Кочарина Светлана Петровна: другие произведения.

Увы, Милорд! Глава 4

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Глава четвёртая
   Доверяй лишь тем, кто может потерять столько же, сколько ты сам
  
   Едва Сун вышел на крыльцо, как все обитатели птичьего двора кинулись ему наперерез. Они шипели, гоготали, кудахтали и курлыкали. Норовили схватить за штаны, клевали боты, наступая на ноги своими кожистыми лапами. Парень досадливо поморщился, еле сдерживаясь, чтобы не пнуть назойливых пернатых. Орут с утра пораньше!
   - Су-ун! - раздался со стороны дома истошный крик. Так и есть, хозяйка услыхала вопли и теперь вопит сама. - Покорми птицу!
   - Только ведь кормил, - буркнул он, подхватывая ведро и спеша к колодцу. Лично Сун считал, что все сухопутные - такие, как куры, индюшки и цесарки - могли бы пить из той лужи, которую хозяйка с гордостью величает прудиком, и где плавают гуси и утки.
   Но сама дона Сара настаивала, чтобы кормушки и поилки всегда были полны, и зорко следила за этим. Эх, когда они уже разживутся кристаллами для кормушек и поилок? Два новоприбывших пошли в пекарню - на тестомешалку и кремовый аппарат. Дона Сара в первую очередь спешила усовершенствовать заводики. Чтобы перерабатывали максимальное количество продукта и выдавали по максимуму готовой продукции. А такие простые вещи, как кормление птицы, Сун должен был делать вручную.
   Да ещё яйца. Сбор яиц тоже входил в обязанности Суна. Три порошковых заводика работали весь день, перерабатывая яйца в яичный порошок - каждому заводику свой вид яиц, и надо было снабжать их продуктом. Но гадкие пернатые словно задались целью Суна извести. Они с утра и до вечера требовали жрать, проливали воду и орали, чтобы Сун наполнил поилки. К тому же они неслись, где попало, игнорируя удобные гнёзда.
   Встать с рассветом, с этим проблем не было - покидая птичники через специальные дверки, пернатое поголовье устраивало такой ор, что дальше спать было невозможно. Накормить птицу и налить во все поилки воды - Сун бегал от колодца к поилкам и обратно, пока все восемь не были полны. Проверить и вычистить птичьи дома.
   Пока он делал уборку, наевшаяся птица начинала нестись. То оттуда, то отсюда раздавались болезненно-торжествующие вопли несушек - кур, уток, гусынь, цесарок и индюшек. Им сочувствующе вторили мужские представители пернатого племени.
   Ориентируясь на звук, Сун кидался в ту сторону, спеша забрать снесённое, пока его не расклевали.
   Птицы было много, так что, начиная с самого рассвета бегать по двору, парень не мог дождаться заката. И без сил падал на свой топчан, едва его неугомонные подопечные засыпали на насестах.
   А ведь ещё требовалось заряжать заводики. Яйца на ленту порошкового: в первый куриные, второй - гусиные, третий - утиные. Для яиц индюшек и цесарок заводик только планировался, и потому Сун относил собранные яйца на склад.
   Готовый яичный порошок следовало засыпать в контейнеры пекарни. Туда же добавлялся крем, взбитый кремовым аппаратом, и тесто из тестомешалки. Готовое печево сразу упаковывалось по коробкам, корзинам и прочему, и отправлялось на продажу.
   Хорошо ещё, что тестомешалку и аппарат с кремом обслуживал другой работник. На их чахлом дворике была лишь птица, а для кремового аппарата требовалось молоко и масло. Они покупали молоко и масло на соседском подворье - там имелась маслобойка, а по небольшому пастбищу бродили коровы и овцы.
   Дона Сара всегда ругается, расплачиваясь за молоко и масло. Дорого, мол, качество низкое. Но Сун знал, что это от зависти. Дона Сара не желала заниматься лишь птицей. Она хотела превратить их подворье в богатый и процветающий агрокомплекс со своими пекарнями, прядильнями, маслобойками и другими постройками. Маслобойка из коровьего молока делает сливочное масло. Сыроварня из творога делает сыр. Прядильня из овечьей шерсти делает шерстяные нитки. Ткацкая фабрика из шерстяных ниток делает прочную ткань. Да что там! Перечислять можно бесконечно! И все эти постройки и построечки - означают покупку овец и коров. Большое подворье - больше работы!
   А ведь есть ещё...
   Мысли Суна были прерваны птичьими воплями - всё поголовье суматошно бегало по двору, пыталось взлететь на открытые двери и забор.
   Так и есть - гиена!
   Эти твари досаждали постоянно. На крупный скот они нападать боялись, а вот утащить добычу в перьях им как раз по зубам.
   - По ним и получат! - схватив коромысло, Сун кинулся наперерез серой твари.
   Гиена успела добежать до склада - за его распахнутой дверью пряталась аппетитная, жирная индюшка. Своими воплями она выдавала укрытие, но от страха и нежелания быть сожранной перестать вопить не могла.
   - Пошла! - Сун огрел гиену по облезлой пятнистой спине.
   Зверь подскочил на всех лапах, разворачиваясь к противнику.
