Князева Рада: другие произведения.

Фальшивая реальность

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    (2015) Вокруг нас существует лишь то, во что мы отваживаемся поверить. Человеческий мозг способен создавать невероятное. Мозг может убедить самого себя в истинности той лжи, что сам же сочинил несколько мгновений назад. Так рождаются полоумные, так рождаются шизофреники. Простые несчастные люди, обманутые своим же мозгом. В мире ещё столько всего неисследованного. В частности, человек. Кома. Сны. (с) Сергей


   *** Марина
   Трое подсудимых стояли перед судьёй. Всех адвокатов правительство заранее настроило против них, но мужчины решили использовать своё право самому выбирать себе защитника перед лицом закона. И вот началось "прослушивание". Желающие быть адвокатами один за другим появлялись за стойкой, демонстрируя свои умения и знания в законе. Наконец, первый подсудимый определился со своим адвокатом.
   Я удовлетворенно кивнула и обернулась на два огромных черных "Лэнд Ровера", которые заехали прямо в зал заседаний. Подошла к одному из них. Ко мне присоединилась ещё одна девушка, примерно моего же возраста. Осматриваю себя: я в черном платье с золотистой расшивкой, длина - до колен, и в босоножках на каблучке. Я не понимаю, какую роль мы с моей спутницей играем на этом суде. Мы - свидетели?
   Перекидываюсь парой слов с подружкой, собираемся садиться в "Лэнд Ровер". Наши сопровождающие, в белых рубашках и пиджаках, стоят у второго автомобиля. Где-то четверо-пятеро мужчин. Громко гогочут, фривольно запустив руки в карманы брюк. Что-то не так. Один из них - высокий, худощавый - заметил моё смятение. Задумался. Затем отвернулся. Повернулся и снова посмотрел на меня. Задумался ещё больше. Затем сделал шаг в нашу сторону.
   - Бежим! - внезапно дернула я подругу за руку.
   Она послушно рванула следом. Странно. На миг мне показалось, что это я сама - в том же платье и черных босоножках на каблучке.
   Четверо бугаёв рвануло нам наперерез. Мы их умело обогнули, но угодили прямо в руки высокому и худощавому. Моя спутница попыталась отбиться, но мужчина лишь посмеялся над её "мягкими поглаживаниями по коже". Тогда вмешалась я. Освободив подругу, ловко ударила два раза недругу в солнечное сплетение. Он ощутимо согнулся от боли, но сразу поднял голову, удивленно уставившись на меня. И тут до меня дошло. Я влипла. Подруга растаяла, исчезла, будто её и не бывало, а я, что было духу, кинулась прочь, негромко стуча каблуками по асфальту. "Обиженный" мною мужчина, не мешкая, рванул следом.
   - Почему... почему я не могу бежать быстрее?! - злилась я. Мой преследователь был всего в каких-то трёх шагах от меня. - Точно! Шляпа! Если я сниму шляпу, то увеличу свою турбулентность!
   Абсолютно не знаю, откуда у меня на голове была шляпа - белая, с широкими полами - и уж тем более не знаю, почему я сняла не одну, а две шляпы. Волосы взметнулись в воздух, сверкнув на солнце ярким медным отливом, и, резко повернув с асфальта, я увидела, что мой преследователь почему-то довольно усмехнулся. Словно вся эта ситуация его забавляла. Рассердившись, я на бегу запустила в него обе шляпы. Это не сильно помогло. Да и бежать я быстрее не стала. Пересекла железную дорогу. Это был знакомый путь к моему отчему дому. Но, продолжая бежать, я с ужасом заметила, что попала в какой-то замкнутый круг и выбежала снова на тот самый асфальт, в том же самом месте, где с него свернула. Через 200 метров "высокий и худощавый" меня догнал. Я упала на пыльную землю, а он примял меня собой и, перевернув лицом к себе, перехватил мои запястья.
   - Странно, - сказал он, пытливо вглядываясь мне в лицо, - дорога замкнулась. А я уж было подумал, что ты настоящая...
   Не пытаясь вникнуть в смысл его слов, я, не мешкая, просочилась сквозь него и тем самым поменялась местами с недругом: теперь я сидела сверху и сжимала его запястья. Глаза мужчины снова загорелись любопытством.
   Я беспомощно оглянулась в поисках укрытия. Нашла. Новый маршрут снова определился, а местность с заброшенным лабиринтом зданий словно вырастала по велению извращенного союза моей памяти и фантазии. Я бросила мужчину и побежала в новое укрытие. Он, естественно, за мной. Ноги сковывало, но я заставляла их слушаться. В заброшенных зданиях ориентировалась я прекрасно. А вот мой преследователь таки допустил один неправильный поворот и оказался спиной ко мне. В моих руках появился нож, и возникла мысль запустить его в затылок недруга. Но, немного поколебавшись, я не стала этого делать. Мужчина обернулся и похолодел, поняв свою оплошность.
   Но нож тут же растворился в моих ладонях.
   - Вымой руки! - внезапно приказала я мужчине, указав на возникшие сбоку от меня умывальники.
   Он послушно кивнул, хотя моё повеление было абсолютно алогичным. Нет, оно, конечно, было логичным, ведь мыть руки очень и очень полезно... Но... Затем всё исчезло. Точнее, исчезла я.
  
   Белый потолок, неудобная кровать, от которой целый день ломит спину и...
   - Эму? Ты что тут делаешь?
   Я приподнялась на локтях и удивленно уставилась на темноволосого парня с черными бровями и глубоким взглядом карих глаз. Он сидел на кровати моей соседки и читал книгу.
   - А в морду? - сурово пригрозил он, откладывая чтиво в сторону.
   - Прости, ЭМИР, - тут же поправилась я, слегка усмехнувшись. - Что его величество забыло в нашей комнате?
   - Моё величество приглядывает за жалкой неумёхой, умудрившейся свалиться с горячкой накануне свадьбы. Ты всю ночь бредила!
   - Это всё из-за сна. За мной гонялся высокий и тощий мужик, - честно призналась я.
   - Что-о? - взгляд Эмира стал суровей пустыни Гоби, и он прищурился. - Я тут весь извелся около неё, а она во сне с мужиками бегает?!
   - Это он за мной бежал!
   - Да какая разница! - Эмир соскользнул с кровати и наклонился надо мной, строго заглянув в лицо. - Увижу вас вдвоём - утоплю обоих!
   - Эмир! - возмущенно воскликнула я.
   - С добрым утром, дорогая! - неожиданно чмокнул он меня в губы. - Чаю принести?
   - Кофе.
   - Кофе тебе нельзя.
   - Почему?!
   - Кофе вредный.
   - Эмир!
   - Сейчас принесу чаю.
   Я с негодованием откинулась назад на подушки. Может, стоит ещё раз подумать, выходить за него замуж или нет? Если я не смогу пить кофе, то однозначно надо ещё раз всё обдумать! Отсутствие кофе - серьезная угроза счастью моего брака! Однако ощущения прошедшего сна ещё держали меня в своих чарах. Я почему-то вспоминала своего преследователя - высокого и худощавого мужчину. Сон ничем особенным не был примечателен, но всё же, в этот раз что-то было... было что-то... Чай. Чай с блинчиками был очень вкусным... Эмир решил покормить меня с рук и всё ещё недовольно ворчал по поводу моих снов...
  
   *** Сергей
   Хоть она и попыталась исчезнуть, я смог засечь канал прохода. Очень удивительно, что она так ловко проникла в чужой сон. Наверное, бедная девчушка сама того не осознавала. Однако, что странно, она сразу почувствовала наше постороннее присутствие.
   Сегодня был в её сне. Пришлось долго ждать. Видимо, она любит поздно ложиться. Видел её "муженька". Сразу видно, что души в нём не чает и боится потерять. Боится, что он в любую минуту исчезнет. Скорей бы...
   Ходила с ним под руку по песчаному берегу океана... Целовались... Бесит. Бесит, бесит, бесит. Я найду её, во что бы то ни стало. Раз она проникала в наши сны, то, значит, видела кого-то из нас вживую. Без этого - никак. Нужен будет повод, чтоб задержать её. А если будет с "муженьком", то даже лучше. Судя по её сну, у него очень вспыльчивый характер. Его легко будет спровоцировать.
  
   *** Марина
   В парке сегодня было как-то людно, а Эмир не любит людей, и мы совсем недолго сидели на бетонных плитах у речки. От нечего делать я в десятый раз изучала взглядом каменные башенки заброшенного замка, изогнутые арки каменного моста и быстрое течение, кружившее под ним воронкой. Эмир играл в какую-то онлайн игру на смартфоне.
   - Через два дня наша свадьба... Даже не верится.
   Эмир лишь тихо хмыкнул, то ли с довольством, то ли с укором.
   - Тебе платье уже доделали?
   - Да-а, - протянула я с улыбкой.
   - Всё, как хотела?
   - Угу. Темно-синее с черными вставками. Фата и перчатки - тоже синего отлива. Я вот думаю, правда, нам букет не нужен? Ну кто решил, что у невесты обязательно должен быть в руках букет?
   - Не нужен, - согласился Эмир, водя подушечками пальцев по экрану смартфона. - И перчатки тоже лишние. Я хочу держать живую руку, а не ткань.
   - Ну хоть на одну руку можно надеть? На ту, которую держать не будешь?
   Эмир даже голову поднял.
   - Ты прикалываешься?
   - Ну хотя бы в ЗАГС в перчатках зайду, а потом сниму, мо-ожно?
   - Обязательно снимешь, иначе к руке не прикоснусь вообще. И кольцо сама себе надевать будешь.
   - Договорились, - кивнула я. - До ЗАГСа иду в перчатках, потом снимаю. А первый танец давай здесь на берегу станцуем под "Guns 'n' Roses - Don`t Cry"? К телефону колонку подсоединим, а вода эхо увеличит.
   - Почему такой странный выбор песни для первого танца? Там же про расставание поется, если не ошибаюсь?
   - Там темп подходящий. И... Я часто слушала её, когда мы... Когда тебя не было рядом.
   Я взглянула на Эмира, словно боясь, что он сейчас мигнет голограммой и исчезнет. Я всё ещё пыталась убедить себя, что последние полгода я не сплю, и что Эмир - настоящий. И что мы действительно поженимся.
   - Выбрось бред из головы. Я же здесь. И я бы вообще выкинул первый танец из нашей программы.
   - Ну, Эмир, ну пожа-алуйста...
   - Почему именно эта песня?!
   - Ну это вроде как... Я постоянно плакала, когда её слушала... - Эмир нахмурился и снова поднял голову. - А наш танец, как бы, ознаменует победу. Что, вопреки всему, мы всё равно вместе...
   - Я совсем не понимаю о чём ты, но ладно. Если ты так хочешь, то пусть будет этот танец под "Guns 'n' Roses".
   - Спасибо, - я обхватила его худую жилистую руку и уткнулась лицом в шею.
   Эмир лишь отрывисто хмыкнул и, отложив смартфон, аккуратно запустил пальцы в мои длинные волосы.
   - Прямо золотистые на солнце... - довольно отметил он.
   - Медные, - внезапно поправил его чей-то голос.
   Я озадаченно подняла голову, изучив взглядом незнакомого мужчину. Внутри меня что-то ёкнуло.
   - Позвольте подарить цветок прекрасной даме.
   Высокий и худощавый незнакомец протянул мне водяную лилию. Эмир сверлил чужака враждебным взглядом.
   - Спасибо, - вежливо отказалась я. - Но я принимаю только те цветы, которые дарит мне муж.
   - В таком случае, - неожиданно грустно улыбнулся незнакомец, - эту лилию вы просто обязаны принять.
   В этом месте терпение Эмира лопнуло, и он поднялся на ноги.
   - Советую тебе убраться, паренек.
   Мужчина презрительно смерил Эмира глазами.
   - Это я-то паренек? Да ты мне даже до плеча ростом не дотягиваешь!
   - Я сказал, что тебе лучше убраться! - повторил Эмир.
   - А то что?
   Поняв, к чему идет дело, я резко вскочила и обняла любимого за пояс.
   - Он тебя специально провоцирует, не трогай его, пойдем...
   - Я не буду терпеть каждого нахала, который к моей жене пристает!
   - Она не твоя жена, - резко ответил мужчина.
   Эмир даже опешил от такой наглости.
   - Эмир, пойдем... - попыталась увлечь его я. - Этот тип работает в милиции, он просто хочет найти повод, чтоб засадить тебя на 15 суток...
   - Хм... - мужчина нахмурился. - Как вы узнали, что я из милиции?
   Я чуть не ляпнула, что видела его "на суде". Ведь то был сон.
   - У вас типично милицейское выражение лица... И замашки...
   - Хэх... - мужчина показал свою корочку. - Щедров Сергей Николаевич. Уголовный розыск. Можно просто Сергей.
   - Будешь Законом прикрываться, а как же... - уже хотел было разразиться тирадой Эмир.
   - Я видел, что вы часто сидите здесь, на берегу реки, - прервал его Сергей. - На днях было совершено преступление, и подозреваемый должен был неоднократно проходить через парк. Он не мог остаться незамеченным. Поэтому я хотел забрать вас на опознание.
   - Мы не пойдем! - категорично заявил Эмир.
   - Как мы можем опознать кого-то?! Мы не следим за прохожими - делать больше нечего! - возмутилась я.
   - Вы сидели на берегу как раз в те часы, когда здесь разгуливал преступник. Потому я обязан вас допросить.
   - Мы ничего не видели!
   - И никого! - добавила я. - Кроме друг друга.
   Сергей плотно сжал губы.
   - Вы поедете с нами в участок.
   За спинами тут же выросло ещё двое людей.
   - Я имею право даже задержать вас на трое суток для выяснения личности.
   - У меня есть с собой паспорт! - победоносно воскликнула я.
   - Зато у него нет, - уверенно кивнул Сергей на Эмира.
   Глаза того полыхали бешенством.
   - Поедете с нами. Процедура не отнимет много времени.
  
