К.Марсо: другие произведения.

Кибертоник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Linn [Internet]



"Sweet dreams are made of this
Who am I to disagree?
I travel the world
And the seven seas,
Everybody's looking for something"

КИБЕРТОНИК

химия или жизнь?

   Яркие вспышки. Разноцветные пятна дискотечного фаерболла на стенах и на полу. Неоновые лампы под потолком. Розовый гелий, зелёный криптон и синий аргон. Музыка вывернута на полную громкость. На стенах красуются: Ричард Гамильтон - Study for a Fashion plate, Вессельман, много Роя Лихтенштейна: его обеспокоенные девушки звонят в никуда и плачут.

Young Liberty Love

   Все эти картины копии, конечно. Оригиналы давно рассыпались в пыль или пошли на топливо для утилизаторов мусора.

Проклятые продажные яппи.

   Яркость и контраст. Каждый миллиметр пространства - произведение искусства. Куда ни брось взгляд, везде вульгарный леопардовый принт, клетка, цветочные узоры.

Всё, что угодно, лишь бы не видеть этот голый серый бетон.

"Some of them want to use you
Some of them want to get used by you
Some of them want to abuse you
Some of them want to be..."

ХВАТИТ СОПРОТИВЛЯТЬСЯ

   - Что?! А?! Кто выключил музыку?
   Тишина осыпается на меня, словно конфетти. Эта ломкая, хрустящая тишина. Если закрыть глаза, то можно услышать тонкую струйку сигнала "пи-и-и...". Ультразвук, пронизывающий воздух. Цифровое излучение.
   Кто-то включает свет. Странные люди в чёрных робах вносят в комнату ящики и складывают их вдоль стены. "Made in КОРЕНЬ" - жирная надпись на отрывающихся этикетках. Сквозь треснувший пластик светится очередная порция человеческого счастья. Выглядывает, подобно рыбе-удильщику.
   - Я же просил не вламываться ко мне без стука! - сообщаю я, натягивая на себя одеяло.
   Вообще-то я спал.
   - Твоё ретро слышно внизу, - пожимает Атлант плечами. - А это - тридцать третий этаж. Мы стучались около получаса. Потом просто сняли дверь с петель, как всегда. Я думал, что ты уже привык.
   Вообще-то нет.
   Я попытался сфокусироваться на этом вероломном вандале.
   Атлант был замурован в чёрное светонепроницаемое одеяние. На голову он натянул шапку, чтобы прикрыть свои бесцветные волосы. Но даже через этот скафандр пробивалось слабое холодное свечение. Жидкий циан от валидов, что тёкли по его венам. Зеленовато-голубой неоновый люминисцент. Бьюсь об заклад, если его раздеть, то можно использовать в качестве фонаря в подвале.

Человек - проблесковый маячок.

   - Тут больше, чем обычно, - кивнул я в сторону ящиков.
   - Да, - согласился Атлант.
   Он стоял напротив окна и "любовался" видом, что открывался с высоты. Меня всегда это удивляло. Что там можно разглядывать? В этой темной унылой грязной дыре.
   Ребята из "КОРНЯ" закончили разгрузку и теперь, с видом смущенных балерин, топтались около двери, разглядывая свои ботинки.
   Наконец-то я встал с кровати, стряхнул с трусов сигаретный пепел и накинул халат - прекрасное творение в стиле бохо. Его подарил мне "один хороший друг".
   - У меня кое-что есть для ТЕБЯ, - сообщил Атлант.

...

