Кочарина Светлана Петровна: другие произведения.

Увы, Милорд! Глава 9

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:


Глава девятая

Если всё совсем хорошо или совсем плохо - то ты влюблён или заколдован!

   Открыв глаза, Джеллиос сперва не понял, что происходит. Перед глазами было темно. Что-то холодное касалось его лба, а сам он находился в каком-то совершенно диком положении. Прикрыв глаза на пару секунд, Джеллиос несколько раз глубоко вздохнул и постарался успокоиться. Снова посмотрел. В голове прояснилось, и стало понятно, что лежит он, уткнувшись носом в холодную каменную стену. Не поднимая головы, Джеллиос повёл глазами вверх. Камень. Посмотрел влево, потом вправо. Камень. Серый камень, какой-то скальной породы. На секунду мелькнула дикая мысль, что это старый высохший колодец в замковом саду родителей, и он туда провалился. Да нет же! Это было много лет назад! И там стены были мшистые и чуть влажные, а тут серые, гладкие и очень холодные. Где он? Что происходит? Джеллиос сел и тут же застонал - в спину словно сотни игл вонзилось! Пошевелившись ещё, Джеллиос понял, что, кроме сведённой судорогой спины, есть проблемы поважнее. Он сломал ногу!
   - Это уже ни в какие ворота! - сердясь и одновременно изумляясь, воскликнул мужчина. - Где я, дракон меня заешь? И как я сюда попал? И нога... Ногу я где сломать успел? Ничего не помню!
   Кое-как поднявшись и опираясь на стену, Джеллиос принялся осматриваться вокруг.
   Он находился в каменном мешке. Самое широкое место, где он сейчас стоял, было не более двух метров в ширину, а вправо и влево сужалось, вытягивалось и уходило между каменных стен уже не шире нитки. Задрав голову вверх, Джеллиос озадаченно почесал затылок. Высота впечатляла. Метров пять, а то и больше.
   - Я что, прыгнул сюда? - поинтересовался Джеллиос у сияющего в далёком небе солнца. - Или я сюда упал? Тогда неудивительно, что нога сломана. Удивительно, что не шея! И всё же... гм...
   В "мешке" царил полумрак, но глаза уже привыкли и, оглядевшись вокруг, "узник скал" увидел, что каменный пол "мешка" усеян какими-то щепочками. Шипя от боли, он присел на корточки и взял в руки первую попавшуюся щепку. Внимательно её рассмотрел. Щепочка оказалась тонким и очень острым осколком драгоценного камня. Аметист, подумал Джеллиос. И тут же со стоном схватился за голову... Сфера-секретник!
   Память услужливо открыла свои шлюзы, и произошедшее хлынуло неуправляемым потоком... Захлёбываясь в воспоминаниях, Джеллиос мычал, вскрикивал и плакал, катаясь по каменному ущелью и собирая на одежду рассыпанные аметистовые осколки...
  
   ...Утро началось с небольшого переполоха.
   Когда хозяин и гости замка заканчивали завтрак, в малую столовую заглянула Линздад. Вбегать с воплями, как обычно, она в этот раз почему-то не стала, и маячила на пороге, вытаращив глаза и мотая головой. Конечно, она разу привлекла внимание сидевших лицом к двери Реми и Доминика. За ними увидели и остальные.
   - Линздад? Да войди уже, чего топчешься? - Джеллиос вытер рот салфеткой. - Что у тебя?
   - Она проснулась, милорд, - почему-то шёпотом отозвалась горничная.
   - Она? - не понял Джеллиос.
   - Куделька, милорд. Только она уже не Куделька!
   - Как это? - переспросил мужчина, но вместо ответа Линздад просто отошла в сторону.
   Не изменился только цвет волос. Так и остался непонятного желтовато-бежевого цвета, но теперь спутанные ранее волосы были заплетены в две аккуратно лежащие на плечах косы. А в остальном, вошедшая в столовую девушка показалась Джеллиосу совершенно незнакомой. Она держалась ровно и с достоинством, не горбилась и не изгибалась, как раньше. Кожа девушки, прежде выглядевшая, словно линялый загар, теперь приобрела ровный смуглый оттенок. Лицо было спокойно, а взгляд больших карих глаз выдавал недюжинный ум.
   - Красивая какая! - не удержавшись, вслух ахнула Кармелита, и смуглые щёки девушки вспыхнули румянцем.
   - Спасибо, Кармелита, - голос оказался приятный, без прежних визгливых ноток. - Доброе утро, милорд, и приятного всем аппетита. Извините, что прерываю завтрак.
   - Мы уже закончили, - проглотил изумление с остатками булочки Джеллиос. - А ты... как... Как тебя зовут? Не Куделькой же...
   - Айшвараканти, - улыбнулась девушка. - Но если сложно, можете по-прежнему звать Куделькой.
   - Это переводится как "красивый тюльпан", - подал голос Де Амараи. - И будет стыдно звать каким-то прозвищем такую красивую и храбрую девушку.
   - А можно звать тебя Айши? - не утерпела Кармелита. - Или хотя бы Айшвари? Хотя, если ты против, то я постараюсь...
   - Это не важно, - покачала головой поумневшая чернорабочая. - Главное, чтоб звали, а не обзывали, - отшутилась она известной поговоркой, и все закивали, соглашаясь.
  
