Кочарина Светлана Петровна: другие произведения.

Истории о вампирах

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 1.00*2  Ваша оценка:

Истории о вампирах

- Не надо, а? Все имена, ситуации

и правила - вымышленные!

Автор

- Да, да, конечно! Все так говорят, когда начинают раскрывать наши тайны!

Неизвестный вампир

История четвёртая, считающаяся прологом

Дом Аума

Всё началось с того, что Надя умерла. Из-за чего? Банально - от сильнейшего воспаления лёгких. Как? Тяжело. Высокая температура, непрерывный кашель и жгучая боль в груди, не давали ей сосредоточиться на мысли, что если вдруг она умрёт, она должна, просто обязана, стать призраком! Должна! Если вдруг она умрёт, она должна увидеть свои похороны, и после, она обязательно должна утешить маму, подав ей знак с того света. Если вдруг она умрёт, она должна...

Она умерла.

Но боль, преследовавшая Надю на протяжении всей последней недели, была настолько сильной, что не давала ей сосредоточиться ни на одной мысли. Вместо этого все мысли были о том, что у неё есть тело, и оно болит! Тело болит! БОЛИТ!

И когда смерть выполнила свою работу - отсекла душу от тела, и швырнула эту душу в Переход, Надя ещё не совсем поняла, что тела уже нет. И когда её проволокло по коридору, вывернутому, словно палочка конфеты - тянучки, она сжалась в комок, опасаясь удариться. Опасаясь, что опять будет больно. Сжалась и зажмурилась, и пребывала в таком состоянии, пока не услышала какой-то разноголосый шум-гам.

Открыв глаза, Надя распрямилась, ощупала себя, и огляделась вокруг.

Оказалось, что сидит она на полу в большой комнате, привалившись к стене, а вокруг ходят, разговаривают, смеются и плачут, сидят на креслах и скамейках, неизвестные люди.

Надя захлопала глазами, думая, что на её похороны это не похоже, и не слишком понимая, где она и что вообще происходит.

На неё никто не обращал внимания, и через некоторое время Надя привыкла, и немного разобралась, что к чему.

Похоже, что в эту комнату она попала, вот через эту дверь, возле которой она сейчас и сидит. Напротив, у дальней стены - ещё две двери: слева чёрная, справа белая. Между ними, чуть выдвинутый вперёд, стоит массивный стол, на котором лежит огромная книга. По краям стола - справа и слева, лежат две авторучки. Надя рот открыла, поняв, что каждая авторучка размером с её руку. Авторучки были прикреплены к краям стола цепями - звено каждой размером с грецкий орех - и различались по цвету: слева - красная, справа - золотая.

За столом стоял чёрно-белый гигант. То есть, левая его половина - и волосы и лицо и тело - было чёрного цвета, а правая - тоже снизу до верху - белая. Люди, присутствующие в комнате, по очереди подходили к столу, гигант спрашивал что-то у них на удивление тихим голосом - при этом листы книги начинали переворачиваться сами по себе - потом давал одну из авторучек, и расписавшийся человек, уходил за дверь - белую или чёрную.

Шло время, люди в комнате подходили к столу, уходили за двери, Надя продолжала сидеть возле стены. Иногда гигант поглядывал на неё, и тогда она пыталась скорчить жалкое подобие улыбки, и гигант, качал головой и продолжал заниматься своей работой.

Глухой удар, за ним второй и третий, заставили Надю отпрянуть назад и вжаться в стену. Оказалось, это били огромные часы, висевшие на стене, за спиной гиганта. Надя рассеяно огляделась вокруг, и увидела, что комната пуста. Все люди куда-то делись, должно быть ушли за двери, а чёрно-белый гигант вопросительно смотрит на Надю. В ответ она тоже уставилась на него, широко раскрыв глаза, и даже рот открыла. Гигант вздохнул и покачал головой. Выйдя из-за стола, он подошёл к чёрной двери, ещё раз оглянулся на Надю, и открыв дверь, скрылся за ней.

Поглядев ему вслед несколько секунд, Надя неуклюже поднялась на ноги и поковыляла к столу. Попутно удивилась, что не отсидела ноги, хотя проторчала несколько часов, скрючившись на полу.

Книга закрылась с уходом гиганта, и теперь лежала на столе подобно гранитной плите. Надя нашла сравнение с плитой могильной и поёжилась. Ей вдруг стало страшно одиноко в этой пустой комнате, и захотелось увидеть хоть кого-нибудь. Хоть того же гиганта, или даже кого-то из...мм.. людей этого мира. Хоть какого задохлика!

Да ты и сама теперь задохлик! - сердито напомнила себе Надя, в который раз подивившись, что не чувствует в связи с этим никакой особой разницы. Есть тело, голова соображает по-прежнему, только ничего не болит - так это здорово! Но всё-таки было скучно. Решив действовать, Надя взялась за корку (или крышку?) Книги, и потянула, стараясь открыть. Минут пять она пыхтела над ней, но ничего не вышло - Книга словно была цельной, Надя не шелохнула ни странички, не говоря уже об массивной обложке. Вздохнув, Надя оставила попытки открыть Книгу, перевела взгляд на часы и тут заметила дверь! Прямо под часами, в стене была дверь. Раньше на этом месте стоял за столом чёрно-белый гигант, и дверь была не видна из-за его широченной спины, а теперь Надя видела её.

Дверь была коричневая, деревянная, и на первый взгляд ничего особенного из себя не представляла, но когда Надя, обойдя стол, приблизилась к ней так, что могла бы потереться носом, она увидела на цельной деревянной поверхности какой-то узор. Протянув руку, Надя провела по выпуклостям, стирая густую коричневую пыль.

Виноград. Вся дверь по краям была словно увита маленькими виноградными плетями, частыми листочками и сочными крупными виноградными гроздьями. Надя трогала их пальцами, и видела вместо пыльного дерева прозрачную жёлто-зелёную кожицу, или фиолетовую с беловатым налётом, и текущий сладкий сок. Она сглотнула слюну, потянула носом воздух, отчётливо пахнущий виноградом, потрясла головой, и решительно взялась за деревянную ручку в виде виноградного листка. Дверь распахнулась бесшумно, словно только что смазанная, Надя с любопытством заглянула за неё, вытянула шею, ничего не увидев, подвинулась дальше, и наконец, сунулась туда полностью, и дверь захлопнулась за её спиной, так поспешно, словно испугалась, что Надя выскочит обратно.

Потом дверь неторопливо исчезла.

Чуть позже, чёрная дверь распахнулась, и оттуда вышел усталый сгорбленный человек, в грязно-зелёном балахоне. Он оглядел пустую комнату, и вздохнул. Выругался, оглянувшись боязливо на Книгу, почесал лысеющую кудрявую шевелюру, среди которой торчали короткие острые рожки, и юркнул обратно за чёрную дверь.

Было невыносимо жарко, и почему-то хотелось пить. Надя шла по голой коричневой земле, на которой не росло ни травинки, и думала только об одном - где бы найти воды. Она уже перестала искать дверь, через которую попала сюда - впереди и сзади была лишь бескрайняя коричневая земля, сухая и безжизненная, перестала кричать и звать, в надежде, что кто-нибудь услышит, и устала сидеть на одном месте, поняв, что ничего из этого не получится. Теперь она просто шла, и думала, как же так - вроде умерла, а пить хочется? Да и есть уже тоже. И жарко просто ужас как!

Надя не понимала, где находится - те две двери вели в Ад и в Рай, но ведь она-то вошла в третью! Или это запасной вход в Ад? Ведь не может это безжизненное место быть Раем! А кто вообще ей сказал, то есть Ад и Рай? Может вот так всё и происходит - идёшь себе и идёшь по пустоте? Нет. Не так. Надя чувствовала, что тут вполне возможно умереть от обезвоживания или голода. Умереть ещё раз? Как это? Этого Надя не знала, но всё же не сомневалась - можно. И ей именно это и грозило. Солнце ещё высоко, жара спадёт не скоро, да и неизвестно спадёт ли? А вдруг солнце тут не заходит?

-Долго не протяну, - прошептала Надя растрескавшимися от жары губами. - Вон уже миражи вижу.

Впереди, и чуть справа и правда встал мираж: высокие тонкие веточки, растущие вокруг громадного камня. Надя пошла к миражу, жажда жаждой, но всё-таки интересно. С расстояния трёх метров она услышала знакомый шум, а пройдя ещё метр, поняла - журит ручей! Последний метр Надя одолела бегом, и с размаху сунулась в ледяную воду - из-под камня вытекал родник и наполнял крохотную, с пригоршню Нади, выемку. Потом исчезал в сухой земле. Вокруг того места, где он исчезал, росла короткая очень густая травка, ярко-зелёная, и сочная на вид. Надя пила долго, прежде чем утолила жажду. Потом умыла лицо и вымыла руки. Стряхнула влажными ладонями пыль с одежды - на ней были коричневые шорты и обычная, без рисунков, синяя футболка, Надя не помнила откуда эта одежда взялась. Светло-коричневые кеды она тоже протёрла водой, не решившись, однако, их постирать.

-Дальше не пойду, - сообщила Надя в пространство. - Устала. Может быть потом...

Она обошла камень и слева увидела в нём пещерку, учитывая размеры камня - это была вполне приличная пещерка, Надя залезла в неё и нашла, что при желании тут даже можно устроиться на ночлег.

Кроме тонких веточек - Надя долго и внимательно рассматривала их и решила, что они похожи на виноградные плети - вокруг камня росло несколько изогнутых деревцев, светло-коричневые стволы были толщиной с руку Нади, а на корявых веточках не росло ни единого листочка. И всё же это были деревца.

К вечеру Надя проголодалась так сильно, что попробовала жевать виноградные листья, но тут же плюнула и побежала к роднику - горечь была необыкновенная. Прополоскав рот, Надя вздохнула, и тут её взгляд упал на травку вокруг родника. Ухмыльнувшись сама себе, Надя сорвала пару травинок и отправила их в рот. К её изумлению трава оказалась почти вкусной - сладковатые сочные травинки имели привкус неспелой груши, и голодный желудок даже не счёл нужным обидеться, что хозяйка играет в корову.

Есть много этой травы Надя не решилась, снова выпила воды, и прошла немного дальше, оглядывая окрестности, но не теряя спасительный камень из виду. Вдали слева темнело что-то, напоминавшее каменную гряду, и Надя решила завтра сходить туда, посмотреть. А пока вернулась обратно к камню, и села в его удлинившейся тени. Спать ещё не хотелось, сидеть без дела было скучно, и Надя, поразмышляв, решила, что ей жалко чахлые лианы.

Носить воду в ладонях она скоро замучилась, и потому сняла кеды и стала черпать воду ими. Получалось лучше, хотя результатов было не видать - вода уходила в коричневую землю бесследно. Надя вдруг подумала, что корни лиан достаточно длинные и достают до родника под землёй, расстроилась, и, бросив кеды на землю, ушла в пещерку. Солнце ещё только садилось за горизонт, а Надя, свернувшись в пещерке клубком, уже крепко спала.

Дома Надя часто привередничала в еде. Выбирала перловку из супа и лук из всех блюд. Не пила сырую воду, не ела жир и шкурку на курице или мясе. Мама и папа снисходительно относились к причудам дочки - не ест? Да пусть её. Финансы позволяют повыбирать. Надя никогда и не думала, что наступит такое время, когда совершенно уверенно можно будет сказать -да, голод не тётка!

А вот поди ж ты - приснилось, что сочная травка вокруг ямки с водой высохла, а сама вода ушла под землю - и Надя в ужасе вскочила, едва не ударившись головой о низкий свод пещерки.

Выбралась наружу и сразу проверила родничок. Никуда он, к Надиному облегчению, не делся - журчал себе и наполнял выемку в земле. И росли вокруг толстые ярко-зелёные травинки. Надя ласково посмотрела на них, и только потом принялась потягиваться, зевать и чесаться, в общем - делать всё, что полагается только проснувшемуся человеку. Потом завтрак: травяной салатик и чистая холодная вода. Прогулявшись вокруг камня, Надя решила сделать то, что задумала вчера - сходить к темневшему слева каменному массиву.

Прикинула расстояние, вроде не слишком далеко, проголодавшись и захотев пить можно будет вернуться сюда. А вдруг на тех камнях, если конечно это камни, найдётся что-то интересное? И Надя отправилась в путь.

Камни оказались именно камнями. Находились они чуть дальше, чем показалось Наде, зато были чуть больше, чем виделось издалека.

Хороший такой горный массивчик - четыре скалы, примерно одинаковой высоты, а вокруг плосковерхие горы и камни, и обломки камней и каменные россыпи.

Надя поразмышляла немного, и полезла вверх.

При жизни она иногда ходила в походы, хоть и не слишком дальние - полноватая фигурка девушки не лишком располагала к спорту.

- А тут глядишь и похудею, - ворчала Надя занимаясь своеобразным альпинизмом. - Буду травой питаться да по горам лазить... стану стройная, как горная коза! - и Надя выпрямилась, отряхивая шорты и ладони от каменной пыли.

Солнце уже взошло высоко, и Надя, забравшись, как могла высоко на одну из гор, приставив руку ко лбу, осматривала залитое солнцем пространство. Конечно, с какой-нибудь из четырёх скал было б виднее, но и так Надя увидела, что именно представляло из себя место, где она оказалась.

Безжизненное каменистое плато. Вдалеке, совсем далеко, по Надиным прикидкам, виднелось ещё несколько каменных массивов и скал, подобных тому, где стояла сейчас Надя. Да ещё различались кое-где тоненькие, едва видимые полосочки. Надя решила, что это такие же веточки - лианы, как растут возле "её" камня. Ещё заинтересовала Надю странная кривая линия, проходящая где-то почти на горизонте видимости. Линия, как убедилась Надя, не прерываясь, вела куда-то в сторону, и дальше, и дальше... Надя решила, что эта линия, чем бы она ни была, опоясывает всю эту безжизненную долину. Но что именно это за линия?

Постояв ещё немного, Надя спустилась вниз, и стала исследовать каменные россыпи. Вдруг да найдётся какая-нибудь пещерка? А вдруг в этой пещерке будет что-то интересное?

К удовольствию Нади пещерки нашлись. Некоторые из них были просто трещинами в камнях, зато другие были именно полноценными пещерками.

В трещинах и под камнями водились жуки. Это Надя обнаружила, когда соскользнув ногой на гладком покатом боку камня, провалилась в не слишком широкий разлом. Под кедом смачно хрустнуло, и выдернув ногу, перепуганная Надя увидела на подошве зелёную жижу, а заглянув в разлом - раздавленного жука. Остальные жуки, избегая участи собрата, с противным поскрипыванием разбежались из разлома, и спрятались в трещинах и под другими камнями.

Жук был большой. Надя вытащила его из разлома. Кривясь от неприятного запаха, и внимательно рассмотрела. Размером больше Надиной ладони. Шесть жёстких лапок, и яркие синие жёсткие надкрылья, сросшиеся посередине - значит, летать этот жук не умеет. Рассматривая жука, Надя поняла, что неприятный запах издаёт шарик плотной кожи, увитый тонюсенькими жилками. Порывшись в каменной насыпи, Надя отыскала камень с более-менее острым краем и выковырнула кожистый шарик. Потом этим же камнем она расковыряла насекомое, вычистив синие надкрыльники. Мяса, или чего-то похожего она не увидела - какие-то жёсткие чёрные кусочки, и зеленоватая жижа. То-то он так легко раздавился!

Надя ещё не придумала зачем ей эти надкрылья, но на всякий случай поймала и распотрошила ещё пару жуков, уже почти профессионально, не повреждая надкрылья, удалила пахучую железу, и все жучиные останки выкинула в трещину, к радости остальных жучиных обитателей.

Солнце стало тихонько сползать к закату, когда Надя устала осматривать норки-пещерки, и ковыряться под камнями.

Кроме жуков, она нашла большие коконы, похожие на осиные - тонкие, будто из желтоватой бумаги, овальные, с узким горлышком - выходом. Надя заглянула внутрь, с опаской - мало ли что - но коконы, Надя нашла их восемь штук, были пусты, и только два из них совсем целы - остальные начали рассыпаться, толи от старости, толи слишком засохли.

Взяв два целых кокона с собой, Надя решила возвращаться к своему камню. Встряхнулась, добралась до горы, на которую взбиралась вначале. Спрыгнула. Напоследок чуть прошла влево, обходя массив, и вдруг увидела странную картину.

В самом низу скалы была трещина. Достаточно большая, чтобы Надя могла втиснуться в неё. А вокруг трещины сидели на коричневой земле жуки. Много, штук десять - пятнадцать. Сидели, поводя короткими жёсткими усиками, и казалось, прислушивались к тому, что происходит внутри трещины.

Надя замерла и тоже прислушалась. Тишина. Ветер шуршит, пересыпая каменную крошку. И тут послышался звук. Всхлип? Поскуливание? Хрип? Надя не разобрала, но ей показалось, что издало этот звук какое-то живое существо. Точно не жук, а совсем другое существо! Пока живое, потому что, как внезапно поняла Надя, жуки именно для этого собрались вокруг трещины - пещеры. Они ждут, пока существо умрёт, чтобы полакомиться им.

-Твари вы паршивые, бесхребетные, - наполняясь злостью пробормотала Надя, отступая обратно к россыпи камней.

Нагребла в панцирь - надкрыльник камней и вернулась к трещине. Ухмыляясь, что жучиный панцирь повредит своим же сородичам, принялась закидывать жуков камнями. Больших усилий не потребовалось. Поняв, что на их ужин претендует более крупный и опасных хищник, и спасаясь от летящих камней, жуки моментально разбежались. А Надя осторожно приблизилась к трещине. Только сейчас до неё дошло, что спасённый ею зверь - или кто он там? - может оказаться гораздо более опасным, чем она может представить, и сожрёт спасительницу с потрохами. И с благодарностью.

Однако поворачивать назад было поздно, тем более, Надя не привыкла бросать дела на полдороги, и потому став на колени, девушка осторожно всунулась по плечи в пещеру.

- Эй, - тихо позвала она. - Ты живой ещё? Держись, ладно? И не бойся - я добрая. Жуки ушли, тебе нечего бояться. Только лежи спокойно, где ты там? Сейчас доберусь и помогу тебе.

Чем она поможет, и как будет это делать, Надя ещё не придумала, но бормоча таким образом, втиснулась в трещину почти вся, и смогла разглядеть у каменной стенки тёмное, сжатое в клубок, тельце.

Приободрившись - существо ведь намного меньше неё - Надя потянула к нему руки, успокаивающе разговаривая, утешая и подбадривая всякими словами, какие только пришли ей в голову.

Существо взвизгнуло и сжалось, когда Надя коснулась его, и даже, как поняла она по движению, попыталось укусить свою спасительницу, но оказалось слишком слабо для этого, уронило голову, и заскулило - заплакало.

Надя осторожно попятилась назад, стараясь не причинить существу боли - может оно ранено? - и выбралась из трещины, попутно случайно раздавив жука - разведчика. Плюнула, смяла один из коконов, как салфеткой вытерев им жучиные выделения, и тогда рассмотрела спасённое создание.

Сначала даже вздрогнула - существо было до ужаса похоже на грудного ребёнка. Но уже через пару секунд Надя поняла, что это никак не человек. Существо имело коричневую, шершавую на ощупь, и довольно жёсткую кожу. Круглая голова с немного вытянутыми островатыми ушами, и большими, как плошки, круглыми глазищами. Открыв их, существо на миг уставилось на Надю - тёмные, без зрачка, полные страха и боли. Широкий рот почти не имеет губ - сжатая прорезь, и над ней торчат две дырки носа.

Худые ручки и ножки - локти-колени торчат так, что того и гляди порвут кожу, живот впалый, говорят "к спине прилип", а на самой спине, как горная гряда, торчит - выступает хребет. И весило существо не больше жучиного панциря.

Вытащенное из трещины, существо зажмурилось под вечерним солнцем, и съёжилось так, что стало трудно разобрать, где руки, а где ноги. Скулить оно уже не скулило, видно не было сил, и Надя преисполнившись глубокой жалости, побежала к своей пещере, стараясь не слишком трясти спасённого.

Пока бежала, даже не было никаких мыслей, что именно сделать и как помочь неизвестному существу, но как только добралась, решила использовать скудные познания о человеческих младенцах. Черпая воду панцирем, Надя приспособила второй кокон вместо тряпки, и обтёрла худенькое тельце существа от пыли. Оно скулило, но не сопротивлялось. Потом Надя попыталась накормить существо травкой, но из этого ничего не вышло. Странный коричневый ребёнок - Надя уже перестала думать о нём, как о странном существе, и воспринимала, как младенца - наотрез отказался есть травку. Надя вздохнула, нажевалась травы сама, потом решительно сняла шорты, и укутала "младенца". Попив воды, Надя забралась в пещерку, и прижимая ребёнка к себе, уснула.

Что ребёнок - бывший на самом деле непонятным существом - может ночью причинить ей какой-либо вред, Надя не задумывалась. Беспокоилась она лишь о том, чтобы единственное, найденное в этом враждебно-безразличном мире создание, не умерло и не оставило её одну.

Он не умер. Утром, едва открыв глаза, Надя ощутила едва слышное дыхание - пристроившись у неё под боком, ребёнок крепко спал.

Надя выбралась из пещерки, попрыгала, разгоняя сонливость, и принялась умываться. Потом пятернёй расчесала короткий каштановый волос, и со вздохом пожевала травки.

Было тревожно. Вчера Надя не нашла на ребёнке - она окончательно стала принимать его за маленького человека - никаких ран, царапин или других повреждений. Значит, он умирает от голода. Но чем его кормить? Надя и сама с грустью раздумывала, чем бы разнообразить свой рацион, но на ум ничего не приходило.

Встав, Надя принялась бродить вокруг веточек. Что это за растения? Вот бы заставить их зеленеть и плодоносить, если они вообще плодоносят. Надо больше воды! - решила Надя. Я полила их один раз, и решила, что они достают до воды под землёй. А если не достают? Или достают, но этого мало? Надо больше воды!

И Надя, вооружившись одним панцирем, принялась раскапывать выемку. Это оказалось трудно. Очень трудно! Ссохшаяся за немалое время земля ни в какую не желала копаться. Даже странно: как это постоянно взаимодействуя с водой земля не раскисала. Надя устала, разозлилась, но не бросала занятия. С силой вбивала панцирь в сухой край, пытаясь отбить кусок.

Отбила. Кусок панциря! Не выдержав Надиных стараний, панцирь треснул, синий кусок ощерился разломом, и глубоко порезал Наде ладонь.

Вскрикнув, Надя прижала руку к груди, потом сообразив, что испачкает футболку, торопливо схватила целый панцирь, черпанула воды и сунула руку туда. Вода окрасилась алым - видать Надя хорошо зацепила сосудик, рану обожгло, и Надя прикусила губу, стараясь не расплакаться. Кровь некоторое время сочилась из пореза, однако холодная вода постепенно сделала своё дело - сосуды сузились, кровотечение остановилось. Надя вынула руку из панциря, стряхнула капли воды, и поковыляла к камню. Подобрала валявшийся на земле скомканный кокон, который вчера использовала, вместо тряпки. С сомнением оглядев его, Надя нашла более чистый кусок, оторвала его - качественный материал! Мокрый, мятый, однако крепкий, еле раскромсала! - и как получилось замотала порез.

-Вот так, - с облегчением вздохнула Надя, и тут услышала за спиной поскуливание, а затем хлюпанье. Обернулась с улыбкой, да так и замерла, а улыбка медленно сползла с лица: ребёнкоподобное существо выбралось из пещеры, и доползло до выемки с водой. Однако пить из выемки оно не стало. Наклонившись над панцирем с водой, в которой Надя охлаждала руку, существо торопливо лакало окровавленную воду.

При жизни Надя передвигалась и делала всё неторопливо, полноватая фигура девушки не располагала к излишней резвости.

Так что Надя и сама не поняла, как оказалась на верхушке камня. А вот забралась и всё, увидев вытаращенные на неё глаза существа, полные жадного ожидания и желания продолжить свою... кровавую трапезу!

Надя нервно хихикнула, балансируя на верхушке камня. Что произошло? Ребёнок выпил воду с кровью... его так сильно мучила жажда? Но ведь воду из родника он пить не стал, прополз мимо! А вот из панциря выпил! Значит, ему была нужна не вода, а кровь!

Надя подавилась всхлипом. Что ей теперь, так и сидеть на камне? Слезть-то как? Вдруг существо - не ребёнок! человеческие дети не пьют кровь! - набросится на неё?! Вот так спасла на свою голову!

- Дикий мир, - ворчала Надя, и под жарким солнцем дрожала от страха. Её пугала мысль, что существо попытается залезть к ней на камень, чтобы получить "добавочку".

Но существо не полезло. Приподнявшись, оно ковыляло около камня, уже не ползком, но ещё не имея сил подняться на ноги, нюхало землю, будто собака, заглянуло в пещеру, и снова выбралось наружу. Потом ткнулось в пустой панцирь, и, поскуливая и всхлипывая, принялось его вылизывать. Потом оно подобралось к боку камня и справило там малую нужду - Надя возмутилась, но фыркнуть не посмела, боясь, что существо заметит её. Но ребёнок - не человек скрылся в пещере, и сколько Надя не вытягивала шею, его не видела.

Солнце вскоре напекло голову, жажда высушила горло, да и бурчание в желудке могло разбудить и стадо слонов, не то что ребёнка - монстра. Тогда Надя решилась слезть. Распласталась на камне, и, обжигая ноги и живот - шорты-то так и остались в пещере, она же ими закутывала этого... - и осторожно съехала на землю.

Первым делом заглянула в пещерку. Существо спало, вцепившись в Надины шорты, и даже слегка всхрапывало во сне.

Надя ухмыльнулась. Отбежав к роднику, напилась воды, пожевала травки, и сама "сходила за камушек". Лезть обратно не хотелось, и Надя занялась старым делом - принялась черпать воду и поливать веточки. Зачем, и сама не понимала, но занятия не бросила.

Выбившись из сил, Надя отложила панцирь и проверила существо. Оно спало, и тогда, поколебавшись, Надя всё-таки залезла в пещерку, и прикорнула рядом, решив, что, если жуткий ребёнок заворочается, просыпаясь, она почувствует и обязательно проснётся.

К счастью опасения Нади оказались напрасны - странный ребёнок не проснулся ни ночью, ни утром, и ни даже следующим вечером. Он крепко спал, и когда время его сна затянулось на два дня, Надя забыла, что опасалась его, и начала скучать и волноваться.

Забираясь в пещерку, она склонялась над ребёнком - не ребёнком, и внимательно прислушивалась - дышит ли?

Он дышал. Тихо, мерно, обтянутые кожей рёбра вздымались и опадали - спокойно, непрерывно.

Надя успокаивалась и убиралась на улицу - поливать веточки.

На третий день Надя решила вновь сходить к другому каменному завалу, он тоже был по левой стороне от её камня, только идти надо было не вверх, а вниз по плато. Посомневалась идти ли прямо так - в трусиках, (шорты Надя вытаскивать не решалась), а потом плюнула - всё равно кругом ни души, и отправилась в путь.

Этот завал был ближе, но меньше. Ни скал, ни гор, а всего несколько крупных камней, между которыми ползали всё те же жуки.

Единственное различие - на этом завале, как и возле Надиного камня, росли веточки. Ещё более тонкие и чахлые, хотя казалось куда уж, но вот росли.

Надя покачала головой и принялась раскидывать камни, освобождая место вокруг веточек. Ей хотелось увидеть землю, на которой они росли. Работа заняла много времени, Надя провозилась до вечера - солнце уже до половины убралось за жёсткий край плато, зато Надя полностью раскопала пятачок с веточками, и убедилась, что земля тут такая же жёсткая, как и возле её камня.

-И родника нет, - пробормотала Надя, почёсывая затылок. - Как же вы в труху не рассыпались?

Значит, всё же есть подземные воды под этим плато? Да, наверняка, решила Надя, и устало поплелась к своему пристанищу.

Она уморилась, и, спускаясь с насыпи, подвернула ногу на округлом камне и упала. Так и вернулась "к себе", с разбитым коленом, еле волоча ноги, и изнывая от голода и жажды. Но не успела Надя дохромать до родника, как послышалось знакомое поскуливание, и ей под ноги выкатился из пещерки тёмный кожистый клубок.

Взвизгнув, Надя отскочила в сторону. Существо поднялось на ноги и стояло перед ней. Надя заметила, насколько лучше оно стало выглядеть. Теперь жуткий ребёнок стоял, почти выпрямившись, не падал, не ползал, а тёмные беззрачковые глаза смотрели на Надю выжидающе.

- Чего тебе, чего? - Надя тихонько обходила его по кругу, стараясь добраться до камня. Добралась и прижалась спиной, но чувствовала, что залезть наверх не получиться. Как же быть?

Существо странно всхлипнуло - хрюкнуло и кинулось к Наде.

- Не подходи! - взвизгнула она, да так, что у самой уши заложило.

Существо растерянно замерло на месте. Поморгало, топчась на сухой земле. Всхлипнуло как-то вопросительно.

- Не подходи, - повторила Надя и даже покачала головой.

Она была ошарашена. Этот урод что, понимает её? Как так? Да запросто, он же ребёнок! Ага, и пьёт кровь! Что за ребёнки пьют кровь? Ну не совсем ребёнок, а странный какой-то, но ведь похож!

- Спокойно, - Надя сползла по камню, села попой на остывающую землю, и постаралась унять дрожь. С ним можно общаться! Во всяком случае надо попробовать!

- Иди сюда, - поманила Надя.

Ребёнкоподобный монстр радостно взвизгнул и кинулся к ней.

- Не так быстро! - замахала растопыренными руками Надя.

Он замер, открыв рот, Надя заметила, что рот ребёнка - не ребёнка полон мелких острых зубов.

- Не так...быстро, - повторила Надя, ужаснувшись. Да ведь он мог загрызть её ночью! Запросто!

Зубастое создание село на землю и заскулило.

Надя вжалась в камень, но ребёнок с "милыми зубками" не двинулся с места. Он сидел, таращась на Надю, и жалобно скулил и подвывал. Будто плакал.

- Что с тобой делать? - так же жалобно спросила Надя. - Ты голодный опять? Я сама есть хочу, но я травку жую, а чем тебя кормить?

При словах "есть" и "кормить" ребёнок встрепенулся, и захлопнул пасть.

- Реагируешь? - мрачно спросила Надя. - Не ребёнок, а...вампир какой-то!

И замерла с открытым ртом. Вампир! Как она раньше не подумала?! А если это детёныш вампира? Значит, тут есть вампиры, ну, на этом плато? А если сейчас взрослый вампир ищет своего детёныша? И если он прилетит сюда? Надя не знала, почему именно "прилетит", но при жизни она часто смотрела фильмы про вампиров, а там всегда показывали, что они летают.

- Как я раньше не подумала? - прошептала Надя в ужасе. - Ты ребёнок вампиров! И зачем я тебя спасла? В общем так, - она решительно поднялась на ноги. - Уходи отсюда! Уходи обратно! Тебя, наверное, твои родители ищут.

Ребёнок - вампир в недоумении смотрел на Надю. Потом подковылял ближе.

- Нет! - Надя замахнулась. - Не ко мне! Иди! Кыш! Проваливай!

Вампирёныш шарахнулся в сторону, сел возле веточек и принялся подвывать.

- Не разжалобишь, - мрачно сказала Надя.

Она сполоснулась в родничке, черпая воду жучиным панцирем, утолила жажду и, кривясь, поела травы. Сходила за камень по малой нужде, хотя и отчаянно стеснялась ребёнка - вампира. Мало ли какого он пола? Ишь сидит, скулит, пищит...

Жалобные вопли действовали на нервы, и Надя, забравшись в пещерку, и наконец-то одев свои шорты, никак не могла уснуть. Да и страшно было - вдруг, услышав эти завывания, прилетит вампир-папаша? Или сам вампирёныш решит полакомиться Надей, пока она спит. Нет, так дело не пойдёт!

Надя выползла из пещерки и подняв панцирь, зачерпнула воды. Потом внимательно оглядела разбитую коленку, и принялась расколупывать уже засохшую ранку. Та послушно расколупалась, набухла кровью, и Надя смыла эту кровь водой из панциря. Точнее, смыла кровь в воду.

Вампирёныш внимательно наблюдал за ней - в наступившей темноте Надя видела поблёскивающие красноватым глаза. Подумав, Надя разодрала коросточку на ладони, и сунула руку в панцирь с водой. Так сказать, увеличила консистенцию.

- Вот, - поставив панцирь в стороне от родничка, Надя отошла к пещерке. - Питайся.

Она залезла внутрь, свернулась клубком, и слушала, как снаружи хлюпает и давится, торопясь выпить воду, маленький вампирёныш.

Позже, когда сон уже сморил девушку, детёныш - вампир вкатился в пещерку и устроился у Нади под боком.

Когда Надя только попала в этот засушливый мир, ей и в голову не пришло отмечать дни своего пребывания тут.

Теперь она почти жалела об этом. Можно было ставить крестики на большом камне. Чем ставить? Ну, к примеру тем же камешком. Выцарапывать цифры, или просто палочки.

Надя сходила к каменному завалу - поискать что-нибудь подходящее, так как возле её камня ничего такого не обнаружилось. В результате набрала ещё несколько панцирей, один из которых наполнила красноватыми крошащимися камнями. Их можно было использовать вместо мела или карандаша - камни оставляли за собой жирный красно-чёрный след, и Надя решила составить свой календарь.

Итак, первый день - она попала сюда. Второй - пошла к большому каменному завалу и спасла вампирёныша. Третий день - напоила его водой с кровью, точнее, он сам вылакал её из панциря. Потом два дня спал. Три плюс два - пять, проснулся вампирячий ребёнок на шестой день, когда Надя вновь умудрилась пораниться на камнях. Проснулся, захотел есть, и ей пришлось заняться членовредительством. А вот сегодня седьмой день пребывания Нади тут, в этом безжизненном мире - она поставила на гладком боку камня последнюю отметку, и вздохнула.

Болела ладонь, и коленка тоже ныла. Зато вампирёныш не верещит, а мирно дрыхнет в пещерке - и когда успел забраться? - и можно не опасаться, что услышав его вопли сюда припрётся толпа разгневанных родственников.

Семь дней! Неделя!

- И ведь жива, - ухмыльнулась сама себе Надя. - На траве и воде выжила!

Хотя "жива" - довольно смутное утверждение. Вроде бы помирала, нет? Ну и пусть. Не важно, что было, важно, что есть сейчас! А сейчас она чувствует себя вполне живой.

- Ещё бы еды какой раздобыть, - Надя с грустью потёрла живот. Травка, это необходимый минимум, однако... Может быть сходить к другим камням? Их сколько ещё?

Надя взяла из панциря один красящий камень и принялась рисовать на боку камня - пещеры.

- Вот на этот массив я ходила. Сюда тоже, тут я ногу поранила. Вон те скалы, и самый огромный горный массив ещё не обследованы, да вон там ещё небольшой камень виднеется. Ну и какая-то полоска почти на горизонте, - Надя отряхнула руки, рассматривая саморисованную карту. Может к этой линии сходить? Да она далеко, а еды ж никак не запасти. И вода дорогой высохнет на солнце.

Надя покачала головой. Не пойдёт. Тогда к одному из каменных завалов? Она вновь принялась рассматривать свою карту. Вот этот камень, с высоты скал Надя увидела, что он не слишком далеко от её камня. И вообще во многом похож - не слишком огромный камень с пещеркой - она отчётливо темнела возле коричневатой земли - и растущими неподалёку веточками-лианами.

-Туда и пойду, - решила Надя.

И пошла.

Точнее, поковыляла - разбитая, да вдобавок расковырянная коленка неожиданно разнылась, как ноют к непогоде кости старых людей. Может, погода переменится? Надя в ожидании глянула на небо, но не увидела даже намёка хоть на облачко. Значит, просто болит, или инфекция попала? А вдруг - заражение? Надя слышала, что при сильном заражении можно и гангрену получить, и вообще остаться без какой-либо конечности. Брр! Думать о таком было неприятно - мало ли что умерла? Пьёт, ест, спит, значит, и заболеть может - и Надя стала всматриваться в приближающийся камень с чернеющим в нём отверстием - пещеркой.

Камень был ниже, чем Надин, зато шире - он как бы оплыл и имел форму сдувшегося мяча. И пещерка была больше, чем та, в которой обосновалась Надя.

Надеясь отыскать в ней что-нибудь интересное, Надя вздохнула, жалея коленку, и полезла в сухую, пахнущую пылью, темноту. Предварительно швырнув туда камень.

Ничего, кроме знакомых уже коконов в пещерке не нашлось, но в Надином положении ничем пренебрегать не стоило, и потому она обрадовалась находке, словно сокровищу. Сдавила, складывая пополам, чтоб удобнее нести, и положила перед пещеркой, придавив сверху камешком - ещё унесёт шальным ветерком. Влезла на камень, и огляделась. Шагах в двадцати снова увидела тонкие сухие веточки, вздохнула, но решила не ходить - и свои-то полить как следует не может - ещё из-за этих расстраиваться!

Напоследок Надя ещё раз влезла в пещерку - вдруг упустила из виду какую мелочь?

Пол в пещерке каменистый - то есть не камень с трещиной стоит на земле, а в самом камне выдолбили пещерку неизвестные силы, может природные, может ещё какие...

Надя вздохнула, и сделала движение вылезти наружу. И тут возле входа упала тень. Большая. Чёрная. Когтистая.

Забыв вдохнуть, Надя притаилась в пещерке, аки мышь полевая. И смотрела на эту тень, боясь зажмуриться или отвести глаза. Сейчас эта тень наклонится, и её обладатель, протянув когтистую лапу, выцарапает Надю из укрытия! Ох!

Она вздрогнула, и вжалась в стену пещерки, хотя и так прижималась к ней, будто мох растущий на камне. От страха кинуло в жар, во рту стало гадко и шершаво, а сердце билось очень громко, и Надя испуганно думала о том, что ужасное существо, отбрасывающее огромную чёрную тень, конечно же слышит этот стук.

Слушать слышит, но почему - то не торопится нападать. Не скребёт когтями по сухой земле, не запускает лапу в пещерку, не хватает Надю за шиворот. Даже не рычит и не воет, или что там полагается ужасным тварям, охочим до живого человеческого мяса?

Тень качнулась, её обладатель шумно вздохнул возле пещерки и присел на корточки - Надя увидела мощные ступни, похожие на человеческие, только гораздо больше размером, шире, и с загнутыми чёрными когтями. Кожа на ступнях была тёмно-коричневой и кожистой.

Что-то она напомнила Наде, эта кожа...

Неизвестное чудовище снова вздохнуло, и неожиданно встало на колени. И заглянуло в пещерку.

Надя увидела получеловеческое - полузвериное лицо, с небольшими ноздрями, почти не закрывающими дырки носа, узкий безгубый рот, и огромные глаза, не имевшие зрачка. Поймав солнечный отблеск, глаза блеснули красным.

-Уйюйю, - тонко проскулила Надя, и всё-таки крепко зажмурилась. Она не знала, теряют ли сознание умершие, да и забыла причислять себя к не живым, но в обморок от ужаса так и не упала, потому что неожиданно ощутила что-то странное.

Это "что-то" напоминало осторожное и неумелое прикосновение к Надиной голове, оно было тёплое и немного виноватое.

"Нет... не бойся", - скорее ощутила, чем услышала Надя. "Я... твоё... ты... мне... моё... моим..."

- Не поняла?! - вслух растерянно воскликнула Надя.

"Иди... пойдём!" - теперь мысли, а как поняла Надя это были именно мысли сидевшего перед пещерой существа, стали просящими и немного испуганными.

- Куда... куда пойдём? - Надя снова пришла в ужас от того что это чудище хочет с ней куда-то пойти. - Ты что? Ты кто такое?

"Я..." - существо замялось, мучительно подбирая слова. "Ты нашла... забрала...Ты со мной... хорошая... Я теперь тут... хочу к тебе!" - последнее восклицание имело странный эмоциональный оттенок - так маленькие дети, раскапризничавшись, просятся "на ручки!".

- Отойди, - приказала Надя не очень решительно. - А то я не смогу вылезти.

Существо резко отпрыгнуло в сторону от камня, и Надя осторожно высунулась наружу.

Она сама ужасалась своей доверчивости и глупости, но выбралась из пещерки и встала, выпрямившись. И посмотрела на того, кто её напугал.

Почти три метра ростом. Коричневая кожа имеет чешуйчатый узор, будто у ящерицы. Руки немногим длиннее человеческих, пальцев тоже пять, только вместо нормальных ногтей чёрные крепкие когти. Стоит на двух ногах, чуть согнувшись, подавшись вперёд, будто хочет опереться на сжатые в кулаки руки. И внимательно смотрит на Надю.

Она тоже внимательно смотрела на него и всё больше убеждалась - это тот самый вампирёныш! Ребёнок - монстр, которого она вытащила из-под камней, которого не оставила на съедение жукам. И которого напоила собственной, разведённой в воде, кровью.

Это и есть причина, по которой он так вымахал?

- Ты кто такой? - Надя постаралась придать голосу больше уверенности, а то дрожит, как заячий хвост. - В смысле, как ты называешься?

"Кто... такой" - неуверенно повторил за ней выросший монстр. Повторил, разумеется, мысленно. Наде показалось, что его рот вообще не приспособлен издавать человеческие звуки.

"Я был... хотел... ждал..."

- Ясно, - вздохнула Надя. - Ладно, бедность речи вполне искоренима. А сюда-то ты зачем припёрся? Дрых бы себе в пещерке...

"Я... дрых" - согласился монстр. "Проснулся... ты нет"

- И что? - ворчливо спросила Надя, поднимая с земли свёрнутые коконы.

"Один совсем..." - печально поведало ужасное создание, и вдруг съёжилось и оглянувшись вокруг, добавило: "Один... страшно!"

Они вернулись к камню вдвоём.

Надя всё поглядывала искоса, опасаясь какой-нибудь бяки от "детёныша". Ишь, вымахал! Но жутковатое создание на каждый Надин взгляд реагировало одинаково: мысленно "улыбалось" и восторженно поскуливало.

"Мой! Моя!" - обрушивалось в Надин мозг радостная какофония. "Я твоё... а я..."

Надя поняла, что монстр и сам не знает кто он и что он, и как ему называться. И как называть Надю.

- В общем так, - сдвинув брови, сурово сказала она. - Я твоя учительница! Буду тебя учить всему и воспитывать. А, нет! Тогда я твоя воспитательница! Понял? А ты мой воспитанник.

"Понял! Воспи..танник!" - преданно уставился на Надю звероподобный "ребёнок". - "Воспита..тельница!"

До вечера Надя убедилась, что во многом монстр подобен ребёнку, хотя и затруднилась бы сказать - ребёнку какого возраста, поскольку очень редко общалась с детьми. Скудный словарный запас существа быстро пополнялся, хотя воспринимал он лишь простые слова, и фразы составлял простые, а порой и такие нелепые, что Надя принималась смеяться.

Большую роль, как она поняла, в общении играло всё же мысленное и духовное "соприкосновение". Воспитанник - монстр не просто слушался Надю - он чувствовал её, был связан с ней эмоционально, и как решила Надя, наверное, психическая связь тоже была. Надя довольно слабо разбиралась в таких вещах, но с удовольствием повторяла - психическая и эмоциональная связь. Это давало глубокое удовлетворение, и Надя больше не чувствовала себя одинокой.

- Ты будешь ещё меняться, или это твоя взрослая стадия? - спросила Надя.

Она стояла у камня, кроша в руках кусок красно-чёрного камня, используемого вместо мела. К проведённой неделе прибавилось ещё две палочки, Надя только что зачеркнула их - девять дней! Сегодня - десятый.

"Взрослая... стадия?" - не понял воспитанник. Сокращая длинное "воспитанник", и не желая звать существо монстром, Надя дала ему имя Тако.

- Ты будешь меняться? - повторила Надя. - Ты вырос, и кожа стала прочнее, появился узор, и хвост вон какой теперь. Это всё? Или что-то ещё вырастет, или изменится?

"Ещё... вырастет", - согласился Тако.

- Да? - удивилась Надя. - А скоро?

"Не знаю", - Тако дёрнул хвостом, что было равнозначно пожатию плечами. "Надо есть... и расти!" - и он уставился на воспитательницу серьёзными чёрно-алыми глазами.

- Есть тебе... - проворчала Надя. - Мне, знаешь ли тоже есть надо. И не только травку!

"Ты тоже будешь меняться?" - серьёзно поинтересовался Тако.

- "А что у тебя вырастет?"

- Надеюсь, что не хвост, - рассмеялась Надя. - Вот попа бы не помешала, - вздохнула она, поправив сползавшие шорты. - Грудь ого-го, всё на месте, а пятая точка сплющилась, словно и не было!

"Есть..." - Тако вроде бы призадумался. - "А что надо есть... тебе?"

- Мясо бы хорошо, - пожала плечами Надя. - Да где его взять? Только и жди, что наши с тобой старания даром не пропадут.

Оба посмотрели на веточки.

Два прошедших дня Надя и Тако обихаживали неизвестные деревца. Тако, под Надиным руководством, притащил от каменного завала кусок камня. Верхушку скалы что ли отломал? - изумилась тогда Надя - камень представлял из себя метровую "сосульку" и был явно неподъёмный. Но Тако похоже обладал огромной силой, он не только отломил верхушку скалы, но и умудрился вбить её в твёрдокаменную землю возле родника. Земля пошла трещинами, оттуда ударил пар, перепугав Надю, а Тако выдернул свой "лом", вонзил его в другом месте - напротив первого разлома. Снова трещины и пар, а потом из-под земли ударил фонтан воды!

Надя завизжала, отскакивая - вода ошеломила её и сначала показалась горячей. Но водяная струя выбила каменную "пробку", и почти сразу улеглась, наполнив глубокую каменную чашу. Вода оказалась ледяной и не спешила нагреваться даже на бешеном солнце.

Надя успокоилась, полюбовалась, и велела Тако "прочертить" каменной сосулькой жёлоб - от чаши к веточкам. Тако прочертил. Получилось просто замечательно - чаша наполнялась из подземных родников, вода текла по жёлобу и впитывалась в засохшую почву возле веточек. И к радости Нади это быстро давало результаты - сегодня утром она увидела, что сухие стебельки увились новыми зеленовато-коричневыми волокнами. Да и в мелких пупырышках, покрывших веточки снизу до верху, можно было признать будущие веточки. А там глядишь и листочки попрут! И Надя улыбалась, и не уставала нахваливать Тако, отчего он расплывался в мысленной улыбке и лез ластиться.

"Мясо..." - Тако вдруг выпрямился, и принялся крутить головой, оглядывая плато. Наде показалось, что он принюхивается.

"Мясо там... Надо поймать, и съесть!" - Тако поднял длинную руку, показывая направление. Надя повернула голову. Похоже Тако имел в виду ту самую тёмную линию, которую Надя видела со скалы. Кривая, изломанная полоска - Надя даже изобразила её на карте - охватывала всё плато кольцом. Что именно она из себя представляет, Надя не знала.

- А что там? - полюбопытствовала она. - Откуда там мясо?

"Звери" - ответил Тако и развёл когтистыми руками, показывая форму: "Вот такие".

- Рыбы? Крокодилы? - недоумевала Надя. - Впрочем, не важно. А ты можешь их достать?

"Могу... попробовать" - с запинкой ответил Тако.

Надя поняла, что чем бы ни была эта полоска, достать "зверей" оттуда будет непросто.

"Мне поесть" - Тако умильно и просительно глянул на Надю. - "Тогда я... поменяюсь... стану... крепче! Будет легче достать мясо!"

Надя вздохнула. Она понимала, чего именно просит Тако. Крови. Её крови. Траву он по-прежнему не ел, и эти два дня попросту голодал. Если б Надя не знала Тако, она б решила, что он всё время намекает, что неплохо было б напоить его кровью. Но Тако не умел хитрить - он не просил, но и подумать не мог, что его воспитательница будет кормить его чем-то другим. Она знает, что делать, она же воспитательница!

Надя снова вздохнула. Ей ужасно хотелось съест что-нибудь кроме травы. Тако достанет мясо, если напоить его кровью. Да только Надя опасалась как бы от скудной диеты да вдобавок потери крови, она сама не брякнулась в голодный обморок. Накормить Тако, а он накормит её, но для этого Наде надо поесть - замкнутый круг! К тому же и ранка на ладони, и сбитая коленка уже зажили, и Наде ужасно не хотелось расковыривать их вновь.

- Давай сходим к тем веточкам, - переводя разговор, махнула рукой Надя. И они отправились к каменному завалу, на котором Надя разбила ногу. Зачем? Надеялась снова рассадить там коленку?

- Как ты думаешь, тут есть вода? - спросила Надя, когда они пришли.

Тако спрыгнул с камня, на который только что забрался, приложил заострённое ухо к земле. Слушал несколько минут, скребя когтями возле себя, потом выпрямился и чихнул.

- Будь здоров, - Надя отряхнула ладони. - Так что?

"Есть. Глубоко. Но можно достать...надо только..." - не договорив, Тако одним прыжком забрался на камень рядом с Надей. Потом запрыгал по каменным завалам. Иногда останавливался, и прикладывал ухо к камням. Слушал.

- Что ты ищешь?

"Воду... как там" - Тако внимательно обслушивал один из более крупных камней.

Надя поняла, что он ищет водяную жилу или родник.

Жила нашлась почти в центре завала, под гладкой каменной плитой. Плита была засыпана каменной мелочью и вдавлена в землю так, что почти сравнялась с ней. Надя ужасно переживала, наблюдая, как её воспитанник пытается поднять плиту. Сама она только помогла откидать камни, но справиться с плитой ей было не под силу. А под силу ли это Тако?

Она напряжённо сопела, глядя, как её монстроподобный воспитанник поддевает плиту когтями.

Рывок! Ещё рывок! Плита не поддавалась. Тако взрыкивал от напряжения, и тянул камень. Борьба продолжалась довольно долго, но когда Надя уже хотела сказать Тако бросить попытки, чтоб не развязать пуп, под плитой хрустнуло, чавкнуло, по краям осыпалась земля и образовавшиеся канавки моментально наполнились водой. И Тако поднял плиту и швырнул в сторону.

- Ура, ура! - Надя прыгала возле бурлящего источника, выковыривала камни, сооружая канавку, чтоб вода текла к веточкам.

Она не сразу обратила внимание, что Тако не участвует в канавкостроении, а сидит на корточках поодаль. Он не сопел, не скулил, Надя поняла, что с ним непорядок только по личной эмоциональной волне. Она словно ощутила его боль.

- Что такое? - она встревожено кинулась к воспитаннику. - Где болит?

Выковыривая плиту Тако поранил ладонь. Кожа тут была чуть нежнее, чем на тыльной стороне руки, и край плиты довольно глубоко разодрал ладонь.

- Бедненький, - пожалела воспитанника Надя, и прежде чем сама сообразила, то творит, лизнула пораненную конечность монстра.

"Ты зачем?" - изумился Тако, в беззрачковых глазах было сплошное недоумение.

- Ну, - Надя сплюнула, утёрла рот грязными пальцами. - Говорят, слюна кровь останавливает.

Это было смелое заявление, и смелый, если не сказать - безрассудный - поступок. Мало того, что Надя понятия не имела, как её слюна подействует на Тако, она к тому же не подумала, как его кровь подействует на неё.

А она подействовала. И быстро.

Во рту появилась невероятная горечь, а в голове вспыхнул жидкий огонь. Надя шатнулась, всё поплыло перед глазами, и она толи спрыгнула, толи упала с камней на землю. Коричневая тень метнулась к ней - Тако подхватил свою воспитательницу.

Мысленный взрыв был очень силён. Надя едва выдержала его - все чувства и мысли словно перемешали, а затем пропустили через мясорубку и подожгли.

Затем все неприятные ощущения разом исчезли.

- Ага, - ошарашено проговорила Надя, опуская руку - она стояла, упираясь ладонью в грудь Тако. - Так у тебя ещё должны вырасти крылья!

Вернулись к своему камню. Пока шли, Надя обдумывала ситуацию, и приняла единственное правильное, на её взгляд, решение. Надо напоить Тако своей кровью. Причём кровью, не разбавленной в воде. Ведь крылья - это же всё меняет! Она сможет нормально поесть, конечно, если звери, про которых говорил Тако, окажутся съедобными; она сможет попросить Тако осмотреть всё плато сверху, а возможно, он поднимет её в воздух и она осмотрит всё сама.

- В общем, так, - сурово сказала Надя, стараясь, чтобы голос не дрожал. - Осторожно укусишь меня, понял? Только не перегрызи, - и она протянула Тако левую руку. К её удивлению, вместо того, чтобы обрадоваться, Тако заскулил и шарахнулся в сторону.

- В чём дело? - Надя даже руку свою осмотрела. - Кусай! Ну, хочешь, я помоюсь.

"Тебе... больно! Не могу тебе больно!" - мысленно забился в истерике её воспитанник.

- Тьфу, - плюнула Надя. Такого поворота она не предусматривала. - Но что же делать? Ты же хочешь есть?

Тако кивнул, и снова заскулил. Надя задумалась. Придумала.

- Так, короче, открываешь рот, а я сама поцарапаюсь о твои зубы. Вон они у тебя какие...

Тако сел на корточки, свесив длинные руки по бокам, и замотал круглой ушастой головой. На Надю обрушился шквал недоверия, сочувствия, страха и жажды крови.

- Успокойся! - прикрикнула она, подходя вплотную. - Открывай рот! Открывай, я сказала!

Тако зажмурился, и распахнул пасть. Надя подавила желание тоже зажмуриться, когда увидела игольно-острые зубы своего приёмыша. Но взялся за гуж, не говори, что пуп развязывается!

Надя занесла руку надо ртом Тако и аккуратно опустила на зубы - иглы, местом чуть ниже локтевого сгиба - самым пухлым, мягким.

Хватило даже лёгкого прикосновения. Кожу рассекло мгновенно, кровь десятью тонкими ручейками потекла в рот вампирёныша.

Тако распахнул глаза. Чёрные провалы запульсировали ярко-алым. Надя заставила себя стоять спокойно, не заорать, не отдёрнуть руку, просто ждать. Рот наполнился кровью и Тако сглотнул. Потом всё повторилось, и Надя отняла руку.

- Хорошего понемногу, - едва шевеля губами, выдавила она, крепко перетягивая руку тряпочками из коконов. - Теперь иди, поспи!

И Тако послушно убрался к камню. В пещерку он не влез, размеры не позволяли, поэтому просто умостился возле камня, прижимаясь к нагретому солнцем боку своим боком. Уснул.

Надя сунула замотанную руку в канавку - холодная вода слегка успокоила боль. Потом, не дожидаясь, пока повязка высохнут, залезла в пещерку и тоже уснула.

Она проснулась вечером. Выбралась из пещерки и увидела, что солнце наполовину уползло за плато, и везде лежат серые прохладные тени. Надя напилась воды, с отвращением посмотрела на травинки по-прежнему жизнерадостно зелёные, и вдруг вспомнила. Тако!

Возле камня его не было. Надя завертела головой. Где же он?

- Тако! - позвала она громко. - Та-ако-о!

Шквалом ветра её чуть не сбило с ног, чёрная тень упала на Надину, когтистые лапы впились в коричневую землю, и Тако приземлился перед Надей. Уставился на свою воспитательницу.

- Добрый вечер, - улыбнулась она.

"Добрый вечер. Выспалась?" - что-то в его поведении и в манере общаться стало другим. Более уверенным, более... взрослым?

- Ты... вырос, - тихо сказала Надя. - Ты стал взрослым во всех смыслах, да?

"Благодаря твоей крови," - Тако смотрел не отрываясь. - "Кстати теперь я считывая образы и мысли прямо из твоего сознания, и ты можешь просто думать, и не говорить вслух."

- Не могу, - смутилась Надя. - Мне... надо разговаривать. Произносить слова. Иначе я вообще забуду, как это делается. Можно потрогать твои крылья?

"Конечно!" - он развернул их во всю ширь.

- Здоровенные, - Надя осторожно прикоснулась к этим кожистым аэропланам. - По форме, как у летучих мышей, да?

"Тебе видней", - отозвался Тако. - "Я не знаю, кто такие летучие мыши".

- А я думала... ну, что ты вампир, а вампиры превращаются ведь в летучих мышей.

"Я не знаю, кто такие вампиры", - повторил воспитанник. - "Но если хочешь, можешь подумать про них, и я увижу".

- Да? - Надя поиграла этой мыслью. - Знаешь, давай потом, а? меня и так немного пугает... всё это... И потом, я знаю о вампирах только то, что смотрела в фильмах ужасов, и если ты будешь знать о них, всё то, что знаю я... короче, вдруг научишься плохому! - Надя нервно рассмеялась.

"Хорошо. Потом." - согласился Тако. - "К тому же, это отнимает много сил".

- Да, кстати! - спохватилась Надя. - Что там насчёт тех зверей? Можно их поймать?

"Плавают. Много. Поймать можно" - лаконично ответил Тако. - " Летим?"

- Э... как?

"Сядешь на мою спину, и будешь держаться", - немного насмешливо сказал Тако. - "Боишься?"

- Немного, - призналась Надя. - Но есть хочется сильней. Ладно, давай.

Тако присел, распластав крылья по земле, и Надя неуклюже вскарабкалась на чешуйчатую спину. Кожа Тако была сухая и горячая, он встал, и Надя ощутила, как перекатываются под ней бугры мускулов.

- Ты будто спортсмен накачан, - проворчала она довольно. - Летим что ли?

"Летим", - и Надя взвизгнула, когда он без прыжка и без разгона взвился в ставшее почти ночным небо.

Он взял сразу метров тридцать в высоту. Надя поёжилась, оглядывая плато, крохотное пятнышко своего камня и уже почти не различимые в темноте ниточки веточек. Даже не слышно, как журчит вода родника. Зато ветер свистит в ушах. Мерно взмахивая крыльями, Тако летел к ближайшей полосе, отмеченной Надей на камне, как зигзагообразная линия. И чем ближе они подлетали, тем яснее Надя видела, что полоса горит красным.

Когда осталось около пяти метров, Тако снизился, похлопал крыльями, и приземлился так осторожно, что Надя едва ощутила толчок.

Она перекинула ногу, стараясь не задевать Тако кедами, и спрыгнула на землю. Её обдало жаром. Кривой пролом в земле тлел перед ней перетекая алыми, красными и малиновыми цветами.

Надя подошла ближе и охнула.

Пролом был глубиной метров двадцать. А может и больше. Ширина составляла метров восемь, а на противоположной стороне - сплошная тьма.

- Я что в Аду? - нервно рассмеялась Надя. - Вот уж не думала, что я такая грешница! А где звери-то? Тако?

"Присмотрись!" - Тако подошёл к самому краю, свесил голову. - "Они там!"

- Ты только держи меня, ладно? - Надя встала на самый край, вцепившись в мускулистую руку Тако, и стала смотреть в пролом.

Похоже, это была лава, по крайней мере, Надя так решила, хотя до этого видела лаву только по телевизору. Из пролома несло опаляющим жаром и странным запахом.

- Будто бы камни горят, - пробормотала Надя. - Ой, вижу!

В малиново-бордовом жидком пламени промелькнуло несколько чёрных блестящих тел. Словно дельфины нырнули, хотя и дельфинов Надя тоже видела только на экране.

- Кто это? - спросила она, поднимая голову к воспитаннику. Щёки её блестели от пота. "А говорят - мёртвые не потеют", - подумала Надя со смешком.

"Не знаю названия", - ответил Тако. - "Но они вкусные."

- Ты их ел? - удивилась Надя - А, так ты сюда летал, когда я спала?

Тако утвердительно склонил голову.

- Но как же ты их достаёшь? Там ведь сгореть можно! - заволновалась Надя.

"Я не чувствую жара или холода".

- Тогда почему ты не достал их без крыльев?

"Лава, она жидкая совсем. Пока ловил, я бы утонул, и надо было бы долго выкарабкиваться обратно" - пояснил Тако. - "Совсем долго, там очень и очень глубоко. А я не хотел оставлять тебя одну."

- Почему? - невесело улыбнулась Надя. - Всё равно тут больше никого нет. Или есть ещё такие, как ты? Злые?

"Таких, как я нет. Есть такие, как ты!" - сказал Тако и уточнил: "Но злые!"

- Что? - Надя вздрогнула. - Тут есть люди? Где они, Тако?! Где?!

"Там!" - он махнул когтистой лапой в левую сторону, на восток.

- Они... они такие же, как я? - от волнения у Нади срывался голос. - Почему ты сразу мне не сказал?

"Не такие же!" - упрямо повторил Тако. - "Они... они бы не напоили меня своей кровью. Скорее выпили бы мою сами!"

- Вампиры? - задумалась Надя. - Почему - то всё в этом странном мире упирается в вампиров. Ладно, Тако. Люди - потом. Сначала еда. Ты достанешь их? Этих зверей?

Тако молча кивнул, расправил крылья и стал опускаться в пролом. Надя с волнением следила за ним.

Вот он достиг бурлящего, будто малиновое варенье в тазу, водоворота, замер, паря на горячем воздухе, и вдруг резко дёрнулся вперёд и выхватил из лавовой реки извивающееся чёрное тело.

- Один есть! - ликующе крикнула Надя, и едва не соскользнула вниз от радости.

Пришлось отойти в сторону и сев на землю, ждать, пока гружёный добычей Тако не выберется на поверхность.

"Вот!" - он гордо сложил пойманных у Надиных ног, и она села на корточки с любопытством разглядывая "зверей".

Животные напоминали тритонов - уж этих-то Надя видела не раз, только лап у этих зверюг было не четыре, а шесть, и к тому же они были длиннее примерно вдвое. Кожа эластичная, чёрная, медленно остывающая на ночном воздухе. Узкие глазки подёрнулись белёсой плёнкой, а маленькие ротики сжались, почти провалившись внутрь.

"Саламандры" - подумала Надя и, поёживаясь, призналась: - Знаешь, мне их жалко. И... они же сырые! Как их есть-то? Они хоть какие на вкус?

Тако внимательно смотрел на Надю, и она, поняв, что он пытается найти в её мыслях подходящее сравнение, стала думать о всякой еде, хотя почему - то иногда предательски проскакивала мысль о дохлых кошках.

"Если скажет, что они именно такие на вкус, я лучше с голода загнусь!" - мрачно подумала Надя.

"Они как рыба со свежим огурцом", - наконец ответил Тако. - "Копчёная рыба" - добавил он, и Надя вздохнула с облегчением.

- Тако, пожалуйста... не мог бы ты разделать их для меня? Ну... когтями?

Тако молча обдал Надино сознание успокаивающими волнами, и подхватил из кучи одну саламандру, а Надя поспешно отвернулась.

За спиной раздавалось хлюпанье, хруст, и какой-то влажный треск, слушая который Надя страдальчески морщилась, и раздумывала, почему она не стала вегетарианкой. Однако в животе урчало, и услышав "Готово", Надя обернулась быстрее, чем ожидала от себя.

Перед ней, словно на блюде, лежали на плоском камне бледно-зелёные, лоснящиеся жиром полоски. Если бы Надя не знала что именно это такое, то могла бы подумать, что полоски - кусочки филе птицы, или рыбная нарезка, хотя и странный цвет.

- А камень откуда? - спросила она, присаживаясь на корточки рядом с импровизированным блюдом.

"Выломал. Там!" - Тако указал на край пролома. - "Чтоб не с земли..." - и он смутился.

- Спасибо, - растроганно сказала Надя. - Слушай, а отходы? Выкинул в пролом?

"Не-е", - ещё больше смутился воспитанник. - "Я их съел!"

Надя вздохнула, загнала брезгливость подальше, и взяла первый кусочек "нарезки".

Вкусно было просто фантастически, и Надя опомнилась, только когда на камне остались жирные следы и ни кусочка мяса. Надя облизала пальцы, и уставилась на Тако.

"Могу достать ещё", - предложил он.

- Не надо, - Надя вздохнула и встала. - Я слишком долго сидела на травяной диете, ещё живот разболится. Давай возвращаться?

Они вернулись к камню, на этот раз Надя не полезла на спину Тако, он просто поднял её на руки - так и долетели. Надя думала, что не заснёт - всё же не так давно проснулась, но волнении, свежий воздух и сытная, впервые за столько дней, пища сделали своё дело - Надя уснула, едва умостилась в пещерке. Тако снова устроился возле камня.

