Книга Игорь: другие произведения.

Там могут водиться волки

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  
  Никогда не бродите в горах без ружья.
  Совет бывалого старателя
  
  
  - I -
  
  Стая приближалась.
  Тим Руэри смерил взглядом расстояние до скального выступа - футов триста, не так уж и много. Выше и чуть правее широкий уступ, за ним вход в пещеру.
  Старатель проглотил таблетку, покрепче перехватил лямки рюкзака, несколько раз вдохнул - выдохнул и побежал. Триста футов, двести пятьдесят, двести... Малейшее промедление, малейшая ошибка и волки настигнут жертву. Опрокинут, вцепятся в плоть, разорвут на части, жадно насытят свои желудки.
  ...сто пятьдесят, сто, пятьдесят. Тим подпрыгнул, ухватился за выступ и подтянулся. Левая нога проскользнула, зато правой удалось упереться в камень. Старатель перехватил следующий выступ и снова подтянулся - камень сидел прочно. Прижавшись к скале Руэри замер.
  Спину обдало обозлённым воем. Старатель отдышался и осторожно повернул голову: хищники расселись полукругом, нервно щёлкали челюстями, поглядывая на ускользнувшую добычу. Стае не хватило футов двадцать, ровно столько отделяет жизнь от смерти, теперь он знает не понаслышке. И знает, что здесь есть настоящие волки.
  Ни один туристический каталог, ни один гид, ни один старатель, ни один учёный даже не заикнулись, что на Омеге водятся хоть какие-нибудь животные. Лишь строго учтённые поисковые собаки в специальных вольерах - незаменимые помощники спасателей. Но здесь, у скалы, совсем не спаниели или мопсы, здесь стая настоящих серых волков. Быстрых, сильных, весом около сотни фунтов каждый, с длинными клыками и прекрасным нюхом.
  Откуда на Омеге волки? Неужели, какой-то шутник привёз, адаптировал под местные условия и выпустил на волю. Тогда, чем или кем они питаются, ведь не хомячки, зерном сыты не будут. Пока вопросов больше чем ответов, но сейчас не это главное. Сейчас нужно добраться до пещеры.
  Вой стих, и парень снова глянул вниз: половина стаи куда-то пропала. Холодок пополз по спине - не иначе, хищники знают обходной путь по скалам, и будут ждать его наверху. Внизу смерть, наверху тоже скоро будет не рай, у него нет другого выхода. Старатель глубоко вдохнул - выдохнул и полез вверх. От уступа к уступу, от камня к камню. Единственный помощник - большой охотничий нож. Тим вставлял его в трещины и подтягивался, отталкиваясь ногами.
  Иногда парень останавливался, чтобы отдышаться и проглотить капсулу стимулятора - безвредного, как уверил старатель по прозвищу Седой. Сейчас Руэри оценил средство, стоившее ему немалых денег. Маленькая красная капсула возвращала силы, вдыхала в тело легкость, расслабляла сознание. Он острее видел, слышал и даже нюх усиливался.
  Снизу понесло волчьей вонью, вызвавшей у человека лёгкую тошноту. Остался один рывок. Старатель проглотил капсулу и резво пошёл вверх. Из-под ботинок сыпались камни. Иногда рука соскальзывала, но Руэри успевал ухватиться другой. Один раз прямо на голову пополз большой валун, но человек неимоверным усилием отпрыгнул в сторону, поймав выступ и повиснув на одной руке. Тим рассмеялся - судьба благоволит, он обязательно доберётся до цели.
  Ещё чуть-чуть, футов пять. Волки внизу завыли сильнее, что это? Неужели, серые перекрыли вход в пещеру. Тим перехватил нож в правую руку, подтянулся и осторожно выглянул: по всей видимости, стая растянулась, потому что перед входом его ждал только один хищник. Времени терять нельзя, старатель сделал последнее усилие и влез на уступ. Волк чуть присел, оскалил клыки, зарычал. Блестящая серая шерсть встала дыбом.
  - Иди сюда, тварь, - прохрипел старатель, сжимая правой рукой лямки рюкзака, левой нож. - Давай!
  Волк приготовился к прыжку, и в этот момент Тим швырнул в серого рюкзак. Стимулятор придал сил - старатель бросил тяжёлую ношу, словно яблоко. В одиночку хищник не рискнул противостоять решительно настроенному человеку, отпрыгнул в сторону и скрылся.
  Не дожидаясь появления других серых, Руэри побежал к пещере. Подхватил вещи и стремительно влетел внутрь. Темнота не позволила рассмотреть убежище. Тим поставил рюкзак и повернулся - снаружи его ждали два хищника.
  Нашарив на полу несколько больших камней, старатель один за другим швырнул их в волков. Узкая площадка, неожиданность и точность бросков сделали своё дело: два из трёх камней попали в цель. Один из волков покатился со склона. Второй, прихрамывая, поплёлся к спасительному выступу, но очередной камень поставил точку, попав в голову серому.
  Человек закричал.
  Горы подхватили эхо и понесли над Омегой звериный рык старателя, взявшего верх. Возможно, так кричали его предки много тысяч лет назад после удачной охоты или победы над врагом. Тим ощутил, как из глубин подсознания наружу вырвался зверь пострашнее волка - человек.
  В глазах потемнело, в голове тикали молоточки кровяного давления. Чтобы не потерять сознание, Руэри присел. Нервы, перенапряжение, таблетки? Не важно, он у цели. Остался последний шаг. Осталось найти то, зачем он сюда пришёл, из-за чего рискует жизнью ...
  
