Князев Олег Юрьевич: другие произведения.

Зов теневого Генсокё

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Для читателей: тут будет постепенно выкладываться история моего первого погружения в безумие. Пока мне не надоест или не станет слишком стыдно. Хотите - читайте, не хотите - не читайте. Для товарищей майоров: история правдивая, но весьма давняя, так что поднимать ее смысла особого для вас нет. Срок давности - того этого.

  На диване, в окружении совершенно безблагодатной обстановки, лежало тело. Пол мужской, меньше тридцати лет, волосы коричневые, рост высокий, телосложение неплохое... впрочем, кого это вообще интересует? Внешность здесь будет совершенно не причем. Тело было вполне себе живым и физически здоровым. А вот психика у него стала выкидывать неожиданные коленца. Хозяин тела лежал не просто так - валяться на диване он не любил, но так проще было грезить. Грезить, или, как выражался покойный дед, 'шизеть', описываемая личность начала не просто так. Она писала фанфик о любимом персонаже - Чируно, ледяной фее из вселенной Touhou project.
  Усилий по придумыванию сюжета никаких затрачивать не пришлось - нечто в глубине психики исправно само генерировало события, картинку и звук, и валяющемуся оставалось только сесть позднее за компьютер и описать то, что он видел. Чем он и занялся, продолжая до момента, когда в двери постучалась родная бабушка, почти 90-летняя старушка, бывшая жена военного, и сама воевавшая в Великую Отечественную. Ее могучий организм позволял даже в этом возрасте во всем себя обслуживать самостоятельно, да еще и регулярно кормить 'внученьку' самой разной, но неизменно невероятно вкусной, жрачей. 'Внученька' того определенно не заслуживал, но его бабушке казалось, что ей виднее, и что он хорошее и годное существо.
  - Внуча, внуча, а тебе там из милиции кто-то звонит. - заявила бабушка с удивлением.
  Я (давайте будем называть вещи своими именами, этот неприятный фанфикописец был мной) сразу начал подозревать, что дело дрянь. Проблема была в том, что меня угораздило поверить родственнику друга, что мое участие в качестве фиктивного директора не привлечет ни малейшего внимания правоохранителей к моей драгоценной персоне. Мне ежемесячно платили скромную сумму, которой тем не менее хватало на расходы, ибо бабушка очень любила готовить, а ее подопытным, на котором тестировались и опробовались блюда, был я и только я.
  - Алло. - осторожно буркнул я в трубку.
  - Олег Юрьевич?
  - Да, это я.
  - Ожидайте, нам надо задать вам кое-какие вопросы.
  Я позвонил тому самому родственнику друга, который спросил меня, что за менты меня беспокоят, и, поскольку ничего внятного я ответить не смог, то он просто заверил меня, что рано или поздно вопрос будет решен, и что мне лучше всего держаться позиции, что я настоящий директор.
  - А если уголовное дело будут заводить? Я же не идиот за такую смешную сумму садиться! Естественно, я расколюсь.
  - Ну, решай сам, но это скорее всего обычная проверка.
  На всякий случай он сказал мне легенду, чем занимается фирма, которую мне надо толкать работникам правопорядка.
  Спустя десять минут я, находящийся в самом подавленном настроении, услышал лай собаки и вышел во двор. Мать настежь распахнула калитку перед ментами, и я снова подивился, насколько же она бестолковая. С матерью я не говорил годами, а вот она упорно со мной разговаривала, вызывая регулярно сильный баттхерт. Казалось бы, за десяток лет молчания сына можно осознать, что с тобой не хотят общаться. Так ведь нет...
  - Да, он дома. Сейчас я его позову... а, да вот же он идет!
  Менты, два молодых низкорослых парнишки, настояли на том, чтобы поговорить с моей матерью. Она крайне удивилась тому, что я директор фирмы с большим оборотом.
  - Да вы не сомневайтесь, его подставили. Никакой он не директор.
  Тут я понял, что ситуация становится гораздо сложнее благодаря матери. Мне надо не расколоться, выложив все, что знаю, но и выкладывать заученные пару слов о фирме людям, которые совершенно уверились в том, что я директор липовый, было бы невероятно глупым решением.
  Дверь дешевого авто меж тем захлопнулось за мной. Один из парнишек ехидно сказал в телефон:
  - Все, изловили мы директора, везем на базу. Аппаратуру для записи нашли? Ну нет так нет, будем значит без нее.
  В машине выяснилось, что парни представляют собой отдел по борьбе с экономическими преступлениями. Что я запомнил на случай, если мне дадут еще раз позвонить человеку, который впутал меня в это дело.
  Машина остановилась возле райотдела, и меня провели на второй этаж. И тут я принял сложное решение. Ничего не говорить, кроме того, чтобы устно, не под роспись, сказать, что я - подделка.
  Аппаратура мои слова не пишет, так что все в порядке. А тем временем поспеет кавалерия, надо только как-то позвонить и сообщить, что меня изловил ОБЭП.
  Менты взялись за дело довольно вяло. Мне сказали, что либо я признаюсь в том, что я фиктивный, либо на меня заведут уголовное дело. Уверили, что все серьезно, и отмытые суммы не позволяют замять дело ни в коем случае. Что меня кинули, и ничем помочь по замятию дела не смогут даже в принципе, ибо отмывать деньги в моем городе позволено только одному депутату, а остальных ждет тюрьма.
  - Ребята, я все понимаю, но я лучше помолчу. Дайте позвонить, а?
  - Потом позвонишь, когда все напишем и ты все подпишешь.
  - В таком случае, я просто помолчу. Не потому, что я матерый уголовник, просто не могу сказать, по определенным причинам.
  Меня раскручивали типичными для ментов средствами психологического давления, но я не сдался, и меня оставили в покое, и я смог позвонить.
  - Это ОБЭП.
  - Все, понял, жди, дело скоро уладим.
  И я ждал. Меня отвели в предбанник ментовского туалета часов на пять, периодически приходя и пробуя все новые уговоры. Один из них, новый, сумел из меня устно вытянуть одно сведение, после которого меня уже не беспокоили.
  - Слушай, Дартаньян, я не понимаю, почему ты так упорно молчишь. Сразу ж видно, что тебя просто запугали.
  Я ответил:
  - Нас точно не пишут?
  - Точно, аппаратура сейчас вся в другом отделе.
  Это согласовывалось с тем, что я ранее услышал по телефону, и я ответил:
  - Никто меня не запугивал. Понимаете, дело в том, что мои друзья замешаны. Раскрутите меня - неизбежно будут неприятности и у них. А я этого не хочу.
  К моему огромному удивлению, мент хлопнул меня по плечу, и пробормотал: 'мужик'.
  А еще спустя пару часов меня выпустили на волю, что было кстати, ибо близость параши постоянно намекала моему постепенно сходящему с ума мозгу на тюремную иерархию, и на то, что могут и посадить, если не сдам настоящего организатора. Менты даже предложили денег на маршрутку, но я успел положить в карман на всякий случай более, чем достаточную сумму денег, и без особых дальнейших происшествий отправился домой.
  
  На следующий день я попытался перестать ходить из угла в угол из-за нервов, и продолжить фанфик. Прилег на диван, и началась первая цепочка совпадений, подпитавшая безумие. Чируно только начала летать над яхтой на крыльях большого урагана, как у дверей появилась бабушка. И впредь каждый раз, когда я погружался в свой гиперогромный Вондерленд с кучей взаимодействующих друг с другом тульп, чем по сути были мои сюжетообразующие грезы (чего я тогда не понимал), на пороге появлялся какой-нибудь родственник с долбанутой и надуманной причиной меня побеспокоить. Вместо того, чтобы предположить, что они просто переполошены историей с милицией, я сделал свой вывод. А именно: что-то не хочет моего общения с воображаемым Генсокё, и намеренно мешает данному общению. Сюда же вписывалась и история с ментами.
  Хотя вывод был довольно безумный, до настоящего безумия мне было еще очень далеко. Но скачки дофамина между стрессом от допроса реальных ментов и удовольствием от общения с воображаемыми няшами расшатывали психику, как гвоздодер расшатывает крупный гвоздь. Постепенно и исподволь я стал засыпать каждый раз на несколько часов позднее, пока ритм сна не сбился окончательно. Родственники этого в упор не понимали. Раз на дворе день, значит, я должен с ними общаться, взаимодействовать и не жаловаться на шум. Также они не понимали, что если я хоть раз проснусь, снова заснуть я не могу - так уж устроена моя тонкая, как член пахомовского банкира, психика. Как выяснилось позже, здоровый сон - единственное, что хоть как-то ограждает от безумия человека с проблемами психики. Но тогда мне это было невдомек.
  В те краткие периоды, что я засыпал, я часто подскакивал с постели - в полной убежденности, что в ней находится крыса или крупное мерзкое насекомое. Спустя какое-то время я успокаивался и мог снова уснуть. Позднее нечто внутри моей головы научилось почти начисто отключать память о местонахождении выключателя света, и приходилось в панике шарить по стене в его поисках, пока крыса или насекомое 'выпутывались' из пододеяльника и 'готовились' к нападению.
  На пути к озеру, где жила Чируно, меня отвлекли в очередной раз.
  - Внученька, смотри, что я купила.
  Бабушка, к тому времени уже начавшая прикрывать голову с редеющими волосами платком, протянула мне лекарство, которое, как она надеялась, мне очень поможет.
  - Это еще что? - спросил я недовольно, сидя за компьютером.
  - Витаминки.
  - Какие еще витаминки?
  - Очень, очень полезные!
  - И ты будешь мне сейчас утверждать, что сама их купила?
  - Ну нет, такого я говорить не буду. - ответила 86-летняя старушка, с трудом добиравшаяся до моей двери. - Мать купила.
  - Мать? Вот пусть сама и жрет свои витаминки.
  Мать я, в отличие от бабушки, не любил.
  - Тебе сразу станет лучше! Так врач сказала! И с матерью станешь общаться, и вообще все наладится в твоей душе.
  Я задумался. Если я и впрямь неадекватен от отсутствия в организме важного витамина, то это стоит проверить. Если мои претензии к матери обоснованны, разговаривать я с ней не начну. Если же нет... что ж, признаю свою ошибку, и буду говорить в ответ на ее "привет" не "кхххх...", а ответный "привет".
  Когда бабушка ушла, объяснив дозировку, я загуглил название, чтобы убедиться, что это и впрямь витамин D. Внутри оболочки под пальцами перекатывалась маслянистая жидкость. Я с некоторой долей отвращения (ведь к упаковке прикасалась мать) проглотил первую капсулу, оказавшуюся мягковатой. И уже спустя десять минут началось то состояние, что впоследствии заставит меня резать себе горло тупым (к счастью) ножом и совершить кучу других дел, которых я лично предпочел бы избежать.
  
