули крепко сжатые зубы. Я не сдамся! Непременно найду лекарство для тётушки! И выскочил на улицу.
   Охваченный бурей чувств шёл куда глаза глядят. Натыкался на людей, сбил кого-то с ног, но не останавливался.
   В душевной глубине страх тянул ко мне холодные щупальца, а решимость обрубала их мечом, надежда же сияла яркой звездой. Этот бой со страхом и сомнениями полностью поглотил меня...
   Пришёл в себя, только когда врезался в невидимую преграду. От удара отбросило назад, так что отлетел и упал копчиком о землю. Проклятая сеть!!! Я даже вырваться из деревни не могу! Ударил кулаком по земле.
   Мимо по дороге в город прошёл кузнец с чёрной повязкой на лбу. Что-то молнией мелькнуло в голове, и я ухватился за край его широкой рубахи. Шаг и моя рука вновь уперлась в паутину, теперь остановился и кузнец. Я-то его держал! Молотобоец с закатанными по локоть рукавами и пудовыми кулаками был простым рубахой-парнем. Он не стал задумываться, что мешает идти, а просто-напросто со всей дури двинул кулаком. Я отпустил рубаху, и пудовый булыжник просвистел перед моим носом, лицо обдала волна воздуха.
   Кузнец повертел головой, почесал затылок, хмыкнул да и отправился дальше по своим делам, громко топая ногами. Светлые волосы, сплетённые в три косички, подпрыгивали на спине.
   С краю, у дороги росло могучее дерево с густой листвой. Туда-то я и сел, прислонился к шершавому стволу. И что же - теперь до конца жизни буду бродить по деревне вечным призраком?! Кто-то другой на моём месте обрадовался бы, что может невидимо творить безобразия, но я - нет. Шутить, измываться над людьми не могу - совесть не позволяет. Помню, в десять лет прочитал легенду о светоносном рыцаре, храбром герое, что нёс в мир честь, достоинство и справедливость. Мне очень понравилась та история; я до сих пор восхищаюсь тем рыцарем! Поэтому гнусные дела - не для меня. К тому же, с отрочества мечтаю иметь друзей. Но не в этой деревне, где всегда был пустым местом для всех, кроме тётушки и сестры.
   Внезапно озарило: тётушку Добрану пауки не трогали из-за кольца! Которое она потеряла. Это кольцо лежало в конверте вместе с письмом, когда нас оставили возле порога её дома. Тот конверт держала в руках Мила. Кстати, а ведь у сестрёнки тоже всегда на пальце было такое же кольцо!
   Вот и разгадал тайну колец, но даже если это и была некая защита от пауков, то они-то откуда взялись? Кто их наслал на деревню? А самое главное - мне сейчас нужно что-то вроде лекарства. Или же противоядие?..
   Тяжко вздохнул и взглядом уткнулся в землю под ногами. Там цепочкой бегали муравьи, совместно трудились на благо муравейника.
   -- Парень, посмотри на меня, покажи своё лицо, -- раздался рядом властный голос.
   Я поднял голову и изумлённо уставился на статного незнакомца.
   -- Нашёл, -- утвердительно кивнул тот сам себе.
   А? Он что - меня видит?! Однако какой же этот незнакомец необычный... Его нечеловеческие глаза - жёлтые (как у сокола), а вместо зрачка - узкое голое кольцо, поразили до глубины души!
   На голове красовалась широкополая шляпа, заостренная спереди, а перо, воткнутое сбоку, переливалось всеми цветами радуги в солнечных лучах. Красота!..
   Лицо незнакомца - жёсткое и волевое, было словно высечено из камня. Сразу видно - воин! А острый взгляд, это только подтверждал. Задранные косым клином височные тонкие пряди и усики, вместе с маленькой бородкой (вернее с палец шириной вертикальной полоской), придавали лицу некий шарм и обаяние. А в глазах загадочно мерцали блики...
   Гром и молния! Какой же у него огромный меч за спиной! Меч настолько велик, что выглядит так, будто весь человек - его ножны!.. С обеих сторон плеч виднелась крестовидная гарда, а на локоть в высоту - над шляпой, в основании рукояти сиял небесный сапфир.
   То ли из-за колючего, острого взгляда, которым мечник пронзал меня, то ли из-за пугающе-здоровенного меча, но у меня внезапно по спине пробежал холодок. Я зябко поёжился. Такое чувство, словно он взглядом может разрезать целые дома!
   Воин-мечник был утончённо одет (наверняка в его жилах течёт благородная кровь!). Одежда блистала богатой выделкой, выдержанной только в красно-чёрных тонах. Вот взять широко распахнутый плащ - сам угольно-чёрный, а рукава малиновые, с узорами в виде цветков.
   Хлёстко выговаривая слова, мечник произнёс:
   -- А ты подрос, возмужал, -- внимательно смотрел на меня и правой рукой трогал за нож с чёрной гладкой рукояти, висящий на шее, что был всунут в небольшие ножны. Благодаря заострённым концам рукояти и гарды, а также низу ножен, создавалось впечатление, словно на шее у него висит чёрная четырёхконечная звезда на изящной цепочке.
   Постой... что он сказал?
   -- Вы меня знаете?! -- не стал скрывать удивления.
   -- Если хочешь жить, то и дальше скрывай от всех знак, -- и взглядом указал на мою шею.
   Откуда он знает? Забывшись тронул шарф. Сколько себя помню, у меня на коже всегда был нанесён рисунок в виде жгуче-зелёной лозы, которая оплетала шею, левое предплечье и часть груди. Я и не думал прятать рисунок под шарфом! Просто вязаный подарок - единственная память о Миле...
   Внезапно мечника окружил ветер. Блеснули мрачным отблеском соколиные глаза, и ураганный вихрь столбом взмыл в небеса... Вниз посыпались разрубленные ветки и листья.
   -- Слабые паучки - недостойны моего внимания! Однако назойливые...
   Ничего себе! Он что - тем режущим вихрем уничтожил невидимых пауков?! А те даже после смерти невидимы!.. Тогда... как мне удалось их увидеть в прошлый раз?
   Неожиданно мечник с жёлтыми глазами молнией возник рядом со мной и что-то защёлкнул на левой руке.
   Это что такое! Внимательно присмотрелся к руке. Ну надо же! Стал счастливым обладателем серебристо-дымчатого браслета с загадочными письменами на тонком ободке и нежно-голубым камнем посередине. Браслет был впору, ни капельки не болтался и крепко обнимал запястье.
   Жёлто-соколиные глаза зорко взглянули на меня из-под шляпы.
   -- Милославна жива.
   Что? Как? Неужели это правда?.. Сердце радостно ёкнуло. Значит, не обманывался, когда убеждал себя, что загадочный сон о просьбе Милы освободить её - и не сон вовсе, а послание!
   -- Где... где она?! -- тихим голосом спросил я, но с сердцем полным радостной надежды.
   -- На Таинственном Острове. Пока не смей соваться туда! Ты слишком слаб... -- и с этими словами мечник (мой добрый вестник!) развернулся и вытащил одной рукой меч.
   Длинное, широкое лезвие было слегка изогнуто на конце и (судя по цвету) выковано из редчайшего, загадочного металла - Чёрная Смерть! Клинок выглядел, как настоящий император мечей!
   Тем временем мечник в изящной широкополой шляпе взмахнул клинком наискось, справа налево и разрезал воздух - как ткань! Ничего себе!!! В прорехе царствовал густой сумрак, а на грани слуха слышался какой-то скрежет, вой, стрёкот крыльев. Мечник вошёл наполовину в прореху, но как будто что-то вспомнил, обернулся.
   -- Если хоть один волосок упадёт с головы Пламевласки, то ты об этом горько пожалеешь... Найду и покромсаю! -- в глазах полыхнула ярость, и меня обдало тугими струями воздуха, так что одежда затрепетала.
   -- Ай, -- я схватился за левую щеку, а когда убрал руку, то увидел на пальцах кровь...
   Ветер порезал!
   -- Хорошенько позаботься о Пламевласке, -- дал указание мечник и полностью скрылся за чёрной пеленой.
   Края бесшумно затянулись. Не осталось и следа - словно ничего и не было!..
  
  
  
  
  
  
  

  
  

Приписка. Часть2.

  
  
   В светлой и уютной кухне, возле газовой плиты Белоснежка Хрол помешивал поварёшкой суп в кастрюле.
   -- Хья-ха-ха... Какой я расчудесный повар! -- нахваливал себя мечник, выливая пакет молока в рассольник.
   Раздался звонок в дверь.
   -- Хо! Вовремя же вернулся Тимофей с поездки. Прямо к обеду! -- перемешал он хорошенько половником рассольник (жуткого цвета) и отправился открывать дверь.
   В подъезде, у порога обнаружился огромный кусок льда, на котором висела табличка: "Посылка из Северного полюса". С каждой стороны посылки стояли пингвины, переваливаясь с боку на бок. Они издали короткий звук и развернулись на месте, стали неуклюже спускаться по лестнице.
   Мечник втащил кусок льда в квартиру и отодрал табличку, которая закрывала лицо замёршего во льду автора.
   Держа легендарное мороженое в руках, словно сорванную с ночного неба заветную звезду, он улыбался, а на щеках у него блестели оледенелые слёзы счастья.
   -- Хо-о-о... ну надо же, ему удалось исполнить мечту! -- Белоснежка Хрол довольно щёлкнул пальцем по краю пилотки, сделанной из порно журнала, отчего та съехала на затылок.
   После недолгих раздумий мечник втащил замёршего автора в ванну и поставил под душ. Включил горячую воду, чтобы лёд оттаял, и пошёл доваривать "смешной" рассольник.
  

Спустя три недели.

  
   -- Я пошёл за легендарным шоколадом! -- крикнул автор мечнику и открыл входную дверь. -- Теперь-то хорошенько подготовился к поездке! -- похвастался он и закинул на спину кондиционер. Одной рукой подтянул пляжные шорты и вышел из квартиры, забавно переступая ногами в ластах.
   Он не подумал о том, что у кондиционера нет батареек, а в африканском сафари - электричества. Да и переплыть океан - даже в ластах! - непосильная задача...
  
  

4 Глава. Куня.

  
   Лес Потерянных Душ появился года три назад. Из ниоткуда. Раз - и вместо привычных холмов, мы были вынуждены любоваться мрачным и пугающим лесом. Деревья - скрюченные, словно от какой-то страшной болезни; пожухлая трава; голые и шипастые кустарники... Помниться, тогда я с Милой хотел его изучить, но на поступях к Лесу нас остановила тётушка Добрана, которая плакала и просила, чтобы мы никогда туда не ходили. Говорила, что там сгинем на веки! Мы послушались и больше даже не пытались попасть туда.
   Вспоминая былое, переступил невидимую границу и вошёл в Лес Потерянных Душ. Получается, ослушался тётушку. Но... она обо мне забыла... А всё пауки виноваты! Однако я не сдамся! Обязательно отыщу лекарство или противоядие от забывчивости для тёть Добраны! А также во что бы то ни стало найду и вызволю Милу!
   В одном тётя оказалась права: назад в деревню - так просто уже не попаду... Стоило только ступить на землю Леса Потерянных Душ и на прощание оглянуться, как на невидимой границе появилась густая, тёмная дымка (вроде тумана), которая мгновенно застыла.
   Протянул руку и наткнулся на нечто твёрдое и скользкое. Сухой лёд, вот на что это было похоже. Ох, не нравиться мне это, не нравиться... Взял неподалёку тяжёлый камень и бросил на дымчатую, твёрдую преграду.
   Треньк! Послышался лёгкий звон, как будто камень ударился о хрусталь. Однако именно валун треснул и рассыпался в мелкую крошку.
   Ничего себе! Изумлённо уставился на преграду из сухого льда, а потом на кучку мелких камешков, что осталась от валуна. Вот это да... её даже трогать опасно!
   Оглянулся по сторонам, осмотрел Лес. Да эта преграда ни только не выпускает обратно из Леса, но и создаёт обманчивую видимость! Потому что с этой стороны Лес Потерянных Душ был не таким, каким виделся извне. Не страшным и жутким... а странным! Высокие деревья - из песка, стволы все в дырах, точно там поселилось целое полчище кротов.
   Опустил взгляд и поднял с земли опалый листик - желтоватый, твёрдый и тёплый, нагретый солнечными лучами. К сожалению, пока потирал песчаный листик двумя пальцами, пытаясь запомнить его на ощупь, он раскрошился в руке. Обидно, хотелось бы оставить песчаный листик на память, как нечто загадочное и интересное!.. Но ничего не поделаешь, ведь если листик легко крошится в руке, то в кармане и подавно от него ничего не останется.
   Кусты здесь тоже необычные: пучки широких и невысоких копий из серовато-зеленых кристаллов, которые резко выделялись на фоне песчаных деревьев.
   Что ж, если листик не получилось сохранить, то возьму-ка с собой частичку необычного кустика. Только вот получится ли отломить хоть кусочек? Сейчас и узнаем!
   Подошёл, схватился за кончик куста.
   -- Ай! -- отдёрнул руку от острого кристалла.
   На пальцах проступила кровь. Вот же зараза! Ну и ладно, тогда возьму на память странную лилово-фиолетовую траву. Нагнулся, вырвал пучок и засунул его в карман штанов.
   Но вот что интересно, Лес не вызывает во мне никакого ужаса. Может быть, это из-за разлитой тишины? Такой умиротворяющей...
   Лес в свете солнечных лучей радовал душу: песчинки блестели золотистым сиянием, - и казалось, деревья принакрылись золотой шалью... стебли кустов из кристаллов вспыхивали зелёными огоньками, а трава ласкала взгляд нежно-фиолетовым отливом.
   Ух! Какое благоуханье! Ещё раз глубоко вдохнул сладко-душистый запах, наслаждаясь им, и отправился в путь.
   Никаких тропинок не было, поэтому просто обходил деревья, кусты и шёл в сказочно-воздушном настроении. Напевал весёлый мотив и иногда даже переходил на шаг вприпрыжку.
   Вдали показалось серое пятно на цветочной поляне. Когда подошёл, то вид серой травы посреди красочного буйства мигом отрезвил. Ё-моё! Я же иду по Лесу Потерянных Душ! А не гуляю вдоль аллеи.
   Осторожно прошёлся по серому ковру, однако ни одна травинка не примялась, и возникло чувство, будто ступал по острым камням. Пришлось повозиться, чтобы обломить хоть кусочек. Как и думал, трава изнутри была вся из камня. Кто или что сделало с ней такое?..
   Вскоре наткнулся на окаменелое дерево, которое озадачило ещё больше. Выглядело оно так, словно кто-то сверху вниз провёл по нему топором, отчего одна половина окаменела, посерела, а другая осталось прежней - жёлтой, песчаной. Хм... что происходит? Кто творит такое?
   Теперь на пути всё чаще и чаще попадалась окаменелая растительность. Дошло до того, что каждую живую частичку леса встречал с радостным криком в душе.
   Долго же я брожу по лесу. Устал...
   -- Фу-ух... надо передохнуть, -- оперся рукой об окаменелый ствол дерева.
   Тотчас почувствовал неладное. Ну-ка, ну-ка... присмотрелся к окаменелому дереву. Толи сильно устал, что не заметил этого сразу, толи мерещиться, но отчётливо вижу перед собой гигантскую каменную змею, которая свернулась спиралью, сжалась, словно перед прыжком.
   Бесшабашный енот! Действительно, змея! Плоской треугольной головой смотрела куда-то вдаль. Но какая же она огромная! Если даже сейчас в высоту в три человеческих роста! Итить... если тут обитают такие змеи, то тогда какие же размером остальные звери!
   А она точно мертва?! Постучал костяшками пальцев. Звук глухой, точно по каменной статуе стучу. Загадочно, загадочно... Жуть как интересно!
   Внезапно мой живот квакнул от голода. Ох-ё! Еду-то взять забыл! Мог бы и догадаться, что в Лесу Потерянных Душ съестное днём с огнём не сыщешь. Вот же глупыш!
   Через полчаса наткнулся на окаменелую горлицу, которая лежала на земле с раскрытыми крыльями. Такое ощущение, словно её обратили в камень ещё в полёте. Но кто?.. К тому же, при окаменении накрыло не только птицу, но и часть земли вместе со всей растительностью. Скорее всего, в этом Лесу больше всего стоит остерегаться встречи именно с тем, кто обращает всё живое в камень...
   Спустя какое-то время заметил нечто интересное вдали. Подошёл ближе. Там, между песчаными деревьями друг против друга стоял человек в ярко-красной курточке и здоровый чёрный пёс.
   Играя угольно-чёрным кинжалом в руке, паренёк с мрачным торжеством в голосе произнёс:
   -- Ну же, я тебя с нетерпением жду! -- в его глазах сверкнул холодный отблеск убийцы.
   Пёс зарычал, из пасти вырвались ядовито-зелёные клубы дыма...
   У меня под ногами оглушительно громко хрустнула ветка. Вот что значит, не глядя шагнуть в лесу. Паренёк обернулся ко мне, а потом неожиданно вскинул обе руки вверх и закричал:
   -- А-а-а ...-- и с диким воплем рванул в мою сторону. -- Спаси!
   Меня оторопеть взяла, разве не он только что пугал пса?!
   На краткий миг паренёк остановился возле меня, похлопал по плечу.
   -- Я надеюсь на тебя, -- и громко крича побежал дальше. -- А-а-а...
   Эй, что за чудной парень? Просит помощи у первого встречного. И даже не полагается на неё! Вон, бежит без оглядки, только пятки сверкают!..
   Чёрный пёс громко залаял и со всех лап помчался на меня.
   Итить-колотить! Надо и мне делать ноги! Развернулся и побежал вслед за пареньком в лёгких сандалях...
   Пока его догнал, тот уже ящерицей начал взбираться на могучее дерево, похожее на дуб.
   Взял с него пример и тоже стал карабкаться на дерево.
   Внизу залаял пёс. Глянул туда, а там озлобленная зверюга скалила зубы, из пасти у неё вырывался зелёный туман... и даже глаза им были заполнены, как бы изнутри.
   На голову что-то посыпалось. Не понял! Стряхнул с головы мелкий сор и посмотрел вверх.
   А парень-то уже у самой верхушки! И лезет всё выше и выше! И как не боится упасть?.. Вдруг ветка, за которую он держался левой рукой, громко треснула. Зря так подумал - накаркал!
   Мимо меня пролетел крайне удивлённый парень с веткой в руках. Послышался шум ломающихся веток, короткий взвизг и тишина...
   Он там случаем не на пса упал? Надо проверить, не куковать же здесь вечно! Осторожно спустился.
   Сидя на земле, невезунчик ругался от боли и потирал ушибленный зад. На первый взгляд с ним всё было в порядке, а вот пёс лежал неподвижно.
   Подошёл и подал ему руку, а когда тот крепко сжал мою ладонь, потянул на себя.
   -- Спасибо! -- парень на мгновение улыбнулся в знак благодарности, но тут же скривился от боли, снова потёр ушибленный зад.
   Я только обратил на это внимание, но его волосы на голове стояли острыми шипам! И были похожи на голубые сосульки. Настоящее чудо природы какое-то!
   Парень перестал потирать ушибленный зад, и поднял лицо. Ярко-изумрудные глаза весело на меня посмотрели. Зрачки, как у кошки, продолговатые! Тонкие губы в полуулыбке, еле видимая нитка шрама на правой скуле.
   Внезапно ощутил странно-знакомый холод в глазах.
   -- Ча-па-па... -- от удивления брови парня поползли вверх.
   Чего это он удивился? Однако все мысли о нём упорхнули прочь, как стая испуганных голубей. Со стороны пса выползла большая змея! Не успел и ахнуть, как она оказалась возле ног парня. Кобра высотой достигала ему до пояса. Стояла, раздув капюшон, покачивалась из стороны в сторону, шипела. Раздвоенный язычок то появлялся, то исчезал, а из пасти нет-нет да вырывались бледно-зелёные клубы тумана.
   -- Осторожно, кобра сбоку! -- шёпотом предупредил парня.
   -- Где? -- повертел он головой, посмотрел налево, направо. -- Здесь нет никаких змей!
   Он что - её не видит? Взглядом же прошёлся по этой мистической кобре! Неужели мне всё это чудится?
   Кобра перестала шипеть и внезапно прыгнула за спину парня, словно хотела нырнуть в его тень. Однако ей это не удалось: из тени встопорщились острые длинные иглы, как сотня копий. На них-то змея и наскочила, но каким-то непостижимым образом сумела извернуться так, что в неё воткнулась только малая часть игл. Уползая прочь, от ни о чём неподозревающего парня, кобра оставляла за собой зелёные полосы. Ничего себе! Это цвет крови у неё такой?! Но на этом странности не закончились. Когда кобра доползла до песчаного дерева, то нырнула в его тень. Всё, она исчезла!
   Подошёл к дереву, и сперва наступил ногой на тень, потом сел на корточки и руками потрогал тёплую землю в буграх, но ничего необычного не почувствовал. Земля, как земля - а тень, как тень. Ничего не понимаю!
   -- Ты чего там ищешь? -- за спиной прозвучал заинтересованный голос парня.
   -- Да так, ничего... -- и вернулся к нему.
   Тот же повёл себя необычно: обнюхал меня, а затем утвердительно кивнул.
   -- Ты - человек.
   О да, этим он меня сильно удивил. А я всё думал, что из яйца вылупился! Ясень пень, человек. Вот по тебе сразу видно - не человек!
   Видя моё удивление, парень хлопнул себя по лбу и словно ребёнку стал объяснять:
   -- У тебя в глазах пляшет синее пламя, а такое возможно только у чаротворцев, столь редких среди нас - Иных. Люди же не владеют магией, обделёны волшбой. Такими вас создали... -- он грустно улыбнулся.
   Странно, он что - жалеет людей? Неужели мы с детства лишены чего-то? Что так чудесно и прекрасно? И это разительно отличает людей от... (как он себя назвал? хмм... точно!) Иных?
   -- А что есть у Иного, чего нет у человека? -- и в порыве чувств стал трясти его за плечи, да так сильно, что у него заболталась голова.
   Бедный парень тихо произнёс:
   -- А мы даже не знакомы.
   Я смутился и убрал руки. Действительно, мы ещё не знакомы, а я уже выбиваю из него ответ!
   -- Меня зовут Куня, -- протянул он мне ладонь для дружеского рукопожатия и улыбнулся, широко и открыто.
   Пожал ему руку.
   -- А меня Среброкрыл.
   Парень вновь безмерно удивился. Лицо у него вытянулось, и даже рот слегка приоткрылся.
   -- А где твои серебряные крылья? -- стал он заглядывать мне за спину то слева, то справа. Потом отступил на шаг, подбоченился и решительно бросил: -- Да человек ты, человек! И зачем только меня бедненького за нос водишь... -- и старательно так провёл краешком платка возле глаз.
   -- Никого я за нос не вожу! Такое имя тётушка дала мне за брови! Вот видишь, -- ткнул пальцем себе между бровями. -- Они седые, будто серебряные, и срослись. Тётушка Добрана говорила, что мои брови похожи на парящую птицу с широко раскрытыми серебряными крыльями.
   -- А... поэтому, -- разочарованно взмахнул рукой мой новый знакомый.
   Вот, не угодишь ему! Правда видите ли ему неинтересна. Мне что - надо было крылья себе приделать!
   -- О, синее пламя погасло! -- оживился Куня. -- Ты его больше не зажигай, не путай честных Иных.
   Надо же, холод в глазах исчез! А ведь такое ощущение появилось, после того как побывал в мире с кровавой луной. Что бы это значило...
   -- Гав-гав-гав... -- залаял чёрный пёс, что стоял гордо, во весь рост.
   Куня пошёл к нему с протянутой рукой, хотел погладить. Но пёс зарычал, попятился... Кстати, теперь у него были обычные карие глаза и красный язык. Исчез зелёный туман из пасти и глазах.
   -- Обиделся он на тебя, -- подошёл к синеволосому парню сбоку и дружески похлопал по плечу. -- Ведь это ты сверзился на него с дерева!
   Чёрный пёс напоследок ещё раз громко гавкнул и убежал. А парень встал в позу циркового силача, согнув руки, напряг все мышцы и гордо произнёс:
   -- Нет, что ты, он меня испугался! Я же такой сильный, могучий и страшный!
   Я ещё раз оглядел худощавого паренька с ног до головы. Да - могучий, да - страшный, но только в своём сне!
   Он повернул голову ко мне и предупредил:
   -- Но даже моей силы не хватит, чтобы спасти тебя от Пожирателя, поэтому пошли к Тропинке, -- подошёл и хлопнул меня по спине, и направился в глубь леса.
   -- А? Что за Пожиратель? -- бросил ему вслед. -- Эй, меня подожди!
   Когда поравнялся с ним, то он, почёсывая лоб, задумчиво ответил:
   -- Это трудно передать словами. Когда увидишь его, то сразу же поймёшь!
   Через десяток шагов Куня остановился возле песчаного дерева и стал с любопытством вглядываться то в одно тёмное дупло (их там было не меньше сотни!), то в другое.
   Засучил рукав и засунул руку по самое плечо в дупло. Щекой прижался к дереву - тянулся то ли достать что-то, то ли найти.
   -- Вот скажи мне, ты видел хозяев этих нор? -- скосил он на меня свой кошачий изумрудный глаз.
   Наступая на песчаные листики, что лежали на земле, подошёл к нему и тоже принялся заглядывать в норы.
   -- Нет, -- с любопытством выискивал хозяев в их тёмных логовах.
   Через минуту Куня вытащил правую руку и похлопал по ней левой, сбивая песок.
   -- Вот и я не видел, но ведь интересно же! -- в его глазах засияли звёздочки мечтательного возбуждения.
   -- А если там был бы кто-нибудь с острыми клыками? -- удивился я его бесшабашности.
   -- То ему бы не повезло. Потому что тьма - моё оружие! -- похвастался он загадочной силой и подмигнул мне.
   После засунул руки в карман алой курточки и отправился дальше, насвистывая весёлую песенку и пиная бурый камешек, а когда коснулся головой косого солнечного луча, то его кончики волос-сосулек ярко вспыхнули голубизной...
   Пусть мы и недолго бродили по лесу, но Куня уже успел всё осмотреть, везде побывать, всё ощупать, изучить. Даже обломил себе на память кусочек серовато-зеленого кристалла от куста!
   -- Эге-ге-гей! Вот и спасительная Тропинка! -- озорно мне подмигнул и радостно подпрыгивая направился к ней.
   Гром и молния! И это Тропинка? Да её можно смело назвать Дорогой! Здесь в поперечную линию пять человек пройдут с вытянутыми руками!
   Тропинка сияла мягким, ровным светом, а когда Куня прошёлся по ней, то каждый его шаг сопровождался короткой, но яркой вспышкой. Ему это явно понравилось, он ещё сильнее затопал ногами и даже запрыгал на месте, отчего яркое сияние каждый раз при приземлении поглощала его по пояс.
   -- Смотри как здорово! -- хохотал Куня, выбивая чечётку.
   -- Ага-ага! -- согласился я с ним, радостно скача по Тропинке.
   Когда напрыгался, то решил рассмотреть её поближе. Присел на корточки и потрогал Тропинку руками, провёл ладонью. Ровная, гладкая. На светлой поверхности выгравированы странные символы. Вроде как письмена, но больше похожи на какие-то закорючки, что размещались в столбик, в которых было от трёх до двенадцати знаков. Символы излучали красивый синий цвет и тянулись вдаль. Складывалось впечатление, словно Тропинка - это развёрнутый свиток, а на ней светились загадочные голубые письмена.
   Мы пошли дальше, и теперь каждый наш шаг отдавался гулким звуком.
   -- А расскажи мне про Иных? -- с любопытством спросил Куню, который то прыгал на месте, то сильно топал, то шёл чуть ли не на цыпочках.
   -- Легко! А что ты про нас знаешь? -- ему надоело развлекаться с Тропой, и он с радостью решил поболтать.
   Я не удержался и решил пошутить, схватился за голову и застонал:
   -- О, я о вас так много знаю, так много знаю... что скоро голова лопнет!
   Парня оторопь взяла, и его челюсть чуть с грохотом не упала на землю.
   -- Подожди, не умирай! -- засуетился он возле меня.
   Еле сдерживаясь от смеха, успокоил его:
   -- Да шучу я, шучу! Ничего о вас не знаю, -- и похлопал ему по плечу.
   Куня с сомнением посмотрел на меня.
   -- Правда?.. Ну, тогда начнём познавательную лекцию, -- и принял сановитый вид, стал поглаживать рукой несуществующею бороду. -- Значит так, мы - Иные, отличаемся от вас людей не только внешним видом, но и тем, что владеем клановыми навыками. Можешь называть это магией или волшебством.
   -- А чем ты владеешь? -- спросил ровным тоном, старательно пряча любопытство.
   Сам же рассматривал пышное облако в небе. Мол, меня это не интересует, ничуть!
   Куня широко улыбнулся.
   -- Управляю тенью! Я из рода Тениходцев, -- и протянул мне руку.
   Я её пожал, а затем, надувшись от важности, представился:
   -- А я - из деревенского рода!
   Мы дружно рассмеялись.
   -- Скажи, а где вы живёте? Ну, в смысле Иные. У нас в деревне не видел ни одного. Ну, если только мечника с соколиными глазами... -- последнее предложение пробормотал себе под нос.
   Куня же, приставив руку козырьком ко лбу, высматривал что-то впереди.
   -- Ура-а-а!!! -- чему-то страшно обрадовался и вскинул руки, а потом рванул с места так, что яркие и частые вспышки ослепили меня.
   Когда перед глазами перестали прыгать яркие пятна, то увидел, что Куня подбежал к цветущей липе и выплясывал там от радости какой-то смешной танец.
   Подойдя к цветущей липе, ощутил приятный, сладкий запах.
   -- Да... как замечательно становиться на душе, когда созерцаешь такую красоту! -- с наслаждением любовался чудной картиной яркого цветения липы.
   Зелёные листики улыбались солнечными лучиками, поблескивала каплями смола, и всюду было разлито медовое благоуханье. На ветке, возле большого дупла висел - огромный! - пчелиный улей. А само дерево - могучее и раскидистое, росло у самой развилки, где от широкой и прямой Тропы влево ответвлялась дорожка.
   Глаза Куни светились от радости. Как хорошо, что Иные тоже любят природу! Значит, мы с ними не такие и разные!
   Парень, с голубыми шипами на голове, загадочно мне подмигнул, вытащил откуда-то гигантскую чёрную четырёхконечную звезду, размахнулся, держась за пустой круг в центре, и метнул в улей (размером с дом!).
   Срезанный улей бухнулся на землю, и оттуда вылетели злые пчёлы... с чёрно-жёлтыми бархатными телами.
   Итить! Какие же они ОГРОМНЫЕ! Почти с меня ростом!
   Куня развернулся ко мне, улыбнулся и помахал рукой.
   -- Пока-пока! -- накренился назад, а затем оттолкнулся носками ног от земли, как от края берега (точно позади него речка!), стал падать спиной вниз.
   Бултых, и парень скрылся в собственной тени.
   -- Не понял... -- почесал затылок в недоумении, а потом опомнился. -- Сбрить тебе ёжик! Снова оставил меня наедине с разъярённым врагом!
   Пора драпать! Такие огромные пчёлы не ужалят, а продырявят насквозь! И когда буду пить воду, то она будет выливаться из меня через отверстия!..
   Сказано - сделано, и вот уже бегу изо всех сил... пот льёт ручьями... в груди неимоверно жжёт... а спрятаться негде!
   Вдруг впереди от Тропы показалось ответвление. Странно, когда шли, его здесь не было! Ну да ладно, выбора-то нет! Свернул. Тропинка уходила далеко вперёд, по бокам мелькали песчаные голые деревья...
   Пчёлы дышали в затылок. Взглядом пробежался по деревьям, кустам, и даже в синее небо с белой пеной облаков посмотрел. Где, где можно сныкаться? Хоть бы речку какую-нибудь повстречать, болотце, на худой конец яму! Но ничего подобного не видел. Казалось, нужно смириться с судьбой... и принять дробь оздоровительных уколов! Щаз, сдамся... Да не бывать этому!
   Наконец-таки, удача улыбнулась мне, и взору явилась дорожка, словно длинный язык, а в конце тёмный зев пещеры.
   Ворвался не задумываясь. В лицо сразу же дыхнуло сыростью, прохладой... и обрушилась темнота. Сослепу споткнулся обо что-то, не удержал равновесие и упал. Больно ударился коленками о жёсткий пол и поцарапал ладони.
   -- Мелочи, мелочи! До свадьбы заживёт! -- перевернулся, сел и руками уперся в землю.
   Неподалёку виднелось яркое пятно выхода, где пчёлы жужжали целой тучей, но внутрь не залетали.
   Растянулся на холодном полу. Кажется, спасся!
   -- Ум-м-м... как вкусно! -- Куня сидел спиной к стене дальше в глубине пещеры и что-то жевал.
   Фига се! Я, понимаешь ли, тут целый день голодаю... убегаю от пчёл... а он!
   Со стоном встал. Несмотря на то, что хотелось просто лежать и отдыхать!
   -- Ты чего там хомячишь? -- подойдя к нему, стал наблюдать, как он превеликим удовольствием ел. -- И вообще, почему меня там бросил!
   У Куни удивлённо вскинулись брови.
   -- Так кто-то же должен был отвлечь пчёл.
   Обалдеть... и я ещё хотел с ним подружиться!
   -- Зато теперь можешь насладиться вкусняшкой! -- и протянул краюху хлеба, чем-то густо намазанным.
   С благодарностью взял и тут же откусил немного. Вкуснятина!!! Пожалуй, с Куней всё-таки можно дружить!
   -- Фем феб намафан? -- пробубнил я с набитым ртом.
   Однако Куня меня понял и ответил:
   -- Мёдом, -- вытер он руки о платок и убрал его в нагрудный карман, а недоеденный кусочек положил в туго набитый мешочек.
   Ничего себе! Я так и замер с хлебом во рту, потому что Куня каким-то чудом засунул не такой уж и маленький мешочек в нижний карман красной курточке - и тот даже не оттопыривался!
   Хотел спросить его об этом, как неожиданно уснул. Прямо с куском хлеба во рту!
  

Настоящее время. Перед входом в Великий Лабиринт.

   Да... много чего произошло. И это всего лишь за один день!
   Сел. Оперся руками о холодный пол сзади, задрал голову и уставился в тёмный потолок.
   Вот только... почему минут через десять, как вошли в пещеру - уснули? Загадка...
   -- Хватит отдыхать! Приключения ждут нас! -- Куня стоял надо мной, указывая перстом в закрытые красные Врата неподалёку от нас, а в глазах у него так и плясали радостные звёздочки с предвосхищением чего-то чудесного.
   Друг подал руку и помог встать.
   Мы подошли к массивным створкам, что были испещрены загадочными письменами.
   -- За этими Вратами находится Великий Лабиринт! -- от возбуждения Куня едва не бросался в пляс. -- Пройдём его и получим Награду!!! -- Всё-таки он не выдержал и отстучал короткую и радостную чечётку.
   После мы долго и упорно тянули за огромное бронзовое кольцо, пока правая тяжёлая створка не приоткрылась. И с радостным возбуждением вошли в широкую щель между створками красных Врат...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

  
  

Приписка. Часть3.

Бесшабашные воители:

мечник Белоснежка Хрол VS копейщик Волчий клык Джа-Джанг.

Fight!

  
  
  
   Квартира автора. В просторном зале на мягком и новеньком ковре стояли друг против друга Белоснежка Хрол и Волчий клык Джа-Джанг.
   -- Хья-ха-ха... Значит, говоришь ты ужасно сильный? Отлично! -- хищно оскалился мечник Хрол и направил в сторону противника меч, больше похожий на увеличенный нож.
   Джа-Джанг в белом плаще с грубо оторванными рукавами (это можно судить по лохматым краям!) приспустил указательным пальцем дерзкие на вид очки с чёрными стёклами и вгляделся в Хрола. Через три секунды вернул их на место. С криком "Ха-ча!" соединил с хлопком ладони у себя перед грудью.
   Из пола (посреди зала!!!), порвав новенький ковёр, выскочило копьё прямо в руки Джа-Джангу.
   -- Хэ-эй! ОБНАЖИ КЛЫКИ! -- Джа-Джанг яростно взмахнул волчьим хвостом, крутанул белое костяное копьё в руках и нацелил его в грудь мечнику. -- ДАВАЙ ПОВЕСЕЛИМСЯ! -- и с радостным оскалом на лице бросился на Хрола.
   Мечник отпрыгнул в сторону и нанёс по шеи секущий удар.
   Копейщик ловко увернулся и ткнул копьём в лицо Хролу, но тот резко присел и рубанул по ногам.
   Джа-Джанг мгновенно высоко подпрыгнул (под самый потолок!) и остриём копья срезал крюк, на который крепилась люстра.
   ШАРАХ! Тяжёлая люстра упала на голову мечнику...
   Белоснежка Хрол как ни в чём ни бывало свободной левой рукой убрал от лица длинные нити, с нанизанными на них настоящими хрустальными бусинами, и весело улыбнулся.
   -- Хья-ха-ха... Отличная шляпа! -- и поправил рукой люстру на голове.
   Волчий клык Джа-Джанг воткнул копьё в уже изрядно грязный, затоптанный бывший новенький ковёр на полу.
   -- Хэ-эй! Чуть не забыл о главном... о сладком! -- и полез во внутренний карман белого плаща. Через секунду вытащил оттуда полную руку чупа-чупсов и засунул их в рот, так что десятки палочек торчали наружу. -- Феверь фофно Фодолфить!
   -- Хо-о-о... Что ты сказал? -- вопрошающе приподнял бровь мечник.
   Джа-Джанг в один присест схрумкал все чупа-чупсы (вместе с палочками!) и ответил:
   -- Теперь можно продолжить! -- счастливо улыбнулся, обнажая волчьи клыки, и перехватил костяное копьё обеими руками.
   У Джа-Джанга волчьи глаза сияли красным светом.
   -- "Мерцающий шаг"! -- и он тут же исчез, чтобы внезапно появиться перед мечником.
   Ткнул копьём в грудь, но мечник успел отбить в сторону неожиданный и быстрый удар.
   -- Росчерк ПОЛУМЕСЯЦА! -- Хрол взмахнул клинком, края которого засияли голубым светом.
   Джа-Джанг с помощью "Мерцающего шага" ушёл в сторону, а воздушная волна в форме полумесяца угодила в стену со шкафом-купе и книжную полку.
   От бедной мебели остались одни щепки...
   -- Хо-ой... -- Хрол стыдливо отвёл взгляд от кучи обломков. -- Перестарался!
   -- Хэ-эй! -- окликнул того Джа-Джанг. -- Веселье продолжается! -- и с силой бросил в него костяное копье.
   Мечник резко наклонил голову влево, и копьё пролетело мимо.
   Воткнулось в ДОРОГУЩИЙ плазменный экран телевизора шириной почти на всю стену.
   -- Ха-ча! Какой я меткий - попал прямо в центр! -- довольно усмехнулся Джа-Джанг.
   Хрол ехидно улыбаясь, произнёс:
   -- А не боишься того, что ОН может и вовсе не упомянуть тебя в РОМАНЕ!
   У копейщика волосы стали дыбом, да так - что широкополая шляпа слетела с головы! И медленно опустилась на дырявый ковёр.
   Джа-Джанг вспышкой появился возле воткнутого в телевизор копья и принялся его вытаскивать, схватившись обеими руками и отталкиваясь от экрана ногой.
   Дзинь-Дзинь! Прозвенел дверной звонок.
   Джа-Джанг испуганно вздрогнул, мгновенно выдернул копьё из стены и раскрыл в воздухе пространственный проход.
   -- Хэ-эй! Меня здесь не было! Я всё ещё ищу Среброкрыла, чтобы сразиться с ним! -- и быстренько впрыгнул в проход, который за ним закрылся.
   -- Да-да... а как же! -- Белоснежка Хрол злорадно усмехнулся, закинул меч на плечо и пошёл открывать дверь.
   А когда заглянул в глазок, то сильно удивился. За дверью стоял кучерявый автор... НЕГР!!!
   Мечник, после того как пришёл в себя, приоткрыл дверь.
   -- Здесь негры не живут! -- и запер дверь прямо перед лицом Тимофея.
   -- Какие негры? -- из-под двери раздался искренне удивлённый голос автора. -- Хрол, давай открывай!
   Тогда мечник, когда снова открыл дверь, втащил во внутрь Тимофея и поставил его перед зеркалом.
   Бедный автор выпучил глаза (сантиметров на десять!) и с лязгом уронил нижнюю челюсть на пол.
   -- Зря я съел тот легендарный шоколад... -- обескуражено смотрел на своё отражение Тимофей.
   Спустя минут пять его будто осенило, и он крикнул:
   -- Так вот откуда берутся негры! -- и довольный разгадкой ударил основанием кулака по левой раскрытой ладони.
  
  

5 Глава. Великий Лабиринт. Змеиная Стезя.

  
  
   Тёмно-зелёные волны пробегали по долине; трава шелестела, пела чудную музыку; ярко-жёлтые цветы приветливо качали головой; ветер запутался в густом кустарнике и свистел негодуя.
   По бескрайней равнине брожу уже долго, но так и не повстречал ни одной живой души. Концы длинного шарфа за спиной легко и свободно скользили по густой траве, высотой по пояс, рукой проводил по этим зелёным волнам, как бы гладя. Шёл к исполинскому дереву, которое разрослось сенью настолько широко - что, казалось, закрыло полнеба!
   Вокруг дерева кто-то бегал.
   Интересно, и кто же тот бегун? Подошёл ближе, разглядел. Ох-ё, попал в очередную передрягу! Круги нарезает - Большой Лысый Ёж!..
   Вот он остановился, забавно понюхал носиком воздух и жалобно захныкал:
   -- Кто лишил меня иголок? Кто обрил меня, пока я спал? Хнык, хнык... -- вытирал глазки лапами.
   Вот же не повезло! Надо линять отсюда и как можно быстрее! Пока ещё не замечен. Потому что ужаснее в гневе, чем бритый ёжик - нет в целом мире!
   Итить! Он меня заметил!
   -- Негодяй, как ты осмелился сотворить со мной такое! -- грозно встал ёж на задние лапы (даже отсюда видно, что он выше меня раз в пять!).
   Его глаза сверкнули страшным алым отблеском.
   -- Постой, это не я!
   Однако ёж будто и не услышал, вытащил откуда-то два разделочных топора, как у мясника, и тотчас на меня помчался.
   Тётя, какие пугающие - эти бритые ёжики!!!
   Надо мной сверкнули страшные лезвия топоров...
   Звяк! Половинки обрубленных лезвий упали вниз и скрылись в густой траве. Их с лёгкостью срезал огромный палаш.
   -- И-и-и... -- побледнел ёж и затрясся от страха.
   -- Брысь! -- скомандовала девушка, и тот сразу припустился во весь дух, убегая на двух лапах, - да так, что комья земли с травой летели во все стороны.
   Голова моей спасительницы была как бы в тени, в сумраке... и я не мог видеть её лица.
   А вот одета она ОЧЕНЬ необычно! Грудь обмотана ярко-алыми лентами с золотистыми искрами; низ живота приоткрыт; широкие, просторные штаны - тоже алые, а низ каждой штанины украшали золотые язычки пламени. Ремешки сандалий также из красной кожи.
   На предплечьях были завязаны чёрные шнурки; на правом болтался острый клык, точно из изумруда, а на левом - пушистая кисточка.
   В каждой руке девушка держала по огромному палашу, почти с человеческий рост. Одним движением забросила мечи себе на плечи (у меня от такой тяжести ноги бы подогнулись!) и поприветствовала:
   -- И вновь пришлось спасать твою шкуру - пусть и во сне. Только чего это на тебя нападает всякая мелочь! Мне бы сразиться с каким-нибудь легендарным чудищем... к примеру, с Железным Демоном, -- в голосе был даже не намёк, а прямая угроза! -- Если не позовёшь, когда опять встретишь его, то потанцую с тобой... на мечах!
   Глянул на очень острые и широкие палаши, с которыми девушка с лёгкостью обращалась. Думаю, уворачиваться от них будет ой как трудно, и такая бешеная пляска вряд ли понравится.
   Мир подернулся дымкой, стал исчезать...
   Напоследок меня пронзили жёлтые очи спасительницы. Где-то я их уже видел!..
  
   -- Как спалось? -- Куня с живым интересом заглянул в глаза.
   -- Ужасно... на меня напал обиженный ёж! -- пожаловался другу. -- Кошмар! И откуда он только вытащил эти огромные топоры!
   Недоумевая, откинул одеяло, сел... широко зевнул и сладко потянулся...
   И всё-таки, кто эта таинственная незнакомка? Спасла от собственных кошмаров уже во второй раз!
   Куня похвастался, стоя надо мной:
   -- А вот мне в прошлый раз, перед тем как на нас напал Железный Демон, приснилось такое... -- его лицо расплылось в блаженной улыбке, даже зажмурился от удовольствия - словно кот, что объелся сметаны.
   В этот раз я уснул по собственному желанию. Мы решили провести опыт, в котором согласился быть добровольцем (дабы наесться сладкого мёда!). И теперь доказано: мёд, собранный Куней в дупле липы, - усыпляет! Именно из-за него и уснули, когда вошли в пещеру и поели хлеба с мёдом.
   Встал с постели и начал складывать два одеяла: на одном спал, а другим укрывался.
   -- Надеюсь, оно того стоило, -- повернулся к Куне с подушкой и одеялами в руках, сложенных друг на друга пирамидой, где основанием была большая подушка. -- Говорю о том, что мучительно долго бегал от здоровущих пчёл, благодаря кое-кому! -- с намёком посмотрел на него.
   -- Конечно, не зря! У нас в клане сонный мёд ценится очень высоко! Это самое лучшее, что может пригодиться при выполнении миссии: усыпишь и... -- Куня внезапно замолчал, а руками продолжал заталкивать подушку в карман... спустя несколько секунд договорил: -- делай то, зачем тебя отправил глава клана. А когда все проснуться, будешь вне подозрений.
   Видно, что Куня сболтнул лишнее, но постарался быть честным и договорил до конца (хотя и не обязан раскрывать мне свои секреты!).
   Наступила неловкая пауза... Чтобы разорвать эту неприятную тишину, спросил:
   -- И что нам делать дальше?
   Друг сразу же взбодрился, его глаза радостно вспыхнули двумя изумрудными огоньками.
   -- Нам нужно пройти Великий Лабиринт! -- и стал поспешно запихивать в карман последнее одеяло.
   Я с любопытством осмотрелся по сторонам. Мы в небольшом округлом гроте, где на потолке, стенах и даже на земле мягко светили кристаллы, а позади нас приоткрыта одна из створок красных врат - вход, в который вошли ранее.
   Поразила чистота грота, будто здесь кто-то убирался: на полу нет камешков, пыли, грязи. А больше всего удивил рисунок на правой стене: кисть руки пальцем указывала вперёд, а слева от неё коварно улыбался белый череп, под ним же символично так была нарисована груда человеческих костей.
   Взглядом проследил, куда указывала рука. Там, впереди, нас ждала закрытая тускло-жёлтая дверь из странного камня, и только через неё можно выйти из грота.
   И тут вспомнил, что согласился отведать мёда только с тремя условиями!
   Первое: если спать, то с удобствами! Тогда друг вытащил из кармана одеяла и подушку.
   Второе: наказал ему строго охранять меня. Вдруг Демон объявиться!
   А третье...
   -- Куня, ты, кажется, кое о чём забыл! -- догнал я его и схватил за плечо (не дал ему открыть жёлтую дверь за круглую ручку).
   Друг с голубыми волосами, что стояли острыми сосульками у него на голове, обернулся и удивлённо взметнул брови.
   -- Я говорю про третье условие, -- и в предвкушении облизнулся.
   -- А... точно! -- хлопнул он себя по лбу и полез в карман.
   Через минуту я уже ел безумно вкусный сыр. Большими кусками откусывал от толстого кругляша, который едва помещался у меня на ладони, и жевал, жевал... (с довольством явным на челе). Возможно! от моей широкой улыбки даже стало ярче в пещере.
   А в это время Куня приоткрыл жёлтую дверь и забавно заглядывал в щель, словно еле сдерживал себя, чтобы не ворваться туда. Топал на месте, часто оборачивался ко мне, поторапливал взглядом.
   Сыр быстро закончился. Эх, ну почему вкусного всегда так мало!.. Но всё равно это была чудесная трапеза! И теперь даже в ад нестрашно входить!
   -- Я всё съел, пойдём! -- подошёл к другу и похлопал по плечу.
   Куня повернул голову.
   -- Как? Уже? -- и неверующим взглядом осмотрел мои руки.
   -- Да чего там было-то? Дай мне сыр размером с дом, вот тогда и буду лопать его долго, -- и вопросительно взглянул на друга, погладил живот - мол, ещё хочу.
   Глаза у Куни округлились так, что, казалось, ещё немного и выпадут наружу! Наверное, никогда ещё не встречал такого страстного любителя сыра - как я.
   Кстати, теперь смогу запасаться сыром в громадных количествах - ведь у Куни такие замечательные карманы!
   Словно что-то щёлкнуло в голове у друга, он мигом опомнился от безграничного удивления и тотчас дёрнул за дверную ручку.
   За жёлтой дверью оказался длинный зал, где тускло-зелёные стены загадочно отбрасывали свет. Почему-то подумалось, что они из изумруда. Захотелось проверить, отколоть кусочек, но только сделал шаг, как заметил груду человеческих костей у правой стены, что была вся в дырках, точно её изрешетили арбалетными болтами, которые потом вынули.
   Левая стена - тоже в отверстиях, однако в них что-то блестело. Наконечники стрел? Ещё там был нарисован мужчина в башмаках с забавно загнутыми носками, в обтягивающих жёлто-полосатых штанишках и в такой же тельняшке. Он весело, открыто улыбался.
   Ух-ты! Да у него усы кошачьи! Длинные, тонкие. Нос тоже как у кота - маленький, чёрный. А вот глаза человеческие, только хитрые, хитрые.
   Какой необычный Иной! И только стал отводить взгляд, как вдруг его глаза скосились, посмотрели на меня и вернулись на место.
   Что за на фиг!.. Однако нарисованный Иной смотрел прямо перед собой, точно кукла, и в правой руке сжимал ложку. Постой... её же раньше не было? Или только сейчас заметил?..
   -- Среброкрыл! Тебя ещё долго ждать? -- окликнул меня Куня.
   Он уже был далеко впереди и призывно махал рукой. Пришлось догонять, и пока бежал, несколько раз оборачивался на Иного с кошачьими усами, но тот больше не шалил.
   Синеволосый друг стоял и нетерпеливо переминался с ноги на ногу, а перед ним длинной извилистой лентой лежал овраг.
   Пока Куня не запрыгнул туда и не помчался навстречу приключениям, спросил:
   -- Скажи: ты не знаешь, - кто тот нарисованный мужчина в коротких штанишках?
   Он оторвал взгляд от оврага и обернулся ко мне.
   -- Мимо которого прошли? -- кивнул назад, где был нарисован Иной с забавными башмаками. -- Так это же Страж Лабиринта! Говорят, если ты приглянулся ему, то поможет пройти Лабиринт! Однако стоит тебе его разочаровать - и вовек не выберешься отсюда! -- Куня поднял руки с загнутыми пальцами и стал пугать: -- У-у-у...Страшно?
   -- Ага, вон уже в штаны напрудил, -- со смешком указал взглядом.
   Как ни странно, но он поверил, начал присматриваться к штанам.
   -- Да пошутил я! -- громко воскликнул, отрицая очевидное.
   Друг с сожалением вздохнул:
   -- Ну да ладно, нам пора! -- и прыгнул в широкий овраг, пополз по дну на пузе.
   Вот ни фига себе! Ещё и извивается, словно змея!
   Куня на миг замер, поднял голову от земли, обернулся:
   -- Советую не высовываться из оврага! -- и пополз дальше.
   И что мне так же - на пузе?! Или на карачках? Подумал минуту и спрыгнул в овраг.
   Через какое-то время надоело ползти на четвереньках, словно ребёнок (да и колени с локтями все уже отбил!). Встал.
   -- Ай! -- в висок что-то ударило и звонко упало у ног.
   Наклонился, поднял. Ложка. И чтобы это значило? Почесал затылок, посмотрел по сторонам. На левой стене усатый Страж глядел куда-то в потолок, а руки спрятал за спину. Мол, он тут ни при чём. Она сама прилетела!
   Ага, как же! Тебя-то точно здесь не было! Появился вдруг - из ниоткуда. Ходят тут по стенам всякие нарисованные шалопаи! И погрозил ему кулаком.
   Внезапно из отверстия в стене - коих было очень много! - что-то со свистом вылетело.
   Успел нагнуться. Что это было? Посмотрел на противоположную сторону. НОЖ! Да ещё и воткнутый по самую рукоять. В изумрудную стену!!!
   Итить! Плюнул на неудобства и плюхнулся на пузо.
   Над головой пролетела туча снарядов.
   На секунду приподнял голову над оврагом, осмотрелся по сторонам и быстро опустил.
   Правая стена была утыкана ножами, стрелами, топорами...
   Ядрёные орешки! Да тут целая война против меня одного!.. И это не Страж. Всё это оружие вылетело из отверстий на левой стене. Хмм... Получается, он меня предупредил? Ведь ложкой не убьёшь, зато привлёк внимание! А он не такой уж и плохой, только помогает как-то своеобразно... Потёр висок, который всё ещё болел и стал рассматривать ложку. Серебряная! На ручке ярко выделялся диковинный узор из жёлтых линий. Сама же ручка - тёмно-зелёная, округлая, гладкая, тяжёлая и сделана (по крайней мере, я надеюсь на это) из изумруда. Вся ложка очень красивая и приятная на ощупь - такой трапезничать одно удовольствие! Однако еды нет...
   -- Эх, невезуха... -- печально вздохнул и засунул ложку в карман штанов.
   Чтобы нагнать Куню, пришлось втопить так - что мелькавшие руки-ноги и сам-то не видел!
   Забавно выглядит крокодил, который мчится с бешеной скоростью на своих коротких лапах, высунув язык от усердия. Почему-то чувствовал себя именно так!
   Догнал! После того как отдышался, похвастался перед Куней:
   -- А у меня теперь есть любимая ложка к обеду, ля-ля-ля! -- повертел ей перед ним.
   -- Ча-па-па... откуда? -- уставился он на ложку.
   На немую просьбу в глазах, дал ему её подержать, и друг с большим удовольствием стал осматривать (даже на зуб попробовал!).
   -- Да вот, Страж подарил, -- мотнул головой назад, на левую стену.
   Куня высунулся над оврагом.
   -- Нет его... -- разочарованно произнёс друг и сел обратно, прислонился к стене, а над нашими головами просвистела туча арбалетных болтов, -- А жалко-то как! Выпросил бы изумрудные палочки для еды.
   На почти видимые вопросы в моих глазах Куня сказал, что в его клане принято есть палочками, а как ими пользуются - не поведал. Может быть, палочки у них вместо вилок? Втыкают их и подносят еду ко рту. Но как они кушают суп?!
   Друг не дал задать вопроса, поторопил: дескать, он уже весь Лабиринт обползал!
   Вот теперь ползу... в одиночестве. Куня, как всегда, исчез где-то вдали. И как ему не больно ползать на брюхе?! У него случайно в роду змей не было?.. У меня - вон, даже рубаха вся изорвалась! Да и живот весь в ссадинах.
   Было бы здорово получить в награду шёлковую рубашку и такую - о какой мечтаю! Двухцветную! Правая сторона - ярко-красная, а левая - чёрная. Эх, красота!..
   О! А вот и разветвления! На каменистой земле с трудом разглядел след Куни. Так, значит, налево...
   Разветвления стали попадаться всё чаще и чаще и некоторые из них поворачивали назад, другие выплясывали настоящие кренделя. Не знаю, может быть, это совпадение, но ответвления, которые выбирал Куня, постоянно закручивались петлёй, а потом и вовсе круто выгибались. Всё хорошо, но я-то человек! При каждом таком повороте у меня позвоночник хрустел! Мне казалось, - что вот-вот сломается, не выдержит издевательств! А купить-то новый позвоночник никак нельзя! Да и заменить тоже. Человек-то - не часы! Сломанные запчасти ему не поменяешь!
   Всё чаще встречались неглубокие места, где приходилось ползти на пузе. Эх, чувствую себя как боец в окопе - даже голову поднять нельзя!
   После очередного поворота вытер рукавом пот со лба. Весь взмок, руки и ноги ныли от усталости и боли. Про живот - вообще молчу! Ощущение такое, будто по нему наждаком прошлись! Эдак раз сто...
   Развилки, развилки... когда же они закончатся!!!
   О, знакомые всё лица! Возле очередной развилки, на правой стене оврага (серой с тёмной прожилкой) в обтягивающих жёлто-полосатых штанишках улыбался усатый Страж - ростом с ладонь! Он хоть и стоял боком, но, повернув голову, смотрел на меня. Правда, одним глазом, другой почему-то зажмурил. И ещё призывно указывал большим пальцем себе за спину - мол, сверни направо.
   Блин горелый! А след-то Куни ведёт налево! Что делать? Хорошенько поразмыслил и решил догнать друга, чтобы с ним вернуться назад и продолжить идти (то есть ползти!) туда, куда указывал Страж. Надеюсь, усатый шалопай всё же помогает... и не заведёт в ловушку.
   Глубоко вздохнул и пополз, пополз... поворот, ещё поворот... уже вконец обессилел, как заметил вдали Куню. С трудом до него дополз, и устало размазался по полу.
   А приятель отдыхал лёжа на спине. Нога на ногу. Во рту печенька.
   -- И чего так долго? -- вопрошал друг. -- Я уже отдыхать устал.
   Ах, так! Что ж, получай:
   -- Со Стражем беседовал, -- пошутил над Куней.
   -- Где? Когда? Почему меня не позвал? -- мигом всполошился приятель и даже печеньку со рта выронил.
   -- А он сказал, что не показывается торопыгам, не поспевает за такими! -- еле сдерживая смех, пытался придать своей моське серьёзный вид.
   -- Да? Тогда буду ползти медленно. Очень медленно. И тогда Страж заговорит со мной? -- и так наивно посмотрел, что мне стало стыдно за враньё.
   -- Может быть, -- отвёл я взгляд, -- а сейчас двинем назад, мы не туда свернули, Страж указал в другую сторону.
   Да... а я-то думал: самое трудное ползти! Но оказалось, гораздо сложнее развернуться на месте. В узком овраге - где даже приподняться нельзя! Если, конечно же, не хочешь потом хвастаться топориком, торчащим из...
   Пыхтя развернулся (чуть позвоночник не сломал!), и пополз, пополз...
   Странно... Точно помню, что именно на этой развилке Страж указывал пальцем на нужный поворот. Вон и белый булыжник с жёлтыми пятнами выпирает из стены, об него ещё ударился больно плечом. А сейчас усатого проказника нет. Куда делся? Он же нарисованный!..
   -- Среброкрыл, ты там случаем не пытаешься уснуть, стоя на четвереньках? А то могу дать подушку с одеялом, -- потеребил за ногу Куня.
   Ха-ха-ха... Вот шутник! Как можно уснуть стоя? Я что - слон? Или цапля?
   -- Спасибо, не надо, -- отмахнулся я.
   Так. Страж исчез, но я-то на память не жалуюсь! Поэтому смело свернул туда, куда он раньше указывал; стезя выровнялась и больше круто не изгибалась; дно оврага стало глубже и лучше - пропали торчащие камни. Отныне путь не казался сплошным мучением или чьим-то издевательством. Давно бы так!
   Интересно, а почему нас заставляют идти по дну оврага? Чтобы мы не видели правильной дороги? Наверняка, если вылезти из оврага, сразу найдём выход.
   О! А вдруг мы находимся в каком-нибудь обширном зале, где весь пол изрыт извилистыми ходами. Возможно! со стороны выглядим как хомячки, что по глупости плутают по простому лабиринту и не могут выбраться.
   Из раздумий вывела развилка, которая виднелась впереди. Вот блин, они ещё не закончились! Эх, невезуха...
   И вновь улыбчивый Страж в обтягивающих штанишках указывал нам ВЕРНЫЙ поворот. Теперь-то был в этом твёрдо убеждён! Поэтому не думая свернул, куда он советовал.
   Не понял?! Путь ухудшился: появились не просто камни - а острые осколки гранита! Более того, дно ощутимо поднималось, если так и дальше продолжится, то мы окажемся в таком неглубоком овраге, что в нём и не спрячешься!
   И действительно, вскоре дно совсем обмельчало. А может быть, извилистый лабиринт пройден? Проверим. Снял с ноги башмак и приподнял над стенкой оврага.
   "Ну вот, теперь с дырявым ходить", - обречённо подумал, когда опустил назад обувку со стрелой, воткнутой в подошву.
   -- Куня, мы не там свернули! Или Страж пошутил над нами...
   А в ответ тишина. Чего вдруг? Озадаченно обернулся - а там никого. Э-э-э... куда делся?! Ладно, то что он исчез - не впервой. Но почему путь, на который указывал Страж с кошачьими усами, оказался ошибочным? Блин, а я-то надеялся, что он нам помогает! Невезуха...
   Вынул стрелу и натянул башмак. Что ж, придётся ползти назад и сворачивать в другую сторону.
   Дзинь-дзинь-дзинь...
   Ура!!! Время сыра! Из кармана штанов вытащил круглые часы на цепочке. Щёлкнул на кнопку. Открылась крышка часов: 12.00. Над циферблатом выскочил махонький соловей и пропел: "пора завтракать, пора завтракать...".
   Как жаль, что эти часы, так сказать, с характером. Когда захотят, тогда и отзванивают полдень. Бывало, звонили по три раза в день, а иногда молчали целыми неделями...
   Ну ладно, теперь все мысли прочь: пришло время наслаждаться сыром! Развязал с правого боку, на поясе кожаный мешочек, извлёк белоснежный платок и заправил его за переднюю часть воротника рубашки. Может, так завтракают аристократы? А неважно-неважно, главное мне так нравится!
   Глазами пробежался по земле. Вот! То что надо! Подобрал плоский камень. Сел на ноги и положил его сверху. Вот тебе и походной стол! Ха-ха... А неважно-неважно. Накрыл камень вторым белоснежным платочком. А вот и скатерть!
   Из мешочка достал маленький свёрток, ножик и вилку. К сожалению, в свёртке остался лишь крохотный кусочек сыра. Эх... Но ничего! и им можно насладиться.
   Отрезал тоненькую полоску, проткнул вилкой и отправил в рот. Ух! Ням-ням, какая вкуснятина!
   Забывшись выпрямился, и голова показалась над оврагом.
   Вжик! Что-то пролетело слева и чуть не задело ухо.
   На миг оторвал взгляд от сыра и посмотрел на стену. Там торчала стрела с ярко-красным опереньем. А, вот что это было! А неважно-неважно... не буду отвлекаться: сейчас время наслаждаться сыром!
   Нагнулся, чтобы отрезать ещё одну полоску сыра.
   Что-то вжикнуло и задело волосы.
   Выпрямился.
   Вжик!
   С огромным удовольствием стал жевать сыр...
   После трапезы вскользь прошёлся платком по губам (прям аристократ!) и убрал всё обратно в кожаный мешочек.
   Взглянул на стену.
   -- Бритый ёжик! -- испуганно приложил ладони к щекам, раскрыв широко рот в немом крике.
   А-а-а... чуть не помер!
   Стена была утыкана ножами, топорами, вилами, а здоровущий железный диск вонзился туда наполовину.
   Он же мог мне запросто голову срубить!!! А-а-а... увлёкся трапезой!
   Упал на живот, пополз. Не бессмертный же! Просто иногда забываю об этом...
   Впереди показался Куня.
   О! вновь от кого-то удирает. Да и так забавно мельтешит руками и ногами по земле. Ха-ха-ха...
   Так, а кто за ним гонится? Поставил руку козырьком ко лбу, напряг зрение. За другом (ходячее бедствие!) летела огромная стая летучих мышей, у всех глаза горели багровым пламенем, щёлкали в нетерпении острыми клыками, махали крыльями - изо всех сил! Да они же разъярены до безумия!
   -- Ёлки зелёные! Неужели так будет постоянно!!! -- страдальчески вознёс руки к небу.
   Чем ближе подлетали летучие мыши, тем меньше мне всё это нравилось. Что-то много их! Если налетят тучей - высосут всю кровь за секунду! И будет у меня ни привычный цвет кожи, а белея мела! Нет, пожалуй, белым, как снеговик, быть не желаю. Тогда надо... рвать когти! Развернулся и на четвереньках припустился так - что лошадь бы не догнала!
   -- Среброкрыл, давай ещё быстрей, они нас нагоняют! -- позади, сквозь ужасный шум, раздался веселый голос Куни.
   Бросил быстрый взгляд назад. Так вот отчего такой шум. Летучие мыши задействовали ловушки! И теперь визжали, беспорядочно летали громко хлопая крыльями, врезались друг в друга, а вокруг свистели выпущенные стрелы, ножи, копья...
   Но нашлись особо сообразительные, которые летели внутри оврага. Они-то нас и нагоняли чёрным потоком.
   Итить! Ходу, ходу! Шустро перебирая руками и ногами устремился вперёд на четвереньках.
   Показалась очередная развилка. Блин, как не вовремя! Приблизившись, замер в раздумьях. На стене улыбался Страж с зажмуренным глазом. Всё так же большим пальцем указывал себе за спину - дескать, поверни налево.
   Что делать? Поверить ему? Или нет? Ведь второй возможности вернуться назад (если ошибусь с выбором) не будет! Внимательно всмотрелся в улыбку Стража. Весёлая, игривая, ни капельки не злобная, не издевательская.
   Хорошо, поверю тебе. И свернул налево. В этот раз он не обманул, овраг вновь стал лучше, шире. Но не успел обрадоваться, как опять был вынужден остановиться перед следующей развилкой. Страж с кошачьими длинными усами опять-таки указывал на нужный поворот.
   Когда на четвереньках шустро пробегал мимо Стража, то отчего-то внезапно замер. В нём что-то было не то. Ну-ка, ну-ка... Да у него же грусть в глазах! И улыбка какая-то тусклая... Странно, почему?
   -- Среброкрыл, что - решил дать бой летучим мышам? -- возбуждённо спросил Куня. -- Молодец!
   -- Чего? -- обернулся, а друг уже по локоть скрылся в тени. -- Ты куда?!
   -- Да, пожалуй, пойду-ка ещё прогуляюсь по Лабиринту. Вдруг интересное что найду! -- и в глазах у него появилась мечтательная дымка.
   -- Уже нашёл! Разве не ты привёл их за собой!!! -- показал рукой на летучих мышей, что настигали нас двумя армиями.
   Первая, самая близкая к нам, летела по оврагу, другая (сильно поредевшая, но всё равно большая!) грозовой тучей заполонила всё пространство пещеры позади нас.
   -- Вот скажи мне, что ты им такого сделал?! Они же вот-вот лопнуть от злости! -- удивлённо всплеснул руками.
   -- Да ничего особенного, все лишь кинул шарик-вонючку в грот, где они спали на потолке. Думал, они спокойно улетят куда-нибудь в другое место, когда смесь сверхвони скунса и различных болотных трав в доли секунды заполнила всю пещеру. Так, что не понимаю - чего им злится-то?!
   Судя по невинному лицу, друг, действительно, не понимал, за что же летучие мыши так на него взъелись! Но он недолго недоумевал, вскоре его взгляд стал шарить по пещере в поисках чего-нибудь интересного.
   Так. Надо его отвлечь, иначе...
   -- А я и не думал сражаться с летучими мышами, -- ответил на первый вопрос друга. -- Глупо это как-то... и опасно. Вот пытаюсь понять, что же хочет сказать Страж... -- и искоса взглянул на Куню (и как - заинтересовало?).
   -- Страж! Где? -- его глаза вспыхнули радостным огнём.
   -- Вот, -- довольно ткнул пальцем в стену. -- А? Куда он исчез?! -- озадаченно почёсал макушку.
   Страж что - и в самом деле не хочет показываться Куни на глаза? Почему? Он ему не нравится? Или же не подходит ему? Может быть, друг в чём-то его разочаровал? Да... от этого Стража одни загадки. Вот чем ему не угодил Куня! А... ладно, как быть с развилкой? Повернуть налево, куда указывал Страж, или направо?
   И тут возник ещё один вопрос: а почему, когда указывал на правильный путь, жмурил один глаз?
   -- Куня, не отставай! -- махнул рукой и свернул направо, никуда указывал Страж.
   После того как убедился, что свернул правильно, обернулся назад.
   Ёпт, мыши нагоняют! Надо прибавить скорости!.. Но несмотря на смертельную опасность позади, на душе было хорошо: разгадал подсказку Стража! Теперь-то не пропадём!
   На следующей развилке выбрал тот поворот, на который указывал усатый помощник в жёлто-полосатых обтягивающих штанишках, носящий башмаки с забавно загнутыми носками.
   А разгадка-то подсказки проста и легка! Страж, указующим жестом и одним закрытым глазом, как бы намекал: сворачивай, но через раз!
   Отлично, отлично, однако... разозлённые летучие мыши - не отстают!
   -- Среброкрыл, решил всё-таки им наподдать? Молодец! Тогда я пошёл, -- Куня отвлёк меня, когда я озадаченно смотрел на Стража у очередной развилки.
   -- Стоять! -- неглядя протянул руку назад и схватил приятеля за плечо (нащупал почти у пола, вовремя поймал!).
   На шершавой стене оврага нарисованный Страж зачем-то зажимал нос рукой, а оба глаза крепко жмурил. Что бы это значило?
   -- Эй, ты чего?! -- возмутился, когда друг стал переползать через меня.
   -- Ты медленный, как черепаха. Надо вот так! -- плюхнулся на пузо и, точно змея, шустро пополз вперёд.
   Но у меня-то в роду змей не было!!! Хотя... и родственников своих не знаю. Есть ли они у меня? Но родители-то наверняка есть! Где-нибудь, наверно...
   Страж, который секунду назад был нарисован на правой стене, исчез. Э-э-э... Нет, он точно не хочет показываться перед Куней! Но почему? Ведь когда мы только вошли в Великий Лабиринт, то не прятался. Странно...
   -- Эй, погоди! Ты же не знаешь куда сворачивать! -- передвигаясь быстро-быстро на четвереньках припустился вдогонку за другом.
   Вскоре позади раздался шум, как от падающего водопада, и он всё нарастал...
   Некогда, некогда оборачиваться - надо догнать Куню! А тот, уползший далеко вперёд, отчего-то замер на месте.
   Уф-ф-ф... наконец-то, догнал!
   Друг сидел на пятой точке, округлив глаза от удивления, и смотрел мне за спину.
   А? Что он там увидел? Повернул голову.
   Огромная волна воды под самый свод бежала на нас...
   Итить-колотить! Да она нас утопит, раздавит!!!
   Неожиданно сверху, со свода с грохотом упала гранитная стена, которая полностью перегородила пещеру.
   С той стороны волна бушуя ударила по ней, и вся пещера сотряслась... со свода обрушилось несколько сталактитов.
   На огромной гранитной стене, что стала некой спасительной заставой, был нарисован усатый Страж, который широко улыбался и, зажмурив левый глаз, показывал знак рукой - соединил большой и указательный пальцы в кольцо. Мол, всё в порядке, - я обо всём позаботился!
   -- Спасибо! -- громко крикнул, сложив руки в рупор. Повернулся к другу со словами: -- Знаешь, а Страж...
   Но тут сзади громко хлопая крыльями, с писком налетели летучие мыши. Сплошным потоком. Мыши задевали меня, врезались... одна из них даже, вцепившись в предплечье когтями, раскрыла пасть - хотела укусить, острыми клыками длиною с палец, однако сзади её сбил сородич, и они улетели вперёд.
   Что их так напугало?! Почему пролетают мимо? Нет, я не против, однако... что же случилось?!
   И тут расслышал сквозь хлопанья множества крыльев летучих мышей шум воды, который звучал всё сильнее и сильней. Почему? Гранитная стена преградила же ей путь?! Если только... Блин, блин, блин! Стена не перекрыла овраг!!!
   Летучие мыши пролетали мимо, оглушительно пищали, хлопали крыльями...
   Неожиданно сзади вода мощным потоком захлестнула с головой и потащила вперёд со страшной силой... ледяная, она обжигала кожу, и сквозь бурный поток ничего не видно...
   На мгновение вынырнул, отдышался. Мимо со свистом пролетали стрелы, и их было очень много! Словно с левой стороны стояла целая армия лучников, которые безостановочно стреляли...
   Набрал воздуха, нырнул. Что делать? Я же не рыба! Не смогу быть долго под водой, а над водой идёт обстрел. Засада! Обложили со всех сторон!!!
   В бурном потоке, не по своей воле, кувыркнулся несколько раз. Чёрт! Обо что-то больно ударился головой! Я уже не знаю где стены, а где пол! Блин, воздуха не хватает!
   По наитию удалось вынырнуть. Ура! Воздух!
   Стрела больно оцарапала затылок.
   Глубоко вдохнул и снова нырнул. В следующий раз может и не повезти!
   Сквозь бурный поток смог разглядеть впереди нечто красное. Одежда? Куня!
   Друг подплыл ко мне и всунул в левую руку нечто твёрдое и гладкое. Что это? Поднёс предмет к глазам. Длинная палка? Ощупал её. Да она же полая! И тут меня осенило: бамбуковая трубка!
   Засунул её в рот и вытащил над водой. Стал через неё дышать. Спасён!
   Внезапно что-то ударило по трубке, да так сильно - что она чуть не вылетела изо рта! А её конец больно ударил по нёбу.
   Что за напасть! Но выныривать, проверять не стал, а ощупал трубку под водой. Итить! Трубка уменьшилась в размере! Видать там наверху летают ни только стрелы, но и топоры. А может быть, и те странные диски?!
   В этот раз лишь слегка высунул трубку над поверхностью. Воздух вперемешку с водой уже ни казался спасением, а был настоящей мукой! К тому же, бурный поток иногда затягивал на самое дно или ударял об стены.
   Казалось, мои мученья длились целую вечность... как вдруг поток куда-то вышвырнул.
   На секунду оказался в полной невесомости, стал падать.
   Размахивая руками, зацепился о какой-то выступ, но от сильного рывка вниз мокрые руки соскользнули, и я вновь полетел в тёмную бездну...
   Хрясть! Упал причинным местом на выпирающий длинный камень, как будто сел на лошадь. Мои яички!!!
   Было адски больно... хотелось помереть, но не испытывать такую ужаснейшую, чудовищную боль!
   -- А, так ты спасся! А я боялся, что уже упал на самое дно. Но вижу у тебя всё в порядке! -- рядом со мной Куня болтался на верёвке. -- Ну, тогда я полез наверх.
   От кошмарной боли между ног плохо соображал, и когда сверху на меня упала верёвка, то долгое время не знал, что с ней делать, пока не догадался просунуть руку в петлю на конце и хорошенько затянуть.
   Хотел крикнуть, чтобы друг начал вытаскивать, но изо рта лишь вырвался какой-то мышиный писк... Тогда несколько раз дёрнул за верёвку вниз, и Куня сразу начал меня вытягивать.
   Первым делом, как только поднялся, снял штаны и осмотрел свои драгоценные яички.
   -- О, они целы! -- радостно пропищал я.
   Боль ещё не прошла, но её можно было пережить, а вот омлет в штанах, - я точно бы не пережил!
   Когда боль стихла, огляделся по сторонам. Мы стояли примерно на такой же каменной площадке, как и у входа в Великий Лабиринт.
   Посередине медных, тёмно-красных врат изображался пылающий костёр, а над ним большими золотыми буквами сияла надпись:
   "Храбрые Искатели Приключений! Неусыпные стражи порядка Ловчие! А также безжалостные Охотники за наградой - добро пожаловать в Огненный Зал!".
  