   "Кибертоник - общее название для любого типа веществ или "валидов", способных изменять восприятие окружающего мира посредствам воздействия на височные доли головного мозга. Кибертоник был открыт физиологом Николя Бехрамом и кибернетиком Тагом Шипманом в 2034 году при синтезе трёх "исходных данных", в среде разработчиков более известных под кодовыми названиями: "Вера", "Надежда" и "Любовь". Кибертоник не содержит запрещенных прекурсоров, поэтому допущен к продаже."
   Именно так описывает эту чудотворную субстанцию энциклопедия "Вещества и элементы тысячелетия".
   Однако если спросить у простого смертного, что же такое "кибертоник", то он ответит, что это нечто большее, чем какая-то хрень, меняющая восприятие. Жидкие валиды. "Чистая правда". "Зрение". "Реальность".
   Тогда, десять лет назад, никто не мог смириться с выцветающим миром, который стремительно превращался в декорации техногенной катастрофы. Производственные мощности работали на пределе. Загазованность в городах достигла своего апогея. Мегаполисы задыхались. Процесс искусственного фотосинтеза решено было вручить в руки производителей кондиционеров "Золотце". На улицах стало пахнуть прелым сеном. Озоновый слой истончался. Экологи бредили, предвещая конец света. Лето 2023 закончилось только в ноябре, перспективные плодородные земли были потеряны навсегда. Все винили китайцев. Китайцы перерабатывали смог в кирпичи и строили из них здания.
Информация потекла по проводам и трубопроводам. Можно было вовсе не выходить из дома. Надеть кибершлем на голову, подключится к сетке и дрейфовать в кресле "ожидания". Ожидания кончины. На это и был расчет. Но что-то пошло не так.
Многие действительно слишком любили жизнь. Настала эпоха нео-хиппи. Люди, пренебрегая защитными оболочками, выходили на улицы и выпускали голубей в небо цвета сажи. Через пару минут голубь падал замертво в одно из токсичных озер, растворяясь радужным пятном.
Психологи назвали это: "визуально-эмоциональным голоданием". Серый мир не возбуждал аппетит, виртуальная реальность, на которую многие делали ставки, не сработала, найдя одобрение только в игровой индустрии. Скандал с мальчиком-индусом, который умер из-за мышечной атрофии, находясь в "вирте" около полугода, шокировал общественность. Люди отчаянно не хотели умирать.
Человечество решило рискнуть ещё раз. Что делать, когда планета несётся прямиком в раскалённое жерло ада? Надеть солнцезащитные очки и нанести побольше крема с супер высокой степенью защиты SPF 100. Так мы и сделали.
Я работал дистрибьютором кибертоника на крупнейшего федерального производителя валидов - "КОРЕНЬ". Они считали, что дистрибьютерство уничтожает конкуренцию на корню. Клиентами были целые семьи, кланы, дома, предприятия. Я просто приносил им ежемесячную дозу согласно абонентской плате прямо домой. Иногда они рекомендовали мне ещё кого-то. За каждого нового торчка "КОРЕНЬ" набрасывал неплохой процент. Среди моих клиентов в основном были порядочные родители, студенты, бизнесмены, школьники, сердобольные старики. С ними было меньше проблем. Все они быстро подсаживались и вовремя оплачивали счета.
Действие кибертоника заключалось в том, что реальность начинала играть новыми красками. Валиды будили генетическую память, подключались к зрительному нерву и превращали монохром в кульминацию фиесты. Воздух снова становился свежим, в несуществующих парках распускались магнолии. На небе угадывались белые пушистые облака. Люди ловили галлюцинации, и мир начинал казаться им правильным. Надо было просто взять "девайс" с огромной железной иглой и загнать валидную субстанцию в вену, которая со временем от регулярных инъекций превращалась в оптоволокно. Каково это?
Я не знаю.
Дело в том, что мой организм оказался неспособным переварить эту жуткую химическую солянку. Когда я впервые загнал в кровь кибертоник, мозги начали танцевать тарантеллу, всё вокруг зашлось помехами, а из ушей потекли реки крови. Потом я просто отключился на пару недель, периодически выдавливая из себя пену.
Непростительный дефект. Неудачник.
Поэтому, когда Атлант сообщил, что у него для МЕНЯ что-то есть, я немного насторожился.
- Здесь, - кивнул он на коробки, - очередное обновление. Немного убавили светимость, подкорректировали запахи, стабилизировали помехи. Убрали парочку багов. Так, по мелочи.
Он сделал неопределенный жест головой.
- А от меня что надо? - спросил я.
- Там есть еще кое-что. Мы сейчас тестируем некоторые...изотопы. Поэтому, если вдруг люди будут говорить тебе, что возникли какие-то ПРОБЛЕМЫ (тошнота, головокружение, лёгкое недомогание), успокой их и дай понять, что мы в курсе. Дай им понять, что нам не наплевать и мы заботимся о них, ок? Скажи им, что это новая разработка. Более экологичная. А недомогания связаны с очищением организма от токсинов. Говори что-нибудь. Но главное - не похерь нам клиентов.
Я пожал плечами. Всё это мне не особо нравилось.
Атлант достал из кармана какой-то пакетик и потряс перед моим носом:
- Чистый валид. Демонстрация концепта через год, но я, по доброте душевной, вложу его тебе в руки прямо сейчас. Мы называем эту штуку "глитч". Специально для таких как ТЫ. Это поможет тебе понять, что такое "жизнь в новом формате". Признайся, тебя это раздражает, да? Что все видят перед собой то, что хотят, а ты - фальшивка. Ошибка. Полтора процента из ста, оставшийся без своей дозы реальности. Смотри, - он развернул меня в сторону коробок с кибертоником, - сбагришь это за месяц и получишь запас "глитча" на месяц абсолютно бесплатно.
Это был маленький пакетик непонятно чего, некая белая смесь стирального порошка с чем-то, похожим на голубые кристаллы метамфетамина. Одному Богу было известно, что там. Состав кибертоника держался в страшной тайне. Говорили, что его изготавливают в какой-то секретной лаборатории на Луне.
Я без особо энтузиазма взял пакетик и оглянулся по сторонам в поисках подходящего "девайса".
- Не-не-не, - запротестовал Атлан, уловив ход моих мыслей. - Это надо вдыхать.
- Вдыхать? - переспросил я.
Атлант кивнул.
- И вот ещё что, когда будешь дегустировать, лучше выйди куда-нибудь, где не так много всего...ЭТОГО, - он сумбурно махнул рукой на изысканное убранство моей комнаты.