   Немногим позже все - и хозяин, и слуги, и гости замка - собрались на малой восточной веранде. Самуэлин, сперва хотела уйти, мол, мне нет дела до ваших дел, но потом решила, что лучше быть в курсе всего, и осталась.
   Рассказ Айшвараканти был недолгим и невесёлым.
   Родилась она в городе Мхабалгашиванни, жила с родителями и младшим братом Джамилем, и до восьми лет довольно хорошо помнила свою жизнь. Отец занимался персиковыми садами, и по меркам города они жили довольно обеспеченно. Мама вела хозяйство, и Айши помогала ей, так же, как брат помогал отцу. Когда Айшвараканти исполнилось пять, умерла от эпидемии мама. Тогда отец, и без того не слишком открытый и приятный человек, совершенно замкнулся в себе. С детьми стал раздражителен и часто срывал на них зло. Кроме того, он вступил в клуб городских магов и дома проводил какие-то эксперименты, закрывшись в родительской спальне. За садами отец совсем перестал ухаживать, распустил всех рабочих и совсем погрузился в своё зловещее и странное увлечение. Жизнь Айшвараканти и Джамиля теперь была не слишком сытная и весёлая, но девочка умела находить радость в мелочах. Они с братом старались как можно меньше находиться дома. С самого утра, переделав домашние дела, спрашивали разрешение у отца и убегали до самого вечера. Бродили по городу, выполняя мелкие поручения соседей и знакомых, чем иногда зарабатывали себе на картофельную лепёшку, или уходили к реке, где весело проводили время с другими детьми города.
   Айшвараканти не помнила точно, когда отец перестал отпускать их на прогулки. Теперь он требовал, чтобы оба сидели дома, а собиравшиеся у отца в гостях маги (это Джамиль сказал, что видел, как они заходили в тот дом, где клуб) рассматривали детей и что-то потихоньку обсуждали.
   - Не нравится мне всё это, - сказал как-то вечером Джамиль.
   Они сидели на кроватях, ожидая, когда отец зайдёт, скажет, что пора спать и собственноручно погасит лампу.
   - Мне не нравятся эти маги, - согласно кивнула Айшвари. - Они странно на нас смотрят и... и трогают! А ведь Великая Аманати велит девочкам хранить неприкосновенность до свадебного ложа!
   - Не думаю, что они смотрят на тебя именно с этой целью, - хмуро возразил Джамиль. Будучи на год младше сестры, он, тем не менее, был более продвинут в этих вопросах. - Но мне тоже не нравятся их прикосновения.
   Маги и в самом деле постоянно лезли трогать, ощупывать и осматривать детей. Заставляли расправлять спину и надувать живот, гнули в разные стороны и больно щипали, словно проверяя толщину кожи.
   - Иногда мне кажется, что они хотят нас съесть, - ёжась, пожаловалась Айшвараканти.
   - Не съесть, - коротко опроверг брат. - Что-то другое. Но тоже нехорошее. Видишь, что происходит в городе?
   Сестра кивнула.
   В Мхабалгашиванни шли разброд и шатания. Изо всех углов Мерры летели сообщения о помощи, по городу проезжали дилижансы, собиравшие мобильные отряды магов для борьбы с эпидемиями, для спасения и поиска пострадавших в разных катастрофах, для борьбы с разными магическими беспорядками. Кто-то добровольно покидал город, но нашлись и те, кто решил не распыляться на незнакомых людей.
   Таких часто забирали принудительно, стыдили и отвозили по назначению, а в дилижансах теперь ездили маги - поисковики, способные отследить магические потоки.
   Джамиль знал - отец занимается магией, а значит, должен уехать с одним из мобильных отрядов, но он скрывает свои магические способности, прячется.
   - А как мы будем жить, если отец уедет? - испуганно спросила сестра. - Он же умеет что-то?
   - Что-то умеет, - согласился Джамиль. - Но сам он не поедет, скорее всего, его заберут.
   - А нас куда?
   - Не знаю. Но думаю, всё как-нибудь устроится, - попытался успокоить девочку брат. - Мы останемся в доме, будем тут жить, а кто-нибудь присмотрит за нами, о нас позаботятся. Люди же не звери!
   Всё устроилось. Но не так, как рассчитывал Джамиль. Люди не звери, они люди и бывают гораздо страшнее зверей...
   Несколько дней подряд отец, во главе с другими недовольными магами города, безвылазно сидел в доме. Они решали какие-то дела, кричали и переругивались, а однажды ночью отец пришёл в комнату, где спали дети, грубо выдернул брата из постели и увёл с собой. Айшвараканти проснулась и долго ждала, что брат вернётся, но он не возвращался. Тогда она встала, закуталась в тонкий плед и, тихонько выбравшись из комнаты, отправилась на поиски брата. Она обыскала весь дом, но везде было пусто и тихо. В замешательстве девочка остановилась на террасе, размышляя, где она забыла поискать. Вокруг было темно и тихо. В свете последних событий фонари на улочках города давно перестали зажигать, и Айшвари видела звёздное небо, расстилающееся над крышей их дома. Лёгкий ночной ветерок шевелил ветки деревьев, росших у террасы, и девочка с сожалением подумала, что персики в этом году сгниют. Никто не станет убирать урожай, отделять испорченные осами фрукты от хороших, и убирать их в корзины, перекладывая тонкой провощенной бумагой. Никто не станет уносить корзины в кладовые помещения, аккуратно выставляя их на полках...
   Кладовые! Айши едва не подпрыгнула. Она не смотрела в кладовых! А ведь они достаточно большие, чтобы вместить всех магов, которые собираются у отца!
   Она оказалась права - кладовые вместили всех. Сколько их тут было? Десять человек? Двадцать? Айши показалось, что тут собралось полгорода! Выстроившись в круг, маги тихо тянули однообразную мелодию. В руках они держали небольшие камни, светившиеся тревожным зеленоватым светом.
   А потом Айши увидела Джамиля. Брат лежал на полу, в центре круга, и тело его тоже слабо светилось. Только теперь девочка увидела, что от камней в руках магов струятся тонкие зелёные линии. Линии стекали на пол и, устремляясь к телу Джамиля, впитывались в него. Жуткое зрелище захватывало, приковывало внимание. Айши не знала, сколько времени она наблюдала за этим, потеряв от страха голос. Но вдруг бегущие из камней линии угасли, а всё тело Джамиля ярко вспыхнуло зелёным светом и выгнулось. Теперь брат стоял, выгнувшись мостиком, упираясь в каменный пол головой и кончиками пальцев на босых ногах. Руки Джамиля будто жили отдельно от тела - взмахивали и выкручивались, отмахивались и скребли тело, словно старались избавиться от зелёного света напитавшего его. А потом он закричал.
   Ужасные звуки вырвали девочку из оцепенения. Она попятилась от приоткрытой двери, но запнулась о стоявшую возле стены метлу и с тихим писком упала на усыпанный песком двор.
   Её услышали.
   Один из магов кинулся к двери и втащил слабо сопротивляющуюся девочку в кладовые.
   Айши увидела направляющегося к ней отца. На секунду мелькнула мысль, что всё будет хорошо, что он поможет, погасит нехороший свет в теле брата, отберёт её у злобного мага и вернёт их с Джамилем в комнату. Но тут она увидела улыбку на его лице - злобную, отстранённую - и поняла, что отец с ними! С магами! Совсем с ними, а дети его больше не интересуют...
   Её толкнули в круг, а камни в руках магов снова засветились. Айши вдруг почувствовала сильную усталость и не смогла подняться с холодного пола. Последнее, что она слышала, это заунывное пение магов и крики брата.
  
   ... - Уже потом я поняла, что стала сосудом для их силы, - сказала Айшвараканти. - Это было страшно и плохо... Я никогда не болела, но чувствовала себя больной. Никогда не пробовала спиртных напитков, но ощущала себя пьяной. А ещё одновременно злой, счастливой и испуганной. Наверное, я сходила с ума, хотя и не понимала этого.
   - Тебе удалось сбежать? - хмуро спросил Джеллиос. Он предполагал, что в Мхабалгашиванни происходили дурные дела, но чтобы настолько мучить детей...
   - Когда маги брали много силы, становилось легче, - пояснила Ашвари. - Правда, после они её пополняли. Но однажды магии во мне осталось так мало, что проснулись инстинкты самосохранения... К счастью, в тот момент ни отца, ни магов поблизости не было. И я сбежала.
   - За тобой не присматривали? - Самуэлин хотела сделать подозрительный тон, но голос отчего-то дрогнул.
   - А зачем? - спокойно спросила Айши. - Я не пыталась сопротивляться. Я вообще не делала никаких движений. Меня даже кормить надо было силой, хотя никто об этом не заботился.
   - Как это?! - возмущённо подпрыгнула Кармелита. На щеках её блестели дорожки слёз: слушая историю Кудельки - Айши, она тихонько плакала. - А если бы ты с голоду умерла!?
   - Магия во мне сохраняла тело, - пояснила девушка. - Она заменяла и сон, и еду, и... всё прочее. Я сутки напролёт сидела на одном месте, уставившись в одну точку. Никто не считал нужным следить за мной. И как же это оказалось кстати...
   - А почему ты не пришла в себя раньше? - Терри хмуро постукивал пальцами по столу. Он тоже был в курсе той поганой истории с Мхабалгашиванни и знал о последующей консервации города, но сейчас у него дико зачесались кулаки - лично приложить руки к наказанию тех магов. - Сколько лет тебе было, когда магия иссякла? И сколько сейчас? Извини, что спрашиваю, я для дела... История с городом Скверны была пять лет назад...
   - Я понимаю, - кивнула девушка. - Когда всё это началось, мне было восемь... Потом долгое время пустоты... Я сбежала перед тем, как всё выяснилось, и год скрывалась от людей...
   - А ко мне ты пришла три года назад, - добавил Джеллиос. - Уже почти четыре...
   - Какой сейчас год?
   - Триста пятнадцатый от Освоения Мерры.
   - Значит, прошло семь лет, - задумчиво произнесла Айши, и Кармелита подпрыгнула:
   - Семь? А было тебе... Тебе сейчас двадцать!?
   Испуг и изумление Кармелиты было столь велико и забавно, что, несмотря на довольно невесёлую историю, все принялись смеяться.
   - Извините, - покаялась златовласка, - Я просто... Ты же выглядишь младше меня! Ну, по крайней мере, никак не старше!
   - Так уж получилось, - пожала плечами девушка. - Чужая магия не давала мне расти и взрослеть. Это за последние годы я изменилась, а видели бы вы меня раньше...
   - Но почему ты не приходила в себя? - повторил вопрос Терри Джеллиос.
   - Точно не знаю, - покачала головой Айшвараканти. - Но меня тянуло туда, где есть магия. Туда, где были люди, я старалась не соваться, а в пустынных местностях проводила довольно долгое время, пока не ощущала потребность уйти.
   - Ты питалась из магических источников Мерры, - ошеломлённо пробормотал Джеллиос. - Вот откуда тот взрыв в Лабиринте! Но это же... Это требует детального изучения!
   - Успокойся, - посмеиваясь над другом, сказал Де Амараи. - Успеешь ещё изучить... А почему ты не ушла из дома моего всполошившегося друга? - спросил он у Айши.
   - Сама не знаю. Просто не было необходимости. В том доме я вдруг обрела спокойствие, почувствовала потребность в нормальной пище и сне.
   - А теперь что будешь делать? - спросила молчавшая до сих пор Реми. - Ведь города больше нет... А ты больше не... ты теперь нормальная...
   - Да уж, чернорабочей тебя держать теперь как-то...
   - Вы хотите уволить меня? - в прекрасных глазах девушки заблестели слёзы, и Джеллиос поспешно замахал руками:
   - Нет же, нет! Я бы предложил тебе остаться, если хочешь, конечно! Мне интересны те места, где ты останавливалась, пока плутала... Разумеется, если тебе неприятно вспоминать...
   - Всё нормально, - успокоила девушка. - Я помню не всё, но многое. Смогу показать на карте.
   - Отлично, - Джеллиос довольно потёр руки, предвкушая, что станет первооткрывателем новых маго-источников.
   - Погодите! А твой брат? Он тоже сбежал? Или ты оставила его там?
   Кармелита увидела, что Айши опустила голову, услышав вопрос Суна, и разозлилась на парня. Чего лезет!? У-у, болван! И так человек расстроен.
   - Джамиль погиб, - тихо отозвалась Айшвари. - Его гибель помогла мне бежать - одного сосуда не хватало, и маги стали брать помногу. Иначе я так и была бы полна чужой магической энергии.
   - Не знаю, как вам, а мне очень хочется горячего чая, - шумно засуетилась Кармелита. - Милорд, вы не против, если мы попросим Барбору сделать нам чая?
   - И бутербродов, - поднимаясь из кресла, добавил Доминик.
   - Обжоры, - беззлобно проворчал Джеллиос, но согласился, что поесть не мешает.
   Шумной толпой направились в малую столовую, лишь Самуэлин не тронулась с места.
   Сун, сперва двинувшийся за всеми, затормозил на пороге.
   - А вы... не хотите чай?
   - Зачем ты сунулся не вовремя? - презрительно сузив глаза, прошипела Самуэлин. - Ты расстроил девчонку, и теперь она будет злиться на тебя!
   - Я не хотел... не знал... - растерялся парень. - Просто спросил...
   - Ладно, - смилостивилась имеющая свои планы красавица. - Сейчас идём к остальным, надо узнать, кто и чем собирается заняться. Оттуда и будем действовать. Тебе надо постараться реабилитироваться в глазах Реми. Помнишь план?
   - Защищать её от ваших нападок, подружиться, через неё добиться благосклонности Кармелиты, - послушно пробубнил Сун.
   - Верно. Идём.
  