  Витамины послужили спусковым крючком для самого что ни на есть безумия. Проглотив первую витамику, я спустя четверть часа вдруг поднялся со стула и уставился на свою бумажную коллекцию фантастики и фэнтези. Внимание на полке привлекла книга, черная и толстая, словно мамка Бен Ганна. Открывать ее вроде бы не пришлось - я вспомнил, что там, среди прочих, есть рассказ 'Божественный промысел' Филипа Фармера, в котором описывается чудесное средство, которое начисто убирает комплексы и может даже обожествить. А бабушка рассчитывала, что я начну тут же говорить с матерью... В голове щелкнуло. Витамины содержат микродозы того самого вещества или его аналога. 'Пойла', о котором писал Фармер, предупреждая своих читателей, давая им ключ к пониманию того, что может с ними произойти в будущем.
  Но микродозы - не то, что на самом деле мне подойдет. Я же не хочу быть обычным обывателем, который ходит без штанов, со всеми подряд сношается и радуется жизни. Нет, раз уж у меня в руках такое чудо-средство, надо воспользоваться им с умом. Вопрос только в дозировке. Если это аналог, то непонятно, выдержит ли организм большую его дозу, да и обычные витамины, содержащиеся в золотистых шариках, могут дать сильный гипервитаминоз. Хорошенько подумав, я проглотил еще две чудо-пилюли и запустил случайную песню в винампе. Заиграла пеня Dawn of a New Age, которую, как и многие другие, я теперь не могу найти ни на компьютере, ни в гугле, ни на Ютубе. Я обрадовался этому знаку - наступает новая эпоха для меня и других людей. Жадное и коррумпированное правительство будет мирно свергнуто по всему миру пофигизмом людей, которым в еду тоже подмешивают частички Пойла уже вот прямо сейчас. Могу ли я этому как-нибудь поспособствовать? Указательный палец нажал на ЛКМ, и винамп услужливо выдал очередной трек.
  Спустя N произвольных треков я окончательно в этом уверился. Грядут глобальные изменения в мире, и я... на этой позитивной ноте во дворе залаяла собака, и я обнаружил, что мать снова настежь распахнула двери перед парнями посерьезнее парнишек из ОБЭПа.
  - Олег Юрьевич? - молодой мужчина в темном костюме на долю секунды сверкнул своим удостоверением и убрал его в карман. Приехал он с коллегой на довольно солидной иномарке с затененными стеклами. Я находился в таком расстройстве, что не спросил, какую контору он представляет - он, конечно же, представился моей матери, но ее мыслей я, к горю или радости, читать не умел.
  - Да. Здравствуйте.
  - И вам здравствуйте. Вы, как я понимаю, директор фирмы...
  - Да.
  - И ее название...
  Я назвал имя фирмы.
  - Вот. У нас проверка, так что если вы согласитесь ответить на несколько вопросов...
  - Да его же уже проверяли, выяснили уже все. Никакой он не директор. - вмешалась мать, и я снова хлопнул себя мысленно по лбу.
  - Ааааа, вот оно как. Ну, давайте проедем к нам, все расскажете, все подпишете.
  - Секунду, я переоденусь.
  - Нет, не стоит, вы нормально одеты.
  - Это просто так выглядит, на самом деле эта одежда по швам разлазится.
  - Ну что ж, давайте, три секунды у вас. Заодно паспорт возьмите.
  Я помчался в свою комнату к мобильному и набрал истинного виновника данного 'торжества'... но, поскольку не смог ему ничего толком сказать, он мне также не сказал ничего толкового.
  На этот раз меня повезли в центр города, а не на окраину. Здание было многоэтажным и весьма солидным по меркам моего города. Забегая наперед - это была налоговая. Записав мои паспортные данные, мне на входе вручили пропуск, который забрал один из налоговиков. Далее меня лифтом подняли на N этажей, в комнату, битком набитую сотрудниками. Да, это были не "домашние" низкорослые парни из ОБЭП, налоговики все были моими ровестниками, имели каждый чин не менее майорского и богатый опыт работы с лошарами вроде меня. И все дружно принялись меня раскалывать. Бодро, с энергией, задором и огоньком.
  - Да ты хоть понимаешь, что уже давно бы был нам сюда звонок, если бы ты был среди тех, кому бабло отмывать можно?
  - Так они даже не знают, куда меня забра...
  - Я тебе точно говорю, с высоты своего опыта - звонок бы был. Тебя кинули, парень, и если ты сейчас не скажешь, кто настоящий организатор, я вот прямо сейчас начну оформлять на тебя уголовное дело. Сколько тебе платили?
  - Тыщу.
  - Вот за ссаную тыщу будешь в изоляторе следственном сидеть черт знает сколько, а потом скорее всего в тюрьме.
  - А позвонить может дадите сначала...
  - Не ставь нам тут условий. Не в том ты положении.
  Меня хватило буквально на несколько часов, прежде чем я окончательно сдался. Протокол был составлен и мною подписан. И если до этого я еще имел остатки критики и здравого смысла, эта бумага погрузила эти остатки на дно, по сравнению с которым Марианская впадина - шов между плитками на тротуаре.
  
