Кочарина Светлана Петровна: другие произведения.

Увы, Милорд! Глава 12

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  Глава тринадцатая
  Самое приятное в работе - собираться домой
  
  ...После третьей чашки какао - чашки были крохотные, ведь у Терри с собой был лишь блокнотик - Кармелита более или менее отогрелась. Теперь она дрожала и постукивала зубами исключительно из-за волнения.
  - Ми... милорд, - она жалобно поглядела на Джеллиоса. - Вы её... она... Где?
  - Она, - Джеллиос подавился, не в силах произнести имя. - Спасла нас... И вот.
  - И... всё? - тихо уточнила Кармелита.
  Джеллиос кивнул, да так и остался стоять с опущенной головой.
  Терри посмотрел на них и вдруг пошёл к водопаду. Скрылся под ним.
  Пока его ждали, Джеллиос с пятой попытки развёл огонь, ему всё ещё было холодно.
  Вернувшийся Терри выглядел мрачнее, чем до этого.
  Джеллиос вскинул брови, и друг покачал головой.
  - Как же так? - жалобно вскрикнула Кармелита. - Мы... дружили! Мы столько лет дружили... а я не знала, что Реми... что она... Почему я не знала?! Почему она не сказала мне? Нам! Папа бы помог! Она же сотрудничала с Верхушкой! Она же!.. Мы бы помогли! Искали средства... Мы бы!
  - Истерика, - с каким-то извращённо-мрачным удовлетворением произнёс Доминик. - Значит, будет в порядке. А вот ты мне не нравишься! - в упор глянул он на Джеллиоса.
  - Да? - криво усмехнулся тот. - И чем же? Впрочем, я не красна девица, и не лучшее вино, чтобы нравится тебе!
  - А ну ложись! - огорошил его Доминик.
  - Что?
  - Ложись, говорю! - рявкнул лучший друг. - Буду из тебя эту гадость выводить!
  - Какую гадость? - Джеллиос был слишком ошеломлён, чтобы спорить, и безропотно разлёгся на камнях.
  - Все вы такие, сильномогучие маги, бесстрашны и беспечны! А потому совершенно беспомощны при некоторых обстоятельствах!
  И на ошалевший взгляд Джеллиоса соизволил пояснить:
  - Ты весь пропитан льдом. Изнутри. Неужели не чувствуешь?
  - То-то я согреться не могу! - сообразил "сильномогучий" огненный маг. - Выходит, в водопаде были кристаллики магического льда?
  - Были, - кивнул Доминик. - Он вообще не природный, этот водопад. Видишь?
  Действительно, водопад, сначала широкой лентой закрывавший вход в пещеру Рамдаша, теперь иссякал.
  - Изнутри это сейчас выглядит как потрёпанный осиный улей, - сказал Терри.
  - Ясно. Рамдаш нашёл выветренные эрозией скалы и заделал дыры льдом. На солнце лёд таял, отсюда и водопад. Отлично сделано! - с невольным уважением сказал Джеллиос. - Всё-таки он был сильный маг.
  - Его бы энергию и силу да на добрые дела, - проворчал Терри, что-то чиркая в блокноте. - Так. Теперь не вертись. Будет щекотно, но потерпишь!
  И он перевернул листок блокнота прямо над распластанным на камнях другом.
  - Ой! Что за тварей ты создал? Ай! Они же кусаются!
  - Не кусаются, а выкусывают из тебя кусочки льда, - пожал плечами Художник Жизни. - Кожу они не трогают. Это так называемые ледяные жучки.
  - О-очень оригинально! - скривился Джеллиос, с трудом сдерживаясь, чтобы не начать скрестись, как шелудивый пёс.
  - Тебе название покрасивее или результат? - вздёрнул бровь Доминик и вернулся к Кармелите.
  Она сидела, обняв колени руками, и навзрыд плакала.
  Терри не стал говорить никаких утешительных глупостей: что тут скажешь; он просто сел рядом и обнял девушку за плечи, позволяя ей выплакаться, используя вместо платка его рубашку.
  Когда ледяные жучки закончили дело, Доминик нарисовал на листке какие-то крошки, и маленькие помощники, быстро съев подачку, вдруг окаменели. А секунду спустя рассыпались каменной крошкой.
  - Зачем? - не понял Джеллиос, поднимаясь с камня.
  - Надо, - вздохнул Терри. - Они заражены этим льдом. А я предпочитаю не рисковать.
  - Но ведь ты не должен...
  - Знаю, - пожал плечами Доминик. - Мне придётся отчитываться перед Советом Магов. Но выхода нет. Тебе лучше?
  - Намного, - усмехнулся покусанный жучками милорд. - Ещё бы пожрать... Простите, Кармелита! Поесть бы...
  - Я могу поохотиться, - предложил Доминик. - Уж какую-нибудь козу горную я поймаю.
  - Нет уж! - твёрдо отказался Джеллиос. - Надо срочно возвращаться! Представляю, что творится в замке!
  - Да, действительно. Тогда, - и Терри, хитро подмигнув, вынул из-за пазухи ярко-алую сферу.
  - Доработали?! - понял Джеллиос.
  - Ага, - довольно оскалился друг. - Уж я постарался. Тут привязка на замок, так что, доставит в лучшем виде.
  - А вес?
  - Учли, не сомневайся! Я ж рассчитывал на четверых... - он осёкся и тревожно глянул на всё ещё всхлипывающую Кармелиту.
  - Возвращаемся! - решил Джеллиос.
  