   После внезапного чаепития все разбрелись по своим делам. Де Амараи галантно предложил Самуэлин пройти в её кабинет и продолжить работать над Переносом. Мол, у него и вопросов накопилось... Предвкушающая успех красавица бросила на всех победный взгляд и благосклонно приняла предложение.
   Самри, Франц и Линздад заново знакомились с Куделькой и с рвением обставляли для неё комнату. Будучи напитана чужой магией и ничего не соображая, чернорабочая жила в маленькой комнатушке. Там она навешала повсюду разных тряпок и тканей, а вместо кровати соорудила на полу нечто, похожее на огромное гнездо. Теперь Айшвари согласилась делить комнату с Линздад. Франц таскал нужную мебель, а девушки создавали уют.
   Джеллиос же занялся ежедневной рутиной: снова рассматривал карту замка, отмечая очищенные помещения и прикидывая объём работ на сегодняшний день, а девушки и Сун ждали указаний.
   - Милорд, а когда мы будем проверять призы-орехи? - впечатлившись изменениями Айши - Кудельки, Кармелита не могла успокоиться. Она вспомнила всю эту канитель с лабиринтом, а за ней и полянку, на которой выросли магические орехи.
   - Когда? Да хоть сейчас, - пожал плечами на вопрос хозяин замка. - Надо только решить, где их проверять.
   - Здесь нельзя? - Реми сидела на спинке кресла, похлопывая голыми пятками по бархатной обивке. Босоножки она бросила рядом и с удовольствием елозила пальчиками по мягкой ткани.
   - Здесь душно очень, - косясь на аккуратные пальчики на стройных ногах, пробормотал Джеллиос. - Да и не безопасно, мало ли что там...
   - Тогда в саду? - предложила Кармелита. - Вчера Ингрид сказала, что они с дедом очистили какое-то красивое место с лавочками. Хотите, спрошу?
   - Очистили? - насторожился уставший от магических каверз мужчина.
   - Метлой и совком, - успокоила Кармелита. - В смысле, убрали мусор, сорные растения, всё подмели и прочее такое.
   - Спрашивай, - махнул рукой Джеллиос. - Всё лучше, чем тут в духоте, - и, не удержавшись, снова бросил взгляд на розоватые пятки Реми.
   - Как закончим с орехами, надо проверить банные комнаты, - Джеллиос ткнул карандашом в карту. - Народа в замке теперь много, и хорошо бы наладить все удобства.
   - Я проверю, - легко согласилась Реми.
   - Вы проверите, - уточнил Джеллиос, кивая на Суна. - Ты же хорошо управляешься с магией воды?
   - Да, вполне прилично. Я много чего могу с водой... - тут же гордо надулся тот, но прикусил язык под насмешливым взглядом Реми.
   - Я спросила! - ворвалась в кабинет Кармелита. - Ингрид говорит, там удобные скамейки. Она покажет, где! Идёмте?
   - Конечно, - Джеллиос бросил карандаш на стол. - Орехи-то принесла?
   - Ой, забыла! Реми, идём за орехами!
   - Ты пойдёшь? - посмеиваясь про себя над девушками, спросил Джеллиос у Суна.
   - Даже не знаю, - замялся тот. - А это не опасно? Вы не думайте, что я боюсь! Просто вдруг там что-то... А девушки хотят их открыть!
   - Вряд ли там что-то серьёзное, - возразил милорд. - Сильную магию я чувствую. К тому же у нас есть чудесный нос Реми. Так что, если хочешь, присоединяйся.
   - Схожу за орехами, - Сун поплёлся по коридору.
   Глядя ему вслед, Джеллиос покачал головой. Не похоже, чтобы парень был сильно доволен жизнью. В чём дело? Не поладил с девушками? Боится Терри и Самуэлин? Или сам Джеллиос сделал или сказал что-то не то? Ладно, припечёт, сам признается, не маленький, в конце концов. И Джеллиос поспешил за доставшимися ему призами.
  
