Кохинор: другие произведения.

Джирмийское клеймо

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 4.24*11  Ваша оценка:

  
  
  Пролог.
  Лео Моргенштерн.
  
  Леопольд появился в небольшой деревеньке Тинга в разгар шумной сельской свадьбы. Мутным взглядом обвёл широкую площадь, ломящиеся от угощений столы, привычным жестом привёл одежду в соответствие с местной модой и, прежде чем позволить аборигенам увидеть себя, попытался протрезветь, однако пропитанный алкоголем мозг категорически отказался подсказать нужное заклинание.
  - Ну и чёрт с ним! Сначала официоз! - пробурчал маг, сбросил завесу невидимости и размашистой походкой направился к молодым, стараясь не обращать внимания на огромные пузатые кувшины с вином, которые благоухали так, что кружилась голова.
  Юная невеста в бледно-зелёном платье с белым венком в волосах насторожено посмотрела на незнакомца и тут же улыбнулась, попав под воздействие его магии. Впрочем, улыбались все тингийцы: если речь шла о выпивке, Лео не скупился на заклинания. Маг чуть-чуть склонил голову, обозначив приветственный поклон, и небрежным жестом протянул невесте красную атласную подушечку - на алом шёлке блестели великолепные золотые серьги с рубинами. Девушка ахнула от восхищения, и вокруг неё мгновенно столпились подружки, шумно обсуждая безумно дорогой подарок, а Леопольд с чувством выполненного долга уселся за стол и наполнил глиняную кружку тёмно-бордовым вином. Нюх не подвёл мага: вино оказалось божественно вкусным. Лео пил сладкий ягодный напиток, жмурясь от удовольствия, и качал головой в такт весёлой мелодии деревенского оркестрика - жизнь вновь казалась удивительной и прекрасной.
  Восторженно поохав над сказочно щедрым подарком, женская половина деревни переключила внимание на расточительного гостя. А стройный темноволосый мужчина в тонкой шёлковой рубашке с искусной вышивкой на горле и плечах расслабленно улыбался крестьянкам, зная, что его наколдованная внешность безупречна. Лео уже забыл, когда в последний раз смотрелся в зеркало без личины. 'Когда же это было? Год? Или два назад?' Маг помнил, как однажды, проснувшись в дешёвом борделе после очередной попойки, добрёл до умывальника, уткнулся взглядом в пыльное зеркало и обмер: одутловатое лицо с заплывшими глазами, потрескавшиеся губы и зеленоватая кожа. Эта мерзкая рожа никак не гармонировала с внутренним миром мага, последние два года пребывавшего в состоянии вечного праздника, и Леопольд решительным взмахом руки скрыл насквозь пропитое лицо приятной для глаз личиной. С той поры его собутыльники, если, конечно, это были не маги, только диву давались: горький пьяница всегда выглядел свежим и подтянутым.
  Тингийское вино взбодрило аксимийца, и он наконец снизошёл до местных прелестниц. Пышечка-селянка зазывно улыбнулась ему, обнажив жемчужно-белые зубки, и Лео почувствовал, что с каждой минутой новый мир, именуемый Аргор, нравится ему всё больше и больше. Однако, памятуя прошлые ошибки, маг не спешил бросаться в объятья милашки, а закрыл глаза и тщательно осмотрел очередной пункт остановки в его захватывающем круизе.
  Леопольд Моргенштерн много лет преподавал историю тёмных вселенных в Аксиме, межмировом центре подготовки белых магов. Он считался лучшим экспертом в этой области, хотя никогда не покидал родной Аксимы: светлые миры не привлекали Лео, а в опасные тёмные его не пускали, опасаясь лишиться высококлассного специалиста, и маг жил тихой, аскетичной жизнью, лелея мечту о приключениях и путешествиях.
  Шли годы. Директором Центра стал Карл Брук, специалист по освоению тёмных миров, и мечта Леопольда неожиданно сбылась. Новый директор счёл, что аксимийская база данных устарела, и объявил набор добровольцев для экспедиций в тёмные миры. Лео Моргенштерн одним из первых вызвался отправиться в рискованное путешествие, но прошло ещё долгих полгода, прежде чем Брук удовлетворил его просьбу. Когда же это произошло, Леопольд был на седьмом небе от счастья. Он незамедлительно отправился в долгожданное путешествие, и в первом же мире осознал, насколько далека теория от практики. Почти сутки маг бродил по шумным улицам огромного мегаполиса, вникая в яркую суматошную жизнь, совершенно не похожую на спокойное, размеренное существование белых магов, и сам не заметил, как суета тёмного мира заворожила и поглотила его. Лучший эксперт Аксимы вошёл в маленький уютный ресторанчик на окраине города и впервые в жизни попробовал обжигающе крепкий напиток - виски. Второй бокал Лео выпил на брудершафт с барменом, а третий разделил с улыбчивой длинноногой блондинкой. Воодушевленный алкогольными парами и многообещающими взглядами дорогой проститутки аксимиец, не задумываясь, распахнул бумажник, и они провели восхитительную неделю на острове Неккера, самом дорогом курорте Земли.
  Через семь дней Леопольд всё же вспомнил о долге, прекратил пьянку, вернул красотку домой и, кое-как набросав отчёт в походном дневнике, покинул свой первый тёмный мир. Но в путь отправился совершенно другой Лео Моргенштерн. Эксперт и теоретик перестал быть сторонним наблюдателем. Он решил окунуться в самую гущу запретной жизни и выжать из научной экспедиции максимум удовольствия. Опасности и вседозволенность тёмных миров магнитом притягивали аксимийца, и он принялся скакать по вселенной, как выпущенный на свободу заяц. Вино и женщины, наркотики и азартные игры, воровство и мошенничество стали неотъемлемой частью жизни белого мага. Вскоре Леопольд перестал посылать в Аксиму отчёты. Он отрывался на всю катушку, стараясь не думать о том, что дома его ждёт трибунал.
  В большинстве миров дерзкие выходки сходили Лео с рук, но пару раз от смерти спасало лишь умелое владение магическим искусством. Он и в Аргор переместился прямо с эшафота. Правда, удирая из дикой Лидели, аксимиец поклялся вести себя сдержаннее и осторожнее, но, оказавшись в окружении хорошеньких крестьянок, растерял благие намерения.
  Леопольд ослепительно улыбался соблазнительной пышечке, и стремительно осматривал новый мир. Не обнаружив ничего подозрительного, маг пришёл к выводу, что отсталый и спокойный Аргор подходит для отдыха как нельзя лучше, и вновь наполнил кружку вином. А, чтобы немного успокоить совесть, стал сопоставлять нынешнее состояние тёмного мира с его описанием в аксимийской базе данных.
  Аргор, как и тысячу лет назад, был единым государством с императором во главе, а всё население, состоящее из людей, эльфов и друидов, делилось на кланы. И хотя все жители мира обладали врождёнными магическими способностями, в каждом клане развивали только определённые навыки и способности, что, по мнению Леопольда, делало аргорских магов ущербными. К тому же, здесь не умели пользоваться магией перемещения, и это делало аксимийца практически неуловимым.
  Почувствовав себя в полной безопасности, Леопольд залпом допил вино и приобнял сидящую рядом девушку:
  - Потанцуем?
  Пышечка что-то кокетливо пробормотала, но мага не интересовали слова: он уже тянул партнёршу в круг, где залихватски отплясывала молодёжь. Лео стиснул девушку в объятьях и закружил в весёлом танце, нашептывая на ушко изысканные непристойности. Когда музыка смолкла, лицо бедняжки было свекольного цвета. Не давая селянке опомниться, маг вручил ей кружку и предложил тост за молодых, потом за знакомство, потом за женщин... Потом он имел содержательную беседу с местными мужиками, закончившуюся всеобщей дракой. Однако Лео быстро ретировался с поля боя, предпочтя мордобою общество симпатичненькой, пьяненькой селяночки, обещавшей развеять его тоску на ближайшем сеновале.
  Наутро маг крадучись выбрался из копны душистого сена, позаимствовал в ближайшем дворе лошадь и покинул Тингу, не дожидаясь пробуждения крестьян. Лео рассчитывал, что его путешествие по Аргору будет лёгким и приятным, но уже в следующей деревне понял, как ошибался: в придорожном трактире его встретили настороженно, даже враждебно. Аксимиец растерялся, гадая, чем обычный богатый путешественник не понравился местным жителям. Между тем атмосфера накалялась: в руках аргорцев появились ножи, а трактирщик выложил на барную стойку увесистую дубину. Лео попытался вступить в переговоры, но крестьяне лишь ещё больше озлобились и стали молча надвигаться на чужака. Маг уже хотел переместиться в безопасное место, как вдруг из дальнего угла зала раздался громкий пьяный голос, заставивший замереть и аксимийца, и крестьян. Из-за стола поднялся пожилой мужчина в пёстрых, крикливых одеждах и, указав на Леопольда, на весь трактир заявил, что со вчерашнего дня ждёт здесь бывшего беркута:
  - Я должен проводить его в Мазгар, где он будет принят в наш клан!
  Крестьяне хорошо знали бродягу Урса, летописца клана Хамелеона, и безоговорочно поверили ему. Дубина и ножи тотчас исчезли, и трактир зажил обычной жизнью. Леопольд перевёл дыхание, уселся рядом со своим спасителем и заказал обед.
  - Не вовремя тебя занесло в Монт, странник. Неделю назад кошки убили хозяина этой гостиницы, и теперь его сын в каждом видит джирмийца. Кстати, где знак твоего клана? - поинтересовался Урс и, не дожидаясь ответа, продолжил: - Я-то сразу понял, что ты не из шайки Бернара. Уж чем-чем, а идиотизмом его маги не страдают. Если б у джирмийцев было дело в Монте, мы узнали бы об этом только обнаружив труп.
  Леопольд с интересом выслушал нового знакомого, и, прежде чем ответить, осторожно просканировал его сознание. Увиденное несказанно порадовало аксимийца - Урс относился к жизни точно так же, как он сам, и Лео немедленно заказал кувшин лучшего вина, чем вызвал одобрительную улыбку летописца. Слуга расставил на столе миски с жареным мясом и овощным рагу, наполнил глиняные кружки вином и, почтительно поклонившись летописцу попрошаек, скрылся на кухне.
  Мужчины же сдвинули кружки, выпили за знакомство, и аксимиец дружелюбно произнёс:
  - Меня зовут Леопольд. Я пришёл из другого мира и хочу предложить тебе, дружище, стать моим проводником по Аргору...
  
  Две недели спустя Урс и Леопольд прибыли в Мазгар. Гостя из иного мира приняли в клан Хамелеона, и банкет в честь этого события продолжался три дня. Получив золотую ящерку на запястье, Лео облачился в пёстрые одежды и вместе с летописцем пустился во все тяжкие. Больше года приятели скитались по Аргору, отмечая свой путь пьянками, драками и многочисленными интрижками. Урс обучил Леопольда тонкостям воровского ремесла, и вскоре об их проделках судачил весь мир.
  Лео Моргенштерн прослыл великолепным вором и неутомимым любовником: он крал всё, что плохо лежит, и спал со всеми аргорками подряд, будь то простолюдинка или аристократка. Кружка вина, немного магии, и женщины, как спелые яблоки, падали в его объятья. За разгульную, плутовскую жизнь Лео получил прозвище 'Прощелыга' и, узнав об этом, пришёл в дикий восторг. Он радовался так, словно получил не оскорбительную кличку, а высокую аксимийскую награду. Впрочем, на Аксиму магу было давным-давно наплевать. Лео жил сегодняшним днём, купаясь в сомнительной славе и лёгких деньгах. Он всем сердцем полюбил Аргор и стал подумывать о том, как бы навсегда остаться в этом славном мире. Пропитой мозг и ощущение безнаказанности подсказали оптимальный вариант - занять место императора. Урс отговаривал приятеля от безумной затеи, но Лео твердил, что только так сможет обезопасить себя от бывших коллег.
  - Когда за мной придут, я заявлю, что веду этот мир к свету, и Карл Брук будет вынужден оставить меня здесь!
  - Вряд ли Арнольд уступит тебе трон без боя, - возражал летописец. - У него есть кошки, беркуты и волки. Ты не справишься с ними.
  - Я великий маг! Ты ещё не знаешь, на что я способен!
  - Ты всё испортишь, Лео! - пытался урезонить приятеля Урс, но тот не унимался и всё чаще заводил разговор об узурпации власти.
  В конце концов друзья разругались вдрызг и, бросив летописца в Дирде, Леопольд отправился в Дарру. Переместившись в столицу, он сразу же атаковал императорский дворец, однако пробиться сквозь магическое поле не смог. Прощелыга растерялся: он не ожидал, что в захолустном Аргоре имеются маги, превосходящие его по силе. Лео позорно сбежал в Авиталь, подальше от столицы, но каково же было его удивление, когда на следующий день в трактир, где он заливал неудачу вином, ворвались кошки и волки. Спасая свою бестолковую голову, прощелыга совершил прыжок в Иритту, но через сутки на него снова напали джирмийцы и военные. Аксимиец в панике заметался по миру, однако преследователи всякий раз находили его. Измотанный бесконечными перемещениями, Лео признал правоту Урса, но уже ничего нельзя было изменить. Бездумной атакой на императорский дворец маг перечеркнул пять чудесных, безоблачных лет в Аргоре. Поняв, что придётся уйти, Леопольд Моргенштерн пришёл в неописуемую ярость. И, когда преследователи в очередной раз нашли его, прощелыга, прежде чем навсегда покинуть ставшее вдруг негостеприимным место, громовым голосом произнёс:
  - Я ухожу! Но наступит день, и мои потомки откроют дорогу свету! Аксима навеки утвердит свою власть на Аргоре!
  Императору доложили о прощальных словах Леопольда, и в мире началась охота на его многочисленных детей. Беркуты захватили летописца Хамелеонов, и тот, спасая жизнь, выложил всё, что знал о любовных похождениях приятеля и указал все города и деревни, где они побывали. Император Арнольд приказал обнародовать проклятье Леопольда, и, поскольку в истории Аргора уже был печальный период правления белых магов, мир охватила массовая истерия. Кровь невинных полилась рекой. Аргорцы убивали детей и забивали камнями женщин, посмевших поддаться обаянию иноземного мага. Страх за будущее затмил здравый смысл, и порой жертвами становились женщины и дети, не имевшие к прощелыге никакого отношения...
  Кровопролитие продолжалось до тех пор, пока император не объявил, что все отпрыски Леопольда Моргенштерна мертвы. И лишь когда всеобщая истерия спала, аргорцы задумались: а стоило ли верить словам вечно пьяного мага-прощелыги?
  
  Часть первая.
  Глава 1.
  Воспитанник Бернара.
  
  Марвин накинул на плечи алый, как шевийское яблоко, плащ, пристегнул к поясу лёгкий меч в инкрустированных серебром ножнах и, выйдя из комнаты, торопливо зашагал по широкому коридору, освещённому ярким полуденным солнцем. Близился час отъезда джирмийской делегации в Дарру, и Цитадель гудела, как растревоженный улей. Ещё бы! Делегацию возглавлял сам предводитель Бернар. По залам и коридорам сновали рабы, выполняя последние поручения уезжающих кошек. Из комнат, одетые как на парад, выходили джирмийцы. Кошки приветливо кивали друг другу и спешили на площадь, чтобы засвидетельствовать почтение предводителю и попрощаться со своими товарищами, оставляющими Цитадель на несколько лет.
  Сбежав по парадной лестнице, Марвин оказался в холле, но, в отличие от остальных кошек, пошёл не к выходу, а свернул налево, к застеклённой цветными витражами галерее. Он спешил в западное крыло Цитадели, где жили младшие джирмийцы. С тех пор, как его наставником стал Бернар, Марвин почти не заглядывал во владения Теодора, старейшего джирмийца и главного воспитателя котят. Но сегодня он отправлялся в Дарру и ещё с вечера решил, что перед отъездом обязательно попрощается со своим первым наставником. А может, ему просто захотелось хоть на минуту окунуться в беззаботное детство, прежде чем так надолго покинуть родной дом...
  Марвин с улыбкой оглядел просторную игровую комнату, где провёл множество счастливых часов, играя с такими же, как он, котятами, поднял с пола и повертел в руках брошенный кем-то меч из эбенового дерева. Вздохнув, аккуратно пристроил игрушечный меч на оружейную стойку и направился к классам. Было время занятий, и в коридорах стояла необычная для детского крыла тишина. Марвин подошёл к знакомой коричневой двери с резным изображением Кошки и, приложив ухо к тёплой поверхности, прислушался: Теодор рассказывал котятам об Аргоре. Мягкий, обволакивающий голос наставника что-то разбудил в душе юноши, и он словно перенёсся в детство, вновь став угловаты вихрастым мальчишкой, шалуном и проказником. Удивляясь самому себе, Марвин озорно усмехнулся и, окружив себя магией забвения, бесшумно проскользнул в класс. Дети не заметили его появления, а Теодор взглянул на невидимку и укоризненно покачал головой. В другое время главный воспитатель джирмийских детей тот час же разоблачил и отругал нарушителя дисциплины, но сегодня Марвин на несколько лет уезжал в столицу, и Теодор закрыл глаза на его невинную шалость.
  Юноша прокрался в угол класса, устроился на полу у стены и, подперев голову рукой, стал с удовольствием слушать наставника. Низкий, певучий голос Теодора лился, как вода по каменистым уступам, завораживая маленьких слушателей:
  - Оправившись от ига иноземных магов, Мир процветал. Тихая, спокойная жизнь притупила страхи аргорцев, и джирмийцы стали казаться им тяжёлой обузой. Главы кланов явились ко двору и подали императору единое прошение об отмене налогов в пользу Джирмы. И император Викториан удовлетворил их требование. Империя прекратила финансировать Цитадель, и Кошки оказались перед выбором: либо каста прекращает существование, либо находит способ выжить. Мы выжили! Предводитель Вильгельм взял на себя смелость перестроить привычный уклад Цитадели, и, благодаря его дальновидным и мудрым действиям, каста превратилась в автономную единицу со своими порядками и законами. И когда Викториан понял, что больше не властен над Джирмой, он ужаснулся мощи выпущенных из-под контроля магов, и пошёл на Цитадель войной. Викториан поставил под свои знамёна весь Аргор, и молодая, ещё не окрепшая автономия оказалась в кольце многотысячного войска, жаждущего, во что бы то ни стало, сравнять Джирму с землёй. Осада Цитадели продолжалась десять лет. И закончилась со смертью императора Викториана. Его сын, Себастьян, прозванный аргорцами Разумным, счёл, что содержать многотысячную армию в Прибрежных горах дорого и обременительно, и вступил в переговоры с предводителем Вильгельмом. В результате их встречи было решено, что формально каста будет подчиняться императору. Кошки обязались защищать и оберегать императорскую семью и не посягать на власть в Аргоре. Взамен Себастьян узаконил автономию Джирмы, предоставив ей право жить по собственным законам. Было решено, что при дворе императора будет постоянно находиться представитель Джирмы с отрядом боевых кошек, дабы никто не усомнился в том, что император по-прежнему контролирует Цитадель. С тех пор мы посылаем в Дарру лучших магов-воинов. Правда, теперь кошки не столько защищают императора, сколько развлекают его, демонстрируя своё боевое и магическое искусство. За деньги, разумеется. - Теодор оборвал рассказ и лукаво подмигнул невидимке: - И какой вывод мы делаем из этого рассказа, Марвин?
  Дети растерянно проследили за взглядом учителя, а нарушитель дисциплины сбросил заклятье, поднялся с пола и отчеканил:
  - Каста - грозная сила, способная переделать Мир! Кошка подарила нам волшебных коней и Тайные тропы, сделав нас вездесущими! Аргорцы трепещут перед нашим могуществом. Мы живём вне законов Аргора! Мы счастливы, ибо нам позволено всё!
  - Отлично, Марвин! - удовлетворённо кивнул Теодор: стальная кошка в точности повторил слова, которыми он обычно заканчивал рассказ о Цитадели.
  - Я до сих пор помню все Ваши лекции, учитель! - пылко заверил его Марвин, и Теодор растроганно улыбнулся.
  - В следующий раз, - обратился он к детям, - я расскажу вам о джирмийских лошадях. А на сегодня урок окончен.
  Котята вскочили и гурьбой высыпали в коридор, шумно обсуждая неожиданное появление стальной кошки. Марвин прикрыл за ними дверь и повернулся к учителю. Лицо его было серьёзным.
  - Я пришёл проститься, Теодор.
  Старик крепко обнял юношу и похлопал его по спине:
  - Джирма будет скучать по тебе, мой мальчик.
  - Я тоже буду скучать, Теодор, - шепнул ему Марвин и покраснел. Стальной кошке не полагалось выказывать свои чувства.
  Старый джирмиец пристально посмотрел ему в глаза, вздохнул и взял со стола конверт:
  - Передай это Жерару.
  - Непременно, учитель. - Марвин взял конверт, изящно поклонился и направился к двери.
  - Подожди, - окликнул его Теодор. - Прими мой совет: пока будешь жить в Дарре, постарайся подружиться с Жераром.
  - Хорошо, - немного удивлённо кивнул стальная кошка, сунул письмо в карман и торопливо покинул класс.
  Старейшина задумчиво посмотрел на захлопнувшуюся дверь, достал из кармана круглую табакерку и положил в рот щепотку табака:
  - Удачи тебе, мальчик... - прошептал он и подошёл к окну.
  Марвин со всех ног пронёсся по галерее, выскочил в холл и налетел на мальчика-раба со стопкой белья в руках.
  - Простите, господин, - испуганно пролепетал мальчишка.
  - Идиот! - рявкнул стальная кошка и, отшвырнув раба в сторону, рванулся к выходу.
  Когда он вылетел во двор, предводитель касты Бернар уже садился на коня. Марвин бросил взгляд на башенные часы, метнулся к Ветерку и птицей взлетел в седло. Бернар недовольно посмотрел на своего воспитанника и поднял руку, давая сигнал к отъезду. Кошки пришпорили коней и поскакали прямо на закрытые ворота Цитадели. Кони и всадники исчезли в нескольких метрах от ворот, и провожавшие их джирмийцы стали расходиться.
  Теодор отошёл от окна и печально вздохнул, вспомнив, как в молодости сам носился по Тайным тропам. Но вот уже более сорока лет старейшина Джирмы не покидал Цитадели. Когда-то Теодор был советником прежнего предводителя касты, но в схватке с Беркутами он повредил правую ногу, да так, что лучшие целители Аргора не смогли вернуть ей было гибкости. Теперь Теодор с трудом держался в седле и о заданиях вне Джирмы пришлось забыть. Однако Теодор был джирмийцем до мозга костей, и когда предводитель назначил его воспитателем котят, рьяно взялся за дело и вскоре стал лучшим наставником Джирмы. Теодор вырастил добрую половину нынешних кошек, включая самого Бернара. Однако такого странного ребёнка, как Марвин, ему обучать не доводилось.
  Марвин рос непоседливым, любопытным и легко возбудимым мальчиком, и хотя с годами он научился подавлять эмоции, Теодор считал его слишком неуравновешенным для джирмийца и даже предлагал отправить его в отсев. Но Бернар не согласился с мнением старейшины. Более того, когда Марвин окончил начальный курс и встал вопрос о выборе для него наставника, предводитель взялся обучать его сам. И вновь Теодор возражал. Он считал, что Марвина нужно держать в ежовых рукавицах, контролируя каждый его вздох. 'У тебя недостаточно времени для его обучения. Для того, чтобы сделать Марвина настоящим джирмийцем, нужно забросить все свои дела и заниматься только им. А ты не можешь себе этого позволить!' - убеждал он Бернара, но тот словно не слышал его. С первых дней обучения он делал упор на развитии магических способностей Марвина. Бернар требовал от воспитанника железной дисциплины, а на его эмоции почти не обращал внимания. К удивлению Теодора, мальчик справился. К восемнадцати годам он ничем не отличался от ровесников-джирмийцев, и лишь от опытного взгляда Теодора не могла укрыться едва уловимая улыбка на лице Марвина и хитрый блеск в глубине его глаз.
  Старейшина видел, что Бернар необычайно доволен воспитанником, и не стал разочаровывать его своими сомнениями. 'В конце концов, - решил он, - один мальчик не в силах навредить касте. Убьём его позже'. И Теодор стал с пристальным интересом наблюдать за обучением Марвина. Он ни слова не сказал, когда предводитель сделал своего воспитанника стальной кошкой в восемнадцать, а не в двадцать лет, как было принято в Джирме. Статус стальной кошки позволил Марвину самостоятельно выполнять задания касты, и, каждый раз, когда юноша покидал Цитадель, Теодор ждал провала. Но Марвин возвращался, и к двадцати годам заимел хороший послужной список. Теодор начал было успокаиваться, и тут Бернар решил отправить Марвина на пять лет в Дарру. Узнав об этом, старейшина потерял дар речи. 'Зачем?' - ворвавшись в кабинет Бернара, строго спросил он. 'Не вечно же мальчику держаться за мою юбку', - попытался отшутиться предводитель, но Теодор даже не улыбнулся. 'Не делай этого, Бернар! - холодно заявил он. - Марвин прекрасно скрывает эмоции, но он ещё не готов к публичной жизни! Оказавшись в незнакомой обстановке, он может повести себя неадекватно и опозорить касту!' 'Чушь! - отрезал Бернар. - Я обучал Марвина, и знаю его, как облупленного! Твои опасения беспочвенны, Теодор'. Не сказав ни слова, старейшина развернулся и отправился к себе. Говорить с Бернаром было бесполезно, и он решил написать Жерару, который вот уже два года отвечал за джирмийцев при императорском дворе. Прямо и без обиняков, он рассказал ему о своих опасениях и попросил лучшую золотую кошку Цитадели тщательно присматривать за Марвином.
  
  Тайные тропы и волшебные кони позволили кошкам преодолеть расстояние между Джирмой и Даррой за трое суток. На рассвете четвёртого дня джирмийцы сошли с Тайной тропы на окраине столицы, и Бернар повёл свой отряд по живописным улицам Дарры, не обращая внимания на испуганных жителей, которые спешно отворачивались при виде опасных гостей императора. Предводитель привык к настороженно почтительному отношению аргорцев: касту боялись и уважали, проклинали и, тем не менее, всегда прибегали к её особым услугам, предпочитая не марать кровью собственные руки. В Аргоре, как в любом цивилизованном Мире, убийства были запрещены, но Цитадель жила по своим законам. И особыми статьями джирмийских канонов были рабство и похищение детей. Джирмийцы регулярно прочёсывали города и сёла в поисках талантливых магов. Они умели оценивать силу магического дара в самом раннем возрасте и, не церемонясь, забирали мальчиков в Цитадель, где вместе росли и люди, и эльфы, и полукровки. Ребёнок любого клана мог стать котёнком, и только братство Друидов много лет назад выторговало вето на своих детей. Попадая в Джирму, будущие кошки умирали для Мира: детям меняли имена, и для них начиналась новая жизнь, в которой не было места никому, кроме членов касты.
  Кошки ехали по широким площадям-полянам Дарры, мимо круглых озёр, сверкающих бирюзовой водой, и утопающих в зелени лавочек, магазинчиков, гостиниц и трактиров. Магия клана Беркута помогала городу и лесу сосуществовать рядом, не мешая друг другу. Отряд выехал на рыночную площадь и, словно не замечая людской сутолоки, двинулся сквозь толпу.
  - Джирмийцы! - раздался испуганный крик, и аргорцы, позабыв обо всём на свете, кинулись врассыпную.
  Бернар широко улыбнулся зазевавшемуся прохожему, и молодой мужчина в крестьянской одежде, не помня себя, метнулся в сторону, наткнулся на тележку зеленщика и опрокинул её на дорогу. Кошки расхохотались, и поехали дальше, топча рассыпавшийся товар, а аргорцы со страхом смотрели им вслед и молчали. Они до дрожи боялись Кошек, и те не упускали случая подразнить их. Порой, ради развлечения, джирмийцы вваливались в какой-нибудь кабачок или трактир, и хозяину заведения приходилось лично обслуживать гостей в алых плащах, поскольку слуги наотрез отказывались приближаться к опасной компании. Прочие посетители мгновенно покидали зал, частенько забывая заплатить за еду и выпивку. Трактирщики терпели убытки, но жаловаться было не на что - джирмийцы вели себя безупречно вежливо: предводитель строго следил за тем, чтобы его кошки без нужды не причиняли аргорцам вреда.
  Демонстрируя миролюбивый настрой касты, он поддерживал дружеские отношения с главами всех кланов Аргора. Благодаря такой политике ему удалось расширить комплекс услуг, предлагаемых кастой. При Бернаре поединки с участием джирмийцев стали популярны не только при дворе императора, но и по всему Аргору. Предводитель охотно выставлял своих кошек на турниры Беркутов, а так же устраивал показательные выступления джирмийцев на праздниках других кланов. И всё же наибольшую пользу касте приносили даррийские кошки. Живя в столице, они не просто зарабатывали деньги, они были шпионами при дворе императора. Арнольд II любил приближать к себе представителей разных кланов, в том числе и кошек. Он во всеуслышание провозглашал себя космополитом, ведь среди его предков были и люди, и эльфы, и друиды.
  Отряд кошек вступил на центральную аллею Дарры. Казалось, деревья нарочно расступились в стороны, дав возможность проложить дорогу к императорской резиденции, радужные стены которой возвышались среди самого естественного из дворцовых парков - леса. По обеим сторонам улицы-аллеи, гармонично вписываясь в общую картину, располагались богатые каменные дома, окружённые полянками с ровной зелёной травой и цветами.
  Кошки достигли ворот дворца и остановились. Марвин с любопытством оглядел магическую стену, окружающую императорский дворец, и деревянные ворота-портал с затейливой резьбой. Створы распахнулись, и из темноты портала выступили шестеро стражников в тёмно-зелёных плащах. На левом плече каждого солдата красовалась серебряная застёжка в форме волка - герба клана Военных. У офицера застёжка была золотой. Он приложил руку к высокой шляпе и почтительно поклонился предводителю касты:
  - Добро пожаловать в Дарру, сударь, - сухо произнёс он и протянул гостю жёлтый, идеально круглый камень.
  Солдаты раздали камни-ключи остальным джирмийцам. Делегация Цитадели медленно въехала в ворота-портал и оказалась на огромной поляне перед семиэтажным зданием, сложенным из драгоценных камней. Каждому этажу соответствовал свой цвет - от ярко-красного до пронзительно фиолетового. Радужное сияние стен слепило глаза, мешая рассмотреть объект, и Марвин тут же сообразил, что радуга дворца лишь талантливо созданная иллюзия, рассчитанная на то, чтобы потрясти воображение гостей. Он взглянул на дворец сквозь иллюзию Беркутов и увидел каменные стены невзрачного серого цвета.
  Кошки спешились и передали лошадей конюхам. Марвин проводил хмурым взглядом Ветерка и, вздохнув, пошёл за Бернаром. Джирмийцы всегда ухаживали за лошадьми сами, но в Дарре им приходилось подчиняться общепринятыми нормам, чтобы лишний раз не акцентировать внимание на волшебных конях. Внешне, джирмийские рысаки ничем не отличались от сородичей, но на деле обладали уникальными возможностями. Ни одна лошадь не могло так долго и с такой скоростью передвигаться по Аргору, как эти удивительные создания - порождения магии Джирмы.
  Бернар повёл кошек к большому двухэтажному зданию, стоящему особняком. Император не желал, чтобы почитатели кровожадной Кошки жили во дворце, и приказал выстроить для них отдельный дом в глубине парка. Джирмийцы остались довольны своей резиденцией, её обособленное положение позволяло им и в столице жить по правилам Цитадели.
  У входа в дом делегацию встретил Жерар - полномочный представитель Джирмы при дворе Арнольда II. Жерар, единственный из проживающих в Дарре джирмийцев, не состоял на службе у императора. Лучшая золотая кошка подчинялся лично Бернару и был его правой рукой.
  - Рад приветствовать Вас в Дарре, сударь. - Жерар учтиво поклонился.
  - Здравствуй, - благодушно кивнул Бернар, взял его под руку и вошёл в большой светлый холл. - Надеюсь, у тебя всё в порядке?
  - Да, сударь.
  - Отлично. Займись новичками. - Бернар повернулся к прибывшим с ним кошкам. - Все свободны! - сказал он и, похлопав Жерара по плечу, отправился в свой кабинет.
  Свита предводителя разбрелась по дому, и в холле остались лишь новички.
  - Прошу за мной, господа! - тепло улыбнулся Жерар. - Не отставать!
  По широкой белоснежной лестнице они поднялись на второй этаж и свернули в левое крыло особняка. По дороге золотая кошка весело рассказывал:
  - Этот скромный особнячок построили специально для нас, чтобы не смущать остальных обитателей дворца. Вы знаете, что страх перед нами у аргорцев в крови, так что в Дарре, как и везде, вы будете на особом положении. Работы здесь не много. Император, в основном, использует нас для развлечения. Вы будете сражаться друг с другом, а так же с волками и беркутами... Кстати, скажу по секрету, девочки здесь не то, что в Догмаре! В общем, сами увидите. - Жерар распахнул широкие белые двери: - Прошу! - насмешливо произнёс он, пропуская новичков вперёд. - Извините, но до официального зачисления на службу вы поживёте вместе, а тем, кто останется в Дарре, будут предоставлены отдельные комнаты.
  Новоприбывшие джирмийцы с кислым видом топтались посреди большой светлой спальни. Они чувствовали себя неуютно, ведь в Цитадели у каждого из них были собственные покои. Воспользовавшись замешательством товарищей, Марвин достал из кармана письмо и протянул его золотой кошке:
  - От Теодора, сударь.
  Жерар вскрыл конверт, пробежался глазами по ровным строчкам и внимательно посмотрел на воспитанника Бернара:
  - Спасибо, Марвин, - дружелюбно произнёс он и вышел, оставив новичков одних.
  Чёрноволосый Рудольф скинул с плеч алый плащ, плюхнулся на ближайшую кровать и зевнул:
  - Надо поспать перед турниром.
  Марвин укоризненно посмотрел на него, подошёл к окну и распахнул створки:
  - Успеешь поспать, дылда. Мы приехали в Дарру не отдыхать, так что первым делом нужно осмотреть территорию!
  - Брось, Марви, - отмахнулся маленький юркий Эдвард. - За самовольство нас по головке не погладят.
  - Никто не запрещал нам выходить из комнаты, - сверкнув фиолетовыми глазами, заметил Филипп.
  - И из особняка! - подхватил Марвин. - Пошли, посмотрим, как живут Аристократы.
  - Лично я ложусь спать! - категорично заявил Рудольф, стянул сапоги и завернулся в тонкое покрывало.
  - Я тоже, - кивнул Эдвард и растянулся на кровати.
  - Я, пожалуй, тоже прилягу. - Плотный, широкоплечий Питер неодобрительно посмотрел на Марвина и Филиппа, завалился на кровать и отвернулся к стене.
  Жозеф, славившийся лисьей хитростью и беспредельной любознательностью, мечтательно посмотрел в окно и почесал кончик носа:
  - До выступления ещё куча времени.
  - Вот именно! - воскликнул Марвин и решительно направился к дверям.
  Филипп и Жозеф весело переглянулись и последовали за ним. Беспрепятственно покинув дом, стальные кошки свернули за угол и углубились в лес. Ярко светило золотое солнце, воздух наполняли пьянящий аромат трав и пение птиц, но джирмийцев не волновали красоты природы. Вековые дубы они рассматривали, как наблюдательные пункты, а поросшие кустарником холмы и глубокие овраги - как места для засад или укрытия.
  Внезапно Филипп поднял руку, призывая друзей к вниманию. Кошки остановились и прислушались: издали донёсся заливистый женский смех.
  - Аристократки, - плотоядно ухмыльнулся Жозеф и подмигнул приятелям.
  - Пошли! - Марвин нырнул в заросли жасмина, осторожно раздвинул цветущие ветки, и его глазам предстала идиллическая картина: на маленькой полянке, в тени раскидистого дуба сидели несколько юных девушек в лёгких шёлковых платьях. Взгляд Марвина остановился на хорошенькой, как куколка, аристократке в центре девичьего кружка. Её личико обрамляли густые пшеничные локоны, огромные голубые глаза с пушистыми ресницами взирали на мир с наивным восхищением, словно каждую минуту ждали чуда, а маленькие пухленькие губки были сложены в притягательно-сладкую улыбку. Точёную фигурку девушки обтягивало нежно-розовое шёлковое платье, и Марвин невольно облизнулся, взглянув на стройную изящную ножку, выглядывающую из высокого бокового разреза.
  - Какие фифы, - раздался над его ухом сальный голос Филиппа. - Слышишь, о чём они толкуют, Марви? Похоже, цыпочки не прочь завести интрижку с джирмийцами.
  Марвин оторвал взгляд от совершенной ножки красавицы и прислушался.
  - Что ты в нём нашла, Аманда? Он обычный эльф, - насмешливо говорила аристократка в синем бархатном платье с низким декольте и высокой талией. Она язвительно скривила напомаженные губы и покачала копной тёмных вьющихся волос.
  - А вот и нет! - возмутилась её белокурая подружка. - Мне никогда не нравились эльфы. Уж больно они утончённые и женственные! Но Жерар не такой! Он похож на волка! Мускулистые плечи, узкая талия, а какие сильные у него руки... - Аманда томно закатила глаза и продолжила, не обращая внимания на лукавые взгляды подруг: - Он настоящий мужчина! Когда он смотрит на меня, внутри всё переворачивается! Я готова раствориться в глубине его фиалковых глаз! - Красавица в центре круга звонко рассмеялась, и Аманда покраснела: - Не смейся, Камилла! Жерар восхитительный любовник, умелый и неутомимый!
  - Камилла... - сухими губами прошептал Марвин, и сердце отозвалось бешеным стуком. Он подался вперёд, но Филипп вцепился в его плащ:
  - Куда ты? Остановись!
  - Отстань! - огрызнулся Марвин, резко раздвинул ветки и шагнул на поляну, вытащив Филиппа за собой.
  Девушки замолчали и недоумённо уставились на джирмийцев. Марвину очень хотелось познакомиться с Камиллой поближе, но волнение мешало ему заговорить. Не желая нарываться на неприятности, Филипп потянул его обратно в кусты, однако Марвин вырвал плащ из его рук и шагнул к аристократкам. Филипп негромко выругался и встал рядом с товарищем. Глаза девушек сверкнули озорством. Камилла подмигнула Аманде, и белокурая поклонница Жерара заговорила, шаловливо глядя на кошек:
   Добрый день, мальчики. Вы новенькие?
  Джирмийцы молчали, и аристократки рассмеялись.
  - Какая прелесть! - воскликнула высокая девица с ланьими глазами и огненно рыжими локонами. - Впервые вижу смущённых кошек. Кис-кис, лапочки! Идите ко мне, я почешу вас за ушком.
  Стальные кошки покраснели от гнева, но они находились не в Джирме, и даже не в Догмаре, и не могли убить нахалку на месте. Мысленно досчитав до десяти, Филипп глубоко вздохнул и через силу улыбнулся:
  - Мы наповал сражены вашей красотой, сударыни. Мы только сегодня прибыли в Дарру, и хотели бы выразить...
  Камилла грациозно поднялась с земли и, не удостоив вниманием Филиппа, гордой походкой приблизилась к Марвину.
  - Я княжна Камилла, племянница императора, - проворковала она и беззастенчиво взяла юношу под руку. - Ты самый красивый джирмиец, из тех, кого я знаю, - ласково улыбнулась княжна, с удовлетворением наблюдая, как лицо юноши становится пунцовым. - Твои глаза, словно море перед штормом. Твои волосы цвета утреннего солнца. А твои губы... - Девушка картинно смутилась и еле слышно спросила: - Как тебя зовут?
  - Марвин, - хрипло ответил стальная кошка, пожирая глазами её декольте.
  - Я счастлива познакомиться с тобой, Марви, - с придыханьем вымолвила Камилла и многозначительно сжала его руку. - Пойдём со мной. Я покажу тебе парк. - Она знаком приказала девушкам оставаться на поляне и настойчиво потянула джирмийца за собой.
  Стальная кошка покорно пошёл за ней.
  - Стой, Марвин! Это же племянница императора! - крикнул Филипп и хотел броситься за другом, но фрейлины княжны мигом взяли его в кольцо, наперебой приглашая на свидание. Джирмиец, не ожидавший такого натиска, растерялся и упустил момент, когда Камилла и Марвин скрылись за деревьями...
  Княжна привела джирмийца в маленькую круглую беседку, скрытую от любопытных глаз густыми кустами акации, и усадила на широкую деревянную скамейку.
  - Ты нравишься мне, Марви. - Камилла села рядом, склонила голову на плечо джирмийцу, и он ощутил лёгкое прикосновение к своему сознанию.
  Марвина учили распознавать и пресекать любовную магию Беркутов, но колдовство княжны выглядело слабым и неумелым, словно ворожил ребёнок, и Марвин не стал ей мешать. Он обнял Камиллу и алчно впился в притягательно-сладкие губы, показывая, что и без всякого колдовства готов удовлетворить её похоть. Марвин думал, что княжна прекратит колдовать, однако та не остановилась.
  - Прекрати! Мне... - почуяв опасность, начал джирмиец, но девушка не дала ему договорить. Она всем телом прижалась к Марвину и пылко поцеловала в губы.
  Магия лавиной обрушалась на стальную кошку, мгновенно подавив его волю и заставив забыть обо всём, кроме желания обладать Камиллой. Джирмиец рывком стянул платье с её плеч и стал осыпать нежную грудь жадными беспорядочными поцелуями. Запах желанного тела сводил с ума, джирмийцу казалось, что если он сию же минуту не овладеет Камиллой, его сердце разорвётся.
  Внезапно кто-то схватил Марвина за плечи и вырвал из объятий княжны. Стальная кошка взвыл, неотрывно глядя на вожделенное женское тело. Он не видел разочарованного лица племянницы императора и не чувствовал железной хватки Жозефа - желание обладать Камиллой затмевало даже золотое солнце Аргора.
  - Дрянь! - в бессильной ярости проревел Жозеф. - Ты использовала магию Беркутов против джирмийца и сдохнешь!
  - Дядя не позволит кошачьим ублюдкам убить любимую племянницу! - прошипела в ответ Камилла, и хорошенькое личико исказила животная злоба.
  - Посмотрим! - рявкнул Жозеф, выволок товарища из беседки и уложил на траву.
  Марвин рванулся было к княжне, но Жозеф прошептал заклинание, и околдованный джирмиец потерял сознание.
  - Он всё равно будет моим! - раздражённо прошептала Камилла, обошла джирмийцев и зашагала прочь, на ходу поправляя платье.
  Жозеф проводил её ненавидящим взглядом, а, когда девушка скрылась за деревьями, склонился над другом и похлопал его по щекам.
  - Камилла... - пробормотал Марвин и открыл глаза. - Где она?
  - Я убью эту дрянь! - выругался Жозеф. Он помешал Камилле закончить любовное заклинание и полностью подчинить Марвина своей воле, и всё же чары аристократки успели пустить корни в сознании друга.
  - Камилла... - снова пробормотал околдованный джирмиец, сел и потряс головой, собираясь с мыслями. Он не понимал, откуда взялось нестерпимое желание вонзить кинжал в грудь Жозефа и, отрекшись от Джирмы, броситься в объятья Камиллы и стать её верным слугой. 'Я не предатель!' - мысленно вскричал Марвин и ощутил жгучее желание спрятаться за надёжными стенами Цитадели. Он до крови закусил губу и заставил себя подняться.
  - Тебе нужна помощь друида, - сочувственно произнёс Жозеф и зло добавил: - Дай только срок, и я задушу эту потаскуху!
  Рука Марвина потянулась к мечу, и он замер: 'Я не убью джирмийца! Пусть лучше забудет о том, что видел. А с Камиллой я разберусь сам!' Он вскинул голову, виновато посмотрел в глаза товарищу и начал колдовать, перекраивая его память.
  - Что ты... - Жозеф не ожидал вероломства со стороны друга и не успел защититься. Он испуганно дёрнулся, но тут же улыбнулся: - Извини, что помешал твоей свиданке, Марви, но нам пора возвращаться. Не расстраивайся, у тебя впереди, как минимум, два года, так что вы с Камиллой наверстаете упущенное.
  Марвин неопределённо кивнул и, внутренне ужасаясь содеянному, зашагал к особняку.
  
  Глава 2.
  Турнир.
  
  Филипп нагнал друзей недалеко от особняка Кошек:
  - Куда вы подевались?
  - Не хотели тебе мешать, - подмигнул ему Жозеф.
  - Вот спасибо! - возмутился Филипп. - Эти распутные бабёнки совсем мне голову заморочили! Так где вы были?
  Марвин сердито дёрнул плечом, а Жозеф усмехнулся:
  - Видишь ли, Фил, Камилла пыталась совратить нашего симпатягу Марви, но я вовремя вмешался.
  - Зачем? - удивился Филипп.
  Жозеф неодобрительно покачал головой:
  - Ты ничего не смыслишь в политике, Фил. Такие дела сгоряча не делаются. Она - племянница императора, и прежде чем лапать её, нужно хорошенько всё взвесить. Ведь мы здесь не для того, чтобы создавать касте проблемы, не так ли, Марви?
  Марвин поморщился, но ответить не успел: переступив порог дома, друзья натолкнулись на Жерара.
  - Где вы были? - требовательно спросил тот, внимательно разглядывая стальных кошек.
  - Прошлись по парку, - ответил Жозеф.
  - Хотели немного осмотреться, - добавил Филипп.
  Жерар снял травинку с волос Марвина и повертел её в руке:
  - Значит, гуляли... - протянул он. - И кого вы встретили?
  - Княжну Камиллу с фрейлинами, - доложил Филипп. - Ужасно настырные девицы! Особенно племянница императора!
  - Да уж, - хмыкнул Жозеф. - Я еле вырвал Марви из её цепких лапок!
  - Да ладно тебе, не преувеличивай! - напряжённо усмехнулся Марвин, с трудом подавляя желание выхватить меч.
  Жерар разжал пальцы, и травинка полетела на паркетный пол. Проследив за её медленным полётом, золотая кошка посмотрел в глаза Марвину:
  - После выступления зайдёшь в мой кабинет. А сейчас - отдыхать!
  - Да, сударь, - быстро кивнул Марвин и бегом взлетел по лестнице на второй этаж, подальше от неприятного разговора.
  Жерар проводил его напряжённым взглядом, вышел из дома и по гравиевой дорожке зашагал к дворцу. Гладкие бежевые камешки тихо скрипели под подошвами его высоких сапог. Жерар замедлил шаг, в который раз прокручивая в голове письмо Теодора. Он начинал понимать причину беспокойства старейшины. Избыточная эмоциональность Марвина магнитом притягивала неприятности.
  - И надо ж ему было столкнуться с Камиллой! - сквозь зубы процедил золотая кошка.
  В его кабинете лежало толстое досье на племянницу императора. Собирая его, эльф переспал с множеством фрейлин и выслушал с десяток историй о том, как император сделал княжну своей любовницей. Жерар отлично знал, что представляет из себя эта девица.
  В детстве Камилла была красива, как куколка, и весь двор обожал её, а когда восхитительно прекрасная девочка подросла и превратилась в юную девушку, мужчины клана Беркута словно с цепи сорвались. Фрейлины с нескрываемой завистью рассказывали Жерару, как вельможи бросали к её ногам состояния, как дрались на дуэлях за её улыбку, и как кончали жизнь самоубийством из-за недовольного взгляда жеманной красавицы. Император и его сын Альберт тоже не избежали всеобщего помешательства. Принц даже предложил кузине руку и сердце. После этих слов аристократки всегда улыбались, и Жерар чувствовал их злорадное удовлетворение от низвержения вызывающе красивой соперницы. Он понимающе кивал своим собеседницам, хотя на его взгляд история Камиллы была банальной и не заслуживала столь пристального внимания. Узнав о том, что сын перебежал ему дорожку, Арнольд взбесился и положил конец повальному безумию. В день четырнадцатилетия племянницы, он сделал её своей любовницей и оповестил об их связи весь двор. Император и принц разругались в пух и прах, но спустя месяц наследник одумался и извинился перед отцом, а свою ненависть перенёс на Камиллу, задирая и унижая её при каждом удобном случае.
  Жерар познакомился с Камиллой через год после того, как она стала фавориткой императора. Девушка наивно хлопала голубыми глазками, с придыханием рассказывала ему о страстной любви к дяде, но золотая кошка не поверил ей. Он чувствовал, что Камилла всеми фибрами души ненавидит императора и лелеет мечту о мести. И лучшего оружия, чем джирмиец, для этого в Аргоре не было. Жерар нутром чуял, что Камилла опасна для касты, но здравый смысл мешал поверить в то, что глуповатая жеманная красавица рискнёт вступить в сговор с кошкой. И всё же он поделился своими опасениями с Бернаром. Предводитель внимательно выслушал его и отправил в двухнедельный отпуск. Эльф послушно съездил в Иритту - самый разгульный город Аргора, однако мысли о племяннице императора не оставили его и, вернувшись в столицу, он провёл собственное расследование. Жерар соблазнил одну из близких подруг княгини Марты, сестры императора и матери Камиллы, и выяснил, что после того, как император изнасиловал племянницу, та прибежала к матери, ища утешения в её объятьях. Марта приласкала дочь и приказала быть благоразумной, то есть не противиться воле дяди. Княжна проплакала всю ночь, а утром, как и требовала мать, пришла в покои Арнольда и призналась ему в любви.
  Став фавориткой, Камилла лишилась всеобщего поклонения, к которому привыкла с детства. К тому же, зная свободолюбивый нрав племянницы, Арнольд приставил к ней лично отобранных фрейлин, ни днём, ни ночью не спускавших с красавицы глаз. Сначала Камилла надеялась, что скоро надоест императору, и он позволит ей вернуться к прежней жизни. Но однажды, в пылу ссоры, Арнольд заявил, что в Дарре она будет принадлежать только ему, а если он надумает с ней расстаться, то вышлет из столицы. И княжна возненавидела императора. А заодно и мать, которая ради собственного благополучия заставила дочь спать с собственным дядей. Марта твердила, что быть фавориткой императора не так уж плохо, но у Камиллы было иное мнение на сей счёт, однако мать оно не интересовало.
  Таким образом, проведя расследование, Жерар утвердился в своих подозрениях: в хорошенькой головке княжны бродили мысли об убийстве императора и всей своей семьи. Камилла мечтала рассчитаться с обидчиками, а заодно прибрать к рукам дядину тиару. Глупышка воображала себя умелой интриганкой, но император был прекрасно осведомлён об её планах, правда считал их придурью скучающей девицы.
  Золотая кошка доложил о замыслах Камиллы Бернару, но тот, как и Арнольд, не воспринял их всерьёз. Предводитель успокоил Жерара, однако сегодня, после встречи Марвина с княжной, золотая кошка снова занервничал: что-то подсказывало ему, что Камилле надоело ждать, и она готовится к решающему бою.
  'Я тоже готов, милочка', - зло подумал золотая кошка, встряхнул завитыми по даррийской моде волосами, и его походка стала жёсткой и уверенной.
  
  Марвин влетел в общую комнату, упал на кровать и зарылся лицом в подушку. Ему хотелось уснуть, но прекрасный образ Камиллы не отпускал его. Он застонал и заметался по кровати.
  - Что с тобой? - Рудольф потряс друга за плечо.
  - Ничего! - буркнул Марвин и поднял голову: Питер и Эдвард мирно дремали, а Жозеф и Филипп тихо беседовали, обсуждая аристократок. Друзья не упоминали имени княжны, но у Марвина и без того всё кипело внутри. Он жаждал увидеть Камиллу. 'Да что же это? - с тоской подумал стальная кошка, встал, добрёл до окна и уселся на подоконник, подставив разгорячённое лицо прохладному ветру. - Она странная, - заторможено думал он, глядя на лес невидящими глазами, - и красивая...'
  - И всё-таки с тобой что-то не так, Марви, - покачал головой Рудольф. - Ты выглядишь растерянным.
  - Марви влюбился, - ухмыльнулся Филипп.
  - Чушь! - огрызнулся Марвин. Филипп был прав, но околдованному джирмийцу казалось, что, если он признается правоту друга, произойдёт что-то страшное и непоправимое.
  - Оставь его, Фил, - примирительно произнёс Рудольф, - пусть успокоится.
  - Подумаешь, - проворчал Филипп и отвернулся.
  Марвин с благодарностью посмотрел на Рудольфа и снова уставился в окно. Ему во что бы то ни стало нужно было утихомирить воображение и сосредоточиться на предстоящем поединке, чтобы не подвести Бернара и касту. Однако он не мог думать ни о чём, кроме того, что на турнире вновь увидит Камиллу...
  'Камилла...' - мечтательно подумал Марвин и подскочил, как ужаленный: на его плечо опустилась тяжёлая рука.
  - Ты оглох, Марвин? - Стальная кошка обернулся и непонимающе посмотрел на Жерара. Эльф нахмурился: - Ты хорошо себя чувствуешь?
  - Вполне, сударь, - поспешно кивнул Марвин и преданно посмотрел ему в глаза.
  Золотая кошка нахмурился. Вверенный его заботам джирмиец был явно не в порядке, но разбираться, что с ним не так, не было времени: через пятнадцать минут начинался турнир. Жерар неохотно выпустил плечо Марвина и приказал:
  - За мной! Император ждёт вас.
  
  Посмотреть на турнир с участием новоприбывших кошек Бернара собрался весь двор. Большой фехтовальный зал даррийского дворца был забит до отказа. Беркуты-мужчины облачились в парадные костюмы, а их дамы блистали роскошными платьями, умопомрачительными драгоценностями и изящными шляпками с острыми, похожими на наконечники стрел перьями.
  У стены с изображением парящего в небе беркута в резных креслах расположилась императорская семья. Арнольд II, грузный мужчина с одутловатым лицом, беседовал со своей сестрой Мартой, поглаживая её колено крупной жилистой рукой. Альберт лениво потягивал вино и с подозрением смотрел на Камиллу, которая ёрзала в кресле и нервно теребила веер. Принц пытался угадать, что замыслила его сумасбродная кузина, и как использовать её задумки в своих интересах.
  Трубы издали пронзительный вой, и на середину зала вышли Бернар и Фредерик, глава клана Волка. Они церемонно поклонились императору, кивнули друг другу, и Арнольд провозгласил:
  - Турнир открыт!
  Трубы пропели вызов, и облачённый в белые одежды герольд объявил:
  - Сегодня мы станем свидетелями битвы между Кошками и Волками. Пусть победит сильнейший! - Зрители зааплодировали, а когда аплодисменты стихли, герольд продолжил: - Поединок на ножах! Кошек представляет Жозеф, Волков - капитан императорской гвардии Себастьян Крин.
  Жозеф скинул плащ и рубашку, выхватил из-за пояса кинжал, вышел на середину зала и поднял руку, приветствуя противника. Невысокий, худощавый волк криво улыбнулся, отсалютовал ему и сейчас же бросился в атаку. Крин был ловким и вертким, как змея. Он то кружил вокруг противника, то делал стремительные выпады, постепенно прижимая Жозефа к зрителям. Аристократы недовольно загудели и стали выкрикивать оскорбления в адрес нерасторопной кошки, но Жозеф не обратил на них внимания. Он продолжал обороняться, не сводя цепких глаз с противника. На лице капитана заиграла довольная улыбка. Он уже чувствовал близость победы, когда Жозеф неуловимым движением вонзил кинжал ему в плечо. Крин выронил нож, и кошка наступил на него сапогом.
  - Бой окончен! Победа за Джирмой! - провозгласил герольд.
  Капитаном занялся друид, а Жозеф поклонился зрителям, подошёл к императору и опустился на колено. Арнольд взял из рук слуги кинжал в инкрустированных золотом ножнах и вручил его победителю. Аристократы сдержанно захлопали: большинство из них сделало ставки на Себастьяна Крина.
  Жозеф отошёл к товарищам, и Марвин протянул ему рубашку и плащ.
  - Поединок на мечах! - возвестил герольд. - Кошка Питер против волка Мануэля Риза, диадорский особый полк.
  Бернар похлопал Питера по плечу, тот понимающе кивнул и вышел на середину зала.
  Мечи скрестились, и Марвин посмотрел на Камиллу. Сжимая в руке веер, девушка пристально следила за поединком. Её губы были чуть приоткрыты, а в глазах светился азарт. Камилла была необыкновенно хороша, и душа стальной кошки переполнилась радостью. Марвину льстило, что прекрасная княжна отдала своё сердце именно ему.
  Почувствовав взгляд джирмийца, Камилла повернула голову, и по её губам скользнула многообещающая улыбка. 'Она моя', - с гордостью подумал стальная кошка, и тут же почувствовал укол ревности: княжна отвернулась и продолжила наблюдать за схваткой. Марвин сжал рукоять меча. Ему невыносимо захотелось оказаться на месте Питера и сразиться хоть с десятком противников, лишь бы Камилла смотрела только на него.
  - Бой окончен! Победа за Диадором! - провозгласил герольд, но околдованный джирмиец не услышал его. Он пожирал глазами Камиллу.
  Питер отошёл к товарищам, держась за раненную руку, а Мануэль склонился перед императором, принимая награду.
  Герольд объявлял новые и новые поединки, а Марвин вспоминал вкус вожделенных губ княжны и, как наяву, чувствовал аромат её сладких духов...
  - И, наконец, финальный поединок нашего показательного турнира! Магия, господа! Джирму представляет Марвин, а Диадор - лейтенант Уилфред, даррийская гвардия.
  Услышав своё имя, Марвин очнулся. Он сбросил плащ, отстегнул меч и, окрылённый возможностью проявить себя перед возлюбленной, вышел на середину зала.
  Лейтенант Уилфред, коренастый мужчина лет тридцати с острым, как у мыши, лицом и глубоко посаженными круглыми глазами, смерил противника настороженным взглядом, и едва трубы протрубили начало схватки, сложил худые ладони лодочкой, и с его пальцев сорвались сотни ледяных игл.
  Для пущего эффекта, Марвин подождал, пока иглы подлетят поближе, потом резко дунул на них, разметав в стороны, и нанёс ответный удар. Уилфред исчез в столбе серой пыли, но через секунду пыль осыпалась на пол и пропала, а Марвин ощутил холод: снежный вихрь обжёг его кожу, сковывая движения. Стальная кошка мотнул головой, разрушая колдовство, и сложил ладони на груди. Одежда противника полыхнула холодным синим огнём. Лейтенант слегка кивнул Марвину, показывая, что высоко оценил красоту его магии, затем провёл ладонями по своему плащу, словно стряхивая грязь, и пламя погасло. Уилфред поклонился джирмийцу, предлагая устроить магическое шоу и выставил вперёд сжатую в кулак руку. К Марвину устремился искрящийся водоворот снежинок.
  Но стальной кошке было не до зрелищ. Он вдруг почувствовал, что Камилла ждёт от него быстрой безоговорочной победы и в мгновение ока выстроил отражающий щит: колкие снежинки вернулись к Уилфреду и ослепили его. Волк замотал головой, пытаясь разрушить заклинание соперника, но тщетно. Он не смог разлепить веки, и был вынужден признать поражение.
  - Бой окончен! Победа за Джирмой! - выкрикнул герольд.
  Марвин расколдовал противника, приблизился к императору, опустился на колено и украдкой взглянул на княжну: её голубые глаза горели желанием. Арнольд вручил победителю золотой кубок и широко улыбнулся: он увидел наложенное на джирмийца заклятье и с интересом ждал развития событий. Императору было любопытно, как далеко зайдёт в своём заговоре племянница.
  - Император даёт пир в честь победителей! - объявил герольд, и слуги распахнули двери фехтовального зала. Придворные и гости перешли в трапезный зал и расселись за накрытыми столами.
  От внимания Жерара не ускользнули страстные взгляды, которые Камилла и Марвин бросали друг на друга. Будь его воля, эльф сегодня же отправил бы мальчишку в Цитадель, но предводитель выглядел очень довольным, и заикаться о своих наблюдениях сейчас было неразумно.
  Пир начался. Зазвучали тосты в честь императора и победителей турнира. Заиграла весёлая музыка. В центр зала высыпали шуты и принялись дурачиться и кривляться, но придворные почти не обращали внимания на их ужимки, они с увлечением обсуждали турнир, не забывая отдавать должное изысканному угощению.
  Марвин вяло ковырялся в тарелке, украдкой бросая на княжну пламенные взгляды. В какой-то момент он покосился на сидящего рядом Жерара и, наткнувшись на тяжёлый взгляд фиалковых глаз, поспешно затолкал в рот кусок мяса. Эльфа не убедил внезапно проснувшийся у стальной кошки аппетит. Он открыл рот, чтобы высказать неудовольствие его поведением, но тут слуга поставил перед Марвином чашу с вином:
  - Княжна Камилла в восторге от вашего поединка с лейтенантом Уилфредом, сударь.
  Марвин покраснел и с благодарностью взглянул на возлюбленную, чувствуя себя самым счастливым человеком на свете. Раньше ни одна женщина не казалась ему такой прекрасной и такой желанной. Он забыл и о службе императору и о касте - любовь полностью завладела его разумом. Стальная кошка жаждал служить лишь своей возлюбленной, он мечтал совершить в её честь великий подвиг, но девушка ничего не приказывала, она лишь молча улыбалась ему.
  Марвин глотнул сладкого вина и едва не подавился, услышав ехидный голос Жерара:
  - Хороша кобылка? Я бы сам не прочь взнуздать её, да Арнольду не по вкусу делить Милу с кем бы то ни было. Так что, утри слюни, котёнок!
  Марвин побледнел от гнева и с трудом сдержался, чтобы не броситься на лучшую кошку Джирмы:
  - Я ни о чём таком не думал, сударь...
  - Эту сказку ты расскажешь мне позже, - фыркнул эльф и хлопнул стальную кошку по спине: - Пойдём, Бернар зовёт нас.
  Бросив нежный взгляд на возлюбленную, Марвин последовал за Жераром. В коридоре к ним присоединились Жозеф, Рудольф и Эдвард. Золотая кошка привёл их в кабинет императора, и Арнольд придирчиво оглядел победителей турнира.
  - Я беру их на службу! - сказал он, и Бернар выложил на стол договор. Император просмотрел его и усмехнулся: - Тебе бы не Джирму возглавлять, а клан Купцов!
  - Разве я прошу лишнего? - ехидно улыбнулся предводитель. - Вы сами видели, на что способны мои ребята.
  - Хорошо, - вздохнул император и размашисто расписался.
  - На два года они Ваши! - Бернар убрал договор в папку, слегка поклонился и сделал кошкам знак приблизиться.
  - Приступим! - по-деловому произнёс Арнольд и поднялся. Он протянул руку к шее Марвина, и его губы тронула мимолётная усмешка.
  Жерар похолодел: он не видел заклинания Камиллы, но по лицу Арнольда понял, что не так с Марвином. Эльф задумчиво проследил, как перстень с изображением беркута коснулся невидимого клейма на шее Марвина. Раздался резкий клёкот, тихое мурчание, и сделка свершилась. 'Я глаз с него не спущу', - успокоил себя Жерар и подтолкнул к императору Жозефа...
  
  Поздно ночью кошки вернулись в свой особняк, и Бернар стал прощаться. Он ещё раз поблагодарил победителей турнира за службу, и взял под руку Жерара:
  - Проводи меня.
  Они покинули особняк и молча дошли до конюшни. У дверей Бернар остановился и, потирая ладонью горло, произнёс:
  - Меня беспокоит Марвин.
  Эльф открыл было рот, чтобы рассказать предводителю о своих подозрениях, но передумал.
  - Я присмотрю за Марвином, сударь, - просто сказал он и поклонился.
  Бернар медлил.
  - Я бы остался сам, но меня ждёт Лоран, - нервно произнёс он. - Нужно решить проблему с поставками рабов в Цитадель. Хамелеоны совсем распоясались, присылают всякую шваль. Да ещё Эллард болтает разную чушь... Поручаю Марвина тебе, Жерар. Джирма не должна потерять его.
  - Этого не случится, сударь, ручаюсь! - снова поклонился Жерар.
  - Я надеюсь на тебя. - Конюх подвёл Бернару коня, он вскочил в седло и помчался к порталу, где его ждала свита.
  - Я не подведу, - прошептал золотая кошка и решительно зашагал к особняку.
  
  Глава 3.
  Камилла.
  
  Подойдя к комнате новобранцев, Жерар услышал громкие голоса.
  - Что с тобой, Марви? - насмешливо говорил кто-то из джирмийцев. - Девчонка не лучше остальных! Если тебе понравилась эта капризная шлюха, затащи её в постель - и дело с концом!
  Эльф насторожился. Он положил ладонь на дверную ручку, но входить не торопился.
  - Она не шлюха! - огрызнулся Марвин.
  - Да что с тобой, Марви? - раздался неуверенный голос, и Жерар узнал характерный басок Рудольфа. - У неё на лице написано - похотливая дрянь!
  - Убью! - выпалил Марвин, и в комнате началась драка.
  Жерар рванул дверь.
  - Прекратить! - рявкнул он, но стальные кошки не услышали. Тогда эльф вскинул руку, и драчунов окатил ледяной дождь. Клубок распался, кошки отскочили в стороны, а Жерар строго произнёс: - Что вы себе позволяете? Вы - джирмийцы, и находитесь в Дарре на задании! Кто затеял драку?
  - Я, - признался Марвин.
  - В чём причина?
  - Он влюбился в княжну Камиллу, - тяжело дыша произнёс Рудольф. Под правым глазом у него разливался синяк, а из носа текла кровь.
  Жерар притворился удивлённым. Он шагнул к Марвину и требовательно взглянул ему в лицо:
  - Это правда?
  - Он совсем рехнулся из-за неё! - с досадой выпалил Рудольф.
  - Следуй за мной, Марвин! - приказал эльф.
  Стальная кошка с презрением посмотрел на Рудольфа и, гордо вскинув голову, вышел в коридор. Гордый вид Марвина вывел Жерара из себя, и схватив наглеца за шкирку, он потащил его в свой кабинет. Толкнув стальную кошку в кресло, Жерар плотно закрыл дверь и сел за стол.
  - Ты действительно влюблён в неё, Марви? - спросил он, стараясь говорить спокойно.
  - Да, сударь, - нехотя ответил юноша.
  - Ты джирмиец, и стоишь выше прочих аргорцев, Марви! - наставительно произнёс Жерар. - Как ты мог влюбиться в пустоголовую куклу? - Марвин покраснел, как рак, но промолчал, и эльф зашёл с другой стороны: - Как ты представляешь ваши отношения, стальная кошка? Только не говори, что мечтаешь жениться на Камилле.
  - Я не заглядывал так далеко, сударь, - с плохо скрываемым раздражением ответил Марвин. - Пока достаточно того, что два следующих года я не буду принадлежать касте, а значит, могу поступать так, как сочту нужным и любить, кого пожелаю! Я...
  - Замолчи! - прорычал Жерар, с трудом сдерживаясь, чтобы не ударить наглого мальчишку. - Я не собираюсь отчитывать тебя и объяснять джирмийские правила. Думаю, в глубине души ты сам понимаешь, что твоё поведение ненормально!
  - Со мной всё в порядке, сударь! - отрезал Марвин.
  - Камилла наложила на тебя заклятье!
  - Нет! - Стальная кошка сузил глаза и положил ладонь на рукоять меча.
  Эльф попытался проникнуть в сознание Марвина, но любовная магия Беркутов не пустила его. Жерар выругался и резко произнёс:
  - Ты знаешь, как накладываются подобные заклятья, Марвин! Вспомни: она целовала тебя, говорила красивые слова и колдовала. Ты не мог не почувствовать этого, и я хочу знать, почему ты не сопротивлялся? Почему ты не остановил её, Марвин?
  - Я люблю её! - взвыл стальная кошка и выхватил меч.
  Жерар одним махом перескочил через стол и оказался рядом с Марвином. Юноша не успел понять, когда в руке золотой кошки появился меч. Он просто почувствовал холодную сталь у своей шеи. Эльф сверкнул ледяными фиалковыми глазами и прошипел:
  - Глупец! Ты служишь императору, а Камилла - его любовница! Даже смотреть не смей в её сторону! Ты навлечёшь неприятности на касту! Ясно?
  На лбу Марвина вздулись жилы:
  - Она - моя! - упрямо заявил он и с вызовом посмотрел на эльфа.
  - Ты спал с ней?
  - Нет, но это обязательно случится! Я хочу её!
  Жерар облегчённо вздохнул: Камилла не успела запечатать заклятье, и у Марвина появился шанс спастись, а у него - сдержать слово, данное предводителю. Но сначала, эльф должен был подчинить себе взбесившуюся стальную кошку, и, отшвырнув меч, он впечатал кулак в его челюсть.
  Марвин шлёпнулся на пол, попытался вскочить, но Жерар и на этот раз оказался быстрее. Он упёрся коленом в грудь околдованного джирмийца и тихо, но властно произнёс:
  - Если ты не справишься с колдовством сам, мне придётся отправить тебя в Джирму! Друиды покопаются в твоей голове, и ты станешь шёлковым!
  - Не надо... - испуганно прошептал Марвин.
  - Тогда забудь о Камилле! - Эльф отпустил его и вновь уселся за стол. - Ты будешь молчать о том, что с тобой произошло. Я напишу Бернару, а пока ты станешь моей тенью. Я хочу знать о каждом твоём вздохе!
  - Да, сударь, - поспешно кивнул Марвин и виновато добавил: - Простите меня.
  - Вот и славно, - улыбнулся эльф. - А если тебе неймётся кого-нибудь любить, я хоть сейчас пришлю тебе отличную девчонку.
  - Спасибо, не надо, - буркнул Марвин и поднялся с пола.
  - Как хочешь, - пожал плечами Жерар, пристально глядя на него. - Пойдём, сегодня переночуешь у меня. - Эльф привёл Марвина в свои покои и указал на диван: - Располагайся.
  Стальная кошка отстегнул меч, положил его на стул и растянулся на диване, а Жерар уселся за стол и стал писать письмо предводителю, сожалея, что сейчас тот в пути и получит послание только через три дня.
  Закинув руки за голову, Марвин смотрел в потолок и видел прелестное личико Камиллы. Несмотря на угрозы эльфа, он не собирался забывать свою любовь, ему нравилось это упоительное, тревожащее душу чувство.
  
  По тёмно-синему небу плыли густые серые облака. Камилла, словно прекрасная статуя, стояла перед распахнутым окном, её изящные гибкие руки тянулись к круглой розоватой луне, а на губах застыла полубезумная улыбка. Прохладный ночной ветер лизал нагое тело княжны, но она не чувствовала его прикосновений. Камилла была слишком близка к заветной цели, чтобы отвлекаться на чарующую красоту ночи. Она смотрела на идеально ровный диск луны, видела в нём свою жертву и звала её. Девушка знала, что джирмиец не устоит перед любовной магией клана Беркута и придёт, чтобы вручить ей свою жизнь.
  Дверь тихо скрипнула. Камилла обернулась и благосклонно кивнула. Марвин приблизился к княжне, опустился на колено и с обожанием уставился на неё, ожидая приказа.
  - Марви... - Девушка провела ладонью по непокорным светло-русым волосам джирмийца. Она разглядывала его обаятельное улыбчивое лицо с большими выразительными глазами необычного густо-зеленого цвета и радовалась удачному выбору. Джирмиец был молод и очень красив, и если бы княжна вела такую же вольную жизнь, как её фрейлины, то не отказалась бы от романа с ним. 'Жаль, что завтра придётся убить тебя', - подумала она и, склонившись, поцеловала Марвина в губы. Джирмиец пламенно ответил на поцелуй. Он весь дрожал от близости возлюбленной и жаждал обладать её совершенным телом.
  Камилла взяла Марвина за руку и потянула к постели.
  - Стоять! - вбежав в спальню, прогремел Жерар.
  Княжна пронзительно завизжала, а стальная кошка выхватил меч, шагнул к эльфу и... остановился, беспомощно глядя то на него, то на Камиллу.
  - Пойдём, Марви! Не усложняй себе жизнь... - начал золотая кошка, но юноша перебил его:
  - Я люблю её!
  - Приди в себя!.. - заорал Жерар, и тут двери с грохотом распахнулись, и в спальню ворвался взвод солдат во главе с императором. Факелы осветили испуганное лицо Камиллы, встревоженное - Жерара и растерянное - Марвина. Солдаты встали возле окон и дверей, отрезая джирмийцам пути к отступлению, а Арнольд ехидно ласково улыбнулся племяннице:
  - Успокойся, детка. Дядя не даст тебя в обиду.
  Камилла всхлипнула и бросилась ему на шею:
  - Он хотел... хотел... - дрожащим от страха голосом прошептала она и разрыдалась.
  Император обнял племянницу и строго посмотрел на Марвина:
  - Это правда, джирмиец?
  - Я хочу её! - сгорая от ревности, выпалил стальная кошка.
  Камилла истерично взвыла. Арнольд поморщился, усадил племянницу в кресло и повернулся к офицеру, намереваясь отдать приказ об аресте Марвина, но передумал и обратился к Жерару:
  - С мальчишкой всё ясно - он умрёт! А что здесь делаешь ты?
  - Спасаю товарища. Ваша племянница кокетничала с Марвином, а он новичок в Дарре, и неправильно истолковал её поведение. Камилла необычайно красива, и мальчик не устоял...
  - Какой чувствительный, - хохотнул Арнольд. - Что ж, буду рад избавить Джирму от мягкотелой кошки.
  - Я хотел бы поговорить с Вами наедине, Ваше величество, - поклонился Жерар.
  - Нам не о чём разговаривать, джирмиец! В Дарре убивают и за меньшие проступки!
  - Но у меня есть, что предложить Вам, - многозначительно произнёс золотая кошка и снова поклонился.
  Император равнодушно пожал плечами:
  - Хорошо, я выслушаю тебя, но это ничего не изменит. - Он сделал приглашающий жест и направился к дверям. Эльф последовал за ним. - Говори! - приказал император, устраиваясь на розовом плюшевом диване в гостиной княжны.
  - Если Вы убьёте Марвина, Бернар убьёт меня.
  - Дела касты меня не касаются.
  - Как сказать... - протянул Жерар и опустился в кресло. - Я - наследник Бернара.
  - Не сомневался в этом.
  - Тогда Вы должны понимать, что более удобного случая повлиять на будущего предводителя касты Вам не представится. Оставьте Марвина в живых, и я буду Вашим должником.
  - Заманчиво, но я не уверен, что ты сдержишь слово. Мне нужны гарантии.
  Жерар понимающе кивнул:
  - Я дам письменное обязательство.
  - Звучит всё заманчивее и заманчивее. Один маленький вопрос: как Бернар казнит провинившихся кошек?
  - Вам лучше не знать, - мрачно ответил эльф, едва сдерживая гнев. - Но я действительно хочу договориться. Мне всего двадцать пять, а я уже лучшая кошка Джирмы, и Бернар прочит меня в свои преемники. Мало кому из джирмийцев удавалось сделать столь блестящую карьеру. Я не хочу умирать, потому что мне есть, что терять, Ваше величество. Я согласен на всё, лишь бы остаться в живых! Только пожелайте, и живущие в Дарре кошки будут не только развлекать Вас, но и выполнять любые заказы, причём бесплатно! И Бернар не узнает об этом!
  - Как скоро ты станешь предводителем? - лукаво спросил Арнольд.
  - Очень скоро, - доверительно улыбнулся Жерар.
  Император озабоченно погладил щёку:
  - Твоё предложение слишком неожиданно. Я подумаю, а когда приму решение, вызову тебя.
  - Я могу забрать Марвина?
  - Он останется во дворце. Отправляйся к себе, и изложи свои предложения на бумаге!
  Поклонившись, эльф покинул апартаменты княжны, а император вернулся в спальню, с насмешкой взглянул на Марвина, который по-прежнему стоял посреди комнаты с мечом в руке, и слащаво улыбнулся Камилле:
  - Вот уж не думал, что моя маленькая рыбка такая хорошая колдунья.
  - Я не хотела, - проскулила княжна.
  - Чего ты не хотела? - язвительно поинтересовался Арнольд.
  Камилла прикусила губу и закрыла лицо руками. Марвин безумными глазами посмотрел на возлюбленную, поднял меч и шагнул к императору.
  - Успокойся, мальчик, - проникновенно произнёс глава Беркутов, и его фиалковые глаза стали ослепительно лиловыми. Стальная кошка застыл, зачаровано глядя на Арнольда. Рука с мечом безвольно опустилась. Император удовлетворённо кивнул и продолжил: - Ты очень устал, Марвин. У тебя была трудная ночь. Ты должен отдохнуть. Поспи, мальчик. Я разбужу тебя, когда сочту нужным. - Джирмиец попытался отвести магию императора, но заклинание Камиллы делало его слабым и податливым, и, покорившись чужой воле, он послушно улёгся на ковёр и закрыл глаза. - Отнесите его в мой кабинет! - приказал страже Арнольд и с пренебрежением посмотрел на племянницу. - На что ты рассчитывала, Камилла? Неужели ты думала, что я не знаю о твоих намерениях?
  - Ты сломал мне жизнь! - выпалила княжна. - Ты сделал меня своей игрушкой! Я устала изображать влюблённую дурочку! Ненавижу тебя!
  - Я должен казнить тебя за государственную измену, радость моя, но, ради сестры, я пощажу тебя. Однако в Дарре тебе не место. Ты уедешь в Авиталь. Герцог Рональд давно просит твоей руки, и я пойду ему навстречу. Надеюсь, он выдрессирует тебя раньше, чем ты его отравишь!
  Камилла побледнела, схватила дядю за руку и запричитала:
  - Ты всё неправильно понял, любимый! Я всего лишь хотела развлечься с этим мальчиком! Я не думала, что так получится! У меня и в мыслях не было натравливать на тебя убийцу!
  - Многие придворные дамы спят с джирмийцами, чтобы пощекотать себе нервы, но ни одна из них не использует для этого магию. Кошки Бернара и так не отказывают никому, и я думаю, Марвин с удовольствием провёл бы время с такой красоткой, как ты.
  - Я боялась, что ты запретишь ему, а под воздействием магии, он не смог бы отказать мне! - в отчаяние закричала девушка.
  Император брезгливо отдёрнул руку и поморщился:
  - Своими выходками ты создала мне кучу проблем! Ты нарушила соглашение между мной и Бернаром. Тебе известно, что мы не применяем магию Беркутов против Кошек, пока они не угрожают нам. Если предводитель узнает, что ты натворила, он потребует твоей выдачи! Представляешь, что тебя ждёт в Джирме?
  Глаза Камиллы расширились от ужаса. Она упала на колени и судорожно прижалась к ногам императора:
  - Дядя, нет! Я выйду замуж за Рональда и уеду в Авиталь! Ты больше не услышишь обо мне! Только не отдавай меня им!
  - Ничего не могу обещать! - Арнольд грубо оттолкнул племянницу. - Сиди в своих покоях и моли Беркута, чтобы твой отъезд в Авиталь состоялся!
  Камилла уткнулась лицом в ковёр и завыла. Император недовольно скривился и поспешил покинуть спальню, не желая слушать вой племянницы. Оказавшись в своих покоях, он плюхнулся в кресло и вызвал секретаря.
  - Сообщи Жерару, что ровно в десять я жду его в малом кабинете...
  
  Золотая кошка стремительно шёл по коридорам даррийского дворца. Он приветливо кивал знакомым придворным, обворожительно улыбался дамам, хотя внутри был натянут, как тетива лука перед выстрелом. Золотой кошке не хотелось думать, что ночью Марвин умер, его гибель могла несмываемым пятном лечь на репутацию Жерара. Он во что бы то ни стало должен был спасти стальную кошку или погибнуть, мстя за его смерть.
  Эльф шагнул в кабинет Арнольда и облегчённо вздохнул, увидев спящего на диване Марвина. Молча поклонившись, он подошёл к столу и положил перед императором сложенный лист бумаги. Глава Беркутов не спеша развернул документ и начал внимательно изучать его. Эльф пристально смотрел на императора, гадая, поверил ли тот в реальность их сделки или играет им, как марионеткой.
  - С нашими отношениями в будущем всё ясно, Жерар, - наконец, сказал Арнольд. - Поговорим о настоящем! Я хочу воспользоваться твоим любезным предложением и сделать заказ на сына Лорана.
  - Хорошо, - сухо кивнул эльф, и император продолжил:
  - Этот заказ должен выполнить Марвин. Пусть убирается из Дарры сегодня же!
  - Как угодно, сударь.
  Арнольд посмотрел на Марвина лиловыми глазами и скомандовал:
  - Просыпайся, мальчик! С тобой всё в порядке.
  Стальная кошка открыл глаза, сел и с недоумением огляделся. Увидев Жерара и Арнольда, он слетел с дивана и застыл в учтивом поклоне. События, произошедшие после первого поцелуя Камиллы, показались Марвину тяжёлым хаотичным сном, и он никак не мог вспомнить, как очутился в кабинете императора.
  - Подожди меня в коридоре! - приказал золотая кошка, и Марвин стрелой вылетел за дверь.
  Арнольд хмыкнул и сурово сказал эльфу:
  - Через две недели я хочу видеть в Дарре голову Элларда.
  - Как будет угодно Вашему императорскому величеству, - ответил Жерар и, коротко поклонившись, вышел в коридор.
  Увидев золотую кошку, Марвин покаянно опустил голову.
  - Главное - ты жив, а с остальным разберёмся. - Жерар вздохнул и хлопнул юношу по плечу.
  
  Глава 4.
  Мазгар.
  