Утром Надю ждал сюрприз в виде горки мяса, лежащего на другом плоском камне.

- Тако?! - она изумленно взглянула на воспитанника. - Когда ты успел?

"Долго что ли?" - совсем как мальчишка ответил он. - "Проснулся раньше тебя, слетал и наловил".

- Спасибо! - Надя принялась за еду, на этот раз не интересуясь, куда Тако девал отходы. И так понятно.

- Так значит вся эта полоса точно такой же пролом с лавой? - размышляла Надя после завтрака, стоя перед нарисованной на камне картой. - То есть всё плато окружено таким проломом, да?

Тако пожал плечами.

- А где... - Надя порозовела от волнения, - Где ты видел людей?

"Могу отнести тебя туда", - без лишних восклицаний выдал Тако. - "Я ощущаю твоё желание увидеть их".

- Спасибо, - кивнула Надя. - Я хочу.

"Сейчас?"

- Сейчас!

Она не думала, что именно скажет этим людям, когда увидит их. Её больше волновало, что они могут подумать о ней! Как отнесутся к тому, что она умерла? Хотя если подумать, сами-то они живые? Или как? Может, они объяснят ей что это за мир? Правда Надя сама забралась сюда, то есть совсем без разрешения, но ведь она не знала, никто не сказал ей, что сюда нельзя! А почему нельзя? Может, наоборот - так было надо? В общем, в голове Нади стоял полный сумбур, и когда Тако приземлился возле высоченной скалы, кидавшей гигантскую тень на плато, Надя едва не бросилась ему в объятия, чтобы уговорить лететь обратно.

"Мы на месте", - Тако бесстрастно смотрел на свою воспитательницу. - "Но если хочешь, я заберу тебя обратно".

- Нет-нет! - Надя торопливо перевела дыхание, постаралась унять дрожь. - Мне надо увидеть их... узнать...

Что именно узнать, Надя так и не придумала, поэтому взмахом руки велев Тако оставаться на месте, пошла за скалу. Неизвестно, как отнесутся люди, увидев Тако. Перепугаются до полусмерти, или наоборот, напугают его? Можно ли перепугаться до полусмерти, будучи уже мёртвым?

Именно с этой мыслью, застрявшей в голове, как репей, Надя вышла из-за скалы.

И в изумлении замерла.

Перед скалой было озеро. Немного вытянутой, овальной формы, с абсолютно прозрачной бирюзовой водой. А на дне озера рос сад. Даже с того места, где стояла Надя, были отчётливо видны стройные деревца, на ветвях которых висели тяжёлые бело-синие гроздья.

- Виноград! - ошеломлённо сказала Надя. - Это же виноград! А деревья...

Да, это были те самые веточки, которые тщетно пыталась возродить возле своего камня Надя.

- Им было мало воды, - пробормотала она, и принялась смеяться.

- Им всё равно всё время было мало воды!

Однако, странный это виноград, растёт прямо под водой! А какая разница! Весь этот мир странный! А виноград самый настоящий! Так и притягивают взгляд налитые соком ягоды, хотя они тоже немного не обычные - с удлиненными острыми носиками! Но так и хочется ощутить во рту их свежий холодный сок - почему-то Надя была уверена, что он именно свежий, не слишком сладкий, но очень холодный.

Надя осмотрелась - негоже без разрешения хозяев лезть в сад и брать ягоды - где же хоть кто-нибудь?

Вокруг было пусто. Неподвижна вода озера с виноградом, каменно молчит высокая скала, пусто в ясном залитом солнцем небе.

- Тако! - позвала Надя, и он выступил из-за скалы. - Никого нет. Ты уверен, что люди были именно здесь?

"Я видел их тут. Может, ушли?"

- Но куда? - взволнованно спросила Надя. - Я не вижу ни двери, ни прохода! У них был транспорт? Может, они уехали куда-то далеко отсюда? Может, там у них дом?

"Не было транспорта. И дома на плато нет, я утром всё облетал. Люди были тут. Теперь я не знаю где они". - Тако опустил голову, ощущая Надин гнев и беспомощность.

- Ладно. Ладно, всё нормально, Тако, - она постаралась улыбнуться. - Всё равно я не знала, что им сказать...

И всё же она решила сразу не возвращаться.

- Подождём до вечера, хорошо? - виновато глянув на своего воспитанника, Надя устроилась на невысоком камне у подножия скалы. На самом солнцепёке. - Вдруг они придут?

"Подождём", - согласился Тако, садясь на корточки рядом.

Надя не знала, сколько они прождали. Солнце палило, вода в озере сверкала, виноградные гроздья манили к себе.

Надя облизнулась, ей ужасно хотелось пить. Ну, или вот съесть пару виноградин, они утолят жажду...

Тишину вдруг нарушило низкое гудение, и Надя увидела, как откуда-то из скалы вылетел пчелиный рой. С угрожающим гудением он завис над Надей и Тако, а после ринулся к ним.

Надя взвизгнула и вскочила.

- В озеро! - крикнула она, хватая Тако за руку. - А то зажалят!

"Нет!" - Тако не только не двинулся с места, но и удержал Надю. - "Не бойся. Это мои родственники!"

- Что? - слабо трепыхнулась Надя. - Ка... какие родственники? Ты же не пчела!?

"Я - один из них", - в голосе Тако послышалась усмешка. - "Я потом объясню, а сейчас стой спокойно!"

Надя послушно замерла, ощущая ветерок создаваемый крыльями пчёл. Рой подлетел совсем близко, кружил возле лица Нади, и будто принюхивался.

Сейчас она видела, что это всё же не пчёлы - крупнее размером, да и не полосатые - просто ярко-золотистые с чёрными лапками и усиками. И неожиданно выпуклыми умными глазками. Наде даже показалось, что они читают её мысли не хуже Тако.

Тако поднял руку ладонью кверху, несколько насекомых опустились на неё и принялись бегать туда - сюда, кружась и покачиваясь. "Точно как пчёлы" - подумала с улыбкой Надя.

Потом, словно в чём-то удостоверившись, пчёлы взвились в воздух и устремились к озеру. И внезапно ровным строем врезались в воду!

- Что это?! Что они делают?! - Надя подбежала к самой воде, вытянула шею, стараясь рассмотреть, что происходит.

"Опыляют виноградные цветы", - отозвался Тако, подходя к ней. - "Разве не видишь - несколько лиан ещё цветёт!"

И действительно - странные пчёлы вели себя как обычные медоносные - залезали в цветки, вылетали обратно, совались в другие. В воде они словно распушились, и напоминали Наде небольшие золотистые шарики - мохнатые тельца колыхались в воде, иногда Наде удавалось увидеть, что лапы пчёл с "вёслами", как лапки жуков-плавунцов.

- Удивительно, - сказала она, когда рабочий отряд покинул озеро и улетел обратно на скалу. - Никогда бы не подумала, что такое возможно!

"Удивительно", - согласился Тако. - "Между прочим, теперь ты можешь сорвать гроздь".

- Правда? - обрадовалась Надя.

"Правда" - важно подтвердил Тако. - "Они разрешили. Сказали - для родственников не жалко!".

- Слушай, а почему ты всё-таки один из них? - спросила Надя, слазив в озеро и разжившись гигантской виноградной кистью. Она уселась обратно на камень, осторожно держа кисть за толстую коричнево-зелёную веточку. С шорт и футболки текло, но так было даже лучше - прохладнее. С виноградной кисти тоже текло, и Надя прежде всего облизывала эту воду, не решаясь приняться за сам виноград.

"Виноградные пчёлы сооружают коконы в пещерах. Рой возглавляет матка, откладывающая в соты яйца. Из яиц вылупляются личинки, затем вырастающие либо в рабочих самок-пчёл, либо в трутней".

- Всё как у обычных пчёл, - кивнула Надя.

"В основном рой состоит из рабочих самок. Они опыляют виноградные цветы, делают..." - Тако порылся в своей и Надиной памяти, подбирая подходящий термин, - "Белый мёд, или молочный мёд. Кстати, этот виноград люди называют молочным. Трутней в рое обычно два или три. Они служат для того, чтобы оплодотворить основную матку, а потом умирают. Если трутень остаётся жив, и дожидается момента, когда рой делится, он переходит на следующую стадию - водяной личинки. Он поселяется на дне озера, питается опавшими листьями, кусочками веточек, отходами рабочих пчёл. Из озера он вылезает уже в том облике, в котором ты меня нашла в пещерке". - Тако помолчал. - "В общем-то я должен был съесть мой рой, но я не нашёл его. И у меня не хватило сил вылезти из пещеры".

- А дальше? - не утерпела Надя. - Если бы ты съел рой?

"Не знаю. Об этом у меня нет никаких воспоминаний и мыслей. Но я пробыл в стадии личинки слишком долго. Всё не мог окуклиться. А когда проснулся и выбрался из куколки, всё было не так как надо"

- А как было надо? И как было? Что было не так?

"Не знаю", - помолчав, ответил Тако. - "Слишком сухо. Моё озеро пересохло. Роя нигде не было. Не только моего, а вообще никакого. Этот - первый, что я увидел за долгое время."

- Ясно, - Надя задумалась. - Всё равно много непонятного. И спросить-то не у кого. Ну, ладно, - вздохнула она. - С этим мы ещё разберёмся, а теперь, я буду есть виноград!

Виноград оправдал её самые смелые ожидания. Виноградины так и истекали соком, в меру сладким, и таким холодным и вкусным, что Надя боялась уронить хоть капельку. Умяв всю гроздь, она распласталась на камне, и блаженно зажмурилась.

- Никогда такой вкуснятины не ела, - пробормотала она, облизываясь. - Тако, а кто его выращивает? Ну, опыляют пчёлы, а выращивает кто? Не сам же он растёт?

"Не знаю", - Тако мысленно нахмурился. - "Я знаю, что он должен быть. И всё".

- Ясно, - Надя перевернулась. - Да где же хоть кто-нибудь?

"Ты не хочешь вернуться обратно?" - Тако встал, поводя плечами.

- Нет, - заупрямилась Надя. - Давай ещё подождём! Вдруг они придут?

"Я проголодался", - укорил Тако.

- Ну, слетай к разлому, подкрепись, - рассеяно сказала Надя. - Да и мне саламандру захватишь.

"Я не хочу саламандру. Я голоден не так"

Надя хмыкнула.

- Понравилось? А вот мне не очень. Сильно проголодался?

"Сильно!"

- Ладно уж, кровопиец... - и она протянула руку.

На этот раз Тако не испугался, осторожно прикоснулся к Надиной руке острыми зубами, и подставив язык "лопаткой", чтоб не капало, принялся пить.

- Хватит, - Надя напряжённо смотрела, как в такт глоткам движутся острые уши Тако. Он всё пил и пил.

- Хватит, говорю, мне уже не по себе. Что с тобой?

"Не знаю!" - не отрываясь, мысленно пробормотал Тако. - "Сейчас лучше! Вкуснее! Намного!"

- Хватит! - закричала Надя, вырывая кровоточащую конечность. - Держи себя в руках!

"Я голоден!" - внезапно взревел Тако. Он прыгнул, сбил Надю на землю, и прижал за плечи. Надя в ужасе увидела в чёрно-алых глазах серебряный блеск - неукротимый и жаждущий. - "Ты даёшь слишком мало! Я хочу ещё! Ты не думаешь, что я сильнее? Я же могу просто взять то, что мне надо?!"

В голове у Нади шумело. Ужас сковывал всё тело, и даже не позволял дышать, однако она понимала, что если сейчас ничего не предпримет, Тако просто убьёт её! Или второй раз не умирают?

- Ты можешь убить меня, - прохрипела Надя, едва дыша. - И что тогда? Ты опять останешься один. Я даю тебе небольшие порции, но регулярно! А ты хочешь убить меня и обожраться! Ну валяй! Вперёд! - из глаз вдруг потекли слёзы, так невыносимо жалко стало себя. - У меня при жизни-то не было особых друзей, а уж после смерти тем более! А вот нашла тебя и обрадовалась! Тряслась, чтобы ты не умер! А ты... ты... тоже мне... воспитанник! - и Надя всхлипнула уже не сопротивляясь впившимся в плечи когтям.

Тако рванулся в сторону, ударился о камень, а когда повернулся, серебряный блеск исчез из его глаз. Исчезла и ярость. Теперь это был прежний Тако.

"Прости... прости..." - выдавил он. И мысленно заплакал.

- Маленький ты ещё, а потому дурак, - с трудом поднимаясь на ноги, сказала Надя. - Ох. - глубокие порезы от зубов Тако вдруг перестали кровоточить и затянулись розовой кожицей. - Как это? - открыла рот Надя. - Ты выдел? Они зажили!

Тако не ответил. Он сидел, съёжившись, и проклинал себя за то, что причинил Наде боль.

- Ладно тебе, - мягко сказала Надя, подходя к воспитаннику и легонько шлёпнув его по кожистому плечу. - Не съел ведь... спасибо тебе за это...

"Я... не знаю, почему я так..." - Тако всё ещё всхлипывал. - "Ты моя воспитательница! Ты меня бросишь теперь! Я злой!"

- Просто глупый и не сдержанный! - рассердилась Надя. - Прекрати выть, всё зажило! Лучше скажи, что значит "стало вкусней"? Как это?

"У твоей крови стал другой вкус", - пробормотал Тако. - "Она лучше стала... не могу объяснить!"

- Да не надо, - вздохнула Надя. - Странно всё это. Вдруг ни с того ни с сего стала вкусней... О! - и повернувшись к озеру, Надя уставилась на виноград. - Слушай, Тако! А не мог это виноград так подействовать?

"Не... не знаю", - Тако в раздумье пошевелил ушами. - "Я ничего не знаю про сам виноград. Извини."

- Тем более, буду ждать людей, - Надя махнула рукой. - И пожалуйста, если ты насытился, - при этих словах Тако поник, - Всё же слетай за саламандрами. От всех этих волнений я и сама сильно захотела есть.

Тако улетел, а Надя осталась ждать "тех людей".

От нечего делать она обошла вокруг скалы, нашла несколько пещерок в каменном завале слева, и даже поняла откуда именно вылетал пчелиный рой. Потом обошла озеро, со всех сторон осмотрела виноградные деревья, но лезть за новой гроздью не решилась. Надо же, кровь стала вкусней! Интересно это временно, или навсегда? А если она съест ещё одну гроздь, её кровь станет такой невыносимо вкусной, что Тако не удержится и высосет её как паук муху? Брр! Надя даже вздрогнула - ужасная мысль! Нет, не будет она больше есть этот виноград! Хотя удержаться так трудно! Так и манят к себе крупные ягоды... Надя проглотила слюну, и решила подремать. До пролома с лавой лететь порядочно. Они и сюда то летели долго, так что пока Тако не вернулся, Надя успеет отдохнуть. Она села на тот камень, где ела виноград - он достаточно большой и плоский, чтобы свернуться на нём клубочком, повернулась спиной к озеру, уткнувшись носом в скалу, и прикрыла глаза.

Она так и не поняла, заснула ли она, и проспала хоть сколько-нибудь, солнце лишь чуть сдвинулось к горизонту, как раздались голоса. Сначала один, кажется он спрашивал какого дьявола Надя тут делает, а потом голос сердито закричал что-то непонятное, послышался топот, и Надю стащило с камня, и встряхнуло.

- Отвечай, чёрт тебя дери! - зло орал на неё невысокий лысый человек в болотно-зелёной рубашке и тёмно серых брюках. Плюгавенький и невзрачный. - Кто ты такая? Кто тебя подослал?

- Куда подослал? - Надя видимо всё же успела заснуть, и сейчас плохо соображала. Что происходит? Кто эти квадратные парни, что держат её, почти выламывая руки? Где Тако?

- Не хочешь говорить? - лысый аж затрясся от злости. - Ну ничего! Мы умеем заставлять! Эй, Силка! Дай-ка ей раза!

Названный Силкой, высокий худощавый парень с бледным лицом и прищуренными холодными глазами, улыбаясь приблизился к Наде, и внезапно выбросил вперёд правую руку. Под рёбрами вспыхнула дикая боль, и Надя закричала.

Силка улыбнулся. В кулаке он держал тонкий нож, с которого нехотя стекала кровь.

"Кровь-то моя!" - ошеломлённо поняла Надя.

- Кричишь? - довольно спросил лысый. - Значит, и говорить умеешь. Отвечай, кто подослал? Из какой двери зашла?

- Двери? - перед глазами Нади поплыли звёздочки, а в лёгкие будто песка насыпали. Она вдруг увидела, что за спиной лысой плюгавки стоит невысокая деревянная дверь. Надя прищурилась, пытаясь вспомнить, что же эта дверь ей напоминает, и вспомнила! Ту, другую дверь, в комнате с Книгой! Дверь с резьбой из виноградный лиан, через которую Надя зашла сюда.

- Молчит! - почти прошипел Силка. - Босс, можно я... - и Надя увидела, как вздёрнув верхнюю узкую губу, изо рта парня вылезли клыки.

- И тут вампир, - тяжело выдохнула она, почти теряя сознание.

- Погоди ты, - недовольно сказал босс. - Мне надо знать, как она сюда попала. Кто и что ей рассказал? А ну, встряхните её!

Державшие Надю выполнили приказ, отчего пропитавшая одежду кровь мелкими бусинками разлетелась вокруг.

Надя опять вскрикнула, и уронила голову, уже ничего не соображая, услышала, как лысый босс недовольно говорит Силке: - Ладно, жри!

Ощутила на шее тонкие ледяные пальцы, и слабо дёрнулась, не желая так мерзко умирать...

С неба раздался оглушительный рёв. Взметнулся горячий воздух. Державшие Надю руки разжались, и она повалилась на землю, лицом вниз, мало что понимая от боли, и вообще мало что понимая. А вокруг раздавались крики боли и ужаса, слышался яростный вой и рык, и глухие удары о землю... и смачный хруст и влажное хлюпанье...

А потом всё смолкло, и Надю осторожно перевернули чьи-то шершавые руки. Или лапы?

"Надя? Воспитательница!" - услышала она в голове полный боли голос Тако. - "Надя... не умирай!"

- И не собираюсь, - на удивление ясным голосом произнесла Надя открывая глаза. - Не волнуйся, - она ласково погладила Тако по кожистой коричневой руке. - Уже почти всё зажило! Опять...

Тако помог ей встать на ноги, потом кинулся в озеро, выудил ещё одну виноградную гроздь и уговорил Надю съесть её.

"Это из-за него ты быстро выздоравливаешь. Тебе надо поправиться! Ну ради меня! Клянусь, я буду держать себя в руках какой бы великолепной ни стала твоя кровь! К тому же..." - Тако перевёл смущённый взгляд на валявшиеся вокруг тела врагов. - "Я почти всех загрыз. Только одному шею свернул. Так что крови я напился предостаточно".

- Тьфу! - Плюнула Надя. - Нашёл что пить! А вообще... спасибо, что спас меня! - и она прижалась к своему воспитаннику, ощущая, как заливает её горячая благодарная и счастливая энергия Тако.

- Давай посмотрим что там? - немного погодя сказала Надя, кивая на дверь. Тако перетаскал все тела за скалу, и Надя не стала спрашивать, что он намерен с ними делать - сожрёт или бросить в лаву? Какая ей разница...

Между тем появившаяся дверь никуда не исчезала, стояла себе недалеко от озера, образуясь прямо из воздуха. Правда была закрыта, и иногда вздрагивала, будто кто-то со всей силы ударял в неё с той стороны. Надя и Тако задумчиво смотрели на дверь.

Вот она вздрогнула ещё раз, и всё стихло.

- Посмотрим, что за дверью? - нерешительно предложила Надя.

"Открывай" - Тако встал поближе. - "Если что я спасу тебя!"

И Надя взялась за медное литое кольцо тоже увитое блестящими виноградными лианами и листиками, и потянула на себя.

Дверь плавно открылась.

Надя ахнула. И отступила на шаг назад.

За дверью стояли люди. Трое парней: высокий и черноволосый, и внешностью и повадками похожий на кота; квадратный, будто высеченный из камня, но невероятно изящный среброволосый тип; и смуглый, с пронзительными почти золотыми глазами, великан. И три девушки. Они были совсем разные - изящная светло-русая, с нежной розоватой кожей; крепко сбитая с отливающим рыжим волосом и ясным взглядом ласковых зелёно-золотистых глаз и гибкая брюнетка с маленьким носиков и весёлыми чёрными глазами - но все они были невероятно красивы!

Надя вздохнула, ощущая непонятное волнение, и сделала рукой приглашающий жест.

- Добро пожаловать в мой мир! Его не бойтесь, это Тако - мой воспитанник. Проходите! - слова сорвались с губ сами, и никто - ни Надя, ни Тако, ни гости, перешагнувшие порог, не усомнились в их правдивости и значимости...

История первая

Дом Антре

Стас был голоден. Смертельно. Убийственно. Голоден и ужасно зол! Сегодня он явно вёл себя, как дурак.

Почему он поверил этому паршивцу Лерою? "Сыграем пару раз... Пьём за мой счёт...", а как только Стас остался без копья, Лероя и след простыл. Какой там ужин, даже на стакан пива не раскошелился, ублюдок!

А сам Стас? Каким идиотом надо быть, чтобы в очередной раз нарушить свои же правила и попереться в казино? Кретин! Болван!

Ругая себя на все корки, Стас дотащился до зарослей бузины, вздохнул и полез в кусты. Те затрещали, но постепенно расступились.

Стараясь не ткнуть веткой в глаз, Стас прошёл весь бузинный коридор, и стукнулся о ствол яблони, означающей, что сад уже начался. Стас зашипел от боли и выругался. Сколько раз он приходит в этот дом, и всё время одно и тоже - стукается о ствол этой паршивой яблони! А всё потому, что никто не ухаживает за этим садом. Кому это надо? Заброшенный сад, заброшенный дом посреди этого сада... Дикие заросли сада перемешались с такими же дикими зарослями леса, надёжно скрыв дом от посторонних глаз. Как раз то, что Стасу надо! Он переждёт тут день, отоспится, а потом отправиться поправлять свои дела.

Стас осторожно поднялся по старой лестнице на чердак. В последний раз он был тут с месяц назад, и конечно всё успело зарасти пылью и паутиной.

Стас расчихался, усевшись на кровать. Сердито распахнул окно, и вытряхнул простыню, выхлопал подушку и толстый пушистый плед. Потом сходил в ванну, и там снова ругался - вода была чуть тёплая, а мыло совсем высохло. Стас привык к роскоши Дома Антре, а чердак в заброшенном домишке, время от времени служившем ему убежищем, нельзя было назвать хоть сколько-нибудь удобным. Так, средней паршивости комнатка, в которой можно скоротать время. Кровать, правда, большая, и бельё Стас приносил сам, но стол и кресло готовы были развалиться, а сундук стоял так, чтобы закрывать большую дыру в стене, и в нём был такой хлам, что лучше не открывать! Примиряла ванна - Стас отремонтировал краны, наладил отопление, подачу горячей и холодной воды, принёс пару коробок с мылами -шампунями - мочалками. И всё же на чердаке было тоскливо.

Стас вспомнил золотую с зелёным малую гостиную Дома, огромную "плазму" на стене, напротив гигантского извилистого дивана, трёхэтажную вазу со свежими кремовыми пирожными, и тоскливо вздохнул. Но идти в Дом сейчас, и признаться в своих ошибках, в своей глупости - выше его сил!

Со стоном от сознания собственного бессилия, из-за того, что ему придётся спать в этой пыльной кровати, Стас завернулся в плед, и ткнулся носом в подушку. Сердито чихнул, и провалился в сон.

А рассветное солнце окрасило стены полуразваленного домика яркими золотистыми полосками.

Чувство времени у Стаса было отличное. Когда он проснулся, то знал, что проспал полтора суток, что скоро наступит ночь, и сейчас примерно девять часов, ну, плюс-минус час - от голода временные ориентиры могли дать погрешность. Стас напряг затёкшие мышцы, пошевелил губами и носом. Скоро солнце сядет, и он сможет двигаться нормально. Конечно, если можно назвать нормальным то, как он будет шататься от голода. Ну да ничего, на улице подкрепится. Стас зевнул во весь рот, и тут в комнате раздался шорох. Стас прикусил язык, и напрягся. Кто-то проник в его укрытие! Кто? Зачем?

Шорох повторился, потом заскрипело кресло, и раздалось звонкое "Апчхи!". Стас открыл глаза. Повернуть голову он не мог, поэтому просто покосился в ту сторону. Но увидел только синее пятно, замершее у стены. Кто-то одетый в синюю одежду сидел в кресле. Кто-то из святой охоты? Или какой-нибудь фанатик-одиночка прознал кто такой Стас, и выследил его? Но тогда логичнее было убить его днём, пока он беспомощен. Странно.

Прошло некоторое время - Стасу казалось, будто не меньше часа, а на самом деле пять минут - и незваный гость начал вздыхать и возиться в кресле. Стас прекрасно знал, какое оно неудобное, особенно после того, как подлокотник сломался, а из спинки вылезла пара пружин. Потом незнакомец снова чихнул, и Стас насторожился. Судя по чиху, по голосу, это не незнакомец, а незнакомка! Девушка? Что надо девушке в этой развалюхе? Послышались осторожные шаги, и Стас постарался ровно дышать, чтобы не сразу напугать её.

-Эй, - тихий голос раздался прямо над Стасом. Даже её дыхание долетело до него. - Ты ещё спишь? Я видела, как ты моргал. Эй!

-Не сплю, - Стас открыл глаза, и наконец-то увидел её.

Рост - примерно ему до плеча, волосы светло-русые, заплетены в простой хвост, фигура - очень даже приличная, для человека, разумеется, светло-синие глаза (люди обычно говорят - голубые, не различая тонкостей цветового спектра) смотрят на Стаса. Смотрят без страха или отвращения, с лёгким любопытством и... надеждой? Надеждой на что? Что ей надо?

- Что... - Стас кашлянул, прочищая горло - девчонка подошла слишком близко. - Что тебе надо? Зачем пришла сюда?

- Я... - она слегка задумалась, и Стас вдруг понял, что она думает не над тем - что ответить, а над тем - как объяснить и с чего начать.

Девчонка вдруг зевнула. Широко, так, что хрустнуло в шее, и ойкнула, поспешно прикрыв рот ладонью.

- Спать хочу ужасно, - призналась она. - Ты не против, если я воспользуюсь твоей ванной?

-Нет. Что ты... - Стас удивился до невозможности, а она уже скрылась за дверью и чем-то там шебуршала.

Стас напряг мышцы, но руки не торопились шевелиться. Рано. Тогда он прикрыл глаза и постарался привести мысли в порядок. Девчонка пришла в его убежище, и, судя по всему, не собирается покидать его в ближайший час. Она знает, что Стас - вампир? Да, определённо знает. Тогда откуда такое бесстрашие? Козырь в рукаве? Она уверена, что сможет убить его? Стас почувствовал слабый страх - за что его убивать? Кто его заказал? Кому он перешёл дорогу?

Вода в ванной перестала литься, и ему стало стыдно - надо же, раскис! Девчонки испугался! Ещё полчаса, ну час - слишком он голоден - и он сможет двигаться, и тогда...

Девчонка вышла из ванной и Стас растерял все мысли. Она не потрудилась одеться, просто замоталась в полотенце! Да это уже верх наглости! Она что, его ни в грош не ставит?!

- Хорошо, - девчонка плюхнулась на кровать рядом со Стасом. - Я пока психовала, вообще в ванну не хотела, а теперь хоть помылась по-человечески.

- По-человечески, - повторил Стас. Покосился на влажное девчоночье плечо. Решил прояснить ситуацию.

-Ты знаешь, что я...

-Вампир? - улыбнулась она. - Знаю. Затем и пришла.

-Э...не понял? - Стас приподнял бровь. -Адреналина не хватает?

Она рассмеялась, но как-то невесело. Посмотрела в окно. Даже сквозь плотно закрытые шторы было ясно, что вечер стремительно переходит в ночь.

- Скоро совсем стемнеет, - Стас смог повернуть голову к ней, смотрел в глаза. - Я смогу двигаться. Полноценно. И тогда... - он многозначительно замолчал.

-Сейчас не можешь? - с любопытством спросила она.

- Я слишком голоден, - признался Стас осторожно. - Чем голоднее, тем дольше приходиться ждать.

-Значит, когда ты сможешь двигаться, то будешь очень голоден? - зачем-то уточнила она.

-Очень! - Стас улыбнулся. Улыбка вышла хищной. - Просто очень!

-Хорошо, - сказала она серьёзно. И залезла к нему под одеяло!

- Ты...- Стас задохнулся от близости. Полуобнажённое тело, гибкое, распаренное после горячей ванны, пахнущее фруктовым гелем для душа, и вообще - просто девичье тело! - оказалось совсем рядом с ним! Она почти прижалась к Стасу, ни мало не смущаясь тем, что он всего лишь в плавках!

Стас тихо зарычал от бессилия. В голове шумело от голода, он почти слышал, как кровь струится в её венах.

- Это хорошо, - сонно сказала она. - Когда сможешь двигаться, если я буду спать, не буди, ладно? Сделай всё быстро, и если можешь, пожалуйста, безболезненно.

Они встретились глазами, и Стас всё понял. Не было никаких козырей, никакого бесстрашия, и уж, конечно, она вовсе не собиралась убивать Стаса. Она пришла умирать сама! И сейчас просила убить её безболезненно!

- Спид? - вполголоса спросил Стас. Какое счастье, что он уже средний вампир, чем только не переболеешь, будучи младшим! А теперь можно, если не всё, то очень и очень многое! А он как раз собирался эту девочку...

-Рак, - тихо сказала она.

-Это же лечится? - Стас вдруг испугался, что сейчас она встанет и уйдёт, а он будет валяться тут часов до двух ночи, голодный и ослабевший.

- На этой стадии уже нет, - девчонка уткнулась ему в плечо и засопела.

-А раньше что? - Стас заставлял себя говорить, старался отвлечься, иначе рисковал просто лопнуть от распиравших его чувств.

- А раньше...не знала, - она уже почти спала. - И денег нет...- добавила она едва слышно, и уснула окончательно.

Не то чтобы сама Алиса считала себя трусихой. Скорее ей это говорили все подряд с самого детства.

Мама: - Алиса, почему ты не поехала с группой в развалины? Что там опасного, вы же с воспитательницей! Какая же ты трусиха, Алиса!

Папа: - Алиска! Ты чего убежала, все на лошадях катаются! Трусишка ты!

Старшая сестра, Лида: - Почему ты не прибралась в подвале, как я велела? Какие ещё пауки? Ну и трусиха!

Да, она боялась кататься на лошадях, да, боялась пауков, пусть даже и мелких, и не желала бродить в темноте по парку, переходящему в лес, пусть весь класс смеялся над ней, называя трусихой и мокрой курицей. И конечно, слушая всякие страшилки о ведьмах, упырях и монстрах, Алиса внутренне вздрагивала. Трусила. Самым распространённым был рассказ о заброшенном доме, где-то в глубине леса, того самого, что сразу за парком. Заброшенный дом, в котором, по старинным поверьям хранились сокровища. И охранял эти сокровища ужасный вампир. Алисе не нужны были сокровища. Наверняка там уже побывали сотни искателей сокровищ, и обшарили весь дом снизу до верху. И встречаться с ужасным вампиром у неё тоже не было никакого желания, пусть это и страшные рассказы для детишек. И Алиса знала, что искать этот заброшенный дом она не станет никогда.

В какой момент перегорают все страхи?

Может быть, в тот самый, когда перестаёшь верить во всесильность врачей? Когда всё чаще и чаще, по ночам закрадывается под ночнушку леденящий холод, обещающий со временем остаться с тобой навсегда? В то время, когда краски летнего дня становятся тусклыми, ненастоящими? Или тогда, когда тело болит от уколов, волосы пучками вылезают, так, что боязно причёсываться, а долгожданного облегчения не наступает?

А может быть, страхи перегорают в тот момент, когда родители и старшая сестра собираются на курорт, а ты остаёшься в специализированном санатории, потому что "тут тебе обязательно помогут!", но в глазах матери ты уже не видишь себя живой?

Почему они уехали? Ведь она ещё жива! Почему они больше не верят в её выздоровление? Когда они перестали в него верить? Когда она перестала верить в него сама?

Что послужило переломом? Что подтолкнуло её сбежать из санатория, и кинутся разыскивать старый дом в лесу? Тот самый дом, что охраняет "ужасный вампир".

Глупая мысль. Это же детские россказни! Страшилки! Так не бывает! Это сценарий для фильма ужасов! Всё это ерунда! Так говорила себе Алиса, пока переходила парк. Так же говорила, пока продиралась сквозь густую зелень по лесу. Говорила, не верила, и всё же ужасно боялась, что найдя дом, она не увидит там вампира.

Она нашла дом. Небольшой. Полуразрушенный от времени. И всё же ей показалось, будто дом обитаем. Ощущение не покидало, пока Алиса шла к дому по заросшему старому саду. Ощущение усилилось, когда она с трудом открыла покосившуюся дверь, и замерла в единственной комнате, раздумывая, куда идти - в подвал или на чердак? Выбрала чердак, и поднялась по узкой лестнице к овальной дверке, наклонно впечатанной наполовину в стену, наполовину в потолок.

И там она нашла вампира.

Он оказался совсем не такой, каким она себе его представляла. Никаких когтей, бледной кожи и торчащих до подбородка клыков. Алиса была уверена, что и глаза тоже не были кроваво-красными, хотя и не видела их - вампир спал. Лежал на довольно широкой кровати, стоявшей чуть дальше единственного чердачного окна, и спал. Шторы на окне были плотно задёрнуты, и на чердаке стоял тёплый густой сумрак.

Алиса не стала будить вампира. Усевшись в низкое кресло с порванной обивкой, она попыталась успокоиться и решить. Что ей делать дальше, как себя вести. В санаторий она не вернётся, однозначно. Что ей там делать? Выслушивать кучу заумных слов, ни капли не способствующих её выздоровлению? Терпеть болезненные процедуры и ловить на себе жалостливые взгляды персонала? Ни за что! Но как вести себя тут? Скоро вампир проснётся, в этом Алиса не сомневалась, и что тогда? Он накинется на неё? Перегрызёт горло? А с виду он совсем обычный парень, темноволосый, очень привлекательный. Очень. Алиса смотрела на него. И вдруг вампир зевнул. Алиса замерла. Просыпается! Но вампир больше не шевелился. Тогда начала шевелиться Алиса. Она устала, перенервничала, и к тому же сидеть в этом кресле было ужасно неудобно. И тогда она встала и пошла к вампиру.

И единственное, чего она хотела в тот момент - это чтобы всё случилось быстро и безболезненно. Главное - безболезненно! Хватит с неё боли. И засыпая у вампира под боком, Алиса совсем не боялась, она просто желала больше не проснуться.

Она всё-таки проснулась, но не от боли, а от невыносимо приятных ощущений. Вампир, не сдержавшись - да и кто бы сдержался, если под носом полуобнажённая девушка - снял с неё полотенце и ласкал тело Алисы. Она лежала, не желая открывать глаз, просто отдаваясь во власть его рук и языка. Просто отдаваясь ему вся без остатка. И когда он наконец проник в неё, сливаясь с ней полностью, и шею обжёг болезненно-сладкий укус, Алиса выгнулась в безумной восхитительной агонии, вскрикнула и потеряла сознание, уверенная, что ВОТ ЭТО уже ВСЁ!

Стас принял обращение, когда ему исполнился двадцать один год. Он напился в баре с друзьями, вышел на улицу подышать свежим воздухом и его, блюющего возле фонарного столба, сбила машина, за рулём которой сидел пьяный парень, тоже справивший свой день рождения, и в следствии этого не справившийся с управлением.

Стас лежал на асфальте в луже крови, не в силах позвать на помощь, машина дымилась неподалёку, и мёртвый водитель, наполовину вывалившись из неё, свисал через дверцу, а вокруг сияла огнями глубокая городская ночь.

- Бедный глупый мальчик, - проник в угасающее сознание Стаса знакомый голос, и с трудом раскрыв залитые кровью глаза, он узнал склонившуюся на ним женщину. Соседка по лестничной площадке. Их квартиры были рядом, Стас иногда заходил к ней за солью, и терпеть не мог тот циничный насмешливый взгляд, которым она всегда встречала и провожала его. - Глупый мальчик, - она опустилась рядом на колени, и приподняла его голову. - Хочешь жить? Говори!

- Хочу,- прохрипел Стас.

Она улыбнулась. Шире и шире, пока вместо лица не осталась одна белоснежная ослепительно сверкающая улыбка. Острозубая и хищная.

Так Стас стал вампиром. Познакомился с их миром. Выучил их правила. И больше он не пил. Никогда не пил. Он уважал главу их Дома, соблюдал все условия проживания. Единственное, на чём Стас то и дело попадался, это азартные игры. Он обожал карты, рулетки и прочую подобную им дребедень, и частенько оставался без гроша. В такие несчастные ночи (или дни) Стас побаивался возвращаться в дом Антре, и попадаться на глаза главе Дома. Самое горячее время Стас привык проводить в этом заброшенном домишке.

И кто же знал, что наступит такой момент, когда Стас, только что проштрафившись, сам захочет, как можно быстрее увидеть главу Дома Антре?

Он ещё никогда не бегал с такой скоростью. Миновал сад за долю секунды, и теперь нёсся через лес так, что сам едва успевал огибать деревья. Через кусты он просто полетал, не замечая их. Невероятная, яростная сила клокотала в нём, Стас сам не заметил, как добрался до Дома, и распахнул дверь, изрядно перепугав спустившегося в холл Сашуру.

- Что...?! - начал тот и осёкся, отступив на шаг.

Вид Стаса был страшен - глаза заливало серебро, волосы растрепались от дикого бега, клыки блестели, словно он до сих пор впивался в горло жертвы. Стас быстро и мелко дышал, а на его руках, безвольно откинув голову, лежала обнажённая девушка.

- Зови Елисея! - Сашура не узнал Стасова голоса - таким низким и хриплым он вдруг стал. - Скорей!

Кабинет Елисея был не слишком велик, хотя, по мнению всех вампиров глава Дома мог бы занять любую понравившуюся комнату, но Елисей был безразличен к роскоши. В его личный кабинет вмещался хороший письменный стол, пять книжных шкафов и секретер. Да ещё диван. Всё хорошего качества, но без лишней помпезности. Единственное, действительно большое и шикарное, что было в кабинете - камин. Он располагался позади письменного стола, чуть сбоку, как раз, чтобы освещать левую сторону стола, и прогревать иногда ноющий на неприятности бок Елисея.

Когда свет был погашен, а чаще всего так и было, огонь в камине создавал уютную обстановку в кабинете, даже если все присутствующие были настроены почти враждебно и атмосфера была не слишком уютной.

Хрупнуло полено в камине, осыпалось алыми угольками, разбилось о витую решётку, и все в кабинете чуть вздрогнули.

- Значит, ты утверждаешь, что кровь этой девочки... необычна? - словно просыпаясь ото сна, спросил Елисей.

- Необычна? - Стас хрипло рассмеялся. - Не играй словами, Старший, тебе ли ими играть? Да, я утверждаю - её кровь - Серебряный Грог!

- Стас, ты молод, - терпеливо начал Елисей. - Ты ещё плохо знаешь мир, ты пытаешься сделать его легче и проще, и ммм... ищешь разные пути...

- Ты хочешь сказать, что я молодой идиот, который верит во всякую чушь? - сузил глаза Стас.

- В легенды, Стас, ты веришь в легенды, - мягко поправил Елисей.

- Легенда о Серебряном Гроге - самая древняя и забытая. И, пожалуй, самая прекрасная, на сегодняшний день. Кровь человека, с которой не сравниться ничего на свете. Кровь, дающая небывалую силу, сразу переводящая вампира на следующий уровень, без долгих пятидесяти лет ожидания...

- Дающая сытость и наслаждения не на три-четыре дня, а на неделю, возможно и не на одну? - раздражённо прервал Стас. - Да! Это она! И я уверяю - эта девочка - обладательница именно этой крови!

- То есть она - Идеальная Жертва? - вкрадчиво поинтересовался Елисей.

- Я выпил много, - Стас перевёл взгляд на спящую на диване девушку. - Я пил и не мог, не хотел останавливаться! Она пришла умирать, и я готов был убить её! А теперь? - он посмотрел на третью присутствующую в кабинете - Эрам, заместительница и личная помощница Елисея, вампирша чуть помоложе главы Дома.

- Глотка два-три, - мило улыбнувшись Елисею, промурлыкала Эрам. - По виду девочки ты больше не выпил.

- Я выпил много! - со злым торжеством сказал Стас. - Но она...

- Идеальная Жертва? - вздохнул Елисей. - И её кровь постоянно, ежесекундно восстанавливается?

- Да.

- Стас, ты же понимаешь, насколько твоё предположение невероятно?

- Да, - упрямо сказал Стас. - Но так и есть. - и тут же рассмеялся.

- О чём мы спорим? Елисей, посмотри на меня! Я перехожу на другой уровень! Я полон Силы! Если предположения верны - через день-два я стану Старшим вампиром! Ты не веришь своим глазам?

- Ты слишком хочешь верить, что легенда сбылась, - мрачно сказал Елисей. - Вполне возможно, что у девочки просто редкие вкусовые качества крови, редкая группа.

- Мальчики, не спорьте, - вмешалась Эрам, видя, что Стас закипает. Только она могла позволить себе так назвать главу Дома Антре: "Мальчик".

- Есть один способ убедиться в точности его слов, - обратилась она к Елисею. - Ты просто должен укусить её сам. Проще простого!

- Она и без того истощена, - Елисей кинул на девушку мимолётный взгляд. - Пусть спит.

- Пусть, - согласилась Эрам. - Но когда она проснётся...

- Я уезжаю! - Стас поднялся. - Вернусь через пару дней, и выслушаю ваши извинения за недоверие к моим словам.

Он вышел за дверь.

- Хитёр, - насмешливо протянула Эрам. - Ведь теперь никто не имеет права тронуть девчонку, даже если она не окажется Идеальной Жертвой!

- Лучше б оказалась, - возвращаясь за письменный стол, и вызывая в кабинет Сашуру, промолвил Елисей. - А не то жертвой у меня окажется сам Стас!

Проснувшись, Алиса обнаружила себя в красивой, уютно обставленной комнате. Она села на кровати - большой, мягкой, закиданной пуховыми подушками и двумя огромными одеялами - и тут же обнаружила, что одета в просторную хлопчатобумажную сорочку, нежно-бирюзовую, с кружевными вставочками. Алиса медленно сползла с кровати, ступила на мягкий ковёр, и прошлась по комнате. Она не помнила, как попала сюда. За окном, куда Алиса выглянула, в надежде прояснить обстановку, буйно росли кусты шиповника, и чуть подальше - деревья - берёзы, тополя - в общем, обычная растительность.

- Так, - вслух сказала Алиса. - Меня не похитили, не продали в рабство куда-нибудь в Персию. Я в России. В своём ли городе, вот вопрос? И что это за дом?

- Дом Антре, - любезно подсказали за спиной, и Алиса, шарахнулась в сторону, оборачиваясь к говорившему. Точнее, к говорившей, потому что возле двери стояла девушка. И она разглядывала Алису, пожалуй, с более жгучим любопытством, чем Алиса разглядывала её.

- О тебе вовсю гуляют слухи по всему дому! - весело сказала она. - Все ждут, когда же ты проснёшься.

- Я долго спала? - удивилась Алиса.

- Сутки. - девушка лёгким шагом скользнула на середину комнаты. - Стас принёс тебя вчера ночью, а сегодня уже вечер следующего дня. Это слишком долгий сон для той, за которую он тебя выдаёт, но учитывая, что у тебя был рак...

- Что значит был? - прервала Алиса. - То есть теперь его, что, нет?

- Тебя укусил вампир. Ты что надеялась сохранить свои болячки при себе, глупышка? - весело спросила девушка, переставляя на трюмо многочисленные бутылочки и шкатулки.

- Вампир? - и тут Алиса вспомнила. Вспомнила!

- Меня укусил... Я стала вампиром?

- Ещё чего! - рассмеялась девушка. - Это так просто не происходит, а то бы все, кого мы кусаем стали вампирами, а чью кровь тогда пить?

- А ты...

- А я, да - кивнула девушка. - И весь этот дом! Ты в Доме вампиров Антре! Главу зовут Елисей. И он оч-чень хочет с тобой пообщаться!

- А... - Алиса растерянно оглядела себя, - А как...

- Пррошу! -девушка распахнула обе дверцы платяного шкафа, стоявшего у стены, рядом с кроватью. -Выбирай!

И Алиса в изумлении уставилась на невообразимый гардероб.

- Кстати, меня зовут Онега, - представилась девушка.

- Алиса, - прошептала Алиса, всё ещё не решаясь дотронуться до одежды.

- Что ж, Алиса, одевайся, и пойдём! Елисей ждёт тебя в кабинете.

"Почему все вампиры такие красивые?" - эта мысль была первой из тех, что пришли в голову Алисы, когда Онега, привела её в кабинет главы Дома, и оставила там.

Алиса сидела на странно знакомом диване, сложив руки на коленях, и смотрела в пол. Точнее, в ало-коричневый ковёр, который покрывал пол кабинета.

Поднять глаза на Елисея она боялась.

Стас, первый вампир, которого она увидела в заброшенном домике, был очень привлекателен. Онега, такая хорошенькая и милая, и те вампиры, которых Алиса видела, пока они шли в кабинет - Сашура и Ерея - словно с обложек журналов: красивые, сексуальные.

Почему? Это знак всех вампиров?

Вот сейчас Алиса сидела в кабинете главы Дома, и не поднимала глаз от ковра, просто потому, что при взгляде на Елисея у неё пересыхало в горле, и начинала кружиться голова.

Елисей был так хорош, что.... просто ужас, как хорош!

Но вот то, что он сейчас рассказывал Алисе... было... невероятно! Ужасно невероятно! И просто... ужасно...

- Существует легенда об Идеальной Жертве, и Серебряном Гроге. Этот человек рождён, чтобы поить своей кровью вампиров. Кровь его невозможно выпить полностью, она восстанавливается ежесекундно. Идеальная Жертва способна утолить за раз жажду и голод нескольких вампиров сразу, ей не нужна неделя на восстановление сил. А кровь этого человека является такой необычной по вкусу и качествам, что нет больше никого, кто способен сравниться с ней. Её кровь называется Серебряным Грогом. Эта легенда старая. Никто уже и не помнит её. Но иногда попадаются мечтатели, желающие найти Идеальную Жертву. Найти и как-то изменить свою жизнь, и мир вампиров. И вот Стас утверждает, что именно ты являешься тем самым человеком из легенды! Что скажешь?

- Я... - Алиса облизала губы. Кашлянула. -А разве нельзя проверить?

- Молодец, - одобрительно кивнул Елисей. - Можно. Но способ один. Догадываешься какой?

- Укусить меня? - Алиса осмелилась поднять голову, и встретилась взглядом с пронзительными серыми глазами Елисея.

- Правильно, - он подошёл к столу, налил из графина в высокий бокал ярко-жёлтую жидкость. И протянул Алисе.

- Сок, - пояснил он.

Алиса взяла холодный бокал. Звякнул лёд.

- В прошлый раз... со Стасом... как это было? - тихо спросил он.

Алиса подняла голову от бокала, и поняла, что спрашивает Елисей не из праздного любопытства.

- Это было... - она запнулась, но нашла в себе силы продолжать, - Было восхитительно! Великолепно! Неповторимо! - щёки залило алым, голос дрогнул.

- Больно? - приподнял он бровь.

Алиса отрицательно замотала головой. Она не помнила боли. А если та и была, то она лишь усиливала удовольствие.

- Ясно, - Елисей постучал пальцами по столу. - Что ж. В общем-то у меня нет оснований не верить Стасу, тем более, что он и правда изменился, слишком резко и быстро. Но я не могу поверить в легенду, не получив подтверждения. Но выбор всё же за тобой.

- А если, - Алиса запнулась, на неё, будто снег с еловой лапы, хлынул запоздалый ужас. - А если я не... не та, о ком говориться в легенде?

- Ты же сама понимаешь, что тогда произойдёт, - Елисей наблюдал за ней из-под полуприкрытых век. - Ты знаешь слишком много, чтобы просто отпустить тебя.

- Тогда о каком выборе вы говорили? - Алиса зябко поёжилась.

- Довести дело до конца и решить твою судьбу может лишь Стас, - пояснил глава Дома. - Он привёл тебя сюда, и вся ответственность за твои поступки лежит на нём. Но он уехал, в гордости решив дать нам самим понять, как же мы заблуждались. Мы можешь дождаться его приезда, а потом проверить тебя. А можно сделать это сейчас...

- А потом я просто буду ждать Стаса, - закончила Алиса, и вздрогнула, поняв, что перебила вампира.

Но он не рассердился.

- Да. Просто будешь ждать. И выбор твой, это просто: ждать Стаса и мучиться в неизвестности, а после, если надежды не оправдаются, отдаться на милость судьбы и Стаса, или узнать всё сейчас, и опять же изнывать до приезда твоего вампира.

- Сейчас, - Алиса потянула пустой бокал Елисею. - Пусть будет сейчас.

Он кивнул. Поставил бокал на стол. Подошёл к дивану и присел рядом с затрепетавшей от его близости Алисой.

- Не бойся, - тихо сказал он, и светлые волосы девушки колыхнулись от его дыхания. - Я - Старший вампир, у меня огромный опыт. Если тебе не было больно, когда укусил Стас, то тем более не будет больно со мной.

Действительно. Не было. Алиса лишь ощутила его губы на своей шее, что-то острое, мимолётно коснувшееся кожи - будто царапнули, и затем странное ноющее чувство в груди, словно наслушалась плохих новостей. Потом всё прошло.

- Всё, - тихо сказал Елисей, он придержал Алису за плечи, так как у неё вдруг закружилась голова.

- И что? - она взглянула на него без страха, но и без особой надежды.

Елисей покачал головой.

- Ясно, - шёпотом произнесла она. - Теперь мне что... ждать?

-Ты можешь ходить по дому и саду, где вздумается, - сказал Елисей, нажимая кнопку на стоящем на столе телефоне. - Только, пожалуйста, не вздумай убежать.

Алиса представила десяток разъярённых вампиров, несущихся по её следу, и вздрогнула.

- Я не буду, - торопливо сказала она. Поднялась с дивана. Слегка шатало, будто низко упало давление.

- Вот и хорошо, - Елисей кивнул, и ободряюще улыбнулся. - И не бойся. Обижать тебя никто не станет.

Он обманул. Или может быть думал, что это будет не обидно - шёпот и смешки по углам, откровенные насмешливые и даже злые взгляды населяющих дом вампиров.

Всего их жило в Доме девятеро. Восемь, при отсутствии Стаса, да ещё Елисей и женщина по имени Эрам, никогда не ели за общим столом. Очень редко, в особых случаях - как объяснила Алисе Онега. А остальные шестеро были тут. Сашура и Онега помогали Алисе ориентироваться в Доме, показали, где и что, и вообще вели себя довольно добродушно. Ерем, Валериан и Гелия держались отчуждённо и настороженно, хоть явной агрессии и не высказывали. А вот хрупкий, невероятно изящный Янис, почему-то не смог смириться с появлением в их доме человека, да ещё не в качестве временного донора, а вот так - ложная легендарная личность. Да ещё ничего сделать с ней нельзя - Стас должен сам всё исправить.

Алиса старалась держаться от него подальше, в конце концов, ещё день - два и Стас должен вернуться, но Янис не упускал случая кольнуть Алису - злобным выпадом, словом или поступком, а так как он был неистощим в своей злобе и всю её направил на Алису, той пришлось несладко.

- Какое, наверное, разочарование для тебя - исцелиться от смертельного недуга, и для чего? Чтобы умереть от укуса своего же целителя! - голос Яниса настолько же медоточив и сладок, насколько и ядовит.

Он донимает Алису уже два дня, весь день напролёт, словно никаких дел, кроме этого, у него и нет. Но днём можно куда-то скрыться от его назойливости, а вот за ужином, где собираются за одним столом все вампиры Дома, Алисе совершенно некуда спрятаться от нападок Яниса. Он сидит за столом напротив Алисы, небрежно откинувшись на спинку стула, он ест неторопливо и аристократично, и одновременно успевает испортить аппетит Алисе.

Не слушаю, не слушаю, - мысленно твердит она себе, но настроение потихоньку падает. Этот проклятый Янис знает куда давить.

- Да не расстраивайся, дорогая! Ты же можешь попросить Стаса оставить тебя при нём! Конечно, всё время пить твою кровь ему надоест, но можно попробовать, скажем, личной рабыней, - Янис делано сочувственно усмехнулся. Валериан и Ерем тоже криво улыбались, Онега хмурилась, но явно не хотела портить отношения с домочадцами из-за случайного человека.

- Ещё есть пастельный вариант, - продолжал Янис. - Конечно, со временем ты ему надоешь, Стас любит разнообразие, но хоть какое-то время протянешь. Хотя, - Янис сузил глаза, - Не думаю, что Стаса при его разборчивости, вообще заинтересует такая как ты, - жёстко закончил он. - Вот жалость-то правда?

Алиса молча смотрела в свою тарелку, жевала сочные кусочки мяса. Она старалась пропускать мимо ушей всю эту ахинею, но что-то зацепило её сознание и не желало отпускать. Какая-то мысль медленно ворочалась в мозгу, постепенно накаляясь, и обжигая своей неразгаданностью.

Стас ведь не идиот, во всяком случае, Алисе он идиотом не показался, так почему же он так ошибся, назвав её Идеальной Жертвой? Из-за чего?

- Скисла совсем? - Янис не мог стерпеть спокойного вида Алисы. - Или прикидываешь свои шансы в его постели? Напрасно, милая, Стас любит что-то поаппетитней!

- Янис! Дай ты ей спокойно поесть! - не выдержала Онега. - Ведь Стас обратил на неё внимание, значит, она ему понравилась!

- Да просто он продулся в казино с Лероем, - небрежно отозвался Янис. - У него не было выхода. Даже с такой внешностью, - он брезгливо покосился на Алису, - Кровь у неё всё равно остаётся кровью. Вот только почему он не выпил её до конца? Пожалел по молодости? Он же молод и глуп!

- Он молод, - мысль всё же оформила себя, и теперь требовала выхода. Абсурд, конечно, но почему бы не попробовать? Опасно. Но если Янис нечаянно её убьёт, у него будут крупные неприятности, так что Алиса будет отомщена. - Стас молод, но он уже Средний вампир, а ты, вот уже много лет остаёшься Младшим! Так кто из вас глупее? - Алиса отложила вилку, и с вызовом смотрела на Яниса. Эту маленькую тайну ей открыла Онега, желая хоть малость сгладить превосходство Яниса.

- Ты! - глаза его опасно полыхнули, и Онега предупреждающе вскрикнула. - Да если б не Правила... Я б тебе горло перегрыз прямо сейчас! Лживая жертва!

-Просто ты в силу своего недалёкого ума не можешь поверить в то, что легенда правдива! - Алиса заставляла себя говорить насмешливо, хотя страх буквально рвал сердце на части.

- Ты! - Янис вскочил. - Тебя проверил Елисей! Ты - не Идеальная Жертва!

- А если он не правильно проверял? - тихо спросила Алиса.

- Что?

- Он не учёл один фактор. Стас ведь не просто укусил меня! Он пил мою кровь, занимаясь со мной сексом.

- Что? - Янис дико расхохотался. - Хочешь сказать, что твоя кровь всё же Серебряный Грог, надо только тебя трахнуть?

- Я хочу сказать, что она становится такой, во время оргазма, - при этих словах захохотали уже все. И даже Онега.

- Такого я даже не ожидал услышать! - Янис, посмеиваясь, встал из-за стола, и обошёл его, приближаясь к Алисе.

- Хочешь проверить? - она тоже встала.

- Заняться с тобой сексом? - презрительно спросил Янис. - Я не настолько низко пал!

- Тебе всего лишь нужно заставить меня испытать удовольствие, и укусить в этот момент. Но ты, разумеется, ни в чём особенном проявить себя не можешь, вот и отбрыкиваешься, как получается, - Алиса постаралась вложить в голос максимум презрения. - Бедный Младший вампир! Даже тут похвастаться нечем!

- Клянусь Светоносным! - Янис побелел от злости. - Да я прямо сейчас заставлю тебя пожалеть о своих словах! Я доведу тебя до оргазма и укушу! И попробуй только отпереться от своих доводов, я сожру тебя с потрохами, даже если меня за это кремируют!

- Согласна!

Они стали друг против друга - человек и вампир. А все присутствующие в столовой впились в них глазами. Что сейчас будет?!

Янис шагнул к ней вплотную, и Алиса вздрогнула, ощущая его ярость. Ей на секунду показалось, что сейчас он выпустит когти и вонзит их ей в живот, но Янис похоже усмирил ненависть, и обнял её.

- Молись, девчонка! - ввинтился в уши жаркий шёпот. - Молись, если умеешь! А не умеешь - плачь!

Его губы коснулись шеи. Алиса закрыла глаза и постаралась расслабиться. Вместо лица Яниса она представляла себе другое - внимательного, нежного любовника, мечту любой девушки. Впрочем, это было не сложно - ненависть ненавистью, а ласкал её Янис вполне опытно. Кожа покрылась мурашками, соски затвердели, и внизу живота поселилась сладкая истома.

Не прекращая ласкать шею девушки языком, Янис сунул руки под её футболку, принялся играть тугими полушариями грудей. Алиса вздохнула, она дрожала от возбуждения, и ноги подкашивались. Когда она заболела, то прервала все связи с друзьями, и рассталась со своим парнем, а после тело изнывало от боли вообще и боли от процедур - было совсем не до секса. Но вот укус исцелил её, и вернулась былая чувствительность. И, как показалось Алисе, даже усилилась, потому, что незатейливые ласки Яниса совершенно свели её с ума.

В столовой стояла тишина, слышались только тихие шелестящие звуки - это руки Яниса поднимали, расстёгивали, раздвигали одежду, да ещё собственное быстрое дыхание слышала Алиса. Ей было стыдно - за ними наблюдало десять пар глаз! - но с каждым движением Яниса стыд притуплялся всё сильнее, а на место ему пришло удовольствие, и принялось разворачиваться пружиной, захлёстывая всё тело.

- Ты что? - шёпотом спросил Сашура дёрнувшуюся к паре Онегу.

- Ты же видишь, уже почти всё, - она дрожала. - Сейчас он укусит, и поймёт, что она не Идеальная Жертва. Надо удержать его! Он же убьёт её! Елисей не простит его! Сашка, надо остановить его, чтобы он не успел причинить ей вред!

- С ума сошла? - прошипел Сашура. - Она оскорбила его! Несколько раз! Ты что не знаешь Яниса?! Он не простит! И не остановится!

- Но... - Онега беспомощно дёрнулась в руках Сашуры и пришедшего ему на помощь Валериана. - Её жалко!

- Не помочь! - жёстко отрубил Сашура. - Уже поздно!

И действительно - сцена достигла кульминации. Алиса вскрикнула от наслаждения, выгнулась в руках вампира, а тот припал к её шее в стремительном укусе.

Все, замерев, смотрели, как Янис пьёт. Чтобы убить человека достаточно превысить количество глотков на один. Пять глотков - это максимум самого выносливого человека.

Янис пил кровь. Словно обезумев, он сжимал тело девушки в объятиях и пил, пил, пил...

- Янис! Хватит! - крик Онеги, словно послужил ему сигналом.

Подняв голову, Янис безумным взглядом обвёл всех вампиров, и снова остановился на Алисе. Та безжизненно висела у него на руках.

- Серебряный Грог! - выговорил Янис и все в изумлении подались к ним. - Её кровь - Серебряный Грог!

И разжав руки, Янис упал на пол в беспамятстве.

Алиса сидела в кабинете Елисея. Третий раз на знакомом диване. Как ей рассказали, именно на этот диван её положил Стас, когда принёс в Дом Антре. Второй - когда Елисей проверял её, и вот теперь снова.

Она проснулась два часа назад. Проснулась в тот момент, когда в комнату ворвался взбешённый Стас. Он только что вернулся, и ему рассказали о стычке между Янисом и Алисой. Янис спал в своей комнате, и Стаса к нему не пустили - опасались свёрнутой шеи первого. Тогда Стас кинулся к Алисе.

После недолгого разговора - Онега следила, чтобы Стас не утомил девушку, и плотного повторного ужина, оба поднялись в кабинет Елисея. Там уже присутствовала Эрам, а сам Елисей должен был с минуты на минуту подойти.

Алиса сидела на диване, и время от времени поднимала взгляд на Стаса. Он был... другим каким-то...

Те же тёмно-каштановые волосы и глубокие тёмно-синие глаза. Тот же... и не тот же! Он явно стал выше ростом и раздался в плечах. А ещё - это было заметно даже для Алисы - гуляла в его теле необъяснимая сила и мощь.

- Заметно, да? - Стас поймал взгляд Алисы и весело ей улыбнулся. - Я ещё не научился как следует контролировать Силу, да она ещё как следует и не прижилась - крутится, будто лист в проруби.

- Ты... - Алиса забыла слово, и Стас помог:

- Старший вампир. Благодаря тебе, я поднялся на ступень выше. Спасибо!

У Алисы полыхнуло лицо. Она всё-таки оказалась тем, за кого её принял Стас. И благодаря безумному поступку это подтвердилось. Кстати о виновнике этого поступка...

Дверь кабинета бесшумно открылась. Вошёл Елисей.

- Спит, паршивец, - сказал он, смотря на Алису. - Судя по всему слишком долгое пребывание в шкуре Младшего, а потом столь резкий переход на ступень выше - стали для Яниса потрясением.

- Я... простите! - Алиса не знала, куда деться с дивана под взглядом Елисея.

- Простить!? Девочка, ты, что не поняла, кем являешься? Да Янис на коленях благодарить тебя должен, потому как обернись всё по иному, он был бы распоследним в списке тех, кого бы ты поила своей кровью! - холодно сказал Елисей, и Алиса поняла, что холод в его голосе относится не к ней.

На душе стало легче, страх, державший её все эти дни, чуть отпустил. Но всё же Алиса слабо представляла себе, как она теперь будет жить.

- Я теперь как буду? - она не смогла лучше сформулировать вопрос, слишком много мыслей толпилось в голове и просило выхода.

- Вопрос довольно сложный, - Елисей нахмурился. Прошёл к столу и сел в кресло. - Я всё обдумал, и предложу тебе пару вариантов. Первый: ты остаёшься в Доме Антре. Конечно, не рядовым донором, иначе все резко начнут менять статусы, а это не порядок. Ты будешь представлена Высшему Кругу Вампиров, и твою кровь будут пить нужные личности в крайних случаях. Ты можешь сходить домой за своими вещами, но если не желаешь сталкиваться с прошлым, мы уладим все дела в санатории и в квартире, а все вещи ты купишь новые.

- У меня нет денег, - выдавила Алиса. Она была так растеряна напором, что даже не спросила, откуда вампиры знают про санаторий.

- Обычный донор, работающий на вампиров, получает пять тысяч за укус, кроме этого есть вариации, в зависимости от желаний вампира и донора. Твоя кровь - редкая драгоценность. Неужели ты думаешь, что теперь тебе придётся в чём-то себе отказывать?

- А второй вариант? - слабым голосом спросила Алиса. Пять тысяч? Вампиры платят за укус? А как же страшилки о жертвах?

- Ты можешь жить дома, если хочешь. Мы будем приезжать за тобой, когда понадобится. Деньги будешь снимать с книжки. Но я предусматриваю, что могут появиться завистники и недоброжелатели, и ты попадёшь в неприятности. Так что, я бы предпочёл, чтобы ты жила в Доме Антре.

- А просто уйти и забыть всё это я не могу? - тихо спросила Алиса.

- Ты же понимаешь сама, - так же тихо ответил Елисей. - Ты пришла умирать, и выбрала для этих целей Стаса, тем самым попросту вручив ему права на себя. Подумай, случаен ли твой выбор? Даже если я сделаю такую глупость - выпущу из рук драгоценность, заметь - легендарную драгоценность! - неужели ты думаешь, что слухи не просочатся за стены Дома? И у Яниса и у Стаса есть друзья, знавшие их Средним и Младшим вампиром, думаешь, разница будет незаметна? Тебя попытаются переманить на свою сторону другие Дома, и поверь мне - не все будут так вежливы и терпеливы, как мы. Есть так же одиночки, что не погнушаются никакими средствами, чтобы заполучить Идеальную Жертву. А ещё тебя могут попросту убить, не зная ничего о твоей крови. Выбирай!