   За довольно короткий срок старый Вьюнш с внучкой проделали большую работу.
   Все парковые дорожки были подметены, кусты подрезаны, а на клумбах, поражающих взгляд разнообразием цветов - ни одного сорняка.
   Ингрид провела всех в глубь парка, к обещанным скамейкам, слегка поклонилась и убежала.
   - Скамейки? - с весёлым изумлением переспросил Джеллиос и расхохотался.
   Мраморные лавочки окружали довольно большую площадку из узорчатых мраморных плит. В центре площадки возвышалась красивая мраморная беседка. Колонны цвета слоновой кости поддерживали ажурную куполообразную крышу из тонкого узорчатого стекла. Мраморные перила отделяли площадку от растущих вокруг деревьев. В беседке располагался круглый столик и такие же изогнутые мраморные лавочки, как и по краям всей площадки. Эти-то лавочки дед Вьюнш и назвал скамейками.
   - Тут красиво, да, Реми? - Кармелита довольно осматривалась вокруг. - У нас в саду поменьше, но похожая.
   - Красиво, - согласилась Реми. - Пройдём в беседку, милорд? Или выберем какую-нибудь лавочку?
   - На столе удобней, - махнул рукой Джеллиос, и все двинулись к беседке.
   Орехи лежали кучками по краю стола, и четверо человек напряжённо на них смотрели.
   - Делаем так, - начал Джеллиос, - Я накрываю орех защитным полем, и тот, кому он принадлежит, его раскалывает. Поле не даст заклинанию сразу разлететься в стороны. Если заклинание не представляет опасности, поле я убираю. Возражений нет?
   Никто не возражал.
   - А как сквозь поле? - сперва не понял Сун.
   - Оно держит лишь магию, остальному не помеха, - пояснил Джеллиос. - Кто первый?
   - Я, - сразу вызвалась Реми. - Вот этот, - и она подвинула к милорду орех.
   Джеллиос кивнул, потёр руки и как-то замысловато щёлкнул над орехом пальцами. Кармелита тихо вскрикнула и захлопала в ладоши - над магическим призом светилось магическое защитное поле. Выглядело это так, словно орех накрыли прозрачной полусферой.
   - Можешь, - разрешил Джеллиос, и Реми, просунув руку сквозь защиту, нажала ладонью на скорлупу. Раздалось мелодичное "хрупс!", и под сферой разлилось красивое лилово-золотое сияние.
   - Что это? Что это? - от нетерпения Кармелита едва не подпрыгивала на месте.
   - Хм? - Джеллиос чуть склонился к столу.
   Реми сделала то же самое, и они едва не столкнулись лбами.
   - Мне запах знаком, - покраснев до корней волос, пробормотала девушка. - Так пахнет в театрах Староретиша во время спектаклей.
   - Обычных спектаклей? - уточнил Джеллиос.
   - Музыкальных. Или во время опер.
   - Что это? Вам знакомо заклинание, милорд? - снова не утерпела Кармелита.
   - Скорее всего, что-то связанное с голосом, - предположил Джеллиос. - Я знаю всего пятнадцать подобных заклинаний. Рискнёшь попробовать или подождёшь, пока я точно определю? - глянул он на Реми.
   - Рискну! - она смело сунула руку в поле. - Щекотно!
   Все заворожено смотрели, как магическое сияние, подобно кружевной перчатке, окутало руку и, чуть померцав на коже, исчезло.
   - Это всё? - чуть разочаровалась Кармелита.
   - Милорд? - озадаченно спросила Реми, и тут же все ахнули.
   Голос Реми звучал теперь совсем по иному... Вроде бы остался тот же, но приобрёл невероятную красивую глубину, бархатистые нотки и такой восхитительный тембр, что хотелось слушать снова и снова.
   - Это же "Пленительная Симфония", - ошеломлённо произнёс Джеллиос. - Петь умеешь?
   Реми отрицательно помотала головой.
   - Теперь умеешь, - посмеиваясь, возразил Джеллиос.
   - Скажи ещё что-нибудь! - жадно потребовала Кармелита.
   - Что сказать? - почти шёпотом спросила Реми, но хватило и этого. Снова последовал дружный восхищённый вздох, заставивший её заполыхать от смущения.
   Джеллиос дёрнул себя за прядь волос надо лбом. Там, где он мог дотронуться, но успел сдержать себя... они не стукнулись лбами... драконовы рефлексы! А её голос звучит сейчас так... сексуально... до ужаса... и вообще...
   - Давайте вот этот орех! - решительно подвинула Реми второй приз лабиринта. - Милорд? Вы слышите?
   - А? Да, - и сам едва не заполыхав ушами, Джеллиос кашлянул и накрыл полем второе ореховое вместилище. Он видел, что Кармелита, насмешливо приподняв бровь, смотрит на него. Вот девчонка! Кажется, у неё свои, далеко идущие планы насчёт него и лучшей подруги! А ведь есть ещё Терри, тоже считающий, что Джеллиос не замечает очевидного! Как будто не знает, в каком он положении! Лишь бы эти двое не спелись, а то будет ему такая магия - не продохнуть!
   - О, такая магия у крылаток! - восторженно воскликнула Реми и, прежде чем кто-либо успел возразить, сунула руку под защитное поле.
   - Что это... Ми... милорд! Ай! Держите меня!
   Следующие десять минут Кармелита и Сун помирали со смеху, глядя, как Реми, растопырив руки, неуклюже кувыркается под куполом беседки, а Джеллиос скачет по мраморным лавкам, пытаясь достать до внезапно воспарившей помощницы.
   Собственно, поймать Реми за ногу Джеллиос мог почти сразу, но он упивался мелодичными ахами и ойканьем, сколько мог, пока это не начало становиться подозрительным.
   - Не бойся, - он умудрился цапнуть девушку за кончики пальцев и тихонько подтянул к себе. - Это "Воздушные Тропы". Они обычно не слишком долго действуют.
   - Не долго? - Реми едва дышала. Она не слишком испугалась, больше удивилась, но... милорд держит её за руку! И за талию!
   - Как же я до замка дойду? - делая слабые попытки вывернуться из объятий, спросила она. - Я же улечу!
   - Тропами легко управлять, - успокоил Джеллиос, нехотя выпуская девушку. - Представляй, что над тобой потолок, вот прямо над самой макушкой. Или просто плотный квадратик, который прижимает тебя к земле. Представила?
   - Да, - Реми поднялась на ноги, но в воздух не взмыла.
   - Чей следующий орех будем проверять? - насмешливо оглядел компанию Джеллиос. - Думаю, Реми пока отдохнёт...
   - Мой! Милорд, давайте мой! - забыв от волнения о приличиях, Кармелита с ногами влезла на лавочку, в упоении выбирая один орех из своих трёх.
   - Вот этот! - решилась она.
   Джеллиос хмыкнул и уже привычным жестом накрыл даденное защитным полем.
   Хрупнула разломанная скорлупа, и под прозрачным колпаком закрутилось нечто вроде цветной косички. Косичка была трёх цветов: огненно-оранжевого, белоснежного и чёрного.
   - Что это? - настороженно поинтересовалась Кармелита.
   - Похоже на "Лесные разговоры". Или на "Лес - дом", - всмотрелся Джеллиос. Косичка-заклинание не желало спокойно лежать под полем, оно носилось по кругу, свивалось в кольца, вытягивалось в струну и изгибалось вопросительным знаком.
   - Я буду понимать язык животных?! - восхитилась Кармелита.
   - Не обязательно, - пожал плечами Джеллиос. - Возможно, ты сможешь приручать их или они сами пойдут к тебе. Есть ещё силы, с помощью которых можно животными управлять.
   - Здорово! - Кармелита захлопала в ладоши. - Значит, не опасно? Можно брать? Реми?
   - Обычно у опасных заклинаний резкий запах, - задумчиво подёргав себя за прядь волос, сообщила та. - Это пахнет довольно приятно. Мягко и... пушисто!
   - Пушисто! - засмеялась Кармелита, просовывая сквозь поле изящные пальчики.
   Этого хватило - косичка метнулась к кончикам пальцев, словно языком, облизала их разноцветными хвостиками и рассыпалась искорками по коже.
   Секунда - и на месте Кармелиты на лавочке оказалась большая красивая лиса! Рыжий с золотом мех горел на солнце, уши нервно подрагивали, а в красивых синих глазах застыло всё ещё человеческое удивление.
   - Карми! - своим невероятным голосом ахнула Реми.
   Этого хватило. Лиса подскочила на месте и, махнув хвостом, скрылась в окружавших беседку зарослях...
  
   Из кабинета Самуэлин Доминик Де Амараи вышел хоть и немного встрепанный, но совершенно довольный миром и собой. Да, было непросто: весь амурный огонь был сосредоточен на нем одном, и пришлось битый час делать непроницаемое лицо, мягко, но упорно направляя мысли взбалмашной красавицы в нужное русло. Мгновенный перенос, и ничего больше! Доминик делал вид, что в упор не замечает всех откровенных намёков и недвусмысленных призывов. Он держался стойко и сосредоточенно выжимал из Самуэлин все познания, которые могли поправить "Переход". В конце концов, она сдалась или просто решила повременить, разозлилась, раскапризничалась и почти выгнала Терри из кабинета, сославшись на усталость и сильную головную боль. Де Амараи предложил принести целительный кристалл, услышал вежливый отказ, сопровождаемый вымученной улыбкой, прочёл во взгляде настойчивое желание послать его в драконову задницу и, пряча ухмылку, выкатился из башни.
   После таких битв следовало развлечься и успокоиться. Поразмыслив, Терри отправился на поиски Джеллиоса, хотя в глубине души больше всё же хотелось увидеть Кармелиту. Припомнив, что они говорили про сад, Терри вышел из замка и побрёл по дорожкам, вертя головой и прислушиваясь - не зазвучат ли где знакомые голоса.
   Везде стояла тишина, нарушаемая лишь пением птиц да жужжанием шмелей над цветами золотистого клевера. Свернув с дорожки, Доминик побрёл по лужайке и, не дойдя до тени деревьев, устроился прямо на траве.
   - Если вспомнить, когда я последний раз вот так валялся, - сунув руки под голову, Доминик стал разглядывать плывущие по небу облака. - О-очень давно. Очень...
   Солнце пригревало, едав заметный ветерок ласково обдувал щёки, и незаметно для себя Терри задремал.
   Разбудило его сопение и пыхтение рядом.
   Уже проснувшись, но не открыв глаза, Доминик прислушался к происходящему вокруг. Какой-то зверь обнюхивал уснувшего на траве человека. Обнюхивал осторожно, но вполне уверенно.
   Спокойно, сказал себе Де Амараи, хищников тут нет, по крайней мере, крупных хищников, а с мелкими я справлюсь. Закончив обнюхивать вокруг да около, неизвестный зверь сунул нос в карман на рубашке Доминика. В кармане лежал носовой платок, и зверь чихнул - платок был надушен ароматной водой. Потом обнюхиванию подвергся расстёгнутый рукав рубашки. Любопытствуя, зверь сунул нос и туда. Нос был холодный и мокрый, а ещё покрытый короткой мягкой шерстью, и Доминик с трудом удержался, чтобы не схватить эту любопытную нюхалку.
   А потом ему очень чувствительно наступили на живот!
   - Нет, это уже верх невоспитанности! - весело сказал Терри, открывая глаза и усаживаясь на траве.
   При звуках его голоса большая золотисто-рыжая лиса подпрыгнула, и кинулась прочь.
   Далеко, однако, не убежала, остановилась у ближайшего куста и с любопытством уставилась на человека.
   - Ах, вот кто мне спать не даёт! - Терри в ответ тоже уставился на лису. - Надо же, в саду Джеллиоса есть лисы! Ну, иди, иди поближе!
   Лиса дрогнула ушами, словно прислушивалась.
   - Ты, наверное, голодная, - предположил Доминик. - Иначе с чего бы в карман ко мне лезла.
   Задумчиво почесав затылок, Терри огляделся по сторонам. В саду было по-прежнему пусто и тихо.
   - Сейчас дам тебе вкусненького, - полушёпотом известил лису мужчина. - Только, тсс! Никому не говори, что я так сделал!
   Посмеиваясь над собой - лису просит ничего никому не рассказывать! - Доминик выудил из внутреннего кармана маленький блокнотик. На тыльной стороне его имелся узкий кармашек - там прятался простой остро заточенный карандаш.
   Терри лёг животом на траву и принялся рисовать. Несколько штрихов, и на бумаге появилась мышь. Доминик продолжал водить карандашом по бумаге: шкурка мыши стала серой и мохнатой, глазки заблестели, на лапках появились острые коготки.
   - Вот так, - прошептал Терри и накрыл рисунок ладонью.
   Глянул на лису - она отошла от куста, снова приблизившись к человеку, и заинтересованно смотрела на его действия.
   - А теперь - лови! - Терри резко убрал ладонь, и мышь, совершенно живая мышь, соскочила с листа и с писком бросилась в траву.
   Убежала.
   - Ну что же ты? - с укором спросил у лисы Доминик.
   Лиса вздохнула. Склонила голову и повела ушами. А потом совершенно понимающим и грустным взглядом посмотрел на Де Амараи.
   - Ты не ешь мышей? - растерялся Доминик. - А, понял, тебе лень охотиться? Что ж, я бы тоже поленился скакать по такой жаре. Ладно, сделаем по-другому.
   И он нарисовал на листке кусочек сыра.
   Лиса оживилась. Вытянулась, принюхиваясь, и жалобно заскулила.
   - Не бойся, ешь, - Терри подумал и отодвинулся подальше, оставив блокнот лежать на траве.
   Лиса легла на пузо, положив голову на передние лапы. Снова понюхала воздух и поползла. Тихонько, тихонько... Она даже хвост прижала, чтобы не поднимался из травы. Доползла до блокнота и одним движением языка слизнула сыр. Почавкала. Совершенно по-человечески вздохнула. Посмотрела на блокнот, обнюхала его. Перевела взгляд на замершего Доминика.
   - Ещё? - одними губами спросил он.
   Лиса тявкнула.
   - Тогда не убегай, - не заботясь, что испачкает зеленью штаны, Терри прямо по траве придвинулся обратно.
   Лиса отступила на пару шагов и замерла, наблюдая, как появляется на белой бумаге вожделенное лакомство.
  