  - II -
  
  Всё началось с глянца.
  Возле единственного в посёлке бар-кафе две девушки разглядывали глянцевый журнал. Руэри, которому тогда едва исполнилось семнадцать, возвращался со школы и увидел красоток. Обе старше его, обе с хорошими фигурами - это всех привлекает. Парню показалось, что он встречал их раньше, но только показалось. Скорее всего, девушки прибыли в поисках работы - неподалёку большая овощебаза, где трудилась масса народу, в основном из приезжих. С близлежащих и не только деревень.
  Тим всегда удивлялся: почему приезжие девушки интереснее местных? Жуткая несправедливость, никак не укладывалась в сознании парня. Местные девчонки казались Руэри скучными, блеклыми. Они не могли нормально поддерживать беседу и компанию вообще. Их однотипно накрашенные губы, стандартные причёски и уныло-серая одежда вызывали у парня раздражение вперемешку с сочувствием. Большинство местных ребят выбирали в жёны девушек, приехавших на заработки. Бойких на слово, фигуристых и пылких на взаимные чувства.
  Руэри остановился, делая вид, что думает о чём-то своём, на самом деле разглядывая незнакомок. А те продолжали увлечённо беседовать, тыкая пальцами в журнал, и о чём-то споря. Изредка поглядывая по сторонам, словно опасаясь, что кто-то узнает их тайну или попытается обокрасть.
  Парень, не спеша, обогнул бар, два магазина, намереваясь подойти с 'тыла'. У стены магазинчика стояла большая стремянка - рабочие делали косметический ремонт и, скорее всего, отлучились пообедать. Тим взобрался по лестнице на самый верх: девушки видны, как на ладони и даже страницы журнала можно разглядеть. Но главное, отсюда хорошо слышен разговор незнакомок:
  - ... не то, что местные размазни ...
  При слове 'размазни' лицо парня залилось краской - он даже в мыслях не допускал такого комплимента в свой адрес. Но из песни слов не выбросишь, и Тим принялся разглядывать журнал. С разворота выразительно смотрел седой, лет около тридцати пяти старатель. То, что старатель, ясно было по светло-зелёной брезентовой куртке. Лицо героя украшала пара шрамов, но больше всего поразил взгляд. Он одновременно притягивал и отталкивал, вызывал доверие и какое-то странное чувство собственной никчёмности. Взгляд больших серо-стальных глаз из журнала проникал в самую глубину души. Словно оценивал, взвешивал и говорил: 'Нет, парень. Тебя я с собой в горы не возьму, ты слишком хлипкий для этого'. Как подтверждение, на рукаве героя красовался потёртый, изрядно выцветший красный шеврон.
  Руэри вспомнил, заезжие старатели в баре рассказывали про такие. Красные шевроны в старательских поселениях имели право носить лишь те, кто добыл самое сокровенное, самое ценное и самое дорогое - камень желаний. И 'водился' этот камушек только в одном месте Галактики - на далёкой планете Омега.
  Слова незнакомки укололи Тима в самое сердце: красотки предпочитают настоящих, не надутых анаболиками героев. Не украшенных смазливыми личиками, обклеенных купюрами и развалившихся на кожаных сиденьях дорогих авто. Красивые девушки выбирают настоящих мужчин. Деревенскому парню стало немного стыдно, он тихо и незаметно спустился со стремянки, и до глубокой темноты просидел в баре, осмысливая увиденное и услышанное.
  В тот вечер Тим передумал о многом. О любви и ненависти, о богатстве и нищете, о трусости и отваге. А на следующий день твёрдо решил скопить денег на билет до Омеги и стать тем, о ком вздыхают девчонки. Тем, кого печатают на разворотах модных журналов...
  
  - III -
  
  Тим поднял большой камень.
  В глазах потемнело, старатель выронил камень, едва не свалившись сам. Отдышавшись, проглотил таблетку, запил водой и присел. Нужно немного подождать, пока стимулятор начнёт действовать, но затягивать нельзя. Стая вновь собиралась и, если он быстро не закроет вход, волки осмелеют и нападут. Тогда ему точно конец.
  Руэри крупно повезло: вход в пещеру чуть шире, чем сам старатель. Такой узкий проход взять штурмом серым будет сложно, но на то они и хищники, чтобы настигать жертву. Если одновременно нападут трое, он не устоит.
  Волки завыли и на этот раз сильнее. Руэри поднял камень. Легко, словно камень сделан из пенопласта - стимулятор действовал безотказно. Неизвестно, на сколько хватит здоровья, но думать об этом сейчас не хотелось, да и некогда - на кону его жизнь. Тим аккуратно уложил валун на входе и взял следующий. Камень к камню, один ряд на другой. Не прошло и десяти минут, старатель полностью закрыл вход, оставив вверху небольшое оконце.
  Волки осмелели. Серые попытались продавить кладку, раз за разом прыгая на вход. Тим немедля начал класть второй слой. Запас камней у входа иссяк, старателю пришлось носить материал из глубины. И только когда второй слой прочно закрыл вход, Тим позволил себе присесть - сразу дико захотелось есть.
  Старатель открыл рюкзак. Он никогда не брал ничего лишнего: фонарик, два запасных комплекта батареек, вода, продукты, котелок, рация.
  С рацией получилось по-идиотски. На планете постоянно бушевали магнитные бури. Некоторое время учёные пытались составить график, но в итоге плюнули - невозможно. Бури были столь сильны, что никакая связь не работала. Старатели хорошо знали об этом, но рации всё равно брали, на случай 'окна'. Сейчас от связи никакого толку, поэтому Руэри сунул рацию обратно.
  От тяжёлого и дорогого альпинистского снаряжения Тим отказался. Да и зачем? Горы не крутые, ему вполне по силам взобраться без всяких там железок и верёвок. Опыта занятий в школьном альпинистском клубе должно хватить с лихвой. Пусть снаряжение таскают любители!
  Тёплые вещи и сухое горючее он тоже проигнорировал. Погода на Омеге не издевалась над старателями дождями, ветрами и ураганами. А уж снег и мороз здесь находились за гранью реальности, за всё время колонизации синоптики не зафиксировали ни одного похолодания.
  Главное - продукты и вода, чтобы можно было задержаться в горах подольше. Сахар, соль, чай, сухари, и консервы. На всякий случай армейская фляжка с ирландским виски, привезённая с Земли. Такой случай не наступал, поэтому парень решил сберечь виски до момента возвращения - будет чем отпраздновать...
  Тим выложил банку тушёнки, пакет сухарей и бутылку с водой. Обычный стандартный продуктовый набор, какой берут с собой геологи, путешественники и старатели. Можно было ещё прихватить концентратов, но выросший в деревне на натуральной пище ирландец их терпеть не мог. Лучше натуральной пищи может быть только натуральная пища, говорил его отец. С чем Тим всегда соглашался.
  Волки снаружи тоскливо взвыли, словно пропели прощальную песнь. Старатель даже подумал, что серые решили уйти и осторожно выглянул в оконце. Но нет, стая никуда не собиралась, решительно ждала по обе стороны от входа. Но сейчас старатель не боялся, волкам кладку не пробить и не повалить - он хорошо поработал...
  