  Для выполнения задания Марвин выбрал роль волка-телохранителя, направляющегося к новому месту службы и, экипировавшись соответствующим образом, явился к Жерару. Эльф критически оглядел его с ног до головы: удобные сапоги из мягкой кожи, коричневые замшевые штаны, свободная бежевая рубашка, тёмно-зелёный плащ, скреплённый на груди пряжкой в виде замершего в прыжке волка. На поясе - лёгкий меч и кинжал, а из-за голенищ сапог выглядывали рукояти метательных ножей. Марвин прицепил на мочку серьгу в форме головы волка, имитацию метки Военных, и отрапортовал:
  - Я готов, сударь!
  Эльф с трудом подавил вздох, его переполняли дурные предчувствия. Он исподлобья разглядывал подопечного, борясь с желанием нарушить обещание и, вместо задания, отправить стальную кошку в Джирму. После длительной паузы Жерар сглотнул и ворчливо произнёс:
  - Для джирмийца у тебя слишком шикарная внешность.
  - Это не мешает работе, сударь, - удивлённо пожал плечами Марвин.
  - Я не о работе, - через силу усмехнулся эльф. - Девушки падки на таких симпатяг, как ты, так что не отказывайся от фривольных предложений.
  Марвин вытаращился на Жерара:
  - Разве я отправляюсь в увеселительную поездку?
  - Нет, но одно другому не мешает. Я настоятельно рекомендую тебе воспользоваться моментом.
  - Я постараюсь, сударь, - растерянно кивнул Марвин.
  - Удачи тебе.
  Жерар проводил стальную кошку до ворот-портала и вернулся во дворец, настойчиво уговаривая себя, что всё обойдётся, и через две недели они вместе с Марвином посмеются над его дурными предчувствиями. Войдя в кабинет императора, золотая кошка взглянул на Арнольда и твёрдо заявил:
  - Марвин уехал, но с ним не всё в порядке. Я уверен, Камилла наложила на него не совсем обычное любовное заклятье. Я плохо разбираюсь в магии Беркутов, но если я прав, нас всех ждут крупные неприятности.
  - Любовные заклятья недолговечны, особенно если дело не дошло до постели, - отмахнулся Арнольд, - так что, не трусь, с мальчишкой всё будет в порядке. Через недельку заклинание рассыплется, и он станет прежним.
  - Вы уверены, что это именно любовное заклинание? - настойчиво спросил Жерар. - В противном случае...
  - Я не боюсь Кошек! - надменно прервал его император. - На твоём месте, Жерар, меня бы больше заботило собственное будущее! И оставь в покое Камиллу! Девчонка немного поиграла в интриганку, вот и всё! Она не должна пострадать из-за ребяческой выходки! Ты легко дал обещание служить мне, джирмиец, однако тебе придётся доказать, что ты заслуживаешь моего доверия! Я ясно выражаюсь?
  - Более чем, Ваше величество, - сдержанно поклонился эльф.
  - Тогда займись своими кошками, и не забивай голову нелепыми домыслами!
  - Слушаюсь, Ваше императорское величество, - церемонно ответил Жерар и покинул кабинет, сгорая от ненависти.
  Как только дверь за кошкой закрылась, Арнольд откинулся на спинку стула и прикрыл глаза:
  - Треклятая девчонка! Ты меня в гроб вгонишь своими выходками! - пробормотал он. Император надеялся, что, вдали от Дарры, незакреплённое заклятье племянницы разрушится, и опасная улика против его клана будет уничтожена.
  
  Стальная кошка отдал камень-пропуск привратникам и поехал по лесным улицам Дарры. Он не понимал, почему Жерар нарушил правила пребывания джирмийцев при дворе, отправив его выполнять заказ, но горел желанием убить сына Лорана и оправдать себя в глазах эльфа. Марвин ехал к входу на Тайную тропу и анализировал известные ему сведения о жертве. Сына главы клана Хамелеона называли Принцем Попрошаек. Он знал об этом и очень гордился своим 'титулом'. Эллард вообще был известной личностью на Аргоре, благодаря исключительному воровскому дару и крайне разгульному образу жизни. О нём ходили легенды. Говорили, что Принц Попрошаек может украсть лошадь прямо из-под седока и остаться незамеченным, и что однажды, он на спор проник в императорский дворец, не имея при себе пропускного камня, и стащил парадную корону покойного императора Вальтера III. Вора бы не нашли, будь Эллард менее тщеславным и хвастливым: украв корону, он тут же напялил её себе на голову и отправился пьянствовать в ближайший кабачок, где и был схвачен Волками. Принца Попрошаек ожидал бесславный конец на виселице, но Лоран приложил немыслимые усилия и спас сына. Он выплатил Беркутам гигантскую компенсацию, и Арнольд замял дело.
  Внезапно взгляд Марвина упал на живописную витрину цветочного магазина. 'Красиво...' - машинально отметил он и резко натянул повод, заставив коня остановиться. Перед глазами мелькнул чарующий образ Камиллы, и стальная кошка развернул Ветерка к дворцу. Доехав до поворота на центральную улицу, он снова остановился и замер в растерянности. Джирмиец разрывался между двумя желаниями: вернуться в спальню Камиллы и выполнить задание Жерара. Ветерок призывно заржал, но Марвин не тронулся с места. Прохожие с недоумением смотрели на красавца-военного, словно окаменевшего в седле. Неизвестно сколько бы стальная кошка простоял посреди улицы, если б к нему не подошёл пожилой торговец.
  - Вам плохо? - участливо спросил он. - В соседнем доме живёт друид. Я могу позвать его.
  - Не надо! - отшатнулся Марвин, вспомнив, что Жерар грозился отдать его в руки Сов, если он не образумится. Страх перед Друидами, способными перекроить его сознание, затмил влекущий образ Камиллы, и стальная кошка пришпорил коня, едва не задавив добросердечного прохожего. Торговец покрутил пальцем у виска и пошёл своей дорогой, а Марвин вновь направился к Тайной тропе. Он запретил себе думать о возлюбленной и сосредоточился на задании, тут же поймав себя на мысли, что не понимает, чем досадил императору безалаберный вор-гуляка.
  Марвин не знал, что три дня назад, в день своего восемнадцатилетия, Эллард напился и во всеуслышание заявил, что он сын мага-прощелыги. На следующий день об этом стало известно в Дарре и в Джирме. Но если Бернар отправился в Мазгар, чтобы прояснить ситуацию, то император решил подстраховаться и уничтожить предполагаемого сына Леопольда. Но Марвин ничего не знал. Он ехал по столичным улицам, пытаясь думать о предстоящей работе, однако разумные мысли тонули в бездонных голубых глазах прекрасной Камиллы. Юношу преследовал вкус её сладких губ и пьянящий аромат обнажённого тела. Он с трудом подавлял желание развернуть коня и помчаться во дворец. Стальная кошка твердил себе, что он - джирмиец и выше примитивных человеческих желаний, что к его услугам десятки рабынь Цитадели, да и многие аргорки, купившись на красивую внешность, с радостью отдадутся ему. 'Зачем мне Камилла?' - спрашивал он себя, и тут же видел княжну в своих объятьях.
  - Да что ж это со мной происходит?! - Марвин опять остановил коня, и замотал головой, силясь унять разыгравшееся воображение. С большим трудом ему удалось успокоиться, и, стараясь не думать ни о чём, джирмиец пришпорил коня, ворвался на Тайную тропу. Он мчался в Мазгар, где, по словам Жерара, семейство Лорана праздновало совершеннолетие любимого сына.
  
  Бернар прибыл в город на сутки раньше своего воспитанника. У обычного всадника путь из Дарры в Мазгар занял бы десять дней, но у джирмийцев были необычные кони, сотканные из той же пространственно-временной магии, что и Тайные тропы. Цитадель по праву гордилась своими лошадьми - самыми быстроногими в Аргоре. Однако законы Джирмы предписывали скрывать резвость волшебных коней, и вне Тайных троп кошки ездили с такой же скоростью, как и прочие жители Мира. И всё же шила в мешке не утаишь: аргорцы знали, что джирмийцы умеют быстрее всех передвигаться по Аргору, и догадывались о существовании особых магических путей, оплетающих Мир, справедливо связывая их с джирмийскими лошадьми. Вот уже много лет клан Беркута тщетно пытался выяснить, как Кошки создают своих коней. Аристократы удалось узнать лишь то, что, убивая джирмийца, они убивают и его лошадь - после смерти хозяина, конь рассыпался в прах. Беркуты пробовали действовать осторожнее. Несколько раз они захвали джирмийцев, надеясь руками палачей вырвать секреты Цитадели, но, попав в безвыходное положение, кошки убивали себя.
  Предводитель касты в сопровождении свиты подъехал к дому главы хамелеонов Мазгара, и огромные вычурные ворота мгновенно распахнулись перед ним. Кошки спешились. Бернар потрепал вылетевшего ему на встречу управляющего по щеке, поднялся на крыльцо и прямиком направился в кабинет хозяина. Едва завидев его алый плащ, попрошайки шарахались в стороны. Упиваясь их страхом, рубиновая кошка состроил грозное лицо и растянул губы в насмешливо-плотоядной улыбке. Он вошёл в услужливо распахнутую дверь кабинета, бесцеремонно уселся за стол и громко приказал:
  - Лорана сюда!
  Слуги со всех ног бросились выполнять приказ, и Бернар ухмыльнулся: попрошайки так спешили угодить ему, что не задержались даже для того, чтобы закрыть за собой дверь. Он окунул в чернильницу золотое перо, взял из стопки лист тесненной бумаги с эмблемой клана и, сверкнув глазами, 'пронзил' тело хамелеона чёрной стрелой.
  - Ты собрался уничтожить мой клан? - усмехнулся Лоран, входя в кабинет и устраиваясь напротив Бернара. Он махнул рукой, и слуга, поставив на стол поднос с бутылкой вина, бокалами и вазой с шевийскими фруктами, удалился.
  - Ты уверен, что Эллард твой сын? - в лоб спросил предводитель.
  - Я верю Агате.
  - А как же её интрижка с Леопольдом?
  - Но друид подтвердил её слова. Эл - не сын Прощелыги!
  - Ты глава самого богатого клана Аргора. Сколько ты заплатил друиду? - бесстрастно спросил Бернар.
  - Эл не сын Леопольда!
  - Тогда с чего он заговорил об этом?
  - Он подслушал мой разговор с Ринатой и сделал неправильные выводы. Я пытался вразумить его, но ему нравится внимание толпы. Ты же знаешь Элларда. Он никогда не думает о последствиях.
  Бернар налил себе вина и взял из вазы яблоко:
  - Пока я не принял заказа на твоего сына, но Арнольд настаивает на его ликвидации. Боюсь, эта дурацкая выходка будет стоить Элларду жизни. Я пытался уговорить императора не верить россказням твоего оболтуса, однако безрезультатно. Очень жаль, Лоран, но видимо Кошкам придётся убить Элларда.
  - Мы можем договориться. - Лоран нервно провёл рукой по волосам. - Я заплачу любую сумму...
  - Деньги не помогут! - перебил его Бернар. - Арнольд не успокоится, пока не увидит труп последнего сына Леопольда.
  - Главное, чтобы Кошки не охотились за ним.
  - А Волки?
  - С ними он справится. Эллард умеет выкручиваться из сложных ситуаций, - уверено произнёс Лоран.
  Бернар надкусил яблоко и пристально взглянул на главного хамелеона Аргора.
  - Я попробую... - Он запнулся и уставился на дверь. - В чём дело, Шон?
  - Курьер доставил срочные письма от Жерара, - доложил джирмиец и протянул предводителю конверты.
  - Спасибо, можешь идти, - вскрывая конверт, сказал Бернар. Он прочитал оба письма, убрал их в карман и с сочувствием взглянул на Лорана: - Каста приняла заказ на твоего сына.
  - Тогда к чему этот спектакль? - Главный хамелеон вскочил и навис над рубиновой кошкой. - Я считал тебя своим другом!.. Убирайся! - Он указал на дверь.
  - Всего хорошего, - невозмутимо произнёс Бернар и покинул кабинет.
  Лоран проводил гостя тяжёлым взглядом, сел за стол и уставился на пронзённого стрелой хамелеона.
  - Ты сам виноват, Эл, - пробормотал он, скомкал лист и швырнул его в корзину для бумаг, потом достал из сейфа кошель, взвесил его на руке и пошёл к сыну.
  Эллард спал одетым. После ночной попойки с приятелями у него хватило сил снять лишь сапоги. Главный хамелеон поморщился, вдохнув стойкий запах перегара, распахнул окно и начал будить сына.
  - Отстань! Спать хочу! - пробурчал Принц Попрошаек и повернулся лицом к стене, напоследок предупредив: - Будешь мешать - дам в морду!
  Лоран осуждающе покачал головой, вытащил из кармана фиолетовый флакон и, открыв крышку, сунул его под нос сыну. Эллард громко чихнул, закашлялся и вскочил, но тут же схватился за голову и со стоном опустился на постель:
  - Мамочка моя!..
  Главный хамелеон бросил ему на колени кошель:
  - Немедленно уезжай из города!
  - Вот ещё! - фыркнул Эллард и вытянулся на кровати.
  - Кошки приняли заказ на тебя. Можешь спать дальше, если жизнь тебе не дорога, - сухо произнёс Лоран и, направляясь к двери, добавил: - Будь осторожен, сынок. Они уже следят за тобой. Найди старика Урса. Он говорил мне, что Прощелыга оставил ему письмо с заклинанием перехода. Воспользуйся им и уходи из Аргора. Раз за дело взялись Кошки, это твой единственный шанс остаться в живых!
  Принц Попрошаек дождался, пока за отцом закроется дверь, сел и натянул сапоги.
  - Наконец-то жизнь станет не такой скучной. Кис-кис, ребята, посмотрим кто кого! - с пьяной бравадой воскликнул он, подхватил плащ и шагнул сквозь стену.
  
  - Присмотри за Эллардом, Рон! - распорядился Бернар, когда кошки покинули особняк главы хамелеонов Мазгара и выехали на шумную улицу.
  Темноволосый джирмиец скинул алый плащ, спрыгнул с коня и растворился в толпе, а предводитель со свитой направился в гостиницу. Отряд джирмийцев выехал на центральную площадь Мазгара и неторопливо двинулся сквозь людскую толпу. Вид алых плащей привёл горожан в трепет, и на огромной площади воцарилась неправдоподобная тишина. Люди бесшумно расступались, пропуская грозных всадников, и отворачивались, чтобы не встречаться с ними взглядом.
  Кошки остановились под броской вывеской 'Беззаботная бабочка', спешились и вошли в просторный, богато обставленный холл лучшей гостиницы Мазгара. Навстречу им выбежал бледный перепуганный хозяин:
  - Какая честь для моего скромного заведения! Прошу за мной, господа!
  Джирмийцы молча последовали за хозяином, а в гостинице поднялась суматоха: узнав о приезде кошек, постояльцы спешно покидали её, стремясь избежать опасного соседства.
  Бернар вошёл в блистающий позолотой номер, на ходу бросив хозяину увесистый кошель:
  - Не дрожи, в накладе не останешься. Быстро обед мне и моим людям!
  - Сей момент! - заискивающе улыбнулся владелец 'Беззаботной бабочки' и опрометью бросился на кухню.
  Предводитель сбросил алый плащ, уселся в кресло и снова перечёл письма Жерара.
  - Глупый мальчишка... - протянул он, уничтожил листки и задумался.
  В первую минуту Бернар разозлился на Марвина, который позволил безмозглой девчонке околдовать себя, но на смену раздражению пришло любопытство: насколько изменило стальную кошку заклятье аристократки?
  В дверь постучали.
  - Входи, Рон.
  Тёмноволосый джирмиец поклонился предводителю и доложил:
  - Я не обнаружил Элларда в особняке.
   Бернар удивлённо приподнял брови:
  - Так поищи его в городе. Наверняка торчит в каком-нибудь грязном притоне.
  - Похоже, Элларда нет в Мазгаре, сударь, или он каким-то образом сумел спрятаться.
  - В чём дело, Рон? - рассердился Бернар. - Он обычный вор, а ты золотая кошка!
  - Простите, сударь, но я не понимаю, как ему удалось укрыться от нашей поисковой магии...
  - Найдите Элларда и не спускайте с него глаз! - рявкнул Бернар.
  Золотая кошка как ошпаренный выскочил из номера и понёсся к лестнице, едва не сбив с ног хозяина гостиницы. Бернар потёр шею и, откинувшись на спинку кресла, посмотрел на дверь:
  - Входи.
  На пороге возник ошеломлённый хозяин 'Бабочки': джирмиец почувствовал его раньше, чем он успел постучаться. Стараясь не смотреть на страшного гостя, владелец гостиницы поставил на стол поднос, поклонился и отступил к дверям.
  - Зайди через час, мне нужно будет отправить несколько писем, - приказал ему Бернар и приступил к еде...
  Предводитель заканчивал письмо Жерару, когда в комнату вновь вошёл Рон.
  - Мы нашли Элларда, сударь! Он направляется в Вирму.
  - Отлично. Позаботься, чтобы в городе узнали об этом, - не отрываясь от письма, сказал Бернар и добавил. - Завтра в Мазгар приедет Марвин. Как только он появится, установите за ним наблюдение, но постарайтесь не обнаруживать себя - я не хочу, чтобы он занервничал.
  
  Марвин приехал в Мазгар на рассвете. Он снял номер в захудалой гостинице на окраине города, проследил, чтобы Ветерка накормили, и отправился бродить по кабакам и притонам, где обычно собирались хамелеоны. Стальная кошка окутал себя магией забвения, и, несмотря на многочисленные беседы с ворами, нищими и проститутками, никто не запомнил его лица. Попрошайки охотно рассказывали о своём принце, и вскоре Марвину стало ясно, почему император стремится избавиться от Элларда - сын мага-прощелыги должен был умереть ещё восемнадцать лет назад. Стальная кошка нашёл поведение Элларда откровенно глупым: трубить о своём родстве с Леопольдом, зная, что всех его детей безжалостно истребили, было верхом безрассудства.
  Выяснив, что накануне Принц Попрошаек уехал в Вирму, Марвин вернулся в гостиницу, где со спокойной совестью лёг спать. Он знал, что Ветерок легко догонит его жертву.
  
  Глава 5.
  Знакомство.
  
  Золотое солнце Аргора медленно опускалось в воды Радужного залива, бросая прощальные лучи на равнины Триречья. Марвин выскочил с Тайной тропы недалеко от тракта, соединяющего Вирму и Мазгар, и, не спеша, поехал к посёлку Тель. Он был уверен, что Эллард не уедет дальше первого попавшегося постоялого двора. Принц Попрошаек обязательно остановиться пропустить кружку-другую пива и задержится в кабаке до вечера, а возможно и до утра.
  Марвин оказался прав. Ещё на подъезде к маленькой уютной гостинице он услышал разудалую мелодию, пьяные голоса, горланящие похабные куплеты, женский визг и раскатистый мужской хохот. Джирмийца никто не встретил, и он сам отвёл Ветерка на полупустую конюшню, где не было ни одного конюха - все работники гостиницы участвовали в грандиозной пирушке Элларда. Марвин вошёл в общий зал и сразу увидел свою жертву. Сын Леопольда сидел во главе огромного стола, в одной руке держа высокую кружку, а другой обнимая хохочущую девушку в кружевном переднике. Его каштановые волосы были растрёпаны, а зелёные глаза сияли, как изумруды. Вечеринка удалась: все были сыты, пьяны и довольны. Принц Попрошаек пребывал в приподнятом настроении, радуясь и страстной официантке, и кружке доброго вина, и славной компании. Марвин взглянул на счастливого Элларда и вдруг поймал себя на мысли, что не хочет омрачать всеобщее веселье. И вместо того, чтобы убить вора, он устроился в углу зала и стал ждать окончания пирушки. Стальная кошка не стал утруждать себя использованием магии забвения, решив, что утром никто и так не вспомнит его лица.
  Однако Принц Попрошаек лишь казался пьяным. Сегодня он в основном поил окружающих, а сам ограничился кружкой вина. Эллард был готов к любым неожиданностям, и Марвин, едва переступив порог гостиницы, оказался под его пристальным вниманием. Вор почувствовал исходящую от путника опасность и приготовился отразить атаку, но, к его удивлению, потенциальный убийца уселся за столик в углу зала и стал с интересом наблюдать за прирующими. 'Померещилось, - подумал Эллард, хлебнул вина, снова посмотрел на молодого военного, и тот перестал казаться врагом: - Если так пойдёт дальше, я начну на людей бросаться'. Вор ощутил вину перед незнакомцем и, прихватив кувшин, твёрдым шагом направился к нему.
  Стальная кошка замер: с виду пьяный в дым Эллард оказался почти трезвым.
  - Привет, приятель, - весело воскликнул вор, усаживаясь напротив джирмийца. - Ты что такой скучный? Сегодня в Тели праздник!
  - Какой? - машинально спросил Марвин.
  - Я приехал! - самодовольно заявил Принц Попрошаек и оглушительно расхохотался.
   - А... - неопределённо протянул джирмиец, косясь на дверь.
  - Даже не думай! - проследив за его взглядом, отрезал Эллард. - Ты - мой гость! Давай выпьем!
  - Я не пью, - нервно произнёс стальная кошка и встал, намереваясь уйти.
  - Как я тебе сочувствую! - деланно расстроился вор. - Видимо ты тяжело болен, друг мой.
  - Я здоров! - раздражённо возразил Марвин и чихнул.
  - Я же говорил! Ты болен! - обрадовался Эллард. - Давай скорее выпьем! Вино - лучшее лекарство от всех болезней!
  Стальная кошка с любопытством уставился на вора. Он должен был немедленно прекратить общение с Эллардом и убить его, а вместо этого бестолково таращился на жертву, лихорадочно ища лазейку в джирмийских законах, которая позволила бы ему не выполнить заказ императора. 'Что я делаю?!' - Марвин попытался представить суровое лицо Бернара, но перед глазами возникло хорошенькое личико Камиллы. Он потряс головой, видение пропало, однако в голове не прояснилось. Стальная кошка растерянно посмотрел по сторонам и плюхнулся на стул. Эллард протянул ему кружку:
  - Глотни, и сразу придёшь в себя.
  - Не буду! - упрямо произнёс джирмиец и взял кружку.
  Лицо вора преисполнилось ехидства:
  - Такое впечатление, что ты лишь вчера покинул родительский дом. Признайся, твоя мамочка против употребления горячительных напитков?!
  - Можно подумать, твоя за!
  - Мои приёмные родители воспитали меня замечательным хамелеоном! Я - самый искусный вор Аргора! А мой настоящий отец - великий маг Леопольд! - торжественно сообщил Эллард.
  - Нашёл чем гордиться, - пробормотал джирмиец. - Лео был пьяницей и бабником. Я бы сгорел со стыда, имея такого родственника.
  - Много ты понимаешь! - подбоченился вор. - Да, кто ты такой, чтобы рассуждать о моём легендарном папаше?!
  - А что он такого сделал? Наплодил детишек и смылся, позволив Кошкам, Беркутам и Волкам истребить их! - раздражённо оскалился Марвин. - Продолжай шумно гордиться своим папашей, идиот, и джирмийцы доберутся до тебя. Они привыкли доводить дело до конца!
  - У касты ничего не выйдет! - беззаботно отмахнулся вор. - Все Кошки передохнут в жалких потугах устранить меня.
  - Ты очень самоуверенный тип, - мрачно покачал головой Марвин, - и твоя самоуверенность выйдет тебе боком.
  - Да что ты говоришь?! - скорчил гримасу Эллард и, схватив нового знакомого за руку, потянул к дверям. - Смотри! - крикнул вор, когда они оказались на улице, и плавно взмахнул руками.
  Крыша ветхого сарая засверкала ослепительными разноцветными огнями, стены задрожали, выбираясь из земли, и сарай взмыл в воздух, осыпав двор трухой. Марвин проводил его недоумённым взглядом.
  - Ну как? - с апломбом поинтересовался Эллард.
  - Восхитительно. Только не понимаю, как при помощи летающей развалюхи ты собираешься защищаться от Кошек? Обрушишь его им на головы? Они развеют твой сарай ещё на подлёте.
  - Я мог бы обрушить на тебя гору, но ты мне не враг! - обиделся вор.
  - Откуда ты знаешь?
  Эллард вздрогнул, ему показалось, что глаза собеседника на миг стали холодными и безжалостными. 'Неужели кошка? - ужаснулся вор, но тут же успокоился: - Стал бы он тогда со мной беседовать!' Эллард дружелюбно улыбнулся и похлопал волка по плечу:
  - Мне надоело препираться. Давай лучше выпьем за знакомство! Как тебя зовут?
  - Марвин.
  - А я Эллард. Ну что, пропустим по стаканчику, Марви?
  - Почему нет, Эл, - неожиданно для себя согласился джирмиец, и они вернулись в общий зал.
  Вор наполнил кружки, провозгласил: 'За встречу!', и залпом выпил вино. Марвин понюхал дешёвую выпивку, поморщился, но заставил себя сделать глоток.
  - Для вояки ты слишком разборчив, - проворчал Эллард, и червячок сомнения вновь зашевелился в его душе.
  Стальная кошка почувствовал тревогу вора и поспешил успокоить его.
  - Я больше не волк, - заговорил он, дополняя слова магией убеждения. - Я влип в досадную историю: меня угораздило влюбиться в дочь своего наставника. Её папаша застукал нас, и дело дошло до поединка. Я тяжело ранил его... - Марвин не задумывался над тем, что говорит. Он знал, что благодаря магии, Эллард примет любую историю. - В общем, Волки приговорили меня к изгнанию и, проведя обряд исключения, выслали из Диадора. Они надеялись, что человека без метки примут за джирмийца и убьют, но я сумел наколдовать волка. - Марвин щёлкнул пальцем по серьге. - Теперь я брожу по Аргору в поисках работы. Я хорошо владею мечом, но, к несчастью, не имею рекомендаций клана, - уныло закончил он и залпом выпил кислое вино, ругая себя на чём свет стоит. Стальная кошка ещё помнил, зачем приехал в Тель, но чем дольше он разговаривал с Эллардом, тем яснее понимал, что не убьёт его.
  - Хочешь, я возьму тебя на службу? - весело спросил вор. - Мне крайне необходим телохранитель, ведь за мной охотятся все кошки Аргора!
  - Ты же говорил, что для сына иноземного мага, джирмийцы не проблема, - язвительно напомнил ему Марвин.
  - Конечно не проблема, - рассмеялся Эллард. - Но кто прикроет мне спину? И, вообще, Принцу Попрошаек по статусу положен телохранитель! Соглашайся! Нас ждёт увлекательное путешествие! Мы будем искать нашего летописца Урса!
  - Зачем он тебе?
  - Я должен забрать у него письмо Леопольда, - доверительно зашептал вор. - Там заклинание перехода! С его помощью мы отправимся путешествовать по другим Мирам!
  - Шутишь? Аргорцы не умеют перемещаться даже по родному Миру, а ты замахнулся на прогулки по Вселенной...
  - Ты глухой? - недовольно перебил его Эллард. - Я - сын иноземного мага и знаю, что говорю! Мы освоим науку перемещения! Отец не зря оставил послание! Он верил, что кто-нибудь из его детей обязательно выживет, и захочет встретиться с ним! - воодушевлённо закончил он и без перехода поинтересовался: - Ну что, ты решился поступить ко мне на службу?
  - А ты возьмёшь меня в другой Мир? - серьёзно спросил Марвин.
  - Конечно, - улыбнулся вор. - Вдвоём путешествовать веселее!
  Услышав об иных Мирах, стальная кошка забыл и о заказе, и о касте, и о Камилле. Взбалмошный Принц Попрошаек предлагал то, о чём Марвин и мечтать не смел. Где-то на задворках сознания теплилась смутная мысль о том, что он предаёт Джирму, но предложение Элларда было безумно заманчивым, и он вверил свою судьбу своей несостоявшейся жертве. Стальная кошка встряхнул волосами и разорвал связь с императором.
  - Я согласен служить тебе, Эллард сын Леопольда! - церемонно произнёс он и протянул Принцу руку.
  - Я знал, что ты согласишься, - отвечая на рукопожатие, жизнерадостно улыбнулся вор.
  Марвин задержал его ладонь в своей и, как бы случайно, провёл рукой по шее. Кошка недовольно мявкнула, но не стала препятствовать сделке. По телу Элларда прокатилась приятная тёплая волна, и ящерка на мгновенье сжала его запястье. Вор с подозрением посмотрел на нового приятеля:
  - Для волка ты слишком хорошо колдуешь. Что ты со мной сделал?
  - Я связал нас безобидным заклятьем, и теперь всегда буду знать, нужна ли тебе моя помощь, - скромно улыбнулся джирмиец.
  Эллард облегчённо вздохнул:
  - У тебя удивительная улыбка, Марви! Честное слово, я боялся, что ты вообще не умеешь улыбаться...
  Они пили почти до рассвета. Принц Попрошаек остался доволен сделкой. Наличие телохранителя вселяло в него надежду на благополучное бегство из Аргора. Правда, несмотря на то, что Марвин вёл себя, как образцовый член клана Волка, Эллард никак не мог забыть холодного безжалостного выражения, на миг появившегося в его глазах. 'Хамелеон не ошибается', - успокоил себя Принц Попрошаек и, пожелав Марвину спокойной ночи, отправился спать.
  
  Глава 6
  За Урсом!
  
  Проводив Элларда задумчивым взглядом, Марвин брезгливо оглядел обитателей гостиницы, вповалку спящих за столом, и придвинул к себе кружку. Стальная кошка хлебнул вина и прислушался к своим ощущениям: ещё вчера вечером он почувствовал беспокойство. Он готов был поклясться, что каста следит за ним, но не обнаружил поблизости ни одного джирмийца. И всё же Марвин не мог успокоиться, он знал, что в Цитадели есть маги, обнаружить которых ему не по зубам. 'Но с какой стати понадобилось посылать их за мной? - Он положил перед собой меч и вперил взгляд в распахнутую дверь, решив, что в случае нападения коллег, будет сражаться до последнего. - Я не хочу возвращаться ни в Дарру, ни в Джирму! Я уйду в другие Миры!'
  
  Эллард проснулся к обеду. Он спустился в общий зал и с удивлением посмотрел на Марвина. Телохранитель в полной экипировке сидел за столом, ожидая, когда они тронуться в путь. Вор насупился, плюхнулся на дубовую лавку и потребовал воды. Залпом осушив кружку, он глубоко вздохнул:
  - Теперь можно поесть! - И, игнорируя вопросительный взгляд Марвина, принялся уплетать омлет.
  Стальная кошка думал, что покончив с едой, вор отправится в дорогу. Но Эллард не спешил. Закончив завтракать, он побеседовал с хозяином гостиницы и стал договариваться с официанткой о вечернем свидании. Терпение джирмийца лопнуло.
  - Мне казалось, что мы торопимся, Эл! - требовательно сказал он. Марвин не выполнил заказ и знал, что вскоре родная каста объявит его предателем, и тогда любой джирмиец почтёт за честь расправиться с ним. Да и за Эллардом вот-вот пошлют нового убийцу. - Так когда же мы выезжаем, сударь? - не дождавшись ответа, нетерпеливо спросил он.
  - Да не переживай ты, - отмахнулся Принц Попрошаек. - Найдём мы Урса. Куда он денется? Сейчас пообедаем и поедем потихоньку.
  Поняв, что они могут застрять в Тели минимум до вечера, Марвин взорвался:
  - Поехали! - рявкнул он, осёкся и более спокойно добавил: - Не забывайте, что на Вас охотятся Кошки, сударь.
  Эллард с интересом взглянул на телохранителя:
  - Ты принимаешь мои проблемы слишком близко к сердцу, Марви.
  - Я Ваш телохранитель, сударь, и забочусь о Вашей безопасности!
  - Всё будет нормально, - беззаботно произнёс вор и хлебнул пива.
  Марвин покраснел от гнева и заорал:
  - Ты сообщил всему Миру о родстве с Леопольдом! Каста ищет тебя, и нам нельзя долго задерживаться на одном месте! Мы всё время должны быть в пути! Только тогда у нас есть шанс выжить!
  Хозяин гостиницы, слуги и постояльцы испуганно уставились на орущего волка, а Принц Попрошаек почесал за ухом и глубокомысленно заметил:
  - В чём-то ты прав, друг мой. Пожалуй, нам лучше пообедать на следующем постоялом дворе. Кстати, там варят необыкновенное пиво... - мечтательно протянул он и заторопился: - Пошли скорее, чего ты расселся!
  Марвин удручённо вздохнул, бросил на стол золотой импер и последовал за боссом. Эллард бодро вошёл в конюшню и, увидев жемчужно-белого коня, присвистнул:
  - Чьё ж это чудо? - Он потёр руки и воровато огляделся.
  - Моё, - невозмутимо ответил Марвин и ласково погладил коня по шелковистой гриве. - Ветерок единственное, что у меня есть. Однажды я спас от разбойников богатого аристократа, и он подарил мне этого коня.
  - Он стоит целое состояние, - осторожно заметил Эллард и с подозрением покосился на телохранителя: 'Неужели кошка?'
  - Я не продам его, даже если буду умирать от голода.
  - Не будешь. Ты спутник лучшего вора Аргора, я не дам тебе пропасть!
  - Спасибо, сударь, - поклонился джирмиец, скрывая улыбку.
  - Не за что, - махнул рукой Принц Попрошаек и взобрался на свою лошадь. - Вперёд! - выкрикнул он и на полном скаку вылетел из конюшни.
  - Во что я ввязался? - пробормотал Марвин, вскочил на Ветерка и поехал за Принцем...
  Желание Элларда выпить необыкновенно вкусного пива, помогло приятелям быстро достичь Алта, самого большого селения на пути в Вирму. Принц Попрошаек ворвался во двор гостиницы, спешился, не глядя бросил поводья подбежавшему слуге и стремительно вошёл в общий зал:
  - Пива! - с порога потребовал он...
  В отличие от босса, Марвин не доверил своего коня слуге. Он сам отвёл Ветерка на конюшню, поставил в стойло и засыпал в ясли ячменя. Открыв седельную сумку, джирмиец вытащил скребок... и почувствовал, что Эллард в беде. Спустя секунду, он услышал громкие крики и пронзительный женский визг. Стальная кошка запихнул скребок в сумку и ринулся в гостиницу. Он вбежал в общий зал и обомлел: Эллард стоял на столе и, грязно ругаясь, отбивался от разъярённой толпы.
  - Как ловко ты наживаешь неприятности, - буркнул Марвин и бросился на защиту босса. Запрыгнув на стол, он оттеснил Элларда за спину, схватил кувшин и опустил его на голову самому отчаянному забияке. Удар пришёлся точно в темечко, и алтиец упал, как подкошенный. Толпа взорвалась гневными воплями и атаковала. Марвин выхватил меч и, орудуя им, как дубиной, стал отбиваться от нападавших. Гора тел росла, и вор довольно улыбнулся:
  - Ну ты даёшь, Марви! Наверное, ты был лучшим учеником клана!
  - Да, - сдержанно ответил джирмиец, не переставая размахивать мечом.
  - В таком случае, ты будешь моим главным телохранителем! - важно изрёк Эллард, оценивающе взглянул на поверженных врагов и крикнул: - Эй, ребята, прекратите эту бессмысленную драку! Я приношу вам свои глубочайшие извинения!
  - Извинения? - взревел хозяин гостиницы. - Ты опозорил мою дочь, и должен жениться на ней!
  - Никогда! - гордо воскликнул вор и скомандовал: - Марви, уходим! Пиво мы будем пить в более гостеприимном месте! - С этими словами, он спрыгнул со стола и бросился на улицу.
  Марвин мгновенно оказался у двери, за которой скрылся босс, и пока тот возился со сбруей, не церемонясь расправился с остатками врагов. Покидая Алт, Эллард не предполагал, что половина нападавших на него людей рассталась с жизнью, а выжившие ещё долго залечивали раны, нанесённые стальной кошкой. Вор выехал из Алта настолько довольный телохранителем, что даже не обратил внимания на отсутствие погони. Сначала он громко восхищался мастерством своего спутника, а потом начал горланить застольные песни. Марвин с интересом разглядывал босса, думая о том, что раньше, даже в самом кошмарном сне, ему не мог привидеться такой безалаберный попутчик. А сейчас он ехал рядом с беззаботно распевающим вором, и ему начинала нравиться непредсказуемость собственного будущего. Стальная кошка вдруг подумал, что во всём виновато заклятье Камиллы. И стоило ему вспомнить о заклятье, перед глазами замелькали яркие картинки: красавица-Дарра, радужный дворец императора, прекрасная княжна, встревоженный Жерар, неприступные стены Цитадели. Но Эллард улыбнулся ему, и картинки пропали, унеся с собой разумную мысль.
  Джирмиец поднял голову и взглянул на золотое солнце Аргора: кроме путешествия с Эллардом, его ничего не интересовало. Марвин вслушался в залихватскую песню спутника и весело рассмеялся - ему захотелось выпить пива с этим добрым, славным человеком...
  - Всё, приехали! - Эллард остановил коня. - Будем ночевать здесь!
  Марвин огляделся: раньше он никогда бы не остановился на ночлег посреди поля, но сейчас ему было всё равно. Вор съехал на обочину, спрыгнул с коня и, усевшись на землю, стал рыться в дорожной сумке.
  - Живём! - радостно воскликнул он, доставая флягу с вином и головку сыра. Стальная кошка расстелил на траве плащ и выложил на него вяленое мясо и галеты, выданные Жераром. Эллард облизнулся. - С меня причитается, - схватив кусок мяса, сказал он и протянул приятелю флягу. - Выпьем за удачное начало нашего путешествия!
  Марвин уселся на край плаща и ехидно поинтересовался:
  - У враги по всему Аргору, Эл?
  - С чего ты решил?
  - В Алте тебя встретили не очень-то приветливо.
  - А, пустяки! Я проезжал здесь год назад, и шустрая дочка хозяина коварно соблазнила меня. Ей хотелось замуж, но брак не входит в мои планы на ближайшие лет десять. Я отказался идти к друиду, а она обиделась и нажаловалась отцу. Стерва! Меня чуть не убили из-за неё! Правда, они не ожидали, что у меня такой замечательный телохранитель. Ты здорово дерёшься, Марви! - жизнерадостно воскликнул вор, глотнул вина и, задумчиво глядя на спутника, добавил: - С тобой я чувствую себя в безопасности.
  - И часто тебя соблазняют шустрые дамочки? - едко спросил джирмиец, легко выдерживая пытливый взгляд босса.
  - Случается время от времени, - проворчал Эллард и отвёл глаза.
  - Значит, работы будет предостаточно.
  - Обещаю, щедро оплатить твои услуги, - заверил его вор. - Дай только добраться до Вирмы. Сейчас я, видишь ли, на мели.
  - Ты собираешься воровать?
  - А как же! Вирма богатый торговый порт, там есть, чем поживиться. Правда, меня не любят в этом городе, но это не страшно: в случае чего нас прикроют Хамелеоны. К тому же Витольд, главный хамелеон Вирмы - старый друг моего отца. Он ждёт меня, чтобы провернуть одно дельце.
  - А как же Урс?
  - Никуда старикан не денется! В Мазгаре я узнал, что он движется на север, в Йене! Мы догоним его либо в Авруре, либо в Догмаре.
  'Этого ещё не хватало, - занервничал Марвин. - Явиться в Догмар в тот момент, когда вся каста будет искать меня. Да я моментально окажусь в Джирме, и никогда не увижу другие Миры...'
  - Не кисни! - приободрил его Эллард. - Мы обязательно найдём Урса и отправимся путешествовать по Мирам! - Он толкнул приятеля в бок: - Какой Мир ты бы предпочёл, Марви? Вот я бы хотел, чтобы там было весело. Вино... женщины...
  - Этого добра и в Аргоре хватает.
  - Но там другие женщины и другое вино, - возразил вор.
  - И другая магия, - наставительно добавил джирмиец. - Ты уверен, что хорошо подготовлен для подобных путешествий?
  - Естественно! Я же сын великого мага! Я способен на... - Принц Попрошаек поморщился и подёргал себя за ухо. - Я и сам не знаю, на что способен!
  Марвин осуждающе взглянул на босса:
  - С таким отношением к магии, ты однажды влипнешь по-крупному, и закончишь жизнь в придорожной канаве.
  - И ты, мой главный телохранитель, допустишь такое? - возмутился вор - Я буду очень огорчён, если это произойдёт! - Он глотнул вина и строго посмотрел на Марвина: - Я думал, ты мой друг, а ты бросаешь меня умирать в канаве. Не стыдно?
  Стальная кошка растерялся:
  - Но я же не всегда буду служить Вам...
  - Почему? - ещё больше возмутился Принц Попрошаек. - Разве я плохой друг?
  - Мы не друзья! Вы - работодатель, я - слуга.
  - Я начинаю сомневаться в твоих умственных способностях, приятель. Если я выручил тебя в трудную минуту, это не значит, что я твой босс. Мы просто путешествуем вместе.
  - Но Вы же будете платить мне, сударь? - с нажимом спросил Марвин, мысленно подсчитывая, сколько денег осталось в его кошельке.
  - Я буду делиться с тобой награбленным! - гордо сообщил вор. - Ты же, для начала, будешь прикрывать мне спину, а потом я научу тебя воровской магии, и мы станем партнёрами.
  - Ты хочешь сделать меня вором? - опешил джирмиец.
  - А что здесь такого? Волки тебя выгнали, так что, у тебя одна дорога - к Хамелеонам! Ты только представь, как будет здорово, когда мы начнём работать вместе! Мы ограбим дворец императора! Кстати, не так уж это сложно. Я однажды был там и отлично поживился. Правда, отец вернул корону старого Вальтера, но всё остальное досталось мне! - самодовольно заявил Эллард. - Тебе повезло, Марви. Я в совершенстве владею воровской магией и буду твоим наставником! Начнём прямо сейчас!
  - Ночью?
  - Какая разница? Вот, как бы ты, к примеру, вытащил мой кошелёк?
  - Приставил бы нож к горлу, и ты бы сам его отдал, - презрительно фыркнул Марвин.
  - А если вокруг полно народа?
  - Никто не заметил бы!
  - Хорошо, а что потом? - запальчиво воскликнул вор: - Я поднял бы крик и стража схватила бы тебя.
  - После общения со мной, кричать было бы не кому!
  - И мой труп валялся бы посреди площади? - оскорбился Эллард.
  - Зато твой кошелёк был бы у меня, - довольно улыбнулся Марвин.
  Вор схватился за голову:
  - Если бы я убивал каждого у кого спёр кошелёк, население Аргора сократилось бы наполовину! Нет, Марви, так не пойдёт. Мы с тобой не кошки, так что, действовать будем тонко и изящно. Слушай и запоминай! Сначала, нужно незаметно приблизиться к потенциальной жертве и дождаться, когда она отвлечётся на покупки или разговоры, а затем делаем так! - Эллард вытянул руку, та побледнела и растворилась в воздухе. - Держи! - хихикнул он и протянул приятелю его кошелёк.
  Марвин оторопело взял кошель и осмотрел со всех сторон:
  - Я не почувствовал магии.
  - Опыт, друг мой. - Вор многозначительно поднял палец и скомандовал: - Теперь ты!
  - У меня не получится.
  - Это почему же?
  Марвин вспомнил, что он бывший волк и выдал официальное заблуждение аргорцев:
  - Каждый клан имеет свои секреты, мне не освоить искусство воровства, пока я не стану хамелеоном!
  - За этим дело не станет. Доберёмся до Вирмы, и Витольд проведёт обряд. Я поручусь за тебя.
  - Спасибо, но я не уверен, что хочу стать попрошайкой, - с сомнением произнёс Марвин.
  - Но, рано или поздно, тебе придётся вступить в какой-нибудь клан, и, судя по всему, только Хамелеоны примут тебя в свои ряды, если ты, конечно, не собираешься податься к Ласточкам. Эльфы замечательные ребята, но чужих не любят... - Вор поморщился.
  - Я подумаю над твоим предложением, - сухо сказал Марвин, - а сейчас нам лучше поспать. Скоро рассвет.
  - Ерунда! Мы ещё не закончили первый урок. Вытащи у меня кошелёк и поедем дальше. Я передумал ночевать здесь! Хочу уснуть в тёплой постели!
  Джирмиец шумно вздохнул, выхватил из-за пояса нож и замахнулся на босса. Эллард вскрикнул и инстинктивно закрыл лицо руками. 'Кошка!' - в ужасе подумал он и замер, в ожидании смертельного удара.
  - Возьми свой кошель, Эл, тем более что он пуст!
  Эллард опустил руки и с изумлением уставился на ладонь телохранителя. Несколько секунд он хлопал глазами, а потом радостно завопил:
  - Я ничего не почувствовал!!! Ты прирождённый вор!!!
  Марвин бросил кошелёк ему на колени, встал и направился к Ветерку.
  - Куда ты? - удивился Эллард.
  - Я сделал то, что ты просил, и мы можем ехать дальше, - мрачно сказал джирмиец, вскочил в седло и выехал на дорогу.
  - Вот торопыга, - проворчал вор, собирая остатки еды в сумку, - даже одежду бросил. - Он поднял тёмно-зелёный плащ, отряхнул его и перекинул через плечо. Сев на коня, Эллард догнал спутника и сварливо произнёс: - Не разбрасывайся вещами.
  Марвин молча взял плащ и пришпорил коня. 'Отлично, - думал он, поглаживая Ветерка по шее. - Эллард - болтун и раскроет мне тайны магии Попрошаек. Бернару будет интересно...'. Джирмиец вздрогнул, вспомнив, что дорога в Цитадель для него закрыта. Он принадлежал к единственной в Аргоре касте, которую можно было покинуть только мёртвым - Кошка цепко держала свою добычу.
  
  Эллард зря мечтал выспаться в тёплой постели. Во дворе гостиницы деревни Нэма, их встретили вооружённые дубинками слуги и вежливо попросили убраться подальше. Вор пытался воззвать к их совести, но слуги остались непреклонны, и путешественникам пришлось убраться восвояси.
  - Эти мерзкие Почтари поплатятся за оскорбление! Виданное ли дело, Принц Попрошаек ночует под открытым небом, без еды и кружки пива! - вопил Эллард. - Я разорю их клан! Я пущу их по миру!
  - Не нужно было спать с кем попало, - невозмутимо заметил Марвин.
  - Она сама меня соблазнила! Ты бы видел, как эта шалава вертела задницей! Я же не железный!
  - Ты мог просто уехать.
  - Зачем? - Эллард удивился так, что остановил коня.
  - Чтобы не наживать неприятностей.
  - Да кто же знал, что она побежит жаловаться папаше? Я думал, она порядочная, а она... Стерва!
  Марвин покачал головой и тронул повод. Вор нагнал его и снова запричитал:
  - Представляю, как расстроится отец, узнав, что я снова влип в историю. Как ты думаешь, какую сумму потребуют Бабочки, чтобы забыть мою невинную шутку?
  - Я тебя не понимаю, - признался джирмиец. - Ты соблазнил девушку и хочешь остаться в стороне? Не получится. Если Лоран не заплатит, Хамелеоны останутся без почты.
  - Ты - мой друг, а веришь каким-то почтарям!
  - Достаточно взглянуть на твою хитрую морду, чтобы понять, как всё было на самом деле. И потом, я говорил Вам, сударь, мы - не друзья!
  - Ты считаешь, что я лгу?
  - Да.
  - Я твой работодатель, и ты должен блюсти мои интересы!
  - А я что делаю?
  - Ты обвиняешь меня во лжи, вместо того, чтобы посочувствовать! У меня неприятности! Мне нужна поддержка!
  - Я спас Вас от толпы разъярённых почтарей, и готов защищать в дальнейшем. По-моему, этого достаточно, сударь! - твёрдо сказал Марвин. - Сочувствовать Вам я не обязан!
  - У тебя нет сердца! - взревел Эллард. - Я умираю, а ты равнодушно наблюдаешь за моей агонией!
  - Ты выглядишь прекрасно, Эл. К тому же, ночёвка на свежем воздухе и воздержание от пьянства, пойдут тебе только на пользу!
  - Я привык спать в мягкой постели, а не валяться в траве, как бродяга!
  - Неженка, - презрительно бросил Марвин.
  - Я?! Я проехал Аргор вдоль и поперёк! Я не раз спал под открытым небом и голодал! Но имея под боком гостиницу, ночевать в поле?!? Никогда!
  - Тем не менее, и сегодня, и завтра мы будем спать в поле. Кстати, в Вирме нас тоже не пустят в гостиницу, так что, подумай, где мы остановимся и что будем есть, потому что, у меня деньги заканчиваются. Вы замечательный работодатель, сударь, - насмешливо поклонился джирмиец.
  - Не ворчи. В Вирме ты увидишь, как высоко клан Хамелеона ценит своего принца! У нас будет и еда, и деньги - всё, что пожелаешь!
  - Посмотрим... - с сомнением протянул Марвин.
  - Всё будет так, как я сказал!
  - А вдруг на тебя наложат штраф в размере выкупа клану Бабочки?
  - Тогда мы с тобой пойдём на дело, - обрадовался Эллард. - Но сначала ты станешь хамелеоном, чтобы официально претендовать на часть добычи.
  - Никогда не предполагал, что буду вором, - проворчал Марвин.
  - А кем бы ты хотел быть?
  Джирмиец задумался.
  - Не знаю, - наконец, произнёс он и неуверенно добавил: - Я хотел бы просто изучать магию.
  - Так в чём проблема? Ты маг! Колдуй, проводи опыты. Методом проб и ошибок получается масса интересных вещей!
  - Мне нужен хороший учитель, - возразил Марвин.
  - Ерунда! Лично меня обучили только азам воровской магии, а до всего остального я дошёл сам.
  - Но должна же быть какая-то система?!
  - Да при чём здесь система?! Либо ты маг, либо нет! Экспериментируй, и всё получится! Главное, знать, чего хочешь! Вот и вся премудрость!
  - Как у тебя всё просто.
  - Это у тебя всё сложно.
  Джирмиец с сомнением посмотрел на босса:
  - А как же опыт предыдущих поколений?
  - Да никак, - отмахнулся Эллард. - Вот послушай: однажды я стащил у друида пару книжонок и прочитал их. Честно говоря, я попробовал изготовить один из целебных напитков, потратил на это неделю, собирая цветочки-лепесточки в нужном месте и в нужное время, выпил его и ничего не почувствовал.
  - А что ты планировал почувствовать? - заинтересовался Марвин.
  - Как что? Прилив энергии!
  - Какой?
  - Сексуальной, бестолочь!
  Стальная кошка остановил Ветерка и с сочувствием посмотрел на босса:
  - У тебя проблемы?!
  - С чего ты взял?! - насупился Эллард.
  - Ну, ты же пил этот напиток...
  - Тьфу на тебя! В книге было написано, что я почувствую что-то необыкновенное, вот я и купился! А всё было, как обычно.
  - Абсолютно бессмысленный эксперимент!
  - Много ты понимаешь! - огрызнулся Эллард и мстительно заявил: - Знаешь, у меня сложилось впечатление, что ты девственник! Видимо с дочкой наставника ты не зашёл дальше поцелуев!
  - Я не буду обсуждать этот вопрос!
  - Значит, я попал в точку! - хихикнул вор. - Ну ничего, я тебя познакомлю с такими фифами, закачаешься.
  - Если мне понадобиться женщина, я сам решу эту проблему! - холодно отрезал Марвин.
  - Сам? - ехидно переспросил Эллард. - Какое ужасное место - клан Волка!
  - Почему?
  Вор громко заржал, свернул с дороги и остановился.
  - Давай заночуем здесь! - весело крикнул он и спешился.
  - Ты опять выбрал неудачное место, - буркнул Марвин, спрыгнув с коня.
  - Да ладно, кому мы нужны, - беззаботно произнёс Принц Попрошаек, расстилая на траве плащ.
  Джирмиец вытаращился на босса и, не найдя, что сказать, стал разводить костёр.
  
  Глава 7.
  Околдованный джирмиец.
  
  Прикрыв глаза рукой, Бернар слушал доклад Рональда.
  - ...и вместо того, чтобы убить вора, стальная кошка нанялся к нему в телохранители. Всю ночь они пропьянствовали в Тели, а после обеда отправились в Вирму. Эллард ищет летописца Урса, у которого, по его словам, есть письмо с заклинанием перехода. Они собираются бежать из Аргора, сударь. Похоже, стальная кошка уверен, что сумеет защитить вора и уйти вместе с ним. В Алте он убивал за Элларда.
  Бернар скрипнул зубами и, не отрывая руки от лица, прошипел:
  - Проклятая девчонка...
  - Кошки всё время рядом, сударь, и в любой момент могут уничтожить их, - попытался успокоить предводителя Рональд.
  Бернар опустил руку и строго посмотрел на золотую кошку:
  - Всё не так просто, Рон, - устало произнёс он. - Марвин околдован. Племянница императора наложила на него любовное заклятье, и мальчик попал в ловушку. Император собирался убить Марвина, но Жерару удалось спасти его и отослать из Дарры, подальше от княжны. Он выиграл для нас время. Кошки должны найти способ снять любовное заклятье. Я не хочу обращаться к друидам! Не желаю, чтобы эти твари копались в сознании моего воспитанника! - Бернар резко поднялся и начал ходить из угла в угол. - Камилла не успела затащить Марвина в постель, значит есть вероятность, что заклинание рассыплется само, и тогда мы разорвём контракт с императором и заберём мальчика в Цитадель. - Предводитель остановился и строго взглянул в глаза золотой кошке: - Ни на секунду не оставляйте его без присмотра! Пусть едет в Вирму, в Никору, да хоть в Великую Пустошь - куда угодно! Уверен, через несколько дней Марвин справится с колдовством, выполнит заказ и вернётся в Джирму!
  - А если нет?
  Лицо Бернара стало непроницаемой маской:
  - Тогда придётся договариваться с Синкоплусом. - Он снова уселся в кресло и прикрыл глаза рукой. - Поезжай домой, Рон. Разъясни кошкам сложившуюся ситуацию, они не должны считать Марвина предателем.
  - Я сделаю всё, как надо, сударь, - поклонился золотая кошка.
  - И ещё. Найдите Урса, и выясните, что за письмо он таскает.
  - Будет исполнено, сударь.
  - Я отправляюсь в столицу, Рон, отчёты посылай туда. - Бернар жестом отослал золотую кошку, а когда за Рональдом закрылась дверь, треснул кулаком по подлокотнику: - Ты ответишь за Марвина, Арнольд! Никому не позволено издеваться над моими кошками!..
  
  Эллард и Марвин больше не пытались остановиться в гостиницах и ночевали в лесу или в поле. Днём, несмотря на протесты вора, они неслись почти не останавливаясь, так что к вечеру Эллард сползал с коня чуть живым, и, пока Марвин готовил ужин, ныл и жаловался на злодейку-судьбу. Стальная кошка в пол уха слушал его бессмысленные стенания и 'прочёсывал' окрестности в поисках коллег. С самого Мазгара джирмийца не покидало ощущение, что кошки рядом, но он, как ни старался, не мог обнаружить их. Марвин почти не спал, каждую минуту ожидая нападения, и вконец вымотался. Впрочем, как и Эллард, привыкший путешествовать с комфортом.
  Путешественники вздохнули с облегчением, когда на горизонте заблестели тёмные воды Чудесного озера. Обоим не терпелось добраться до Вирмы и хоть немного отдохнуть от бесконечной скачки. Но для этого необходимо было переправиться через озеро. Широкий наезженный тракт упирался в паромную переправу, вокруг которой, на пологом берегу озера, расположилось небольшое село - три десятка домов с черепичными крышами. Марвин и Эллард подъехали к переправе и на последние деньги джирмийца купили у пожилой торговки кувшин молока и буханку хлеба. Усевшись прямо на берегу, у воды, хамелеон и кошка в мановение ока прикончили завтрак, после чего Марвин насмешливо посмотрел на Элларда и потряс в воздухе пустым кошельком:
  - За паром платишь ты, босс!
  - Не вопрос, - самодовольно фыркнул вор. - Жди здесь. Я быстро.
  Он в самом деле вернулся через десять минут, вскочил в седло и направился к деревянным мосткам. Гордо швырнув тугой кошелёк паромщику, Эллард надменно скомандовал:
  - Отправляемся!
  Кряжистый низкорослый мужчина заглянул в кошелёк и довольно улыбнулся:
  - Как прикажете, сударь. - Он махнул рукой помощникам. - Отчаливаем!
  Паром качнулся, оторвался от причала и медленно пополз по бирюзовой глади озера. Марвин погладил Ветерка по шее, безнадёжно вздохнул и шепнул Элларду:
  - Хочется верить, босс, что ты отдал не все наши деньги, и мы не ляжем спать голодными.
  Эллард беспокойно почесал затылок, только сейчас сообразив, что прежде чем отдавать добытый кошелёк, нужно было хотя бы заглянуть в него. Но вор не пожелал признать промах. Он беззаботно улыбнулся и покровительственно похлопал телохранителя по плечу:
  - Не мелочись, Марви. Витольд позаботиться о нас.
  - Ну-ну, - недоверчиво хмыкнул стальная кошка и отвернулся.
  - Ты мне не веришь? - картинно возмутился Эллард, но джирмиец предпочёл не вступать в дискуссию. Он ещё раз проверил, нет ли среди паромщиков кошек, спешился, расстелил на палубе плащ и, растянувшись на нём, уснул.
  
  Глубокой ночью путешественники подъехали к особняку главы хамелеонов Вирмы, и Эллард бесцеремонно заколотил в ворота ногами. Заспанный привратник отворил боковую калитку и проворчал:
  - Кого принесла нелёгкая? - Узнав сына Лорана, он не выказал ни грамма почтения, наоборот, его голос стал ещё более недовольным: - Так я и знал. Только ты, Эл, можешь явиться среди ночи, и вместо того, чтобы воспользоваться чёрным ходом, как все порядочные воры, будишь половину квартала!
  - Не сердись, Роб. Всё равно Витольд ещё не ложился.
  - Ну и что? Меня-то ты разбудил!
  - Подумаешь, - буркнул Эллард, - на то ты и привратник, чтобы двери открывать. Давай, работай, я не собираюсь торчать здесь до утра.
  - Тебе не привыкать ночевать на улице, - язвительно заметил старик, открывая ворота и впуская всадников во двор.
  Принц Попрошаек смерил его презрительным взглядом и направил коня к дому. Марвин следовал за боссом, не скрывая улыбки и держа руку на рукояти меча: он не доверял Хамелеонам. В Джирме их считали хитрыми и лживыми людишками, на которых ни в чём нельзя положиться, и дом Витольда представлялся кошке осиным гнездом.
  Эллард небрежно бросил повод подбежавшему слуге и собрался было войти в дом, но, услышав строгий голос Марвина, остановился.
  - Руки прочь от моего коня! - грозно прорычал его телохранитель. - Я сам отведу Ветерка на конюшню. И предупреждаю, отвечаешь за него головой!
  - Да что с тобой, Марви?! - окрикнул приятеля Эллард. - Мы не воруем у своих! Тебе незачем беспокоиться. О Ветерке позаботятся.
  - Я хочу убедиться, что с моим конём будут обращаться правильно! - отрезал джирмиец и подтолкнул конюха: - Топай вперёд.
  Слуга не посмел перечить странному спутнику Принца Попрошаек. Он послушно отвёл гостей на конюшню, завёл лошадь Элларда в стойло и стал снимать упряжь. Вор же плюхнулся на кучу соломы и, скрестив руки на груди, стал недовольно наблюдать, как Марвин, словно простой конюх, возится с Ветерком.
  - Ты свихнулся на своём жеребце, дружок, - спустя несколько минут неодобрительно заметил он. - Впервые вижу, чтобы к лошади относились с таким почтением.
  - Ветерок - моё единственное имущество, и я не хочу лишиться его, - сухо произнёс джирмиец и ласково потрепал коня по шее.
  - Похоже, ты любишь свою животину больше чем людей.
  - Он никогда не предаст меня.
  - Я тоже никогда не предам тебя! - патетично заявил Эллард.
  Марвин пожал плечами, наполнил ясли овсом, притащил для Ветерка ведро свежей воды из колодца и только после этого обратил внимание на босса:
  - Пойдём в дом.
  - Пошли, - обрадовался вор. - Наконец-то я выпью вина!
  Слуга, поджидавший гостей на крыльце, проводил их в уютную гостиную и предложил вина. Эллард схватил бокал, как ребёнок в шоколадку. Он понюхал вино, блаженно закатил глаза и махом опустошил бокал.
  - Ещё! - с видом умирающего от жажды путника простонал он.
  Марвин хмыкнул и, устроившись на обитом тёмным шёлком диване, стал снисходительно наблюдать, как слуга хлопочет вокруг сына Лорана. Сам он от вина отказался, его ждала встреча с хитрым и пронырливым главой вирмийских хамелеонов, и он предпочёл вести разговор с ним на трезвую голову.
  Витольд появился в гостиной через четверть часа. Он обнял уже порядком захмелевшего Принца и язвительно произнёс:
  - Рад видеть тебя живым, Эл.
  - С какой стати я должен был умереть? - изумился Эллард и капризно спросил: - Ты собираешься нас кормить, Витольд?
  Глава вирмийских хамелеонов хлопнул в ладоши, и слуги внесли в гостиную сервированный к ужину стол. Эллард буквально взвыл от восторга.
  - Ну, ты даёшь, Вит! - воскликнул он, ринулся к столу и начал торопливо наполнять тарелку всеми кушаньями подряд.
  - Тебе нужно особое приглашение? - Витольд оценивающе посмотрел на Марвина.
  Джирмиец молча пересел за стол, положил на тарелку отбивную и стал неспешно резать её на кусочки. Витольд покосился на голову волка в его ухе, задумчиво подёргал кончик носа и обратился к Элладу:
  - Клан Бабочки требовал твою голову, Эл. Знаешь, в какую сумму обошлась Лорану твоя выходка? Это надо же, перебить столько народа из-за какой-то вшивой девчонки. Ты что, не мог заткнуть им рты золотом?
  - Перебить? - растерялся Эллард и бросил вопросительный взгляд на Марвина, но тот лишь пожал плечами.
  - Не изображай невинное дитя, Эл! - рассердился Витольд. - Тебе не пять лет, пора отвечать за свои поступки! Кстати, представь своего друга.
  - Это Марвин, мой телохранитель, - пробурчал Эллард. - Мы познакомились в Тели. Не так давно его изгнали из клана Волка, так что, теперь у Марвина одна дорога - к нам.
  Витольд повернулся к волку и, точно судно на айсберг, наткнулся на холодный изумрудный взгляд - молодой человек, не смущаясь, пристально изучал его. Глава вирмийских хамелеонов перестал дышать. Взгляд волка, как удар, вышиб воздух из его лёгких. И только когда Марвин отвёл глаза от его лица, Витольд смог, наконец, вздохнуть. 'И где Эллард откопал это чудовище? - ошалело подумал глава вирмийских хамелеонов. - Ему не место среди Попрошаек!'
  - Ты примешь Марвина в клан? - с набитым ртом спросил Эллард.
  - Конечно, - натянуто усмехнулся Витольд. - Мы принимаем всех желающих. Но я вижу метку Волка.
  - Это так, для вида, - весело сообщил Принц Попрошаек, щёлкнул по серьге пальцем, и та пропала.
  Марвин с подозрением покосился на босса, который легко разрушил созданную им иллюзию. 'Неужели догадался?' - расстроено подумал он и опустил глаза.
  - Ты уверен, что твой друг действительно был военным, Эл? - на всякий случай уточнил Витольд.
  - Я готов поручиться за него! К тому же, Марвин прирождённый вор. Ты бы видел, как ловко он стащил у меня кошелёк.
  - У тебя? - невольно хихикнул Витольд. - Не верю.
  - Правда, правда. Я всего один раз показал ему, как это делается, и он понял. Наш клан получит в свои ряды настоящий бриллиант! Мы составим отличную пару! Мы превосходные маги, и наши подвиги потрясут Аргор!
  - Не сомневаюсь, - скривился Витольд. - Клан Бабочки вы уже потрясли.
  - Пустяки, это было недоразумение, - беспечно отмахнулся Эллард. - Они сами виноваты. Так когда ты проведёшь обряд посвящения, Вит?
  - Хоть сейчас, если Марвин не возражает. Но после этого, Эл, вы отправитесь в Шеву. Лоран, наконец, сообразил, что ты не найдёшь Урса. Он сделает это сам, а ты будешь ждать летописца в катакомбах.
  - Ни за что! - выпалил Эллард. - Я поеду за Урсом!
  - Кошки поймают тебя!
  - Я не полезу в катакомбы! Лучше прожить один день под солнцем, чем десять дней - под землёй!
  - Хорошо, - неожиданно легко согласился Витольд. - Такой ответ тоже предусмотрен твоим отцом. Как глава хамелеонов Вирмы, я официально заявляю: ты не покинешь город до тех пор, пока не выплатишь долг клану.
  - Какой долг? - удивился Принц.
  - Ты вернёшь деньги, которые клан потратил, выкупая твою жизнь у Почтарей. Кстати, гостиницы вновь открыты для тебя, Эл. Ты и твой друг можете останавливаться в них и пользоваться почтой.
  - Вот спасибо, - проворчал Эллард. - И сколько я должен?
  - Полмиллиона золотых имперов, - бесстрастно сообщил Витольд.
  Принц Попрошаек застонал, а глаза Марвина округлились - он не представлял, как боссу удастся вернуть сумму, равную годовому бюджету средних размеров города. Неожиданно Эллард расхохотался:
  - Видишь, как высоко меня ценят, Марви! Нам придётся потрудиться, но думаю, за пару дней, мы уладим эту проблему. Ты хотел, чтобы я помог тебе, Витольд? Какова будет плата за услугу?
  - Ты неисправим, - улыбнулся глава хамелеонов Вирмы. - Мог бы поработать бесплатно, по старой-то дружбе.
  - Сейчас мне не до дружеских услуг, Вит. Хочу половину.
  - Десять процентов! - категорично отрезал Витольд.
  - Сорок девять!
  - Пятнадцать! И это последняя цена!
  - Двадцать пять, и по рукам!
  - Согласен.
  - Жулик! - фыркнул Эллард.
  - А то, - подмигнул ему Витольд.
  Принц Попрошаек повернулся к телохранителю и хлопнул его по плечу:
  - Срочно проводим обряд, Марви! Как только ты станешь хамелеоном, твоя доля в деле возрастёт, и мы быстренько выплатим наш долг.
  Стальная кошка почувствовал, как земля уходит у него из-под ног, и чужим голосом произнёс:
  - Как скажешь, Эл.
  - Не волнуйся, это не больно, - хохотнул Эллард. - Зато завтра, мы отправимся на дело вместе.
  - Завтра ты пойдёшь со мной, - вмешался Витольд.
  - Хорошо, значит, послезавтра, Марви.
  Джирмиец обречено кивнул, а глава вирмийских хамелеонов подошёл к чёрному полированному секретеру и вытащил из ящика шкатулку.
  - Подойди ко мне, Марвин, - приказал он.
  Стальная кошка встал и поплёлся к Витольду. Он был уверен, что сейчас его разоблачат, потому что, никто в Аргоре не имел права состоять в двух кланах сразу.
  - Дай руку, - скомандовал Витольд.
  Не смея поднять глаз, джирмиец протянул ему правую руку и ощутил лёгкое прикосновение магии.
  - Отныне, ты член клана Хамелеона, Марвин, - услышал он торжественный голос Витольда. - Ты обязан жить по законам Хамелеонов и отдавать десятую часть добычи в казну клана.
  Джирмиец изумлённо взглянул на свою руку: запястье обвивала золотая ящерка. Он провёл рукой по магическому браслету, и пальцы прошли сквозь металл - метка Хамелеонов была нематериальна.
  - Не ожидал, что всё настолько просто, - пробормотал стальная кошка и невольно провёл рукой по шее.
  Марвину было пять лет, когда его коснулась печать касты, превращая котёнка в дремлющую кошку. После обряда он почти неделю провёл в постели и до сих пор помнил дикую головную боль и удушающий запах горелого мяса...
  - А теперь продолжим ужин, - облизнулся Эллард и потянулся к кувшину с вином.
  Стальная кошка механически кивнул и вернулся за стол. Он изо всех сил пытался осознать произошедшее, но любовное заклятье Камиллы мешало ему мыслить здраво. Пребывая в задумчивости, Марвин доел мясо, выпил с Эллардом вина, а потом помог Витольду дотащить пьяного в стельку босса до кровати. Глава вирмийских хамелеонов лично показал новоиспечённому попрошайке его комнату, но Марвин не оценил оказанной ему чести. Он захлопнул дверь перед носом Витольда, упал на кровать и схватился за голову. 'Как низко я пал! Я не выполнил заказ, а теперь и вовсе отказался от касты. Бернар лично четвертует меня'. Тяжело вздохнув, Марвин скинул одежду военного и забрался под одеяло с мыслью, что никогда больше не сможет спать спокойно. Но едва голова джирмийца коснулась подушки, перед глазами возникла прелестница Камилла и утянула его в головокружительный эротический сон.
  
  Проснулся Марвин поздно. Чувствуя себя лёгким и воздушным, он раскинулся на кровати и с помощью магического зрения стал лениво осматривать дом. Не обнаружив в особняке ни Элларда, ни Витольда, стальная кошка настроился на босса и, убедившись, что с ним всё в порядке, поднялся с постели. Марвин тщательно умылся и облачился в ярко-голубой, отделанный жёлтым галуном камзол и тёмно-синие штаны, наряд, оставленный ему взамен одежды военного. Оглядев себя в зеркале, джирмиец скривился и раздражённо подумал: 'Я похож на пугало!.. На голодное пугало!' - мысленно уточнил он и отправился на поиски завтрака.
  Но поесть не удалось. Едва Марвин переступил порог столовой, как оказался в центре внимания многочисленных обитателей особняка. Хамелеоны окружили нового собрата и стали наперебой расспрашивать его о жизни в клане Волка и путешествии по Аргору вне клана. Марвин не был расположен к беседам и быстро ретировался в свою комнату, решив, что лучше поголодать до возвращения босса, чем веселить безмозглую толпу попрошаек.
  Эллард и Витольд, весьма довольные друг другом, вернулись в особняк к обеду. Не обнаружив Марвина в столовой, Принц Попрошаек ворвался в его комнату и, плюхнувшись на стул, весело сообщил:
  - Наш долг стал значительно меньше, дружище! Кстати, зачем ты убил столько народа в Алте? - без перехода, поинтересовался он.
  - Не рассчитал силу. Я же ученик, - промямлил джирмиец, ошарашенный неожиданным вопросом.
  - Ладно, проехали. Сейчас поедим, потом я посплю, а вечером состоится твоё боевое крещение. Мы ограбим городскую казну и одним махом расплатимся с треклятым долгом!
  - Казну? Да ты рехнулся! - подскочил Марвин.
  - Предлагаешь до скончания века лазить по мелким лавочкам? - высокомерно осведомился Эллард и замотал головой: - Ни за что! Мы же ищем Урса! А летописец, к твоему сведению, покинул Вирму неделю назад, так что, нам нужно торопиться.
  - Хорошо, - безнадёжно согласился джирмиец. - Но как я могу помочь тебе, Эл? Я не умею воровать.
  - Твоё дело - нейтрализовать охрану. Всё остальное я возьму на себя, - деловито ответил Эллард и умоляюще сложил руки: - Только, пожалуйста, Марви, никого не убивай, иначе, на нас повесят очередной долг, и мы увязнем в Вирме на веки вечные.
  - Постараюсь, - буркнул Марвин, обдумывая, каким заклинанием из своего богатого арсенала он может воспользоваться, чтобы выполнить требование босса.
  - Вот и договорились, - обрадовался Эллард. - Идём скорее обедать, Марви. Мне доложили, что ты не захотел общаться с людьми Витольда. У Хамелеонов так не принято, дружище. Запомни: мы одна большая, дружная семья.
  - Я учту.
  Эллард смерил приятеля сочувственным взглядом и примирительно произнёс:
  - Ладно, освоишься...
  
  Если бы Бернар знал о планах Элларда, он бы приказал кошкам немедленно скрутить зарвавшуюся парочку. Но предводитель пребывал в благословенном неведении. Обдумывая разговор с императором, он взял из рук караульного камень-пропуск, проехал сквозь портал и улыбнулся встречающему его Жерару.
  - С приездом, сударь, - церемонно поклонился эльф.
  - Ты похож на подхалима-придворного, - насмешливо заметил Бернар. - Не надоело прохлаждаться в Дарре?
  - Ещё как, - скривился Жерар и поехал рядом с предводителем. Немного помолчав, он покаянно произнёс: - Я прозевал Марвина, сударь, и готов понести наказание.
  - Ты поступил правильно, мальчик мой, но Арнольд не должен сомневаться в могуществе рубиновой кошки.
  - Я понимаю, сударь, - кивнул эльф и осторожно спросил: - Как Марвин?
  - Усердно охраняет свою жертву, - проворчал Бернар и отвернулся. Кошки молча подъехали к парадной лестнице дворца и спешились. Предводитель расправил алый плащ, смерил золотую кошку строгим взглядом и небрежно заметил: - Кстати, ты арестован, Жерар. Отдай меч Герхарду.
  Эльф повиновался. Свита предводителя окружила Жерара, и он опустил голову, всем своим видом выражая раскаяние и покорность. Бернар довольно кивнул, и кошки вступили в императорский дворец. Слуги и придворные с тревожным любопытством разглядывали безоружного Жерара, плетущегося под конвоем кошек. Кто-то смотрел ему вслед со злым удовлетворением, а кто-то с сочувствием, а некоторые дамы даже манерно прикладывали платочки к глазам, прощаясь с восхитительным любовником. Жерара в Дарре любили и ненавидели, уважали и опасались. Его арест обещал стать главной сенсацией сезона.
  Личный секретарь Арнольда распахнул перед кошками золочёные двери и громко объявил:
  - Император ждёт вас, господа!
  Бернар расправил плечи и вступил в кабинет, держа ладонь на рукояти меча. Золотые кошки подтолкнули Жерара к дубовому позолоченному столу, за которым восседал Арнольд, и замерли, не сводя глаз с арестованного товарища. Эльф умоляюще посмотрел на главу Беркутов и снова опустил голову. 'Ты моя умница', - усмехнулся про себя Бернар, уселся в кресло и выжидающе посмотрел на императора. Пожевав губы, Арнольд выдвинул ящик стола и протянул ему сложенный вчетверо лист. Бернар внимательно изучил документ и гневно взглянул на эльфа:
  - Это твой смертный приговор.
  - Да, сударь, - покорно кивнул Жерар.
  Предводитель брезгливо поморщился:
  - Увести! - распорядился он и повернулся к императору: - Спасибо, что сообщил о предателе.
  Арнольд дождался, пока кошки покинут кабинет, и заговорил, нервно постукивая пальцами по столу:
  - Я хочу попросить тебя об одолжении, Бернар: не трогай Камиллу.
  Наедине император и предводитель не утруждали себя церемониями. Они были самыми могущественными людьми Аргора и предпочитали поддерживать корректные деловые отношения. До появления в Дарре Марвина, им всегда удавалось договориться. Но сегодня Бернар не собирался идти на компромисс.
  - Прежде чем давать какие бы то ни было обещания, я хочу поговорить с твоей племянницей.
  - Конечно. - Император улыбнулся. - Девочка очень переживает и жаждет извиниться перед тобой за неразумное поведение. - Он вызвал секретаря и приказал послать за княжной Камиллой. - Вина? - любезно предложил Арнольд, когда они снова остались одни.
  - С удовольствием.
  Предводитель смотрел, как глава Беркутов наполняет бокалы бордовым ваторским вином. Арнольд выглядел удовлетворённым и спокойным. Он считал, что легко выторгует у Кошек жизнь бестолковой племянницы. Сделав глоток вина, Бернар выдержал паузу, давая императору насладиться предвкушением победы, и размеренно заговорил:
  - Жерар утверждает, что Камилла замахнулась на твой трон. Но я не верю предателю. Думается мне, что бедная девочка всего-навсего влюбилась в мою кошку. Представляю, как ей было обидно, когда Марвин отказался спать с ней.
  Император покраснел и нервно кашлянул:
  - Я расстался с Камиллой, и она ужасно переживала наш разрыв. Вот и бросилась на шею первому попавшемуся смазливому юнцу. Лучше бы твоя кошка оказался сговорчивее. А впрочем, это уже не важно. Я выдаю Камиллу замуж за герцога Авитальского.
  - Не слишком ли суровое наказание для влюблённой дурочки? - ухмыльнулся Бернар.
  Дверь тихонько скрипнула, и в кабинет вплыла Камилла:
  - Ты звал меня, дядя? - томно промурлыкала она и присела в глубоком реверансе. Пышные розовые юбки с тихим шелестом раскинулись по полу, словно нежные лепестки розы. Камилла грациозно склонила голову и застыла в изящной позе, став похожей на прекрасную мраморную скульптуру. Она позволила мужчинам полюбоваться собой, а затем плавно выпрямилась и обворожительно улыбнулась предводителю: - Добрый вечер, сударь.
  - Присядь, дорогая, Бернар хочет поговорить с тобой, - мягко произнёс император, и княжна послушно опустилась в кресло. Бесхитростные голубые глаза с милой детской непосредственностью смотрели на предводителя, словно говоря: я маленькая, наивная девочка, разве я могу причинить кому-то зло?
  - Я так виновата перед Вами, сударь, - со слезой в голосе проговорила Камилла. - Простите меня. Я не хотела сделать ничего плохого.
  Бернар с удовольствием оглядел красавицу-княжну, а потом сухо сказал:
  - Ты околдовала Марвина, и я хочу услышать от тебя: зачем? Ты влюбилась в него?
  Камилла слегка побледнела, быстро взглянула на дядю и пылко воскликнула:
  - Какая чушь! Я люблю императора! Но он охладел ко мне. - Девушка всхлипнула. - Я лишь хотела, чтобы Арнольд приревновал меня к кому-нибудь. А Марвин... Он, конечно, милый мальчик, но я княжна, а он - никто!
  - Между нами всё кончено, Камилла! - прорычал император. - Ты выходишь замуж за Рональда и уезжаешь в Авиталь!
  - Как ты можешь, дядя? После всего, что было между нами...
  - Замолчи!
  - Я не хочу жить с этой развалиной! - заорала княжна, и её прекрасное личико исказила злоба. - Ты не посмеешь спровадить меня в провинцию! Я рождена, чтобы повелевать, а не прозябать на задворках империи!
  От негодования Арнольд закатил глаза, а Бернар сочувственного улыбнулся: безумный план княжны мог сработать, если бы она околдовала не Марвина, а любого другого из молодых джирмийцев. Более того, предводителя вполне устроила бы императрица Камилла, но Жерар слишком пристально следил за Марвином, и девчонка проиграла.
  - Значит, ты и вправду хотела занять трон? - с деланным удивлением осведомился Бернар.
  Княжна опять взглянула на императора, но тот смотрел в окно. По спине девушки пробежал холодок, она поняла, что наговорила лишнего, и в панике заорала:
  - Ты специально хочешь оболгать меня, Бернар! Я не виновата в том, что твой глупый кошка рехнулся!
  Предводитель подался вперёд и, чеканя слова, произнёс:
  - Ты ждала приезда нашей делегации. У тебя не хватило духу сделать официальный заказ на императора, и ты решила использовать джирмийца вслепую, применив к нему любовную магию! Ты наложила на Марвина заклятье, чтобы привязать к себе и заставить убить Арнольда и Альберта!
  - Ты сошёл с ума! - Камилла вскочила. - Я люблю дядю и никогда не подниму на него руку! Я не буду выслушивать твои гнусные обвинения! - прокричала она и кинулась к дверям.
  - Сядь! - грозно приказал император.
  Княжна обернулась, и на её лице появилась мольба:
  - Он всё врёт, дядя...
  - Сядь! - проревел Арнольд.
  Камилла судорожно сглотнула, добрела до кресла и рухнула в него.
  - Ты сломал мне жизнь, дядя, - прошептала она. - Ты сделал меня своей любовницей. Ты распорядился моей жизнью по своему усмотрению, ничуть не заботясь о моих чувствах и желаниях. Мне наплевать на власть! Я хотела, чтобы ты кровью заплатил за мои страдания!
  - Дура! - прошипел император, а Бернар холодно произнёс:
  - Княжна Камилла нарушила договор, применив магию Беркутов против джирмийца, когда ей ничего не угрожало. Я не буду требовать её выдачи, как ты и хотел, но, поверь Арнольд, она и в Авитале не оставит попыток убить тебя.
  - Я не хочу быть должником касты из-за глупой шлюхи! - категорично заявил император и рыкнул: - Иди сюда, Камилла!
  - Дядя, нет! Я выйду замуж за Рональда, уеду в Авиталь, и ты больше не услышишь обо мне! - завопила княжна и метнулась к дверям.
  - Ты сама виновата, детка, - прошептал император и поднял руку. Перстень на его пальце вспыхнул, и в спину девушки ударил ослепительно жёлтый луч. Камилла вскрикнула, остановилась и, развернувшись, безвольно поплелась к дяде. Арнольд усадил племянницу к себе на колени, быстрым движением провёл перстнем над её головой и провозгласил: - За государственную измену я исключаю тебя из клана Беркута и передаю касте Кошек, дабы избежать кровопролития между нами.
  Бернар поднялся и почтительно поклонился:
  - Благодарю Вас, Ваше величество. Каста удовлетворена Вашим мудрым решением.
  Увидев, что с её запястья исчезло изображение беркута, Камилла взвизгнула, соскочила с колен Арнольда и забилась в угол комнаты.
  - Ненавижу вас всех! - в истерике закричала она. - Будь ты проклят, дядя!
  - Забирай её скорее, Бернар, - утомленно произнёс император.
  Рубиновая кошка подошёл к рыдающей княжне, схватил её за руку и выволок в коридор. Он швырнул девушку в руки золотых кошек и зло ухмыльнулся:
  - Делайте с ней, что хотите, но не убивайте! Это удовольствие ей доставит Марвин!
  Камилла перестала рыдать, с яростью взглянула в лицо Бернару и оскалилась в животной улыбке:
  - Как только моё заклятье разрушится, твой Марвин сдохнет! Вы думали, я смазливая идиотка, а я обманула вас всех! - Княжна визгливо расхохоталась. - Это не любовная магия, Бернар! Твой кошачий недоносок под заклятьем грядущей смерти!
  Камилла забилась в припадке истеричного смеха, а золотые кошки в ужасе уставились на предводителя.
  - Нужно немедленно вернуть Марвина в Цитадель... - замогильным голосом вымолвил Бернар и стремительно зашагал по коридору.
  Жерар ждал его в холле особняка джирмийцев. Бернар махнул ему рукой, приказывая следовать за собой, взбежал по лестнице на второй этаж и рванул дверь кабинета. Эльф бросил мимолётный взгляд на зарёванную Камиллу и поспешил за предводителем. Когда он вбежал в кабинет, рубиновая кошка, склонившись над столом, что-то быстро писал на гербовой бумаге. Отбросив ручку, Бернар приложил печать касты к листу и протянул письма эльфу:
  - Отнеси Герхарду и возвращайся!
  Жерар кивнул, вышел в коридор и взглянул на конверты. Первое письмо адресовалось Морелю, возглавлявшему отряд золотых кошек, следящих за Марвином, а второе - Синкоплусу, главе клана Совы. Эльф присвистнул и понёсся разыскивать Герхарда. Он обнаружил его в библиотеке - золотая кошка перебирал книги о магии клана Беркута.
  - Что случилось с Марвином? - спросил Жерар, протягивая ему письма.
  - Заклятье грядущей смерти, - мрачно сообщил Герхард, взял письма и, взглянув на имена адресатов, торопливо покинул библиотеку.
  Несколько секунд Жерар молча таращился на книжные полки, а потом резко развернулся и направился в кабинет предводителя: 'Как только я понял, что с Марвином что-то не так, я должен был схватить его за шкирку и отволочь в Джирму! Я же возомнил себя великим магом и решил, что справлюсь в одиночку. Я своими руками отправил его на верную смерть! Идиот!'
  