  В замке по их возвращению царила тихая паника.
  Проснувшиеся утром слуги, обнаружили пропажу не только хозяина, но и его друга-гостя, и обеих девушек. А также Суна.
  Конечно, как взрослые люди, они могли просто предположить, что все отсутствующие просто поехали в одно из селений по делам. Но, во-первых, как у людей, давно работающих с магом, практически у всех была отлично развита интуиция, и она подсказывала, что дело нечисто. Во-вторых, вышедшая к завтраку Айши была бледна и встревожена. А в-третьих, Васса обнаружил сломанную дверь кабинета, которую и взялся ремонтировать после завтрака.
   Слово за слово, неугомонная Линздад вытянула из Айшвари то, что она знала, пересказала остальным, и в итоге никто уже не верил в общую поездку, зато все беспокоились и ожидали если не худшего, то просто не очень хорошего.
  За Самуэлин, не пожелавшей спускаться ради завтрака, поднялась Самри. Всеми правдами и неправдами она уговорила своенравную девицу спуститься в малую обеденную залу.
  Невыспавшаяся Самуэлин вяло отмахивалась от назойливых слуг, предлагавших ей то чай с лимоном, то воздушный пирог, то ещё что-то... Ей ужасно хотелось плакать, но она считала ниже своего достоинства выказывать чувства перед слугами.
  Неизвестно, чем бы кончилось это противостояние, но вдруг по замку прошёл мягкий гул, а когда он затих, все услышали негромкий хлопок, будто на пол упала туго набитая подушка.
  - Вернулись! - вырвалось у Самуэлин.
  Она вскочила, более не заботясь о приличиях, подхватила измятые юбки и кинулась из обеденной залы.
  Остальные переглянулись и на некотором расстоянии пошли следом.
  Они стояли у лестницы на второй этаж.
  Доминик поддерживал ослабевшую Кармелиту, Джеллиос вцепился в перила самостоятельно.
  - Милорд!
  - Милорд! Хозяин!
  Голоса слились в один, и все трое повернулись.
  - Мил... - Самуэлин сделала шаг вперёд.
  Джеллиос не посмотрел ей в глаза, но по его лицу она, видно, что-то поняла. Осеклась на полуслове, ахнула и мелкими шажками отступила назад. А потом развернулась и кинулась бежать по коридору.
  - Милорд Джеллиос? - неуверенно произнесла Айшвари. - Вы нашли? Мой отец... вы его...
  - Его больше нет, Айши, - вместо молчащего Джеллиоса мягко ответил Доминик, - Прости, если ты сочтёшь это дурной вестью.
  - Нет, что вы! - вскинула руки добровольная помощница. - А Реми? Вы успели?..
  Джеллиос дёрнулся, когда прозвучало это имя, и Айши, недаром бывшая дочерью колдуна, тоже всё поняла.
  - Простите... - она опустила голову и, всхлипывая, побрела прочь.
  Ничего не понявшая Линздад торопливо присела в реверансе перед вернувшимися, и кинулась за подругой.
  - Барбора, накормишь нас? - глядя куда-то в пустоту, попросил Джеллиос. - Голодные мы ужасно...
  - Конечно, милорд, - торопливо заверила повариха. - Идёмте, всё свеженькое... Я пирог испекла и суп сварила, как вы любите...
  
  Через несколько часов Доминик постучал в комнату Самуэлин.
  - Могу я войти? - спросил он у покрасневшего кончика носа, высунувшегося в узкую щель.
  Нос кивнул, и дверь распахнулась шире.
  - Вы собираете вещи? - окинув взглядом комнату, спросил Терри.
  - Мне нечего собирать, - тихо ответила Самуэлин. - Платья, которые сшила портниха, оплачены Джеллиосом. А свою сумку я бросила при Переходе... в дилижансе у вашего дома.
  - Так вот как вы сюда попали, - понимающе кивнул мужчина. - Проследив за мной... Впрочем, думаю, вы можете забрать платья. Вряд ли Джеллиосу они пригодятся. Но я пришёл не за этим.
  Девушка вскинула голову, и в её взгляде Терри увидел страх за своё будущее.
  - Я дал себе труд написать Совету Магов о доработанном Переходе, - не стал затягивать паузу Терри. - Совет очень заинтересован в получении средства, так сокращающего путь. Вот такую сумму вы получите, если предоставите в пользование Совета двести сфер с Переходом, - и Доминик протянул Самуэлин бланк.
  - Двести! - она не удержалась от восклицания. А увидев сумму, так вытаращила глаза, что Терри испугался, как бы они не выскочили.
  - Кроме того, Совет предлагает вам постоянное сотрудничество, - продолжал он. - Конечно, ваш труд будет щедро оплачиваться, но условие таково, что приступить вам следует немедленно.
  - Я согласна, - выдавила Самуэлин.
  - Прекрасно, - слегка поклонился Де Амараи. - Я был уверен, что вы здравомыслящая девушка, Самуэлин Розабель Де Агостин. Собирайте всё, что сочтёте нужным, Джеллиос разрешил вам забрать и набор инструментов, которым вы работали. Я поставил в известность о вашем местонахождении вашего брата. Скоро он будет здесь. Всего хорошего, Самуэлин. Возможно, мы ещё увидимся когда-нибудь по рабочим моментам... - Терри снова поклонился застывшей девушке и направился к двери.
  - Подождите! - вскрикнула она. - Доминик! Ну, скажите мне... Я ведь... я не знала, что всё так серьёзно! У милорда с Реми! И я не... Я не хотела, чтобы она погибла... Неужели милорд никогда меня не простит!?
  - Простить может лишь великодушный человек, Самуэлин, - не поворачиваясь, ответил Терри. - Таким был прежний Джеллиос. А сейчас... в нём осталось очень мало не то, что великодушия... а вообще - человеческого. Оно исчезло вместе с Реми...
  
  Исчезло... сколько уже дней прошло? Два? Три?
  Джеллиос смотрел на дождь за окном и страстно желал кинуться под эти струи. Возможно, они охладят пылающий ком в его груди. Погасят злой жар в глазах и сжигающую изнутри лаву. Джеллиос не сомневался - плюнь он сейчас, и вместо слюны изо рта вылетит огненная струя и подожжёт ковёр.
  А может, плюнуть? Плюнуть на всё это существование, на этот драконов замок! Пусть пылает! Он сюда не просился! Ему тут не место! Ему вообще сейчас нигде не место! Нигде не хочется быть...
  