   *** Сергей
   Наконец, паренек закончил своё участие в показательном цирке, и в комнату вошла моя дорогая гостья из снов. Марина. Я должен был её проверить, стоит ли она того, чтоб позволить ей проснуться. Стоит ли она меня и моих усилий.
   Марина подошла к стеклу и осмотрела всех выстроенных в ряд мужчин. Я внимательно следил за её реакцией. На самом деле, вся эта история с подозреваемым в парке была, конечно же, выдумкой. Марина проникла в мои сны, а я в этот момент был во сне "Тесака" - нашего крупного наркодиллера - и пытался выяснить, кто его сообщники. Соединять реальность и сны - это то, в чём эта девушка профи. Я на себе это ощутил, когда она пнула меня в живот со всей дури. Да ещё и начала сама преобразовывать реальность вокруг себя.
   Она должна узнать кого-то. Просто обязана. И если узнает, то я лично займусь её освобождением.
   Когда третья линия подозреваемых выстроилась в комнате, я заметил в глазах Марины легкое недоумение. Она пыталась оставаться невозмутимой, но я очень опытный психолог. Я подошел к ней и положил руку на плечо, от чего она легонько вздрогнула.
   - Ты его видела? - указал я на высокого брюнета с квадратным подбородком, третьего слева.
   - Нет, - покачала головой Марина. - В парке я его не видела. Не могу сказать точно.
   - Но где-то же видела? Говори, - нетерпеливо потребовал я.
   - Он мне снился!
   Признаться, я не ожидал, что она так быстро и откровенно признается в таком.
   - При каких обстоятельствах снился? - тоже не стесняясь, спросил я.
   Мои ребята бросили на меня озадаченные взгляды.
   - Шел суд, троим подсудимым необходима была защита. Этот, - Марина указала на брюнета с квадратным подбородком, - вызвался адвокатом.
   - Ты видела когда-нибудь этого человека? - я положил на стол фотографию "Тесака".
   Марина некоторое время внимательно на неё смотрела.
   - Ну? - поторопил её я.
   - Смутные ощущения. Всё с тем же сном. - Она резко подняла голову. - Вы же не собираетесь воспринимать всё это всерьез?
   - Послушай, - от волнения я резко сжал её запястье. - Сон - это реальность, которую мы создаём нашим умом.  Даже наша бодрствующая жизнь может быть сном. А способность проникать в чужие сны - это высшая ступень новой реальности.
   - Я не понимаю, о чём вы... - Марина испуганно попятилась назад, но я снова дернул её к себе.
   - Прекрасно понимаешь. Ты была в моём сне. Ты меня узнала, когда я подошел к вам на берегу. Ты даже знала, что я из милиции.
   - Но... - Марина пораженно уставилась на меня. - Как...
   - Это сродни телепатии. Близкие люди прекрасно понимают друг друга без слов. Они могут сказать, о чём думает другой только по взгляду или по движению складки на лбу. Потому что между ними устанавливается связь, контролируемая шестым чувством и бессознательным разумом. Они могут видеть даже одни и те же сны. Но есть другой тип людей, более пугающий.
   - Меня сейчас больше пугаете вы... - Марина снова попыталась освободиться, нервно поглядывая на остальных сотрудников, которые с интересом созерцали происходящее.
   - Этот тип людей, - напористо продолжал я, - может установить связь, подобную телепатической, с кем угодно. И они могут проникать в их сны. И влиять на их вымышленную реальность. Мы с тобой были во сне этого наркодиллера, - я кивнул на фото "Тесака". - В его снах и образах я должен был узнать, кто его сообщники. Одного из них ты сейчас опознала. У тебя очень чувствительное восприятие. И твои реальности практически не отличаются одна от другой, благодаря чему ты можешь так легко узнавать людей из сна, чем не могу похвастаться даже я!
   - Чего вам нужно? - уже как-то даже многострадально спросила Марина.
   - Ты ещё не поняла? Нам нужны люди с такими способностями, как у тебя!
   - Хорошо, я об этом обязательно подумаю. Отпустите мою руку, пока она не отсохла!
   Я послушно разжал её запястье.
   - У меня послезавтра свадьба, - сказала она, - потом медовый месяц. Точнее не месяц, а две недели на море. После этого мы обязательно поговорим ещё раз.
   Она ушла.
   Свадьба... Нет, этого допустить я не мог. Даже здесь, в этой реальности.
  
   *** Марина
   На улице было темно, и мне пришлось прибавить шагу. Мне было жаль просить Эмира проводить меня, тебе более, что он сам знает, что я девушка не из робких. Но сейчас, когда за моей спиной отчетливо раздавались быстрые шаги, мне было, мягко сказать, не по себе. Ведь никогда не верила, что попаду в такую ситуацию. И что делать? Ускориться ещё? Или замедлить шаг и пропустить преследователя? А где гарантия, что он на меня не нападет? Позвонить Эмиру? А вдруг это простой бедный прохожий, а я себе навоображала? Всё же попытаюсь пропустить. Так, хотя бы он не застанет меня врасплох.
   Я замедлила шаг и вовсе остановилась в стороне, делая вид, что ищу что-то в телефоне. Ну а по факту, я держала палец на кнопке вызова, чтобы в любой момент набрать Эмира.
   Мужчина поравнялся со мной.
   - Тебе не следует ходить ночью одной.
   - Вы?!
   - Можно "ты". Или просто Сергей.
   - Вы меня преследуете!
   - Напротив, охраняю. Твоему жениху не стоило оставлять тебя одну.
   - Я сама на этом настояла.
   - Напрасно.
   Он очень быстро оказался рядом со мной. Я хотела оттолкнуться. Потом пыталась вырвать свои запястья из его хватки.
   Телефон упал, но вызов должен был пойти. Эмир должен знать, он этого так не оставит.
   - Эмир! Эмир!
   На рот легла ладонь, в шею что-то вонзилось. Наверное, игла. Я укусила руку, ещё пыталась отбиваться. Сознание мутилось, но я твёрдо решила держаться.
   - Эмир!
   Черная бездна наползала на глаза, засасывала липкой смолой руки. Я пыталась её стряхнуть. Я не должна терять сознание. Хотела крикнуть: "Пусти!", но язык выдал лишь какие-то нечленораздельные звуки. Темнота идет в сознание, апатия заполоняла мысли. Нет! Нет! Я не переставала сопротивляться, отмахиваясь руками от противника. Чернота неожиданно стала отступать, и ослепляющий белый свет ударил в глаза. Белый потолок с горящими глазами-софитами. Человек в белом халате с катетером в руке. Что случилось? Где я? Кто я? Только белый свет. Белый ослепляющий свет. Я ничего не могу вспомнить.
   Дверь спешно отворилась, и в комнату почти вбежал высокий худощавый мужчина с русыми волосами.
   - Она проснулась?! Она пришла в себя?!
   - Пришла в себя и сразу же попыталась устроить мне взбучку! Я не смог поставить ей капельницу с глюкозой! - возмущенно пропыхтел человек в белом халате.
   - Мариночка! - русоволосый мужчина, прямо-таки сияя от счастья, склонился над моей кроватью.
   Марина. Точно. Меня зовут Марина. Что же ещё?
   Мужчина столь же внезапно взял моё лицо в свои ладони и прижался к губам.
   Да кто он такой?
   - Марина... - он осторожно приподнял меня с кровати и прижал к себе.
   Моё тело практически отказывалось меня слушаться. Я беспомощно окинула взглядом комнату. Рядом с кроватью стояла какая-то больничная аппаратура. Сбоку - арочное окно, за которым покачивались деревья. Судя по всему, сейчас вечер. Неподалеку - письменный стол с плоским монитором компьютера. У противоположной стены - большой шкаф-купе. Трельяж был размещён так, что я видела своё отражение. На трельяже стояла фотография. Мой взгляд удивленно застыл на ней. Там была я в свадебном платье. А рядом, обнимая меня и смеясь, стоял этот высокий худощавый мужчина. Он... Он - мой муж?..
   Я попыталась что-то спросить у человека, держащего меня в своих объятиях. Но рот выдавал лишь нечленораздельное мычание. На мои глаза чуть не навернулись слёзы. Я не могу говорить! Почему я не могу ничего сказать?! Язык словно не слушается!
   Мужчина отстранился и с тревогой посмотрел на меня.
   - Скорее всего, при такой форме амнезии вам придется заново учить её всем элементарным вещам, - сказал человек в белом халате. - Разговаривать, читать, ходить и всё прочее.
   Я гневно сверкнула глазами в его сторону. Я умею разговаривать! И умею читать! И ходить умею!
   Мой язык снова промычал что-то невнятное.
   - Мариночка, - русоволосый мужчина - мой муж, полагаю, - пытливо заглянул в мои глаза. - Ты меня помнишь?
   Всё, что я смогла, это легонько качнуть головой в сторону.
   Его глаза тут же наполнились невыразимой болью. Но он прекрасно владел собой.
   - Ничего. Мы с этим справимся. Мы всё переживём. Главное, что ты пришла в себя. Боже, как я счастлив! - он снова прижал меня к своей груди. - Я - Сергей, твой муж. Мы женаты почти пять лет. Полгода назад ты чуть не утонула в реке, и всё это время пролежала в коме. Уж что я ни делал только, чтобы тебя вернуть... Я так рад... - его холодные губы коснулись моего лба.
   Река... Что-то было связано с рекой... В голове, где-то под черепной коробкой заныло и я нахмурилась из-за появившейся боли.
   Человек... Врач... Попрощался и ушел. Сергей был со мной весь остаток вечера, а затем, уложив меня в кровать, поцеловал и пошел спать. Свет погас. В окно заглянула луна, осветив белый потолок. И я ещё долго лежала в темноте, разглядывая безжизненные, пустые глаза софитов.
  