   Когда в блокноте осталось четыре листа (это из двадцати-то восьми!) лиса облизнулась и принялась играть.
   Она наскакивала на сидящего в траве Терри и пыталась укусить его за руку. Впрочем, кусалась она не сильно. В ответ мужчина ловил это рыжее чудо и валял по траве. Лиса вырывалась, пыхтела и тявкала - в общем, развлекалась, как могла.
   Вскоре она запыхалась, снова вздохнула и прилегла на траву.
   - Устала? - Доминик рискнул протянуть руку и осторожно потрепать зверя между острых ушей. Лиса чуть напряглась, но отодвигаться не стала.
   - Какая же ты всё-таки красавица! - осмелев, Де Амараи принялся чесать и гладить роскошную рыже-золотистую шерсть. - Невероятная просто! Куда там моим алмазным лисам до такой природной красоты! Согласна?
   Лиса чихнула.
   - Будь здорова, - кивнул Терри. - Видишь, правду говорю. В природе есть всё необходимое, и мне нет нужды дополнять её своими придуманными созданиями! Так нет же, всем непременно надо вытрясти с меня какое-нибудь чудище! И чем удивительнее, тем лучше! А того, что надо придумать этому чудищу все условия, никто и знать не хочет! Вот, например...
   Что, например, Доминик рассказать так и не успел. С дорожки донёсся изумлённый возглас, и лису как ветром сдуло.
   - Милорд Доминик! - стоявшая на дорожке Реми держала в руках блюдо с куском варёной курицы и выглядела совершенно озадаченной и немного расстроенной.
   - Здравствуй, - улыбнулся девушке Терри. - Что случилось?
   - Зачем вы её отпустили?
   - Что? Кого? Слушай, у тебя всегда был такой голос? Ты нигде не поёшь?
   - Нет! - рявкнула вдруг Реми. - Это заклинание! Слушайте же меня!
   - Так я и слушаю, - попытался сосредоточиться на словах, а не на звучании, Доминик.
   - Вы же разговаривали с ней, и она вас не боялась!
   - Ты про лису? - растерялся Де Амараи. - Я кормил её сыром и гладил, а что, было нельзя? Это лиса Джеллиоса?
   - Это не лиса! - не зная, смеяться или плакать, пояснила Реми. - Это... Кармелита! Она расколола орех с заклинанием, ну и...
   - Драконов свет! - хлопнул себя на щеке Доминик. И, не выдержав, принялся смеяться. - А я-то ей животик почесал!
  
   - Я поставил охранное заклинание, чтобы не смогла убежать за пределы замкового сада, - Джеллиос и Терри стояли на террасе.
   Реми убежала относить блюдо на кухню.
   - Слушай, а она всё понимает? В смысле, сознание у неё осталось человеческим? - понизив голос, спросил Терри. - А то, понимаешь...
   - Точно не знаю, - нехотя признался Джеллиос. - Ты же в курсе, таких заклинаний всего три...
   - Как три? - запыхавшаяся Реми уже снова возникла на террасе.
   Вздохнув, Джеллиос пояснил, что существует всего три магических основы для превращения в животных. Рыбы, птицы, звери. А вокруг основы строится локальное заклинание для того, в кого надо превратиться. Эти заклинания ни в коем случае не используются среди населения, они не для бытовых условий.
   С помощью этих заклинаний Совет магов изучает фауну Мерры. При этом с испытателем работает группа поддержки, помогая ему сохранить полноту человеческого восприятия и страхуя от любого непредвиденного случая.
   - Вот основы для превращения в насекомых пока не создано, - пояснил Джелиос. - Совет работает над этим.
   - То есть сейчас мы столкнулись с неизвестным заклинанием? - перепугалась Реми.
   - Не то, чтобы совсем неизвестным. Это смешение основы с магической иллюзией. Подобное используется на праздниках, карнавалах или спектаклях. Человек приобретает внешность животного, но ходит на задних лапах и разум его остаётся прежним.
   - У нас практикуется такое, - кивнула Реми. - Но распорядителям праздников надо иметь разрешение с Печатью на использование такой магии!
   - Ну вот, а тут кто-то нахимичил, намешал непонятно чего! В итоге...
   - В итоге моя лучшая подруга бегает по саду, виляя рыжим хвостом, - вздохнула Реми. - Милорд, это... точно пройдёт?
   - А? - взгляд Джеллиоса то и дело приобретал дурноватое выражение - голос Реми действовал магически. - Да, не волнуйся. Самое долгое - до вечера.
   - А моё?
   - Гм... не уверен, но тоже должно вскоре закончиться.
   - Что ж, - Реми осмотрела пустую лужайку перед террасой, вгляделась в дальние кусты - не мелькнёт ли рыжий мех - и махнула рукой.
   - Я пойду, займусь банными помещениями, как мы решили. Орехи орехами, а работать-то надо!
   - Золотые слова, - посмеиваясь, сказал Терри, когда Реми скрылась за поворотом коридора. - Чудо, а не девушка! А какой голос!
   - Это заклинание, - буркнул Джеллиос.
   - Ага, - легко согласился Терри. - Но слушая её, ты глупеешь гораздо больше, чем остальные!
   - С чего ты взял? - свирепо вытаращился друг.
   - Вижу! Просто вижу!
   - Сам-то не сдурел, пузико лисе почесав?
   - А это при чём?
   - При том! От нас она удрала, а к тебе подошла!
   - Просто я нравлюсь девушкам! - довольно заявил Доминик Де Амараи.
  
   Разыскав Суна, который зачем-то выпрашивал у Барборы сырую рыбу, Реми позвала его работать.
   Сун открыл рот. Бросил взгляд на неприступную спину поварихи. Закрыл рот и последовал за Реми.
  
