Кочанов Станислав Александрович: другие произведения.

В дорогу, Вор!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 5.21*20  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Закончил. Отредактировал в меру сил. Переобозвал. На свои способности как писателя смотрю трезво. Вещь получилась наивная, с множеством штампов, но местами вроде даже весёлая. Короче состряпал Юмористическую фэнтэзи-квест как сумел. Желаю приятного чтения. Буду благодарен за коменты.

  В дорогу, ВОР!
  
  Глава 1
  
  В столице я появился три дня назад. А началось всё с того, что Городской совет Тикрема, где я раньше жил и работал, объявил такую награду за мою голову, что рассчитывать на дружеское отношение главы воинской гильдии стало опасно. Конечно, вряд ли, Коер диРек Жен объявил бы на меня охоту, но, мягко говоря, непонимание гильдии ему было обеспечено. Во время исполнения найма, за малейшее неповиновение, командир мог казнить гильдийца-подчинённого, однако, при обсуждении условий договора о чинопочитании не было речи. Любой наёмник имел право высказать начальству недовольство.
  Не стоит создавать лишних проблем себе и людям, решил я, потягивая вино в кабачке Риго - одном из немногих мест Тикрема где моя жизнь и свобода были в относительной безопасности. Давным-давно все гильдии города объявили этот невзрачный кабачок нейтральной территорией. Окрестности заведения с тех пор стали самым спокойным районом Тикрема, хотя стражники здесь практически не появлялись. Хозяин трактира - далёкий потомок первого владельца, как и все его предки, свято хранил традиции Риго. За этими столами по-прежнему мирно решались споры, которые при других обстоятельствах, скорее всего, закончились бы кровью. Риго-трактирщика частенько использовали в этих спорах как арбитра и хотя его слова не имели силу закона, относились к ним с уважением. Не смотря на особый статус обстановка кабачка была проста, даже бедновата. На первый взгляд различий с другими дешёвыми питейными домами не наблюдалось - грубо сделанные столы и лавки, простые кушанья, добротно, но не богато одетый хозяин за неокрашенной стойкой. Но отличия имелись. Заморские деликатесы не подавали, но еду готовили из отборных продуктов и, по словам гурманов, чуть ли не лучшие кулинары города. Неразговорчивая, полная достоинства прислуга, сплошь члены клана Риго, предлагала отборные вина. Посетители были редки, громадные цены отсеивали непосвящённых, а посвящённые предпочитали появляться у Риго только по делам.
  - Живи, Тиро.
  Подошедший молодой наёмник расположился за моим столом и бесцеремонно налил себе заказанное мной недешёвое вино.
  - Живи, Кар. Раньше ты предпочитал пиво.
  - Я от Коера, - не принял шутливый тон посланец Главы Воинской Гильдии. - Сегодня на тебя объявили охоту.
  - Что ж, - криво улыбнулся я, - ожидаемо. И ты тоже в числе охотников?
  - Воинская гильдия не взяла заказ, - ответил Кар. - Ты плохо о нас думаешь, воины помнят, кто передал гильдии Меч Сура, хотя герцог Сальский предлагал за его возвращение целое состояние. Охоту объявила ночная гильдия.
  - Кастет! - сплюнул я. - Дождался-таки своего, сволочь!
  - Дождался, - кивнул Кар. - После объявления о награде он напомнил всем, что вор Тиро не член их гильдии. В Тикреме ты вне закона, приятель. Если хочешь жить, беги из города.
  - Коер может помочь?
  - Нет. Во всяком случае не явно. Мы не можем открыто пойти против решения Городского совета. Короче, выделить охрану не сможем, но по мелочи подсобить, постараемся.
  Вот уж действительно никогда не знаешь, чем аукнутся в будущем твои поступки. Думал ли я об этом, когда подарил Коеру диРек Жену меч основателя Воинской Гильдии, который на спор увёл у герцога Сальского? Ха! Да я просто не знал, что с ним дальше делать! Не возвращать же, в самом деле! Хотя, когда ко мне припёрся Илло-кастет и потребовал моего вступления в Ночную гильдию, последствия отказа можно было предположить. Я был готов отдавать гильдии часть добычи, но, при мысли о подчинении этому вонючему извращенцу, содержащему гарем мальчиков, меня чуть не вырвало. Кастет после короткого диалога уполз с разбитой мордой, до сих пор жалею, что не зарезал его. В результате сейчас сложилась интересная ситуация, - гильдия, которая обычно брала заказы на поимку воров, идёт против закона на стороне вора, а объекты её охоты сами стали легальными охотниками. С одной стороны, это означало, что за пределами города воры, скорее всего меня быстро потеряют, а с другой, что находиться в городе стало ещё опасней. В тёмных переулках удавка и кистень, пожалуй, будут поопасней воинских мечей.
  - На днях из Тикрема выходит караван, - прервал молчание Кар.
  Я навострил уши. Планируя покидать Тикрем, от путешествия в одиночку я сразу отказался. В последнее время на дорогах стало, мягко говоря, неспокойно. Разбойников расплодилось столько, что из-за возросшей конкуренции шайки лесных братьев грабили друг друга. Правда, узнав об охотниках воровской гильдии, я готов был рвать из города как можно скорей, а то вместо попутчиков, был риск получить нож между рёбер, поэтому караван мог стать для меня подарком судьбы.
  - Что за караван?
  - Большой торговый караван из Тисарда. Везёт товары Серых Гор в столицу на летнюю ярмарку. Задержался в Тикреме для найма работников, - по-военному чётко доложил Кар.
  Я удивлённо посмотрел на воина.
  - Эти купцы совсем рехнулись? Пройти без малого тысячу миль от Серых Гор, остановиться в нескольких днях пути от Трона нанять работников!
  - Караван принадлежит одному купцу. Про Толида Бреска слышал?
  - Это, который, Змеёныш? - заинтересовался я.
  - Точно, - Кар плеснул вина в опустевший бокал. - Он планирует обосноваться в Троне, а тащить с собой через целую страну всю охрану и прислугу, которая соответствует положению члена Высшего Совета торговой гильдии, посчитал накладным, набирать же их в столице не хочет, опасается соглядатаев то ли от своих гильдейских, то ли твоих собратьев по ремеслу. Тикремцы будут чужаками перекупить сложнее, а подсунуть своего человека и вовсе нереально. Людей нанимают в усадьбе купца Рото. Представляешь он, оказывается, вовсе не купец, а управляющий Толида, и все его лавки, на самом деле, принадлежат Змеёнышу. Сам караван остался за стенами, если договоришься, то охотникам, чтобы добраться до тебя придётся пройти через охрану. А люди там серьёзные. На этом Толид не экономит. Я и сам думаю наняться, так что, может быть, будем путешествовать вместе.
  - Хочешь долгосрочный найм? - весело спросил я. - Решил годик отдохнуть от дорожной пыли в столичных кабаках? А как же романтика жизни наёмного головореза, Кар?
  Воин помрачнел и положил руку на рукоять меча. Ох, демон! Я болван! Забыть, что члены Воинской гильдии, когда их называют наёмниками, обижаются. Часто смертельно для назвавшего.
  - Зря смеёшься, Тиро. Ты знаешь, что я потомственный воин? Мой дед повесил меч на стену в шестьдесят, но до смерти имел почётное право голоса совете воинской гильдии Тикрема. Отец с первого дня Гранитной войны командовал десятком Белых Щитов и погиб от ран после Волчьей Западни. Белые Щиты перекрывали Змеиное ущелье и приняли первый самый страшный удар орков. Когда королевская армия, наконец, ударила зелёным в спину, от десятитысячной орды осталась половина, а от тысячи щитоносцев несколько десятков израненных, но не сломленных витязей. Белые Щиты, Железные Копья и Дикие Кошки были лучшими имперскими войсками. Король испугался их силы. Остаткам Щитов пожаловали по десятку золотых и отправили на покой, Копья и Кошек расформировали, а воинской гильдии запретили впредь создавать отряды более пятидесяти человек. Да, мы стали всего лишь наёмниками! - выплюнул Кар. - Для войны нас не набирают, остались только заказы Городского совета, охрана купцов и участие баронских разборках. У Толида, по крайней мере, не придётся выполнять приказы дворянчиков, решивших наказать сталью крестьян, которые, нагло нехотя умирать с голоду, посмели недоплатить подати.
  Я молчал. Извиняться было поздно и глупо. Кар, игнорируя бокалы, опорожнил бутылку, вдруг ухмыльнулся, подмигнул и жизнерадостно добавил:
  - Да и золотишко, говорят, купец верным людям не жалеет. А отдых в столичных кабаках, конечно, хорошо, только не верится мне, что такой человек как Толид год на одном месте усидит. Враги, опять же, у него имеются. Если наймусь, этот год будет весёлым.
  Я облегчённо выдохнул. Кар показал, что обиды нет. Да уж, на дураков не обижаются!
  - Ещё будешь? - я кивнул на пустую бутылку, пытаясь загладить вину.
  - Нет, - с сожалением вздохнул Кар. - Может завтра наниматься. Толид пьяницу не возьмёт.
  Он поднялся из-за стола.
  - Мне пора, удачи, Тиро!
  - Удачи, Кар! Надеюсь, ещё встретимся!
  Наёмник махнул рукой и пошёл к выходу. Я смотрел ему вслед. Мало я знаю о своих знакомых. Никогда не думал, что весёлый молодой наём... то есть воин, лучший лучник Тикрема, любимец женщин, тяготится бесчестием своей гильдии. Я вдруг понял, если повезёт, и мы подружимся, лучшего друга, чем Кар, мне не найти.
  Но пора подумать о дне сегодняшнем дне. Отпихнув недовольно мявкнущую кошку, я встал, подошёл к хозяину, стоящему за стойкой и вежливо спросил:
  - Господин Риго, я могу остаться на ночь?
  - Силь, покажи гостю его комнату, - крикнул он дочери. И спокойно напомнил: - У тебя есть три дня.
  Всё верно. Территория Риго лишь временное убежище для таких как я. Для решения проблем - три дня, дальше твои неприятности хозяина не волнуют.
  
  Глава 2
  
  На следующий день проснулся я поздно, но всё равно не выспался.
  Вчера молоденькая пухленькая Силь, показывая комнату, старательно строила глазки и певчей птичкой заливалась, о том, какие плохие другие воры и как ей жалко молодого красивого Тиро. В итоге, почти всю ночь бедного меня активно "жалели". Поёживаясь от глубоких царапин в спине оставленных горячей жалельщицой, я оделся и спустился в зал. При моём появлении старый Риго нахмурился, а Силь скромно потупилась, успев стрельнуть в меня глазами, и мило покраснела. Умывшись, я заказал завтрак и неторопливо принялся за еду. Спешить не стоило, пока улицы не заполнятся народом выходить опасно. Даже выполняя насквозь легальный заказ, обитатели трущоб наверняка постараются провернуть дело без свидетелей. Я кинул взгляд в окно на окончательно проснувшийся город и решительно встал из-за стола.
  Когда покидал гостеприимное заведение, меня провожал грустный взгляд Силь. Однако обязанным ей себя не чувствовал. На руке девушки красовался браслет из сокровищницы графа Тубора и, судя по сумасшедшей ночи, я был далеко не первым, кого она так "жалела".
  До усадьбы Лонка добрался почти без приключений. За мной явно следили, но, как и рассчитывал, нападать на людных улицах, не решились. Пару раз, проходя мимо постов городской стражи, я испытал очень неприятные ощущения. Стоило кому-нибудь крикнуть стражникам моё имя, уйти было бы трудновато. Все уловки, которые я мог использовать, другие воры тоже отлично знают, и в ближайшей подворотне почти наверняка ждала бы засада. Правда, если в поимке приняла бы участие стража, воровская гильдия, вместо награды получила, в лучшем случае, благодарность.
  Видя, что я не собираюсь покидать людных улиц эти идиоты, явно от великого ума, решили меня обокрасть.
  Меня!
  Лучшего вора Тикрема!
  Увидев идущего навстречу опрятно одетого человека, я сразу насторожился. Таких располагающих к себе лиц у честных людей не бывает. Ожидая получить заточку в бок и уже готовый отбить удар, очень удивился, почувствовав чужую руку у себя в кармане. Самоуверенный воришка, копаясь в пустом кармане, не заметил, как его собственный кошелёк перекочевал мне за пазуху. Но для наказания наглеца мне это показалось недостаточным и в спину отходящего вора полетело простенькое заклятие из арсенала магии разума.
  Когда мне исполнилось пятнадцать лет мой дед, отчаявшийся привить недорослю "манеры приличествующие благовоспитанному человеку", отправил внука на учёбу в Лидскую школу магии. Получив хорошую взятку, маги-экзаменаторы дружно постановили, что "способности к искусствам чародейским у отрока имеются, и надлежит развивать силы магические усердно". За учёбу я взялся рьяно и с удовольствием, но развивать силы магические усердно не торопился. Известно, чем больше маг пользуется заклятиями одной стихии, тем больше увеличивается его силы в данной стихии и уменьшаются в других. Неудивительно, что чародеи, определив, заклятия какого рода, даются им проще, старательно избегали пользоваться непрофильными направлениями. В будущем из меня мог получиться только слабенький колдун, так как моя сила, как мага, была невелика. Однако, к удивлению наставников, тугоумному ученику одинаково просто давались все заклинания, то есть я сам мог выбирать профильную стихию. Но никак не мог определиться с выбором. Меня привлекали все области магического искусства, было трудно отказываться от практического изучения всего многообразия магии в пользу одного направления. В отличие от других учеников я старался пользоваться всеми стихиями и если замечал, что сила какой-либо из них ослабевала, следующие несколько дней развивал именно её, стараясь вернуть равновесие. Такое отношение очень злило наставников. Кончилось всё тем, что директор школы злорадно-сочувственным голосом объявил, что мой магический потенциал, из-за глупого упрямства, нежелания слушать советы умных людей, две недели полностью статичен, дальнейшее его развитие уже невозможно, поэтому обучение в школе магов не имеет смысла. Честно сказать, такой приговор меня не удивил и не расстроил. Во-первых, я ещё два месяца назад понял, что мои магические способности пришли в твёрдое равновесие. Во-вторых, я успел полностью проштудировать всю школьную библиотеку и в дальнейшем обучении действительно не видел никакого смысла, кроме тупой накачки силы. По большому счёту, там ничему другому и не учили. В-третьих, я чувствовал, ещё чуть-чуть и в школе произойдёт убийство, мне до смерти надоели кичливые студенты и надутые учителя, которые, постоянно пользуясь магией, ничего о ней не знали. И наконец, господа наставники очень ошибались насчёт моих истинных возможностей. Конечно, по силе заклинания мне не сравниться с одностихийниками, но использование в одном заклятии нескольких направлений магии порой давало очень интересный результат. К примеру, магический щит, напитанный силами всех стихий, после постановки не требовал подпитки, защищал от всех известных мне заклятий, был невидим даже для магов, надёжно укрывал от поисковых заклинаний и амулетов. Впоследствии это очень помогло в моём ремесле. Частенько защитные чары сокровищниц просто "не видели" меня.
  К магии разума большинство волшебников относилось пренебрежительно. Действовала она не на всех и легко блокировалась защитными амулетами. Но мои внушения, приправленные магией воды, беспрепятственно проходили сквозь защиту. Единственным недостатком являлось, что для того чтобы заклятие подействовало внушаемое должно было совпадать с затаёнными помыслами объекта внушения и моими. Но в данном случае проблем не предвиделось. Найти общие желания у двух воров? Легко!
  Я с интересом наблюдал, как незадачливый воришка, встрепенувшись, быстро подошёл к отряду стражи. Мощным ударом в челюсть он опрокинул упитанного десятника на землю и принялся азартно пинать в его толстое брюхо. Остальные стражники буквально окаменели от такой наглости. Некоторое время они ошарашено смотрели, как под одобрительные выкрики толпы мутузят их командира, но быстро пришли в себя и взялись за дубинки. Немного полюбовавшись, как доблестные стражи закона выбивают пыль из "моего" воришки, я вошёл в широко открытые ворота усадьбы Рото.
  
  Глава 3
  
   Деньги у меня имелись, но просто заплатить за место в телеге я не хотел. Подумал, что навязывающийся в пассажиры незнакомец, пожалуй, привлечёт особое внимание хозяина каравана, охраны и прочих. Мне подобная известность была ни к чему, поэтому решил сначала попробовать наняться погонщиком или слугой.
  Здоровенный, заросший рыжей бородой привратник объявил соискателям, что отбор будет проводить сам господин Толид Бреск, а пока он занят, велено ждать. Я дисциплинированно пристроился в тени росшего у ворот вяза немного поодаль от других претендентов, бурно обсуждавших перспективы будущей службы. Наконец потенциальный наниматель в окружении охраны, среди которой я с удовольствием заметил Кара, вышел на крыльцо. Разговоры мгновенно смолкли, все уставились на купца. Я тоже посмотрел. На змеёныша Змеёныш похож не был. Средних лет, невысокий, крепкий, с простым лицом и умными глазами, он больше походил на доброго пса. Сходить с крыльца Толид не спешил, видимо решив толкнуть перед народом речь. Рассеянно слушая, как купец распинается про прелести и выгоды работы на щедрого ценящего верность человека, вдруг заметил, что оратор, не прекращая говорить, внимательно меня рассматривает. Я кинул быстрый взгляд на Кара, который, наверное, уже давно, мне о чём-то отчаянно сигнализировал, посмотрел на других охранников. Работники у Змеёныша, действительно, не зря получала своё золото. Вооружённые люди уже успели перекрыть ворота, двое деловито натягивали луки. Я понял, что вляпался.
  Тем временем купец объявил, что нанимает всех присутствующих с испытательным сроком в одну неделю и степенно удалился.
  - Господин Толид Бреск просит пройти в дом, он хотел бы поговорить с вами наедине, - послышалось у меня из-за спины.
  Я медленно обернулся. На меня насмешливо смотрел высокий седой человек. Одежда простая. На поясе меч. Старинный. Такие не раз видел в сокровищницах. Здесь же дорогой клинок покоился в потёртых ножнах. Даже глупец понял бы, старый воин умеет и не раз им пользоваться. Однако пока парламентёр не спешил прибегать к помощи оружия.
  - Просит? Значит, я могу отказаться?
  - Конечно, - легко согласился тот. - Только тогда мы это потребуем. Тебе как удобней, прийти по просьбе или по требованию?
  А у мужика есть чувство юмора.
  - В таком случае я с благодарностью принимаю приглашение.
  Конвоируемый седым шутником, я зашагал к дому.
  "Гостеприимный" хозяин ждал меня в кабинете за огромным столом заваленном бумагами.
  - Шевар, оставь нас, пожалуйста, - попросил купец.
  Подозрительно посмотрев на меня, конвоир нехотя покинул кабинет.
  - Присаживайся, - благожелательно указал на кресло Толид. - Представляться не прошу. Всё равно ведь соврёшь.
  - А оставаться наедине со мной не боязно? - спросил я, устраиваясь в кресле.
  Поняв, что сразу убивать не будут, решил немного понаглеть.
  - Бояться? - удивился хозяин. - Чего? Убьёшь меня? Здесь? Сейчас? В моём доме, полном верными мне людьми? Возьмёшь заложником? Всё равно скрыться не удастся. И смею уверить, - его голос похолодел, - справиться со мной будет не просто.
  Я поёжился.
  - Скажи, как ты думаешь, что я больше всего люблю делать? - резко поменял тему купец.
  - Наверное, делать большие деньги.
  - Ну, что ты! - отмахнулся Толид. - Это не развлечение, это серьёзная и тяжёлая работа. А больше всего я люблю разгадывать загадки. Ты, уважаемый, очень интересная загадка. Костюм стоит не меньше трёх золотых, совсем не похож на одежду слуги и уж тем более на обноски крестьян-погонщиков. По твоему поведению сразу стало понятно, что попасть ко мне на службу хочешь не ради денег. С самого начала повёл себя неправильно. Сидел в стороне, не пытаясь разузнать о будущей работе; единственный не поклонился, когда я вышел, демонстративно пропустил мимо ушей всё, что говорилось об оплате.
  Купчина замолчал, насмешливо хмыкнул, что-то разглядывая через широкое открытое окно. Мне же стало стыдно перед самим собой. Затеряться среди работников оказалось явно нехорошей идеей. Хотя сам план, быть может, и неплох, скорее, как всегда, подвело бездарное исполнение. Я вёл себя как мальчишка. Но каков сам купец, действительно, настоящий хитрый змеёныш.
  - Кстати, - весело улыбнулся Толид, что то, наблюдать за улицей, - тот наёмник, который пытался тебя предупредить так и торчит у ворот, тебя ждёт. Ты в хороших отношениях только с ним или со всей гильдией? А впрочем, неважно. Не буду его выгонять, пусть служит. Человек, готовый рискнуть хорошим местом ради своих обязательств и принципов пригодится. Надо только сделать, чтобы он стал обязанным именно мне. Буду ему платить на пять, нет, на семь золотых больше.
  Купец перевёл взгляд на меня, явно приглашая восхищаться его щедростью. Я честно восхитился. Кару повезло. Получать на семь монет больше, когда процент гильдии уже оговорен - прибавка солидная.
  - Когда я прибыл в Тикрем, - продолжал тем временем добивать меня Змеёныш, - то краем уха услышал о солидной награде, которую объявил Городской совет за голову некоего вора. Говорят, этот вор очень дружен с воинской гильдией. Как думаешь, он не захочет воспользоваться моим караваном, чтобы покинуть город?
  Купец с удовольствием посмотрел на моё ошарашенное лицо.
  - И так, уважаемый... Тиро, верно? Ты больше не загадка. Что мне с тобой дальше делать?
  Толид с демонстративным интересом ждал ответа.
  - Награда, объявленная Городским советом, - осторожно начал я, - не настолько велика, и я готов ...
  - Ради всех богов, - перебил меня купец, - только не надо предлагать мне деньги. Скажу сразу, передавать тебя страже я не собираюсь.
  Чего же тогда от меня хотят? Я немного растерялся.
  Толид это понял, вздохнул и объяснил.
  - Серые орки в последнее время очень усилились, в ближайшие годы я ожидаю большой набег в Предгорье, а у меня там шахты. В такой ситуации сохранение хороших отношений с воинскими гильдией стоит дороже жалкой награды вашего Совета.
  - Он не мой, - попытался пошутить я.
  - Не важно, - отмахнулся купец. - В развитии же наших отношений мне видится три варианта. Первый: ты просто уходишь, и я забываю о нашей встрече. Второй: беру тебя в караван пассажиром. В этом случае ты заплатишь сумму равную объявленной в награде. Я всё-таки купец и не имею права упускать выгоду. Вариант третий: я тебя нанимаю.
  - Как это? - всерьёз удивился я.
  - Что значит, как? Нанимаю как специалиста, в известной тебе области. Даю задание. Ты выполняешь. Я плачу деньги, - объяснил Толид.
  Стало понятнее. В моей жизни встречались подобные клиенты, работа привычная.
  - Что надо украсть?
  - Ничего не надо, - поморщился купец. - Ты нужен как консультант. Проверишь качество охранных заклинаний моей резиденции в столице. Предлагаю за это десять золотых, место в караване и охрану в пути, предложишь что-то для улучшения безопасности дома, поговорим о премии.
  - Не слишком ли опрометчиво показывать систему охраны вору?
  - Не слишком, - серьёзно ответил Толид. - Насколько я знаю, ты специализируешься на кражах редких артефактов и дорогих украшений. Ничего подобного у меня нет. Моё богатство - караваны, шахты и мастерские. Так что ты мне ответишь?
  Недолго подумав, я решился:
  - Принимаю третий вариант. Письменный договор не нужен. Слову Толида я верю.
  - Отлично, - как только я дал согласие шутливо-панибратский тон нанимателя мгновенно изменился. - Позови Шевара. Сам изволь пождать во дворе. К стоянке каравана тебя проводят.
  Направившись к выходу, я остановился на полпути и смущённо замялся.
  - Что-то ещё? - удивлённо спросил Толид.
  - Прошу прощенья, я хотел узнать, почему тебя ..., вас ... э-э ...
  - Зовут Змеёнышем? Эту кличку мне дали южные торговцы рудой, мелкие мошенники, которых я в своё время заставил потесниться на рынке. Толид, в переводе с одного из гномьих диалектов, означает змей. Можешь меня так и называть.
  
  Глава 4
  
  Следующие три дня, пока купец обделывал свои дела в Тикреме, отважный вор Тиро храбро и безвылазно просидел на охраняемой стоянке его каравана. Если охотники из воровской гильдии и пытались до меня добраться, я этого даже не заметил. Охрана каравана оказалась на уровне. Бивак раскинули на излучине реки. С трёх сторон стоянка омывалась полноводной Рошей, а с четвёртой была огорожена настоящей стеной, составленной из высоких купеческих фургонов. Для проезда оставили проём, который закрывался на ночь. Стражи бдили, незнакомцев заворачивали на дальних подступах расставленные вокруг лагеря секреты. Думаю, что даже у меня возникли бы трудности, в работе с такой системой.
  Я скучал. Единственный знакомый - Кар - не мог уделять мне много времени. Толид, оказывается, не только увеличил ему жалование, но и повысил до десятника, отдав в подчинение всех новобранцев. Новоиспечённый командир увлечённо издевался над молодыми парнями, которым не повезло оказаться под его началом. Десятник, в прямом смысле, вбивал в новобранцев азы воинской науки. Вчерашние крестьяне, наверняка, уже сто раз прокляли свою судьбу, отдавшую их в руки такого людоеда. Ветераны же одобрительно посмеивались: "Если в первом бою не убьют, сами благодарны будут".
  Уже к вечеру второго дня я понял, что нужно срочно найти себе занятие, иначе просто свихнусь от безделья. Так прохаживаясь в поисках развлечений, случайно набрёл на костёр Кара, который только что распределил своих подчинённых по ночным постам, отдав на растерзание, то есть в распоряжение, опытным охранникам. Теперь расслаблялся у костра, грыз орехи и между делом любовно перебирал свои стрелы.
  - Привет, Кар, - завёл я разговор, - а почему тебе арбалет не дали? У всех твоих подчинённых есть, ты всё с простой гнутой деревяшкой ходишь.
  Молодой десятник недоумённо посмотрел на меня, перевёл взгляд на свой лук, покраснел, подскочил на месте и возмущённо зашипел:
  - Простая гнутая деревяшка?! Мой Орлик - составной оркский лук! Его не меньше пяти лет делали! Да он бьёт за тысячу шагов! Да я за пятьдесят шагов латника насквозь прошью! Да я ...
  Лучник задохнулся от возмущения.
  - Чего же тогда всех луками не вооружили? - лениво удивился я.
  - А сколько это будет стоить? - саркастически поинтересовался Кар. - За один мой Степной Орёл половину этого каравана купить можно.
  Я с новым, профессиональным, интересом посмотрел на обсуждаемое оружие. Но возмущённый воин, даже не обратив на это внимания.
  - Мои бараны-подчинённые такой лук даже натянуть не смогут. А научатся нескоро. Я же с пяти лет тренируюсь. Пять стрел в воздухе держу. Да пока они хоть один арбалет взведут, весь колчан выпущу. А ты говоришь, "простая гнутая деревяшка".
  - Ладно-ладно, - попытался я успокоить обиженного друга. - Я же не знал.
  - Не знал он, - пробурчал лучник. - Ты бы ещё эльфийских коней с оркскими скакунами сравнил.
  - Э-э... а в чём разница?
  Десятник изумлённо уставился на меня.
  - Да, в общем-то, небольшая. Меньше, чем с гоблинскими пони.
  - Ну, знаешь! - теперь уже обиделся я. - Хоть я и вор, но не конокрад, к тому же коренной горожанин. Откуда мне про этих копытных знать.
  - Так ты что, и верхом не ездишь? - удивился лучник.
  Скрестил руки на груди, я гордо и независимо смотрел на зажигавшиеся звёзды.
  - Вот, что, Тиро, - немного подумав, Кар дружески толкнул меня плечом, - я смотрю, ты себе занятие ищешь. Хотел тебя вместе со своими баранами поучить, но передумал. Ни к чему это. С ножом ты и так ловок, а хлыстом, пожалуй, среднего мечника уделаешь. Лучше так, давай завтра с утра мы с тобой... Ах да, тебе же в город нельзя. Ладно, один съезжу, куплю тебе коняшку. Будешь верховой езде учиться, - при твоей-то жизни уменье нужное. Давай деньги, пешеход.
  Кар не соврал. На следующий день он действительно купил мне лошадь, но сразу заняться учёбой не удалось. Прибыший Толид, объявил, что завтра караван продолжает путешествие. Примерная дата отправления давно была всем известна заранее, но, тем не менее, началась суета. Люди заново паковали вещи, загружали фургоны, разбирали сооружённые навесы. Я просто диву давался, как караванщики обжились на новом месте меньше чем за неделю. Естественно, без ругани и даже драк, не обходилось, но охрана, во главе с седым Шеваром, бдила и драчунов быстро разводили, а особо буйные сами получали по шее от охранников. В такой обстановке я стал серьёзно опасаться, что меня ненароком затопчут. Поэтому, захватив у одного из приказчиков книгу (ну и что, что из под замка и без разрешения - я же на время), тихонько отошёл от бурлящего лагеря. Уютно устроившись под деревом, целый день изучал особенности магии шаманов зелёных орков. Ну зачем приказчику такая книга? Решено! Оставляю себе.
  Вечером меня вызвал Толид и заставил поклясться каким-то там богом, что воровать в караване не буду. Судя по смеющимся глазам купца, он знал, что у меня завелась чужая вещь, хотя, точно, никто не видел, как я брал книгу. Богов я особо не боюсь, но своё слово уважаю. Книгу той же ночью незаметно вернул хозяину. Хорошо, хоть прочитать всю успел.
  
  Глава 5
  
  Уже почти полдня, уставившись на лошадиный хвост, я сидел в подпрыгивающей на кочках повозке и старательно пропускал мимо ушей бормотание чересчур разговорчивого погонщика обладавшего ко всему прочему необычайно противным голосом. С самого утра этот сволочной сын зернодробилки не замолчал ни разу. Телеги медленно тащились по дороге, хотя караванщики утверждали, что движемся мы быстро. Де, во время стоянки фургоны хорошо починили, и новых поломок пока нет. Моим ушам легче от этого легче не становилось. Я уже стал жалеть, что покинул Тикрем, там подручные Кастета меня бы просто, быстро и милосердно убили.
  - Если хочешь получить гордое звание наездника, жду в хвосте каравана, пешеход.
  Приостановившийся рядом Кар, убедившись, что его услышали, развернул коня и умчался прочь.
  Предвкушая хоть какое-то развлечение, одолжил у одного из охранников старое седло и, взвалив его на себя, бодро заковылял навстречу громыхавшим мимо телегам в арьергард каравана.
  Кар меня уже ждал.
  - О, и седло принёс. Молодец! Положи его в тот фургон. Не волнуйся. Сейчас ты будешь занят, а больше воров здесь нет. Пока тебе и войлока хватит, - сказал Кар, накидывая на спину лошади кусок попоны.
  - Зачем? - возмутился я. - С седлом же удобней.
  - Научишься без него - на коне будешь держаться как влитой. И если грохнешься, нога в стремени не запутается. Да брось ты эту сбрую! - рассердился Кар.
  Нехотя положив седло, я собрался подойти к лошади.
  - Куда? - остановил меня учитель. - Угощение, конечно, не взял? На, держи.
  Кар протянул мне кусок густо посоленного хлеба.
  - Спасибо, я не голоден, - решительно отверг я подозрительный сухарь.
  - Идиот! Лошади скорми. И больше без подарка к ней не подходи, пока за хозяина не признает.
  Занятый кормёжкой животины я невнимательно слушал, как Кар описывает моё новое имущество.
  - Кобыла-четырёхлетка. Полукровка, один из родителей, скорее всего, скакун оркской породы. Обучена хорошо. Горячая, но не пуглива. Зовут Ласточка.
  Бархатные губы лошади приятно скользили по ладони, подбирая крошки.
  - А почему кобыла? Чего жеребца не купил?
  - С кобылой тебе будет проще договориться, - ехидно подмигнул Кар.
  - За такие шутки можно в лоб получить!
  Воин расхохотался.
  - Вообще-то я серьёзно. Жеребчика пришлось бы ломать под себя. Верхом в атаку тебе не ходить, а больше преимуществ у жеребцов нет. Кобылы умней и послушней.
  В это время умная и послушная, доев хлеб и не найдя добавки, прижала уши и цапнула меня за запястье.
  - Урок первый, - отреагировал Кар. - Настроение лошади видно по её ушам. Стоят свечкой или шевелятся - хорошее настроение, прижаты - готовит пакость. Да не бойся ты. Это она играет, если бы действительно укусила - рука б не шевелилась.
  - Спасибо, успокоил! - ехидно поблагодарил я, опасливо посматривая на лошадь. - А чёрной, как твоя, на базаре не было?
  - Тьфу, на тебя! Мой Уголёк не чёрный, а вороной. Твоя не коричневая, а гнедая. Не нравится - перекрась. И хватит болтать! Садись на неё.
  Подавая пример, Кар одним прыжком вскочил на своего коня и выжидающе посмотрел на меня. Пытаясь повторить его трюк, я прыгнул на спину лошади. Ласточка шагнула в сторону. Чувствуя, что не допрыгну, попробовал ухватиться за подстеленный войлок и вместе с ним грохнулся на землю.
  - М-да, - Кар задумчиво посмотрел на меня и обратился ближайшему погонщику:
  - Останови-ка, братец, телегу.
  С высокого борта повозки залезать на лошадь действительно оказалось удобней.
  Понемногу я осваивался. Уже не сидел, напряжённо вцепившись в гриву, а следуя рекомендациям учителя, расслабился, ловя телом движения лошади, управлять старался одной левой рукой, оставив правую свободной для оружия. Кар же и вовсе не прикасался к поводьям.
  - Скажи, - обратился он ко мне, - а как получилось, что ты, обладая знаниями того, чему учат только дворян, не владеешь мечом и не умеешь держаться в седле?
  Я помрачнел, но ответил.
  - В своё время считал, представителей вашего сословия сплошь негодяями, недостойными звания людей, и старался ни в чём не походить на этих, по своему мнению, низких тварей.
  - Чем же тебе так дворяне не угодили? - удивился Кар.
  - Когда мне было шесть лет, - тяжело начал я, - мы с матерью гостили у тётки в одной деревеньке на юге. Через эту деревню проходило возвращающееся с войны копьё рыцарей. Моя мать была красивой женщиной. Она понравилась командиру отряда. Его не смутило, что она замужем и у неё есть ребёнок. Гордый рыцарь привык получать своё и после резкого презрительного отказа приказал схватить её. Мама пыталась угрожать высокими покровителями, но её не слушали, она замолчала и больше не произносила ни слова. Разгорячённые войной рыцари насиловали её несколько часов, а потом убили. Я рвался на помощь, но тётка, обоснованно опасаясь за жизнь ребёнка, заперла меня в сарае.
  Помолчав я продолжил:
  - Протрезвев, рыцари решили не оставлять свидетелей. Они убили всех. И замаскировали своё злодеяние под нападение орков. Ты воевал с зелёными орками, Кар? Знаешь, как там обходятся с захваченными деревнями?
  Воин с ужасом смотрел на меня. Я кивнул.
  - Они порубили людей на куски, сварили и изжарили на кострах, жрать, правда, не стали, но раскидали кости и куски плоти по всей деревне, только в стоящий на отшибе сарай, запертый на висячий замок, заглянуть не догадались. Запалив деревню, рыцари спокойно отправились к своим семьям. Через пять дней меня освободили жители соседнего села. Когда среди пожарищ собирали останки людей, так и не смогли точно определить, кому из несчастных принадлежат валявшиеся всюду обгорелые куски. Я до сих пор не знаю, чьи ещё кости лежат в могиле моей матери. Нелюди были уверенны в собственной безопасности и, скорее всего, им всё сошло бы с рук. Ну кто поверит рассказу шестилетнего ребёнка? Но им не повезло. Среди убитых оказалась жена одного графа, и королевские дознаватели смогли докопаться до истины.
  - Эти... рыцари... их казнили? - запинаясь, спросил Кар.
  - Да. Их казнил собственный синьор.
  - А сам, этот синьор?
  - Он жив.
  - А ты не хочешь и его...
  - Нет.
  - Почему?
  - Потому что это мой отец. Кар, давай оставим эту тему, - очнулся я, поняв, что наговорил лишнего. - Надеюсь, ты не будешь болтать языком?
  Воин только кивнул, изумлённо глядя на меня. Я хмуро молчал.
  После той трагедии меня взял на воспитание дед, жрец храма богини жизни Лили. Я не хотел видеть отца, немного повзрослев, даже сменил имя, добавив к старому простонародное окончание -о. Был наследник графа Тир, стал безродный воспитанник жреца Тиро. Долго я ещё ненавидел всех дворян, пока однажды в городе случился бунт. Горожане, возмущённые поборами подняли восстание. Растерзав градоначальника, они занялись его семьёй. Пришли и к храмовой лечебнице, где рожала его жена. Дед не любил градоначальника, но отдать на растерзание роженицу не смог. Он встал на пути разъяренной толпы. Ни один из тех, кого дед в своё время лечил, часто бесплатно, не встал на его защиту. Только маркиз Коер обнажил свой меч в защиту старого жреца. У него не было шансов, он это знал, но не отступил. Спасли вовремя вошедшие в город королевские войска. Восстание жестоко подавили, хотя потом городу даровали статус вольного. С той поры я понял, что среди дворян есть достойные люди. А мой дед прожил ещё год.
  - Пора возвращаться, - прервал молчание Кар.
  Я оглянулся. Занятый воспоминаниями, и не заметил, что наши лошади далеко обогнали плетущийся караван.
  - Обратно попробуем рысью, - скомандовал Кар, разворачивая своего коня.
  Остаток дня мы посвятили верховой езде, не отвлекаясь на посторонние разговоры.
  
  Глава 6
  
  К вечеру караван дошёл до небольшого городка, где и расположился на ночлег.
  Время, проведённое верхом, не лучшим образом сказалось на моём самочувствии. Я до крови натёр себе седалище. Теперь верховая езда привлекала меня куда меньше. Я, конечно, наложил исцеляющее заклятие, и к утру всё должно было зажить, но боль оно не снимало. Ходить пришлось "в раскоряку", а обычная посадка на стул превратилась в сложную операцию с элементами пытки. Заметив мои мучения, Кар "успокоил" меня, пообещав, что завтра будет гораздо хуже. Обидевшись, рассказал об исцеляющем заклятии, однако этот недоверчивый неуч только рассмеялся.
  В городке находился храм бога воинов Ариса, и охранников-новобранцев освободили от ночного дежурства для принесения воинской клятвы. После церемонии радостная и возбуждённая молодёжь, в сопровождении своего десятника Кара и главы охраны - знакомого мне седого Шевара, - ввалились отмечать в трапезный зал трактира, где я заливал вином последствия обучения верховой езде.
  Пользуясь расположением наставников, юнцы завалили их вопросами о воинской службе. Особенно усердствовал молодой лопоухий парнишка.
  - Мастер Шевар, а кто победит, ты или мастер Кар? - допытывался он.
  - Смотря, как и где сражаться будем, - усмехнулся командир. - Если в чистом поле с луками, то Кар, на мечах, то, пожалуй, я. А если прямо здесь драку начнём, победит он, - кивнул Шевар в мою сторону.
  - О-он? - пренебрежительно протянул лопоухий. - Не может быть. Вы с Каром вона какие здоровые, а у него даже меча нет.
  - Дурак! Чем поможет меч в кабацкой драке! Важнее, что на мне сейчас нет доспеха, а у этого парня, кроме ножа на поясе, в одежде ещё несколько метательных спрятано и что-то мне подсказывает, он умеет ими пользоваться. Если нападёт неожиданно, сможет убить всех за этим столом.
  Вот те раз! А я то, наивный, думал, ни кто не догадывается о моих захоронках в одежде. Десять пар молодых глаз с уважением уставилось на меня. Но лопоухий всё не мог успокоиться.
  - И как же он это сделает? - спросил он, выпячивая затянутую в кольчугу грудь.
  - Ты своей бронью не хвались, - рассердился Шевар. - Лучше вообще сними, всё равно не поможет, если башка пустая. Искусство воина в том и состоит, чтобы до начала боя оценить все преимущества противника, а потом попытаться создать ситуацию, в которой враг будет слабее и, ни в коем случае, не недооценивать. Ты же, имея маленькое преимущество в вооружении, готов ввязаться в бой с более опытным противником, о котором ничего не знаешь, да ещё на его территории.
  - А всё-таки, как он сможет нас одолеть? - робко спросил другой новобранец.
  У Шевара видимо было хорошее настроение, так как он, отхлебнув глинтвейна из дымящейся кружки, соблагоизволил ответить.
  - В первую очередь, как самых опасных, он вывел бы из строя нас с Каром. На двух человек метательных ножей у него хватит с избытком.
  - А нас? - пискнул лопоухий.
  Шевар недобро посмотрел на любопытного.
  - А вас, баранов, как душе угодно. Но думаю, он не зря уселся под единственным светильником в зале. Сразу привычка видна. Потушит, что делать будете? Мечом в темноте не помашешь - своего задеть можно. Подошвы сапог у него из мягкой кожи, в отличие от ваших железом не подбиты - в двух шагах пройдёт не услышишь. Да и амулет ночного зрения наверняка имеется? - обратился ко мне Шевар.
  Помедлив, я кивнул. Амулета у меня не было, но, благодаря постоянным тренировкам и чуть-чуть магии, в темноте я видел лучше обычного человека. А так, как описывал Шевар, несколько раз уходил при облавах тикремской стражи. Смущённый множеством пристальных взглядов, я поёжился. Задницу прострелило острой болью. Моё лицо перекосилось. Молодые охранники в испуге отшатнулись. Тьфу! Будут теперь думать, что я наёмный убийца, который по-тихому убирает конкурентов Толида. Кар, сволочь, всё понял и с трудом сдерживал смех.
  А Шевар, тем временем, продолжал лекцию.
  - Но не только простые воины должны понимать силы противника. Для полководца это не менее важно. Не бывает слабого войска, гномий хирд силён в горных ущельях, оркская конница в степи, эльфы хороши в лесных засадах.
  - Так эльфы же везде воюют?
  - Воюют, - согласился с молодёжью Шевар. - Только руками наёмников да магией. Пока наёмников не имели, и магию не развили, все сражения проигрывали. Не любят эльфы подчиняться, а без дисциплины в армии никуда.
  - Однако десант герцога Бурского они отбили! - влез новобранец с тонкими породистыми чертами лица.
  - Десант? - ухмыльнулся Шевар. - Так никакого десанта и не было.
  - Как не было? - Везде написано... - загомонили слушатели.
  - Если я сейчас напишу, что вы отличные мечники, то не значит, что вы мечом машете лучше, чем корова хвостом, - скривился старый воин. - У меня в том "десанте" прадед участвовал. Ему я верю больше, чем написанному.
  - Расскажите, мастер Шевар.
  - Рассказать? - Шевар хитро посмотрел в опустевшую кружку. - Ну, если ещё нальют...
  Сразу несколько человек метнулось к барной стойке.
   Вскоре кружка была полна, и Шевар продолжил рассказ.
  - В то время эльфы жили на своём материке довольно замкнуто. К другим расам не лезли, и остальные к ним особо не совались. И решила наша, тогда ещё Империя, завязать дипломатические отношения с Великим Лесом. Не сказать, что императору это было так уж нужно. Злые языки утверждают, что просто подвернулся случай спровадить из дворца молодого красавца герцога Бурского, которому, говорят, благоволила сама императрица. Герцога назначили послом, дали верительные грамоты, поручили заключить с эльфами разные договора и благополучно забыли. Широко образованный человек, блестящий придворный, герцог не слишком уважал императора, но Империи был верен и за дело взялся всерьёз. Он собрал лингвистов и сам изучил квенью - древний эльфийский язык. Денег для посольства выделили мало, про свиту тоже забыли. Посчитав это бесчестием для Империи, герцог на свои деньги закупил подарков, нанял корабли, из своих собственных вассалов набрал свиту более чем в тысячу человек, среди которых был мой прадед.
  - Когда такая армада приблизилась к эльфийским землям, те действительно подумали, что началось вторжение. И с облегчением вздохнули, узнав, что это всего лишь посольство. Высадившись, герцог отпустил корабли, договорившись, что вернутся они через год. В принципе, переговоры прошли успешно, все договора заключили. Единственно, эльфы не разрешили столь многочисленному посольству остаться в столице. Для поселения выделили место в отдалённом баронстве на пустынном берегу океана. Герцог не возражал, так как, по его собственным словам, ему до смерти надоели кичливые эльфийские рожи.
  - Тем временем Империя начала войну за Серые горы против гномов и ещё нескольких людских королевств, и корабли не смогли вернуться за посольством. Большого беспокойства это не вызвало. Подобная ситуация оговаривалась, если что-то не позволит кораблям прибыть, следует ждать их на следующий год. Так как первые сражения для Империи закончились неудачно, эльфы решили, что настал удобный момент, чтобы выйти на сцену большой политики и тоже объявили нам войну. Начать её решили с того, кто ближе, и направили войско против посольства герцога Бурского.
  - Незадачливый посол мирно сидел на берегу океана, дожидался кораблей и, понятия не имел о перипетиях международных отношений. Он очень удивился, обнаружив на подступах к посольству готовящуюся к бою армию. Занимаемые строения не были приспособлены для обороны, и герцог решил дать сражение в поле. Эльфийское войско, по меркам Империи было невелико, но обладало громадным численным преимуществом над герцогской свитой. И... ничего не смогло сделать с небольшим закалённым во многих боях отрядом. В тот день моросил дождик и прославленные лучники эльфов, вооружённые простыми деревянными луками, не смогли даже подойти на расстояние выстрела. Они почти все были выбиты составными оркскими агрегатами гвардейцев герцога. Посольские луки не боялись сырости и били в три раза дальше. Железная фаланга практически без потерь разметала слабо организованные отряды эльфов. Наследник древнего, щепетильного в вопросах чести, рода Бурских хорошо изучал культуру и обычаи ушастых. Но даже не смог предположить, что разогнанный сброд есть основное войско эльфов, с которыми он заключил договор о дружбе. Герцог решил, что нападавшие - толи разбойники, толи ополчение какого-то взбунтовавшегося барона и послал гонца в столицу, сообщить об этом правителю эльфов. Посланника встретили закрытые ворота. Напуганные разгромом ушастые, не осмелились даже выпустить в него стрелу. Выслушав доклад вернувшегося гонца, герцог подумал, что по незнанию нарушил какой-то местный обычай и решил не настаивать на встрече. Эльфы к нему тоже не совались.
  - Когда, наконец, прибыли корабли, посол с удивлением узнал, что он со своей тысячей почти год воюет со всей эльфийской державой, а заключённые им договора ничего не стоят. Плюнув на карьеру дипломата, герцог со своими людьми отправился на родину. Мирный договор заключали уже без него. А эльфы как-то убедили всех, что героически отбились от нападения огромного экспедиционного корпуса.
  Шевар закончил рассказ и усмешкой смотрел на притихших слушателей.
  - Ладно, думаю, на сегодня достаточно, - вмешался Кар. - Завтра тяжёлый день, а кое-кто, видимо, думает, что принеся воинскую клятву, он сразу стал опытным бойцом и может плевать на тренировки. Надо избавлять их от этого заблуждения. Повозки движутся медленно, так что, вполне сможем тренироваться в пути. Утром жду всех перед караваном в полном вооружении. Лимо, если не приведёшь доспехи в порядок, будешь отдраивать собственным языком, сотрёшь до крови - товарищи помогут. А сейчас спать!
  Его подчинённые, предвкушая завтрашние мучения, уныло потянулись на отведённое им место ночлега, к сеновалу. Я тоже не стал задерживаться, только, в отличие от молодых охранников, у меня хватило средств на отдельную комнату с кроватью.
  
  Глава 7
  
  Утром я не смог встать. Кровоточащая ссадина зажила без следа, но натруженные и порванные мышцы немилосердно ломили. Кар, сволочь! Знал! То-то ржал, намекая грядущие последствия, гад! Я чуть не опоздал на уходящий караван. Когда с помощью сердобольной служанки всё-таки поднялся и доковылял до ночной стоянки, оттуда выкатывались последние фургоны. Рухнув в ближайшую повозку, я твёрдо решил провести там без движения весь день.
  - А, вот где ты спрятался! - раздался весёлый голос Кара. - Вставай, Ласточка тебя заждалась.
  Я с ненавистью посмотрел на мучителя.
  - Уйди! А то орудие пытки, которое по ошибке называется лошадью, продай, нет, просто подари какому-нибудь злейшему врагу.
  - Пораженческие настроения? - понимающе кивнул изверг. - С этим надо бороться. Десяток!
  Около Кара мгновенно образовались его воспитанники.
  - Отрабатываем конвоирование. Задача, как можно скорей доставить важного пленного в авангард каравана, - командовал палач, силком выковыривая мою тушку из фургона.
  Сопротивляться было больно, поэтому я смирился. Кар за шиворот встряхнул моё висящее в его лапах тельце и добавил:
  - Пленник симулирует тяжёлое ранение, но на самом деле абсолютно здоров. Разрешаю применять лёгкие меры физического воздействия, то есть пинками подгонять можно. Приказ ясен? Бегом, марш!
  Драться в таком состоянии не хотелось, поэтому я, подвывая и ругаясь, вынужден был ковылять вперёд под конвоем несчастных охранников, обречённых каждый день терпеть издевательства этого людоеда.
  К моему удивлению мышцы после пробежки почти перестали болеть и я, хотя лелеял в душе коварные планы мести, без возражений уселся на лошадь.
  Изображая передовой дозор, мы с десятником-живодёром далеко оторвались от каравана и, за одним из поворотов лесной просеки, неожиданно нарвались на дорожную разборку. Раненный стрелой в бедро, типичный представитель племени гномов прижался спиной к дереву и отчаянно отмахивался секирой от окружившего его десятка хохочущих оборванцев. Ещё пятёрка с луками поддерживала веселье товарищей с окружавших дорогу деревьев. Всё понятно. Банальный грабёж. Шайка подловила одинокого гнома и с дерева всадили в него стрелу. Разбойники не за что не вступили бы в открытый бой со здоровым коротышкой и расстреляли бы его издали, но над раненным врагом решили покуражиться. Не зря я решил не путешествовать в одиночку. Хотя от таких противников, даже в одиночестве, скорее всего, вовремя бы удрал. Всё-таки не гном. Кстати, насчёт удрать, хорошая идея.
  Однако мой спутник, оказался противником приёма тактического отступления, он вытащил меч. Нас заметили. Разбойники, оставив на время выбивающегося из сил гнома, повернулись к новой добыче. Под прицелом пяти луков ощущаешь себя очень неуютно, Кар замер.
  - Братья, боги сегодня добры к нам! Всегда говорил, в отряде атамана Билдо-Грозы Купцов удача вас не забудет.
  Тьфу! Придумал же себе прозвище, подумал я, но напоказ старательно обрадовался:
  - Так ты и есть атаман Билдо-Гроза Купцов? Как удачно! Тебя и ищу.
  - Кому же это я понадобился? - подозрительно спросил атаман.
  - Один человек, - я многозначительно помолчал, - узнал про богатый караван, он сейчас следом за нами идёт. Если собрать несколько отрядов, то, под руководством и с помощью этого знающего человека, можно хорошо обогатиться за счёт жирных купцов.
  - Подумаешь, нашёл тайну! - пробурчал Бибо. - Твой знающий человек, наверняка барон Шор, только он такими делами заниматься может. И про караван этот знаем.
  Есть! Почти поверил.
  - А чего он меч достал?
  - Меч? - я с деланым недоумением обернулся к Кару. - А-а, не обращай внимание. Это мой охранник, он дурак. Тупой. Глупый, как дерево.
  Кар возмущённо открыл рот.
  - И немой.
  Кар закрыл рот и покраснел.
  - А меч достал ... Так он коротышек не любит, сам прибить захотел. Видишь, как его плющит? На него в детстве гном молок уронил. С тех пор дурак дураком, - я костяшками пальцев постучал воину по лбу. - И с бабами ничего не может, И НЕМОЙ, даже РУГАТЬСЯ НЕ МОЖЕТ. Ездит вот со мной, охраняет, ПОНИМАЕТ, Я УМНЕЙ, ЗНАЮ, ЧТО ДЕЛАТЬ.
  - Так пусть прибьёт, - с жалостью глядя на Кара, предложил разбойник. - Нам не жалко.
  - Не, не стоит, - подумав, отказался я. - Он, же гнома буде, на куски рубить, визжать и в останках кувыркаться, хорошо НЕМОЙ, РУГАТЬСЯ НЕ МОЖЕТ, а то бы и матом крыл. О, а можно я прибью? Три золототых за это дам.
  - Согласен, - быстро пока глупый путник не передумал, ответил Гроза Купцов.
  - Ага, только гном больно уж здоровый, а вашим лучникам я не доверяю. Пусть мой телохранитель подстрахует.
   Лицо Кара просветлело и начало расплываться в улыбке.
  - Конечно, он РАССТРОИТСЯ, ему ГРУСТНО БУДЕТ, что не сам прибил, ну да ладно.
  Кар посерьёзнел.
  - Нормальные у нас лучники, - пожал плечами разбойник. - Но пусть страхует и твой, какая разница.
  Мы слезли с лошадей. Пока Кар натягивал своего Степного Орла, я отсчитал три монеты разбойникам, взял копьё и подошёл к едва держащемуся на ногах гному. Всё внимание сосредоточилось на нас, посыпались советы.
  - В глаз его, в глаз!
  - Не, лучше в пузо, пущай кишки вылезут.
  Донг, донг, донг, донг, донг, - заговорил лук Кара. Растерянные разбойников как спелые груши посыпались с деревьев, один остался корчиться пришпиленный стрелой к стволу.
  - Тиро, в сторону! - крикнул Кар, перенося обстрел на дорогу.
  - Говорящий! - удивился атаман.
  - Говорящий, - согласился я, всаживая в него копьё.
  Первый раз довелось увидеть действия профессионального лучника в бою. Впечатлило. Словно сама смерть пронеслась над дорогой. Не ушёл никто. На моём счету остался только главарь, всех остальных нашли стрелы Кара. Убедившись, что опасность миновала, я занялся делом. Быстро обшарив карманы атамана, присвоил его кошелёк и целеустремлённо отправился к следующим. Деньги, они лишние не бывают. Только обидно, что разбойник нынче пошёл всё больше бедный, кроме моих трёх золотых одни медяшки. Закончив мародёрствовать, я обратил, наконец, внимание на своего подельника... Или у воинов таковых союзниками называют? Тот почему-то не спешил убирать лук, а наложив стрелу, как-то странно на меня смотрел.
  - Ты это чего? - удивился я. - Действительно решил гнома пришибить? Не надо. Гномы существа полезные. Пригодится.
  - Надеюсь, у него есть молоток. Я с удовольствием его уроню кое-кому на голову. Тиро, ещё одна шуточка в подобном стиле и я тебя убью! Обещаю! - в ярости гремел Кар.
  - А что, про молоток это, действительно, правда? - испугался я.
  Воин, не удостоив меня ответом, молча снял с лука тетиву и отправился собирать стрелы. Я довольно улыбнулся. Месть, за утреннее "конвоирование пленного" состоялась.
  - Ты не обращай внимания, - обратился я к гному. - Человек-то он хороший, иногда только ...
  Но раненый меня не дослушал. Поддерживаемый до сих пор только знаменитым гномьим упрямством, он, как только опасность миновала, потерял сознание и медленно по стволу сполз на землю.
  - Ну вот, даже спасибо не сказал, - бурчал я, спешно разрезая ножом пропитаную кровью штанину. - Ты ещё окочурься у меня здесь, коротышка неблагодарный, сам прибью, не пожалею.
  Рана оказалась серьёзной, была пробита артерия, и гном истекал кровью. Резко выдернув обломок стрелы, я зажал тряпками концы раны и забормотал исцеляющее заклятие. Магия подействовала, но моих потуг для полного излечения явно недоставало. Необходим был профессиональный маг-целитель. Подошёл хмурый Кар, опытным взглядом оглядев рану, вынес вердикт:
  - Двигать нельзя. Помрёт.
  Пока возились со сбором скудными трофеев и лечением гнома, из-за поворота стали выкатываться первые телеги каравана.
  Подъехавший Шевар, уважительно окинув взглядом место побоища, пересчитал трупы, одобрительно кивнул и обратился к подчинённым:
  - Учитесь. Издалека определив место возможной засады, Кар заранее натянул лук, выбрал момент для неожиданного нападения, не дав разбойникам ни единого шанса. Надеюсь, он расскажет вам, как всё происходило.
  Но специалист по засадам почему-то не горел желанием делиться подробностями боя.
  - Он, талантливо притворившись ... - вдохновенно начал я, но поймав взгляд Кара, осёкся. Шутка, действительно, затянулась. Терять друга ради возможности пошутить, не хотелось.
  А гномом уже занимался целитель, сухонький старичок с добрым лицом. Почувствовав мощную волну магии жизни, я удивлённо присвистнул. А маг-то силён! И какого демона я вчера самолечением занимался, если под боком такой специалист? Ого! А это что? Похоже на заклинание некромантии. Зачем здесь магия Смерти? Он что, решил из моего гнома зомби сделать?!
  - Сутки проспит. Проснётся очень голодным. Через два дня будет полностью здоров, - объявил тёмный маг и встряхнул руками, привычно убирая следы запрещённой магии.
  Ага, после такого лечения проснётся, ну очень голодным! Как бы всех людей в караване не схарчил. А вот насчёт здоровым, сильно сомневаюсь! Такое определение к мертвецам, пусть и ходячим, не совсем подходит.
  - Юноша, это вы оказали первую помощь пострадавшему? - обратил на меня внимание некромант. - Недурно, даже весьма неплохо! Весьма! Попрошу вас уделить мне немного времени. Хотелось бы обсудить некоторые моменты.
  Держа наготове ножи и до предела напитав силой щит, я неохотно приблизился к магу смерти. Было страшновато. До этого с некромантами я не сталкивался и их возможности представлял себе слабо.
  - Ну-с, молодой человек, - начал маг. - Можно поподробней, как оказывалась помощь? Весьма необычное сочетание чар разных стихий. Весьма интересное.
  - Мне тоже интересно твоё сочетание чар, некромант, - отчаянно труся, но стараясь держать марку, с угрозой ответил я.
  - Хм, значит я прав, это был не амулет. Вы действительно владеете магией и можете её распознавать. Весьма интересно, в каких учебных заведениях нынче обучают по старым методикам? Или вы самоучка? - не обращая внимания на мой тон, доброжелательно спросил волшебник.
  Однако поддерживать светскую беседу я совсем не стремился. Жутковато. Одно дело если просто убьют со спокойным послесмертием, но некромант... Я даже не знал, как с ним разговаривать! Выручил Кар, которому не понравилось брошенная без присмотра Ласточка.
  - М-мне надо идти, - боясь повернуться к магу спиной, я задом попятился к своей лошади.
  - Конечно, - кивнул маг. - Надеюсь, позже мы продолжим беседу.
  Реплика показалась мне явной угрозой.
  Когда я занимался Ласточкой, меня перехватил Толид.
  - Почему ты не сказал, что владеешь магией? - без предисловий спросил он.
  - Так никто не спрашивал, - пожал я плечами.
  - Ладно, моя вина, надо было узнать заранее, - признал купец. - Однако сейчас... Ты разговаривал с моим магом?
  - Да. А вы знаете, что он...
  - Знаю, - перебил меня Змей. - И, так как ты находишься у меня на службе, я имею права требовать сохранить это в тайне.
  - Но...
  - Разговор закончен. Поверь, никакой опасности нет. Просто поговори с ним, а потом делай выводы, - попросил купец.
  
  Глава 8
  
  Целый день, боясь разговора с магом, я провёл в компании вооружённых охранников каравана. Там я случайно услышал, что Шевар вызвал к себе Кара, желая получить консультацию новоявленного специалиста по засадам. Меня он не звал, но мог же я, совершенно случайно оказаться мирно прячущимся, то есть спящим, в ближайшем фургоне?
  - Сегодня предстоит опасная ночь, - послышался голос Шевара. - На этом участке дороги только одно удобное место для ночлега и местные разбойники это отлично знают. Проверить все окрестности у нас просто не хватит людей.
  - Нападения вероятно или оно точно будет? - уточнил Кар.
  - Лучше перестраховаться. Будем считать, что точно, - ответил Шевар.
  - Что представляет собой место ночлега?
  - Просто родник, но это единственное место в окрестности, где можно напоить лошадей. Дорога проходит параллельно скальному выступу, с другой стороны лес.
  - Если будет нападение, то, наверняка, под утро, - задумчиво сказал Кар. - А что если самим устроить засаду на разбойников?
  - Это как? - заинтересовался Шевар.
  - Допустим, я со своим десятком останусь здесь? - загорелся лучник. - Воды нам во флягах хватит, провизии тоже много не надо, до ночи далеко, отдохнуть успеем. А как только стемнеет - скрытно выдвинемся следом, найдём удобное место и, при нападении, ударим в спину.
  - Уверен, что твои справятся? - засомневался старый воин. - Может десяток Рябого возьмёшь?
  - Справятся, - уверенно ответил Кар. - Ребята способные, в последнее время здорово прибавили. Пора в настоящем деле испытывать. Не думаю, что у разбойников настоящие воины будут. Да и если что, сам подстрахую, темнота не помеха - на звук буду бить. К тому же у меня в десятке Лимо, он сын егеря, в тайном перемещении по лесу толк знает.
  - Вы кое-что забыли, уважаемые, - подал голос я, выбираясь из фургона. - Кар, а с твоей стороны не хорошо, не порядочно не вспомнить, что у тебя есть гораздо лучший специалист по тайным ночным делам, чем, какой-то там Лимо. Обидел ты меня, буквально оскорбил. Ну да ладно. На первый раз прощаю. Командуй. Чего у разбойников украсть надо?
  - Тиро, ты что здесь делаешь? - рассердился Кар. - Не нужен мне в отряде такой разгильдяй.
  - Ты думаешь, сможешь мне запретить? - нагло ухмыльнулся я. - Спорим, ни ты, ни твой Лимо, меня даже не увидите.
  - Он прав, - прервал перепалку Шевар. - Уменья вора вам могут пригодиться.
  Я удовлетворённо оскалился в лицо расстроенному десятнику.
  - Только попробуй у меня какую свою шуточку выкинуть! - злобно прорычал он и, демонстративно не обращая на меня внимания, оправился к своим подчинённым.
  Молодые охранники, скучковавшись, обсуждали произошедшую стычку и строили предположения о личности гнома. При приближении командира они опасливо замолчали.
  - Мои бараны, как всегда, ходят стадом, - съязвил Кар. - По-моему, утром, я чётко приказал, отрабатывать перемещение в бою на пересечённой местности.
  - Так то у-утром, - протянул один из молодых.
  - Так приказ отменён не-е был, - передразнил его десятник. - Лимо опять шлем, как берет, на левом ухе носит, Роно вообще арбалет потерял.
  - Он у меня ...
  - Мне плевать, где он у тебя! Сейчас я вижу, что к выполнению боевой задачи ты не готов. Смотрю, по-хорошему с вами не получается. Что ж, не входит через голову, войдёт через задницу. О спокойной ночи можете забыть, предстоят ночные ученья. Пока обживайте вот эту полянку. Оружие с собой, фляги наполнить. Отдыхать. Много вещей, советую не брать, если, конечно, потом не хотите их корячить на себе в темноте, когда пойдём караван догонять, но оружие обязательно. Лично проверю. Первый в дозоре Роно, надеюсь, свой арбалет он всё-таки найдёт. Когда мимо поляны пройдёт последняя телега, наблюдаю всех спящими или готовьтесь отдыхать, нарезая круги вокруг каравана, ночные занятия, естественно, отменены не будут. Выполнять!
  Зашуганные бедолаги прыснули в стороны.
  - Почему не сказал о засаде? - спросил я.
  - Ты тоже не говори. У ребят первый бой - уснуть не смогут. И ещё, Тиро, я, конечно, понимаю, что в ночных делах ты лучший. С удовольствием выслушаю совет, но командую я. Прикажу стоять - встанешь, прикажу лежать - ляжешь, прикажу закукарекать - тебе петух должен позавидовать.
  - Согласен, - неохотно признал я справедливость требования.
  - Ты ещё здесь? - удивился Кар. - Был приказ отдыхать.
  По привычке ругаясь на командирский произвол, тем не менее, послушно занял место среди старательно изображающих сон своих нечаянных сослуживцев.
  
  Глава 9
  
  Когда начало темнеть Кар поднял отряд и объявил о предстоящем задании. Молодёжь возбуждённо зашушукалась, но десятник быстро навёл порядок.
  - Движемся в полной тишине, все разговоры только по делу. Передовой дозор - Тиро, Лимо. Старший Тиро. Идёте в ста шагах впереди, если что заметите, Лимо, прокукуешь кукушкой, ты умеешь, я знаю, - скомандовал он.
  - Э-э...
  - В чём дело Лимо? - удивился командир. - Разучился?
  - Нет. Но кукушки ночью не кукуют.
  - А кто кукует? Тьфу, то есть... ну ты понял.
  - Ну, лягушки, волки, совы...
  - Вот совой и прокричишь, - прервал десятник перечисление животных ведущих ночной образ жизни. - Тоже ведь умеешь.
  - Э-э ...
  - Ну что ещё? - рассердился Кар.
  - А если настоящая сова прокричит? - не унимался Лимо.
  - Пусть кричит три раза, пауза, ещё три раза, - предложил я.
  - Так и делайте, - подтвердил воспрянувший Кар. - Вперёд!
  До места остановки каравана добрались благополучно, сыну егеря даже не понадобилось демонстрировать искусство подражания голосу птиц, хотя настоящая сова пару раз подала голос.
  Телеги плотно окружили крошечный бочажок с бьющим родником. По-видимому, Шевар решил пожертвовать ночной пастьбой лошадей в пользу безопасности. Все животные находились в кругу повозок.
  С разрешения командира мы с Лимо обследовали близлежащие кусты. К моему удивлению, парень очень неплохо ориентировался в темноте, если бы не ночное зрение, в лесу бы он меня обставил. Разбойников нашли легко, те особо и не скрывались. Доложив обстановку Кару, я стал настаивать, что у них надо что-нибудь спереть. В ответ командир пообещал мне много нехорошего и, вычислив наиболее вероятное место атаки, приказал отряду расположиться чуть правее и приготовить арбалеты.
  - И если услышу с вашей стороны хоть звук! - шипел десятник, поглядывая на мою сторону. - Лично засуну ваши же арбалеты вам в задницы.
  У меня арбалета не было, но я всё равно обиделся.
  Искусство надолго замирать в неудобном месте без движения важно для вора, поэтому особых неудобств, затаившись на ветке дерева, я не ощущал, чего не скажешь о воинах. Всю ночь вокруг меня раздавалось пыхтение, шуршание, даже тихие ругательства. Больше всего звуков доносилось со стороны Кара. Этот... не очень умный человек выбрал место почти прямо на муравейнике. Я сразу его заметил, но не предупредил. Теперь ненароком разбуженные насекомые вели войну против вторгшегося врага. Представляя себе мучения десятника, я беззвучно корчился от смеха. Но этот упрямец по каким-то своим соображениям терпел укусы и не желал сменить место. В конце ночи, когда банда начала готовиться к нападению, со стороны муравейника донёсся мощный вздох облегчения. Я даже всерьёз забеспокоился, что разбойники его услышат.
  Сама атака на лагерь, даже на мой неискушённый взгляд, была проведено бездарно. Толпа оборванцев в сотню человек просто выскочила из леса и, что-то воинственно завывая, размахивая дрекольем, понеслась в сторону каравана. Не думаю, что даже без нашего засадного десятка, у Шевара возникли бы сложности с таким штурмом. Со стороны телег послышались резкие команды и навстречу дорожным грабителям полетели стрелы, в тот же момент щелкнули арбалеты нашего десятка. Получив десяток болтов спереди и столько же сзади, разбойники замешкалась. За дело взялся Кар, посылая стрелы навесом в середину толпы. Арбалетчики перезарядили оружие, а перед телегами уже образовался строй из трёх десятков тяжеловооруженных воинов во главе с Шеваром. Атака окончательно захлебнулась, разбойники запаниковали, они начали разбегаться.
  - Мастер Кар! Я видел! Один туда побежал, раненный, - надрывался Лимо.
  - Ну и что? - усмехнулся Кар.
  - Как, что? Поймать можно, - подпрыгивая от возбуждения, взывал Лимо.
  - Зачем? - не понимал десятник.
  - А вдруг главарь?
  И чего? А впрочем... - Кар с понимающей усмешкой посмотрел на своих подчинённых. - Ладно, развлекитесь.
  -Арбалеты сначала взведите, - крикнул он уже в спины, скрывавшихся за деревьями охранников и вполголоса добавил: - Если позволите себя хотя бы ранить, сам добью.
  - Как нынче муравьишки? Кусачие? - обратился я к оставшемуся в одиночестве десятнику тщетно пытающимся через кольчугу почесать спину.
  Кар вздрогнув, посмотрел наверх. Уютно устроившись на ветке, я насмешливо наблюдал за покусанным командиром.
  - Тиро, ты чего там делаешь?
  - Как чего? - удивился я. - Сижу.
  - И как, удобно? - попытался пошутить Кар.
  - Нормально, - я поёрзал по ветке. - Муравьёв нет.
  Лучник поморщился.
  - Слезай. Пойдём к каравану.
  - Нет уж, - отказался я, прислушиваясь к звукам утреннего леса. - Лучше ты ко мне.
  - Тиро, бросай свои шутки! - рассердился Кар.
  - Я не шучу. Лезь ко мне. Хотя уже не успеешь. Сматывайся, дурак! - прошипел я, скрываясь среди веток.
  Из леса показались три фигуры. Оборванцами они совсем не выглядели, снаряжение казалось вполне добротным. Воины молча приближались к Кару. Я безошибочно определил их как предводителей разбойников. Наша ночная лёжка со стороны каравана не просматривалась, и, видимо, они решили хоть частично, поквитаться за неудачное нападение. Придурок-Кар, вместо того, чтобы удрать, кинув отчаянный взгляд на лежащий в стороне лук, схватился за меч. Появившиеся разбойники оказались опытными воинами. Тоже обнажив мечи, они быстро деловито взялись за дело. Оттеснив яростно обороняющегося лучника к соседнему дереву, бандиты, как я понял, стали готовить последний удар. Абсолютно не надеясь на успех, я швырнул все пять ножей в одоспешенных воинов. Надеялся хотя бы отвлечь. Всерьёз надеяться таким способом поразить латника - наивно. К собственному великому удивлению мне это удалось. Один из ножей вошёл прямо под забрало шлема, из горла разбойника хлынула кровь. Кар мгновенно воспользовался замешательством противников. Освободив свой меч, он вогнал его в бок одного из оставшихся врагов. И сам получил удар от последнего - огромного воина в чёрном доспехе. Оружие разбойника не пробило шлем, но моему другу хватило. Потеряв сознание, он рухнул на землю. Шагнув вперёд, громила поднял меч, намереваясь добить беспомощного противника. Вытаскивая хлыст, я прыгнул вниз, к убивающему Кара бандиту.
  Помнится, Кар утверждал, что своим хлыстом я уделаю среднего мечника. Так вот, этот бык имел уровень гораздо выше среднего, к тому же был полностью одоспешен. Нанести ему вред, я мог, только попав хлыстом в узкую щель забрала, что было нереально. Закованный в железо голем смерти, своей стальной хворостиной гонял меня среди деревьев. Я чувствовал себя как легендарный барон Кихор затеявший поединок с ветряными мельницами. Единственное, что утешало, я в любой момент мог удрать, но тогда эта сволочь добила бы Кара. Больше ничего хорошего в голову не приходило. Разбойник казался неутомим. Хотя какой разбойник? Так работать с мечом простолюдинов не учат, а судя по качеству доспехов, тварь имеет титул не меньше баронского. Чтобы переломить ход боя оставалась надежда на магию. К сожалению, арсенал боевых заклинаний у меня невелик, не нужны они в моей профессии. Однако всё-таки решил попробовать проверенное заклятие разума, то самое, которое недавно применял против незадачливого воришки в Тикриме. Какие общие стремления у нас могут сейчас быть, размышлял я, продолжая уворачиваться от ударов неутомимого железного болвана. Наверное, удрать отсюда подальше. Ведь его отряд полностью разбит, в любой момент могут появиться охранники каравана, мне тоже не улыбается продолжать оставаться рядом этим монстром. Во врага полетело моё неотразимое заклятье.
  Есть, сработало!
  Упс! Оказывается, у нас было и другое общее желание. Какое? А какое желание может быть у человека, который выпил флягу воды, а потом целую ночь просидел на дереве? Видимо, барон-грабитель тоже сильно хотел. Его штаны стремительно намокали. Поняв, кто является причиной конфуза, разбойник взревел и швырнул в меня меч. Кувыркающееся оружие полетело в мою сторону и перекрестьем неудачно врезало в живот, заставив тело согнуться от боли пополам. Пока я корчился, пытаясь заново научиться дышать, опозорившийся рыцарь подскочил ко мне и ударом железной перчатки сбил на землю, а затем принялся избивать ногами. Закрываясь от ударов, я ещё раз вспомнил тикремского воришку и философски отметил, что применение мною магии разума, в последнее время, заканчивается одним и тем же - ударом в челюсть с последующей обработкой ногами. Тем временем благородный об...нец достал кинжал. Честное слово, обидней всего в тот момент было, что меня избил и сейчас убьёт об...вшийся человек. Внезапно, опозоренный рыцарь перестал дубасить моё тело, закатил глаза и рухнул на землю. Передо мной, опираясь на меч, стоял шатающийся Кар.
  - А со спины нападать нехорошо, мне дедушка говорил, - попенял я.
  - Можно подумать, ты его всегда слушался, - ответил Кар и свалился рядом с вырубленным разбойником.
  Последнее, что я помню, это склонившийся надо мной караванный маг. Некромант шептал какие-то заклятья. Вот теперь точно - мне конец!
  
