Клыков Тимофей Кирсанович: другие произведения.

Охотники за необычным (2 том, главы 1-2)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram


 
  
  

1 Глава. Мумия и Ведьмочка Мира.

   Город Кэйфиль не встречал радостно гостей, а наоборот огородился от всех высоченными стенами так, что приходилось задирать голову, чтобы увидеть их предел в росте, но вот в длину они были бесконечными - терялись за туманом вдали. Массивные врата, в высоту не менее десяти метров и поросшие внизу кустарниками, казались, вкопанными в землю. И если бы одна из могучих створ не была слегка приоткрыта, думаю, мы развернулись бы обратно. Хотя... зная любопытство Куни и любознательность Ириски, они всё равно бы попали в город!
   Истинные искатели приключений - тениходец из клана бесшумных убийц и ковбойка-лиса, были всё ещё за пределами этих исполинских стен лишь потому, что нашли ещё одну кучку драгоценных камней. Которые преспокойно себе лежали прямо возле врат.
   Создавалось впечатление, что нас кто-то заманивает в город...
   Я громко кашлянул в кулак, чтобы обратить на себя внимание.
   -- Друзья, может, нам не стоит входить в гор... -- оборвал фразу, потому как этих искателей приключений на пятую точку уже не было рядом! Они протиснулись во врата!!!
   Вот всегда так, всегда так. Какие же они... непоседливые!
   И вдруг за вратами раздался испуганный крик Куни:
   -- А-а-а...
   От этих громких звуков вороньё вспорхнуло ввысь.
   А вот от звонкого девичьего голоса вся живность разбежалась.
   -- Кья-я-а-а... -- кричала Ириска.
   Итить! Что там произошло? Что они там увидели?.. В моём сознании возникли страшные картины: покинутый город от чумы - горы трупов... армия из безжалостных воинов, не любящих непрошенных гостей, и их мечи, нацеленные на друзей.
   Я тотчас сорвался с места, побежал к приоткрытой створке.
   Как внезапно был ошарашен третьим криком - замогильным... громогласным:
   -- У-у-уа-а-а... Стра-а-ашно...
   Итить-колотить! Да так только мертвец может кричать! И кого он мог там испугаться?!
   Протиснулся в узкую щель между вратами.
   -- Нья-ха -ха... -- серебряным колокольчиком звонко рассыпался по воздуху незнакомый девичий голосок. -- Весело, мне очень весело!..
   Гром и молния! Да что там происходит! Хотелось поскорее это увидеть, но, как на зло, с той стороны врата были придавлены огромной каменной плитой. Пройти можно было, однако щель между вратами и шершавой плитой оказалось уж очень узкой.
   Боком торопливо протискивался вперёд, получая множества ссадин. Обожгло правую щёку, саднили ладони и колени...
   Наконец-то, выскочил оттуда, словно пробка.
   На просторной площадке, покрытой брусчаткой, пятиметровый лавовый голем догонял свою жертву, протягивая обе руки.
   Ну, ничего себе мы влипли! ЛАВОВЫЙ ГОЛЕМ! Небось он сторожил вход в город от непрошенных гостей, и тут... заявились мы! Как быть? Постой-ка... но ведь гонится он не за Куней или Ириской, а за... МУМИЕЙ! Да что здесь происходит!!!
   Мумия, с человеческий рост, держалась обеими забинтованными руками за края фетровой шляпы, натянув полностью её на голову, - так что часть лица было закрыта. Однако! В шляпе были две дыры, через которые глядели широко выпученные от страха глаза мумии.
   -- Стра-а-ашно... -- замогильным голосом кричала мумия, убегая от лавового голема по большому кругу.
   Громко зазвенела цепь, ударяясь о брусчатый пол площади. Мумия была как собака на привязи и не могла сбежать. Ей оставалось лишь одно - бегать по кругу.
   -- А-а-а... -- тонким голоском испуганно кричала Ириска.
   За ней гналась огромная склизкая улитка, без ракушки на спине. И как ни странно, но она двигалась очень быстро, оставляя за собой мутно-зелёную полосу.
   Меня передёрнуло от отвращения. Фу-у-у, ну и мерзость!
   Почему-то ковбойка-лиса так же бежала по кругу, держась на приличном расстоянии от лавового голема.
   -- А-а-а!!! -- притворно-испуганно кричал Куня со вскинутыми вверх руками.
   Он опережал всех, убегая от мумии и лавового голема. Его изумрудно-зелёные кошачьи глаза светились от радости, а улыбка на всё лицо говорило одно: страсть как люблю пугаться!..
   Следя за их бегом по кругу, приметил ещё и ведьмочка, что парила в воздухе неподалеку. Но в воздухе её держала ни метла, а... РЕАКТИВНОЕ КРЕСЛО!
   Итить-колотить! С каких пор ведьмы пересели с мётел на кресла?!
   На ведьмочке были надеты традиционная остроконечная шляпа и плащ-накидка, расшитый пятиконечными звёздами. А вот светло-синий полукомбинизон, где нижняя часть (шортики по колено) было одним целым с верхней частью (эдакая маяка с кармашком на животе), подходил больше озорному подростку - нежели ведьме! Полосатые гольфики - красно-белые, и мягкие дутые тапки, в виде звериных лап, делали ведьмочку очень милой. Кстати, на руках у неё были такие же перчатки: в форме звериных лап, мягкие, словно плюшевые, и розовые.
   Ведьмочка довольно сидела в чёрном кожаном кресле с высокой спинкой, положив руки на удобные подлокотники, и хихикала, наблюдая за моими друзьями. Кресло, в котором она сидела, не имела ножки, его заменял небольшой реактивный двигатель, и снизу из квадратной коробочке изрыгалось пламя, как из сопла ракеты.
   Не знаю как ведьмочка управляла летающим креслом, но оно исправно её слушалось - то было неподвижно, то резко срывалось с места и подлетала ближе к участникам кругового марафона, а то и вовсе взмывала высоко над ними.
   Ведьмочка рассмеялась, схватившись за живот, и задрыгала ногами.
   -- Нья-ха-ха!!! Как же весело! Нья-ха-ха, Мира счастлива!
   Мира? Мира... знакомое имя, кажется, я где-то его слышал. А точно! Я же обещал Лучьяне, которую спас от костяной маски Джа-Джанга, что отыщу её сестрёнку - Миранеллу!
   Быть не может! Это она?..
   Присмотрелся внимательнее к ведьмочке. Светло-голубые волнистые волосы, как у Лучьяны, легко взметались под дуновением ветра, придавая девочке очарование, а правый глаз, словно лазурное озеро, был в точности как у её старшей сестры - голубоглазой красавицы, одетой в коричневый охотничий костюм.
   Но... второй глаз - левый, был НЕЧЕЛОВЕЧЕСКИМ. В багрово-красном зрачке сияла золотом пятиконечная звезда, которая пугала до чёртиков. Белесый шрам у глаза указывал на то, что его ей пересадили.
   Помнится, Лучьяна говорила, что Миранеллу украли члены Ордена Изменённых. Получается, это они с ней такое сотворили?! Уроды... Живьём закопаю!!!
   Я начал вскипать. Дыханье участилось... руки произвольно сжались в кулаки... и жгучее пламя ненависти готово было вот-вот охватить меня всего.
   "Успокойся! Ты видишь здесь кого-нибудь из них? Нет. Поэтому не распаляйся", -- внесло разумный довод часть меня. Та часть, которая всегда пытается взять под уздцы мои чувства, если они переходят некую грань.
   Я глубоко вздохнул, успокаиваясь. Верно, не стоит злиться. Гнев лучше приберечь до встречи с теми, кто в этом виновен, а пока понаблюдаю за Миранеллой. Похоже, ей весело, и это радует. Вот только... почему она одета, как ведьма?
   От раздумий меня отвлёк крик:
   -- Стра-а-ашно... Меня сейчас расплавят!!! -- перебинтованная мумия испуганно прикрывала голову руками, когда огромный голем швырял в неё сгустки лавы, и от страха громко клацала зубами.
   Все снаряды пока летели мимо, но вот одна из лавовых клякс угодила прямо по бегущей мумии и... НИЧЕГО! То ли мумия необычная, то ли лавовые снаряды какие-то странные... А может быть это...
   Но мою мысль снова прервал испуганный крик мумии:
   -- Стра-а-ашно... спасите меня! -- вскинула обе руки и втопила так, что за ней поднялась густая пылевая дорожка.