   Гиена эта была достаточно крупной, чтобы уволочь не только индюшку, но и страуса, если б они были на подворье. И потому не слишком испугалась. Сун будто увидел себя глазами гиены - не слишком большой человек. Худой и щуплый, светлый волос собран в засаленный хвост, голубые глаза смотрят сердито, но недостаточно... Недостаточно...
   Гиена издала угрожающий звук - нечто похожее на затяжной лай. Убирайся, мол, с дороги, я своё всё равно возьму.
   Обычно гиен отлавливали Корка с Ливаном - двое самых сильных работников доны Сары. Длинными штырями - тыкалками, они загоняли гиен в клетки. Клетки уносили на склад, а после продавали на мыловарню. Но сегодня с утра оба парня уехали за мукой - мукомольного заводика-то у них нет. Так что, Сун - эта гиена вся твоя! С чем тебя и поздравляю!
   Парень тоскливо подумал, что загонять эту зверюгу в клетку себе дороже. Хотя бы попробовать просто выбить её с подворья!
   - Хвост оборву! - Сун постарался сделать голос ниже и добавить как можно больше грозных нот.
   Гиена чуть наклонила крупную бошку - словно задумалась, и, припадая на лапах, попробовала Суна обойти.
   - А ну! - он снова шваркнул коромыслом, взбив перед мордой зверя пыль. Размахнулся опять и зацепил дверь склада. Та закачалась из стороны в сторону, и перепуганная индюшка торопливо юркнула в спасительный полумрак.
   Увидев, что добыча стала недоступна, гиена попятилась.
   Сун сделал выпад, гиена отскочила, ещё больше переполошив бегающую по двору птицу.
   - Су-ун! - раздался сзади истошный вопль, - Сюда гони! Сюда!
   Упираясь в железные прутья клетки, дона Сара с трудом волокла её в сторону склада. Наверное, услышала вопли перепуганной птицы, а может, просто выглянула в окно и увидела гиену. И поспешила помочь.
   Идея Суну не понравилась. Очень не понравилась. Он-то надеялся просто выбить зверюгу со двора! Почему хозяйка вечно приходит не вовремя... Досада...
   Гиена же, сообразив, что ещё немного, и она сама станет добычей, решила, что пора и честь знать. Развернувшись, она кинулась вправо - судя по всему, именно там в деревянном заборе снова образовалась дыра.
   - Су-ун! - голос доны Сары набрал переливов - значит, хозяйка очень решительно настроена загнать гиену в клеть! Ей, что, шкура приглянулась? Зря, летняя, она почти лысая, плохая...
   Сун плюнул с досады и кинулся зверю наперерез. Как раз перед носом выскочил.
   - Гони! - дона Сара распахнула дверь клетки. В руках её Сун увидел штырь-тыкалку. Точно, твёрдо намерена отловить, тьфу ты!
   Ударив по земле слева, Сун заставил гиену отпрыгнуть в сторону. Сам он тоже прыгнул туда. Удар справа - гиена отшатывается в нужную сторону. Удар, опять удар! Клетка уже маячит за спиной зверя, вот-вот её хвост коснётся толстых прутьев!
   От калитки неожиданно раздались голоса, чей-то смех, и Сун отвлёкся. Дёрнув головой - посмотреть, кто же там пришёл, и гиена решила идти на прорыв. Утробно взвыв, она кинулась на парня.
   В удар гиена вложила все свои силы, и Сун повалился на землю. На секунду перед лицом нависла оскаленная пасть. Сун мысленно успел попрощаться, если не с жизнью, то со здоровьем уж точно, но гиена не собиралась драться. Она хотела лишь убежать. Спрыгнув с груди парня, зверь кинулся прочь. Дальше Сун не видел, что именно произошло - от калитки раздалось испуганное восклицание, а потом мимо прошла струя гудящего пламени. Визжащая гиена с подпаленной шерстью опрометью влетела в клетку, и довольная дона Сара захлопнула дверцу.
  
   Прислонившись к стене дома, Сун мрачно оттирал сапог от яичной смеси и скорлупы - во время беготни с гиеной по двору он растоптал по меньшей мере пять яиц.
   - Что, герой, на ужин яичница? - глумливо спросил Корка, хлопнув Суна по спине. Сун шатнулся, но устоял. А Корка продолжал: - Хозяйка-то шибко негодует. Сам зверюшку не поймал, её и поджарили. Того и гляди сдохнет, пока до мыловарни довезём. Да и по двору горелой шерстью воняет.
   - Вот и везите скорее, пока не сдохла, - сумрачно отозвался Сун.
   - Отвезём, не боись! Мы свою работу знаем! - довольно хохотнул Корка. - А вот с тебя как бы не вычли - приезжие-то могут за помощь попросить... попросить...
   - Кто? - Сун бросил щепку и выпрямился. - Какие приезжие?
   - Тю! Не знаешь? - удивился Корка. - С замка, что в горах, хозяева приехали! Они через два подворья у Псаломея стали. Огромный дилижанс такой! На кристаллах! По дороге пёр, я аж засмотрелся!
   - А зачем они приехали? - настороженно спросил Сун.
   - Жратвы купить, - пожал плечами Корка. - По крайней мере, я так слыхал. А мож, ещё зачем. Мне-то какое дело? Не интересно...
