Кобзева Елена Васильевна: другие произведения.

Сеанс

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если у вас открыт родничок и слишком прозрачный, слишком податливый череп, а душа распахнута вообще для всех космических ветров - очень может быть, что таким хорошим каналом воспользуется высшее существо. Чтобы вещать истину и нести свет всему человечеству. А может, не истину и не свет...

  - Раньше он приходил через шаманов... Через экстатический танец, с бубном, понимаете?.. Но сейчас шаманов нет. Так что вот, выкручивается, как может...
  
  Женщина говорила шёпотом, повернув к Исайе холёное, со вкусом оштукатуренное, хоть уже и не юное лицо. Лицо было обрамлено шапкой пышной, тщательно уложенной платиновой прически, а ниже подбородка красиво и изящно переливалось в тонкую, хрупкую, удивительно нежную и удивительно молодую шею. Глаза она, впрочем, не отводила от жутковатого зрелища, которое сейчас - кто с интересом, а кто с ужасом - наблюдали все присутствующие.
  
  Марка истерила. Именно на неё устремлены были глаза всех собравшихся - и тех, кто явно ждал этого часа много месяцев, и тех, кому просто повезло проходить мимо. Впрочем, повезло ли?..
  
  Вообще, Марка истерила частенько. Особенно в последние месяцы. И уж совсем тяжко - в последние две-три недели. То есть, вы понимаете - истерила в обычном, житейском смысле этого слова. Назвать её просто истеричкой у Исайи не хватало ни сил, ни мужества, ни трезвости мышления. Слишком уж необычной и неординарной была Марка в целом, как личность, как девушка (его, между прочим, любимая девушка), как человек, как вообще кто угодно. Большей частью здесь имелся в виду смысл хороший и всем, а в особенности ему, приятный: Марка была талантлива и весьма нетривиально красива. Рисовала она как сумасшедшая: много, безумно, с дикой страстью и не помня себя. Зато и получалось мощно - на некоторые её холсты и ватманы смотреть можно было бесконечно, забывая себя, сжигая глаза яркостью и глубиной, переживая сотни историй в тысяче вселенных... В общем, мощно, да.
  
  Но и истерики её вполне соответствовали таланту. Как и прочие проявления "неотмирасегошности".
  
  Она не думала о том, что будет выставляться, продавать картины, зарабатывать деньги. О зарабатывании денег Марка вообще имела очень смутные представления. Её не слишком беспокоила одежда, поесть она, конечно, тоже вечно забывала. Доходило до смешного: как-то раз она пожаловалась Исайе, что у неё странным образом болит живот. Второй день, и она решительно не представляет, что с этим делать! Это язва, наверное. Может, вызвать врача? После того, как Исайя выудил из Марки подробности... Вы уже поняли: Марка второй день забывала о еде (она честно считала, что кофе с молоком - эликсир жизни, которому можно доверить все заботы о восполнении энергетических затрат). В этот день Исайя понял, каким глубоким, непроходимым, несусветным идиотом был, надеясь, что однажды в ней проснутся какие-нибудь женские начала, и она начнёт готовить. Ему. Ужины. А там, возможно, и завтраки. Ага.
  
  Вот так Исайя научился готовить.
  
  А потом он открыл в себе невероятные залежи прочих талантов: PR-менеджера, event-менеджера, менеджера по продажам и еще целой кучи разновидностей этой гордой профессии. Вышло это просто. В один прекрасный момент, когда уставший до состояния зомби Исайя возвращался домой с подработки, в очередной раз натерев по локоть мозоли ящиками и тюками (да, даже в наш прогрессивный век, даже здесь, на третьей станции-спутнике Венеры порой просто никак не обойтись без обычных, человеческого происхождения грузчиков!)... Так вот, в этот самый момент он понял, что пытаться заставить Марку работать и зарабатывать не просто бесполезно - это глупо и вредно. Нужно просто научиться извлекать выгоду из её таланта.
  
  Так Марка стала умеренно известной, подающей немалые надежды (и приносящей уже вполне ощутимый доход) молодой художницей, которой явно было уготовано судьбой остаться в веках, учебниках и подарочных альбомах.
  
  Конечно, этот "ощутимый доход" богатыми их не сделал (по крайней мере, пока). Зато он позволил Исайе бросить все его столь же бесчисленные, сколь и идиотские работы и подработки, и сосредоточиться на вполне приятных и относительно легких обязанностях: поиске галерей, покупателей, магазинов и хороших условий для Марки.
  