  - IV -
  
  Лицом и ростом Руэри не задался.
  Пяти с половиной футов, худощавый с приплюснутым носом паренёк не вызывал восхищённых девичьих взглядов. Не имел спортивных достижений, не блистал успехами в освоении наук, что крайне расстраивало предков, получивших хорошее техническое образование.
  Родители Тима несли вахту на большой платформе в Северном море и навещали дом лишь раз в полгода. Всё это время за парнем присматривала тётка, жившая в той же деревне через пару улиц. Высокая, крепкая женщина с властным взглядом и командирским голосом, когда-то тоже работавшая на буровой платформе.
  Тётка зорко следила, чтобы племянник не подсел на наркоту или не утонул в бутылке, хотя сама любила пропустить вечерком стаканчик хорошего виски. Деньги на расходы родители переводили тётке, а уж она распоряжалась так, что у парня никогда не было лишнего доллара на развлечения.
  До момента, когда Тим домучил школу и пошёл работать на местную овощебазу. Но и там клондайка не обнаружилось, хотя теперь парень мог позволить себе заглянуть в бар и скоротать вечер с бокалом пива. На выходные съездить в Дублин, погулять по городу, заглянуть в паб на пинту "Гиннеса", а напоследок зайти в супермаркет и прикупить что-нибудь из модных шмоток или обуви.
  Современные девушки мало уделяют внимания парням с тощими кошельками. Проходя мимо Руэри, деревенские красавицы равнодушно скользили взглядами. Иногда всё же поглядывали, перешёптывались, противно хихикая при этом, что бесило Тима. И лишь одна пыталась обратить его внимание, но парню она абсолютно не нравилась. Рыжая худышка Кэйли шести футов ростом, унаследовавшая со школы прозвище 'Дылда'.
  Рыжие редко бывают красивыми. Ухоженными и настырными - да, но красивыми редко. Кэйли специально прогуливалась на пути возвращения Тима с овощного склада, где он работал сортировщиком. Парень несколько раз менял маршрут, но Дылда всякий раз оказывалась на его пути. Как позже выяснилось, не обошлось без помощи менеджера, звонившего Кэйли, когда объект воздыхания девушки уходил с работы. Зачем мерзавец это делал, Тим узнал, когда уволился: менеджер играл на тотализаторе и ставил, что Кэйли сегодня пересечётся с 'возлюбленным'.
  Чем дальше, тем тоскливее становилось на душе Руэри. Размеренность деревенской жизни понемногу начала бесить Тима. Ему хотелось жить совсем по другому. Не прозябать среди полей, свиноферм и ящиков с овощами в хранилище, довольствуясь кружкой пива по вечерам. Тим хотел дышать антуражем мегаполиса, разъезжать на скоростном авто, а на сиденье рядом видеть точенную фигурку модели, или известной телеведущей. Содержание такой жены требовало немалых денег, но Тим уже точно знал, где и как он их добудет.
  Сначала скопит на билет до Омеги плюс на старательскую лицензию. Затем, благодаря своему упорству, хитрости и везению он найдёт заветный камушек желаний. И вот тогда то его звезда засверкает на небосклоне знаменитостей, прожжёт сердца и умы самых красивых девушек. Заставит шёпотом говорить о себе завистников и восторгаться телеведущих. Тим Руэри ненавидел свою нынешнюю жизнь - он желал купаться в славе и деньгах.
   Однажды с Кэйли приключилась беда: девушка впала в депрессию и, наглотавшись снотворного, едва не ушла в мир иной. Тогда Тим впервые задумался: а нужно ли ему лететь за счастьем в далёкий мир пустынной планеты? Возможно, его звезда здесь, совсем рядом. Ежедневно ждёт и вздыхает.
  Современная медицина творит чудеса. Через месяц Кэйли выздоровела и, как показалось Тиму, совершенно утратила к нему интерес. И вот тут Руэри вдруг стало чего-то не хватать. Никто не встречал его по вечерам, никто не улыбался, никто не спрашивал, как прошёл день. Даже бармен наливал пиво отвернувшись. К двадцати годам Тим обнаружил, что у него нет ни друзей, ни подруги, а сам он живёт как одинокий волк...
  
  - V -
  
  Стемнело.
  Сквозь узкое оконце пещеры на фиолетово-чёрном небе тускло мерцали редкие разноцветные огоньки звёзд. Ветер забрасывал внутрь потоки холодного воздуха вперемешку со скальной пылью. Тим осторожно выглянул: волки расселись полукругом, отрезав путь к отступлению. В лунном свете, причудливые тени хищников распластались, словно кабалистические знаки.
  Но старателя это не волновало, вход он заложил надёжно, серым никак не пробиться. Даже если вся стая одновременно будет прыгать на кладку. Да и Тим зевать не собирался - метко брошенная в оконце пара тройка камней, запросто охладят пыл любого хищника. А если постараться, то можно и прикончить хотя бы одного серого - будет шкура на память.
  Прошло восемь часов, контрольное время возвращения сорок восемь. Если через сорок часов Тим Руэри не вернётся, на его поиски отправятся спасатели. А уж найти старателя на участке дело несложное, часов за пять управятся. Благо, погода на планете стояла почти идеальная, будто ранняя осень в Дублине. И, словно в опровержение мыслей, снаружи взвыл ветер.
  Тим включил фонарик. Луч света выхватил невысокий, футов восемь потолок. Да и в глубину пещера недалеко ушла - футов двадцать. При ширине около десяти. Если верить Седому, где-то здесь живёт камень желаний. Заветный, таинственный, волшебный и страшно желанный.
  Тим долго пытался выведать, как он выглядит? До этого парень часто видел фото волшебного камня в журналах, но все они сильно отличались друг от друга. И тот старатель сказал странную фразу: 'Ты его узнаешь'. И всё, больше ничего. А ведь Тим заплатил ещё и за информацию о местонахождении камня, об этой долбанной пещере. И за лицензию на право использования участка тоже. Половина заработанных за четыре года денег ушла на билет, четверть на лицензию, остальные в карман Седому.
  Неужели обманул?
  Руэри точно знал, за такой обман на Омеге могли запросто уронить со скалы. И никакая полиция не будет раскрывать преступление, в старательских колониях свои законы. Официальный кодекс действует частично и то лишь на бумаге.
  Нет, обмануть Седой не мог.
  Тогда почему сам не воспользовался участком, этой пещерой. Сам не попытался найти камень? Старатель лишь криво усмехнулся, сплюнул и пробурчал: 'Поймёшь позже'. Что позже? Пока у Тима вопросов было намного больше, чем ответов.
  Ветер снаружи усилился, завыл, подобно стае серых. Старатель поёжился - вроде похолодало. Вроде? Руэри вытащил верхний камень и осторожно выглянул наружу. Картина заставила его замереть - снаружи шёл снег. Крупные хлопья сыпались, словно из рога изобилия, накрывая горы и долину пушистым одеялом. Величественно, сказочно и жутко.
  Волки ещё ждали, но их желание поужинать улетучивалось. Взвыв несколько раз, серые собрались в стаю и пропали, словно никогда не появлялись и не охотились на человека. Снег пошёл сильнее, засыпав горы толстым, непроходимым слоем. Вернуться на базу сейчас точно не удастся, он просто замерзнёт. Вой ветра усилился, снежный хоровод превратился в метель. Старатель остался наедине с начинающейся снежной бурей, темнотой и спрятанным где-то в пещере волшебным камнем. Если Седой не соврал ...
  