  
  
  
  
  Глава 8.
  Ограбление века.
  
  Стемнело. Эллард и Марвин шли по пустеющим улицам к ратуше, где располагалась городская казна. Джирмиец до последнего надеялся, что босс откажется от опасного предприятия. Ведь одно дело ограбить какого-нибудь богатого купца, и совсем другое - замахнуться на деньги правящего клана. Попади они в руки беркутов, их без суда и следствия вздёрнут на ближайшем фонарном столбе. Стальная кошка сказал об этом вору, но тот пренебрёг предостережениями, и теперь уверено шёл на дело, а его телохранитель, обуреваемый дурными предчувствиями, понуро плёлся рядом.
  В одном из глухих переулков дорогу им преградила грязная оборванная старуха. Марвин шарахнулся в сторону: от женщины так несло помоями, что он чихнул. Зато Эллард радостно улыбнулся и заорал:
  - Привет, Клара! Ты сегодня прекрасно выглядишь!
  - Заткнись... - прошипела бродяжка. - Зачем ты припёрся? Это мой район!
  - Прости, - хмыкнул вор и церемонно раскланялся. - Мы просто гуляем.
  - В самом деле? - насторожилась женщина. - То есть, вы не собираетесь шуметь здесь, как в Алте?
  - Не тревожься, дорогая, мы идём в центр. Ты слышала про мой долг?
  - Ещё бы!
  - Так вот, я собираюсь рассчитаться с кланом сегодня ночью, - доверительно сообщил ей Эллард.
  - Для этого тебе нужно ограбить городскую казну, - ехидно хмыкнула Клара.
  - Тише, ты! - замахал руками вор. - Не то погубишь наш план на корню!
  - Ты рехнулся? - опешила бродяжка.
  - Да что вы все заладили одно и тоже! Я знаю, что делаю!
  Старуха с сочувствием взглянула на Марвина:
  - Да... - протянула она. - Недолго ты будешь хамелеоном.
  - Почему? - возмутился Эллард. - Он такой же хороший вор, как я.
  - Вот и будете висеть рядом, - язвительно бросила Клара и быстро зашагала прочь.
  Принц Попрошаек со злостью посмотрел ей вслед:
  - Ведьма!
  - Она права, сударь, - осторожно заметил Марвин.
  - Да ну её! Пусть ползает по канавам, а не суёт нос в дела мастера! - рявкнул вор. - Они думают, я идиот, а я давно подбираюсь к городской казне. Я всё продумал, Марви. Мы обречены на успех. Впрочем, что тут рассуждать, скоро ты сам убедишься в этом.
  Сообщники вышли на край центральной площади и остановились. Метрах в пятидесяти от них возвышалось четырёхэтажное квадратное здание с плоской крышей и сторожевыми башнями по углам. В свете луны на них отчётливо виднелись многочисленные силуэты стражников с арбалетами в руках.
  - Это самоубийство, Эл, - шепнул Марвин. - Ты только посмотри какая здесь охрана. Да и посты расположены близко друг от друга. Мы не успеем сделать и десятка шагов, как будем мертвы.
  - Спокойствие, - весело произнёс Эллард, снисходительно похлопав партнёра по плечу. - Главное в нашем деле - выдержка.
  Поняв, что вразумить босса не удастся, стальная кошка хрипло поинтересовался:
  - Как ты собираешься действовать?
  - Не я, а мы, - поправил его Эллард. - В моём плане тебе отведена ключевая роль - обеспечить беспрепятственный подход к объекту. Всё остальное - моя забота.
  - Ты предлагаешь убить их всех? - оторопел Марвин.
  - Да ты что?! - замахал руками вор. - Мало нам долга Почтарям? Мы не будем ссориться с кланами Беркута и Волка. Твоя задача на время нейтрализовать охрану.
  Стальная кошка взглянул на босса, как на умалишённого. Он устал объяснять Элларду, что его план - чистой воды авантюра.
  - С чего ты решил, что я сумею нейтрализовать всю эту кодлу? - уныло спросил джирмиец, наблюдая за караульными.
  - Я видел, как ты дерёшься, Марви. К тому же, я не прошу заниматься всеми охранниками. Достаточно освободить небольшой проход к ратуше.
  - Но...
  - Сделай это, Марви, и утром мы продолжим погоню за Урсом! - горячо перебил его Эллард. - Ты можешь, я знаю!
  - Хорошо, - сдался джирмиец. - Жди меня здесь.
  Вор довольно улыбнулся, а Марвин глубоко вздохнул и шагнул в темноту. Чтобы претворить в жизнь сумасшедший план босса, одного прохода было мало - стальная кошка должен был вывести из строя всю охрану ратуши. Дело осложнялось ещё и тем, что Эллард просил никого не убивать, и Марвину пришлось на ходу преобразовывать смертельный удар в сонно-парализующий. Он окутал себя магией забвения, отправил 'отдыхать' арбалетчиков, и пошёл вокруг ратуши, усыпляя стражников. Тихие разговоры постепенно смолкли, и на площади воцарилась неестественная тишина. Марвин остановился, прислушался и беззвучно выругался: вор не предупредил его о внутренних постах, и, чтобы обезвредить их, стальная кошка применил заклинание поиска. Правда, и оно отличалось от принятого в касте. Марвин не только определил расположение всех людей в здании, но и усыпил их. Бернар схватился бы за голову, увидев, что вытворяет его воспитанник, но сам Марвин не задумался о том, что совершил почти невозможное. Он устал и хотел как можно быстрее прекратить это безумие. Утерев пот со лба, стальная кошка вернулся к боссу и доложил:
  - Путь свободен, сударь.
  - С какой стороны?
  - С любой.
  Вор квадратными глазами посмотрел на партнёра. 'Да кто же ты, Марви?! Кошка? Или боевой маг Беркутов? Но уж точно не ученик! Ладно, потом разберусь', - подумал он и восторженно произнёс:
  - Ты - лучший из напарников, Марви! Мы с тобой таких дел наделаем - Аргор умрёт от восторга! - Он похлопал телохранителя по спине и зашагал к парадному входу в ратушу.
  - Да уж... - скептически протянул стальная кошка и обречённо потащился следом.
  Напарники пересекли площадь, переступая через спящих стражников, и поднялись по каменной лестнице. Вор тщательно обследовал резные двери и довольно улыбнулся:
  - Смотри, как работает профессионал! - Он приложил ладони к косяку. Раздался тихий щелчок, и двери бесшумно распахнулись. - Прошу! - Эллард картинно поклонился. - Внутри тоже есть охрана.
  - Они уже спят, - буркнул Марвин и первым вошёл в здание.
  Эллард был счастлив: 'Не важно, кто ты. Пока ты рядом, Кошкам меня не достать!' И Принц Попрошаек стал мысленно выстраивать длинную тираду о необыкновенных способностях приятеля и их будущих подвигах...
  - Поторопись, скоро утро! - прикрикнул на него джирмиец.
  Принц Попрошаек очнулся от эйфории и бегом устремился в подвал. Он схватил Марвина за руку, прошёл сквозь стену, и перед ними открылась сокровищница Вирмы: длинные ряды полок с аккуратно разложенными на них золотыми слитками; сундуки, окованные железом и мешки из дерюги с печатью клана Беркута на серых боках. Стальная кошка равнодушно взглянул на сокровища и поинтересовался:
  - Ты научишь меня проходить сквозь стены, Эл?
  - Конечно. Это сложно, но у тебя получится, - покровительственно заявил Эллард и достал из кармана кожаный мешочек. - Ещё один воровской фокус, - подмигнул он партнёру. - Держи!
  Джирмиец развязал мешочек, и Эллард стал запихивать в него золотые слитки. Марвин с изумлением наблюдал, как драгоценные бруски исчезают в мешке, а тот по-прежнему остаётся маленьким и лёгким.
  - Почём сейчас золото на рынке? - на секунду отвлёкшись, озабоченно поинтересовался вор.
  - Нашел у кого спрашивать, - фыркнул кошка: - Я что похож на купца?
  - Не хотелось бы совсем лишать Вирму средств... - весело заметил Эллард. - Эти жадюги Бабочки совсем обнаглели - разоряют такой славный город.
  - То есть, ты тут ни причём? - ехидно уточнил Марвин.
  - Конечно, это же им нужны деньги. Мне хватило бы пары тысяч и ощущения победы. Ладно, берём только золото. - Вор затолкал в мешок последний слиток и скомандовал: - Уходим! Смотри, как проходят сквозь стены! - Он снова взял напарника за руку, но на это раз произнёс заклинание вслух.
  - Ясно, - кивнул джирмиец, и они вместе шагнули в коридор.
  - Я не ошибся в тебе, Марви. Ты быстро осваиваешь воровское ремесло. Когда-нибудь, ты станешь таким же великим вором, как я, и мы ограбим сокровищницу клана Купцов. Вот уж где поживимся... - мечтательно протянул Эллард. - А потом, отправимся в гости к императору. Я верну себе корону, и никто не посмеет требовать её обратно, потому что, никто не узнает, что это были мы!
  - А как же другие Миры? - насмешливо спросил джирмиец.
  - Вор нигде не останется без работы! Я лучший вор Аргора, и стану лучшим вором Вселенной! Мы с тобой...
  - Замри! - резко приказал Марвин.
  Вор не успел испугаться, а у его ног уже лежал труп.
  - Кошки! - сдавленно вскрикнул Эллард, увидев алые плащи, и вжался в стену.
  Марвин прыгнул вперёд и воткнул кинжал в сердце второго джирмийца. Он действовал не раздумывая, и через секунду третий кошка последовал за товарищами. Марвин едва держался на ногах, но за поворотом его ждал ещё один враг. Стальная кошка протолкнул вора сквозь стену обратно в сокровищницу, скользнул за угол и почувствовал холодное прикосновение металла - остриё меча уперлось ему в грудь. Он замер, скрипнув зубами от бессилия, но золотая кошка почему-то не спешил прикончить его.
  - Хватит глупостей, Марвин. Нам приказано доставить тебя в Цитадель. Пойдём со мной!
  - Лучше убей меня, Феликс, потому что, я не вернусь в Джирму, - хрипло произнёс Марвин. - Я больше не принадлежу касте.
  - Глупости! Бернар хочет видеть тебя в Джирме, и мы исполним его волю, не так ли, мальчик?
  - Нет, - прошептал Марвин и, переиначив воровское заклинание, прошёл и сквозь меч, и сквозь золотую кошку. Затем резко обернулся и воткнул кинжал в спину Феликса.
  - Как ты это сделал? - прохрипел джирмиец, сползая на пол.
  - Я не вернусь в Цитадель! - упрямо повторил Марвин и рухнул на труп товарища.
  Несколько минут спустя из-за угла осторожно выглянул Эллард.
  - Марви, - еле слышно позвал он, - ты жив?
  Но вместо ответа вор услышал топот бегущих по коридору людей и окаменел. 'Какой скорый конец', - тоскливо подумал он, опустился на пол и закрыл лицо руками.
  Кто-то требовательно потряс Элларда за плечо, и над его ухом прозвучал строгий голос Витольда:
  - Вставай, горе клана!
  - Думай, что говоришь, - встрепенулся Принц Попрошаек. - Мы с Марви совершили подвиг!
  - Вижу, - поморщился Витольд, поднимая Марвина на руки. - Не успел мальчишка вступить в наши ряды, как ты втянул его в дурацкую историю! На такие дела ходят профессионалы, а не желторотые юнцы!
  - Это я желторотый юнец? - завопил Эллард. - Я...
  - Не ори! - осадил его Витольд. - Твой друг еле дышит, а ты печёшься о своей репутации! Бедный Марвин! Он не представляет с каким охламоном связался!
  - Я не...
  - Заткнись и шагай вперёд! - рявкнул Витольд. - Я напишу Лорану о твоих геройствах и, надеюсь, он тебя, наконец, выпорет! Ты распустился до невозможности, Эл! Когда-нибудь весь клан пострадает из-за твоих выходок!
  Принц Попрошаек надулся и, задрав нос, зашагал к выходу. Выйдя из ратуши, он обнаружил, что центральная площадь кишит хамелеонами, которые деловито грабят спящих волков и беркутов. 'Падальщики!' - мысленно фыркнул Эллард и прошествовал мимо них с высоко поднятой головой.
  
  Стальная кошка очнулся от забытья так же резко, как и впал в него. Сон, в котором огромная чёрная кошка злобно шипела на него, был настолько реальным, что, открыв глаза, Марвин удивился, не обнаружив её рядом. Он лежал на кровати в знакомой комнате особняка Витольда. Кто-то заботливо раздел и даже вымыл его, однако признательности к попрошайкам он не испытал. Стальную кошку передёргивало от одной только мысли, что он хамелеон. Марвин с ненавистью покосился на золотую ящерку, охватывающую запястье, и сел.
  Возле его кровати, свернувшись калачиком в огромном плюшевом кресле, сладко спал Эллард. Джирмиец не стал будить босса, желая в тишине осмыслить ночное приключение, перевернувшее его представление о собственных возможностях...
  Наставники Цитадели рассказывали юным джирмийцам о незыблемом законе Аргора: каждый клан владеет определёнными магическими навыками и не имеет права использовать чужие заклинания. При этом они учили своих воспитанников лучшим заклинаниям, позаимствованным у Сов, Волков и прочих кланов Аргора. Но никто и никогда не пытался соединить в одно заклинание магию разных кланов. Даже джирмийцы считали это невозможным.
  А в эту ночь Марвин, предоставленный самому себе, колдовал так, как хотел, не задумываясь о том, что можно, а что нельзя. Стальная кошка улыбнулся, признавшись себе, что не только вор получил удовольствие от ночной авантюры, но тут же поёжился, вспомнив неожиданное появление золотых кошек. Марвин сожалел, что убил их, но в тот момент он был настолько испуган, что не сообразил применить против товарищей такое же усыпляющее заклинание, каким обезвредил волков и беркутов. 'Теперь меня точно убьют', - кисло подумал он, поудобнее устроился в постели и, отогнав мрачные мысли, стал вспоминать, как лихо колдовал ночью.
  Вскоре Эллард открыл глаза и потянулся:
  - Привет, Марви. Рад, что с тобой всё в порядке.
  - Ты рассчитался с кланом?
  - Не-а, ждал, когда ты проснёшься. Мы славно потрудились, дружище! - самодовольно воскликнул Принц, но тут же нахмурился и погрозил Марвину пальцем: - Я понимаю, это твоё первое дело, но падать в обморок, не закончив работу, никуда не годиться. Мог бы подождать до дома.
  - Извините, сударь, - виновато произнёс джирмиец. - Я не хотел подвести Вас.
  - Хорошо, что Витольд появился вовремя и донёс твоё бездыханное тело до постели, - продолжал вор, не обращая внимания на слова приятеля, - иначе нас бы обязательно поймали. И всё из-за тебя!
  - Простите, сударь, - склонил голову Марвин. - Если я не устраиваю Вас как телохранитель, Вы можете выгнать меня...
  Эллард вскочил, как ужаленный, и забегал по комнате, размахивая руками:
  - Ты в своём уме? Какой ты телохранитель? Ты полноправный хамелеон! Ты - мой друг и напарник! Забудь о том, что я нанял тебя! Всё изменилось, Марви!
  - Но мы заключили сделку... - неуверенно начал джирмиец.
  - Наплюй! Какой из меня босс? Ты всю дорогу кормил и поил нас, а я не заплатил тебе ни импера. Я первым нарушил условия сделки, и ты свободен от обязательств передо мной! Сейчас мы отдадим деньги Витольду, возьмём расписку и отправимся на север. Надеюсь, мы застанем Урса в Авруре, - сказал Принц Попрошаек и потянул друга за рукав. - Пошли скорее, не то пропустим завтрак.!
  Героев ночной вылазки встретили оглушительными аплодисментами. Эллард подтолкнул растерявшегося Марвина к столу:
  - Не тушуйся. Видишь, как нас уважают. - Он повернулся к прелестной молодой женщине и язвительно спросил: - Ну что, Клара, не удалось тебе полюбоваться на мой труп?!
  - Я спасла тебе жизнь, Эл. Не сообщи я о твоей задумке, болтался бы ты на виселице, как миленький, и твой дружок тоже!
  Марвин смотрел на красивую, со вкусом одетую женщину, не в силах поверить, что именно она встретилась им накануне в образе грязной нищей старухи.
  - Закрой рот, Марви, - буркнул Эллард, глубоко оскорблённый вмешательством Клары в его дела. - Эта противная дамочка вечно лезет, куда не просят!
  - Неблагодарный! - скривилась Клара. - В следующий раз я промолчу, и ты сам будешь выпутываться! Между прочим, я пожалела не тебя, проныра, а этого несчастного мальчика, который по глупости связался с горем клана.
  Принц Попрошаек сжал кулаки и глубоко вздохнул, чтобы выдать гневную тираду, но строгий голос Витольда охладил его пыл:
  - Марвин! Эллард! Садитесь за стол!
  Приятели сели рядом с главой хамелеонов Вирмы и приступили к завтраку. Джирмиец прислушивался к разговорам новых собратьев, которые беззаботно обсуждали свои приключения, весело подтрунивая друг над другом, но теперь он знал, что их жизнь не так легка, как считалось в Аргоре. Чтобы выжить, хамелеонам требовалась ловкость и выдержка, умение перевоплощаться и становиться незаметным, и всё равно они чаще других становились гостями тюрем и эшафотов, ибо клану не всегда удавалось выкупать своих людей. Иногда Лоран просто не успевал сделать это.
  Эллард отодвинул тарелку, достал из кармана волшебный кошелёк и небрежно бросил его на стол:
  - Я возвращаю деньги, потраченные на меня кланом! - громко провозгласил он.
  - На твоём месте, я бы припас ещё парочку таких кошелёчков, - ехидно заметил Витольд. - Кто знает, в какую историю ты впутаешься следующий раз?! Может, в ближайшей гостинице тебя уже поджидает очередной разъярённый папаша? Ни один клан не откажется получить такую компенсацию за утраченную девичью честь и парочку трупов.
  Эллард обиженно поджал губы и отвернулся:
  - Пора в дорогу, Марви. Здесь совершенно не ценят наших заслуг.
  - Не спеши, Эл, - остановил его Витольд. - Я хочу задать Марвину несколько вопросов.
  - Зачем? - враждебно оскалился Принц Попрошаек. - Может, он не хочет с тобой разговаривать?
  - Мы приняли в свои ряды странного человека, Эл. Мне кажется, Марвин не забыл заклинаний Волков, и я желаю знать, как это получилось! Когда тебя исключали из клана, ты был обязан пройти обряд и потерять магические навыки военного.
  - Я прошёл обряд, - невозмутимо ответил джирмиец.
  - Не верю! В Алте ты убивал магией, а сегодня ночью сумел усыпить сотню волков! Откуда такие возможности у новоиспечённого хамелеона? Обряд исключения общий для всех кланов, и я ни разу не слышал, чтобы он не сработал!
  - Я прошёл обряд! - твёрдо повторил Марвин, глядя в глаза Витольду.
  - В таком случае, во избежание дальнейших недоразумений, мне придётся связаться с главой клана Волка и получить официальное подтверждение твоих слов.
  - Зачем? - встрял Эллард. - Марвин теперь хамелеон, и по нашим законам его прошлое не должно никого интересовать!
  Витольд покраснел от возмущения и раздельно произнёс:
  - Вот и очередная история, в которую ты нас втянул, Эл. Волки будут уверены, что твой дружок поделился знаниями об их магии, а это означает войну кланов. В принципе, мы могли бы попытаться утрясти ситуацию, вернув опального волка в Диадор, но уже поздно. По твоей рекомендации, я принял его в ряды Хамелеонов, а ты успел поделиться с ним секретами воровской магии. На твоём месте, я бы послушался отца, убрался в Шеву и сидел бы в катакомбах, пока об ограблении вирмийской казны не забудут!
  - То есть до конца жизни, - проворчал Принц Попрошаек.
  Витольд с жалостью посмотрел на него и тяжело вздохнул:
  - Уезжайте из Вирмы, Эл. Четверо джирмийцев мертвы, вы стали личными врагами Бернара. Повторяю, у вас есть только один способ выжить - укрыться в катакомбах под Шевой. Мне очень хочется верить, что так вы и поступите.
  - Хорошо. Мы сделаем, как ты говоришь, - покорно кивнул Эллард и направился к дверям.
  Глава вирмийских хамелеонов грустно взглянул на Марвина:
  - Может, ты отговоришь его ехать в Аврур? - тихо спросил он.
  - Вряд ли, - ответил стальная кошка, - но я буду защищать его до конца.
  - Да уж... - протянул Витольд. - Нашли друг друга.
  
  Глава 9.
  На краю гибели.
  
  - Я требую объяснений! - кричал император, размахивая перед лицом предводителя только что полученной депешей.
  Бернар знал, что в ней написано: ему доложили о событиях в Вирме. Утром очнувшиеся стражники обнаружили, что из казны похищены все золотые слитки, а в коридоре ратуши нашли трупы четырёх кошек...
  - Что скажешь, Бернар? - орал Арнольд. - Твои люди ходят разбойничать вместе с попрошайками? Вам что, денег не хватает? Решили грабить честных людей? Что происходит, я тебя спрашиваю?
  - Мои кошки пытались предотвратить преступление... Это связано с Марвином, - ответил предводитель, с трудом сохраняя бесстрастный вид. Синкоплус обещал найти способ снять с его воспитанника смертельное заклятье. Он утверждал, что поскольку заклятье грядущей смерти не закреплено, у Марвина есть шанс остаться в живых. Но сначала друидам нужно было взглянуть на колдовство Камиллы, а Марвин ясно дал понять, что не подпустит к себе даже джирмийцев, не говоря уже о целителях.
  - Так это Марвин убил джирмийцев?!
  - Скажи спасибо своей племяннице! - огрызнулся предводитель. - Это из-за неё Марвин помешался на Принце Попрошаек, а Джирма лишилась четырёх кошек!
  - А Беркуты потеряли больше полумиллиона имперов! Кто возместит нам убытки?
  - Лоран!
  - Как же, дождёшься от него, - зло проворчал Арнольд.
  - Оставь в покое Элларда, и он раскошелится, - пожал плечами Бернар.
  - Хорошо. Я аннулирую заказ, а ты оттащи от него свою кошку, иначе эта парочка взбаламутит весь Мир!
  - Значит, я могу забрать Марвина в Джирму?
  - С какой стати? Он у меня на службе!
  - Тогда отзывай его сам, - равнодушно произнёс Бернар. Его раздражал этот разговор. Предводителю хотелось рассказать императору, как Камилла, умоляя его о милосердии, призналась, что выкрала из дядиной спальни старинный фолиант с тайными заклятиями Беркутов, отыскала заклятье грядущей смерти и выучила его. Бернару хотелось упрекнуть Арнольда в том, что тот забыл, что Камилла его близкая родственница, а, значит, отличный маг. Император, как и прочие беркуты и волки, видел лишь прелестную мордашку и волнующее тело. Под угрозой пыток, княжна пересказала Бернару и Жерару заклинание и объяснила, как накладывать его.
  - Не хочешь помогать? - разозлился Арнольд. - Тогда принимай заказ на моего Марвина!
  - Для того, чтобы оплатить его, тебе придётся продать свой дворец, - ровно сказал предводитель. - Впрочем, я готов выкупить мою кошку!
  - Этот прохвост позорит касту, а ты тратишь на него деньги, вместо того, чтобы убить!
  - Мальчик околдован, и не понимает, что творит! - отрезал Бернар. - Он отличный маг, и я хочу вернуть его.
  - Если он такой замечательный, я оставлю его при дворе! - язвительно фыркнул Арнольд.
  - Пожалуйста, - пожал плечами предводитель, - но сначала найди его и доставь в Дарру. Хочешь, я отзову своих кошек, и пусть сладкая парочка гуляет по Аргору!
  - Ты жулик, не хуже попрошайки, - зло рассмеялся император. - Что ж, можешь забрать Марвина, но когда он придёт в себя, вернёшь его во дворец. Я требую выполнения договора найма!
  - По рукам! - Предводитель достал из-за пазухи свёрнутый в трубочку лист и положил его перед Арнольдом. - Здесь условия, которые мы обговорили.
  - Ты хорошо подготовился, - хмыкнул глава Беркутов, пробежал глазами документ и поставил размашистую подпись. - Ты прирождённый интриган. Не удивлюсь, если узнаю, что ты происходишь из клана Попрошаек.
  - Вряд ли тебе удастся выяснить это, хотя, признаюсь, Хамелеоны всегда нравились мне. Они чем-то похожи на Кошек, вероятно цинизмом. - Предводитель холодно улыбнулся и направился к двери.
  Вернувшись в особняк, он немедленно вызвал Жерара.
  - Я остаюсь в Дарре. Я не верю императору и буду лично следить за ним. А вот тебе нечего мозолить глаза придворным. Ты арестован и приговорён, так что, забирай Камиллу и отправляйся в Цитадель. Возглавишь операцию по задержанию Марвина. Он должен быть доставлен в Джирму живым! Отвечаешь за него головой, Жерар!
  - А Принц Попрошаек?
  - Император аннулировал заказ, так что, действуйте по обстановке: будет путаться под ногами - убейте, а нет - пусть гуляет.
  - Я сделаю всё, как надо, сударь, - поклонился эльф и, едва сдерживая радостную улыбку, отправился паковать вещи. Ему до смерти надоела занудная придворная жизнь.
  
  Проводив Бернара, Арнольд послал за сыном.
  - Садись, Альберт, - хмуро сказал он, когда принц вошёл в кабинет. - У нас неприятности. Я ошибался на счёт Жерара. Похоже, Бернар прочит в наследники не его, а Марвина. Предводитель вне себя от бешенства, и, даже заполучив мою племянницу, он не успокоился. Боюсь, её глупое колдовство всё же выйдет нам боком. Так что, распорядись, чтобы Волки и Ласточки не спускали глаз с Марвина и Элларда!
  - Хорошо, отец - кивнул принц.
  - Также хотелось бы знать, что такого в этом Марвине, если Бернар вцепился в него мёртвой хваткой. Ведь Жерар гораздо больше подходит на роль предводителя.
  - Почему бы нам ни уничтожить мальчишку? - осторожно спросил Альберт.
  - Всему своё время, - задумчиво ответил император. - Сначала нужно разобраться, стоит ли ссориться с кастой из-за глупого мальчишки. Возможно, он просто сын Бернара.
  - Было бы забавно, - хихикнул Альберт. - Заботливый папаша Бернар!
  - Не смейся. Лучше узнай, так ли это. Джирмийцы, конечно, будут молчать, но вот старые догмарские и даррийские сплетницы, могут пролить свет на связи нашего скрытного предводителя. Поговори также с графиней Бертой. Бернар питает к ней особенно тёплые чувства. - Император многозначительно посмотрел на сына. - В общем, не мне тебя учить, Альберт.
  - Как только будут новости, я доложу, папа, - улыбнулся принц и встал.
  
  Глава хамелеонов Аргора так же получил донесение о проделках сына и его нового приятеля. Он внимательно прочёл послание Витольда и нахмурился. Лоран надеялся, что страх перед Кошками заставит сына сломя голову броситься на поиски Урса, но Эллард снова разочаровал его. Несмотря на смертельную угрозу, он вёл себя так, словно отправился в увеселительную поездку. Эллард не спешил догнать летописца и отказался укрыться в катакомбах Шевы, полагаясь на защиту своего странного спутника. Лоран, как и Витольд, ни на йоту не поверил рассказу Марвина и, обратился к главе клана Волка с официальным запросом.
  
  Эллард и Марвин не догадывались сколько шума среди сильных мира сего вызвало их знакомство. Они не спеша двигались на север Аргора, и чем дальше отъезжали от Вирмы, тем напряжённей становился джирмиец и спокойнее вор. Стальная кошка надеялся, что их путешествие закончится в Авруре и ехать дальше не придётся: его появление в Догмаре, в опасной близости от Цитадели, было равносильно самоубийству.
  На вторые сутки Принц Попрошаек в очередной раз заявил, что больше не намерен ночевать в лесу, и потребовал остановиться в гостинице, но Марвин наотрез отказался заезжать на постоялый двор, мотивируя это скудностью их средств.
  - Ты как всегда ни о чём не подумал, - упрекал он приятеля, размахивая перед его носом пустым кошельком. - Мы ограбили городскую казну, но покинули Вирму нищими! Только ты мог так опростоволоситься!
  - Я готов искупить свою вину. Заедем в трактир и разживёмся деньжатами, - гнул своё Эллард.
  - А потом ты напьёшься, и тебя совратит какая-нибудь вертлявая девица, у которой наверняка найдётся сварливый папаша, жених, муж или брат. Мы ввяжемся в драку, и кошки не упустят свой шанс! Они с удовольствием помогут оскорблённому родственнику пустить тебе кровь!
  - И это говоришь ты? Ты, заваливший четырёх кошек!
  - Чему ты радуешься? Теперь убить нас - для касты дело чести! Так что, будем ночевать в лесу! И никаких костров!
  Эллард застонал, как смертельно раненный слон:
  - Хочу горячего чаю.
  - Так наколдуй его, сын великого пройдохи! - в сердцах рявкнул Марвин.
  Принц Попрошаек открыл рот и вытаращился на друга:
  - Точно!!! - завопил он и остановил коня. - Я же великий маг! Сейчас сделаю! - Эллард вытащил из седельной сумки кружку и умоляюще взглянул на небо: - Хочу вы-ы-ыпи-и-ить! - провыл он.
  Марвин схватился за голову:
  - Идиот! Наверное, ты копия своего отца. Говорят, он был с большой придурью.
  - Не мешай, чудовище! - гаркнул Эллард и продолжил выть, глядя на облака: - Вы-ы-ыпи-и-ить! Дайте мне вы-ы-ыпи-и-ить!!!
  - К кому ты обращаешься, Эл? К папаше? - ехидно поинтересовался джирмиец.
  - Да всё равно, лишь бы налили.
  - Пьяница!
  - Я чаю прошу! - огрызнулся Эллард и завопил ещё громче: - Ну, сколько мне ждать?! Немедленно наливайте! - рявкнул он и чуть не выронил кружку. - Получилось! - Вор победно взглянул на друга, понюхал напиток и спросил: - Хочешь горячего вина, Марви?
  - Кошмар! - Джирмиец схватился за голову. - Я надеялся не подпустить тебя к винным запасам Почтарей, и на тебе! - Он подъехал к приятелю, выхватил из его рук чашку и выплеснул вино на дорогу. - Чаю! - рявкнул Марвин, глядя в небо. - Просто чаю! - с нажимом повторил он и, убедившись, что кружка наполнилась горячим безалкогольным напитком, вручил её Элларду. - Твой чай, Эл.
  Вор скривился, но всё-таки сделал маленький глоток:
  - Без сахара? - возмутился он.
  - Пей, и будем искать место для ночлега, - скомандовал Марвин и свернул с дороги.
  - И зачем я с тобой связался, - обиженно проворчал Эллард. - Ни выпить, ни закусить, ни... - Он запнулся, и его лицо озарила улыбка. - Посмотрим, кто хитрее, - тихо хихикнул вор и, воспряв духом, поехал за другом.
  Путешественники устроились на ночлег под раскидистым дубом. Они поужинали, и Эллард вызвался дежурить первым. Едва дождавшись, пока Марвин уснёт, он приступил к претворению в жизнь своего 'коварного' плана. Он посмотрел на небо, и кружка в его руках мгновенно наполнилась вином. Вор сделал маленький глоток и сплюнул - вино получилось кислым. Он выплеснул его на траву и продолжил экспериментировать. С каждой новой кружкой вкус вина становился всё приятней. Сначала Эллард лишь пробовал его, добиваясь идеального вкуса, но постепенно увлёкся и стал допивать вино до дна.
  Посреди ночи Марвина разбудили странные воющие звуки. Джирмиец поднял голову, и его захлестнуло бешенство: вусмерть пьяный Эллард громким шепотом исполнял застольную песню Попрошаек.
  - Хоть бы закуски наколдовал, - сквозь зубы процедил Марвин, поднялся и подошёл к приятелю.
  - О, дружище, ты проснулся! - возликовал вор. - Давай выпьем за удачу!
  - Ты - скотина, Эл! За нами гонятся кошки, а ты нажрался, как свинья! Завтра у тебя будет болеть голова, и ты будешь ни на что не годен!
  - Да брось, Марви, не так уж я и пьян, - заплетающимся языком заявил Эллард. - Я могу ехать прямо сейчас! Пусть хоть вся каста выстроится поперёк дороги! Никто не уйдёт живым от сына Леопольда!
  Марвин зарычал от ярости. Пьяная бравада вора вывела его из себя, и он гаркнул:
  - Спать! И чтоб проснулся нормальным!
  Эллард покорно закрыл глаза и, растянувшись на траве, захрапел, а стальная кошка сел рядом и, взяв в руки кружку, наколдовал себе чаю. Подумав, он сосредоточился, и в его руке появился кусок белого хлеба с толстым слоем масла.
  - Полезное волшебство, - отметил джирмиец и осторожно надкусил бутерброд...
  Принц Попрошаек проснулся на рассвете. Он сел, помотал головой и удивлённо взглянул на приятеля.
  - Чудеса! Я чувствую себя так, словно не прикасался к вину, - сообщил он и весело добавил: - Теперь я каждый день могу спокойно напиваться, зная, что ты всегда приведёшь меня в норму
  - И не надейся. В следующий раз я брошу тебя на растерзание диким зверям и уеду один, - угрюмо сказал Марвин. - А теперь заткнись, и дай мне поспать. Сделай себе чаю, если хочешь, и сиди тихо! - приказал он и завернулся в плащ.
  Эллард прислонился спиной к дубу, взял в руки чашку и начал колдовать. Стальная кошка открыл глаза.
  - Я сказал чаю! - прошипел он.
  Вор пробормотал под нос ругательство, но всё-таки подчинился приказу. Морщась и причитая, он начал пить чай. Хватило Элларда на полчаса. Покосившись на спящего друга, он умоляюще посмотрел на кружку, и чай превратился в вино. Принц Попрошаек облегчённо вздохнул и с блаженной миной сделал глоток, воображая себя самым великим магом Аргора. Он представил себя на троне, в окружении роскоши и прелестных женщин, а завистники умирали у его ног, захлёбываясь собственной желчью.
  Марвина проснулся, почувствовав, что за ним наблюдают. Не открывая глаз, он определил местонахождение троих кошек: 'Опять золотые, - тоскливо подумал он. - Бернар взялся за нас всерьёз. - Марвин скользнул по сознанию Элларда и горько усмехнулся: - Опять напился. Значит, умрёт счастливым. Интересно, протянул бы он так долго, не будь меня рядом?.. - Кошки приближались. - Я не сдамся живым!' - Марвин до крови закусил губу, отбросил посторонние мысли, вскочил и резко раскинул руки.
  Ударная волна разметала крадущихся к ним джирмийцев. Один из них упал на вора.
  - Выпьем, дорогая? - пробормотал вдрызг пьяный Эллард, стискивая кошку в объятьях.
  Марвин подскочил к приятелю и вонзил кинжал в шею золотой кошки. Почувствовав на губах кровь, Эллард разжал руки и кулем повалился на бок. Труп упал рядом с ним. Стальная кошка выхватил меч, загородил собой вора и крикнул:
  - Я не вернусь в Джирму!
  Вместо ответа, золотые кошки одновременно метнули кинжалы. Марвин рухнул на землю, откатился в сторону и замер, лихорадочно соображая, что предпринять. Кинжалы встретились в воздухе и, выбив искры, упали на траву. Стальная кошка понимал, что следующий удар парализует его. В бессильной ярости он загрёб ладонью землю и швырнул её в глаза ближайшей кошке, надеясь отвлечь его хотя бы на секунду. Но неожиданно тот истошно заорал, упал и стал кататься по траве, словно пытаясь сбить пламя. Одежда на нём задымилась, съёжилась, а кожа почернела и стала клочьями слезать с тела. Последняя золотая кошка и Марвин растеряно смотрели на умирающего товарища. Золотая кошка, более опытный боец, чем Марвин, пришёл в себя первым. Он метнул ледяную стрелу, и та вонзилась в плечо беглого джирмийца. Рука Марвина тот час одеревенела, и по телу начал расползаться парализующий холод. Неимоверным усилием воли стальной кошке удалось замедлить замораживающее заклинание, но он понял, что проиграл: рано или поздно, джирмийская магия обездвижит его. Сгорая от досады Марвин метнул в золотую кошку меч, однако противник повёл себя странно: издав пронзительный крик, он сломя голову бросился прочь. Меч вонзился в дерево, и Марвин истерично расхохотался, сообразив, что впечатлённый страшной гибелью товарища от горстки земли, золотая кошка решил, что его смерть будет не менее ужасной, и нервы у опытного убийцы сдали...
  Марвин чувствовал, как холод крупицами расползается по телу: 'Ничего, до Аврура я продержусь. Главное не потерять сознание'. Ему требовалась немедленная помощь друида, но Марвин не мог позволить себе заниматься поисками лекаря. Он боялся, что Урс покинет Аврур, и тогда им с Эллардом придётся ехать в Догмар.
  Накинув плащ, стальная кошка подошёл к вору, похрапывающему на груди убитого джирмийца, и потряс его за плечо. Эллард недовольно поморщился и захрапел громче, приведя Марвина в бешенство. Здоровой рукой он схватил пьяницу за шиворот и поставил на ноги:
  - Открой глаза, идиот!
  - Сам такой, - пробубнил Принц Попрошаек, осоловело таращась на друга. - Хочу спать! - Он снова закрыл глаза.
  Марвин прислонил напарника к дубу и залепил ему пощёчину:
  - Приди в себя, сволочь!
  Эллард приложил руку к пылающему лицу:
  - Что ты себе позволяешь? Как ты посмел ударить гениального мага? Я сотру тебя в порошок! - развязно произнёс он, покачнулся и вцепился в дерево.
  - Кретин! Мы едва не погибли из-за тебя! - заорал Марвин.
  Вор окинул поляну мутным взором:
  - Почему здесь трупы? Я же просил тебя никого не трогать. Зачем ты убил их?
  Стальная кошка скрипнул зубами:
  - Спасал твою никчемную жизнь, неблагодарная скотина!
  - Правильно, - мотнул головой вор, - друзья должны помогать друг другу!
  - Ты мне не друг! - выпалил джирмиец.
  - А кто?
  - Самодовольный болван!
  - Я? Я столько сделал для тебя, Марви! Я научил тебя воровской магии и взял в напарники! Я помог тебе вступить в наш замечательный клан! И, в конце концов, именно я предложил тебе путешествовать по другим Мирам!
  - С такими темпами и с твоим беспробудным пьянством, мы никогда не догоним Урса!
  - Ерунда! - беззаботно отмахнулся Эллард. - Вот посплю пару часов и поедем.
  - Даже не думай! - отрезал Марвин. - Хочешь спать - спи в седле!
  - Я упаду.
  - Быстрее протрезвеешь, - прошипел джирмиец и поволок друга к лошади. - Садись!
  Вор обречёно вздохнул и вскарабкался в седло:
  - Ты жестокий и бездушный человек, Марви, - трагическим голосом произнёс он.
  Стальная кошка оценивающе посмотрел на спутника и, вздохнув, привязал его к седлу.
  - Спасибо за заботу, - сонно проворчал Эллард.
  - Пожалуйста, - буркнул джирмиец и неуклюже взобрался на Ветерка: холод неотвратимо сковывал его тело.
  
  К вечеру Эллард протрезвел и потребовал немедленно остановиться. Марвин согласился: он едва держался в седле, а до Аврура предстояло ехать ещё сутки. Вор стреножил коня, уселся на траву и стал колдовать. Вскоре перед ним появился котелок с мясным супом, тёплая буханка хлеба и кувшин с квасом. Марвин тяжело опустился на траву рядом с другом:
  - Я посплю.
  - Сначала поешь. Я приготовил отличный суп.
  Джирмиец взглянул на еду, и его замутило:
  - Не хочу.
  - Тебе плохо? - всполошился Эллард, глядя на его бледное лицо.
   Всё в порядке, Эл. Я просто устал. Отдохну, и поедем дальше. Только, пожалуйста, не пей, иначе мы не доберёмся до Аврура. - Марвин завернулся в плащ и моментально уснул, а вор вытащил из кармана ложку и принялся с аппетитом уминать суп.
  Покончив с едой, он тяжело вздохнул и выпил кваса, стараясь не думать о вине, пиве и прочих радостях жизни. От нечего делать, вор стал совершенствоваться в кулинарной магии. 'Интересно, - думал он, - община Поваров владеет таким искусством, или я уникален?' Эллард решил порадовать приятеля изысканным завтраком и творил всё новые и новые блюда, заставляя ими поляну. Он увлёкся и не сразу заметил, что Марвин бредит. Вор приложил руку к его мокрому лбу.
  - Да ты заболел! - ахнул он. - Предупреждал же! Ночёвки в поле до добра не доведут!
  Принц Попрошаек сотворил чашку тёплого бульона и заставил друга выпить его. Марвин перестал дрожать и открыл глаза:
  - Надо ехать, Эл. Мне нужна помощь друида.
  - Так давай поищем его.
  - В Авруре, - категорично отрезал джирмиец.
  - Ты не сможешь ехать!
  - До Аврура я продержусь.
  - А если на нас нападут?
  - Тогда мы умрём, - равнодушно ответил Марвин и с трудом поднялся. - Поехали, - пробормотал он и поплёлся к Ветерку, спотыкаясь о приготовленные напарником деликатесы.
  - Ничего, - успокоил себя вор, - я потом ещё приготовлю, и ты узнаешь, как это вкусно.
  Ветерок опустился на колени, и Марвин взобрался в седло. Перед глазами плыли серые пятна, и он с тоской подумал о Тайной тропе - Ветерок доставил бы его в Аврур через пару часов.
  
  Следующей ночью Эллард и Марвин въехали в Аврур. Вор всю дорогу удивлялся, как обычной простуде удалось довести друга до столь плачевного состояния. Стальная кошка почти лежал на шее Ветерка. Он был бледен, как тень, а на лице блестели капельки пота. Но железная уверенность в неуязвимости друга не позволила вору понять, что тот ранен.
  Во дворе особняка главы хамелеонов Аврура Ветерок опустился на колени, и Эллард стащил обессилевшего Марвина с седла.
  - Помогите!!!
  На его зов сбежались слуги. Джирмийца внесли в дом и уложили на диван в гостиной. Клаус, глава хамелеонов Аврура, взглянул в измождённое лицо Марвина и приказал:
  - Бегите за друидом! - Он обернулся к Элларду и требовательно спросил: - Что с вами случилось?
  - Марвин простудился, - горестно вздохнул Принц Попрошаек. - Я предупреждал, что спать на голой земле вредно, а он не слушал, вот и получил!
  Клаус вытаращился на сына Лорана.
  - Ты идиот или прикидываешься? - ехидно поинтересовался он и распорядился: - Отнесите раненого в комнату для гостей.
  - Раненого? - опешил Эллард и почесал за ухом. - Вообще-то на нас напали, пока я спал...
  - Тупица! - всплеснул руками Клаус.
  - Я - великий маг!
  - Ты пьяница и развратник! Ты не видишь дальше собственного носа! Бедный Лоран! Какое горе иметь такого бестолкового сына! Кстати, отец просил передать тебе, что ты опять влез в долги. Беркуты требуют вернуть деньги в вирмийскую казну. Где твоя совесть, Эллард?
  - Пусть сначала докажут, что это был я! - возмутился вор, но Клаус пропустил его слова мимо ушей и строго сказал:
  - Пока друид будет заниматься Марвином, ты отправишься работать!
  - Но я только приехал! Я хочу есть и спать!
  - Тогда живи в гостинице!
  - Это возмутительно!
  - Я не буду кормить тунеядца!
  - Никто меня не ценит! Меня, лучшего вора Аргора! Я совершил беспрецедентное ограбление! Я...
  - Время пошло, Эл!
  Принц Попрошаек замер с открытым ртом. 'Папочка постарался, - зло подумал он, направляясь к дверям. - Ну ничего, они ещё узнают!'
  
  Старший друид Аврура Симплициус лично прибыл в дом Клауса. Увидев, кому потребовалась помощь, он попросил хамелеонов покинуть комнату и закрыл её заклятьем - никто не должен был слышать его разговор с джирмийцем. Симплициус разорвал пёструю рубашку кошки, осмотрел место, куда вошла ледяная стрела и неодобрительно покачал головой.
  - Какое мальчишество! Друид любой деревни мог бы нейтрализовать это заклинание. Зачем было издеваться над собой и терпеть до Аврура? Впрочем, нет худа без добра, - проворчал он и приступил к лечению.
  Комната наполнилась запахом трав и хвои. Друид забормотал витиеватое заклинание, и сведённое судорогой тело кошки расслабилось. Щёки его порозовели, а обморок перешёл в спокойный сон. Симплициус удовлетворённо кивнул и стал внимательно изучать заклятье Камиллы: 'Девчонка не обманула. Любовные чары разрушатся, разбудят заклятье грядущей смерти, и у него останется не больше суток'. Друид старательно укрепил любовное заклинание княжны и осторожно провёл ладонью над лицом пациента. Марвин очнулся и вперил взгляд в целителя.
  - Почему ты сразу не обратился к нам? - укоризненно спросил Симплициус.
  - Я торопился в Аврур, - ответил стальная кошка и сухо добавил: - Вам заплатят за лечение.
  Друид помолчал, задумчиво разглядывая воспитанника Бернара, и опасливо произнёс:
  - Княжна Камилла наложила на тебя заклятье, которое делает тебя наивным и безрассудным.
  - Я поступаю так, как считаю нужным!
  - Возвращайся в Джирму, Марвин. Предводитель простил тебя.
  - Я останусь с Эллардом!
  Симплициус не стал спорить с околдованным джирмийцем. Он пожелал ему удачи, слегка поклонился и степенно покинул комнату. Стальная кошка почувствовал, что заклинание, защищавшее их от посторонних ушей и взглядов, ушло вместе с друидом. 'Хотел бы я поучиться их магии...' - сонно подумал джирмиец, закрыл глаза и спокойно уснул.
  Выйдя из особняка хамелеонов, Симплициус перешёл улицу, свернул в переулок и остановился. Из темноты выехал Рональд.
  - Я видел заклятье грядущей смерти, - тихо доложил друид.
  - Мы отвезём тебя в Лихту. Синкоплус ждёт.
  Симплициус кивнул, и Рональд протянул ему руку, помогая взобраться на волшебного коня...
  
  Пока Марвин безмятежно спал, Эллард шнырял по Авруру в поисках подходящего дельца. Принц Попрошаек мог легко проникнуть в какой-нибудь богатый дом и обчистить сейф хозяина, но ему хотелось удивить Клауса и доказать, что он необычный вор. Наконец, Эллард отыскал подходящий объект - самую богатую в Авруре ювелирную лавку. Прикинувшись пьяным, он привалился к стене и стал сосредоточенно изучать охранные заклинания. Вор потратил целый час на подготовку к операции, зато прошла она как по маслу. Эллард проник внутрь магазина и, не мелочась, забрал все ценности и деньги. Почесав за ухом, он выудил из волшебного мешка золотую монету и положил на витрину.
  - Я не жадный, - хмыкнул он и, пройдя сквозь стену, очутился на улице.
  По дороге в особняк Клауса Эллард вспомнил наставления друга и отсыпал в карман горсть имперов. 'Марви прав, репутация репутацией, но нужно заботиться и о хлебе насущном', - подумал он и похвалил себя за предусмотрительность.
  
  Ранним утром Марвина разбудил слуга и вежливо пригласил в кабинет главы хамелеонов Аврура. Встревоженный джирмиец моментально оделся и поспешил к Клаусу. Он распахнул дверь, и глазам предстала умилительная картина: Эллард, поджав ноги, сладко спал в мягком широком кресле, а Клаус сидел за столом, с тоской взирая на внушительную груду монет, драгоценных камней и украшений. Увидев Марвина, он в сердцах воскликнул:
  - Твой друг невыносим! - Клаус выскочил и грубо потряс Элларда за плечо. - Просыпайся, горе клана! И чтоб через пять минут духа вашего не было в моём доме, а через десять - в Авруре! Убирайтесь немедленно!!!
  - Что он опять натворил? - сокрушённо спросил джирмиец.
  - Этот аферист подчистую обобрал крупнейшую в городе ювелирную лавку, да ещё оставил на витрине золотой импер, что особенно взбесило владельца! Я жду представителей клана Купцов с минуты на минуту! Убирайтесь, иначе, я отдам вас им на растерзание!
  Заспанный Эллард вскочил и заорал:
  - Да что же это делается?! Я тружусь, не покладая рук, а долг всё растёт и растёт!
  - Головой нужно думать! - рявкнул Клаус. - Такое ощущение, что ты вступил в клан вместе с Марвином! Мы никогда не забираем всё, Эл! Это прописная истина! Это знает каждый ребёнок! Ты совершенно не задумываешься о том, что творишь! Вон с моих глаз, и помни: ты по-прежнему должен клану!
  - Какой же ты злой, Клаус! - обиделся Эллард, одёрнул плащ и пошёл к дверям.
  - Урс уехал в Догмар три дня назад! - крикнул ему вслед Клаус. - Потом он отправится в Йене, а оттуда, морем, в Иритту!
  - Спасибо, - на ходу буркнул Принц Попрошаек и покинул кабинет, громко хлопнув дверью.
  - Спасибо за лечение, Клаус, - вежливо произнёс Марвин и последовал за приятелем.
  - Пожалуйста... - протянул глава хамелеонов Аврура, покосился на блестящую кучу драгоценностей, тяжело вздохнул и сгрёб добычу в воровской кошелёк.
  Стальная кошка догнал друга в коридоре:
  - Мы не должны ехать в Догмар, Эл. Это город Кошек, а на нас объявлена охота.
  - Мы же не пойдём сдаваться в Цитадель, - пожал плечами вор, - а если поторопимся, перехватим Урса в дороге.
  - Мы не догоним его до Догмара. Давай вернёмся в Вирму и отправимся в Иритту по реке.
  - Зачем? - насупился Эллард. - Я не хочу тащиться через полмира, когда цель всего в пяти днях пути!
  - Эти пять дней могут стоить нам жизни!
  - Ерунда! Ты выздоровел, и нам никто не страшен!
  - Послушай меня, Эл, я не справлюсь со всей кастой!
  - Я тебе помогу, - отмахнулся вор. - Я ведь лучший маг Аргора!
  Марвин застонал от бессилья:
  - Ты обычный хвастун! Ты не понимаешь: поездка в Догмар - самоубийство!
  Эллард остановился и в упор посмотрел на приятеля:
  - Почему ты боишься ехать в Догмар? У тебя там были неприятности?
  - Нет, - сбавил обороты джирмиец. - Я просто предостерегаю тебя от необдуманного шага, Эл.
  - Спасибо за заботу, но мы едем в Догмар! - твёрдо сказал вор.
  Марвин согласно кивнул, а про себя подумал: 'Чтобы ты не говорил, мы туда не поедем'.
  Приятели вышли во двор, где их ждали конюхи с осёдланными лошадьми.
  - Вовек не забуду гостеприимство Клауса, - сквозь зубы прошипел Эллард и вскочил в седло.
  Приятели выехали из города и, лавируя между крестьянскими повозками и купеческими обозами, медленно поехали по широкому тракту. Слева поблёскивали воды реки Студёной, а справа - тёмно-зелёной стеной тянулся Северный лес.
  Когда золотое солнце повисло прямо над головами приятелей, со стороны Аврура показался отряд джирмийцев. Марвин схватился было за меч, но, к его удивлению, кошки не приблизились, а последовали за ними на расстоянии полёта стрелы.
  - Чего они ждут? - напряжённо спросил Эллард.
  - Не знаю, - то и дело оглядываясь, мрачно ответил Марвин.
  Друзья пришпорили коней. Кошки не отставали, но и не приближались. Внезапно Марвин почувствовал, что за поворотом их ждёт ещё один отряд джирмийцев. 'Бежать!' - мелькнула паническая мысль, и, с трудом сосредоточившись, он посмотрел на Тайную тропу, которая шла параллельно тракту. Вход на неё был совсем рядом, и стальная кошка ободряюще подмигнул Элларду:
  - За мной! - скомандовал он и свернул на просеку.
  - Что ты задумал? - крикнул вор, когда они углубились в лес.
  Вместо ответа Марвин махнул рукой, словно бросая аркан, и Эллард обмяк в седле. Джирмиец подхватил напарника, перекинул его через седло и дал волю коню. Ветерок громко заржал, радуясь возможности нестись во весь опор, и на полном скаку ворвался на Тайную тропу. Мир исказился. Всадника окутала призрачная зеленоватая дымка, а по обеим сторонам волшебного тоннеля замелькали размытые силуэты деревьев и мутные пятна озёр. Но Марвин не обращал внимания на завораживающий пейзаж. Он мчался обратно к Вирме, подальше от опасной Цитадели.
  Кошки, как привязанные, следовали за беглецами, и всё же Марвин верил, что Ветерок не подведёт, и они уйдут от погони. И действительно, вскоре им удалось оторваться от преследователей. Стальная кошка воспрял было духом, но тут же застонал от бессилья - на пути к Вирме ждала засада. На ближайшем пересечении тоннелей, он свернул в сторону Никоры, но и эта дорога оказалась перекрыта. Джирмиец стал лихорадочно искать другой путь и вдруг остановился, поняв, что свободна только одна дорога - в Цитадель. Марвин бросил повод и выхватил меч. Он сидел и ждал своего последнего боя, а в душе клокотала ярость. Стальная кошка смотрел на спящего вора и вспоминал их необыкновенное путешествие. Он жаждал продолжения приключений. Марвин поднял голову и уставился на солнце Аргора - тусклое золотое пятно за магической пеленой тоннеля. Перед его глазами мелькнула сгорбленная фигура: старик в пёстрых одеждах поднимался по трапу на маленькое торговое судно. Стальная кошка увидел, как судно отошло от причала, устремилось в открытое море и скрылось за горизонтом...
  Вдалеке показались всадники, но околдованный джирмиец не шелохнулся. Он смотрел на гребнистые волны, и ему казалось, что мокрый ветер треплет его волосы. Кошки подъехали к нему почти вплотную.
  - Хватит дурить, Марви, - дружелюбно сказал Рональд. - Каста прощает тебя. Возвращайся!
  - Я не поеду в Джирму, - прошептал стальная кошка, и волна ярости захлестнула его. - Я хочу путешествовать! Я хочу увидеть море! - заорал он, и в ноздри ударил свежий солёный запах...
  
  Принц Альберт почти ничего не узнал о Марвине и Бернаре и явился к отцу расстроенным.
  - Беркуты и волки опросили огромное количество догмарцев, но я не получил толковой информации о Марвине, - хмуро сказал он, сев напротив отца. - В Догмаре многие знают мальчишку, однако он ничем не выделяется среди прочих джирмийцев.
  - Значит, о Марвине информации нет, - подытожил император и забарабанил пальцами по столу. - А что Бернар?
  - Его связь с графиней Бертой - домыслы придворных дам. Они никогда не были любовниками. Впрочем, мне вообще ничего не удалось узнать о любовных связях Бернара. Видимо, у него нет любовницы вне Джирмы, а внутри... - Принц развёл руками. - Никто не знает, что твориться за стенами Цитадели. Зато я выяснил, что последние годы Бернар провёл в разъездах. Он встречался с главами кланов, общин и мэрами городов, предлагая услуги своих кошек. Похоже, он всерьёз занялся коммерцией.
  - Почему мне не доложили? - прошипел Арнольд. - Джирма плетёт заговор, а Беркуты и в ус не дуют?! Разгильдяи!
  - Заговор, это громко сказано, отец, - пожал плечами Альберт. - Бернар пытается сделать касту более открытой для сотрудничества. С его подачи, джирмийцы берутся не только за убийства, но и за решение конфиденциальных проблем и многое другое. Они высоко оценивают свои услуги, но эти услуги пользуются колоссальным спросом.
  - То есть ты считаешь, что Бернар обычный коммерсант? - оскалился император, и в его блёклых фиолетовых глазах сверкнули искры.
  - У меня нет повода думать иначе.
  - Слепец! Ты не видишь очевидного: предводитель приучает аргорцев к виду алых плащей!
  - Они не рискнут открыто выступить против Беркутов. Аргорцы ненавидят Кошек, и никогда не примут их, как правящий клан. Джирмийцев не так уж много. Один неверный шаг, и мы сотрём Цитадель в порошок.
  - А если появятся аксимийцы?
  - Ерунда! Мы сами справимся с любой армией. С тех пор, как Конрад построил Цитадель, Аргор изменился. Джирму давно пора уничтожить.
  - Однажды Беркуты уже пытались сделать это. Так что, прежде чем вновь напасть на Цитадель, неплохо бы понять, с чем мы столкнёмся, - проворчал Арнольд.
  - Сила Кошек - миф, такой же, как и душа погибшего Мира, которая якобы им покровительствует. Джирмийцы слабее не только нас, но и эльфов! Если мы объединимся - от Цитадели камня на камне не останется.
  - Не горячись. Разрушить Джирму не проблема, но зачем? Прошло двадцать лет, как ушёл прощелыга. Возможно, его проклятье - бред алкоголика, но вдруг он и правда аксимиец, и наши враги ждут своего часа.
  - Ещё скажи, что сын Лорана поведёт нас к Свету, - усмехнулся Альберт.
  - А если он действительно сын Леопольда?
  - Прощелыга был хорошим магом, а Эллард - трепло! Взять хотя бы историю с дедушкиной тиарой. Он может говорить, что угодно, но мы-то знаем, что он, как все вошёл во дворец, через портал. Он обычный вор, стащивший у пьяного стражника камень-пропуск. Скорее уж Марвин тянет на сына Прощелыги!
  - Если это правда - я повешу Бернара, и касте придётся умерить свой гонор!
  - Только доказать это практически невозможно.
  - Даже я не способен усыпить зараз сотню волков! - Арнольд встал и заходил по кабинету. - Если Марвин сын Прощелыги, он не должен вернуться в Джирму! Да и в Дарре ему делать нечего! Хорошо бы он сгинул во время своего идиотского путешествия! И Элларда с собой прихватил! На всякий случай.
  - Я предлагал убить его ещё неделю назад! - заметил принц, но император не услышал сына, продолжая рассуждать вслух:
  - Не понимаю, почему Бернар до сих пор не забрал мальчишку. Он простил сопляку убийство своих кошек! Он терпит его дружбу с сыном Лорана! Ясно, как день: у предводителя есть какой-то план, и Марвину отведена в нём ключевая роль!
  - Какая разница, что он задумал? Нужно действовать!
  - Не торопись. - Арнольд остановился у окна и положил ладонь на подоконник. - Пусть сначала беркуты соберут побольше информации. Я хочу знать о каждом шаге Бернара!
  - Но мы не можем попасть в Цитадель, и потом тайные пути джирмийцев...
  - Мне наплевать, как вы будете следить за ним. Я хочу казнить предводителя за измену, и мне нужны доказательства!
  - Слушаюсь, Ваше величество. - Принц встал и церемонно поклонился.
  - Утром жду тебя с докладом, - холодно сказал Арнольд, сел за стол и взял в руки папку с бумагами.
  Альберт поджал губы и покинул кабинет отца.
  
  Глава 10
  Ильмара.
  
  Марвин растерянно смотрел на беспокойные воды Туманного моря. 'Как?.. - Он потёр глаза, но пенистые волны по-прежнему бились о каменистый берег. - Как?.. - Несколько минут стальная кошка таращился на воду, а потом спрыгнул с коня и уложил Элларда на землю. - Пусть спит и не путается под ногами', - ворчливо подумал он, укрыл друга плащом и осмотрелся.
  Джирмиец стоял среди огромных валунов, покрытых бледно-зелёным лишайником. Низкорослые кустарники сиротливо жались к серым скалам, а каменистую землю устилала редкая пожухлая трава с пятнами блёклых северных цветов. Марвин сел рядом с вором, сотворил чашку горячего вина и, глядя на тревожное море, задумался. Он снова и снова возвращался к тому моменту, когда кошки окружили его. 'Как я сумел переместиться?' - спрашивал он себя. Марвину было всё равно, где именно они оказались. Он жаждал понять, как ему удалось воспользоваться незнакомой магией.
  Внезапно стальная кошка ощутил чужой страх и, оторвав взгляд от тёмных волн Туманного моря, оглянулся: из-за скал выскочила девушка в охотничьем костюме.
  - Помогите!!! Дильбар!!! - крикнула она, бросаясь к Марвину.
  Джирмиец отшвырнул кружку и вскочил. В ту же секунду из-за скал показалась огромная, покрытая металлической чешуёй рептилия. Трёхпалые когтистые лапы оставляли на каменистой земле глубокие борозды, а круглые, как блюдца, глаза были налиты кровью. Дильбар распахнул громадную пасть, обнажив острые серебряные клыки, шумно втянул воздух и, издав трубный вой, пополз к людям.
  Марвин оттолкнул девушку, взмахнул руками и обрушил на чудовище шквал ледяных игл. Они вонзились в металлическую чешую и, словно черви, стали прогрызать дорогу к жилистой плоти. Дильбар дико заревел, упал на спину и покатился по земле, кроша валуны и обливаясь бурой кровью. Он был в нескольких метрах от спящего Элларда, когда стальная кошка снова вскинул руки, и ледяные иглы взорвались внутри монстра, разорвав его на куски. Марвин оттащил друга от смердящей кучи чёрно-бурого мяса, закинул его на Ветерка и вскочил в седло.
  - Постойте! - вцепившись в сапог джирмийца, воскликнула девушка. - Я не успела Вас поблагодарить!
  - Иди своей дорогой! - огрызнулся Марвин и оттолкнул её.
  - Да погодите же! Я вижу, Вы устали, а мой дом совсем рядом! Будьте моим гостем, сударь! - протараторила охотница, восторженно глядя на своего спасителя.
  Джирмиец оценивающе посмотрел на невысокую худенькую девушку в поношенном охотничьем костюме. Её длинные чёрные волосы были растрёпаны, а наивные синие глаза с любовью взирали на него. Марвин невольно сравнил её с Камиллой и скривился: на фоне ослепительно прекрасной княжны охотница выглядела жалкой бродяжкой. 'Никто не заплачет, если тебя не станет', - холодно подумал он и сдержанно произнёс:
  - Опасно приглашать в дом незнакомых людей. - И, давая ей шанс спастись, добавил: - Уходи, пока можешь.
  - Я знаю, что Вы - кошка, но...
  Девушка не успела договорить. Марвин стремительно наклонился, схватил её за волосы и рывком приподнял над землёй.
  - Что ещё ты видишь? - прошипел он.
  - Отпустите! Мне больно!
  - Кто ты?
  - Ильмара, клан Куницы. Я знаю Элларда!
  - Принца Попрошаек знает весь Аргор! - язвительно произнёс джирмиец. - У тебя дар друидки, а не крестьянки. Чем ты это объяснишь, Ильмара?
  - Мой отец - беркут! - сквозь слёзы закричала девушка. - Сжальтесь, сударь!
  Марвин разжал пальцы, и Ильмара шлёпнулась на землю.
  - Встань! - приказал джирмиец. - Ты живёшь одна?
  - Да, сударь.
  - Показывай дорогу!
  Нервно кивнув, Ильмара поднялась на ноги и пошла вперёд. Вскоре Марвин увидел одиноко стоящий дом, окружённый невысоким покосившимся забором. Девушка приглашающе распахнула скрипучую калитку, но джирмиец пришпорил коня и перемахнул через забор. Он спешился, вошёл в дом, уложил приятеля на деревянную кровать и, равнодушно оглядев убогую обстановку единственной комнаты, сел на лавку возле стола. Под его хмурым взглядом, Ильмара добрела до печи и дрожащими руками стала разжигать огонь.
  - Эллард не знает, кто я, так что, держи рот на замке! - сурово сказал Марвин и, помолчав, добавил: - Запомни: ты - мой трофей, и будешь делать то, что скажу!
  - Вы собираетесь нас убить? - всхлипнула девушка.
  - Только тебя. - Марвин не собирался оставлять в живых мага, умеющего распознавать кошек.
  - Но зачем Вам...
  - Не важно. Лучше подумай о себе. Пока молчишь - дышишь.
  Ильмара затравленно взглянула на гостя:
  - Пожалуйста, не убивайте меня, сударь. Я никому не скажу, кто Вы.
  Джирмиец покачал головой:
  - Если ты попадёшь в руки кошек, то расскажешь обо всём, а я не могу рисковать жизнью Элларда.
  - Тогда возьмите меня с собой, сударь.
  - Исключено! - отрезал стальная кошка и сухо напомнил: - Ты обещала накормить нас.
  Девушка шмыгнула носом и повернулась к печи, а Марвин провёл ладонью над головой Элларда и тихо шепнул:
  - Просыпайся.
  Вор вздрогнул:
  - Что случилось?
  - Нам удалось сбить кошек со следа, но потом твой конь пал, а ты потерял сознание.
  - Где мы?
  - На побережье Туманного моря.
  Глаза Элларда округлились:
  - Сколько же я был в отключке? Дней десять?
  - Несколько часов, - буркнул Марвин, только сейчас сообразив, что не придумал достойной истории, объясняющей их нереально быстрое продвижение по Аргору.
  - Что ты молчишь? - Принц Попрошаек сел в постели и требовательно уставился на приятеля: 'Кто же ты, разрази тебя гром?! Ты круче кошек! Видение не обмануло!' Внезапно Эллард почувствовал, что они не одни. Он повернул голову и радостно заорал: - Мара!!! Как здорово, что ты здесь! - Вор хлопнул друга по плечу: - Это же Мара! Знаешь, какой она классный стрелок?! Позапрошлой зимой мы вместе охотились на белок. Она ни разу не промахнулась и не испортила ни одной шкурки!
  - Я тоже рада видеть тебя, Эл, - тихо произнесла девушка.
  Принц Попрошаек спрыгнул с кровати и заключил её в объятья:
  - Ты выросла и похорошела! Сколько тебе сейчас, Мара?
  - Четырнадцать... - выдохнула девушка, и с её ресниц сорвалась слеза.
  Вор растерялся:
  - Да что с тобой? И где Алисса?
  - Мама умерла полгода назад... - Ильмара прикусила губу, еле сдерживая слёзы.
  - Бедная девочка! - Эллард погладил её смоляные волосы: - Хочешь, мы возьмём тебя с собой?
  Ильмара испуганно взглянула на джирмийца и прошептала:
  - Мне кажется, твой друг этого не одобрит.
  - Марви? Да он отличный парень! Ты бы видела, как он дерётся! Даже кошки для него не проблема!
  - Я видела, как он убил дильбара. - Охотница с невольным восхищением посмотрела на джирмийца.
  - Дильбара? Ты убил дильбара, Марви? - изумился вор.
  - Да. - Стальная кошка усмехнулся, и Ильмара поспешно отвела взгляд.
  - Здорово! - Эллард отпустил девушку и мечтательно произнёс: - Хотел бы я посмотреть на эту схватку! Тебе понравилось, Мара?
  - Это было потрясающе. - Охотница покосилась на красивого джирмийца и покраснела.
  - Вижу, вы подружились, - хихикнул Эллард, уселся за стол и придвинул к себе миску с холодной картошкой. - Давайте поедим и выпьем за встречу! - Он наколдовал бутылку вина и разлил его по чашкам: - За удачу! - провозгласил вор, выпил и снова потянулся к бутылке, но Марвин перехватил его руку.
  - Не время напиваться, Эл. Мы едва не погибли. Кошки ищут нас, и нужно решить, что делать дальше.
  - А что тут думать? Поедем в Йене! - сказал вор и выдернул руку из цепких пальцев приятеля: - Теперь мы наверняка поймаем Урса до того, как он сядет на корабль! Благодаря тебе, Марви, мы опережаем его на несколько дней! Кстати, как ты смог переместиться? - поинтересовался он.
  - Сам не знаю, - пожал плечами джирмиец.
  - Ладно, разберёшься - расскажешь, - беззаботно хмыкнул вор и обратился к Ильмаре: - У тебя есть лошадь?
  - Откуда у меня лошадь, Эл? - Девушка обвела рукой убогую комнату.
  - Ничего, купим в Йене, - жизнерадостно улыбнулся Принц Попрошаек.
  - Нам нельзя в Йене! - возразил Марвин.
  - Послушать тебя, так нам вообще никуда нельзя! Может, поселимся в этой лачуге?
  - Это тоже не выход, - невозмутимо ответил джирмиец.
  - И что ты предлагаешь?
  - Поехать в Иритту через Задумчивый лес.
  - Там нет дорог, гостиниц, людей... Что мы будем есть?
  - Наколдуем.
  - А как же лошадь для Ильмары?
  - И для тебя.
  Эллард картинно смахнул слезу:
  - Ах, да... Хорошая была лошадка! - Он хитро посмотрел на Марвина. - Как ни крути, а придётся ехать в Йене.
  - Нет, Эл! Мы украдём лошадей в ближайшей деревне и отправимся в Иритту!
  - Что ты прицепился ко мне с этой треклятой Ириттой? - взорвался вор. - Ненавижу этот город! Сплошные разбойники!
  - Мы поедем в Иритту! - отрезал Марвин и встал. - Мне нужно поспать, Эл. Не смей напиваться!
  - Хорошо, мамочка, - противным голосом пропищал Эллард.
  Джирмиец бросил предупреждающий взгляд на Ильмару, растянулся на единственной кровати и, окружив дом охранным заклятьем, мгновенно уснул. Девушка облегчённо вздохнула и улыбнулась вору.
  - Такой ты мне нравишься куда больше, - заметил тот, потягивая вино. - Чем Марви так напугал тебя, милая?
  - Он странный... - неопределённо протянула Ильмара.
  - В самом деле? По-моему, он самый обыкновенный вояка, - подначил её вор.
  - Красивый и смелый... - не слушая его, печально продолжила девушка и украдкой взглянула на спящего джирмийца.
  Эллард лукаво улыбнулся, придвинулся к охотнице и обнял её за плечи:
  - Я тоже красивый и очень нежный. - Он потёрся носом о её шею. Ильмара выскользнула из объятий вора и отодвинулась. - Как хочешь, - пожал плечами Эллард и протянул ей чашку с вином. - Расслабься, Мара, я не насильник. Кстати, где здесь можно добыть лошадей?
  - Я покажу, когда Марвин проснётся.
  - А чего ждать? Давай быстренько смотаемся за скотинкой и вернёмся.
  Ильмара с недоумением посмотрела на него:
  - Твой спутник окружил дом заклятьем. Мы не выйдем отсюда, пока он спит.
  - Ха! Я более великий маг! Мы выберемся! А Марви пусть отдыхает. - Эллард отставил чашку, сосредоточился и стал изучать заклинание друга. - Хорошая работа, - благодушно улыбнулся он, осторожно касаясь магической сети. Марвин заворочался. Вор мгновенно прекратил колдовать и недовольно фыркнул: - Надо же какие мы чувствительные. Попробуем с другой стороны, - азартно шепнул он и продолжил, старался действовать тоньше, но Марвин вновь почувствовал его вмешательство. - Да что же это такое?! - возмутился вор. - Это же я лучший маг Аргора! - Он сосредоточился и снял-таки защитное поле. - Пошли, Мара!
  - Куда ты собрался, Эл? - остановил его строгий голос Марвина.
  Принц Попрошаек недовольно скривился:
  - И чего тебе не спится?
  - Ты не даёшь.
  - Но ты же хотел украсть лошадей?
  - Дай мне отдохнуть, Эл, и мы пойдём вместе. Мы же напарники? - тяжело вздохнул джирмиец.
  - Тебе лишь бы отдыхать, - проворчал вор.
  - Думаю, что после встречи с кошками и схватки с дильбаром, я заслужил несколько часов сна, - с нажимом произнёс Марвин.
  - Тогда я выпью! - мстительно заявил Принц Попрошаек.
  - Пей, - устало согласился джирмиец и, восстановив щит, закрыл глаза.
  Эллард довольно потёр руки, и на столе появилась огромная пузатая бутыль с вином. Вспомнив о своих кулинарных способностях, он наколдовал головку сыра, хлеб, кусок мяса и подмигнул девушке:
  - Лошадки подождут...
  Прошло три часа. Вор пил вино, с упоением рассказывал о своих подвигах и грандиозных планах на будущее, а Ильмара вяло жевала бутерброды с сыром и мясом, поглядывая в окно. Золотое солнце ползло к горизонту, и жить ей оставалось всё меньше и меньше. Обещание Элларда, взять её с собой, было пустой болтовнёй. Девушка знала, что обречена, и изо всех сил старалась не думать об этом. Устав от бахвальства вора, она подпёрла голову кулаком и стала смотреть на спящую кошку, гадая, могут ли джирмийцы влюбляться.
  Её размышления прервал Эллард, который, оборвав непристойную песню на полуслове, уронил голову на руки и огласил дом раскатистым храпом. Ильмара вздохнула и стала собирать со стола грязную посуду. Она перемыла сотворённые вором тарелки и бокалы, прикрыла остатки еды полотенцем, вытерла стол и села на лавку. Девушка посмотрела на джирмийца и вздрогнула, наткнувшись на пристальный взгляд изумрудных глаз.
  Не говоря ни слова, Марвин бесшумно спрыгнул с постели, сел за стол и, откинув полотенце, стал есть, поглядывая на испуганную охотницу. Поев, он перенёс Элларда на кровать, накинул на плечи плащ и холодно приказал:
  - Пойдёшь со мной, Мара! - Девушка всхлипнула и покорно направилась к двери, а Марвин пристально посмотрел на вора: - Не хочу, чтобы ты шалил без присмотра, - проворчал он и опутал друга сонным заклинанием.
  Во дворе стальная кошка вскочил на Ветерка и протянул руку Ильмаре. Он усадил девушку впереди себя, обнял её и тихо скомандовал:
  - Показывай дорогу.
  - Нужно ехать на запад, - прошептала Ильмара, трепеща в его объятьях, как травинка на ветру.
  Конь рванул с места в карьер, и у девушки захватило дух: так быстро она не ездила никогда. Обычно дорога до деревни занимала у неё несколько часов, а конь джирмийца преодолел это расстояние всего за полчаса. Марвин остановил Ветерка в редкой берёзовой роще возле околицы и спешился. Он усыпил деревенских собак, обеспечив себе бесшумный подход к цели, и скомандовал:
  - Идём, Мара, покажешь, у кого здесь лучшие лошади.
  Ильмара сползла с седла и послушно пошла впереди джирмийца. Они вошли в деревню, и девушка указала на двухэтажный дом с высокой черепичной крышей:
  - Нам сюда.
  Марвин и Ильмара бесшумно проскользнули к конюшне. Джирмиец прислушался, довольно кивнул и немного подправил сон конюхов, сделав его крепче и глубже. Он взял девушку за руку, прошёл сквозь стену, выбрал и оседлал двух лошадей и вывел их в ночь. Ильмара как тень следовала за джирмийцем. В какой-то миг ей захотелось поднять крик, но она смолчала, решив умереть одна.
  Ветерок тихо заржал, увидев хозяина. Марвин потрепал его по холке и вскочил в седло. Ильмара подошла к одной из украденных лошадей, но стальная кошка остановил её.
  - Поедешь со мной! - приказал он и, усадив девушку впереди себя, прошептал заклинание. - Кони будут следовать за Ветерком, - сам не зная почему, объяснил он Ильмаре и медленно поехал вперёд.
  Охотница обернулась: крестьянские лошади ходко трусили за ними, словно привязанные невидимыми нитями. Густые, пахнущие травами волосы пленницы скользнули по щеке кошки, и он, уткнувшись в затылок девушки, крепко прижал её к себе. Марвин соскучился по женской ласке, и близость юного тела разбудила в нём желание. Его сильные руки стиснули маленькие груди. Ильмара вскрикнула и попыталась вырваться, но это лишь раззадорило джирмийца. Он остановил коня и стащил пленницу с седла:
  - Раздевайся. - Ильмара бессильно заскулила и попятилась. - Иди сюда! - приказал Марвин, пристально глядя ей глаза, но девушка продолжала пятиться. Джирмиец ухмыльнулся, подскочил к Ильмаре, сорвал с неё курточку и швырнул на траву. Охотница метнулась в сторону, но кошка мёртвой хваткой вцепился в её рубашку. Ветхая ткань с треском разорвалась и осталась в его руках. Ильмара замерла, прикрывая руками грудь, и жалобно проскулила:
  - Пощадите, сударь.
  Марвин весело рассмеялся, подошёл к пленнице и развёл её руки в стороны. Ильмара замерла с раскинутыми руками, а стальная кошка, упиваясь её страхом, стал тискать маленькие острые груди. Девушка закусила губу, и по пылающим от стыда щекам покатились слёзы: джирмиец поступал с ней так же, как когда-то аристократ - с её матерью. Теперь, даже если случится чудо, и кошка оставит её в живых, она будет обречена жить опозоренной.
  - Пощадите меня, сударь, - в отчаяние повторила Ильмара.
  - Твоя жизнь принадлежит мне. - Марвин притянул пленницу к себе и впился в тёплые сухие губы. Девушка не сопротивлялась. Джирмиец отпустил её и, бросив: 'Раздевайся', неторопливо расстелил на земле плащ.
  - Не надо, прошу Вас, сударь, - взмолилась охотница.
  - Раздевайся! - рявкнул Марвин, и девушка трясущимися руками стянула остатки одежды. Кошка с удовольствием оглядел её гибкую фигурку: - Без одежды ты выглядишь гораздо привлекательнее, - хмыкнул он, уложил Ильмару на плащ и начал истово ласкать её. Девушка всхлипывала, но постепенно всхлипы сменились сладострастными стонами, и Марвин ехидно произнёс: - Я буду делать с тобой, что захочу, тем более, тебе это нравится!
  Ильмара закрыла глаза и стиснула зубы, силясь сдержать мучительно сладкий стон. Она стыдилась признаться самой себе, что ей нравятся властные ласки джирмийца...
  