   *** Сергей
   Сегодня я объявил, что беру отпуск. Конечно, при моём положении полноценный отпуск - это невозможно, но Марина, наконец-то, пришла в себя, и я должен быть рядом настолько часто, насколько это возможно. Она очень ценна для всех нас.
   Утром, зайдя в спальню, я увидел её на полу посреди комнаты и был просто шокирован. Она хваталась за стол, пытаясь подняться, и я быстро подскочил, чтобы ей помочь. Она хотела, видимо, что-то сказать, но выдала лишь нечленораздельное "Мм-м" и, закрыв рот ладонью, разрыдалась. Я утешал её, как мог и десять раз пожалел, что позволил сиделке начать сегодня работу только с обеда.
   - Мы со всем справимся. Мы переживём и пройдем через это. Всё будет хорошо.
   Я помог ей встать на ноги и, поддерживая, повел в туалет, потом на кухню. Посадил за стол. Её взгляд сразу же уцепился за баночку арабики на полочке. Надо же. Она всё-таки не изменилась.
   - Прости, - сказал я, - но кофе тебя нельзя. Ты полгода получала все питательные вещества внутривенно, потому пока твой рацион будет ограничен. Бульон, кусочек ржаного хлеба и зелёный чай. Знаю, не очень вкусно, но другое навредит твоему организму. Прости.
   Она понимающе покачала головой и даже с какой-то внезапной радостью посмотрела на меня. Могу поклясться, она что-то вспомнила. Интересно, что?
   Я собирался покормить её, но Марина не захотела. Узнаю её. Амнезия забрала воспоминания, но не забрала характер. Мне пришлось взять стул и сесть рядом. Я учил её держать ложку и помогал доносить руку до рта. С удивлением отметил, как напряжено её лицо. Ей действительно очень тяжело заставлять свою руку слушаться. Главное, чтобы она не сдавалась. В этом я должен помочь ей. Она должна чувствовать, что она не одна.
   Я набрал ванную, заполнив её солью и пеной, как Марина любила. Но когда я привёл её, и она поняла, что я собираюсь её купать, то она ревностно замахала головой и замычала, пытаясь от меня отпихнуться. Она меня стесняется. Мне было больно и обидно. И, видимо, Марина поняла это по моим глазам, потому что беспомощно замерла, и я побоялся, что она снова расплачется. Положение спас звонок домофона. Я посадил Марину у возвышения около джакузи.
   - Это сиделка. Я нанял её, чтобы приглядывать за тобой, пока ты лежала в коме. Побудь здесь. Она поможет тебе искупаться. Тебе нельзя одной лезть в ванную. В таком состоянии ты легко можешь утонуть.
   Она с глубоким сожалением посмотрела на меня, а я улыбнулся и поцеловал её лоб.
   - Ничего, я всё понимаю. Ты меня не помнишь, и для тебя я всего лишь чужак, в доме которого ты проснулась. Тебе нужно время, чтобы привыкнуть, и чтоб вернулись воспоминания...
   Я поспешил открыть автоматические ворота и входную дверь. Злость на себя и этот мир душила меня. Терпение. Мне нужно ещё немного терпения. Я ведь ждал все эти полгода, что стоит подождать ещё немного?
  
   *** Марина
   Я всему учусь заново. Ходить могу уже сама, но всё ещё приходится опираться на трость. Днём учу за компьютером звуки и слова, тренируюсь их произносить. Это очень тяжело, но чем больше звуков получается соединять в слоги, тем быстрее идет дело. Потому от монитора я отхожу разве что в туалет и на кухню. Сергей меня очень поддерживает и всячески веселит. Меня позабавил факт, который я вспомнила, когда он впервые привел меня на кухню и с сожалением объяснил, почему мне нельзя пить кофе. В тот момент я четко осознала, что мой муж никогда не разрешал мне пить кофе. Строго-настрого. И осознание этого меня немного поуспокоило. Сергей действительно мог быть моим мужем. То есть, он и есть, наверное. Просто я всё ещё не могу с этим смириться. Как будто что-то не совпадает в нашей картине.
   Вот, например, недавно я спросила у него, почему мы решили взять мне на свадьбу белое платье, а не содалитовое.
   - Содалитовое? - хмыкнул он. - Темно-синее, то есть? Шутишь что ли? Кто ж на свадьбу идет в таком платье?
   Я ничего не ответила. Он действительно подумал, что я ляпнула это просто так. Однако я точно откуда-то знаю, что всегда хотела выходить замуж в темном платье. Я даже мысленно себе его представила. Темно-синее. Можно с черными вставками на талии. Перчатки, короткая фата. И без букета. Фи-фи. Не хочу букет. Таскаться ещё с ним.
   Однако вот она я на фото. В традиционном белом пышном платье. С длинной фатой и букетом из бежевых роз. Аж как-то обидно. Я не о такой свадьбе мечтала. В общем, не важно. Проблем и без этого хватает.
   Ещё у меня на голове много шрамов - следы от швов. Если полгода назад я просто тонула, то откуда они?..
   А ещё Сергей постоянно спрашивает, что мне снится. Сначала мне казалось это странным, и я спросила его об этом. Оказывается, он пишет диссертацию по теме снов. Я попросила взять её почитать, и он, кажется, даже обрадовался.
   Чего-то революционно нового я там не заметила. Сны - это своего рода тренажер, в которых мозг сам создает себе экстремальные условия и отрабатывает реакцию на них. В снах мозг может сопоставлять образы и искать между ними что-то общее, а бывает, что бессознательный разум подсказывает решение или наличие какой-то проблемы с помощью родственных образов. Их нужно только уметь расшифровать.
   С тех пор я постоянно начала присматриваться к образам, что выдавал мне мой мозг. Просто ради интереса. И как-то странно, что со временем я стала ощущать в своих снах какую-то неприязненную тень, которая стояла где-то на уровне сознания. Это как будто бы играешь в такую видеоигру, когда на экране показывает всё, что видят твои глаза, а вот развернуться и посмотреть сам на себя не можешь. А где-то за затылком стоит эта тень. Понимаю, что я объясняюсь не очень понятно, но столь же странными являются эти ощущения.
   В каком-то из дневных снов я четко постановила себе задачу поймать эту тень. Сергей тогда лег спать рядом. Он уже часто ложился со мной на мою узкую кровать - я не могла ему запретить. Мы ведь женаты. Ему тоже нелегко приходится. Однако я признательна ему, что он внимателен к моим чувствам и не намекает на то, что я должна выполнять свой "супружеский долг". В общем, мы уснули вдвоём на кровати. У меня была четко сформулированная сознанием задача, и я усиленно гонялась за "тенью". Бегала по жилым кварталам, по автострадам... В какой-то миг я ощутила, что настигаю тень. Передо мной появилась быстрая река, каменный мост с арками и полуразрушенный замок. На берегу, застеленном бетонными плитами, кто-то сидел. Я не разглядела... Но даже во сне почувствовала, как сжалось от боли сердце. Он был один. Почему же он был один?.. Там должна была быть и я. Мой муж. Это он, он, а не Сергей, - мой муж.
   Ноги словно налились свинцом. Каждый шаг давался с усилием. Я хотела подойти ближе. Я хотела ВСПОМНИТЬ его.
   Пустые глаза софитов. Мужское тело и жаркие губы. Сергей. Я хотела оттолкнуть его, но побоялась обидеть. Он ведь все эти полгода присматривал за мной. А уж во сколько обошлось ему лечение... Сон... Что мне снилось? Помню только каменный мост, реку и замок. Почему-то они очень остро врезались в мою память. Я несмело ответила на поцелуй Сергея, но продолжать мне не хотелось. Мне нужно было отвлечь его, и я ненавязчиво прижала к своей груди его голову, чтобы, не дай бог, она не опустилась ещё ниже. Я рассказала о сне, рассчитывая на то, что тема диссертация победит.
   - Мне снилась река с берегами, устланными бетонными плитами. Через реку был каменный мост с двумя арками. А над рекой старый замок с башенками. Я уже даже во сне влюбилась в это место. Интересно, я видела что-то подобное до амнезии?
   Подействовало. Ласки мгновенно прекратились, и Сергей поднялся надо мной, с пронзительным холодом заглянув мне в глаза.
   - Что такое? - испугалась я.
   Он тут же стал прежним.
   - Ничего, - он расслабленно улыбнулся и прижался с поцелуями к шее.
   Мне этого не хотелось.
   - Почему ты не хочешь рассказать о том, что со мной произошло?
   Я знала, что разговоры об этом точно должны выбить у него всю охоту приставать.
   И правда. Сергей сдался не сразу, но когда я два раза повторила вопрос, он уступил и откинулся в сторону, оставив моё тело в покое.
   От Сергея веяло раздражением.
   - Ты спрыгнула с моста в реку, - холодно процедил он. - Того самого, о котором ты мне только что рассказывала.
   - Я спрыгнула? - это был не большой сюрприз, но всё же... - Почему?
   - Почему?! - глаза Сергея наполнились болью. - Это я хочу спросить, почему! Почему ты предпочла жизнь со мной смерти? Я настолько ужасен? Ты меня так ненавидишь? Почему ты решила меня бросить? Знаешь, каково это видеть смерть любимого человека?! Я нырял за тобой в водоворот, ты была вся в крови, врачи не верили, что ты выживешь, полгода комы - никто не верил, что ты проснешься... Знаешь, каково это? Каждый день съедать себя из-за чувства вины, каждый день видеть во сне, как я достаю тебя, окровавленную, из реки?! Каждый день видеть тебя спящую и не знать, слышишь ли ты меня, смогу ли я когда-нибудь ещё услышать твой голос, почувствовать твоё прикосновение...
   Я, шокированная, смотрела на Сергея. Пелена слёз легла на его глаза, а тело забилось мелкой дрожью. Я придвинулась ближе и обняла его.
   - Прости, - всё, что нашла сказать я.
   Он крепко обхватил меня, зарылся пальцами в волосы и, уткнувшись в них лицом, внезапно зарыдал. Я чувствовала себя ужасно. И не только потому, что была виновата в страданиях этого мужчины. И не потому, что мне пришлось слышать, как он плачет.
   "Прямо золотистые на солнце..." - прозвучал в моей голове голос. "Медные!" - возразил ему второй.
  