  

6 Глава. Великий Лабиринт: Огненный зал.

  
  
   Получается, мы Искатели Приключений?! Уж точно не безжалостные Охотники за наградой. Да и к Ловчим - неусыпным стражей порядка, нас сложно причислить. Но... это Куня настоящий любитель приключений! Мне же не особо нравится влипать в эти самые приключения, которые могут укусить за зад (как тот чёрный пёс!) или ужалить (как те огромные пчёлы!). Я люблю всё необычное. Однако необычные предметы и события неразрывно связаны с приключениями, так что от них никуда не деться. Эх, невезуха...
   Боль между ног прошла, но теперь начал дрожать от холода... Зуб на зуб не попадал! Однако, судя по изображённому костру на вратах, за ними непременно можно где согреться! Везёт!!!
   -- К-к-куня, д-д-давай т-т-толкать в-в-врата, -- дрожа от холода, отстучал чечётку зубами.
   Врата не имели входных ручек и были высотой в три человеческого роста, но... как ни странно, открылись легко - с одного толчка!
   Дыхнуло жаром... багровый отблеск пламени затанцевал на медной поверхности открытой створки.
   Ох, как я сейчас согреюсь! Ох, как мне будет хорошо! И с гиканьем ворвался внутрь.
   -- Сбылась мечта идиота, -- вырвалось у меня, когда осознал куда попал.
   АДСКОЕ ПЕКЛО! Кроме небольшого пяточка возле врат, на котором мы приютились, всюду полыхало пламя (выше моей головы!). Жар стоял такой, - что стены плавились! Местами булькала и пузырилась лава...
   Одежда вмиг высохла. Горячий воздух обжигал кожу, и напала такая сильная жажда, будто бы воду не пил - неделю!
   -- Куня, я уже согрелся, пошли назад, -- развернулся на месте и направился к вратам.
   С чавканьем башмаки отлипались от пола. Подошва плавилась!
   -- Ай! -- вскрикнул я и запрыгал на одной ноге.
   Левый башмак-то дырявый! В него стрела попала, когда для проверки высунул его над оврагом. И вот теперь прочувствовал - насколько горяч пол!
   -- Не получится выйти, -- не глядя, ответил приятель.
   А сам же засунул руку в пламя и с криком выдернул. Наверное, подумал огонь не настоящий. Ага, теперь вот дует на обожженную руку.
   Повернулся к вратам и подошёл вплотную. Ах, вот что имел ввиду Куня! Они были крепко заперты. Дверной ручки нет и с этой стороны - а открывать их нужно на себя! Даже малейшей щели между створками нет.
   Н-да... Пригласить-то пригласили, а вот выпускать явно не хотят!
   -- Друг мой любезный, скажи-ка, как нам выбраться из этого пылающего ада? -- обратился я к нарисованному на одной из створки врат Стражу с длинными кошачьими усами.
   Стоял он в гордой прямой позе с высоко поднятым подбородком (правда, во всех тех же обтягивающих жёлто-полосатых штанишках и тельняшке), и взгляд его был полон отваги! В руке тонкая и острая рапира, у которой изящный эфес выглядел так, словно молодые, гибкие побеги обхватывали кисть руки и защищали её от ударов вражеского клинка.
   Согнув левую ногу, Страж будто бы стоял ею на невидимой ступеньке. Он на мгновение скосил на меня глаза и ещё серьёзнее, и отважнее устремил взгляд вперёд, и ещё выше приподнял тонкий меч.
   Наверное, таким образом, он хочет сказать, что огненный зал (точнее АДСКОЕ ПЕКЛО!) пройдёт только смелый и отважный.
   Обернулся, чтобы поделиться догадкой с другом и заодно посмотреть, чем он там занят. Вдруг уже куда-нибудь слинял!
   -- Навык тени: "Болотное пятно!", -- чётко, по словам произнёс Куня, совершая магические знаки руками. Затем прижал обе ладони к раскалённому полу (и как не обжёгся!).
   Тень, издавая звук: "тли-и-и-и...", расползлась жирной кляксой вокруг приятеля.
   Куня довольно обтряхнул ладони друг о друга и вместе с пятном шагнул в пламя.
   Ну вот... на глазах смывается!!!
   -- Эй, погодь! Не уходи один! -- и побежал к нему.
   А то вернётся потом с какими-нибудь лавовыми чудищами за спиной... Нельзя оставлять его одного, нельзя!
   Повезло, он ещё не успел полностью скрыться в высоченном и жарком пламени.
   -- Куня, а я могу также идти по этой тени? -- и взглядом указал другу под ноги.
   -- Нет. Это ловушка для врага. Если наступишь на тень, сразу начнёшь тонуть, как в болоте. Только я могу по ней свободно ходить... -- Куня вскинул руки в извиняющем жесте. Мол, такой вот у меня защитный навык.
   Тень, словно тёмная вода ночью, была разлита на полу, а друг стоял на чёрном круглом пятне легко и непринуждённо.
   Н-да... ну да ладно, что делать-то, а?! Стал задумчиво потирать подбородок и ходить туда-сюда, около тени.
   Через некоторое время пришёл к выводу, что необходимо найти свой путь. И в этом мне поможет - подсказка Стража! Подошёл к луже из лавы. Ух-ё-ё... всего передёрнуло от мысли, что решил туда ступить, - где лопались пузыри, вился дымок...
   Вот так вот некоторое время стоял и набирался храбрости. Странно, но в отличие от большинства людей, которые чем дольше всматриваются в пропасть, тем больше в их сердцах вкрадывается страх, - я же с каждой минутой становился всё храбрее и храбрее.
   -- А, была не была! -- взмахнул рукой, разбежался и прыгнул.
   Приземлился в середине лавовой лужи. Вот те на! Стопой с дырявым башмаком ощутил гранитный пол (пусть и горячий!). Это что же получается: лава - иллюзия? А огонь? Протянул руку и погрузил в пламя.
   -- Ай-ай-ай... -- мгновенно выдернул руку и затряс ею в воздухе.
   Хорошо, что рубашка не загорелась! Теперь чувствую себя дураком: мало мне оказалось наглядного примера с Куней!
   О! Кстати, мог ведь проверить лаву - не прыгая безрассудно! Бросил бы туда башмак.
   А-а-а... Балда! Хлопнул себя по лбу. Хотя все мы крепки задним умом...
   А надо сказать, хитро задумано - спрятать иллюзию лавы среди настоящего пламени (которое ещё и полыхает с человеческий рост!). Да... такой обман и не раскусишь!
   Так, а теперь что получается: дабы пересечь огненный зал, мне нужно прыгать аки горный козлик? Расстояние-то между лавовыми пятнами о-го-го какое! Ну, выбора-то нет - придётся скакать!
   Перед прыжками закатал штаны. Если обожгу ноги, то не беда - заживут! А вот любимые двуцветные штаны вряд ли где найду. Ибо они - редкость!
   -- Э-э-эх! -- разбежался и прыгнул, снова разбежался и снова прыгнул. -- Я козлик, козлик, козлик... -- пел и танцевал перед прыжками, потому что подошва башмаков расплавилась! Стоял почти что босиком на адско-горячем граните!!!
   Сквозь пламя прогулочным шагом на лавовую площадку ступил Куня.
   -- Здорово! Да ты умеешь танцевать шаманские пляски! -- обрадовался за меня приятель.
   -- Ага, сам не знал! Пока не оказался здесь - на адской сковороде!!! -- танцевал перед ним и кружил. -- У тебя случайно в карманах обувь не завалялась? -- с надеждой на него взглянул, отплясывая на месте дикие шаманские танцы.
   К счастью, друг недолго копался в карманах и почти сразу же вытащил странные сандалии с деревянной подошвой, где снизу были присоединены два поперечных брусочка, с полпальца высотой.
   На ноге сандалии крепились посредством двух шнурков, протянутых от пятки к передней части и проходящих между большим и вторым пальцем.
   Блин, какие они неудобные... При ходьбе подошва - нисколечко не сгибалась!
   -- Других нет? -- жалобно-просящими глазами посмотрел на Куню.
   Друг отрицательно помотал головой.
   Эх, невезуха... Ну да ладно, зато в голове родилась отличная мысль!
   -- У тебя есть хлеб, овощи, котелок? -- предвкушая праздник живота, радостно похлопал друга по плечу.
   Куня удивлённо взметнул брови, но ничего не спросил, а молча полез карман...
  
   Мы удобно сидели на изысканных стульях из светло-коричневого дерева с красивой резной спинкой, ждали пока свариться овощное рагу. Я засёк время, когда всунул котелок в стену пламени и поставил его на нечто твёрдое, и теперь поглядывал на свои карманные часы - круглые, с кнопкой наверху и цепочкой снизу, конец которой крепился к поясу штанов - слева.
   -- Готово! -- соскочил со стула и спрятал часы в карман. Железным хватом вытащил из огня котелок, приподнял крышку и оттуда сразу же вырвался пар. -- М-м-м... божественно!
   Черпаком наполнил глубокую тарелку и передал Куни, а когда накладывал себе, то грустно вздохнул:
   -- Эх-х... как жаль, что у тебя в кармане не оказалось стола.
   Друг не донёс ложку до рта, опустил её в тарелку и озадаченно почесал затылок.
   -- Ча-па-па... не догадался.
   -- Ничего страшного, как только увижу хороший обеденный стол, то я тебе обязательно напомню! -- проговорил с набитым ртом.
   Овощное рагу было очень вкусным! Настолько, что не заметил, как стал стучать по дну ложкой. Ещё хочу! Встал со стула и наклонился над котелком, который был опустошён наполовину
   -- Среброкрыл, пока ты ешь, пойду-ка прогуляюсь! -- радостно возгласил Куня, когда я накладывал рагу.
   -- А? -- поднял голову, а того уже след простыл!
   Ну не бежать же мне за ним с полной тарелкой в руках! А, будь что будет! Сел обратно на изысканный стул и продолжил трапезничать.
   Внезапно на левой руке нагрелся серебристо-дымчатый браслет, и передо мной появилась девушка.
   От неожиданности поперхнулся:
   -- Кха-ха... а ты кто?!
   Наверное, мои глаза сейчас были похожи на два блюдца. Так удивился!
   -- Неужели успел меня забыть? Да... вот спасай тебя после этого, -- незнакомка положила огромный палаш себе на плечо.
   А, точно! Эта же она несколько раз спасла меня в кошмарах! Просто тогда не было видно её лица и... этих незабываемых волос. Такое чувство, будто бы в них пребывает живой огонь! Красиво танцевали язычки пламени, взметались искры, - и всё это внутри длинных локонов! Как такое возможно?! А глаза! Жёлтые, вместо зрачка - узкое голое кольцо. Как у того мечника, что одарил меня браслетом и предупредил о чём-то в конце. Хм... дай-ка вспомнить. Кажется, он приказал мне позаботиться о какой-то там Пламевласке.
   Посмотрел на девушку с огненными волосами.
   -- Пламевласка?
   Девушка мило улыбнулась.
   -- Да.
   Ух-ты! Красавица! Правда, одета более чем необычно. Грудь обмотана ярко-алыми лентами с золотистыми искрами, только низ живота приоткрыт. Широкие, просторные штаны - тоже алые, а золотые язычки пламени украшали низ каждой штанины. Ремешки сандалий из красной кожи.
   На обоих предплечьях завязаны чёрные шнурки. На правом красуется пушистая кисточка, на левом острый клык. Из-за левого плеча торчала массивная рукоять второго палаша.
   Вот мне любопытно, а она настоящая? Протянул руку, чтобы проверить.
   -- Ай, больно же! -- дёрнул руку на себя, но Пламевласка крепко вцепилась в неё зубами. Потом всё же разжала зубы и оттолкнула мою руку.
   -- Будешь знать, как тыкать в меня пальцем! -- и угрожающе щёлкнула зубами.
   И вот её мне защищать? Такую кусачую?!
   -- Я вот подумала и решила - за то, что спасла тебя в твоих же кошмарах, ты должен поиграть со мной! -- довольно улыбнулась Пламевласка и полезла в кожаную поясную сумку, на левом боку.
   Поиграть? Она что ребёнок? Кстати, сумка у неё по размерам приличная! И судя по нескольким выпуклостям, там лежали и круглые предметы. Мячи?
   -- Ня-няня, ня-няня... -- пела счастливая мечница, когда копалась в сумке. -- Да, самое то! Как трофей - не нужен, слишком слабым был монстр, а для игры сгодиться! -- и с этими словами девушка вытащила из сумки... ЧЕРЕП.
   -- А... -- опешил я и разинул рот от удивления.
   Мяч где, мяч!.. Но вместо него счастливая Пламевласка держала в руках череп с длинными рогами и страшными клыками. Такого зверя не видел даже в свитках! У тётушки в кладовке...
   -- Среброкрыл, сцепив руки перед собой, сделай круг, -- попросила Пламевласка, а сама в это время правой рукой подбрасывала череп на воздух (в левой же всё ещё держала огромный меч).
   -- Что ты задумала? -- недоумевал я, но выполнил просьбу.
   -- Хочу сыграть в игру под названием: "Забей черепок в кольцо"!
   Пламевласка высоко подкинула над собой рогатый череп неизвестного монстра и... разрубила его.
   Половинки черепа гулко упали на пол.
   -- Ой! Извиняюсь. Привычка! -- скорчила забавную рожицу, высунула язычок и легонько постучала кулачком по макушке.
   Озорно подмигнула и вновь полезла в сумку, из которой вынула второй череп, без рогов, но с множеством острых клыков.
   -- Ня-ня-я-я! -- вскликнула девушка, когда ударила плоской стороной меча по подброшенному черепку.
   БАМ-с! Соприкоснулись два черепа - мой и неведомого монстра.
   -- Ой! Мимо, -- прижала она ладонь к лицу и покачала головой.
   А через мгновение опять полезла в сумку. Видать, за третьим черепом.
   -- Знаешь, что-то мне не хочется играть в эту игру, -- потирал я ушибленный лоб.
   Надеюсь, шишка не вскочит.
   -- Аля-ля-ля... почему? -- и так наивно, по-детски на меня посмотрела, что у меня слова в горле застряли.
   Как ей объяснить, что не хочу, чтобы меня закидывали черепами?
   Однако... её просяще-жалостливый взгляд пронзал моё доброе сердце не хуже острых стрел! Как быть!!! Мысленно схватился за голову.
   Уже почти сдался, когда из стены пламени, справа, тихо ступая по чёрному пятну тени, вышел Куня.
   Как только он заметил Пламевласку, то сразу же переменился. В его глазах сверкнул холодный отблеск убийцы, а в руках появился чёрный кунай.
   Приблизился ко мне и тронул за плечо.
   -- А чего это тут делает мечерукая? Да ещё и с черепом в руке? -- не отрывал он взгляд от черепа с длинной выпирающей челюстью, на который девушка удивлённо уставилась, будто бы не понимая, откуда у неё такой взялся!
   -- Понимаешь ли, тут Пламевласке захотелось поиграть, -- смущённо почесал я затылок. -- А кто такие мечерукие?
   -- Потом расскажу, -- и обратился к мечнице: -- Не знал, что кому-то из легендарного рода интересен бой со слабым противником!
   Он что - думает, она хочет сразиться со мной?
   -- Пламевласка, ау! Ты с нами? -- оторвал я девушку от интересного занятия, она разглядывала дыру в черепе!
   Создавалось впечатление, словно Пламевласка прикидывала в уме, мог бы её палаш оставить такой след или нет. Мол, я завалила хозяина этого черепа или нет?
   -- А? -- она посмотрела задумчивым взглядом сначала на меня, а потом на друга.
   Засунула череп обратно в сумку, вытащила из ножен за спиной второй клинок.
   -- Мне не интересны слабаки!
   Ага, значит, то, что ей сказал до этого Куня, она всё же услышала.
   -- Предпочитаю охотиться на монстров... ЧРЕЗВЫЧАЙНО ОПАСНЫХ МОНСТРОВ! -- положила оба огромных палаша на плечи и оскалилась, как дикий зверь. -- Я - Пламевласка, из клана Смертоносный вихорь!
   Друг хищно улыбнулся.
   -- Кунай смерти! -- назвался он в свою очередь, и в его глазах мелькнул опасный отблеск.
   Да чего это с ними? Можно подумать, они враги.
   -- Из клана Бесшумных убийц? -- мечница вопрошающе посмотрела жёлтыми соколиными глазами.
   Куня подтвердил коротким кивком головы.
   Ой не нравиться мне всё это, - что-то назревает! На всякий случай встал между ними. А то вдруг подерутся!
   Длинноволосая мечница хищно оскалилась.
   -- Пойду, прогуляюсь. Может, найду, кого покромсать! -- и величественно развернулась на месте, шагнула прямиком в огонь.
   Вот это да, такая Пламевласка даже на меня жути нагнала... Хотя, если вспомнить, то при наших первых встречах она мне тоже показалась довольно-таки пугающей!
   -- Среброкрыл, а я и не знал, что у тебя среди знакомых есть мечерукие! -- восхищённо глядел на меня Куня, запихивая между делом в карман пустой котелок.
   -- Если они тебе нравятся, почему повёл себя так недружелюбно?! Или дело в Пламевласке? Знаком с ней? -- вопросительно приподнял левую бровь.
   -- Нет, не знаком. Просто с мечерукими нужно быть осторожными, - они очень опасны! А восхищаюсь ими из-за Зорго - самым сильным мечником в мире! -- громко воскликнул Куня, подняв указательный палец к потолку, а другой рукой заталкивал в карман стул.
   То-то у него глаза сияют, как два зелёных фонаря!
   Неусидчивый Куня уже вызвал теневой круг и бодро пошёл вперёд. Пришлось, как всегда, догонять. Хорошо, что огонь теперь был невысоким. Всего-то по пояс!
   -- Куня, а отчего вдруг представился Пламевласке другим именем?
   Прыг-скок, прыг-скок... аки блоха, прыгал я с одной лавовой лужи на другую, а приятель шагал по тени с явным удовольствием, словно по гладкой мостовой.
   -- Я назвал ей полное имя - официальное, а тебе короткое - как меня дома зовут. Чего тут непонятного? -- друг в полном недоумении пожал плечами.
   -- А понятно-понятно! Кстати, Кунай Смерти - грозно звучит! -- восхищённо поднял я большой палец и подмигнул.
   -- Да не убийца я, не убийца! Даже из клана сбежал, когда мне дали миссию устранить кое-кого... -- яростно полыхнули зелёным пламенем глаза друга.
   Ого, так вот она какая - настоящая причина его побега. Там, дома из него хотели сделать убийцу!.. Так, решено! Теперь ни за что не покину Куню - за ним непременно придут его соклановцы! Захотят вернуть, но я им этого не позволю!
   Оп-па!.. За всеми этими мыслями не заметил, как мы очутились на просторной площадке, сложенной из каменных плиток.
   На дальнем конце виднелась высокая арка из белых кирпичей, а под ней закрытые массивные врата. По бокам стояли огромные статуи.
   Подошли к вратам и захотели их открыть, как вдруг статуи ожили! Скрестили большущие секиры перед вратами.
   -- Стоять! Дальше вы не пройдёте! -- молвил правый каменный страж.
   Великаны, из красно-жёлтого песчаника, были такими огромными, что наши головы - лишь достигали их коленей!.. На голове (вместо волос!) у них росли ярко-зелёные кактусы - а на плечах верблюжьи колючки.
   -- Среброкрыл, придётся с ними сразиться! -- предложил Куня, а сам тем временем погружался в тень.
   -- А ты куда? -- с подозрением взглянул на него.
   -- Я это... с тыла нападу. Мы тениходцы не нападаем в лоб! -- и поскорее с головой нырнул в тень.
   Ага, снова всё оставляешь на меня одного! А может быть, и вправду нападёт с тыла?..
   -- Ур-ря-я! -- сзади кто-то радостно вскрикнул.
   Обернулся, а там Пламевласка глядела на великанов счастливыми очами. У неё прямо-таки звёздочки сияли в глазах!
   Ещё раз радостно вскрикнула, низко наклонилась вперёд и быстрее ветра помчалась с широко расставленными руками, сжимая в каждой по огромному палашу с ядовито-зелёными лезвиями.
   Остановилась между мной и великанами.
   -- Ха... -- издала она жуткий утробный рык. -- Добыча!
   В три огромных прыжка оказалась возле левого великана и быстро-быстро мечами стала наносить удары по ногам, а потом в прыжках и по груди.
   В эту минуту Пламевласка была похожа на разъяренный смерч.
   Великан струхнул, отступил назад... но затем опомнился и принялся размахивать здоровущей секирой.
   Мечница с лёгкостью уворачивалась и в ответ полосовала зелёными клинками.
   Внезапно отпрыгнула назад. Подняла перед собой мечи, скрестила их и произнесла:
   -- Танец падающих листьев: "Дикий хоровод"! -- взмахнула клинками.
   Поднялся злой вихрь, который набросился на великана.
   Из-за этой песчаной бури я не видел, что происходило с великаном. Песок попадал в глаза, больно бил по лицу... страшно выл ветер, люто бушевал... мой шарф трепетал на ветру, как флаг...
   Неожиданно всё стихло, песок осел - и вместо великана теперь стоял каменный замок с изящными башенками по бокам!
   -- Миленько, -- улыбнулась довольная Пламевласка.
   Положила палаши на плечи и подошла к голове, что лежала на каменном полу возле замка. Подняла одной рукой (эту глыбу-то размером с её рост!), подбросила несколько раз в воздухе и грустно вздохнула:
   -- Эх, печалько... в поясную сумку не влезет - а такой трофей, такой трофей! -- сокрушёно покачала головой.
   И вдруг "трофей" в руке у Пламевласке заговорил, возмущённо метая молнии в глазах:
   -- Девушка прекратите хулиганить! Положите на место! -- искренне выражала своё недовольство голова великана.
   Пламевласка, словно бы и не слышала, ещё раз грустно вздохнула и забросила голову на острый шпиль одной из башни.
   -- Что-то устала... пойду-ка посплю, -- и напоследок широко зевнула, показывая белоснежные зубки.
   Стоило мечнице истаять в воздухе, как правый страж поспешил к товарищу.
   -- Кошмар! Изверги! Что вы наделали! Кирхе, ты как себя чувствуешь? -- обеспокоено бегал великан вокруг замка.
   Пока правый страж разбирал на кирпичики замок и тут же рядом собирал соратника, мы приоткрыли врата и прошмыгнули вовнутрь.
   Интересно, а почему он нас обозвал извергами? Ведь нахулиганила Пламевласка! И ещё... когда это Куня успел появиться!
   Пока шли по тёмному туннелю, решил спросить то, что мне не давала покоя:
   -- Почему ты назвал Пламевласку мечерукой? У неё же обычные руки! -- взглянул на Куню, слегка полуобернувшись.
   Не останавливаясь, друг заломил руки за голову, ответил:
   -- Потому что она из рода мечеруких! Вот ты видел её хоть раз без меча в руке? -- вопросительно приподнял он бровь.
   -- Хм... -- почесал я затылок и принялся ворошить воспоминания. -- А ты прав, даже когда один из палашей торчал у неё из-за плеча, в ножнах на спине, то второй она непременно сжимала в руке.
   -- Во-о-от! -- поднял указательный палец Куня. -- И я о том же! По слухам, у них есть обычай: новорожденному ребёнку родители кладут в кроватку маленький деревянный меч, чтобы дитё с детства не расставалось с клинком. Оттого их и прозвали мечерукими!
   У меня сразу же в голове возник образ, как маленькая Пламевласка на кухне кушает кашку: сидит за столом на табуретке, болтает ножками... и держит в одной руке ложку, а в другой настоящий меч.
   -- Ты чего смеёшься? -- удивлённо посмотрел на меня друг.
   -- Да так, представил себе, как Пламевласка кушала кашу в детстве.
  
   Из тёмного туннеля мы вошли в более просторный, светлый. Сбоку на стенах висели зеркала - самые разные: круглые, треугольные, многогранные... и были даже такие, что напоминали солнце с острыми лучами.
   В каждом из них мы отражались по-разному: то с вытянутыми телами, то со сплющенными головами и большими глазами, а то и вовсе выглядели, словно сделаны из спичек!
   Мы, что попали в царство кривых зеркал?.. А Куня-то как обрадовался - аж засиял от счастья!
   -- Да это же Зеркальный Лабиринт! -- смеясь, он растянул рот пальцами и показал язык отражению, где у него туловище было похожее на лежачий овал.
   -- Так мы что - уже прошли Великий Лабиринт?! -- с надеждой вгляделся в конец коридора. -- А где обещанная награда?!
   Куня повернулся ко мне с надутыми щеками и оттопыренными ушами, которые растянул руками.
   -- Нет, мы пройдём Великий Лабиринт только тогда, когда дойдём до зала с наградой, - там ещё перед входом табличка должна висеть! -- и наставительно поднял указательный палец. -- А это всего лишь его часть! -- обвёл глазами подземный коридор с зеркалами на стенах.
   Взглядом зацепился за большое и круглое зеркало в десяти шагах от нас и тут же сорвался с места, а когда подбежал, то остановился напротив. Радостно гикнул и наклонился вбок.
   Ну-ка, ну-ка, что он там увидел! Быстренько к нему подошёл.
   В отражении Куня стоял дугой, точно радуга. Головы не видно, будто бы в пол воткнул!
   Ха-ха, забавно! Пойду-ка тоже развлекусь! И начал искать зеркало с очень смешным отражением.
   Шёл по зеркальному коридору неспешным, прогулочным шагом... Как вдруг кто-то словно щёлкнул по мочке уха.
   -- Ай! -- вскрикнул от боли и схватился за пострадавшее левое ухо.
   Огляделся по сторонам - а рядом никого нет! Только Куня невдалеке строит смешные рожицы большому квадратному зеркалу.
   -- Ай! -- снова меня кто-то ударил, но теперь по лбу.
   Потёр его. Было ни сколько больно - сколько неприятно! Не выдержал и гаркнул:
   -- Кто здесь? А ну покажись!
   А в ответ услышал довольный смех. Вот зараза-то! Кто у нас тут такой шутник?! Стал вертеть головой. Слева, в дальнем овальном зеркале успел заметить плевательную трубку в чьих-то руках.
   -- Ай!
   Словно комар укусил в шею. Уже догадываясь, осмотрел пол под ногами... наклонился и поднял маленький шарик.
   Так вот чем в меня стреляли! Но кто этот проказник?
   -- Ай!
   Теперь негодник стрельнул в спину. Да кто же прячется в зеркалах?! Почёсывая спину, усиленно завертел головой.
   Пройдя немного, замер напротив выпуклого шестиугольного зеркала. В отражении был не я - а Страж!
   Улыбнулся мне, так что его кошачьи усы забавно вздёрнулись кверху, и приветливо помахал рукой. Затем поднёс плевательную трубку ко рту и дунул, что щёки надулись!
   -- Ай-ай-ай... -- запрыгал я от боли на месте.
   Вот же зараза! Не ожидал от него такого! Итить, как же больно-то... попал прямо в правый сосок! Вот не думал - что это самое чувствительное место! Неосознанно стал потирать сосок, а боль всё не унималась.
   Дзинь-дзинь-дзинь...
   Ура! Время пришло! Вытащил из кармана штанов круглые часы на цепочке. Щёлкнул на кнопку. Открылась крышка часов - 12.00.
   Над циферблатом выскочил махонький соловей, который пропел:
   -- Пора завтракать, пора завтракать! -- и скрылся внутри часов.
   Я неторопливо вытащил из кожаного мешочка на поясе белоснежный платочек, заправил за ворот.
   -- Время наслаждаться сыром! -- радостно воскликнул, держа уже в руках нож и вилку.
   Полез в мешочек за главным блюдом. Лысенький ёжик! Абзац! Кошмар! Сыр кончился!!!
   Метнулся к Куни.
   -- Спасай! Дай сыра! Срочно! -- умолял я его, размахивая ножом и вилкой.
   Друг непонимающе пожал плечами и - о, чудо! - сразу же вытащил из кармана целую головку сыра. Как будто заранее подготовился!
   Захлёбываясь слюной прибежал обратно, сел скрестив ноги возле белоснежной скатерти (которую постелил на пол в первую очередь) и, наконец-то, взялся за сыр! Принялся отрезать тоненькие полоски, с аристократическим достоинством нанизывал на вилку и с превеликим удовольствием оправлял их в рот. Ням-ням, вкуснотища!..
   Чем-то стрельнули и попали по затылку... теперь по щеке... в шею... А, неважно-неважно!..
   После трапезы вскользь прошёлся платком по губам, соблюдая этикет. Ну, прям настоящий аристократ!
   Убрал всё в мешочек и почувствовал АДСКУЮ боль.
   -- Ай-ай-ай... -- заплясал на месте, почёсывая там, куда ужалили шарики.
   Этот засранец знатно меня обстрелял!
   -- Надо же, как ты умеешь прекрасно исполнять дикий танец! -- глядел на меня восхищёнными глазами друг с жёсткими волосами на голове, что стояли острыми голубыми шипами. -- А я умею только так, -- и начал проводить связки ударов руками и ногами, словно нападал на невидимого врага.
   Я застыл в нелепой позе на одной ноге. Фигасе! Его боевой танец был настолько опасно-красивым, что вызывал в душе восхищение и даже зависть!
   -- Ай-ай-ай!!!
   Страж - будто бы с ума сошёл! - принялся меня обстреливать, точно целая армия лучников! Возникнет в ближайшем зеркале, плюнет шариком и исчезнет - чтобы появиться в другом.
   -- Ай!
   Моя задница! Как же больно! Схватился за ягодицу. Этот негодяй с каждой минутой стреляет всё сильнее и более болезней. Надо искать укрытие!
   Под страшным обстрелом и звонким хихиканьем Стража мчался стремглав по пещерному лабиринту с зеркалами. Миновал уже сотню поворотов - но нигде не было места, чтобы спрятаться! Где? Где тут выход!!!
   Бежал гулко стуча деревянными подошвами сандалий по каменному полу. Крутил головой во все стороны, высматривал укрытие.
   -- Стоять! -- скомандовал сам себе, и с каким-то диким скрипом сандалии проскользили ещё немного по гладкому полу.
   Трещина! Я точно её видел! Вернулся назад... Вертикальная трещина была узкой, но... надеюсь, не застряну! И с силой втиснулся вовнутрь. Не остановился на этом, а стал проталкиваться дальше.
   В глубь протискивался с трудом, и уже поцарапал лицо о шершавую стену. Блин, как же здесь УЗКО!
   Выбрался из трещины в тёмное место, похожее на глубокий колодец. Если попытаться вытянуть руки в разные стороны, то почти сразу же упрёшься ладонями в стены. Главное зеркал нет!
   О, точно! Нужно же Куню сюда привести. Пришлось возвращаться...
   Когда друг проходил мимо щели, ухватил его за рукав курточки и затянул вовнутрь.
   -- По-моему я нашёл выход! -- прошептал (дабы Страж не услышал!) и вновь принялся протискиваться верёд.
   После меня Куня выбрался из щели в тёмный колодец, и сразу же стало тесно.
   -- Полезу-ка первым! -- предложил я и ткнул пальцем вверх, где светлым пятном белел выход.
   -- Конечно-конечно! -- подозрительно сразу же согласился друг.
   Хмм... ну да ладно, ещё раз взглянул наверх, затем звездой выставил руки и ноги в разные стороны. И начал подниматься, поочерёдно меняя одну из точек опоры на более высокую.
   Как же тяжело... и до верха ещё далеко! Эх, хоть бы ниша какая-нибудь попалась на пути - тогда б отдохнул! Но увы, увы...
   Спустя какое-то время едва не ухнул вниз от усталости. Ох-ё! Если упаду, то собью по пути друга! Надо собраться! До зубного скрежета стиснул зубы, обострил внимание и продолжил подниматься всё выше и выше, пересиливая себя.
   Вдруг снизу что-то пролетело мимо, - это Куня закинул железную лапу с верёвкой наверх. Фу-ух, теперь-то будет полегче взбираться!
   Силы уже были на исходе, когда, наконец-то, выбрался из колодца. С величайшим удовольствием распластался на гранитном полу, как на мягкой кровати. Зашибись!!!
   Однако минут через десять забеспокоился: Куня всё никак не вылезал! На корточках дополз до края колодца и заглянул в колодец. Обалдеть! Приятель сидел на верёвочной качели и ножиком выкорчёвывал какой-то камешек в стене. Вот он извлёк его и положил в карман, потом стал крутить за ручку маленькое колёсико, которое было приделано к верёвке, и без малейших усилий начал подниматься.
   Дурак! Какой же я дурак! Пыхтел, мучился... А надо было лишь глянуть, как там взбирался Куня, и тогда мой путь наверх проходил бы с удобством (пусть и сидя на чужих коленках!).
   Друг выбрался наружу и убрал нужное для лазанья приспособление в карман. Затем встал в странную стойку, словно бегун на старте, только руками не касался земли, а держал спину прямо и вытянутой правой рукой указывал вперёд.
   Его глаза возбуждённо засияли, и он радостно воскликнул:
   -- Трапа-па-па... Приключения ждут меня! -- и сорвался с места, подняв клубы пыли.
   Через секунду исчез вдали.
   Ой, что-то тревожно стало на душе. Чую - он эти самые приключения притащит за собой! А... будь что будет! И неспешно почапал за ним.
   Над головой мягко сияли кристаллы; сандалии гулко стучали по скалистому полу туннеля. В лицо подул холодный ветерок, от которого по телу пробежали мурашки: я ведь весь взмок, пока лез наверх! И, сказать честно, эти плутания по пещере уже изрядно утомили... Да и тяжёлый свод так и давит сверху. Кажется, вот-вот раздавит! Ну не люблю, когда вокруг одни лишь камни и нет зелени.
   Вспомнилось, как наслаждался сидя на лавочке посреди красочного буйства Благоухающего Сада в родной деревне. Тоска острой спицей кольнула сердце.
   Остановился, глубоко вдохнул. Ничего, вот найду сестру и лекарство для тётушки - непременно возвращусь! Только сначала надо попасть на этот Таинственный Остров...
   Неожиданно впереди показался Куня, который бежал на меня, забавно размахивая вскинутыми руками.
   -- Яха-ха-ха... -- радостно кричал он, и его лицо прямо-таки сияло от удовольствия.
   За ним гналась разъярённая горилла, передвигаясь на больших передних лапах. Её глаза пылали от бешенства...
   Если она его догонит, то разорвёт на части! А вот другу такие догонялки явно нравились. Для него это игра, что ли?! И кстати, где он нашёл в пещере гориллу?! Да и ещё её так разозлить!..
   Радостно хохоча, приятель пробежал мимо.
   Итить! Да ему нравится такого рода забавы! А мне что делать?! Бежать за ним? Сомневаюсь, что горилла также спокойно меня минует. Хмм... а достало уже! Всё, хватит! Устал уже постоянно убегать! Хочу драться! Прости горилла, но тебе сегодня просто не повезло.
   Встал в боевую стойку: поднял руки, закрывая ими грудь и лицо; слегка согнул ноги в коленях. По телу пробежала горячая волна, - я весь жаждал схватки! Левая рука от локтя до кончиков пальцев кристаллизировалась (надо же, как вовремя!) и приятно потяжелела.
   Алые грани красиво засверкали...
   С шумом горилла остановилась напротив (вот-вот я же говорил, что она не пройдёт мимо!). Она подняла обе руки и сцепила их в замок...
   Суровый суслик! Да она же хочет руками, как кувалдой, вбить меня в землю - по самые уши!!!
   -- "Длань Титана!", -- гаркнул так, что со свода пещеры осыпались мелкие камешки, и нанёс удар кристаллизированной ладонью в мощную грудь гориллы.
   -- Пу-ухи... -- выпучив глаза, она дугой улетела далеко вперёд.
   -- О, малость перестарался! Надеюсь, я её не убил, -- вглядываясь вдаль, приложил руку козырьком ко лбу.
   Кто бы мог подумать, что кристаллизарованная рука такая мощная!..
   Внезапно по плоским граням быстро-быстро пошли трещины, и кристаллы мелкой крошкой осыпались на пол. Рука вновь стала обычной.
   Эх... жаль, что превращение длится недолго. Зато теперь у меня есть свой собственный боевой навык! А то у Куни - вон их сколько!..
   Пройдя с сотню метров, приблизился к горилле. Огромные руки были раскинуты в разные стороны, а грудь мерно вздымалась. Фу-у-ух... жива! Но лучше убраться отсюда подобру-поздорову.
   Выход из туннеля вывел на небольшую площадку, за которой была пропасть. Однако посредине, на скалистой колонне, стоял островок. А за ним - через пропасть, виднелась белокаменная арка врат.
   Замечательно! Их никто не охраняет, - нет стражей-великанов!
   Рядом с головой пролетел кокос.
   Что за на фиг!..
   На островке стояла обезьяна, вооружённая фруктами, и кидала их в меня. Вскоре к ней подоспела подмога, её собратья. Пришлось отступить вовнутрь туннеля.
   Так вот откуда появилась горилла!
   Через минуту высунул нос и внимательно осмотрел островок. Высоко над ним - в своде пещеры, сияла огромная дыра, и оттуда до самого низа свисали гибкие лианы. По ним мохнатые проказники залазили наверх и спускались с фруктами в руках.
   Внизу на островке другие обезьяны шумели, дрались между собой, но стоило мне только выйти из туннеля, как они тотчас объединялись и сообща начинали пуляться и палками, и фруктами, и камнями.
   -- Среброкрыл, видел на той стороне врата, - на них ещё тополь серебристый изображён? -- вопрошающе посмотрел на меня Куня, прислонившись к стене (и когда только успел появиться?!), затем резко выбросил руку вперёд и, словно из воздуха, извлёк связку бананов (они уже и досюда долетали!). -- Будешь?.. А зря, знаешь, какие они вкусные! -- он оторвал один банан от связки и стал очищать его от кожуры.
   -- Врата-то я увидел, но тополя не разглядел: слишком далеко!
   Глядя на то, как Куня с удовольствием лопает банан, начал сожалеть о том, что поспешно отказался.
   -- А... да, ты же человек! -- хлопнул себя по лбу Куня, когда доел банан. -- Всё забываю об этом.
   Однако лестно слышать такое. Друг принимает меня за равного - за Иного! А ведь у них врожденные волшебные способности и... отличное зрение?..
   -- Те врата последние! -- воскликнул Куня и на радостях широко взмахнул руками, разжал пальцы.
   Кожура от бананов угодила мне в лицо.
   -- Прости! -- извинился друг.
   Я погрозил ему кулаком.
   После мы вышли из туннеля и направились к подвесному мосту, перекинутому через пропасть, что соединял нашу площадку с островком. Это был единственно верный путь. Потому как на дальнем конце острова виднелся ещё один подвесной мост. Он-то и оканчивался каменной площадкой, на которой стояла арка с вратами.
   -- Надеюсь, обезьяны не смогут нам помеша... -- не договорил, потому что... банан залетел мне в рот! -- Тьфу... Ну держитесь! Вы меня разозлили!!! -- потёр браслет на левой руке, из которого, насколько я понял, в прошлый раз появилась Пламевласка. -- Ахалай-махалай, приди, явись ко мне, О Верный Джин! -- взывал я, но... в ответ была лишь тишина. -- Блин, ошибся. Всё-таки джины обитают в бронзовых сосудах, а не в серебряных браслетах.
   Куня повернулся ко мне и удивлённо посмотрел.
   -- О, у тебя есть призывное животное? И... ты не знаешь, как его вызвать, так? Тогда я тебе объясню: укуси палец до крови, коснись им земли и назови имя своего призывного животного, -- он радостно заулыбался, что смог помочь.
   Я недоуменно уставился на друга.
   -- Это кто животное - Пламевласка?!
   -- А... ты хочешь вызвать ту мечерукую. Безнадёжно-безнадёжно... -- помахал он рукой у себя перед лицом. -- Не выйдет: во-первых, она одна из нас - Иных, пусть и в таком виде, похожим на призрака, а во-вторых, эти мечерукие такие своенравные.
   -- Да?.. Жаль, -- вздохнул я.
   И как нам пройти на ту сторону, если будем постоянно под мощным артобстрелом из кокосов и бананов? Эх... был бы у нас щит.
   Тут одна из обезьянок подскочила к подвесному мосту и стала перепиливать канаты острым осколком камня.
   -- Эй, ты чего творишь! -- швырнул в неё недоеденный банан.
   -- Не боись, Среброкрыл! -- похлопал меня в плечо Куня. -- Сейчас я разом их прогоню. Смотри, опля!
   И как у настоящего фокусника, у него в руках внезапно между пальцами появились красные шарики, и одновременным движением обеих рук он забросил их на остров. Прозвучали хлопки взрывов. Весь островок стало заволакивать красным дымом. Обезьяны завизжали, бросились к лианам, толкая друг друга. Они так спешно взбирались вверх, как будто за ними гналась сама смерть.
   -- Ты что кинул? -- повернулся я к другу.
   -- Бомбы-вонючки! -- и так торжественно сказал, и столько восхищения было в зелёных кошачьих глазах, что стало ясно - это его лучшее оружие, которое он самолично создал.
   Когда дым почти исчез, мы начали перебираться на островок. Идти по шаткому навесному мосту, который к тому же раскачивался, - было настоящим испытанием на храбрость!..
   Ура, вот и твёрдая почва под ногами! Итить-колотить, как здесь воняет! Я закашлялся и прикрыл лицо воротом рубахи. Вонь стояла такая ужасная, словно сто человек разом пустили газы, наевшись перед этим горохового супа. И это от красного дыма, который почти рассеялся! Бедные, бедные обезьянки... Теперь понятно почему они так старались покинуть островок! Блин, аж глаза слезятся! Не помня себя помчался через весь остров, спотыкаясь о камни и путаясь в лианах, что громадным количеством свисали сверху.
   Впереди показался второй навесной мост. Не стал перед ним останавливаться, а побежал по нему, крепко держась за канаты-поручни. От трения даже руки стало обжигать.
   Наконец-то, достиг конца навесного моста и ступил на площадку, которая была вымощена бледно-жёлтыми гладкими плитками в виде звёздочек.
   -- Ура, спасён! -- радостно крикнул и задышал в полную грудь.
   Как же чудесен свежий, чистый воздух!
   Когда надышался, взглянул на последние Врата (за которыми, по словам Куни, нас ждала награда). На тяжёлых, сомкнутых створках - в центре, выпуклым чётким рельефом был изображён тополь с серебряными листьями...
  

7 Глава. Последние препятствия.

