Клышевская Ирина Анатольевна: другие произведения.

Ник и Ашад

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    сказочная повесть для детей


  
  
  
   НИК И АШАД

1

   Ник уже проснулся, но лежал с закрытыми глазами. Сегодня во сне он разгромил все армии противника, прошел насквозь все препоны, миновал все ловушки. Отличный сон!
   - Классно! Суббота! - сладко потянулся Ник. - Наконец-то дождался!
   Всю неделю он ждал выходных - в эти дни отец отдавал компьютер в его полное распоряжение. Уж сегодня Ник точно пройдет все уровни - сон в руку! Мальчик вскочил с кровати, схватил со стола компьютерный диск.
   - Суббота-бота-бота! Окончена работа! - он весело притоптывал на месте.
   - Привет, Ник!
   - А-а, мам, привет, - Ник кивнул матери. - Куда это ты при полном параде?
   - На работу вызвали. Срочно. Придется тебе, Ник, кузинам город показать. Выручай, дружок!
   - Ни за что! Мам, я это не умею, да и не знаю ничего! И вообще, какая работа может быть? Сегодня же выходной!
   Мама не слушала его:
   - Никола! Смотри внимательно: вот билеты в цирк, вот деньги в парк на аттракционы. Я вас встречу после представления.
   - Никуда я не хочу - ни в цирк, ни в парк!
   Но мама была неумолима:
   - Николай! Мне нужно ехать, я не могу подвести людей.
   - А я?! - он задохнулся от возмущения. - А я тут при чем?
   - Прошу тебя - будь снисходительным, ты ведь мужчина!
   Ник сердито молчал.
   - Будем на связи! - уже в дверях крикнула мама, показывая на телефон.
   Дверь хлопнула. Ник секунду стоял в оцепенении, потом швырнул диск на стол и с рычанием повалился на кровать.
   Всегда так: мечтаешь, планируешь, готовишься, и вот тебе, получай, один телефонный звонок - и рухнули все планы! А как здорово могло сложиться: мама с девчонками отправились бы в культпоход до вечера, а он - на весь день за компьютер! Нашли экскурсовода! Нанялся он, что ли, этот бабий батальон по Минску водить? Ник поднялся, взял со стола билеты, повертел в руках:
   - Мне, Наташке, кузинам Машке и Дашке. Начало в 15.00. А до пятнадцати что с ними делать?
   Он набрал мамин номер:
   - Мам! А что им показывать-то?
   - Ник, мне некогда! Да-да, хорошо, обязательно, - говорила она кому-то в сторону. - По линии метро от площади Независимости до Национальной библиотеки... Троицкое предместье покажи, Немигу - как обычно... Короче, сам подумай!
   - Ту-ту-ту... - прозвучало в телефоне вместо прощального поцелуя.
   - Сам подумай! Больше мне думать не о чем! - буркнул Ник и вдруг заорал на всю квартиру: - Рота! Подъем!
  
   2
  
   До представления оставалось полчаса, когда они подошли к Купаловскому театру.
   - Все! Достали! - вслух проворчал Ник и плюхнулся на скамейку.
   "Пол­-Минска показал, а они никак не угомонятся со своими вопросами. Что им дома у телевизора не сидится? Вот уж точно - незваный гость хуже татарина! Покажи им, расскажи, обслужи... То попить им купи, то поесть, то одно, то другое, на одних талончиках и жетончиках разориться можно! - с раздражением думал Ник. - Считать не умеют, что ли?"
   Он сердито рассматривал фонтан: счастливый ребенок второй век подряд обнимал лебедя. "2009 минус 1874 равняется 135, - скорее по привычке сосчитал мальчишка. - Хорошо ему: сто тридцать пять лет стоит и ни пить, ни есть не хочет".
   У самого Ника пересохло во рту и давно уже урчало в животе. Почему-то вспомнилось, какие вкусные пирожные в "Центральном" универсаме, а еще сок с бутербродами можно
   было бы купить... Он быстро прикинул в уме, сколько это будет стоить - сложил, умножил на четыре... Ну уж нет, обойдутся без полдника! Ник сегодня целый день считал - складывал, умножал, вычитал. Раз за разом вычитал, и от этого вычитания настроение все больше портилось. Он не стал кататься на аттракционах - маленький он, что ли? - и решил обойтись сегодня без лакомства. Теперь Ник пересчитал оставшиеся деньги и впервые за день улыбнулся: на диск компьютерных игр уже хватало.
   - Ник, дай, пожалуйста, денежку, - подбежала к скамейке Наташка.
   - Еще что? - недовольно буркнул Ник.
   - Нам сбегать надо в тот маленький домик, - Наташка переминалась с ноги на ногу.- Там на треугольнике кружок нарисован.
   - До цирка потерпите, там бесплатно, - угрюмо буркнул Ник.
   - Не зря ты в год Мыши родился - все копишь и копишь! - Наташка сердито посмотрела на брата.
   - А ты все тратишь и тратишь!
   - Не жадничай, дай денежку, а то я папе пожалуюсь!
   - Дай-дай, а мне кто даст? - буркнул Ник, протягивая сестре тысячу.
   Девчонки убежали, а он снова открыл кошелек, отложил в карман свои сэкономленные деньги.
   - Курочка по зернышку клюет, копейка рубль бережет, - довольно проговорил он, потом пересчитал остаток, разделил на четыре, снова нахмурился. - В цирке я сам все куплю, нечего деньги на ерунду тратить.
   Девочки сфотографировались у фонтана и опять засыпали Ника вопросами.
   - Ник, а что это?
   - Дворец Республики, музей Великой Отечественной войны, Дворец профсоюзов, Дворец офицеров,- тыкал рукой Ник. - Понастроили тут дворцов!
   - А это что за маленькое здание? Что здесь раньше было?
   - Не знаю, монастырь какой-то... Какая разница!
   Они вышли на проспект. Ник зашагал быстрее, словно убегая от вопросов девчонок.
   "Все, дорогие гостьи, экскурсия закончена, - ехидно думал он. - Пройдем это здание, там перекресток и цирк. Вот он уже виден".
   - Праспект Незалежнасці, 28, - прочитала на табличке Даша. - О-о, какой дом! Сколько здесь мемориальных досок, сколько знаменитостей в нем жили!
   "Сейчас начнется! - с тоской подумал Ник.- Опять замучают своими "что такое, кто такой?"
   И точно:
   - У гэтым доме жы? ... - по слогам читала Даша. - Ник, кто такой "намеснік старшыні"? А "выдатны кіра?нік партызанскага руху"?
   - Руководитель партизанского движения, - перевел Ник и нетерпеливо подтолкнул Дашу - пошли, мол, скорее.
   - Ага, понятно, герой Советского Союза Василий Иванович Козлов, - закончила перевод Дашка и через пару шагов снова остановилась: - Прафесар Іван Анісімавіч Інсара?, - она смешно протянула непривычную ей "у нескладовую". - Карпа? Уладзімір Барысавіч - вядомы беларускі пісьменнік. Знаешь?
   Ник только хмыкнул.
   - Драматург Кастусь Губарэвіч... Скульптар Сяргей Селіхана?...Народная артыстка СССР Лідзія Івана?на Ржэцкая...Кампазітар Уладзімір Уладзіміравіч Ало?ніка?. Ой, нотки написаны! Из его произведения, да, Ник?
   - Откуда я знаю!
   - Но ты же в музыкальную школу ходишь, пропой эту мелодию!
   - Еще чего! Может, вам еще и сплясать?
   - Снова композитор - "прафесар Мікалай Ільіч Алада?". Мікалай - это как ты - Николай? А что сочинил твой тезка?
   - Не знаю! Кто да что - больше поговорить не о чем?! - взорвался Ник.
   - Ты спроси его - где и за сколько? - шепотом подсказала Наташка.
   - Досмеешься ты у меня, малявка! - Ник сжал кулаки, еле сдерживая гнев.
   - А все-таки интересно: в одном доме жили два ваших композитора, и памятные доски рядом висят, - задумчиво проговорила Даша.
   - Вот если бы здесь Билл Гейтс жил со всеми своими миллиардами, Ник бы тогда все знал.
   - Ну, малая, держись! - Ник кинулся за сестрой. - Оло - Ола! Какое мне дело до...
   "До Оладова или Оловникова", - хотел крикнуть Ник, но не успел. Он споткнулся и полетел кубарем вниз. В глазах потемнело. На мгновение Ник оглох - шум машин и испуганные крики девчонок смолкли. Ему казалось, что он стремительно несется ко дну черного колодца.
   Чертов закон притяжения! - Ник не мог остановить падения. Он падал, проваливался в темноту, с ужасом ожидая конца.
   3.
  