   *** Сергей
   Марина дошла до того места, где я описываю возможность проникать в чужие сны. Скоро она увидит и мои исследования, построенные на ней самой... Надеюсь, это её не оттолкнет... Потому уже заранее хочу дать ей почитать свой дневник. Психотерапевт посоветовал мне записывать всё, что я чувствую и что делаю, пока Марина лежит в коме. Все мои переживания, мысли, сны - всё теперь записано в этой толстенькой коричневой книжечке, и я хочу, чтобы Марина первая её прочитала. И на то есть веские причины.
   Сегодня ночью Марина ворочалась с боку на бок с интервалом не превышающим полторы минуты. Я проснулся и спросил, что такое. По её голосу понял, что она в полудрёме. Она лишь невнятно пробормотала: "Жарко".
   Я снял с неё шелковый халат, оставив её в одной сорочке. Она по-прежнему меня стеснялась, потому всегда ложилась в халате. Но скорость вращения Марины с правого бока на левый не уменьшилась. Что ещё скверней - на узкой кровати я из-за этого не мог уснуть, чтобы увидеть, что ей снится и помочь. Всё, что я смог сделать, это снять с неё ещё и сорочку, хотя, позднее, понял, что этого не стоило делать. Моё тело словно сошло с ума, почувствовав её мягкую кожу. Всё-таки полгода... Я обхватил её и крепко прижался сзади. И тут случилось самое неожиданное. Марина проснулась и, как мне показалось, даже заплакав, позвала Эмира. Это был шокирующий удар. Но на этом всё не кончилось. Далее, вырвавшись от меня, она отползла к подушкам и, прячась в одеяло, чуть ли не начала на меня кричать: "Где Эмир?! Мой муж - Эмир, а не ты!"
   Так значит, она всё-таки вспомнила этого проклятого Эмира. Несмотря на все мои старания.
   Я попытался заговорить с ней, но бесполезно. Она не слушала и не подпускала меня. Скоро начала безудержно рыдать. Потом рыдания перешли в глубокие всхлипы, так что я всерьез всполошился. Всхлипы сменились глубоким частым дыханием. Потом - тахикардия. Марина не могла успокоиться и лишь беспомощно глотала ртом воздух, уставившись широко раскрытыми глазами в потолок. Я немедля набрал нашего семейного врача. Мне было плевать, что сейчас середина ночи. Благо врач быстро ответил - не зря ему плачу - и посоветовал вколоть ей сильного успокоительного, а потом дать снотворного.
   Уколы я умею делать очень ловко. И пока успокоительное действовало, я держал Марину на руках, запеленованную в одеяло, словно какого-нибудь ребенка. Гладил по волосам и рассказал о своём дневнике. Ей будет тяжело осознать и принять, что Эмир - это всего лишь выдумка её мозга, сформированный ею же самой идеал мужчины, которого она хотела бы видеть рядом. Но она должна будет поверить.
   В третьем часу ночи я потушил свет и снова лег с Мариной. Снотворное я ей не хотел давать. Уж что-что, а сейчас ей лучше не спать в таком состоянии. Иначе может быть снова... Эмир... Черт бы его побрал. Марина лежала спокойно и, нырнув к ней под одеяло, я снова ощутил эту мягкую кожу, и снова потерял сдержанность. Но на этот раз намеренно. Я не хотел, чтобы она сейчас спала. Я снова прижался сзади. Я пытался быть как можно более нежным. Марина молчала. Лишь по её сбивчивому дыханию я мог слышать, как она реагирует на мои ласки, но этого было даже больше чем достаточно, чтобы я потерял голову и полностью взял своё.
  
   *** Марина
   Сергей рано уехал по работе, оставив мне свой дневник. Я чувствовала себя ужасно гадко. Хотелось забиться в угол и рыдать, рыдать до изнеможения. Позже я именно так и сделала, когда ознакомилась с содержанием дневника.
  

Понедельник, 12 апреля.

   "Сегодня я, наконец, поймал её след. Это невероятно, но моя теория подтвердилась. Люди, находясь в коме, видят сны. Но эти сны значительно отличаются от наших обычных. Они переживаются на уровне реальной жизни.
   Марина сама пришла в мой сон. Это поразительно. Значит, даже находясь в коме, она помнит обо мне и между нами остается связь. Это не может не радовать меня. Но, как и положено, она меня забыла. Интуиция самым необъяснимым способом помогла мне увидеть, что Марина в моём сне - настоящая. У неё невероятные возможности изменять реальность вокруг себя. Если я смогу вытянуть её, то мы станем отличной командой.
   Во сне я был на суде, а свидетелями были две "Марины". Я дважды обменялся взглядом с одной из них. И всё понял в тот же момент. Марина тоже, кажется, что-то ощутила, потому что вместе со своим клоном бросилась в бега. Потом сильно ударила меня - боль явственно передалась. Но я твёрдо решил не упустить её. Мы бежали по асфальту. Вскоре я её догнал и, взглянув, на какой-то миг засомневался, настоящая ли она. Но сомнения тут же развеялись, когда Марина вырвалась и стала изменять вокруг себя реальность. Она меня чуть не убила со спины, но передумала. Потом исчезла, но я успел определить, куда ушла её тень".
  

Вторник, 13 апреля.

   "Удивительно. Марина может видеть вторичные сны. Это как сон во сне. Я побывал и в её вторичных, и в первичных снах. И везде она с этим парнем. Я узнал, что она называет его Эмиром. И она беззаветно влюблена в него. Это глупо, но я пламенею гневом от ревности. Хочу задушить этого Эмира, хотя бы во сне! Она планирует выйти за него замуж! Если у неё состоится "счастливая семейная жизнь", то она точно никогда не захочет проснуться и выйти из комы! И как мне убедить её в том, что она спит? И как убедить, что я её муж? И что весь мир вокруг неё ненастоящий, а "возлюбленный Эмир"- всего лишь плод воображения?
   Я долго думал. И решил, что должен играть по её правилам. Если она думает, что всё вокруг реально - пусть. Я ей подыграю. Постепенно я помогу ей понять, что ничего этого не существует. Что есть только я, а не Эмир. Я вытяну её".
  
   Я сидела и рыдала. Я отказывалась верить, что черноволосый парень с заботливыми карими глазами - это всего лишь плод моего воображения. Эмир не мог быть просто игрой моего разума - это невозможно. Я ведь помнила. Я люблю его. Я так люблю его. Почему он не пришел за мной? Почему до сих пор не забрал? Я отложила прочитанный дневник и принялась за новый раздел диссертации Сергея. И снова разрыдалась. Там были помещены все формулы, вычисления и исследования. Все теории и аксиомы выводились на основе меня и моих реакций, пока я лежала в коме. Всё больше и больше приходило осознание того, что Эмира не существует в реальности.
   Но я не хотела сдаваться. Я не хотела этого принимать. Я бросилась в комнату Сергея. Там должны храниться все документы. Я хочу увидеть доказательства того, что мы уже пять лет женаты.
   До инцидента это была наша общая спальня, но позже Сергею пришлось выделить для меня отдельную комнату. Сам же он всегда спал в старой. Раньше спал. До того момента, как я вышла из комы. Теперь он постоянно спит со мной. Я вспомнила сегодняшнюю ночь и содрогнулась, захлебнувшись в новом накате рыданий.
   Но дверь в нашу старую спальню была заперта.
  
   *** Сергей
   Как и ожидалось, я застал её рыдающей. Мне не хотелось повтора вчерашнего инцидента, и я быстро кинулся её утешать. Теперь она плакала, прижав лицо к моей груди. Это хороший знак. Она меня не отталкивает, как ночью. Значит, нельзя упустить момент.
   - Прости. Я боялся дать прочитать тебе это раньше. Хотел, чтобы ты немного окрепла. А ты так внезапно вспомнила этот образ из своих снов...
   - Я не верю... - заливалась слезами Марина. - Я не верю в то, что это так.
   - Вокруг нас существует лишь то, во что мы отваживаемся поверить, - я прижал её к себе и легонько целовал губами длинные медные волосы. - Человеческий мозг способен создавать невероятное. Мозг может убедить самого себя в истинности той лжи, что сам же сочинил несколько мгновений назад. Так рождаются полоумные, так рождаются шизофреники. Простые несчастные люди, обманутые своим же мозгом. В мире ещё столько всего неисследованного. В частности, человек. Кома. Сны.
   Марина внимательно слушала и понемногу успокаивалась.
   - Хочешь сказать, я сумасшедшая? - спросила она.
   - Нет. Просто твой мозг сыграл с тобой злую шутку на уровне снов. На уровне той фальшивой реальности, которую ты приняла за настоящую.
   Она снова расплакалась.
   - Тшш... - я крепче обнял её. - Я с тобой. Я помогу тебе. Я тебя никогда не оставлю.
   Из-за её рыданий меня стало поглощать отчаяние.
   - Марина, - я отстранил её и взял заплаканное лицо в свои ладони, - чем я хуже этого Эмира? - я пристально посмотрел ей в глаза. - Почему ты плачешь за тем, кого нет, когда я - здесь, рядом с тобой? Что я сделал не так?
   Она ещё раз всхлипнула и отвела взгляд.
   - Не знаю... Я... Я люблю его.
   Чертова боль заныла где-то в моей груди. За ней пришла и злость, которую я едва сдержал.
   - Ты его любишь? А что... Посмотри на меня! - я продолжил лишь когда встретился взглядом с её серыми глазами. - Что делать мне? Мне - твоему законному мужу, который любил тебя всё это время, заботился о тебе и сидел ночами, плача, у изголовья твоей постели? Что мне делать?
   Марина закрыла глаза, и из них снова побежали слёзы.
   - Я не знаю...
   Раздражение внутри нарастало.
   - Ладно, прости... - я снова прижал её к себе, легонько поглаживая руками спину и руки. - Я не хочу тебя снова потерять. Доверься мне. Я о тебе позабочусь. Ты мне веришь?
   Я посмотрел на неё в ожидании ответа. Она тоже подняла свои глаза, смотря на меня, словно ребенок на своего покровителя. Я улыбнулся и поцеловал её в висок.
   - Я знаю, что сейчас может тебя развеселить.
   Я резко поднялся, выпустив Марину из объятий и, сопровождаемый её взглядом, подошел к шкафу. Открыв его и немного покопавшись, выудил одежку и положил возле Марины.
   - Давай-ка, девочка, быстро одевайся и приведи себя в порядок.
   - А куда мы?
   Я лукаво улыбнулся и, дотронувшись до подбородка, легонько поцеловал покрасневшие от плача губы.
   - Узнаешь... Давай быстрее, милая. Я выведу машину.
  
   *** Марина
   Поход в массажный салон и салон красоты был как раз тем, что нужно. Запах ароматических свеч и масла успокаивал. Сергей вернулся за мной через два часа и дал какие-то распоряжения по поводу моей стрижки. За полгода в коме мои волосы выросли очень длинными. Когда закончили с маникюром, я одобрила выбор стрижки - на две длины. Основная, до пояса, сохранялась, а верхнюю часть срезали постепенно от шеи до лопаток. Затем был легкий макияж, Сергей строго запретил визажистам наносить много штрихов.
   Когда всё было готово, он с удовольствием осмотрел меня.
   - Ещё вот так... - он протянул руки и вдел мне в уши серьги.
   Я рассмотрела их в зеркале - золотые нити с лепестками и россыпью драгоценных камней. На шею Сергей одел мне похожее ожерелье. Мне стало не по себе. Я никогда не думала о том, сколько зарабатывает Сергей. Ведь мы живем далеко не в бедном доме. И "Ауди", на которой мы приехали - тоже машина не из дешевых. А теперь и эти украшения... Все в салоне - и работницы, и даже посетители с завистью сверлили меня глазами. Последним Сергей надел мне на руку резное обручальное кольцо.
   - Не снимай его больше.
   Я заметила, как на лицах всех отразилось удивление. Только теперь я поняла, какое впечатление создавала наша пара. Мужчина с обручальным кольцом и девушка, которую он обхаживает. Неверный муж и молоденькая любовница. Я посмотрела на обручальное кольцо Сергея. Это был символ верности, но я никогда не задумывалась, что это символ верности МНЕ. И я его жена...
   Сергей расплатился и, обняв, увел меня в машину.
   - Спасибо тебе... - смущенно выговорила я.
   - За что? Ты же моя любимая жена, - он легонько погладил меня по щеке.
   Я положила ладонь поверх его руки и попыталась по-новому посмотреть на чужака, сидевшего рядом со мной в машине. Он действительно заботится обо мне. Либо же пытается меня приручить и заставить забыть то, что я считаю своей реальностью...
   - Хочешь помочь мне с диссертацией? - спросил Сергей, ведя машину.
   - Чем я могу помочь?
   - Я работаю с опасными преступниками и пытаюсь проникать в их сны, чтобы добыть нужную информацию. Нас в отделе пятеро с такими умениями, и ребята будут очень рады тебя видеть.
   - Они меня знают?
   - Мы были очень дружны до твоей амнезии. А потом мы вместе проникали в твой первичный сон, пытаясь тебя вытянуть.
   Я задумчиво слушала Сергея. Всё казалось таким невероятным. А вдруг, всё, что сейчас происходит со мной - тоже сон? И Сергей, а не Эмир - плод моего воображения. А я настоящая сейчас лежу в коме, и Эмир плачет у моего изголовья...
   - Что такое? - встревожился Сергей.
   Я едва сдержалась, чтоб не заплакать от беспомощности. Эмир, где же ты?..
   - Мне тяжело всё это принять.
   - Именно потому я хочу, чтоб ты приняла участие в эксперименте. Тогда ты и протестируешь свои способности. Сегодня мы будем допрашивать одного убийцу. Я хочу, чтобы ты с ним пообщалась и установила эмоциональную связь. А ночью попытаешься проникнуть в его сны.
   - Как я это сделаю?
   - Мне кажется, ты уже знаешь. Ты ведь уже проникала в мой сон.
   Я непонимающе глянула на Сергея.
   - Мост, река и замок, - пояснил тот. - Это был мой сон. Я часто вижу в кошмарах это место, - тихо добавил он. - Потому я очень удивился, когда ты спросила меня о нём.
   Я обдумывала услышанное.
   - А что, если этому преступнику ничего не будет сниться?
   Сергей снисходительно улыбнулся.
   - Такого не бывает. Мы всё время видим сны, просто не запоминаем их.
   - А вдруг я забуду свой сон и добытую в нём информацию?
   - Для этого достаточно мысленной установки. Что-то типа "я должен запомнить этот сон". Спать нужно на спине и когда почувствуешь, что просыпаешься, сразу резко не открывай глаза, побалансируй на грани сна и реальности.
   - А о чём мне говорить с этим убийцей?
   - Ребята подготовили ряд вопросов. Они тебе их дадут.
   Я ещё немного помолчала.
   - Хорошо. Я попробую.
   Сергей посмотрел на меня и улыбнулся.
  