  В закрытое окно стучал дождь. Далёкие раскаты грома всё ещё были слышны, но грозовые тучи уже ушли к Побережью Апонари, оставив над горами затянутое серостью небо.
  "Подходящая погода", - уныло думал Джеллиос, перебирая бумаги. В комнате горел свет, но уюта это не добавляло. Ему вообще сейчас ничего не добавляло уюта. Серость, пустота и тоскливое одиночество, поселившееся в сердце.
  Джеллиос перевёл взгляд на цветочный горшок с Саламандровой Ягодой. Куст сгибался от крупных плодов и словно выгнулся вопросительным знаком, недоумевая, почему перестали снимать урожай.
  Брошу её есть, к драконовой матери, раздражённо подумал Джеллиос. Зачем? Раньше я так цеплялся за человеческую сущность... А теперь даже не хочется... Тоже мне привилегия - быть человеком! К чему теперь мне это? Нет, ягоду больше не ем!
  Когда, интересно, количество перейдёт в качество и я стану... кем? И как это будет? Наверное, скоро. Ягоду я не ем, чувства при мне... Она вернула мне их... Она...
  Сердце кольнуло, и Джеллиос выронил письмо из Совета магов. Воспоминания. Воспоминания, чтоб им в Саламандровом огне сгореть, были всё ещё свежи, остры и причиняли дикую, нечеловеческую боль...
  Джеллиос с ненавистью посмотрел на письма, скопившиеся за такое короткое время. Странно, раньше дела делались как-то быстро и незаметно. Почему он этого не замечал? Наверное, потому... Почему он не замечал, что был счастлив?!
  - Кретин потому что, - сам себе ответил Джеллиос. - Саламандры кусок!
  Кстати о саламандрах... Что-то крылатки перестали прилетать. Джеллиос выпустил их в тот же вечер. Кармелита позвала его и спросила, что делать с дракончиками. Без хозяйки они тосковали, метались и вопили пронзительными голосами. Джеллиос открыл клетку. Некоторое время крылатки ластились к нему, шипели и кусали за пальцы. А потом сорвались, пометались по комнате и вылетели в распахнутое окно.
  Слуги сказали, что дракончики то и дело прилетают в замок: поесть и отдохнуть. Дневные по ночам спали на кухне, вцепившись в скалки Барборы, а ночные днём предпочитали забиваться в пустые корзины, стоявшие в углу кухни. Чем они заняты в другое время, Джеллиос не знал, да это его и не интересовало. Его сейчас вообще ничего не интересовало...
  В замке было тихо и уныло.
  Самуэлин уехала - за ней прибыл дилижанс, и Деметрио Де Агостин долго и многословно извинялся перед Джеллиосом за надоедливую сестру. Джеллиос отвечал односложно, у него совсем не было сил и желания любезничать. За него расстарался Доминик, восхваляя создательницу Мгновенного Перехода, показывая письмо от Совета Магов и рассказывая о заманчивых предложениях для Самуэлин. В конце концов, они там до чего-то договорились, и Деметрио пообещал приглядеть, чтобы сестра ни в коем случае не отвильнула от работы.
  Потом он уселся в дилижанс, и они уехали.
  С ними уехала и Айшвараканти. Она успела подойти к Деметрио, они поговорили, и брат Самуэлин счёл полезным познакомить Айши с кем-то из Совета.
  Сильнее всех расстроилась Линздад; всё же ей нужно было общение с кем-то ближе к ней по возрасту. А потом, поразмыслив, она взялась обучать уму-разуму Ингрид, играя роль то ли старшей сестры, то ли подруги.
  Здоровяк Васса не отходил от деда Вьюнша, помогая ему в разных делах. Так что все были при деле.
  Кроме Джеллиоса.
  Даже оставшимися в замке магическими беспорядками занимались сейчас Терри и Кармелита. Вместе они придумывали каких-то невероятных существ, которые выискивали магические ловушки и уничтожали их. Правда, потом зверей тоже приходилось уничтожать. Кармелита расстраивалась, Терри писал объяснительные Совету Магов, а Джеллиос, пару раз попросивший друга прекратить очистку, нарвался на тяжёлый взгляд и был послан по драконову адресу. И отстал. В конце концов, какая разница, что тут происходит? Как только замок будет полностью очищен, магическая привязка, которую непонятно как создал его отец, развеется, и Джеллиос сможет покинуть эту драконову обитель! И забыть о ней, как о страшном сне!
  И всё же, куда подевались эти противные крылатки? Вот паршивые дракошишки - порхают непонятно где!
  Почему-то волнение о них осталось единственным сильным чувством, не дававшим Джеллиосу совсем замереть в бездействии.
  Потому что ты сам от них недалеко ушёл, криво усмехаясь, думал владелец замка. Ты - такой же паршивый драконишка... Даже не Саламандра... И вопрос в том - человек ли? Летаешь, пышешь огнём и далее по списку...
  - Да где эти... - сердитое восклицание прервал стук в стекло.
  За окном мелькали искомые крылатки.
  - Припёрлись? - ворчливо спросил Джеллиос, распахивая окно. - Небось, жрать захотели?
  Крылатки, вереща, кинулись ему на грудь.
  - Что такое? - не понял мужчина.
  Дракончики хватали его за одежду, тянули и шипели, сердясь на непонятливость человека.
  - За вами идти? - дошло до Джеллиоса. - На улицу? Под дождь? А впрочем, он почти кончился. Ладно, летим.
  Он бросил на столе надоевшие письма, вскочил на подоконник и вылетел за крылатками в сырой начинающийся вечер.
  
  Кармелита сидела на ковре в их с Реми общей гостиной. На диване стоял чемодан, с которым Кармелита приехала в замок.
  Рядом с чемоданом сидел Доминик.
  - Вы точно хотите уехать, Кармелита? - лицо мужчины казалось совершенно безмятежным, разве что очень грустным, но пальцы нервно постукивали по крышке чемодана, выдавая волнение.
  - Не знаю, - рассеянно отвечала Кармелита, ероша ворс ковра. - Хочу, вроде бы... Мне тут... тяжело. Но дома... Не понимаю, как я там буду... Мы уехали вместе, а приеду... только я? - голос её дрогнул, и Терри поспешил пересесть на ковёр рядом.
  - Думаю, вам всё же станет легче, - ласково сказал Доминик. - Дома ваши родители, ваша комната и...
  - Родители! - вдруг произнесла Кармелита и круглыми глазами посмотрела на Терри. - Родители Реми! Как им... Кто им скажет, что... Ооо... - и слёзы неудержимо потекли из её глаз.
  - Мда, - неопределённо крякнул мужчина. В задумчивости потёр подбородок.
  Это действительно был пренеприятный момент. Вроде понятно, что Джеллиос должен взять на себя эту тяжкую обязанность, ведь в его замке произошла трагедия. А с другой стороны, Джеллиос защищал Реми, как мог.
  - Это я виновата, - прошептала сквозь слёзы Кармелита. - Если бы я сразу сказала правду! А я скрыла... из гордости скрыла! Побоялась ранить своё достоинство, чтоб его саламандры съели!
  - Виноваты многие факторы, - возразил Доминик. - Я тоже. Если бы я сам пошёл тогда за чаем, или остался бы в кабинете... Поэтому бросьте винить себя.
  - Не получается пока, - всхлипнула девушка. - Как я могу привыкнуть, что... Ведь она моя лучшая подруга!
  - Я понимаю, - мягко сказал Доминик, поглаживая её по плечам. - Джеллиосу сейчас тоже очень трудно. Он даже раздумывает не стать ли Саламандрой...
  - Ох! - перепугалась Кармелита. - Зачем? А как же замок? И все его слуги?
  - А что слуги, замок... - пожал плечами Терри. - Переберутся обратно в дом Джеллиоса, и будут жить. Или найдут нового хозяина...
  - Но зачем?
  - Ему трудно. А если он станет Огненной Саламандрой, боль уменьшится или совсем уйдёт.
  - Но ведь это слабость! - возмутилась Кармелита и даже плакать перестала. - Мне тоже трудно, но превратиться я ни в кого не могу! Приходится терпеть! Вы объясните ему, что так нельзя! Объясните?
  - Постараюсь, - кивнул Терри. - В конце концов, он мой лучший друг, и мне совсем не хочется терять его. А знаете, Кармелита, кого мне ещё не хочется терять?
  - А? - вскинулась заплаканная златовласка.
  - Вас, Кармелита, - шёпотом признался Доминик, наклоняясь к ней.
  Его светлые волосы перепутались с локонами Кармелиты, и на несколько минут оба забыли обо всём на свете...
  