   Ник уже очнулся, но лежал с закрытыми глазами. Он слышал незнакомые голоса.
   - Да говорю тебе: это чужой! Пришмотришь! - шепотом говорил один.
   - Мне и смотреть не нужно. Я носом чую, что чужак, - уверенно отвечал второй.
   - И откуда эта мышь свалилашь на наш? - шепелявил первый.
   - С неба упала! Ха-ха-ха! - хрипло засмеялся второй. - Эй ты! Что разлегся тут? А ну, вставай!
   Кто-то толкнул Ника в плечо и перевернул на спину. Притворяться спящим не было смысла. Ник открыл глаза и в ужасе сел. Прямо над ним склонились гигантские мыши. Заостренные серые морды с огромными передними зубами, нервно подергивающиеся носы, настороженные черные глазки, длинные усы... У Ника засосало под ложечкой от страха.
   - Кто вы? - еле выговорил он.
   Он пятился назад, полз по полу, пока не уперся спиной в стену.
   - Это мы тебя спрашиваем, что ты за мышь такая? - грозно наступал на него огромный грызун.
   - Я... Я - Ник, Ник Левинский... - Ник чуть шевелил онемевшим языком.
   - Слышь, ты знаешь такого? - старший грызун повернулся к младшему. - Что-то я тоже не слышал о такой мыши.
   - Я не мышь, я человек! - Ник вскочил, но не удержался и упал на четвереньки, больно ударившись ла... Нет, не ладонями, а лапами. Он тупо уставился в землю. Боль исходила от его конечностей - это он чувствовал, но вместо рук в землю упирались лапы - он это видел! Ник зажмурился, чтобы прогнать наваждение, открыл глаза - лапы! Поднес к глазам, пошевелил пальцами - его лапы! Повернул голову - все тело было покрыто серой шерстью!
   - Так-так, - лихорадочно думал Ник. - Понимаю - это сон! Нужно просто перевернуться на другой бок, и все пройдет...
   Он повернулся и снова нос к носу столкнулся с серыми мышами.
   - Хватит бормотать! А ну, вали отсюда! Это наш подвал! - старший мышонок сердито выталкивал Ника прочь.
   - Без паники! Нужно просто ущипнуть себя и проснуться!
   - Что ты там все бормочешь? Уноси отсюда ноги, а мы тебе хвост прищемим! - запищал младший мышонок.
   - Вот так! - старший наступил на конец какой-то длинной веревки. В это мгновение Ник почувствовал дикую боль, будто кто-то хлестнул его сзади хлыстом.
   - Ой! Мой хвост! - закричал Ник и понесся вперед. Он слышал позади себя громкие крики и улюлюканье и мчался по длинным темным коридорам, не разбирая дороги, пока не врезался в стену. Он затравленно озирался вокруг: все - тупик! Обратно нельзя, вперед некуда. Ник сполз вниз по стене.
   Ужас и отвращение вырвались наружу громкими рыданиями:
   - Нет-нет, этого не может быть! Мамочка! Это сон, скажи, что это сон, приди разбудить меня! А-а-а!
   Он кусал себя за руки - мягкая шерсть забивала ему рот. Он хватался за щеки, пытаясь снять с себя шерстяную маску. Он царапал грудь, срывая мышиную шубу... Бесполезно!
   - Что это? Мама-а! - заорал он и упал, оглушенный горем.
   Он долго плакал и уже устал от слез, когда вдруг услышал чьи-то легкие шаги.
   - О-ла-ла! - прозвучал над ним мягкий голос.
   Ник с надеждой поднял голову. Над ним склонилась старая мышь. Она озабоченно смотрела на него:
   - Ой-ло-ло! Отчего плачет такой славный мышонок?
   Мышь взяла его голову в свои лапки и ласково взглянула в глаза:
   - Кто обидел моего мышонка? Не плачь, внучок!
   - Я не мышонок! Я не ваш внучок!
   - В этом доме все мыши - мои дети или внуки, - спокойно ответила старая мышь, отряхивая Ника. - Прости забиякам, прости драчунам, - уговаривала она его. - Тебе больно было? А ты прости. Они ведь твои братья. Прощаешь?
   - Какие братья?! Я не мышь, я - человек!
   - Ничего-ничего, все пройдет, ты успокоишься. Вот сейчас шубку пригладим, хвостик почистим...
   - Я - Ник, Ник Левинский, Николай!
   - Пойдем-пойдем, водички попьешь - в себя придешь, - успокаивала его старуха. - Вот, пей!
   Старуха-мышь подвела всхлипывающего Ника к блестящему крану. Ник смотрел, как медленно нарастает капля воды. Чуть заметная выпуклость набухала, раздувалась, тяжелела. Вот в блестящей поверхности отразилась его усатая мордочка с выпученными черными глазками. Ник отшатнулся от своего отражения, капля сорвалась вниз и разбилась о землю.
   - Ну что же ты? - воскликнула старая мышь. - У нас тут каждая капля на учете!
   Ник послушно кивнул головой и принялся аккуратно слизывать каплю за каплей. Наконец, он напился и сел на задние лапки.
   - Ашад! - тихо позвала старуха, и тут же из темноты вынырнула маленькая шустрая мышка.
   - Да, бабушка? - она с готовностью склонила точеную головку.
   - Кину нужно успокоиться. Прогуляйтесь с ним по дому.
   - Я не Кин! Я - Николай! На греческом - "победитель народов"!
   - Себя сначала победи... - чуть слышно проговорила старуха и исчезла.
  
