Князева Рада: другие произведения.

Выживу!

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    (2012) Звон разбивающегося стекла... Крупные осколки бороздят мою кожу. Я лечу вниз, ловя взглядом оставшееся у крыши разбитое моим телом окно. Вот, наконец, я могу почувствовать согревающее тепло в сердце... И плевать, что этот жар исходит от свинцовой пули... Я падаю вниз, на асфальт. Позвоночник издает неприятный хруст. Но я его не слышу. Мне очень больно. Я больше не двигаюсь, и всё, что могу - отрешенно смотреть вверх на разбитое окно, откуда на меня смотрят его залитые слезами глаза...

   Звон разбивающегося стекла... Крупные осколки бороздят мою кожу. Я лечу вниз, ловя взглядом оставшееся у крыши разбитое моим телом окно. Вот, наконец, я могу почувствовать согревающее тепло в сердце... И плевать, что этот жар исходит от свинцовой пули... Я падаю вниз, на асфальт. Позвоночник издает неприятный хруст. Но я его не слышу. Мне очень больно. Я больше не двигаюсь, и всё, что могу - отрешенно смотреть вверх на разбитое окно, откуда на меня смотрят его залитые слезами глаза...
   И время возвращает меня обратно. Вот я взлетаю вверх с земли, собираются за моей спиной осколки окна, летит обратно в пистолет выпущенная мне в грудь пуля, мелькают лица, оружие... И я снова стою в своей комнате. Я держу его за руку. Я говорю тихо, почти шепотом: "Не уходи, ты мне очень нужен. Пожалуйста... Я люблю тебя..." Я никого никогда прежде не умоляла. Но здесь и сейчас я готова была встать на колени, видя эту жесткую решительность в его глазах. Он выдернул свою руку и взялся за дверную ручку.
  - Давай без этой меланхолии. У тебя всё наладится.
  - Почему ты уходишь?.. - я пыталась, я всё ещё хотела его удержать.
  - Уже тысячу раз говорил. Я одиночка, мне никто не нужен.
  - Значит, ты врал... Ты меня не любишь...
  - Прекрати. Ты же знаешь, что я люблю тебя. И также ты знаешь, что никогда не сможешь заменить её. Ту единственную любимую, которую у меня отняла смерть...
  - Я не хочу её заменять, Борис. Просто позволь мне быть рядом с тобой...
  - Я не хочу, чтобы ты страдала. У тебя ещё не всё потеряно в жизни. Ты найдешь того, кто будет любить и заботиться о тебе. А меня забудь.
  - Я никогда не смогу... Я не знаю, как буду дальше жить...
  - Так же, как жила до меня.
  - Это была не жизнь, а существование...
  - Прекрати это нытьё. Я одиночка. Я не смогу себя изменить и не хочу потянуть тебя за собой в пропасть.
   И он ушел... Так предательски подкосились мои ноги, когда закрылась за ним дверь, и задрожали руки, и забилось в истерике сердце... И так неимоверно сильно сдавили горло рыдания...
  - Остановись! Прекрати! - кричала я себе, и голос эхом катился по пустой квартире.
   Выживу. Стану крепче.
   Я повернула голову в сторону стеклянного столика, на котором лежал мой телефон. Рыдания всё ещё напоминали о себе редкими всхлипами. Я встала с пола и вытерла ладонями слёзы. Набрала такой знакомый до боли номер, навеки врезавшийся мне в память. Вдох - выдох. Успокойся. Выдох - вдох. Спокойно...
  - Да? - послышалось из телефонной трубки.
  - Здравствуйте, - игриво поздоровалась я, наигранно показывая свою бодрость. - Хочу у вас пиццу заказать. С сыром и чили.
   Меня сразу узнали по голосу.
  - Коррин?!
  - Соскучился? - ухмыльнулась я.
  - Ты звонишь на этот номер не просто так, я надеюсь? Это именно то, о чем я подумал? Ты... Мы...
  - Ты всегда был смышленым малым, Вельх.
  - Но ты ведь говорила... Ты говорила, что отошла от дел!
  - Вельхиор! Ты просил о помощи? Вот, я здесь. Или я вам больше не нужна?
  - Кора! Что ты, конечно нужна! Я просто не надеялся... Ты ведь... с парнем...
  - Оставим пустые разговоры. Где и когда?
  - Завтра в восемь утра приходи на старую базу, встретимся вместе с ребятами. Обсудим всё. Надеюсь, ты ещё не забыла, где она?