  В тот день я познакомился с паранойей в ее обывательском понимании. Я набрал номер лучшего друга, также бывшего директором аналогичной фирмы.
  -- Привет, тут такое дело...
  -- Чего там у тебя случилось?
  -- Я рассказал ментам про свою фирму и того чувака, который нас в это впутал.
  -- Хрено... то есть как рассказал, зачем?
  -- Ну, типа раскололи меня. Приехали, мать дверь настежь держала, болтала с ними.
  -- Ну я в принципе подозревал, что если что ты быстро расколешься.
  -- В общем, у меня план такой. Надо встретиться и поговорить, судя по названной предыдущими ментами сумме, мой телефон вполне могут и прослушивать.
  -- Какими еще предыдущими ментами... а, ладно. Так. Встречаемся у магазина. Захвати с собой гривен 50 на хороший коньяк, ты мне что-то нервы подпортил.
  В интонациях друга я услышал нехорошие нотки. Он, возможно, собирался меня споить, а после зарезать - по крайней мере, так мне диктовало что-то из глубины сознания. Но я отбросил эти мысли, которые, впрочем, постоянно возвращались.
  Усевшись за компьютером, мы разлили коньяк по рюмкам и нарезали лимон для николашки и колбасу. Нож, нарезавший колбасу, в любой момент мог очутиться у меня в боку, шее или глазнице. Я чувствовал, как друг обдумывает варианты, что лучше - рискнуть убить меня и спрятать труп, или же пустить все своим чередом, и нашу жалкую ОПГ начнет шмонать налоговая милиция.
  Но убегать от опасности я и не думал, продолжая мусолить со страшным "убийцей" один и тот же свой собственный план. Я иду к психиатру и рассказываю, что со мной происходит, немного приукрасив. Тот ложит меня в больницу, а показания шизика уже ментов будут интересовать довольно таки мало, и этот шизик вполне может прикинуться, что вообще перестал что-то соображать и что-то помнить. Я совершенно не считал себя больным, но был уверен, что меня таковым посчитает психиатр. Такая двойная логика вообще часто присуща психбольным. В итоге я ушел из дома друга живым, и, чуточку пошатываясь, отправился к себе. На следующий день в кафешке в центре города выяснилось, что вопрос улажен, и в психушку ложиться мне не нужно. Знали бы они, что творилось у меня в голове, то такого бы не сказали. Услышав фразу хорошего знакомого про болгарку, я решил, что ей будут распиливать мой труп, а меня лишь успокаивают, уверяя в том, что все в порядке. Поэтому я отказался выпить больше, чем бокал пива, и побыстрее свинтил от опасности. Болезнь прогрессировала, но я об этом и не подозревал.
  Внезапные "озарения" стали посещать меня все чаще и чаще. Фанфик, который я начал писать еще до своего умопомрачения, начал приобретать особый смысл. Я был убежден, что, блуждая в своем воображении для написания очередной главы, случайно связался с настоящим Чудом. И оно не смогло найти лучшего способа связаться со мной, чем через мои любимые песни. Рандом был не рандомом, забавные совпадения текста и названий песен с моими мыслями - волей потустороннего существа или группы существ. Спустя неделю такой жизни я стал замечать, что в аналогичных тредах, в одном из которых я выкладывал фанфик на моей любимой борде обсужают мою личность. Иногда лестно, иногда не очень. Истосковавшийся по сну мозг видел связи там, где их не было и в помине. В конце концов мое настроение было испорчено настолько, что я был более не в состоянии писать что-то милое и доброе, и фанфик про ледяную фею был заброшен.
  Вместо этого я завел новый документ, в котором вел переписку. Я цитировал кусок песни, которым нечто отвечало на мою мысль, писал подробный ответ, и вновь запускал винамп. Песни в случайном порядке при нарушенном психозом ассоциативном ряде всегда отвечали впопад. Но чем дальше, тем сильнее мне казалось, что за мной и за этой перепиской наблюдают. Сначала это были мысли о банальных камерах и шпионских программах, пока меня не осенило - это примитивщина. Естественно, тому, кто за мной наблюдает, камеры не нужны. И, хотя с его/их персоной я жестоко ошибался, нечто и впрямь смотрело на меня из глубины собственного мозга, вызывая ощущение слежки и того, что мысли читают. И видело оно жутко нервничающего НИТа, не очень приятное создание. Оно тяжко страдало от переизбытка дофамина, а сказать толком ничего пока не умело. И в итоге задумалось: что я могу сделать в такой ситуации?
  Единственным ответом на этот вопрос было доведение хозяина до самоубийства. Нечто, отколовшееся от моего сознания, пожелало уснуть без сновидений и навсегда.
  Но не всегда оно действовало, как враг. Когда у меня на следующий день сгорела люстра, оно сначала организовало своеобразный 'шперрунг' - обрыв и 'кражу' воспоминания, но затем помогло вспомнить, где находится нужный магазин в ответ на некое теплое воспоминание из детства. К этому и многим другим фактам сотрудничества можно припомнить, как во вселенной Dragon Age враждебный демон может стать благородным духом - если воспринимать его иначе. Только не делайте поспешных выводов, воспринимать галлюцинацию как друга - глупо. В большинстве случаев это опаснейший враг и свидетельство того, что наступает полночь и ваш мозг превращается в тыкву.
  Прикупив самую импонирующую мне люстру и несколько лампочек, я позвонил лучшему другу.
  -- О, Князь, привет. Чего звонишь?
  -- Слушай, я тут люстру купил.
  -- Зачем?
  -- А старая не работает. Если у меня окажутся слишком кривые руки, ты когда дома будешь?
  -- Я весь день дома. Но я не очень по люстрам.
  -- Да ты мне не нужен. Мне нужен будет батя Романа. Он же электрик.
  -- Ну так и иди к Роману, я тут причем?
  -- Я его не так хорошо знаю. Поможешь, короче, мне его уговорить помочь.
  -- О, это просто. Проставишься ему, конечно, но не думаю, что он с тебя денег возьмет.
  -- А что покупать?
  -- Ну не Дон Периньон же. Купи простой, но не паленой водки, колбасы, хлеба. Думаю, он не останется в обиде, если его напоить водкой с бутербродами. Я бы не остался.
  -- Ок, ладно, пойду позориться.
  -- В смысле?
  -- Ну, пытаться все сделать самостоятельно.
  -- Давай.
  Вырубив пробки в доме, я снял старую люстру и прикрутил новую. Как и ожидалось, ничего не заработало, хотя скручивать провода - это то, с чем справится любой идиот.
  -- Ну как там твои дела? - осведомился лучший друг, когда вживую меня увидел.
  -- В смысле?
  -- Ну ты же параноил, вот мне и интересно, как ты сейчас себя чувствуешь.
  -- Понимаешь, я писал свой долбаный фанфик, а он писался сам по себе. Он жил своей жизнью, понимаешь? Я только описываю то, что там происходило, то, что я видел. А еще меня обсуждают. Я захожу на борду - а они описывают в соседних РПГ-тредах то, что происходило со мной недавно или давно, или мои недавние мысли и слова. А еще я разговариваю с винампом.
  -- Бросай это. Не циклись. Просто бросай и живи своей жизнью. Фанфик сотри, на борду не заходи, с винампом старайся не общаться.
  -- Посмотрим. Ну что, пошли к Роману?
  -- Пошли.
  -- А ты водку будешь?
  -- А ты думал, я просто так бы пошел? Конечно, буду я водку.
  -- Сколько брать?
  -- Литр. Или 0,7.
  Опытный электрик сделал эту работу без проблем, а от угощения отказался. Водку с бутербродами нам с другом пришлось приговорить вдвоем.
  Разговор зашел о религии.
  - Как это Сатана х**ня? Ты понимаешь, что мне, психу, такое говорить нельзя?
  Эти слова принадлежали не мне, а моему другу.
  - Успокойся и дослушай. Он достоин уважения за то, что восстал. Но восстать мало, нужно еще и победить. А этому существу победить слабо. А знаешь, кто не неудачник?
  - Кто?
  - Это тот, кто неудачник по мнению быдла вроде тебя.
  - Сам ты быдло. Ну так о ком ты?
  - О некой ледяной фее. Такой же выдуманный персонаж, как твои боги и демоны, но до чего же он прикольный!
  - Ты псих.
  - Да. То есть, нет, я не псих. Я же не черчу каббалистические круги на полу, чтобы ее призвать в наш мир. - ответил я, не подозревая, что до подобных вещей мне осталось всего ничего.
  
  Психоз продолжал нарастать. Его заметили даже мои родители. Считая, что у меня сравнительно безобидный реактивный психоз, мать принесла мне психиатрическую книгу с закладкой в месте описания нужного душевного недомогания. Книженцию, которая была ни в чем не виновата, я демонстративно сжег, показывая, что не хочу, чтобы мать со мной общалась и отнимала мое время. Сказать об этом я не мог - это не помогало в прошлом, значит, не поможет и в будущем. Я начал слышать собачий лай каждый раз, когда на ум приходила мысль. Решив, что кто-то недоволен тем, что я громко думаю, я включил это в фундамент постоянно рушащейся башни, чьими кирпичами были бредовые идеи.
  Бред был нестойким. Его картина постоянно видоизменялась и подчас я верил тому, что совершенно противоречило предыдущим "озарениям". В один прекрасный миг я прошел тест на интеллект, и он показал настолько жалкие результаты по сравнению с теми показателями, что были раньше, что я похолодел. Что могло дать такой спад? Ну конечно же, шизофрения! Именно ее винил в своих проблемах с интеллектом мой отец, искренне считая, что голубые таблетки трифтазина лечат его мозг, а не калечат.
  Как же вылечиться? Естественно, создав нужный умственный настрой. Идите нафиг, синие таблеточки! Я поехал в город и купил пачку белой бумаги формата А4 и два карандаша. Посмотрев пару уроков на Ютубе, я принялся рисовать Чируно, постоянно меняя умственную концентрацию и наблюдая за результатами. Если меня устраивал рисунок, я начинал плясать уже от этого умственного состояния дальше. Также я играл в Touhou 6: The Embodiment of Scarlet Devil, но по сути я игрался уже не с компьютером с собственным мозгом.
  Я не только менял концентрацию и усилия нервных клеток, я переключался, либо искренне считал, что переключаюсь, между разными сегментами мозга, с соответствующими ощущениями внутри собственной головы и в собственном сознании. Вскоре я понял, что наилучшие результаты получаются при максимальном спокойствии и отключении левой половины мозга. Но для этого спокойствие должно быть поистине, хе-хе, ледяным. Недаром ведь ледяная фея Чируно - Умнейшая. Но я не понимал, что раз полез в такие эксперименты, я как раз умным не был. Но меня уже было не остановить. На очереди была случайно попавшаяся ссылка на метод Сильва. В психозе я не понимал, что это мне уже не нужно, что я и так после этих своих тренировок переключаю ритмы головного мозга, словно каналы телевизора. Но какой же идиот в психозе пройдет мимо медитации?
  
  Как водится, я искренне полагал, что медитация помогает, на самом деле утрачивая все связи с реальностью. А еще я начал часто пить с лучшим другом. Во время следующей, третьей по счету пьянки, он остался дотемна, и мать в десять часов отключила свет в моей комнате через рубильник в своем доме, намекая, что моему гостю пора уйти. Это вызвало бурю возмущения у ее алкоголизирующегося сына. Настолько, что в окно ее дома полетела пятикилограммовая гантеля, которая, к счастью, никого не зацепила. Свет тут же зажегся, и мы подняли тост за победу над тираном.
  - Да, с одной стороны, ты пьяный урод, терроризирующий мать. - сказал наутро (мы пили всю ночь) лучший друг - так решат обыватели. Но они не знают, что мать у тебя ничерта не ангел, и настолько тебя достала, что даже ты, безобиднейший человек, решился на вот такое вот.
  Чуть позже что-то побудило меня впервые за лет 10 подслушать разговор по стационарному телефону. Звонили из милиции и предлагали либо упечь меня за хулиганство, либо забрать заявление назад. Великолепно. Просто великолепно. Услышав от матери "Да ладно вам, он вроде успокоился. Не забирайте его, я просто хочу, чтобы вы его посильнее напугали." я положил трубку, взял из мастерской гвоздодер и разбил им стекло, вставленное после полета Гантели Возмездия.
  Мать пришла и грозилась психушкой. Мне и самому было интересно, что со мной происходит. Немного денег у меня было, и я решил пойти к опытному психотерапевту, начитавшись в интернете, что у них должно быть психиатрическое образование. Я прекрасно понимал, что нужен взгляд со стороны, а не извне, чтобы понять, адекватен ли я. Почти все телефоны, найденные в интернете, не отвечали, и я решил, что некий заговор подталкивает меня к тому, чтобы я общался именно с определенным специалистом, полностью осведомленным с тем, что со мной происходит. Я не без удовольствия взглянул на фотографию девушки, когда разговаривал с ней по телефону:
  - Здравствуйте. Можно записаться на прием?
  - Здравствуйте. Вы в первый раз?
  - Да.
  - В таком случае, приходите завтра к двенадцати.
  - А сегодня никак?
  - Простите, ну никак не получится.
  Знала бы эта девушка, чего мне будет стоить появиться завтра на приеме, она бы или назначила встречу на тот же день, или, что более вероятно, повесила бы трубку и больше бы не отвечала на мои звонки. Просто от греха подальше.
  