   4.
   - Что она сказала? Я не расслышал, - повернулся Ник к маленькой мышке.
   - Бабушка никогда не повторяет сказанного. Если ты не услышал - значит, это не для тебя, - спокойно ответила Ашад. - Ну что, пойдем?
   - Я не могу идти - у меня все болит. А хвост вообще онемел, - пожаловался Ник.
   - Давай я тебе хвост разотру, - Ашад принялась массировать Нику кончик хвоста.
   - Что я им такого сделал? За что они меня так?
   - Значит, было за что, - тихо промолвила Ашад.
   - Да я их впервые вижу! Я вообще здесь никогда не был! - возмутился Ник.
   - А ты не спрашивай - за что, а просто прости. Прости им: они - мыши - по-другому не умеют. Каждый контролирует свою территорию и не пускает чужаков.
   - А ты и твоя бабушка?
   - Для нас нет чужих, - мышка ласково посмотрела на Ника.- Ну, как твой хвост? Уже чувствуешь руль управления?
   Ник кивнул и выдернул хвост из ее лапок.
   - Ну, давай знакомиться.
   - Знакомы уже, - пробурчал Ник. - Ладно, Ник.
   Он протянул лапку.
   - По-нашему Кин. А я - Айран, или, короче, - Ашад. Мое имя на мышином языке означает "победительница".
   - Что-о? - Ник обхватил лапками голову.
   - Тебе плохо? Я сейчас капельку воды принесу! - услышал он тоненький голосок Ашад.
   Ник помотал головой и зажмурил глаза.
   "Час назад в том солнечном мире мы спорили об именах. Маша назвала меня "Коленька- Николенька", как маленького! Я разозлился - она всего на три года старше, а важничает!" - вспоминал он. И вдруг этот спор слово в слово вспомнился Нику, словно на DVD кто-то нужный эпизод включил.
   Маша: - Ах, Коленька-Николенька!
   Я: - Не называй меня так! Я - Ник!
   Маша: - Я тебя понимаю, это сокращенное Николай.
   Я: - Мне не нравится имя Николай!
   Даша: - Да ты что?!
   Я: - Я не "ты что", я - "ты кто"!
   Наташка (шепотом): - Не наступай на его любимую мозоль!
   Даша: - Не понимаю, как может не нравиться свое собственное имя?
   Маша: - Ты знаешь, что имя "Николай" обозначает "победитель народов"?
   Я: - Ну и что?
   Даша: - А я тоже "победительница"! "Дарья" на древнеперсидском - "победительница"...
   Ник вскочил и заметался вдоль стены: "Так-так! Ник - на мышином языке - Кин. Значит, "Ашад" на нашем - "Даша", "Айрад" - "Дарья". Здесь все наоборот. Вот ключ к спасению! Все понятно! Чтобы найти выход, нужно вернуться к месту, откуда вошел!
   Спокойно, вспоминай, Ник, вспоминай! Мы шли по проспекту, Дашка читала надписи. Я злился, мне все надоело. Что я тогда сказал? Да, она пристала с расспросами о композиторах. Я закричал, что мне нет до них дела, споткнулся и провалился сюда. Мои последние слова: "Какое мне дело до..." Как же это будет наоборот? До - од, дело - олед..."
   Он нацарапал коготком на земле: "Какое мне дело до"
   - Так, читаю наоборот: "Од олед енм еокак"! Может, нужно три раза повторить?
   Он начал шепотом, потом громче и закончил зловещим криком. Замер в ожидании волшебного превращения. Тишина, шелест. Ник открыл глаза. Перед ним стояла мышка Ашад и протягивала ему каплю воды в ладошках.
   - Извини, что так долго. Ты же знаешь, мышам трудно на двух лапах передвигаться.
   Ник разочарованно вздохнул - колдовство не сработало.
   Он жадно хлебнул воды:
   - Благодарю.
   - Что это за письмена? - Ашад указала на нацарапанные буквы. - Это древнее заклинание?
   - Нет, что ты! Это старинная скороговорка, - смутился Ник. - Для развития дикции. "Од олед енм" и, главное, "еокак".
   Ник вздохнул: как он влип в такую историю! Вот тебе, мальчик, и "олед еокак"! Что делать? Где выход? Думай, Ник, думай!
   Он чувствовал, что все это не случайно, что есть какая-то связь, какая-то закономерность. Не зря именно эту мышку позвала старуха.
   - Слушай, Ашад! Ты мне должна помочь. Только ты можешь спасти меня, - он умоляюще посмотрел на притихшую мышку. - Выведи меня отсюда, я тебе все свои деньги отдам!
   - Что?
   - Ах, ты, верно, не понимаешь, что такое деньги? Ну, это мои сбережения, накопления... мое богатство. Поняла? Я тебе все отдам, только выведи меня наверх! - горячо говорил Ник.
   - И много у тебя денег? - скрывая иронию, спросила Ашад.
   - Все, что накопил, тебе отдам. Мало будет, я займу. Сколько ты хочешь?
   - Ты настоящий мышонок, - кивнула Ашад, и Ник не понял - одобрение или что-то другое прозвучало в ее голосе. - Иди за мной.