...

   Потревоженный ночными гостями, я более не мог заснуть. Всё стоял и смотрел в окно.
   И не мудрено, что никто не хотел вылезать из-под кибертоника. Никто не хотел видеть эту голую, разбитую, растоптанную реальность с тёмными подворотнями, сломанными фонарями и тоннами проводов на тротуарах, с этими артериями, переносящими внутри себя всё живое. Гигабайты человечества.

"Информация - единственный источник выживания"

   С высоты тридцать третьего этажа в темноте существуют лишь вывески. Манящие на свой свет таблоиды:
   "Последнее небо". "Забытый странник". "Бесплатная розетка". "Комната тишины". "Девушки и вещи". "Выиграй пожизненный запас трафика!" "Кибертоник - коктейль для тех, кто привык радоваться сверчкам и белому шуму в ушах".
Город похоронен в трущобах. Гниёт под цифровой изоляцией. Любое здание - серый истукан, тянущий руки к небу. Вокруг должно быть только неприметное необработанное полотно, чтобы вещества в мозгах смогли расставить всё на свои места. Пустыня из восьми тысяч истуканов.
"Да это не город, это какой-то грёбаный Франкенштейн!" - воскликнул я.
В этот момент зазвонил домашний ретрофон. Раздражённо я поднёс к уху трубку цвета фуксии и стал накручивать провод на палец.
Звонила Анна. Анна-Мария-Розмарин-Децибел. Только что она разбила градусник с ртутью, который случайно нашла в завалах своей квартиры, и находилась в крайнем волнении:
"Мне кажется, что эта штука ядовитая!"
Она была ужасным ипохондриком. Страдала каким-то редким аутоиммунным заболеванием, поэтому никуда не выходила из дома. Естественно, кибертоник она не принимала. Слишком тонкая кожа, готовая разойтись по швам от легкого касания иглы. Зачем ей понадобился посреди ночи градусник, я понятия не имел.
   Мы познакомились случайно. Анна ошиблась номером и вместо службы психологической помощи попала ко мне. Воспользовавшись случаем я попробовал толкнуть ей немного валидов, но в итоге выслушал трёхчасовую лекцию на тему токсичных элементов и расщепления белков.
   Вообще-то она мне нравилась.
   "Кажется, я собрала все шарики. Конечно, я сразу прочитала про эту штуку, но не уверена, что собрала всё. Что-то могло просочиться в трещины, понимаешь".
   Я извлек из-под подушки бутылку пива и поймал себя на мысли, что всё чаще поглядываю на пластиковый пакетик "глитча" на тумбочке.
   "Тут говорится, - Анна начала зачитывать по слогам как ребенок, - что необходимо провести сеанс демеркуризации. Хм... Эта штука настолько древняя, что вряд ли я сейчас смогу провернуть эту демеркуризацию!"
   - И что ты хочешь от меня? Чтобы я её провел?
   Она подышала громко в динамик:
   "Я хочу немного понимания и сострадания, бездушная ты свинья!"
   Анна бросила трубку, а я включил музыку, рухнул на кровать и забылся очередным тревожным сном.

...