Алиса сидела оглушённая. Да, она хотела порвать с прежней жизнью, но думала, что это произойдёт, потому что она умрёт! А теперь она была здорова, и жажда жизни вскипела с новой силой! Но эта жизнь зависит от вампиров! Алиса больше не свободна, она не может покинуть этот дом просто так! Даже живя у себя, как прежде общаясь с друзьями и возможно, даже вновь найдя себе парня, Алиса должна будет по первому зову явиться в Дом Антре!

И ещё одно - подумав о парне, Алиса вдруг вспомнила необходимое условие для укуса.

- Но ведь... - она собралась с духом и продолжила: - Но ведь, чтобы моя кровь стала Серебряным Грогом меня надо... надо...

- Удивительное свойство, не правда ли? - Елисей улыбнулся. - Я до сих пор с трудом верю в это. Не волнуйся, - добавил он поспешно, видя, как побледнела Алиса, - В этот раз поверю и не стану проверять. Но да, если ты будешь поить кого-либо своей кровью, тебе необходимо будет... мм... принять его ласки.

Алиса схватилась за голову и скорчилась на диване.

- Хватит на сегодня, - мягко сказала Эрам. Она легко поднялась из кресла, и подошла к Алисе. - Елисей, девочке надо отдохнуть, она и так пережила слишком много для человека.

- Да, конечно, извини, Алиса. - Елисей тоже поднялся, жестом отпуская всех. - Выспись, приди в себя и всё обдумай. Когда будешь готова, мы встретимся здесь же.

Эрам кивнула ему, и увела Алису. Следом ушёл Стас.

А Елисей остался в кабинете освещаемом лишь огнём в камине, стоял у окна, покачивая головой, словно удивляясь чему-то.

Онега всего пару раз переплыла бассейн и вылезла, хотя голубоватая вода так и манила окунуться в её прохладу от палящего зноя летнего дня. Вытираться она не стала и с коротких чёрных волос натекла круглая лужица под ноги Онеге. Она рассеяно переступила в этой лужице босыми ногами, и увидела в отражении Стаса.

- Как она? - подходя ближе, спросил Стас.

Онега покачала головой.

- Так же. Я звала купаться, она не пошла. Сидит в комнате, ни с кем не разговаривает, отказывается от еды, и, кажется, не спит. Часто плачет. Ты говорил с ней?

- Да, - невесело усмехнулся Стас. - Просила убить её.

- А ты? - вздрогнула Онега.

-А мне, знаешь ли, дорога собственная шея, - отозвался Стас. -Елисей и так поглядывает - не приложусь ли я ещё раз?

- Ты же знаешь, он не из зависти, - встревожилась Онега.

- Знаю я! - отмахнулся Стас. - Он-то стал Старшим своевременно, а я скачком. И так до сих пор чувствую себя странно, ещё не хватало резко стать Высшим! Хотя вкус её крови... - Стас вздохнул и облизнулся, и Онега вздрогнула, увидев, как серебро заливает Стасовы глаза. Усилием воли он погасил этот блеск, снова вздохнул, и махнув рукой, пошёл к дому. Онега поплелась за ним, находиться на улице не было ни сил, ни желания.

Алиса сидела на полу, в той комнате, где проснулась после первого укуса. По негласному договору все решили, что эта комната теперь её.

Сжавшись в клубок, Алиса сидела в углу на полу. Она смотрела в одну точку, и казалось, ни о чём не думала. Она потеряла счёт времени, иногда ей чудилось, будто прошло уже много дней, иногда - что несколько минут. Она не желала никого видеть и ни с кем разговаривать. Стас отказался прервать её жизнь, заявив, что даже если бы ему не запретили вновь пить её кровь, он бы не сделал такой глупости, так как убить Идеальную жертву - всё равно, что... что... в общем, глупость величайшая. И величайшее расточительство.

- Расточительство! Они смотрят на меня, как на склад с едой! - сердито думала Алиса. - Я им что, бесплатный пункт перелива крови?

- Не бесплатный! - напомнил внутренний голос. - Елисей сказал, что донорам платят за каждый укус. И много!

Это воспоминание заставило Алису судорожно вздохнуть. Ей всегда не хватало денег. Модная одежда, клубы и кинотеатры, развлекательные поездки и прочее: всё это, в общем и целом, проходило мимо, Алисе перепадали крохи. Накопила - купила, наскребла - сходила в кино. А хотелось не копить и наскребать, а развернуться: шопинг, салоны красоты, обеды в ресторанах.

И вот теперь судьба подносила ей всё это на блюдечке: бери! Пользуйся! Шикуй!

Но стоило вспомнить, какая у этого блюдечка каёмочка, и сразу становилось плохо. Вампирская шлюха - вот кем я могу быть! - в отчаянии думала Алиса. - Вот кем они хотят меня видеть! А все красивые слова "Идеальная жертва", "Серебряный Грог"! шелуха это всё! Красивая обёртка на горькую конфету!

- А как ты хотела? - возражал внутренний голос. - Чтоб всё сразу и за просто так? Извини, голубушка, так бывает лишь в сказах!

- Я тоже в сказке, - мрачно думала Алиса. - В страшной сказке для взрослых. Они - хозяева жизни. Я - еда.

Стоило подумать о еде, желудок взвыл. Он давно подавал сигналы "SOS", но Алиса так сосредоточенно страдала, что не обращала на него внимания. И всё же так нельзя. Обращаться так с собственным желудком - это свинство полнейшее! Алиса понимала это, и решила, что страдания - страданиями, а поесть всё же надо.

Ноги не слушались, а когда всё же удалось подняться, мстительные мышцы пошли волнообразной болью и покрылись холодными мурашками. Морщась, Алиса заковыляла к двери. Осторожно приоткрыла её и выглянула в коридор. Никого. Она тихо выбралась из комнаты, и пошла к лестнице.

В столовой было пусто. Алиса глянула на большие круглые часы, висевшие над сервантом - половина третьего, обед прошёл, до ужина далеко. В желудке заурчало, и Алиса поспешила в смежную со столовой кухню. Та была едва ли меньше столовой. Алиса первый раз пришла сюда, ели в столовой, а на кухне, если не готовишь, делать нечего, и сейчас она с любопытством огляделась вокруг. Столы нежного кремового цвета, три мойки, большая современная плита - конфорки закрыты специальным колпаком, за блестящими прозрачными стёклами шкафчиков видны всевозможные приборы. Алиса углядела два кухонных комбайна и блендер, по остальным было трудно понять, что они из себя представляют. Желудок снова вякнул, и Алиса поспешно шагнула к холодильнику - гигантскому белоснежному айсбергу, достававшему почти до потолка. И тут повеяло холодом - на кухню метнулась гибкая фигура.

Алиса замерла, круглыми глазами глядя на Яниса.

Раньше он напоминал ей костяную иглу: острую, выгнутую собственной злостью и превосходством, опасную при неосторожном обращении. Теперь игла стала стальной: смертельно-опасная при любом раскладе, гибко-прочная для любых обстоятельств, блестящая от силы и мощи. И самое ужасное было то, что именно Алиса сделала его таким.

У неё резко ослабели ноги, и она едва не осела на пол.

- Алиса? - голос Яниса прозвучал непривычно тихо.

Она только покосилась на холодильник, в отчаянии подумав, что поесть уже не удастся, и он проследил её взгляд.

- Голодна? - спросил он. Сглотнув, она кивнула.

- Сейчас! - и вокруг заметался вихрь.

Её впихнуло на круглый высокий стул за кухонной стойкой, захлопали дверцы шкафов, загудела микроволновка, зашелестели пакеты, звякали кухонные приборы.

- Вот, - Алиса открыла рот, и подумала, что её челюсть ударилась о стойку от удивления. Перед ней дымилась чашка крепкого кофе, а на блюде красивой горкой лежали бутерброды трёх видов. В глубокой хрустальной вазе притягивал взгляд салат. Да ещё мелкие вазочки с разными холодными закусками тянулись по стойке справа и слева от Алисы.

- Ешь, - Янис присел на второй стул, и положив голову на локти, стал смотреть на Алису.

Ничего не соображая, она потянула бутерброд с тунцом и маринованным огурчиком. Отхлебнула кофе. Сладкий. Горячий.

- Сливки? - в руке Яниса появился крохотный белый сливочник.

- Спасибо. Нет, - выдавила Алиса, справляясь со слишком большим откусанным куском. Если он вздумал отравить её, то это слишком скучно. До сих пор он был более изобретателен в своих попытках достать её.

- А ты... почему не спишь? - спросила Алиса.

- А почему должен? - изумился Янис.

- Так ведь, вампир же, - Алиса взяла третий бутерброд.

Янис захохотал.

- Что? - обиделась Алиса.

- Уморила, - Янис уставился на неё своим пронзительным взглядом, и она поёжилась. - По-твоему, я должен не отражаться в зеркале, бояться чеснока и серебра?

- Ну, да, - Алиса вспомнила, что там она ещё знает о вампирах.

- Это было сотни лет назад, - с усмешкой сказал Янис. - А то и тысячи. Разве ты не заметила, какая модница Онега? Как бы по-твоему она прихорашивалась перед зеркалом не отражаясь в нём?

- Не заметила, - пробормотала Алиса. - Я ещё ничего не...

- Ах да, - Янис прищурился. - Но ты ешь. Хороший знак.

Алиса посмотрела на бутерброд в своей руке так, будто он был ей глубоко противен, но всё же откусила очередной кусок.

- Знаешь, если ты не против, я свожу тебя кое куда, - вдруг сказал Янис.

- Куда? - насторожилась она.

- К одному человеку, - Янис встал со стула. - Ешь. И пойдём.

- А можно мне... выходить?

- Ты не пленница, - Янис вздохнул. - Ты так и не поняла ничего. И не старалась понять.

Алиса хмуро промолчала.

- Доедай, и поехали, - велел Янис, и вышел из кухни.

Машина Яниса показалась Алисе ужасно похожей на своего хозяина: немного округлый и в то же время чуть вытянутый, очень изящный, чёрный с серебристым блеском автомобиль. Алиса плохо разбиралась в марках машин, она скосила глаза на "морду" машины и увидела между фарами толи плюсик, толи крестик.

- Шевроле "Малибу", - Алиса услышала в голосе Яниса гордость. - Машины дома Антре - шевроле. Разнятся моделями и цветами. Этот - лично мой!

- Красивый, - тоскливо протянула Алиса. Она всегда хотела прокатиться на какой-нибудь роскошной машине, но сейчас поездка с Янисом пугала её. Куда он хочет её увезти? Завезёт в глушь, а там...

Алиса в панике оглянулась на дом - сейчас он казался ей спокойным и защищённым местом - размышляя, не рвануть ли ей обратно, пока не поздно, но Янис услужливо распахнул перед ней дверцу автомобиля, и, трясясь от страха, Алиса полезла внутрь. Янис неуловимо переместился за руль. Он завёл мотор, открыл окна, и вполоборота повернулся к Алисе.

- Поговорим? - он в упор смотрел на девушку серебристо-зелёными глазами.

- О... о чём? - ей стало ужасно жарко, не смотря на открытые окна. Он сидит слишком близко! Слишком!

- Ты боишься меня, - утвердительно сказал Янис.

- Ты хотел меня убить, - ответила Алиса, помедлив. - Как я должна к тебе относиться?

- Может, почти как к любовнику? - усмехнулся он, и уши Алисы загорелись огнём. - Пошутил! Не спали машину - горишь, жарче пламени!

Алиса снова полыхнула, теперь уже от злости.

Машина неслась по дороге, мелькали деревья.

- Где мы едем? - неловко спросила Алиса. - Дом загородом?

- За городом, - Янис одной рукой крутил руль, второй постукивал по спинке сиденья. - Тут частные владения Дома Антре: Дом, животноводческая ферма и ещё несколько хозяйств по мелочам. А ты думала, чем мы зарабатываем?

- Я не думала, - Алиса смутилась. - Не думала, что вампирам нужны деньги...

- Нужны, - Янис усмехнулся. - Мы хорошо платим донорам.

- А откуда они? - Алиса не сумела сдержать любопытства. - В смысле, откуда вы берёте доноров?

- По - разному, - пожал плечами Янис - Есть Дома, занимающиеся именно донорством, есть бары и кафе - но там просто кровь, из бокалов, она, разумеется, намного дешевле. У кого-то есть свои, личные доноры. Кто хорошо зарабатывает, тот может себе позволить.

Алиса слушала молча. Она никогда не подумала бы, что у вампиров существует свой, такой непростой уклад жизни. Доноры, бары, да и зарабатывают они, как люди: ферму вон держат...

- А я...- Алиса помялась, прежде, чем договорить. - Я тоже буду, как донор, деньги получать за укус?

-Ты - дело особое, - усмехнулся Янис. - Из-за тебя и так уже собирается Совет. Тот ещё будет переполох! Найдена Идеальная жертва! Кровь Серебряный Грог - не выдумка! Легенда сбылась!

- А почему Идеальная?

- А потому, - Янис лениво откинулся на спинку сиденья, и зевнул, будто не вёл машину на большой скорости, а сидел в гостиной за чашкой чая. - Донор выбирается по многим данным. Желательно, чтобы этот человек не курил, не пил крепких спиртных напитков, любил фрукты, редко болел. Есть, конечно, и те, кто любит кровь курящих или пьющих, но я называю тебе параметры среднестатистического донора. Смотрят также на то, за какое время кровь восполняется после укуса, обычно это минимум - два дня, максимум - четыре.

- Значит, вампиру надо каждый день искать другого донора? Ну, пока кровь того не восполнится?

- Почему ты решила, что кровь требуется нам ежедневно? - приподнял бровь Янис.

- Читала, - промямлила Алиса.

- Ерунда какая, - Янис недовольно поморщился. -В отличии от человека вампиры питаются на двух уровнях: телесно-физическом и эмпирически-эмоциональном. Мы едим обычную еду каждый день, кровь же требуется каждому вампиру в зависимости от его статуса, силы, тренировки, происхождения и многого другого. Лично мне, требуется каждые три дня...требовалась, - поправился Янис. - Теперь я Средний вампир, и все мои показатели усилятся. Поэтому, думаю теперь мне нужен будет донор всего раза два в неделю.

-Ясно, - задумчиво протянула Алиса. У неё сразу отлегло от сердца - значит никто не будет, голодая, перегрызать ей горло.

- Идеальная Жертва, если верить легенде, разумеется, может поить своей кровью несколько вампиров сразу...

-Потому что её кровь ежесекундно восстанавливается, - закончила Алиса. -Мне Елисей рассказал. Это действительно так?

-Не знаю, - Янис пожал плечами. - Легенда же! Вполне возможно, что там всё слишком идеализированно, и к примеру, тебе всё же потребуется на восстановление..ммм...скажем, часа три - четыре, а то и весь день. И всё равно - это нереально быстро и удобно, - закончил Янис. - К тому же - Серебряный Грог обладает восхитительным вкусом, и даёт такую силу! Даже не силу - он переводит вампира на следующую ступень сразу!

- Стас теперь Старший, - задумчиво протянула Алиса. - А ты Средний.

- Да, - Янис сузил глаза. - Я долго пробыл Младшим, теперь бы не ударить в грязь лицом... - и он замолчал.

Так и доехали в молчании.

- Нам сюда, - Янис оставил машину на стоянке, и указал Алисе на не высокое каменное крыльцо с литыми металлическими перилами.

-Библиотека? - удивилась Алиса, глянув на вывеску.

-Обычно в это время она тут. Иди, иди, - Янис открыл массивную деревянную дверь и подтолкнул Алису.

"Кто - она?" - думала Алиса проходя вслед за Янисом через просторный зал уставленный ровными рядами столов. Вокруг было тихо, лишь несколько человек сидело за столами тут и там, иногда нарушая тишину шелестом переворачиваемых страниц.

Янис остановился перед маленькой дверкой, пару раз стукнул в неё, приоткрыл и просунул туда голову.

-Добрый день, - Алиса не поверила ушам - до чего почтительно и нежно прозвучал его голос. - Не помешаем? - и кивнул Алисе:

-Проходи!

В маленькой комнатке стояли шкафы с книгами, диван и два кресла, и в одном из них сидела девушка. Алису сразу удивило старомодное, кремового цвета, платье, с широким кружевным воротником, лежащим на плечах, и кружевными манжетами, из-под которых были видны тонкие нежные пальцы.

-Здравствуйте! - она ласково улыбнулась Алисе, и та неловко кивнула в ответ. -Присаживайтесь! Как дела в Доме, Янис? Как твои дела?

-Севиль, познакомься - это Алиса, - Янис как-то странно улыбнулся. - Я привёз её специально поговорить с тобой. Ты уделишь ей немного внимания?

-Разумеется! - девушка со странным, на взгляд Алисы, именем - Севиль - тряхнула длинными, пшенично-белокурыми кудрями. - Садись в кресло, Алиса, выпьешь сока?

-Да, спасибо, - Алиса опустилась в кресло, всё ещё смущаясь. Зачем Янис привёз её сюда? Что это за девушка?

-Я подожду в машине, - Янис слегка склонил голову - будто поклонился - и быстро ретировался из комнаты.

-Бедняжка, - покачала головой Севиль, и легко рассмеялась. Смех у неё был чистый и нежный, Алисе показалось, что зазвенели маленькие хрустальные колокольчики.

-Почему - бедняжка? - спросила она, посмотрев на закрывшуюся за Янисом дверь.

-Он влюблён в меня, - лукавым шёпотом сказала Севиль. И снова рассмеялась. - Давно уже. Елисей ещё тогда был Средним, когда появился Янис, и угораздило его влюбиться в меня!

-Ты знаешь Елисея? - Алиса вспомнила, что рассказывал Стас - Елисей стал Страшим вампиром своевременно - тренировками и накапливаемыми знаниями в течении пятидесяти лет. Если Севиль знала его Средним...

-Ты вампир? - Алиса глядела на миловидное личико с большими фиалковыми глазами - Севиль напоминала фарфоровую куклу, выточенную искусным мастером. Очень нежная и совершенная красота, аж сердце щемит...

-Да нет же, я человек! - весело рассмеялась Севиль.

-Но тебе...сколько лет?

-Когда Елисей нашёл меня, мне было двадцать два. Тогда он только стал Средним вампиром. Сейчас он уже тридцать восемь лет является Старшим, значит...

-Сто десять лет!? - не удержалась от вскрика Алиса. -Но как же... ты человек... Точно человек? Но люди не живут так долго! Ну, там горцы всякие...

-Я -донор, - спокойно произнесла Севиль. - Если донор следит за своим здоровьем, он может прожить очень долго. А если, к тому же, ранг его вампира меняется на ступень выше, то это повышает жизненные силы, увеличивает жизненный цикл.

-Так ты донор...

-Елисея, - подтвердила Севиль. -Старшего вампира дома Антре.

-А ты не взрослеешь... - Алиса растерялась, и не могла придумать, что сказать.

-Это уже личное, - махнула рукой Севиль. - У доноров замедлен процесс старения, а если попросить, можно и вовсе остановить его. Я очень...-она помялась, - Боюсь старости...вот и попросила.

-Вечно быть молодой... - сердце Алисы гулко застучало. Невероятно! А ведь и она так может! Если...если примет навязываемую ей роль.

-Что с тобой? - Севиль заметила перемену в её настроении. -Я тебя обидела? Или напугала?

-Н-нет, - Алиса глубоко вздохнула. - Янис не рассказал тебе кто я? Или Елисей?

-Нет, - весело удивилась Севиль. -Расскажешь сама?

-Думаю, за этим Янис и привёз меня сюда, - буркнула Алиса, поёрзав в кресле.

-Легенды сбываются, - задумчиво промолвила Севиль, когда Алиса, запинаясь и путаясь, рассказала ей кто она, и что она. Потом Алиса уткнулась носом в бокал холодного сока, а Севиль молча, обдумывала услышанное, слегка покачиваясь в кресле.

-Стас сменил статус, - медленно сказала она. -И Янис тоже.

-Это плохо? - осторожно поинтересовалась Алиса.

-Да. Нет! - Севиль сморщила точёный носик. - Это не плохо для Дома, и конечно, хорошо для Яниса - он никак не мог перейти на ступень выше, но это... - она помялась, - Это не слишком хорошо для меня. Видишь ли, Янис почему-то уверен, что я не отвечаю на его чувства, потому что он - Младший. Теперь...

-Теперь он Средний. Значит, будет докапываться сильнее, - сообразила Алиса.

-Докапываться, - улыбнулась Севиль. - Вот что Янис действительно умеет, так это докапываться!

-Точно, - поёжилась Алиса, вспомнив, как он донимал её вначале. Да и неизвестно, как будет вести себя теперь...

-А...-Севиль запнулась, и сильно покраснела. -Елисей... он... кусал тебя?

- Да. - Алиса тоже покраснела. -Но только вначале! Он... он не... трогал меня! В смысле...

-Я поняла! - поспешила успокоить Севиль. - Ты не думай, я спрашиваю не из ревности! Личные доноры вовсе не обязательно испытывают какие-то чувства к своему вампиру!

-Ты не испытываешь? - напрямик спросила Алиса.

-Испытываю, - Севиль опустила голову. -Но спрашивала не поэтому. Ты знаешь, как образуется Дом, и какие обязанности на него налагаются?

Алиса помотала головой.

- Сообщество вампиров -обычно его называют Дом, хотя это могут быть и квартиры или частные дома - может образовать любой Старший или, хотя это бывает очень редко, Высший вампир, не испугавшийся взять на себя все прилагающиеся заботы и обязательства. Разумеется, если у него хватит на это средств.

Дом выбирает и регистрирует свой статус: имя, основную цветовую гамму, марку машин и деятельность, которая приносит им основной доход. Утверждённый список жильцов Дома подаётся на рассмотрение и утверждение Высшему Кругу вампиров. Обычно в доме живут один-два - редко три - Старших вампира, трое - четверо Средних, и не больше пяти Младших. Если статус кого-то из жильцов Дома меняется, Старший должен принять необходимые меры.

-Меры? - не поняла Алиса.

-В Доме Антре было два Старших вампира, трое Средних, и четверо Младших.

-Теперь трое Старших и трое Средних, - сказала Алиса.

-Да, - Севиль вновь наполнила бокалы соком. - Осталось трое Младших, и соразмерность сил, установленная в Доме ранее, несколько ммм... нарушена.

-И что же будет? - с замиранием сердца спросила Алиса.

-Ничего особенного, -пожала плечами Севиль. - Либо кто-то покинет Дом, либо, что более вероятно, они возьмут кого-либо на воспитание.

-А-а, - Алиса перевела дух. -Хорошо, а то я и так им достаточно... накосячила...

-Нако...- Севиль изумлённо посмотрела на неё и расхохоталась.

-Что? - Алиса сконфузилась. - Я хотела одного, а получила совсем другое.

- Лучшее! - заметила Севиль. - Ты получила гораздо лучшее, чем рассчитывала.

- Думаешь? - Алиса отставила свой бокал на стол. -Только вот мне что-то не по себе от этого лучшего...

- Просто у тебя ещё слишком человеческая оценка ценностей, - пояснила Севиль. - Ты выздоровела благодаря Стасу. Если ты примешь должность донора, это, конечно, изменит твою жизнь, но принесёт тебе только плюсы.

- Плюсы! - проворчала Алиса. - Они будут меня лапать! Каждый, кому понадобится выпить моей крови, будет...станет...

-Во-первых, не каждый, - спокойно возразила Севиль. - Ты ни в коем случае не станешь рядовым донором!

-Елисей сказал, что меня представят...Высшему Кругу, - запнувшись, вспомнила Алиса.

-Скорей всего так и будет, -Севиль кивнула. -Поверь, это очень интересно! Честно говоря, я видела всего одного Высшего вампира и всего один раз, но это было нечто! А ты увидишь их много! Это...здорово!

-Ага, - уныло сказала Алиса. - Увижу, и должна буду с ними переспать...

Некоторое время Севиль молча, и задумчиво смотрела на Алису.

-У тебя был парень? -спросила она вдруг.

-Был, - нехотя ответила Алиса. -Но я поссорилась с ним из-за болезни...

- А если бы теперь ты вернулась домой?

-Ну, - Алиса почесала нос. - Может быть, познакомилась с кем-то ещё, или помирилась бы...

- И конечно, занималась бы с ним сексом? - спросила Севиль.

-Ну... - Алиса фыркнула. -Но это же было бы по любви!

- Любовь...- Севиль покачала головой. - Люди так просто бросаются этим словом... Ты знаешь, что такое настоящая любовь, Алиса? Нет, нет, я не собираюсь читать тебе морали, говорить какие-то наставления. Это глупо, потому что, как я уже сказала, ты смотришь на вещи слишком узкочеловеческим взглядом. Скажи мне - что ты чувствуешь, когда кто-то из вампиров прикасается к тебе...

- Прикасается! - буркнула Алиса. - Да даже когда смотрит...-она осеклась.

- Природа позаботилась о тебе, - кивнула Севиль. - Раз уж тебе суждено давать кровь таким образом, то твой организм настроился так, чтобы не приходилось сильно напрягаться. Вампирам вовсе не обязательно спать с тобой! Ты сама говоришь - даже от взгляда. Чем выше статус, тем сильнее ощущения?

Алиса кивнула. Вспомнила глаза Елисея и вздрогнула, покрылась мурашками.

- Думаю, Высший вампир сделает твою кровь Серебряным Грогом просто парой прикосновений, - сказала Севиль. - У вампиров сексуальность в крови, а уж накопленный веками опыт делает их непревзойденными соблазнителями и любовниками.

- Всё равно! Не хочу! - вздрогнула Алиса.

- Понимаю,- кивнула Севиль. - Тебе стыдно, противно, неудобно. Тебя возмущает, что к тебе будут прикасаться разные люди...э... вампиры... Но пойми - для них это не секс! Не просто секс, а скорее - работа! Обязанность или необходимость.

- Обязанность?! - возмутилась Алиса. - Работа?!

- Разная бывает работа, - спокойно сказала Севиль. - Донорам хорошо платят, они ничем не болеют и живут очень долго. Кроме того, посмотри на меня - симпатичная?

- Более чем, - тихо отозвалась Алиса. - Ты красивая.

-Да, - без смущения кивнула Севиль. - Все мои внешние данные и внутренние способности доведены до совершенства. Это тоже заслуга вампиров. В общем, я не буду тебя уговаривать, я просто называю тебе хорошие стороны жизни донора. Не знаю, что ты решишь, но лично от себя скажу - мне такая жизнь очень нравится.

-Тебе не надо предоставлять своё тело для них, - выдавила Алиса.

Севиль глубоко вздохнула.

- Мои родители умерли, когда мне исполнилось восемь, - начала она. - И меня отправили в детдом. Я была хрупким, болезненным ребёнком, никто особо не обижал меня, но и дружить со мной никто не хотел. А ещё я совершенно не могла постоять за себя, и все кому не лень, подставляли меня, сваливали на меня свои проступки и дурные дела. Вследствие этого меня считали тихоней, способной на всё, и действующей исподтишка, пакостницей и врединой, и детдомы спихивали меня друг другу, не желая иметь у себя столь испорченного ребёнка, - Севиль глубоко вздохнула. -А потом...потом мне исполнилось тринадцать лет и вдруг выяснилось, что у меня есть двоюродный брат.

-Как выяснилось?

-Он приехал за мной, -в глазах Севиль внезапно отразилось что-то такое, что Алиса похолодела. -Он забрал меня из детдома, и почти год мне жилось в общем-то неплохо. Конечно, на мне лежала уборка его однокомнатной квартиры, готовка и стирка и ещё многое, но всё же было лучше чем в детдоме... пока...пока брат не ввязался в какие-то тёмные делишки. Он увяз в долгах, потерял машину и квартиру, и чтобы не таскать на своём горбу такую ношу, как ребёнок и суметь уехать из города, он продал меня.

-Продал? - глаза Алисы округлились от ужаса и изумления. -Куда? Кому?

- В нелегальный публичный дом, - Севиль смотрела в одну точку. -Там...было ужасно...-она замолчала, и Алисе показалось, что сейчас она расплачется. Но Севиль не плакала, она просто сидела не двигаясь и смотрела в стол.

-Я пробыла там два года, - продолжила Севиль. -Два года непроходящего кошмара, боли и ужаса, хотя не скажу, что со мной совсем уж плохо обращались, даже немного ценили, как товар.

-А потом? - спросила Алиса шёпотом. У неё прыгали и кривились губы.

-Потом туда пришёл вампир. - сказала Севиль. - У него были сложные времена, что-то там не ладилось с делами, и он решил пойти на крайность - выпить крови в этом публичном доме, всё равно никто не поверит ребёнку, что бы он не болтал о страшном человеке, укусившем его за шею. Он выбрал меня, - Севиль вздохнула и смолкла вновь.

- Он тебя укусил? - не вытерпела Алиса.

Севиль кивнула.

- И что?!

- Меня вдруг оставили в покое на целую неделю, - сказала Севиль. - Заперли в комнате и никуда не выпускали, приносили еду, но никаких клиентов. А в конце недели вампир вернулся и выкупил меня, - закончила Севиль, и улыбнулась.

- Это был Елисей? И ты стала жить с ним?

- Его звали Карим, он просто пожалел меня, потому и выкупил. Оказывается, у него была младшая сестра, которая умерла от воспаления мозга. Я напомнила ему сестру. Карим увёз меня из города и поместил меня в санаторий - профилакторий. Год я восстанавливала здоровье, потом мы уехали на Мальдивы и там я жила пять лет. Там меня и нашёл Елисей. С тех пор я с ним, как его донор, мне нравится моя жизнь, и вампиры тоже. А вот люди...Но ты, конечно, другое дело, - добавила она.

- Что же мне делать? - жалобно спросила Алиса. - Как жить дальше?

- Как решишь - так и будет, - отозвалась Севиль. - А не понравится, всё переделаешь и начнёшь жить по-другому. Но так или иначе - вампиры вошли в твою жизнь, и от этого никуда не деться. Нужно совмещать и импровизировать. Но в любом случае - постараться получить от этого максимум удовольствия!

- Алиса, милая, с тобой всё в порядке? - мама с тревогой посмотрела, как Алиса нехотя ковыряет вилкой в картофельном пюре. - Что-нибудь болит? - и мамина прохладная ладонь опустилась на лоб, но Алиса заметила что мама сделала это очень осторожно и как-то боязливо.

"Словно опасается заразиться," - с горечью подумала Алиса, и отодвинула тарелку.

- Аппетита нет, мам, - она вылезла из-за стола и ушла в свою комнату. Закрыла дверь, и остановившись на пороге, огляделась.

Её старая комната. Та же кровать под клетчатым шерстяным покрывалом, тот же комод - Алиса уже расставила на нём убранные родителями фотографии подруг и сувениры, тот же шифоньер с немногочисленными вещами Алисы, и письменный стол и стул возле него те же самые - ничего не изменилось. Тогда почему комната кажется Алисе чужой и неприятной? Словно она пришла в другую комнату, где умер какой-то человек, и пытается жить тут.

"Да я же и умерла!" - с тоской подумала Алиса. "Для них я умерла - для мамы, папы, и Лиды. В тот момент, как санаторий принял меня на лечение, которое себя не оправдало, уже в тот момент я для них умерла."

Она подошла к окошку, раздёрнула линялые розоватые занавески. Раньше Алиса очень любила их - новенькие нежно-розовые занавесочки с синими слониками, слоники были забавные и утешали Алису, когда портилось настроение.

Сейчас слоники были голубовато-серыми, и казались плоскими и глупыми. "Что со мной?" - думала Алиса. - "Почему я не могу вновь найти место в комнате? В доме... в семье!" "Может быть, это уже не твоя семья?" - спросил невидимый кто-то в голове. "А кто моя семья? Вампиры? Дом Антре?" - Алиса хмыкнула таким мыслям. "Всё может быть" - отозвался невидимый кто-то, и Алиса сердито махнула кулаком, стараясь прогнать этот голос.

Она уже две недели жила дома, с родными. Точнее, пыталась жить.

Конечно, они очень обрадовались, что она выздоровела. Устроили торжественный ужин в честь её выздоровления. Мама наплакалась и расспрашивала Алису про лечение. Все удивлялись...

Но выглядели смущёнными, когда Алиса открыла свою комнату, и увидела, что все вещи убраны и комната словно законсервирована. Мама принялась объяснять про ремонт, но всё же осталось ощущение неприкаянности. А потом, как-то очень быстро, родители начали предлагать ей разные буклеты для поступления: педагогический, медицинский, даже технический. Будто им было всё равно куда она поступит, лишь бы поскорее, и... подальше. Даже если она поступит учиться в их городе, она будет редко бывать дома.

-Ну, или можешь пойти работать, - робко предложила мама. - Хотя после болезни...

- Я подумаю, - ответила тогда Алиса, и мама больше не начинала этот разговор. Но Алиса видела, что всем рядом с ней неуютно.

"Может, и правда, поступить учиться?" - уныло раздумывала Алиса, покачиваясь на кровати. "Здесь, конечно, Елисей же предупредил меня - они наблюдают, чтобы со мной было всё в порядке, и чтобы можно было связаться в любой момент. Но куда я поступлю?" - она ворошила буклеты, вновь и вновь перечитывала написанное там. Сюда - не пройдёт по конкурсу, а платно - слишком дорого, нет денег. Сюда - не интересно, сюда - вообще фигня, куда потом устраиваться с такой профессией? Что же выбрать?

Алиса вздохнула и поёжилась, почему-то знобило, хотя в комнате было довольно тепло. Она погасила свет, забралась под одеяло и закрыла глаза.

Елисей просил её позвонить, когда она будет готова предстать перед Высшим Кругом вампиров, но Алиса приходила в ужас при одной мысли об этом. Она зашвырнула данный Елисеем телефон подальше в шкаф и постаралась забыть о нём.

Но стоило Алисе уснуть, приходили странные сны: тёпло- мутные, пронзительно-яркие, отчётливо-тонкие, они были наполнены быстрым бегом и свежим ветром, лестницами и окнами, чьим-то звонким смехом и шёпотом. Её звали, просили о чём-то, куда-то вели, и всё это было так быстро, ошеломляюще и восхитительно, что Алиса каждый раз просыпалась с быстро колотящимся сердце, пересохшими губами и долго не могла успокоится. Сны были восхитительны, но всё же она предпочла бы не видеть их, и даже не засыпать.

-Давайте смотаемся на озеро, - Юля оттолкнула лезущего с поцелуями Васька. -Ночью, похоже, ливанёт, так сегодня накупаемся!

Юля - лучшая подруга Алисы. Она простила подруге ссоры - обе объяснились, наревелись и наговорились (Алиса с трудом удержалась, чтоб не рассказать Юльке о вампирах). Теперь Юля прилагала немыслимые усилия, чтобы остальные перестали относиться к Алисе так холодно и вновь приняли её в свой круг.

- В мою тачку много не влезет, - лениво отозвался Васёк. - А Мирохина в ремонте.

-Да на автобусе пара остановок! - возмутилась Юлька. - Что вы в самом деле!

-Ещё париться! - возмутился Мироха. - Там жара и бабки с дачи прут - не протолкнёшься!

- Протолкнёшься! - накинулась Юлька. - Вон какой доходяга! В ...-она чуть не выругалась, - Хоть куда без мыла влезешь!

- Ты сама!

- Эй! Приткнись! - мгновенно взвился Васёк за Юльку.

Алиса слушала перебранку, и не поднимала глаз от земли. Деревянная скамейка казалась ей ужасно холодной - зад совсем заледенел - а вокруг стояла адская жара. Голова у Алисы кружилась, её тошнило, и, перепугавшись, что сейчас она грохнется в обморок, Алиса поспешно встала.

- Юль, я пойду.

- Куда? - мгновенно оторвалась от перепалки подруга. - Что такое? Тебе нехорошо?

- Мне... лекарство принять надо! - соврала Алиса. - А после него полежать часок.

- А... ладно, - Юлька растеряно посмотрела ей вслед. - Я позвоню.

От лежания легче не стало. Жар не спадал, перед глазами закружились чёрные точки и то и дело всё заволакивала алая пелена. Алиса встала, шатаясь выбралась в коридор, и пошла на кухню.

- Это же чёрт знает что такое, - услышала она сердитый голос отца, и замерла, прилипнув к стене за углом. - Ты же не станешь отрицать, что случай из ряда вон! Её явно не обычными лекарствами лечили!

- Хочешь сказать, что ей кололи что-то импортное? -робко спросила мама.

- Наверняка! А возможно даже, что испытывали какие-нибудь экспериментальные препараты. Ты же видишь - ей снова плохо!

- А вдруг будут побочные эффекты?! - в голосе мамы послышался ужас. - А если она снова... а если она... Господи! Я не перенесу второго известия о её... о том что она... Ох, Господи! Лучше б она вовсе...- и мама расплакалась.

Алиса стояла окаменев. Потом развернулась и медленно ушла в свою комнату.

Открыв шкаф, она залезла в его недра и долго копалась там. Вылезла, переводя дыхание, закрыла шкаф и чихнула. Потом, спотыкаясь, добралась до кровати и с ногами забралась на неё. Раскрыла сотовый, нажала кнопку вызова единственного номера.

- Елисей, - прохрипела она в трубку. -Я не готова...но приезжайте за мной...- нажала "отбой", уронила телефон на пол, и расплакалась.

Алиса не знала - были ли вампиры где-то неподалёку от её дома, или мчались с бешеной скоростью, нарушая все правила, но приехали за ней через пять-восемь минут. Даже слёзы высохнуть не успели.

Двое - их Алиса не знала - остались в квартире, разговаривать с родителями девушки (-Что вы им скажете? - спросила Алиса. -Потом расскажу! - шепнул Стас). Он подхватил Алису на руки, и покинул квартиру. Во дворе, в машине их ждал Янис, он дал по газам, и машина полетела в сизых горячих сумерках за город. К Дому Антре.

- Ты звонил Елисею? - Янис гнал так, что за окнами всё расплывалось.

- Да, - Стас придерживал Алису, её голова лежала у него на плече.

- И что?

- Викчем приехал, - отозвался Стас. Его рука легла на лоб Алисе, и она слегка вздрогнула - жар словно втягивался в руку вампира, по телу побежали мурашки.

- Викчем? - Янис вильнул в сторону.

- Осторожней ты! - резко сказал Стас.

- Прости! Удивился. - нервно усмехнулся Янис. - Видать ценит девчонку Елисей - подумать только, Высшего вызвал!

- Что? - Алиса дёрнулась из рук Стаса.

- Тише-тише! - он удержал её, прижал к себе, успокаивая. -Чш-ш! Викчем - врач. Елисей по твоему голосу понял, что с тобой что-то не в порядке, а я позвонил и подтвердил это. Вот он и вызвал Викчема.

- Почему Высшего? - просипела Алиса. Странно, от рук Стаса ей становилось ещё хуже - начинало трясти в странном ознобе, болели все мышцы, даже суставы выламывало, словно у неё одновременно ревматизм, хондроз и вдобавок вывихнуто с десяток костей.

- Потому что Высшие - лучшие в своём деле, а Викчем оказался ближе всех. К тому же они с Елисеем поддерживают хорошие отношения.

- Боюсь, - у Алисы глаза набухли слезами. -Что со мной?

- Не знаю, - Стас нахмурился. -Не волнуйся, всё будет в порядке.

- Мы нашли Идеальную Жертву. Неужели ты думаешь, что мы позволим ей куда-то деться? - насмешливо сказал Янис.

- Мы? - изумился Стас. -Я нашёл! А ты...

- Ладно, ладно, никто не умаляет твоих заслуг, - проворчал Янис.

- И никто не преувеличивает твоих, - отрезал Стас.

- Не ссорьтесь! - Алису била дрожь. - Стас, он познакомил меня с Севиль!

- Да! Потому что ему велел Елисей! - рявкнул Стас, и Алиса увидела, как после этих слов Янис закаменел спиной.

Вот показался въезд к Дому - высокие покатые холмы, между которыми поднималась вверх ровная широкая дорога. Стоянки для машин Дома были расположены по обеим сторонам от дороги, прямо под возвышающимися впереди горами. Камень на срезе гор аккуратно обработан так, что кажется искусственной отделкой.

Янис припарковался, выскочил из машины, и, прежде чем Стас опомнился, Янис выдернул Алису наружу.

- Я сам! - резко сказал он, подхватил девушку на руки и метнулся вверх по лестнице, ступени которой вели вверх между гор, прямо к Дому Антре.

Перед глазами Алисы мелькнули выгнутые в форме полумесяца площадки, где были разбиты красивые клумбы, выложенная фигурной плиткой терраса, большие гладкие шары на каменных перилах и широкое полукруглое крыльцо дома.

Янис ворвался в дом, взбежал по лестнице на второй этаж, и через пару секунд Алиса лежала в кровати. В её кровати в её комнате? Да. В этом доме.

Примчалась Онега и быстро раздела Алису, невзирая на слабые возражения последней. Потом Онега помогла ей натянуть знакомую бирюзовую ночнушку с розовыми кружевными вставочками. Раньше Алиса не любила такие вещи, но сейчас почему-то ощутила удовольствие от прикосновения мягкой ткани.

- Хочешь чего-нибудь? - Онега с сочувствием смотрела на неё. -Есть? Пить?

Алиса покачала головой и слабо улыбнулась. Онега улыбнулась в ответ, и Алиса к своему ужасу ощутила, что её возбуждает эта улыбка. Она залилась краской и, совсем ослабев, завалилась на пуховые подушки.

В дверь тихо постучали, Онега вскочила открывать, хотя заперто не было. Алиса подумала, что это для того, чтобы оказать уважение Высшему вампиру, который сейчас войдёт, и закрыла глаза от внезапно нахлынувшего ужаса.

Алиса едва расслышала звук закрываемой двери, шагов не услышала вовсе, а потом её попросили открыть глаза. Алиса поняла чего от неё хотят, но удивилась, осознав, что не услышала голоса.

- Как это? - спросила она, открывая глаза и рот заодно.

- Мысленно, - улыбнулся уголками губ, сидящий рядом с ней на кровати вампир. - Я хотел тебя заинтересовать.

Голос у него был тихий, но такой... глубокий и бархатный!

Её подбросило над кроватью, в голове возник звон - будто не голова, а пустой котелок, по которому ударили колотушкой, и из носа хлынула кровь.

- Расскажи мне о себе, Алиса, - попросил Викчем, мгновенно сворачивая пару аккуратных ватных цилиндриков и ловко всовывая их девушке в нос.

- Чдо дасказать? - гундосо спросила она. - Делисей де рассказал?

- Я бы хотел услышать от тебя, - за эту пару фраз Викчем успел прощупать её пульс, температуру, осмотрел глаза и быстрыми пальцами провёл по горлу - по опыту (Алиса часто болела ангиной) Алиса поняла, что он проверял миндалины.

- Если затрудняешься рассказать сама, я задам несколько вопросов, а ты ответишь, хорошо?

- Одвечу, - Алиса потрогала вату в носу.

- Честно, пожалуйста, - Викчем посмотрел Алисе в глаза. - Я задам несколько странные, на твой взгляд, вопросы, постарайся ответить правдиво. Когда ты первый раз ощутила недомогание?

Алиса напрягла память. После разговора с Севиль она раздумывала ровно день, потом поговорила с Елисеем, и на следующий день её отвезли домой с кучей справок якобы из санатория. Между прочим, вещи, те, что она бросила, убегая, тоже лежали в машине в Алисиной сумке. А дома вроде всё было нормально... первые два дня...

- Через два дня, как я уехала из Дома Антре, - ответила Алиса.

- В чём это проявлялось?

Алиса постаралась подробно описать все симптомы: головокружение, слабость, то жар, то озноб.

- Кровь носом раньше шла?

- Шла, - нехотя ответила Алиса. - Только последние два или три дня. Что со мной? Опять... опять рак?

Викчем покачал головой. Улыбнулся уголками губ, и у Алисы вновь заныли мышцы.

- Происходит ли с тобой что-нибудь, на твой взгляд, странное?

- Ну, - Алиса помялась, но всё же рассказала ему о снах. И о том, как она отреагировала на улыбку Онеги.

- Ясно, - Викчем осторожно убрал ватки из её носа. - Что ж Алиса...

- Что? - она не на шутку перепугалась и взмолилась, видя, что Викчем молчит: - Ну, скажите! Что?!

- Не хочу слишком шокировать.

- Вампиры существуют, - криво улыбнулась Алиса. - Куда уж больше шокироваться?

- Скажи мне Алиса, как ты намерена жить дальше? Ты останешься в доме?

- Я... - Алиса сглотнула. - Я не знаю... но дома... там... они не слишком... а я... Лучше уж тут...

- Твои недомогания вызваны переизбытком крови, - спокойно сказал Викчем.

- А?! - открыла рот Алиса.

- Ты рождена Идеальной жертвой. Твоя кровь постоянно обновляется и пополняется, то, что у тебя регулярно шли месячные (Алиса покраснела, как свекла) спасало тебя от переизбытка крови, но ты взрослеешь, и крови становится слишком много. Она бродит и киснет. Отсюда твой рак. Потом ты начинаешь выполнять своё предназначение - трое вампиров пьют твою кровь, и ты в порядке. Но ты покидаешь Дом Антре, не стабилизировав своё состояние, а организм уже восполнил запасы крови, и начал копить впрок, и тебе вновь становится плохо. Вот и весь секрет.

- Так мне надо всё время отдавать кровь вампирам? - выдавила Алиса.

- Думаю, да, - Викчем кивнул. - Что-то пошло не так в твоей судьбе, потому что, по всем признакам, ты должна была работать донором, даже если бы никто и не узнал, что ты - Идеальная Жертва. Что ж, - он встал. - Выздоравливай, Алиса. Что для этого надо, я думаю, ты сообразишь.

- Я поняла, - Алиса закрутила палец в пододеяльник. - Может быть... тогда... ну... вы же... вы бы могли...

- Нет, - Викчем отрицательно качнул головой. - Чтобы прийти в норму, тебе надо напоить кого-то Серебряным Грогом. А так как это сразу переводит вампира на другую ступень, я поостерегусь пить твою кровь. Мне на следующую не надо.

- Вы же Высший! - изумилась Алиса. - На какую следующую? И потом, вы же можете просто меня укусить!

- Поверь, есть и следующая. А насчёт просто укусить... как думаешь, что произойдёт, если я к тебе сейчас прикоснусь? - пристально посмотрел он на Алису, и она вспыхнула и задрожала от возбуждения.

- Вот именно, - сказал Викчем. - Счастливо оставаться, Алиса, - он открыл дверь. - А насчёт родителей... - настиг её мысленный голос Викчема, - Ты - не родная их дочь! Поэтому не переживай из-за их поведения! - и дверь захлопнулась, оставив Алису с вытаращенными глазами.

- Как всё прошло?

- Всё в порядке.

- Думаешь, она останется в Доме Антре?

- Думаю, ты и сам всё слышал, не правда ли? - Викчем насмешливо сощурил глаза.

- Слышал, - повинился Елисей. - Ты был великолепен. Но зачем ты обманул девочку насчёт родителей? Разве ей легче будет из-за такого знания?

- Ей будет легче, - склонил голову Викчем. - Но ты ошибаешься. Когда ты рассказал мне об Идеальной Жертве, я навёл кое-какие справки. Она - не родная дочь, Елисей. Я не обманул...

- Алиса! Как тебе? - Онега, в новом костюмчике, вертелась перед большим зеркалом. Тёмно-синяя юбка с белым поясом доходила ей до колен и обвивала бёдра мягкими складками, а кофточка имела белые отвороты на рукавах и каплевидные искрящиеся пуговицы. Онега схватила с подставки синие замшевые башмачки, присела на кожаный пуф и, скинув свои босоножки, сунула ногу в обновку.

- Просто прелесть! Не находишь? - она, мурлыча, вновь закружилась перед зеркалом. - Я прелесть, разумеется!

- Красиво, - согласилась Алиса.

- Чего так кисло? - удивилась Онега. - Давай-ка, подбери себе пару...

- Пару костюмов? - улыбнулась Алиса.

- Вообще-то, я хотела сказать: пару десятков, но можно начать и с пары костюмов, - уточнила Онега. - Давай -давай, не жмись! Теперь тебе незачем экономить! Ты эти деньги честно заработала!

- Угу, - Алисина улыбка увяла...

..." - Я Мамеди, - вампир был высокий. Смуглый. Высший. - Елисей сказал, ты готова стать моим донором на сегодня. - Да - у Алисы дрожали колени. - Готова. - Тогда, - он неуловимо оказался рядом с ней, и вдруг всё полыхнуло золотым. Тяжело дыша, Алиса полулежала у вампира на руках. Тело всё ещё вздрагивало от пережитого только что наслаждения. - Но ты же не укусил? - хрипло удивилась она. - Я уже... и кровь больше не... - Сейчас, - он улыбнулся, и припал к её шее. Она вновь вздрогнула, но кровь осталась просто кровью. - Но почему? - спросила она. - Ты же мог...

- Перейти на следующую ступень? Зачем мне это? - Мамеди аккуратно уложил её на кровать. - Меня всё устраивает. Благодарю тебя, - он почтительно поклонился Алисе и покинул её комнату..."

... - А может этот? - Онега совала ей под нос вызывающего вида алый топ, и Алиса поневоле вернулась к реальности.

- Знаешь, для такой шмотки у меня нет бюста! - Алиса оттолкнула руку Онеги.

- Будет ещё! - хихикнула та. - Только попроси!

- Ещё чего! - Алиса кинула в неё газовым шарфиком и поймала кислый взгляд продавщицы. - Пойдём отсюда, а? - попросила она Онегу.

- Ты права! - Онега вскочила с пуфика. - Через квартал есть ещё шикарный торговый центр! И там вчера был привоз!

Онега очень серьёзно отнеслась к заданию - заняться адаптацией Алисы в роли Идеальной Жертвы. Она ни на минуту не оставляла Алису одну, рассказывала ей разные истории из жизни Дома Антре, показала все комнаты и сад, заставила сделать перестановку в комнате Алисы, так как той нравилось, и в конце концов вытащила её в город. Они сходили в салон красоты, где попробовали всевозможные процедуры, которые раньше Алиса не могла себе позволить, и в новое кафе, и в кино, и конечно, устроили макси - шопинг.

Алиса была в восторге от всех приобретений, хотя не могла понять, зачем ей столько вещей, но жмурилась от ужаса - по её мнению они тратили безумно много денег.

- Ты что, обалдела? - удивилась Онега, когда Алиса проговорилась ей о своих сомнениях. - Ты не потратила и половины того, что заработала за донорство!

- Дак я ж не много... всего только... - Алиса замялась.

- Стас - первый, Елисей - второй, третий Янис, четвёртый Мамеди. Учитывая, что Стас и Янис использовали право Касаний -плата возрастает, да плюс Мамеди - Высший, а Елисей - Старший!

- Право Касаний? - покраснела Алиса. - Высшие платят больше?

- Разумеется, - кивнула Онега. - Они и берут больше, просто ты пока не умеешь отслеживать количество сделанных глотков.

- А буду? - осторожно поинтересовалась Алиса.

- Кто знает? Может да, - пожала плечами Онега. - А может и нет. Тебе это важно?

Алиса помотала головой. Она не знала, что вообще важно сейчас в её жизни, а уж какие-то там глотки... Но всё-таки... Всё-таки она постепенно успокаивалась, и даже ловила себя на том, что наслаждается жизнью и тем, сколько может тратить.

... - Трать не считая, - Елисей заполнял какие-то бумаги, но успел кивнуть Алисе на диван, приглашая присесть, налить сока в высокий бокал, и подвинуть вазу с фруктами. - Само твоё существование в нашем доме уже заслуживает оплаты. Информация о тебе, поданная в Высший Круг, тоже оплачивается. Подобранные тебе для донорства платят заранее, даже если их очередь подойдёт не скоро. Так что, как ты понимаешь, в средствах ты отнюдь не стеснена...

Алиса мысленно повторяла себе эту фразу и разглядывала новенькие кредитки, поселившиеся в её новом кошельке. Пять кредиток, для всевозможных оплат в разных заведениях. Куда бы ни пошла - везде открыто! Сколько бы ни тратила - денег много!

Алиса понимала это как бы время от времени, и это понимание, приходящее внезапно и резко, заставляло её выпрямляться и замирать на месте и улыбаться растеряно и радостно. Жизнь прекрасна! Не об этом ли она мечтала?

Немного напрягало обещание Елисея подать информацию о ней Высшему Кругу вампиров и подобрать кандидатов на донорство, но время шло, а ничего не происходило. Алиса успокоилась, и стала наслаждаться жизнью в Доме Антре.

- Знаешь, Стас уезжает, - Янис взял из горки конфет одну, и Алисе на секунду показалось, что коричневатое, посыпанное мелкими ореховыми крошками, сооружение, сейчас рухнет из-за одной недостающей конфетки, но башня в вазе устояла.

- Куда уезжает? - Алиса тоже протянула руку за конфетой.

- Вот это я без понятия, - Янис потянулся, закинул ноги на зелёный круглый пуфик, и поудобней устроился на диване. -Наверное, хочет уйти в самостоятельное плаванье. Иначе, зачем он берёт воспитанника?

- Воспит... - конфетная гора с шуршанием раскатилась по столу и по зелёно-золотому ковру. Крошки усыпали стеклянную столешницу и толстый ворс ковра.

- Растяпа, - беззлобно сказал Янис. - Не собирай, всё равно выкидывать.

- Выкидывать? - шмыгнула носом не привыкшая к такому расточительству Алиса. - Так что за воспитанник?

- Тебе зачем? - Янис повернулся. Уставился в упор.

Алиса вздрогнула и выронила конфеты, которые успела подобрать. Она научилась спокойно выносить взгляд Младшего вампира, но Янис-то Средний! И поэтому...

- Испугалась? - Янис, никогда не упускавший случая подразнить или подколоть Алису, вскочил с дивана и стал медленно подходить к ней. - С ним ты чувствуешь себя более защищённой? Ещё бы, он же первый укусил тебя, между вами есть определённая связь, ты знаешь об этом?

Алиса помотала головой. Она отступала от дивана, не отрывая взгляда от Яниса. Мысли у неё путались и разбегались, как вспугнутые мыши из кладовки. Стас уедет... она будет одна... зачем он подходит?... нет, Онега же останется... но Онега... он слишком близко!..

- Связь возникает между человеком и вампиром при особых случаях, - продолжал Янис, огибая диван вслед за Алисой. - Не буду рассказывать тебе, при каких обстоятельствах это происходит, скажу только, что у вас именно эти обстоятельства и были... И теперь, - Янис приблизился на расстоянии вытянутой руки, - Теперь ты думаешь, что он отвечает за тебя...что обязан тебя защитить... а он уезжает! Какая жалость, Алиса... какая жалость! - он сделал рывок вперёд, и Алиса пискнула, оказавшись прижатой к его телу. Глаза Яниса залило серебро, губы дрогнули, приоткрывая белоснежные клыки. У Алисы ёкнуло сердце, и голова закружилась. Он демонстративно и бесстыдно облизнулся.

"Нет! Нет! Он не укусит! Ему нельзя!" - мысли мыслями, а тело, между прочим, в восторге! Этот взгляд просто гипнотизирует... зовёт... манит... обещает сладостный восторг...

"Чёрт с тобой! Кусай!" - и она выгнулась навстречу, откидывая голову.

Его губы коснулись кожи, прямо над пульсирующей жилкой; его дыхание взбило светлый завиток волос... А потом Янис в голос захохотал, и выпустил ничего не соображающую Алису.

Шмякнувшись на ковёр возле окна, Алиса стукнулась о подоконник затылком, но это отнюдь не улучшило её способности соображать. А Янис уже ушёл из гостиной, продолжая смеяться над ней.

- Идиот несчастный! - завопила Алиса, вскакивая. Потёрла затылок, и пошла в свою комнату.

- Что-то случилось? - за ужином Онега тронула её за локоть.

Алиса подняла голову от тарелки и увидела, что все собравшиеся за столом смотрят на неё. Кто-то участливо, как Онега, кто-то просто с любопытством - да почти все, а вот Янис смотрит с тревогой - если Алиса пожалуется на его сегодняшнюю выходку, ему влетит от Елисея.

Но Алиса не пожаловалась. Вздрогнув, она вцепилась в вилку, и виновато улыбнулась Онеге.

- Всё нормально, переела конфет, и вот...

Онега с облегчением вздохнула и шутливо выбранила Алису.

Каждый день Алиса устраивала себе экскурсии по дому. Иногда Онега помогала ей в этом, показывала, где что, рассказывала какую-нибудь историю о комнате.

Дом был двухэтажный. На первом этаже: просторный холл, кухня и столовая, большая гостиная и общая библиотека. На первом этаже располагались комнаты Эрам, Валериана, Сашуры и Ерем.

Да ещё несколько комнат, побывать в которых Алиса не успела.

И так как на втором этаже она знала всё: малая гостиная; комнаты Елисея, Стаса, Яниса, Онеги, Гелии, и самой Алисы, и малая библиотека, куда был разрешён доступ только Старшим в Доме. Оранжерея, за которой по мере сил и желания ухаживали все обитатели дома, располагалась в левом крыле и занимала два этажа одновременно - трёхгранная, сплошь забранная стеклом, башенка, имела внутри извилистую лестницу с первого на второй этаж; лестница служила подпоркой для вьющихся растений и её перила были не видны из-за пышной зелени и цветов.

Сегодня Алиса решила посмотреть, что находится в той комнате, что сразу за большой гостиной. Дверь там всегда была закрыта, может, туда нельзя? Но дверь послушно открылась, едва Алиса потянула изогнутую металлическую ручку, и Алиса обрадовано шагнула внутрь.

-Ух, ты! Клёво! - от удивления она уронила стоящую возле низкого кожаного пуфика гитару. Комната была музыкальной студией! Поставив гитару на место, Алиса пошла по комнате, рассматривая инструменты. Две электрогитары, и пара обычных акустических, шикарный синтезатор! И даже настоящий рояль возле стены! А ещё барабанная установка, а вон в том футляре, похоже, скрипка; и труба - ой, нет, это саксофон! А это что? Алиса подошла к высоченному инструменту с блестящими тонкими струнами.

- Арфа, - в тихом восторге сказала она. - Я же видела такие по телеку! Ты - арфа! Прикольно!

Стас заглянул в комнату в тот момент, когда Алиса стояла возле синтезатора, закрыв глаза, и пела. Она не касалась клавиш, просто перебирала над ними в воздухе пальцами. Стас облокотился о косяк, и стал слушать - у Алисы оказался чистый глубокий голос, спокойный, с очень приятными интонациями. Алиса пела, беря то высокие, то низкие тона, и Стас аж ёжился от удовольствия.

- Ой! - она вдруг открыла глаза и увидела Стаса. - Ой! Извини!

- Не, не! - Стас отклеился от косяка. - Ты продолжай, пой! Здорово!

- Да? - смущённо спросила Алиса. - Да я... так... просто. Тебе... нормально было?

- У меня аж мурашки по загривку! - признался Стас. -У тебя такой голос... Почему ты не говорила?

- Никто не спрашивал, - смутилась Алиса. - Я как-то не думала... и потом, я не умею играть. Ни на чём.

- Но можешь научиться, - спокойно ответил Стас. - Попроси Валериана, если хочешь; он играет на восьми инструментах. Он научит тебя.

- Эээ, - протянула в задумчивости Алиса. Она никогда не думала о возможности чему-то учиться у вампиров. Попросить Валериана, чтобы научил?

- Ты не хочешь? - Стас внимательно наблюдал за выражением её лица.

- Я... хочу... учиться. Но не могу попросить, - ответила Алиса. - То есть...

- Я понял, - Стас улыбнулся. - Ты боишься попросить о чём-то вампира? Но Алиса, ты - полноправный житель Дома Антре! Ты вправе не только просить, но даже требовать! Все в этом доме жаждут угодить тебе.

- Ты тоже? Жаждешь?

- И я, - весело кивнул Стас.

- Тогда почему ты берёшь воспитанника и уезжаешь? - без улыбки спросила Алиса.

- Проболтались уже? - Стас глубоко вздохнул. - Впрочем, рано или поздно ты всё равно бы узнала. Иди сюда, - он подошёл к маленькому изогнутому диванчику, что приткнулся возле окна, и уселся на него. Алиса пристроилась рядом.

- Прежде, чем я начну рассказывать, объясни, почему тебя это так волнует? Если я уеду, твоё положение в Доме никак не изменится.

- Я... - Алиса замялась, но потом решилась высказать:

- Янис сказал, что между нами связь. Вот я и подумала - как же ты уедешь? Ведь я же...

- Ох, уж этот Янис, - сердито буркнул Стас. - Алис, он дурак, твой Янис!

- Он не мой! - ощетинилась Алиса.

- Да нет, как раз твой! - серьёзно возразил Стас. - Он не объяснил тебе, откуда собственно берётся эта самая связь? Полагаю, нет. Он и сам не знает, что это за связь такая и при каких условиях она возникает. Янис вечно хватает по кусочку то оттуда, то отсюда, потому и просидел так долго в Младших, калоша дырявая! - сердито выговаривал Стас, и Алиса ёрзала на диванчике - недовольный тон Стаса заставлял её нервничать. - Связь между вампиром и человеком возникает при добровольном донорстве, проходящем в здравом уме и твёрдой памяти, и при сильном желании человека стать донором. Если ты помнишь, когда я укусил тебя, ты почти спала. О каком желании и твёрдой памяти тут может идти речь? Но вот когда тебя укусил Янис... помнишь, как это было?

- Я сама хотела! - прошептала Алиса, и от ужаса зажмурилась. - И всё понимала, и... Хочешь сказать, что между мной и Янисом....

- Связь Долголетия, - кивнул Стас. - Так это называется. Что-то вроде душевно-психологических уз, точнее не скажу.

- Но почему? Елисей тоже кусал меня, когда проверял. Почему не возникло этой... Долголетия...

- Не знаю, - пожал плечами Стас. - Ты хотела, чтобы он пил твою кровь?

- Не хотела, - сникла Алиса. - Я просто хотела проверить, но... Как же теперь? - она беспомощно посмотрела на Стаса.

- А что тебя беспокоит? Живи себе и живи. Пои кандидатов, трать деньги, наслаждайся!

- Кстати! - Алиса вспомнила волновавший её момент.- Елисей сказал, что представит меня Высшему Кругу и подберёт оттуда кандидатов, но Викчем и Мамеди, они оба отказались... сказали, что им не надо на следующую ступень. Стас, разве есть ещё что-то выше?

- Есть, - ответил Стас. - Викчем и Мамеди - Высшие вампиры, но они не входят в Высший Круг, не путай, а в Высший Круг входят не только Высшие! Понимаешь?

- С трудом, - призналась Алиса. - А кто ещё туда входит?

- Это уже отдельный разговор, - улыбнулся Стас. - И боюсь, я пока не вправе тебе это рассказывать. Может быть, потом?

- Но ты же уедешь, - грустно улыбнулась Алиса.

- Ну и что? Причём тут я? Говорю тебе - попроси Валериана научить тебя на чём-нибудь играть. Вообще-то говоря, чем ты хотела заниматься в жизни?

- Мы... хотели с подругой организовать группу, - покраснела Алиса. - Ну, музыкальную. Даже песни писали.

- Так это отлично! - воскликнул Стас. - Алиса, ты пойми - то, что ты Идеальная Жертва, не должно менять твоих планов! Наоборот! Что раньше мешало тебе осуществить мечту?

- Болезнь, - выдавила Алиса. - И играть я не умею...и денег...

- Вот именно! А теперь ты здорова. Валериан научит тебя играть, на чём ты хочешь? И деньги... ну, ты же понимаешь... А? А?

- Классно, - слабо улыбнулась Алиса. - Спасибо, Стас. И в самом деле, я попробую.

- Молодец! - Стас одобрительно хлопнул её по плечу. - Если уж всё так повернулось - старайся жить полноценной жизнью, Алиса!

- Хорошо, - Валериан подождал пока последние звуки стихнут, и похлопал в ладоши. - Быстро учишься. Молодец.

- Спасибо, - Алиса аккуратно отставила электрогитару к пуфику. - Даже не знала, что будет так получатся. Это из-за вас, да? То есть, потому что ты вампир, у меня всё получается?