  
   С самого начала, как только мы зашли вовнутрь через Врата, которые на удивление легко открылись, Куня стал вести себя как-то необычно: осторожно ступал по каменному полу, внимательно осматривал стены, пол и даже потолок.
   Странно, разве не он должен мчаться со всех ног вперед к долгожданной награде?.. А получается, что всё больше и больше отстаёт. Ну да ладно, у каждого свои причуды.
   А вот интересно - какая нас ждёт награда? Я был бы на седьмом небе от счастья, получи двухцветную рубашку, где левая сторона - алая, а правая - чёрная. Или гору сыра - самого вкусного в мире?.. Мням-мням!!! Хотя... получить какой-нибудь предмет с волшебными свойствами было бы ещё лучше! К примеру, стильные чёрные перчатки, которые когда наденешь, сможешь выпускать из рук огненные шары. А может быть, это будет кольцо? Направишь палец с кольцом в противника и выпустишь в него разряд молнии. Ух-х-х... вот здорово было бы получить нечто подобное!..
   Хрусть! На что-то наступил?..
   -- А? -- внезапно пол под ногами исчез. Глянул вниз - а там яма, на дне которой блестели острия множества копий. -- А-а-а... -- стал размахивать руками и ногами, будто хотел взлететь.
   Когда начал падать, догадался вытянуть руки и ноги в разные стороны. Фу-у-ух... Хорошо, что яма неширокая, смог упереться в шершавые стены.
   Потихоньку выбрался из ямы.
   "Жуть! Чуть не помер!", -- подумал я, стоя на четвереньках.
   -- Среброкрыл, извини-извини, забыл предупредить, что ещё осталось пройти последнюю полосу ловушек! -- Куня озадачено чесал затылок, и его лицо выражало лёгкое раскаянье.
   -- Да-да, как же! -- встал и с угрозой начал к нему приближаться.
   -- Я тут вспомнил, что меня ждут неотложные дела! -- он быстро сложил знаки-печати руками перед собой и стал погружаться в тень, которая пятном возникло у него под ногами. Напоследок помахал правой рукой. -- Пока-пока!..
   -- А ну стоять! -- попытался его схватить, но поймал только воздух.
   Блин, слинял! Теперь что - нужно пройти ещё и полосу препятствий из смертельных ловушек? Эх, невезуха...
   -- Уа-а-а... -- раздался позади чей-то протяжный зевок.
   Обернулся.
   Пламевласка сладко зевала, прикрывая рот левой рукой. В другой сжимала рукоять палаша с зелёным лезвием, наполовину воткнутый в пол (причём, в каменный!).
   Да... как же она мило выглядит в этой пижамке, в клубничку... и со всклоченными волосами, в которых плясали язычки пламени.
   -- Что случилось? Зачем ты меня разбудил? Кричал какой-то там "махалай". Это что за слово такое?.. -- умилительно девушка потирала глазки кулачком.
   -- Эмм... я хотел, чтобы ты наказала обезьян.
   -- Таких огромных, с шестью руками?.. -- мечница окончательно проснулась и теперь стояла прямо, сжимая двумя руками рукоять меча, который по-прежнему был воткнут в каменный пол.
   Мне стало стыдно. Я и не знал что ответить, но всё же решил не врать:
   -- Да нет обычных: маленьких и пакостных.
   Улыбка на лице Пламевласке превратилась в звериный оскал. Она медленно вытащила левой рукой второй клинок из-за спины.
   -- А ну-ка повтори: что ты там пропищал, а?
   Итить-колотить! Тётушка Добрана, какие девушки пугающие!!! Пусть она и в пижаме, но ведь с мечами в руках!
   -- Я это... О, точно! Меня дела ждут! -- развернулся и что есть сил припустился вперёд по длинному туннелю.
   -- Стоять! Ни то покромсаю на ломтики! -- раздался позади страшный рёв красновласой амазонки.
   Ага, можно подумать, если остановлюсь, то ты погладишь по головке и угостишь пирожным.
   Подозрительно щёлкнуло под ногами. Ох-ё! кажется, запустил ловушку.
   Сверху стало что-то падать.
   С места прыгнул далеко вперёд, вытянувшись в воздухе. Приземлился на руки и, используя инерцию, кувырками преодолел ещё несколько метров.
   Буф-ф!.. Прогремело позади.
   Кажись, пронесло! Встал на ноги, развернулся. Мощная железная стена полностью перекрыла туннель. Так вот что это было! Нда... не успей я вовремя отпрыгнуть вперёд, - и мокрого места бы не осталось!.. Кстати, получается, путь назад заказан? Ну и ладно, всё равно необходимо идти вперёд. И, как ни странно, в этом есть один плюс: Пламевласка осталась там - за стеной!
   -- Фу-у-ух... -- вытер я пот со лба. -- Повезло, а то уже и беспокоиться начал: как выжить, если эта буйная мечница на меня нападёт!
   Вшух-вшух... На монолитной железной стене стали появляться разрезы, словно кто-то с той стороны разрезал её, как бумагу! На землю начали падать неровные куски железа...
   Итить! Она и на такое способна!
   -- Среброкрыл, даже и не мечтай от меня скрыться! -- сквозь грохот падающих камней донёсся голос Пламевласки.
   Так, пока её не видно, нужно успеть смыться. В общем, ходу, ходу!!! Я же не хочу, чтобы меня потом собирали по кирпичикам, как того каменного великана! Хотя... я же человек! Значит, будут собирать по косточкам...
   Но не успел пробежать и сотню шагов, как наткнулся на другое препятствие: впереди раскачивались, как маятники, огромные лезвия топоров, которые висели в ряд - друг за другом.
   Опасно, но ничего сложного: необходимо лишь дождаться, когда лезвие поднимается вправо, а самому прошмыгнуть влево. Так и сделал. Оп-па! Первое лезвие пройдено. Вот только... впереди их виднеется штук тридцать! Ничего - справлюсь!
   Прыгнул. О, руки-ноги при мне! Снова прыгнул. О, я целый, а не разрезанный на две ровные половинки (или не ровные?).
   Прошёл где-то с десяток лезвий, когда внезапно позади раздался грохот. Оглянулся. Невезуха! Пламевласка настигает!.. Стальные лезвия, разрезанные на мелкие кусочки, падали на пол, будто листья осенью.
   Итить! Надо срочно что-то придумать, иначе...
   Мой взгляд запрыгал со стены на пол, с пола на потолок, потом на левую стену. Вот тогда-то и заметил в ней тёмное пятно провала. Интересно, куда оно ведёт? А не важно! Всё равно прямо идти не стоит.
   Кое-как влез в узкую пещерную нору и пополз, пополз вперёд...
   Когда выбрался из норы, то оказался в схожем туннеле, в котором уже был, - гладкие гранитные стены, на потолке убегали в даль цепочкой светящийся кристаллы.
   Здесь повсюду витал дух множества опасностей, и смерть подстерегала на каждом шагу, - это я ощущал всем телом от кончиков волос на голове до кончиков мизинцев ног. Опасность, опасность... О, как это будоражило! Заставляло сердце биться всё быстрее и быстрее. О, как это радостно взволновало! Похоже, я всё сильнее и сильнее начинаю любить опасности и приключения!..
   Через несколько шагов остановился: слева в стене было много отверстий. Подозрительно... Взял камень под ногами и бросил вперёд.
   Тут же из отверстий выскочили копья, которые воткнулись в противоположную стену.
   Ё-моё! Да здесь на каждом шагу из меня хотят сделать дуршлаг! А вот фиг вам! Не будет у меня на теле лишних дырок!
   После того как миновал разряженную ловушку с копьями, буквально через десяток шагов, вновь показались странные отверстия в стене. Да ну вас! Мне уже скучно становится проходить такие однообразные ловушки... Бросил камень. Из отверстий с шумом в противоположную стену ударили струи воды. А?.. Что это? Предлагают помыться? Без мыла да и ещё в ледяной воде. Нет уж, спасибо - отказываюсь. С ловкостью настоящего акробата (то бишь извиваясь, как червяк) стал проходить препятствие в виде прямых мощных струй, что били в правую стену и никак не иссекали. Интересно, а почему пол под ногами сухой? По идеи, здесь уже должна быть просто огромная лужа воды. Присмотрелся в противоположную стену. Да вы шутите! Струи воды входили в стену, как раскалённая спица в мягкий воск, и беспрепятственно её протыкали.
   От удивления отпустил штаны, которые натягивал к животу, чтобы не намочить их между ног (ни то мокрое пятно в том месте выглядело бы уж очень подозрительно и смешно). Когда вновь натянул штаны вверх, то вместо потемневшего и мокрого пятна увидел дыру. Не понял?!
   Внезапно послышался треск, исходящий от стены. Поднял голову, взглянул. От верхней части стены отвалился кусок гранита, который в падении попал под прямую струю воды, и был разрезан на две неравные половинки.
   Суровый суслик! Да это же не струи воды, а водные резаки!.. Опустил взгляд вниз и тотчас инстинктивно приподнялся на цыпочки. Хорошо, что только сделали дырку в штанах, а не отрезали кое-что важное!
   После того как представил себя гибкой верёвкой, стало легче пролазить между водными резаками. Однако, когда выбрался из коварной ловушки в свободное пространство каменного коридора, всё равно выглядел жалко: одежда была порезана во многих местах. Ещё на теле ныли мелкие раны.
   Ладно, не беда. Если встречу Куню, то скажу, что сражался с разъяренной Пламевлаской, и, конечно же, победил слабую девушку. Ха-ха-ха... Надеюсь, он не видел, как я от неё драпал...
   Итак, какая следующая ловушка? Ответ получил, когда прошёл совсем немного. Стены выглядели вполне обычно для пещеры, но вот пол... был гладким, как лёд, и его конец терялся где-то вдали туннеля. Одним словом, неизвестно где он заканчивался. Н-да... хоть и странная на вид, но всё ловушка. Как быть? Ох-хох... опять нужно напрягать мозги.
   Долго чесал затылок, однако умные мысли так и не захотели посетить мой пустой котелок.
   -- А... -- махнул рукой. -- Была не была!
   Разбежался и прыгнул на гладкий пол, который оказался более скользким, чем лёд.
   -- Яху-у-у!.. -- кричал от удовольствия, и эхо пещеры умножало мой крик.
   Ехал стоя, и у меня даже получалось делать зигзаги. Как же здорово!
   Увеличилась скорость - это пол пошёл на скат. Надеюсь, впереди нет стены, а то...
   На миг закрыл глаза, и увидел яркое виденье: Пламевласка и Куня весело болтали и соскабливали со стены мой силуэт с широко расставленными руками. Открыл глаза. Ох уж это моё живое воображение!..
   Позади зашумело. Обернулся. Пол проваливался, обнажая мрачную бездну... и с каждой секундой чёрная пропасть нагоняла меня. Если ничего не предпринять, то...
   А-а-а... Всесильные зайцы! Что мне делать!!!
   Шутка. Нечто подобное я и ожидал, поэтому спокойно сел на корточки и, помогая руками, стал ещё сильнее ускоряться...
   А вот это не есть хорошо. Впереди показался обрыв скользкой дороги, после которого темнела пропасть, а за ней продолжение дороги, но не гладкой, а обычной - светло-скалистой. Однако расстояние между ними велико! Смогу ли долететь до другой стороны? Не знаю, не знаю...
   И вот уже лечу над пропастью и думаю: "Ну почему я не птица!!!".
   Уф-ф-ф... повезло - долетел! Но вот приземление было жёстким: отбил ноги и ударился коленом о камень.
   Прихрамывая пошёл дальше... Пока не остановился перед крутым подъёмом. Н-да, карабкаться вверх при таком сильном наклоне будет ой как не просто! Почесал затылок и начал подъём.
   ...Карабкался уже долго, и к этому времени дорога вверх завела в каменный коридор с монолитными стенами.
   Эх, устал... может, передохнуть чутка?
   Внезапно раздался грохот. Сверху на меня катился огромный каменный шар.
   Коварный ёжик! Здесь нет ни одного ответвления, чтобы укрыться. Да он же сейчас меня раскатает в тонюсенький блин! Вот это я влип... Думай Среброкрыл, думай - ведь наверняка есть способ, как можно спастись. На что тебе голова, а? Или только для того чтобы шляпы носить?
   Каменный шар навис надо мной, ещё секунда и раскатает по полу!
   Рыбкой нырнул в левый угол.
   Слава богу, спасён! Шар был настольно громадный, что задевал потолок и стены, но углы-то - нет. Он ещё грохотал где-то внизу, когда я блаженно растянулся на твёрдом полу...
   После того как отдохнул, продолжил карабкаться, и, к счастью, недолго: показался вход в туннель, где не было наклона. Я расплылся в довольной улыбке и бодро пошагал прямо.
   Немного погодя вдали показалась знакомая красная курточка.
   Куня, прислонившись к правой стене, подбрасывал в воздух чёрный кунай. Ловил его за самый кончик лезвия и снова подбрасывал вверх.
   -- Среброкрыл, ну, сколько можно праздно гулять по пещере? Я уже устал тебя ждать! -- он отлепился от стены и взглянул на меня. Его лицо отражало просто вселенскую тоску, словно ему пришлось ждать целую вечность. -- Я тебя понимаю: здесь столько интересного и есть на что посмотреть, но можно было и побыстрее идти! -- он осуждающе покачал головой.
   Ахм...Нет слов - одни эмоции!!! Они настолько меня переполняли, что не мог произнести и слова. Стоял, тыкал в него пальцем и беззвучно открывал и закрывал рот, точно рыба, которую вытащили на берег.
   -- Ладно, пустяки - я тебя простил! -- Куня открыто улыбнулся, заломил руки за голову и стал идти спиной вперёд.
   Фигеть... я ещё и крайний!..
   -- Мне вот жутко интересно, а ты проходил череду ловушек? -- прищурил левый глаз и внимательно посмотрел на друга.
   Неожиданно из левого ответвления тихой походкой вышла Чёрная Пантера, размахивая с силой хвостом из стороны в сторону.
   Она повернула к нам голову, холодным взглядом обожгла меня и уставилась на друга. Присела на задние лапы, завиляла задом.
   -- Куня, берегись!
   Но было поздно: Демон высоко подпрыгнул... сверкнули острые, длинные когти... и Куню отбросило в сторону мощным ударом лапы.
   Железная Пантера стала медленно приближаться к другу, который с трудом пытался встать.
   -- Нет!!! -- крикнул я и со всей силы сжал кулаки.
   Горячие волны злости прокатились по мне... в груди забушевало пламя гнева...
   Тотчас левую руку от локтя до кончиков пальцев покрыли ярко-рубиновые кристаллы.
   Я подбежал к пантере, широко замахнулся и с яростью в голосе крикнул:
   -- "Кулак Титана!", -- и что есть сил ударил кристаллизированной рукой по железному боку Пантеры.
   Демона подбросило в воздух и отшвырнуло далеко вперёд.
   Я подбежал к другу.
   -- Ты как? -- обеспокоено спросил Куню.
   Он сел, прислонился к гранитной стене.
   -- Пойдёт. Бывало и хуже, -- и одной рукой вытащил из кармана перевязочную ткань. -- Поможешь?
   -- Конечно!
   Когда с перевязкой было покончено, белая ткань быстро покраснела от крови.
   Друг стал подниматься с пола самостоятельно, как вдруг зашипел от боли, схватился за правое плечо. Однако несмотря на сильную боль, которая заставила его крепко стиснуть зубы, продолжил вставать.
   Чёрная Пантера позади нас зашевелилась.
   -- Куня, прости, но сейчас не смогу победить это чудище, -- сокрушённо я произнёс, глядя на руку, которая вновь стала обычной.
   -- О чём ты?.. Железный Демон неуязвим! Победить его - точно, не в наших силах, -- стал уверять меня друг.
   -- Я непременно его одолею! -- сказал столь уверенно, что у Куни глаза полезли на лоб от удивления.
   Он обескуражено произнёс:
   -- Странный ты. Всего лишь человек, а говоришь такое...-- его зелёные кошачьи глаза всмотрелись в меня. -- И знаешь, почему-то я тебе верю.
   -- Вот и замечательно! А пока нам нужно отступить. Ты сможешь быстро идти? -- глазами указал на раненное плечо. -- Может быть, помочь?
   Куня посмотрел на меня разочарованно... затем выдохнул в сторону, будто я его сильно недооцениваю.
   -- Смотри не отстань! -- и руками быстро сложил знаки-печати перед собой.
   Тень под ним сгустилась в круглое пятно и повезла его вперёд с ошеломительной скоростью.
   Ничего себе, он и так умеет! Вот тебе и раненный Иной... Похоже, это мне нужно беспокоиться за собственную жизнь. Эх... опять придётся топить что есть сил!..
   Удача это или нет, но Чёрная Пантера пока не спешила нас догонять. Что ж, есть время подумать! Снизил скорость бега. Тем ударом я лишь отбросил её далеко вперёд и разрушил светящийся панцирь... Стоп! А когда он у неё появился? И зачем вообще нужен?.. Набегу задумался, уставившись в каменный пол, где мелькали своеобразные тени, и принялся вспоминать обо всём том, что произошло со мной, после того как, спасаясь от огромных пчёл, укрылся в пещере...
   Есть! Последняя часть головоломки встала на своё место! Я знаю, как одолеть Железного Демона!!! Осталось лишь обсудить кое-что с Куней... А вот, кстати, и он!
   Друг, с необычными волосами на голове, что торчали в разные стороны острыми пиками, похожие на голубые сосульки, задумчиво стоял у края пропасти и глядел вниз. Именно той пропасти, через которую перелетел, когда закончилась скользкая дорога. Но теперь-то другой стороны не было! Впереди вместо пола чернела бездна... Были, конечно, стены и где-то там, вдали наверняка есть гранитный пол, однако... чтобы добраться до туда, нужно либо уметь летать, либо ходить по вертикальной плоскости, как ящерицы.
   Хотя всё это не важно, потому что нам не нужно перебираться на другую сторону! Мы победим Демона именно здесь! И рассказал свой план другу.
   Он ошарашено на меня посмотрел... но спустя мгновение согласился, кивнул головой.
   Ещё я выклянчил у Куни немного еды, и теперь мы, сидя у края пропасти, громко хрустели сладкими сухариками и шумно запивали их компотом.
  
   Эх... как неудобно - висеть над пропастью подвязанным за пояс! Верёвка больно впивалась в бока, и так хотелось от неё избавиться. И когда только появится эта Железная Пантера! По плану я становлюсь наживкой, а Куня должен поймать её в ловушку. И самое главное, чтобы она в это время стояла у края пропасти! Именно поэтому здесь и вишу. Эх, невезуха...
   Спустя какое-время сверху показалась голова пантеры, с чёрным отливом (в метре от меня).
   -- Навык тени: "Непроницаемая сфера!", -- крикнул Куня, и её тотчас накрыла полукругом тень.
   Уф-ф-ф, наконец-то! И быстрее ящерицы взобрался вверх по верёвке.
   Куня прижимал ладони к полу, сидя на корточках рядом от сферы из тени.
   -- И долго использовать технику? -- вопрошающе взглянул он на меня. -- Я не знаю, на что ты рассчитываешь, но Железный Демон не умрёт от нехватки воздуха.
   -- Знаю, однако у него есть другая слабость! Скоро и сам увидишь, а пока подержи его там минут двадцать. Думаю, этого будет достаточно.
   Так как друг был занят, то сам засунул руку в его нижний карман алой курточки, порылся немного и вытащил изысканный стул из светло-коричневого дерева с красивой резной спинкой. Замечательно! То что надо! Сел на него. О да... как же хорошо чувствовать под собой твёрдую поверхность, а не бесконечное пространство!
   -- Спасибо за стул! -- поблагодарил я друга. -- Вот скажи: что, по-твоему, удивило меня больше всего, когда Демон ожил? -- и с хитринкой взглянул на друга.
   Куня задумался.
   -- То что он - Железный?
   -- Нет. И даже не то, что из жидкого состояния Демон стал твёрдым, а то что, когда съел жука-светильника, у него появился светящийся панцирь. Возникает вопрос: Зачем он ему? -- посмотрел я на друга, прищурив левый глаз. -- Он ведь и так неуязвимый?!
   Куня обескуражено на меня уставился... почесал затылок.
   Я продолжил:
   -- Далее вспомнил: что когда очнулся от сна, в пещере была темно, как в могиле. Демон ожил, лишь после того как мы зажгли факел... а до этого - просачивался сквозь трещины на потолке и безвредно падал вниз чёрными каплями. То есть... -- я поднял вверх указательный палец, -- во тьме Демон не может сохранить какую-либо форму и бессильно преобразовывается в чёрную жидкость!.. А теперь заставь сферу исчезнуть и убедишься, что я прав!
   -- Я верю тебе, -- простодушный взгляд зелёных кошачьих глаз на миг прошёлся по мне тёплой волной.
   Он послушно убрал руки с пола и поднялся на ноги.
   Сфера из тени стала расползаться на лоскуты... и исчезать в воздухе.
   Вместо Пантеры на каменном полу шевелилось нечто вязкое, похожее на смолу, которое пыталось принять устойчивую форму зверя. Но из-за сильного наклона Демона тягучими чёрными струями непреодолимо несло вниз - в пропасть...
   Ему так и не удалось обратиться в зверя - исчез в тёмной бездне.
   -- Надо же, не знал, что ты так хорошо соображаешь! -- с восхищением взглянул на меня Куня.
   Я встал со стула и протянул его другу.
   -- Ага, дай мне только время, и я раскушу любую загадку! -- подмигнул ему и с громким хрустом раскусил фундук во рту.
  

***

   И вот мы дошли до последних Врат. Хотя...
   -- А ты уверен, что это Врата? -- я удивлённо указал пальцем на овальный вход, где сверху до самого пола свисали длинные нити, с нанизанными на них разноцветными бусинами, словно занавески.
   Куня в нетерпении топтался на месте.
   -- Конечно! -- и взглядом стрельнул поверх занавесок.
   Сверху золочёными буквами гласила надпись: "Наградной зал!".
  

8 Глава. Метка Демона.

  
   По всей длине надписи, сверху, лежал белый нарисованный котёнок, свесив переднюю лапу на восклицательный знак. Милый, симпатичный и с розовым бантиком на кончике хвоста.
   -- Среброкрыл, чего застыл? Нас награда ждёт! Трапа-па-па!.. -- и с гиканьем Куня ворвался внутрь.
   После него длинные нити раскачивались из стороны в сторону, и нанизанные на них бусинки стукались друг о друга.
   Я шагнул вперёд и раздвинул нити руками, чувствуя пальцами и ладонями прохладные, гладкие бусины.
   За занавеской скрывались широко распахнутые врата из красного дерева, где на каждой створке переплетались дивные золотистые узоры. Дальше - за вратами, простирался огромный зал, погружённый в лёгкую полумглу; а на полу дорожка из чёрного и гладкого камня освещалась кристаллами, в виде пятиконечных звёзд, расположенных по бокам, через равные промежутки. Только они-то и разгоняли тьму в пещере; а когда ступал по дорожке, на чёрных, гладких камнях, оживали блики.
   Насвистывая весёлый мотив, Куня уже не бежал, а вприпрыжку шёл прямо - туда, где заканчивалась чёрная дорожка: к стене, в которую она упиралась. Я же отправился к правому углу, откуда доносился плеск воды, и виднелось очертание статуи.
   И точно фонтан со статуей, у которой на полу вокруг светились маленькие звёздочки-кристаллы. А статуя - мужчина, одетый, как аристократ, в чёрный фрак, с цилиндром на голове. Он стоял ко мне спиной, однако, полуобернувшись, смотрел, будто бы в мою сторону. У него было холёное лицо и пышные бакенбарды. Всё бы ничего, но только что за странное выражение лица застыло у аристократа? Глаза широко распахнуты, а рот приоткрыт в немом крике.
   Обошёл его, осмотрел спереди... Оказывается, он справлял малую нужду и держал мужское сокровище двумя руками в чёрных перчатках.
   Охо-хох! писающий аристократ. Ну и фонтан!.. Теперь-то понятно, что за странное выражение застыло у него на лице - это тихий ужас! Красавца-аристократа застукали за таким делом!.. Нет, что-то не хочется пить из этого фонтана. Пойду-ка лучше к другому.
   В левом углу также стоял фонтан, который не журчал, а тихо капал...
   Вот и славно, почапаю к нему.
   Опять статуя!!! Только на этот раз это был громадный мускулистый мужик, который также стоял ко мне спиной. Обнажённый по пояс и с блестящей лысиной на голове.
   Первым делом обошёл, взглянул на его руки. Он сжимал их в кулаки. Замечательно! Наклонился, почерпнул воду руками...
   Как хорошо! Вытер рот рукавом. Наконец-то, напился! Кстати, когда пил, то в прозрачной воде заметил, что на одной ноге лысого здоровяка лежал приличный кусок камня. В подозрении всмотрелся в его лицо. И точно - на нём тоже застыло странное выражение. Только, в этот раз, оно означало не тихий ужас, а вселенскую боль и муку! У него даже слёзы текли по щекам и капали вниз с подбородка...
   Итить, ну и фонтан! Плачущий здоровяк, на ногу которого упал камень. Эх, невезуха...
   Так, а что делает наш неугомонный друг? Принялся искать его глазами. А вот он! Стоит возле квадратной ниши, похожей на вырубленное окошко в каменной стене, и зачем-то засунул туда руку... Интересно-интересно и что же из этого выйдет? Подошёл ближе.
   Над нишей горела надпись "Касса".
   А? Быть такого не может! Помотал головой, и видение исчезло. Теперь там красными буквами светилось слово "Награда!". Вот это другое дело, а то привидится же! Кстати, первое слово было каким-то знакомым. Где-то его уже видел. Хм... О, точно! Во сне.
   Надо сказать, мне часто сняться необычные сны, в которых я бываю в разных мирах. Познаю нечто новое - слова, обычаи... встречаю разумных существ непохожих на людей, рассматриваю диковинные предметы... а также попадаю в переделки. К примеру, в одном сне убегал по большому подвалу от жутких крыс со жвалами, как у пауков. А в другом - наоборот раздавал тумаки каменным троллям на обширной поляне... Во снах у меня часто появляются сверхчеловеческие способности: высоко летать над землёй или прыгать по верхам могучих деревьев лишь одним усилием воли. Там я знакомлюсь с разными людьми (и не только!), дружу, враждую... Жаль, в настоящей жизни нет ни одного друга: потому что для всех в деревне был всё равно что пустое место. Раньше и не догадывался о причине такого поведения людей, но теперь-то знаю! Во всём виноваты проклятые пауки, которые раскинули свою сеть над всей деревней!.. К счастью, жизнь меняется и возможно получится крепко сдружиться с Куней. Вот он - мой первый друг! Да и способность теперь появилась - покрывать руку ярко-алыми кристаллами, что давало защиту и невиданную мощь! Правда, действует способность недолго, да и не разобрался в ней ещё толком.
   Пока вёл внутренний монолог, колковолосый друг отошёл от каменного окошка и бережно прижимал правую руку к груди. Вон какое ему счастье привалило, что даже слезу пустил!.. Я тоже хочу получить награду!
   Большими скачками добежал до квадратной ниши и протянул вовнутрь правую руку.
   -- А-а-а!!! -- заорал от страшной боли, вспыхнувшей на тыльной стороне ладони.
   Тотчас выдернул руку назад и не поверил своим глазам: от неё шёл дымок... Не может быть, меня клеймили! Проклятье, да что здесь происходит!!! Я же должен был получить награду! Ептить, как же больно... Изо всех дул на руку, но боль не унималась...
   -- Подожди, не тряси рукой! Сейчас помогу избавиться от боли, -- Куня подошёл с открытой баночкой в руках, в которой виднелась бурая слизь (надеюсь, что лечебная!).
   Я протянул ему руку, и он намазал ей тыльную сторону. Боль сразу же стала утихать, будто бы слизь впитывала её.
   -- Спасибо! -- искренне поблагодарил друга, смотря в его зелёные глаза с вертикальными зрачками.
   -- Да не за что, я вон себе тоже успел намазать, -- и показал свою уже перевязанную кисть.
   -- Это что за награда такая?! -- спросил я, когда Куня перевязывал мою руку.
   Друг не ответил сразу, а сначала закончил перевязку. Затем размотал свою и представил взору клеймо в виде рисунка.
   -- А? Опять это чёрная пантера!.. -- моему возмущению не было конца. -- Куня, а можно как-нибудь от этой метки избавиться?
   -- Зачем? -- он пожал плечами, и в его глазах я увидел искреннее удивление.
   У меня челюсть с грохотом упала на пол... Это как зачем? Он что - шутит?!
   -- Пойми, это - Мистическая метка! -- стал объяснять друг прописную истину. -- Она обладает волшебными свойствами и наделяет избранного чем-нибудь сверхъестественным.
   -- Да ну на фиг! Что, правда? -- и уже другими глазами посмотрел на маленькую чёрную пантеру, которая сидела на задних лапах и загадочно на меня смотрела.
   Друг не мог успокоиться, принялся расхаживать туда-сюда.
   -- Трапа-па-па, как нам сказочно повезло! -- подпрыгнул он на месте. -- Понимаешь, мы ещё при жизни стали легендами!!! Иных, которые прошли Великий Лабиринт - можно пересчитать по пальцам, и все они без исключения стали одними из сильнейших на всём материке Трилистник! Деяния Железночешуйчатого Воина Драко и Камнедробительного кулака Сэма - до сих пор у всех на устах...
   Друг на минуту замолчал - дал прочувствовать величие живых легенд, а после продолжил:
   -- Как же не терпится узнать, какую способность даёт метка. Решено, сейчас-то и проверю! -- и в его глазах, словно засияли яркие звёздочки. -- Ах да, пока не забыл: в мире не бывает одинаковых способностей, -- торопливо предупредил Куня и закрыл глаза.
   Он так сильно на чём-то сосредоточился, что его лицо стало будто каменным. Минут через пять шумно выдохнул и указательным пальцем нарисовал перед собой круг. Взял этот невидимый обруч обоими руками и просунул его через себя, сверху вниз - начиная с головы.
   -- И что это за странные телодвижения? -- недоумённо приподнял я левую бровь.
   Друг с довольством тайным на челе начал истаивать в воздухе, словно дым. В первую очередь исчезла его голова, затем шея, торс... последними пропали его сандалии.
   -- Эй! Ты где? -- закрутил я головой в разные стороны.
   Рядом раздался радостный вопль:
   -- Яху!!! Я стал невидимым! -- обрадовался Куня, крикнув во всё горло, и, судя по звуку, стал танцевать чечётку.
   От громких криков и топанья ног с потолка посыпались камешки... Эхо пещеры многократно усиливало весёлый шум синеволосого приятеля.
   Через некоторое время друг угомонился, и наступила кратковременная тишина, затем послышался звуки шагов где-то неподалёку.
   -- Ах ты! -- от неожиданности вскрикнул, когда невидимый Куня ткнул в бок.
   Было не больно, скорее щекотно.
   -- Не поймаешь, не поймаешь! Бе-бе-бе... -- веселился Куня.
   Небось, он мне сейчас язык показывает и скачет с ноги на ногу. Вот же хулиган!
   -- Ух-ты! -- вскрикнул друг. -- Я же теперь могу бесшумно невидимкой попасть в стан врага!
   В воздухе возник кунай с верёвкой, привязанной за его кольцо на конце рукояти. Чёрный нож взлетел вверх и лезвием полностью воткнулся в каменный свод.
   Ничего себе ножик! Втыкается в камень, как в масло!
   Теперь верёвка, можно сказать, соединяла пол с потолком. Вот её нижняя часть зашевелилась, точно живая (наверное, Куня по ней взбирается), и стала раскачиваться. А после, когда она на излёте поднялась, в воздухе мелькнул ещё один кунай и воткнулся чуть дальше в потолок. И вскоре начала раскачиваться вторая верёвка.
   Он что с одной прыгнул на другую?! Ну, сущая обезьяна!.. И, судя по всему, ему такие прыжки очень нравятся! Вон как радостно крикнул, перед тем как скакнул на третью верёвку. Интересно, и как бы он проник в стан врага - бесшумно? Ведь его вопли и мёртвого разбудят!
   Бамс! Если судить по звуку, Куня всем телом смачно поцеловался со стеной...
   Я тотчас подбежал к тому месту, откуда послышался шум, после его падения.
   -- Ты как там? Не сильно ушибся? -- на ощупь попытался его найти, но хватал лишь воздух.
   -- А, ерунда: всего лишь шишку набил! -- жизнерадостно ответил всегда неунывающий Куня.
   Я с облегчением вздохнул. И чего это разволновался, - он же Иной!
   Друг, если судить по шуму и скрипу мелких камешков, только что поднялся на ноги - в двух шагах от меня.
   Ну, коли с ним всё в порядке, то задам-ка жутко мучающий меня вопрос.
   -- Куня, а как ты задействовал Мистическую метку? Я тоже - хочу опробовать её!!!
   -- Всё просто. Для начала её необходимо напитать силой! Сосредоточься внутрь себя, возьми из источника часть энергии и выплесни на метку. Ну, а дальше твоё тело само подскажет, что нужно сделать, чтобы запустить волшебную способность Мистической метки. Вот и всё, -- окончил объяснять друг.
   А?.. Источник? Энергия? И это всё есть у меня внутри? Надо же, не знал! Так-с... сейчас поглядим. Закрыл глаза и стал искать во тьме источник с какой-то там энергией. Забыл спросить: а как он, собственно, выглядит?..
   К сожалению, сколько бы ни старался, но ничего так и не увидел. Блин, значит, не смогу использовать метку. Эх... Невезуха!!!
   Кто-то больно щёлкнул по уху.
   -- Ай! -- схватился я за пострадавшее ухо. -- Куня, ты чего?
   -- Это не я! -- искренне заверил меня друг.
   Тогда кто? Стал осматриваться по сторонам и заметил на полу маленький шарик. Ясно. Снова проделки Стража.
   И действительно, на дальней от меня стене довольно улыбался усатый проказник в своих обтягивающих полосатых штанишках и правой рукой делал приглашающий жест. Мол, подойди-ка сюда на минутку, я тебе кое-что покажу.
   Конечно, я подошёл (интересно же!). Хм... и чтобы это могло значить? На стене был изображён контур ладони. Может быть, стоит приложить туда руку? Что ж, так и сделаю.
   Квадратный камень с контуром ладони въехал во внутрь стены, и в стене появилась ниша. Там на мягкой подушке из красного бархата стояли два яйца. Необычные. Большие. Покрытые чешуйками. У одного яйца бока красиво отливались серебром, а у другого медью.
   Офигеть! И что это такое?.. Взял одно из них в руку. Тяжёлое!
   -- Ух-ты! Драконьи яйца! -- рядом радостно воскликнул всё ещё невидимый Куня. -- И целых два! Среброкрыл, да ты везунчик!
   Я смутился:
   -- Это мне их Страж подарил. Хочешь, дам тебе одно?
   -- Нет, нельзя... Дареное не дарят! -- напомнил мне руг с явным разочарованием в голосе. -- К тому же, только тебя они и примут как хозяина.
   Хозяина? О чём это он? И видя моё недоумение, Куня решил разъяснить:
   -- Понимаешь, это не совсем драконьи яйца, их просто так называют. Никому не известно кто их создаёт, но внутри находятся Мифические предметы, и яйца невозможно разбить! Драконье яйцо само, когда признает кого-то хозяином, треснет. И только тогда можно сломать скорлупу, и извлечь Мифические предметы, что обладают волшебной силой.
   Я озадаченно почесал макушку.
   -- И когда они признают меня хозяином?
   Куне незамедлительно посоветовал:
   -- Положи обе ладони на одно из драконьих яиц и держи их так минут десять.
   Так просто? Ну ладно...
   Ждать пришлось недолго. Послышался треск, и на острой верхушке драконьего яйца с серебряными чешуйками появилась трещина. Я принялся ломать хрупкую скорлупу и вскоре извлёк оттуда чёрные перчатки.
   На тыльной стороне белела надпись: перчатки Победы!
   Ага, как же! Будто в них можно победить... Перчатки-то похожи на кошачьи лапы!!! Такие с когтями и мягкими подушечками на кончиках пальцев.
   -- Мр-р...мяу! -- я, как кот, взмахнул лапой (тьфу... рукой!).
   Куня аж захрюкал от смеха.
   -- Эй, ты чего смеёшься? -- пожаловался я. -- Сам же сказал, что это не чепуха - а Мифические предметы!
   -- Нет-нет, я не смеюсь! -- а сам аж булькал от смеха.
   Я снял перчатки и замахнулся.
   -- Среброкрыл! Ты чего задумал? -- Куня схватил меня за руку.
   -- Пусти! Дай выкину эти дурацкие перчатки! Знал ведь, что ничего хорошего от этого шутника ждать не стоит!
   К сожалению, высвободить правую руку, в которой держал перчатки, у меня не получалось: друг крепко в неё вцепился и отпускать явно не собирался.
   Внезапно по глазам больно резанул яркий свет. Это перчатки засияли, как два маленьких солнышка. Когда они перестали сиять, то у меня от удивления чуть челюсть на пол не упала! Нелепые кошачьи перчатки превратились в латные рукавицы! Такие изящные, с тонкими пальцами... Конечно же, я их тотчас надел.
   На ладони и на тыльной стороне они сияли ярко золотом, а на пальцах тускло отбрасывали свет черным агатом. Сжал руку в кулак. На костяшках сверкнули гранёные тёмно-красные рубины.
   Вот это да! Блеск, шик, красота!.. Это надо же, какие разительные перемены! Интересно, а что они умеют?.. Вытянул правую руку вперёд, напрягся.
   Из ладони вылетела жёлтая нить, которая через пару шагов прилипла к полу. Хм... паутина? Но тогда чего это она не белая? Рискнул и попробовал её на вкус.
   -- Да это жвачка! -- громко я возмутился.
   Со злости попытался снять перчатки, но почему-то они не снимались. Словно приклеились к коже!
   -- Это не жвачка, а эластит, -- заверил меня Куня. -- Мистический материал! Про него есть множество слухов, но сам эластит мало кто видел...
   Повисла тишина. Наверное, друг даёт мне таким образом прочувствовать всю важность Мистического материала - эластита!
   -- Да не... жвачка, она и в деревне жвачка! -- не согласился я с Куней. -- Совсем бесполезная вещь! Эх, невезуха...
   А сам чесал затылок и думал, как же можно использовать этот эластит.
   -- Среброкрыл, ты же умный! Придумаешь что-нибудь, -- уверенным голосом произнёс Куня.
   Это видать, после победы над Железным Демоном он стал чрезмерно верить в мой ум. А зря... я же не гений! Просто изредка у меня бывают мгновения, когда соображаю в разы лучше, чем обычно. Эх, но ведь не хочется его разочаровывать. Надо придумать что-нибудь! И желательно прямо сейчас!
   Мой взгляд заметался по пещере и остановился на камешке, что лежал впереди всего в нескольких шагах. Я выстрелил в него жвачкой из правой перчатки и потянул на себя.
   -- Смотри-ка, что изобрёл! Это йо-йо! -- похвастался я (видел как-то такое во сне).
   Когда бросал круглый камень вперёд, то жвачка натягивалась, и он возвращался обратно в раскрытую ладонь.
   -- Ух-ты! -- Куня захлопал в ладони. -- Здорово!
   -- Да, здорово, здорово... Да ни фига не здорово!!! -- психанул я: оторвал камень от жвачки и запулил далеко, в глубь пещеры. -- Это никак не пригодиться в схватках! А ещё называются перчатки Победы! Тьфу...
   И как назло, они не снимались! Невезуха...
   -- О! В камешки играем? Чудненько, чудненько, -- внезапно над ухом раздался девичий голос.
   Я резко обернулся. Пламевласка! И когда она успела только войти в наградной зал? И где бродила всё это время?
   Выглядела она как всегда: грудь обмотана ярко-алыми лентами с золотистыми искрами, где только низ живота приоткрыт; красные просторные штаны - с золотистыми язычками пламени снизу. И, конечно же, в руке Пламевласка сжимала огромный палаш.
   Кстати, через левое плечо у неё был перекинут холщевой мешок, чем-то наполненный под завязку.
   Пламевласка задорно улыбнулась.
   -- Я тоже хочу играть! Давай поиграй со мной во что-нибудь, а? -- и жалостно взглянула на меня, как котёнок, который попал под дождь.
   И как устоять перед таким?!
   -- Давай. А во что? -- не удержался и протянул руку, чтобы ласково погладить по голове, но остановился (вдруг у неё в волосах огонь настоящий?!).
   Брови Пламевласки удивлённо взметнулись. Она с интересом посмотрела на мою руку, которую я так и держал в воздухе, пожала плечами и опустила мешок на гранитный пол.
   -- В очень захватывающую игру! Вот увидишь, тебе понравиться! -- и с этими словами высыпала на пол содержимое мешка.
   Бог мой! Я ведь совсем забыл, чем она любит играть!!!
   -- Прости за глупый вопрос: но где ты нашла... все эти кости?! -- офонарел я.
   Причём, они явно были человеческими!
   -- Да так, побродила по пещере и отыскала пару кучек, -- смутилась Пламевласка и отвела взгляд в сторону. -- Так что: будем играть?
   Я взглянул на девушку и... не смог ей отказать.
   -- Ладно, раз уж обещал.
   Пламевласка радостно взвизгнула и тотчас начала рыться в костях, словно ребёнок в песочнице. Выбрала несколько штук и довольно кивнула головой.
   Многочисленные яркие искорки пламени пробежались от кончиков её волос к корням, а за ними и пышущие жаром волны огня.
   Красиво как!.. Так вот как она радуется! Надо запомнить.
   Пламевласка отбежала с выбранными костьми вперёд, шагов на двадцать. Ткнула мечом в пол пещеры, поковыряла им несколько раз и поставила в полученные ямы кости - в ряд, как кегли!
   Прибежала обратно.
   -- Вот держи! Будишь им сбивать, -- и сунула в руки круглый черепок.
   Сама же взяла в руки другой череп, засунула пальцы в пустые глазницы (точно в дырки для шара в боулинг!) и бросила.
   Подскакивая, череп покатился прямо.
   Бам-с! Кости разлетелись в разные стороны, и только одна осталась стоять.
   -- Ура!!! -- прыгала от радости Пламевласка, выбрасывая руки вверх.
   Я тоже бросил. Мимо...
   -- Мазила, мазила! Куда тебе до меня! -- показала язычок хвастливая девчонка. -- Смотри как надо!
   Её черепок угодил прямо в цель. Лицо Пламевласки засияло от радости, как у ребёнка, которому подарили конфеты.
   -- А можно и мне присоединиться? -- неожиданно спросил невидимый Куня.
   Череп, что лежал вдали, взмыл в воздух. Надо же, ему понравилась эта игра.
   -- Рья-я-я... -- испуганно вскрикнула Пламевласка. -- Призрак, призрак!
   Не успел я и глазом моргнуть, как она уже спряталась у меня за спиной. Смотрела испуганным взглядом и крепко ко мне прижималась. Было видно, что ей стыдно за свой страх, но, похоже, она не могла преодолеть паническую боязнь к призракам.
   Вот не думал, что Пламевласка может быть такой милой... Наверное, это потому что с неё слетел грозный образ непобедимой воительницы, и теперь она выглядела, как испуганная, милая девочка. Да... какие же девушки непредсказуемые! Такие разные... То жуткие (что хочется бежать от них без оглядки!), то робкие (что хочется их обнять!), то милые, забавные и весёлые, что мир вокруг них как бы начинает сиять и сверкать...
   -- Сокруши этого призрака! -- попросила Пламевласка, заглядывая мне в глаза.
   -- Ого, одно приведение боится другое! -- изумлённо покачал я головой.
   -- Дурак! -- ткнула она мне кулачком в плечо. -- Я всегда их боялась! И чтоб ты знал, я не какое-то там привидение, - а душа без тела! Так-то!.. -- Пламевласка нравоучительно покачала пальчиком перед лицом.
   Ага, как будто это не одно и тоже. Ну да ладно, надо остановить Куню, а то он уже черепами жонглирует!
   Неожиданно друг зыбким туманом начал проявляться в воздухе. Затем, словно кто-то рывком сдёрнул одеяло, и Куня полностью стал видимым.
   Похоже, он этого не ожидал, потому что не смог поймать подброшенные в воздух черепа, и они с грохотом упали на пол пещеры. Один так и вовсе стукнул его по башке.
   Куня почесал ушибленную макушку и озадачено посмотрел на тыльную сторону ладони - на метку.
   -- Ах ты, злыдень!
   Мечница не на шутку разозлилась: её длинные волосы взмыли вверх, заплясали багровыми язычками пламени...
   Теперь понятно, почему ей дали такое имя - Пламевласка!..
   -- Значит, шутки шутим! -- процедила сквозь зубы мечница.
   Она вытащила клинки из ножен, грозно присела и раскинула руки с огромными палашами в разные стороны.
   -- Ча-па-па... -- Куня вытаращил глаза от удивления. -- Ты всё не так поняла!.. -- попытался он оправдаться. Однако разгневанная девушка не желала ничего слышать.
   Пламевласка взмахнула крест на крест огромными палашами, и от них вылетели два смертоносных голубых серпа.
   Друг успел отскочить в сторону.
   Острые серпы вонзились в гранитную стену.
   Прозвучал страшный грохот... Поднялась пыль...
   И когда туманная взвесь улеглась, нашему взору явился широкий пролом в стене.
   -- Ха... -- издала жуткий утробный рык мечница. -- Покрамсаю!.. -- и стремительно помчалась на друга.
   Куня, точно ожидал нечто подобного - совершал бег на месте.
   -- Ну, тогда я пошёл, -- и молнией скрылся вдали, оставив за собой клубы пыли.
   С диким рёвом Пламевласка тоже скрылась в проломе.
   "Н-да, надеюсь, с Куней будет всё в порядке", - и вышел через пролом наружу.
   Перед глазами предстал зелёный лес, в котором бурлила жизнь: щебетали птицы на ветках, где-то вдали по дереву стучал дятел, рядом с жужжаньем пролетел большой и мохнатый шмель. Пахло смолой, хвоей и цветами.
   Ура!!! Наконец-то, выбрался из этой чёртовой пещеры! И к счастью, не попал в Лес Потерянных Душ (чего в тайне опасался). К тому же, удалось снять перчатки Победы. Немного подумав, решил их оставить. Засунул в карманы штанов.
   Теперь бы людей найти и поесть чего-нибудь вкусного, тогда моему счастью не будет конца!
  
   ...По лесу брожу уже полдня. Эх... неужели, я недавно радовался жизни, как дитё малое. Даже и не вериться, потому что сейчас чувствую лишь разочарование и... злость - на эти ненавистные колючие кустарники, на больно кусающих насекомых и на корни деревьев, об которые постоянно спотыкаюсь. Ещё душу травило то, что во втором драконьем яйце оказалось... кольцо Позорного Бегства!!! Ну почему мне - человеку с душой рыцаря, попалось именно такое кольцо!..
   Внезапно раздался девичий крик - полный боли, страданий и отчаянья. Так может кричать только девушка, которая попала в смертельную беду.
   Если не поспешу на помощь, то она погибнет!
  

9 Глава. Волчий клык Джа-Джанг.

  
   Сломя голову я мчался по лесу, торопился изо всех сил, чтобы вовремя успеть на помощь. Ветки безжалостно хлестали по лицу, под ногами то и дело попадались коварные корни деревьев и острые выступы камней, а колючие кусты так и норовили зацепиться об одежду... Казалось, всё было против. Но я лишь сильнее стиснул зубы и побежал ещё быстрее.
   -- Ах, чтоб тебя!.. -- громко крикнул, когда оступился и чуть было не упал.
   Ну, Куня, ну удружил! В этих деревянных сандалиях ходит-то тяжело, а бежать - сущее безумство! Однако босиком по лесу - ещё хуже! Вот и приходится приноравливаться набегу к такой неудобной обуви.
   ...Когда казалось, что мукам не будет конца, выбежал на широкую поляну, где друг против друга стояли раненная девушка и медведь.
   Светловолосая девушка держалась одной рукой за распоротое левое плечо, и её губы мелко подрагивали... Забрызганная собственной кровью, она едва стояла на ногах.
   Пугающий на вид медведь смотрел на девушку безумным взглядом, в его глазах мерцал зловещий, потусторонний жёлтый свет... Он будто вылез из какого-то кошмара, - морда затянута в страшную костяную маску с пастью волка... с лап обильно капала чужая кровь...
   Я вскипел. В прошлый раз подобный медведь отнял у меня горячо любимую сестрёнку.
   БОЛЬШЕ... ТАКОМУ... Я НЕ ПОЗВОЛЮ СЛУЧИТЬСЯ!
   -- "Кулак Титана!", -- подскочил к зверю и с силой ударил по жуткой морде правой рукой, которая кристаллизировалась секунду назад.
   Медведя отшвырнуло далеко назад. Он спиной врезался в дерево и сломал толстый ствол.
   И всё же я не спускал с него глаз, хоть и выжить после такого просто невозможно.
   Краем глаза заметил, что у девушки подогнулись ноги. Она опустилась на землю. И стоило только мне сделать шаг в её сторону, как сбоку послышался треск. Я тут же обернулся. Быть такого не может! Жуткий медведь медленно поднимался на задние лапы... Но мой удар должен был, по меньшей мере, вырубить его!
   И на беду, кристалл, что покрывал мою руку от локтя до кончиков пальцев, исчез! Такое было уже несколько раз. Как правило, после мощного удара он сначала трескается, а затем и вовсе превращается в пыль. Теперь в ближайшее время у меня не получиться кристаллизировать руку!
   В костяной маске с пастью волка жуткий медведь неотвратимо приближался к девушке, словно хотел добить подраненную добычу.
   Что делать? Мне нужна Сила! Нет, не так. МНЕ НЕОБХОДИМА СИЛА!!!
   Будто в ответ на мой мысленный крик, почувствовал освежающий вкус мяты во рту. Какие-то знакомые ощущения... Нет. Стой! Я не этого просил!!! Но было поздно...
   Мир подернулся дымкой, и зелёный лес с цветочной поляной скрылся из виду. Я очутился в незнакомом месте...
   Каменная равнина и ни одной живой души вокруг, лишь неподалёку высились широкие колонны.
   Кто их построил? Их тут так много. К тому же, в высоту они почти все одинаковые... Э-э-э... А здесь ночь! По тёмному небу плыли раскалённые докрасна облака. Странно. Ни солнца, ни луны не видно, так отчего же они багровые?.. Кстати, пока не посмотрел на небо, думал сейчас день. Это благодаря колонам, которые хорошо освещали всё вокруг, да ещё так хитро: сразу и не догадаешься о том, что свет исходит от них.
   Чёрт! Совсем забыл о медведе. Где он? А... вон, стоит в десяти шагах сбоку от меня - не двигается, лапы опущены... Но вот только что с ним? Весь посерел, будто бы в камень превратился. И... его пугающая костяная маска с волчьей пастью - исчезла! Теперь он похож на обычную каменную статую, исполненную в виде медведя.
   -- Ха-ча! -- выкрикнул кто-то, и белая, точно мел, ладонь пробила каменный покров медведя изнутри.
   Кто-то стал выбираться из медведя, как из яичной скорлупы. Ладонями и локтями ломал то, что раньше было бешеным зверем.
   Наружу выбрался некто, похожий на человека, в длинном белоснежном плаще. У плеч края меховой безрукавки лохматились короткой бахромой и будто бы говорили: хозяин с диким нравом!
   Глаза были спрятаны дерзкими на вид очками с чёрными стёклами, а на голове красовалась широкополая шляпа.
   Кстати, и лицо, и шея, и руки - белые, точно мел. Это у него кожа такая?..
   Отряхиваясь от каменной крошки, незнакомец с явным облегчением в голосе произнёс:
   -- Ну, наконец-то, я свободен!.. Вот почему меня должен был найти какой-то мишка и надеть? Пусть и случайно?! -- недовольно подвигал он бровями.
   Странно... Почему говорит, что медведь его надел? Как такое возможно! Он же не вещь какая-та!..
   -- Ах да! -- он будто о чём-то вспомнил и засунул руку во внутренний карман плаща.
   А? Леденцы?!
   Незнакомец охапкой засунул их в рот.
   -- Фаф. Фа фоть фэволуцуфафал? -- неразборчиво он произнёс.
   Я не выдержал и крикнул:
   -- Леденцы вытащи со рта, когда говоришь!
   Товарищ в белом хлопнул себя по лбу и схрумкал все леденцы в один присест (вместе с палочками!).
   -- Так. Я хоть эволюционировал? -- спросил он сам себя и стал крутиться на месте, осматривая своё тело. -- Хэ-эй, даже хвост не пропал! -- возмущённо пошевелил он кончиками волчьих ушей, что стояли торчком, пронзив чёрную широкополую шляпу.
   Секунду подумав, незнакомец прошёл к огромному валуну и ударил по нему кулаком сверху вниз.
   Валун треснул, а после второго удара разломался на части.
   -- Хэ-эй! Всё-таки эволюционировал. Такой мощи в начальной форме раньше у меня не было! -- и он довольно осклабился.
   Эволюционировал? Да кто он по происхождению?! Человек? Зверь? Иной?.. А была не была, спрошу напрямую (иначе можно голову сломать, но ответы на кучу вопросов так и не сыскать).
   -- Извините, но не могли бы вы сказать кто вы? Человек, Иной или...
   Незнакомец удивлённо уставился (только заметил!), потом осмотрелся по сторонам.
   -- Хэ-эй! Да я в родном мире! И как тут оказался? -- подозрительно посмотрел на меня.
   Вот не видно его глаз из-за очков, но зуб даю, что он прищурился!.. А я же прикинулся веником. Мол, в чём вы меня обвиняете, товарищ...
   -- Ну ладно, пока забудем об этом, -- решил он не допытываться до меня и зачем-то начал разминать мышцы. Покрутил головой, хрустнул шеей, сцепив руки в замок, вытянул их вперёд. Хрустнули пальцы...
   Как-то всё это подозрительно... Меня мучают тревожные сомнения...
   Наконец, он перестал разминаться.
   -- Хэ-эй! ОБНАЖИ КЛЫКИ! ДАВАЙ ПОВЕСЕЛИМСЯ... -- и человек-волк так по-хищному оскалился, что стал заметен шрам, пересекавший правый уголок его губ.
   Этот рубец словно бы говорил: сейчас прольётся кровь!..
   Боевая ярость переполняла незнакомца в белом плаще, он еле сдерживал себя! Весь дрожал в предвкушении битвы... От него исходили такие пугающее волны жажды боя, что я ощущал их всей кожей!
   -- Ха-ча! -- выкрикнул незнакомец в широкополой шляпе и с хлопком соединил ладони перед грудью.
   Каменная земля возле его ног покрылась трещинами... как вдруг оттуда выскочило костяное копьё, белое и гладкое. Он схватил его и начал раскручивать перед собой.
   Внезапно остановился, направив на меня остриё.
   -- Хэ-эй! Не разочаруй меня! -- и бросился в атаку.
   В один прыжок человек-волк покрыл несколько метров и, оказавшись рядом, ткнул копьём в шею.
   Я еле успел уклониться, но не полностью... Шею обожгла боль. Инстинктивно влепил ему в челюсть. Чёрт, как же больно! Он что - из скалы сделан!
   Незнакомец в чёрных очках усмехнулся и стал быстро наносить удары копьём: тыльной стороной в висок, остриём в грудь, снова тыльной стороной, но уже по рёбрам...
   Град ударов не прекращался ни на секунду. Я уклонялся, отводил руками удары копья в сторону, ставил блоки...
   Незнакомец с хищной улыбкой на лице ударил остриём копья.
   Я извернулся и отпрыгнул в сторону, но тот не задумываясь бросил вслед копьё. Проклятье! Я стиснул зубы от боли. Копьё задела правую ногу.
   -- Хэ-эй! Будь серьёзен!.. Иначе умрёшь... -- незнакомец в чёрных очках и широкополой шляпе на голове на миг обнажил волчьи клыки.
   А уже через секунду возник рядом, рывком вытащил копьё и тыльной стороной ударил снизу вверх по подбородку.
   Перед глазами возникло тёмное небо с пылающими облаками... я упал спиной на землю.
   Незнакомец в белом плаще и в меховой безрукавке (с короткой, но пышной бахромой по краям) навис надо мной. Чёрные стёкла очков на мгновение пленили красный отблеск облаков и сверкнули багровой вспышкой.
   -- Хэ-эй! Неужели веселье закончилось? Жаль, -- он замахнулся копьём...
   В минуту смертельной опасности мозг заработал на полную катушку, - я как будто очнулся ото сна, мысли наполнили голову свежим потоком. Щёлк, и решение пришло ко мне. Я послал импульс силы в кольцо - подарок Стража, что надел на безымянный палец, как только вышел из пещеры, и указал на незнакомца с волчьим оскалом.
   Его накрыло облаком пыли, да таким густым, что он вмиг скрылся из виду. К несчастью, летучий прах продолжил расширяться и вскоре, и я им был поглощён. От этой пылюги у меня заслезились глаза, а незнакомец зачихал, точно заведённый... С трудом, но я выбрался из облака пыли.
   Что ж, придётся рискнуть и опробовать силу перчаток Победы в смертельном поединке. Вытащил их из карманов, надел. Так... мне нужно оружие. Пошарил глазами по равнине, но использовать можно было разве что камни. И то хорошо!
   На всякий случай встал в боевую стойку. Блин, с этими перчатками похож на кота, что встал на задние лапы и обнажил когти на передних. Девчонки бы крикнули: "Ми-и-ило!!!". Тьфу... Ну Страж, ну удружил!..
   После того как послал импульс силы в перчатки, засиял золотистый свет...
   И вот теперь на мне были стальные перчатки с золотистым цветом - где ладонь, и с гранёными рубинами на костяшках. Превосходно! Вот это другое дело!.. Так. А теперь надо создать оружие. Я размотал и снял с шеи шарф. Положил каждый его конец на булыжник и стрельнул в них из ладоней обеих рук эластитом. И пусть он на вкус, как жвачка, но на вид, словно паутина! Правда, жёлтым цветом...
   Замечательно. Гасило в два кистеня готово! Теперь я в каждой руке сжимал по одному концу шарфа и приклеенным к нему камнем. Не долго думая начал их крутить.
   -- А-а-апчи! -- вышел из облака пыли незнакомец в длинном плаще.
   Он снял шляпу и неторопливо её обтряхнул... Надел. Затем взялся за одежду...
   Я долго буду его ждать! У меня уже руки устали крутить кистени.
   Незнакомец с волчьим хвостом, но в чёрных солнцезащитных очках и широкополой шляпе вытащил из внутреннего кармана белоснежного плаща леденцы и засунул их себе в рот (целый десяток!). Его глаза засияли от радости.
   -- Фа фы фаваст фуфыать, -- обратился он ко мне.
   -- Не говори с набитым ртом! -- отчитал я его.
   Хрум-хрум... И их как ни бывало!.. Опять слопал леденцы вместе с палочками!
   -- Хэ-эй, а ты горазд убегать! Трусишка!
   И так насмешливо на меня посмотрел, что я не выдержал:
   -- А ты кидаешься на всех подряд. Дикий зверь! -- обменялся я с ним колкостью.
   Незнакомец довольно улыбнулся и погладил себя по груди.
   -- Спасибо за комплемент!
   -- Эй! Это не комплимент! -- возмутился я.
   -- Хо-хо... как погляжу, ты что-то придумал! -- взглядом указал на самодельное гасило у меня в руках, которое я продолжал крутить. -- Хэ-эй, ПОВЕСЕЛИМСЯ! -- и тотчас прыгнул.
   Когда он был ещё в воздухе, я поймал нужный момент и разжал хватку.
   Хрясь!.. Раскрученный камень встретился с его лбом (а ему хоть бы хны!).
   Приземлившись рядом, он тут же ткнул копьём.
   Еле увернулся. Отпрыгнул назад и за шарф потянул на себя брошенный камень. В один из выпадов подловил его на возврате копья, метнул в ноги раскрученный кистень.
   Он запнулся, начал падать назад.
   Я бросил второй камень ему за спину, на землю.
   Бам-с! Треснулся он затылком о булыжник, когда упал, и разломал его на части.
   Охренеть! У него что - голова чугунная?!
   Незнакомец неспешно встал.
   -- Хэ-эй! Пора мне стать чуточку серьёзней! -- откинул он копьё в сторону и хрустнул шеей. Решил биться в рукопашную.
   За то время пока этот позёр вставал и разминался, я успел с помощью эластита приклеить к себе на грудь и на руки плоские камни. Не броня, конечно же, но всё же...
   Первым же ударом в грудь он расколол мою защиту, как скорлупу ореха и отшвырнул далеко назад. Не успел я встать на ноги, как незнакомец в белом плаще и в меховой безрукавке подлетел ко мне в широком замахе.
   Укрылся за валуном.
   От одного его удара каменюга треснул пополам.
   Фигеть... мне б такую мощь! От следующего его атаки защитился двойными камнями, приклеенными к рукам. Это меня спасло, но руки онемели от боли.
   -- Хэ-эй... Скучно как-то махаться кулаками, -- вздохнул разочарованно незнакомец.
   Его взгляд мне очень не понравился, а злодейская усмешка, которое на миг исказила его лицо, не предвещала ничего хорошего.
   -- Хэ-эй! Теперь поохочусь на тебя с высоты! -- сверкнул он обнажёнными клыками и стрелой взметнулся вверх.
   Под его ногами появлялись жёлтые тощие облачка, по которым он, словно по ступенькам, поднимался всё выше и выше.
   Наконец, незнакомец в широкополой шляпе остановился.
   -- Ха-ча! -- крикнул он и с хлопком соединил ладони перед грудью.
   Из земли выскочили белые костяные копья и взмыли к нему в руки. Со злорадным смехом человек-волк стал швырять их в меня.
   Я отпрыгивал в сторону, резко падал на землю... Старался не стоять на месте больше секунды, чтобы тот в меня не попал.
   Дзинь-дзинь-дзинь!..
   Ух-ты! Наступило время насладиться сыром! С нетерпением извлёк из карманов штанов круглые часики на цепочке и щёлкнул на кнопку, которая была сверху. Открылась крышка. Так и есть! 12.00 ровно.
   Над циферблатом выскочил крохотный соловей и мелодично пропел: "Пора завтракать, пора завтракать...".
   Я развязал кожаный мешок на поясе справа и вытащил оттуда белоснежный платок, которым прикрыл грудь. Затем подобрал с земли плоский камень, сел и положил его на колени. Стол готов! И накрыл его другим белоснежным платком. После принялся вынимать из мешочка ножечек, вилку и, конечно же, небольшой кусочек сыра. Так сказать, остатки прежней роскоши.
   Вжик! Мимо пролетело копьё (которое угодило бы в голову, если бы я не отклонился сторону).
   Ну вот, опять мешают!.. А неважно-неважно, меня ждёт сыр! Отрезал тоненькую полоску, проткнул вилкой и с превеликим удовольствием отправил её в рот.
   Ням-ням, вкуснятина!
   Вжик! В этот раз копьё было нацело в грудь. Но я снова уклонился.
   Ну, сколько же можно меня отвлекать! А неважно-неважно... Ням-ням, какой божественно вкусный сыр! Я жевал медленно, растягивал удовольствие.
   Копьё воткнулась рядом с ногами. Наверное, проткнуло бы, если бы я их вовремя не убрал. А неважно-неважно, пусть мирские дела подождут меня где-нибудь в сторонке.
   Но счастье столь скоротечно... Сыр кончился! После трапезы вскользь прошёлся платком по губам. Так сказать, вытер крошки. А после убрал всё обратно в кожаный мешочек.
   -- Бесстрашный енот! -- воскликнул я от удивления.
   Вся земля вокруг меня была в копьях. Прямо густой лес какой-то! И когда он их только успел понакидать! С трудом выбрался из леса копий и пулей помчался к каменной колонне. Когда добежал, тотчас укрылся за неё.
   -- Думаешь, ты один умеешь вот так вот неожиданно оказываться на высоте? Ошибаешься! -- и я предвкушение потёр руки. -- Хе-хе-хе...
   Из перчаток Победы начал выпускать эластит по спирали на землю. Готово! "А теперь стань твёрдым, но упругим!", - мысленно отдал я команду.
   Ура! Получилось!
   Используя самодельные пружины, запрыгнул на колонну. Место походило на арену - большой плоский круг с гладкой поверхностью. Так. И где же наш дикий зверь? Подошёл к противоположному краю колонны и глянул вниз.
   Человек-волк потерял всякое терпение и по жёлтым облачкам, как по лестнице, спускался к основанию колонны.
   Ха! Наивный. Думает, что я всё ещё внизу - на земле. Ну-ну... И кто же теперь из нас будет охотиться с высоты, а? Ха-ха...
   Так, и как мне его одолеть? Может, для начала стоит его обездвижить? Сделать сеть? Точно! И я взялся за дело. В этот раз приказал эластиту стать прочнее стали. И в итоге, сеть получилась слегка тяжеловатой, но прочной!
   Выглянул из-за края колонны, посмотрел вниз. Незнакомец в белом плаще задумчиво стоял на земле и, судя по виду, размышлял: куда же я подевался?
   Я бросил на него сеть и, когда она почти опустилась на него, громко крикнул: "Эй!".
   Человек-волк поднял голову, посмотрел вверх. И тут на него упала сеть.
   Не знаю, что он попытался сделать, но в результате споткнулся, не удержал равновесие и распластался спиной на земле. А сеть крепко его обездвижила.
   Спрыгнул вниз. Пришёл мой час!
   -- "Падающий метеор!", -- выкрикнул в воздухе и обрушился на него... От удара прямыми ногами в грудь незнакомец квакнул.
   Вот и всё! Ближайшее время он мне не противник! Надо бы подумать, как выбраться из этого мира. Осмотрелся по сторонам, но ничего похожего на выход не увидел. Ни межпространственных врат, ни трещины между мирами. Одна лишь каменная равнина, высоченные колонны и ни одной живой души вокруг, кроме нас двоих.
   Невезуха...
   -- Хэ-эй! А ты не плох! Было даже немножечко больно, -- потирая грудь, приблизился непробиваемый незнакомец в серой безрукавке и белом плаще.
   А? Когда он успел освободиться?! И как ему удалось порвать сеть?.. Да что за монстр мне такой попался!
   -- Хэ-эй! А ты на выдумку горазд! -- похвалил он меня и указал кивком головы на прорванную сеть.
   Я засмущался, потупил глаза... стал ковырять носком сандалия землю.
   -- Спасибо! -- пропищал вдруг осипшим голосом.
   -- От таких мозгов я точно бы не отказался... -- обратился сам к себе незнакомец в широкополой белой шляпе. -- Решено! -- он ударил основанием кулака по левой ладони. -- Я позволяю тебе надеть себя.
   А? Он что - вещь какая-та, чтобы его можно было бы надеть?
   Пумс!.. После щелчка пальцами левой руки незнакомец превратился в костяную маску, которая гулко упала на каменную землю.
   Подошёл к ней, стал рассматривать. Что-то знакомое... Похожа на человеческое лицо: пустые прорези для глаз, сжатые передние зубы, узкий и острый подбородок. Нагнулся, поднял с земли. Белая костяная маска была гладкая на ощупь. А точно! Она напоминает ту, что нашёл возле Леса Потерянных Душ (с которой мои злоключения и начались!), только на этой на правой скуле вместо скорпиона изображался волк.
   -- Тебе нужна безграничная мощь? Хэ-эй, надень и получишь её! -- заговорила маска у меня в руках.
   -- Ага, я что - на идиота похож? -- неподдельно удивился я, -- Ты же обратишь меня в каменную пустую оболочку, из которой потом вылезешь, как из того медведя, -- и пальцем указал на кучку праха, что виднелась вдали.
   -- Тсч... -- разочарованно произнесла маска.
   Да ты шутишь! Он что и вправду думал, что я клюну на это?!
   Пумс!.. И передо мной вновь стоял незнакомец в белоснежном плаще. Правой рукой он приспустил чёрные солнцезащитные очки и уставился волчьими глазами. Потом отвёл взгляд в сторону и задумчиво произнёс:
   -- Хэ-эй, такое чувство, словно помимо физической мощи, приобретённой от того мишки, во мне произошли ещё кое-какие изменения... -- незнакомец странно взглянул на меня. -- Вечный Странник запечатал нашу силу к перемещениям между Слоями, но благодаря кое-кому я вернулся в родной мир и теперь ощущаю, что смогу вновь... -- он оборвал фразу, вытянул перед собой руки с приподнятыми ладонями, будто что-то толкал.
   Из-за белой кожи и полной неподвижности человек-волк стал похож на мраморную статую. И так как его ладони смотрели не в мою сторону, ничего не предпринял, а терпеливо ожидал, что же из этого выйдет.
   Ладони незнакомца засияли мягким зелёным светом.
   -- Хэ-эй! Неужели, я не ошибся! -- и он провёл сияющим указательным пальцем по воздуху, как бы чертя линию.
   Законченная прямая ярко вспыхнула зелёным светом и начала таять в воздухе, а вместо неё появлялось нечто другое...
   А? Застёжка? На воздухе?!
   Незнакомец с радостью взялся за собачку и потянул на себя, расстёгивая застёжку. Там показались ветки деревьев. А когда щель раскрылась шире, взору открылся кусочек леса. Возможно, того самого, где встретил бешеного медведя и светловолосую девушку (надеюсь, с ней всё хорошо).
   У воина-копейщика лицо засияло, словно от счастья. Вот только его улыбка напоминала радостный оскал хищника, которая не предвещала ничего хорошего жертве.
   -- Хия-ха-ха... -- рассмеялся он, держась одной рукой за верх тульи широкополой шляпы так, будто опасался, что её унесёт ветром. -- Наконец-то, я смогу свободно ступать на земли людей и Иных! Хия-ха-ха, эволюция ждёт меня!
   Может, стоит отпихнуть в сторону этого "зверя" и нырнуть в раскрытую щель застёжки? Уберегу родные края да и сам спасусь.
   Тот, словно почувствовал моё намеренье, развеял рукой застёжку.
   Щель между мирами испарилась, как дым. Вот же гад!
   -- Хэ-эй, спасибо за то, что переместил на родную землю, -- он приспустил тёмные очки, являя миру жёлтые волчьи глаза. В них отражалась искренняя благодарность... -- А теперь продолжим веселье! -- и угрожающе клацнул зубами.
   Да в одно место такое веселье!!!
   Он снял очки и бросил их на землю. Армейским ботинком с хрустом раздавил. И в тот же миг от него повеяло смертью... будто от дикого волка, что возжаждал перегрызть горло своей добычи.
   -- Хэ-эй, я в бешенстве... -- сузил он глаза от злости. -- Эти очки были моими любыми.
   -- Обалдеть, а я тут при чём?! Сам же их раздавил!
   Человек-волк в белом плаще и широкополой шляпе нехорошо улыбнулся.
   -- Таков мой способ стать серьёзнее...
   С криком: "Ха-ча!" соединил ладони перед грудью.
   Из земли вылезло сразу несколько десятков копий. Взмыв вверх на пару метров, они изменили направление - нацелились на меня.
   -- "Веер копий!", -- крикнул человек-волк в широкополой шляпе и махнул рукой.
   Острия смертельно опасно сверкнули и с жадностью устремились вперёд.
   Ожидая нечто подобного, я секунды три назад выстрелил эластитом в колонну (что стояла в пятидесяти шагах позади), и сейчас втянул жёлтую нить в перчатки.
   Меня резко дёрнуло назад, и я улетел к колонне со скоростью ветра.
   Копья воткнулись в то место, где меня уже не было.
   Бам-с! Спиной врезался в колонну. Стал падать вниз (блин, о приземлении как-то и не подумал!).
   -- "Лес копий!", -- крикнул человек-волк в белом плаще и прижал руки к земле.
   Сплошными стенами копья начали резко выскакивать из земли, от незнакомца ко мне.
   Ещё чуть-чуть и буду нанизан на них, как бабочка на иголку! Вскочил на ноги и в мгновение ока сделал из эластита пружины. Высоко подпрыгнул вверх и вбок. Один большой прыжок помог удалиться из зоны поражения.
   Когда приземлился, плеснул эластитом на груду камней и потянул на себя, словно сеть с рыбой. Затем из камней и мягкого эластита принялся лепить оружие...
   Готово! Остался последний штрих (получиться ли?). Мысленно представил, как эластит застывает...
   Мистический материал на глазах начал твердеть, и благодаря мощным булыжникам превратился в грозное орудие.
   Уф-ф-ф, ну и тяжёлый же он! Схватился за длинную рукоять, закинул на плечо. И на всякий случай сделал пружину левой рукой.
   Незнакомец в белом плаще и широкополой шляпе взмахом руки отправил в мою сторону ещё один веер копий.
   Используя пружину, отпрыгнул далеко влево. А после прыгнул в сторону человека-волка в чёрных солнцезащитных очках.
   В полёте гаркнул:
   -- "Каменный молот!".
   Приземлился напротив и с размаху ударил им по его груди.
   Вшу-у-у... незнакомца вместе со шляпой унесло далеко назад...
   Он с грохотом врезался спиной в каменную колонну и медленно по ней сполз.
   -- Есть! -- обрадовался я и застучал кулаками по груди, как горилла.
   Может быть, ещё рыкнуть в знак победы? Хотя... с каких это пор я стал получать удовольствие от поединка? Раньше за собой такого не наблюдал... Однозначно, в этом виноват незнакомец! Заразил своим весельем от боя.
   А тем временем человек-волк в белом плаще успел подняться на ноги.
   -- Хэ-эй! -- крикнул он и закашлялся с кровью. -- Неплохой удар! -- рукой вытер кровь с подбородка. -- Давненько не встречал достойного противника. Это так будоражит!.. -- незнакомец в меховой безрукавке и белом плаще сузил жёлтые волчьи глаза. Там полыхало дикое пламя жажды боя. -- ПОВЕСЕЛИМСЯ!!! -- пророкотал он и с хлопком соединил ладони перед грудью. -- "Адский лес смерти!".
   Из земли вразнобой выскочили копья.
   Резкая боль обожгла правую ногу... Чтоб тебя, не успел отскочить!.. И несмотря на обжигающую боль в икре подпрыгнул в высь, используя пружину.
   Поднялся над землёй на расстоянии метров пятнадцать. Лес из копий всё рос и рос, а я уже начал падать. В спешке вскинул свободную руку (в другой всё ещё держал пружину) и стрельнул струёй эластита в колонну справа.
   -- "Веер копий!", -- раздалось надо мной, где-то слева.
   Дождём посыпались копья...
   С силой втянул эластит в ладонь перчатки и быстрее ласточки полетел в колонну. В этот раз смягчил удар пружиной. Когда благополучно приземлился на каменную равнину, поднял взгляд к небу. На уровне двадцати метров над землёй на тощем жёлтом облаке стоял человек-волк в меховой безрукавке, и полы его белого плаща развевались на ветру.
   Надо что-то делать! И срочно! Пробежался взглядом по земле, приметил несколько крупных булыжников. Сойдут!
   Выстрелил из ладони перчатки эластитом в один из них и крикнул:
   -- "Дальнобойная праща!", -- по дуге отправил булыжник в незнакомца.
   Тот увернулся. Однако к нему уже летели ещё два "снаряда", которые запустил уже с двух рук.
   Он отпрыгнул вправо. На уровне первого облака, которое сразу же испарилось, как только незнакомец оттолкнулся от него ногами, под ним появилось второе жёлтое облако. Человек-волк мягко на него приземлился. И снова отпрыгнул в сторону, потому что в него летели ещё два "снаряда".
   Я безостановочно запускал камни, используя обе "пращи", а он резко (прямо перед попаданием) отпрыгивал то влево, то вправо, а то и вовсе вниз.
   Его звериная скорость реакции вызывала восхищение. К тому же, он ещё успевал швырять в меня копья, от которых приходилось уклоняться.
   Неожиданно незнакомец спустился на землю. Наверное, для "Леса копий". Не дожидаясь атаки с его стороны, напал первым: брызнул ему под ноги эластитом и тут же стрельнул толстым канатом в огромный валун, позади меня.
   -- "Катапульта!", -- громко крикнул я и по дуге запустил в него каменюгу.
   Тот попытался отпрыгнуть в сторону, но его ноги прилипли к земле. Эластит сделал своё дело!
   Бу-у-ум... Огромный валун упал на него, подняв облако пыли.
   -- Ура!!! -- закричал я вовсё горло и от радости начал отплясывать победный танец.
   Никогда бы не подумал, что получу огромное удовольствие от поединка. Это незнакомец во всём виноват!.. Как бы не стать таким же - помешанным на смертельных боях! Интересно, а как он там?
   Вот зря я о нём беспокоился! Незнакомец вышел из облака пыли, радостно усмехаясь.
   -- Хэ-эй! Знатное веселье у нас с тобой получается, -- и довольно оскалился (а самого кровь бежит из пробитой головы сбоку, которая стекала вниз по виску на шею и впитывалась меховой безрукавкой). -- Хэ-эй, постарайся прожить чуть дольше!
   Его глаза засияли красным светом, и на меня обрушилось такое сильное давление, что я оцепенел, не мог и пальцем пошевелить - а каждый вздох давался с огромным трудом.
   -- Хэ-эй, смотри внимательней! Стоит только моргнуть, - и не заметишь, как умрёшь! -- предупредил волк-копейщик, а после добавил громовым голосом: -- "Мерцающий шаг!", -- и тут же исчез.
   Расстояние между нами было приличным - с метров двести, но он вдруг возник передо мной, рявкнул в лицо:
   -- Кра-а-а... -- и вновь исчез.
   От такого рёва у меня зазвенело в ушах, и я на миг потерялся в пространстве, - не говоря о том, что потерял из виду волка-копейщика.
   Внезапно жуткая боль пронзила живот.
   -- Хэ-эй, попался! -- дохнул мне в лицо человек-волк, держась за конец копья.
   Страшная слабость поразила меня... подкосились ноги, и я опустился на землю. Попытался выдернуть копьё из живота, но никак не получалось, - руки скользили от собственной крови. Я слабел с каждой минутой... жизнь утекала из меня, как вода...
   Копьё начало менять цвет со светлого на тёмно-коричневый, становясь похожим ствол дерева, которое, словно плотоядное, оживало, когда отнимала чужую жизнь. Вон - даже зелёные листики появились.
   -- Хэ-эй, и это всё на что ты способен?! -- испытующе смотрел волк-копейщик на меня сверху вниз жёлтыми звериными глазами. Он постукивал белым костяным копьём себе по плечу, как бы ожидая чего-то от меня. А после разочарованно вздохнул: -- Эх, я тебя переоценил? Жаль...
   -- Сам не хочу! -- произнёс я одними губами.
   Незнакомец не долго горевал.
   -- Хэ-эй! Зато возле дома будет расти ещё одно зелёное дерево! Как хорошо, что Тёмное Копьё, когда высосет чью-то жизнь, превращается в молодое деревце! -- он довольно оскалился и отвернулся. Начал вглядываться вдаль, выискивая очередного противника.
   У меня перед глазами разверзлась бескрайняя глубокая лазурь, которая звала - обещала вечный покой... Как вдруг в этом небе появился образ Куни, который наивно удивился:
   -- Среброкрыл, а как же приключения? Нас ещё столько интересного ждёт впереди! Не уходи...
   Пламевласка возникла рядом с ним и разочарованно буркнула:
   -- Слабак!
   Справа от мечницы появилась сестрёнка Мила с шелковисто-сиреневыми волосами. Она печально произнесла:
   -- Как же так, брат? Ты ведь обещал меня спасти!
   Точно, я не могу здесь умереть! Я непременно должен найти и спасти сестрёнку! К тому же, у меня теперь есть друзья, которые ждут меня!
   Вложил все силы в единственный рывок... и выдернул копьё, отбросил в сторону.
   Чувство, будто что-то высасывало из меня жизнь, прекратилось. Ощущая в теле непомерную слабость, с огромным трудом встал на ноги.
   Впереди в десяти шагах ко мне спиной стоял волк-копейщик с широкополой шляпой на голове и в длинном белом плаще. И пока я соображал, как прихлопнуть его с одного удара, он развернулся ко мне лицом. Удивлённо приподнял бровь.
   -- Хэ-эй! Да ты никак жив! -- радостно оскалился тот. -- Справился с Тёмным Копьём, пожирающим чужую жизнь! Отлично! Давненько я не встречал такого противника. Сразу вспоминаются лучшие деньки, когда целыми днями напролёт сражался с извечным соперником рубиновым скорпионом Трейвином. Хэ-эй! Вот это было время!!! Так грустно и одиноко, после того как он куда-то пропал...
   Я тоже сбежал бы куда-нибудь на край света! Подальше от твоего безумного и смертельного веселья...
   Волк-копейщик хрустнул шеей, сузил глаза, посмотрев на меня взглядом убийцы.
   -- Хэ-эй! Пора тебя удивить! До самой смерти... Хия-ха-ха! -- над каменной равниной раздался жуткий смех.
   Ох-ё! Сейчас что-то будет. И нечто очень и очень плохое...
   В его правой руке, которую он вытянул перед собой, начало что-то появляться. Предмет представал перед глазами постепенно, как будто ветер сдувал с него невидимый песок...
   Миру явилась Чёрная Маска на пол-лица с закрытыми глазами. Волк-копейщик надел её на лицо, и тотчас на меня обрушилась невиданная мощь. Казалось, огромный пресс давил на меня, пригибал к земле... Я старался из всех сил, сопротивлялся как мог, но ноги согинались в коленях, и голову пригибало вниз.
   Ни за что не сдамся! Ни преклоню голову! И неимоверным усилием воли выпрямился, упрямо взглянул на своего противника.
   От волка-копейщика в Чёрной Маске исходили такие волны могущества, что, казалось, передо мной стоял сам повелитель мира... Его тело окаймлял голубой ореол Силы, и земля вокруг него сминалась... камни трескались, разламывались на осколки.
   Внезапно ослепительно сверкнула молния и с ужасным громовым раскатом вонзилась в волка-копейщика. Затем в него ударила ещё одна молния, и ещё, и ещё... Они били не переставая...
   Спустя долгую минуту, молнии прекратили сверкать, и железные веки Чёрной Маски раскрылись...
   На меня взглянули пугающе-чёрные глаза с раскалёнными докрасна зрачками, от которых ввысь - в небеса, исходил тёмный дымок.
   Оглушающим голосом, напоминающий шум раската во время грозы, он произнёс:
   -- Второй этап восхождения: "Громовержец!".
   Костяные зигзагообразные копья, похожие на молнии, стали появляться один за другим у него за спиной... А белый плащ начал твердеть и вскоре колоколом укрыл почти всё тело.
   Волк-копейщик закинул руку за спину, взял копьё-молнию. Сделал широкий замах, как при броске, и на мгновение сосредоточился. Кончик копья, нацеленного на меня, заискрил.
   -- Хэ-эй, а вот и моя сильнейшая атака! -- он кровожадно оскалился. -- Постарайся выжить! -- и с этими словами метнул зигзагообразное копьё.
   Я попытался отпрыгнуть в сторону, но из-за раны в животе, ноги стали непослушными, и мне удалось сделать лишь один шаг вбок (и то - крохотный, как у ребёнка!).
   Копьё-молния пролетело надо мной.
   А? Повезло?..
   Шарах!!! Ярко полыхнуло... звуковая волна чуть не сбила с ног. Я обернулся. Огромная дыра зияла в каменной колонне, обхватом в пару сотен метров.
   Итить-колотить! Нехило мне повезло.
   Волк-копейщик в Чёрной Маске, с широкополой шляпой на голове и в длинном белом плаще сплюнул с досады.
   -- Хэ-ча... вот что значит редко использовать форму Громовержца!
   И он пару раз крутанул рукой, разминая правое плечо.
   Вот она - единственная возможность победить! Другой уже не будет: следующее копьё-молния точно сотрёт меня в пыль! Превозмогая ужаснейшую боль в животе, стрельнул эластитом в круглый булыжник. Подцепил его, раскрутил над головой.
   -- "Дальнобойная праща!", -- метнул в него тяжеленную каменюгу, вложив все силы в бросок.
   А он даже и бровью не повёл (вот засранец!), только край его плаща сдвинулся, закрыл полностью грудь.
   Бам-с! Тяжёлый булыжник отскочил от затвердевшего плаща, в форме колокола, словно от белоснежной брони.
   Итить! У него ещё и защита появилась. Так не честно!
   Держась за живот, поторопился к огромному валуну. Хоть кое-какое, но укрытие! Конечно, я не сомневаюсь, что его копьё-молния с лёгкостью пробьёт в нём дыру, как это уже было с каменной колонной, но если успею вовремя лечь на землю, то отверстие будет над головой (а не во мне!).
   Сбоку рвануло. Осколки камней больно клюнули в лицо и шею.
   И вновь промазал? Да я везунчик!
   Яркая вспышка, грохот... Меня отбросило взрывной волной и осыпало сверху каменными осколками. И снова он не попал? Везёт! Но в следующий раз наверняка не промажет. Нужно успеть добраться до камня!
   С трудом поднялся на ноги. Перед глазами плавали радужные пятна... рана в животе нещадно болела, и сил почти не осталось... Похоже, мне не дойти. Раз так, то в царство мёртвых, я прейду не один!
   Сосредоточился и пустил толстую струю эластита в валун, и та намертво к нему приклеилась.
   -- "Катапульта!", -- от жуткого напряжения почти потерял сознание, но мощным рывком оторвал тяжеленный камень от земли при помощи эластита, что немного затвердел и стал похож на крепкую верёвку. Дёрнув за неё, как за якорный канат, по дуге запустил огромный валун в человека-волка с широкополой шляпой на голове и Чёрной Маске на лице и обессилено опустился на землю.
   Сквозь мутную пелену, возникшую перед глазами, разглядел, как валун не долетел до противника: в него вонзилась копьё-молния.
   Последовала яркая вспышка, грохот... от мощного взрыва осколки камня разлетелись в разные стороны.
   Всё, конец... Напоследок, храбро и упрямо взглянул в лицо смерти.
   Волк-копейщик схватил рукой копьё-молнию, которая стоймя висела в воздухе у него за спиной, и оскалился:
   -- Хэ-эй! А мне было весело с тобой! -- подмигнул он на прощанье и швырнул копьё.
   Перед смертью у меня обострилось восприятие: я видел, как белая кость-молния летела, но замедленно, а синие злые искры на конце копья летели в разные стороны.
   Неожиданно копьё-молния стала исчезать - начиная от наконечника, и до меня так и не долетела, истаяла в воздухе.
   -- Хэ-ча! Досадно, что на дольше меня не хватило! -- волк-копейщик криво усмехнулся уголком рта, где был шрам, и Чёрная Маска, которая прикрывала верхнюю половину лица начала рассыпаться. Вместе с ней стали исчезали костяные зигзагообразные копья, что стоячим веером парили у него за спиной, а белый плащ, который затвердел и колоколом защищал его, как непробиваемая броня, вновь обратился в обычный - из мягкой ткани. -- Хэ-эй, пора заканчивать веселье! -- человек-волк в меховой безрукавке и с белоснежным плащом, накинутым на плечи, вызвал прямое костяное копьё и, когда оно перед ним полностью вылезло из земли, взял в руки.
   Проклятье, от слабости не могу и пошевелиться... пред глазами всё плывёт... рана в животе жжёт настолько невыносимо, что вот-вот потеряю сознание от боли...
   НО... Я НЕ МОГУ СДЕСЬ ПРОИГРАТЬ!
   Пусть тело почти не слушается и безумно хочется опустить руки, принять смерть.
   НО... Я НЕ СДАМСЯ!
   С огромным трудом встал на ноги.
   -- "Кристальная рука, появись!", -- проорал во всё горло и из последних сил напряг правую руку, представляя, как она покрывается кристаллами.
   Адски сильно разболелись кости руки. Казалось, по ним проходили наждаком... Боль... боль... и ничего кроме боли...
   Когда уже почти потерял сознание, правая рука с каким-то жутким хрустом начала покрываться алыми кристаллами.
   Боль немного схлынула.
   Волк-копейщик, стоявший напротив - в метрах тридцати, с любопытством посмотрел, по-птичьи наклонив голову.
   -- Хэ-эй! Готов к последней схватке?! Тогда поехали!
   И с криком: "Мерцающий шаг!", исчез. Спустя мгновенье возник передо мной и тотчас воткнул между рёбер белое костяное копьё.
   От боли мир словно взорвался... Чувствуя, что ноги начали подгибаться, из последних сил нанёс удар рукой, крикнув:
   -- "Кулак Титана!".
   От мощнейшего удара в подбородок, снизу вверх, волка-копейщика подкинуло высоко на воздух, и, пролетев по широкой дуге, он с грохотом упал на спину.
   Финальный удар, который нанёс, отнял не только все мои силы, но и приблизил к смерти. На меня напал страшный кашель с кровью...
  