   Ашад бежала по каким-то проходам. Ник старался не отстать, в уме высчитывая, на какую сумму можно будет сторговаться. Вот Ашад юркнула в какую-то щель:
   - Смотри! Этот клад нашла моя прапрабабушка. Здесь царские червонцы, революционные керенки...
   Пачки банкнот лежали, как маты в спортзале. Ник оббежал вокруг них, обнюхивая.
   - Это же такие деньги! Ты знаешь, за сколько их нумизматам продать можно? А лет через пятьдесят в несколько раз дороже будут стоить!
   - Кому продать?
   - Эх, мышь серая! Ничего ты не понимаешь! Разве можно старинные банкноты так хранить! Почему они все изгрызены? - строго спросил он мышку.
   - Наверно, гнездо бумагой выстилали, чтобы мышатам теплее было, - оправдывалась Ашад.
   - Такое богатство пропало! - с сожалением вздохнул Ник.
   - Пошли отсюда, - Ашад потянула его за собой.
   Они снова протискивались в узкие щели, пролезали под трубами и балками, пока не попали в новую каморку, доверху забитую разноцветными бумажками.
   - Это клад, открытый моей прабабушкой. Ты таких денег не видел. Это советские рубли - пятерки, десятки, двадцать пять, пятьдесят, а вот даже сотня есть. Меньше всех изъедена.
   Ник принюхался: пахло плесенью и сыростью.
   - Скажи мне честно, как мышь мыши - у вас каморки с зелеными бумажками не находили?
   Ашад внимательно посмотрела на него.
   - Ладно, я пошутил. Что там у вас еще хранится? Далеко бежать?
   - Вот кладовка моего деда. Красивые бумажки? Нам очень пригодились: мы по ним в детстве животный мир изучали. Видишь, здесь зайчики, бобры, волки, медведи, зубры нарисованы. Показать тебе клад, найденный моим папой?
   - Нет, хватит! Пойдем отсюда, здесь очень душно. Я просто задыхаюсь от духоты. - Ник закашлялся. - Что-то у меня живот крутит, меня уже тошнит от ...
   - От пыли? У тебя, наверно, аллергия на пыль,- сочувственно проговорила Ашад.
   Ник помотал головой. "Меня тошнит от одного вида этих денег" - хотел он сказать, но промолчал.
   - Отчего же тебе так плохо? Что ты ел? Ах, ты, наверное, отравы наелся, - всплеснула она ладошками. - Симптомы похожи - жажда, боль в животе, головокружение. Сейчас так много отравы: "Антигрызун", "Антимышин". Самый опасный - "Крысин" с запахом сыра.
   - Не ел я "Антигрызун"! Я вообще с самого утра ничего не ел!
   - Что же ты молчишь? Ты голоден? Идем скорее, я тебя накормлю.
   Пока они пробирались под какими-то трубами, Ашад успела предупредить:
   - Ты должен понимать, как это опасно - выйти днем на охоту. Мы очень рискуем.
   - Угу, но голод - не тетка.
   - А почему ты раньше не поел?
   - Долго рассказывать, - отмахнулся Ник.
   Как он мог утром есть, когда настроение было испорчено прямо с утра! Он слышал, как девчонки хлопочут на кухне. В комнату долетали манящие запахи.
   - На завтрак гречка с сосисками, - определил Ник. - Сейчас чайник засвистит. Точно. Сейчас Наташка прибежит на завтрак звать, а я нарочно не пойду.
   Он хмуро смотрел в телевизор, прислушиваясь к шагам.
   - Ник, все готово, идем есть! - позвала Наташа.
   - Я не хочу, - ответил он, не поворачивая головы.
   - А мама позвонила и сказала, чтобы обязательно подкрепились перед экскурсией!
   - Вы эту экскурсию затеяли - вы и подкрепляйтесь. А у меня аппетита с утра нет.
   - Ну хоть чаю попей, - обиженно протянула сестра. - Мы же старались!
   - Ладно, уговорила! - Ник тяжело поднялся и лениво зашагал на кухню.
   Почему-то ему очень хотелось, чтобы девчонки осознали всю тяжесть своей вины, чтобы поняли, что значит украсть у него честно заработанный выходной. Нельзя безнаказанно отрывать человека от компьютера, это любой мальчишка скажет! Но они не обратили внимания на его сердитый вид. Днем они уплетали сладости и мороженое, а он экономил, и теперь, конечно, просто умирал от голода. Но он не стал все это рассказывать Ашад.
   - У меня просто волчий аппетит! - проговорил он, сглатывая слюну.
   - Мы же видели волка на картинках, на тех денежках. Хочешь вернуться?
   - Я хотел сказать, что так голоден, что быка бы съел! - пытался объяснить Ник.
   - И зубры на тех бумажках нарисованы.
   - Не собираюсь я бумагу грызть! - разозлился Ник.
   Как объяснить этой домовой мыши, что такое "волчий аппетит"? И вдруг он догадался:
   - Я голоден, как уличный кот! - выпалил он. - Любую бы крысу проглотил!
   - О-о, понимаю. Бежим скорее!
  