  - Не расстраивайся, - снисходительно улыбнулся Марвин, когда они снова тронулись в путь. - В конце концов, ты живёшь одна, и кто-нибудь обязательно воспользовался бы этим. - Ильмара тихо плакала и прижималась к джирмийцу, а тот покровительственно гладил её по волосам. - Не хнычь, пока я не буду тебя убивать. Ты понравилась мне, Мара, и я возьму тебя с собой, - шепнул он и пришпорил Ветерка, зная, что украденные лошади сами найдут дорогу к дому Ильмары...
  Джирмиец снял защитное поле, и они вошли в дом. Девушка опустилась на скамью и замерла, глядя в одну точку, а стальная кошка склонился над другом.
  - Просыпайся, Эл. Пора ехать.
  Вор открыл глаза и сладко потянулся:
  - Всё-таки ты незаменим, Марви. Я прекрасно себя чувствую.
  - Я тоже, - улыбнулся джирмиец. - Пока ты спал, мы с Ильмарой добыли лошадей.
  - Ну вот, ты лишил меня удовольствия покопаться в крестьянских закромах. Обожаю воровать у Пчёл, они такие раззявы.
  - Извини, Эл. В следующий раз я обязательно дождусь твоего протрезвления, - ехидно пообещал Марвин, - но сейчас нам необходимо поскорее затеряться в Задумчивом лесу, пока кошки не взяли наш след.
  Принц Попрошаек взглянул в окошко и капризно спросил:
  - А завтрак?
  - Хорошо, Эл, - покладисто кивнул Марвин и повернулся к Ильмаре: - Садись за стол!
  Девушка поднялась и побрела к столу. Эллард с удивлением посмотрел на неё:
  - Вы поругались?
  - Нет. Она просто устала.
  - Тогда пусть поспит, а потом поедем.
  Марвин оценивающе взглянул на пленницу и кивнул:
  - Ладно, Мара, отдохни.
  Эллард соскочил с кровати. Девушка легла на его место, закуталась в одеяло с головой и отвернулась к стене. Вор уселся за стол и неодобрительно посмотрел на друга.
  - Что между вами произошло?
  - Ничего.
  - Тогда почему она такая грустная?
  - Она привыкла спать по ночам, а не копаться в крестьянских закромах.
  - Понятно, - усмехнулся Эллард, накладывая в тарелку наколдованную другом еду. - Знаешь, Марвин, мне нравится Мара. Она, конечно, не красавица, но, согласись, фигурка у неё, что надо. Может, мне жениться на ней?
  - Это же не входит в твои планы на ближайшие десять лет, - насмешливо напомнил ему джирмиец.
  - Для Мары я сделаю исключение.
  - К чему такие сложности, Эл? Хочешь, я оставлю вас одних?
  - Даже не знаю... - протянул Эллард и зашептал другу на ухо: - Её мать дружила с эльфами. Говорят, ей покровительствовал сам глава клана Ласточки. В Задумчивом лесу Мара, как дома. С ней мы беспрепятственно проедем через владения Эльфов, так что пока лучше не трогать её.
  - Как хочешь, - пожал плечами Марвин. - Впрочем, куда тебе торопиться, раз она едет с нами.
  - И я о том же, - подмигнул ему вор и ехидно сообщил: - Кстати, я заметил, как Мара смотрит на тебя. Она влюбилась. Может, на ней женишься ты?
  - Зачем?
  - Ну как же, домик подправите, детишки пойдут, - скабрезно хихикнул Эллард. - Будете охотиться вместе...
  - Не мели ерунды! - рыкнул на него Марвин.
  - Да ладно тебе, - улыбнулся вор. - Мара привыкнет к нам, и сама решит, с кем построить счастливую семью!
  - Ты неисправимый фантазёр.
  - Я мечтаю только о реальных вещах! - гордо заявил Принц Попрошаек и с подозрением посмотрел на друга. - А может, ты ревнуешь? Признайся, ты влюбился в неё, Марви! Это замечательно! Я рад за тебя, дружище!
  - Хватит молоть чепуху! - возмутился джирмиец. - Я не могу влюбиться!
  - Почему же? - хихикнул Эллард и хлопнул себя по лбу. - Ах, да! Чуть не забыл! Волки всё делают сами! Бедный Марви, как я тебе сочувствую!
  Стальная кошка вскочил, роняя стул, и бросился к двери.
  - Пойду, встречу лошадей!
  - Как же, как же, твой любимый жеребец! Ему грустно без тебя! - Вор расхохотался так, что едва не слетел с лавки.
  Марвин одним прыжком оказался рядом с ним, повалил на пол и приставил к горлу нож.
  - Меня достали твои шутки!
  Эллард побледнел, и его губы задрожали.
  - Я не хотел обидеть тебя, - захныкал он. - Мы же напарники...
  Джирмиец всмотрелся в его перекошенное от ужаса лицо и с горечью осознал, что вор боится его. Марвин впервые задумался над тем, как на самом деле относится к нему человек, которого он, сам не заметив как, начал считать другом. 'Неужели он не понимает, что я ему не враг?! Или догадался, что я кошка?' Марвин убрал нож и помог вору подняться.
  - Извини, Эл. Я погорячился.
  - Бывает. - Вор отвёл взгляд.
  - Я всё-таки встречу лошадей, - пробурчал джирмиец и вышел из дома.
  Кони, уведённые у крестьян, стояли у забора. Марвин завёл их во двор и привязал у крыльца. Ветерок ткнулся мордой в плечо хозяина. Марвин потрепал его по холке и, сев на обшарпанную ступеньку, стал смотреть на восходящее солнце. Ему нравился безалаберный Принц Попрошаек. 'Впрочем, не такой уж он безалаберный, - горько усмехнулся джирмиец. - Он ведь давно подозревает, что я кошка. Что будет, когда он перестанет сомневаться в этом?'
  
  Глава 11.
  Сонные топи.
  
  Марвин вернулся через час. Он бросил недовольный взгляд на спящую девушку и остановился перед Эллардом, который, воспользовавшись отсутствием приятеля, пил пиво. На тарелке перед ним лежала жирная копчёная рыбина. Вор лениво отщипывал от неё кусочки и клал их в рот.
  - Ты больше не злишься? - Он сыто улыбнулся напарнику: алкоголь вернул ему прежнюю браваду.
  - Нет, - буркнул джирмиец. - Поехали!
  - Вечно тебе неймётся, пусть девочка поспит.
  - Некогда отдыхать. Буди её, и в путь. Я жду вас во дворе.
  - Я не потерплю командного тона! - возмутился вор, но Марвин проигнорировал его слова и быстро вышел.
  Ильмара вскочила и стала нервно запихивать в торбу вещи. Эллард выругался себе под нос, подошёл к девушке и положил руки ей на плечи.
  - Всё будет хорошо, Мара, - ласково сказал он. - Хочешь, я отвезу тебя в Шеву? Мои родители позаботятся о тебе. Или, может, отправишься с нами в иные Миры?!
  - Я подумаю, Эл, - тихо ответила девушка, скинула его руки и взяла плащ. - Пойдём, Марвин ждёт.
  Вор обиженно поджал губы и, подхватив её торбу, вышел во двор. Окинув прощальным взглядом комнату, Ильмара последовала за ним.
  - Наконец-то, - раздражённо бросил Марвин и направил Ветерка к калитке.
  Принц Попрошаек подсадил девушку в седло, вскочил на своего коня и нагнал приятеля:
  - Ты совершенно невыносим, Марви! Ты ведёшь себя, как неотёсанный болван! Неужели так трудно хоть раз улыбнуться девочке? Она может подумать, что ты хам и грубиян!
  - Я не придворный франт! - отрезал джирмиец.
  - Придётся научить тебя хорошим манерам, - тяжело вздохнул вор. - Ты совсем одичал: хорошенькая девушка не вызывает у тебя положительных эмоций! - Он обернулся к Ильмаре и ободряюще улыбнулся. - Марви переживает из-за несчастной любви, Мара, но это скоро пройдёт.
  - Заткнись! - рявкнул стальная кошка, едва не пришпорив коня, но в последнюю секунду опомнился и шагом выехал со двора.
  Эллард и Ильмара поехали за ним. На опушке леса Марвин обернулся и приказал:
  - Показывай дорогу, Мара!
  Девушка кивнула, свернула на едва заметную тропу, и маленький отряд углубился в лес.
  Первый месяц лета на побережье Туманного моря выдался на редкость тёплым и солнечным, но в чащу Задумчивого леса не проникал ни один золотой луч. Вокруг стояла мрачная, густая тишина, а старые замшелые ели с высохшими лапами лишь усиливали гнетущее впечатление. Лес спал глубоким беспробудным сном. Лошади мягко ступали по усыпанной потемневшей хвоей земле, и только их мерное дыхание нарушало тягостный покой Задумчивого леса.
  Эллард беспокойно оглядывался и ёрзал в седле. Наконец, он не выдержал:
  - Какое угрюмое место! - с недовольной гримасой заявил он и вжал голову в плечи: в мертвенной тишине его голос прозвучал, как раскат грома.
  - Не трусь, Эл, - приободрил его Марвин. - Задумчивый лес - наш союзник. Никто не сможет бесшумно подобраться к нам.
  - Только это и утешает, - пробормотал вор и подавленно замолчал.
  Всадники несколько часов петляли между древними елями. Внезапно сумрак леса прорезал яркий солнечный луч. Ели расступились, и путники выехали на край мохового болота с редкими искорёженными деревцами. Ильмара остановилась, цепким взглядом осмотрела окрестности и, не оборачиваясь, сказала:
  - Мы можем поехать через болото, но это опасно, а можем отправиться в объезд. Это лишний день пути.
  - Мы торопимся, - сухо произнёс Марвин.
  Девушка тронула повод, и её лошадь ступила на зыбкую поверхность мха. Под копытами захлюпала вода.
  - Не сходите с моего следа, - предупредила Ильмара.
  Марвин пропустил Элларда вперёд. Вор шумно вздохнул и проворчал:
  - То убить, то уморить голодом, то в болоте утопить! Так надо мной ещё никто не издевался!
  - Можешь вернуться в Йене, - ехидно предложил джирмиец. - Там тебя уже ждут.
  - Йене... - мечтательно протянул Принц Попрошаек. - Мы могли бы подышать морским воздухом, отведать экзотических блюд, познакомиться с рыбачками... Ах, Йене, где ты?
  - На северо-востоке, - услужливо подсказал Марвин.
  Эллард скорбно вздохнул, оглядел унылый пейзаж и заметил вдалеке маленькую поляну, покрытую золотистыми цветами. В его глазах заплескался восторг:
  - Давайте сделаем привал! - завопил он, указывая на привлекательную лужайку.
   - Стоять, идиот! - гаркнул Марвин. - Это трясина! Ты что, никогда про болота не слышал?
  - Да, слышал, Марви, слышал. Зачем так орать?
  - Следуй за Марой! Сделаешь шаг в сторону, я тебя вылавливать не буду, а утопишь коня - пойдёшь пешком!
  - Не каркай, - обиженно проворчал Эллард, но всё-таки стал внимательнее смотреть на тропу.
  К вечеру путешественники достигли небольшого каменистого острова. Когда копыта лошадей ступили на твёрдую почву, Ильмара спрыгнула с седла и устало произнесла:
  - Нам нужно ещё три дня, чтобы выйти из болот.
  Марвин и Эллард спешились.
  - Холодно, - пожаловался вор, с опаской оглядываясь по сторонам.
  - Я разведу костёр, - сказал джирмиец.
  Ильмара достала из торбы одеяло, закуталась в него и села на поваленное дерево, подальше от спутников. Эллард предоставил Марвину заниматься костром, а сам присел рядом с девушкой и обнял её за плечи.
  - Замёрзла? - участливо спросил он.
  - Да. - Ильмара склонила голову на его плечо.
  - Иди сюда, Эл, - требовательно позвал Марвин. - Нужно приготовить ужин.
  Вор нехотя отпустил девушку, встал и подошёл к лошади. Вытащив из седельной сумки миски, он поставил их на землю и наколдовал горячего супа.
  Тем временем, стальная кошка разжёг костёр, сотворил три большие чашки чая и поманил Ильмару. Девушка вздрогнула, плотней укуталась в одеяло и села рядом с ним:
  - Спасибо, сударь, - поблагодарила она, взяв чашку.
  Джирмиец едва заметно улыбнулся и сотворил для неё тёплую сдобную булку. Вор хихикнул и шепнул другу:
  - Всё-таки я прав. Она тебе нравится. Признайся, Марви, ты влюблён.
  Стальная кошка подавился чаем, и Эллард заботливо похлопал его по спине.
  - Ты можешь думать о чём-нибудь другом, кроме женщин? - прошипел джирмиец.
  - Могу. Сейчас бы чашечку горячего винца с пряностями, - промурлыкал Принц Попрошаек. - Между прочим, это лучшее средство от простуды.
  - Ты болен? - преувеличенно заботливо поинтересовался Марвин.
  - В такой сырости не долго подхватить какую-нибудь заразу.
  Джирмиец оценивающе посмотрел на вора, и в его руках появилась крохотная чашечка с душистым горячим вином.
  - Это тебе, Эл. - Принц Попрошаек задохнулся от возмущения, а Марвин невозмутимо добавил: - Не хочешь, выпью сам.
  - Изверг! - простонал Эллард и выхватил чашку из его рук. - Здесь и мыши мало! - заныл он, разглядывая содержимое. - Я самый несчастный человек в Аргоре! Виданное ли дело! Принц Попрошаек испытывает такие муки и лишения! Я...
  - Пей вино и ложись спать. Мы двинемся в путь на рассвете! - строго сказал Марвин.
  - Изувер! - с чувством изрёк вор, одним глотком выпил вино и, завернувшись в плащ, лёг на траву. - Я обязательно заболею, вот увидишь! - Он помолчал и мстительно добавил: - И моя смерть будет на твоей совести!
  - Спи! - невольно рассмеялся джирмиец и взглянул на Ильмару: - Тебе тоже нужно отдохнуть.
  - Я могу подежурить первой, сударь, - робко предложила она.
  - Сегодня это не понадобиться. Сонные топи считаются непроходимыми, и уж вряд ли кто-то сунется сюда среди ночи. Так что, ложись и спи.
  Ильмара кивнула, но не тронулась с места, а Марвин ещё раз внимательно оглядел окрестности и растянулся на плаще. Девушка бросила быстрый взгляд на похрапывающего Элларда и легла возле джирмийца, укрыв его своим одеялом.
  - С чего такая забота? - ухмыльнулся Марвин.
  - Я принадлежу тебе. - Ильмара обняла джирмийца и уткнулась ему в плечо.
  - Ты умница, Мара. Если и дальше будешь вести себя так же, возможно, я не убью тебя, - шепнул ей стальная кошка.
  Ильмара закрыла глаза. Сильные и нежные руки заскользили по её телу, и бедняжка поймала себя на мысли, что ей нравится принадлежать Марвину. Она застонала от нахлынувшей волны томительного наслаждения и крепко прижалась к нему.
  - Тише, - прошептал джирмиец, бросив быстрый взгляд на Элларда.
  - Я люблю тебя, - прерывисто выдохнула Ильмара.
  - Что ты сказала? - удивлённо переспросил Марвин.
  - Я люблю тебя, - повторила девушка, пряча раскрасневшееся лицо на его груди.
  - Дурочка, ты же знаешь, кто я.
  - Мне всё равно.
  - Ты странная, Мара... - задумчиво проговорил джирмиец и стиснул её в объятьях.
  
  Эллард проснулся от холода. Он с головой спрятался под плащ, сотворил большую чашку горячего вина, с наслаждением выпил его и сразу почувствовал себя бодрее. Уничтожив следы преступления, вор сел и демонстративно зевнул. Его рот так и остался открытым: Ильмара и Марвин спали под одним одеялом.
  - Мерзавец! Как ты мог?! - заорал Принц Попрошаек, глядя на руку друга, по-хозяйски обнимающую охотницу.
  - Доброе утро, Эл! - Марвин спокойно посмотрел на него, а Ильмара покраснела и с головой спряталась под одеяло.
  - Доброе?! - взвыл Эллард и простёр руки к небу: - Как ты мог, Марви?!
  - Я должен был предупредить тебя о своих намерениях?
  - Да! Ты знал, что я собирался взять её себе! - выпалил вор.
  Джирмиец пожал плечами и, откинув одеяло, стал одеваться. Ильмара всхлипнула, схватила его за руку и умоляюще произнесла:
  - Не отдавай меня ему. Я люблю тебя. - Она прижалась губами к ладони кошки и замерла.
  Марвин провёл рукой по её гладкой холодной спине и виновато посмотрел на друга:
  - Прости, Эл, но она выбрала меня.
  Охотница с благодарностью взглянула ему в глаза, а Принц Попрошаек досадливо заявил:
  - Что ж, Ильмара, поздравляю. Хочется верить, что ты не обманулась, и он женится на тебе.
  - С какой стати? - ощерился джирмиец.
  - Разведённой охотнице легче устроить свою судьбу, к ней не будут относиться, как к проститутке, - мстительно сообщил вор. Марвин смерил друга непроницаемым взглядом, а тот настойчиво продолжил: - Если ты порядочный человек, то должен на ней жениться!
  - Нет! - отрезал стальная кошка. - Меня не интересует брак! Ильмара будет со мной, но жениться на ней я не намерен!
  Вор сверкнул глазами:
  - Ты ведёшь себя, как джирмийский подонок!
  - Кто бы говорил! - разозлился Марвин. - Ты что-то не спешил жениться на дочке алтского трактирщика?
  - Нашёл, кого вспомнить! - картинно всплеснул руками Эллард. - Она была шлюхой, а Ильмара - чиста и невинна! Ты погубил её!
  - Ты бесишься, потому что не успел первым залезть ей под юбку!
  - Зато ты вовремя подсуетился!
  - Я не трачу время на красивые речи и пустые обещания!
  - Конечно, ты просто берёшь своё и уходишь!
   -Можно подумать, что ты собирался жить с Марой до гробовой доски!
  - А почему бы нет?! - вызывающе бросил Эллард.
  - Потому что ты - самое ненадёжное и непостоянное существо на Аргоре! Ты бы наобещал девочке с три короба, а потом отправил бы её на панель или продал в Джирму!
  - Гад! - Принц Попрошаек врезал напарнику по губам и отпрыгнул.
  Ильмара взглянула на разбитые губы джирмийца, вскочила и бросилась к Элларду.
  - Паразит! За что ты его? Тоже мне, блюститель нравственности! - заорала она и залепила вору оплеуху.
  Марвин накинул на обнажённую девушку плащ и оттащил от друга.
  - Одевайся, Мара. Мы позавтракаем и поедем. - Он ласково погладил её по волосам.
  Охотница стала послушно одеваться, а Эллард исподлобья посмотрел на друга:
  - Можешь убить меня, Марви, но пока ты не поклянёшься жениться на ней, я не тронусь с места!
  - Я не буду убивать тебя, Эл, но и жениться я тоже не буду.
  - В таком случае, я остаюсь на этом заброшенном острове! - Вор лёг на землю и уставился в небо. 'Мне придётся смотреть, как они милуются! Это не честно! У меня уже две недели не было женщины!' Эллард жалел, что накануне проявил ненужное благородство, вместо того, чтобы развлечься с соблазнительной девчушкой.
  Стальная кошка вытер с губ кровь, оделся и сел рядом с другом:
  - Поехали, Эл.
  - Я всё сказал! - гордо отрезал Принц Попрошаек.
  Марвин покачал головой: 'Любишь ты устраивать спектакли, Эл. Думаешь, кошка не может жениться? Да в лёгкую! Ты заблуждаешься на этот счёт, как и все аргорцы'.
  - Я не могу бросить тебя здесь, Эл, - улыбнулся он. - И, если, для твоего спокойствия, я должен жениться, я сделаю это.
  Ильмара в ужасе уставилась на него:
  - Но ты...
  - Всё нормально, малышка, - перебил её Марвин. - Я женюсь на тебе, раз Эллард хочет. И хватит об этом. Давайте завтракать.
  - Давайте! - тут же подхватил Эллард и сел. - Где в Задумчивом лесу живут друиды? Мы не можем откладывать вашу свадьбу в долгий ящик. - Он загорелся идеей свадебного пира, и злоба мгновенно улетучилась.
  - К чему такая спешка? - хмыкнул джирмиец.
  - А вдруг Мара беременна? Ребёнок должен родиться в законном браке!
  - Спасибо за заботу, - усмехнулся стальная кошка.
  - Так что, Мара, есть поблизости какой-нибудь завалящийся друид? - настойчиво спросил вор.
  - На той стороне Сонных топей есть маленькая деревня Тиша. Там живёт брат Корнелиус, - нерешительно ответила девушка.
  - Замечательно! - воскликнул Эллард. - Там я вас и поженю. Я наколдую для тебя сногсшибательное платье, Мара! А Марвин оденется в парадный костюм Хамелеонов! В Иритте ты вступишь в наш клан, девочка. У вас родиться ребёнок, и мы назовём его Леопольд, в честь великого мага-прощелыги! - Марвин и Ильмара молчали, с недоумением глядя на размечтавшегося спутника, а Эллард сотворил бутылку вина и провозгласил: - Выпьем за ваш семейный союз! - С этими словами он поднёс бутылку к губам, но джирмиец перехватил его руку.
  - Нашёл-таки повод выпить! Прекрати дурачиться, Эл! Не хочешь завтракать - поехали!
  - А почему ты не спрашиваешь у Мары, может, она голодна?! - огрызнулся раздосадованный Принц Попрошаек, тоскливым взглядом провожая медленно растворяющуюся в воздухе бутылку.
  - Она уже поела.
  - Какую послушную жену я нашёл тебе, Марви, - злорадно умилился Эллард, глядя как охотница запихивает в торбу одеяло. - Ты для неё непререкаемый авторитет. Как у тебя получается, дружище? Научишь?
  - У тебя терпения не хватит, - нелюбезно ответил джирмиец.
  - Почему? Я очень способный!
  - Хватит болтать! - взорвался Марвин. - Поехали, наконец!
  - Вот развоевался, - проворчал вор, поднялся и пошёл к коню. - Между прочим, главный здесь я!
  - Хорошо бы ты не только говорил это, но и вёл себя соответствующе, - недовольно заметил стальная кошка и запрыгнул в седло.
  
  Три последующих дня Эллард только и говорил о свадьбе. Он рассказывал Ильмаре о разных кушаньях, которыми собирается украсить праздничный стол, а перед сном учился творить одежду.
  Джирмиец не мешал напарнику веселиться, поскольку догадывался, что за мысли бродят в его шальной голове. Вор то и дело бросал на Ильмару сальные взгляды, и Марвин решил, что при первой возможности подсунет ему какую-нибудь смазливую девицу, чтобы тот успокоился.
  Вечером четвёртого дня путешественники выехали из Сонных топей и направились в Тишу. Элларду не терпелось осчастливить друзей, и он, потирая руки, всё чаще приговаривал:
  - Друид обвенчает вас уже сегодня.
  Жених и невеста не выказывали радости, но вора это не смущало. Он весело смеялся и напевал себе под нос пошлые куплеты, подмигивая то Ильмаре, то Марвину, а, услышав далёкий лай собак, пришпорил коня и понёсся к деревне. Он ворвался на единственную улицу Тиши и обратился к первому встречному жителю:
  - Где друид?
  Мужчина посмотрел на него, как на умалишённого, и степенно ответил:
  - Брат Корнелиус у себя.
  - Откуда я знаю, где он живёт? - возмутился вор. - Ты мне пальцем покажи!
  Крестьянин указал на невысокий, оплетённый хмелем дом и поспешно раскланялся, а Эллард подлетел к крыльцу, спрыгнул с лошади и рванул входную дверь...
  Марвин и Ильмара черепашьим шагом въехали в деревню.
  - Почему ты не скажешь ему нет? - тихо спросила девушка.
  - Не твоё дело, - огрызнулся джирмиец. - Я всё равно не отпущу тебя живой, Мара, а будешь ты при этом моей женой или нет - вопрос второстепенный.
  Из дома друида выскочил Эллард и замахал руками:
  - Корнелиус ждёт вас!
  - Да успеешь ты выпить, - проворчал Марвин.
  Он спешился, помог спуститься Ильмаре и, крепко взяв её за руку, повёл в дом. Эллард, приплясывая от радости, следовал за ними.
  - А вот и молодые, Корнелиус! - выглянув из-за спины Марвина, ликующе сообщил он.
  При виде околдованного джирмийца, глаза друида округлились, а брови прыгнули на лоб.
  - Я должен их поженить? - заикаясь, уточнил он у вора.
  - Они любят друг друга, и готовы рука об руку идти по жизни! - с пафосом провозгласил Принц Попрошаек.
  Корнелиус перевёл взгляд на воспитанника Бернара:
  - Добрый день, сударь.
  - Моё почтение, Корнелиус. Меня зовут Марвин. Вы обвенчаете нас с Ильмарой по обряду Хамелеона.
  - Я сделаю, как ты просишь, Марвин. - Друид слегка поклонился.
  - Приступай, - скомандовал джирмиец.
  Корнелиус снова поклонился, и в его руках появился резной ларец с эмблемой клана Хамелеона. Он нажал на голову ящерицы и достал из шкатулки два деревянных кольца.
  - Хамелеон венчает вас, - прошептал друид и одел кольца жениху и невесте. - Да прибудет с вами благословение Аргора. Да будет ваш дом полон достатка и детей.
  Эллард хлопнул друга по плечу:
  - Теперь ты на законных основаниях можешь поцеловать Ильмару.
  Корнелиус нервно сглотнул, глядя как джирмиец целует жену. 'Мир сошёл с ума! - в сердцах подумал он. - Надо же, любовное заклятье княжны не помешало ему влюбиться! Нужно немедленно написать Синкоплусу!'
  - Выпьем за молодожёнов! - весело воскликнул Эллард.
  - Не сейчас, Эл! - мстительно покачал головой Марвин. - Ты забыл? Мы торопимся.
  Джирмиец посмотрел на озабоченное лицо друида. 'Через час Бернар будет знать, где мы', - подумал он и, повинуясь неясному порыву, подхватил жену на руки и нежно поцеловал в губы.
  Эллард хихикнул:
  - Вот так бы сразу, а то не хочу жениться, не буду. - Он положил несколько золотых имперов на стол, и Корнелиус впервые улыбнулся:
  - Ты очень щедр, сын Лорана.
  - Не каждый день у меня друг женится! - добродушно сообщил Эллард и направился к двери. - И всё-таки свадьба без выпивки - бред! - в воздух заявил он и вышел на крыльцо с кружкой вина.
  - Ты очень рискованный человек, Марвин, - тихо произнёс друид. - Надеюсь, твоя жена понимает, во что ввязалась.
  Стальная кошка поставил девушку на пол:
  - Она - моя собственность, и делает то, что я приказываю, - сказал он, сверля Корнелиуса пристальным взглядом. - Так и доложи Бернару! Я не хочу, чтобы он убил малышку только за то, что я немного развлёкся с ней.
  - Предводитель готов закрыть глаза на твои шалости, Марвин. Возвращайся в Джирму.
  - Я предал касту, а ты говоришь, что он простил меня? Не верю!
  - Кошки получили приказ доставить тебя в Джирму живым. На твоём месте, я бы сдался им. Подумай, Марвин.
  - Я не брошу Элларда.
  - Зачем он тебе?
  - Он мой друг!
  - Ты точно рехнулся! - прошипел Корнелиус.
  Марвин хищно улыбнулся, и голос его стал сладким:
  - Повтори это, и некому будет доносить на меня.
  Друид попятился к стене:
  - Уходи, безумец!
  Джирмиец бросил на него презрительный взгляд, взял Ильмару под руку и повёл к выходу. У двери он неожиданно обернулся, и в его руке блеснул кинжал - Корнелиус умер раньше, чем его тело коснулось пола. Охотница зажала рот рукой, сдерживая крик.
  - Так нам будет спокойней, - тихо произнёс стальная кошка и распахнул дверь.
  Эллард сидел на крыльце, потягивая вино.
  - Пропойца! - Марвин выбил кружку из его рук. - Я же сказал, мы торопимся! Друид сообщил, что кошки следуют за нами по пятам. - Он усадил Ильмару на лошадь и обернулся: - Мы должны как можно быстрее и незаметнее пройти мимо Дарры, Эл.
  Принц Попрошаек ругнулся и вскочил на коня.
  
  Глава 12.
  Встреча.
  
  Развалившись в кресле, Жерар курил тонкую вишнёвую трубку и, в который раз, перечитывал письмо предводителя. 'Что ты творишь, Марвин? Зачем тебе понадобилось убивать Корнелиуса? Ты вызвал недовольство Сов. Как не осмотрительно для их будущего пациента!' Эльф отложил письмо, легко поднялся и вышел в коридор. Он приехал в Догмар шесть дней назад и сразу же возглавил операцию по спасению Марвина. Жерар отказался от прямого нападения на околдованную кошку, дабы избежать жертв среди джирмийцев. Он заставил Марвина войти на Тайную тропу и вынудил ехать в Джирму. Операция едва не увенчалась успехом, но... мальчишка ускользнул. Четверо суток золотые кошки безуспешно искали Марвина, а потом вернулись в Цитадель. Жерар рвал и метал, не зная, что предпринять, пока из Дарры не пришло письмо от Бернара, в котором сообщалось об убийстве Корнелиуса.
  Эльф спустился в холл и кивнул ожидавшим его золотым кошкам:
  - Поехали!
  Джирмийцы вышли во двор, вскочили на коней и устремились к воротам. Они ворвались на Тайную тропу и понеслись на восток. 'Я сделаю всё от меня зависящее, чтобы ты вернулся домой, Марвин', - думал эльф, равнодушно глядя на размытые пейзажи. Он ждал стальную кошку в Цитадели и не видел, как тот исчез с Тайной тропы, но оснований сомневаться в правдивости рассказа товарищей не было. Спасая Принца Попрошаек, Марвин ухитрился переместиться, хотя знания о магии пространственного прыжка были давно утеряны. Жерар понимал, насколько ценен для касты такой талантливый маг. 'Если в двадцать лет он сумел создать заклинание, над которым долгие годы бьются лучшие маги Аргора, то что же будет дальше?'
  Отряд джирмийцев при полном параде ворвался в деревню, вызвав жуткую панику. Кошки согнали крестьян к дому Корнелиуса и потребовали объяснений. Напуганные пчёлы указали на односельчанина, видевшего последних визитёров друида, и Жерар лично допросил его. Убедившись, что речь идёт о Марвине и Элларде, эльф отправил письмо Бернару, и золотые кошки бросились в погоню за околдованным товарищем.
  
  Марвин, Эллард и Ильмара мчались по Задумчивому лесу. Погони не было, но Марвин знал, что рано или поздно, кошки появятся. Он ругал себя за то, что поддался шантажу вора и заехал к друиду, тем самым выдав их местонахождение. 'Я же знал, чем это кончится, и всё равно поехал в Тишу! Где была моя голова?! Почему я позволяю Элларду вертеть собой, как ему вздумается?! Неужели друид прав, и заклятье Камиллы делает меня глупым и безвольным?'
  Тем же вечером, когда вор и охотница заснули, Марвин впервые внимательно рассмотрел любовное заклинание княжны. Оно коренным образом отличалось от всех виденных им ранее. Но больше всего стальную кошку потрясло наличие собственной магии в заклятье Камиллы: оказалось, что он сам поддерживает и укрепляет разрушающееся заклятье. 'Не может быть! Зачем я делаю это? Зачем мне сохранять его?' Марвин разозлился и попробовал снять заклинание княжны, но адская боль остановила его - клеймо на шее словно взбесилось. Оно жгло так, что стальной кошке показалось, будто раскалённая печать Джирмы вновь коснулась его шеи. Марвин перестал колдовать, и боль отступила. Он смачно выругался и, оставив заклинание в покое, закутался в плащ и растянулся на траве рядом с Ильмарой.
  Однако заснуть не смог. Ворочаясь с боку на бок, он снова и снова ругал себя за глупость. 'Ну, какого рожна я попёрся в Тишу?! Теперь Бернар знает, где я, и погоня уже в пути, - с тоской думал он. - И наверняка это будут лучшие из лучших! - Марвин вздохнул и посмотрел на Элларда и Ильмару: - Симплициус был прав. Я - безумец! Но я пойду до конца!' Он бережно провёл ладонью по чёрным спутанным волосам жены:
  - Бедная моя малышка... - Ильмара проснулась и испуганно взглянула на мужа. - Не бойся, - ласково улыбнулся Марвин и поцеловал её в губы.
  Девушка обвила его шею руками и ответила на поцелуй:
  - Я люблю тебя, Марви...
  - Верю. Хотя и не понимаю, - прошептал стальная кошка, притянул девушку к себе и стянул с её плеч охотничью курточку...
  Едва первый солнечный луч прорезал темноту ночи, джирмиец разбудил спутников и вручил им по чашке горячего кофе и куску пирога. Пока Эллард и Ильмара завтракали, он седлал лошадей. Принц Попрошаек попытался высказать всё, что думает о темпе их передвижения, однако Марвин оборвал его на полуслове, приказав лезть в седло. Тогда вор изобразил праведный гнев.
  - Я не буду плясать под твою дудку! - надулся он, вскочил на коня и поехал за Ильмарой.
  Джирмиец усмехнулся, потрепал Ветерка по шее и присоединился к друзьям. Всадники понеслись по заросшей травой дороге к чернеющему вдалеке лесу, и как только пушистые ели сомкнули над ними свои зелёные лапы, Марвин почувствовал погоню. Преследователей было не меньше дюжины, и они неотвратимо настигали беглецов.
  - Быстрее! Быстрее! - в отчаяние торопил друзей джирмиец, зная, что крестьянским лошадям не уйти от волшебных коней кошек.
  Почти час беглецы мчались по лесной тропе прежде чем поняли, что кошки не собираются нападать. Джирмийцы в отдалении следовали за ними, словно ожидая чего-то. Друзья не видели их алых плащей, но топот волшебных коней глухой дробью разносился по Задумчивому лесу.
  Прошёл ещё час, и лошади Элларда и Ильмары стали задыхаться. 'Сейчас они падут', - уныло подумал стальная кошка, остановил Ветерка и мрачно скомандовал:
  - Привал! - Он оглянулся, ожидая увидеть кошек, но те тоже остановились. Не понимая, что происходит, Марвин съехал с дороги и спешился.
  - Останавливаться, когда они рядом - самоубийство! - возмутился Эллард.
  - Нам не уйти. Лошади устали, - обречённо сказала Ильмара.
  - Наконец-то эта чудовищная скачка закончилась, - проворчал Принц Попрошаек, слезая с коня.
  - Она бы не началась, если б не твоё идиотское желание женить меня, - сухо заметил Марвин.
  - Да ладно тебе, - благодушно улыбнулся Эллард. - Зато не скучно.
  - Я предпочёл бы другие развлечения, - буркнул стальная кошка и нервно огляделся.
  - Это какие же? - не унимался вор.
  - Например, отрезать тебе язык!
  - Ты страшный человек, Марви! Так развлекаются только кошки! Может, тебе податься в Джирму?
  - Я подумаю, - нахмурился Марвин и занялся костром. Он чувствовал, что джирмийцы окружили их, и пытался угадать, что будет дальше.
  Эллард сел рядом с Ильмарой и сочувственно произнёс:
  - Тебе предстоит большая работа, детка. Но я надеюсь, у тебя получиться сделать из Марвина человека!
  - А сейчас я, по-твоему, кто? - огрызнулся джирмиец.
  - Зануда, сквалыга, сухарь...
  - Достаточно комплиментов! - перебил его Марвин. - Займись лучше ужином!
  Эллард показал напарнику язык, нервно оглянулся по сторонам и обратился к девушке:
  - Что ты предпочитаешь на ужин, Мара?
  - Не знаю, - выдавила охотница.
  Вор задумчиво почесал за ухом.
  - Хочешь я угощу тебя паштетом из нежного мяса шевийской рыжей утки? - мечтательно протянул он. - Или лучше сделать жаркое из морского короткомордого крокодила? Однажды я пробовал это блюдо в Дирде, ничего себе закусочка. Или ты хочешь авитальских медовых яблок или филе длинношерстного плима? Могу так же порекомендовать салат из пустынных сусликов, а на десерт - желе из ореха друм...
  - А можно обычного овощного супа? - осторожно спросила Ильмара. - Я не знаю, кто такие плимы и друмы. Мне хотелось бы чего-нибудь привычного.
  - Ерунда! За дело взялся мастер! Мы будем питаться не хуже императора! - гордо провозгласил вор, покосился на деревья, за которыми скрывались джирмийцы, и начал колдовать.
  Ильмара с подозрением посмотрела на появившуюся перед ней тарелку с кусками фиолетового мяса и взвизгнула: ей показалось, что они шевелятся.
  Марвин на бесформенные фиолетовые шматки и скривился:
  - Это филе плима. Ни в коем случае не пробуй, Мара.
  - Это почему же? - взбунтовался Эллард.
  - Мяса плима требует особого обращения, а в твоём исполнении это отрава! - безапелляционно заявил джирмиец, и протянул Ильмаре тарелку с горячим овощным супом. - Приятного аппетита, малышка.
  Вор насупился, сотворил себе кусок розового, приятно пахнущего мяса и, с наслаждением вдохнув пряный аромат, надменно взглянул на Марвина.
  - Я бы не стал рисковать, Эл, - улыбнулся джирмиец. - Мясо морского крокодила имеет очень своеобразный вкус. К тому же, его, как и мясо плима, тоже нужно уметь готовить.
  - Не учи отца детей делать! Я лучший кулинар Аргора! - заносчиво заявил вор и отправил в рот кусок розового мяса.
  Стальная кошка издал стонущий вздох, наколдовал стакан с мутной жидкостью и выжидающе посмотрел на вора. Сначала Эллард закатил от блаженства глаза, но через минуту побледнел и схватился за живот.
  - Спасите! - сдавлено прохрипел он. - Умираю! Меня отравили!
  Ильмара испуганно вскочила, выронив тарелку.
  - Что с тобой, Эл? - завопила она, глядя, как Принц Попрошаек покрывается неестественно яркими розовыми пятнами.
  - Это конец! - всхлипнул вор, согнувшись пополам. - Прощайте, друзья мои!
  Марвин протянул ему стакан:
  - Пей, кулинар.
  - Что это? - Эллард с подозрением покосился на мутную жидкость.
  - Противоядие. Ещё пять минут, и Аргор лишится гениального повара, так что, поторопись, Эл.
  Принц Попрошаек схватил стакан, понюхал его содержимое и громко застонал:
  - Что ты туда намешал, Марви? Это отвратительно пахнет, а выглядит ещё хуже!
  - Пей, потом скажу.
  Эллард двумя пальцами зажал нос и влил в себя лекарство.
  - Мамочки! - завопил он, отбежал в сторону, и его вырвало.
  Ильмара брезгливо отвернулась. Марвин окинул цепким взглядом дорогу, сел рядом с женой и громко проворчал:
  - Как маленький, тянет в рот всякую гадость.
  - Что ты ему дал? - поинтересовалась Ильмара.
  - Мочу морского крокодила - единственное средство против его ядовитого мяса, - ответил джирмиец и обнял жену. - Надеюсь, этот балаган закончен, и мы можем спокойно поесть.
  Эллард вернулся к костру тихим и задумчивым. Сотворив себе миску супа, он молча поел, выпил чая и лёг, с головой закутавшись в плащ.
  - Какое хорошее успокоительное средство - моча крокодила. Впервые со времени нашего знакомства я могу насладиться тишиной, - ядовито усмехнулся Марвин.
  - Гад, - донеслось из-под плаща. - Надо же так издеваться над другом!
  Джирмиец рассмеялся, и Эллард вскочил.
  - Ты самое жуткое существо на свете! - завопил он. - Ты почти убил меня!
  Марвин перестал смеяться и состроил кровожадную физиономию.
  - Хочешь отведать желе из ореха друм? От него нет противоядия! - грозно заявил он и протянул другу миску с бледно голубой дрожащей массой. - Попробуй, очень вкусно, - вкрадчиво шепнул джирмиец и плотоядно улыбнулся.
  - Сам ешь! - топнул ногой вор, снова завернулся в плащ и демонстративно захрапел.
  - И съем, - хмыкнул Марвин, взял ложку и с удовольствием принялся за еду.
  - А оно и правда ядовитое? - испуганно спросила Ильмара.
  - Нет, конечно. Попробуй сама.
  Девушка взяла из его рук ложку и, крепко зажмурившись, положила в рот кусочек желе.
  - Вкусно. Похоже на клубнику со сливками! - Она с восторгом взглянула на мужа.
  Марвин улыбнулся, вручил ей миску с десертом и вдруг резко обернулся. На дороге показался пожилой волк в пыльном дорожном плаще. Стальная кошка похолодел и встал: в личине военного к костру приближался сам Бернар.
  Предводитель взглянул на воспитанника и улыбнулся:
  - Ну, здравствуй, Марвин.
  - Добрый вечер, сударь, - настороженно кивнул тот.
  - Эллард с девчонкой могут ехать. Мне нужно поговорить с тобой.
  Вор высунул голову из-под плаща.
  - Что ему нужно, Марви? Ты теперь хамелеон, и можешь послать его куда подальше!
  - Сейчас же уезжай! - рыкнул стальная кошка, стараясь ни на секунду не выпускать Бернара из виду.
  - И не подумаю! Я хочу спать! - капризно заявил Эллард, но Ильмара настойчиво потянула его за руку:
  - Сделай, как просит Марвин, пожалуйста.
  - А кошки?
  - Они не тронут тебя, Эл. Уезжай! - раздражённо бросил Марвин. - Я догоню вас позже.
  Неприязненно зыркнув на пожилого волка, Принц Попрошаек нехотя встал. Он запрыгнул в седло и поехал вслед за Ильмарой, стараясь не думать о джирмийцах, притаившихся за деревьями.
  Марвин дождался, пока друзья скроются из виду, и решительно произнёс:
  - Я не вернусь в Джирму!
  - Почему? - мягко спросил предводитель.
  - Не хочу.
  - Мы прощает тебя, Марвин. Мы понимаем, что во всём виновата Камилла.
  - Я знаю о заклятье!
  - Магия Беркута изменила тебя, стальная кошка. Возвращайся в Джирму, и я всё исправлю.
  - Мне нравится жить так, как я живу сейчас. У меня есть замечательный друг и любящая жена! Я останусь с ними!
  - Так вот зачем ты заезжал к Корнелиусу, - проворчал Бернар. - Только зачем было убивать его? Ты влюблён в эту девочку? Так забери её с собой.
  - В Джирму? - нервно усмехнулся Марвин. - Лучше я убью её!
  - Как хочешь, - равнодушно произнёс Предводитель. - Она нас не интересует.
  - А Эллард?
  - Тоже. Император аннулировал заказ.
  Стальная кошка недоверчиво прищурился:
  - Но он последний из детей мага-прощелыги. Беркуты не оставят его в живых.
  - Ты прав. Эллард - мертвец! - жёстко произнёс Бернар.
  - В этом Мире. Я помогу ему уйти в другой!
  - Не получится. Эллард умрёт, а ты вернёшься в Джирму! - припечатал предводитель, глядя ему в глаза.
  - Нет! - мотнул головой Марвин и выхватил меч.
  Воздух дрогнул, и на околдованного джирмийца прыгнула огромная чёрная кошка. Она повалила Марвина на землю, поставила лапу ему на грудь, и в кожу джирмийца впились кончики острых когтей. Рубашка обагрилась кровью.
  - Я не брошу Элларда! - превозмогая боль, прошептал Марвин, упрямо глядя в золотисто-серые глаза Джирмы.
  Кошка рассмеялась хриплым, утробным смехом, лизнула его в лицо и пропала. Марвин хотел подняться, но на его окровавленную грудь опустился тяжёлый сапог Бернара.
  - Ты забыл, кто перед тобой?! - надменно произнёс предводитель. - Твоя прогулка по Аргору до сих пор не прекратилась лишь потому, что ты нужен мне, Марвин. Я не собираюсь отказываться от своих планов! - Он убрал сапог и жёстко приказал: - Встать!
  Стальная кошка вскочил и, не поднимая глаз, прошептал:
  - Простите, сударь.
  Бернар испытывающе смотрел на покорного склонившегося перед ним воспитанника. Сейчас, благодаря вмешательству Джирмы, Марвин был готов исполнить любой его приказ. Предводитель мог незамедлительно вернуть околдованного кошку в Цитадель, но тогда пришлось бы посадить его на цепь. Пока ещё друиды не нашли способа снять заклятье грядущей смерти, а, значит, Марвин будет рваться прочь из Джирмы, к Элларду и Ильмаре. Бернар потрепал воспитанника по волосам и по-отечески произнёс:
  - Что ж, если тебе хочется, путешествуй, серебряная кошка. - Марвин вскинул голову, а Бернар выдержал паузу и медленно поднял руку. С его перстня сорвалась серебряная искра и, облетев вокруг головы юноши, растворилась в джирмийском клейме.
  Из-за деревьев выступили золотые кошки и поклонились предводителю.
  - Именем Джирмы я объявляю Марвина своим наследником! - провозгласил Бернар. Джирмийцы молча отсалютовали серебряной кошке, и Марвин покраснел от гордости. - Я разрешаю своему наследнику странствовать по Аргору, - продолжил предводитель, - поскольку хочу, чтобы он понял: Джирма - его родной дом, и нигде ему не будет так хорошо, как в Цитадели. - Бернар многозначительно улыбнулся воспитаннику и зашагал к лесу. Золотые кошки церемонно поклонились новоявленному наследнику и последовали за предводителем, оставив Марвина в одиночестве.
  Серебряная кошка тяжело опустился на землю, сотворил кувшин воды, чтобы смыть кровь, и с удивлением обнаружил, что его рубашка цела и чиста, а кровоточащие царапины, оставленные кошачьими когтями, исчезли. Вылив воду на голову, Марвин встряхнул волосами и задумчиво уставился на метку хамелеона. Ветерок ткнулся в плечо хозяина, и Марвин встрепенулся: 'Как бы то ни было, я не брошу тебя, Эл'. Он вскочил на коня и помчался за друзьями.
  
  Эллард и Ильмара медленно ехали по дороге. Девушка поминутно оглядывалась, опасаясь, что муж уедет в Джирму, и тоскливо думала: 'Пусть он вернётся хотя бы для того, чтобы убить меня'.
  Необычайно долго молчавший Эллард наконец взорвался:
  - Я тоже хочу поговорить с этим волком!
  - О чём? - машинально спросила Ильмара.
  - А тебе какое дело?!
  - Не хами!
  - Да кто ты такая?! Обычная шлюшка! Я был лучшего мнения о тебе, Мара! Алисса бы со стыда сгорела, увидев, как ты раздвигаешь ноги перед первым встречным!
  - Как ты можешь?! Марвин твой друг!
  Эллард не успел ответить. Раздался дробный топот копыт, и из-за поворота вылетел Ветерок. Серебряная кошка догнал друзей, остановился и наиграно весело произнёс:
  - Офицер принёс добрую весть, Эл. Волки больше не преследует меня. Они узнали, что я вступил в клан Хамелеона, и смирились с этим.
  - А кошки?
  - Они ушли.
  - Как это ушли? - растерялся вор.
  - Откуда я знаю? - пожал плечами джирмиец. - Когда мы закончили разговор, их уже не было.
  - Странно... - протянул Эллард и отвернулся: 'Кошка, точно кошка... Зачем тебя приставили ко мне, Марви? Логичнее было бы просто убить меня'. Он молча тронул повод и поехал вперёд. В первый раз за всё их совместное путешествие с Марвином, вор усомнился в правдивости посетившего его видения.
  - У тебя всё в порядке, Марвин? - боязливо спросила Ильмара.
  - Да, девочка, - улыбнулся серебряная кошка и потрепал её по щеке. - Поехали!
  
  Оставив обескураженного Марвина на обочине, Бернар в сопровождении кошек углубился в чащу и вскоре вышел на поляну, где паслись их волшебные кони. Бернар запрыгнул в седло и посмотрел на Жерара:
  - Пусть гуляет. Если уж Марвину суждено умереть, пусть умрёт счастливым. Теперь он мой наследник, и его смерть станет концом правления Беркутов. Синкоплус засвидетельствовал признание Камиллы, а Симплициус подтвердил, что на Марвина наложено заклятья грядущей смерти. Арнольд в наших руках! Когда история с Марвином так или иначе закончится, мы предъявим императору счёт, и вряд ли он сможет заплатить по нему. Присматривай за наследником, Жерар, и будь готов в любой момент забрать его в Джирму.
  - Я сделаю всё, как надо, сударь, - поклонился эльф.
  - Не сомневаюсь, Жерар. Проводи меня. - Бернар легонько тронул поводья и направился к Тайной тропе. - Как настроения в Цитадели?
  - Джирмийцы обеспокоены состоянием Марвина. Они считают, что если удастся снять заклятье, ему будет не просто смириться с тем, что он убивал своих товарищей, - доложил эльф, вертя в руке вишнёвую трубку.
  - А что думаешь ты?
  - У Марвина крепкие нервы. Но Эллард - плохая компания. Мало ли куда ещё он втянет нашу кошку. Лучше бы наследник ехал в Цитадель уже сегодня.
  Предводитель остановился и заинтересованно посмотрел на эльфа:
  - Ты сомневаешься в правильности моего решения?
  - Нет, сударь, но мне кажется, что Марвин уже напутешествовался. Нужно немедленно забрать его в Джирму! Друидам было бы проще работать, если б Марвин был у них под рукой! К тому же, мне не нравится, что Марвин так увлёкся Принцем Попрошаек...
  - Ты тоже увлёкся, Жерар! - перебил его предводитель.
  - Простите, сударь. - Эльф поспешно склонил голову. - Я позволил себе лишнее, только потому что мне жаль талантливого мага. Марвин ещё мальчишка...
  - Ты сам не намного старше, Жерар! - снова перебил его Бернар. - Впрочем, твоя правда, наш Марвин исключительно талантлив, так что, береги его, как зеницу ока. Надеюсь, друиды не подведут, и он останется в живых.
  - Я тоже надеюсь, сударь, - почтительно кивнул эльф.
  - Жду твоих отчётов в Дарре. - Предводитель похлопал Жерара по плечу, пришпорил коня и въехал на Тайную тропу.
  
  Глава 13.
  Наполь.
  
  Марвин, Эллард и Ильмара ехали по живописной лесной дороге, по обеим сторонам которой, словно в почётном карауле, выстроились мохнатые разлапистые ели. Изредка деревья расступались, чтобы порадовать глаз путников чудесными полянами, устланными зеленовато-серым мхом и опавшей хвоей. Иногда дорога пропадала, однако Ильмара уверено ехала вперёд, ориентируясь по своим охотничьим приметам. Она любовалась знакомым с детства местами, но чем ближе всадники подъезжали к главному городу Ласточек, тем тоскливее становилось у неё на душе. Последний раз девушка была в Наполе год назад, вместе с матерью. Эта поездка стала их последним дальним путешествием.
  Мать Ильмары, Алисса, была необыкновенно красивой и сильной женщиной. Но её постигла трагическая судьба. Алиссе не было и четырнадцати, когда отбившийся от императорской охоты аристократ встретил её в лесе и изнасиловал. Возможно, родителям Алиссы удалось бы скрыть постыдный проступок дочери, но та забеременела. Мать и отец умоляли девушку избавиться от ребёнка, но она наотрез отказалась. Спасая честь семьи, родители отреклись от дочери, и беременную Алиссу исключили из клана Пчелы. Оказавшись без метки, девушка пешком отправилась в Йене, где должна была вступить в клан Хамелеона. По дороге она забрела на маленький хутор и попросилась на ночлег. Хутором владел старый одинокий охотник. Алисса понравилась ему, а, услышав её историю, охотник проникся к ней состраданием и предложил остаться в его доме. Вскоре он женился на ней, и Алису приняли в клан Куницы. Девушка была несказанно благодарная старому охотнику, и до конца его дней была ему верной и заботливой женой. Охотник умер, когда Ильмаре исполнилось четыре года, но Алисса больше не опасалась за себя и свою дочь - муж научил её охотничьему ремеслу. Охота, сбор ягод, грибов, орехов и целебных трав давали им возможность прокормиться.
  С раннего детства Алисса брала Ильмару в долгие походы по Задумчивому лесу. Однажды они наткнулась на перепуганного мальчишку-эльфа, который уже несколько дней плутал по лесу. Ребёнок оказался младшим сыном Сальте, главы клана Ласточки. Алисса вывела мальчика на дорогу к Наполю, где их встретил поисковый отряд эльфов. И с той поры у охотницы и её дочери появились друзья. Ласточкам было наплевать на сомнительную репутацию Алиссы и происхождение Ильмары. Они даже предложили охотницам вступить в Союз Вольных Жителей - так называли свой клан эльфы, но их свободные нравы отпугнули Алиссу, и она осталась куницей.
  В благодарность за спасение сына, Сальте объявил Алиссу другом Ласточки. Однако охотница, как бы трудно ей не приходилось, ни разу не обратилась к атаману Сальте за помощью. Она была слишком гордой, чтобы принимать от него деньги, и всю жизнь прожила в бедности. Даже ради дочери Алисса не поступилась своими принципами. Она воспитывала Ильмару в строгости, с детства готовя её к роли послушной трудолюбивой жены: девочка должна была искупить грех матери.
  Ильмара не сомневалась, что её жизнь сложится так, как хотела мать, но внезапно Алисса тяжело заболела. Несмотря на протесты матери Ильмара написала письмо Сальте. Атаман и его жена Рамина примчались на хутор и привезли с собой друида, но было поздно - Алисса умерла на руках эльфов.
  Сразу после похорон Рамина предложила юной охотнице переехать в Наполь, но, скрепя сердце, та отказалась. В глубине души Ильмаре хотелось поселиться в воздушном городе, сотканном из магии, но, следуя предсмертному завету матери, она осталась в родном доме. Тем более, что на поминки явился староста ближайшей деревни и объявил девушке волю клана Куницы: по окончанию траура, она должна была выйти замуж за Поля Кукэ, богатого вдовца с кучей детей и большим хозяйством. Именно о таком женихе для дочери мечтала Алисса, и Ильмара стала терпеливо ждать, когда закончится траур и будущий муж заберёт её в свой дом. Староста запретил Ильмаре бывать в Задумчивом лесу, опасаясь, что дочь распутницы Алиссы соблазниться свободными нравами ласточек, и куницы лишаться возможности угодить почтенному крестьянину Кукэ, владеющему лучшими свиноматками на севере Аргора.
  Сорокалетний Поль слыл деспотичным и властным человеком, но рачительным и домовитым хозяином. Он дважды был женат, и, как поговаривали в округе, извёл обеих жён непосильным трудом и ежегодными родами. Кукэ хотел жениться в третий раз, но крестьяне не желали отдавать своих дочерей в рабство. Поэтому, когда малолетняя Ильмара осиротела, её участь была предрешена. Юная охотница безропотна приняла волю клана, хотя ей нравилась пусть не очень сытая, но вольная жизнь охотницы, и грядущее расставание с Задумчивым лесом болью отзывалось в её сердце.
  Ильмара мечтала сбежать в Наполь, но ей не хватало смелости бросить вызов сразу двум кланам - Пчелы и Куницы. И, в ожидании свадьбы, она грезила о прекрасном принце, который забрал бы её из ветхого дома в чудесный замок и сделал бы своей принцессой.
  До переезда в дом Кукэ оставалось меньше месяца, когда долгожданный принц явился. Марвин полностью соответствовал её мечтам. Он был сильным и смелым, мужественным и красивым. Он спас девушку от неминуемой смерти в когтях дильбара, но на этом сказка закончилась. Девичьи мечты сбылись самым извращённым образом: принц, оказавшийся убийцей, забрал её с хутора и сделал своей, но не принцессой, а рабыней. Охотница понимала, что рано или поздно, Марвин убьёт её, но, вопреки всякой логики, она любила своего 'принца' и была согласна умереть от его руки...
  В отличие от Ильмары, Эллард не собирался умирать. Он не на йоту не сомневался, что под личиной волка к Марвину приходил какой-то важный джирмиец. 'Видимо, планы кошек изменились, и они решили с моей помощью заполучить заклинание перехода! Наивные! Я буду торговаться!' - хихикнул про себя Эллард и стал обдумывать, как с наибольшей выгодой использовать дружбу с кошкой Марвином. Вор ехал рядом с напарником, завистливо поглядывая на него: он мечтал вызывать у окружающих такой же трепетный страх, как джирмиец.
  Честно сказать, Принц Попрошаек давно подумывал податься в Цитадель. Всякий раз, когда Бернар приезжал в Шеву, Эллард старался попасться ему на глаза, зная, что предводитель чувствует силу его дара. Но Бернар лишь насмешливо улыбался талантливому мальчишке - Лоран щедро заплатил касте за свободу сына. Эллард не знал об их сделке и в тайне надеялся, что предводитель сделает для него исключение и заберёт в Джирму, несмотря на возраст. Впрочем, он никому не рассказывал о своей заветной мечте, да никто бы и не поверил, что сын главы клана Хамелеона готов пожертвовать блестящим будущим ради алого плаща.
  Эллард вновь взглянул на довольного жизнью Марвина и улыбнулся: 'Письмо Леопольда, твоё поручительство, Марви - и я в касте! Бернар не откажет тебе, ведь ты не простой джирмиец. Стали бы они так нянькаться с рядовой кошкой! Интересно, чем обрадовал тебя посланец Джирмы?' Вор состроил беззаботное лицо, подъехал к напарнику и беспечно заявил:
  - Ты так и не устроил банкет в честь своей женитьбы! Ильмара должна почувствовать, что ваша свадьба - праздник, а не заурядный эпизод в твоей жизни, Марви!
  Джирмиец покосился на жену:
  - Это действительно редкостное событие... Пожалуй, его стоит отметить.
  Эллард завизжал от восторга:
  - Я рад, что тебе надоело прикидываться трезвенником! - Он немедленно свернул с дороги и спешился. - Сейчас я всё организую! - Вор критически оглядел поляну и почесал затылок.
  - Только никаких плимов и прочей ерунды! - потребовал Марвин.
  - Само собой! - хихикнул Эллард и сотворил деревянный стол и стулья. - Надоело есть на земле, - проворчал он и продолжил колдовать. На столе появились скатерть, бокалы и бутылки с вином. Вор развалился на стуле и церемонно поинтересовался: - Что будете заказывать?
  - Оленину, - ответил Марвин.
  - Банально, конечно... - протянул Принц Попрошаек, - но заказ принят. - Он картинно взмахнул рукой и посреди стола появилось серебряное блюдо с дымящимся мясом. - Что-нибудь ещё?
  - А можно того вкусного желе? - неуверенно попросила Ильмара.
  - Для тебя всё, что хочешь! - воскликнул Эллард, но Марвин умерил его пыл.
  - Я сам, - твёрдо сказал он, и перед девушкой появилась изящная вазочка с десертом. - Приятного аппетита, Мара.
  Вор пожал плечами, наполнил тарелки мясом и, разлив вино в бокалы, провозгласил:
  - За вас, друзья мои! Пусть ваша семейная жизнь будет такой же сладкой, как желе из ореха друм!
  Марвин сделал глоток и улыбнулся Ильмаре:
  - Выпей, малышка. Уж что Эллард научился делать, так это вино.
  Девушка осторожно пригубила сладковатый ягодный напиток. Он приятно ласкал нёбо, и Ильмара выпила вино до последней капли. Жизнь сразу же показалась ей удивительной и прекрасной, и охотница с нежностью взглянула на мужа.
  - Я люблю тебя, Марви. - Она перебралась на колени к джирмийцу. - Я так рада, что ты нашёл меня, - прошептала Ильмара и поцеловала его в губы.
  - Как трогательно, - деланно всхлипнул Эллард. - Какой я молодец, что догадался поженить вас. Вы прям-таки созданы друг для друга!
  Марвин оторвался от губ жены и начал расстёгивать её охотничью курточку.
  - Что ты делаешь? - Принц Попрошаек открыл рот.
  - Она хочет ласки, - обнажая плечи девушки, невозмутимо ответил джирмиец.
  - Ты обалдел? У нас же банкет! - возмутился Эллард. - Давай лучше выпьем!
  Серебряная кошка погладил отвердевшие соски жены и с сожалением снял её с колен.
  - Позже, Мара. Поешь.
  Девушка пересела на свой стул и, не потрудившись привести в порядок одежду, послушно принялась за еду. Вор многозначительно кашлянул, но Марвин сделал вид, что не понимает намёка.
  - Ну ладно, - вздохнул Эллард, скользнул взглядом по обнажённой груди девушки и залпом выпил вино.
  Марвин насмешливо подмигнул другу:
  - Она тебе не нравится?
  - Она меня смущает, - проворчал Принц Попрошаек.
  Джирмиец хмыкнул и приказал:
  - Оденься, Мара!
  Девушка быстро застегнула курточку, и Эллард облегчённо вздохнул:
  - Давай выпьем, Марви! - Он наполнил бокалы и открыл рот, чтобы сказать тост, но Ильмара его перебила:
  - А мне?! - Хихикнув, вор наполнил её бокал. Девушка сделала глоток и зажмурилась от удовольствия. - Вкусно... - протянула она и залпом допила вино. Щеки её заиграли румянцем, а глаза игриво заблестели. - Марвин, я хочу ещё желе! - облизывая ложку, потребовала она.
  Серебряная кошка жизнерадостно рассмеялся, сотворил порцию десерта, в два раза больше первой, и Ильмара хищно набросилась на лакомство.
  Напарники пили вино, с умилением наблюдая за опьяневшей девушкой. Отправив в рот последний ложку желе, она облизала вазочку и преданно посмотрела на мужа. От смеха Марвин чуть не свалился со стула: щёки, нос и даже волосы Ильмары были вымазаны липкой бледно-голубой массой.
  - Что ты смеёшься? - развязно спросила она. - Я никогда не ела ничего вкуснее! Эльфы угощали меня клубникой со сливками, так вот - твоё желе в сто раз восхитительнее! Я хочу ещё!
  - Ешь, малышка, - сквозь смех произнёс серебряная кошка, и Ильмара принялась за очередную, ну очень большую порцию желе.
  Неожиданно она остановилась и взяла в руки бокал:
  - А где вино?
  - Здесь, - хохотнул Эллард, хватаясь за бутылку.
  - Ты прелесть, Эл. - Ильмара лихо выпила вино и вновь накинулась на желе.
  - Ты пьяна, Мара, - усмехнулся джирмиец.
  - И счастлива, - заплетающимся языком, добавила девушка и зевнула.
  - О... - протянул Эллард, - тебе пора баиньки, детка.
  - Я ещё не доела вкуснятину, - с трудом выговорила Ильмара, попыталась поднять ложку, но та выскользнула из пальцев и упала на траву. Слипающимися глазами девушка посмотрела на Марвина. - Не убирай это. Я съем его завтра, - пробормотала она и уронила голову на стол.
  Серебряная кошка взял жену на руки, устроил на плаще под деревом и вернулся к столу. Эллард разлил вино, и праздничный банкет вступил в следующую фазу. Марвин, успокоенный разговором с Бернаром, расслабился. Ему давно хотелось напиться с вором, и вино полилось рекой.
  Захмелев, Эллард заявил, что ни один банкет не обходится без музыки, и научил джирмийца нескольким застольным песням Хамелеонов, и вскоре Задумчивый лес огласился надрывными воплями пьяного дуэта. Вволю наоравшись, Марвин потребовал, чтобы, во избежания будущих отравлений, вор научился правильно готовить мясо морского крокодила, и через пару часов поляну усеяли нежно-розовые ошмётки редкого деликатеса. Приятели угомонились лишь на рассвете. И, когда эльфы-охотники, возвращавшиеся в Наполь, выехали на поляну, они застал напарников спящими прямо за столом, среди разбитой посуды и разлитого вина.
  Разинув рты, эльфы разглядывали феерическую картину, и тут один из них узнал в спящей девушке дочь Алиссы. Ласточка поднял охотницу на руки и заметил на её мизинце обручальное кольцо. Точно такое же обнаружилось на пальце одного из пьяных попрошаек.
  - Ничего не понимаю, - задумчиво протянул командир отряда. - Заберём их всех! Пусть Сальте решает, что с ними делать...
  
  Марвин открыл глаза и, вместо голубого неба, увидел дощатый потолок. В первую секунду он решил, что допился до галлюцинаций, но, протерев глаза, понял что находится в доме. Джирмиец машинально сотворил кувшин воды и выпил почти половину. Остаток он вылил на лежащего рядом Элларда. Вор вскочил и заметался по комнате:
  - Что? Где?
  Марвин молча наблюдал за ним. Наконец, Принц Попрошаек перестал носиться из угла в угол и требовательно взглянул на напарника:
  - Ты построил дом?
  - Нет.
  - Я построил дом?
  - Нет.
  - Кто построил дом?
  - Не знаю.
  - То есть, ты его не строил?
  - Нет, а ты?
  Вор задумался.
  - Может, мы выпили и решили пойти на дело? - осторожно предположил он.
  - Последнее, что я помню - ты пытался наколдовать цветы, чтобы осыпать ими Ильмару, но у тебя ничего не вышло.
  - Да... - протянул вор и почесал за ухом. - Я этого уже не помню. Что делать будем?
  - Для начала выйдем на воздух, - предложил серебряная кошка и, наконец, сообразил избавить от головной боли себя и друга.
  Эллард благодарно улыбнулся, прошёл сквозь стену, и Марвин почувствовал его страх. Он вскочил и кинулся на выручку другу. Принц Попрошаек стоял возле дома, беззвучно открывал и закрывал рот и нелепо размахивал руками, словно пытаясь сохранить равновесие. Джирмиец проследил за его взглядом и тихо выругался: они стояли над Задумчивым лесом. Далеко внизу виднелись верхушки исполинских деревьев, мощные стволы которых таяли в густом тумане. Эллард и Марвин заворожено смотрели под ноги, не замечая, что находятся на краю шумной городской площади. В двух шагах от них начинались рыночные ряды, где десятки эльфов торговались, спорили и ругались.
  Вор оторвал глаза от прозрачной мостовой и рассеяно осмотрелся.
  - Похоже мы в гостях у Вольных Жителей, - проворчал он. - Интересно, что это за город?
  - Наполь, - услужливо сообщил пробегавший мимо мальчишка-эльф.
  Эллард открыл рот, чтобы задать следующий вопрос, но мальчик уже скрылся в толпе горожан.
  - Мне приходилось бывать в воздушных эльфийских городах, но в столице Ласточек я не был ни разу, - задумчиво произнёс Марвин. - Город, стоящий на фундаменте из магии... Остроумно. Ты не находишь, Эл?
  - Кушать очень хочется, - вздохнул вор и, порывшись в карманах, извлёк пару золотых монет. - Живём! - просиял он, намётанным взглядом отыскал вывеску кабачка и устремился к нему.
  Эллард распахнул дверь и решительно направился к стойке, не обращая внимания на удивлённые взгляды эльфов. Друзья устроились на высоких стульях, и Принц Попрошаек небрежно швырнул на прилавок золотой импер:
  - Еды и пива!
  Хозяин ловко смахнул монету в карман и выставил перед клиентами высокие кружки и тарелки с мясным рагу. Вор понюхал еду и, залпом выпив пиво, схватил вилку:
  - Закусим!
  Марвин неторопливо принялся за мясо. Он искоса поглядывал на эльфов, обдумывая, как быстрее и незаметнее смыться из опасного города.
  - А где Ильмара? - спохватился вор.
  - Где-то рядом, - небрежно бросил Марвин. - С ней всё в порядке, я чувствую.
  - Тогда продолжим, - ухмыльнулся Принц Попрошаек и полез в карман.
  - Подожди, - остановил его напарник и развернулся к дверям: в зал входили стражники с луками в руках.
  Увидев спокойно завтракающих попрошаек, они облегчённо вздохнули.
  - Кто вам позволил покинуть камеру? - сердито спросил офицер.
  - Камеру?! - возмутился Эллард. - Да что вы себе позволяете?! Мы честные путешественники!
  - Нам поручено охранять вас, сударь.
  - Ну и охраняйте! - фыркнул вор и повернулся к стражникам спиной.
  В кабачок ворвался ещё один лучник:
  - Сальте желает видеть хамелеонов! - с порога крикнул он.
  - Подумаешь, Сальте! - недовольно буркнул Эллард. - Ему надо - пусть приходит! Лично я завтракаю!
  Марвин склонился к другу и зашептал ему на ухо:
  - Не зли их, Эл! Нам лучше встретиться с главой клана Ласточки добровольно.
  - Так и быть! - громко произнёс вор и встал. - Веди нас, страж! - гордо скомандовал он и хлопнул офицера по плечу.
  Пленников повели по живописным улицам парящего над лесом города. Эллард безостановочно вертел головой, разглядывая удивительные деревянные постройки, и, к большому удовольствию стражников, шумно восхищался архитектурой столицы Ласточек. В Наполе не было ни одного каменного здания. Эльфы предпочитали постройки из лёгкой и прочной древесины, сохраняя её натуральный цвет и естественный узор. Неудержимый полёт фантазии их мастеров свил воедино красоту дерева и драгоценных камней. Пышный растительный орнамент, украшавший фасады домов, складывался причудливыми завитками в диковинные цветы, и огромное количество драгоценных камней, всевозможных цветов и размеров, не нарушало гармонии рисунка. Эльфы, не стесняясь, выставляли на показ свой достаток. Внешняя отделка дома указывала не только на хороший вкус и благосостояние хозяина, но и на его статус в клане.
  Хамелеонов привели к высокому двухэтажному дому, отделанному иссечённым резьбой деревом. На крыльце с витыми колонками их ждал слуга в зелёной ливрее. Вежливо поприветствовав гостей, он проводил их в уютную гостиную, где их встретили Сальте и его жена Рамина.
  - Да не покинет вас удача, - громко произнёс Эллард и отвесил церемонный поклон.
  - Как тебя зовут, хамелеон? - сдержанно осведомился Сальте.
  - Эллард.
  - Всё ясно, - усмехнулся эльф. - Я должен был сразу догадаться. Только сын Лорана мог напиться в Задумчивом лесу до такого свинского состояния, что не почувствовал, как его доставили в Наполь. А твой друг, надо полагать, Марвин. - Атаман Ласточек внимательно оглядел приятеля Элларда.
  - Да, сударь, - коротко поклонился джирмиец.
  - Я наслышан о ваших подвигах, - задумчиво проговорил Сальте. - Как долго вы намерены оставаться в Наполе?
  - Оставаться? - возмутился вор. - Да мы, вообще, не собирались заезжать сюда!
  - Вы здесь благодаря Ильмаре, - пояснил Сальте. - Девочка наш друг, и я хочу знать, почему она путешествует с вами. Когда Марвин успел жениться на ней? Насколько мне известно, клан Куницы предназначил её другому!
  - А что тут объяснять? - вспылил Эллард. - Марвин и Ильмара полюбили друг друга и...
  - Пусть говорит твой друг! - перебил его Сальте.
  - Я хочу забрать свою жену и покинуть Наполь! - раздражённо сказал джирмиец.
  - Не кипятись. Я просто хочу убедиться, что с Марой всё будет в порядке, - миролюбиво произнёс атаман. - Меня несколько смущает ваша поспешная женитьба. Позовите Ильмару! - распорядился он.
  Слуга распахнул дверь, и в комнату вошла охотница.
  - Марвин! - радостно воскликнула она, подбежала к мужу и повисла у него на шее.
  Серебряная кошка крепко обнял девушку и уткнулся лицом в её густые тёмные волосы.
  - Вижу, она любит тебя, Марвин, - вздохнул Сальте.
  - Они прекрасная пара, дорогой, - улыбнулась Рамина. - Согласись, он подходит ей больше, чем Поль Кукэ.
  Сальте снова вздохнул и, не отводя глаз от лица Марвина, произнёс:
  - Что ж, по крайней мере, это её выбор. - Он помолчал и торжественно объявил: - Вечером мы устраиваем пир в честь Ильмары. Будьте нашими гостями, господа хамелеоны.
  - Пир?! - обрадовался Эллард. - Здорово!
  - Я покажу вам ваши комнаты, господа, - радушно предложила Рамина.
  Серебряная кошка предпочёл бы покинуть Наполь немедленно, но отказаться от приглашения атамана означало нарваться на неприятности. Марвин обнял жену и, скрепя сердце, последовал за Раминой.
  Жена Сальте привела попрошаек в гостевое крыло дома и указала на две соседние двери:
  - Располагайтесь. В комнатах вы найдёте всё необходимое.
  Поблагодарив хозяйку, Марвин бросил предупреждающий взгляд на Элларда, ввёл Ильмару в богато обставленную гостиную и подтолкнул к дивану. Девушка послушно села, а Марвин выглянул в коридор и, убедившись, что Принц Попрошаек не отправился бродить по дому в поисках приключений, а зашёл в указанную Раминой комнату, плотно прикрыл дверь.
  Почувствовала, как гостиную окутывает магия, Ильмара испуганно взглянула на мужа:
  - Ты не доволен мной?
  - Я хочу, чтобы ты осталась в Наполе, Мара, - твёрдо сказал Марвин.
  - Не говори так, - замотала головой девушка. - Я счастлива с тобой. Не гони меня, Марви! Неужели ты ни капельки не любишь меня?
  - Рано или поздно мне придётся вернуться в Цитадель, а тебе там не место.
  - Не бросай меня, Марви, - взмолилась Ильмара.
  Джирмиец обнял жену и зарылся лицом в её густые чёрные волосы:
  - Я буду скучать по тебе, малышка.
  - А я умру без тебя...
  - Чушь! - перебил её серебряная кошка и, бережно отстранив жену, заглянул ей в глаза. - Твоя жизнь только начинается. Ты друг эльфов, и Сальте позаботится о тебе, как о родной дочери.
  - Мне не нужна его забота! Я хочу быть с тобой! - воскликнула Ильмара и стала раздеваться, но руки тряслись, и она никак не могла расстегнуть пуговицы охотничьей курточки.
  - Ты боишься меня, - грустно улыбнулся Марвин.
  - Я боюсь остаться без тебя, - всхлипнула девушка, силясь унять дрожь в пальцах. - Я готова сделать всё, что ты прикажешь, только не покидай меня.
  Джирмиец отвёл взгляд от по-собачьи преданных глаз и, запинаясь, спросил:
  - И ты готова пойти за мной в Джирму, Мара?
  - Да.
  Серебряная кошка усадил жену к себе на колени, расстегнул охотничью курточку и, лаская маленькие девичьи груди, хрипло произнёс:
  - Я не понимаю тебя, Мара. Откуда такая любовь? Ну, спас я тебя от дильбара. Но после этого ты не видела от меня ничего хорошего. Я превратил тебя в свою рабыню. Я помыкал тобой, как хотел. Как ты можешь любить меня, Мара?
  - Не знаю. Но я люблю тебя.
  Марвин приложил палец к её губам:
  - Молчи. Я почти раскаиваюсь, что изнасиловал тебя... Ты очень нравишься мне, малышка. Я никогда не встречал таких, как ты... Поэтому, я хочу, чтобы ты осталась в Наполе. У Эльфов свободные нравы, и никто не упрекнёт тебя за нашу связь. Это твой шанс выжить, Мара. Так воспользуйся им.
  - Я поеду с тобой... - сквозь слёзы простонала охотница. - Я мечтала о принце... И ты пришёл... Моя жизнь принадлежит тебе ...
  - Ты не понимаешь, на что обрекаешь себя, - с горечью промолвил наследник Бернара, вытирая ей слёзы.
  - Пусть... - прошептала Ильмара и крепче прижалась к возлюбленному. - Лучше умереть... чем жить без тебя...
  - Да будет так! - Марвин подхватил жену на руки и понёс в спальню.
  
  Эллард, как и предчувствовал Марвин, не стал засиживаться в гостевых покоях. Он скоренько принял ванну, переоделся и отправился бродить по дому Сальте. Слуги с подозрением косились на шныряющего по коридорам вора, а тот приветливо улыбался им, чем вызывал ещё большее подозрение. Прошвырнувшись по второму этажу, Эллард спустился на первый и, наугад заглянув в одну из комнат, обнаружил прелестную молодую эльфийку, которая полулежала на низкой изящной кушетке и лениво перелистывала книгу. Волнистые густые волосы обрамляли её прекрасное, чуть бледное лицо с тонким носом и пухлыми чувственными губами, скривлёнными от скуки.
  - Мне тоже скучно, дорогая, - доверительно сообщил ей вор и присел на край кушетки. - Как твоё имя, чаровница?
  - Бьянка, - ответила эльфийка и подняла на гостя огромные фиолетовые глаза.
  Эллард задохнулся от восхищения, заурчал от удовольствия и заключил эльфийку в объятья.
  - Я влюбился с первого взгляда, Бьянка. Я не проживу без тебя ни дня. Поцелуй меня сейчас же, или я умру у твоих ног!
  Девушка рассмеялась и поцеловала незнакомца в губы. Окрылённый быстрым успехом, вор пристально взглянул в её похотливые глаза и проворно стянул с алебастровых плеч роскошное платье. Бьянка захохотала, как сумасшедшая, и Принц Попрошаек закрыл её пленительный ротик долгим, страстным поцелуем...
  - Как тебя зовут? - глядя в изумрудные глаза нечаянного любовника, томно спросила эльфийка.
  - Эллард. Я знаменитый Принц Попрошаек! - гордо сообщил вор, с удовольствием разглядывая обнажённую девушку.
  - В самом деле? - Бьянка картинно потянулась, демонстрируя свою безукоризненную фигуру.
  - А ты ждала кого-то другого? - наигранно рассердился вор. - Как ты могла променять лучшего любовника в Аргоре на неизвестно кого?
  Эльфийка опять расхохоталась:
  - Ты ужасно смешной.
  - Со мной тебе всегда будет весело. Я великий маг и лучший вор Аргора. Ты слышала, как ловко мы с Марвином обчистили казну Вирмы?
  - Нет.
  - Ещё услышишь! Мы ищем Урса, чтобы отправиться в другие Миры. Поехали с нами!
  - Почему нет, - повела плечами эльфийка. - Я всегда мечтала о дальних странствиях, но отец не позволяет мне надолго покидать Наполь, даже в Иритте я бываю редко.
  - А кто у нас отец?
  - Сальте, - хитро прищурилась Бьянка.
  - В таком случае, мы идеально подходим друг другу! Я - Принц Попрошаек, ты - Принцесса Эльфов. Мы идеальная пара!
  - Несомненно, - подмигнула ему девушка, и их губы слились в пленительном поцелуе.
  
  Глава 14.
  Эладия.
  
  Сальте устроил в честь дочери Алиссы великолепный пир. В его доме собрались самые богатые и уважаемые жители Наполе. Столы были заставлены разнообразными деликатесами и редкими винами, а под сводчатым потолком водили хороводы тысячи светлячков, озаряя зал таинственным голубоватым светом.
  - Какая прелесть, - прошептала Ильмара, сжимая руку мужа.
  Серебряная кошка ласково обнял её за плечи и шепнул:
  - Я всё ещё разрешаю тебе поселиться в Наполе и остаться свободной.
  - Не надо, Марви, я уже всё решила, - покачала головой девушка и потянула его к столу.
  Сальте усадил молодожёнов рядом с собой и поднял чашу:
  - Ильмара, дочь Алиссы, не принадлежит к Ласточкам, но она наш друг, и я счастлив сообщить вам о её замужестве! Избранник Ильмары - Марвин, вор из клана Хамелеона!
  Марвин и Ильмара встали и поклонились гостям. Зал огласился серебряным звоном кубков и приветственными криками. Эльфы любили добрую, милую охотницу, и видя, как нежно молодожёны смотрят друг на друга, радовались их союзу.
  Эллард подмигнул Бьянке и шепнул:
  - Хочешь, мы тоже поженимся?
  - Зачем? - искренне удивилась эльфийка. - Нам и так неплохо. Что изменят кольца Друидов?
  - Ты мой идеал! - восторженно промурлыкал вор и припал к руке любовницы.
  Сальте с подозрением посмотрел на Принца Попрошаек и погрозил ему пальцем:
  - Веди себя скромнее, Эл. Я не позволю любимой дочери связаться с прохиндеем.
  - Что ты, папа, - скромно потупилась Бьянка, лаская под столом ногу любовника.
  - Мы слишком разные, - добавил Эллард, отвечая на её нежное прикосновение.
  - Ну-ну, - нахмурился Сальте и перевёл взгляд на молодых. Ильмара выглядела счастливой, однако главе Ласточек отчего-то было не по себе. Ему категорически не нравился Марвин. В нём чувствовалось сила, не свойственная хамелеонам, и Сальте не хотелось отпускать с ним Ильмару. Потягивая вино, он искал предлог, чтобы оставить охотницу в Наполе, но придумать ничего не мог. Марвин имел полное право забрать жену с собой.
  Неожиданно двери парадного зала распахнулись, и на пороге возникла высокая статная эльфийка в ярко-красном платье. Белые распущенные волосы, словно мантия окутывали её, почти касаясь до блеска натёртого пола. Лёгкими, невесомыми шагами эльфийка прошествовала по залу и остановилась перед атаманом.
  - Эладия! - эхом прокатилось над столами.
  Сальте поднялся навстречу знаменитой эльфийской прорицательнице.
  - Что случилось, Эладия?
  Колдунья молча вскинула руку, и на шее Марвина появился крохотный золотой медальон. Мучительная тяжесть навалилась на плечи джирмийца, заставив его опереться о стол. Кошка в клейме злобно зашипела. Эладия насмешливо взглянула в тёмно-зелёные глаза Марвина и громко произнесла:
  - Приветствую тебя в Наполе, джирмиец!
  В зале воцарилась угрожающая тишина. Марвин обвел ненавидящим взглядом эльфов, потянулся к медальону, но вдруг заметил, как смотрит на него Рамина. Глаза эльфийки горели нетерпением, а с губ готов был сорваться ликующий крик - она ждала, когда джирмиец коснётся золотого амулета. Рука Марвина замерла, опустилась, и жена атамана разочарованно отвернулась. Ласточки оторопели: на их памяти это был первый случай, когда кошка не попался в ловушку.
  - Как всё просто... - выдохнул Марвин и машинально сжал рукоять меча.
  - Смерть джирмийцу! - взорвались эльфы, но серебряная кошка разжал пальцы и положил руки на стол.
  Зал разочарованно вздохнул, а стражники подскочили к джирмийцу и разоружили его. Сальте поднял руку и провозгласил:
  - Кошка Марвин умрёт! Казнь состоится завтра в полдень! Пир окончен!
  - Нет! - в бессильной ярости закричала Ильмара. - Вы не можете убить его!
  - Успокойся, дорогая. - Рамина попыталась обнять девушку, но та вырвалась из её рук и прижалась к Марвину:
  - Я не позволю им убить тебя!
  Джирмиец стоял возле стола, рассматривал узоры на скатерти и угрюмо молчал. Он не попался в ловушку, однако радоваться было нечему: невзрачная золотая безделушка на шее была его смертным приговором. Марвин никогда не сталкивался с эльфийской магией на практике, но теорию знал хорошо: ласточки создавали амулеты в момент наложения заклятья. Амулет был материальным воплощением эльфийского заклинания, его конечным продуктом. И теперь Марвин раскрыл тайну гибели джирмийцев, попавших в руки Ласточек - все они пытались сорвать безобидное на вид украшение...
   Стражники оторвали рыдающую охотницу от джирмийца и повели её к дверям. Эладия шла рядом и что-то наставительно говорила девушке. Марвин пришёл в ярость, почувствовав, что колдунья воздействует на сознание его жены: 'Клянусь, ты сдохнешь, колдунья!' - зло подумал он, но ни один мускул не дрогнул на его лице.
  Эллард не смотрел на напарника. Он вертел в руке кубок, отчаянно ища выход из патовой ситуации. Его глаза скользнули по прелестному личику Бьянки, но тут же вернулись к созерцанию золотой ласточки, выгравированной на гладкой поверхности серебряной чаши.
  Эльфы стали расходиться, и, когда зал опустел, Сальте повернулся к вору:
  - Ты знал, кто путешествует с тобой?
  - Нет, - глухо ответил Принц Попрошаек. Он поставил чашу на стол, медленно поднялся и ударил джирмийца кулаком в лицо. - Подонок! - Марвин упал на спину и остался лежать на полу, а вор наклонился, сорвал золотую ящерку с его запястья и виновато взглянул на атамана. - Представляю, что Вы думаете обо мне, Сальте, но я действительно не знал, кто он, иначе никогда не поручился бы за него перед кланом.
  Сальте махнул рукой, и стражники поволокли джирмийца к дверям.
  - Я сообщу Лорану, что ты в Наполе, Эл, и пусть он сам разбирается с тобой! А пока поживёшь в моём доме, - сухо сказал атаман и, взяв под руку Рамину, покинул зал.
  Бьянка игриво подмигнула любовнику и пошла за родителями, а Эллард плюхнулся на стул и налил себе вина.
  