   *** Сергей
   Я наблюдал за ними из-за стекла. "Кобейн", прозванный так за свои прямые белые волосы, от скуки похотливо разглядывал мою жену. Меня это злило.
   Через некоторое время, плотно сжав губы, Марина отложила в сторону листик с вопросами и долго, неотрывно смотрела на Кобейна. Она задавала ему свои вопросы, а тот смеялся и отвечал. Марина и сама смеялась, и я, как завороженный, наблюдал за нею. Я так давно не видел, чтоб она смеялась... А затем она замолчала и бросила на Кобейна такой взгляд... я мог поклясться, что она флиртует! Даже на меня она никогда так не смотрела!
   Я прервал допрос и забрал Марину. Беловолосый убийца громко загоготал.
   - Мариночка, могу поклясться, что твой муженек забеспокоился, не уведу ли я тебя у него!
   Марина нежно ему улыбнулась и махнула на прощание рукой, пока я торопливо вел её к выходу.
   - Пока, Саш.
   - Пока-пока, зайка моя! - Кобейн подмигнул ей.
   Я чувствовал, что ныряю в бешенство. Нет, не из-за ревности. Я понимал, что Марина специально применила свои женские чары. Но... ради меня она так ни разу не старалась. Я был бы согласен даже на то, чтоб она просто притворилась, будто заигрывает со мной. Но ради меня она даже этого не сделала. Я хотел её взаимности.
   - Что мне нужно узнать? - спросила Марина, когда мы ехали в машине.
   - Где он спрятал труп молодой девушки, - немного резковато ответил я. - Мои ребята ещё не раз повторят ему этот вопрос за вечер, потому во сне его мозг автоматически будет прокручивать ответ. Этот ответ тебе и нужно определить через его образы.
   Марина коротко кивнула.
   - Понятно.
   Я бросил на неё взгляд. Она влекла меня.
   "Ауди" затормозила на склоне. Вечерело.
   - Где мы?
   - Я захватил шампанское и хотел, чтоб мы вместе посмотрели закат, - я улыбнулся и встряхнул бутылкой.
   Мы выложили закуски на капот, и я наполнил бокалы.
   - Ты основательно подготовился, - усмехнулась Марина.
   Я облокотился на капот и дернул её в свои объятия, обняв за крутой изгиб бёдер.
   - Я люблю тебя.
   Мы выпили. Мне было хорошо обнимать её и наблюдать за уходящим солнцем. Как будто бы так было всегда... Я не верну тебе её, Эмир. И если сегодняшний эксперимент будет удачным, даже не надейся, что сможешь когда-нибудь её найти.
  
   *** Марина
   На нашу академию готовится нападение? Все молодые девушки стояли на каменном мосту, ведущем ко входу в огромное учебное здание, и громко обсуждали услышанные новости. Я молчала. Я не самая сильная из учениц академии, но основным трюкам обучена.
   - Хватит! - внезапно крикнула я. - Они здесь!
   Я создала белый световой шар, и он поглотил мост под нами. Все девушки провалились в бездну, лишь одна отличница из нашей группы осталась стоять на краю.
   - Линда! - одна из девчонок вернулась за ней и, схватив за руку, дернула за собой в пропасть.
   Многие могли воспринять мои действия как предательство, но когда на вершине бывшего моста появился крабоподобный монстр и начал сметать всех оставшихся в реки крови, то вопросов больше не последовало.
   Мы нанесли удар со дна пропасти, создав там на лету временные опоры. Чудище было повержено.
   - Итак... Дальше...
   Дальше повсюду были монстры. Фонтаны крови и части тела. Лишь несколько выживших осталось внутри здания. Их противник не трогал. Но и к ним не подпускал. Собственно говоря, кто противник? Я увидела высокого старца в белом плаще с белыми волосами и бородой.
   - Он воображает себя Гендальфом что ли?..
   Я пыталась проникнуть в здание. Коробочка в форме эллипса засветилась и из неё вырвались крабовые ноги. Одновременно в меня ударила режущая сетка. Я успела защититься. Потом меня поразил энергетический жгут. Силы были на исходе. Больно. Нужно придумать тактику. Я заметила, что первая атака направлена на воздух, а вторая - на землю. Снова режущая сетка - и я падаю на пол. Наношу свой удар по эллиптической коробке. Энергетический жгут - я подскакиваю в воздух. Наношу свой удар сверху. "Гендальф" не в восторге. Собирает в погоню за мной всех своих монстров. Коробочку добить не успеваю, приходится делать ноги. В руках уношу какого-то монстра - кажись, нашего, академического. У него на шее табличка с надписью "Goose-ka". И это действительно Гуска - с клювом и длинной белой шеей. Оббегаю здание академии. С тыльной стороны оно преображается в летнюю кухню. Это место я знаю, я в нём выросла. Прячу гуся в пространство между рамами двух окон, сама бегу дальше. В руках у меня кошка. Да что ж такое? По ходу, как я догадываюсь, это генетически измененные животные, из которых и получаются вот такие монстры, что напали на нас. Потому они и нужны "Гендальфу". Пробегаю по переулку между заборами, выпускаю кошку к соседям.
   - Беги! Возвращайся сюда через двое суток! Слышишь? Не раньше!
   Кошка умно кивает и нехотя уходит. Сама думаю, хватит ли мне двое суток, чтобы освободить академию? Делаю круг по району. Меня вылавливают двое мужичков. Мужички - извращенные маньяки. Почему я так решила - ума не приложу. Наверное, по проволочному каркасу вокруг их голов. Они меня схватили и стали требовать, чтоб я открыла окошечко угольного сарая. Я честно попробовала и сказала, что не могу. Но отпускать они меня не собирались.
   - Раз не можешь, то мы займемся тобой.
   Один заломил мне руки за спину. Второй достал длинное лезвие и прочертил воображаемые линии поперек и вокруг моего рта. В тот момент в моем мозгу вспыхнули картины изуродованных ими жертв - они стежками, по живому сшивали им рты, глаза, получая извращенное сексуальное удовольствие от их мучений. Мне стало противно. Я извернулась, посмотрела в глаза того, что меня держал. Применила прием гипноза, но на него он не подействовал. Плохо. Смогла вырваться, но тот, что держал лезвие, набросился на меня. А вот ему я смогла внушить свою волю.
   - Ты сейчас возьмешь своего дружка, и вы свалите отсюда, и вы больше никогда никого не будете уродовать.
   "Код Гиасс" сработал, левый глаз маньяка стал на секунду однотонно желтым, и он, послушно поднявшись, схватил своего ничего непонимающего друга и поволок его прочь. Я подорвалась на ноги и побежала в академию. Если эллипсовидная коробочка ослаблена моими предыдущими атаками, то я смогу её уничтожить и спасти оставшихся.
   Я открыла глаза и закрыла их обратно. Жутко болели спина и голова. Мысленно прокрутила в уме сон, потом снова открыла глаза. Сергей был здесь.
   - Ты как?
   Я молча кивнула головой. Говорить не хотелось.
   - Я сейчас.
   Сергей вышел и, пока я пыталась встать, вернулся с чашкой кофе.
   - О, мне уже можно? - хрипло поинтересовалась я.
   - Сегодня - да. Ты просто молодец! - он прижался губами к моему лбу. - Я не смог и пяти минут продержаться рядом с тобой.
   - То есть? - удивилась я. - Ты тоже был там?
   - Да, но там была такая мясорубка, что меня быстро вышвырнуло. Я около часа наблюдал за тобой. Ты спала беспокойно, ворочаясь с боку на бок, но держалась до последнего.
   - Но где спрятан труп девушки я так и не определила.
   - О, это ничего. Сейчас выпьешь кофе, и поедем в участок. Там мы с ребятами займемся расшифровкой образов, которые ты видела.
   - Можно мне будет ещё раз поговорить с Сашей?
   - С кем?
   - С "Кобейном".
   - Зачем?
   - Мне кажется, одного сна мало. Я хочу выяснить ещё некоторые детали.
   - Ладно, - было видно, что Сергею не нравится эта идея. - Ты точно в порядке?
   - Не очень.
   - Моя хорошая... - Сергей аккуратно придвинулся и обнял меня.
   - Аккуратно, чашка.
   - Пей, пей, спасительница ты наша, - его губы скользнули по моей шее.
   И внезапная мысль, словно короед сомнения, начала точить меня изнутри. А что, если весь этот цирк был подготовлен специально для меня? И Сергей с его командой сфальсифицировали наш брак, чтобы меня было удобней использовать? Ведь он с самого начала подкинул мне эту тему снов. Вряд ли случайно. Он хотел, чтобы я им помогала. Не для этого ли меня здесь держат, убеждая в том, что я жена чужого мне человека?
   Меня стал бить озноб, и я сильнее сжала руки вокруг кружки.
   - Сергей?
   - М? - промычал он, не отрывая губы от моего плеча.
   - Ты уже оделся?
   - Мм??
   - Одевайся иди! Нам же нужно ехать, пока я держу в уме детали сна!
   - М-гу, - довольно согласился он и, подняв голову, отрывисто поцеловал мне ухо. - Давай, кто быстрее!
   Я хмыкнула и, отставив чашку, стала приводить себя в порядок.
  
   *** Сергей
   Уже около трех часов мы с ребятами обговаривали все детали сна, что рассказала нам Марина. Но толком ничего и не выяснилось. Единственная ассоциация, за которую удалось ухватиться, - это Линда Вайчиховски, девушка, единственная оставшаяся во сне на мосту. Это имя убитой, тело которой так и не удалось найти. Линду видели накануне вместе с "Кобейном". У него же дома нашли её блузку с пятнами крови и частичками кожи. Где само тело бедной девчушки, "Кобейн" отказался говорить.
   Я встал из-за стола и посмотрел за стекло, где Марина разговаривала с убийцей. Никакого флирта. Марина была убийственно серьезна, а "Кобейн" уже не первый раз просил "забрать эту сумасшедшую" от него. Однако Марина была неумолима.
   - Вы можете сделать, чтобы он сейчас поспал? - спросила она, когда допрос, наконец, окончился.
   - Ты что задумала?
   - Я хочу ещё раз посмотреть, что ему приснится.
   - Прямо сейчас?
   - Можно дома, но... да, сейчас.
   Я глубоко вздохнул.
   - Ладно, ребят, мы домой. Напоите этого снотворным, может чего ещё удастся разобрать.
   Я хотел пообедать с Мариной, но она заснула уже в машине. Мне было тревожно и, притормозив на обочине, я немного понаблюдал и попытался сам заснуть, чтобы присмотреть за ней.
  