На следующий день я вовсю продавал обновленный кибертоник какой-то старушке. Она была глуховата и ничего не понимала из того, что я ей говорил.
- Эти валиды стали ещё экологичнее. Ещё чище. Натуральный продукт. Никаких синтетических добавок, мы проводим тестирования на кенгуру, говорят, что они наиболее чувствительны к изменению восприятия реальности.
Я мог нести ей всё, что хотел. Жара стояла адская. На бабушке был бледно-лососевый кардиган. Она выглядела заинтересованно.
- Смотрите, это не сложно. Нужно будет просто немного подогреть вот этот порошок. Просто готовите раствор в домашней лаборатории (она идёт в комплекте с первой дозой) и вводите себе в вену. У вас они очень большие, как раз подойдут для этого дела. Всё очень просто! Справится даже ребенок!
- Мы живём в хорошее время, - улыбнулась она. - Раньше, кроме войны никаких развлечений и не было.
Я вытер пот с лица и задумался, стоит ли упоминать про ПРОБЛЕМЫ, или подождать действия первой инъекции.
- Я стану молодой? - вдруг спросила старушка.
- Конечно! - воскликнул я. - Морально и физически! Только не употребляйте всё сразу, иначе опять придется учиться есть ложкой. Вот тут, - я показал ей инструкцию, - написано, сколько стоит вводить раствора за первый приём и последующие.
- А что потом будет со мной?
Я был готов к этому. Всегда ждёшь какого-то подвоха, впаривая кибертоник одиноким старушкам.
- А вам не рассказывали? - удивился я, - посмотрите вокруг, что вы видите? Этот серый унылый мир, погребенный под тоннами смога. Вы помните, как он выглядел раньше? Вы хотите увидеть это еще разок? Пробежаться по зеленым свежим лугам, насладиться дуновением легкого бриза в лицо, вдохнуть соленый морской воздух, пережить восход солнца?
Было немного странно описывать все эти вещи, стоя где-то в кулуарах цивилизации, щурясь от пыли, набившейся в глаза. Воздух приобретал мутно-зеленые оттенки, а руки тут же покрывались каким-то налётом.
- Услышать пение птиц, - не терял я надежды.
- Беру, - решительно ответила старушка, взглянув на меня.
В её правом глазу я увидел бледное пятно катаракты. Оно напомнило мне лицо на луне, когда её еще можно было разглядеть на небе.
Без разницы уже было кому и что продавать.

...

   Когда мир превратился в сплошной пульсирующий в яростных спазмах желудок, человечество решило, что не хочет смотреть на эти предсмертные муки. Мы нарожали достаточно детей и построили достаточно заводов, чтобы сейчас просто насладиться хорошей жизнью. Неужели мы не можем себе это позволить?
   Прозрачный пакетик на тумбочке вызывал во мне двоякие чувства.

Я боялся.

   Боялся переступить этот сомнительный галлюциногенный порог. Люди, сидевшие на валидах, ничем не отличались от меня. Разве что этим фосфорным легким свечением, исходившим от кожи. Тех же, кто злоупотреблял эскапичным ширевом, было видно сразу: глаза - вылитые LED-лампы. Светящиеся жирные точки, внутри которых носятся импульсы со сверхзвуковой скоростью. Что видели они перед собой? Превращался ли для них мир в ультрафиолетовый суп?
   Я включил на своём компьютере заставку со звездным круговоротом и какую-то музыку, и всматривался в нее, словно больной ублюдок. Позвонила Анна. Она всё поняла по моему голосу.
" Только не говори, что ты опять включил звездный поток?"
Её волновала ртуть.
" Мне кажется, что я чувствую во рту металлический привкус. И температура сегодня поднялась."
- Сходи к врачу, - ответил я ей.
"Такое чувство, как будто бы тошнит, но я не могу понять. Может быть я просто надумываю лишнего."
- Может быть.
Я правда сочувствовал ей. Но не понимал, как я могу это передать. Может быть, если бы я попробовал немного "глитча", я бы смог продемонстрировать ей свою озабоченность. Но я был серым и каменным как реальность вокруг меня. Немного сырой и угрюмый. Всё, что я мог, это просто подавать в воздух какие-то слабые признаки жизни.
   Что и говорить, Анна обиделась на меня. Бросила трубку и пообещала больше не донимать своим нытьем. Хотя я и не считал это нытьем.

...