   И Корка вперевалочку пошёл в дом.
   - А мне вот очень даже интересно, - пробормотал Сун. Дождался, пока работник скроется в доме, и побежал к соседям.
  
   Дилижанс у милорда оказался восхитительный! Очень красивый: лазурного цвета кожа, которой была обтянута крытая часть, переливалась на солнце, иногда являя взгляду аквамариновые узоры. Затейливой формы дверцы были украшены изображением двух изящных, алого цвета существ, в которых Реми опознала мифических Огненных Саламандр. Вместительный: помимо крытой части у дилижанса имелся лишь передний облучок, на котором располагался возница и, если в нём была нужда, помощник-навигатор, но внутри при желании могло с комфортом разместиться не менее восьми человек. Быстрый: как и предполагала Реми, ехать в селение Кармелита отказалась, сославшись на лёгкое недомогание, и они отправились вдвоём.
   Ехать внутри Реми не захотела. Усевшись рядом с Джеллиосом, она с восторгом вертела головой, стараясь рассмотреть места, мимо которых они проезжали. На особо крутых поворотах Реми взвизгивала и заливалась радостным смехом.
   - Любишь быструю езду? - шутливо спросил Джеллиос. Ему было приятно смотреть на девушку. Её чёрные с красными прядями волосы растрепались от ветра, щёки розовели, невероятные фиолетовые глаза - такие же, как у него самого! - искрились весельем. Вообще вся Реми так и горела жизнью!
   Непонятно почему, Джеллиосу ужасно понравилось это.
   - Почтовые дилижансы так не ездят, - смущённо поправила волосы его гостья и помощница. - Они, конечно, достаточно быстрые, но не настолько! И каждые полчаса подают рожковый сигнал - мол, почта едет! А тут... Сколько в нём кристаллов, милорд?
   - Три, кажется, - пожал плечами Джеллиос. - А то и пять. Я не ковырял его, так, внешне привёл в порядок.
   - А если б оказалось, что он не ездит? - глянула с шутливым изумлением Реми.
   - Вот тогда бы и ковырял, - серьёзно отозвался милорд, и Реми снова залилась смехом.
   Ей вообще сейчас хотелось смеяться по любому пустяку. Дилижанс летел по дороге, и Реми вертела головой, рассматривая окрестности. Мимо проносились поля и луга, мелькали редкие домики любителей селиться уединённо.
   Вот странно - размышляла Реми - она уехала из дома в Чёрной Карете и должна целый год жить в заколдованном замке, вдали от родных и друзей. Она не может помогать родителям на почте и ходить в гости к бабушке. Вроде бы есть повод для грусти. Так почему же Реми так счастлива? Чему рада?
   Замку, полному другой интересной работы - ведь изучать и разгадывать магические потоки Реми любит больше всего на свете! И её к этой работе допустили! К тому же рядом Кармелита, разбавляющая всю серьёзность своей легкомысленной болтовнёй и таким же отношением к жизни. А люди в замке хорошие, приняли их, нежданных-незваных, обхаживают, стараясь, чтобы было уютно, вкусно и прочая... А ещё милорд...
   Реми искоса глянула на него и покраснела. Он... очень привлекателен. Да, очень. В Староретише Реми не обращала внимания на парней, а разных слащавых мальчиков вообще терпеть не могла - пусть Кармелита с ними сюсюкается, - но при взгляде на Джеллиоса начинало как-то чересчур шустро биться сердце.
   Глупости, рассердилась девушка на саму себя. Это просто из-за того, что они с милордом Джеллиосом похожи! Вот Реми и волнуется. Ей просто надо понять, откуда это сходство! И всё! Как только они вернутся в замок - конечно, если не будет срочных дел - Реми займётся этой загадкой. Поговорит с милордом, со слугами, покопается в библиотеке... Может быть, отправит ещё одно письмо родителям... В общем, попытается выяснить, что за странное совпадение их по внешности. А пока...
   И, чтобы не отвлекаться попусту, Реми закрыла глаза, с удовольствием подставляя лицо свежему ветру.
   - Чувствуешь запах? - спросил вдруг Джеллиос, и глаза пришлось открыть.
   - Угу, - Реми кивнула. - Пахнет булками!
   - Мы почти на месте. Вон они - Курели!
   Из-за поворота вынырнули аккуратные домики, цвета яичного желтка.
  
   С тормозами у дилижанса оказались, если не проблемы, то так, мелкие странности - тормозил он медленно и неохотно, так что у первого же дома остановиться не получилось. Дилижанс проехал почти пол-улицы, прежде чем затормозить окончательно.
   Реми вопросительно глянула на милорда, на что тот смущённо буркнул:
   - Дома поковыряю!
   И спрыгнул на землю.
   Реми тоже спустилась с облучка.
   - Смотрите, а мы куда надо приехали, - указала она.
   Над дверью дома, у которого затормозил дилижанс, висела большая жестяная вывеска "Лавашовая".
   - Удачно, - обрадовался Джеллиос. - Пошли за лавашами!
   - Идём, - согласилась девушка. - Я однажды их ела... Странные, но вкусные.
  
   Кроме лавашовой, в доме предоставлялись гостевые комнаты, о чём Джеллиосу любезно поведал хозяин дома Псаломей. Джеллиос подумал и сказал, что ближе к вечеру будет видно, а пока он желает завтрак. Да поплотней.