- И поэтому тоже, - Валериан выключил усилитель. - Но у тебя оказались превосходные данные и предрасположенность к игре на гитаре. Это тоже сыграло роль, поверь мне. Завтра покажу ещё несколько приёмов.

- Ага, - Алиса кивнула. - Спасибо за урок. До завтра! - и она пошла к двери, мимоходом кинув взгляд в большое овальное зеркало на стене. Там отразилась высокая, стройная девушка, с роскошными пушистыми волосами и очаровательной улыбкой на розовых губах. Яркие бирюзовые глаза чуть изумлённо, но с заметным удовольствием рассматривали самоё себя.

- Мда, - протянула Алиса, через несколько секунд созерцания. -Кажется, я изменилась, даже обещанный Онегой бюст... - и она осеклась, поймав на себе взгляд Валериана. Он тоже глядел в зеркало, но не на себя, а на Алису. Точнее, именно на только что названную часть тела. И глядел так, что у Алисы что-то ёкнуло толи в груди, толи в животе.

- Твои скрытые ресурсы начинают работать на сто процентов, - сказал Валериан, и Алиса уловила в его голосе волнение. - Так всегда бывает с донорами Старших и Высших вампиров. Если в организме есть скрытые ресурсы, они проявляют себя.

- Хм? - Алиса взяла двумя пальцами прядь волос, рассмотрела.

-Ты такая красивая, - вырвалось у Валериана, и Алиса с изумлением увидела, как он покраснел. - Мне... немного сложно учить тебя, и не распускать руки...

- О, - Алиса смутилась, и поспешно кивнув ему, вышла из студии.

Пошла по коридору, сначала медленно, потом вприпрыжку.

- Я теперь симпатичнее, да? - она радостно улыбнулась себе. Богатая и красивая! Вот счастье-то! Вдруг захотелось завопить от радости, но Алиса сдержалась и пошла к себе - не смотря на работающие в доме кондиционеры, она вспотела, и ужасно хотелось принять душ.

Возле лестницы она столкнулась с Янисом и Эрам.

- Проверишь все основные генераторы, и обязательно - запасной, - Эрам просматривала какой-то список; Янис, молча, кивал.

- Добрый день, - Алиса немного нервничала, когда общалась с помощницей Елисея.

- Здравствуй Алиса, - Эрам подняла взгляд от листка. - Как твои дела?

- Всё в порядке, - Алиса посторонилась, пропуская их. Решилась спросить: - Что-то случилось?

- Надвигается гроза, - ответила Эрам. - Большая гроза. Надо подготовиться. На тебе вся ответственность, - обратилась она к Янису.

- Понял, - коротко ответил он, и как-то странно взглянул на Алису.

- Можно во время грозы собраться все вместе в гостиной, и посмотреть кино, - неловко предложила она, тоже косо посмотрев на него.

- Шутишь? - мрачно спросил Янис. - Все поедут на ферму, надо всё проверить, и подготовиться - гроза обещает быть фантастической.

- А я? - спросила Алиса.

- А ты можешь посмотреть кино, - довольно ядовито ответил Янис и, перепрыгнув через последние ступени, ушёл.

Накупавшаяся в бассейне, намазавшаяся кремом для загара, и совершенно разомлевшая от жары Алиса, лежала в шезлонге, когда поднялся ветер. Он пригнал откуда-то огромную чёрно-синюю тучу, распластавшую своё пузо по всему небу, и поднял целый вихрь больно хлещущих по коже пылинок. Алиса вскочила, впопыхах сгребла всё в охапку - полотенце, крем, солнечные очки и журналы - сунула ноги в шлёпанцы, и бросилась к дому. Пузо тучи было наполнено молниями, и они сверкали через черноту. Глухо и страшно рокотал гром, словно у тучи бурчало в животе. Алиса взлетела на крыльцо, но первые тяжёлые капли всё же успели стукнуть её по спине и затылку. Капли были холодные, Алиса взвизгнула, и поспешно захлопнула дверь.

В доме стояла тишина - все разъехались по делам, она была совершенно одна. Алиса перевела дух, поднялась к себе в комнату, разложила вещи по местам, и задумалась. Чем заняться? Посмотреть телевизор? Может в интернет слазить - она метнула задумчивый взгляд на новый компьютер, совсем недавно купленный для неё Стасом. Или сходить поиграть на гитаре? Алиса прислушалась к себе - нет, ничего из этого не хотелось. За окном грохнуло, сверкнула ветвистая жёлтая молния. Алиса вздрогнула, она боялась гроз, и вышла и комнаты, решив, что хочет чая.

Пока чайник закипал, Алиса сунулась в холодильник и достала прозрачную коробку с эклерами. Она выпьет чаю с пирожными, и успокоится.

- И мне чая! - раздалось сзади, и Алиса, взвизгнув, уронила сахарницу.

Метнулась тень, и смуглая черноволосая девушка поймала сахарницу, прежде, чем та коснулась пола.

- Что с тобой? - она с удивлением глянула на Алису.

-Гелия, - та с облегчением вздохнула. -Я думала, все уехали.

-Да ну, -махнула рукой вампирша. -Я совершенно не гожусь для работы на ферме, и терпеть её не могу! Моя работа сводится к переговорам о поставках кормов, мяса и молока. Вот и всё.

-Ясно, - Алиса заварила чай, подала Гелии кружку. Сев напротив, Гелия улыбнулась Алисе, сверкнув удивительными серо-золотыми глазами. Гелия - Средняя вампирша, Алиса совсем не знала её. Может, это случай познакомиться ближе? Алиса рассеянно пожала плечами сама себе, и отхлебнула чай. Некоторое время они молча пили чай с пирожными, и слушали разбушевавшуюся стихию.

-Сыграем в бильярд? - предложила вдруг Гелия, отряхивая крошки с пальцев.

-Давай, - удивилась Алиса. - Только я плохо играю.

-Я тоже не слишком хорошо. Пойдём?

Алиса кивнула, и они спустились в цокольный этаж, где располагался зимний бассейн, спортзал и баня с сауной. Бильярдный стол - большой, новенький - стоял в малой комнате отдыха возле бассейна.

-Бери кий, - Гелия подала пример. - Разомнёмся. Начали?

Алиса проиграла две партии, одну умудрилась выиграть, и так удивилась при этом, что уронила на ногу кий.

-Молодец, - Гелия уважительно глянула на неё. -Ещё?

Ответить Алиса не успела - Гелия вдруг подняла голову, прислушиваясь к чему-то.

-Подожди, - она отложила кий. -Кажется, кто-то приехал. Я сейчас.

Она ушла, а Алиса, прохаживалась вокруг стола, наслаждаясь чувством одинокой победы.

И тут за стенами дома сильно грохнуло, свет замигал и погас.

-Эй! - Алиса осталась в полной темноте. Она таращила глаза, но темнота была абсолютной. - Гелия! - нерешительно позвала Алиса. - Эй! Где ты!

Растопырив руки, Алиса пошла в том направлении, где, как она запомнила, была дверь из бассейна. Надо выбраться наверх. Так, вот дверь - Алиса ощупала её - да, та самая, обшитая деревянными лакированными дощечками; за ней - лесенка, сначала вниз, потом вверх, ровно пять ступенек, а потом... Сюда? Или в другую сторону? Алиса нерешительно повернула влево. Через несколько шагов должна быть ещё дверь, а там и ступеньки на первый этаж. Алиса медленно двигалась по коридору, но двери почему-то не было. Стало страшно, темнота никогда не внушала Алисе доверия.

Тут впереди раздался едва слышный щелчок. И откуда-то полился слабый желтоватый свет. Алиса нерешительно пошла туда.

-Дверь! - радостно сказала она. - Нашла!

Она потянула дверь на себя и озадачилась - дверь вроде была гладкая, пластиковая, но тяжёлая невероятно! Словно мощный лист железа обшили пластиком! И ступни за дверью почему-то вели не наверх, а вниз!

-Эй! - нерешительно позвала Алиса. - Есть там кто-нибудь? Я заблудилась! Эй!

"Не ходи!" - шепнул разум. "Ну, что ты как в американском ужастике! А вдруг там чудовище?"

-Ерунда! - вслух сказала Алиса. - Какое ещё чудовище? Это же дом вампиров!

Сзади, в тёмном коридоре что-то хлопнуло и хрюкнуло, Алиса подскочила от испуга, словно мышь, и торопливо спустилась по ступенькам. По-крайней мере, там есть свет!

Свет шёл от плоских квадратных светильников, встроенных в стены. Два светильника освещали небольшую квадратную комнатку, холодную и пустую, если не считать притулившейся в углу металлической кровати, и грубо сделанного стола, больше похожего на простую колоду с доской сверху. И пенёк, вместо стула. На кровати лежало какое-то тряпьё.

Алиса поморщилась, в комнатке стоял сырой запах: сгнившая трава и отсыревшая пуховая подушка. Ещё почему-то пахло шоколадом.

-Есть тут кто? - шёпотом спросила Алиса. Она уже пожалела, что спустилась сюда.

Тряпьё на кровати вдруг шевельнулось. Алиса широко раскрыла глаза, увидев того, кто сел на кровати.

Ребёнок. Маленький, лет двух - трёх. Худой, дрожащий. Только кожа у ребёнка была сморщенная и коричневатая. Или это показалось Алисе в тусклом свете ламп?

Ребёнок выпростал из под тряпок ручонку и с неожиданно отвратительным шкрябаньем почесал костлявую грудь. Жест был настолько нелепо - обезьяньим, что Алиса фыркнула от смеха. Ребёнок поднял голову и посмотрел на неё. Смех застрял у Алисы в горле - глаза ребёнка были огромными, с вытянутыми уголками, и тёмными - без зрачка, белка или вообще чего-то человеческого. Ребёнок как-то странно заворчал, и Алиса ощутила жгучее желание убраться отсюда. Она уже начала пятиться спиной, не отводя взгляда от раздувающегося носа ребёнка - он явно принюхивался к окружающему, и вдруг он распахнул невероятно большую пасть, и Алиса увидела ряд острых, совершенно звериных клыков! Издав ужасный вопль - полурык, полувизг - ребёнок кинулся на Алису, вытянув вперёд руки с длинными острыми когтями.

Она пронзительно завизжала, шарахнулась назад, подвернула ногу и снова закричала от боли. Что-то зазвенело, в спине жгуче вспыхнуло, будто ножи воткнули, и тут же раздалось:

-Назад! Нельзя! - и неведомый сильный вихрь отшвырнул Алису в сторону. Такой же вихрь отбросил нападавшего обратно к кровати, вновь звякнуло, и Алиса услышала плачь и скулёж.

-Жива? - Стас рывком поднял её с каменного пола. Алиса выгнулась, пискнула от боли. - Достал, паршивец, - Стас осмотрел её спину. -Зачем ты полезла сюда? Как открыла дверь?

- Мы играли, с Гелией, - Алиса проглотила слёзы. -Потом она пошла посмотреть, кто приехал, а свет отключили...Я пошла наверх...и...и...

-Тише, тише, - Стас осторожно обнял её, повёл вверх по ступеням. Свет в коридоре уже горел. Яркий, уютный, успокаивающий.

-Сколько не было света? - Стас захлопнул тяжёлую дверь, она тихо щёлкнула, с краю, на еле заметной пластине мигнули зелёные огоньки.

-Не знаю, минут десять, - Алиса попыталась пожать плечами, но боль не дала это сделать. - Я ждала в бильярдной, а потом пошла наверх.

-Ясно, - Стас вывел её к лестнице первого этажа. -Ты не туда свернула. И попала не туда. Иди. - он кивнул наверх.

- А ты? - Алиса поднялась на несколько ступенек.

- Пойду, успокою, - Стас развернулся. - Заодно прочитаю внушение, чтобы не кидался на всех подряд.

-А... - начала Алиса, но Стас уже ушёл.

Алиса сидела в горячей воде и не могла успокоиться. То и дело она вспоминала жуткие тёмные глаза ребёнка - монстра, и холодная волна страха затапливала её по самую макушку. Что это за существо? Почему его держат в холодной тесной комнатушке на цепи? Ведь тот звук, что слышала Алиса, когда ребёнок кинулся на неё - было звяканье цепи! Что за садизм? Может быть, ребёнок болен, там, даун к примеру, может поранить себя и окружающих, вот и обезопасили? Нет, не то, не так же обезопасивать надо, сказала себе Алиса. Ребёнка - на цепь!? Но такого ребёнка.... Алиса опять вздрогнула. Вокруг тихо лопались радужные пузыри ароматической пены, горячая вода с солями приятно покалывала кожу, а Алиса сидела, подобрав колени к подбородку, и мёрзла. Стас сказал "Пойду, успокою... Заодно прочитаю внушение, чтобы не кидался на всех подряд..." - Алиса даже привстала из воды. Это же означает, что этот ребёнок, каким бы он ни был понимает всё! Неужели это и есть... Алиса вскочила, разбрызгивая воду, выбралась из ванны, путаясь в полотенце, выскочила в комнату. Срочно к Елисею! Надо всё узнать! Стас говорил - она может не только просить, но и требовать! Вот она и потребует объяснений! Сейчас! Немедленно!

- Что ж, - Елисей говорил тихо, спокойно, он даже не поднял головы от бумаг, которые просматривал, но от его голоса Янису стало нехорошо, а розы, стоявшие на столе в узкой вазе покрылись инеем, и сама ваза заледенела. - Я не хочу слушать оправдания, Янис, но я бы услышал мотивацию твоего поступка. Ты же не будешь отрицать, что ты нарочно не заменил батарею в дополнительном аккумуляторе?

Янис молчал.

-Конечно, ты рисковал, -продолжал Елисей. -Кстати, почему ты был так уверен, что Алиса повернёт не в ту сторону, и попадёт к бункеру? - Елисей с любопытством глянул на бледного Яниса. - Ведь могла же она, не заблудившись, спокойно выбраться наверх? Теоретически могла... А практически? Ну, конечно же - связь!

Янис вздрогнул.

- Хорошо, ты добился чего хотел, но ведь это ещё не всё, так? Ты же не можешь быть уверен, что Алиса откажется дать кровь, правда? Ты уже придумал, что сделаешь в этом случае?

-Кому? - резко спросили сзади, и Алиса вошла в кабинет. -Простите! Не постучала! - она была бледна и даже не оделась - просто замоталась в полотенце. На чуть загорелой коже, по шее, лопаткам и через спину, змеились, скрываясь под полотенцем, четыре длинных тонких багровых рубца. Кожа вокруг них была вспорота, и торчала маленькими лохмотиками. После ванны лохмотики приобрели белый цвет, и выглядели омертвелыми. При виде рубцов Янис сжал губы, и отвёл глаза.

- Доброй ночи, Алиса, - Елисей не удивился, и не рассердился. - Полагаю, ты пришла получить ответы некоторые вопросы?

- Некоторые? - неприятно рассмеялась Алиса. - Вообще-то, я надеялась получить ответы на ВСЕ свои вопросы!

-Тварь ли я дрожащая, или право имею? - задумчиво проговорил Елисей. - Ты всё узнаешь, только подожди минутку. Сейчас подойдёт Стас. - Янис сжался, услышав это.

Алиса кивнула и уселась на диван. Почти сразу дверь открылась, и вошёл мрачный, как туча, Стас. Даже Алиса видела, что он, мягко говоря, взбешён.

Несколько минут в кабинете стояла зловещая тишина. Стас молчал, боясь наговорить лишнего, или сделать ещё что-то похуже. Янис боялся сказать хоть слово, потому что видел - из-за одного неверного слова Стас готов взорваться как вулкан. И Алиса...Янис вновь косо глянул на её рубцы - они успели слегка затянуться, теперь это были неприятного вида багровые царапины. Лохмотики по краям высохли и съёжились. Елисей молчал, предоставляя виноватым и правым сторонам самим разобраться в ситуации. Алиса просто не представляла кто и каким боком в чём виноват, и не знала с какого вопроса начать. Но молчать бесконечно тоже было глупо.

- Насколько я поняла, Янис не проверил запасной генератор, хотя должен был сделать это, - глубоко вздохнув, начала Алиса. - Я сама слышала, как Эрам велела ему. Он не проверил.

-Проверил, - тихо выговорил Янис. - Там садилась батарея питания.

- И ты не стал её менять? - поняла Алиса. - Так, дайте разобраться: дверь, как его - бункера? - автоматическая, закрывается электрическим замком. Если электричества нет в течении... скольких?... десяти минут, замок открывается. Янис не заменил батарею, дверь открылась, и я, дура ненормальная, спустилась вниз. И нашла там это...существо... Стас...это... это и есть твой воспитанник? Я должна дать кровь этому... дикому ребёнку?

- Это существо называется аврор, - невесело усмехнулся Стас. - Помнишь, ты спрашивала - какие ещё стадии существуют у вампиров? Ещё две - авроры и альфионы. Знаешь, откуда образованы слова?

- Аврора - начало, Альфа... не знаю...первая буква греческого алфавита?

- Умная девочка, - улыбнулся Стас. - Действительно, аврора - начало. Авроры - начальная стадия, чистый ребёнок, из которого может развиться вампир.

-Чистый? - не поняла Алиса. - Есть и грязные?

- Об этом, после, - поморщился Стас. - Альфионы - стадия, на которую переходят Высшие вампиры после ста пятидесяти лет накопления знаний и умений. Альфа - это значит всеобщность. Именно авроры и альфионы, кроме Высших, входят в Высший Круг вампиров.

-Это их я должна буду поить кровью? - тихо спросила Алиса. Она вспомнила оскаленный круглый рот ребёнка - аврора, и её передёрнуло.

- Не волнуйся, - Стас заметил реакцию девушки. - Аврор получает кровь из рук своего наставника, просто в какой-нибудь посуде, ты же заметила какие они дикие? Но даёшь эту кровь ты! Я бы укусил тебя, и набрал, допустим, чашку крови. Но Янис постарался, чтобы ты увидела моего воспитанника. И дашь ли ты кровь теперь, зная для кого она?

-А зачем? - Алиса перевела взгляд на Яниса. - К примеру, я отказалась дать кровь, и что? Что тебе это даёт?

Янис молчал.

- Алиса, ты знаешь, как человек может стать вампиром? - неожиданно вступил в разговор Елисей.

- Ну, - Алиса припомнила все фильмы и книги о вампирах, - Его кусает вампир, и даёт ему свою кровь. И всё.

- Верно. Почти, - кивнул Елисей. - Не всё, конечно, но в основном правильно. А при каких условиях вампир может обратить человека, ты знаешь?

- Условиях? - растерялась Алиса. - При смерти, да? Или просто так?

-Ни в коем случае не просто так, - строго ответил Елисей. - За это ему грозит строгое наказание. И при смерти обращение тоже запрещено. Попросту говоря - обращение человека в вампира - это ход, используемый лишь в кино. Но есть одно исключение! Ты уже слышала о связи Долголетия? - Алиса кивнула. - Так вот, у вампиров есть ещё несколько видов связей. Откровенно говоря, их много, я даже считаю, слишком много! Одна из этих связей - связь Бессознательного Брода (ужасное название, правда?) возникает между человеком и вампиром, если вампир чувствует, что человек при обращении совершит какой-то поступок, сыграющий немалую роль в вампирском обществе; при обращении человек становиться вампиром ниже на одну ступень, чем обративший его; Эрам была соседкой Стаса по лестничной площадке. Она почуяла возникшую между ними связь, и когда Стас попал в аварию, она обратила его. Догадываешься для чего?

- Он нашёл меня? - спросила Алиса, посмотрев на Стаса. Он зазывно улыбнулся, и она покраснела.

-Верно, девочка, - подтвердил Елисей. - Стас оправдал воздвигаемые на него надежды, и Эрам не придётся нести вину перед Высшим Кругом. В противном случае её ждало бы наказание, страшное наказание, можешь мне поверить! Сама понимаешь, мало кому взбредёт в голову обращать человека и брать на себя такой груз!

-Ладно, с этим ясно. А при чём тут Янис?

- Да при том, что я жил в Доме Антре, пока существовала наша с Эрам связь, - вклинился Стас. -А теперь, когда я своё дело сделал, и обращение оправдало себя, мне надо взять воспитанника. Это ещё и для того, чтобы восстановить равновесие - статусы-то поменялись! Если ты откажешься дать кровь, мне надо подыскивать другого донора, а это сложно - для аврора подходит не всякая кровь. То есть я на неопределённое время задерживаюсь в Доме, и Янису, как он почему-то уверен не нужно брать на себя груз ответственности.

-Какой ответственности? - не поняла Алиса.

-Да за вашу с ним связь, - пояснил Стас и Янис при этих словах моментально ощетинился. - Видишь ли, он думает, что за тобой придётся присматривать, и боится, что не справится с этим.

- Не надо за мной присматривать! - рассердилась Алиса. - Я не ребёнок! И не твой воспитанник! - ядовито обернулась она к побледневшему Янису.

- Дело не только в тебе, - при задумчивом голосе Елисея Янис подпрыгнул и напрягся. - Дело в том, что...

-Сам скажу! - выкрикнул Янис. Он бледнел и краснел, кусал губы. - Она...просто не хочет, чтобы ты уезжал, - он посмотрел на Стаса. - Она попросила меня...

-Кто - она? -не понял Стас.

-Гелия! - вырвалось у Алисы. - Это Гелия попросила тебя не менять батарею! Она...- Алиса покраснела, - Она любит Стаса?

- Ты слишком умная для человека, - криво усмехнулся Янис. - Да. Любит. И попросила. Она нарочно увела тебя играть в бильярд, а потом оставила в темноте.

- Но почему я заблудилась? - не поняла Алиса. - Я точно помнила куда идти!

- Связь, Алиса, - сказал Елисей, видя, что все молчат. - Янис использовал эмоционально - психическую связь и направил тебя по нужному для него пути. То есть, к бункеру. А напугала тебя в темноте Гелия. Она же открыла обычный замок - щеколду, там ведь не только электронный был.

- Это правда? - она повернулась к Янису. Тот нехотя кивнул.

- А почему... почему вы держите его в таком месте? - задала Алиса мучавший её вопрос. -Ведь он же... ребёнок как никак! А там так холодно...и вообще...

- Он не чувствует температур, Алиса, - ответил Стас. - Авроры вообще не восприимчивы ко всякого рода удобствам, они могут спать и на голом камне, в ледяной грязи, или на раскалённых плитах. К тому же они не любят разную мелочь и портят все вещи, попадающие им в руки. Авроры не умеют говорить, воспринимают лишь психическую и эмоциональную связь между ними и их наставниками. Кроме наставника никто не суётся в бункер, пока аврор не повзрослел.

- А почему он слушается? То есть, он понимает, что надо делать то, что скажет наставник?

- Он просто знает это. Пока что, на этой стадии, аврор просто существует: ест, спит, испражняется. Сейчас он просто существует. Но он ЗНАЕТ, что бывает по-другому. Лучше. Это - первое знание, которое вкладывается аврору при возникновении связи с наставником. А он тоже хочет жить, Алиса.

- Хочет жить, - повторила Алиса. Она вдруг вспомнила, как тосковала долгими зимними вечерами в своей комнате. Каждый день был похож на предыдущий - подъём, завтрак и в школу, со школы, обед, уроки, может быть, если не слишком холодно и есть время - погулять; встретиться с Юлькой, поговорить, помечтать... Как часто Алиса застывала на месте и думала, что сейчас она не живёт, а просто влачит жалкое однообразное существование. Но потом будет по-другому! Случится что-то прекрасное, и исполнятся все мечты! И она будет жить на полную катушку!

- Сейчас только ты сама можешь решить - будешь ли донором для моего воспитанника, - сказал ей Стас. - В любом случае, я пойму...

- Дать кровь, чтобы жить, - Алиса посмотрела на Яниса, и сощурила глаза. - Конечно, почему нет? Все хотят жить!

К августу было готово три песни. Алиса сыграла их на синтезаторе, и на гитаре, и осталась полностью довольна. Хорошо получается. Конечно, у Юльки получится куда лучше - она с детства играет на клавишных, вот Алиса наберётся смелости и поедет, поговорит с ней. Пока они перезваниваются, но довольно вяло. Привет, как дела, всё нормально, да отлично, ну пока, счастливо... разве это разговор? И без лучшей подруги - разве это жизнь?

- Не, так нельзя, - вслух сказала Алиса.

-Разумеется, нельзя! - голос Яниса раздался неожиданно и был полон злой иронии. - Время почти два! Ты спать собираешься?

-А в чём дело? - разозлилась Алиса. - Комната звукоизолирована, я никому не мешаю!

- Ты себе мешаешь, - мрачно сказал Янис. - Недосып тебя не красит.

- Ты что мой папочка? - Алиса нехорошо прищурилась. - Или ты взялся отрабатывать роль: связь и всё такое? Присматриваешь за мной, раз Стас уехал, а то совесть мучает?

- Иди спать! - окаменел Янис.

- Фиг тебе, - рассеянно сказала Алиса, собирая тексты песен.

- Я прошу по-хорошему, - сказал Янис, входя в студию и закрывая за собой дверь. - А могу и по-плохому.

Алиса проигнорировала, продолжая возиться с инструментами.

- Я могу усыпить тебя, - тихо сказал Янис, но Алиса моментально выпрямилась и повернулась к нему. - Усыплю и унесу в постель.

- Только попробуй! - разозлилась Алиса. - Я тебе устрою!

- И что ты тогда сделаешь?

- Я... я... - она не находила слов, а Янис насмешливо приподнял бровь. Алиса перевела дыхание и вдруг успокоилась.

- Что сделаю? К примеру, я соблазню тебя, и напою Серебряным Грогом, - спокойно ответила Алиса. - А потом посмотрю, как отреагирует Елисей на появление ещё одного Старшего в Доме!

- Да ну? - фыркнул Янис. - А получится?

Вместо ответа Алиса посмотрела ему в глаза. Взгляд её неожиданно стал томным и зовущим, прикрыв бирюзовые глаза тяжёлыми веками, она дрогнула длинными пушистыми ресницами; медленно облизнула розовые губки, и вздохнула. При этом вздохе приподнялась полная грудь, обтянутая серой блестящей кофточкой, и Янис увидел, как под тканью напряглись кнопочки сосков. Алиса отбросила назад тяжёлый светлый волос, и мягкий свет ламп подчеркнул изящный изгиб шеи. Янис судорожно вздохнул. Неожиданно он почувствовал стеснение в брюках, и клыки вдруг удлинились против его воли. Он сделал шаг вперёд, в глазах замелькало серебро.

- Понял? - холодно спросила Алиса, гася во взгляде истому. - Я тоже учусь, Янис! Я не умею справляться со Старшими вампирами, но ты - Средний, и на тебя моих сил вполне хватит! Ясно? - и она промаршировала к двери, и вышла из студии, оставив Яниса разозлённым, возбуждённым, и растерянным...

А придя в комнату, она долго смеялась, вспоминая его вид. И чувствовала, что наконец-то начинает жить!

Кофе остыл. Алиса взяла ложечку и зачем-то размешала его. Ложечка была в масле и по коричневой поверхности немедленно поплыли масляные разводы, но кофе, разумеется, горячее от этого не стал. Алиса отложила ложечку и стала смотреть на масляные круги.

- Хватит мучиться! - не выдержала, наблюдавшая за ней Онега. - Перестань уже бояться!

-Как это будет? - в сотый раз спросила Алиса. Она была измучена бессонной ночью и ожиданием. Елисей давно сказал ей, что вскоре она предстанет перед Высшем Кругом вампиров, но Алиса никак не ожидала, что этот день настанет так скоро! Что этот день сегодня!

- Нормально будет, - сердясь и на Алису, и на Елисея и на весь Высший Круг, сказала Онега. - Приедешь, познакомишься, напоишь претендента и вернёшься обратно! А на твой счёт придёт кругленькая сумма! Всё!

- Как это будет? - Алиса устало посмотрела на неё и Онега подняла взгляд к потолку, но ответить не успела - в столовую вошёл Янис.

- Елисей ждёт тебя в машине, - каким-то деревянным голосом сказал он. - Идём.

Алиса поднялась и пошла за ним. Мысли её путались: куда они поедут? Где собирается Высший Круг? А если она им не понравится? А если им не понравиться во что она одета - Алиса словно в первый раз оглядела своё тёмно - зелёное платье с коричневым поясом и светло-коричневой жилеткой сверху. А если...

- Как это будет? - спросила Алиса в спину Янису, останавливаясь в холле.

- Интересно, - буркнул он. -И быстро. Скорей всего ты даже ничего не почувствуешь. Боишься? - он повернулся к Алисе.

Она кивнула. Взгляд Яниса немного смягчился.

- Не паникуй, Высшие, они... нормальные в общем. Ну посмотрят на тебя пару минут, потом уединишься с претендентом, он тебя цапнет... - Янис нервно рассмеялся. - Даже не почувствуешь ничего.

- Онега тоже так говорит, - уныло согласилась Алиса.

- Так это правда, - Янис слегка подтолкнул её к двери. - Иди уже, Елисей ждёт.

Алиса сжала губы, и вышла на террасу.

Елисей ждал возле машины, Алиса смутно удивилась, что одет он одет в обычный костюм (разве ему не надо выглядеть представительно?). Елисей галантно распахнул перед Алисой дверцу, сам сел на водительское место, и машина плавно двинулась с места. Он ничего не спрашивал, не утешал и не подбадривал, но почему-то страх постепенно проходил, и когда они приехали на место, Алиса была почти спокойна.

Местом оказался маленький круглый каменный домик, посреди городской аллеи. Эти домики нравились Алисе, хотя она никогда не была внутри, знала только, что внутри у них какие-то трубы, краны, вентиля.

-Заходи, - узким длинным ключом Елисей открыл массивную крашеную белым дверь. - Скорей!

"Высший Круг собирается в коллекторной, или как это называется?" - подумала Алиса, но ничего не сказала, ужом проскользнув в тёмное пространство.

- Это маскировка, - Елисей словно прочёл её мысли. - Сюда, пожалуйста.

Вспыхнул неяркий зеленоватый свет, и Алиса огляделась. В круглой комнатке по стенам действительно вились трубы с кранами и вентилями, но больше ничего не было, и только в центре комнатки - маленький круглый коврик, вокруг которого почему-то высилась решётка.

- Иди сюда, - Елисей подошёл к решётке и сдвинул в сторону несколько прутьев. Алиса встала на коврик впереди Старшего вампира, и Елисей решётку закрыл. И вдруг пол под ногами дрогнул, что-то тихо загудело и они поехали вниз. Алиса вскинула голову, и увидела вверху круглое светлое пятно, удалявшееся по мере того, как они спускались вниз. Алиса попробовала считать минуты, но запуталась, сбилась, и пожалела, что не купила электронные часы - на них было бы видно сколько они едут на этом "лифте".

Не успела Алиса как следует посокрушаться о своей недальновидности, как стало светлее, и площадка - коврик опустился до своей конечной точки. Алиса заморгала, оглядываясь. "Лифт" опустился посреди такой же решётки, как и наверху, только вокруг была не маленькая круглая комнатка, а большой зал! Алиса ахнула от изумления - вокруг были белые и серые колонны, увитые зеленью.

- Прошу! - Елисей отодвинул решётку, и они сошли с коврика.

Пол в зале был из каменных прямоугольных плит, и между этими плитами тоже пробивалась растительность; Алиса видела клевер и подорожник, а кое-где даже побеги папоротника. Она шла вслед за Елисеем, и оглядывалась. Из зала они вышли в широкий коридор, освещаемый стилизованными под факелы лампами; в коридоре тут и там стояли вазы с пышными растениями; выступали из стен колонны, увитые лианами, а в полу, между каменными плитами кое-где пробегали ручейки! Сначала Алиса думала, что это от сырости - пол раскрошился, ну и...но приглядевшись, увидела прозрачные желобки, ручейки были искусственные!

Коридор неожиданно оборвался тремя широкими низкими ступеньками, спускавшимися в ещё один зал, где было столько воды и зелени, что Алиса ахнула от восторга и изумления. Искусственные водоёмы с водопадами, озерки и ручьи, текли среди полуразрушенных арок, колонн и анфилад, и повсюду произрастали, кажется прямо из камня, самые разнообразные: широколистные, узколистные вьющиеся, пушистые, цветущие, ползучие, стелящиеся растения. Источников освещения видно нигде не было, но свет был идентичен солнечному.

- Нравится? - с улыбкой спросил Елисей, и Алиса восторженно закивала. - Проходи, - он распахнул перед ней маленькую, обитую красным бархатом, дверь; продолжая улыбаться, Алиса вошла, да так и предстала перед Высшим Кругом с широкой улыбкой на губах...

Замерев возле двери, Алиса не моргая осматривала комнату, и сознание каким-то краем запечатлевало образы в мозгу.

Бархат везде, алый, красный, розовый; на стенах - картины и гобелены; круглые столики - стеклянные и деревянные, на которых стоят красивые торшеры и лампы с абажурами, вазы с фруктами и хрустальные кувшины со всевозможными напитками; низкие мягкие диванчики, кресла и кушетки на которых устроились в разных позах Высшие вампиры. Раньше, думая про Высший Круг, представляя его себе, Алиса думала о чём-то вроде аудитории для заседания Госдумы, и воображала, что Высшие вампиры сплошь и рядом одеты в строгие деловые костюмы с белоснежными рубашками, в галстуках и начищенных до блеска ботинках.

И потому увиденное совершено потрясло её. Да, несколько Высших, двое или трое, и впрямь были в костюмах, но вон один в цветастой рубашке "гавайке" и свободных бриджах; а вон тот в старинном камзоле и высоких, расшитых позументами, сапогах; а вон вообще Высший, напомнивший Алисе вампира Мамеди, одет в роскошный восточный халат, и на голове его тюрбан! Высших женщин - вампирш было только две - одна в изумрудном вечернем платье, донельзя открытом и вызывающем; другая в скромном бежевом костюме - приталенный жакет с широким пояском и юбка длины миди, достаточно узкая, чтобы показать всю покатость великолепных бёдер.

Алиса услышала приглашение приблизиться, хотя никто из них не открыл рта. Судорожно вздохнув, она оглянулась на Елисея, но тот лишь кивнул, и не двинулся с места. Приглашение повторилось, на этот раз настойчивее - у Алисы закружилась голова, она испугалась, и тут же последовало извинение за нетерпеливость. Тогда Алиса глубоко вздохнула, зажала испуг внутри и шагнула вперёд.

Её ни о чём не спрашивали - усадили на удобный диванчик, налили белого вина, придвинули вазу с фруктами - и просто смотрели, кто с улыбкой, кто серьёзно.

Но Алиса чувствовала, что они общаются, переговариваются, обсуждают её. Было не слишком приятно - не корова на торгу! - но ничего страшного не происходило. Подумаешь, можно потерпеть.

- Извини, - один из вампиров вдруг подал голос, и Алиса едва не поперхнулась персиком. - Ты, наверное, думаешь - чего эти старые дураки пялятся на меня, да?

- Старые? - вот теперь Алиса закашлялась.

- Старые, старые, - весело подтвердил вампир. - Трудно поверить в легенды, Алиса, а ты, как сама понимаешь, являешься самой, что ни на есть сбывшейся легендой.

- Вы не верите? - с волнением спросила Алиса. - Но ведь...

- Не волнуйся так, - успокоил вампир. - Мы всё увидим.

- То есть как? - Алиса вспыхнула. - Да ведь я...

- Об этом тоже не волнуйся, - прервал Высший, и она внезапно и правда перестала волноваться. Просто спокойно воспринимала происходящее. "Они меня загипнотизировали!" - думала Алиса, но это почему-то тоже не волновало её. Просто так - констатация факта.

Вампиры зашевелились - Алиса рассматривала их, потихоньку возбуждаясь: красивые, сволочи, элегантные, спокойно - самоуверенные, и такие... такие... Вот из-за дальнего столика приблизился один - бледный аристократичный тип в белоснежном костюме, темноволосый и темноглазый. Он сел на диванчик рядом с Алисой, и она едва слышно ахнула - то, что называется аурой, накрыло Алису с головой. От вампира пахло дикой сексуальность, необузданной страстью, и таким желанием прикоснуться к ней, к Алисе, что она вконец растерялась под таким напором. И совершенно потеряла голову. Все мысли свелись к одному - пусть он дотронется до неё! Пусть запустит пальцы в волосы, и запрокинет голову! Пусть гладит, целует, кусает! Пусть... пусть хоть что-нибудь, лишь бы скорее!

Алиса отдавала себе отчёт, что дрожит от желания, но ничего не могла с собой поделать. Она не умела подавлять желания Старших, а тут Высший! Да и природа - Алиса вспомнила разговор с Севиль - тоже постаралась, чтобы Идеальная Жертва получая удовольствие сильно не парилась.

- А ты мне нравишься, - мысленно шепнул ей вампир. - Такая красивая и покорная... - и он тронул шею Алисы холодными губами.

Бурлящая лава крови рванула вверх. Водоворот чувств захлестнул Алису, она забилась в руках вампира, хотела закричать от удовольствия, но вышел тихий хрип. Кровь, ставшая Серебряным Грогом хлынула в жаждущий рот. Идеальная Жертва выполнила предназначение.

Она хотела, чтобы удовольствие не кончалось. Она мечтала и дальше биться в судорогах блаженства, вздрагивать и вытягиваться, хотела, чтобы каждая клеточка тела продолжала визжать от неземного наслаждения. Но всё неожиданно кончилось - Алиса вдруг осознала, что сидит на диванчике, безвольно откинувшись на бархатную спинку, а сидящий рядом вампир смотрит ей в глаза и потихоньку тает в воздухе!

- Спасибо! - услышала она, прежде чем диванчик опустел.

- Где ты? - растерянно спросила она в никуда.

- Перешёл на следующую стадию, - ответил ближайший к Алисе вампир, и налив в бокал красного вина, протянул Алисе. - Выпей! Как ты себя чувствуешь?

- Прекрасно, - пожала плечами Идеальная Жертва.

- Значит, это правда, - вампиры переглянулись. - Твоя кровь действительно сразу переводит на следующую ступень! Просто поразительно! И ты удивительно быстро восстанавливаешь силы!

- Сколько я пробыла без сознания? - неловко спросила Алиса.

- Полчаса, - любезно ответил вампир.

- Что? Так быстро... - потрясённо пробормотала Алиса. А говорили несколько часов...

- Это великолепно! Потрясающе! Это выдающееся открытие! - теперь вампиры заговорили все разом, хоть и мысленно, не прекращая пить вино и есть фрукты. - Алиса, ты не представляешь, какой ценностью является само твоё существование! Ты же не откажешься работать с нами! Любые условия! Любые желания! Алиса - это просто чудо, что ты нашла своё место в жизни! Это именно твоё место! Алиса... Алиса... Алиса...

Она продолжала улыбаться, садясь в машину с Елисем... и улыбалась, когда они выехали на шоссе...

- Давай, пожалуйста, заедем в одно место, - попросила Алиса, улыбаясь...

Они поехали, куда Алиса указала, свернули во двор, и Алиса, выйдя из машины, побежала к одинокой фигурке, тихонько раскачивающейся на качелях.

- Юлька! - она остановилась неподалёку от подруги.

Та слезла с качелей, неуверенно приблизилась.

- Алиса? - со странной интонацией спросила она. - Это, правда, ты?

- Я! - Алиса сморгнула неожиданные слёзы и шагнула навстречу.

- Алиса! Какая ты красивая! - ошарашено пробормотала подруга, и Алиса, смеясь, стиснула её в объятиях.

- Юлька! Юлька!

А когда первый восторг прошёл, Алиса сказала то, что давно хотела сказать:

- Давай создадим свою группу! Мы так мечтали об этом, а теперь мы можем это сделать!

И слушая счастливое верещание подруги, Алиса окончательно и абсолютно чувствовала себя живой!

История вторая

Дом Митре

- Знаешь, по-моему, Аську уволили, - Леля затянулась сигаретой держа её между изящно растопыренных пальцев. Во всяком случае, ей казалось, что это изящно. - Звонил менеджер по продажам из того магазина, где она работала, трепался что-то о выговоре.

- Месяц прошёл, а она выговор получила, и с работы вылетела, - подхватила Галина. - Аська ни на одной работе дольше двух недель не держится, так что месяц - это рекорд.

- Моя сестрёнка тот ещё фрукт, - фыркнула Леля. - Будет искать новую работу, я кормить задарма не собираюсь, и так на бирюльки не хватает.

- И правильно, правильно, - закивала Галина, отчаянно завидовавшая Лелиной зарплате в двадцать семь тысяч. - Нечего расповаживать!

-Всё равно ей магазинная форма шла, как корове черкасское седло. Да и... - входная дверь хлопнула, и Леля осеклась. - Вот и она пришла, - и ужом скользнула с кровати. - Ася, привет! Как прошёл день?

- Нормально, - буркнула вошедшая, скинула обувь прямо у порога, и ушла к себе в комнату.

- Хамка, - пожала плечами Леля, считавшая, что младшая сестра должна непременно отчитываться о проведённом дне, о своих делах и вообще. Раз уж она живёт в Лелиной квартире - какие могут быть личные тайны? Ерунда!

- Чайник поставь! - повелительно крикнула Леля, и, удовлетворившись, тем, что последнее слово осталось за ней, вернулась к Галине.

Через полчаса Галина засобиралась домой. Они с Лелей разговаривали в коридоре, и через приоткрытую дверь Асе было слышно каждое слово и ехидный смех девушек, когда они прохаживались на счёт кого-то из парней. Но Ася не слушала. Она смотрела на старшую сестру и её подругу. Рассматривала их.

Ноги у Лели растут, как говориться "от ушей". Бёдра и попа такие, что на улице оборачиваются все представители мужского пола от четырнадцати до восьмидесяти. Пышная грудь - ни капли силикона! - всегда обтянута шикарной кофточкой или супер-пупер-модным топом. Тёмно - каштановые волосы на первый взгляд буйно и беспорядочно рассыпаны по плечам, но Ася-то знает, что это нарочитая небрежность создана специалистом - личным парикмахером Лели. Пальцы сестры - тонкие, изящные, на них отлично смотрятся колечки. И вообще - вся Леля - шик, восторг и "опупеть!" - если верить парням в их дворе.

Галина попроще, хотя и старается изо всех сил, никогда не затмит Лелю, что впрочем, вполне устраивает последнюю.

Но даже и по сравнению с простоватой Галиной - Ася не смотрится вообще.

Захлопнув дверь комнаты, чтобы не слышать коридорное щебетание, Ася подошла к зеркалу. Не фигура - колода! И ведь это не жир! Просто природа, устав вытачивать Лелькину фигуру, вооружилась топором и с размаху вытесала Асю. Коренастая, квадратная фигура, плечи шире бёдер, грудь мала для девятнадцати лет, зад круглый, словно футбольный мяч.

- Мрак, - сказала Ася вслух, рассматривая своё лицо, так, будто впервые видела.

У Лели зелёные глаза, чистые, яркие, опушённые длинными ресницами, тогда как у Аси - глаза цвета разбавленной болотной водицы окружают редкие светло-серые ресничные пучки. Нос курносый с вечной шелухой слезающей кожицы, губы-вареники недовольно вывернуты наружу. Нет, пожалуй, тут не топором действовали, а хватили бензопилой со всей дури - так-сяк, наперекосяк, посмотрели - а, сойдёт, живи!

Вот Ася и живёт, а как тут жить, когда кроме непривлекательной внешности, природа наградила Асю дурным характером? Ну, ладно, не то чтобы дурным - но явно не тем, что помогает общаться с людьми. "Вы должны быть коммуникабельны. Коммуникабельность - вот что является основой успеха!". Ася поморщилась - везде, куда бы она не устроилась работать, неустанно повторяли эту напыщенно- дурацкую фразу. А так как Ася не спешила проявлять эту самую коммуникабельность, её быстро увольняли.

Ася вздохнула. Последнее место работы - магазин техники и электроники, куда её устроила Лелина знакомая. Ася продержалась там месяц, слоняясь между стеллажами с кофеварками, утюгами, ноутбуками, электровафельницами, чайниками и многим другим. Её напарницы вертелись, как караси на сковородке, предлагая товар, Ася же стеснялась покупателей, не умела расписать все прелести и удобства товара и навешать на уши достаточно лапши, и вскоре оказалась без работы. А работа была очень нужна.

Ася уныло присела к столу, пошелестела газетными листами. Ей девятнадцать, образование среднее, никаких полезных курсов она не закончила, внешностью не блещет. Куда можно устроиться при таких данных? Ася умела работать, точнее, вкалывать, словно вол, и с удовольствием вкалывала, живя с матерью в деревне. Что в огороде надо? Надел старые штаны, или растянутые шорты летом, футболку, и косынку на голову, и попёр - копать, полоть, поливать, окучивать...

Но мама по болезни долго не зажилась, да и попивала, и вскоре последовала за отцом. А Асю забрала к себе Леля, вот уже три года жившая в городе. Лельке двадцать шесть, у неё трёхкомнатная квартира и хорошая работа, точного названия которой Ася не знала. Какой-то психолог-корректор при городской администрации. Леля жила своей устроенной спокойной жизнью, и её не слишком обрадовала перспектива опекать младшую сестру. Но, по крайней мере, Леля попыталась сделать из Аси городского человека. Ася узнала, что такое эпиляция, маникюр - педикюр, татуаж, мелирование, солярий, наращивание ногтей и ресниц, и многое другое, чего Ася и представить-то не могла. В деревне она была на своём месте, точно знала, что от неё требуется, а тут, в городе, она "деревня", "простушка" и "лохушка". Это последнее Ася услышала во дворе от тех же парней, поначалу перепутала слово с лоханкой, в смысле корытом, а когда ей объяснили, не обиделась, а только сильно удивилась. Да, она не городская, мало что смыслит в этой городской жизни, но зачем обзывать? Из-за чего такое презрение? Их-то в деревню привези, небось не сумеют даже телка напоить, не говоря уже о том чтобы принять роды у коровы, или зарезать порося и начинить колбасы. Всё это Ася сумела бы с закрытыми глазами, но куму нужны эти умения тут, в городе?

- Может, я всё-таки в детский сад пойду? - робко спросила она за ужином.

- Ещё чего! - Леля даже фыркнула, хотя обычно не позволяла себе такого. - Моя сестра не будет подтирать задницы всяким засранцам! А зарплата там - чистый смех!

-В "Крохе" приличная, - Ася подвинула сестре газетную страницу с объявлением.

- В "Кроху" тебя не возьмут, там дебилы, с ними медицинское нужно. Ладно, Аська не горюй, - добавила Леля, увидев, что та скисла. - Найдём тебе работу. Есть кое-что на примете. Завтра созвонюсь, уточню. А пока - вымой голову и ногти в порядок приведи! Распустила!

Ася молча жевала пирог с рыбой, который сама же и испекла. Леля хрумкала салатик - на ночь есть вредно - и смотрела на младшую родственницу с укоризной. Ладно, переживём. Спасибо, что не с отвращением. Потом Ася прибралась на кухне, вымыла голову и минут десять пыталась сделать что-нибудь с ногтями - крепкие овальные ногтевые пластины не хотели подстригаться, слоились, но почему-то не ломались. Ася помучилась с ними, плюнула и легла спать.

Машина неслась по дороге с немыслимой для Аси скоростью - 98 км/ч. Леля за рулём, напевает что-то беззаботное, поминутно рассматривает ногти и курит, стряхивая пепел в открытое окно. Ася вдавилась в сиденье ещё с начала поездки, и продолжает вдавливаться, несмотря на предупреждение сестры не мять одежду. Ася ёжится, ей неуютно в таком "прикиде" - кофточка-топ едва доползает до верха груди, но зато имеет разлетающиеся рукава "летучая мышь". И весь топ словно состоит из пушинок. И глубокий вырез и пушинки призваны подчеркнуть и зрительно увеличить грудь Аси, а рукава - так же зрительно - уменьшить покатость и толщину рук. А длинная юбка, почти до щиколоток, прикрывает Асины "неудачные" ноги.

- Ты что там кипишишься? - Леля подозрительно глянула через плечо, на младшую сестру. - Если тошнит, пересядь ко мне, вперёд.

- Нет, - пискнула Ася, замирая. Ей не хотелось вдыхать дым Лелиной сигареты и смотреть на стремительно мчащуюся навстречу дорогу. - Долго нам ещё?

- Скоро. Один поворот остался, - Леля мельком глянула на табло путеводителя. - Не терпится начать работу? - хохотнула она.

Ася криво улыбнулась. Они ехали на собеседование, на новую работу - возможную работу! - Аси, которая находилась почему-то чёрт-те где далеко, за чертой города.

- Тут на удивление хорошая дорога, - сказала Леля. - Значит, работа хорошо оплачивается.

- Почему? - вяло поинтересовалась Ася.

- Римка сказала, что эта дорога только в одном направлении, сечёшь? Автобусы сюда не ходят, только машины, и только тех, кто имеет отношение к этой работе. А если они в состоянии следить за дорогой, и так отлично содержать её лишь для своих нужд, значит кампания, или что там у них, не бедная.

"Не бедная компания. Разве я им подойду?" - думала Ася, но не спешила выкладывать Леле свои упаднические мысли.

- Совсем не бедная! - присвистнула Леля, когда машина миновала последний поворот и по широкой красивой аллее подъехала к воротам.

Ворота были не слишком высокие, резные, из чёрной стали, и за ними расстилался великолепный в своей осенней красоте сад.

Сёстры вышли из машины на небольшой стоянке, оборудованной слева от резной калитки. Если б она не была приоткрыта, Ася бы даже не увидела её.

-Смотри-ка сколько соискательниц, - с неудовольствием процедила Леля, оглядывая стоящие на стоянке машины. Общим числом их было девять, но четыре - чьи-то личные, а пять - одинаковые: серые, округлые, похожие одна на другую.

- Лексусы, - завистливо простонала Леля. - Корпоративные машины? Или у них такси такие?

Ася промолчала, и они обе прошли в калитку и по широкой, мощёной серой плиткой, дорожке, подошли к дому.

Леля восхищённо ахнула. Ася исподлобья разглядывала домище, в котором ей, возможно, предстояло работать. Кем? Уборщицей, или как тут говорят - горничной? Или ухаживать за садом? Ася оглянулась - сад ей понравился, она неплохо ухаживала за цветником в деревне. Если поручат уход за садом или уборку дома - это она сможет. И Ася повеселела и спокойно поднялась вслед за сестрой по широким белым ступеням к открытой двери дома.

- Не таращись так! - сердито шепнула Леля, когда они шли за провожатым - парнем в строгом сером костюме. На взгляд Аси, парень был как с обложки модного журнала, который она видела в Лелиной комнате: высокий, красивый, чёрные волосы уложены "волна на волну". Ася таращилась и на него, и на широкие коридоры с большими окнами, и на невообразимое убранство дома - картины, ковры, вазы с цветами - и то и дело спотыкалась и натыкалась на Лелю.

- Сюда, пожалуйста, - парень распахнул перед ними широкую дубовую дверь, и сёстры увидели просторную комнату, в которой присутствовало, по меньшей мере, десять - пятнадцать девушек.

- Шикарно, - шёпотом простонала Леля, жадно оглядывая комнату. Ася молчала: на её взгляд в комнате было чересчур много всего: красивой лакированной мебели в завитушках, с позолотой; столиков - круглых, квадратных, треугольных, стеклянных, деревянных и даже, вроде бы, каменных, на которых стояли вазы с цветами, фруктами и просто вазы. Слишком много ваз. Толстый ковёр на полу, гигантская люстра под потолком и всё такое, что Ася почувствовала себя нехорошо. Словно ей не хватало воздуха. Захотелось в сад. Там просторно и красиво, а красота этой комнаты слишком забита мебелью и безделушками.

- Леди, внимание! - парень прикрыл дверь и взял со столика возле стены стопку листков. - Сейчас я раздам анкеты, пожалуйста, заполните.

Леля толкнула Асю, и они торопливо уселись в свободные кресла. Парень прошёл по комнате, раздал анкеты и авторучки, и ушёл.

Ася торопливо, корявыми от смущения и спешки, буквами, заполняла анкету. Имя, фамилия, возраст, образование, чем занималась на данный момент, откуда узнала о вакансии, курит или нет, пьёт ли спиртные напитки, и многое другое...

- Почему ты написала, что не куришь? - неловко спросила Ася у Лели.

- Потому что это производит лучшее впечатление, - рассмеялась Леля.

- Но ведь они потом узнают.

-И что? Мне эта работа не нужна, - удивилась Леля. - Моя меня вполне устраивает. А вот тебе... Смотри, Аська, - она говорила шутливо, но Ася ощутила скрытую угрозу, - Чтоб из кожи вон, но устроилась, грех такое местечко упускать.

Ася съёжилась, докарябала последний ответ и, вздохнув, притихла в кресле.

Вернувшийся парень собрал анкеты.

- Девушки, - он на миг обернулся от двери, - Сейчас я представлю анкеты Старшему по дому, мы обсудим и отберём кандидатуры. Пока отдыхайте, ешьте фрукты, но, пожалуйста, воздержитесь от курения!

Он вышел.

Девушки загомонили, разбрелись по комнате, трогали и рассматривали сувениры, листали книги, опустошали вазы с фруктами. Поплыли облачка дыма.

- Сказали же не курить, - чихнула Ася.

- Мало ли, - Леля пожала плечами. - Кто узнает? Не будь ребёнком, Аська!

И, взяв из вазы персик, она впилась в него белоснежными зубками. Ася угрюмо щипала виноград. Такой сладкий, сочный, что постепенно Асино настроение исправилось, она перестала хмуриться и расслабилась в кресле.

Парень вернулся через пятнадцать минут - Ася поглядывала на круглые часы, висевшие на стене, и потому могла сказать совершено точно. Вслед за ним в комнату вошли ещё трое. Они стали вдоль стены, и Ася услышала томный Лелин вздох. Ещё бы! Все пришедшие - словно сошли с фотографий тех журналов, которые Леля тайком разглядывает, думая, что младшая сестра не в курсе. Да не только Леля, все девушки, присутствующие в комнате, рассматривали парней, кто смущаясь, кто откровенно, иные уже вовсю "строили глазки". Ася тоже рассматривала парней, но по другой причине - ей был интересен покрой одежды. Костюмы парней - строгого "классического" покроя, никаких "финтифлюшек", все серого цвета, разнятся парни лишь тем, что у двоих поверх белоснежной рубашки одет пиджак, у двоих жилетки, а последний вообще без пиджака, просто в рубашке серого цвета.

"И машины, как их там - лексуы? - тоже были серые", - вспомнила Ася. - "И в коридоре тоже: ваза, рамки у картин". И она принялась оглядываться, в поисках серых предметов в этой комнате. Так увлеклась, что перестала обращать внимание на всё происходящее и очнулась от толчка в бок. Леля сердито смотрела на неё.

Оказывается, что парень называет по списку имена девушек. Вот четверо ушли с одним из парней, потом ушли с другим ещё трое, и тут прозвучало Асино имя. Она медленно поднялась с кресла, растерянно оглянулась на сестру.

- Иди! - прошипела та. И тут же лучезарно улыбнулась: - Удачи!

И Ася увидела обращённое только к ней напутствие: И смотри у меня! Только попробуй пролететь!

- Иди с ним, - парень зачитывавший список, кивнул на другого - в серой рубашке.

И Ася пошла.

Они вышли в большой холл в глубине дома и поднялись по широкой лестнице на второй этаж.

- Проходи, - парень распахнул перед Асей одну из многочисленных дверей.

Ася прошла и нерешительно остановилась в роскошно обставленной комнате. На полу огромный ковёр - тёмно-серый, с розовыми цветами. На окнах длинные лиловые шторы, под которыми трепещет нежный тюль. У стены, выдаваясь вперёд на полкомнаты, стоит большая кровать. Для Аси, привыкшей к односпальной пружинной железке - вообще громадина. Были в комнате и шкаф, стол и кресла, и многое другое, что Ася не успела рассмотреть, потому что парень подошёл к столу и указал Асе на какую-то бумажку, лежавшую там.

- Это контракт, - пояснил он с улыбкой. - Прочти и подпиши.

Ася склонилась над столом, цапнула ручку и торопливо накарябала внизу своё имя.

- Хорошо, - кивнул парень. - Теперь это - и он протянул Асе пузатый бокал, наполненный желтовато-белым напитком. - Сядь в кресло или ляг на кровать, и выпей это. Не волнуйся, не горько.

Ася приняла бокал из его рук, и осторожно поднесла ко рту. Пахло бананами, а на вкус напиток оказался похожим на молочный коктейль с персиками и шоколадом. Он был холодный, но Ася выпила большими глотками - от волнения её кинуло в жар, да и просто не хотелось заставлять парня ждать. Отдав пустой бокал, она опустилась в удобное кресло и вопросительно глянула на парня.

- Молодец, - сказал он, - Теперь подожди немного.

Сказал, и ушёл, оставив Асю в одиночестве.

Ася разглядывала комнату, раздумывая, кого же она ждёт, когда услышала, что дверь открывается. Повернула голов, и встретила удивлённый взгляд мужчины, стоящего на пороге.

- Здравствуйте, - сказала Ася.

- Эээ, - нерешительно протянул мужчина. - Извините! - и с быстротой молнии захлопнул дверь.

Ася пожала плечами и переменила позу - у неё слегка затекли ноги.

Не прошло и минуты, как дверь снова открылась и на пороге, появился парень, который привёл Асю в эту комнату, и тот мужчина, что заглядывал раньше.

- Видите? - нервно спросил мужчина. - Я же говорил!

- Всё в порядке, - парень как-то странно глянул на Асю. - Идёмте, сейчас всё устроим в лучшем виде. - и он захлопнул дверь.

Ася озадаченно посмотрела им вслед и почесала затылок. Что происходит? Она сделала что-то не то? Из-за чего этот мужчина так разволновался? Не примут! - кольнула нехорошая мысль, и сразу противно засосало по ложечкой. Раз уж с первой встречи что-то пошло не так...

Дверь снова открылась, вошёл парень, который привёл Асю в комнату, и следом второй, который встречал их с Лелей на крыльце. Ася в волнении встала им навстречу.

- Скажи честно, - после некоторого молчания, начал первый, - Ты задержала напиток во рту, а после выплюнула?

- Нет! - воскликнула она, придя в ужас от мысли об обмане. - Я выпила! Честное слово, выпила!

- Хорошо, хорошо, не волнуйся! - торопливо сказал второй, видя, что щёки Аси вспыхнули алым. - Мы верим.

-А что... я что-то не то... не так... - осмелилась спросить Ася, но не договорила - слова застряли в горле, и глаза защипало.

-Видишь ли, в чём дело, - медленно начал один из парней, - после того, как ты выпила этот напиток, ты должна была заснуть. А ты не заснула...

- Заснуть? - изумилась Ася. - А работать? Или это работа? Но какая?

Тут ей вспомнились рассказы Лели о...

"Продажные девки!" - мелькнуло в голове, и Ася так отчаянно покраснела, что парни догадались о её мыслях.

- Да нет, - с укоризной сказал один, - Никаких сексуальных связей в этой работе не имеется. Это же указано в контракте!

Ася снова покраснела.

- Та-ак, - внимательно поглядел на неё второй парень. - Насколько хорошо ты читала контракт?

Ася замотала головой.

- Не читала, - печально подытожил парень и взглянул на первого: - А ты куда смотрел? Понимаешь, в чём проблема, - снова обратился он к Асе, - В контракте особо оговаривается, что после его подписания ты обязана проработать в Доме Митре (так называется это место) ровно сезон, то есть три месяца, не имея права разорвать соглашение. И мы не имеем права разрывать с тобой контракт, до истечения этих трёх месяцев. А тут такой казус - ты не засыпаешь после напитка, как положено.

- То есть я вам не подхожу?

Парень молча кивнул.

"Только пролети с этой работой, Аська! Такое тёпленькое местечко терять никак нельзя!" - Лелино лицо всплыло в памяти, и слёзы брызнули у Аси из глаз. Она пролетала по всем статьям!

- Хоть кем-нибудь! - выдавила она. - Хоть и не за большую зарплату... полы мыть... хоть за садом или... - она отвернулась и заплакала, уткнувшись в ладони.

Парни за её спиной тихо совещались, спорили, потом один из них тронул Асю за плечо.

- Пойдём, мы посоветуемся со Страшим Дома, и решим, что с тобой делать. Ведь контракт мы разорвать не можем в любом случае.

Ася кивнула и криво улыбнулась - ей было стыдно за свои слёзы. И пошла за парнями, думая, что будет уговаривать и, если придётся, даже валяться в ногах у этого Старшего, лишь бы взял на работу.

Валяться не пришлось. Парни поднялись на третий этаж, оставили Асю перед массивной тёмно-коричневой дверью, а сами, постучав, проскользнули внутрь. Ася не слышала ни звука, но почему-то подходить к двери не хотелось, словно громы и молнии от "разноса", который даёт парням Старший (почему-то Ася не сомневалась, что он устроил им "разнос") могли задеть и её. А когда они вышли, Ася узнала, что отныне она работает тут, в доме Митре. Узнала и едва не заорала от облегчения и радости.

Домой, то есть в квартиру, где она жила с Лелей, Асю привёз серый "лексус". Эти машины, как и предполагала Леля, принадлежали Дому. А серый цвет - был официально принятым цветом Дома Митре. В этот же вечер обрадованная Леля устроила в честь Аси вечеринку. И даже налила сестре бокал вина, хотя и знала, что Ася совершенно не пьёт.

- Так держать, сестрёнка! - от радости Леля плюнула на вечернюю диету и уплетала за обе щеки заказанные в ресторане салатики и жаркое. - Шикарный дом! И мальчики такие, - Леля хитро глянула на сестру. - Закадришь кого-нибудь, и твоё будущее обеспечено.

Ася молчала, стараясь больше налегать на еду, хотя её коробило от слов Лели. Не смотря на свою красоту и изящные манеры, Леля была довольно цинична и иногда слишком грубо высказывалась.

Убрав посуду со стола и попрятав недоеденное в холодильник, Ася пожелала Леле спокойной ночи и ушла к себе в комнату. Завтра утром ей предстояло отправляться на новую работу.

Вооружившись пушистой метлой, Ася сметала опавшие листья с дорожек, сгребала их в кучи возле стволов деревьев. Сжигать их не требовалось, нужно было просто смести с дорожек и лужаек. Ася была одета в форму - серые хлопчатобумажные брюки, тонкую светло-серую блузку со свободным рукавом и плотную серую жилетку, приталенную, с узкими кармашками и двумя блестящими пуговками на животе. Серый цвет царил даже в саду - неизвестные Асе пушистые травы на клумбах были серого цвета, несколько скамеек выкрашенные в разные оттенки серого, и беседка в глубине сада - тоже серая. Да ещё вот Асина рабочая форма.

Делать приходилось самую разную работу. Каждое утро машина забирала её из дома и привозила сюда, на работу. Асю встречал тот самый парень, что раздавал девушкам анкеты - он представился ей Кириллом - и говорил, чем сегодня Ася будет заниматься, задавал, так сказать, фронт работ. Ася то подметала огромные красивейшие ковры, расстеленные по всему дому, то протирала специальным составом многочисленные картины - когда она описала их Леле, та схватилась за голову и сказала, что это не иначе, как подлинники,- то начищала столовое серебро и подсвечники. Иногда она ездила за покупками с длиннющим списком, причём каждый раз туда и обратно её возила машина Дома - серый лексус, и Асе не приходилось бить ноги и корячиться с сумками.

А иногда она перестилала постели в многочисленных спальнях на втором этаже и приносила в эти спальни графины с водой, меняла в вазах с цветами воду. В такие моменты Ася невольно задумывалась, чем же занимаются девушки в этих комнатах. Получалось не слишком хорошо, Ася краснела и торопливо напоминала себе, что в контракте сказано об отсутствии сексуальных связей. Или это лишь в её контракте? Кто сказал, что все они одинаковые? Просто Ася - некрасивая и даже не симпатичная...

В дом постоянно приходили разные мужчины и женщины, девушки и парни, но всегда всё было тихо и как-то неуловимо, и Асе потребовалось проработать тут полмесяца, прежде чем она поняла, кто живёт в доме постоянно, а кто регулярно приходит - некоторые каждые два дня, другие через день, а были и те, кто посещал дом раз в неделю. На Асю, молчаливо выполнявшую свою работу, с интересом поглядывали, иногда что-то спрашивали у парней, но Кирилл и ещё двое: Малек и Радомир, всегда встречающие и сопровождавшие гостей в комнаты, только качали головой и что-то тихо объясняли. Так тихо, что слышно Асе ничего не было. Да она особо и не интересовалась. Не её дело. Её - добросовестно работать и быть благодарной, за то, что не выгнали сразу и не отчитали за подписание непрочитанного контракта.