Этот парень, Генерал, был настоящим отморозком. Поэтому я так и называл его: Генерал Отморозок.
Я увидел его впервые, когда он метал лыжные палки в людей на улице, словно копья.
Мы сошлись на почве общей неприязни ко всему происходящему.
Он нагрянул ко мне вечером. Я открыл дверь, и пара торчков внесли маленький изящный резной диван, обтянутый красным атласом. На нём, словно на паланкине, возлежал Генерал.
- Будуарный ампир, - указал он пальцем на обивку. - Безупречная работа.
Таких, как я и он, отличала лишь необъяснимая тяга ко всему яркому. Это давало пищу нашим глазам, не давая зрению окончательно атрофироваться.
Мы оба не употребляли кибертоник.
Генерал не был из числа дефектов вроде меня. Свою шайку, обитающую в гаражах и трущобах, он называл: " Outside Image". Естественно, никто из его дурачков не смог запомнить этого выражения, поэтому все называли друг друга просто: "отморозки", "мусор", "отбросы", "ренегаты", "отщепенецы", "предатели". Всё это было гнусным определением той тусовки, что всё еще считала себя независимой. Ровно до того момента, пока не осознала, что корабль мироздания спокойно тронулся в большое плавание, медленно и верно трансформируясь под нового потребителя.
Такие, как Генерал, держались до последнего. Эти ретрограды, старообрядцы, поклоняющиеся печатным изданиям и коллекционирующие всякий хлам в виде мобильников, дисков, книг, картин. Когда реальность стала жидкой и потекла по венам, а информация стала поставляться в мозг, минуя каналы восприятия, потребность во всём остальном превратилась в рудимент.
- Все эти книги, - говорил возбужденно Генерал, - редкий понт. Единичный экземпляр откровений Соломона, рассыпающийся в руках - всё это реликвии, рептилии, оставшиеся за бортом несущегося вперед крейсера человечества. Мы не остановим колесо прогресса, потому что стремимся облегчить свою жизнь до такой степени, чтобы можно было просто родиться и умереть, не делая ничего. Они бы мечтали о том, чтобы можно было существовать без пищи, сна, душа и вечной потребности с кем-нибудь совокупиться. Просто мыслящий тростник. Достаточно было бы просто остаться квазисознанием, наблюдающим со стороны. Но нет, нам дали физику и анатомию и сказали: что же, ребята, вам придется как-то с этим жить. Так что ты хотел рассказать?
Он был таким же Генералом, как я восьмибитной говорящей обезьянкой.
Мне пришлось рассказать ему о "глитче" и о своих опасениях на этот счёт. Он среагировал незамедлительно:
- Больше ни слова. Я категорически против употребления любых валидов, ты меня знаешь. Но я не могу смотреть на твои мучения. Неси сюда этот "глитч", я научен горьким опытом, к тому же, в прошлом я был дегустатором.
Без лишних разговоров я протянул ему пакетик, и он вдохнул столько, сколько смог. Около минуты его взгляд бесцельно блуждал по комнате, а затем он сморщился и начал орать на весь дом:
- О боже, боже! Как будто кто-то ссыт мне прямо в глаза! Как ярко! Я просто не могу на это смотреть! Как же ты живешь в этом!
Он бросился к окну.
- Это невозможно, все эти штучки у тебя на стенах! Эти мерзкие девки! В вульгарных позах!
Я с удивлением уставился на невинный поп-арт и не обнаружил ничего такого, что могло бы вызвать подобную реакцию.
- Я вижу здание корпорации "КОРЕНЬ", - не унимался Генерал. - Вон там на самой вершине его охраняет дракон и шестеро заряженных ребят с автоматами. Смог рассеялся. Этот город ожил. Мягкий и подвижный, интригующий, изящный, чуть-чуть пошлый и молчаливый, как китайская стриптизёрша. Всё это вытирает меня об себя!
Генерал тёр руками глаза. Когда он обернулся, то был похож на заплаканного истеричного наркомана.
Прошло около часа. Мне пришлось дать ему антидот, который выделяла мне контора на случай, если клиенту вдруг станет плохо.
- Это было ужасно, - поделился он, придя в себя. - Хорошо, что ты сам не попробовал, иначе, сошёл бы с ума. Ты хоть понимаешь, что это за дерьмо? Это попахивает заказным убийством! Они просто всё время держат нас на мушке. Просто хотят, чтобы всё было под контролем. Понимаешь, мысли - самое последнее, что может оказаться под контролем. Они могут контролировать всё, но они не смогут контролировать твои мысли. Подумай об этом.
- Нет ничего такого в моих мыслях, чтобы можно было как-то их контролировать.
Вообще мы уже достаточно "набрались" к этому времени, поэтому даже такие невероятные вещи приобретали для меня какой-то смысл. Я набрался смелости и вывалил всю правду о новых разработках, продемонстрировав коробки с кибертоником.
- Полная суггестия, вот чего они добиваются! - Генерал возбуждённо пересчитывал упаковки с валидами. - Они дорвались до наших банковских счетов, переписок, звонков, приватных чатов и анонимайзеров. Теперь они доберутся и до мозгов. Ты знаешь про ванделлию? Это крохотная рыбка-паразит. Сомик проникает в организм через самые маленькие отверстия и начинает пожирать твою плоть. Кибертоник делает то же самое с мозгами. Здесь ровно девяносто восемь порций! Девяносто восемь обманутых и загубленных жизней!
- Он не сказал, что они туда замешивают, - развел я руками. - Мне всегда было плевать на клиентов, а сейчас я прихожу домой и переживаю из-за всех этих старушек!
- Это возмутительно! Но тебе повезло. Я знаю, как можно нейтрализовать действие этого паразита, - Генерал склонился надо мной и зашептал на ухо. - Я не говорил тебе, но я держу небольшую лабораторию в северных трущобах...