  - VI -
  
  Он наткнулся на них вечером.
  Возвращаясь с работы, Тим столкнулся с целующейся парочкой. Ничего необычного в этом не было, если бы девушка не обернулась - Кэйли. Такого поворота событий парень никак не ожидал, Тим сам не понял, что в этот момент на него нашло. Длинноногая худышка, досаждавшая последние несколько месяцев, вдруг вызвала острый приступ ревности.
  Руэри бросился с кулаками на воздыхателя, но силы оказались неравны. Кавалер Кэйли врезал нападавшему всего раз. Тима отбросило, словно ударом грузовика и швырнуло в траву. И если бы не вмешалась виновница драки, всё могло закончиться гораздо хуже. Девушка решительно встала между лежащим Тимом и новым кавалером, предотвратив кровавую трагедию.
  Здоровяк работал подмастерьем в местной кузне, целый день махал тяжеленным молотом. А уж справиться с каким-то там сортировщиком овощной базы для него было всё равно, что раздавить мышку. Пообещав в следующий раз вышибить из наглеца мозги, кузнец сплюнул, сочувственно глянул на Кэйли и ушёл. А Тим надолго отправился на больничную койку.
  Самой больницы в деревне ещё не построили, ложиться в городскую пострадавший напрочь отказался, поэтому коротал дни дома. Читая книжки о путешествиях в далёкие миры, просматривая все подряд телепередачи, размышляя о странностях жизни и своего поступка. Иногда поднимался и, пошатываясь, выходил во двор - сотрясение мозга тяжёлая штука.
  Кэйли пришла на второй день.
  Разговор не клеился. Девушка краснела, бледнела, спрашивала, чем может помочь. А Тим, словно рыцарь из средневекового романа, держал её маленькую тёплую ладонь, и собирался с мыслями. В итоге гостья сообразила, что больного то и покормить некому, после чего отправилась на кухню. Тот ужин Тим Руэри запомнил надолго. Хотя, ничего необычного, из ряда вон выходящего не произошло.
  Но с тех пор каждое утро Кэйли появлялась в доме Руэри и первым делом шла на кухню. Болтая без умолку, жарила, варила, иногда заглядывая в комнату пострадавшего, чтобы поправить подушку и спросить, не нужно ли ему чего.
  Парень, чтобы не огорчать гостью, то просил принести воды, то приоткрыть шторы или просто посидеть рядом. Что девушка с видимым удовольствием исполняла, словно больничная сиделка или гувернантка. В эти моменты у Руэри возникало странное ощущение: будто они живут вместе много лет, а всё происходящее лишь сон, воспоминания прошлого. И даже суровая тётка не решалась маячить перед глазами племянника. Заглядывала изредка, загадочно улыбалась и тут же исчезала, словно призрак.
  Зашедшему вскоре детективу полиции, Тим долго и путано рассказывал о неудачном падении, ударе головой об камень, что Кэйли клятвенно подтверждала. Полицейский побывал на месте, знал, что камней там и близко нет, и знал, что произошло на самом деле. Но желания прятать за решётку громилу подмастерье совершенно не возникало. Пострадавший этого не желал, других свидетелей не было, да и жалоб ни от кого не поступало. А сам престарелый детектив готовился спокойно отправиться на пенсию и поселиться в этой же деревне.
  Лишь через пару недель Тим окончательно пошёл на поправку, стал чаще выходить на свежий воздух, вечерами прогуливаясь с Кэйли. В деревне поползли слухи о предстоящей свадьбе. Тим и Кэйли этого не опровергали, но и не подтверждали, что вносило ещё большую интригу. А тётка Тима лишь загадочно улыбалась, когда односельчане задавали ей вопрос напрямую.
  Впрочем, одно серьёзное изменение в жизни Тима случилось: рыжеволосая худышка стала чаще заходить в гости, помогая Руэри на кухне и просто так. А кулинарные шедевры, приготовленные Кэйли на редкие ирландские праздники, всегда давали фору мастерству хвалёных дублинских ресторанных поваров. В совокупности с зажжёнными свечами и приятной классической музыкой, которую парень ранее игнорировал. И всё вместе производило эффект, сравнимый с путешествием в сказку...
  