  - Нет, конечно... Ещё, Вельх... Мне нужно снаряжение.
  - Я снабжу тебя всем необходимым.
   В восемь все были на месте. Как же знакома мне эта база... Столько нервных тренировок, столько споров и пьяных празднований она видела... Здесь каждая вещь родная, я понимаю каждый её шорох... Давно меня здесь не было.
   Я стояла в пяти шагах от семерых, таких знакомых мне мужчин. Они молча смотрели на меня, а я сжато улыбалась в ответ.
  - Здорово, парни! - шагнула я навстречу.
  - Карина... - плотный круг объятий сомкнулся вокруг меня. А затем я братски пожала руку каждого.
   Вельхиор, Матрос, Хирург, Мартин, Накс, Мешок и Сид.
  - Предлагаю отпраздновать встречу! - Вельх достал пакеты с выпивкой и закуской, и мы заняли столь привычные места за столом.
  - Кто на этот раз? - спросила я, не задерживаясь на долгой прелюдии и переходя сразу к делу.
  - Шайка Борзого. У них среди ментов большой блат, вот и почувствовали себя вольно. Попытались отобрать наши точки, как следовательно, встретили сопротивление. У них семья Матроса...
   Я сжала ладонью стеклянный бокал с красным вином. Никогда не уважала водку. Вельх и ребята поежились от моего строгого взгляда.
  - Почему сразу не сказали?
  - Ты ведь говорила...
  - Забудьте всё, что я говорила! План здания сюда!
   Накс сгреб закуску в сторону и на освободившемся месте развернул бумажную распечатку.
  - Их держат здесь. Охрана здесь и здесь. И здесь... И здесь... И...
  - Достаточно. Когда там появится Борзый?
  - Завтра, где-то в полдень.
  - Значит, завтра и идем. Борзый примитивный человечек. Он будет ждать от нас трюков, а мы выступим в открытую, с ворот.
  - А ты-ы... - Накс с сомнением посмотрел на меня.
  - Что? - наградила я его едким взглядом. - Сомневаешься в моей профпригодности? - я вылила в рот оставшееся вино и швырнула бокал куда-то вверх, в сторону. Затем выхватила у сидящего рядом Сида пистолет и сделала единый выстрел. Раздался звон, и осколки стекла спешно посыпались на землю.
  - Больше вопросов нет, - ухмыльнулся Накс.
   Я смотрела на себя в зеркало. Да, это я. Это настоящая я. Хотелось бы быть другой, но, должно быть, это невозможно... Я проверила все застежки, легко ли достается оружие, достаточно ли патронов... Вряд ли найдется снайпер лучше меня. В этом мне нет равных. Разве что мой покойный отец... От его имени долго содрогались люди на улицах... Да, это я настоящая. Дочь криминального авторитета. Борис, конечно же не знал этого... Ведь меня нельзя любить. Но будет достаточно просто помнить... Если бы он только помнил... Я надела на лицо черную маску. Да, это я настоящая...
   Мы подъехали к офису, перемахнули через забор и сразу же открыли огонь. В нас стреляли, но не попадали - мы прикрывали друг друга по четкой схеме, и каждый знал, куда должен целить и чего ожидать от противника. Я вела парней. Мы перебежками перемещались по коридорам. Мы не щадили патронов, не проявляли жалости к людям. Здесь территория войны. Жестокой и справедливой. Оставляя горы трупов, мы освободили жену и дочь Матроса. Когда командую я, мы обречены на победу. У меня не было семьи, и скорее всего больше никогда не будет, но я буду защищать чужие и не позволю причинить им вред.
   Завывали сирены. Мы прекрасно знали, что полиция будет сражаться на стороне Борзого. Богине правосудия, Фемиде, слишком тяжело увидеть правду с завязанными глазами... Мы были в чердачном помещении. В двух шагах от победы и в одном шаге от смерти. Здание окружали, и я понимала, что скоро нас найдут, а затем всех пристрелят, аргументировав, что мы оказали сопротивление при задержании...
  - Дайте мне патронов!
  - Кора, ты что задумала?
  - Я уведу их в другое крыло, а вы выбирайтесь.
  - Коррин, так нельзя. Давай разделимся.
  - Та забыл, кто здесь командует? - я перезарядила пистолеты. - Уходите.
   У низкого выхода из чердака кто-то из ребят ухватил мою руку.
  - Кора, ты ведь вернешься? Мы не должны тебя потерять.