5

   Они долго бежали по каким-то закоулкам, потом протиснулись между водопроводными трубами под раковину. Ашад остановилась, чтобы отдышаться, и тихо прошептала:
   - В этой кухне за буфетом сделан припас. Ты сможешь подкрепиться. Будь осторожен.
   Они незаметно прошмыгнули под буфет, и у самой стены Ник увидел небольшую горку крупы.
   - Что это? - он в недоумении посмотрел на Ашад.
   - Крупа. Гречка. Ешь быстрее.
   - Я не ем такое!
   - Кин, не привередничай - время не то!
   Ник обиженно отвернулся - что он, мышь, что ли, сухую крупу есть?
   - Ты попробуй, очень вкусно. Представь, что это сухой завтрак или попкорн.
   - Откуда ты об этом знаешь?
   - Ешь и молчи, - подтолкнула его мышка к крупе.
   Ник понюхал - пахло гречкой, попробовал на зуб - съедобно - и начал грызть. Он грыз все быстрее, чем меньше оставалось, тем быстрее.
   - Аппетит приходит во время еды, - проговорил он с набитыми щеками.
   - Да, конечно, - грустно кивнула Ашад.
   - А ты почему не ешь, то есть почему не ела? - спохватился он.
   - Не беспокойся, я сыта.
   - А-а, понятно. Вообще-то здесь на двоих совсем мало было.
   - Настоящий мышонок, - с сожалением прошептала Ашад.
   - Ты что-то сказала? Я не расслышал.
   - Это я не тебе.
   Они снова юркнули под трубы и сели отдохнуть в вентиляционной шахте.
   - Что-то я не наелся, только аппетит раздразнил. Погрыз бы еще чего-нибудь, прямо зубы чешутся!
   - Конечно, у мышей всю жизнь зубы чешутся, потому что зубы у них всю жизнь растут.
   Чтобы они стачивались, приходится все время что-то грызть.
   - А то вырастут - и рот не закроется? - захохотал Ник и вдруг осекся. - И что, у меня теперь тоже зубы будут все время расти?
   - Конечно, как у всех грызунов. Чтобы жить - нужно все время грызть. Поиск еды - главное наше занятие. Нам не о чем больше думать, не о чем мечтать...
   - Мечтать? Ты хочешь сказать, что о чем-то мечтаешь? - он презрительно посмотрел на Ашад.
   - Нет, конечно, обычно мыши не умеют мечтать, они и слова такого не знают. Я хотела сказать... - Она замялась. - Знаешь, кто раньше жил в этой квартире? Артистка, настоящая артистка! Моя прабабушка всегда прибегала, когда Артистка учила роли, пряталась за портьеру и слушала. Она все ее роли наизусть знала. Потом своей дочке декламировала, моей бабушке. А я не люблю серьезные драмы. Если бы я была настоящей артисткой, я бы что-нибудь веселое играла. Что-нибудь такое ...
   Ашад вздохнула, сложила лапки на груди и объявила:
   - Песня несчастного мышонка.
   А потом печально затянула тоненьким голоском:
   - Не пойму, зачем, друзья,
   на свет родился мышью я?
   И вдруг перешла на рэп:
   - Йо! Если б был я воробьем,
   Песней я будил весь дом!
   И снова жалобно и заунывно:
   - Но я мышонок и сейчас
   в норку я несу припас.
   - Был бы рыбкой я морской -
   играл с волною голубой!
   -Но я грызун и потому
   весь день и ночь грызу, грызу.
   - Если б зайчиком я стал -
   в лесу я целый день скакал!
   Мне некогда играть, скакать -
   кладовку нужно наполнять.
   Хоть до краев наполнен дом -
   остался бедным грызуном!
  
   Она так забавно все изобразила, что Ник не удержался и захлопал в ладоши:
   - Браво! Ты такая забавная! Хи-хи-хи, пи-пи-пи! - запищал он и испугался.
   - Не бойся, в этом возрасте у всех мышат голос меняется, то пищат, то рычат.
   - Да ты настоящая артистка.
   - Ах, нет, артисты могут быть только среди людей, - грустно возразила мышка. - Кин, а ты тоже мечтаешь стать артистом?
   - С чего ты это взяла? - удивился он.
   - Я думала, что ты роль учил, когда кричал: "Я - человек! Я - Ник, Ник Левинский!" - Ашад внимательно смотрела на Ника.
   - Нет, это не роль, - Ник запнулся. - Как тебе объяснить? Ты не поверишь. И не поймешь...
   Она слушала, затаив дыхание.
   - Я на самом деле человек. То есть был человеком, а стал мышью.
   - Ах, я знала, я верила, что это возможно!
   Она встала на задние лапки, вытянувшись стрункой от радости.
   - Возможно что? - не понял Ник.
   - Как что? Стать человеком, - мышка опустилась на землю.
   - Пока я знаю, что можно из человека превратиться в мышь.
   - Значит, возможен и обратный процесс! - радостно воскликнула Ашад.
   - Не знаю, - угрюмо ответил Ник.
  
  
   6
   - Идем, я тебе что-то покажу. В этом доме есть особые места. Когда становится трудно, бабушка меня туда приводит.
   - Там мешки с крупой и мукой?
   - Нет, мышонок Кин, не угадал. "Не хлебом единым живы будете", - всегда повторяет бабушка. Знаешь, ведь мыши ее не любят. Говорят, что живет она не по-мышиному. Дразнят за глаза "белой мышью". Мне кажется, что они ее боятся, потому что она знает то, что им не понятно.
   - Она тоже хочет стать человеком? - усмехнулся Ник.
   - Однажды она призналась, что в детстве мечтала об этом. Потом добавила: "Если хочешь, внучка, стать человеком, живи, как человек" и повела по этим памятным местам.
   Знаешь, кто жил в этой квартире? Один драматург.
   - И он, конечно, тоже был замечательным?
   - Не знаю, я и не спрашивала. Бабушка рассказывала не о нем, а о его героях. В его пьесах люди такие сильные - и взрослые, и дети!
   - Но по-вашему - "сильнее кошки зверя нет", - ухмыльнулся Ник.
   - Нет, я не об этом! - Ашад не обратила внимания на иронию Ника. - Они сильны любовью и верностью. Понимаешь, у них все просто: любить - так любить, дружить - так дружить. Любят они нежно и дружат крепко. За любимым пойдут на край света, за друга - в огонь и в воду! И каждый уверен, что его не предадут, не продадут. Красивые, сильные люди! А какую музыку они сочиняют!
   Ашад тоненьким голоском напела мелодию.
   - "Полонез Огинского"! - ахнул Ник, и слезы навернулись на глаза. - Какая ты славная, Ашад! - искренно выпалил он и покраснел, хотя, наверное, под серой шерсткой это было незаметно. - Ты так рассказывала, что мне самому захотелось взять в руки эти книжки и прочитать.
   "Может, все-таки человек?" - подумала Ашад.
   - Я бы учебник литературы сейчас одним залпом прочитал от корки до корки. Все, что задано на лето - в один присест, не отрываясь!
   Ашад с сомнением посмотрела на размахивающего лапками Ника:
   - Но мыши не умеют читать!
   - Что? - опустился мышонок на четыре лапки. - О чем это я? А-а - от корки до корки... Да-да, хлебную корку я бы с удовольствием погрыз - так зубы чешутся!
   - Значит, мышонок, - чуть слышно обронила Ашад и прислушалась.
   Откуда-то сбоку доносилась мышиная возня. Они кинулись на шум: несколько мышат делили кусок хлеба.
   - А ну, посторонись! - ринулся в самую гущу Ник.
   - Ты кто такой? Пошел вон! - крупный мышонок грубо оттолкнул Ника в сторону.
   - Тебя не учили, что нужно делиться? - воскликнул Ник.
   - Один кусок делится только на одного, остальные лишние! - грозно засипел коренастый.
   - Шамим мало! - зашепелявил младший мышонок и больно ущипнул новичка.
   - Шепель, не жадничай! - окликнула Ашад мышонка.
   - Не жадничай, не жадничай! Шамим не хватает!
   - Остановитесь, всем хватит! - чуть не плача, уговаривала Ашад.
   - А кладовочку мою кто заполнит? Ты, что ли, мышь белая? - с ненавистью глядя на Ашад, закричал крепыш.
   - Ну, нет, не пройдет, сегодня играем по вашим правилам! - Ник злобно ощерился и укусил соседа.
   Вдруг раздался свист:
   - Шухер! Старуха идет!
   Мелькнула серая тень, и мышата бросились врассыпную. На полу лежал Ник, закрывая животом отвоеванную корку.
   - Ты бился за еду, как настоящая мышь, - сказала Ашад, и Ник снова не понял - одобрение или сожаление прозвучало в ее голосе. Он поднялся и протянул ей добычу. - Это тебе - ешь!
   - Благодарю. Только половину - тебе.
   - Согласен, - Ник втянул носом воздух. - Какая ты добрая!
   Никогда еще хлеб не пах так вкусно! Что это - вкус военного трофея или...
   - А может, в самом деле - человек? - прошептала мышка.
   Ник вскинул на нее благодарный взгляд.
   - Ты опять не расслышал, что я сказала? - засмеялась Ашад.
  