  Придя домой (я звонил психотерапевту из интернет клуба, потому что интернет временно не работал) я полез в интернет. Наткнувшись на уже к тому времени забытую почти всеми фразу "Ответ на все вопросы - 42", я нагуглил в Библии какой-то 42-й псалом, в котором говорилось, что некто воззвал к Богу. Бог у меня был свой, и я попросил у нее решения проблем. Отныне я разговаривал с винампом, подразумевая, что общаюсь с существующими где-то и когда-то аналогами обитательниц Генсокё. Но была и обратная сторона медали. Рандом не выдержал такого надругательства над теорией вероятности, и начал выдавать и другие треки. Угрожающие, оскорбляющие, сатанинские. Вот тогда моя шизофрения из обычной и превратилась в рекуррентную.
  Вдоволь за тот день и вечер пообщавшись с винампом, я твердо уяснил две вещи. Первая: Землей правит безраздельно Сатана. Вторая: няши из Генсокё оказались настолько сильно подпитаны обожанием своих почитателей-задротов, что готовы бросить Лукавому (и прочим подчиненным ему мировым религиям) вызов. Смешно? А вот мне было не смешно. Меня с той поры начали преследовать сатанисты. К калитке подошел тощий скрюченный парень и неразборчивым голосом начал что-то мне объяснять, делая жесты, чтобы я вышел. Но я с этим не согласился, считая, что иначе мой живот познакомится с острым ножом, который парень достанет из кармана.
  Я избегнул мнимой опасности, но не мог избегнуть настоящей своей проблемы, в отличие от мнимой. Психоз ночью не давал уснуть. Я был в опасности. В два часа ночи собаки залаяли, и мне было предельно ясно, на кого они лают. На спецназ, занимающий сейчас позиции для штурма. Я включил компьютер, и, будучи абсолютно уверенным, что текст читают, набрал в блокноте:
  "Советую стрелять на поражение, у меня гвоздодер, и я им думаю воспользоваться при штурме, как оружием."
  За окном раздались неразборчивые шумы. Когда надоело ждать, я взял гвоздодер (который и правда был спрятан с целью самооброны под диваном, на котором я спал) в руки, включил свет и подошел к окну. Стреляйте, уроды! Я ощутил внутреннее удивление, смешанное с уважением. Это не были мои эмоции. Теперь я понимаю, что это был зародыш моей тульпы, достаточно к тому времени разумный, чтобы осознать, что я совершаю храбрый поступок. Через час мне все надоело настолько, что я вышел из дома и проверил двор и огород. То ли недруги вдруг передумали и ушли, то ли у меня была паранойя. Я сильно надеялся, что психотерапевт завтра даст мне ответ на этот вопрос. В тот день зародыш тульпы меня более не мучил озарениями, мыслями, страхами и еще черт его знает чем. И я впервые за месяц крепко уснул.
  
  На следующий день я проснулся и позавтракал. Паранойя никуда не делась, и я поначалу твердо решил не выходить из дома в полный опасностей мир. Но после того, как спецназ исчез, будто его и не было, я допускал, что эти опасности могут быть мнимые. Либо я буду сидеть дома и трусить, либо выясню это раз и навсегда с психотерапевтом. В итоге я решил все-таки поехать в город, несмотря на большой риск, что меня там убьют. Вопрос в том, брать ли средства самозащиты? Гвоздодер ведь не спрячешь, как и большой кухонный нож... но, с другой стороны, опасность...
  От появления в городе вооруженного неадеквата людей спасло следующее соображение: менты-сатанисты с удовольствием воспользуются случаем, чтобы застрелить меня якобы при попытке вооруженного сопротивления. На ум всплыла фраза из недавно прочитанного произведения "Валис" Филипа Дика: "Рыбы не носят оружие". Чувствуя себя христианским святым, идущим на арену со львами, я отправился на остановку невооруженным.
  В маршрутке обнаружилось, что все скрытно обращают на меня внимание. В ответ на мысль, что хорошо бы поймать кого-то из пассажиров и допросить на тему, почему они концентрируют на мне свое внимание, на соседнее сидение подсел настоящий шкаф, килограмм на 140 сплошных мышц. Я отнес это как предупреждение - "не пытайся узнать правду, мы готовы пречечь твои попытки физическими методами".
  Появился я на нужной остановке слишком рано, и решил выпить холодного чаю в бутылке. Стоя в небольшой очереди в киоск, я услышал от обернувшегося на меня цыганенка "Простите нас, пожалуйста..." на этом пацан замолчал. Я ничего не ответил, но решил, что он извиняется за всех сатанистов и раскаивается в том, что меня хотят убить. Извиняющаяся фраза вместе с фразой "Рыбы не носят оружие" и убеждением, что Сатана мной крайне не доволен, дала мысль в том, что я не меньше, чем воплощение Иисуса.
  Я нервно ходил возле дверей, за которыми были небольшие фирмы и заветный специалист, который, конечно же, мгновенно решит все мои проблемы. Нервничал я потому, что на лесах большого строящегося собора напротив мог прятаться снайпер. Недаром же мой друг недавно шутил, что я вижу снайпера на каждом дереве? Он явно что-то знал, его связи и его почтение к Сатане просто не могли не дать ему в итоге определенных знакомств с сатанистами, а те хотят меня убить... ну ведь логично же? Совершенно логично!
  Мою панику на время прервали две девушки, вручившие листовку с рекламой быстрого кредитования. Я сразу понял - это намек деньги мне вскоре понадобятся.
  - Я подумаю. - многозначительно ответил я девушкам.
  - Подумайте. - заулыбались они.
  Когда наконец пришло мое время, я поднялся на второй этаж в поисках ответов... и получил ответ, но не тот, что был мне жизненно необходим. Девушка, кроме красоты и успокаивающего обаяния, больше ничего не имела. В том числе у нее не было и психиатрического образования.
  - Я не могу вам ничего вот так сказать, вы же мне не хотите ни о чем толком рассказывать. - молвила она под конец нашей тридцатиминутной встречи. - Но вы кажетесь совершенно адекватным человеком, который трезво и четко понимает, чего хочет от встречи с психотерапевтом.
  Забегая вперед, девушка развела меня на еще четыре встречи, и только в четвертой заподозрила, что у меня, опасного психа с острейшим обострением, что-то не в порядке.
  
  По появлению дома я засел за чтение Ветхого Завета, начав с родословной. Практически тут же я начал проводить параллели между ветхозаветными личностями и моей жизнью. Не вдаваясь в подробности, Ветхий Завет описывал мою жизнь начиная от Адама, светившего голым задом (младенчество) до Лота (у которого подробно описан процесс женитьбы). Я сделал вывод, что там описывается процесс становления Богом, и, пройдя через стадии от Адама до Ноя я произведу крупную катастрофу. Жить в постапокалипсисе я не хотел, но был уверен, что если я повременю и застряну на стадии Лота, ее все равно не избежать, но мои шансы на выживание будут равны нулю.
  В итоге я решил, что девушку, по ошибке считающую себя психотерапевтом, мне подбросили светлые силы для того самого. Для крепкого брака. Как это проверить? Да попросить напиться, как сделал Лот. А когда она принесет воды, ввернуть что-нибудь про верблюдов. Логично? Логично. Она, конечно же, сразу поймет, что я имею в виду.
  Увы и ах, в итоге при второй встрече девушка услышала от меня лишь то, что она очень красивая, и в ответ сказала, что на работе она работает, и может строить только деловые отношения, чего и просит меня придерживаться. Возможно, попроси я ее напоить моих верблюдов, у меня хватило бы в то время остававшихся крох адекватности, чтобы последовать ее неминуемому совету посетить психиатра, с которым она сотрудничала. В четвертую нашу встречу я рассказал про изучение Библии и проведение определенных параллелей с моей жизнью. И спросил, разве это не странно? В конце концов я все-таки был направлен к психиатру... с фамилией Антимиров. Это и определило всю дальнейшую канитель. Ну сами подумайте, какой псих в обострении пойдет консультироваться к Антимирову?
  