   Мумия, у которой за спиной болтались два барабана (там-тамы), быстро нагнала Куню и запрыгнула ему на шею.
   -- Мне стра-а-ашно... спаси меня! -- попросила мумия, кусая пальцы правой руки, засунутые в рот.
   Куня обалдел от такого, остановился.
   -- Трус! -- обозвала его мумия и, спрыгнув на землю, побежала дальше по кругу с громкими криками: -- А-а-а... стра-а-ашно!!!
   Куня озадаченно почесал затылок:
   -- Ча-па-па... что это было?..
   Рядом с его ногами упала лавовая клякса.
   Друг с голубыми шипами на голове от неожиданности подпрыгнул на месте. Обернулся.
   Лавовый голем-великан, похоже, был недалёкого ума и брал за цель всякого, кто первым попадал в поле его зрения. Это означало, что отстающий сразу же становился жертвой.
   Куня быстро смекнул что к чему, мгновенно сложил знаки-печати руками перед собой и резко присел, прижал ладонь к полу, властно произнёс:
   -- Навык тени: "Быстрый побег!".
   Тень, издавая звук: "тли-и-и-и...", из положения за спиной перетекло вперёд и приняло форму большой стрелки. Друг ступил на неё обоими ногами, и она тотчас повезла его с огромной скоростью.
   -- Бе-бе-бе! -- хвастливо показал язык Куня мумии, когда её нагнал, и понёсся далее.
   Перебинтованная мумия обернулась назад.
   -- В рот мне ноги! -- испуганно воскликнула, когда поняла, что теперь она цель голема.
   В страхе мумия припустилась так, что вмиг догнала Куню, а потом вовсе оставила его позади себя.
   -- Наперегонки, наперегонки!!! -- радостно крикнул друг и вновь обогнал мумию.
   Та громогласно возгласила:
   -- Стра-а-ашно!!! -- и быстрой десятиметровкой обогнала Куню.
   Так они и обгоняли друг друга, пока не заметили, как оставили позади себя огромную склизкую улитку, без ракушки на спине, и не догнали Ириску.
   Ковбойка-лиса, обернувшись в очередной раз к себе за спину, увидела там не улитку, а МУМИЮ!
   -- А-а-а!!! -- испугалась она и на секунду зажмурилась.
   Когда открыла глаза, то перебинтованное страшилище не исчезло, а наоборот громко заклацало зубами. Ей было невдомек, что мумия просто боялась. Девушке же мерещилось, что её хотят съесть!..
   Она ещё сильнее испугалась. Да так, что на миг её ковбойская шляпа подпрыгнула на месте! С округлёнными от страха глазами ковбойка-лиса потянулась рукой за... стальной трубкой, которая была у неё за спиной.
   А почему не за трубочками-стволами в кобурах? Что она задумала?..
   Ириска нажала на чёрную кнопочку, и над ней раскрылся большой зонт.
   -- Кю-ю-ю!!! Чудище, не приближайся ко мне! -- тоненьким голоском прокричала испуганная ковбойка-лиса и побежала. Её рыжий хвост, распушившись, стоял трубой.
   Небо и так было хмурым, но после крика девушки вмиг сгустилось ещё сильней и разразилось ГРАДОМ И СНЕГОМ!..
   Ох-ё! Она же Повелительница Стихий!
   Ненастье не затронуло меня, а вот Куню и мумию ещё как! Друг получал по своей тыковке по градинке в секунду, а мумию обильно осыпало снегом так, что она стала похожа на снеговика.
   Куня попытался отыскать что-нибудь у себя в кармане, но не выдержал "любви" града к нему и громко крикнул:
   -- Ирис! Пусти меня под зонт! -- и, не дожидаясь ответа, рванул к ней.
   Мумия встряхнулась, как собака, освобождаясь от снега, и схватилась за руку пробегавшего мимо Куни.
   Озабоченный, как бы быстрее спрятаться под зонтом, Куня даже не заметил, что кое-кто вцепился в его рукав красной курточки мёртвой хваткой, и понёсся к ковбойке-лисе вместе "грузом".
   Мумия развивалась на ветру, как белый флаг...
   Ириска обернулась на зов Куни и увидела, что к ней приближается мумия (пусть и вцепившись от ещё большего страха, чем у девушки). Она побледнела и, развернувшись, помчалась быстрее пули подальше от "жуткого чудища".
   Град со снегом усилился ещё сильней...
   Бедный, бедный Куня (и мумия тоже!). Может, стоит им помочь?..
   Ко мне подлетела ведьмочка на реактивном кресле.
   -- Нья-ха-ха, рыцарь, ты по мою душу пришёл? -- склонила она мило головку набок.
   Итить! Уже рыцарем успел стать!..
   Милое очарованье с розовыми плюшевыми перчатками, в форме звериных лап, выпрямилась, сидя в кресле.
   -- Знай: ни одному рыцарю не победить меня - ведьму с колдовским глазом! Но ты можешь попытаться, нья-ха-ха... -- она прикрыла лицо плюшевой лапой, изображая злобный смех. -- Так что - готов?..
   Ага, аж три раза! Взял и отвернулся.
   -- Постой! Ты ещё не видел моей ужасающей стойки! Взгляни! -- то ли попросила, то ли потребовала милая ведьмочка.
   О, не пугает, а интригует?! Интересно...
   Развернулся обратно.
   Пуф!.. Ведьмочка, стоя на мягких подлокотниках кресла, хлопнула перед собой розовыми плюшевыми перчатками. И развела руки в стороны, как бы пугая.
   -- Ну как - страшно?..
   Ох-ё! Аж в сердце ёкнуло!.. Такая милашка!
   Ведьмочка стояла неподвижно - ждала ответа.
   -- Не-не-не... -- помахал я рукой у себя перед лицом. -- Ты совсем не страшная, не пугающая! А очень милая!
   Судя по её виду, она не расслышала последних слов. Создавалось такое чувство, будто бы у неё сейчас в голове эхом звучало: "Не страшная, не страшная...".
   Настоящая ведьма должна быть пугающей! Наверное, поэтому девчушка от потрясения застыла на месте, казалось, она посерела... а подувший ветер её окончательно добил - развеял прах по воздуху.
   Я не выдержал такой картины уныния, приободрил её:
   -- Шутка! Ты очень и очень пугающая!
   Ведьмочка сразу же покраснела, словно получила комплимент.
   -- Нья-ха-ха... так и знала! А теперь властью колдовского глаза повелеваю: склони голову!
   Она зажмурила правое око и уставилась на меня неродным, нечеловеческим глазом.
   -- Не хочешь? Тогда я запугаю тебя ещё сильней! -- и сделала пальцами кольцо, указательным и большим, взглянула через него глазом, в зрачке которого сияла золотом пятиконечная звезда. -- Колдовской глаз, яви миру милых зверушек! Пусть рыцарь повеселиться - сразиться с ними, нья-ха-ха...
   В её багрово-красном зрачке ярко полыхнула пятиконечная звезда и передо мной появились "милые зверушки" - двадцатиметровый ящероподобный динозавр и такого же роста циклоп с дубиной в руке.
   Итить-колотить! Да с ними и бригада рыцарей не справиться!.. И быстренько присоединился к друзьям, которые убегали по кругу от лавового голема. А Ириска ещё и от мумии.
   -- Среброкрыл, согласись - ведь весело же! -- подмигнул мне довольный донельзя Куня. -- Трапа-па-па!!! -- и продолжил радостно скакать с ноги на ногу, а теневое пятно везло его вперёд.
   Вопящая от страха перебинтованная мумия обернулась назад и увидела, что к лавовому голему присоединились ящероподобный динозавр и циклоп, который размахивал над собой огромной дубиной, намериваясь одним ударом прихлопнуть кого-нибудь.
   -- А-ча-ча-а!!! -- завопила мумия от страха.
   Она так испугалось, что её глаза на миг выскочили наружу через отверстия в фетровой шляпе, которую натягивала на пол-лица, пряча всё - до самого рта.
   -- Стра-а-ашно... -- стуча зубами, мумия вскинула руки вверх и стремглав умчалась вперёд.
   Обогнала Ириску... склизкую улитку... и, обежав почти полный круг, наткнулась на лавового голема и его "приятелей".
   -- А-а-а!!! -- завопила от ужаса мумия.
   Её глаза и даже челюсть на миг выскочили наружу - так она испугалась!
   Она развернулась на месте и побежала по кругу в обратном направлении, размахивая руками.