  И всё было бы прекрасно. Если бы Марка не была такой истеричкой.
  
  (Будем называть уже всё своими именами, даже если сам Исайя до сих пор не решается.)
  
  Марка была красива, этого не отнять. У неё были пепельные волосы, но, несмотря на оттенок, она совсем не выглядела серой мышкой: её шевелюра - странный оптический обман! - казалось, отливала явным серебром и больше походила на мерцающую дымку вокруг головы.
  
  Кожа у Марки была бледная и совершенно атласная. Руки - тонкими и хрупкими. Ключицы - острыми.
  
  Истерики - дикими.
  
  ***
  Марка валялась по земле - если, конечно, искусственное уличное покрытие на венерианских спутниках можно было назвать землёй - и выла. Периодически её хрипловатый вой прерывался ругательствами, направленными на что-то... На что-то невидимое, непонятное и даже, пожалуй, не находящееся здесь, на этой улице и в этом мире. Ни на кого из столпившихся она не смотрела. Ругалась Марка, как обычно, изощрённо, но без мата и низости, как умела (виртуозно, к слову, умела) только она.
  
  Странные холёные тётки из незнакомого Исайе Министерства (целого министерства - и никому не знакомого, ага. Именно так. Исайя до сих пор сие не переварил) были спокойны, как взвод удавов. Кто-то из них смотрел с интересом, кто-то вполне равнодушно, но, всё равно, внимательно. "Изучают, как кролика в лаборатории", - промелькнула у Исайи перекорёжившая мысль.
  
  "Кролик" начал рвать серебристые волосы и царапать лицо. Исайя рванулся к Марке, но сильные руки с обеих сторон его удержали. Слишком сильные руки для тёток, хоть и железных на вид. Он обернулся; в толпе за его спиной уже растворялись два коротко остриженных квадратных затылка. Бесполезно. Не помочь. Да и не понятно, как...
  
  Марка взвыла пронзительно, тонко и жутко, выгнулась, широко распахнув прозрачные глаза, вверх, к небу... Было в её взгляде не удивление - ошеломление, полная растерянность была, беззащитность... Но ни ужаса, ни страха не было.
  
  Она обмякла... И тут же собралась. В тонком теле - и это чувствовалось на расстоянии - появилась неизвестная, стальная сила. Девушка села в позу лотоса, открыла глаза и заговорила.
  
  У Исайи заложило уши и странным, жутким образом закружилась голова. Он почувствовал себя пьяным у самого края пропасти, где-нибудь в горах, с жидким воздухом и начинающимся кислородным голоданием. Он почувствовал, что сходит с ума, а мир вокруг расплывается, расползается цветными пятнами, расходится множественными кругами, раздесятеряется и растворяется.
  
  Исайя замер и задрожал одновременно. Марка говорила. Но каким жутким, каким нечеловеческим, невозможным голосом она говорила!
  
  Она говорила... Впрочем, нет, говорила уже совсем не она. Говорил тот, другой, приходивший когда-то через шаманов, но теперь, за неимением эскимосов с бубнами, использовавший Марку - потому что Марка была столь же экзальтированной и потусторонней, столь же открытой и незащищенной для него... Для того, кого Исайя не мог ни понять, ни описать.
  
  Голос был как будто мужской; при этом ничего общего с человеческим голосом он не имел, и звук его, каждый новый звук вновь и вновь бросал Исайю на тот самый край пропасти, и каждый раз потрясение было столь же жутким, что и в самый первый - не стиралась свежесть невероятного, не блёкла ни на фотон и каждый раз загоралась в мозгу новым взрывом.
  
  Голос говорил на неизвестном и совершенно неземном языке. Он был абсолютно спокойным, властным, низким и невероятно насыщенным. Он отдавался эхом будто бы в десятке больших и пустых залов и, в то же время, был собран и един. Этот голос творил с сознанием что-то странное: Исайе казалось одновременно и что он спит, и что он явно бодрствует, но голос идёт не через Марку, а через него самого; что он не понимает ни единой интонации... И, в то же время, как будто понимает суть многих фраз (фраз? Каких фраз, господи?!) и даже общий смысл отрывков речи.
  
  Оторваться от вибраций голоса было невозможно. Исайя чувствовал себя пустой трубой, в которую вливается поток вечной реки, огибая её и по сторонам, и снизу... И совсем-совсем скоро поток захлестнёт эту узкую (но казавшуюся себе всю жизнь такой широкой!), глухо звенящую медную трубу целиком, и тогда...
  