   *** Марина
   Я ступила в зал академии и стала искать выживших по комнатах. За очередным поворотом оказался лес. Создавалось впечатление, будто я шла по страницам книги и внезапно переступила на совершенно иную картину, прямо противоположную сновидениям убийцы. Я осмотрела толстые стволы деревьев, устремляющихся ввысь. Неба не было видно.
   - Кажись, что-то не то.
   - Нескольких он кинул в некую бездну под мост, одну спрятал в заброшенном здании. Две девушки - Гусарева и Кошкина - спаслись чудом и могут опознать этого психопата.
   Я затаила дыхание и повернулась в сторону говорившего. Эмир... Мне было страшно подойти к нему. Я боялась, что он разозлится из-за того, что я позволила другому мужчине касаться себя.
   - Ты не пришел за мной...
   - Дуреха, как я мог прийти за тобой, если не знаю адреса?!
   Из глаз полились слёзы. Здесь Эмир был настоящий, и я это знала. В этой реальности он настоящий. И я его люблю.
   Эмир неодобрительно цокнул языком и подошел ближе.
   - И зачем мне нужна такая плакса?
   Я почувствовала его руки, его нежные объятия.
   - Откуда ты знаешь про убийцу?
   - Я пришел сюда за тобой. Прикинь, этот психопат мнит себя Гендальфом! А ещё у него растроение личностей. Двое больных в проволочных шлемах чуть не убили тебя! И мне не нравятся его голые серые стены, поэтому я насадил тут эльфийский лес.
   - Эмир... - я крепко обняла его, чувствуя, как счастье разливается теплом в груди. - Я не хочу отсюда уходить. Я хочу быть с тобой.
   - Скажи мне, где ты. Кто тебя держит?
   - Его зовут Сергей. Где я - пока не могу сказать. Как-то не задавалась этим вопросом до этого.
   - Сергей... - Эмир нахмурился. - Этот подонок... Так я и знал. Он тебе ничего не сделал?
   Я умолкла. Ответ было непросто подобрать.
   - Марина? Марина!
   Яркая вспышка оторвала меня от Эмира. На грудь легла тяжесть, дыхание перекрывало. Я проснулась.
   - Выспалась? - голос Сергея прозвучал более чем грозно.
   - Что? - я сонно огляделась. - Почему мы стоим?
   - Я засыпал за рулем и тоже притормозил на обочине, чтобы вздремнуть. Иди сюда! - он грубо дернул меня к себе и поцеловал.
   - Эй, ты чего?
   - Я хочу свою жену, в этом есть что-то плохое?
   - Если ты будешь хотеть кого-то другого, я в любом случае не буду возражать.
   Сергей изменился в лице. Он отпустил меня и завел машину. Остаток пути домой мы ехали молча. А потом он ушел к себе в комнату и больше не выходил.
  
   *** Сергей
   Я долго лежал на кровати вниз лицом. Слёзы злости душили меня. После всего, что я сделал, - сказать такое!
   В дверь постучала Марина. Я ничего не ответил. Она вошла и затихла. Не выдержав этой тишины, я поднял голову и увидел ошеломленное лицо Марины. Она разглядывала стены нашей старой спальни, увешанные десятками фотографий нас с ней. Да, несомненно, это должно было поразить её.
   Она посмотрела на меня с сожалением.
   - Прости меня. Я сказала ужасную вещь.
   Я сел и протянул к ней руки.
   - Иди сюда.
   Она послушно подошла, и, обхватив её, я уткнулся лицом в мягкий живот. Мне было тяжело приручать эту девушку. Но это было необходимо.
   Я перетянул её на нашу старую постель. Она была очень расслаблена, и я даже удивился. Я коснулся её губ, и она ответила. В тот вечер мы были настоящей супружеской парой. Мне было хорошо и всё былое напряжение быстро спало.
   Наутро она ушла в ванную комнату, и, не выдержав возникшего искушения, я последовал за ней. Там, плескаясь в джакузи среди мыльной пены, я тоже имел моменты наслаждения... И после того я снова отнес её в кровать... Возможно, я бы хотел, чтобы она забеременела. Тогда она точно бы никуда не сбежала. Я чувствовал, будто влюбился заново, и не хотел ни на секунду выпускать её.
   - Да он просто похотливое животное.
   Я вздрогнул и в тот же миг вскочил на ноги. Темноволосый парнишка с карими глазами, ниже меня ростом, с презрительной ухмылкой смотрел на меня.
   - Как ты сюда попал?! - я огляделся в поисках чего-нибудь тяжелого, чтобы угостить гостя. В руки попался лишь стул.
   - Не слишком ли много усилий ради простой иллюзии из снов? - хмыкнул парень. - Если я действительно просто выдумка Марины? Ты ведь как никто другой знаешь, что это не так.
   Я растеряно обернулся на Марину. Она спокойно сидела на кровати, обхватив одну ногу. В джинсах, майке и кроссовках, хотя всего секунду назад она лежала подо мной полностью обнаженная. Черт. До меня только дошло!
   - Ты изменила реальность в моих снах!
   - Верни мою жену, Сергей! - предупреждающе кинул парень.
   Я победоносно усмехнулся.
   - Посмотрим, чья реальность победит, Эмир.
   Я ударил в себя вспышкой - отработанный годами трюк, чтобы проснуться. Услышал напоследок встревоженный окрик Эмира:
   - Марина! Марина, просыпайся!!!
   Я открыл глаза. Кажись, я так и заснул на кровати, вниз лицом. Я спешно кинулся к столу, выхватил ампулу снотворного и морфия. На ходу укомплектовывая шприц, вбежал в комнату Марины. Она ещё не успела проснуться. Я не сдержал улыбку. Замечательно. Я срезал ампулы и ввел укол.
  
   *** Марина
   В голове постоянно мелькали какие-то картины. Их яркость резала глаза. Тошнило. Потом была боль. А иногда боль сменялась чувством необъяснимой эйфории. Пришла в себя я на широкой кровати, в комнате, увешанной фотографиями меня и Сергея. Должно быть, это наша с ним старая спальня. Я ведь тут никогда раньше не была. Но тогда как я тут очутилась? Я вздрогнула, когда широкая шершавая ладонь погладила моё бедро и скользнула по линии талии к обнаженной груди.
   - Привет, любимая, - Сергей подмял меня под себя. Он тоже был без одежды. - Надеюсь, я не сильно утомил тебя ночью?
   Я обняла его спину, пытаясь скрыть неловкость.
   - Всё как в тумане, ничего не помню.
   - Аагаа... Значит, мне нужно повторить?
   Его голова нырнула под одеяло, и я вздрогнула, закрыв глаза и тихо простонав.
   - Перестань...
   - Что, - он снова передвинулся наверх, - теперь вспомнила?..
   - Да... - сказала я только, чтобы он прекратил.
   - Ммм... - он прижался губами к основанию шеи. - Вставай. Ближе к обеду придут уборщицы, чтоб привести в порядок дом. А мы с тобой в то время погуляем.
   - Хорошо.
   Я прикрылась халатом и пошла принимать ванну. Хотелось подольше посидеть в одиночестве. С трудом намылилась - тело очень болело, в висках пульсировало и немного шатало. Я опустилась в воду, присев на корточки и обхватив колени. Волосы прилипли к коже мокрыми сосульками. Какой-то кусок воспоминаний, очень важный, словно вырвали из моей памяти. Я коснулась головы. Один из шрамов очень болел. Даже показалось, что он был свежим. В ванную вошел обнаженный Сергей. Я мысленно прокляла дверь, на которой не было и намека на замок или хотя бы щеколду. Не комплексуя, Сергей залез ко мне в воду и без застенчивости обхватил меня со спины. Он закрыл мне рот ладонью и некоторое время играл со мной. Мне было страшно и это, похоже, приносило ему ещё больше удовольствия. Затем он слегка наклонил меня вперёд и прижался. Он был очень груб, словно хотел меня за что-то проучить, и я терпеливо прикрыла веки, уперевшись руками в пол ванны, не в силах пошевелиться, ожидая, пока он закончит. Странное ощущение дежавю захлестнуло меня. Так, словно всё это уже было. Здесь, в ванной комнате.
   Смыв с меня в душе остатки пены, так, словно я была его вещью, Сергей на руках отнес меня назад в спальню, даже не дав захватить халат. Посадив меня перед собой, он сам сушил и расчесывал мои длинные волосы. Теплый воздух из фена приятно обдавал кожу. Когда он закончил, то крепко обхватил меня руками вокруг грудей и без перестану ласкал губами ухо, слегка прикусывая мочку. Его крепкие ноги сомкнулись вокруг моих бедер, тело напряглось. Он сбивчиво дышал, а я силилась не выдать свою предательскую дрожь. Я боялась, что он начнет всё заново.
   Я не могла понять, как я могла позволить случиться этой близости с этим человеком. Я чувствовала себя абсолютно беспомощной. Он брал то, что хотел, и думал только о собственном удовольствии, ревностно утверждая при этом, что любит меня. Отчаяние захлестывало. Мне было больно. Но более того - гадко и стыдно. Мы - муж и жена? Как такое вообще могло случиться?
   - Одевайся, - горячие губы обожгли шею. - Сегодняшний день только для нас.
   И я вздрогнула от мысли о том, какими кошмарами ещё будет наполнен этот день.
  
   *** Сергей
   Дальнейшие дни проходили в сладостном упоении. Я сорвал джек-пот, наконец считав в снах доступ к счетам одного олигарха. Мы с ребятами щедро разделили между собой добычу, отвалив, конечно же, и кусок начальнику. В таких вопросах без "крышевания" - никак. "Кобейна" мы засадили благодаря Марине. Даже свидетелей нашли. Ужасным открытием было найденное внизу обрыва тело Линды Вайчиховски со сшитым ртом и глазами.
   Маринины способности помогли для поимки ещё двух психопатов, и она раскрыла одну крупную кражу и пять или шесть мелких. Марина - моя золотая жила. Моё любимое золотце. Последние дни она стала очень спокойной и уравновешенной. Больше не плачет, мило улыбается и умеет всегда нежно обнять меня и успокоить, когда я нервничаю. Я знаю, что она притворяется. Потому что, однажды, вернувшись с работы, я тихо вошел в дом и застал её сидящей на подоконнике в соблазнительном коротеньком халатике. На коленях она держала раскрытую книгу, но совсем не читала её, а смотрела куда-то в окно с такой грустью и безысходностью, что у меня сжалось сердце. Она создавала впечатление самого несчастного человека в мире. Я испугался, и твёрдо решил никуда её не выпускать без своего сопровождения. Ей всё ещё нужен присмотр.
   Бывшая жена привезла на выходные сына. Он быстро полюбил Марину и не слезал у неё с рук. Я даже, признаться, начал ревновать, когда они играли или разговаривали вместе. Но это хорошо, что они подружились.
   После того инцидента, про Эмира Марина больше не вспоминала. Надеюсь, моё вмешательство прошло гладко, и это воспоминание навсегда уйдет из её головы.
  