  Глава 10
  
  Очнувшись, не сразу понял, что лежу в катящемся фургоне. Меня, по-видимому, попытались устроить с возможным удобством. Ложе было покрыто простынёй, голова лежала на настоящих подушках. Откуда только взяли такую роскошь посреди дороги? Рядом со мной сидел некромант. Увидев его, я сразу всё вспомнил и засомневался живой ли я вообще. Прислушался к себе. Кушать хотелось, но жажды свежей крови и желания отведать человечины, не наблюдалось.
  - Очнулись, молодой человек? Что же, давно пора. У вас весьма интересный щит, не пропускает никаких заклинаний кроме заклятий магии Смерти, - сказал маг.
  Уже почти успокоившись, я снова впал в панику. Маг это заметил и, поморщившись, произнёс:
  - Успокойтесь, юноша. Никто магию к вам не применял. Про щит я сказал потому, что не удалось задействовать стандартные исцеляющие заклинания. Пришлось лечить без их помощи. И перестаньте меня бояться, я вовсе не некромант. Магию смерти использую только для лечения. Всей моей силы не хватит, чтобы поднять дохлую муху.
  Я недоверчиво на него хмыкнул, но пока решил поверить.
  - Вы почти двое суток пролежали без сознания. Наверное, сейчас весьма голодны?
  - Поел бы, - осторожно согласился я.
  Маг пододвинул ко мне заранее приготовленную корзину. Я подозрительно осмотрел её содержимое. Хлеб, каша, бутыль с чем-то, кусок мяса. Его я изучил особенно внимательно и решил, что это всё-таки жареная говядина, а не человечина. Успокоенный, основательно усевшись, я принялся за еду.
  - А зачав, исчав-чав гррчав-чав для лечения? - спросил я.
  Маг снова поморщился.
  - Юноша, во-первых, разговаривать с набитым ртом не прилично.
  Я проглотил мясо и зубами открыл бутылку.
  - Я говорю, зачем использовать магию Смерти для лечения? - прихлёбывая сидр, повторил я.
  - Во-вторых, воспитанные люди, не беседуют о серьёзных научных вопросах во время трапезы. Сие весьма не культурно, - продолжал поучать меня старикашка.
  Ещё раз, заглянув в опустевшую корзину, я вернул туда ополовиненную бутылку, благовоспитанно сложил руки на животе и выжидательно уставился на мага.
  Однако, этот зануда не унимался.
  - В-третьих, воспитанные люди представляются, перед началом беседы. Вы моложе, следовательно, должны представиться первым. Весьма прискорбно, что молодёжь не соблюдает правил этикета.
  Я начал закипать. Постоянные "весьма", неторопливый лекторский тон здорово раздражали. Мало мне было деда, теперь другой учитель этикета выискался. Жаль всё-таки, что он не некромант! Прирезал бы и дело с концом.
  - Тиро меня зовут, - буркнул я.
  - Очень приятно. Мастер Эскулит, магистр магии Жизни.
  Ого, у Толида в караване целый магистр работает!
  - Но, прежде чем обсуждать нюансы теоретической магии, давайте займёмся практической. Не могли бы вы убрать щит, чтобы я закончил лечение?
  Секунду посомневавшись, я всё-таки решил снять свою защиту.
  Зря беспокоился, на сей, раз запрещённой магии не было. Насколько я понял, старик накачал меня простыми общеукрепляющими и оздоравливающими заклятиями. Простые-то простые, но мощны! Даже для магистра маг силён.
  Управившись с лечением Эскулит с интересом проследил, как я снова активировал щит.
  - Весьма интересно. Я отчётливо видел магию Жизни, Воды, кажется есть Огонь, но это не всё. Какие стихии ещё вы использовали?
  - Все.
  - Все?! - распахнул глаза маг. - Феноменально! Удивительно! Я надеюсь, вы предоставите мне схему построения для всестороннего изучения. Вы во всех заклятиях используете одновременное сочетание разных стихий?
  - Уважаемый мастер Эскулит с удовольствием поделюсь с вами всеми подробности, но не могли бы сначала ответить на мой вопрос.
  Хотел вежливости, зануда? Получи.
  - Прошу простить, - смутился маг. - Но вопрос о применении магии Смерти в лечении очень сложен. В двух словах не объяснить.
  - А мы никуда и торопимся, - парировал я.
  Старик вздохнул.
  - Ну что же, тогда слушайте. Начну с того, что уже давно маги обратили внимание, что энергия жизни в воспалённых ранах не уменьшается, а увеличивается. В то же время раны, нанесённые заговоренным некромантом оружием, почти не воспаляются. Какой из этого можно сделать вывод?
  - Какой? - тупо переспросил я.
  - Что в окружающей среде присутствует какая-то невидимая жизнь, опасная для здоровья человека. Дальнейшие совместные исследования магов различных направлений позволили прийти к выводу, что это мельчайшие живые существа.
  - А оружие некроманта уничтожает в ране этих существ. Значит и минимальное применение магии Смерти, безопасное для человека, убьёт их, - догадался я.
  - Именно. Вы блестяще сформулировали мою мысль.
  - Но это означает, что магия Смерти могут быть полезны для жизни, - удивился я.
  - Это бесспорный факт. Не пойму чему вы удивляетесь. К примеру, в последние годы Империи мой хороший друг, добрейший человек, магистр магии Смерти Сихирбаз добился впечатляющих успехов в данной области. Он сумел создать абсолютно безопасных зомби, просто лишив их чувства голода. Конечно, его создания были недолговечны и всего через месяц прекращали существование, но тем не менее. Это открытие сулило громадные перспективы. Представьте, издохшая крестьянская лошадь ещё месяц может работать на своего хозяина.
  - Но некроманты... Их все боятся. Они же ненавидят живое, пытают людей алтарях.
  - Весьма распространённые заблуждения. Ненавидят живое? Давайте будем логичными. Некроманты получают энергию от смерти живых существ, это общеизвестно. Больше всего энергии от смерти разумных. Но где больше умирает людей? В населённом городе или пустынной местности? Чем больше жизни, тем больше смерти! Таков парадокс. Что касается пыток... Момент смерти один, сколько бы мучений перед тем не испытала жертва. Но добровольная смерть даёт огромное количество энергии. Пытают для того чтобы жертва воспринимала гибель как избавление. Этим занимаются в основном слабые некроманты. Сильному магу достаточно просто поселиться в городе, и он будет получать достаточно энергии от повседневной смертности горожан. К тому же маги-извращенцы, которые добывают силу пытками, встречаются не только среди некромантов. Давно известно, при боли мобилизуются скрытые резервы организма и, как следствие, выделяется жизненная энергия. Так что среди подобных палачей магов Жизни встречалось даже больше. И вовсе не всех некромантов следует боятся. Даже сейчас, когда магия Смерти запрещена, мой друг Сихирбаз спокойно живёт в Тисарде. Хотя и не так интенсивно, как раньше, продолжает заниматься исследованиями. Он содержит бесплатную школу для детишек, по мере сил помогает людям. Думаете, горожане не знают, к помощи каких сил он прибегает?
  Я всерьёз заинтересовался рассказом мага. Ну почему в Лидской школе не было таких преподавателей?
  - А где ещё можно использовать магию Смерти?
  - О, молодой человек, аспектов применения масса. В медицине её возможности трудно переоценить. Те же совместные исследования привели интереснейшим, порой парадоксальным результатам. К примеру, выяснилось, что существует особая, смертельно опасная болезнь, вызванная чрезмерным количеством энергии Жизни и неравном её распределении в теле человека. Частицы организма начинают неравномерно развиваться. Образуются опухоли. Лечение магией Жизни, только усугубляет положение, а при умелом воздействии некромантии человек излечивается за несколько дней, при самых тяжёлых формах. Многие лекарства изготавливаются только с помощью некроэнергии. Магия Смерти незаменима для защиты полей от вредителей, при лёгком её воздействие пищевые продукты дольше сохраняют свежесть, деревянные строения не гниют.
  - Продолжайте, уважаемый магистр. Мне очень интересно.
  
  Глава 11
  
  - Привет, Тиро. До тебя не доберёшься. То ты спишь, то с магом беседы проводишь, потом опять спишь.
  - Привет, Кар. С Эскулитом, конечно, интересно разговаривать, так ведь он кроме как о магии, ни о чём говорить не желает. Рассказывай, - потребовал я у заглянувшего в фургон друга. - Как твои ребята? Как тот дуболом, который тебя по башке отоварил? Он хоть жив?
  Кар сплюнул.
  - Жив. Хотя лучше бы сразу прирезали! Оказался бароном Шором. Надоел всем до смерти! Как только маг его вылечил, потребовал себе новые штаны. Дали. А он нос воротит, дескать, все предложенные портки - не соответствуют его высокому положению. Потом начал обвинять, в том что его победили не правилам, соответствующим дворянским поединкам.
  - А это не так? - уточнил я. - Ты же его со спины приложил.
  - После того, как он организовал нападение на караван и вместе с двумя прихлебателями атаковал меня одного? К тому же, это был не поединок, а общая схватка. Если так рассуждать, то неожиданный удар резерва в сражении, можно считать предательским. Вот ты - да! Своим заклятьем, конечно, уж слишком. Ну ладно, речь не про это. Короче, штаны он себе всё-таки выбрал, - продолжил Кар. - Потом попробовал вызвать меня на поединок, но, узнав, что я не рыцарь снова задрал нос. Тогда Шевар показал золотой пояс и шпоры ...
  - А он разве рыцарь? - перебил я.
  - Рыцарь. Я это давно понял. Но оказывается не просто рыцарь. Его посвящал ещё сам Император. Однако после распада Империи его лён оказался на территории Великого Эмирата.
  - Всё равно не пойму! Что он делает тогда в охране каравана?
  - Шевар считает, что после того, как его Фуа (клятва верности) принял сам Император, новую клятву он может дать только равному по величию. Наследников у него нет, а самого мол, такая жизнь вполне устраивает. Представляешь, даже называть себя лэром запретил. Говорит, что рыцарем будет на балах, если по великой дурости туда припрётся, а в охране каравана он, прежде всего, мастер. Кстати, не тебе говорить о пренебрежении своим титулом. Сам то ...
  - Рассказывай дальше, - потребовал я.
  - Так вот, показал он, значит, свои регалии, взял мой меч ...
  - А это зачем? - удивился я.
  - Если дворянин, по каким-то причинам, не может сражаться в поединке, он передаёт свой меч другому рыцарю. Тогда, этот рыцарь может сражаться от его имени. Как я могу рассказывать, если ты меня всё время перебиваешь! - рассердился Кар.
  - Всё-всё, больше не буду, - пообещал я, закрывая руками рот.
  - Короче, Шевар сам вызвал этого барона.
  - И что? - не выдержал я.
  - Да ничего. Меньше чем за минуту он показал несколько ударов в разные части тела, выбил меч и отоварил барона по шлему. Маг был очень не доволен. Первый раз за сутки, говорит, лечу одну и ту же голову от удара одним и тем же мечом. Барон после этого поутих, но когда начал обсуждать с Толидом условия выкупа - снова разошёлся. Гнилой он человек! Ведь богатейшим поместьем владеет! А сам на дорогах разбойничает и скупой как лавочник. Тебе, кстати, половина выкупа причитается.
  - А тебе?
  - Мне - сколько Толид назначит. Я охранник, сражаться за караван моя обязанность. Ещё его оружие и доспехи, как победившему в поединке. Шевар ведь за меня сражался.
  - А какой выкуп? - заинтересовался я.
  - Пять серебушек, - ответил Кар.
  - Ско-олько-о?! - подскочил я. - Сам же говорил, богатейшим поместьем владеет.
  - Так и этого давать не хотел, - усмехнулся друг. - Кричал, что его синьор граф Тубор, и мы ещё сами поплатимся за убийства его людей. Но тут Шевар и говорит, что он его старые штаны сохранил и в столице обязательно покажет их другим рыцарям. А любой маг Жизни определит, что с ними произошло и на ком они в этот момент были. Штаны барон согласился выкупить за триста золотых. Правда, заявил, что таких денег у него сейчас нет, и мы должны поверить ему на слово. Змей ответил, что он человек простой и давать такому рыцарское слово негоже, но есть выход. Мол, завтра будем проходить мимо замка герцога Тебера Чарского, а Толид должен ему как раз триста монет. Дескать, если Ваша милость даст своё слово герцогу, и тот простит купцу долг, то благородному рыцарю тут же вернут его штаны. И даже перед этим постирают. Но барон почему-то с таким вариантом не согласился. Внезапно он вспомнил, что нужную сумму сможет найти в столице.
  Я усмехнулся.
  Герцог Чарский, не смотря на свой титул, активно занимался ростовщительством. И немало тем прославился, безжалостно выбивая из должников с огромные проценты.
  - Но это ещё не всё, - продолжал Кар.
  - А что ещё? - удивился я.
  - Наш вдруг баронишка заявил, что его происхождение позволяет путешествовать только верхом. И нацелился на моего Уголька, знатоком сволочь оказался. Узнав, чей это конь, отстал, но положил глаз на твою Ласточку.
  - Чего?! - возмутился я.
  - Успокойся. Вмешался Шевар и сказал, что все верховые лошади необходимы для охраны каравана. После поединка связываться с охраной барон побаивался и дальше ехал на телегах. Там он начал цепляться к погонщикам, а они пожаловались Толиду. Змей пригласил скандалиста к себе и вежливо заметил, что выкуп за себя барон уже заплатил, путешествует с караваном как пассажир, а это стоит днег. Ну и установил на всё цену. За место на повозке, за еду, за ночлег, за охрану и так далее. С тех пор "благородный владетель" больше пешком путешествует.
  - Неужели Толид так много запросил? - удивился я.
  - Запросил то по-божески. Говорю, этот барон скупец ещё тот. Каждую медяшку экономит.
  Сквозь матерчатые стены фургона раздался голос Шевара, что-то выговаривающего охране. Кар опасливо съёжился.
  - Ты это чего? - поразился я. - Шевара боишься?
  - Ага, знаешь, как он меня ругал, что до полного завершения боя лук бросил и десяток отпустил? И за то, что, когда напали, не бежал охрану предупредить. А как я убегу? Там мой Орлик оставался.
  - Сильно ругал? - фальшиво посочувствовал я.
  - Сильно, - вздохнул Кар. - Теперь мой десяток дозорным отрядом сделал. Говорит, навечно. И всё придирается, недоработки ищет.
  - Неужели, как ты у своих "коров"? - ещё более фальшиво удивился я.
  - Я это делаю для их же пользы, - насупился десятник.
  - Понятно, - глубокомысленно кивнул я. - Шевар-то просто так, для собственного удовольствия звеоствует.
  Кар почему-то не стал развивать данную тему и перевёл разговор.
  - Зато теперь он меня на мечах тренирует. Тиро, это великий мастер! Если бы на него те трое воинов напали, он ...
  Тут в фургон заглянул сам предмет обсуждения.
  - Тиро, маг сказал, ты очнулся. Тебя Толид вызывает. О, и Кар здесь! Он-то мне и нужен. Пошли, посмотрим, как твои бойцы службу несут.
  
  Глава 12
  
  Шагая к повозке Толида, я ещё раз оценил собственное самочувствие. Никаких последствий от тумаков барона Шора не обнаружилось, даже синяки рассосались. Эскулит сильный маг, всё-таки интересно, что его держит на службе у купца? Явно не деньги...
  Змей разговаривал с одним из своих приказчиков, но, заметив меня, махнул рукой, приглашая подойти. Для беседы он определил свой фургон. Теперь я понял, где взяли подушки и простыню, на которых я лежал, изображая больного. Повозка была отделана с максимальным для дороги комфортом. Плотная немаркая ткань обтягивала стены и потолок, виднелось роскошное ложе, даже стол имелся. Конечно, пользоваться им в движении глупо, но на стоянках вполне можно работать. Полог плотно закрывал вход не оставляя для дорожной пыли ни малейшей щели, но, тем не менее, в уютной комнатке было достаточно светло. Проветривался фургон амулетом магии воздуха - незаметной статуэткой рядом с ложем. Когда Толид небрежно положил на неё руку, я понял, что у неё есть и другая функция. Полог тишины - старинное, но надёжное заклятие. Секретничает купец.
  Хозяин радушным жестом предложил мне устраиваться на оригинальном кресле, явно специально изготовленном для фургона. Уселся сам и заговорил:
  - Тиро, у меня к тебе дело. Я помню, когда мы договаривались, речь шла только о консультации по вопросам охраны. Но ты ведёшь себя неправильно для консультанта, поэтому твой статус надо изменить.
  Я был озадачен. Вот так начало! Выгонять будет? Вроде же ничего предосудительного не сделал.
  - Как ты смотришь на то, чтобы наняться на постоянную службу? - прервал мои раздумья купец.
  Неожиданно.
  - Э-э-э... я... Это большая честь, но...
  - Понятно, - кивнул Толид. - Я так и думал, что откажешься. Но спросить должен был. Тогда у меня будет отдельный заказ. Оплата за него тоже отдельная.
  - Какой заказ?
  - Ты осваивал верховую езду. Как успехи? Десяток миль выдержишь? - внезапно спросил купец.
  - Думаю, да. А при чём здесь это? - недоумевал я.
  Однако на мои вопросы работодатель отвечать не собирался.
  - Завтра мы прибываем в Трон. Около столицы у меня небольшое подворье. Там я должен встретиться с герцогом Чарским.
  - Знаю зачем, - усмехнулся я. - Вы должны ему триста монет.
  - Ничего я ему не должен, - отмахнулся Змей. - Индюку-барону я сказал это, чтобы он нашёл способ расплатиться живыми деньгами. С герцогом встречаюсь, чтобы продать пять бочек Святой воды, которые уже находятся на подворье. Его светлость, скорее всего, тоже успел прибыть. Тебе нужно быть там сегодня ночью. Ну как? Справишься?
  Я задумался. Нет, не о том, что не смогу добраться до места верхом. Благодаря науке Кара и магии Эскулита, здесь проблем не привиделось. Сомневался, стоит ли на новом месте сразу вмешиваться в дела высокородных. К тому же в дела такой злопамятной сволочи, как герцог Чарский. Если речь пойдёт о деньгах за пять бочек Святой воды, то это очень серьёзная сумма. Не думаю, что, славящийся своей мстительностью и алчностью, герцог забудет о таком.
  Святая вода... Насколько мне известно, в королевстве существовали всего семь храмов, где жрецы намаливали её в течении нескольких лет. Получившийся эликсир стоил огромных денег, но покупатели находились всегда. Если человек выпивал несколько глотков этой воды, на него переставала действовать любая магия. Продолжительность воздействия зависела от силы и длительности намаливания.
  Я думал. Без сомнения, мне предлагают очень скользкое дело. Но прежде, чем отказываться я решил уточнить.
  - Что я должен сделать?
  - Твоя задача - проникнуть на склады и любым способом уничтожить Святую воду.
  - Чего? - оторопел я.
  - Не перебивай. Склады, желательно, не жечь и, вообще, не портить. Они мне ещё пригодятся. Но, если по-другому никак, попробуй, чтобы разрушений было поменьше. Охрана там хорошая, постарайся не попасться. Если получится, - Толид вздохнул, - выручу, конечно. Но об оплате в этом случае можешь забыть. Если удастся сделать всё незаметно, перед уходом пошуми, чтобы герцог гарантированно услушал. Оплата пятнадцать золотых, минус стоимость моего испорченного имущества. Так что всё-таки постарайся склады не жечь.
  - Вы что, уже получили с герцога деньги за воду? - осторожно поинтересовался я.
  - Нет. Но это не твоё дело. Берёшься?
  - Берусь, - решительно согласился я.
  
  
  Глава 13
  
  Быстро обговорив детали найма, я отправился готовиться к отъезду. Ушёл недалеко, меня перехватил гном.
  - Я Торвин, - начал спасённый, - сын кузнеца-оружейника Торина, сына кузнеца оружейника и рудознатца Норина, сына Балина ...
  - Слушай, давай короче, - перебил я. - Верю, что можешь перечислить всех предков до десятого колена.
  - В том то и дело, что сейчас могу, - вздохнул гном.
  - А вчера не мог? - недоверчиво хмыкнул я.
  - В том то и дело, что не мог. Заикался я сильно. До пятого колена ни разу не доходил, - смущённо признался Торвин. - Ты меня исцелил.
  - Может это маг вылечил? - засомневался я. - Он с тобой возился.
  - Нет, - отказался от этой версии гном. - Я перед его лечением очнулся, уже не заикался. Чародей сказал, что твоё заклятье благоприятно воздействовало на мой дыхательно-голосо-артябу ... ар-ти-ку-ля-ци-онный аппарат, вот.
  Сын Торина был явно горд, что смог произнести такое сложное слово.
  - Ну и ладно, мне было нетрудно, - сказал я и собрался уйти. Но гном остановил меня, виновато потупился и, наконец, выдавил:
  - Нам... это... предками завещано...
  Торин тяжело вздохнул и процитировал:
  - "Не быть сыну Гор Мастером, коли не сможет он своих предков поименовать до прародителя всего племени гномьего Тора Молотобойца. Достоин, помогший гному в сём благом деле, быть спасённым тем гномом от Гибели Неминуемой до семи раз. Не исполнившему сие, быть позором рода своего навечно."
  - А, так ты меня теперь должен от смерти спасти, - догадался я. - Не беда, сейчас обтяпаем. Я Кара попрошу, он в меня семь стрел выпустит, а ты щитом отобьёшь. И "быть тебе Мастером и, не быть позором рода своего навечно". А таскаться за мной везде и спасать, спасибо, конечно, но не надо.
  - Нужен ты мне, везде за тобой таскаться! - рассердился гном. - Моя бы воля, я серебром расплатился, может золотом... чуть-чуть. И не от смерти я тебя спасти должен, а от Гибели Неминучей.
  - А в чём разница? - не понял я.
  Торвин, ещё раз вздохнув, принялся рассказывать.
  История имела глубокие корни. Всё началось с того, что одно из месторождений руды, которую добывали гномы оказалось полностью выработанным. Но остались шахты. Многолетняя работа трудолюбивых коротышек оставила множество пустот в горах. Объединить эти шахты в один тонель пронизывающий непроходимый Гранитный кряж оказалось не так трудно. За проход по нему гномы имели с купцов хорошие деньги. Но в Хрониках было записано, что человек, спасший гнома от неминуемой гибели, получает право бесплатного проезда через тоннель. И один ушлый гном нашёл способ подзаработать. Недалеко от входа он встречал торговцев и, за умеренную плату, соглашался поработать спасённым. По предложенному мной способу его "спасали" по очереди все члены каравана и бесплатно проходили через тоннель. Такой бизнес получил большое распространение среди гномов Гранитного кряжа. В результате в казну стало поступать всё меньше денег. Естественно, такое положение не устраивало власть. И гномьи крючкотворы зацепились за слово "неминуемой". Теперь такие дела расследовались специальной комиссией старейшин. У спасителей стали требовать доказательств, что смерть была бы неминуемой. "А вдруг рана нанесённая стрелой не была бы смертельной?" - спрашивали их. Махинации с тоннелем быстро сошли на нет, так как теперь инсценировка нередко смертью и заканчивалась. К примеру, одним из вариантов, который комиссия признавала за избавление от неминуемой гибели, являлось спасение повешенного. Для этого необходимо было, найти трёх свидетелей готовых под присягой подтвердить, что других потенциальных спасителей на расстоянии мили не присутствовало. Затем, предоставить на экспертизу спиленную ветку и перерезанную верёвку, на которых собственно и производилось повешение. Причём, до приговора комиссии, петля должна оставаться на шее спасённого.
  Я приуныл. Семь раз вешаться, затем тащиться в сопровождении трёх охранников, с охапкой дров и кучей верёвок на шее до ближайшего гномьего поселения не хотелось. Терпеть постоянно рядом благодарного коротышку, хотелось ещё меньше. Прожив на свете двадцать лет, я до сих пор успешно обходился без гномов и меня пока ни разу не вешали. Подозреваю, что в дальнейшем ситуация изменится не сильно. Можно было бы удрать, но жалко виновато сопящего и переминающегося с ноги на ногу, "благодарного спасителя". Идея освобождения пришла голову достаточно быстро, но нуждалась в уточнении. Я осторожно спросил:
  - Послушай, а больше у вас в хрониках неминуемая гибель нигде не упоминается?
  - Упоминается, - согласился гном. - "Коли спасёт..."
  - Не то. Давай ещё.
  - "Коли поможет в деле трудном..."
  - Ещё.
  - "Презренный нечестивец за осквернение храма Тораа достоин смерти неминучей..."
  - Близко, но не то. Дальше.
  - "Недостоин зваться разумным, кто глаголет поношения мерзкие на бывших и нынешних правителей Гор народа аль на предков гнома любого. Слышащему сие достойному сыну Гор, надлежит неминуемой смерти предать неумного, за злословия его премерзкие".
  - Стоп. Оно, - обрадовался я. - Значит, если я обругаю твоих предков или правителей, ты должен меня убить? А если пощадил, значит, спас от неминуемой смерти.
  Торвин задумался и лицо его просветлело.
  - Точно! Только ты это... - гном замялся. - Про предков не надо.
  - Про кого тогда? - деловито уточнил я.
  - Можно про короля бывшего? - покраснев, попросил сын Торина.
  - Запросто! А что, плохой король был? - посочувствовал я.
  - Да он... Из-за него роды разделились! Он пиво гномам пить запрещал! - Торвин просто задохнулся от возмущения. - Свергли его. У эльфов сейчас живёт. Дурин (может таки лучше Горби?) его зовут.
  - Значит так, - без предисловий начал я, - этот ваш Дурин...
  - Подожди, - остановил меня гном.
  Он, достав блокнот и карандаш, приготовился записывать.
  - Это чтобы старейшинам точнее объяснить, как спасал тебя, - смущённо объяснил Торвин.
  Я кивнул и продолжил:
  - Ваш король Дурин никогда гномом-Мастером не был, в любой шахте заблудится. Пиво не любит потому, что варить и пить его не умеет. И на самом деле он гоблин перекрашенный. И не мужик он, а баба. И муж у него гоблин. И вся семья его гоблины. Ещё дурак он, в детстве часто головой ударялся.
  - Последнее не очень. За такое можно не убивать, - слукавил млеющий от удовольствия гном. - А про бороду можно?
  - Борода у него совсем не растёт, он козлиную приклеивает, - охотно обругал я бывшего короля гномов и с чистой совестью отправился седлать Ласточку.
  Настроение было замечательным. Это же только хороших вещей одним махом сделал. Отвязался от непрошеного спасителя, доставил удовольствие гному, от души поругался, произнеся слова, которые сын Торина сам сказать не может. В другой ситуации, коротышка попытался бы и меня за них убить. Чувствую, что история моего "спасения" принесёт Торвину громадную популярность среди соплеменников. Комиссии разных уровней будут многократно и громогласно повторять каждое оскорбление, выясняя, достоин ли я за него смерти. Глядишь, и самому этому Дурину список пошлют. Надо же мнение оскорблённого услышать.
  
  Глава 14
  
  У подворья Толида я оказался, когда уже темнело. Задницу, кстати, опять отбил.
  Привязав лошадь в ближайшем лесочке и неискренне понадеявшись, что волки побрезгуют этой скотиной, отправился работать.
  Да уж, этот замок называется купеческим подворьем? По моему скромному мнению, такой домик можно успешно оборонять от маленькой армии. Ладно, за дело. В конце концов, крепости, дворцы и замки я тоже обворовывал. Закинув кошку, быстро взобрался на стену. Стражи видно не было, но во дворе заметил трёх громадных оркских волкодавов. Заранее зная об их присутствии, сильно не обеспокоился. Почему-то все стараются заводить для охраны этих громадин. Глупо. Твари они, конечно, опасные и свирепые. Разорвут запросто, однако практически не лают. Вот и сейчас, зубастые телята заметили чужака, но, не имея возможности вцепиться в меня клыками, только угрожающе рычали. Мелкая брехучая шавка гораздо полезней для охраны и опасней для вора. Спускаться к мохнатым убийцам я не собирался. Сопровождаемый свирепыми взглядами волкодавов, просто перепрыгнул на крышу стоящего рядом со стеной сарая. Так же, по крышам, добрался до нужного склада. Толид, помнится, говорил, что дверь склада запирается на гномий замок. Идиотизм! Делать крепкие стены, ставить дубовые двери, запирать их на надёжный замок и крыть крышу к а м ы ш о м. Быстро разворошив эту солому, я оказался внутри. Гораздо больше времени потребовалось, чтобы найти Святую воду. Склад был забит разнокалиберными бочками. Приходилось открывать каждую, определять содержимое, потом вновь старательно запечатывать. Оставлять открытыми не позволяла жадность. Эльфийское вино стоит очень недёшево. Если по моей вине испортится содержимое здешних бочек, о гонораре придётся забыть. Как бы ещё самому должным не остаться. Наконец искомая тара была найдена. Понаблюдав, как превращается в ничто целое состояние, а пол склада приобретает потрясающую устойчивость к любой магии, я начал отход. Частенько, проникнуть в сокровищницу гораздо проще, чем благополучно уйти оттуда с добычей, но сегодня проблем с этим не было. Старательно отмечая свой путь разбросанными охапками камыша, вернулся на стену. Удобно там усевшись, принялся дразнить рычащих внизу собак, ожидая, когда меня, наконец, заметят.
  Через некоторое время просто сидеть наскучило. Стал громко читать псинам стихи, затем проорал несколько похабных частушек. Реакции не было.
  И Толид говорил, что здесь хорошая охрана? Разбаловались они без хозяина. Ничего, проконсультирую купца по мерам защиты от воровства, он им задаст. Мне уже надоело исполнять куплеты волкодавам. Хвостатые тоже устали рычать и, усевшись перед стеной, внимательно меня слушали. Такое внимание было, конечно, лестно. Я даже заподозрил у себя талант менестреля, но пора было закругляться. Отковыряв от стены булыжник, запулил им в ближайшее окно. Раздался звон разбитого стекла. В доме началось движение, послышались крики.
  - Нападение на герцога! Спасайте Его светлость!
  Надо же, как повезло, подумал я, соскальзывая со стены.
  Теперь нужно было поторапливаться, чтобы реабилитироваться, горе-охранники обязаны организовать погоню.
  До лесочка, в котором оставил лошадь, додрался быстро, но самой скотины на месте не оказалось. Я замер. Может, местом ошибся? Я заметался среди деревьев. Несмотря на все каверзы и постоянно отбитое седалище, за последние несколько дней я успел привязаться к своей лошади, её потеря меня всерьёз расстроила. Нигде нет! Волки! Сожрали! Убью! Всю стаю сам загрызу! На мой рык из-за кустов выглянула хитрая морда. Только теперь я обратил внимание на ремешок, мотающийся на дереве. Оборвала негодяйка!
  - Ласточка, разве можно так пугать. Иди сюда, моя хорошая.
  Но подлая тварь не горела желанием запускать лишнюю тяжесть на спину и к себе не подпустила. Уговоры, просьбы, угрозы результата не принесли. Пришлось отправиться к каравану на своих двоих. Не облегчал дорогу и бочонок со Святой водой, который я заблаговременно набрал, прежде чем опрокинуть бочки. Поначалу лёгкий, с каждым шагом драгоценный груз всё сильнее давил на плечи. Лошадеобразная змеюка между тем поняла, что движемся к каравану, к другу Угольку и торбам с овсом. Такой маршрут её вполне устраивал. Пофыркивая, она шествовала неподалёку, но в руки, тварь, упорно не давалась.
  Стремясь оказаться подальше от возможной погони, я практически без остановок шагал всю ночь. Утром меня встретил передовой разъезд каравана, возглавляемый Каром.
  - Не понял, - удивился он. - Тиро, ты говорил, что отправляешься на ночную конную прогулку. Возвращаешься пешком, с бочонком на плече, а Ласточку перед собой гонишь. Странный способ гулять.
  Подлая скотина тут же подошла ко мне, всем своим видом показывая, что ни от кого она не убегала, просто некоторые ловить не умеют.
  - Лошадь устала, - хмуро ответил я. - Слез, чтобы отдохнула.
  - Она не выглядит усталой, - с сомнением сказал Кар. - А вот ты ...
  - Отстань. Мне некогда, - буркнул я, поскорей направляясь к показавшемуся каравану.
  Дело в том, что мой бочонок оказался худой, и всю дорогу драгоценная влага сочилась за мой воротник. Добравшись до телег, я первым делом перелил в ведро остатки воды и пошёл искать более надёжную тару. Меня перехватил Толид.
  - Как всё прошло? - спросил он.
  - Как всегда, когда за дело берётся мастер, - хвастливо ответил я. - Ваша хвалёная охрана...
  - Ладно, потом расскажешь, - прервал меня купец и добродушно спросил: - Себе-то отлил?
  - А как же! - серьёзно кивнул я. - Чего добру пропадать? Почти целое ведро.
  - Это не то, случайно?
  Я обернулся и остолбенел. Ласточка допивала остатки драгоценной жидкости.
  Лошадь громко фыркнула, опрокинула мордой пустое ведро и выжидательно посмотрела на меня. Мол, напоил - спасибо, теперь хорошо бы накормить.
  В расстройстве я обхватил голову руками и застонал. Оказавшийся рядом Эскулит деловито поинтересовался:
  - Молодой человек, надеюсь, вы позволите мне исследовать данную лошадь? Насколько я знаю, никогда прежде животным Святую воду не давали, а целое ведро за один раз, вообще никто не выпивал. Весьма интересный случай.
  Кобылка, услышав про исследования, прижала уши и злобно покосилась на мага.
  - Конечно, таких дураков, что поят скотину Святой водой, доселе не встречалось. О боги, сколько же я денег потерял? - горестно вопросил я.
  Боги не ответили, ответил купец.
  - Ведро, примерно на два с половиной галлона, - начал рассуждать он. - В четырёх бочках была слабенькая вода, но, учитывая, что ты разбираешься в магии, то, думаю, набрал из пятой - лучшую. Галлон такой воды стоит примерно двести золотых. Значит, даже если ведро было неполное, стоило оно больше чем баронские штаны.
  Я тихо взвыл.
  - Не расстраивайтесь так, молодой человек, - начал успокаивать меня маг. - Это всего лишь деньги. Кроме того, я вижу у вас флягу, которая просто фонит Святой водой.
  - Это очень большие деньги, - ворчливо заметил я.
  Однако посыпать голову пеплом было поздно. Постарался выкинуть из головы потерянную прибыль, отправился к своему фургону, там угостил овсом своё самое невыгодное имущество и лёг спать.
  
  Глава 15
  
  Проснулся, от криков. Выглянув из фургона, я увидел, что телеги вкатываются на знакомое подворье. Потянувшись, выбрался наружу и осмотрелся. Причина шума быстро обнаружилась. Встречающий Толида толстый приказчик пронзительно голосил:
  - Господин Толид, несчастье! Беда! Сегодня ночью неизвестный злоумышленник проник на склад. Уничтожено пять бочек Святой воды и десять бочек с лучшими эльфийскими винами.
  Я в изумлении открыл рот. Нет, но каков наглец! Сказал бы одну-две - могло прокатить. И вытащить незаметно возможно, и спрятать, и Толид мог простить такую мелочь или вообще на меня бы подумал. Но десять бочек... Их несложно найти и вопрос о виновном в порче Святой воды будет снят. Толстяк сам вырыл себе могилу.
  - Надеюсь, Его светлость герцог Чарский об этом не знает? - скорбно спросил купец.
  - К сожалению, знает, - скорбь толстяка и вовсе не поддавалась описанию. - Сейчас он со своими людьми осматривает разорённый склад.
  - Так что мы здесь стоим? - возмутился Толид. - Нужно засвидетельствовать Его светлости своё почтение. Веди нас, верный Куто.
  Купец в сопровождении Шевара двинулись вслед за толстяком к знакомому строению. Я увязался следом. Пока шли, из уст приказчика узнали подробности ночного происшествия. Я просто диву давался. Оказывается, нынешней ночью меня прикрывал отряд в сотню пращников, и главной целью нападения было покушение на герцога. Отряд злоумышленников захватил участок стены. Пока доблестная охрана их не выбила, они успели ранить Его светлость, разорить склад, сжечь все бухгалтерские документы и похитить восемнадцать простыней из прачечной. Последнее меня убило. Я закашлял, но под строгим взглядом Толида быстро взял себя в руки.
  Герцог Чарский, длинный, худой, похожий на оголодавшую ворону тип, мрачно осматривал помещение склада. На лбу у него красовалась огромная шишка.
  - Ваша светлость, какое огромное несчастье! - запричитал Толид. - Я искренне прошу простить за упущения моей охраны, которые привели к тяжёлому ранению Вашей светлости! Обещаю, все виновные будут примерно наказаны! Чем ещё недостойный купец может искупить свою вину перед Вашей светлостью? Может быть, мой маг попробует исцелить рану Вашей светлости? И это произошло в моём доме! Позор на мою голову!
  - Это всё неважно, - прокаркал герцог. - Главное для меня получить обещанную Святую воду. Когда ты сможешь её доставить. Мне нужно не меньше трёх бочек.
  - Ваша светлость, я только что прибыл. Прежде чем ответить Вашей светлости, я прошу позволить мне осмотреть склад. Вдруг там что осталось.
  - Нечего здесь смотреть, - недовольно насупился герцог. - Я уже всё проверил. Замок на двери не тронут. Проникнув через крышу, вор до капли вылил все пять бочек Святой воды. Полы склада пропитаны ею.
  - Странно, - пробормотал Толид, осматриваясь. - Мой приказчик говорит, что сегодня ночью здесь вылили и десять бочек эльфийского вина.
  - Меня не интересует твоё вино, купец, - раздражённо бросил Тебер Чарский.
  - Прошу простить Ваша светлость, я к тому, что в этом помещении совсем не пахнет вином.
  Герцогские ноздри зашевелились.
  - Хм, ты прав, странно. Но мой маг утверждает, что разлита действительно Святая вода. Зачем красть вино и разливать воду, которая стоит дороже любого самого лучшего вина? И невозможно было вытащить десять бочек через крышу.
  - Может быть, у Вашей светлости есть враги, которые не хотят, чтобы Ваша светлость получила святую воду? А вино исчезло при других обстоятельствах? - тонко намекнул купец.
  - Это граф Тубор, - гневно махнул кулаком герцог. - Теперь я всё понял. Этот возвысившийся низкорожденный не первый раз строит мне козни. Считает своё графство неприступным, но забывает, что оно с трёх сторон окружено моими землями. Моё терпенье лопнуло! Клянусь, это вольное графство к концу года будет под моей рукой. Купец, для войны армии понадобится не меньше восьми бочек святой воды.
  - О, Ваша светлость, граф Тубор совершенно недостоин своего титула. Он дерёт огромные налоги с купцов за проезд и торговлю на его земле. Если Ваша светлость будет воевать с графом Тильским, то можете полностью на меня рассчитывать. Готов по оговоренной ранее цене предоставить девять бочек святой воды. И в дальнейшем за разумную плату снабжать армию Вашей светлости всем необходимым. Но нижайше прошу Вашу светлость пока не покидать моё подворье. Я уверен, что у подлого графа есть помощник из моих людей. Бочки с вином наверняка ещё здесь. Нужно провести у всех обыск. У кого обнаружится вино, тот и шпион. Мы ведь находимся на Ваших землях? Для меня будет огромной честью, если Ваша светлость самолично осудит негодяя.
  После этих слов толстяк-приказчик задрожал и, не дожидаясь результатов обыска, рухнул на колени.
  - Ваша светлость! Господин Толид! Добрые господа! Демоны попутали! Но воду я не трогал! Пощадите!
  - Врёт, конечно, - невозмутимо отозвался купец. - Прошу Вашу светлость, не казнить подлеца. Насколько мне известно, у него есть дом в столице и доля в серебряных приисках. Прошу Вашу светлость присудить мне имущество преступника для оплаты ущерба. Естественно доля Вашей светлости за моральный ущерб и судебная пошлина будут немедленно предоставлены в казну Вашей светлости.
  - Ваша светлость это не я-а-а! - взвыл приказчик. - А вино верну и простыни тоже!
  Не обращая внимания на его вопли, герцог благосклонно кивнул и провозгласил:
  - Да будет так!
  По знаку купца, словно по волшебству, внезапно, появился писец с бумагой, пером и чернильницей. Мгновенно составленный приговор, несмотря на вопли приказчика, был подписан герцогом и скреплён его печатью. Отмахнувшись от восторженных восхвалений своей мудрости и справедливости, Его светлость степенно удалился.
  Я молча восхищался хитростью купца. Настоящий Змейский гамбит. Пожертвовать пятью бочками святой воды, а в итоге получить кучу плюшек с лихвой компенсирующих убытки.
  - Ну, а теперь займёмся тобой, - обратился Толид к понурившемуся, кажется даже чуть похудевшему приказчику. - Сам понимаешь, больше ты мне не служишь. Своего имущества у тебя нет, всё присудили мне. Можно было бы выгнать тебя голышом, но, к твоему счастью, я добрый человек. Поэтому, разрешаю взять еды на сутки, смену одежды и жалую тебе это, - купец кинул на землю серебряную монету. - Пока будешь собирать вещи, тебя будет сопровождать охрана. Вдруг захочешь ещё что прихватить.
  Неудачливый жулик, злобно посмотрев на своего бывшего хозяина, в сопровождении двоих караванных охранников отправился к дому.
  Змей знаком подозвал к себе Шевара. Заинтересовавшись, я укрылся за одной из бочек и внимательно прислушался.
  - Шевар, этот человек слишком много знает о наших делах. Он не должен добраться до столицы, - раздался тихий голос Толида.
  - Сделаю, - так же тихо ответил рыцарь. - Неподалёку есть хорошее глубокое озеро. А на дорогах полно разбойников. Никто не удивится пропаже ещё одного путника.
  Я стоял в полумраке склада и напряжённо размышлял. Какие такие тайные дела есть у купца? Кто вообще этот Толид, если может отдавать такие приказы опоясанному императором рыцарю? Почему у него целителем в караване служит целый магистр? Не зря ли я с этим Змеем связался?
  
  Глава 16
  
  В самой столице мы оказались на следующий день. Выполняя договор, я быстро осмотрел дом купца, дал несколько советов, получил за это более чем щедрый гонорар и поспешил распрощаться с этой в высшей степени подозрительной личностью.
  Помня, что из Тикрема пришлось бежать, в первую очередь, из-за вражды с ночной гильдией, я решил не повторять свои ошибки. Желательно сразу становиться для столичных воров своим. Буду вступать в гильдию, решил я. Оставив Ласточку на постоялом дворе, сразу отправился на встречу с ночным хозяином города. Думаете, его сложно было найти? Я просто спросил об этом первого попавшегося нищего. Тот, сразу признав своего, за несколько медяшек, подробно объяснил, как пройти к трактиру, где собираются воры. Кинув ему ещё серебряный, я получил информацию о наиболее влиятельных теневых королях столицы.
  Оказалось, что в Троне, в отличие от Тикрема и других городов, ночная гильдия не была едина. Кроме отдельно воровской существовали и другие. "Гильдия ночных купцов" занималась контробандой и скупкой краденого, "Весёлая гильдия" - мошенничеством, в нищенской, кроме нищих, состояли наводчики и шпионы, имели свои гильдии также грабители, убийцы. Наличествовала и полулегальная гильдия работорговцев.
  Невероятно, управляла воровской гильдией женщина. Некая Таэль Вьюнок. Я сразу представил себе мужеподобную образину. По словам попрошайки, вести дела она стала после смерти отца, предыдущего главы. Остальные воры, почему-то без возражений признавали её лидерство. Управлялась она вполне успешно. К примеру, нищенскую гильдию за несколько лет почти полностью прибрала к рукам. Хорошие отношения воры Трона имели с весёлой гильдией и ночными купцами, с убийцами практически не пересекались и держали нейтралитет, с грабителями и работорговцами враждовали.
  Довольный информацией я распрощался со словоохотливым нищим и вскоре уже входил в рекомендованный трактир. Взгляды всех присутствующих мгновенно уставились на меня. Не обращая на них внимания, прошёл к стойке, за которой, к своему удивлению, обнаружил настоящего тролля. Теперь понятно, почему здесь такой высокий потолок и крупные дверные проёмы. Бармен тут видимо является также и вышибалой. Выгодно.
  Задрав голову, я принялся объяснять:
  - Моя хотеть глава гильдия.
  Громадина тупо уставился на меня. Вздохнув, я продолжил, стараясь говорить попроще:
  - Твоя моя говорить, куда моя идти искать твоя главный.
  Всё тот же тупой взгляд. Может это животное понимает только простейшие команды? Типа, спать, иди сюда, дай жрать, пить, пшёл вон. Решил помочь себе знаками.
  - Моя, - я постучал себя в грудь.
  - Прийти,- промаршировал на месте.
  - К твоя, - опасаясь, да и не дотягиваясь до груди тролля, просто потыкал в него пальцем.
  - А твоя, - снова тычок пальцем.
  - Говорить, - я издал неопределённые звуки призванные обозначить речь тролля.
  - Моя, - стук в грудь.
  - Где? - постарался всей доступной мимикой показать недоумение.
  - Твоя, - тычок пальцем.
  - Главный, - я сделал восхваляющий жест и облегчённо выдохнул. Разговаривать с троллями оказывается нелёгкий труд.
  С интересом наблюдающее за моими ужимками животное неожиданно спросило человеческим голосом:
  - Ты идиот?
  - Похоже, это ко мне, дядя Рык,- раздался сзади девичий голосок. - Хотя, в том, что он не блещет умом, ты пожалуй прав.
  Я обернулся. Девушка. Красивая, даже очень. Молодая. Но, учитывая явно просматривающиеся эльфийские черты лица, точный возраст определить затруднительно. Ушки заострённые, значит один из родителей чистокровный эльф, у третьего поколения смесков уши человеческие, а во втором рождаются только мальчики. Интересно, что полуэльфийка делает в воровском притоне?
  - Насмотрелся? - насмешливо спросила полукровка. - Говори, чего нужно?
  - Сударыня, немного позже я готов рассказать вам всё о своих нуждах, выполнить все ваши желания и даже проводить до дома, - многозначительно сказал я, окидывая взглядом её ладную фигурку, которую ни сколько не портил мужской наряд. - Но сейчас я немного занят. Подожди чуть-чуть, милая.
  Красавица ухмыльнулась и спросила:
  - Тогда за каким демоном я поднимала задницу с лавки и пёрлась сюда через весь зал? Желание у меня одно - узнать, зачем я понадобилась избитому придурку в грязной одежде.
  - Я не придурок, не избит и одежда у меня чистая, - обиженно ответил я.
  - То, что придурок видно издалека, а не избит и чистый, так это сейчас ребята исправят, - отмела возражения девчонка.
  - Не надо ребят, - прорычал тролль. - Я сам исправлю. Этот безнадёжный идиот мне сразу не понравился.
  Меня пронзила догадка.
  - Так ты Таэль Вьюнок?
  - Нет, дядя Рык, он не безнадёжен. Если как следует учить, глядишь, через несколько лет даже читать научится, - продолжала насмехаться ночная хозяйка столицы. - Так чего тебе надо, "не придурок"?
  Мда, а ведь придурок и есть. Мог сразу догадаться. Имя-то эльфийское. Но говорить в таком тоне о себе не позволю.
  - По большому счёту, это больше нужно тебе. А что именно? Ты всегда говоришь о делах при посторонних? Тогда большой вопрос, кто из нас дурак.
  - Придержи язык, чужак! - прогудел бармен. - Ещё одно такое слово и ты труп.
  - Не надо, дядя Рык, - успокоила тролля Таэль и ответила мне: - Во-первых, посторонний здесь один ты. Во-вторых, ни слова о делах я ещё не услышала. Сначала наблюдала третьеразрядное представление балагана одного шута, потом выслушивала тупые комплименты, затем мы обсуждали твои умственные способности. О делах ты сказал только сейчас. Но если тебе действительно нужно обсудить что-то наедине...
  Таэль молча указала на лестницу.
  - Позвольте предложить вам руку, - галантно произнёс я.
  Если насмешки кончились, то с будущим начальством стоит быть вежливым. Остроухая хмыкнула, но руку приняла. Так под ручку с очаровательной главой воровской гильдии в сопровождении Рыка мы и поднялись на второй этаж и зашли в комнату, напоминавшую рабочий кабинет. Помещение явно было рассчитано на присутствие тролля, который зашёл вместе с нами. Всё те же большие дверные проёмы, высокие потолки, рядом с дверью стояло огромное кресло, которое со скрипом и приняло тушу Рыка. Хозяйка устроилась за столом, указала мне место напротив.
  - Говори, - приказала она. - Рыка можешь не опасаться, он в курсе всех моих дел.
  - Меня зовут Тиро. Я вор. Прибыл в город сегодня. Хочу вступить в гильдию, - без предисловий объявил я.
  - Тиро. Вор Тиро... - Таэль задумалась. - Где-то слышала.
  - В Тикреме считается лучшим, - напомнил тролль. - Работает в основном на заказ. Несколько раз брался, за считающиеся безнадёжными дела. Неудач не было. Говорят, владеет магией, но это не точно. Враждует с ихним ублюдком Кастетом. Даже набил ему морду.
  - Я лучший не только в Тикреме, - самоуверенно уточнил я. - Но в остальном верно.
  - Ну что ж, такой человек нам пригодится, - задумчиво вынесла вердикт полукровка и перешла на официальный тон: - На каких условиях хотите вступить в гильдию.
  - В смысле? - не понял я. - Простите, но в Тикреме порядки немного другие, да и в гильдии я там не состоял.
  - Наверняка, поэтому и пришлось оттуда драпать! - бухнул Рык.
  Я поморщился, но возразить было нечего.
  - В нашей организации существуют два вида членства, - начала объяснять Таэль. - Первый - гильдейские воры. Вступая в гильдию, обязуетесь подчиняться всем приказам главы и назначенных главой атаманов. Учитывая ваш опыт, не сомневаюсь, что вскоре сами станете таким атаманом. Участвуете во всех делах, для которых вас сочтут полезным. В случае нужды, гильдейскому вору предоставляется убежище и защита. Гильдия даёт своим членам информацию-наводку, за это получает четверть украденного. Ещё за четверть берётся за реализацию добычи. На средства, добытые без её помощи, гильдия не претендует. Второй вариант - вольные воры. В гильдии состоят, но главе не подчинены. За все услуги платят отдельно. Любая помощь от вольного вора тоже оплачивается отдельно. Вольный вор платит десять золотых в месяц за членство в гильдии. Обеим категориям за злостную неуплату положенного - изгнание, за любые умышленные действия во вред гильдии - смерть.
  - Меня вполне устроит статус вольного вора, - выбрал я.
  - Не любишь подчиняться? - понимающе усмехнулась полуэльфийка, снова переходя на панибратский тон. - Тогда плати за первый месяц.
  - Зачем? - удивился я. - Ведь в том кошельке, который ты у меня спёрла, как раз за три месяца.
  Я встал и, не прощаясь, направился к выходу. Подойдя к двери, обернулся и небрежно бросил:
  - Надеюсь, милая леди, окажет честь, отужинав со мной? Жду вас внизу. А про кошелёк забудьте, так и быть, за членство заплачу отдельно. А это считайте безвозмездным пожертвованием на дела гильдии. Я, вообще, эти кошельки всё время путаю.
  И, изящно поклонившись, вышел.
  
  
  Разговор в кабинете.
  
  
  - Наглец! Но знаешь, дочка, он мне нравиться.
  - Интересно, что он имел ввиду, говоря про кошельки. Мой, вроде, на месте... Ослиная задница! Дядя Рык! Это не мой кошелёк! Но монет там больше, чем было у меня. Что за фокусы?!
  - Не ругайся, девочка. Это мой кошелёк, а вот это, видимо твой. А парень мне нравиться всё больше! Ты примешь его приглашение?
  - Пожалуй, приму. Надо узнать подробности, что за человек, чем может быть полезен гильдии.
  - Только поэтому?
  - Дядя Рык, не начинай!
  
  Глава 17
  
  В зале я сел за свободный стол и принялся ждать появления девушки. В том, что она придёт, не сомневался. Остроухая, особенно после шутки с кошельками, должна мной заинтересоваться. Угу, шутка конечно красивая, но с пожертвованием тридцати золотых на дела гильдии, я пожалуй переборщил. Сейчас у меня оставалось около пяти золотых мелочью. Угостить девушку ужином хватит, но завтра придётся идти искать гномий банк. А впрочем, неважно. Денег на моих счетах и так больше, чем мне нужно, почему бы красивую девушку не порадовать. Решено, завтра иду в банк за деньгами и покупаю ей красивый подарок - цветы, наряды, украшения. Хотя украшения можно украсть. В королевской сокровищнице наверняка есть красивые вещицы. Но это лучше потом, без серьёзной подготовки туда соваться не стоит. А попозже, когда освоюсь, почему бы и нет. Таэль мне понравилась, а королевские украшения такая девушка должна оценить. Всё же интересно, как полуэльфийка стала главой воровской гильдии?
  Задумавшись, не сразу заметил подходящую к столу красавицу-полукровку. Вскочив, помог её сесть и сделал знак трактирщику, мол, обслужи по высшему разряду. Рык понятливо кивнул.
  - Хорошая шутка, - сказала Таэль. - Но советую тебе так больше со мной не шутить. И ещё. Ты слишком быстро ушёл. Мы не всё обсудили. Не требуется ли какая помощь от гильдии в обустройстве? Может, нужна информация? Ты ведь впервые в столице.
  Тролль притащил вино и лёгкие закуски. Я разлил "Эльфийский нектар" по стаканам и задумался. С одной, стороны помощь на первых порах не помешает, но с другой, не хотелось сразу становиться обязанным.
  - Пожалуй, не надо. Сам справлюсь, - решил я. - Что это мы всё о делах? Давай поговорим о нас. Надо же получше узнать друг друга?
  - Давай, - кивнула девушка. - Рассказывай.
  - Что рассказывать? - не понял я.
  - Как что? - удивилась Таэль. - О себе. Надо же получше узнать друг друга?
  - А может, сначала ты о себе расскажешь? - попробовал схитрить я.
  - Меня здесь и так все знают, у кого угодно спросить можешь, - отмахнулась хитрая полукровка. - А вот о тебе, как главе гильдии, мне стоит послушать.
  - Чего рассказывать? - неохотно начал я. - Твой Рык и так уже всё рассказал. Жил в Тикреме, работал, неудач не было. Набил морду главе Ночной гильдии. Когда городской совет объявил награду за мою голову, воры взяли заказ, пришлось бежать. Вот и всё.
  - Нет не всё, - определила Таэль. - Ты умолчал, откуда твоё владение магией, что это за магия. Когда я приблизилась к столу, то перестали действовать все мои активные амулеты. Не сказал, откуда родом, кто родители, чем занимался до того, как стать вором. Ну да ладно, каждый имеет право на тайны. Ответь тогда, за что ты избил Кастета?
  - Он слишком настойчиво звал в свою гильдию, - признался я.
  - Надо же, как всё внезапно изменилось! - издевательски удивилась полукровка. - С чего вдруг теперь сам просишь о принятии? Опасаешься, что тоже возьмём на тебя заказ?
  - Скажи, а тебе нравятся мальчики-малолетки? А может, нравится пытать людей? Или колекционировать отрезаные уши провинившихся гильдийцев? Тогда, извини, но я аннулирую свою просьбу о вступлении в вашу гильдию, - разозлившись, рявкнул я и тут же получил в лицо стакан вина, а следом за ним неслабую пощечину.
  - Уши я не отрезаю, но, если продолжишь в том же духе, язык тебе точно отрежут, - произнесла девушка, невозмутимо наполняя опустевший стакан. - Но будем считать, что на вопрос ты ответил.
  Я вытер лицо. Интересно, девчонка поняла, что была на волосок от смерти? Мягко говоря, я не люблю оставлять такие подарки без ответа. Обычно отдариваюсь. С процентами. А тролль явно это понимает. Все в зале зубы скалят, а он вон как напрягся.
  - Сслушшай ты, глава! - прошипел я. - Понятия не имею, какие у вас в гильдии отношения, но ещё раз себе такое позволишь, и ворам придётся выбирать нового атамана. Сразу же! Обещаю!
  - Уверен?
  Видимо у меня получилось убедительно, девочка явно немного растерялась, хотя старается этого не показать. По-видимому, сильно её все здесь боятся. Или уважают. Не привыкла она к угрозам подчинённых.
   - Уверен, - уже спокойно ответил я. - И не думай, что твой громила и прочие холуи смогут мне помешать.
  - А ты попробуй, - Таэль оскалилась и упёрлась в меня жёстким, змеиным взглядом.
  М-да, поужинал с девушкой. Сидим, молчим. Чтобы разрядить обстановку, налил ещё вина и резко сменил тему беседы, рассказав несколько забавных случаев из своей воровской практики. Дальнейший разговор прошёл куда лучше. Таэль оказалась умной начитанной девушкой, с хорошим чувством юмора. Она неплохо разбиралась в тонкостях воровской профессии, впрочем, при её звании "ночной хозяйки Трона", это не удивительно. Чтоб меня разорвало! Чтобы я воровать разучился! Глядя в эти заинтересованные зелёные глаза, сердцеед Тиро понял, что пропал окончательно. И, все демоны преисподней, мне нравилось это чувство!
  Но до меня, в Искусстве воровства, полуэльфийке всё равно было далеко. Она с интересом выслушала о нескольких моих фирменных хитростях. А в награду, как сама сказала, "совершенно бесплатно", посоветовала мне нескольких возможных клиентов.
  Потом мы говорили об искусстве - литературе, живописи, скульптуре. Вору моего профиля необходимо хорошо разбираться в таких вещах. Таэль тоже оказалась знатоком. Я попытался незаметно взять её за руку. Но девушка внезапно замолчала, забрала руку, отодвинулась, а потом холодно сказала:
  - Мне пора. Твои тридцать золотых приняты, как взнос за три месяца. Подачки нам не нужны, с этим в Нищенскую гильдию.
  После чего встала и ушла.
  Я остался сидеть один в растерянности и недоумении. Ну и что я ни так сделал?
  К столу подошёл Рык.
  - Что, парень, понравилась девушка? Смотри, обидишь - лично прибью, - Тролль многозначительно показал кулак размером больше моей головы.
  Этот прибьёт, подумал я. Если попадёт. Но рисковать всё равно не стоит.
  - Не думал я её обижать. Сидели, разговаривали, вдруг ушла. И вообще, она сама кого хочешь, обидит. Вот, до сих пор воротник сырой и щека, наверное, красная. Ещё мне язык отрезать обещали, а я всего лишь пошутил,- наябедничал я.
  - Это она запросто, - согласился Рык, усаживаясь за стол и делая знак официанту. - Но то для неё не обида, а так, должность обязывает. А за настоящую обиду, может и вовсе не наказать, зато я тогда по стенке размажу.
  Тролль, откупорив притащенный помощником бочонок пива, наполнил огромную кружку и с угрозой уставился на меня.
  - И чем же я её обидеть могу, - поёжился я.
  - Голову ей заморочишь и бросишь. Знаю я вашего брата, - Рык погрозил мне кружкой. - А девочка и так настрадалась.
  - Не буду морочить. Точнее, бросать не буду, - от чистого сердца пообещал я. - А из-за чего она страдала?
  Тролль с сомнением посмотрел на меня, толи не веря в моё обещание, толи, сомневаясь, стоит ли рассказывать. Но видимо решил, что мне можно довериться.
  - Да много перенесла. В семь лет мать её бросила, пока отец не нашёл, почти год на улице побиралась. Когда выросла, в одного козла влюбилась. Говорили же ей гнилой он человек! - громадный кулак бухнул по столу, дубовая столешница протестующе затрещала. - Так разве вам - молодым, глупым объяснишь? Любовь! Чтоб её...
  Рык одним глотком опорожнил кружку.
  - И что дальше? - осторожно поинтересовался я.
  - Дальше Кодо Волчик, её отец, умер, причём странно умер. А жених стал главой гильдии и продал свою невесту.
  - Как продал?
  - Как ненужную вещь. Работорговцам, за тридцать серебряных монет.
  Тролль помолчал, а затем продолжил:
  - Её отец был хорошим человеком, имел много друзей. Но пока мы собрались, пока вытрясли из этой гниды, - Рык вновь сжал кулаки, - куда подевалась Таэль - девушка провела у работорговцев три дня.
  Всё, стол теперь точно только на дрова годен.
  - С тех пор работорговля в столице стала очень рискованным занятием, а Таэль очень не любит, когда ей напоминают о пршлом, - тролль с угрозой покосился на меня.
  Судя по всему никого из обидчиков девушки в живых не осталось. А жаль. Наверное, легко умерли. Помниться, у зелёных орков есть очень интересные ритуалы. Когда читал про них - тошнило, но сейчас, с удовольствием воспользовался бы такими знаниями.
  - Когда клятву приносить будешь? -неожиданно Рык.
  - Какую клятву? - не понял я.
  - Неужели девочка не сказала? - неодобрительно покачал головой трактирщик. - Ты что думал, заплатил денежку и уже в гильдии? Приносится клятва в храме бога покровителя. У тебя кто покровитель, Локи?
  - Нет, - я смутился.
  - А кто? - заинтересовался Рык.
  - Лили. Так получилась, - развёл я руками.
  - Богиня Жизни? - развеселился троль. - Вот это номер! Большинство воров почитают Локи, есть поклоняющиеся верховному Лонку, у некоторых покровитель бог воинов Арис. Но о воре-адепте Лили я ещё не слышал.
  Я хмыкнул. Не слышал он! Ну а кем ещё быть внуку жреца Лили, до пятнадцати лет жившего при храме? Став вором, я не изменил богине.
  - Ладно, - Рык, встав, огорчённо посмотрел на сломанный стол. - Завтра пойдём в храм - зажжёшь свечу. За ужин с тебя два золотых, если останешься на ночь - ещё один. За сломанный стол три.
  - Так это же... - начал возмущаться я.
  Но тролль меня перебил:
  - Иначе моя вспоминать, про твоя моя прийти к моя главный. Моя не любить, когда моя глупым считать. Моя твоя бить! В моя твоя гильдия так.
  Удовлетворённо посмотрев на моё лицо, трактирщик требовательно протянул руку.
  Может, стоит показать этому громиле, что быть вежливым и честным в расчётах полезно для здоровья? Пожалуй, не сейчас. Но такой грабёж я ему не забуду. И клянусь, он ещё пожалеет о своей шутке!
   У меня едва хватило наличности оплатить выставленный счёт. А ещё говорят, что гномы жадные. До троллей им точно далеко.
  
  Глава 18
  
  Утром мы с Рыком подошли к храму Лили.
  - На помощь жреца денег хватит? - серьёзно спросил тролль. - Может, одолжить тебе пару монет?
  - Сам справлюсь, - буркнул я.
  - Ну-ну, - хмыкнул провожатый.
  Его недоверие было понятно. Только особо отмеченные богами могли без помощи жрецов возжигать священный огонь, а на праведника я походил мало.
  Многие считают, что богине жизни противно любое смертоубийство. Это не так. Лили покровительствует любой жизни, в том числе и хищникам. А они убивают, чтобы жить. Богине противно лишь бессмысленное убийство.
  Войдя в храм, я взял у служки свечу и, не дожидаясь жреца, прошёл к грубому каменному алтарю. Но именно эта грубость ясно показывала древность храма. Подойдя к гранитной плите, поставил на неё свечу, закрыл глаза и обратился к богине. Я сразу честно признался, что убил двух человек. Но оправдался тем, что иначе они убили бы меня и моего друга. Повинился, что редко бываю в её храмах. Рассказал о Ласточке - живом существе, о котором забочусь. И наконец, попросил о помощи, пообещав спасти чью-нибудь жизнь, и открыл глаза. На свече весело плясал огонёк.
  У моих ног послышалось мурлыканье. Две белые храмовые кошки, дружелюбно урча, тёрлись о сапоги. У деда в храме жили такие же зверьки. Я наклонился и погладил их. Котейки радостно приняли ласку. Ещё раз, проведя рукой по пушистым спинкам, я разогнулся, взял свечу и подошёл к Рыку. Затушив огонёк, протянул огарок троллю.
  - Клянусь милостью своей богини соблюдать устав гильдии.
  Мой провожатый, изумлённо глядя на меня, покачал головой.
  - Это не мне. Таэль отдашь. Я простой трактирщик, в вашей гильдии вообще не состою. Так, девочке по мере сил помогаю.
  - Так какого демона ты мне голову морочил? В моя твоя гильдия так! - возмутился я.
  Нас прервал подошедший жрец, невысокий пожилой человек в простой рясе.
  - Богиня благоволит тебе, сынок, - сказал священник.
  - Отец, - я склонил голову. - Возможно, благословление было получено на плохое дело. Прости.
  - Кто я такой, чтобы спорить с Лили? Богиня благоволит тебе, - повторил жрец. - Мы всегда будем рады видеть тебя в храме, сынок. Да поможет тебе Лили!
  Благословив нас, служитель спокойно отправился к алтарю.
  - Ты знаешь, кто это был? - ошарашенно спросил тролль.
  - Жрец Лили, хороший человек. У моей богини все служители - хорошие люди, - уверенно ответил я. - А в чём дело?
  - Это не просто жрец. Это Верховный Жрец, Хранитель Святилища Лили, член Королевского Совета жрецов.
  Я молча пожал плечами. Ну оказался случайно член этого совета хорошим человеком. Бывает. Правда, редко.
  От Рыка узнал, что увидеть Таэль можно будет только вечером, а таскать целый день огарок мне, честно, не хотелось. Поэтому выйдя на улицу и заметив малолетнего воришку-карманника, торжественно принёс ему клятву верности гильдии, вручил свечку, с наказом передать её главе, после чего распрощался с троллем и с чистой совестью отправился заниматься обустройством. Прыщавый карманник, немало удивлённый доставшейся ему ролью, ошарашенно смотрел мне вслед, Рык выглядел не на много лучше. Оригинальное вступление в гильдию явно удалось.
  В первую очередь я отправился в банк. Естественно гномий. С коротышками у меня всегда были хорошие отношения. Делить нам было нечего, моя основная добыча лежала не в их банках, а в сокровищницах дворцов. Нужное здание я нашёл быстро, оно почти ничем не отличался от тикремского. Маленькая приёмная комната с узкими окнами, добротный дубовый стол, бывший одновременно амулетом - считывателем ауры и определителем правды, бородатый коротышка банкир, за дверями охрана из нескольких гномов-родичей.
  Подойдя, я вежливо поздоровался, положил на стол руки, чётко произнёс своё имя, назвал сумму у себя на счету и сколько хочу получить.
  Банкир однако не спешил выдавать мне деньги, он задумался, посмотрел на меня, что-то вспоминая, поскрёб бороду и вдруг радостно закричал:
  - Тиро! Тот самый, что смертельно оскорбил бывшего короля гномов? Какая встреча! Как я рад! Так просто ты отсюда не уйдёшь!
  В комнату вбежали охранники. Затравленно оглянувшись по сторонам, я приготовился подороже продать свою жизнь. А гном продолжал голосить:
  - Мой клиент - человек обругавший Дурина! За то, что ты оскорбил этого ... достойного гнома, я, банкир Балин, с тебя самый низкий процент брать буду! С тобой теперь любой гном за честь почтёт пива выпить!
  Заполнившие комнату охранники согласно зашушукались, с уважением поглядывая на меня. А банкир, внезапно перестав надрываться, деловым тоном произнёс:
  - Но пива мы потом выпьем. Сначала дела сделаем, - охранники понятливо потянулись вон из комнаты.
  - Во-первых, у тебя на счету на сто пятьдесят золотых больше, чем ты сказал, - продолжил гном, когда все вышли. - Сегодня купец Толид Бреск внёс. За что, я не понял. То ли за барона, то ли за какие-то штаны. Сказал, мол, ты знаешь. Во-вторых, деньги могу, конечно, и выдать, но лучше скажи, как тратить собираешься? Ты здешних цен не знаешь. За небольшой процент могу помочь. В-третьих, тебя один человек ищет. Говорит, работа есть.
  Вот это да! Не успел приехать, а уже полгорода обо мне знает. Ну что ж, это не всегда плохо.
  Предложение гнома о помощи решил принять. Обязанным коротышкам я всё равно не буду, это они мне за Дурина должны. С точки зрения сохранения тайны, оно получится намного надёжнее, чем помощь воровской гильдии, где наверняка есть стукачи. А гномы все тайны клиентов хранят свято. Об этом можно даже и не напоминать. Обидится.
  - Помощь не помешает, - решился я. - Мне нужны два домика в разных частях города. Берите, что подешевле, качество домов и район - не важны, жить там всё равно не собираюсь. Главное, чтобы был подвал и удобные пути незаметного отхода. Информация об одном особо скрывать не надо, о втором доме должен знать только я. Если получится, желательно, чтобы это место было недалеко от городской стены.
  Банкир понятливо кивнул.
  - Хорошо, тогда второе, - продолжил я, - в конюшне постоялого двора у Восточных ворот стоит моя лошадь. Пусть пока там и остаётся. В городе она мне редко понадобится. Я пообещал хозяину оплачивать её содержание. Денег, внесённых Толидом должно на всё хватить. На карманные расходы я всё-таки возьму ещё пятьдесят золотых.
  Балин опять кивнул.
  - Теперь о возможном клиенте. Что за человек обо мне спрашивал? Какая работа? Гонорар?
  - Спрашивал о тебе Тарух-барышник. Лавка у него в оружейном квартале. Мутный тип. Делишки тёмные проворачивает. Говорят, с гильдией грабителей дела водит. О работе ничего не сказал. Плату обещал хорошую. Но не связывался бы ты с ним, - посоветовал гном.
  - Не буду, - согласился я, но адрес, на всякий уточнил.
  Сам я решил пока обустроится на постоялом дворе неподалёку от храма Лили. Предоставленная комната мне понравилась. Второй этаж - невысоко, можно из окна выпрыгнуть. Есть и чёрный ход, а если оторвать вон ту доску, появится возможность попасть на крышу. И плата невелика, намного меньше, чем у скупердяя Рыка. Хотя по трактирам я не работаю, но, пожалуй, его всё-таки обворую! Тут мне в голову пришла замечательная мысль. Я злорадно улыбнулся. Уверен, тролль меня скоро вспомнит. Быстро перекусив, лёг отдыхать. Нужно было выспаться, ночью предстояла работа.
  
  На следующее утро в трактире Рыка.
  
  - Убью!!! Подонок! Подлый вор! Разорву!!!
  - В чём дело, дядя Рык? Почему ты босиком и вообще так странно одет?
  - Этот твой Тиро ...
  - Он не мой.
  - Тем более, убью! Этот гадёныш спёр всю мою обувь и одежду. Дочка, ты же знаешь, обычные человеческие размеры мне не подходят. Все вещи отдельно шьют.
  - Ха-ха-ха-ха-ха ...
  - Смеёшься? А мне сегодня с эльфом-купцом о поставках вина договариваться. Одежду, может, успеют подогнать, а с обувью что делать?
  - Ха-ха-ха-ха! Неужели всё украл?
  - Нет. Один сапог оставил. Издевается сволочь!
  - Ха-ха-ха-ха! А с чего ты решил, что это Тиро?
  - А кто ещё? К тому же этот гад в сапоге записку оставил. Вот.
  - Интересно. "ТВОЯ БОЛЬШОЙ. ТВОЯ УМНЫЙ. ТВОЯ ХВАТИТ". Ха-ха-ха-ха-ха...
  - И ты издеваешься! Все вы воры одинаковы!
  
  Глава 19
  
  Признаться, перетаскав за ночь кучу шмоток, к утру я сильно утомился. Но, хотя прибытку работа не принесла, всё равно был доволен. Представив Рыка в его пижаме - подумать только, тролль носил шёлковое бельё - и одном сапоге, я самодовольно ухмыльнулся.
  Настроение было прекрасным. Спать не пошёл, неожиданно пришло желание прогуляться по городу. Ноги сами собой привели меня в квартал оружейников к лавке разыскивающего меня Таруха-барышника. Решил зайти. Всё-таки интересно, что за работу мне предлагают, а отказаться и потом можно. Я шагнул в открытую дверь лавки.
  Тарух мне не понравился. Внешне похожий на крысу скользкий тип, не на один вопрос прямо не ответил. Почти каждое предложение начинал словами "от одного человека я слышал".
  - От одного человека я слышал, уважаемый Тиро, что в неком доме находится некий амулет. Этот человек говорил, что такой же амулет ему бы тоже пригодился. Более того, этот человек готов заплатить за это тридцать золотых. От другого человека я слышал, что ещё ни один вор не мог проникнуть в тот дом... Ну что вы? Ни одного вора я не знаю, даже ни разу общался с такими людьми... Что? Вы вор? Я не знал. Впрочем, уже опять не знаю. Забыл... Почему же? Всё что нужно я отлично запоминаю. К примеру, отлично помню, что этот дом находится недалеко отсюда. В конце квартала, двухэтажный особняк, украшенный эльфийской лепниной, прямо напротив городской ратуши. А от одного человека я слышал, что завтра ночью дом будет стоять пустой... Несомненно, уважаемый Тиро, если у Вас окажется похожий амулет, я сообщу об этом тому человеку... До встречи, уважаемый Тиро, всегда буду рад Вас видеть.
  Непонятно, чего было так юлить? Вполне обычный заказ. И цена хорошая. Если хозяева не боятся оставлять дом пустым, значит, скорее всего, он охраняется заклятиями и защитными амулетами. Для меня такое не в новинку. Сходил, посмотрел на этот неприступный дом. Действительно, стены фонят знакомой магией. Но ничего сложного. В Тикреме давно знают, что против меня такая защита слабовата будет. Может и столице пора это узнать? Пусть готовятся, а то работать скучно будет. Пожалуй, возьмусь. Сегодня передохну после таскания вещей тролля, а завтра ночью опять сюда наведаюсь. Если дом действительно окажется пустой, это будет просто лёгкой прогулкой.
  Но пока решил не терять даром времени и заняться полезным делом. Я пошёл в бордель. Нет, не затем зачем вы подумали. Найти себе женщину я могу и бесплатно. Тут дело в другом. Многие из воров отдают часть добычи беднякам. И вовсе не из-за жалости или благородства. Давно известно, никто не сможет долго выжить вне закона без поддержки законопослушных подданных королевства. Работающему вору необходимы информация, убежище, различные способы сбыта добычи. А как проще всего заставить себе помогать? Конечно за деньги. А кому выгодней платить? Конечно беднякам. Богатые за мелкую подачку только спасибо скажут. И то вряд ли. Особенно прославился в деле "благородной помощи беднякам" разбойник Робо из местечка Лосли. Этот ловкач построил в лесу настоящий городок разбойников и вроде бы совсем ни от кого не скрывался. Только вот поймать его не могли. Все окрестные жители были его осведомителями, а при нужде помогали разбойникам расправиться с отрядами стражи. Кончилось всё тем, что король простил Робо все преступления, даровал дворянство, объявив Лосли его владеньем, а позднее даже посвятил в рыцари и сделал капитаном дорожной стражи. Что интересно, разбой на окрестных дорогах почти сразу сошёл на нет. Благородный рыцарь Робар диРек Лосли, взяв прозвище Моран, то есть смерть, без жалости зачистил всех своих бывших приятелей-атаманов. А те деньги, что некогда раздавал крестьянам, вернул себе сторицей. Где хитростью, где угрозами, где многочисленными косвенными сборами. И главное, все платили, даже не думая возмущаться.
  Я тоже раздавал часть добычи нуждающимся. Но, кроме этого, придумал для себя ещё один источник информации. Почему-то мало кто воспринимает всерьёз продажных женщин, им постоянно разбалтывают очень интересные вещи. В Тикреме я частенько захаживал публичный дом. Там просто болтал с девочками, угощал их вином, делал мелкие подарки. И в результате длительного общения, поделил их на три основных категории. Первая - полные дуры. Такие были искренне уверены, что я провожу с ними время из-за тайной любви к одной из них. Они настойчиво выпытывали, кто предмет вожделения, жалостливо на меня смотрели и предлагали обслужить бесплатно. Но порой из их болтовни удавалось выделить важную информацию. Вторая - прожжённые стервы. С ними было проще всего. Девочки отлично понимали, что мне нужно, взаимовыгодно помогали, а при получении важных сведений, не дожидаясь моего прихода, сами находили и информировали. Третья категория это отдельные представители первой и второй, которые сдуру умудрились в меня влюбиться. С такими приходилось быть особо осторожным. Эмоции в моём ремесле противопоказаны. Эти кошки из-за расстроеных чувств могли сами меня выдать. Не обделял я вниманием и служанок трактиров, кабачков и постоялых дворов. Я вздохнул. У Рыка в трактире я заметил шуструю девочку с умными глазками, но пообщаться с ней не получилось, а честно говоря, на тот момент, не очень и хотелось. Таэль! Значит, займёмся борделем, решил я.
  