  Крылатки привели Джеллиоса куда-то к юго-западным скалам, где поднималось сразу три небольших действующих вулкана.
  А если взлететь на самый высокий скальный пик, то на горизонте виднелся лес Мхонг.
  Окинув окрестности взглядом собственника, Джеллиос убедился, что если начнётся извержение, то никаких особых катастроф не предвидится. Во-первых, лес достаточно далеко и от гор его отделяет река, во-вторых, никаких населённых пунктов рядом нет, так что никто не пострадает. Сделав такие выводы, Джеллиос удовлетворённо вздохнул и тут же удивился сам себе. Какое ему дело до возможных вулканических проблем? Эти места даже не принадлежат ему!
  - Совсем умом сподвинулся, - буркнул Джеллиос, усаживаясь на край вулкана.
  Подумал, скинул сапоги и с блаженным вздохом протянул ноги к не слишком далёкой лаве. Снизу поднимался горячий пар, булькало, пузырилось и угрожающе вздыхало чёрно-золотое с алым месиво. Джеллиос решил, что ему нравится это зрелище, и вздохнул. Раз нравится, значит, в нём осталось ещё меньше от обычного человека, чем он предполагал. Процессы идут довольно быстро, а он и не сопротивляется им. Не замедляет, не устраняет причины...
  - Возможно, скоро будем порхать вместе, - сказал Джеллиос устроившимся рядом крылаткам.
   Те зашипели, полезли на колени, цепляясь за штаны острыми коготками. То ли лапам стало горячо, то ли просто требовали ласки.
  - Ну, что, что? Зачем вы меня сюда притащили? Не на вулканы же любоваться?
   Вместо ответа крылатки устроились на коленях и, кажется, собрались спать.
  - Совсем обнаглели, - вздохнул используемый вместо перинки милорд, но гнать зверей не стал. Осторожно почесал чешуйчатые бока, так, как это делала Реми.
  - Ладно, - он сглотнул вдруг образовавшийся в горле комок. - Часок посидим, и домой. Понято? Я пока... успокоюсь. А то замучил всех в замке своей кислой рожей...
  Крылатки сладко сопели в четыре ноздри, а успокоиться у Джеллиоса всё не получалось.
  Напротив, нахлынула такая тоска, что хоть прямо сейчас в жерло кидайся! А что? Жить дальше? Управлять замком или просто вернутся домой и заниматься текущими делами, словно ничего не произошло? Приказывать слугам, ездить по делам, разрабатывать и создавать ландшафты, получая за это оплату... Тратить её по необходимости на себя, потому что больше не на что и не на кого... Драконов хвост, тоска-то какая!
  - Не хочу, - прошептал Джеллиос. - Не хочу ничего... без тебя!
  
  Крылатки встрепенулись, подскочили и завертелись волчками, оттаптывая колени. Разумеется, вцепляясь, чтобы не упасть.
  Джеллиос зашипел от боли - мелкие напасти протыкали ткань и царапали кожу.
  И тут он ощутил причину их волнения.
  А секунду спустя увидел!
  Она села на противоположный край вулкана, сложила крылья и ласково посмотрела на Джеллиоса.
  - Снова расстроился? - услышал он в голове голос матери. - Говорила же - зови!
  - Мама... - Джеллиос вскочил, роняя крылаток.
  Заверещав, дракончики взлетели и, подумав, уселись у него на плечах.
  - Рассказывай, - велела мать. - Что случилось? Ты сам на себя не похож! И... погоди-ка! Ты как сюда забрался?
  - Прилетел, - признался Джеллиос, чувствуя себя неуютно под строгим материнским взглядом.
  - Ты перестал есть Ягоду? - хмыкнула Саламандра. - Решил справиться сам?
  Джеллиос неопределённо дёрнул плечами, и опустил голову.
  - Так, - Саламандра, словно кошка, поджала лапы, устраиваясь на горячих камнях. - Я вижу, простым решением тут дело не обошлось. Рассказывай немедленно! Или мне магию применять?
  - Не надо, - сник великовозрастный сын. - Я расскажу...
  
  Что бы ни думали по этому поводу отвергнутые поклонники, но раньше Кармелита никогда не целовалась.
  Нельзя же считать поцелуями робкие "чмок-чмок" в щёку во время прогулок в родительском саду при луне? А на большее ни смелости, ни умения у тогдашних кавалеров, трепещущих при одном имени Кармелиты, не хватило бы.
  А вот сейчас...
  - Что это? - шёпотом спросила Кармелита, вцепившись в рубашку Доминика Де Амараи.
  - Что? - не понял он. - Вам... было неприятно? Я противен вам, Кармелита?
  - У меня в голове звенит, и перед глазами звёздочки, - призналась златовласка. - И вообще!
  - Что вообще? - робко спросил Терри.
  - И вообще, после того, как вы украли мой первый поцелуй, вы обязаны на мне жениться! - вырвалось у мало что соображающей синеглазки, после чего она испуганно ахнула и прикусила язык.
  Доминик вдруг расплылся в торжествующей улыбке.
  - Вы не поверите, Кармелита, - проникновенно сказал он. - Но именно это вам и грозит! Я собираюсь последовать за вами в Староретиш и попросить у родителей вашей руки.
  - Девятнадцать мне исполнится зимой, - призналась будущая невеста, храбро подвигаясь к возможному, - да куда он денется! -практически жениху.
  - Я подожду, - шёпотом согласился Доминик. - Вы пока привыкните ко мне.
  - Я уже... привыкла, - она спиной прижалась к груди мужчины, удобно устраиваясь в его объятиях.
  - Да? Тогда называй по имени, не прибавляя этого дурацкого "милорд", и на "ты".
  - Я попробую, - покраснела Кармелита.
  И вдруг всхлипнула.
  - Что такое? - переполошился он.
  - Реми... Я так счастлива, а она... Я счастлива из-за неё! Благодаря ей! За ней приехала Карета... И я увязалась следом...
  - Не плачь, - Терри повернул её лицом к себе. - Реми бы порадовалась за тебя, я точно знаю. И она сделала большое дело: сила, подобная Саламандровым Слезам, не должна находиться в плохих руках.
  - Но почему именно она? Не понимаю!
  - Я тоже не понимаю, - Доминик обнял Кармелиту, принялся гладить по золотым локонам, словно стараясь изгнать все дурные мысли. - Поверь, я тоже не понимаю...
  