   *** Марина
   Я очень удивилась, узнав, что у Сергея есть сын - шестилетний Тёма. Он мне сразу не понравился. Несмотря на своё малолетство, после того, как Сергей объяснил ему кто я, он оценил меня взглядом и, подойдя, поцеловал прямо в губы. Я списала это на ребячество, однако вскоре я заметила, что он смотрит на меня теми же похотливыми глазами, что и отец. Это было отвратительно. Он постоянно крутился вокруг меня, обнимал, норовил подсмотреть, как я переодеваюсь или принимаю ванну. Это жуткое продолжение отца просто лишало меня всяких эмоциональных сил. Благо, Сергей запретил ему спать с нами. Их двоих для меня одной было бы слишком много.
   Но всё же, Тёма был просто ребенком. И я решила использовать представившуюся возможность, чтобы узнать больше о бывшей жене Сергея.
   Маму Тёмы зовут Катя. Они живут в домике вместе с дядей Пашей и котом Сандерсом. Мне бы хотелось поговорить с этой женщиной. Почему они развелись?
   Мне удалось найти наши с Сергеем документы и мой паспорт. Щедрова Марина Дмитриевна. Паспорт выдан пять лет назад в Санкт-Петербурге. Прописка - улица Солнечная, 4. Замужем за Щедровым Сергеем Николаевичем. У него в паспорте я нашла имя бывшей жены. Щедрова Екатерина Максимовна. Хотя, возможно, она уже давно сменила фамилию. Наше свидетельство о браке... Я быстро сложила все документы обратно и спрятала их.
   Вечером напросилась поехать с Сергеем отвозить Тёму домой. Сергей был категорически против, но капризы Тёмы сыграли мне на руку. Он сел со мной на заднем сидении и обхватил ручонками вокруг пояса. Сергею пришлось уступить.
   Я старалась как можно точнее запомнить дорогу, но как оказалось, это было бесполезно, потому что ехали мы дольше, чем два часа. Я пыталась хотя бы держать в голове названия населенных пунктов, что мы проезжали.
   Дом, к которому мы подъехали, был почти что в селе. Во двор вышла молодая женщина и изможденного вида мужчина. Он легонько обнял её за плечи.
   - Мама! Мама! Посмотри! Это Марина! - Тёма за руку выволок меня из машины. - Пойдём, я покажу тебе свою комнату! У меня ещё есть велосипед - мне папа купил!
   - Подожди, Тёма, - я присела возле него на корточки, каблуки вгрузали в землю, - я не могу пойти с тобой. Это ведь не мой дом, и прежде чем кого-то привести, тебе нужно спрашивать разрешения у родителей и хозяина дома.
   - Мама! Дядя Паша! Можно Марина поживет у нас?
   - Молодой человек, - строго обратился к сыну Сергей. - Марина - моя жена, и она должна быть со мной. Я никуда её не отпущу, - в подтверждение своих слов он дернул меня за руку и поставил рядом с собой.
   Мать Тёмы с неким холодным сожалением посмотрела на меня.
   - Катя, познакомься, это Марина.
   Женщина молча кивнула. Я удивленно посмотрела на Сергея.
   - А что, я тут раньше никогда не была?
   Теперь уж переглянулись Катя с Пашей.
   - Нет, - неловко улыбнулся Сергей. - Раньше у тебя не возникало такого желания.
   - У неё что, тоже амнезия? - впервые заговорила Катя.
   - Тоже? - это слово всколыхнуло все мои внутренности. Я с надеждой глянула на Катю.
   - Иди в машину, - сказал мне Сергей и сурово взглянул на свою бывшую жену.
   Я попыталась смягчить выросшее напряжение.
   - Тогда пошли вместе, - я легонько взяла его руку в свои ладони и прижалась щекой к плечу.
   Сергей внимательно посмотрел на меня.
   - Пойдем, - кивнул он.
   Я на прощание кинула взгляд на Катю и её мужа. Тёма подбежал и крепко обхватил мои ноги.
   - Ну-ну, молодой человек! - погрозил ему Сергей. - Сейчас тебе пора домой. А Марина тебя будет ждать в следующем месяце.
   - Обещаешь?
   - Даю слово!
   Я тоже потрепала мальчугана по волосам и как можно быстрее спряталась в машине. Мне нужно было снова сосредоточиться на поездке. Я собиралась вернуться сюда без Сергея.
  
   *** Сергей
   Я предупредил Марину, что сегодня немного задержусь. И каково же было моё потрясение, когда придя домой в восемь вечера, я никого не застал! Я начал набирать номер Марины. Телефон был выключен. Вот теперь время паниковать. Я набрал ребят, чтоб они отследили её мобильный. Будем только надеяться, что она не вытащила батарею. И, о, боги! Через полчаса удалось определить её точное местоположение. Я к тому времени был весь на иголках. Прыгнул в машину и на всех ветрах помчал по указанным координатам.
   Старый парк. Я резко ударил по тормозам и выскочил на тротуар. Побежал вдоль озера, судорожно прыгая глазами по сторонам. На одной из лавок у моста сидела Марина. Конечно... Это место очень похоже... Неужели она снова начинает вспоминать?
   - Марина!
   Я был просто в бешенстве.
   Она резко развернулась, разметав свои медные волосы по плечам, и приложила палец к губам.
   - Тшш... Смотри... - она указала на небольшую стайку лебедей у берега.
   - Марина, черт возьми...
   - Иди сюда... - она потянула меня к себе на лавку и, обвив руками, прижалась головой к груди. - Мой хороший...
   Я оторопел.
   - Что с тобой?
   - Я соскучилась, - она подлизывалась, словно нашкодивший ребенок.
   Ааа... чертова ведьма! Я даже крикнуть на неё не могу!
   - Марина, ты можешь представить себе, как я переживал? Почему ты ушла из дому? Да ещё и телефон выключила!
   - Мне тоже нужно иногда прогуляться в одиночестве, - спокойно пояснила она. - А телефон просто сел - я музыки много слушала.
   - Марина! - я поднял её лицо, и она игриво улыбнулась.
   Черт. Я прижался к её губам с поцелуем, а она ответила на него так, что я чуть не забыл, где нахожусь.
   Вечер был прохладный, и я прижал её к себе, чувствуя под ладонями хрупкие плечи и лопатки.
   - Я тебя свяжу и посажу под замок, - пригрозил я.
   - Не переживай, оно всегда со мной, - она показала свою правую руку с обручальным кольцом.
   - Я не подозреваю тебя в чём-либо, я просто действительно испугался... Не делай так больше.
   - Прости.
   - Пойдем в машину. Я жду компенсации за мои убитые нервные клетки.
   И она действительно всё возместила. В тот вечер мы пили вино перед экраном телевизора. Марина была очень жгучей. Впервые инициатива исходила от неё, и я откинулся на подушки, позволив волне наслаждения полностью захлестнуть меня.
  
   *** Марина
   Мне придется играть идеальную жену, чтобы вызывать как можно меньше подозрений. И постараться как можно плотнее закрыть своё сознание или затуманить Сергеево, чтобы он ни о чём не догадался через мои сны. Когда я сегодня добиралась к Кате, ориентируясь по карте GPS, я и представить не могла, что за человек находится рядом со мной. Жестокий, который ни перед чем не остановится.
   В Кате тоже посеялись некие сомнения, когда она поняла, что у меня была амнезия. С трудом, но мне удалось добиться с ней аудиенции. Я смогла убедить её, что я ей не враг и не соперница.
   Катя рассказала о том, как проснулась в больнице с амнезией. Сергей нашел её на улице и якобы спас. Он её обхаживал и приносил есть. А потом и предложил пожениться. Катя тоже умела проникать в чужие сны. Но через полгода она забеременела, и после родов эта способность вовсе пропала. Когда Тёме исполнился год, Сергей сказал, что встретил другую девушку и полюбил её по-настоящему. Для себя я просто сделала вывод, что Катя стала ему невыгодна. И, убедившись, что её способности не вернулись, он просто вышвырнул её на улицу. Ну, хотя это не совсем так. Он никогда не скупился, оплачивая все текущие Катины нужды, и исправно платил алименты. Катя до сих пор альтруически была ему благодарна, что он спас её когда-то и взял её "беспамятную" в жены. Да и теперь хорошо заботится о сыне.
   Потом внезапная мысль ударила мне в мозг. Я попросила у Кати разрешения взглянуть на её голову. Хотела кое-что проверить. Катя смутилась, но разрешила. Шрамы. Старые, зарубцевавшиеся шрамы. В тех же местах, что и у меня. Правда, меньшим количеством...
   У меня предательски задрожали руки. А ноги отказались держать.
   - Катя... Это он сделал. Он лишил нас памяти. Я тоже умею проникать в сны. И меня ждёт то же самое, что и тебя. Он похитил нас из наших семей и заставил верить в ту реальность, которую сам создал.
   Осознав всё, Катя заплакала. Так, словно вся ядовитая боль, сидевшая в ней, выплескивалась наружу.
   Я присела рядом с ней на корточки и взяла её за руки, пытаясь утешить.
   - Катя, мы этого так не оставим. Мы найдем способ привести его к ответу. Он за всё ответит! Мы должны бороться.
  
   *** Сергей
   Я сводил Марину к доктору, и оказалось, что у неё перевязаны маточные трубы. Она никогда не сможет иметь детей. Я был, мягко сказать, шокирован. Это был не первый неприятный сюрприз за эти две недели. Тритон, из нашей пятерки, попал в серьезную аварию и лежал в коме. Саню поймали на взятках, и теперь даже начальник не смог его отвертеть. А тут ещё и Марина.
   - Странно, - сказала она, когда мы вышли от доктора. - Разве ты об этом не знал? Мы же пять лет живем вместе!
   - Не знал, - хмуро отрезал я. - Когда ты это сделала?
   - Ты у меня спрашиваешь? Милый, у меня амнезия. А то, что произошло, вообще называется "планирование семьи". Когда муж и жена решают не иметь детей. Я лично их никогда не любила.
   Я промолчал. Никогда не думал, что Марина и Эмир могли так серьезно подходить к этому "планированию семьи".
   - Ну почему тебя это так беспокоит? - Марина изменила тон голоса и примирительно взяла мою руку.
   - Я хочу от тебя ребенка.
   - У тебя уже есть один.
   - Ты не понимаешь. Я хочу его именно от тебя.
   Я сжал её ладонь и заглянул в глаза.
   - Да. Жаль, что женщины не могут оплодотворять мужчин, чтоб они сами вынашивали детей, которых хотят.
   Я невольно усмехнулся.
   - А, может, попробуем тебе искусственное оплодотворение?
   - Да ну тебя нафиг! Сам и оплодотворяйся! Мне твоего Тёмы по горло хватает! Вечно лапает меня и смотрит похотливым взглядом папаши!
   - Весь в отца! - я сгреб её рукой и прижал к себе.
   - Не приставай ко мне на людях!
   - Когда захочу, тогда и буду приставать!
   - Как там Тритон?
   Чтоб её. Умеет задать вопрос в неподходящее время.
   - Состояние стабильно, но из комы не выходит.
   - Согласись, ты ведь расстроен не из-за моей стерилизации, а из-за ребят?
   - Из-за всего вместе. Нас в отделе теперь только трое, ты - четвертая. Нагрузка увеличится и на тебя тоже, а мне этого не хотелось бы.
   - Переживём, - она беспечно улыбнулась.
   - Мне б твою уверенность...
   - Сейчас приедем домой, я тебе сделаю массаж, и твоя уверенность точно вернется, - Марина многообещающе подмигнула.
   Массаж в сумраке, при свете ароматической свечи, действительно помог расслабиться. Марина была моим настоящим спасением. Потом я заснул, сквозь сон почувствовав, как она укрыла меня и прижалась сбоку.
  