...

С этого всё началось и этим всё закончилось. Около двух дней мы с Генералом, как два спятивших торчка, заливали в себя умопомрачительное количество бухла и замешивали в кибертоник какой-то субстрат "антидота".
- Главное соблюдать пропорции! - командовал Генерал. - Мы же не хотим, чтобы кто-нибудь пострадал.
Если честно, это меня успокаивало.
Возник момент, когда я, очнувшись от алкогольной комы, внезапно обнаружил себя разговаривающим по телефону с Анной. Она опять что-то мямлила про ртуть.
Я подумал, как бы хорошо сейчас было, если бы она была рядом. Прямо здесь, со мной и Генералом. Расфасовывала бы пакеты, маркировала, смеялась. А вслух зачем-то сказал:
- Послушай, снаружи полно радиации, и если ты не выходишь на улицу, это еще не значит, что она не может проникнуть в твой дом. Всё рушится, ты понимаешь это? Излучение вскоре добьет всех и каждого, а ты паришься из-за какой-то разлившейся ртути! Да наплевать на неё, она уже ничего не испортит, понимаешь ты меня или нет?
На линии раздались короткие гудки.
Ну, вот опять.
Я вернулся за работу и долго рассматривал белую "муку" на своих пальцах. Какой-то странный запах не давал мне покоя.
- Можно попробовать? - спросил я у Генерала.
Тот оторвался от работы и уставился на меня. Он был в фартуке и весь белый с ног до головы. Диван в стиле ампир пришлось вынести на время в коридор, а стены обклеить старыми газетами.
- Да, конечно, - ответил он, ничуть не смутившись.
Я поднёс палец ко рту, замешкался.
Глупости какие-то...

...