  

7

   Мышата уже отгрызли половину корки, но тут заскрипела дверь, и они поспешно скрылись. Ник утолил голод и теперь с новыми силами искал ответ на вопрос: "Что делать?" По всем сказочным законам должно быть найдено "НЕЧТО", что вернет его обратно в мир людей: волшебная палочка, магический алмаз, колдовское зелье... Непременно должно быть что-то сверхъестественное, что превратит его обратно в человека!
   - Да ты меня совсем не слушаешь! - повернулась к нему мышка.
   - Слушай, Айрад, а может быть, кто-то из твоей родни находил не только спрятанные деньги? Может, где-то в тайнике волшебная палочка хранится? - вкрадчивым голосом спросил Ник.
   - Волшебная палочка? Конечно, есть! - ответила Ашад, и сердце Ника радостно затрепетало. - Она у цирковых мышей где-то среди реквизита лежит. Но зачем она тебе? Хочешь фокусы с цирковой труппой показывать?
   - Нет, я не о фокусах думаю! - с досадой проговорил Ник. - Ну а, может, ты что-то о магическом камне слышала?
   - О чем ты, Кин? Здесь только кирпич и штукатурка. Не сбивай меня, слушай внимательно. Есть правила безопасности, которые дают нам возможность выжить. Мы - грызуны, и, по мнению людей, подлежим ликвидации. Поэтому каждая домовая мышь должна знать, в каких квартирах живут коты, где расставлены обычные мышеловки, а где подключены ультразвуковые.
   Ник действительно ничего не слышал.
   - Айрад, миленькая, вспомни: в ваших мышиных легендах и мифах что-то рассказывается об оборотнях, превращениях, колдовских зельях, золотых чашах?
   Мышка на миг задумалась:
   - Нет!
   - Эх, мыши вы серые! - разочарованно выдохнул Ник. - К чему тогда все? Жить, чтобы грызть, грызть, чтобы жить! Чем такая мышиная жизнь, лучше уж мышеловка!
   - Что ты, Кин!
   - Я не "что ты", а "кто ты", - скорее по привычке ответил Ник.
   - Мышеловка - это ужасно! - Ашад не обратила внимания на исправление Ника. - Умная мышь никогда не попадет в мышеловку, избежит кошачьих лап. Но опыт приходит со временем, мы этому еще учимся. Поэтому все мышата проходят курс НПП - начальной партизанской подготовки. Мы действуем на вражеской территории, значит, должны хорошо знать местность, дислокацию врага, его военные базы и продовольственные склады. Очень важно иметь точные разведданные. Хорошие разведчики - это находка. Нас учат неслышно пробираться по тылам противника и также бесшумно скрываться. Нужно помнить все проходы для мобильного отступления... Я тебя всему этому научу. Ты же хочешь выжить, Кин?
   - Да-да, - рассеянно отвечал Ник.
   "Не хватало мне начальной мышиной подготовки! - с горечью думал он. - Я еще помню, кем я был! Я рожден человеком и не собираюсь вести жизнь грызуна! Я не мышь! Я - человек! Я - Ник, Ник Левинский. I am Nick, Nick Levinsky. I am a human. I am twelve. I have a father, a mother, a sister... Я - Ник, Николай Левинский".
   Он прислонился к стене и закрыл глаза.
   - Самое главное - никогда не терять внимания, быть всегда начеку, особенно во время рейда по территории врага. Сейчас нужно будет незаметно пробежать вдоль стены. Не останавливайся до самой норки и не отставай, - слышал он впереди голос Ашад.
   Он открыл глаза - серая фигурка мелькнула в узком проеме, и Ник потрусил за ней. Он уже приближался к щели, когда пол вдруг покачнулся и от оглушительного "мяу!" заложило уши.
   - Кин! - громко закричала мышка.
   - Ки-ки-кин, - все глуше звучал зов.
   - Ашад!
   Ник бросился на выручку, но тут что-то больно хлестнуло по лапам, и он растянулся на полу.
   - Вот и отомштил! - услышал он рядом с собой шепелявый голос. - Мой хвошт шильнее кнута хлещет!
   - Эх ты, Шепель!
   Ник вскочил и ринулся к коту.
   - Нет! Не смей! Не тронь ее!
   Мышонок с разбегу врезался в пушистый бок. Кот лениво повернул голову:
   - Что такое?
   - Отпусти ее, говорю! - Ник со всей силы укусил кота.
   - О-о! - от неожиданности тот вздрогнул и выпустил Ашад.
   Она кинулась к норке. Кот резко повернулся к Нику. Хлоп-хлоп - огромные лапы стучали по полу. Вправо, влево, рывок вперед, стоп, назад - Ник изворачивался, кот наступал. Его сонную лень как рукой сняло - в нем проснулся азарт охотника. Глаза злобно блестели, хвост яростно махал из стороны в сторону.
   - Промазал! Мимо! Опять мимо! Лови, Барсик, хватай! - цедил кот сквозь зубы, загоняя мышонка в угол.
   - Попался! - протянул он. - Мое мя-я-со!
   Ник увидел перед собой огромную разинутую пасть, острые клыки, черное ребристое небо.
   - Не дождешься, сытая морда!
   Ник внезапно встал на задние лапы и со всего маху врезал коту в нос.
   - Вау! - завопил тот.
   Ник проскочил между лапами кота.
   - Кин, беги сюда, спасайся! - кричала Ашад.
   - Держи! - услышал он голос старухи мыши, и к его лапам упала портняжная булавка.
   Ник мгновенно понял старуху. Он схватил шпагу в правую лапу и встал в полный рост.
   - А вот это ты когда-нибудь видел? - спросил он кота с угрозой. - Эта шпага поострее твоих клыков будет, не так ли? Что опешил? Защищайся!
   Ник сделал выпад вперед. Острые когти полоснули по воздуху, словно молнии. Ник отпрыгнул.
   - Хорошо, славно! А вот так?
   Он снова сделал выпад и тут же отскочил в сторону. Когти кота оставили царапины на паркете.
   - А теперь так!
   Ник увернулся от удара и вонзил шпагу в хвост кота.
   - Мяу! - кот, как ошпаренный, метнулся на кресло, оттуда пронесся по дивану и вылетел через открытую дверь в коридор.
   - Жнай наших! Иди, лучше "Китекэт" поешь! - послышался знакомый шепелявый голосок.
   - Ждорово ты его! Как он глажищи вытаращил, когда ты на две лапы вштал, как человек. И в нош ему - раж! А потом шпагой в хвошт - раж! - Шепель восхищенно смотрел на Ника.
   - Ты что-то про хвост сказал? - Ник внимательно посмотрел на шепелявого мышонка.
   - Про чей хвост? - испугался тот.
   - Про свой хвост.
   - Ничего я не жнаю про швой хвошт! - разозлился вдруг Шепель и юркнул в норку. - Нашелся ждесь победитель котов! Не жажнавайся! Жнаем мы таких! - доносилось издалека.
   Ашад рассмеялась. Ник отер шпагу и задумчиво посмотрел на нее. И вдруг шпага со свистом очертила восьмерку в воздухе, красивый выпад, второй, укол - Ник замер и поклонился единственному зрителю. Ашад в восторге захлопала в ладошки.
   - Ник, ты сражался, как лев! Ты настоящий герой, Ник Левинский!
   - Скажешь тоже, - хмыкнул Ник.
   - Я же говорила, что это особенные места. Здесь даже воздух другой!
   - Ты о чем? - не понял Ник.
   - Да ведь в этой квартире когда-то жил командир партизанского соединения - генерал-майор!
   - Ну да, только я рядовой-мышь, - сказал Ник и приставил булавку к стене - коту на память.
   -8-
   Ашад призналась, что она очень испугалась, когда оказалась в лапах кота, и у нее до сих пор лапки подкашиваются. Мышата нашли укромный уголок и решили отдохнуть там. Ник молчал. Он ни о чем не думал. Точнее, только одно слово звучало в нем: "Хорошо"!
   Одно слово, одна мысль, одно ощущение - хо-ро-шо! Как хорошо жить! Как хорошо дышать и слышать рядом дыхание друга! Как хорошо чувствовать его тепло - эту мягкую, гладкую шерстку, видеть забавную серую мордочку и блестящие черные глазки!