Месяц пролетел так быстро, что Ася опомниться не успела. Тридцать первого числа, вечером, когда Ася закончила мыть окна в большой гостиной, Кирилл подозвал её к себе и с улыбкой протянул ей белый конверт. Ася взяла его дрожащей рукой, промямлила "спасибо" и поспешно ретировалась к ожидавшему её "лексусу".

В машине она нервничала и теребила конверт, не решаясь его вскрыть. Нервничала она и в подъезде, поднимаясь на свой этаж пешком, совсем забыв про лифт, и, войдя в квартиру, Ася торопливо сунула конверт в руки Леле и перевела дыхание.

- Хм, - Леля быстро пересчитала деньги - новенькие тысячные бумажки, будто только что с банкомата. - Кем, говоришь, ты там работаешь?

- Пом... помощником по оформлению досуга, - сказала Ася официальную версию.

- Десять тысяч? В принципе, нормально для помощника! - вскинула тонкие брови Леля. - А повысить зарплату тебе не собираются?

- Со временем, - выдал ложь язык Аси. - Лель, я же только первый месяц работаю! Надо сначала произвести впечатление.

- Хорошо, - важно кивнула Леля. Посмотрела на младшую сестру с удивлением и одобрением. - Не ожидала от тебя. Молодец.

Ася мылась, фыркая от попавшей в глаза пены, и мрачно раздумывала, что же она скажет Леле, когда действие контракта истечёт, и ей придётся уйти? Но, так или иначе - впереди ещё два месяца, и за это время Асе предстоит произвести хорошее впечатление, как она сказала Леле.

Сегодня в доме царила непонятная кутерьма. Все куда-то торопились, бегали и страшно суетились, хотя даже это получалось у обитателей дома на удивление бесшумно и неуловимо. Но за сегодняшнее утро Ася успела трижды увидеть Искру - как она знала, помощницу и личную исполнительницу разных поручений Старшего по Дому. А так как Искра была личностью чуть менее неуловимой, чем сам Старший, за первый месяц не виденный Асей вообще ни разу, то можно было понять, что в доме происходит что-то явно из ряда вон! Ася сжала губы, в очередной раз напомнила себе не лезть не в своё дело, и пошла к машине - нужно было съездить за покупками в город.

Она провела в городе почти пять часов, вернулась к трём, и удивилась царящей в доме тишине. Похоже было, что все обитатели уехали по делам, или же сидели по своим комнатам о-очень тихо. Ася разобрала покупки, и несколько пакетов понесла на кухню.

Уже подходя к кухне, она услышала ворчание. Ворчал один из парней - Ася знала, что он живёт в доме, он готовил обеды и ужины, и почти всегда его можно было застать на кухне. Имени его Ася не знала, она только приносила и передавала ему пакеты с покупками, или брала у него список продуктов, которые нужно было купить, и торопливо убиралась из кухни под пристальным взглядом парня.

- Это просто свинство, клянусь Светоносным! - парень с размаху бросил в раковину пакет с помидорами. Хлоп! Пакет лопнул и один помидор вылетел из раковины. Парень попытался его поймать, но лишь придал несчастному овощу ускорение.

- Ой! - помидор попал Асе в лоб, и она едва не выронила пакеты.

- Чёрт! - парень обернулся. Увидел Асю в дверях. Она, молча, подобрала помидор и подала ему.

- Спасибо, - парень немного смягчился. - Нашла артишоки?

Ася кивнула.

- Их нетрудно было найти, - тихо сказала она. Почему-то ей показалось, что парень не прочь поговорить. - Труднее хорошее филе пангасиуса, всё какое-то перемороженное.

- Свинство, да? - парень словно обрадовался. - А ещё супермаркет! Вокруг сплошное свинство!

- Что-то... случилось? - осмелилась спросить Ася. Её обрадовало, что парень стал разговаривать с ней. А не выгнал из кухни прочь.

- Все поразбежались, - фыркнул парень. - А готовлю я для кого, спрашивается? Сам есть буду?

- Сегодня все так суетятся, - Ася собрала пустые пакеты и выкинула в мусорку. - Какие-то проблемы, да?

- Проблемы? - парень вдруг нахмурился и сощурил глаза.

Ася сникла. Наверняка парень вспомнил, что она всего лишь работает тут, да ещё выполняет работу не по контракту, а так...

- Представь себе, что тебе надо срочно ехать в путешествие, а перед этим требуется обязательно выпить стакан свежего молока, - вдруг медленно начал парень, и Ася едва не подпрыгнула от удивления. - Тебе нельзя ехать в путешествие, не выпив это молоко, и откладывать путешествие тоже нельзя. И нельзя не ехать. А молочник, который тебе это молоко приносил - заболел. Что делать?

- Найти другого молочника? - робко предложила Ася.

- Найти, - кивнул парень. - Но те, что есть, и у которых молоко подходит, либо заняты, либо ещё что-нибудь... а времени почти не осталось!

- Разве так мало молочников? - удивилась Ася. - И как это - молоко не подходит? Оно разное конечно, по жирности там, но ведь..

- Забудь. - Парень невесело рассмеялся, кинул нарезанные помидоры в глубокую миску и залил сметаной. - Я глупое сравнение выбрал. На самом деле ситуацию не объяснить. Тебе не объяснить, - сделал он уточнение, и Ася вздохнула.

Понятное дело - она не в курсе тонкостей их жизни, они живут одной семьёй, сами по себе, а она - всего лишь наёмный работник.

- Обиделась? - парень наблюдал за ней.

- Что? - Ася удивилась. - На что тут обижаться?

- Тебя Асей зовут? - вдруг спросил парень, удивив её.

Она кивнула.

- А я Иларион, младший... - он вдруг осёкся, будто едва не выболтав лишнее. - В общем, занимаю в Доме и в жизни не самое высокое положение.

- Это же ерунда, - сочувственно сказала Ася. - Я вот тоже... не самое высокое... даже не среднее, - она почесала затылок. Вздохнула и улыбнулась Илариону. - Но мне нравится работать у вас, - торопливо добавила она, испугавшись, что Иларион расценит её слова, как жалобу.

- У тебя невероятно хорошие характеристики, - теперь Иларион смотрел на неё с любопытством. - Просто великолепные! Даже жаль, что ты не стала работать... как надо. И странно - почему ты не спишь от виноградного молока?

- От чего? - изумилась Ася. - Разве такое бывает?

И принялась смеяться.

- Это условное название, - вздохнув, пояснил Иларион. - Не станем же мы перечислять все составляющие, вот и назвали.

- Оно очень вкусное, - Ася даже облизнулась при воспоминании. - Холодное только...

- Оно понравилось тебе по вкусу? - изумился Иларион. - Да что ты за человек странный?

- А как должно быть?

- Молоко практически безвкусное, - пояснил Иларион. - Девушки выпивают его и засыпают. Собственно, оно для того и служит - снотворное. Да ещё силы хорошо восстанавливает. Но это всё. Никаких вкусовых добавок, чтобы понравится человеку, в виноградном молоке нет.

- Может быть, я не человек? - пошутила Ася, и вздрогнула, увидев полыхнувший серебряным взгляд Илариона.

- Человек, - твёрдо сказал он. - Ты точно человек!

- Ладно, если ты так говоришь, - попыталась всё свести к шутке Ася. - Ну, я пошла, мне ещё... - и, не договорив, скользнула прочь из кухни.

Она вышла на крыльцо и с удовольствием подставила лицо осеннему ветру. Почему-то разболелась голова, и щёки пылали. Ася попыталась вспомнить, в какой момент разговора во взгляде Илариона появилось нечто странное. Кажется, когда он утверждал, что Ася - человек. Что-то такое непонятное появилось тогда в его глазах, такое, что у Аси защемило в груди. Странно, что это было? Ася попыталась понять, и не смогла. Да ещё этот серебряный блеск, так неожиданно заливший глаза Илариона. Не привиделся ли он Асе? Она не была уверена в этом.

Послышался слабый шум мотора, Ася с крыльца увидела, как на стоянку перед садом подъехала тёмно-серая машина. Надо было возвращаться в дом и проверить подсвечники, заменить сгоревшие свечи, и нечего болтаться на пороге, мешаясь входящим. Ася повернулась, чтобы уйти, и уронила тряпочку, которую нечаянно унесла из кухни и до сих пор держала в руке. Наклонилась за ней, и тут же в животе забурчало. Желудок напоминал, что она ещё не пила положенный ей чай. Ася отстранённо подумала, что надо сходить на кухню и попросить у Илариона пару бутербродов и чашку чая, и тут она поняла! Поняла, что именно отражалось в глазах парня. Голод! Утверждая, что Ася - человек, он смотрел на неё с плотоядным интересом!

Ася почувствовала слабость в коленях, но точно могла бы сказать, что это не из-за испуга. Какое-то странное, ещё более странное, чем у Иллариона чувство, вломилось в грудную клетку, и Ася даже ахнула. Неужели Иларион - людоед? И судя по ощущениям, Ася хотела, чтобы он её съел!

- Нет, это не то! - ошеломлённо сказала Ася вслух. - Этого не может быть! И вообще, это было другое! - она выпрямилась, и отшатнулась к двери, стукнувшись плечом о косяк - на ступенях стоял мужчина и молча, смотрел на неё.

Высокий, статный, светло-каштановые волосы слегка колышутся от ветра. Костюм - серый, и пошит так великолепно, то Асе сразу ясно - шили по фигуре, на заказ.

- Добрый день, - голос у неё почти пропал от волнения. Ещё бы! Ася, может, и простушка, но уж, конечно, не дура, чтобы не понять - перед ней Татиан - Старший Дома.

Он посмотрел ей в глаза, и Ася ощутила знакомое волнение. Она хотела, чтобы и он тоже её съел!

Ася пискнула и, не отрывая взгляда от лица Татиана, спиной ввалилась в дом. Запнулась о порог и грохнулась на ковёр в холле, так, что в голове зазвенело.

- Старший! - в холле появился Иларион. - Всё в порядке? Вы нашли?

- Нет.

Ася впервые услышала голос Татиана, и с ужасом поняла, что сама готова предложить ему себя съесть! Это из-за голоса-то?

- Казалось бы, ерунда, верно? - в голосе Татиана слышалась усталость.

- Может, как-то... - голос Илариона звучит неуверенно.

- Отменить? - с насмешкой спрашивает Старший Дома. - Ты же знаешь, что это невозможно.

- Ну, ведь можно, в крайнем случае, найти любого донора? Раз такое дело... то и насильно...

- Нет! - твёрдо прерывает Татиан. - Жертв не будет! К тому же придётся доложить об этом на Совете Круга, а это чересчур! В конце концов, это мои личные проблемы.

- Но вы уже две недели без... донора, - взмолился Иларион. - А там же будут...

- Постараюсь справиться, - голос Татиана прозвучал холодно, но Ася уловила в нём безнадёжность. И всё решила в один миг.

- Не надо справляться, - она попыталась подняться с ковра, на котором всё ещё сидела. - Вы можете... укусить меня...

Молчание оглушило её и напугало.

- Это ты сказал? - после долгой паузы спросил Татиан.

- Это не он! - Ася явно расслышала в голосе Старшего угрозу. - Я сама... догадалась! Вы упыри, да?

- Вампиры! - сердито сказал Иларион. - Но я тебе этого не рассказывал!

- А есть разница? - удивилась Ася.

- Есть. Но сейчас не об этом, - Татиан впился взглядом в Асино лицо. - Ты уверена в том, что предложила сейчас?

- Я отвечаю за свои слова, - ей всё же удалось подняться, хотя голова слабо кружилась, и Ася, собрав воедино всё услышанное и основываясь на своих ощущениях, постаралась внятно изложить им свои мысли.

- Вы должны ехать куда-то по важному делу, и отменить эту поездку невозможно. Но вам необходимо выпить крови перед этим, а ваш донор... заболел? Не скажу почему, но вы так и не нашли подходящего донора, а поехать, не подкрепив силы, чревато последствиями. Я подписала договор. У меня, все говорят, хорошие характеристики. И хотя я не сплю от виноградного молока, но вы платите мне большие деньги, и мне думается, имеете право... - Ася замолчала, уставилась в пол.

- Большие деньги? - Иларион неожиданно рассмеялся, а Татиан как-то странно посмотрел на Асю и коротко приказал: - Идём!

Она не боялась. Страх притупляла нереальность происходящего. Вампиры? Разве это не выдумка? Она назвала их упырями. И, похоже, оскорбила этим. Надо узнать, в чём отличие. Если останется жива! Но ведь те девушки, что засыпают после виноградного молока, они же живы, и постоянно занимаются этим. А может, не этим? - шевельнулось сомнение. Но теперь Ася почему-то была твёрдо уверена - эти девушки - доноры вампиров. И им за это платят. А судя по реакции Илариона, платят гораздо больше, чем Асе. Нет, она вовсе не завидовала, наоборот, была рада за них, потому как знала, какую большую роль играют деньги здесь, в городе. Гораздо большую, чем в деревне, где жила Ася.

- Проходи, - Татиан открыл перед ней дверь, и Ася робко шагнула в комнату.

Здесь было так красиво, что дыхание перехватывало. Огромная комната выдержана в лилово-серых тонах, и тут очень много бархата.

- Это моя гостиная, - сказал Татиан. - Присаживайся на диван.

- Я лучше... а нельзя прямо так? - почти взмолилась Ася, боясь растерять остатки решимости. Она очень хотела помочь, но Татиан действовал на неё слишком уж... слишком...

- Можно, - спокойно сказал он. - Ты не передумала?

Она отрицательно мотнула головой. Он подошёл и стал за спиной Аси, так, что она ощутила затылком его грудную клетку. Вдохнула тонкий запах его туалетной воды и тут же подумала, что сама-то работала и потому была сейчас не слишком чистой... Полыхнув от стыда, Ася хотела отпрянуть и попросить его отпустить её в ванну, но опоздала.

Лёгкое прикосновение к шее заставило Асю вздрогнуть, а после тело разломила боль.

Ужасная.

Невыносимая.

Прекрасная.

У Аси даже в мыслях не возникло вырваться. Эта невыносимая боль стала одновременно невыносимым блаженством, и Ася невольно застонала, уплывая в сладкий туман небытия.

Впрочем, туман тут же рассеялся, и Ася поняла, что её о чём-то спрашивают. Но ей было одновременно слишком хорошо и слишком плохо, чтобы ответить, и потому, бережно усадив её на диван, Татиан отошёл к столу. Он поднял трубку крохотного телефона и принялся что-то говорить.

Ася не вслушивалась во фразы, даже не воспринимала интонации, она сидела на диване и с глупой блаженной улыбкой смотрела на Татиана. Так вот как это происходит! Ужасно больно - такой боли Ася не испытывала ни разу в жизни. Но... почему-то с каждой секундой Ася понимала, что если ей больше никогда в жизни не придётся испытать эту боль, то она просто не сможет жить! Сойдёт с ума!

- Ты как? - Татиан подошёл, слегка наклонился над Асей, и тронул лоб кончиками пальцев.

- Хорошо, - шевельнула губами Ася. - Очень хорошо...

Туман рассеялся совершенно, голова больше не кружилась, и только хотелось пить. Ася облизнула пересохшие губы и удивилась, узрев перед носом бокал с каким-то напитком.

- Пей, - Татиан вложил бокал ей в руку. - Ты же хочешь пить?

Ася благодарно посмотрела на него и быстро осушила бокал. Облизнулась. Татиан наполнил бокал снова. Затем ещё и ещё один.

- Поразительно быстрый метаболизм! - сказал он, внимательно рассматривая Асю. - Теперь лучше?

- Да, - Ася встала с дивана. - Спасибо.

- Сейчас мне надо срочно уехать, - Татиан взял со стола небольшую плоскую папку. - Когда я приеду, у нас с тобой состоится серьёзный разговор, пожалуйста, никуда за это время не денься!

- Да куда я денусь? - пожала плечами Ася. - Тут буду.

- Отлично, я сказал ребятам, чтобы присмотрели за тобой, не возражаешь?

Ася кивнула. Пусть присматривают, ежели им не лень. Ей-то всё равно. Она вышла из гостиной Старшего и спустилась в холл. Подсвечники-то ещё не чищены.

- Ася! - сзади возник Илларион. - Что ты делаешь?

- Как что? - удивилась она. - Свою работу.

- Ася... ты... - он бледнел и краснел. - Пойдём, пожалуйста!

- Куда? - удивилась Ася, а Илларион схватил её за руку и приволок на кухню. - Кушать хочешь? - он заметался туда-сюда. - Я сейчас! Вот салатик, жаркое, вот закуска венская.

- Илларион! - Асе пришлось повысить голос, чтобы он услышал. - Я ничего не хочу!

- А? - он замер посреди кухни.

- В чём дело? - рассердилась Ася. - Чего ты забегал, как петух без головы? Что случилось?

- Случилось, - Иларион странно взглянул на неё. - Ты только что... ты себя нормально чувствуешь?

- Конечно, - кивнула Ася. - А как должна?

Иларион засмеялся и взъерошил волосы.

- Извини, Ася. Понимаешь, я рад! Если бы Татиан не поехал... или поехал без свежей крови... он Старший, но вряд ли бы выдержал... А тут ты - можете укусить меня! Клянусь Светоносным! - Илларион опять рассмеялся. - А показатели-то! Обалдеть!

- Ничего не понимаю, - вздохнула Ася. - Знаешь, ты сделай мне чаю, ладно?

- Всё что пожелаешь! - широко улыбнулся парень. - Момент!

Они пили чай, и Асю смущал взгляд Иллариона, он был такой... призывный! И Ася с помидорными щеками пряталась за большую кружку горячего чая.

- Илларион, - она помялась. - А... те девушки... я тоже должна была так?

- Да, - он кивнул. - Ты должна была работать донором. Дом Митре зарабатывает этим - предоставляет доноров вампирам города.

- Ясно, - Ася вновь уткнулась в кружку.

- Ну, ты даёшь? - Илларион покачал головой. - Тебе сообщают, что на свете существуют вампиры, а ты так спокойна! Даже не удивилась!

- Удивилась, - сказала Ася. - Ну, тому, что вампиры и что в городе живут... У нас в деревне жил упырь, он старый был, дряхлый.

- Упырь? - сощурился Иларион. - Ася, ты знаешь, кто такие упыри?

Она помотала головой.

- Упырь, это... эээ... нечистокровный вампир! - подобрал слова Иларион. - Это существо, рождённое от вампиров.

- Как так? - изумилась Ася. - Оба родителя вампиры, и нечистокровный?

- Именно, - невесело подтвердил Иларион. - Чистокровный развивается из существа под названием аврор. А если попытается родить ребёнка вампирша, получится упырь. Жуткое создание!

- Да, тот дед был неприятным, - задумчиво подтвердила Ася. - Соседи говорили - курей у них жрал, и даже собак и кошек. Иларион, а почему донорам надо спать?

- Да потому что не все умеют держать язык за зубами! Представь себе, что люди узнают о вампирах! Это же паника и переполох! И потом - это же невыносимо больно! Зачем клиенту, чтобы девушка кричала от боли и страха? А так - раз, и всё! Никто ничего не почувствовал, клиент получил кровь, донор - деньги, все довольны и счастливы!

- А если клиент что-нибудь... себе позволит? - покраснела Ася.

- Комнаты просматриваются, - спокойно сказал Иларион. - Если клиент распустит руки, ему откажут в услугах. А Дом Митре один из лучших донорских домов!

- Ясно, - Ася задумалась. - А что теперь будет со мной? Ну, я-то знаю, что вы вампиры. Татиан сказал, что поговорит со мной. Вы меня, как котёнка - в мешок и в реку?

- С ума сошла? - позеленел Иларион. - Мы вампиры, а не убийцы! А поговорить с тобой Татиан хотел насчёт донорства! У тебя какие-то невероятные показатели.

- Мне понравилось, когда он укусил, - вырвалось у Аси, и она чуть не провалилась сквозь пол от стыда.

Иларион изумился. Да так, что уронил чашку, к счастью уже без чая, и разбил её.

- Тебе... что? Как это - понравилось? Не больно было?

- Больно, - поёжилась при воспоминании Ася. - Очень больно... но... Я бы хотела чтобы он сделал это ещё раз.

- Ты мазохистка? - внимательно посмотрел на неё Иларион.

- Кто? - не поняла Ася.

- Мазохистка. Любишь боль? - повторил Иларион.

- Не люблю, - честно ответила Ася. - Но это было... не просто боль! Не знаю я!

- А если... - Иларион запнулся. - А если я тебя попрошу об этом?

- Ты? - удивилась Ася. - Ну... пожалуйста.

- Да нет, - Иларион вздохнул. - Я и так должен за два укуса. Не люблю долги. И потом, Татиан рассердится, если я это сделаю. Ты ведь и так после донорства. Тебе надо восстановить силы.

- Но я в порядке, - сказала Ася. - Но если не хочешь, не надо.

- Татиан приедет черед два дня, - сообщил Иларион. - И если ты с ним договоришься... - он помолчал. - Впрочем, там видно будет.

Два дня Ася работала, как проклятая, несмотря на яростные попытки парней заставить её отдохнуть. По велению Татиана, Кирилл, Малек и Радомир старательно присматривали, чтобы Ася не перенапрягалась. Они как-то быстро оттёрли Илариона в сторону, но Асе это показалось обидным, и она с удовольствием слушала только его, и лишь от него принимала приглашения выпить чаю или перекусить. Поняв это, парни снисходительно позволили Илариону общаться с Асей.

- Что это они так чванятся? - спросила Ася, уплетая блинчики с брусникой, только что поданные Иларионом. - Задирают носы.

- Они не задирают, - примирительно сказал Иларион. - Просто серьёзно отнеслись к заданию Татиана. Да и потом - они всё-таки Средние! А я Младший.

- Это как? - Ася капнула на стол вареньем и втихушку слизнула его оттуда.

- Вампир пребывает в каждой стадии развитии ровно пятьдесят лет. Пятьдесят с аврора до Младшего, пятьдесят с Младшего до Среднего, и ещё столько же до Старшего. И только чтобы стать Высшим, надо прожить сто пятьдесят лет! А после - пятьдесят до альфиона, но это уже, считай - смерть.

- И после пятидесяти лет вампиры меняют... как это?.. стадию?

- Если всё пойдёт правильно, - кивнул Иларион. - Надо накопить определённый багаж знаний и правильно развить тело. У меня вроде получается - ещё двадцать лет, и я могу перейти, а вот Иса - бедняжка, уже сто лет Младшая. Хотя, у каждой ступени развития есть свои плюсы. Некоторые специально задерживаются, потому что не хотят нести больше ответственности, чем уже есть.

- Да и у людей так же, - задумчиво сказала Ася. - А сколько вас живёт в доме? - поинтересовалась она. Тут же спохватилась: - Если это не секрет!

- Да какой секрет? - пожал плечами Иларион. - Учитывая, сколько ты всего уже знаешь... Нас тринадцать, ни больше, ни меньше.

- Хорошее число, - улыбнулась Ася. - Я родилась тринадцатого ноября.

- Так у тебя скоро день рождения! - поднял голову Иларион. - Надо придумать тебе подарок!

- О чём ты говоришь? - разволновалась Ася. - Вы и так... эта работа была мне очень нужна! Я вам не подходила, а вы меня не выгнали! И платите...

- Не кипишись, - усмехнулся Иларион. - Донор получает пять тысяч за укус. Наши девушки работают один - два раза в неделю. То есть - пять-десять тысяч за неделю! А ты получаешь эти деньги за месяц!

- Но ведь я не донор,- смутилась Ася. - Мне и так...

- Это мы ещё посмотрим, - возразил Иларион. - Вот приедет Старший. А за этот укус ты всё равно получишь деньги.

- Не надо!

- Глупости! К тому же вампир не имеет права пользоваться услугами доноров бесплатно! За это его накажут!

- Понятно, - Ася почесала затылок. - Что ж, пойду делать дела дальше! - и шутя, добавила: - Если вдруг понадоблюсь, как донор - посигналь!

Татиан задержался в своей поездке и приехал не через два дня, как ожидалось, а почти через неделю.

В тот день выпал первый снег. Ася стояла на крыльце Дома и любовалась садом - пушистые серые травы в белоснежных шапочках снега, серые каменные дорожки покрыты белоснежными ковриками, ещё не тронутыми, не топтаными. И запах такой приятный - пахнет снегом и травами, и ещё немного - астрами.

- Ты с ума сошла, торчишь на крыльце раздетая! - за спиной возник Иларион.

- Тише! - Ася улыбаясь, повернулась к нему. - Слушай!

- Что?- парень навостри уши.

- Приехал! - с радостной улыбкой сказала Ася, и подтверждая её слова, за оградой тихо зарокотал мотор.

Татиан показался на дорожке, почти бегом направляясь к дому.

- С возвращением, Старший! - приветствовал его Илларион.

Ася молча склонилась в чём-то вроде полупоклона.

- Здравствуйте, - Татиан выглядел усталым и... изголодавшимся?..

Они вошли в дом, и сразу в холл высыпали все обитатели Дома Митре, те, кто не был занят никаким делом.

- Всё в порядке, отчёт о текущих делах подробно предоставлю по первому требованию, - отчеканил Радомир на вопросительный взгляд Старшего. Тот кивнул и, улыбнувшись всем, ушёл к себе.

- Он так странно на тебя смо-отрит, - протянула Иса, Младшая вампирка, та, которая, по словам Иллариона, уже сто лет не могла перейти на стадию Средней. - Будто и сдерживается от чего-то, и взгляд отводит, но...

- Сдерживается? - пробормотала Ася, и поёжилась, вспомнив о предстоящем разговоре. О чём-то он будет?

Впрочем, долго мучиться ей не пришлось - едва успела бельё несвежее по комнатам собрать и в стирку закинуть, как в "прачку" заглянул Малек:

- Ася, Старший Дома приглашает тебя в его гостиную.

Ася захлопнула крышку стиральной машинки и пошла за Малеком, от волнения стукнувшись об угол прачечной.

Она не придумывала, не строила возможных фраз, не размышляла... Но всё равно - всё было совсем не так, как... как могло бы быть!

Ася вошла в гостиную Татиана и нигде его не увидела.

- Д..добрый день, - она переступила с ноги на ногу, оглядывая пустую комнату, чуть прошла вперёд, и снова огляделась...

- Ася, - он будто из ниоткуда возник за её спиной, холёные, но ничуть не женственные, руки легли на плечи девушки. - Ася...

Она повернулась к нему лицом, и увидела залитые серебром глаза вампира.

"Можно?" - спросили эти льдистые озёра.

"Конечно!" - ответила Ася, слегка отклонила голову...

Боль... Боль! БОЛЬ!!!

Сопровождающее её блаженство, БЛАЖЕНСТВО на этот раз было ещё сильнее.... СИЛЬНЕЕ!!!

"Он изголодался!" - сквозь режущий болезненно-сладостный туман, поняла Ася. "Изголодался... по мне?" - мысль была странной. И восхитительной! Ася вспыхнула от стыда и удовольствия, невольно прижалась к Татиану, и БОЛЬ с УДОВОЛЬСТВИЕМ вспыхнули с новой силой. Сжали тело, тряхнули, и швырнули в... куда?.. Да какая разница...

Обещанный разговор состоялся позже, когда Ася пришла в себя в уютном серо-лиловом кресле - ноги её были укутаны в толстую серую шаль, а жилетка и блузка расстёгнуты, чтобы легче было дышать; на столик рядом с креслом был поставлен большой поднос, полный тарелок и тарелочек со всевозможной едой, и Асе было строго велено всё это съесть - она даже не возражала, аппетит почему-то был просто зверский! Потом она неожиданно уснула прямо в этом кресле, и никто не стал её будить, но и перенести в кровать не удалось - Ася вцепилась в мягкий подлокотник кресла, ворчала и мычала сквозь сон и ни в какую не желала кресло покидать.

А вот когда она проснулась - ей принесли горячий чай и свежие булочки с маком, и вишнёвое варенье к ним - тогда и состоялся тот самый разговор.

Он был коротким и прямым.

- Ася, я официально предлагаю тебе стать моим личным донором, - сказал Татиан. - Ты будешь получать причитающуюся тебе плату и пользоваться всеми привилегиями, которые сулит донорство.

- Э...- Ася замерла. Она ждала чего угодно, но не... не этого ли она ждала?

- Я боюсь, - огорошила она Татиана.

- Боишься? - вампир изумился. - Брать твою кровь буду только я, больше никто. Или... Я пугаю тебя?

- Не-е, - помотала головой Ася. - Я боюсь... не знаю чего...

- Ты не хочешь?

- Хочу, - Ася привстала в кресле. - Того, что этой боли... ну, то есть, этих ощущений больше не будет, я боюсь больше всего...

- Я не требую ответить прямо сейчас, - мягко сказал Татиан. - Подумай над моим предложением, сколько потребуется. Я понимаю, это не легко...

- Я хочу! - перебила Ася, и от смущения сунулась носом в шаль. - Только я не знаю, как и что...

- Я всё устрою сам, - казалось, Татиан был изумлён таким скорым ответом. - Ты отныне переходишь на статус донора, и тебе больше не нужно убираться в доме. Когда мне понадобится, я буду брать твою кровь, а тебе на счёт будет приходить полагающаяся сумма. Вот и всё. - Ася молча кивала, слушая Старшего.

- Да! Ещё один момент - ты будешь по-прежнему жить с сестрой, или предпочтёшь перебраться в Дом Антре?

- Не знаю,- растерялась Ася. - Я... можно я подумаю?

- Разумеется, - Татиан слегка развёл руками.

Ася решила, что он посчитал её, по меньшей мере, странной - на предложение время от времени пить её кровь она ответила согласием сразу, а на то, чтобы переехать в дом к вампирам - затормозила, будто сломанный каток! Но Ася и правда не знала, как поступить. Жить дальше с Лелей? Но ведь по сути - Ася сидит у Лели на шее, у сестры своя жизнь, у неё есть знакомые парни, которых, возможно, Леля хотела бы привести в гости, а тут младшая сестра - вот тебе сидит! А в доме Митре как будет? Не посчитает ли кто, что Ася не званна - не жданна, и вообще, не по праву затесалась в их жизнь? Татиан сказал - будет личным донором, а убираться не обязательно, а чем тогда заниматься помимо донорства? Над этим вопросом Ася размышляла всю дорогу, пока машина везла её домой. То есть, к сестре...

- Ты хочешь переехать? - Леля не донесла до рта ложку со своим диетическим супчиком.

- Понимаешь, у них то гости, то, наоборот все разъезжаются, и часто вечером грязно, надо убраться, - затараторила Ася. Эту легенду она придумала по дороге. Не скажешь же правду! - Они и зарплату мне повысят! - выдохнула она.

- Ну... - Леля почему-то не обрадовалась, как ожидала Ася, задумчиво прополоскала ложку в желтовато-зелёном бульончике, где, по мнению Аси, "крупинка за крупинкой гоняется с дубинкой". - Я понимаю - тебе скучно тут, да ещё как под надзором моим...

- Да нет! - подскочила Ася. - Мне не скучно с тобой! И никакого надзора! Но я разве не мешаю? Да и денег на меня...

- Ох, и дура ты, Аська! - вдруг возмутилась Леля. - Какие деньги - ты сама зарабатываешь! А мешаешь чему? Я что, хороводы хоровожу день и ночь? Балда ты! Хочешь - переезжай! Как привыкла к тебе, так и отвыкну! - и Леля вдруг шмыгнула носом.

Ася открыла рот, хлопая глазами в немом удивлении. Привыкла? Если знать характер Лели, то это почти признание в любви! И Ася неуклюже выбралась из-за стола, подошла к сестре и сгребла её в охапку.

- Я тоже к тебе привыкла, - пробормотала она, сжимая от волнения руки так, что у Лели внутри что-то схрупало. - Ты не возражаешь, если я останусь жить с тобой?

- Не возражаю! - пискнула Леля. - Только пусти меня! Задыхаюсь!

Илларион готовил стейки и сливочную помадку на сладкое - вкусные запахи плыли по всему дому, вились вокруг обитателей и лезли им в ноздри настойчиво и бесцеремонно.

Ася спустилась на первый этаж и забрела в кухню, где священнодействовал Илларион.

- Госпожа Ася! - вампир обернулся быстро, как ужаленный. - Кушать хотите? Или, может быть, чего из напитков?

- Сколько раз тебя просить - Ася! Ася и всё! - сердито сказала девушка, потирая шею. После того, как она стала личным донором Татиана, Илларион, да и остальные вампиры Дома Митре, называли её не иначе, как "госпожа Ася". Ася смущалась, краснела, бледнела и вообще забывала от такого обращения, как её зовут. На Иллариона она ещё и сердилась.

- Как сегодня госпожа... Ася? - Илларион виновато покосился, торопливо подвинул ей блюдо с мясными рулетиками. Ася умостилась на табурет перед кухонной стойкой и цапнула один, истекающий жиром и соком чернослива.

- Да что-то... как-то жадно, - призналась она, повертев головой. - Даже шея болит.

Илларион встревожено посмотрел на неё. По его мнению, происходило что-то, если уж не "что-то, не то", то точно, "что-то немного" странное.

- Обжираешься, да? - на кухню забрели две вампирки, причём одна сразу же толкнула ту, что выдала эту фразу.

- Ой! - увидела Асю первая. - Госпожа Ася... мы не..

- Привет, - Ася утомлённо вздохнула. Вампирок она уже хорошо знала, сёстры - Варга и Берга, Средняя и Младшая. Хорошенькие брюнеточки, улыбчивые, зеленоглазые - они обучали Асю самозащите, хитроумному сложному сплетению самбо, карате и дзю-до. Ася сама попросила, вычитав в каком-то Лелином журнале, что непропорциональные телесные формы можно уровнять физическими упражнениями, и всевозможными нагрузками. Вот и тренировалась. Заодно и пригодится, вдруг... вдруг что-нибудь...

- Девчонки, вы Старшего сегодня видели? - хмурясь, спросил Иларион. Варга и Берга дружно закивали.

- Знаешь, он странный какой-то, - сказала Варга, и сестра тут же толкнула её локтем в бок. - Чего? - упёрлась Варга. - Сама не заметила?

- Говори, говори, - поощрил Илларион. - Я тоже заметил. А что, по-твоему, не так?

- Ну... - Варга почесала ноготком кончик носа, виновато посмотрела на Асю. - Мы думаем, он слишком часто вызывает госпожу Асю к себе.

- То есть, Старшие ведь пьют кровь намного реже Средних, - сказала Берга. - А Татиан вызывал тебя на этой неделе сколько раз?

- Два, - сказала Ася. - Так нельзя? Это запрещено?

- Да нет, - смущённо отозвалась Берга. - Просто странно. Он выглядит великолепно, и так и плещет энергией - всех по работе загонял! Так зачем ему так часто услуги донора?

- Это же денег стоит! - всколыхнулась Ася. - Сколько же Татиан должен будет заплатить?! Ой!

- За укус вампир имеет право платить лишь собственно заработанными деньгами, - мрачно сказал Илларион, - Так что финансовый уклад Дома Татиан не пошатнёт, но к чему такие растраты на собственном фоне? Это не рационально! И совершенно не нужно!

- Да и донору внапряг, - задумчиво поддакнула Варга.

- Мне не внапряг, - подала голос Ася. - Мне даже... нравится... хотя, конечно... - и она смолкла.

- Ладно, - Илларион махнул рукой. - Разберёмся после. Татиан всё же Старший, и Старший Дома - сам понимает, что и как.

- Ага, ага, госпожа Ася, пойдём на тренировку? - сёстры засуетились, увидев, что Ася помрачнела, судя по всему, задумавшись о поведении Татиана.

- Идём, - Ася позволила себя увести, и на некоторое время тяжкие мысли покинули её голову.

Погода стояла ужасная - дождь, холодища, ветер как с цепи сорвался! Ася промокла и продрогла, добираясь до Дома Митре. Сама виновата - решила заехать на рынок и купить разных овощей, и как всегда, постеснялась беспокоить Сурана или Демьяна - её бессменных шофёров - поехала на автобусе. Вот и результат - вроде бы непромокаемый плащ (новенький, удобный - по фигуре, на меховой подстёжке) вымок насквозь, носки сырые, несмотря на кожаные полусапожки, а овощи в сумке - кукуруза и помидоры - уже не только мокрые, но и как бы мытые дождём. Только что ветром не высушенные, потому что льёт и льёт с небес.

Ася ввалилась в дом, поставила сумку у порога и принялась с сопеньем разоблачаться из мокрой одежды-обуви. Потом унесла овощи в кухню, попутно удивившись отсутствию в ней Иллариона, и прошлёпала в гостиную.

И там увидела целое собрание.

- Ася! - Илларион вскочил. - Госпожа Ася... ты уже пришла?

- Ты... вы, - Ася вздохнула. - Опять сбиваешься? Что-то случилось?

- Мы так... посоветоваться... - промямлила Иса. Она смущённо ковыряла диван и жалась к Сурану, который тоже выглядел виноватым из-за мокрого вида Аси. Вообще из обитателей Дома в компании отсутствовали только двое Младших - Виль и Эмиля, да помощница Татиана Искра (и сам Татиан, разумеется). А все остальные: Кирил, Малек, Радомир, Иларион, Варга и Берга, Иса, Суран и Демьян.

- Ах, вот как? - сердито сказал Ася. - Как что так "Госпожа... госпожа"... а как...

- Тише, тише, - Радомир поднялся, улыбнулся возмущённой Асе, и усадил её на диван. Потом быстро раздал короткие приказы - Асе принесли тазик с горячей водой, полотенце и сухие носки, Илларион смотался на кухню за горячим чаем и выпечкой, - и осторожно ввели девушку в курс дела.

- Уже все убедились, что с Татианом происходит что-то немного... не то, - говорил Радомир. - Он стал более деятелен, активен и тороплив. Это не слишком хорошо отражается на делах Дома. Но что более странно - Татиан неразумно использует твои донорские обязанности. Зачем ему потребление крови в таких безумных количествах? Это может плохо отразиться на его здоровье. Да и опять же - оплата...

- Его словно тянет ко мне... - тихо вымолвила Ася. - Тянет, и он не может сопротивляться... Что же делать? Вы меня...

- Нет, нет! - поспешил ответить Радомир. - Мы решили обратиться за помощью к давнему другу Татиана. Он очень могущественная личность, - задумчиво произнёс Радомир.

- Что? - спросила Ася, увидев, что вампир чего-то не договаривает.

- Понимаешь, Ася, он - друг Татиана - альфион.

- Стадия после Высшей? - поняла Ася. - А какие они?

- В том-то и дело, - Радомир вздохнул. - Альфионы - это собственно и не вампиры уже. Это... как бы лучше сказать - частицы мира. Частицы Вселенной. Переходя на стадию альфиона, вампир умирает для этого мира. Взамен он обретает другой, собственный.

- Но ведь тогда...- Ася растерянно оглядела хмурых вампиров. - Значит, с ними невозможно общаться? А как тогда он сможет помочь?

- Дело в том, что друг Татиана может общаться с нашим миром, - пояснил Радомир. - Из общего правила бывают - редкие, но бывают - исключения. Друг Татиана - одно из таких исключений. Но проблема состоит в том, что ни один из вампиров не может вынести общения с альфионом.

- Никак? - удивилась Ася.

- Есть один способ. Помнишь, Татиан ездил в деловую поездку, когда ты только начала тут работать? - встрял Илларион. - Он ездил на Совет в Высший Круг вампиров. Там были и альфионы.

- Чтобы встретиться с альфионом, вампиру надо выпить крови? - поняла Ася.

Радомир кивнул.

- Надо. Желательно, чтобы это была кровь его личного донора, то есть - подходящая по всем критериям, с хорошими показателями.

- Моя тогда подошла, - вспомнила Ася.

- Именно. Теперь, чтобы встретиться с альфионом и попросить у него помощи, претенденту надо выпить крови.

- А в чём проблема? - насторожилась Ася. - Кто претендент? У него нет донора?

- Проблема в том, что кровь для встречи с альфионом должна иметь очень хорошие показатели. Должна быть... как бы сказать-то? Универсальной! Идеальной!

- То есть лучше всего подходит моя? - нервно усмехнулась Ася.

- Да. - коротко ответил Радомир. - Но ты - личный донор Татиана. Никто из нас не имеет права пользоваться твоими услугами.

- А если я сама попрошу? - вздохнула Ася. - Разумеется, Татиан не будет знать об этом...

- А ты попросишь? - поднял бровь Радомир. - Ася, ты вправе отказаться, никто не будет настаивать...

- Ему надо помочь, - хмуро сказала Ася. - Кто претендент?

- Сама выбери, - развёл руками Радомир. - Это твоё личное дело...

- Иларион, - Ася надела сухие носки. - Если ты не против, - она посмотрела на побледневшего вампира.

- Ася, я... это такая честь!

- Кусай! - махнула она рукой. - Госпожа Ася изволит! - и захохотала в полный голос.

Погода слегка устаканилась, в том смысле, что небеса перестало внезапно прорывать то снегом, то дождём. Просто с утра до вечера плыли хмурые тучи, дул холодный ветер, и всем хотелось спать.

Асе тоже хотелось, но она пересилила себя и принялась за генеральную уборку - занятая делами в Доме Митре, она забросила квартиру, и в её комнате (да и в Лелиной наверняка) царил ужасный кавардак. Кухне тоже уборка не помешает, - решила Ася и, вооружившись тряпкой, пошла наводить чистоту. Махала тряпкой, а саму не отпускало противное ощущение "взгляда в спину". Точнее, даже не в спину, а в затылок. С самого утра, нет даже со вчерашнего вечера, Асе казалось, что кто-то невидимый сверлит её несчастный затылок тяжёлым и - что хуже всего - злобным, взглядом. Кто это может быть? Кому она так досадила? Почему преследователь не покажется и не объяснит, какого рожна ему надо от Аси?

К четырём она закончила с уборкой и прилегла на кровать.

Провалилась в сон сразу, будто не спала неделю. А проснулась от гадкого ощущения, что в квартире кто-то есть. Не показывая, что уже не спит, Ася приоткрыла глаза и разглядела мельтешение у двери. Кто-то входил в комнату, и в руках у этого "кого-то" был их кухонный нож! Ася подскочила и скатилась с кровати, закатившись под неё, как раз в тот момент, когда высокая девушка кинулась на Асю, замахиваясь ножом. Нож распорол подушку и застрял в матрасе. Ася из под кровати пнула девушку по ногам, та с воплем упала. Не теряя времени, Ася выметнулась из укрытия и заломила непрошенной гостье руки. Так, как учили Варга с Бергой.

- Ты кто? - Ася задыхалась от натуги - девушка была высокой, выше Аси, да и просто крупнее последней. - Говори же! - Ася с размаху ударила девушку по спине. В то чувствительное место, которое показали Варга с Бергой. Показали и предупредили - бить осторожно, можно повредить позвоночник, да и просто вырубить из сознания.

- Ой! - Ася не рассчитала сил - девушка ударилась черноволосой головой об пол и затихла.

- Ладно, - Ася отошла от жертвы самозащиты, порылась в шкафу и нашла несколько ремней и поясков. Когда нападавшая пришла в себя, она была связана по рукам и ногам, и вдобавок привязана к ножке и к спинке кровати.

- Теперь можно и поговорить, - милостиво сказала Ася. - Повторяю вопрос - кто ты?

- Донор. - после недолгого молчания отозвалась девушка. - Личный донор Татиана. Бывший. Благодаря тебе.

- Ты из-за этого хотела меня убить? - Ася изумилась и расстроилась одновременно. - Разве ты не знаешь, что я стала донором, потому что Татиан сам предложил?

- Знаю, - девушка дёрнулась, рот её изогнулся в злобном оскале, глаза лихорадочно блестели, и Асе показалось, что у девушки непорядок со здоровьем.

- Ты больна? - в упор спросила она.

- Нет! Не больна!- почти завизжала бывший донор. - Да, я ошиблась! Но уже всё в прошлом! Я больше ничего не употребляю!

- Что? - внезапно Ася всё поняла. Она наклонилась и отдёрнула длинные рукава блузки девушки. Так и есть - вены скрылись в неизвестном направлении, а руки на сгибах - сплошные синяки. Татиан говорил - некоторые из вампиров, очень редкие любители-извращенцы, предпочитают кровь алкоголиков или наркоманов. Сам Татиан таким любителем не был.

- Знаешь, наркоманы бывшими не бывают, - тихо сказала Ася, набирая номер Демьяна. - Ты сама выбрала. И я выбрала тоже!

Ася не знала, куда Демьян увёз девушку, да и не интересовалась этим, но неожиданное нападение - бывший донор сломала замок в квартире - начисто отбило у Аси желание ночевать в квартире одной - Леля ушла на день рождения к одной из напарниц. И потому Ася позвонила Сурану и попросила увезти её в Дом Митре.

Ехала она мрачная, всю дорогу молчала. Дело было в том, что после решения просить о помощи альфиона, после того, как Ася напоила Иллариона свое кровью, прошло уже четыре дня. Но, судя по поведению Татиана, никто никакой помощи ему не оказал, да ещё Илларион стал как-то странно поглядывать на Асю, и несколько раз намекнул ей, что не прочь воспользоваться её услугами, как донора, ещё разок. Это было непонятно и страшно, и Ася просто за голову хваталась и старалась не сталкиваться с Илларионом лишний раз, хотя и страдала от отсутствия общения с ним.

Суран поставил машину на стоянку и проводил Асю в дом. Тут давно была отведена комната для неё - на втором этаже в правом крыле, недалеко от комнат Татиана. Там Ася приняла душ, посмотрела телевизор и часов в девять вечера решила спуститься на кухню.

- Ася? - Илларион, составлявший посуду в посудомоечную машину, ужасно удивился при виде её. - Ты тут? Когда ты приехала? Почему никому не сказала? А почему ты не ужинала со всеми?

- Да вот, как-то так, - смущённо пожала плечами Ася. - Ты меня не покормишь?

- Конечно, конечно! - засуетился Илларион. - Тебе рагу или отбивных?

- Салатика бы какого-нибудь, - вздохнула Ася. - Не хочу на ночь наедаться.

- Сейчас, сейчас! - Илларион со скоростью света накрыл стол и умилённо смотрел, как Ася ужинает.

- Спасибо, - она отодвинула опустевшие тарелки.

Вампир кивнул, принялся убирать со стола. Потом опёрся спиной о холодильник и стал задумчиво смотреть на Асю.

- Что? - смутилась она. - Я плохо выгляжу?

- Хорошо,- улыбнулся Илларион. - Слишком хорошо, Ася.

- Это из-за тренировок, - рассеянно сказала она.

(Кстати, Леля тоже заметила, что младшая сестра изменилась. -Взрослеешь, Аська, - удивлённо сказала она. - Научилась одеваться, краситься... и что, у тебя новый шампунь? - Да нет, - удивилась Ася. Позже рассмотрев себя в зеркале, удивилась ещё больше: глаза стали более выразительные, приобрели отчётливый золотисто-зелёный оттенок, и время от времени сверкали золотыми искрами; грудь явно стала больше; волосы красивого каштанового отлива, но с медным блеском... - Если б я себя не знала, - пробурчала Ася, - Я б решила, что красивая... ну, хорошенькая!)

- Не только. Не только из-за тренировок, Ася, - улыбка Иллариона приобрела странно-мечтательное выражение. - Ты донор Старшего вампира, у доноров повышаются все жизненные показатели. Разве ты не заметила, что стала выглядеть несколько иначе?

- Ну, - Ася задумалась, а когда очнулась от раздумий, то обнаружила, что Илларион стоит рядом с ней и, склонившись к её плечу, вдыхает запах волос.

- Ты изменилась, - прошептал вампир, и Ася вздрогнула от нехороших предчувствий. - Ты стала такой привлекательной... и желанной... Ася...

- Да прекрати! - Ася вскочила со стула и шарахнулась в сторону. - Что с тобой, наконец?!

- Не знаю! - Илларион нервно рассмеялся и взъерошил свои волосы. - Клянусь Светоносным - не пойму, что происходит! Я хочу твоей крови и с трудом сдерживаю себя! Ася, твоя кровь - она... -Илларион запнулся, а потом продолжал: - Она такая... словно я всю жизнь пил затхлую воду из болот, а теперь мне попался чистый родник! Чистейший! Сверкающий! Холодный до ломоты в зубах, но невероятно вкусный! Да тебе не понять! - горько рассмеялся он, но, несмотря на горечь в голосе, в глазах Иллариона плыло жидкое серебро. - Где тебе понять, чем именно является твоя кровь! Какой она является! Ася...

- Стой, где стоишь! - Ася отшатнулась и бросилась из кухни. К счастью, он не кинулся в погоню - наверняка понял, что, если на её крики кто-нибудь прибежит, ему сильно не поздоровится.

Какое-то сумасшествие! Ася, дрожа, ходила по комнате и никак не могла успокоиться. А тут ещё раздался сигнал - стоящий на столе телефон высветил, что звонок из гостиной Татиана - и это Асю едва не доконало. Она бросилась в ванну и согнулась в три погибели - её рвало.

К Старшему Дома Ася явилась через десять минут. Она пошатывалась и была бледная, словно школьный мел, но Татиан не заметил этого. Едва Ася вошла, он возник за спиной девушки, и руки привычным движением легли ей на плечи. Ася вздрогнула - она знала этот жест. Следом за ним сразу следовал укус. Но...

- Ты задержалась, - шепнул вампир ей на ухо, и руки его вдруг соскользнули с Асиных плеч и сжали круглые грудки девушки.

Ахнув от изумления и испуга, Ася рванулась из рук Татиана, но не тут-то было!

- Нет, не убегай! Куда ты? - он развернул девушку лицом к себе, Ася увидела серебряные глаза Старшего Дома. В них было столько Желания и Жажды, что Ася едва не закричала от ужаса.

- Ты мой личный донор, - шептал Татиан, прижимая дрожащую девушку к себе. - Ты не бойся, я не сделаю больно... но я хочу ещё! Я хочу больше твоей крови! Она такая... невероятная! - Татиан глядел свершено безумными серебряными глазами, а руки его безостановочно гладили и сжимали тело Аси. - У тебя такая кровь - будто я всю жизнь пил воду, а потом попробовал вино или молоко! Или свежий сок!

"Словно я всю жизнь пил затхлую воду из болот, а теперь мне попался чистый родник! Чистейший! Сверкающий! Холодный до ломоты в зубах, но невероятно вкусный!" - вспомнила Ася слова Иллариона, и перепугалась ещё больше. От Татиана она так просто не сбежит!

- Я хочу использовать Право Касаний! - шептал тем временем вампир, срывая с Аси одежду. - Я заплачу! Хорошо заплачу!

- Зачем?! - Асе хотелось плакать, но страх клещами сжал горло, и слёз не было.

- Вдруг твоя кровь станет ещё вкуснее! - Ася зажмурилась, увидев приближающиеся клыки, и тут... словно сильный вихрь отшвырнул её в сторону! Нет, не её... отшвырнуло Татиана, со всей силы ударив о стену возле окна. Асю же неведомая сила бережно подхватила, усадила на диван, и на колени ей упал тёмно-зелёный махровый халат.

- Вовремя же я успел! - посреди гостиной появился некто, словно состоящий из прозрачно-синих переливающихся нитей. Нити посвёркивали в отблеске свечей и составляли фигуру человека в костюме старинного покроя и длинном плаще. - Татиан, встань! Ну, ты и распустился! Возьми себя в руки! Немедленно!

- Шилуколь?! - Старший Дома неуверенно поднялся на ноги. Он шатался - видать, некто из нитей хорошенько его приложил - но Ася с облегчением увидела, что глаза Татиана нормального цвета, и сам он - нормальный! Совсем!

- Ты почему тут? - Татиан выглядел удивлённым.

- Да вот, на тебя, дурака, полюбоваться прилетел! - с усмешкой ответил странный гость. - Ну и встрял ты, приятель! И донора своего до чего довёл?! Смотри, она же едва стоит! И такое частое донорство... ты довёл девчонку до стресса! Скажи спасибо, что мы друзья, не то б я доложил о твоих выходках Высшему Кругу!

- Шилуколь, - Татиан шагнул к Асе и несколько секунд вглядывался в неё. - Ты прав! Можешь доложить обо мне Кругу! Сам не знаю, что на меня нашло... наваждение какое-то!

- Наваждение, говоришь? - Шилуколь опять усмехнулся. - А ещё в Высшие хотел... Эх ты! Дружишь с альфионом, я тебе такие завесы тайн приоткрываю, особенно тех - из Круга, а ты не распознал девочку!

- Ты прав! - сразу сказал Татиан. - В Высшие мне рано. Но ты... неужели такое возможно? Ещё одна? У нас в Доме?

- Если ты помнишь - я был нейтрализатором, - напомнил Шилуколь. - Я им и остался. Я забрал твои излишки крови, а это равнозначно тому, что я сам укусил её. И я подтверждаю.

- Невероятно, - Татиан повернулся к Асе и уставился на неё.

- Не пугай девочку, охламон, - альфион сделал шаг - словно перетёк с места на место, поближе к Асе. - Видишь ли, в твоей крови содержится какое-то вещество, действующее на вампира, словно наркотик, - пояснил он Асе. - Раз выпив твоей крови, вампир будет хотеть ещё и ещё. А с каждым новым разом притяжение увеличивается почти вдвое. Отсюда и безумное поведение моего бедного друга.

- Я поняла, - тихо сказала Ася. - Извините... я испугалась немного...

- Это ты меня извини, - Татиан успел достать из бара бутылку вина и разлил его в три бокала. - Я сам должен был догадаться, что неспроста у тебя такие высокие показатели. Я ведь слышал эту историю, но почему-то даже не подумал соотнести её с твоим случаем!

- Какую историю? - не поняла Ася.

- Историю об Идеальной Жертве, что появилась в Доме Антре этим летом, - любезно пояснил альфион, выпивая вино, но при этом даже не касаясь бокала. - После Татиан тебе расскажет. Скажи, тот мальчик, что вышел со мной на связь - он тоже пил твою кровь?

- Ой, да! - Ася вспомнила и перепугалась. - Он тоже стал... тоже хочет... что делать-то?

- Пойду, навещу его, - альфион перетёк к двери. - Не волнуйся, я - нейтрализатор, могу устранить даже закоренелые привычки, не говоря уже о пагубных пристрастиях, - и он исчез.

- Спасибо, - Татиан присел на диван рядом с Асей. - За своевременную помощь и вообще...

- Вы теперь в порядке? - неловко поинтересовалась она.

- Совершенно, - вампир кивнул. - Шилуколь действует наверняка. Больше во мне нет этой привязанности... пристрастия к твоей крови...

- Наркоманы бывшими не бывают, - Ася вдруг вспомнила нападавшую на неё девушку. - Кто теперь будет вашим донором? А то ведь я...

- Ты про Карину? - грустно улыбнулся Старший Дома. - Нет, вряд ли... хотя...

- Пожалуйста! - Ася просительно глянула на Татиана. - Она исправится... вылечится... как-нибудь...

- Может быть, - Татиан встал, чтобы налить Асе ещё вина.

- Скажите, - решилась задать мучающий её вопрос Ася. - А Шилуколь... он... кто он? Альфион... нейтрлизатор... но почему...

- Да потому что он ветер, Ася! - Татиан протянул ей бокал с вином. - ВЕТЕР - с большой буквы. А ветер способен всё унести прочь и всё развеять...

История Третья

Дом Шаббат

- Триста двадцать рублей, сорок копеек, - проскрипела аптекарша, довольно небрежно швыряя на монетник коробочку. - Забери рецепт. Следующий!

Тина расплатилась, сгребла кучу упаковок и коробочек, застегнула сумку. Накинула капюшон и вышла из аптеки. На улице мороз - 30. Куртка Тины ни капли не спасает от холода. Что называется - на рыбьем меху, Тина усмехнулась. Она бежала на остановку, вспоминая, всё ли сделала? Моркови купила, сок тоже, рыба ещё в морозилке есть. Кто бы мог подумать, что витамины такие дорогущие!? Но надо, надо. А ещё надо заплатить за квартиру. За электричество, к счастью, заплачено. Что ещё? Тина задумалась и потому напугалась, когда на дорогу перед ней выметнулся чёрный кот. Не слишком крупный, гладкошёрстный и зеленоглазый.

- Брысь, - не слишком уверено сказала Тина. Не то чтобы она сильно верила в приметы про чёрных кошек и разбитые зеркала, но... Как-то уж слишком уверено выглядел этот кот. Нагло выглядел, если уж на то пошло. Тина обогнула кота и побежала дальше - мороз давно пролез под её курточку и насыпался в демисезонные полусапожки, а уж о тонкой вязаной шапочке и говорить нечего - уши почти онемели. Тина ускорила шаг, но погрузиться в мысли уже не получалось. То и дело, краем глаза, она замечала мелькающую за спиной чёрную шкурку. Кот следовал за ней.

- Пошёл вон! - Тина притормозила, схватила смёрзшийся кусок снега со льдом и запустила в кота. - Оставь меня!

Кот метнулся в сторону. Теперь шкура то появлялась, то исчезала за сугробами, но из виду не пропадала - кот упорно шёл по пятам за Тиной.

Вот и дом. Тина вбежала в подъезд. Света, как всегда, нет, лампочку выкрутили - или сама перегорела? На подъезде нет ни кодового замка, ни тем более - домофона, стоит с распахнутыми дверьми зимой и летом. Тина помедлила, прислушалась - нет ли кого в этой темноте? Хоть и живёт она всего на втором этаже, а всё-таки страшно. Было тихо. Тина шмыгнула в подъезд и прыжком преодолела первые ступеньки... И тут за спиной раздалось жалобное мяуканье.

Тина от неожиданности едва не слетела со ступенек. Обернулась, но сзади никого не увидела. Тогда она свесилась через перила, потом нерешительно спустилась к двери и распахнула её.

Перед подъездом сидел кот. В темноте зимнего вечера он приобрёл тускло-серый оттенок, но глаза, хоть и неярко, всё же светились.

- Скотина ты безрогая, - сказала Тина. - Я из-за тебя подвернула ногу!

Кот мяукнул, словно понял её, переступил с лапы на лапу и просительно посмотрел на девушку.

- Что? - Тина опасливо отодвинулась от порога. - Хочешь в подъезде переночевать? Так я дверь открыла, ночуй себе сколько влезет... - и она поднялась на две ступеньки.

Кот жалобно замяукал вслед.

- Ну что? - сердито обернулась Тина. - Сказала же - ночуй в подъезде, если хочешь! Заходи, давай!

Тут кот перепрыгнул порог.

- Ого! - Тина отступила на шаг. - Ты приглашения, что ли, ждал? Дрессированный?

Кот молчал, разумеется, но поднялся вслед за Тиной на второй этаж, и уселся возле дверей её квартиры.

- Э-э! Ты чего намерился у меня ночевать? - Тина вставила ключ в замок. - Это, милый, фигу! Нечего всяким незнакомым котам у меня в доме делать!

Кот мяукнул, словно сказал: - Так в чём проблема? Давай познакомимся!

- Хватит с тебя и подъезда, - решительно сказала Тина, приоткрыла дверь, и просочилась в квартиру. Она ожидала, что кот попытается шмыгнуть следом, но он не двинулся с места. Только мяукнул.

Тина захлопнула дверь, привалилась к ней спиной и перевела дыхание. Мысль о том, что кот сидит перед дверью, нервировала её. Разумеется, он не сможет её взломать, какой бы хлипкой дверь не была, но кот остаётся котом!

Ничего с ним не станет, - твердила себе Тина, разбирая пакеты с продуктами и лекарствами. Пересидит холода в подъезде и уберётся по своим кошачьи делам!

Она достала из морозилки рыбу, положила в раковину, заглянула в комнату к Телю, но брат спал, и Тина вернулась к делам. Почистила морковь и капусту, сварила пшённой каши (последняя, надо покупать), приняла ванну, и собралась перегладить сухое белье, но тут проснулся Тель, завозился, захныкал, пришлось идти к нему. Тина накормила брата кашей, разведя её с молоком, потом принесла лекарства - и старые, что пили уже давно, и купленные сегодня.

- Бе, - Тель высовывал язык, плевался, и мотал крупной стриженной головой. Принимать лекарств он не желал ни в какую.

- Телюша, Телька, - Тина ласково отводила руки брата от лица, и совала ему чайную ложечку. - Надо, милый! Ну выпей, это же быстро - ам! И всё! и нету бяки!

- Бе! - Тель подавился густой сероватой массой, его вырвало на подвязанный передничек.

- О, чёрт! - Тина бросила ложку на столик. Опустила руки. Брат выглядел несчастным, смотрел на неё со слезами в чуть выпученных карих глазах, но Тина не сердилась на него. Что ж теперь, не может она заставить его нормально принять ни суспензии, ни порошки - каждый раз бой и слёзы, да и рвёт его. Тина включила брату тихую музыку, унесла грязную посуду на кухню, решив попозже попытаться ещё раз дать лекарства. Проходя мимо входной двери, она вспомнила о коте, и прислушалась. Было тихо, ни шкрябанья, ни царапанья. Тина подошла и открыла дверь.

Кот не ушёл, сидел перед дверью. Когда Тина открыла, он поднял на неё укоризненный взгляд и мяукнул.

- Слушай, иди уже отсюда, - сердито попросила Тина. - Не могу я тебя взять! Нечем кормить! Сама иногда... - она осеклась, перед кем распинается? Перед котом!

Кот вздохнул. Опустил голову, и потёр лапой за ушами. Выглядело это забавно, и Тина рассмеялась. И тут ей пришла в голову мысль - странная, почти ненормальная, но...

- Слушай, - Тина присела на корточки, - Если ты поможешь мне заставить моего брата выпить лекарства - так и быть, оставлю тебя на ночь! Но если нет - выкину обратно! Понял?

Кот мяукнул.

- Согласен? - приподняла Тина тонкую (от природы! Никаких выщипываний!) бровь. - Что ж... заходи тогда.

И кот, будто поняв приглашение, важно проследовал в квартиру. Вошёл, огляделся.

- Да, вот так уж, - Тина тоже оглядела свой коридор (обои старые, затёртые, уже и не понятно, что за цветы были раньше нарисованы, или это вообще не цветы?). - Ладно, иди сюда, - она взяла с кухни поднос с лекарствами, и пошла в комнату Теля.

- Тут мой брат, - понизив голос, сказала Тина коту, останавливаясь перед дверью. - Он... больной... слабоумный. Если ты фыркнешь, или поцарапаешь его, я тебе лично шею сверну! - и с этим зловещим обещанием, Тина толкнула дверь.

- Пра... та! - за время отсутствия сестры Тель умудрился свалиться со своего стульчика, добраться до магнитофона и размотать всю кассетную ленту. Кроме того он запихал ленту в рот, и кассете наступила явная и бесповоротная хана!

- Тельман! - строго прикрикнула Тина, отбирая остатки кассеты у брата. - Сколько раз тебе говорить - нельзя совать в рот всякую гадость!

- Са...га...- Тель сунул рот кулак.

- Сага, тебе, - вздохнула Тина, и вдруг ощутила прикосновения мягкого к голой ноге. Кот потёрся об неё, и Тина вспомнила о цели своего визита. Подняв брата с пола, она с трудом усадила его обратно на стул, придвинула столик.

- Смотри, Тель - котик! Мяу! Если выпьешь лекарства, котик с тобой поиграет! - говоря это, Тина быстро раскрывала баночки, насыпала и перемешивала порошки.

- Мяу! - кот неожиданно встал на задние лапы, а передними опёрся о столик, и мяукнул. Потом чихнул.

Тель широко раскрыл глаза, и засмеялся. Раз! - Тина сунула ему ложку с лекарством. А ну как подавиться сейчас! И выплюнет! Но Тель не выплюнул. Вместо этого он сглотнул лекарство, скривился ужасно, а потом протянул руки к коту, и выдал:

- Ко...шак!

- Кошак? - повторила изумлённая Тина, и принялась смеяться: - Где ты таких слов понахватался? А ну давай ещё одно, - она налила в ложку витамины.

На этот раз всё прошло отлично - брат морщился, высовывал язык, но ничего не выплюнул, и ни разу не подавился. А всё спасибо коту: он вставал на задние лапы, умывался и чихал (почему-то это особенно нравилось Телю), ходил кругами, падал, ловя свой хвост, и вообще выделывал такие смешные номера, что Тина и сама смеялась вместе с братом.