   Они сидели за столом, накрытым, ради высоких гостей, накрахмаленной белой скатертью, и домочадцы Псаломея шустро таскали на этот стол разнообразную снедь. Реми посмеивалась, глядя, как жадно сверкают у милорда глаза при виде многочисленных блюд с пирожками, булочками, ватрушками, рулетами из лаваша с самой разнообразной начинкой.
   Схватив самую большую тарелку, Джеллиос поспешно нагрузил её снедью, схватил большую булку, начинённую рубленой колбасой и луком, и, вцепившись в неё зубами, счастливо вздохнул.
   - Оэо я поыаю - еа! - невоспитанно, зато довольно, провозгласил он.
   - Что-что? - посмеиваясь, Реми наполнила кружку молоком и придвинула мужчине.
   Сама она отдала предпочтение маленьким золотистым пирожкам. Начинкой у них оказалась курица с грибами. Вкусно до ужаса!
   - Я говорю, вот это я понимаю - еда! - Джеллиос цапнул с тарелки пятый рулет. - Спасибо, - кивнул он миловидной девушке, старшей дочери Псаломея.
   Та зарделась и убежала вглубь дома.
   - Довольна ли вы ваша милость? - Псаломей вынес к столу большую пузатую бутыль, кою с поклоном водрузил среди блюд. - Уж будьте ласковы, не побрезгуйте. Разносолами мы не богаты, не замок же... Вот там я понимаю... Яства!
   Ага, хлеб с лучком, да лучок с кваском, - хмыкнула про себя Реми, вспоминая рыбное изобилие, которым снабжала обитателей замка заклинившая кладовая.
   - Всё очень вкусно, - поспешно заверил Джеллиос, придвигая к себе тарелку с ягодными булочками. Словно опасался, что Псаломей сейчас эту тарелку отберёт.
   - Льстите нам, милорд, - хозяин дома выглядел озадаченным, но довольным. - Хозяйство у нас, однако, хорошо поставлено! Мука своя, масло-молоко тоже, да и птицу имеем. Стало быть, яйцами и мясом разным снабжены.
   - Вот, кстати, о снабжении, - оживился Джеллиос. - Я прибыл в замок на неопределённый срок, кладовые... ммм... не заполнены. Так что я имею желание наладить поставку продуктов в замок. Например, два раза в неделю. Оплачивать буду сразу и, поверьте, не обижу.
   - Дык это... - Псаломей вдруг замялся.
   - Что? - поднял глаза от тарелки Джеллиос.
   - Да говорят, замок-то заколдованный, - смущённо ответил их радушный хозяин. - Уж сколько там народа напозапрошлый год пропало!
   - Хм, а зачем туда народ-то ходил? - Джеллиос взъерошил шевелюру.
   Реми видела, что новость неприятно поразила его. Понятное дело, кому ж приятно, что в твоём собственном доме пропала толпа незнакомого тебе народа! А того и гляди, они там до сих пор и шастают! Или вдруг уже не шастают? Реми представила многочисленные скелеты в кандалах, сидящие в подвалах замка, и отложила пирожок.
   Похоже, милорда посетила сходная мысль - он отодвинул кружку и в упор уставился на Псаломея. Под тяжёлым взглядом фиолетовых глаз Псаломей занервничал, ссутулился и, кажется, тоже захотел куда-нибудь... в подвалы. Хотя бы в свой, винный.
   - Давайте-ка разберёмся, уважаемый, - мрачно проговорил Джеллиос. - С какой целью народ ходил в мой замок? Кто его туда приглашал? Или заманивал? А то и хуже - заставлял идти?
   - Дак, - Псаломей прикрыл рот, откашлялся, присел на табурет к столу и рассказал следующее:
   "Год назад пронеслась по селу весть: мол, в замке, том, что в горах, открылся колдовской лабиринт. Суть этого лабиринта - игра! Желающие могут прибыть в замок и этот самый лабиринт попробовать пройти. Победителю присуждалась награда. Какое-то сильномагическое волшебство! Кроме самого главного приза, лабиринт был полон призов дополнительных, так сказать - утешительных ништяков. Да-да, именно так было написано на бумажках, в одну ночь разлетевшихся по Курелям. У Кривой Дилы даже в молоке бумажка нашлась. Уж и плевалась она тогда!
   В общем, кто эти бумажки раскидал - неизвестно, а только дело своё они сделали: повалил народ в замок, лабиринт тот проходить. В основном молодёжь кинулась, все дела побросав. Уж и запрещали им, и под замок сажали, и розг шибко сердитые родители давали, а всё одно - пёрли косяком, как форель на нерест! Да и многие в летах соблазнились. А ну как пройдут лабиринт?! Сильно награда хороша! Да только никто с того замка не вернулся".
   - А бумажки ещё прилетали какое-то время, а потом перестали, - закончил рассказ Псаломей. - Последним сходил туда мой брат двоюродный, Ктор, так он сказал, закрыты ворота, ни щёлочки, ни просвета. Больше в замок не попасть.