  Когда Джеллиос выговорился и умолк, переводя дыхание, Саламандра тоже долго молчала, покачивая гребнем и думая о чём-то своём.
  - Не уберёг, значит, девочку, - наконец произнесла она, и Джеллиос понуро кивнул.
  - Удивительно всё-таки, - вздохнула мать. - Я и подумать не могла, что кто-то придумает способ снимать память воды и узнает силу Слёз. Придётся проследить, чтобы подобного не повторилось! Но сперва надо привести тебя в порядок. Ишь, распустился! Не могу же я оставить тебя в таком состоянии.
  - Я справлюсь, - криво усмехнулся Джеллиос. - Просто... Она... Я... Найти бы смысл для новой жизни...
  Саламандра молчала.
  Встревоженный Джеллиос поднял голову и увидел, что в огромных золотых глазах матери блестят слёзы.
  - Мам! - горечь недавней утраты поблекла перед новой возможной бедой. - Мама! Слёзы! Ты что! Ты ведь плакала уже дважды!
  - И что? Только тебе можно расстраиваться? - отмахнулась лапой мать. - Я была права - хороший ты сделал выбор. Хорошая девочка... И город хороший получился!
  Она глубоко вздохнула.
  - Мам, - почти прошептал Джеллиос, - Мам... Ну, что ты... Не плачь! Не надо плакать!
  - А если хочется, - всхлипнул прекрасный зверь, качнув огненно-золотистым гребнем. - Я женщина всё-таки!
  - Но ведь... ты же... - Джеллиос готов был со скалы прыгнуть, лишь бы дотянуться до неё! Лишь бы не дать выкатиться слезе!
  - Что я?
  - Умрёшь! - в отчаянье выкрикнул он. - Я читал старые писания! Когда Саламандра плачет в третий раз, она умирает!
  - Много ты понимаешь, - вдруг фыркнула мама. - Перерождается она, а не умирает! Ну, сперва окукливается, не самый приятный момент. А потом перерождается.
  - В кого? - тупо спросил Джеллиос.
  - Да в человека, - вздохнула мать. - Только уже навсегда. Представь, какое неудобство! Ни купания в лаве, ни полётов над океанами, ни охоты на диких животных! Ходи себе на двух ногах, салатики кушай!
  - Тогда... Зачем ты плакать собралась?
  - А как же? - она снова всхлипнула. - Единственный сын наконец-то женится!
  - Жен... чего? - поперхнулся новоиспечённый жених. - Это на ком это... - он осёкся, заворожённо глядя на огромную бриллиантовую слезу, катящуюся по сияющей материнской чешуе.
  Саламандра подняла изящную лапу, поймав жемчужину.
  Потом взмахнула крыльями, и огромное тело с невообразимым изяществом ввинтилось в воздух.
  Миг, и Саламандра опустилась рядом с Джеллиосом.
  - А у тебя кто-то другой появился на примете? - хитро подмигнула она сыну. - Держи, - и драгоценный дар бережно перекочевал в дрожащие ладони человека. - Ни в каких писаниях этого нет, но Последняя Слеза имеет гораздо большую Силу. И что важнее, она постоянна... Что делать - сам знаешь...
  Джеллиос таращил глаза, даже не обращая внимания на взбудораженных близостью Саламандры крылаток, которые от перевозбуждения топтались ему по плечам и кусали за уши.
  - И не вздумайте без меня свадьбу справлять! - грозно рыкнула с высоты роста Саламандра. - Маячок поставлю на лавовое озеро, где последнюю шкуру сниму. Это вам. Добывайте парлекс, он качественный будет, красивый. Обзаводитесь хозяйством. Через год я вернусь.
  - Спасибо, мам, - не веря в происходящее, наконец смог прошептать Джеллиос. Он не сводил взгляда с жемчужины, чувствуя, что все другие слова застряли в горле. Да какие тут слова...
  - До встречи, - Саламандра склонила голову, легонько дыхнув на склоненную черноволосую голову сына тонкой струйкой огня.
  Красные пряди вспыхнули ярче, и Джеллиос, подняв голову, наконец-то рассмеялся.
  
  Солнце поднималось из-за горизонта, освещая верхушки скал сквозными золотистыми лучами, а Джеллиос всё ещё бережно лелеял и баюкал в ладонях жемчужину. Он поглаживал пальцами её совершенно гладкие округлые бока, согревал дыханием и осторожно тёрся щекой о прохладную скользкую поверхность. И ему казалось, что там, в жемчужной глубине, нетерпеливо стучит маленькое сердце.
  - Да что же это я? - спросил он у жемчужины. - Чего я жду? - и тут же сам себе ответил: - Просто мне немного страшно... Страшно, что ничего не получится... Я дурак, да?
  Жемчужина потеплела в ладонях, и Джеллиос прерывисто вздохнул.
  - Не волнуйся... Я больше не стану медлить...
  Приблизив ладони к лицу, Джеллиос осторожно поцеловал жемчужину и пошептал:
  - Реми... Прошу тебя, вернись!
  
  Самри топталась на пороге кухни, терпеливо дожидаясь пока мрачная Барбора закончит помешивать суп.
  Повариха ушла в процесс, можно сказать, с головой, и не обращала внимания на тяжёлые вздохи Самри.
  Впрочем, та всё понимала и не торопила, хотя все уже собрались за столом, и пора было подавать обед.
  За последнюю неделю в замке произошло столько разных событий, что слуги уже и не знали, чего ждать дальше. Хозяин то и дело пропадал, чтобы вернуться то просто уставшим и голодным, а то и израненным, а потом, что хуже, опустошённым душевно. Вместе с ним пропадали и гости.
  А в последний раз пропала, и больше не возвращалась, Реми. Такая милая и забавная девушка, которая хорошо относилась ко всем слугам, помогала хозяину Джеллиосу с очисткой замка, и которую все полюбили. По крайней мере, Самри была уверена, что у хозяина к Реми нечто гораздо большее, чем просто симпатия и благодарность за помощь.
  А вот теперь Реми исчезла. Сун, кстати, тоже исчез, но о нём никто особо и не тосковал, больно уж мутный был парень.
  Уехала неприятная гостья Самуэлин, и вместе с ней уехала бывшая чернорабочая Куделька. Хотя какая она Куделька! Красавица девка оказалась! Линздад успела подружиться с ней, и теперь ходила хмурая, хлюпала носом, и всё валилось у неё из рук.
  К тому, же, никто точно не знал, что именно успела рассказать Айшвари перед отъездом, но у Линздад некоторое время были круглые испуганные глаза, и она совсем перестала болтать и сплетничать.
  Надолго её, конечно, не хватило, и услышанного оказалось достаточно, чтобы понять - Реми не вернётся. Она то ли погибла в горах, спасая жизнь их хозяина и Кармелиты, то ли превратилась во что-то из-за какого-то ужасного колдуна. Но итог один. Реми больше нет, и в замке поселилась печаль. Милорд постоянно исчезает куда-то, а возвращаясь, ходит злой, срываясь на разных вещах. Давеча вазу расколотил, только потому, что она слишком ярко блестела на солнце.
  - Суп! - провозгласила Барбора, и Самри вздрогнула - задумалась некстати. Она подхватила горячую супницу и понесла в малую обеденную залу, по пути размышляя, не придётся ли им вскоре переезжать обратно? Замок очищен, Кармелита хочет домой, и милорд Доминик собирается сопровождать её. Как же хозяин останется здесь один? Самри то с остальными не в счёт, они тенями передвигаются, делая свои дела. А вот хозяин, похоже, отвык быть в одиночестве... Тем более, когда вмешались чувства... Как же он теперь?
  