  В тот момент, когда эльфы волокли Марвина в тюрьму, Бернар ехал по тёмным улицам Дарры. Он миновал ворота-портал, кинул холодный взгляд на белые стены дворца и направился к особняку Кошек. Бросив поводья слуге, предводитель вошёл в дом, поднялся на второй этаж и вошёл в свои покои. Он распорядился подать горячего вина, сел за стол и начал писать письма главам кланов, намереваясь разослать их утром, после разговора с императором.
  
  Марвина спустили в глубокую каменную яму, люк над головой захлопнулся, и он оказался в полной темноте. Серебряная кошка подошёл к стене, сел на холодный пол и стал рассматривать эльфийский медальон - клеймо Кошки позволяло джирмийцам видеть в темноте. Уже через несколько минут Марвин выяснил, что золотая побрякушка только и ждёт момента, когда он воспользуется магией, чтобы начать высасывать жизнь. Не оказав сопротивления при аресте, Марвин надеялся обезвредить проклятый амулет, но теперь понял, что это невозможно.
  - Я буду первой публично обезглавленной кошкой... - прошептал он и нервно расхохотался. Отсмеявшись, джирмиец прислонился затылком к стене, прикрыл глаза и стал, шаг за шагом, вспоминать своё занимательное путешествие по Аргору. Он не держал зла на Элларда. Вор поступил так, как он и ожидал. 'Эл такой же, как все аргорцы. Он видит во мне кровожадное чудовище. И всё-таки мне понравилось наше путешествие. - Джирмиец растянулся на холодном полу, закинул руки за голову и уставился в потолок. - Прощай, Мара. Чтобы ни сделала с тобой Эладия, это лучше, чем быть моей женой'.
  Серебряная кошка обманывал себя, ему не легко было отказаться от Ильмары. До сих пор Марвину безраздельно принадлежал только Ветерок. Он не представлял своей жизни без верного коня, а теперь и без жены. Но это было уже не важно. Завтра его казнят, а мёртвым не нужны ни кони, ни жёны. И, чтобы не думать о смерти, Марвин стал вспоминать Ильмару: смоляные волосы, пахнущие травами Задумчивого леса; ярко-синие глаза, с любовью взирающие на него; коралловые губы, страстно шепчущие его имя; гибкое чувственное тело, трепещущее в его объятьях...
  Вдруг ему в голову пришла мысль, что когда его казнят, Ильмара достанется другому. Марвин представил, как его жену обнимает какой-нибудь эльф (урод!), и вскочил.
  - Я убью её! Она только моя! Никто не смеет посягать на мою собственность! - в бешенстве прошипел он.
  - Могу одолжить тебе меч, - раздался за его спиной знакомый голос, и Марвин резко обернулся...
  
  Эллард в ярости метался по комнате:
  - Я им покажу! Я истреблю всех эльфов Аргора! Гады! - шипел он, пиная ногами мебель. - Я отомщу за тебя, Марви! - Вор сел за стол, сотворил лист бумаги, ручку и стал быстро писать письмо предводителю Кошек. Засунув исписанный лист в конверт, он аккуратно вывел адрес: 'Догмар, Цитадель' и, озадаченно почесав затылок, наколдовал ещё один конверт, затолкал в него послание Бернару и адресовал письмо отцу. Покончив с доносом, Эллард выглянул за дверь и подозвал скучающего слугу. - Окажи мне любезность, милейший, пошли кого-нибудь на почту. У меня срочное письмо в Шеву, - медовым голосом проворковал он и опустил в карман эльфа золотой импер.
  - Конечно, сударь, - улыбнулся слуга, принимая конверт. - Я сам сбегаю к бабочкам.
  Эллард закрыл дверь, уселся в кресло и водрузил ноги на стол.
  - Ты горько пожалеешь, Сальте! Прочитав моё послание, кошки придут в Наполь и вырежут всех мужчин и женщин. Они не пощадят ни младенцев, ни стариков, а молодняк заберут в Цитадель. Ради такого мага, как Марвин, Бернар опустит Наполь на землю! - с кровожадной улыбкой произнёс он и довольно расхохотался.
  Дверь тихо скрипнула, и в комнату проскользнула Бьянка. Увидев любовницу, Принц Попрошаек опустил ноги на пол, приосанился и, подражая Марвину, насмешливо спросил:
  - Соскучилась по моим ласкам, детка?
  - Хам! - фыркнула эльфийка и взялась за дверную ручку.
  Эллард одним прыжком оказался рядом с ней и рванул шёлковое платье, оголяя упругую грудь. Девушка вскрикнула, но вор заткнул ей рот поцелуем, повалил на пол и задрал юбки. Эльфийка хотела оттолкнуть наглеца, но Эллард был таким настойчивым и страстным, что она передумала и охотно включилась в игру 'Насильник и жертва'.
  До Элларда ни один из её любовников не позволял себе столь грубо обходиться с ней. Эльфы были ласковы и обходительны с Бьянкой, боясь, что привередливая девица нажалуется отцу, и тот лишит их своей милости. А Эллард вёл себя дерзко и нагло, чем вызвал невольное восхищение Бьянки и заставил её сходить с ума от страсти. Ещё никогда она не получала такого дикого наслаждения от секса.
  Оставив мокрую от пота, тяжело дышащую девушку лежать на деревянном полу, Принц Попрошаек встал, поправил одежду, сотворил себе бокал вина, смакуя выпил его, а потом присел на корточки и по-хозяйски положил ладонь на живот Бьянке.
  - Обожаю тебя, сладкая моя. Жаль, что завтра нам придётся расстаться.
  Эльфийка открыла глаза и растерянно спросила:
  - Почему завтра? Отец сказал, что ты поживёшь в Наполе.
  Эллард убрал руку и, скроив скорбное лицо, уставился в стену:
  - Как я буду жить без тебя, любовь моя... Но нам лучше расстаться сейчас, пока мы не привязались друг к другу.
  Бьянке его тон не понравился. Она села и капризно переспросила:
  - Но почему завтра?..
  - Я спешу, - тяжело вздохнул Эллард и смахнул несуществующую слезу. - В Аргоре мне угрожает опасность. Я, видишь ли, ограбил императорскую казну, и за мной гонятся беркуты и волки. В Иритте меня ждёт наш летописец Урс. Он поможет мне уйти в другой Мир. - Имитируя душевный порыв, вор прижал к себе Бьянку и с надрывом произнёс: - Мы больше никогда не увидимся, любимая!
  - Не покидай меня, - растроганно всхлипнула эльфийка.
  - Мне тоже жаль, что Сальте не отпустит тебя...
  - Я не собираюсь спрашивать его разрешения! - выпалила девушка. - Мы уйдём из Наполя вместе!
  - Мы не сумеем незаметно покинуть город...
  - Сумеем! Я знаю, как это сделать! Мы можем уйти, хоть сейчас! - пылко воскликнула Бьянка и стала быстро одеваться.
  Глаза вора полыхнули торжеством. Он облизнул губы, мысленно убеждая себя не торопиться, и преувеличенно весело сказал:
  - Что ж, заберём Марвина, Ильмару и в путь!
  Эльфийка изумлённо взглянула на любовника.
  - Ты собираешься освободить джирмийца?
  Эллард встал, обнял девушку и мягко ответил:
  - Марвин не опасен, любимая. Он всего лишь мой ученик. Он покинул касту и уже давно находится у меня в услужении.
  - Тогда почему ты ударил его?
  - А что мне оставалось? Твой отец не поверил бы мне. Все боятся джирмийцев, и напрасно. Марвин услужлив и покладист, к тому же, он прекрасный телохранитель. Ты - моё сокровище, Бьянка, и он будет охранять тебя так же, как меня. А когда вы познакомитесь поближе, ты поймёшь, какой он замечательный друг.
  - Я не знаю... - ошеломлённо протянула эльфийка.
  Вор грустно посмотрел ей в глаза, разомкнул объятья и с трагическим видом опустился в кресло.
  - Ты не веришь мне!
  Бьянка нервно пожевала губы:
  - Ну, если ты так хочешь...
  Эллард вскинул голову и с обожанием взглянул на неё:
  - Я знал! Ты не такая, как все! Ты лучшая женщина Аргора! - Он бухнулся на колени и прижался к её бёдрам. - Я счастлив быть с тобой, любимая! - Бьянка зарделась от удовольствия, а вор, не давав девушке опомниться, вскочил и схватил её за руку. - Пошли! - скомандовал он и прошёл сквозь стену в соседнюю комнату, которая, к счастью, оказалась пустой.
  - Ты обалдел? - напустилась на него Бьянка. - Это покои любовницы моего брата! Хорошо, что она в отъезде!
  - У меня всё под контролем, - буркнул вор и, протащив эльфийку сквозь очередную стену, спросил: - Куда дальше?
  - Теперь можно выйти в коридор, - сказала та и распахнула дверь.
  Принц Попрошаек следовал за Бьянкой, с опаской озираясь по сторонам. Они спустились по винтовой лестнице на первый этаж, покинули дом через боковую дверь, и Эллард с наслаждением вдохнул свежий ночной воздух.
  - Свобода!
  - Не шуми! - шикнула на него девушка.
  Вор улыбнулся, чмокнул её в щёку и деловито спросил:
  - Где Марвин?
  - Иди за мной и помалкивай!
  - А куда мы пойдём?
  - В тюрьму, котик, - хихикнула Бьянка и потянула вора в темноту...
  
  Марвин оторопело смотрел на Жерара:
  - Вы следите за мной?
  - Охраняем. - Эльф подошёл к нему и усмехнулся: - Надеюсь, ты не будешь драться?
  - Нет, - буркнул серебряная кошка. - Если бы я хотел умереть, то просто сорвал бы этот медальон. - Он указал на эльфийский амулет. - Достаточно лёгкого прикосновения магии, и я покойник. Именно так погибают джирмийцы, попав в плен к Ласточкам.
  Жерар подошёл ближе и внимательно посмотрел на золотой медальон.
  - Скверно... - Эльф достал из кармана трубку и стал медленно набивать её табаком. Он позволил ласточкам забрать наследника в Наполь, понадеявшись на его безупречную маскировку. Так и случилось бы, не вмешайся Эладия. Жерара чуть удар не хватил, когда он увидел, что Марвина тащат в тюрьму. И, возблагодарив Джирму за то, что наследника не убили сразу, эльф ринулся спасать его и себя, но как оказалось тщетно. - Дело дрянь, - протянул он и убрал набитую трубку в карман.
  - Я не совсем уверен, но возможно эльфийская кровь помогла бы избавиться от медальона, - осторожно заметил Марвин и вопросительно взглянул на золотую кошку.
  - Хочешь поэкспериментировать? - нервно рассмеялся Жерар. Наследник кивнул, и эльф, вытащив кинжал, полоснул лезвием по ладони. - Рискнём, - ободряюще подмигнул он Марвину и, чувствуя холодок в груди, взялся окровавленной рукой за цепочку. Золотой медальон потускнел, скользнул в ладонь эльфа и превратился в круглое зеркальце в медной оправе. Жерар повертел его в руках, хмыкнул и опустил в карман. - Изучу на досуге.
  - Вы спасли мне жизнь, сударь. Спасибо, - искренне поблагодарил его Марвин.
  - Не только тебе. Бернар убил бы меня, если б с тобой что-то случилось, - проворчал эльф, перевязывая ладонь носовым платком. - Ведь могло и не получиться. - Он положил руку на плечо Марвина и настойчиво сказал: - Возвращайся в Джирму!
  Серебряная кошка неуверенно кивнул, и в то же мгновенье над их головами раздался встревоженный женский голос:
  - Что-то не так, Эл. Слишком тихо. Почему никто не охраняет пленника?
  - Страшный Марвин сожрал их всех без остатка! - грозно пророкотал вор и расхохотался. - Он и тебя съест, козочка моя!
  В тишине отчётливо прозвучал шлепок и раздражённый голос Бьянки:
  - Ты хам и пустомеля, Эл! Придётся мне заняться твоим воспитанием.
  - Это ещё зачем? - возмутился вор. - Я получил отличное образование.
  - Где? - скептически поинтересовалась эльфийка.
  - В Шеве!
  - Чему же тебя учили?
  - Воровать!
  - И всё?
  - Почему же? У меня, например, был прекрасный учитель истории...
  - Который научил тебя попадать в истории, - ехидно закончила за него Бьянка. - Впрочем, не важно, чему тебя учили в Шеве. Я научу тебя главному - сначала думать, а потом говорить.
  - Мой мыслительный процесс никогда не останавливается! - обиделся Эллард. - Я и так самый умный вор Аргора. - Он склонился к решётке и крикнул: - Вылезай, Марви, а то она меня совсем заклевала!
  Кошки настороженно посмотрели друг на друга.
  - Может, всё-таки в Джирму?.. - протянул эльф.
  - Не сейчас, - взмолился наследник, и разочарованный Жерар отступил к стене.
  Под ноги Марвину упала верёвка и, бросив виноватый взгляд на золотую кошку, он проворно выбрался из каменного мешка и угодил в объятья Элларда.
  - Прости, что ударил тебя, дружище! Но я должен был остаться на свободе, чтобы вытащить тебя! - счастливо воскликнул вор. - Идём скорее за Ильмарой!
  - Жди меня на конюшне, Эл. Я сам заберу жену.
  - Не терпится поквитаться с Эладией? - понимающе ухмыльнулся Принц Попрошаек.
  - В точку! - оскалился джирмиец, прошёл сквозь стену и, оказавшись на прозрачной мостовой, уверено зашагал к дому колдуньи.
  Едва Марвин ушёл, Эллард сграбастал Бьянку в охапку и задрал шёлковое платье.
  - Прекрати! - прошипела эльфийка. - Сейчас не время...
  - А мы быстренько, - перебил её вор и прижал к стене.
  Несколько минут Жерар слушал охи и вздохи, потом выругался, окутал себя магией забвения, вылез из ямы и бесшумно проскользнул мимо любовников.
  
  Ильмара зло смотрела на ласково улыбающуюся Эладию.
  - Я помогу тебе, дочь Алиссы, - проникновенно говорила колдунья. - Ты забудешь о нём и станешь свободной.
  - Я не хочу забывать! Марвин - мой муж! Ты не удержишь меня в Наполе чарующими словами!
  Эладия сокрушённо вздохнула, взмахнула рукой, и комнату озарило пламя свечей. Ильмара вдохнула удушливый аромат и рассмеялась:
  - Мать научила меня распознавать травы Задумчивого леса и противостоять их воздействию. Я полукровка, Эладия. Я обладаю магией Беркута и не пущу тебя в своё сознание! Ты, скорее, сведёшь меня с ума, чем вырвешь Марвина из моего сердца!
  Эльфийка неодобрительно покачала головой.
  - Ты очень самоуверенная девочка, Мара, но моя жизнь длиннее твоей. Я помогу тебе забыть джирмийца, - задушевно произнесла она и бросила в пламя ближайшей свечи щепотку жёлтого порошка.
  Ильмара закрыла глаза, и колдунья удовлетворённо произнесла:
  - Ты заснёшь, и у нас всё получится, Мара.
  - Нет, - изо всех сил сопротивляясь колдовству, прошептала охотница. - Я не забуду его! - Она разомкнула веки и протянула руку к свече. Пламя обожгло кожу, и боль разрушила сонные чары.
  - Что ты делаешь? - всполошилась Эладия. - Дай, я смажу ожёг.
  - Не хочу! - выкрикнула девушка и рывком поднялась на ноги. - Я пойду к Марвину! Мы умрём вместе! - растягивая гласные произнесла она. - Я его жена и должна быть рядом. Он любит меня...
  - Убийца не может любить! - отрезала колдунья, силой усадила девушку в кресло и накинула ей на шею серебряную цепочку. - Он надругался над тобой и увёз из родного дома, чтобы пользоваться твоим телом для собственного удовольствия. Потом он найдёт другую игрушку, а тебя убьёт или бросит. Все джирмийцы такие! Поверь, я знаю, что говорю!
  - Он любит меня, - заплетающимся языком повторила Ильмара и схватилась за цепочку.
  Колдунья перехватила её руку:
  - Не трогай амулет!
  - Отпусти мою жену! - прозвучал холодный голос джирмийца.
  Эладия обернулась и с ненавистью посмотрела на Марвина:
  - Девочка останется в Наполе! Хватит издеваться над ней! Ты получил своё! Позволь ей жить нормально! Ильмара достойна большего, чем быть твоей подстилкой!
  - Марви... - простонала охотница и рванула цепочку.
  - Она - моя жена! - рявкнул серебряная кошка и шагнул к колдунье. - Не смей оскорблять её!
  - Жена джирмийца? - раздражённо усмехнулась Эладия. - Ты хочешь сказать, что вы построите дом, обзаведётесь детьми и будете жить, как все? Ты свихнулся, кошка!
  - Я забираю Ильмару! - оборвал её Марвин.
  - В Джирму? - истерично расхохоталась колдунья.
  - Не твоё дело, ведьма! - прорычал серебряная кошка и обрушил на Эладию водяной смерч.
  Крик застыл на губах прорицательницы - бурлящий поток превратил её в ледяное изваяние. Марвин склонился над бесчувственной женой и, увидев зажатые в кулаке обрывки цепочки, заорал:
  - Жерар!!!
  Золотая кошка вбежал в комнату, взглянул на Ильмару и скривился:
  - Ты опять хочешь моей крови?
  - Она умирает, Жерар! - в отчаяние закричал Марвин.
  - Подумаешь, - буркнул эльф, но всё-таки подошёл к девушке. Он проследил, как тают в воздухе обрывки цепочки и невозмутимо поинтересовался: - Что ты предлагаешь?
  - Не знаю... Но ты лучший! Не дай ей умереть! - хрипло попросил серебряная кошка и еле слышно добавил: - Я люблю её.
  Жерар никогда не видел, чтобы джирмиец впадал в истерику. 'Вернусь в Цитадель - Камилла у меня попляшет!' - зло подумал он, задумчиво взглянул на замороженную колдунью и решительно произнёс:
  - Немедленно уезжай из Наполе, Марви! Если Эладия знает, как спасти девчонку - она это сделает! В любом случае, я догоню тебя.
  Серебряная кошка поцеловал жену в щёку, благодарно кивнул эльфу и сквозь стену вышел на улицу. Жерар проводил его ошеломлённым взглядом и нервно кашлянул:
  - Во даёт! Похоже, от дружбы с вором есть хоть какая-то польза. - Он уселся в кресло, положил на колени меч и разморозил колдунью: - Доброй ночи, Эладия. Поговорим? Только без глупостей...
  
  Когда Эллард и Бьянка добрались до конюшни, Марвин заканчивал седлать лошадей. Обернувшись, он махнул вору рукой:
  - Заходи, Эл. Не бойся, все спят.
  Принц Попрошаек подтолкнул Бьянку вперёд:
  - Выбирай коня.
  Марвин недовольно взглянул на друга:
  - Ты собираешься взять её с собой?
  - Как ты догадался? - язвительно хихикнул Эллард.
  - Опомнись, Эл. Она же дочь Сальте!
  - Она обещала вывести нас из Наполе.
  Марвин тяжело вздохнул:
  - Хорошо. Пусть едет.
  - А где Мара?
  - Пока она останется здесь.
  - Но почему?..
  - Так надо, Эл! - Марвин вскочил в седло. - Поедешь первой, Бьянка...
  Попетляв по тёмным, запутанным улицам, беглецы выехали на окраину Наполя, где прозрачная мостовая резко обрывалась. Бьянка вытащила из кармана мешочек, вытряхнула на ладонь немного светящегося порошка и сильно дунула на него.
  - Смотрите! - негромко произнесла она, указывая на проступившую в воздухе широкую тропу. - Поехали быстрее, дорога скоро исчезнет! - Бьянка пришпорила коня и, по сияющей тропе, понеслась в темноту Задумчивого леса.
  
  Глава 15.
  Тайными тропами.
  
  Ранним утром Бернар отправился к императору. Арнольд встретил его настороженно.
  - Есть новости? - вместо приветствия спросил он.
  - Да, Ваше величество, - кивнул рубиновая кошка, устраиваясь в кресле. - Я принял решение объявить Марвина своим преемником.
  - Странный выбор, - приподнял брови император.
  - Я так не считаю, - сухо сказал Бернар.
  - Марвин, в любом случае, должен прослужить в Дарре два года, - криво усмехнулся Арнольд. - Или ты всё-таки хочешь расторгнуть контракт? Боишься, что я обижу его?
  - Не думаю, что вы захотите причинить вред моему наследнику. Джирме это не понравится! - спокойно произнёс предводитель.
  - Ты угрожаешь Беркутам?
  - Ни в коем случае. - Бернар церемонно поклонился, положил перед императором свиток, скреплённый джирмийской печатью и покинул кабинет.
  Арнольд с ненавистью посмотрел ему вслед и велел позвать сына.
  - Где Марвин?
  - Мы потеряли его из виду двенадцать дней назад. Он выехал из Аврура и пропал. Скорее всего он воспользовался джирмийскими путями, - доложил Альберт. - Беркуты и волки неустанно ищут его...
  - А чем занимался Бернар?
  - Последние двое суток его не было в Дарре, но мы не знаем, куда он ездил.
  - Превосходно! - осклабился император. - Беркуты доказали свою полную несостоятельность!
  - Нет, отец, - возразил Альберт. - Пусть Кошки умеют скрываться, зато мы умеем думать и сопоставлять.
  - И что вы надумали? - скептически поинтересовался Арнольд.
  - Неделю назад в маленькой деревушке на краю Сонных топей убили друида.
  - Ну и что?
  - А три дня спустя в деревне появились кошки. Кстати, эльф, который ими командовал, не выпускал из рук изящную вишнёвую трубку.
  - Жерар?
  - Несомненно, - кивнул Альберт: - Так вот, кошки интересовались последними посетителями друида Корнелиуса.
  - Марвин?
  - Да. Они с Эллардом в Задумчивом лесу, папа.
  - Великолепно! Напиши письмо Сальте! Ласточки должны поймать и казнить их! Раз мы не можем избавиться от Бернара, убьем его наследника. Возможно, лишившись любимого кошки, он занервничает, начнёт совершать ошибки, и у нас появится повод обвинить Джирму в измене и уничтожить её.
  - Наконец-то, ты внял голосу разума, отец, - облегчённо вздохнул Альберт и бросился выполнять поручение.
  
  Тем же утром Лоран внимательно читал доклад Эриха, главы хамелеонов Диадора. Закончив чтение, он отложил письмо и задумался. Эрих сообщал, что из клана Волка за последние пятьдесят лет не исключили ни одного человека. Тоже самое писал ему и Микаэль, глава клана Волка.
  - Да кто же он?.. - выдохнул Лоран, откидываясь на спинку кресла. - Что ему надо? Зачем он таскается по Аргору с моим беспутным сыном? Не понимаю... - Он запустил пальцы в волосы и уставился на расписанный сложным геометрическим узором потолок: 'Радует одно: если Эл до сих пор жив, значит, Бернар не собирается его убивать'.
  А ещё через час Лорану принесли письмо с печатью Джирмы. Снедаемый дурными предчувствиями глава Хамелеонов вскрыл конверт. Он так нервничал, что не сразу разобрал ровный каллиграфический почерк Бернара, а когда до него дошёл смысл послания, развязал шейный платок и бросил его на пол.
  - Наследник Джирмы... - протянул Лоран, не смея поверить в происходящее. - Это твоя лучшая интрига, Бернар! Но какого рожна ты втянул в неё моего сына?! - загробным голосом произнёс он и, собравшись с силами, взял ручку. - Что ж, Хамелеоны не будут вмешиваться. Надеюсь, ты сдержишь слово, Бернар, и Эл останется в живых!
  Глава клана повертел в руках ручку с золотым пером и начал писать приказ, запрещающий Хамелеонам помогать Элларду и его спутникам. Скрепив документ личной печатью, он вызвал секретаря и велел разослать копии приказа по всему Аргору...
  
  Тёплый луч солнца коснулся лица Сальте, и он открыл глаза. Глава Ласточек накинул халат, позвонил в золотой колокольчик, но слуга не явился.
  - Уволю, - проворчал атаман, сунул ноги в домашние туфли и вышел в коридор. Его личный слуга, плотно окутанный сонным заклятьем, сладко спал прямо на полу, подложив руку под голову. - Что за шутки? - возмутился Сальте и заметил торчащие из-за напольной вазы сапоги. Он подошёл ближе и с удивлением обнаружил спящего стражника. - Ничего не понимаю... - Атаман пнул околдованного солдата мыском домашней туфли и громко крикнул: - Эй! Кто-нибудь! - Его звучный голос гулко прокатился по коридорам и стих. - Всёх уволю! - разозлился Сальте и начал колдовать. Он шёл по дому, снимая сонное заклятье с домочадцев, пока в холле первого этажа нос к носу столкнулся с бабочкой-посыльным.
  При виде главы клана юноша начал кланяться, как заведённый, бросая испуганные взгляды на отчаянно зевавших стражников. Он пытался что-то сказать, но никак не мог справиться с волнением. В конце концов, курьер вытащил из сумки письма и протянул их Сальте. Тот выхватил конверты и рявкнул:
  - Пошёл вон!
  Юноша пулей вылетел на улицу, а глава Ласточек направился к лестнице, на ходу просматривая корреспонденцию. Внезапно он остановился, и руки задрожали - с очередного конверта на него скалилась чёрная кошка.
  - Он не мог так быстро узнать о мальчишке... - прошептал Сальте, почти бегом ворвался в кабинет и вскрыл конверт. Он дважды прочитал письмо, прежде чем понял, во что вляпался. - Лучше бы Эладия промолчала! - в сердцах выпалил эльф и швырнул письма на стол. - Я чуть не убил наследника Джирмы... - Он посмотрел на рассыпавшиеся по столу конверты и увидел печать с парящим беркутом. - А этот чего хочет? - Сальте вскрыл письмо, и его лицо вытянулось: - Да что б вас обоих разорвало! - прошипел он, глядя то на послание Бернара, то на приказ императора.
  - Беда, сударь! - В комнату ворвался слуга. - Исчезла вся тюремная охрана! Джирмиец бежал! Он забрал вора и Бьянку!
  - Седлайте коней! Мы не позволим ему уйти! - заорал Сальте и, отшвырнув письмо императора, рявкнул: - Секретаря ко мне!
  
  Беглецы гнали лошадей, стремясь как можно дальше отъехать от главного города Ласточек. Около полудня Марвин мрачно сообщил:
  - Эльфы выехали из Наполе, Эл! Они догонят нас через несколько часов!
  Принц Попрошаек остановился:
  - Откуда ты знаешь?
  Джирмиец подъехал к нему вплотную и, глядя в глаза, сказал:
  - Я чувствую их. Мы не сможем оторваться. Ваши лошади устали. Они выносливы, но это обычные лошади, Эл! Поезжайте вперёд. Я задержу их.
  - Я не оставлю тебя!
  - Тебе нельзя вмешиваться, Эл. Это приведёт к войне между Хамелеонами и Ласточками.
  - Да пусть дерутся, - безразлично пожал плечами вор. - Один ты не справишься. Я знаю, как действуют эльфы. Они задавят тебя числом. Может, всё-таки попробуем оторваться?
  - Для этого тебе нужен такой же конь, как у меня.
  Эллард, не говоря ни слова, соскочил с лошади и критически осмотрел Ветерка.
  - Конь, как конь, - проворчал он.
  - Чтобы создать его нужно несколько магов и время, которого у нас нет.
  Вор ласково потрепал Ветерка по холке, потянул за уздечку и прижался лицом к его лбу. Минуту он стоял неподвижно, а затем отпустил коня и почесал за ухом. - Так ты говоришь, это сложный магический процесс, Марви?
  - Вот именно, Эл.
  - Твоё консервативное мышление забито вредными догмами и ненужными принципами! Магия - искусство, Марви, а искусство - это полёт творческой мысли и фантазии! - наставительно провозгласил вор, подошёл к своей лошади и стал размашисто гладить её по холке. - Хорошая лошадка, быстрая лошадка, умная лошадка, - несколько раз повторил он. - Нарекаю тебя Бурей. Мы подружимся, я буду заботиться о тебе, как о любимой женщине. - Раздалось заливистое ржание, и лошадь преобразилась: пегая шкура приобрела шоколадный цвет; ноги вытянулись, стали более изящными и мускулистыми; коротко обрезанные грива и хвост рассыпались пушистыми белыми прядями, а простая упряжь заблестела новенькой кожей и серебром. - Ну как она тебе, Марви?
  Джирмиец внимательно оглядел Бурю: она была не настолько совершенна, как Ветерок, но по скаковым качествам превосходила аргорских лошадей, как заяц черепаху.
  - Гениально! Немного джирмийской магии, и она станет такой же, как наши кони! - потрясённо воскликнул Марвин. - Ты действительно великий маг, Эл!
  - Я всегда это говорил!.. - самодовольно заявил Принц Попрошаек и подошёл к Бьянке. - А твоего коня я назову Шторм! - торжественно заявил он и положил руку на холку жеребца. Эльфийка, затаив дыхание, смотрела, как шкура животного приобретает белоснежный окрас, а грива и хвост - стальной. Шторм радостно заржал, и Бьянка вцепилась в седло, чувствуя, что он растёт.
  - Ты не устал, Эл? - заботливо спросил Марвин.
  - Да я ещё десяток таких состряпаю, и глазом не моргну, - гордо изрек вор и вскочил в седло.
  - Нужно найти въезд на Тайную тропу, - озабоченно произнёс серебряная кошка.
  - Ещё одна джирмийская штучка? - полюбопытствовал Эллард.
  - Пространственно-временной тоннель, позволяющий нам быстро передвигаться по Аргору.
  - Если это тоннель, зачем искать вход? Пройдём через стену, как обычно, - пожал плечами вор. Марвин с сомнением посмотрел на него. - Не тушуйся! Наплюй на правила, и делай, как тебе надо! - подбодрил его Эллард.
  Серебряная кошка растерянно улыбнулся и скомандовал:
  - За мной! - Он свернул с дороги и сквозь лес понёсся к Тайной тропе. Джирмиец остановил коня на краю заросшей колючими кустами поляны и обернулся к другу: - Ты видишь его?
  - Да Но почему я раньше ничего не замечал?
  - Создавая Бурю, ты взял частицу магии Ветерка, а он намертво связан с Цитаделью и Тайными тропами, - объяснил Марвин и приказал: - Сосредоточься и следуй за мной!
  - А как же я? - заорала Бьянка. - Я не вижу никакого тоннеля!
  Джирмиец лучезарно улыбнулся ей:
  - Это очень хорошо, милашка. У тебя появился шанс выжить.
  - Как ты смеешь так разговаривать со мной? - взвилась Бьянка.
  - Закрой рот, красотка! Ты принадлежишь Элларду, и будешь жить, пока не надоешь ему!
  Эльфийка побледнела и задрожала от ужаса:
  - Ты хочешь сказать, что убьёшь меня?
  - Посмотрим, - холодно бросил джирмиец и повернулся к другу: - Эллард, я поведу лошадь Бьянки, а ты следуй точно за нами! - распорядился он и, схватив Шторма за повод, поехал прямо на колючие кусты.
  Дочь Сальте вцепилась в гриву коня и завизжала. Не обращая внимания на её вопли, Марвин прошептал заклинание и, всадив шпоры в бока Ветерка, заставил его врезаться в стену тоннеля. Беглецов пронзил холод, словно их окунули в прорубь, и мир исказился: Задумчивый лес, отгороженный полупрозрачной стеной превратился в размытое зелёное пятно, а золотое солнце - в тусклое жёлтое облако. Буря и Шторм радостно заржали, всем своим существом впитывая пространственно-временную магию.
  - Теперь это джирмийские кони, Эл! Запомни: Джирма - основной ориентир для волшебного коня. Цитадель построена на пересечении наиболее крупных пространственно-временных троп Аргора. Имей в виду, если ты, находясь в седле, будешь ранен и потеряешь сознание, Буря зачарует тебя, найдёт Тайную тропу и вынесет прямо во двор Цитадели, так что, постарайся вовремя упасть на землю, Эл.
  - Но это я создал Бурю!
  - Да, но теперь её стойло в Цитадели.
  - У меня другое мнение на сей счёт! - упрямо возразил вор.
  - Экспериментов не будет, Эл! - отрезал Марвин и, не выпуская из рук повод Шторма, поскакал вперёд.
  Эльфийка всхлипнула и заревела в голос: только сейчас до неё дошло, что она попала в смертельно опасную историю.
  Бьянка всю жизнь прожила в Наполе. Родители и старшие братья всячески ограждали любимую дочь и сестру от внешнего мира. Её холили и лелеяли, как редкий тепличный цветок, закрывая глаза на невинные шалости, которые заключались в том, чтобы тайно улизнуть на свидание или без спроса поохотиться в окрестностях столицы. Девушка не догадывалась, что отец и братья подыгрывают ей, как бы не замечая 'секретных' отлучек. На самом деле, Бьянку тщательно охраняли, ни на минуту не выпуская из вида. Ей удалось сбежать с Эллардом только потому, что в тот вечер всем было не до неё. Да никто и не ожидал такой прыти от капризули и неженки.
  Наивная Бьянка поверила, что вор без памяти влюбился в неё, и решила, что их побег станет пикантным любовным приключением, которое закончится в Иритте. Ей были не нужны иные Миры, короткое путешествие в компании Принца Попрошаек и джирмийца полностью удовлетворило бы её тягу к авантюрам. И до полудня Бьянка была счастлива. Она скакала между Эллардом и Марвином и предвкушала, как, смакуя пикантные детали, будет рассказывать о своей дерзкой выходке подружкам. Но в полдень всё стало на свои места. Бьянка поняла, что для джирмийца убить её - всё равно, что прихлопнуть муху. И 'принцессе' страшно захотелось домой, однако, впервые в жизни, она не посмела высказать своё желание вслух...
  За стенами тоннеля наступила ночь, и джирмиец сосредоточился в поисках выхода с тропы. Теперь они могли выйти из тоннеля в любом месте, но Жерар не умел ходить сквозь стены и слишком долго искал бы его, а Марвину не терпелось вернуть Ильмару.
  - Съезжаем! - наконец скомандовал он и, дёрнув Шторма за повод, выехал на широкую просеку.
  Бьянка сползла с коня и повалилась на траву, чувствуя себя совершенно разбитой.
  - Я хочу домой! - зарыдала она. - Мне не нужны такие приключения!
  - Ты останешься с нами! - Марвин спрыгнул на землю и начал снимать с Ветерка упряжь. Эльфийка громко всхлипнула, и он раздражённо добавил: - Во всяком случае, пока мы не покинем Задумчивый лес.
  - А потом ты меня убьёшь! - взвыла Бьянка.
  - Посмотрим. - Джирмиец поморщился, повернулся к ней спиной и посмотрел на Элларда, блаженно растянувшегося на траве: - Успокой её, Эл, иначе, я за себя не ручаюсь!
  Вопль застрял в горле 'принцессы', и от страха у неё началась икота.
  - Не пугай её, Марвин, - дружелюбно ухмыльнулся Эллард. - Она хорошая, правда, немного взбалмошная и не сдержанная.
  - Кто бы говорил. - Джирмиец фыркнул, уселся на траву и наколдовал себе чаю, а Эллард задумчиво посмотрел на притихшую Бьянку, облизнул губы и резво поднялся.
  - Становится прохладно. Нужно развести костёр, - хихикнул он и рывком поставил эльфийку на ноги. - Пошли за хворостом, Бьянка. - И вор потащил её в чащу.
  Марвин насмешливо посмотрел вслед другу, допил чай, завернулся в плащ и закрыл глаза, вспоминая наивное личико Ильмары.
  - Возвращайся скорее, девочка, - прошептал он, напряжённо вслушиваясь в ночные шорохи Задумчивого леса.
  Между тем вор отвёл эльфийку подальше от просеки и притянул к себе.
  - Ты моя сладкая, - промурлыкал он, толкнул девушку на мягкий мох и бесцеремонно задрал её платье.
  Эльфийке было не до любви, но она не посмела отказать другу джирмийца и послушно раздвинула ноги.
  
  На поляне весело трещал костерок. Бьянка спала, укутавшись в одеяло, а Марвин и Эллард сидели друг напротив друга и молчали. Первым не выдержал вор:
  - Всё-таки, почему ты не убил меня, Марви?
  - Из-за любовного заклятья племянницы императора...
  - Выходит, ты в меня влюбился? - хихикнул Принц Попрошаек.
  - Не мели ерунды! Тебе несказанно повезло, Эл. Я непременно убил бы тебя, но, к моменту нашей встречи, в моём сознании всё перепуталось, и я начал совершать ошибки. В частности, мне вдруг захотелось поболтать с жертвой, прежде чем выполнить заказ. А ты заговорил о письме Леопольда, и внезапно я представил себя в другом Мире... Ты становишься таким забавным, Эл, когда начинаешь вещать о своём величии. Ты казался удачливым авантюристом, бабником и алкоголиком. Ты вёл себя, как идиот, и мне стало жаль тебя. Не знаю, что на меня нашло, но я решил помочь тебе выжить и найти Урса. Я не сразу понял, что твоё поведение - сплошное притворство. Ты умеешь скрывать своё истинное лицо, Принц.
  Эллард нахмурился:
  - Когда ты догадался?
  - В Вирме.
  - Что ж, откровенность за откровенность, Марви. Признаюсь, я нарочно задержался в Тели, хотя и знал, что кошки охотятся за мной. Я ждал обещанного спутника.
  - Что?..
  - Дело в том... - замялся вор. - В общем, когда я приехал в Тель, то дрожал, как осиновый лист. Я понимал, что от джирмийцев не уйти, и даже в собственной тени мне мерещились очертания кошки. - Марвин вздрогнул, но Эллард смотрел на огонь и ничего не заметил. - В общем, я заперся в номере, напился и уснул. Не знаю сон это был или явь, но среди ночи я увидел в комнате Хамелеона. Я пытался заговорить с ним, но он молчал, пристально глядя на меня. И вдруг я понял, что должен делать. Хамелеон хотел, чтобы я остался в Тели и дождался спутника, который защитит меня. Он не сказал, кто это будет, но я был уверен, что узнаю его. Мне было очень страшно, Марви, я всё время ждал нападения кошек, а потом явился ты. Я взглянул на тебя и понял, что Хамелеон не обманул. Ты выглядел воплощением надёжности. И всё же в твоём взгляде было что-то такое... В какой-то момент я вдруг подумал, что ты и есть охотящаяся за мной кошка. Ты нёс чепуху о дочке наставника, а я гадал, когда ты вонзишь мне под рёбра кинжал. Но вместо этого ты согласился служить мне. Я ничего не понимал: имея замашки аристократа, ты безропотно служил телохранителем вора. И я решил вывести тебя на чистую воду. Это стало моей паранойей, Марви. Я старался вести себя как можно более хамски. Я напивался в самый неподходящий момент, рискуя своей головой. Я потащил тебя грабить казну Вирмы, зная, что это безумие, но мне до ужаса хотелось знать, кто ты и на что способен. - Принц Попрошаек виновато улыбнулся. - Когда Аргор узнает, что напарником его лучшего вора был джирмиец, наше ограбление войдёт в историю, как самая сумасшедшая авантюра. - Внезапно его глаза озорно блеснули. - Но особенно пикантно было женить тебя на Ильмаре. До сих пор не понимаю, почему ты согласился.
  - Хотел сделать тебе приятное, - оскалился Марвин.
  - А честно?
  - Меня достало твоё упрямство. Я был готов жениться хоть на жабе, лишь бы ты перестал задерживать нас. Впрочем, я не жалею о том, что сделал. Я никому не отдам Ильмару, даже тебе, Эл.
  - Я и не претендую, - поспешно произнёс вор.
  - Это ты сейчас говоришь, - покачал головой джирмиец.
  - Ладно, проехали. - Эллард вздохнул, но тут же улыбнулся и хлопнул друга по плечу. - С ума сойти! Моим другом стал...
  - Наследник Бернара, Эл, - насмешливо закончил Марвин.
  - Вот это да! Так ты - Принц Джирмы, Марви!
  - Ну, это ты загнул.
  - Да, брось, наследничек, ты сделал сногсшибательную карьеру. Ты лучший кошка Аргора, а я его лучший вор. Зачем нам другие Миры, Марви? Ты станешь предводителем касты и будешь равен императору, а может и сильнее его. Беркуты считаются с Кошками, ведь вы - самые опасные маги Аргора.
  Марвин помрачнел:
  - Я не хочу возвращаться в Цитадель, Эл.
  - Почему?
  - Как только мы расстанемся, тебя убьют. Кошки перестали охотиться за тобой, но император не оставит в живых сына Леопольда.
  - Ты не сможешь защитить меня от всего Аргора.
  - Посмотрим. - Лицо джирмийца дёрнулось, он повернулся к спящей Бьянке и спросил: - Кстати, зачем ты прихватил с собой дочку Сальте?
  - Она хотела приключений, - ехидно усмехнулся Эллард.
  - Она - обуза, Эл, опасная обуза. Пока Бьянка с нами, Ласточки не оставят нас в покое. Давай промоем ей мозги и отправим к отцу.
  - Ты даже не предлагаешь убить её? - хихикнул Принц Попрошаек.
  - Это был бы идеальный вариант, но война с эльфами нам не нужна!
  - Ладно, довезём её до Иритты, а там бросим.
  - Как скажешь, Эл, - проворчал Марвин и, закутавшись в плащ, улёгся на траву.
  Вор склонился над ним и таинственным голосом прошептал:
  - Никому не говори, что Принц Попрошаек умный и серьёзный молодой человек.
  - Не скажу, если ты ответишь на один вопрос, - в тон ему, произнёс Марвин. - Для чего умному и серьёзному вору понадобилось кричать на весь Аргор, что он сын Прощелыги?
  - Мне было скучно, и я захотел испугать императора, в отместку за то, что он отобрал у меня честно украденную корону! - заносчиво заявил Эллард.
  - Эл! - гаркнул Марвин.
  Принц Попрошаек замялся и с досадой сказал:
  - По пьяни. Я хотел, чтобы обо мне говорил весь Аргор. Я всегда хотел славы, Марви!
  Серебряная кошка сел и вздохнул:
  - Я так и знал! Сколько тебе лет, Эл?
  - Восемнадцать.
  - Я бы дал не больше пяти! - язвительно заявил Марвин и снова улёгся, накрыв голову краем плаща.
  - Можно подумать - тебе сто! - Вор задумчиво почесал затылок, потряс друга за плечо и вкрадчиво поинтересовался: - А в самом деле, сколько тебе лет, Марви?
  - Двадцать, и отстань! - буркнул джирмиец.
  - Никогда бы не подумал! - всплеснул руками Принц Попрошаек. - Я думал, ты гораздо моложе!
  Марвин прыснул:
  - Довольно, Эл! Ты вошёл в привычный образ и можешь спокойно ложиться спать.
  Эллард довольно хмыкнул, улёгся под бочок к Бьянке и захрапел, а серебряная кошка целый час ворочался с боку на бок: тревожные мысли об Ильмаре не давали ему уснуть. В конце концов, он откинул плащ, сел и уставился на угли костра. Марвин изо всех сил уговаривал себя, что с его женой всё в порядке. Но Жерар задерживался, а, значит, с Ильмарой было что-то не так.
  Серебряная кошка поёжился и подбросил дров в костёр. Языки пламени лизнули сухие ветки, к чёрному небу взметнулись искры и из темноты выступил эльф. Он держал на руках бесчувственное тело Ильмары, закутанное в алый джирмийский плащ.
  - Она умерла, Жерар? - ровно спросил Марвин, подняв голову.
  - С чего ты взял? - ухмыльнулся эльф и уложил Ильмару рядом с Эллардом и Бьянкой. - Она спит. Эладии пришлось повозиться, но она справилась. Собственную жизнь она оценила выше благополучия своей подопечной. - Жерар сел рядом с Марвином и достал из кармана вишнёвую трубку.
  - Спасибо. Я в неоплатном долгу перед тобой, Жерар.
  - Я сделал это ради касты, Марвин. Ты должен вернуться в Цитадель и рассказать обо всём, чего достиг в своём безумном путешествии. Перемещение, хождение через стены... Тебе есть, что рассказать джирмийцам, Марвин. - Над трубкой эльфа заклубился сизый дымок.
   Марвин взял в руки палку и с задумчивым видом стал ворошить костёр.
  - Я должен помочь Элларду уйти из Аргора, сударь.
  - Неужели это важнее благополучия Джирмы, Марвин? - с нажимом спросил Жерар.
  Рука серебряной кошки дрогнула.
  - Я вернусь в Джирму, как только Эллард окажется в безопасности.
  - Как знаешь. - Эльф поднялся и скрылся в темноте, а Марвин бросил палку и приблизился к Ильмаре.
  Он лёг рядом с женой и, стараясь не разбудить, осторожно обнял её и заснул.
  
  Рано утром Эллард проснулся и увидел, что Марвин сидит у костра. Джирмиец выглядел счастливым и спокойным.
  - Доброе утро, Эл, - приветливо улыбнулся он, подошёл к вору и протянул ему чашку горячего вина.
  Принц Попрошаек удивлённо понюхал пряный напиток, поставил чашку на траву и потребовал:
  - Рассказывай, что произошло, Марви!
  - Не хочешь, не пей, - пожал плечами джирмиец и направился к Ветерку.
  - Привет, Эл! - раздался звонкий голос, и принц Попрошаек подскочил, как ужаленный: из-за куста появился охотница.
  - Мара? Откуда ты взялась?
  - Из Наполя, - улыбнулась девушка, кутаясь в алый джирмийский плащ. - Только не спрашивай, как. Я всё равно ничего не помню. А Марвин молчит, как рыба.
  Эллард скептически оглядел новый наряд охотницы и усмехнулся:
  - Мне и так всё ясно. - Он нагнулся, поднял чашу и отсалютовал ею Ильмаре: - С возращением, дорогая!
  Марвин погладил Ветерка по шее и обернулся.
  - Буди Бьянку и поехали!
  - А завтрак?
  - Поешь в седле.
  - Зануда и торопыга, ворчливо произнёс Принц Попрошаек и потрепал эльфийку по плечу: - Просыпайся!
  Эльфийка застонала и открыла глаза. Увидев Ильмару, она вздрогнула и огляделась по сторонам, надеясь увидеть отца и братьев, но, поняв, что охотница каким-то образом добралась до них самостоятельно, разочарованно вздохнула. Эллард залпом выпил тёплое вино, отбросил чашку в сторону и холодно взглянул на Бьянку, которая сидела на земле, кутаясь одеяло.
  - Что ты застыла! Пошевеливайся! Видишь, Мара уже всё собрала! - раздражённо рявкнул он и толкнул девушку в спину.
  Эльфийка подпрыгнула, бросила опасливый взгляд на Элларда и стала резво скатывать одеяла.
  
  Глава 16.
  Иритта.
  
  Беглецы сошли с Тайной тропы в нескольких километрах от Иритты.
  - Вот это да! Пять дней, и мы на месте! - воскликнул Эллард. - Представляешь, Марви, какие возможности открываются перед нами?!
  - Представляю. Дай тебе волю, ты превратишь тропы джирмийцев в воровские.
  - Вечно ты недоволен, - пробурчал Принц Попрошаек. - Я же не собираюсь делать из тоннелей караванные пути. Достаточно того, что я буду иметь возможность быстро передвигаться по Аргору и неожиданно появляться там, где меня совсем не ждут!
  - Не вздумай лезть на тропу без меня! - рявкнул Марвин, прижимая к себе Ильмару. - Кстати... - Он обернулся и пристально посмотрел на эльфийку.
  Бьянка поёжилась и с мольбой взглянула на Элларда, но тот лишь пожал плечами и философски поинтересовался:
  - Зачем тебе чужие секреты, малышка?!
  Эльфийка слабо пискнула, сползла с коня и бросилась бежать.
  - Стоять! - приказал Марвин, и девушка замерла на месте. Джирмиец поцеловал жену в щёке, спешился и неторопливо подошёл к эльфийке. - Тебе не будет больно, - развернув Бьянку к себе, равнодушно сообщил он и зашептал заклинание. Сеть из магии забвения оплела эльфийку и исчезла вместе с воспоминаниями последних дней. Серебряная кошка отпустил девушку, и она кулем повалилась на траву.
  - Надеюсь, ты не убил дочь достопочтенного Сальте? - язвительно поинтересовался вор и, свесившись с седла, стал разглядывать бесчувственную любовницу.
  - Я тоже надеюсь, - буркнул Марвин.
  - А она не забудет про нашу любовь? - картинно встревожился Эллард.
  - Нет. Она забудет о том, кто я, и каким путём мы попали в Иритту. Да и наши кони станут для неё обычными животными. Так что, следи за словами и не пришпоривай Бурю. - Джирмиец подошёл к Шторму, что-то шепнул ему на ухо, и конь скрылся в тоннеле. - Я отправил его в Цитадель, - в ответ на вопросительный взгляд друга, пояснил он. Бьянка шевельнулась, и Марвин вскочил на Ветерка. - Эта потаскуха поедет с тобой, Эл. - Он провёл ладонью по алому плащу Ильмары, и тот стал скромной коричневой накидкой, приличествующей девушке из клана Куницы.
  - Грубиян, - хмыкнул вор, - но я не возражаю, - добавил он и широко улыбнулся. - Иди сюда, моя цыпочка!
  - Что случилось? - растерянно спросила Бьянка, поднимаясь на ноги.
  - Ты упала с лошадки, крошка, и она убежала, - сладко пропел Принц Попрошаек. - Я больше не позволю тебе рисковать, моя прелесть. Иди ко мне, я буду сжимать тебя в объятьях, оберегая твою несравненную красоту!
  Эльфийка самодовольно улыбнулась и царственным жестом подала вору руку. Марвин ткнулся в волосы Ильмары, скрывая ухмылку.
  - Поехали!
  - Ты ужасный тип! - хохотнул Эллард.
  Джирмиец погрозил другу кулаком, а тот рассмеялся ещё громче.
  - Ты ещё и паникёр! Нужно больше доверять напарнику, дружище!
  - Ты невыносим! - проворчал Марвин. - Язык доведёт тебя до виселицы!
  - Я и виселица - вещи не совместимые! - заносчиво провозгласил вор и, крепко прижав к себе любовницу, поехал вперёд.
  Ильмара рассмеялась, а джирмиец хмыкнул:
  - Комедиант!
  Эллард обернулся и лукаво подмигнул супругам:
  - В нашем деле актёрское мастерство не бывает лишним!..
  В отличие от остальных городов Вольных Жителей, Иритта прочно стояла на земле, а её улицы сверкали гладко обтесанным камнем. Эльфийские мастера специально не использовали для строительства домов дерево, чтобы сделать Иритту более похожей на города людей. И всё-таки это был эльфийский город: в нём царили свободные нравы Ласточек. Это был рай для любителей разгульной жизни. Здесь процветали игорные и публичные дома. Здесь можно было купить и продать всё, что угодно. Здесь презирали законы Мира и не различали кланов. Хамелеоны, беркуты, волки, пчёлы и прочие сливались в весёлую полупьяную толпу. Жизнь в городе не замирала ни на минуту. Ириттой правила игра. Здесь за день можно было и нажить, и спустить огромное состояние.
  Увидев вдалеке высокие каменные дома, Бьянка с удивлением воскликнула:
  - Это же Иритта! Как мы попали сюда так быстро, Эллард?
  - Разве я не говорил тебе, крошка? Я - великий маг и волшебник! Я перенёс нас ночью, одним движением мысли! - снисходительно ответил вор.
  - Ты шутишь? - ошарашено произнесла эльфийка.
  Принц Попрошаек состроил оскорблённую мину:
  - Я всегда говорю правду, не так ли, Марви?
  - Да, Эллард, ты великий маг, - кивнул джирмиец, едва сдерживая улыбку.
  - Слышишь, что говорит мой ученик? - Вор высокомерно взглянул на любовницу. - Вот такой я бесподобный!
  - Так Марвин на самом деле твой ученик? - удивилась Бьянка.
  - Он прибился ко мне в Тели, - надменно ответил Эллард. - Я распознал в нём подающего надежды мага и взял с собой. Правда мне приходится нелегко. У Марвина столько врагов, что я вынужден денно и нощно защищать его. Впрочем, я привязался к этому славному мальчику и не брошу его на растерзание всяким разным гадам!
  Ильмара согнулась пополам от хохота, чуть не слетев с Ветерка. Марвин поймал её и мысленно усмехнулся: слушая вздорные речи Элларда, эльфийка забыла о своих вопросах и уже не удивлялась тому, что они так неестественно быстро оказались возле Иритты. Принц Попрошаек вкладывал в свои слова воровскую магию отвода глаз и, одновременно, подкалывал напарника.
  Путешественники благополучно достигли окраины города и направились к ближайшей гостинице. Пока Эллард договаривался с хозяином, Бьянка брезгливо разглядывала обшарпанные стены холла, а когда они поднялись в номер, недовольно поинтересовалась:
  - Ты нищий, Эл?
  - Почему?
  - Ты снял один номер на четверых в захудалой гостинице!
  - Это ради конспирации! - заявил вор и плюхнулся на продавленную кровать.
  Эльфийка взглянула на застиранные простыни, залатанные одеяла, поморщилась и твёрдо произнесла:
  - Я здесь спать не буду!
  Эллард очаровательно улыбнулся и протянул к ней руки:
  - Ну, что ты киска. Это всего на пару ночей. Иди ко мне.
  - Я не буду обниматься с тобой при посторонних! - отрезала Бьянка, подбоченилась и раздражённо спросила: - Когда ты отправишься в другой Мир?
  Ильмара, как ни в чём не бывало, стала распаковывать сумки, а Марвин и Эллард переглянулись. Джирмиец повернулся к открытому окну и стал внимательно рассматривать улицу, а вор приторно ласково произнёс:
  - Скоро, моя радость.
  - Тогда зайдёшь за мной в дом мэра! - решительно сказала эльфийка и сделала шаг к двери.
  Марвин моментально оказался перед ней. Он толкнул девушку к другу и грозно приказал:
  - Делай, что говорит Эл, и не смей покидать номер без разрешения!
  Бьянка упала в объятья вора, и тот попытался поцеловать её, однако эльфийка была настроена по-боевому. Она вырвалась из рук Элларда и залепила ему пощёчину:
  - Я тебе не продажная девка! Я дочь Сальте!
  - Дура ты, - буркнул вор, отвернулся и обратился к Марвину: - Пообедаем?
  Джирмиец подошёл к столу, провёл по нему рукой, словно вытирая пыль, и на дощатой поверхности появились тарелки с едой, кувшин вина и большая вазочка с желе из ореха друм. Ильмара взвизгнула от радости и бросилась к столу, а Бьянка с подозрением посмотрела на мясо и овощи, понюхала вино и зло заявила:
  - Я хочу нормальной пищи!
  - А эта тебя чем не устраивает? - усаживаясь за стол, поинтересовался Эллард. Он подцепил кинжалом кусок мяса и с удовольствием отправил его в рот.
  - Я не буду есть колдовскую еду! - капризно сказала Бьянка и села на край постели.
  Марвин пожал плечами и присоединился к жене и вору. Друзья ели, а эльфийка с деланным равнодушием смотрела на них. С каждой минутой Принц Попрошаек, его наглый спутник и молчаливая, безропотная охотница нервировали её всё больше и больше. 'Что я в нём нашла? - с досадой думала девушка, наблюдая, как Эллард облизывает жирные пальцы. - Невоспитанный мужлан! Папа был прав: попрошайки - отбросы общества! - При мысли об отце ей захотелось плакать. Бьянка сжала губы и опустила голову, пряча выступившие на глазах слёзы. - Вы поплатитесь за своё хамство!' Эльфийка повертела на пальце именной перстень, и по её губам скользнула лёгкая улыбка. Она вытёрла слёзы, встала, налила себе в чашку вина и, одарив Элларда презрительным взглядом, отошла к окну. Усевшись на широкий подоконник, Бьянка стала рассматривать лица прохожих, решая, кому доверить ответственное поручение.
  Марвин бросил на неё испытывающий взгляд, и Бьянка поняла, что медлить нельзя. Она незаметно стянула кольцо с пальца и уронила его на брусчатую мостовую под ноги высокому, скромно одетому эльфу. Мужчина остановился, подобрал перстень и поднял голову. Бьянка многозначительно взглянула на него и скрылась в глубине комнаты. Изумлённый прохожий повертел в руках кольцо и, увидев на внутренней стороне имя дочери Сальте, во весь дух понёсся по улице.
  Эльфийка снова села на кровать и опустила голову, всем своим видом изображая покорность судьбе, но слова Марвина заставили её испуганно вскрикнуть.
  - Нам нужно уходить, Эл! Эта дрянь предупредила своих! - Джирмиец встал из-за стола, накинул плащ и взял Ильмару за руку.
  Вор поднялся, но, прежде чем покинуть комнату, подошёл к любовнице и усмехнулся ей в лицо:
  - Я думал, ты умнее, детка. - Он схватил бледную от страха Бьянку за волосы и приложил её головой о стену. - Отдыхай, - буркнул вор, бросил потерявшую сознание девушку на пол и покинул комнату.
  Друзья спустились в холл.
  - Мы прогуляемся по городу, - улыбнулся хозяину Марвин. - Прошу Вас, не беспокойте нашу спутницу. Она устала с дороги и прилегла отдохнуть.
  - Конечно, сударь, - кивнул пожилой эльф и угодливо распахнул перед ними дверь.
  Напарники оседлали лошадей, выехали на шумную, запруженную народом улицу и стали медленно и осторожно продвигаться к городским воротам. Им то и дело приходилось останавливаться, чтобы не задавить пьяных гуляк, так и норовящих оказаться под копытами лошадей. Марвин тихо ругнулся, когда под ноги Ветерка бросился какой-то пьянчужка в рваном изношенном балахоне. Конь джирмийца встал на дыбы, и Марвин едва удержался в седле сам и с трудом удержал Ильмару. Прохожие шарахнулись в стороны, прижимаясь к стенам домов, а оборванец вскочил и повис на руке всадника, лопоча извинения. Серебряная кошка хотел оттолкнуть бродягу, но в глазах у него потемнело, и, теряя сознание, он крикнул:
  - Ловушка, Эл!
  Ильмара попыталась удержать Марвина, но у неё не хватило сил, и он сполз на булыжную мостовую. От неожиданности Эллард замешкался и упустил возможность переломить ситуацию. Вора вмиг стащили с коня, набросили на шею амулет и связали руки за спиной.
  - Марвин!!! - заорала Ильмара, глядя как эльфы волокут возлюбленного прочь. - Отпустите его!!! - Она хотела пришпорить коня, но сильные руки крепко держали Ветерка под уздцы.
  Какой-то офицер запрыгнул на Ветерка и, поддерживая рыдающую Ильмару, поехал к центру города.
  - Помоги ему, Эл! - крикнула Ильмара, но Эллард не услышал её - он не сводил глаз с потерявшего сознание Марвина, которого стражники тащили сквозь улюлюкающую толпу. Вор с ужасом понял, что вся Иритта знает, что его спутник - джирмиец. 'Что я наделал! Зачем я втянул его в эту историю? Лучше бы он убил меня и вернулся в Цитадель!..'
  Толчок в спину прервал самобичевание вора, и он, словно во сне, побрёл вперёд, не разбирая дороги...
  
  Марвин почувствовал, что кто-то грубо трясёт его за плечи. С трудом преодолев сонливость, он разлепил глаза и увидел искажённое злобой лицо эльфа.
  - Просыпайся, голубчик, - прошипел вольный житель Аргора.
  - Пошёл прочь! - хрипло выдохнул джирмиец и, отпихнув стражника, тяжело поднялся на ноги.
  Серебряная кошка стоял в полуподвальном помещении. Косые лучи света падали на каменный пол, на гладкие серые стены и массивный дубовый стол, за которым восседал толстый пожилой эльф. Марвин вызывающе улыбнулся ему.
  - Когда я выберусь, ты будешь первым, кого я убью! - заявил он, расправляя плечи. Лица эльфов и стены комнаты плыли перед глазами, руки и ноги были налиты свинцом, но серебряная кошка не выказал слабости.
  - Этого невероятно, Ваше сиятельство! - воскликнул молодой стражник. - Он не должен двигаться! На нём амулет!
  - Так оденьте ещё один! - рявкнул мэр Иритты.
  Марвина сбили с ног, и дрожащие руки потянулись к его шее. Джирмиец клацнул зубами, эльф отпрянул, но, опомнившись, бросил на грудь хохочущего пленника осколок стекла, который превратился в золотой амулет.
  - Отойдите от него! - приказал мэр, и стражники с готовностью расступились.
  Серебряная кошка не спешил подняться. Он ждал, когда стены комнаты и лица эльфов остановятся, а мысли обретут ясность. Джирмиец посмотрел на амулеты, которые так и хотелось сорвать и бросить в лицо палачам, но теперь он знал, что простые на вид медальоны - искусная ловушка. Сгорая от ярости, наследник Бернара повернул голову и нагло уставился в фиалковые глаза мэра.
  - Не надейтесь! Я не самоубийца! - прорычал он и медленно встал.
  - Не даром Бернар избрал тебя своим преемником, Марвин, - ощерился хозяин Иритты. - Ни один из твоих коллег не догадался, отчего умирает. Что ж, ты будешь первым джирмийцем, повешенным на центральной площади нашего города, а когда Иритта налюбуется на твой труп, я отправлю твою голову императору.
  - Это честь для меня, Ваше сиятельство, - язвительно произнёс джирмиец, отсалютовал мэру и обвёл глазами стражников, прикидывая, скольких может забрать с собой в могилу.
  Словно прочитав его мысли, мэр сделал знак страже, и на шее джирмийца появился третий амулет. Марвин пошатнулся и прислонился к стене, а эльфы довольно заулыбались.
  - Рано радуетесь, господа! Я запомнил вас всех! - без тени улыбки сообщил наследник Бернара. - Я выберусь и прослежу за агонией каждого из вас!
  - Самонадеянный наглец! - нервно хохотнул мэр. - Вечером состоится суд, а завтра в полдень ты будешь раскачиваться на виселице.
  - Фу... - брезгливо поморщился Марвин. - Я - лучшая кошка Цитадели! Я - Принц Джирмы и достоин, как минимум, плахи! Я приду на ваш суд и буду требовать справедливости!
  - Чувствуется влияние сына Прощелыги, - зло рассмеялся мэр. - А может, ты тоже его сын?
  - Конечно, - мотнул головой джирмиец. - У меня ж это на лице написано. Хочешь, поколдую? - расхохотался он и зашевелил губами, пристально уставившись на пожилого эльфа.
  - Остановите его! - истошно завопил мэр. Стражники повалили джирмийца на пол и осыпали градом ударов, а хозяин Иритты с опаской ощупал себя и облегчённо вздохнул. - Достаточно! - крикнул он эльфам, чересчур усердно выполняющим его приказ. - Хватит, я сказал! Он должен дотянуть до суда!
  Стражники нехотя расступились. Марвин хотел что-то сказать, но закашлялся, захлёбываясь кровью, и его перевернули на бок, а мэр с притворным сочувствием сообщил:
  - Потерпи чуть-чуть, мальчик. Перед судом тебя приведут в порядок, а пока отдохни... Накиньте на него ещё один амулет и не спускайте глаз. Ни на секунду не оставляйте его одного! - приказал он и в приподнятом настроении покинул подвал.
  Предвкушая вечернее зрелище, сулившее огромные барыши, хозяин Иритты вошёл в свой кабинет и немедленно распорядился начать продажу билетов на открытый суд над кошкой.
  
  Эллард ходил по тесной камере, изнывая от бессилия: эльфы предупредили, что любое его колдовство активирует смертельное заклинание, заключённое в амулете, а умирать ему не хотелось. От нечего делать, вор начал сочинять речь для вечернего суда. Он потратил на это несколько минут, а потом свернулся клубком на соломенном тюфяке и уснул, твёрдо уверенный в том, что справедливость восторжествует, и они с Марвином ещё погуляют по Аргору...
  
  Центральная площадь Иритты была оцеплена солдатами-эльфами. Зрителей пропускали на суд по заранее купленным, безумно дорогим билетам. Мэр сиял от счастья - прибыль превзошла самые смелые ожидания. За один вечер его состояние удвоилось, и он пребывал в эйфории, наблюдая с балкона своего особняка, как площадь заполняется жителями и гостями Иритты. Мэр решил, что на казнь билеты будут втрое дороже, и с упоением подсчитывал будущие барыши.
  На высоком каменном помосте перед балконом резиденции мэра трое судей в золотых мантиях и белых париках чинно восседали за овальным полированным столом. Перед каждым стоял прибор и бокалы. Вокруг стола крутился официант, накладывая закуски и подливая вино. Судьи свысока поглядывали на толпу, ни на минуту не переставая жевать.
  Слева от них, за отдельным столом, длинный тощий эльф-прокурор в серебряной мантии лениво потягивал вино, а эльф-адвокат в бронзовой мантии, примостившийся за столиком справа, нервно теребил салфетку, глядя на полную тарелку еды. Бедняга потерял аппетит, узнав, кого ему придётся защищать. Он не хотел участвовать в этом процессе даже за баснословное вознаграждение, и лишь личный приказ Сальте заставил его прийти на площадь.
  У подножья помоста стояли несколько столиков для самых знатных и уважаемых жителей и гостей Иритты. В ожидании суда элитная публика пила лёгкое вино и вела светские беседы. Остальные зрители сплошной стеной стояли позади них.
  Взвыли трубы, загрохотали барабаны, и на площадь вступил джирмиец, окружённый кольцом стражников. Перед судом его умыли, причесали, тщательно загримировали следы побоев и накинули на плечи алый плащ, специально пошитый ради такого случая. Наследник Бернара медленно продвигался к помосту и, хотя каждый шаг давался ему с трудом из-за спрятанных под одеждой амулетов, он шёл гордо подняв голову и улыбался. Толпа пришла в ярость, увидев его улыбку, и со всех концов площади раздались гневные крики. Чтобы защитить подсудимого, стражникам пришлось направить на зрителей копья. Под барабанную дробь джирмийца подвели к лестнице, ведущей на помост, и конвойные с азартом уставились на кошку: остаток дня они заключали между собой пари - поднимется увешанный амулетами пленник на помост сам или попросит помощи. Марвин отдышался и занёс ногу на первую ступеньку. Среди солдат раздались возгласы ликования и разочарования. Кошка презрительно усмехнулся, тяжело ступая, взошёл на помост и сел на табурет рядом с адвокатом, который при виде своего подзащитного едва не упал в обморок. Марвин перевёл дух, с издёвкой взглянул на взвинченного защитника и лукаво подмигнул ему. Адвокат вздрогнул, повернулся к джирмийцу спиной и схватил бокал.
  Вновь взвыли трубы, и толпа разразилась воплями восторга и презрения, ибо на площадь гордо вступил Принц Попрошаек в богатом костюме цвета спелой вишни, который прислал ему глава хамелеонов Иритты. Узкие шёлковые штаны были заправлены в высокие малиновые ботфорты из тисненой золотом кожи. Короткая куртка с пышными рукавами, белоснежными манжетами и кружевным воротником была перетянута золотым поясом. Поверх был накинут круглый плащ, отделанный мехом, а голову венчала широкополая шляпа, обильно декорированная разноцветными перьями. Каждый шаг вора сопровождал мелодичный звон бесчисленных металлических цепочек, украшавших ботфорты, и шелест накрахмаленных лент, кружев и бантов, пришитых в самых неожиданных местах его костюма. Эллард медленно шествовал сквозь толпу, церемонно кивая знакомым мужчинам, посылая воздушные поцелуи хорошеньким женщинам, и конвойные-эльфы с копьями наперевес казались его свитой.
  - Клоун, - хихикнул Марвин, разглядывая умопомрачительный наряд друга.
  Принц Попрошаек легко взбежал на помост, снял шляпу и помахал зрителям, которые ответили ему громким хохотом. Он в пояс поклонился толпе, сел на табурет рядом с джирмийцем и положил руку ему на плечо.
  - Рад видеть тебя живым, Марви. - Вор с горечью посмотрел на искусно замазанные гримом синяки.
  - Взаимно, Эл, - улыбнулся серебряная кошка.
  Между тем сидевший во главе стола судья поднял руку, и толпа умолкла.
  - Я, Томас Честный, верховный судья Иритты объявляю заседание открытым. Слушается дело кошки Марвина и хамелеона Элларда. Слово предоставляется прокурору Родригесу!
  Тощий эльф в серебряном балахоне залпом допил вино и вскочил:
  - Именем Аргора я обвиняю кошку Марвина и хамелеона Элларда в похищении девицы Бьянки, дочери главы клана Ласточки! Именем Аргора я обвиняю кошку Марвина в государственной измене - защите хамелеона Элларда, сына аксимийца Леопольда, избежавшего смерти восемнадцать лет назад! Требую для обоих казни через повешение!
  - Я против виселицы! - рявкнул Марвин. - Я Принц Джирмы и требую для нас казни путём отсечения головы от туловища!
  Эллард покатился со смеху, а судьи перестали жевать и вытаращились на джирмийца.
  - Ты признаёшь себя виновным? - разочарованно спросил верховный судья.
  - Разве это имеет значение? Вы всё равно вынесете нам смертный приговор, а вот вопрос о способе казни, я считаю принципиальным!
  - Подсудимый, выношу Вам предупреждение! - прогремел Томас.
  - Значит, всё-таки повесите... - разочарованно протянул серебряная кошка. - Ладно, продолжайте, хочу послушать нашего защитника. - Он повернулся к эльфу в бронзовой мантии. - Прошу Вас, сударь.
  Адвокат встал, открыл рот, потом закрыл, потом вновь открыл и... сел на место. Эллард зааплодировал:
  - Какая пламенная и проникновенная речь!
  - Вы лучший оратор в Аргоре, сударь! - поддержал друга Марвин.
  - Выношу предупреждение обоим! - гаркнул верховный судья. - Вам предоставят слово позднее! - Он обвёл взглядом толпу и крикнул: - Суд готов заслушать показания потерпевшей! Пригласите девицу Бьянку!
  Зрители восторженно зааплодировали:
  - Да здравствует атаман!!! Слава Сальте!!!
  На краю площади появилась Бьянка и грациозно двинулась по проходу. Она плыла сквозь толпу в пышном розовом платье с узким лифом и глубоким декольте. Широкая юбка, подол которой был расшит золотом и серебром, каскадом ниспадала до земли. Белокурые волосы крупными тяжёлыми локонами покоились на оголённых плечах, а на голове сиял золотой венец с отборными жемчужинами. Подойдя к лестнице, Бьянка подала затянутую в белоснежную перчатку руку офицеру, и тот, почтительно поклонившись, помог ей взойти на помост. Дочь Сальте злорадно посмотрела на подсудимых, одарила зрителей обворожительной улыбкой и повернулась к судьям.
  - Мы счастливы видеть Вас живой и здоровой, сударыня, - поднявшись, произнёс Томас. - Мы понимаем, что Вы ещё не до конца оправились от потрясения, - заискивающе улыбнулся он, - но обстоятельства вынуждают просить Вас о помощи суду.
  - Мне тяжело вспоминать... ужас произошедшего... Но я готова рассказать всё без утайки. Преступники должны понести заслуженную кару! - с надрывом произнесла Бьянка, и толпа отозвалась одобрительными возгласами.
  Судья поднял руку, призывая зрителей к порядку, и, когда на площади воцарилась тишина, объявил:
  - Послушаем несчастную жертву!
  - Жертву? - воскликнул Эллард. - Я бы сказал похотливую стерву!
  Бьянка бросила на него испепеляющий взгляд, достала из крохотной сумочки ажурный кружевной платочек и, нервно смяв его изящными пальцами, проникновенно начала:
  - Эти злодеи давно готовили моё похищение. Подлый джирмиец силой женился на моей подруге, дочери охотницы Алиссы. Вместе с ней и вором он явился в наш гостеприимный дом, и отец принял злодеев, как дорогих гостей. Но, хвала Ласточке, мудрая Эладия разоблачила псевдохамелеона! Кошку схватили, однако Эллард помог ему бежать. Зная, что самим им не выбраться из города, они выкрали меня из родного дома и угрозами заставил показать тайный выход из Наполе. Я надеялась, что за пределами города злодеи отпустят меня, но джирмиец сказал, что... что... - Бьянка всхлипнула и замолчала, промокая сухие глаза шёлковым платком.
  - Лживая дрянь! - с чувством произнёс вор и взглянул на Марвина: - Я окончательно разочаровался в эльфах.
  - Я предупреждал, что тащить эту шлюху с собой - плохая идея, - пожал плечами джирмиец. - Нужно было прибить её ещё в Наполе. Впрочем, это никогда не поздно.
  - Полностью с тобой согласен, дружище. - Принц Попрошаек кровожадно облизнулся.
  Бьянка побледнела. Судьи с сочувствием посмотрели на девушку, а прокурор ласково приободрил её:
  - Не бойся, дитя, здесь тебе ничего не угрожает. Ты среди друзей, и можешь смело говорить правду.
  - Да, да, - закивала Бьянка, - я скажу всё. Этот человек, - она царственным жестом указала на Марвина, - хотел отвезти меня в Цитадель!
  - И зря он этого не сделал! - выпалил Эллард, но его голос потонул в негодующих криках толпы и проклятиях в адрес касты.
  Марвин оценивающе осмотрел дочь Сальте и усмехнулся:
  - Зря ты это сказала, детка, теперь я просто обязан доставить тебя в Джирму.
  Бьянка не выдержала его взгляда. Она тихо охнула и, подхватив юбки, ринулась к лестнице. Серебряная кошка расхохотался и подмигнул адвокату, который был уже настолько пьян, что едва держался на стуле. Опешившие судьи не успели остановить потерпевшую. Эльфийка проворно спустилась с помоста и кинулась к резиденции мэра, словно джирмиец собирался выполнить свою угрозу немедленно.
  - Обещаю, Марви, когда мы выберемся, меня будут соблазнять только те женщины, которых ты одобришь! - хихикнул Эллард.
  Пока стражники утихомиривали разбушевавшихся зрителей, верховный судья успел выпить бокал вина и выкурить трубку, а тощий прокурор - впихнуть в себя микроскопический бутерброд с икрой, предварительно изучив его со всех сторон. Адвокат же, услышав последние слова джирмийца, окончательно сник и стал пить вино прямо из горлышка. Он выронил пустую бутылку, облегчённо выдохнул и повалился лицом на стол.
  Верховный судья неодобрительно посмотрел на него, встал и провозгласил:
  - Подсудимые отказались от защиты!
  Марвин и Эллард заржали, как лошади, но следующая фраза Томаса, заставила их замереть.
  - Суд готов выслушать свидетеля обвинения! На помост приглашается Ильмара, дочь Алиссы!
  Марвин поднял голову и уставился на проход, по которому в сопровождении друида шла его жена. На Ильмаре было простое закрытое платье тёмно-синего цвета с тонким серебряным поясом. Длинные чёрные волосы поддерживал широкий обруч, украшенный сапфирами. В отличие от расфуфыренной Бьянки, охотница выглядела скромно и трогательно. Лицо Марвина просветлело. Он залюбовался нежной, естественной красотой жены, но когда Ильмара поднялась на помост, джирмиец скрипнул зубами - васильковые глаза девушки лихорадочно блестели, выдавая магию Сов. Марвин с ненавистью взглянул на высокого немолодого мужчину в зелёном балахоне: он знал, каким образом околдовали Ильмару, но эльфийские амулеты мешали ему разрушить заклятье.
  Шальными глазами охотница скользнула по лицу мужа и уставилась на верховного судью. Томас ласково улыбнулся:
  - Говори, девочка, мы внимательно слушаем тебя.
  Ильмара кивнула и заученно начала:
  - Марвин приехал в мой дом вместе с Эллардом, сыном Лорана. Пока Принц Попрошаек спал, джирмиец изнасиловал меня.
  Толпа разразилась очередной порцией проклятий в адрес Марвина, но девушка, не слыша разгневанных криков, продолжала говорить, словно читая по бумаге:
  - Джирмиец взял меня с собой, потому что я понравилась ему. Он запретил мне рассказывать Элларду о том, что спит со мной, а когда джирмийцу надоело скрывать наши отношения, он силой заставил друида поженить нас. Марвин издевался надо мной и всё время бил. Я хотела остаться в Наполе, но он околдовал меня и увёз вместе с Бьянкой и Эллардом. И здесь, в Иритте, я прошу Свободных Жителей Аргора взять меня под свою защиту, поскольку клан Куницы, по вине джирмийца, отказался от меня.
  Марвин во все глаза смотрел на жену, ему было безразлично, что она говорила. Он не знал, захочет ли Бернар спасти своего наследника, докатившегося до позорного публичного суда. В любом случае, он видел жену в последний раз и старался запечатлеть в памяти любимый образ, чтобы унести его с собой в холодную пустоту смерти или за неприступные стены родной Цитадели.
  - Её околдовали друиды! - заорал Эллард. - Пусть снимут своё заклятье и позволят ей рассказать правду!
  Судья гневно взглянул на Принца Попрошаек, перевёл взгляд на джирмийца и застыл с открытым ртом: Марвин так печально и нежно смотрел на девушку, что Томас потерял дар речи. Верховный судья, как и прочие аргорцы, ненавидел Кошек, считая их циничными и бездушными существами. Ещё минуту назад Марвин полностью соответствовал представлениям Томаса о джирмийцах, но сейчас на лице наследника Бернара отражались такие сильные чувства, что им позавидовал бы любой человек. Верховный судья был вынужден признаться самому себе: 'Невероятно, но этот ублюдок действительно любит её. Зря мы пригласили Ильмару. Мы сделали ему подарок, которого он не заслуживает! Нужно быстрее заканчивать этот цирк!'. Томас откашлялся и решительно произнёс:
  - Союз Свободных Жителей принимает тебя в свои ряды, Ильмара, дочь Алиссы. Друид расторгнет твой брак с джирмийцем, и куница превратиться в ласточку.
  Ильмара послушно подала друиду руку, и тот осторожно снял обручальное кольцо с её пальца. Изображение куницы на тыльной стороне ладони исчезло, а на внутренней - появилась парящая ласточка. Охотница равнодушно проследила за метаморфозой и вопросительно посмотрела на судью, который задумчиво пил вино. Томас Честный опустил глаза, поставил бокал на стол и стал ковыряться в тарелки, делая вид, что, кроме еды, его больше ничего не интересует.
  Между тем, друид приблизился к Марвину:
  - Дай руку!
  - Пожалуйста, - улыбнулся джирмиец. - Твоё колдовство ничего не изменит. Мы с Марой любим друг друга.
  - Она больше не вспомнит о тебе, - сухо произнёс друид, снимая кольцо с пальца джирмийца.
  - Проверим? - без тени улыбки спросил Марвин, резко встал и громогласно скомандовал: - Мара! Очнись! - Он знал, что, начав колдовать, вплотную приблизится к смерти, но они с Марой должны были попрощаться как живые люди, а не как марионетки.
  - Зачем? - с горечью воскликнул Эллард и схватился за голову, но Марвин лишь улыбнулся другу и распахнул объятья жене.
  Друид попытался остановить охотницу, но она оттолкнула его и бросилась к мужу.
  - Марвин! Прости! Меня околдовали! Я люблю тебя!
  - Я тоже люблю тебя, Мара, - счастливо улыбнулся джирмиец, прижимая к себе девушку. Он обвёл презрительным взглядом притихшую толпу, судей и стражников: - Сборище трусов и лицемеров! - брезгливо бросил он и поцеловал Ильмару.
  Верховный судья вскочил, смахнув рукавом бокал, и завизжал:
  - Прекратить!!!
  Стражники ринулись к Марвину, вырвали девушку из его объятий и потащили её к дому мэра.
  - Я люблю тебя, Марви! - орала охотница и рвалась из рук эльфов.
  - Прощай! - успел крикнуть джирмиец, прежде чем его сбили с ног.
  - Сволочи! - заорал Эллард и бросился на помощь другу, но стражники перехватили его и силой усадили на табурет. - Гады! Ненавижу вас всех! - подбитой птицей вопил вор, но его крики заглушило неистовое улюлюканье толпы.
  Марвин захрипел, и Томас Честный крикнул:
  - Прекратите! Он должен дожить до виселицы!
  Солдаты перестали избивать подсудимого, встряхнули его и усадили на табурет. Марвин сплюнул кровь, вытер губы полой плаща и, чувствуя, как амулеты, словно пиявки, высасывают его жизненную силу, ухмыльнулся:
  - Пора заканчивать шоу. Объявляйте время казни, и покончим с этим!
  - Заткнись! - прошипел прокурор. - Суд не окончен! И не надейся, что сдохнешь раньше времени, ублюдок! Держите его крепче! - приказал он стражникам, подскочил к джирмийцу и молниеносным движением заменил активированные амулеты на новые.
  Марвин стряхнул руки стражников с плеч и улыбнулся другу:
  - Видишь, как эльфы добры к нам, Эл. Они решили не разлучать нас до самой смерти.
  - Я оценил их заботу, - криво ухмыльнулся Принц Попрошаек и громко провозгласил: - Прокурор только что заработал помилование для своей семьи!
  - Да будет так, Эл! - Марвин хлопнул друга по плечу и подмигнул Родригесу.
  Прокурор подавился вином и закашлялся, а верховный судья презрительно взглянул на джирмийца и ехидно объявил:
  - Суд готов выслушать представителя касты Кошки!
  Толпа ахнула и замолчала, а Марвин поднял голову и уставился на проход. Он ожидал увидеть Жерара, но к помосту приближался Рональд, доверенное лицо Бернара. Рональд был одет как обычная кошка - в чёрных одеждах и алом плаще, и лишь тонкий золотой обруч во вьющихся тёмных волосах и парадный меч с оскалившейся кошкой на рукояти указывали на то, что он находится в Иритте как официальный представитель Цитадели. Марвин взглянул на сосредоточенное лицо Рональда и почувствовал укол вины: ещё ни одна кошка не ставила Джирму в такое дурацкое положение, даже заклятье Камиллы служило слабым оправданием его поведению. Губы джирмийца болезненно дрогнули. Он опустил голову и застыл, не смея шевельнуться. Эллард хотел подбодрить друга, но впервые в жизни не нашёл, что сказать.
  В напряжённой тишине золотая кошка поднялся на помост, слегка поклонился судьям и громко произнёс:
  - От имени предводителя касты Кошки я заявляю, что Марвин самовольно оставил службу у императора, тем самым нарушив контракт и опорочив Цитадель в глазах аргорцев. Мы всеми способами пытались вернуть его в Джирму, но он предпочёл дружбу хамелеона Элларда долгу служения касте и Аргору. Я уполномочен объявить волю касты и предводителя: мы отказываемся от кошки Марвина, и, если мне будет позволено, я незамедлительно проведу обряд исключения, дабы подтвердить свои слова! - Рональд замолчал и вопросительно посмотрел на верховного судью.
  Белый, как смерть, Эллард вскочил на ноги и закричал:
  - Вы не должны отказываться от него! Это я во всём виноват! Это я уговорил его бросить касту! Это из-за меня он дрался со своими товарищами! Это я увёз Бьянку из Наполе, и она охотно последовала за очередным любовником, которым я стал через секунду после нашего знакомства! Вы не должны... - Вор не успел закончить. Опомнившийся мэр свесился с балкона и истошно заорал:
  - Заткните ему глотку!
  Стражники бросились к Принцу Попрошаек, столкнули с табурета и обрушили на него град ударов.
  - Не переусердствуйте! - рявкнул Томас. - Он тоже должен дожить до виселицы!
  Солдаты неохотно перестали избивать подсудимого, встряхнули его и усадили на табурет. Эллард согнулся пополам и, обхватив руками живот, выдавил:
  - И всё равно Марвин не виновен!
  - Заткнись! - прошипел прокурор.
  Рональд скользнул заинтересованным взглядом по лицу вора и обратился к верховному судье:
  - Я могу начать?
  Томас медлил: суд пошёл не так, как было запланировано. Император желал казни кошки, но Цитадель поспешила откреститься от своего адепта, предлагая суду вести процесс над человеком вне кланов. Если б заседание было закрытым, Томас проигнорировал бы заявление представителя Джирмы, однако на глазах сотен зрителей он был вынужден действовать по правилам. Нервно кашлянув, верховный судья приподнялся и приглашающим жестом указал на Марвина:
  - Прошу Вас, сударь.
  Рональд подошёл к серебряной кошке:
  - Наклони голову. - Марвин повиновался. Золотая кошка взглянул на эльфийские амулеты и громко заявил: - Я пришёл исключить его из касты, а не убить!
  Судьи озабоченно переглянулись и посмотрели на балкон, где сидел мэр. Видя их замешательство, Рональд уверено произнёс:
  - Я ручаюсь за Марвина. Он будет вести себя смирно. Не так ли, мальчик?
  - Да, сударь, - покорно ответил серебряная кошка.
  Томас глубоко вздохнул и поднялся. Он мог бы отказаться снимать амулеты, сославшись на то, что Марвин особо опасный преступник, но толпа, затаив дыхание, ждала невиданного зрелища - исключения кошки из касты, и верховный судья не посмел обмануть её ожидания. Он лично подошёл к обвиняемому, беззвучно прошептал заклинание и накрыл ладонью золотые подвески. Медальоны исчезли в его руке, и судья сделал шаг в сторону, уступив место Рональду. Джирмиец коснулся шеи Марвина, и на коже наследника проступило клеймо с изображением оскалившейся кошки. В руке Рональда появилась печать Цитадели.
  - Именем Джирмы исключаю тебя из касты! - провозгласил он и провёл печатью по клейму. Изображение кошки вспыхнуло, и Марвина на миг окутало ослепительное сияние, а когда оно померкло, клеймо исчезло. Толпа возбуждённо загудела, а Рональд сорвал с плеч Марвина алый плащ и посмотрел на судью: - Я могу идти?
  - Конечно, сударь, - кивнул Томас, быстро накинул на Марвина амулеты и, облегчённо вздохнув, вернулся на своё место.
  Золотая кошка спустился на площадь и направился к столикам. Официант угодливо отодвинул стул, а когда джирмиец сел, наполнил его бокал вином.
  - Почему Бернар бросил тебя? - шёпотом спросил вор.
  - Отстань, без тебя тошно, - буркнул Марвин и громко заявил: - Мне осточертел ваш суд! Выносите приговор, и дело с концом!
  Верховный судья не обратил внимание на его слова. Он глотнул вина, промокнул губы салфеткой и объявил:
  - Суд предоставляет слово господину Герману, главе хамелеонов Иритты!
  Зрители зааплодировали. Эллард с надеждой посмотрел на приближающегося к помосту Германа и тихо сказал другу:
  - Если он отмажет меня, Марви, клянусь, я вытащу тебя.
  - Вряд ли эльфы выпустят добычу из рук, - равнодушно произнёс джирмиец и взглянул на в пух и прах разодетого толстячка, неуклюже взбирающегося по лестнице.
  Глава хамелеонов Иритты отдышался, поправил круглую шляпу с плюмажем и неожиданно густым басом произнёс:
  - Лоран поручил мне довести до вашего сведения обстоятельства, смягчающие вину его сына. - Он достал из кармана свиток с печатью друидов и протянул его верховному судье. - Это свидетельство, подписанное лично Синкоплусом. К сожалению, мы больше не можем скрывать болезнь Элларда. Наш Принц безумен с рождения, господа! Он с детства был помешан на подвигах мага-прощелыги и, когда болезнь обострялась, объявлял себя его сыном! Раньше нам удавалось скрывать его приступы, но на этот раз мы не уследили за больным мальчиком!
  Вор хотел вскочить, но стражники не позволили ему встать, а Марвин зажал другу рот и прошипел:
  - Молчи, у тебя есть шанс вырваться!
  Принц Попрошаек оттолкнул его руку и обиженно отвернулся. Посмотрев на него, Герман скорбно покивал головой и продолжил:
  - Клан Хамелеона просит судей принять во внимание тяжёлую болезнь Элларда и отпустить его в Шеву для лечения. Мы готовы возместить Вольным Жителям моральный ущерб в любой указанной ими сумме!
  Над площадью повисла удивлённая тишина. Зрители замерли в ожидании ответа Томаса Честного. Верховный судья неторопливо читал заключение друидов, и пот тёк по его холёному лицу. Суд провалился. Томаса так и подмывало взять деньги, отпустить сумасшедшего вора и пуститься в бега, но приказ императора был категоричен - повесить обоих, и точка.
  Мэр Иритты почувствовал его состояние и заорал с балкона:
  - Заканчивайте, Томас!
  Верховный судья выронил свиток и вскочил:
  - Безумие не снимает вины с подсудимого! Объявляю приговор: завтра в полдень кошка Марвин и хамелеон Эллард будут повешены! Казнь состоится на центральной площади! - проорал он и упал в кресло.
  Зрители зашумели, криками и свистом выражая своё недовольство: вместо расправы над кошкой и Принцем Попрошаек, им предлагали посмотреть на казнь человека вне кланов и безумца. Герман разочарованно вздохнул, взял со стола свиток и спустился на площадь.
  - По крайней мере, мы умрём вместе, Марви, - замогильным голосом произнёс Принц Попрошаек, прежде чем стражники сдёрнули его со стула и поволокли к лестнице.
  Серебряная кошка вскочил и с ненавистью посмотрел на судей:
  - Ещё посмотрим, кто из нас будет болтаться на виселице! Молите Кошку, чтобы я позволил вам умереть быстро! - прорычал он.
  - Пусть он замолчит! - взвизгнул Томас, и стражники набросились на джирмийца.
  Верховный судья остановил их лишь тогда, когда Марвин потерял сознание.
  