   До банных комнат они дойти не успели.
   Едва прошли полкоридора, как наткнулись на Самуэлин.
   - Вас-то мне и надо, милочка! - сладко улыбаясь, Самуэлин оттерла Суна в сторону. - Милочка, я хотела бы вас просить заняться в первую очередь бальной Залой.
   - Но милорд просил банные...
   - Ах, милочка, - Самуэлин подхватила Реми под локоть и настойчиво увлекла за собой. - Разве вы не знаете мужчин? А впрочем, откуда, ведь вы так молоды, так наивны! - Самуэлин томно вздохнула, прикрыв глаза. - Мужчины и сами не знают, чего хотят, и мы, женщины, должны направлять их. Подталкивать, так сказать, в нужном направлении. Нам нужна Бальная Зала! Ведь где милорд будет принимать гостей и проводить балы?
   - Какие балы? Замок замагичен! - сопротивлялась Реми. - Над очисткой ещё долго работать!
   - Тут милорд раздаёт указания! - встрял Сун. - Он сказал чистить банные!
   - Конечно-конечно! Вот и работайте! - Самуэлин метнула на парня злобный взгляд. - Но что там делать вдвоём? Иди и займись банными. А вы, милочка, как очистите Бальную Залу, так и займётесь остальным замком! Вам же некогда развлекаться?! Так? Но милорд-то должен исполнять свои обязанности? А приём гостей как раз в эти обязанности входит, - почти пела Самуэлин.
   - Милорд не будет принимать гостей, - мрачно возразила Реми. - Замок опасен...
   - Будет, милочка, будет! Я же здесь! - и Самуэлин с торжеством рассмеялась. - Ещё и не то будет! - и она упорхнула, оставив Реми и Суна у входа в Бальную Залу.
   - Жду не дождусь, - съязвила Реми самоуверенной красотке вслед.
   - Вот язва, - пробурчал Сун. - Почему ты не сказала ей не лезть не в своё дело?
   Реми молча переминалась с ноги на ногу. Что ему ответить? С одной стороны, ей действительно хотелось послать назойливую гостью куда подальше. А с другой... Она ведь гостья милорда! Вдруг он рассердится за неуважение к особе своего круга?
   Реми ощутила, что у неё начинает болеть голова. Нет, она не боялась, но очень не хотела чем-нибудь расстроить Джеллиоса. Ведь он хорошо к ней отнёсся: принял в замке, разрешил заниматься такой интересной работой! Да и если верить Кармелите... Нет-нет! Об этом думать не нужно! Она работает в замке по магическому контракту! И всё! А что касается Самуэлин... Ну, Бальная Зала... В конце концов, рано или поздно её всё равно пришлось бы очищать. Так почему не сейчас?
   - Знаешь, я быстренько посмотрю, что тут и как, - повернулась Реми к Суну. - А ты иди пока в банные. Если здесь сложно, не буду ничего трогать.
   - Ладно, - кивнул парень. - Смотри аккуратней тут.
  
   Бальная Зала. Реми шагнула в неё и замерла, принюхиваясь к имеющимся в этом месте потокам магии. Да уж, быстренько - вряд ли получится! Старых заклинаний тут прямо с избытком!
   Вон в том углу плещется этакая "магическая лужа", и в ней утопают резные ножки мягкой кушетки. Со стены напротив свисает похожая на паутину сеть, накрывая собой картину и большой вазон с цветком. Запахи магии струились с роскошных хрустальных люстр, путались в пыльных шторах высоких арочных окон, а особенно много запахов лилось с балкончиков второго этажа.
   Медленным, скользящим шагом Реми прошлась по Зале.
   Тут преобладали бело-золотой и редкий нежно-сиреневый мрамор. Кушетки для отдыха были обиты алым и тёмно - синим дишином; длинные шторы из тончайшего велька, прошитого вымоченной в суазале нитью; высокий потолок имеет вставки из пластин горного хрусталя, и сквозь них падает дневной свет, причудливо преломляясь в хрустальных гранях.
   Реми тихонько вздохнула. Её мало интересовали балы, роскошь и им подобное, но не признать, что тут красиво, она не могла.
   На секунду даже попробовала представить, что вот она - в красивом длинном платье, с оборками и рюшами, с накинутым на голые плечи гипюровым шарфом, стоит на ступенях ведущей на второй этаж лестницы, и смотрит на кружащиеся по Зале пары. Играет красивая музыка, ярко горят все люстры, а за спиной, положив руку ей на плечо... или нет, на талию...
   - Брр! - замотала головой девушка.
   Не надо ей ничьих рук, ни на талии, ни где-либо ещё!
   А вот постоять на ступенях лестницы вполне можно! Даже не имея роскошного платья и гипюрового шарфа!
   И Реми решительно направилась к лестнице.
   Постоять, однако, получилось лишь на первой ступеньке. Дальше, сверху, сплошным потоком перекрывая ход, лился запах магии, да такой, что волосы на голове вставали дыбом. Принюхавшись, Реми попятилась, решив не соваться выше. Надо будет сказать милорду Джеллиосу, что лестница опасна.
   Так, что дальше? Внизу она всё обнюхала и была уверена, что милорду убрать эти заклинания - раз плюнуть! Они неопасные и несложные. Хуже лестница. Да второй этаж ещё не осмотрела Реми. Но как, раз лестница...
   - А ведь я могу! - вдруг расплылась в улыбке девушка. - Я же умею летать! Надо же, как удачно подвернулось это заклинание!
   Поразмыслив ещё немного (расплёсканная всюду магия - есть опасность зацепиться), Реми решила, что это всё же хорошая мысль. Чуять маго-потоки она может и в воздухе, и просто не станет соваться в опасные места. За прошедшее время Реми уже научилась обходиться без мысленной картонки над головой, теперь ей достаточно было хотеть или не хотеть подняться в воздух. Глубоко вздохнув, Реми расслабилась и осторожно, будто ступая по невидимой лесенке, поднялась над полом.
   Сделав пробный круг в центре, Реми осмелела и медленно облетела всю Бальную Залу, не приближаясь к тем местам, где чуялись маго-потоки.
   Проверила несколько балкончиков - два были пусты, на двух других непонятные клубки заклинаний - и, довольная собой, уселась прямо на воздух. Везёт же умеющим летать магам!
   А, кстати, такие есть? Или это как с заклинанием Кармелиты - единичный случай? Надо будет узнать у милорда...
   При воспоминании о Джеллиосе настроение чуть увяло. Память цепочкой вытянулась в сторону Самуэлин, подсказав Реми, благодаря кому она тут, в воздухе, рассиживается. Реми глубоко вздохнула.
   И замерла.
   Она почуяла совершенно дивный, сладкий и просто изумительный запах! Он наплывал справа и манил к себе. Реми вытянула шею, жадно вдыхая этот маго-поток. У неё приятно кружилась голова и в груди что-то сладко и будоражаще сжималось.
   Оркестровая ложа между колонн. Вот откуда пахнет!
   - Там я ещё не проверяла! - сказала себе Реми, медленно подлетая ближе. - А ведь это моя работа! Я должна... обязана... - и она снова втянула воздух своим любопытным маленьким носиком.
   Когда до ложи осталось буквально пара воздушных шагов, Реми натолкнулась на препятствие. Что-то упругое преграждало ей дорогу, не подпуская к перилам оркестровой ложи. Реми потрогала это нечто руками.
   - И что ты такое? - удивлённо спросила она. - И почему я не чувствую тебя по запаху?
   И вдруг со стороны ложи пришёл ответ!
   Реми взлетела чуть выше и увидела шкатулку, стоящую на деревянном пюпитре.
   Шкатулка манила и притягивала. Она словно звала её, но не голосом, а исходящим от неё сиянием и теплом. Реми очень хотелось попасть на этот балкон, подойти к пюпитру и дотронуться до шкатулки. И открыть её... Очень хотелось. Очень!
   - Нельзя! - строго, но совсем неуверенно сказала себе Реми. - Там ведь может оказаться что угодно! Оно может быть опасно!
   А вот и не может, тут же снова сама себе возразила она. От опасных заклинаний пахнет по-другому, и ты это знаешь! А так замечательно может пахнуть лишь...
   Что? Ну, что-что? Тебе мало полётов и голоса? Не лезь, куда не просят, это же не твоя вещь! И потом, ты обещала Суну, что просто проверишь тут всё и придёшь ему помогать!
   "Но ведь я не..." Реми сделала шаг в сторону... "Я же..."
   Вдруг мягко накатило. Это было похоже на первый отклик, когда Реми поняла, что нужно взлететь повыше, но теперь волна была шире и мягче. А ещё она несла ответ, как попасть к шкатулке. И Реми сдалась.
   Повернувшись лицом к ложе, она сложила ладони, будто набирала воду, и запела.
   Она не понимала слов. Не запомнила мелодию. Нужное просто приходило извне и, волной прокатываясь через Реми, открывало ей путь.
   С последними словами преграда истаяла, и Реми, дрожа от восхищения и предвкушения, дотронулась до резной крышки шкатулки.
   Она из какого-то драгоценного камня, это девушка сразу поняла, но из какого? Единственные камни, которыми Реми увлекалась, были маго-кристаллы. Остальные разделы геологии: минералогия, геммология и иже с ними, если только они не касались маго-кристаллов, интересовали её куда меньше.
   Реми погладила узорную крышку, упиваясь идущим от шкатулки запахом. Она уже настолько пропиталась им, что даже не удивилась, когда тяжёлая крышка шкатулки с тихим щелчком открылась у неё под пальцами.
   Из шкатулки вырвалось облако.
   Разноцветное, сияющее, радужно-переливающееся, звенящее и смеющееся, звучащее удивительной музыкой, сверкающее огнями и пахнувшее лучшими запахами в мире...
   Оно прошло сквозь замершую девушку, ошеломив, восхитив и встревожив. Оно звёздами отразилось в изумлённо открытых глазах, осело на губах сладкой пылью, вскружило голову и одурманило всё естество.
   Пропало.
   И вдруг всё стало ясно! Словно раскрылись запертые ранее двери, раскололось само воздушное пространство Мерры и перед ней воссияла Истина!
   Теперь она поняла!
   И Реми громко и победно рассмеялась, закружилась в воздушном танце по Бальной Зале.
   - Любить его! Ждать его! Он скоро найдёт меня! И я его скоро найду! Мы скоро встретимся! Любить его! Просто любить его! Это так просто - любить его! Сильно любить его! Я люблю! Люблю! Люблю его!..
   Она хихикала, летала, дотрагивалась до стен кончиками пальцев, и снова смеялась от переполняющего её счастья. Скоро они будут вместе! Ведь это так просто - сильно любить его!..
  