   ...Прохладный ветер трепал мои волосы и остужал разгорячённое тело. Кашель прошёл, но жизненные силы убывали, как вода сквозь сито...
   Но я не сдамся!
   Словно крепко сжав зубами канат, не отпускал жизнь. Казалось, время остановилось, стало бесконечным... но я продолжал бороться и бороться за жизнь...
   Послышался шум...
   С неимоверной мукой открыл глаза.
   Волк-копейщик успел подняться на ноги и теперь обтряхивал белоснежный плащ от пыли. После стал озираться по сторонам. Заметил в нескольких шагах широкополую шляпу, прошёл к ней. Когда поднял с земли, нахлобучил на голову.
   Затем подошёл ко мне и остановился напротив.
   -- Хэ-эй, почему ты меня не убил? -- жёлтые волчьи глаза смотрели вопрошающе.
   -- Было весело, -- прошептал я и улыбнулся... и, похоже, он услышал меня.
   После некоторых раздумий человек-волк в белоснежном плаще и меховой безрукавке, с короткой, но пышной бахромой по краям, вызвал копьё и остриём отрезал себе одну из четырёх косичек на затылке.
   Подойдя ближе, положил мне её на плечо.
   -- Приложи к затылку! -- требовательно на меня посмотрел.
   Не понимаю, что он задумал?.. Однако решил довериться ему и, не показывая вида, насколько тяжело мне это даётся, непослушными руками приложил основание косички к затылку.
   Та вмиг словно приклеилась к голове, и жизненные силы бурным потоком стали вливаться в меня. С каждой секундой я ощущал себя всё лучше и лучше.
   -- В ней была жизненная сила и мощь того медведя, -- он взглядом указал куда-то мне за спину (скорее всего на его останки).
   Развернулся, стал уходить.
   -- Постой! -- окликнул я его. -- Тогда в лесу, зачем ты напал на девушку?
   Волк-копейщик, пройдя ещё несколько шагов вперёд, остановился. Бросил взгляд из-за плеча.
   -- Когда меня в форме маски, надел медведь, я почему-то не смог сразу поглотить его, а был заброшен на задворки сознания. А он, похоже, в это время обезумел... -- он задумчиво потёр, словно из мрамора, подбородок. -- Интересно почему?..
   Через минуту отвернулся, провёл сверху вниз указательным пальцем по воздуху, и там, на краткий миг, вспыхнула зелёная нить. Когда она погасла, вместо неё на воздухе появилась застёжка с медными зубчиками. Волк-копейщик дёрнул вниз за собачку, раскрыл её.
   Напоследок обернулся ко мне.
   -- Хэ-эй! Меня зовут Волчий клык Джа-Джанг! -- и хищно оскалился.
   -- А меня, Среброкрыл! -- в ответ произнёс я своё имя.
   Он внимательно осмотрел меня, как бы запоминая, и отвернулся. Шагнул в раскрытую щель.
   -- Хэ-эй, Среброкрыл! Ещё повеселимся как-нибудь! -- и не поворачиваясь ко мне помахал на прощание рукой.
   Застёжка сама закрылась за ним и исчезла.
   ...И вот я остался один в этом странном мире посреди каменной равнины с высокими колоннами, которые упирались в раскалённые докрасна облака на тёмном небе...
   Итить! А выход-то - где?..
  
  

10 Глава. Лучьяна.

  
  
   Так приятно... так хорошо... словно меня омывали спокойные тёплые волны...
   Интересно, а где-то я? Наверное, унесло в открытое море, где плыву по волнам на спине. Здорово, замечательно!..
   Стоп, но откуда здесь быть морю? А неважно, неважно... Нужно наслаждаться приятным мгновением!
   Тёплые капли упали на лицо. Что это - дождь? Одна из капель скатилась к губам, и я почувствовал солёный привкус влаги. Эй, это же не дождь! Открыл глаза. Надо мной наклонившись сидела и плакала девушка. Э-э-э... она что - думает, я умер? Но это ведь не так! Или так?..
   А какая она красивая - настоящая принцесса! Волнистые светло-голубые волосы нежно обрамляли прелестное личико, а тонкие и изящные брови придавали ей одновременно хрупкий и легко ранимый образ богини. Милый носик слегка покраснел, а вишнёвые губы сжатые, словно от горя, немного подрагивали.
   Прекрасная богиня почему-то была одета в коричневый охотничий костюм, и за плечом у неё виднелся лук, а обхватывала она обеими руками за круглый бок бронзовый кувшин. Странно... что за кувшин-то такой?
   Только заметил, что моя голова покоилась у неё на коленях. Ух-ты, то-то чувствую себя столь замечательно, будто оказался в раю! Сразу вспоминаются, те чудесные дни, когда так же лежал на коленях у Милы в тени под раскидистым деревом. Да... какое было превосходное время! Всё, решено - не буду двигаться, чтобы не согнать столь чудное наваждение!
   Кстати, лицо девушки кажется знакомым. Хм-м... точно! Это же на неё напал тот бешеный медведь с костяной маской, и из которого потом вылез Джа-Джанг. Значит, я вернулся?! Ура!..
   Стоило только шевельнуться, как очи богини распахнулись, и, словно два лазурных озера, взглянули на меня.
   -- Жив! -- воскликнула красавица и на радостях прижала мою голову к груди.
   Как хорошо... мягко, тепло и пахнет чудно - ромашками... А? Ромашками?.. Только сейчас заметил, что из множества кармашков её охотничьего костюма торчали маковки солнцеподобных цветков. Так вот откуда этот нежный запах!
   Красавица быстро, почти незаметно смахнула пальчиком слезы и положила тёплую, мягкую ладошку мне на лоб. Обеспокоено спросила:
   -- Счастье моё, как ты себя чувствуешь? -- на дне её голубых глаз виднелась тревога.
   -- Замечательно! -- поспешил избавить девушку от волнения. -- А сама как? Тебя же медведь ранил.
   Она мягко улыбнулась.
   -- Благодаря тебе, счастье моё, медведь не успел нанести серьёзных ран.
   У неё было столько благодарности во взоре, что я засмущался.
   Красавица с нежностью провела рукой по моим волосам.
   -- А те раны, которые получила, исцелила живой водой из кувшина.
   Бронзовый сосуд с длинным, узким горлышком и витыми ручками по бокам стоял подле неё и, отражая солнечные лучи, сиял жёлто-красным оттенком.
   Девушка будто о чём-то вспомнила, и тень переживания мелькнула у неё на лице.
   -- Не знаю, куда ты исчез вместе с тем жутким медведем, но когда спустя какое-то время вновь появился прямо из воздуха, то был сильно изранен! Самая страшная рана оказалась на животе, и она никак не исцелялась! Живая вода не помогала. Я думала: ты не выживешь!!!
   Ничего себе... тогда благодаря чему же я выжил? Раздираемый любопытством, взглянул на живот. Рубашка была запачкана в крови, и в ней зияла приличная дыра. Однако раны на животе не было, лишь виднелся звёздообразный шрам от наконечника Тёмного копья. Вот тебе и шрам на память! Но... МОЯ ЛЮБИМАЯ РУБАШКА!!! Она же вся изодрана, превратилась в лохмотья! Всё-таки надо было прибить этого гада... волка-копейщика Джа-Джанга.
   Тонкие брови голубоглазой красавицы удивлённо приподнялись, когда увидела, что раны на животе больше нет.
   -- Не может быть, ты исцелился!.. О боже, как я рада! -- она счастливо улыбнулась, прижала к груди и начала ласково гладить меня по волосам.
   А как я рад! От удовольствия чуть не замурчал, как кот. Наслаждаться девичьей лаской, было прямо-таки неземным блаженством.
   Увы, но ничто не вечно... когда она перестала одаривать меня лаской, я привстал, опираясь рукой о землю. Интересно, это сила косички заживило рану на животе?.. Ведь тогда там, в мире с раскалёнными докрасна облаками на тёмном небе, только подарок Джа-Джанга выдернул меня из лап смерти.
   Кстати, а косичка, случаем, не отвалилась?.. Проверил затылок рукой. Эх, невезуха... на месте! А может быть, некрепко держится?..
   Ай!.. Блин горелый, будто за родные волосы дёрнул. Я теперь что - пожизненно обладатель косички?!
   Внимательнее осмотрел её. Мало того, что длиной по плечо и красиво заплетена (только бантика и не хватает! тьфу...), так и цветом серебристым! Как мои брови!.. И как теперь докажешь, что специально её не отращивал? Всем будет плевать, что остальные волосы чёрные... Конечно, можно отрезать. Однако! Вдруг умру?..
   Мои нелёгкие думы и "созерцание" серебристой косички прервала голубоглазая богиня в охотничьем костюме:
   -- Счастье моё, к нам кто-то идёт, -- она первой поднялась на ноги и взяла лук в руки. Приготовилась, на случай если будет сражение.
   Вдали, сквозь негустой лес к нам вприпрыжку шёл человек. Иногда от радости крутился вокруг дерева, держась одной рукой за ствол, а иногда с гиканьем впрыгивал в редкие косые солнечные лучи. И хоть в этот миг его хорошо освещало, было слишком далеко, чтобы разглядеть лицо. Но эти голубые сосульки, что стояли острыми шипами на голове, ни с чем не спутать! Да и в алой курточке мало кто ходит.
   -- Не волнуйся, это мой друг! -- радостно воскликнул я.
   Точно, вот кто мне даст новую рубашку! Из своего почти бездонного кармана... Хм, а если у него не найдётся такой, которая бы мне понравилась?..
   Девушка опустила натянутый лук, так что острый наконечник стрелы стал смотреть в землю, и повернула ко мне голову.
   Тонкие брови голубоглазой красавицы были удивлённо приподняты.
   -- Иной - твой друг? -- в её глазах отражалось такое неверие, будто она увидела перед собой радостно играющих льва и зайца.
   Я почесал макушку и пожал плечами.
   -- Да. А что - нельзя дружить с Иными? -- искренне удивился я.
   Она почему-то отвела взгляд в сторону, вздохнула... то ли огорчённо, то ли разочарованно.
   -- Можно, -- посмотрела на меня с грустной улыбкой на лице.
   Странно... неужели, здесь не принято дружить с Иными? Сказать по правде, я мало что знаю о внешнем мире: так как был вынужден не покидать деревню, где жили обычные люди.
   Тем временем Куня шёл как свойственно только ему - радостно, вприпрыжку. Потом увидел нас, тут же упал на землю и стал корчить из себя тяжело раннего: застонал и, волоча ноги (точно не чувствует их совсем), медленно пополз. Я даже на миг поверил ему! Приподнялся с колен голубоглазой красавицы, оперся на руки. А Куня, видя такое дело, довольно улыбнулся и пополз шустрее (как партизан!). Наверное, забыл, что вроде как тяжело ранен, и уже вовсю помогал себе ногами.
   Но я раскусил коварный план Куни. Он хочет, чтобы красавица его пожалела и приласкала! Чтобы так же положила бы его голову к себе на колени и стала нежно проводить рукой по волосам.
   -- Эй, такое замечательное место на коленях я тебе не уступлю! -- обломал я друга и крепко обнял за талию голубоглазую богиню.
   Она ойкнула и расширила глаза от удивления.
   -- Ча-па-па... -- расстроено произнёс Куня, поднимаясь с земли.
   Пока он приближался к нам, во мне стало расти чувство тревоги... что-то не так! И это как-то связано с Куней. Пригляделся к нему получше. Ах, вот оно что!..
   Подойдя к нам, друг по-птичьи наклонил голову вбок и с каким-то детским любопытством стал рассматривать девушку.
   Я отвлёк его от созерцания божественной красоты:
   -- Куня, а кто поставил тебе фингал?
   Друг взглянул на меня с недоумение, на его лице отображалось полное непонимание - о чём это я? Затем он потрогал пальцами у себя под левым глазом и тут же скривился от боли. По его виду было понятно, что он вспомнил о синяке, но вот откуда тот у него появился - забыл. Устремив взгляд к небу, друг принялся вспоминать...
   -- О, точно! -- стукнул он основанием кулака по подставленной ладони. -- Его мне поставил СТРАШНЫЙ ЗВЕРЬ!.. В этом лесу они такие злобные... словно бешеные! -- восклицая, Куня поднял указательный палец кверху.
   Я испугался за друга. Он что - тоже столкнулся в лесу с кем-то, кто настолько же силён и охвачен жаждой смертельного боя, как и Джа-Джанг?..
   Куня с заговорщическим видом наклонился ко мне и прошептал:
   -- Хочешь на него посмотреть? Я его поймал! -- он улыбался во всё лицо, и его всего аж распирало от гордости.
   Ничего себе! Друг не только отделался одним лишь синяком, так ещё и поймал его живьём! Надо же... а если бы и мне удалось нечто подобное?! Воображение тотчас включилось, и я представил себе, как хвастаюсь перед Куней пойманным Джа-Джангом.
   Связанный верёвкой, волк-копейщик в меховой безрукавке и с накинутым белоснежным плащом стоял с неукротимым видом и, отвернувшись, гордо смотрел куда-то в сторону... Как вдруг неожиданно повернулся, взглянул на меня сквозь чёрные солнечные очки и с лёгкостью разорвал верёвки.
   Хищно улыбнулся и с криком: "Хэ-эй, повеселимся!" бросился на меня с длинным костяным копьём в руках.
   -- Чур меня, чур! -- принялся я разгонять рукой облако наваждения.
   Куня на мгновение перестал копаться у себя в нижнем кармане курточки и посмотрел на меня непонимающе. И даже голубоглазая красавица приподняла брови от удивления.
   -- Я это... мошек отгоняю! -- с натянутой улыбкой озвучил только что придуманное оправдание.
   Блин, теперь подумают, что я чудак какой-то. Стыдно-то как...
   Куня и красавица обменялись взглядами. Девушка словно спросила, а друг в ответ пожал плечами и развёл руками в стороны, - мол, такой вот он!
   Чувствуя себя неловко, перевёл разговор в другое русло:
   -- Куня, не томи! Вытаскивай поскорее своего зверя.
   Друг с жёсткими волосами на голове, которые стояли у него острыми голубыми пиками, хлопнул себя по лбу, словно вспомнил о чём-то важном и вновь засунул руку в карман (по самое плечо!). Через минуту радостно подмигнул и вытащил из кармана ...БУРУНДУКА! Маленького, с пушистым хвостом, рыжего (похожего на белку), с чёрными продольными полосками на мордочке и спине.
   Бурундук так забавно сложил передние лапки возле мордочки, что невольно вызывал улыбку, а с надутыми щёками, в каждой из которой было припрятано чуть ли не по полкило орешков, выглядел ещё забавнее.
   Куня держал его за шкирку, как котёнка.
   Бедный зверёк смотрел на нас такими жалостливыми большими глазками, что у меня чуть сердце не разорвалось.
   -- И вот это - БЕШЕНЫЙ ЗВЕРЬ! -- указал я пальцем на бурундука, у которого подозрительно заблестели глаза: вот-вот расплачется!
   Друг невозмутимо кивнул.
   -- О да! Ещё какой!
   Бурундук недовольно скосил на него глаза, гневно свистнул и в одно мгновение вырвался из руки на землю. Быстро взобрался по телу Куни, сел на плечо и с размаху влепил тому плюху, кулаком в глаз.
   Друг аж зашатался...
   Бурундук довольно кивнул сам себе, спрыгнул с плеча на мягкую траву и шустро умчался в лес.
   -- Что это было?.. -- обескуражено спросил я, после того как подобрал с полу нижнюю челюсть, уронённую от удивления на землю.
   Куня осторожно потрогал пальцами под глазом, где уже наливался изрядный синяк.
   -- Бешеный бурундук. А ты мне не верил! -- обиженно произнёс друг и искоса на меня посмотрел. Теперь он был вынужден освещать мир двумя фонарями...
   Мне стало стыдно.
   -- Извини, -- стушевался я, и отвёл взгляд в сторону.
   Повисло неловкое молчание...
   Куня недолго обижался. Вскоре снова озорно заулыбался.
   -- Не беда! Вот намажу синяки целебной мазью, и они вмиг исчезнут! -- убеждённо сверкнул глазами и полез в нижний карман красной курточки.
   Эх! И всё-таки у меня замечательный друг!..
   И пока он намазывал синяки целебной мазью, я переодел рубашку (чего только нет у него в кармане!) и рассказал ему, как бился насмерть против Джа-Джанга в неизвестном мне мире на каменной равнине, под тёмным небом с раскалёнными докрасна облаками и с высоченными колоннами, что хорошо освещали всё вокруг.
   Лицо Куни становилось всё более и более смурым. Таким я его ещё не видел.
   -- Значит, Костяные Маски снова объявились в нашем мире. Это плохо, очень плохо!.. -- он потрогал рукой кончик голубого шипа волос на голове и задумчиво произнёс: -- Надо бы доложить об этом старейшинам, но я уже с неделю как из деревни сбе... -- запнулся он на слове и, взглянув на девушку в охотничьем костюме, не стал договаривать.
   "Понятно, не хочет, чтобы она узнала о том, что он сбежал из клана, - догадался я. - Но вот Костяная Маска...".
   -- Куня, так что - Джа-Джанг не Иной, а какая-та там Костяная Маска? И чем же они так опасны?.. -- интересующий меня вопрос сам слетел с языка.
   Голубоглазая красавица тоже превратилась в одно большое ухо (получается, не я один о них ничего не знаю).
   Куня озадаченно на меня уставился... потом хлопнул себя по лбу.
   -- Ах да, всё забываю, что ты человек.
   От такой лести я аж засмущался...
   -- Понимаешь, нет ни одного Иного, который бы не слышал страшных историй о жутких Костяных Масках, что лет сто назад чуть не уничтожили Таинственный Остров. Кстати, да - они не Иные, и не люди, а некие существа, что живут по другую сторону пласта бытия, как отражение в зеркале... -- он на минуту умолк, затем с видом доброго дядюшки, который повествует сказанье ребёнку, продолжил: -- Однажды Костяные Маски научились входит в наш мир и долгое время нападали только на животных и людей, пока у них не появился Повелитель, который научился поглощать Иных. Таким образом, он перенимал их высочайшие боевые волшебные навыки. Вскоре, для увеличения мощи своей армии, Повелитель стал даровать такую способность некоторым военачальникам, и спустя три года они напали на Таинственный Остров. Их мощь была настолько велика, что только Великий Странник со своей командой смог справиться с ними. Он отправил их повелителя - Крушителя гор Эль Зорича и всех костяных масок в родной мир.
   Воцарилось молчанье, и даже птицы не пели. Было слышно только свист ветра среди ветвей...
   -- Ума не приложу, каким образом им удалось сломать барьер, наложенный самим Странником?! -- Куня потрясённо покачал головой.
   Я потупил взор. Итить! Выходит, из-за меня у Джа-Джанга возродилась способность перемещаться между мирами?! И в будущих бедах буду виноват - я?..
   Через минуту стали одолевать сомнения. А вдруг - это Джа-Джанг переместил нас в его мир? И он солгал, что благодаря мне к нему вернулась сила открывать проход между мирами?.. Но тогда кто вернул меня обратно? Хм... Ладно отложим эту загадку пока в сторону.
   -- Куня, расскажи о вас - Иных? Где вы живёте, откуда пришли... -- я жалостливо посмотрел на него, как недавний бурундук.
   Посмотрев на меня, голубоглазая красавица звонко рассмеялась, а вместе с ней и Куня. Спустя минуту, всё ещё улыбаясь, шипастоголовый друг начал рассказывать:
   -- Однажды Великий Странник перенёс Иных из родных миров на Таинственный Остров, который и стал нашим домом. Конечно, он переместил не всех Иных, а только горстку с каждой вселенной, но и с таким количеством изрядно намучился, пока мирил всех, -- друг воздел очи к небу. Мол, бедный-бедный Великий Странник...
   Угу, представляю себе, как ему было тяжело. Вон, к примеру, Пламевласка никак не может поладить с Куней, гоняется за ним... с огромными палашами в руках.
   Внезапно меня с головой накрыла тоска, и сердце болезненно ёкнуло. Мила...
   -- А где... -- всё-таки голос сорвался, и я откашлялся, -- находится Таинственный Остров?
   Я с нетерпением ждал ответа и мял чёрный край вязаного шарфа. Сестрёнка, как ты там? Всё ли у тебя хорошо? Надеюсь, ты не страдаешь, не рыдаешь ночами.
   Куня посмотрел куда-то вдаль.
   -- Он находится за Потопляемым морем... -- друг вздохнул и вновь на меня взглянул. -- Я же родился здесь, на людском континенте Трилистник, - как и многие Иные, чьи кланы пятьдесят лет назад покинули родные земли. А почему они так поступили, и сам не знаю...
   Ура, первая зацепка есть! Теперь бы попасть на земли, что граничат с Потопляемым морем, и переплыть его!
   -- У-а-а... -- зевнула рядом голубоглазая красавица в охотничьем костюме, прикрывая рот ладошкой, и, заметив, что я на неё смотрю, смущённо зарделась... -- Понимаешь, я где-то здесь потеряла очки, -- оправдалась она и, неловко теребя край рукава, попросила: -- Не мог бы ты их мне найти?
   А через секунду добавила:
   -- Ни то я засну... -- и прикрыла глазки.
   А?.. Ты уже спишь! Причём стоя! И как это связано с очками?!
   С дерева сорвался листик и плавно начал падать на землю... Мимолётно задел щеку девушки, и та испуганно вздрогнула, очнулась от сна.
   Так, надо ловить момент. Пока она снова не уснула!
   -- Несомненно я помогу найти очки, но... как они связаны с тем, что тебе вдруг захотелось спать?.. -- посмотрел ей в лицо, а та уже и глаза успела прикрыть!
   Красавица сонно покачнулась, с трудом распахнула отяжелевшие веки. Небесные очи смотрели на меня рассеяно...
   -- Так вышло, что у меня с рождения чрезмерно зоркие глаза и превосходное зрение. От такой нечеловеческой зоркости мои глаза быстро устают, и часто клонит в сон... -- девушка в охотничьем костюме вновь зевнула, прикрывая рот ладошкой. -- Поэтому я вынуждена носить очки, которые делают моё зрение обычным.
   Я ошарашенно почесал затылок. Они что - ухудшают зрение?! Ничего себе... и такие очки бывают?!
   Увидев, что девушка стойко борется со сном, взялся за поиски. А спустя минуту, ко мне присоединился Куня. Вот только толку с него было мало: он то за бабочкой погонится, то божью коровку начнёт рассматривать на листике...
   Неподалёку от него, в густой траве, заметил миленькую девичью шляпку-цилиндр, с розовым бантиком.
   Ого, и чья же она? Хотя о чём это я - тут одна девушка. Значит, эта шляпка принадлежит... А? А имени красавицы-то я и не знаю! Не спросил!
   -- Кхм... -- кашлянул я, привлекая внимание. -- Может быть, познакомимся?.. Меня зовут Среброкрыл, а его - Куня, -- указал я на друга, который зарылся в траву так, что над ней торчали только его голубые волосы-шипы.
   Девушка разомкнула веки, и, глядя на меня небесными очами, с теплотой произнесла:
   -- Лучьяна, - приятно познакомиться, -- и мило улыбнулась.
   От такой улыбки у меня сердце забилось быстрее, и душа словно устремилась в небеса... Пойду-ка подниму с земли её шляпку. Порадую! И в сладостном предвкушении, оттого что вскоре вновь увижу её божественную улыбку, направился к шляпке.
   Хрусть!..
   Ё-моё! Кажись, на очки наступил, которые искал... Приподнял ногу и убедился в этом. Блин, вот ведь не повезло... Осторожно оглянулся, но красавица стояла с закрытыми глазами. Итить-колотить, она что - уже уснула?!
   Бережно поднял очки. Повертел в руках, рассматривая причинённый урон. Увы, но их не теперь даже и не отремонтировать... Стёкла треснули, а большинство осколков осталась лежать на земле. И самое главное, тонкая оправа из мягкого металла - вся погнулась!
   Эх, невезуха... Почесал голову. Надеюсь, хоть смягчу пилюлю горькой правды о разбитых очках найденной шляпкой. И более без приключений подошёл к ней, поднял.
   Под шляпкой оказалась живая курица... которая зло на меня зыркнула и недовольно закудахтала.
   А?! Что за на фиг! Да как она только в ней уместилась!!! Заглянул в шляпку. Но больше там ничего не было... Озадаченно почёсывая голову, вернулся к девушке. И начал с неприятных новостей:
   -- Лучьяна, мне удалось отыскать твои очки, но... -- я виновато опустил голову и протянул ей раздавленную находку, -- случайно на них наступил.
   Девушка взяла очки в руки, и, глядя на повреждённую оправу с разбитыми стёклами, поцокала языком.
   -- Жалко, конечно, но ничего не поделаешь, раз уж так вышло, -- она внезапно улыбнулась, и в её глазах появились лукавые искорки. -- Но тебе придётся помочь мне дойти до салуна.
   Я обрадованно воскликнул:
   -- Да хоть на край света!
   После протянул ей шляпку, которую прятал за спиной.
   -- Ещё я нашёл её. Надеюсь, твоё?
   Моё сердце забилось быстро-быстро... захотелось, чтобы она сказала - да, дабы моя находка осчастливила её, вызвала милую и тёплую улыбку.
   Голубоглазая красавица обрадованно хлопнула в ладоши.
   -- Да! Это моя шляпка. Счастье моё, спасибо тебе! -- ласково потрепала меня за волосы и нежным взглядом голубых глаз согрела душу. Затем взяла её у меня из рук и надела на голову -- Правда, мило смотрится? -- кокетливо наклонив головку, мило улыбнулась.
   Неожиданно шляпка-цилиндр с розовым бантиком сбоку на округлой и высокой тульи заходила ходуном...
   Взявшись за широкие поля, девушка плавно приподняла её над головой, и оттуда вылетели два белых голубя.
   Увидев моё удивление, голубоглазая красавица смутилась, покраснела.
   -- Шляпку я купила у продавца-фокусника, -- оправдывалась Лучьяна, потупив глазки, -- но она мне всё равно нравится! -- и ещё сильней засмущалась, затеребила край шляпы.
   Я приблизился, погладил её по голове.
   -- Да, она очень миленько на тебе смотрится.
   Лучьяна от смущения стала пунцовой... и, прикрывшись шляпкой, с благодарностью на меня посмотрела.
   Подошёл Куня.
   -- А что вас тут, что у вас тут?.. -- спрашивал он, с интересом поглядывая то на меня, то на девушку.
   Лучьяна не выдержала, отвернулась. Казалось, от головы красавицы в небо исходил пар смущения...
   И чтобы спровадить друга куда подальше с его неуёмным любопытством, я спросил:
   -- А как добраться до салуна, в который мы будем держать путь?
   Лучьяна, пусть и не сразу, а как только взяла себя в руки, повернулась и рассказала, как добраться до салуна Жареные Перепела.
   Колковолосый друг, с шилом в одном месте, едва дослушал до конца и тут же, подняв столб пыли, умчался вперёд нас...
   А я же неторопливо пошёл вместе с Лучьяной, взявшись за руки. Девушка шла с закрытыми глазами, и мне приходилось быть внимательным, чтобы она не споткнулась и не упала. Между нами ощущалась некая неловкость, и беседа периодически прерывалась. Однако я чувствовал себя на седьмом небе от счастья...
   Когда разговор вновь зашёл о моём бое с Джа-Джангом, то я осознал кое-что важное: сестрёнку убил кто-то из его расы! Ведь тогда в лесу на меня и на Милу напал жуткий медведь в костяной маске, но не в такой, который ранил Лучьяну, а в другой - с изогнутым рогом на носу! Кстати, по словам Джа-Джанга, он не управлял зверем, а это медведь, когда случайно надел маску, потерял рассудок и стал кидался на всех подряд. Может быть, тогда в лесу - год назад, произошло нечто подобное? Н-да...
   Вскоре показался деревянный столб.
   На указательной вывеске, что изрядно покосилась и потрескалась, было написано: "Добро пожаловать в Санта-Пекос - в город лихих ковбоев!".
  
  

11 Глава. Команда искателей приключений Радужный Феникс.

  
  
   В городке стояла сильная жара... Люди ходили в широкополых шляпах, бренчали шпорами кожаных сапог на высоком каблуке и громко ругались. Иногда дрались, иногда устраивали дуэль. И кто первым вытащит револьвер и выстрелит - тот и прав.
   Мы шли по длинной улице, по серой и твёрдой земле... однако и здесь встречалась зелень, которая радовала глаз! Например, между двухэтажными домами частенько встречались высокие кактусы...
   Впереди, по левой стороне показался дом с покатой крышей, к перилам которого была привязана лошадь. Мол, хозяин вернулся на минутку, и вскоре вновь поскачет на подвиги!..
   Это и был нужный нам салун, как подсказала Лучьяна. Приблизившись ко входу, я толкнул две створки на пружинах. Они слегка скрипнули, раскрылись... но за ними оказался длинный полог, который закрывал вход. Я приподнял его, и мы вошли вовнутрь.
   Нас встретил приятный полумрак, шум голосов и стук пивных кружек, когда ковбои громко опускали их на стол. Все разговаривали между собой, и на нас мало кто обратил внимание.
   Кстати, о столах. Большинство из них были обычными - деревянные, с круглой столешницей. А посередине, освещая трапезу, стояли горящие свечи. Однако резко выделялись несколько других столов. К одному из таких Лучьяна уверенно вела меня за руку. Стол был похож на пень столетнего дуба, но с ровной и гладкой площадкой, и посередине стояли не горящие свечи, а грибы, что светились!.. Такое чувство, будто они росли из этого пня!
   Насколько я понял, эти столы были предназначены для особых гостей. Вот только шумная и весёлая компания, которая сидела за ним, на богатых и важных персон совсем не походила! И пока мы приближались к столу, я заметил, что на потолке салуна несколькими рядами висели небольшие тыквы. Так вот откуда этот необычный запах! И надо сказать, приятный. К тому же, он перебивает запах пива и еды.
   Девчонка с двумя косичками - одна из тех, что сидели за столом-пнём, услышала, как мы подходили, и обернулась.
   -- Эй, где тебя черти носили! Заруби себе на носу, мисс Неуклюжесть, тебе не позволительно нас надолго оставлять! -- она недовольно хмурила бровки, глядя на Лучьяну.
   Та подошла к ней и стала тискать, прижав её голову к своей груди.
   -- Крошка Лисана, ты беспокоилась обо мне? Я так тронута!..
   Девчонка в детских шортиках на лямках сопротивлялась как могла и в конце концов сумела её оттолкнуть.
   -- Пф... больно надо! -- и отвернулась. Взяла со стола стакан, доверху наполненный молоком, и залпом выпила. -- Ия-я-я... -- радостно взвизгнула крошка Лисана, приложа руки к щёчкам и по-детски дрыгая ногами под столом.
   Лучьяна заметила походную сумку, что лежала возле стола-пня, и тут же кинулась к ней. Покопалась и вскоре с радостью извлекла оттуда симпатичные очки на тонкой оправе с прозрачными овальными стёклами. Облегчённо вздохнула, приложив руку к груди, и тотчас надела их.
   Белокурый парень, сидящий за столом, замер с расчёской в руках (до этого он расчёсывал свою длинную чёлку, похожую на клюв ястреба).
   -- Тебя долго не было. Что-то произошло? -- он с беспокойством во взгляде посмотрел на Лучьяну. -- Ты же знаешь: как герой я всегда стою на страже справедливости и готов к подвигам в любую минуту!.. Стоит тебе только свистнуть, и я тут же примчусь на помощь!
   Девушка стала присаживаться к столу.
   -- Спасибо, Стэн, я знаю. И кстати, меня уже спасли, -- Лучьяна с благодарностью посмотрела на меня.
   От такого милого взора, полного нежности, по телу прошлась тёплая, приятная волна...
   Сидящие за столом с удивлением уставились на меня... затем на Лучьяну - ожидая разъяснения, но девушка не стала ничего пока рассказывать, а сделала мне приглашающий жест сесть за стол.
   Я согласился, сел на свободный стул.
   Белокурый красавец продолжил расчёсывать чёлку... Но неожиданно замер с расчёской в руке, словно вспомнил о чём-то, и, повернув голову к Лучьяне, спросил:
   -- Кстати, а где гриб?
   Гриб?! Я удивлённо взглянул на девушку, которая в это время просила малышку Лисану подать ей хлеба. О каком грибе идёт речь?..
   -- Я его не догнала, -- пожаловалась Лучьяна, и, получив кусочек хлеба, начала намазывать его сметаной. -- Он скрылся от меня в глубине леса. А после на меня напал медведь... -- девушка замолчала, когда надкусила хлеб со сметаной.
   Её друзья ошарашенно на неё уставились...
   То, почему они сразу об этом не догадались вполне объяснимо: раны-то она исцелила живой водой из бронзового кувшина, а одежду переодела. Я её об этом спросил, когда мы шли сюда. Всё-таки при первой встречи на ней было платье (точно помню!), а после возвращения из мира - где сражался с Джа-Джангом, на ней уже был охотничий костюм. Вот пойми этих девушек! Нет бы носить в сумочке запасные очки - она хранила в ней запасную одежду!
   Лучьяна тем временем начала рассказывать о том, что с ней приключилось...
  