   - Ворота? Лабиринт? - на милорда было смешно и грустно смотреть: он скрипел зубами, и на лице его играли желваки, а фиолетовые глаза метали молнии. Из булки, которую милорд имел неосторожность сильно сжать, малиновым языком вылезало варенье и стелилось по столу.
   - Я, уважаемый Псаломей, в замок прибыл не так давно. Ни закрытых ворот со стороны гор, ни лабиринта я пока не увидел. Но я вам обещаю, что если найду в замке кого из "игроков", - Джеллиос даже скривился на этом слове, - то покинет он мои владения очень-преочень быстро! Так что я вас ещё раз спрошу: с кем можно поговорить по поводу поставки продуктов в замок? Народа там сейчас и без всяких приходящих хватает, так что еды потребуется немало.
   Псаломей задумался.
   По его лицу Реми видела, что идёт в мыслях Псаломея нешуточная борьба. Он ужасно боялся заколдованного замка, но упустить крупную продажу продуктов не позволяла коммерческая жилка, присутствующая у всех жителей села Курели.
   - Я не могу в одиночку решать такое, - нашёлся хитрец. - Если милорд не возражает, я созову семейный совет.
   - Не возражаю, - милостиво кивнул Джеллиос. - Решайте. Мы пока погуляем, да, Реми? А то что-то я объелся...
   - Погуляем, - кивнула девушка. - Идёмте?
   - Угу. Только прихвачу с собой вот эту симпатичную булку!
  
   Курели занимали довольно обширную площадь, если сравнивать хотя бы с Габо или Ччо. Двухэтажные домики окружали красивые ухоженные садики, а сбоку от сада размещалось хозяйство: птичий или скотный дворы, производственные заводики и прочие хозяйственные постройки. У многих за селом имелись собственные выпасы или просто место на пастбищах.
   Реми и Джеллиос неторопливо прогуливались по селению, разглядывали вывески на домах, обговаривали, чего и сколько желательно увезти с собой сразу. Дилижанс большой, вместит много!
   Крики услышала Реми.
   Едва миновали очередной двор, как ушей достигли перепуганные вопли разной домашней птицы и женский крик:
   - Суун! Сюда гони!
   Вопли неслись со двора, мимо которого приехавшим из замка предстояло пройти. Рассмотреть, кто кричит и почему, мешала пара грузовичков, стоявших вплотную к забору.
   - Что-то случилось! - Реми подалась вперёд, втянула носом воздух. - Магией не пахнет. Милорд?
   - Идём!
   Быстро миновав грузовички, Реми и Джеллиос заглянули во двор.
   Домик тут был землянично-розового цвета и располагался в глубине двора - крыльцом во двор и боком к улице за забором. Ещё дальше виднелись заводики.
   А среди всех построек носилась по двору перепуганная птица.
   Виновника переполоха Реми и Джеллиос увидели сразу - трудно не заметить здоровенную облезлую гиену, с рычанием наступающую на человека. Позади мельтешила дородная дама, толкающая клетку, она-то и верещала время от времени:
   - Суун! Сюда! Гони её сюда!
   Про то, что гиены нападают на здешнюю птицу, а их отлавливают и сдают на мыловарню, Реми уже слышала. Но тут она сильно сомневалась, что в этот раз гиена попадётся. Её противник - щуплый светловолосый парнишка - лупил по земле коромыслом, взбивая перед мордой зверя облачка пыли, отчего гиена чихала и кашляла.
   - Суун! - провопила сзади женщина, клетка замаячила совсем близко и гиена, видимо, решила не сдаваться без боя.
   Она кинулась на парня, сбила его с ног и уже приготовилась вцепиться ему в горло, как вдруг струя пламени пронеслась над парнем, окатив зверя огненной волной. Завизжав, гиена отпрыгнула и угодила в клетку.
  
   ...Они сидели за столом и молчали.
   Псаломей раз сунулся с предложением обеда, но, ощутив напряжённую атмосферу, понятливо затаился в дебрях дома.
   Реми крутила в пальцах оставшуюся на столе салфетку и, не моргая, смотрела на чисто выскобленную столешницу. Иногда она открывала рот, но тут же захлопывала его, моргала и снова принималась мучить бумажную страдалицу.
   Что это было?.. Крики, гиена, прыгающая на человека... и...
   Реми обернулась к Джеллиосу как раз в тот момент, когда он подавился откушенной булкой, уронил её на землю и... выдохнул в сторону гиены мощную струю ярко-оранжевого пламени!
   Да нет же, нет! Милорд просто применил какую-то магию, а ей с перепугу показалось! Так ведь?
   Реми снова глянула на каменно молчащего Джеллиоса и опять уставилась в стол. А если да? Но... Как же так?! Так не бывает! А если...
   Джеллиос мрачно думал, что расспросов теперь не избежать. Интересно, ещё кто-то кроме Реми видел, как он выдыхает пламя? Кажется, нет, иначе орали бы на всё селение... А Реми? Как теперь быть? Ему только сплетен не хватало! Да нет, Реми не похожа на болтунью, она умеет молчать. Вроде бы... Ведь в городе никто не знает, что она работает на правительственную верхушку... Да и разные почтовые тайны... Умеет, умеет...