  
  Разговор в лавке Таруха.
  
  
  - Ты уверен, что он заинтересовался заказом?
  - Да, господин. Из моей лавки он сразу пошёл осматривать дом.
  - А его не отпугнёт внешняя защитная магия? Ведь, насколько я знаю, дом рассчитан на мага.
  - Не думаю, господин. Есть информация, что он сам владеет магией. И, даже если отпугнёт, что мы теряем?
  - Хорошо. Передай нашим, чтобы к утру, когда девчонка узнает, они были готовы. Это тебе.
  - Благодарю, господин! Вы очень щедры, господин! Для меня честь служить вам, господин!
  
  Глава 20
  
  Когда на следующий день готовый к работе я подходил к дому у городской ратуши, настроение было уже не таким радужным и всепобеждающим. Недобрые предчувствия терзали меня, в голове роились вопросы. Зачем я вдруг так доверился мутному Таруху? С чего решил, что он сказал правду? Почему не попытался сам разузнать что-нибудь об этом доме? Ведь даже не знаю, кому он принадлежит. Наверное, шутка над Рыком и весёлое настроение заставили меня забыть об осторожности. Может бросить это дело, пока не поздно? Но решил ещё немного понаблюдать. Пока слова Таруха подтверждались. Дом выглядел безжизненным. И я решился.
  Нагло, не пытаясь скрываться, подошёл к запертой двери. Если это ловушка, то таиться нет смысла, а крадущийся по улице человек вызывает больше подозрений. Легко заблокировав защитную магию, без проблем справился с механизмом замка, открыл дверь и прислушался. Всё было тихо. Осторожно зашёл и прикрыл за собой дверь. Интуиция взвыла об опасности. Но было поздно. Дверь, тихо щёлкнув, захлопнулась. Я затравленно огляделся.
  Сразу стало понятно, что на этот раз вляпался действительно серьёзно, этот дом оказался идеальной ловушкой-тюрьмой для волшебников. Все основные охранные заклятия, рассчитанные, пожалуй, на архимага и невидимые с улицы, оказались направленны не наружу, а в о в н у т р ь дома. Сразу я не сдался. Раз за разом безуспешно пытался сломать защиту - чары наводил настоящий мастер. С трудом удалось разобраться с содержанием заклинаний, но доступных мне запасов силы не хватило даже чтобы пошевелить нити плетения. Внезапно входная дверь распахнулась. Я метнулся на второй этаж и укрылся за портьерой. В дом вошёл десяток городской стражи. Стражники, увешанные магическими амулетами и выхлеставшие, наверное, не меньше чем по кувшину святой воды, аккуратно закрыли за собой дверь и принялись обыскивать дом.
  Демоны их сожри!!! Всех! Я устало откинул голову к стене, обезображенной огромным гобеленом, прикрыл глаза и, как наяву, представил толпу демонов с аппетитом пожирающих живые тела моих врагов.
  Красота! Городские стражники, Илло-кастет с прихвостнями, Тарух-барышник визжали от ужаса, прятались друга за друга, тщетно пытаясь спастись от клыков тварей инферно.
  С лестницы доносились настороженные голоса солдат. Открыв глаза, я встряхнул головой и неожиданно успокоился. Я проиграл? Что же, никто не скажет, что Тиро-призрак не умеет проигрывать! Кроме того, проиграна только партия, а игра будет продолжаться, пока бьётся сердце и даже смерть, как говорил дед, не всегда проигрыш. Стражники продолжали мотаться по коридорам. Рано или поздно меня найдут, но облегчать им задачу, я не собирался. Укрывшись от двоих за колонной, отвёл глаза третьему и быстро зашагал к дверям кабинета хозяина этого треклятого дома.
   В камине весело горели все документы, найденные в кабинете, а я, удобно устроившись в кресле хозяина, смаковал вино и размышлял, как умудрился залезть в такую задницу.
  Больше всего вопросов возникло по поводу того, на кого ставили капкан, в который я угодил. Явно не на вора Тиро. Тарух меня просто подставил. Ведь ясно, что этот дом начали готовить намного раньше, чем я появился в городе. Кроме того, я вспомнил, что на вошедших людях были серые плащи, а не яркие накидки городской стражи. Да и сами воины повадками и оружием совсем не походили на базарных увальней. Похоже в ловушку на медведя угодила куница.
  Что-то долго меня ищут. Я прислушался. Понятно, у них нет ключей от кабинета, а ломать дверь не хотят. Уговаривать меня сдаться, тоже не считают нужным. Вычислив куда я спрятался, ограничились постом у двери. Гончие загнали добычу и теперь ждут хозяина. Ну, наконец-то! Щёлкнул замок, дверь в кабинет распахнулась. Среди вошедших я с удивлением узнал знакомого зассанца. К сожалению меня барон тоже узнал.
   - Вот мы и встретились, - злорадно прошипел он.
  - Вы знакомы с этим человеком, барон? - заинтересовался молодой дворянин со знаком Доблести на перевязи.
  - Это один из тех разбойников, которые убили моих людей и подло захватили меня в плен.
  - Вы были в плену у разбойников, барон? - продолжил вопросы молодой дворянин. - Нам вы ничего об этом не рассказывали.
  - Я не обязан ни перед кем отчитываться, виконт! - надменно ответил зассанец. - Да, это было. Разбойники, замаскировавшись под купеческий караван...
  - Который мирно спал и на который вы со своими людьми напали, - невозмутимо уточнил я.
  - Я сразу понял - это разбойники. И составил гениальный план...
  - Совершенно бездарно, провёл нападение. Из всего каравана всего двое, включая меня, были легко ранены, - снова перебил я.
  - Заткнись! - гневно завизжал хвастун.
  - Барон, не стоит обращать внимание на слова простолюдина. Из-за этого я просто перестаю вас уважать. Это же ниже вашего достоинства, - незаметно подмигивая мне, сказал молодой виконт. - Я ему, к примеру, совершенно не верю. Рассказывайте, что же было дальше. Прошу вас.
  - И когда победа была уже близка...
  - Нападавшие, получив отпор, сразу готовы были бежать, - продолжал комментировать я.
  - На нас с тыла ударила сотня латной конницы...
  - Десяток новобранцев-арбалетчиков.
  - Но я не бежал! Я подстерёг их командира, сотника латников...
  - Десятника караванной стражи.
  - И дал ему поединок...
  - Храбро напав втроём на одного.
  - Я сразил его, но меня набросились ещё два десятка воинов...
  - Позвольте представиться. Я и есть те самые два десятка воинов, - дурашливо поклонился я.
  - Но даже тогда я не сдался, бился отважно...
  - При этом обмочив штаны.
  - Но меня подло ударили в спину, и я потерял сознание.
  Виконт вопросительно посмотрел на меня. Я молча развёл руками, мол, если - правда, то правда.
  - Когда я очнулся, то попробовал вызвать на поединок их атамана, маскирующегося под благородного человека...
  - Рыцаря, которого опоясывал сам Император.
  - Но тот струсил...
  - Принял вызов и легко одержал победу.
  - С меня потребовали огромный выкуп в тысячу золотых...
  - Пять серебрушек.
  - В плену я перетерпел много лишений, меня унижали...
  - Но обмоченные портки сменить позволили.
  - А где сейчас эти легендарные штаны? - заинтересовался виконт.
  - Барон выкупил, - честно признался я. - За триста золотых.
  - Врёшь! - завизжал разбойник. - Это я правду говорю!
  - Барон, а на что вы позавчера занимали у моего отца триста золотых? - весело спросил виконт.
  - Ложь! Всё ложь! Не было такого!
  - Вы обвинили во лжи меня? - холодно переспросил молодой дворянин.
  - Достаточно, - резко прервал перепалку, вошедший последним человек в простом плаще, таком же, как у охранявших кабинет воинов.
  Похоже, он здесь главный, решил я. Вообще, интересная компания! Бароны, виконты, графы, не удивлюсь, если этот в сером плаще герцогом окажется.
  - Выйдите все. Я хочу побеседовать с этим человеком наедине. - распорядился он.
  Аристократы послушно потянулся к выходу. Но неугомонный барон задержался.
  - Ваша светлость, я настаиваю на немедленной смерти для этого разбойника. Готов сделать это собственными руками прямо сейчас, - предложил он.
  - Вон! - рявкнул герцог. Надо же, я угадал.
  
  Глава 21
  
  Выпроводив всех из комнаты, "серый плащ" понимающе посмотрел на догорающие документы, на секунду задумался, вытащил из-под полы ещё несколько бумажек и тоже кинул в огонь. "Могли и их здесь забыть", - пробормотал он. После чего взял стакан, присоединился ко мне.
  - Ну, здравствуй, Тиро.
  - Откуда вы меня знаете? - оторопел я.
  - Я много чего знаю, - многозначительно ответил он. - Единственное, я не мог предположить, что лучший вор Тикрема окажется таким дураком!
  - Почему это дураком? - обиделся я.
  - Потому, что залез в дом, про который любой воришка Трона знает как о ловушке на тёмных магов. Если в него кто-то проникает, срабатывают амулеты оповещения у всех рыцарей королевской гвардии.
  Мне стало стыдно.
  - А может не все об этом знают? - с надеждой поинтересовался я.
  - Самые дурные может и не знают, - "успокоил" меня герцог. - Но, вообще-то, должны знать и они. Я лично старался об этом позаботиться.
  - Да кто же вы, в концов, такой? -вырвалось у меня.
  - Ах да, прошу прощения, не представился. Маршал Империи, полный Кавалер Ордена Солнца, Тайный Меч Королевства - генерал Тайной стражи, Тагер диРек Оген, герцог Огенский, к вашим услугам, - представился он.
  Имперский Волк! Я вскочил со стула и почтительно поклонился.
  - Ваша Светлость!
  Говорят, что после смерти Императора и распада страны этот властелин богатейшего герцогства Империи легко мог объявить свои владения независимым государством. И даже сам имел высокие шансы на королевскую корону, но отказался воевать против родного брата своего императора и один из первых принёс ему клятву. После восшествия на престол король попытался отодвинуть Огенского от дворца и от власти. Но это оказалось не просто. Выяснилось, что многое во внешней и внутренней политике завязано непосредственно на фигуре герцога. Его слово считалось нерушимым. Вольные города и даже главы некоторых государств отказывались вести дела с кем-то другим. Он попал в опалу, при этом продолжая определять политику королевства. И многих раздражал, гордо появляясь на приёмах в одежде имперских цветов и с многочисленными наградами.
  Посмотрев на мою склонившуюся фигуру, герцог недовольно поморщился и сказал:
  - Давай обойдёмся без этих дурацких церемоний! Или мне тоже начинать называть тебя виконтом?
  - Не надо, - поспешно отказался я. - Согласен без церемоний, господин герцог.
  - Кстати, может зря ты так упорно отказываетесь от законного титула? Понимаю, эта ужасная история, но твой отец до сих пор...
  - Нет! Господин герцог, меня зовут Тиро. В вашей воле казнить, но не лезьте в мои дела. Лучше скажите, что со мной будет? Откуда вы вообще про меня так много знаете?
  - Много знать это моя работа. Вчера мне сообщили, что в столицу прибыл и вступил в гильдию лучший вор Тикрема, который мне известен, как сын старого друга. Я хотел устроить нашу встречу, но не предполагал, что она произойдёт таким образом. Все местные воры, и не только они, отлично знают о ловушке. А способных преодолеть даже внешнюю защитную магию дома, немного. Так что, когда сработал амулет, нетрудно было догадаться, кто проник в дом. Девочка, наверно, не успела об этом предупредить. Что касается того, что с тобой будет...
  Раздался тихий стук в дверь, в кабинет зашёл один из "серых" и что-то прошептал герцогу на ухо.
  - Ничего не предпринимать, - приказал глава Тайной стражи.
  Воин поклонился и вышел.
  - Твоё будущее будет полностью зависеть только от тебя, - продолжил разговор герцог.
  - Вербовать будете? - усмехнулся я. - Стукачом делать?
  - Ну, зачем так грубо? Скорее, предложу службу великой стране. Служить - это долг любого дворянина.
  - Какой великой стране? Какой дворянин? - не выдержал я. - Вы издеваетесь? Империи давно нет. На троне сидит жалкий король. И я не дворянин!
  - Не забывайтесь, виконт! - резко оборвал меня имперец. - Король, каким бы он не был, - это символ. И хватит ныть! От дворянских привилегий наследник древнего рода вправе отказываться, но от обязанности служить сюзерену тебя никто не освобождал. Для нас все эти вольные баронства, графства, герцогства и эмираты были и остаются вассалами императорской короны. Служить Империи и жить для нас равнозначные понятия.
  - Насколько я знаю, большинство дворян считают бесчестием именно состоять в Тайной страже, - едко заметил я.
  - Считаешь для себя бесчестием делать то, чем я занимаюсь с гордостью? - удивился его светлость. - Не думал, что ты настолько щепетилен.
  - А если откажусь, тогда что? Казнь?
  - Успокойся. Не будут тебя казнить. По крайней мере, сегодня, не за что пока. Ничего противоправного ты в столице ещё не совершил. А о проникновении в этот дом забуду. Однако почему сразу откажешься? Я вовсе не прошу тебя шпионить за своими друзьями. Но вдруг представиться возможность навредить врагам моими руками и ещё получить за это хорошую награду? За свою репутацию можешь не беспокоиться. Обещаю, кроме меня об этом никто знать не будет, - продолжал искуситель. - Хотя дело не в дворянском долге и не в деньгах, но, уверен, ты всё равно согласишься.
  - Это ещё с чего? - вскинулся я.
  - С чего? - переспросил герцог. - Скажи, а почему ты стал вором?
  - Странный вопрос, - я пожал плечами, - кушать на что-то, ведь надо покупать.
  - Вот только не надо этого! - величественно отмахнулся аристократ. - Насколько я знаю, ты очень недурно владеешь магией, хоть и не получил диплома академии. К тому же, уникальной, у других волшебников твои заклятья почему-то не получаются. Это занятие могло приносить тебе неплохой постоянный и безопасный доход. А сам фирменный профиль работы Тиро Призрака? Простое воровство денег, работа по банкам безопасней и намного доходней, того чем ты занимаешься. Делаю вывод, ты любишь риск, тебе нравиться чувствовать себя неуязвимым, пробираясь в сокровищницу за очередным артефактом.
  - Ну и что, если даже и так? Допустим, мне это просто нравится. Как говорят воры Великого княжества: "Украл, выпил, на рудники. Украл, выпил, на рудники. Романтика!"
  - Тогда, смею тебя уверить, воровство и разведка на благо государства намного интересней и опасней, чем банально очищать сокровищницы коллекционеров.
  - А всё-таки, что мне будет, если откажусь, - поинтересовался я.
  - Ничего, - пожал плечами мой собеседник. - Но работать в городе я тебе не дам. Здесь тебе не Тикрем, неподконтрольный вор такого класса мне в столице не нужен.
  - Что я должен делать? - хмуро спросил я.
  - Пока ничего. Если понадобишься, тебя найдут. Только постарайся так глупо больше не попадаться, - попросил герцог. - Не хотелось бы опять выручать и сомневаться в твоей славе лучшего вора.
  - Это всё? - мне хотелось как можно быстрее закончить этот неприятный разговор. - Я могу быть свободен?
  - Пока всё, но свободен, быть не можешь, - усмехнулся вербовщик. - Не могу же я просто так отпустить человека заподозренного в связи с тёмными магами. Сейчас тебя проводят в тюрьму.
  - Но как же? Вы же обещали! - возмутился я.
  - Я ещё ничего не обещал, а на свободу ты и так выйдешь. Мне достаточно будет просто не вмешиваться, - загадочно ответил герцог.
  Он встал, открыл дверь и коротко бросил подчинённым:
  - Взять его.
  Пока меня вязали, глава Тайной стражи разговаривал с бароном, который никуда не ушёл, а топтался у порга.
  - Вам поручается доставить преступника в тюрьму. Можете взять пять воинов. Справитесь?
  - Справлюсь, ваша светлость, - обрадовался хвастун. - И воинов не надо. Со мною трое слуг. Он не сбежит.
  - Тогда выполняйте, - приказал герцог.
  Что он делает? Барон ведь зарежет меня за первым же углом!
  - Ваша свет... - попытался я крикнуть вслед уходящим "серым плащам", но новый конвоир сунул меня кулаком в живот.
  Задыхаясь, я упал на пол. Этот палач пару раз пнул меня и приказал своим холуям:
  - Заткните ему рот и свяжите крепче. Люди герцога проявили излишнюю мягкость.
  В рот мне засунули грязную тряпку, руки стянули так, что я понял, через несколько часов их сможет спасти только магистр магии жизни. Хотя, мертвецам всё равно живые конечности не нужны.
  
  Глава 22
  
  Подбадривая уколами и ударами копий, меня гнали по улице ночного города.
  - Очень жаль, что придётся показать людям герцога тело. Ведь убить придётся при попутке к бегству, - доверительно сообщил мне барон. - Поэтому умрёшь достаточно быстро и легко. Лучше было бы тебе, конечно, погостить недельку у меня в замке. Ну ничего, несколько часов у нас есть. Бото у меня большой умелец. Очень любит людей помучить. Правда, Бото?
  Один из конвоиров довольно оскалился, меня передёрнуло.
  - Так что, радуйся. Тебя похоронят почти целым. Ну, хватит разговоров, мы достаточно далеко отошли. Бото приступай.
  Меня швырнули на землю, слуга достал нож.
  - Донг, донг, донг, донг, - вдруг раздались знакомые звуки.
  Я с удивлением наблюдал, как четыре тела рухнули на дорогу, а из-за угла уже выходила представительная компания - Кар со своим десятком, Торин с семью знакомыми гномами-охранниками банка, Таэль с Рыком и толпой крепких парней с дубинками.
  Кар подмигнул мне и пошёл собирать стрелы. Я заметил, что наконечники на них были не боевые, просто тупые железные болванки. Кое-как смог подняться с земли. Не вовремя. Ко мне тут же подскочила Таэль. Она ухватила меня за воротник и принялась яростно трясти.
  - Болван! Остолоп! Каким придурком надо быть, чтобы залезть в этот дом?! Глупец! Какого демона связался с Тарухом! Ты не лучший вор! Ты безмозглое полено!
  Моя голова моталась из стороны в сторону, связанные руки не давали сопротивляться, а из-за кляпа мог только мычать в ответ.
  - Может помочь ему? - задумчиво произнёс наблюдавший за экзекуцией Торин.
  - Не стоит, - со знанием дела ответил другой гном. - Если кто вмешается, когда жена меня лупит - обоим достанется.
  - Тады мож ей помочь? - спросил самый молодой гном.
  - И такое было. Ещё хуже получиться, - отмёл предложение бородатый знаток женской психологии и авторитетно заявил: - Бьёт - значит любит!
  Услышав это, девушка покраснела, будто обжегшись, отдёрнула руки и отскочила в сторону. Ребята Кара вытащили кляп и развязали меня. Но насладиться свободой не удалось. За меня взялся Рык. Тут я понял, от кого Таэль научилась так трясти людей. Мои ноги мотались над землёй, мощные лапы сжимали горло, в лицо смотрели бешеные глаза.
  - Признавайся, собака, куда дел мои вещи, - рычал тролль.
  - Извини, что мешаю, - вежливо встрял Кар. - Но, по-моему, он сейчас не может говорить, а если не отпустишь - замолчит навеки.
  Громила ослабил хватку, однако мою не выпустил. Но хоть что-то, я с облегчением почувствовал, что снова могу дышать.
  - Говори, где моя одежда и обувь, - приказал Рык.
  - У тебя дома. Никуда я ничего не уносил. Так, спрятал кое-что, уже и пошутить нельзя, - прохрипел я.
  - Врёшь. В доме ничего нет, - не поверил троль.
  - А точно всё проверил? - болтаясь в воздухе, ухмыльнулся я.
  - Ты имеешь в виду...
  Трактирщик растерянно разжал руки. Воспользовавшись моментом, я шустро укрылся за спиной Кара и уже оттуда простодушно сообщил:
  - Ну да. За твоим трактиром есть небольшой садик, в нём беседка...
  - Молчи! - с угрозой прогудел подручный Таэль.
  - Если повернуть правую ветвь узора и нажать на...
  - Заткнись! - взревел тролль.
  Легко увернувшись от его лап, я продолжил:
  - Кстати, интересно, откуда у тебя там взялся меч, очень похожий на оружие командира охраны одного каравана. А этот охранник, он ведь является...
  - Не надо! - тихо попросил Рык, опасливо оглядываясь на Таэль.
  - Не буду, - согласился я и спросил у Кара: - А как вы вообще здесь все оказались?
  - Таэль вроде нищий рассказал, что видел, как ты с каким-то Тарухом разговаривал. Она тебя искать начала. Хорошая девушка, хоть и воровка, - друг подмигнул мне. - К Толиду тоже пришли, а там мы с гномами пиво пили. Когда узнал, что эти подозрительные личности моим другом интересуются, подошёл к ним узнать поподробнее. Чуть не подрались с её ворами. Но вовремя разобрались. Я как услышал, что ты, скорее всего, опять куда-то вляпался, своих ребят взял и с ними пошёл. Гномы тоже увязались. Вместе Таруха потрошили. Мерзкий тип, но рассказал всё, потому жив остался. Думали, тебя от отряда отбивать придётся, а тут всего четыре человека. Слушай, может тоже тебе по шее дать? Девушка и тролль отметились, значит и мне можно. Тебя же предупреждали, не связываться с той падалью.
  - Лучше не надо, - покосившись на его кулаки, поспешно отказался я и, переводя разговор, кивнул на лежащие тела: - Ты убил их?
  - Нет. Скоро очнутся. Ба-а, да это же наш знакомый барон!
  - Ага, - ощерился я. - Видать, суждено ему получать по башке твоим оружием. Только что с ними теперь делать?
  Задумчиво посмотрев на валяющиеся туши, я обратился к людям Таэль:
  - Ребята, по-моему, не порядок, что такая хорошая и дорогая одежда не принадлежит вам.
  - Ну-у, вообще-то мы воры, а не грабители, - протянул один из них. - но, с другой стороны ...
  Через минуту на лежащих телах не осталось даже ниточки, причем гномы активно участвовали в дележе бывшего баронского имущества. Обратив внимание на длинные волосы лежащих без сознания людей, решил ещё немного пошутить...
  Вскоре, удовлетворённо поглядывая на плоды своего труда, я посетовал:
  - Эх, жаль, что клея нет.
  - У меня есть, - отреагировал так хорошо разбирающийся в женщинах гном, показывая вместительную баклажку. - Жена делала. Думал оружейникам за два, то есть за три серебряных продать.
  - Беру, - мгновенно согласился я.
  - Хватит вам ерундой заниматься, - недовольно произнёс тролль. - Пойдём ко мне. Сегодня по кружке пива бесплатно.
  Все с энтузиазмом восприняли это предложение и шумной толпой повалили к знакомому трактиру. Перед уходом я ещё раз оглянулся. Четыре голых тела лежали головами друг к другу, их волосы были сплетены в одну толстую косу, густо пропитанную клеем, который уже начал подсыхать.
  
  Глава 23
  
  В трактире тролля было весело. Гномы, воры и караванные охранники перемешались между собой и шумно гуляли, старательно уничтожая предоставленную выпивку и закуску. Я, Таэль, Рык, Кар, не назвавшийся представитель нищенской гильдии и Бофур, тот самый мудрый коротышка, который продал мне клей расположились за отдельным столом. Гном оказался командиром коротышек и на первый взгляд выглядел забавным простаком. Постоянно поминал свою жену, разглагольствовал на темы выпивки и уговаривал всех признать, что "гном кого хочешь за пояс заткнёт". Как только увидел огромную кружку тролля, тут же потребовал такую и себе. Но судя по хитрым глазам и метким комментариям, наивным простофилей он отнюдь не был.
  - Помниться, вы говорили, что Тиро взяла хвалёная Тайная стража, - сказал Кар, смакуя вино. - Как-то больно легко мы его отбили.
  - Это потому, что нам его отдали, - мрачно ответила Таэль.
  - Как отдали? Зачем? - удивился воин.
  - Не знаю, - недовольно признала атаманша. - Но нищие сказали, что перед домом-ловушкой нас заметили и следили, но потом, словно поняв или как-то по-другому узнав, кто мы есть, оставили в покое.
  Интересно, где у герцога осведомители, в Воровской или Нищенской гильдии? А скорее всего везде, решил я.
  -А ведь такое происходит не в первый раз, - задумчиво заметила Таэль. - Помнишь, дядя Рык, мы сначала думала, что это помощь Нищенской или других дружественных гильдий. А потом оказалась - они не причём, им тоже так помогали.
  - Думаешь это тоже Тайная стража? - нахмурился тролль.
  - Это очевидно. Имперский волк давно стремится объединить ночные гильдии, - тихо сказал нищий.
  - Но зачем? - удивился Рык.
  - Чтоб удобней было договариваться. Или прибить, - выдал Бофур. - С кем-то одним оно легче будет. Мы гномы также делаем. Своих детишек вместе обучаем. А коли кто набедокурит, лупим всех без разбора.
  - Слышал, воры уже подмяли нищих, те теперь всегда с вами заодно. Значит, объединяют вокруг вашей гильдии, - сделал вывод Кар.
  - Или наоборот, - снова влез гном.
  Все недоумённо на него уставились. Он хмыкнул.
  - Просто у ваших гильдий противоречий нет и враги общие. А насчёт того, кто кого подмял... - бородач усмехнулся. - Скажите, а часто воры в совещаниях нищенской гильдии участвуют?
  Взгляды сошлись на скромно сидящем в уголке побирушке.
  - Сейчас, конечно, не закрытое собрание, - продолжал гном. - Но попрашайка здесь привычно пристроился, явно, что не в первый раз.
  - А зачем грабители вообще меня подставляли? - спросил я, прерывая неловкое молчание. - Что Тарух сказал?
  Люди и тролль недоумённо переглянулись и смущённо опустили глаза.
  - Да они и не спрашивали, - простодушно сдал их гном. - Как узнали, что ты в ту ловушку лезть собираешься, так сразу туда и рванули.
  - А чего же сам не спросил, если такой умный? - обиделся Кар.
  - Как это не спросил?! - удивился Бофур. -Очень даже спросил.
  Все выжидательно замолчали. Но хитрый гном сделал вид, что поглощён потреблением пива.
  - Ну, так говори! - не выдержал Рык. - Чего эльфа за уши тянешь?
  - А вот не скажу, - упёрся коротышка.
  - Почему?
  - Да потому, что вы, воры, у моей тёщи неделю назад маленькую сковороду спёрли. Я сначала обрадовался, но теперь, если чуток пива выпью, сродственица, чтоб её, меня большой лупит, - загрустил гном. - Вот вернёте мою любимую маленькую сковородочку, тогда скажу.
  - Да, вернём-вернём, - успокоила Таэль. - Рассказывай.
  - Это другое дело! - воспрял Бофур. - Тарух сказал, что ты, - гном ткнул пальцем в девушку, - как узнаешь, точно какую-нибудь глупость сделаешь. А тебя за это объясняться призовут.
  Внезапно дверь трактира распахнулась, в зал вошёл человек. Окинув взглядом помещение, он уверенно подошёл к нашему столу.
  - Мне нужна глава воровской гильдии, - сказал он.
  - Это я, - отозвалась Таэль. - Чего надо?
  - Ты вызываешься на суд гильдии Ночных Псов.
  - Что ты сказал? - с угрозой произнесла ночная королева города. - С какой это стати вы можете меня судить.
  - Ты добровольно вступила в нашу гильдию и принесла клятву. Ты приняла условия: есть только одна причина покинуть гильдию - смерть, обидчик одного члена гильдии обижает всю гильдию, правосудие вершит только гильдия, члены гильдии подчиняются главе гильдии беспрекословно. Напав на Таруха, ты нарушила клятву, и тебя будут судить. Суд состоится через час на пустыре у Старой стены. Если не явишься, гильдия Ночных псов объявит тебя вне закона.
  Закончив говорить, не прощаясь, в полной тишине - весь зал прислушивался к его словам - посланник покинул трактир.
  - Это когда и зачем, интересно, ты стала членом гильдии грабителей? -заинтересовался я.
  - Несколько дней назад предложили, думала, в знак примирения. Вступила, - досадливо ответила Таэль. - Что же теперь делать?
  - Не ходить, - рыкнул тролль. - Послать подальше, да и дело с концом.
  - Тогда свои же зарежут, - не согласилась девушка. - Я женщина, мне не простят, если такое спущу. До сих пор я глава гильдии только потому, что нигде не проявила слабость. Сейчас надо собрать людей, прийти на этот суд и показать, кто истинный ночной хозяин города. Но Горбатый наверняка подготовился, а у меня здесь всего пятнадцать человек. За час смогу найти ещё не больше десятка, этого всё равно мало, их будет не меньше пятидесяти, а скорее даже больше. Но делать нечего.
  Таэль больше не обращая на нас внимания начала раздавать приказы:
  - Рыжий, хватит пить. Бери пятерых, распечатывайте схроны, нам нужно оружие. Монета, с остальными бегом собирать людей. Кого не найдёте дома, оставляйте сообщение, чтоб сразу приходили на пустырь к Старой стене. Можете попробовать сбежать, но сами знаете Горбатого. В живых всё равно вас не оставит.
  - Другие ночные гильдии не простят Горбатому такого беспредела, - неуверенно предположил Рык.
  - Ночные гильдии ничего не смогут сделать, когда их поставят перед совершившимся фактом. К тому же, формально Горбатый прав. Таэль действительно член их банды, - ответил нищий. - Но, думаю, сейчас мы сможем предоставить десяток человек. Будем ждать вас на подходе к пустырю.
  Нищий поклонился и скользнул к выходу.
  - Мои ребята, пожалуй, тоже помочь не откажутся. Им практика не помешает, - сказал Кар. - Посмотрим, что за бойцы здешние грабители.
  - За несколько монет и мы, гномы, подсобим. Только сковородку верните, - строго погрозил пальцем Бофур.
  Назначенное время так называемого суда приближалось и мы спешно выдвинулись к месту его проведения. Собрать ещё десяток воров, как хотелось Таэль, не вышло. К имеющимся пятнадцати добавилось только шесть человек.
  - Больше не нашли никого, - смущённо повинился вернувшийся посланник. - Ночь, братва на работе.
  Однако, если у Горбатого и оставалось численное преимущество, то оно было незначительным. Кроме восьми гномов и десятка Кара к нам, по пути, присоединились одиннадцать нищих во главе с хмурым одноногим инвалидом. Качеством же наш сборный отряд, безусловно, превосходил банду грабителей. Громадный тролль, вооружившийся гигантской дубиной, вызывал ужас у неподготовленного человека. Коротышки в полном доспехе со своими секирами всегда славились, как отменные воины. Говорят, гномий хирд способен даже выдержать удар рыцарского клина. Хотя Шевар, помнится, утверждал, что это брехня. Караванные охранники были вооружены легче, но зато имели арбалеты и, благодаря безжалостной дрессировке Кара, представляли собой грозную силу. Сам десятник со своим Степным Орлом стоил в бою не меньше, чем все его подчинённые вместе взятые. Остальные в вооружении и выучке заметно уступали. За исключением, пожалуй, командира нищенского отряда. Почему-то в этом калеке, несмотря на увечье, с первого взгляда угадывался опытный воин. Мне сразу показалось, что его оббитый железом костыль в предстоящем бою будет доставлять проблемы не владельцу, а тем, кто осмелиться на него напасть.
  Не доходя до пустыря, Таэль остановила нашу "армию", на небольшой военный совет.
  - Как действовать будем? - спросила она.
  - Что значит как? - удивился тролль, воинственно помахивая своей дубиной. - Просто придём и разгоним Ночных Псов, как шелудивых собак.
  - Дядя Рык, - насмешливо сказала атаманша, - во-первых, прекрати махать своим бревном! С тобой рядом стоять страшно. А во-вторых, с чего ты взял, что увидев такой отряд, Горбатый осмелится на драку? Скорее меня просто оправдают, извинятся и даже согласятся выплатить моральный ущерб. Нет! Если уж представился такой случай, вопрос с Псами надо решать окончательно. Сделаем так...
  
  Глава 24
  
  На пустырь мы вышли всемером - Таэль, я, Рык и ещё четыре вора. Нас уже ждали.
  Горбатый действительно был горбат. Он важно сидел на огромном, когда-то роскошном кресле. По бокам от него стояла своеобразная свита - двое с дубинками. Остальные - пять десятков грабителей - толпились сзади.
  - Короля из себя корчит, - хмыкнула Таэль, покосившись на "трон" и бесстрашно подошла к горбуну. - Ну, и что это за затея с судом? У тебя что, все мозги в горб перетекли?
  - Не забывайся девчонка! - прошипел один из его прихлебателей. - Ты разговариваешь с главой своей гильдии.
  - А можно об этом поподробней? - заинтересовалась девушка. - Что-то не припомню, когда я приносила ему клятву.
  - Ты согласилась вступить в гильдию и автоматически приняла обязательства, - проскрипел глава грабителей.
  - Надо же, - наигранно удивилась Таэль, - а я думала, что это меня принимали в почётные члены, без всяких обязательств. А выйти из вашей гильдии, никак?
  - Есть только одна причина покинуть гильдию - смерть, - процитировал Горбатый.
  - С этим ясно, - усмехнулась атаманша. - А что по поводу суда?
  - Наказание членам определяет только гильдия. Напав на Таруха, ты присвоила себе функции судьи. Кроме того, осудила члена гильдии не справедливо, а обидчик одного члена гильдии обижает всю гильдию.
  - Не помню, чтобы я его вообще судила. И он подставил моего человека.
  - По твоему приказу он был избит, а твой человек не член нашей гильдии и значит...
  - Горбатый, давай короче! - перебила Таэль. - Что ты хочешь?
  - За все преступления ты достойна смерти, но я добр и не буду тебя убивать. Продам купцам из Эмирата. Тебе ведь не привыкать? - ухмыльнулась эта тварь сидящая в драном кресле. - Но у тебя есть выбор.
  - Какой же? - ледяным тоном спросила девушка.
  - Всё очень просто. Ты выплачиваешь гильдии штраф в тысячу золотых, для возмещения обиды Таруху ещё пятьдесят золотых, приносишь мне личную клятву по обычаям нашей гильдии. Для этого нужна человеческая жертва, можешь выбрать любого из своих людей. Главой воров ты быть перестанешь, но, обещаю, такую красотку я не обижу.
  Заканчивал речь урод под громкий хохот своих ублюдков. Мне сильно захотелось кинуть в него нож. А лучше два. Для верности.
  - Лучше сразу убивайте, - хмуро ответила полуэльфийка.
  - Ну что же, - развёл руками Горбатый. - Хоть и жаль убивать такую красавицу, но если хочешь, мы пойдём тебе на встречу. Обещаю, ты умрёшь легко. Последнее желание будет?
  - А как же? Хочу умирать с красной шёлковой ленточкой в волосах, - заявила атаманша.
  - Могу предложить только шёлковую верёвку, - пошутил горбун.
  Грабители снова заржали.
  - Что за жизнь! - вздохнула девушка. - Даже казнить нормально не могут, о своём последнем желании самой приходиться заботиться.
  И махнула рукой.
  В подлокотник кресла вонзилась стрела, с привязанной ленточкой. Хохот мгновенно смолк.
  - Что это? - деревянным голосом спросил Горбатый.
  - Это стрела, а это ленточка, - объяснила Таэль.
  Атаманша подошла, сняла со стрелы шёлковую полоску, повязала себе на волосы и удовлетворённо произнесла:
  - Вот теперь можете убивать! - она недоумённо оглянулась и капризно спросила: - Чего же вы меня не казните?
  Её не слушали. Глаза грабителей были устремлены на старую городскую стену. За её зубцами, на фоне восходящего солнца, виднелось множество шлемов, некоторые воины деловито готовили арбалеты.
  - Ах, это! Не обращайте внимания, - отмахнулась девушка. - Я друзей на свою казнь пригласила. Вон ещё подтянулись.
  Выход с пустыря преграждала стена гномьих щитов. Немного поодаль выстраивались нищие во главе с одноногим и воры, число которых заметно увеличилось.
  - А-а ... э-э ... мы ... - заблеял Горбатый.
  - Хватит, - жёстко отрезала Таэль. - Теперь говорить буду я. Во-первых, вы отдаёте мне тех уродов, которые убили Светлячка и его людей.
  - Но это не мы...
  - Заткнись! Неужели ты подумал, что я тебе тогда поверила? Если ещё раз перебьёшь - подумаю о смене главы гильдии. Сама займу это вонючее место, раз уж я состою в вашей банде. К тому, же ты мне очень не нравишься. Во-вторых, я больше не должна слышать о грабежах в кварталах ремесленников, и, вообще, нигде в Старом городе.
  Грабители зароптали.
  - Но тогда, нам совсем не остаётся мест для работы, - выкрикнул один из них. - Работать по торговцам нам "Ночные купцы" не позволяют.
  Не интересует, - безразлично отозвалась атаманша. - Можете грабить золотарей - там вам и место. Сами виноваты. Если бы вы просто оглушали и обирали, ладно, пусть даже просто убивали сопротивляющихся, я бы поняла. Но резать прохожих на куски... Когда после ваших зверств стражники хватают моих людей, они не разбирают, кто им попался, вор или грабитель.
  - Хорошо, - с ненавистью глядя на девушку, сказал Горбатый. - Если это всё...
  - Нет не всё, - опять перебила его Таэль. - За оскорбление выплатите мне... Сколько ты там назначил? Тысяча с гильдии и пятьдесят с Таруха? Что же, меня это вполне устраивает. Пока твои люди не принесут деньги, посидишь под замком. Нищенская гильдия обещала предоставить очень уютное помещение, холодное и с крысами. Теперь всё.
  Полуэльфийка развернулась, собираясь уйти.
  - Ты кое-что забыла, девчонка! - вдруг крикнул Горбатый. - Пока ты среди нас, твои шавки не посмеют даже тявкнуть в нашу сторону. Взять её!
  Несколько грабителей рванулись выполнять приказ и тут же повалились на землю, пронзённые стрелами. Остальные испуганно замерли.
  - С пустыря будете выходить по одному. Оружие оставите здесь, - небрежно, через плечо бросила Таэль.
  - И нечего было самой идти, - начал ворчал тролль, когда девушка присоединилась к нашей группе. - У тебя что, в гильдии людей не осталось? Если бы толпой кинулись, ничего бы один лучник не сделал.
  - Дядя Рык, мы же это обсуждали. Заметив другого парламентера, Псы могли что-то заподозрить, - устало ответила Таэль. - Десятнику с его арбалетчиками нужно было время. В конце концов, всё же закончилось хорошо.
  - Хорошо-то хорошо, - не унимался Рык. - Только понять не могу, зачем тебе этот Горбатый сдался? Можешь его хоть десять лет под замком держать, всё равно никто за него денег не принесёт. Гильдия не даст, а свои заначки, он удавится, но не раскроет.
  - Да я и не надеюсь, - отмахнулась девушка. - Подержим две недельки и выпустим. За это время в его драном кресле кто-то другой разместиться успеет. Пускай меж собой разбираются, кто настоящий глава. Нам всё полегче будет.
  - Горбатый не согласится сдаться, - продолжал упорствовать тролль.
  - А это мы сейчас проверим, - хищно улыбнулась полукровка и звонко крикнула толпящимся посреди пустыря грабителям: - Я жду убийц Светлячка! Если они через минуту не появятся, в вас прилетит десяток стрел, ещё через минуту ещё десять и так далее. Таким образом, через несколько минут я в любом случае буду уверенна, что злодей мёртв.
  Толпа заволновалась. Послышались возмущённые крики. Вдруг из общей кучи выскочили несколько человек и бросились к стене, стремясь скрыться в проломах. Свистнули стрелы Кара, дружно щёлкнули арбалеты. Не один из бежавших не успел добраться до спасительных развалин.
  - Больше никто из нас ваших людей не убивал, - крикнул один из Ночных Псов.
  Таэль удовлетворённо кивнула и снова крикнула:
  - А теперь Горбатый! Я сказала Горбатый!
  Толпа опять заволновалась, но через несколько секунд двое подручных приволокли к нам оглушённого главаря.
  . Горбатого отдали нищим, других грабителей, лишив их оружия, денег и наградив крепким пинком, отпустили восвояси, а наша компания отправилась обратно в трактир. Отмечать победу.
  По дороге я услышал, как Кар препирался с вором Монетой.
  - А я говорю, горшки надо было вернуть, - настаивал десятник. - И уж во всяком случае, не колоть. Оставить на стене, а жители нашли бы.
  - Я вор, - не соглашался Монета. - Как так, вернуть, что уже украдено?
  - Это было не воровство, а заимствование на благое дело спасение жизни и чести девицы. Бог Арис такое позволяют, - неожиданно выдал Кар.
  - Мой бог мне и воровство позволяет, - отмахнулся подручный Таэль. - А здорово получилось! С пустыря горшки на стене совсем как шлемы смотрелись.
  - И ничего не здорово, - продолжал бурчать мой друг. - Твои бараны что, не могли одинакового размера принести? Один кувшинчик притащил, в который мой кулак не пролезет, а второй бадью на шесть галлонов приволок. Наверное, со стороны как отряд карликов и великанов смотрелось. А воровать у людей нехорошо. Воин их защищать должен.
  - Ну, извини, - развёл руками вор. - Некогда выбирать было. К тому же твой кулак размером с мою голову будет. А что ещё весёлого Арис делать разрешает? Ворованное вино с вором тебе пить можно?
  - Вопрос сложный. Вообще-то, Арис, он бог понимающий, если с хорошим человеком...
  Я усмехнулся. Наверняка дальнейший богословский диспут продолжиться за бутылкой.
  Гулянка в трактире тролля продолжалась весь день, только под вечер народ начал расходиться. Украденной сковородки Бофура так и не нашли. Взамен трактирщик позволил взять с кухни любую понравившуюся. Увидев, какую выбрал коротышка, я искренне его пожалел. Если эти противнем размером с самого гнома приласкать по голове, то жизнь спасёт только наличие шлема. Хотя бородач был очень доволен, он счастливо улыбался, прижимая к себе своё новое имущество. Я же всё время старался оказаться наедине с полуэльфийкой, но девушка почему-то была холодна со мной. Понял в чём дело, узнав от Рыка, что ей известно о посещении мной публичного дома. Тогда я громко, на весь зал рассказал Монете, а на самом деле Таэль, о своём способе добывать информаторов, особенно упирая на опасность каких-нибудь других отношений с ними, кроме деловых. Привёл в пример себя, мол, сам ни-ни. Видимо девушка поверила, так как стала гораздо приветливее.
  
  Глава 25
  
  После общения с понравившейся девушкой, чувствуя, что тоже ей не совсем безразличен, я чувствовал себя как на крыльях. Захотелось сделать Таэль что-нибудь приятное. Вчера она проговорилась, что ей нравятся эльфийские ирисы. Такие растут в королевской оранжерее. Полуэльфийка предусмотрительно взяла с меня обещание во дворец без её ведома не лезть. Но подобные цветы я видел у Толида. Сегодня же... Хм-м, а может просто попросить? Непривычно конечно, редкие вещи я больше без спросу брать привык. С другой стороны, если купец мне откажет, то сам виноват. Не обращая внимания на тролля, желающего со мной "очень серьёзно поговорить", я выскочил на улицу.
  Дома купца я не застал. Зато встретил там Эскулита, тот мне искренне обрадовался.
  - Здравствуйте, молодой человек, прошу составить мне компанию за завтраком.
  - Спасибо, но я лучше потом зайду, когда хозяин дома будет, - попытался отказаться я.
  - Возражения не принимаются, - перебил меня маг. - И не надо отговариваться тем, что уже ели. Я всё-таки маг Жизни, такие вещи различаю. Кроме того, мы, помнится, так и не закончили нашу беседу.
  За завтраком на посторонние разговоры мы не отвлекались. Эскулит вёл себя за столом, как на королевском приёме. Мне пришлось изрядно постараться, чтобы на его фоне не ударить в грязь лицом, хотя временами очень хотелось плюнуть на хорошие манеры, отшвырнуть все эти ножики-вилочки и впиться зубами в поданный кусок превосходно приготовленной баранины. Кормили у Толида очень даже неплохо. Наконец, вместе с мясом закончилась и пытка этикетом. Нам подали вино, десерт, и маг спросил:
  - Позвольте поинтересоваться, если не секрет, зачем вам понадобился господин Толид?
  - Да, так, - отмахнулся я. - Попросить кое-что хотел.
  - А всё-таки, что? - продолжал настаивать волшебник. - Может быть, я сумею вам помочь?
  Это вряд ли, подумал я. Мало какой купец позволяет караванному магу распоряжаться цветами, которые продаются не менее чем по три золотых за штуку. Но чтобы отвязаться, всё-таки ответил:
  - Хотел купить у него несколько эльфийских ирисов.
  - Думаю, мы сможем решить этот вопрос и без нашего уважаемого хозяина, - улыбнулся магистр. - Я буду рад оказать вам эту маленькую услугу. И не надо о деньгах. Считайте это подарком.
  Эскулит, поманив меня за собой, прошёл в оранжерею, где собственноручно нарезал целую охапку безумно дорогих цветов. Ничего себе маленькая услуга! По-видимому, у купца особые отношения не только с Шеваром. Если я хоть что-то понимаю в ценах, то маг дарит мне своё месячное жалование. Чародей, поворожив на получившийся букет своей фирменной смесью магий жизни и смерти, с доброй улыбкой протянул его мне.
  - Скажите девушке, что если в воду ежедневно добавлять каплю свежей крови, цветы в ней долго не завянут.
  Растерянно поблагодарив, я всё-таки попытался вручить деньги.
  Маг отмахнулся и сказал:
  - Вы гораздо больше вознаградите, если ответите на несколько вопросов по плетениям используемых вами заклятий. Ваша магия меня весьма заинтересовала.
  Естественно, отказать я не смог. Присев на скамейку, установленную в оранжерее, мы затеяли разговор о тонкостях магических плетений. Эскулита очень заинтересовала возможность использования разных стихий в одном заклинании.
  - Но ведь вы тоже применяете в своих заклятьях одновременно Жизнь и Смерть? - удивился я.
  - Не совсем так, молодой человек, - отказался маг. - По сути, я плету два разных заклинания, а потом одновременно напитываю их силой. Поэтому использовать больше двух, максимум трёх стихий просто не возможно. И даже это требует весьма сильной концентрации. Вы же сплетаете нити различных стихий в одно целое, что вообще-то считается нереальным. Можно сказать, вы открыли совершенно новое направление магии, которое теоретически невозможно, но практически вы его успешно применяете. Ещё удивительно, как человек, обладающий весьма большим магическим потенциалом, смог сосредоточиться на изучении непрофильных стихий. Вам известно, что, развивая их, вы возможно потеряли шанс стать впоследствии весьма сильным магом в своей стихии? Впрочем скорее всего не потеряли.
  - Какой такой большой потенциал? Каким сильным магом? - удивился я. - У меня ко всем стихиям были очень скромные способности.
  Эскулит помолчал, а потом выдал:
  - А свои способности в магии Смерти вы когда-нибудь проверяли?
  Я ошарашенно вскочил со скамейки. Попробовал успокоиться. Уселся в только что политую клумбу. Снова встал. Попытался вытереть испачканные штаны розовым кустом. Укололся и от боли немного пришёл в себя. Но не совсем. Такое я ещё долго буду переваривать. С ума сойти! Верный адепт Лили - потенциальный некромант!
  Маг понимающе смотрел на мои прыжки.
  - И что теперь делать? - глупо спросил я.
  - А что захотите, - пожал плечами Эскулит. - Можете жить, как жили. По-моему, вы и без магии смерти до этого как-то обходились. Захотите, попробуйте начать изучать эту запрещенную ныне область волшебства. Только хорошего учителя найти будет весьма непросто. Я смогу обучить лишь началам. Сами понимаете - другая специализация. А сильного мага Смерти в столице сейчас, пожалуй, и не найти. Да и заниматься этим искусством, по нынешним временам, будет весьма небезопасно.
  - Но как так получилось? - удивился я. - Вы же сами говорили, что некромантия может быть полезна. Почему преподаватели ничего этого нам не рассказывали? Отчего не проверяли способности в магии смерти?
  - Скажите, а где вы учились? - неожиданно спросил маг.
  - В Лидской Высшей Школе Магии, - ответил я, - но не закончил. Отчислили за академическую неуспеваемость, не сдачу практики и настойчивое нежелание углублено изучать магическое искусство. Так преподаватели сформулировали то, что я так и не определился с выбором основной стихии.
  - Лидская Школа, - пробормотал магистр. - А ведь была одной из лучших. Значит, отчислили за то, что не зациклился на изучении одного направления, а пытался понять все разделы магии. Весьма показательно. Кто там сейчас ректор? Родор?
  - При мне был он. Вы его знаете?
  В ответ Эскулит несколько минут ругаться так вдохновенно, что я даже заслушался. Причём маг употреблял исключительно литературные выражения, но заворачивал их в очень оригинальные обороты.
  - ... долго пытались засунуть в пустую крынку, по ошибке названную его головой, хоть капельку знаний, но оттуда мгновенно всё испарялось, - наконец выдохнулся он.
  - А всё-таки, почему магия смерти сейчас запрещена? - убедившись, что продолжения не будет, поинтересовался я.
  - Что вы вообще изучали у этого лжеучёного об истории развития магии? - устало уточнил Эскулит.
  - Ничего, - ответил я. - Такую дисциплину не преподавали. Даже в школьной библиотеке не было книг на эту тему.
  - Ох, и много же хочется сказать про нынешнюю систему образования! А вы, если так уверенно говорите про библиотеку, значит, ко всему прочему, неплохо её проштудировали, - задумчиво произнёс маг. - Весьма похвально. Вам всенепременно необходимо продолжать обучение.
  - Уважаемый магистр, так что по запрету некромантии? - напомнил я.
  - Прошу простить, отвлёкся. С другой стороны мне надо было понять ваш уровень знаний, чтобы иметь представление с чего начинать.
  - Начните с начала - не ошибётесь, - попросил я.
  Эскулит вздохнул и заговорил:
  - Искусство магии издревле использовали в разных областях. Естественно, пробовали его применять и на войне. Но в боевых действиях использование чар ограничивала святая вода. Ведь если человек, выпивший один её глоток, становился всего лишь неуязвимым для прямых магических воздействий, то отряд в сотню таких воинов уже блокировал любые возможные чары на триста шагов вокруг. Тысяча же лишала магической силы всех чародеев на расстоянии десяти перестрелов. То есть при достаточном наличии в войске Святой воды, волшебники в бою становились практически бесполезны. Однако впоследствии маги сумели обойти этот запрет. Заранее плелось очень сложное спящее заклятие, которое в течение большого времени принимало на себя силу, закачиваемую туда чародеями, и в нужный момент активировалось. Таким способом оказалось возможным уничтожить даже целое войско, выпившее святой воды. Первыми такое заклятье изобрели эльфы. И применили. Причём в уже практически выигранной войне. Они просто сравняли укреплённый город с землёй. Единственным недостатком нового оружия оказалась полная невозможность заранее рассчитать его силу. Магический удар мог заглохнуть и через несколько миль, а мог выжечь всё на расстоянии в тысячи. Тогдашний император не мог мириться с существованием такого оружия только в руках эльфов и отдал приказ магам-теоретикам найти защиту или придумать нечто подобное. Надёжный щит от нового боевого заклинания так и не был изобретён, но человеческие маги сумели повторить принцип плетения эльфов. Первыми это сделали некроманты. На основе их чертежей и другие маги тоже сумели приспособить его для своих стихий. Но перворожденные, успевшие почувствовать вкус неограниченной власти над миром, не смирились. После нескольких безуспешных войн они стали действовать по-другому. Что вы вообще знаете о эльфийском волшебстве?
  - Обыкновенная магия жизни, - пожал я плечами. - Такая же, как у вас.
  - А вот вовсе и необыкновенная и не такая, как у меня. Я беру энергию напрямую из окружающей среды, а перворожденные способны использовать только ту силу, которую даёт мэллорн. То есть в местности, где этих деревьев нет, я сильнее эльфа, а где есть - слабее. Короче длинноухие начали, где можно и где нельзя высаживать свои сорняки-паразиты, которые сосут соки наших лесов.
  - Но разве мэлорны не полезны для природы? - удивился я.
  - Даже яд в ограниченных количествах полезен для организма, - недовольно отозвался маг. - Посчитано, что один мэлорн на сто квадратных миль действительно помогает жизни. Он забирает отрицательную энергию, при нужде сам даёт лесу силу. Но нужное количество у нас и так всегда росло. Если же этих эльфийских деревьев-вампиров больше, они начинают поддерживать только те растения, которые дают больше силы самому магическому дереву. Недаром в последнее время у нас в лесах так много клёнов, а у эльфов, говорят, вообще кроме них и самих мэлорнов ничего не осталось.
  - Но при чём здесь некроманты? - не понимал я.
  - Маги Смерти практически все состояли в Тайной страже и единственные, кто не давал магическим аккумуляторам эльфов разрастаться. Деревья обычно сажались на территории посольств и консульств, таким образом уничтожить их обычными способами не удавалось. Дипломатическая неприкосновенность. Только некроэнергия может незаметно уничтожить мэлорн на растоянии. Тогда эльфы воспользовались людскими суевериями про некромантов. Порой от человеческой глупости становилось смешно. Ведь почти в любом городе был свой маг смерти. Люди уважали его, приходили за помощью, но остальных боялись и ненавидели. Говорили, мол, наш добрый некромант это исключение, зато остальные изверги, твари и вообще достойны немедленной казни. Когда последний император был при смерти, эльфы добились запрета тёмной магии. Через неделю император умер, а империя распалась.
  Маг замолчал.
  - Вы намекаете, что болезнь и смерть императора были неслучайными? - догадался я.
  - Прямых доказательств нет, - развёл руками Эскулит. - Однако больно удачно всё для эльфов сложилась. Ну-с, так что вы решили с дальнейшим изучением магии? Если решитесь продолжать, то повторюсь, основы работы с некроэнергией можете получить от меня. Мне же будет весьма интересно подробней изучить ваши плетения.
  Невольно задумался. Нет, я не боялся преследований властей. И так с ними не очень то дружу. Правда теперь некоторым образом связан с Тайной стражей, но здесь я уверен, что герцог Огенский на такую мелочь не обратит внимания. Наверняка ведь и так использует некромантов для своей работы. Скорее будет только приветствовать развитие способностей у своего агента. Больше меня беспокоило, как к этому отнесётся Лили.
  Так ничего и не решив, я сказал:
  - Подумаю. Но сейчас мне пора. До свидания, уважаемый мастер.
  - Ну, что ж, тогда не смею задерживать. Провожать, извините, не буду - возраст. С нетерпеньем жду новой встречи. Не забудьте свой букет, - благожелательно напомнил маг.
   На выходе встретил хозяина дома.
  - Тиро! Очень удачно, я как раз хотел посылать к тебе Кара. Сегодня вечером ты мне будешь нужен.
  - Зачем это я вам опять понадобился? - удивился я, безуспешно пытаясь спрятать цветы за спину.
  - Ни волнуйся, - успокоил купец. - Ничего противозаконного. Оплатой не обижу, ты меня знаешь. Но дело тайное, приходи, когда полностью стемнеет.
   - Хорошо приду.
  - И ещё одно, - остановил меня Толид.
  - Что? - обернулся я.
  - Во-первых, перестань так тискать букет. Девушка вряд ли обрадуется измятым цветам. Во-вторых. Тиро, кончай спаивать мою охрану! Три дня назад Кар, со своим десятком, отпросились у Шевара посмотреть столицу. Сами же, с какими-то оборванцами, отправились искать некоего Тиро. Припёрлись вчера вечером вусмерть пьяные, довольные и с полными кошельками денег. Я, конечно, понимаю - дело молодое, но должен же быть предел. У меня теперь все остальные работники жаждут столицу осмотреть.
  
  Глава 26
  
  Вернулся в трактир, Таэль я там не застал. Зато за столом заметил двух похмеляющихся коротышек - Бофура и бывшего заику Торвина, который, как выяснилось, был его племянником. Отдав букет на сохранение Рыку, я присоединился к ним и прислушался к разговору.
  Молодой гном задумал становиться купцом, и опытный родственник просвещал его об окрестных народах и государствах, в том числе и образовавшихся на месте империи. После лекции мага эта тема меня очень заинтересовала.
  - Мы гномы испокон в горах живём, - рассказывал Бофур. - Ежели есть горы, неважно где, у орков или у людей, то наверняка там какой-нибудь гномий род обитает. Торговать Подгорный народ, сам знаешь, любит и умеет. Потому осторожен будь, надуют запросто. Но товары у нас хорошие. Никто не умеет так с железом работать. На востоке издревле орки кочуют. Скот у них дешёвый, а оружие и всякие безделушки они очень ценят. Однако опасно с ними дело иметь. Непредсказуемые они. Серые ещё ничего, а зелёные - совсем дикие. Можешь с большим прибытком вернуться, а можешь и вовсе голову сложить. На юге, перед Старыми Горами, после Империи, Великий Эмират образовался. Порядки точь в точь, как в оркских ханствах, властитель сам полуорк. Неспокойно там, воюет этот эмир по очереди со всеми соседями. Потому торговля там неважная. На западе же от нас Вольные баронства и графства. Так-то спокойно живут, ни с кем не воюют, но внутри государств наследники власть без конца делят. Торговать с ними, в общем-то, можно, только каждый раз не знаешь, сколько границ пересекать придётся и сколько налогов платить. Но коли через них с товаром до Фарского и других западных королевств доберёшься - большой барыш получишь.
  - А Великое герцогство? Там как? - спросил Торвин.
  - Да какое это герцогство! - отмахнулся Бофур. - Во времена Империи сроду графством считалось. А как отделились, великими стали. Больше всех о славном доимперском прошлом кричат, а сами всё никак с мятежным княжеством совладать не могут.
  - А что за княжество? - заинтересовался я.
  - Долина небольшая в этом герцогстве есть, - объяснил гном. - Поселился там некий князь и объявил себя властителем независимого Куршского княжества. Никто не знает откуда этот князь Милослав взялся. Однако выбить из долины его никак не могут. Князь там с двумя жёнами-эльфийками живёт, они какой-то мэлорн-мутант выращивают и от него огромную магическую силу имеют.
  Гном отхлебнул пива и продолжил:
  - А вообще странный этот князь. Говорят, что он... пива совсем не пьёт!
  - С ним я точно торговать не буду! - твёрдо сказал Торвин. - Вдруг это заразно.
  - Да вроде нет, - с сомнением произнёс Бофур. - У него бригада наших гномов новый замок строит. Каждый месяц себе по пять бочек заказывают. Может, поэтому до сих пор никак не построят.
  Допив пиво, гномы покинули трактир, и ко мне подошёл тролль.
  - Парень, я ценю юмор, но твоя шуточка с моей одеждой была плохой, - сказал он.
  - А мне понравилась, - потягиваясь, усмехнулся я.
  - Кроме того, - не обращая внимания на мои слова, продолжал Рык. - Ты узнал то, о чём не должен знать. И что мне теперь с тобой делать?
  - А делай, чего хочешь, - лениво отмахнулся я. - Бить ведь не собираешься? Остальное же ерунда - выдержу, как-нибудь.
  - Ты прав, - многообещающе ответил трактирщик. - Бить я тебя не буду. Убить - стоило. Но боюсь, девочка расстроится. Однако думаю, один твой знакомый герцог не откажет мне в просьбе. Подержать одного некоего вора под замком.
  - Так вот значит, кто стучит на Таэль Имперскому волку, - задумчиво протянул я. - А ведь она наверняка не знает.
  - Зато ты слишком много знаешь, - разозлился тролль. - Всё, что я делаю, идёт девочке только на пользу.
  - Короче, чего ты хочешь? - бесцеремонно спросил я.
  - Хочу, чтобы никто, никогда не узнал, что ты видел в подвале беседки.
  - Согласен. Но с одним условием. Расскажешь, откуда у тебя рыцарский доспех под твой размер, шпоры и пояс? О рыцарях-троллях, признаться, не ни разу не слышал.
  - И не услышишь, - отрезал Рык. - Но в твоих интересах, чтобы я тоже не услышал, как ты будешь об этом болтать. Желаешь ещё что заказать?
  Трактирщик встал, показывая, что разговор закончен. Дожидаться Таэль в таком негостеприимном заведении не хотелось. Поэтому, проинструктировав хмурого тролля о необходимости добавлять в вазу с букетом капельки крови. Я отправился проведать Ласточку.
  Добравшись до постоялого двора, хотел сразу пройти в конюшню. Но меня перехватил хозяин.
  - Господин хороший, я вынужден просить вас немедленно забрать свою прекрасную лошадь из моего двора, - твёрдо сказал он. - Я больше не могу держать её у себя на конюшне.
  - А разве вам за это ещё не заплатили? - удивился я.
  - Заплатили и весьма щедро. Готов вернуть всю сумму и даже заплатить неустойку. Но держать эту нечисть со своей скотиной больше не желаю. А вам следовало предупредить о некоторых странностях вашей лошадки.
  Чтобы прожжённый владелец постоялого двора добровольно расстался с попавшими в его руки деньгами да ещё соглашался при этом доплатить! Видимо, Ласточка действительно сильно набедокурила.
  - И что же с ней не так? - спросил я.
  - Не притворяйся, что не знаешь! - разозлился хозяин.
  - Не знаю, купил её прямо перед тем, как привести сюда, - схитрил я. - Так чем моя лошадь вам не нравится?
  Мой собеседник вздохнул.
  - Я владею постоялым двором уже двадцать лет. До этого скотом торговал, Грото-табунщика до сих пор многие помнят. Однако такой скотины ни разу не видел. Тебя надули, парень. Под видом кобылы продали подземного демона.
  - Почему вы так решили? - заинтересовался я.
  - Во-первых, - принялся объяснять владелец двора, - у неё глаза не лошадиные, цветом другие и в темноте светятся, копытами способна ямы не хуже крота копать, зубы как у бобра, за несколько минут жерди, огораживающие стойло, перегрызает. А главное - мышей ловит.
  - Зачем ей мыши? - удивился я.
  - Жрёт, - коротко ответил мне собеседник.
  - Ну, это же хорошо, - неуверенно заметил я. - Теперь вам кошку держать не надо.
  - Кошку?! - вновь разъярился Грото. - Мою Мурку эта тварь в первую же ночь сожрала. И ничего здесь хорошего нет. У меня вся конюшня погрызена, во дворе новые ямы каждое утро засыпаем. Боюсь, скоро до амбара доберётся. Это она так за мышами охотится.
  - Так может её мясом кормить надо? - нерешительно предложил я.
  - Пробовали, - отмахнулся хозяин. - Мышей жрать перестала...
  - Ну вот! - обрадовался я.
  - ... а всё равно ловит, - закончил Грото. - Теперь добычу на крыльцо приносит. Хвастается.
  - А с магом не советовались? Может действительно это уже не лошадь?
  - Приводили. Сказал, что вроде лошадь, но магия на неё почему-то не действует. Чтобы твою скотину хоть немного взаперти подержать, мы ей каждый день новое стойло из брёвен делаем. И всё равно перегрызает.
  Из конюшни донёсся грохот.
  - Опять начинается! - горестно вздохнул владелец двора.
  Вместе с ним мы вошли в конюшню. Ласточка встретила меня радостным ржанием. В помещении виднелись обломки брёвен со следами зубов. С опаской поглядывая на погрызенную лесину, я протянул лошади заранее приготовленную морковку. Схрумкав угощение, Ласточка зубами извлекла из яслей полузадавленную мышь и предложила её мне.
  - Спасибо. Уже завтракал, - отказался я.
  Презрительно фыркнув, лошадь сама проглотила несчастного грызуна и требовательно посмотрела на меня. Мол, сколько дней мы уже не катались? Надо развеяться. А по дороге, может, и ещё мышь попадётся.
  - Забирай свою скотину немедленно! Ни минуты больше не хочу видеть эту тварь в своей конюшне, - решительно заявил Грото.
  
  Глава 27
  
  До вечера я бродил по постоялым дворам и конюшням города. Но судя по всему, все конкуренты Грото были наслышаны о проказах Ласточки, лишних мышей и кошек не имели, поэтому не за какие деньги не соглашались пускать её на своё подворье. Солнце двигалось к закату - скоро предстояло идти к Толиду. И тут мне в голову пришла замечательная мысль. Помнится, Эскулит просил разрешить изучать влияние на Ласточку святой воды. Вот пусть и изучает. Тщательнее. Подольше. Двор у купца булыжником выложен, конюшня каменная, авось выдержат.
  Ворота мне открыл Шевар.
  - Ты верхом? - удивился он.
  - Моя лошадь оказалась не совсем обычной. Эскулит просил её немного поизучать, - честно сказал я.
  - Это он может, - согласился воин. - Ему уже кучу мышей, крыс и другой живности понатащили. Вон, целый сарай ими забит. Заводи свою Ласточку туда же.
  - Может лучше на конюшню? - засомневался я.
  - Заняты конюшни. Гости у нас. Да не волнуйся ты, места для одной лошади в сарае достаточно. Сено, вода и овёс там есть, корму твоей животине вполне хватит.
  - Этого я и опасаюсь, что хватит, - пробормотал я.
  - Чего ты там бурчишь? Ставь коняшку и проходи в дом, Толид тебя уже давно дожидается, - приказал Шевар.
  - Ладно. Сами виноваты, - вздохнул я и, оставив плотоядно облизывающуюся лошадь в сарае, в сопровождении рыцаря прошёл в дом.
  В зале, куда меня привели, оказалась весьма неожиданная компания. Сам купец что-то оживлённо обсуждал с банкиром Балином. У Эскулита и Верховного Жреца столичного храма Лили тоже видимо нашлась отдельная тема разговора. У камина за бутылкой вина расположились герцог Огенский и знакомый мне молодой виконт, правда, сейчас он одет был гораздо проще, в серый плащ Тайной стражи. Ордена Доблести на этот раз я нём не заметил. Шевар тоже не ушёл, а присоединился к Рыку и, под завистливые взгляды гнома, принялся помогать ему опустошать объёмистый бочонок пива. Я в растерянности замер у дверей, просто не представляя как себя дальше вести, не зная даже кого первым и как приветствовать. В конце концов, плюнув на этикет, подошёл к жрецу за благословлением, а всем остальным просто вежливо поклонился.
  - Ну что же, необходимый нам человек появился, - подал голос Имперский волк, - предлагаю ввести его в курс дела.
  Значит я необходимый человек? Тогда будем наглеть.
  - А нельзя ли вводить меня в курс дела за накрытым столом? Признаться после завтрака с уважаемым магистром Эскулитом я больше ничего не ел.
  Герцог недовольно поморщился, виконт, напротив, одобряюще подмигнул, а гном и вовсе посмотрел на меня прямо-таки влюблённым взглядом. Даже как-то неудобно стало.
  - Сейчас я распоряжусь, - поднялся с кресла Толид.
  И распорядился. Через несколько минут мы все сидели за накрытым столом. Я ел. Точнее жрал. Решив продолжать изображать из себя наглеца и невежу, отодвинул в сторону разнообразные вилочки под неодобрительными взглядами остальной компании, особенно Эскулита, я руками ухватил с блюда кусок мяса и впился в него зубами. Гном, не смущаясь, последовал моему примеру. Молодой виконт с завистью поглядывал на нас, но продолжал вести себя вполне благовоспитанно. Наконец насытившись, я смачно отрыгнул, запил ужин стаканом вина, громко крякнул и выжидающе уставился на присутствующих.
  - И зачем же вам необходим вор Тиро? - спросил я. - Чего спереть-то надо?
  - Ну почему сразу спереть? - завёл свою песню герцог. - Скорее, я бы сказал, возвратить украденное законному владельцу.
  - Вопрос терминологии, - отмахнулся я. - По сути же, у кого-то есть вещь, которую вы без ведома хозяина хотите получить. По-моему, это называется - спереть. Но это неважно. Меня интересует мой гонорар, что за вещь, где лежит, как охраняется, сроки заказа. А называть это действо можете хоть спасением мира. Меня это абсолютно не касается.
  - Хорошо, - согласился герцог. - Эта вещь - кольцо.
  - Простое, - вмешался виконт.
  - Железное, - добавил гном.
  - Не магическое, - уточнил Эскулит.
  - Но осенённое божественной силой, - поправил жрец.
  - Лежит в королевской сокровищнице, - продолжал герцог. - Охраняется, сам понимаешь, хорошо. Кольцо нам нужно как можно скорее. Цену заказа можешь назначить сам.
  - Но в разумных пределах, - ворчливо влез гном.
  - Интересное предложение, - задумчиво произнёс я. - А поподробней про это колечко можно?
  - По-моему кто-то только что сам признал, что его это не касается, - громыхнул тролль.
  - Это само собой разумеется - пожал я плечами. - Если предстоит работать с магическим артефактом, мне нужно знать его возможности и опасность.
  - Кольцо не магическое, - вновь уточнил Эскулит.
  - Вещей, осенённых божественной силой, это тоже касается, - хмыкнул я. - Так что это за кольцо?
  Герцог взмахом руки остановил готового продолжать спор Рыка.
  - Тебе будет достаточно, если мы дадим слово, что никакой опасности кольцо не представляет? - спросил он.
  Я сложил руки на груди, уставился в потолок и стал насвистывать песенку.
  - Хорошо, - вздохнул герцог. - Надеюсь, напоминать тебе о том, что держать язык за зубами полезно для здоровья, не надо?
  Мой музыкальный свист, по-видимому, очень нравился присутствующим, они напряжённо прислушивались.
  - Уважаемый магистр, расскажите этому наглецу всё, что он хочет, - раздражённо бросил вельможа.
  Мгновенно бросив свистеть, я повернулся к Эскулиту и, благовоспитанно сложив руки на коленях, приготовился слушать.
  - Это древняя история, - заговорил маг, - началась она много тысячелетий назад. Когда наш мир был создан, Великий Творец решил заселить его разумными. Первыми он сотворил эльфов , даровав им понимание природы и долгую жизнь. Десять тысяч лет на земле находились только эльфы. Но не нравилось Творцу, как они жили. Не было у перворожденных ярости, настойчивости, тяги к ремёслам и многого другого. Существовали они как дикие звери, а изменить свой быт не стремились. Тогда Творец стал создавать других разумных, даруя им разнообразные умения. Троллям дал силу и магию земли, гномам - понимание недр и тягу к ремёслам, оркам - жизненную ярость и магию огня и так далее. Много народов создал творец, некоторые существуют и сейчас, некоторые сгинули без следа. Но никем из них он не был полностью доволен.
  - Это он, конечно, зря, - влез Балин. - Гномы у него очень даже ничего получились.
  - Тогда взял творец по капле крови от всех разумных, - продолжал Эскулит, - смешал и создал новое существо. Так появился Человек. Люди собрали в себе все достоинства и недостатки других рас. Среди нас рождаются величайшие волшебники различных стихий. Мы можем быть яростнее орков, познавать ремёсла не хуже гномов (Балин недоверчиво хмыкнул), как эльфы видим красоту. Но попадаются и э-э... не совсем достойные личности.
  - Дураки, извращенцы и поделцы, - расшифровал гном. - Причём почаще, чем среди других народов.
  - И один из них ты, - обвинил меня тролль.
  - Очень интересная сказка, но причём здесь кольцо? - не обращая внимания на оскорбление, произнёс я.
  - Человек стал любимым твореньем демиурга, но чтобы люди не уничтожили другие расы, он наградил их Терпимостью.
  - Скорее, покарал, - грустно усмехнулся герцог.
  - Именно тогда была создана Империя, - продолжал маг. - Творец хотел, чтобы все расы объединились в ней в один народ. В залог этого Императору было дано Кольцо.
  - И чтобы Человек управлял всеми расами? - подозрительно глядя на Эскулита, спросил я. - Где-то я подобное уже слышал. Припоминается, что при последнем Императоре одно из западных королевств объявило гномов, тролей, орков и гоблинов неполноценными, достойными быть только рабами человека. Сколько тогда их погибло? Да и несогласных людей заодно уничтожать у них здорово получалось. А с каким трудом и жертвами удалось остановить фанатиков, хлынувших на наши земли? Хотите начать что-то подобное? Увольте, участвовать в подобном я не хочу.
  - Идиот! - безнадёжно определил Рык. - По-твоему, я и Балин похожи на предателей собственных народов? К твоему сведенью, сегодня здесь должен был присутствовать ещё и один из ханов серых орков, но остался в степях отражать набег зеленух на человеческие, кстати, земли.
  - Вы неправы, молодой человек, - мягко возразил маг. - За всё время существования Империи ей не была уничтожена или порабощена ни одна раса. На одной территории мирно уживалось множество народов.
  - Хотя некоторых из них, чтобы не безобразничали, пришлось изрядно повоспитывать, - ухмыльнулся герцог, положив руку на меч.
  - Так вот, - продолжал маг, - Творец пообещал, что в случае нужды придёт на помощь своим детям. Обратится к нему за этим может делегация избранных разных рас, и главное, среди них должен быть человек с Кольцом. Сейчас, когда Империя распалась и народы уничтожаются, мы считаем, что настало время просить о такой помощи.
  - Чего-то я не слышал в последнее время о истреблённых народах, - с сомнением произнёс я. - Кто их уничтожает?
  - Эльфы, - ответил герцог.
  - Ушастые? - удивился я. - К развалу Империи они, возможно, руку и приложили, но, по-моему, сейчас наоборот зациклены на помощи вымирающим расам. У них на острове много представителей разных народов живёт, а государством их вовсе сейчас какой-то гоблин управляет.
  - Вымирать расы начали, когда эльфы стали влезать в их дела, а после их "помощи" народы обращаются длинноухими в рабство, хотя и называется это иначе, но смысл красивыми словами не изменишь. А те гномы, которые к ним на остров переселились, во втором поколении гномами быть перестали, а эльфами так и не стали. Болтаются посерёдке, как... - вмешавшийся гном смущённо запнулся и закончил: - Короче, просто болтаются.
  - Понятно, - кивнул я. - В безопасности кольца вы меня, допустим, убедили. Следующий вопрос. Почему я? Неужто раньше среди подручных Таэль не нашлось подходящей кандидатуры? Ваш стукач имеет большой вес их гильдии.
  - Я убью тебя! - взревел тролль, вскакивая с места.
  - Спокойно, Рык! - крикнул герцог, вставая на пути у разъярённого трактирщика. - Отнесись к этому с юмором, знал бы ты, какие слова аристократы во дворце шепчут мне в спину. Всех всё равно не перебьёшь. Сядь на место.
  Кинув в мою сторону бешеный взгляд, тролль вернулся в своё кресло.
  - А ты следи за языком, - жёстко приказал мне аристократ и спокойным тоном продолжил: - Кольцо может взять только тот, в ком течёт кровь Императора. А твоя бабка принадлежала к августейшей фамилии. Нам повезло, что ты появился в столице. Иначе за кольцом пришлось бы идти или мне, или Гилиру. Кстати, познакомься, это - твой троюродный брат.
  - Гелир диРек Трей. Рад встрече, кузен, - изящно поклонился молодой виконт.
  Когда я прекратил хватать ртом воздух, то нашёл силы выдавить:
  - Взаимно... кузен. Надеюсь, хоть половина столицы ещё не в курсе моего происхождения?
  - Кроме присутствующих об этом никто не знает, - успокоил меня герцог. - Так ты берёшься достать кольцо?
  - Берусь, - вяло отмахнулся я. - Куда мне деваться? С помощью главы Тайной стражи это будет нетрудно.
  При этих словах Имперский волк почему-то отвёл глаза в сторону, а тролль хмыкнул.
  - Не понял, - подозрительно спросил я у замявшихся нанимателей. - Вы что, хотите, чтобы я лез в самую защищённую сокровищницу королевства, а помогать не собираетесь?
  - Понимаешь, - смущённо начал герцог, - из-за ситуации, сложившейся при дворе, Тайная стража сейчас оказалась под пристальным вниманием многих высокопоставленных вельмож. К нам внедрили кучу агентов, я не могу сейчас всех их разом... э-э, уволить. По настоящему тайные операции мы сможем проводить не раньше, чем через месяц.
  Глава Тайной стражи замолчал, а потом резко закончил:
  - Именно по этой причине особой помощи не жди. Искать вора мы тоже будем по-настоящему. Поэтому не советую оставлять в сокровищнице улики. Мои ребята работать умеют, если они вычислят вора, то до королевского суда, я тебе дожить не дам.
  - Весело у вас тут, - задумчиво протянул я. - Так на какую всё-таки помощь я могу рассчитывать?
  - Только информация, - отрезал герцог. - План дворца, местоположение сокровищницы, схема расположения караулов, состав, численность, время их смены.
  - Когда смогу всё это получить? - спросил я.
  - Прямо сейчас, - ответил аристократ, протягивая мне пухлую папку.
  - Хорошо, - принимая бумаги, я поднялся из-за стола, - посмотрю, что можно сделать. Позвольте откланяться, господа.
  - Может, скажешь, когда и как собираешься лезть во дворец? - догнал меня у самых дверей вопрос герцога.
  - Пока понятия не имею, - легкомысленно ответил я. - Кстати, магистр Эскулит, вы хотели изучить мою лошадь? Она в вашем сарае. Это не я, а Шевар настоял, чтобы оставить Ласточку именно там. Через два-три дня зайду проведать её. До свидания, господа.
  