- Спасибо, котик, - присев на корточки рядом с животным, Тина почесала ему под подбородком. У неё никогда не было кошек, но она слышала, что коты это любят. - А ты умный! Наверное, тебе рыбки дать надо? - нерешительно протянула она. - Пойдём, угощу...

Но кот не пошёл на кухню. Вместо этого он сел на пороге комнаты Тины и вопросительно посмотрел на девушку.

- Что? - почему-то смутилась Тина. - Хочешь в комнату? На кровати поваляться небось?

Кот как-то коротко мякнул, словно рассмеялся.

- Ладно, - решилась Тина, прошла в свою комнату и села на кровать. - Что застыл на пороге? Заходи.

Кот вошёл в комнату, оглядываясь, вертя по сторонам круглой черноухой головой. Что он мог увидеть? Единственное окно чистое, но подоконник облезлый; чистый ободранный пол прикрыт выцветшими полосатыми дорожками; обои на стенах отсутствуют, а извёстка давно пожелтела, на давно небеленом потолке пятна толи сырости, толи просто какая-то плесень. Да и мебель...

- Не нравится? - насмешливо спросила Тина. - А как ты хотел? Нынче дорого всё, а у меня зарплата... маленькая. Ладно. Не важно. Чего рыбы-то не захотел? Небось только китикет трескаешь? Или мясо?

Кот фыркнул.

- Нет? - Тина зевнула. Она вымоталась, и хотела спать.

- Так чего ж тебе надо? Я могу тебе чем-нибудь помочь?

Кот пристально глянул на девушку зелёными прищуренными глазищами. Потянулся, выгибаясь всем телом, и вдруг как-то странно дёрнувшись, прыгнул вперёд. И превратился в высокого парня.

- Можешь, - сказал парень, делая шаг к кровати, на которой замерла в оцепенении Тина. - Позволь мне напиться твоей крови!

Хлопая глазами, Тина раскрывала рот, но язык прилип к гортани, и не вылетало ни звука. Что происходит? Только что был кот... Ей снится сон? Она устала и вырубилась, и видит этот бред? Тина зажмурилась - сейчас она откроет глаза, и парень исчезнет. Открыла. Не исчез! Стоит возле кровати и насмешливо улыбается. Высокий. Зеленоглазый. Длинные чёрные волосы собраны в хвост, но волос волнистый и пряди выбиваются из-под резинки, что делает парня каким-то диким и страстным... страстным? О чём она думает?!

- А кот почему-то был гладкошёрстным, - выдала Тина, таращась на чёрную футболку парня. На футболке был серебристый рисунок, напоминающий звезду, торчащую из бокала. Серо-голубые джинсы разлохмачены по низу, и не выглядят новыми.

- Рад, что тебя занимает именно это, - ухмыльнулся парень. - Обычно, видя превращение, все кричат и падают в обморок.

- Я тоже готова... упасть, - помимо воли Тина начала стучать зубами. - Так ты человекш? Или кот? Кто в кого превращается?

- Вообще-то я вампир, - любезно пояснил парень. - Кстати, повторяю просьбу - мне нужна кровь, ты позволишь мне напиться твоей?

- Моей крови? - Тина хихикнула. Схожу с ума! У меня в доме - парень-вампир! И он хочет меня укусить!

- Успокойся, - парень присел рядом с Тиной. - Я понимаю, тебе трудно поверить, а тем более принять такое сообщение, но всё именно так, как есть. И не бойся - кусать тебя я не собираюсь.

- Нет? - Тина слегка перевела дух. - А как тогда?...

Вампир опустил глаза и многозначительно посмотрел на округлые коленки Тины, виднеющиеся из-под халатика. Перевёл взгляд чуть выше, туда, где ноги соединялись в "женский треугольник".

- А? - перехватила его взгляд Тина. - Ты хочешь...- она поперхнулась. - Чем?

- Языком, - любезно подсказал вампир.

- Ни. За. Что! - по слогам отчеканила Тина. И вознамерилась брякнуться в обморок.

Но вампир не оставил её в покое. Он потряс девушку за плечи, и примостился рядом на кровати.

- Да перестань, тут нет ничего страшного, - шептал он, растирая Тине щёки. - Почему ты думаешь, я пошёл за тобой? Я почуял запах крови! Понимаешь, я очень и очень голоден! Иначе я бы не решился на такое. Но у меня большие проблемы, мне надо срочно восстановить силы, а тут ты! Почему-то твоя кровь пахнет совершенно иначе! Восхитительно! Невероятно! Или мне с голодухи кажется?

- Кажется, - Тина вздохнула. Даже в обмороке поваляться не даёт. Что за невоспитанный вампир пошёл!

- Ага, реагируешь! - обрадовался парень. - Слушай, я знаю, тебе странно, и противно, наверняка... но это чисто с человеческой точки зрения! А я-то не человек! Для меня это - деликатес! Знаешь, как ценится кровь в этот период?! И стоит она вдвое дороже, чем обычная, повседневная.

- Стоит? - приподнялась с кровати Тина. - Денег?

- Денег, конечно, - усмехнулся вампир. - Кстати это ещё один плюс в моём предложении! Да и все противные дни, которые надо терпеть сколько? неделю? сразу исчезнут. Разве не замечательно?

- Замечательно, - прошептала Тина. У неё кружилась голова, и всё вокруг казалось ненастоящим.

- Ладно, - вздохнул парень. Легко вскочил с кровати. - Ложись спать, ты же устала. А я в уголочке подремлю.

- Ага - спи! А ты меня ночью не того...? - подозрительно спросила девушка.

- Вампиры не имеют права, как входить без приглашения в чужой дом, так и пить кровь без разрешения донора. И без оплаты. - парень сел на единственный стул в комнате. - Так что не парься зря.

- Да? Окей, - Тина забралась под одеяло, решив не смотреть, как парень превращается в кота, и устраивается на стуле спать.

Проснувшись, Тина уставилась в потолок. Перед глазами пронеслись вчерашние "вечерние приключения". Чёрный кот у подъезда, Тель, безропотно глотающий лекарства под мяуканье и чиханье, длинноволосый зеленоглазый парень, назвавшийся вампиром. Тина повернула голову, ожидая увидеть кота на стуле... или не увидеть... и едва не заорала - на стуле, вытянув ноги и откинувшись на неудобную шаткую спинку, спал парень. Тот самый. Черноволосый. Зеленоглазый?

- Доброе утро, - парень открыл глаза, будто и не спал. Точно. Зеленоглазый.

- А... ага, доброе, - выдавила Тина. - А почему ты не кот? Уже превратился?

- Я так и спал, - пояснил парень. - Среди ночи силы истощились, пришлось стать человеком, иначе я не смог бы с тобой общаться. А перекидываться обратно у меня уже нет сил. Слишком давно не пил крови.

- А... э... А я думала, вампиры превращаются в летучих мышей, - сказала Тина, выпутываясь из одеяла.

- В летучих мышей, в чёрных или трёхцветных котов, в змей, а иногда ещё в разных существ, всё зависит от статуса и личных качеств вампира, - пояснил парень, и широко зевнул. - Ты сегодня не идёшь на работу? Где ты, кстати, работаешь?

- Гардеробщицей, - Тина вытащила из старенького комода футболку и бриджи. - У меня два выходных.

- Ясно, - парень наблюдал за ней прищуренными глазами.

Тина почесала в затылке, глянув на него, потом пожала плечами и пошлёпала в ванну. Совершив утренние процедуры, она зарулила на кухню. Выудила из холодильника пяток яиц и бутылку растительного масла, включила плиту, сняла с полки сковородку. Тина делала всё машинально - мыла, резала, размешивала, а мысли крутились бешеным водоворотом: вампир (ночь привела все воспоминания в порядок - она вовсе не сумасшедшая!), кровь стоит денег! Ей нужны деньги! А если разрешить? Но после того случая... Телю нужны лекарства, а они дорогие... А денег-то сколько?

Приготовив омлет, Тина отложила часть в блюдце, остальное закрыла крышкой, оставив в сковороде, налила чаю с молоком, и пошла кормить Теля. Разумеется, прежде всего его надо было поднять и одеть, умыть - причесать, и прочее такое... Потом Тина поставила брату музыку, и на всякий случай оставила дверь его комнаты открытой.

- Пойдём завтракать? - совершив все необходимые процедуры, она заглянула в свою комнату. К её удивлению парень оживился, и повторного приглашения не потребовалось.

- Омлет, - Тина поставила сковороду посредине стола, нарезала хлеба и скрепя сердце достала последние овощи - быстро настрогала салат.

Парень ел изящно, и очень быстро. Тина даже залюбовалась им, и остро пожалела, что не может накрыть "полную поляну". Он бы ел, а она смотрела... И подскочив, Тина убрала пустую сковороду, накрыв стол "к чаю".

- Я думала, вампиры питаются только кровью, - вырвалось у неё, когда парень с наслаждением откусывал намазанную остатками масла и сверху малиновым вареньем, булочку. Делал он это прикрыв глаза, а Тина поему-то заворожёно уставилась на белоснежные зубы, впивающиеся в, по совести говоря, не слишком свежую булочку.

- Кровью, - парень вздохнул, ловко поймал едва не капнувшую капельку варенья. - Ты извини... сожрал я у тебя тут всё...

- Ерунда, - Тина печально улыбнулась, мотнула головой, отчего веером разлетелся блестящий чёрный волос. - Всё равно надо продукты закупать.

- Слушай, - вампир отодвинул пустую чашку. - Я всю ночь думал, и решил, что выбрал правильно. Я выбрал тебя, я расскажу тебе, чего именно я от тебя хочу, а ты сама решишь - помогать мне или нет. Но для начала давай познакомимся. Как тебя зовут?

- Фотина, - Тина чуть смутилась. - Бабушка называла, а она старенькая была, ну и хотела, чтобы имена выбрали старинно-русские. Брата назвали Тельман, а меня - Фотина.

- Фотина... Тина, - парень сощурил зелёные глазищи, оглядывая девушку с головы до ног.

Она стойко выдержала его взгляд. А что? Своей внешностью Тина не гордилась, но могла дать сто очков вперёд любой из городских красавиц: гибкая фигурка, ноги стройные, животик плоский, грудь что надо! И лицом любовались многие: чёрные глаза с пушистыми ресницами, чёрные блестящие волосы, постриженные округлой "шапочкой", чуть скрывающей уши; губы "бантиком", зубки ровные, белые; носик немного курносый, но с изящными крыльями, и маленькими каплевидными дырочками. В общем, Тина и сама себе нравилась, и потому не сжалась под взглядом вампира, не сгорбилась, не сложила руки на груди, а наоборот - выпрямила плечи и улыбнулась.

- Меня зовут Шио, - вполне удовлетворившись осмотром, парень тряхнул головой. - Я - Младший вампир Дома... впрочем, это тебе пока не надо. Понимаешь, там, в доме, где я живу, произошло кое-что... непонятное. И самое непонятное, это то, что когда я заинтересовался этим происшествием, меня резко взяли "за жабры", и, кажется, хотели... ммм... убить.

- Убить? - Тина вздрогнула. - Но за что?

- Знал бы я! Мы не варвары, не убийцы, что бы о нас не думали люди. Раз за меня серьёзно взялись... Я так думаю, тот случай, что произошёл, был не для чужих глаз. А я сунулся, и это очень не понравилось верхушке нашего Дома. И я подозреваю, что тут нечто гораздо большее и важное, чем вообще можно себе представить. И если я прав... короче надо разобраться. Я говорю загадками, да? - улыбнулся он.

- Более чем, - отозвалась Тина.

- Плохо то, что меня могут искать. Скорее всего, ищут. Мне надо залечь на дно, и очень осторожно разбираться в происходящем. А ещё мне надо срочно восстановить силы - я долго голодал. Для этого нужна кровь, всякая: и та, что ты могла бы дать сейчас, и обычная. После того, как я со всем разберусь, и со всеми, - с угрозой в голосе добавил он. - Когда всё станет по своим местам, я хорошо заплачу тебе. За всю взятую кровь, и за многое другое - еду, ночлег, в общем, за всё. Но есть вариант, что меня просто... ликвидируют. Я не имею права втягивать тебя в это опасное, честно говоря, дело, но у меня нет другого выхода. И потому... - вампир перевёл дыхание, уставился на неё своими невозможными глазюками: - Тина, я всего один раз спрошу тебя: ты согласна мне помогать?

- Прежде чем ответить, не мог бы ты кое-что мне рассказать? - девушка подпёрла подбородок рукой, и тоже уставилась на парня.

- Рассказать? Разумеется. Всё, что не касается... короче, если я МОГУ это рассказать - я расскажу.

- Знаешь, почему я не устроила истерику, не стала вопить и требовать доказательств того, что ты вампир, а не псих какой-нибудь, и не обманываешь меня? Я знала, что ты не человек...

- А? - Шио открыл рот. - Ну-ка, с этого места поподробнее...

- Я с детства вижу людей в двух тонах, - Тина задумалась, подбирая слова. - Вот есть обычные люди - и с виду, и так, а есть такие - как - будто обведённые по контуру каймой. Понимаешь?

Шио покивал. Вид у него был растерянный.

- Я сначала не понимала, что это, думала - так и надо. А потом стала соображать, что те - обведённые, не такие, как все. И ещё, что никто, кроме меня этого не видит. Когда ты превратился в человека, в смысле, перестал быть котом, я увидела вокруг тебя контур, - Тина перевела дыхание. Смолкла.

- Контуры... - повторил Шио. - Первый раз о таком слышу... А какие они - контуры?

- Разные, - призналась Тина. - У некоторых тоньше, у других толще. Вообще, я различаю четыре вида контура - толстый, средний, тонкий и игольно-тонкий. Вот у тебя, например - толстый синий. Будто кисточкой обведёно.

- Не может быть! - Шио чуть со стула не свалился. - Контуры... Ты видишь статусы, Тина! Статусы вампиров! Клянусь Светоносным! Это же...

- Кем? - не поняла Тина. - Кем клянёшься?

- Да Люцифером, попросту говоря, - рассмеялся Шио. - Само имя - Люцифер - означает "Светоносный". По старым легендам - Люцифер был первым вампиром.

- Разве не Дракула? - удивилась Тина, прочитавшая о вампирах немало книг.

- Э, не путай, - Шио качнулся на стуле. - Дракула был первым, одним из первых! вампиров на земле, по крайней мере, его им считали, хотя прямых доказательств не было... А Светоносный - первый вампир вообще!

- А-а, - понимающе протянула Тина. - Ну, в общем, я вижу четыре контура. Хотя иногда мне кажется... - она замялась.

- Говори, - Шио напрягся, подался вперёд, словно кот перед прыжком. - Что-то ещё?

- Да, - призналась Тина. - Мне иногда кажется, что я вижу ещё один вид контуров - очень редко, и как-то странно - то в воде, то в воздухе, а иногда на земле или в листьях летом... И всегда очень быстро - мелькнёт и нету!

- Альфионы! - Шио с грохотом опрокинул стул, вскакивая него.

Тель перепугался грохота и заплакал, Тина уничтожающе глянула на вампира, и побежала успокаивать брата. Для дальнейшего разговора они перешли в комнату Тины.

- В общем, вот. - Тина присела на кровать. - А ещё я хотела спросить: ты не шутил, говоря об оплате?

- Какие уж тут шутки? - Шио покачал головой. - Вампир платит за укус, или не укус, и вообще - за всё, что он может сделать при контакте с человеком - вампир обязан заплатить! Обязательно. Если он этого не сделает, его ждёт наказание. Серьёзное наказание.

- Ясно, - Тина задумалась.

- А почему ты спросила? - Шио внимательно разглядывал Тину сощуренными зелёными глазищами. - Ты уже контактировала с вампиром?

- Контактировала... - невесело подтвердила Тина. - Если это можно назвать контактом...

- Договаривай!

- Когда мне было пятнадцать, на меня напал человек... как я тогда думала... я поздно возвращалась домой от подруги, но было лето, светло ведь! И вот... - Тина сглотнула, - В подворотне... там было темно... и он кинулся на меня, прижал к стене... и укусил, - Тина вспомнила этот ужас, и сердце, как и тогда, заколотилось, и кровь застыла и никак не желала течь по венам. Но текла из прокушенной артерии в жадный рот странного... страшного человека...

- Я никому не рассказала, - добавила Тина, помолчав. - Испугалась, что скажут - психованная, и в дурничку запрут. Да и рана сразу затянулась почему-то...

- Он тебя изнасиловал? - лицо Шио выглядело, будто выточенным из камня.

- Нет, - Тина мотнула головой. - Но он везде меня трогал... везде... было больно... и ужасно!

- Ты его запомнила? - спросил Шио, но сам подумал "Вряд ли. Девчонка была напугана". Но к его удивлению, она кивнула.

- Если встречу - узнаю. Но... ты поможешь мне отомстить ему?

- Он заплатит, - пообещал Шио. - Во всех смыслах. Так подожди, ты согласна мне помочь?

- Да, - Тина зачем-то посмотрела на свои руки. - Но чтобы, если у тебя всё получится, мне заплатили!

Она подумала: он сочтёт меня жадной и меркантильной. И пусть! Плевать, если за полученные деньги, я смогу купить продуктов и лекарств Телю, и может, даже сменить сантехнику в туалете.

Но Шио посмотрел на неё насмешливыми зелёными глазами, так пристально будто прочёл мысли девушки - а может и прочёл, кто его знает? - и не сказал ни слова. Только стал более серьёзным, и будто бы чуть печальным.

- Ну так... - Тина зябко повела плечами. - С чего начинать?

- С восполнения моих сил, - Шио демонстративно обшарил её тело жадным взглядом. - Ты уж прости, но когда я подумаю, какая ценная кровь уходит зря - просто в дрожь бросает!

- А... чёрт! - Тина покраснела и нервно рассмеялась. - Слушай, это и правду так надо? Или ты извращенец?

- Я извращенец, - важно кивнул Шио. - Но это и правду так надо. Понимаешь, - тут он плюхнулся на кровать рядом с Тиной, - Обычная кровь восстановит мои силы примерно на неделю, а мне предстоит сунуться, так сказать, во вражеский стан, а там надо быть не просто в норме, желательно сочиться силой!

- Сочиться!? - засмеялась Тина.

- Там будут вампиры Средних и Старшей ступеней, а я - Младший. Знаешь, почему меня до сих пор не поймали? Потому что Младшие вампиры не имеют способностей трансформации.

- Но ты был кот!

- У меня это врождённое, - пояснил Шио. - Но никто об этом не знает. И только потому я тут, с тобой. Но просто кровь, просто восстановит мои силы, а ТА кровь - восстановит силы для трансформации. Ты совсем - совсем стыдишься? Да? Прям вообще никак?

- Не совсем, - нехотя отозвалась Тина. - У меня, - она слегка запнулась, - У меня было немало любовников...

- Да? - Шио приподнял бровь. - По тебе не скажешь!

- Я нравлюсь парням, - сердито сказала Тина. - Но, понимаешь... как бы сказать... ладно, думай про меня, что хочешь - я всегда искала богатых любовников! Чтоб была выгода! Они делали мне подарки, и не только мне, Телю тоже! Всё, что они обо мне знали - привлекательная девушка, без вредных привычек, в сексе очень... не смейся! очень хороша. Есть младший брат. Но встречи всегда проходили на их территории, и о моём материальном положении никто был не в курсе. А ты... ты видишь всё это... - Тина обвела комнату тоскливым взглядом. - И мы с тобой общались как... как...

- Как знакомые или друзья? - помог Шио. - И теперь тебе неловко, и ты не знаешь, как перейти на следующую ступень. Так?

Она кивнула. Он всё правильно понял. И от этого совсем не легче. Как же ей позволить незнакомому... ну, малознакомому парню... вампиру... сделать с тобой... почему-то с ним это стыдно... и страшно! А с другими получалось без проблем? Ага, но ведь не во время же... Дак ведь ему именно это и нужно! Не секс! Кровь! Эта самая кровь! Вот гадость-то! Но ведь она, вроде бы, согласилась помочь ему? Вот именно - вроде бы! Но деньги - то нужны! А кто сказал, что всё получится? Но что ответить, он ждёт...

Спас Тину брат - заплакал в своей комнате. Может, захотел есть, или в туалет, а может, просто соскучился быть один. Обрадованная невольной отсрочкой Тина, виновато глянула на Шио, и кинулась в комнату к Телю. Потом нужно было приготовить обед - больше чем обычно, ведь Тине пришлось готовить и на Шио. А тут ещё обнаружилось, что нет хлеба. К счастью, Шио вызвался помочь - присмотрел за Телем, и почистил картошку, пока Тина бегала в булочную. Тина немного беспокоилась - как брат отнесётся к незнакомому человеку у них в доме, но к её удивлению (и облегчению!) Тель отреагировал на Шио абсолютно нормально. Даже радостно - протянул руки и залопотал что-то на своём "Тельманском", как говорила Тина.

- Удивительно, - сказала Тина, наблюдая, как Шио осторожно кормит Теля супом, а тот порывается схватить парня за длинные волнистые волосы. - Он не любит посторонних. Как придёт врач или почтальон, закатывает истерику.

- Понимаешь, - Шио задумчиво глянул на ребёнка, а затем на Тину, - Он воспринимает меня не так, как вы все. Он попросту не видит во мне человека.

- А кого? - насторожилась Тина. Если он сейчас скажет, что Тель видит в нём вампира... если скажет, что надо укусить брата...

- Кота, - лаконично отозвался Шио. Насмешливо глянул на замершую девушку, будто снова прочёл её нелепые испуганные мысли. - Он видит во мне кота.

Тина с облегчением вздохнула и отправилась мыть посуду. Потом она занималась разными домашними делами, на которые обычно не хватает времени в будние дни, и разговор о донорстве они не возобновляли.

- Слушай, а разве тебе не платят деньги по болезни брата? - спросил Шио.

Тина уже приняла ванну и разобрала постель. Пока она мылась, Шио уложил Теля спать.

- Платят, - вздохнула Тина. - Но это такие копейки... Должны были больше - по утрате родителей из-за халатности руководства на шахте, но потребовали собрать кучу справок. Я половину собрала, но нужны были ещё выписки: с места рождения - а я родилась не здесь, какие-то бумажки о первом браке - у меня мама дважды замуж выходила, Тель мне сводный брат, справка о разводе, и ещё всякие... Тут я и сдулась, - Тина грустно покачала головой. - Ехать куда-то за выписками, а Теля не с кем оставить.

- Подруги? - предложил Шио.

- Нету, - Тина пожала плечами. - Да и некогда мне, Тель занимает много времени, и ещё работать надо.

- А когда ты на работе, кто за ним смотрит?

- Приходящая няня, - Тина одела тёплые носки - в комнате было холодно. - Все детские, что я получаю за Теля, уходят на зарплату няне.

- Мда, - протянул Шио. Задумался, покачиваясь на стуле.

- Эм... - Тина нерешительно посмотрела на него, сидя на кровати. - Я тут подумала... ты опять собираешься спать на стуле?

- А что? - вампир дразняще улыбнулся. - Тебе меня жалко?

- Чуть-чуть, - призналась Тина. - У нас отопление плохо работает, а ночью особенно холодно. Да ты ещё после душа...

- И что ты предлагаешь? - Шио пристально глядел на неё.

- Ну, - Тина смутилась, покраснела до корней волос. - Я согласилась тебе помогать... в общем, можешь спать рядом... если ты не брыкаешься! - и она отвернулась, и с полыхающими ушами забралась под одеяло.

Шио встал со стула, в несколько шагов приблизился к кровати. Тина почувствовала, как приподнимается одеяло, сетка на кровати натянулась, и рядом вдруг оказалось длинное мужское тело.

Тина замерла, не шевелясь, почти не дыша - в её постели парень! - и умудрилась пролежать так почти пятнадцать минут.

- Тина, - он первый подал голос.

- А? - сейчас он попросит... скажет...

- У тебя же рука затекла!

- Да, - Тина пошевелилась.

- Так повернись!

- Но...

- Тина, - Шио понизил голос, - Я не кусаюсь.

- Что? - она не выдержала и рассмеялась. - Как это не кусаешься? Ты ж вампир!

- Я ведь говорил - без твоего согласия, и без оплаты донорства...

- Тот не сильно спрашивал... - вздохнула Тина.

- Он получит за это, - сказал Шио. - Можешь поверить, я лично отыщу ублюдка и навешаю ему по полной программе!

- Хорошо. Верю, - Тина вздохнула, переворачиваясь на другой бок, и нечаянно уткнулась в крепкую грудь парня.

- Тина! - он задохнулся, и она ощутила, как вампир сжал в темноте кулаки.

- Я нечаянно, - Тина попыталась отодвинуться, но полуторная кровать не слишком располагала к этому.

- Я не о том, - в голосе вампира появились новые нотки - низкие, бархатистые, будто дрожит бархатная струна, сексуальные...

- Ты хочешь сейчас? - у Тины пересохло во рту и в горле, а тело запылало, будто в печку сунули.

- Вампиры, особенно Младшие, часто занимаются сексом. Многие предпочитают совмещать донорство и секс, особенно, если у них частные доноры. Я голоден. Я давно не пил кровь. Давно не занимался сексом. Я голоден во всех смыслах, Тина. А ты так близко... и к тому же у тебя женские дни! Мне сойти с ума?

- Не надо, - Тина ужаснулась, представив в своей постели сумасшедшего вампира. - Я помню - я согласилась помогать тебе... но мне... просто страшно вот так вот!.. Пойми!

- Я понимаю, - Шио подпёр голову рукой, приподнявшись на локте. Тина ощущала его взгляд, видела слабые отблески зелёных глаз, и незнакомые ощущения - тянущие, томительно-сладкие - волнами набегали на её тело.

- Ты боишься самого процесса, так? Но я не отталкиваю тебя, как парень? Внешне?

- Нет, - призналась Тина. - Я просто не могу принять мысль о том, что ты собираешься... ну...

- Я понял, - Шио осторожно провёл пальцем по щеке девушки. - Я хотел завтра выйти на разведку, но без твоей крови... без ТОЙ твоей крови, - уточнил он, - Я не смогу превратиться в кота, и моя разведка может накрыться медным тазом!

Тина понимала. Она попробовала собраться и сказать Шио, что он может её... Нет! Язык не поворачивался!

- Хорошо, - Шио вздохнул. Сдвинулся в сторону, ложась на спину. Вновь ласково погладил Тину по щеке, убрал прядь волос, соскользнувшую ей на глаза. - Я подожду, не стану торопить тебя.

- А может, - Тина набралась храбрости, уняла колотящееся сердце, - Может быть, ты пока просто укусишь меня? Как обычно берут кровь вампиры. Так пойдёт?

- Это очень поможет, - Шио кивнул. - Ты уже перестала бояться? Готова стать моим донором?

- Я... - Тина собиралась сказать, что на почти готова, немного не по себе, но если он осторожно, то... И тут она неловко повернулась, качнулась на боку, и вытянув руку в строну, почти упала на Шио.

В одну секунду она ощутила взрыв общих эмоций: страсть, желание, ужас и голод! Всё перемешалось в голове. Собственное тело выгнулось навстречу вампиру... но сквозь звенящее внутри напряжённое влечение, Тина вдруг ощутила голод Шио. Не просто голод - ГОЛОД! И моментально сквозь привлекательную внешность и гибкое красивое тело вампира, увидела НАСТОЯЩЕЕ состояние парня. Шио был истощён. Он почти умирал с голоду...

- Ты молчал... - потрясённо прошептала Тина, не осознавая, что прижимает руку к вздымающимся рёбрам Шио. - Ты почему молчал?

- Что бы это изменило? - в голосе прозвучала горечь, с примешавшимся к ней изумлением - эта девчонка увидела степень его истощения!? Как так?

- Изменило? - почти вскрикнула Тина. - Да! Конечно! Я бы... не тянула так долго, - почти шёпотом добавила она.

- Теперь ты знаешь, - Шио улыбнулся. - И что?

- Что? Всё. - Тина решительно повернулась к нему спиной, вжала голову в подушку. - Кусай! К... тому я ещё не готова, но так - кусай!

Шио глубоко вздохнул. Повернулся на бок. Придвинулся вплотную к Тине. Она, замерев, ждала. Даже дыхание задержала.

- А почему ты повернулась спиной? - проник в уши ласковый шёпот.

- А? - Тина отвлеклась, и тут ей в шею вонзились две ледяные иглы...

...Как-то зимой, когда Тине было три года, она играла на улице в ледяном городке построенном у них во дворе. Весь городок состоял из двух горок - повыше и пониже, ледяного лабиринта и небольшого остроконечного замка - ледяная комната, через которую можно было пройти насквозь. В основе замка была залита жестяная коробка. Маленькая Тина любила со всей силы бить железным совочком по стене замка - при этом откалывались ледяные сверкающие осколки, разлетались вокруг, красиво сверкая на солнце и переливаясь разными цветами. На стене после ударов оставались красивые сахаристые борозды. Однажды Тина провела по этим бороздам ладошкой и занозила палец. Прозрачная, очень тонкая ледяная иголочка вонзилась в палец. Под кожей вспыхнула странная боль - ледяная, пронзительная, и в то же время охлаждающе - успокаивающая. Маленькая Тина плакала, и трясла рукой, а ледяная заноза постепенно растаяла, оставив вздувшийся тонкий рубчик...

Сейчас было похоже. Очень похоже. Ледяные иглы в шее и пронзительно - холодная боль. Но через иглы струилась кипящая кровь, и не смотря на холод, тело горело. Взрослая Тина не плакала. Она даже не пошевелилась, только задохнулась от странного ощущения, и прижалась спиной к груди Шио. Кроме игл - зубов, она ощущала горячие губы на своей коже, чуть вздрагивающие руки - одну на талии, другую на плече, и истошный стук его сердца... Или это билось её собственное?... А потом боль стала слабее... Шио вдруг перекинул ногу через ноги Тины... прижался плотнее... она ощутила нечто твёрдое в его плавках... вдруг осознала, что на ней - тонкая комбинашка, а на нём - плавки и больше ничего!.. и боль превратилась в тягучее иступлённое удовольствие... Тина застонала, всхлипнула от невозможности сдержаться или получить большее... И дальше не помнила ничего...

Проснувшись, Тина услышала радио. В комнате Теля был включен магнитофон, но кассету не поставили, а настроили на радиоволну - Мега Ритм, судя по уже узнаваемому голосу диджея. Тина прислушалась - выступала новая, но уже довольно популярная группа "Ведьма Алиса".

- А нам бы с тобой раньше встретиться,

Или совсем не встречаться,

Мы же, как сумасшедшие

Ищем своё несчастье...

Тина села на постели, и сразу ощутила головокружение. Странно, она хорошо выспалась, с чего такие выкрутасы организма? Спустив ноги с кровати, Тина коснулась босыми ногами холоднючего пола, и пискнула.

- О, с пробуждением! - в комнату вошёл Шио с Телем на руках.

- Ты зачем его таскаешь? Он тяжёлый! - Тина с удовольствием посмотрела на обоих - Тель светловолосый, пшеничные кудряшки, хоть и коротко стриженные, лезут в голубые глаза; чёрные волосы Шио, как всегда выбились из-под резинки и в роскошном беспорядке струятся по плечам. Оба довольны. Живописная картинка, как ни посмотри! А Тель, похоже умыт и накормлен?!

- Ты что, готовил? - Тина понюхала воздух. Пахло пшённой кашей. На молоке. Но у них же нет молока...

- Шио, - Тина строго глянула на парня. - Ты где-то взял деньги? Или попросил молоко у соседей?

- Сейчас! - Шио с Телем моментально исчезли из комнаты, вслед за этим Тина услышала звон посуды и возню на кухне, и несколько минут спустя Шио появился на пороге - без Теля, зато с табуретом (за неимением подноса) на котором стояла глубокая тарелка. От тарелки шёл пар. Тина проглотила слюну - почему-то страшно хотелось есть. Нюх не обманул - в тарелке была пшённая каша. Тина забыла, что не умывалась и не чистила зубы, схватив ложку, она зачерпнула каши и сунула в рот. Слёзы брызнули из её глаз.

- Обожглась? - перепугался Шио. - Горячо же! Хватаешь...

- Вкусно, - прошептала Тина. Каша была сварена по всем правилам - на молоке, с маслом, с сахаром. Кроме того на табуретке стояла кружка Тины, похоже с томатным соком. Она схватила её, и почти сразу опустошила.

- Пей, пей, - ласково сказал Шио. - Тебе сейчас нужно... - он смутился, замолчал.

- А? - Тина опустила ложку в пустую тарелку. Выжидательно глянула на вампира. Он правильно истолковал этот взгляд - подорвался, и быстренько организовал вторую порцию. Её Тина ела медленнее, но всё равно скоро ложка заскребла по дну тарелки, а коробка томатного сока, принесённая Шио из кухни, испустила печальный вздох, когда Тина попыталась выжать из неё добавку.

- Так, - довольно вздохнув, Тина откинулась на подушку. - А теперь колись - откуда деньги?

Шио вздохнул, почесал растрёпанную шевелюру. Покусал губы.

- Для начала я извинюсь, - выпалил он.

- За что? - изумилась Тина, потягиваясь. Она дотянулась до стола, на котором лежала её расчёска, и принялась расчёсывать волосы.

- За всё, - Шио вздохнул. - В общем, сейчас я начну каяться, а ты запасись терпением и постарайся ни разу не перебить меня... и не стукнуть!

- Что? - растерянно улыбнулась Тина. - Стукнуть? Шио, что ты натворил?

- Начнём с того, что я едва не убил тебя, - вампир серьёзно взглянул на Тину, и она похолодела. Чуть не убил? Как это? Почему?

- Я недооценил степень своего истощения, свой голод, - Шио опустил глаза, явно неловко себя чувствуя. - Знаешь я просто не мог... не хотел останавливаться! Пил и пил, и в какой-то момент понял, что просто выпью тебя досуха, а потом и сам умру от переедания.

- А... - руки у Тины дрожали, расчёска подпрыгнула и упала на пол.

- Тель, - Шио поднял расчёску. - Он расплакался в своей комнате, и меня как кипятком ошпарило. Я смог остановиться. Но было поздно.

- Для чего... поздно? - едва слышно пошептала Тина.

- Для быстрого восполнения сил, - хмуро пояснил Шио. - Обычно донор со среднестатистическими показателями восстанавливает силы после укуса максимум за два - четыре дня. Это если сделать два - три глотка - обычный минимум вампира для восполнения сил. Но я от голода пожадничал... выпил много... Короче, ты спала четыре дня.

- Что? - завопила Тина, вскакивая. - Т-то е-есть к-как это чет-тыре? Я... спала? Но мне на работу?!

- А это второе за что я прошу меня извинить, - кивнул Шио. - С твой работы звонили. Ты не говорила, что работаешь в частной фирме... Я пытался объяснить, что ты приболела, но там не захотели слушать... в общем... тебя уволили. А ещё приходила няня Теля... и я взял на себя смелость... ммм... уволить её...

Он был готов к громам и молниям на свою голову. Был готов к тому, что Тина будет кричать, вопить и даже ударит его чем-нибудь... но девчонка удивила. Она только взглянула на него испуганными чёрными глазами и села на кровати, сгорбившись.

- Что же мне теперь делать? - тихо спросила она. - Где взять новую работу? Шио... мне очень нужна работа... Мы с Телем... как же мы будем жить?

- Я всё продумал, - заторопился Шио. Видеть её такой было невыносимо, он чувствовал себя полной скотиной. - Ты же решила мне помогать, так? А мне надо будет много чего, и ты просто будешь разрываться, если у тебя будет другая работа, поэтому так даже лучше. Понимаешь, благодаря твоей крови, ну, из-за того, что я так сказать, превысил лимит, я смог дотянуться до одного своего человека.

- Человека? - удивилась Тина.

- Да это я образно, вампира конечно же, просто он "мой человек" - мы хорошие знакомые, почти друзья, я полностью доверяю ему. Он волновался, когда я пропал, и теперь рад помочь. Я переговорил с ним, узнал обстановку в Доме. В общем, - Шио вздохнул, - Исходя из того, что он мне рассказал, действовать издалека не получиться, надо приближаться вплотную. А для этого тебе придётся переехать в наш Дом.

- Мне? - изумилась Тина. - Куда переехать?

- В Дом Шаббат, - серьёзно, и немного торжественно объявил Шио. - Шаббат - с древнееврейского означает "отдых". Дом Шаббат - свободное сообщество вампиров.

- Но зачем мне переезжать?

- Чтобы помочь мне разобраться в происходящем, - пояснил Шио. - Всё равно тебе нечем теперь заниматься (при этих словах глаза Тины сердито сверкнули), а мне нельзя показываться там. Так что ты будешь прикрывать меня, а заодно собирать информацию обо всём, что мне нужно.

- А меня туда пустят? - поинтересовалась Тина. - Да ещё с Телем! Я ж его не оставлю, ты не думай!

- Я и не думаю, - спокойно отозвался Шио. - А насчёт пустят... Мы уже обсуждали, продумывали, как сделать. Самый лучший вариант - переехать в качестве донора. В Доме Шаббат живут не только вампиры, но и их доноры. Редко, но так бывает. Вот ты и будешь там жить. Проверять никто не будет, - успокоил он дёрнувшуюся Тину, - А если ты будешь вести себя правильно, никто вообще ничего не заподозрит.

- А ты? - Тина покусала губу. - Ты будешь тут?

- Придётся, - Шио помрачнел. - Конечно, идеальный вариант, если б я поехал с тобой в качестве твоего кота, но...

Кровь, поняла Тина. Ему нужна ТА её кровь, тогда он совсем восполнит силы и сможет превратиться в кота. Тина покраснела. Потом побледнела. Открыла рот...

- Нет, нет, - торопливо сказал Шио. - Ни в коем случае не сейчас! Ты слишком слаба. Восстановишь силы, тогда и поговорим, окей?

- Ты так и не сказал, где взял деньги, - буркнула Тина.

- А Клеон принёс, - безмятежно отозвался Шио.

- Ага, - Тина пристально посмотрел на него. - Твой знакомый, с которым ты связался? Как связался-то?

- У вампиров есть такой вид связи - Душа за душой. Она позволяет чувствовать одному, где находится другой, читать мысли друг друга, и мысленно общаться. И даже передавать мыслеобразы на расстоянии. Вот я и предал. Клеон приходил сюда. Не волнуйся, в квартиру он не входил - ты спала, и некому было дать разрешение, мы пообщались на пороге, всё обсудили. В общем, он со мной согласен - действовать надо из самого Дома. Кстати, всё довольно любопытно: Клеон говорит, что вроде как меня не ищут, но посетителей просматривают.

- Что это значит? - поинтересовалась Тина.

- Значит, я не настолько много увидел, чтобы меня искать по городу, стремясь убить, но, в то же время, я видел достаточно, чтобы не дать мне вернуться в Дом Шаббат.

- Хм, - отозвалась Тина, сползая с кровати, и отправляясь в ванну.

- Радуйся невозможности

Нашего незнакомства,

Если б мы раньше встретились-

Было б намного проще! - пела ей вслед "Ведьма Алиса".

Пользуясь невольным выходным - теперь их будет у тебя много, мрачно сказала себе Тина - она отдраила квартиру до блеска. Перестирала и перегладила бельё, сготовила обед и ужин - неизвестный Клеон забил холодильник продуктами до отказа. И не удержалась - напекла булочек с маком. Шио сказал, что его знакомый вечером придёт снова - осталось много неоговоренных деталей - так что Тина решила приготовить что повкусней. Так сказать - пустить пыль в глаза.

- Этот твой Клеон похоже пол-магазина скупил, - Тина открыла большую банку сливового варенья, и перекладывала его в вазочку. - Он хоть чек принёс? Как ты будешь знать, сколько я тебе должна, а сколько ты мне?

- Незачем, - Шио стоял, подпирая косяк, и принюхивался. - Что за мелкие расчёты? Если всё получится - ты будешь в хорошем плюсе, не волнуйся. А если нет... - он вздохнул, протянул руку, и цапнул с блюда одну булочку.

- Эй! - Тина шлёпнула его полотенцем. - Это же к чаю! Для гостя!

- А вот и он, - Шио поднял голову, и в ту же секунду звякнул дверной звонок.

Тина метнулась открывать.

- Добрый день, - на вид Тина не дала бы этому парню и восемнадцати, но взглянув ему в глаза, прикусила язык - да там безмятежная глубина и спокойствие столетнего старца! - Можно войти?

- А... да... - она вспомнила о чём говорил Шио, - Входи...те, пожалуйста!

- Вот, - парень шагнул через порог, и протянул девушке пакет. - Это для Теля. И не надо на "Вы", - добавил он. - Тогда я чувствую себя старым.

Тина проглотила все замечания, вертевшиеся на языке, и пригласила Клеона к столу.

Тель благополучно занялся подарком - большая книжка с торчащими из страниц звериными мордочками, при нажатии на которые, раздавалась музыка и всякие звуки - а Тина с вампирами уселась "за стол переговоров".

- Я думал над кандидатами. И лучше Владомира никого не подобрал.

- Почему он? - Шио едва не подавился горячей булочкой.

Тина заметила, как он помрачнел.

- Во-первых, он тебе должен, и уже поэтому не сможет отказаться помогать. Во-вторых, Владомир достаточно обеспечен, чтобы держать личного донора. В-третьих, он достаточно независим, и не имеет никаких дел с "верхушкой" Дома.

- Ага, но он достаточно опытен и сексуален, чтобы на самом деле сделать её своим донором, - сердито сказал Шио.

- Что? - Тина дёрнулась. - А почему я не могу быть твоим донором? - она повернулась к Клеону.

- Я не живу в Шаббат, - спокойно пояснил тот. - У меня отдельная квартира. - К тому же я средне зарабатываю, и максимум, что могу себе позволить - это доноры какого - нибудь из донорских Домов. Но не частного.

- "Значит, я так дорого стою?!" - процитировала Тина детским голосом фразу из мультфильма "Карлсон, который живёт на крыше".

- Достаточно дорого, - улыбнулся Клеон.

- Но ведь я буду не настоящим донором! - вспомнила Тина. - Мне платят только за помощь.

- Ты уже стала моим донором, - напомнил Шио. - И надеюсь, что станешь ещё раз!

- Ты можешь стать донором и ему, если захочешь, - аккуратно отпивая чай, сказал Клеон. - Так ведь, Шио? Ведь она не является твоим официальным частным донором?

- Можешь, - тяжело сказал Шио. - Владомиру вообще трудно в чём-либо отказать... особенно если он попросит...

- Давайте после разберёмся, кто кем станет, - нервно попросила Тина. - Давайте по порядку. Что нужно сначала?

- Согласие Шио на кандидатуру, - Клеон отставил чашку.

- Согласен, - мрачно отозвался Шио.

- Тогда согласие Владомира на эту авантюру. Я сам поговорю с ним, объясню в общих чертах, а в подробности посвятишь его сам, - Клеон глянул на Шио. - Следующий шаг: восполнить твои силы для трансформаций, а потом - переезд. Всё. Дальше будете сами крутиться. Ну, я помогу по мере сил.

- Ясно, - Тина вздохнула. - Всё равно всё упирается в меня. Как ни крути, а надо напоить Шио этой кровью.

- Можешь дать ему кучу тампончиков, - усмехнулся Клеон. - Пусть "чайком побалуется", - и он сделал соответствующие движения, словно макал чайный пакетик в кипяток.

- Тьфу ты! - вскочила с табуретки Тина. - Не думала, что у Средних вампиров бывают такие идиотские шутки!

Она развернулась и ушла к Телю.

- Это ты сказал ей, что я Средний? - напрягся Клеон.

- Нет, - безмятежно отозвался Шио.

- А откуда она знает?

- А вот так! Как там поёт "Ведьма Алиса"?

Иногда мы не те, кто есть,

Загляни в глубину, коль отважишься!

После жди - вдруг последует месть?

Иногда мы не те, кем кажемся!..

Тина проверила чем занят Тель - подарком, конечно, он явно не собирался выпускать его из рук в ближайший час - Тина вытерла брату нос, поправила скособочившуюся футболку, и вернулась на кухню.

- И когда следующий шаг нашей авантюры, - она с независимым видом уселась на табуретку, налила всем свежего чая.

- Сейчас, - Клеон вынул из кармана сотовый, и протянул его Шио. - Чего тянуть? Верно?

Шио скривился, будто ему не позвонить предлагали, а сунуть руку в ведро с навозом, но телефон взял, и стал натыкивать номер.

- Владомир? Приветствую! - ответили ему быстро, и это послужило дополнительной причиной ещё одной гримасе недовольства. - Да, я. Ты проницателен, именно за этим. Готов платить долги? Тогда слушай: мне необходимо поселить в Шаббат девушку. Да, квартира на тебе. Что? Версия для всех: она твой личный донор. Нет, нежирно. Да. Да, красивая. Нет! - лицо Шио стало откровенно злым. Как поняла Тина, его собеседник поинтересовался может ли он на самом деле сделать её своим донором. - Впрочем, - сейчас же сухо добавил Шио, - Спросишь у неё сам. Хорошо. Конечно. Сколько комнат ты хочешь в квартире? - обратился он к Тине.

- Ну... две, наверное... Мне и Телю...

- По спальне ей и её брату, да она будет с братом. Нет, обязательно! Гостиную, а дальше сам смотри. Ладно. Ждём, - и он нажал "отбой".

Тина и Клеон вопросительно глянули на него.

- Позвонит, как всё будет готово, - пояснил Шио, и схватив с блюда румяную булочку, вцепился в неё белоснежными зубами.

- Расскажите мне о вашем доме? - Тине было неловко сидеть молча. К тому же её расстраивал сердитый вид Шио.

"Как будто он твёрдо уверен, что я стану донором Владомира, и ревнует" - думала Тина, и мягкая булочка застревала у неё в горле.

- Шаббат - довольно величественное тринадцатиэтажное здание в северной части города, - начал Шио, справившись со своей булочкой и раздражением. В самом деле, чего он взбелинился? Сам попросил девчонку о помощи, да и лучшей кандидатуры чем Владомир тоже не найти...

- На этаже от одной до пяти квартир. Верхушку дома, то есть его правление, состоит из... пяти что ли? вампиров. Самый главный босс и его помощники. Они отвечают за весь дом, в смысле за ремонты, уборки и благоустройство. А в остальном вампиры отвечают каждый за себя сам. Так же с разрешения самого босса ли кого-нибудь из помощников в дом въезжают новые жильцы. Не волнуйся! - поспешил он успокоить открывшую рот Тину, - Владомира в Шаббат уважают, и как я уже говорил, он остаточно независим от верхушки, чтобы не совать своего донора им под нос, спрашивая разрешения. В общем, что бы я ни говорил, с ним ты будешь в безопасности, - закончил Шио.

- И всё-таки, как мне вести себя? С ним и вообще?

- Вообще - как девушка, имеющая обязательства перед своим работодателем, и одновременно, как будто вас связывают мелкие секреты и тайны.

-Хм, - хмыкнула Тина задумчиво.

- А с ним - как получится. Владомир довольно скрытный и неразговорчивый тип, с непростым характером. Остаётся лишь верить, что вы понравитесь друг другу. И конечно, тебе придётся дать ему разрешение проходить в твою квартиру, иначе это будет выглядеть подозрительно.

- Значит, без разрешения ни один вампир не может войти в мою квартиру? - уточнила Тина.

- Ни в квартиру, ни в комнату, служащую тебе спальней, - подтвердил Шио.

- Другое дело, что Младшему вампиру такое разрешение требуется каждый раз, Среднему требуется одно разрешение для проникновения в квартиру, но каждый раз новое - в спальню, Старшему достаточно всего одного разрешения вообще, - дополнил пояснения Клеон.

- А Высшему? - нервно спросила Тина.

- А тут сложнее, - Шио нахмурился. - Высшему достаточно Распознанного желания, чтобы он вошёл, я понятно выразился?

- Куда уж понятнее, - кивнула Тина. - То есть если мне понравился Высший вампир, и я просто подумаю о том, что не против увидеть его в своей квартире, он может прийти в гости.

- Да. Так. - Шио кивнул. - А уж если ты подумаешь, что не против увидеть его в своей постели...

- Прекрати! - вновь подскочила с табурета Тина. - Постараюсь держать себя в руках, и не думаю, что буду сильно часто сталкиваться с Высшими вампирами, живя в Шаббат. Так что всё порядке.

- Гм, - кашлянул Клеон, а Шио молча уткнулся в пустую чашку.

- Что? - нахмурилась Тина.

- Да в общем, - Клеон покосился на виноватого Шио. - В общем...

- Не мямли! Договаривай! - резко сказала Тина.

- Да всё просто, - спокойно отставил свою чашку Клеон. - Тина, Владомир - Высший.

Клеон принёс десять картонных довольно вместительных коробок, пообещав, если не хватит, принести ещё.

- А что упаковывать? - растерялась Тина. - Я имею в виду, я ж не знаю, на какое время я поселюсь в Шаббат.

- Можешь упаковать лишь самое необходимое, а можешь собрать с собой всё! А можешь вовсе ничего не брать! Насколько я знаю Владомира, он обеспечит тебя шмотками по полной программе. И не только шмотками, - Шио сидел верхом на стуле и слегка покачивался. - В основном так и происходит - каждый вампир обеспечивает своего личного донора всем необходимым. Если, конечно, ему дорог его донор!

- Но я-то не настоящий донор, - повторила своё опасение Тина. - Это всего лишь роль!

- Ну и что? - пожал плечами Шио. - В роль тоже надо уметь войти. Если ты помнишь, от твоей роли зависит моя жизнь! Да и твоя по совести сказать, тоже.

- Да, извини, - смутилась Тина. При всех откровениях она почти забыла с чего собственно началась вся эта кутерьма с переездом.

- Слушай, а никто не поймёт, что ты кот не настоящий? Я имею в виду, если на тебя смотрит другой вампир, он понимает, что ты не просто кот, а...

- Я понял, - кивнул Шио. - Обычно, вампиры распознают друг друга лишь будучи в облике животного сами. Хотя, говорят, Высшие видят и сквозь нечеловеческую оболочку.

- Но ведь Владомир Высший! - заволновалась Тина.

- В моём случае всё нормально, - успокоил Шио. - Я же говорил - Младшие не способны к трансформации. Так что никто не заподозрит, что я не просто кот, даже если будет в упор смотреть на меня. Да, кстати! Ты забыла, что я остаюсь здесь? - встрепенулся он. - Ты же не напоила меня той кровью...

- Напою, - буркнула Тина.

- А, извини, как? Ты уже чиста, или я ошибаюсь?

- Не ошибаешься, - кивнула Тина, - Но ты кое-чего не знаешь.

- И?

- У меня два заплыва в месяц по четыре дня, - криво улыбнувшись, раскрыла секрет Тина. - Так я устроена. С тринадцати лет.

- И когда следующий?

- Через три - четыре дня, судя по моим ощущениям. Так что не волнуйся, в Шаббат поедем вместе. - и она отвернулась, чтобы не видеть вспыхнувшие жадным блеском глаза Шио.

- Слушай, а почему все вампиры такие красивые? - поинтересовалась Тина, вечером следующего дня.

Они возились с Телем - кормили, поили лекарствами, и к тому же Шио научил Тину весьма полезному массажу для слабых рук брата. Правда Тель орал и вырывался, но после упражнений чувствовал себя явно лучше. - Я не говорю, что мне все нравятся, просто у них всегда и лица и фигуры, в общем...

- Я понял, о чём ты, - Шио уселся посреди комнаты скрестив ноги. Тель моментально принялся извиваться, стремясь покинуть надоевший стул и подползти к вампиру. - Просто у вампиров есть время понять, какими они хотят себя видеть, и есть время открорректировать свою внешность, это, между прочим, один из пунктов перехода на следующий уровень. Если Младший за отпущенные ему пятьдесят лет не удосужился привести свою внешность в порядок, то фигу ему, а не переход!

- А ты? - Тина рассмеялась. - Быстро откорректировал?

- А мне от рождения повезло! - гордо ответил Шио. - Я сразу получился красавчиком! Ой! - Тель наконец добрался до парня, и накинулся на него с криком - Кошак!

Пришлось прервать беседу - Шио возился с Телем, подкидывая его на вытянутых руках, отчего тот счастливо хохотал и взвизгивал, а Тина следила, чтобы брат не слишком улил Шио слюнями, бесконтрольно разлетающимися из довольно разинутого рта.

- Между прочим, личные доноры тоже красивы, - сказал Шио, уже поздно вечером.

Принявшая душ Тина сидела на кровати, подсушивая волосы полотенцем, а только что вылезший из ванны вампир топтался на пороге комнаты.

- Входи, - кивнула Тина. - А почему красивы?

- Не слишком удобно, да? - кивнул на порог Шио, имея в виду свою неспособность входить в спальни. - Да потому что в слюне вампира содержатся вещества, служащие катализаторами. Если вампир постоянно берёт твою кровь, он направляет эти вещества на то, чтобы поправить что-то в организме донора. Разумеется, если донор сам этого хочет, понимаешь? Ну и если задатки того или иного есть в твоём организме.

- То есть, если генетически ты могла родиться блондинкой, а родилась шатенкой, то вампир может это исправить? - ошарашено спросила Тина.

Шио кивнул.

- Вот так ни хрена себе! - сказала Тина.

- Надеюсь, ты не собираешься стать блондинкой? - забеспокоился Шио. - Так тебе больше идёт.

- Да нет, - рассмеялась Тина. - Я примерно спросила. А ещё что можно?

- Много чего, - нехотя ответил Шио. - Замедлить старение, продлить жизнь, даже отрастить недостающую конечность, или там орган. Чем выше статус вампира, и чем разумнее он использует способности своего донора, тем выше у обоих показатели и возможности. Уже хочешь стать донором Владомира? - криво усмехнулся Шио, посмотрев в лицо Тины.

- Не я, - она опустила голову. - Вот если б можно было вылечить Теля...

- Ох, прости! - Шио шагнул к ней, и обнял хрупкую фигурку. Вытер покатившиеся по щекам слёзы. - Я болван и скотина. Прости меня!

- Всё нормально, - Тина вздохнула. - Просто это моё больное место. Ладно, давай спать.

Она немножко ошиблась в расчётах, а может роль сыграло хорошее питание - вечером второго дня, едва выйдя из ванной, Тина почувствовала тягучую боль внизу живота, затем где-то внутри ощутился глухой хлопок, и горячая жидкость окрасила белоснежные трусики алым. Выругавшись, Тина залезла обратно под душ, а потом поспешно ретировалась в комнату. Шио укладывал Теля. Брат устраивал настоящие истерики, если не Шио укрывал его одеялом.

- Кошак! А! Кошак! - надрывался он, и Шио сдавался.

Тина едва успела принять "гигиенические меры" и одеть чистое бельё, как Шио возник на пороге. Тина едва не подпрыгнула от неожиданности.

- Спит? - нервно спросила она

Шио утвердительно мотнул головой. С растрёпанным хвостом (явно Тель добрался), без футболки, в свободных хлопчатобумажных брюках (Клеон обеспечил его некоторой одеждой), с выразительными зелёными глазищами - он выглядел таким сексуально необузданным, что Тина вздрогнула и залилась алым густым румянцем. И постаралась отогнать непрошенные мысли, которые упорно лезли в голову, возбуждали разные дикие фантазии, и что скрывать - возбуждали.

- Началось? - напрямую спросил Шио, и крылья его тонкого изящного носа раздулись, втягивая воздух.

Тина фыркнула возмущённо.

- Большому кораблю, большое плаванье! - шутливо сказал Шио. Однако Тина увидела, как в зелени глаз замелькало серебро, зрачки сузились и вытянулись вертикальными полосами.

- Я вот возьму и не приглашу тебя войти, - зловеще, но срывающимся голосом пригрозила Тина.

- Э-э! Шутишь, да? - забеспокоился вампир. - Ты же хотела... решила...

- Успокойся, - утомлённо вздохнула Тина. - Разрешу, пошутила.

- А впрочем, можешь не разрешать! - Шио внезапно погасил серебряный блеск, "скруглил" зрачки.

- А? - удивилась Тина.

- Бэ, - он рассмеялся. - Приди на кухню минут через десять, хорошо?

- Ладно, - пожала она плечами.

И пришла. И ахнула от удивления и восторга.

Горели свечи - у Тины было семь красивых подсвечников, ей нравились такие вещи, пару купила себе сама, остальные ей подарили - и Шио использовал их все, воткнув длинные белые свечи, и красиво расставив их повсюду. На столе красовалось несколько изящных салатников и тарелочек с неизвестными Тине нарезками, а в центре поблёскивала синими боками изогнутая бутылка вина.

- Прошу! - Шио сделал приглашающий жест, взял бутылку и нажал на бока штопора. С лёгким "Чпок" пробка покинула горлышко. Шио разлил вино по бокалам.

- Белое. Не возражаешь? - посмотрел он на девушку.

- Я... не одета, - не нашла ничего лучшего Тина. Она так и пришла замотанная в полотенце. Правда, в нижнем белье.

-Ты прекрасно выглядишь, - тихо сказал Шио. - Присаживайся.

Тина в очередной раз смутилась, и присела на край табурета, обжёгшего ноги холодом.

Они пили вино, Тина пробовала незнакомые закуски - форель в лимонном соке и белом вине, чёрная икра, фаршированные оливки и странный горько-кислый сыр - и из-под чёлки поглядывала на Шио. Он тоже молча пялился на неё зелёными глазюками, и загадочно и маняще улыбался.

- Вкусно? - он подвинул ближе высокую вазочку из которой торчали розоватые спинки и хвостики.

Тина никогда их раньше не видела, так сказать вживую, но узнала по кулинарным журналам - креветки.

- Где ты это всё взял? - тихо спросила она. - И когда успел приготовить?

- Взял в холодильнике, Клеон пополнил запасы, ты просто не видела, - делая глоток вина, отозвался Шио. - А приготовил за то время, пока ты собиралась выйти на кухню.

-За десять минут?!

- За двенадцать. Ты немного опоздала.

- Да ну тебя, - Тина шутливо замахнулась на него салфеткой. Вино быстро опьянило её, всё казалось невероятно уютным и тёплым. А ещё хотелось прижаться к вампиру. Тина потрясла головой, чтобы отогнать сумбурные мысли и сосредоточиться.

- Я хотела спросить, - нерешительно начала она. - Может ты расскажешь, что именно случилось, когда ты... тебя... когда тебе пришлось уйти в облике кота? Ну, с чего всё началось?

- Легко, - кивнул Шио. - Теперь, точно расскажу. Началось всё с дня рождения Модеста...

- Ты был приглашён на день рождения, и пришлось оттуда бежать?

- Был приглашён... - Шио криво усмехнулся. - Приглашён официантом!

- Да? - удивилась Тина.

- Да. Я в общем-то и работаю официантом в итальянском ресторане "МаККароННи". Вернее, работал. Вряд ли мне простят самовольную отлучку, да ещё на такое время. Ты будешь слушать или нет?

- Ой, прости, - смутилась Тина. - Я когда пьяная, болтливая не в меру!

- Тоже мне - пьяная! - улыбнулся Шио. - Ладно, слушай.

Самый тусняк был назначен на семь, но официанты, горничные и прочая обслуга нанятая Модестом крутилась в квартире часов с четырёх. Некоторые и раньше - Модест хотел, чтобы всё было шикарно, напридумывал безумный список по украшению стола и интерьера, а квартира у него большая!

Шио пришёл к четырём вместе с Базом, своим сменщиком в ресторане. Модест лично встречал каждого работника и диктовал ему задания. Шио сейчас же был взят в оборот, и отправлен в малую гостиную - сворачивать тончайшие белоснежные салфетки в виде лебедей, закреплять каждую тонкой булавкой с фальшивым изумрудом, и составлять этих лебедей на серебряные подносы. Более муторную работу и представить трудно, разве что из шприца наполнять коньяком по одной виноградине, и каждую виноградину впихивать в оливку, а оливки в свою очередь ставить на полупрозрачный треугольничек сыра, закрепляя их в майонезной капельке. При этом, если виноградинки были зелёные, их требовалось впихивать в чёрные оливки, то бишь в маслины, в то время, как в зелёные оливки виноградины вкладывались чёрные. Эта работа досталась Базу, и он скрежетал зубами, синел и зеленел, подбирая из целого тазика винограда подходящие по цвету и размеру виноградинки.

- Почему просто не устроить дружеское застолье? Или не съездить на шашлыки? - плевался Баз. - К чему вся эта мутатень?

- Модесту это важно - пустить пыль в глаза, - пожал плечами Шио. - Застолье не модно, куда круче шведский стол. А шашлыки, о чём ты? Зима на дворе!

- Но вытворять столько всего! - не унимался Баз. - Он мозг не сломал, пока придумывал?

- Это же Модест, - повторил Шио. - Он не может не выпендриваться, олигарх наш. Держу пари, что из всех приглашённых он не будет знать и половины! Но поприглашает всех Высших и Старших всех основных Домов. Хотя не факт, что все откликнутся.

- Зато он платит хорошо, - смирился со своей участью Баз. - Мне щаз деньги о как нужны! - он согнутым пальцем постучал себя по макушке.

- Кончайте трепаться мальчики, - влетела в комнату одна из горничных. - Там надо помочь установить из фужеров башню и наполнить её мартини!

- Идём, - откликнулся Шио, нагрузился подносами с салфеточными лебедями и поплыл в большую гостиную, где всей этой прелести требовалось стоять.

Постепенно собрались гости, праздник начал набирать обороты, и у Шио не было ни одной свободной минутки. Он сновал между гостей с подносами разнося напитки и закуски, нарезал, подкладывал на блюда поредевшие закуски, убирал грязную посуду, заменяя её чистой, протирал столы от пролитого, рассыпанного, размазанного...

Он не смотрел ни на что и одновременно замечал всё...

Вместе с вампирами на празднике немало людей - в основном доноры, и личные, и приглашённые для всех. Интересно, как с ними устроят? Усыпят, а потом выдадут деньги в конвертиках? Не иначе... Высших и Старших не так много, как хотелось бы Модесту. Те что, пришли, являются главами не слишком шикарных Домов, кроме разве что главы Дома Леруа. Но Леруа дружит с Модестом считай со времён авроров, так что не удивительно. Зато нет ни Елисея - главы Дома Антре, ни Татиана, главы Митре, ни тем более Залу - могущественного главы могущественного Дома Аума. Никто из них не пришёл, хотя Модест регулярно посылает им приглашения на каждую свою вечеринку. Впрочем, Шио подозревал, что Модест делает это не по своей воле, а по велению Зотта, босса Шаббат. А зачем это Зотту? Налаживать связи, зачем же ещё? Не смотря на свою респектабельность, дом Шаббат вовсе не так уж популярен, как некоторые из Домов, а сам Зотт вовсе не так крут, как, допустим тот же Елисей. Кстати о птичках - что-то и самого босса не видать на приёме. Неужели Модест осмелился обнести его приглашением?

- Официант! - Шио заметил что виновник торжества машет ему рукой, развалившись на диване. - Ты это...

- Слушаю, - ровно отозвался Шио, чуть склоняясь к пьяному Модесту.

- В общем, дело такое, - Модест понизил голос. - Я тут босса-то пригласил, да он что-то задерживается. Ты это... будь другом, смотайся, проверь как и что, ну там, напомни, что дескать, пир в разгаре, скоро розыгрыш призов начнётся, я придумал. Круто будет, я те говорю! Сходи, а?

Шио склонил голову в знак согласия, и скользнул к двери.

Квартира Модеста на восьмом, по соседству ним ещё три квартиры, босс живёт на пятом, напротив его квартиры ещё только одна - там живёт его личный помощник. Шио посвистывая спустился на пятый этаж, и позвонил в квартиру босса. Ещё раз позвонил, потом постучал. Ещё и ещё. Минуты через три плюнул, и повернулся, чтобы уйти. И тут увидел, что дверь в квартиру Зоттова помощника приоткрыта. Шио просунул голову в дверь, одновременно постучав.

- Есть кто дома? - громко позвал он.

Через короткий полутёмный коридорчик был виден кусок комнаты с диваном. На этом диване сидели двое - помощник босса и девчонка. Они вместе повернулись на голос.

- Чего надо? - подскочил помощник. Шио с трудом вспомнил, что зовут его Лерой.

- Хорошенький, - хихикнула девица, при внимательном рассмотрении оказавшаяся лет на десять старше, чем при первом взгляде.