   Но ведь есть ещё Кармелита. Лучшая подруга! Наверняка, Реми всё ей расскажет! А вот в длинном язычке Кармелиты даже сомневаться не приходится! Вот ведь неудачно... А всё эти противные "жёлуди", напавшие в прошлый раз на его цветок! Без них он вовремя съел бы ягоду, и ничего бы не случилось!
   Почему же Реми молчит? Обиделась? Перепугалась? А если она потребует вернуть её домой? Не захочет оставаться больше в замке с... с... А если... поединок... Помнится, в книжках о прекрасных принцессах, таких как он, убивали разные рыцари... Да ерунда, не таких, как он! Он же...
   - Милорд?
   - А? - он даже вздрогнул, когда Реми заговорила.
   - Вам больно?
   - Что? - он недоумённо хлопал круглыми от удивления глазами.
   - Ну, пламя... Вы выдохнули его изо рта... Вы не обожглись? Нёбо не болит?
   - Нет, - он рассмеялся, пряча за смехом облегчение и ликование. Она не испугалась! Даже сочувствует! Что за девушка!
   - Пламя не причиняет вреда, пока касается моей плоти и кожи, - пояснил Джеллиос. - Оно словно в незримой оболочке, если я понятно объясняю. А вот стоит ему покинуть мои недра...
   - А вы кто? - теперь её глаза горели любопытством. - Я знаю, что есть маги, использующие огненные потоки, но чтобы выдыхать...
   - Ты не испугалась?
   - Это было просто невероятно, - призналась Реми. - Я обожаю тайны, помните? А вы, милорд, кажется, самая большая и интересная тайна этого замка!
   - Будешь изучать? - ласково поинтересовался Джеллиос.
   - Не дождётесь, - Реми показала ему язык. - Увы, милорд, по контракту я очищаю ваш замок от избытков магии. А вы уж... сами чиститесь, от чего вам надо.
   - Жестокая, - печально прокомментировал Джеллиос, и Реми смутилась, не поняв, где он шутит, а где всерьёз.
   - И всё же - кто вы? - вернулась она к заинтересовавшему её делу.
   - Что я человек-дракон, ты не допускаешь даже мысли? - поддразнил милорд.
   - Нет, - пожала плечами девушка. - Таких не бывает, это сказки.
   - Уверена?
   - Абсолютно!
   - И правильно, - вздохнул Джеллиос. - А я... Скажем, так, это просто побочный эффект, доставшийся по наследству. Помнишь мою ягоду?
   Реми кивнула.
   - Для этого и ем. Она подавляет мою огненную сущность.
   - А её надо подавлять?
   - Обязательно! Иначе я могу навредить себе и другим. Огнём, знаешь ли, управлять очень непросто.
   - Понимаю, - вздохнула Реми. - И всё-таки, здорово иметь какие-то магические способности...
   - А какие бы тебе хотелось?
   - Не знаю, какие-нибудь. Хотя бы ненадолго.
   - Что ж, если представится случай, я попробую переклинить на тебя хотя бы один магический поток, договорились?
   - Да! - Реми просияла.
   - А теперь...
   - Милорд, - окликнул от двери робкий голос. - Можно с вами поговорить?
  
   Провожаемый любопытно-прощальными взглядами, лазурный дилижанс покидал селение Курели. Вслед ему махали довольные сверх всякой меры жители селения - и те, кто заключил договор на поставку продуктов в замок, и те, кто просто одноразово снабдил продуктами хозяина всех здешних мест.
   Реми сидела в дилижансе, в окружении корзин, мешков и коробок, и сердилась. В корзинах источала умопомрачительные ароматы сдоба: всевозможные булки и булочки, пирожки с разной начинкой, расстегаи и лаваши, лепёшки пресные, солёные, с чесноком и сыром, с зеленью и другими приправами; в других корзинах едва слышно позвякивали бутыли с сидром; в третьих мягко шлёпали друг о друга головки сыра. В герметичных пакетах, с прослойками из мелких магических кристаллов, дающих холод, тёрлись жирными боками сосиски, исходили жиром колбасы и окорока. В мешках же было зерно тех видов, к которым вредная заколдованная кладовая так же закрыла доступ: рис, пшено, гречка. Присутствовало даже несколько коробок с чудесным хрупким грузом - пирожными.
   В общем, сегодня можно было смело надеяться на вкусный ужин. Кроме того, милорд подписал несколько договоров на долговременную поставку продуктов. Два раза в неделю, по объездной дороге, к главным воротам замка будут приезжать продуктовые повозки. Платил милорд щедро, и поставлять продукты вызвалось столько селян, что Джеллиос потратил немало времени, чтобы выбрать наилучшие варианты и со всеми договориться, а оставшихся не у дел, успокоить и задобрить. Когда дилижанс пустился в обратный путь, солнце уже медленно сползало с небосклона на покой.
   Но сердилась Реми, не поэтому.
   А потому, что на облучке, рядом с милордом устроился тот самый белобрысый, которого милорд спас от гиены...
   Это он прервал разговор Реми и Джеллиоса в "Лавашовой". Многословно поблагодарив Джеллиоса за спасение его никчёмной и ничтожной - он так и выразился! - жизни, представился Суном, и смущаясь, заикаясь и нервно ломая пальцы, попросил предоставить ему место в замке.