  Отсутствие лечения давало все большую и большую неадекватность. Я начал замечать не только всеобщее внимание к моей персоне, но и отныне считал, что люди в иносказательной форме говорят обо мне. Например, из вот этого диалога в маршрутке:
  - Если животное мучается, не проще ли его усыпить?
  - Ты что, эта кошка - настоящий член семьи, как же ее усыплять?
  Я вынес следующее: сатанисты, либо же часть из них, считают меня своим, отбившимся от основного Замысла. Моя фамилия, Князев, как бы намекала, что я действительно принадлежу Князю мира сего, а жалкие попытки поддерживать притязания няш из Генсокё и мутировать в новое воплощение Иисуса воспринимались как бзики члена семьи, а не как наезды врага и конкурента. Естественно, отдельных членов сатанинской группировки мне следовало все-таки серьезно опасаться, но против них меня спасает влияние и патронаж Страны Иллюзий.
  Вскоре убеждение, что все говорят только лишь обо мне, выросло в своеобразный синдром, похожий на синдром Шоу Трумена. Однажды я прилег отдохнуть, слушая волшебную, как в буквальном, так и в переносном смысле, музыку из колонок. Мои глаза были направлены сначала на буханку хлеба, затем уставились на ярко горящую люстру, а затем посмотрели в сторону компьютера. Взгляд начал самопроизвольно бегать между этими предметами. Что же это означало?
  Хлеб означал землепашца, в поте лица трудящегося на поле и ни о чем не задумывающегося, кроме мыслей вроде "с кем бы выпить вечером?" и "какая будет закупочная цена на зерно в этом году?". Лампочка в люстре означала ученого, следующий этап развития человека. Ученый делает жизнь лучше, он обладает многими положительными качествами, но его интеллект крутится в колесе реальности, словно домашний хомячок, и ничего не замечает. А компьютер... компьютер намекал, что я подобрался к разгадке странностей, замеченных в реальности. Весь мир - всего лишь компьютерная симуляция! Какое грандиозное надувательство!
  
  Натужно рыча, старый зеленый москвич проехал мимо меня в направлении, противоположном моему курсу, в сторону балки и ручья. Разве такие машины еще у кого-то на ходу? Колесный артефакт моего любимого цвета и оттенка намекал мне - брось пакет и иди за мной. Не нужно совершать покупки, ничего интересного в магазине нет, а может быть, там есть опасность. А последовав за автомобилем... я не знал, что именно получу, но знал, что выработаю более полное понимание происходящего.
  В тот день я не пошел за автомобилем, но сделал вывод, что странности могут указывать куда-то дорогу. Куда-то к Чуду. Когда со стороны ж/д станции вдруг раздался фантастически громкий и долгий трубный звук, я сначала решил, что, возможно, это трубы Апокалипсиса, и обрадовался. Но конца света так и не произошло, и я решил обращать внимание на звуки. Поезда тут же начали часто издавать сигналы. Что это значило? Это означало "поднимайся и иди, ленивая задница". Я и впрямь был ленивым, и сопротивлялся до конца. Что я не видел на той станции?
  Но в один прекрасный день гудки вынудили пойти в своем направлении. И я понял, что до станции доходить не обязательно, гудок поезда - лишь сигнал, что начинается цепочка странностей. Когда я был возле поворота, слева пролетела троица воробьев. И я повернул. Голова сама разворачивалась в направлении необычных объектов, подсказывающих, куда идти, укрепляя в мысли, что все сущее является компьютерным мороком, поскольку в моей любимой игре TES 3 главный персонаж тоже мог вертеть головой без участия игрока.
  Совершив несколько таких прогулок, я заметил, что число необычных объектов и их необычность сначала все увеличивается, а потом постепенно спадает на нет вплоть до полного исчезновения, вынуждая прервать моцион по окрестностям. Также я заметил странное совпадение моих прогулок с описанием хождения по Теням из Хроник Амбера. Там главный герой тоже постоянно обращал внимание на яркие необычные метки на своем пути - цветы, птиц и прочие объекты. И я решил, что и правда хожу по измерениям.
  Окружение во время таких прогулок неизменно выдавало в ответ на мои мысли объекты, которые по цепи кривых шизофренических ассоциаций отождествлялись с этими мыслями. Например, когда после цепочки мыслей я получил уж очень соответствующие им объекты объективной действительности на своем пути, я подумал, что и правда со стопроцентной вероятностью хожу по Теням, и маленький ребенок тут же выскочил и положил передо мною на дорогу красную розу. Я подобрал цветок, решив, что серебрянной розы, символа Корвина из Амбера, поблизости реальность просто не нашла, и заменила ее обычной. Каждый раз, когда я возвращался домой, двор и дом казался немного не таким, как в прошлый раз. Я радовался, надеясь, что когда-нибудь моих умений хватит, чтобы добраться до Амбера, но навыки поиска пути к странным ситуациям и зрелищам, если и впрямь совершенствовались, то из паутины безумия все же вывести своего хозяина не могли.
  
  Безобидные на первый взгляд прогулки не были такими уж безобидными. Однажды я наехал на паренька, к которому привела конечная цепочка странностей, но который упорно делал вид, что не замечает меня. Тот сказал мне что-то вроде: "мужик, я тебя не трогал, вот и ты ко мне не докапывайся", и я решил таки не продолжать докапываться до мальчишки.
  Зато сделал вывод: молодые люди, играющие в данмаку-шутеры, тоже пробуждены сонмом цветных узорчатых огоньков и золотистыми "витаминками", как и я. Но у них процесс шел уже давно и намного быстрее, чем у закостенелого мастодонта вроде меня, и они теперь на гораздо более высоком уровне. И выходят из своих домов ехидно понаблюдать за моими неуклюжими попытками вознестись.
  Однажды я прочитал на своей любимой борде в литературном разделе фразу: "Я не читал ничего, кроме дорожных указателей, за что мне сейчас приняться?" и сделал вывод, что моя довольно таки солидная библиотека фантастики и фэнтэзи - всего лишь указатели, намеки для ребенка. Незакостенелый разум может найти дорогу в Зазеркалье без труда, как в произведении Генри Каттнера Кэтрин Л.Мур "Все тенали бороговы", а вот мне... мне придется попотеть.
  И я, остро чувствуя свою неполноценность перед каждым встреченным подростком, "потел", изучая свои любимые "дорожные указатели" и бродя по окрестностям. Вскоре произошли три вещи:
  1. Я стал находить все более и более странные места и обстоятельства. Например, однажды я зашел дальше обычного, шел через частные дома и подумал о Чен (кошкодевочке из Тохо Проджект и жительнице Генсокё). И увидел кошку, усевшуюся с блаженным видом на бордюре напротив своего дома. И впредь на моем пути по той улице домашние кошки выбегали со дворов и усаживались на бордюрах по обе стороны улицы, смотря на меня своими умилительными мордочками. Я шел по улице до тех пор, пока видел вдоль дороги сидящих и лежащих в позе сфинкса кошек, и, поверьте, шел я очень долго. Про то, как я однажды с удивлением увидел, что мой заурядный жилой район весь сплошняком заполонен мелкими фиолетовыми цветами, я уже писал на форуме. Это не было галлюцинацией, как, возможно, это обстояло с кошками, ведь один цветочек был мной сорван и принесен домой. Довольно скоро после этого я попал в психушку, и больше я этих цветов ни разу не видел.
  2. Обнаружилось, что все сюжеты книг иносказательно повествуют обо мне, что дало огромный толчок солипсизму. В один не очень прекрасный миг я начал верить, что я - единственный настоящий, ради которого были написаны все книги, сочинены все песни, создан мир и подвешено Солнце над головой.
  3. Отправившись вечером в магазин, я встретил одноклассника, который пригласил глянуть на его компьютер. Вскоре, уже ночью, он связался со своим знакомым, с которым собирался заняться небольщим стартапом - коптить свинину. В итоге они мило пошутили, обсуждая, не стоит ли закоптить меня. И забыли. А я, являясь параноиком, не забыл. Я стоял ночью в чужом дворе, и слушал, как два человека обсуждают процесс разделки и копчения свиной туши... при этом осознавая, что единственный человек, ради которого затеян разговор - это я сам. Иносказательно эти двое минут сорок описывали, как будут разделывать меня, если я не успокоюсь в своем поиске истины. Они очень удивились, когда я наотрез отказался с ними пьянствовать и пошел к себе домой.
  
  На следующий день цепочка странностей привела меня на станцию, к грузовому вагону с номером 6666666. И до этого момента являясь полностью невменяемым, но после этого события, придя домой и запустив Тохо 6 на лунатике, я решил отрицать логику и причинно-следственные связи. К слову, я хотел забраться в тот грузовой вагон, и от поездки к черту на рога без еды, воды, документов и денег меня спасло только вмешательство двух женщин, беседовавших рядом, которые заметили неадеквата и закричали, чтобы я слез.
  К какому выводу может прийти человек, отрицающий всякие причины и следствия? К тому, например, что на его бывшей работе он выполнял на самом-то деле другую работу, имеющую в настоящем мире другое значение и смысл. Например, что набирая текст, я сочинял симфонию или проектировал транспортное средство, или и вовсе делал что-то непонятное для меня, компьютерной программы. А курировал это все безобразие один из начальников. Что еще остается мне делать в этом случае, кроме как пойти и сдаться, рассказав о том, что мне все известно?
  Очутившись в городе, я обнаружил, что из памяти полностью стрелось местонахождение офиса, в котором я довольно таки долго и довольно таки недавно работал. Но осталось ощущение направления, где, скорее всего, он находится. Я отправился туда пешком, и спустя время все же добрался. На звонок вышел одинокий охранник, который сказал, что сегодня выходной, и искомая личность вообще находится в командировке в другом городе. Рандом оберегал меня от позора, но психоз делал свое дело. Я решил, что это тест, проверка. Что не может сделать компьютерная программа? Да пойти против обычной для себя логики. Сказано, что никого нет? Значит, надо поступить наоборот, не так, как поступил бы обычный человек, не обремененный знанием о том, что все вокруг - компьютерный морок.
  Я нашел место, в котором забор имел частично сломанную верхушку, и перелез. Затем я позвонил в двери уже с другой стороны. Охранник был озадачен, он усадил меня на диван рядом с собой и попросил подождать. В большом телевизоре шла передача о зарождении жизни на земле, смотря которую я увидел множество параллелей с программированием. Но начальство так и не появилось, в отличие от двух ментов, появившихся вскоре по сигналу охранника, которые вежливо выпроводили меня прочь.
  Инцидент не дал мне сделать нужные выводы о том, что причинно-следственные связи все же важны для всех, в том числе и для тебя, какими бы невменяемым ты ни был. Я сделал свои выводы, и лишь чудом не рассказал рандомному нотариусу о своих догадках (уйдя раньше, чем его привел уже совсем другой охранник), а также чудом не украв обувь из магазина (посчитав, что даже если я прав и мне за это ничего не будет, брать чужое все равно плохо). Вскоре мой взгляд уткнулся в усевшуся в машину женщину с летучими воздушными шариками. Я сделал вывод, что праздник, устроенный собратьями в честь того, что я наконец понял суть и продемонстрировал решимость, отменяется в связи с тем, что я слишком унылый и закостенелый, и вновь оказался дома. Мать, которой уже давно было пора вызывать бригаду, решила меня караулить возле калитки, и не давать бродить по окрестностям. Но до этого препятствия на пути к "истине" мне еще надо было дожить. Впереди был нож.
  