  Глава 28
  
  Раскрывать нанимателям свои планы я не собирался. Подумал, что эффектней будет сразу принести им кольцо. Работать дворец я отправился уже на следующую ночь. Не хотелось упускать удобное время. На небе была полная луна, что очень благоприятствовало моим планам.
  Без труда проникнув в старую башню у реки, которая, согласно чертежам герцога, раньше являлась частью дворцового архитектурного ансамбля, я провёл там простенький спиритический сеанс. Полнолуние для этого самое удобное время.
  Не может быть, чтобы в королевском замке не было ни одного приведения. По опыту же я отлично знал, что призраки, обречённые вечно скитаться по ночам, за избавление от такого существования охотно соглашаются исполнить маленькую просьбу спирита. К примеру, указать тайный ход в сокровищницу. Правда, общаться с приведениями приходится больше знаками. Говорить они не умеют.
  Свеча из мышиного жира постепенно догорала, но неупокоенные души появляться не спешили. Неужели королевские маги извели во дворце всех призраков? Чтоб демоны сожрали этих блюстителей чистоты магического фона! Придётся другой план придумывать. Но на всякий случай я запалил следующую свечку. Не успев разгореться, огонёк вздрогнул как на ветру и погас.
  - Может уже хватит так орать? - раздался за моей спиной ворчливый голос. - У меня даже уши разболелись, хотя по определению боль ощущать я не должен. Говори, чего надо?
  Я обернулся. Передо мной в воздухе висел весьма колоритный персонаж. В одежде полупрозрачного силуэта я угадал устаревший камзол лакея. Различием с нарядом слуги составляла кольчуга, повязаная рукавами вокруг пояса на манер юбки. В руках у призрака была дворницкая метла, в черенке которой я с удивлением опознал огромный двуручный меч. На лбу приведения лязгало, всё время, пытаясь опуститься стальное забрало, причём, сам шлем отсутствовал.
  - Т-ты кто? - запинаясь, спросил я.
  - Здрасти-приехали! - призрак возмущённо взмахнул ... э-э, наверное, всё-таки метлой. - Сам вызывает, шумит на всю округу, а потом спрашивает, кто! Приведение я.
  - Не может быть! - поразился я. - Призраки же не умеют разговаривать.
  - Сам ты не умеешь! - обиделось приведение. - А я всё умею. Так чего звал-то?
  - Я подумал, может, тебе какая помощь нужна, чтобы мученья прекратить и покой дать? Ну, там, кости захоронить или ещё чего.
  - Я те покажу "покой дать"! - взбеленился призрак и ловко огрел меня метлой поперёк спины.
  Я резво отскочил в сторону. Какой-то это неправильный дух, подумал я. Говорить умеет, ругается, дерётся, и его оружие - почесал ушибленную спину - вполне материально.
  - Помощь он предлагает! - продолжал возмущаться призрак. - Никакой помощи мне не надо. И ничего я не мучаюсь, меня такая жизнь вполне устраивает. А кости мои уже двести лет как похоронены.
  - Так может, просто поговорим? - опасливо косясь на метлообразный меч, робко предложил я.
  - А вот это другое дело, - неправильное приведение мигом сменило гнев на милость. - Давай поговорим. Сто восемьдесят лет ни с кем не разговаривал. Тебя как зовут? Меня при жизни Пучо-дворник звали. Ты чем занимаешься? Я и после жизни дворником остался. Ты где живёшь? Я во дворце. Тебе больше женские панталоны или чулки нравятся? Мне и то, и другое. У меня их целая коллекция. Хочешь, покажу?
  - Чего? - тупо переспросил я.
  - Так говорю же, чулки и панталоны, - объяснил призрак. - Я мигом их сюда принесу. У меня на любой вкус есть. Эльфийские, гномьи, даже оркские трусы имеются. А один чулок совсем свежий, только вчера у фрейлины позаимствовал. Сейчас покажу.
  - Не надо! - в панике закричал я. - Лучше объясни, как ты таким стал. Очень интересно.
  Про себя же подумал, что это надо разузнать поподробней. Не дай боги после смерти в такого фетишиста превратиться.
  - Так женское бельё я и при жизни очень любил, - у меня отлегло от сердца, - большое собрание девичьих рубашек и рейтуз имел. Когда же меня во дворец дворником взяли, здесь с чулками и подвязками познакомился, очень искусно сии предметы выдуманы. Сильно моя коллекция тогда разрослась. Однако захотелось мне бельё, которое магички носят, тоже туда заполучить. Залез я в покои придворной колдуньи и не прогадал. Много интересных вещей там обнаружил, целую охапку набрал. Но в этот момент волшебница в свою комнату вернулась. Увидев, как я её бельё любовно в сумку укладываю, разгневалась сильно. Заклинанием меня, гадюка, обездвижила, чулки свои отобрала и сказала, что навеки стражем комнаты определит, чтобы, значит, другие извращенцы туда не лазали. А какой я извращенец? Просто женскую нижнюю одёжку разглядывать люблю. Положила, значится, меня эта стерва на алтарь и стала обряд проводить, но не закончила. Её какие-то заговорщики убивать пришли. Очнулся я уже вот в таком виде - забрало в очередной раз лязгнуло, а призрак указал на меч и кольчугу. - С тех пор так и живу. А чего? Мне нравиться. Знаешь, как удобно за фрейлинами подглядывать?
  - Слушай, Пучо, - прервал я словоохотливое приведение. - Ты ведь, наверное, все тайные ходы во дворце знаешь?
  - А то, как же! - гордо ответил призрак. - В таких местах часто фрейлины с рыцарями милуются, порой очень интересные детали одежды оставляют. Вот, например, на прошлой неделе...
  - И в сокровищницу меня незаметно провести сможешь? - снова перебил я.
  - А какая мне с этого польза будет? Твоя одёжка, сразу говорю, не интересует, полу ты неподходящего. Иль меня тоже за извращенца посчитал? - призрак угрожающе потянулся за мечом.
   - Даже в мыслях не было, свои портки тебе предлагать, - честно ответил я. - Давай, я завтра со всего базара лучших женских чулок понакуплю?
  - Нее. Такое мне тоже не подходит. Ненадёванное - это не то. Надо чтобы прямо с девицы снято было, - полупрозрачный силуэт смущённо покраснел.
  - Так у меня и в публичном доме знакомые есть, - продолжал искушать я духа-извращенца. - Какие там девушки! А уж какие у них чулки! Какие подвязки!
  - А не обманешь? - подозрительно спросил призрак. - Смотри у меня, три ночи подожду, а потом по ночам являться буду, долг требовать.
  - Что ты! - неискренне возмутился я. - В мыслях такого не было. Давай, веди в сокровищницу.
  - Тут такое дело... - замялся дворник-приведение.
  - Чего тебе ещё? - представляя, какими глазами на меня завтра будут смотреть девочки в публичном доме, когда начну у них чулки выпрашивать, я был очень раздражён и не собирался этого скрывать.
  - В саму сокровищницу тайного хода нет, - смущённо признался Пучо.
  - Правда? - обрадовался я. - Значит, чулки тебе тащить не за что?
  - Но есть почти до самых её дверей, - поспешно закричал призрак.
  Смиряясь с неизбежным, я тяжело вздохнул и приказал:
  - Ладно, веди, посмотрим.
  По темным, пыльным коридорам я следовал за разглагольствующим приведением.
  - У баронессы Рильской панталоны синие, в жёлтый горошек, а у графини Гватской пояс верности гномьей чеканкой покрыт. Узоры на нём под эльфийскую живопись выполнены. Но самое интересное это чулки маркизы...
  Я почувствовал, что постепенно тупею. Ожидал, конечно, что заказ будет нелёгким. Но, о боги, не настолько же!
  Наконец мои мученья закончились. Мы дошли до конца коридора.
  - Вот эта стена отодвигается в сторону, - объяснил призрак. - Дальше прямой коридор до сокровищницы, только я туда пройти не смогу. Там магическая защита, духов тоже не пускает. Охраны дальше не будет, последний пост сзади остался. За углом шагов за двадцать отсюда стоят. Хотя, когда стену отодвигать будешь, могут и услышать.
  - Так сделай что-нибудь, чтобы не услышали, - раздражённо бросил я. - Пошуми там, в начале коридора.
  - Ага, а завтра, когда узнают, что во дворце приведение есть, за мной целая толпа магов охотиться будет? - возмутился Пучо. - Об этом мы не договаривались.
  - Болван! Завтра весь дворец о краже из сокровищницы знать будет. На приведение никто не подумает, мало ли кто шумел - охрану отвлекал.
  Подумав, призрак согласно кивнул и исчез. Через несколько минут из-за стены раздались его громкие вопли:
  - Это настоящее безобразие, что сейчас во дворце творится! Королевская любовница, служка Дерти целую неделю рваный чулок не меняет! А ещё, рыцарь Гомар в первый же день подобрал дубликат ключа к поясу верности графини Гватской! И если подобрал, так чего теперь отлынивает?! Почему три дня графиню не посещает? Белошвейку Рину, трёх служанок, повариху уважил, а на графиню, значит, времени не хватает?! Позор! Да и сам граф Гватский, за что жену страдать заставляет? Она ничуть не хуже, чем её ключница! Пусть у кого хочешь спросит! Полдворца в этом лично убедились! Но самая лучшая - это, конечно, маркиза...
  Я осторожно отодвинул каменную глыбу в сторону. Опасаться, что меня услышат не приходилось. Уверен, стражники сейчас увлечены только выслушиванием новостей интимной жизни дворца.
  Убедившись, что смогу открыть тайный ход из коридора, я аккуратно задвинул кусок стены на место и направился к сокровищнице. Пройдя несколько шагов, насторожился. От пола впереди явственно разило магией. Чары скорее всего не атакующие, а сигнальные. Возможно, что благодаря щиту эти охранные заклинания меня бы и не заметили, но решил не рисковать и опасный участок преодолел по стене и потолку. Расстояние в полтора десятка шагов это пустяк. Дальше оказалось сложнее. Понятно, почему призрак-извращенец сюда идти отказался, его бы здесь просто высосали. Участок коридора буквально кишел энергомагическими духами-вампирами. Весьма опасные твари! Особенно для чародеев. Причём, насколько мне известно, абсолютно неуправляемые и магии поддаются очень слабо. Преодолеть их можно было только с помощью святой воды. Слава богам, что у меня осталась фляжка с этой жидкостью, не все Ласточка выдула. Сделав маленький глоток, я быстро прошёл магических паразитов и остановился. Необходимо было дождаться, когда эликсир, который заблокировал и мои магические способности, перестанет действовать. Святая вода оказалась сильной, ждать пришлось довольно долго. Наконец всё пришло в норму, и я продолжил путь. В дальнейшем ничего сложного не попадалось, всего несколько примитивных механических и магических ловушек с проваливающимися полами, обваливающимся потолком, копьями из стен и прочими глупостями. Впрочем, понятно, расчёт, видимо, был на то, что только немагу возможно преодолеть магических вампиров, а для таких и этого с лихвой хватит.
  Вскоре я оказался перед дверью в сокровищницу и замер. Поразительно! Что это? Ловушка, дань традициям или обыкновенная тупость? Такие замки сейчас даже на амбарах не используют. Подобное любой мальчишка обыкновенной щепкой откроет.
  Внимательно осмотрев стены, полы, потолок, дверь и на всякий случай хлебнув ещё святой воды, я взялся за примитивный замок. Как и ожидал ничего сложного, дверь распахнулась. Я ждал, но ничего не происходило, даже обидно, теперь опять стоять на месте пока снова магия не вернётся.
  В сокровищницу всё-таки входил осторожно, но больше сюрпризов не оказалось. Осмотрев помещение, я справедливо возгордился. Ведь ещё ни одному вору не удавалось сюда проникнуть. Ну что ж, пора браться за дело. Решив, что заказанное кольцо, которое, согласно сведениям герцога, лежало в шкатулке в глубине зала, теперь от меня никуда не убежит, в первую очередь занялся многочисленными сундуками. Дорогие украшения, оружие, утварь меня сейчас не интересовали. Сбывать замучаешься, и при этом риск попасться подчинённым Имперского Волка чересчур велик. Но я человек скромный, мне простых монет хватит. Которые из золота. Но некоторые безделушки всё-таки прихватил. Во-первых, несколько изящных эльфийских украшений для Таэль, старался брать дорогие, старинные, но не броские. Полуэльфийка отлично в этом разбирается и поймёт их истинную цену, а остальные... Зачем девушку слишком приметными вещами подставлять? Во-вторых, взял три метательных ножа. Зря, конечно. Мало того, рукояти каждого украшены рубином, от них ещё явственно фонило непонятной магией. Но не смог удержаться. Клинки просто идеально легли в мою руку. Ножны скрытного ношения, которые лежали рядом, отлично "уживались" и совсем не мешали моим проверенным ножам. Короче, вещи, несомненно, делали специально для меня, и грешно оставлять их гнить в сундуках.
  Взвесив в руках набитый монетами мешок, решил, что, пожалуй, достаточно. Теперь кольцо. Без труда отыскав нужную шкатулку, достал простое железное украшение, полюбовался, усмехнулся и надел его на средний палец. Внезапно кольцо сверкнуло и завибрировало. Чувствуя неладное, я попытался его снять, но было поздно. Каким-то непостижимым образом проклятая железяка, оставаясь на пальце, ушла мне под кожу. Причём продолжая вибрировать. Заметив сыпавшийся с потолка мусор и качающиеся на сундуке золотые статуэтки, понял, что трясётся вся башня. В ярости ударив по скрывшемуся кольцу, я крикнул:
  - Прекрати!
  Так же внезапно всё сразу закончилось.
  - Спасибо, конечно, - со злостью поблагодарил я невидимое украшение, - но теперь только совсем глухие и тупые не поняли, что в сокровищнице, что-то происходит. И как теперь мне отсюда выбираться?
   Кольцо снова завибрировало, палец, на который оно было надето, помимо моей воли разогнулся, и я обнаружил, показываю неприличный жест старинной статуе какого-то древнего императора.
  Подойдя к указанной скульптуре, понял, что приведение меня обмануло. Тайный ход в сокровищницу был. Хотя, возможно, Пучо сам не имел о нём понятия. С помощью простейших манипуляций сдвинув древнего Императора в сторону, я увидел узкий люк, откуда на меня пахнуло жуткой вонью. Лезть туда очень не хотелось, но в дверях сокровищницы уже скрежетал ключ, слышались голоса стражи, и я решился. Скользнул в открывшийся проход, осторожно задвинул статую на старое место и, стараясь поменьше дышать, двинулся по обнаруженному коридору. Лаз был низкий и узкий. Передвигаться приходилось на четвереньках, цепляясь плечами за стены. По дну бежал ручеёк с вонючей и ледяной водой. В потолке часто всречались отверстия. Когда я проползал мимо одного из них, оттуда что-то упало мне на спину.
  Дерьмо!!!
  Это я не ругаюсь, а констатирую факт. На меня свалилось отборное, свеже... э-э, сделаное, вонючее дерьмо! Я с ужасом понял, что нахожусь в дворцовой канализации, где меня только что натурально обгадили. Твёрдо решив, что лучше умереть, чем позволить себя поймать в таком виде, я пополз дальше. Уклон канализационной трубы становился всё больше, и вскоре, не в силах больше удерживаться за скользкие стены, я, со всёвозрастающей скоростью, заскользил куда-то вниз и вперёд. Попытки затормозить движение, оказались тщетны. Тогда, смирившись, в компании продуктов-отходов жизнедеятельности дворца, я понёсся навстречу своей судьбе.
  
  
  Разговор у реки.
  
  
  - Дядька Вунё, а зачем ты, перед тем как в речку вылить, в бочках сачком шерудишь? И так, страх, как воняет!
  - Молод ты ещё и глуп. У нас, золотарей, это почитай главный прибыток и есть. Вот, смотри.
  - Ой, монетка!
  - То-то и оно, что монетка. Редкий день чего полезного так не выуживаю. В основном, конечно, медь, но, порой, и серебро бывает, а пару раз и золотой попадался.
  - Ой, дядька Вунё, а можно я попробую?
  - Ну, хорошо. На, держи сачок. Что без сачка? Вот это другое дело. А то воняет ему! В правом углу получше пошарь, там чаще всего попадается. Я же пока отдохну. Вот выучу тебя, настоящим золотарём станешь, будешь сам дерьмо вывозить. Я же буду сюда приходить, в бочках чуток поковыряюсь, привычным воздухом подышу, молодость вспомню. Что, ещё нашёл? Молодец! Совет тебе по этому поводу. Как будешь в городе нужники чистить, ни за что не соглашай там потерянную вещь для хозяина искать. Что в дерьмо попало, то уже наша законная добыча. Да каждый месяц не забывай из найденного одну монетку обратно в бочку кинуть. Иначе Дерьмобог обидится может. Сам тогда придёт своё требовать.
  
  
  
  Наконец смрадное путешествие завершилось. Меня вынесло из трубы и вышвырнуло в какой-то водоём. Причём закончится всё могло весьма печально. Висящий на спине мешок с золотом сразу потянул меня на дно. Чуть ли не плача от огорчения, я с трудом освободился от драгоценной ноши и, жадно глотая воздух, вынырнул наружу. Тут же из трубы мне на голову свалилась догнавшая меня какашка. Выругавшись, я осмотрелся. Уже светлело, водоём оказался рекой, с берега которой на меня ошарашенно смотрели три пары глаз. Два глаза принадлежали заморенной кляче неопределённого цвета, запряжённой в повозку с огромной бочкой. Ещё двое наблюдателей были людьми, один в годах, другой совсем ещё мальчишка. Когда я выбрался на берег, они дружно рухнули на колени. Признаться, такой приём меня изрядно удивил.
  - О, Всевонючий! Прости верных слуг твоих, если прогневили чем. Мы готовы немедленно возместить твои потери, - начал пожилой и деловито уточнил: - Сколько с нас?
  Припомнив вес утонувшего мешка, я честно ответил:
  - Примерно, полторы-две тысячи золотых.
  - О, Всевонючий, ты так не наглей! Серебрушку может и пожертвую. И то, только если племяша главным золотарём города сделаешь, - твёрдо заявил мужик, а стоящий на коленях пацан с надеждой уставился на меня.
  Сумасшедшие, решил я, поэтому обижаться на такое своеобразное обращение не стал, хотя сами они воняли ничуть не меньше. Просто отведя им глаза, отправился вверх по течению реки, необходимо было хоть немного помыться.
  
  
  Окончание разговора уреки.
  
  
  - Ой, дядька Вунё, куда это он пропал? А нашу просьбу он теперь выполнит?
  - Да кто этих богов знает. Но на всякий случай сымай штаны. Сядем, помолимся. Может, действительно главным золотарём станешь.
  
  Глава 29
  
  Отмывшись в реке от последствий путешествия по канализации, я подсчитал потери. В принципе, можно было считать, что всё закончилось удачно. Заказ, что ни говори, выполнил - кольцо по-прежнему пряталось под кожей, но это мелочи, в крайнем случае, просто палец отрежу, а Эскулит мне новый вырастит. Кроме мешка с золотом ничего не пропало. Подарки для Таэль лежали в кармане, ножи тоже остались на своих местах. Утопленное золото решил включить в запрошенный гонорар, обосновав это тем, что мне не дали о кольце полную информацию, забыв сообщить о его способности прятаться под кожей и трясти здания. Поразмышлял о возможности содрать моральный ущерб за слишком близкое знакомство с канализацией дворца, но от подобной мысли отказался, твёрдо решив, что от меня об этом никто и никогда не узнает.
  Поёживаясь от мокрой одежды, я отправился к видневшимся городским стенам. Далековато меня вынесло!
  В городе первым делом решил разделаться с самым неприятным. А именно, моим долгом извращенцу приведению. Кто его знает, какие способности для мести имеет этот неправильный призрак? Уж лучше не рисковать. Однако, когда я добрался до публичного дома, моя решимость быстро начала сходить на нет. Может, ну его? Настучу дворцовым магам о приведении, пусть они моим кредитором разбираются. Очень уж стыдно и неохота выпрашивать у девочек их старое бельё. С другой стороны, своё слово я всегда старался держать. Конечно, если давал его добровольно. Может, на кого другого получится свалить эту неприятную обязанность? Заметив показавшегося в конце улицы знакомого наёмника, я устремился ему на встречу.
  - Здравствуй, Кар, - радостно приветствовал я его. - Как твои дела? Надеюсь, всё нормально? Скажи, а ты мне друг?
  - Нет, я тебя вообще первый раз в жизни вижу, - поспешно отказался воин, подозрительно меня осматривая. - Говори, чего надо? Кстати, чем от тебя так воняет?
  После этих слов моё нежелание общаться с девушками только окрепло. Сам я запаха не ощущал, наоборот, после канализационных ароматов буквально наслаждался свежим воздухом. Видимо, короткое купание в реке помогло мало, нужна более серьёзная мойка.
  Внезапно проклятое кольцо снова завибриловало, но на этот раз всего на пару секунд. Нет, от этого украшения надо побыстрее избавляться! Только с женким бельём закончу и возьмусь.
  - Понимаешь, - смущённо начал я, - это нужно не мне. Один друг попросил. Хотя он мне не друг. У меня таких друзей нет. Но этот, в принципе, э-э, человек хороший. Хотя не друг мне. Я подобных ему вообще не люблю. Но он попросил. Надо сделать. Хотя мне это совсем не интересно, это другу, который мне не друг. Хотя попросил. Вот!
  - Чего? - переспросил Кар.
  - Нужно ношенное бельё девиц публичного дома, - решившись, выдал я.
  - Только ношенное? - уточнил воин.
  - Только, - кивнул я.
  - То, которое на базаре продаётся, совсем не подходит? - сочувственно спросил десятник.
  Я грустно помотал головой.
  - А хотя бы с платьями не пробовал? - продолжал допытывать Кар.
  - Нет, они тоже не подходят, нужно бельё. Погоди, говорю же, это не мне, а...
  - Да я всё понял, - охотно согласился воин. - Это другу, который тебе вовсе не друг. Прости, Тиро, но здесь я тебе не помощник. А вообще, советую, к магу разума обратись. То есть, конечно, я имел в виду другу, который не друг, это скажи. Извини, мне надо идти, дела.
  Кинув ещё один сочувственный взгляд на возмущённого такими предположениями меня, Кар степенно удалился.
  С тоской посмотрев ему вслед, собрался духом и направился к порогу весёлого заведения, но злополучное кольцо снова дрогнуло. На этот раз довольно для меня удачно. Приостановившись, я заметил ещё одного знакомого. На этот раз решил действовать по-другому.
  - Привет, Торвин. Есть дело, - обратился я к бывшему заике и многозначительно добавил: - Денежное.
  - Говори своё дело, - заинтересовался гном.
  - Нужно женское нижнее бельё - трусы, подвязки, чулки. Много и срочно, - деловито начал я. - Дают по золотому за каждый десяток этих тряпок, условие, чтобы они все разные были. Дело выгодное, но у меня, как на грех, времени нет, а задаток, два золотых уже взял. Одну монету я себе как посреднику оставлю. Одну тебе - этого с лихвой на двадцать чулков хватит. Считай, ни за что не меньше пяти серебрушек заработаешь. Бельё нужно достать до вечера. Деньги получишь прямо сейчас. Согласен?
  - Ты из меня дурака не делай! - рассердился Торвин. - Не на того напал! Где это видано, чтобы за посредничество такой процент драть! Обе монеты гони, а что останется - поделим. И вообще, кто так дела делает? Если все деньги в оборот пустить, то барыш больше получится. Ничего вы, люди, в торговле не смыслите!
  В душе я буквально плясал от радости, но для гнома смущённо пробормотал:
  - Так ведь у меня это, времени нет.
  - Времени у него нет! - заворчал гном. - Ладно, так и быть, по старой дружбе помогу тебе за две трети от прибыли. Ты не волнуйся, если гном за дело берётся, то в накладе не останешься. А лучших условий никто не предложит, я особенности рынка женского нижнего белья до тонкостев знаю. Ну что идёт?
  - Согласен, - махнул я рукой. - Держи, вот тебе обе монеты.
  - Какие такие две монеты?! - снова рассердился Торвин. - Разве можно дело с таким малым стартовым капиталом начинать? Этот задаток от заказчика я, как глава нашей компании, конечно возьму. Тебя, вижу, к денежным вопросам подпускать нельзя. Но предлагаю ещё по три золотых скинуться. Если у тебя нет, то могу одолжить. Правда, учитывая срочность, вечером отдашь пять. Ты не волнуйся, дело верное, коли с гномом связался в накладе точно не останешься.
  - Держи, - я протянул дельцу ещё три монеты.
  Разговор с пройдохой мне уже изрядно надоел, хотелось, наконец, хорошенько вымыться и завалиться спать.
  - Всё, мне пора. До вечера.
  - Погодь, - вновь остановил меня гном. - Сюды-то ты зачем пришёл?
  - Ах да, забыл сказать. Заказчик на новом белье не настаивает, можно даже не парное. Я хотел в сём заведении публичном ношеное по дешёвке купить. Ведь для здешних работниц такие вещи, почитай, главный инструмент в труде их нелёгком. Наверняка портится быстро, и выбор тут зело богат будет, - старательно подражая гномьей манере разговора, ответил я.
  Коротышка с уважением посмотрел на меня.
  - Не совсем уж ты для торговых дел пропащий, оказывается, - нехотя признал знаток бельевого рынка, но тут же добавил: - Правда, всё равно бы тебя в чём-нибудь надули. Сильно повезло, что меня встретил! Теперь я сам за это возьмусь. Ладно, пора делом заняться, а то, как есть, проторгуемся. И даже не попрощавшись, мой компаньон закосолапил к дверям публичного дома.
  С лёгким сердцем я отправился в трактир, в котором снимал угол. Там, наконец, с наслаждением помылся в бане и завалился спать.
  
  Глава 30
  
  Проснулся уже под вечер. Настроение было прекрасным. Заказав ужин в комнату, принялся за еду, попутно размышляя над своими дальнейшими планами. Пожалуй, в первую очередь, стоит рассчитаться с призраком, думаю, Торвин с бельём не оплошает. Потом следует зайти к Толиду. Кольцо отдавать сразу не буду, купец явно не главный из нанимателей. Скажу цену, пусть деньги готовят, а я и на следующий день наведатся могу. О шуме в королевской сокровищнице они наверняка знают, значит, опять всей компанией встречать будут. Для меня это безопасней. А вообще, с Имперским Волком стоит быть поосторожней, он запросто может решить, что такой свидетель ему не нужен. Ну ничего, я тоже не дурак, с подобными нанимателями сталкивался, как подстраховаться знаю.
  В дверь комнаты постучали. Кого там демоны принесли? Торвин? Вряд ли, гномы сроду в незапертую дверь не стучат, а сразу входят. Другие же посетители в данный момент мне абсолютно не нужны.
  - Входи, открыто, - крикнул я и принялся увлечённо обгладывать кость, всем своим видом показывая, что любой собеседник будет жутко мешать моему разговору с этим превосходно прожаренным мясом.
  Дверь отворилась, кольцо вновь завибрировало, я судорожно, чуть не подавившись, проглотил последний кусок.
  - Пожалуй, мне следует зайти попозже.
  - Что ты, Таэль! Наоборот, я буду очень рад разделить с тобой трапезу.
  - Спасибо, я уже поужинала.
  - Так и я тоже. Как раз собирался заказать вина. Разговору это совсем не помешает.
  - Мне не надо.
  - Тогда и я не буду. Не люблю пить в одиночку.
  - Зачем же тогда хотел заказывать вино?
  -А ко мне гости должны прийти. Нет-нет, ты не помешаешь, к тому же, может и не придёт никто. Присаживайся. Какое у тебя дело?
  Усевшись в кресло, Таэль поколебалась и произнесла:
  - Мне нужна твоя помощь.
  - Всё что смогу! Что надо украсть?
  - Не перебивай. Последние события окончательно убедили меня, что в гильдии есть стукач Тайной стражи. Причём это кто-то из моих приближённых. Не скажу, что его действия вредят гильдии, но допускать чужого агента к своим делам, не хочу. Уверена я только в Рыке, его знаю с детства, но у него найти стукача не получилось. Ты тоже вне подозрений, так как в городе недавно. Поможешь вычислить шпиона?
  Мда, рассуждения логичные, но выводы неверные. Чего же теперь делать? Если бы герцог не успел меня завербовать, то, даже не зная о связях тролля, уверен, легко смог бы вывести его на чистую воду и стать для Таэль самым близким человеком.
  - Понимаешь, - начал я, - очень уж неохота лезть в ваши внутренние гильдейские дела. Не люблю политики. А вообще, советую, плюнь ты на этого стукача. Сама же говоришь, вреда от него нет. Уверен, что тот сам считает себя верным гильдии и во вред ей действовать не будет.
  - Считаешь, кто-то из воров сам решил помогать гильдии, даже не уведомляя меня, - нахмурилась Таэль. - Хм, такое действительно может быть. Тогда дядя Рык наоборот первый на подозрении. К тому же...
  Полуэльфийка задумалась.
  Демон! Умная девочка. А я дурак. Сам того не желая, спалил трактирщика. Но этак она, пожалуй, и меня вычислить может.
  - Послушай, ну их этих шпионов, - переменил я тему. - Можно я тебя в театр приглашу? Кстати, почему ты так мало носишь украшения? У меня для тебя подарок. Если примешь моё приглашение, надеть туда можешь что-то из этого.
  Я высыпал перед девушкой украденные из сокровищницы вещицы.
  - Ой, какая прелесть! - восхищённо воскликнула Таэль. - Судя по рунам это кольцо времён Древней империи.
  С удивлением заметил, что железяка вылезла из-под кожи и открыто сверкает на пальце. Но когда попытался его снять "моя прелесть", собака, снова спряталась.
  - Не обращай внимания, это ненастоящее кольцо, иллюзия,- поморщился я. А остальное тебе не понравилось?
  - Это тоже очень древние вещи, - признала полуэльфийка, рассматривая драгоценности. - Очень дорогой подарок. Ой, прости, я ещё и за цветы тебя не поблагодарила. Спасибо, прекрасный букет. Но это! Откуда?
  - Из королевской сокровищницы, - гордо ответил я.
  - Ты же обещал пока не лезть во дворец, - возмутилась девушка.
  - Так получилось, к тому же, ничего трудного не было, - отмахнулся я. - Так ты принимаешь моё приглашение?
  В этот момент дверь не вовремя отварилось, и в комнату вбежал молодой, лет восьми, гномёнок.
  - Ты Тиро? - он деловито почесал свою редкую бородку. - Тебе передать велено, что твои труселя из публичного дома сейчас доставят. Но надо ещё золотой приготовить, чтоб за всё расплатиться хватило.
  Таэль нахмурилась.
  - Ты всё не так понимаешь, - заюлил я. - Признаю, всё выглядит несколько неестественно, но я всё объясню.
  - Почему же, неестественно? - ядовито удивилась полуэльфийка. - Из некоего заведения мужчине приносят забытую вещь и просят расплатиться за услуги. Всё вполне естественно. Не надо мне ничего объяснять. Ты не обязан передо мной отчитываться. Кстати, украшения я не люблю. И театр тоже.
  - Но это не моё бельё! - в отчаянии вскричал я.
  - А чьё же? - иронично осведомилась девушка. - Или ты собираешь женское бельё?
  Я покраснел и потупился.
  - Точно, - подтвердил гномёнок. - Отборны женски труселя. Как заказывал. Я всё как есть передал. Мастер Торвин сказал, что ты мне за то две монетки отжалеешь.
  Ребёнок требовательно протянул руку. Удивление во взгляде полуэльфийки сменилось отвращением.
  - Это не мне! - в панике закричал я. - Клянусь, не мне. Это другой извращенец заказывал.
  - Как так не тебе? - возмутился малолетний гонец. - Платить не хочешь? Я всё маме расскажу, а она папе расскажет, а он дедушке, а уж тот...
  - Уйди, шкет! - прорычал я, кидая ему серебряную монету.
  Малолетнего вымогателя тут же как ветром сдуло.
  - Таэль, могу поклясться своей богиней, что я должен передать эти вещи другому, - убедительно произнёс я.
  Девушка недоверчиво хмыкнула.
  - Клянусь великой богиней, своей покровительницей Лили, что покупаю женское бельё, чтобы отдать как плату за оказанную услугу, - торжественно произнёс я.
  Внезапно взятые в сокровищнице ножи словно раскалённые угли обожгли моё тело. Ругаясь и обжигая руки, я швырнул взбунтовавшиеся железки на пол.
  - Ты придурок, - определила Таэль, внимательно рассматривая упавшие клинки. - Додумался клясться именем богини жизни, имея при себе оружие, посвящённое Моране. Сестры не очень-то любят друг друга. Интересно, как ты, адепт Лили, вообще смог взять в руки предметы, отмеченные богиней смерти.
  - В сокровищнице нормально взял, - пробурчал я.
  - Значит это тоже оттуда, - кивнула девушка. - Послушай, а продай их мне.
  - Бери в подарок, - пожал я плечами. - Только голыми руками не хватай.
  - Не волнуйся, - усмехнулась полуэльфийка, безбоязненно поднимая ножи. - Мне богиня жизни не покровительствует. Подозреваю, что извращенец, для которого ты собираешь бельё, тоже имеет отношение к дворцу?
  - Он там живёт, - кивнул я.
  - Такой осведомитель пригодится гильдии, - задумчиво произнесла Таэль. - Познакомишь?
  - А почему нет? - ухмыльнулся я. - Уверен, такого шпиона ни у кого ещё не было.
  Тут дверь вновь распахнулась, и в комнату ввалился Торвин. Гном был почти не виден под двумя огромными тюками.
  - Ага, значит, это ты - заказчица? - обратился он к Таэль. - Не сумневайся, бельё отборное. Я в этих вещах толк знаю. В следующий раз можешь сразу без посредника обращаться. От Тиро в этих вещах всё равно смыслу мало. А я, смотри, как расстарался! Всё как на тебя шито. Вот, примерь.
  Глядя как гном настойчиво впаривает покрасневшей полуэльфийке какую-то кружевную тряпку, я давился от смеха. Но вскоре коротышка переключился на меня. Упирая на то, что в этом году, как следствие неурожая пшеницы, особенно велик спрос на нижнее женское бельё, он распинался о жуткой дороговизне. Гном весьма убедительно доказывал, что два тюка ношеных тряпок стоили ему десять золотых.
  - Два - задаток от заказчика, три ты внёс, я добавил пять, значит, ты мне ещё один золотой должен. Процентов, так и быть, брать не буду. А ты уж ей, - Торвин кивнул на Таэль, - продашь по оговоренной цене и с лихвой своё возвернёшь.
  Спорить не стал. Вручив довольному гному монету, я выпроводил его вон. Хотя про себя, конечно, посмеялся над такими аппетитами. Помнится, в Тикреме один барон за десять золотых заказал новую форму для всей своей гвардии.
  Избавившись от коротышки, я взвалил на себя мешки и обратился к Таэль:
  - Ну что, пойдём, познакомишься со своим будущим дворцовым осведомителем.
  Вдвоём с девушкой мы быстро проникли в старую башню, с которой вчера началось моё путешествие, закончившееся знакомством с канализацией.
  С облегчением сбросив с плеч тюки, достал свечи и приготовился провести призыв.
  - Вот только не надо опять орать на всю округу! - раздался знакомый ворчливый голос. - Здесь я уже, здесь. Принёс? Или это она прямо сейчас снимать будет? Пусть тогда начинает.
  Таэль, в изумлении раскрыв рот, смотрела мне за спину.
  - Это же...
  - Ага, призрак, - согласился я с ней и указал на принесённые тюки: - Всё как обещал, принимай. Девушку не тронь! Она не по этому вопросу.
  - Подумаешь, скромница! Не очень-то и хотелось.
  И больше не обращая на нас внимания, Пучо зарылся в принесённые тряпки.
  - Не знала, что бывают приведения-извращенцы, - шёпотом сказала мне полуэльфийка.
  - Тоже не знал, до вчерашнего вечера, - ответил я. - Зато представь, какой осведомитель. Он же сможет...
  - Что это?! - перебил нас обиженный рёв. - Мы так не договаривались!
  Я оглянулся, призрак возмущённо размахивал старыми рваными гномьими портками. Ну, Торвин! Спрашивается, кто из нас после этого вор?
  - Наверно, случайно попалось, - попробовал выкрутиться я.
  - Случайно?! - Пучо разгневанно швырнул в меня портками. - Такого тут больше половины!
  - Но женское тоже есть? - уточнил я.
  - Есть, - согласился призрак.
  - Ну вот...
  - Но мало. Пусть ещё она своё сейчас отдаст, - извращенец указал на Таэль.
  - Э, нет. Мы с тобой договаривались, что я принесу женское бельё - я принёс. О точном количестве, а тем более о стриптизе, разговора не было.
  - По ночам являться буду, - неуверенно пригрозило приведение.
  - Королевским магам про тебя расскажу, - ответил я.
  - Чего сразу магам? - пошёл на попятную призрак. - Пошутить нельзя.
  - Ну что, вербовать его будешь? - спросил я у ошарашенной полуэльфийки. - Если будешь, о цене заранее договаривайся. Сама видишь, какой тип.
  - Может, ты попробуешь? - опасливо поглядывая на извращенца, попросила Таэль. - У тебя лучше получается.
  - Давай так, - согласился я. - Эй, Пучо, а будешь дальше за плату услуги оказывать?
  - Три таких тюка за каждую, - мгновенно отреагировало приведение. - Но чтобы только девичье, не как сейчас.
  - Такими темпами в городе скоро женского белья не остается. Один чулок за услугу.
  - Стану я за один драный чулок с вами связываться. Да я у горничных легче сопру. Два тюка, но чтоб с красивых девиц снято было.
  - Так других и не держим. А у горничных часто таскать опасно, вдруг магам пожалуются? Два чулка.
  - За триста лет не пожаловались, а тут пожалуются? И чего только чулки? Есть ещё трусы, подвязки и другое бельё. Один тюк.
  - Тюками таскать тяжело. Тебе же хуже. Реже о помощи просить будем - городские новинки пропустишь. Пять различных экземпляра белья за каждую услугу самый раз будет.
  - Тряпки вес малый имеют, чай не железо. Свёрточек, штук в пятьдесят, легко принести можно. Но товар пусть она на себе показывает, - кивнул на полуэльфийку призрак.
  - Таэль девушка занятая, нет у неё времени для тебя показы устраивать. Десять экземпляров, никаких показов на себе, задание исполняешь без проволочек. Это последняя цена.
  - Но плата вперёд!
  - Половина вперёд, остальное по исполнении.
  - Согласен.
  - Встречаться будем каждое полнолуние в этой башне. Но ты и сам думай, чем можешь полезен оказаться.
  Когда мы выбрались из башни, Таэль была, мягко говоря, не в духе.
  - И как ты мне предлагаешь расплачиваться с этим извращенцем? - гневно спрашивала она. - Хорошо хоть демонстрировать на себе не придётся.
  - Не пойму, чем ты недовольна? - удивился я. - Тебе всяко проще, чем мне. Женское бельё-то имеется.
  - Чтобы мои вещи похотливо рассматривало ненормальное привидение?! - возмущению девушки не было предела. - Сегодня же все свои старые тряпки сожгу! На всякий случай.
  - Да ради богов! - спокойно ответил я. - У тебя же уже поставщик есть. Поговори с Торвином, он не откажется .
  - Ага, а в следующий раз он поножи от гномьих доспехов под видом женских чулков не притащит? - ядовито осведомилась полуэльфийка. - Проверять и рыться в старом белье, которое носили всякие шлюхи, я тоже желанием не горю.
  - Пригрози штрафом за неправильный товар, уверен, всё нормально будет. Чего ты вообще придираешься? - обиделся я. - Не нравиться, давай вернёмся. Сама с Пучо торговаться будешь.
  - Сама! - пробурчала Таэль. - Да я даже разговаривать с таким боюсь. Кто его знает, что у него на уме! Следующий раз снова вместе пойдём. Сколько возьмёшь за то, что разговоры с ним будешь вести сам?
  - Дорого, - тут же сориентировался я. - Девушка сопровождает меня в театр - я сопровождаю девушку к приведению. Девушка ужинает со мной - я за неё разговариваю с привдением. Девушка принимает мои подарки - я договариваюсь с гномом. Девушка...
  - Достаточно, принцип я поняла, - рассмеялась Таэль. - Вот тебе гонорар от девушки за блестяще проведённую вербовку агента.
  Глава Воровской гильдии поцеловала меня в щёку и скрылась в ночи.
  - Да он у меня завтра вообще в гильдию вступит! - воодушевлённо проорал я ей вослед. - И полгорода твоими осведомителями сделаю!
  - Девушка не любит слишком навязчивый сервис, - раздалось в ответ.
  
  Глава 31
  
  В трактире меня ждало письмо от Толида. В послании купец приглашал навестить его дом и намекал, что для меня приготовлена солидная сумма. Замечательно. Наконец от трясущей башни железяки избавлюсь. Хотя в последнее время она и ведёт прилично, но с такой штукой на пальце на дело я пойти не рискну.
  В воротах купеческого подворья меня опять встречал Шевар. Старый воин был чем-то очень недоволен.
  - Сразу предупредить не мог? - хмуро спросил он.
  - О чём? - удивился я.
  - О своей лошади, чтоб её...
  - Что, всех мышей у мага сожрала? - сочувственно спросил я.
  - При чём тут мыши? Демон с ними! Это Эскулита забота, - отмахнулся Шевар. - Твоя гнедая в первую же ночь подкоп сделала, из сарая вылезла, в оранжерею наведалась, в клумбах повалялась, потом в амбар, не столько зерна сожрала, сколько попортила, а сегодня в оружейную пробралась.
  - Неужели и там что съела? - поразился я.
  - Полсотни стрел и два лука погрызла, а остальное...
  - Что?
  - Обгадила! Как только в одну лошадь столько дерьма влезло! Видимо долго терпела. Зря смеёшься, я Кара за ней убирать заставил, он сначала тоже смеялся. Теперь очень сильно с тобой поговорить хочет.
  - Некогда мне с ним общаться, - заторопился я. - У меня дело. То самое.
  - Пойдём. Тебя ждут.
  Пройдя в знакомую комнату, я обнаружил там ту прежнюю компанию. Как только я вошёл, кольцо вновь завибрировало, а амулет, висящий на шее Эскулита, засветился.
  - Не может быть! - вскричал маг. - Артефакт уже полностью активирован.
  - Как активирован?! Кто тебе давал право пользоваться кольцом? Кого ты набрал в Команду, сволочь? - гневно зашипел мне в лицо Имперский Волк.
  От его бешеного взгляда мне стало нехорошо.
  - Ничего я не активировал. И ни какой команды у меня нет. Я всегда один работаю. А кольцо таким и было. Только надел, так эта штуковина чуть башню сокровищницы не разрушила. Кстати, об этом надо заранее предупреждать. Из-за этой бешеной железяки я две тысячи золотых потерял и почти попался. Так что, с вас...
  - Заткнись! - рявкнул герцог и обернулся к магу и жрецу. - Вы же говорили, что для активации кольца требуется специальный ритуал. Значит, вор врёт?
  - Не думаю, - смущённо начал Эскулит. - Сведения о Кольце очень противоречивы, но точно известно, что оно само определяет Избранных. Даже ритуал не смог бы инициировать нежелательных для него кандидатов.
  - Всё в воле богов, - поддержал мага жрец. - Но не думаю, что стоит так расстраиваться, герцог. К этому юноше благоволит Лили, да вы сами, помнится, весьма лестно о нём отзывались.
  - Действительно, ваша светлость, - подал голос Толид. - Я бы даже сказал, что это хорошая новость. Теперь у нас есть уже активированный артефакт и Команда. Насколько я понял, до этого никто не мог дать гарантию, что нам всё удастся.
  Я обиделся, что обо мне говорят как об отсутствующем и решил обратить на себя внимание.
  - Эй, я вовсе не собираюсь участвовать в ваших планах. Платите деньги, забирайте кольцо и до свидания.
  - Сожалею, молодой человек, но у Вас нет выбора, - ответил маг.
  - Угрожаете? - усмехнулся я.
  - Ну что вы! - возмутился Эскулит. - Дело в том, что признав вас Избранным, Кольцо теперь привязано только к вам. Оно же, хотя я его и не вижу, сейчас на одном из Ваших пальцев? Так вот, снять его не удасться, пока не выполните Миссию. Отказаться не получиться. Вам предстоит путешествие, и Кольцо не позволит оставаться на одном месте более одной недели. Скоро оно начнёт обжигать руку, призывая в путь.
  - А если палец отчекрыжить? - с надеждой спросил я.
  - Да хоть всю руку! Не поможет, - грустно ответил маг. - Энергетический слепок Кольца останется с вами. Снять удасться только бесполезную железку.
  - Хочу вина. Много. Сейчас же, - твёрдо заявил я, бесцеремонно отбирая у своего родственника-виконта бутылку.
  Стаканы я принципиально проигнорировал.
  - А по мне, тоже неплохая кандидатура, - задумчиво произнёс Рык. - По крайне мере в городе его не будет. От него в гильдии сплошные проблемы. И девочка вся извелась.
  - Кстати, - я на секунду отвлёкся от второй бутылки, - Таэль догадалась, кто на неё в Тайную стражу стучит. Так что лучше сам сознайся.
  - Тебя не спросил! - недовольно буркнул тролль. - Сам знаю.
  - Ну ты алкаш! - восхищённо выдохнул кузен, наблюдая, как я берусь за третью бутылку. - Мне оставь. Это же коллекционное вино! Такое даже король не каждый день пьёт.
  - Брат! Да я... да для тебя... Пшли отсюда. Выпьем. Ну их всех!
  - Отберите у него вино! - сказал кто-то.
  Кто? Без разницы. Все они сыволочи! Я их вуравать буду. Всё сварую. Отдай бутылку, гад. Не отдаёшь? Казёл ты после этого, а не кузен! Чего? Это теперь моё пиво! У-у! Жадина мелкая-бородатая! Ты тоже казёл! А давай споём? Мне дравится, как гномы поют. Гро-омко.
  
  
  
  Разговор в кабинете.
  
  
  - Эскулит, отрезви этого пьяницу!
  - Сожалею, герцог, но у него щит. Магия не подействует. Могу рекомендовать, только купание в ледяной воде. А лучше просто дайте юноше выспаться. У него стресс, вы должны его понять.
  - Тиро, кого ты взял в Команду? Вспомни на кого реагировало кольцо.
  - А-а пти-ички-и пою-у-ут... Ка-ар.
  - Какие птички, пьянь? Клянусь, ты не выйдешь отсюда, пока я не узнаю имена всех Избранных!
  - Ка-а-ар! Не тря-я-я-ясите меня! А я не извращенец. А он за моей лошадью убирает. Хи-хи...
  - Ваша светлость, видимо он имеет в виду десятника моей охраны. Это Кар диРек Тилк, весьма достойный молодой дворянин.
  - Ага. Он меня извращенцем посчитал. Хи-хи, кольцо трясётся, от меня пахнет. Хи-хи, в дворцовой канализации ещё больше воняло. А у графини Гватской пояс верности гномьей чеканкой покрыт. Узоры на нём под эльфийскую живопись выполнены. Почему я не к ней пошёл, а в канализацию полез. Там па-ахнет!
  - Очень интересная у воров профессия, оказывается. Про пояс верности графини я таких подробностей не знал, хотя только сегодня её видел. Кузен, а у тебя отмычки от того замка не найдётся?
  - К демонам графиню! Значит второй избранный, этот Кар. Надеюсь, он не такой болван и пьяница! Тиро, кто ещё?
  - Торвин. Хи-хи, он для меня бельё в публичном дом покупал и свои старые портки впарил. Теперь будет для Таэль покупать. А она меня поцеловала за это. Такая девушка! Она...
  - По-моему, он бредит!
  - Успокойся, Рык! Балин, кто такой этот Торвин? Ты его знаешь?
  - Достойный гном. Правда, молодой. Он мой родственник. Дальний.
  - Понятно. Проверим. Тиро, кто ещё.
  - Таэль...
  - Нет, я его всё-таки убью!
  - Спокойно, Рык!
  - Он втянул мою девочку! Дайте хотя бы по морде врезать!
  - Я сказал, не надо его убивать! Тиро, расскажи обо всём подробней.
  - У баронессы Рильской панталоны синие, в жёлтый горошек. Дубликат ключа к поясу верности графини Гватской рыцарь Гомар в первый же день подобрал.
  - Тиро, я просил про Избранных.
  - А мне очень интересно. Продолжайте, кузен.
  - Гелир, заткнись! Тиро?
  - А если подобрал, так чего отлынивает? Почему три дня графиню не посещает? Белошвейку Рину, трёх служанок, повариху уважил, а на графиню, значит, времени не хватает?! Позор! Да и сам граф Гватский, за что жену страдать заставляет? Она ничуть не хуже, чем её ключница. Пусть у кого хочешь спросит. Полдворца в этом лично убедились. А у меня времени не было, я по канализации лазил. Там па-ахнет! Но самая лучшая - это, конечно, маркиза...
  - Да, так мы ничего не узнаем. Толид прикажи отнести его в спальню. Пусть проспится.
  
  Глава 32
  
  Моё пробуждение было очень неприятным. Я валялся на полу рядом с кроватью в незнакомой комнате. Зверски болела голова, свет солнца из окна резал глаза, во рту обосновалась высушенная магией канализация. Я почувствовал, как кто-то ещё раз пнул меня в бок.
  - Признавайся, что ты опять натворил, ворюга пьяная?
  Борясь с тошнотой и головной болью, я повернул голову и обнаружил перед собой Кара.
  - Где... я? Кар... пиво?
  Пересохший язык повиновался с трудом, я с надеждой посмотрел на друга.
  - Ты у Толида. Пива нет. Обещали, что придёт маг, он вылечит. А сейчас мне интересно, что ты натворил или наболтал? Из-за чего меня ночью сняли с поста, поселили в отдельном крыле дома и запретили отсюда выходить? Кстати, позже и Торвина привезли, он был почти в таком же состоянии как некий вор Тиро, который поселился здесь самым первым. Но гномы в пьяном виде ведут себя лучше, чем люди. Правда, храпят громче. Во всяком случае, Торвин не объяснялся мне стихами в любви. Скажи, у меня действительно потрясающие ножки, идеальная грудь, шелковистая кожа, волосы подобные грозовым облакам, изящные заострённые ушки, в которые ты что-то там готов шептать? И ты уверен, что меня зовут Таэль? Кстати её тоже обещали скоро доставить. Тиро, дело серьёзное. Дом охраняют "серые плащи", я должен хотя бы знать, о чём будут спрашивать, чтобы подтвердить твои слова. Что и кому ты наболтал?
  - Не помню, - честно простонал я. - Кар, убей меня!
  - Да ладно, не переживай. Выкрутимся.
  - Что, - оживился я, - пиво есть?
  - Тьфу! Пьянь!
  Однако пиво всё-таки пришло. Дверь отворилась, и в комнату проник отвратительно бодрый Торвин, что-то прихлёбывая из своей фляжки.
  - Ох, знатно вчерась погуляли! Даже не помню, как здесь оказался. Тиро, ты тоже, смотрю, сделку обмывал? А где мы с тобой встретились?
  - Ы-ы-ы... - жадно потянулся я к его фляжке.
  - Ты чего? - гном опасливо от меня отодвинулся. - Я же всё, как обещал, сделал. Товар доставил, а если там что не то оказалось, так это случайно. Сразу проверять надо было. К тому же у гномих порты почти как у гномов. Разве вчера о том разговора не вели?
  - Ы-ы...
  - По-моему, он просит пивом поделиться, - предположил Кар.
  - Ы-ы-ы! - радостно закивал я.
  - Так это мы запросто! - обрадовался Торвин. - Держи, подлечись.
  - Ы-ы, буль-буль-буль, - благодарно произнёс я.
  - Эй, хватит! - забеспокоился гном. - Мне немного оставь.
  Нахлебавшись пива, я блаженно откинулся на спину. Торвин и Кар, что-то оживлённо обсуждали. Головная боль стала постепенно проходить, и я прислушивался к их разговору.
  - А я говорю, благодарность за поимку Горбатого вручать будут. Возможно, денежную, - настаивал гном. - Больше мы ни в каких делах совместно не учавствовали.
  - Тогда Таэль должны были первую привести, - не соглашался десятник. - И вообще, зачем нас "серые плащи" охраняют? Скорее это Тиро спёр, что-то не то.
  - А мы тут причём? - удивился Торвин.
  - Вот это мне и интересно, - задумчиво произнёс Кар.
  Притворяясь спящим, я стал вспоминать вчерашний вечер. Так, помню, Шевар жаловался на проделки Ласточки. Помню разговор с нанимателями, из которого узнал, что от кольца не избавлюсь, даже если руку по плечо отчекрыжу, и оно не даст мне сидеть на одном месте. Ага! После этого я захотел выпить, а дальше... Хм, вроде разговор шёл о каких-то избранных. Припоминаю, говорилось о Каре, Торвине, Таэль. Ещё я... Нет! Больше вспоминать ничего не буду. Стыдно.
  Из коридора послышался звонкий голос:
  - Какого демона?! Дядя Рык, зачем меня сюда притащили?
  - Таэль, девочка, успокойся. Тебя пригласили...
  - Пригласили?! Под конвоем "серых плащей"? Это теперь так называется? Спасибо, дядя Рык, что помог им меня схватить! Я больше не устраиваю твоего хозяина, как глава гильдии? Предатель!
  - Я всегда действовал только в твоих интересах. Гильдия же здесь ни при чём. И не я в этом виноват.
  - В чём же тогда дело? Кто виноват?
  - Виновник тоже здесь. Вон в той комнате. Можешь высказать ему всё, что думаешь, - в голосе тролля послышалось злорадство. - В выражениях не стесняйся. С удовольствием присоединюсь к твоим словам.
  Дверь раскрылась, и в комнату ворвалась разъярённая полуэльфийка. Я порадовался, что и после опохмелки остался лежать на полу. Сразу меня девушка не заметила.
  - Так это вас надо благодарить, за конвой Тайной стражи?! - накинулась она на Кара и Торвина. - Признавайтесь, прохвосты, что произошло? Зачем я понадобилась Импескому Волку?
  - Это не мы, - отказался десятник. - Это... Демон! Куда он делся? Только что же здесь был! Тиро, ты где? Нас втравил, а сам удрал, сволочь!
  Съёжившись под кроватью, куда шустро заполз, как только появилась Таэль, я шептал самые сильные отводящие глаза заклятия и молился своей богине о спасении.
  Но очевидно молитвы, творимые под кроватью, до Лили не доходят, а заклятья перестают действовать, когда наёмник и гном начинают швырять туда разные тяжёлые предметы.
  - Тиро, вылезай, хуже будет! - пригрозила девушка. - Хватит прятаться.
  - Вовсе никто здесь не прячется, - пробурчал я, неохотно выбираясь из убежища. - Это у меня монетка куда-то закатилась. Ищу.
  - Рассказывай, - потребовала полуэльфийка.
  - Так, говорю, монетка...
  - Тиро, не валяй дурака! - вскипела Таэль.
  - Ничего я не знаю! Чего привязались? И вообще, что вы делаете в моей комнате? Вам, наверняка, отдельные выделили. Прошу всех покинуть помещение. Я плохо себя чувствую, мне нужен отдых.
  Мои друзья переглянулись.
  - Если пленный не даёт сведения, его пытают, - бодро произнёс Кар. - Есть методика, не безупречная с точки зрения благородства, но, по словам Шевара, очень надёжная, простая и вреда здоровью не нанесёт. Сударыня, отойдите в сторонку, а то зашибём ненароком.
  - Может, я смогу помочь? - спросила девушка.
  - Не волнуйся, Таэль, сам справлюсь! - самоуверенно ответил я.
  - Вообще-то помощь я предлагала не тебе, - уточнила полуэльфийка.
  - Благодарю. Найдите какое-нибудь пёрышко. Во-первых, надо с негодяя снять сапоги. Я знаю, он щекотки боится. Торвин, держи его.
  Отпрыгнув от двинувшегося в мою сторону гнома, я поражённо спросил:
  - Неужели вам меня совсем не жалко?! Кар, мы же друзья. Торвин, вспомни, кто тебя от заикания вылечил. Таэль!.. Пожалуйста!
  Однако, посмотрев в решительные лица присутствующих, понял, что мольбы бесполезны. Судьба свела меня с самыми безжалостными палачами королевства.
  Некоторое время я довольно успешно боролся за свою свободу. Извернувшись, сумел перенаправить целеустремлённый напор гнома в стену. Висевшая там картина (кстати, довольно дорогая) накрыла коротышку, но сама стена выдержала. Вмешавшийся десятник, вместо моего воротника, ухватился за росший в горшке кактус. Пока воин шипел и тряс исколотыми руками, ловко пнул его под колено. Ага, не нравится?! Но силы были неравны. Уворачиваясь от рук Торвина, прозевал покрывало, которое Таэль накинула мне на голову. Пока выпутывался, получил толчок Кара и оказался на полу. В следующий момент на мне сидел могучий коротышка. Меня скрутили.
  - Я всё скажу! - в панике заорал я, тщетно пытаясь вырваться из лап гнома и с ужасом глядя на приближающегося воина.
  - Поздно! - мрачно ответил Кар, морщась от боли в ладонях и ноге.
  - Ага, щас поучим немного, и скажешь, - поддержал его Торвин.
  Таэль протягивала десятнику добытое из распотрошённой подушки перо.
  - Кар, а может, не надо? - робко спросил я воина.
  - Надо, Тиро. Надо! - со вздохом ответил он, стягивая мой сапог.
  Меня спасло появление Эскулита.
  - Весьма любопытное зрелище, - с интересом рассматривая открывшуюся картину, произнёс маг. - С чего это вы, молодые люди, решили провести данную экзекуцию?
  - Я вообще-то не совсем человек, - уточнила удобно расположившаяся в кресле полуэльфийка.
  - Я тоже, - смущённо буркнул гном, на секунду ослабляя хватку.
  Воспользовавшись моментом, я вывернулся и, решив не искушать судьбу поиском снятого сапога, спрятался за спиной мага.
  - Ладно, отложим, - неохотно решил Кар. - Надеюсь, от вас, мастер, мы сможем узнать, по какой причине нас здесь собрали?
  - Конечно. Для этого и пришёл, - согласился Эскулит. - Однако, думаю, вам не стоит смотреть на своего товарища такими глазами. Мне кажется, он вас боится. Давайте побеседуем спокойно. А для этого следует отмести все обиды и не помешает принять более достойные позы. Признаться, мне неудобно находиться в компании босоногого юноши и сидящего на полу гнома.
  Дождавшись, когда я надену сапог, а все остальные расположатся на уцелевшей после свалки мебели, магистр начал рассказ. Для меня это была уже известная информация, вчерашний вечер почти полностью всплыл в памяти. Тем не менее, я тоже внимательно выслушал лекцию мага.
  - Таким образом, артефакт активирован, снять его невозможно, и вам всем нужно готовиться к совместному путешествию. Если что ещё непонятно, то спрашивайте. Попытаюсь, в меру своего скромного образования, удовлетворить ваше любопытство, - закончил Эскулит.
  - У меня есть вопрос. Чисто теоретический, - промурлыкала полуэльфийка. - Что если не снимать кольцо, а просто убить его носителя?
  Мне такой подход совсем не понравился, а ещё больше не понравилось, что этот вопрос задала Таэль.
  - Не поможет, - ответил маг. - Кольцо окажется на пальце одного из вас. В принципе, я не совсем точно выразился. Кольцо снять можно. Если кто согласен его добровольно принять, Тиро может и так отдать. Артефакт только определяет избранных, кто его носит - решайте сами.
  - Кто нам за всё это платить будет? Сколько? А торговлишкой в пути заняться можно? И кстати, что там с налогами для Избранных? По-моему, брать их с нас просто не прилично! - влез гном.
  - Прошу простить, но в подобными вопросами я не занимаюсь, - развёл руками Эскулит. Их лучше решать с Толидом или Балином. Знаю, что вам постараются создать все условия для успешного выполнения миссии.
  - Охрана? - деловито спросил Кар.
  - Нет, - покачал головой маг. - Путешествовать вы должны одни. Кольцо потребует менять раз в неделю не только место пребывания, но окружающую компанию. Поэтому сопровождающих можно выделить всего на несколько дней.
  - И долго нам бродяжничать? Куда идти-то придётся? - поинтересовался я.
  - Этого не знает никто. Может неделю, а может и несколько лет. Известно лишь, что рано или поздно судьба приведёт Избранных к месту, где Творец будет с ними говорить.
  - Э-э, несколько лет я не согласен! - возмутился Торвин. - Гномы сроду любые договора самое большое на полгода заключают. Потом продлевают, если нужда в том есть и условия подходящие. И с оплатой следует получше разобраться. С одной, стороны, ежели платить щедро будете и налоговые льготы родственникам дадите, я, скрепя сердцем, обычай сей мудрый нарушу. И на договор долгосрочный соглашусь, хоть и не пользительно сие для гнома делового. Но если мы через неделю заказ исполним, то премия должна быть за срочность. Опять же в торговле родичам подмога и благоприятствования вечные.
  - Несколько лет! - потрясённо вымолвила полуэльфийка. - Гильдия не примет столь долгого отсутствия главы.
  - Данным вопросом тоже не я заведую. Вроде господин Рык и их светлость что-то по этому поводу решали. Но думаю, они сами объяснят вам это лучше.
  - Так чего тогда с тобой время зря тратить? - разочарованно протянул Торвин. - На самые главные вопросы отвечать отказываешься. Видать, не подпускают тебя к важным денежным делам. Зови главных, с ними буду условия оплаты обсуждать.
  - Господа, вечером вы получите ответы на эти вопросы. А пока я пойду распоряжусь насчёт завтрака. И прошу вас, - маг окинул взглядом разгромленное помещение, - больше так не шалите. Слуги в это крыло дома сейчас не допускаются, убирать тут некому. Вы, молодой человек, пока можете выбрать для жилья другую комнату, но, если так и дальше пойдёт, то вам придётся обустраиваться в коридоре.
  Произнеся эти слова, Эскулит вышел, оставив нас одних.
  - Тиро, у тебя талант вляпываться в истории! Чтоб тебя демоны на привязь посадили! - выругался Кар. - Закончим с этим делом, наймусь в самый дальний пограничный гарнизон простым кнехтом. Стану терпеть тяготы и лишения службы да наслаждаться жизнью, потому что тебя рядом не будет.
  - Думаю, не совсем справедливо его так обвинять, - вступилась Таэль. - В конце концов, это случайность. С любым могло произойти.
  - Ага, случайность! - ехидно согласился воин. - И в Тикреме случайно его ночная гильдия невзлюбила, и здесь, в столице, он в тот дом-ловушку случайно залез. Сам-то, сволочь, отовсюду вывёртывается! За собой же, к примеру, я такой удачливости не замечал. Уверен, что и предстоящее путешествие для него благополучно окончится, а вот нас вполне угробить могут. Случайно. Наверняка есть силы, не желающие успешного выполнения нашей миссии. Те же эльфы, твари пронырливые, когда о ней узнают. А они узнают! Их мерзкие длинные уши сейчас в королевстве изо всех щелей торчат...
  Таэль изящно поправила причёску, и демонстративно пошевелила своими милыми ушками. Возможно и не такими длинными, как только что упомянутые, но всё равно не дающими повода сомневаться в происхождении.
  - А вот у полукровок уши очень красивые, - мгновенно сориентировался десятник. - Недаром один мой знакомый, когда пьяный, мечтает что-то там в них шептать.
  Полульфийка бросила на смущённого меня заинтересованный взгляд.
  - Это не я... То есть я, но не пьяный... То есть пьяный, но не мечтаю ... То есть мечтаю, не про ухи... Тьфу! Хотел сказать, уши.
  - А про что? - заинтересовал гном. - Я вот по пьяни о сиськах мечтаю. У тебя разве по-другому?
  Теперь смутилась и Таэль. К счастью в этот момент в комнату вновь заглянул Эскулит и пригласил нас к завтраку. Гном, бросив распросы, с радостью засобирался к столу. По-видимому, еда любознательного коротышку интересовала гораздо больше моих пьяных фантазий.
  - Вот это правильно! - одобрительно бурчал Торвин. - За накрытым-то столом гораздо сподручнее разговаривать.
  После плотного завтрака меня снова потянуло в сон, но отдохнуть не дали. Когда мы вставали из-за стола, нарисовался новый посетитель. В комнату вошёл Верховный жрец Лили.
  К моему удивлению, особое внимание он обратил на полуэльфийку. Причём его заинтересованность была не благожелательной, а наоборот. Хотя особой вражды тоже не чувствовалось, скорее подозрительность. Взмахом рук благословив присутствующих, жрец с любопытством уставился на Таэль.
  - Давно? - задал он девушке странный вопрос.
  - С детства, - понимающе усмехнулась полуэльфийка. - Меня посвятил отец. Издревле, ещё с тех времён, когда ночная гильдия была едина, её глава выбирал покровительницей Морану. Для поклонения смерти нам не нужны храмы. Достаточно изредка приносить в жертву богине новорождённого, а затем вкусить его плоть. Понятно, что сейчас это скрывается. Даже ваш Рык не знал.
  - Ты ела детей? - с ужасом глядя на девушку спросил я.
  - Зачем детей? - поморщилась она. - Козлёнок тоже подходит. Кстати, в день нашего знакомства ты моё жертвоприношение сам сожрал. Рык тогда подал, как он считал, моё любимое блюдо. Помнишь, ты мне всё фрукты пододвигал, а сам мясо лопал. Пришлось тогда другого резать.
  - Ты не просто посвящённая, - прервал нас жрец. - Я вижу на тебе Печать Мораны. Если ещё найти отмеченное твоей покровительницей оружие...
  - То что? - с интересом спросила девушка.
  - Простите, но я не могу давать такие консультации последовательнице богине смерти, - холодно отрезал жрец и поспешно вышел из комнаты.
  - Припоминаю, что недавно мне встречались некие ножи, якобы посвящённые Моране - задумчиво пробормотал я. - Интересно, что жрец не договорил?
  - Подумаешь, загадка! - отозвался Кар. - Владеть отмеченным богами оружием может только паладин. Если Таэль, ха-ха-ха, посвятить в рыцари, то она станет Паладином Смерти. Ха-ха-ха! Правда, смешно?
  Но я, в отличие от воина, ничего смешного в данной ситуации не находил.
  