  Впрочем, выглядел хозяин не слишком плохо. В этом Самри убедилась, водрузив в центре стола супницу и испытующе вглядываясь в лицо Джеллиоса.
  Ни мрачности, ни горя она не углядела. Хозяин выглядел сосредоточенным и в то же время обеспокоенным. Подобное сочетание удивило Самри, но расспрашивать она не решилась. Мало ли какие у хозяина дела!
  Зато милорд Доминик, на правах лучшего друга, мог быть не столь щепетилен.
  - Джеллиос!
  - А?
  - Я спрашиваю, сколько неочищенной площади осталось в замке?
  - А тебе зачем?
  - Ты забыл? Я собираюсь доставить Кармелиту домой, но бросать тебя тут одного...
  - Едьте! - отмахнулся Джеллиос. Он рассеянно зачерпывал ложкой суп, но не ел, а выливал его обратно.
  - Я не собираюсь бросать тебя тут одного, - возразил Терри.
  - Ну, как-то же я справлялся... - бездумно рассматривая столешницу, пожал плечами Джеллиос. - И потом...
  - Что? - насторожился Терри.
  - Ммм... ничего, - судя по лицу Джеллиоса, с ним происходило что-то странное.
  - Вы как будто чего-то ждёте, - подтвердила предположения Доминика Кармелита.
  - Жду, - признался Джеллиос.
  - А чего?
  - Это секрет!
  - С чего это? - удивился Доминик. - Что за секреты завелись? Это что-то хорошее?
  - Хорошее, - впервые за столько дней улыбнулся Джеллиос. - А не говорю - сглазить боюсь! И так долго слишком... Я думал, сразу!
  - Да что будет-то? - взмолилась Кармелита. - Точно ничего плохого? Если плохое, скажите сразу! Можно, я уеду, не дожидаясь?
  - Говорю же - хорошее! - ухмыльнулся Джеллиос. Принялся наконец-то за суп.
  - Не тяни дракона за хвост! - рассердился Терри. - Чего ждёшь?
  - Кого! - уточнил Джеллиос.
  - Вашу маму, да? - робко спросила Кармелита.
  - Реми, - шёпотом сказал Джеллиос, поднимая от тарелки сияющий взгляд, и посмотрел на ахнувшую Кармелиту:
  - Ну, что, будешь ждать?
  - Буду, - обморочным голосом подтвердила она. - Но как... как же так?
  - Потом расскажу, - Джеллиос быстро опустошил тарелку и потянул к себе мясной рулет.
  - Нет, сейчас! - попытался отобрать у него тарелку Терри. - Откуда? Как?
  - Не знаю, - упирался Джеллиос, продолжая тянуть блюдо с рулетом к себе. - Вернётся, расспросим.
  - А она точно... - не договорила от волнения Кармелита.
  - Точно, - едва не опрокинул отвоёванный рулет себе на колени Джеллиос.
  - Что ж ты раньше молчал? - возмутился Терри. - Мы тут...
  - И я тут, - серьёзно сказал Джеллиос. - Сперва всё было так... вот как было сначала! А потом... говорю же - сглазить боюсь!
  - Хорошо, - сощурив зелёные глаза, согласился Терри. - Мы дождёмся. А потом с тобой поговорим!
  