   На отказ Джеллиоса - мол, я не держу пансионат для молодых людей и не тренирую защитников, Сун упал на колени, и принялся бормотать, что он рад работать в замке хоть последним полотёром! Лишь бы не оставаться в Курели на хозяйственном дворе доны Сары! Работу он выполняет, но слишком неуклюж, и постоянно вызывает недовольство хозяйки. Другие работники издеваются над ним, они сильнее, да к тому же работают по контракту, а он, Сун, попал в услужение, нечаянно сломав один из порошковых заводиков. Вот уже долгое время он изо всех сил старается расплатиться, но лишь плодит новые долги. Вся эта работа: сбор яиц, кормёжка птицы, заполнение конвейерных лент заводиков и прочее... не об этом он мечтал, когда покидал отчий дом!
   - А о чём же? - усмехнулся милорд.
   О магии! Сун мечтал о работе с магией, которая не будет ограничиваться встраиванием новых маго-кристаллов в движки заводиков! Так ведь и к этому не подпускают! А он, чтоб вы знали, прекрасно разбирается в магии водных потоков!
   - Водных? - теперь Джеллиос выглядел заинтересованным. - В замке есть проблемы с водой... Надо проверить общую систему подачи и слива, наладить бани...
   - Я могу! - с надеждой в голосе возопил Сун. - Я буду очень стараться! Только заберите меня отсюда! Прошу вас, милорд, прошу!
   - Сколько ты должен хозяйке? - прищурился Джеллиос.
   - Не знаю... много, наверное, - сник парень. - Я же... то и дело ломаю что-нибудь... яйца давлю...
   - Ломаешь-то почему?
   - Да из-за гиен! - торопливо пояснил Сун. - Боюсь я их... ужасно!
   - Ну, сегодня я бы так не сказал, - задумчиво протянул милорд. - Ладно, поговорю с твоей хозяйкой, как там её?
   - Дона Сара! - в надежде вскинулся Сун. - Она сейчас дома, амбарные книги смотрит...
   - Идём, думаю, самый момент предъявить счёт за твоё спасение.
  
   Так и вышло, что Реми ехала внутри дилижанса, не наслаждаясь вкусными запахами, а сердясь всё сильнее и сильнее, а на облучке милорд беседовал с белобрысым о магии водяных потоков.
   "Злишься, как брошенная жена! Раз на тебя милостиво взглянули, а ты и напридумывала с драконову задницу!" - насмешливо сказала Реми сама себе, и тут же сама себе возразила: - Я не из-за этого! А из-за чего же? Да просто... не понравился мне этот Сун. Не доверяю я ему! А кто тебя просит? Это дело милорда - доверять или нет тем, кого он принимает на работу. Тебя-то принял! Поверил тебе, и даже оставил в замке вас обеих, не расспрашивая с пристрастием, кто за кем полез в Чёрную Карету и за каким драконьим хвостом!
   И всё равно! Не доверяю!
   Боишься, что ли, что он опередит тебя в очистке замка? Отодвинет от самого интересного? Слышала же - он спец по водяным маго-потокам! А ты просто чуешь общую магию! И справляешься по мере сил. Или ты боишься, что из-за него потеряешь место в замке? У тебя же контракт!
   У него тоже будет, уныло думала Реми. Или милорд просто на слово предоставит Суну комнату и работу? Не слишком ли он доверчив? Каждому готов помочь, каждого пригреть в замке...
   Не преувеличивай, Реми! Чего вообще ты прицепилась к парню? Ведь кроме Суна милорд нанял ещё швею!
   Реми вспомнила статную, очень привлекательную женщину, подошедшую к ним на улице в селении. Реми засмотрелась на её довольно необычное лицо: большие тёмно-синие глаза, в окружении длинных тёмных ресниц, большой рот и тяжёлый, для женского лица подбородок. Сложенные в скорбную линию губы, казалось, не знали ни улыбки, ни громкого голоса. Длинные светлые косы женщины прикрывал зелёный гипюровый платок, а по подолу длинного атласного платья вилась чудесная цветочная вышивка.
   Женщина тихим голосом осведомилась, не требуются ли в замке услуги швеи и портнихи. Сперва милорд хотел отказать, Реми ясно видела сомнения на его лице, но потом, видимо, что-то для себя решив - а может, припомнив битые молью шторы кабинета - он пригласил Орлеану - именно так звали женщину - приезжать в замок раз или два в неделю. Можно с продуктовыми повозками, чтоб не тратить время на ходьбу и не бить зря ноги. И по мере надобности снабжать замковые комнаты всем необходимым.
   Вот-вот, торжествующе сказал внутренний голос, из-за швеи ты же не злишься? Да, потому что она будет приезжать, а не жить в замке постоянно!
   Ну, милочка, а не слишком ли ты обнаглела? Разве ты одна имеешь право... А! Понятно! Ты боишься вовсе не за рабочее место! Ты боишься потерять место рядом с милордом, верно?
   - Нет! - воскликнула Реми вслух и возмущённо подпрыгнув, стукнулась макушкой о потолок дилижанса. К счастью, он был мягким.
   - Реми? - дверца дилижанса открылась, и Джеллиос заглянул внутрь. - Ты как тут? Мы приехали.