  Глава 33
  
  До вечера, кроме молчаливых "серых плащей", принесших обед, никто к нам не наведывался. Из-за присутствия Торвина и Кара пообщаться с полуэльфийкой наедине не удавалось. Я заскучал. Мелькнула мысль удрать из этого слишком гостеприимного дома, но поразмыслив, решил, что не стоит. Всё равно возвращаться придётся. Только отношения с хозяевами испорчу. Взявшись от скуки обследовать стены предоставленных комнат, я обнаружил целых два тайника. Один оказался пустым, зато второй, остроумно устроенный за книжной полкой, был забит бутылками с эльфийскими винами. После вчерашней пьянки такая находка оставила меня равнодушным, Кар решил, что напиваться сейчас не время, девушка только отмахнулась, а гном поинтересовался наличием пива и недовольно отошёл в сторону, однако, не забыв прихватить две бутылки, как он сказал, "эльфийской кислятины".
  Когда стемнело, к нам пожаловала знакомая компания моих нанимателей. Таэль и Кар вежливо поздоровались с вошедшими, я же лишь небрежно поклонился, а гном, вовсе посчитав ритуал приветствия излишним, сразу завел разговор о деле:
  - Значит так, учитывая важность и срочность заказа, по самым скромным подсчётам вы должны нам две тысячи золотых.
  - Каждому! - поддержал я коротышку, заработав его уважительный взгляд.
  - Хорошо, - отмахнулся герцог. - Но это потом, а сейчас я хочу...
  - Как это потом? - возмутился Торвин. - Такие вещи вперёд всего обсуждать надо. Ещё я не договорил о льготах торговых. И обо всём грамоту составить требуется. Чтобы всё честь по чести.
  Балин с гордостью и одобрением посмотрел на родственника, а герцог начал заметно злиться. Мне же шутка показалась забавной, и я снова влез в разговор:
  - И деньги вперёд платить надлежит, ибо нет веры людям тем, что с самого начала от точности в расчётах отмахиваются. Потому же ещё за страданья душевные возместить нам по чести нужно.
  - Заткнись! - рявкнул герцог, но быстро успокоившись, насмешливо продолжил: - Значит сначала деньги? Отлично! Толид, Балин, займитесь. Об остальном поговорим, когда Избранные будут полностью удовлетворены условиями.
  Гномы довольно потёрли руки и приготовился яростно торговаться, остальные, включая Таэль, кинули на меня очень неласковые взгляды.
  Балин и Торвин, поминутно сетуя на великую свою бедность, с энтузиазмом вступили в спор. Казалось, родственники-гномы готовы были пойти на всё, лишь бы объегорить друг друга хоть на медяк. Толид, вопреки приказу герцога, от торгов самоустранился. Я же, увы, отвертеться не смог. Другие собравшиеся лениво переговаривались и дегустировали принесённое вино, а мне демонстративно не предложили, лицемеры. Я угрюмо сидел рядом с двумя азартно, с удовольствием торгующимися гномами. Стоило хоть немного отвлечься, как сразу же от внимательно наблюдающего за мной герцога следовал вопрос:
  - А что думает по этому поводу Избранный Тиро?
  Или:
  - Считаю, что мнение уважаемого Тиро-призрака, здесь будет решающим.
  Или:
  - Зачем спорить? Давайте спросим у мастера Тиро, уверен, он отлично разбирается в данной проблеме.
  В конце концов, я был готов сам заплатить любую цену, чтобы этот кошмар, наконец, закончился. В итоге гномы решили, что в банке для нас откроют счёт в десять тысяч золотых, герцог же пообещал пожизненное освобождение от налогов, что, слава богам, устроило высокие договаривающие стороны.
  - Если главный вопрос решён, - Имперский Волк насмешливо посмотрел на меня, - перейдём к другим делам. Вашему отряду предстоит долгое и опасное путешествие, поэтому полагаю, что нужно сразу определить командира, решить, кто из вас более всего соответствует званию главы Избранных.
  - А разве эту должность не автоматически получает носитель кольца? - спросила Таэль.
  - Это так, - согласился герцог. - Но думаю, вам лучше закрепить его лидерство клятвой верности. Кроме того, Тиро может передать кольцо одному из вас, кого посчитает более достойным.
  - Правильно, - обрадовался я. - Какой из меня глава? Пусть Кар командует.
  - Выбрать себе главу, - не обращая на меня внимания, продолжил герцог, - ваше право. Мы можем только советовать. Вчера наши мнения по данному вопросу разделились. Шевар и Толид считают, что командовать должен Кар, Балин предложил Торвина, Рык уверен, что лучше всех справится Таэль, маг и жрец настаивают на том, что кольцо уже определило главу Избранных.
  Я понял, что отбрыкаться от командирства будет трудновато, но шансы, тем не менее, есть.
  - А каково мнение вашей светлости? - с надеждой спросил я.
  - Наша светлость тоже уверена, что вести отряд должно ваше сиятельство - ехидно ответил аристократ. - И ещё я считаю, что у Избранных не должно быть друг от друга тайн. Вам объяснить почему, виконт?
  - Виконт?! - удивилась Таэль. - Тиро, ты незаконнорождённый?
  - Законнее не бывает, - ответил за меня герцог. - Его отец, как только узнал, что наследник жив, тратит огромные деньги на его безуспешные поиски. Только наш герой вбил себе в голову, что все дворяне - мерзавцы. Он изменил своё имя и считает, что тем самым лишился титула. Принципиальному придурку невдомёк, что отец давно объявил его наследником майората. Упёртому "не виконту" всё равно, что старый граф Долир так и не женился второй раз. Эгоист-сынок даже не интересуется здоровьем отца, который...
  - Который, пока здоров и крепок, регулярно водит отряды в оркские степи, а в прошлом году участвовал в турнире. И хватит об этом, герцог, - холодно прошипел я. - А если продолжите в том же духе, клянусь, я подло, из-за угла, не по благородному, просто вас убью.
  Имперский Волк внимательно посмотрел мне в глаза и одобрительно кивнул:
  - И произнося это, вы продолжаете считать себя простолюдином? Благородная кровь сказывается даже в мелочах. Виконт Тир диРек Сент, ваш род всегда славился щепетильностью в вопросах чести. Ваши предки никогда не спускали оскорблений. Что касается убийства из-за угла, то, как глава Тайной стражи, смею заверить ваше сиятельство, это не бесчестный, а, за исключением яда, просто самый удобный способ. И именно такой глава, понимающий слово Честь не как придворные расшаркивания, а как способность любыми средствами выполнить свой Долг, и нужен вашему отряду. А за резкие слова, извините. Но вы сами должны понимать, виконт...
  - Просил же, хватит, - хмуро произнёс я.
  - Что касается незаконнорожденных, то позвольте уж, сударыня, раскрыть и остальные тайны Избранных, - перевёл тему гецог. - Вам, полагаю, известно имя вашей матери?
  - Моя мать умерла много лет назад! - резко ответила полуэльфийка. - Её имени не знаю. Я была ещё ребенком. И это совсем не тайна.
  - Не умерла она, - не согласился его светлость. - Живёхонька и ещё, пожалуй, нас всех переживёт. Та же, кого вы считаете матерью, всего лишь её служанка, которая взяла на воспитание незаконнорожденную девочку-полукровку, чтобы скрыть позор Жрицы Первого Древа Великого Леса. Ваша настоящая мать очень экстравагантная эльфийка. Кстати, я отлично её помню. В эльфийском посольстве прекрасную Ильди наверняка тоже ещё долго не забудут. Много она им нервов попортила. Очень уж любила ваша матушка мужчин-людей. Причём знакомиться с ними предпочитала не во дворцах, а в трактирах. Когда я беседовал с ней, она уверяла, что нравится ей слушать трактирные словечки и грубые комплименты. Да и сама она, помню, умела сквернословить, не всякий ветеран-десятник сравнится. Один раз так завернула, что я чуть с кровати не упал... Кха-кха. Именно в трактире она и познакомилась с Кодо-волчиком. Влюблённые встречались почти год. Невероятно, но эльфийская жрица действительно полюбила человека-вора. Естественно, в эльфийском посольстве такому союзу не обрадовались. Одно дело развлечения, хоть и экстравагантные, но допустить брак они не могли. После родов ваше матери сказали, что ребёнок умер, и, угрожая смертью любимого, потребовали вернуться на родину. Нет бы, дуре, ко мне прийти о помощи попросить! Испугалась. Думала, и я жажду смерти её любимого вора. А ведь умная женщина! Тьфу! Вот уж действительно, как она сама говорила, "у баб от любви мозги прокисают"!
  Герцог досадливо махнул рукой и посмотрел на Торвина.
  - Теперь по поводу гнома. Уважаемый, чего же вы молчали, что являетесь лучшим мастером-оружейником королевства?
  - Не мастер я. Не присвоили мне ещё сего звания высокого, - хмуро ответил гном.
  - Потому, что предков поименовать не мог, - пояснил Балин. - Но умение твоё в ремесле кузнечном давно признано. А сейчас, когда речь твоя складна стала...
  - Не хочу! - неожиданно заверещал Торвин. - Купцом хочу быть! Караваны водить! Пивом торговать, в земли заморские ездить!
   - Вот это я попал! - потрясённо произнёс Кар. - И вы ещё предлагаете простому мне ими командовать? Увольте! Возглавлять такой отряд обыкновенному воину? Гном - лучший оружейник королевства, нежелающий становиться мастером; вор - законный графский сынок, не признающий своё дворянство; дочь эльфийской жрицы - глава воровской гильдии. Я ничего не пропустил?
  - Я бы ещё добавил, что Тиро прирождённый маг Смерти, поклоняющийся Лили, а Таэль напротив, унаследовала от матери склонность к эльфийской магии, и, тем не менее, она не понятно кем инициированный паладин Мораны, - дополнил герцог. - Сочувствую тебе, воин.
  - Когда нам отправляться? - поняв, что отбрыкаться от командирства не удастся, спросил я.
  - Завтра, - ответил почему-то Толид, - Для гнома уже готова повозка, загруженная товаром и припасами, остальные будут путешествовать верхом. И ты, наконец, заберёшь свою скотину с моего двора.
  Я усмехнулся. Похоже, Ласточка продолжала свою, в прямом смысле слова, подрывную деятельность.
  - К чему такая спешка? - удивилась Таэль. - Насколько я поняла, у нас есть ещё три дня.
  - Существуют силы, которые попробуют вас остановить, - объяснил герцог. - Мы пытаемся затруднить ваш поиск. Через какие ворота будете выезжать и куда направитесь, выбирайте сами, но через другие выедут ещё несколько межрасовых четвёрок. И ещё несколько дней город будут покидать ложные группы Избранных. Я в меру сил, попытался предусмотреть все ваши возможные вопросы. Торвин, товары в твоей телеге обсудишь с Балином, у него есть полный список. Таэль, в твоё отсутствие главой гильдии становится Рык, можешь оставить ему необходимые инструкции. Кар, после завершения миссии ты, кроме всего прочего, станешь рыцарем императорской... тьфу, королевской гвардии, со всеми причитающимися привилегиями. Тиро... Прошу не осрамись перед своими великими предками, выполни свой долг!
  Закончив речь, Имперский Волк, встал и вышел из комнаты. Торвин тут же принялся громогласно обсуждать с Балином свой первый купеческий обоз из одной телеги, Таэль о чём-то шепталась с Рыком. Обратив внимание, что Кар с Шеваром раскупорили новую бутылку, я хотел присоединиться к ним, но меня перехватил Эскулит.
  - Юноша, я хотел бы вручить Вам небольшой подарок, - маг протянул мне две книги, в одной я опознал учебник магии для начинающих, а во второй...
  - Вы издеваетесь на до мной?! - моему возмущению не было предела. - Основы магии мне давно известны, а "способы и приёмы эльфийской любви" меня, слава богам, никогда не интересовали!
  - Прошу простить, забыл уточнить, одна книга предназначена не вам.
  - А кому? Кар просто убьёт любого, кто обратиться к нему с подобным! Он до сих пор меня извращенцем считает, после того, как... неважно. Да и гном не выглядит поклонником таких отношений.
  - Позвольте объяснить, я имел в виду не их, а девушку, у неё есть способности и поэтому...
  - Таэль?! Она тут причём? Никогда бы не подумал! Уверен, что вы ошибаетесь! Но даже если нет, я не хочу, не буду... она... Сами дарите ей эту гадость!
  Маг растерянно посмотрел на меня.
  - Вы неправильно поняли. Я вовсе не хотел никого обидеть. Прошу выслушать до конца. Для девушки будет полезен учебник волшебства. Как я уже говорил, у неё есть неплохие способности к эльфийской магии. Думаю, не будет лишним, если вы проведёте с ней несколько уроков. Вторая, вызвавшая возмущение книга, предназначена только для вас. Спокойно! Дослушайте. Это учебник магии смерти, скрытый под иллюзией самого модного в этом году среди дворян, хм, опуса. Если воздействовать на него любым вашим заклинанием смешанных стихий, то книга на один час примет свой истинный облик. Согласитесь, возить с собой трактат о тёмной магии, по нынешним временам, весьма неосмотрительно. А так, кроме вас никто не сможет увидеть её истинную суть? Мне понадобилась почти сутки расчётов, чтобы наложить это заклятие.
  Чувствовалось, что маг очень горд своим творением, даже жалко было его разочаровывать, но взять это... Увольте. Лучше уж вообще незамаскированный учебник магии смерти. Если кто-то, даже враждебно настроенный, узнает о моём интересе к некромантии, можно как-то отбрехаться, сбежать, наконец. Но если меня увидят тайком изучающего эту гадость - сам повешусь. И плевать на Миссию!
  - А можно в что-то другое замаскировать? - с надеждой спросил я, всё-таки узнать новую стихию мне очень хотелось.
  - Конечно, - спокойно ответил Эскулит. - Но я решил, что самая популярная... Кстати, что вас так возмутило? Я, признаться, сам её не читал, а продавец на меня весьма странно смотрел. Неужели это страшнее магии смерти? Там описываются настолько ужасные пытки?
  - Ещё ужаснее, чем Вы подумали, - честно ответил я. - Значит, если другую маскирующую иллюзию, вы сможете её сделать?
  - Не вижу ничего сложного. Матрица заклинания у меня сохранена. Какую книгу вы бы хотели?
  Я ненадолго задумался, после чего неуверенно предложил:
  - Может просто что-нибудь о разрешённом волшебстве? - неуверенно предложил я. - Скажем, трактат о магии смерти будет скрыт книгой о магии жизни.
  - Хм, оригинально. Наверно так действительно лучше. Да и вам, молодой человек, не повредит углубить свои знания в стихии жизни.
  И забрав свою недоподаренную гадость, Эскулит тоже заторопился к дверям.
  
  Глава 34
  
  Со двора Толида мы выехали затемно в составе небольшого обоза и десятка охраны. После того, как миновали южные ворота, отряд разделился, купеческие телеги и охранники свернули в ближайший просёлок, а наша четвёрка продолжала свой путь в одиночестве. Направление движения выбрали по настоянию Торвина. Он утверждал, что загруженные в его телегу товары выгоднее всего продавать на юге. Мне и остальным Избранным было всё равно, и мы двинулись по старинному караванному пути "из гномов в орки" в направлении бывшего Южного герцогства Империи, которое сейчас гордо звалось Великим Эмиратом Страной Храбрецов.
  Первые мили ехали молча. Кар чуть впереди, изображая дозор, Торвин, по-моему, просто перебрал вчера с пивом, не выспался, а сейчас похмельный гном постоянно клевал носом и ронял вожжи. К счастью, запряжённый в его телегу Сивка, не особо нуждался в поводьях. Трудолюбивый меринок старательно выдерживал заданный нами темп, самостоятельно объезжал крупные дорожные колдобины и только презрительно пофыркивал на неуклюжие движения поводьев неопытного кучера. Таэль была задумчива. Наверно вспоминала, ничего ли не забыла, когда оставляла распоряжения Рыку. Я не решался её отвлекать.
  Для передвижения полуэльфийке предоставили шуструю рыжую кобылку. Девушка мастерски с ней управлялась, ласково звала Лисичкой. Лошадь отвечала ей взаимностью, а меня, тварь копытная, невзлюбила, и ещё на выезде с подворья Толида цапнула за бок так, что я взвыл от боли. В городских воротах уже моё плечо подверглось подлой атаке её зубов. В конце концов, Ласточка (милейшее существо, которое я раньше считал злобным монстром) взяла надо мной шефство и показала драчливой нахалке свои совсем не лошадиные клыки. Любви со стороны рыжей скотины ко мне это не прибавило, но от прямой агрессии она отказалась.
  В полдень наш отряд остановился на небольшой привал. Пообедав, я предложил Таэль позаниматься магией. Не знаю, то ли Эскулит ошибся, определяя способности девушки, то ли (хотя это вряд ли) я оказался плохим учителем, но полуэльфийка не смогла скастовать даже простейшего плетения. Однако первая неудача меня не обескуражила, и даже когда мы вновь тронулись в путь, продолжал пичкать Таэль начальной теорией магии. По-моему, лекция получалась ничуть не хуже, чем у Эскулита, поэтому я очень удивился, заметив, что девушка, на манер гнома начала клевать носом. В своих способностях к преподаванию я был уверен свято и естественно очень возмутился такой невнимательности. После этого счёл своим долгом, продолжая обучение, время от времени пихать нерадивую ученицу в бок, а то, не дай боги, задремлет и пропустит что важное. Но когда, увлекательно объясняя особенности построения четырёхмерной матрицы заклятия магии воздуха, слегка подтолкнул девушку, она неожиданно ощерилась, приказала мне заткнуться и прекратить пихаться иначе, мол, она меня убьёт. Ну и какой толк с того, что меня главой Избранных избрали, если подчинённый, точнее подчинённая, так просто угрожает мне убийством?
  Обидевшись, я отъехал от злобной (но красивой) нелюди и догнал Кара.
  - Командир, мы куда-нибудь торопимся? - поинтересовался воин.
  - Кар, чего ты так официально-то? - поморщился я. - Мы же друзья! Зови по имени. А чего спрашиваешь?
  - По имени я тебя буду звать за бутылкой вина, а сейчас ты именно командир отряда, - отозвался Кар. - Я бывал в этих местах, через три мили, чуть в стороне от дороги, есть небольшой хуторок. Хозяин там, помнится, содержит постоялый двор и варит недурное пиво. Если мы никуда не торопимся...
  - Понял. Таэль, думаю, возражать не станет, а гном, когда о пиве узнает, первый побежит. - обрадовался я. - Командую, остановиться на ночлег в том пиве, то есть, хотел сказать, хуторе. Веди, Кар.
  Таким образом, на ночлег мы остановились, когда солнце стояло ещё высоко. Оказалось, что постоялый двор был не единственным источником дохода его обитателей, и даже не основным. Куло, хозяин хутора и отец многочисленного семейства занимался пчеловодством. Кроме действительно замечательного пива, нас угостили вкуснейшим мёдом и различными приготовленными из него напитками. Торвин, отведав настоянной на мяте медовухи, тут же завёл разговор о покупке нескольких бочек, а Кар по ходу решил, что лучшим хранилищем для выставленного угощения, является его желудок. Глядя, как он опоражнивает уже девятую кружку, я даже всерьёз начал за него беспокоиться.
  После сытного ужина потянуло в сон, и мы разбрелись по предоставленным комнатам.
  Проснулся я от сигнализации своего магического щита. Кто-то пытался воздействовать на меня каким-то странным волшебством. Как я понял, это была смесь магии Крови и Разума. А Эскулит ещё утверждал, что мало кто может совмещать стихии в заклятиях. В последнее время доводиться сталкиваться с этим, пожалуй, чаще, чем с традиционной магией.
  Тихо поднявшись, я быстро оделся и крадучись вышел в коридор. Прислушался, в доме было тихо. Заглянул в комнату, которую занимали Кар и Торвин. Мои товарищи спали. Но когда я попытался их разбудить, то понял, что их сон совсем не обычен. Воин мирно посапывал даже когда я, отчаявшись, сунул ему под нос портянку гнома, а сам Торвин и усаженный в кресло, продолжал звонко храпеть. Хорошее кресло. Мягкое, удобное, в нём действительно можно хорошо выспаться. Вполне ожидаемо, если не обращать внимания на то, что я усадил туда нашего коротышку вверх ногами. Однако неведомое усыпляющее заклинание пощадило не только меня. Когда я обеспокоенный ворваться в комнату полуэльфийки и принялся трясти её за плечи, то почти мгновенно был опрокинут на спину, а в горло мне упёрлось острие ножа.
  - Если я один раз тебя поцеловала, это ещё не означает приглашения в мою спальню, - холодно сообщила Таэль и, ласково пощекотав клинком мне под подбородком, спросила: - Неужели так сильно понравилось?
  - Нет. То есть понравилось, но я не хотел, то есть хотел, но...
  - Что тогда? Неужели ты забрёл сюда, чтобы продолжить занятия магией? - съехидничала полуэльфийка.
  Окончательно сбившись, я восхищённо уставился на полуобнажённую девушку.
  - Понятно. Ты здесь действительно по делу, - разочарованно вздохнув, Таэль убрала нож и приказала: - Рассказывай.
  Выслушав мой рассказ, полуэльфийка кивнула и сказала:
  - Всё ясно. Проваливай.
  - Чего? - удивился я.
  - Выйди, говорю! - разозлилась Таэль. - Мне одеться надо.
  Дождавшись девушку, я вместе с ней опять отправился в комнату Кара и Торвина. Там мы застали не только своих спутников. Гостеприимный хозяин надрезал руку гнома и сцеживал его кровь в подставленный кувшин. Заметив нас, он злобно зашипел, я почувствовал новую волну уже знакомой усыпляющей магии. Мой щит легко выдержал, на Таэль чары тоже не подействовали, только нож, который она держала в руке, засветился мрачным красным светом.
  Обнаружив, что его магия не работает, трактирщик опасливо попятился, пряча кувшин с кровью за спину. Я же, напротив, видя его страх, приободрился и спросил:
  - Интересно, надеюсь почтенный Куло-пасечник объяснит, зачем в пчеловодстве нужна гномья кровь?
  Хозяин постоялого двора внезапно плюхнулся на колени (не забыв аккуратно отставить свой кувшин в сторону) и заголосил:
  - О, посланница Доброй Матери, прости, что не узнал сразу. Молю уделить твоему слуге несколько капель Вина Вечности от тебя и твоих спутников, - коленопреклонённый Куло неожиданно вслипнул и жалостливо добавил: - У меня жена рожает, а кроме вас никого поблизости нет. Если не успею, помрёт она. И ребёночек.
  Посмотрев на плачущего хозяина хутора, я повернулся к полуэльфийке.
  - Чего это с ним? По-моему, он тебя боится. Какой-то посланницей обозвал. Ты что-нибудь понимаешь?
  Таэль недоумённо пожала плечами:
  - Доброй Матерью называют Морану, Вино Вечности - это живая кровь, но почему я посланница богини смерти и причём здесь его жена, честно, понятия не имею.
  - Госпожа, на тебе Знак нашей повелительницы, - объяснил стоящий на коленях пасечник. - А кровь необходима, Детям Ночи. Я никого не собирался убивать. Клянусь Мораной, на мне вообще нет смертей людей и других разумных. Я всегда брал совсем чуть-чуть. Ваши спутники утром не заметили бы даже порезов. Госпожа молю, всего несколько капель! Ради моей ещё не родившейся малютки!
  Девушка задумалась, но вдруг по-доброму улыбнулась, кивнула на кувшин и сказала:
  - Ты уже взял кровь гнома и человека, во мне есть эльфийская, ребёнок будет здоров и крепок. Только зачем тебе такой большой сосуд? Жадность, хозяин?
  - Дык, семья, у меня большая, госпожа, - произнёс пасечник, деловито делая маленький надрез на протянутой руке Таэль. - Почитай четырёх, хотя можно сказать, уже пять дитёв кормить приходится. Да и пиво варить, аль медовуху настаивать тоже нужно. Запас-то он завсегда пригодится. Ну вот и всё.
  Облизав ранку на запястье у девушки, хозяин подошёл к спящему вниз головой гному и проделал ту же операцию. Я вновь почувствовал слабую волну магии и заметил, что надрезы у них мгновенно перестали кровоточить.
  - Благодарю за милость, госпожа! Я расплачусь, - произнёс странный хозяин, оказавшийся адептом Мораны, поклонился и поспешно вышел из комнаты, бережно прижимая к груди кувшин.
  - И что это всё значит? -спросил я. - Почему ты дала ему свою кровь?
  - Ребёнка и роженицу жалко. Вампирша не сможет родить без крови, и новорожденного покормить надо, - полуэльфийка потянулась и сонно зевнула. - Всё. Я спать.
  - К-как вампирша? А х-хозяин? - от волнения я начал заикаться.
  - И хозяин вампир. Удобно он здесь устроился, правда? Обычно кровососы в глухих местах скрываются, кровь в набегах на людские поселения добывают, а он рядом со столицей обосновался, и еда к нему на постоялый двор сама приходит, даже деньги за то платит.
  - Но он же людей убивает! - воскликнул я. - Неужели ты поверила, что на нём нет смертей?
  - Конечно, нет, - спокойно ответила девушка. - Но не думаю, что больше, чем, к примеру, на тебе. А на своём постоялом дворе он, скорее всего, действительно никого не убивал. Пропажи людей так близко от столицы могли вызвать подозрения у Дорожной стражи. Зачем ему это? Уверена, что наш хозяин и окрестных разбойников повывел.
  - Что же нам теперь делать? - спросил я.
  - Делай, чего хочешь, - Таэль вновь зевнула. - А я спать.
  Полуэльфийка повернулась и спокойно отправилась в свою комнату, я вынужден был последовать её примеру.
  
  Глава 35
  
  Сразу уснуть не смог. Сначала наложил самые сильные доступные мне защитные заклятия на дверь и окна, но и потом долго ворочался, прислушиваясь к ночи и вздрагивая от подозрительных шорохов. Забылся я только под утро.
  Разбудил меня громкий вопль за дверью и последующая за ним смачная армейская ругань.
  - Тиро, чтоб тебе среди гоблинов подохнуть! Когда ты свои глупые шутки бросишь, скоморох недоделанный? Спускайся вниз, все уже встали, завтракают. Или ты специально ждал, когда тебя будить придут? Тогда поздравляю, твоя дурацкая шутка блестяще удалась.
  
  Что-то загрохотало, вновь раздался испуганный вкрик и яростный рёв ругательств. Мда, по-видимому, Кар нечаянно влез в устроенную на вампиров ловушку. Интересно, его опалило огнём или просто опрокинуло на пол? Хотя, судя по усилившемуся потоку сквернословий, скорее всего и то и другое.
  Когда я оделся и спустился к завтраку, меня встретили, мягко говоря, весьма неодобрительные взгляды. Судя по выражениям лиц мужской части Избранных, они едва сдерживались, чтобы не убить своего главу.
  - Кар, прости. Это нечаянно получилось, - сразу повинился я. - Давай вылечу. Мне Эскулит хорошее заклинание показал.
  Воин яростно сверкнул на меня подбитым глазом из-под опалённых бровей.
  - Лучше вообще сегодня ко мне не приближайся, здоровей будешь, - злобно прошипел он. - Нечаянно? Вонючие гномьи портянки тоже нечаянно на моей подушке оказались? А свой нож в нашей комнате ты оставил, чтобы всех убедить, что это именно нечаянно?
  - Нехорошо ты, Тиро, поступил! - поддержал его Торвин. - Вельми неудобно гномам спать вверх ногами, главой пола касаясь. Сильно от того шея наша могучая затекает.
  - Так это же... - начал я, и замолк, глядя на прижимавшую палец к губам полуэльфийку.
  - Чего "это же"? - сварливо передразнил меня Торвин. - Шутка? Негоже так над честными гномами насмехаться!
  - Извини, Торвин. Больше не буду, - пообещал я.
  - Да, ладно, чего уж там, - мгновенно подобрел коротышка. - Давай лучше выпьем. Очень хорошее пиво здешний хозяин готовит.
  - Чего-то не хочется, - отказался я, твёрдо решив, что в этом трактире в рот ничего не возьму. Кто знает, какие приправы здесь даже в кашу добавляют.
  - Ну как желаешь, - не стал настаивать гном. - А я и тут выпью и две бочки с собой на продажу возьму.
  Усевшись за стол, я демонстративно заказал у подбежавшего краснощёкого (вчера бледный был, не иначе тоже ночью крови нажрался) мальчика-служки стакан чистой родниковой воды. Хотя кушать было охота. Наблюдая за чавкующими соратниками, я запивал выступающую слюну водой и завистливо вздыхал. У-у, проглоты нехорошие! И Таэль тоже. Ест. А ведь она-то знает! Может тоже кусочек взять? Вон то крылышко, к примеру. Оно же куриное.
  - Тиро, ты чего не ешь? - вновь обратил на меня внимание Торвин. - Возьми курицу, очень вкусно. Интересные приправы туда добавлены. Ни разу такой не ел!
  - Аппетита нет, - буркнул я, вновь обращая всё своё внимание на воду.
  "Позавтракав" не дожидаясь остальных (не было сил смотреть на их сытые рожи), я вышел во двор и принялся седлать лошадь. Ласточка тоже выглядела невесёлой. Мышиная охота нынче не задалась, понял я. Конечно, откуда здесь мыши? Возможно, как раз последних мои спутники под видом курицы доедают.
  Вскоре и остальные (сытые) члены нашего отряда подтянулись к конюшне. Таэль и Кар быстро справились с подготовкой лошадей к походу, и, пока гном с помощью прислуживающего нам за столом вампирёныша, устанавливал в свою телегу две огромные бочки, я всё-таки подлечил синяк у немного подобревшего ко мне воина. Внезапно к нам подошёл хозяин постоялого двора. Низко поклонившись, он почтительно произнёс:
  - Уважаемые путники, позвольте преподнести вам маленький подарок от скромного пасечника, - кровосос ещё раз поклонился и протянул полуэльфийке небольшой мешок.
  - Подарок? Это хорошо! - мгновенно отреагировал гном и, опередив Таэль держащую мешок в руках, сунул туда свой нос и уже через мгновение оказался на верхушке своего не маленького воза. Я даже не знал, что гномы умеют так высоко прыгать.
  - Чего это он испугался? - удивился Кар, в свою очередь, заглядывая в мешок, и тут же, не менее замечательным прыжком, оказался на телеге рядом с гномом.
  На всякий случай, отодвинувшись подальше от разглядывающей подарок полуэльфийки, я опасливо спросил:
  - Ну и чего там?
  - А сам посмотреть не желаешь? - хитро поинтересовалась Таэль.
  - Спасибо, нет, - отказался я, - Я не любитель внезапных прыжков с места на телегу, к тому же, там почти нет места, а главное, уверен, вы мне и так скажете.
  - Там ужасная... - начал гном.
  - Мерзкая... - продолжил воин
  - Противная... - Вонючая... - Огромная, - продолжались панические описания подарка сверху воза.
  - Это обыкновенная крыса, - закончила Таэль.
  Я сплюнул, спрятал приготовленный уже было нож и дезактивировал составленное заклинание магии воздуха, призванное отшвырнуть подозрительный мешок из рук полуэльфийки подальше.
  - Может мне кто-нибудь объяснит, почему два здоровых балбеса испугались маленького зверька? - раздражённо начал я.
  - Так это же крыса!!! - взвыли наши храбрецы в ответ.
  - И ещё, - не обращая внимания на крики из телеги, продолжил я, - с каких это пор началась мода приносить в дар обыкновенных крыс?
  - Но это не обыкновенная крыса, господин, - робко заметил хозяин. - Этот магический зверь может быть очень пригодиться в дороге.
  Отобрав мешок у Таэль, я бесцеремонно изучал её подарок. Мда, крысюк действительно необыкновенный. Тварь размером с крупного кота не обращая внимания на переполох, мирно дрыхла в устроенном из мягких тряпок логове, и от неё не слабо веяло магией крови.
  - Когда разберётесь, зачем нам нужна эта гадость, догоните. Но сразу заявляю, я к этому мешку больше ни разу не притронусь! - объявил добравшийся до своего коня воин и поспешно выехал прочь со двора. Гном согласно буркнув, что-то на тему сумасшедших, не боящихся крыс дурней, направил свою телегу следом.
  - Она точно нас в ближайшую же ночь не загрызёт? - с сомнением спросил я у вампира.
  - Нет, господин, - почтительно ответил пасечник. - Она даже не проснётся, пока вы этого не захотите.
  - Угу, - удовлетворённо кивнул я, - уже хорошо. А на кой нам вообще нужен такой несимпатичный попутчик?
  - Это Ключ. Через него можно проникнуть в сознание любых угрожающих вам хищников и управлять ими, - торжественно произнёс хозяин.
  - Ну, уж со зверьём мы и сами бы справились. Хотя, если не врёшь, подарок действительно полезный, - признал я. - И как же им пользоваться?
  - О, ничего сложного! Простейший призыв-заклинание сдобренное Вином Вечности активирует Ключ. Только... - вампир замялся. - Вы, господин, не сможете им воспользоваться.
  - Это ещё почему? - удивился я. - Вообще-то, мне кажется, наоборот, я единственный в нашем отряде, кто сможет правильно произнести заклинание магии крови.
  - Возможно, но дело в том, что Ключ тесно связан с мной. Только тот, чья плоть уже стала составной частью моей силы, может...
  - Не дамся! - решительно заявил я. - Не желаю, чтоб мою кровь жрали и для приготовления пива использовали. Не хочу!
  - Тиро, не валяй дурака, - раздражённо вмешалась Таэль. - Сам же признал, что вещь полезная.
  - Я никогда...
  - Считаешь, свою графскую кровь дороже нашей, господин виконт?
  Скривившис, я резко сунул руку под нос терпеливо ожидающему окончание спора хозяину:
  - Жри, упырь! Чтоб ты подавился, приятного аппетита!
  Вампир в страхе отшатнулся.
  - Э-э...
  - Ну чего ещё? - злобно спросил я.
  - Э-э, не смог бы добрый господин, э-э, руки вымыть. Вы только что лошадь седлали, а до того и вовсе... Такое кушать не совсем приятно, согласитесь. А водичку мы мигом обеспечим. Фико, бездельник, а ну, быстро тащи сюда ведро! Наш уважаемый гость желает руки сполоснуть.
  В некотором шоке от слов брезгливого кровососа, я послушно побултыхал руки в принесённой вампирёнышем бадье, вытерся протянутым им же полотенцем и предоставил свою вымытую конечность на растерзание привередливому упырю. В его руках, как по волшебству, оказался уже знакомый кувшин, куда вскоре закапала моя кровь.
  - Ну вот и хорошо, вот и ладненько! Я и детишек своих сызмальства к чистоте приучаю. Пока руки не вымоют, за стол не садятся. И пред тем, как руку у спящего гостя резать, завсегда тряпицей мокрой протираю. Мне ведь потом самому ранку зализывать, зачем же всякую гадость в рот тащить? Вот спасибочки! Добрая кровь у отряда вашего! Ребёночек быстро накушался, до сих пор спит, не вопит. А хозяйка моя уже на ноги встала, со старшими дитями, да по хозяйству возится. Великой силы кровь у спутников ваших, но эта, - вампир хищно принюхался к красным каплям, скатывающимся в кувшин, - чую, ещё сильнее будет. Ну вот и всё.
  Кровосос лизнул моё запястье и передал кувшин жадно следившему за кровопусканием упырёнку.
  - Мамке отнеси. Да смотри у меня, - голос хозяина ощутимо построжел, - если без спросу хоть капельку отведаешь, лупить буду сильнее, чем за то варенье.
  - Чего сразу лупить! А варенья того я в глаза не видел, - обиженно насупился вампирёныш, принимая кувшин. - Вечно ни за что наказание принимать приходится!
  - Вот неслух! - покачал головой хозяин, глядя вслед сыну. - Одни проказы на уме. В прошлом году ещё и кошку кусать повадился. На силу отучил.
  - Ладно, пора нам, - прервал я рассказ о трудностях воспитания малолетних вампиров. - Таэль, крысюка придётся везти тебе.
  - Почему это мне? - неуверенно возмутилась девушка, принимая мешок.
  - А кому же ещё? - удивился я. - Остальные у нас насчёт крыс смельчаки великие.
  - А ты? - не унималась полуэльфийка.
  - Мне нельзя, - честно признался я.
  - Почему?
  - Сожрёт.
  - Крыса?
  - Нет. Крысу, - ответил я, взбираясь, на беспокойно принюхивающуюся Ласточку.
  
  Глава 36
  
  Следующие несколько дней нашего путешествия прошли без особых приключений. Некоторые проишествия, конечно, случались. К примеру, в одном трактире (том самом, где Ласточка сожрала дворовую шавку хозяина) состоялась драка между Каром и двумя нетрезвыми наёмниками. Эти оборванцы, с пьяных глаз, решили, что наш отряд - охрана прекрасной эльфийской принцессы и ей необходима более достойная, на их взгляд, свита. Когда же сама "принцесса" простыми и понятными, хотя непечатными, словами объяснила, куда им следует отправиться искать "прекрасную, благородную деву, служению которой они готовы посвятить свою жизнь", почему-то обиделись и достали свои ржавые мечи. Я ужасно обрадовался предстоящему развлечению, но Кар, жмот этакий, делиться не захотел и одним взмахом тяжёлой лавки погрузил сразу обоих несостоявшихся эльфийских придворных в глубокое беспамятство. Гном тоже расстроился, правда, только потому, что в кошельках у вырубленных драчунов оказалось всего несколько медных монет, к тому же и их пришлось отдать трактирщику за ужин, ночлег, сломанную лавку и невинно убиенную Ласточкой собачку.
  Занятия магией Таэль не бросила. Оказывается хитрая полуэльфийка притворялась, что ничего не понимает в моих объяснениях. На следующий день, отобрав учебник, она начала изучать его самостоятельно. К моему удивлению, уже вечером у неё начали получаться простенькие плетения. С тех пор она так и продолжала учиться сама, лишь изредка обращаясь с разными мелкими вопросами. Однако почему-то наотрез отказывалась от увлекательных лекций по теории магии, что несомненно ускорило бы процесс обучения. Хотя может это и к лучшему, у меня оставалось больше для освоения прежде неведомой отрасли чародейсва, магии смерти.
  Гном в дороге почти всё время дремал в своей телеге с вожжами в руках. Когда же мы останавливались на постой в различных селениях, Торвин открывал свою торговлю. Что-то продавал, что-то покупал, честно сказать я особо этим не интересовался. По-видимому, дела у гнома шли хорошо, закончив, коротышка со своими местными торговыми партнёрами обильно обмывал заключённые сделки. Пьянка обычно продолжалась всю ночь. Для занятия торговлей на дорогах, оказывается, нужно могучее здоровье. Я с беспокойством заметил, что дальше такими темпами наш гном, пожалуй, сопьётся. Так как платили за выпивку новоявленные приятели-купцы, отказаться от халявы было явно выше его сил. Утром мы загружали пьяное тело Торвина в телегу, к вечеру он трезвел, и всё начиналось заново. Успокаивало, что скоро начнутся безлюдные места, и наш бедный гном сможет хоть немного передохнуть.
  Седьмой день нашего путешествия сначала ничем не отличался от предыдущих. Кар ехал впереди, осматривая местность, Таэль продолжала осваивать азы волшебства, пытаясь магией Разума внушить мирно спящему в своей телеге гному отвращение ко всякому алкоголю. Вчера она вполне успешно сумела привить ему неприятие вина, что, впрочем, в плане борьбы за трезвость, ничего не дало. Результатом её усилий стало то, что вечером Торвин вина не пил, но самогона и пива употребил в два раза больше чем обычно.
  Я тоже не бросал занятий и настолько освоился с тонкими плетениями магии смерти, что смог даже охотится на мух. Звучит, конечно, несерьёзно, но на самом деле это довольно сложное упражнение. Попробуйте сфокусировать взгляд на шустром мелком насекомом и мгновенно скастовать нужное плетение. Естественно, мне захотелось поделиться своими достижениями с друзьями. Но, к сожалению, единственная, кто мог оценить величину моих успехов, несмотря на свои ещё скромные знания законов чародейства, была Таэль. Остальные - Торвин и Кар - совсем ничего в магии не понимали.
  Подъехав к девушке, сравнял ход наших лошадей и предложил: - Хочешь, покажу пример использования ювелирно тонких заклятий? - и гордо добавил: - Такое мало кто сможет повторить!
  Нехотя отвлекшись от беспокойно постанывающего во сне гнома, полуэльфийка непонимающе посмотрела на меня. Вновь перевела взгляд на Торвина, опять на меня.
  - Я думаю, что и сама всё же смогу, - неуверенно произнесла она. - У меня почти получилось.
  - Да ерунда это всё! - отмахнулся я. - Смотри. Видишь муху около хвоста жеребца Кара?
  - И что? - недоумённо спросила полуэльфийка.
  - А вот что! - ответил я, выпуская приготовленное заклятье.
  Насекомое запнулось в полёте, замертво свалилось в траву, и вслед за ним рухнул Каров Уголёк, чуть не придавив отчаянно матерящегося воина.
  - Тиро, ты идиот! - закричала Таэль, спрыгивая со своей оседающей на землю кобылки.
  Я ошарашено оглянулся. Мерин, тащивший телегу, тоже бездвижно растянулся в оглоблях.
  - Это не из-за меня, честно! - в панике забормотал я, с беспокойством приглядываясь к собственной лошади.
  Однако к счастью Ласточка помирать явно не собиралась. Она лишь недоумённо шевелила ушами, разглядывая своих павших копытных товарищей.
  - К ночлегу ещё не подъехали, а лошади спать легли, я же наоборот проснулся. Непорядок! - неожиданно выдал не вовремя очнувшийся гном.
  - Тиро, за каким демоном ты наших коней усыпил? - возмутился подошедший Кар.
  - Так они не подохли? - осторожно спросил я.
  - Если бы мой Уголёк умер, я тебя, без разговоров, сразу вслед за ним отправил бы, - серьёзно пообещал воин. - Признавайся, опять шутить вздумал?
  - Если живые, то точно не я. Магия смерти может только убивать... ну и ещё многое. Но не усыплять, это точно, - повеселел я и припомнил: - Вроде действительно было какое-то воздействие. Правда, слабое, похожее на естественное возмущение магического поля.
  - Ничего себе, слабое! - возмутилась полуэльфика, безуспешно пытаясь разбудить свою Лисичку. - А почему на нас и на твою лошадь не подействовало?
  - Ну, моя Ласточка - скотина особая, а на нас... Может на разумных такие возмущения и не действуют?
  - Это дела ваши, магические, мне они неинтересны. Что делать-то будем? - спросил воин.
  - Я - спать, - заявил Торвин, вновь заваливаясь в свою телегу.
  - А по-моему, неплохая мысль, - высказался я. - Не в смысле лечь спать, а в смысле ничего не делать. Такие чары не могут быть долговременными, и рано или поздно ваши лошади проснутся. Причём скорее рано, чем поздно.
  - Ладно, устроим привал, - пробурчал Кар, снимая с телеги мешок с провизией и направляясь к стоящим рядом с дорогой деревьям.
  Я спрыгнул на землю разнуздал Ласточку и отпустил её пастись... на лесных грызунов. Слава богам, в последнее время, лошадка стала гораздо послушней и не позволяла себе таких фокусов, какой провернула при "ограблении" загородного подворья Толида. Теперь она беспрекословно отзывалась на мой зов. Я мог лишь радоваться такой дисциплинированности, в противном случае непременно бы возникли проблемы. Заимев совсем не лошадиные клыки и прочие способности, хитрая скотина легко избавлялась от любой привязи и рвала самые крепкие путы.
  Посмотрев на сладко храпящего гнома, я предложил Таэль руку, и мы отправились догонять уже располагающегося среди деревьев воина. Разведением костра решили не заморачиваться, ограничились холодными закусками. Развернув свои запасы, мы принялись за еду. Внезапно Кар, недонеся до рта кусок варёного мяса, застыл в недоумении глядя на дорогу.
  - Это что ещё за наглец? - растерянно возмутился он.
  Я тоже посмотрел на дорогу. Там какой-то мелкий старикашка деловито опоражнивал седельные сумки лежащих лошадей, совершенно не обращая внимания ни на нас, ни на громко храпящего гнома.
  - Действительно, нахал, - согласился я и крикнул: - Эй, уважаемый, это вообще-то наши вещи!
  Наглый дедок удивлённо повернулся на голос. По всему было видно, что он не ожидал в нескольких шагах от дороги обнаружить нашу мирно трапезничающую компанию.
  Но бежать старик даже не попытался. Бросив мешок с собранной добычей, он взмахнул руками и вперил в нас пронизывающий взгляд.
  На сей раз его чары я почувствовал вполне явственно. На меня они, естественно, не подействовали, на Таэль тоже. Но, к моему удивлению, и Кар никак не отреагировал на действие этой магии. На Торвина же волшебство подействовало, однако явно совсем не так, как ожидал дорожный вор-маг (теперь-то род его занятий стал совершенно понятен). Вместо того, чтобы уснуть ещё крепче гном снова пробудился.
  - Трактира нет, я проснулся, лошади спят, люди едят, странный старик на дороге руками машет, - очень точно и ёмко охарактеризовал ситуацию похмельный коротышка. - Эй, дед, ты зачем мой мешок забрал? Отдай! А то в ухо получишь.
  Только сейчас до неудачливого мага дошло, что, пожалуй, пора сматываться. Даже не подбирая брошенный мешок, он кинулся в лес, но на его пути встала возвращающаяся с удачной охоты довольная Ласточка. Плутовка, как всегда в таких случаях, несла мне в подарок часть своей добычи. На этот раз ею оказался довольно крупный енот. Заметив кинувшегося ей навстречу незнакомца, лошадь бросила зверя и злобно оскалилась. Обнаружив в опасной близости от своего лица клыки, которым мог позавидовать даже медведь, старик шарахнулся обратно на дорогу, где и попал в крепкие руки окончательно проснувшегося гнома.
  - Чего мечешься-то, как гоблин под обвалом? - добродушно спросил Торвин. - Не мой это мешок, ошибся я. А ты торгуешь чем? Гномьи товары интересуют?
  - Интересуют. Его всё интересует, но только если забесплатно, - ответила подошедшая полуэльфийка.
  - Не, забесплатно не согласен! - разочарованно протянул коротышка, вновь забираясь на телегу. - Неинтересно сие. Я тогда лучше ещё посплю.
  Старик же, затравленно осмотревшись и убедившись, что скрыться не удастся, рухнул перед нами на колени.
  - Простите! Демоны попутали! Детишек кормить нечем! Малую толику беру обычно, чтобы с голода не помереть, душегубства же никогда не допускаю! - запричитал он.
  - Ой, лукавишь, старик! - покачала головой полуэльфийка. - Больно уж вид у тебя упитанный, для голодающего. А судя по седой бороде, не то что дети, но и внуки твои уже в возраст вошли. И не слышала я о путниках, что неожиданно уснув в пути, потом медных монеток в кошельках недосчитывались. Зато, помнится, вчера на постоялом дворе рассказывали о телах путешественников, что на этой дороге находили. Удивлялись все очень, почему, судя по следам, никто из них не сопротивлялся грабителям. Убиты они все были одним ударом кинжала в сердце. Кстати, старик, интересный у тебя нож. Таким хлеб и мясо нарезать совсем неудобно.
  - Так он им вовсе не хлеб резал, - ответил я, брезгливо высыпая на землю содержимое подобранного мешка.
  Вместе со звенящими кошельками на дорогу выпали окровавленные женские серьги и три отрезанных пальца с надетыми на них золотыми кольцами.
  - Видимо дальше и мы таких мёртвых путников увидим, - задумчиво проговорил Кар.
  - Торопился, сволочь, новую добычу встретить? - злобно заметил я.
  Меня переполняла ярость! Этот... этот... Даже не могу называть его гордым словом - вор! Настоящий вор - это изобретатель, артист, воин, хищник, охотник! А подобному типу больше подходит определение стервятника-падальщика.
  - Кар, убей эту тварь! - выдохнул я.
  - Тиро, ты ничего не путаешь? - недоумённо спросил друг. - Я воин, а не палач. Вот если нападёт или бежать попытается...
  Однако, услышав такие рассуждения, пленник явно не собирался делать ничего из перечисленного.
  - Мне тоже нельзя, богиня-покровительница не одобрит, - вздохнул я. - Может, гнома разбудить?
  - Ладно, - перебила нас Таэль. - Отвезём в город, пусть с ним власти разбираются, а сопротивляться будет, сами прибьём.
  Полуэльфийка демонстративно достала из телеги верёвку и зашла за спину коленопреклоненного старика.
  - Лапки свои давай, - приказала она.
  Со страхом и ненавистью посматривая в нашу сторону, дорожный грабитель послушно протянул руки назад. Однако Таэль, не обращая на них внимания. Она молча отшвырнула верёвку, достала нож и, ухватив за бороду, задрала голову старика вверх. После чего одним чётким привычным движением клинка перерезала ему горло. Удерживая содрогающееся в конвульсиях тело, девушка закрыла глаза и прошипела:
  - Морана ил ши та-а!
  Несмотря на ярко светящее солнце, мне показалось, что на дорогу опустилась тьма. Магическим зрением увидел, как исходящая из тела замершей полуэльфийки мгла заполняет поляну. Этот пульсирующий туман, с лёгкостью сломав мою защиту, раскалённым клинком вонзился в сердце. Задыхаясь от боли, я упал на землю, чувствуя как пожирающий душу монстр рвёт последние преграды моего естества. В отчаянии попытался воззвать к своей богине. Боль отступила, но взамен накатили чужие чувства. ГРУСТЬ, РАЗОЧАРОВАНИЕ, УПРЁК!
  Я грешен? В чём, богиня? Магия смерти? Но её ведь тоже можно использовать для жизни! Нет?
  Вспомнил. Я убивал. Не защищаясь и не ради пищи, а просто так, развлекаясь. Пусть даже это были всего лишь мухи. Грешен! Прости, Лили!
  Встряхнув головой, я спокойно встал на ноги и сделал шаг вперёд. Там Зло, убивающие Жизнь. Его необходимо остановить. Это мой долг. Чувствую, сил хватит, хотя, чтобы жить самому, их, скорее всего, уже не останется. Уйди, Кар! Ты не понимаешь! Это Зло!
  Внезапно почувствовал, что уже не слышу ответных ударов Зла, а мои атаки словно проваливаются в никуда. Я победил? Наваждение внезапно спало, ноги подкосились. Сквозь нахлынувшую слабость послушались панические крики:
  - Придурки магические! Остановитесь! Что вы делаете, идиоты?!
  Преодолевая боль, я осмотрелся. Из придорожных колючих кустов выбирался поцарапанный Кар. Переведя взгляд на дорогу, буквально в нескольких шагах от себя обнаружил стонущую на земле полуэльфийку. Между нами стояла Ласточка.
  
  Глава 37
  
  До людского поселения мы в тот день не добрались. Сначала дожидались пробуждения лошадей, потом, когда всё-таки тронулись в путь, буквально через милю обнаружили обезображенные тела - предыдущие жертвы зарезанного Таэль грабителя. Много времени потратили, чтобы подобающе их похоронить. Украшения и деньги, найденные у старика, тоже положили в могилу. Даже проснувшийся гном, узнав происхождение этих ценностей, отказался их брать.
  - Негоже такое принимать. Лучше честной торговлей заработаю, - буркнул он.
  Насчёт честности торговли Торвина у меня имелись сомнения, но, тем не менее, смысл его слов мы поняли и поддержали.
  За всеми этими заботами, не сразу заметили, что солнце уже клонится к закату. Поэтому когда Кар по некоторым признакам определил, что вблизи от дороги есть небольшое лесное озеро, решили остановиться там на ночлег. И вскоре уже раскидывали лагерь на живописной полянке. Сначала занялись лошадьми. Мне здесь было проще. Ограничился тем, что просто сняв упряжь с Ласточки, я отпустил свою скотину в лес. Насчёт её встречи с волками давно не беспокоился. Хотя, честно сказать, беспокоился. Шкура у них хорошая, а сдирать не умею, придётся Кара просить.
  Всё это время мы с Таэль старательно избегали темы о происшедшем на дороге, но после ужина (умница Ласточка, вкусный заяц попался) решился-таки с ней поговорить. Воспользовавшись тем, что Кар и Торвин занялись установкой палатки, я посмотрел на поднявшую на меня глаза полуэльфийку и произнёс:
  - Прости... - эхом отозвалась девушка.
  Мы растерянно замолчали.
  - Но я первым напал... - Но я первая начала...
  Растерянно посмотрев друг на друга, мы расхохотались.
  - А всё-таки, что ты тогда сделала? - отсмеявшись, спросил я.
  - Просто принесла жертву, дело для адепта Мораны привычное, - пожала плечами полуэльфийка. - Хотя, признаться, человека я так третий раз в жизни. Обычно баранов режу. Богиня даёт свою милость адепту приносящему смерть, а тут такой случай удобный...
  - Ничего себе, милость, - поморщился я. - Агрессивная она какая-то. А мой щит даже не заметила, до сих пор восстановить его не могу.
  - Твоя атака тоже все мои амулеты сломала, - призналась девушка. - Что для богов даже самая сильная магия? А твой замечательный щит вообще для Избранного - ненужная роскошь. Ясно ведь, что враждебные заклятия теперь на нас действуют слабее. Кар и Торвин совсем магической защиты не имели, но засыпать сегодня на дороге явно не собирались... Имею ввиду, от действия волшебства.
  - Однако заклинания кровососа на них подействовали, - припомнил я.
  - Это только доказывает, что вампир не желал нам зла, - парировала Таэль. - Если бы пасечник затеял недоброе, они наверняка, наоборот, проснулись бы. Как гном сегодня. Видимо, защита "умная", только от враждебно настроенных заклятий. Иначе и целительская магия, к примеру, на нас бы не действовала.
  Припомнив, затруднения Эскулита с моим излечением, когда после встречи с бароном Шором я лежал без сознания, вынужден был согласиться со словами полуэльфийки, но, тем не менее, щит решил всё же восстановить. Предпочитаю сам определять враждебность направленной на меня магии.
  Девушка встала и подкинула в угли догорающего костра дров. Неожиданно на одной из брошенных веток я заметил маленького мышонка. Поспешно, пока огонь не разгорелся, я выдернул хворстину с не вовремя устроившимся там грызуном из кострища. Серый паршивец мгновенно воспользовался моментом и удрал в траву. С улыбкой посмотрев ему вслед, я прошептал:
  - Тебе, Лили!
  От Таэль повеяло уже знакомой злобой и яростью. Обернувшись, я увидел разгорающиеся красным светом глаза полуэльфийки.
  - Морана ил ши та-а!
  "ЭТО - ЗЛО!" - "Нет, это же Таэль!" - "ЗЛО!" - "Таэль!" - "ЗЛО!" - "Таэль - зло, нужно остановить зло!"
  Внезапно почувствовал сильный удар. "Проиграл!" - теряя сознание, решил я.
  
  
  Разговор у костра.
  
  
  - Может, зря мы так? Поговорили бы, успокоили...
  - Нет. Не получилось бы. На дороге они так же сцепились. Я пробовал остановить, так Тиро меня, как тряпку, через всю дорогу в кусты зашвырнул.
  - Тебя?! Как тряпку?!
  - Ага. Я сам удивился, откуда у него такая сила взялась. Ласточку из леса сейчас не дозовёшься. Лучше уж так. Вернее оно. Только... Ты-то не слишком? Девушка всё-таки.
  - Тю! Да у нас, гномов, детям сильнее подзатыльники за озорство отвешивают. Меня батя, бывало... Чу! Слышишь? Стонет. Значит, жива, очнётся скоро. А вот у тебя Тиро даже не шевелится. Ладно, что дальше делать станем?
  - А демон знает, что с ними делать, если их богини по два раза в день так отношения выяснять будут! Тиро к лошади привязывать или с кулаком наготове у них за спиной стоять! Утром разберёмся, а сейчас давай спать устраиваться. Только магов наших подальше друг от друга положим. Девушку - в палатку, вора - на телегу, а сами... О, и лошадь пришла! Тоже хорошо. Пригодится. Чего это она хвостом вперёд идёт? Никак тащит чего-то. Медведь! Вот это зверюга! Смотри, шерсть-то какая замечательная. Ну, Торвин, теперь у нас на полночи занятие есть.
  
  Глава 38
  
  Утро нового дня оказалось тяжёлым. Ужасно болела голова, исцеляющие же заклинания помогали слабо. Весьма эмоциональное выступление Кара, на тему идиотов-магов, самочувствие и настроение совсем не улучшили. Полульфийка тоже выглядела не лучшим образом. Кроме того она просто кипела от злости. Гном благоразумно пытался не попадаться ей на глаза. И обида девушки была вовсе не за оглушающий удар по затылку, в этом мы с ней были искренне благодарны друзьям за своевременное вмешательство. А вот последствия того удара...
  Таэль не повезло. Дело в том, что она упала прямо на лежащие рядом с костром доспехи Кара. Результат был налицо, а точнее на лице, огромный фингал сиял под правым глазом прекрасной полуэльфийки. Вообще синяки очень просто исцеляются магией, но только свежепоставленные. К сожалению, девушка обнаружила новое "украшение" только утром, когда лечить его было уже поздно. Я хотел было посоветовать ей воспользоваться иллюзией, но, после того, как она обозвала меня "сентиментальным придурком", а Ласточку "тупой тварью, которая не вовремя задумала с медведями сношаться", обиделся и не стал. Правда, Таэль сумела обойтись и без помощи волшебства, хотя я твёрдо уверен, что это не совсем так. По-моему, все женщины, независимо от расы и происхождения, - ведьмы, пользующиеся неведомой мужчинам магией. Как иначе объяснить способность некоторых из них, от природы похожих на всех разом домашних (и не только) животных, за несколько минут, с помощью содержимого маленькой сумочки, превращаться в красавиц? А маленький фиолетовый, на пол лица размером, синячок, так то и вовсе - ерунда.
  На моей памяти, полуэльфийка впервые пользовалась косметикой, хотя здесь я возможно и ошибаюсь. Особо искусные ведьмы, то есть женщины делают это так, что никак не заметишь.
  В результате девушка стала ещё красивее, о чём я ей честно и сказал. Таэль покраснела, подобрела и даже попросила у нас с Ласточкой прощения. Однако, когда я, расчувствовавшись, признался в знании магии иллюзий, которая ей, мол, совсем без надобности, она и так... Остроухая снова обозвала меня придурком. У-у, ведьма! И ведь это абсолютно ненужное заклинание всё равно пришлось показывать. Кар и Торвин издали мне сочувствовали, но вмешиваться опасались.
  Когда мы, наконец, тронулись в путь, Кар пригласил нас с полуэльфийкой на разговор.
  - Ну и что вы дальше делать собираетесь? - покачиваясь в седле, спросил он.
  - Не буду больше ей вообще ничего говорить! Ты же видел, я как лучше хотел, а она... И до этого тоже обзывалась, - надувшись, наябедничал я.
  - Да не про то речь! - отмахнулся Кар. - Гавкайтесь хоть всю дорогу, у влюблённых такое часто бывает.
  - Кто влюблённые? - вскинулся я. - Да мне такая ехидна даром не нужна!
  - Этот самодовольный пройдоха пусть в публичном доме себе девок ищет! - отозвалась девушка.
  - Я про то, когда у вас опять глаза красным и жёлтым засветятся, и заклятиями друг в друга кидать начнёте, - не обращая внимания на ругань, продолжал воин.
  - Это не заклятия, это сила богинь, - уточнила Таэль.
  - А мне наплевать, как и чем вы себя угробите! - резко отрубил Кар. - Всё равно труп образуется, а скорее даже два. Может вам действительно вообще не разговаривать?
  - Ну, тут всё проще, - ответил я. - Придётся только осторожней к своим богинями обращаться. Жертвы не приносить, о помощи не просить...
  - А клясться, можно? - подозрительно спросил воин.
  - Да вроде можно, - неуверенно ответил я. - До этого клялся - и ничего.
  - Лучше тоже не надо, - посоветовал друг. - Кстати, это больше к тебе относится. Таэль и так свою принадлежность к почитателям Владычицы Смерти не афиширует, а вот у тебя иногда вырывается.
  - Хорошо, буду клясться... уродливыми ушами и грязным хвостом одной противной рыжей кобылы, - ухмыльнулся я. - Как думаешь, Кар, это безопасно?
  Воин опасливо покосился на ушастую полуэльфийку сидящую на рыжей лошади и честно ответил:
  - Думаю, не очень. Я бы, к примеру, не рискнул.
  - Лучше задницу подземных демонов упоминай. Я всегда именно так делаю, - подал голос, прислушивающийся к разговору Торвин.
  - Несколько дней я бы вообще посоветовала всем побольше держать язык за зубами, - высказалась Таэль. - Особенно насчёт ушей. Впереди баронство Эльтир.
  - Пожалуй, ты права, - поддержал Кар.
  Я тоже нехотя кивнул.
  - Это ещё почему? - удивился гном.
  - Эльтир был анклавом Великого Леса в Империи, - ответил я. - Но тогда тамошний остроух... э-э, барон признавал себя вассалом Императора, а сейчас, честно говоря, не знаю.
  - Тоже признаёт, - сказал Кар. - Однако это совсем не помешало ему во время последней войны предоставить своих боевых магов зелёным оркам. Правда, налоги платит исправно, и его пока не трогают. Но вести себя лучше скромно, как в чужой стране. Здесь свои, весьма своеобразные, законы, а жителей метрополии не особо любят. Кроме того, герцог предупреждал, что эльфов нам следует опасаться.
  - А торгуют они чем? - задал свой обычный вопрос Торвин. - А гномьими товарами интересуются?
  - Пожалуй, с торговлей тебе придётся потерпеть, - заметил я. - Не нужно нам лишнее внимание. Кар, ты бывал в этих местах? Это крупное баронство? Может, лучше вообще его объехать?
  - Можно, - кивнул воин. - Только стоит ли? Путь пройдёт через другие Вольные Баронства, что не намного лучше. Моё мнение - ехать вперёд. В конце концов, купеческие караваны там ходят постоянно.
  - Вот и я говорю... - снова влез гном.
  - Заткнись, Торвин! Проезжать баронство, если не задерживаться, мы будем дня два. Решай, Тиро.
  - Хорошо, - согласился я. - Но на два дня завязываем с пьянками и торговлей. Мы просто мирные путешественники. Ясно, Торвин?
  - А если...
  - Ясно?
  - Да, - недовольно буркнул коротышка. - Только, думаешь, непьющий гном подозрений не вызовет? Ладно-ладно, понял я всё.
  Под вечер, уже на территории эльфийского баронства, мы остановились на ночлег в придорожном трактире. Как только мы вошли, Торвин ошарашенно замер уставившись на хозяина.
  - Кто это?! - в панике пролепетал он.
  - По-моему, это гном, - ответил Кар.
  - Но он же... У него же... - потрясённо забормотал наш коротышка.
  - У них тут наверно правила такие, - шутливо предположил я. - Всем кто торговлей занимается, положено. Наверно с таких налогов меньше берут. Начнёшь здесь свой торг, Торвин, так и тебя обреют.
  - Не надо мне такого прибытка, - гном опасливо пощупал свою бороду.
  Переночевав в гостеприимном трактире, утром мы заказали завтрак и принялись за еду, однако Торвин всё никак не мог успокоиться, время от времени кидая жалостливые взгляды на безбородого сородича и наконец, не выдержал.
  - Трудно, брат-гном? - с сочувствием спросил он.
  Трактирщик непонимающе посмотрел на нас и благожелательно ответил:
  - Везде сейчас нелегко, но жить можно. А ты, вообще, про что?
  - Он интересуется, как гному без бороды живётся? - уточнил я.
  После моих слов добрый услужливый хозяин внезапно преобразился.
  - Ты кого гномом обозвал, дылда долговязая? - злобно зашипел трактирщик.
  - А кто же ты тогда? - удивился я.
  - Эльф!
  - Кто?!
   Я на всякий случай проверил собеседника на наличие иллюзии. Никакой магии не обнаружилось. Передо мной явно стоял самый натуральный гном. Правда, безбородый.
  - Эльф я! - гордо подтвердил трактирщик. - А ты, долговязый, ответишь за свои слова!
  - Но я же тоже тебя гномом называл, - напомнил Торвин.
  - Тебе можно, - ответил хозяин. - Ты тоже эльф.
  - Чего?!
  - Ну да. Мы, низкорослые эльфы, иногда так друг друга называем.
  Наш коротышка замер с открытым ртом, но скоро очнулся, и крепкий кулак лучшего оружейника королевства врезался в безбородую физиономию трактирщика. Бросившийся ему на помощь вышибала наткнулся на Кара.
  - Мда, господа "не эльфы", у вас замечательно получается не ввязываться в истории и оставаться незаметными, - меланхолично заметила Таэль, разглядывая стонущего на полу трактирщика и охранника, который и вовсе не подавал признаков жизни.
  - А чего он... - начал было оправдываться Торвин.
  - По-моему, пора отсюда сматываться, - объявил я.
  Но выехать со двора нам не дали. Пока запрягали и седлали лошадей, хозяин успел привести подмогу. У ворот нас ждал отряд уже натуральных эльфов.
   - Не прорваться, - вынес вердикт Кар, рассматривая натянувших луки воинов. - Нашпигуют стрелами как ёжиков.
  - Немедленно спешиться! - приказал один из остроухих, стоящий чуть в стороне от лучников.
  Я выругался.
  - У меня ещё одна "хорошая" новость. Среди них есть маг, - я ещё раз внимательно посмотрел на эльфов. - Ладно, делаем, что он говорит. За обыкновенную трактирную драку казнить не должны. Может, штрафом отделаемся.
  Маг-эльф тем временем вышел вперёд и с демонстративным нетерпением ждал нашей реакции.
  - Я - рыцарь Каледион, вассал барона Эльтира, - представился он, когда мы слезли с лошадей. - Как дворянин, я обязан следить за соблюдением законов баронства и защищать права эльфов. На вас есть жалоба от эльфа-трактирщика, что вы оскорбили его словами и действием.
  - Просим у почтенного хозяина, безусловно, эльфа, простить нас, - произнёс я, обращаясь к показавшемуся из-за спин лучников трактирщику. - Мы чужестранцы и не знали местных законов. Но готовы загладить свою вину и выплатить оскорблённому сто золотых.
  На разбитой безбородой физиономии хозяина проступила довольная ухмылка, и он радостно закивал. Наш низкорослый эль... Тьфу! То есть гном попытался возразить, но Кар вовремя зажал ему рот.
  - А благородному рыцарю Каледиону за беспокойство, - не обращая внимания на паническое мычание Торвина, продолжил я, - мы преподнесём ещё...
  - Мне ничего не надо, - высокомерно ответил эльф, кидая, по моему мнению, слишком внимательные взгляды на Таэль. - Если потерпевший удовлетворён, то инцидент считаю исчерпанным и приглашаю вас посетить мой замок. Он здесь недалеко.
  - К сожалению, мы торопимся и вынуждены отказаться от такого лестного предложения, - чувствуя недоброе ответил я.
  - В таком случае, я не собираюсь прощать оскорбления своей чести, - объявил Каледион, буквально облизывая взглядом полуэльфийку.
  - Но мы не оскорбляли вас, лэр рыцарь.
  - Оскорбили. Вы слишком медлили, когда я приказал спешиться. И теперь должны ответить за такое пренебрежение. Я требую поединка.
  Вздохнув, Кар вышел вперёд и церемонно поклонился, показывая, что принимает вызов.
  - Э, нет, воин, - усмехнулся эльф. - Оружием поединка я выбираю магию. Среди вас есть одарённые, я чувствую.
  - А если мы откажемся? - спросил я.
  - В таком случае, вы признаете себя незнающими чести простолюдинами, а судьба таких в полной воле оскорблённого дворянина. Впрочем, - длинноухий рыцарь мерзко ухмыльнулся, - вы ещё можете принять моё приглашение.
  - Нам надо подумать, - произнёс я.
  - Только недолго, а то я и это рассмотрю как оскорбление, - продолжал издеваться эльф.
  
  Совет Избранных у телеги Торвина.
  
  - Сто золотых! Тиро, ты с ума сошёл!
  - Заткнись, Торвин! Сейчас речь не об этом. Что будем делать, Избранные? Кар?
  - Этот эльф очень вольно трактует правила рыцарской чести. И вообще, как вызванные мы имеем право на выбор оружия.
  - Думаешь, его это интересует? Таэль?
  - Я к нему в замок не поеду!
  - Это понятно, оттуда мы точно не выберемся. Торвин?
  - Сто золотых! Да если бы я чуть поторговался ...
  - Тиро, ясно, что вызов придётся принять. Ты сможешь одолеть этого эльфа?
  - Не знаю, Кар. Резерв силы у эльфа большой. Наверняка настоит, сволочь, на поединке в этом самом месте. А здесь, если не заметили, мэллорн посреди двора растёт. Трудно будет. У меня, конечно, очень хороший щит от прямого магического воздействия, кстати, Таэль считает, что подобный сейчас есть у каждого из нас. Но если противник начнёт, к примеру, с помощью волшебства кидать камни, он мало поможет. С атакой у меня и вовсе плохо. Не нужны такие заклятия в моей профессии. Хотя... в дороге я выучил несколько довольно мощных заклинаний, но после их применения Миссия, скорее всего, будет провалена, мы точно станем вне закона, и не только в этом баронстве.
  - Магия Смерти?
  - Она. Ладно, делать нечего. Попробую. Если что, Кар, ты главный. Настаивай, что оскорбление смыто кровью, и уводи отряд из этого проклятого баронства.
  - По-моему, вы, кое-что забыли. Ты ведь не единственный маг в нашей компании.
  - Нет! Это исключено!
  - Тиро, не глупи! Ты наш глава. Мы не можем тобой рисковать. К тому же у меня действительно больше шансов. Я тоже успела изучить некоторые атакующие заклятия, и они вовсе не относятся к запрещённой магии. Кстати, как и противник, я смогу использовать силу мэллорна.
  - Хорошо. Но если он убьёт тебя, клянусь... задницей подземных демонов, будет ещё одна дуэль. Слышал, что в прежние времена маги Смерти считались лучшими поединщиками. И плевать на Миссию!
  
  Глава 39
  
  - Ну, и что вы решили? - крикнул эльф.
  - Я принимаю вызов, - вышла вперёд Таэль.
  - Женщина? Что ж, у магических поединков особые правила. Правда, побеждённый и здесь всегда в полной воле победителя. Я постараюсь не убивать вас, прекрасная леди. Но хватит разговоров. Начнём!
  - Таэль, осторожно! - крикнул я.
  Подлый остроухий нанёс свой первый удар, ещё не закончив говорить. Однако девушка успела среагировать. Не надеясь на защиту Кольца, а может просто не желая выкладывать сразу все козыри, она напитала свою ауру энергией, и одурманивающие заклятие бессильно сгорело, не дойдя до цели.
  - Ладно, поговорим серьёзно, - злобно ощерился Каледион.
  Магическим зрением я увидел, как от стоящего неподалёку мэлорна к эльфу потянулись сверкающие струйки энергии. Таэль тоже взмахнула руками и... Я изумлённо присвистнул. Ого! Пожалуй, зря мы беспокоились. У эльфёныша нет никаких шансов. Если бы он мог видеть магию как я, то сдался бы заранее, хотя скорее вспомнил очередное "рыцарское" правило, позволяющее позвать на помощь своих холуёв с луками. Энергетические потоки устремившиеся от дерева к Таэль оказались куда крупней и ярче, чем у её противника, кроме того их было в несколько раз больше. Правда, толком управлять такой силой девушка ещё толком не умела. Много энергии бесполезно рассеивалось, но и оставалось достаточно.
  - Придурок! Недоучка! - злорадно проговорил я, глядя как эльф одно за другим швыряет в противницу заклятия. Ни один из его ударов не смог даже прорвать горящую ауру полуэльфийки. Таэль пока не атаковала.
  - Правильно, девочка, - пробормотал я. - Накопи побольше энергии.
  - Что там происходит? - беспокойно спросил Кар.
  Для всех, кроме участников и меня, поединок был практически невидим - стоят двое посреди двора и руками машут.
  - Всё нормально, - успокоил я его. - Сейчас Таэль этого индюка уделает.
  - Ясно, - понятливо кивнул воин и, бросив взгляд на отвлёкшихся от нас эльфов, начал натягивать свой лук.
  Тем временем полуэльфика, наконец, атаковала сама. Я вновь присвистнул. А притворялась, что мои объяснения совсем не понимает! В выпущенном заклятии, кроме эльфийской магии Жизни, чувствовались стихии Земли, Воздуха и Огня.
  Вокруг Каледиона закружился пыльный вихрь, выжигая тянущиеся от мэлорна каналы. Наконец пыль осела, открывая для глаз невредимого, но очень грязного эльфа.
  - Всё! - довольно выдохнула девушка, безбоязненно поворачиваясь спиной к противнику.
  Тот недоумённо посмотрел на неё и попытался ударить заклятием.
  Попробовал ещё раз.
  Ещё...
  - Правильно, Таэль! - радостно поддержал я. - Нечего недоучек плодить! Пусть лучше будет полноценный человек, то есть эльф, чем неумелый маг.
  Каледион прекратил суматошно размахивать руками, безуспешно пытаясь скастовать заклинание, замер, панически уставившись на девушку. И истерически завизжал:
  - Что ты наделала, грязная стерва?! Верни всё назад, дочь шлюхи!
  Таэль резко обернулась к кричащему эльфу.
  - Зря ты это сказал! - холодно прошипела она.
  Потухшие было каналы силы, тянущиеся от мэлорна, вновь вспыхнули, и в остроухого рыцаря полетело новое заклятие, на сей раз чистая энергия Жизни.
  Вообще бытует мнение, что убивать неоформленной в заклинание сырой силой способна только стихия Смерти. Это не так. Некроманты, как недавно доказал мне Эскулит, могут и лечить, а стихия Жизни издревле использовалась для убийств. Некоторые философы вообще считают жизнь медленным умиранием, и если этот процесс ускорить... Правда, против эльфов использование такого трюка, признаётся не слишком эффективным. Больно уж долго остроухие живут, много этой самой чистой энергии нужно, далеко не всякому магу под силу. К тому же грубиян-рыцарь, по эльфийским меркам, был довольно молод, вряд ли больше ста лет. А ведь даже не обладающие волшебной силой Перворожденные доживают и до пятисот. И этот... мог. Но дочь наследной Жрицы Великого Леса явно разозлилась всерьёз. Да уж! Зря остроухий такое сказал!
  Волосы самоуверенного эльфа за несколько мгновений поседели, бездыханное тело рухнуло на землю, плоть слезла с костей, обнажая скалящийся череп, а налетевший порыв ветра окончательно развеял превратившийся в пыль скелет. Отдавшая все силы полуэльфийка обессилено покачнулась. Бросившись вперёд, я успел подхватить падающую девушку.
  - Замечательно! - раздался со стороны довольный голос. - Господин барон будет очень доволен. Какой потенциал! Такой талант, без сомнения, пригодится Великому Лесу.
  Я резко обернулся. У ворот стоял ещё один эльф. И тоже маг. Вот ведь... Развелось их здесь!
  - Что, ещё одна дуэль? Вас-то мы чем оскорбили? - агрессивно спросил я, безуспешно пытаясь привести Таэль в чувство.
  - Ах, юноша, оставьте! - отмахнулся остроухий незнакомец. - К чему эти глупости?! Все эльфы владеющие магией должны служить Великому Лесу. Отойдите от девушки и проваливайте! Не вмешивайтесь в дела Перворожденных, сами же вы мне не интересны.
  - Но она тоже нечистокровная, - возразил я.
  - Ерунда! - фыркнул остроухий. - С её силой это совершенно неважно. Однако я передумал. Пожалуй, не стоит вас отпускать. Даже от ничтожных червей можно извлечь пользу. Пойдёте со мной. Ответите на несколько вопросов, а потом... Буду честен, зачем мне лишние свидетели?
  - Кар, Торвин, осторожно! - крикнул я, но было поздно. Внезапно вылезшие из земли корни мгновенно опутали ноги друзей.
  Со мной же фокус не прошёл. Почувствовав вражеское заклятие, я напитал землю под ногами магией Смерти, правда, постаравшись замаскировать запретные чары Огнём.
  Ого! Вот такого я уже от себя не ожидал. Заклинание смотрелось, как чисто огненное. Но сила его на порядок превышала всё что мне до того удавалось. Хм, получается, если я делаю заклятия на основе некроэнергии, их мощь увеличивается. Эскулит говорил, что у меня был шанс стать даже архимагом врождённой стихии Смерти. И это значит... Пока я растерянно размышлял о своих внезапно проявившихся способностях, наблюдавший это маг одобрительно кивнул:
  - Сильная девочка! Но долго её защита всё равно не простоит.
  Резким взмахом руки я превратил в пепел многочисленные корни, которые Кар и Торвин яростно рубили своим оружием. У гномьей секиры, кстати, это выходило куда лучше, всё же меч не совсем подходит для заготовки дров.
  - Ты немного ошибся, эльф! - злобно улыбнулся я. - Она среди нас - не единственный маг.
  Ушастый мгновенно посерьёзнел, оставил ехидный тон и даже учтиво поклонился.
  - Разрешите представиться, магистр Элдион. Прошу простить за грубые слова, коллега. Но, к сожалению, отпустить вас всё равно не могу. Девушка должна принадлежать Великому Лесу, в любом случае. Вы же её так просто не отдадите? Да и сами служить не будете.
  - Не буду и не отдам, - согласился я.
  - Так я и думал, - развёл руками эльф. - Поверьте, мне очень жаль!
  От мэлорна к противнику потянулись уже знакомые каналы силы. По размеру они, пожалуй, всё же уступали тем, которые были доступны Таэль, но в отличие от девушки, эльф - магистр магии Жизни - мог использовать получаемую энергию с большим искусством. В мою сторону полетело заклятие. Я постарался максимально напитать энергией свои щиты, но поддерживаемое силами дерева заклинание, легко порвало выставленную защиту. Мда, всё же пока до архимага мне далеко. Даже атаку простого магистра сдержать не смог, хотя, надо заметить, наш бой в данных условиях не совсем честный, у эльфа есть практически неиссякаемый источник силы.
  На моё тело обрушилась чудовищная тяжесть, грудь сдавило, в глазах потемнело. Я застонал, но тут уже забытое мною Кольцо напомнило о себе. Оно вновь завибрировало, руку пронзила острая обжигающая боль и я почувствовал, что снова могу дышать. Встряхнув головой, я собрал все силы и попытался ударить в ответ. Эльф, по-видимому, не ожидал, что его атаку выдержат, но, тем не менее, сумел отбить моё неуклюжее заклинание. Внезапно послышался предостерегающий крик Кара, в глазах вновь потемнело, и через мгновение я ощутил мощнейший поток силы, хлынувший в мою практически опустошённую ауру.
  Никогда ещё не чувствовал себя таким сильным. Нет. Не просто сильным. Я был всемогущ! Поток не иссякал. Странная это была сила. Ослепительно белая и непроглядно чёрная. Несущая нежную любовь и дикую ненависть, ледяное спокойствие и бешеную ярость, карающее смертью и дарующее... смерть. Казалось, это длилось одно мгновение и, в то же время, вечность.
  Наконец меня отпустило. Я обнаружил себя стоящим посреди того же двора, мои руки по-прежнему придерживали находящуюся без сознания девушку, в ушах ещё не затих предостерегающий крик Кара, а от эльфа летело новое заклятие. Развеяв его встречным ударом полученной странной силы, стал спокойно готовить свою атаку. Я был уверен, она станет последней для противника, но закончить не успел.
  Эльф, выхватив из-за пояса какую-то склянку, что-то прошептал, швырнул загадочный амулет себе под ноги и исчез.
  - Тиро, слушай, а мы тебе не сильно мешаем великому тебе выполнять Миссию? Убить эльфа-магистра в поединке проходящем рядом с мэллорном это... это...
  - Я его не убил, он сбежал, а победить я смог только потому, что ты дал мне источник силы.
  - Я?! - удивился Кар. - Ты уверен?
  - Конечно. Ведь... - я осёкся. - Не знаю почему, но уверен, что помог именно ты.
  - Никогда не имел никакого отношения к магии, - отказался воин. - И в твой поединок не вмешивался. Я всего лишь остановил тех, кто собирался это сделать. Плохие солдаты. Увлеклись вашей дракой, а про нас с гномом забыли. Когда они собирались в тебя стрелять мой Степной Орёл был уже готов поучаствовать.
  Оглянувшись, увидел пронзённых стрелами Кара эльфийских лучников.
  - Сила Смерти, - пробормотал я. - И всё-таки ты помог мне. Спасибо, Кар!
  - Конечно, мне очень неудобно прерывать вашу беседу. Но, Тиро, немедленно убери свою руку от моей спины! К тому же это уже не спина, а почти нога. И вообще, может, мне объяснят, что здесь произошло?- раздался сварливый голос Таэль.
  - Да так, - я смущённо спрятал руки за спину, - ничего особенного. Мы здесь просто немного всех убили, хотя один сбежал, но, в любом случае, эльфов здесь больше нет.
  - Один ещё есть, - поправил меня Торвин. - Ну, ничего, это я сейчас исправлю.
  Наш гном целеустремлённо направился в дальний закуток двора, к стоящему там маленькому деревянному домику. Предназначение его определить было несложно. По-моему, все расы используют подобные строения для удовлетворения естественных физиологических потребностей. Хотя, слышал, орки справляют такие надобности, даже не спешиваясь со своих скакунов.
  - Торвин, неужели ты так сильно испугался? - удивлённо спросил я.
  - Испугался , но не я, - туманно ответил коротышка.
  Подойдя к упомянутому гигиеническому домику, он бухнул сапогом в дверь и рявкнул:
  - Выходи, сволочь!
  - Зачем? - плачуще раздалось в ответ.
  - Убивать буду, - честно поведал Торвин.
  - Тогда не выйду, - решил затворник, в котором я по голосу узнал нашего почтенного хозяина.
  - Ты мне деньги должен. Сто монет. Выходи! - не унимался Торвин.
  - Ничего я не должен. Это вы мне сто золотых обещали. Не выйду, - упорствовал трактирщик.
  - Торвин, оставь его. Нам отсюда сматываться пора, - вмешался я.
  - Это недолго, - отмахнулся гном. - Кар всё равно пока трофеи собирает.
  