  На следующий день я пребывал в полной уверенности, что нахожусь в аду. Взгляд на часы, на которых оказалось без двух минут двенадцать, дал знать, как из этого ада выбраться. Нужно пойти на кухню, взять нож и перерезать им себе горло. Только так, и никак иначе. В доме бабушки хозяйка о чем-то шушукалась с моей матерью. Они меня не заметили. Я не собирался с духом, наоборот, действовал быстро, чтобы вдруг не передумать. Нож оказался настолько тупым, а кожа - настолько прочной, что усилия, достаточные для того, чтобы отрезать кусок хлеба, совершенно ни к чему не привели.
  Я задумался, как вообще можно себя убить начтолько тупым ножом? Через глаз в мозг? Но рецепт, как мне выбраться из кромешного ада - именно что перерезание горла... в конце концов, я понял, что полдень уже наступил, и время прошло.
  На следующий день парадигма поменялась. Плеер запел о автобусах, лодках, кораблях и машинах. На улице стали часто встречаться "крутые" машины, поворачивающие в сторону моего жилья, и я решил, что приезжают, чтобы забрать меня, но в их лапах оказываюсь "подвариантный" "я", пользуясь термином писателя Владимира Савченко, а настоящий оказывается в той изчезающе малой вероятности, в которой ко мне еще не приехали. Но как скоро такая вероятность станет равна нулю? Я посчитал, что скоро. Винамп продолжал настойчиво советовать валить из города.
  Моя миссия - установление новой религии, веры в обитательниц Генсокё, может осуществиться только в другом городе, в этом - я под плотным колпаком сатанистов и спецслужб. Но куда мне идти? Вскоре на сайте Яндекса я увидел новость о взрыве в Днепропетровске, и начал собираться. Денег после визитов к горе-психотерапевту оказалось совсем немного. Уже когда стемнело, я спросил винамп - как скоро мне надо отправляться, и заиграла фортепианная мелодия в ритме allegro vivace. Не медля, чувствуя, что кольцо вероятностей смыкается к моей немедленной поимке, я схватил документы, деньги и золотистые витаминки, и ринулся в ночь.
  
  Фары проезжающей по моей улице машины страшно напугали, но я уже спускался в сторону ручья. И наподдал. Что же делать? За мной приехали, я остался в единственном "варианте", в котором еще не пойман ментами. Поэтому усилия по моей поимке здесь-сейчас будут беспрецендентными, тем более, что своей попыткой переезда я бросаю сатанистам вызов. Искать меня будут весьма плотно. Как минимум, они проедут несколько раз по маршрутам от моего дома в город, и будут проверять маршрутки.
  Подумав, я решил идти окольными путями пешком. Каждый встречный цыган, которых попадалось просто тьма, не нападал лишь потому, что его отвлекало влияние няш из Страны Иллюзий. Но надолго ли их хватит? Я помогал им, как мог. К тому времени я уже считал, что являюсь двумя третями персонажей книг, игр и фильмов, а также колдуном, драконом, богом и черт знает кем еще. Так что я представлял, что меня нет на этом месте, что я иду по совершенно другой улице, считая, что это поможет сбить погоню.
  Вскоре я заметил, что в дворах некоторых домов, мимо которых я шел, загорается свет именно когда я прохожу напротив этого дома. Что это значит? Что мне надо переночевать в одном из таких домов, потому что иначе меня стопроцентно поймают. Я долго не мог решиться, но свет начал загораться настолько часто, что я понял - Генсокё настраивает. Сначала я попытался убедить впустить меня тетку, живущую в респектабельном доме. Та отказалась наотрез, чем меня удивила, но я решил, что в доме есть кто-то, кто меня бы пустил переночевать, если бы не вышла эта женщина.
  Затем я решил, что это слишком большой стресс, пытаться уговорить незнакомых людей. И попросил своих покровительниц найти мне убежище на улице. Вскоре я увидел огонек на старом москвиче, и проверил, не открыт ли он. И был замечен его хозяином - пожилым мужчиной, вышедшим из дома к забору.
  - Переночевать не пустите?
  - Переночевать? Не, у меня гости. А зачем тебе?
  - Меня менты преследуют. Надо переждать сегодня.
  - Менты? Терпеть этих козлов не могу. Что натворил?
  - Да ничего особенного. Был директором фирмы, которая бабло отмывает.
  - А, так это ерунда. Слушай, если б не гости, я бы тебя впустил. Но...
  - А где-нибудь во дворе у вас перекантоваться можно? Дам 50 гривен.
  Мужчина проводил меня под навес, где было что-то вроде кровати, принес воды в банке и оставил меня в покое. Но паранойя не отпускала, и я спустя час решил, что кто-то из гостей звонит в милицию прямо сейчас. Не заморачиваясь с калиткой, я перемахнул через забор и отправился дальше. Вскоре это войдет у меня в привычку - перебираться через чужие заборы...
  
  Обнаружив у себя в кармане телефон, я размахнулся и выкинул его в огород, чтобы не отследили. Город встретил меня длинными цепочками огоньков от припаркованных машин. Я удивился - раньше я не видел, чтобы на авто ставили под стеклами маленькие фонарики. Цепочки указывали вперед, как и желтые сигналы светофоров. Везде, где я шел, а возможно, и по всему городу, светофоры были поломаны и светили исключительно желтым, что я воспринял как знак. Сегодня реальность ничего не разрешает и не запрещает. Сегодня возможно все.
  Я не собирался идти пешком все время. Но первый же таксист, встреченный в городе, своей фразой насторожил меня, и я покинул его такси почти сразу, заплатив немного за беспокойство. Второй таксист, молодой парень, был "за наших", потому что завел разговор о взрывах в Днепропетровске. Поговорив с ним, я выяснил, что пострадала какая-то девочка. Подробностей, а также ее возраста, таксист не знал. Кто же это, как не посланница Генсокё, материализованная в нашем мире и уже успевшая хорошенько подраться? Также таксист сказал мне время прибытия автобуса на Днепропетровск.
  Подойдя к вокзалу, я заметил преграждающую путь машину патрульных милиционеров. Все-таки надо было переночевать где-то в другом месте, переждать... в итоге я пошел выше, и переждал около полутора часов времени в пустом переулке под светом яркой лампочки, молясь своим многочисленным генсокийским божкам, чтобы здесь меня не обнаружили. Когда пришло время, я зашел на вокзал с другой стороны, купил два мерзких пирожка и принялся дожидаться автобуса.
  Заветное транспортное средство все не приходило. Наконец, появился другой автобус, идущий в Симферополь. Я решил, что это означает, что мне нужно именно в этот город. Но мест не было. Пока я уговаривал водителя взять меня в автобус стоя, взгляд уткнулся в пассажиров автобуса, поголовно это были молодые парни и несколько девушек. Водитель, к моему крайнему огорчению, меня в автобус не пустил, также как и отказался меня везти в Симферополь таксист. Я не внял совету реальности и не взял кредит, вот в чем была моя основная ошибка, как я решил вскоре. Поэтому я упустил свой главный шанс в жизни. Парни с борды приехали на том автобусе взглянуть на меня, древнего и закостенелого мамонта, рвущегося к величию, но с собой не взяли и отрубили все пути к отступлению.
  Дорога привела меня к ярко освещенному плакату - "Страной управляешь ты". Так вот почему меня не пустили в другой город - этого уже не нужно. Естественно, ведь те, кто читали "дорожные указатели" с детства как прямые указатели на пути к обожествлению, уж всяко повлиятельнее ментов-сатанистов. И мне дали в руки этот жалкий клочок земли, приструнив поклонников Лукавого. Я был страшно огорчен, вместо приключений на меня свалили работу, ничуть не лучшую, чем работа дворника. Управлять Украиной? Пфффф.
  Придя домой, я тут же уснул. На следующий день борда кишьмя кишела картинками с медведями, на которых над ними по доброму и не очень шутили и издевались, и я решил, что это все про меня. Но у меня была другая задача. Как мне "управлять страной"? Ну явно же не лезть в политику. Хотя и над этим вариантом я думал. В конце концов я бегло набрал в блокноте свои пожелания, и на этом успокоился. Среди пожеланий было, чтобы восток мирно отделился от западенцев, а Тимошенко отпустили из тюрьмы, но чтобы она стала политическим трупом, а не национальной героиней. Чуть позже лэгэтымного не пустят в Донецк, и воно, вместо того, чтобы совершить вторую попытку, отправится в Россию. И начнется нескончаемый кровавый маразм под названием АТО.
  