   -- А-а-а!!! -- заголосила мумия, когда опять наткнулась гигантов. Однако в этот раз она решила дать им отпор. -- Я-я-я... в-в-вас... не б-б-боюсь... -- заикаясь проговорила мумия и дёрнула за странное полупрозрачное яблоко, которые густым рядом висели вдоль алого пояса.
   Это что - питательный запас?! А я думал, мумии ничего не едят.
   С каким-то щелчком полупрозрачное яблоко отцепилась от пояса, и коротким броском мумия отправила её в лавового голема и его "приятелей".
   Но та не долетела, упала под ногами у Куни.
   Друг успел выкрикнуть:
   -- Ух-ты, воздушная граната!
   Взрывной волной Куню отнесло к раскидистому дереву, усыпанному зелёными листьями, которое росло в центре площади. Друг зацепился штанами за толстый сук и повис на нём, болтаясь из стороны в сторону.
   Суровый суслик! Выходит, это вовсе не яблоки, а гранаты?! Ничего себе...
   Мумия щелчком отцепила от пояса ещё одно "яблоко", жёлтого цвета.
   -- Обалдеть, песчаная граната! -- изумлённо крикнул друг, качаясь на суку, словно недозрелый плод.
   И в этот раз "яблоко" не долетело до цели, а взорвалось у меня под ногами. Я кувыркнулся несколько раз в воздухе и плашмя, на спину шлёпнулся на землю. Не успел обрадоваться благополучному исходу, как меня накрыло песком, что в огромном количестве появился при взрыве песчаной гранаты.
   -- Тьфу, тьфу... -- отплёвывался я от песка.
   Мне удалось частично выкопаться, и когда осмотрел себя, приподняв голову, то рассмеялся. Я был похож на отдыхающего на пляже человека, которого пока он спал, детишки с горкой присыпали песком.
   Внезапно меня накрыла огромная тень...
   Ух-ё! Лавовый голем!
   Оранжевая ступня беспощадно наступила на меня и... ничего не произошло.
   Ничего себе, повезло? Или...
   Меня вновь накрыла тень...
   -- И этот туда же! -- воскликнул, когда надо мной нависла гигантская лапа ящероподобного динозавра. -- Я вам что - ковровая дорожка! -- искренне возмутился.
   Динозавр на секунду замер, стоя на одной лапе. Как будто размышлял: "наступать или не наступать?". Оглядел меня огромным глазом, в котором явственно читалось сомнение: "раздавить или не пачкаться?".
   -- Да что тут думать? Не пачкаться, конечно же! -- подсказал я ему.
   Но ящер оказался вредным. Взял да и наступил на меня. Огромная лапа, весом в несколько тонн, опустилась сверху. И... со мной ничего не произошло.
   Так и думал! Все эти "милые зверюшки" - иллюзии! И сестрёнка Лучьяны - Миранелла, всего лишь забавляется: создавая гигантских фантомов колдовским глазом, она воображает себя коварной, жуткой ведьмой.
   Девчушка наблюдала за убегающей мумией и наслаждалась забавным зрелищем.
   -- Нья-ха-ха!!! -- смеялась милашка-ведьмочка и хлопала в ладоши плюшевыми звериными лапами, а на верхушки остроконечной шляпы позванивал крохотный серебряный колокольчик, в такт её звонкому смеху. -- Мира счастлива, что встретила трусливую мумию!
   Та со всех ног удирала от всех иллюзорных чудищ и вопила от страха, с поднятыми кверху руками... Внезапно остановилась, задрала гордо голову.
   -- И вовсе я не трус! -- возразила мумия. -- Я бессмертный Джо! Чего мне бояться!
   Мира прыснула в кулачёк и указала взглядом на своих "милых зверушек".
   Бессмертный Джо обернулся, посмотрел к себе за спину.
   -- А-ча-ча-а!!! -- выпучил он от ужаса глаза сантиметров на десять и раскрыл рот в крике, так широко, что туда мог влезть арбуз целиком. -- Стра-а-ашно... -- от испуга схватился обоими руками за лицо.
   Клацнул зубами, закрыв рот, натянул фетровую шляпу по самый нос и вчесал так, что мгновенно поднял пыль столбом.
   Ведьмочка радостно болтала ногами, сидя в кожаном реактивном кресле в пяти метрах над землёй.
   -- Нья-ха-ха!!! Рыцари должны улепётывать от ведьмы ещё быстрее!
   Огромный голем услышал приказ и прибавил в скорости, почти побежал, разбрызгивая в разные стороны оранжевые капли лавы.
   -- А-ча-ча-а!!! -- завопил от страха бессмертный Джо и волнообразно высунул язык от страха, когда в очередной раз обернулся назад и увидел лавового монстра у себя за спиной.
   Мумия в спешке отцепила от алого пояса сразу два чёрных "яблока" и бросила в голема.
   -- Неужели, спец. гранаты закончились? Какая жалость... -- прокомментировал Куня, болтаясь на суку. Подвешенный за штаны, он смотрел на действо внизу, как на театральное представление, и, держа в левой руке кулёк, щёлкал семечки
   Один за другим прогремели взрывы, которые подняли на воздух каменные обломки брусчатки и тучу гравия вместе с землёй.
   Вот только лавовый голем, что был всего лишь иллюзией, нисколечко не пострадал, а продолжил нагонять беднягу Джо.
   Спустя минут пять Джо не выдержал и прыгнул в первый попавшийся куст.
   -- Меня здесь нет, меня здесь нет! -- поговаривала мумия, зарывшись головой в густой куст, словно страус в песок.
   Над площадью рассыпался звонкий смех Куни, который, глядя на забавную мумию, что изображала испуганного страуса, даже выронил из рук кулёк с семечками. Но смеялся он не долго. К нему под дерево прибежала Ириска. Присела на корточки и прислонилась на толстый шершавый ствол.
   -- Гиганты - страшные... -- ковбойка-лиса накрылась зонтом и там задрожала от страха. -- Кю-ю-ю...
   Куня сразу понял, чем ему это грозит. Закачался на суку, пытаясь взглянуть, что же твориться у него над головой в небе.
   Мрачная туча, зацепившись за верхушку дерева, встала на якорь и, словно из дырявого мешка, начала просыпать вниз град со снегом.
   Получая по макушке приличные по размеры градины каждые две секунды, друг завертелся, попытался высвободиться. Не вышло. Тогда он принялся слёзно упрашивать Повелительницу Стихий - Ириску, чтобы та перестала бояться.
   -- Кю-ю-ю... мне страшно! -- выглянула на мгновенье из-под зонта ковбойка-лиса и вновь за него спряталась.
   И град усилился... стал лупцевать Куню так, что тот не знал куда деться. Но вот он приметил над собой скворечник, прикрытый ветками, и без раздумий пробил головой пол птичьего домика. Спустя мгновение довольная моська друга выглянула из круглого окошка скворечника.
   Пернатому семейству, что испугалось и вылетело из домика, такой наглый гость не понравился, и они все вместе налетели на него, принялись клевать его за нос.
   Зеленоглазый друг зажмурился от боли, задергал ногами в воздухе.
   Бедный, бедный Куня и мумия, кстати, тоже! Думаю, пора их спасать. Если хорошенько поразмыслить, то причина всех бед - гиганты, поэтому в первую очередь нужно избавиться - от них!
   Начал откапываться. Самое сложное было высвободить руки от песка, который своей тяжестью не давал и пальцем пошевелить.
   -- "Со мною СИЛА!", -- лёжа выкрикнул ключевую фразу, без которой косичка, подаренная Волчьим клыком Джа-Джангом, не желала делиться своей мощью.
   Одним резким рывком высвободил руки, так что со стороны это выглядело, будто песок взорвался. А после откопал туловище и ноги.
   Встал и призадумался. Так. Насколько помню, Миранелла жаждала увидеть рыцаря. Что ж, тогда стану им! Взялся за дело: надел чёрные кошачьи перчатки и... неосознанно взмахнул правой рукой (Мяу!..).
   Тьфу ты, что я делаю?! Поневоле вспомнился Страж в жёлто-полосатых обтягивающих штанишках, тельняшке и обутый в чёрные башмаки, с забавно загнутыми носками кверху. Именно ему я обязан таким "славным" подаркам...
   Страж с кошачьими длинными усами постоянно улыбался, открыто и простодушно, - только вот глаза у него были хитрыми, хитрыми...