   За столом помимо девчонки с двумя косичками и белокурого красавца ужинали ещё два её друга. Один из них сразу же привлёк моё внимание: он носил на лбу ярко-синие очки для подводного плаванья и трубку, что болталась возле уха.
   Обалдеть! Это он да такой степени любит плавать, что не снимает их даже и на суше?! Как я ему завидую!..
   Опустив голову, парень-пловец вяло ковырялся вилкой в тарелке и периодически грустно вздыхал...
   Его сосед справа - парень в вязанной полосатой шапочке, неожиданно вскрикнул:
   -- Кря!.. Почему мне сегодня не везёт!
   Он сидел напротив меня и увлечённо пытался собрать кубик-рубик в руках. Однако ему это никак не удавалось сделать...
   Ух-ты, а у меня получиться?..
   -- А можно мне попробовать? -- попросил я его. И жалостливо посмотрел на него, как недавний бурундук.
   Интересно, подействует ли?..
   Он и пяти секунд не выдержал моего жалостливого взора - протянул кубик-рубик.
   -- Спасибо! -- поблагодарил я его и бросился с наслаждением собирать интересный кубик.
   Однако к концу рассказа Лучьяны успел его собрать.
   -- Кря! Как тебе удалось так быстро? -- изумился парень да так сильно, что у него даже шапка приподнялась.
   -- Ну, здесь нет ничего сложного... надо было лишь понять систему, по которой он собирается, -- я в смущении почесал затылок. -- Хочешь, покажу как легко и быстро его собирать?
   Парень в вязаной шапочке согласно кивнул.
   -- Сначала нужно... -- объяснял я ему и показывал, а тот всеми глазами таращился на кубик-рубик и запоминал каждое движение.
   И буквально минут через десять он уже сам смог его собрать. Радости у него не было предела! Сиял не хуже кристалла-светильника!..
   Но, к сожалению, недолго. Парень внезапно нахмурился, шмыгнул носом и громко воскликнул:
   -- Кря-я-я!!! Что ты наделал! Как я теперь буду испытывать удачу?! -- и стал биться головой об стол...
   Лучьяна, что сидела справа от меня, наклонилась к моему уху и прошептала:
   -- Счастье моё, понимаешь, для Везунчика Боба - удача это всё! Раньше когда у него получалось собрать кубик-рубик, он знал - в этот день удача на его стороне! А теперь, зная систему, удачу не испытаешь...
   Итить-колотить! Что я наделал!!!
   -- Успокойся, -- обратился я к парню, -- вот держи монетку, с помощью которой сможешь в любое время испытать свою удачу.
   Везунчик Боб отверг мою руку с монетой.
   -- Кря! Слишком просто, -- он обиженно надулся, сложил руки на груди и отвернулся от меня.
   Хмм, что же делать?..
   -- О, придумал! Смотри, -- я снова взял в руки кубик-рубик.
   Боб со скрипом повернул голову... и, всё ещё дуясь, посмотрел на меня недовольным взглядом.
   Я подмигнул ему.
   -- Смотри и запоминай! Сначала верхнюю часть поворачиваем два раза вправо, затем нижнюю часть - три раза влево... Ну что, запомнил? -- он согласно кивнул головой, и я продолжил: -- Дальше левую часть проворачиваем четыре раза вверх, восемь раз вниз, после нижнюю часть пятнадцать раз влево...
   Я грузил его до такой степени, пока у него из ушей не повалил дым.
   -- Думаю, достаточно. А теперь скажи: какая система у кубика-рубика, чтобы его собрать? -- вздёрнул правую бровь кверху, выспрашивая ответ.
   Везунчик Боб наморщил лоб.
   -- То, что сейчас говорил?
   Я отрицательно покачал головой.
   -- Нет. До этого.
   Парень в вязаной шапочке призадумался, нахмурил брови. Он долгое время тужился, жевал губы... но никак не мог вспомнить.
   -- Кря! Забыл, -- удивился Боб.
   -- А то! -- потряс я в воздухе указательным пальцем. -- Я же нарочно тебя запутал, - вот ты и забыл! -- и облегчённо вытер пот со лба.
   Фу-у-ух... как гора с плеч! По незнанию совершил ошибку, но сам же её и исправил!
   -- Кря-я-я! -- воскликнул Везунчик Боб. -- Теперь я снова смогу испытывать удачу на любимом кубике! -- от радости он застучал ногами под столом.
   Был бы это обычный стол, то запрыгала бы посуда! Так сильно он топал...
   Парень с маской на лбу для подводного плаванья внезапно воскликнул:
   -- Ну, не могу я это есть! -- возмущённо он указывал обеими руками на свою тарелку.
   Не выдержав, резко встал, вышел со стола. Взял в руки длинный трезубец, который был прислонён к стене позади Боба, напоследок обернулся к нам и гаркнул:
   -- Рыбы хочу!
   А после зачем-то плюнул на пол.
   Плевок быстро увеличился, пока не стал похож на прорубь.
   Да ты шутишь!!!
   Парень надел маску, засунул в рот трубку и с трезубцем в руках прыгнул в воду.
   Бултых!..
   Итить! Он ещё и в ластах был!..
   -- Это чего? -- удивлённо спросил я Лучьяну, указывая пальцем на прорубь.
   Девушка успела уже не только рассказать друзьям о своём приключении, но и поужинать. И теперь она с нежностью на меня поглядывала, подперев рукой подбородок.
   -- Понимаешь, солнце моё, Джек очень любит рыбу... -- голубоглазая красавица грустно-грустно вздохнула. -- А ведь мощь его Мифического Предмета по боевым возможностям уступает лишь нашему капитану!
   Принесли суп. Я тотчас накинулся на него, стал уплетать за обе щёки. Изголодался, блин!
   Когда супа в тарелке осталось всего ничего, вспомнил, что у меня есть персональная ложка, подаренная Стражем, - с изумрудной ручкой! Порылся в карманах, нашёл. И, развернув чистый платок, в которой она была завёрнута, невольно ею залюбовался. Диковинный узор из жёлтых линий на тёмно-зелёной ручке так притягивал взор.
   Ладно, хватит глазеть - пора бы и доесть! Взявшись рукой, почувствовал приятную округлость ручки. Да... какая же она замечательная! Кстати, благодаря ей суп, как мне кажется, стал ещё вкусней!
   Через какое-то время почувствовал неладное. Ем, ем... а доесть не могу - суп в тарелке всё никак не кончается! Может, она волшебная?.. Решил проверить это опытным путём: отложил серебряную ложку с изумрудной ручкой в сторону, стал доедать обычной и... спустя минуту суп закончился!
   Ух-ты, да я с этой ложкой всегда буду сытым!.. Интересно, а если съесть ей нечто другое - скажем, хлеб или сыр?.. Загоревшись, начал пробовать волшебной ложкой всё что лежало на столе.
   Увы, но радужные мечты о нескончаемом сыре не осуществились. Печалька... Зато всё жидкое: супы, каши, компот... мог есть пока не лопну!
   -- Жизнь прекрасна! -- отодвинулся я от стола и довольно похлопал себя по животу, который надулся размером с мяч.
   Обвёл всех взглядом и заметил, что Лучьяна, действительно, очень неуклюжа. Вот она потянулась за пузатой кружкой с компотом и нечаянно её задела. Как итог, весь компот пролился на стол... Неужели она всегда была такой? И я просто этого не замечал?.. Хотя нет - постой! Когда мы добирались сюда, Лучьяна пусть и шла с закрытыми глазами, но всё равно умудрялась обходить все камни! Да я больше неё спотыкался и падал!!! Тогда что сейчас происходит? Присмотрелся получше. Вот Лучьяна попыталась обмакнуть хлебушек в сметану, но промазала, ткнула в самый край чашки и опрокинула её... Да она же плохо видит в этих очках!
   -- Лучьяна, ну зачем ты себя мучаешь? Зачем носишь очки, которые настолько сильно ухудшают видимость? -- обеспокоенно спросил я.
   Девушка вытирала стол от пролитой сметаны, не дожидаясь прислуги, а я ей в этом помогал - приподнимал посуду.
   За неё ответил белокурый красавчик, который возбуждённо стал трясти расческой в воздухе:
   -- Понимаешь, когда она без очков, то видит не только очень хорошо, но и далеко. Подмечает каждую мелочь! Однако из-за этого глаза начинают быстро уставать, и её начинает клонить ко сну... У Лучьяны не просто замечательное зрение, а сверхчеловеческое! Как у настоящего героя! -- похвалил он её.
   Щёчки Лучьяны густо покраснели...
   -- Стэн, ты меня смущаешь! -- она повернулась ко мне: -- Прости, счастье моё, -- красавица в охотничьем костюме сокрушённо опустила голову, -- если бы я догадалась и сняла очки сразу же, как только появился тот бешеный медведь, то ты бы не оказался на пороге смерти, вступившись за меня. Я вмиг бы его завалила! -- Лучьяна приподняла голову, и в её лазурных очах отразилась непоколебимая уверенность в своей силе.
   А?.. Да как может слабая, хрупкая девушка одолеть медведя?! К тому же, то что сама была ранена - уже забыла?
   Белокурый красавчик, наконец-то, отложил расчёску в сторону, положа её на стол слева от себя.
   -- Да, ты частенько забываешь, что на тебе очки, и не снимаешь их вовремя! Оттого и попадаешь в беду, -- подметил Стэн и взялся за ложку, начав позже всех ужинать. Ел он аккуратно, зачерпывая ложкой суп без малейшего плеска и не касаясь дна.
   Не понял?.. Он что - тоже уверен, что Лучьяна в одиночку может одолеть медведя?! И поэтому все её друзья не встревожились, когда она сказала, что на неё напал дикий зверь? Или я чего-то не знаю?..
   -- Среброкрыл, -- обратился ко мне Стэн, -- спасибо тебе за то, что спас Лучьяну! -- в его глазах виднелась искренняя благодарность, которую он не мог выразить словами.
   Я кивнул головой. Если честно, то никогда не умел правильно реагировать на чужую благодарность, это меня дико смущало...
   Стэн воткнул трубочку в кружку с компотом и начал его с удовольствием попивать.
   -- Надо признаться, я поражён оттого, что тебе удалось одолеть Костяную Маску! -- с изрядной долей восхищения в глазах он смотрел на меня.
   Крошка Лисана, искоса взглянув на белокурого красавчика, тоже взяла со стола трубочку и начала через неё пить молоко.
   -- Ия-я-я... -- радостно взвизгнула девчушка и от счастья затопала ногами под столом.
   По её виду можно было подумать, что она уже вечность не пробовала молоко ...но целая батарея из пустых стаканов, стоящих возле неё, говорила об обратном!
   -- По слухам, они просто чудовищно как сильны! -- восхвалял Стэн костяных масок. -- И если ты победил кого-то из ужасающей легенды, то ты чрезвычайно силён! -- выразил вслух своё мнение белокурый красавчик и уже по-другому посмотрел на меня... словно я на его глазах превратился во льва!
   Взоры остальных, направленные на меня, тоже были полны уважения и восхищения, а в глазах крошки Лисаны явно виднелась зависть. Но после того как она увидела, что я на неё смотрю, девчушка сложила руки на груди, и, отвернув голову, прошептала:
   -- Пф!.. Да я эту Костяную Маску вынесла бы одной левой...
   На её запястье я заметил странные часы. Впрочем, повертев головой и внимательней приглядевшись, увидел, что они были почти у всех, кто сидел за столом.
   Я тоже такие хочу!!! Повернулся к Лучьяне и тихонько спросил:
   -- А у тебя таких нет? -- взглядом указал на необычные наручные часы.
   Она сразу же поняла о чём речь.
   -- Есть, -- полезла в походную сумку, из которой ранее доставала очки. -- Вот, -- протянула их мне.
   Теперь я смог хорошенько рассмотреть странные часы: у них не было стрелок, только цифры, и под выпуклым стеклом, как у аквариума, в прозрачной воде плавала маленькая рыбка, похожая на пиранью, и обгладывала прямую косточку, которая другим концом упиралась в цифру одиннадцать.
   Фигасе, часики!.. Получается, рыбка вместо стрелок показывает время?! Но... рыбка-то живая! И все прямые косточки возле цифр съедены (кроме цифры двенадцать и одиннадцать). А может, это отсчёт времени? Вернее, его убывание. Тогда выходит: вскоре что-то произойдёт?! Но что?..
   -- Среброкрыл, -- впервые Лучьяна обратилась ко мне по имени, посмотрев с тревогой в глазах, -- неужели у тебя нет часов возврата?
   А-а-а!!! Какая-та редиска прикарманила мои часы! Надо найти его и живьём закопать в землю!.. Но прежде... забрать часы! А если серьёзно, то...
   -- Почему ты решила, что они должны быть у меня? -- спросил я и напоследок постучал по выпуклому стеклышку часов, затем, отрывая взгляд от рыбки, которая от испуга заметалась в воде, посмотрел на Лучьяну.
   Тонкие брови голубоглазой красавицы от удивления взметнулись вверх.
   -- Не может быть... у тебя их нет?! Тогда каким образом ты собираешься выбраться из Леса Проклятых Душ?! -- её голос дрожал от волнения.
   У меня по спине пробежал озноб... а в душе тревога зазвенела струной. В предчувствии неладного спросил:
   -- А разве мы уже не вышли из него?..
   Белокурый красавец Стэн переглянулся с Лучьяной.
   -- Среброкрыл, покажи мне свой медальон искателя! -- вдруг потребовал парень.
   -- А?! Какой медальон? Какие искатели?.. -- озадаченно посмотрел я на него.
   Стэн сокрушённо покачал головой, закрыв лицо рукой.
   -- И как таких пускают в Запретные Угодья! Куда главы гильдий глядят?! -- серчал парень неизвестно на кого.
   Лучьяна, сжав мою руку в своих тёплых ладошках, тревожно на меня посмотрела.
   -- Понимаешь, счастье моё, только искателям приключений, ловчим и охотникам за наградой разрешается входить в Запретные Угодья, и для этого им выдаются особенные часы, с помощью которых они могут возвратиться назад. Их так и прозвали - часы возврата! -- она взглядом указала на наручные часы, которые я всё ещё держал в свободной руке. -- А без них любой: будь это человек или Иной, попав в Запретные Угодья, непременно застрянет там и останется навечно!
   У меня от такого известия чуть сердце не остановилось. Я теперь что - раб лампы?! Тьфу ты, я хотел сказать - вечный скиталец Леса Потерянных Душ?! Вот это я попал...
   -- Но мы же вроде как в городе? -- с последней надеждой посмотрел на Лучьяну.
   Девушка нежно провела указательным пальчиком по моей тыльной стороне ладони.
   -- Тебя сюда завела Тропинка, что сияла мягким, ровным светом?
   Я стал вспоминать вслух:
   -- Ну да, в Лесу Потерянных Душ мы шли по Тропинке, а потом, когда я убегал от огромных пчёл, забежал в пещеру, из которой мы вышли уже обычном лесу. А после я услышал твой крик и поспешил на помощь.
   Надежда в глазах девушки погасла, как робкий огонёк, который задули в ночи.
   Стэн печально вздохнул и начал рассказывать:
   -- Мы также шли по Тропинке, пока не наткнулись на пещеру. Конечно же, как настоящие искатели приключений, мы не смогли пройти мимо и зашли. В пещере никого не было, и лишь на выходе нам пришлось сразиться с шестирукими гигантами! А когда их одолели, то Лучьяне открылась каменная ниша. Там лежало медное драконье яйцо, внутри которого был Мифический предмет - кувшин с живой водой!
   Угу, а мне значит достались кошачьи перчатки и кольцо Позорного Бегства!.. Везёт же некоторым!
   -- Так что из этого городка ты не выйдешь, -- своими словами Стэн, как будто забил последний гвоздь в крышку гроба, -- если только не найдёшь проход в Лес Проклятых Душ.
   Моё сердце часто-часто забилось в груди в предчувствии надежды.
   -- А там у тебя будет выбор: либо бродить по Тропинке от одной запертой местности к другой, либо обосноваться на всю жизнь в городке, к примеру, такой как этот. Мне тяжело это говорить, но для континента Трилистник ты потерян навсегда.
   Моё сердце, будто упало в мрачную бездну... Я словно бы остался один в темноте без надежды на выход. Ну зачем я вошёл в этот Лес!!! Ведь не зря же его прозвали Лесом Потерянных Душ! Но... у меня выбора-то и не было, по-иному не смог бы покинуть родную деревню. Блин, и как теперь попасть на Таинственный Остров, чтобы спасти и вернуть сестрёнку Милу домой! К тому, я ещё не нашёл противоядие для тётушке. Зато своей силой (почему-то я был в этом уверен) уже сейчас смогу запросто уничтожить тех невидимых пауков.
   Внезапно Стэн обнадёживающе улыбнулся.
   -- Среброкрыл, ты настоящий герой! Такой просто необходим моей команде. Кстати, мы известны как команда искателей приключений: Радужный Феникс! Так вот, если присоединишься к нам, то я рискну своей жизнью и спасу тебя! -- он по-дружески похлопал мне по плечу. -- Я отдам тебе свои часы возврата, и вы вернётесь на континент Трилистник. Мне придётся ждать вас здесь, пока вы не придёте с другими часами для меня. И пусть, чтобы отыскать этот городок среди бесконечных ответвлений капризной Тропинки, у вас уйдут годы, я готов пожертвовать этим!
   Ничего себе! Я уставился ошарашенным взглядом на Стэна, потом перевёл его на Лучьяну.
   -- А с этим решением все согласны? -- вопрошающе кивнул на остальных членов команды.
   Лучьяна мягко улыбнулась.
   -- Стэн - наш капитан! И с его решением никто не будет спорить, -- она провела рукой по моим волосам. -- Счастье моё, ты согласен?
   Я призадумался. Команда замечательная! Но... именно поэтому и не хочется разлучать их с таким отважным капитаном даже на день, а тут на целые года!..
   И тут я кое-что вспомнил.
   -- А Куня? -- обратился я к Лучьяне.
   Девушка печально вздохнула и отрицательно покачала головой.
   -- Кто это? -- спросил Стэн.
   -- Тениходец из клана убийц Чёрной Луны, -- тихим голосом ответила Лучьяна.
   Повисла тишина.
   -- А как ты узнала, из какого он клана? -- наклонился я вправо и шёпотом спросил девушку.
   -- По волосам, -- дала короткий ответ Лучьяна и посмотрела на меня, словно взрослый на ребёнка. Мол, как же мало я знаю об этом мире.
   После недолго молчания белокурый красавец тяжело вздохнул и с сожалением сказал:
   -- Если он твой друг, то мне очень жаль, но ради него никто не будет рисковать. У нас в команде каждый имеет обиду на Иных. И поверь, есть за что...
   Я залпом допил компот, встал и со всей сердечной теплотой, что чувствовал к членам команды искателей приключений, произнёс:
   -- Огромное спасибо! -- поклонился. -- За тёплый приём, вкусную еду, а также за то, что просветили о многом. Мой друг где-то здесь, в салуне. И его нельзя оставлять надолго одного, иначе он примчится с неприятностями на хвосте. Такой вот мой друг. Простите, но я должен его найти.
   Встал, резко развернулся и быстрым шагом пошёл вглубь салуна. А сердце словно рукой кто-то больно стиснул. Почему... почему я не могу быть с ними!!! Мы знакомы всего ничего, но я уже их полюбил и хотел бы быть с ними в одной команде. Почему в жизни всё происходит не так как хотелось бы?!
   У меня словно ком в горле застрял, и по лицу побежали жгучие слёзы обиды. Но... Чёрт возьми! На кого обижаться-то! На судьбу? Так я её ещё должен благодарить за то, что встретился с такой замечательной командой!
   Вышел на свежий воздух и глубоко вздохнул. Блин! Надо взять себя в руки! Просто... я был одинок так долго. У меня за всю жизнь не было ни одного друга! А тут сразу столько могли бы стать ими... Среброкрыл, хватит! Успокойся! Не будь тряпкой! Лучше поищи Куню, а то как бы чего, действительно, плохого не произошло.
   Ещё раз напоследок глотнул свежего воздуха и вернулся обратно в салун.
   Ковбои развлекались, как могли. Играли шумной компанией в карты, травили друг другу байки... а один из них даже спал прямо за столом. Бедняжка устал, наверное...
   Проходя мимо столиков, нигде не видел друга. Да где же он?! Задумавшись, остановился. Рыская взглядом по залу, заметил неподалёку чёрную ширму в стене. О! А это что такое?! Подошёл, раздвинул. О как! Да тут ещё один зал есть!
   Куня в одиночестве занимался чем-то за столом-пнём, а все другие столы рядом с ним были передвинуты подальше, так что, казалось, будто он сидел обособленно.
   Итить! Его даже ковбои бояться!
   -- Ну и чего мы тут делаем? -- хлопнул я друга по плечу, когда к нему подошёл.
   Куня поднял голову и радостно улыбнулся.
   -- Картину рисую! -- похвастался тот.
   Я вгляделся в рисунок, который он вырезал кунаем на столе.
   -- Итить! Варвар! Что ты делаешь!!! За столом есть надо, а не обезображивать его! -- не выдержал и выхватил у него из рук чёрный нож. -- Тем более такой рисунок кому хочешь отобьёт охоту трапезничать!
   Друг задумчиво почесал макушку.
   -- Ча-па-па... об этом как-то и не подумал. А что - он, действительно, такой страшный? Я ужасно рисую? И мне никогда не стать художником?! -- он с такой надеждой в глазах посмотрел на меня, что я не осмелился разрушить его мечту.
   Провёл рукой по рисунку на столе, где Железный Демон пожирал жука-светильника, и обнадёжил:
   -- Ну почему же, талант художника в тебе определённо имеется, -- я ещё раз посмотрел на рисунок, и меня аж дрожь пробрала, когда всмотрелся в жуткие глаза Демона. -- Только такое не рисуют на столе, за которым едят!
   Судя по выражению лица, друг осознал свою ошибку, так что я присел на стул напротив и спросил:
   -- Ты уже поел?
   Куня, не отрывая взгляда от своего шедевра, кивнул.
   -- Тогда пойдём отсюда и найдём место для ночлега, -- предложил я и встал из-за стола.
   Друг тихо произнёс:
   -- А кто заплатит за еду?..
   Я остолбенел и беззвучно, как рыба, открывал и закрывал рот... Храбрый енот!!! Вот и конец нам пришёл!
   Подошла дородная хозяйка в белом переднике и, вытирая руки, спросила:
   -- Вы платить будете? А то уже полчаса сидите за пустым столом, -- она опустила голову и с нехорошим взглядом принялась рассматривать рисунок Куни.
   Я стрелой подсел к другу, стал с ним шептаться:
   -- У тебя что - денег совсем нет? -- вопросительно приподнял бровь.
   -- Есть, но если ими расплачусь, то потом горько об этом пожалеем... -- предупредил он.
   Хозяйка тем временем засунула руку в карман передника и вытащила оттуда медную монетку.
   -- Ну, "клац-клац", -- на зуб проверяла она не фальшивая ли монета, -- будете платить?
   Я только заметил, что на голове хозяйки вместо заколки была скалка (вот это да!), которая держала странную конструкцию из волос (язык не поворачивается назвать это причёской!), похожую на накренившуюся вперёд витую башню.
   -- "Клац-клац", -- проверяла она уже третью монетку, -- Чтоб вас, опять надурили! Фальшивая!!! -- хозяйка от злости сжевала монетку, а затем и вовсе проглотила.
   Итить! Вот это зубы!.. И мне до жути интересно - из чего же делают фальшивые монеты?!
   -- Плати! -- затряс я за плечо друга. -- Не то... -- обернулся и глянул на хозяйку, которая, после того как поковырялась пальцем в зубах, выплюнула блестящий кусочек, а тот, когда приземлился, издал мелодичный звук "тиньк!", -- нас так же разжуют и выплюнут!!!
   Куня с ошарашенным лицом деревянно кивнул и полез в верхний карман курточки, вынул жёлтый кошель, красиво расшитый красной нитью, и расплатился.
   -- "Клац-клац", спасибо за огромные чаевые! -- засветилась от счастья благодарная хозяйка, после того как проверила золотую монету на зуб.
   Да ты шутишь! Она и ещё сдачу прикарманила!!! Но раз друг не против, то...
   Куня убрал жёлтый кошель в карман и спросил:
   -- А можем мы здесь переночевать? -- он стал наглядно перекатывал золотую монетку по пальцам правой руки, как фокусник, у которого она могла пропасть в любую минуту.
   -- Конечно! -- воскликнула хозяйка и в мгновенье ока выхватила золотую монету. -- На втором этаже, есть свободные комнаты, пройдёмте! -- она тотчас развернулась и направилась в глубь салуна.
   С широко раскрытым ртом Куня удивлённо смотрел вслед хозяйки.
   -- Ча-па-па... какая шустрая! Я и глазом моргнуть не успел, как она выхватила монету у меня из рук! Вот это да...
   Подтолкнув в спину всё ещё ошарашенного друга, я последовал за хозяйкой заведения. Она бойко шла к лестнице, что винтом закручивалась вверх, под самый потолок, и напевала какой-то весёлый мотив.
  
   ...Скрипели деревянные ступени под нашими ногами; мы поднимались по винтовой лестнице на второй этаж. Как вдруг... у меня пробежал холодок по спине. Неожиданно почувствовал - на лице что-то есть! Потрогал. Ничего! Только ощущается некая тяжесть, словно на лице маска. КОСТЯНАЯ МАСКА! Быть такого не может!!! Я же не надевал маску, в которую превращался Джа-Джанг. Тогда что это?!
   -- Спасибо, что вернул к жизни, -- внезапно у меня в голове послышался чей-то голос, -- и в награду я поглощу тебя! Кху-кху-кху... -- раздался жуткий смех.
   Он буквально продирал до костей... и приносил такую непередаваемую муку, что захотелось взвыть от боли. Я заткнул уши, но это не помогло...
  
  

12 Глава. Рубиновый скорпион Трейвин.

  
  
   Ночь. Тёмное небо усыпано звёздами. Полная луна освещает высотный дом, широкую асфальтированную дорогу и близлежащий парк.
   Где я? Подобные места мне уже снились, но этот странный дом и парк вижу впервые - точно! Иногда ко мне приходит необычное чувство: что это я уже делал или этого человека где-то видел, или это место посещал, но... то касается повтора в прошлом. Сейчас же испытываю нечто другое. Не чувство повтора из прошлого, а то - что здесь я буду в будущем!
   -- Блин... -- стал чесать я голову от полного непонимания. -- Как такое может быть?!
   Интересно, а пророки так видят будущее? Или это неподвижная картинка мне прислана кем-то из будущего? Но кем? Что он хочет сказать?
   А-а... неважно! Просто постараюсь это запомнить!
   Высотные дома в двадцать этажей я уже видел, и не этим он странен. Необычное было вот что: середина здания как будто взорвано - осколки стёкол, бетонных блоков и всего того, что находилось внутри дома застыло в воздухе, словно произошёл мощнейший взрыв. И пусть всё это застыло в воздухе, как распустившийся цветок, беда уже произошла. Многие бетонные блоки раздавили на широкой трассе автомобили, людей в них и просто случайных прохожих.
   Застывшие лица людей от ужаса, брызги крови, раздавленные тела на асфальте - всё это меня глубоко потрясло. Страстно захотелось предотвратить трагедию. Но как?..
   Не в силах терпеть жуткое зрелище, я двинул в парк по вымощенной плиткой каменной тропинке. Плитки были сделаны из светлого камня и напоминали четырёхконечные звёзды.
   Даже листья, что упали с дерева, застыли в воздухе. Взял одно такое в руки и не почувствовал ничего необычного. Бросил, и листик, кружась, упал на землю. Странно...
   Каменная тропинка вывела меня к круглому фонтану, возле которого были длинные удобные скамейки - деревянные, с высокими спинками.
   -- Кху-кху-кху... -- донёсся до меня смех откуда-то сбоку. -- Какое же скучное тихое местечко ты выбрал для своей смерти.
   Слева от меня, на скамейке сидел таинственный незнакомец с широкополой шляпой на голове, которая скрывала его лицо. На голый торс был надет чёрный жилет, что не мог скрыть рельефные мускулы на руках, сложенные на груди, и животе (эдакие квадратики, точно он черепашку проглотил). Шорты до колен, с бахромой внизу штанин, также не скрывали мощные икры ног.
   Незнакомец приподнял полу шляпы, и я увидел его глаза: вместо белков угольная чернота, а зрачки багрово-алые, с гранями, словно это рубины. Тонкие красивые усы, как ни странно, добавляли ему шарма, а вот хищная улыбка - пугала.
   Кстати, вся его кожа была белой, как мел - такая же была у Джа-Джанга.
   -- Спасибо тебе, парниш-малыш, за то, что надел меня. Кху-кху-кху... В последней стычке мне не слабо досталось, и я уж думал: помру, -- и потянулся за гитарой, которая лежала рядом на скамейке. -- Поэтому, прежде чем воткну в тебя своё жало, -- над ним приподнялся дугой хвост скорпиона - рубиновый, с гранями и алый, -- сбацкаю-ка тебе свой РОК!
   Натянул на руки чёрные кожаные перчатки и ударил по струнам гитары...
   Такую АДСКУЮ музыку мне ещё не приходилась слышать. И слава богу! От такого дикого запила даже капельки воды, которые застыли в воздухе вкруг фонтана, лопались, а листья деревьев улетали прочь... По-моему они даже сворачивались в трубочку!
   Мне даже не помогало то, что я закрыл уши ладонями! Ужасные по силе аккорды стальными гвоздями вонзались в мои уши... А я-то наивный думал: у него по звучанью самый страшный - это его смех. Ага, как бы ни так! Ужаснее его рока - нет ничего!
   О, боже! Он ещё и запел! Дикий вой перебивал даже гитарные аккорды!
   А незнакомец тем временем получал бескрайнее удовольствие. Поставив одну ногу на скамейку и играя на гитаре, он дико кричал всю глотку и выл на полную луну...
   Похоже это надолго. Пора сматываться отсюда, пока не помер от смертоносной музыки и диких криков. Я попятился и нырнул в кусты. Мне удалось убежать не так уж и далеко, когда дикие запилы перестали звучать. Наступила тишина...
   Внезапно позади меня раздался треск, и я еле успел отскочить в сторону, когда рухнуло дерево.
   -- Эй, парниш-малыш, ты сумел разозлить доброго дяденьку Трейвина! -- по стволу поваленного дерева ко мне приближался незнакомец в широкополой шляпе и с рубиновым хвостом скорпиона. -- Я очень не люблю, когда мои обожаемые слушатели сбегают от меня, не дослушав до конца такую прелестную мелодию. Такой бальзам для ушей.
   -- Да ты шутишь! О чём ты! Какой бальзам! Это самые настоящие железные иглы, которые ты втыкаешь раз за разом в нежные и ранимые уши слушателей! -- и страдальчески поднял руки к небу.
   Трейвин в кожаной чёрной жилетке поставил на сук ногу, а на неё руку и ткнул в меня указательным пальцем.
   -- Парниш-малыш, да ты просто не знаешь, что такое РОК! Тогда... -- он спрыгнул со ствола дерева и вытянул перед собой руку, -- я заставлю твоему телу прочувствовать, что такое НАСТОЯЩИЙ РОК, -- и в его руке появился белый и словно из кости месяц. Его острые рога смотрели на меня.
   Итить! Теперь он хочет меня убить! Всё-таки надо было дослушать его рок до конца!..
   И когда у него появился второй месяц в другой руке, то Трейвин тут же бросился на меня.
   -- У-рья, у-рья, у-рья... -- кричал тот и наносил удары с месяцами в руках, а я изо всех сил уклонялся от них, уворачивался. -- Ну что - чувствуешь уже: как кровь закипает в теле? Как сердце бешено стучит в тебе в возбуждении и тебя всего трясёт, и хочется кричать во всё горло? Да? Тогда знай - это и есть РОК!
   Трейвин в полном экстазе, с блаженной улыбкой на лице непереставая наносил удары. И каждый удар был нацелен, чтобы меня убить.
   Вжик! Я отклонил голову назад и вовремя: острый белый месяц из кости лишь оцарапал мне кадык.
   Вжик! Острый рог месяца воткнулся в плечо.
   -- Кромсай, рви плоть мой Кровавый Серп. Заставь этого мальца прочувствовать РОК! -- и со всей силы рванул белый месяц на себя.
   От жгучей боли у меня на миг помутилось в глазах, но я успел увидеть фонтан крови, что брызнул из плеча.
   На одних инстинктах отпрыгнул назад, зажимая раненое левое плечо рукой. Однако я хорошо чувствовал, как кровь выходила из меня тёплыми толчками.
   Трейвин швырнул в меня месяц, который крутился, как бумеранг.
   Пригнулся. На лицо посыпались мои срезанные волосы.
   Не пойдёт! Держаться на расстоянии тоже не выход. Рванул в ближний бой.
   Кристальная рука появись! Кости правой руки жутко заболели, казалось, по ним били молотом...
   -- Кулак Титана! -- ударил я рукой, которая превратилась в кристалл, в грудь Трейвина.
   Тот заскользил назад и остановился шагов через пять.
   -- Парниш-малыш, не смей использовать мою же силу против меня. Не то... -- его тело стало быстро покрываться багровыми кристаллами, и вот он уже весь словно из рубина, -- ты будешь чувствовать рок недолго! -- и тотчас прыгнул на меня.
   Оба рога белого месяца, который Трейвин держал в правой руке, полностью вошли в живот. От мощнейшего удара меня подкинуло высоко в воздух.
   Я упал на землю и чуть не потерял сознание от боли в ранах. С трудом засунул правую руку в карман и вытащил перчатку. Помогая себе зубами, надел её на руку.
   Поискал глазами противника. В трёх шагах от меня Трейвин хищно скалился, его тело больше не покрывали багровые кристаллы, и, похоже, нападать он не собирался. Ждал, пока я не поднимусь на ноги.
   Я создал пружину и отрыгнул далеко назад, в направлении высотного здания. А Трейвин стал нагонять меня огромными скачками.
   Запрыгнул на кусок бетонной плиты, что висел высоко в воздухе, над деревьями, которые находились с краю парка, возле шоссе и высотного здания.
   Ко мне снизу на жёлтом тощем облаке подлетал Трейвин.
   Я выпустил сеть эластита на бетонные обломки, что висели рядом, в воздухе и подтянул на себя. Сформировал оружие и заставил эластит затвердеть. Теперь можно и в бой!
   -- Бетонный молот! -- падал я на Трейвина с молотом в руках, держась за длинную рукоять.
   Сейчас я тебя прихлопну, как таракана тапком!..
  
   Тук-тук, тук-тук...
   Я открыл глаза, проснулся. Кто-то стучался в дверь моей комнаты. А рядом с кроватью стояла Пламевласка и довольно улыбалась. У неё всё также была грудь обмотана ярко-алыми лентами с золотистыми искрами, и только низ живота приоткрыт. В широких, просторных штанах. На обоих предплечьях завязаны чёрные шнурки. На правом болталась пушистая кисточка, на левом острый клык, словно из изумруда. Руками сжимала рукояти огромных палашей, которые положила себе на плечи так, что клинки скрещивались у неё за шеей.
   -- Утро доброе! -- пожелала мне Пламевласка и сняла с плеча один из палашей, воткнула его в пол. -- Да я смотрю, ты становишься настоящим мужчиной! Молодец! -- и показала мне жест с поднятым большим пальцем.
   -- Чего? -- и удивлённо уставился на девушку.
   Та подошла ближе.
   -- Я говорю о том, что ты научился прятать от меня свои кошмары, и я не могу больше попасть туда. Сам борешься с кошмарами, да? Так держать! Молодец! -- и хлопнула мне по плечу "слабенькой" рукой. Той, что спокойно держит палаш, который мне не поднять и двумя руками!
   Уй-ё... как больно! Прямо по тому месту, которое распорол мне Трейвин! От боли у меня даже цветные пятна поплыли перед глазами.
   Улыбаемся, улыбаемся... не гоже перед девушкой слабость показывать!
   -- Ну, раз у тебя всё прекрасно, то я пойду, посплю.
   Серебристый браслет у меня на руке стал нагреваться, а Пламевласка начала истончаться, как туман.
   -- А кто прервёт мой сладкий сон, то об этом горько пожалеет! -- пригрозила она огромным клинком, повернув руку так, что яркий луч света отразился на острие лезвия. -- Покромсаю! -- напоследок хищно улыбнулась и призрачной дымкой втянулась в браслет.
   Ну вот, исчезла, наконец-таки! Теперь можно и осмотреть себя. Ран нет, но вот левое плечо и живот болели так, словно меня ранили на самом деле, а не во сне. Интересно, а если Трейвин убьёт меня там, то я умру? И тогда он захватит моё тело? Скорее всего...
   В дверь всё ещё стучали. Так, где мои штаны? А вон на полу лежат! Рубашка, рубашка... Глазами пробежался по светлому персидскому ковру с красочным орнаментом, мягкому пуфику возле большого зеркала с туалетным столиком, на котором были и ароматные свечи, и цветы в вазе, и ещё много чего... Блин, где же рубашка! Я даже посмотрел на стену, слева от огромной кровати с балдахином, на которой я спал. На стене висела большущая картина с крепкой рамой, оттуда мне улыбался какой-то красавчик. Наверное, известный дамский угодник!
   О, нашёл! Возле изголовья стоял резной стул, а на его спинке висела моя рубашка. Да... с такими кошмарами не только забудешь, где что лежит, но и где уснул. Ну почему мне досталась такая комната!!! Это же женский будуар! Эх, невезуха...
   Оделся, встал. Ох-ё! А раны-то болят! Ну почему - когда я почти прихлопнул Трейвина молотом, то меня разбудили?! Эх, невезуха...
   Пошёл открывать дверь и по пути ещё раз бегло окинул взглядом комнату, и заметил в дальнем углу целую гору костей: человеческих и от животных.
   Блин, Пламевласка! Ну, зачем свои игрушки тащить-то ко мне в комнату, а?..
   Открыл дверь. И тотчас её захлопнул...
   Итить! Лучьяна! Откуда она узнала, что я здесь ночевал? Если увидит этот женский будуар и человеческие кости в углу, то может не о том подумать!
   Осторожно приоткрыл дверь и боком протиснулся в узкую щель.
   -- Среброкрыл, что с тобой? -- удивлённо вскинула тонкие брови голубоглазая красавица.
   -- Да так, с дверью не порядок, -- подхватил девушку за локоток и увёл к широкому окну, что располагались на правой стороне коридора, а по левой были двери комнат.
   С радостью плюхнулся на широкий подоконник и подставил лицо под яркие солнечные тёплые лучи.
   Лучьяна мялась, теребила край платья и никак не могла первой начать разговор. На ней сегодня было прекрасное платье нежного голубого оттенка, на голове маленькая шляпка, сдвинутая набок, такого цвета, а на ногах лёгкие босоножки.
   -- Ты вчера так резко убежал. Обиделся на нас, наверное? -- подняла лицо на меня и чисто и открыто посмотрела.
   Боже, какие у неё красивые глаза! Словно ясное лазурное небо, умытое после дождя!
   -- Нет. Просто неожиданно вспомнил о Куни и пошёл его искать, -- и мягко улыбнулся.
   Лучьяна приложила маленькую ладошку к моей щеке и стала как бы поглаживать большим пальчиком скулу.
   -- Тогда, счастье моё, я расскажу тебе свою историю, -- и взгляд её затуманился, словно она заглянула в прошлое. -- Я жила со своей сестричкой в небольшой деревеньке, которую защищал Герой. Прославленный после множества подвигов он вернулся с Таинственного Острова на континент Трилистник и поселился в замке неподалёку от нашей деревни. Герой любил часто устраивать праздничные ярмарки, на которых все от мало до велика соревновались в силе, скорости, находчивости, ловкости и даже красноречию! Там-то я и научилась стрелять из лука, и о наших необычных глазах все и узнали. Именно Герой посоветовал мне с сестричкой на время надевать повязки на глаза, когда те устанут. Сейчас в них нет нужды, ведь я ношу очки! -- и изящно поправила тонкую оправу. -- Всё было хорошо, пока не появились они - Иные!..
   Девушку словно тень накрыла: взор поблек, губы сжатые в тонкую полоску - побледнели. Каким-то безжизненным голосом она продолжила:
   -- Иные вместе с Изменёнными, что им подчинялись, напали, когда Герой отлучился в столицу. Они узнали о наших глазах! И ворвались в деревню только с одной целью: похитить меня и сестрёнку! Я уже тогда хорошо стреляла из лука, но вот сестрёнка... -- её голос дрогнул, -- совсем не умела, поэтому она держалась у меня за спиной. Мне приходилось отстреливаться от всех сразу, и нас почти схватили, когда неожиданно появился Герой. Мя стали побеждать, но вдруг один из Иных натравил на нас целую стаю песчаных волков, и пока мы от них отбивались, то те сбежали, похитив Миранеллу! Я не смогла уберечь сестричку!!! -- закричала Лучьяна и в слезах бросилась ко мне на грудь.
   Сквозь тонкую рубашку я почувствовал её горячие слёзы. Лучьяна рыдала, но продолжала говорить:
   --Я везде её искала, везде! Спрашивала у всех, но... никто не знает, где находиться Орден Изменённых! А эти изверги в это время ставят опыты над моей сестрой! -- в бессилии она стучала кулачками мне по груди. -- Что мне делать? Как мне её найти? Где она?..
   Плач Лучьяны, словно ножом резал моё сердце, и мне до зубного скрежета захотелось её утешить, но... ЧТО Я МОГУ? Любые слова здесь бессильны!
   Постепенно девушка перестала всхлипывать и вскоре подняла на меня заплаканное лицо.
   -- Среброкрыл, ты поможешь мне?
   Я крепко обнял девушку.
   -- Конечно. Я непременно найду и спасу твою сестрёнку! -- гладил её по голове.
   Лучьяна уткнулась мне в плечо и тихо произнесла:
   -- Спасибо!
   Так мы и стояли в пустом коридоре и в тишине...
   Через какое-то время Лучьяна зашуршала платьем и протянула мне свёрнутый свиток, завязанный красной ленточкой, который я тотчас взял в руки.
   Она с надеждой посмотрела мне глаза и улыбнулась.
   -- Не знаю почему, но я чувствую, что только ты сможешь спасти Миранеллу из лап Ордена Изменённых!.. Там, -- погладила пальчиком Лучьяна свиток, что был у меня в руках, -- под золотисто-багряным клёном я с сестрёнкой стою в обнимку. Это подарок нам от знакомого художника.
   Я взялся за красную ленточку, хотел развязать, но Лучьяна положила на свиток руку и отрицательно покачала головой.
   -- А я ведь так тебя и не отблагодарила за то, что ты спас меня тогда в лесу, -- Лучьяна улыбнулась и с нежностью во взоре наклонилась ко мне и чмокнула в щёку. -- Спасибо тебе!
   Резко развернулась и с пылающим лицом от смущения убежала прямо по коридору, стуча босоножками по полу.
   Я схватился за поцелованную щёку. Итить! Вот это да... Всем наградам награда!
   Какое-то время стоял столбом - блаженствовал!
   -- Ур-р-р... -- проурчал недовольный живот от голода. Мол, пока ты наслаждаешься от поцелуя, - я голодаю!
   -- Ясно, ясно... -- погладил я живот, -- уже иду завтракать!
   Спустился на первый этаж. Там за одним столом завтракали белокурый красавец Стэн и крошка Лисана в детских шортиках на лямках. Решил к ним присоединиться, а то пока найду Куню - могу загнуться от голода.
   -- Приятного аппетита! -- присел я рядом с ними.
   Стэн, как и вчера, совершал предтрапезный обычай - расчёсывал длинную чёлку позолоченной расчёской и придавал ей вид клюва ястреба: загнутый, острый. Так что кончик чёлки касался его носа.
   -- Ну, герой-Среброкрыл, что будешь заказывать? -- обратился ко мне Стэн. -- Советую заказать устрицы, они здесь необычайно вкусные! -- и взглядом указал на свою тарелку, в которой жареные устрицы были красиво украшены петрушкой и другой неизвестной мне зеленью.
   Лисана презрительно пфыкнула и сморщила носик, потом наклонилась над столом и ткнула указательным пальцем парню в грудь.
   -- Заруби себе на носу, вкуснее молока ничего нет! А ты - устрицы!.. -- и села на место.
   -- Да-да... только я бы не хотел, чтобы потом Среброкрыл часто бегал в туалет по-маленькому. И ты тоже не мучь себя! Сходи, сделай пи-пи, а то трясёшься за столом, терпишь, -- и указал расческой в сторону уборной.
   Девчонка покраснела, сжала руки в кулачки и как ударит ими по столу, да как крикнет на весь зал:
   -- Я не хочу пи-пи!!!
   Все ковбои обернулись к нам. Лисана жутко покраснела, так что стала похожа на помидор.
   -- Ну всё, капитан, ты доигрался! -- резко встала, разбежалась и как прыгнула вперёд, с вытянутой правой ногой перед собой (вторую поджала под себя), да как впечатает свою стопу тому в лицо, что бедолагу тут же со свистом вынесло из-за стола.
   От увиденного у меня нижняя челюсть с лязгом упала на пол, а глаза от удивления выпучились, наверное, сантиметров на двадцать!
   Фига себе! Вот тебе и крошка Лисана!.. Да она же мастер рукопашного боя!
   Стэн летел со скоростью пушечного ядра и сметал всё на своём пути: столы, стулья и даже людей! Бедный, бедный Стэн... ты, видать, забыл, что нельзя обижать миленьких крох! Иначе ждёт расплата!
   Несколько ковбоев спокойно так себе сидели у стены, ни кому не мешали, завтракали, как вдруг к ним прилетел капитан, который с шумом врезался в них. Образовалась куча мала: разгневанные ковбои хватались за Стэна, тянули к себе, дабы вдарить тому в морду, а капитан из-за всех сил пытался избавиться от них и встать на ноги.
   Итить! На ногах у капитана - коньки! Зачем они ему - здесь же нет льда?!
   Пока я протирал глаза (вдруг мне показалась, что на капитане такая странная обувка!), то проморгал важный момент, когда Стэн расправился ковбоями, которые повисли на нём, точно разъярённые коты на загривке здоровущей собаки. Теперь ковбои были погребены под грудой снега. Ничего себе! Откуда он здесь взялся?! А капитан неторопливо и с удовольствием скользил к нам на своих коньках, спрятав руки за спину.
   Ого! Лёдовая дорожка сама собой образовывалась перед капитаном. Вот оно что! Коньки - это Мифическая предмет!
   -- Ясно, ясно... -- пробормотал я, качая головой.
   Приближаясь к нам, Стэн резко затормозил, и из-под лезвий его коньков в нашу сторону полетел снег, который накрыл меня и Лисану огромным снежным валом.
   -- О, простите, простите! Опять я не рассчитал свою силу, -- а сам присел возле снега, что накрыл мои ноги, и хлопал обеими руками, придавая тому круглую форму.
   Да ты шутишь! Он что - хочет из меня снеговика вылепить!
   Так как я был полностью погребён под снегом, то, наверное, был похож на большой сугроб, из которого торчали только глаза.
   -- Извини, увлёкся, люблю со снегом играть! -- стал извиняться Стэн, когда прочувствовал на себе мои гневные и жгучие лучи, которые я выпускал из глаз.
   Теперь капитан старательно выкапывал меня из сугроба, разгребая снежный вал обеими руками.
   Неожиданно сугроб, который был чуть меньше моего и стоявший слева, начал быстро таять. Вскоре показалась голова разгневанной Лисаны. Снег с неё быстро таял, потому что девчонку с двумя милыми хвостиками охватывало багровое пламя. И хоть огненный покров был не толще пальца, этого вполне хватило, чтобы растопить весь снег за две минуты (который накрыл Лисану).
   -- Чёрт тебя дери, капитан! -- Лисана, разозлённая до нельзя, стояла сжав кулаки.
   А вот и её Мифический предмет - две бывшие алые ленточки, которые раньше были красиво завязаны бантиком на прелестных косичках, теперь обратились в змеек из пламени и как бы шипели на парня. Именно от них и образовался огненный покров, что охватил девчонку, словно сухую ветку в костре, но это ни сколько ей не вредило.
   Вспыхнуло пламя из-под ног крошки Лисаны, и она тотчас прыгнула с места в сторону Стэна, вытянув правую ногу вперёд, а другую поджала под себя.
   Белокурый красавец с лёгкостью отклонился от мощного удара ноги, отпрыгнув в сторону, и при этом успел совершить в воздухе изящный пируэт, а когда приземлился, то, скользя на льду, объехал девчонку по широкой дуге.
   А Лисана, хоть и промазала и упала на попу, отступать не желала. С трудом встала и приняла боевую стойку: широко расставила ноги и прикрыла корпус и лицо руками. И чем дольше она стояла на одном месте, тем сильнее таял лёд у неё под ногами.
   -- Да не кружи ты тут! -- пожаловалась девчонка с двумя милыми косичками и в детских шортиках на лямках. -- Остановись хоть на миг, а то меня уже от этого начинает тошнить! -- и на несколько секунд прикрыла глаза ладошками.
   Не обращая никакого внимания на просьбу Лисаны, капитан продолжал скользить, держа руки за спиной, и чертить коньками на льду круги, петли, повороты... И при этом он ловко объезжал столики с ковбоями!
   Наш миленький рукопашный боец (с двумя косичками!) учёл предыдущий печальный опыт и не стал прыгать с места. Вместо этого Лисана опасно заскользила в сторону Стэна. Она стояла на одной ноге, а другую вытянула перед собой.
   И снова белокурый красавец с лёгкостью избежал удара, отскочил далеко вбок (не забыв сделать изящный пируэт в воздухе!).
   Однако Лисана была к этому готова и после очередного промаха внезапно села и, оттолкнувшись руками и ногами ото льда, полетела к капитану, совершая кувырки в воздухе. А когда приземлилась всеми конечностями, словно паук, то резко вскочила и мощно выстрелила правой ногой снизу вверх. Капитан защитился, скрестив руки перед собой, однако сила удара была настолько велика, что того подбросило высоко в воздух, и он по широкой дуге полетел, сверкая лезвиями коньков.
   Повернув голову в мою сторону, белокурый красавец с загнутой длинной чёлкой, как клюв ястреба, летел долго, и на его лице явственно читались мысли: "Почему Лисана никак не оставит меня в покое?! Сколько же можно дуться и обижаться на какой-то снег?! Вон Среброкрыл, после того как выбрался из снежного сугроба, не кидается же на меня! А спокойно стоит и дрожит от холода".
   Три ковбоя, которые сидя за завтраком что-то бурно обсуждали, не заметили, как на них сверху падал капитан, и когда тот рухнул на стол, то они опешили. Кто-то так сидел с вилкой в руках и солёным огурцом во рту, словно курил сигару... Зелёную! И пупырчатую...
   Пока Стэн выбирался из-под обломков стола, крошка Лисана быстро к нему приближалась.
   Остановилась в двух шагах от него и, подперев бока руками, крикнула:
   -- Капитан, давай вылась быстрее! Ещё один слабенький пинок, и я пойду продолжать свой завтрак, прерванный тобой! -- и ткнула пальцем в Стэна, который вставал на ноги. Правда, со стороны это выглядело так, как будто белокурый красавец стоит, преклонив одно колено, перед маленькой госпожой (в детских шортиках на лямке и с двумя милыми хвостиками!). На девчонке уже не пылало пламя, да и огненные змейки превратились в алые ленточки.
   Тут один из ковбоев положил свою руку на плечо Лисаны и недовольно произнёс:
   -- Малышка, иди играйся в другом месте. А с парнем мы сейчас поговорим по-взрослому о причинённом нам ущербе, -- и хрустнул кулаками, разминая руки.
   Вот идиот!.. Как он с ней разговаривает!
   Крошка Лисана снова воспылала и, взяв за грудки ковбоя одной рукой, другой щёлкнула пальцем по широкополой шляпе, и та далеко улетал куда-то в глубину зала.
   Ого! Да наш ковбой-то - лысик!
   Тем временем неугомонная хулиганка схватила правой рукой за затылок ковбоя и с силой стукнулась лбом в лоб, да так мощно, что по залу прошлось гулкое эхо. Многие сидящие скривились так, словно у них зубы заболели - да все разом!
   Эх, жалко, жалко бедного ковбоя! Тот почти потерял сознание, когда крошка Лисана решила его поучить:
   -- Заруби себе на носу, ты мне не указ! -- и отшвырнула уже обмякшее тело в сторону его друзей, которые вмиг подхватили и оттащили подальше, где и стали приводить в чувство.
   -- И что вы тут устроили? -- Лучьяна стояла на ступени середины винтовой лестнице и держалась за перила.
   Ух-ты! За это время она уже успела переодеться! Теперь на ней был охотничий костюм, где из множества кармашков торчали маковки ромашек.
   -- Ничего не устроили! Вот пну напоследок капитана, и можно будет продолжать завтракать! -- крошка Лисана подпрыгнула и ударила вертушкой, целясь в грудь, но белокурый красавец, как будто ждал этого, резко присел, так что девчонка вновь по нему не попала, и, вытянув левую ногу вперёд, красиво крутанулся на одном коньке.
   -- Да хватит вам уже ссориться! -- громко воскликнула Лучьяна и сняла очки, затем стремительным движением взяла в руки лук и выпустила кучу стрел.
   Быть того не может! За одно мгновение она пришпилила ко льду и капитана и хулиганку! Точнее края их одежд. К тому же, стрелами обвела очертания тел так - что те даже шелохнуться не могли! Одуреть! Вот это скорострельность! А я ещё сомневался в том, что Лучьяне не под силу завалить медведя... Да она их пачками уложит!
   Пока я удивлённо таращился и подбирал с пола свою нижнюю челюсть, голубоглазая красавица спустилась с лестницы и прошла к друзьям. Те беспомощно смотрели на неё, когда она освобождала их от стрел, которые складывала в колчан за спиной.
   -- Уа-а-а... -- раздался сбоку от меня протяжный зевок.
   Повернулся, а там Пламевласка сладко подтягивалась, заложив одну руку за голову.
   Эх, какая же она миленькая! Когда потирает глазки кулачками со всклоченными волосами, в которых плясали язычки пламени, и в пижамке с нарисованными обаятельными мишками! Да... и пусть себе сжимает в одной руке рукоять палаша с зелёным лезвием. Всё равно милашка!
   -- Уже выспалась? -- смотрел я на неё с нежностью.
   -- Нет. Опасность приближается. Вон даже он её почувствовал, -- мотнула она головой в сторону, где подпирая спиной стену стоял Куня, что подкидывал в воздух чёрный нож и ловил его за самый кончик лезвия. Его вид казался расслабленным, но напряжённый взгляд, который он бросал в моём направлении, говорил о другом.
   А? Опасность? Где? Завертел я головой и только сейчас заметил, как ко мне приближался Иной, парень - лет двадцати пяти. У него на голый торс была надета шуба, окрашенная в вишнёвый цвет, под ней пляжные шорты с ярким рисунком, а на ногах резиновые шлёпанцы.
   Итить! Это мода сейчас такая?
   И шёл он как-то забавно: выбрасывал ноги вперёд, точно они сами собой рвались вперёд. К тому же, умудрялся при этом из одной руки в другую перебрасывать карты - веером.
   -- Вы его испугались? -- ткнул я пальцем в Иного, который почти подошёл к нам, и обернулся к Пламевласке.
   -- Идиот! -- ударила меня по руке разгневанная девушка. -- Если ты не знаешь, как выглядит Иной из рода дьявольских рисовальщиков, то это не повод тыкать в них пальцем! Это верная СМЕРТЬ! -- последнее слово она произнесла таким пугающим тоном, что у меня мурашки пробежали по телу...
  

Глава 13. Козырной король Бонапарт.

  
  
   Неожиданно Пламевласка исчезла, а секунд через пять появилась уже в стальном доспехе, где на груди изображался огненный меч, воткнутый в землю, а рядом белели черепа и кости; наручи и поножи выглядели так, словно на руки и на ноги надели ряд багряных колец. Внезапно она сорвалась с места и, приставив кончик лезвия к груди странного Иного, стала угрожать клинком.
   Куня тоже не остался в стороне - как тень, возник у того за спиной и прижал к горлу чёрное лезвие.
   -- Чего тебе надо? -- процедила сквозь зубы Пламевласка.
   Ик! Такой устрашающей я ещё не видел! А вот Иной, как будто и не почувствовал угрозы: продолжал перебрасывать карты из одной руки в другую, и те дугой перелетали через зелёное лезвие огромного палаша.
   -- Хоро-хоро-хоро... -- рассмеялся тот жутким смехом, от которого кровь стынет в жилах. -- Кого я вижу, да это же внучка великого Зорго! Лучшего мечника в мире! -- окинул он Пламевласку заинтересованным взглядом. -- А по слухам тебя убили... но так даже лучше! Для моей коллекции...
   Вдруг и Пламевласка и Куня отпрыгнули от него на несколько шагов назад.
   -- Хо-о-о... А вы даже лучше, чем я думал! -- повертел он две карты, по одной в каждой руке.
   Не понял... А куда девалась остальная колода?! И почему рисунки на картах таки знакомые?.. Да ну тебя! Быть такого не может! Или может? Посмотрел на руки своих друзей и, действительно, у Куни исчез нож, а у Пламевласки палаш. Теперь их оружия были заключены в картах.
   -- Задержитесь вы хоть на чуть-чуть и пополнили бы мою коллекцию, а так - только ваши зубочистки... -- расстроено вздохнул Иной и спрятал обе карты в карман шубы. -- А может быть, мне стоит приложить немного больше усилий и... -- он кровожадно обвёл взглядом друзей.
   -- Эй, отстать от моих друзей! -- мигом натянул я на руки перчатки Победы и послал в них импульс силы, после которого они приняли свою боевую форму: стали похожими на латные рукавицы с тонкими чёрными пальцами. -- Иначе пожалеешь... -- и бросил на него взгляд полный острой стали.
   -- Ой-ой... А ты-то мне и нужен! -- и медленно подошёл. -- Недавно известная пророчица предсказала, что я встречу тебя здесь, -- он вновь стал расслабленно перебрасывать карты из одной руки в другую. -- Она поведала о том, что именно ты в будущем принесёшь большой переполох на Таинственный Остров! И из-за тебя заполыхают целые страны в ожесточённой войне, а сильные мира сего возжаждут твоей смерти и будут охотиться на тебя! -- резко приблизил своё лицо ко мне. -- Что скажешь?
   Я взглянул в его чёрные глаза, где не было белка, словно в два колодца самой бездны.
   -- Если для того чтобы отыскать Милу, мне понадобиться перевернуть вверх дном весь Таинственный Остров - то я это сделаю! И если потребуется, то я брошу вызов любому - кто бы он не был! -- и ударил кулаком о раскрытую ладонь.
   Иной прикрыл ладонью свои глаза.
   -- Боня, Боня - нет, нельзя! Рано... он ещё не созрел! -- и облизнулся, точно каннибал. -- А ты, малец в шарфе, готовься к битвам с всесильными Иными, которые могут сделать так! -- и убрал руку от лица.
   В его затянутых мраком глазах проявился рисунок паутины, и от них на меня будто бы волна набежала. Мир вокруг вдруг окрасился в чёрный цвет, а под ногами я увидел огромную паутину...
   Чёрт! Я не могу даже и пальцем пошевелить! И в эту паутину попал не только я - но все находящиеся в зале! Люди и Иные застыли, словно статуи, и были пойманы в паутину посреди чёрного мира...
   -- Запомни, МАЛЕЦ! Для некоторых Иных, куда ты направляешься, не составит труда избавиться от тебя. Или же... -- в его руке появилась одна единственная карта, на которой не было ничего изображено, -- избавиться от твоих друзей! -- и в эту карту вмиг затянуло Куню - хоп, и его нет!
   Гадко улыбаясь, Иной из рода дьявольских рисовальщиков одним движение разорвал карту.
   У меня сердце на миг остановилось.
   -- Ты... ты... ты убил его!!! -- закричал я и с огромным трудом сделал шаг к нему. Такое чувство, будто бы тело окаменело и совсем не хотело меня слушаться.
   От сильнейшего напряжения у меня начало плыть перед глазами, но... НЕПРОЩУ.
   Тот спокойно повернулся ко мне спиной, засунул руки в карманы шубы и пошёл в глубь зала... А через несколько шагов он остановился, вынул руку - помахал мне, тыльной стороной, и предупредил напоследок:
   -- Одним словом будь готов ко всему и стань сильнее! Я возлагаю на тебя большие надежды! -- на краткий миг обернулся ко мне и плотоядно облизнулся... и пошёл дальше.
   Как только я полностью избавился от оцепенения, то мир сразу же приобрёл свои обычные цвета и краски, паутина исчезла, а на полу, после ухода Иного, я заметил карту, что лежала рубашкой вверх. Это была не та, которую он разорвал, а другая - целая.
   С тайной надеждой в сердце шагнул к ней.
   Пуф!.. Карту окутал дымок.
   -- Кха-кха... -- закашлял кто-то, чей силуэт виднелся сквозь сизый дым. -- Среброкрыл, не знаю почему, но Козырной Король Бонапарт, точно хорошо к тебе относиться! Иначе я был бы мёртв.
   Дым наконец-то истаял.
   -- Куня! -- радостно воскликнул я и подбежал к нему. -- Как ты, в порядке? -- и обошёл того по кругу, осматривая. -- Или мне пойти мстить за тебя? -- заглянул в зелёные кошачьи глаза друга.
   -- Не боись, со мной ничего страшного не произошло! -- друг широко улыбнулся и похлопал мне по плечу.
   Уф-ф-ф... у меня как будто камень с сердца упал.
   -- Вот же ёжик в пляжных шортах! -- погрозил я кулаком Бонапарту.
   Интересно, он знал - что если бы разорвал карту с Куней, то я не успокоился бы, пока не отправил его в ад! Даже если это бы и стоило мне жизни!
   -- Скучно... кто сыграет со мной в карты? -- громко спросил Козырной Король, сидя за столом-пнём, который находился приблизительно в середине зала.
   Он обвёл взглядом ковбоев, что сидели неподалеку от него, за своими столами. Те шуганулись, повыскакивали из-за столов, намериваясь убежать.
   -- Ты, ты и ты, -- ткнул пальцем Козырной Король на длинноносого ковбоя, мужчину с мохнатыми бровями (из-под которых почти не было видно глаз) и на того, что с бородавкой на подбородке, -- подсаживайтесь ко мне, составите мне компанию. Иначе... -- окинул он их взглядом безумца и облизнулся, точно кровожадный убийца.
   Бедняги громко сглотнули с белыми от испуга лицами и медленно пошли (как на казнь!). Когда они сели за стол, то Бонапарт стал раздавать им карты и объяснял при этом правила игры.
   -- Почему? -- возмущённо возгласил длинноносый ковбой.
   -- Хо-о-о... да мы смеем жаловаться, -- и посмотрел на него так, словно увидел перед собой поросёнка, что жарился на вертеле.
   Тот весь вспотел и, кажется, забыл даже как надо дышать.
   -- Лучше радуйся, что не попался мне позавчера на глаза!.. Потому что тогда ставкой была жизнь! -- сжимая карту меж двух пальцев, коротко взмахнул, и та уголком воткнулась в стол.
   Все трое превратились в мраморные статуи
   -- А вчера - оружие! -- продолжал разъяснять им Бонапарт. -- Именно поэтому я решил, что сегодняшней ставкой будет одежда! Или вы не согласны? -- и кровожадно на них посмотрел.
   Бедняжки в знак согласия закивали так, что, казалось, ещё чуть-чуть и у них головы отваляться!
   -- Среброкрыл! -- обратился ко мне Куня. -- Мне пора! Потому что...
   Друг принял любимую стойку в полуприсяде: правая нога выдвинута вперёд, а вытянутой рукой указывал на выход из зала. Изумрудные кошачьи глаза возбуждённо засияли, и он радостно воскликнул:
   -- Трапа-па-па... Приключения ждут меня! -- вмиг сорвался с места, и, как всегда, поднял клубы пыли за собой.
   -- А я пойду досыпать! -- Пламевласка зевая прикрыла рот ладошкой и начала истончаться, как туман, но напоследок успела предупредить: -- А если посмеешь меня разбудить из-за какой-нибудь мелочи, вроде тех макак в пещере, то я тебя ПОКРАМСАЮ! -- и с хищной улыбкой на лице призрачной дымкой втянулась в браслет, который тотчас же стал остывать.
   Ну вот, теперь о том случае будет всегда меня укорять! Эх, невезуха...
   Так как друзья меня покинули, то я прошёл к столу с искателями приключений команды Радужный Феникс. Кушать-то хочется! С утра и маковой росинки не было! А всё из-за того, что капитан и крошка Лисана повздорили, и так как в той стычке Стэн засыпал обеденный стол снегом, сейчас они сидели за другим.
   Присел за стол и заказал большую головку сыра и поинтересовался у Лучьяны:
   -- А где Лисана?
   Голубоглазая красавица положила свой указательный пальчик на кончик моего носа и нравоучительно произнесла:
   -- Счастье моё, когда девушка отлучается на пять минут из-за стола, то об этом не принято спрашивать!
   А... всё ясно с ней! Опять обпилась молока и отправилась делать пи-пи...
   Внезапно на голове у Лучьяны миленькая шляпка-цилиндр с розовым бантиком заходила ходуном, и стоило той слегка её приподнять, как оттуда тотчас вылетели перепёла.
   Что тут началось!.. С криками "Дичь, дичь!" ковбои начали палить по ним из всех стволов, а перепела в ответ скидывали на них бомбы, гадили на головы! В зале стоял невообразимый шум: оглушительная пальба, свист, улюлюканье, крики... Люди на улице, наверное, подумали, что здесь началась не просто потасовка - а целая война!
   Лучьяна же бегала по залу, ловила птиц шляпкой-цилиндром и, когда последний исчез в глубине шляпки, ковбои с расстроенными вздохами уселись за свои столы.
   Моё внимание привлекли три голых мужика, что драпали к выходу. Двое из них, не сбавляя хода, откинули чёрную ширму - ворвались в первый зал, а оттуда, наверное, на улицу. Третий же остановился возле выхода и обернулся.
   -- Изверг! Раздел до гола! -- громко крикнул длинноносый ковбой, прикрывая своё сокровище между ног шляпой.
   Обращался он к Козырному Королю Бонапарту, который удивлённо вскинул бровь.
   -- А я и не заставлял тебя играть! -- а сам ехидно улыбался.
   Голый ковбой пробурчал:
   -- Как будто я мог отказаться...
   -- Давай сыграем на шляпу, -- предложил Бонапарт и пальцем указал на последнюю деталь одежды.
   -- И-и-и... -- от сильнейшего испуга у того даже волосы зашевелились на голове... но потом он всё же нашёл в себе силы и быстро выпалил: -- Эта шляпа - гордость настоящего ковбоя! Ни за что! -- и нырнул за чёрную ширму выхода.
   -- Хоро-хоро-хоро... -- рассмеялся Бонапарт жутким смехом и обвёл посетителей салуна кровожадным взглядом. -- Кто хочет сыграть!
   Все стали прятать глаза, никто не ответил, и зал почему-то начал быстро пустеть.
   -- Среброкрыл, -- тронул меня за руку капитан, обращая на себя внимание. -- Вот возьми на память, -- и протянул прямоугольную карточку, но не игральную.
   На лицевой части в золотистой рамке изображался в маске человек с длиной чёлкой, как клюв ястреба, загнутой острым концом. Он парил высоко в воздухе на фоне небоскрёбов.
   Высотные здания показались знакомыми, но пришла служанка, принесла заказанный мною сыр. А... потом рассмотрю! И засунул карточку в карман штанов.
   В сладостном предвкушении отрезал кусочек, нанизал его на вилку и... так и застыл с вилкой возле рта.
   Итить! Что за на фиг! У светящегося гриба, что рос прямо на столе-пне, открылись глаза. Он уставился на меня, а потом встал на короткие ножки и быстро соскочил со стола.
   -- Ловите его! Он жутко дорогой, а мы ещё за вчерашний, который сбежал, не расплатились! -- вскрикнул Стэн.
   Так вот о каком грибе он спрашивал вчера Лучьяну!.. И я выстрелил эластитом в шустрого гриба на коротких ножках. Хорошо, что не снял перчатки! Но, увы, промазал. Этот гад отпрыгнул в сторону! На бегу повернулся ко мне, смешно так моргнул несколько раз и снова отвернулся. Какой же ловкий и шустрый гриб на ножках попался! Никак попасть в него не могу!..
   Лучьяна догадалась снять очки и выпустила десяток стрел за пару секунд. Ух-ты! Гриб оказался в клетке! Надеюсь, он не сможет через них перепрыгнуть.
   Вот и замечательно. Лучьяна схватила одной рукой гриб за шляпку, а другой стала выдёргивать стрелы из пола. Гриб на ножках жалобно на неё поглядывал и изредка предпринимал попытки сбежать - вовсю дрыгал ногами!
   По пути назад к голубоглазой красавице присоединилась и крошка Лисана. Они что-то обсуждали между собой, когда девчонка с двумя милыми хвостиками наступила на жёлтое пятно эластита. Её нога прилипла к полу, и та не удержала равновесие - нелепо взмахнула руками и - бам-с! - упала лицом вниз.
   Лучьяна помогла ей встать и что-то сказала, после чего та повернула голову в мою сторону. У крошки Лисаны покраснел лобик, и это выглядело умилительно. Вот только, она так разгневанно на меня смотрела, что казалось - у неё из глаз злые искры сыпались! Ох-ё! Я и забыл, что она мастер рукопашного боя! Да ещё и вспыльчивая! Что сейчас будет...
   Крошка Лисана медленно на меня надвигалась, а я встал из-за стола, попятился. Ну, не дерусь я с девчонками! Не дерусь! А битым - тоже как-то быть не хочется... В общем, встал так, чтобы между нами был стол и приготовился в случае чего быстро нагнуться. Я-то прекрасно помню, как она умеет в прыжке с вытянутой ногой выносить людей!
   -- Ки-и-ай! -- её нога топором разнесла стол в щепки.
   Итить! Что за монстр! А с виду такая милашка, с двумя прелестными косичками и в детских шортиках на лямках, а на деле - ещё та хулиганка! Да и к тому же - рукопашный боец!
   Бедный, бедный я! Мне приходилось бегать от неё по всему залу, уклоняться от ударов, иногда нырять под стол, обороняться стульями!
   Когда она в очередной раз прыгнула на меня с вытянутой ногой, то я резко опустил свою попу на стул, и Лисана пролетела надо мной. Эта зараза метилась в лицо! Вот чтобы с ним было, попади она в цель!
   Буйство хулиганки в детских шортиках на лямках остановила хозяйка. И пока та ругала её и сердито указывала на поломанную мебель, я бочком-бочком проскользнул поближе к выходу.
   Внезапно из-за чёрной ширмы вынырнула рука, крепко меня схватила и затащила в первый зал. Это оказалась девушка, одетая как ковбой. На голове шляпа с высокой округлой тульей, вогнутой сверху, и с широкими подогнутыми вверх по бокам полями.
   Ух-ты! Иная! У неё ушки, как у лисички! И они так мило торчали из ковбойской шляпы, что у меня сладко защемило на сердце.
   Её глаза золотистого цвета смотрели на меня.
   -- Возьми меня в свою команду! -- улыбнулась и застенчиво спрятала руки за спиной.
   -- А? В команду?.. Но у меня её нет! -- удивлённо уставился я на девушку.
   Та стала ковырять пол носком сапога.
   -- Тогда создай! -- подняла на меня глаза и открыто улыбнулась.
   Э-э-э... это так просто?! Однако сейчас до этого - нужно смыться отсюда подальше, пока меня сыскала крошка Лисана! Ни то - буду битым! А так не хочется...
   Схватил за руку девушку и потащил за собой к выходу на улицу. А там развлекался Куня, По нему стреляли ковбои, которые почему-то обретались на крышах домов. А тот, сложив руки на груди, смешно отплясывал ногами и несмотря на то что на земле возникали фонтанчики пыли от пуль, ни одна из них по нему не попала.
   -- Эй, девчата! Вы чего такие "косые" всё мажете и мажете! -- хохотал донельзя довольный Куня.
   Ковбои лишь пуще обозлились и все до одного стали стрелять из двух рук.
   -- Шериф, а шериф! Да ты ещё хуже своих подчиненных - мажешь за десять шагов! -- и стал подпрыгивать на одной ноге, кривляться, а то и вовсе совершать быстрый бег на одном месте.
   Теперь-то мне понятно - почему за ним вечно кто-то бегает разозлённый!
   -- Вот его, -- обратился я к девушке и показал пальцем на друга, -- я совсем не знаю. И пусть потом не прибегает ко мне с взбешёнными до жути ковбоями у себя за спиной. Я с ними разбираться не буду! -- развернулся и толкнул две створки на пружинах, приподнял в сторону длинный полог и зашёл обратно в салун.
   Прошёл совсем немного и наткнулся на хозяйку.
   -- Ах, вот ты где - мошенник! -- она, как всегда проверяла на зуб монетку, которую извлекла из кармана белого передника. -- "Клац-клац", тебя-то я и ищу! -- и зло прищурила левый глаз.
   Бритый ёжик! Что-то мне не по себе стало - с чего вдруг? А, точно! Куня же меня предупреждал - быть беде.
   -- А что случилась, уважаемая хозяйка? -- а сам потихонечку начал пятиться к выходу.
   Дородная женщина потянулась к скалке, которая была у неё вместо заколки и держала странную конструкцию из волос, похожую на накренившуюся вперёд витую башню.
   -- Ваши монеты пропали! А у меня из кармана ничего так просто исчезнуть не может! Значит, они были не настоящими! -- хозяйка держала в руках скалку и легонька била себе по ладони. -- Сейчас я из тебя всю дурь выбью! Будешь знать, как обманывать бедных женщин! -- и замахнулась скалкой.
   Итить! Вот я попал! Но мне всё же удалось увернуться, после чего я развернулся на месте и побежал к выходу.
   Хозяйка кинулась вдогонку. И надо сказать, что без скалки причёска в виде накренившейся витой башни не удержалась, и её длинные кудрявые волосы, словно водоросли, теперь закрывали лицо. Ну, сущая ведьма! Со скалкой в руках...
   Выскочил на улицу, а там Куня тоже готовился убегать: принял стойку - сейчас как рвану, что только пыль оставлю за собой!
   Крепкий на вид ковбой со значком сделанный в виде пятиконечной звезды спускался по лестнице с крыши дома, а за ним следовали и остальные. Он гневно крикнул моему другу, трясся кулаком:
   -- Я тебе покажу, какой я меткий! Вот только дай мне почувствовать землю под ногами - вмиг нашпигую пулями! Расплачусь за ту дурную шутку, которую ты учудил с нами!
   ...И вот мы уже бежим от преследователей. За Куней - на лошадях во весь дух мчались взбешённые ковбои, что безостановочно стреляли, а за мной, - махавшей скалкой, разозлённая хозяйка, которая по скорости не уступала лошадям.
   Итить! Это она так на меня зла?!
   -- Куня, а что ты - сделал им? -- и большим пальцем указал себе за спину на ковбоев.
   Друг счастливый, точно получил подарок, бежал скачкообразно - то есть при каждом шаге подрыгивал.
   -- Да просто закинул их всех на крыши домов, а те почему-то обозлились на меня.
   А сам нисколечко не сокрушался о своём поступке, при беге даже язык высунул от радости. Ему нравятся погони? Ладно, тогда и я расслаблюсь...
   Как же весело! Здорово!!! Убегать от разъяренной хозяйки со скалкой в руках. А Куни ещё веселее: за ним гонится целая толпа ковбоев! Стреляют в него, а тот отпрыгивал от фонтанчиков, что возникали от пуль, скакал, как горный козлик.
   Вот только... как долго мы так сможем удирать?! И куда, собственно, прибежим?!
  