  
  
  Дальнейший разговор с хозяином постоялого двора через дверь его временной резиденции.
  
  
  
  - Ты, сволочь, зачем остроухих на нас натравил? Выходи, хуже будет!
  - А чего вы обзываетесь и дерётесь? К тому же за ночлег не заплатили. Не выйду. Эй, ты чего делаешь?
  - Солому таскаю.
  - Зачем?
  - Поджечь хочу.
  - Не надо!
  - Почему?
  - Но я же тогда сгорю!
  - Ага.
  - Но я не хочу!
  - Выходи.
  - Не выйду!
  - Тогда зажигаю.
  - Не надо! Я же гном, как и ты! Пожалей!
  - Ты - эльф! Сам говорил.
  - Гном!
  - Эльф! Выходи.
  - Не выйду.
  - Торвин, не надо с соломой возиться. Мой Орлик эти доски легко насквозь пробьёт. Смотри. Видишь? Три стрелы - и в живых там точно никого не осталось.
  - По-моему, он всё же спасся. Я слышала какой-то "плюх".
  - Бедный трактирщик! Как я его понимаю!
  - О чём ты, Тиро?
  - Ни о чём. Воображение у меня богатое. И вообще, бросайте ерундой маяться. Нам пора!
  
  Глава 40
  
  До вечера мы спешно, не заходя во встречающиеся поселения, путешествовали по лесной дороге, а на следующий день отряд выехал на степной простор. Негостеприимный постоялый двор был уже далеко, я успокоился, но внезапно ко мне подъехал Кар.
  - Командир, у нас проблемы, - серьёзно сообщил он.
  - Ну, чего ещё? - лениво спросил я.
  - Нас преследуют, - коротко ответил воин.
  - Ты уверен? - вмешалась Таэль. - Эльфийская кровь во мне всё же есть, лес я чувствую, но ничего не замечала.
  - Если кто не обратил внимания, из леса мы уже давно выехали, - заметил Кар. - В степи эльфийское чутьё работает слабо. Ставлю свой меч, что нас преследуют примерно двадцать всадников. Авангард из двух-трёх не упускает нас из виду, остальной отряд движется сзади. И это не разбойники, а подразделение регулярной армии. Командир там довольно опытный воин, но навыков действий в степи не имеет. В отряде как минимум один маг.
  - И как же ты всё это узнал? - скептически поинтересовалась полуэльфийка.
  - Рассказать все приметы? - раздражённо спросил воин. - Облачко пыли на горизонте, поведение птиц, действие погони и ещё много чего. Я всё же пять лет в степях с орками воевал...
  - Хватит! - оборвал я начавшуюся перепалку. - Что ты предлагаешь?
  - Не знаю, - хмуро ответил Кар. - Ситуация поганая, и хотя днём они не нападут...
  - Тиро побоятся? - хмыкнул гном.
  - Нет. Меня, - ощерился воин. - Против магии по фляжке святой воды у них наверняка найдётся, а против моего Орлика амулетов ещё не придумали. Он бьёт в два раза дальше их деревяшек, а укрывшись за телегой, я и вовсе их как уток перестреляю!
  - Значит, опасности нет? - уточнил я.
  - Это как сказать! - задумчиво пробормотал лучник. - В темноте ушастые видят лучше меня, но тоже вряд ли напасть решатся. Полнолуние сейчас, а ночь, судя по всему, ясная будет. Однако, в любом случае, завтра снова лес начнётся, там уже у нас шансов не будет.
  - А с чего ты решил, что нас эльфы преследуют? - засомневалась девушка. - Мы же не на их территории.
  - Считаешь, остроухих это остановит? - усмехнулся Кар. - Барон Эльтир легко сможет договориться с соседями. Никто не будет с ним ссориться по поводу убийства четырёх преступников, которых он смог настигнуть только на чужой земле. Кстати, поэтому не стоит искать спасения в окрестных замках.
  - Оторваться от погони не получится? - деловито поинтересовался я.
  - С этим возом? - воин насмешливо кивнул в сторону телеги гнома.
  - Но мы же можем бросить подводу, - неуверенно предложила Таэль.
  - Не поможет! - ответил Кар, прежде чем возмущённый Торвин смог высказать своё мнение о такой ужасной бесхозяйственности полуэльфийки. - Вряд ли скорость сильно возрастёт, гномы плохие наездники.
  Торвин явно хотел высказаться на тему, что нет такого умения, где гномы уступили бы другим расам, но, поняв, что если ему поверят, придётся действительно бросать телегу, промолчал.
  - Хотя, пожалуй, я поторопился сказать, что искать помощи негде, - продолжал рассуждать воин. - Почти по пути находится один замок. Я немного знаком с его хозяином, рыцарем Бикаром. Там нас точно эльфам не выдадут. А если поблизости будет его синьор, то более чем возможно, что он даже начнёт войну с эльфийским баронством.
  - Ну вот, оказывается, не всё так плохо! - обрадовался я. - Решено, нанесём визит вежливости твоему знакомому рыцарю. Но... погоди... Бикар? Это же... он же сын...
  - Сын. Младший, - подтвердил Кар. - Старший был казнён синьором, как и его отец. Якобы за измену. Бикар не любил об этом рассказывать.
  - А почему его самого не казнили? - хмуро спросил я.
  - Насколько я знаю, когда стало известно об... измене его отца, он был ребёнком и жил в замке синьора. И кстати, вполне мог быть знаком с его наследником...
  - Мы дружили, - буркнул я. - Но это не причина просить его о помощи.
  - Тиро, у нас нет выбора. В конце концов, просить буду я, и не помощи, а гостеприимства.
  - Нет.
  - Ну, нет, так нет! - разозлился Кар. - Командир ты. Но тогда нас, скорее всего, просто убьют.
  - Насколько я понимаю, это как-то связано с историей твоей семьи, - догадалась полуэльфийка. - Ты не можешь простить, однако мстить невиновному тоже не собираешься. Извини, Тиро, но это глупо!
  - Точно! - поддержал её гном. - А давайте посетим этот замок, чтобы вызвать того рыцаря на поединок. Тогда нас все станут кормить и защищать. А потом, когда эльфы уберутся в своё баронство, заплатим (немного), признаем поражение и дальше поедем. Вы, люди, всегда так делаете. Оу! Грубый ты, Кар! Чего сразу дерёшься? Злые вы, люди! И шуток не понимаете!
  Я, насупившись, покачивался в седле, все остальные Избранные тоже молчали. Правда, Торвин опять хотел что-то предложить, но Таэль украдкой показала ему кулак, и гном обиженно замолчал.
  - Бикар ни в коем случае не должен меня узнать. Имя... Запомните, меня зовут Тито. Мы - команда наёмников. Я - маг-огневик, Таэль - моя ученица, командир отряда - Кар. Торвин, торговать по мелочи можешь, но упирай на оружие, тема тебе знакомая. И как только эльфы оставят нас в покое, сразу покинем замок, - наконец выдал я.
  - Конечно, Тиро, нам в любом случае нельзя останавливаться более чем на две недели, - охотно согласился Кар.
  - Оружие? Хм, дело выгодное! - признал Торвин. - Могу наши клановые руны на броню нанести и заговор семейный поставить. Ежели клиенты толк в этом деле знают, от заказов отбою не будет.
  - Надеюсь, в замке и ванна найдётся! - мечтательно произнесла Таэль.
  - Ты же и так моешься часто! - удивился гном.
  - В пруду всего один раз купалась, - ответила полуэльфийка. - А бани в постоялых дворах мне не нравятся. Там изящно выглядеть трудно.
  - А зачем в банях надо изящно выглядеть? - не понял Кар.
  - На всякий случай, - охотно пояснила девушка. - У нас в компании как-никак маг имеется, а блокировать следящие заклятия я только вчера научилась.
  - Да я никогда... - моему возмущению от такого обвинения не было предела.
  - Правда? Что ж, значит, зря старалась, - грустно вздохнула хитрая нелюдь, а Кар и Торвин понимающе кивнули и сочувственно посмотрели на моё ошарашенное лицо.
  
  Глава 41
  
  Кар утверждал, что до замка мы доберёмся только к вечеру, но встретить своего друга детства (бывшего) я смог гораздо раньше.
  У попавшегося по дороге озерка мы увидели веселящуюся компанию воинов. На костре жарилась баранья туша, а солдаты в ожидании обеда развлекались, тренируясь в стрельбе. В качестве мишени выступал один из них. Он, хохоча во всё горло, отбивая щитом выпущенные в него стрелы, а некоторые даже просто ловил рукой. Я с изумлением заметил, что оснащены они были боевыми наконечниками.
  Наш отряд, конечно, давно заметили, но демонстративно не обращали внимания, продолжая, на мой взгляд, весьма опасную забаву.
  - Узнаю боевого товарища! - ухмыльнулся Кар, накидывая тетиву на лук. - Лэр Бикар умелый воин, но лук так и не освоил, поэтому любит доказывать, что опытному бойцу это оружие не опасно.
  Донг, донг, донг, донг, донг... Даже не слезая с седла Кар выпустил в небо пять стрел и, немного помедлив, когда первые, посланные навесом, устремились к земле, выстрелил ещё дважды.
  Защищающийся воин заметил опасность и прикрылся щитом от падающих с неба снарядов, но в этот момент его настигли последние две прямо летящие стрелы. Опустить щит рыцарь не успевал, но от одной всё же сумел увернуться, однако вторая ударила его точно в прикрытый кольчугой живот. Она вышибла из хвастливого воина воздух, и он, скорчившись, опрокинулся на землю.
  Развлекающиеся лучники мгновенно развернулись в нашу сторону. Два десятка сверкающих наконечников хищно караулили каждое движение. Пристрелят, решил я.
  - Сволочь! Убью! - подтверждая мои мысли, прохрипел подстреленный воин, с трудом понимаясь с земли. - Гад, ты же боевыми бил! А если бы попал? Совсем с ума сошёл?!
  - Последние две без наконечников были, - невозмутимо ответил Кар, убирая лук.
  - Последние?! А первые? - продолжал возмущаться рыцарь. - Одна рядом с моей ступнёй в землю воткнулась! Сволочь ты, Кар! Недостойно дворянина так мстить всего лишь за честно проигранную старую тряпку.
  - Это был расшитый золотом плащ оркского хана. К тому же ты жульничал!
  - А ты, нет? Договорились же, что жульничать можно. Ты сам предложил!
  - Это не считается! Я пьяный был.
  - Я тоже.
  - Но ты же выиграл?
  - Выиграл!
  - Сволочь!
  - Сам сволочь! И вообще этот плащ с самого начала мне полагался. Когда трофеи делили, интендант закашлял и вместо Бикар получился Кар.
  - Врёшь! Не буду я с тобой разговаривать!
  - Почему?
  - У тебя вина нет!
  - Есть! Вот, два бочонка, а ещё пиво есть!
  - Поганое, наверняка!
  - Сам ты поганый! У меня всегда всё самое лучшее!
  - Опять врёшь! У меня конь лучше и доспехи теперь новые, не чета твоим. Баронские!
  - Украл?
  - В бою добыл!
  - Врёшь!
  Не обращая никакого внимания ни на нас, ни на растерянно опустивших свои луки стрелков, два моих друга, бывший и настоящий, продолжая азартно ругаться, направились к костру, где стоял уже раскупоренный бочонок. Оба спорщика достали свои походные кубки (в пух и прах раскритиковав качество посуды оппонента) и (не забыв в десятый раз обвинить противника во вранье) ненадолго замолчали, увлекшись дегустацией напитка.
  - Простите, я не поняла, они друзья или враги? - нерешительно спросила полульфийка.
  - Сослуживцы, - многозначительно объяснил один из лучников. - Сейчас выпьют, подерутся, снова выпьют, а потом нормально говорить начнут. Прошу, господа, располагайтесь. Присоединяйтесь к нашей пирушке. Лэр Бикар рад видеть вас гостями на своей земле... Он это наверняка скажет... чуть попозже.
  Однако, драки, как и затяжной пьянки, не получилось, во всяком случае, сразу.
  Через несколько минут нас пригласили присоединиться к временно помирившимся молодым ветеранам.
  Когда мы подошли Бикар очень внимательно осмотрел каждого из нашей компании. Правда, гному внимания досталось сравнительно немного. Зато меня рыцарь рассматривал очень долго. Неужели узнал? Нет, не может быть! Мы же тогда были совсем детьми, лично я в лице матёрого воина не находил никакого сходства с тем ребёнком, которым в детстве играл. Наконец он перевёл взгляд на Таэль. Вот сволочь! Её-то, зачем так пристально рассматривать?
  - Очень рад приветствовать красивейшую из дев королевства, на своей земле! - проговорил Бикар, целуя полуэльфийке руку.
  Точно сволочь! Кар был прав.
  - А так же её спутников... - последовал учтивый поклон в нашу с гномом сторону.
  Всё равно сволочь!
  - Насколько я понял, у вас прекраснейшая сложились некоторые сложности с ушастым племенем, - продолжал рассыпаться Бикар перед Таэль. - Поверьте, я сделаю всё возможное... Несравненная красота... Любой мужчина будет счастлив ... Будет слабым подобием вашей красоты... Ведь мой долг как дворянина...
  Друг детства нравился мне всё меньше и меньше.
  - Хватит уже молоть языком! - рявкнул Кар.
  Молодец!
  - Ты не на королевском приёме, и перед тобой не придворные. Я же сказал тебе, что нас преследует отряд эльфов. Может, стоит подготовиться к встрече? Честно скажу, твоё мужичьё, - Кар пренебрежительно кивнул в сторону свиты рыцаря, - вряд ли сможет оказать им достойный отпор!
  - Какой ты грубый! - нехотя отвлёкся Бикар от охмурения девушки. - Ваш отряд на моей земле и под моей защитой. Поверь, никто не посмеет даже думать о нападении. Не волнуйтесь, милая леди, вам абсолютно ничего не угрожает. Сочувствую, что вы путешествуете в обществе такого невежи. Наверняка он даже не помогал вам переносить вещи, оправдываясь тем, что об этом его никто не просил. Вы же так скромны и стеснялись сделать это, хотя имели право требовать. А о, несомненно, заслуженных комплиментах вашей несравненной красоте этот дикарь наверняка даже не вспоминал.
  - Вы правы, лэр рыцарь, - ангельски улыбнулась Таэль. - Когда мне надоедают комплиментами, я, на первый раз, обычно посылаю особо навязчивых в задницу. Что же касается вещей, последнему, кто к ним притронулся без моего разрешения, я перерезала глотку. Кстати, как вы думаете, если вашему синьору сообщат о смерти одного вассала с его свитой в некой неспокойной местности, свяжет ли он это событие с эльфами? Или подумает на обыкновенных разбойников? Хотя, скорее всего, он даже не будет особо интересоваться такой мелочью. Что? Вас ценят и не оставят смерть неотомщённой? Прекрасно! А наши преследователи об этом знают? В любом случае, лично для меня это будет слабым утешением. Однако считайте, что я оценила ваше благородство и красноречие, лэр рыцарь, поэтому в виде исключения в задницу посылать не буду... пока.
  Я почувствовал, как мои губы расплываются в довольной ухмылке.
  - Тоже грубая! - грустно сделал вывод Бикар и неожиданно обратился ко мне: - Не надо так радостно лыбиться, сударь! Может, мне в этот момент разбили сердце. Вы тоже грубый, а уж гном и подавно! Вся ваша компания - грубые, не понимаете куртуазного обращения. Я теперь расстроенный и грустный. А ведь мне ещё невесту встречать!
  - Какую невесту? - живо отреагировал Кар.
  - Мою, естественно.
  - Твою?!
  - Ну, да. И она, кстати, в отличие от некоторых, образованная, нежная и красивая. Хотя в вашей компании, надо признать, тоже красивые есть, - Бикар кинул хитрый взгляд на полуэльфийку, - но ведь грубые! Так что моя Диль всё равно лучше! Она вот-вот прибудет, то есть, скорее всего, одновременно с вашими эльфами. А сопровождает её свита - сотня гвардейцев.
  - Кто она? Чьи гвардейцы? Рассказывай! - потребовал Кар.
  - Она замечательная! - мечтательно протянул рыцарь. - А гвардейцы, естественно, её отца. Впрочем, можно сказать, уже мои. Мы договаривались, что и после замужества они останутся в её свите.
  - Но кто её отец?
  - О, ты его знаешь! Когда с зеленухами воевали, наш отряд часто его коннице в усиление передавали. Диль, кстати, тоже там была, десятником, точнее десятницей служила. Конечно, мы не знали, что она женщина. А год назад я с рейдом в степь ходил. Заметил шайку зеленых, у меня тогда в подчинении было... а впрочем, неважно. Короче, раздолбал их. Они, оказывается, важного пленника захватили и от погони уходили, и если бы не я, наверняка ушли. Тогда и познакомились, понравились друг другу. А когда, наконец, её отец со своими нукерами подоспел, я сразу её руки просить начал.
  - Так она?..
  - Дилькершинум, любимая и единственная дочь Таркаша, Повелителя Волков, одного из сильнейших племён Серой Орды.
  - Орчанка?! Бикар, ты с ума сошёл!
  - Сам ты глупый! - обиделся рыцарь. - Ну не совсем она человек, ну и что? Знаешь она какая? К тому же её мать человеческая женщина и Диль больше на неё похожа, а что зубки немного торчат, оно даже красиво.
  - Так ты её встречать выехал? - догадался Кар.
  - Ну, не совсем, - смутился жених. - Свататься буду.
  - Ты же говорил, что уже обо всём с её отцом договорился, - не понял Кар.
  - Это неофициально, - пояснил рыцарь. - А сейчас по обычаям её народа сватовство и свадьбу проведём. Потом ко мне в замок и уже по нашим, человеческим, закрепим.
  - А как по оркским обычаям сватаются? - заинтересовалась Таэль.
  - Да всё просто. Похищаешь, в любви признаёшься, потом доказываешь своё право обладать невестой... э-э, действием и всё. Я когда спасал Диль, это как раз сватовство было. Только она тогда отказала, так что правильно, вовремя спас.
  - Ага, а сейчас значит, ты её украдёшь, она согласится, ты её того, действием, и за свадебку, - догадался Кар.
  - Не совсем, - опять смутился Бикар. - Понимаешь она всё-таки дочь хана, а я простой рыцарь. Таркаш сказал, что это умаление его достоинства, если он позволит такому похитить свою дочь... и так далее, безнаказанно. Но обычай нарушать нельзя. Ну я и согласился. Это же не всерьёз! Поэтому и настоящих воинов с собой брать не стал.
  - Так значит... - выдавил Кар, задыхаясь от смеха.
  - Похищать и всё прочее будет она, - подтвердил незадачливый жених оказавшийся жертвой древних оркских обычаев.
  - Извините, лэр Бикар, а вы уверены, что "похитители" прибудут сюда одновременно с эльфами? - осторожно поинтересовался я. - Не будет ли слишком поздно?
  - Да успокойтесь вы! - отмахнулся Бикар. - Диль со свитой ещё вчера подошла. Вон за тем холмиком прячутся, темноты ждут.
  - Твоя орчанка силы копит! - простонал с земли содрогающийся в конвульсиях хохота Кар. - Чтобы не опозориться, когда тебя сильничать будет. Скажи, а связывать невесту, то есть жениха, будут? Эх, посмотреть бы!
  - Можешь даже поучаствовать! - разозлился рыцарь. - У Диль в отряде не только мужики. Подружка её тоже не чистокровная орчанка. У неё мама троллиха. Девушка как раз в твоём вкусе, здоровая, клыкастая, волосатая, короче, прелесть! Я Диль попрошу...
  - Врёшь!
  - Клянусь Арисом!
  Кар мгновенно перестал веселится, видимо этой клятве он верил.
  - Бикар, ты чего шуток не понимаешь? - заюлил он.
  - Не понимаю, - отрезал рыцарь. - К тому же я поклялся... Ну ладно-ладно...
  - Спасибо, Бикар. Извини за насмешки. Ты настоящий друг, - воспрял лучник.
  - Помогу тебе, - продолжал жених. - Вина дам. Советую выпить побольше. И поторопись. Солнце уже садится, а тебе нужно успеть. Ведь не бывает некрасивых женщин, бывает мало...
  - Сволочь! - взревел Кар. - Глупые шутки!
  - Ты думаешь, я шучу? - удивился Бикар.
  Их перебранку прервал доклад дозора выставленного легкомысленным (на первый взгляд) рыцарем.
  - Лэр Бикар, с запада приближается отряд в двадцать всадников, - отрапортовал подбежавший воин.
  - Ага, вот и ваши эльфы появились, - лениво отреагировал рыцарь. - До сумерек ещё примерно час, значит, придётся их разговорами поразвлекать. План без изменений, действуем, как намечалось.
  Дозорный молча отсалютовал в ответ и побежал к основному отряду. Через несколько минут лагерь представлял собой разбойничий табор на отдыхе, где слова "порядок, трезвость и дисциплина" являются ругательными.
  - Как они? - гордо произнёс Бикар, посматривая на расслабляющихся подчинённых. - Настоящие артисты!
  - По-моему, они просто вернулись к своему естественному состоянию, - заметила Таэль. - Может, всё-таки объясните, чего вы задумали.
  - Некогда, - отмахнулся хозяин. - Уже гостей встречать пора. Присаживайтесь вон там, берите кружки и ни в коем случае не вздумайте хвататься за оружие и сопротивляться.
  Нас такое объяснение удовлетворило не слишком, но мы послушались. В конце концов, план Бикара был и так более менее понятен. Он хотел спровоцировать нашу погоню на нападение и подставить под копья оркских гвардейцев. Только зачем ему это? Проще честно сказать эльфам обо всех наличных силах, вряд ли они тогда вообще осмелятся атаковать.
  Мои размышления прервали всадники, ворвавшиеся на территорию лагеря. По сравнению с расхлябаными солдатами Бикара они выглядели грозно. Мгновенно рассредоточившись, эльфы взяли под контроль всю неорганизованную безоружную весело гуляющую толпу. Нашу компанию тоже взяли под прицел луков, и только тогда к костру подъехал знакомый магистр Элдион. Не обращая на нас внимания, он сразу обратился к Бикару:
  - Лэр рыцарь, прошу прощения, что побеспокоили и вторглись в ваши земли, но нам необходимо задержать этих опасных преступников, которые, как я вижу, обманом завоевали ваше доверие.
  - Преступников? - делано удивился рыцарь. - И в чём же их преступление?
  - Они похитили представительницу нашего народа и силой удерживают её, - процедил эльф.
  - Это меня что ли? - фыркнула Таэль. - Придурок! Придумай что получше. Я разве похожа на похищенную? А насильно удерживать меня будете именно вы.
  - Девочка, ты не понимаешь своего счастья, тебя ждёт великое будущее.
  - Пошёл в задницу! - перебила девушка. - Меня вполне устраивает моё настоящее.
  - Обвинение в похищении не поттвердилось! - важно объявил Бикар. - Поэтому я не могу выдать вам этих людей и нелюдей.
  - Что ж, сожалею, что мы не договорились, но я всё равно их заберу. Они причастны и к другим преступлениям, однако, в любом случае, не собираюсь отчитываться перед каждым выскочкой, возомнившим себя владыкой, - пренебрежительно бросил эльф.
  - Ответить за оскорбление с оружием в руках тоже, конечно, откажетесь? Но интересно, вы сможете это повторить потом моему синьору, графу Долиру?
  - Да могут быть проблемы, - задумчиво согласился Элдион. - Придётся вам тоже погостить в нашем баронстве, лэр рыцарь. Не волнуйтесь, не долго. До смерти. Взять их!
  Помня наказ Бикара, мы не стали сопротивляться, когда нас грубо швырнули на землю и связали. Правда, надо признать, что с Таэль обошлись более уважительно, однако руки тоже связали. Кстати, на неё и меня надели еще какой-то амулет начисто блокирующий способность магичить. Они так думали. Осторожно поэкспериментировав, я понял, что для магии нескольких стихий, новая висюлька на шее помехой не является. Оставлю себе, решил я, и у Таэль её выпрошу. Вещь полезная, пригодится.
  Тем временем эльфы, связав не только нас, но и всех подчинённых Бикара, успокоились. Однако спокойствие их длилось недолго. На сцене появились новые действующие лица. Дико завывая, в лагерь ворвалась сотня оркских гвардейцев и роли поменялись. Ушастых почти мгновенно закидали арканами, стащили в кучу и сноровисто связали. Воины Элдиона пробовали сопротивляться, но, не ожидая нападения, они оказались не организованны, луки были с ненатянутыми тетивами, некоторые из эльфов успели снять доспех, да было их элементарно меньше, чем нападавших. А степные воины хорошо знали своё дело.
  Когда всё было кончено, к нашим всё ещё связанным тушкам подъехало несколько всадников. Один из них спешился, снял шлем и мы увидели высокую красивую девушку с пепельного цвета кожей и чуть выпирающими клыками. Встряхнув рассыпавшимися чёрными волосами, она раздражённо спросила:
  - Бикар, и что всё это значит? Опять твои шуточки! У меня пять воинов ранено! Договаривались же, сопротивляться будут только для виду. Не обижайся, но трёх твоих солдат пришлось убить, остальных оглушали тоже не понарошку. Кстати, давно ты берёшь на службу ушастых? И почему ты уже связан? Это должна была сделать я.
  - Диль, дорогая, я не виноват, - начал оправдываться опутанный верёвками рыцарь. - Когда ждали тебя, на лагерь напали. Предъявили странные требования, связали, обещали убить. И только благодаря тебе...
  - Понятно, - кивнула девушка. - Решил переиграть "похищение" в "спасение"?
  - Ну да, - признался Бикар. - Ведь по обычаю можно и так. Правда? А эльфы, они действительно напали, я и воспользовался.
  - Можно и так, - согласилась орчанка, перерезая путы своего жениха. - Признаться, мне самой неохота со связанным. Однако сватовство, в любом случае, надо продолжать. Шатёр уже почти установили. Пошли. С эльфами потом разберёмся. Твоих людей развяжут, пусть веселятся.
  - Подожди, дорогая, - остановил невесту Бикар, кидая хитрый взгляд на Кара. - Прошу вон того моего друга пока не развязывать. Есть одно дело.
  Дальнейший разговор вёлся шепотом, и я его не расслышал. Наконец орчанка расхохоталась, ласково ткнула жениха кулаком в бок и приказала своим воинам:
  - Когда Цырда освободится, пусть подойдёт ко мне. Его - кивок в сторону Кара - пока не развязывать. А от тебя, дорогой мой шутник, я сегодня жду не только шуток.
   И влюблённые, обнявшись, удалились к выросшему чуть в стороне от основного лагеря шатру. Нас освободили, однако Кара, как и приказала Диль, несмотря на его ругань и требования, трогать не стали и нам не разрешили.
  - Может всё же помочь ему? - неуверенно предложил я.
  - Не стоит, - усмехнулась Таль. - Всё-таки эльфийская кровь во мне есть, я отлично слышала, что шептал рыцарь своей возлюбленой. Поверь, нашему лучнику ничего не угрожает.
  - Во-во, - поддержал её гном. - От этого ещё никто не умирал, а может ему и понравится.
  - Глупости! Я и так знаю, что мне ничего не угрожает! - раздражённо прорычал Кар. - Но это свинство, оставлять меня связанным! Это... это... Что это?! Не-е-ет!
  К нашему костру приблизился огромный... огромная... Сначала я решил, что это незнамо как оказавшийся здесь Рык. Но это был не он, хотя размером знакомому трактирщику подошедшая женщина уступала не намного.
  - Ну и кто здесь Кар? - весёлым и удивительно звонким для такого тела голосом спросила она. - Ага, наверно ты. Стыдно, молодой человек! Такой большой мальчик и боится. Сейчас мы быстренько...
  - Не-ет! - продолжил орать Кар, пытаясь отползти от подходящей троллихи. - Оставь меня, извращенка! Убью, тварь!
  Схватив упирающегося и ругающегося Кара за ногу, женщина легко подтянула тело к себе и деловито заткнула рот воина кляпом.
  - Не люблю, когда ругаются, - пояснила она. - Понимаю, неприятно, но нельзя же так.
  После чего начала стягивать штаны с панически мычащего и извивающегося воина.
  - Успокойся! - ласково бормотала насильница. - Сейчас мы быстренько. Хоп, и всё. Больно совсем не будет. Тю! Плохой мальчик! Зачем брыкаешься?
  Равнодушно смотреть на такое непотребство я уже не мог и хотел вмешаться, но задыхающаяся от хохота Таэль вцепилась в меня, как клещ, умоляя немного погодить. Хотя годить было уже некуда. Троллиха успела спустить с Кара штаны и теперь недоумённо рассматривала его голые ноги.
  - Ну и где? - обличающе спросила она у моего друга.
  Немного подумав, вытащила кляп и снова деловито поинтересовалась:
  - Где?
  - Как, где? Что, где? - прохрипел красный как рак воин, пытаясь натянуть штаны.
  - Как это что! Заноза, - сварливо пояснила насильница. - Бикар мне сказал, что тебе стрела в ляжку вонзилась, а обломок вытащить ты боишься. Поэтому, мол, и связан, чтобы не убежал во время операции. Опять глупые шутки этого прохвоста? У меня пять раненых, а я здорового лечить против его воли пытаюсь.
  Раздражённо плюнув, огромная целительница величественно удалилась.
  
  Глава 42
  
  Больше никаких приключений в тот день не произошло. Утомлённая всеми случившимися событиями, наша команда (за исключением гнома, конечно) не приняла участие в начавшейся гулянке. Мы просто отправились на боковую и, не обращая внимания на шумно отмечающий сватовство лагерь, мирно проспали всю ночь. Правда, моё пробуждение было совсем не мирным. Разбудили громкие крики.
  - Сволочь! Как у тебя руки не отсохли, подлец!
  - Гад! Это надо же такую подлость придумать! И женщину привлечь не постеснялся! Это подло! А я ведь пошутил просто.
  - Пошутил?! Все запасы! Все! А у меня свадьба!
  - И чего, что свадьба? Думаешь, это оправдывает твой поступок?
  - Нечестивец! Это же как храм осквернить!
  - Отстань, дурак!
  - Ну, подлец...
  Я высунулся из гномьей телеги, где оборудовал себе лежанку, заметив неподалёку зевающую полуэльфийку, поинтересовался у неё:
  - Чего там?
  - Не знаю, - пожала плечами девушка. - Опять сослуживцы собачатся, так что драки не будет.
  - Да нет, - не согласился я, прислушиваясь. - На этот раз они разошлись всерьёз. Могут и сцепиться.
  Действительно в голосах спорщиков слышалась непритворная злость, и они - тревожный признак - прекратили ругаться, перешли на "вы" и цедили слова с холодной вежливостью.
  - Господин Кар диРек Тилк, вы забываетесь!
  - Лэр Бикар диРек Грул, я готов здесь же дать вам удовлетворение!
  - Бикар, дорогой, объясни, что здесь происходит? - прервал их женский голос.
  - Ничего страшного, дорогая. Этот человек безуспешно пытается расстроить нашу свадьбу. Сейчас я его быстренько убью и буду в твоём полном распоряжении.
  Быстро соскочив с телеги, я поспешил к спорщикам.
  - Кар, что на тебя нашло? Вы же друзья! - накинулся я на нашего лучника.
  - Отстань, Тиро, это не твоё дело. Лэр Бикар диРек Грул, надеюсь, вас не оскорбит смерть от руки не посвящённого в рыцарское звание?
  - Не беспокойтесь, господин Кар диРек Тилк. Вы дворянин, этого достаточно. Хотя я убивал в поединке и простолюдинов. Милая, мы сейчас с господином Каром будем решать небольшой спор, не могла бы ты...
  - Дорогой! - в голосе дочери хана прозвенел метал. - Пока ты не объяснишь мне, что произошло, я не допущу драки на своей свадьбе.
  - Дык, на свадьбах же всегда дерутся, - удивился подошедший гном.
  - Заткнись, Торвин! - прошипел я.
  - Так в чём же дело? Требую объяснений! - продолжала невеста. - Кстати, твоя вчерашняя шутка действительно была оскорбительна. Я ни за что не согласилась помогать, если бы ты не уверил меня, что утром обязательно попросишь у этого господина прощенья.
  - Я бы и попросил, - буркнул Бикар. - Если бы этот... этот...
  - Спокойно! - оборвала своего жениха Диль. - Что произошло?
  - Понимаешь, я тебе сюрприз готовил, - засмущался рыцарь. - Вон в тех зарослях ещё телегу оставил. В неё было загружено две бочки лучшего эльфийского вина и огромный букет роз.
  - Дорогой! - растаяла невеста. - Откуда ты узнал? Я люблю тебя!
  - Я тоже, милая! Так вот, а он ночью разыскал эту телегу и уничтожил всё!
  - Я?! - поразился Кар.
  - Ты, сволочь! Ладно, вино украл! Зачем было и розы воровать?
  Все замерли, осмысливая тяжесть преступления, а я почувствовал на себе подозрительный взгляд Таэль.
  - Клянусь, чем угодно, я здесь не причём! - поспешно открестился я.
  - Клянусь, своим именем, оружием и честью, это не я, - эхом отозвался Кар.
  - Но как же? Кто же тогда? - растерялся жених.
  - Разбираться будем потом, - объявила Диль. - А пока... Бикар?
  Опустив голову смущённый рыцарь приблизился к нашему лучнику.
  - Кар... ты это... прости! И за вчерашнее тоже. Виноват я. Вот, у меня... Ты давно такой хотел. Я сразу подарить хотел, но тут... Примешь? - Бикар протянул простенький на вид кинжал.
  - Это тот самый? - ахнул Кар и, в порыве чувств, облапил своего сослуживца. - Друг! Спасибо! Да за такой я действительно готов с тролихой...
  - А почему всё-таки ты, дорогой, сразу обвинил именно Кара? - поинтересовалась Диль.
  - Ну так это... - снова смутился жених. - Сегодня утром обнаружилось, что бочки пусты, роз нет, и свежие следы всего одной лошади, ведущие в лагерь. Мои люди не могли, твои орки тоже, я и подумал...
  После рассказа рыцаря у меня появилась чудовищная догадка о личности преступника. Опасливо оглянувшись, я наклонился к острому эльийскому уху и шёпотом поинтересовался:
  - Таэль, а ты Ласточку когда последний раз видела?
  - Только что, - охотно отозвалась полуэльфийка. - И сейчас продолжаю видеть.
  Обернувшись, я посмотрел, куда указывала девушка и остолбенел. Зрелище того стоило. Вдребодан пьяная лошадь, шатаясь из стороны в сторону и распространяя запах густого перегара, тащила за шиворот отчаянно верещавшего эльфа. Однако на этот раз всласть похвастаться новой добычей Ласточке не удалось. Встретив на пути трёх орков-телохранителей, она недовольно махнула головой, попыталась их обойти, но силы окончательно оставили четвероногую пьяницу, сделав несколько шагов, лошадь рухнула набок и громко захрапела.
  - Это же, тот самый магистр! - изумлённо промолвил Бикар. - Моя вина, я вчера забыл предупредить охрану, что он маг. Его охраняли как простого воина, в результате, усыпив стражу, ночью ему удалось сбежать.
  - Да, недолго он пробегал, - заметила Таэль.
  - Прогресс налицо, - прокомментировал Кар. - Сначала мыши, после зайцев перешла к медведям, но эльфы, конечно, более знатная добыча.
  - Это лошадь? - изумлённо спросила Диль.
  - Нет, - мрачно ответил я. - Это моё наказание за грехи. Прошу прощенья за свою скотину, господа и дамы. Она больше не будет.
  - Точно! - поддержал меня Кар. - Больше не будет. Куда уж больше двух бочек. Клянусь честью, я ей даже немного завидую. Интересно, она эльфа нам отдаст?
  Вопрос имел право на существование, дело в том, что, даже уснув, Ласточка не выпустила из пасти воротник эльфа, а живот его и вовсе использовала как подушку.
  - Хорошая лошадь, - одобрила Диль поведение Ласточки, после того как несколько попыток вызволить длинноухого не принесли результата. - Настоящая охотница, добычу даже спящая охраняет. Рыкын, оставь её в покое, а то сейчас и тебя цапнет!.. Ну вот, что я говорила. О, боги, какие же у неё клыки! Найди Цырду, пусть перевяжет. А эльфа... Знаете, я такую замечательную коняшку не хочу лишать законного трофея. Что она обычно с пойманными зверушками делает?
  - Жрёт, - охотно просветил орчанку Торвин.
  - Вот и пускай...
  Эльф закатил глаза и потерял сознание.
  - Э, нет! - запротестовал я. - Не хватало ей ещё такую гадость в рот тащить. К тому же ездить на людоеде я не хочу.
  - Он эльф, - заметил Кар.
  - На эльфоеде тоже, - отрезал я.
  - Ну, вообще-то... - неуверенно начал Бикар.
  - Чего? - насторожился я.
  - Он не один сбежал, с ним ещё двое было, - признался рыцарь.
  - Уберите от меня этого монстра! - вновь завизжал очнувшийся эльф. - Я всё сделаю, я всё скажу!
  - Признавайся, - затряс я длинноухого. - Что с остальными бежавшими.
  - Они бросили меня, - простонал тот. - Трусы, оставили командира в клыках этой твари.
  - Слава богам! - облегчённо выдохнул я.
  - Сытая была, наверное, - предположил Торвин. - Или спьяну упустила. Я тоже, когда выпью...
  - Что ж, - перебил воспоминание гнома Бикар, - наверное, вы правы. Неправильно это будет, лошадь эльфятиной кормить. Однако как же нам его отобрать?
  - Ну, это просто, - легкомысленно махнул я рукой и вновь наклонился к спящей лошади. - Ласточка, умница, это ты мне подарок принесла? Молодец, моя хорошая! Можно я его посмотрю?
  Спящая лошадь пошевелила ушами, дружелюбно махнула хвостом и осторожно подошедшие орки смогли беспрепятственно отобрать у неё пленённого эльфа.
  - Уважаемые новобрачные, я ещё раз прошу прощенья.
  - Прощаем, конечно, - отмахнулась Диль, с уважением поглядывая на спящую лошадь. - Интересно, как она смогла с магом справиться? Слабенький наверно попался?
  - Да рядом с этой скотиной магия совсем не действует! - возмущённо завопил эльф. - А я - магистр Элдион, признанный теоретик и практик боевой магии. В своё время создал три новых атакующих заклятия. В здешней глухомани нет равных мне волшебников!
  - Прям таки и нет? - усомнилась полуорчанка. - Как же ты, такой великий, позволил сотне воинов себя захватить? Хотя вроде припоминаю, Цырда говорила, что все пленники были под действием святой воды. Но, всё равно, не похоже это на сильного волшебника.
  - А это он Тиро испугался, - наябедничал Торвин. - Первый раз, когда они сцепились, эльф еле от него ноги унёс.
  - Ага, значит, испугался, - задумчиво пробормотал Бикар. - Ладно, уважаемые гости, думаю, теперь воины постараются, чтобы этот магистр больше не сбежал, а вас прошу в шатёр. По-моему нам есть о чём поговорить.
  Перед уходом я задержался около орков, которые старательно обматывали эльфа верёвками.
  - Вот возьмите, - протянул я им антимагический амулет ещё вчера выпрошенный мной у Таэль. - Наденьте на пленника, это лишит его магии.
  И поспешил догнать удаляющуюся в сторону шатра компанию.
  - Чего ты там возился? - вполголоса прошипела полуэльфийка.
  - Твой амулет отдал, чтобы эльф не безобразничал, - честно объяснил я.
  - Понятно. А вчера не мог?
  - Вчера я не обязан был его охранять, а сегодня - это добыча моей лошади, то есть эльф является моим законным имуществом, о котором следует позаботиться, - вывернулся я.
  - Чем? - огруглила глаза Таэль.
  - Имуществом, - подтвердил я. - А чего? У меня ни разу собственного магистра не было. Может, я всю жизнь мечтал. Представляешь, как здорово! Буду его в аренду сдавать, за деньги. Тебе не надо?
  - Балабол! - фыркнула девушка. - Подумай лучше, о чем нас Бикар спрашивать собирается.
  - Ерунда! - отмахнулся я. - О чём нас спрашивать? Мы и так уже всё рассказали. Вином угостит (не всё же Ласточка выпила), на свадьбу пригласит, мы откажемся, он обидится, но простит, и дальше поедем.
  Но всё оказалось вовсе не так просто, как я ожидал.
  
  Глава 43
  
  В шатре Бикара, нам действительно сначала предложили вина, но потом рыцарь сразу взял быка за рога.
  - Напомните, пожалуйста, уважаемый маг, как вас зовут, - обратился он ко мне.
  - Т-тико, - растерялся я.
  - Угу, - довольно кивнул рыцарь. - Сначала было Тито, а друзья упорно обзывают вас Тиро. Очень интересно! Не надо оправдываться, в конце концов, это не важно. Расскажите лучше, с каких это пор "простого мага-огневика" целый магистр боится?
  - Он... я...
  - Понятно, - снова согласился рыцарь. - Это тоже ошибка. Все остальные несуразности рассказанной вами истории, уверен, тоже легко объяснить. Но я не тороплюсь и объяснения выслушаю в своём замке, после свадьбы, на которую вас всех приглашаю.
  - Но мы...
  - Отказа не приму! Вас в любом случае доставят ко мне в замок.
  - Бикар, ты что, захватываешь нас в плен? - хмуро спросил лучник.
  - Ну, что ты, дружище! Это всего лишь орский обычай, ты же уже знаешь, что я вынужден их выполнять. На большое торжество орки хватают в степи первого попавшегося путника, ублажают и угощают его, пока праздник не закончится. А моя свадьба - это очень большой праздник, и продлится он, как минимум, до приезда моего синьора, графа Долира. Клянусь честью, в моём замке гостям ничего не будет угрожать, но я поставлен здесь следить за рубежами королевства и просто отпустить такую подозрительную компанию не могу, - отрезал Бикар. - Вам в любом случае придётся сказать правду, в присутствии мага разума. А пока, прошу, не делайте глупостей! С эльфийским магистром это случайность. Мои воины умеют охранять магов. Хотя поругаться можете, понимаю, ситуация неприятная.
  - Задница! - мгновенно воспользовался разрешением гном.
  - Причём, полная! - поддержала его Таэль.
  - Тварь ты! - поучаствовал Кар. - А ещё друг называется.
  - Хвост мышиный! Говорил же, не надо к нему ехать, - поддался общему настроению я.
  - Чего?! - мгновенно вскинулся рыцарь. - Что ты сказал?!
  - Дорогой, не надо так волноваться. К тому же ты сам разрешил, - попыталась успокоить его невеста.
  - Откуда ты знаешь про мышиный хвост? - не обращая на неё внимания, отчеканил Бикар, вперив в меня взгляд. - Последний раз меня так называл... Подожди! Тиро? Тир! Ваше сиятельство, это ты?
  - Нет, это не я! - честно соврал ему. - И вообще, если я энтот самый Тир ты мне подчиниться должен, а нам ехать надо.
  Бикар встал почтительно поклонился и твёрдо произнёс:
  - Простите, ваше сиятельство, не могу. Ваш отец... Тир неужели!.. Ведь... ведь... А я никогда... Тир ты прости меня.
  - Бикар, забудь. Просто позволь нам ехать дальше, - я угрожающе поднял руку, на ладони закружился маленький огненный смерч.
  - Простите ваше сиятельство! - повторил рыцарь.
  Внезапно я почувствовал магию, воздействие заклятия было похоже на то, которое оказывал прикарманенный мной амулет эльфов, только гораздо сильнее. Впрочем, на меня оно также не оказал никакого влияния, огонёк на ладони даже не затрепетал. В глазах Бикара появилось беспокойство.
  - Что, не получается? - злорадно посочувствовал я. - Может, разойдёмся по-хорошему?
  - Простите, ваше сиятельство! - упрямо произнёс Бикар и тут же громко рявкнул: - Берём, но что б ни единый волосок с их головы не упал!
  Ворвавшиеся в шатёр воины послушно и честно стали пытаться нас взять, однако прямой приказ о безопасности наших причёсок изрядно их сковывал, поэтому первый штурм был отбит с изрядным уроном для нападавших. Мы тоже не горели желанием убивать честных служак Бикара, но, тем не менее, и сильно церемониться не стали. Гном ловко опрокинул стол под ноги вбежавшим, после чего извлёк секиру. Кар выхватил меч и тут же приласкал им двоих нападавших. Одного рукоятью, второго лезвием, но плашмя. Таэль спрятавшись за нашими спинами пыталась что-то наколдовать (судя по приглушённой виртуозной ругани - безуспешно). Я магичить не стал, а просто достал плеть. Нет, неведомые блокирующие чары мне абсолютно не мешали, однако большинство заклятий, которые я изучал, для боя годились мало, а те несколько штук, что я освоил недавно по книге подаренной Эскулитом, наоборот, были слишком боевыми. То есть просто остановить противника ими невозможно, зато убить очень легко.
  Противники неуверенно замялись перед нашей четвёркой ощетинившейся оружием посреди шатра.
  - Бикар, не вынуждай меня! Пожалей людей, - попытался я воззвать к рыцарю.
  - Простите, ваше сиятельство.
  Вот заладил!
  Чего это они там? Ага, сеть несут! А это шанс!
  - Кар, после того как эти рыболовы недоделанные швырнут свой невод, прорываемся к лошадям, - скомандовал я, подготавливая заклятие.
  У нас почти получилось. Когда расправлявшаяся сеть полетела нашу сторону, метнул её заклинанием обратно. Вышло очень удачно. Тенета накрыли всех воинов Бикара, как и его самого. Увернуться сумела только его клыкастая невеста.
  - Прошу прощения, леди, вынуждены вас покинуть. Дела, знаете ли, - вежливо попрощался я, пролезая через дыру проделанную мечом Кара в стене шатра.
  Снаружи нас уже ожидали люди и орки с новыми сетями и верёвками. Но появилось и неожиданное подкрепление...
  Когда хотят описать бешеную ярость атаки, обычно приводят сравнение с каким-нибудь стихийным бедствием. Например, с ураганом, штормом, бурей, лавиной, некоторые в таких случаях вспоминают гнев богов. Но лично я с того дня твёрдо уверен, на свете не существует ничего страшнее внезапной атаки похмельной лошади.
  Подбадривая себя (или нас?) хриплым визгом (язык не поворачивается назвать этот звук ржанием), источая густой перегар, кусаясь и лягаясь во все стороны, в тыл ничего не подозревающим ратникам ворвалась гнедая кобыла.
  Бикар выделил против нас действительно храбрейших, к их чести следует признать, разбегаться воины начали далеко не сразу.
  - Уматываем отсюда, - скомандовал я, вспрыгивая на радостно рычащую копытную пьяницу.
   Однако уйти нам не удалось. У, казалось бы, полностью деморализованного противника появился командир, который сумел привести расстроенную Ласточкой орду в состояние боеготовности. Раздался мелодичный, но грозный голос невесты Бикара, и неорганизованная толпа вновь превратилась в воинский отряд, нашу четвёрку окружили (впрочем стараясь держаться подальше от зубов и копыт Ласточки), и опять полетели арканы, сети.
  Первым захватили гнома, который и так очень неуверенно удерживался на спине испуганной обозной лошади, через несколько секунд петля аркана опутала плечи Таэль. Нам с Каром возможно и удалось бы удрать, но продолжать Миссию в половинном составе не имело смысла, поэтому, уже даже не надеясь на успех, мы с неистовством отчаяния старались пробиться к пленённым Избранным.
  Странная это была битва. Несмотря на ярость сражавшихся, в ней не пролилось ни капли крови. Кар лезвие меча использовал только для того чтобы рассекать летящие сети и верёвки, а атаковавших его, чётко выполнявших приказ Бикара, безоружных (он сам же мне, помню, доказывал, что дубина не оружие) воинов щедро награждал ударами плашмя. Я оставил ближний бой за Ласточкой, только отшвыривал летящее в меня дрекольё магией, а что не успевал, успешно сгорало в моей напитанной Огнём ауре. Но продолжаться долго такое веселье не могло. Лучник-Кар поймал-таки лбом "свою любимую" стрелу без наконечника, у орков тоже нашлись умельцы. Когда мы с Ласточкой остались одни, воины, повинуясь команде того же мелодичного голоса, дисциплинированно остановились. Из запыхавшейся толпы орков и людей выбрался Бикар.
  - И чо? - грустно спросил он.
  - Ху... - начал было я, но, покосившись на ухмыляющуюся клыкастую невесту и удерживаемую двумя орками Таэль, стыдливо осёкся.
  Короче, так уж получилось, все договорились считать, что приглашение на свадьбу мы якобы с радостью приняли. Правда, я поставил несколько условий. Поморщившись, Бикар пообещал не задавать, вернее, не требовать ответы на свои вопросы, и отправил посла в столицу к Имперскому Волку, чтобы тот подтвердил наши права путешествовать, где вздумается и погрозил пальцем (а может и мечом) всем кто этому препятствует. Хотя, по-правде сказать, это нам в данной ситуации особо не поможет. Три дня уже почти прошло, а больше недели на одном месте в одной компании нам находиться нельзя, за это время всё и должно решиться. Вряд ли гонец герцога успеет прибыть. Однако пока неудобных вопросов Бикара мы смогли избежать. Хотя не исключаю, что он просто не знал с чего начать и пока просто присматривался.
  Обходились с нами достаточно уважительно, однако без присмотра не оставляли, случая удрать не появлялось. Ну, как не появлялось? В принципе я с Таэль (девочка не даром была главой воровской гильдии, умела достаточно), пожалуй, могли бы выбраться из под охраны, Кар при благоприятных обстоятельствах мог положиться на резвость своего жеребца, но всем вместе... Однако будь нас всего трое, можно было бы и рискнуть, но в число Избранных входил и Торвин. Его шансы на благополучный побег были более чем призрачными. Тем более сейчас наш гном находился слегка не в форме. Он тяжко страдал.
   Причин его недомогания было две. Во-первых, Торвин влюбился. Объект своих воздыханий он умудрился выбрать поистине выдающийся, а именно недавний кошмар Кара лекарку Цырду. Нашего гнома ничуть не смущало, что даже в прыжке он едва доставал макушкой до груди своей огромной возлюбленной. Самое интересное, что великанша вполне благосклонно принимала ухаживание бородатого коротышки, с неподдельным (а может и поддельным, кто этих женщин разберёшь) интересом выслушивая его витиеватые хотя и грубоватые комплименты . Вот уж действительно, любовь зла... У парочки неожиданно нашлось много общего, Цирда, к примеру, оказалась большой ценительницей и любительницей гномьих напитков. И всё бы хорошо, однако продегустировать пива в компании со своим возлюбленным ей пока не удалось. Как раз в этом заключалась вторая, гораздо более серьёзная причина страданий гнома. Дело в том, что тренировочное противоалкогольное заклинание Таэль неожиданно подействовало. Причём в полном объёме. В данный момент Торвин не мог заставить себя выпить даже самое слабое вино.
  Когда несчастный коротышка впервые это обнаружил он пришёл в ужас, затем причесав и каким-то особым образом заплетя бороду лёг на землю и приготовился к смерти. Таэль явно не ожидала такого результата от своих магических экспериментов, но, самое страшное, снять наложенное заклятие пока не удавалось. А дело принимало серьёзный оборот, заявив, что без пива существование нормального гнома просто бесполезно, кроме того непьющий подгорный житель будет вечным укором родителям и позором рода, Торвин потерял интерес к жизни, отказывался от еды и со спокойной деловитостью готовился к смерти.
  Таким образом, первоочередной задачей я считал не бегство, а приведение Торвина в норму. Помучавшись несколько часов, понял - просто снять заклятие не удастся. Дело в том, что Таэль сплела своё замысловатое заклинание в форме благословения, причём сама не могла сказать, именем какого бога она это сделала, единственное, утверждала, что её покровительница здесь не при чём. Естественно, Морана-то она по проклятиям специализируется. Такое плетение защитная магия Кольца пропустила без проблем, а вот все попытки чего либо с ним сделать, наталкивались на непробиваемую стену, ведь снять благословение, значит навредить.
  Я попробовал разложить заклинание Таэль на отдельные элементы. О боги, это надо же такого наворотить! Гному повезло, полуэльфийка, практикуясь, с такой лёгкостью переплетала нити Жизни, что коротышку, видимо, спасла только та самая защита Кольца. Действительно способная девочка, некоторые из проявившихся плетений, пожалуй, возьму на вооружение. Вот, к примеру, это. Заклятие с отсрочкой действия, судя по всему, действует как сильнейшее снотворное и одновременно слабительное, но со стороны выглядит просто лечением кашля. Впрочем, кашель после его применения тоже пройдёт.
  А это что? Меня передёрнуло. Благословение на рост и развитие живого организма... внутри другого организма. Она сама-то знала, что делает? Глистов в нашем гноме выращивать решила? Надо обязательно призвать девушку к осторожности. Магия не игрушка. А Торвину подробностей лучше не знать, особенно про то, кто вообще является причиной его трезвости, к тому же я вроде нашёл способ нейтрализовать заклятие Таэль.
  Обмануть защиту Кольца, в общем, оказалось несложно, нужно было всего лишь наложить новое благословение именем подходящего бога. Бахс - покровитель веселья и виноделия, здесь подходил больше всего, однако сразу "лечить" гнома не стал. Я не настолько благочестив, чтобы благословлять просто так, высшим силам придётся платить. После моего заклятия гному минимум две недели находиться в трезвом виде будет просто опасно для жизни. Торвина это условие напугает вряд ли, но вечно пьяный гном может сильно помешать Миссии. В общем, сначала попытались успокоить несчастного коротышку без помощи магии.
  
  Великое утешение гнома.
  
  - Понимаешь, Торвин, тут дело в том, что боги недовольны медленным исполнением Миссии и посылают нам... кха-кха, то есть тебе испытания. Торвин, открой глаза. Не глупи.
  - У-у-у...
  - И не стони! От этого ещё никто не умирал. Подумаешь, пива пить нельзя!
  - Ага, а ещё вино, самогон...
  - У-у!
  - Кар, заткнись! Торвин, ну ведь это же не навсегда.
  - У-у-у?
  - Ну, да. Всего лишь до конца Миссии потерпеть надо.
  - У-у-у-у!
  - К тому же, трезвые гномы очень нравятся женщинам.
  - У?!
  - Точно, точно! Таэль, подтверди.
  - Так и есть.
  - И при торговле трезвого обмануть сложнее.
  - У-у!
  - Понимаю, гнома и пьяного не обманешь, но, тем не менее, хуже всё равно не будет.
  - У-у!
  - Да перестань ты завывать! Хочешь сказать, что теперь невозможно сделку с партнёром обмыть?
  - У-у.
  - Мда, это проблема. Чего тебе Таэль?
  - У меня амулет есть. Он любое хмельное в обыкновенную воду превращает.
  - У-у-у!!!
  - Торвин, я полностью с тобой согласен! Это ужасное изобретение! Но ради выгоды можно пойти и на такое чудовищное кощунство.
  - У-у?
  - Конечно! Мы никому не скажем!
  
  Глава 44
  
  Разговор в шатре новобрачных (стенку уже зашили).
  
  - Дорогой, это было прекрасно! Только чулки ты зря порвал, у меня всего две пары осталось. Если так дальше пойдёт, а впрочем, неважно. Ведь в штанах я тебе тоже буду нравиться?
  - Конечно, милая, я люблю тебя во всякой одежде. А без одежды особенно.
  - Шалун! Но куда это ты собрался?
  - Милая, ты не заметила, куда делся мой правый сапог? Ага, нашёл, вот он!
  - Бикар, я задала вопрос!
  - Дорогая, я ненадолго, ты даже не успеешь соскучиться.
  - Бикар!
  - Э-э, любимая, мне нужно посмотреть коней. По-моему, за ними в последнее время стали плохо следить...
  - Сейчас за лошадьми ухаживает мой конюх Грым. Он скорее тебя научит, как это нужно делать. Бикар!
  - Ну хорошо. Я хочу поговорить с нашими гостями.
  - Точнее с гостем, правда? По-моему, ты обещал ему, не задавать неудобные вопросы. В конце концов, это просто невежливо.
  - Прости, милая, но здесь не тот случай. Да и вообще, это не женское дело.
  - Ты, что-то сказал, дорогой?
  - Э-э, любимая, ну действительно, зачем тебе забивать этим голову? Я просто стараюсь избавить тебя от лишних хлопот.
  - Милый, позволь мне самой решать, какие хлопоты лишние, а какие нет. И позволь напомнить, если бы не я твои гости давно покинули бы нас.
  - Ты преувеличиваешь.
  - Преувеличиваю? Разве не я советовала, забыть на время о рыцарском кодексе и брать их ночью, сонными? Не я говорила, что твой хвалёный маг не сможет блокировать заклятия этого Тиро? Прости, виконта Тира. Наконец, разве я не приказала Рыкыну окружить шатёр дополнительным отрядом?
  - Сотника Рыкына будут судить. Он нарушил приказ. Я распорядился, проверить дорогу к замку, а он...
  - Рыкын выполнил приказ! Мой. Считаешь, по-другому было бы лучше?
  - Командир должен быть один!
  - Дорогой, давай не будем ссориться. Согласна, мне не стоило тайком отменять твой приказ. Но сотник не виноват. К тому же, ты прав, нашего гостя стоит о многом расспросить, только вежливо. И осторожно.
  - Конечно! Я и хочу...
  - Только будет ли он с тобой говорить?
  - Что ты имеешь в виду?
  - Виконт явно показывает, что данный разговор ему неприятен. Он даже не будет слушать твои вопросы. К тому же ты обещал. Нарушишь слово?
  - Что же делать?
  - А почему бы тебе не поручить этот разговор кому-нибудь из своих людей?
  - Хм, действительно. Но кому? Может Бино? Он мне верен.
  - Но не слишком умён.
  - Ты права. К тому же простой слуга. Не подойдёт. Тогда десятник Терг.
  - Хорошая кандидатура. А он знает, о чём спрашивать?
  - Так ведь кого ни возьми, ему придётся всё рассказать. Это нежелательно. Диль, дорогая, а может быть ты?
  - Что, я?
  - Ну, поговоришь с его сиятельством.
  - Я?! Не думала о таком. Боюсь, не справлюсь.
  - Любимая, я верю в тебя!
  - Ну хорошо, попробую. Только тебе придётся меня очень хорошо попросить. Раздевайся!
  
  Надо ли говорить, что после нашего разговора, невозможно было найти более ярого сторонника скорейшего завершения Миссии, чем Торвин? Меня это только радовало. А вот то, что с Бикаром в любом случае придётся поговорить - не очень. Но иначе ведь не отпустит. Наверное, придётся пообещать вернуться. Потом. Он рыцарь, с Каром дружил, должен поверить.
  Когда вместо него для разговора явилась Диль, это стало сюрпризом. Даже не знаю приятным или нет.
  - Как мне называть вас, ваше сиятельство? - вместо приветствия поинтересовалась она.
  - Тиро зови. И на ты, - буркнул я.
  - Хорошо Тиро. Позволь, объясню, как я вижу сложившуюся ситуацию. Бикар не имеет права отпустить вас, однако если он это не сделает, у него, возможно, будут проблемы. Я не хочу проблем для своего мужа. Потому и пришла. А теперь я тебя внимательно слушаю.
  - Чего?
  - Тиро, ты болван! - объявила присутствующая при разговоре Таэль и, не обращая на меня внимания, деловито поинтересовалась: - На что мы можем рассчитывать?
  - Ну, я имею некоторое влияние на Бикара, он не отказывает мне в маленьких просьбах, - потупилась Диль и, хищно улыбнувшись, жёстко закончила: - А орки выполняют мои приказы. И я пока не связана ни присягой, ни воспоминаниями детства.
  - Поня-ятно, - протянула Таэль. - Нам надо посоветоваться.
  - Конечно, - вставая, улыбнулась орчанка. - Желание гостя - закон. Я зайду после обеда.
  - Умная девочка, - задумчиво сказала Таэль. - У меня в гильдии она бы поднялась.
  - Эта девочка и так неплохо поднята, - раздражённо отозвался я. - Может, объяснишь, о чём вы так плодотворно побеседовали.
  - Тиро, ты не политик, - снисходительно заметила полуэльфийка.
  Я хотел обидеться, но, подумав, охотно согласился:
  - Ага, сроду такой мерзостью не увлекался! У меня даже совесть есть. Я - честный вор.
  - Ну а мне пришлось, - грустно усмехнулась глава Воровской Гильдии. - Самое нехорошее, что Диль, судя по всему, действительно любит Бикара и готова на жертву.
  - Чем же это плохо? - удивился я.
  - Она увидела, что я поняла, намёк, - не обращая внимания на вопрос, продолжала Таэль. - От неё зависит, отпустят нас или...
  - Или не отпустят. Это и я понял.
  - Или убьют, Тиро. У неё под командованием сотня орков. У неё, а не Бикара! И если она решит, что для карьеры мужа нас надо отпустить, то легко организует побег, а если, наоборот, поймёт, что положению мужа мы угрожаем самим своим существованием - нам перережут горла. Собирай Избранных, Тиро, надо решать, что можно рассказать этой орчанке.
  Рассказать в итоге пришлось всё.
  - Значит, на одном месте не более недели? - задумчиво переспросила Диль.
  - Ага. А ещё из-за этого проклятого кольца я пить бросил, - пожаловался гном.
  - Эту операцию курирует Имперский Волк лично, - напомнила полуэльфийка.
  - Не надо угрожать! Герцог Огенский, конечно, имеет влияние, но с пограничьем ссориться он не будет, - отрезала Диль.
  - Я бы не была так уверена, - с показной наглостью ухмыльнулась Таэль.
  Две полукровки скрестили одинаково жёсткие взгляды.
  - А может, и Бикару всё рассказать? Он поймёт... - предложил Кар.
  - Бикар, предпочтёт не поверить и будет дожидаться гонца из столицы, - перебила его Диль, вставая. - Но я, пожалуй, поверю. Сегодня ночью будьте готовы.
  - Простите... э-э... - начал я
  - Сам же настоял, чтобы мы были на ты, - хмыкнула степнячка.
  - Извини, забыл. А у тебя не будет потом проблем? - смущённо спросил я, не обращая внимания на тычки в спину от Таэль.
  - Не переживай, - клыкастая девушка задорно мне подмигнула. - Бикар узнает, что подлый шпион и организатор побега бежал вместе с вами. Мне как раз надо папе письмо отправить.
  - А орки разве читать умеют? - искренне удивился гном.
  Диль предпочла сделать вид, что не расслышала и хотела уже уходить, но не успела. В шатёр вбежал запыхавшийся орк и что-то зашептал ей в ухо.
  Девушка нахмурилась и, повернувшись к нам, объявила:
  - Планы меняются. Организовать побег я не смогу.
  - В чём дело? Что произошло? - удивился я, но отвечать на вопросы было уже некому, Диль ушла.
  Внезапно сзади послышалось довольное хихиканье.
  - Интересно, почему все расы никак не могут привыкнуть, что при эльфах шептаться не только невежливо, но и бесполезно, - хитро спросила у нас Таэль и пошевелила своими острыми ушками.
  - Рассказывай! - потребовал я.
  - Да ничего страшного не произошло, - успокоила полуэльфийка. - По крайней мере нас теперь точно не убьют, признаться так и не смогла полностью довериться этой... этой... Хм, может из-за того, что во мне эльфийская кровь, а в ней оркская? Тиро, ты как думаешь?
  - Ха, кровь им виновата! - хохотнул гном. - Дуры бабы! Просто по глупой людской моде такие худющие, как вы обе, красивыми считаются. Я вот, хоть убейте, не пойму, почему? А две красивые бабы в одном месте - это обязательно склока. Я ещё удивляюсь, как вы друг другу в космы не вцепились.
   Таэль покраснела, возмущённо открыла рот, но промолчала. Кар одобрительно хмыкнул, показывая, что полностью поддерживает это мудрое высказывание. Я не стал развивать данную тему, просто отложил в памяти, что наш гном, оказывается, большой знаток женской психологии, и ещё раз нетерпеливо поинтересовался у смущённой девушки:
  - Так что там произошло?
  - Это был разведчик, - хмуро ответила полуэльфийка. - Он доложил, что их разъезд встретил некого графа со свитой...
  - О, нет! - побледнел я.
  - Этого графа зовут Долир диРек Сент, - безжалостно добила Таэль. - И к вечеру он будет здесь.
  Все Избранные выжидательно и даже как-то хищно уставились на меня. Они, похоже, в самом деле думали, что я прямо сейчас сорвусь с места, наплюю на Миссию и удеру в степь. Вообще-то такие мысли в первый момент действительно появились, но, в конце концов, упёртым дураком выглядеть не хотелось, и я смирился. От судьбы не уйдёшь. А воры в судьбу и удачу очень даже верят. По правде сказать, раньше только везенье и помогало мне не встречаться с отцом. О том, что я жив, он узнал, когда дед отправил меня в Лидскую школу, про саму школу - когда меня оттуда вышибли. Мне не раз случалось, переселившись в другой город, слышать, что буквально на следующий день после отъезда в старом жилище появлялись люди, очень интересовавшиеся моей персоной. Нашего свидания не хотел не только я, но и сама судьба. Однако на сей раз к этой встрече нас словно что-то подталкивало. Удирая от эльфов, попал к Бикару, он меня узнал, "пригласил в гости", как только составили план побега, появился гонец... Что ж, от судьбы не уйдёшь!
  Хотя, чтобы не разочаровывать своих товарищей, поуговаривать себя я им позволил. Очень интересно было слушать, как по-разному они это делали. Таэль упирала на логику, призывала к моей разумности, Кар угрожал, пообещал даже связать, "чтобы не наделал глупостей", друг называется. Но самым убедительным оказался Торвин. Видимо, гному очень хотелось побыстрей завершить Миссию (читай, напиться). Его логика была неопровержима, доводы убийственны, ругательства неповторимы. Я сдался на "раздолбай тебя вонючий гоблин, чтоб родителей уважал, гусекрад озабоченный". Хотя при чём здесь гуси, так и не понял. По скотине никогда не специализировался.
  В общем, они меня уговорили.
  
  Глава 45
  
  Гости прибыли не вечером, как доложил гонец, а гораздо раньше. Я только-только успел выпроводить довольного, как обожравшийся сметаны кот, и до тошноты вежливого, рассыпавшегося в уверении преданности Бикара. О прибытии отца он меня, между прочим, предупреждать не стал, лицемер.
  Сказать, что я волновался, значит не сказать ничего. Вино предусмотрительно забрал Кар, поэтому оставалось только метаться по шатру, грызть ногти и рычать на пытающихся успокоить меня друзей. Встречать прибывший отряд, я не захотел, поэтому единственный не вышел, когда снаружи раздались приветственные крики, а вскоре у порога послышался конский топот.
  Граф явно был извещён о моём присутствии заранее и задержался только чтобы уточнить, где меня разместили.
  Сейчас войдёт.
   Меня затрясло.
  Посмотрев на свои дрожащие руки, я внезапно разозлился. Чего ради? Сейчас вежливо скажу этому графу, что не хочу с ним общаться, и всё.
  В шатёр вошёл седой мужчина среднего роста и замер, поедая меня глазами.
  Моим детским воспоминаниям этот человек не соответствовал вовсе. Я помнил отца как огромного, черноволосого доброго великана с громким смехом и весёлыми глазами. Хотя в лице и угадывались знакомые черты, казалось, это совершенно чужой, незнакомый человек. Всё мгновенно переменилось, когда граф нерешительно улыбнулся.
  - Здравствуй... сын.
  Не хочу! Всё изменилось! Я не тот! Он не тот! Всё не то! Все не те! У меня нет отца, только мать и она умерла! Сейчас я всё это ему и выскажу... Сейчас... Сейчас...
  - Здравствуй... папа. Прости меня.
  Мои слова словно прорвали плотину. Нет, мы не кинулись друг другу в объятия, не было рыданий и прочей истерики, которую частенько описывают в эльфийских мелодрамах. Был просто разговор двух людей, которым очень много нужно друг другу рассказать. Отец, оказывается, уже знал про Миссию, поэтому просто поинтересовался, сколько у нас времени. Узнав про недельное ограничение, пригласил в стоящий неподалёку городок, находившийся в наследном управлении нашей семьи. Я согласился. Почему нет? Через неделю я уйду, а сколько продлится Миссия, не знает никто. И нечего смешить богов, строя далеко идущие планы.
  Утром следующего дня, злорадно пожелав расстроенному такой спешкой Бикару счастливой семейной жизни, мы тронулись в путь, а через два дня уже въезжали в ворота города Ронн.
  По дороге я вдрызг разругался со спутниками. Внемля настойчивой просьбе, отец приказал своей свите не узнавать во мне виконта. К сожалению на Избранных действие его приказа не распространялись. И если гнома больше интересовали торговые льготы, то Кар и Таэль развлекались вовсю. Эти сволочи демонстративно радовались за меня и обзывались сиятельством. Полуэльфийка внезапно воспылала жгучим интересом к правилам этикета, постоянно интересуясь, может ли она, простая воровка, в присутствие благородного меня делать вот это, а вот это, а вон то... Кар при каждом удобном случае начинал глубокомысленно рассуждать о праве первой ночи. Доведённый до кипения, я всерьёз напомнил, что по обычаю у меня есть и право суда, а сейчас готов исполнить сразу и функции палача. Задыхаясь от смеха, шутники рухнули на колени, обозвали милосердным, справедливым, сиятельством, признали себя безусловно виновными во всём, включая убийство короля эльфов Кенадиила, которое сто лет назад произошло по их поручению, и принялись унижено вымаливать прощенье, а если не прощу, то казнить не слишком жестоко, к примеру, не надо... Далее пошло громкое перечисление и описание столь зверских казней, что проходящий мимо слуга из отцовской свиты, побледнел и испуганно посмотрел в мою сторону. Зато другой, невысокий плотный человек (как я позже узнал, штатный палач), напротив, с интересом прислушался, потом уважительно кивнул, достал блокнот и принялся записывать. Плюнув, я гордо ушёл, не обращая внимания на радостный хохот "раскаявшихся". После этого, старался больше не попадаться "преступникам" на глаза, и вообще, большую часть времени я проводил в обществе отца.
   Граф оказался образованным и умным человеком, с чувством юмора у него тоже всё было более чем в порядке. В общем, папой называть его я был не готов, но помириться окончательно, пожалуй, получится. Хотя какое примирение? Если подумать, мы никогда и не ссорились. Ну буду изредка в гости наезжать. С таким приятным собеседником интересно пообщаться. Однако граф имел в отношении меня совсем другие планы. Когда я, шутя, сделал ему комплимент, что из него мог бы получиться неплохой вор, он только ухмыльнулся и объявил, что из некоего вора непременно получится отличный граф. От такой перспективы меня передёрнуло. Заметив, как я переменился в лице, отец попытался смягчить свои слова, сказал, что пока умирать не собирается, но, тем не менее, рано или поздно... Признаться, такое обещание успокоило мало. Помириться с отцом, это одно, а взваливать на себя ответственность за целое графство, совсем другое.
   - Чего дрожишь? - снова ухмыльнулся отец. - А может не ждать? Вот возьму и объявлю тебя графом, а сам странствующим рыцарем стану. Погулял, дай теперь мне отдохнуть.
   Я мрачно замолчал.
   - Сбежать хочешь? Так не получится! Найдут.
   - Это почему? Столько лет бегал...
   - Бегал, - поморщился отец. - Только... как бы это объяснить. Тебя толком и не искали. То есть искали, но не ловили, заговорщики, чтоб их!
   - Это как? - поразился я. - Существуют силы, которые не хотят видеть меня наследником?
   Про себя подумал, что наличие таких сил очень обнадёживает. Таковым надо обязательно помочь, в том числе и материально, чтобы стимул для дальнейших действий был.
   - Не хотят тебя наследником? - закипая, переспросил граф. - Как раз наоборот. Если бы простые заговорщики... Казнил бы их и всё. А сейчас... Нет, такое без наказания оставлять всё равно нельзя! Я, дурак старый, значит, награды объявляю, людей посылаю, а в ответ доклады: "Объект вновь потерян". Вот приедем, познакомлю тебя с тем заговорщиком, но сначала крапивой выпорю! Нет, замуж отдам.
   - Меня? - ошарашено переспросил я.
   - Да причём здесь ты? Кузину твою двоюродную. Это с её помощью тебе так долго бегать удавалось. Я и сам недавно узнал, хорошо Тагер просветил. А ведь наверняка, давно в курсе был. Имперец, чтоб его! "Это необходимо державе!" Тьфу! Такого зря Волком зовут. Лиса он хитрая.
   Из рассказа графа стало ясно две вещи. Во-первых, отец, оказывается, считает меня взрослым. При маленьких детях так не выражаются. Во-вторых, окончательно убедился, что в графьях мне не место. Там такие политические дрязги, что, наивного меня, мигом сожрут. Или того хуже, сделают марионеткой, чего я как раз больше всего в жизни боюсь. Интрига вокруг моего наследства уже сейчас завертелась нешуточная.
  После известий о моей смерти, граф, как ответственный правитель, решил позаботиться о новом наследнике. Жениться он не хотел, поэтому взял на воспитание племянницу, которой впоследствие и предстояло наследовать земли и феод. Маленькой Руни тогда было всего одиннадцать лет. Родители умерли, всё наследство умещалось в одной шкатулке, где лежала древняя грамота о пожаловании её роду дворянства и земельного надела с замком, которые, в настоящее время, давно уже были проданы за долги. Жила она в лесной избушке вместе с приютившей её бабушкой-травницей. Такие случаи превращения замарашки в принцессу бывают только в сказках, и другие дворяне королевства завидовали девчонке чёрной завистью, но сама новоявленная наследница оказалась попорченой влиянием простолюдинов. Почти сразу по прибытии в графский дворец, маленькая пигалица начала заводить свои порядки. Было объявлено, что бабушка Рика (естественно старую травницу, по требованию наследницы, поселили по соседству) плохо переносит суету слуг, и вообще, таких неуклюжих нельзя допускать в их комнаты. Мол, во-первых, мало ли какие у взрослой одинадцатилетней девушки личные дела (!!!). Во-вторых, убираться у себя Руни сама привыкла и, слава богам, сейчас вполне здорова, так что помощь ей не требуется. А главное, посторонних к травам подпускать нельзя.
   Отец рассказал, как он сначала пошёл на поводу у людей уверявших, что такое поведение позорит дворянку, и вызвал нарушительницу этикета на разговор, но переубедить её не получилось. В ответ на нравоучения о том, как подобает себя вести наследнице древнего рода и какое счастье Руни привалило, было заявлено, что им с бабушкой и в старой избушке неплохо жилось. И вообще, спасибо, конечно, за заботу, Руни с удовольствием поговорит с дядей Долиром на эту тему, но сейчас некогда. У дворовой псины истопника лапа гноится. Лечить надо. Так что, до свидания, дядя Долир...
  Старый граф слегка опешил от таких выкрутасов, но потом махнул рукой, решив, что со временем всё устаканится. Однако со временем всё становилось только хуже. Наследница всё больше времени проводила в лесах, искала травы или бесплатно лечила у людей собак, коров, свиней и прочую скотину. Впрочем, этих самых людей она тоже лечила. Успешно отваживая подсылаемых графом женихов.
   Когда отец узнал, что я жив, Руни очень обрадовалась, так как уже окончательно определилась со своим призванием, и управление графством таковым, по её мнению, вовсе не являлось. Однако интриганкой она оказалась отъявленной и отца моего действительно любила. Опасаясь, что он может стать жертвой самозванца, девушка решила навести справки. Руни быстро поняла, что внезапно проявившийся юноша действительно сын графа, но также поняла, что от наследования титула я наверняка откажусь. Такое развитие событий совсем не входило в планы хитрой девчонки, поэтому она приняла меры, чтобы поиски затянулись. Это оказалось не сложно, большинство из слуг графа к тому времени были обязаны жизнями высокопоставленной лекарке. Трудно отказать в маленькой просьбе девушке, которая в своё время спасла от смерти тебя, или горячо любимую жену, ребёнка... К тому же эта просьба преследовала благородные цели.
   Я с удивлением узнал, что всё время находился под колпаком. Меня не теряли из виду, но встречу с графом решено было организовать только тогда, когда отказаться от наследства я не захочу. Или не смогу. И такие ситуации, кстати, усиленно готовились. К примеру, если бы я не выехал из Тикрема, в скором времени нашёлся бы клиент, который сделал заказ, на исполнении меня бы взяли, позаботились, чтобы граф не успел на суд, а мне тихонько подсказать выход из ситуации. Фокус в том, что заказанная вещь - золотой жезл - принадлежал роду диРек Сент и владеть им, по закону, должен наследник графства. То есть у меня был бы выбор, либо на виселицу, либо признать наследство, в этом случае и воровства как бы нет. Жезл-то и так мой. А подстроить такую подставу было нетрудно. Сейчас этот жезл хранился у Руни, и она была совсем не против того, что он поменяет владельца. После операции планировалось дать мне ещё немного побегать, чтоб успокоился, а потом...
   - Короче, - объявил отец, - привезу, познакомлю, и сами вопрос решайте. Мне важнее, что у меня сын нашёлся и племянница умница. О боги, у других графов наследники за титул дерутся, а у меня? Эх, жаль майорат делить нельзя! А то бы я вам обоим подоср... э-э, завещал.
  