  И тогда - Исайя чётко понял - он сойдёт с ума. Совершенно просто, естественно и навсегда.
  
  Безумным, диким, невероятным усилием он заставил себя вынырнуть из струящихся бесконечным потоком волн голоса - и, с трудом ворочая затёкшей шеей, посмотрел по сторонам. Тётки из министерства внимательно слушали. Эти тётки явно всё понимали - и не общие смыслы (которые были невероятно глобальны и содержали жутко важные наставления для всего человечества в целом и венерианской его диаспоры в частности), а каждое слово, каждый звук, каждую явную и неявную интонацию. Тётки были подготовлены, и подготовлены хорошо. Железные холёные тётки из министерства. Они прекрасно знают этот язык и прекрасно знают, КТО с ними говорит. Всё знают. Им, наверное, уже давным-давно не по тридцать, и даже не по сорок лет. Хотя на вид больше тридцати пяти ни одной не дашь. Древние равнодушные тётки. Слушают, понимают, исполняют. Человечество будет в порядке. А может, не будет. Может, совсем не о человечестве печётся этот внеземной наставитель. Никакой не бог, нет... Кто? КТО? Исайя одновременно и чётко, совершенно ясно это понимал, и даже отдалённо не мог этого себе объяснить. Побалансировав на стыке понимания и непонимания, он осознал - сейчас. Вот сейчас он поскользнётся на камнях у этой пропасти и полетит вниз, к безумию. Безвозвратно.
  
  Он повернулся и побежал прочь.
  
  ***
   - Огромное спасибо вам за содействие, - холёная женщина с платиновыми волосами трясла Исайе руку. - Вы просто не представляете, какую огромную услугу всем венерианским колониям, да и всему человечеству в целом вы оказали!
  
  Исайя наблюдал за тем, как трясётся в рукопожатии его рука, и молчал. Тётка смотрела на него и, в то же время, мимо. Тётка благодарила и не кривила душой, но благодарности в ней не было ни на грош. Потом она извинялась:
  
   - Простите, что всё получилось так резко и неожиданно. Мы понимаем, вы были не подготовлены, но предугадать, кого он выберет, не всегда возможно! Мы не могли вас предупредить, никак...
  
  А вот здесь тётка врала. Врала явно: за Маркой эта делегация из Министерства стала ходить хвостом еще недели две назад. Он ничего не понимал, Марка, как обычно, ничего вокруг из "брожения человеческого" не замечала. Всё получилось неожиданно и резко, во время "экскурсии" по никогда не виданным ими фешенебельным улицам - внутренним владениям этой странной и жутковатой конторы. И тётки были готовы, явно готовы.
  
  Но перегрызть этой женщине горло Исайя не мог. Хоть и хотелось. Очень хотелось.
  
  ***
  Марка сидела у окна, смотрела в чёрное небо. Жили бы они на Земле - смотрела бы, наверное, на Луну. А так - на планеты, на звёзды, на другие спутники.
  
  Вторую неделю смотрела. Не только по ночам, постоянно.
  
  Молчала. Есть - не ела. Кофе с молоком пила. Но только если Исайя ей приносил.
  
  Он чувствовал - она была опустошённой. То есть совсем, абсолютно, без пафоса фраз. Голос, мощным потоком пронося сквозь неё информацию, вымыл начисто всё, что было её личностью. Вымыл страсть, вымыл цвет. Вымыл всё, что горело и бушевало. Слизал, как корова языком. Не специально, нет. Походя. Не заботясь.
  
  Потому что забота обо всём муравейнике вроде бы как важнее одного муравья. Даже если этот муравей стоит всего муравейника.
  
  Даже если весь муравейник этого муравья не стоит.
  
  Потому что не стоит. Не стоит весь этот чёртов муравейник этого одного серебристого муравья.
  
  Исайя ощутил боль и тепло в руке. Кровь из разрезанной осколками стакана ладони закапала вниз, на колени и на пол.
   Марка больше никогда ничего не напишет.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) М.Боталова "Темный отбор 2. Невеста дракона"(Любовное фэнтези) Е.Кариди "Змеиная невеста"(Любовное фэнтези) А.Платунова "Тень-на-свету"(Боевое фэнтези) И.Кондрашова "Гипнозаяц"(Антиутопия) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"