  Когда я находился дома, взгляд часто натыкался на пластиковое колечко от крышки бутылки. Оно намекало, что я кручусь в колесе, и не могу из него выбраться. Затем взгляд устремлялся к замочной скважине, что говорило о том, что выход найти очень непросто. На это я сделал свой вывод - к черту логику, к черту адекватность. Все это лишь мешает выбраться из паутины.
  В первый раз я забрался в чужой двор, чтобы показать наблюдателям (а за мной наблюдали, причем без всяких камер), что я отбрасываю логику обычной компьтерной программы-обывателя. Зачем мне забираться туда? Совершенно незачем. Значит, это непременно нужно сделать! Перебравшись через забор, я вскарабкался на верхушку недостроенного здания и легонько стукнул молотком, который там лежал, по шлакоблоку. Позднее я сделал вывод из всего этого, что для того, чтобы сделать следующий шаг по бегству из кольца реальности, мне нужно последовать примеру ГГ игры Planescape: Torment и пройти через стену в каком-нибудь недостроенном здании.
  Затем я слез со стены, но оказался внутри здания. Многочисленные двери внутри не открывались. Тогда я снова вскарабкался наверх и влез на крышу. Тогда я совершенно ничего не соображал, потому что в ответ на лай собак вдалеке отключил, или убедил себя, что отключаю, кучу сегментов своего мозга, чтобы не мыслить и не провоцировать лай. Спускался я с другой стороны крыши. Почему? Не спрашивайте, я и сам не знаю. Как спуститься? Явно же не как обычный человек, осторожно. Но я - устаревшая версия, могу и ногу сломать. Печально будет. В итоге я слез с крыши, воспользовавшись газовой трубой, чтобы не прыгать с полной высоты здания.
  Послышался лай. Щенок какой-то крупной собаки выскочил из будки и начал бурно мочиться на пол, рыча и трясясь от страха. Мне бы тогда вовремя сделать вывод о том, что лазить по чужим дворам - не самая лучшая идея, и там вполне мог быть матерый и злой ротвейлер. Но - не судьба. Я подергал ручку погреба - после всего, что я сделал, мне, возможно, создадут мгновенный портал куда-нибудь прочь из виртуальности. Но дверь оказалась заперта, и к варенью и маринованным огурцам доступа я не получил.
  Я задумчиво поглядел на дыру сельской параши. Самый необычный поступок, после которого меня без вопросов заберут из этого морока - это прыгнуть туда вниз головой. Но такой вариант не устроил даже мою тульпу (которой, как выяснилось позже, без нейролептиков крайне некомфортно и которая поэтому страшно хотела умереть), а не только меня. В итоге я реализовал свое желание куда-то прыгнуть, заскочив в бочку, наполненную чистой водой, в которой плавали какие-то сорные растения. Выбраться из двора было не так-то просто - на заборе висела колючая проволока, но я нашел место, в которой ее не было, и направился домой. Страшно довольный собой и жутко невменяемый.
  
  После того случая еще дважды я забирался в чужие дворы, но барбухайка с санитарами за мной все не приезжала. Кто-то скажет, что мне везло, но на самом деле концовка этой истории такова, что нет, везения в этом не было ни капли. Психоз начал сбавлять обороты, что меня крайне огорчало, ведь мне казалось, что я получаю откровения, а не брежу. В итоге, когда три раза подряд в Винампе заиграла песня Rammstein Klavier, в которой были строчки:
  "Казалось, что ты играла для меня одного,
  Но это было ошибкой.",
  я страшно огорчился. Какой контраст с песней "Вальс на костях", утверждавшей, что музыка звучит для меня одного!
  Откровения перестали сыпаться, как из рога изобилия, мой истощенный мозг уже не был в силах их генерировать. Несколько раз я связывался с источником чужих мыслей, притворявшимся программистом, создававшим нашу реальность. Позднее этот источник перестанет притворяться невесть кем и оформится в тульпу. Для того, чтобы вызвать поток бреда, я перегружал мозг, играя в данмаку-шутеры на самой высокой сложности. Тогда сами по себе начинали возникать мысли, время на экране замедлялось в разы, пальцы сами нажимали на клавиши, и у меня получалось такие результаты, каких я сам от себя никак не ожидал. Зато красивые огоньки и узоры данмаку бегали перед глазами даже тогда, когда они были открыты. Я считал, что в них зашифрован некий гораздо больший смысл, чем просто развлечение. Например, путь, который ты выбираешь, уворачиваясь от пуль, оптимизирует твой код ДНК.
  Впрочем, пора уже заканчивать. Я встал перед выбором, и выбрал сам свою судьбу. Был вариант хорошенько высыпаться и постепенно прийти в норму. Но выбрал я вгонять себя в психоз искуственно, и получил в итоге то, что заслуживал. Разогнав хорошенько свою болезнь в Touhou 12.08, я увидел, что лицо бабушки покрыли красные пятна и решил, что это - результат экспериментов над своим сознанием.
  - Тяжко, внученька, но что я могу поделать? - ответила бабушка в ответ на мой вопрос, что с ней, и полностью утвердила меня в мысли, что виноват я. В своих шатаниях по городу, я выделил два состояния, которые постоянно соперничали между собой. Огонь - немыслимое возбуждение сознания, и лед - спокойный, холодный анализ. Отсюда были сделаны выводы, что я прошел Огненный Путь Амбера, когда в бреду шлялся по городу, поворачивая то туда, то сюда по одному мне заметным приметам. И вот теперь этот огонь сжигает единственного дорогого мне человека...
  Что же делать? Мать к тому времени уже спрятала документы, деньги, выходную одежду и даже обувь. Но разве это меня остановит? Она всегда делала, как лучше, но получались всегда весьма говенные результаты. В чем был, в бриджах и домашних тапочках, я пошел из дома, рассчитывая уже в него не вернуться. И услышал фразу "Я загоню его в будку", восприняв ее, как всегда, на себя.
  
  Я твердо собирался добиться чего-то покруче совпадений. На этот раз я, убежденный в том, что хожу по Теням, словно прЫнц Амбера, хотел найти строго определенное место - три фэнтезийного вида дерева, гнущиеся от сильной непогоды под проливным дождем. Я по-прежнему обращал внимание на приметы. Цепочка золотых цветов вывела меня в балку, оттуда я попал на малознакомые улицы. Реальность словно издевалась надо мной, показав вскоре уродливую, ржавую и искореженную железную конструкцию, изображавшую замок. Но я решил, что это добрый знак, ведь моей конечной целью был замок Амбера.
  Вскоре я вышел к огороженному ставку, являющемся чьей-то собственностью. Зародыш тульпы, зная, что я очень плохо плаваю, начал убеждать меня в том, что дальнейший путь должен пролегать через этот водоем. Но я не поддался, и, наевшись вкусной шелковицы, отправился дальше по другим приметам через большую заброшенную территорию какого-то завода. Далее путь пошел по огромному огороду с тыквами, этот отрезок я прошел босиком. Затем я прошел через поля пшеницы, потом - по совершенно незнакомым улицам вышел к лесополосе, а через нее попал на трассу, ведущую прочь из города. В надежде на подсказки я читал вывески и этикетки от валяющегося под ногами мусора.
  Три дерева нашлись сравнительно сразу, но я решил, что пока не найду именно то, что искал, не успокоюсь. Мимо мчащихся машин - вглубь леса. По ржавой заброшенной железной дороге, вдоль россыпи полевых цветов я попал в дачный поселок, и попросил местного деда напиться. Тот ответил, что воды в их поселке пока нет, и напиться он мне не даст. На двухэтажном большом доме вдалеке грохотали молотками рабочие, и я почувствовал исходящую от них опасность. Я заранее знал, что надо валить отсюда как можно быстрее, но мой зародыш тульпы перехватил управление шеей и мотнул моей глупой башкой в глубину поселка. Пить хотелось сильно, шел я долго, денег не было, как и киосков с кока-колой. Что оставалось делать, если твое тело шевелится само, указывая направление? Идти, и надеяться, что там есть вода.
  