  Глава 17.
  Конта.
  
  Дом мэра погрузился в темноту, и только в подвале, где держали приговорённых к смерти преступников, горел свет. Принца Попрошаек эльфы не принимали всерьёз, и он, связанный по рукам и ногам, просто сидел у стены, а вот кошку Марвина они боялись, и несмотря на то, что джирмиец был без сознания, его заковали в кандалы и, положив посреди камеры, окружили стражниками с мечами наголо. На низком табурете, рядом с избитым до полусмерти кошкой, сидел друид. По личной просьбе мэра он следил за тем, чтобы джирмиец дожил до казни. В комнате стояла мёртвая тишина.
  Наконец, Марвин открыл глаза и пошевелился. Стражники крепче сжали мечи, а друид подался вперёд, вглядываясь в лицо узника.
  - Спокойно ребята, я просто устраиваюсь поудобней, - слабо улыбнулся серебряная кошка. - К тому же, на мне четыре ваших амулета, я еле дышу, и не могу наколдовать себе даже чашечку кофе. Не слишком ли вы увлеклись моей охраной? Попахивает паранойей...
  - Молчи! - прервал его друид. - Тебе запрещено говорить!
  - Моя самооценка повышается с каждой минутой, - хмыкнул Марвин и перевёл взгляд на друга. - Скоро я, как ты, Эл, буду ходить по Аргору и рассказывать каждому встречному, какой я великий маг.
  - Конечно будешь, - со слезами на глазах произнёс вор.
  - Это вряд ли, - буркнул друид.
  - Ты так уверен, что меня повесят? - сдавленно хохотнул джирмиец. - А вдруг я сбегу прямо с эшафота? Кстати, как тебя зовут?
  - Ариниус, а теперь помолчи!
  - Очень приятно, - не унимался Марвин. - У тебя не найдётся какого-нибудь порошка? У меня, кажется, сломана пара рёбер. Ты же друид и должен помогать всем, в том числе и кошкам.
  - Я сниму боль, если ты заткнёшься!
  - Договорились.
  Ариниус склонился к пленнику и неодобрительно проворчал:
  - Джирмийская закалка. Тебе сломали рёбра ещё утром. Почему ты молчал?
  - Тогда меньше болело, - криво усмехнулся джирмиец.
  - Не понимаю, как Бернар добивается от вас такой выносливости, - роясь в многочисленных карманах балахона, пробурчал Ариниус.
  - Даже если я расскажу тебе, навряд ли кто-то решиться опробовать эти методы.
  - Молчи уж, - махнул рукой друид и влил ему в рот содержимое тёмного пузырька.
  Марвин проглотил горькую настойку и закрыл глаза. Постепенно боль отступила, и он уснул.
  - Стоило его лечить, если завтра он всё равно сдохнет, - брезгливо заметил один из стражников.
  - Во-первых, я не имею права отказывать в лечении никому, а, во-вторых, лечить кошек одно удовольствие: они сами помогают целителю. У мальчишки сломано несколько ребер и повреждены внутренние органы. Кроме того, он смертельно устал и лишён возможности поддерживать себя с помощью магии. Всё это время он держался только благодаря железной воле и джирмийской закалке. На его месте любой из вас умер бы от болевого шока. Нормальный человек не может вынести такое количество боли, - наставительно сказал друид, уселся на табурет и задумался: 'У Синкоплуса совсем мало времени! Любовные чары почти растаяли, а эльфийские амулеты не позволяют мне укрепить их. Где же кошки?!'
  Вскоре эльфов, охранявших преступников, сменили. Эллард забылся в беспокойном сне, и глядя на него, Ариниус тоже начал клевать носом. Внезапно он ощутил лёгкое беспокойство, открыл глаза и окаменел. Стражники ровным кружком лежали вокруг наследника Бернара, из-под их тел вытекали тонкие струйки крови. Друид едва не закричал, увидев в камере кошек, но светловолосый джирмиец, склонившийся над Марвином, резко обернулся и приложил палец к губам. Ариниус захлопнул рот и нервно сглотнул. Жерар одобрительно улыбнулся ему, поднял на руки спящего Марвина и шагнул к двери, кивком приказав друиду следовать за ним.
  
  Серебряной кошке очень хотелось спать, но кто-то настойчиво тряс его за плечо.
  - Отстань, - буркнул он, но почувствовав под собой не твёрдый каменный пол, а мягкий мох, удивлённо распахнул глаза.
  - Здравствуй, Марвин, - улыбнулся Жерар. - Как спалось перед казнью?
  - Плохо. - Настороженно глядя на лучшую золотую кошку Джирмы, Марвин сел и ощупал себя: он был совершенно здоров, а шею не оттягивали эльфийские амулеты. 'Вот и конец нашему путешествию...'
  - Не паникуй, Марви, я не потащу тебя в Цитадель, - рассмеялся эльф. - Предводитель разрешил тебе погулять. Мы вмешались только потому, что тебе опять грозила опасность. Мы не допустим, чтобы наш Принц закончил жизнь на эшафоте, как обычный вор.
  - Я ничего не понимаю, Жерар...
  - А что тут понимать? Кошки знают, что во всём виновата Камилла. А твоё путешествие с Эллардом помогает нам. Ты заставил нас обратить внимание на воровскую магию. Классная штучка! Ты молодец, Марви. Лично мне очень понравилось ходить сквозь стены. Между прочим, именно так мы вытащили тебя из Иритты. Представляю, как сейчас бесится мэр. Какие финансовые потери! Знаешь, сколько стоили билеты на спектакли с твоим участием?
  - Не знаю, и знать не хочу, - проворчал серебряная кошка.
  - Ты хорошо держался, Марви, а твой дружок Эллард и вовсе поразил нас. Я, кажется, начинаю понимать, почему ты сошёлся с ним. Жаль, что он староват для Джирмы, из него бы вышел отличный кошка.
  - Вы забрали его? - встрепенулся Марвин.
  - Конечно. Я провожу тебя к нему, когда мы договорим.
  - О чём?
  - Об Урсе.
  Марвин сник:
  - Когда вы захватили его?
  - Ваше путешествие достаточно давно стало бесцельным, - уклончиво ответил Жерар.
  - Вы нашли заклинание перехода?
  - Нет. Урс таскал с собой только летописи клана.
  - Выходит, Эл обречён?
  - Пока Принц Попрошаек с тобой, он в безопасности.
  - А дальше?
  - Не знаю, - пожал плечами эльф. Издалека послышался тихий свист. - Ваши лошади на месте. Кстати, как тебе удалось сделать волшебных коней так быстро?
  - Это не я, - невольно улыбнулся Марвин. - Эллард постарался. Он взял немного магии от Ветерка и вложил её в обычную кобылу.
  - Ого, а мальчик-то не прост!
  - Я и сам был поражён. Оригинальное решение задачи...
  - Потом расскажешь. У вас мало времени. Эльфы скоро вышлют погоню. - Жерар помолчал и неожиданно предложил: - Поезжайте в Шеву. Катакомбы защитят вас от Беркутов и Волков. - Лицо Марвина просветлело, он открыл рот, чтобы поблагодарить эльфа, но тот отмахнулся: - Пошли, гуляка, вам нужно торопиться. - И протянул ему меч.
  Марвин принял оружие и последовал за золотой кошкой. Они вышли на поляну, где под защитой джирмийцев спали Эллард, Бьянка и Ильмара. Скользнув ласковым взглядом по заплаканному лицу жены, Марвин с благодарностью посмотрел на Жерара:
  - Спасибо.
  - Мне нравится твоя девчонка, - усмехнулся эльф. - А с дочерью Сальте поступай, как знаешь. Ты прилюдно поклялся забрать её в Цитадель, так что, если хочешь, я пошлю кого-нибудь отвезти её в Джирму.
  - Я хочу удостовериться, что Элларду она больше не нужна.
  - Разумно, - кивнул Жерар и скомандовал: - Поехали!
  Джирмийцы учтиво поклонились наследнику Бернара, вскочили на лошадей и скрылись в темноте, а Марвин склонился над другом и шепнул:
  - Просыпайся, Эл. - Вор сел, протирая глаза. Серебряная кошка пристроился рядом: - Как ты себя чувствуешь?
  - Великолепно! Без этой эльфийской штучки, - он похлопал себя по груди, - я словно заново родился. Кто нам помог?
  - Кошки.
  - Значит, они не отказались от тебя?
  - Конечно нет. Касту можно покинуть только мёртвым. - Марвин провёл рукой по шее, с удовольствием ощутив теплоту джирмийского клейма.
  Вор завистливо хмыкнул и кивнул на Бьянку:
  - А эту зачем прихватили?
  - Для тебя.
  Эллард с удивлением посмотрел на Марвина:
  - На что она мне сдалась?! Неужели, Кошки решили, что я влюбился? Они что, идиоты? Или мой папаша их попросил? Он что, намекает, что я должен жениться на этой проститутке?
  - Так она не нужна тебе? - уточнил Марвин.
  - Ну... - Эллард оглядел спящую эльфийку и вздохнул: - Хочешь забрать её в Цитадель?
  - Я обещал.
  Вор почесал затылок и виновато промямлил:
  - Может, повременишь? А то неудобно как-то получается. Вроде как я попользовался ею. В постели она очень даже... Да и лет ей не много... Пусть пока поживёт свободной. - Принц Попрошаек поморщился: его заступничество выглядело глупо. Он сам не знал, зачем оттягивает неизбежное.
  - Как скажешь, Эл, - равнодушно пожал плечами Марвин и разбудил жену.
  Ильмара взвизгнула от радости и бросилась ему на шею:
  - Марви... Ты жив, Марви!
  Марвин вдохнул травяной аромат её волос и счастливо улыбнулся. Эллард ехидно хмыкнул и толкнул друга в бок:
  - Вроде бы мы торопимся.
  - Ерунда! Успеем! - вырвалось у джирмийца, и он замер, опешив от собственных слов.
  Приятели посмотрели друг на друга и расхохотались.
  - Поехали, Эл! - отсмеявшись, сказал Марвин.
  - Куда?
  - В Шеву. На какое-то время катакомбы защитят нас.
  Марвин помог Ильмаре взобраться на Шторма и, ласково потрепав Ветерка, вскочил в седло. Эллард бросил прощальный взгляд на спящую эльфийку, пришпорил коня и помчался к Тайной тропе. На полном скаку всадники влетели в тоннель и понеслись прочь от негостеприимной Иритты...
  
  Весть о побеге Марвина и Элларда достигла Дарры к полудню. Прочитав письмо мэра Иритты, император пришёл в ярость:
  - Идиоты! Устроили шоу, вместо того, чтобы сразу вздёрнуть ублюдков!
  - Они поедут в Шеву, отец! Им больше некуда бежать! - уверенно заявил принц Альберт.
  - Тем хуже! Они спрячутся в катакомбах, и мы не достанем их!
  - Мы перехватим их раньше! В конце концов, они приговорены к смерти! Обнародуем приговор ириттского суда и отдадим приказ Волкам и Беркута убить их! Мы обложим Шеву так, что туда и мышь не проскочит!
  В дверь постучали.
  - Кто там ещё?! - недовольно крикнул Арнольд.
  В кабинет вошла княгиня Марта в сопровождении фрейлины. Лишившись дочери, Марта резко постарела: ухоженное лицо прорезали морщины, прекрасные глаза потускнели, а изящные руки тряслись, как у старухи. Император глубоко вздохнул, поднялся и поцеловал сестру в щёку.
  - Что случилось, дорогая?
  - Я хочу знать: когда ты отомстишь за Камиллу?! - с надрывом произнесла княгиня.
  - Я же просил тебя потерпеть, Марта, - хладнокровно ответил Арнольд. - Твоя дочь будет отомщена. Мы с Альбертом как раз занимаемся этим вопросом.
  - Моя девочка пострадала из-за своей наивности и легкомыслия. Я требую крови! - топнула ногой княгиня, упала в кресло и, закрыв лицо руками, зарыдала. - Моя бедная крошка!
  Император требовательно посмотрел на фрейлину:
  - Успокойте её, Берта.
  - Я успокоюсь на руинах Джирмы! - взвыла Марта.
  - Это слишком! - не выдержал Арнольд. - Если я и буду воевать с Цитаделью, то не из-за девчонки, готовившей покушение на своего дядю и благодетеля!
  - Камилла не замышляла убийства! Она любила тебя! - вырываясь из рук фрейлины, заорала Марта. - Моя малютка надоела тебе, и ты убил её!
  Принц Альберт презрительно посмотрел на тётку и встал.
  - С твоего позволения я удалюсь, папа, - ровным тоном сказал он, вышел из кабинета, и, как только за сыном закрылась дверь, император взорвался.
  - Мне надоело слушать твои вопли, Марта! Не хочешь жить во дворце - отправляйся на все четыре стороны! Твоя дочь была лживой, похотливой дрянью и закончила свои дни так, как заслужила!
  - Чтоб ты сдох, подлец... - прошипела княгиня, поднялась и взяла фрейлину под руку. - Идём, Берта. Ты одна во всём дворце сочувствуешь несчастной матери.
  - Правильно, - раздражённо ухмыльнулся Арнольд. - Уведите княгиню, Берта. Пусть сидит в своих покоях, пока не поймёт, что сестра императора должна вести себя соответственно своему высокому положению, а не устраивать публичные истерики! Имей это в виду, Марта, если хочешь остаться в Дарре!
  - Мне не важно, где я буду жить без моей малышки, - истерично бросила княгиня и, рыдая, покинула кабинет.
  Арнольд пнул ногой кресло, в котором сидела его сумасшедшая сестра, вызвал секретаря и приказал немедленно разослать решение ириттского суда по Аргору.
  - Завтра каждый аргорец должен знать, что из тюрьмы Иритты сбежали приговорённые к смерти преступники. Тот, кто доставит их головы в Дарру получит полмиллиона имперов и особняк в столице!
  
  Марвин хорошо знал дорогу между Ириттой и Шевой и, почувствовав, что Эллард и Ильмара начинают уставать от бешеной скачки, свернул с тропы недалеко от Конты, небольшого городка друидов, скрытого в гуще Бескрайнего леса.
  При помощи чар клан Совы делал свои поселения невидимыми, и никто из аргорцев не бывал в их городах и деревнях. Кроме Кошек. Лишь для них друиды приподняли завесу секретности, поскольку много веков назад клан Совы, торгуясь с Джирмой за неприкосновенность своих детей, целиком попал под власть касты. Аргорцы не догадывались, что приглашая целителей, впускают в свои дома шпионов Джирмы.
  Выполняя задания касты, Марвин несколько раз заезжал в Конту, красивый город, где единственным, привычным для глаз строением была гостиница. Сами друиды жили в деревьях, с помощью магии раздвигая их изнутри до невероятных размеров. Они любили роскошь, хотя на людях всегда появлялись в скромных зелёных балахонах, чтобы не привлекать внимания к своему богатству. Но главной драгоценностью друидов были их женщины. Друидки отличались исключительной красотой, и Совы прятали их от мира, дабы не вносить раздора в людские души. Впрочем, друидки и не стремились покидать родные леса. Их устраивала тихая домашняя жизнь. Друидки, целиком и полностью, посвящали себя воспитанию детей, сбору трав и приготовлению целебных эликсиров.
  Серебряная кошка решил остановиться в Конте именно из-за её недосягаемости для людей и эльфов. И хотя он понимал, что совам не понравится появление на их территории посторонних, он уверено вёл спутников к околдованной дубовой роще, которая, собственно, и являлась Контой. Ильмара видела укатанную лесную дорогу, ведущую к поселению сов, а Элларду казалось, что они едут по заросшей, едва заметной тропе.
  Друзья въехали в дубовую рощу, и Марвин остановил коня.
  - Будем ночевать здесь? - удивился вор.
  - Да, - кивнул джирмиец, сверкнул глазами в сторону жены, которая вертела головой, разглядывая центральную площадь Конты, и положил руку на плечо друга.
  Лицо Элларда обдало жаром, глаза защипало, как от едкого дыма, и он начал тереть их кулаками.
  - Что ты со мной сделал, Марви?
  - Сейчас увидишь!
  Боль ушла, и Принц Попрошаек отнял руки от лица.
  - Что за дела? Откуда взялся дом? - огорошено выговорил он. - Это ты наколдовал его, Марви?
  - Мы в Конте, городке друидов, Эл. Этот дом - гостиница, - ответил серебряная кошка и направил Ветерка к одноэтажному деревянному зданию, раздумывая, кто из Беркутов наградил Ильмару столь сильным магическим даром.
  - В городке друидов? - изумлённо переспросил вор и поехал было за другом, но вдруг развернул коня и подскочил к невысоким кустам.
  - Куда тебя понесло, Эл?
  - На охоту! - весело отозвался Принц Попрошаек и, обогнув кусты, остановился перед испуганной друидкой. - Как тебя зовут, красавица? - Девушка бросилась прочь, но Буря одним прыжком настигла её. Эллард ловко подхватил добычу и усадил перед собой: - Я поймал её, Марви!!!
  - И что дальше? - рассмеялся джирмиец и подмигнул жене. - Собираешься её съесть, Эл?
  - Почему съесть?
  - Но ты же охотился.
  Ильмара рассмеялась, а вор обиделся:
  - Да ну тебя! Я всего лишь хотел познакомиться с прекрасной девой.
  - Хорошее же впечатление ты на неё произвёл! Малышка едва жива от страха, - язвительно заметил Марвин.
  - Глупости! - отмахнулся Эллард и обратился к друидке: - Разве ты боишься меня?
  - Я боюсь его! - Девушка дрожащей рукой указала на кошку. - Он убивает друидов!
  - Чушь! Марви добрый, - хихикнул вор, тиская свою добычу. - Он не обидит такую лапочку, как ты. Как тебя зовут?
  - Ирис...
  - А я - Эллард. Тебе нравится моё имя?
  - Да, - всхлипнула друидка.
  - Не хнычь, я не буду есть тебя, Ирис, - ехидно-ласково сказал вор и поцеловал её в заплаканные глаза.
  - Отпустите меня, - жалобно проскулила девушка, но Принц Попрошаек, словно не слыша мольбы, продолжил тискать её.
  Марвин подъехал к другу, положил руку ему на плечо и со снисходительно благодушной улыбкой скомандовал:
  - Оставь её, Эл! Нам не нужны лишние неприятности!
  Вор с сожалением кивнул и, запечатлев на губах девушки прощальный поцелуй, столкнул её с коня. Друидка метнулась к ближайшему дубу и исчезла в нём, а друзья подъехали к гостинице. У порога Марвин спешился, привязал Ветерка к коновязи, но вместо того, чтобы войти в дом, взял жену за руку и направился к мощному, раскидистому дубу.
  - У тебя вошло в привычку ночевать под открытым небом? Это плохой признак! - едко заметил Эллард, следуя за другом.
  - Хочу поздороваться с хозяевами. Нужно убедиться, что ночью нам не перережут глотки.
  Вор сбился с шага:
  - Так ты, и правда, убил друида?
  - Да, - пожал плечами джирмиец, пнул ногой дерево и крикнул: - Хватит прятаться! Принимайте гостей!
  В коре дуба появился дверной проём. С глухим скрипом дверь отворилась, и из темноты выступил высокий длинноволосый друид в наспех натянутом зелёном балахоне, из-под которого торчал расшитый золотом ворот рубашки. Он презрительно оглядел Принца Попрошаек, настороженно покосился на Ильмару и церемонно поклонился серебряной кошке:
  - Добрый вечер, Марвин. Зачем ты потревожил меня? В гостинице есть всё, что вам нужно.
  - Хочу представить тебе Принца Попрошаек и мою жену Ильмару, Фиадорус, - оскалился джирмиец. - Предупреждаю, если в Конте с ними что-нибудь случится, я сожгу вашу рощу дотла!
  - Мы никогда не отказываем Кошкам в ночлеге, Марвин, но существуют определённые правила, и ты их нарушил. Ты привёл в наше селение самого болтливого хамелеона Аргора и... и... Думаю, Бернар не одобрит твоего поведения.
  Глаза джирмийца налились кровью:
  - Значит, ты не гарантируешь их безопасность, Фиадорус?
  Друид стал белее мела, но голос его прозвучал твёрдо:
  - Человек смертен. Эллард может случайно поскользнуться и свернуть себе шею, или подавиться вином. Я не знаю, что принесёт ему эта ночь. - Фиадорус склонил голову к плечу и стал похож на недовольного взъерошенного журавля.
  Марвин стиснул рукоять меча.
  - Молись Сове, чтобы Эл твёрдо стоял на ногах и пил вино маленькими глоточками! - прорычал он, повернулся к друиду спиной и стремительно зашагал к гостинице. Ильмара едва поспевала за ним.
  Эллард замешкался, глядя на серое от гнева лицо Фиадоруса. Друид испепеляющим взглядом смотрел в спину Марвина, а его тонкие губы шевелились, извергая беззвучные проклятья. Вор привык видеть друидов добрыми и всепонимающими, и никак не предполагал, что они способны на такую лютую ненависть. Друид почувствовал на себе взгляд Элларда и повернул голову.
  - Чужие секреты не продлят тебе жизни, попрошайка, - угрожающе прошипел он и скрылся за дверью дома-дуба.
  Эллард плюнул себе под ноги и нарочито медленно пошёл к гостинице. Марвин ждал его на крыльце.
  - Бернар совсем распустил их. Временами они забывают, кому служат! - сквозь зубы процедил он.
  Эллард удивлённо приподнял бровь, но ничего не спросил. Друзья вошли в просторный овальный холл с множеством дверей. Джирмиец распахнул ближайшую, и глазам вора предстала большая светлая комната. Принц Попрошаек оглядел обитые шёлком стены, дорогую мебелью и присвистнул:
  - Ничего себе лесная гостиница. - Он бросил плащ на кресло возле камина, посмотрел на накрытый к ужину стол, и его рот наполнился слюной. - И когда они всё успели?
  - Какая разница, - безразлично произнёс Марвин. Он усадил Ильмару за стол, сотворил для неё вазочку с желе из ореха друм и сел рядом. Оглядев стол, он положил на свою тарелку кусок холодца и взял вилку.
  - Надеюсь, нас не отравят, - усмехнулся вор, устраиваясь напротив друга.
  - Это не смешно, Эл, - проворчал джирмиец и с подозрением уставился на холодец.
  - Думаешь, они решатся убить наследника Бернара? - растерянно улыбнулся Принц Попрошаек.
  - Не думаю. - Марвин отодвинул тарелку и мрачно добавил: - Но рисковать не буду.
  Эллард почувствовал себя неуютно, и несмотря на то, что голодал он больше суток, есть ему расхотелось.
  - Послушай, Марви, может, ну её, эту роскошь, переночуем где-нибудь в лесу, у костра.
  Прежде чем ответить, джирмиец сдвинул посуду на край стола и сотворил тарелки с жарким, кувшин вина и бокалы.
  - Ночёвка в лесу тоже не безопасна, Эл.
  - Но мы же далеко от Иритты, - возразил вор.
  - Да, но Вольные Жители водятся не только в Задумчивом лесу, и, к несчастью, все они умеют пользоваться почтой.
  Принц Попрошаек залпом выпил бокал вина и, набравшись храбрости, спросил:
  - Послушай, Марви, может не стоит нам ехать в Шеву?
  - Но...
  Эллард не дал ему договорить:
  - Отвези меня в Цитадель! - выпалил он. От изумления джирмиец едва не выронил бокал. Он вытаращился на друга и, не найдя слов, покрутил пальцем у виска. - Я серьёзно! - взбудоражено продолжил вор. - Джирма единственное место, где я смогу выжить!
  - Выжить?! - взорвался серебряная кошка. - Ты хоть понимаешь, что с тобой будет? Ты...
  - Знаю! - Принц Попрошаек вскочил. - Я же хамелеон! Именно мы поставляем вам рабов!
  - Какой из тебя раб? - судорожно рассмеялся Марвин. - Ты откроешь свой болтливый рот и тебя прибьют в первый же день!
  - Ты считаешь меня идиотом? Думаешь, я не понимаю, как должен вести себя раб?
  - Мы поедем в Шеву! - отрезал джирмиец.
  Эллард плюхнулся на стул и уронил голову на руки.
  - Ты предлагаешь мне всю жизнь прожить в катакомбах? Почему ты лишаешь меня выбора? Я хочу быть с тобой до конца!
  - Я не возьму тебя в Цитадель, Эл, - сдержанно произнёс Марвин. - Ты останешься в катакомбах вместе с Ильмарой, и никто не достанет вас там, ни Волки, ни Беркуты, ни Кошки.
  - Значит, ты меня бросишь... - уныло протянул вор и укоризненно посмотрел на друга.
  Марвин раздражённо смахнул со стола бокал:
  - Не говори ерунды! Ты прекрасно понимаешь, почему мне нужно вернуться! Урс мёртв! Письмо, которое мы искали, в Цитадели!
  - Так давай отправимся в Джирму вместе и выкрадем его, - встрепенулся Эллард.
  Серебряная кошка отрицательно покачал головой:
  - Я пойду один. Ты будешь ждать меня в катакомбах вместе с Марой.
  - Но вдвоём нам будет легче! Я классный вор!
  - Если заклинание перехода не уничтожено, я найду его и выберусь из Джирмы, а если нет... Может быть, когда я стану предводителем, мы увидимся снова, Эл...
  - Но ты - мой друг, и я не хочу расставаться с тобой! - закричал вор.
  - Уймись! - рявкнул джирмиец. - Если неймётся, я возьму тебя в Джирму! Но сначала поговорим начистоту! Я устал нянчиться с тобой и убеждать нас обоих, что всё будет хорошо! Я околдован, Эл! Ты не знаешь настоящего Марвина! В Джирме заклятье Камиллы снимут, и я не берусь гадать, каким стану! Возможно, я не забуду о нашей дружбе и найду заклинание перехода, а, возможно, стану прежним, и, поверь, хладнокровному убийце Марвину будет наплевать на тебя. Более того, ему вряд ли понравится авантюра, в которую ты меня втянул! Теперь ты понимаешь, почему я настаиваю на том, чтобы ты укрылся в катакомбах? Я не хочу, чтобы кто-нибудь добрался до тебя, Эл! Особенно я!
  Эллард угрюмо выслушал друга, налил себе вина и, сделав большой глоток, с жаром произнёс:
  - Что бы ты ни говорил, Марвин, я знаю тебя. Мы похожи больше, чем ты думаешь! Я давно подозревал, что Хамелеон столкнул нас не случайно. У меня нет доказательств, но я уверен, что ты... - Вор глубоко вздохнул. - Всё твоё колдовство и перемещение из Аврура к Туманному морю... Тебя не смущает, что ты слишком хороший маг, даже для Джирмы?..
  - Ты решил, что мы братья? - скупо улыбнулся Марвин.
  - У нас обоих зелёные глаза!
  Джирмиец расхохотался:
  - А более весомых доводов у тебя нет?
  Эллард обиженно поджал губы и отвернулся:
  - Когда ты поверишь мне, будет поздно, - проворчал он и вонзил вилку в мясо.
  - Не расстраивайся, Эл. Ты для меня больше, чем брат, - утешил друга Марвин и подлил вина в его бокал.
  - Поэтому ты и запихиваешь меня в катакомбы?
  - Хватит. - Серебряная кошка хлопнул ладонью по столу и встал. - Доедай и ложись спать. Мы выезжаем на рассвете. - Он взял Ильмару за руку и повёл в соседнюю комнату.
  Едва переступив порог, он сорвал с жены одежду и потянул за собой на пол:
  - Как же я соскучился, малышка...
  
  Глава 18.
  Каждому своё.
  
  С первыми лучами золотого солнца друзья покинули Конту и вступили на Тайную тропу. По обеим сторонам тоннеля замелькали причудливые пятна, но волшебные картины больше не радовали Элларда. Даже когда тропа потянулась над Тёплым озером, и создалось впечатление, что кони по сияющей радуге несутся сквозь бесконечный водопад, он не отреагировал на фантастическую красоту. Вора бесила предстоящая разлука с другом и пожизненное заточение в катакомбах, и он всё чаще ловил себя на мысли, что ненавидит родной Мир и всех его обитателей. Принц Попрошаек решил, что вопреки предупреждению Марвина, отправиться в Джирму, если не с ним, то вслед за ним.
  Искристый водопад сменился светло-коричневыми пятнами гор, и Эллард крикнул:
  - Мы должны сойти с тропы, иначе я не разгляжу входа в катакомбы.
  - Хорошо, - ответил Марвин, подхватил повод Шторма и, улучив момент, проскочил сквозь стену тоннеля.
  Друзья оказались на каменистой площадке. Под ними простиралась цветущая долина, а на горизонте виднелась тёмная полоса. Эллард приподнялся в седле и, вглядываясь вдаль, тоскливо прошептал:
  - Шева...
  Принц Попрошаек любил шумную, многолюдную Шеву - главный город воров и бизнесменов. Её широкие живописные улицы пестрели вызывающе-яркими вывесками бесчисленных лавочек, магазинов и мастерских, расположенных на первых этажах добротных каменных зданий. Ни один город Аргора не мог похвастаться таким количеством ресторанов, баров и гостиниц. Здесь, как и в Иритте, крутились огромные капиталы, но, в отличие от разгульного города Ласточек, в Шеве не прожигали жизнь, а работали, наживая состояния упорным трудом.
  Шева была единственным крупным городом на Неприступном острове, названом так из-за тянущихся по всему его побережью гор. Лишь в одной маленькой гавани их плотное кольцо размыкалось, открывая путь на остров. Здесь располагался порт Уст, из которого по Неприступному расходились торговые пути. День и ночь по ним передвигались обозы, всадники и пешеходы.
  Остров славился великолепными садами и залежами драгоценных камней. В долине выращивали необыкновенные фрукты, равных которым не было в Аргоре, а в горах добывали самые крупные и чистые в мире алмазы. Сады принадлежали Пчёлам, копи - Беркутам, но и остальные кланы не упускали своего. На Неприступном жили самые состоятельные представители кланов Аристократов, Торговцев, Ремесленников и Крестьян. Говорили, что в Шеве даже младенцы пьют из золотых кубков.
  Богатая, кипучая жизнь в торговой столице Аргора была по душе Элларду, но сейчас он смотрел на родной город, как узник на крепость, в которой ему предстоит отбывать бессрочное заключение.
  Марвин тронул повод, и Ветерок, а за ним и Шторм, стали осторожно спускаться по каменистому склону. Буря нетерпеливо заржала, и, опомнившись, вор последовал за друзьями. Из-под копыт лошадей вылетали мелкие камешки и с тихим стуком катились вниз. Иногда склон становился слишком крутым, и путникам приходилось спешиваться и вести коней в поводу. Эллард внимательно оглядывался, разыскивая вход в катакомбы. Наконец, он обнаружил метку хамелеонов - едва приметную стрелку, высеченную на поросшем мхом валуне, и друзья двинулись в указанном направлении. Перебравшись через быструю мелководную речку, они несколько часов ехали по редкому осиновому лесу, пока не наткнулись на одинокую, выщербленную скалу.
  - Нашли, - с облегчением вздохнул вор, вытащил из кармана золотую ящерку и протянул её Марвину. - Одень. Слава Хамелеону, из клана тебя не исключили. - Джирмиец послушно защёлкнул браслет, а вор спешился и подошёл к скале. Он пробежался ловкими пальцами по шершавой поверхности, и ящерка на его запястье вспыхнула. Скала дрогнула и исчезла, открыв вход в подземелья. - Придётся оставить коней здесь, - вздохнул Эллард и потрепал Бурю по холке. Покосившись на Марвина, он с трагизмом продекламировал: - Увижу ль тебя вновь, моя голубка?
  - Что ты задумал, Эл? - насторожился джирмиец.
  - Ничего, - буркнул вор, - просто мне очень и очень тоскливо. Не тебе же сидеть до конца жизни в темноте...
  - Я знаю тебя, как облупленного! - разозлился Марвин. - Признавайся, что ты задумал?
  - Ты ужасно мнителен, - передёрнул плечами Эллард и стал спускаться в катакомбы.
  Серебряная кошка ласково погладил Ветерка по шее, бросил взгляд на золотое солнце и, взяв жену за руку, пошёл за другом.
  Над входом в катакомбы вновь выросла скала, и свита наследника скинула завесу невидимости.
  - Теперь они в безопасности, - хватая Ветерка за повод, сказал Жерар. - В Шеву, господа! - И кошки помчались в долину.
  
  Вход закрылся. Несколько секунд друзья стояли в полной темноте, а потом с их браслетов-ящерок сорвались пронзительно яркие искры, и на стенах узкого тоннеля вспыхнули факелы. Мрак отступил, и стало видно, что тоннель спускается в просторную пещеру. Эллард уверено пошёл вперёд, а Марвин немного замешкался, рассматривая ящерку на запястье, которая стала огненно-красной и словно ожила. Её маленькие когтистые лапки нежно царапали кожу, а из радужных глаз сыпались пёстрые, как одежды хамелеонов, искры.
  - Пошли, Марви, - окликнул его вор.
  Джирмиец крепче сжал руку жены, догнал друга, и они пошли к пещере. Факелы за их спинами гасли, однако впереди зажглись другие. В ореоле мерцающего света, путешественники спустились в пещеру и остановились на берегу подземной реки. Марвин и Ильмара с восхищением смотрели по сторонам. Вглубь пещеры уходили белые колоннады, искусно подсвеченные разноцветные огнями. По стенам, словно полки в библиотеке, располагались неглубокие, отливающие серебром ниши, а между ними чернели многочисленные проходы, украшенные затейливой известковой вязью.
  - Нам сюда. - Эллард указал на один из проходов.
  - Ты уверен? Я слышал, что в шевийских катакомбах можно бродить годами.
  - Я сказал ящерице, что нам нужно в Шеву, и она приведёт нас туда, Марви, - кисло произнёс вор и зашагал вперёд. - И всё-таки я предпочёл бы Джирму, - проворчал он, но серебряная кошка сделал вид, что не слышит его слов.
  
  Друзья добирались до Шевы двое суток. Ящерица указывала направление, и они без труда находили нужные повороты, коридоры и пещеры. На исходе второго дня Марвин заметил, что стены тоннелей стали более гладкими, а пол - более ровным. Вскоре стали встречаться проходы, закрытые деревянными и железными дверями, а вместо факелов на стенах появились стеклянные светильники.
  - Сейчас вы увидите пещеру, где в детстве я любил прятаться от родителей, - остановившись возле кованой двери, сообщил Принц Попрошаек. Он приложил ладонь к замочной скважине, и дверь послушно распахнулась.
  - Сынок!!! - К Элларду бросилась высокая светловолосая женщина с красными, опухшими от слёз глазами.
  - Мама? - пролепетал вор.
  - Слава Хамелеону, ты жив! - воскликнула Рамина, обнимая сына.
  - Успокойся, дорогая, я же говорил, что с нашим мальчиком всё будет в порядке, - ласково сказал Лоран и улыбнулся: - Я рад, что ты вернулся, Эл.
  - Я тоже, - растерянно произнёс Принц Попрошаек и обернулся к другу: - Не стой в дверях, Марви, будь как дома.
  Джирмиец вошёл в шикарно обставленную пещеру и остановился, не сводя настороженных глаз с Лорана. Глава Хамелеонов с любопытством оглядел наследника Бернара и церемонно произнёс:
  - Добро пожаловать в Шеву, сударь. Я благодарен Вам за заботу об Элларде. Вы желанный гость в моём доме.
  - Спасибо, - сдержано ответил джирмиец.
  Лоран с интересом взглянул на охотницу и приветливо произнёс:
  - Я наслышан о тебе, Ильмара. Ты смелая девушка. Я рад, что познакомился с тобой.
  Ильмара кивнула и прижалась к Марвину.
  - Хватит церемоний, Лоран, - вмешалась Рамина. - Мальчики жутко голодны. - Она взяла Элларда за руку и подвела к накрытому столу. - Здесь всё, что ты любишь, сынок! - Женщина обернулась и тепло улыбнулась джирмийцу.- Не стесняйся, Марви! И ты, Ильмара.
  Серебряная кошка скинул пыльный плащ, сел за стол и усадил жену рядом. Привычным жестом он сотворил для неё хрустальную вазочку с голубым желе, и Лоран удивлённо приподнял брови. Рамина предупреждающе посмотрела на мужа и заботливо наполнила тарелки гостей и сына, но ни Эллард, ни Марвин не притронулись к еде. Вор кашлянул и, смяв в руке полотняную салфетку, сказал:
  - Я догадываюсь, что моя дружба с Марвином выглядит... экстравагантно... Но, если бы вы узнали его получше, то изменили бы своё отношение к нашей дружбе. Мы с Марви - уникальные маги. Мы...
  - Перестань, Эл, - оборвал его джирмиец и посмотрел в глаза Лорану: - Наше путешествие закончилось. Я уеду сразу после ужина.
  Эллард почувствовал ком в горле и в отчаяние выпалил:
  - Мы уедем!
  - Это не обсуждается, Эл! Ты остаёшься в Шеве!
  - Но у нас договор! - возмутился вор. - Ты мой телохранитель, и не имеешь права бросать меня! Я твой босс!
  Марвин насмешливо улыбнулся:
  - Здрасте, приехали. С каких это пор, джирмийцев нанимают в охранники?
  - У нас был уговор! - упрямо повторил вор.
  - Поговорили и забыли! - оскалился серебряная кошка. - Или у тебя есть копия нашего договора?
  - Паразит! - с чувством произнёс Эллард и надулся.
  Лоран внимательно прослушал их перепалку и громко рассмеялся:
  - Вы стали настоящим хамелеоном, сударь.
  - Правда не надолго, - вздохнул Марвин, снял с запястья золотую ящерку и положил на стол. - Хотя ограбление вирмийской казны стоило того, чтобы немного побыть вором.
  Лоран взял браслет и протянул сыну:
  - Возьми на память.
  Принц Попрошаек повертел ящерку в руках и вернул её другу.
  - Держи, вдруг пригодиться. Будешь почётным хамелеоном Аргора. Ни один клан не может похвастаться тем, что среди его членов есть джирмиец. А мы можем!
  - Для тебя нужно создать отдельный клан - хвастунов! - усмехнулся Марвин и с грустью добавил: - Ты самый болтливый и безалаберный вор Аргора!
  - Я тоже люблю тебя, Марви! - пылко заявил Эллард и бешенными глазами посмотрел на отца: - Тебе никогда не хотелось взорвать этот Мир, папа?
  - Одного желания мало, сынок. Вам не изменить тысячелетние устои Аргора, тем более, что всех они устраивает, кроме вас троих.
  - Ерунда! Нам просто не хватило времени! - со слезами на глазах воскликнул Эллард. - Мы с Марви можем всё! - провозгласил он и вдруг почувствовал, что за его спиной кто-то стоит.
  Марвин вскочил, а вор обернулся и встретился глазами со статным темноволосым мужчиной, лет сорока пяти. Его прямые волосы были зачёсаны назад, открывая высокий лоб. На властном лице горели пронзительные дегтярно-чёрные глаза, а резко очерченные губы кривились в снисходительной улыбке.
  - Смелое заявление, сын Леопольда! - ехидно усмехнулся Бернар, и его тёмные глаза хищно блеснули.
  - Зато правдивое, предводитель! - Вор нагло ухмыльнулся, сверкнув изумрудно-зелёными глазами.
  - Прошу к столу, - вмешался Лоран.
  - Сядь, Марвин! - приказал предводитель и принял из рук главы Хамелеонов бокал. Серебряная кошка опустился на стул, а Бернар пригубил вино и, оценивающе взглянув на Элларда, сказал: - У тебя достойный наследник, Лоран.
  - Под стать твоему.
  - Да. Мальчики легко сдружились.
  - Что лишний раз доказывает, насколько наши кланы похожи.
  - Меня порадовало их путешествие. Оно пошло на пользу им обоим.
  - Очень на это надеюсь. Элларду давно пора стать серьёзней.
  - Конечно, иначе какой из него глава клана.
  - Ты уверен, что он доживёт до этого дня?
  Бернар сделал глоток вина, промокнул губы салфеткой, аккуратно положил её рядом с тарелкой и только после этого произнёс:
  - Твоему сыну не долго сидеть в катакомбах. - И, посчитав, что сказал более чем достаточно, предводитель взглянул на охотницу: - Подойди ко мне, Ильмара!
  Девушка умоляюще посмотрела на мужа.
  - Делай, как он говорит, - с непроницаемым лицом, произнёс Марвин.
  Охотница сползла со стула и робко приблизилась к предводителю. Бернар взял девушку за плечи и стал внимательно разглядывать её.
  - Миленькая девочка. Сколько тебе лет, Ильмара?
  - Четырнадцать... - дрожащим голосом ответила охотница.
  - Мне доложили, что ты во всеуслышанье заявила, будто любишь джирмийца. Это правда, или Марвин заставил тебя так говорить?
  - Да... то есть нет... я... - Ильмара всхлипнула и тихо выдохнула: - Я люблю его.
  - Невероятно! - Бернар отпустил девушку и весело рассмеялся. - Ты сошла с ума, девочка!
  Слёзы хлынули из глаз охотницы. Она осела на пол и прорыдала:
  - Не разлучайте нас, сударь! Возьмите меня в Джирму. Я хочу умереть рядом с ним.
  - Нет!!! - Марвин вскочил и бросился к Ильмаре. - Немедленно встань! - заорал он и рывком поставил девушку на ноги. - Ты никуда не поедешь! Ты останешься в Шеве, или я убью тебя! - Он в ярости посмотрел на наставника: - Она останется в Шеве, слышите, сударь?!
  - Да, пожалуйста, - пожал плечами Бернар. - Ильмара - твоя собственность, и ты можешь делать с ней всё, что хочешь. - Он отвернулся от Марвина и обратился к Лорану: - Хамелеоны и Кошки сотрудничали веками, и, надеюсь, дружба Элларда и Марвина послужит на благо обоих наших кланов, если, конечно, мальчики не будут ставить её выше дела. Но в этом мы им поможем!
  - О чём вы говорите? - насторожился Эллард. - Марви, что ты молчишь? Они собираются что-то сделать с нами!
  Серебряная кошка не ответил, он гладил жену по спине и что-то шептал ей на ухо. Предводитель смерил Принца Попрошаек насмешливым взглядом и язвительно произнёс:
  - Главное качество джирмийца - выдержка. У тебя она отсутствует напрочь, Эл, поэтому я не забрал тебя в Цитадель. И больше не мозоль мне глаза!
  - Так Вы знали?! - изумился вор.
  Лоран испуганно посмотрел на сына, но промолчал.
  - Да у тебя всё на лбу написано, - ухмыльнулся Бернар и взглянул на серебряную кошку: - Ты знал, что твой дружок мечтает стать джирмийцем?
  - Да, сударь, но у него нет шансов, - ровным тоном ответил Марвин, не переставая обнимать Ильмару.
  - Ты не хочешь замолвить за него словечко?
  - Нет, сударь.
  - Почему ты не хочешь помочь мне, Марви?! - взорвался Эллард. - Одно твоё слово, и мы не расстанемся!
  Бернар улыбнулся и вопросительно посмотрел на наследника. Серебряная кошка нахмурился и твёрдо сказал:
  - Твоё место в Шеве, Эл!
  - А наше в Джирме! - бодро произнёс Бернар и встал.
  Принц Попрошаек обижено надулся, а Лоран и Рамина облегчённо вздохнули. Марвин поцеловал Ильмару в губы и разомкнул объятья. Охотница вцепилась в его руку, почти повиснув на ней:
  - Не бросай меня, Марви!
  - Оставайся с Эллардом, Мара. - Серебряная кошка резко выдернул руку и подошёл к предводителю, а Ильмара вновь осела на пол и зарыдала, уткнувшись лицом в колени. Однако её слёзы больше не трогали Марвина. Он навытяжку стоял перед Бернаром, ожидая его распоряжений.
  Бернар одобрительно хлопнул воспитанника по плечу:
  - Наконец- то ты вернулся к нам, Марвин.
  - Да, сударь, - поклонился серебряная кошка. - Я возвращаюсь домой!
  - Проводи нас, Лоран, - скомандовал Бернар и направился к двери.
  Эллард вскочил:
  - Я тоже хочу проводить тебя, Марви!
  Лоран недовольно скривился, но возражать не стал.
  - Успокой девочку и отведи её в дом, Рамина, - мягко попросил он жену и вышел в тёмный коридор. Ящерка на его запястье вспыхнула, из её радужных глаз посыпались искры, зажигая светильники на стенах. Лоран толкнул одну из многочисленных дверей и повёл гостей по длинному широкому тоннелю.
  Эллард шёл рядом с другом, бросая на него косые взгляды. Он не узнавал друга, с которым, плечом к плечу, проехал полмира. Лицо Марвина было холодным и чужим, а глаза жёсткими и колючими. Несколько раз вор собирался заговорить с другом, но так и не решился.
  Через час тоннель плавно пошёл вверх, и вскоре путники упёрлись в гранитную стену. Лоран коснулся её браслетом, и над головами разверзлось ночное небо, усыпанное мириадами жемчужных звёзд. В лицо дохнуло свежестью и прохладой, и Марвин невольно улыбнулся: за двое суток, проведённых в катакомбах, ему стало казаться, что он никогда не выберется из их каменных объятий. Джирмиец с сочувствием взглянул на вора, потрепал его по волосам и шагнул навстречу джирмийцам.
  Золотые кошки поклонились наследнику, а Жерар набросил на его плечи алый плащ.
  - С возвращением, Принц, - дружелюбно подмигнул он.
  Марвин усмехнулся, подошёл к Ветерку, вскочил в седло и подъехал к Бернару.
  - Ничего с твоим приятелем не случится, - проворчал предводитель и пришпорил коня.
  Кошки понесли к Тайной тропе, а Принц Попрошаек, проводив кошек завистливым взглядом, вслед за отцом, поплёлся в тоннель.
  
  Вступив на Тайную тропу, джирмийцы во весь опор понеслись в Цитадель. Совы наконец нашли способ снять заклятье грядущей смерти, и кошки должны были успеть доставить наследника в Джирму, пока любовная магия Камиллы не рассеялась окончательно. С каждым днём Марвин всё больше мрачнел. Он основательно защитил Элларда, оставив его в шевийских катакомбах, и стимула поддерживать любовные чары у него теперь не было. Чары таяли, и Марвин начал осознавать, что натворил, позволив племяннице императора околдовать себя.
  Джирмийцы чувствовали, что с их товарищем что-то происходит, и нещадно гнали коней. В другое время Марвина смутила бы подобная спешка, но сейчас он был занят самобичеванием. Он был готов понести любое наказание за измену, и жаждал скорее оказаться в Джирме, и кровью искупить свою вину перед кастой. Кошки выскочили на огромный двор Цитадели, и вокруг них мгновенно собралась толпа джирмийцев. Бернар поднял руку и провозгласил:
  - Марвин вернулся!
  Кошки встретили его слова восторженными криками. Бернар спешился, улыбнулся огорошенному неожиданно-торжественной встречей Марвину и приказал:
  - Следуй за мной!
  Серебряная кошка спрыгнул на землю и послушно пошёл за предводителем. Бросив повод в руки конюха, Жерар поспешил за ними. Бернар провёл наследника сквозь ликующую толпу джирмийцев и направился к своему особняку. Марвин с облегчением вздохнул, когда тяжёлые дубовые двери сомкнулись за его спиной. Он думал, что предводитель отведёт его в кабинет для серьёзного разговора, но Бернар, миновав жилые помещения, по крутой винтовой лестнице стал спускаться в подвал. Серебряная кошка с тревогой взглянул на Жерара, и тот ободряюще улыбнулся ему. Выдавив ответную улыбку, Марвин шагнул к лестнице.
  Низкие каменные своды подвала гробовой плитой нависли над серебряной кошкой, и он почувствовал, что стоит на краю гибели. И, когда Бернар распахнул перед ним железную дверь камеры и сделал приглашающий жест, Марвин не тронулся с места.
  - Смелее, Марви! - приободрил его предводитель.
  Помедлив, серебряная кошка шагнул в полумрак камеры и оказался в кольце друидов. Он невольно попятился и наткнулся на Жерара.
  - Спокойно, Марви, они лишь уберут заклятье Камиллы.
  Наследник вперил взгляд в Синкоплуса, и оскалился, как обложенный охотниками зверь. Эльф не видел лица Марвина, но, посмотрев на его напряжённую спину, вдруг почувствовал жгучее желание убить наследника и растерялся, ибо его желание было абсурдным. Каста приложила огромные усилия, чтобы вернуть Марвина в Цитадель и снять с него смертельное заклятье. И вот серебряная кошка был в шаге от исцеления, а Жерар с трудом подавлял желание воткнуть ему в спину меч.
  Тем временем Бернар подошёл к Синкоплусу:
  - Ты уверен в успехе?
  Глава Друидов придирчиво оглядел Марвина и утвердительно кивнул:
  - Мы справимся, сударь. Ваш наследник останется в живых.
  Серебряная кошка потянулся к мечу, но Жерар перехватил его руку:
  - Не дури, Марви.
  - Я не верю им! Позвольте мне самому разобраться с заклятьем!
  - У тебя нет времени! - отрезал Бернар.
  - Почему?
  - Мы поговорим, когда ты выйдешь отсюда! - категорично произнёс предводитель и приказал: - Отдай мне меч! - Марвин неохотно подчинился, и Бернар скомандовал: - Начинайте!
  Друиды шагнули к серебряной кошке, и тот сжал кулаки:
  - Я не сдамся без боя!
  Жерар сжал рукоять меча: стены камеры треснули, и из разломов забил яркий слепящий свет. Разъярённое лицо Марвина разгладилось, стало спокойным и жёстким, а глаза засветились холодной яростью. В одной руке он держал окровавленный меч, а в другой - отрубленную голову Джирмы. Тёмная, как серебро с чернью кровь капала на его сапоги...
  Пронзительный крик прогнал видение, и Жерар увидел, что трое друидов мертвы - атака серебряной кошки увенчалась успехом.
  - Остановите их, сударь! - крикнул эльф, но Бернар покачал головой:
  - Идём, Жерар. Пусть Совы делают свою работу! Кстати, сколько вам нужно времени, Синкоплус?
  - Сложно сказать, сударь, - задумчиво рассматривая ощерившегося Марвина, протянул глава друидов. - Мальчик стал слишком чувствительным и не хочет расставаться с эмоциями.
  Услышав его слова, серебряная кошка нервно расхохотался:
  - Всё-таки вы решились убить меня!
  - Не мели ерунды, Марвин! Друиды всего лишь уберут последствия любовной магии Беркутов. Мы поговорим, когда ты выйдешь отсюда.
  - Пока я жив, я должен сказать вам, сударь, что ненавижу весь этот Мир. Эллард прав: нам просто не хватило времени, чтобы разнести Аргор в клочья! - Он повернулся спиной к предводителю и обвёл друидов хищным взглядом: - И не надейтесь, что я сдамся без боя! Вам придётся постараться, чтобы проникнуть в моё сознание!
  Бернар подтолкнул эльфа к дверям:
  - Идём, Жерар. И не сверли меня взглядом, мальчик невменяем!
  Жерар с тревогой посмотрел на изготовившегося к драке Марвина и вслед за предводителем покинул комнату. Дверь захлопнулась, и глава Сов зло усмехнулся:
  - А теперь приступим, подонок!
  И Марвин бросился в атаку. Его второй натиск вновь увенчался успехом: ещё двое друидов упали замертво. Но их всё равно осталось слишком много. Друиды обрушили на джирмийца мощнейшее обездвиживающее заклинание, и он трупом рухнул на пол.
  - Тебе будет очень-очень больно, - любезно сообщил ему Синкоплус и положил ладонь на грудь убийцы Корнелиуса.
  По телу серебряной кошки пробежала судорога. Стены и фигуры друидов закружились в бешеном хороводе, смешиваясь в грязно-зелёную пелену. Зная выдержку джирмийцев, друиды не стали церемониться. И перестарались! Боль отступила, мир померк, и Марвин увидел себя, лежащим на полу камеры, а вокруг испуганно суетились целители. Он отрешённо наблюдал, как друиды колдуют над его телом. Время остановилось. Джирмиец почувствовал безграничную свободу и необычайную лёгкость, ему захотелось улететь, но непреодолимая сила потянула его вниз. Он ощутил толчок, открыл глаза и наткнулся на издевательский взгляд Синкоплуса.
  - Я наблюдаю за тобой с детства, мальчик, и не позволю так легко ускользнуть из моих рук, - ехидно ласково произнёс главный друид.
  - У тебя ничего не выйдет, - выдавил Марвин.
  - Выйдет, - заверил его Синкоплус. - Я заставлю тебя подчиниться воле Друидов.
  - Значит, ты плохо знаешь меня, - хрипло усмехнулся джирмиец и закрыл глаза, чтобы не видеть ненавистную рожу целителя.
  Синкоплус отошёл от кошки, предоставив братьям полную свободу действий. Друиды раздели Марвина и стала втирать в его кожу пахучую мазь, непрерывно шепча заклинания, чтобы сломить волю пациента. Тело джирмийца охватило призрачное пламя. Он хотел сбить его и унять боль, однако обездвиживающая магия всё ещё действовала. И тогда Марвин перестал сдерживать крик, и друиды, словно дразнясь, завыли с ним в унисон.
  Главный друид с лёгкой улыбкой следил за джирмийцем, ожидая мольбы о пощаде и приглашения войти в сознание. Часы шли, наследник Бернара охрип от крика, но Синкоплус так и не дождался желаемого. Самодовольство на его лице сменилось недоумением, а затем разочарованием. Он гневно взглянул на братьев и рявкнул:
  - Хватит ходить вокруг да около! Бернар не простит нам поражения! Пробейте защиту мальчишки и сделайте то, что приказал предводитель!
  Друиды с испугом и недоумением уставились на Синкоплуса.
  - Но он может умереть или потерять рассудок, - осторожно произнёс один из них.
  - Я лично проконтролирую, чтобы этого не случилось. Мы не можем пытать его бесконечно!
  Марвин открыл глаза, и глава друидов содрогнулся, увидев лютую ненависть в его взгляде. Глава друидов попятился и вдруг почувствовал на шее магическую петлю.
  - Остановите его! - взвизгнул Синкоплус и закашлялся, жадно хватая ртом воздух.
  Опомнившись, друиды задавили ментальную атаку кошки и перешли в наступление. Марвин упрямо сдерживал натиск целителей, и хотя силы были не равными, он продержался ещё несколько часов, прежде чем Совы прорвались в его сознание. Но даже тогда джирмиец не сдался: он упорно сражался за каждый клочок своих чувств и воспоминаний. И всё это время Синкоплус с перекошенным от злобы лицом удерживал его от сумасшествия.
  Марвин с горечью ощущал, как притупляются его чувства и тускнеют краски воспоминаний, а вскоре пропала и горечь. Лицо джирмийца стало бесстрастным, глаза - холодными. Голоса друидов становились всё тише, а когда смолкли окончательно, серебряная кошка уснул.
  Синкоплус облегчённо вздохнул:
  - Мы сделали это, братья, - устало вымолвил он. - Надеюсь, вам не надо объяснять, что всё произошедшее в этой комнате должно остаться в тайне.
  Друиды согласно склонили головы. Синкоплус подошёл к двери, приоткрыл её и крикнул:
  - Позовите Бернара!
  Предводитель вместе с Жераром примчались через несколько минут. Эльф бросился к Марвину, а Бернар подошёл к Синкоплусу:
  - Ну как?
  - У нас получилось, - с поклоном ответил друид.
  - Благодарю за службу, - церемонно произнёс предводитель и похлопал его по спине.
  Тем временем, стоя на коленях, Жерар всматривался в лицо Марвина. Серебряная кошка безмятежно спал. Он выглядел милым уставшим ребёнком, и никак не походил на убийцу души Мира.
  
  Часть вторая.
  Глава 1.
  Нищенка.
  
  Ильмара проснулась в незнакомом помещении, где стояло множество двухъярусных кроватей. Девушка огляделась - в комнате никого не было. Ничего не понимая, она встала и направилась к двери. Охотница рассчитывала попасть в коридор, но оказалась в огромном полутёмном зале, заставленном длинными деревянными столами. Несколько пожилых женщин, собирающих грязную посуду, равнодушно взглянули на девушку, и продолжили свою работу. Из тёмного угла появился коренастый, слегка прихрамывающий мужчина и поманил Ильмару за собой. Помешкав, охотница последовала за ним. Через маленькую неприметную дверь молчаливый проводник вывел её на улицу и, крепко взяв за руку, повёл через широкий пустынный двор к аккуратному двухэтажному дому из песчаника. Войдя в дом, мужчина уверено поднялся по лестнице и тихо постучал в резную дверь.
  - Входите, - раздался низкий рокочущий голос.
  Хромой проводник втолкнул девушку в комнату и удалился. Ильмара оказалась в: небольшом, скромно обставленном кабинете. Полки, стеллажи и шкафы ломились от неисчислимого количества карт, папок и книг. У грязного, заросшего паутиной окна, за большим захламлённым бумагами столом сидел толстый пожилой человек с пышными усами и абсолютно лысым черепом. Увидев Ильмару, он добродушно улыбнулся:
  - Здравствуй, деточка, меня зовут Фред. Поздравляю с вступлением в клан Хамелеона.
  Охотница посмотрела на свою руку, только сейчас обнаружив, что её запястье обвивает золотая змейка.
  - Но почему? - растерялась девушка.
  - От тебя отказались все кланы Аргора, деточка, и Попрошайки любезно согласились взять на себя заботу о тебе, - с притворным сочувствием произнёс Фред. - Лоран и Рината выполнили просьбу сына и попросили меня устроить судьбу всеми покинутой девочки. Ты будешь работать. Ты молода и красива, Ильмара, и принесёшь хорошие деньги клану. Думаю, для начала, я отправлю тебя к Эльзе. Она присмотрит за тобой на первых порах и обучит искусству любви. Если уж тебе удалось соблазнить Принца Джирмы, то и с прочими аргорцами проблем не будет.
  В глазах Ильмары потемнело:
  - Я не хочу... - выдохнула она и рухнула на пол.
  Фред перегнулся через стол, посмотрел на девушку и фыркнул:
  - А кем ты была до этого, джирмийская подстилка?! Тебе самое место в публичном доме! Скажи спасибо, что осталась в Шеве, а не сдохла в Цитадели, шлюха!
  Попрошайка подошёл к охотнице и ткнул её в бок носком сапога. Ильмара не пошевелилась. Фред досадливо вздохнул и, выглянув за дверь, крикнул:
  - Эй, кто там есть? Кликните друида! - и добавил себе под нос: - Не хватало ещё, чтобы она сдохла в моём кабинете!
  Друид появился почти сразу. Он жил при ночлежке Фреда, поскольку Попрошайки постоянно нуждались в медицинской помощи. Побои, простуды, кожно-венерические и прочие заболевания были обычным делом в их клане.
  - Что случилось на этот раз, Фред? Я могу отдохнуть хотя бы пару часов? Сегодня утром у меня не было ни минуты покоя. Твои подопечные словно сговорились...
  - Прости, Граниус, но девочке стало плохо. Посмотри, что с ней.
  Друид бросил молниеносный взгляд на Ильмару и усмехнулся:
  - Она всего лишь беременна.
  - Ребёнок джирмийца?!? - взвыл Фред. - Что я должен с ним делать, скажите на милость?
  - Джирмийца? - опешил Граниус.
  Фред плюхнулся в кресло и, тяжело дыша, простонал:
  - Идиот, это же та самая девка, с которой развлекался наследник Бернара! Я хотел отправить её к Эльзе, а впрочем... Ты легко исправишь это недоразумение.
  Граниус подошёл к Ильмаре и внимательно осмотрел её.
  - Хочешь бесплатный совет, Фред? Оставь всё, как есть и найди для неё работу полегче. Никто не знает, что на уме у джирмийцев. Вдруг Марвин знает о ребёнке?
  Попрошайка побледнел:
  - Ты хочешь сказать, что Бернара заинтересует эта брюхатая стерва?
  - Не она, а её ребёнок! Весь Аргор знает, что Марвин отличный маг. Бернар мёртвой хваткой вцепиться в его сына.
  - Что ж они сразу её не забрали? - нахмурился Фред.
  - Не знаю, что задумал Бернар, но лучше с ним не связываться!
  - Ладно... - скривился хозяин ночлежки. - Я доложу Лорану, пусть он разбирается, а пока отправлю её побираться. Как бы то ни было, дармоеды мне не нужны! Пусть работает! Приведи её в чувство, Граниус!
  Друид ласково коснулся щеки охотницы, и та очнулась. Граниус доброжелательно улыбнулся ей и помог встать:
  - Ты должна беречь себя, девочка. Ты носишь под сердцем дитя своего любимого Принца.
  - У меня будет ребёнок? - ошарашено переспросила Ильмара.
  - Да, дорогая. Ты рада?
  Охотница рассеяно улыбнулась:
  - Конечно. Это же последний подарок Марвина...
  - Хватит молоть чепуху! - нетерпеливо перебил её Фред. - Граниус, отведи девчонку к Хелене. Пусть сегодня поработают вместе!
  - Я что, нанимался тебе в слуги? Я целитель, а не лакей! - сердито заметил друид.
  Фред заискивающе улыбнулся:
  - Прости, эта девчонка разозлила меня. Пожалуйста, отведи её к Хелене, ты же не хочешь, чтобы я сошёл с ума?
  - Ладно, - буркнул Граниус. - Пойдём, Мара. Хелена не самый худший вариант для тебя. Эта безобидная старуха собирает милостыню на восточном рынке. Согласись, что лучше побираться, чем торговать своим телом.
  Ильмара быстро кивнула и поспешила за друидом. Они вышли из дома и направились к видневшейся вдали площади. Граниус склонился к уху девушки и шепнул:
  - Никому не говори, кто отец твоего ребёнка, Мара, а если почувствуешь себя плохо, немедленно обращайся ко мне. Я приму тебя в любое время суток.
  - Спасибо, сударь, - благодарно улыбнулась охотница.
  Граниус ободряюще потрепал её по плечу:
  - Всё будет хорошо, девочка. Я твой друг.
  Хелена сидела на краю площади и лениво переругивалась с торговкой рыбой. При виде друида, на лице нищенки появилась угодливая улыбка:
  - Здравствуйте, господин Граниус. Как Ваше драгоценное здоровьице?
  - Нормально, старая интриганка. Вот привёл тебе ученицу. Расскажи девочке, как надо работать, и не смей обижать её, не то я перестану лечить твою подагру.
  - Конечно, конечно, - закивала старуха, и беззубый рот расплылся отвратительной улыбкой. - Я сделаю из девочки лучшую попрошайку в клане. Вероятно Фред углядел в ней не дюжий талант, раз послал её ко мне, а не к Эльзе, - гадливо хихикнула она и вперила взгляд в Ильмару. - Садись рядом, дорогуша.
  Охотница опустилась на потёртый коврик и почувствовала, что внутри тот подшит чем-то мягким и тёплым. Хелена хитро подмигнула ей и достала из сумы грязную косынку:
  - Убери свои роскошные волосы, цыпочка, иначе нас примут за куртизанок, - кокетливо мурлыкнула она и, зачерпнув горсть дорожной пыли, скомандовала: - Закрой глаза!
  Ильмара старательно убрала волосы под косынку, зажмурилась, и нищенка щедро осыпала её лицо и одежду пылью, приговаривая:
  - Твой первый урок, деточка. Нужно всегда выглядеть убогой и больной. Люди любят проявлять дешёвое благородство и рисоваться друг перед другом, и ты должна научиться играть на этом. Я покажу тебе, как это делается...
  Вскоре площадь начала заполняться народом. По сморщенным щекам Хелены потекли слёзы, она сгорбилась и начала охать и стонать, время от времени жалобно завывая и кляня свою тяжёлую долю. Старуха охотно вступала в разговоры с праздношатающимися горожанами, кому-то доверительно рассказывала о своих многочисленных болезнях, причём каждый раз недуги менялись, кому-то она откровенно хамила, а кого-то внимательно выслушивала. Но каждый, кто подходил к нищенке, бросал медные и серебряные монеты в её замусоленную коробку. Старуха ловко сгребала выручку, прятала в суму, оставляя на дне несколько медяков, и снова принималась охать, привлекая внимание прохожих.
  Ильмара, с удивлением наблюдала за работой Хелены, с грустью понимая, что у неё так не получится никогда. Коробка, стоящая перед девушкой, так и осталась пустой. Ближе к вечеру, старуха покосилась на ученицу и тяжело вздохнула:
  - Я, конечно, понимаю, что сегодня твой первый рабочий день, но не заработать ни одного медяка, это надо уметь. Ужина тебе не видать. Фред не потерпит тунеядства. Если так пойдёт дальше, ты сдохнешь от голода, красотка.
  Но несмотря на совет нищенки, девушка никак не могла заставить себя просить милостыню. Она беззвучно открывала и закрывала рот, не находя нужных слов. Стемнело. На площади зажглись фонари, и Хелена устало поднялась на ноги:
  - Идём, неудачница. Может быть, завтра тебе повезёт больше.
  Внезапно раздался дробный топот копыт, и на площадь выскочил всадник-аристократ в богатом костюме и широкополой шляпе. Он стремительно промчался мимо побирушек, на ходу бросив в коробку Ильмары несколько золотых монет. Хелена застыла глядя на деньги, а Ильмара в ужасе смотрела вслед всаднику: она сообразила, что Граниус доложил Бернару о её беременности, и каста взяла на себя заботу о ребёнке Марвина. Тяжело вздохнув, охотница собрала монеты и встала.
  - Чудеса, - развела руками Хелена. - В этом квартале не часто появляются аристократы, да ещё такие щедрые, как этот молодой франт. Может быть, это твой бывший любовник? Из какого клана тебя вытурили, детка?
  - Из Куницы.
  - А как тебя зовут? - с подозрением глядя на ученицу, поинтересовалась старуха.
  - Ильмара.
  Хелена зашлась от хохота:
  - Это ж надо! Мне подсунули девочку джирмийского Принца. Какая честь, сударыня. Позвольте проводить Вас в ночлежку! - Нищенка картинно поклонилась и подмигнула Ильмаре: - Ну и как он в постели? Знаешь, дорогая, до того, как стать побирушкой, я была одной из самых дорогих проституток Шевы и знавала сотни мужчин из всех кланов Аргора, только джирмийцев не было среди моих клиентов. Так каков он, наследник Бернара? Тебе понравилось спать с джирмийцем, детка?
  Ильмара побледнела и сжала кулаки:
  - Заткнись! Не смей своей грязной болтовнёй оскорблять меня и отца моего ребёнка! Ты не знаешь Марвина! Он до последней минуты защищал меня и не забрал в Цитадель! - прокричала она и решительно зашагала к ночлежке.
  Предвкушая, какой фурор произведёт среди товарок пикантная новость, Хелена засеменила следом за любовницей Принца Джирмы. Она сочиняла в уме речь, готовясь потрясти воображение попрошаек, и не заметила, как от стены отделилась тёмная фигура и метнулась к ней. Ильмара обернулась, услышав звук падающего тела, и нос к носу столкнулась с джирмийцем. Это был совсем мальчик, ему было не больше двенадцати, и это до глубины души потрясло охотницу. Она впервые увидела столь юного джирмийца и растерялась.
  Мальчишка поспешно приложил палец к губам, но, поняв, что Ильмара не закричит, улыбнулся:
  - Не надо орать на всех углах, кто отец твоего ребёнка, Мара.
  Девушка ошеломлено хлопала глазами и, не зная, что сказать, спросила:
  - Как тебя зовут, кошка?
  - Дерик, - удивлённый её обращением, ответил джирмиец, сделал шаг в сторону и исчез в темноте.
  Ильмара очнулась от шума: со всех сторон к ней бежали люди. Они что-то кричали и размахивали руками. Всё произошло так быстро, что девушка не сразу сообразила: мальчик воспользовался магией забвения, и прохожие не видели, как он убил Хелену и разговаривал с ней. Ильмара склонилась над телом старухи и закрыла покойной глаза. Неожиданно кто-то сильно сжал плечи девушки и завизжал в ухо:
  - Это ты убила её, дрянь?! - Незнакомец развернул Ильмару лицом к себе и с ненавистью взглянул ей в глаза: - Я придушу тебя! - Он оттолкнул девушку, опустился на колени и, гладя редкие седые волосы, ласково запричитал: - Моя бедная, бедная матушка!
  Ильмара устало прислонилась к стене дома. От голода и потрясений сегодняшнего дня у неё кружилась голова, и она стала медленно сползать на тротуар. Перед глазами мелькнуло озабоченное лицо Дерика, потом раздался мягкий голос Граниуса, который что-то успокаивающе шептал ей, а затем сильные руки подхватили её и куда-то понесли...
  
  Ярко светило золотое солнце. Ильмара стояла на заливном лугу среди высокой густой травы, одуряюще пахнущей мёдом, и улыбалась. Она ждала Марвина, зная, что он вот-вот появиться и больше никогда не покинет её. Вдалеке показалась знакомая фигура, окутанная алым плащом, и девушка пошла навстречу возлюбленному, с трудом переставляя ноги: острая длинная трава оплетала икры, оставляя на коже глубокие кровоточащие порезы. Ильмара закричала от боли и протянула руки к Марвину. Но джирмиец вдруг остановился, обернулся, словно кто-то позвал его, и пропал. Девушка обессилено упала на колени, и хищная трава стала впиваться в её тело, пытаясь удушить. Охотница рвала жёсткие стебли, в кровь раздирая руки, и звала на помощь... Она проснулась от собственного крика и резко села.
  Незнакомая комната, заставленная склянками, колбами и глиняными сосудами, тонула в полумраке, а в воздухе витали родные запахи леса. Девушка подняла голову. С потолочных балок свисали охапки лекарственных трав, связки грибов и длинные завитки коры. На окнах висели плотные тёмные шторы, и охотница никак не могла сообразить, какое сейчас время суток.
  - Доброе утро, Ильмара, - услышала она спокойный доброжелательный голос и обернулась.
  В дверях стоял Граниус с подносом в руках.
  - Доброе утро, сударь, - тихо произнесла девушка и смущённо натянула одеяло до подбородка.
  Друид поставил поднос на столик рядом с кроватью и, присев возле Ильмары, взял её за руку:
  - Вижу, с тобой всё в порядке, девочка. Тебе необходимо заботиться о себе и ребёнке. К сожалению, я не могу оставить тебя здесь надолго, но буду следить, чтобы тебя хорошо кормили и не обижали.
  - У меня не получиться просить милостыню, - вздохнула Ильмара.
  - Но вчера же получилось, - лукаво усмехнулся друид.
  - Вы хотите сказать...
  - У тебя талант попрошайки, - перебил её Граниус. - Фред останется доволен тобой, я уверен.
  - А Марвин? - с надеждой спросила охотница.
  - Поешь, - сказал друид и встал. - Прости, но у меня много работы, - добавил он и вышел из комнаты.
  Ильмара откинулась на подушку и уставилась в потолок. 'Кто заботится обо мне? Марвин или Бернар?'
  
  На следующий день Ильмара заняла место Хелены. Теперь она постоянно чувствовала присутствие кошек. Время от времени, они выныривали из толпы и бросали в её коробку медные и серебряные монеты. К полудню коробка наполнилась монетами до краёв и, пересыпав их в суму, Ильмара отправилась гулять по городу.
  Умывшись в фонтане, девушка спрятала косынку в карман и, покинув шумную площадь, вышла на бульвар. Она купила у уличного торговца сладостями пакетик засахаренных фруктов и уселась на скамейку, не обращая внимания на косые взгляды добропорядочных дам, гуляющих с розовощёкими упитанными детьми. Ильмара уплетала необыкновенно вкусные цукаты, облизывая пальцы и жмурясь от удовольствия, а когда пакетик опустел, с вожделением посмотрела на лоток торговца и вздохнула: она была не прочь полакомиться ещё, но боялась, что ей не хватит собранных за утро денег, и Фред лишит её ужина. Ильмара не отрываясь смотрела на плитки шоколада, конфеты в ярких обёртках, облака сахарной ваты и непроизвольно сглатывала слюну. Она увидела, как к лотку подошёл богато одетый подросток и стал придирчиво рассматривать сладости, морщась и что-то недовольно высказывая продавцу. Наконец, они договорились, и торговец сложил покупки в большой бумажный пакет. Мальчик расплатился и вальяжно направился в её сторону. За несколько шагов до скамейки, он остановился, заглянул в пакет, брезгливо скривился и посмотрел по сторонам, явно ища урну. Но скользнув взглядом по Ильмаре, усмехнулся и бросил покупку на колени охотнице. Никто не заметил, как юный кошка подмигнул девушке: Дерику приказали заботиться о собственности Принца Джирмы, и он старательно выполнял своё первое самостоятельное задание, не желая оплошать перед наставником и предводителем. Он не испытывал к Ильмаре ни жалости, ни сочувствия. Он просто увидел, что его подопечная хочет сладкого, и купил ей конфет.
  Убедившись, что Ильмара за обе щёки уплетает конфеты, Дерик подсел на скамейку к пожилому 'аристократу', скучающему в нескольких метрах от охотницы.
  - Всё правильно, - тихо произнёс наставник. - Она крайне молодая и тоща. Придётся подкармливать её, иначе она не выносит ребёнка Принца. Только следующий раз купи ей не сладостей, а фруктов. Ты должен что-то придумать, Дерик. Девчонке мало убогого завтрака и скудного ужина старого скряги Фреда. Сколько бы денег мы ей не дали, он не расщедриться на нормальное питание для юной мамашки. Позаботься, чтобы она получала приличный обед. Впрочем, если она так любит сладкое... - Наставник пожал плечами. - Думаю, ей оно не повредит. В конце концов, за её здоровье отвечает Граниус.
  - Я сделаю всё, как надо, сударь. Она получит обед, - кивнул Дерик, равнодушно глядя, как Ильмара поглощает конфеты...
  