Следующие два дня похмелье не отставало от меня ни на секунду. Уставший, разбитый и больной я перемещался от дома к дому, от порога к порогу, волоча за собой маленькую тележку, набитую кибертоником.
Люди встречали меня с радостью. Дети пытались играть со мной, родители улыбались, демонстрируя оплаченные счета. Одно успокаивало: теперь их мозгами никто не мог управлять.
Я задумался над этим. Было что-то в этой идее нездоровое. Это медленное осознание чего-то ужасного угнетало меня. Размышления о токсичных пейзажах сменялись воспоминаниями о двух прошедших днях.
Что это вообще такое было?
Надо было с кем-то обсудить случившееся. Я умолял себя не паниковать раньше времени, хотя уже придумывал эти нелепые объяснения перед Атлантом:
- Ты хочешь сказать, что вы вместе с этим ренегатом что-то замесили в состав кибертоника?
- Именно! Но я был слишком бухой, чтобы что-то соображать. Тогда мне всё казалось очень логичным. Уверен, что эта штука не опаснее глицина.
Я боялся себе признаться, что любая штука в мире, где радиация выжирает катаракты в глазах, считалась опасной.
Я не мог обсудить этот вопрос с Генералом, поэтому набрал номер Анны.
Она не отвечала. Просто игнорировала мои звонки, чего не делала никогда, даже в моменты самой страшной обиды.
Внутри разгоралось беспокойство.
Для любого дистрибьютора не составит труда пробить, где живёт тот или иной человек, поэтому я быстро узнал адрес Анны и отправился к ней. Я не знал, что я там увижу, но по дороге всё же заехал за цветами.
"Почти как живые!" - сообщил почти живой продавец.
Я стучал десять минут. Затем проверил дверь. Она оказалась закрыта только на цепочку. Вырвав её с корнем я заметался по квартире. Анну я нашёл в гостиной. Боже мой! Бедняжка лежала на полу перед включенным ретровизором. На экране перемещалась стая газелей. Это была её любимая плёнка: "Убийственная скорость:Саванна" от National Geographic.
Я поднял Анну и обомлел. Бирюзовая яркая пена текла по подбородку, глаза закатились, тело было липким. С ужасом я заметил неподалёку разорванный пластиковый пакетик и инструкцию с моей маркировкой.
О нет! Где же ты достала это дерьмо?!
В гневе я вытащил телефон из кармана и набрал знакомый номер. Генерал тут же взял трубку.
- Ты, сука! Что ты туда намешал?! Грёбаный олигофрен, она умирает! - орал я.
- Да ничего особенного... Фталоцианин, цэфедрин, Омнопон, бромид натрия, закись азота... Немного ментола. Да что ты так разнерв...
Я нажал на сброс и начал молиться. Этот урод только что уничтожил "КОРЕНЬ". А вместе с ним, он уничтожил меня.
Не знаю, сколько времени прошло, прежде чем я поднялся, уложил Анну на диван, выключил "Убийственная скорость:Саванна" и вышел из дома.
Улица показалась мне абсолютно здоровой. Такой, какой она должна была быть. Всё шло своим чередом. Это было естественно. Естественный процесс разрушения.
Руки дрожали, пока я устанавливал самодельную лабораторию у себя, не обращая внимания на инструкцию. Я делал это тысячу раз, демонстрируя устройство разным людям, а сейчас всё валилось куда-то в пропасть сквозь пальцы.
Когда всё было готово, я сжал шприц в руке, этот грязный "девайс" всего самого порочного. В мозгах уже проносились картинки скрюченных в судорогах старушек с глазами, вытекающими на колени и разбухшими языками. "Вот, бл*, неужели они делают это регулярно, - думал я. - Тычут себя иглой, наблюдая, как субстанция цвета циана медленно проникает внутрь..."
Яркие вспышки боли. Момент истины. Разноцветные пятна дискотечного фаерболла разъедают воздух, словно ржавчина. Я чувствую их удары на себе. Розовый гелий наносит смертоносный хук. Зелёный криптон врезается апперкотом прямо в челюсть. Синий аргон бьёт наотмашь. Я улыбаюсь.
Это называется вдохновение.
Как... красиво.

...

Фрау Штольц (так она сама себя называла) всё никак не могла вспомнить, откуда у неё взялась эта пластиковая упаковка какого-то белого порошка на столе. Закапав в глаз "Квайнекс", который уже давно не спасал её от прогрессирующей катаракты, она подошла к окну и распахнула его настежь. Горячий воздух пах черносливом и жжёной проводкой. На фоне гигантского огненного шара чернели силуэты зданий, вдоль горизонта тянулись инфопроводы, поблёскивая светодиодами; переполненные магистрали петляли в воздухе, ловко жонглируя транспортом; если поднять голову и взглянуть вверх, то, сквозь легкую бурую дымку можно разглядеть свечение самых разных цветов.
"Как красиво, - подумала фрау. - Радуга".
"Sweet dreams are made of this
Who am I to disagree?


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  LitaWolf "Королевский отбор" (Любовное фэнтези) | | Х.Хайд "Яжмать, или Некромант в придачу" (Любовное фэнтези) | | Д.Хант "Русалка и дракон" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 6. Сердце мира" (ЛитРПГ) | | А.Каменистый "S-T-I-K-S Шесть дней свободы" (Постапокалипсис) | | А.Майнер "Целитель 2" (Научная фантастика) | | Т.Серганова "Обрученные зверем" (Любовное фэнтези) | | В.Конте "Omega. Инстинкт борьбы" (Антиутопия) | | Д.Владимиров "Парабеллум (вальтер-3)" (Постапокалипсис) | | А.Каменистый "Восемнадцать с плюсом (читер 3)" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"