  - VII -
  
  Мороз крепчал.
  Холод быстро прошил брезентовую куртку, льняную рубашку и джинсы, окутав тело старателя плотным панцирем. Пальцы рук онемели, слушались плохо. Руэри никогда не считал себя мерзляком, да и климат родной Ирландии не баловал. Тим с детства обливался холодной водой по утрам и не подхватывал простуду. Но сейчас он столкнулся с чем-то очень северным, чем-то суровым. Сразу вспомнились фильмы про Арктику и Антарктиду, но ведь туда не ходили без тёплых вещей...
  Тим проглотил очередную капсулу и принялся прыгать вдоль пещеры, напевая под нос дурацкую песенку из мультфильма: 'Три-четыре, раз-два. Это песня на слова...' В тусклом свете лежащего на груде камней фонарика человеческая фигурка отбрасывала устрашающе грозную тень.
  Прыгая по пещере, разглядывая каменный потолок, стены и пол, Тим поймал себя на мысли, что это не пещера. Слишком ровный пол, стены и потолок. А в дальнем конце вообще гладкая стена. В голове возникла догадка - пещера искусственного происхождения. Конечно! Словно это какое-то убежище или тайник. Если тайник, то кто здесь прятался или что спрятал?
  Под ботинок попал камешек. Так неудачно, что нога подвернулась, и Тим со стоном присел. Ругая собственную неловкость, старатель нашарил ладонью злополучный камень: округлый, гладкий и почему-то тёплый. Тёплый? Вторая ладонь подтвердила - камень действительно тёплый и, как показалось старателю, камешек начал нагреваться.
  Озарение выстрелило в воспалённом сознании - это Он! Тот, что Тим так долго искал, мечтал, ждал, желал. Ради которого рисковал стать ужином волчьей стаи, рисковал разбиться о скалы. 'Ты его узнаешь', - вспомнились слова Седого. Тим поднёс камешек к глазам. Ничего особенного, обычный серый камушек. А странный минерал нагревался всё сильнее. Ещё пару минут и Тим не сможет держать его в руках. И тут он вспомнил главное: желание. Нужно загадать желание и думать только о нём. При этом как можно сильнее сжать заветный камень.
  Тим закрыл глаза, сосредоточился на желании и сжал камень. Волшебный минерал, словно услышав зов старателя, нагрелся до температуры кипятка. Но Тим почти не чувствовал боли, вся энергия, все мысли ушли на желание. Лишь когда запахло горелым, он опомнился, с воплем швырнув камень в глубь пещеры.
  Боль страшного ожога заставила Руэри взвыть. Левой рукой старатель начал искать в рюкзаке аптечку, но как назло медицинский комплект затерялся среди вещей. Тим вытряхнул содержимое на пол - аптечки не было. Неужели он её забыл?
  Старатель принял капсулу стимулятора, и достал эластичный бинт, который постоянно носил в кармане, на случай растяжения. Среди вещей в рюкзаке мелькнул пузырёк с синтомициновой мазью - всё, что осталось от медкомплекта. Руэри немедленно нанёс на обожжённое место толстый слой и обмотал эластичным бинтом, боль чуть утихла.
  Страшно захотелось спать, но Тим понимал - если заснёт в таком холоде, то уже не проснётся. Проглотив ещё одну капсулу, старатель вновь принялся ходить по пещере. Неожиданно, на дальней стене он обнаружил трещину. Как раз в том месте, куда швырнул камень.
  Тим поднял булыжник потяжелее и что есть силы бросил. Камень врезался в стену и, отколов кусок, упал. В месте удара зияла черная дыра. Старатель не раздумывал. Подняв здоровенный валун, Тим ударил им по стене, ещё раз и ещё.
  Тонкая стенка, закрывавшая нишу, рухнула. Тим посветил фонариком: в туче пыли стопками лежали аккуратно сложенные ящики. Словно ребёнок, нашедший вход в волшебную страну, парень подошёл к тайнику и попытался открыть ящик. К удивлению старателя, крышка легко откинулась. Изумлённому взору предстали запечатанные в целлофан, аккуратно сложенные пачки банкнот - желание сбылось.
  Тим захохотал. В остальных ящиках он обнаружил то же - пачки астродолларов достоинством по пятьдесят и сто. В тайнике лежали несметные богатства, о каких даже и мечтать не смел. А что он загадал? Он загадал триллион триллионов долларов. Тим точно не знал, сколько это, но предполагал, что очень много. И хватит на всю его жизнь, жизнь его детей, жизнь его внуков и правнуков.
  Осталось всего ничего - дождаться спасателей, и он начнёт совсем другую жизнь. Полную радости, счастья и наслаждений. Удачливый ирландец тут же представил, как с бокалом Шампанского стоит на палубе межзвёздной яхты и отдаёт приказания капитану, ведь это его яхта! А рядом две прекрасные девушки преданно смотрят ему в глаза, внемлют каждому слову, каждому жесту...
  Вьюга снаружи взвыла и перешла в ураган. Вместе с гудением ветра в пещеру ринулся морозный воздух. Стены, пол и потолок покрылись тонкой коркой льда. Руэри вдруг понял, что почти не чувствует ног ниже колена, даже не может пошевелить пальцами. Если так пойдёт дальше, то прибывшие спасатели извлекут из пещеры только замёрзший труп. И никакие деньги ему сейчас не помогут...
  
  - VIII -
  
  Новеньким не радовались.
  Кроме пилотов звездолётов, барменов и представителей Компании, продающей лицензии, снаряжение, продукты и всё, что вообще может понадобиться искателям приключений и охотникам за сокровищами.
  По вечерам не рекомендовалось околачиваться возле бара, 'дедушки' могли накостылять. Ведь каждый новичок - потенциальный конкурент в погоне за сокровищами. Каждый может перейти дорогу и отобрать заветный приз. Такова участь всех салаг в курточках со значёчками и кепочках с кричащими надписями.
  Тим быстро усвоил - здесь его никто не ждал с распростёртыми объятиями. И чем ты незаметнее, тем лучше. Не нужно рисоваться, не нужно пытаться стать своим, не нужно изображать из себя бывалого. Здесь каждый сам за себя, каждый живёт своей жизнью. Всё это что-то или кого-то напоминало парню. Кого? Вскоре Руэри понял - волков. Они собираются в стаи, где каждый всё равно сам за себя. И если ты дашь слабину, если заскулишь, если повернёшься спиной - тебе перегрызут горло...
  Первые три месяца салаги проходили КМС - курс молодого старателя. Компания, владеющая в колонии всем и вся, сразу предлагала новоприбывшим несложную работу. Тим Руэри устроился грузчиком на склад инвентаря. Целыми днями сгружал, переносил, сортировал ящики, коробки, мешки и упаковки.
  К ночи руки и ноги ныли так, что хотелось лишь упасть и уснуть. Но впереди соискателя на лицензию ждал серьёзный экзамен, и Тим готовился. Зубрил по ночам Устав колонии, правила работы на участке, запоминал многочисленные карты. Старатель должен ориентироваться на местности даже ночью, при любых погодных условиях и без карт.
  Вечером, потягивая бокал пива в единственном баре колонии, Тим вслушивался в разговоры 'старичков'. Все беседы сводились к одному - искать без толку, нужно возвращаться. Но те, кто прилетел за много световых лет, имели внутри прочную жилу авантюриста. И вернуться назад без денег и приза, означало полный крах всех надежд и самой жизни. Большинство застряло на Омеге навсегда.
  Однажды, когда Тим выходил из бара, к нему подошёл старатель. 'Старичок', судя по седине и застиранной рваной куртке.
  - Эй, парень, - негромко сказал незнакомец. - Хочешь получить приз?
   Призом в колонии называли камень желаний.
  Тим встрепенулся, от волнения замешкался, не зная, что ответить. И лишь невнятно хмыкнул.
  - Тогда пойдём, выпьем по бокальчику, - пригласил новый знакомый. - Угощаю.
  В тот вечер они сидели до самого закрытия заведения. Старателя в колонии прозвали Седой, пробыл он здесь с десяток лет. Знал всех, всё и вся, включая местное руководство компании.
  В тот вечер Тим узнал про пещеру и, не торгуясь, купил карту участка, где карандашом был обозначен маршрут к таинственной пещере. Уходя, Седой потрепал новичка по плечу и сказал странную фразу:
  - Парень, когда пойдёшь в горы, захвати с собой ружьё и патронов побольше.
  Старатель ушёл, а Тим продолжал сидеть за столиком, переваривая услышанное. Зачем нужно ружьё, если на планете нет хищников, нет зверей и птиц, а значит никакой угрозы. Люди? Нет, людей Тим не боялся и при случае мог постоять за себя. Кроме того, достать оружие на Омеге невозможно, его сюда не завозят. Может, Седой пошутил?
  