   Ладно, хватит отвлекаться - пора продолжить начатое! Послал импульс силы в перчатки, и по глазам тотчас резанул яркий свет. Словно два маленьких солнышка, перчатки засияли на руках, преобразовываясь...
   Теперь, когда яркий свет погас, они превратились в изящные латные рукавицы с тонкими пальцами. На ладони и на тыльной стороне они сияли ярко золотом, а пальцы притягивали взгляд чёрно-агатовым светом. На костяшках красиво сверкнули гранённые тёмно-красные рубины. Класс! Вот это другое дело! А то в своей начальной форме перчатки выглядят как чёрные кошачьи лапы. Фи!..
   Так. На чём это я остановился? Ах да, я же хотел стать рыцарем. Тогда для начала сделаю рыцарский шлем! Мысленно дал команду перчаткам, чтобы у эластита было свойство, как у теста, и принялся выпускать его на землю. Эластит выходил из ладони жёлтой лапшой и мягко, беззвучно опускался на каменную брусчатку.
   Принялся лепить из него шлем. Так-с, сделаю-ка его мощным на вид! Минут через пять он был готов. Нда, на вид-то, действительно, мощный. Только... больше похож на ведро!
   Приделал ему сверху красивый гребень. Отлично-отлично!..
   Забрало не стал делать, а оставил узкую щель для просмотра. Так-с, а теперь последний штрих! Положил ладони на шлем, закрыл глаза и мысленно приказал эластиту отвердеть. Перед внутренним взором энергия, необходимая для этого, начала исходить из перчаток, что сияли, как два маленьких солнышка. Может быть, так и выглядят Источники силы - про которых говорил Куня? Вгляделся в себя, но родного Источника так и не увидел. Эх, невезуха... А ведь у каждого Иного есть такой Источник, благодаря которому они могут творить волшбу, клановые техники. Ну, буду надеяться, что и у меня когда-нибудь появиться подобный, а иначе как мне удастся пробудить Метку Демона?! Ну, или хотя бы на время задействовать и испытать её силу!
   Открыл глаза. Ура!!! Получилось! Эластит застыл и теперь передо мной лежал настоящий шлем (правда, жёлтый). Интересно, а насколько он прочный? Со всей силы стукнул по нему кулаком в латной перчатке, а на нём и царапины не осталось. Замечательно!
   Так, что у нас там на очереди - доспехи?.. Да ну их! Возиться с ними... да ещё и облачаться в них одному, думаю, будет нелегко. Лучше создам МЕЧ! Сделаю его огромным - трёхметровым!
   Спустя какое-то время уже сжимал обеими руками огромный обоюдоострый меч с прямым клинком, где с обеих сторон была волнообразная режущая кромка лезвия, а гарда в виде острого полумесяца смотрела обоими концами вверх. Удлинённая рукоять с продольными рельефными рёбрами оканчивалась крупным круглым навершием, на которой я изобразил свой знак - свободно парящую птицу с широко расправленными крыльями.
   Гвоздь мне в тапок! Тяжёлый-то какой... Стреловидное утолщение на конце меча качалась из стороны в стороны по широкой амплитуде (хоть ветра и не было!). Кажись, я перестарался и сотворил прямо-таки гигантский клинок! Такое ощущение, будто держу в руках целое дерево (а не меч!).
   Надо побыстрее сразиться с созданиями ведьмочки и одолеть их! Иначе не удержу в руках меч и позорно его уроню...
   -- Эй! -- громко окликнул я ходячие миражи гигантов. -- Идите ко мне! Щаз буду рубать вас на тонкие ломтики...
   Миранелла, которая только что сидела и болтала ножками, вскочила на кресло и радостно захлопала в ладоши. Пуф-пуф-пуф... Такие приглушённые звуки получились из-за перчаток, напоминающих миленькие звериные лапы.
   -- Нья-ха-ха, рыцарь, рыцарь! -- запрыгала от безмерного счастья ведьмочка в детском светло-синем комбинезоне.
   Потом смутилась, кашлянула в мягкий кулачок и приняла грозную стойку.
   -- Аля-ля-ля... рыцарь с серебристой косичкой бросает вызов самой ведьме Миры?..
   Что? С косичкой? Ах да... но она не моя! Её наглым образом прилепил к затылку Джа-Джанг!!! И она - вот зараза! - взяла и намертво приросла к голове. И потом... неужели нельзя было обрати внимание на мощный и красивый шлем, который я с таким усердием ваял?! Ну, или на опасный и огромный меч у меня в руках?!
   Словно услышав мои мысли, Миранелла похвалила:
   -- Однако, смельчак! -- она уважительно покивала головой, и остроконечная шляпа сползла ей на глаза.
   Щёчки у ведьмочка покраснели от смущения.
   -- Мои верные слуги, растерзать его! -- отдала Мира команду и указала на меня пальцем (а сама тем временем с трудом пыталась снять шляпу, которая закрыла лицо).
   Лавовый голем-великан, такого же роста ящероподобный динозавр, циклоп с дубиной в руке, и склизкая улитка без ракушки на спине горящими глазами уставились на меня. Медленно и неотвратимо начали надвигаться...
   -- Эй, вы! -- окликнул я монстров. -- Вас много, а я один! Так что... в очередь в очередь, пожалуйста!
   Чудища переглянулись ...и стали выстраиваться в очередь.
   Первым напал лавовый голем: поднял огромную ручищу и, разбрызгивая в разные стороны капли лавы, опустил жёлто-оранжевую пылающую пятерню.
   Я отпрыгнул вправо и взмахнул тяжёлым мечом с прямым клинком, но с двухсторонним волнообразным лезвием. Острая сталь прошла сквозь лаву и нисколечко не навредила голему. Ну да, конечно, это же иллюзия! О каком уроне может идти речь. Вон даже меч не пострадал!
   Оглянулся на ведьмочку.
   -- И где же достоверность? -- с намёком указал взглядом на голема.
   Миранелла, которая сидела гордой осанкой в реактивном кресле, стушевалась. Искоса поглядывая на меня, лихорадочно думала, как её быть.
   Внезапно лицо ведьмочки засияло от озарения.
   -- Рыцарь, берегись! Сзади на тебя едет поезд, -- предупредила она меня от надвигающей опасности.
   И глазки такие честные-пречестные... что рядом с её лицом даже звёздочки засверкали от такой честности.
   Ладно... сделаем вид что поверил. Обернулся назад. Конечно же, там ничего подобного не было. Вновь взглянул на голема. Ого, да у него уже и руки нет! Лихо.
   Подмигнул ведьмочке. Та стушевалась, отвела взгляд в сторону и засвистела (мол, это ни я, - от него рука сама сбежала!).
   После этого я вмиг разобрался с лавовым големом, - в высоком прыжке рубанул наискось по его туловищу.
   А вот с циклопом пришлось повозиться: он отбивал мои удары каменной дубиной. Ядрёные орешки! Как такое возможно!.. Он же мираж, иллюзия!!! Почему удары не проходят насквозь, как это было с големом?!
   В конце концов, мне удалось его одолеть: поднырнул ему под руку с дубиной и воткнул меч в грудь.
   Взорвавшись фонтаном из разноцветных искр, голем из лавы исчез.
   Передохнуть мне не дали. Сразу же напал ящероподобный динозавр и огромной массивной зубастой челюстью, как у крокодила, перекусил меч.
   Вай-бай-ай!!! Что здесь происходит?! Неужели, чем дольше сражаюсь с миражами, тем реалистичней они становятся?! Тогда пора с этим заканчивать! Рубанул клинком (который укоротился аж в два раза!) по шее динозавра и тотчас прыгнул в разноцветные искры, что ознаменовали кончину доисторического зверя, и напал на последнего врага - улитку!
   Та метко плюнула в меня мерзкой слизью. Фу-у-у... ну и гадость! Теперь я был с головы до ног облеплен зелёной слизью, которая, к тому же, жуть как воняла. Против таких атак ни огромный меч, ни доспехи (в моём случае от них только шлем!) не помогут. Так нечестно!!!
   А эта ползучая зараза плюнула ещё одним мерзко-зелёным сгустком ...и попала!!!
   Так, надо успокоиться. Это же всего лишь иллюзия! Закрыл глаза и представил, что не облеплен желеобразной зелёной слизью и полностью свободен, и ничто не мешает моим движениям.
   Блин, не получается... Воняет!
   Ладно, придётся терпеть. Открыл глаза и чуть не хлопнулся в обморок: я был не просто облеплен слизью, а находился внутри целого кома зелёной мерзости размером с дом!