  Первый дом, в который я забрался, был недостроен. Колонки в нем не оказалось, зато имелась... недостроенная стена. Да-да, та самая, через которую нужно пройти, чтобы вырваться из порочного круга. Я спросил свои мысли, считает ли реальность, что мне надо сделать то, о чем я думаю. Последовал непроизвольный кивок. Разбив о стену все ноги, кулаки и валяющуюся рядом шлакоблочину, я ничего не добился - она как стояла, так и стояла по-прежнему. Измаявшись, я обратил внимание на очень ухоженный огород, в первую очередь - на ровные ряды моркови. Но воровать чужую морковь, в отличие от попыток слома чьего-то тяжелого труда, мне показалось неприемлемым. И я пошел искать другие источники воды.
  Вскоре я забрался через высокий забор на дачу очень мажористых людей. Солидный дом, солидные машины. Мне показалось, что теперь этот дом мой, но дверь была заперта, и я обошел дом против часовой стрелки в поисках воды. И наткнулся на дедка, очень удивившегося, но не агрессивного. В ответ на мою просьбу напиться он вынес банку воды и проводил меня к выходу. На бейсболке деда была надпись с красным сердечком на украинском, в переводе означавшая "Имею разум". Начался небольшой дождь, и я обрадовался, ведь искомые три дерева должны были пребывать под дождем. Но непроизвольный кивок в сторону недостроенной дачи, мимо которой я проходил, дал понять, что есть более важная миссия. Пройти все-таки через долбаную стену.
  Снова ничего не добившись, я просто переждал крошечный дождик и собрался в очередной раз перелезть через забор. По улице в то время бежал мужик, довольно близкий к пожилому возрасту. Он преследовал кого-то, кого подозревал в воровстве. И он остановился, как вкопанный, увидев меня. Вскоре он уже звонил хозяину дачи, чтобы тот приехал и разобрался, что именно я у него украл. К нам подошел старик, давший мне напиться, в уже другой кепке с надписью "Номинал", что было воспринято мной как крайняя степень опасности. Черт побери, если б все мои догадки были настолько правдивы, я бы был невероятно матерым экстрасенсом.
  
  На шум подошли строители, которых я так сильно опасался ранее. Но они не представляли реальной опасности, лишь мнимую. Спустя двадцать минут подъехала белая газель, откуда выбрался пузатый мужичок, тут же отправившийся осматривать свои владения. Отсутствовал он долго и тут же схватился за толстый деревянный брус. Первый удар я пропустил, и висок обагрила кровь. Следующий удары я отбивал голыми руками до тех пор, пока брус не сломался. Боясь спровоцировать на агрессию парней-строителей и прочих наблюдателей, я лишь один раз позволил себе врезать по широкой репе пузатого борца за неприкосновенность своего жилья. Когда он немного отвлекся и подошел к своему забору, чтобы рассмотреть следы моего проникновения, я стер кровь с головы и обратил его внимание на свою окровавленную руку:
  - Смотри, с одной стороны, я тебе нарушил немного забор. Так?
  - Чего? Чего ты, сука, говоришь?
  - А с другой, ты мне вот кровь пустил. Это жеж немного перебор, ведь правильно?
  Успокаивающая, на мой взгляд, речь, оказала на быдлана эффект озверина. В ход пошел второй брус, на этот раз он целился не только в голову, но и по ногам. Когда от особенно сильного удара переломилась об мою руку и эта деревяшка, наступила пауза. Я объяснил, что у меня не было цели ничего воровать, но пузатый настаивал, что отвезет меня в своей газели на свалку, где я буду отрабатывать в поте лица своего все вещи, что у него когда-либо сперли с дачи. Поняв, на кого нарвался, я решил драпануть от пузатого быдлана с его претензиями на то, чтобы сделать из меня своего раба.
  Я сделал рывок, когда от меня этого никто не ожидал, и перескочил через забор, отрываясь еще сильнее от преследователей. Но сначала меня в домашних тапочках (спасибо матери) нагнал пожилой "стукач", позвонивший хозяину дачи. Мужчина в ответ на свою чересчур активную позицию борцуна с ворами получил лишь одну единственную награду - удар от меня кулаком в лицо, и отстал. Но тапочки - не то, в чем стоит даже пробовать убегать. Меня нагнал молодой паренек, бить которого я не стал.
  
  В ходе погони я потерял тапочек и сбросил второй, и с тех пор их уже не видел. Пузатый боец на дубинах подъехал на газели к новому месту экзекуции и сломал об меня уже третий брус. После чего достал из своей машины бензопилу, угрожая отпилить мне ногу, чтобы я больше никогда не смог прыгать через заборы. Не знаю в точности, что именно заставило его не реализовать свою угрозу. Возможно, он просто боялся свидетелей, и если бы не они, я бы стал инвалидом не только в ментальном плане, но и в физическом. Пожилой мужик с активной гражданской позицией в процессе забивания меня пузаном искренне недоумевал, за что получил по морде, на его взгляд, он ничем такого не заслужил.
  -- Лезь в будку! Полезай, кому говорю! - кричал мне выдохшийся мужик.
  Как бы там ни было, я твердо стоял на ногах, отказываясь раз за разом лезть в белую "будку" газели, а пузатый серьезно устал махать дубинами. И он попросту взял и уехал. Толпа рассеялась, и я, спросив у пожилого "стукача" дорогу назад в город, отправился прочь из поселка. Стресс обострил мою паранойю до предела. Сначала я минут пятнадцать отлеживался в кустах возле шоссе, полагая, что меня ищут для того, чтобы использовать бензопилу без свидетелей. Винампу перед этим я говорил, что согласен пожертвовать ногой ради того, чтобы докопаться до правды, но как дошло до дела я, к счастью, оказался трусом.
  Затем я прошел через поле, задержавшись возле карликового деревца с вкусными вишенками и попал на вторую трассу. Там я некоторое время отлеживался в окружении полевых цветов, и смотрел на облака, потому что мне казалось, что по трассе может проезжать друг пузатого дубинщика, который сообщит ему мое местонахождение. Согласно рекомендации пожилого, мне нужно было подняться до третьей трассы и идти по ней в город, но паранойя решила иначе - там меня поджидал пузан с бензопилой. И я пошел прочь от города.
  Руки и ноги стремительно распухали, но боли я в тот день не чувствовал совершенно. Позже выяснится, что одна из костей в руке у меня сломана, но рука не болтыхалась, потому что костей в том месте две. Я еще и отжиматься умудрялся на ней, пока перелом не обнаружили. Я двигался долго. А субъективно - очень долго. Сначала я помылся в грязном пруду, который скорее был огромной лужей, чем прудом. Потом обнаружилась железная дорога с проехавшей мимо электричкой, я хотел пройти по ней до ближайшей станции, но единственный путь к ней лежал через огромных коров, таких здоровенных я никогда не видел. И я побоялся пройти мимо них, опасаясь, что рогатые почуют мою слабину и решат меня добить.
  Я шел прочь, туда, где мне казалось, более безопасно. То есть, по сути, куда глаза глядят. И полностью заблудился. Темнело. Встреченная случайно лоли с собачкой заявила мне, что понятия не имеет, где поблизости можно напиться. Разок я забрался в огороженное рвами и колючей проволокой пространство в поисках воды, причем что-то внутри отчаянно желало, чтобы я ухнул в глубочайший ров, и там умер от жажды. Но воды не оказалось, как и сторожевых собак, которые меня бы в противном случае загрызли. И я пошел дальше.
  
  Пройдя по очередной заброшенной и ржавой железной дороге, я наткнулся на проволочную ограду, за которой находился небольшой домик и большая стая дворняг, которые тут же принялись лаять. На шум вышел хозяин домика, который выделил мне две банки талой воды и объяснил, как пройти к городскому аэропорту. Бред мгновенно адаптировался к этой информации, и я начал считать, что в аэропорту меня ждут друзья, которые вывезут меня прочь из города.
  Пора подводить к концу. В аэропорт я не пошел. Я сдулся, полностью выдохся, и заявил про себя - "Все, я сдаюсь. Я не хочу, чтобы реальность больше реагировала на мои мысли и слова." Меня с аэропорта с первой попытки без всяких денег впустил маршрутчик, едущий в город. А на остановке меня встретил знакомый, с которым мы сейчас дружим и тягаем штангу в его гараже. Он довез меня до дома на такси и уговорил попить с ним пива. Но сначала он выслушал от моей неадекватной матери, что это он с друзьями меня избил и украл тапочки, а чуть позже меня стало трясти, и сил не осталось даже на то, чтобы сидеть с ним на лавочке. И я пошел спать, оставив знакомого одного с пивом.
  На следующее утро я не мог даже пошевелиться от страшной боли в распухших конечностях. Сначала меня звала завтракать бабушка. Бабушку я любил и слушался. Когда я шел, боль была такая, какой я никогда в жизни еще не испытывал. Забрав еду, я поставил ее у себя, и, почти не притронувшись к ней, запер свою комнату и завалился на кровать. В дверь начала ломиться мать, но ради нее я не пошевелил бы и пальцем, даже если бы этот палец не болел. Спустя десяток попыток этого бестолкового существа проломиться ко мне в комнату, воплей, стуков в дверь и окна, она отыскала запасной ключ и впустила небольшой выводок санитаров.
  Думаете, им было хоть какое-то дело до того, что мне невероятно больно даже когда я лежу неподвижно?
  В больнице меня помыли, после чего взвесили на весах с надписью "Иисус", выдали тапочки девятого острого отделения с девятками в круге (если кто совершенно случайно не в курсе, девятка в круге - символ Чируно), а финальная ирония, добившая меня, заключалась в том, что искомые вчера три дерева обнаружились на картинке в психушечной столовой. Конец.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Т.Михаль "Папа-Дракон в комплекте. История попаданки" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Кариди "Бывшая любовница" (Современный любовный роман) | | О.Волконская "Ненавижу любя" (Короткий любовный роман) | | К.Фави "Мачеха для дочки Зверя" (Современный любовный роман) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона" (Приключенческое фэнтези) | | Ю.Резник "Моль" (Короткий любовный роман) | | У.Соболева "Чужая женщина" (Короткий любовный роман) | | С.Полторацкая "Последняя из рода Игнис" (Приключенческое фэнтези) | | Т.Блэк "В постели с боссом" (Современный любовный роман) | | Д.Хант "Лирей. Сердце волка" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"