  - IX -
  
  Деньги - бумага - горючее.
  Решение пришло само. Если разжечь костёр, то он согреется и выживет. Даже не отморозит ноги и руки. А если не разжечь, то превратится в ледяную глыбу. Ящиков с баксами много, очень много. Даже если он сожжёт половину, остального ему хватит по самое не могу. Теперь он настолько богат, что может согреться деньгами!
  Тим вытащил тяжёлый ящик и перевернул. Банкноты высыпались на пол. Завораживающее зрелище, он даже в кино такого не видел: толстые пачки серо-зелёных астробаксов, валяющиеся на пыльном полу. Каждая пачка - целое состояние, если по меркам родной деревни. Старатель распечатал несколько пачек, скомкал и сложил баксы в кучку. Чиркнула спичка, денежный костёр начал медленно разгораться.
  Старатель поднёс к пламени замёрзшие ладони, принялся растирать. Напомнила о себе обожжённая рука, Тим принял очередную капсулу. Сколько их вообще можно выпить без риска для здоровья? Об этом он не спросил Седого, но раз жив, значит ещё можно. Хотя, сердце уже стучало с ураганной скоростью, и где-то неподалёку находится граница, предел. Тим достал пузырёк: больше половины капсул. Он сможет продержаться ещё сутки, даже двое. Потом ураган стихнет, приедут спасатели и заберут его вместе с огромными деньжищами!
  А что если в момент спасения он будет в отключке? На банкнотах ведь не написано, чьи они. Эта мысль напугала и одновременно порадовала. Руэри порылся в рюкзаке, достал маркер и пошёл помечать ящики. Пронумеровал все и на каждом поставил свою подпись. Потом, он сможет доказать, что это его, что эти деньги ему сделал камень желаний. Кстати, а где сам камень?
  Старатель взял фонарик и пошарил конусом света по полу. В углу, среди кусков стены чернело то, что осталось от волшебного минерала. Тим поднял и поднёс к глазам. Камень желаний не просто разогрелся - раскалился, сгорел, превратился в кусок пористого чёрного шлака. Старатель спрятал раритет в потайной карман, будет что предъявить экспертам. Если поверят, конечно.
  Парень подбросил новую партию 'дров'. Купюры весело трещали, хорошо обогревая пещеру и, через час стало совсем тепло. Тим даже выглянул наружу: нет, вьюга не стихла, а мороз лишь окреп. Вот будет загадка для учёных, даже не предполагавших, что на Омеге наступит зима. Может это русские привезли с собой из Сибири? Старатель засмеялся и неожиданно почувствовал сильный голод.
  Ещё никогда тушёнка с сухарями не была такой вкусной. Руэри жадно глотал кусок за куском, хрустя сухарями. Воду греть не стал, запивал холодной. Осталось пять банок и семь пакетиков сухарей - точно хватит до прибытия спасателей. А что если непогода затянется на три, четыре дня, неделю? Нет, Служба Спасения хорошо экипирована техникой, у них должны быть вездеходы. Да, кто-то говорил, что у них есть вездеходы. Бармен, вроде бы. Они прорвутся сквозь снежные заносы, обшарят участок, а потом проверят скалу, наткнутся на пещеру и найдут его.
  Тим доел тушёнку и метко швырнул пустую банку в маленькое оконце, оставленное для вентиляции. Жестянка звякнула о камень, вылетела наружу и унеслась в порывах вьюги. А старатель подсыпал в костёр новую партию банкнот. Несколько минут позевав, удачливый ирландец решил вздремнуть. Хоть пару часов. Человеческий организм не может бодрствовать вечно, ему обязательно нужен отдых. Тим установил будильник наручных часов, подбросил банкнот в костёр и, уютно устроившись у костра, прикрыл веки...
  
  - X -
  
  Его встречала толпа.
  Девушки напирали с двух сторон, требуя автограф и поцелуй. Мелькали плакаты с портретом и крупными надписями красным: 'Тим - наш герой', 'Настоящий ирландец'. Потоки разноцветного дождя конфетти засыпали центральную площадь Дублина и собравшихся. В небо летели сотни воздушных шариков с сердцем и простецкой деревенской улыбкой знаменитости.
  Сам Тим махал рукой, стоя в неспешно двигающемся по улице кабриолете времён Кеннеди. Герой посылал поклонницам воздушные поцелуи и щедро улыбался, иногда успевая коснуться ладонью протянутую из толпы руку. Жмурясь от вспышек фотокамер назойливых корреспондентов, вслушиваясь в многоголосый хор масс ликующего народа.
  Празднество транслировали ведущие телеканалы. На большом экране посреди площади старатель видел себя и весь праздник.
  - Руэри! Руэри! Руэри! - захлёбывалась криками толпа.
  Тим что-то кричал в ответ, но и сам не мог разобрать. Пока в небе не прогрохотало.
  Мгновенно наползла громадная туча, накрыв площадь мрачной тенью. Потемнело, словно перед закатом, задул сильный ветер. Толпа стихла, встревоженные лица обратились в небо. Ветер усилился, на площадь посыпались крупные снежинки. А вскоре, снег повалил густыми хлопьями, засыпая собравшихся. Осенняя прохлада перешла в лютый мороз.
  Лишь водитель кабриолета продолжал улыбаться и подмигивать. Тим с ужасом узнал его - Седой!
  - Парень, прими капсулу, - прохрипел водитель. - Прими, иначе замёрзнешь.
  Холод прошил тонкую старательскую куртку и рубашку насквозь. Тим спешно проглотил таблетку.
  Снег пошёл стеной, накрывая безмолвную, застывшую статуями толпу. Тучу прорезали вспышки молний, с неба донёсся знакомый вой.
  - Этого не может быть. Откуда они взялись, - прошептал Руэри.
  Водитель, словно демон, обнажил длинные волчьи клыки, и глухо прорычал:
  - Поймёшь позже.
  Толпа зашевелилась, стряхивая белые шапки снега. В тусклом свете явившейся полной Луны возникли люди с волчьими головами. В полутьме глаза оборотней светились ярко-оранжевым. Мощные челюсти защёлкали, словно предвкушая кровавое пиршество.
  - А ты захватил с собой ружьё? - издевательски поинтересовался Седой, дохнув смрадом в лицо старателю.
  Дыхание Тима замерло, сердце остановилось, он начал превращаться в ледяную глыбу. Ступни, колени. Лёд добрался до пояса и продолжал ползти вверх.
  Собрав остатки сил, Руэри вдохнул густой морозный воздух и закричал:
  - Не-е-е-т!
  И открыл глаза...
  