   Золотистый свет чуть потускнел - солнце перекатилось ближе к горизонту.
   Реми сидела на полу Бальной Залы усталая, но довольная. Заклинание полёта иссякло, но оно больше не требовалось ей. Теперь Реми было понятно, зачем ей досталось это заклинание.
   Сидя на полу, она ощущала собранное в золотой пушистый клубок и прячущееся в груди счастье. Она даже была немного благодарна Лабиринту за эти магические призы. Ведь если бы не они...
   - Реми! - в распахнутых дверях возник Джеллиос. - Вот ты где! Обедать идём! Что случилось? Тебе нехорошо?
   Она помотала головой.
   - Ты решила вместо банных проверить Залу? - не понял мужчина. - Что-то почуяла?
   - Нет, - чуть хрипло ответила Реми. После того, как иссякла "Пленительная Симфония", голос не хотел слушаться хозяйку. - Мы пошли в банные... А потом... Извините...
   - Да я не сержусь, - пожал плечами Джеллиос. - Тебе виднее, где надо срочно чистить.
   Он прошёлся по Зале, внимательно осматривая каждый уголок. Снова повернулся к девушке.
   - Тут довольно много магии, да?
   Она кивнула. Вспомнила:
   - На лестницу не ходите, там плохо всё... Второй этаж... Тоже есть.
   - Ты проверила второй этаж? - теперь Джеллиос удивился. - Как ты проникла туда, если лестница закрыта?
   - Перелетела. Заклинание из ореха ещё действовало...
   - Уточняю вопрос - как ты смогла перелететь через перила? Как ты вообще смогла там взлететь?! Там столько понапутано... Руны... заклинания... мантры... Там многослойная защита!
   - А я... попросила... Спела...
   - Кого попросила? - не понял милорд.
   - Ну...Клидо... Там была магия из её пантеона...
   - А это ты откуда знаешь? - устало вздохнул Джеллиос, в задумчивости почёсывая затылок. Клидо... Надо же!
   - Почувствовала, - тихо ответила Реми. - Я слушала воздух... Ну... общее состояние всего вокруг... Всей залы, лестниц, балкона... Там, правда, непонятно, что откуда идёт... А потом пришёл отклик... Я поняла, кто это, ну, и спела мантру...
   - Мантру? - уточнил он.
   - Хвалу Клидо... И у меня получилось...
   - Ясно, - он словно закаменел лицом, только желваки ходили, выдавая эмоции. - И что же? Чем ты там занималась? Что узнала?
   - Да ничего особенного, - пожала она плечами. - Мне просто очень хотелось туда попасть. Я постояла возле перил... и спустилась обратно...
   - Ох. Ты представляешь, сколько там тайн?! И ты не попыталась узнать ни одну?
   - Мне это... не интересно... - осторожно сказала Реми, с опаской вглядываясь в его лицо. - Мне важно было... суметь перебраться через перила на балкон... побыть там хоть немного... и всё...
   - И всё, - с насмешливой горечью повторил Джеллиос. - Ты невозможная девчонка! Совершенно невозможная! А после что ты там делала?
   Его вид почему-то испугал её, и она решила ни в коем случае не говорить правды.
   - Я просто летала!
   - Вот как?
   - Да, - она заставила себя держаться спокойно и смотреть ему в глаза. - Полетала по зале, около стен и окон... Собственно, это всё...
   - Собственно... - он задумчиво разглядывал девушку. - А что ты такое там пела? Я услышал твой голос из коридора...
   - Ну... - теперь она смутилась. - Так просто... сочиняла, что в голову пришло... Я же не вслух!
   - Твоё счастье, что не вслух, - сказал он и, повернувшись, ушёл.
   - Действительно, моё счастье, - пробормотала Реми.
  
   Он быстро шёл, почти бежал по коридору. Какое-то странное чувство гнало его прочь от Бальной Залы. Что это?
   - Джеллиос! - окликнул его Терри. Он стоял у входа на террасу и довольно улыбался. - Смотри, кто пришёл!
   - Добрый день! - смущённо пискнула из-за спины Доминика Кармелита.
   - Лисичка наша перевоплотилась.
   - Счастлив за вас! - раздражённо буркнул Джеллиос и рванул дальше по коридору.
   - Что с ним? - округлила глаза вернувшаяся в человеческий облик златовласка. - Я доставила много проблем своим превращением, да?
   - Нет! - Терри успокаивающе пожал холодные руки Кармелиты. - Тут что-то другое. Подожди меня в столовой, хорошо? С этим надо разобраться!
   - Ладно, - едва успела сказать Кармелита, и Де Амараи сорвался с места с не меньшей скоростью, чем до этого Джеллиос.
  
   Джеллиос метался по своей комнате, как зверь в тесной клетке. Метался и сам себя не понимал. Что случилось? Разве он только что не разозлился на Реми? За что?! Подумаешь, заглянула в Бальную Залу и немного поразнюхала там... Поразнюхала... Вдруг стало смешно, и Джеллиос расхохотался. Тут же снова разозлился, уже на себя. Да что происходит?!
   - Джеллиос? - Терри заглянул без стука. - Ты чего бегаешь?
   - Хочу и бегаю, - огрызнулся тот. - Чего ты припёрся, иди к своей...
   - Так, - Терри быстро вошёл в комнату, плотно закрыв дверь, подошёл к столу и с размаху ударил по нему кулаком.
   - А ну, утих! - рявкнул он.
   Пронаблюдал, как изумлённый друг молча опускается в кресло, и кивнул:
   - Вот так лучше. Теперь по порядку. Штормит?
   Джелиоса кивнул.
   - Что именно чувствуешь?
   - Злость. Ещё смеяться прямо раздирает. И снова злость.
   - Перепады настроения, значит, - уточнил Терри. - Давно началось?
   - Да вроде бы... нет...
   - Вспоминай! Ягоду сегодня ел?
   - Конечно!
   - Значит, не из-за этого... Может что-то в орехе попалось?
   - Я ни одного не расколол! - раздражённо отозвался Джеллиос. - Просто не успел! Одна взлетела, другая в лису... - в ярости выражение его лица изменилось до неузнаваемости. - Лезет куда попало! Да ещё поёт! Да ещё..
   - Стоп! - Терри вскинул руки. - Вот оно! Реми! Ты говорил с ней?
   - Говорил!
   - Где?
   - В Бальной Зале! Какая разница, где я с ней говорил!
   - Что она тебе сказала? Что делала? - допытывался Доминик, чувствуя непонятную тревогу.
   Беспричинно злясь и поминутно срываясь на ругань, Джеллиос пересказал разговор с Реми.
   - Всё?
   - Всё! Чего ты привязался?!
   - А с того, что ты болван! - не выдержал Терри. - Какую богиню назвала тебе Реми? Клидо! Забыл всё, чему учили в семинарии? Основной курс мифологии народов Севера и Снежных Равнин Саракатамбы! Это же Богиня Любви!
   - Ну и?
   - Драконовы буи! А, кроме того - Богиня чувств и ощущений, и прочего! Дошло?
   - Секретник! - охрип Джеллиос. - Хочешь сказать, он где-то в Бальной Зале?
   - Скорее всего, - устало вздохнул Доминик. - Когда заклинанием твоего отца все вещи перетянуло в замок, шкатулка-секретник тоже попала сюда. И, скорее всего, магия в ней состыковалась с той магией, которая ей ближе по потокам. С магией Богини Клидо!
   - Она меня обманула, - едва дыша от злости, выдавил Джеллиос. - Она видела шкатулку! Открывала её.
   - Попробуй успокоиться! - прикрикнул Терри. - Скорее всего, ей тоже досталось. А когда ты приблизился к ней, магия радостно перекочевала в знакомое тело!
   - Прибью! - с чувством сказал Джелилос. - Зачем она туда сунулась!?
   - Держи себя в руках! Ты сейчас под действием заклинаний...
   - Это не заклинания! - рявкнул Дежллиос. - Это мои чувства!
   - Обработанные магией! - не отстал Терри. - Надо было не филонить, а самому справляться со своим "подростковым периодом".
   - Не подростковым, а взрослением, - пробурчал Джеллиос.
   - Один фиг, - отмахнулся друг. - Ты решил, что будет проще, если спрячешь все чувства и сильные ощущения в секретник, а о том, что кто-то может шкатулку не вовремя открыть, даже не подумал. А теперь подумай, каково Реми? Мы же не знаем, какое именно чувство она получила? Ты ничего не заметил?
   - Нет, - не желая признавать себя идиотом, проворчал Джеллиос. - Выглядела она спокойной.
   - Так иди и узнай. Или, давай, я схожу?
   - Я сам. Ждите нас в столовой, - и он направился к двери.
   - Дежеллиос, - вслед сгорбленной спине позвал Доминик. - Следи за собой! Держи себя в руках!
   - Да, - проронил он и вышел.
  