  

Глава 14. Повелительница Стихий Ириска.

  
  
   Куни надоело убегать, и он бросил позади нас чёрные шарики.
   Ох-хо-хо... бедные, бедные ковбои! Друг бросил не дымовые шарики, а шарики-вонючки! Со сверхвонючей смесью запаха скунса и различных болотных трав...
   Несчастные лошади встали на дыбы (передними копытами пытались закрыть себе нос!). Ковбои плакали, рыдали!!! Настолько ужасной была там вонь!..
   Затем из зоны поражения все стали выбираться как можно быстрее: жеребцы прыжками перелетали через ковбоев, а те в свою очередь ускорялись так, что обгоняли их, придерживая шляпу. У всех была одна мысль: "Скорее, скорее... покинуть это ужасное место!!!".
   Вот длинноносый ковбой (тот самый невезучий, что сверкал голым задом в салуне, когда проигрался Бонапарту) ухватился за хвост жеребца и радостно крикнул: "Э-ге-гей!". Но жеребцу лишний балласт был не нужен: он лягнул ковбоя и отправил в высокий и дальний полёт. Так что тот сверкнул яркой звёздочкой в небе...
   -- Ну, хоть выбрался из зоны вонючих газов! -- порадовался я за ковбоя. -- Надеюсь, там никто не помрёт - поистине страшной смертью...
   Друг как ни в чём ни бывало шёл рядом, пока не заметил большого кузнечика (пирата-саранчу). Радостно воскликнул: "Чамба-рамба!" и стал прыгать за ним - ловить.
   -- Куня, а тебе их не жалко? -- отвлёк того от сверхважного занятия и мотнул головой назад, указывая на бедняжек, которые всё ещё не покинули чрезмерно вонючее место.
   -- Да потом перед ними извинюсь, за то - что уже в который раз спутал дымовые шарики с бомбами-вонючками... -- беззаботно отмахнулся от меня шипастоголовый друг и запрыгал за кузнечиком.
   Так мы и шли. А спустя какое-то время перед нами длиной тёмной полосой показался лес. Кажется, в нём и повстречал Лучьяну, которая искала гриб (что сбежал из салуна на коротких ножках!). На неё ещё тогда напал бешеный медведь в костяной маске.
   Тронул щеку, куда поцеловала голубоглазая красавица. Да... такую награду ещё долго буду вспоминать! Тёплые и мягкие губы... и запах ромашек! Тогда у неё на шее, подобно драгоценному колье, висел сплетенный венок. Как же она их любит!
   А то обещание, которое дал Лучьяне, непременно выполню! Чего бы мне это не стоило! Найду и спасу Миранеллу!
   Со всей силы вцепился в левое запястье зубами, острым клыком прокусил руку и рванул в сторону. На землю закапала алыми каплями кровь. Пусть будущий шрам будет постоянным напоминанием!
   Куни надоело прыгать за кузнечиком, и он стал по-детски, вовсе глаза осматривать лес. Постоянно крутил шеей, а иногда подбегал и срывал руками то один цветок, то другой. Заглядывал под кусты и даже было полез на дерево, чтобы собрать яйца из гнезда, но я его остановил. Зачем бесчинствовать в этом прекрасном, почти волшебном лесу? Где яркая зелень радовала глаза, а звонкие трели услаждали слух...
   К небу густыми кронами тянулись сосны; весело шелестели листья; сочная трава ярко улыбалась на солнце; небольшая поляна лежала впереди пёстрым ковром; местами кой-где прятались шляпки грибов (эх, где ж моя корзинка!). Неподалёку по стволу стучал дятел в красной шапочке, другие же пернатые пели хвалебные и радостные песни, сидя на ветках. Где-то рядом звонко пел лесной ручей. А под мохнатым кустом прятался зайчик, пугливо смотря на нас блестящими глазками.
   На душе так легко и приятно, что захотелось взлететь! Чудесно, чудесно, словно в сказку попал! Вздохнул полной грудью лесной воздух. Эх! Хорошо-то как!..
   И тут всё радужное настроение с каким-то хрустом разлетелось на мелкие осколки. Впереди, прислонившись спиной о ствол дерева, стоял опасный тип Бонапарт и веером перебрасывал колоду карт из одной руки в другую.
   Когда подошли ближе, он вопросительно приподнял бровь.
   -- Хо-о-о... чего так долго?
   А? Это ты быстрый!!! Мы и так всю дорогу бежали и бежали, бежали и бежали (правда, от погони). А он уже тут! Кстати, как узнал, что здесь будем проходить?
   Козырной Король вдруг перестал перебрасывать карты, зыркнул на меня и быстрым движением правой руки запустил одну из них. Карта воткнулась в дерево и пронзила жука рядом с моим лицом, да так близко, что щекой почувствовал её холодную поверхность.
   -- Не люблю насекомых! -- и кровожадно улыбнулся, точно злодей, а в глазах у него был нездоровый блеск, словно у сумасшедшего убийцы.
   Ах ты ж, ёжик в пляжных шортах! Ну и шутки у тебя. Или в меня целился да промазал?..
   -- Что-то я заскучал, пока ждал. Может, сыграем в карты? Раундов двадцать! -- он плотоядно облизнулся и с угрозой пошёл на меня, держа в левой руке между пальцами карты на манер ножей. -- Правила просты, это будет дуэль, как у ковбоев. Только вместо револьверов у нас будут карты-ножи, и кто первее бросит - тот и победитель. Хоро-хоро-хоро... -- рассмеялся жутким смехом и прикрыл глаза свободной правой рукой.
   Угу, щаз - только лыжи натяну!
   -- Не-а, не хочу! -- сразу же отказался я от участи быть утыканным картами.
   -- Ча-па-па! Это же мой кунай! -- Куня вдруг обрадовано подпрыгнул на месте и подбежал к дереву рядом со мной. Выдернул из ствола карту, на которой действительно изображался его нож - весь из чёрного металла, похожий на наконечник копья.
   Точно, совсем забыл! Подошёл к Бонапарту, который всё ещё стоял с улыбкой сумасшедшего убийцы, прикрыв глаза ладонью, и отвлёк его от кровавых грёз:
   -- Верни меч Пламевласки, -- потребовал я.
   Бонапарт убрал руку от лица, медленно протянул её к моему уху и тряхнул кистью. Краем глаза я заметил, что у него между пальцев появилась карта.
   -- Хо-о-о... ну хорошо, раз уж ты просишь, -- и положил мне её на голову.
   Я тотчас скинул карту на землю. Вдруг сейчас из неё появиться меч! Было бы грустно потом ходить всю жизнь с воткнутым клинком в голове.
   -- Но взамен - заберу у тебя кое-что, -- в его руке, как по волшебству, появилась другая карта, которую он быстренько спрятал в карман пляжных шорт с ярким рисунком. Там лазурные волны омывали островок с пальмами, а над ними хохотало солнце с длинным носом.
   А что в шубе нет карманов? Беда: если однажды позабывшись положит в шорты что-нибудь тяжёлое, то они у него спадут. Вот бы увидеть это зрелище!..
   Коварно призадумался: "Что бы ему такое тяжёлое подарить? Может быть, спросить у Куни? У него-то полно всякого карманах...".
   Бонапарт повернулся ко мне спиной, стал уходить, забавно выбрасывая ноги, точно они сами собой рвались вперёд, и на ходу из одной руки в другую веером перебрасывал карты. Возле яркой и красивой поляны остановился и подбросил перед собой карту, которая зависла в воздухе. На ней были нарисованы закрытые врата с золотым солнцем посередине.
   -- Встретимся в чреве Сфинкса!.. А пока пригляжусь к участникам. Вдруг кто из них достоин попасть в мою коллекцию? Навечно! Хоро-хоро-хоро... -- жутким смехом рассмеялся Козырной Король, задрав голову.
   Вот не знаю, что за зверь такой - Сфинкс, но залезать в чьё-то чрево точно нет никакого желания!
   Тем временем карта, которая всё ещё висела в воздухе над головой Бонапарта, затряслась, задрожала...
   Пуф!.. Из неё выпрыгнули те самые нарисованные закрытые врата и увеличились в размере. На вратах появилась вертикальная трещина, которая стала быстро расширяться, разделяя золотое солнце в центре пополам. Одна из створок открылась.
   -- Подожди! -- остановил я Бонапарта, решил кое-что узнать перед его уходом. -- А как ты узнал, что мы будем здесь проходить?
   Если выяснится, что для него не составит труда нас разыскать, то будет совсем невесело... На фиг он нам нужен! От него чего угодно можно ожидать. Вдруг оставит без штанов.
   Козырной Король обернулся и удивлёно посмотрел:
   -- Хо-о-о... А как бы вы иначе покинули этот город? Здесь единственный вход, что позволяет любому искателю приключений снова попасть в Лес Потерянных Душ.
   Блин! Значит, мы действительно так и не вышли из этого Запретного Угодья, а находимся как бы в одном из его карманов.
   -- А где именно находиться вход? -- завертел я головой по сторонам, но видел лишь обычный лес - с деревьями, кустами, травой и его живностью.
   -- Там! -- Бонапарт указал пальцем на барсучью нору, а после вошёл во врата, которые за ним закрылись. И со звуком "пуф!" исчезли.
   Чего!!! Вот же шутник. Как мы туда пролезем?!
   А вот любознательный Куня уже вовсю осматривал логово барсука и даже попытался влезть туда головой, но у него это не получилось (и вовсе не из-за волос, похожие на голубые сосульки, что стояли острыми шипами).
   Вход в нору был выкопан в небольшом песчаном холмике, на котором росла мелкая растительность. Если не вглядываться, то можно запросто пройти мимо логова барсука и не заметить. Получается, Бонапарт нам помог?
   -- Меня подождите, кю-ю-ю... -- окликнул нас кто-то сзади медово-сладким голоском.
   Мы обернулись. К нам со всех ног мчалась ковбойка с лисьими ушками, а высоко над ней летело облако.
   Быть того не может! Я вытаращил глаза от удивления и уронил челюсть на пол. Белое и пушистое облако быстро плыло и не отставало от девушки. Словно есть некое правило, по которому оно обязано находиться только над ковбойкой.
   Девушка долго не могла отдышаться, когда подбежала. Но вот пришла в себя и взглянула на меня зрачками золотистого цвета.
   -- Я с вами, -- и такая мольба в глазах, что отказать просто невозможно. -- Кю?
   -- Хорошо, думаю и Куня будет не против, -- взглянул на друга, который обходил ковбойку по кругу и осматривал со свойственной ему любознательностью.
   Он на мгновение отвлёкся и коротко кивнул в знак согласия. Девушка обрадовалась так, что запрыгала на месте, вскидывая руки вверх и поджимая ноги при прыжке. А сколько радости-то, сколько радости!..
   Внезапно стало очень жарко. Взглянул на небо - такое синее, глубокое и необъятное, где нет ни одного облачка, а солнце безжалостно печёт, как в пустыне. Эх, жара...
   Не выдержал палящих лучей, принялся раздеваться. Хоть загар появиться!
   -- Кхм... -- кашлянула в кулачок ковбойка, старательно отводя от меня глаза. А у самой на щёчках проступил густой румянец.
   Итить! А я и забыл, что с нами девушка. Натянул обратно штаны и рубашку, начал её застёгивать на пуговицы.
   Ах, как приятно стоять босяком на траве!.. А? Глянул вниз. А где мои сандалии?.. И почему только сейчас заметил, а не когда снимал, надевал штаны?
   -- Ах ты ж, ёжик в пляжных шортах! Представляешь себе, -- обратился я к другу, который отчего-то уставился на шею ковбойки. -- Бонапарт стащил у меня сандалии!!!
   Хорошо что штаны не взял в коллекцию! Как у того ковбоя в салуне...
   И тут вспомнил, что хотел кое о чём спросить ещё с утра.
   -- Куня, у тебя есть часы возврата? -- потеребил друга за плечо, который всё так и не отрывал взгляда от шеи ковбойки.
   Подумал немного и задал тот же вопрос девушке. Хотелось бы знать, я один такой невезучий и нахожусь в лодке бедственного положения? То бишь не могу покинуть Лес Потерянных Душ. Или в ряду незнающих о Запретных Угодьях больше, чем один человек?
   Оба отрицательно покачали головой. Ура! Знаю, что плохо этому радоваться, но ведь совместные пережитые приключения укрепляют узы дружбы!
   Вдруг Куня подошёл к девушке и протянул руку, отогнул у неё уголок стоячего воротника светло-бежевой курточки и обнажил шею. Показался некий рисунок.
   -- Ча-па-па... -- задумчиво почесал он макушку. -- Всё-таки не ошибся. А жаль, из-за этого мы не сможем подружиться.
   Ковбойка быстро застегнула воротник на пуговицу и вмиг сникла. От её грустного вида больно кольнуло в сердце.
   Неожиданно над нами прогрохотал гром и внезапно исчез солнечный свет, потемнело... и налетел холодный ветер.
   -- Куня, какие глупости ты говоришь! Дружбе - ничто не помеха! Тем более какой-то рисунок, -- и с теплотой взглянул на ковбойку-лису.
   Та обрадовалась и бросилась ко мне на шею.
   О как приятно, когда тебя обнимает девушка. Но... она же сейчас меня задушит!
   -- Хватит, пусти... -- теряя сознание, похлопал ей по спине.
   Ковбойка-лиса засмущалась, перестала меня обнимать за шею и отошла на шаг назад.
   Небо вновь прояснилось, ярко засветило солнышко... и опять стало припекать. Да что с погодой происходит-то, а?! То чуть ли не гроза, то настоящее лето!
   -- Меня зовут Ирис Валетейн! -- представилась девушка, спрятав руки за спину (всё ещё смущалась). -- Для друзей Ириска, -- и так мило улыбнулась, что на душе стало тепло-тепло. -- И я очень люблю-ю конфеты! Ням!-- достала из кармана ковбойской курточки полную руку разноцветных горошин и забросила их в рот. Щёки вмиг раздулись, как у хомяка. И очень-очень счастливая Ириска, с блаженной улыбкой на лице, начала пережевывать конфеты.
   Так вот почему у неё такой медовый голосок. От сладкого!..
   Ковбойка-лиса вновь полезла в карман за конфетами.
   -- Ню? -- от удивления её тонкие брови приподнялись кверху. -- Закончились? Не может быть!!! -- испуганно вскрикнула Ириска и начала спешно проверять все карманы - и курточки, и ковбойских штанов.
   С каждым мигом её лицо становилось всё грустнее и грустнее, а когда и в последнем кармане не нашла конфеты, то совсем опечалилась: села на землю и обняла себя за ноги.
   Вокруг совсем потемнело. Я поднял глаза и заметил, что лёгкое пушистое облако, которое всегда (словно привязанное!) высилось над Ириской на уровне крон деревьев, превратилось в тяжёлую тучу.
   Что-то мне это не нравиться. Туча разрастается над нами, как тесто на дрожжах!
   Ириска рукой потянулась за правое плечо, за спину и достала длинную стальную трубку. Нажала на чёрную кнопочку, и над ней раскрылся большой зонт.
   Ого! Так это зонт! А я-то думал, что там скрывается меч в странных ножнах, похожих на трубку.
   Хлынул жуткий ливень. За несколько секунд мы промокли до нитки. И только ковбойка-лиса осталась сухой. Укрылась под зонтом!
   -- Без конфет мне так грустно, так грустно... Кю-ю-ю... -- со вселенской печалью в голосе скорбела Ириска.
   Ё-моё! Надо срочно найти ей конфеты! Иначе... нас смоет в какую-нибудь неведомую страну! Или мы утонем... а озеро из дождя назовут нашими именами.
   -- Ириска, мы дадим тебе конфеты! -- стараясь перекричать шум тропического ливня, сложил руки в рупор.
   Похоже, услышала... выглянула из-под зонта. Её лицо начало проясняться и она робко, с надеждой улыбнулась.
   Тропический ливень в один миг прекратил идти. Засветило ярко солнышко.
   Ковбойка-лиса сложила зонтик и убрала его за спину. Задорно улыбнулась, одарила меня золотистыми лучами глаз и подошла ко мне.
   -- Правда-правда? -- спрятав руки за спину, мило улыбнулась и слегка наклонила голову влево. -- Правда-правда? -- наклонила голову вправо.
   -- Да. В кар...
   Не успел договорить, как ковбойка-лиса со скоростью ветра стала искать у меня в карманах конфеты. Ну, сущий ребёнок!..
   Не прошло и минуты, как всё содержимое карманов выросло маленькой кучкой возле моих ног.
   -- Нет. Ни одной нет... -- и грустно посмотрела мне в глаза.
   Ой-ой! Что сейчас будет!!!
   -- Куня, спасай! У тебя-то точно найдётся хоть одна! -- повернул голову в сторону друга с голубыми волосами-сосульками на голове, которые стояли острыми шипам.
   Ириска тотчас метнулась к нему.
   От удивления наши челюсти с лязгом упали на землю. В две секунды перед ногами Куни выросла громадная куча всего, а под ногами ковбойки-лисы горочка обёрток от конфет.
   -- Фафибо! -- поблагодарила друга Ириска с раздутыми щеками, как у хомяка, и похлопала его по плечу.
   Ошалевший зеленоглазый Куня ещё долго не мог прийти в себя. А когда очнулся, то принялся запихивать всё обратно в карманы.
   Стоя на кучи различных вещей, ковбойка-лиса поднимала и рассматривала то одно, то другое.
   -- Ура!!! Это же морозилка! -- подбежал девушка к высокому белому коробу и открыла дверцу. Там было много льда и мяса. -- Туда я буду складывать шоколад! Ням! Чтоб не таял. А мясо выкинем, позже. Чтоб место не занимало!
   У Куни от испуга глаза выпучились, наверное, сантиметров на десять!.. И больше не мешкая друг возвратил всю кучу к себе в карманы.
   Так, пора и нам представиться, прежде чем начнём решать вопрос о том, как втиснуться во вход (барсучье логово!), дабы покинуть город ковбоев и попасть в Лес Потерянных Душ.
   -- Меня зовут Среброкрыл, его - Куня, -- показал сначала на себя, а потом на друга, который зачем-то полез в свой бездонный карман.
   Друг с изумрудно-кошачьими глазами засунул руку в карман красной курточки уже по самое плечо, пытался что-то достать. От усердия даже прикрыл левый глаз и высунул язык.
   -- Ещё чуть-чуть, ещё чуть-чуть, -- поговаривал Куня.
   Вот мне жутко интересно, что же он там ищет? Чем порадует?! О! Может быть, сыр? В предвкушении облизнулся. Было бы просто чудесно! Хотя... сейчас так голоден, что съел бы всё что угодно!
   Куня с трудом вытащил из кармана огромное сверло и с радостью вручил мне в руки.
   -- Да ты шутишь! Как это можно есть!!! -- и возмущённо отбросил сверло на землю.
   Друг ошарашено на меня уставился.
   -- А зачем его есть? Оно нужно чтобы расширить барсучью нору, ты же в неё так не пролезешь.
   С подозрением взглянул на него.
   -- Почему - я? А ты? -- и потихоньку стал к нему приближаться.
   -- Я вас там пожду, в Лесу Потерянных Душ, -- помахал на прощанье рукой и солдатиком нырнул в свою тень.
   Ах ты ж, заяц хитрый! С удобством пошёл гулять по миру тени, а я, значит, тут должен крота изображать! Вот же, а я его ещё другом считал! Всё - не друг он мне более.
   Сложил руки на груди, надулся от обиды.
   -- Один вошёл во врата из карты, другой - в тень. Иные что - все такие эгоисты? -- пожаловался Ириске и обиженно топнул ногой. -- Вот ты - меня не бросишь?
   Ковбойка-лиса схватила обеими руками меня за ладонь и прижала её к груди.
   -- Нет, конечно нет! Я буду идти за тобой, кю-ю-ю!
   Угу, а мне, значит, копать и копать! Эх, невезуха...
   Подошёл и поднял с земли большое сверло. Хорошо что у него удобная ручка сзади. Ну что ж, пора за работу. Закатал рукава и, крутя за чёрную шероховатую ручку, принялся расширять вход в барсучью нору. К счастью, проход получался довольно-таки широким, а земля была мягкой, из песчаного сухого грунта. Когда углубился настолько, что стало темно, извлёк из кармана светящийся кристалл. Надо же, как он быстро пригодился! Ой не зря собрал их тогда в пещере Великого Лабиринта.
   После несколько часов усердного труда прилёг отдохнуть. Весь взмок, пока в этой душной норе крутил за ручку сверла, да запачкался в земле. Ну, настоящий крот!
  

Спустя несколько часов.

   Уф-ф-ф... как же я устал! Всё кручу и кручу, кручу и кручу... сверло, которое уже опротивело!.. Надо отвлечься.
   Всё это время держал кристалл в зубах и, чтобы начать разговор, переложил его в карман рубашки, так что некоторая часть торчала наружу. Сразу стало темнее.
   А - не беда, и так сойдёт! И вновь взялся за сверло, продолжил расширять проход.
   -- Ириска, а почему ты решила присоединиться к нам? -- на миг прекратил сверлить и обернулся к девушке.
   Ковбойка-лиса, стоя на четвереньках, смущённо отвела взгляд в сторону.
   -- В салуне невольно услышала ваш разговор, ты тогда отказался от часов возврата, для того чтобы не разлучаться с Иным! И это - поразило меня до глубины души, кю-ю-ю! Чтобы человек дружил с Иным - да это уму непостижимо! И ты готов ради него загубить свою жизнь - вечно плутать в Лесу Потерянных Душ! -- на минуту девушка замолчала, а потом продолжила: -- Так что мне страстно захотелось войти в твою команду, кю-ю-ю! -- ковбойка-лиса окончательно умолкла, но у меня в ушах всё ещё звучал её медово-сладкий голосок. Прямо блаженство для уха!
   Ах, вон оно что... Только, что она нашла в этом удивительного? Разве не каждый сделал бы такое ради друга? Ведь за друга не жалко и саму жизнь отдать! Или испытать жуткие муки, по сравнению с которыми потеря конечности - всё равно что укус комара!.. А в дружбе с Иными не вижу ничего предосудительного. И плевать, что так не принято! Я буду дружить с тем - с кем хочу дружить. И точка! А мнения других меня нисколько не беспокоит. У меня всю жизнь не было друзей, поэтому ценю узы дружбы - как никто другой на земле!
   Внезапно почувствовал, как в кармане штанов что-то стало нагреваться. Засунул руку, а там карта, которую стребовал с Бонапарта, становилась всё горячее и горячее...
   О! Вспомнил! Он же в обмен на карту (с запечатанным в ней зелёным клинком Пламевласки) стащил с меня сандалии! Теперь вынужден ходить босиком... Вот же сосиска!!!
   Кажется, знаю - что сейчас произойдёт, и тотчас вытащил карту из кармана, бросил на землю вперёд себя.
   Пуф!.. Карту окутал дымок, а когда он истаял, то на земле уже лежал огромный палаш Пламевласки.
   Здорово! Вот она обрадуется! Только... как такой ОГРОМНЫЙ и ОСТРЫЙ инструмент тащить по норе!
   -- Ириска, хочешь понести дамский меч? Почти что карманный ножик, -- уговаривая, обернулся к ковбойке-лисе, а сам старательно прятал его за спиной. Вдруг откажется!
   -- А ты потом будешь для меня позировать? -- она посмотрела на меня такими большими, жалостливыми глазками, что у меня чуть сердце не разорвалось.
   -- Конечно, конечно! -- яростно закивал головой, а сам подумал: "интересно, а что значит позировать? Надеюсь, это не больно...".
   На радостях Ириска запихала в рот столько конфет, что стала похожа на бурундука с надутыми щёками от лесных орешков. Выглядела она очень забавно.
   -- Фапифись, -- пробубнила девушка с набитым ртом и полезла рукой в карман светло-бежевой курточки.
   Вытащила грифельный карандаш и жёлтый свиток. Развернула его, положила на землю и написала там моё имя.
   -- Здесь, -- Ириска указала пальцем под длинным списком, -- распишись, пожалуйста.
   Недоуменно пожал плечами и поставил свою индивидуальную закорючку. А после с подозрением взглянул на ковбойку-лису, которая сияла от радости... сворачивая свиток. На что же я такое согласился!!!
   Что ж, пора и дальше трудиться, с тихим шорохом продолжил сверлить, а меч доверил нести Ириске.
   Неожиданно что-то острое укололо меня в задницу.
   -- Ай! -- вскрикнул и резко поднял голову, да так что долбанулся затылком об низкий потолок. -- Ача-ча-ча... -- одной рукой потирал пострадавшую голову, а другой зад.
   Повернулся к девушке.
   -- Извини, -- попросила прощение ковбойка, неловка держа огромный палаш в руках.
   -- Да ладно, пустяки! -- отмахнулся я, но скорость сверления прибавил.
   Спустя пять минут Ириска вновь уколола меня в зад острым концом огромного зелёного меча.
   Через минуты две опять...
   И снова...
   Через минуту в который раз...
   Да что это с ней! Обернулся к мучительнице. Ириска испуганно держала меч вытянутыми руками за кончик рукояти, словно за хвост ядовитой змеи. Всем телом кренилась назад, старалась быть от клинка как можно дальше.
   -- У тебя что - боязнь мечей? -- догадался я.
   Девушка виновато кивнула головой.
   -- Итить, не мучай себя! Давай его мне быстрей! -- и обеспокоено протянул руку.
   Когда взял палаш, то бросил подальше в узкую глубь норы. Всё, пока он не мешает. А досверлю до него, вновь кину в глубь.
  
   Через несколько часов показалось светлое пятно выхода. Ура! Наконец-то! А то думал - быть мне кротом! Вечно...
   Вылез первым и подал руку Ириске, помог выбраться. Затем взглянул в глубокое лазурное небо и вытер пот со лба.
   -- Хорошо-то как! Свобода! -- счастливо крикнул во всё горло и радостно вскинул руки к небесам.
   Неподалеку Куня, прислонивший спиной к песчаному дереву, баловался ножиком: подбрасывал его в воздух и ловил за кончик лезвия.
   -- Чамба-рамба! Вы, наконец, выбрались из барсучьей норы! Я даже устал ждать вас, -- он отлепился от дерева и в последний раз подкинул в воздух чёрный ножик, поймал и спрятал в верхний карман красной курточки, а после зачем-то полез в нижний.
   И тут я вспомнил, что жутко обижен на друга. Сразу же надулся, как воздушный шарик, и сердито произнёс:
   -- Ты не друг мне больше! Не желаю разговаривать с тобой! -- и отвернулся, делая вид будто желаю заговорить с Ириской.
   -- Ча-па-па... -- озадаченно протянул Куня. -- А я хотел подарить тебе... -- и оборвал фразу на самом интересном месте.
   Конечно же, я тотчас развернулся лицом к Куни. В руках он держал удобные на вид мокасины с узорчатой красивой вышивкой.
   Я страшно обрадовался:
   -- Ух-ты! -- а когда взглянул вниз на свои грязные, босые ноги, то воскликнул: -- Да ты мой спаситель, друг!
   -- Это ещё не всё, -- и он хитро прищурился.
   А через минуту томительного ожидания извлёк из кармана большую головку сыра.
   У меня тотчас рекой потекли слюни, и я нарочно опустил нижнюю челюсть пониже (где-то до пупка), приготовился съесть сыр целиком! Потом всё-таки решил вначале поблагодарить друга - подбежал к нему и до хруста обнял.
   -- Ты настоящий друг! Лучший в мире!
   Выхватил у него из рук сыр и съел в три укуса.
   -- Эх, мало... -- непроизвольно вздохнул, сожалея.
   А вот Ириска с Куней, похоже, так не думали. Они обалдели: вытянули лица и округлили глаза.
   Меня это смутило, и я отвернулся. Так, пора и новую обувку надеть! Вытер ноги платком (всё равно его надо стирать) и обулся.
   Мокасины оказались не только удобными, но и мягкими, тёплыми. Прошёлся по лилово-фиолетовой траве.
   Да... Одно удовольствие в них ходить!
   А в Лесу Потерянных Душ всё по-прежнему - необычно. Деревья из песка тянулись высоко к небу, стволы излишествовали дырами, словно там поселилось целое семейство кротов, а песчаные жёлтые листья загадочно шелестели.
   Кусты из серовато-зеленых кристаллов, что росли пучками копий, красиво сияли под яркими лучами солнца.
   Ириска подошла ко мне и взглянула дивными золотистыми очами.
   -- Среброкрыл, примешь меня в команду? -- приблизилась ближе и жалостливо-просяща посмотрела в глаза, как милый зверёк. -- Кю-ю-ю?..
   Её медовый голосок был усладой для моих ушей, поэтому смысл сказанных слов дошёл позже.
   -- А?.. Но у нас нет команды... -- и с надеждой, что друг поможет, обратил свой взор на Куню.
   Намеренно не поворачивая ко мне голову, "настоящий друг" смотрел в небо и насвистывал весёлый припев губами, сложенными в трубочку.
   -- Могу стать кашеваркой, -- упрямо продолжала настаивать на своём Ириска. -- Уверена - вы не пожалеете! Дайте мне возможность, и я на деле докажу насколько талантлива в готовке, -- молитвенно сложила ручки перед собой и просящими глазками выпытывала у меня предоставить ей такой случай.
   Ё-моё, как быть? Ошарашенный сильным напором ковбойки-лисы стал думать как ей помочь.
   -- Куня, у тебя есть посуда, в которой можно что-нибудь приготовить? -- вопросительно глянул на друга.
   А он словно и ждал этого вопроса, закивал головой.
   -- Конечно! Вот сегодня утром в салуне зашёл на кухню, поспорил с главным поваром на котелок, что смогу его засунуть себе в карман, -- Куня хитро-хитро улыбнулся. -- И как думаешь: кто выиграл в споре? -- и довольно так похлопал себе по карману.
   -- Ну не знаю, не знаю... прям весь в сомнениях, -- пошутил я. -- Конечно же, ты! Ладно, вытаскивай выигранный котелок, -- и повернулся к Ириске, обнадёжил: -- Если ты действительно прекрасно готовишь, мы непременно возьмём тебя в команду!
   Только вот команды-то - нет! Эх, придётся создать - раз уж тут такое дело.
   Ириска с нетерпением ждала, когда Куня извлечет из кармана котелок... но у него почему-то не получалось вытащить. Подошёл к другу, и вот мы уже вдвоём вытягиваем посудину из кармана. Ох и намучились, пока вытаскивали. В конце концов, я крепко ухватился за ушко котелка и рывком вытянул его из кармана. Не удержался на ногах и плюхнулся на землю, а "котелочек" упал сверху, накрыл меня с головой.
   -- И это маленький котелок?! -- высунул голову из-под огромного котла, из-за которого стал похож на черепаху.
   -- А зачем нам маленький? Я выбрал самый большой! -- похвастался друг и весьма довольный собой принялся расхаживать взад-вперёд. Мол, вот такой вот я молодец!
   Угу, а кто поможет мне выбраться! Ай ладно, сам справлюсь. И словно червяк из-под поварского колпака, стал выползать.
   После перекатили котёл поближе к лесному ручейку (слава богу, вода в Лесу Потерянных Душ была хорошей, питьевой) и пошли за хворостом. Пришлось снова вползать в уже расширенную барсучью нору и выбираться в обычный лес. В этот раз я заставил Куню прочувствовать всю прелесть лазанья по норе.
   -- А вот здесь - не намеренно, конечно же! - Ириска сделала несколько колотых ран в моей многострадальной заднице, -- вслух вспомнил произошедшее и те незабываемые ощущения.
   Куня сочувственно покачал головой и дал обезболивающую мазь.
  
   Хвороста мы насобирали много! Другу в карман.
   Почему-то Ириска выгнала нас, когда начала готовить, и мы пару часов бродили по Лесу Потерянных Душ (с пользой!), искали Тропу. Увы, так и не нашли, вернулись обратно, тем более что жутко проголодались.
   -- Итить! Что это такое! -- воскликнул я, когда заглянул в котёл, забравшись наверх по приставной лестнице.
   Зелёная, жуткая на вид бурда булькала и пузырилась.
   -- Смотри-смотри! А вон там лягушка плавает! Пузом кверху, -- обрадовано крикнул Куня и указал пальцем. Он стоял рядом со мной, на одной и той же ступеньке.
   Через минуту я спустился вниз, подошёл к Ириске.
   -- Очень жаль, но ты не можешь быть нашим кашеваром, -- и сочувственно похлопал по плечу.
   Ириска страшно расстроилась, но я был непреклонен. Мне жить хочется!!!
   После весёлого осмотра зелёной булькающей бурды в котле, Куня спрыгнул вниз с лестницы и подошёл ко мне. Наклонился к уху и прошептал:
   -- Среброкрыл, Ирис из рода Повелителей Стихий! Будь осторожней с ней, не то снова угодим под дождь! -- и пальцем указал вверх.
   Мы одновременно взглянули на тяжёлую, тёмную тучу, которая, казалось, вот-вот разразиться тропическим ливнем.
   Итить-колотить! Надо что-то делать! Принялся успокаивать поникшую, грустную ковбойку-лису:
   -- Да переживай ты так! У тебя наверняка есть другой, по-настоящему замечательный и важный талант! -- положив руки на плечи Ириски, уверенно глядел в уже мокрые золотистые глаза.
   Она поверила, робко улыбнулась и смахнула слёзы краем белоснежного платка, который я ей дал. Через минуту лицо Ириски просветлело, и туча над нами превратилась в белое, кучерявое облачко.
   -- Фу-у-ух... пронесло, -- мы с Куней одновременно облегчённо вздохнули и вытерли выступивший пот со лба.
   После недолгих размышлений Ириска мило приложила указательный пальчик к подбородку.
   -- А я ведь очень наблюдательна! Так что могу стоять в охранном дозоре, -- и радостно хлопнула в ладоши перед собой. -- Давайте сыграем в прятки? Я вас быстро найду, и это послужит доказательством моей сверхнаблюдательности! Кю-ю-ю!
   Счастливая ковбойка с лисьими ушками, которые торчали из-под широкополой шляпы, радостно вильнула пышным хвостом из стороны в сторону и взметнула руки кверху. Казалось, вокруг неё засияли яркие звёздочки.
   Мы с другом переглянулись. Играть в прятки в Лесу Проклятых Душ - не лучшее занятие, но отговаривать её от этого - сделать себе хуже. Вдруг расстроиться! В общем, мы согласились.
   Ириска подошла к дереву, положила руки на ствол, широко разведя локти по сторонам, и уткнулась лицом в тыльную сторону ладоней. Начала считать до ста, а мы пошли прятаться.
   Сказать по правде, готов создать команду искателей приключений только ради одной Ириски! Но она вбила себе в голову, что пока не докажет нам о своей полезности в команде - не сможет вступить. Поэтому мы решили ей подыграть - не стали уходить далеко и прятаться в трудных местах, а залезли невысоко на ближайшее дерево и стали ждать.
   Прошёл час. Другой. А Ириски всё нет и нет. Мы забеспокоились, слезли с песчаного дерева и отправились искать девушку. Блуждали долго по Лесу, пока всё-таки не нашли ковбойку-лису.
   Подошёл к ней и начал успокаивать:
   -- Да не расстраивайся ты так, -- провёл рукой по лбу, убирая медовую прядь, и с нежностью взглянул в золотистые очи. -- У тебя есть и другие скрытые таланты.
   Ириска только сильнее расстроилась и спрятала лицо ладонями.
   Ох-ё! Что сейчас будет! Мы подняли глаза и вздрогнули от вида мрачной тучи, в которой каждую секунду вспыхивали белые разряды. Кажись, ливня не будет - а будет град из молний!!!
   Если не получается убедить в скрытом таланте, то надо хотя бы отвлечь!
   -- Ириска, помнишь, в барсучьей норе ты предложила мне, чтобы потом попозировал тебе? Я тогда ещё в знак согласия поставил подпись в свитке. Может, давай сейчас попозирую?
   Туча над нашими головами стала превращаться в белое и безобидное облако.
   -- Уф-ф-ф... -- мы одновременно облегчённо вздохнули.
   Ковбойка убрала руки от лица, её глаза радостно сияли. Она отступила от нас на несколько шагов назад, присмотрелась и внезапно из каждой кобуры, что висели у неё по бокам на ремне, выхватила стальные трубочки.
   Грянул выстрел из двух трубочек-стволов, - по нам попали! Но я так не почувствовал боли, однако начал мгновенно покрываться льдом. Не успел и ахнуть, как превратился в огромный кусок льда.
   Боже, как холодно! Бр-р-р... Блин, на что я согласился!!!
   Ковбойка-лиса от радости громко свистнула и довольная собой крутанула в руках трубочки-стволы.
   -- Ото-тря-ляля, теперь-то вы точно не шелохнетесь! -- и мило подмигнула. -- Могу спокойно и неспешно создавать ледяную скульптуру... или две?
   Итить! Зачем такие крайности!
   Бедный Куня, застывший в прозрачной глыбе, жалобно смотрел на меня, и в его глазах ясно читалось: "Но я же - не подписывался!!!".
  
  

Глава 15. Маршал дон Маклауд и Чёрная Звезда Пауло.

  
  
   Ковбойка-лиса, довольно присвистывая, крутила в руках трубочки-стволы и, наклонив голову, с предвкушением смотрела на нас. Потом (видать, выбрала цель) стала по кругу обходить меня.
   Неужели я жертва? Кошмар!!!
   Ириска цокнула и начала обходить Куню.
   Фу-у-ух... пронесло. Но теперь друг в опасности!
   Ковбойка-лиса сделала круг и остановилась напротив его лица.
   -- Начну-ка с тебя. Ня-я-я! -- и радостно вильнула лисьим хвостом.
   Глаза Куни расширилась от ужаса. Мол, почему я!!! Ведь даже не соглашался и не ставил подпись! Вон с него, него начни! И своими зелёными очами прямо-таки тыкал в меня, словно указующим перстом.
   Но Ириска не слышала его немой крик души, его мысли. А вытащила из кармана ковбойской светло-бежевой курточки нечто похожее на длинную и тонкую сосульку и всунула в стальную трубочку, что держала в правой руке. Отошла на несколько шагов назад и стрельнула в землю.
   Прозрачная глыба льда выросла из почвы, домик без крыши.
   -- Ну вот, можно и начинать! -- сверкнуло остриё топорика в руках ковбойки-лисы, и она принялась срезать у глыбы куски льда, часто поглядывая на Куню.
   О! Так вот о каком позировании шла речь! Смотря на друга, Ириска творила ледяную скульптуру с высоко поднятыми руками (точь-в-точь, как Куня!). Это он так успел испугаться перед выстрелом! А вот меня застали, когда ковырялся в носу, вытаскивал козюльку! Теперь понятно почему Ириска выбрала Куню...
   Конечно, наблюдать за тем, как творят шедевр - дело занимательное и, пожалуй, увлекательное. Но... не стоя, застыв во льду! Ведь холодно - просто жуть как! Надо выбираться, надо выбираться.
   Напрягся изо всех сил и... ЛЁД ТРЕСНУЛ! Ух-ты! Чего это во мне силушки-то прибавилось! А неважно, неважно - потом разберусь. И собрав всю волю в кулак, напряг каждую мышцу в теле. Послышался хруст. Появились многочисленные трещины, но... этого было недостаточно!
   Усилил давление. Так что заболела каждая мышца. Боль пульсировала... ныла... но я продолжал напрягаться всё сильнее и сильнее.
   Хра-а-а!!! Разорвал с шумом, треском ледяную темницу. Куски льда разлетелись в разные стороны.
   Ура! Свободен! Обессилено опустился на землю.
   Ириска засияла от безмерного удовольствия, когда из почти квадратной глыбы льда, вырезала образ человека в смешной позе с вздёрнутыми от страха руками. И теперь насвистывая весёлый мотивчик, сглаживала стамеской углы.
   Ледяная скульптура, словно из прозрачного хрусталя, завораживала неземной красотой: многочисленные грани на солнце сверкали всевозможными огоньками - глаз не оторвать! Хотелось любоваться ей вечно.
   Ох-ё! А там же Куня всё ещё во льду стоит! Надо его спасать! И так как самого начала был за спиной ковбойки-лисы, то она даже и не заметила, что я освободился. И не услышала - увлеченная ваянием скульптуры.
   Тихонечко подошёл к ней сзади и поднял с земли топорик. Затем так же тихо по широкой дуге добрался до застывшего во льду Куни.
   -- Крепись друг, скоро тебя освобожу! -- и начал осторожно срезать лёд необычайно острым топориком.
   Прятался за спиной Куни и пока удалял лёд у него сзади, чтобы раньше времени не всполошить Ириску.
   Отчего-то с каждой минутой становилось всё жарче и жарче. Солнце не просто припекало, а жарило! Казалось, мы оказались посреди пустыни! Глыба льда, в которой был заключён, Куня начала быстро таять, как мороженое летом.
   Не выдержал и выглянул из-за плеча всё ещё застывшего во льду друга.
   Ириска настолько была счастлива своим трудом (почти что закончила скульптуру!), что белое облачко над ней истаяло, а солнце со страшной силой жгло лучами местность вокруг. Вот что значит творческий человек за работой (то есть Иная)! Настолько увлечена, что не обращает ни на что внимания. Исчезни мир - и этого не заметит!
   -- Ня-а-а... -- захныкала ковбойка-лиса. -- И снова не получается доделать скульптуру до конца! -- и в сердцах швырнула стамеску себе под ноги.
   Скульптура, над которой Ириска так усердно трудилась, быстро таяла. Голова и поднятые руки сильно уменьшилась, и теперь это смотрелось довольно-таки забавно, словно маленький мальчик залез в огромные папины штаны.
   Глыба льда, в которой был заключён Куня, изрядно уменьшилась. И мне, наконец-то, удалось освободить друга.
   Куня, хоть и дрожал от холода, всё равно задорно улыбался. Он подмигнул мне и громко крикнул:
   -- О, я таю, таю... -- и стоя начал погружаться в собственную тень.
   Видать, решил подшутить над Ириской. Отлично! Подыграю-ка ему!
   -- О нет, единственный друг исчезает у меня на глазах! -- схватился за голову и забегал вокруг друга.
   А сам боковым зрением смотрел на девушку. Как же она отреагирует?
   Скульптура продолжала таять, и расстроенная Ириска долгое время не могла понять, что мы ей кричим. Но потом запаниковала, подбежала к нам.
   -- А-а-а... что я наделала! -- испуганно взметнула руки кверху и присоединилась ко мне.
   Теперь мы оба нарезали круги вокруг Куни...
   Друг же закрыл лицо руками и содрогался от рвущего наружу смеха.
   -- Может, стоит его заморозить? -- неожиданно остановилась Ириска. Да так внезапно, что я в неё врезался.
   -- Не-е-ет!!! -- в один голос закричали мы. -- Только не это!
   Серебристый браслет у меня на руке стал нагреваться, но я не обратил на это внимания.
   -- Лучше сложи руки перед собой и попрыгай, словно зайчик! -- со всей серьёзностью заявили мы (после того как посовещались между собой).
   Ириска мило прижала руки, как лапки, на груди и прыгнула.
   -- Так? -- повернула голову к нам и по-детски вопрошающе посмотрела.
   -- О да! -- весьма довольные собой я и Куня перемигнулись и пожали друг другу руки.
   Наша выдумка удалась!
   -- Ну, что дружки - спелись? -- раздался где-то справа от нас девичий голос.
   Мы удивлённо повернули головы.
   С насмешкой в глазах Пламевласка стояла рядом с кустом, у которого серовато-зелёные кристаллы торчали из земли пучками копий.
   Так вот почему у меня на руке браслет нагрелся на несколько секунд - это мечница решила прогуляться! И снова одета как настоящая амазонка! Грудь обмотана алыми лентами с золотистыми искрами - только низ живота приоткрыт, просторные ярко-красные штаны с золотыми язычками пламени внизу каждой штанины и в сандалиях из красной кожи. Огромные палаши покоились у неё на плечах.
   -- Да не слушай ты их! Они ещё те шутники... А лучше слушай меня - и тогда, быть может, стану твоей старшей сестрой! -- Пламевласка - внучка сильнейшего в мире мечника, снисходительно посмотрела на ковбойку-лису.
   Ириска удивлённо приоткрыла рот и забавно пошевелила лисьими ушками.
   -- Сестра?.. Ммм... Сестра!!! -- и подбежала к мечнице.
   Начались девичьи обнимашки, словно и вправду встретились две сестры после долгой разлуки.
   -- Ну вот, теперь у нас две подружки-сестрички. И нам - парням, однозначно, придётся не сладко. Охо-хо-хо... -- и мы одновременно страдальчески вздохнули.
   -- Да как вы посмели обидеть мою сестрёнку! -- грозно уставилась на нас Пламевласка, своими жёлтыми соколиными очами.
   А Ириска притворно шмыгнула носом, точно вот-вот заплачет.
   -- Значит, шутки шутим! -- Пламевласка грозно присела и раскинула руки с огромными палашами в разные стороны. -- Ха... -- издала жуткий утробный рык. -- Покрамсаю! -- и рванула на нас.
   От страха мы вскинули руки кверху, как испуганные зайцы, развернулись на месте и втапили так, что только наши пятки и сверкали!..
  
  
   В бескрайней пустыне солнце нещадно хлестало огненными бичами. По гребням зыбучих барханов горячий ветер гонял перекати-поле. Полдень. Из тени длинного кактуса выскочила ящерица и шустро на четырёх крохотных лапках перебежала, извиваясь всем телом, в тень сухого саксаула.
   На одном из высоких барханов стояли пятилетняя Пламевласка в милом красном платьишке и утончённо одетый Зорго в широкополой шляпе с красивым радужным пером и с огромным мечом за спиной (который настолько велик, что казалось, будто весь человек - его ножны!).
   Золотая ленточка стягивала лобик малышки, а сзади была завязана в большой красивый бант. Обоими детскими ручонками она сжимала вакидзаши за длинную резную рукоять, но держать меч ей было очень тяжело. Клинок мало помалу опускался вниз. И вот кончик острого лезвия коснулся песка. Малышка вздрогнула, испуганно покосилась на мечника Зорго и, пока он этого не заметил, вздёрнула лезвие над песком. С трудом, но ей удалось теперь держать меч прямо. Однако через минуту клинок вновь стал крениться вниз.
   Сильнейший в мире мечник глядел в даль, а ветер трепал его за полы угольно-чёрного плаща. Там, впереди, словно полчище муравьёв, преодолевая один бархан за другим, на них быстро надвигалась многочисленная враждебно настроенная армия Иных и людей.
   Оставив далеко позади армию, загорелый мужчина с мускулистым торсом неспешно приближался первым. За спиной у него пылали огромные огненные крылья, широко раздвинутые в разные стороны, длинные и похожие на перепончатые крылья летучей мыши. Мускулистые ноги обтягивали шорты, которые имели рисунок, где на страшном кроваво-алом фоне чёрные звёзды пугали тьмой.
   Суровый и опасный на вид человек с рельефными мышцами, сложа руки крестообразно на груди, грозно и безотрывно смотрел на мечника, слегка размахивал пылающими крыльями и... неторопливо крутил педали велосипеда. Небольшого, двухколёсного. И это выглядела так, словно взрослый уселся за детский велосипед, отчего колени мускулистого мужчины сильно торчали в разные стороны. Он не держался за руль руками, но всё равно умудрялся ехать прямо.
   Песок под ним превращался в стекло, однако колёса с шипастыми шинами катились без труда по стеклянной дороге.
   Величайший воин-мечник Зорго усмехнулся, глядя на человека с огненными крыльями, что крутил педали велосипеда.
   -- Чёрная Звезда Пауло, по прозвищу огненный птеродактиль, со своей многотысячной армией? Неплохо, неплохо, -- и коротко улыбнулся в ожидании предстоящего знатного боя.
   Но вдруг мечник насторожился, замер и вгляделся в армию, далеко позади Пауло, также известного как.
   -- Пространственный клинок маршал Маклауд? -- удивился Зорго и непроизвольно схватился за рукоять огромного меча у него за спиной.
   Над передними рядами правительственной армии на жёлтом тощем облаке сидел мужчина с удочкой в руках и в белой панамке.
   Внезапно удочку рвануло вниз. Мужчина в строгом костюме в ярко-жёлтую полосочку изо всех сил потянул удочку на себя и... прямо из воздуха, из ниоткуда вытащил огромного кита.
   Люди внизу страшно обрадовались, запрыгали на месте и стали громко хвалить маршала.
   Он скинул им кита и посмотрел в сторону мечника Зорго. Приветливо покачал головой и направил на него указательный палец. На кончике пальца очень быстро начала появляться чёрная сфера, которая вскоре разразилась смертельным лучом.
   Величайший Воин-мечник Зорго мгновенно извлёк огромный легендарный клинок из-за спины, взмахнул им по широкой дуге и отправил голубой серп с алыми краями навстречу чёрному лучу.
   Серп продольно разрезал луч, однако его половинки продолжили полёт и с жутким гулом угодили по обеим сторонам от мечника.
   Два соседних высоких бархана напрочь исчезли, вместо них возникли глубокие впадины.
   -- Кажется, будет весело, -- жёлтые соколиные глаза сузились в предвкушении хорошей схватки. -- Жди здесь! -- приказал Зорго малышке Пламевласке, которая мигом сникла.
   Девочка подняла на мечника большие грустные глаза.
   -- Ты обещал поиграть, -- неловко теребя край красного платьишка, она с надеждой смотрела на Зорго.
   Мечник строго оглядел малышку и, хлёстко выговаривая слова, произнёс:
   -- Чтобы воинский дух был крепок, как сталь, и острым, как клинок... НЕОБХОДИМО ПОСТОЯННО СРАЖАТЬСЯ! Иначе дух воина размякнет, а меч заржавеет!
   Развернулся, взмахнул плащом и широким шагом направился навстречу к неприятелям...
   Девочка с пламенными волосами присела на корточки, положила сбоку вакидзаши и уныло начала копать песок руками.
   -- Урь-ья!!! -- радостно воскликнула малышка, когда откопала белые человеческие кости. -- Игрушки, игрушки!
   Радостно высунув язык, девчушка старательно укладывала на песок белые кости, строила из них домик.
  
  
   Солнце ласково грело лицо. Высоко над головой пели птицы. Я сладко потянулся, лежа на земле, и открыл глаза.
   Надо же, мне приснился кусочек прошлого Пламевласки! Так вот как она жила раньше - путешествовала вместе с Зорго! И даже по пустыни...
   Сел. Огляделся по сторонам. Ворох песчаных листьев, что послужили мне подушкой, превратились в холмик. Видать, во сне часто ворочался. Ну правильно, устал - набегался от Пламевласки! А этот так называемый друг - опять слинял в тень! Нет, какое-то время мы бежали вместе, но потом ему надоело.
   Эх... вот бы мне научиться ходить в тени! Но с этим умением нужно родиться...
   Снова лёг на землю и положил руки под голову.
   Интересно, а кто был тот загорелый атлет с огненными крыльями на велосипеде? Зорго назвал его Чёрной Звездой, но что это - прозвище, титул?.. А забавный маршал с удочкой в руках, похоже, самый сильный из тех, кто осмелился напасть на самого Зорго!
   Теперь понятно, почему Пламевласка любит играть с человеческими костьми. С детства на поле брани! А там кроме костей других игрушек нет.
   Надо мной наклонилась Пламевласка.
   -- И долго собираешься лежать на земле? -- в глазах плясали озорные искорки.
   От такого резкого появления у меня чуть сердце не убежало испуганно в Лес, выскочив из груди.
   -- Ай-бай-ай! -- с криком вскочил на ноги. -- Ну и напугала же ты меня!
   Смотря на меня наивными глазками, Пламевласка спросила:
   -- Я что - такая пугающая? -- недоумевала девушка, с лёгкостью держа огромные палаши в руках (которые и здоровому мужику не поднять!).
   -- Нет, что ты! Очень даже милая! Просто я дремал и не слышал, как ты подошла, -- встал с земли и начал отряхиваться. -- А где Куня?
   Пламевласка принахмурилась.
   -- Сбежал! Не смогла его поймать... -- от досады прикусила нижнюю губу. -- Вот словлю его и... ПОКРАМСАЮ! -- она не смогла себя сдержать, и наружу вырвался жуткий утробный рык.
   Ох-хо-ох... Куня, не попадайся ей в лапы! Не хочу терять драгоценного друга!!!
   Будучи в боевом режиме, Пламевласка, как голодный хищник, зыркнула на меня.
   Да ну нафиг!!!
   Внезапно она опомнилась и мило улыбнулась.
   -- Может, поиграем? -- спросила, глядя на меня по-детски жалостно-просящими глазками.
   Сложно отказать... когда ТАК просят! Не прошло и двух секунд, а я уже капитулировал, кивнул в знак согласия.
   Пламевласка озорно довольно улыбнулась и полезла в кожаную поясную сумку, на левом боку.
   Небось, опять в черепки будем играть. Эх... Вот бы сыграть во что-нибудь другое!
   Пламевласка вытащила нечто серое, но точно не череп и не кость. Ура!!!
   -- Лови! -- предупредила она и бросила предмет мне в руки, а я как наивный простак поймал.
   Ух-ё! Серый булыжник больно долбанул по груди и сбил меня с ног. Дикий ёжик!!! Не хватала ещё в булыжники играть!!!
   Отбросил уже ставший мне ненавистный булыжник в сторону и потирая ушибленную грудь встал.
   -- Ня-няня, ня-няня... -- пела счастливая мечница, подбрасывая левой рукой беленький оскалившийся россыпью мелких клыков черепок с длинным рогом. -- Среброкрыл, какой же ты неуклюжий! Не смог поймать ракетку для тенниса!
   А? Чего? Какая ракетка? Присмотрелся к булыжнику. Итить! Действительно, ракетка! Только сделана не из дерева (как положено!), а высечена из плотной горной породы (из скалы, что ли?). Даже на вид жутко тяжёлая. Да дубинка её легче! А на вид больше похожа на сковороду, только из скалы!
   Попытался поднять, да куда там! Лишь ручку слегка приподнял над землёй.
   Вытер пот со лба и глянул на Пламевласку, которая нетерпеливо на меня смотрела. Мол, скоро ты там! Играть ведь хочется!
   -- А ты сама не пробовала играть такой ракеткой? -- невольно спросил, когда заметил, что в руках у неё был только палаш и череп.
   Пламевласка удивлёно пожала плечами.
   -- Зачем? Я всегда играю мечом. Да ты не бойся, буду отбивать плашмя! А даже если разрублю случайно череп, то их у меня ещё полно! -- обнадёжила меня девушка, похлопав рукой по туго набитой кожаной сумке.
   Да не на это намекал! Эх, невезуха... Нагнулся и попробовал снова поднять КАМЕННУЮ РАКЕТКУ для тенниса.
   -- Ты чего поднять её не можешь? -- раздался удивлённый голос Пламевласки у меня за спиной.
   Вот теперь мне стало стыдно. Очень. Аж покраснел (или это от натуги?). Пусть руки отваляться, но её подниму! Эту дамскую (а как же, из сумочки ведь достала!) ракетку для тенниса.
   Неожиданно во мне появился поток силы, который начинался в области затылка (фига се, чего это оттуда!) и растекался по всему телу. С каждой секундой чувствовал, что становлюсь всё сильнее и сильней! Могучим, крепким - прям богатырь!
   С лёгкостью поднял КАМЕННУЮ РАКЕТКУ с земли, где от неё остался явственный отпечаток, и хвастливо стал похлопывать ею по ладони (как простой, деревянной - только там должна быть сетка, а не гладкая гранитная поверхность!).
   -- Ну что, начнём? -- и не дожидаясь ответа Пламевласка ударила плашмя мечом по черепку и по высокой дуге отправила его далеко назад, ко мне за спину. -- Ой! Извиняюсь. Не рассчитала силу!
   Пришлось идти искать черепок в густой лилово-фиолетовой траве.
   Остановился возле огромного валуна, на который можно было как-нибудь залезть и погреться в нежных лучах солнца. А что - я хуже ящерицы? Не могу поблаженствовать на нагретом солнечными лучами валуне? Могу! Но не сейчас, потом...
   А вот интересно, почему сила возникла из затылка? Потрогал его рукой. Косичка? А, точно! Мне её же подарил Волчий клык Джа-Джанг! Блин, совсем про неё забыл.
   Кстати, помнится, он одним ударом разломал огромный валун на части! Может и я так смогу?! И уже другими глазами присмотрелся к круглому валуну с плоским верхом. Конечно, не такой большой, как тот, но для меня сойдёт! Валуны голыми руками ещё никогда не разбивал!
   И с криком: "Со мною СИЛА!" шарахнул по нему ребром ладони.
   Ух-ё!!! Больно-то как! Унимая ужасную боль в руке, прижал к груди.
   -- Идиот!!! Он же Костяная Маска! А ты - человек! -- ругался сквозь зубы на самого себя... и тут мой взгляд уткнулся в злосчастный валун. -- Это ты во всём виноват! -- обвинял я бедный камень. -- Ух, видеть тебя не хочу! -- и со всей дури ударил кулаком прямо в середину круглого валуна.
   Камень взорвался тучей осколков.
   А? Это я его так? И глянул на левую руку, которая от локтя до кончиков пальцев кристаллизировалась, а багровые грани отбрасывали яркие солнечные зайчики. Ух-ты! Вот она - улучшенная версия Кулака Титана!
   -- Ты долго будешь там баловаться? Может, принесёшь в конце концов череп, и мы продолжим, -- в её голосе явно слышалось нетерпение.
   Бросил взгляд на осколки от валуна. И это она называет баловством?.. Тогда что, игра в теннис при помощи каменной ракетки и черепа - сверхважное занятие? Ну даёт!
   Кстати, я раздолбал тёплый и удобный валун, на котором так хотел позагорать... Идиот! С горя закрыл лицо руками. Ну почему сначала делаю, а потом думаю!..
   Ай, ладно. Другой найду! Подобрал в траве череп, что лежал неподалёку рогом кверху, и почапал обратно к дикой милашке, которая так любит играть черепами различных чудищ.
   Стоило подойти ближе и понять чем в этот раз играет девушка, от удивления разжал руку, и череп со стуком о твёрдую землю, упал возле моих ног.
   -- Ня-няня, ня-няня... -- радостно пела Пламевласка, прыгая через скакалку. -- А я уже играю в кое-что другое, называется: "прыгни 100 раз - безостановочно!", -- похвасталась она, не останавливаясь.
   Всё хорошо, но... скакалка из ПОЗВОНОЧНИКА! К тому, там везде торчали длинные и острые шипы!
   -- У меня ещё есть! Будешь играть? -- предложила Пламевласка.
   -- Не-не-не... -- размахивая руками, стал бурно отказываться от столь "заманчивой" затеи. -- Лучше продолжим играть в теннис! -- и со вздохом посмотрел на тяжёлую каменную ракетку, что лежала у моих ног.
   -- Как хочешь, дай только допрыгаю! -- с лёгкостью согласилась беззаботная девчонка и продолжила скакать через позвоночник с длинными, острыми шипами.
   "Со мною СИЛА!" -- мысленно крикнул и крепко ухватился за гранитную рукоять "дамской" ракетки.
   Почувствовал как лёгкое покалывание, начиная от затылка, стало распространяться по всему телу.
   Со словами: "С-с-суровый суслик!" поднял каменную ракетку. Хм... забавно - с каждой секундой "орудие" игры становилась всё легче и легче... Может быть, я к ней привыкаю?.. Или приноравливаюсь к своей новой силе?
   Неважно, неважно - пора играть! Подкинул высоко черепушку и со маху треснул по ней ракеткой.
   Приложил козырьком руку ко лбу. А? Куда он улетел? Повернул голову направо, налево и даже взглянул в небеса, но... НИГДЕ НЕТ!
   -- Он прилип к ракетке! -- подсказала Пламевласка, указывая пальцем.
   Поднёс ракетку к глазам.
   -- ОГО! И точно прилип. Хотя... -- стал отдирать черепушку от ракетки. -- Уф-ф-ф... наконец-то, выдернул!
   Покрутил в руках его и посмотрел на каменную ракетку, где виднелась дырка. Это что, получается, - рог черепа её проткнул!!! Камень? Нет, ТОЛСТЫЙ ГРАНИТ! Пьяные ёжики на прогулке! Что за монстру принадлежит сей череп?
   -- Ты где его нашла? -- всё ещё с выпученными глазами от удивления спросил девушку.
   Пламевласка мило приложила пальчик к губам, задумалась.
   -- Кажется, нашла его в утробе каменного великана, что встретила в Лесу, когда искала тебя, -- и кивнула сама себе. Мол, да верно именно этот череп там и нашла.
   В утробе каменного великана? Где - в лесу? Они что - здесь водятся?! Итить-колотить!!! А я тут под деревом беззаботно дрых, словно в парке! Забыл, что нахожусь в Лесу Потерянных Душ!!!
   Ладно, продолжим - и ударил по черепку ракеткой.
   Пламевласка с широким замахом отбила плашмя мечом.
   Мой черёд отбивать... Летит, летит, оп-па! Отбил!
   А? Где он? Вот зараза! Опять воткнулся в ракетку! Принялся отдирать.
   -- Может, давай другим сыграем? -- предложил я, левой рукой, схватившись за гладкий череп, пытался его выдернуть.
   -- Нет, не хочу! Этим интересней! -- и загадочно так улыбнулась. -- Сделаем по-другому: у кого он воткнётся, тому зачитывается одно очко проигрыша! -- жутко довольная собой Пламевласка подняла указательный палец кверху.
   Нечестно!!! У тебя же меч! И рог в лезвие точно не воткнётся!
   Но взглянул в наивные и счастливые очи Пламевласки и передумал возражать. Подумаешь - проиграю, зато принесу ей радость! Ведь она так редко скидывает с себя стальной панцирь титула внучки лучшего мечника в мире. Кстати!
   -- А это правда, что ты внучка Зорго? -- подкинул вытащенный черепок в воздух и мягко послал его Пламевласке.
   -- А что? -- скривила недовольно лицо девушка (видать, затронул болезненную тему!).
   В этот раз удалось отбить черепок так, что тот не воткнулся рогом в округлую поверхность каменной ракетки, и по высокой дуге отправил назад.
   -- Просто не вериться, что тот изысканно одетый молодой мужчина - дед!
   Пламевласке пришлось отступить на несколько шагов назад, чтобы отбить.
   -- Ха-ха-ха... -- смеялась мечница, держась за живот. -- Ну ты даёшь - молодой мужчина! -- пуще прежнего рассмеялась девушка, и её накрыло смехом так, что она еле держалась на ногах.
   -- А что такого я сказал? -- обиженно буркнул, выдёргивая черепок из ракетки.
   -- Извини! -- попросила прощение мечница и смахнула слёзы от смеха. -- Просто ему уже 343 года!
   Я опешил так, что нечаянно сломал ручку... каменной ракетки!
   -- Сколько, сколько? 343? Да столько - люди не живут! -- стыдливо спрятал ракетку за спину.
   Пламевласка с тоскою взглянула в лазурное небо.
   -- Мы столько живём, -- тихо прошептала она.
   Ой-ой! Опять задел болезненную тему!
   -- А сколько тебе лет? -- и закрыл рот руками.
   Ох-ё! Чего это я?! Зачем спросил? Блин! Хотел всего лишь сменить тему разговора и... брякнул первое, что пришло в голову. ИДИОТ!!!
   -- Я не то хоте...
   Но Пламевласка меня оборвала:
   -- Семнадцать! -- и гордо вздёрнула подбородок.
   Уф-ф-ф... слава богу!
   Неожиданно вспомнился случай в пещере Великого Лабиринта, тогда Пламевласка сказала, что она душа без тела, а значит...
   -- А в чём причина твоей смерти? -- не осознавая последствий спросил и задумчиво взглянул на девушку.
   Пламевласка разозлилась не на шутку, от неё стали исходить волны боевой ярости, а алые волосы взмыли и затрепали, словно язычки огня. Лицо превратилось в жуткую маску разъярённого хищника.
   Итить, опять ляпнул не то! И... кажись, сейчас разразиться буря!
   -- Эта... эта гадина... напала со спины! Ух, не прощу её!!! Покромсаю на мелкие кусочки, сожгу, и прах развею по ветру! -- процедила она сквозь зубы.
   Значит, её убила девушка. Ясно, ясно...
   Убийственный взгляд жёлтых соколиных глаз вонзился в меня. На лице возник дикий, звериный оскал.
   Секундочку... а я тут причём!!!
   -- Говорят: под Древом Всевластья зарыт клад Великого Странника! И среди этого клада есть нечто, способное оживить даже душу! То есть меня. Оно возродит моё тело из небытия! -- она успокоилась: черты лица разгладились, алые локоны ниспали на плечи, и испарилась боевая ярость. -- Древо растёт где-то на Таинственном Острове, и многие годы никто его не может найти.
   О! Понятно-понятно... А что делать с каменной ракеткой - я же её сломал!!! Отдавать стыдно, а починить - невозможно!
   Пламевласка, словно чего-то устыдилась, отвела взгляд в сторону и спрятала руки за спину.
   -- Вот это нечто, которое может меня оживить, ты непременно и должен найти. То есть клад Великого Странника. Именно об этом и говорил дедушка Зорго, когда передал тебе браслет, в котором я заключена, -- и открыто посмотрела, ожидая ответ.
   -- Отыскать клад? Да легко! -- тотчас согласился, а потом добавил: -- А где его искать-то?
   Пламевласка усмехнулась.
   -- Легко говоришь? Ха! Ну-ну... -- покачала она головой. -- А клад, по слухам, находится где-то в центре Таинственного Острова, точнее место тебе никто не скажет!
   Мечница подняла кожаную сумку с земли, пристегнула к поясу, слева и начала истончаться, а мой браслет на руке - нагреваться.
   -- Ах да, чуть не забыла! На Таинственном Острове полно сильных Иных, и среди них есть такие монстры, которые заставили моего дедушку покинуть его на какое-то время. Так что - удачи тебе! -- лукаво подмигнула и помахала рукой, перед тем как истаять в воздухе.
   Итить-колотить! На что я согласился!!!
   -- И вот что ещё... -- передо мной вновь появилась Пламевласка. -- Тот легендарный клад ищут все искатели приключений без исключения! Получается, у тебя очень много соперников, -- призадумалась мечница, приложив указательный пальчик к губам. -- В общем, будь первым! -- одарила напоследок ослепительной улыбкой и окончательно исчезла.
   А-а-а!!! У меня целый табун соперников!
   От крайнего удивления уронил каменную ракетку себе на ногу.
   -- У-уй-йо-о... -- запрыгал на одной ноге.
   Спустя какое-то время боль утихла, и я облегчённо сел на мягкую траву, вытянув ноги. Подул тёплый ветерок, который принёс из глубины Леса сладко-душистое благоуханье. Эх, хорошо! И пусть нелёгкое будущее (благодаря кое-кому!) подождёт меня ещё.
   Поднял взгляд. В глубокой синеве неба сладко дремало солнышко, укрывшись белоснежными, пушистыми облаками. Ярко подмигнуло и окончательно спряталось под одеялом.
   Лёгкий сумрак лёг на деревья, приутихли звуки... словно наступил сонный, тихий час...
   Тускло поблёскивали песчинки небольших холмиков на земле. Это опавшие листья с песчаных деревьев со временем раскрошились, размельчились в песок.
   Легонько шелестела листва, что богатой одеждой украшала могучие деревья. Наверное, листья круглый год растут и опадают на этих необычных песчаных деревьях.
   Ходили тени по серовато-зелёным кристаллам, что пучками копий росли из земли. Странные кусты жили своей жизнью - медленной, тягучей. Много времени надо, чтобы новый куст, который только проклюнулся из земли, достиг высоты с половины человеческого роста.
   А вот лилово-фиолетовой трава наоборот живёт скоротечной жизнью. Сверху густыми волнами ласкает взор своей юностью и нежным окрасом молодая поросль, а под низом скрывается пожухлая, сухая трава, словно потёртый старый ковёр.
   И вдруг спокойствие Леса нарушили крики. Кто-то на всех парах мчался сюда. Поднялся шум такой, словно стадо лосей убегала от голодного льва.
   Кто это может быть? Даже для него это перебор!
   И вот впереди показались знакомые очертания людей, вернее Иных.
   -- А-а-а!!! -- с поднятыми руками, не замечая препятствий, с лёгкостью перепрыгивая через полуметровые кусты из серовато-зелёных кристаллов, бежали без оглядки Ириска и Куня.
   О! Надо же - уже сдружились! Даже совместно убегают от кого-то! Интересно, а от кого?
   Не замечая меня, они промчались мимо, со счастливой улыбкой до ушей, с широко открытыми от страха глазами и поднятыми руками.
   А за ними гнался... Итить! САБЛЕЗУБЫЙ ТИГР! Пора и мне делать ноги! Но... уже поздно!!!
   Со всех отпрыгнул в сторону, споткнулся, упал на землю и покатился по небольшому склону вниз, придавливая мягкую траву и кроша в песок опавшие листья.
   Остановка было болезненной - грудью врезался в ствол дерева.
   Потирая грудь, поднялся на ноги.
   -- Тьфу, тьфу... -- отплёвывался от песка, что попал в рот. -- Вроде бы не погнался, но почему?.. Посчитал, что те две визжащие добычи были лучше?!
   Почему-то почувствовал зависть: за ними гонится саблезубый тигр! А за мной нет! Эх, невезуха...
   Поднялся по склону наверх и огляделся по сторонам. Там вдали ещё виднелась чёрно-полосатая спина могучего тигра, который вскоре исчез из виду.
   Сокрушённо вздыхая, пошёл медленно в том направлении. Эх, надо было сразу бежать за друзьями!
   -- Чего вздыхаем? -- вывел меня из печальных дум Куня, мимо которого прошёл. Он сжимал в руке горсть земляных очищенных орешков и закидывал по одному в рот. -- Надо бежать со всех ног!
   А?.. А он откуда здесь?! Хотя... точно! Как мог забыть - он же тениходец! Небось во время бега отпрыгнул в сторону и скрылся в тени дерева, а когда заметил меня, то вылез обратно.
   -- Эй, ты чего - оставил Ириску одну? -- угрожающе навис над ним, но... протянул руку, прося орешки. -- Её же тигр растерзает!
   Куня усмехнулся и щедро отсыпал мне орешков.
   -- Ох, Среброкрыл, Среброкрыл... недооцениваешь ты Иных! К тому же, Ириска из рода Повелителей Стихий! В общем, он для неё не страшнее домашнего котёнка! -- нравоучительно поднял он указательный палец.
   Угу, один я тут слабый человечек, которого этот "домашний котёнок" прихлопнет лапой, как муху! Эх-хе-хех...
   Хотя постой! У меня же теперь есть Мифические предметы: перчатки и кольцо! Точно-точно! Вот только... перчатки стреляются какой-то странной жвачкой, а кольцо и вовсе предназначено для... ПОЗОРНОГО БЕГСТВА!!! Эх, невезуха...
   -- Среброкрыл! -- с серьёзным лицом посмотрел на меня Куня. -- Нам и вправду пора бежать, глянь туда! -- и указал вытянутой рукой.
   В километре позади нас с Лесом Потерянных Душ творилась жуткая вещь... Казалось, на нас мчится невидимая волна, которая обращает в камень всё: и песчаные деревья, и кусты из кристаллов, и даже землю!
   -- Что это? -- уронил я нижнюю челюсть на пол от удивления.
   -- То, от чего удирал саблезубый тигр и я с Ириской! -- пояснил друг и потянул меня за рукав. Мол, нам пора!
   И тут вспомнил, что, действительно, у тигра была ошалелая морда! Но я приписал это удачной попавшей добычи, однако... ошибся!
   Уже разворачиваясь, чтобы начать стремительный бег, краем глаза заметил кое-то. И кстати, почему-то почувствовал сильный холод в глазах.
   -- О великий чаротворец! -- молитвенно сложив руки перед собой, обратился ко мне Куня, точно к божеству какому-то (и если бы не смешинки в глазах - я ему бы поверил!) -- Поведай мне, пожалуйста, что ты видишь?
   Опять он за своё! Какой такой чаротворец? Я же обычный человек! Ну да ладно, спрашиваешь что вижу? Внимательно присмотрелся туда, где Лес на глазах каменел.
   -- Там нечто похожее на огромное серое пламя, которое, словно пожар, поглощает Лес! И ещё там... БЫТЬ ТАКОГО НЕ МОЖЕТ! -- громко воскликнул, отпрянул назад, споткнулся обо что-то и плюхнулся на задницу.
   -- Что там, что там?.. -- возбуждённо затараторил синеволосый друг (у которого эти самые волосы стояли острыми шипами!). -- Так что ты увидел? -- не отпускал он мою руку, после того как помог мне встать на ноги.
   С огромным любопытством заглядывал в глаза - то слева, то справа.
   Отряхивая штаны от песка, ответил:
   -- Огромный рот! С большими жгуче-красными губами, -- и взглянул на друга, чтобы убедиться поверил ли он моим словам или нет.
   Куня озадаченно почёсывал макушку:
   -- Ча-па-па...
   Тогда я добавил:
   -- Вдобавок этот рот жутко кричит, а когда размыкает губы при крике, то оттуда вырывается серое пламя, которое и обращает всё в камень! Хотя нет... -- и ещё раз пригляделся к огромному рту, что быстро к нам приближался. -- Когда рот кричит, то поглощает... души, жизнь?..
  