  - XI -
  
  Белый потолок.
  Противный фармацевтический запах, словно вата, застрял в ноздрях, голову подпирала большая подушка, от груди до пят широкая белая простыня. Толстые ремни крепко пристегнули руки к кровати. У правого запястья прозрачная трубка капельницы. Тим повернул голову и встретился взглядом с мужчиной в белом халате. Доктор?
  - С возвращением, мистер Руэри, - доверительно сообщил доктор с классической бородкой. - Как себя чувствуете?
  Старатель пошевелил руками, потом ногами. Приподнял голову, осмотрел палату - других коек нет, он здесь один.
  - Хорошо, - едва слышно прохрипел старатель. - Меня спасли?
  - Как видите, - ответил врач.
  - А ящики. Те, что в пещере были?
  Доктор поднялся, взял со столика планшет и пошёл к выходу. У двери остановился и сообщил:
  - Обо всём об этом поговорите с представителем компании.
  И вышел, плотно закрыв дверь.
  Тим прикрыл глаза, потом открыл - ничего не изменилось, он в больничной палате. Ноги руки слушаются, он ничего не отморозил. Тогда зачем его пристегнули? Неужели буйствовал? Сразу вспомнились фильмы про психов, про лоботомию и другие ужасы современной психиатрии.
  Лишь час спустя явился представитель компании. Сразу после медсестры, сменившей капельницу и давшей пациенту попить воды.
  Невысокий совершенно лысый служащий в белом халате поверх строгого офисного костюма.
   - Итак, - без приветствия начал представитель компании.
  - А можно ... - перебил старатель, указав взглядом на руки.
  - Думаю, уже можно, - согласился служащий и отстегнул ремни.
  Тим принялся разминать затёкшие запястья.
  - Итак, мистер Руэри, вам удалось найти...
  - Да, - перебил старатель. - Я нашёл камень желаний.
   - Камень желаний? - удивился представитель. - Гм. Я про деньги.
  Пришла очередь удивляться Тиму.
  - Деньги создал камень, выполнив желание. Так ведь?
  Лысый достал платочек, вытер лоб и натянуто улыбнулся.
  - Вы нашли деньги, похищенные год назад в 'Омега банке'.
  У Тима задрожали руки, словно украл он и это его сейчас обвинили в воровстве.
  - Но ведь камень желаний...
  - Да бросьте, Руэри. Вы взрослый человек и должны понимать, что философские камни бывают только в сказках и старательских легендах, рассказанных в баре за кружкой пива, - фыркнул представитель. И дружески подмигнул.
  - Значит... - растерянно пробормотал Тим. - Значит, я жёг украденные деньги? Но ведь ударил мороз и я бы точно замёрз, если бы...
  Руэри с подозрением смотрел на лысого, понимая, что уже ничего не понимает.
  - Насчёт сгоревших купюр не волнуйтесь, - заверил представитель. - Главное, что они не ушли куда-нибудь на сторону. Да и сожгли вы не так уж много: всего пару миллионов.
  Служащий противно хихикнул.
  - По меркам банка немного. А теперь о приятном: 'Омега банк' выплатил вам солидную денежную премию. Все средства уже переведены на ваш счёт. Кстати, ваше лечение оплатила одна из наших страховых компаний. А взамен, ваше героическое лицо будет красоваться на их рекламе.
  Тим отвернулся к стене, чтобы этот офисный таракан не видел горьких старательских слёз. А лысый и не смотрел, открыл чёрную кожаную папку и положил на столик документ.
  - Это контракт на рекламу. Вот здесь подпишите.
  Представитель протянул Тиму чёрную чернильную ручку с позолоченным пером. Старатель машинально поставил росчерк.
  - А это контракт с журналом 'Мир героев'.
  Тим расписался.
  - Номер с вашим интервью и портретом на развороте уже вышел, - хитро улыбнулся представитель.
  Тим не стал спрашивать, как он дал интервью в бессознательном состоянии и где они взяли портрет.
  - И ещё один контракт. В течение полугода вам необходимо каждый вечер не позднее 18.00 приходить в тот самый бар, где вам продали запрещённый стимулятор...
  Старателя словно током ударило, в глазах мелькнул испуг.
  - Да, да, мистер Руэри. Тот седой старатель, что продал вам карту и стимулятор, ныне находится во всепланетном розыске. Но наша компания имеет достаточно влияния, чтобы избавить вас от неприятных вопросов полиции.
  Служащий поставил на столик два стаканчика, наполнил водой из бутылки и протянул один старателю. Тим выпил залпом.
  - В бреду, вы часто упоминали каких-то волков. Мы сделали запрос на Центральную биостанцию - волков на планете точно нет и никогда не было. Стимулятор, который вы глотали, вызывает сильные галлюцинации.
  Лысый смолк, давая старателю время на усвоение информации.
  - Мороза и снега тоже не было? - упавшим голосом спросил старатель.
  - Ну вот, мистер Руэри, - живо отреагировал представитель. - Вы начинаете возвращаться в реальный мир.
  Служащий немного помолчал, давая парню передышку, и продолжил:
  - Каждый вечер в 18.00 вам нужно появляться в том самом баре, обязательно в старательской куртке с красным шевроном. Выпивка и закуска в неограниченном количестве за счёт заведения. Вы будете хорошо проводить время, наслаждаясь славой и всеобщим вниманием.
  Представитель сверкнул искусственными зубами и ласково предупредил:
  - Надеюсь, мистер Руэри, вы понимаете, что ни при каких обстоятельствах никому не должны рассказывать о содержании нашей беседы. Если не хотите иметь серьёзных проблем и вернуться нищим в родную деревню к любимой Кэйли.
  Тим молча кивнул, попытавшись улыбнуться, но на самом деле по телу пробежали мурашки. Сейчас этот мерзкопротивный клерк показался ему опаснее стаи серых волков в горах.
  Словно в подтверждение правильности мысли лысый хищно оскалился и протянул следующий документ. Поставив размашистую подпись, Руэри на мгновенье задумался, а после спросил:
  - Но, потом, когда контракт истечёт. Потом что?
  Служащий неторопливо сложил бумаги в папку, сунул в карман пиджака планшет и направился к выходу. Ручка с позолоченным пером осталась лежать на столике. Возле двери представитель компании остановился, изобразил натянутую улыбку и тихо ответил:
  - А потом, мистер Руэри, можете лететь домой или подписать новый контракт. На Омеге герои всегда в цене.
  Лысый вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь. Тим взял со столика забытую ручку и повертел в ладони. На гладкой поверхности обнаружилась миниатюрная кнопка, Тим машинально нажал. Чёрная поверхность ручки заиграла радужными переливами, появился золотистый треугольник, следом ромб, а потом...
  Руэри смотрел, словно загипнотизированный, не в силах оторвать взгляд. И он не мог ошибиться: серенький, неказистый, в точности такой, как в той пещере. На мгновенье Тиму показалось, что он слышит волчий вой, пение пурги и треск горящих баксов.
  - Мистер Руэри.
  В палате стояла неслышно вошедшая медсестра с новой капельницей. Тим надавил кнопку, изображение исчезло.
  Женщина сменила капельницу, поправила подушку и так же неслышно вышла. А пациент, прижав к себе ручку, погрузился в целебный сон. Кошмары исчезли, словно никогда не являлись. В этот раз ему снилась родная деревня, пышные зелёные луга, мычание коров, щебет птиц, волшебный аромат цветов, и длинноногая девушка с распущенными огненными волосами. Она звала Тима, улыбаясь, словно вновь пришедшая весна...
  