   "Это всё иллюзия, это всё иллюзия...", -- уговаривал я себя, продвигаясь с трудом вперёд, словно идя сквозь толщею воды.
   Рубить слизь было бессмысленно (не помогало!), поэтому, направив прямой клинок с волнообразной режущей кромкой вперёд, наподобие пики, я шаг за шагом приближался к огромной улитке, которая всё плевала и плевала зелёные желеобразные сгустки...
   Ура, мне удалось! Я проткнул её!!!
   И слизь, и улитка взорвались разноцветными искрами, да так ярко - что чуть не ослеп!
   -- Я ПОБЕДИЛ!!! -- радостно закричал и потряс в воздухе огромным мечом. -- Ну как тебе, о великая ведьма Миранелла?! -- польстил я девчонке и стал её искать глазами.
   Она как-то странно стояла на реактивном кресле, что находилось высоко в воздухе где-то на уровне макушки двухсотлетнего дуба, и безжизненно смотрела перед собой. Создавалось такое впечатление, будто у неё душу вынули...
   Неожиданно её руки безвольно опустились, тело накренилось вперёд, и, сорвавшись с края кресла, ведьмочка полетела головой вниз...
   У меня пронеслась сотня мыслей, пока она падала. Почему так произошло?.. Я ведь просто хотел поддержать её игру в ведьму. Она не должна умереть! Что я скажу Лучьяне?.. Я ведь пообещал, что непременно отыщу её младшую сестрёнку и, если надо, спасу! Мне никогда не забыть с каким взглядом Лучьяна тогда смотрела на меня, - в нём было столько надежды и веры, что именно я... СПАСУ МИРУ!
   Тревога, беспокойство и даже отчаянье - снежной вьюгой налетели на меня, окружили... стали кусать душу жгучим холодом, вымораживать всё нутро...
   Я успел поймать Миранеллу на руки, но её тело было обмякшим... и она совершенно не двигалась...
  

2 Глава. Обезглавленные рыцари.

   Уткнувшись лбом в холодное стекло, я глядел в хмурое ночное небо из окна последнего этажа гостиницы. Неожиданно вспомнился разговор между мной и Лучьяной, на втором этаже салуна. Тогда голубоглазая красавица поведала мне свою тяжёлую историю о том, как Иные из Ордена Изменённых похитили её сестрёнку для опытов, и она не смогла их найти сколько бы ни искала...
   Мне никогда не забыть, сколько боли было у неё в глазах... как она переживала, тосковала по любимой сестричке... как невыносимо страдала... как всем сердцем желала вновь встретиться с ней, крепко обнять и больше никогда, никогда НЕ РАЗЛУЧАТСЯ!!!
   Я отлепился от стекла и повернул голову в сторону кровати. При тусклом свете догорающей свечи сладко посапывала Миранелла, лёжа на спине. Её нога в полосатом красно-белом гольфике торчала из под одеяла, а обе руки (без звериных лап-перчаток, которые я снял) были раскинуты по разные стороны.
   Хвала небесам, что с ведьмочкой ничего страшного не произошло! Тогда, двумя часами ранее, когда я на площади держал на руках Миру и отчаянно за неё переживал. Ко мне подошёл Куня и ободряюще похлопал по плечу.
   -- Не волнуйся, Среброкрыл, она всего лишь потеряла сознание от чрезмерного усилия при использовании Силы Иного.
   Я облегчённо вздохнул: "Слава богу!". Однако через минуту встревожился:
   -- Но она же человек! Откуда у неё эта Сила?! -- повернув голову в пол-оборота, взглянул на друга.
   Куня шагнул ближе и слегка обнюхал ведьмочку.
   -- Ты прав, она человек. Но вот её левый глаз... -- он указал пальцем на белесый шрам у закрытого века. -- Его явно ей пересадили и... это глаз Иного. Может быть, именно поэтому она способна использовать волшебную Силу.
   От взрыва гнева я с силой стиснул зубы. Эти ТВАРИ всё-таки ставили над ней опыты!..
   Звякая шпорами, к нам подошла Ириска.
   -- Среброкрыл, с ней всё в порядке? -- обеспокоено спросила ковбойка-лиса, и в её золотистых очах виднелась тревога за Миранеллу.
   За меня ответил Куня:
   -- Да, но ей не мешало бы поспать хорошенько, -- друг взглядом указал на мои руки (мол, не на руках же!).
   Я завертел головой по сторонам.
   -- Давайте, найдём гостиницу и там переночуем.
   Друзья со мной согласились, и мы было направились её искать, как вдруг... позади нас раздался страшный грохот. Неприступные створки Врат, через которые наша команда протиснулись в город, взорвались массивными осколками...
   С пылающими очами вовнутрь ворвалась Пламевласка, держа огромные палаши в руках.
   -- Ха! -- издала мечница жуткий утробный рык. -- Где моя добыча! Где монстры!!!
   Куня по глупости брякнул:
   -- Нету их уже, опоздала ты!
   Мечница взглянула на него, как на врага народа, ...и налетела на бесшумного убийцу сплошным смерчем из стали.
   Зеленоглазый друг с кошачьими глазами усмехнулся и, помахав нам на прощание ручкой, плюхнулся в собственную тень.
   -- Не уйдёшь!!! -- взревела Пламевласка и промчалась мимо нас...
  
   ...Я вырвался из пучины воспоминаний. Надеюсь, Пламевласка и Куня найдут нас и переночуют в этой пустынной гостинице (а не будут носиться друг за другом всю ночь напролёт!).
   Кстати, когда мы с ковбойкой-лисой только зашли в приёмный зал с лестницей на верхний этаж, то удивились полному отсутствию людей. Нам потребовалось минут двадцать, чтобы облазить всю гостиницу, но мы так и не встретили ни одной живой души. Может быть, этот город и вправду проклят?..
   Ириска побоялась уснуть одной в комнате этой странной гостинице, и поэтому мы выбрали самые большие апартаменты, и устроились там втроём. Ковбойка-лиса на роскошном ложе справа, Миранеллу уложили на кровать с длинными резными ножками слева, а я устроился посередине. На ковру!!!
   Итить, ну почему здесь нет третьей кровати! Эх, невезуха...
   Снова попытался уснуть на полу, прилёг. Но сон никак не шёл. Ворочался, ворочался... а всё бестолку, сна ни в одном глазу! Эх, как я не люблю страдать бессонницей!..
   Поднялся на ноги, подошёл к окну и вновь прилепился к стеклу.
   Спустя какое-то время, когда уже пересчитал все фонарные столбы, что освещали всего лишь несколько метров вокруг... аккуратные домики с треугольными крышами, темнеющие в ночи мрачными силуэтами... и клумбы под окном гостиницы, неожиданно раздались тяжёлые шаги, которые сопровождались металлическим гулом... Из проулка, в сотни метрах слева, начала выходить толпа людей. Покамест были видны их тёмные силуэты, но, судя по мощным габаритам, можно догадаться, что это стражники в доспехах.
   Но чего их так много? Да и ещё в пустынном городке. Боятся кого-то?..
   Вот они достигли одного из фонаря, и неяркое сияние осветило цельнометаллические доспехи... БЕЗ ЩЛЕМОВ, БЕЗ ГОЛОВ!
   Я обомлел. Ни хрена себе!!! Куда они головы-то девали?! И вообще, люди ли это?..
   Присмотревшись, заметил, что у них всё-таки есть головы, но... они их держали в руках!!! А кто-то даже под мышкой...
   Да что здесь происходит?! Это же люди, ...но без голов!!! Вернее обезглавленные люди. Но как они остались при этом живы?! И до сих пор в здравии! Как такое возможно!!!
   И тут я вспомнил надпись на ржавой, покосившейся табличке, прикреплённой к вратам при входе в город, - там ведь было приписано кровью: "в Проклятый город...".
   Ё-моё, да что нас ожидает здесь!!!
   Безголовые стражники в цельнометаллических чёрных доспехах с ярко-красным тюльпаном, изображённым на груди, вскоре собрались вокруг своего начальника. Они окружили его плотной группой и слушали приказы. Командир с пышными усами (которые настолько сильно выросли в длину, что были завязаны в бантик!) стоял прямо под фонарным столбом и грозно им что-то выговаривал. То ли подчинённые попались непутёвые, то ли командир быстро выходил из себя, но спустя минуту его голова в массивном шлеме, с витым рогом спереди, начала подпрыгивать от гнева на золотой тарелке, которую он держал обеими руками.