  - Главное, что сейчас мы вместе. И всегда будет так, как сейчас. Не медлите.
   Я вырвала свою руку и побежала вниз, стреляя по коридорам. Зачем, для кого я всё это делаю? Ведь, очевидно, необратимо то, что я умру. Да, я умру. Но если мне дан этот дар, этот неповторимый талант меткой стрельбы, то я использую его на благо всех своих братьев, что действительно дорожили мною всё это время. Когда командую я, мы обречены на победу. И я добуду её любой ценой. Даже ценой своей жизни. За мной мои ребята, я не буду отсиживаться крысой в грязном, зловонном подвале. Я вырву их жизни из лап этих тварей. И если они будут живы, то значит ещё не всё потеряно.
   В меня летели пули, истощался запас патронов... Выживу. Стану крепче.
   Убегая от града пуль, я нырнула за деревянную дверь и прижалась к стене, сжимая в руках пистолет с одним единственным патроном. Как и следовало ожидать, Борзый слишком тесно сотрудничал с полицией. И те, и другие сейчас густо обстреливали двери комнаты, куда укрылась я. Выстрелы прекратились. Они были абсолютно уверены, что у меня кончились патроны. Но я хранила один.
  - Выходи! - услышала я голос самого Борзого. - Мы знаем, что у тебя кончились патроны. Сдавайся, и мы тебя не убьем!
   Ага, как же! Не убьете! Какой дурой нужно быть, чтобы поверить этим словам! Я резко распахнула дверь. За ней было человек пятнадцать. Я польщена. Мгновенно подняв руку с пистолетом я истратила свой единственный патрон. Я никогда не промахиваюсь. Пуля поцелила прямо в лоб Борзого. В меня тоже выстрелили. Молниеносно среагировав, я ушла на кувырок в сторону и, оказавшись около громадного, во весь мой рост, окна, развернулась лицом к противникам. Да, это конец. Я развела руки в стороны: пустая обойма и пистолет упали справа, левой рукой я сняла с себя маску... Взлохмаченные волосы рассыпались по плечам... Да, девушка. Не ожидали?
   Щелкнул затвор.
   И только боковым зрением я успела заметить, как кто-то из людей Борзого бежит к полицейскому, пытаясь предотвратить этот выстрел... Но уже поздно... Свинец рвет мне грудь, я делаю шаг назад и всем весом тела наваливаюсь на тонкое стекло. Звон... Крупные осколки бороздят мою кожу. Я лечу вниз, ловя взглядом оставшееся у крыши разбитое моим телом окно. Вот, наконец, я могу почувствовать согревающее тепло в сердце... И плевать, что этот жар исходит от свинцовой пули... Я падаю вниз, на асфальт. Позвоночник издает неприятный хруст. Но я его не слышу. Мне очень больно. Я больше не двигаюсь, и всё, что могу - отрешенно смотреть вверх на разбитое окно, откуда на меня смотрят его залитые слезами глаза... Ты хотел одиночества? Ты вполне его познаешь, прости...
   А затем приехала скорая помощь. Если бы я могла, то увидела бы там лицо дорогого мне Хирурга. У него не напрасно такое прозвище. Он лучший специалист в этой области... Меня хоронили пышно. Никогда бы не подумала, что на мои похороны может прийти столько людей. Практически треть города...
   Ребята будут меня помнить, несомненно. И даже через год они соберутся на моей богато убранной могиле. Вельхиор, Матрос, Хирург, Мартин, Накс, Мешок и Сид. Придет и Борис с пышной красной розой, обернутой черной траурной лентой. Но, увидев моих ребят, он нерешительно замрет в нескольких шагах от могилы, испепеляемый их взглядами. Он увидит, как семь рук потянутся за пистолетами и, оставив розу на ближайшей лавочке, уйдет... И Вельх повернется к высокому надгробию с моей фотографией во весь рост и скажет: "Коррин, тебе принесли цветы". А я отвечу: "Как мило!" И вновь покажусь из-за плиты. Достану свой пистолет и, прицелившись, издалека прострелю бутон розы на лавке, растерзав пулей алые лепестки. И мы все тихо засмеёмся. Ты никогда не узнаешь, что я жива. Ты ведь так переживал, чтоб я не страдала, ты так боялся нарушить своё одиночество. Не стоит, я больше никогда не помешаю тебе. Ты будешь помнить только моё надгробие. А я выжила. Потому что стала крепче. Когда командую я, мы обречены на победу!
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"