16 Глава. Пожиратель Душ.

  
  
   Удивлённо таращился на то безобразие, что происходило уже совсем неподалёку от нас.
   -- И из-за этого всё превращается в камень? -- догадался друг.
   Я кивнул, соглашаясь с ним.
   -- Трапа-па, трапа-па... -- бросился в пляс Куня от радости. -- Мы разгадали одну из загадок Леса Потерянных Душ! Ура!!!
   Пожиратель Душ (он же алые губки!) видать переел, потому что раскрывал рот теперь редко и обращал в камень по одному деревцу, кусту, а иногда и вовсе всего лишь несколько песчаных листьев, лежащих на земле.
   -- Где сейчас этот пожирающий рот? -- пихнул меня локтём Куня, а в другой руке перебирал чёрный нож между пальцами.
   Значит, он и в правду его не видит?
   -- На земле, в трёх шагах слева от песчаного дерева, что похоже на большую рогатку, -- и на всякий случай указал туда рукой.
   Друг незамедлительно метнул туда кунай.
   -- Попал? -- глянул он на меня.
   -- Угу, прямо в белоснежный зуб, коих у него полный рот, -- и похлопал того по плечу. -- Молодец, но он этого даже не заметил. Получается, надо попасть в толстые губы или в центр широко раскрытого рта - в глотку.
   Куня полез в нижний карман красной курточки. Немного покопался и извлёк оттуда зеркальце.
   -- А это зачем? -- ткнул пальцем в явно женское зеркальце, сделанное в виде сердечка с розовой каймой.
   Друг отмахнулся:
   -- Не то вытащил! Подержи-ка минутку, -- и передал мне в руки.
   На задней розовой поверхности зеркальца была надпись: "Носи всегда с собой! Чмоки-чмоки!", а рядом алые поцелуи - следы от губной помады.
   Это кто же его так любит?! Но когда глянул в отражение, то обомлел: в моих карих глазах танцевало светло-голубое пламя!
   -- Ити-ти-ть... -- пропищал изумлённо.
   Так вот о каком синем пламене говорил Куня! Посмотрел по сторонам. Вижу как обычно, только ощущаю сильный холод в глазах.
   Обернулся к другу, а тот уже не просто рыскал рукой в нижнем кармане курточки, а залез туда с головой!
   Ох, ни фига себе! Он и так может!
   Когда Куня вытащил голову, то в зубах сжимал... СКЕЙТБОРД!
   А?! -- удивлённо вытаращился я на него. -- И этим ты хочешь одолеть Пожирателя Душ?!
   Друг задумчиво почесал затылок.
   -- Знаешь, его обычным оружием не победишь! Вон мой кунай воткнулся в землю, а это означает, что Пожиратель Душ не только невидимый, но и неосязаемый! -- пояснил Куня и отпустил скейтборд без колёс, который мягко приземлился на лилово-фиолетовую траву. Точнее...
   Пригнулся к самой земле. Ну точно! Между землёй и скейтбордом есть расстояние! Сантиметров семь. Выходит, он держится на воздухе?! Как так?!
   Кстати, скейтборд был розового окраса и весь покрыт сердечками (разных размеров) и очертаниями губ при поцелуях.
   -- Тоже подарок? -- взглядом указал на скейтборд и протянул ему зеркальце, при этом старательно прятал улыбку. -- Довольно-таки милый! -- а сам еле сдерживался от смеха.
   Куня смущённо взял зеркальце у меня из рук и засунул в карман курточки.
   -- Да, от старшей сестры! -- и прыгнул на розовый скейтборд. -- Ну что - пора сваливать! -- радостно крикнул и счастливо улыбнулся.
   Я его остановил:
   -- Подожди, дай кое-что проверить!
   Сосредоточился и метнул импульс силы в кольцо (подарок Стража), которое носил на безымянном пальце левой руки. Мощную струю пыли нацелил на Пожирателя Душ, что вскоре скрылся в густом облаке.
   -- Ух-ты! Так вот она сила твоего Мифического кольца! -- с завистью посмотрел Куня на меня.
   Ага, ага, но название этого кольца я тебе ни в жизнь не скажу! Кольцо Позорного Бегства... Тьфу! Да кто додумался обозвать его так?!
   Неожиданно из облака пыли выпулился Пожиратель Душ. Стал кашлять, отплёвываться. А после Пожиратель Душ зло ощерился в мою сторону.
   Итить! Да я его разозлил!
   -- Куня, рвём когти! -- а сам тем временем быстро вытащил из карманов штанов Мифические перчатки, похожие на кошачьи лапы (чёрные!). У них были и загнутые коготки, и мягкие подушечки на кончиках пальцев.
   Ну, погоди - пакостный Страж! Только он мог догадаться сделать так, чтобы Перчатки Победы выглядели столь нелепо! Ух, встреться ты мне ещё!
   Коротким импульсом силы преобразил кошачьи лапы в стальные перчатки. Такие изящные, с тонкими пальцами. На ладони и на её тыльной стороне перчатки сияли ярко золотом, а на пальцах были чёрными. Сжал руку в кулак. На костяшках сверкали гранёные тёмно-красные рубины.
   Блеск, шик, красота!.. Это же надо, какие разительные перемены!
   -- Р-ра-а-а... -- оглушительно возгласил разъярённый рот и рванул в нашу сторону.
   Эх, нет времени любоваться такими чудными перчатками! Повернул голову и поискал глазами Куню. Итить! Шустро! Друг уже был далеко впереди. Он стоял одной ногой на скейтборде, а другой отталкивался от земли и мчался с такой ошеломительной скоростью, что вскоре скрылся вдали.
   Ну что ж, если ему нравиться убегать, пусть себе развлекается, но я поступлю иначе! Так как мечтаю стать рыцарем Света (ну, тьмы же!), то не могу позволить всякой нечисти разгуливать на свободе!
   Жуткий рот быстро плыл по земле, точно тень от пролетающей птицы. Через секунду он проскользил прямиком мне под ноги. Разлепил алые губы...
   Крикнул ключевую фразу:
   -- "Кулак Титана!", -- и ударил кулаком по Пожирателю Душ.
   Однако рука в стальной перчатке прошла сквозь белый зуб и воткнулась в мягкую землю.
   Чёрт! Почему не подействовало?! И тотчас отпрыгнул далеко в сторону.
   -- Р-ра-а-а... -- оглушительно возгласил раскрытый рот.
   Оттуда вырвалось серое пламя и, будто пожар, заполыхало, разрослось вширь. Загорелась лилово-фиолетовая трава, несколько кустов из кристаллов и одно песчаное дерево.
   Рот словно вытягивал из них жизнь. На глазах всё превращалось в камень.
   Некогда глазеть! Надо думать! Почему рука не кристаллизировалась?! Может быть, Мифические перчатки и сила костяной маски рубинового скорпиона Трейвина во вражде меж собой? Тогда надо просто их снять!
   Сказать легко, да сделать сложно. Они не снимались!!! Изо всех сил старался освободить хоть одну руку, но ничего не получалось - словно они приклеились!
   Как быть? Попробовать израсходовать часть силы перчаток? Может, тогда снимутся?.. Отлично, так и поступлю. Хоть какой-то луч надежды!
   Подбежал к дереву, которое было обращено в камень ещё минут десять назад, и со всей силы ударил по стволу кулаком в стальной перчатке. И... ничего! Никакого эффекта! Как так?.. Вот блин, совсем забыл!
   -- "Со мною Сила!!!", -- гаркнул что есть мочи и тотчас почувствовал лёгкое покалывание в затылке. Волна мурашек прокатилась по всему телу...
   Вот оно - действие ключевой фразы!
   Несколькими ударами переломил ствол каменного дерева и, схватив его, словно большую дубину, побежал к Пожирателю Душ.
   -- Получай, получай! -- кричал, колошматя деревом по опешившему рту.
   На миг остановился, вытер пот со лба.
   -- А-а-а!!! Не действует! -- возмущённо закричал и отбросил в сторону ненужное дерево, потому как от моих ударов пострадала только земля.
   Рот ехидно засмеялся:
   -- Ги-ги-ги-и-и...
   У меня получилась послать короткий импульс по рукам в перчатки, и они превратились в чёрные кошачьи лапы. Мигом их стянул и отбросил далеко в сторону.
   -- Наивный! И ты поверил? -- и широко замахнулся. -- Получай: "Кулак Титана!".
   Рука от локтя до кончиков пальцев кристаллизировалась, и гладкие багровые грани кулака погрузились в нижнюю полную губу. Брызнула зелёная кровь...
   Вот это да, такая же как и той кобры, что пряталась в тени черного пса! Тогда я ещё познакомился с Куней!
   -- И-и-и... -- болезненно взвыл рот.
   Ага, не нравиться! А отнимать жизнь у других, значит, нравиться, да? Что ж, вот она и пришла - твоя расплата за содеянное зло! И не обращая больше на крики, начал лупасить кулаками по огромному рту.
   Я его хорошенько так потрепал, даже пару зубов выбил! И теперь с остервенеем тянул мясистые губы на себя, точно пытался оторвать из от земли.
   -- Ну, где же ты, Пожиратель Душ! Покажись! -- и всё тянул на себя за нижнюю губу, словно за алое ватное одеяло.
   Внезапно изо огромного рта, точно острый язык, выскочило лезвие здоровущего меча.
   Еле успел увернуться. Что б тебя!!! Так вот что у тебя вместо языка!..
   Внезапно рядом появился ещё один большой рот. В пяти шагах влево, ещё...
   Итить! Мало мне прямых лезвий от меча, которые из-за огромных размеров, если попадут, то обязательно что-нибудь отрежут, так ещё и ртов три штуки! А? Ошибся... ПЯТЬ!!!
   И тут из земли поднялось нечто и нависло надо мной гигантским великаном.
   Вай-бай-ай!!! Это и есть Пожиратель Душ?! Уж лучше бы улепётывал вместе с Куней!!!
   Шутка, конечно, но... как справиться с таким гигантом?! Пусть он и похож на насекомое!
   Иссиня-чёрный богомол, размером с тысячелетнее дерево, уставился на меня своими фасетчатыми круглыми глазами. Его согнутые передние лапы оканчивались острыми серпами и медленно покачивались из стороны в сторону.
   Стремительный удар, и правый серп воткнулся в двух шагах от меня.
   -- Мазила! -- не выдержав, громко воскликнул.
   Неожиданно на угольно-чёрной поверхности серпа один за другим стали появляться рты с мясистыми алыми губами.
   -- Итить-колотить! -- и мигом упал на землю.
   Над головой взрезая воздух появились прямые лезвия от огромных мечей.
   Уф-ф-ф... пронесло. Откатился в сторону и встал на ноги.
   Огромный угольно-чёрный серп возник над головой.
   Мгновенно отпрыгнул в сторону.
   Выскочили широкие лезвия мечей из многочисленных раскрытых ртов на поверхности серпа.
   Камнем упал на землю и откатился вбок.
   Редиска!!! Атакует без продыха! Нужна стратегия!
   Один за другим сверху упали два угольно-чёрных серпа.
   Еле успел отскочить в сторону. Затем, бросив все силы на бег, помчался к великанскому чёрному богомолу.
   Подбежал.
   -- "Кулак Титана!" -- и попытался ударить по нижней бегательной лапе, но он стремительно её убрал и быстро-быстро зачастил в сторону.
   Резко развернулся ко мне и разом опустил оба чёрных серпа.
   Рыбкой прыгнул вперёд, а когда приземлился, то не теряя скорости, словно мячик, покатился на него по мягкой траве.
   Снова оказался возле его нижних лап.
   Атака по ним ничего не даст! Слишком ловкий - уберёт. Значит, нужно попасть в голову! Но как? Слишком высоко... Однако не для пружин из эластита!
   Пришлось бежать к перчаткам победы в десятках шагах от Пожирателя Душ. По пути меня чуть не пронзили сверху угольно-чёрные серпа верхних лап громадного богомола, но вовремя отскочил в сторону и уже в который раз упал навзничь.
   Когда многочисленные лезвия от мечей стали стремительно втягиваться обратно во рты с мясистыми губами, что были на обеих плоских сторонах серпах, вскочил на ноги и добежал до перчаток.
   Нагнулся к ним и поднял правой рукой, которая тоже кристаллизировалась от локтя до кончиков пальцев, и теперь багровые грани преломляли дневной свет.
   Не понял... У меня же только левая рука всегда преобразовалась! И теперь не смогу надеть перчатки! Что происходить?! К тому же, ещё никогда кристаллизированная рука не держалась так долго! Обычно уже спустя несколько секунд багровый кристалл, что покрывал мою руку, трескался, а потом и вовсе осыпался мелкой крошкой! И рука вновь становилось обычной.
   "Кху-кху-кху... -- донёсся до меня откуда-то злобный смех. -- Парниш-малыш, ты мой!!!".
   Сердце на миг замерло, и холод пробежал по спине...
   Костяная маска Трейвин?..
   "В точку!" -- и прозвучали гитарные аккорды, -- Но перед твоим забвением, успею сбацать на прощание тебе похоронный РОК! Наслаждайся!!!
   А? И такой рок бывает?!
   АДСКАЯ музыка нагло ворвалась в мои уши. От таких мощнейших и диких аккордов меня всего перекосило. А он ещё и ПЕТЬ начал!!!
   Рёв, вой и оглушительные крики сводили с ума...
   Я упал на землю и стал кататься по земле, затыкал уши руками, но ничего не помогало. Душераздирательные крики, словно острые колья, вонзались в уши, и не было никакого спасения от ОГЛУШИТЕЛЬНОГО, АДСКОГО РОКА!.. От непереносимой боли закусил нижнюю губу до крови, царапал землю руками...
   Внезапно перестал чувствовать тело (словно окаменел!) и увидел внутренними очами, как жизнь струёй бежит к Трейвину, который стоял на огромной сцене. Он выглядел также как и первой нашей встречи: белая кожа, как мел, а на голый торс был надет чёрный жилет, что совсем не скрывал стальные мышцы груди и рельефные мускулы живота. Шорты до колен, с бахромой внизу штанин, также не скрывали мощные икры ног.
   Трейвин щелчком приподнял полу шляпы и на мгновение взглянул на меня своими пугающими глазами, где вместо белков была тьма, зрачки - багрово-алые, с гранями, похожие на рубины. Хищно облизнул губы и открыл рот.
   Жизнь, что покидала меня быстрым ручьём, потекла к нему в рот.
   Ах ты... вознамерился выпить мою жизнь?! Да вот фиг тебе!!! Мысленно подскочил к нему и медленно... с оттяжкой перепилил воображаемой пилой все струны его гитары, которую он не выпускал из рук.
   У Трейвина глаза полезли на лоб.
   "А-а-а... моя гитара!!!", -- закричал перепуганный до смерти рубиновый скорпион. Казалось, его нижняя челюсть вот-вот упадёт на пол, а глаза выскачут из орбит... у него даже хвост скорпиона, что обычно дугой приподнят над землёй, выпрямился и поднялся дыбом!
   Запечатлев на память такое незабываемое зрелище, открыл глаза и тотчас откатился влево.
   Угольно-чёрный серп Пожирателя Душ воткнулся в землю, но меня не задел.
   Фу-у-ух... скованность тела исчезла, и я вновь могу двигаться!!! Однако багровый кристалл, что покрывал мои обе руки от локтя до кончиков пальцев и не думал исчезать. Плохо! Но об этом подумаю позже, а пока воспользуюсь предоставленной возможностью!
   Как только лезвия мечей из ртов с мясистыми губами на серпах стали втягиваться вовнутрь, вскочил на ноги и побежал вокруг исполинского чёрного богомола, который, опираясь на длинное яйцевидное брюшко, на четырёх нижних бегательных лапах поворачивался вслед за мной.
   Глазами искал подходящее дерево. О, нашёл! Вырвался из круга, по которому бегал и домчался быстрее пули к самому высокому окаменелому песчаному дереву. Блин, такое с одного удара не свалишь! А времени... Обернулся. Как и думал исполинский богомол на четырёх лапах зачастил ко мне. Так что времени очень мало!!!
   Придумал!
   -- "Со мною Сила!", -- на одном дыхании выкрикнул и тотчас почувствовал знакомое покалывание в затылке, где теперь росла серебряная косичка (подаренная Джа-Джангом!), и небывалый пролив мощи.
   Кристалл, что покрывал мои руки, засветился багрово-алым цветом.
   О! Второй уровень "кулака"! Тогда назову его...
   Через секунду крикнул:
   -- "Рубиновый Кулак Титана!", -- и мощно ударил правым кулаком по серому дереву, словно по скале.
   Ствол дерева, будто взорвался, - в разные стороны брызнули каменные осколки. С шумом могучее дерево рухнуло назад.
   Отлично! А теперь ещё кое-что! Побежал навстречу богомолу.
   Пожиратель Душ не растерялся, а сразу один за другим стал вонзать иссиня-черные серпа в землю, пытаясь по мне попасть.
   Пока удавалось увворачиваться. Всё! Этого расстояния достаточно!
   -- "Рубиновый Кулак Титана!", -- быстро крикнул и шарахнул по земле.
   Оставив приличную яму позади, стал оббегать богомола по кругу. Тот закрутился волчком, одновременно пытаясь попасть по мне серпами.
   Когда вновь очутился на одной линии с поваленным мною деревом, изо всех побежал к нему.
   -- Итить-колотить, какой тяжёлый "шест"! -- процедил сквозь зубы, когда поднял дерево руками.
   Богомол стоял на месте и непонимающе таращился на меня фасетчатыми глазами.
   Я приподнял конец дерева выше, словно хочу им его проткнуть.
   Богомол с угольно-чёрными серпами, словно дровосек с двумя топорами, безостановочно начал рубить воздух перед собой.
   Дерево на глазах стало укорачиваться.
   Не беда! Не это было моей изначальной задумкой! И на бегу воткнул изрядно укороченный конец ствола дерева в яму, ту которую до этого сам и сделал. Используя инерцию, высоко подпрыгнул, бросив на это остатки сил и, словно атлет при помощи шеста, полетел выпрямленными ногами вперёд.
   Обе ступни провалились в непробиваемую грудь богомола, не замечая препятствия...
   Блин, он же неосязаемый! И тут в голове мелькнула картинка, как лупил по мясистому рту.
   О, точно!
   -- "Молот Титана!", -- погрузившись по пояс в богомола, сцепив руки в замок, что есть силы ударил того по монолитной груди.
   Богомол стал падать назад, а я камнем ухнул вниз...
   Приземлился так, что искры посыпались из глаз. Чудилось, что лечу навстречу к звёздам, которые весело мне подмигивают...
   Придя в себя, в первую очередь глянул на богомола, что уже неуклюже приподнимался. Из раны на груди у него текла зелёная кровь.
   Не знаю, каким образом удалось встать, но из последних сил, шатаясь, пошёл к Пожирателю Душ.
   Богомол не удержал равновесие и снова упал на землю.
   -- Всё, тебе конец, -- устало проговорил, когда приблизился к его маленькой голове, по сравнению со всем телом, и напоследок крикнул: -- "Рубиновый Кулак Титана!".
   Однако богомол мгновенно раскрыл пасть (которую всё это время, что мы сражались, сжимал крепко-крепко) и оттуда выскочили тысячи лезвий клинков.
   Суровый суслик! У него и там спрятаны мечи! Успел перенаправить удар по ним, но их было так много, и из-за разности форм лезвий торчали в разные стороны, что сломал всего несколько. Вдобавок парочка из них попала по мне. Одно глубоко воткнулось в левое плечо, другое острым крюком болезненно оцарапало грудь.
   Сжал лезвие, воткнутое в плечо, и переломил, словно сухую ветку. Потом начал отходить назад.
   Чёрный исполинский богомол не стал меня атаковать, а продолжил вставать.
   -- Мне каюк, если он встанет, -- морщась от жгучей боли в плече, прошептал сам себе.
   Я еле держался на ногах... жутко штормило от страшнейшей усталости... страстно хотелось опуститься на землю и не вставать. Лишь сила воли держала меня на ногах.
   Чёрному богомолу удалось подняться на задние лапы, и он медленно засеменил ко мне.
   -- Эй, насекомое-переросток, скройся уже куда-нибудь в туман! Хуже редьки надоел! -- и сделал рукой жест, словно прогонял того прочь.
   Пожиратель Душ недоумённо остановился. Оглядел меня фасетчатыми круглыми глазами.
   Что - и вправду уйдёт?!
   Не решаясь приближаться ближе, богомол воткнул оба серпа в землю (примерно на середине пути между нами), но так, что гладкие боковые стороны смотрели на меня. На угольно-чёрной поверхности стали появляться многочисленные рты с мясистыми алыми губами.
   Понятно, хочет проткнуть на расстоянии. Ну, на то чтобы рухнуть на землю, сил точно хватит!
   Однако эта редиска поступила иначе: из ртов выскочило серое пламя, которое мигом покрыло всё вокруг.
   Ёшкин кот, я же сейчас превращусь в камень!!!
   Попытался сдвинуться с места, но будто прилип к земле. Лилово-фиолетовая трава под ногами на глазах посерела.
   Слабость накатила волной, и кристаллы, что покрывали руки, потрескались, осыпались, обнажая пока ещё здоровый цвет кожи.
   -- Да провались ты в бездну, из которой выполз!!! -- и ударил голым кулаком в направлении Пожирателя Душ.
   Почему-то почувствовал привкус мяты во рту.
   Неожиданно на секунду кулак упёрся в невидимую преграду, но потом звонко разбил пространство перед собой, точно стекло.
   От удивления чуть не уронил челюсть на землю: передо мной появилась огромная дыра с ощерившимися острыми краями!
   О нет, опять!!!
   На меня, словно из-за разбитого окна, глядела БАГРОВАЯ ЯВЬ... Под жуткой кроваво-красной луной скрипели белые, как кость, ветки деревьев, тёмным силуэтом по небу пролетело некое чудище, а внизу...
   Его мне только и не хватало!!!
   На четырёх лапах ко мне медленно приближался крокодил... с человеческой рукой на голове.
   Итить, что за жуть такая!!!
   Рука словно подняла голову, и тускло-жёлтый глаз, расположенный на ладони, уставился на меня...
  

17 Глава. Не мешай Ириске творить, иначе...

  
  
   Слава богу, ноги не окаменели, но сил, чтобы отодрать их от земли, не было. Пусть ступни и покрылись серым твёрдым налётом, который меня и обездвижил, но пальцами мог шевелить свободно, а значит ничего страшного!
   Обессилено опустился на землю, лёг на спину, сжав колени (ведь ступни ни на сантиметр не сдвигались!).
   Захрустела подо мной окаменелая трава, которая лишь сверху покрылась твёрдым налётом, и каменные зубцы больно впились в спину.
   Высоко в лазурном куполе ярко сияло солнце, и одинокое облако, похожее на пушистого зайца, неторопливо плыло на восток.
   Не выдержал и сменил руку, которую положил под голову. Всё-таки камешки больно впиваются в голую руку! Кстати, что делать с кристаллизацией руки? Ведь теперь могу покрывать кристаллом, похожим на рубин, обе руки! Но только это не есть хорошо... таким образом костяная маска Трейвин захватывает тело! Может быть, в следующий раз окончательно обращусь в невесть кого и... умру, исчезну?.. В общем, лучше этой силой не пользоваться! Однако в битве с Пожирателем Душ, только кристаллизированной рукой и мог сражаться - всё другое проходило сквозь него!
   -- Чем занят? -- наклонился Куня и с любопытством в изумрудно-зелёных кошачьих глазах вглядывался в меня.
   -- Ёшкин кот! -- подорвался на месте так, что с легкостью отодрал подошвы мокасин, сцепленных с землёй.
   Ох-ё... как больно! От резко подъёма раненное плечо жуть как заболело, засохшая сукровица потрескалась, показалась кровь.
   -- Не пугай своим бесшумным появлением! Я ещё на взводе! Тут такое произошло, такое было!!! -- и, несмотря на боль в ранах, принялся с жаром рассказывать о своём маленьком приключении, полным загадок и жути.
   У Куни, по мере моего монолога, выпучивались глаза от удивления, и нижняя челюсть опускалась всё ниже и ниже (в общем, до земли ей оставалось не много!..).
   -- ...а потом пространственная дыра закрылась сама собой, оставив по ту сторону того жуткого крокодила! -- облизнул сухие губы (как же во рту пересохло!). -- К тому же, Пожиратель Душ куда-то исчез, и теперь не знаешь: здесь он где-то прячется или ушёл в Багровую Явь...
   Друг с жёсткими голубыми волосами, что стояли острыми шипами, всё ещё приоткрытой челюстью приходил в себя, но руками споро вытаскивал из внутренних карманов курточки перевязочную ткань, склянки с тёмной мазью.
   Наверное, лечить меня собрался. Одно могу сказать: он настоящий друг!
   Самым сложным и болезненным было извлечь остаток лезвия из плеча. От жуткой боли я вцепился зубами в воротник рубашки, чтобы не закричать.
   После того как Куня перевязал мне левое плечо и грудь, он убрал обратно в карман все пузатые склянки, которые использовал для перевязки и похожие на бокал без ножки, где верхняя открытая часть плотно закрывалась крышечкой.
   Я думал, на этом мои мучения закончились (но оказалось, что нет!). Друг достал округлую склянку с длинным узким горлышком и с неприятной коричневой жидкостью внутри, и протянул мне.
   -- Что это? -- подозрительно скосил глаз на склянку, которая не вызывала никакого доверия.
   Куня улыбнулся, как добрый-предобрый лекарь, от которого хочется мчаться без оглядки.
   -- Это энергетик! Выпей, он поднимает на ноги даже мертвеца! -- и без всяких возражений всунул мне склянку в руки.
   Я посмотрел на подозрительно-странную коричневую жидкость.
   -- А случаем не обратно... в могилу? -- подколол друга, зная, что он в жизни не пожелает мне ничего плохого.
   Куня коротко улыбнулся, - мол, оценил шутку!
   На вкус целебный напиток был горьким и... сладким?! Хмм... а ведь очень даже ничего! Бодрит!
   -- Так и называется - энергетик? -- на всякий случай уточнил, потому что... понравилось!
   Друг закинул пустую склянку в нижний карман (а не во внутренний, откуда доставал!), словно у него там склад... для всякого барахла!
   А после с загадочным видом поднял указательный палец, ответил:
   -- Есть и другое название... кофе!
   О как! Так вот ты какой - энергетик!.. Тьфу, то есть... КОФЕ! Надо запомнить: поднимает даже мёртвого!
   Кстати, мой удивительный рассказ произвёл такое сильное впечатление на друга, что он только сейчас закрыл рот, а в глазах виднелось явное сожаление о пропущенном приключении.
   -- О горе мне, горе мне, -- схватился за голову Куня. -- Ну, почему меня здесь не было!!!
   -- Угу, тебе сказать почему? -- посмотрел на друга, который теперь сокрушённо причитал, глядя в небеса и прижимая руки к щекам. -- Ты уехал покататься на скейтборде! А меня оставил на своих двоих убегать от Пожирателя Душ!
   И притворно надулся, сложил руки на груди - изображал обиду.
   -- Ча-па-па... о тебе-то я и забыл! -- вдруг озарило Куню. -- Прости меня, но подарить тебе мой скейтборд не могу - подарок сестры как никак!
   О да, я день и ночь только и мечтаю о розовом скейтборде, который весь покрыт сочно-алыми поцелуйчиками!
   Куня засунул правую руку по самое плечо в нижний карман красной курточки и, высунув язык от усердия, старательно что-то там искал.
   -- Однако взамен могу подарить тебе кое-что другое! Что поможет тебе быстро идти и не отставать от меня, когда вновь будем играть в догонялки! -- и, приоткрыв карман пошире, заглянул туда.
   Хочешь сказать, что хотел поиграть в догонялки с Пожирателем Душ?! Ну и игры у тебя!
   Спустя минуту, друг явил на свет божий... какие-то белые тапочки!!!
   -- Бери, дарю! -- важно протянул их мне, словно величайшую в мире драгоценность.
   Тут мне припомнился сон, в котором красивые девушки и парни в белых обтягивающих одеждах танцевали на сцене вот в этих самых тапочках. И назывались они...
   -- А обувку, которая на тебе сейчас надета, можешь на время отдать мне - положу в карман! -- он держал лёгкую пару одной рукой, а другую призывно протягивал открытой ладонью.
   Отклоняя его руку в сторону, справедливо возмутился:
   -- Да чтоб я поменял удобные мокасины на бальные чешки!!! Да ни в жизнь! -- и оскорблено отвернулся от друга. -- И потом, как они могут увеличить мою скорость передвижения?!
   За спиной послышался голос Куни:
   -- Одень и узнаешь!
   Вот же интриган! Ну, хорошо - поверю! Повернулся к нему лицом.
   -- Ладно, уговорил, давай их сюда, -- и вытянул руку, на которую он, как на пьедестал, водрузил белые тапки.
   С трудом надел бальные чешки. Блин! Жмут зараза!
   -- Для начала наступи вон на ту тень! -- Куня пальцем указал на ближайшую тень от песчаного дерева.
   Да легко! Наступил (а подошва точно прилипла к земле!) и... нога заскользила вперёд! Так что пришлось поскорее шагнуть другой ногой (иначе сел бы на шпагат!).
   -- Я их назвал сверхскользящие чешки! -- радостно похвастался Куня, а рядом с ним словно весёлые ромашки распустились, - так он был счастлив! -- Сам сделал! Они для скольжения используют магию тени!
   Восхитительно! Превосходно! Аж дух захватывает! Как же здорово кататься на этих чешках! Чувство будто ездишь то ли на лыжах, то ли коньках. Но на самом деле всё было ещё гораздо лучше! Скользишь по земле настолько легко свободно, что ноги сами переступают! К тому же, когда на пути встречается дерево то стоит только представить мысленно себе, что тормозишь, как скорость по твоему желанию тотчас падает. Поэтому можно резко хвататься рукой за ствол дерева и круто вокруг него разворачиваешься назад, а потом, взвинчивая скорость, устремляться вперёд, словно тобой выстрели из пушки. Аж ветер свистит в ушах! Да глаза слезятся! Ух-ты здорово!!! Вот эта скорость!
   Лёгким наклоном тела избегаешь встречу ещё с одним жёлтым песчаным деревом, затем в прыжке отрываешься от земли и перелетаешь куст из серовато-зеленых кристаллов.
   Ура!!! Я лечу!
   Бам-с! Врезаюсь в Куню, и мы кубарем катимся несколько метров.
   -- Извини, увлёкся! -- стряхнул с головы листики и с радостной улыбкой до ушей заглянул в его изумрудно-зелёные глаза, когда тянул его за руки, помогая встать на ноги.
   Куня по красной курточке похлопотал руками, очищая ту от песка, и помотал головой в разные стороны, словно собака. Но один листик всё же остался! Он висел, пронзённый на одном из острых шипов волос - на голове.
   -- Ты прям как ёжик, которого поздней осенью осыпает листвой! -- пошутил я, убирая листик с его головы.
   -- У-у-у... сейчас как насажу тебя на эти самые иглы! -- пригрозил он и наклонил голову вниз, так что голубые шипы твёрдых волос смотрели теперь на меня. Ещё и ногами стал рыть землю, словно разъярённый бык, который вот-вот бросится вперёд.
   Отступил в сторону скользящим шагом, но получилось это не так как раньше.
   -- Куня, что магия закончилась? -- приподнял ногу, и та с лёгкостью оторвалось от земли (а до этого был словно приклеенный!).
   Он встал передо мной так, что его тень падала мне под ноги.
   -- Нет, конечно! Это же тебе не масло в светильнике! Наступи! -- и взглядом указа на тень.
   О как! Вновь прилипла!
   Куня поднял с земли палку и оперся о неё, точно о трость, и принял величественный вид.
   -- Кхе-кхе... сынок, дай-ка я тебе объясню простой принцип работы этой диковинки! Стоит тебе ступить на тень, как подошва тотчас начинает скользить! А чтобы начать ходить как в обычных чешках, снова въезжаешь в любую тень, отлепляешь подошву и сразу наступаешь на озарённую светом землю. Вот и всё! -- довольно так принялся поглаживать себя по подбородку и ниже (будто у него там длинная борода!).
   Я с уважением поклонился. Мол, о великий учитель, теперь мне всё ясно!
   -- Кстати, Среброкрыл! Я тут кое-что придумал! -- радостно улыбнулся Куня своей догадке. -- Когда произойдёт нечто интересное, посвисти вот в этот свисток! -- и протянул мне два белых одинаковых на вид свистка. -- Только один из них клановый - вызывает любого тениходца, который находится вблизи, а так как в Лесу Потерянных Душ кроме меня никого из соклановцев нет, можешь свободно свистеть - услышу только я! А другой свисток - собачий
   -- А? Собачий? -- взметнул от удивления брови, рассматривая в руках обычные свистки.
   Куня задумчиво почесал затылок.
   -- Ну, то есть один из них вызывает собаку. Только будь осторожен! В последний раз, когда спутал свисток, вызывая соклановца, ко мне прибежал лев! -- и пугая, защёлкал зубами.
   -- Что? Лев?! Но он же не собака!!! -- удивлённо вскрикнул, взмахивая руками.
   Друг ошарашено вылупился на меня.
   -- Ча-па-па... что - правда?... Тогда чего это он прибежал?! -- недоумённо ещё сильнее взъерошил себе волосы на голове.
   Внимательно присмотрелся к свисткам, но ответа на вопрос там так и не видел, как и различи между ними.
   Меня тут тревожило что-то на уровне подсознания, но что именно понял только сейчас. Прошёл к тому месту, где сражался с Пожирателем Душ и внимательно осмотрел землю.
   -- Что-то ищешь? -- слева присел на корточки Куня и стал ковыряться палкой в земле.
   Да быть такого не может! Или... неужели это правда!
   Озадаченно почесал голову и присел рядом, вгляделся в землю, но всё равно не увидел нужных следов.
   -- Понимаешь, когда сражался Чёрным богомолом, то больше всего опасался острых серпов, которыми оканчивались его передние лапы. Да вот только получается зря! Вот смотри, нет ни одной даже маленькой ямки, что непременно должны были остаться, когда я увворачивался от ударов, и те погружались в землю! -- не выдержав, вскочил на ноги и стал возбуждённо ходить взад вперёд. -- Получается, он мне и навредить-то не мог! А я его боялся!
   Друг встал, подошёл ко мне и легонько похлопал по левому плечу.
   Блин, больно: плечо-то ранено!
   -- Ошибаешься, Среброкрыл! -- Куня рукой указал сначала на кровавый кусок лезвия, который блестел неподалёку, а затем на окаменелые деревья, кусты, траву и даже землю. -- У тебя был серьёзный противник!
   На меня словно вылили ушат с холодной водой... наконец, осознал с кем СРАЖАЛСЯ!!!
   Итить-колотить! И я ещё остался жив?!
   Куня озорно улыбнулся и опустил розовый скейтборд на землю.
   -- Хватит нам топтаться на одном месте! Вперёд! Приключения ждут нас! -- и потихонечку стал набирать скорость, отталкиваясь правой ногой о землю.
   А! Точно, там же Ириска где-то впереди и... саблезубый тигр! Надо спешить!
   Наступил на тень и заскользил между деревьями, догоняя друга.
   По дороге накатался вдоволь и ещё узнал, что скейтборд действует по иному принципу - не на магии тени, а на воздушной подушке, поэтому и скорость может набирать в разы больше! Чем я в чешках. Так что когда мчались наперегонки с Куней, то всегда ему уступал!
   Ещё научился менять скольжение на бег! Нужно всего лишь, когда проезжаешь по тени, подпрыгнуть так, чтобы приземлиться на освещённую землю!
   Какое-то время так и делал: то скользил, то бежал. Пока не запыхался. Всё-таки скользить гораздо проще!
   Вдали показалась Тропа. Широкая и как всегда сияла мягким, ровным светом, пока Куня не въехал на неё своим розовым скейтбордом. Тут же яркое свечение поглотило ноги друга по колени. Казалась, он едет по пылающей равнине с белыми язычками пламени, а когда отталкивался правой ногой от поверхности Тропы, то яркая вспышка под лёгкой сандалией отбрасывала в разные стороны белые искры.
   Вдаль тянулась длинным развёрнутым свитком прямая и гладкая дорога, а на ней красиво светились загадочные голубые письмена.
   Странное это чувство - скольжение по Тропе! Я будто скользил по луже, наполненной водой по щиколотку, поднимая брызги света и поднимая за собой ярко сияющие волны.
   О! А вот и ковбойка-лиса Ириска! И... саблезубый тигр!!!
   Они глядели друг на друга, только девушка держала в руках топорик, а у страшного зверя... шерсть стояла дыбом!
   А? Кого спасать-то?!
   -- Ла-ля-ля... -- медово-сладким голоском пела довольная ковбойка-лиса и топориком срезала лишние куски у ледяной глыбы, которая рядом торчала, словно зуб из земли.
   Она ваяла прекрасную ледяную скульптуру... испуганного саблезубого тигра! Который замер от неё в пяти шагах и вынужденно позировал. А вынужденно, потому что Повелительница Стихий заморозила беднягу! Когда тот понял: с кем имеет дело - испугался, но... было уже поздно!
   Сейчас его стеклянные испуганные глаза, словно звали на помощь! Мол, спасите меня кто-нибудь: я больше так не буду! Обещаю стать хорошим котиком, добрым! Только СПАСИТЕ!!!
   Я не выдержал и... закрыл глаза. О, как божественно поёт Ириска! Какая это услада для ушей! Перед внутренним взором расцвёл чудесный, сказочный мир, полный ярких красок. Мир настоящей гармонии, где на красивой цветочной поляне резвятся и травоядные зверюшки и хищники...
   А-а-а!!! Совсем забыл - надо же спасти тигра! Опять, замечтался!
   Открыл глаза.
   Куня жалеючи гладил по спине бедняжку саблезубого тигра, который застыл ледяной фигурой.
   Что ж, пойду спасать несчастного зверя! И широким шагом быстро подошёл к ковбойке-лисе.
   -- Какая ты у нас талантливая - настоящий самородок! -- и восхищённо посмотрел на глыбу льда, из которой она ваяла ледяную скульптуру.
   Верхней части у глыбы уже не было. Срезав лишнее, Ириска сделала из неё голову тигра, спину и длинный хвост (который стоял трубой - от испуга!).
   От похвалы у ковбойки-лисы выступил румянец на щеках, и она ещё быстрей заработала топориком.
   В разные стороны, словно щепки, полетели кусочки льда, и на глазах остатки глыбы превращались в мощные тигриные лапы.
   -- Да ты настоящий мастер-скульптор! -- любовался я почти законченным шедевром, где множества прозрачных граней преломляли яркие солнечные лучи и создавали такую безумно-красивую игрою света, что невозможно было глаз оторвать!
   Ириска сидела на корточках, срезала топориком куски льда и завершала работу над лапами тигра. После моих слов она на миг замерла и подняла на меня свои красиво-золотистые очи.
   -- Спасибо! -- мило улыбнулась и смущённо опустила полу шляпы, прикрыла зардевшее лицо.
   Радостно вильнула пушистым лисьим хвостом и продолжила ваять скульптуру, взмахивая топориком.
   Уф-ф-ф... Жара! Посмотрел в чистое лазурное небо, где солнце, словно с ума сошло, палило нещадно лучами, как в пустыне. Впрочем, этого я и добивался! Когда начал хвалить Ириску (а ведь говорил правду!). Но если бы смолчал, то такого эффекта бы не было! А теперь лёд таял с поразительной быстротой!
   Помахал рукой Куни, чтобы тот спасал бедного зверя. Слава богу, он меня понял: начал осторожно стучать рукоятью чёрного ножа по поверхности льда.
   Если вначале тигр был похож на муху, застывшую в капле воды, то сейчас лёд тонкой плёнкой повторял очертания пленённого хищника.
   Фига се! Да на нём ошейник! Он чей-то домашний питомец? Ну ничего себе...
   Без особого труда Куня освободил зверя, и тот благодарственно посмотрел на меня и на друга, а затем длинными бесшумными прыжками умчался в Лес.
   Я проводил его взглядом и показал большой палец Куни. Молодец!
   -- Ай! -- подёрнулась Ириска, когда капля воды упала ей за шиворот.
   Она подняла голову и увидела, что от палящего солнца верхняя половина ледяной статуи - голова игра и хвост, почти полностью растаяли. Осталось мощное туловище, но оно быстро таяло, словно мороженое.
   От потрясения у ковбойки-лисы шляпа приподнялась над головой, и хвост стал трубой! Она разжала пальцы правой руки и выронила топорик.
   Итить, госпожа удача! Как я рад, что вы сегодня со мной! С благодарностью взглянул на небо, а потом на топорик, что воткнулся рядом с моей ногой.
   -- Опять... опять неудача!!! -- ковбойка-лиса расстроено топнула ножкой и, сняв с головы шляпу, стала грызть край.
   Над её головой (на уровне верхушки самой высокой сосны!) возникла тучка, которая принялась разрастаться с поразительной скоростью.
   О нет! Только не это! Снова тропический ливень!!!
   С надеждой посмотрел на зеленоглазого друга.
   -- Ха-ха! А я в этот раз приготовился! -- радостно улыбаясь на всё лицо, воскликнул Куня.
   Быстрым броском змеи нырнул рукой в нижний карман ярко-красной курточки и вытащил оттуда... зонт!
   -- Ха-ха! Мне теперь всё нипочём! -- на секунду довольно зажмурился и раскрыл зонт у себя над головой.
   А я?.. Надо срочно бежать к нему!
   -- Как я зла на себя, как я зла! Истинный мастер-скульптор должен всё делать ещё и очень быстро! -- ковбойка-лиса перестала грызть полу шляпы и нахлобучила обратно на голову.
   Не переставая говорить: "как я зла, как я зла...", она отошла на пару шагов в сторону, потянулось рукой за правое плечо, за спину и достала длинную стальную трубку. Отошла ещё на несколько шагов и воткнула её в землю, вернулась обратно и села на корточки.
   -- Как я зла на себя! -- недовольно насупила брови, мило надула щёчки и ударила кулачком в светлой перчатке по земле.
   Мрачная туча словно согласилась с ней и послала ослепительную молнию вниз.
   Последовала яркая вспышка, и молния угодила прямиком в длинную стальную трубку, воткнутую в землю.
   Обалдеть! Так трубка не только зонт, но ещё и громоотвод!
   На стальной трубке ещё оставался небольшой заряд, который белой змеёй оплёл громоотвод и зло отбрасывал в разные стороны злые искры, когда ковбойка-лиса вновь произнесла:
   -- Как я зла на себя! -- и опять стукнула кулачком по земле.
   Оглянулся на колковолосого друга, а тот радостно жмурился от своей находчивости и счастливо покачивался из стороны в сторону с зонтиком в руках.
   Ох-ё! Он ещё не знает, что в этот раз не ливень - а МОЛНИИ!!!
   Не успел я и рта раскрыть, как ослепительная молния шарахнула прямиком по зонтику!
   На мгновенье я увидел белый скелет Куни!.. в темноте непогоды, а зонтик пеплом осыпался на голубые волосы друга, что стояли острыми шипами.
   -- О, змейки! -- счастливо произнёс друг, глядя на раскрытую ладонь, на которой ещё змеились остатки разряда молнии, и стоймя упал на спину.
   Испугавшись за друга, мигом к нему подбежал.
   -- Куня, Куня... ты жив? -- схватил его за плечи и... зря! Меня так тряхануло, что волосы стали дыбом!
   Друг зашевелился, ему стало легче: ведь я взял на себя остатки разряда! Вот она - настоящая мужская дружба! Мы разделяем не только радость, но и... разряд молнии!
   Куня приподнялся на один локоть, а другой рукой полез за пазуху.
   -- Ча-па-па! Как я рад, что надел его! -- он вынул руку и показал мне некий серебряный кругляш, который лежал у него на ладони -- Талисман удачи снизил мощность молнии!
   Я наклонился, что рассмотреть на нём рисунок, но друг убрал его обратно, зато вытащил такой же из внутреннего кармана куртки и дал мне.
   -- Дарю! Пусть и тебя оберегает! -- ослепительно улыбнулся и вскочил на ноги. -- О! А причёска-то стала лучше! -- трогал он волосы на голове, которые теперь стояли ни десятками острых шипов, а тысячами острых иголок.
   На круглом талисмане, похожим на большую монету, имелось небольшое ушко, через которое было просунута изящная серебряная цепочка, замкнутая в кольцо.
   В первую очередь безопасность! Через голову надел на шею талисман и только после этого принялся его рассматривать. На лицевой стороне изображалась молния, а на тыльной...
   Ослепительно вспыхнуло, и меня ударило молнией.
   Итить-колотить! Вынуждено сплясал короткий танец и рухнул на спину.
   Какое небо голубое - там вдали, где виднеется линия горизонта. А над нами мрачные тучи и МОЛНИИ!..
   Глядя в лазоревую даль, любовался небесным простором... и поддёргиваясь от остатков разряда!
   Куня подал руку и помог встать, отчего часть разряда быстрыми змейками пробежали по его телу и ушли в землю.
   Я же говорю: мужская дружба!
   Мы подошли к ковбойке-лисе, что всё так же сидела на корточках, а рядом с ней в длинную стальную трубку иногда вонзались молнии.
   -- Ириска, не злись на себя: ты отличный мастер-скульптор! -- дружески подмигнул и показал большой палец.
   Ну же, возьми себя в руки! Не то мы протянем ноги!!!
   -- Среброкрыл, ты вызываешься добровольцем, чтобы позировать?! -- Куня выпучил глаза от удивления.
   -- Нет, конечно! -- и в ужасе отшатнулся от Ириски.
   Ковбойка-лиса насупилась ещё сильней, недовольно пошевелила ушками и отвернулась.
   А-а-а!!! Что я наделал!
   Показал кулак Куни, а тот непонимающе пожал плечами.
   Развернулся и присел на корточки рядом к девушке. Попытался вывести её из состояния самоуничижения, но... тщетно!
   Что делать!!! Куню уже снова шарахнуло молнией! Вон он лежит неподалёку и бьётся, как рыба об лёд, от остатков разряда. Следующий на очереди - я!!!
   В панике осмотрелся по сторонам, и мой взгляд упал на край Тропы, где лежал красивый голубой камень. Хмм... странно! Это первый раз, когда вижу, чтобы на Тропе валялся камешек! Она всегда такая чистая, словно мусор сам собой исчезает! Или существует невидимый дворник...
   Ещё раз оглянулся по сторонам, но кроме нас - троих, в Лесу Потерянных Душ никого не было.
   Интересно-интересно! Встал, подошёл и поднял камень. Стал рассматривать его, крутя в правой руке. Какой красивый... с васильковым оттенком! Может быть, это драгоценный камень?
   При повороте на голубом камне как бы скользила, ярко играла двенадцати лучевая звёзда. Ух-ты! Слышал, существуют "звёздчатые" сапфиры с эффектом мерцания! Наверняка это он! Кстати, почему я его раньше не заметил?..
   Ослепительная молния вонзилась в землю - в шагах двадцати от меня; прозвучал ужасный грохот...
   Ах да, тут такое твориться, что и слона не заметишь! Ни то что какой-то камешек на краю Тропы.
   -- Кю-ю-ю... Какая красота! -- вскрикнула сладким голоском ковбойка-лиса, смотря на сапфир изумлёнными глазами, и радостно-возбуждённо виляла пушистым хвостом.
   О! Удалось вывести её из состояния самоуничижения. Ура!!!
   -- Дарю! -- и протянул сапфир с васильковым оттенком девушке.
   Ковбойка-лиса радостно вскрикнула и запрыгала на месте, поджимая в воздухе ноги и выбрасывая обе руки вверх.
   Поднял глаза к небу - там тучи с ошеломительной быстротой истончались и исчезали, и вскоре не осталось ни одной.
   Превосходно! Больше не будет вынужденных плясок и оздоровительных встрясок!.. Сегодня лазурная ясность как никогда радует душу!
   От любования кристально-чистого неба Ириска отвлекла странным заявлением:
   -- Из него выйдет отличный фейерверк! -- взглянула на сапфир в последний раз и положила в карман светло-бежевой ковбойской курточки.
   Фейерверк? Из драгоценного камня?! Как так!!!
   -- А сейчас за такой чудесный подарок сготовлю-ка какую-нибудь вкусняшку! -- обрадовано хлопнула в ладоши и мило подмигнула.
   У меня перед глазами возник образ прошлого её кулинарного творения: зелёная и жуткая на вид бурда, что булькала и пузырилась в котле...
   Да от такого супа тогда даже лягушка всплыла брюхом кверху!!!
   -- Нет!!! -- в ужасе крикнули мы в один голос - я и Куня.
   У Ириски поникли лисьи ушки; она обиженно сжала губки (вот-вот расплачется!) и рукой схватилась за край шляпы, прикрыла лицо.
   На небе с невероятной быстротой начали собираться тучи. Ужаснее чем в прошлый раз!!!
   -- Ириска, ты нас не так поняла! Мы просто сытые! -- и погладил живот, который за секунду до этого намеренно надул.
   Искоса бросил взгляд на Куню. Ну же, делай как я!
   Друг с голубыми волосами, которые после ударов молнии всё ещё стаяли острыми иглами (точно у дикобраза!), надул живот больше моего раза в три и похлопал по нему обеими руками.
   -- Ча-па-па, как мы сыты! О, как мы сыты! -- и набрал в рот ещё больше воздуха (стал похож на шарик!).
   Ковбойка-лиса посмотрела на нас из-под полы шляпы, потом доверчиво улыбнулась. Её лисьи ушки встали торчком, а пышный хвост обрадовано ударил по земле и разбросал в стороны жёлтые песчаные листья.
   Уф-ф-ф... пронесло!
   -- Пойдёмте дальше! -- предложил я (пока ещё чего не произошло!). -- Вдруг там, впереди нас ждёт ещё один драгоценный камень!
   Ириска вся прям засияла в предвкушении и чуть ли ни бегом пошла по Тропе, и каждый её шаг сопровождался яркой вспышкой света.
   -- Ура!!! Теперь нашим жизням ничего не угрожает! -- счастливо подмигнул Куни, а тот в свою очередь сплясал радостный короткий танец.
   Затем мы устроили состязание на скорость: кто будет первым через пятнадцать минут (я засёк время!), и помчались по Тропе, Куня на розовом скейтборде, а я обгонял его, скользя в чешках. Ириску мы вмиг оставили позади (мне искренне будет жаль того, кто нападёт на неё!).
   Спустя минут десять кто-то показался впереди. Он шёл к нам навстречу, и друг отчего-то с начало сбавил скорость, а потом и вовсе остановился.
   Я его догнал и встал рядом.
   -- Смотри, шаман индейцев! -- указал пальцем на приближающего к нам мужчину Куня и уставился на него, широко открыв рот.
   Словно диковинку какую-то увидел! Хотя... я вообще индейцев не встречал, ни то что шамана!
   На голове у него была коричневая меховая шапка, где по бокам грозно смотрели вперёд загнутые рога, как у бизона. Спереди закрывала лоб красная лента. При ходьбе у него, точно коса, из стороны в стороны болталась связка длинных перьев с чёрным оперением, которое имело металлический блеск.
   Смуглое мускулистое тело обтягивала тельняшка, с чередующими горизонтальными бело-синими полосами (ни фига себе, а я думал, что только моряки их носят!), а внизу он носил... ЮБКУ! Правда, сделанную из длинных-предлинных перьев.
   Шаман босыми ногами прошлёпал мимо нас, постукивая деревянным посохом, на котором были вырезаны различные руны.
   -- Капитан Ловчих? -- удивлённо замер Куня. -- Ча-па-па... а чего это он прошёл мимо? -- и озадаченно почесал затылок.
   Я сел на ровную дорогу, где на светлой поверхности светились голубые символы-письмена, расположенные столбиками. Принялся стягивать жмущие ноги чешки. Сил нет терпеть эту пытку!!!
   -- Кто такие ловчие? И как ты узнал, что он один из них, да ещё и капитан? -- кое-как просунул палец между щиколоткой и обтягивающим бортом чешки и освободил вторую ступню от жмущей обуви.
   Хорошо-то как! Аж всё вокруг заблистало радужными красками!
   -- Ты заметил, что у него на груди приколот орден, сделанный в виде розы? Это и есть знак Ловчих! Их ещё называют Красными Розами Правосудия! И только капитаны носят белые плащи с золотыми наплечниками, -- всё ещё задумчиво потирал подбородок Куня (видать, что-то не давало ему покоя!). -- Ловчие это специальные отряды, созданные правительством, которые охотятся на искателей приключений из-за запретных предметов!
   Я встал и с огромнейшим удовольствием прошёлся по прохладной, гладкой Тропе. Ух! как замечательно!
   -- Но мы же не искатели приключений! Пока что... -- последнее произнёс очень тихо.
   Куня стал вынимать чёрные ножи из внутренних карманов, как будто готовился к сражению.
   -- Беда в том, что Мифические предметы, по их мнению, - запретные! -- и выразительно так на меня посмотрел (мол, у тебя-то они есть!). -- И забрать их у владельца можно: либо чтобы тот навсегда отрёкся от них, либо с трупа! Чаще всего Ловчие пленяют хозяина Мифического предмета и отводят к себе на базу, где запугиванием или пытками добиваются своего, но... есть те, кто не любит возиться и предпочитают убить владельца предмета!
   Его взгляд говорил: всё очень и очень серьёзно.
   Я обернулся, посмотрел вслед уходящего шамана. У того, действительно, на плечи был накинут белый плащ с золотыми наплечниками и ещё... у него томагавок торчал из затылка!!! А он ещё и пел весёлые песни про моряков!
   Внезапно шаман остановился, обернулся и насмешливо улыбнулся.
   -- А вы и впрямь думали, что я пройду мимо? Наивные! -- и важно так полностью развернулся к нам, указательным пальцем, всунутый в пустую глазницу черепа-набалдашника, крутил шаманский посох по часовой стрелке, словно простую трость. -- Даже если ваших портретов и нет в листовках, разыскиваемых искателей приключений, я всё равно знаю, что у вас есть Мифический предмет!
   Шаман горделиво задрал нос.
   -- Хотите знать, откуда мне это известно? -- величественно посмотрел на нас сверху вниз. -- Ну, раз вы бьёте поклоны, всячески уговариваете, то так уж быть расскажу!
   Куня и я недоумённо взглянули друг на друга. И кто тут его уговаривает?!
   Шаман взял в правую руку небольшую коробочку с жёлтым кругом в центре, которая висела на массивной цепи у него на шее. Такими же цепями были плотно обмотаны его руки, от локтя до запястья.
   -- Видите, лампочка сверху горит? Значит, у кого-то из вас есть Мифический предмет! -- и он довольно улыбнулся, пыхтя курительными трубками.
   Ему что - одной мало? Зачем сразу три!!!
   Он нажал на невидимую нам кнопку, и крышка коробочки открылась. Оттуда выпрыгнул маленький клоун, с пружиной вместо ног, стал раскачиваться из стороны в стороны. В каждой руке тот держал по гнилому помидору.
   -- А теперь укажи мне хозяина Мифического предмета! -- и едко улыбнулся уголками рта (мол, от меня ничего не утаишь!).
   Клоун швырнул гнилой помидор мне в лицо.
   Ах ты ж гад! Я же теперь ничего не вижу! Фу, ну и гадость! Убрал помидор, который умудрился размазаться по всему лицу. Ну держись, шаман! И его клоун-указатель!!!
   Однако мой гнев, как рукой сняло, когда увидел, что этот клоун второй помидор размазал по лицу шамана! И тот теперь отплёвывался и ругался, вытирая лицо.
   -- Акула тебя проглоти, Леорио да Винчи! Опять опытный образец!!!
   Куня тихонько смеялся неподалеку от меня.
   Ага, весело ему! Единственный кто не получил подарок-помидор в лицо.
   -- Паренёк с седыми бровями - хозяин Мифического предмета?! Так моя сверхразвитая интуиция давно уже об этом сказала! Йа-ха-ха!!! -- рассмеялся довольно шаман (как будто не он недавно получил гнилым помидором в лицо!). -- Ну, а есть ли среди вас обладатели Мистических меток?
   О нет, только не это!
   Шмяк! Гнилой помидор вновь угодил мне в лицо.
   Да когда же это закончиться!!! Как ни странно шаман тоже получил помидором по лицу...
   Куня звонко засмеялся и... также получил гнилой помидор в лицо.
   Вот это правильно! Вот это справедливо!.. Однако получается, и шаман обладает Мистической меткой?! И Мифическим предметом?..
   -- Йа-ха-ха!!! Значит, вы оба обладатели меток! Какая удача! -- улыбался белоснежной улыбкой и довольно хихикал.
   Уже успел вытереть лицо от помидора и ещё смеется! Вот даёт! Ему всё нипочём! Или делает вид, что не опозорился со своим клоуном-указателем. Мол, ничего не было!
   -- Пора вас словить и притащить в штаб Ловчих! Но перед этим... да где же он? -- шаман хлопал себя по груди, точно искал ключи в кармане (но на полосатой бело-синей тельняшке нет карманов!!!). -- Куда же он запропастился, акула тебя проглоти!
   Поиски ничего не дали. Ещё бы! У него и карманов-то нет! Даже брюки ему заменяет некое подобие юбки! Сделанная из длинных перьев... но он и там искал!
   Шаман озадачено почесал макушку бизоньей шапки, с загнутыми рогами по бокам, затем затылок.
   -- Попутный ветер! Вот ты где - мирный аргумент номер двадцать три! -- шаман обрадовано выдернул торчащий в затылке томагавок и нехорошо так взглянул на нас. -- А вам милостиво предлагаю сдаться! -- и молниеносно бросил томагавк.
   Сверкнуло лезвие, и топорик воткнулся вблизи моей босой ноги.
   И это он называет мирным аргументом!!!
  