   - Кин! А можно, я тебя о чем-то спрошу? - заговорила вдруг Ашад.
   - Угу.
   - А кем бы ты хотел стать, если бы был человеком?
   - Какая теперь разница? - устало проговорил Ник.
   - Ты шутишь? - Ашад удивленно взглянула на Ника.
   - Конечно, шучу, - Ник не мог увидеть разочарования в этих милых круглых глазках. - Я просто не думал.
   Он поежился, словно от холода. Память мгновенно подкинула ему нужную картинку: "Думал, ох как думал! Ведь и Даша об этом спрашивала, а я ответил:
   - Какая разница! Лишь бы меньше работать и больше получать!
   - Но работа должна нравиться!
   - Нравиться может хобби. На работе зарабатывают деньги. И чем больше, тем лучше.
   - И ты пойдешь куда угодно, лишь бы платили?
   - Угадала!"
   Ник вздохнул, прогоняя воспоминания.
   - Ну, если раньше не думал, подумай сейчас, - настаивала Ашад. - Ты же любишь мечтать, правда? Кем бы ты хотел стать?
   - Человеком, - грустно ответил Ник. - Я не шучу. Я ведь только сегодня понял, что человеком не рождаются, а становятся.
   Они надолго замолчали.
   - Знаешь, Кин, в этом доме есть два места, в которых я особенно люблю размышлять. Хочешь, покажу?
   Она опять повела Ника одной ей известными ходами.
   - Говорят, что мышей и крыс на земле столько же, сколько людей, - начала Ашад. - Наш род очень плодовит. Живем мы по человеческим меркам недолго. Если бы не наводнения и пожары...
   - Ага, если бы не когти хищников, - напомнил Ник прочувствованный на собственной шкурке урок.
   - Да, если бы не все это - нас было бы намного больше.
   Ник не мог понять, к чему она клонила разговор.
   - Ты хочешь сказать о древности вашего рода? - опередил он. - Так я знаю, что как только человек стал выращивать хлеб, рядом с ним поселились мыши.
   - Да, и наш род в этом городе с самого его основания. Но я не об этом.
   Ашад задумалась, а потом решилась:
   - Понимаешь, никогда мыши не восставали против мышей! - она осеклась, словно испугалась собственной дерзости. - Прости, я не обвиняю людей. Я просто думаю. Здесь, в квартире Скульптора, моя прапрабабушка видела много эскизов. Был там один - памятник сожженным деревням. Много деревень тогда было сожжено. Это так страшно - сгореть заживо, так больно! Однажды один человек спасся и вынес сына из горящего амбара.
   - Знаю, - кивнул Ник.
   - Скульптор так и поставил в камне, навеки, чтобы помнили.
   - Чтобы помнили, - тихо повторил Ник.
   - Я не видела этой скульптуры. Она далеко от нашего дома.
   - В Хатыни, - подсказал Ник.
   - Зато я иногда забираюсь на чердак и смотрю сверху за цирк, за парк, на площадь...
   - Площадь Победы, - снова кивнул Ник.
   - Да, там всегда горит огонь, - продолжала Ашад.
   - Вечный огонь.
   - Там на постаменте барельефы нашего Скульптора.
   - Это тоже он? А я и не знал.
   - Да, это его памятник в честь народа-победителя. Чтобы помнили потомки.
   - Как ты сказала? - пробормотал Ник. - Народ - победитель?
   Он вдруг остановился, прикрыв лапкой глаза.
   - Тебе плохо? Ты ранен? Кот все-таки поцарапал тебя?
   - Подожди!
   Ник вспомнил, как он кричал старой мыши: "Я - Ник, Ник Левинский! Николай - на греческом "победитель народов"! И ее чуть слышный ответ: "Себя сначала победи".
   - Я понял - зло нельзя победить злом. Побеждают только любовь и прощение.
   - Ты умница, Кин! И моя бабушка так всегда говорит, - обрадовалась Ашад.
   Ник вдруг почувствовал необычайную легкость. Как это здорово, когда есть друг, который готов тебя выслушать, которого с радостью слушаешь ты, когда друг принимает тебя таким, какой ты есть, и ничего не требует взамен, друг, с которым и мечтать, и молчать - легко и просто.
   - Знаешь, в детстве бабушка рассказывала мне о мышах, которые летали в космос, и о других, которые служили медицине.
   - Где? В медицине?
   - Да, в лабораториях. На них разные лекарства испытывали, опыты проводили. А они даже не знали, сколько человеческих жизней спасли. И я в детстве то в космос мечтала полететь, то ради науки жизнь свою отдать.
   - А теперь?
   - Не будешь смеяться? Теперь я учусь быть счастливой. Потому что когда мне хорошо и спокойно, то всем со мной хорошо и спокойно.
   - Да, простая теория, - согласился Ник. - Но все-таки признайся - теперь ты мечтаешь стать скульптором, я отгадал?
   - Знаешь, если бы я была человеком, то поставила бы памятник Белой мыши, - выпалила Ашад.
   - Ага, мышь в скафандре или со скальпелем и шприцем? - хмыкнул Ник и прикусил язык. - Ашад, милая, не сердись! Просто я привык подкалывать. Я не хотел тебя обидеть. Ну, прости. На самом деле люди уже многим животным поставили памятники - собакам, например.
   - Собака - друг человека, а мыши - грызуны, вредители.
   - Вспомнил! В Абхазии, в Сухуме, есть памятник обезьянам - на них тоже лекарства испытывали. Почему бы заодно не поставить памятник и Белой мыши?
   - Знаешь, я иногда жалею, что я не белая мышь. Нет, не из-за памятника и славы, ты не подумай!
   - Я так и не подумал.
   - Если бы я была настоящей белой мышью, я бы смогла хоть чем-то послужить человеку, - со слезами прошептала Ашад.
   "И тебе", - подумала она про себя и покраснела. Конечно, под серой шкуркой это было незаметно.
   - Нет, ты просто не...
   - Ненормальная?
   - Необыкновенная! Ты просто необыкновенная, сказочная мышка! - восхищенно проговорил Ник и обнял ее. - Если бы только ты была человеком!
   Тут Ник вспомнил свое утро, сестричек и себя самого и запнулся:
   - Если бы ты была человеком, ты, скорее всего, не стала дружить с таким, как я.
   - Неправда! Ты добрый, ты смелый, ты умный! Кин, ты лучший мышонок, которого я встречала! - тут запнулась она. - Кин, когда ты снова станешь человеком, ты будешь вспоминать маленькую серую мышку?
   Ник пристально посмотрел в ее глаза:
   - Да, всегда.
   Он взял ее за лапки и закружил в вальсе.
   Она напевала какую-то знакомую с детства, чудную мелодию. Ник, не спрашивая, знал, где она ее услышала.
   - Это прощальный вальс, - тихо обронила Ашад. - Не отвечай, не надо. Я чувствую это.
   - Всегда, всегда, я буду помнить тебя, - напевал, вальсируя Ник. - Всегда, всегда...
   Они кружились, подхватив, хвосты, и мелодия грустила с ними и радовалась, обещая прощение и исправление, счастье и мир.
   - Вщегда, вщегда, щегодня и вщера, ша-ла-ла-ла!
   Ник и Ашад остановились, прислушиваясь к знакомому шепелявому голосу, напевающему незатейливый мотивчик.
   - Щегодня и вщера, шыр - шало для мышат, - шепелявый мышонок прошмыгнул мимо них в угол кладовки.
   Улыбка сошла с мордочки Ашад, она что-то лихорадочно вспоминала.
   - Шыр! Шало! Вкушно!
   - Шепель, стой! Там мышеловка! - Ашад кинулась наперерез шепелявому мышонку.
   - Нет, Айрад, нет! - Ник, набирая скорость, прыгнул на Шепеля и оттолкнул его в сторону.
   Жуткий лязг железа, обжигающая боль - мышеловка захлопнулась.
   - О, мой хвост!
   Ник оглянулся: окровавленный обрубок хвоста остался под стальным ободом мышеловки.
  