   Каждый год зимой, когда над Меррой рядом с большим солнцем вдруг всходило маленькое, в Староретише праздновался Самый Долгий Зимний День, а потом, когда оба солнца скрывались на двадцать пять часов - Самая Долгая Зимняя Ночь.
  Вместе это называлось Долгие Праздники, и все тщательно готовились к ним.
  Маги по Устройству Праздников украшали город разноцветными бумажными фонариками, в которых они зажигали огоньки, и развешивали флажки, которые светились и пели поздравления. Везде заливались большие катки, а в полосатых тряпичных палатках дёшево продавали варёную кукурузу, яблоки в карамели, сливочные леденцы и другие вкусные вкусности. А толстые вязаные носки с помпонами, шапочки и варежки - тоже с помпонами, разумеется - раздавали бесплатно.
  Везде играла музыка, а на Площади можно было получить подарок и Письмо с поздравлениями.
  И ещё много чудесного и замечательного происходило в Долгие Праздники, так что, совсем не удивительно, что Кармелита очень любила их и всегда с нетерпением ждала.
  Но даже те ощущения, то ожидания светлого и радостного чуда, не шло ни в какое сравнение с теперешним ожиданием!
  Реми!
  Она вернётся!
  Как? Когда? Кармелита не понимала и не хотела понимать. Главное - её подруга жива! Она не погибла, не рассыпалась миллиардами брызг, как сквозь замороженные ресницы видела смертельно перепуганная Кармелита. Она вернётся, и вместе они поедут домой! И всё-таки справят день рождения Реми! А потом и день рождения Кармелиты!.. И Реми будет подружкой на её, Кармелитиной, свадьбе, а там и милорд Джеллиос, глядишь, тоже...
  - Ой! Что-то меня занесло! - покачнувшись, Кармелита вцепилась в руку Терри. - У меня голова кружится...
  - Это от счастья, - заявил Доминик, сам сияя не хуже девушки.
  Они снова сидели в гостиной, где Кармелита "угрожала" Терри женитьбой, только теперь оба устроились на диване. Доминик откинулся на спинку дивана, а Кармелита, забравшись на диван с ногами, опиралась на его колени. И почти не смущалась при этом.
  - Да, наверное, - согласилась она. - Я столько уже намечтала...
  - Расскажешь?
  - Боюсь, - призналась Кармелита.
  - Чего? - изумился Терри.
  - Ну... не знаю! Мы вот напридумывали подарков, украсили зал, даже платья выбрали, - голос её дрогнул и сорвался.
  - Я понял, - Доминик погладил будущую невесту по золотым струящимся волосам. - Но теперь ты боишься зря. Джеллиос же сказал... Кстати, а что за платье ты выбирала? Мне было жутко любопытно, - сознался он, и щёки Кармелиты вспыхнули от удовольствия. - Оно красивое?
  - Красивое, - вздохнула так и не померившая платье модница. - А у Реми какое! Восторг!
  - Это вам Орлеана сшила? Или вы с собой привезли?
  - Это оттуда, - ткнула пальцем в угол гостиной Кармелита.
  Там стояли сундуки.
  - Это подарки гостей с Саракатамбы, - пояснила она удивлённому Доминику.
  Рассказала, когда и при каких обстоятельствах они их получили.
  - Только я не поняла, как получилось, что нам всё подошло, - пожаловалась Кармелита. - Платья словно на нас шили, украшения идеально подобраны, даже обувь! Реми предположила, что просто там подарки для хозяина замка и его супруги, но всё равно! Размеры разные! А если бы супруга милорда была... ну... толще! Или наоборот?
  - Да всё очень просто, - рассмеялся Де Амараи. - В сундуках нет никаких вещей!
  - Что ты! Я видела! И мы же платья доставали и мерили!
  - Доставали. И мерили, - согласился Терри. - Но изначально платьев там не было. Там магия, Кармелита! Бытовая Практическая Магия. Вы могли достать оттуда всё, что угодно, начиная от походного шатра и ритуального оружия племени Мбзулу, и заканчивая сервизом для ледяного молока на сто десять персон и садовыми фонарями из Ночного Города Кинно.
  - Что угодно? - не поверила ушам Кармелита.
  - При условии, что оно по объёму не больше сундука, - кивнул Терри. - И, конечно, сама по себе это не магическая вещь.
  - И как долго всё это можно доставать? - затаила дыхание недоверчивая златовласка.
  - Пока не кончится магическая энергия, - пожал плечами Терри. - Я не знаю, сколько туда вложили, и не умею определять такие вещи.
  - А если платье сложить обратно? Что с ним станет?
  - Ничего. Такая магия не имеет реверсного импульса.
  - Реверсного... чего?
  - Ты можешь вынуть из сундука то, в чём нуждаешься в данный момент. Но обратно оно не развоплотится.
  - А почему мы вытащили по три платья? - обиженно захлопала ресницами Кармелита.
  - Чтобы у вас был выбор, - рассмеялся Терри. - Девушкам ведь обязательно нужен выбор.
  - Я бы и из двух выбрала! - надулась Кармелита. - Чего энергию магическую переводить? Ещё ж на свадьбу... - и она прикусила язык.
  - Свадебное платье тебе сошьют лучшие маги-портные Мерры, - хитро подмигнув, пообещал Доминик.
  Но Кармелита не обрадовалась.
  - Как вы думаете, милорд Джеллиос не пошутил? - от тревоги снова переходя на "вы", спросила она.
  - Я знаю Джеллиоса с детства. Он бы совершенно точно не стал так глупо шутить! - серьёзно заверил Доминик. - И потом, он ведь тоже ждёт! Разве ты не заметила?
  - Да, но всё-таки... - сникла Кармелита. - Я же видела... Я такое видела! Мне до сих пор страшно, милорд!
  - Так. А ну-ка: Доминик! Ты! Сможешь повторить?
  - Доминик, - шёпотом повторила Кармелита. - Ты точно знаешь?
  - Идём! - сдёрнул её с дивана Терри. - Хоть он и брыкается, но ради твоего спокойствия я из него прямо сейчас всё вытрясу!
  
  - Не надо вытрясать, - передумала Кармелита, когда они разыскали Джеллиоса.
  Он сидел во дворе на скамейке, прислонившись к стене замка, и выглядел неважно.
  Лицо бледное, осунувшееся, под глазами круги от бессонных ночей, и сами глаза не блестят и не горят ожиданием.
  - Её до сих пор нет, - с какой-то детской обидой пожаловался Джеллиос. - Почему её до сих пор нет? Я так долго жду! Думал, сразу...
  - Эм... дружище, - Терри присел рядом. - Может, всё-таки скажешь нам... в смысле, мы ведь тоже волнуемся. Кармелиту вон спать теперь не загонишь, пока не узнает. А девушкам вредно не спать!
  - Да я... - возмутилась Кармелита, но тут Джеллиос открыл рот, и обронил:
  - Мама.
  - Что? - сперва не понял Терри. - Твоя мама сказала, что Реми... жива?
  - Она не сказала, - вздохнул Джеллиос. - Она дала мне жемчужину.
  - Саламандрову Слезу? - ахнула Кармелита. - Но ведь это же!..
  - Не-ет! - отмахнулся милорд. - Это оказались враки!
  - Враки, - слабым голосом протянула Кармелита, ощущая острую потребность прилечь прямо на камни двора. Ну, или присесть на скамейку. Что и поспешила сделать.
  - Страшные выдумки, - уточнил Джеллиос. - На самом деле всё по-другому.
  - И ты получил жемчужину?
  - Получил, - уныло подтвердил Джеллиос. - И желание загадал. А она всё не возвращается... Я уже и сад осмотрел, и за ворота выходил... Реми, Реми... Где же ты?
  - Я здесь, - отозвался голос откуда-то сверху.
  - Что? - подскочили со скамьи мужчины.
  - Ой! У меня в голове кто-то говорит! - вскрикнула Кармелита.
  Все задрали головы.
  Эта стена замка была немногим выше каменной ограды, опоясывающей двор, и венчалась изящной смотровой башенкой.
  И, вцепившись в перила этой башенки, на людей смотрела Огненная Саламандра.
  Она была гораздо меньше, чем мама Джеллиоса, а шкура её была золотой с фиолетовыми узорами. Но в остальном она выглядела точь в точь, как мифические Огненные Саламандры.
  - Чттт... Кто это? - от страха и удивления у Кармелиты прыгали губы, и зуб на зуб не попадал.
  - Да это же я! - прозвучал в головах всех троих жалобный голос.
  - Реми?! - ахнул Джеллиос. - Но почему ты... Откуда ты взялась?!
  - Мне кажется, я вылупилась... - переступив лапами, призналась молодая Саламандра. И уточнила:
   - В какой-то пещере из такого здоровенного серебристого яйца!
  - И давно это было? - не придумал ничего умнее спросить Джеллиос.
  - Три дня назад. Было очень трудно сломать скорлупу, я целый день промучилась. А потом пришлось... ну... в общем, я голодная была, ужас!
  - Охотилась? - улыбнулся Джеллиос. В груди его расплывался огромный пушистый и мягкий клубок. Он был весь напоен невообразимой сладостью, переливался и искрился, и от него хотелось плакать и смеяться одновременно.
  - Ага, - призналась Саламандра. - Пока ещё разобралась, как взлететь...
  - А почему ты сидишь там? - поинтересовался Терри. - Спускайся!
  - А я высоты боюсь, - простодушно ответила Саламандра, и стоящие внизу люди, не выдержав, принялись хохотать.
  