   *** Марина
   Мне снилось пять сообщений в соцсети от Эмира. Я пыталась их прочитать, но смысл забыла уже после пробуждения. Потом я случайно послала ему заявку в друзья, хотя знала, что мы уже пять лет не общаемся. Но он её принял.
   Я проснулась. Сергей ещё спал. Точно. Соцсети. Ведь у меня должна быть страница в соцсети. Нужно было подготовить почву для расспросов, и я пошла на кухню заварить кофе и разогреть бутерброды с сыром. Всё это я принесла на подносе к постели и аккуратно, поцелуем разбудила Сергея. Он сходу сориентировался.
   - Ко-офе, я принесла кофе!
   - Не-ет, сначала тебя!
   Я засмеялась, обхватив его голову, и на некоторое время мне пришлось уступить. Немного позже мы выпили кофе с бутербродами.
   - Сергей, а у меня были какие-нибудь друзья до амнезии?
   - Да, мы пятеро.
   - То есть я и тогда умела проникать в сны?
   - Да. Но сейчас твои умения даже совершенствовались.
   - Ну, а друзей-женщин - у меня что, не было?
   - Тебе вполне хватало меня, - он подтвердил свои слова отрывистым поцелуем.
   - А моя семья, родственники?
   Сергей немного помолчал.
   - Ты из детдома.
   Я тоже замолчала. Конечно, ему выгодно сказать, что у меня никого нет.
   - Не грусти... - закончив с едой, он лёг на кровать и уложил меня на себя, поглаживая руками плечи и спину.
   - И что, у меня совсем никого нет?
   - Об этом ты никогда не любила рассказывать. Я знаю лишь то, что у тебя есть я.
   - А страница в соцсетях у меня есть?
   Сергей заметно напрягся.
   - Нет, я никогда не разрешал тебе находить ухажеров на стороне.
   - А соцсети что, нужны только для того, чтоб находить ухажеров?
   - Именно!
   Больше он мне не дал ничего спрашивать. Да и перетерпев следующие полчаса его истязательств, больше и не хотелось. Мне кажется, он догадался, почему я спросила за соцсети. Он обходится со мной так грубо, только когда я, по его мнению, провинилась.
   Заметив мою усталость, Сергей остановился, усмехнулся и коснулся губами моего лба.
   - Будь хорошей девочкой!
   Он поднялся и быстро оделся, словно ничего и не было.
   - Я проведаю Тритона, а потом заеду к ребятам.
   - Хорошо, - я кивнула, натягивая на себя одеяло, стараясь скрыть этим стыд и отчаяние.
   С лица Сергея не сходила самодовольная усмешка. Мнит себя царем положения. Так будет не всегда. Уж это я тебе обещаю.
   Когда он ушел, я всё-таки попробовала прошвырнуться по интернету. Но доступ ко всем известным мне соцсетям был заблокирован. А как обойти его я не знала. Раздосадованная, я решила использовать с пользой отсутствие Сергея. Пока он на работе, он не сможет подсматривать за моими снами.
   Я выпила несколько таблеток снотворного и легла. Я должна найти Эмира. Я должна пытаться. Сергей, возможно, догадывается, что я снова вспомнила его. Но он не может знать истину, которую я осознала. Полгода назад я специально что-то сделала, чтобы впасть в кому. Для того чтобы Эмир смог меня найти. Я ведь знала, что всё проведенное в коме время жила первичной реальностью снов. Знала, но сама заставила себя поверить, что это не сон, а правда. Сама позволила своему мозгу обмануть меня. Потому что хотела быть рядом с любимым. Он не плод моего воображения. Он тоже искал меня и изменял реальность моих снов. Я должна сообщить, где я нахожусь. Я хочу всё вспомнить.
   Я встала и, покрутив в руках упаковку со снотворным, стала поглощать одну таблетку за одной. Вскоре пришло беспамятство...
  
   *** Сергей
   Я не мог поверить своим ушам! Макс сказал, что увольняется! Он больше не хочет работать с нами! Мы с Дэном прижали его к стенке и выяснили, что его уже несколько дней подряд изводят реалистичные кошмары. Впалые глаза на его лице подтверждали, что он не спал больше трех суток. В кошмарах мучитель приказывал ему оставить свою деятельность и отказаться от друзей. Мы силой ввели другу снотворное, и я отвёз его домой.
   Но через некоторое время мы с Дэном очень пожалели о содеянном. Позвонила его жена и сказала, что Макса забрала скорая. Спустя полчаса, как я его привёз, он забился в конвульсиях, а изо рта пошла пена. Скорой удалось его спасти, но Макс впал в кому.
   - Кто-то тянет к нам свои лапы, Серый, - угрюмо подметил Дэн. - Тритон, Саня, Макс - это всё неспроста. Ты и Марина - будьте осторожны.
   Я кивнул. Что-что, а за Мариной я хорошо приглядываю. Даже дом теперь запираю, когда выезжаю. Но всё же тревога не покидала.
   Мы поработали с протоколами, а потом изрядно напились и разъехались по домам.
   Дома меня ждала пугающая тишина. Я уже знал, что ничего хорошего это не предвещает. Я поспешил в нашу комнату и зажег свет. Марина лежала без сознания, а на полу около кровати валялось обручальное кольцо и израсходованная пластинка таблеток снотворного. Мозг вмиг протрезвел, и я быстро набрал нашего семейного врача - а по факту - своего сообщника.
   - Вадимыч! Марина наглоталась снотворного и лежит без сознания!
   - Быстро вези её ко мне! - послышалось из трубки.
   Я схватил её на руки и побежал к машине. По дороге в клинику набрал Дэна.
   - Черт возьми, Дэн! Ты был прав! Марина тоже!
   - Что "тоже"?
   - Она наглоталась снотворного!
   - Чтоб вас... - выругался он. - Ты где сейчас?
   - Еду в клинику к Вадимычу.
   - Я сейчас тоже буду.
   - Давай, там встретимся.
   Я выжал максимум из машины. Марина, что ж ты со мной делаешь... Я не прощу тебе такого пренебрежения мною...
  
   *** Эмир
   Как же тяжело ждать и сохранять терпение. Но сейчас на кону все мои пять лет упорства и работы. Если хоть в чём-то просчитаться, то всё пойдет насмарку. Можно всё испортить. Нужно терпение. Ещё немного терпения. Ведь я ждал целых 5 лет, что стоит перенести ещё несколько часов или дней?
   Сергея мы накрыли прямо в госпитале. Вместе с двумя его дружками. Конечно же, при содействии врача - ему пообещали смягчающие обстоятельства за помощь следствию. Меня впустили только тогда, когда повязали всех преступников.
   Марина лежала на койке с туго пристегнутыми ремнями руками и ногами. Я ощутил праведное негодование, и только то, что Сергея уже увели, удержало меня от самосуда. Здесь я нашел изобретенную доктором - сообщником Сергея - установку для вмешательства в мозговую деятельность. Иглы и лазерные ножи проникали через соединения костей черепа. Так они лишали памяти своих жертв. Так они несколько раз вызывали амнезию у Марины. Но, не смотря ни на что, она постоянно вспоминала меня. Её сильная любовь ко мне согревает моё сердце.
   Врачи увезли Марину на обследование. Надеюсь, её состояние стабилизируется. Безмозглая курица. Она дважды непростительно рисковала собой. Сбросилась с моста в реку. Наглоталась снотворного. Сергей принял необходимые меры вовремя - спасибо ему хоть за это, и я хочу верить, что Марина очнется.
   Сергея и его приспешников будут судить. За похищение людей. За умышленное нанесение им увечий. За подделку документов - ведь если Катя добровольно выходила за него замуж, то в случае с Мариной ему пришлось всё сфальсифицировать. Вплоть до свадебной фотографии. Так что Марина, сама того не зная, проснулась после похищения уже "его женой".
   Их будут судить за кражу. И не за одну. За превышение своих полномочий. И за сексуальное насилие. При мыслях о последнем у меня закипала кровь. Моя Марина... Этим подонкам в любом случае не удастся отвертеться. Я хорошо подготовился. У меня было пять лет.
   Я научился проникать в сны, считывать и расшифровывать все образы. Желание найти и вернуть Марину дало мне превосходство. Но всё было бы впустую, если бы Марина не впала в кому на полгода. В первичных снах её мозг постоянно прокручивал наши последние дни, проведенные вместе. Благодаря этому, я смог установить с ней родственную связь, смог проникать в её сны. Из них я много узнал о её местоположении. И о том, на кого направить свой гнев. Я стал издали приглядывать в снах за Сергеем и его шайкой. Проникал в их сны, стараясь не вызывать никаких возмущений фальшивой реальности. Я узнал об их афёрах. Я составил список всех, кто пострадал от них. И это был список моих союзников. А богатые олигархи, контрабандисты и цветы преступного мира жаждут лишь одного - уже даже не возврата денег, а просто мести. Я дал им такую возможность. Правда действовал рукой закона, которая поощрялась карманом олигархов. Сначала была спровоцирована авария Тритона. Потом подставили Сашу с взятками. На Макса я влиял через сны, доводя его до безумия. Сергей, Дэн и Вадимыч будут гнить в тюрьме, предварительно выплатив Марине и Кате моральную компенсацию. Надеюсь, в тюрьме олигархи о них "позаботятся". Конечно, будут и смягчающие обстоятельства: Сергей раскрыл много дел, у него необходимый государству талант. Он может оспаривать сексуальное насилие, говоря, что Марина была счастлива с ним и приводить в доказательство фотографии, коих изобилие в его спальне... Но то, что он сделал с ней с самого начала - похищение и искусственная амнезия - не перекроет ничто.
   Если бы я решил помолиться, то попросил бы смерти Сергея. Пусть он и сядет в тюрьму, но в его распоряжении останется фальшивая реальность снов. Я не хочу, чтобы он пытался добраться до Марины через сны. Но я всегда буду на страже. Я буду рядом, чтобы помешать ему.
  
   *** Марина
   Белый потолок, неудобная кровать, боль в голове и тошнота... Я приподнялась на локтях и удивленно уставилась на темноволосого парня с черными бровями и глубоким взглядом карих глаз. Он сидел на соседней кровати и пристально смотрел на меня.
   - Эму? - слабо улыбнулась я.
   - А в морду? - почему-то шепотом сказал он.
   Присмотревшись, я увидела, что его глаза были красными и до избытка наполненными влагой. Слёзы, наконец, не сдержавшись, непослушно упали вниз.
   Я села, из последних сил, сдерживая ладонью, рвущиеся наружу рыдания. Я боролась лишь потому, что Эмир тоже плакал, и я не хотела расстраивать его ещё больше. Его руки обхватили и крепко прижали меня к нему. Он плакал, запустив пальцы в мои волосы и легонько покачиваясь. И даже, когда нам удалось успокоиться, мы ещё около часа сидели неподвижно, не разнимая объятий.
   Через два месяца, когда было доказано фиктивность нашего с Сергеем брака, мы с Эмиром смогли пожениться.
   Я была в тёмно-синем платье с однотонной фатой и перчатками. Платье пришлось ушивать - как оказалось, за пять лет я довольно-таки исхудала. А перчатки в ЗАГСе пришлось снять...
   Оказалось, у меня много товарищей и знакомых. Я вновь познакомилась со своими родителями и родственниками, которых забыла. На свадьбе были даже Катя с Пашей, не смотря на то, что ехать нужно было в другую страну. Я была дома... Тёма, по понятной причине, сразу возненавидел Эмира. И мне пришлось поспешить увести своего мужа на первый танец, чтоб он не скинул ребенка в речку с кирпичом на шее...
   Мы танцевали "Guns 'n' Roses - Don`t Cry" на берегу реки перед всеми гостями и до вечера посидели в кафе.
   Медовый месяц мы провели в новой Эмировой квартире, полученной в подарок от олигархов за его "труды". В нашем городке квартиры дешевые, потому это им ничего не стоило. Никаких путешествий больше не хотелось. Мы просто наслаждались тем, что спустя столько времени можем быть вместе. И больше ничего не нужно. Я уверена в своей любви к Эмиру, потому что она прошла проверку амнезией. Я уверена в любви Эмира, потому что ей не помешало ни время, ни столь серьезные препятствия. Сергей всё ещё появляется в моих снах, но Эмир его быстро чувствует - уж у кого-кого, а у этих двоих установилась четкая "родственная" связь. Как только Сергей пытается влиять на мою реальность во снах, Эмир тут же запускает свою адскую машину с мордой покемона и верхом на ней гоняется за Сергеем, испуская пары, пока тот, в ужасе, не скроется в своём канале. Я люблю своего настоящего мужа. Исследуя его сны, я ещё больше вижу, насколько он индивидуален и необыкновенен. Самое чудесное - это то, что во всех реальностях - настоящей и фальшивой - мы, наконец-то, можем быть вместе, не разлучаясь.
  
   *** Эмир
   Спи уже, курица ванильная! И заканчивай свою Фрейдовскую философию. Я хочу покататься на своём покемоне!
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"