  В сумерках охотница вернулась в ночлежку. Войдя в столовую, она сразу же направилась к Фреду. Старший Попрошайка стоял за конторкой и собирал дневную выручку, тщательно пересчитывая деньги и записывая суммы в толстую потёртую тетрадь. Мелкие мошенники, побирушки, уличные проститутки с трепетом взирали на него и заискивающе улыбались, но хозяин ночлежки был неумолим. Если заработок подопечного оказывался ниже нормы, он указывал либо на дверь спальни, что означало лишение ужина, либо на входную дверь, отправляя бедолагу ночевать на улицу. Самым страшным для попрошаек было услышать слова Фреда: 'Прошу ко мне в кабинет'. Это означало, что на провинившегося налагается крупный штраф или телесное наказание.
  Столовая была полна людьми, но кроме позвякивания посуды, ничто не нарушало тишину. Ильмара дождалась своей очереди и высыпала из сумы монеты. Глаза Фреда впились ей в лицо. Хозяин ночлежки с подозрением смотрел на новоявленную нищенку, заработок которой не уступал добыче опытнейшей Хелены. Фреду хотелось задушить джирмийскую подстилку собственными руками. Ему донесли, что Ильмара просидела на площади всего несколько часов, а потом гуляла по городу и жрала конфеты. Старший Попрошайка боролся с желанием крикнуть ей в лицо, что он знает, чем она занималась и кто дал ей деньги, а потом сурово наказать на глазах остальных попрошаек. Но страх перед джирмийцами заставил его молча пересчитать деньги, записать результат и кивком допустить Ильмару к ужину. Золотые монеты, смерть Хелены и трепетное отношение Граниуса - говорили сами за себя: Фреду ясно давали понять, что игрушку Марвина лучше не трогать.
  Ильмара получила миску варёной рыбы с овощами, села за стол и принялась за еду. Попрошайки со злорадством и неприкрытой ненавистью смотрели на бывшую любовницу наследника Бернара. Легендарная защитница джирмийца оказалась на самом дне аргорского общества - наградой за дерзкую любовь стала сума нищенки, и Попрошайки сочли это справедливым. Они понимали, что Ильмара не могла за несколько часов заработать ту сумму, что принесла Фреду. Ей явно помогли, а кому, кроме кошек есть дело до девки джирмийского принца?..
  На Ильмару не произвели впечатления злобные взгляды попрошаек. Она с детства привыкла к такому отношению. Её мать, по меркам Пчёл и Куниц, стала проституткой, отдавшись залётному беркуту, и никому не было дела до того, что молодой хлыщ изнасиловал Алиссу, лишив её нормального будущего. Ильмара родилась вне брака и за свою короткую жизнь с избытком наслушалась обидных и унизительных слов. Её называли отродьем, предрекая судьбу продажной женщины. Только Эльфы и Эллард относились к ней, как к человеку. А уж после истории с Марвином, когда даже Свободные Жители и Принц Попрошаек, отказались от неё, девочке стало всё равно, как смотрят на неё аргорцы. Сейчас Ильмару волновали только дитя и... 'Кто помогает мне? Марвин или Бернар?' - неторопливо жуя вываренную рыбу, раздумывала охотница. От ответа на этот вопрос зависело будущее её ребёнка...
  Ночью хозяин ночлежки вновь встретился с Лораном. Глава клана выслушал темпераментный рассказ Фреда и улыбнулся:
  - Потерпи. Когда родится ребёнок, джирмийцы заберут его, и тогда мы решим, что делать с Ильмарой. Возможно, и о ней нам не придётся заботиться...
  
  
  
  Глава 2.
  Цитадель.
  
  Золотой свет заливал просторную спальню новых апартаментов Марвина. Светло-бежевый ковёр огромных размеров полностью закрывал пол, на белых стенах висели гобелены с фривольными сценами, вытканные лучшими мастерами Аргора, а на потолке красовалась гигантская чёрная кошка. На широкой кровати с ножками в форме когтистых лап спал Марвин, а рядом, в большом мягком кресле, сидел предводитель касты с книгой в руках. Он машинально перелистывал страницы, поглядывая на спящего наследника. Друиды уверяли, что лечение прошло успешно, но тем не менее, Бернар нервничал: ему казалось, что он упустил что-то важное.
  Марвин спал вторые сутки, и должен был проснуться с минуты на минуту. Предводитель отбросил книгу, встал и склонился над наследником, пристально вглядываясь в его спокойное лицо. 'Ну давай же, мальчик, просыпайся! Я хочу увидеть тебя прежним!' - с нетерпением подумал он и вновь опустился в кресло, не сводя глаз со спящего Марвина.
  Чёрные тучи заслонили полуденное солнце, и в воздухе запахло грозой. Крупные капли дождя забарабанили в стёкла, сверкнула молния, раздался оглушительный удар грома, и наследник проснулся. Его взгляд уткнулся в потолок, где в изящном хищном прыжке застыла джирмийская кошка.
  - Я дома, - тихо вымолвил Марвин и виновато посмотрел на предводителя. - Простите меня, сударь. - Он попытался подняться, но Бернар остановил его:
  - Лежи, лежи, мальчик. Ты должен отдохнуть и набраться сил.
  Серебряная кошка откинулся на подушки и с горечью произнёс:
  - Я не заслуживаю снисхождения. Я предал касту и...
  - Всё в прошлом, Марвин. Мы вытащили тебя из этой гадкой истории. На твою долю выпали суровые испытания, но ты с честью справился с ними и не уронил достоинства джирмийца. Ты показал себя достойным наследником Джирмы. - Бернар улыбнулся. - Между прочим, среди джирмийских девочек появилась одна привлекательная особа, которая наверняка заинтересует тебя. - Марвин недоумённо уставился на предводителя. - Тебе будет приятно увидеть её, - сказал рубиновая кошка и щёлкнул пальцами.
  Дверь отворилась, и в спальню вошёл Жерар. За ним робко семенила племянница императора. В Джирме Камиллу избавили от надменности и апломба. Она смиренно смотрела в пол, не смея поднять глаз на хозяев. Роскошные пшеничные волосы княжны крупными волнами лежали на её оголённых плечах. Короткое красное платье выгодно подчёркивало великолепную фигуру девушки, а узкую талию обхватывала серебряная цепочка с застёжкой в форме кошки.
  Золотая кошка подтолкнул Камиллу к постели и усмехнулся:
  - Добрый день, Ваше высочество.
  - Здравствуй, Жерар. - Марвин благодарно улыбнулся эльфу и с ненавистью посмотрел на княжну.
  Бернару выдержал паузу и весело произнёс:
  - Она твоя, Марвин.
  Услышав знакомое имя, Камилла подняла голову, взглянула на лежащего в постели юношу, и в её глазах заплескался ужас. Марвин скрипнул зубами и стал медленно подниматься. На этот раз Бернар не остановил его, напротив, он помог наследнику одеться, зная, что месть вернёт ему силы быстрее, чем снадобья Сов. Серебряная кошка шагнул к Камилле, отвёл пышные локоны с правого плеча и злорадно взглянул на отпечаток кошачьей лапы.
  - Рад видеть тебя в Джирме, дорогая! - сквозь зубы процедил он и наотмашь ударил её по щеке.
  
  Камилла упала на ковёр и прижалась к его ногам:
  - Пощадите, сударь.
  Марвин брезгливо скривился и ударом сапога отшвырнул её:
  - Ты посмела наложить чары на кошку, тварь! Из-за тебя я убивал своих товарищей! Ты едва не лишила меня родного дома! Это из-за тебя я шатался по Аргору с пустоголовым попрошайкой и едва не погиб! - чеканил он, сопровождая каждую фразу ударом ноги. За время вынужденных каникул он не растерял мастерства и умело наносил точные болезненные удары, не давая жертве потерять сознание.
  Камилла истошно кричала и молила о пощаде, а Бернар и Жерар с удовлетворением наблюдали, как серебряная кошка избивает племянницу императора, и на их лицах сияли довольные улыбки: Марвин наконец-то пришёл в себя и стал прежним.
  Вскоре серебряной кошке надоело просто избивать княжну. Он присел на корточки рядом с ней, вытащил кинжал и улыбнулся:
  - Ты хотела меня, детка?! Ты меня получишь! - Серебряная кошка ласково погладил девушку по волосам, перевернул на спину и не торопливо разрезал её платье. Княжна не сопротивлялась. Вытянувшись на ковре, она полубезумными глазами таращилась на джирмийца и тихо скулила. Марвин медленно провёл лезвием по нежному животу девушки и откинул клинок в сторону.
  Предводитель благосклонно кивнул:
  - Вижу, тебе стало лучше, Марвин.
  Серебряная кошка шлёпнул княжну по бедру и шепнул:
  - У нас впереди много томительных и зажигательных ночей, дорогая. - Он встал, повернулся к Бернару и торжественно изрёк: - Вы поверили в меня, сударь, и помогли вернуться домой! Я всегда буду считать себя обязанным Вам и касте! - Марвин склонил голову.
  Рубиновая кошка одобрительно улыбнулся:
  - Я уверен: ты больше никогда не подведёшь нас, Марвин. Идём, возблагодарим Джирму за твоё спасение!
  
  Джирмийцы собрались в парадном зале Цитадели. В эту ночь аргорцы могли спать относительно спокойно: большинство кошек отложили повседневные дела, чтобы принять участие в торжествах в честь предводителя касты и его наследника. Огромный зал с выступающими из стен золотисто-жёлтыми мраморными колоннами освещали сотни магических факелов. На высоких хорах, расположенных над колоннами, играл оркестр, скрытый от зрителей лёгкой балюстрадой. По периметру зала стояли столы, между которыми суетились многочисленные рабы, наливая джирмийцам вино и поднося блюда с закусками. Центр парадного зала занимал огромный бассейн с пронзительно голубой водой и невысоким фонтаном посредине. В бассейне беззаботно плескались обнажённые юноши и девушки. Джирмийцы с удовольствием наблюдали за ними: рабы, одурманенные специальным напитком друидов, не понимали, что их ждёт, и безудержно веселились. На бортиках бассейна сидели котята Цитадели. Дети кидали в воду фрукты, и рабы со смехом ловили их.
  Внезапно разговоры за столами смолкли, и котята бросились к своим наставникам. Высокие позолоченные двери разъехались в стороны, и в зал вступил Бернар в сопровождении Марвина и Жерара. Джирмийцы вскочили и радостно грянула:
  - Да здравствует предводитель! Слава Принцу Джирмы!
  Струи фонтана опали. В центре бассейна появилась тонкая каменная плита и повисла над водой, мерцая густым алым светом. Воздух дрогнул, и на плите возникла гигантская чёрная кошка.
  - Слава великой Джирме! - закричали джирмийцы.
  Кошка громогласно мяукнула, вальяжно разлеглась на плите и благосклонно взглянула на резвящихся в воде рабов. Бернар, Марвин и Жерар поклонились Джирме и прошествовали к возвышению, где под гигантским гобеленом с изображением оскалившейся кошки, стоял их стол. Предводитель поднял руку, призывая джирмийцев к тишине.
  - Приветствую вас, лучшие маги Аргора! Сегодня знаменательный день в истории Цитадели! Достойно пройдя суровые испытания, к нам вернулся один из лучших магов Джирмы - Марвин! - Под восторженные крики джирмийцев наследник Бернара поклонился товарищам и сел по левую руку от предводителя. Жерар занял место справа. - Марвин доказал, что кошка может с честью выйти из любого испытания! - продолжил свою речь Бернар. - Благодаря ему, мы обратили внимание на воровскую магию, которую до сих пор не принимали всерьёз. Каста признательна Марвину за то, что он открыл нам глаза на подлую магию эльфов. Мы уже ищем, и найдём защиту от их смертельных амулетов! Марвину пришлось нелегко, но его муки были не напрасны! Мы узнали, как действует на нас магия Беркутов! Эти зажравшиеся свиньи представляют самую большую угрозу для нас! Мы должны освоить их магию и захватить власть в Аргоре! Мы - лучшие маги Аргора, и должны править им!
  Зал взорвался овациями:
  - Смерть Арнольду!!! Да здравствует император Бернар!!!
  Рубиновая кошка вскинул руку, и джирмийцы замолчали, внимая его словам.
  - Совсем скоро Аргор узнает, кто его истинные хозяева! За победу!!! - провозгласил он, поднял бокал и залпом выпил вино.
  Джирмийцы опустошили бокалы, и пир начался. Заиграл оркестр. Рабы внесли корзины с хлебами, огромные подносы с запечёнными кабанами и оленями, и множество других изысканных и редких блюд, секрет приготовления которых считался утерянным даже в общине Поваров.
  Кошка положила голову на лапы и облизнулась, с вожделением следя за беззаботными играми своих жертв. Джирмийцы, как всегда, угодили ей: тела и лица отобранных ими рабов были совершенны. Покровительница Цитадели присутствовала на пирах не часто и специально для неё Кошки втридорога приобретали у Хамелеонов безупречно красивых девственниц и девственников. Их клеймили и содержали в особом помещении, холя и лелея чистые, невинные тела. Накануне пира джирмийцы опаивали ничего неподозревающих рабов дурманящим напитком, и лишь во время ритуала жертвы приходили в себя. Кошка искоса взглянула на Марвина. Её принц наслаждался всеобщим вниманием и светился от гордости.
  В зале не смолкали тосты в честь Джирмы, предводителя и его наследника. Бернар непрерывно подливал Марвину вино, и скоро тот опьянел. Предводитель заметил азартный блеск в его глазах и ласково сказал:
  - Иди, серебряная кошка, поблагодари нашу госпожу.
  Марвин одним глотком допил вино, выскочил из-за стола и подбежал к бассейну. Кошка подняла лапу и указала на русоволосую белокожую девушку лет шестнадцати, которая неистово била руками по воде и смеялась громче всех. Марвин прыгнул в воду, подплыл к рабыне и, схватив её за волосы, поволок к Джирме. Он втащил хохочущую девушку на плиту, бросил её к лапам Кошки и навалился сверху. Рабыня смеялась и плакала, а Джирма, довольно урча, наблюдала за ней. Вокруг бассейна с радостными криками носились котята. Они останавливались, хлопали в ладоши и, толкая друг друга, указывали на Кошку и Принца Джирмы. Марвин насиловал рабыню, и действие наркотика ослабевало. Девушка заметила Кошку, перестала смеяться и замерла, а потом стала рваться и дико орать, пытаясь скинуть джирмийца. Марвин расхохотался. Прижав руки девушки к плите, он насмешливо заглянул ей в глаза и укусил за нижнюю губу. По подбородку рабыни потекла кровь, и она зарыдала, моля о пощаде. И чем жалобней она молила его, тем грубее вёл себя Марвин. Измучив жертву до полусмерти, Принц Джирмы встал, привёл одежду в порядок и поставил сапог на живот рабыни.
  - Я вернулся, чтобы служить тебе, Джирма! - Он рывком поднял обессилевшую девушку и полоснул кинжалом по клейму на её плече.
  Джирма наклонила голову, розовым длинным языком слизнула кровь и довольно мяукнула. Сверкнул острый стальной коготь, рабыня издала нечеловеческий крик и схватилась за распоротый живот. Марвин заломил руки девушки за спину и торжественно произнёс:
  - Мы в вечном долгу перед тобой, спасительница Аргора!
  Кошка благосклонно кивнула, подцепила когтём внутренности ещё живой рабыни и облизала лапу. Марвин толкнул истекающую кровью девушку, и она упала к лапам Джирмы. Белоснежные зубы вонзились в нежную плоть. Марвин поклонился своей госпоже, прыгнул в воду и поплыл к бортику. Он выбрался из бассейна, и Бернар протянул мокрому и довольному наследнику кубок. Марвин одним махом опорожнил его и счастливыми глазами посмотрел на Джирму.
  Кошка доела жертву, встала, обвела глазами зал и призывно мяукнула. Молодые джирмийцы повскакали из-за столов и ринулись к бассейну. Резвившиеся рабы были в мгновение ока выловлены из воды, и возле бассейна началась дикая оргия. Смех жертв перерос в душераздирающий вой. Котята восторженно закричали и, вскочив на стулья, запели хвалебную песнь Кошке, а сновавшие между столов слуги скинули одежду, чтобы отдать себя не участвующим в ритуале джирмийцам.
  Вакханалия длилась несколько часов. Кошки бросали истерзанные жертвы обратно в бассейн, и Джирма с блаженным урчанием пожирала их. Расправившись с последним рабом, хозяйка Цитадели облизала морду, благодарно мяукнула своим адептам и исчезла.
  Воспитатели увели из зала счастливых котят, и пир стал затихать. Джирмийцы пили вино и спокойно беседовали между собой. Марвин с безоблачно-пьяной улыбкой бродил по залу. Он выпил с Питером, которого император не оставил в Дарре, обнялся со старейшиной Теодором, поболтал с многочисленными приятелями и вернулся к своему столу. Жерар наполнил его кубок:
  - Джирма с радостью приняла жертву из твоих рук, Марвин.
  Серебряная кошка залпом выпил вино, с наслаждением оглядел зал и опустился на стул.
  - Как я мог забыть всё это?!
  - Не грусти. Лучше выпьем. - Эльф наполнил кубки. - Я тоже счастлив, что моя служба в столице закончилась. Я тосковал по Джирме.
  - А я... - Марвин опустил глаза.
  - Ты был околдован, и хватит об этом!..
  
  Глубокой ночью Жерар приволок пьяного Марвина в его покои и уложил на кровать. Увидев джирмийцев, Камилла вскочила со стула и уставилась в пол. Рабыни вымыли её, поправили макияж и переодели, а друид вылечил девушку, чтобы наследник мог дальше издеваться над ней. Камилла несколько часов просидела в роскошных покоях Марвина, уныло вспоминая, как беркуты и волки гибли на дуэлях за её улыбку и сходили с ума из-за одного недовольного взгляда. Но даже сейчас Камилла морщилась, вспоминая грубые, настырные руки императора и вечный запах вина и пота, исходивший от него. В Цитадели она побывала в руках десятков джирмийцев, удовлетворяя их самые извращённые желания, и лишь ненависть к дяде помогла ей не сойти с ума. Кошки, не таясь, говорили о захвате власти в Аргоре, и Камилла была готова сделать для них, что угодно, лишь бы дожить до смерти императора. Она намеревалась покорно терпеть издевательства и побои Марвина, всей душой желая дождаться падения отказавшейся от неё семьи.
  - Иди сюда! - приказал эльф.
  Камилла подбежала к постели и помогла стянуть с Марвина окровавленную одежду. Она радовалась, что наследник Бернара напился и не в состоянии мучить её.
  - Какая ты хорошенькая, - сонно пробормотал серебряная кошка.
  Жерар толкнул княжну в спину, и та послушно забралась на кровать. Марвин облапил её и недовольно буркнул:
  - Сколько на тебе одежды.
  Эльф рыгнул и нетвёрдой рукой стащил платье с груди Камиллы. Принц подмял её под себя и уснул, уткнувшись лицом в мягкую круглую грудь. Жерар хихикнул и потянул девушку за руку:
  - Принцу ты сегодня не нужна, а вот мне сгодишься.
  Камилла выбралась из-под Марвина и безропотно пошла за эльфом. Она до дрожи боялась Жерара. Когда Арнольд лишил её метки клана, Жерар стал её первым джирмийцем. Он несколько часов грубо насиловал и издевался над девушкой в особняке Кошек, а потом посадил на своего коня и повёз в Джирму, всю дорогу мучая и глумясь над ней.
  И сегодня Камиллу ждала страшная ночь, но она утешала себя мыслью, что эльф не убьёт рабыню Принца Джирмы.
  
  После событий в Иритте прошло несколько недель, но сбежавшие преступники не появились ни в Шеве, ни в других городах Аргора. Император рвал и метал, ежедневные доклады Альберта приводили его в ярость. Принц в свою очередь наседал на главу клана Волка, требуя удвоить усилия по розыску беглецов, но поиски не давали результата.
  Второй месяц лета выдался на редкость дождливым. Серые облака плотной пеленой обложили небо и редко выпускали на волю золотое аргорское солнце. Хмурая погода не улучшала и без того отвратительного настроения императора. С каждым днём он всё больше укреплялся в мысли, что Бернару удалось провести его.
  - Не знаю как, но мальчишки пробрались в шевийские катакомбы, - сказал император сыну, который явился к нему с очередным докладом. - Не удивлюсь, если Марвин уже в Джирме. Мы упустили их, Альберт.
  - Наши предки ошиблись, отдав в распоряжение Хамелеонов катакомбы и позволив Кошкам иметь Тайные пути. Пришло время приструнить и тех, и других.
  - Мы давно не контролируем ситуацию, - мрачно заметил Арнольд. - Мы возомнили себя всемогущими и, веками упиваясь победой над аксимийцами, не заметили, что в Аргоре выросла сила, способная лишить нас власти.
  - Ещё не поздно уничтожить Цитадель! - пылко воскликнул Альберт. - В конце концов, у нас есть повод. Бернар обещал выдать Марвина, но до сих пор не сделал этого. Отправь ему ультиматум и дай месяц на раздумья. За это время мы успеем подтянуть войска к Цитадели.
  Император задумчиво погладил щёку:
  - Ты понимаешь, к чему это приведёт, Берти? Кошки - элитные воины Аргора. Пока мы строили мирную жизнь, они совершенствовались в боевой магии. Представляешь, какие нас ждут потери?
  - Но если мы не поставим Кошек на место, то лишимся власти! Ты сам говорил, что Бернар готовит заговор! Оставь иллюзии, нам не удастся повесить его и подмять под себя касту. Единственный выход - уничтожить Цитадель! А потом займёмся Попрошайками!
  Арнольд положил перед собой лист гербовой бумаги и взял ручку:
  - Что ж, видимо другого выхода нет. Будем воевать...
  Перо не успело коснуться бумаги: двери распахнулись, и в кабинет ворвалась Марта. От былой красоты княгини не осталось следа. Растрёпанные, давно не мытые волосы стояли дыбом. Осунувшееся лицо прорезали глубокие морщины, а мятое платье мешком висело на исхудавшем теле. Марта выглядела, как нищенка, по недоразумению забредшая в императорский дворец.
  Альберт брезгливо скривился, а Арнольд отвёл взгляд и устало спросил:
  - Ты пришла узнать о Камилле?
  Княгиня стремительно приблизилась к столу и, заломив руки, с надрывом спросила:
  - Когда ты вернёшь мою девочку домой? Ей надоело жить в Джирме! Она хочет к мамочке!
  Император мученически взглянул на стоящую у дверей Берту.
  - Простите, Ваше величество, я не смогла удержать её, - виновато сказала графиня.
  Арнольд тяжело вздохнул, отложил ручку и поднялся из-за стола.
  - Скоро Камилла вернётся, - мягко произнёс он, обнимая сестру за плечи. - Обещаю...
  - Врёшь! - Марта оттолкнула императора. - Ты давно твердишь, что моя девочка вернётся, но ничего не делаешь, чтобы спасти её! - В безумных глазах княгини мелькнула искра разума. - Она никогда не вернётся! - Женщина сжала виски трясущимися пальцами и забормотала: - Зачем, Рони? Зачем ты отдал моё дитя убийцам?
  - Она сама виновата! - не выдержал Альберт.
  Княгиня вскинула голову и с ненавистью посмотрела на племянника.
  - Моя девочка была чиста и невинна! Это вы погубили её! - Лицо Марты перекосила гримаса боли, и, судорожно вскинув руки, она запустила в принца и императора град огненных стрел. Альберт и Арнольд бросились в стороны, а княгиня истерично захохотала: - Жалкие трусы! Вы заплатите за каждую слезинку моей малышки!
  Стрелы в щепки разнесли стол императора и разлетелись по кабинету, опалив дубовую обшивку стен и шторы на окнах. Марта сложила руки над головой, готовясь к новому удару, но стоящая у двери Берта прошептала заклинание, и в спину княгини вонзился кинжал. Марта нелепо всплеснула руками и рухнула лицом на ковёр.
  Арнольд вытер со лба пот.
  - Благодарю Вас, графиня.
  Берта сдержанно поклонилась и вышла.
  - Потрясающая женщина! - с чувством произнёс Альберт. - Какая выдержка! Ей бы войсками командовать!
  Император взглянул на мёртвую сестру и брезгливо поморщился:
  - Проследи, чтобы её похоронили, как полагается. А я займусь ультиматумом Бернару, - тихо сказал он и направился к двери. - Я буду в круглом кабинете.
  
  Марвин вновь жил в Цитадели и вёл себя, как раньше, но на душе у предводителя было неспокойно: Жерар рассказал ему о своём видении, а Бернар в свой черёд сообщил о нём Кошке, но та лишь посмеялась и заявила, что с Марвином всё в порядке. Однако слова Джирмы не успокоили предводителя, и он поручил Жерару сдружиться с наследником и докладывать о малейших странностях в его поведении.
  - Я сделаю всё, как надо, сударь, - сказал эльф, и вскоре Бернар созерцал неразлучную парочку.
  Золотая кошка воспользовался любовью Марвина к магическим экспериментам и желанием поквитаться с Ласточками и предложил ему помощь в опытах с амулетами эльфов. Марвин с радостью согласился, и они на неделю пропали в лаборатории. Результат превзошёл все ожидания. Бернар был потрясён, увидев, как обычный раб запросто снимает с себя смертоносный эльфийский амулет, а когда Марвин сообщил, что они с Жераром нашли способ противостоять любому магическому воздействию Ласточек, предводитель немедленно собрал джирмийцев, и наследник научил их защищаться от магии эльфов.
  Овладев эльфийской магией, каста стала на шаг ближе к власти над Миром. Оставалось взять последний рубеж - магию Беркутов, и Бернар приказал Марвину заняться ею вплотную. В тот же вечер золотая и серебряная кошки приступили к новым увлекательным экспериментам.
  Жерара восхищало, как смело Принц смешивает магии разных кланов, добиваясь нужного результата. Марвин всегда знал, что хочет получить, и кропотливо трудился над решением задачи. Он мог часами обдумывать предстоящий эксперимент, а потом сотни раз проводить его, доводя полученное заклинание до совершенства, не жалея при этом ни себя, ни других. Временами, Жерар начинал опасаться за душевное состояние друга и чуть ли не силой заставлял его есть и спать.
  Марвин и раньше любил магические эксперименты, но никогда не сидел в лаборатории сутками. Он любил повеселиться с товарищами, а его вылазки в Догмар вместе с Жозефом, Питером и Рудольфом с удовольствием обсуждала вся Цитадель. Теперь же Марвин не вспоминал о развлечениях. Он избегал пирушек, отказывался от приглашений покутить в городе, и с каждым днём становился всё более раздражительным и угрюмым. Эльф пытался вызвать его на откровенный разговор, но всякий раз натыкался либо на стену молчания, либо на грубость. Жерар не обижался, полагая, что Марвин всё ещё считает себя виноватым перед кастой, и надеялся, что со временем он сумеет простить себя и успокоиться. Бернар соглашался с мнением золотой кошки и проявлял в отношении наследника максимум терпения. Но Марвин всё же ухитрился вывести предводителя из себя. Однажды он с мрачным видом заявился к нему в кабинет и потребовал немедленно забрать Принца Попрошаек в Джирму.
  - Зачем? - удивился Бернар.
  - Всё это время я работал, используя принцип магической вседозволенности, который подсказал мне Эллард. Он талантливейший маг, и, если с ним поработать, то, несмотря на возраст, из него получится великолепный джирмиец.
  - Он болтун и пьяница!
  - Так думают все аргорцы, но я видел истинное лицо Элларда. Он холодный и расчётливый, а Принц Попрошаек - маска, позволяющая ему быть в центре внимания. Он тщеславен, и это поможет ему быстро стать золотой кошкой!
  - Я дал слово Лорану, что не трону Элларда, и сдержу его! - отрезал предводитель.
  - Нужно вернуть ему выкуп и забрать Элларда!
  Рубиновая кошка прищурился:
  - Что ты сказал?
  - Нужно вернуть Лорану выкуп и забрать Элларда! Я готов лично отправиться в катакомбы! - Марвин достал из кармана золотую ящерку.
  Бернар обошёл стол и встал перед наследником:
  - Позволь напомнить тебе, что слово предводителя - нерушимо!
  - Оставшись вне Джирмы, Эллард может стать опасным для касты, сударь!
  - Эллард останется в Шеве, - сухо произнёс Бернар.
  - Это неправильное решение, сударь, Эл...
  Бернар схватил Марвина за волосы, с размаху впечатал его лицом в стол и, склонившись к уху, прошипел:
  - Ты забываешься! Я вытащил тебя из дерьма, в которое ты вляпался по собственному ротозейству, позволив сопливой девчонке околдовать себя. Я простил тебя и спас от неминуемой смерти! - Предводитель повернул голову принца, едва не вывихнув ему шею, и гневно посмотрел в глаза: - Ты знаешь, что такое заклятье грядущей смерти?
  - Да, сударь. Жерар научил меня пользоваться им.
  - Именно его наложила на тебя Камилла. - Бернар отпустил Принца и, как ни в чём ни бывало, уселся за стол.
  Марвин покаянно склонился перед предводителем.
  - Простите меня за дерзость, сударь, - дрожащим голосом произнёс он и замер, не обращая внимания на текущую из носа кровь.
  - Я не в обиде на тебя, Марвин. Твоя дерзость - последствие путешествия с попрошайкой. Общение с представителями этого клана никому не идёт на пользу. Постарайся избавиться от воровских замашек, мальчик. Кошки не Хамелеоны и не меняют своих решений, повинуясь минутному порыву! - Бернар помолчал. - Последние дни ты много работал, Марвин, и тебе необходим отдых. До завтрашнего утра я запрещаю тебе переступать порог лаборатории.
  - Спасибо, сударь, - виновато произнёс Марвин и, поклонившись, направился к дверям.
  Бернар проводил его пристальным взглядом и вызвал Жерара.
  - Развлеки Принца! - приказал он. - Напои его и пусть делает, что хочет.
  - Слушаюсь, сударь, - кивнул эльф. - Я прослежу, чтобы сегодня вечером его кубок не пустел.
  И Жерар устроил Марвину шикарный, даже по меркам джирмийцев, отдых. Эльф приказал накрыть в гостиной Принца изысканный ужин и привести трёх девственниц, купленных для Джирмы. Кошки ели и обсуждали достоинства стоящих перед ними девушек, решая с которой начать веселье. Они заспорили, и Марвин со смехом притянул к себе прислуживающую им Камиллу и предложил сделать выбор ей. Пряча глаза, Камилла указала на крайнюю справа рабыню, и кошки выскочили из-за стола. Девушки завизжали и бросились к дверям, но слуги поймали их и подтащили к джирмийцам. Кошки схватили ту, на которую указала княжна, сорвали с неё платье и кинули на пол. Камилла напомнила себе, что должна дожить до падения императора, и, растянув губы в лучезарной улыбке, стала наблюдать за играми хозяев.
  Несколько часов Марвин и Жерар мучили рабынь, а когда им надоело, вернулись за стол и, потягивая вино, стали решать, что делать дальше. Камилла, затаив дыхание, слушала их беседу. До сегодняшнего дня Марвин не обращал на неё внимания, и княжна жила в его покоях, как домашнее животное. Однако Камилла не испытывала иллюзий: она посмела наложить на Принца Джирмы заклятье грядущей смерти и каждый день ждала расплаты за своё преступление. 'Похоже мой час настал' - тоскливо думала девушка, подливая вино в кубок Принца. Она вздрогнула, и несколько красных капель упали на руку Марвина. Княжна прижала к себе кувшин и испуганно замерла. Марвин гневно посмотрел на неё, но тут же улыбнулся и поманил к себе. Камилла поставила кувшин на стол и с опаской приблизилась к Принцу. Марвин встал, провёл ладонью по её затянутой в корсет талии и цокнул языком:
  - Ты по-прежнему красива, как весенний цветок.
  Камилла заискивающе улыбнулась и стала быстро расшнуровывать корсет. Платье скользнуло на пол. Марвин медленно обошёл вокруг княжны, с интересом рассматривая её точёную обольстительную фигуру.
  - Она весьма старательна в постели, - ехидно заметил Жерар. - Тебе давно пора попробовать её, Марви.
  Принц ласково улыбнулся княжне, и кончиками пальцев провёл по её соскам. Камилла невольно подалась вперёд: руки Марвина были удивительно нежными и умелыми, и тело девушки, невзирая на страх, откликнулось на их ласку. Княжна прикрыла глаза и часто задышала, а с её губ сорвался сладострастный стон. Марвин усмехнулся и больно ущипнул её за грудь. Камилла вскрикнула, открыла глаза, и Принц сунул ей в руки кинжал.
  - Сначала убей их! - Он указал на рабынь.
  Камилла стиснула рукоять кинжала, преданно улыбнулась хозяину и бросилась выполнять приказ. Первую, самую замученную рабыню она убила без труда, зато две оставшиеся накинулись на неё, и завязалась драка.
  Кошки с азартом смотрели, как женщины клубком катаются по полу. Камилла, вцепившись в рукоять кинжала, наносила беспорядочные удары, но не все они попадали в цель, а те что попадали лишь ранили жертвы, заставляя их всё отчаяннее бороться за жизнь. Девушки истекали кровью, однако остановиться означало умереть, и они продолжали драться. Камилла устала, и рабыням удалось вырвать из её рук кинжал. Он отлетел в сторону, и одна из девушек поползла за ним, а другая навалилась на княжну и начала душить её. Камилла захрипела, и Марвин вскочил: княжна не заслужила лёгкой смерти. Перемахнув через стол, серебряная кошка в два прыжка оказался возле Камиллы и ударил душившую её рабыню ногой в висок. Тело девушки рухнуло на княжну. Вторая рабыня схватила кинжал, но, взглянув на Марвина, выронила его и зарыдала.
  - Уберите её отсюда! - приказал Принц, и слуги выволокли бьющуюся в истерике девушку из гостиной.
  Камилла выбралась из-под трупа, припала к ногам Марвина, благодаря за спасение, и Жерар расхохотался:
  - Просто лизать сапоги мало, детка. Тебе придётся доказать, что Принц не зря оставил тебя в живых.
  - Я докажу, - прошептала Камилла, и глаза серебряной кошки сверкнули злым озорством.
  Это ночь стала самой страшной в жизни Камиллы. Марвин и Жерар, словно специально ждали её, чтобы воплотить в жизнь свои самые извращённые фантазии. К утру княжна оглохла от собственного крика, а тело потеряло чувствительность. Камилла даже не поняла, когда пытки закончились, и её мучители ушли. Она лежала на полу, смотрела на пробившийся сквозь шторы золотой луч и улыбалась. Она выжила!
  
  Весь следующий день рабы отмывали кровь и грязь с белоснежных стен, меняли мебель, ковры и люстры, а полупьяные Марвин и Жерар слонялись по Цитадели, рассказывая приятелям о бурно проведённой ночи.
  Отдых пошёл на пользу Принцу. Он выпустил пары и продолжил работу в более спокойном ритме. Марвин снова стал весёлым и спокойным, и больше не заговаривал об Элларде. Зато Бернар потерял покой. В ту ночь, когда золотая и серебряная кошки развлекались с Камиллой, он получил ультиматум императора с требованием вернуть Марвина в Дарру, а это означало, что Беркуты готовятся к штурму Цитадели. Кошки-разведчики доложили, что к Догмару стягиваются императорские войска. 'Арнольд сам напросился', - насмешливо подумал Бернар и стал готовиться к поездке в столицу. Когда от месяца, отпущенного императором, осталась неделя, Бернар вызвал Марвина и сообщил:
  - Ты возвращаешься в Дарру!
  - Когда я должен отправляться, сударь? - поклонился серебряная кошка.
  - Завтра. Садись, я хочу обсудить с тобой детали поездки.
  Наследник опустился на стул и вперил взгляд в предводителя.
  
  - Вот видишь, папа, стоило волкам появится в окрестностях Догмара, и Бернар стал шёлковым, - прочитав ответ предводителя на ультиматум, заявил Альберт.- Любопытно, как он объяснит появление Марвина в Цитадели.
  - Не нравится мне его уступчивость, - покачал головой Арнольд. - Он так трясся за Марвина, а теперь отдаёт его, как ненужную вещь.
  - Бернар понимает, что не выстоит против всего Аргора.
  - Раньше его это не волновало.
  - Раньше волки не стояли у стен Цитадели!
  - Мёртвый Бернар устроил бы меня больше, чем покорный, - недовольно проворчал император.
  - Давай покончим с Марвином, а потом возьмёмся за Бернара.
  Арнольд задумчиво потёр щёку:
  - Ладно, пусть привезёт мальчишку в Дарру, а там посмотрим...
  
  Глава 3.
  Переворот.
  
  Три дня спустя на центральную улицу Дарры вступила делегация Джирмы. Впереди ехал предводитель в алом, сияющем золотом плаще, из-под которого выглядывала рукоять церемониального меча с эмблемой касты. На голове Бернара сверкал широкий золотой обруч, знак того, что предводитель прибыл в столицу с официальным визитом. Одежда его свиты так же сияла золотом и серебром. И только один джирмиец выделялся на фоне всеобщей роскоши - Марвин. Его строгие чёрные брюки и рубашка и связанные за спиной руки приковывали взгляды горожан. Бернар решил, что аргорцы должны видеть, что Кошки уважают законы Аргора и не собираются укрывать приговорённого к смерти преступника.
  Получив камни-пропуска, джирмийцы проехали через портал и направились к парадному входу во дворец. Марвину помогли спешиться, и, не поднимая глаз на товарищей, он смиренно пошёл за Бернаром.
  Император принял делегацию Цитадели в большом тронном зале. Он восседал на троне, вырезанном из глыбы горного хрусталя, а по правую руку от него стоял принц Альберт. Чтобы сильнее унизить предводителя, Арнольд приказал собраться в зале всем придворным, и те с радостью выполнили приказ: беркутам и волкам было ужасно любопытно посмотреть на кающегося Бернара и его знаменитого наследника.
  Джирмийцы торжественно прошествовали через зал и остановились перед троном. Надменный и холодный взгляд императора прошёлся по их лицам и замер на предводителе. Бернар шагнул вперёд и заговорил:
  - Джирма приветствует своего императора! Я лично прибыл в Дарру, чтобы передать Вам беглого преступника! - Он махнул рукой, и кошки бросили Марвина к ногам Арнольда. - Мне прискорбно сознавать, что у Вас возникли сомнения в честности джирмийцев! Мы всегда держим слово!
  - Ты не должен был укрывать Марвина в Цитадели! - напыщенно произнёс император.
  На лице Бернара отразилось искреннее недоумение:
  - Марвин исключён из касты, и мы не несём ответственности за его действия! Я не слышал о нём со времени суда в Иритте! Более того, я ждал от Вас заказа на моего бывшего наследника, и был готов принять его! Я подозревал, что ни беркуты, ни волки не смогут найти его! А четыре дня назад Марвин явился в Джирму, умоляя простить его и принять обратно в касту. Честно сказать, меня так и подмывало удовлетворить его просьбу - ведь мальчик без магии пробрался сквозь войска волков, окружающие Догмар. Но мы помним свой долг перед императором, и поэтому доставили преступника в Дарру!
  Император перевёл взгляд на распростёртого перед ним Марвина.
  - Встань! - Серебряная кошка неуклюже поднялся и уставился в пол. Арнольд оглядел его с головы до ног и прорычал: - Где твой дружок Эллард?
  Марвин молчал. Вместо него ответил Бернар:
  - Лоран укрывает сына в катакомбах.
  Арнольд увидел, как по лицу преступника заходили желваки, и жёстко произнёс:
  - Принц Попрошаек тоже не уйдёт от возмездия!
  Марвин вскинул голову, с ненавистью посмотрел в глаза императору и громко заявил:
  - Эл не такой дурак, чтобы вылезти из катакомб!
  Придворные зашептались, а Арнольд снисходительно улыбнулся пленнику.
  - Мы вытащим его из-под земли и повесим. Правда, ты этого не увидишь, щенок. Плаха для тебя готова. - Император хлопнул в ладоши.
  Слуги внесли в зал деревянную колоду и топор с широким лезвием и длинной рукоятью. Они установили колоду перед троном, положили на неё топор и, поклонившись императору, отступили к стенам.
  Марвин взглянул на блестящее лезвие и улыбнулся.
  - Спасибо, Ваше величество. Вы исполнили моё желание. Вы не представляете, как я переживал, что меня повесят, как попрошайку. Принцу Джирмы не пристало болтаться на виселице! Впрочем, и на плаху мне рановато! - Он одним движением разорвал верёвки и скрестил руки на груди.
  Кошки мгновенно перегруппировались, заслонив собой Принца Джирмы и направив мечи на придворных. Марвин взглянул в лицо императора, и оно пожелтело и исказилось гримасой боли и ужаса. Арнольд силился вдохнуть, но смерть уже сжала его в цепких объятьях, унося в небытие. Последнее, что он услышал, были слова Бернара: 'Великолепно, Марвин!'
  Принц Альберт ошарашено посмотрел на труп отца, перевёл взгляд на предводителя и растерянно спросил:
  - Кто посмел заказать императора?
  - Я, - улыбнулся Бернар.
  Альберт покосился на Марвина, обвёл глазами настороженные лица придворных и выдавил кривую ухмылку.
  - Что ж, Бернар, спасибо. Мой отец был никудышным правителем. Я и сам подумывал убить его. - Он протянул руку, чтобы снять с головы мёртвого императора корону, но суровый голос Бернара заставил его вздрогнуть.
  - Я против воцарения императора Альберта! Клан Беркута давно не способен управлять Аргором! Пришло время новой династии! Я предъявляю права на аргорский престол!
  Придворные возмущённо загудели, а Альберт облизал сухие губы и срывающимся голосом произнёс:
  - Ты не можешь быть императором. Твоё происхождение неизвестно...
  - Я потомок великого Конрада, брата Альберта Храброго, первого императора Аргора!
  - И как ты это докажешь?! - в бессильной ярости крикнул принц.
  - Делом. Я вызываю тебя на поединок! Докажи, что Беркуты способны удержать власть, и я уеду в Цитадель!
  Глаза Альберта расширились от ужаса. Он повернул голову к придворным магам и стал тыкать пальцем в сторону Бернара, не в силах вымолвить слова. Маги-беркуты сделали вид, что не понимают, чего хочет от них принц, и джирмийцы рассмеялись. Придворные разочарованно зашумели, но никто из них не рискнул ответить на вызов предводителя.
  Бернар величественно поднял руку, и принц Альберт замертво рухнул рядом с отцом. Рубиновая кошка снял тиару с головы Арнольда и громко объявил:
  - Именем Джирмы я провозглашаю себя императором Аргора!
  - Да здравствует император Бернар! - закричали кошки, а беркуты и волки молча склонились перед предводителем, признавая своё поражение...
  
  На следующее утро аргорцы проснулись в новом Мире: в Дарре воцарился император Бернар. Кланы Беркута и Волка принёсли ему клятву верности, и войска покинули окрестности Догмара и двинулись к прежним местам дислокаций.
  Бернар приказал уничтожить магическую стену вокруг даррийского дворца, показав тем самым, что никого не боится и готов к сотрудничеству со всеми жителями Мира. Он разослал по городам и весям воззвание, в котором говорилось, что свершившийся переворот - акт справедливости: каста Кошки самая сильная в Аргоре и будет править им. В Дарру потянулись главы кланов и мэры крупнейших городов. Бернар тепло принимал гостей, и каждый глава клана удостоился личной беседы с ним. Последним в столицу прибыл Сальте. Глава Ласточек был уверен, что не вернётся в Наполь живым, однако император сделал вид, что не помнит зла. 'Лично я ничего не имею против тебя, - ехидно произнёс Бернар, многозначительно глядя в глаза атаману. - Но за всех джирмийцев поручиться не могу'. Сальте понял намёк и попытался встретиться с Марвином, но безуспешно. Принц Джирмы заявил, что не желает видеть главу Ласточек, и Сальте, полный дурных предчувствий, вернулся в Задумчивый лес.
  Мир бурлил, обсуждая смену власти, и только один аргорец был безоговорочно счастлив. Принц Попрошаек едва не разрыдался от радости, когда отец сообщил ему, что он может покинуть катакомбы. У Элларда было время подумать, и из подземелий он вышел другим человеком. Он сбросил маску безалаберного гуляки, и глазам хамелеонов предстал настоящий Эллард - циничный и жестокий. Сначала попрошайки сочли, что он нахватался дурных манер у джирмийца. Они были уверены, что их Принц перебеситься и станет прежним. Но они ошиблись. Эллард больше не желал быть аргорским шутом. Выбравшись из катакомб, Эллард во всеуслышанье заявил, что придумал историю о своём родстве с Леопольдом от скуки, и теперь раскаивается в этом. Он принёс публичные извинения аргорцам и вплотную занялся делами клана.
  Лоран и Рината были приятно поражены, увидев сына таким, каким всегда мечтали видеть. На второй день после переворота, Эллард явился к завтраку серьёзным и хмурым. Он почтительно поздоровался с родителями, попросил прощения за свои дурацкие выходки и сообщил, что готов искупить вину перед кланом. Лоран недоверчиво отнёсся к его словам, но тем же вечером Принц Попрошаек отправился в город и ограбил дом мэра Шевы. Он забрал только деньги, не тронув ни картины, ни фамильные драгоценности и, против обыкновения, не побежал рассказывать о своём успехе в кабаках и притонах. И хотя Эллард совершил идеальное, по меркам Хамелеонов, ограбление, Лоран не спешил с выводами, боясь поверить в столь разительную перемену. Он решил испытать сына и отправил его в Фетту, поручив обворовать представительство клана Купцов, где, по сведениям наводчиков, сейчас хранилась крупная сумма имперов. Эллард блестяще справился с заданием: воспользовавшись магией Кошек, он усыпил охрану и беспрепятственно проник в особняк главы купцов Фетты...
  Увидев гору имперов на своём столе, Лоран пришёл в восторг. Сын затратил всего четыре дня на выполнение сложнейшей операции, а, вернувшись домой, сухо сообщил, что ему нужно восемь часов на отдых, и он будет готов к следующему заданию. И ровно через восемь часов Эллард стоял на пороге его кабинета.
  Всего за десять дней авторитет Принца Попрошаек возрос до небес. Его уникальные магические и воровские способности, наконец-то, приняли всерьёз. В первые дни после возращения Элларда хамелеоны по привычке пытались шутить и подтрунивать над ним, но новый Эллард принимал в штыки любую насмешку в свой адрес и бил в морду, не разбираясь, какое положение 'юморист' занимает в клане. Он быстро отвадил бывших друзей и собутыльников, доходчиво объяснив им, что детские шалости в прошлом, и он не нуждается в друзьях. Эллард отгородился от простых попрошаек и стал общаться только с элитой клана. Да с ними он общался так, словно они были грязью под его ногами.
  Теперь, при встрече с Принцем, попрошайки подобострастно кланялись, на лету ловили приказы и с раболепным обожанием внимали его словам. Хамелеоны наперебой хвалили Элларда, но ему было плевать на их дифирамбы. Он мечтал встретиться с Марвином, чтобы услышать: 'Ты стал похож на джирмийца, Эл'.
  Но Марвину было не до Принца Попрошаек. Вступив на престол, Бернар объявил его принцем Аргора, присвоил звание золотой кошки и под завязку загрузил делами. С утра до вечера принц, вместе с императором, принимал глав кланов и мэров городов. Он со скучающим видом выслушивал их верноподданнические речи, мечтая сесть на Ветерка и умчаться из Дарры, куда глаза глядят. Конечно, Марвин гордился титулом принца, но его злила необходимость безвылазно сидеть во дворце. Ночами ему снились Задумчивый лес и Туманное море, шумные улицы Иритты и загадочные катакомбы Шевы. Он пил вино с Эллардом и обнимал Ильмару...
  Бернар чувствовал удручённое состояние Марвина, и как только с официальными представлениями было покончено, назначил его управляющим Джирмой, предоставив полную свободу действий в пределах Цитадели.
  Возможность покинуть скучную Дарру обрадовала Марвина, и он поспешил в Догмар, надеясь заняться магией и отвлечься от будоражащих душу воспоминаний. О том, что Бернар посылает его в Джирму в качестве руководителя, он предпочитал не думать.
  Через три дня Марвин влетел во двор Цитадели, где его встретил Жерар.
  - Рад приветствовать Вас в Джирме, Ваше высочество, - улыбнулся эльф и обнял друга.
  - Какое счастье вновь оказаться дома, Жерар! Как же я устал от бесконечных церемоний и угодливых рож!
  - Привыкай, ты, как-никак, теперь принц Аргора, - усмехнулся Жерар.
  - Не напоминай мне об этом, - поморщился Марвин. - Сейчас переоденусь, и спущусь в лабораторию. Я мечтал об этом целый месяц!
  - Отлично. Встретимся там, - кивнул эльф, и принц бросился в свои покои.
  Он влетел в спальню, скинул плащ и, плюхнувшись на постель, стянул сапоги.
  - С возвращением, Ваше высочество.
  Марвин поднял голову и с удивлением посмотрел на Камиллу:
  - Что ты здесь делаешь?
  - Вы не дали распоряжений на мой счёт, и меня оставили в Ваших покоях.
  - Кретины, - проворчал принц и направился к двери, чтобы позвать слугу.
  - Постойте! - воскликнула Камилла. - Я хочу поговорить!
  Марвин обернулся и раздражённо посмотрел на неё:
  - Если ты месяц прожила в моих покоях, это не значит, что можешь подавать голос!
  Пока Марвин жил в Дарре, никто из джирмийцев не прикасался к княжне. Она тихо жила в покоях принца, лелея надежду, что, вернувшись, Марвин убьёт её, и ей больше никогда не придётся ублажать кошек. И Камилла надменно повела плечами:
  - Опять будешь бить меня? Пожалуйста! Пусть с тебя сняли заклятье, ты всё равно сделал то, что я хотела! Я жалею только о том, что собственными глазами не видела, как эти твари дохнут! Я бы с удовольствием посмотрела на их корчи!
  Принц насмешливо ухмыльнулся:
  - Какие забавные речи я слышу из уст благородной дамы! - В его глазах мелькнул интерес. - Такой ты мне нравишься больше! - Он подошёл к Камилле, взял её за руку и притянул к себе. - Вот уж не думал, что после всего, что с тобой делали, ты сохранишь свой апломб! - Принц откинул назад её пшеничные волосы и, словно впервые, взглянул в прекрасные голубые глаза.
  - Я должна была дождаться смерти императора! - выдохнула ему в лицо княжна. - Моя месть свершилась, и теперь я хочу умереть! - Она попыталась оттолкнуть Марвина, но он лишь сильнее вцепился в её волосы, заставив прогнуться так, что холёная круглая грудь выскользнула из глубокого декольте. - Хватит унижений! Убей меня! - закричала Камилла.
  - Вот ещё! Ты лучшая шлюха в Джирме!
  - Мерзавец!
  - Да, моя красавица! - хохотнул Марвин и повалил её на ковёр.
  - Сволочь! - прошипела княжна, силясь спихнуть принца.
  - Рычи сколько влезет, крошка, но не изображай из себя недотрогу!
  Раздался треск рвущейся ткани, и Камилла вскрикнула: руки принца грубо и безжалостно стиснули её грудь. Болезненные, жестокие ласки джирмийца заставили девушку забыть о смерти и изнывать от наслаждения. Чувствуя презрение к себе, она сладострастно задышала и нежно обвила его шею руками.
  - Ненавижу тебя! - задыхаясь от возбуждения, простонала она.
  - Взаимно, милая, - хихикнул Марвин и больно прикусил её набухший сосок...
  Вдоволь натешившись, принц небрежно потрепал доведённую до изнеможения рабыню по щеке, переоделся и спустился в лабораторию.
  Весь день они с Жераром просматривали магические книги Беркутов, привезённые из Дарры. Марвин радовался открывающейся перед кастой перспективе, полностью овладеть магией клана Беркута, и предвкушал новые эксперименты. Он вернулся в свои покои в прекрасном расположении духа, вошёл в спальню и огляделся - Камиллы нигде не было. Внезапно раздался истошный вопль, и из-за двери выскочила княжна с кинжалом в руке. Она замахнулась на Марвина, но тот перехватил её запястье и рассмеялся.
  - Ты прелесть, Мила.
  - Что б ты сдох! - с яростью выпалила девушка.
  Принц вынул кинжал из её пальцев, отбросил в сторону и ударил рабыню по щеке.
  - Я почти влюблён в тебя, дорогая!
  - Мне противна твоя любовь!
  - В самом деле? - усмехнулся Марвин и подтолкнул её к кровати. - Тогда начинай демонстрировать свою неприязнь! Меня это заводит.
  Камилла всхлипнула и вдруг проворно юркнула под кровать, вызвав у принца взрыв хохота. Он скинул плащ и полез за ней. Девушка завизжала и стала отпихивать его ногами.
  - Ты такая проказница, - хихикнул Марвин, поймав её за ступню, - однако места для забав здесь маловато. - Он выволок рабыню из-под кровати и насмешливо посмотрел ей в глаза. Камилла извернулась и залепила ему пощёчину. - Я тоже хочу тебя, дорогая! - весело оскалился Марвин и впился в её губы...
  Ночь с Камиллой почти так же хороша, как и день, проведённый с Жераром в лаборатории. Марвин был на седьмом небе от счастья, что вернулся домой. Однако утро принесло ему неприятный сюрприз. Явившийся ни свет, ни заря Жерар напомнил ему об обязанностях управляющего и потащил в особняк Бернара. И, вместо магических экспериментов, принцу пришлось заняться текущими делами Цитадели. Под присмотром Жерара, он с кислым видом выслушал отчёты о закупке рабов, тщательно проверил счета за последнюю неделю и к обеду готов был сесть на Ветерка и умчаться прочь, теперь уже из Джирмы. Наспех перекусив, Марвин сбежал было в лабораторию, но через час за ним пришёл Жерар. В руках у эльфа была кипа бумаг, и принц застонал, как от зубной боли. Он с сожалением отложил магическую книгу Беркутов и поплёлся за другом в свой новый кабинет, который успел возненавидеть за пол дня. Усевшись за стол, Марвин со скорбным видом положил перед собой бумаги и мысленно позавидовал Элларду. Он был уверен, что после переворота Принц Попрошаек вновь живёт в своё удовольствие.
  
  Глава 4.
  Истинное лицо Принца Попрошаек.
  
  Убедившись, что изменения произошедшие с Эллардом необратимы, Лоран доверил ему самый доходный бизнес Хамелеонов - торговлю людьми. До сих пор Эллард не представлял насколько велики масштабы работорговли в Аргоре: Джирма постоянно нуждалась в новых рабах и щедро платила за них Попрошайкам. Лоран назначил сына главным работорговцем Аргора, и Эллард со свитой отправился к новому месту службы - в Никору. По пути, Лоран попросил его заехать к Артуру, главе попрошаек Занфера, чья ссора с известным купцом Шарлем Годе грозила перерасти в открытый конфликт между кланами Хамелеона и Белки.
  Принц Попрошаек выехал из Шевы во главе большого отряда и помчался в Занфер. Попрошайки, как одержимые гнали коней, боясь отстать от него, и восемь дней пути стали для них жестоким испытанием на выносливость: отставшие от отряда теряли место в свите Принца, а, значит, деньги, связи и положение в клане.
  Утром девятого дня Эллард с поредевшей свитой ворвался в город и стрелой понёсся по улицам, не обращая внимания на густую кровавую пену, клоками летящую с губ его лошади. У ворот дома главы хамелеонов Занфера, он резко остановил коня, и несчастное животное повалилось на бок. Принц едва успел соскочить на мостовую. Со злостью пнув загнанную лошадь, он вошёл в распахнутые ворота и приказал подбежавшему конюху:
  - Добей эту никчемную скотину!
  Конюх взглянул на хрипло дышащее животное, на его окровавленные бока и укоризненно покачал головой:
  - Нельзя требовать от лошади невозможного, сударь.
  Эллард резко обернулся и хлестнул слугу плетью.
  - Кто ты такой, чтобы указывать мне? Артур распустил вас, но я наведу порядок! - прорычал он и зашагал к дому.
  Принц Попрошаек гордо прошествовал по коридорам особняка, ногой распахнул дверь кабинета и грозно посмотрел на Артура.
  - Рассказывай, что произошло! - похлопывая плетью по ладони, потребовал он.
  - Присаживайтесь, сударь, - дрожащим голосом предложил глава хамелеонов Занфера, неверной рукой наполнил бокал вином и протянул его Принцу. - Вы наверное устали с дороги. Как здоровье Вашего отца и Вашей прекрасной матушки?
  - Нормально, - буркнул Эллард и уселся в кресло. - Так, что у тебя с Шарлем?
  Артур поставил на стол отвергнутый Принцем бокал и вздохнул.
  - Видите ли, сударь, так уж получилось...
  - Не юли! - прикрикнул на него Эллард. - Мне нужны только факты! Сопли будешь лить без меня!
  Ухоженное лицо главы занферских хамелеонов приобрело зеленоватый оттенок. Ещё пару лет назад они с Эллардом славно кутили в Шеве. Тогда Артур был обычным вором. Несмотря на десятилетнюю разницу в возрасте, сын Лорана и сын тогдашнего главы хамелеонов Занфера легко нашли общий язык и целый месяц провели вместе - воровали, пили, ухаживали за красотками. Но внезапно отец Артура скончался, и приятелям пришлось расстаться. Эллард остался в Шеве, а Артур занял место отца. Он прекрасно справлялся с обязанностями главы хамелеонов Занфера, пока не вляпался в историю с Шарлем Годе.
  Один из его приближённых был пойман с поличным в доме Шарля. Годе отказался взять выкуп, и вор был повешен. Разозлившись, Артур приказал выкрасть младшую дочь купца, Дишару и продать её в Джирму, но девушку не успели вывезти из города. Шарль Годе поднял шум, воры были найдены и казнены, а Дишара возвращена в отчий дом. И тогда Артур лично похитил Дишару и спрятал её в своём загородном доме, намереваясь переждать очередной шум, поднятый Годе, а затем спокойно вывезти добычу в Догмар.
  Всё так и случилось бы, если б не досадная оплошность: Артур ухитрился потерять в доме Шарля свой перстень-печать. Купец обнаружил улику и пригрозил Артуру виселицей, если тот не вернёт его любимую дочь. Однако глава хамелеонов упёрся, не желая признавать свою причастность к похищению девушки, и Шарль Годе обратился за помощью к властям. Лоран пришёл в ярость, узнав, что его клан официально обвиняют в краже людей, но не снял Артура с должности, поскольку это подтвердило бы виновность сановного вора. Эллард прибыл в Занфер, чтобы не допустить суда, который непременно привлёк бы внимание аргорцев к одной из главных статей дохода Хамелеонов. Он выслушал сбивчивый рассказ Артура и встал:
  - Где перстень?
  - Не знаю. Скорее всего в доме Шарля.
  - Жди здесь! Пусть мою свиту накормят, а мне приготовят новую лошадь! Мы отправимся в дорогу, как только я вернусь! - строго сказал Принц и, бросив хлыст на стол, вышел из кабинета.
  Артур упал в кресло и залпом выпил вино. До сегодняшнего дня он не верил, что с Эллардом произошли столь значительные перемены. Ему казалось, что слухи о суровом нраве Принца Попрошаек сильно преувеличены, но, встретившись с ним глазами, Артур понял, что слухи скорее преуменьшены и никто до конца не представляет, каким стал Эллард. Глава хамелеонов Занфера даже не посмел сесть в присутствии бывшего собутыльника. Он чувствовал себя школьником, оправдывающимся перед суровым учителем, хотя его слушал восемнадцатилетний мальчишка.
  Артур нервно передёрнул плечами, вспомнив жуткий взгляд Принца, и снова наполнил бокал. Он поднёс его к губам, но выпить не решился, испугавшись, что Элларду не понравится пьяный глава занферских хамелеонов, и, тяжело вздохнув, он направился на конюшню, чтобы лично выбрать лошадь для Принца.
  Эллард вернулся после полуночи. Он сел в кресло, вытащил из кармана перстень Артура и швырнул его на стол. Дрожащими руками, глава хамелеонов Занфера схватил печатку и быстро надел на безымянный палец.
  - Спасибо, сударь, - заискивающе произнёс он и попытался улыбнуться.
  - Надеюсь, это послужит тебе уроком, Артур. Ты - главный хамелеон Занфера, и твоя репутация должна быть безупречной! Ещё одна ошибка, и за тобой придут джирмийцы! - сухо произнёс Эллард и приказал: - Пошли! Переночуем в твоём загородном доме!
  Загородный дом главы хамелеонов Занфера оказался не готов к приёму гостей. Заспанный привратник отворил ворота и остолбенел, увидев толпу разодетых всадников. Артур заискивающе посмотрел на Принца, спрыгнул с коня и ураганом ворвался в особняк.
  - Подъём! - истошно заорал он.
  Вспыхнул свет, и по дому забегали перепуганные слуги, спешно накрывая столы и проверяя всё ли в порядке в покоях для гостей.
  Эллард неторопливо вошёл в столовую, сел за стол и, поигрывая хлыстом, приказал:
  - Приведи дочь купца!
  Артур поклонился и со всех ног бросился исполнять приказ. Он вернулся, волоча за собой перепуганную девушку лет шестнадцати в длинной ночной рубашке. Пленница переступала босыми ногами по мраморному полу, дрожа от страха и холода. Её длинные густые волосы смоляной волной лежали на спине и плечах, а голубые глаза с ужасом взирали на сидящих за столом мужчин.
  - Подойди! - скомандовал Эллард. Артур с силой толкнул пленницу, и она, не удержавшись на ногах, упала на пол. - Поаккуратней с товаром! - рявкнул Принц Попрошаек, помог девушке подняться и стал внимательно осматривать и ощупывать её.
  Дишара сжалась в комок и прижала руки к груди. Наслаждаясь её страхом, Эллард глумливо хмыкнул и рванул тонкую ткань рубашки, обнажив изнеженное тело. Девушка завизжала, пытаясь прикрыться обрывками одежды, и вор поморщился.
  - Стой смирно! - Но Дишара продолжала визжать, и Принц залепил ей пощёчину.
  Визг смолк. Девушка схватилась за пылающую щёку и ошалело уставилась на Элларда. Его змеиные, изумрудно-зелёные глаза заворожили пленницу. Руки девушки безвольно опустились, пальцы разжались, и обрывки рубашки скользнули на пол.
  Принц Попрошаек оценивающе оглядел стройную девичью фигуру и грозно посмотрел на Артура:
  - Надеюсь, ты не попортил её?
  - Конечно нет, сударь. Она девственница.
  - Отлично. Это повышает её цену вдвое, - довольно улыбнулся Эллард и щёлкнул девушку по соску. - Я отвезу тебя в Джирму, красавица, и сорву отличный куш за твою невинность! Твой папаша должен заплатить за смерть наших людей! - Он снова посмотрел на Артура: - Отведи её досыпать. Мы выезжаем на рассвете.
  Глава хамелеонов Занфера схватил пленницу за руку и потащил к дверям. Принц Попрошаек проводил его насмешливым взглядом, вернулся за стол и небрежным взмахом руки позволили свите приступить к ужину.
  Дишара понравилась Элларду, и утром он лично явился за ней. Он растолкал девушку, сдёрнул её с кровати и стал наряжать, словно куклу. Вор сотворил для девушки коротенькое светлое платье с глубоким декольте и аккуратно собрал роскошные волосы в 'хвост', чтобы ничто не мешало любоваться её прелестями. Удовлетворенный результатом, Принц наложил на пленницу заклинание немоты, взял за руку, вывел во двор и усадил на лошадь. Попрошайки открыли рты, глядя на почти голую красавицу, и Эллард самодовольно улыбнулся: ему понравились откровенные взгляды, которыми свита пожирала пленницу. Хохотнув, он вскочил на коня и скомандовал:
  - Вперёд!
  На полном скаку, отряд вылетел из ворот и понёсся по Тихой долине в сторону Мазгара. Дишара, ни жива ни мертва, сидела на лошади, ловя на себе похотливые взгляды попрошаек, жутко довольных шуткой своего Принца. Вначале бедная девушка надеялась, что кто-нибудь придёт ей на помощь, но, когда им встретились стражники, и, скользнув невидящими взглядами по её лицу, проехали мимо, Дишара поняла, что больше никогда не увидит отца и сестёр. Слёзы ручьями потекли по её лицу, но попрошайкам не было дела до горя пленницы. Эллард же усмехнулся и, схватив её лошадь за поводья, помчался дальше.
  Весь день попрошайки нещадно гнали коней, чтобы не отстать от Принца. Подъезжая к Нелиби, они тяжело дышали и почти валились с коней, а Эллард выглядел бодрым и свежим, словно только что сел в седло.
  Возле гостиницы свита, наконец, спешилась, и только у Дишары не хватило сил слезть с лошади. Тело девушки одеревенело, малейшее движение причиняло боль, и она сидела в седле, боясь шевельнуться. Эллард насмешливо подмигнул ей, рывком стащил с коня, перекинул через плечо и вступил в общий зал гостиницы. Джирмийская магия забвения действовала безотказно - никто не обратил внимания на его ношу. К Принцу подлетел хозяин и, подобострастно кланяясь, проводил его в номер. Оставшись один, Эллард кинул девушку на кровать и осмотрел её стёртые в кровь ляжки. Дишара беззвучно стонала, испуганно глядя на вора.
  - Я не трону тебя, - ухмыльнулся он и начал массировать маленькие нежные ступни.
  Девушка, как рыба, открывала и закрывала рот - заклинание немоты не позволяло ей произнести ни слова. Принц Попрошаек заметил попытки пленницы заговорить и, предупредив: 'Закричишь - убью!', снял заклятье.
  - Спасибо, сударь, - пролепетала Дишара, не в силах отвести взгляда от змеиных изумрудных глаз.
  - Будь умницей, и мы подружимся, - медовым голосом сказал Эллард и добавил: - Хотя, в любом случае, до ворот Джирмы я буду холить и лелеять тебя. - Он покосился на её кровоточащие бёдра и поморщился. - Завтра, так и быть, одену тебя в более удобную одежду, детка. - Эллард достал из сумки склянку и стал бережно накладывать мазь на раны пленницы. - Потерпи, сейчас всё пройдёт. У тебя удивительно изящные ножки, лапуля... - задумчиво протянул вор и, сорвав с пленницы платье, стал гладить бархатную кожу её живота. Дишара стыдливо вздрогнула, приложила ладони к покрасневшим щекам и тихо заплакала от очередного унижения, но Эллард не обратил внимание на её слёзы. Гораздо больше его заинтересовали плавные изгибы девичьего тела и полные груди с острыми, упругими сосками. Глаза Принца Попрошаек вспыхнули желанием, но, вспомнив об обещании доставить Дишару в Цитадель девственницей, он вскочил и прикрыл вожделенное тело одеялом. - Я распоряжусь, чтобы принесли ужин! - нервно бросил вор и выскочил из комнаты, громко хлопнув дверью.
  'Идиот! - ругал он себя, мчась по коридору. - Размяк, как мальчишка! Подумаешь, голая девица! Ничего особенного! Всю дорогу ревела! Папенькина дочка! Конечно, Джирма не курорт, но зачем рыдать заранее? До Цитадели ещё дожить надо!' И тут Эллард заметил горничную с кипой чистого белья. Он окинул возбуждённым взглядом её пухленькую фигуру и преградил девушке путь.
  - Иди сюда, кисуля, - промурлыкал он, схватив её за руку.
  Бельё упало на пол, но горничная, оценив богатый камзол попрошайки, лишь рассмеялась и кокетливо повела плечами:
  - Что Вам угодно, сударь?
  - Тебя! - Эллард стиснул девушку в объятьях. - Сейчас же! Я хорошо заплачу.
  - Моя комната в конце коридора, сударь, - нервно улыбнулась горничная, посмотрев в его холодные изумрудные глаза...
  В общий зал Эллард спустился в благодушном настроении. Его приближённые уже поели и разбрелись по комнатам, зная, что Принц поднимет их чуть свет. Эллард обвёл глазами полупустые столы, поманил к себе хозяина и распорядился принести ужин на двоих в свой номер.
  Дишара дремала: раны затянулись и больше не болели. Она почти заснула, когда дверь распахнулась, и в комнату вошёл Эллард в сопровождении слуг. Быстро сгрузив с подносов еду и получив чаевые, слуги удалились, а вор подошёл к кровати и скомандовал:
  - Вставай! Будем ужинать, детка!
  Девушка огляделась в поисках одежды, но Эллард уничтожил остатки её платья и теперь с любопытством ждал, как она выкрутиться. Дишара обмоталась шёлковым покрывалом, робко приблизилась к столу и опустилась на стул. Но стоило ей протянуть руку к еде, скользкая ткань сползала, обнажив груди. Девушка поправила покрывало, снова потянулась к еде и тут же отдёрнула руку: шёлк опять соскользнул...
  Эллард ехидно улыбнулся.
  - Убери эту тряпку и поешь нормально. Я уже всё видел. - Дишара покраснела и плотнее закуталась в покрывало, а вор расхохотался: - Ты ведёшь себя глупо. Тебе надо поесть, иначе завтра ты упадёшь с коня.
  - Я... стесняюсь, сударь.
  От хохота Эллард едва не свалился со стула. Отсмеявшись, он ленивым взмахом руки уничтожил покрывало, и Дишара вскрикнула. Она ринулась к кровати и с головой забралась под одеяло. Вор лукаво прищурился, подкрался к постели и пощекотал торчащую из-под одеяла пятку. Пленница завизжала и поджала ноги, свернувшись клубком, а Эллард злорадно хихикнул, наколдовал ей платье и резко сорвал одеяло. Девушка зашлась истошным криком.
  - Не ори, ты же одета!
  Дишара замолчала, несмело опустила голову и облегчённо вздохнула. Эллард сотворил для неё короткое и почти прозрачное платье, но это было лучше, чем ничего. Девушка подняла глаза и тихо произнесла:
  - Благодарю Вас, сударь.
  - Ты смешная, Диша, но я доволен тобой. Раз ты сумела развеселить своего хозяина, то заслуживаешь награды. Чего ты хочешь, детка?
  - Я хочу домой, - всхлипнула девушка.
  - А более реальных желаний у тебя нет? - нахмурился Эллард.
  - Нет, сударь.
  - Жаль. - Голос Принца стал ледяным. - Садись и ешь! - Дишара послушно села за стол, и Эллард протянул ей бокал вина: - Выпей, это поможет тебе расслабиться. - Девушка пригубила напиток и хотела поставить бокал на стол, но вор остановил её. - Я сказал, выпей! - Дишара вздрогнула, залпом осушила бокал, и Эллард тут же наполнил его вновь. - Давай! - скомандовал он, и пленница покорно выпила вино. - А теперь ешь!
  Девушка попыталась зацепить вилкой кусочек мяса, но руки не слушались её.
  - Простите, сударь, у меня кружится голова, - испуганно прошептала она и стала медленно сползать со стула.
  Эллард подхватил её на руки, перенёс на кровать и укрыл одеялом, а сам вернулся к столу и с удовольствием поужинал. Потом он сотворил себе одеяло и устроился в кресле, подальше от искушения.
  Проснулся Принц Попрошаек недовольным. Он грубо растолкал Дишару и, усадив её за стол, почти насильно накормил завтраком. Соорудив пленнице скромный костюм для верховой езды, вор спустился с ней в общий зал и рявкнул:
  - По коням!
  Попрошайки побросали и высыпали во двор, где их ждали осёдланные лошади. Принц забросил Дишару на коня, и уже через минуту отряд покинул гостиницу. Эллард скакал впереди, запретив себе оборачиваться. Чтобы не отвлекаться, он поручил Дишару заботам одного из воров и, тем не менее, весь день вспоминал пленительные изгибы невинного девичьего тела.
  В сумерках всадники достигли очередного постоялого двора. Эллард мрачно приказал пленнице следовать за ним и вошёл в гостиницу.
  - Ужин на две персоны в мою комнату! - с порога потребовал он и стал подниматься по лестнице.
  Дишара едва успевала за ним. Воспитанная в богатой купеческой семье, девушка не привыкла к длительным верховым поездкам и, хотя лечебная мазь друидов заживила вчерашние раны и не позволила появиться новым, её тело было словно чужим. Она вошла в комнату и, не дожидаясь разрешения, повалилась на кровать. Эллард вздохнул и стянул с пленницы одежду.
  - Только не ори. Я всего лишь сделаю тебе массаж, - проворчал он и достал из сумки баночку с кремом.
  Тёплые ласковые ладони вора опустились на её плечи и медленно заскользили к груди. Дишара расслабилась и закрыла глаза, ей была приятна странная забота вора, хотя тот опять увлёкся. Нежные руки гладили и ласкали её груди, живот, бёдра, вынуждая стонать от удовольствия и желания.
  Стук в дверь заставил Элларда отдёрнуть руки от соблазнительного тела пленницы. Он бросил на девушку одеяло и громко произнёс:
  - Войдите!
  Слуги внесли в номер подносы с едой, сервировали ужин, получили щедрые чаевые и удалились. Эллард сдёрнул с Дишары одеяло, сотворил для неё платье и велел сесть за стол. Пленница выполнила приказ, и пока они ужинали, Эллард тщетно пытался взять себя в руки. Он безумно хотел дочь Шарля и клял себя за то, что при свидетелях заявил, что она девственницей доедет до Джирмы. Вор задумчиво рассматривал черноволосую девушку, неуловимо похожую на Ильмару, и вспоминал свою поездку в Йене, где на блошином рынке случайно познакомился со скромной и робкой дочерью Алиссы. Ильмара понравилась ему с первого взгляда, и, чтобы продлить знакомство с ней, он познакомился с её матерью и напросился на охоту в Задумчивый лес. Алисса не смогла отказать сыну главного хамелеона Аргора, и была вынуждена почти две недели таскать прилипчивого попрошайку по окрестностям Йене. Эллард настойчиво пытался ухаживать за Ильмарой, но Алисса раз за разом давала ему понять, что ни за какие деньги не отдаст ему дочь. В конце концов, Эллард сдался и уехал. 'Если б не Марвин, Ильмара стала бы моей!' - раздражённо подумал вор, вскочил, уронив стул, и пулей вылетел в коридор...
  
  Спустя шесть дней Эллард прибыл в Мазгар. Он был взбешён настолько, что хамелеоны из его свиты не только боялись произнести неосторожное слово, но и лишний раз взглянуть на него. Эллард измотал себя эротическими играми с Дишарой. На людях он был груб с пленницей, но оставаясь с ней наедине, становился мягким и нежным. Он стаскивал с Дишары костюм и ласкал вожделенное тело девушке до тех пор, пока желание не начинало затмевать рассудок. Тогда он вскакивал и уносился на поиски более доступного объекта. Он возвращался почти спокойным, мирно ужинал с Дишарой и ложился спать.
  Дишара привыкла к Элларду. Уже на третий день путешествия, она с нетерпением ждала вечера. Она мечтала о том мгновении, когда Принц Попрошаек сорвёт с неё костюм, и нежные умелые руки коснутся её обнажённого тела. Девушка ясно читала в глазах Элларда желание и не понимала, почему он убегает. Засыпая, она грезила о том, как вор признаётся ей в любви, и их губы сливаются в долгом и жгучем поцелуе, перерастающем в нечто большее... Правда, в чём заключается 'нечто большее', она представляла смутно. Девушек клана Белки воспитывали в строгости, и в свои шестнадцать лет Дишара мало что знала о супружеских отношениях. Поэтому её мечты всегда обрывались на поцелуе.
  Но в Мазгаре размечтавшейся о любви девушке напомнили, что она всего лишь товар. Слуги главы мазгарских хамелеонов, с молчаливого согласия Элларда, протащили девушку по дому, сыпя скабрезными шуточками, и заперли в пыльном душном чулане. Дишара сидела на полу, на куче старого тряпья, и плакала, вспоминая ночи с Принцем.
  Эллард же испытал облегчение, когда пленницу увели, и смог спокойно обсудить с главой попрошаек Мазгара насущные дела клана. Затем он терпеливо высидел торжественный ужин в свою честь, однако, оказавшись в спальне, почувствовал, что ему не хватает Дишары. Походив из угла в угол, Эллард плюнул и отправился к проститутке, но её профессиональные ласки не смогли заглушить маниакального желания обладать юной девственницей.
  Утром Принц со свитой покинул Мазгар и направился в Рэну, морской порт в устье Средней реки. Дишара была счастлива вновь оказаться рядом с Эллардом. Она с содроганием вспоминала, как всю ночь в чулан заходили полупьяные попрошайки, и с омерзительными сальными улыбками рассказывали о том, что с ней будут делать в Цитадели. К утру Дишара решила, что пойдёт на всё, лишь бы избежать участи джирмийской рабыни. Она скакала за Эллардом и твердила себе, что больше не позволит ему сбежать.
  Попрошайки остановились на ночлег в маленьком городке Трифф. Эллард, как обычно, заказал ужин в номер, но, вопреки ожиданиям пленницы, не стал раздевать её, а сел в кресло и застыл. Дишара не понимала, что происходит, однако спросить боялась. Она сидела на краю постели, нервно теребила кисти шёлкового покрывала и ждала, сама не зная чего.
  В дверь постучали.
  - Открыто! - буркнул Эллард.
  Слуги быстро расставили на столе тарелки и ушли. Вор мельком взглянул на девушку и кивком приказал сесть за стол. Дишара покорно приблизила к столу, опустилась на стул и взяла в руки вилку. Она механически подносила её к губам, не замечая, что кладёт в рот и кладёт ли вообще.
  - Чего ты боишься? - насмешливо поинтересовался вор.
  - Не знаю. Вы сегодня не такой, как всегда, сударь. - Дишара подняла голову и робко посмотрела на него. - Я чем-то не угодила Вам?
  И, взглянув в её наивные голубые глаза, Эллард решился. Он обворожительно улыбнулся, вышел из-за стола и взял пленницу за руку.
  - Я полюбил тебя с первого взгляда, Диша. Ты прекрасна, как закат над Радужным заливом. Ты будешь моей, и я никому не отдам тебя, детка. - Вор поцеловал руку девушки, взглянул ей в глаза, и Дишара, как обычно, утонула в изумрудно-зелёном море его обаяния.
  - Я тоже люблю Вас, Эллард, - краснея, прошептала она.
  На лице вора появилось выражение безмерного блаженства, словно он только что успешно ограбил сокровищницу императора. Он подхватил девушку на руки и понёс к постели. И Дишара ощутила себя самой счастливой женщиной в Аргоре...
  