  - XII -
  
  Полгода пролетели незаметно.
  Вопреки собственным опасениям, Тим Руэри не ударился в пьянство, хотя употреблял виски ежедневно. Наоборот, приобрёл лёгкое отвращение к алкоголю. В последний месяц ограничивался одной двумя порциями за вечер, зато демонстрировал хороший аппетит. И не беда, что на Омеге у него появились седые волосы, а на щеке остался шрам. Тим стал тем, кем мечтал - героем старательских колоний. Вот только счастья это не принесло.
  Уголь от сгоревшего камня из потайного карманчика куртки исчез. Тим даже понюхал карман - нет, никаких следов. Пытаться выяснить, кто забрал раритет, совершенно бесполезно. Спасатели, медики или тот лысый из компании. Камушек просто мог выпасть или рассыпаться.
   Для Руэри так и осталось загадкой, почему Седой продал карту, почему сам не пошёл за камнем желаний. Как намеревался забрать деньги из пещеры, да и знал ли он про них? Но самое странное, что на ладони остался большой шрам от ожога. Значит, волшебный камень действительно был, действительно выполнил волю старателя? Вопросов появилось больше, чем в начале пути. Но теперь в его жизни изменилась цель.
  Просидев полгода за отдельным столиком, ловя на себе восхищённые и завистливые взгляды, Тим переосмыслил собственную систему ценностей. Весь героизм и слава остались в той заледеневшей, обложенной волками пещере. Мир вокруг поблек, приобрёл мрачновато серый окрас вперемешку с протяжным хищным воем.
  Улыбки, восторги и дружеские подмигивания перестали греть душу, в глазах женщин он уже не видел ни искорки тепла. Лишь холодную стальную решимость волчиц.
  Кошмарный сон, увиденный в пещере, повторился несколько раз. Старателю пришлось обратиться к доктору - тому самому с бородкой. Врач выписал успокоительные таблетки, порошки и препротивнейшую на вкус микстуру. Опасаясь повторения кошмара, Тим часто принимал лекарства перед сном.
  А ещё он получил послание с Земли. Узкий желтый конверт, подписанный размашистым почерком, с лёгким запахом чабреца - от Кэйли. Тот глянцевый журнал с интервью и фото Тима всё-таки добрались до маленького посёлка, после чего на жителей обрушился десант телевизионщиков и журналистов.
  Это письмо поставило точку в сомнениях, теперь Тим точно знал, что будет делать, когда вернётся. Первым делом женится на длинноногой худышке Кэйли, и она нарожает ему много крепких здоровых детишек. Мальчиков, девочек - неважно. На премиальные он построит добротный дом, возьмёт в аренду участок земли и будет выращивать овощи без химии - нынче это ценится и хорошо покупается. А ещё он построит маленький уютный бар. И каждый год в тот самый день, когда он нашёл камень, будет надевать старательскую куртку с красным шевроном, садиться за отдельный столик и за бокалом пива вспоминать былое...
   В свой последний на планете вечер Тим Руэри заказал выпивку всем посетителям. Старатели подходили к столику, крепко жали руку, желали удачи в новой жизни. Было много произнесено тостов и ещё больше выпито. Когда Тим поднялся и застегнул потёртую светло-зелёную куртку с красным шевроном, народ притих. А кто сидел, встали - так прощались со старателями. Проходя мимо одного из столиков, ирландец увидел знакомую карту. Стоящий рядом юноша опустил взгляд, Руэри легонько хлопнул новичка по плечу:
  - Парень, когда пойдёшь в горы, захвати с собой ружьё и патронов побольше.
  В баре повисла тишина. Тим направился к выходу, и в этот момент подал голос новенький:
  - Простите за глупый вопрос, но зачем?
  Герой Омеги остановился и произнёс фразу, которую в тот вечер обсуждали до закрытия заведения:
  - Там могут водиться волки...
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"