  Глава 46
  
  При въезде в город, я невольно обратил внимание, что встретили горожане нас чересчур радостно. Возможно, что графа здесь так сильно любят, но сомнительно. Феодал ведь кроме всего прочего ещё и налоги собирает. Что-то здесь нечисто! Когда я прямо спросил об этом отца, он хитро на меня посмотрел и сказал:
  - Руни они не тревожат, понимают, - девица, а я здесь уже лет пять не был, вот и радуются. Оно, конечно, нехорошо. Свои обязанности графа диРек Сент исполнять надо, но некогда всё, да и стар я уже. Ну ничего этот раз ты отдуваться будешь. Ага, вон и делегация уважаемых горожан идёт. Ты с ними и пообщаешься.
  Я хотел возмутиться таким внезапным поручением, но не успел, отец, не дожидаясь приветствий встречающих, объявил:
  - Господа, разрешите представить вам моего... э-э, близкого родственника, интересующий вопрос можете обсудить с ним. Он вполне... уполномочен.
  И прежде чем я успел возразить, отец пришпорил лошадь и ускакал вперёд, оставив сына наедине с хищно рассматривающими меня людьми.
  - Здравствуйте, ваше сиятельство. Вы предпочитаете сразу оговорить вопрос оплаты или сначала посмотрите девушек? - обратился ко мне самый толстый.
  - Каких девушек?
  - Которые придут к Вам сегодня ночью, ваше сиятельство.
  Я начал понимать. Недаром Кар по дороге мне все уши правом первой ночи прожужжал. Нет уж, меня такие привилегии против воли женщины совсем не привлекают.
  - Не переживайте, господа. Можете распускать девушек по домам. Ночью я буду просто спать. И я не сиятельство.
  - Как это спать? Как это не сиятельство? - возмутился переговорщик, поддержанный недовольным гудением остальных. - У меня в стаде уже четыре года коровы только тёлочек приносят. А ведь бычки, они на мясо гораздо более выгодны. В курятнике ни одного петуха нет.
  - Вот-вот, - вклинился рыжий горожанин. - А мне лет уже немало. Пора наследника заводить, так чего же нам с женой лавку бросать, из города уезжать?
  - Погодите! - растерялся я. - При чём здесь бычки, наследник?
  Толпа озадачено замолчала.
  - Так он ничего не знает! - высказал "гениальную" догадку толстяк. - И не Сиятельство. Так может и толку не будет?
  - Граф сказал, что уполномочен, значит - сиятельство, - возразил рыжий. - Надо попробовать. А рассказать, оно недолго. Значит так, ваше сиятельство...
  
  
  Рассказ жителей Рунна о древнем проклятии их города.
  
  
  - Значит так, Ваше Сиятельство, много веков назад один бог, имя которого уже забыто...
  - Какой бог?! Это богиня была.
  - Мне бабушка рассказывала, что бог. Ну, неважно. В общем, этот бог или богиня наложили на наш город проклятие...
  - Не проклятие, а благословение.
  - Да какое же это благословение?! Сколько мучаемся!
  - Мучаемся. Зато забыл, какая добрая скотина после прошлого приезда графа рождалась? И болезни наш город стороной обходят.
  - Слушай, если лучше знаешь, сам рассказывай или не мешай.
  - Ладно-ладно, говори, я ничо.
  - То-то же! А суть того, ну хорошо, благословения, вот какая - беды наш город стороной обходят, и новорожденные никогда при родах не погибают.
  - Ага, только одни девки рождаются.
  - Тьфу на тебя!
  - Всё, молчу, молчу.
  - В общем, так и есть. Новорожденные только женского пола получаются. Что у людей, что у скотины. Трудно это для хозяйства, да и чтоб мальчика-наследника заиметь приходится жену почитай на целый год из города вывозить.
  - Почему только жену? Я слышал, что и муж ехать должен.
  - Женщина девять месяцев плод носит. Понятно, что для такого дела и муж нужен, но это ненадолго...
  - Умеючи, оно долго! К тому же, если самому не ехать чужие мужи, тебе наследника сделать могут. Га-га-га...
  - Чего зубы скалишь? Здесь о серьёзных вещах речь ведём.
  - Да чего же вы до самого главного никак не доберётесь? На ваш род господин хороший, тоже проклятие наложено...
  - А вот это уж точно, благословение.
  - И чтобы у нас мальчики рождались, должен носитель крови диРек Сентов раз год в нашем городе ребёнка зачать.
  - Да что ты пугаешь человека. "Зачинать!" Вы не волнуйтесь, ваше сиятельство, не будет у вас бастарда. Проверено, не получаются у графьёв здесь дети. Просто девок попользуете, и вам хорошо и нам польза великая. А уж мы расстарались, лучших собрали. Вон в том доме они, пожалуйте... Стойте! Ваше сиятельство, ты куда? Держи его! Стой! Всё равно поймаем!
  - А говорил не сиятельство. Все по традиции делает. Помнишь, сынок, как ты первый раз графа Долира ловил?
  - Помню, помню, старый пень. Ты ещё вспомни, как ты за отцом графа бегал! Но некогда сейчас. Держи его! Уйдёт ведь!
  
  
  Ну, папа-граф! Ну удружил! Удрать удалось только благодаря Ласточке. Никто, даже я, не мог ожидать, что лошадь с всадником может взобраться на отвесную крепостную стену.
  Когда удалось оторваться от погони, задворками пробрался к графскому дворцу. Так скоро счастливую жертву древнего родового проклятия там явно не ждали. Стражники, когда открывали ворота, смотрели на меня удивлённо и неодобрительно. Признаться, я и сам чувствовал себя идиотом. Успокаивала только надежда, что Избранные оценят мою жертву. А вот и они.
  - Тиро, привет! - махнул рукой Кар. - А твой отец сказал, что ты до вечера занят. Уже освободился?
  - А ещё он сказал, что дело твоё будет выгодно сильно, - ворчливо уточнил гном. - Если денег уже заработать успел, то поделиться с товарищами надлежит.
  - Сейчас расскажу... Стойте. А где Таэль?
  - Так тут у родителя твоего маг какой-то гостит. Сильно невежливый он, но согласился спутнице нашей урок магии дать. Вот она уже час, почитай, с ним и сидит. Ну, давай говори, сколько денег заработал?
  - Нисколько, - буркнул я.
  Известие о том, что Таэль предпочитает не мои уроки, а какого-то постороннего мага обидело. Рассказывать о своих приключениях перехотелось.
  Тут к нам подбежал слуга и сообщил, что Его Сиятельство приглашает гостей, то есть нас, отобедать с ним.
  - А нашу спутницу уже позвали? - поинтересовался я.
  - Ещё нет, - помотал головой посланник. - Как раз сейчас собираюсь.
  - Вместе пойдём, - объявил ему.
  - Как будет угодно вашему сиятельству.
  Я мрачно посмотрел на подлизу и зарычал, он мигом исправился:
  - Я хотел сказать, уважаемому гостю. А вы мне расскажете, кого выбрали? Мы с другом поспорили. Вико говорит, что самая красивая там Нита, а мне Лута нравится. Кстати, мы на два золотых спорили. Если Лута приглянётся, один ваш. К тому же девушка действительно красавица.
  - Это чего там за девушки? - заинтересовался Кар. - А зачем Тиро их выбирать должен?
  - Отстань! - огрызнулся я и в сопровождении чересчур словоохотливого слуги отправился за Таэль.
  Обнаружили девушку в библиотеке за книгой в компании длинного худого и лысого хмыря. Когда я вошёл, он внимательно и задумчиво посмотрел на меня, и почти создалось впечатление, что тело ощупывают скользкие холодные щупальца. Сволочь, изучать меня вздумал?! Резко отшвырнув от себя его чары, ударил в ответ. Только успел испугаться, что такая атака может и убить, как незнакомый волшебник небрежно взмахнул рукой, развеивая моё заклинание. Я в нерешительности остановился, не зная, что делать дальше в такой ситуации. Извинятся или атаковать дальше? Маг же растянул свои губы в ехидной улыбке и спросил:
  - Недоучка решил взять у меня урок?
  И ударил. Мощнейшим заклятием. Магии Смерти!
  О-о-о! Как больно! Я корчился на полу пытаясь бороться со всё новыми накатывающими волнами боли. Его атаки просто смели мой уникальный щит, защита Кольца тоже не действовала. Увидел, как сопровождавший меня слуга благоразумно удрал, а вскочившая со стула Таэль беспомощно замерла от одного жеста некроманта. Напрягая все силы попытался сплести заклинание. Не получилось. В глазах потемнело. Внезапно всё кончилось. Полуэльфийка тоже обрела способность двигаться и рванулась ко мне.
  - Нормально, - снисходительно одобрил маг, усаживаясь на освободившийся стул. - Для недоучки даже хорошо. Боль терпеть умеешь, видимо пороли часто. Защита удовлетворительная, а вот атака не поставлена. Какой болван тебя учил бить в промежутке между заклинаниями противника? Всё равно не успеешь. Атаковать надо навстречу. Эй-эй, придурок, не советую! После драки кулаками не машут. Умей проигрывать.
  Выдохнув, я развеял своё плетение и с помощью Таэль тяжело поднялся на ноги. Некромант прав. Я напал первым. Он вообще имел полное право и возможность убить. Но откуда здесь взялся тёмный маг, да к тому же такой сильный? Не может быть, чтобы отец не знал!
  - Прошу прощения, мастер. И благодарю за урок, - хмуро произнёс я.
  - О-о, какой вежливый! Ненавижу таких! Будешь так расшаркиваться - убью. Вот сначала ты мне понравился. Зашёл, и сразу в драку. Кстати, почему? Ты всегда такой буйный или девку приревновал?
  К моему удивлению Таэль на такое обращение только поморщилась. Не похоже на неё.
  - Ты не обижайся. На обиженных придурках воду возят. Я вот и вожу. Убиваю, поднимаю и вожу. Очень удобно! И видишь, девка твоя ушастая уже не обижается? Поняла, что я никому со своим обществом не навязываюсь. Хочешь поговорить, спросить чего, так не обижайся, что придурком величать буду. А если обижаешься, то ты такой и есть. Но я, Сихирбаз, человек справедливый. Если меня так назовут, тоже не обижаюсь.
  - Так вы... - удивлённо начал я.
  - Ещё раз "выкнешь" - в морду дам! - сварливо предупредил маг. - Не люблю! Взяли моду! А если бы я со своими питомцами был? Или верхом на лошади? Мне тогда голову ломать ко мне ты с расспросами лезешь или ко всем присутствующим?
  - Мне просто мастер Эскулит про... тебя рассказывал.
  - Чего?! - гневно взревел Сихирбаз. - Старый сморчок взял тебя в ученики? Какого демона?! У тебя есть некоторые зачаточные способности к Смерти, зачем этот "живчик", мэллорн ему в задницу, полез не в своё дело?
  - Так он меня магии Смерти и учил, даже книгу дал, - возразил я.
  - Ха! Чему он мог тебя научить? Ладно, уговорил, будешь моим учеником. Я сегодня добрый, даже денег за это не возьму.
  - Так я вроде...
  - Чего-чего?
  - Нет-нет, ничего. Это я так. Счастлив, то есть.
  - То-то же. Так за каким демоном ты сюда припёрся, говоришь?
  - Граф жрать зовёт, - я решил соответствовать тону своего незванного учителя.
  - Жрать - это хорошо! Пошли, а то без нас всё слопают, - проговорил маг, направляясь к двери.
  
  Глава 47
  
  Не сказать, что первый обед в моём родовом гнезде прошёл в тёплой дружеской и непринуждённой обстановке. Таэль стеснялась, всё-таки с графьями она общалась не каждый день. Гном был мрачен, он с грустью поглядывал на бутылки и вздыхал. Меня познакомили с кузиной, высокой рыжеволосой девушкой и я тут же получил от неё очень свирепый взгляд. Зато Кару она видимо очень приглянулась. Весь обед лучник не спускал с девушки глаз, порой даже есть забывал. Отец чувствовал напряжение, пытался развлечь нас светским разговором, но не преуспел. Казалось единственный, кого ничего не беспокоило, был Сихирбаз. Дружелюбно пихнув отца в плечо, он, не дожидаясь остальных, удобно устроился за столом и принялся с удовольствием насыщаться. Именно это слово подходило этому процессу больше всего. Не сказать, что он ел неаккуратно, громко рыгал, чавкал, сморкался в скатерть, но каким-то образом, даже ловко пользуясь ножом и вилкой, своими движениями явно давал понять, что плевать хотел на приличия и кушает, то есть жрёт, так, как ему удобно. А количество поглощённого им... Я поразился, куда при такой худобе это всё помещается.
  Наконец обед был закончен, и отец пригласил всех присутствующих поучаствовать ещё и в допросе пленного эльфийского магистра, которого Бикар естественно выдал своему синьору. Больше всего этому предложению обрадовался Сихирбаз. Он довольно ощерился и заявил, что допрашивать ушастых магистров-недоучек, это его любимое занятие.
  У меня, как впрочем, и у остальных Избранных участие в данном мероприятии восторга не вызвало. Наблюдать после сытного обеда, что сделает маг Смерти с несчастным пленником - удовольствие сомнительное. Однако узнать подробности о причинах столь наглого нападения эльфов тоже не помешало бы. Правда, гнома допрос волновал явно по другой причине. Пока пленника не привели, он успел изрядно надоесть расспросами о том, сколько выкупа можно взять за эльфийского магистра и какова в этом случае будет наша доля. Наконец стражники внесли в комнату длинный тюк и бесцеремонно швырнули его на пол.
  - Что это? - растерянно спросил я.
  - Пленник, - воины удивлённо посмотрели на меня.
  - Так вы что, его всю дорогу так держали? - поразилась Таэль.
  - А как же? С магами по-другому нельзя. Мало ли...
  - А он там не подох? - Кар задумчиво пнул сапогом неподвижный свёрток.
  - С чего бы? - удивились воины. - Дырку для воздуха мы прорезали. А без еды несколько дней вполне можно потерпеть.
  - А без воды? - не унималась полуэльфийка. - К тому же он теперь воняет наверное. Три дня всё-таки.
   - Как это без воды? Вчера, когда речку переходили, мы его прополоскали. Старались. Он даже булькать перестал. Так что сильной вонючести не будет.
  - А если и будет, то не беда! - ухмыльнулся маг. - Когда я им займусь, всё равно обгадится.
  - Отец, вот так было обязательно? - тихо спросил я.
  - А как надо? - граф жёстко посмотрел мне в глаза. - Он пытался убить тебя, напал на моего вассала, вёл себя как разбойник. Привыкай! Наделённый властью имеет право на мягкость только по отношению к своим или если милосердие принесёт пользу в политике. А этот эльф живой мне не нужен. И отношение к нему будет не как к захваченному в плен достойному врагу, а как к разбойнику.
  К моему удивлению присутствующие, кроме, может быть, Торвина и Кара, явно целиком и полностью поддерживали слова отца. На меня смотрели, мягко говоря, удивлённо. Особенно поразили девушки.
  Таэль криво улыбалась и морщилась, но согласно кивала объяснениям графа. Видимо, припомнила что-то неприятное. Хотя, примерно понятно, что. Полуэльфийка - глава гильдии воров. Без показной жестокости к врагам на этой должности не удержаться. Руни вовсе, даже не изменилась в лице, принимая такое состояние пленника как должное. Видя такое единодушие, продолжать тему я не стал, но для себя твёрдо решил две вещи. Во-первых, если попадусь ни за что не признаваться, что владею магией. Во-вторых, окончательно уверился, что на роль графа не подхожу. Одно дело просто убить, даже пытать, а другое вот так. Пусть уж лучше Руни. Она хоть и морщит носик, судя по всему, готова, если понадобиться, даже сама загонять эльфу иголки под ногти.
  Когда тюк развязали и пленника привели в себя, Сихирбаз сразу вступил в дело:
  - Значит так, ухастый. Я человек честный и прямой, морочить голову не люблю. Пытать твоё тело никто не собирается. Короче, есть два пути. Или ты нам рассказываешь обо всём, что спросим, а потом тебя может быть, не убьют, или убиваю сразу, потом вызываю дух, а вот его пытать как раз буду. И всё равно расколешься. Ну и труп тоже к какому-нибудь делу приспособлю. Чего добру пропадать?
  Эльф, вроде он мне Элдионом представлялся, с ненавистью и страхом покосился на Сихирбаза, однако, несмотря на общую помятость, попытался держать марку. Уважаю.
  - Что я получу, если честно отвечу на вопросы? - демонстративно игнорируя некроманта, спросил он у графа.
  - Ты ещё торговаться вздумал? - весело удивился маг. - Ну, я тебя предупреждал...
  - Сихирбаз, уймись! - резко оборвал его отец и поинтересовался у пленного магистра: - Чего ты хочешь?
  - Жизнь, свободу и защиту. Готов поклясться в верности вашему сиятельству. Предстать перед Лордами Леса после плена я всё равно не смогу.
  - Обнаглел, - сделал вывод Сихирбаз. - Хоть и обещал не пытать, но придётся воспитывать. Как думаете, если у ушастого болвана сейчас уши сгниют и отвалятся, он поймёт, что я серьёзно настроен? Или с ног начать? О, придумал! Начну с между ног...
  - Сихирбаз! Тебе не кажется, что сильно злоупотреблять моим терпением не стоит? Приглашение в гости не означает вседозволенности!
  Ха! А наглый маг моего отца, если и не боится, то уважает точно. Даже проворчать в ответ не осмелился.
  - Зачем это нужно тебе, я понял, - осадив зарвавшегося некроманта, продолжил граф разговор с эльфом. - Теперь объясни, зачем это нужно мне?
  - Скоро вашему королевству предстоит война. Когда и с кем трупоед из меня вытянет, согласен. Спиритизм, пусть чисто теоретически я тоже изучал. Поэтому понимаю, мой дух охотно ответит на все вопросы, но расскажет только то, что знает точно. Знаю же я немного, а вот догадываюсь о многом. Пытка тоже ничего не даст. Я магистр Жизни, остановить своё сердце смогу даже с этим амулетом на шее, - Элдион небрежно кивнул на блокирующий магию артефакт, кстати, моё имущество, надо будет не забыть, забрать.
  - Причина веская, - согласился с пленником отец, - но не совсем. Если мы узнаем всё, что знаешь ты, то и догадаться о многом тоже сумеем. Кроме того я не хочу принимать клятву верности от человека, тьфу, то есть эльфа, который эту клятву так легко нарушает.
  Ого! Ушастый явно оскорбился. Вон как глазами-то сверкает.
  - Моя семья никогда не нарушала клятву верности! И я её никогда не нарушу! - отчеканил он и, неожиданно хитро ухмыльнувшись, закончил: - Когда род, которому я клялся, освободил меня от обязательств, тот, кто принял мою службу, о клятве... позабыл. Так что я просто выполнял свои обязанности за деньги. И считаю, сделал, гораздо больше, чем заплатили и тем более умирать за них - не собираюсь.
  - Очень любопытно! - заинтересовался отец. - Почему тебя освободили от клятвы и, особенно, почему новую взять забыли?
  - Почему освободили, скажу только если мы договоримся, это напрямую относится к грядущей войне, а забыли, потому что я постарался. Слишком уж та клятва была невыгодна. Впрочем, они сами виноваты. Если ставишь клянущегося в такие условия, что его жизнь и душа полностью становятся твоей собственностью, надо тщательнее следить за процедурой и формулировками.
  - Чем ты поклялся? - внезапно спросила Таэль.
  Элдион внимательно посмотрел на неё и неожиданно улыбнулся.
  - Здравствуй, девочка. Рад снова тебя увидеть. Я должен был поклясться родовым мэлорном, а поклялся мамиными розами. Бедная мамочка! - эльф нарочито тяжело вздохнул. - Её любимые цветы теперь наверняка завянут.
  - Ха-ха-ха! - расхохотался Сихирбаз. - А этот длинноухий начинает мне нравиться.
  - Ладно, - решился отец, - будем считать, я принял твоё условие. Формальности отложим, но, если сведения действительно окажутся важными, можешь уже считать себя на службе. Говори свои догадки. Хотя, сначала, развяжите его.
  - Разрешите, - я протиснулся к освобождённому эльфу, который кривился от боли, старательно разминая онемевшие запястья, и указал на висевший у него на шее амулет. - Это - моё.
  - Да ради богов! Только рад буду! - неприветливо буркнул Элдион.
  Как только я завладел полезной вещичкой, магистр облегчённо вздохнул, прошептал исцеляющее заклятие и изящно поклонился отцу:
  - Благодарю, ваше сиятельство! Разрешено ли мне будет попросить глоток воды. Разговор предстоит долгий, мои пересохшие связки могут не выдержать. Чувство голода и грязная одежда беседе, безусловно, не помешают, но это...
  - Ну, наглец! - искренне восхитился Сихирбаз. - "Дайте воды попить, а то так кушать хочется, что переночевать негде!" Ушастый мне нравится всё больше.
  - Если нравится - быть тебе нянькой, - решил отец. - Проследи, чтобы его помыли, накормили. Вечером он должен выглядеть презентабельно. Заодно и клятву принесёт.
  - Почему я? - Почему он? - хором возмутились маги.
  - Потому, что ты, Сихирбаз, сможешь лучше всех проследить за надлежащим поведением моего нового гостя. Бесхозный эльфийский магистр в замке без надобности. Всё, разговор закончен! До вечера.
  Недовольно ворча, некромант, конвоируя не менее недовольного эльфа, вышел из комнаты. Умное решение, с таким присмотром перворожденый шалить поостережётся! Хотя, уверен, если что, Ласточка справилась бы не хуже.
  - Ну что ж, - отец тоже поднялся со стула, - приглашаю вас, молодёжь, для продолжения беседы к ужину. А сейчас можете гулять, развлекаться. Руни, покажи гостям парк.
  Граф поклонился и тоже вышел.
  
  Глава 48
  
  Оставшись без отца в одной комнате с рыжеволосой девушкой, я почувствовал себя неуютно.
  - Э-э... А зачем ваше сиятельство так нехорошо смотрит на бедного меня? - робко спросил я, спрятавшись за спиной Таэль.
  - Потому, что ты сволочь! - безапелляционно заявила кузина. - Угораздило тебя в эту Миссию ввязаться!
  - А тебе-то чего? - удивился я.
  - Да ничего! - раздражённо тряхнула волосами рыжая вредина. - Только до конца этой прогулки в приятной компании, тебя нельзя заставить принять наследство. Глупейший закон!
  - Правда? - обрадовался я. - Так я вообще-то и так не собирался...
  - Куда бы ты делся? - отмахнулась Руни. - Попросила бы дядю устроить приём и присобачила тебе на костюм графские регалии. Всё равно ты ничего в этом не смыслишь, а появления на официальном мероприятии в таком виде, автоматически означает принятие наследства. Или ещё что-нибудь придумала бы.
  Я можно сказать впервые искренне порадовался, что так вовремя ввязался в такую замечательную штуку как Миссия.
  - Э-э, господа и дамы, а может действительно, прогуляемся по парку? - предложил Кар. - Я слышал, что наша очаровательная хозяйка увлекается садоводством. Надеюсь, она покажет нам свой цветник, беседку...
  - Цветник? Беседку? Ну, в принципе могу. Правда, в моём цветнике растут лекарственные травы, выглядят они скромно, хотя, безусловно, гораздо полезней глупых цветов. А беседка - это просто навес с лавкой, я там грабли, лопаты и прочее храню.
  - Возможно, ваше сиятельство, расскажет нам также о других своих увлечениях? - не унимался Кар.
  - Из лука стрелять люблю, - похвасталась Руни. - Спорим, легко перестреляю любого из вас? Меня эльф обучал.
  Глаза Кара азартно блеснули. Мда, зря она так. В деле меткой стрельбы, эльфы для нашего лучника не авторитеты.
  - Спорим! - радостно согласился он. - А на что?
  - Хм, на деньги неинтересно. Давай так, если выиграю, надеваешь на свой колчан девичью ленточку и признаёшься моим учеником.
  Кар поморщился.
  - Ну а если выиграю я?
  - Ха, сомневаюсь, что такое возможно! Разрешу тогда себя поцеловать. Согласен?
  - Да!!!
  Гном учавствовать в "баловстве, из которого никакой прибыли не возьмёшь", не захотел, а мы с Таэль заинтересовались. По пути на стрельбище к нашей компании присоединился ещё один болельщик. Давно заметил, что Ласточка очень трепетно относится к своему праву на свободное передвижение и не любит, когда это право пытаются ограничить. То, что графская конюшня была сделана из камня её, естественно, не остановило. Надо будет у кого-нибудь поинтересоваться, как на этот раз вылезла. Сам склоняюсь к варианту, что перегрызла дверь, хотя могла и через чердак, а могла наоборот подкоп сделать. Размышляя об этом, традиционно отказался от традиционной же мыши и позволил коняшке присутствовать.
  Пока слуги бегали за луком Руни, я попытался тоже заключить с Таэль пари на тех же условиях, что и Кар с кузиной. Риска в моём случае не было никакого. Во-первых, в случае проигрыша повязать девичью ленточку за неимением у меня колчана я предложил на Ласточку. Во-вторых, я видел стрельбу Кара и был уверен в победе, а поцеловать Таэль очень хотелось.
  Полуэльфийка тоже не раз была свидетелем меткости нашего спутника, но, тем не менее, почему-то охотно согласилась. Женщины глупы, но, впрочем, от этого нам только лучше.
  Наконец принесли лук Руни, он тоже оказался составным, как и Степной Орёл Кара, но даже выглядел куда менее мощным. Хотя тоже имел имя. Кузина называла его Цыплёнок. Почему именно так выяснять я не стал. Соревнующиеся ещё раз обговорили условия и приступили к стрельбе.
  Что можно сказать? Кузина стреляла превосходно, все мишени были поражены, в какой-то момент мне показалось, что Ласточке придётся щеголять с девичьей ленточкой в гриве. Но всё-таки Кар не просто стрелок. Он боевой лучник. Воин.
  Мой друг тоже поразил все мишени, более того сделал это раза в два быстрее чем девушка. Я безоговорочно присудил победу ему. Даже Таэль, хотя была заинтересована в победе Руни, и, несмотря на женскую солидарность, это признала. Всё-таки женщины действительно глупы. Я в подобной ситуации так быстро сдаваться бы не стал.
  Недовольна была только Руни. Она утверждала, что соревновались они в меткости, а не в скорости стрельбы, а по этому показателю победителя не выявлено, значит, ничья. Моя кузина торговалась так, что заткнула бы за пояс любого гнома. В конце концов, решили продолжить состязание. Правда, Кар тоже поставил условие, попросить богов быть свидетелями их спора. Разумное требование. Особенно на фоне того, что Руни уже показала, как она соблюдает договоренности. Единственная проблема, что для этого надо было тащиться в какой-нибудь храм. Однако Кар и здесь нашёл выход.
  - Зачем нам в храм? К этим двоим, - кивнул он в нашу с Таэль сторону, - богини и так являются. А чтобы не переубивали друг друга, лошадь посередине поставим. Средство верное. Проверенное. Хотя на всякий случай можно и подстраховаться. Руни, вставай за спиной Таэль и, если что, бей по затылку. Тиро я на себя возьму.
  Вряд ли кузина поверила. О таком оригинальном способе призыва богов она явно слышала первый раз. Потому легко согласилась, к тому же ей почему-то очень понравилось, что в процессе я могу получить по голове. И в свою очередь выторговала право, что бить меня будет именно она. Кару досталась Таэль.
  Не сказать, что я с восторгом пошёл на этот эксперимент, но Таэль согласилась, и праздновать труса было стыдно. Поэтому, спрятавшись от полуэльфийки за Ласточкой, я рискнул призвать свою богиню...
  В общем, всё закончилось хорошо. Присутствие Лили я ощутил, но желания убить Таэль не возникло. Хотя я получил-таки удар по затылку от любящей родственницы. Больно! Г р - р а ф и н я! Чтоб ей этот титул достался!
  В результате оставшейся невредимой Таэль выпал случай попрактиковаться магии Жизни. Когда мой затылок вылечили, состязание продолжилось. На сей раз договорить стрелять до первого промаха. Мишени решили не отодвигать, так как в этом случае более мощный лук Кара получал преимущество.
  Вскоре я заскучал. Наши лучники расстреливали уже по второму колчану. Промахов пока не было. Хотя Кар стрелял более легко, ровнее, целился меньше. Было ясно, что победит он, поэтому решил немного поторопить события. Дождавшись момента, когда Руни натянула лук, я тихонечко свистнул. Лежащая в засаде у мышиной норы забытая всеми Ласточка мгновенно вскочила на ноги и побежала на зов. От появления словно из-под земли крупного гнедого тела, рука кузины дрогнула. Стрела пролетела мимо. А стоящая рядом со мной остроухая полуэльфийка ничего не поняла. Женщины глупы*, так что свой выигрыш мы с Каром получили вполне заслужено.
  Целовать Таэль оказалось вкусно, мне понравилось.
  
  *Женщин обидеть не хочу. В описаном эпизоде Таэль показана очень умной женщиной, которая получила то, что сама хотела.
  
  Глава 49
  
  Вечером мы снова собрались вместе, чтобы продолжить допрос пленника, хотя правильно сказать, нового подданного графства. Отец ещё не подошёл, а эльф, уже принёсший присягу, был на месте, и азартно переругивался с Сихирбазом. Я прислушался.
  Предметом спора оказался мэллорн. Отец, оказывается, не любил эти деревья в своих владениях, был даже введён соответствующий закон. Однако клясться эльф должен обязательно мэллорном, и древо становилось свидетелем клятвы. С большим трудом нужное растение в городе разыскали. Садоводу правонарушителю впаяли положенный штраф, саженец выкопали, конфисковали, и эльф благополучно поклялся в верности у вкопанного на скорую руку в графском парке деревца. А после этого разгорелся спор.
  Сихирбаз не любил мэллорны ещё больше, чем отец. Выяснив, что смерть дерева не освобождает эльфа от клятвы, он посчитал, вредный, по его мнению, сорняк не нужным, и захотел его уничтожить. Однако Элдион воспротивился такому решению. Он доказывал, что, имея магическую подпитку, сможет лучше служить своему новому господину. В результате спор между магами перешёл даже в стадию небольшой драки. Естественно, магической. Хотя некромант, как я понял, был гораздо более искушён в боевых заклятиях, закончилась она вничью. Эльфу хватило сил для отражения атак на дерево, а нападать напрямую на нового графского вассала Сихирбаз не рискнул. В конце концов, потрепанные маги решили предоставить решение спора графу. Но ругань не прекратили.
  Когда отец вошёл, наконец, в комнату, оба мага кинулись к нему с жалобами. Однако его сиятельство резким жестом остановил магический скулёж и объявил, что один мэллорн в своих владениях он вполне потерпит, а сейчас лучше заняться информацией, которую, кстати, эльф так и не сообщил. Довольный вердиктом Элдион учтиво поклонился, бросил победный взгляд на помрачневшего некроманта, однако начать свой рассказ не успел. В комнату даже забыв постучать вбежал стражник и взволновано доложил:
  - Срочная информация. Государственной важности. Вмешательство богов.
  Я удивлённо присвистнул. Сихирбаз выругался. Руни уронила стакан с соком. Да и остальные были, мягко говоря, очень удивлены. Боги редко напрямую выражали свою волю. За всю историю известно всего несколько таких случаев.
  - Кто из богов почтил нас своим вниманием? - справившись с волнением, внешне спкойно поинтересовался отец.
  - Богиня Жизни. Лили, - взволнованно ответил воин.
  Я поёжился под заинтересованными взглядами Избранных.
  - Верховный жрец городского храма Лили ждёт приёма, - продолжил гонец.
  - Пусть войдёт, - распорядился отец.
  Вошедший служитель богини не стал заморачиваться этикетом, мимоходом благословив присутствующих, он передал отцу листок бумаги.
  - Скопированная с алтаря Лили надпись, - пояснил он. - Сегодня эти слова выступили из камня.
  Отец некоторое время вглядывался в листок, удивлённо моргнул, прочитал ещё раз, поднял глаза, посмотрел на нас с Руни, после чего, наконец прочитал:
  - "Условия спора между Каром и Руни подтверждены Жизнью. Пожелание видеть Руни наследницей, а впоследствии графиней осенено Жизнью". Что это?
  - Сволочь! - я едва успел увернуться от графина, которым в меня швырнула кузина. - Ты всё это подстроил!
  - Я здесь ни при чём! - отбиваясь от продолжавшей лететь посуды, закричал я.
  - Руни, успокойся! И объясните мне...
  - Ваше сиятельство, это ещё не всё, - непочтительно перебил отца стражник. - Аудиенции вашего сиятельства ждёт ещё один человек. Это важно.
  - Пусть заходит, - разрешил отец, убедившись, что мне временно ничего не угрожает, посуды пригодной для метания на столе не осталось.
  В дверь проскользнул неприметный человек, в котором я с первого взгляда опознал коллегу. Он тоже догадался о нашем с Таэль ремесле. Судя по всему, даже о положении в воровской иерархии. Во всяком случае, из находящихся в комнате, только трое удостоились персонального приветствия. Отцу вошедший почтительно поклонился, я заработал небрежный кивок, зато Таэль тоже получила персональный поклон. Не такой почтительный, как графу, но и не мимоходом как мне. Создалось ощущение, что равный признал и поприветствовал равную. Видимо присутствием нас почтил глава местной воровской гильдии.
  - Прежде всего, хочу выразить надежду, что слухи о благородстве вашего сиятельства правдивы, - начал вошедший вор. - В конце концов, прошу учесть, я пришёл сам. Надеюсь на милость вашего сиятельства, ведь вижу здесь людей, которые занимаются тем же ремеслом, что и я.
  - Говори, - отец нахмурился, догадавшись, кем является неожиданный посетитель. - Клянусь честью, ты выйдешь отсюда живым и свободным.
  - Благодарю, ваше сиятельство, - поклонился вор и продолжил: - Кроме всего прочего наш род является служителем некой богини. Мы издавна её жрецы в этом городе.
  Рассказчик замолчал, оценивая какое впечатление произвели его слова. Отец нахмурился ещё больше, а Таэль понятливо кивнула.
  - Сегодня на алтаре нашей богини проявилась надпись, - возобновил рассказ посетитель. - Не смотря на традиционную скромность представителей нашей профессии, я счёл своим долгом сообщить об этом вам, ваше сиятельство. Выступившие на алтаре слова были начертаны на тайном языке, который должен остаться тайным. Поэтому я осмелился предоставить вашему сиятельству только дословный перевод. Вот он.
  Вор передал отцу листок, после чего поклонился, на сей раз сразу всем присутствующим, и выскользнул за дверь.
  Второе божественное откровение удивило отца гораздо больше чем первое. Во всяком случае, изучал текст он гораздо дольше. Наконец прочел его и нам:
  - "Условия спора между Каром и Руни подтверждены Смертью. Пожелание видеть Руни женой Кара осенено Смертью".
  Все потрясённо молчали. Наконец я, начавший понимать, в чём дело, осторожно спросил:
  - Таэль, скажи, а о чём ты ещё думала, когда свою богиню в свидетели призывала?
  - Простите, я не специально, просто подумала, что наши стрелки очень красивая пара. И хорошо бы... Простите!
  Нет справедливости на свете! Несмотря на то, что вина Таэль в произошедшем была ничуть не меньше моей, её-то простили. На роль крайнего кузина почему-то записала только меня. Однако сама полуэльфика хотя бы молчала, понимая неудобство положения. Зато Сихирбаз, разобравшись в ситуации, ржал как лошадь и отпускал непристойные шуточки в адрес "молодых". Кар, довольный как обожравшийся сметаны кот, лицемерно осаживал мага, в тоже время самодовольно поглядывая на мою разгневанную кузину. Отец некоторое время молчал, потом тяжело вздохнул и объявил:
  - Ладно. Ничего не поделаешь. Рисковать, идя против воли могущественной богини, я не могу. Руни, объявляю тебя главной наследницей титула. Молчи! Это твой и мой долг перед графством! Что же касается волеизъявления другой, не менее могучей богини... Я не могу насильно выдать тебя замуж. К тому же божество благословляющее брак несколько... у неё не слишком хорошая репутация.
  - Нормальное божество, - буркнула Таэль. - Во всяком случае, под её покровительством жить будут долго, и эпидемий в графстве точно не случится. И вообще...
  - Да плевать мне на замужество! - снова взорвалась Руни (у Кара вытянулось лицо). - К тому же вариант, надо признать, не самый плохой. Но наследство... Дядя, может всё-таки можно...
  - Вопрос закрыт! - безапелляционно, к моему великому удовольствию, объявил отец. - С замужеством решай сама, но наследовать титул придётся тебе. Завтра объявлю об этом официально. А сейчас я всё-таки хотел бы услышать обещанные новости
  - Слушаюсь, ваше сиятельство, - поклонился эльф. - Я раскрою вам главную тайну нашего Леса. Грядёт война. Великая война! Перворожденные хотят взять под свой контроль все расы и государства этого мира.
  - А хо-хо, не ха-ха? - насмешливо осведомился Сихирбаз. - Пупок не развяжется?
  - Это только выглядит невероятным, - возразил Элдион, - на самом деле вполне имеет шансы на успех. Всё подготовлено. Войну начнут вовсе не эльфы. На ваше королевство, к примеру, нападут чёрные и зелёные орки. На серых орков пойдёт армия гномов. Вольные баронства передерутся между собой. Всё уже подготовлено. Скоро династии многих государств поменяются и новые будут проводить нужную Лесу политику. Те немногие, кто останется независимыми, будут уничтожены.
  - Но зачем? - недоверчиво поинтересовался отец. - Эльфийский лес и так самое могучее государство. Зачем им нужны те же дикие орки?
  Элдион усмехнулся.
  - Что бы брать оттуда воинов.
  - Воевать? С кем? Ты же говоришь в планах у эльфов захватить весь мир.
  - А вот это самое главное, - провозгласил магистр. - Нашему королевству грозит уничтожение. Вернее уничтожение не королевства, а скорее привычного образа жизни. Система эльфийской магии основана на массовом использовании мэллорнов и служит опорой для наших владык. Она может быть насильственно реформирована. Это произойдёт уже через несколько лет. Поэтому меры для защиты принимаются уже сейчас. Если за нынешний эльфийский Лес будет воевать весь мир, есть шансы победить.
  - И кто-же эти могучие противники несущие опасность для эльфов? - недоверчиво спросил отец.
  - Не эльфам, а королевству эльфов.- уточнил Элдион и ответил: - Сами перворожденные и несут. Некоторые из них. Я говорю о надвигающейся гражданской войне. Двадцать лет назад одна эксцентричная жрица объявила, что наращивание магической силы эльфов только за счёт массовой рассадки мэллорнов - порочно, ведёт к застою в самом развитии магии. Сначала над ней только посмеялись. Тогда жрица собрала своих единомышленников и переселилась вглубь континента и объявила себя королевой Нового Леса. Земли, которые она заняла, были никому не нужны, поэтому её действия посчитали блажью и по прежнему проигнорировали, как и то, что к ней продолжали стекаться эльфы, в основном, маги. Среди них оказались и бывшие сюзерены моего рода. На новых землях переселенцы без жалости вырубили большинство мэллорнов, и стали развивать своё направление волшебства. В результате они оказались лишены многих достижений магии. Над ними смеялись, называли добровольными дикарями, пока несколько лет назад внезапно не обнаружилось, что территория подвластная Новому Лесу увеличилась в десятки раз и продолжает разрастаться, захватывая всё новые и новые земли эльфийского королевства. На Совете родов решено было уничтожить дерзких "дикарей" и, примерно наказав самозваную королеву, вновь рассадить священные деревья...
  - Понятно, - перебил рассказчика Сихирбаз. - В итоге случился у ушастых защитников сорняков внезапный облом. Если в новом королевстве не растут мэллорны, ваша армия должна была жидко обгадиться. А тамошние маги все эти годы наверняка изучали и другие аспекты магии.
  - Ты угадал, - криво усмехнулся Элдион. - Причём даже сами детали поражения. Карательная экспедиция окончилась полным провалом, хотя в ходе неё не погиб ни один эльф. Применённое против армии вторжения заклинание вызывало расслабление желудка, возвратившиеся солдаты пахли весьма противно. Первый поход против Нового Леса так и назвали Вонючим.
  - А были и ещё походы? - живо заинтересовался некромант.
  - Были, - неохотно подтвердил эльф. - Второй Чесоточный, почему, думаю объяснять не надо? И третий с вовсе нецензурным названием. Большинство участников его были мужчинами, и они буквально выскочили из леса, спеша к своим жёнам и любовницам. В тот раз применённое заклинание вызвало у солдат, сильнейшее желание к продолжению рода, сопровождаемое, прошу прощения у присутствующих дам, соответствующими изменениями силуэта. У мятежной правительницы оказалось весьма своеобразное чувство юмора. Нашему королю пришло письмо, в котором она пригрозила, что в следующий раз наказывать будет не солдат, а тех, кто пошлёт армию.
  - Так и написала? - переспросил Сихирбаз.
  - Смысл такой. Я был в составе комиссии магов, которая изучала наложенные на письмо картинки-иллюзии, изображающие членов совета родов в весьма неприличных позах. Если дословно, там было написано: "Придурки, кончайте маяться ерундой! Занимайтесь не войной, а любовью, пока получается. А то ведь стручки у замшелых пней могут завянуть." И подпись: "Ильдилиэль".
  - Как ты сказал? - вскинулась полуэльфийка. - Ильдилиэль?
  - Ну, да, - эльф удивлённо посмотрел на побледневшую девушку. - Ильдилиэль. Ещё её некоторые зовут королевой Ильди.
  - Мама, - чуть слышно проговорила Таэль.
  - О боги! - потерянно выдохнул Кар. - Мало было виконта в нашей компании, теперь оказывается и особа королевских кровей присутствует. Всю жизнь старался держаться подальше от титулованных, а в результате...
  - Сам скоро графом станешь, - злорадно напомнил я и обернулся к Таэль. - Ну чего ты? Реветь задумала? Ну и дура! Ни к чему это. Ничего не случилось же. Радоваться надо. Жива твоя мама и вроде неплохо устроилась, если эльфийские войска пачками в сортир и публичный дом загоняет. Я тоже, кстати, так умею. С войском не пробовал, но один отдельно взятый барон штаны намочил.
  Мой хамский тон, возымел своё действие, зарождающиеся в глазах полуэльфийки слёзы мгновенно высохли. Таэль бешено зыркнув в мою сторону, злобно зашипела:
  - Ничего не случилось? Я же всю жизнь о матери мечтала! Думала, что она умерла, даже герцогу не верила, когда он сказал, что она жива! Болван ты бесчувственный! Да откуда ты можешь знать, каково... - внезапно Таэль осеклась, некоторое время непонимающе смотрела мне в глаза и, наконец, грустно улыбнулась. - Спасибо, Тиро!
  - Так не за чего! - отмахнулся я. - Если что обращайся. Лучше меня никто хамить не умеет.
  - Тиро, спасибо! - настырно повторила девушка. - Но... но ты сволочь!
  - Ага! Я такой! - гордо согласился с ней.
  - Надо немедленно сообщить в столицу, - озабоченно проговорил отец. - Герцог наверняка, что-то должен подозревать, но полной информацией, скорее всего, не владеет. Гонца... Нет, нужно срочно. На крайний случай у меня есть один амулет. "Лунная дорога" называется. Сейчас не полнолуние, но короткое сообщение передаст. Элдион, в полночь придешь в башню. Сихирбаз, проследи. Чёрные орки... Я должен отправить дозоры. Господа маги, прошу вас не опаздывать. Молодёжь, спокойной ночи.
  Глядя вслед выходящему из зала отцу, я подумал, что это становиться традицией. Последнее слово за графом, магам, и некроманту, и эльфу, нашлось задание. Нам же опять: "Молодёжь, отдыхайте". А ведь скоро придётся прощаться. Миссия Избранных, чтоб её, позовёт.
  
  Глава 50
  
  Проснувшись утром, я вышел на прогулку в парк и там сразу заметил Таэль ведущую горячую беседу с эльфом. Сихирбаз со своей кривой ухмылкой маячил за их спинами. Как я заметил, некромант старался не оставлять эльфийского магистра одного. Видимо отец ещё не совсем доверял своему новому слуге.
  - Тиро, ты нам и нужен! - обрадовалась Таэль.
  - Зачем? - подозрительно уточнил я.
  - Понимаешь, оказывается, Элдион через мэллорн способен связаться с родовым деревом эльфов, которым раньше служил. А они сейчас рядом с моей матерью, значит, я смогу поговорить с ней. Пойдём скорее!
  - Погоди, если не ошибаюсь, родовым древом у эльфов может быть только мэллорн. Магистр же говорил, что во владениях твоей матери их не осталось. Как же он собирается связываться с этим их древом?
  - Я не говорил, что мэлорнов в Новом Лесу нет, - педантично поправил меня эльф. - Я сказал, что уничтожено большинство из них, однако кое-где их даже рассаживали. Единичные деревья мало влияют на общий магический фон и не препятствуют заклятиям других стихий. По слухам, каждая переселившаяся семья привезла с собой побег родового мэлорна. На сколько знаю, мой бывший сюзерен тоже сделал именно так. Я знаком с аурой их исконного древа и без труда смогу установить контакт с его отростком.
  - Понятно. Но зачем нужен я?
  - Для открытия канала необходимо минимум три источника силы, то есть три мага, - объяснил Элдион.
  - Ну так вас же и так трое, - удивился я. - Таэль, конечно, неопытна, но когда с вами дралась, достаточно ловко управлялась с силой мэллорна. Повторить такое я вряд ли смогу.
  - Да как раз я с Элдион и будем основными источниками обряда, - нетерпеливо проговорила Таэль. - Нам нужен третий. Ты же знаком с магией Жизни?
  - Чистоплюи ушастые, сила чистого некроманта им, видите ли, не подходит, - хмуро пояснил Сихирбаз.
  - Ладно, я согласен, - объявил я. - Только...
  - Что?
  - Это не больно, правда? Ай! Сихирбаз, Элдион, а она дерётся! Ай! Ну вот, опять... Ай! Да согласен я, согласен! А уши для этого обряда отращивать не надо? Ай! У-у-у... Левое ухо теперь точно отращивать не придётся, само распухнет. Если что пойдёт не так, прошу учесть, меня вынудили к участию только с помощью жестоких побоев. Ай!
  Побитый, но довольный я позволил увлечь себя к недавно перенесённому в графский парк саженцу мэлорна.
  - Проводить обряд буду я, вам надо только поддержать моё заклятие силой, - проинструктировал нас Элдион. - Начали!
  В плетении эльфийского магистра я ничего не понял, кроме того, что оно долгое, сложное, связано с мэлорном и неслабо тянет из меня магические силы. Ого! Очень неслабо. Этак скоро вообще ничего не останется. Мелькнула мысль о предательстве эльфа, но сразу же её отмёл. Сихирбаз стоял рядом и бдил. Мне довелось на собственной шкуре испытать силу обоих магистров, и я не сомневался, что, даже объединив свои и наши с Таэль силы, Элдион не смог бы одолеть боевика-некроманта.
  - Всё! - наконец тяжело выдохнул эльф. - Я передал, что дочь королевы желает говорить с матерью.
  - А дальше? - нетерпеливо спросила Таэль.
  - Дальше они сообщат об этом Ильдилиэль, а что решит она не знает никто, - устало ответил Элдион, сил он потратил, судя по всему, тоже немало. - Если решит дать ответ, сама свяжется с этим мэлорном, для жрицы это несложно.
  - А когда это будет? - не унималась девушка.
  - А я откуда знаю? Наверное... О-о-о! Нет, уже началось! Но это не простое заклятие связи. Я такого не встречал.
  Перед нашими изумлёнными взглядами годовалый саженец мэллорна стал быстро расти. Когда толщина ствола достигла примерно одного обхвата, дерево заволокло зеленоватой дымкой, а когда она рассеялась, перед нами во всём своём великолепии предстала обнажённая эльфийка.
  - Тьфу, пакость! Ненавижу! Опять полон рот листьев и платье потерялось. Элдион? Я тебя помню. Привет! Ну-ка быстренько организуй мне воды и одежду. А ты, лысый, кончай свои мертвяцкие шептания! На драку я не настроена, но, если не прекратишь, могу поучить вежливости. Мальчик, у тебя неплохой магический щит, если плетение жизни чуть изменить, будет идеал. Потом обязательно покажу как, а сейчас, брысь! Чтоб меня демоны изнасиловали! Кровь действительно моя! Здравствуй, дочка!
  Мать с дочерью шагнули друг другу на встречу, обнялись и затихли. Магистры-маги и я тоже ошарашено молчали.
  - Ну, хватит, хватит! Не реви, дочка! Теперь всё хорошо будет, - растрогано сказала эльфийка. - Познакомь лучше меня со своими друзьями. Особенно вот с этим. Очень симпатичный юноша! Смотри, какая у него улыбка! Под штанами видно плохо, но уверенна, попка и всё остальное у него тоже замечательные.
  Я смущённо покраснел.
  - Мама! - укоризненно произнесла Таэль.
  - Что? Это твой мальчик? Ну тогда извини! Элдион, ты ещё здесь? Я же просила, принести одежду. Лысый, кончай пялиться на мою задницу! Кто вообще хозяин? Отсутствует? Тогда позовите. Пусть гостью, то есть меня, принимает.
  - Чего это голая баба нами тут командует? - возмутился Сихирбаз. - Сиськи у неё, конечно, ничего, но это не причина...
  - Ну всё, лысый! Ты меня достал! - взорвалась эльфийка.
  Я стоял как раз между скандалистами и едва успел отпрыгнуть в сторону, уворачиваясь от заклятий, одновременно полетевших с обеих сторон. Ушёл без потерь, если не считать порваный во время переката по земле рукав. Таэль повезло меньше. Её ударной волной отшвырнуло в кусты, со стороны выглядевшие весьма колючими. Подозреваю, что это мать "аккуратно" убрала дочку с линии атаки. Элдиона видно не было, видимо, всё-таки решил сбегать за одеждой для своей королевы.
  Спрятавшись за стволом ближайшего дерева, я продолжил наблюдение за конфликтом голой эльфы и некроманта. Да-а! Теперь, увидев возможности магов-боевиков, я понял презрительное отношение Сихирбаза к волшебникам теоретикам. Наш с Таэль поединок против Элдиона, на фоне разгоревшегося сражения был подобен детской драке подушками в сравнении с боевым фехтованием. Особо сильных заклятий почти не было. Зачем? Чтобы убить противника не обязательно наносить размашистый удар тяжёлой дубиной, достаточно укола лёгким мечом. Зато скорость... У меня зарябило в глазах от мгновенно кастуемых заклинаний, точных ударов, стремительных уходов... Королева эльфов, пожалуй, была сильнее, имела более богатый арсенал заклятий, кроме того не стеснялась использовать силу мэллорна. Изучение других направлений магии совсем не заставило её забыть традиционное волшебство перворожденных. Однако некромант, с лихвой компенсировал это боевым опытом, скоростью и точностью. Прикинув шансы и заключив с самим собой пари, я поставил именно на него.
  - Прекратите немедленно!
  Сражение прервалось, скандалисты, оценив силу друг друга, настороженно наблюдали за соперником, но продолжать не спешили. Расцарапанная полуэльфийка выбралась из кустов и гневно смотрела на поединщиков.
  - Шустрая бабёнка! А я старею, вторым ударом чуть кишки не поджарила, - неохотно признал Сихирбаз, развеивая приготовленное заклинание.
  - Хм, а мужчинка интересный. Хоть и лысый. Если бы не мэлорн, поимел бы меня во всех позах. Хотя я, может, и не против. Эй, тёмный, а у тебя в штанах такой же как ты сам? Мертвечиной воняет, длинный, худой и без волос?
  - А ты проверь, - похабно ухмыльнулся некромант.
  Убедившись, что продолжения драки не ожидается, я рискнул выйти из-за дерева.
  - Ну зачем ты так, мама? Мы же здесь гости. Нельзя так, - расстроенно выговаривала Таэль матери.
  - Фи, дочка, ты меня разочаровываешь! Не будь занудой! Подумаешь, размялись слегка. Ага, судя по важной морде и семенящему сзади Элдиону (наверняка стучать бегал, поганец), вон идёт хозяин этого постоялого двора. А одежду так и не принесли, сволочи! Ну и демон с ними! Мне стеснятся нечего. Даже лысому и тому понравилась.
  По аллее действительно к нам спешил отец, но кроме эльфа его сопровождало ещё трое воинов. Я забеспокоился. Таэль тоже напряглась.
  - Сихирбаз, я поверил рекомендациям и считал тебя сильным магом. Кто-то обещал мне, что без его ведома даже муха не пролетит на территорию дворца. Потом ты мне очень подробно объяснишь, почему же сюда так легко проникают незваные гости с другого континента, - многообещающе произнёс граф и, обернувшись к эльфийке, продолжил совершенно другим тоном: - Хотя появление вашего величества, безусловно, приятный сюрприз, и я счастлив приветствовать вас в своих владениях...
  - И тебе не хворать, - перебила эльфийская королева моего отца. - Лысого не ругай. Не виноват он и дерётся здорово. А повторить мой трюк с вселением в душу дереву вряд ли кто сможет. Слушай, хозяин, если ты так рад меня видеть и всё такое, может, найдёшь тряпку, чтобы мне хоть задницу прикрытить. Ещё хорошо бы комнату с окнами на восход, ванну, служанок, трёх, больше не надо. По утрам я пью яблочный сок, но только из зелёных яблок, вино предпочитаю красное, хотя в хорошей компании могу и пиво дёрнуть, мясо люблю с кровью, под чесночным соусом, каши ненавижу, жрите их сами, хлеб только ржаной и тонко нарезанный. Кровати в спальню ставьте две и покрепче. Если мужчина попадётся горячий, одной может не хватить. В общем, я достаточно неприхотливый гость. Ну как?
  - Ваше величество, вам, безусловно, предоставят всё необходимое, - изящно поклонился отец. - Элдион проводит вас в апартаменты. Его общество вам будет привычней.
  - Этого холуя! - возмутилась эльфийка. - Да пошёл он! Лысый, слабо проводить даму?
  - Я дорогу только пинками умею показывать, - ощерился некромант.
  - Пойдёт. Только смотри ногу не отбей. Хозяин, сейчас я хочу отдохнуть с дороги и поговорить с дочерью. Жратву давайте в мою комнату на двоих. Лысый, веди. Дочь, не отставай.
  
  Глава 51
  
  До самого вечера эльфийка и Таэль так и не вышли из комнаты. Ближе к обеду выглянувшая из-за двери королева потребовала ещё пять служанок умеющих шить и разнообразных тканей. Руни тоже позволили войти, а вот посланного отцом слугу, который должен был поинтересоваться новыми желаниями высокопоставленной гости, а также намекнуть, что церемонию встречи главы государства, её протокол желательно согласовать заранее, выталкали пинками. Королева Ильди отложила разговор на ужин, объявив, несколько условий предстоящего официального приёма, весьма оригинально: "Торжественную пьянку проведём вечером. Жратвы вкусной - побольше, хорошей выпивки - в меру, но запас иметь. Участников - поменьше, но присутствие банды, которая с моей дочерью по дорогам шляется - обязательно. Лысого тоже позовите".
  К назначенному сроку наша компания собралась в привычном составе, ожидали только выхода женщин. Отец, озабоченно хмурился, пил вино. Гном завистливо посмотрев на него, тяжело вздохнул и затеял ревизию наличности в своём кошельке. Магистры, как всегда, вяло переругивались. Мы с Каром сидели молча.
  Появление королевы со свитой оказалось незабываемым зрелищем. У сидящего рядом со мной Кара внезапно прервалось дыхание, подняв глаза, я тоже в восхищении замер.
  В зал величественно входили настоящие богини. Руни была одета в платье из тёмно-синего переливающегося шёлка, Таэль в невесомой струящейся по телу полупрозрачной накидке светло-зелёного цвета напоминала нежный цветок. Королева Ильди облачилась в строгий белый наряд, в котором непонятно каким образом умудрялась выглядеть более возбуждающе, чем утром, когда её великолепное тело было полностью открыто.
  - Вот, видите, девочки? Простые ткани, чуть-чуть магии, развитый вкус, и какой результат! Мужиков можно брать голыми руками, - гордо прокомментировала эльфика наше состояние. - Лысый, тебе нравиться?
  - Гы-ы-ы...
  - Да, видимо немного перестаралась, - озаботилась королева. - Магию убираем. Так, всё. Мужики, кончай пялиться, закройте рты! Мы, вообще, о деле говорить будем?
  Красота вошедших женщин продолжала восхищать, но я хотя бы вспомнил, что человеку вообще свойственно дышать. И правильнее делать это носом, а рот действительно лучше закрыть.
  Отец тоже видимо справился с наваждением и достаточно ровным голосом сумел произнести:
  - Милые дамы, вы великолепны! Насколько я понял, ваше величество желало неофициальный разговор? Позволено ли мне будет без церемоний перейти сразу к делу?
  - Валяй, - отмахнулась эльфийка. - Хотя погоди. Сначала пожрём и выпьем. Лысый, утри слюни и наливай всем. О, коротконогий, а ты чего грустишь? Ого, интересно! Кто же тебя так, бедолага? Угу, вот это должно помочь. Всё, пить можешь. Только тебе теперь рыбу жрать нельзя. Заболеешь. Хотя нет. Сдохнешь. Наверно лучше обратно вернуть...
  - Нет!!! - испуганно заорал гном и радостно ухватил наполненную кружку. - О-о-о! Спасительница!
  Отец, тем не менее, не стал дожидаться окончания ужина и продолжил:
  - Дамы и господа, к сожалению информация предоставленная Элдионом подтвердилась. На границе обнаружена орда чёрных орков, очень неплохо замаскированная магически. Если бы не знали что искать, наверняка проглядели бы. Пока они бездействуют, но вторжение может начаться в любой момент. Я уже распорядился предупредить крестьян и готовить замки к обороне. Герцог Огенский тоже извещён, помощь будет, но в данный момент у меня нет в наличии сил, чтобы остановить вторжение. Сейчас, когда мы предупреждены, этот город орки не возьмут, но осадят наверняка, поэтому, сын, как ни жаль, но вам лучше покинуть приграничье как можно скорее. К тому же, насколько я помню, время пребывания на одном месте у вас ограниченно.
  - Ага, я с дочерью уже договорилась, - вмешалась эльфийка. - Завтра с утра собираем вещи, и отправляюсь с ними. Провожу немного и...
  - Ваша величество, - невежливо перебил королеву отец, - я как раз собирался сказать, что был бы рад, если вы останетесь моей гостьей. Хотелось бы поскорее установить дипломатические отношения между нашими государствами. Кроме того я надеялся, что ваше величество, как великая волшебница, авансом окажет нам союзническую помощь в отражении нашествия. Поверьте, мне самому было бы спокойней, если мой Тир будет путешествовать под присмотром вашего величества, но...
  - Да поняла я, поняла! - хмуро ответила Ильдилиэль. - Я, как королева, отвечаю не только за себя. Останусь. Но сегодня я больше ничего не хочу слышать о делах! Лысый, наливай. Да оставь ты эту кислятину! Давай креплёного дёрнем.
  Благодаря отвязной эльфийке вечер прошёл весело. Торвин наслаждался вернувшейся способностью потреблять хмельное и отрывался за всё время своей вынужденной трезвости. Остальные не сильно отставали от гнома и развлекались вовсю. Довольно быстро огромный зал показался слишком тесным и наша компания перенесла празднование в парк. Ильди успевала везде. Она украсила деревья разноцветными огоньками, настоящим произведением магического искусства, привлекла к застолью слуг и стражников, организовала игру в прятки, подговорила Сихирбаза превратить в зомби поданного к ужину жареного поросёнка. Умертвие получилось очень дружелюбное. Немёртвый свин весело бегал по столу, настойчиво предлагая себя желающим, и довольно похрюкивал, когда, соблазнившись аппетитным запахом, кто-то отрезал от него кусок для своей тарелки (полуобглоданую тушку доела неизвестно откуда появившаяся Ласточка).
  Играя в догонялки мы с Таэль незаметно оказались в неосвещённой части парка.
  - Отдохнём? - предложил я, указывая запыхавшейся девушке на бронзовую скамейку около спокойно журчащего родника.
  - У тебя замечательная мама, не то что другие длинноухие, - сказал я, устроившейся рядом полуэльфийке. - Я рад за вас. Жаль только расставаться придётся, как и мне с отцом. Уверен, что отношения между нашими странами при участии такой королевы будут замечательными. Таэль, ты чего насупилась?
  - Ничего. Ты глупыш, Тиро! Неужели сейчас самое время для разговора о международном положении разговаривать?
  Я наклонился и заглянул в глаза доверчиво потянувшейся ко мне девушке. Что такое? Что я чувствую? Это магия? А-а, какая разница! Знаю точно, я всю жизнь искал такую девушку!
  Нет ничего лучше, чем обнимать на парковой скамейке любимую. Хотя на кровати, как оказалось, делать это гораздо удобнее.
  Поспать в эту ночь мы с Таэль так и не успели.
  
  Разговор в апартаментах королевы Ильдилиэль.
  
  - Молодец, лысый! Очень, даже очень неплохо! Мне понравилось. Только сапоги в следующий раз снимай до, а не после.
  - Сейчас я без сапог, а вот и без всего. Продолжим.
  - Подожди, мне тоже нужно... Лысый, это свинство! Я на платье полдня угробила, а теперь его только на тряпки. Будешь наказан. Смотри на меня, но трогать нельзя. Вот!
  - Ты ушастая дрянь!
  - Ага, я такая! Ладно, укроюсь. Не лезь! Наказание облегчено, но не отменено. Расскажи пока, что это за мальчик виконт вокруг моей Таэль крутится?
  - Графский сын. У них с сестрой спор из-за наследства.
  - Это мне дочь уже рассказала. Я про другое.
  - Ну, обладает большим потенциалом в тёмной магии, но пока толком не обучен.
  - Лысый, не придуривайся!
  - Ладно, понял. Нравиться ему твоя дочка. Ей он тоже. Что ещё?
  - Почему спят в разных комнатах?
  - А демон их разберёт! Потому что тупые! Молодёжь! Вот в моё время...
  - Не прибедняйся. Ты и сейчас - вполне. Хи-хи, не лезь, я сказала! Рано. Наказание не окончено. В общем, я поняла, надо их немного подтолкнуть.
  - Ого! Это что за плетение?
  - Да так, изобрела на досуге. Хорошая вещь! Когда в мои владения солдаты из старого леса припёрлись, очень пригодилось. Не мешай. Нащупала! Они ещё в саду. А демон! Это не Таэль! Какая-то другая парочка. Ладно, пусть и они порадуются. Вот и дочь. Есть! Готово!
  - Слушай, а зачем тебе всё-таки две кровати?
  - Для мужиков. Ты храпишь?
  - Бывает.
  - Значит, отдельно дрыхнуть будешь. Ненавижу! А полог тишины посредине кровати не установишь. Стой, ты куда?
  - Так сама же говоришь...
  - Ну не сейчас же! Ладно, наказание отменено. Иди сюда. Позволяю.
  - Ну держись, теперь я тебя наказывать буду, подлая ушастая сводня!
  - Держусь, ой, держусь... Давай, лысый!
  
  Разговор почтенных граждан славного города Ронна.
  
  - Сосед, куда эт ты спешишь, с утра-то пораньше?
  - А, будь здрав сосед! Новость у меня великая.
  - Про орков что ли? Так я со вчерашнего дня знаю.
  - Да при чём тут орки! У меня ночью кошка окотилась...
  - Неужто... оно?
  - Точно! Котики, сосед! Коты!!!
  - Вот радость-то! Пойду жену обрадую.
  - Радость, да не в радость...
  - Что такое?
  - Коты, сосед. Коты. Весь помёт коты.
  - Как, весь помёт? Сроду же такого не было. Завсегда либо кошки, либо пополам.
  - Вот и я про то!
  - Так это чего ж получается, целый год одни коты рождаться будут?
  - Ну, наверно, не только коты. Ещё кобели, быки, бараны, жеребцы...
  - Всё бы тебе зубы скалить. Тут дело сурьёзное получается. Коровки, овечки и лошадки годик потерпят, а с курями и прочей птицей что делать? Мне по уму весь птичник обновлять надо, а кем теперь? Да и у всех почитай так же. Ох, подорожают к концу года яички! Ох, подорожают!
  - То-то и оно, сосед.
  - Так как же такое случиться могло? Ведь не догнали мы молодого сиятельства.
  - Видать без нас кто-то догнал. И не его одного.
  - Ты про что это, сосед?
  - А ты сам подумай. Раньше из графской семьи по одному в наш город заезжали. А теперь целых трое. Сам граф, племянница евонная, да ещё тот сиятельство, которого мы поймать не смогли. Видать этой ночью двое из них сподобились. А может и все трое.
  - Как?
  - Как, как! Просто! Как вы женой. Хотя, пожалуй, хе-хе, даже покачественней. Молодой сиятельство парень шустрый, как ловко от нас удрал. Девка-сиятельство тоже в самую пору вошла. Да сам граф ещё не стар. К тому же, слышал, они во дворец какого-то эльфа притащили, а ушастые они бесстыдники известные...
  - Ты думаешь граф с этим эльфом...
  - Тьфу на тебя! Это ж надо такое паскудство выдумать! Просто эльфы они... при них завсегда разные срамные непотребства происходят. Но на всякий случай нужно вопрос на городской совет выносить. Пусть закон принимают, чтоб следующий раз более одного сиятельства в город не пускать. И эльфов нам тоже не надобно.
  - Правильно! Один год мы ещё перетерпим, но на следующий... Старые куры и вовсе нестись перестанут.
  
  
  
  В путь мы планировали тронуться на следующий день ближе к вечеру. Сбор вещей в дорогу я доверил гному, а сам, нежно поцеловав спящую Таэль, малодушно спрятался в самой глухом уголке парка. Я захватил с собой подаренную Эскулитом книгу и планировал до самого отъезда просидеть в этом укромном месте, освежить в памяти самые мощные из доступных мне защитные заклинания. Как-никак с королевской дочкой переспал, а мама у неё строгая и импульсивная. Если узнает, что дочку простой... ну ладно, виконт, лишённый наследства, обесчестил, сначала убьёт, а потом разбираться будет. Когда прощаться время придёт - вылезу, там отец, и главное, Сихирбаз должен присутствовать. Если что, защитят. Надеюсь...
  Почитать мне не удалось. Как только я открыл книгу, на облюбованную мною полянку припёрся Кар. Лучник почему-то шёл, втянув голову в плечи и поминутно оглядывался. Увидев меня, он непритворно обрадовался и завёл разговор на тему глупости давно устаревших предрасудков, что, мол, до свадьбы ни-ни. Другой темы найти не мог, сволочь! Но в принципе, мысли он высказывал верные. Если родители девушки не поймут, что по взаимному согласию - ничего страшного, то имеющие влияние на этих родителей обязаны предотвратить необдуманные поступки с их стороны.
  Занятые разговором, мы не заметили, как на поляне появился ещё одно лицо.
  - Вот вы где! Ты, Тиро, я с тобой поговорить хотела. Заглядываю в спальню, а там одна Таэль дрыхнет, а её порванные шмотки на полу валяются. Какого демона сюда залезли, болваны? Я тоже опять платье порвала, пока здесь по кустам лазала. Вас также на куски, сволочей, порву! И закопаю!
  Посмотрев на разгневанную волшебницу, я безоговорочно ей поверил. Такая порвёт. И закопает. Абсолютно не надеясь на успех, стал готовиться отразить магическую атаку.
  - Идиот! Если моя дочь ещё и пожалуется, что ты ночью плохо старался, точно убью! И так уже, девочка проснётся, а любовник сбежал. Брысь на кухню, придурок! Быстро! Там жратвы и выпивки наберёшь, и тащи к Таэль. Хотя я лично не понимаю, какой смысл в кровати жрать, но дочка ещё молодая, ей должно понравиться. Теперь ты, - переключилась эльфийка на Кара, - твоя краля уже проснулась. И в гневе. С выпивкой и закуской в спальню заморачиваться поздно, поэтому получишь сполна. Вот, держи кольцо. Граф, умный мужик, велел передать. Говорит, рубин её любимый камень. Скажешь своей Руни, что с утра решил к ювелиру сбегать, подарок ей сделать. За порванное платье. О боги, чую, скоро здесь женские наряды самым дефицитным товаром станут! Совести у вас нет! Мы-то вам штаны не рвём. И обувь обычно успеваем заранее снять.
  