18 Глава. Шаман Зуни-Боцман.

  
  
   Высоко в небе медленно плыли облака. Близился вечер. Шелестела листва и отбрасывала последние уже не столь яркие солнечные лучи. Песчаные деревья сияли мягким золотистым светом. Казалась, они были окружены неким ореолом, а внизу, словно морские волны, шумела фиолетовая трава.
   Даже когда стемнеет, некой волшебной дорогой, будет сиять мягким, ровным светом Тропа, которая, как луч надежды, никогда не потухнет.
   Тёплый ветер из глубины Леса принёс букет различных запахов, где преобладал сладко-душистый аромат неизвестных цветов.
   Эх, как замечательно! Мирно, тепло... И почему такие сладостные мгновения замечаешь только тогда, когда они вот-вот исчезнут! А впереди маячит смертельная опасность...
   В тишине отчетливо послышались гулкие шаги. К нам неспеша приближалась Ириска, но на её пути стоял шаман, который выжидающе на нас смотрел, сложа руки на груди и пыхтя тремя трубками одновременно.
   -- О! К нам гости! -- не двигаясь с места, шаман повернул голову вокруг оси так, что вместо лица мы теперь созерцали его затылок.
   Да ты шутишь! Как так! Он вообще человек?!
   -- К нам в гавань заплывает красивейшая каравелла! -- и, провожая ковбойку-лису взглядом, повернул голову обратно.
   Наверное, это не так уж сложно, как раньше думал. Может быть, и мне попробовать?
   Хрусть!
   -- А-а-а!!! Моя шея! -- вылезавшими из орбит глазами с огромной просьбой уставился на друга.
   Куня - любезный парень! - жёстко и с хрустом вернул мою голову на место.
   -- Кю! Ребята, будьте серьёзнее! Тут капитан Ловчих стоит между прочим! -- сделала нам выговор Ириска, а сама тем временем достала из кармана ковбойской курточки полную руку разноцветных горошин и забросила их в рот. Щёки вмиг раздулись, как у хомяка. И очень-очень счастливая Ириска, с блаженной улыбкой на лице, начала пережевывать конфеты.
   Такое чувство: будто она приготовилась насладиться небывалым зрелищем! Махач два на одного! Угу... а она зритель с трибуны!
   -- Так уж и быть! Раз вы стоя на коленях упрашиваете меня сказать вам своё имя, я сжалюсь и назовусь! -- привлёк к себе внимание шаман.
   Это кто тут стоит на коленях!!! Может, ему уже хватит грезить наяву!
   Шаман изо всех сил втянул в себя струи дыма из трёх трубок (стал похож на пузатый бочонок!) и принялся выпускать его рывками.
   Через минуту в воздухе повисла надпись из дыма: Великий и Ужасный шаман Зуни-Боцман!".
   Внезапно шея шамана превратилась в пружину, и его голова подпрыгнула высоко вверх.
   Я с Куней выпучили глаза (сантиметров эдак на десять!) и с лязгом уронили челюсти на пол.
   Итить! Он и так может!
   -- Что - познали моё величие! Вон как сразу уменьшились! Йа-ха-ха!!! -- смеялся жутко довольный шаман, высокомерно глядя на нас сверху.
   Ковбойка-лиса, хрустя конфетами, вернула Зуни-Боцмана с небес на землю:
   -- Кю-ю-ю... какой невнимательный! Не заметил даже, что это его голову подбросило высоко в воздух! -- и потянулась за трубочками-стволами, кончики которых выглядывали из каждой кобуры, что висели у неё по бокам на ремне. -- Зато, какой чудесный, может, получиться образец для ледяной статуи! Ото-тря-ляля!!! -- счастливо взвизгнула Ириска, и в её глазах уже засияли радостные звёздочки.
   Суровый суслик! Мне уже жалко шамана...
   Грянули выстрелы из трубочек-стволов.
   Неожиданно грудь капитана Ловчих разделилась на две части, а между ними оказалась пустое пространство - с полметра, потому что верхняя половина как бы подпрыгнула, и замораживающие шарики пролетели мимо.
   -- Йа-ха-ха!!! Такие атаки на меня не действуют! -- улыбался во все тридцать два зуба Зуни-Боцман с высоты трёх метров. -- Я покоритель самой Вавилонской башни! И в награду теперь обладаю Мифическим предметом и Мистической меткой! -- и с величайшей гордостью показал тыльную сторону ладони, где была нарисована сотнеэтажная башня. -- Познайте моё величие! Теперь я, благодаря метке, человек-пружина! -- хвастливо задрал нос и надменно посмотрел на нас сверху вниз.
   О! Вот оно что! То-то гляжу, какая-та нить, закрученная спиралью, соединяет две половинки туловища.
   Куня не растерялся, а вмиг подбежал к хвастливому шаману. Мгновенно сложил знаки-печати руками перед собой, затем резко присел, прижал обе ладони к гладкой поверхности Тропы и властно произнёс:
   -- Навык тени: "Непроницаемая сфера"!
   Тотчас большая тень накрыла колпаком капитана Ловчих, но... голова шамана успела подпрыгнуть вверх и теперь она, точно на пружине, болталась высоко в небе.
   -- Куда вам до моего величия! Йа-ха-ха!!! -- от смеха его голова подпрыгивала вверх-вниз, вверх-вниз...
   Внезапно Зуни-Боцман атаковал головой сверху вниз, по небольшой дуге.
   Куня успел отпрыгнуть в сторону, однако тем самым прервал технику, и чёрная сфера со звуком: "тли-и-и-и..." расползлась на тёмные лоскутки, пока и вовсе не истаяла в воздухе.
   Грянули выстрелы, но туловище шамана вмиг превратилась в спираль, и замораживающие шарики вновь не попали по цели, а просвистели между пружинами тела.
   Ковбойка-лиса удивлённо приподняла тонкие брови.
   -- Ню? Опять мимо?.. Я так не играю! -- и обиженно надулась, а высоко в небе стали собираться тяжёлые тучи.
   Ой не хорошо, ой не хорошо... Кажись, сейчас мы все тут искупаемся в тропическом ливне! Кроме, Ириски, разумеется! Вон она уже потянулась за правое плечо, за спину, чтобы достать длинную трубку-зонтик!
   В общем, пора и мне сразиться с капитаном Ловчих и по-быстренькому победить его! Не то глядишь, Ириска опять разозлиться на саму себя и тогда... в ход пойдут молнии!!! А им всё равно в кого попадать! В своих или в чужих... Осталось лишь решить мне биться в бальных чешках или босяком?..
   Куня завязал ближний рукопашный бой с Зини-Боцманом, но тот лишь хохотал и с лёгкостью уклонялся от атак, вернее раздвигал в стороны части тела, куда был нацелен удар, и что рука, что нога встречали лишь воздух.
   Друг ускорился, так что уже не видно было его атак, а лишь мелькание кулаков и сандалей.
   Шаман преобразил своё тело и распался на спиралевидные нити, теперь состоял из семи пружин: туловище, руки, ноги, шея и голова.
   Зуни-Боцман раздвигал кольца, и Куня лишь бил воздух...
   -- Йа-ха-ха! Полетай-ка! -- усмехнулся шаман и с места пнул прямой стопой по груди друга.
   Зуни-Боцман не убрал ногу - наоборот, с силой стал давить! В результате его нога вытянулось метров на десять, а Куня набрал приличную скорость.
   На пути друга, который летел спиной вперёд, оказался я. Шарах! У меня сонм звёзд возникли перед глазами, которые почему-то были похожи на лицо смеющегося шамана, что курил три трубки одновременно.
   Пока мы приходили в себя, капитан Ловчих приблизился к нам, довольно потирая руки.
   -- Ну как вам - мой супер-длинный пинок! Превосходно, не правда ли? Хотя это же я! Йа-ха-ха!!! -- высокомерно задрав голову, рассмеялся он, стоя над нами.
   Мы разом вскочили и напали на него, но тот отпрыгнул далеко назад.
   -- Эй, куда так торопитесь? Получить вы всегда успеете! Йа-ха-ха!!! Лучше узрите мою новую технику! -- и быстрым движением извлёк несколько красных яблок из внутреннего кармана белого плаща, накинутого на плечи.
   Я с Куней непонимающе переглянулись. Ну на фига ему, можно сказать, в смертельной битве нужны яблоки!!! Проголодался, что ли...
   Пока мы соображали, для чего они могут ему сгодиться, шаман стал ими жонглировать.
   -- Разрешаю вам упасть на колени и восхищённо глядеть на мою новую технику! -- подмигнул нам Зуни-Боцман. -- Которую я назвал: "Морская болезнь!".
   Я остро ощутил начало больших неприятностей, но не успел отвести взгляд, как был пойман в ловушку, вместе с друзьями.
   Шаман быстро-быстро по кругу жонглировал яблоками. Это каким-то образом повлияло на зрение. На глазах они превратились в ярко-красные пятна, которые множились с каждой секундой.
   -- Вы чувствуете, что очутились на палубе корабля в бушующем море... Пол под вашими ногами резко поднимается то вверх, то вниз... крениться влево... вправо... Вам становиться плохо: вас укачивает, тошнит... К горлу поднимается противный ком... ещё минута и вас вырвет! -- голосом, от которого становилось ещё хуже, шептал шаман.
   Не знаю, как насчёт палубы, но вправду начинает тошнить... Огромным усилием воли закрыл глаза, однако пол всё ещё ходил под ногами...
   Через минут десять, когда полегчало, открыл глаза.
   В метрах пятьдесят справа Ириска, держась за ствол песчаного дерева, сильно наклонившись стояла ко мне спиной. Слышались неприятные звуки.
   Куня, в шаге от меня, сидел на корточках и зажимал рот обеими руками. Весь позеленел, но покамест держался.
   -- И пока вы недееспособны, - нападу! Я ведь ещё коварный! А вы не знали? Йа-ха-ха... -- рассмеялся Зуни-Боцман и стал натягивать на руки стальные кастеты с шипами. -- Теперь, когда вы беспомощны и не в силах защищаться, я раскидаю вас, как кегли! Моей ультра-мощной атакой!
   Затем мгновенно принял упор лёжа и с криком: "Гигантский Пропеллер!", винтом закрутил руками.
   Однако помчался не нас, а назад...
   -- А! Опять забыл! Что надо закручиваться в другую сторону! -- Донёсся голос Зуни-Боцмана из глубины Леса.
   Шаман вышел из Леса покрытый тонким слоем земли и осыпанный листьями. Остановился в пяти метрах от нас.
   -- А теперь моя сверхсильная атака! -- повторил Зуни-Боцман широко улыбаясь (точно ничего не произошло, будто бы он только что не оплошал!) и вновь принял упор лёжа. -- "Гигантский Пропеллер!".
   В этот раз капитан Ловчиз полетел прямо на нас.
   Куня хоть и встал, однако еле держался на ногах, поэтому не мешкая я с силой оттолкнул его в сторону. Обжигающая боль вспыхнула в раненном левом плече. Попытался отпрыгнуть, но не успел... Крутящиеся по кругу руки в стальных кастетах с шипами попали по бедру и откинули меня далеко в сторону, точно кеглю.
   Удалось с трудом встать. По левому бедру текла кровь... да и раны, полученные при схватке с Пожирателем Душ, не на шутку разболелись.
   -- Ну как вам моя атака, а? Ультра-мощная, не правда ли!-- похвастался Зуни-Боцмана, смотря не нас, а куда-то в другую сторону. Его зрачки крутились по кругу, и сам он покачивался, точно побывал на бешеной карусели. -- Жаль, не могу её использовать больше двух раз! -- и его вырвало на землю.
   Минуту он стоял загнувшись, периодически опустошая желудок, а когда рвотные позывы прекратились, вытянулся во весь рост.
   -- Йа-ха-ха!!! Пора мне продемонстрировать Мифические предметы, раз уж вы до сих пор стоите на коленях и умоляете показать их! -- хвастливо задрав нос, довольно улыбался.
   Кто это стоит на коленях! Хватит уже грезить наяву!!!
   Шаман схватил руками за рога бизоньей шапки и рывком оторвал их.
   -- Я такой добрый, такой добрый, что позволю вам насладиться видом моих Мифических предметов: "Сверхтяжёлые якоря!", йа-ха-ха... -- весьма и весьма гордый собой Зуни-Боцман смеялся задрав голову.
   Якоря? Но он же держит в руках рога!
   Спустя минуту до шамана всё же дошло...
   -- А-а-а!!! Опять забыл! Мифические предметы не там находятся! -- закусил он губу от досады и выбросил рога далеко в сторону.
   Сзади него тенью возник Куня.
   -- Навык тени: "Болотное пятно"! -- властно произнёс, складывая знаки-печати руками, и затем рывком прижал обе ладони к земле.
   Тень, издавая звук: "тли-и-и-и...", расползлась жирной кляксой вокруг Зуни-Боцмана.
   Не прошло и минуты, как он погрузился в неё уже по пояс.
   Шаман злорадно засмеялся и вытянул на несколько метров пружиной шею, а после по дуге атаковал головой, сверху вниз.
   Куня вовремя отскочил, но эта атака была лишь для отвлечения внимания. Зуни-Боцман в это время, вытянув руки, которые от плеча до кисти превратились в пружину, схватился за толстую ветку высоко у него над головой. Когда высвободил своё тело из болотного пятна, приземлился на ворохе листьев.
   -- Йа-ха-ха!!! Бесполезно, бесполезно! -- он взялся руками за серёжки, сделанные в виде якорей. -- На тебе первым и покажу мощь моих Мифических Предметов! -- и посмотрел на меня. -- Сейчас тебя так побью, что и друзья не узнает!
   Чем - серёжками?
   На глазах маленькие серёжки увеличились в сотни раз, и теперь он, действительно, сжимал в руках стальные якоря.
   Ой-ой... ты не говорил, что они так могут!
   Зуни-Боцман на ногах-пружинах допрыгал до меня, остановившись в десяти шагах.
   Я вытащил из карманов штанов Перчатки Победы, - однако неожиданно вытянувшиеся рука шамана выхватила их у меня.
   -- Вот ну надо же! -- воскликнул Зуни-Боцман, рассматривая в руках мои перчатки. -- Какие забавные у тебя Мифические предметы - мягкие кошачьи лапы! Йа-ха-ха... -- затрясся он от смеха.
   -- Кто бы говорил! У самого-то серёжки! -- едко подметил я и улыбнулся.
   Зуни-Боцман вскинул руки перед собой, стал оправдываться:
   -- Мне такие достались! -- и сделал обиженно-недовольное лицо.
   Я пробурчал:
   -- И мне такие, -- с разочарованием взглянул на перчатки-кошачьи лапы.
   -- Эх...-- грустно-грустно вздохнули мы с ним одновременно.
   После минутного молчания Зуни-Боцман вновь заулыбался.
   -- Йа-ха-ха!!! Готовься - Великий я идёт! -- и угрожающе взглянул на меня.
   -- Эй, ты! Верни перчатки Среброкрылу! -- крикнул Куня, крутя кунай в руке за кольцо на основании рукояти.
   -- И не мечтай! -- усмехнулся Зуни-Боцман.
   В зелёных глазах Куни сверкнул опасный отблеск, и он молнией метнул угольно-чёрный кинжал.
   Кунай воткнулся в запястье шамана.
   Зуни-Боцман снова рассмеялся, и его рука вытянулась пружиной, а тёмный клинок глухо упал на землю. Спрятав мои перчатки в карманы плаща, он выбросил руку далеко вперёд и вверх, которая всё удлинялась и удлинялась... потом резко, будто серпы, обрушил оба якоря на Куню.
   К счастью, друг успел уйти с головой в жидкую тень, точно в воду. А вот якоря глухо ударили землю.
   -- Пиранья тебя загрызи, сбежал! А - ладно, с другим пока разберусь! -- и вытащил из земли якоря. Развернулся в мою сторону, пошёл.
   Сзади, из его же тени, бесшумно начал подниматься Куня. Сначала показалась его голова, затем шея, тело... и вот он уже стоит на обеих ногах. Быстро-быстро стал складывать руками знаки-печати перед собой.
   Капитан Ловчих резко повернулся верхней половиной тела и теперь смотрел на друга, а та, что ниже пояса, осталась по прежнему! Более того, его ноги продолжали идти дальше!
   -- Йа-ха-ха!!! Я ж говорил, что коварный! -- улыбался во все тридцать два зуба Зуни-Боцман и метнул якорь.
   С такого расстояния Куня не успел увернуться, и якорь угодил ему в грудь.
   Куню отбросило далеко назад.
   Капитан Ловчих вытянул руку и подобрал якорь.
   -- Минус один! Ты следующий! -- и крепче сжал якоря.
   Я упал на землю.
   Над головой просвистели стальные якоря.
   -- Волна меня поглоти, промахнулся! -- удивился Зуни-Боцман и, вытянув руки, захотел обратно себе вернуть Мифические предметы, но якоря крепко засели в песчаном дереве. -- Акула тебя проглоти, застряли! Хмм... что же делать?.. Думаю, пора с вами заканчивать! -- и у него в руках вновь появились красные яблоки.
   О нет! Он опять хочет применить "Морскую болезнь!". Надо закрыть глаза, надо закрыть глаза...
   Хрум-хрум, хрум-хрум...
   Не понял? Открыл глаза, а там Зуни-Боцман с задумчивым выражением лица поедал яблоки. Ах ты... ОБМАНЩИК!
   -- Нужно больше свободного места, -- оглянулся он по сторонам, держа в руке последнее яблоко.
   Затем, неторопливо обступая песчаные деревья, которые его окружали, капитан Ловчих прошёл на открытую поляну. Встал на середину и сделал каменное выражение лица (мол, сейчас вам наступит крышка!), и... стал плясать!
   А?..
   У Куни восхищённо засияли глаза (я даже видел яркие звёздочки у него в зрачках!).
   Э-э-э... когда он оправился от удара! И потом - на нём даже одежда не помялась!
   Куня радостно воскликнул:
   -- Чамба-рамба! Так вот они какие - эти загадочные и неповторимые шаманские пляски! -- и не моргая уставился он на Зуни-Боцмана.
   Я ещё раз пригляделся к беснующему неподалёку от нас шамана.
   -- И вот это - дрыганье руками и ногами ты мечтал увидеть?! -- указывал я на пляски Зуни-Боцмана.
   Шаман, похоже, меня расслышал. Скача на одной ноге вокруг посоха, что воткнул в землю, он победно улыбнулся.
   -- Малёк, подожди ещё немного и с вами будет покончено! -- и продолжил махать руками, точно курица крыльями.
   Может его стукнуть?!
   -- Уа-а-а... -- слева кто-то протяжно зевнул.
   Я повернул голову: заинтересовался!
   Пламевласка стояла в пижаме с капюшоном, накинутым на голову, и сладко потягивалась, сжимая в обеих руках по палашу с зелёным лезвием.
   О боже, какая она милашка (если не обращать внимания на огромные мечи...) в этой пижамке с розовыми зайчиками!
   -- Чего так шумно, спать не даёте! -- потирала глазки Пламевласка.
   О, точно! Она же вмиг может избавиться от этого клоуна и его циркового представления!
   Мечница наконец-то заметила вблизи от нас шамана, который всё ещё прыгал вокруг посоха и смешно дрыгал руками и ногами.
   -- А чего это тут капитан Ловчих с ума сходит?.. -- озадаченно смотрела Пламевласка на шамана, который напротив воткнутого в землю посоха совершал странные движения руками - вверх-вниз, вверх-вниз, будто насосом накачивал колесо велосипеда. -- Ваших рук дело? -- повернулась девушка ко мне. Секунду молча вглядывалась в меня... затем хищно улыбнулась. -- Молодцы! С шавками правительства только так и надо!
   Да нет же! Он сам тут...
   -- Йа-ха-ха!!! Вот и пришло время моего величия! -- привлёк наше внимание Зуни-Боцман и выдернул посох из земли, стал трясти им в воздухе.
   Над посохом начала образоваться тёмная воронка...
   -- А-а-а... оттуда что-то вылезает! -- испугано вскрикнула Ириска и проглотила все конфеты, что были у неё во рту. Щёки её мигом стали обычными (а ни как у хомячка!). Она пулей подбежала к нам и спряталась за спину Пламевласки.
   И действительно, с той стороны что-то пыталось протиснуться в небольшую тёмную воронку.
   Чпок! И нечто похожее на летающий мячик вырвалось на свободу.
   -- Ух ты, здесь есть девушки! -- обрадовался полупрозрачный мячик с лицом мальчишки-индейца, у которого вместо усов под носом было прилеплено пушистое перо.
   -- А-а-а... призрак! -- испуганно вскрикнула Пламевласка и спряталась за мою спину.
   Теперь мы стали похожи на паровозик.
   Высоко в небе громыхнуло... с яркой вспышкой, всего в шаге от меня, в землю вонзилась молния.
   А-а-а!!! Теперь я боюсь! Только ни какого там призрака, а необузданную силу Ириски!
   А тем временем мячик подлетел к нам, оставляя за собой дымный след, словно комета.
   -- Чур, моя та, что в пижаме! -- воскликнул мальчик-индеец с пушистым пером вместо усов и с радостным гиканьем спикировал в тело Пламевласки.
   Буквально в трёх шагах от нас из тёмной воронки, в метре над головой шамана, "с чпоком" вылетел ещё один мячик с лицом.
   -- Ах, не надо на меня так смотреть! Я стесняюсь! -- смущённо воскликнула девушка-призрак, похожая на полупрозрачный мячик.
   А обращалась она к шипастоволосому другу, который и вовсе не обратил на неё никакого внимания. Он увлеченно рылся у себя в кармане, уткнувшись взглядом в землю.
   -- Ах, прошу, хватит вгонять меня в краску! -- она смущённо отвернулась, а нарисованные у неё на щеках ромашки покраснели, превратившись в алые маки.
   Куня же ни только на неё не смотрел, но и не слушал!
   -- Ах, прошу, хватит смотреть на меня такими влюблёнными глазами, иначе я влюблюсь! -- и даже не поворачиваясь к нему, девушка-призрак краснела всё сильнее и сильней. -- Ах нет, уже влюбилась! -- и со скоростью метеора нырнула в тело Куни.
   Друг замер, засунув одну руку по локоть в карман и глядя куда-то вбок, словно окаменел.
   Я обернулся назад и посмотрел на Пламевласку. Её глаза были изумлённо распахнуты, и она одной рукой всё ещё держалась за мою рубашку.
   Да что это с ними? Неужели это из-за призраков?.. И другими глазами посмотрел на шамана.
   Чпок! У него над головой из тёмной воронке вылетел ещё один призрак, в виде полупрозрачного мячика с человеческим лицом, который оставлял после себя остаточный след, похожий на хвост кометы.
   -- Хорошо быть вождём и иметь столько жён - сколько волос на голове! -- похвастался индеец, у которого было всего три волосинки на голове. -- Да... целый гарем! -- и с гордостью улыбнулся.
   Это из трёх, что ли?..
   Затем индеец нахмурился.
   -- И вот теперь мною - великим вождём с огромным гаремом!.. -- замолчал он на мгновение. -- Вертит, как хочет - какой-то шаман! Эх... -- печально тот вздохнул и шустро подлетел к ковбойке-лисе.
   Ириска успела только рот открыть (то ли от удивления, то ли от страха), как призрак вождя вошёл в тело девушки, и она тотчас застыла, будто статуя.
   -- Да словить вас оказалось легче, чем почесать левую пятку! Йа-ха-ха!!! -- хвастливо задрал нос Зуни-Боцман, и его шея опять превратилась в пружину, а голова подскочила высоко вверх. -- Ну что, вновь стали маленькими перед моим величием! Йх-ха-ха!!! -- смеялся тот с высоты.
   Я не выдержал:
   -- Это голова твоя стала выше! -- затем с угрозой взглянул на него. -- Что ты сделал с моими друзьями?..
   Зуни-Боцман не обратил на меня никого внимания, продолжил хвастаться:
   -- Другим капитанам нужны целые команды, чтобы ловить искателей приключений, - а я и один с лёгкостью справляюсь! Йа-ха-ха!!!
   Только когда отсмеялся, он обратил на меня свой взор.
   -- Ты, кажется, что-то там спрашивал?..
   Высоко надо мной нависла его голова, закрывая заходящее солнце.
   -- А - не важно... Вот отведу вас в штаб, и дело в шляпе! -- голова по высокой дуге вернулась обратно, к телу. -- Конечно, вас посадят, как особо опасных заключённых, на самые нижние уровни, но не волнуйтесь, темницы там просторные!..
   Подул противный ветер, зашелестели листья... последние лучи заходящего солнца напоследок осветили всё вокруг, и мир потонул во тьме...
  

19 Глава. Самые дорогие в мире фейерверки.

   -- Увы, но я больше не могу вызвать небесные оковы - связывающих духов. Так что придётся мне дать тебе приличную взбучку, что б ты и пошевелиться не смог в дальнейшем, не то чтобы сбежать! -- шумно вдохнул дым и выдохнул густой струёй.
   Его кулак мгновенно преодолел несколько десятков метров и вонзился мне солнечное сплетение.
   Перехватило дыхание... как же больно...
   Капитан Ловчих схватил меня за волосы и одной рукой с силой швырнул в сторону.
   Мой затылок встретился с толстой веткой... Искры посыпались из глаз... всей тяжестью упал лицом на землю.
   Сильная рука схватила меня за шкирку и подбросила высоко вверх.
   Мелькнула рука со стальным кастетом, и лицо обожгла боль...
   -- Может, тебе и пару костей сломать для надёжности?.. Но мне же тебя потом и нести на горбу! Нет... обойдёмся без крайностей, попинаю тебя ещё чуток и свяжу. Терпи, малёк, осталось немного! У тебя потом будет целая вечность, чтобы подлечиться! -- а затем последовала обещанная расправа.
   Удары посыпались со всех сторон... Он что-то кричал, но я его плохо слышал... Всё плыло перед глазами...
   Неужели для меня приключения закончились?.. И что будет с друзьями?.. Их тоже навечно посадят в темницу?.. Куня так радовался приключениям... А Ириска? Неужели и её посадят?
   Горит... Душа во мне горит, ПЫЛАЕТ!!! Всё сильней и сильнее... Жаркое всеобъемлющее пламя обжигающей волной поднималась во мне...
   НИКОМУ НЕ ПОЗВОЛЮ ТРОНУТЬ МОИХ ДРУЗЕЙ!!! Лишить их МЕЧТЫ и СВОБОДЫ!!!
   С трудом разлепил глаза, спёкшие от крови...
   -- Я одолею тебя! -- прошептал, опухшими губами.
   Шаман удивлённо приподнял бровь.
   -- Ты ещё в сознании? Надо же, такой слабый на вид, но крепкий... -- и занёс кулак... сверкнул один из шипов на стальном кастете.
   Я схватил его за край плаща и потянулся левой рукой к посоху, который был засунут в специальную петлю.
   Шаман неосознанно вместо того чтобы нанести удар схватил меня за руку.
   -- Значит, решил напоследок отмстить и повредить посох? Но у тебя ничего не получиться - силёнок маловато! -- усмехнулся он.
   А пока его внимание было привлечено моей левой руки, правой рукой, так что он не заметил, я забрал у него из внутреннего кармана раскрытого белого плаща свои Мифические перчатки и спрятал за спину.
   Капитан Ловчих наотмашь ударил меня в лицо, я упал на спину.
   -- И на что только люди не идут от собственного бессилья! -- разочарованно покачал он головой.
   Я медленно перевернулся на живот... начал надевать перчатки, так что он не видел.
   Когда надел, послал мысленный импульс.
   Яркая вспышка.
   -- Эй, ты чего там делаешь? -- забеспокоился шаман и пинком перевернул меня.
   Я закрыл глаза и мысленно крикнул косичке, что подарил мне Джа-Джанг: "Дай мне силы!".
   Она откликнулась, словно была живой. Приятная волна прокатилась по мне сверху вниз, изгоняя боль и придавая сил.
   Открыл глаза. Шаман пытался снять с меня перчатки, но у него не получалась, отчего он громко ругался.
   -- Полетай! -- крикнул я и выстрелил обеими ногами вверх, по подбородку шаману.
   Его голова подпрыгнула высоко вверх... на пружине, в которую превратилась его шея.
   -- Йа-ха-ха!!! Малёк, тебе даже с Мифическими предметами не победить меня! -- высокомерно рассмеялся шаман.
   Я поднялся на ноги.
   -- Скажу тебе одно: Я ОДОЛЕЮ ТЕБЯ И СПАСУ ДРУЗЕЙ!!!
   -- Чего ты там лопочешь? -- наклонился он надо мной одним ухом. -- Не слышу! Комар, что ли пищит? Йа-ха-ха!!! -- кверху задрал голову от смеха.
   Ах ты, высокомерный гусь! Сейчас ты у меня получишь... И тотчас ударил локтём, целясь в солнечное сплетение.
   -- Это всё что ты можешь? -- усмехнулся шаман и посмотрел на меня сверху вниз.
   Его туловище превратилось в пружину, и мой локоть на своём пути встретился лишь с воздухом.
   -- Слабак! Пустыми словами ты ничего не изменишь! Йа-ха-ха!!! -- рассмеялся Зуни-Боцман, но в глубине его глаз виднелась грусть...
   Почему-то показалось, что он это сказал ни мне, а себе. Спустя мгновение его взгляд изменился - стал, как обычно, высокомерным.
   -- Твои жалкие потуги тщетны! Даже я - Великий и Ужасный шаман Зуни-Боцман не смог остаться искателем приключений! Пришлось стать цепным псом правительства - Ловчим... -- на минуту шаман умолк и посмотрел в звёздное небо.
   Уже наступила ночь, но яркая луна хорошо всё вокруг освещала.
   -- Твоя надежда - не более чем иллюзия, а слова - лишь пустой звук! -- продолжил он. -- В этом жестоком мире всё решает СИЛА! Поэтому... -- Зуни-Боцман наклонился близко ко мне и прошептал, приложив руку ко рту: -- когда стану обладателем Мифических предметов из бриллиантового драконьего яйца - ну или хотя бы золотого - то непременно отвешу пинка правительству! Скажем, разрушу все их штабы и брошу барахтаться в открытое море всех маршалов! Йа-ха-ха!!! -- предовольный собой, расхохотался Зуни-Боцман. -- А потом отыщу клад Великого Странника, и все познают моё величие! Йа-ха-ха!!! -- задрав голову рассмеялся шаман, сложа руки крестообразно на груди. А после хищно посмотрел на меня. -- А пока буду ловить таких мальков, как ты и притворяться пай-мальчиком. Йа-ха-ха!!!
   Ни фига ты не пай-мальчик!
   -- Эй! -- окликнул я Зуни-Боцмана. -- Сейчас я тебе покажу, на что способен... тем более когда мои друзья в опасности.
   Собрал внутри себя импульс силы, который перед внутренним взором выглядел, точно небольшая шаровая молния, и направил этот потрескивающий шарик в Мифическое кольцо с тонким ободком и лазурным камешком. Самое необычно - это то, что кольцо оказывалась поверх перчаток, когда я их надевал. Чудеса да и только!..
   Поднялось густое облако пыли. От неё у меня тотчас заслезились глаза, и я расслышал, как шаман безостановочно зачихал.
   Выпрыгнул из облака пыли и быстро-быстро начал плести сеть из эластита. Бросил её туда, где предположительно должен быть капитан Ловчих, и взялся плести следующую сеть.
   -- Эй, малёк, что за гадость ты на меня кидаешь! -- пожаловался Зуни-Боцман, когда в него полетела уже десятая по счёту сеть.
   Но вот прошли пять минут, и облако пыли исчезло. Жаль, на дольше силы кольца не хватает...
   Капитан Ловчих был полностью обездвижен жёлтой сетью, словно бабочка в стадии куколки. Правда, кое-что у шамана не было скрыто - к примеру, лицо, на котором всё ещё сияла самодовольная улыбка.
   -- Меня этим не навредить! Йа-ха-ха!!! -- изо всех сил задрав голову кверху, смеялся вытянувшись на носочки.
   Само величие. Ага, как же!
   -- А с этим я вмиг управлюсь! -- вцепился он зубами в желтый кокон и с трудом оторвал одну из нитей, а после втянул в рот, словно макаронину. -- Надо же, съедобно! Эй-эй... я не то хотел сказать! -- жуя задумчиво уставился в тёмное небо. -- На вкус как жвачка... Эй! Да ты издеваешься надо мной!!! -- вознегодовал капитан Ловчих. -- Хочешь победить меня - Великого и Ужасного шамана Зуни-Боцмана, какой-то жвачкой?! Непростительно! -- он тотчас побагровел и с остервенеем стал разрывать зубами эластит на части.
   Да вот только эластит тянулся, и избавиться от него было ой как сложно... И хоть он, действительно, очень походил на жвачку (даже на вкус!), но также имел ряд других свойств: к примеру, паутину... и мог по моему желанию затвердеть, будто цемент. И как мне кажется, это далеко не все его свойства, ведь ни зря его считают мистическим!
   Тем временем я стал выпускать эластит не нитью, а жидкой струёй, так что вскоре Зуни-Боцмана полностью скрылся в белом коконе.
   Потом подошёл и положил ладони на эластит, мысленно заставил его затвердеть. Ни сильно - чтобы капитан Ловчих не сломал кокон, но и ни слабо - чтобы он его не растянул. В общем, в самый раз.
   -- Ну что, пришла пора бить морду! -- стукнул я кулаком по раскрытой ладони.
   Шаман невнятно что-то пробормотал, но понять его было не возможно.
   Я же стал вбивать этому капитану Ловчих, помешанному на величии, познавательный урок: слабейший на вид, может оказаться сильнейшим!
   С треском в некоторых местах затвердевший эластит посыпался вниз.
   Ноги Зуни-Боцман тут же превратились пружины, и он взмыл высоко в небо. Правда, ступни остались на земле.
   -- Йа-ха-ха!!! Да твои удары - мне всё равно что комариные укусы! -- надменно рассмеялся шаман-индеец с огромным фингалом под глазом и со свёрнутым на бок носом. -- Я даже ничего не почувствовал! Йа-ха-ха!!! -- смеялся так, что слюни летели в разные стороны, а три курительных трубки прыгали во рту (и... не падали?).
   Не теряя время, пока капитан Ловчих окончательно не избавился от эластита, выстрелил им из правой и левой руки в деревья по разные стороны от меня и стал отходить назад. Нити натягивались, и выглядело это так, словно натягивал большую рогатку, только вместо камня был я.
   -- Финальный удар: "Полёт на луну!", -- крикнул я и оттолкнулся от земли, понёсся с вытянутыми вперёд ногами на шамана с огромной скоростью.
   Шарах!
   И отправил Зуни-Боцмана в долгий и высокий полёт...
   -- Малёк, я тебе это припомню!!! -- успел тот возгласить напоследок и блеснул в ночном небе яркой звёздочкой.
   Я устало опустился на землю. Всё. ПОБЕДИЛ!!!
   Вдруг из тела Куни будто бы вытолкнуло полупрозрачный мячик с девичьим лицом.
   -- Хозяин, хозяин - куда же вы? -- громко вскрикнула девушка-призрак. -- Поверьте, вы моя первая и самая настоящая любовь! -- она засмущалась и ярко зарделась, так что нарисованные на щеках ромашки покраснели и превратились в алые маки. -- Подожди! Я с вами! -- и взмыла в тёмное небо.
   -- Вот куда он умотал? -- возмутился мальчик-индеец с пушистым пером вместо усов. Его тоже выкинуло из тела Пламевласки, в которую он ранее вселился. -- Чёрт, придётся догонять... -- и быстрой кометой исчез вдали.
   Пламевласка кулаком погрозила улетевшему призраку.
   Из тела Ириски выпулился призрак, в виде полупрозрачного мячика с мужественным лицом индейца со шрамами, который оставлял после себя остаточный след, похожий на хвост кометы.
   -- Скажите мне, как такой Великий вождь - как я! - сможет набрать гарем, когда его заставляют держаться вблизи какого-то шамана, а? -- с грустной миной на лице и тремя волосинками на голове пожаловался тот. Затем умчался вслед за остальными.
   Замечательно! Теперь мои друзья свободны!
   Внезапно Мифические предметы - Якоря Зуни-Боцмана, что наполовину застряли в песчаном дереве, в ночи ярко засветились. Стали вибрировать и высвобождаться.
   Пуф! Поднялось облако песка, и дерево переломилось пополам, а светящиеся якоря взмыли в тёмное небо и улетели в сторону шамана и его свиты.
   -- Мифические предметы не могут находиться дальше, чем на один километр от их хозяина, -- пояснил Куня, видя в темноте моё удивлённое лицо. Его зелёные глаза светились в ночи двумя красивыми изумрудами.
   Он присел на землю рядом со мной.
   -- Спасибо, что спас нас! -- и широко улыбнулся, во все тридцать два зуба, белизну которых было отлично видно даже в темноте. -- Ча-па-па... чтобы мы делали без тебя!
   Потом наклонился и прошептал:
   -- Я, правда, не видел, как ты это сделал...
   Хмм... а ведь точно - он же всё это время вынужденно смотрел в землю, так как девушка-призрак вселилась в него именно тогда, когда друг искал что-то в кармане, глядя вниз.
   -- А что ты искал? -- покосился я на ковбойку-лису, которая подошла и прислонилась к дереву в двух шагах от нас и как бы не намеренно подставила своё лисье ухо, убрав прядь волос, чтобы лучше слышать.
   -- Шарики-бомбы, -- ответил он, глядя на идущую к нам Пламевласку.
   Она остановилась возле меня и похвалила:
   -- Молодец, на тебя можно положиться! -- и по-дружески стукнула кулаком по плечу.
   Ох-ё! От боли у меня всё поплыло перед глазами... Ударила-то она в раненное плечо! Да и... стукнула МОЩНО! Вот вам и минус таскание тяжестей (я имею в виду её огромные палаши!).
   Все тут же засуетились, вспомнили что я ранен (ещё Пожирателем Душ - Чёрным Богомолом) и нехило избит (это уже коварным Зуни-Боцманам). Куня начал вытаскивал из внутренних карманов курточки перевязочную ткань, склянки с тёмной мазью, а ковбойка-лиса лишь только ему мешала - совала свой любопытный нос.
   Пламевласка же стояла в сторонке и смущённо отводила взгляд.
   И тут Ириска предложила:
   -- А давайте я приготовлю целебный отвар! Кю! -- и радостно хлопнула в ладоши.
   Итить-колотить! Если вспомнить, как она готовит, то... СМЕРТЬ мне обеспечена!
   -- Спасибо, не надо - я сытый! -- убедительно произнёс и уставился на девушку честно-пречестными глазами.
   Через секунду повернулся к другу.
   -- Но от сыра, точно бы, не отказался! -- и сделал жалобно-прежалобные глазки.
   -- Легко! -- обрадовал меня Куня. -- Но только после перевязки.
   Ура!!! Сы-ы-ырррр... Я счастливо расплылся в улыбке.
   Друг почти закончил со мной, когда вмешалась Ириска, отпихнула его в сторону и, заглянув мне в лицо своими золотистыми очами, произнесла медово-сладким голосом:
   -- А давай теперь я тебя полечу? Ню? -- забавно зашевелила лисьими ушками и просяща сложила ручки перед собой. -- Давай? Давай? Давай?.. -- как маятник, закачалась из стороны в стороны, заглядывая мне в лицо то слева, то справа.
   Это что - для неё игра в дочки-матери? Вернее доктора и пациента? Если да, то нутром чую: добром это точно не закончится! Вдруг она захочет лечить разрядом?!
   Однако Ириска смотрела на меня таким нежно-заботливым взглядом...
   -- Л-ладно, -- сдался я, в конце концов (ну как тут устоять!!!).
   Ковбойка-лиса довольно ударила себя по ногам пушистым рыжим хвостом и отошла назад, потянулось рукой за правое плечо, чтобы достать длинную трубку.
   -- А зачем она тебе? -- сразу же заподозрил неладное и указал на стальную трубку в её руках.
   Ириска улыбнулась.
   -- Хочу вызвать лечебную молнию! Ты ведь не будешь против, кю? -- и невинно так похлопала глазками.
   Ещё как против!!! Не желаю быть поджаренной тушкой! Но вслух сказал другое:
   -- Давай всё что угодно, но только не молнии, хорошо?.. -- ласково улыбнулся и упрашивающа наклонил голову набок. А спустя мгновение добавил: -- У меня на них аллергия.
   Куня тоже почувствовал, что запахло жареным, вмешался в наш разговор:
   -- Точно, точно молнии здесь не нужны! Это я вам как настоящий доктор говорю! -- и важно так похлопал меня по здоровому плечу (мол, без него я давно бы ласты склеил!).
   Ковбойка-лиса озадаченно схватилась за голову.
   -- Кю-ю-ю, и что же теперь делать! Чем лечить?! -- нервно стало бить пушистым хвостом по земле, разбрасывая песчаные листья.
   К нам приблизилась Пламевласка, держа огромные палаши с зелёными лезвиями плашмя у себя на плечах, словно какие-то лёгкие тростиночки. И снова выглядела как амазонка (и когда успела только переодеться?!). Грудь обмотана ярко-алыми лентами с золотистыми искрами; низ живота приоткрыт; широкие, просторные штаны - тоже алые, а низ каждой штанины украшали золотые язычки пламени.
   На предплечьях были завязаны чёрные шнурки; на правом болтался острый клык, точно из изумруда, а на левом - пушистая кисточка.
   Она прищурила левый глаз.
   -- Ха! И о чём же мы здесь спорим? -- и с подозрением посмотрела на Ириску, которая от досады, что не может помочь, чуть ли не плакала.
   Ох-ё! Она же всё ни так поняла и нам может не поздоровиться!
   Глянул на друга, а тот даже и не подумал объясниться, а... погружался в тень!
   Ах ты ж... предатель!!!
   Нас спасла Ириска, которая радостно вскрикнула:
   -- Уня-я-я!!! Среброкрыл, я смогу тебя вылечить! Потому что у меня есть целебные пилюли! -- весьма предовольная собой ковбойка-лиса полезла в карман светло-бежевой курточки.
   Куня, погрузившись по пояс в тень, с удивлением взглянул на меня: мол, чего это она там удумала?!
   Я пожал плечами. Откуда мне знать!
   Друг поразмыслил немного и перестал погружаться в тень (мол, свалить я всегда успею!), поставил локти на земли, подпёр ладонями подбородок и с интересом принялся наблюдать за происходящим.
   Ириска вытащила из кармана три разноцветных шарика, размером с грецкий орех, и протянула их мне на ладони.
   -- Вот, съешь. Это "целебные конфеты"! -- и вдруг засмущалась. -- Ну, я их так назвала... но мне они помогают! -- убеждённо добавила она в конце.
   Пламевласка улыбалась, однако в её взгляде явственно читалось: если не съешь, то расстроишь мою милую сестрёнку, и тогда я тебя ПОКРАМСАЮ!
   Ой-ой, жуть какая! Посмотрел на Куню.
   Колковолосый друг расслабленно наблюдал за мной с лёгким вопросом в глазах: мол, выживу ли я после этого или нет?!
   -- Да, конечно, я их съем, -- обнадёжил я девушку-лисичку (а у самого левый глаз начал нервно поддёргиваться...).
   Закинул в рот сперва голубенький шарик. Ух-ты, шоколад! Раскусил. А внутри сгущёнка! Надо же какой я счастливчик - такую вкусняшку лопаю!
   Следующим в рот забросил зелёную конфету. Ура! и здесь скорлупа из шоколада! Только не из горького, а сладко-молочного! А начинка - пресладчайший мёд!
   Я жевал и жевал мёд, который с каждой минутой становился всё слаще и гуще. И вскоре он стал напоминать жвачку.
   А-а-а!!! Мои зубы склеились! И от сладости разболелись все разом!..
   Не знаю как, но мне удалось раскрыть рот, и я рьяно стал счищать остатки мёда с зубов.
   Уф-ф-ф... чуть не влип! И теперь с опаской начал разглядывать последнюю красную конфету.
   На округлом боку мелким шрифтом было написано: "Наслаждайтесь вкусом, пока...".
   Пока что? Покрутил красный шарик-конфету в руках.
   На другой стороне белыми линиями была нарисована голова счастливого мальчишки с чубом, что закрывал лоб. Он довольно улыбался широкой и... совершенно беззубой улыбкой!!!
   Теперь понятно, чем заканчивалась та фраза - "... пока всех зубов не лишишься!!!".
   -- Кю? Уже исцелился?! -- спросила Ириска, заглядывая мне в глаза.
   Ах, какой же у неё сладко-пресладкий голосок! Настоящая услада для моих ушей!
   -- Да, спасибо! -- вернул ей последнюю конфету.
   -- Как я рада! -- мило улыбнулась, обнажая снежно-белые, крепкие зубки.
   Похоже Иным конфеты нисколечко не вредят. Лопай - сколько хочешь! Нда... а вот у меня от второй уже все зубы разболелись. Эх, невезуха...
   -- Ха! Раз уж тебя все лечат, то и я внесу свою лепту! -- с этими словами Пламевласка взяла меня за шкирку, как котёнка, и понесла в сторону широкой полянке. Опустила и всунула свой огромный палаш мне в руки. -- Сделай им сотню взмахов - для разминки самое то! Кровь побежит быстрее по телу, и лечение твоё - ускориться!
   Пламевласка аж светилась от радости, что смогла предложить такое гениальное решение.
   Угу, я его даже приподнять над землёй не могу! А она говорит взмахивать им - словно лёгким деревянным мечом!
   -- Меня всегда так дед лечил, -- пояснила мечница.
   Да изверг он! Но... не разочаровывать же девушку. Эх, придётся поднапрячься.
   "Со мною СИЛА!", - мысленно крикнул, отдав команду косичке. По телу прокатилась приятная волна, наполняя силой каждую мышцу.
   -- И ра-а-аз... -- с трудом приподнял кончик зелённого лезвия над землёй. -- И е-е-ещё! -- рывком, уперевшись рукоятью к животу, поднял на уровне пояса. -- И е-е-ещё немного!
   Уже взмок, но всё-таки удалось поднять конец лезвия меча на уровне груди и гордо держать так несколько секунд. Затем тяжёлое лезвие рухнуло вниз и воткнулось в землю.
   Фу-у-ух... Неужели, я это сделал!
   -- Начал ты, конечно, слабо. Но, думаю, потом привыкнешь, и у тебя будет получаться это гораздо лучше! -- обнадёжила меня мечница. -- Ведь так, капитан? -- Пламевласка задорно мне подмигнула.
   О! Без меня меня женили! Тьфу... то есть сделали капитанам! Обернулся назад.
   Куня и Ириска сидели на земле, прислонившись к дереву. Куня с вытянутыми ногами, а ковбойка-лиса обнимала их руками, поджав к себе. Они прекрасно слышали наш разговор, но и слова не молвили.
   Неужели согласны? Я воспрянул духом и за раз сделал пять взмахов. После чего выдохся... Эх, и всё-таки тяжело...
   -- Среброкрыл! -- обратился ко мне сзади Куня. -- А ты знаешь, что с нами было бы угоди мы в темницу Ловчих?
   Я опустил меч. Это между прочим у меня уже десятый взмах!
   -- Нет, -- коротко ответил я и продолжил делать "разминку".
   -- В лучшем случае, держали бы нас в сырых темницах - до конца жизни, а в худшем... -- друг замолчал, затем продолжил: -- нас бы пытали, чтобы мы отказались от своих Мифических предметов... или совершали бы над нами опыты, дабы снять с нас Мистические метки и передать их кому-нибудь из Ловчих.
   Я ошеломлённо замер. Обернулся.
   -- Правда?.. Пламевласка подошла ко мне и хлопнула по плечу (отчего у меня ноги подогнулись!).
   -- Ха! Да не парься ты так! Эти шавки правительства только и могут, что ловит всяких слабаков! -- хищно усмехнулась Пламевласка.
   Ага, а кто был пойман призраками? Тётя Клава или ты? Эх... неужели не знаешь, что кто ослеплён гордыней, тот уже наполовину проиграл?
   -- А давайте устроим фейерверк?! -- предложила внезапно Ириска.
   -- Отличная мысль! -- тотчас подхватил я.
   Хватит с меня на сегодня взмахивать мечом. Тем более что... не мечник я, не мечник!!!
   Куня оживился, и его глаза вспыхнули двумя зелёными изумрудами при неярком свете луны. Он взбудоражено вскочил на ноги.
   -- Хочу, хочу фейерверки!!! -- возбуждённо запрыгал друг на одном месте со вскинутыми к небу руками.
   Через мгновение Куня замер, как громом поражённый. Повернул голову вправо и посмотрел сверху вниз на ковбойку-лису, что всё ещё сидела, обняв ноги руками.
   -- А они у тебя есть?..
   Ириска молча кивнула головой, так как опять лопала конфеты целыми горстями и выглядела, словно хомячок с надутыми щёчками.
   -- Офну мифету, -- пробубнила девушка с набитым ртом и полезла рукой в карман светло-бежевой курточки.
   Спустя секунду на её раскрытой ладони сверкнул сапфир с васильковым оттенком.
   Ох ты ж, так это же тот самый, который я ей подарил!
   Лунный луч упал на поверхность драгоценного голубого камня, и у того, как бы изнутри, ярко засияла двенадцати лучевая звёзда.
   Красиво!..
   Ириска на время отдала сапфир Куни, и тот, словно факел, поднял его высоко у себя над головой.
   Пока все им любовались, ковбойка-лиса достала из кобуры, с правого бока, трубочку-ствол и начала неспешно откручивать светло-голубой шарик в основании, а после на его место привинтила ярко-красный.
   Куня огорчился, когда девушка попросила камень обратно, но без раздумий отдал. Правда, вздыхая при этом... Однако уже через мгновение с живым интересом принялся наблюдать, как ковбойка-лиса пытается открыть прямоугольную коробочку, где под прозрачной крышкой виднелись круглые углубления, как в наборе масляных красок у художников.
   Щёлк! Открылась прозрачная крышка.
   Ириска взяла щепотку разноцветной пыли в одном из углублений и начала осыпать драгоценный камень, а после закинула сапфир внутрь стальной трубки.
   -- Готово, кю! -- вскрикнула она медовым голоском и направила ствол в ночное небо. -- Пли-и-и!!!
   Из трубочки-ствола вылетел огненный шар, оставляя за собой дымный след из красивых, цветных искорок, и яркой вспышкой взорвался в ночном небе.
   Среди звёзд родилась прекрасная лилия, сотканная из голубых искорок. Словно колокольчик, только с шестью листочками, отогнутыми книзу.
   Мы не могли оторвать глаз от столь восхитительной красоты... а спустя секунд десять рядом с прелестной лилией яркой вспышкой зацвёл ещё одни чудный цветок - тюльпан, бокаловидной формы. Его лепестки окаймляли золотисто-жёлтые искорки, которые неповторимо мерцали.
   Следующими на очередь для фейерверка у Ириски пошли полудрагоценные камни. Янтарь рассыпался по звёздному небу золотистыми песчинками, создавая барханы. А зелёная яшма засияла в этой появившейся пустыне пучком молодой и сочной травы.
   Ковбойка-лиса и не думала останавливаться, всё стреляла драгоценными и полудрагоценными камнями в звёздное небо, и на лицах друзей вспыхивали отблески фейерверков.
   Куня, разинув рот, с восторгом глядел на красочную картину в ночном небе, а Пламевласка улыбалась мягкой, тёплой улыбкой, и в её глазах плавала мечтательная дымка.
   Когда у Ириски закончились камни, она задорно мне подмигнула и всмотрелась в мерцание цветных огоньков в ночном небе.
   Девушки с мечтательным взором и нежной улыбкой выглядели такими милыми, что защемило в сердце...
   Подул лёгкий, прохладный ветерок. Освежил лицо. Я отвлёкся от созерцания фейерверков и огляделся вокруг. На золотисто-песчаных стволах деревьев отражался красочный свет фейерверков, стебли кустов из кристаллов вспыхивали таинственными зелёными огоньками, и повсюду было разлито сладко-душистое благоуханье.
   Вскоре в вышине потухли красивые искры фейерверков, и друзья с сожалением переглянулись.
   -- Ча-па-па... как было красиво! -- всё никак не мог отойти от увиденного Куня и нет-нет да поглядывал на звёздное небо. -- Жаль, мало... -- печально вздохнул колковолосый друг.
   Ковбойка-лиса крутанула в руке трубочку-ствол и одним движением, словно револьвер, всунула в пустую кобуру.
   -- Пустяки! Ведь Среброкрыл вновь найдёт драгоценные камешки. Не так ли, ню? -- Ириска посмотрела на меня наивными глазками, хлопая ресницами.
   Угу, как будто они тут везде валяются. Без надобности... Однако не стал её огорчать и кивнул головой, соглашаясь.
   -- Уня-я-я!!! -- радостно воскликнула ковбойка-лиса и бросилась меня обнимать.
   Ох-ё! Обнимашки - это хорошо! Но... она же меня сейчас задушит!
   -- Пусти, пожалуйста... -- пропищал я, задыхаясь.
   Ковбойка-лиса сначала удивлённо на меня посмотрела, затем, покраснев, отпустила. С алыми щёчками от смущения она выглядела так мило...
   -- А знаете, фейерверки, как мечты!.. -- глядя в ночное небо, тихим голосом произнёс Куня. -- Такие же яркие, красочные и незабываемые!
   Мы молча с ним согласились и тоже взглянули в ясное ночное небо, где совсем недавно красочное буйство озаряло яркими всполохами тёмное небесное покрывало, расшитое звёздами.
   Радостно-возбуждённая Ириска указала пальцем вдаль.
   -- Давайте отыщем на Тропе нужные камни, пока их не нашёл кто-нибудь другой! Вперёд, к фейерверкам! Кю-ю-ю!.. -- и сорвалась с места.
   -- Вперёд, к ночным приключениям! -- радостно крикнул Куня и, забавно выпрямившись, словно проглотил палку, помчался вслед за Ириской.
   Друзья быстро скрылись из виду, и лишь ослепительные вспышки (топанья по Тропе) призывно звали бежать за ними.
   Эх, жаль Ириску. Навряд ли мы найдём ещё хоть один драгоценный камень, который бы валялся на Тропе. Но одних их оставлять точно не стоит! Потому что смертельно опасные ночные приключения сами отыщут Куню! Или он их?..
   Обернувшись к Пламевласке, кивком головы позвал догонять наших спринтеров.
   -- Всегда быть вместе с друзьями! -- крикнул я в ночное небо и побежал.
   Поглядывая назад, какое-то время наблюдал за недовольным выражением мечницы. Она явно не горела желанием бегать. Но вот в её жёлтых очах вспыхнул хищный отблеск.
   -- Ха!.. -- развела она руки, в которых сжимала огромные палаши, в разные стороны. -- Добыча - жди меня! -- и стремительно помчалась вперёд.
   Ясно-ясно, поиск драгоценных камней её не привлёк, а вот настичь добычу - всегда пожалуйста! Страсть как любит охотиться на всяких монстров!..
   Конечно же, мне за ними не угнаться, но я постараюсь! И побежал вслед.
   ...Уф-ф-ф, устал! Вот все в команде спринтеры! Один я - человек. Невезуха...
   Впереди показалась развилка. От широкой Тропы отделялась дорожка, которая убегала влево. И как ни странно, мои друзья шли по ней, при чём МЕДЛЕННО!
   А? Что-то случилось? Надо срочно их догнать! И втопил что есть сил...
   Остановился возле Куни.
   -- Чего так медленно идёте... произошло что-то?.. -- тяжело произнёс я, упираясь руками в колени, согнувшись пополам.
   У друга от восхищения в глазах словно яркие звёзды сверкали.
   -- Ты представляешь, Ириска нашла на дороге кучку самоцветов!
   Фига се... они тут уже целыми кучами валяются!
   Неподалёку ковбойка-лиса отговаривала Пламевласку, чтобы та не сходила с Тропы и не шла в глубь Леса.
   -- А ведь драгоценные камни можно использовать как наживку для монстров! -- привела веский довод Ириска, вздёрнув указательный палец кверху.
   О, несчастные самоцветы! Ковбойка не только делает из них фейерверки, но ещё и скармливает их монстрам! Которые потом будут страдать от несварения желудка...
   Пламевласка задумчиво потирала рукоять палаша, воткнутого в Тропу - что сияла мягким, ровным светом.
   -- Эге-ге-гей! Да там город! -- радостно воскликнул Куня, глядя в бинокль.
   И где он его только нашёл?! Ах да... в нижнем кармане красной курточки.
   Первым сорвался в бег Куня. За ним Ириска. Ну и я, конечно же... А Пламевласка до последнего смотрела в глубь Леса, пока со вздохом не вынула меч из Тропы и не пошла вслед за нами.
   ...Показавшийся впереди город мне сразу не понравился. Высокие каменные стены ограждали его от всего мира, а тяжёлые серые тучи тяготели над ним, как дамоклов меч.
   Когда подошёл ближе, то разглядел на неприступных вратах, что были слегка приоткрыты, ржавую, покосившуюся табличку: "Добро пожаловать в Кэйфиль!".
   И ниже, дописанное кровью: "в Проклятый город...".  
 


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"