  - Шуточки у матери! - ворчал Джеллиос, вытирая пушистые волосы Реми большим зелёным полотенцем.
  После уговоров и советов у Саламандры получилось спланировать вниз. Она приземлилась не слишком изящно, но никого не задела, не сшибла с ног и даже не наступила себе на крылья.
  Вместо этого она сжалась в какой-то странный компактный комок, подобрав под себя хвост и все лапы, тело её подёрнулось рябью, и у глядевших на неё людей будто разом испортилось и расфокусировалось зрение. А когда через пару секунд всё пришло в норму, на камнях двора стояла Реми.
  Не Огненная Саламандра, а обычная девушка.
  Кармелита первая повисла на подруге, вереща что-то радостное и одновременно заливаясь плачем.
  Доминику удалось уговорить её расцепить плотно сжатые руки и увести Кармелиту в замок, оставив Джеллиоса и Реми наедине.
  Джеллиос вцепился ничуть не хуже Кармелиты.
   Стиснул так, что у бедняжки перехватило дыхание, подхватил её на руки и стоял так долго-долго, наслаждаясь прикосновениями тонких пальчиков, поглаживающих его по волосам.
  А когда Реми смущённо попросилась в ванну и чего-нибудь поесть, так на руках и унёс в замок; обрадовал ценной ношей слуг, попросив снова накрыть на стол, и терпеливо дождался в гостиной, на диванчике, пока Реми накупается. И сейчас, отобрав полотенце, сам вытирал чёрные с красными прядями волосы, вдыхая их аромат, и страстно желая зарыться в них носом.
  - Милорд? - нерешительно позвала Реми из-под полотенца.
  - А?
  - Я теперь... как буду? Кто я теперь? И почему?
  - Ты - самое чудесное чудо на всей Мерре! - серьёзно заявил Джеллиос, стягивая полотенце.
  На него уставились смеющиеся фиолетовые глаза.
  - Почему - не знаю. Наверное, мама решила напоследок пошутить.
  - Напоследок? - побледнела Реми.
  - Жива она, жива! - успокоил милорд. - Обещала приехать через год. На свадьбу!
  Реми покраснела, опустив голову.
  - Что? - теперь побледнел Джеллиос. - Ты... не хочешь, да?
  - Хочу! - сердитым шёпотом отозвалась Реми. - Но ведь я - Саламандра!
  - Но ведь я тоже! - рассмеялся он. - А как и кем жить дальше, мы с тобой решим! А сейчас...
  - Сейчас я хочу есть, - напомнила Реми. - Пойдёмте?
  - Сперва кое-что другое, - наклонился к ней Джеллиос. - Обойдёмся без пресловутых Белых Танцев... С днём рождения, Реми, что означает Рождённая Заново!
  
   ... - С тех пор прошло уже восемь лет. Семья Огненных Саламандр, Джеллиоса и Реми Риеро Де Поле, разрослась до семи человек, - Кармелита мечтательно вздохнула и встала с кровати, на которой сидела с четырьмя своими детьми. - Они остались жить в замке. Теперь без всякой магической гадости, он стал очень красивым и уютным местом. Они присматривают за Природными Магическими Источниками, возникающими на Мерре, и Совет Магов за это им очень благодарен. А теперь быстро по своим комнатам и спать!
  - Ну, мамочка! А дальше? - в голос запищали обе дочери. Мальчики, как и подобает мужчинам, поцеловали мамочку и молча прошествовали к двери, но на пороге застряли, с надеждой взирая на строгую родительницу.
  - А что дальше? - пожала плечами Кармелита. - Дальше послезавтра они прилетят в гости, на день рождения Амитас. А сейчас спать немедленно! Завтра нам предстоит трудный день: покупки, украшение дома и прочее!
  - А потом день рождения! - сонно улыбнулась младшая, целуя маму на ночь. - И папа подарит мне розовую пони! Он обещал!
  - Пони? - повернулась в сторону раскрытого окна Кармелита. На золотистой шторе виднелся смутный силуэт. Летний ветер, прилетавший из сада, шевелил лёгкую ткань, и казалось, что тот, кто стоит в саду, задумчиво раскачивается из стороны в сторону.
  - Ага! С бабочкиными крылышками! - торжественно подтвердила скорая именинница и выскочила за дверь.
  
  - Значит, пони? - подкрадываясь со спины и выхватывая из рук мужа карандаш, уточнила Кармелита.
  - Она очень просила, - виновато сознался Терри.
  - И что ты тут нарисовал? - Кармелита принялась перелистывать новый блокнот. - Одна, две... пять... двенадцать! Доминик! Сколько пони ты собрался дарить дочери?
  - Это просто наброски! - пытаясь отобрать блокнот, успокоил Терри. Обнял жену и принялся покрывать золотистую макушку поцелуями.
  - Ай! За что? - вскрикнул он, когда Кармелита вывернулась и шлёпнула его изрисованным блокнотом. - Ой! Я же как лучше!
  - С бабочкиными крылышками? - не остановилась Кармелита. - И на какую высоту будет летать это милое создание?
  - Ай! Не высоко! Чтоб, если ребёнок упал, то не ушибся.
  - А потом? Дом, я серьёзно, куда девать пони, когда Амитас подрастёт?
  - Ну... к тому времени может подрасти ещё одна её сестрёнка... Ай! За что?
  - За глупости! - рассмеялась Кармелита, запыхавшись.
  - Управляющая верхушка Староретиша в лице твоего отца, просила меня заселить детский парк какими-нибудь милыми животными, - подмигнул жене Доминик. - Так что мы можем дарить детям любых существ на все праздники! Их будет куда пристроить! Так как насчёт ещё одной сестрички для... Ай! Больно! - получив блокнотом по лбу, Терри ухитрился наконец-то отобрать пострадавшую от их несогласий писчебумажную принадлежность. Потом он подхватил Кармелиту на руки и закружил по саду.
  - Я безмерно благодарен твоим родителям за тебя, - признался он. - Готов хоть каждый день говорить им спасибо!
  - Увы, милорд! - рассмеялась Кармелита. - Тогда ваша благодарность будет не по адресу! "Спасибо" ты должен говорить Реми и Чёрной Карете, приехавшей за ней однажды летним днём!
  
  
  Ткани
  Вельк - аналог льна.
  Крепс - аналог парчи
  Дишин - аналог бархата
  Дишин-рах - тонкая, немнущаяся, огнеупорная ткань. Используется для пошива дорожных костюмов, и работниками почтовых отделений, работающих с крылатками.
  
  Полезные ископаемые
  Суазаль - аналог золота
  Парлекс - непромокаемое, негорючее вещество, используемое для канцелярских работ.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"