   "Ну, всяко лучше, чем сжимать её под мышкой!", -- подумалось мне.
   Окно, к которому прижимался лбом, было круглым - с полметра в диаметре, и открывалось только полностью. Я потянул за гладкую ручку вверх и приоткрыл его, чтобы услышать, чем же так недоволен главный стражник (если, конечно, они действительно стражники...).
   Зашевелились занавески, - в комнату ворвался тёплый ночной ветерок, который нёс в себе освежающий запах озона, предвещая дождь...
   Теперь благодаря приоткрытому окну я смог расслышать гневную тираду командира:
   -- Болваны! Вы обошли целый квартал, но так и не нашли ни одного жителя. Совсем одурели! Как я смогу показаться с пустыми руками... перед НИМ! -- командир указал пальцем вверх и опасливо обернулся, развернув корпус таким образом, чтобы голова, которая лежала на тарелочке на уровне пояса, смогла увидеть - нет ли кого-нибудь сзади.
   Убедившись, что поблизости нет того, кого он боялся, развернулся обратно.
   -- Болваны! Чего уставились? Ищите очередную жертву! Иначе нам не видать своих тел! -- рявкнул командир на окружающих его подчинённых и отвесил пендель ближайшему из них.
   По улице прокатился звонкий гул пустых лат...
   А в это время из ворот дома, что находился сотнях метрах от слева от группы чёрных латников, вышли двое неизвестных. Они покинули не просто дом, а настоящую загородную виллу, с изящной и просторной лоджией на втором этаже, красивой конусообразной крышей и с фонтаном во дворе, который нежно журчал в ночи.
   Неспешной походкой два тёмных силуэта шли по улице.
   -- Хэй, и почему там не оказалась принцессы?! -- прорычал недовольно один из них.
   -- Найдём! Не сегодня так завтра, -- ушёл от вопроса второй, говоря низким вибрирующим голосом.
   Они миновали фонарь, который их осветил.
   Итить-колотить, да это же Джа-Джанг! И его ...товарищ?
   Рядом с волком-копейщиком шёл некто, укутанный в тёмный плащ-дождевик, однако облегающая ткань не могла утаить его крупную фигуру. На голове у незнакомца была соломенная шляпа, широкие поля которой отлично скрывали лицо.
   Ты смотри, какой скрытный тип!..
   Эти двое шли так, словно и не замечали группу чёрных латников впереди них, а вот они их сразу же приметили.
   Командир отряда обвёл взглядом подчинённых.
   -- Болваны! Вот наша возможность не попасть в немилость к Повелителю!.. Вперёд, схватить их!!! -- рявкнула голова, лежащая на золотой тарелочке.
   Когда те умчались, громко топая ногами, он стал нервно кусать один из кончика уса, завязанного в бантик.
   Группа безглавых чёрных латников быстро достигла "невезучих".
   Джа-Джанг изумился, словно только заметил. Но затем улыбнулся радостным оскалом хищника...
   -- Хэй! Теперь-то я понял смысл выражения "внезапно свалившегося счастья"! -- он снял солнцезащитные очки с чёрными стёклами и бросил их своему попутчику.
   Мелькнуло тёмное очертание мощной нечеловеческой руки из-под плаща-дождевика, и очки исчезли в недрах непромокаемой ткани.
   -- Йори-йори... -- вздохнул тот с таким тоном - мол, он опять за своё! -- Давай не затягивай! Нас поиски ждут.
   Но Джа-Джанг его даже не слушал, он вынул из внутреннего кармана белоснежного плаща охапку леденцов и вместе с палочками засунул в рот.
   На ночной улице раздался громкий хруст...
   Когда Джа-Джанг доел леденцы вместе с палочками, то он тотчас сузил жёлтые волчьи глаза, глядя на группу опешивших чёрных латников.
   Внезапно вокруг волка-копейщика забушевало почти видимое дикое пламя жажды боя, и он громовым голосом приказал:
   -- Хэ-эй! ОБНАЖИТЕ КЛЫКИ, ПОВЕСЕЛИМСЯ... -- Джа-Джанг по-хищному оскалился, и его шрам, пересекавший правый уголок губ, не предвещал противникам ничего хорошего...
   Волк-копейщик в меховой безрукавке и белом плаще крикнул: "Ха-ча!" и с хлопком соединил ладони перед грудью.
   Земля дрогнула, пошла трещинами... и из глубинных недр наружу показались острые костяные копья, которые мгновенно вытянулись в два человеческих роста и оградили Джа-Джанга полукругом - угрожая всем, словно ощерившиеся клыки...
   Один из чёрных латников обернулся к командиру.
   -- Это... а можно мне пойти домой?.. -- и, точно стеснительная девочка, стал ковырять острым железным носком землю.
   Все обалдело на него уставились...
   Командир громко рявкнул:
   -- Болван! Нет, конечно! -- и его пышные усы, завязанные бантиком, гордо качнулись несколько раз.
   Джа-Джанг счастливо рассмеялся:
   -- Хия-ха-ха!!! -- и, высунув язык от безумной радости, начал швырять в них костяные копья, один за другим...
   Вскоре в ряду противников образовалась прореха, в которую волк-копейщик тут же ворвался.
   Когда он достиг центра группы, то на секунду остановился... а затем, нанося грады ударов, закружился бушующим ураганом...
   Тяжёлые чёрные латники разлетались от него, словно щепки...
   Вот один из них стремительно вылетел из гущи сражения, словно ядро из пушки, и воткнулся в крошечное чердачное оконце ближайшего дома. Латник забавно стал болтать ногами в воздухе, пытаясь освободиться...
   Другого по дуге закинуло на крышу соседнего дома, где он застрял в дымоходе...
   Пузатый "счастливчик" воткнулся в стену, так что наружу остались торчать лишь его ноги...
   Джа-Джанг веселился долго... пока пространство вокруг него, радиусом в метров пять, не опустело. Все стали избегать бешеного берсерка.
   Волк-копейщик усмехнулся, крутанув копьё в руках.
   -- Хэй, вы что - испугались?!
   Заместитель командира чёрных латников выдвинулся вперёд и, важно держа свою голову обоими руками перед грудью, ответил:
   -- Да что мы испугались?! Что за чушь! Мы просто это... -- он оглянулся на своих подчинённых.
   Они медленно-медленно отступали назад.
   Зам. командира, с красным гребешком на шлеме, как у петушка, развернулся обратно и бесстрашно взглянул в жёлтые волчьи глаза Джа-Джанга.
   -- Мы отдыхали, вот! Но сейчас мы тебе покажем! -- он закинул руку за спину, со щелчком освободил массивную рукоять боевого топора от держателей и направил широкое полукруглое лезвие на Костяную Маску Джа-Джанга
   Видя прекрасный пример для подражания, все остальные воспылали духом и с металлическим лязгом встали на изготовку. Кто с мечом в руках, кто с боевым молотом, а кое-кто отважно сжал кулаки, решаясь биться в рукопашку. Хотя почти все видели, как лезвия мечей ломались о голую шею волка-копейщика, а его удары основанием копья, оставляя чудовищные вмятины, почти пробивали толстую броню.
   Зам. командира оглядел всех, довольно погладил свой гребешок на шлеме ...и стал медленно пятиться назад. Мол, воевать - не командирское дело!
   Чёрные латники ошарашено выпучили на него глаза... а кое-кто даже выронил оружие из рук.
   Немую сцену прервал Джа-Джанг:
   -- Хэй! Кильки в банке, продолжим веселье! -- радостно оскалился волк-копейщик и, припав на одно колено, прижал руки к кирпичной мостовой.
   От такого резкого движения белоснежный плащ у него за спиной встрепенулся и мягко опал на землю.
   Волчьи глаза сверкнули в ночи жёлтым холодным отблеском, и Костяная Маска Джа-Джанг проревел:
   -- "Лес копий!"
   Пронзая кирпичную мостовую, словно бумагу, сотни костяных копий устремлялись ввысь, прорывались наружу. Они вырастали из-под земли под разными углами, и выглядело это так, будто вся мостовая встопорщилась острыми иглами.
   Кого-то пригвоздили к зданию... и те в порыве бессилия, оттого что не могли освободиться, били изо всех сил по стене... Кому-то пришпилили к земле ступни, и те не могли сдвинуться с места, сколько бы не пытались...
   А вот кое-кому совсем не повезло... снизу вверх - под прямым углом, белое костяное копьё попало в зад!