- Чё надо, спрашиваю? - встал с дивана Лерой, напыжившись и приближаясь к Шио. Это было по меньшей мере смешно, так как Шио возвышался над этой малявкой на две головы выше. Но смеяться он не стал. Вместо этого с достоинством произнёс: - Господин Модест просит напомнить, что вы являетесь приглашёнными на его торжество. И что вскоре начнётся розыгрыш призов.

- А! А ты...

- Пить хочу! - капризно протянула девица, поднимая зад с дивана, и вихляющей походкой приближаясь к Лерою. - Где тут в вашей халупе попить?

- Там! - поморщился Лерой, взмахом руки отсылая деваху в нужном направлении. - Так короче, ты прислуга, что ли?

- Официант, - коротко ответил Шио. - Вот повторное приглашение.

- Да босс щаз ... - слова Лероя прервал донесшийся из кухни звон битого стекла. - А, зар-раза! - вскричал он, кидаясь к месту аварии.

Шио едва не плюнул, хотел выйти за дверь, но не удержался, и заглянул в зал. Довольно убогая комнатка, да ещё в полном беспорядке, только и приятно посмотреть, что на яркую сине-зелёную занавеску, прикрывающую одну стену. На занавеске были вышиты виноградные листья, да так реалистично, что в горле запершило, и на зубах появилась оскомина, будто уже наелся неспелого винограда. И всё же занавеска притягивала взгляд. На неё-то Шио и уставился во все глаза, как вдруг занавеска всколыхнулась, за ней показалась открывающаяся дверь, из которой рванул ослепляя и шокируя пульсирующий белый свет. А затем из-за двери шагнул Зотт. Глава Дома Шаббат. Шагнул и замер, увидев Шио. И Шио уставился на босса, не понимая, что он тут делает, и что за беловато-синяя жидкость размазана на его лице. Зотт провёл рукавом по губам. На болотного цвета ткани остались неприятные мокрые следы.

- Ты... что тут делаешь? - голос Зотта прозвучал по-птичьи тонко. И босс откашлялся.

- Я принёс приглашение на праздник Модеста, - повторил Шио.

- А. Да. Сейчас приду, переоденусь только, - оба вновь посмотрели на след. Он уже высох и смотрелся словно грязно-синяя краска.

- У тебя всё? - Зотт явно занервничал.

- Да. Спасибо. До встречи на празднике, - и Шио быстро вышел из квартиры по пути столкнувшись с выскочившим из кухни Лероем. Захлопнул дверь, но всё же успел услышать, как Зотт злым свистящим шёпотом что-то выговаривает Лерою. Толи ругает, толи отдаёт приказания.

Решив, что на вечеринке все уже достаточно пьяные и сытые, Шио спустился на первый этаж, зашёл в свою квартиру. Ему безумно хотелось в туалет, а в квартире Модеста сейчас не только в туалете, но и в каждом углу занимаются то сексом, то ещё чем похлеще.

Сделав все необходимые дела, Шио, покинул квартиру, подошёл к лифту, и тут услышал топот по лестнице. Напряг слух.

- И чё так срочно? - спрашивал хриплый бас. - Чё этот мальчишка спёр чё-то у Модеста?

- Да вроде не у Модеста, а у босса какую-то херь свистанул, - отвечал такой же хриплый и пропитой голос. - Зотт сказал найти и к нему.

- А чё сразу нас с пьянки выдёргивать? - недовольно спросидл первый.

- Да не, не только нас, - успокоил второй. - Он всю охрану вызвал, да ещё кое у кого из Модестовых гостей помощи попросил.

Шио едва не присвистнул от удивления, но вовремя спохватился. Скользящим шагом переметнулся от лифта обратно в квартиру, прикрыл дверь. Но приник к ней ухом.

- А чё сделает-то, когда поймает? - еле слышно донеслось с площадки. - Отметелить поди велит, чтоб своих не узнал?

- Мож и отметелит, - неуверенно подтвердил первый. - Но судя по панике босса, просто замочит.

-А как же...

- А так! - разозлился первый. - Уж найдёт как свой зад прикрыть, он же босс! А этот мальчишка чё-то ему реально нервы попортил, и в печёнке застрял! Так что ищем и помалкиваем.

Шио отлип от двери, метнулся в середину комнаты. Вся охрана! Что же от такого видел, ё-моё? Подумаешь, цветная тряпка на двери! Плюс подкрепление к охране! Такими темпами его быстро отыщут и... Думать про "и" ужасно не хотелось. И Шио принял единственное верное решение. Открыл окно, перекинулся в кота, и выпрыгнул на улицу, прямо в наметённый вчерашней вьюгой сугроб.

И побежал подальше от Дома Шаббат.

- Почти с неделю я ошивался возле Дома. Приглядывался что да как, но проникнуть в дом не решился. А потом встретил тебя, - закончил Шио, покачивая фужер, отчего вино красиво искрилось в свете свечей. - А так как трансформация отнимает много сил, то я был ужасно голоден, вот и решился на отчаянный шаг - попёрся за тобой, учуяв запах крови.

- Да-а, дела, - задумчиво протянула Тина. - Вот так поработал! Но знаешь, Шио, мне кажется проблема не в занавеске, а в том, что эта занавеска прикрывала!

- Не дурак, понял, - отозвался Шио, покачивая пустой бокал.

Они допили вино (вторую бутылку, откровенно говоря!), и Тина ощущала мягкую расслабленность и сытую усталость. Где-то внутри бархатистыми толчками пульсировала кровь, и вместе с ней сексуальное возбуждение. Тина смотрела на сидящего напротив парня, и кожа напрягалась от желания прикосновений.

- Тина! - Шио отставил бокал, и глянул умоляюще. - Пожалуйста! Я же чувствую твоё желание! Желание меня!

- Чувствует он, - сгорая от смущения пробормотала Тина. - Какие все чувствительные стали... - табурет полетел на пол, когда Шио подхватил её на руки и, заткнув рот поцелуем, понёс в спальню.

Горячий язык... жадные губы, обладающие ароматом ежевичного вина... или сливового? Оно же белое было... крепкие и нежные объятия... и руки, где попало...

- Паршивец! - задыхаясь от возбуждения, выдавила Тина. - Входи уже, хватит на пороге топтаться!

Они упали на кровать, совсем не располагающую для подобных игрищ. Шио, торопясь, сдёрнул с Тины полотенце и сейчас же поплатился - ударился о металлическую спинку кровати. Тина со всхлипом рассмеялась, но сейчас же застонала - Шио мстительно куснул за плоский голый животик, и тут же принялся зализывать боль. Ниже, ниже...

Она закричала, позабыв, что может разбудить Теля... Удовольствие ввинтилось шурупом, и рвануло наружу кипящим фонтаном, забрызгивая комнату сверкающими пятнами...

Она слышала, как Шио изумлённо спросил что-то... но не ответила, отключилась...

Утром они одновременно открыли глаза, и сейчас же на мобильник Шио пришло сообщение.

"Квартира готова. Зотт в отъезде! Машина придёт через час!"

- Собираемся! - Шио сорвался с кровати, и всё завертелось в бешеной кутерьме.

Тина собирала вещи Теля и свои собственные (их, кстати, было совсем не много), попыталась сложить посуду - Шио остановил её: - Владомир наверняка оборудовал шикарную кухню, он ненавидит готовить, и надеется, что ты будешь его кормить!

- Да он наглец!

- Есть немного, но ты восхитительно готовишь!

- А ты подлиза!

- И это тоже так!

Личные вещи: расчёска, кое-какая косметика, блокнот и ручки, ещё какие-то мелочи - всё легко уместилось в одну небольшую коробочку, и_Шио недовольно покачал головой: - Не должно у девушки быть так мало шмоток!

Тина лишь пожала плечами.

И только когда пришёл Клеон и начал выносить немногочисленные и нетяжёлые коробки, Тина вспомнила главное:

- Шио, ты силы-то восстановил? Можешь становиться котом?

Вместо ответа Шио метнулся через голову, словно делал сальто назад, и исчез. На полу перед Тиной сидел чёрный кот. Мяукнул, чихнул и побежал показываться Телю.

Через час они были готовы, и стояли перед подъездом в ожидании обещанной машины: Клеон с Телем на руках - последний притих, вертя головой, и жмурясь от белизны снега, Тина в охапку с чёрным котом, а вокруг высились замотанные скотчем коробки.

В машинах Тина не разбиралась, вроде бы за ними приехал микроавтобус, синий, чисто вымытый, с отъезжающими в сторону дверями. Из него неторопливо выбрался пузатый дядечка (Человек - определила Тина, не увидев контура), и помог загрузить коробки. Клеон усадил Теля на сиденье, пристегнул ремнями.

- Удачи, - сказал он Тине. - Я буду звонить иногда, узнавать как дела. Не волнуйся, всё получится.

- Ты сам волнуешься, больше меня, - бледно улыбнулась помощница вампира, и уселась в машину, не выпуская кота из рук.

- На Кромешную, дом восемь, - Тина постаралась, чтобы голос звучал небрежно, мол она считай каждый день раскатывает на такси, делов-то!

А желудок предательски сжимался и подскакивал к горлу - что её ждёт? Встретит ли её Владомир? Как хоть он выглядит?

Выглядел он так, что Тина забыла, что может шевелиться.

Микроавтобус остановился на тихой улочке - тринадцатиэтажное, сливочно - карамельного цвета, здание возвышалось среди серых пятиэтажек. Перед большим овальным крыльцом разбиты клумбы - даже сейчас, зимой, аккуратно очищенные от снега. "Разве такие дома бывают?" - сквозь путаницу чувств успела изумиться Тина. - "Какое-то административное здание. У него и обычного двора-то нет! Как посольство." Она видела похожее по телевизору. И вот из этого сверкающего пластиковыми окнами гиганта вышел человек.

Вампир, - поправила себя Тина, узрев тонкий тёмно-зелёный контур вокруг своего будущего "хозяина". - Высший вампир, черт бы всё побрал!

Шио был высок. А Владомир выше его головы на полторы! Но если Шио обладал стройной фигурой, то Владомир был словно высечен из камня - мощная грудная клетка, и такой разворот плеч! Серебряные волосы развевались на зимнем ветру, а тёмно-синие глаза внимательно смотрели на Тину.

Она опомнилась - Владомир открыл перед ней дверцу машины, надо вылезать!

Она выбралась, вздрогнула от особо холодного ветреного порыва, беспомощно глянула на замершего перед ней вампира. Он приподнял уголки губ - улыбнулся.

В машине протестующее заорал Тель, послышалось мурчание - Шио успокаивал своего маленького приятеля. Владомир повернулся к зданию, Тина попыталась сосредоточиться, но ничего не получалось - всё как-то плыло. Ей казалось, что она видит невероятный сон, в котором всё происходит само собой, и сбываются все придуманные когда-то мелочи. Вот появилась пожилая женщина (человек - машинально отметила Тина), из-под распахнутого пальто которой виднелась тёмно-синее форменное платье с белоснежным передником. Она сунулась в машину, подхватила брыкающегося Теля, и что-то ласково ему внушая, понесла в дом. В Дом Шаббат. Двое шустрых парней, появление которых Тина вообще проморгала, принялись разгружать коробки, и быстро уносить их. Владомир подал ей руку, и Тина словно сомнамбула последовала за ним.

Обширный холл - разве бывают такие подъезды? - лифт, размером почти с кухню в бывшей квартире Тины (с мягкими диванчиками!) вознёсшийся на двенадцатый этаж, металлическая светло-коричневая дверь, услужливо распахнутая перед робеющей Тиной. Она сглотнула в волнении, вопросительно глянула на своего бесстрастного спутника, и шагнула в новое жилище. Владомир последовал за ней, показывая комнаты, короткими фразами объясняя что и где. Тина внимала, с каждым шагом приходя в изумление: гостиная - квадратная, очень уютная, обставленная мягкой бежево-золотистой мебелью, ( а на стене огромный плазменный телевизор! А на круглом столике трёхэтажная ваза с фруктами!); кухня - светлая, не менее здоровенная, чем гостиная, блестят загадочно стёкла многочисленных шкафчиков, айсберг холодильника увешан магнитиками; обиталище Теля состоит из двух комнат - меньшая служит спальней, в ней большая кровать (матрац ортопедический - оповестил Владомир, - по бокам есть поднимающиеся спинки, чтоб он не упал ночью), и большего размера игровая, в которой особое место занимал специальный спортивный комплекс, состоящий из лесенок, лазалок, ползалок и крутилок. Абсолютно довольный Тель, косолапо переставляя не слишком сильные ноги, уже босиком ходил по пупырчатой дорожке между двумя поручнями. Женщина, как пояснил Владомир, специально нанятая Телю няня, следила за тем, чтобы он не упал, время от времени подбадривая мальчика.

И наконец - комната Тины, тоже разделённая на двое: просторная спальня с обалденной кроватью под балдахином, шкафом для вещей, таких размеров, что Тина засомневалась сможет ли наполнить его хоть наполовину, с трельяжем, уже заставленном многочисленными баночками и коробочками, с небольшим столиком и двумя мягкими креслами по бокам. Вторая половина предназначалась для свободного досуга Тины - книжные шкафы, компьютерный стол с компьютером, за которым Тина не сидела ни разу в жизни, кресло-качалка, и изящная "горка", предназначенная очевидно исключительно для сувениров - стеклянные полки были безумно хрупкими на вид.

- Нравится? - прервал созерцательное молчание Тины Владомир.

Она кивнула, потому что язык по-прежнему не шевелился в его присутствии.

- Тогда добро пожаловать домой, мой личный донор, - насмешливый взгляд Владомира впился в лицо Тины.

Сердце рухнуло в желудок, возмутившийся таким финтом, и заколотилось там в припадке непонятных желаний. Тина облизнула пересохшие губы, почти сходя с ума от синевы глаз Владомира, и тут из комнаты Теля выскользнул чёрный кот, и мяукнул, привлекая внимание.

- Твой? - Владомир с высоты роста глянул на "животное".

- Да, - сумела наконец-то произнести Тина.

- Это просто кот? - он сделал ударение на слово "просто".

- Ну, да, - растерянно кивнула девушка. - Его зовут Кошак. Брат обожает его.

- Кошак, - непонятно усмехнулся Владомир. - Что ж, я не позаботился о кошачьем корме, так что первое время будет лопать сосиски.

- Он... не балованный, - тихо сказала Тина. - Знает, что такое голод.

- Да? Ладно. - Владомир покладисто кивнул. - Кстати, о еде. Пригласить тебя в ресторан, или ты пригласишь меня на ужин?

- Лучше я, - Тина пришла в ужас, что придётся идти в ресторан. Ей и одеть нечего! - Я приготовлю... что ты... вы...

- "Ты", - уточнил Владомир с затаённой усмешкой.

- Что ты любишь? - повторила Тина.

- Я не балованный, - в тон ей ответил вампир. - До вечера, Фотина.

- До вечера, - обескураженная полным именем, Тина закрыла за ним дверь, и на ватных ногах пошла к Телю.

Они не договорились в какое именно время Владомир придёт к Тине. Сказал - на ужин, но кто его знает во сколько он привык ужинать? В семь? В пять? А может быть в восемь или в четыре?

Тина пришла на кухню и с полчаса только рассматривала магниты на холодильном агрегате. Потом решилась открыть его - он теперь всё-таки мой! Содержимое холодильника повергло её в замешательство. Масса продуктов! И никаких полуфабрикатов. Морозильная камера полна рыбы, мяса, куриных тушек - целых и нарезанных. Тина задумалась. Что же приготовить? Должны ли быть блюда, как на званый вечер, или просто вкусный домашний ужин?

Пусть будет пирог. Нет, два пирога! Мясной и сладкий. Они тянут на "блюда для гостей", а если Владомир придёт поздно, пироги вкусны и холодные. И Тина положила мясо размораживаться, и принялась быстро месить тесто.

- Стараешься угодить? - на пороге возник Шио, подпёр косяк плечом.

Тине не понравился его тон - насмешливо-презрительный.

- Завидуешь? - напрямую спросила она. - Ты сам сказал, что я должна наладить с ним контакт. Почему ты превратился? Никто не увидит?

- Тель спит, и няня ушла по своим делам, - напомнил Шио.

- А... да, - Тина неловко пожала плечами. - Я сама отпустила её. Но лишний раз не рискуй.

- Хочешь, чтобы я всё время оставался котом? - рассердился Шио.

- Не хочу! - вспылила и Тина. - Но тебе придётся быть котом при посторонних, это первое. И второе - мне и так не по себе, что ты будешь слушать каждое наше слово за ужином! Я должна работать на два фронта, и говорить что-то, что устроило бы и тебя и его! Не находишь, что это слишком!?

- Извини, - после некоторого молчания отозвался Шио. - Я почему-то не могу спокойно думать о тебе, как о доноре Владомира. Пусть и ненастоящем.

- Ревнуешь, что ли? - насмешливо спросила Тина. - С чего бы это?

- С того, что я Младший, - мрачно сказал Шио. - И всё ещё хреново контролирую свои эмоции.

- Так учись! Кстати, если не секрет, сколько тебе лет?

- Семьдесят. Восьмой десяток пополз.

Тина присвистнула.

- Выглядишь моложе своих лет, - пошутила она, и Шио огрызнулся: - Не смешно!

На этом разговор прервался, Тина принялась собирать мясорубку - электрическая, с восемью режимами, она о такой лишь мечтала! А Шио убрался из кухни - видимо пошёл в виде кота мурлыкать у Теля в ногах.

Владомир пришёл в семь. Теля увезли на прогулку - оказалось, Владомир позаботился даже о специальном прогулочном кресле для мальчика - и Тина осталась одна, если не считать Шио. А как не считать, когда он, перекинувшись в кота, уселся на подоконнике в кухне, и всем видом демонстрировал безразличие.

- Постарайся не дёргаться, чтобы о тебе ни говорили, - сурово напомнила Тина, и пошла открывать дверь.

Владомир был одет в свободную чёрную рубашку с глубоким V - образным вырезом, и чёрные брюки, классического покроя. Не смотря на цвет и покрой, одежда выглядела домашней.

Тина упёрлась взглядом воротник рубашки, не решаясь взглянуть в лицо. "Интересно, волосы на груди у него тоже серебристые?" - некстати подумала она. - "Он сам так скорректировал свою внешность, чтобы волосы стали такого цвета? И как ему удалось сделать так, чтобы выглядеть не седым, а среброволосым?"

- Может быть, ты всё же разрешишь мне войти? - низкий тихий голос Владомира заставил Тину вздрогнуть. - На этом этаже всего две квартиры, твоя и моя, но мало ли? Довольно подозрительно со стороны, что меня не пускает мой донор.

- А... а утром ты вошёл сам! - вспомнила Тина.

- Утром ты хотела, чтобы я показал тебе квартиру, да и фактически она ещё не была твоя - ни личных вещей, ни присутствия. А сейчас она твоя полностью, но ты почему-то боишься меня впустить.

- Входи, - как в омут с головой, разрешила Тина.

И он вошёл.

Что может быть хуже неловкого молчания? Наверное, только прервать молчание невольным чавканьем. И потому Тина почти не ела, взяла кусок пирога и потихоньку обгрызала на нём румяную верхушку. А Владомир поглощал свой кусок с отменным аппетитом.

"Уж ему-то чавкнуть не грозит", - думала Тина, не решаясь поднять взгляд на гостя. - "Поди за сто с лишним лет отучился чавкать. Тьфу, какие глупости лезут в голову!"

- Наверное... нам надо поговорить... - выдавила Тина, оставляя на тарелке обгрызенный пирог.

- Я не настаиваю, - Владомир изящно отправил в рот последний кусочек пирога, потянулся за добавкой, - Можно?

Тина нервно кивнула.

- Ты не представляешь, как вести себя со мной? Я тоже. Никогда не пользовался услугами личного донора. Это подразумевает какие-то отношения, обязанности. Это морока, и я это не люблю.

- Извини, - пробормотала Тина.

- Я должен Шио. Только поэтому ты здесь.

- Разве тебя не интересуют причины? Да и вообще...

- Это не моё дело, - спокойно отрезал Владомир. - Судя по твоим разговорам, ты в курсе кто живёт в Шаббат. Да и роль донора... Я не знаю, как ты познакомилась с Шио, и что заставило его поселить тебя тут. Это ваши дела.

- И как я должна играть свою роль, если ты не собираешься содействовать? - Тину рассердило спокойствие и равнодушие Владомира. - Я изображаю твоего донора! Думаешь, я в курсе, что делают доноры?

- Ничего особенного, - пожал плечами Владомир. - Мне требуется кровь всего раз в неделю. Мы будем встречаться раз в неделю и оставаться на некоторое время наедине - у тебя или у меня. Вот и всё.

- А как ты будешь... ну есть... на самом деле?

- А вот это уже моё личное дело, - приподнял в улыбке уголки губ вампир. - Тебя не должно это волновать.

- А вот представь себе - волнует! - Тина куснула пирог, забыв, что стеснялась. - А если за тобой проследят?

- Что? - удивился Владомир. - Шаббат - свободное сообщество.

- И всё-таки?

Владомир молча и не очень ласково принялся разглядывать Тину.

- И во что это вляпался Шио, если за мной могут установить слежку? Паршивец...

Кот, жевавший над своей чашкой пирог, едва не подавился и принялся кашлять.

- Не знаю я, во что он вляпался,- соврала Тина, оглядываясь на кота - Шио. - Он просто попросил меня помочь.

- Полагаю, развязка дела должна озолотить его? Иначе чем он собрался оплачивать твою помощь?

Тина промолчала. Разговор ей не нравился. Похоже, Владомир не собирается помогать ей. Он сделал всё, что от него требовалось, и будет просто стоять в стороне, наблюдая. А она чего хотела?

- И чем же мне заниматься целыми днями? - тихо спросила Тина.

- А что именно от тебя требует Шио?

- Я... мне надо познакомиться с Лероем, - призналась Тина

- Зачем тебе этот... - Владомир поморщился и, похоже, только выработанное за долгое время самообладание помогло ему не выругаться. - Это же последний, с кем можно иметь дело.

- Мне надо, - упрямо сказала Тина.

- Как угодно, - Владомир поднялся. - Благодарю за вкусный ужин. Ты прекрасно готовишь.

- Ты уходишь? - растерялась Тина.

- Хочешь, чтобы я остался?

- Я лишь хотела спросить, когда мы увидимся! - вспыхнула негодованием Тина.

- Как нибудь... - и Владомир шагнул к выходу.

И сейчас же раздался звонок - с прогулки вернулась няня с Телем.

Изящные позолоченные часы на стеклянном столике мелодично отзвонили какую-то мелодию. Тина кинула на них рассеянный взгляд - двадцать два ноль-ноль.

В квартире было тихо. Тель спит в своей комнате, няня ушла, и только Тина сидит на диване в гостиной и ждёт, сама не зная чего.

- Расстроилась? - Шио появился из кухни - доедал пирог - и плюхнулся на диван рядом с девушкой.

- Так, - Тина поморщилась. - Я думала, он будет более дружелюбным.

- Он и так был довольно мил, учитывая его характер, - рассмеялся Шио. - А чего ты хотела? Квартиру он приобрёл, в доноры тебя принял - наше прикрытие обеспечено. Дальше надо своими силами.

- Но как?

- Ну, навскидку могу предложить лишь пару вариантов. Первый: я в виде кота удираю куда-нибудь, а ты меня ищешь. Но слишком часто это не проканает. Второй: ты просто любопытничаешь и ходишь по зданию - посмотреть. Тоже как повезёт - на иные этажи лучше не соваться.

- Кстати, - вспомнила Тина разговор с Владомиром, - Ты ничего не будешь ему должен? Квартира-то, она не хилых денег стоит!

- Не разорится, - усмехнулся Шио. - Для Владомира это пустяк, он такие деньги зарабатывает!

- А кто он? В смысле, чем занимается?

- Он художник. И картины его... - Шио вздохнул, как показалось Тине с завистью. - В общем, словами не передать. Их увидеть надо!

Тина буркнула нечто невразумительное и уткнулась в колени носом. Шио посмотрел на неё и с вопросами не полез. Перекинулся в кота и стал намываться, с чавканьем вылизывая чёрные бока.

В голове Тины крутилась уйма вопросов. Чем ей заниматься всё свободное время? Чем вообще занимаются доноры в свободное время? Няне Теля будет платить Владомир? Это же дорого, как Шио потом с ним рассчитается? Видно ли по донорам, что они отдавали кровь? А если видно, то вдруг кто-то заметит, что Тина выглядит не так?

- Слушай, ты не могла бы меня помыть? - прервал её раздумья превратившийся обратно Шио.

- Потереть спину что ли? - не поняла Тина.

- Да нет, кота, в виде кота меня помыть?

- А! А зачем?

- Да запах этот! - Шио поморщился. - Да и шерсть густая, хоть и короткая, надоело отплёвываться. Помоешь?

- Могу, - рассеянно согласилась Тина, думая о своём. - А ты кастрированный?

Шио подскочил, смерил её оскорблённо-яростным взглядом и выскочил из гостиной.

- Ой... Ой, прости! - Через секунду дошло, что именно она сказала и Тина вскочила с дивана. - Я про кота думала! Про кота! Шио!

Помирились они лишь через два дня, когда Тина, замаявшись бездельем, приготовила шикарный обед из трёх блюд и испекла трёхэтажный сливочно-шоколадный торт. Владомир будто уловил запахи из квартиры и явился на угощение - Тина приняла высокомерный вид, но была чрезвычайно польщена - а после ушёл, оставив Тине новенький кошелёк - подарок, как он сказал, в честь её приезда в Шаббат. Няне Теля, уходившей вечером домой, Тина собрала полный пакет вкусностей - сама-то она при всём желании не слопает всё приготовленное. Няня, кстати звали её Вера Александровна, с удовольствием забрала даденное, объяснив, что дома дочь с двумя внуками, и хотя Владомир очень хорошо платит за уход - такой ужин, вкусный, а главное - уже готовый, лишним не будет.

Наевшийся Тель уже спал, Тина с книгой устроилась на диване, когда Шио, все два дня проведший в облике кота, нарисовался в проёме - он сидел в спальне Теля - и, вздохнув, принялся потихоньку карябать светлый косяк. Ну, точно кот!

- Что? - улыбнулась Тина.

- Слишком вкусно пахнет, - буркнул вампир. - Угостишь?

- Запросто. Идём.

- Ты уже заглянула в кошелёк? - Шио устроился на мягком стуле и жадно оглядел яства, выставляемые Тиной на стол.

- Сейчас, - она исчезла в спальне, вернулась с кошельком. Открыла и сдавленно хмыкнула.

- Деньги? - Шио сунул в рот кусок мяса.

Тина кивнула.

- Много?

- По-моему, слишком.

- Тебя это оскорбляет? - Шио внимательно посмотрел на девушку.

- Ещё чего! - хмыкнула она. - Не забывай - я люблю деньги. Я жадная!

- Да ладно! - Шио усмехнулся. - Просто Владомиру неудобно за своё поведение: он ощутил твою обиду за свою неласковость, и к тому же приходит сюда есть.

- Так, ё-моё, продукты он покупал! - фыркнула Тина. - К тому же мне скучно сидеть дома, вот я и готовлю! В такой-то кухне что бы не готовить.

Она сделала изящный пируэт, включила крохотную серебристую магнитолу, стоявшую на кухонной стойке, поймала нужную волну.

- Хочешь, я открою тебе секрет,

Он, может, сгодится вечером под вино...

Запомни сейчас или потом, запомни одно -

Во мне твоя жизнь, в тебе моей жизни нет!

- Ведьма Алиса? - приподнял бровь Шио.

Тина кивнула.

- Нравится эта группа?

- У солистки потрясающий голос, - пожала плечами Тина. - Глубокий, сильный. Не то, что у этих звездюлечек, целыми днями пищащих по MTV. Мне кажется, Ведьма Алиса - это надолго. И её тексты... такие простые. Но в них будто... как сказать...

- Будто она раскрывает какие-то секреты?

- Ну да, - Тина смущённо кивнула. - Глупо, да? Я помню, в фильме был такой сюжет. Ну, в "Королеве Проклятых". Но там пел вампир. А при чём тут вампиры и Ведьма Алиса?

- Кто знает, - Шио пожал плечами, и тут пристально уставился на Тину. - Я тут вспомнил кое-что, - медленно произнёс он. - Всё хотел тебе сказать, да как-то не удавалось.

- Что-то важное? - Тина занервничала от его тона.

- Да. Важное.

- Говори.

- Почему твоя кровь разная на вкус?

- Не поняла?

- Я брал твою кровь два раза. Так?

- Так.

- Второй раз было намного лучше.

- Тьфу на тебя, понял! - Тина покраснела, как томатный сок, который только что налила в стакан. - Ты нарочно мне такое говоришь? Что та кровь... эта кровь...

- Подожди, ты не поняла. Конечно, по вкусу кровь постоянная и кровь ежемесячная отличаются, - терпеливо пояснил Шио. - Но у тебя она различна не только по вкусу, но и по свойствам! А это просто... невероятно! Я тебе сразу не сказал, но я сейчас так силён и бодр, словно никогда не голодал, и только что выпил крови.

- Это нормально? - осторожно поинтересовалась Тина.

- Нет, - коротко ответил вампир. - Это не нормально. Чересчур хорошо. Так не бывает от обычной человеческой крови. По крайней мере, я о таком ни разу не слышал.

- И что теперь? - с волнением спросила она.

- А ничего, - Шио пожал плечами. - Наоборот, даже хорошо, что я не стану лишний раз влезать в донорские долги, забирая твою кровь.

- Кстати, что мне делать с деньгами-то? - вспомнила Тина. - Там... много там, что говорить.

- Да сколько - много? - фыркнул Шио. - Десять тысяч? Двадцать? Даже если все пятьдесят - успокойся и трать, поняла? Купи новую одежду, косметику, цацек, если нравятся. Не забывай - ты должна выглядеть донором Владомира, а он отличается хорошим вкусом! И тебе надо выглядеть соответственно!

- Ясно, - Тина задумчиво облизнулась, и у Шио сладко ёкнуло в низу живота - вот же девчонка, так бы и сожрал! (в переносном смысле, разумеется!).

- Ладно, - Тина радостно улыбнулась. - Тогда завтра отправлюсь за покупками!

Работая гардеробщицей в небольшой частной клинике, Тина получала свои 8,300 вкладываемые в конвертик, платила за квартиру, свет (телефона у неё не было), покупала продукты и всякую хозяйственную мелочь, лекарства и витамины Телю, платила няне. В общем, не такие это большие деньги чтобы постоянно обновлять гардероб, поэтому вещей у Тины было немного, чтоб не сказать мало, и большинство из них были, что называется, многофункциональны: двое джинс - чёрные и тёмно-синие; три блузки - белая, кремовая и нежно-зелёная, приталенная жилетка насыщенного фиалкового цвета, и тёмно-красный костюм тройка - брюки, пиджак, юбка. И ещё кое-какие летние платьишьки и шорты, ну и домашнее, там - футболка, короткая льняная сорочка, легинсы... нижнее бельё - вообще отдельная история... грустная, по правде сказать...

А вот теперь можно было прибарахлиться, и не только можно, но и нужно! Соответствовать... а какие у Владомира предпочтения? Что он любит видеть на девушках? Что захочет видеть на своём, пусть и не настоящем, доноре?

Тина стояла в бутике "Фишка", на втором этаже торгово-развлекательного центра "Глобус", и разглядывала манекены.

Вот, например, вот эта цветная блузка - мягкий, но вроде бы прочный материал, верх серый, а потом переходящий полосками в другие тона и цвета - белый, жёлтый, оранжевый, красный, и внизу ярко-голубая полоска - словно от плеча этаким веером распахнуто. И узкие штанишки, с длинными серебристыми замками по бокам - от самой талии и до щиколоток. Вот это бы можно купить. Или вон то красное платье без рукавов, всё такое струящееся, с узким чёрным пояском, не по погоде, конечно, зато красивое. Строгая блузка мраморного окраса; тёмно-серый свитер из ангорской шерсти, такой пушистый, с тугим высоким воротом и широкой полоской по низу; яркая зелёная юбка с косыми карманами, присборенная на талии; сине-серый, почти фиолетовый костюм - тёплые брючки и куртка; клетчатое вязанное пончо; брючный костюм тёмно-золотого цвета, и без счёта: колготки, чулки, шляпы, шапочки, сапожки, ботинки, ремни и пояса, сумки, перчатки, шарфики и даже халат, чтобы одевать после ванны, и... и мягкие домашние тапочки с "пушистиками" сверху...

Передохнуть и подкрепиться Тина поднялась на третий этаж, и зарулила в ближайшую пиццерию. Хрупкая гора из пакетов и пакетиков заняла всю лавочку, а Тина уселась напротив и уперевшись руками в стол, перевела дыхание. Вот так шопинг! Шопинг-шоп... шоп всем так жилось! Она подумала, оставила пакеты на лавочке, и сходила за пиццей, чашкой горячего чая, и салатом "Цезарь". Сейчас съесть, и с новыми силами - за нижним бельём! А ещё надо что-то из бижутерии подобрать, пара кофточек бралась из расчёта - носить с бусами, а то платье требует широких браслетов на запястья... Тина задумчиво жевала пиццу. Не смотря на усталость, она была счастлива. В кои-то веки можно себе позволить... в кои-то веки...

- Наконец-то вижу тебя вживую! А то всё аська, да аська!

Тина невольно прислушалась - за соседний стол уселась пара.

- Я тоже хотела этой встречи.

- Ты красивая. Даже не ожидал, что настолько!

Вроде тихо говорят, а так слышно, что хоть уши затыкай - что поделать, у Тины с детства тонкий слух! Она уткнулась в кружку с чаем, но уши, казалось сами разворачивались в сторону говоривших.

- Ты тоже, - девушка засмеялась. - Хотя чему я удивляюсь, вы все такие...

- Давно этим занимаешься?

- Нет. С лета. И то нечасто.

Тина покраснела. Не моё дело, не моё, твердила она себе, но пальцы отчего-то начали дрожать, и в груди как-то странно засвербило. Она сделала вид, что спокойна, взяла пустую вазочку из-под салата, и понесла на стойку, потом купила себе мороженного, и, вернувшись к столу, села на край лавки, так, чтобы видеть говоривших.

Вот тут-то и закружилась голова, и помутилось перед глазами. Девушка была невероятно хороша! Светловолосая, без шапки - волосы спадают на плечи и каждый волосок будто светится. Русое золото! Глаза светло-синие, нет! почти что бирюзовые! Удивительный цвет! И ресницы длиннющие, чёрные. Розовые губки улыбаются... Фигура - обалдеть! Чёрная с золотистыми вставками водолазка, довольно откровенно обтягивает и открывает, даже на взгляд Тины, офигительную грудь, короткая чёрная юбка плотно сидит на бёдрах, а колготки и длинные сапожки-чулки подчёркивают стройность ног.

Парень рядом с ней одет совсем не броско - шоколадного цвета кожаное пальто расстёгнуто, из-под него виден светло-коричневый свитер, брюки тоже коричневые, кофейного оттенка. Да не важно, какая на нём одежда, ну, любит парень коричневый цвет, а вот то, что очерчивает его фигуру тонкий серый контур, будто простым карандашом обведено, указывает недвусмысленно и совершенно точно - это вампир! Высший!

- Пойдём? - он улыбнулся девушке. - Что-то покажу.

- Покажешь? - она засмеялась. - Очень интересно! А может, я тебе покажу?

Дурёха! У Тины сердце заколотилось в горле. Заигрывает ещё! Он же укусит её! И что? Не твоё дело! Сиди себе, мороженное доедай, а потом вали покупать труселя! Может это его донор? Да нет, не похоже. Ей на вид лет семнадцать, а туда же! - непонятно для себя злилась Тина, словно забывая, что сама-то она всего на два года старше. Прекрати! - приказывала она себе. - Девчонка донор, может и не личный, а вообще, а мне какое дело? Успокойся, успокойся немедленно!

- Нет, просто удивительно, почему ты такой красивый? - девушка встала из-за стола и, хлопая ресницами, томно посмотрела на парня. - И где такие водятся?

- Пойдём, расскажу, - парень тоже встал, взял её за локоток, она дрязняще засмеялась.

"Нет, не знает", - решила Тина. - "Не знает, что парень вампир. Да кто вообще знает, что вампиры существуют, что живут тут в городе! Надо что-то сделать! Предупредить! Удержать! Ага, и подумают они, что я сумасшедшая! Ну, девушка подумает, а парень подыграет! Что делать? Делать-то что?"

Пара свернула за угол пиццерии, и не выдержавшая Тина, забыв про пакеты, кинулась следом. Она повернула за угол в тот момент когда вампир зашёл в кабинку быстрого фото, а девушка задержалась, потому что уронила свою маленькую сумочку. Тина едва не сшибла её с ног, затормозила резко, но всё же толкнула.

- Что? - девушка обернулась.

- Извини! - запыхаясь, выпалила Тина.

- Да ничего, - девушка улыбнулась, и хотела зайти в кабинку, но Тина придержала её за локоть.

- Ты... прости, что лезу не в своё дело, - она облизнула губы, не зная как сказать ей... - Не ходи за ним!

- Почему? - девушка недоумённо взглянула на Тину.

- Он... он не тот за кого себя выдаёт! - решилась Тина. - Он... он может... напугать тебя... и не только.

Девушка помолчала, потом улыбнулась и пожала Тине руку.

- Не волнуйся, - тихо и ободряюще сказала она. - Всё будет нормально.

И шагнула за занавеску. Занавеска не колыхнулась, но Тина явственно услышала сладострастный вздох, а затем, едва слышный стон. И сейчас же словно сильный порыв ветра, непонятно откуда взявшийся в здании - может, окно открыли и устроили сквозняк? - пронёсся мимо Тины, взъерошив ей волосы.

Она круто развернулась и вернулась за свой столик.

Она всё ещё болтала в вазочке ложкой, и корила себя за то, что полезла куда не просили, когда светловолосая девушка неожиданно плюхнулась рядом с ней на лавочку, и поставила на стол пару вазочек с мороженным.

- Угощайся, - кивнула она в ответ на изумлённый взгляд Тины.

- Спасибо, - Тина настороженно придвинула вазочку.

- Скажи, пожалуйста, отчего ты так отреагировала? - напрямую спросила девушка. - Что тебя толкнула предупредить меня?

- Сама не знаю, - буркнула Тина. - Собственная глупость, наверное.

- Да нет, вряд ли, - девушка задумчиво разглядывала Тину. - Я тут за последнее время перестала верить в случайности и совпадения. Скажи, ты ведь знала, кто был тот парень?..

- Был? - дёрнулась Тина. - Как это - был? А теперь...

- Да есть он, есть, - успокоила девушка со смехом. - Просто ммм... в несколько другом качестве... Так ты знаешь, кем он был?

- Высшим вампиром, - едва слышно отозвалась Тина.

- О как! - девушка выглядела озадаченной и удивлённой. - Ты даже знаешь, что именно Высшим? Кто ты?

- А ты? - впервые улыбнулась Тина.

- Донор, - спокойно отозвалась девушка.

- Какого Дома?

- Ты не перестаёшь меня удивлять, - призналась девушка. - Ладно, идём ва-банк?

- Идём, - согласилась Тина, и сердце её заколотилось не зная правильно ли она поступает.

- Постоянный донор Дома Антре, - девушка чуть склонила голову, представляясь. - Кстати, меня зовут Алиса.

- Я Тина. Ммм... донор Дома Шаббат.

- Шаббат, - повторила Алиса, будто пробуя слово на вкус. - Это значит...

- "Отдых", - кивнула Тина. - А "Антре", это же французский?

- "Войдите", - подсказала Алиса. Засмеялась: - Именно этим и стал для меня этот дом!

- Для меня он тоже оправдал своё название, - медленно признала Тина. - Хотя не думаю, что моя история закончена.

- А ты собираешься её закончить? - прищурилась Алиса.

- Не знаю, - Тина пожала плечами. - Как получится.

- Ну, если что-то не так получится, позвони мне, хорошо? - девушка вскочила, сунула в рот последнюю ложечку мороженного. - Вот, - она протянула Тине крохотный зелёно-золотистый квадратик. - Моя визитка. У тебя нет? Да и ладно! Мне пора! Звони!

И она унеслась.

- Ага, позвоню, - рассеянно сказала ей вслед Тина.

Доела мороженое, улыбаясь непонятно чему. А потом перевернула визитку, рассматривая её.

- Ни фига себе! - завопила она на всю пиццерию, вскакивая и роняя с лавочки пакеты.

- Что за буйный восторг, смотреть приятно, - сказал прямо над ухом знакомый низкий голос, и Тина едва не шарахнулась в сторону.

- Владомир?

- Добрый день, - он кивнул ей. - Развлекаешься?

- Я... за покупками ходила, - смутилась Тина, метнув взгляд на, огромную по её мнению, гору пакетов.

- И потому так кричала? - с лёгкой усмешкой осведомился вампир.

- Я... не поэтому... - Тина слегка прикусила язык, но удивление рвалось наружу и она не выдержала:

- Ты даже не представляешь, чьей поддержкой я только что заручилась! Эта девушка! Это была...

- Кто? - глядя в её сияющие глаза, спросил Владомир.

- Это была Ведьма Алиса!

- Солистка группы? - приподнял бровь он.

- Ага! Здорово?

- Здорово, - благосклонно согласился вампир. - Ты уже закончила тут? Я имею в виду, с покупками?

- Я... - Тина прикусила язык. - Да.

- Не обманывай!

- Да закончила!

- Ох и врёшь, - вздохнул вампир. - Что ты не купила? Драгоценностей? Косметику? Может, нижнее бельё?

Тина густо покраснела.

- Угадал? - он приподнял рукав пальто, глянул на часы. - Давай так - через час я жду тебя возле западного выхода, того, где круглый фонтан и стена из цветов.

- А... зачем? - рискнула спросить Тина.

- Поедем ко мне. Я приглашаю тебя в гости, - не терпящим возражений тоном заявил Владомир. - Давай пакеты, в машину отнесу. И иди, докупай, да не вздумай стесняться и экономить, мне ж на тебя смотреть!

Тина фыркнула и решила за такое наглое заявление потратить всё до копейки!

Синий "Infiniti FX" Владомира домчал их до Шаббат с такой скоростью, что Тина временами закрывала глаза и подумывала - не начать ли молиться.

Владомир помог ей отнести пакеты на этаж, и замер на пороге своей квартиры, ожидая, когда Тина бросит покупки к себе, и присоединится. Честно говоря, девушка ожидала, что у неё будет время принять душ, надеть новую тряпочку, и, успокоившись и подготовившись, явиться к Владомиру, а тут такой финт - стоит и ждёт! Делать нечего, пришлось сгрузить пакеты прямо на диван в гостиной, ободряюще кивнуть появившемуся из комнаты Теля Шио - коту, и шагнуть через порог к вампиру.

- Прошу. Не стесняйся, - Владомир принял её шубку, и шапочку закинул на полку для головных уборов.

Тина двигалась стеснённо, как во сне, и потому просмотрела, когда успел раздеться сам хозяин квартиры.

- Проходи, - позвал он из гостиной.

- А... иду, - Тина шагнула на голос, и:

- Ой! - ноги поехали в разные стороны на блестящем белоснежном полу.

- Ухм! - носом она уткнулась прямо в грудь поймавшего её Владомира.

- Не ушиблась?

- Нет, - Тина осторожно отлипла от него. - У тебя что - мраморные полы?

- Паркетные, - улыбнулся вампир. - Натёртые специальным восковым составом. Для пущего блеска.

- А! Я чуть не упала, - сварливо заявила Тина, с ужасом отдавая себе отчёт, что Владомир всё ещё держат её в кольце своих рук. И что ей совсем не хочется из этого кольца вырываться.

- Люблю, когда гости попадают в неловкое положение, - безмятежно откликнулся Владомир. - Особенно незваные гости.

Тина насупилась.

- К тебе это не относится, - тихо сказал он вдруг, наклоняясь к девушке.

Кровь Тины вскипела.

"Высшему вампиру хватит распознанного желания", - вспомнила она слова Шио. Распознанного желания... сделать что?

"Всё!" - мелькнула отчаянная мысль. - "Сделать всё что угодно! Хочу, чтобы он... хочу..."

- Хочешь взглянуть на мои картины? - спокойный голос Владомира, как ушат холодной воды на голову.

- Да, - Тина загнала дрожь поглубже. - Конечно, хочу.

Раньше Тина считала, что является натурой сугубо практичной и не нуждается во всяких там красотульках. Она не восхищалась заснеженными просторами - холодрыга, унылость и однообразие! Не умилялась осенними и весенними пейзажами - грязища, кусты и деревья лысые, дождь то и дело! Не восторгалась летними видами - мухи, комары, жара и нет горячей воды, да не до красот, успеть бы все дела переделать!

Не собирала Тина сувениры - какой смысл в этих пылесборниках? Ладно - свечи, и красиво и практично.

В общем сама она считала себя натурой довольно чёрствой и закостенелой - не понимает она красоты, и пусть. Что ж теперь.

Но вот Владомир распахнул перед ней двустворчатые светло - коричневые двери, Тина шагнула в его художественную мастерскую и... поняла, что пропала. Картины Владомира захватили её, пленили разум, скрутили, растрепали, возмутили душу, проникли в самое естество и затопили там всё своими красками.

Тина подолгу стояла перед каждой картиной и смотрела, смотрела, смотрела...

- Сейчас подумаю, что я гений, - тихо произнёс у неё над ухом Владомир, и Тина даже вздрогнула. - Стоишь, как заколдованная...

- Ты колдун, - хриплым шёпотом отозвалась Тина, поворачивая к нему голову. - Заколдовал меня совсем...

- Да? - он тихо рассмеялся. - Чем же?

- Картинами. Красками. Сюжетами... Ты рисуешь странно! Не так, как все! - Тина мучительно подбирала слова. - Рисуешь... тенями! - вдруг поняла она. - Не так, чтобы контуры, а потом светлые места выделяешь, а наоборот! Обрисовываешь самые светлые места и получается... вот такое! - Тина раскраснелась, но не могла объяснить лучше.

- Я понял, что именно ты хочешь сказать, не волнуйся так, - Владомир смотрел с удивление и сочувствием. - Ты угадала, как ни странно. Обычно этого никто не может понять...

- Я же говорю - заколдовал, - рассмеялась Тина. - Потому и поняла. Спасибо, что показал мне это... А теперь пойду. Пора уже.

- А может быть, останешься? - дыхание вампира коснулось волос над ухом, и до самой макушки Тины разбежалась россыпь мурашек.

- Н... нет, - Тина мелкими шажками отступала к двери. - Я... ещё Теля кормить...

- Няня?

- Нет. Няня няней, а сестра это совсем другое...

- Значит, не совсем заколдовал, - вздохнул Владомир.

- Что?

- Раз у тебя хватает сил сопротивляться... В другой раз, да, Тина? В другой раз...

Тина читала брату сказку на ночь. Тель уже засыпал, лёжа в своей удобной (не то что на старой квартире!) кровати, но Тина знала - он прекрасно слышит и слова, и интонации, поэтому не прекращала чтение, пока брат не захрапел, раскинув руки в стороны, и как всегда перевернувшись едва ли не на подушку ногами.

Осторожно поправив одеяло, Тина поставила книгу на полку и, развернувшись к двери, наткнулась на Шио.

- Ты что? - смутившись, шёпотом спросила она. - Что тут стоишь?

- Интересно, - так же смущённо ответил Шио. - Ну, сказка...

Тина приложила палец к губам, и поманила вампира из комнаты.

- Разве тебе в детстве не читали сказок? - вслух спросила она уже в своей спальне.

- Каком детстве? - мрачновато спросил Шио. - Детство вампира - это аврор, милое такое созданьице, которое сожрёт не только книжку, но и того, кто её читает. С потрохами.

Тина вздрогнула.

- Ты... помнишь что-нибудь с того времени?

- Совсем крохи, и те смутно. Холод и камень - это подвал дома, где я воспитывался. В основном авроры содержаться так. Еда безвкусная - жрал, лишь бы наесться. И ожидание! Ожидание, Тина! Я знал - есть другая жизнь! Там светло, тепло и много приятных и вкусных вещей! В общем, я почти не доставлял своему Наставнику проблем, хотел быстрее продвинуться дальше.

- А кто был твоим Наставником?

- Его звали Кевин, - пожал плечами Шио. - Родом он из Англии. Туда и вернулся, как только я научился жить самостоятельно.

- Значит, сказок у вампиров нет? - Тина предпочла вернуться к первоначальной теме, видя, что Шио не радует разговор о временах его "аврорства".

- У нас есть истории, легенды, - пожал плечами Шио. - Они в основном для ушей Младших вампиров, ну ещё, может быть, Средних, если те сильно мечтательные. Старшие и Высшие в них уже не верят.

- Расскажи какую-нибудь, а? - Тина даже заёрзала на кровати от любопытства. - Ну, вот самую твою любимую! Есть у тебя такая?

- Ага! - Шио кивнул, и плюхнулся на кровать рядом с Тиной. Тоже поёрзал, устраиваясь, и начал:

- Говорят, давным-давно люди и вампиры населяли этот мир примерно в одинаковых пропорциях. Ну, то есть не было одних больше, других меньше. Поддерживалось равновесие. И жили вампиры, совершенно не скрываясь. Работали вместе, отдыхали тоже. Вампиры помогали людям знаниями и умениями, всё же у них было то, чего не было у людей - время и, приобретённый с этим временем, опыт. Существовали свои законы об Отношениях Вампиров и Людей: в каких случаях те или другие имеют право вмешиваться в какие-либо ситуации, о Разрешённых Работах Вампиров на Людей, и о Разрешённых Работах Людей на Вампиров. Был и Закон о Взаимоотношениях между Человеком и Вампиром.

- О Браке?

- Это оговаривалось отдельно, - пояснил Шио. - Ведь вампир живёт очень и очень долго, а человек? Разумеется, вампиры помогали людям продлить жизненный цикл, но дать бессмертие были не в состоянии. Браки случались, время от времени, но такие пары не могли иметь совместное потомство.

- То есть вампирка не могла забеременеть от человека, а женщина от вампира?

- Именно! Зато вампиры могли иметь отпрысков! Обычных маленьких крошек - вампирчиков.

- А как же авроры?

- Их не было, - мрачно пояснил Шио. - Авроры - это необходимое введение, после того, как у наших женщин стали рождаться жуткие создания, называемые упырями.

- А почему!? Из-за чего так?

- Этого я не знаю, - печально сказал Шио. - Сперва началась война людей против вампиров. Люди начали охотиться на вампиров, считая их кровожадными тварями, порождением Мрака и Хаоса. А потом что-то произошло на более масштабном уровне, как говорят - на уровне альфионов, и тогда всё стало так, как сейчас: вампиры скрывают свою сущность. Люди больше не верят в нас, и не видят - раньше-то мало кто не мог понять, что вот он, вампир, стоит перед тобою!

- Ну, уж и скрываете, - покрутила головой Тина. - А как же доноры? Вампиров много, и каждому нужен донор.

- Во-первых, не так уж нас теперь и много, во-вторых, я же тебе говорил - доноров может себе позволить не каждый. А уж личного донора далеко не каждый! А в-третьих, насколько я знаю, конечно, девушки, работающие на Дома в качестве доноров, не знают, что с ними происходит. Да и не интересуются, откровенно говоря.

- Это же гадко! - заволновалась Тина. - Их опаивают наркотиками?

- Не наркотиками, - миролюбиво ответил Шио. - Я не знаю, чем. Никогда не интересовался. Но в Домах, занимающихся донорством, девушке-донору никогда не причинят вреда, клянусь тебе! Если такое случится - об этом узнают управленческие силы, так называемый - Круг Высших. И такому Дому не поздоровится.

- Всё равно это как-то... - Тина поморщилась.

- Люди довели нас до такого, - помолчав, произнёс Шио. - Мы вовсе не кровожадные твари, о которых вы снимаете фильмы!

- Так не я же снимаю, - растерянно отозвалась Тина. - Ладно, "кровожадная тварь", я спать хочу со страшной силой. А ты?

- Посижу ещё немного, - Шио поднялся с кровати и побрёл прочь из спальни. Тина с сожалением поняла, что своими расспросами разбередила какие-то не слишком приятные ему воспоминания.

Утром следующего дня Шио куда-то запропастился, и Тина, готовя завтрак, а затем и обед, сердилась и на него, и на саму себя. Истории ей, видите ли понадобились!

В 16:00 Тина не выдержала, влезла в джинсы, одела длинную тёплую кофту и вышла из квартиры на поиски. Вот и шанс претворить наш план в действие, думала она с сердитым удовольствием. У меня пропал кот, и я его ищу. Хотя если я, забывшись, назову его по имени, будет ба-альшой конфуз!

-Кошак, Кошак, кис-кис-кис! - звала Тина, обходя свою лестничную площадку, и спускаясь на этаж ниже. - Где ты, котик? Ко-ошак? Кс-кс-ксс!

Она спускалась с этажа на этаж, и уже дошла до пятого.

- Да где же ты, паршивец?!

- Потеряли кошку? - тонкий любопытный голосок заставил Тина вздрогнуть от неожиданности.

- Кота, - ответила Тина, разглядывая тощую невысокую девицу с белёсыми ресницами и тонкими косками, которые вместо резиночек были защёлкнутые двумя совершенно чудовищными заколками. - А вы, простите, кто?

- Рина, - захихикала девица. - Я живу в этом доме, на третьем этаже. А тебя... - Тина сощурила глаза и девица быстро поправилась:

- А вас я тут ни разу не видела.

- Я недавно приехала, - надменно сказала Тина, сама удивляясь своему тону. - Я живу на двенадцатом.

- С Владомиром?! - тощая деваха облизнула язык, глаза у неё загорелись неуёмным любопытством.

- У меня своя квартира, - холодно ответила Тина.

- Да, там их всего две, на этаже-то, - закивала Рина. - А ты... вы кем ему приходитесь?

Тина молча рассматривала несимпатичную ей девушку. Контура нет, значит, человек. Донор? Шио говорил - доноры красивы. А, это личные доноры. Просто донор, так, общий, для кого попало? Тину передёрнуло, почему-то напрашивалась ассоциация с проститутками.

- Извините, - Тина вздёрнула подбородок. - Не думаю, что мы знакомы настолько близко, чтобы я посвящала вас в свои дела.

- А, ну да, - Рина засмеялась пронзительным дребезжащим смехом. - Так познакомимся ещё! Меня тут все знают, и я всё про всех знаю, - понижая голос, добавила она. - Если что про кого рассказать - это ко мне.

- Да? - Тина благосклонно улыбнулась, решив не разбрасываться таким знакомством - мало ли как повернутся события. - Спасибо. Буду иметь в виду.

- Ага, имей, - Рина с готовностью закивала, и тут же мотнула головой в сторону:

- Вон, смотри, твой, что ли?

На выступающей балюстраде, за приоткрытым подъездным окном, сидел чёрный кот.

- Кошак! - Тина шагнула к нему. Тот обернулся, замяукал и, просочившись между едва приоткрытыми рамами, спрыгнул на пол.

- Охламон ты этакий, - выговаривала Тина, поднимая кота на руки. - Как слинял? Ещё и лапы тебе теперь мыть!

Кот потянулся и недовольно мякнул.

- А я говорю - мыть! - сердито сказала Тина. - Будешь лазать где попало!

- Он, что, понимает тебя? - вытаращила глаза Рина.

- Насколько кошки и коты вообще могут понимать своих хозяев, - пожала плечами Тина. - Слово "мыться" он знает достаточно хорошо.

- А, - протянула собеседница. И тут же охнула, уставившись в окно. - Нам лучше поскорей убраться отсюда! - пробормотала она.

- В чём дело? - удивилась Тина.

- Зотт приехал! Вон из машины вылез! И Лерой с ним!

- Кто?! - сердце Тины забилось сильнее. Лерой - её задача! Её цель!

- А, ты ж не знаешь, - протянула Рина. - Зотт - это глава Дома. Лерой - его помощник. Их квартиры тут, на пятом! Идем отсюда, а то неприятности будут!

- Ага, - Тина как зачарованная уставилась в окно. Даже не заметила, как подошла вплотную и прижалась носом к холодному стеклу. Зотт... Это глава Шаббат? Да быть не может! Это же... А Лерой... это же...

- Нет, - пробормотала Тина, пятясь. - Нет, не может быть! Не может!

Кот громко мяукнул и впился когтями в руку, Тина очнулась, кивнула Рине и ретировалась на свой этаж.

- Ну, ты и засранец, - шёпотом выговаривала она Шио в ванной, промывая и смазывая царапины йодом. - Зачем так сильно-то? И убежал зачем?

Кот мотал круглой головой.

- Вечером поговорим, - Тина с тревогой посмотрела на него. - Мне надо такое тебе сказать... спросить... там...- она совсем сбилась и умолкла.

До вечера Тина ходила, словно пришибленная, а Шио следовал за ней по всем комнатам, незаметно от няни получая разрешение входить, и тёрся об ноги, будто выпрашивая прощение.

Едва за Верой Александровной захлопнулась дверь, Шио метнулся через голову, и кинулся к Тине.

- Что? Что-то произошло?!

- Не ори, разбудишь! - прошипела она, прикрывая дверь в комнату Теля.

Они сели на диван в гостиной, и Тина некоторое время молчала, комкая бахрому и кружева на диванных думочках.

- Слушай, Шио... Кто может быть главой Дома вампиров?

- То есть как это? - Шио едва не рассмеялся от такого вопроса. - Хочешь попробовать, что-ли?

- Не дури! Я серьёзно! Кто?

- Старший или Высший вампир, разумеется, - серьёзно ответил Шио. - Средний... вряд ли, не хватит опыта, ну, если только он гений. Младший и вовсе не будет становиться во главе Дома.

- А человек? - напряжённо спросила Тина.

- Ни.Ког.Да! - по слогам отчеканил Шио. - Он не вынесет ауру вампиров. Не сможет посещать собрания Высшего Круга, а это обязательное условие, там проходят отчёты о делах Домов и прочее.

- Зотт посещает эти собрания?

- А как же! - развёл руками Шио. - Он сейчас, думаешь, откуда вернулся?

- Вампир может стать человеком? - продолжала допрос Тина.

- Обалдела? - Шио покрутил пальцем у виска. - Как это? С чего вообще такие вопросы?

- С того, что Зотт - человек!

- А?! - Шио не поверил ушам, уставился на Тину круглыми глазами. - Ты...

- Обалдела? - мрачно поинтересовалась она.

- Ошибаешься, - мягко поправился Шио. - У Зотта подавляющая аура, я с трудом выношу её. А такая может быть лишь у Старшего вампира. Средний ещё не приобрёл такую, а Высший уже переборол негативные нюансы в ней.

- Ты забыл, что я вижу статусы? - утомлённо вздохнула Тина. - Я твёрдо знаю, кому и какой статус принадлежит - линии я уже запомнила. Так вот, у Зотта нет никакой линии! Он человек, Шио! Такой же, как и я!

- Ты уверена? - несчастным голосом ещё раз спросил Шио.

Тина утвердительно кивнула.

- Это кошмар, - подавленно пробормотал Младший вампир. - Если об этом кто-нибудь узнает, Дом Шаббат будет уничтожен! Высший Круг не простит того, что вампиры были под управлением человека...

- Тогда нужно всё исправить! - твёрдо сказала Тина. - И чтобы об этом никто не узнал. Зотт должен уйти в отставку, а его место занять настоящий вампир.

- Да кто тебе в здравом уме откажется от управления Домом, тем более, что человеку лестно управлять вампирами.

- Он человек, Шио. Его можно... убить... в крайнем случае, - тихо сказала Тина.

Шио схватился за голову.

- Я не знаю, что делать, - Тина подтянула колени к груди, обняла их. - Я всего лишь человек. Ты сам попросил меня о помощи, вот я и помогаю... как могу.

- Боюсь даже больше, чем надо,- мрачно пошутил Шио. - Такая информация знаешь, сколько стоит? Я не расплачусь!

- Боюсь, за такую информацию будешь платить не ты один, - хмуро ответила Тина. - Но проблему надо решать, я права?

- Да, - Шио покачивался в разные стороны. - Надо. Кстати, а что насчёт Лероя? Тоже человек?

- Нет. - Тина окаменела, и Шио встревожился:

- Тина! Что?

- Он... это тот... тот, кто укусил меня в пятнадцать лет. Помнишь, я рассказывала?

- Что? - Шио схватился за голову. - Да что ж за твою мать происходит? Ты, в курсе, что по меркам вампиров - укус насильно и без оплаты - преступление?

- Мне никто не говорил, - пожала плечами девушка. - Кроме тебя, разумеется. Получается, что верхушка вашего Дома - преступники?

- Или полные идиоты, - зло ответил Шио. - Только вот интересно, что Зотт сделал со своим организмом, чтобы приобрести такую ауру?

- А... - Тина покраснела, - Щас глупость скажу, но ничего другого на ум не лезет - может быть, он пьёт кровь вампиров? Того же Лероя, например?

- Тоже из фильмов идея? - улыбнулся Шио.

- Откуда ж ещё...

- Всё возможно, - нехотя признал Шио. - Если уж Зотт с Лероем решились на такое... Значит, на любое безумие способны.

- Думаешь, они в курсе дел друг друга?

- А думаешь, нет? Кстати, надо менять план - если ты узнала Лероя, то и он должен тебя узнать, а значит, наш план не проканает, он просто не подпустит тебя близко. А в худшем случае... может причинить вред. Чтобы ты не проболталась...

Тина вздрогнула от такого предположения. Задумалась. Шио молча ждал, понимая, что она имеет полное право отказаться от столь опасного мероприятия. Да и сам он должен оградить Тину от возможных неприятностей. Настолько, насколько сможет.

- Нет, поздно что либо менять, - нехотя сказала Тина. - Мне, разумеется, страшно, но... Я с самого начала знала, что будет нелегко, ты же говорил об опасности, и потом, я хочу довести начатое до конца, ведь до сих пор всё было нормально.

- Уверена? - осторожно спросил Шио. - Тина, я не обижусь и не рассержусь, если ты передумаешь...

- И уеду обратно в свою квартирку? - криво улыбнулась она. - Можешь счесть меня жадной идиоткой, но я, пожалуй, останусь, не привыкла бросать дела посредине.

- Спасибо, - медленно сказал Шио.

Помолчали.

- А знаешь, - Тина внезапно вдохновилась, - Он, конечно, может узнать меня, но кто сказал, что я должна признаться, что узнала его? Понимаешь?

- Понимаю! - вскинулся Шио. - То есть ты сделаешь вид, что видишь его первый раз в жизни, так?

- Именно!

- А это мысль, - признал Шио. - Всё-таки правильно я выбрал себе помощницу! И всё же я боюсь.

- Чего?

- Того, что может сделать тебе Лерой. Просто так, скажем, по старой памяти...

- А что же делать?

- Ну, - Шио поморщился, - Неприятно сознавать, но у меня всё же слабоватые возможности. Хорошо бы заручиться чьей-нибудь поддержкой. Поддержкой кого-нибудь посильнее меня.

- А чьей? - уныло спросила Тина. - Это ж надо рассказывать, в чём дело, так? Посвящать этого кого-то в наши планы.

- Угу, - буркнул Шио.

- И кого?

- Кого, кого! - Шио внезапно рассердился, но Тина прекрасно видела - не на неё. И тут же поняла, кому решил довериться влипший в историю вампир.

- Завтра утром пойдём и признаемся, хорошо? - негромко сказала она. - Думаю, Владомир поймёт ситуацию и поможет, это ведь и в его интересах тоже, как-никак и он житель Дома Шаббат.

- Так и быть, завтра сдадимся, - вздохнул Шио. - А ты, кстати, успела познакомиться с Риной?

- Если можно так сказать, - пожала плечами Тина. - Странная она какая-то. Она же человек?

- Ага, - усмехнулся Шио. - Первая сплетница в Доме. Хочешь узнать что-либо хоть про кого - это к ней. Но будь готова, что в ходе рассказа она из тебя ненароком выудит кучу сведений о твоей личной жизни, а уж потом держись - если кто-то захочет узнать что-то о тебе!... Такого нарасскажет, Ринка-мандаринка!

- Тоже мне - мандаринка! Она же тощая, как сапог!

- Основой прозвища стали первые пять букв из слова "мандаринка". Так она чаще всего узнаёт новости, - безмятежно пояснил Шио. Тина расшифровала и густо покраснела.

Сдаться на следующий день Владомиру, рассказав ему о своих делах, не получилось. Высший уехал по делам собственным. Тина слегка разнервничалась и отправилась гулять с Телем.