  Глава 52
  
  Прощание с вновь обретёнными родственниками сильно не затянулось. В обед мы уже выезжали из города сопровождаемые, почему-то недружелюбными взглядами его жителей.
  Кар ехал, повесив нос. Оно понятно. Нам с Таэль раставаться не пришлось, а лучник, оказывается, успел окрутить мою кузину и очень переживал вынужденную разлуку. А вообще, хорошо! Я теперь ему все "сиятельства" припомню. Сейчас сам в моей шкуре, пусть готовится графством управлять. А я с Таэль... Стоп. Так если кузина у меня графиня и он графом станет, то я, получается, королём, или этим, принцем-консортом, во. Да ещё у эльфов! Ой, мамочки! Не хочу! Хотя ушастые, они долго живут, и если Ильдилиэль станет моей тёщей, есть надежда умреть до принятия титула. Хм, но люди-маги тоже нескоро умирают. Интересно у магов-эльфов тоже срок жизни увеличивается? Было бы хорошо. И чего я гадаю? Надо у Таэль спросить, она должна знать.
  - Милая, - обратился я к девушке, - а ты не знаешь, маги эльфийские сколько лет живут?
  - А тебе зачем? - удивилась Таэль.
  - Да вот считаю, когда мне выгоднее помереть будет.
  - И что решил? - заинтересовалась она.
  - Думаю, чем раньше, тем лучше, - честно ответил я.
  - Болван! - обозвала меня полуэльфийка. - Лучше подумай, как мы с такой повозкой путешествовать будем.
  Я оглянулся. Да, пожалуй, зря мы так безоговорочно доверили сборы гному. Своего Сивку он успел продать, а взамен выторговал у Сихирбаза одного из его питомцев-зомби. И ладно бы тоже коня, такие у некроманта водились и на вид почти не отличались от обыкновенных одров, но это... Видимо Сихирбаз проводил какой-то эксперимент, в результате которого данная химера и получилась. Ноги у неё были вполне лошадиные, все шесть. Зато морда явно свиная. А ещё монстр имел рога. Пять - на голове, и ещё две пары в районе хвоста, роль которого исполняла обыкновенная, вроде бы человеческая рука, то, что на ней было шесть пальцев, замечалось не сразу. На фоне всего этого три верблюжьих горба на спине данной твари особо не впечатляли.
  - А чего? - удивился Торвин. - Нормальная скотинка, выносливая, неприхотливая, жрёт всё подряд.
  - Вот и тебя как-нибудь сожрёт, - пообещал я.
  - Не, не сожрёт, - ответил гном. - У неё рот зашит. Корм в горб засыпать приходится. Три горба на неделю хватает. Мне чернокнижник всё подробно рассказал. А главное, бесплатно отдал.
  - Он тебя надул, - уверенно объявил я. - За такое надо было доплату брать.
  - Так я взял, - Торвин довольно улыбнулся. - В телеге лежит. Зомбяка мне всучить пробовал, но тот больно вонючий. Я скелетом взял. Он чистенький и не пахнет совсем.
  - А зачем тебе скелет, Торвин? - заинтересовалась Таэль.
  - Он танцует забавно, - смущённо признался гном. - Как луна всходит, он вылазит и танцует. Мне понравилось. Правда, больше ничего делать не умеет.
  Я переглянулся с Таэль. Понятно, нам в головы пришла одна и та же мысль. На первом же привале надо потренироваться в упокоении нежити. Гному лучше не говорить, но оставлять так дело нежелательно. Гномья лошадка, коли что, за невиданную зверушку сойдёт, но пляски скелета простые крестьяне точно не поймут.
  - Стойте, презренные негодяи! - внезапно послышался голос из-под мостка, перекинутого через небольшую речушку, которую мы только собирались пересечь.
  - Кто это тут обзывается? - удивился гном.
  - Стойте! О демон, подлая скотина! А вы стойте, сейчас я вылезу и всех покараю, - вновь раздалось из-под моста.
  Сгрудившись посреди дороги, мы с удивлением наблюдали, как оттуда, волоча за собой на поводу пегую лошадь, вылез мальчишка.
  - Стойте, - запыхавшись, повторил он. - Сражайтесь со мной! Иначе я всегда буду утверждать, что вы не рыцари.
  - Ну-у, мы вообще-то и так не рыцари, - признался я.
  - Как, не рыцари? - возмутился незнакомец, взбираясь на лошадь. - А с кем же мне биться?
  - Если хочешь, давай подерёмся, так и быть, - согласился гном. - Сильно бить не буду.
  - Нет, - тяжело вздохнул забияка. - Мне с рыцарем надо. Двадцать раз.
  - Сколько-сколько? - переспросил я.
  - Двадцать, - понурился мальчишка. - Я обет дал. Пока не поучаствую в двадцати рыцарских поединках, не могу наследство получить. А если не вступлю в права владения нашим родовым поместьем через неделю, меня будут судить за долги.
  - А так тебя убьют, - безапелляционно заявил Кар.
  - Как же такое получилось? - сочувственно спросила Таэль.
  Ещё раз тяжело вздохнув, паренёк принялся рассказывать свою историю. Месяц назад умер его отец. Молодой человек, за несколько дней до этого принятый в рыцари, решил почтить его память и дал обет провести двадцать поединков, и пока не сделает этого не касаться наследства. Обет был произнесён в храме, засвидетельствован жрецами и многочисленными родственниками съехавшимися на похороны. Юному рыцарю торжественно выдали специальный амулет, который должен был фиксировать правильность и количество предстоящих боёв. Поступок юноши вызвал всеобщее восхищение, однако утром следующего дня внезапно выяснилось, что он должен купцам две тысячи золотых за пышную тризну по отцу, и, кроме того, ещё тысячу жрецам, за проведение ритуала. Свободных денег у молодого человека не было, только вчера восхвалявшие его поступок родственники поспешили разъехаться, а уплату долгов благородно взял на себя сосед-барон, правда, поставив условие, что если рыцарь не вернёт ему деньги через месяц, то дело будет решаться в суде.
  - Надо бы помочь парню, - нерешительно предложил я.
  - Правильно! Помогите! - воспрянул юноша. - К тому же среди вас есть рыцарь, у меня амулет светится. Ошибки быть не может.
  - Это кто же среди нас рыцарем стать успел? Когда? - удивился Кар. - Меня никто не посвящал, Тиро - тоже, граф упоминал, что представителей вашей семьи опоясывает только император или король, у гномов вообще рыцарей не бывает.
  У меня в голове появилась смутная догадка.
  - Послушай, Кар, помнится, ты говорил, что владеть отмеченным богами оружием может только паладин. А паладин - это рыцарь?
  - Рыцарь. А при чём здесь...
  - Я не буду с ним драться! - решительно перебила воина Таэль. - Я плохо владею и простым оружием и магией, удары рассчитать не сумею, поддаться не смогу и просто убью мальчишку.
  - С женщиной я не хочу сражаться, - гордо заявил завязший в долгах рыцарь тоже не вовремя решивший поиграть в благородство. - Это противно моей чести. Кстати, подставные бои мне всё равно амулет не засчитает. Поэтому поддаваться не надо, к тому же в клятве не сказано, что мне надо выигрывать бои, достаточно просто поучаствовать. Ладно. Видимо ничего не поделаешь. Я уже всё решил. Говорят, оркская орда на подходе, я выеду вперёд, нападу на их войско и погибну с честью...
  - Да погоди ты помирать! - досадливо отмахнулся я. - Значит, выигрывать необязательно, но бой должен быть честным? Мда... Кар напомни, пожалуйста, обряд и условия посвящения в рыцари...
  Не понимаю я смысл всех этих заморочек, типа божественных клятв, обрядов, обычаев... Зачем их так досконально исполняют и даже гордятся этим, если всё так легко обойти? Когда Торвина от икоты избавил, с гномьими традициями я очень ловко разобрался, теперь пришло время заняться рыцарскими обычаями. Это оказалось ненамного сложнее. И пристальное, якобы, внимание богов совсем не помешало. Делать небожителям больше нечего, чем в мелких делах смертных разбираться. Вот, к примеру, для моей богини всё просто: убить без уважительной причины - грех, спасти жизнь - благое дело, и больше никаких правил. Впрочем, у покровительницы Таэль всё точно так же. Только наоборот. Подозреваю, что и у остальных отношение не сильно различается.
  Я пошёл самым простым путём. Если нет рыцаря, его надо сделать. Элементарно. Среди нас присутствует Кар, обладающий всеми необходимыми качествами для проведения поединка. Но он не рыцарь. Ерунда! Посвятить его может другой рыцарь. Таковой у нас тоже имеется. Таэль - паладин смерти - автоматически им является. Однако оказалось, что необходимы ещё рекомендации ещё двух опоясанных рыцарей. Даже если призвать на помощь нашего нового знакомого, столько не набиралось. Посвятить в рыцари в одиночку без всяких там рекомендаций мог бы монарх. Возможно, член монаршей семьи. Скажем, королева может. Но и тут с Таэль ситуация неоднозначна. Вроде бы Илдилиэль называла полуэльфийку дочерью, однако официального признания не было. Выход мы всё-таки нашли, Кар припомнил, что, магистры орденов тоже имеют право опоясывать рыцарей для принятия их в орден. Оставалась ерунда - основать собственный орден. Для данной процедуры кворум у нас оказался полным. Я - представитель знати, имеющий не менее тридцати поколений благородных предков, будь они неладны, два свидетеля - гном и наш новый знакомый, незадачливый рыцарь, носивший гордое имя Бодар диРек Дар, и Таэль - паладин, имеющая право основать орден посвящённый своей богине. Тут же на месте мы принялись изобретать устав нового ордена под незамысловатым названием Великий Орден Рыцарей, или ВОР. Кар, которому предстояло стать первым рыцарем орденом, настоял, чтобы сокращённое название сделать тайным. Таэль становилась Первым Магистром, мне досталась роль Благородного Покровителя и Судьи, гнома, по его требованию тут же назначили казначеем. В соответствии с названием гербом выбрали ключ, который я постарался нарисовать как можно более похожим на свою любимую отмычку. Насчёт девиза спорили долго. В конце концов остановились, на нашем текущем положении. Девизом стал клич "В дорогу, ВОР!" Кар, правда, вновь потребовал последние этого клича, при посторонних опускать, оставляя только "В дорогу!"
  Возникла ещё небольшая заминка, когда лучник неуверенно припомнил, что процедура приветствия своего магистра у всех орденов разная, совпадений не допускается, для этого, мол, каждый раз изобретаются непохожие друг на друга действа. Красота церемониала нас волновала слабо, однако будущий рыцарь почему-то наотрез отказался приветствовать Таэль поклоном из-под хвоста своей лошади, приближаться к магистру спиной-на корточках-прыжками, и вообще привередливый он, всё время ворчал, что своё посвящение он, дескать, представлял совсем по-другому и название ему не по нраву и девиз. Столько интересных задумок забраковал! Наконец сошлись на том, что рыцарь должен выпустить к ногам своего магистра три стрелы, а потом, подобрать их, одновременно кланяясь. В итоге, посвящение в рыцари было всё-таки успешно завершено. Таэль торжественно вручила Кару его же меч и пояс, шпор ни у кого в наличии не оказалось, однако гном легко решил проблему, быстро присобачив на сапоги воина наконечники стрел. Амулет Бодара радостно мигнул, показывая появление среди нас ещё одного рыцаря. Можно было приступать к поединкам.
  - Как думаешь, долго они ещё? - лениво поинтересовался я у Таэль, через некоторое время.
  Полуэльфийка посмотрела на заходящее солнце и неувепенно предположила:
  - За сегодня должны управиться. Нет, точно успеют. Кар здорово натренировался, времени почти не теряет.
  Я кинул взгляд на сходящихся поединщиков и согласно кивнул. Сначала на каждый бой рыцари тратили гораздо больше времени. Особенно на первый. Его они, не подумав, начали конно. В результате вылетевшего из седла Бадара мы приводили в чувство более часа. После этого наши рыцари решили ограничиться пешими поединками. Происходило это так, Кар отходил за поворот дороги, а Бодар за мост, по нашему знаку "отважные защитники справедливости" начинали сближаться. Несколько минут уходило на взаимные оскорбления и вызов. Сам поединок происходил ещё быстрее. Кар несколькими точными ударами (благоразумно стараясь не бить по уже пострадавшей сегодня голове соперника) опрокидывал Бодара на землю, после чего тот признавал поражение, а его контролирующий правила амулет фиксировал законность окончившегося поединка. Кар благородно прощал своего недруга и отказывался от его оружия и коня. Затем бойцы вновь расходились. Никаких поддавков, всё честно.
  - Да, скорее за сегодня и управятся, - признал я, наблюдая как Кар выбивает меч из ослабевшей руки молодого рыцаря. - Сколько им там осталось?
  - Ещё шесть поединков. В любом случае, здесь ночевать придётся. Пора лагерь разбивать. Твоя Ласточка уже на охоту ушла. Гнома будить будем?
  - Не надо. Справимся. Торвин пусть в своей телеге и спит. Наши рыцари сами устроятся, а мы с тобой палатку быстро разобьём.
  
  Глава 53
  
  Утром рядовой рыцарь ВОР бесцеремонно разбудил своего магистра и Благородного Покровителя:
  - Тиро, Таэль, вставайте! У нас проблемы. Да проснитесь же вы, лежебоки! - рявкнул мне в ухо неугомонный лучник.
  - Что случилось? - недовольно пробурчал я, выглядывая из палатки.
  - Ничего особенного, - ответил воин. - Кроме того, что за нашими спинами появилось войско. Разъезды посланы по всем дорогам, ищут каких-то четверых разбойников. Среди них два человека, гном и полуэльфийка. Никого не напоминает?
  - Ну и что? Наверное, отец выслал за нами охрану. А может, передать чего попросил.
  - Возможно, - согласился Кар. - Но в таком случае твой отец отрядил на нашу охрану весь городской гарнизон вместе со своей гвардией. Кроме того, он успел подзабыть, по какой дороге мы собирались ехать и обозвал шайкой разбойников. А самое главное - город осаждён. Вовремя мы оттуда убрались.
  - Это точно? - удивился я. - Орки не могли подойти так быстро. Откуда ты вообще это узнал?
  - Разве я что-нибудь сказал про орков? - мрачно усмехнулся Кар. - Это отряды людей, в основном из свободных баронств. А рассказал мне всё это Бодар. Вчера, после поединка, наш рыцарь заторопился домой, наверное, хвастаться, и по дороге встретил отряд воинов. Мальчишке хватило ума сообщить им, что на этой дороге никого нет, а сам вернулся обратно. От него и новости. Есть и ещё. Вчера, оказывается, умер король. Конечно, он был не самый лучший властитель, но полностью легитимный и просто своим существованием олицетворял порядок и независимость государства. А сейчас везде бардак, все дворяне-государственники, в том числе герцог и твой отец объявлены бунтовщиками, страной в управляет какой-то Совет, кто в него входит встречные воины не знали сами, но точно известно, что этот Совет обратился ко всем государствам и расам с просьбой о помощи в ликвидации бунта. Как я понимаю, откликнутся многие. В самом королевстве тоже сепаратистов хватает. И думаю бороться они будут в основном с имуществом "бунтовщиков", с Бодара кроме старой лошади и посредственного оружия просто взять было нечего, иначе, наверняка и его бы в бунтовщики записали.
  Да уж, новости серьёзные думал я, лихорадочно натягивая сапоги. Следовало спешить, поэтому уже через несколько минут все так или иначе относящиеся к ордену ВОР, а также храбрый рыцарь Бодар, подгоняя лошадей и прочих тварей, используемых некоторыми несознательными гномами как гужевой транспорт. Мы продирались через кусты, уходя подальше от опасной дороги, где ездят подозрительные отряды, так интересующиеся нашими скромными персонами. Впрочем, далеко углубляться в лес не стали и вскоре устроили привал, совместив его с пропущенным завтраком.
  - Ну и чего делать будем? - задал я очевидный вопрос, подтягивая к себе кусок жареной оленины (молодец, Ласточка!).
  - Попробуем прорваться обратно в город, - неуверенно предложила Таэль. - Пока недалеко отъехали...
  - А смысл? - возразил ей Кар. - Чтобы через неделю прорываться уже из города? К тому же, вряд ли у нас что получится. Если у врага достаточно сил, чтобы рассылать дальние дозоры, значит, подступы к Ронну перекрыты надёжно. Меня больше интересует, почему эльф сообщил твоему отцу только об орках, а об этих баронских отрядах промолчал.
  - Скорее всего, сам не знал, - отозвалась полуэльфийка. - Я склонна думать, что бунтовщики резко поменяли свои планы. И скорее всего из-за нас.
  - Объясни, - потребовал я.
  - А чего тут объяснять? - вмешался гном и кивнул в сторону притихшего Бодара. - Этот, который рыцарь, говорит, что нас ищут, для этого и войск поболе нагнали.
  - Именно, - кивнула Таэль. - Кроме того, скорее всего из-за этого усиления заговорщики поспешили с выступлением и вообще сильно поломали свои планы. Насколько я помню, магистр Элдион говорил, что отряды баронств должны были действовать в центре королевства. Вообще Приграничье они вроде собирались только блокировать орской ордой. Думаю, для них даже не особо важно, что здешние войска могли опрокинуть орков. Главное, чтобы отряды из пограничных гарнизонов и баронств не успели прийти на помощь герцогу Огенскому. Теперь же ситуация изменилась. Уверена, Имперский Волк, в какой бы измене его не обвиняли, сложа руки сидеть не будет. Правящая династия королевства прервалась, но найти именем кого действовать - не проблема. Если во внутренней части страны сейчас нет интервентов, он легко согнёт тамошних феодалов, проведёт мобилизацию, очистит королевство, а потом уже придёт на помощь.
  - Если будет к кому приходить, - буркнул Торвин.
  - Будет, - уверенно ответил Кар. - Благодаря предательству Элдиона, неожиданностью это нападение не стало. Здешние дворяне всегда отличались храбростью и верностью короне. При таком соотношении сил в открытую битву они, конечно, не полезут, но замки имеют крепкие, в осадах сидеть привыкли. Да и среди орков у многих из них родственники водятся, тесть Бикара, вон, вряд ли станет спокойно смотреть, как его дочку обижают.
  - Это, конечно, хорошо, - прервала Таэль лекцию по геополитике. - Но что нам теперь делать?
  - А что нам делать? - пожал плечами я. - Удирать, естественно. Назад в город нельзя, значит, будем драпать вперёд. Людей придётся сторониться, не все такие благородные, как Бодар (молодой рыцарь гордо приосанился), могут выдать. Ах, да! Ещё при этом можно задирать нос, надувать щёки и разговаривать со всеми через губу, потому что вот, мол, мы какие страшные и важные, на нашу поимку целое войско отрядили.
  - А последнее обязательно? - опасливо поинтересовался Торвин.
  - По желанию, - успокоила полуэльфийка простодушного гнома.
  Единогласно определившись с общим направлением будущего драпа, мы, как легендарные рыцари-порубежники, стали решать, какую дорогу избрать. Путей традиционно было три. Возвращаться во внутренние королевские земли, поискать союзников на территории Вольных Баронств или попробовать скрыться в оркских степях. В попытке сойти за умного, я вякнул, что в степи дорог нет и поэтому идти можно в любом направлении, что сильно затруднит наш поиск. За что был жестоко высмеян степняком-Каром.
  - Но ведь мы уже ехали по степи, - попробовал возражать я.
  - Тиро, поверь, настоящей Степи ты ещё не видел, - снисходительно пояснил воин. - Мы проезжали не степь, а просто местность, где деревьев мало. Да и то постоянно вдалеке лес был виден, или рощицы встречались. Или кустарники, или овражки. Настоящая Степь другая. Представь вечно обдуваемую ветром, ровную как стол местность, по которой можно скакать много дней, не встретив ни души, и всё время перед глазами будет только безбрежное море пожухшей травы и колышущийся от жары воздух. Степь - это океан, Степь - это стихия, Степь - это смерть для путника сбившегося с проторенного пути.
  - Какой ужас! - выдохнула полуэльфийка.
  - Кому как, - пожал плечами Кар. - Для меня - одно из лучших творений богов, место для настоящих мужчин.
  - Ладно, всё это лирика, - перебил я. - Куда ты предлагаешь идти?
  - В степь.
  - Так ты же сам...
  - Больше некуда. На дорогах нас ждут, от эльфов в лесу не спрятаться, а в степи только орки могут нас найти, а они перворожденных не любят. Не знаю, какими путями их уговорили пойти в набег, но в одном отряде ушастых и клыкастых не собрать.
  - Клыкастые нас и поймают.
  - Возможно, но сейчас их мало в степи осталось. Придётся долго искать желающих променять богатую добычу от набега, на охоту за четверыми бедными...
  - Это кто бедный?
  - ...за тремя бедными путниками и одним богатым гномом.
  Перед тем, как двинуться в путь, стоило разобраться ещё с одним вопросом. Что делать с увязавшимся за нами рыцарем. Тут возникла неожиданная проблема. Молодой дурак почему-то решил, что сопровождать и защищать наш отряд его рыцарский долг. Бодара не пугала даже возможность лишиться наследства из-за опоздания на суд, он вполне обоснованно утверждал, что начавшаяся война всё равно не позволит ему это сделать, а после победы всё это будет уже неважно, потому что к этому времени он, дескать, успеет совершить множество подвигов, и никто не сможет сомневаться в правах героя. В последнем сомневался уже я, но спорить не стал, сделав однако заметку в памяти, когда всё закончится надо попросить отца проследить, чтобы мальчика не надули с наследством. Но становиться для случайного знакомого няньками в наши планы никак не входило, с другой стороны рыцарю с такими претензиями находиться в зоне боевых действий опасно для здоровья. Поразмыслив, я решил, что лучше всего будет отправить его гонцом к Имперскому Волку, конечно, происходящее сейчас не было для герцога секретом, но подробности от очевидца не помешают. Запудрив молодому рыцарю мозги высокими словами о верности короне, долге и прочем, мы смогли-таки уговорить мальчишку поработать гонцом, торжественно благословили его в путь и вздохнули с облегчением.
  
  Глава 54
  
  Избегая дорог и селений, наша команда осторожно продвигалась в южном направлении. И всё-таки нас вычислили. Когда остановились на ночлег, Кар мрачно объявил, на хвосте отряда висит пять всадников.
  - Завтра они нас достанут, - уверенно сказал он.
  - Всего пять человек? - удивился я.
  - Они не будут нападать. Пошлют гонца, будут следить... Потом подойдёт помощь, а уж тогда...
  - А если мы отделаемся от этих наблюдателей? - спросил я.
  - Тогда есть шанс. Но они не дураки, на выстрел меня не подпустят.
  - Не надо на выстрел, - отказался я. - Кар, ты можешь хотя бы примерно показать мне, где эта погоня остановится на ночь.
  - Могу. И не примерно, а точно. Вон на том холме. Но воины, судя по всему, опытные, подобраться в темноте не удастся. Магически такие отряды обычно хорошо защищены, атаковать заклятиями тоже получится.
  - Да я не про это.
  - Что есть идея? - оживился воин.
  - Есть. И она мне самому не нравится. Таэль, как там поживает наш подарок?
  - Какой подарок? А, ты про вампирскую крыску. Здесь она, в мешке. Чего с ней станется? Удивительный зверёк, не ест, не пьёт, не гадит, не пахнет, спит всё время.
  - Отлично. Давай её сюда. Кар, Торвин, вы куда? Всё равно сейчас рано, надо дождаться когда и преследователи на ночлег встанут. А, ладно, демон с вами! Если вам вдвоём на телеге больше нравится.
  Дождавшись ночи, я достал из мешка дрыхнущего грызуна и, под заинтересованным взглядом Таэль и паническими Кара и Торвина, стал готовиться к ритуалу. Хотя, чего там готовить-то? Ритуалы магии Крови примитивны, противны и мало отличаются друг от друга. Произнеся простенькое заклинание, я чиркнул ножом себе по ладони. Крыса беспокойно зашевелилась, подняла голову и, резко бросившись вперёд, вцепилась мне в руку. Было больно. Очень. Но я терпел, стараясь пробиться в сознание сосущей мою кровь твари. У-у, больно! Она ещё мяском кровь закусывает. Всё, крысюк подчинён моей воле, но отрывать зверя от своего мяса пока не время. Через сознание вампирского грызуна я послал призыв.
  Откликнулись.
  Волки.
  Семь.
  Хорошо.
  Но мало. Для двух-трёх безоружных людей - более чем достаточно, для пятерых воинов - мало. Стал искать дальше. Нащупал медведя, но обожравшийся ягодами и мёдом косолапый хищником себя считать отказался категорически и на Зов Крови не откликнулся. Зато откликнулись три кошки. Признаться, не понял, откуда они здесь взялись. Всегда думал, что это домашние зверьки. Ещё в пределах досягаемости набралось около трёх десятков разнокалиберных хищных грызунов. Должно хватить, решил я, переключил нити управления на себя и оторвал обожравшегося кровососа от руки. Сквозь транс почувствовал, как полуэльфийка начала обрабатывать рану, но благодарить было некогда. Предстояло окончить дело, меня уже тошнило от предвкушения, однако я понимал, что это самый оптимальный вариант решения проблемы погони.
  Ведомая мной хищная стая двинулась к холму, на котором расположились враги. Волки добрались первыми. Осмотревшись их глазами, я увидел, что преследователей не пятеро, а шестеро, из них половина перворожденные. На страже в данный момент стояло двое - эльф и человек. Кар был прав, незаметно подобраться к ним на расстояние удара не удалось бы при всём желании. Воины бдили. Но то, что не под силу человеку и даже эльфу, с лёгкостью сделали звери. Тем временем в лагерь пробрались и кошки, около спящих начали скапливаться грызуны.
  Звери напали одновременно. Волки атаковали бодрствующих. Эльф что-то почувствовал и потянулся к мечу, однако извлечь не успел, мощные челюсти сомкнулись на его руке, а через мгновенье матёрая волчица разорвала ему горло. Второй стражник к тому времени был уже мёртв. Спящие умирали дольше и мучительнее, крича от ужаса, они ещё отрывали от себя разъярённых мелких хищников, когда подоспели волки... Через минуту всё было кончено.
  Я вышел из транса, открыл глаза, сплюнул - во рту явственно чувствовался вкус крови, загрызенных людей и эльфов. Некрасивая смерть - быть съеденными мышами, я от души посочувствовал нашим бывшим преследователям. Хотел попросить прощения у Лили, но, увидев требовательно смотрящую на меня полуэльфийку, решил повременить.
  - Про погоню можете забыть, - устало объявил я. - Все вопросы утром, сейчас спать.
  
  Глава 55
  
  Следующие три дня мы продолжали двигаться на юг. Местность вскоре заметно изменилась, рощицы попадались всё реже, водоёмы вообще почти не встречались, но благодаря знаниям наёмника под вечер всегда находился какой-нибудь незаметный овражек, на дне которого обнаруживали и топливо для костра, и источник воды.
  В конце третьего дня, когда мы остановились на привал, ко мне подсел Кар.
  - Тиро, нам надо поговорить, - начал он.
  - Ну? - за день пыльной дороги на лошади, которая, не смущаясь наличием всадника, азартно гоняется за сусликами, я изрядно устал, и говорить мне совсем не хотелось.
  - У нас есть реальный шанс спрятаться от возможных преследователей.
  - Ну?
  - Завтра отдыхаем, а потом я планирую сойти с караванных дорог и уйти в сторону. Знакомые орки рассказывали мне о заброшенном замке посреди степи. Место считается проклятым. Там никто не появляется без нужды. Хотя замковые колодцы до сих пор не иссякли. Проклятье - ерунда. Я там был, ничего плохого, как видишь, со мной не случилось. Есть другая проблема. В пути источников не будет пять суток. Идти просто так - лошади не выдержат. Нужен запас воды. Я слышал, некоторые маги могут наложить временное заклятие, чтобы самый дырявый сосуд не пропускал жидкость. Ты сумеешь это сделать?
  - Ну, - лениво согласился я. - Только где мы найдём такой сосуд, чтобы хватило на пять суток? И главное, как мы его потащим?
  - В этом и проблема, - вздохнул воин. - Я один гнома уговорить не смогу...
  Проследив за направлением его взгляда, я согласился:
  - Да, это будет непросто.
  На уговоры гнома мы потратили почти весь следующий день. Но, в конце концов, за клятву беспошлинной торговли с эльфийским королевством (от Таэль), тоже самое с графством Сент (от Кара и меня) и обещание раз в год крупно обворовывать банки конкурентов его семьи (от меня) и помощь в этом благом деле (от Таэль), Торвин согласился закопать загруженный товар в землю, а телегу предоставить в общее пользование.
  Искомый замок показался на горизонте не через пять, как обещал Кар, а всего через три дня.
  - А что вы думаете? - оправдывался воин. - Мало кто может путешествовать в таких условиях. У нас отличные лошади. Тиро владеет магией Воды, не позволил телеге протечь, а самой жидкости испариться. Тащит эту телегу неутомимая тварь, которая вовсе в питье и еде не нуждается.
  Устало выдохнув, я снял медленно вытягивающее силы заклятие, сквозь щели дна и стенок телеги хлынула оставшаяся вода. Всё-таки это не моя основная стихия, как, впрочем, и все остальные.
  Мёртвый замок впечатлял. Несмотря на то, что уже давно стоял без хозяев, разрушений практически не было. Кое-где осыпался ров, ворота давно сгнили, несокрушимые стены немного, обточило злым степным ветром, и всё. Проводи косметический ремонт и можно пользоваться. Кар объяснил, что данная твердыня, несмотря на прекрасное состояние, в общем, никому и даром не нужна. Окрестные почвы негодны для сельского хозяйства, торговые пути далеко. Даже в мирное время содержать такую цитадель дорого станет, а в случае войны защищать, кроме самого замка, здесь нечего. Удивительно, зачем тогда его построили! Однако про это Кар ничего сказать не мог. Поведал только, что его знакомые орки утверждали - этот замок стоял здесь всегда.
  Легко было поверить, что это проклятое место. Мрачное строение вблизи производило гнетущее впечатление. Древние камни давили, казалось, готовы раздавить наглых пришельцев. Кар и Торвин признались, что чувствуют тоже самое, а Таэль задумчиво промолчала.
  Ночевать в негостеприимных стенах не стали. Набрав свежей воды в колодцах цитадели, на стоянку расположились за пределами замка.
  Выспаться не удалось. Полночи бесстыжая поуэльфика не давала уснуть бедному вору. Когда же мы с ней наконец угомонись, дикий вопль заставил нас, не совсем одетых, но с поднятыми магическими щитами, выскочить из палатки. Однако оказалось это вовсе не нападение врагов, а просто небольшое непонимание между членами отряда. Правда, вылившиеся в вооружённое столкновение. Кар по рукоять всадил в тело Торвина нож, сам же лучник получил удар тяжёлым гномьим топором в голову.
  Разобраться в произошедшем оказалось нетрудно. Выспавшийся в пути коротышка решил приобщиться к прекрасному. Достав из своих вещей тщательно припрятанного скелета, того самого, которого получил от Сихирбаза в нагрузку к гужевой химере. Прослышав, что мы с Таэль решили при первой возможности упокоить его забавную игрушку, хитрый гном тщательно его припрятал и на глаза нам не показывал. Но в эту ночь он решился. Убедившись, что все спят, Торвин распаковал своего любимца и, прошептав заговор активации, наслаждался наблюдением за суматошными скачками костистой нежити, а в конце концов, даже присоединился к этому неповторимому лунному танцу. Грацией скелета гном не обладал. Его тяжёлые прыжки вызвали нешуточные сотрясения почвы, которые разбудили Кара. Неотёсанный лучник оказался весьма несведущ в искусстве танца, спросонья он решил, что на гнома напала неизвестная тварь и, недолго думая, швырнул в неё нож.
  Кар не зря славился как опытный воин. Он не промахнулся. Повредить скелету его клинок, естественно, никак не смог, однако скользнув по голым костям, нож изменил направление полёта.
  Гному повезло. Мастерски брошенный клинок вошёл ему не в сердечную, а в ягодичную мышцу.
   Торвин тоже не зря славился как опытный воин. Несмотря на полное погружение в таинство танца, он сумел понять, что в него кинули ножом, определил примерное местоположение коварного убийцы, не обращая внимания на засевшую в заднице сталь и нестерпимую боль, перекатом ушёл от возможной опасности за телегу, швырнул в затаившегося врага топор и поднял тревогу.
   Кару повезло. Мастерски брошенный топор ударил его в лоб не лезвием и не обухом, а деревянной рукоятью, хотя и надёжно вышибив из лучника душу, но не навсегда.
  Когда мы с Таэль, предварительно убедившись, что врагов в округе нет, для верности испепелив несколько подозрительных кустов, добрались, наконец, до места схватки, то весьма удивились, обнаружив там залитого кровью гнома, что-то старательно заталкивающего в мешок, и стонущего на земле лучника.
  Оставшуюся часть ночи пришлось заниматься лечением раненых героев. Дело осложнялось тем, что их обоих угораздило воспользоваться непростым оружием. Кар получил по башке родовым топором Торвина, а из задницы гнома мы извлекли подаренный Бикаром кинжал, который неоднократно освящался в различных храмах, принадлежал нескольким героям древности, и вообще, чуть ли не богом был выкован. Раны, нанесённые таким оружием, очень плохо поддавались лечению магическими средствами. Кое-что, конечно, сделать удалось, но на раннем завтраке Кар имел бледный вид, черноту под глазами, а посреди лба у него красовалось украшение в виде огромной шишки. Гном же принимал пищу лёжа на животе.
  Разговоры раненые между собой принципиально не вели, а под конец оба всерьёз разобиделись на нас с Таэль за наше, якобы, неуместное веселье.
  В соответствии с ранее обговорёнными планами, чтобы возможная погоня окончательно потеряла след, нам предстояло простоять здесь несколько дней, моральная обстановка же сложившаяся в лагере оказалась далека от идеала, поэтому я легко согласился с предложением полуэльфийки более тщательно обследовать замок.
  До крепостных ворот было несколько десятков шагов, и я сначала не хотел тревожить только что возвратившуюся с ночной охоты Ласточку, однако Таэль неожиданно этому воспротивилась.
  - Поверь, Тиро, твоя коняшка может оказаться очень полезной, - настаивала она, однако причину своего каприза не назвала, вместо этого нежно чмокнула меня в щёку.
  Растаяв, я прихватил узду и отправился к своей лошади.
  Когда мы доехали до ворот, я опять собрался отпустить кобылку гулять, но девушка опять меня удержала.
  - Да в чём дело, в конце концов? - удивился я. - В замке что, мышей много?
  - Про мышей не знаю, но... храмы точно есть. И мне кажется...
  - Ого! - я мгновенно понял, что она имеет в виду и шустро спрятался за Ласточкой. - Слушай, может зря мы тогда сюда пришли?
  - Молиться богине я при тебе не буду, - успокоила меня Таэль, - но потом обязательно проведу ритуал. Это мой долг как жрицы. Однако тёмные алтари обычно хорошо прячут, а в магии я пока ещё не очень. Без твоей помощи мне не обойтись. А лошадь... пусть будет. На всякий случай.
  - Ладно, - нехотя согласился я. - Ну и где будем искать?
  - Везде, - объявила полуэльфийка.
  Наши поиски продолжались недолго, обнаружился искомый алтарь не замурованным в стену, где-нибудь в подвале, а посреди главного зала замка.
  - Ну вот, нашли. Ласточка! Тьфу! Ну никакого почтения к богам у этой скотины! Когда ритуал проводить будешь, смотри не вляпайся. Ты же сюда ночью придёшь? - спросил я.
  - Никогда не приду, - ответила Таэль, завороженно глядя на чёрную каменную плиту. - Пойдём отсюда.
  - В чём дело? - удивился я, едва поспевая быстро шагающей девушкой.
  - Я знаю, что это за замок, - невпопад ответила Таэль. - Его построил великий тёмный маг и жрец Мораны Люцер. Отсюда он хотел начать завоевание мира.
  - Да? И что с ним, таким великим, случилось?
  - Его убили.
  - Не удивлён. Закономерный финал для мечтающих о мировом господстве. Молодцы светлые!
  - Его убили свои.
  - Всё равно молодцы. А за что?
  - Он был псих. Считал Жизнь заразной болезнью для разумных, которою необходимо вылечить. А оказалось, что не все некроманты стремятся поскорее умереть, даже для достижения абсолютной власти.
  - Так что это за каменюка в зале, которую Ласточка обгадила? - допытывался я.
  - Алтарь Тьмы. Его создал Люцер. Принесший на нём жертву жрец может просить у богини всё что угодно. Морана приложит все силы, чтобы выполнить желание верующего.
  - Ага, сильно! А в чём подвох?
  - Проситель отдаёт богине свою жизнь. Люцер часто обращался к Великой Матери, но он был личем, и платил своей человеческой сущностью. Под конец жизни, то есть, точнее, земного существования он, даже внешне, мало походил на человека. Забавно, выпросил для себя защиту от всех светлых заклятий, а защититься от магии Смерти - забыл.
  - Милая, если ты больше не желаешь искать алтари, может, просто осмотрим замок? - сменил я тему. - Смотри, какая башня. Давай поднимемся, оттуда, наверное, открывается потрясающий вид.
  Таэль не возражала, и вскоре мы с высоты любовались окрестностями. Мда, с потрясающим видом я не угадал, ничего потрясающего в картине выжженной злым солнцем степи не было. Для романтического свидания обдуваемая ветром площадка тоже подходила мало. В итоге мне пришлось сделать вид, что поднялся сюда только ради того, чтобы осмотреть местность на предмет наличия в округе опасности.
  Но когда я уже хотел дать команду спускаться вниз, внезапно почувствовал мощный всплеск магии с противоположной от ворот стороны замка. Колышущийся от жары воздух внезапно сгустился и посреди степи появилось светящееся пятно.
  - Что это? - удивлённо прошептала Таэль.
  - Это портал, - не менее потрясённо ответил я.
  - Портал? Здесь! Но кто его сделал? Зачем?
  Второй вопрос полуэльфийки остался неразрешённым, а вот на первый мы довольно быстро получили ответ. Сначала из портала вышел отряд лучников, вслед за ними показались многочисленные фигуры с лопатами и вёдрами, потом из прохода потащили... Сначала мне показалось, что это брёвна, а потом я понял...
  Из портала нескончаемым потоком текли всё новые и новые отряды, а рабочие уже заканчивали копать яму, готовясь к посадке первого мэллорна.
  - Эльфы! - выдохнул я.
  В дружелюбии неожиданных пришельцев я вполне обоснованно сомневался, поэтому оторвав Таэль от наблюдения, потащил её вниз.
  Повезло, что лагерь мы разбили с противоположной от раскрытия портала стороне замка. Имелся шанс уйти незамеченными. Однако Кар, услышав неприятные новости, помрачнел и безапелляционно заявил, что удрать в степь не получится.
  - Наверняка скоро для разведки местности будут посланы отряды. В степи негде скрыться, уходить придётся быстро, верхом, а наш гном, и так не лучший наездник, из-за... ночного недоразумения вовсе неспособен на данный подвиг. Мы не успеем уйти за горизонт, заметят наверняка. Кроме того, сейчас у нас нет воды, а дорога к ближайшему источнику как раз в том направлении, где обосновались остроухие. Придётся далеко их обходить... Нет, не получится!
  - Что ты предлагаешь? - нетерпеливо спросил я.
  - Укроемся в замке. Четыре защитника, конечно, маловато для обороны, но всё равно лучше, чем встречать врага посреди степи.
  - Но шансов нет.
  - Их и так нет. Но есть возможность подороже продать свои жизни. Командуй, Тиро.
  - Эх, родственнички-длинноухие, как они хорошо мэллорны рассадили! Сила даже отсюда чувствуется. Мне мама одно заклинание показала, не терпится попробовать, - задумчиво промурлыкала Таэль.
  - Подороже? Продать? Это хорошо! - кровожадно усмехнулся низкорослый коммерсант, почёсывая раненную... часть тела.
  - Хорошо. Если решили - вперёд, в замок! - скомандовал я.
  
  Глава 56
  
  - Глупцы, - резюмировал Кар, выпуская ещё три стрелы в откатывающийся штурмовой отряд. - Глупцы и трусы. Если бы не остановились, ворота бы захватили. С жертвами? Да. Но при следующей атаке потерь будет не меньше.
  К моему удивлению, мы вчетвером уже третий день успешно обороняли замок против пяти сотен эльфов. В первую очередь благодаря Кару.
  Ожидаемый им конный дозор показался, когда телега гнома уже вкатывалась в воротный проём. Эльфы попытались было сунуться следом, однако наш лучник с блеском доказал, что если десяток всадников имеют неосторожность в лоб атаковать хорошего стрелка, находящегося на укреплённой позиции, то удрать успевают только их лошади. Да и то, исключительно из-за того, что этот самый стрелок любит животных. Потом, правда, он слегка сомневался в целесообразности своего великодушия, запасы провизии уже подходили к концу, и свежая конина пришлась бы весьма кстати. Однако когда к воротам подошли основные силы эльфов, Торвин уже разыскал в подвалах магически законсервированные склады, в которых оказалась уйма провизии и оружия. Древние мечи, панцири, копья, за исключением самого гнома, мало кого заинтересовали, но кроме всего прочего там находился большой запас стрел, и Кар не испытывал недостатка в боеприпасах. Обосновавшись в надвратной башне, наш лучник мигом охладил пыл, попытавшихся атаковать остроухих наглецов. Карабкаться по стенам в первый день эльфы не захотели, а на следующий было уже поздно. Таэль удалось активировать систему магической защиты замка. Никаких кровавых жертв для этого девушке не понадобилось. Она попросту оказала уважение к своей богине, убрав с алтаря Ласточкино дерьмо, после чего Морана не стала отказывать своей жрице в этакой малости. Утром, когда эльфы пошли на штурм, оказалось, что любой предмет прикоснувшийся или пересёкший границу замковой стены, будь то стрела, заклинание или штурмовая лестница мгновенно сгнивал, не причиняя никакого вреда защитникам и пользы осаждавшим. Таким образом, открытым для атаки оставался только воротный проём, в котором защитные заклятия почему-то не действовали. Зато отлично действовали стрелы Кара. Потеряв все приготовленные лестницы, бесполезно выпустив в замок кучу стрел и боевых заклятий, эльфы откатились от стен.
  Увидев такие результаты божественной помощи, воодушевлённый гном решил повторить обращение к высшим силам. Бородатый пройдоха вполне логично решил, что если богиня так благодарит за единственную уборку лошадиного навоза, то и потом за подобную службу отблагодарит не меньше. Значит, надо этот самый навоз на алтарь как-то доставить, чтобы потом вновь провести обряд очищения. Однако, кроме Ласточки, остальные наши лошади наотрез отказались приближаться к чёрному алтарю, а зубастая кобыла вообще не имела привычки подчиняться гномам, насильно отрывающим её от засады около мышиной норы. Опечаленный Торвин хотел уже было провернуть дело не прибегая к помощи копытных, но, к счастью, перед этим решил посоветоваться со мной, как с очевидцем первого осквернения алтаря. Узнав о его планах, я всерьёз испугался за наивного гнома. Мало того, что великая богиня, только благодаря которой мы ещё живы, могла просто отказать во всякой помощи разумным выказывающим ей такое неуважение. В конце концов, в мысли богов проникнуть сложно, а их реакцию предсказать - тем более. Но вот то, что Таэль мгновенно убьёт гнома осмелившегося предложить брезгливой жрице убирать отходы его жизнедеятельности, я был совершенно уверен.
  - Всё. Сегодня больше не сунутся, - объявил Кар, отвлекая меня от раздумий. - Эх, поставь нормальные ворота и дай мне хоть десяток воинов, я бы смог удерживать этот замок хоть вечность. Ладно, против таких-то идиотов и без того продержимся! Торвин, можешь восстанавливать загородку.
  - Это я быстро. Гномы в строительстве первейшие мастера, коли бы не магия подлая, вовек моей поделки остроухим не порушить. Сейчас завершу трапезу и за дело примусь.
   Роли в обороне замка распределились следующим образом: Кар безвылазно торчал в надвратной башне, когда он спал, рядом находился наблюдатель, чтобы вовремя разбудить лучника при начале атаки. Мы с Таэль поддерживали его стрелы своими заклятиями. Гному тоже нашлось занятие. В первый же день он из подручных средств соорудил в воротном проёме настоящую стену, которую эльфы при штурме буквально разметали боевыми заклятиями. Система защиты отказала в охране дополнительному фортификационному сооружению. Однако наш коротышка отличался редким упрямством и трудолюбием, при следующей атаке эльфам опять пришлось тратить силы и жертвовать внезапностью для уничтожения свежевозведённого препятствия. На это у них уходило два-три магических удара, поэтому работа Торвина, несмотря на недолговечность результатов, единогласно была признана полезной для обороны.
  Я грустно посмотрел на бодро жующего гнома, прервать священное таинство насыщения Торвина не заставил даже очередной штурм. Несмотря на то что пока все атаки эльфов очень успешно отражались, было понятно, что общая ситуация складывалась совсем не в нашу пользу. Мы заперты, уйти невозможно, помощи ждать неоткуда. Нам ещё сильно повезло, что эльфы с самого начала разбили лагерь с противоположной от ворот стороны. Видимо, по какой-то причине, после закрытия портала, остроухие не могли или не хотели пересаживать священные деревья, а именно под их кронами были сосредоточены их склады с водой, провизией и оружием. Кроме того, маги эльфов вдали от меллорнов с большим трудом были способны отражать наши с Таэль заклятия и ничего не могли противопоставить луку Кара и стрелам, найденным в подвалах замка.
  - Как вы думаете, они оказались здесь случайно, а мы просто невзначай помешали их планам? - мрачно спросила Таэль, видимо задумавшаяся о том же, что и я.
  - Вряд ли, - ответил Кар. - Иначе давно бы уже плюнули на досадную помеху и занялись своими делами. Да и какие дела у эльфов в этом забытом уголке степи? Остроухие здесь по нашу душу. Точно. Правда, ума не приложу, как они нас вычислили? Готов клясться на своём оружии, что от слежки мы оторвались.
  - Кажется, есть шанс узнать подробности, - проговорил я, и указал на отошедшие было отряды перворожденных.
  К замку неторопливо приближались двое эльфов, один из них в высоко поднятой руке нёс зелёную ветку. Не доходя сотни шагов до ворот, парламентёры остановились.
  - Чего это остроухие с веником припёрлись? - удивлённо спросил гном.
  - Говорить с нами хотят? - пояснил Кар. - Не нравится мне это. Кавалерия их недалеко отошла. Может не стоит идти? Если чего надо пусть оттуда кричат.
   - Правильно, - поддержал Торвин. - Наверняка ждут, как выйдем, так магией и шарахнут. Это же только за стенами богиня тёмная в благодарность за уборку дерьма лошадиного от вредных заклятий нас охраняет.
  Я задумчиво посмотрел на терпеливо ждущих эльфов.
  - Нет, надо идти, - решился я. - Со стены перекрикиваться - не дело. Да и, по правде сказать, переговоры скорее в наших интересах. Хотя вы правы, риск есть. Пойду я. Кар, молчи! Мой магический щит один удар, думаю, выдержит гарантированно, а ты со своим луком нужен здесь. Если что, прикроешь от конницы.
  - Прикрою, - буркнул Кар, - но всё равно я против.
  - Я тоже, - кивнул гном.
  - А я за. Только эльфов двое, значит, и ты пойдёшь не один, - объявила Таэль. - Это безопасней, и если уж решился на переговоры, не надо нарушать устоявшихся обычаев. Можешь случайно оскорбить послов.
  - Намекаешь, на себя? - неприятно поразился я. - Это лишнее. Тогда пусть лучше Торвин...
  - Во-первых, хоть немного, но я всё-таки владею магией, во-вторых, если придётся быстро отступать, бегаю я быстрее гнома, - безапелляционно отмела мои возражения Таэль.
  Мы вышли из ворот крепости и не торопясь направились к ожидавшим эльфийским парламентёрам. За неимением зелёной ветви Таэль гордо размахивала мимоходом отломанным стеблем какого-то степного репейника - нашей остроухой шутнице приспичило поразвлечься, - досконально соблюдая все обычаи переговоров. Мимоходом отметил, что полуэльфийка переняла некоторые нехорошие привычки своей весёлой матушки, а ещё сама же не хотела послов оскорблять, хулиганка! Ещё больший комизм нашему посольству придала Ласточка. Кобыла внезапно вспомнила, что родилась животным травоядным и теперь, возмущённая выносом свежего корма за территорию замка, как привязанная следовала за девушкой, время от времени пытаясь поймать "хворостину мира" зубами.
  Когда мы остановились в нескольких шагах от эльфов, они изящно поклонились.
  - Перворожденные рады приветствовать достойных врагов, - сказал один из них. Однако тон и вид посла совсем не соответствовал вежливым словам. Эльфийские взгляды буквально окатывали нас презрением.
  - Мы тоже... это... рады... очень, - неубедительно соврал я и замолчал, не зная как продолжать разговор. Презрение в глазах эльфов усилилось.
  Внезапно, отодвинув меня локтём, вперёд вышла Таэль.
  - Ты кто? - бесцеремонно спросила девушка у одного их парламентёров.
  - Простите?
  - Я спрашиваю, ты кто? Обзовись, если уж пришёл серьёзные вопросы говорить. Или тот, кто решения принимает, просто передать нам чего попросил? Тогда говори и проваливай.
  Я обречённо закрыл глаза, глава гильдии воров не вовремя вспомнила, кто она есть. Судя по всему, переговоры с треском провалились.
  - Я? Я... я... я магистр Лердион, Пятая Ветвь Великого Леса, Третий Голос Совета Перворожденных, командир гвардии воинов Ясеня! Да я... Да вы... - задохнулся от ярости эльф.
  - Чего надо?
  - Ап-ап-ап... - покрасневший парламентёр растерянно хватал ртом воздухом. - Мне надо? Это вам надо! Через два дня мэллорны войдут в силу и тогда никакая помощь тёмных сил не спасёт вас. О-о, вы сполна получите за все убийства перворожденных!
  - Нечего было к нам лезть! - равнодушно отрезала девушка. - Шли никого не трогали и вдруг...
  - Врёшь, грязная полукровка! Вы - монстры! Ваше существование - угроза! Пророчество не ошибается. Мы не зря более сотни лет готовили портал в эти проклятые степи. Отдайте кольцо, тогда, возможно, останетесь живы.
  - Угу, мы подумаем, - лениво отозвалась Таэль и, не обращая внимания на ругань и оскорбления, бесцеремонно повернулась спиной к перворожденным. - Пошли, Тиро.
   Высказывать претензии было явно не время, и я молча подчинился.
  Внезапно послышались злые выкрики, почувствовав активацию боевого заклятия, я схватил полуэльфийку за руку и прибавил шаг. Когда уже вбегали в крепость, нас догнала Ласточка, принявшая на себя удар магов. Кобыла гордо продемонстрировала трофей - зелёную ветвь мэллорна - эльфийский знак мира. Мда, достойная замена высохшему репейнику.
  - Ну, и чего это за фокусы были? - накинулся я на Таэль, как только мы оказались за стенами. - Повеселиться захотелось? А подумать перед этим?
  В ответ полуэльфийка лишь улыбнулась. Продолжили разговор мы, когда поднялись в башню.
  - Тиро, все мои слова на этих так называемых переговорах были абсолютно обдуманны, - объяснила девушка. - В итоге мы узнали всё, чего я хотела.
  - Ладно, но в следующий раз... - начал я и осёкся. - Погоди. Как это обдуманы? И чего мы узнали?
  - Многое. Во-первых, убедились, что эльфы здесь не случайно, они охотятся именно за нами. Во-вторых, они знают про кольцо. В-третьих, погони не было, о нашем появлении в степи перворожденным было известно давно из какого-то пророчества, поэтому на подготовку портала времени хватило с избытком, хотя с организацией, видимо, обнаружились проблемы, иначе нас встретили бы на подходе к замку. В-четвёртых, через два дня мэллорны войдут в полную силу, и маги смогут преодолеть защиту Мораны, за это время нам надо придумать, как отсюда удрать. В-пятых, эльфы в любом случае не собираются нас выпускать. В-шестых, этот Лердион - самодовольный идиот! Сразу показал, что пришёл не договариваться, а выдвинуть ультиматум. Непонятно, на что надеялся? Хотя второй посол поумней, пытался его остановить, однако главный там всё же Лердион. И это хорошо.
  - Почему хорошо? - удивился гном.
  В этот момент вздрогнула земля, а весь замок потряс сильнейший магический удар.
  - Именно поэтому, - объяснила Таэль и прикрыла глаза, я понял, что она проверяет сохранность периметра укрепления. - Мне удалось достаточно вывести магистра из себя, и он попробовал раньше времени использовать всю силу мэллорнов. Защита замка устояла. Это хорошая новость.
  - Понятно, - мрачно кивнул Кар. - Есть ещё и плохая.
  - Есть. Эльф сам ошибся. Больше двух таких ударов, стены не выдержат. Эльфам не надо дожидаться полного усиления деревьев. У нас есть не два дня, а один, завтра нас убьют. Зато мы теперь не гадаем, а знаем это совершено точно. И всё благодаря мне. Я молодец? Ну, хвалите меня.
  - Ты умница, - мрачно проговорил я, мысль о том, что если эльфов не злить мы, возможно, могли бы протянуть лишний день, я озвучивать не стал. - Но что дальше-то делать будем.
  Таэль, явно угадав невысказаное, подозрительно посмотрела на меня и нерешительно предложила:
  - Может, всё-таки попробуем ночью...
  - Нет, - решительно отрезал Кар. - Уходить придётся быстро, налегке. Есть маленький шанс прорваться... не всем. А потом в степи без воды... Нет! Лучше погибнуть в бою, чем сгинуть в пустыне.
  Внезапно молчащий до сих пор гном тоже подал голос:
  - Как далее нам поступить следует, думать, вам, господа маги, - степенно произнёс он. - Я да наш лучник меткий токмо сражаться можем, вы же хитростям разным чародейским обучены. Мыслю, не уцелеть нам без помощи сил простым смертным неподвластным. Я предлагал, дерьмо лошадиное на алтарь поганый...
  - Торвин, мы уже говорили об этом! Опять? - досадливо перебил я.
  - Он прав.
  - Э-э, что ты сказала, дорогая? - удивлённо посмотрел я на задумавшуюся полуэльфийку.
  - Гном прав, - решительно повторила Таэль. - Это может помочь. Только мне за одну и ту же службу богиня откажет в просьбе. Мыть алтарь будешь ты.
  - Почему это я? Вон, пусть Кар, ему не привыкать, он уже убирал за моей лошадью. Нет, милая, ты не подумай, я не брезглив, просто, сама знаешь, какое отношение у моей богини к ритуалам Смерти.
  - Кар не подойдёт. Богиня даст силу, чтобы её использовать, нужен маг или жрец. Ласточку не беспокой. Какая разница что убирать? Подойдёт любой мусор. Совершать обряд буду не я, а ты. Повода для ненависти ко мне не появится, а сам обряд Смерти, но ради Жизни. Думаю, твоя богиня вытерпит.
  - Это будет похоже на отступничество, - мрачно заметил я.
  - Возможно. Но ведь ты не собираешься и дальше служить Моране? Впоследствии отмолишь грех, и всё.
  - Всё это так, только всё равно странно. Насколько я знаю...
  - Тиро, кто из нас, в конце концов, жрец Смерти? - рассердилась Таэль. - Я говорю, получится, значит, так и будет. Не бери в голову! Так, эльфы сегодня не полезут, до ночи далеко, время до обряда есть, хочу веселиться! Ты что, не исполнишь каприз девушки? Играем в прятки, этот замок будто создан для этого. Чур, я прячусь! Считай до ста и ищи. Хотя... я тебя тоже искать буду. Точно! Искать и одновременно прятаться. Всё, я пошла. Посмотрим, кто из нас лучший вор.
  Девушка вскочила с места, легкомысленно мотнула головой и юркнула в коридор. Я непонимающе посмотрел ей вслед, растерянно повернулся к оставшимся в башне мужчинам. Они ответили мне не менее удивлёнными взглядами. Кар молча пожал плечами, Торвин проворчал что-то о дурном бабском нраве, который нормальному мужчине никогда не постичь.
  Немного подумав, я решил принять эту версию странного каприза Таэль, вздохнул и, привычно приглушив шаги, отправился вслед за убежавшей девушкой. Что ж, играть так играть...
  До вечера остроухая озорница успела вусмерть измотать меня своими придумками. После того как я, не без труда, но отыскал таившуюся в коридорах замка полуэльфийку, наша игра из пряток превратилась в догонялки с элементами тренировки магической дуэли, потом в борьбу... Короче, к заходу солнца я с трудом держался на ногах, хотя последние придумки Таэль мы с ней осуществляли в горизонтальном положении, но сил они отнимали никак не меньше. От моих вопросов по предстоящему обряду ушастая жрица почему-то только отмахивалась, уверяя, что ничего там сложного и мне, дескать, придётся только следовать её командам.
  
  Глава 57
  
  Обряд начался с того, что я тщательно убрал с алтаря весь мусор, который чуть ранее туда натаскал трудолюбивый гном. Таэль молча стояла рядом. Сделав вывод, что пока веду себя правильно, уже по собственной инициативе протёр его тряпочкой, после чего в нерешительности остановился, решая, стоит ли подмести вокруг жертвенной плиты или уже достаточно поработал уборщиком для тёмной богини.
  - Хватит, - подала, наконец, голос Таэль. - Теперь стань на алтарь. Так, хорошо. У тебя есть нож?
  - Зачем мне здесь нож? - удивился я. - Ну, есть, конечно. Какой надо? Кинжал, метательный, вот ещё походный есть...
  - Хм, возьми лучше мой. Нет. Держи обеими руками, крепче. Богиня передаст тебе силу, через этот клинок. Рукоять прижми к груди, остриё от себя. Закрой глаза. Думай о Великой Матери, о том, что делаешь это ради неё. Держи крепче! Когда пойдёт сила, клинок должен быть неподвижен. Думай о богине...
  Думать о богине получалось, но вот сохранять к ней уважение - с трудом. Стоя рядом с полуэльфийкой на алтаре, с закрытыми глазами и изо всех сил сжимая рукоять кинжала торчащего от груди, я чувствовал себя идиотом. Никаких высших сил не ощущал. Никогда не думал, что тёмные обряды настолько нелепые!
  - Крепко держишь? - спросила Таэль.
  - Крепко. Что дальше-то? - недовольно поинтересовался я.
  Неожиданно девушка положила руки мне на плечи и тихо произнесла:
  - Прости, Тиро!
  - Чего? - удивился я, невольно открывая глаза, в этот момент Таэль резко дёрнула меня вперёд и грудью насадилась на торчащий клинок.
  - Таэль!
  Я растерянно подхватил оседающее на плиту обмякшее тело и машинально скастовал самое мощное из доступных мне исцеляющих заклятий.
  Не действует.
  Я дурак, металл в сердце простым заклинанием не вылечишь. А полуэльфийка тоже дура. После лекций Эскулита и ругательных пояснений Сихирбаза, я могу многое. Только надо быстрее.
  Так, спокойно! Осторожно уложить девушку... Куда? На жертвенник? Нехорошо, однако больше некуда, он чистый, по крайне мере.
  Теперь нож.
  Выдернул.
   Рана хорошая, прямо в сердце, аккуратистка ушастая, чтоб её! Смерть мгновенная, но для лечения легче, разрез небольшой, крови мало.
  Заклятие Смерти.
   Края разреза сомкнулись, я вытер кровь с невредимой нежной кожи. Рассечённое сталью сердце сейчас тоже как новенькое. Отлично. Недаром у немёртвых все раны заживают мгновенно. Осталось только простенькое заклятие магии Воды, общеукрепляющее из жизни и можно будет высказать ушастой самоубийце всё, что я про неё думаю. В выражениях стесняться не буду!
  Ювелирно работать с водой я умею, а кровь тоже жидкость и ещё не успела свернуться. Сейчас...
  Не прошло.
  Повторяю.
  Ещё раз...
  Я совсем не чувствую магию!
  Но ведь заклятие Смерти прошло легко...
  Слишком легко!
  Я замер.
  Нет!!!
  Зажмурив глаза, я прижал к себе мёртвое тело любимой и завыл.
  Дикий первобытный крик разнёсся по коридорам. Стены усиливали и разносили его по всей крепости. Я знал, что во дворе сейчас носятся перепуганные лошади, в башне у ворот, зажав ужи, корчатся от боли Кар и Торвин, защитные плетения наполняются новой силой... Да, теперь я чувствовал каждый камешек этого проклятого замка. Сейчас я мог отразить все атаки эльфов, знал про настоящее кладбище скрытое в подвалах, мог мгновенно поднять оттуда армию зомби и умертвий, но не мог создать простенькое заклятие.
  Хитрая полуэльфийка гениально провернула свою комбинацию. Она честно отдала Моране свою жизнь. Для получения награды ей достаточно было просто пожелать того. Тёмная жрица у алтаря своей богини могла прожить достаточно долго и сил для излечения ей бы хватило. Таэль обманула свою покровительницу, отдала жизнь, но не захотела продавать душу. Она просто ушла. Я нужен был только для того, чтобы завершить обряд. В моих руках был жертвенный нож, я нанёс рану, я же закрыл её магией Смерти и получил силу. Могучая богиня щедро расплатилась за жертву и мстила за обман.
  Я горько рассмеялся и нежно посмотрел на спокойное лицо мертвой девушки. Идеально задумано. Мне даже не придётся особо отмаливать это грех у Лили. Таэль умерла, потому что сама этого хотела. Богиня всего лишь ждёт от меня...
  Холодная злость поднялась из глубины души. Небожителям плевать на смертных, они ведут свои игры, меня же используют. Все чего-то хотят от простого вора! Лили желает, чтобы я начал мстить богине Смерти, Морана надеется, что подаренную ей силу использую для убийств. А смертный герцог с компанией хочет, чтобы Миссия завершилась успехом. Поддавшись порыву сдёрнул с пальца железное кольцо и зашвырнул его в угол.
  Я не сразу понял, что именно сделал.
  Кольцо снялось! И эльфы говорили о пророчестве...
  Я спокойно встал, и жёстко улыбнулся. Значит, мы дошли. Пожалуй, все кукловоды получат от меня всё, что хотят, а вот предсмертного желания Таэль я не исполню. Прости, любимая, но зачем мне жить?
  Последний раз взглянув на безжизненное тело, я поцеловал холодные губы и не торопясь вышел из зала.
  
  
  - Тиро, ты слушал тот ужасный крик? Что это было? А где Таэль? - засыпали меня вопросами Торвин и Кар, как только я поднялся в башню.
  - Слушай мою команду, - жёстко распорядился я. - Сейчас берёте лошадей, всех, и уходите из замка. Через час вы должны быть не менее чем в пяти милях отсюда. Потом... потом делайте, что хотите.
  - Но, Тиро, эльфы... - Что, Таэль не...
  - Молчать! Это приказ! Об эльфах не беспокойтесь. Таэль больше нет.
  
  
  В душе было ледяное спокойствие, когда я запрягал шестиногую химеру Сихирбаза. Управлять телегой будет танцующий скелет. После дара богини Смерти, будь она проклята, я с лёгкостью мог отдать приказ любому творенью некромантии. Всё. Воротный проём очищен, тела гнома и лучника аккуратно уложены туда же, лошади привязаны к повозке. Нет, Ласточка привязь не любит, уже перекусила верёвку. Ладно, не важно, пусть остаётся. Я отдал приказ скелету-кучеру, телега тронулась...
  Дозорный отряд эльфов у ворот я уничтожил сразу, одним ударом. Защитные амулеты оказались бесполезны против силы богини. Некоторое время молча смотрел вслед удаляющейся повозке. Торвин и Кар отказались добровольно выполнить приказ, пришлось действовать силой, сонное заклятие развеется ровно через два часа, времени у меня достаточно. Повернувшись я быстро пошёл к просыпающемуся лагерю эльфов.
  Потом был бой. Нет не бой. Трудно назвать сражением конвульсии барана под ножом мясника. Хотя надо отдать должное храбрости перворожденных. Оружие не бросил никто. Даже когда я уничтожил мэллорны - их магическую подпитку. Эльфы не сразу поняли, что самые мощные заклятия бессильны против приближавшейся смерти, явившейся к ним этой ночью в виде усталого человека в пыльном костюме, а самих их не спасут никакие щиты. Они пытались бежать, но лагерь оказался окружён чёрным туманом, внушавшим ужас и лишавшим сил. Перворожденные оказались запасливы, у всех имелись фляжки со святой водой, но опровергая все магические законы, не помогала даже она. Меня сотни раз проткнули копьями, стрелами, рубили мечами, топорами... Раны мгновенно зарастали, магические путы под постоянным давлением тёмной силы быстро слабели, оружие обращалось в прах. Убивал я не только магией, многие приняли смерть от ножа. Того самого, который пронзил сердце Таэль.
  
  Глава 58
  
  Когда начало всходить солнце живые враги закончились. Я устало осмотрел кусок степи заваленный трупами и перевел взгляд на замок. Занимаясь истреблением разумных я черпал от него неиссякаемые резервы магической силы. Теперь они мне не нужны, я направил потоки вовнутрь самого строения. Земля содрогнулась. Волны ненависти и разрушения, зарождавшиеся внутри замка, всей своей мощью ударили в его же стены. Я равнодушно наблюдал, как одна за другой рассыпаются башни, обращаются в прах несокрушимые стены. Мои счёты с богами закончены, жить мне осталось несколько минут. Таэль не отдала Моране свою душу, я же свою добровольно привязал к темному алтарю. Если пророчество остроухих верно, за то короткое время, что я ещё буду жив, предстоит встреча с демиургом. А если нет... Что ж, значит кольцо ошиблось назначая Избранных.
  - Выпить хочешь? - раздалось из-за спины.
  Я усмехнулся, похоже, пророчество эльфов не соврало.
  - Давай, - равнодушно согласился я, оборачиваясь и принимая кубок с вином.
  - Да, намусорил ты здесь, - резюмировала высшая сущность этого мира почему-то принявшая сейчас образ полноватого человека с простым лицом и в одежде торговца.
  - Это плохо?
  - Да нет, - пожал плечами "торговец", - просто некрасиво. Погоди. Вот так лучше?
  Окружающий ландшафт мгновенно изменился. Трупы исчезли, на месте покорёженных стволов мэллорна образовалось озеро живописно окружённое деревьями, мы с собеседником оказались в беседке перед накрытым столом. О том, что это то же самое место напоминали только развалины замка, над которыми ещё не осела пыль.
  - Не стал я его убирать, - пояснил... видимо, всё-таки Творец. - Оживляет. Не находишь?
  Я пожал плечами.
  - Скучный ты! - внезапно обиделся "торговец". - Я тут перед ним, а он... Давай, проси.
  - Чего просить?
  - Да уж, конечно, не защитить цивилизацию от ужасной эльфийской угрозы, - съязвил Творец. - Хотя, конечно, лицемеры они. Я тут уже осмотрелся у вас немного. Вот скажи, как можно после такого кому-нибудь доверять? Видел бы ты, как прошлый раз упрашивали! "О великий, дай народу Леса своего бога!" Ну как я им бога дам, если богов себе могут создать только сами разумные? Сами не знают, какого им надо, а я, значит, им дай. Откуда я знаю, кто им в боги подойдёт? Предложил правителя ихнего в боги произвести, так не захотели. Ладно, создал им деревце. У-у, что за деревце получилось! Пальчики оближешь! Чем не бог? Так что они сделали засранцы ушастые?! Они... Ах да, ты и сам знаешь. Ну ладно, это я уже исправил. Теперь мэллорны будут расти только в их родном лесу. Как думаешь, нормально?
  - Нет, - равнодушно ответил я. - Ты запираешь эльфов в тюрьму, делаешь их затворниками.
  - А чего им из леса вылезать? - насупился всемогущий. - А ты вообще, чего за них заступаешься? Тебя зачем этот твой герцог послал? Ладно, прав ты. Число растущих в этом мире мэллорнов делаем конечным. Сколько их там сейчас в их лесу... Ага, вполне хватит... Всё, теперь они есть только там. Захотят сажать в другом месте, пусть у себя вырубают. Оно к этому и идёт, скоро новая королева возьмёт власть и начнёт. Сейчас нормально?
  Я снова пожал плечами.
  - Всё-таки хорошее колечко получилось, - порадовался собеседник, наливая себе новую порцию из другого кувшина. - Умных советников выбирает.
  Я промолчал.
  - Ты дурень! - внезапно взорвался Творец. - До сих пор не понял, с кем встретился? Ничего просить не хочешь, гордый, да? Умирать собрался? Даже мне непросто было вытащить твою девчонку. Местная богинька была категорически против, между прочим, она уже на тебя глаз положила. Её алтарь разрушен, а ты до сих пор живой, вино вон хлещешь. Общаться же нормально не хочешь, свинья неблагодарная!
  - Ты... Вы можете спасти Таэль?!
  - Не ори. Я всё могу, уже спас, сказал же. Теперь нормально говорить будешь? Кстати демиургов на "вы" не зовут, мы же не короли какие-то. Называй меня просто Рик.
  У меня потемнело в глазах, сердце пропустило удар, ноги подкосились...
  Однако потерять сознание не удалось, когда я уже почти проваливался в блаженное беспамятство, могущественная сила аккуратно вернула мою душу в тело и бесцеремонным пинком вышибла из забытья обратно в реальность.
  - Ты мне это брось! - погрозил пальцем Творец. - Это ж надо, дважды обманул смерть, а потом от пустяка чуть копыта не отбросил!
  - Таэль? Где она?
  - Не терпится? Ну, на.
  У стены беседки появилась кушетка, на которой лежала полуэльфийка. Грудь девушки мерно взымалась.
  - Только сутки минимум она дрыхнуть будет, - предупредил Рик. - После смерти, даже кратковременной, необходимо полное обновление ауры, лучше всего это происходит во сне.
  - А ты не можешь ускорить восстановление?
  - Могу. Но не буду, - недовольно насупился демиург. - Хочу в мужской компании выпить. Имею право. Да брось ты обниматься с ней! Отвечай, будешь наливать или мне разгневаться?
  Поудобней устроив Таэль, я обречённо вздохнул и нехотя вернулся к столу.
  Я не понимал, что именно творится в моей душе. К бешеной радости, счастью, благодарностью судьбе, примешивалась равнодушие, пустота и даже некоторая обида. После обряда у тёмного алтаря, я дышал, двигался, жил, но уже чувствовал себя мёртвым. Перестроиться, понять, что жизнь, которая, оказывается, может стать долгой и даже счастливой, продолжается, было не просто. Пожалуй, напиться в такой ситуации будет правильнее всего.
  - Рик твоё настоящее имя? - спросил я, берясь за кувшин.
  - Нет. Но мне нравиться, - ответил Творец, с готовностью пододвигая свой стакан. - Так человека зовут, у которого я это тело скопировал. Люблю, понимаешь, получить удовольствия простых смертных. Они у вас... Наливай, короче. А с тобой закончу ещё и в ближайший публичный дом загляну... Нет, в ближайший не получится. Сволочи эти ваши мятежники! Ну взбунтовались, дело житейское, но зачем такое полезное заведение разорять? Мой гнев ужасен! Хотя, твой Имперский Волк и так их всех скоро повесит. Однако, может, это дело как-то повеселей провернуть? Давай советуй... Нет, погоди, а зачем ты своих друзей спровадил? Может и они, что-нибудь интересное придумают, да и в большой компании веселей. Сейчас я их...
  Появившиеся из неоткуда за столом Торвин и Кар недоумённо протирали глаза.
  - Тиро, что происходит? - спросил воин, оглядываясь.
  - Пьёте, без нас! - укоризненно покачал головой гном.
  - Знакомьтесь, Рик, это Кар и Торвин. Кар, Торвин, это Рик. Тут у нас пирушка образовалась, и совет надо Рику дать, - улыбнулся я. - Подставляйте стаканы. Миссия продолжается, Избранные!
  
  Эпилог
  
  "...И разгневался Творец, ибо нет злодеяния подлее, чем разорение храма. И покарал сурово нечестивцев. Предал их лютой смерти. И пожелал демиург восстановить святилище. Одним мановением руки оживил он убитых служителей храма.
  В заботе своей он не забыл о королевстве нашем. Когда вопросили Избраные, о правителе угодном небу, указал Творец на бедного пастушка, сказав, что будет он справедливейшим из королей..."
  
  Письмо
  
  Привет, Торвин.
  Во-первых, поздравляю тебя с первенцем. Рад за вас с Цирдой.
  Твои подарки получил. Спасибо. Командир королевской гвардии, оценил доспехи очень высоко. Я ему доверяю, Рык в таких делах понимает.
  Дошли слухи, что тебя назначили послом Подгорного народа и дали кучу гномьих титулов. Сочувствую. Хотя, по правде сказать, немного злорадствую. Теперь-то не будешь беззаботно мотаться с караванами по разным странам и насмехаться над моей тяжёлой графской долей. Знал бы ты, как я завидовал тебе, и с грустью вспоминал свою вольную молодость. Не сомневаюсь, ты тоже помнишь наше совместное весёлое путешествие. Кстати, про него уже пишут книги. Посылаю тебе листки моего придворного историка, меня они весьма позабавили, уверен, ты тоже посмеёшься.
  Только убедительно прошу тебя, если моя Руни потребует рассказать подробности о разорённом храме, выборах короля и прочем, не надо говорить правду. Лучше всего скажи, что был пьян и ничего не помнишь, я сам именно так отвечаю. Чувствую, что не верит. Сочинениям нашего летописца, впрочем, тоже не доверяет. Родословную она знает, про бедного пастушка поверить может только очень наивный человек. А мне в этом плане с женой очень не повезло, умная попалась. Уже узнала - скорее всего, от самого же короля, больше не от кого, - что когда Рик хотел всучить корону простому наёмнику и почти вытащил меня за ногу из-под стола, Тиро, спасибо ему, очень удачно вспомнил про своего родственника виконта в котором текла кровь древних императоров. Однако эти подробности несущественны. Главное, незачем Руни знать, что разорённый храм - это публичный дом, в который после восстановления весьма красивые "жрицы" нас настойчиво приглашали посетить, обещав бесплатные службы. Самое обидное, здесь действительно не помню, воспользовался ли я этим щедрым предложением.
  Летописца я наказывать не стал. Если Рик когда-нибудь узнает о его писанине, сам его "покарает сурово". Насколько я понял, наш демиург очень не любит напрямую убивать, а также когда ему это приписывают. Даже мятежников разоривших "храм" он, если помнишь, не убил, а всего лишь превратил в лягушек, может до сих пор по болотам квакают. Чего-то он там ещё говорил про какую-то стрелу и поцелуи, но этого я не понял.
  Торвин, не было ли вестей от Тиро и Таэль? Очень интересно, как они обосновались на новом месте. Королева Ильдилиэль и мой тесть тоже очень интересуются судьбой своих детей. А ведь наш вороватый друг твёрдо пообещал, что постарается дать о себе весть.
  Когда будешь писать ответ, отправляй письмо не мне, и не Бикару (у него тоже жена умная), а на имя рыцаря Бодара, это тот паренёк, с которым я, после посвящения в рыцари, двадцать поединков провёл. Он очень мне благодарен, а главное, ещё неженат. До Руни в этом случае содержимое письма, скорее всего, не дойдёт, в остальных я не так уверен.
  Надеюсь на скорую встречу.
  Твой друг Кар.
  
  Где-то в неизвестном мире.
  
  - Тиро, я тебе этого никогда не прощу!
  - Таэль, дорогая, ну я-то тут причём? Рик объяснил, что оставаться в своём мире нам было нельзя, вечно охранять нас он не может, а твоя богиня... твоя бывшая богиня никогда бы не смирилась с потерей того, что уже однажды взяла. Нас ждала неминуемая смерть на каждом шагу. Камень с крыши, безобидный амулет, таящий боевое заклятие или ещё чего. Рик обещал, что этот мир нам понравится. Тут эльфы тоже есть, мэллорны, а ещё гномы, орки... Говорил, даже какие-то драконы сохранились. Ты, кстати, не знаешь, драконы - это такая раса и порода дерева?
  - Не меняй тему, пройдоха! Мало того, что бросил меня и отправился пьянствовать, так ещё и это... Тиро, каким надо быть идиотом, чтобы мы оказались в таком виде?! Неужели твой собутыльник не предупредил? Ага, прячешь глаза! Признавайся, как дело было.
  - Ну, честно говоря, Рик упомянул, что может перенести только тела и разрешил взять несколько вещей на выбор. Я же не знал...
  - Понятно, ты попросил свою старую плеть, набор драгоценностей, спасибо, кстати, очень неплохая подборка, мешок золота, даже свою клыкастую лошадь и мою Лисичку с упряжью не забыл. А вот то, что одежду тоже надо отдельно заказывать не подумал. Я и говорю, дурак! Толку-то того, что мы вышли к городу? Что нам делать? Всю жизнь в кустах сидеть? Покупать? Я не собираюсь шастать по базарам одетая только в ювелирные украшения и с мешком золота. Сегодня же ночью украдёшь мне платье, если притащишь плохое, я не знаю, что с тобой сделаю!
  
  Конец.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 5.21*20  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  С.Лайм "Не (воз)буди короля мертвых" (Юмористическое фэнтези) | | Л.Вайс "Его трофей" (Любовная фантастика) | | З.Анна "Держи меня крепко" (Любовное фэнтези) | | М.Вольная "Капитан "Пересмешника" " (Любовное фэнтези) | | Е.Светлакова "Кофе для идеального мужчины" (Женский роман) | | А.Эванс "Сбежавшая жена Черного дракона. Книга первая" (Любовное фэнтези) | | Д.Хант "Наложница дракона" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Эм "Игрушка Палача" (Любовная фантастика) | | С.Грей "Успокой меня" (Современный любовный роман) | | Л.Демидова "Волчий блюз" (Городское фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"