   -- А-а-а!!! -- смуглый воин, по прозвищу Шоколадка Дэни, от страха побледнел, как девушка, которая увидела приведение, и стал БЛЕДНОЛИЦИМ!..
   Его голова в шлеме, которую он выронил, лежала на земле и рыдала кровавыми слезами!!!
   -- Только не на кол, только не на кол!!! -- в ужасе кричал несчастный Дэни и, отдав команду телу, изо всех сил пытался вынуть инородный предмет из... но у него не получалось!!!
   Чёрные латники, увидев такую жестокую расправу, запаниковали...
   Кто-то, схватив свои головы под мышки, умчался вдаль... улепётывая со всех ног, обгоняя ветер и поднимая столб пыли...
   Другие, самые умные, попадали на землю... и старательно изображали мёртвых.
   У остальных же подкосились ноги, и они с лязгом бухнулись на колени.
   -- Сдаёмся!!! -- кричали "бесстрашные" латники, подняв руки вверх.
   Волчий клык Джа-Джанг недоумённо приподнял правую бровь
   -- Хэй, кильки в банке, вы совсем ополоумели?! Мы ж только начали! -- он возмущённо пошевелил кончиками волчьих ушей, что стояли торчком, пронзив чёрную широкополую шляпу.
   Чёрные латники от ужаса чуть ли не попадали в обморок... всей толпой!
   -- Помилуйте нас! Пощадите!!! -- крикнул один из железнобоких (который всё просился домой!) и на коленях просеменил вперёд. -- Пожалуйста, отпустите нас... мы больше так не будем! -- жалобно прохныкал чёрный латник, самый "маленький" среди них... размером со шкаф!!!
   Только после слов латника, я вспомнил, что это они напали первыми... искали какую-то там жертву. Но Джа-Джангу на это плевать. Он сам на всех нападает! Чтобы "повеселиться"...
   Тем временем чёрные латники громко били поклоны, прося пощады...
   Волк-копейщик озадаченно чесал затылок, и широкополая шляпа потихоньку съезжала ему на глаза. По его лицу было отчётливо видно, что ему мало! Хочется ещё! Но и противников ему стало ...жалко!
   Его желания, чувства хаосом роились, меняли полярность... И он - то злобно ухмылялся и выпускал изогнутые когти... то задумчиво поднимал лицо к ночному небу и чесал подбородок... то расстроено взмахивал рукой - мол, глаза бы мои вас не видели, и когда они вскакивали на ноги, он неожиданно вспоминал, что это его добыча! И негоже их так просто отпускать!
   Вот так вот Джа-Джанг метался в поисках верного решения, а чёрные латники то бухались на колени, то радостно, что их отпускают, вскакивали на ноги...
   Неизвестно сколько бы это длилось и чем в итоге закончилось, но неожиданно послышался шум от топота множества ног...
   Из проулка выбежала очередная "партия" чёрных латников.
   Бедняги, что стояли на коленях перед волком-копейщиком, облегчённо вздохнули... Теперь-то их оставят в покое! На какое-то время...
   Джа-Джанг, когда увидел ещё одну группу безголовых, аж подпрыгнул от радости! Веселье продолжается!!!
   Новоприбывшие не успели и глазом моргнуть, как их пришпилили к стенам домов, словно бабочек...
   Один из них, раскинув руки в раскорячку, застыл в нелепой позе.
   -- За что!!! -- возмущённо воскликнула голова в рогатом шлеме, висевшая у него на поясе, точно брелок. -- Мы же ещё ничего не сделали!
   Послышались гулкие шаги. Неизвестный, что был укутан в плащ-дождевик, проходя мимо Джа-Джанга, на миг остановился и осуждающим тоном произнёс:
   -- Хватит забавляться, пошли. Нам надо найти принцессу, -- отдал ему чёрные очки и медленным шагом направился по брусчатой дорожке вдоль длинной улице.
   Волк-копейщик напоследок обвёл взглядом всех латников, и звериные жёлтые глаза скрылись за солнцезащитными очками. Неспешным шагом он последовал за незнакомцем.
   Неожиданно Джа-Джанг остановился и почесал затылок.
   -- Хэй, а ведь битва с Среброкрылом была горазда веселей, чем с этими "консервными банками"! Повторить бы... -- он обернулся через плечо и посмотрел на моё окно.
   Да ну тебя на фиг!!! Не надо мне больше такого "веселья"! Я резко отошёл от окна и простоял так несколько минут, а когда снова подошёл и взглянул на улицу, то Джа-Джанга там уже не было. Фу-у-ух... слава богу, ушёл!
   Чёрные латники начали освобождаться от копий. Тем, кто был пришпилен, помогали те, кто не пострадал или уже освободился.
   Какое-то время я за ними понаблюдал, но потом зевая во весь рот отправился спать. Улёгся на тёплый и мягкий ковёр (кровати-то были заняты!) и вскоре уснул.
  
  
   На вершине могучего и высокого утёса темнела мрачная цитадель. От неё исходили такие волны непередаваемого ужаса, что мелкие грызуны, пытавшиеся приблизиться к ней, умирали от разрыва сердца, от страха... Своего часа ожидали многочисленные стервятники, что кружили в вышине... но и они держались на расстоянии, подлетая лишь к хладным трупикам.
   Непроницаемая, тяжёлая туча, накрыв вершину цитадели, словно покрывало из тьмы, не давала ни единому лучику света пробиться и попасть на каменные округлые стены. Из узких оконцев, заделанных толстыми прутьями решётки, раздавались крики, полные боли и отчаянья... Узники, которых держали в подвалах цитадели Ордена Изменённых, не выдерживали непереносимых мук от этих бесконечных опытов, проводимых на них. Они кричали во всё горло от боли... бились затылком о твёрдое, железное изголовье... пытались вырываться из стальных оков, но всё было тщетно...
   ОТЧАЯНЬЕ... ОТЧАЯНЬЕ... ОТЧАЯНЬЕ царило в цитадели Ордена Изменённых для тех, кого поймали из различных городов, деревень и стран, которых выбрали не случайно, а по воле Профессора Горыныча, чей злой, непредсказуемый и дьявольски гениальный ум, работал лишь на то, чтобы осуществить ранее невозможное, но путём запрещённых опытов, причиняя непередаваемые страдания людям, которых поймали. Его жертвы под острым скальпелем желали смерти, как избавление от мук, но он им этого не давал, а достигал своей цели...
   Глубоко в недрах цитадели, на одном из самых нижних этажей - под землёй, в одной из лабораторий Горыныч проводил очередной опыт.
   -- Не надо! Прошу... умоляю!!! -- с ужасом на лице жертва - полноватый мужичок средних лет, слёзно взывал к милосердию, стоя на пороге лаборатории. Он, растопырив руки, упирался в дверной проём, сопротивлялся помощникам профессора, которые толкали его в спину, чтобы тот зашёл во внутрь помещения.
   Горыныч в ответ на просьбу жертвы лишь улыбнулся змеиной улыбкой... а толстячка кто-то сзади очень сильно толкнул, так что он влетел в лабораторию и распластался холодном кафельном полу. К нему подошли два здоровых помощника в тёмных балахонах, лица которых скрывали накинутые капюшоны, и одновременно, рывком подняли того на ноги.
   -- Прошу, отпустите! Не мучайте меня!.. Я больше не выдержу этой боли!!! -- закричал толстячок и начал вырываться из цепких, сильных рук.
   Помощники в балахонах, на спинах которых изображался знак Ордена Изменённых - фруктовое дерево, растущее на вершине холма, и множества человеческих костей, черепов, что были обильно усыпаны на земле над вспученными корнями, без особых усилий тащили сопротивляющуюся жертву к операционному столу.
   Толстячок в полосатой робе упирался пятками в скользкий кафель, вырывался изо всех сил... кусал помощников, но те из-за толщины балахонов совсем не ощущали укусов и непреклонно вели его к прямоугольному столу.
   -- Стойте, не надо!!! -- заорал он во всё горло, когда они уложили его на операционное ложе и защёлкнули на руках и ногах круглые стальные фиксаторы, тем самым крепко приковав к плоской поверхности.
   Яркий свет прожекторов над операционным столом слепил глаза... Толстячок в полосатой робе с трудом разглядел, как над ним кто-то наклонился.
   Тёмный силуэт, рассматривая его, поправил очки, и белый свет отразился на стёклах.
   -- Тро-ло-ло... чего ты так трясёшься?! Боишься? Зря! Ведь благодаря мне ты получил силу Иного! А незначительная боль во время опытах - ерунда, по сравнению с возможностью получить способности Иного! И стать равным им!