Она катила коляску по тротуару и старалась не обращать внимания на любопытных прохожих, корчивших морды лица при виде её брата. Тель с любопытством глядел на медленно падающий крупный снег, иногда разевал рот, стараясь поймать снежинки, а когда это удавалось, радостно смеялся. Словно он совсем нормальный, с грустью думала Тина, вот ещё б немного и было б совсем замечательно. Интересно, а вампиры могут что-нибудь сделать? Ну, хоть как-нибудь помочь? Спросить Шио или Владомира об этом? Вдруг возможно привести бедную голову брата в порядок? Он же не совсем безнадёжен, много понимает, даже прилично разговаривает, ну, для своей болезни... А вдруг получится совсем его вылечить? А вдруг...

Задумавшись, Тина повернула куда-то не туда, и наехала коляской на девушку.

- Ой! - девушка не удержалась, взмахнула полными пакетами, которые несла, и неловко плюхнулась в сугроб на обочине тротуара.

- Простите! - вскрикнула Тина, кидаясь на помощь. - Простите, пожалуйста! Я задумалась! Задумалась!

- Всё нормально, жива, - девушка выбралась из сугроба и Тина внимательно её рассмотрела.

Длинная рыжая шубка ловко стройнит невысокую коренастую фигуру, сапожки коричневые с меховой опушкой, и коричневая шапка - боярка, из-под которой выбиваются яркие рыжие с медным отливом, волосы. А ещё понравились Тине глаза незнакомки - светло зелёные с яркими золотыми крапинами. Ласковые такие глаза, успокаивающие.

- Извините, - ещё раз повторила Тина, помогла девушке поднять пакеты.

- Нормально, - девушка в свою очередь тоже внимательно рассмотрела Тину. И, похоже, осталась довольна. Они улыбались, молча стоя друг против друга.

- Моа! - вдруг заорал Тель, взбрыкнул ногами, и вывалился из коляски прямо на снег.

- Ох! - Тина метнулась к нему. - Ты как ремень отстегнул, прохиндей?

- Моа! Кхана! - вопил брат, дрыгая ногами и протягивая руки к незнакомой девушке. - Бабана!

- Что за ерунда? - Тина совершенно растерялась, а девушка вдруг шагнула к ней:

- Погоди-ка, - она одним движение выудила Теля из снега, посадила на сгиб локтя.

- А кто это тут шумит? - ласково спросила она, глядя в голубые глаза мальчика. - А кто сестрёнку пугает?

- Кхана, - важно повторил Тель. Он успокоился и теперь гордо смотрел на обеих девушек. - Моа.

- Вот и умница, - приговаривала рыжеволосая, усаживая Теля в коляску. - Хороший мальчик, вот какой молодец.

Тина покачала головой.

- Ничего не понимаю, - тихо сказала она девушке. - Он никогда так себя не вёл. Вы, случайно не воспитательница?

- Не надо на вы, - девушка перевесила пакеты на одну руку, и пошла рядом с коляской. - Нет, не воспитательница. Понятия не имею, почему мальчик так отреагировал.

- Сейчас успокоился, - опасливо проговорила Тина, наблюдая, как Тель выворачивает голову, проверяя, идёт ли понравившаяся девушка рядом с ними.

- Ася, что-то случилось? - навстречу им поспешил высокий статный мужчина. Светлые каштановые его волосы трепал ветер, пальто, определила Тина, явно шито на заказ. Тонкий контур, не такой тонкий, как у Владомира, а чуть пошире, и коричневого цвета, говорит о том, что он - Старший вампир.

- Всё путём, - девушка, звавшаяся Асей, улыбнулась ему. - Вот. Помогаю немного.

- Дай, - вампир забрал у неё пакеты, медленно пошёл рядом.

От такой компании Тина совершенно смутилась, и начала спотыкаться. Не смотреть на вампира как-то не получалось.

- Кхана! - Тель привстал в коляске, чуть напугав проходившую мимо женщину. Впрочем, попыток вылезти не последовало. - Кхана! - через пять минут назвал он другую девушку.

- О чём он говорит? - полюбопытствовала Ася.

- Не знаю, - с несчастным видом пробормотала Тина. - Тель, Телюша, тебе весело?

- Моа кхана! - важно заявил Тель, погладив Тину по щеке.

- И меня он так же назвал, - задумчиво сказала Ася.

- Да? - Тина вздрогнула, услышав заинтересованность в голосе Старшего вампира. - Это любопытно. Это твой брат? - ласково спросил он Тину.

Она кивнула.

- Что означает это слово, ты не знаешь, так? А раньше он часто так говорил?

- Не знаю, - Тина расстроилась. - Я редко с ним гуляю, в основном няня.

"Какая ж из меня сестра!?" - с горечью подумала она.

- О чём ты думаешь? - Ася подняла голову, глядя в глаза вампира.

- О случайностях, - с полуулыбкой ответил он. - После происшествия с тобой и Шилуколем, я стал внимательней относиться к случайностям. Даже к таким.

Ася с беспомощной улыбкой пожала плечами. Тина молчала, не понимая, о чём они говорят.

- Ладно, - вампир вздохнул. - Ты хочешь погулять или поедешь со мной?

- У тебя дела? - Ася поправила свою красную варежку.

- Приглашение, - кивнул вампир. - Помнишь того парня, что тебе не понравился, ты ещё назвала его худосочным?

- Ага, - Ася покраснела.

- Он опять прислал приглашение. Да ещё позвонил, весьма настойчиво приглашая меня на обед с его боссом. Схожу уж, чтобы отвязаться.

- Ясно, - Ася кивнула. - Ты не против, если я погуляю ещё?

- Да хоть сколько. Устанешь, вызови Радомира или Малека, они отвезут, куда скажешь. Я постараюсь быстро. Надеюсь, Лерой и его босс не будут чересчур навязчивы...

- Лерой? - воскликнула до сих пор молчавшая Тина.

Ася и Старший удивлённо посмотрели на неё.

- Лерой из Дома Шаббат? - тихо спросила Тина. И после того, как вампир ответил утвердительно, добавила со вздохом:

- Кажется, теперь я тоже не верю в случайности.

Шио метался по квартире, когда входная дверь внезапно открылась, и Тина шагнула через порог, и тут же обернувшись, сказала кому-то:

- Проходите, пожалуйста.

Шио не успел перекинуться в кота, как в квартиру вошли двое - девушка в рыжей шубке и мужчина в коричневом пальто.

- Шио, познакомься, - Тина сдёрнула свою шубку. Бросила на вешалку. - Это Ася и Татиан из Дома Митре. Смею надеяться - наша сильная поддержка.

- Обалдеть, - только и произнёс Шио, удивлённо глядя на гостей.

- Проходите, я как раз напекла тарталеток, как чувствовала, что будет полно гостей, - Тина проверила, как Шио устроил Теля. Нагулявшись, мальчик с удовольствием занялся мягкими кубиками, время от времени бормоча что-то себе под нос.

Тина уставила сервировочный столик чашками, блюдцами и прочим нужным для чаепития, водрузила на него блюдо с тарталетками, и покатила в гостиную.

Шио о чём-то негромко разговаривал с Татианом, Ася с восхищением разглядывала выставленные на "горке" подсвечники.

- Тина, - Шио начал помогать ей разливать чай. - Татиан рассказал, как вы познакомились. Ты точно не в курсе, что означает Телево "Кхана"?

Тина покачала головой.

- Вы говорили о каких-то случайностях, - протягивая чашку Татиану, сказала она. - Это секрет?

- Да как сказать, - он медленно помешивал чай ложечкой. - Скорее, да, чем нет. Но вы, я так понимаю, тоже рискуете, доверяя нам свои дела?

- Ещё как, - согласилась Тина. Шио тоже кивнул.

- Ты слышал легенду о Серебряном Гроге? - медленно начал Татиан, глядя на Шио.

- Угу, - хлюпнул тот чаем.

- И об Идеальной Жертве тоже?

- Ага.

- Угу и ага. Это хорошо. Но ты, конечно, не в курсе, что этим летом в Доме Антре появилась именно такая...?

- Такая... какая? - не донёс тарталетку до рта Шио.

- Идеальная Жертва, кровь которой является Серебряным Грогом, - просто ответил Татиан.

- Чё? - Шио подавился тарталеткой и надолго закашлялся. - Этого не может быть! Это же легенда! Старая легенда для Младших вампиров!

- Старая легенда, которая этим летом стала былью. О ней доложили Высшему Кругу, поскольку свойства её крови очень необычны, - пожал плечами Татиан. - Да вот ещё один случай... - и он покосился на Асю.

Тина и Шио тоже уставились на неё. От такого внимания Ася покраснела и перестала жевать откусанную тарталетку.

- Она тоже? - с нездоровым интересом спросил Шио.

- Я не знаю точно, - Татиан мягко погладил Асю по волосам. - Кое-кто считает, что да.

- Тоже необычная кровь? - напрямую спросил Шио.

Татиан кивнул.

- А кто считает?

- Альфион, - коротко ответил Старший вампир.

Шио подскочил, что Тина расценила как сильное удивление.

- В общем, я что хочу сказать, - вздохнул Татиан, - На прогулке Тель назвал несколько девушек "Кхана", это первое. Он назвал так Асю, это второе. Кое-кто считает, что Ася - Идеальная Жертва, это третье. А поскольку, кроме Аси, он назвал так и Тину, я бы осмелился предположить, что Тель видит тех, кто в какой-то мере соответствует легенде об Идеальной Жертве и Серебряном Гроге.

- Но это получается, что я тоже... Идеальная... - Тина смешалась и не закончила.

- А разве нет? - внимательно посмотрел на неё Татиан. - Ты ничего такого не замечала?

- Ещё как замечала! - вмешался Шио. - Она видит статусы вампиров!

- Вот как? - изумился Татиан. - Знаешь, какой я?

- Старший, - кивнула Тина.

- И кровь! - продолжал волноваться Шио. - Кровь, Тина! Помнишь, я говорил, что она отличается?

- Что от чего отличается? - заинтересовался Татиан, но Тина замахала руками и так покраснела, что он не стал расспрашивать.

- В общем, картина довольно любопытная, - заключил Татиан, вытирая руки белоснежной салфеткой, поданной ему Асей. - Жаль, нельзя узнать поточнее - правда ли Тель видит то, что мы решили.

- Почему нельзя? - медленно произнесла Тина, задумчиво уставившись в одну точку на ковре. - Я думаю, как раз можно!

- Как? - хором спросили все.

- Сейчас! - она вскочила. - Мне надо позвонить, а ты, - обратилась она к Шио, - Покорми пока нашего эксперта, ладно?

Шио согласно мотнул головой и скрылся на кухне.

Звонок в дверь раздался через десять минут.

- Как ты быстро, - открывая дверь, сказала Тина. - Ой!

- Я не совсем понял последовательности твоих фраз, - сказал Владомир, глядя на неё сверху вниз. - Но судя по всему, ждала ты не меня...

- Привет! - раздался из-за спины вампира знакомый весёлый голос. - Я не слишком долго? Добрый вечер.

- Добрый, - склонил голову Владомир, рассматривая Алису.

- Вот теперь все в сборе, - утомлённо вздохнула Тина. - Проходите в гостиную, там уже все ждут.

- Что происходит? - поинтересовался Владомир, после обоюдных, церемонных приветствий и знакомств. - Тина?

- Сейчас! - она схватила Алису за руку и потащила в комнату Теля.

Минутная пауза. А потом счастливый вопль - "Кхана!".

- Вот и всё ясно, - Тина плюхнулась в кресло, и устало сгорбилась в нём. - Кто-нибудь расскажите Алисе и Владомиру, что мы тут нарешали и что из этого получилось.

- Подождите, - Татиан вдруг поднялся с дивана. - Думаю, для полного собрания, для полного компетентного собрания, - веско добавил он, - Нам кое-кого не хватает. Я покину вас на пару минут? - обратился он к Тине. Вышел из гостиной и кому-то позвонил.

Звонок в дверь на этот раз раздался минуты через три.

- Извините, я по адресу? - увидев на пороге квартиры такого... такого... Тина пискнула и вцепилась в стену.

- Сюда, сюда, - за спиной девушки появился Татиан. - Разрешишь ему войти?

- Уже разрешила, - смуглый черноволосый великан с золотыми глазами переступил порог, кивнул Тине, да так кивнул, что она восприняла это словно поклон, и едва не задохнулась от смущения.

- Знакомьтесь, - Татиан провёл гостя к остальным.

- Залу, - представился новоприбывший, и от его голоса внутри Тины всё сладко задрожало. И судя по всему, не только у неё - Алиса и Ася не отводили взгляда от загадочного великана.

- Глава Дома Аума! - ахнул Шио, - и великан бросил на него короткий насмешливо-одобрительный взгляд.

- Залу - настоящий ценитель всех легенд о людях и вампирах, - тем временем пояснил Татиан. - И, конечно, вследствие этого, самый лучший эксперт. Нет такой легенды, которой бы он не знал.

- Не стоит переоценивать меня, друг мой, - низким голосом сказал Залу, с достойной изумления грацией опускаясь в кресло рядом с Тиной. - Можно чаю?

Заворожённо глядя ему в глаза, Тина налила чай и предложила тарталетку.

Залу тарталетку взял, и она показалась крошечной в его больших и невероятно красивых руках.

- Что у вас за легенда? - спросил он. - Кто начнёт?

- Пожалуй, я, - Шио нервно сглотнул. - Я заварил всю эту кашу, так что... Началось всё с вечеринки у Модеста...

Шио рассказывал долго, про вечеринку, про знакомство с Тиной и просьбу помочь, про договор с Владомиром и переезд в Шаббат. Не скрыл он и своей способности к трансформации. Потом рассказала Тина. О планах по знакомству с Лероем, о знакомстве с Алисой и бегстве Шио, в результате которого она узнала о человеческой сущности босса Шаббат. Потом было рассказано о предположениях и о том, как эти предположения проверялись, да много ещё о чём. Наконец, все карты были открыты.

- Поверить не могу, Зотт - человек, - покачал головой Залу. - Шаббат придётся трудно, если об этом узнает Высший Круг.

- Я подозревал что-то такое, но чтоб человек... - Татиан покачал чашку в ладонях. - Знаете, чем он вызвал моё подозрение? Как-то Малек рассказал, что вёз в Дом коробку с виноградным молоком для доноров, и на заправке встретил Зотта. Тот вышел из машины, многословно передавал приглашение для меня, интересовался делами Дома. Малек рассказал ему, что да как. И отошёл к кассе. А обернувшись от кассы, увидел, что Зотт через приоткрытое окно вытащил одну бутылочку с виноградным молоком (оно поставляется в таких небольших пластиковых бутылочках), и отпил из неё! Молоко безвкусное, оно служит снотворным для доноров, так что неудивительно, что Зотт сплюнул выпитое, закрыл бутылочку и вернул на место. Только вот зачем он вообще полез его пробовать? Все в курсе, что из себя представляет виноградное молоко для доноров, и пробовать его никто не станет.

- Все вампиры в курсе, - Шио хлопнул по подушке рукой. - А он человек, вот и сунулся! Но откуда вообще такая идея?

- А может... - Ася в волнении привстала, но тут же смолкла.

- Может, что? - Залу ободряюще улыбнулся ей. - У тебя есть предложение?

- Ну, мы же думали о том, что Зотт делает со своим организмом, чтобы была аура, как у вампира? Так, может быть, он делает что-то, связанное с виноградными молоком?

- Да виноградное молоко - это искусственный продукт, - подал голос Владомир. - Или я не прав?

- Прав, - кивнул Татиан.

- Нет, - возразил Залу.

- Что? - Татиан удивился.

- Существует настоящее виноградное молоко. Или, как называли его по-другому - молочный мёд, что гораздо точнее. Это ещё одна легенда времён Золотого века. Тогда молочный мёд, сок молочного винограда, пили все вампиры. Благодаря этому соку - мёду, у нас было нормальное потомство. Не то, что теперь...

- Но... где этот мёд? То есть виноград? То есть... - запутался Шио.

- Там, где его больше нет, - мрачно отозвался Владомир. - Легенду о Крае Озёр знаю и я. Да только нет больше этого края. И был ли он?

- Значит, был, - после некоторого раздумья ответил Залу. - Практически все легенды основаны на реальных фактах. И главнее всего, что раз Зотт изменил ауру и заинтересовался искусственным виноградным молоком - Край Озёр всё ещё существует! И Зотт нашёл туда выход! Или вход.

- И пользуется этим! - почти в ужасе проговорил Шио. - Если об этом узнают - Шаббат придёт этот... белый и пушистый! А главное - бесповоротный!

- Леруа, - произнёс Татиан. - Дом Леруа совершенные снобы и чистоплюи... Леруа дружит с Модестом из Шаббат. Если про Зотта узнает Леруа...

- Он приходил на вечеринки Модеста, - полуобморочным тоном вымолвил Шио.

- Он Шаббат с землёй сравняет, - кивнул Татиан.

- Так, господа хорошие, - Тина сердито вскочила с кресла, схватила опустевший чайник. - Хватит нагнетать обстановку! Надо решать, что делать!

- Так и решать нечего, - пожал плечеми Владомир. - Каков ваш первоначальный план?

- Познакомиться с Лероем, через него попасть в квартиру Зотта, и там выяснить, что к чему, - отрапортовала Тина.

- Вот и действуем. Осталось внести некоторые существенные корректировки.

- Какие?

- Во-первых, я возьму на себя Зотта, - вмешался Татиан. - Только не приму его приглашение, а сам приглашу его в Митре. Он будет счастлив, я уверен.

- Ещё необходимо обезопасить тебя, - задумчиво сказал Владомир, прищуренными глазами смотря на Тину.

- Как? - не поняла она.

- Я думал в виде кота болтаться под дверью Зотта, - вмешался Шио. - И вломиться если что.

- Ага, и сломить себе шею, - дополнил Владомир. - Лерой - Средний, думаешь, у него не хватит сил справиться с тобой?

- Но если мы все будем болтаться под дверями, это будет подозрительно, - подала голос Ася.

- Вы? - приподнял бровь Татиан. - Вас, милая моя, там вообще не будет! Вы обе - что ты, что Алиса - слишком ценные персоны, чтобы мы могли вами рисковать!

Алиса и Ася покраснели, при этом обе открыли рот, намереваясь что-то возразить, но Татиан поднял руку, предупреждая возражения.

- Не надо думать, что я нарочно упустил из вида Тину, - сказал он. - Но это её миссия. Да? - повернулся он к хозяйке квартиры.

Она кивнула.

- О её бесценности речи даже не идёт - она неоспорима, - задумчиво сказал Владомир, и Тина едва сквозь пол не провалилась от смущения.

- А вы, может, присмотрите за Телем? - попросила она Алису и Асю. - Думаю, на день операции няне стоит дать дополнительный выходной.

- Согласны, - ответила за обеих Ася, Алиса кивнула.

- Самый лучший способ быть в курсе происходящего в квартире, это связь "Душа за душой", - низкий голос Залу, вывел Тину из временного ступора. - Шио?

- Но... - Шио почему-то растерялся, беспомощно взглянул на Тину. - Я Младший, - подавленно сказал он. - И я уже связан.

- Нам объясните! - не утерпела Алиса.

- Связь "Душа за душой" позволит связанным чувствовать друг друга на расстоянии, читать посланные мысли...

- Так это же то, что нам надо! - загорелась Алиса.

- Младшие вампиры могут иметь лишь одну связь. Она у Шио уже есть. Кроме того, мы едва не забыли об этом - ни Младшие, ни Средние не могут устанавливать связи с людьми, - Залу перевёл взгляд насмешливых золотых глаз с Шио на Тину. - Нужен другой связующий. Старший... Высший...

Он больше ничего не добавил, но все присутствующие, по несчастному виду Шио, поняли, что он бы предпочёл оставить эту привилегию за собой.

- Выбирай, - низким голосом промолвил Залу. - Любой из нас, кроме Шио, предоставит тебе эту связь.

Тина молчала.

- А что нужно, чтобы возникла связь? - спросила Ася. - Укус?

- И укус тоже, - Залу не сводил взгляда с Тины, словно хотел видеть, как она отреагирует. - И ещё обмен хотя бы одной жидкостью из организма вампира. Думаю, учитывая, что ты девушка, - обратился он к Тине, - Проще всего будет тебя поцеловать.

- Проще всего!? - Тина возмущённо фыркнула, и все не удержались - дружный смех наполнил гостиную, хотя у некоторых он был скорее нервный, нежели от настоящего веселья.

- Знаете, давайте устроим перерыв на обед, или что там уже - ужин? - попросила Тина, вытирая выступившие от этого смеха слёзы. - Я пока... подумаю. Не могу так сразу...

- Я - за, - сразу отозвался Владомир. - Тина потрясающе готовит, так что, кто откажется - сам дурак!

Приободрённая и чрезвычайно польщённая такой рекомендацией, Тина, улыбаясь, отправилась на кухню. Шио немного потормозил, и рванул ей помогать. Ася заглянула к Телю, а остальные занялись разговорами, обменом новостей, и прочим, чем могут заняться недавно познакомившиеся люди и вампиры.

Этим же вечером, когда часы пробили десять, самая первая сплетница Дома Шаббат поливала цветы на лестничном пролёте между одиннадцатым и двенадцатым этажами. Рину мучила бессонница, и она, не зная чем заняться, решила выполнить свои прямые обязанности - своё дежурство по подъезду.

Услышав шум и негромкие голоса, Рина бросила лейку и налегла грудью на лестничные перила, вытягивая шею вверх, чтобы рассмотреть, что же там происходит. Она увидела, как из квартиры вышла та заносчивая девчонка, что искала кота. А за ней вышел Владомир. Девчонка закрыла квартиру ключом и повернулась к своему спутнику.

- Идём? - он протянул ей руку.

Помедлив, она взяла его за руку, и оба скрылись в квартире Владомира.

Сама того не ожидая, Рина была вознаграждена за свои поливочные труды! Вот уж новость, так новость! Значит, они всё-таки любовники! Кому бы рассказать? И, забыв лейку возле вазона с настурциями, уже Рина побежала вниз по лестнице, но тут же вернулась - сначала подождём, сказала она себе. Через сколько времени они выйдут из квартиры? Она одна выйдет или они опять пойдут к ней? Как они будут выглядеть? Короче, ради такого дела надо подежурить тут часок другой.

На этот раз Тина не поскользнулась - помнила о полах Владомира - хотя ноги у неё подкашивались и дрожали отчаянно.

- Выпьешь чего-нибудь? - спросил Владомир.

- После такого ужина? - нашла силы улыбнуться Тина. - Спасибо, но я едва не лопаюсь.

- Да, ужин был выше всяких похвал, - задумчиво сказал Владомир. Смотрел он при этом прямо на девушку, и Тина не знала, куда ей деться.

- Зачем ты выбрала меня, если так боишься? - неожиданно спросил он.

- Потому что других я боюсь ещё больше! - буркнула Тина. - Слушай, начни уже, а? Мне не по себе, оттого, что мы просто разглядываем друг друга, да и остальные там одни...

- И что?

- Неловко как-то...

- Неловко на потолке спать - одеяло падает! - отрезал Владомир. - Ты заметила, что за нами наблюдали?

- Что? Кто это?

- Рина. Знаешь такую?

- Успела познакомиться.

- Уверен, она ещё там, ждёт развития событий. Может и под двери сунется - вдруг да услышит что интересное? Не услышит, разумеется, у меня всё звуконепроницаемое. Но тебе всё равно не удастся покинуть меня в ближайшие три часа.

- Это почему? - подозрительно спросила Тина.

- Да потому что так устанавливается связь "Душа за душой". После выполнения необходимых манипуляций, связующие не отходят друг от друга в течении хотя бы пары часов, занимаясь чем-нибудь обоюдно приятным.

- И чем же это интересно? - буркнула Тина, задетая тем, что Владомир назвал будущий поцелуй с ней "необходимой манипуляцией".

- Если ты не против, я тебя порисую, - с улыбкой, предложил вампир, словно прочитав мысли девушки. - Я ещё в первый раз хотел тебе это предложить. Попозируешь?

- Можно, - ошарашенно согласилась Тина. В конце концов, это лестно.

- Иди сюда, - голос Владомира стал низким, и Тина против своей воли поднялась с дивана, на который успела плюхнуться, и двинулась к вампиру.

- У меня никогда не было донора, - Владомир положил руки ей на плечи. - Я всегда считал это бесполезной роскошью, снобизмом, - руки погладили плечи Тины, скользнули по её рукам, обняли за талию. - Но с тобой я готов пересмотреть свои взгляды.

- Хочешь стать моим личным донором? - склоняясь к Тине, спросил Владомир. - Я нравлюсь тебе?

Сердце у Тины колотилось с быстротой колёс скорого поезда. Губы дрожали, и она не видела перед собой ничего, кроме глубоких синих глаз Владомира. Глаза эти манили... искушали... сводили с ума...

- Поцелуй меня, - только и прошептала она, и едва не застонала от блаженства, когда он исполнил просьбу.

"А как же Шио? - метались сумбурные мысли где-то далеко в подкорках мозга. - Я ничего ему не обещала! - вопила другая часть думалки. - Но он нравится тебе! - Владомир тоже! - А кто больше? - Не знаю! Отстань! Сейчас мне по фигу!"

Очень незаметно, по крайней мере для Тины, поцелуи стали более глубокими, жаркими, сместились на виски, потом на шею, потом...

- А-а-а... - Тина забилась в сладкой агонии, потом застыла, уже не понимая, где она... что с ней...

Владомир пил кровь, одновременно посылая в кровь Тины необходимые для связи вещества.

"Думай обо мне!" - приказывали его глаза, глядящие в остановившийся взгляд девушки. "Думай, как я. Думай вместе со мной. Отныне мы вместе. Отныне мы связаны. Я думаю о тебе, думаю как ты, думаю вместе с тобой. Ты - моя!"

- Отдохни теперь, - ласково сказал он, усаживая Тину на диван. - Можешь поспать, если хочешь.

- Ты же хотел меня порисовать, - удивилась Тина. Удивилась в том числе и самой себе - как умудрилась рот-то раскрыть?

Владомир внимательно посмотрел на неё - будто не насмотрелся, Тина даже фыркнула - и прежде, чем ответить, принёс бутылку красного вина и два бокала.

- Пьянствовать будем? - насмешливо спросила Тина. - Пока остальные не видят?

- Тебе надо восстановить силы, - Владомир открыл вино. Разлил по бокалам. - Красное вино неплохо восстанавливает кровь.

- Да я себя и так вполне сносно чувствую, - пожала Тина плечами.

- Сносно? Значит, Татиан был прав - ты одна из них.

- Я - Идеальная Жертва? Как Ася и Алиса? - Тина едва не разлила вино.

- Полагаю, так, - Владомир чуть насмешливо поднял бокал. - Твоё здоровье!

Потом он подлил вина Тине, а сам принёс складной столик, на котором лежала палитра, кисти, стояли какие-то баночки, и ещё была куча инструментов, добавил света, и, встав возле мольберта, принялся задумчиво поглаживать подбородок.

"Это тебя надо рисовать", - завороженно подумала уже не слишком трезвая Тина. - "Ты ж настоящая экспозиция! Великолепная экспозиция!" - и смутившись своих же мыслей, уткнулась носом в бокал.

Владомир рисовал. Карандаш, кисти, ещё карандаш, уголь, растушёвка - всё в его пальцах мелькало с удивительной скоростью, и Тина уже не пыталась отследить, чем он в данный момент оперирует. Владомир рисовал со скоростью недоступной человеку, но Высшему вампиру. А Тина пила вино, и наслаждалась общей расслабленностью и стоящей в квартире тишиной.

"Хочу уже посмотреть", - подумала она примерно через час. - "А то как засну..."

"Всего несколько штрихов", - сначала Тине показалось, что это ответил Владомир, но через секунду она поняла, что просто прочла его мысли. Его направленные к ней мысли!

"Нравится?" - снова наполнил мозг мысленный "голос" вампира.

- Как по сотовому. Только чётче... - слабо ответила Тина. И мысленно добавила: - "И странно так..."

- Можешь смотреть, - пригласил Владомир вслух, поворачивая мольберт вполоборота к Тине.

Она подошла и обомлела.

Белое заснеженное поле, окружённое вдали пушистыми елками. Над сумрачным зимним небом плывут низкие серые облака. Но снег на поле словно светится ярким белым светом, не смотря на отсутствие солнца. И стоит посреди этого поля девушка. На девушке вечернее платье - облегающее, в пол, с разрезом от бедра, и вставками чего-то серебряного на груди и на поясе. Короткие волосы её бешено развивает ветер, а она улыбается. В руках у девушки бокал с красным вином... или кровью?.. а вокруг босых ног рассыпаны ягоды - бело-синие со странным сочным фиолетовым отливом. Крупные ягоды, овальные и с немного удлинёнными носиками. У некоторых торчат черешки с листьями. Листья виноградные. И последняя деталь - у девушки за спиной, немногим выше её, мечутся в небе летучие мыши. Толи улетая, толи прилетев на зов.

- Нравится? - Владомира обеспокоило слишком долгое молчание Тины.

Она подняла голову. Посмотрела на него далёким затуманенным взором.

- Знаешь... за одну эту картину я почти согласна стать твоим донором, - с трудом разлепила губы Тина. - Ты... так рисуешь... Владомир...

Он подхватил её в объятия, и поцеловал уже просто так... без всяких "связей"...

Не успела ещё Рина всласть посплетничать о том, что видела вчера, как получила ещё одно. Достойное грандиозного обсуждения, зрелище!

Дверь подъезда распахнулась, и оттуда стремительно вышел Владомир. Лицо его было каменным, но глаза недобро прищурены, и Рина поспешно отскочила за припаркованную неподалёку машину. Мало ли! Под горячую руку попадёшь - мало не покажется!

- Подожди! - следом из дверей метнулась его вчерашняя подружка. - Постой, ты не правильно понял!

"Ага, любовная ссора!" - одновременно радостно и злорадно подумала Рина. - "Не так понял - да как же! Знаем мы эти "не так"!

- Давай поговорим! - видимо девушка торопилась - на ней был шерстяной брючный костюмчик, но ни шапку, ни шубу она не одела.

- Разговор окончен, - ледяным тоном произнёс Владомир. - Я достаточно увидел и услышал.

- Да не так всё было! - выкрикнула она. - Ты... глупости подумал! Давай вернёмся, я расскажу, что...

- Расскажи кому-нибудь другому! - безразлично откликнулся Владомир, и у Тины из глаз покатились самые настоящие, не наигранные слёзы.

"Как лучше всего познакомиться с Лероем?" - решали заговорщики утром, на квартире у Тины.

- Предлагаю вам поссориться, - сказал Залу, по очереди рассматривая то Владомира, то Тину.

- Зачем? - не поняла она.

- Затем, что Лерой - стервятник, и вообще последняя гадина, - понял мысль Шио. - Если он увидит, как вы ссоритесь, то сам приклеится к тебе - ещё бы! Увести подружку самого Владомира!

- Я это и имел в виду, - кивнул Залу.

Тина нехотя согласилась.

И вот сейчас, когда она стояла и смотрела, как он садиться в свою машину, самая настоящая обида и беспомощность наполняли Тину до краёв, будто горькая микстура. Да, это игра. Да, для дела. Но...

Слезы покатились по щекам, губы задрожали от удерживаемых рыданий.

- Ну и катись! - срывающимся голосом выкрикнула она, и, вбежав в подъезд, хлопнула дверью, прислонилась к стене, и закрыла глаза руками.

Рина горящими глазами наблюдала за происходящим. Вот так сцена!

- Бюро по сбору информации открыто? - на плечо Рины легла чья-то рука, тут же исчезла и хлопнула девушку по заднице.

- Лерой! - почти шёпотом вскрикнула Рина. Захихикала угодливо.

- Что за краля? - Лерой, прищурившись, разглядывал одинокую фигуру у подъезда.

- Ты не знаешь? - Рина даже губы облизнула от восторга. - Любовница Владомира! Они... она... - Рина давилась словами.

- Да не тарахти! - сморщился Лерой. - Нормально говори, не понял ни хера!

Рина сглотнула, и унимая рвущийся наружу восторг, принялась рассказывать.

"Что дальше?" - уныло думала Тина, разглядывая следы колёс на снегу. - "Идти домой? А потом? Вроде Рина крутилась неподалёку, неужели она пропустила предназначенное для неё зрелище? Впрочем, не столько для неё, сколько для..."

- Что случилось? Кто обидел такую красотульку? - тягучий голос с развязными наглыми интонациями, заставил сердце Тины забиться от страха и радости - получилось! Шоу видели все, кому предполагалось! Клюнули!

Шоу продолжается! Теперь её выход!

- А ты кто? - всхлипнула она, не отнимая рук от лица.

- А я такой полезный парень, готовый утешать расстроенных красотулек. Эй! На меня-то посмотри!

Тина посмотрела. Да. Та самая рожа, которую она запомнила с пятнадцати лет. Правда, тогда она была перекошена злобой и алчностью, а сейчас улыбается сочувственно, всем своим видом выражает желание помочь.

- Я ему столько отдала! - натурально всхлипнула Тина. - Он мне обещал...а сам... свинья...гад!

- Да, да, все они такие, - покивал Лерой, уже прикидывая, что если своему бывшему "столько отдала", то даст ли ему?

- Не рыдай, подруга! Выпить хочешь?

- Хочу! - мужественно решила Тина, хотя внутри всё ухало от волнения и страха.

- Идём, - Лерой собственнически обнял Тину за плечи. - У меня как раз хатка наклюнулась, там бар - самое то!

"Он ещё и потрошит квартиру босса, когда того нет", - подумала Тина с брезгливостью. - "Правильно Шио говорил - стервятник и гадина!"

- Это прикольно! - вслух захихикала она, запихивая тошноту поглубже в себя. - Идём, мне нужно утешиться!

Квартира Зотта была огромная - небось самую большую из всего дома себе выбрал - но отделана и обставлена совершенно безвкусно.

На современном натяжном потолке (сам потолок раскрашен разноцветными кляксами) висит, чуть ли не задевая головы вошедших, огромная позолоченная люстра на сто двадцать лампочек. Такая больше подошла бы какому-нибудь актовому залу или холлу во Дворце Культуры, но в этой квартире она смотрелась просто чудовищно. Вазы династии Мин - непонятно настоящие ли? - соседствовали со странными изогнутыми конструкциями ("Арт-дизайн! - похвастал Лерой. - Зацени!") и гигантскими композициями, сделанными как-будто из толстенной проволоки.

Лерой провёл Тину в комнату, служащую гостиной, усадил за круглый прозрачный стол. Стул, кстати, тоже был прозрачный, и Тина порадовалась, что не одела для этого "спектакля" юбку.

- Располагайся, детка, - довольно ухмыльнулся Лерой. - Щас выпить притащу.

Едва он скрылся на кухне, Тина вскочила, и, стараясь двигаться неслышно, обошла гостиную. Осмотрела всё, что успела, а услышав, что Лерой идёт обратно, уселась на место.

Притащил он прямоугольной формы бутылку, в которой плескалась ядовито-красная жидкость.

- Во! - он бухнул бутылку на стол, и рядом поставил два стакана. - Рябиновая! Настоечка высший сорт!

Тина едва не рассмеялась - нашёл чем гордиться! Что, это всё что Зотт может себе позволить? Тоже мне - Большой Босс!

- Ой, она же крепкая, - захлопала ресницами Тина, - Я быстро пьянею, - она дурашливо захихикала. - Ты же не воспользуешься этим, правда?

- Да чтоб мне пусто было! - глаза у Лероя уже разгорелись, он впился глазами в грудь Тины, и облизывал губы, словно намереваясь сожрать девушку живьём.

- А покажешь мне спальню? - томно протянула Тина после третьего стакана. То есть это для Лероя он был третий, а сама Тина цедила настойку через силу, то и дело хватая воздух ртом, и отчаянно делая вид, что ей нравится. Это ж водка! Самая натуральная!

- Хочешь посмотреть? - похабно подмигнул Лерой.

- Ну да, - Тина простодушно захлопала ресницами. - Я в таких шикарных квартирах ни разу не была! Интересно же какой тут траходром!

Она мысленно покривилась и прикусила свой язык, но вампиру её развязное хамство понравилось, и он с готовностью повёл Тину на экскурсию.

Через полчаса она убедилась, что во всей квартире ничего "такого" нет. Это было странно, и Тина подумывала, как бы вывести Лероя на откровенный разговор. Но тот, прикончив остатки настойки, решил, что ждать ему надоело, и довольно активно приставал к Тине.

- Давай пойдём, - заплетающимся языком уговаривал он. - Ты ж хотела утешения, я тебя щаз так утешу, - он ухмыльнулся и облапив девушку за талию, потащил в сторону спальни.

- Да постой, - Тина мягко отстраняла его - нельзя было, чтобы он заподозрил что-нибудь и разозлился. - Я щас так не могу... я... - она хотела соврать про месячные, но вспомнила, что имеет дело с вампиром - он бы почуял запах крови!

- Я боюсь! - нашлась Тина. - Ты же сказал, что квартира чужая!

- Я сказал? - пьяно удивился Лерой. - Ну... этж херня! Успеем, чё там...

- Я хочу долго! - капризно протянула Тина, лихорадочно обдумывая, как выпутываться, если он согласиться "долго!".

- Да чё ты как кукла? - Лерой насупился. - Ко мне фигово... там...

"Тина!" - ворвался в подсознание голос Владомира. - "Шио раскаивается в собственном идиотизме, и говорит, что подозрительное было в квартире Лероя!"

- А, ну да! - вслух вспомнила Тина. И правда, Шио рассказывал, что стучал в квартиру Зотта, но ему не открыли, и тогда он пошёл к Лерою!

- Болван! - сердито и расстроенно сказала Тина.

- Так значит?! - услышав это, Лерой не на шутку разозлился. - Ты, подруга похоже не чуешь с кем связалась!

Тина замерла, соображая, что ему сказать. Не скажешь ведь, что это было не ему!

- Я... не тебе! - пискнула она, отступая от вампира.

- А кому? - голос его не предвещал ничего хорошего.

- Я вспомнила... что мне обещал Владормир! - нашлась Тина. - Он много обещал, а сам... и ты обещал, а даже не хочешь свою хату показать! - и она весьма натурально завсхлипывала.

- Да подбери сопли! - сморщился Лерой. - Потом покажу. Не щас, усекла! Будешь со мной, и всё будет пучком! Пучочком, я те говорю!

- Ага! Он тоже обещал...

- Замолкни! - взревел Лерой. - Достала сравнивать с этим уё...м! Я - не он! Ясно!

Ну, да, ты хуже, подумала Тина, но не озвучила, разумеется.

"Нужна помощь?" - Владомир возник в мыслях неожиданно. - "Говори и мы придём!"

"Нормально пока," - отозвалась Тина, стараясь, чтобы мысленный голос прозвучал уверенно. - "Если что - позову!"

- Вот и хорошо, - потёр руки Лерой, расценив её молчание, как капитуляцию. - Пойдём, будь лапой!

- Я... - Тина хватанула воздух, - Ну, давай потом, а? или ещё выпить принеси?

- Ладненько, - прищурившись, согласился Лерой. - Жди, сейчас принесу.

Он скрылся на кухне, а Тина метнулась к двери. Как открыть? Замки, замки... Да сколько тут замков?! А вот... ещё один...

Но едва она распахнула дверь, как что-то швырнуло её обратно в квартиру. Ударившись спиной о стену, Тина едва не потеряла сознание.

- Куда намылилась кукла? - заржал парень, стоящий на пороге. - Слышь, Лерой, твоя подружка хотела сделать ноги!

- Слышу, - Лерой появился в проходе и суженными от злости глазами рассматривал Тину. - Давай её сюда!

Пришедший, схватил девушку за руку, и втащил в зал. За ним вошло ещё трое парней самой бандитской наружности.

- Значит, по-хорошему мы не захотели? - осклабился Лерой. - Что ж, детка, развлечёмся по-другому!

Глаза его заволокло серебряным цветом, верхняя губа вздёрнулась, обнажая тонкие острые клыки. Остальные парни тоже заухмылялись, повторяя преображения Лероя.

- Не смейте! - Тина в ужасе уставилась на вампиров. Какие-то они не такие... Они страшные! Почему? И у них не только клыки, а все зубы острые! Лица не лица, а настоящие морды!

- Вы не имеете права! За это надо платить!

- Да ну? - нехорошо скорчился Лерой. - Вспомни, когда это я за это платил? Думаешь, я не узнал тебя, кукла? А ты меня помнишь? Или забыла? - он шагнул вперёд, схватил Тину за плечи, нарочно вцепляясь когтями в кожу. Тина вскрикнула - когти порвали шерсть костюма, разодрали кожу. - Помнишь, - удовлетворённо сказал Лерой, заглядывая в испуганные глаза жертвы. - А вот теперь - развлечёмся!

"На помощь!" - крикнула мысленно Тина, прежде чем оскаленная пасть располосовала ей горло.

Дверь разломалась пополам, влетела в коридор и вдребезги разнесла стоявшую у стены вазу! Три вихря, казалось, одновременно ворвались в квартиру. На самом деле один на доли секунды опередил двух других, на мгновение замер, превратившись в черноволосого великана с золотыми глазами, он тут же оценил обстановку, и метнулся к вцепившемуся в девушку чудовищу. По пути швырнул ещё одного зверя в большое шипастое настенное украшение, где тот и остался висеть, изрыгая проклятия и фонтаны крови, однако не в состоянии слезть со страшного ложа.

Ещё два вихря - Шио и Владомир - кинулись на других участников "веселья". Владомир схватил самого крупного парня за поросшее короткой жёсткой шерстью горло, и сжал, ломая шейные позвонки. При этом он отрывал чудовищное создание от пола, и умудрялся уворачиваться от машущих перед лицом когтистых лап.

Шио пришлось труднее всего - на него набросились двое уродов, рыча и брызгая слюной. Справиться с ними в "честной" схватке он бы явно не смог, поэтому решил использовать преимущества трансформации - перекинулся в коты, метнулся между ног одного нападавшего, и возникнув у того за спиной, вновь стал собой, и толкнул противников в объятья друг друга. Этим он добился того, что несущаяся ему в лицо лапа, пропорола горло второго, нападавшего со спины. Невольный убийца выдернул окровавленную конечность, и удивлённо смотрел, как его напарник рухнул на пол, корчась и хрипя, а Шио не медля прыгнул на спину оставшемуся противнику, и они покатились, сцепившись не на жизнь, а на смерть.

- Я убью тебя, - со сладкой мукой, сводящей ему скулы, прошептал Владомир.

Скользящим шагом он подходил к Лерою, которого на весу держал за шиворот Залу.

Битва закончилась не в пользу Зоттовых приспешников - трое убитых валялись на полу, один на последнем издыхании висел на колючем украшении, залив стену и пол своей кровью, а оставшийся в живых - Лерой - бесполезно дёргался, не в состоянии вырваться из рук Залу.

Шио, не обращая внимания на собственные раны, сидел на полу, и бережно держал лежащую без сознания Тину. У него тряслись губы, он молился всем известным и неизвестным ему силам, чтобы с ней всё было в порядке.

- Она жива! - заверещал Лерой, уже вернувший себе прежний облик. - Жива ваша девчонка!

- Я всё равно убью тебя, - Владомир улыбался, и от этой улыбки у Лероя едва не расслабился мочевой пузырь.

- Я вам пригожусь, - отчаянно заскулил он, понимая, что может купить свою жизнь только очень ценной информацией. - Я вам такое расскажу!.. Зотт... он знаете, кто? Он человек!

- Знаем, - безразлично сказал Владомир.

- Он... он знает, где вход в Край Озёр! - выпученные глаза Лероя были ещё и от того, что Залу постепенно всё туже сжимал кулак.

- Знаем, - глава Дома Аума встряхнул Лероя, как нашкодившего щенка.

- Он есть молочный виноград! - взвизгнул Лерой, увидев клыки Владомира.

- А вот за это - спасибо! - Владомир протянул руку, положив ладонь на макушку Лероя, и одним движением сломал подонку шею.

И тот час же Залу швырнул обмякшее тело в сторону, и Владомир успел заметить мелькнувшую на лице великана брезгливую гримасу.

- Как она? - Владомир сел прямо на пол, тревожно глядя на Тину.

- Она - вполне нормально, - Тина открыла глаза и слабо улыбнулась.

Шио издал полузадушенный вопль, и прижал девушку к себе с такой силой, что у бедняжки рёбра хрустнули.

- У тебя закрылись раны, - внимательно осмотрев её, прокомментировал Залу.

- Ну, так я Идеальная Жертва или погулять вышла? - важно заявила Тина, и ухмыльнулась. - Мне б ещё чего-нибудь пожрать, а то от голода мутит.

- Меня тоже... мутит... - сказал Владомир, оглядывая залитую кровью квартиру. - Идёмте отсюда.

- Тина! - едва они переступили квартиру, кинулась к ним Алиса. - Мадонна миа! Ты жива! Как мы волновались!

- Что-то случилось? - нахмурился Залу, уловив в голосе девушки странные новости.

- Зотт вернулся, - вместо Алисы ответил Татиан, выходя из комнаты Теля вместе с Асей. Последняя держала брата Тины на руках. Тель, как ни странно молчал.

- Сбежал от моего гостеприимства, видать учуял что-то, - продолжал Татиан. - Я ехал за ним. Он вошёл в дом, но соваться в свою квартиру не стал - вы знатно там шумели - открыл соседнюю квартиру, и скрылся там с группой помощников.

- Квартира Лероя, - мрачно сказал Шио. - Это я виноват, простите меня! Я кретин, не вспомнил, что та подозрительная тряпка болталась в халупе Лероя. Лероя, а не Зотта! Собственно это и была причина, по которой Зотт приблизил к себе такого скота, как Лерой. Али наоборот?

- Надо идти туда, - Залу повернулся к выходу. - Кто со мной?

- Я!!! - в голос сказали все.

- Так не пойдёт! - Ася решительно сунула Теля в руки Татиана. - Теперь твоя очередь! Ты остаёшься, а мы идём!

- Может, лучше Шио? - на удивление робко попробовал протестовать Старший вампир. - Ему, судя по его виду, больше всех досталось. Путь посидит тут... залижет раны...

- Нет, - Шио даже отступил к порогу. - Я иду с Тиной. Я начал...

- Закончим вместе! - Владомир стремительно вышел в подъезд.

Остальные кинулись следом.

Лероеву дверь сломали, даже не задумываясь. Но небольшая грязная квартирка была пуста. Только трепетала на одной из стен яркая сине-зелёная занавеска, с вышитыми на ней виноградными листьями.

- Есть! - Шио отдёрнул занавеску, и взорам собравшихся предстала крепкая деревянная дверь, темно-коричневая, с мелким узором по краю, и не слишком удобной ручкой в форме виноградного листа.

- А легенды-то не врут, - тихо сказал Залу, среди общего молчания. - Именно так и выглядит дверь в Край Озёр.

- Откроем? - приподнял бровь Владомир.

- Попробуем, - решил Залу. И они попробовали. Ещё и ещё. Но дверь словно была намертво вделана в стену, и не открывалась.

- Плохо, - сказал глава Аума, когда все присели на шаткий диван, и перевели дух. - Значит, это личная дверь Зотта. Только он и может открывать её. А нам как бы не пришлось искать другую - личного пользования.

- Есть и такие? - удивился Шио.

- Всё есть, - загадочно ответил Высший вампир. - Или многое, как я теперь понимаю. Легенды правдивы. Это означает... да много что означает, сразу не расскажешь.

- Расскажите почему эти... которые с Лероем, так выглядели, - вздрогнув, вдруг попросила Тина. - Они же не люди были, ну, в смысле, не такие вампиры, как вы, а как... звери! Чудовища!

- Они были вурдалаками, Тина, - чуть утомлённо ответил Владомир. - Такие существа получаются, если аврор воспитывается неправильно, и к тому же пьёт кровь своего наставника. Отсюда такие "милые зверюшки"!

- Милые, - вздрогнула от пережитого Тина.

- Смотрите! - сказала вдруг Ася. - Дверь! Из-за неё свет!

- Личная дверь Зотта открылась, - высказал общую мысль Шио. - Значит ли это, что Зотт... мёртв?

- А ну, ещё раз! - скомандовал Залу, вскакивая с дивана, и три вампира упёрлись в дверь, толкая её изо всех сил и даже не заботясь, чтобы ненароком не сломать.

А дверь вдруг подалась и открылась. Яркий свет хлынул из неё, и все вошли в тот мир, что скрывался за ней.

Они вышли на каменистое, на первый взгляд, безжизненное, плато.

Они увидели высокую скалу и бирюзовое озеро перед ней. И в озере росли самые настоящие виноградные лианы.

А перед ними, смотря немного настороженно, стояла обаятельная пухленькая девушка, в синей футболке и коротких шортах. За спиной её маячило поистине чудовищное создание - высокий, с длинными, достающими до земли руками-лапами, с кожистыми крыльями, распахнутыми за спиной, получеловек - полузверь, с огромными, умными, беззрачковыми чёрными глазами.

Настороженность пропала из глаз девушки, она шагнула вперёд и, улыбаясь вошедшим, сделала рукой приглашающий жест:

- Добро пожаловать в мой мир! Его не бойтесь, это Тако - мой воспитанник. Проходите!

Они слегка придвинулись, посторонились, и в дверь вдруг шагнул Татиан с Телем на руках.

- Извини, Тина, - сказал Татиан, оглядывая незнакомую пухленькую шатенку с чудовищем за спиной, и странное место, похожее на место из легенд. - Он вдруг начал кричать и плакать, и я не нашёл ничего лучше, чем пойти за вами, - Татиан виновато улыбнулся. - Не умею я обращаться с детьми.

- Ничего, - Тина протянула руки, чтобы взять брата.

Внезапно он вывернулся из рук Татиана и, как показалось всем - упал на каменистое плато.

- Тина, - отчётливо выговорил Тель, твёрдо стоя на ногах. С его лица исчезло глупо-растерянное выражение, присутствующее там всегда - словно влажной губкой стёрли. Глаза Теля больше не вращались в разные стороны, а смотрели прямо и с любопытством, как глаза всякого нормального ребёнка. - Я так испугался, плакал, и Татиан принёс меня сюда. - Тель сделал шаг к сестре и умоляюще посмотрел на неё голубыми глазами. - Ты не сердишься?

Вскрикнув, Тина рухнула в глубокий обморок.

История последняя

Дом Аума

В этом кабинете не было диванов или кресел. Зато там был огромный пушистый-препушистый ковёр и множество разной формы и размеров подушечек, по этому ковру раскиданных. Ещё были низкие круглые и треугольные столики, по большей части деревянные, но один - металлический, а один - белый, на витой ножке (из слоновой кости, - любезно пояснил Залу). На столиках стояли вазы с фруктами, изящные графины с неизвестными пряными напитками, и блюда со шербетом, рахат-лукумом и прочими восточными сладостями, поставкой которых и занимался Дом Аума, как таковой, и сам Залу, в частности. Сейчас он удобно расположился на нескольких крупных и маленьких подушках и чувствовал себя великолепно, с затаённой усмешкой наблюдая, как устраиваются в непривычных условиях его гости.

Татиан, Ася, Алиса, Шио, Владомир и Тина с братом. И, вышедшие из Края Озёр - Надя и Тако.

Тина молча плакала, глядя, как Тель мнёт в руках кусок шербета, то суёт его в рот, то вынимает обратно, пачкая светло-лиловую овальную подушку. Едва они покинули легендарный мир, как Тель снова стал слабоумным.

Залу предложил всем угощаться, кому чем нравиться, после чего попросил Надю рассказать её историю.

Она рассказала, смущаясь и оглядываясь в поисках поддержки на своего чудовищного питомца.

- Чудесно, - сказал Залу, когда она замолчала и приняла из рук воспитанника кубок с освежающим лимонным напитком. - Значит, ты нашла свою личную дверь в Край Озёр. Не многим так удивительно везёт!

- Я так и не поняла - умерла или нет? - печально отозвалась Надя, передавая кубок Тако. - Вроде умирала, но есть хотелось. И пить и спать тоже!

- Идеальные Жертвы не умирают просто так, - сказал Залу. - Все они попадают в Край Озёр, чтобы возделывать виноградники.

- Кто? - не поняла Надя. - Какие жертвы?

- Теперь наша очередь рассказывать, - и Залу ёмко - но так интересно - рассказал Наде всё, что касалось Идеальных Жертв и иже с ними.

- Так что сама понимаешь - при жизни тебе была уготована судьба, которой ты не воспользовалась. Зато полностью оправдала себя после смерти.

- Странно как-то, - задумчиво сказала Надя. - А Тако? Кто он такой?

- Знаете, - Залу покатал в пальцах грецкий орех. Нажал, раскалывая. - Я обдумал всё произошедшее. Я вспомнил все легенды и сказки. Думаю, я могу рассказать, что же на самом деле происходит... или Не происходит, начиная с лета, когда появилась первая Идеальная Жертва.

- Расскажите, - Алиса, смутившись, поёрзала на подушке. - Только можно сперва вопрос?

- Говори, - приподнял бровь глава Дома Аума.

- Почему при взгляде на вас у меня... ну, просто кровь вскипает? - Алиса умудрилась не отвести взгляда. - Я легко возбуждаюсь - мне это от природы назначено, но тут другое... Всё в организме подскакивает куда-то... И не только у меня! И Ася, и Тина чувствуют себя так же - я вижу это! А вот Надя - нет!

- А ты внимательна, - рассмеялся Залу. - Да потому, что я - альфион. Бывший. А Надя не реагирует на меня, потому что ела молочный виноград, так ведь? - обратился он к Наде.

Она кивнула

- Разве можно быть бывшим альфионом? - растерялась Алиса, впрочем, не она одна. - Я думала, это необратимый процесс!

- От стадии после Высшей можно отказаться, - пояснил Залу. - Правда, это трудно. Почти невозможно. Но я смог. А благодаря прошлому альфиона, я знаю, что и как было в этом мире, и как должно быть. Собственно, об этом и мой рассказ

Во времена Золотого века людей и вампиров было поровну. Каждый занимался своими делами и не мешал жить остальным. Вампиры имели полноценное потомство, потребляя напиток, называемый - молочный мёд, или виноградное молоко. Напиток этот изготовлялся из молочного винограда, растущего в Краю Озёр - потустороннем мире, открытом лишь для умерших Идеальных жертв и некоторых альфионов. Они заботились о том, чтобы Озёра процветали, рои, опыляющие виноградные цветы - благоденствовали, а сам Край Озёр был прекрасным мирным местом. Созревший виноград поставлялся в Прихожую, этакий распределитель для умерших, а оттуда - опять же работающими там Идеальными Жертвами и альфионами - в наш мир. Но потом началась война. Великая и бессмысленная война людей против вампиров. Когда вампиров почти не осталось, произошёл сдвиг в равновесии обоих миров - Идеальные Жертвы больше не были востребованы, умирая, они не попадали по месту назначения, и Край Озёр остался без надлежащего ухода. Результатом явилось пересыхание, нехватка пищи для пчёл, и, в конце концов - землетрясение. Разлом земной коры на плато образовал глубокую пропасть, заполненную лавой. Эта пропасть окружила плато, совершенно высушила землю и озера и погубила Край Озёр. Вампиры, не получающие больше виноградного молока и видя, что теперь из их союзов рождаются страшные твари, стали перед выбором - отказаться от мысли иметь потомство вообще - но это, как вы понимаете, прямой путь к вымиранию, или придумывать что-то ещё... Выход пришёл в виде авроров. Кто такие авроры изначально, сделаем небольшое отступление для объяснений:

Рой состоит из королевы - матки, рабочих пчёл и нескольких трутней. Обязанности понятные - трутни оплодотворяют королеву, королева откладывает яйца, из которых вылупляются новые рабочие пчёлы, ухаживающие за виноградом. После трёх - четырёх циклов умирают все трутни кроме одного. Оставшийся улетает в озеро, и закукливается на дне. В состоянии куколки он проводит определённое время - нам ещё предстоит выяснить какое - а потом из куколки выходит уже маленький аврор. Он находит и съедает свой старый рой, и через некоторый промежуток времени откладывает личинку, из которой вскоре вылупляется Королева - матка. Далее всё начинается заново, а выполнивший свою роль аврор, умирает. Собственно то, во что вырос воспитанник Нади - нонсенс! Мы ещё поговорим на эту тему, верно? - обратился он к Наде.

Та, покраснев, кивнула.

-Так было испокон веку, и во времена Века Золотого, и до тех пор, пока не произошла катастрофа, - продолжил Залу. - Тогда авроры, - трутни - переростки, больше не выполняющие свои прямые обязанности, стали находить выходы в Прихожую, а оттуда их забирали оставшиеся там альфионы. Постепенно авроров выходило всё меньше и меньше, но уже появились закрытые секретные бункеры, в котором они жили, словно человеческие дети - в детдомах. Если им везло - они находили себе Наставников. Постепенно, за тысячи лет, все забыли, кто такие авроры и откуда они вообще взялись. Привыкли, что иногда, раз может в столетие, в Прихожей появляется аврор и его помещают в бункер. А об остальном не знал никто. История превратилась в легенду. Легенду о Крае Озёр.

- А Идеальные Жертвы?! - подскочила Алиса. - Это кто такие?

- Да очень просто, - улыбнулся Залу. - Воспитатели, Алиса. Это воспитатели маленьких вампиров во времена Золотого века. Была такая работа, оговоренная Законом о Трудовых Отношениях между Вампирами и Людьми. Были даже детские сады, в которых работали Идеальные Жертвы. Кровь со свойствами, как у Аси - способ приручить невоспитанного неуравновешенного вампирёныша. Твоя кровь, Алиса - помощь при срочной ситуации, когда требуется перевести вампира на уровень выше. Кровь Тины - просто необходимое вампирёнышам блюдо, таких, как Тина было большинство, а Тина, чтоб вы знали, способна напоить за раз с десяток даже взрослых вампиров. И не поморщиться!

- Воспитатели! - ошеломлённо сказал Шио. - Воспитатели для вампирёнышей, - повторил он, и расхохотался. - Вот уж правда - легенды приукрашивают!

- А почему Зотт стал таким? - спросила Ася. - Надя тоже ела виноград, но ведь осталась нормальной.

- Надя - Идеальная Жертва, к тому же покинувшая этот мир, - мягко напомнил Залу. - Кстати, подозреваю, да нет, даже уверен, что ты, - он повернулся к девушке, - можешь теперь открыть дверь в Край Озёр там, где тебе вздумается. Теперь ты - Главная Смотрительница Края Озёр.

- Опупенно! - покрутила головой та. - И как я буду справляться? Я даже не знаю, с чего начать!

- Это отдельный вопрос, - кивнул Залу. - Между прочим, ещё предстоит известить о наших достижениях Высший Круг.

При этих словах Шио застонал, схватившись за голову.

- Я сам вхожу в Круг, поэтому постараюсь обойтись малой кровью, простите за каламбур. А Наде я предлагаю вступить в Дом Аума, кстати, ты знаешь, что АУМ - означает "Всеобщность"? Вот и будет у нас всеобщность - будешь приходить и получать консультации по уходу за виноградом, и заодно будем общаться.

- А что для этого надо? - поинтересовалась она.

- Я тебя укушу, и этим проведу необходимую трансформацию в организме, - насмешливо сверкая глазами, заявил Залу. - Страшно?

- Нет, - пожала плечами Надя, и вдруг рассмеявшись, показала ему язык. - А когда?

- Чем скорее, тем лучше, - ответил он. - Сейчас всё решим и тогда...

- А что будет с Шаббат? - поднял голову Шио.

- Я вижу лишь один вариант: кто-то из вас прямо сейчас подаёт мне прошение о назначении его главой Дома Шаббат, - сказал Залу. - Шио? Владомир?

- Ни за что! - Владомир усмехнулся. - Добровольно лезть в петлю? Благодарю покорно! К тому же у меня есть дела поважнее, - и он с лёгкой грустью взглянул на молчащую Тину.

- Да как я могу стать во главе Дома? Я же Младший?! - изумился Шио.

- Это не проблема! - отмахнулся Залу, - Было бы желание, а там я помогу.

- И не забудь про меня! - подала голос Алиса. - Если что - Раз! И на уровень выше! Хочешь?

- Спасибо, нет! - пробормотал Шио. - Подрасту своими силами. А вот насчёт главенствования... - он кинул короткий взгляд на Тину. - Ладно, согласен!

- Пиши! - Залу кинул ему невесть откуда взявшуюся ручку и лист бумаги.

Шио написал. Залу достал из-под подушек огромную треугольную печать, прокусил собственную руку, и, смочив печать в своей крови, поставил алый штамп на прошении Шио.

- Иди, - он протянул бумагу Младшему вампиру. - Тебя уже ждут!

Шио оглядел всех присутствующих, ещё раз погладил взглядом не двигающуюся Тину и вышел из кабинета.

- Залу, - Владомир произнёс это тихо, но кубки на столике задрожали от его голоса.

- Сейчас, - кивнул тот. - Так было надо. Он понял, что она уйдёт с тобой. Для него самое лучшее сейчас - загрузиться незнакомой, тяжёлой работой, которая не позволит ему сожалеть о несбывшемся. Тина, - Залу ласково посмотрел на девушку. - Посмотри на меня!

- Почему так? - она мучительно подняла голову. В её глазах Залу не увидел ни Шио, ни Владомира. Только брата.

- Тель... он... Было же... или не было?

- Было! Я сам видел! - твёрдо сказал Залу. - И будет. Я уверен!

Безумная надежда метнулась в глазах Тины.

- Но не скоро. - Залу перехватил руки девушки, и крепко сжал, нарочно причиняя телесную боль, чтобы боль душевная не перевесила и не затмила рассудок. - Слушай меня! - низким голосом приказал он. - У вас была одна мать. Она тоже должна была исполнять роль Идеальной Жертвы, чаще всего так и есть - это передаётся по наследству. Твой отец умер, отец Теля тоже, но при жизни он имел связь Бессознательного Брода - милая такая вещица, когда вампир чувствует, что человек может сыграть в судьбе вампиров какую-то роль, он имеет право обратить его. Но обращение не было закончено, а в это время был зачат Тель, отсюда и его безумие. Если ты согласишься, Надя заберёт его с собой. В Краю Озёр он будет проходить курс оздоровления с помощью винограда - это изумительное мощное средство от всего, что только можно придумать! Разумеется, он будет работать там, помогая восстанавливать Край Озёр. Сюда он будет возвращаться, чтобы указать нам потенциальные Идеальные жертвы, которые, смею надеяться, скоро, или не очень скоро, но всё же будут выполнять свою, изначально предназначенную им работу.

- Вы собираетесь возродить Золотой Век? - привстала с подушек Ася. - Это же будет...

- Долго. Сложно. С непониманием и, возможно, потерями. А ты против? - улыбнулся Залу.

- Нет, - она уселась обратно. - По крайне мере тогда, такие как я, точно будут обеспечены работой!

- И Тель будет здоров? - прошептала Тина.

- Не сразу, - покачал головой Залу. - С молочным виноградом шутки плохи - перебарщивать ни в коем случае нельзя. Ты видела, к чему это приводит, Зотт яркий тому пример!

- Не сразу... но будет! Он будет здоров! - шептала Тина, в волнении прижимая руки к груди. - А я? Что я буду делать?

- Жить в Шаббат, - приподнял бровь Залу. - Ты же приняла предложение Владомира - стать его личным донором?

Тина кивнула. Владомир ободряюще пожал её руку.

- Вот и живи, - сказал Залу. - Разумеется, ты будешь приходить сюда - видеться с братом и помогать нам в восстановлении равноправия людей и вампиров.

Тина помолчала, казалось, она впитывала информацию, или даже - впихивала её в себя, заставляя прижиться, потому что мозг отказывался верить в происходящее.

Потом она глубоко вздохнула, и Владомиру показалось - сейчас расплачется.

Но Тина подняла голову и широко улыбнулась:

- Ну... так чего же мы сидим? За работу! Нам так много ещё надо сделать!

Автор приносит глубочайшие извинения вампирам за разбазаренные секреты (не нарочно я, честное слово!), и благодарит личностей, которые предпочли остаться инкогнито, за любезно предоставленные подробности, факты и легенды!


Оценка: 1.00*2  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Маре "Менталистка. Отступница"(Боевое фэнтези) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) М.Орехова "Бегущая во сне"(Научная фантастика) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) Д.Игнис "На острие гнева"(Боевое фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"