9

   - О, мой хвост! - простонал Ник, сидя на асфальте и потирая копчик.
   Повернул голову: к нему бежали его сестрички - Наташка, Маша и Даша.
   - Ник, бедный, как ты летел! Голова в порядке?
   - Уже в порядке.
   - Сильно ударился? Ничего не сломал?
   - Можешь подняться?
   Ник с удивлением рассматривал себя. "Руки... Ноги... - он быстро провел рукой по пояснице. - Хвоста нет! Слава тебе, Господи!"
   Девчонки подхватили Ника, начали, смеясь, отряхивать, стирать платочками пыль. Ник смущенно улыбался:
   - Да хватит вам! Спасибо! Все уже хорошо.
   А по проспекту по-прежнему неслись машины, на площадке у цирка звенел детский смех. Нарядные клоуны торговали веселыми сувенирами.
   - Любимые сестрички, родные мои и двоюродные, выбирайте, что душе угодно! - Ник широко махнул рукой в сторону лотков.
   - Ну прямо купец из "Аленького цветочка", - засмеялась Маша.
   - И ты купишь все, что бы я ни попросила? - не поверила Наташка.
   - Конечно.
   - Ах, Ник, вот для чего ты весь день экономил! А я-то подумала... - Наташка горячо обняла брата. - Прости меня!
   - Ладно, говори, что тебе купить?
   - Мне обруч со звездочками, - быстро ответила Наташка.
   - Мне светящуюся волшебную палочку, - улыбнулась Маша.
   - А тебе? - Ник повернулся к Даше.
   - А на пони можно покататься? Никогда еще на пони не каталась.
   - Ну что же ты? Пойдем быстрее! - тянула Наташка.
   - Сейчас, обождите минутку, - Ник быстро щелкал клавишами телефона. - Даша, послушай, как тебе эта мелодия?
   - А что это? - блеснула глазами Даша.
   - Та строчка с мемориальной доски Оловникова. Я ее в свой телефон внес для памяти. Ну-ка, позвони мне.
   Даша быстро набрала номер Ника. В шуме города прозвучала короткая музыкальная фраза. Ник радостно улыбнулся и набрал в телефонной книге "Ашад".
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   22
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"