   Толстячок хотел что-то сказать, но тёмный силуэт заклеил ему рот клейкой лентой.
   -- И не надо тут кричать, - я и так почти оглох, -- пожаловался профессор в белом халате и погладил лысую голову толстячка, на которой после первого опыта начали расти рога, и сейчас они походили на маленькие рожки козлика. -- Тро-ло-ло, какой я молодец! -- похвалил он сам себя. -- Искусно пересадил, и даже жертва в живых осталась!
   Профессор Горыныч начал присоединять к нему различные провода, которые тянулись к большой трансформаторной будке возле стены.
   -- Ты знаешь, Молненосцы - Иные с такими рогами, которые я тебе пересадил, в схватках генерируют электрические разряды и превращают их в смертельное оружие! -- просвещал жертву дьявольский доктор. -- И конечно же, эти рога дают хозяину полный иммунитет к электрическим разрядам!
   Дьявольский доктор присоединил последний провод к телу жертвы и улыбнулся холодной улыбкой.
   Толстячка обуял ужас... он задёргался, засучил ногами по белой простыне...
   Зрачки змеиных глаз Профессора Горыныча в предвкушении опыта довольно сузились. Он тряхнул головой, и крохотные колокольчики на кончиках его волос звякнули.
   Толстячка стало колотить от страха... холодный пот градом покатился по лицу... а глаза от ужаса начали вылезать из орбит... Услышав пугающий звон колокольчиков, он понял - спасенья нет!
   Профессор Горыныч с шумом дыхнул, и из его рта вырвались язычки пламени.
   -- Ну что ж, начнём! -- он на секунду в экстазе закрыл глаза со змеиными зрачками... а когда открыл, то опустил рычаг.
   Трансформаторная будка загудела... запахло палённой изоляцией и с треском снопы электрических разрядов стали вырываться наружу. Именно в это мгновенье профессор опустил второй рычаг, и смертельно опасное электричество помчалось по проводам к жертве.
   Человек, прикованный к операционному столу, выгнулся дугой, сжав руками белоснежную простынь, и из прокушенной губы, заклеенной лентой, потекла кровь... Он кричал от боли, но из-за заклеенного рта раздавались лишь заглушённые вопли...
   Профессор Горыныч задумчиво смотрел на агонию жертвы и изредка выдыхал язычки пламени. Ему было не понятно почему эксперимент не удаётся. По идеи, разряд не должен был подействовать на толстячка.
   Забывшись, Горыныч задумчиво почесал голову, когда выдыхал, и искры пламени, что вырвались при этом у него изо рта, перескочили на рукав халата.
   -- Вот же чёрт! Опять?! -- изумился Горыныч, глядя на горящий рукав в нескольких местах. -- Ай-ай-ай... -- затряс он обожжённой рукой.
   Спустя несколько минут ему удалось потушить пламя. Но теперь его рукав, прожжённый в нескольких местах, представлял собой жалкое зрелище.
   Профессор деловито полез левой рукой в широкий и глубокий карман халата, вытащил оттуда иголку с нитками, ножницы и ткань от бывшего халата. Положив всё это на рабочий стол, возле которого стоял, он привычными движениями начал пришивать заплатки на рукав. И судя по халату, щедро усыпанного разноцветными заплатками, делать ему это явно не впервой.
   -- Уже всё? -- удивился Горыныч, глядя на рукав, на котором более не осталось ни одной прожжённой дырки. -- Тро-ло-ло! Хочу ещё чего-нить заштопать!
   От усердных поисков дырявых вещей в стерильно-белой лаборатории, наполненной колбами и ретортами, профессора отвлёк громкий и даже какой-то панический стук в дверь.
   -- Терли-терли-бом! Гость пришёл в мой дом! -- от радости Горыныч заговорил стихами. -- Входи, входи... дорогой! -- по-змеиному прошипел он.
   С лёгким скрипом белоснежная дверь, которая полностью сливалось со стеной, раскрылась, и в лабораторию вошёл в тёмном балахоне испуганными мелкими шажками подчинённый профессора.
   Горыныч очень внимательно осматривал его с головы до пят. Искал взглядом на балахоне ...дыры, которые можно было бы заштопать! А лучше всего пришить заплатку.
   Ощущая на себе пристальное внимание змеиных глаз профессора, подчинённый затрясся от страха.
   -- М-м-мастер, -- дрожащим голосом обратился тот к дьявольскому доктору, -- образец номер 5874... -- его голос сорвался и он на минуту замолчал, -- с-с-сбежал!
   Подчинённый испуганно сжался, после сказанного.
   Всё благодушное настроение Горыныча испарилось вмиг. Он взглянул на вестника вертикально сузившими змеиными очами, и из его рта с дыханием начали вырываться язычки пламени...
   -- Что ты сказал? -- навис он над ним. -- один из удачных образцов - сбежал?!
   Его огненное дыхание прошлось по накинутому на голову капюшону подчинённого, и тот затлел... Но бедняга боялся даже шелохнуться.
   -- Немедленно поймать беглянку!!! -- рявкнул Горыныч, и если бы не спасительный капюшон, то пламя непременно бы опалило лицо бедняги.
   Подчинённый задом попятился к выходу... И когда он, приблизившись, не глядя нащупал рукой дверь, профессор :
   -- Хотя постой! Нельзя доверять это дело таким болванам как вы! Передай Черепу, чтобы этим занялась его команда. И ещё, если он посмеет вернуться в цитадель без неё, то адский жар покажется всем вам теплым ветерком, по сравнением с моим пламенем! -- и он выпустил струю огня.
   Подчинённый успел выскочить в дверь и отпрыгнуть в сторону.
   Огненный таран с лёгкостью прожёг и дверь, и несколько стен, которые попались по пути... Но парень в балахоне этого не видел, он со всех ног мчался к капитану команды Цербер, чтобы передать приказ.
  
   ...По очень крутому и опасному склону утёса, на вершине которого стояла мрачная цитадель, второпях спускалась испуганная до смерти девочка. На лице у неё был ужас, и до сих пор ей не верилось, что удалось сбежать из лап дьявольского профессора.
   В изорванной одежде, босая... она, стиснув зубы от боли, спускалась вниз, наступая на острые камни и оставляя за собой кровавый след, который смывал дождь. Девочка на миг остановилась, убрала намокшую прядь с лица и, подгоняемая страхом, чуть ли не бегом продолжила спускаться.
   Узенькая тропинка, на которой острыми клыками торчали камни, порой резко изгибалась, меняя направление. На одном из таких крутых поворотов девочка поскользнулась на плоском мокром камне и, упав, прокатилась вниз несколько метров. Она с трудом встала сначала на коленки, потом и на ноги, держась рукой за валун, который её остановил.
   Из расшибленного лба у неё потекла кровь... всё её тело было покрыто мелкими ссадинами, порезами. Девочка дрожа от холода и от страха быть вновь пойманной продолжила опасный спуск...
   Девочка содрогалась от ужаса, когда вспоминала, как проклятый профессор в белом халате вырезал ей глаз. В ту минуту боли не было, тот ей что-то вколол, но она оставалась в сознании!..
   Неосознанно девочка потянулась рукой и коснулась нового левого глаза. НЕЧЕЛОВЕЧЕСКОГО! Это профессор Горыныч пересадил ей его, после того как лишил родного...
  
   На приличной высоте я словно призрак висел в воздухе. Как я здесь очутился? Почему? Зачем?.. Вопросы роем загудели в голове. Почему-то даже капли дождя проходили сквозь тело, словно кто-то заставлял меня быть просто зрителем. Внизу, на вершине утёса стояла цитадель, окружённая скалами. Она была неприступна, и лишь узенькая тропка вела к ней. Мрачная цитадель, будто лик смерти, притягивала взгляд и пугала до чёртиков.
   Вот оттуда выбежала испуганная девочка в изорванной одежде и, с трудом отыскав узенькую тропку, начала спускаться вниз по опасно крутому склону...
   Почему-то девочка показалась знакомой. Она словно почувствовала моё присутствие, поднял взгляд вверх. В её левом нечеловеческом глазе, в багрово-красном зрачке вспыхнула пятиконечная звезда... Спустя секунду девочка вновь опустила взгляд вниз и пригляделась в темноте к мокрой, резко изгибающийся тропинке.
   Она меня не видит! Однако того краткого мига хватило, чтобы разглядеть её лицо. Мира?!  
 


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"