   В малой столовой был накрыт к обеду стол. Самри раскладывала недостающие приборы, Линздад развешивала по спинкам стульев белоснежные полотенчики.
   - Где Реми?
   Обе женщины подпрыгнули, услышав голос хозяина.
   - Она пошла во двор, - отозвалась Самри. - Милорд? У нас будут ещё гости?
   - С чего ты взяла? - сощурился он.
   - Так ведь Реми... - Линздад осеклась, глядя на неприятную ухмылку, возникшую на лице милорда.
   - Договаривай, - вкрадчиво велел он. - Что, Реми?
   - Она говорила что-то про... ну... про своего парня, я так поняла... Что он скоро придёт за ней...
   - Так... - голос милорда не предвещал ничего хорошего. - Вот, значит, как. Вот как! - с ударением произнёс он.
   - Ми... милорд, - слуги нерешительно топтались на месте, не смея покинуть столовую и чувствуя себя очень некомфортно под взглядом хозяина.
   - Она же ничего плохого... Наверное, просто соскучилась...
   - Я сейчас разберусь с её тоской по парням, - свистящим шёпотом пообещал Джеллиос.
  
   - Самри, я чего-то боюсь! - всхлипнула Линздад, едва милорд вышел из столовой.
   - Беги за милордом Домиником! - Самри трясущимися руками затянула потуже фартук. - Я таким хозяина не видела с тех пор как... Давно не видела! Бегом!
   - Я щас! - Линздад кинулась прочь и в дверях столкнулась с Кармелитой.
   - Что такое? Куда?
   - Реми! Помочь надо! Где милорд Доминик? - не останавливаясь, выпалила горничная.
   - Так... уходил за Джеллиосом... Погоди, я с тобой! - и Кармелита побежала следом.
  
   Реми стояла напротив ворот и ждала.
   Она дрожала от нетерпения, вытянувшись в струнку, нервно ломала пальцы и облизывала пересохшие губы. Нетерпение достигло апогея. Сейчас! Это должно произойти сейчас!
   - Реми! - голос окликнул сзади, от замковых дверей.
   Она мотнула головой, не желая отрывать взгляда от ворот, в которых вот-вот должна была явиться её судьба.
   - Реми!
   Нехотя обернувшись, она увидела Джеллиоса. И выглядел он так... так... Она вдруг сжалась в испуге...
   - Итак, давай расставим всё точки над "Ё"! - он приближался.
   Она сжималась всё сильнее. При виде него колени Реми начали дрожать, а сердце заколотилось с бешеной скоростью. Он всё ближе... Шум в ушах, круги перед глазами...
   - Ты готова? - она поднимает голову и видит его глаза. Холодные и рассудительные. Сверкающие гневом. Убийственно безразличные. Презрительные. Наполненные лаской и теплом. Необыкновенно красивые. Глубокие и притягивающие. И всё это разом! И одновременно!
   - Это Он! - мысль возникает не где-то в подкорках взбудораженного разума, а во всём её существе.
   ЭТО - ОН!
   Мир вокруг внезапно расширился, а сердце в груди, наоборот, сжалось до размеров булавочного ушка, так, что перестало хватать воздуха. Она попыталась сделать вдох, и мир сразу взорвался, и золотое сияние Полудня поглотило её.
   Полдень Любви. Вечность...
  
   - Ты видела шкатулку в Зале? - он пытался спрашивать спокойно, но девчонка не отвечала, лишь в каком-то исступлении таращила на него глаза, и гнев Джеллиоса нарастал с каждой секундой.
   - Отвечай! Ты открывала её? Что тогда случилось? Ты чувствовала что-нибудь?
   Вместо ответа Реми вдруг осела на камень двора.
   - Драконов хвост тебе в... - взорвался Джеллиос.
   Он схватил Реми за руку и потащил за собой. Коридор, поворот, быстрее-быстрее, ещё поворот...
   Они вбежали в Бальную Залу, и Джеллиос отпустил её, оттолкнув от себя. Завертел головой, будто что-то искал, бросился к оркестровой ложе и одним прыжком оказался на перилах.
  
   Джеллиос пытался успокоиться. Помни, что она не виновата! Она не нарочно!
   Он уговаривал себя, а злоба металась в груди, сжигая и уничтожая всё нежное и хрупкое, что взросло с приездом Реми в замок. Успокойся, успокойся!
   Шкатулка-секретник! Вот она!
   Схватив давно искомое, Джеллиос спрыгнул вниз. И распахнул крышку.
   Шкатулка была пуста. И ярость вновь охватила мужчину. Подобной ярости не знавал ни один человек! В голове запылал огонь, в груди вспыхнули языки пламени, и глаза из фиолетовых стали ярко-алыми... Он столько лет оберегался от этого! Он столько лет терпел и ждал... И всё порушила какая-то не в меру любопытная девчонка!
   Она не виновата? Да как же! Она тоже пострадала? Получила какое-то чувство? Что ж, самое время её от этого чувства избавить!
   И, повернувшись, Джеллиос сделала шаг к замершей девушке.
  
   Увидев шкатулку в руках милорда, Реми поняла, что больше скрывать не получится. Придётся объяснить, что она увидела и открыла её.
   Реми видела, что Джеллиос зол. Наверное, в шкатулке что-то было...
   Истина...
   А теперь шкатулка пуста. И она, Реми, виновата в том, что милорд остался без Истины!
   Надо оправдаться... объяснить... Он должен понять... он..
   Но ведь это - Он! Ведь всё это время, сама не осознавая этого, она жила для Него!
   И Реми смирилась с тем, что сейчас произойдёт... с тем, что он скажет... с тем, что он сделает. Она была готова к чему угодно... к чему угодно Ему.
   Даже к смерти, если он пожелает!
   Но Джеллиос ничего не сказал...
   Быстро приблизившись, он вскинул руки, и горячие пальцы сжались на горле Реми...
  
   Сила чувств, магией вырванная из тела, скомканная, сжатая, и годами хранимая в шкатулке, вырвалась из временного пристанища и влилась в хозяина.
   Непередаваемая эйфория охватила всё существо Джеллиоса. Всё то, что он так долго удерживал на расстоянии, теперь пело, звенело и бесилось в нём.
   Подавляемые инстинкты подняли голову и победно взревели.
   Джеллиос расхохотался, чувствуя, как внутренний огонь вырывается наружу, охватывая всё его естество...
  
  
   - Джеллиос! Отпусти! - в Бальную Залу ворвалось несколько человек.
   Кармелита и Линздад в ужасе закричали - стоявшая в Зале пара представляла из себя охваченную огнём статую.
   Едва услышав голоса, пылающая фигура милорда разжала руки и повернулась к прибежавшим. Никто не успел сказать ни слова, как окутанный языками пламени человек подхватил стоявшую у его ног шкатулку и вылетел в окно, разбив бело-золотой витраж.
   Реми лежала на полу.
   Терри бросился к ней, сорвал штору и плотно укутал девушку, гася горевшую и тлеющую одежду.
   - Холодную ванну, быстро! - крикнул он, поднимая пострадавшую на руки.
   Заливаясь слезами, Кармелита бросилась исполнять приказание.
  
   Но всего этого Джеллиос не видел и не слышал.
   Он улетел в горы и, увидев первое попавшееся ущелье, швырнул туда шкатулку. При этом он ругался, на чём свет стоит, и плевался сгустками пламени, от которых плавился и тёк камень вокруг.
   А увидев, что шкатулка не пострадала от удара о дно ущелья, Джеллиос спрыгнул в него сам и принялся ломать и крушить тёмно-фиолетовый камень, разбрызгивая вокруг мелкие острые осколки...
  
   Если вам понравилось произведение, и вы хотите отблагодарить - то я буду рада любым комментариям, а также финансовой поддержке. Это мотивирует меня писать больше и чаще публиковать. Номер моего яндекс-кошелька 410013090754796, карта 5106 2110 1853 6453
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Маре "Менталистка. Отступница"(Боевое фэнтези) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) М.Орехова "Бегущая во сне"(Научная фантастика) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) Д.Игнис "На острие гнева"(Боевое фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"