   Надо же! Она так занялась разглагольствованиями и спором с собой, что не заметила, как дилижанс вернулся в замок!
   Реми выпрыгнула из магического транспорта, сделав вид, что не заметила поданной милордом руки. Тот чуть вскинул брови, однако вопросов задавать не стал.
   Дилижанс стоял во дворе, под навесом, а от дверей замка к ним спешили Самри и Франц.
   - Милорд! С возвращением! - они покосились на новоприбывшего, но так же как сам хозяин, вопросов не задавали.
   - Это Сун, - представил парня Джеллиос. - Я нанял его в селении, и он обещал, что поможет с водой. Франц, подготовь ему комнату, что рядом с вашей, за поворотом. Помнится, мы её очистили от всякого... вредного. Мебель, какая потребуется, принесите из запасника, я там, помнится, даже кровать с балдахином видел.
   - Отчего ж не подготовить, сделаем, - добродушно прогудел слуга. - А с водой - дело хорошее! Опять сегодня, понимаешь, клинило в кухне! Барбора ругалась, что посуды гора, а вода еле течёт! Работы много!
   - Вот и ладно, - кивнул Джеллиос. - Дилижанс надо разгрузить, там продукты. Только знаете, несите сразу на кухню, под присмотр Барборы. Нечего там всяким кладовым...
   - Конечно, милорд, - Франц взвалил на плечи мешок зерна.
   Кивнул Суну и пошёл через двор.
   По виду парня, Реми решила, что он предпочёл бы комнату рядом с покоями милорда, а не со слугами, но ни звуком не выдав своего недовольства, новый работник заколдованного замка подхватил в каждую руку по корзине и заторопился следом за Францем.
   Самри осторожно вытаскивала из дилижанса коробки с пирожными, и Реми тронула её за плечо:
   - Вы не знаете, как там Кармелита?
   - Поутру вышла, через час, как вы уехали, - сочувственно ответила женщина. - Завтракала, помогла мне бельё развешать да с Куделькой в картинки поиграла. Потом слонялась по веранде, но в сад вроде как не ходила. А обедать не пошла. Так с обеда я её и не видела. Наверное, в комнате сидит, куксится, - переваливаясь с ноги на ногу и стараясь не подавить пирожные, Самри медленно двинулась к замковой двери.
   - Скорее, дуется, - вздохнула Реми, подхватила первую попавшуюся корзину и тоже хотела идти, как на руке, чуть выше локтя, сомкнулись крепкие пальцы, и мужской голос тихо спросил в самое ухо:
   - А ты? Дуешься или куксишься?
   - Что вы, милорд, - Реми попыталась отнять руку, но Джеллиос не отпускал.
   - Ты не сказала мне и слова с момента приезда.
   - Так мы только приехали! - слабо защищалась девушка. - Я ещё не успела!
   - Теперь успеваешь? - Джеллиос отпустил её и даже отступил на шаг. - Ты не испугалась, когда увидела мою... ээ... необычность, но за что-то обиделась теперь. За что?
   - Не обиделась, - нехотя ответила Реми. - Просто... милорд, а это было обязательно? Я имею в виду этого парня...
   - Что такое? - изумился Джеллиос. - Он тебе нагрубил?
   - Просто не понравился...
   - Реми, - серьёзно посмотрел на неё милорд, - Ты же понимаешь, что это не причина. В замке много работы, в том числе и с водой. Если он поможет быстро всё наладить, я буду только рад!
   - Я ему не доверяю, - упрямо опустила голову девушка. - Слишком уж он быстро решил поменять свою жизнь! А если б мы поехали в другое селение? Так бы и собирал яйца на птичьем дворе? Почему не менял ничего раньше?
   - Значит, допекло, - пожал плечами Джеллиос. - Может та гиена стала последней каплей. И ещё, есть такая поговорка: "Доверяй лишь тем, кто может потерять столько же, сколько ты сам". Ты поехала следом за подругой, а Сун ушёл из дома в поисках лучшей доли. Возможно, были у него и другие причины, мы же не знаем подробностей. Вы оба работаете в замке и боитесь - даже не возражай! - боитесь не справиться с работой и получить от меня недовольное замечание. Боитесь потерять это рабочее место, хотя скажу тебе откровенно - даже если ты будешь откровенно халявничать, а Сун продолжить быть неуклюжим недотёпой, каким показывал себя у доны Сары, я не погоню вас прочь. По крайней мере, пока не истечёт действие контракта. Но это всё мелочи, Реми. Главное, что мы все можем потерять в этом замке - это наши жизни! Он всё ещё полон магии и потому опасен! И Сун теперь так же подвержен этой опасности, как и все мы. Подумай об этом на досуге.
   И подхватив из нутра дилижанса второй мешок, Джеллиос понёс его в замок.
   - Моих подробностей вы тоже не знаете, - печально пробормотала ему вслед Реми.
  
   Если вам понравилось произведение, и вы хотите отблагодарить - то я буду рада любым комментариям, а также финансовой поддержке. Это мотивирует меня писать больше и чаще публиковать. Номер моего яндекс-кошелька 410013090754796, карта 5106 2110 1853 6453

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Г.Крис "Дочь барона"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) Л.Маре "Менталистка. Отступница"(Боевое фэнтези) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"