  После Триффа Принц Попрошаек успокоился. С невозмутимым видом он сообщил свите, что взял дочь Шарля себе, и не услышал ни одного возражения. И только тогда Эллард понял, что зря мучил себя. Хамелеоны так боялись своего Принца, что предпочли забыть и о нарушенном им слове, и о потерянных деньгах за девственность Дишары. Они простили бы Элларду что угодно, лишь бы он пришёл в благодушное расположение духа. Так и случилось. Получив Дишару, Эллард перестал злиться и третировать свиту. Из бешеной, скачка превратилась в обычную: теперь отряд останавливался на обед, а ночёвки стали более продолжительными. Хамелеоны даже вспомнили о маленьких людских радостях и развлечениях - сне, вине, женщинах. Дишара оказалась отличным успокоительным зельем для озабоченного юнца. С каждым днём Принц всё больше походил на нормального человека, с которым можно общаться, не опасаясь в любой момент получить по морде. А вечерами, когда Эллард уединялся с пленницей в номере, попрошайки даже рисковали посмеиваться над ним...
  В Рэне отряд погрузился на корабль, и спустя несколько дней благополучно прибыл в Никору. Эллард нанёс официальный визит главе хамелеонов города, но остановиться предпочёл в доме Ингвара, которого должен был сменить на посту главного работорговца Аргора. Он приказал поселить Дишару в лучших покоях особняка и велел слугам выполнять малейшие её желания. В мановение ока он сделал из пленницы госпожу. Попрошайки обращались с ней, как со знатной дамой, и никто не смел даже косо посмотреть на неё.
  Элларда забавляла шумиха, устроенная вокруг девчонки, ещё вчера бывшей товаром, и, подливая масла в огонь, он купил для Дишары великолепный выезд, которому позавидовал бы любой беркут. Он позволил любовнице выезжать в город и совершать любые покупки, и девушка стала частым гостем в ювелирных магазинах и модных салонах Никоры. Её принимали с огромным почтением - сын Лорана без задержек оплачивал счета своей 'принцессы', как он прилюдно называл Дишару.
  Оказавшись в привычной с детства обстановке роскоши и богатства, Дишара расцвела. Девушка целыми днями вертелась перед зеркалом, примеряя платья и драгоценности и заставляя горничных сооружать себе затейливые причёски. Её туалетный столик ломился от мазей, кремов и притирок - Дишара всеми силами старалась выглядеть соблазнительной. Она рассчитывала в один прекрасный день услышать от возлюбленного предложение руки и сердца. Девушка из кожи вон лезла, чтобы угодить Элларду, и он вроде бы и млел от неё, и во всеуслышанье восхвалял её красоту, грацию и кроткий нрав, однако связывать себя брачными узами не спешил...
  Пока Дишара занималась собой, Эллард принимал дела у Ингвара. Через две недели он вступил в должность главного работорговца Аргора. По этому случаю был устроен пышный пир, на котором Принц Попрошаек торжественно вручил своему предшественнику ключи от большой и уютной виллы на побережье Радужного залива, а уже на следующее утро Принц ехал в Джирму с очередной партией живого товара. Дишара же осталась на попечении главы никорских хамелеонов.
  Через месяц Эллард вернулся довольным и счастливым. Он выгодно сбыл товар, взял новый заказ и отлично погулял в Догмаре. Дишара получила в подарок роскошное рубиновое колье, увидев которое, глава хамелеонов Никоры открыл рот - цена этого произведения ювелирного искусства превосходила стоимость его дома. И он немедленно написал Лорану о безумных и неоправданных тратах Элларда.
  Но, прочитав донос, Лоран лишь пожал плечами и сказал Ринате:
  - Пусть резвиться. Он это заслужил. Эл прекрасно провёл сделку с джирмийцами. И, в конце концов, дочь купца не самая плохая партия. Главное, чтобы наш мальчик был доволен. - И он сел писать письмо сыну.
  Дифирамбы отца насмешили Элларда, а вот предложение порезвиться он воспринял всерьёз и на две недели укатил с любовницей подальше от города. Вдоволь поплескавшись в море, позагорав на диком пляже и всласть натешившись с купеческой дочкой, Принц Попрошаек вернулся в Никору. Он отвёз Дишару домой и отправился осматривать новую партию рабов, с которой наутро собирался ехать в Догмар. Но, увидев жалкую кучку измученных и перепуганных пчёл, пришёл в бешенство. Поставщики схалтурили, а времени искать новый товар не было, и, сгорая от злобы, Принц Попрошаек сорвал с нерадивых хамелеонов-поставщиков золотые ящерки, присовокупил их к рабам и отвёз в Догмар.
  На этот раз он вернулся через три недели и заявил, что лично отправляется выполнять заказ джирмийцев, поскольку ему было стыдно смотреть им в глаза, да и выручка оказалась гораздо меньше, чем могла быть.
  Сын Лорана утёр нос всем. Ему удалось быстро и тихо собрать партию отличных молодых рабов и, не заезжая в Никору, он переправил их в Догмар. Джирмийцы облизывались, глядя на хорошеньких девочек и мальчиков, и довольно кивали, осматривая крепких мускулистых мужчин. Принц Попрошаек с воодушевлением поторговался с кошками, и они расстались довольные друг другом. Лоран же, получив деньги от сына, был несказанно счастлив и горд: Эллард наконец-то стал полностью соответствовать его ожиданиям.
  Между тем Принц Попрошаек вернулся в Никору, забрал свою любовницу и направился в Вирму, где его ожидали очередные поставщики живого товара.
  
  Глава 5.
  Своеволие.
  
  Без зазрения совести переложив свои обязанности на Жерара, Марвин стал целыми днями пропадать в лаборатории. Эльф всеми силами пытался вернуть принца к управлению Джирмой и даже пригрозил написать о его безответственном поведении Бернару, однако Марвин, которого обуял дух противоречия, ответил, что ему наплевать на должность, и он будет заниматься тем, чем хочет. Жерар огорошил ответ друга: он говорил как попрошайка, а не джирмиец. 'Я заблуждался, думая, что прежний Марвин вернулся. Путешествие и друиды изменили его навсегда! Я вот-вот потеряю друга'. Расстроенный эльф долго бродил по Догмару, обдумывая дальнейшие шаги, и решил, пока не докладывать предводителю о своеволии принца Аргора. Тем более, что в глубине души он соглашался с другом: Марвин был прирождённым магом-экспериметатором и никогда не выказывал желания повелевать, да и тяги к административной работе за ним не замечалось. Зато в лаборатории он чувствовал себя, как рыба в воде, и эльф решил, что для касты важнее магические эксперименты Марвина, чем его неумелые попытки руководить таким сложным механизмом, как Джирма. Жерар понимал, что идёт против воли предводителя, и всё же поступил по-своему. Он взял на себя заботу о Цитадели, позволив Марвину целиком и полностью отдаться магии.
  В отличие от принца Аргора, Жерар был опытным администратором, и руководство Цитаделью не стало для него тяжкой и обременительной ношей. Он прекрасно знал, что веками отлаженная система требует лишь тщательного контроля, и легко справлялся с обязанностями управляющего. А всё свободное время просвещал Марвину. Он внимательно следил за другом, пытаясь понять, только ли желание заниматься магией заставляет его противиться воле предводителя. Принц Аргора выглядел довольным и счастливым, однако Жерара смущало, что с той поры, как друиды поработали над его сознанием, Марвин лишь однажды вспомнил Элларда, а воспоминания об Ильмаре словно исчезли из его памяти. 'Друиды что-то сделали с ним, когда снимали заклятье грядущей смерти, - сжимая кулаки, думал эльф. - Вопрос в том, сделали они это по собственной инициативе или по приказу предводителя? Навряд ли это была инициатива Сов. Совы - трусы! Они никогда не рискнули бы наложить заклятье на Марвина без ведома Бернара. Они не самоубийцы! Значит, это Бернар. Но зачем? Похоже, что заклятье, наложенное друидами, подталкивает Марвина к неповиновению. Получается, что, рано или поздно, он взбунтуется, и мне придётся убить его. Ничего не понимаю! Или Марвин нужен был предводителю лишь для переворота? Чушь! Любая золотая кошка справилась бы с императором! Скорее уж дело в магии Ласточек и Беркутов. Но Бернар решил спасти Марвина до того, как он начал раскрывать их секреты! Что происходит? Или это всё-таки Совы?!' Мысли Жерара скакали по кругу. У него была куча вопросов и ни одного ответа.
  В своём следующем отчёте эльф, скрепя сердце, написал предводителю, что принц успешно осваивает новые обязанности, но большую склонность проявляет к магическим исследованиям, чем к административной работе. Исподволь он пытался узнать, не согласится ли Бернар узаконить сложившееся в Джирме положение вещей. Однако предводитель в резкой форме ответил ему, что Марвин, как будущий глава касты, обязан освоить управление Цитаделью, и у эльфа не нашлось возражений.
  Письмо Бернара подтолкнуло золотую кошку к серьёзному разговору с Марвином. Жерар дождался, когда принц вернётся в свои покои и попытался втолковать ему, что отказываясь управлять Джирмой, он навлекает на себя гнев Бернара и рискует потерять возможность стать рубиновой кошкой. Но Марвин лишь посмеялся и заявил, что гнев Бернара он как-нибудь переживёт, а если не станет предводителем, то будет только рад. Жерар напомнил другу, что тот всё ещё джирмиец и за нарушение приказа предводителя может поплатиться жизнью. Марвин на минуту задумался, а потом заявил, что прямо сейчас официально назначает Жерара своим заместителем и приказывает ему вплотную заняться джирмийским хозяйством, а его, Марвина, оставить в покое. Жерар с непроницаемым лицом выслушал друга и, неопределённо кивнув, удалился. Однако на следующий день вновь завёл разговор о долге перед кастой. Притоптывая от злости ногой, принц выслушал эльфа, выплюнул категоричное: 'Нет!' и заперся в лаборатории.
  Но Жерар не отступил. Их бесплодные разговоры продолжались несколько недель, пока до смерти не надоели Марвину. И, втайне от Жерара, он послал предводителю письмо с просьбой лишить его титула принца и освободить от управления Цитаделью. В ответном письме Бернар потребовал, чтобы наследник перестал нести чушь и выполнял приказ. Трижды перечитав гневную отповедь предводителя, Марвин изорвал письмо на клочки и долго топтал их ногами, а потом отправился в город и напился в первом попавшемся кабаке. Под утро он ввалился в покои Жерара и, с пьяной бравадой, сообщил, что любой ценой избавится от ненавистной должности: 'Пусть Бернар повесит меня, но Джирмой руководить я не буду!' Эльф не успел ничего сказать - Марвин ушёл, хлопнув дверью.
  Жерар надеялся поговорить с принцем, когда тот проспится, но в полдень Марвин сам явился к нему и с наглой улыбкой объявил, что внял словам лучшей золотой кошки и теперь будет руководить Джирмой сам. Продолжая широко улыбаться, он вручил эльфу приказ, велев немедленно выполнить его, и отправился в лабораторию. Жерар прочитал распоряжение об освобождении пожилых рабов Цитадели, тщательно испепелил его и велел слуге подать обед в кабинет управляющего. Эльф не представлял, как посмотрит в глаза товарищам - теперь он точно знал, что Марвин медленно, но верно сходит с ума.
  Поздно вечером Марвин заглянул в свой кабинет и ехидно поинтересовался у корпевшего над бумагами эльфа:
  - Как мой приказ?
  - Полный бред. Хочешь, я отправлю его Бернару, и в Джирму снова приедет Синкоплус, чтобы вправить тебе мозги.
  Марвин, точь-в-точь, как Эллард, почесал затылок и многообещающе произнёс:
  - Не торопись, у меня ещё масса идей по реорганизации Джирмы. Я собираюсь потрясти Бернара своими деловыми способностями. И учти, я прощаю тебя только на первый раз. За невыполнение следующего приказа ты поплатишься головой!
  - Ну-ну, - криво ухмыльнулся Жерар и склонился над бумагами, давая понять, что разговор окончен...
  На следующий день Марвин приказал эльфу начать торговлю джирмийскими лошадьми. Принц воодушевлённо вещал о перспективах нового бизнеса, а Жерар исподлобья смотрел на него, с трудом сдерживаясь, чтобы не дать другу в морду. Закончив выступление, Марвин удалился, а эльф швырнул бредовый приказ в камин и занялся проверкой счетов. Он старался не думать о том, что сделает с ним Бернар, когда узнает, что он скрывал правду о состоянии наследника. За джирмийцев эльф не беспокоился. Никому из них и в голову бы не пришло, что Марвин и Жерар действуют без ведома предводителя...
  День за днём Марвин изводил Жерара идиотскими приказами, которые тот терпеливо игнорировал, уповая на то, что рано или поздно принц осознает, что неадекватен и попытается противостоять безумию. Но сумасшествие Марвина лишь прогрессировало. Как-то утром он принёс эльфу приказ о преобразовании Джирмы в открытый институт и потребовал немедленно сломать ворота Цитадели. Жерар с унылым видом протянул руку, чтобы взять бумагу, но принц спрятал её за спину и с вызовом потребовал:
  - Собери джирмийцев! Я лично оглашу этот приказ!
  Эльф потерял дар речи, а Марвин усмехнулся и направился к двери.
  - Стоять! - взорвался Жерар и, выхватив меч, преградил ему путь. - Я не позволю тебе выставить себя на посмешище!
  - Ты закостенелый консерватор, дружище! - с деланным сочувствием произнёс принц. - Мы распахнём ворота, прекратим убивать, и аргорцы полюбят нас!
  Эльф позеленел:
  - Тебе жить надоело?
  - Мне всё надоело! - выпалил Марвин и, оттолкнув друга, взялся за дверную ручку.
  - Ну уж нет! - Жерар схватил его за шкирку, подтащил к креслу и заставил сесть. - Загляни в себя, Марвин! Разве ты не понимаешь, что сходишь с ума?
  - Я управляю Джирмой, и не смей мне указывать! - рявкнул принц и хотел встать, но эльф вдавил его обратно в кресло:
  - Идиот! Мне надоели твои выкрутасы! Соберись и загляни в себя!
  - Мне это скучно!
  - И от скуки, ты решил разрушить Джирму? - взъярился Жерар.
  - Да! - припечатал принц, вздрогнул и беспомощно посмотрел на друга. Лицо его исказил ужас. Марвин затрясся, как в ознобе, и вдруг исчез.
  Руки Жерара, лежавшие на плечах Марвина, провалились в пустоту, и он носом врезался в спинку кресла.
  - Куда тебя понесло, кретин?! Что за детская манера бежать от проблем, Марви?!
  
  Принц Аргора стоял на берегу Туманного моря. Он вдохнул холодный солёный воздух и прислонился к скале. Прошлый раз Марвин был здесь летом, и сейчас пейзаж выглядел несколько иначе, но это было то самое место, где он встретил Ильмару. Джирмиец провёл рукой по замшелой поверхности скалы, блестевшей крупинками снега, и задумчиво посмотрел на влажную ладонь. Его профессиональная память позволяла до мельчайших деталей восстановить картину прошлого, и он, как наяву, увидел бегущую к нему охотницу. Сердце Марвина отчаянно заколотилось, когда Ильмара схватила его за рукав и умоляюще посмотрела в глаза... Марвин мотнул головой, прогоняя наваждение, и едва не закричал, поняв, что уже больше полугода не вспоминал о жене. Щемящая тоска сдавила грудь, и он закрыл лицо ладонями: 'Жерар прав: со мной что-то не так. Я ведь действительно хотел разрушить Джирму и уйти! Куда?' Марвин прижался щекой к холодной скале и посмотрел на тёмное безмятежное море. Свежий бодрящий воздух прояснил мысли, и он, наконец, понял: его безумное стремление продемонстрировать свою неспособность управлять Джирмой прикрывало другое, глубоко запрятанное желание - отправиться странствовать. И странствовать так, как когда-то гулял по Аргору маг-прощелыга - бурные попойки, многочисленные интрижки, воровство, драки и мошенничество. 'Кто-то желает, чтобы я запятнал себя грязью. - Принц ударил кулаком по замшелой скале и побрёл по берегу, пиная ногами мелкие камни. - Джирма мой дом, и мне нравится жить в нём. Кто или что заставляет меня покинуть его?' - размышлял он, вновь и вновь исследуя своё сознание. Он ничем не мог объяснить свою неумолимую, противоестественную тягу к странствиям.
  Марвин остановился и растерянно огляделся: он стоял на опушке Задумчивого леса. 'Да что же это?! Куда меня несёт?! - Он развернулся и зашагал обратно к морю. - Всё, что со мной произошло и происходит, неправильно и не логично. С момента отъезда в Дарру, я совершал одну непростительную ошибку за другой. Я позволил Камилле околдовать себя. По моей вине гибли джирмийцы. А когда Бернар, вместо того, чтобы убить меня, дал шанс искупить вину, я вновь ошибся. Я, как дурак, напился с Эллардом и, в результате, попал в плен к эльфам. Из-за моей глупости каста оказалась в идиотском положении! Я и впрямь заслуживал виселицы, однако Бернар и на этот раз вытащил меня из дерьма. Он вернул меня в Джирму и избавил от заклятья грядущей смерти... - Марвин полной грудью вдохнул сочный хмельной аромат моря. - А должен был убить! Почему он оставил меня своим наследником? Жерар гораздо больше подходит на эту роль! Я недостоин ни звания золотой кошки, ни титула принца, а уж доверить мне управление Джирмой... Абсурд. Зачем это Бернару? Я, раз за разом, разочаровываю его, а он осыпает меня милостями. Зачем я ему?'
  Принц с грустью оглядел место, где впервые увидел жену.
  - Ильмара... - еле слышно протянул он, полными слёз глазами взглянул на равнодушно бледную луну и закусил губу, сдерживая рыдания.
  В сером сумраке ночи каменистый берег казался загадочным и мрачным. Искривлённые низкорослые деревья, припорошенные снегом, походили на уродливых карликов, а скалы сказочными воинами бродили среди них.
  - Как хорошо было бы забыть обо всём и вновь отравиться в путь. И не важно, куда бы он привёл меня. Главное - идти, - прошептал принц. Он прикрыл глаза и увидел себя мчащимся на Ветерке. Золотое солнце стояло в зените. Тёплый ветер ласково трепал его волосы. Марвин повернул голову и улыбнулся: рядом скакали Ильмара и Эллард. Жена прощально махнула ему рукой, свернула с дороги и скрылась в лесу, а Принц Попрошаек остался.
  'Эллард! - Марвин набрал в ладони ледяной морской воды и умылся. - Интересно, где ты сейчас? Нам надо встретиться!'
  У Марвина появилась цель. Он просветлённо улыбнулся, подмигнул молочно-белому кругу луны, сконцентрировался на желании попасть в Джирму и оказался в своей спальне.
  - Я подозревал, что ты не захочешь меня видеть, поэтому пришёл сам, - сказал Жерар и облегчённо вздохнул.
  - Со мной всё в порядке. Давай поговорим завтра, - устало произнёс Марвин, снимая плащ.
  - Где ты был?
  Марвин подошёл к окну, раздвинул тяжёлые гардины, посмотрел на бледный лунный диск и, резко повернувшись на каблуках, ответил:
  - На берегу Туманного моря. - Жерар выжидающе смотрел на него, и Марвин продолжил: - Я вспоминал своё путешествие...
  - Очень хорошо! Значит, ты не забыл о нём.
  - Нет. Но я... - Марвин осёкся и замолчал.
  - Что ты надумал? - с тревогой спросил эльф.
  - Ничего.
  - Говори, раз уж начал. - Жерар сел в кресло, достал из кармана трубку и стал неторопливо набивать её табаком.
  - Я не должен был возвращаться, Жерар. Путешествие с Эллардом слишком сильно изменило меня. Мне стало трудно подчиняться приказам. Я хочу свободы.
  - Не ты хочешь свободы, - покачал головой эльф. - Я уверен, друиды что-то сделали с твоим сознанием. Что-то, подталкивающее тебя к бунту.
  Несколько секунд Марвин обдумывал слова Жерара. На берегу Туманного моря он дотошно просканировал своё сознание, но не нашёл ни следа вредоносных заклинаний. Однако это не означало, что их нет. Магия Сов была мало изучена джирмийцами.
  - Подлые, трусливые твари! - выплюнул принц. - Если только они посмели...
  - Посмели, - негромко произнёс эльф, выпустив изо рта клуб ароматного дыма. - Но они не сами это придумали. Совы ничего не делают без ведома Бернара.
  - Ты серьёзно? - вытаращился на друга принц. - Зачем ему...
  - ...убивать тебя, - закончил Жерар.
  Марвин сел на подоконник и рассеяно посмотрел на Камиллу.
  - Налей вина! - Девушка, всё это время мышкой сидевшая в углу, встала и подала ему бокал.
  Принц залпом осушил его, и Жерар укоризненно покачал головой.
  - Не стоит напиваться. Лучше давай подумаем, как спасти твою шкуру, - предложил он, принимая из рук рабыни бокал.
  - А что тут думать? Если Бернар решил избавиться от меня - он это сделает!
  - Чем всё-таки ты насолил предводителю? Должна быть какая-то причина! Гораздо проще было убить тебя во время путешествия, чем возиться с тобой и просить Синкоплуса накладывать заклятье. С таким же успехом, Бернар мог оставить на тебе заклятье грядущей смерти. Не вижу логики в его поступках.
  - Плевать на логику! - скривился Марвин. - Бернар всегда знает, что делает.
  - И ты собираешься сидеть и ждать, пока он убьёт тебя? - невозмутимо поинтересовался эльф.
  - А у тебя есть другие предложения?
  - Ты можешь попытаться покинуть Аргор. - Марвин с изумлением уставился на друга, а тот спокойно продолжил: - Ты освоил магию перемещения. Почему бы, тебе не попробовать уйти в другой Мир?
  - А вдруг мы ошибаемся? Может, Бернар здесь ни при чём?
  - Я долго думал об этом, Марви. Чтобы выступить против касты, у Сов должна быть мощная поддержка. А я такой силы не знаю.
  Марвин сник и, отведя взгляд от фиалковых глаз друга, пробормотал:
  - Я знаю, что заслуживаю смерти. Но почему Бернар просто не прикажет мне умереть? Я всё ещё джирмиец.
  - Тебе нужно бежать в другой Мир, Марви. Выкради письмо Леопольда, и...
  - Значит, оно всё-таки существует?
  - Оно у Бернара.
  Марвин хлебнул вина и взволнованно взглянул на друга:
  - Ты уйдёшь со мной?
  - Зачем? - удивился эльф.
  Принц спрыгнул с подоконника, подошёл к другу и, хихикнув, хлопнул его по плечу.
  - Ты тоже не оправдал надежд предводителя. Рано или поздно он поймёт, что в твоих докладах очень мало правды. - Эльф покосился на Камиллу, и она судорожно сглотнула. - Мила умная девочка и не сболтнёт лишнего, - хохотнул принц и поманил рабыню к себе. - А будет вести себя хорошо, возьмём её с собой, чтобы не скучать в чужом Мире. - Он коснулся сапфирового ожерелья на её шее и стиснул ладонью высокую грудь, затянутую в дорогой шёлк. Камилла выдавила улыбку и стала расстёгивать его рубашку. - Так как насчёт совместного путешествия? - лукаво подмигнул другу Марвин.
  - Посмотрим, - усмехнулся эльф и поставил бокал на стол.
  - Оставайся с нами, - весело предложил принц, стягивая с рабыни узкое платье.
  - Не сегодня, - отмахнулся Жерар. - Я устал и хочу спать. - Он поднялся, равнодушно взглянул на обнажённую Камиллу и покинул покои принца.
  Эльф брёл по пустым коридорам Цитадели, скользя угрюмым взглядом по родным стенам, и мысль о том, что он должен покинуть их навсегда, казалась дикой и несуразной. 'Зачем мне другие Миры? Моё место здесь, в Джирме!' Жерар не заметил, как миновал свои покои и оказался возле лестницы. Он остановился на балюстраде, понаблюдал за рабами, усердно натирающими паркет в холле, а потом сбежал по ступенькам и быстро пошёл к выходу. Мысль о расставании с Джирмой напрочь прогнала сон, и он отправился в город.
  
  Удовлетворив похоть и сняв напряжение, Марвин привычным движением столкнул Камиллу с кровати, натянул на себя одеяло и, закинув руки за голову, задумался. Жерар достиг своей цели: он заставил принца заглянуть в себя и проанализировать создавшееся положение. Марвин смотрел в темноту и с ужасающей ясностью понимал, что к тому моменту, как Бернар отдал его в руки Сов, заклятие грядущей смерти уже рассыпалось. Робкая девочка-охотница спасла его от верной смерти своей беззаветной и преданной любовью. 'Это не я, это Мара разрушила заклятье. Но как? И почему я осознал это только сейчас? - спросил себя Марвин и сам же ответил: - Совы постарались! Наверняка Синкоплус видел, что на мне нет никакого заклятья, но не сказал об этом предводителю. Почему? Да потому что ему, во что бы то ни стало, нужно было пробраться в моё сознание! Что он с ним сделал? - Марвин помнил только боль, но что именно делали с ним Друиды не знал. - Интересно, я могу вспомнить это?'
  Марвин прикрыл глаза и представил себя лежащим на каменном полу в окружении друидов. Перед мысленным взором пронеслись искажённые болью лица Сов, рвущихся в его сознание. Он увидел бледного как мел Синкоплуса, который поддерживал его, не давая сойти с ума. Друиды взяли последний рубеж выстроенной им обороны, и начали изменять его сознание. Однако, сколько не пытался Марвин понять, что они делают, разгадка ускользала от него. Единственное, что удалось ему выяснить, друиды всеми силами старались вытравить из его памяти образ Ильмары.
  - Мара, - прошептал Марвин, выныривая из тягостных воспоминаний. - Где ты? - Он сел и, сконцентрировавшись на образе жены, мысленно потянулся к ней. Девушка спала в большой тёмной комнате, где, помимо неё, находились множество хамелеонов и даже один джирмиец. 'Кошка?! - Марвин вскочил, потянулся к одежде и внезапно расхохотался: - Если бы он хотел убить Мару, она была бы уже мертва - Принц повалился на кровать и обхватил голову руками. - Но почему она живёт в ночлежке? Почему Эллард не позаботился о ней? Кстати, где он?' Марвин снова прикрыл глаза. Он отыскал друга и усмехнулся: Принц Попрошаек кувыркался в постели с какой-то молоденькой белкой.
  - Опять нарывается, - насмешливо пробормотал Марвин и отвернулся. - Ладно, отложим встречу до завтра. - Он бросил взгляд на спящую возле кровати Камиллу, откинулся на подушки и закрыл глаза.
  
  Глава 6.
  Два принца.
  
  Принц Попрошаек во главе отряда мчался по долине Триречья. Хамелеоны спешили. Эллард решил, что сегодня они должны достичь Вирмы и нёсся, как сумасшедший. Дишара уже привыкла к резким переменам в настроении Принца и скакала рядом, не отставая от возлюбленного. Она была счастлива, что Эллард взял её с собой, а не оставил в Никоре, в особняке, кишащем чужыми ей попрошайками. Девушка с трудом выдерживала умопомрачительную скачку, но не жаловалась и не ныла, боясь, что Принц разочаруется в ней.
  Внезапно Эллард вскрикнул и, выпустив из рук поводья, вылетел из седла. Попрошайки едва успели разъехаться в стороны, чтобы не растоптать его. Отряд остановился, и Дишара первой спрыгнула с лошади и подбежала к возлюбленному. Она перевернула его на спину, с ужасом взглянула на торчащую в плече стрелу и закричала:
  - Помогите!
  - Здесь нужен целитель, госпожа, - произнёс один из попрошаек и махнул рукой товарищам: - Готовьте носилки! - Он вскочил в седло и помчался к виднеющемуся на горизонте городу, чтобы найти друида и предупредить о несчастье Витольда, главу попрошаек Вирмы.
  Хамелеоны кое-как перевязали раненного Принца, быстро соорудили для него носилки и продолжили путь. Дишара не отрываясь смотрела на Элларда: 'Не умирай! - молила она. - Если ты покинешь меня, я умру!'
  Друид встретил отряд на въезде в город. Он распорядился перенести раненого на ближайший постоялый двор и немедленно приступил к лечению. Осторожно вынув стрелу из раны, он понюхал наконечник и покачал головой:
  - Яд!
  Дишара закрыла лицо руками и разрыдалась, а хамелеоны трусовато переглянулись.
  - Он выживет? - раздался робкий вопрос.
  - Надеюсь, - сухо ответил целитель и приказал: - Все вон! - Подхватив Дишару под руки, попрошайки высыпали в коридор, а друид склонился над Эллардом и улыбнулся. - Вот мы и встретились снова, мальчик. - Вор дёрнулся, и друид успокаивающе погладил его по голове: - Ну-ну, не волнуйся. Я лишь немного усилю заклятье и отпущу тебя. К сожалению, прошлый раз мы действовали издалека, и заклятие получилось слабым. Но ничего, сейчас я всё исправлю.
  
  На следующее, после покушения, утро Эллард проснулся здоровым, и на радостях, Витольд закатил грандиозный пир. Хамелеоны веселились и прославляли своего Принца, с восхищением вспоминали его похождения и подвиги, и, слушая их, Эллард мрачнел: он не мог вспомнить и половины из того, что рассказывали о нём попрошайки. В полночь вор поднялся и, сославшись на усталость, отправился спать. Дишара попыталась поднять возлюбленному настроение, облачившись в весьма откровенный пеньюар, но Эллард остался равнодушен к её прелестям. Буркнув: 'Спокойной ночи', - он отвернулся к стене, а дочь купца ещё долго плакала в ванной комнате, испугавшись, что Принц охладел к ней и теперь отправит в Джирму.
  Однако утром Эллард развеял её страхи: едва проснувшись, он стиснул девушку в объятьях, и они покинули спальню только к обеду. А вечером вор повёл Дишару в самый дорогой ресторан Вирмы, расположенный напротив ратуши. В ожидании заказа, Эллард крутил в руках салфетку и задумчиво смотрел на площадь. Ему было забавно думать, что прямо сейчас он может встать и вынести из городской казны любую сумму, не потревожив при этом стражу. Дишара что-то весело говорила, но Эллард не вслушивался в её щебет.
  Официанты принесли заказ, и девушка радостно улыбнулась, взглянув на изысканные блюда: Эллард потратил на ужин астрономическую сумму, и Дишара решила, что на десерт он предложит ей руку и сердце.
  На площади зажглись фонари. Подали мороженое и ликёр из шевийских фруктов, но дочь купца не услышала желанных слов. Девушка ела мороженное и разочарованно косилась на Элларда, но тот не замечал её взглядов. Вору уже порядком наскучило сидеть в ресторане, и он хотел быстрее расплатиться и уйти. Дишаре стало обидно, на её глазах заблестели слёзы, и она отвернулась.
  За соседний столик уселся богато одетый молодой аристократ. Он окинул дочь купца цепким взглядом и стал сверлить глазами Элларда.
  - Какой странный беркут. Он с таким интересом разглядывает тебя, Эл, - шепнула вору Дишара. - Может, твой знакомый?
  Принц Попрошаек лениво обернулся и едва не выронил бокал.
  - Жди здесь, Диша! - Поставив бокал на стол, он подошёл к аристократу, бесцеремонно уселся напротив и напряжённо улыбнулся: - Здравствуй, Марвин. Давненько не виделись.
  - Рад тебя видеть, Эл. - Джирмиец протянул ему руку.
  Вор осторожно ответил на рукопожатие:
  - Раз в моём горле до сих пор не торчит кинжал, значит, ты пришёл поговорить, - неуклюже пошутил он.
  - Брось, Цитадель не принимает заказов на Принца Попрошаек.
  - Тогда кто пытался убить меня?
  - Могу, не задумываясь, назвать десяток имён, - усмехнулся Марвин, пристально рассматривая заклятье Сов, огненным венцом сияющее над головой Элларда.
  Принц Попрошаек помолчал, почесал за ухом и уныло произнёс:
  - Случись это чуть дальше от Вирмы - мне крышка.
  - На тебя напали?
  - Выстрел из засады. Друид сказал, стрелу пропитали медленно действующим ядом. Хотели, чтобы я дольше мучался.
  - Медленно действующим, - повторил Марвин, рассматривая искусное заклинание, сковывающее сознание друга. - Как звали друида, Эл?
  - Маркулус. А что? - насторожился вор.
  - Да так, к слову пришлось, - отмахнулся джирмиец. Он запомнил заклинание, чтобы поразмыслить о нём в Джирме, и сменил тему. - Я пришёл говорить не о Совах, Эл. Ты всё ещё хочешь увидеть другие Миры?
  Лицо Элларда вытянулось от удивления:
  - А я хотел?
  - Ты забыл? - в свою очередь удивился Марвин. - Я же стал твоим телохранителем, потому что ты искал заклинание перехода, которое оставил Прощелыга.
  Принц Попрошаек пошёл красными пятнами.
  - Не напоминай, - заикаясь произнёс он. - Наше путешествие, конечно, было приятным, но в результате я оказался в катакомбах. - Вор сцепил пальцы в замок, и голос его зазвучал твёрже: - Я виноват перед тобой, Марвин. Надеюсь, Бернар не сильно наказал тебя за наше дурацкое приключение...
  Джирмиец наклонился вперёд и зло прошипел:
  - Очнись, Эл. Это же я! Я здесь, потому что я твой друг и хочу помочь тебе!
  Эллард взволнованно улыбнулся и шепнул:
  - Тогда сделай меня кошкой! Ну, что тебе стоит, Марви? Под твоим началом вся Цитадель!
  - Опять за старое? - проворчал принц Аргора.
  - Мне не нужны иные Миры, Марви. Я хочу в Джирму!
  Золотая кошка проигнорировал слова друга и, кивнув на Дишару, спросил:
  - Кто это, Эл? - Девушка напомнила ему жену: длинные чёрные волосы и преданный взгляд голубых глаз. Она взирала на Элларда с такой же нежностью, как Ильмара - на него самого.
  Принц Попрошаек обиженно скривился, покосился на Дишару и буркнул:
  - Моя любовница.
  - Она красавица, - улыбнулся Марвин.
  Эллард отмахнулся, подался вперёд и зашептал:
  - Я многому научился у тебя и больше не делаю ошибок. Я сумел доказать, что изменился, и отец сделал меня главным работорговцем Аргора!
  - Значит, ты торгуешь с Джирмой?
  - А ты не знал? Я уже трижды привозил рабов в Догмар и вскоре вновь поеду туда...
  - Ты часто вспоминаешь наше путешествие, Эл? - перебил его Марвин.
  - Иногда. Например, сегодня. - Вор быстро кивнул в сторону ратуши.
  - И что ты чувствуешь, величайший вор Аргора?
  - Ничего.
  - Это было ограбление века! - воскликнул Марвин. - Ты восхищался им всю дорогу, Эл!
  - Да не помню я ничего! - в раздражении выпалил Эллард.
  - Совсем ничего? - с каменным лицом поинтересовался золотая кошка.
  Вор расстроено взглянул ему в глаза.
  - Мне кажется, это было тысячу лет назад, Марви. Остались смутные образы, отдельные картинки и ощущение утраченного счастья. - Он отвёл взгляд и еле слышно спросил: - Как ты мог связаться с таким недоумком, как я?
  Принц Аргора резко поднялся и бросил на стол золотую монету.
  - Ты меня не видел, Эл, - с нажимом произнёс он и направился к выходу.
  Эллард растерянно смотрел вслед другу, но едва дверь за ним захлопнулась, вскочил и ринулся следом: ему вдруг показалось, что если они сейчас расстанутся, то больше не встретятся никогда. Вор догнал кошку и схватил его за руку.
  - Уже уходишь?
  Одинокие прохожие косились на странную парочку, а Марвину не хотелось привлекать к себе внимание, поэтому он склонился к другу и холодно произнёс:
  - Я и так оказал тебе честь, вор. Ты побеседовал с принцем Аргора, а теперь проваливай!
  Эллард отшатнулся, но вместо того, чтобы уйти, заговорил громче:
  - Всё, как ты и говорил, Марви. Ты стал другим.- Он смущёно улыбнулся. - Я был рад повидать тебя.
  - Встретимся в Догмаре, Эл.
  - Разумеется, - мотнул головой вор и вернулся в ресторан.
  Марвин проводил друга задумчивым взглядом, свернул в переулок и переместился Джирму, прямо в кабинет управляющего:
  - Элларда хотят убить.
  - Кто? - удивился Жерар, оторвавшись от бумаг. - С тех пор, как мы пришли к власти, у Принца Попрошаек нет проблем.
  - Некий Маркулус наложил на него заклятье, и Эл теряет память и рассудок
  - Они мстят за посещение Конты? Однако...
  - С заклятьем я разберусь, - перебил его Марвин. - Проблема в другом: Эл помешался на Джирме и хочет стать кошкой.
  - Рисковый парень. Честно говоря, я взял бы его в Цитадель, хотя бы ради эксперимента.
  - Поздно.
  - Это почему же? - усмехнулся Жерар. - Эллард многое может, и если им заняться...
  - Не надо, Жерар! Я не хочу чтобы он попал в Джирму, в которой не будет меня!
  - Ладно, не злись. Лучше скажи, сколько времени уйдёт, чтобы снять с него заклятье?
  - Через три недели он будет в Догмаре. За это время я успею разобраться с колдовством Маркулуса.
  - Три недели... - протянул Жерар и озабоченно потёр щёку.
  - Да, ладно, не переживай. На Аргоре только мы умеем перемещаться. У нас всегда будет фора.
  - Не нравится мне твой настрой, Марви, - неодобрительно проворчал эльф. - Ты ведёшь себя так, словно нам ничего не угрожает.
  - Мы уйдём, Жерар, обещаю.
  - Угу, - буркнул эльф, и Марвин исчез...
  
   Эллард вернулся в ресторан, расплатился за ужин и повёл Дишару по тёмным улицам Вирмы к особняку Витольда.
  - Он расстроил тебя? - осторожно спросила девушка, глядя на взвинченного любовника. - Кто это был?
  Принц Попрошаек посмотрел на неё и широко улыбнулся:
  - Не бери в голову, лапуля. Это мой старый знакомый, у него всегда был скверный характер.
  Девушка согласно кивнула и вновь заговорила:
  - Мне так понравился этот ресторан, дорогой. Давай и завтра снова сходим туда.
  - Завтра мы уезжаем, лапуля. Меня ждут в Догмаре, - мягко ответил Эллард и, пресекая разговор, поцеловал её в губы.
  Дишара прижалась к возлюбленному и промурлыкала:
  - Ты самый лучший, Эллард. Я люблю тебя.
  - Я тоже люблю тебя, Диша...
  Вернувшись в особняк Витольда, Дишара отправилась в свои покои, а Эллард решил заглянуть к Кларе. Он застал её перед зеркалом: женщина рассматривала свою безупречно стройную фигуру, облачённую в лёгкий полупрозрачный пеньюар. Плотно прикрыв за собой дверь, вор развалился в кресле и весело произнёс:
  - Ты прекрасно выглядишь, милая.
  Клара усмехнулась, подошла к Принцу, покачивая бёдрами, и уселась к нему на колени.
  - Неужели лучше, чем твоя любовница?
  - Какая же ты язва, - фыркнул вор, обнимая её. - Ты не боишься, что Витольд узнает?
  - Если только ты сообщишь ему о нашей невинной шалости, - рассмеялась Клара и игриво потрепала его по волосам.
  - Никогда! - поцеловав её в губы, заявил Эллард. - Ты всегда нравилась мне, милая. К тому же, я обязан тебе жизнью. Не расскажи ты Витольду об ограблении городской казны - болтаться нам с Марвином в петле.
  - Пустяки. Теперь я думаю, что моя помощь была вам без надобности. Вы с Марвином справились бы сами. Лучший вор и лучшая кошка Аргора не могли пропасть. Ваш союз был великолепен, - продолжая ластиться к Принцу, болтала Клара. - Аргорцы до сих пор восторженно перемывают вам кости, а мэр Иритты плачет над финансовыми потерями. Бедняга планировал повесить джирмийца и Принца Попрошаек и сколотить на этом приличный капитал, но увы... Честное слово, я не предполагала, что ты настолько смел, Эл. Встреча с Марвином изменила тебя до неузнаваемости. Такая странная трепетная дружба... Извини, но в какой-то момент, мне показалось, что вы влюблены друг в друга...
  - Ах ты, развратница, - гладя её оголённые плечи, прошептал вор. - Как ты могла подумать обо мне такое?
  - А что я должна была думать, Эл? Ты носился с ним, как дурак с писаной торбой. Да и Марвин хорош. В общем, вы стоите друг друга. Лично мне жаль, что вы расстались.
  - Мне тоже... - протянул Эллард и осторожно снял женщину с колен. - Пожалуй, не будем раздражать Витольда, а то окажешься в ночлежке... или в Джирме.
  Клара высокомерно скривила губы.
  - Витольд любит меня...
  - Как знать, милая, - многозначительно ухмыльнулся вор и вышел из комнаты, а смущённая его словами Клара накинула халат, припудрилась и бросилась к Витольду - убеждать его в своей негасимой, вечной любви.
  Войдя в свои покои, Эллард направился в ванную комнату. Дишара нежилась в пушистой ароматной пене, а вокруг суетились служанки, омывая её и развлекая разговорами.
  - Эллард, - встрепенулась Дишара и села.
  Вор масляными глазами скользнул по полной, упругой груди, жестом отпустил служанок и сел на край ванны.
  - Я сам поухаживаю за тобой, лапушка, - ласково произнёс он и стал водить мягкой губкой по груди девушки. - Ты чудо, Диша. Твоя кожа, словно шёлк. Я готов часами любоваться тобой. Ты само совершенство. Ты лучшая из женщин, которых я знал. - Дишара застонала от удовольствия и изогнулась, как кошка. - Я хочу тебя, - шепнул Эллард и, взяв её за руку, помог подняться. Он закутал любовницу в мягкое махровое полотенце, подхватил на руки и понёс в спальню.
  Дишара обвила его шею руками и поцеловала в губы.
  - Я счастлива, Эл.
  - Со мной ты всегда будешь, Диша. Обещаю.
  
  Глава 7.
  Рениус.
  
  Марвин вернулся из Вирмы и остаток ночи провёл за изучением друидского заклинания, наложенного на друга. Результаты исследования ошеломили и ужаснули джирмийца. Он узнал цену слова Бернара. Предводитель сохранил Элларду жизнь, но, руками Сов, отнял разум: заклинание Маркулуса медленно разрушало его мозг. В конечном итоге, вор должен был превратиться в существо, напрочь лишённое любых желаний, кроме самых простых: есть, пить, спать...
  Утром расстроенный Марвин ввалился в покои Жерара и выложил ему всё, что узнал об Элларде, Бернаре и Друидах.
  - Ну и дела... - протянул эльф, задумчиво набивая трубку.
  - Мне нужно в Дарру, Жерар! За оставшиеся три недели я вряд ли научусь перемещаться между Мирами. Я должен раздобыть заклинание перехода!
  - Ты не можешь ни с того, ни с сего появиться в Дарре.
  - Придумай что-нибудь!
  - Что?
  - Не знаю. Но если я не сниму заклинание с Элларда в течение трёх недель, его мозг окончательно разрушится. А если сниму, и мы не успеем уйти, первый же друид доложит об этом Бернару. Как ты думаешь, что он тогда сделает? - Марвин встал. - Я должен попасть в Дарру, Жерар. Без вариантов.
  - Я подумаю, что можно сделать, - попыхивая трубкой, мрачно сказал эльф.
  - Если что, я в лаборатории. - Марвин нервно провёл по шее рукой и исчез.
  Принц Аргора появился на окраине Шевы в образе старого попрошайки. Держа в руке кружку для сбора подаяния, он, прихрамывая, побрёл по улице. Он чувствовал вину перед Жераром за то, что обманул его, не сказав, куда направляется в действительности. Но в Шеве было слишком много кошек, и Марвин не хотел подвергать друга опасности - неведенье было лучшей защитой Жерара.
  Марвин задействовал поисковую магию, увеличив радиус действия заклинания. Он охватил всю Шеву, разыскивая джирмийцев, и удовлетворённо кивнул: он не ошибся - Бернар приготовил ловушку, на случай, если он сорвётся и ринется к Ильмаре.
  'Я до нельзя предусмотрителен, - горько усмехнулся Марвин. - Воровская магия отвода глаз, это не вариант магии забвения, как думают в Джирме. Это особое искусство, Бернар! А вот если их соединить...' И Марвин окружил себя невидимой стеной, сплетённой из обеих магий и, сбросив личину, зашагал по улице.
  Он вышел на край восточного рынка и остановился. Несмотря на грязную косынку, перепачканное лицо и старую мешковатую одежду, он сразу узнал Ильмару. Но прежде чем подойти к жене, Марвин огляделся, запоминая лица джирмийцев, которые старательно меняя облик, бродили вокруг Ильмары, бросая мелочь в её коробку. Марвин несколько минут наблюдал за спектаклем, и, убедившись, что кроме кошек, никто не обращает внимания на охотницу, растеряно прошептал:
  - Что здесь происходит? Идиотизм какой-то!
  Он подошёл к Ильмаре, сел рядом и тщательно осмотрел её сознание. Совы не тронули его жену, и Марвин облегчённо выдохнул. Его дыхание коснулось щеки Ильмары, и девушка занервничала.
  - Не двигайся, Мара! На тебя смотрят, - приказал Марвин, и Ильмара замерла. - Молодец, девочка. Они постоянно наблюдают за тобой?
  - Марвин... - выдохнула охотница.
  - Отвечай!
  - Да.
  - Держись, Мара, я вытащу тебя.
  - Я думала, что никогда не увижу тебя, Марвин. Они хотели сделать меня проституткой, но, узнав о беременности, заставили просить милостыню. Я...
  - Ты ждёшь ребёнка?
  - Тебе не сказали? - всхлипнула Ильмара. - Значит, они отберут моё дитя...
  - Я постараюсь не допустить этого.
  - Пожалуйста, Марви, спаси его. Ты же принц Аргора.
  - Я обязательно что-нибудь придумаю, девочка. Обещаю.
  - Я люблю тебя.
  - Прости меня, Мара. Я не должен был втягивать тебя во всё это.
  - Не говори так. Я ни о чём не жалею. Если бы время повернулось вспять, я снова выбрала бы тебя.
  - Я буду приходить к тебе, Ильмара.
  - Я боюсь за тебя, Марви. Вдруг они заметят?
  - Не заметят, - сквозь зубы процедил Марвин. Близость жены тревожила и возбуждала его. Джирмийцу хотелось стиснуть её в объятьях, унести в Джирму и вместо Камиллы запереть в своих покоях. Но он не хотел для Ильмары такой судьбы. - Прости, - хрипло произнёс он, - я должен идти.
  - Уже? - в отчаянье вскрикнула Ильмара.
  Марвин осторожно поцеловал её в пыльную щёку и оказался в своих покоях. Он рухнул на постель и уткнулся лицом в подушку.
  - Ненавижу тебя, Бернар! - в бессильной ярости прошептал принц и вцепился в волосы, пытаясь успокоиться. Ему нужно было вернуться в лабораторию и продолжить изучение заклинания Сов.
  Внезапно в углу комнаты раздался шорох. Марвин вскинул голову и вперил взгляд в дрожащий клубок шёлка. Глаза джирмийца хищно сузились:
  - Всё из-за тебя, дрянь! Это из-за тебя Эллард сходит с ума, а моя жена просит милостыню! - Он мягко спрыгнул с кровати и по-кошачьи плавно стал приближаться к Камилле.
  Девушка подняла голову и обречённо взглянула ему в глаза. Марвин замер. Он собирался перерезать Камилле горло, но её готовность умереть остановила его.
  - Слишком быстрый и простой выход для тебя, детка. Ты заслуживаешь большего! - Принц кровожадно оскалился, и по спине княжны заструился пот. - Боишься? Правильно. Ты будешь умирать долго и мучительно. Для начала я подарю тебя Жерару, которого ты боишься и ненавидишь больше, чем меня. А потом... - Марвин злорадно расхохотался, подмигнул ополоумевшей от страха девушке и перенёсся в кабинет управляющего.
  Эльф отложил ручку и с любопытством взглянул в сияющее лицо друга:
  - Что тебя так развеселило?
  - Камилла, - ответил Марвин и присел на край стола. - Я хочу, чтобы ты на время взял её себе.
  - И что я с ней буду делать?
  Принц Аргора широко улыбнулся:
  - Всё, что захочешь. И желательно в двойном размере.
  - Мало мне Джирмы, теперь ещё и с твоей рабыней разбирайся? Что ты с ней вообще возишься, Марви? - возмутился Жерар. - Тебе она не нужна, мне - подавно, а отдать её в общее пользование мы не можем - слишком много слышала. Перережь ей горло, и дело с концом.
  - Слишком просто, - замотал головой Марвин. - Я подумываю нарушить традицию, и отдать её Кошке. Камилла племянница покойного императора, и её смерть в лапах Джирмы будет весьма символична.
  - Шутник, - буркнул эльф. - Вот и держал бы её в своих покоях до пира.
  - Я доверяю тебе такую ценность, а ты ворчишь!
  - С тобой невозможно говорить серьёзно, Марви.
  - Тогда займёмся делами.
  - Неужели ты вспомнил о Джирме? - усмехнулся Жерар.
  - Я никогда о ней не забывал. Поэтому ты продолжишь изучать свои бумажки, а я вернусь в лабораторию и продолжу полезные для Элларда и Цитадели изыскания.
  Эльф взял ручку и многозначительно посмотрел на друга:
  - Меньше болтовни, принц.
  - Я сделаю всё, как надо! - гордо заявил Марвин и исчез.
  - А куда ты денешься, - брюзгливо пробормотал Жерар и придвинул к себе бумаги.
  
  Как только Марвин исчез, Камилла повалилась на пол и зарыдала в голос. Пока она принадлежала принцу Аргора, её существование, по меркам Цитадели, было вполне сносным. Княжна сумела убедить себя, что и в Джирме можно неплохо устроиться, если попасть в хорошие руки. Она даже немного гордилась тем, что принц Аргора сделал её своей игрушкой, и старательно угождала ему. Постепенно княжна уверовала, что Марвин по-своему привязался к ней и воспринимает её, как своеобразное домашнее животное. Девушке даже стало казаться, что он почти простил ей дурацкую выходку с заклятьем. Конечно, она не ждала, что Марвин простит её окончательно и отпустит на свободу, но надеялась на лёгкую и быструю смерть, в тот день, когда наскучит ему. Однако слова Марвина развеяли иллюзии княжны - его ненависть не ослабела ни на йоту. Утерев бесполезные слёзы, Камилла вспомнила слышанные от рабов ужасные истории о кровавых жертвоприношениях Кошке и похолодела, осознав, какой конец уготовил ей принц Аргора.
  - Что я тебе сделала, Марви? - Девушка запустила пальцы в волосы и с силой сжала ладонями виски. - Я с лихвой искупила наложенное на тебя заклятье! Я выполняла любую твою прихоть!
  В спальню вошёл раб со стопкой чистого белья в руках и начал перестилать постель принца, с сочувствием поглядывая на плачущую в углу красавицу. Камилла заносчиво вскинула голову:
  - Что вытаращился?!
  - Тебе плохо, Мила? Может, позвать друида?
  'Друида? Конечно же!' - подумала княжна, и в ней вспыхнула надежда. Не сводя несчастных глаз с раба, девушка села и жалобно всхлипнула:
  - Если бы ты только знал, как обращается со мной принц. - Она доверчиво взглянула на слугу, и тот мгновенно попал под обаяние голубых, как незабудки, глаз.
  - Он вернётся только вечером, - неумело утешил её раб, подошёл и осторожно погладил девушку по роскошным пшеничным волосам. - Потерпи, я позову друида.
  Раб помог Камилле подняться, отвёл её в гостиную и уложил на кушетку. Руки мужчины дрожали, касаясь её тела. В другой жизни, княжна с удовольствием залепила бы нахалу пощёчину, но сейчас ей нужна была помощь.
  'Хорошего понемножку. Пора тебе отправляться за друидом', - подумала она и издала жалобный стон.
  - Потерпи, я быстро, - пробормотал раб и выскочил в коридор.
  Друид действительно появился быстро. Он сел на кушетку рядом с Камиллой, задрал шёлковое платье и положил руку на оголённый живот.
  - Зачем ты оторвала меня от дел? Ты в полном порядке, Мила.
  - Я хотела поговорить с Вами, Рениус.
  - О чём?
  - О принце Аргора и его приятеле эльфе.
  Друид опасливо покосился на дверь спальни, за которой раб заканчивал перестилать постель принца, склонился к княжне и заинтересованно взглянул ей в глаза:
  - Однажды ты уже ввязалась в интригу против Марвина и оказалась в Цитадели. Теперь ты ищешь смерти?
  - Да. Но я не желаю умирать в когтях Кошки!
  - Такова воля принца, - равнодушно пожал плечами друид.
  - Но я хочу отомстить ему за свою смерть! Пусть Бернар узнает о планах своего драгоценного наследника. Прошу Вас, расскажете ему.
  - Непременно, если твоя информация окажется интересной.
  Камилла облизнула сухие губы:
  - Марвин и Жерар овладели магией перемещения и собираются покинуть Аргор.
  - А доказательства?
  - Сегодня утром принц появился в спальне. И он не пользовался дверью! А пару дней назад они при мне обсуждали план побега с Аргора.
  - Зачем им бежать?
  - Марвин думает, что Бернар хочет убить его.
  - Убить? - растерялся друид. - Но зачем?
  - Принц считает, что, по приказу Бернара, друиды что-то сделали с его сознанием, и теперь он сходит с ума.
  Рениус побледнел, как полотно, и, понизив голос, спросил:
  - Ты уверена?
  - Да.
  Друид озабоченно подёргал кончик носа, вновь покосился на дверь спальни и прошептал:
  - Это воистину бесценные сведения, девочка. Ты заслужила лёгкую смерть.
  - Так Вы напишите Бернару? - с надеждой спросила Камилла.
  - Конечно, - кивнул Рениус и полез в карман широкого балахона. - Когда они собираются бежать?
  - Эльф торопит принца, но тот, похоже, чего-то ждёт.
  - Хорошо. - Друид протянул княжне пузырёк. - Выпей, это упокоит тебя. - Камилла схватила пузырёк и, боясь, как бы друид не передумал, залпом выпила сироп, благоухающий шевийскими яблоками, и закрыла глаза. Тело её расслабилось, дыхание стало глубоким и медленным. Рениус положил руку на живот девушки, пробормотал заклинание, и по её стройным ногам потекла кровь. Камилла беспокойно зашевелилась, но друид погладил её по голове, и она снова расслабилась. Крови становилось всё больше, а грудь княжны вздымалась всё реже. Наконец, она испустила последний вздох, и Рениус встал. Вытерев окровавленные ладони о платье княжны, он прикрыл труп пледом и поспешил в кабинет управляющего.
  - Простите, сударь, что отвлекаю Вас, но у меня плохие новости! - с поклоном произнёс он.
  - В чём дело? - Жерар оторвался от бумаг и насторожено взглянул на Рениуса.
  - Рабыня принца умерла, сударь.
  - Камилла? - удивился Жерар. - Час назад с ней было всё в порядке.
  - Полчаса назад за мной прибежал слуга. Я поспешил в покои принца, но было поздно. Камилла истекла кровью, сударь.
  - Она была беременна? - нахмурился эльф. - Жаль, что мы прозевали. Хороший бы получился маг. Неужели ничего нельзя было сделать, Рениус?
  - Простите, сударь. Если бы меня позвали раньше... - Друид заискивающе улыбнулся.
  Жерар исподлобья смотрел на Рениуса. Его так и подмывало взять друида за шкирку, переместиться в пыточную камеру и вытрясти из него правду. Но время вступать в открытое противостояние с Совами ещё не пришло. Сначала, нужно было разобраться, что за игру они ведут, и какое отношение к ней имеет Бернар. Эльфа не прельщала перспектива оказаться вдвоём с Марвином против всей касты.
  - Убирайся, головотяп! - презрительно бросил Жерар и встал, намереваясь переместиться в лабораторию.
  Рениус, как ошпаренный, выскочил из кабинета, трусливо огляделся и бросился в свою комнату. Благодаря Камилле, он стал обладателем крайне важной информации и должен был, во что бы то ни стало, донести её до Синкоплуса. Но как? Цитадель он покинуть не мог - его служба в Джирме была пожизненной. Таких сов, как Рениус, в Джирме жило несколько. Раз в десять лет молодые целители собирались в Лихте и тянули жребий, ибо одному из них предстояло стать привилегированным рабом Цитадели. Однажды роковой жребий пал на Рениуса, и с тех пор его нога не ступала за стены Джирмы...
  Рениус взял в руки перо и задумался. Он любой ценой должен был сообщить Синкоплусу о том, что принц Аргора знает, что его сознание изменено. Подробно изложив разговор с Камиллой на бумаге, друид адресовал письмо главе Сов, спрятал его во внутренний карман балахона и забарабанил пальцами по столешнице: он не мог воспользоваться джирмийской почтой, а до догмарских гостиниц ещё нужно было добраться.
  В течение следующей недели Рениус, занимаясь повседневными делами, начал совершать нелепые поступки. Он путал лекарства и названия трав, а временами замирал у окна и подолгу смотрел в небо. Вскоре друид с удовлетворением ловил на себе подозрительные взгляды джирмийцев. Он понял, что его час настал, и глубокой ночью, накинув краденный алый плащ, прокрался на конюшню и оседлал волшебного коня. Один из конюхов-рабов с удивлением посмотрел на него и, не говоря ни слова, вышел. Рениус бросил ему вслед злобный взгляд, вскочил в седло и понёсся к воротам.
  - По личному распоряжению принца Аргора! - крикнул он стражникам, и конь внёс его на Тайную тропу.
  Рениус сошёл с тропы за пределами Догмара и, оставив в лесу коня и плащ, побежал к городу. В первой же гостинице, запыхавшийся друид вручил почтарю письмо.
  - Отправь срочно! Синкоплус заплатит! - выдохнул он, выскочил на улицу и помчался прочь. Рениус пробежал целый квартал, прежде чем кошки окружили его. - Я не хочу жить в тюрьме! - проорал он, выхватил из кармана пузырёк и выпил настой.
  Когда джирмийцы подошли к друиду, его глаза были пусты, а с губ стекала слюна. Кошки подхватили беглеца под руки и поволокли в Цитадель. Почти сутки они пытались добиться от Рениуса, зачем он сбежал, но тщетно. Друид превратил себя в полного дебила и не реагировал ни на слова, ни на боль. Разгневанный Жерар приказал джирмийским друидам привести своего соплеменника в норму, однако, взглянув на Рениуса, те лишь развели руками:
  - У этого зелья нет противоядия.
  Жерар скрипнул зубами и приказал пытать друидов. Бесполезно. Друиды на самом деле не знали противоядия, а так же не понимали, что толкнуло Рениуса к побегу. В конце концов, Жерар прекратил пытки. Друиды вернулись к исполнению своих обязанностей, а эльф послал кошек в Догмар, приказав выяснить, что Рениус делал в городе. Доклад разведчиков не порадовал его.
  - Он отправил письмо Синкоплусу! - ворвавшись в покои принца, сообщил Жерар. - Камилла сдала нас, Марви!
  - Надо было вырвать язык этой ядовитой змее! - в сердцах произнёс Марвин и посмотрел на скалящуюся с потолка Джирму. - Но, если Бернар всё знает, почему мы до сих пор живы?
  - Не знаю. - Эльф упал в кресло и достал трубку. - Либо он выжидает, либо всё идёт по его плану.
  - Или Совы действуют сами по себе, - прошептал принц.
  - Это был бы лучший вариант для нас.
  - Не слишком на него рассчитывай, - буркнул Марвин и повернулся к двери: - Входи, Питер.
  - В Догмар прибыл Эллард с новой партией рабов.
  - Я встречусь с ним завтра утром, - кивнул принц, и Питер ушёл.
  - Ты говорил, что полторы недели назад он был в Вирме. Как он сумел добраться так быстро? - нахмурился эльф.
  - Это же Принц Попрошаек. Видно разговор со мной заставил его поторопиться. - Марвин плюхнулся на кровать и уставился в потолок. - Ситуация вышла из-под контроля, Жерар.
  - Спокойнее, Марви. Не забывай, на тебе заклятие Сов.
  - Которое я не вижу, - скрипнул зубами принц.
  - Жаль, что нельзя выпотрошить парочку местных друидов, не привлекая внимания джирмийцев.
  - Жаль, - согласился Марвин и раздражённо скривился: - Ненавижу ждать! Почему Бернар медлит?
  - Давай решим вопрос с Принцем Попрошаек, а потом подумаем о предводителе.
  - Давай, - вздохнул Марвин и поднялся: - Пойду в лабораторию. Нужно ещё раз хорошенько всё проверить.
  - Я с тобой. - Эльф встал, и спальня опустела.
  
  Глава 8.
  Заклятия Сов.
  
  Элларду не давала покоя встреча с принцем Аргора. Их разговор остался незаконченным, и, если бы не обязательства перед кланом, он помчался бы в Догмар той же ночью. Вместо этого Элларду пришлось дождаться утра и заняться насущными делами. Он утешал себя тем, что через три недели вновь увидит друга и обязательно поговорит с ним.
  После завтрака Принц Попрошаек осмотрел товар. Напуганные судьбой своих товарищей, поставщики постарались на славу, и, несмотря на скверное настроение, Эллард удостоил их похвалы. Объявив, что новая партия рабов должна быть готова через два месяца и что он лично приедет за ними в Аббику, он приказал готовить караван в дорогу. Ровно в полдень обоз покинул Вирму и потащился по пыльному тракту в сторону Аврура. Эллард с досадой смотрел на вереницу телег: тягловые лошади при всём желании не могли двигаться быстро, а ему так хотелось скорее оказаться в Догмаре. И он решился на эксперимент. Дождавшись ночи, Эллард потихоньку прокрался в конюшню и обошёл всех лошадей своего обоза. Он не решился довести их до совершенного состояния джирмийских коней, но существенно увеличил их резвость и выносливость. Попрошайки благоразумно промолчали, когда наутро их тягловые лошади побежали со скоростью скаковых. Обоз стремительно нёсся по дорогам, вызывая удивление и недоумённые взгляды аргорцев. Хамелеоны с благоговением смотрели на своего Принца, но то никак не реагировал на их восхищённые взгляды. С каждым днём Эллард становился всё более рассеянным, путал имена своих приближённых и забывал, о чём только что говорил с Дишарой. Эллард знал, что когда-то странствовал с Марвином, но как они подружились и зачем отправились в путешествие вспомнить не мог. 'У нас всё-таки была цель. Что мы искали, Марви? Почему ты спросил об Урсе? Мы искали его? Зачем нам понадобился этот старый пьяница? Ты должен мне всё объяснить, Марви! Мы же друзья... По крайней мере, были ими! Наверное... Что со мной? Помоги мне, Марви!'
  Караван достиг Догмара в рекордно короткие сроки - десять дней вместо трёх недель. К моменту прибытия в город Кошек Эллард был настолько плох, что даже встречу с Марвином в Вирме помнил смутно. В голове вора крутилась лишь одна мысль: 'Я должен встретиться с принцем Аргора!' Эллард не понимал, зачем ему нужна эта встреча, но желание увидеть принца было единственной нитью, связывающей его с жизнью. Свита смотрела на Элларда, как на сумасшедшего, а Дишара ни на шаг не отходила от возлюбленного, опасаясь, что без неё он окончательно потеряет человеческий облик. Порой Эллард действительно напоминал животное: он ел, пил и спал с Дишей, потому что это было естественно и просто. А болтовню красивой самки он пропускал мимо ушей, поскольку говорила она не о принце Аргора...
  Едва переступив порог дома Мишеля, главы догмарских хамелеонов, Эллард послал гонца в Джирму и, несмотря на ранний вечер, лёг спать, приказав разбудить его, когда приедет принц Аргора. Мишель отвёл безумного Принца в спальню и бросился писать Лорану. О том, чтобы вызвать в особняк друида, главный догмарский хамелеон не помышлял, опасаясь скорого на расправу Элларда.
  Представители Цитадели прибыли в особняк хамелеонов рано утром. Кошки в роскошных алых плащах, на крепких, статных лошадях заполонили двор, и, несмотря на ранний час, жители окрестных домов прильнули к окнам, чтобы своими глазами увидеть прославленного принца Аргора и его великолепную свиту.
  Марвин спешился и неторопливо подошёл к Элларду. Джирмийцы и хамелеоны с любопытством наблюдали за встречей знаменитой парочки, которая год назад своими похождениями потрясла Мир. Принц Аргора пожал руку Принцу Попрошаек, скользнул взглядом по Дишаре, такой же миниатюрной и черноволосой, как его жена, и скомандовал:
  - Начнём!
  Эллард восторженно кивнул. Он наконец-то встретился с Марвином, и теперь ему было наплевать на всё. Вору хотелось немедленно поговорить с другом, но почтительно выжидающие взгляды кошек и хамелеонов смутили его. Окружающие явно чего-то ждали, и Эллард вопросительно посмотрел на Мишеля.
  Поймав рассеянный взгляд Принца Попрошаек, глава хамелеонов Догмара шагнул вперёд и низко поклонился принцу Аргора:
  - Прошу за мной, сударь.
  Марвин отвёл глаза от радостного и растерянного лица друга и пошёл за Мишелем, с трудом сохраняя спокойствие: заклинание Сов почти разрушило мозг Элларда. От стыда принц Аргора готов был провалиться сквозь землю: за десять дней он ни разу не взглянул на друга. Он уверил себя, что справится с колдовством Друидов, и спокойно ждал прибытия Элларда в Догмар. 'Почему я решил, что это заклинание не опасно? - ругал он себя. - Эл ещё в Вирме жаловался, что почти ничего не помнит! Три недели убили бы его! Какое счастье, что он добрался за десять дней! - Принц Аргора виновато покосился на друга. - Потерпи немного, Эл! Обещаю, сегодня вечером я помогу тебе!'
  Мишель услужливо распахнул тяжёлую дверь, и Марвин вступил в большое полуподвальное помещение, где на полу сидели будущие рабы Цитадели.
  - Встать! - приказал глава догмарских хамелеонов.
  С ненавистью глядя на джирмийцев, люди, понукаемые палками надсмотрщиков, поднялись и выстроились неровной линией. Марвин прошёл вдоль неё, придирчиво разглядывая товар и вернулся к Мишелю:
  - Пятьдесят тысяч за всех!
  - По рукам! - встрял Эллард.
  Хамелеоны и джирмийцы недоумённо зашептались, а Мишель подскочил к Принцу Попрошаек и гневно прошипел:
  - Что ты наделал, Эл?! Это же четверть обычной цены!
  - Да кто ты такой, чтобы указывать мне?! - взъярился Эллард. - Раз уж на то пошло, Марвин мой друг, и я с него денег не возьму! Пусть забирает всех даром!
  - Успокойся, Эллард. - Дишара обняла возлюбленного за талию и хотело поцеловать в щёку, но Принц Попрошаек оттолкнул девушку и посмотрел на неё так, словно увидел впервые.
  - Кто ты такая?
  - Не пугай меня, Эл... - пролепетала девушка, чувствуя, как земля уходит у неё из-под ног.
  Принц Попрошаек оглядел Дишару с головы до ног и подтолкнул её к Марвину.
  - А это лично тебе, дружище.
  Подвал загудел, как пчелиный рой, обсуждая неожиданный поступок Элларда. И только Жерар хмуро смотрел на друга, ожидая, как он поступит: отказ от подарка главного работорговца стал бы пощёчиной клану Хамелеона. И эльф знал, что Марвин способен дать пощёчину попрошайкам, в угоду Элларду, который вечером придёт в себя и поинтересуется, где его любовница. Жерар видел, что Марвин, с преувеличенным интересом ощупывая и разглядывая Дишару, отчаянно ищет способ спасти её для друга. И он знал, что такого способа нет.
  Но принц Аргора всё же попытался выкрутиться. Он скептически улыбнулся, пристально взглянул в глаза Элларду и чётко, с расстановкой произнёс:
  - Чем она провинилась перед тобой, Эл? Весь Аргор думал, что это твоя невеста.
  - Ты отказываешься от моего подарка? - искренне расстроился вор, и лицо его исказилось от горя.
  Чувствуя, Принц Попрошаек вот-вот разрыдается, Марвин поспешно обнял Дишару и ласково сказал:
  - Спасибо, Эл. Она прелесть.
  Дишара с тоской взглянула в безрассудно счастливое лицо Элларда. 'Он ненадолго переживёт меня', - подумала она и уткнулась в плечо принца Аргора. Марвин машинально похлопал девушку по спине и повёл к дверям.
  - Заплати им пятьдесят тысяч, Жерар! - бросил он на ходу.
  Эльф молча отсчитал деньги, кинул кошель под ноги Принцу Попрошаек и последовал за другом. Эллард перешагнул кошель и, как зачарованный, двинулся за ними. Он не хотел отпускать Марвина без долгожданного разговора, но Жерар преградил ему дорогу.
  - Что тебе надо, попрошайка?
  - Поговорить с принцем!
  - Он не хочет беседовать с тобой! - Эльф положил ладонь на рукоять меча.
  - Но почему? - опешил вор. - Мы же друзья!
  Мишель подобрал кошель, подскочил к Элларду и взял его под руку.
  - До свидания, Жерар, - быстро сказал он и силой потащил упирающегося Принца за собой.
  
  На полном скаку Марвин ворвался в ворота Цитадели и остановил коня возле конюшни. Спешившись, он завёл Ветерка в денник, снял с него седло и, взяв в руки скребок, стал чистить лоснящуюся шерсть.
  - Так нельзя, Марви, - тихо сказал Жерар, подходя к другу.
  - Я бросил его, - прошептал принц.
  - Элларду повезло уже в том, что ты вовремя встретился с ним, - возразил эльф.
  Марвин отложил скребок и посмотрел на друга:
  - Сейчас Дишару заклеймят. Я не должен был допустить этого. А вдруг Эл любит её? Как я посмотрю ему в глаза, когда он вспомнит?
  - Мы все ходим по лезвию меча.
  - Я бы не простил, если б Эллард так поступил с Ильмарой, - замотал головой Марвин.
  - Брось! Дишара не Ильмара. И Эллард не такой, как ты думаешь.
  - А какой?
  - Снимешь заклятье - увидишь.
  - А что делать с Дишарой?
  - Хочешь, я убью её, чтобы ты перестал нервничать?
  Марвин сжал губы и погладил Ветерка по жемчужно-серой шее.
  - Я сам.
  - Как хочешь.
  - Пусть её приведут в мои покои. - Принц повернулся и направился к дверям.
  Однако исполнить задуманное оказалось не просто. Когда Марвин подошёл к своим покоям, он не нашёл сил войти внутрь. Стоило ему вспомнить о том, что Дишара похожа на Ильмару, и её убийство показалось ему актом высшей несправедливости. Развернувшись, принц Аргора зашагал прочь. Несколько часов Марвин потерянно просидел в лаборатории, а потом отправился на ужин в трапезный зал. Он мысленно усмехнулся, заметив, как вслед за ним в зал вошёл Жерар, и тут же забыл о нём. Марвину хотелось напиться и перестать думать, о чём бы то ни было. Так он и сделал. Джирмийцы, обрадованные его появлением в трапезном зале, наперебой предлагали Марвину выпить, и он не отказывал никому. К полуночи принц едва держался на ногах. Жерар довёл его до спальни, усадил на кровать и хотел помочь раздеться, но Марвин отбросил его руку и указал на дверь:
  - До завтра, дружище.
  - Уверен?
  - Абсолютно.
  Эльф с сомнением посмотрел на друга, но спорить не стал. Едва дверь за ним закрылась, Марвин стянул с себя плащ, бросил его на пол и вдруг заметил Дишару. Девушка на стуле в углу комнаты и смотрела в пол. Марвин развалился на кровати и мутным взглядом скользнул по длинным, густым волосам рабыни. Они магнитом притягивали джирмийца. Ему захотелось зарыться в них лицом и узнать, пахнут ли они травами Задумчивого леса.
  - Иди сюда! - приказал он, и девушка послушно приблизилась к кровати.
  Марвин схватил рабыню за руку, притянул к себе и уткнулся лицом в её тёмные волосы. Они пахли не так, как волосы его жены, но были такими же мягкими и шелковистыми. Принц приглушённо хихикнул и стал ощупывать и поглаживать рабыню, сравнивая её с Ильмарой. Дишара была такой же трепетной и покорной, а полумрак спальни и пьяный взгляд Марвина смазывали её черты и делали похожей на Ильмару всё больше и больше.
  - Мара... - простонал он и, рванув платье, обнажил её полные груди.
  Треск рвущейся ткани словно вывел Дишару из ступора, и, пронзительно вскрикнув, она попыталась оттолкнуть джирмийца.
  - Прекрати, Мара. Я не собираюсь снова насиловать тебя, - досадливо поморщившись, произнёс принц и всем телом навалился на неё. - Я люблю тебя, девочка.
  Дишаре было всё равно, что говорит джирмиец.
  - Не нужно прикидываться добреньким, как Принц Попрошаек! - истерично рассмеялась она. - Поступить со мной хуже, чем Эл, Вы не сможете!
  - А вот тут ты ошибаешься, девочка, - грустно сказал Марвин, нежно провёл ладонью по прямым тёмным волосам и поцеловал девушку в губы. - Ты прекрасна, Мара. Я должен убить тебя. Я обещал.
  - Кому? Элларду?
  - При чём здесь Эл? Я обещал себе, Мара.
  - Я не Мара! - взвизгнула Дишара.
  Крик рабыни болью отозвался в сердце Марвина. Он резко откатился в сторону и столкнул девушку с кровати.
  - Кто ты? - хрипло спросил он.
  - Дишара.
  - Зачем ты здесь?
  Девушка испуганно вжалась в ковёр, понимая, что пьяный джирмиец сошёл с ума.
  - Что ты молчишь? - прорычал Марвин. - Отвечай!
  Но Дишара не могла выполнить приказ: от страха у неё пропал голос. Принц Аргора пришёл в ярость. Спрыгнув с кровати, он схватил девушку за волосы и, приподняв над полом, глумливо поинтересовался:
  - Ты немая?
  - Нет, сударь... - простонала Дишара.
  - Тогда отвечай! Зачем ты здесь?
  - Принц Попрошаек подарил меня Вам.
  Марвин попытался осмыслить услышанное, но алкогольные пары и длинные чёрные волосы рабыни туманили мозг. И принцу вновь показалось, что он видит перед собой жену. Он подхватил девушку на руки и уложил на кровать:
  - Прости, что сделал тебе больно, Мара, - прошептал Марвин и припал к её обнажённой груди.
  Дишара решила не спорить с ненормальным джирмийцем, тем более что её тело невольно откликнулось на его страстные ласки. В отличие от Элларда, который постепенно доводил девушку до экстаза, Марвин обрушился на неё, как ураган. Сама не заметив как, Дишара утонула в водовороте его темперамента, полностью отключившись от действительности.
  А пьяный Марвин прощался с женой, стараясь доставить ей максимум удовольствия. Он и сам хотел запомнить эту ночь навсегда, не понимая, что лишь игра его разгулявшегося воображения превратила Дишару в Ильмару. Получив в подарок любовницу друга, Марвин собирался убить её, чтобы она навсегда осталась собственностью Элларда. Но одурманенное вином сознание сыграло с джирмийцем злую шутку: Дишара стала воплощением самого страшного его кошмара - Ильмара в Джирме, и он намеревался покончить с ним...
  Марвин выпустил обессилевшую девушку из объятий, и та не сразу сообразила, где находится и кто лежит рядом, а когда поняла - прижалась к джирмийцу, и беззвучно заплакала. Принц нежно провёл пальцами по щеке жены и встал. Он сотворил бокал вина, жадно выпил его, а затем вновь наполнил бокал, но не вином, а ядом. Тяжело вздохнув, Марвин протянул смертельный напиток девушке:
  - Выпей, Мара!
  Дишара села, дрожащей рукой взяла бокал и сделала маленький глоток.
  - Ложись! - приказал джирмиец и, взяв бокал из рук девушки, уничтожил его.
  Рабыня вытянулась на постели. Марвин заботливо укрыл её одеялом, сел рядом и взял за руку, наблюдая, как блекнут голубые глаза возлюбленной. Дишара последний раз вздохнула и замерла.
  - Прощай, Мара, - с горечью произнёс принц Аргора и, поцеловав мёртвую девушку в лоб, встал.
  'Я сделал всё, как надо', - твёрдо сказал он себе, однако чувство вины не пропало. Кое-как натянув одежду, Марвин в последний раз взглянул на мёртвую жену и переместился к Элларду. Вор был один. Марвин упал в кресло и скинул завесу невидимости.
  Эллард взглянул на пьяного взлохмаченного друга и вскочил:
  - Наконец-то ты пришёл, Марви!
  - Я убил Ильмару... - отрешённо произнёс принц Аргора, и в его руке появилась бутылка вина. - Я убил её...
  - Кто такая Ильмара?
  - Моя жена.
  - Понятно, - равнодушно сказал Эллард и счастливо улыбнулся. - Как хорошо, что ты пришёл, Марви!
  Принц Аргора с досадой взглянул на вора.
  - Ах, да, Друиды. - Он протянул руку и потрепал друга по волосам, разрушая заклятье.
  Эллард схватился за голову и застонал:
  - Ты что, сдурел? Мне же больно.
  - Знаю, но придётся потерпеть! - развязно произнёс Марвин, хлебнул вина и с садистским удовольствием предупредил: - Сейчас будет ещё больнее.
  Вор вскрикнул, согнулся пополам, и его начало рвать. Принц Аргора пил вино и невозмутимо наблюдал, как друг корчится от боли, а когда тот пришёл в себя, сказал:
  - С возвращением, Эл.
  Принц Попрошаек попытался ответить, но тошнота вновь подступила к горлу, и он стал судорожно глотать воздух.
  - Как ты мог убить Ильмару? Она же в Шеве, - наконец, прошептал он и зашёлся в приступе рвоты.
  Марвин поставил бутылку на пол и задумался:
  - Кого же я тогда убил?
  - Откуда я знаю, - проворчал вор, вытирая губы. - Наверное, какую-нибудь рабыню.
  - Рабыню, - повторил Марвин и, вспомнив длинные тёмные волосы и миниатюрную фигуру Дишары, простонал: - Я сволочь, Эл! Я убил твою любовницу.
  - Да, шут с ней! Лучше скажи, почему ты так долго не приходил, Марви? - Принц Попрошаек подёргал друга за рукав. - Пойдём, здесь ужасно пахнет.
  Принц Аргора фыркнул, и они оказались в соседней комнате.
  - Ты тоже сволочь, Эл! - весело произнёс Марвин. - Я думал, ты любишь её! - Он устроился в широком бархатном кресле и глотнул вина.
  - Бедная Дишара... В постели она затмевала лучших шлюх хамелеонов! А ведь я взял её девственницей! - самодовольно сообщил вор. - Надеюсь, ты переспал с ней, прежде чем убить?
  - И не надейся! - оскалился джирмиец. - Мне помешали морально-этические проблемы, навязанные тобой. Я планировал женить тебя на ней, но... напился.
  - Напился?! - картинно возмутился Эллард. - Как тебе не стыдно, Марвин? Я тут сижу под страшным заклятием, а ты пьянствуешь и не торопишься освободить меня!
  - Ещё скажи, что это я виноват в том, что Совы решили убить тебя!
  - Конечно! Кто привёз меня в Конту?
  - Что ж, раз я приношу тебе лишь неприятности, в новый поход я отправлюсь без тебя! - Марвин поставил бутылку на стол и поднялся. - Пока, Эл.
  - Сдаюсь! - завопил Принц Попрошаек и вскинул руки: - Когда отправляемся?
  Марвин рассмеялся, сел в кресло и взял бутылку.
  - Скоро.
  В руках Элларда тоже появилась бутылка.
  - За новое путешествие! - провозгласил он и сделал большой глоток. - Тебе так быстро надоело быть принцем Аргора?
  - Ага, - кивнул Марвин. - К тому же, Бернар хочет убить меня.
  - Ого! - присвистнул Эллард. - Что ты ему сделал?
  - Не знаю, да и какая разница.
  - Не узнаю тебя, Марви. Раньше ты казался мне более рассудительным. Неужели тебе не интересно, за что тебя хотят убить?
  - Представь себе, нет.
  - На нет и суда нет, - беспечно заявил вор и плюхнулся в соседнее кресло. - А куда мы идём?
  - В другой Мир. Но сначала нужно выкрасть письмо Леопольда.
  - И где оно?
  - У Бернара.
  - Собираешься обчистить самого императора? Уважаю!
  - Рад, что с Вами всё в порядке, Ваше высочество, - раздался насмешливый голос Жерара. Он ехидно посмотрел на Принца Попрошаек и ухмыльнулся. - Ты законченный мерзавец, Эл.
  Эллард непонимающе уставился на Марвина:
  - А этот что здесь делает?
  - Жерар идёт с нами. - Марвин зевнул и, откинувшись на спинку кресла, закрыл глаза.
  - Понимаю, принц без свиты...
  - Заткнись, Эл, - оборвал его Жерар. - Чем пустозвонить, посмотри лучше на друга, и повнимательней. Ты ничего не видишь?
  - А что я должен видеть? - проворчал вор, но всё же последовал приказу джирмийца и внимательно взглянул на Марвина. - Одежда немного помята, пьян в дугу. Понимаю, с точки зрения джирмийца, выглядит он не очень, но для нас, Хамелеонов, он в норме.
  - Загляни в его сознание, Эл! - терпеливо сказал эльф и, как бы невзначай, положил ладонь на рукоять меча.
  Эллард почесал затылок, поставил бутылку на пол и сосредоточился на сознании Марвина:
  - Кошка вас раздери! Проклятые Совы! Везде успели нагадить!
  Жерар облегчённо вздохнул.
  - Ты видишь заклинание. Прекрасно. Снимай его! - жёстко приказал он, и Принц Попрошаек послушно кивнул:
  - Сейчас. Это сложно, но я постараюсь, сударь.
  Жерар сжал рукоять меча. Он не видел, что делает Эллард и нервничал. Неожиданно Марвин подскочил, и его затрясло, как в лихорадке.
  - Что происходит? - стуча зубами, проговорил он и вцепился в подлокотники кресла. - Что ты делаешь, Эл?
  Эллард не ответил. Напряжённо сморщив лоб, он старательно распутывал хитроумное заклятие Сов. Марвин выгнулся дугой и закусил губу, сдерживая крик, ему казалось, что стая озверевших рыб рвёт его сознание на части. Неимоверным усилием воли, он заставил себя замолчать и, подавшись вперёд, схватил Элларда за руку:
  - Прекрати это, Эл!
  Жерар подскочил к ним и высвободил руку вора:
  - Не двигайся, Марви! Эл снимает заклятье Сов.
  - Вы рехнулись? - Марвин дёрнулся, но эльф удержал его за плечи. - Прикажи ему остановиться, Жерар! Ты же помнишь, сколько друидов колдовали надо мной!
  - Выбора нет, Марвин, - сурово покачал головой эльф. - Либо Эл, либо никто!
  Принц Попрошаек шумно выдохнул и взял с пола бутылку:
  - Всё! - Он отсалютовал бутылкой Марвину: - За здоровье принца Аргора, душевное и физическое!
  - Клоун! - фыркнул Жерар и с беспокойством посмотрел на Марвина. - Как ты себя чувствуешь?
  - Абсолютно трезвым и здравомыслящим. - Принц Аргора встал. - Спасибо тебе, сын Прощелыги.
  - Не называй меня так! - насупился Эллард.
  - А как мне тебя называть? Кто ещё в Аргоре способен вот так, запросто, разрушить магию десятка Сов?
  - Ты!
  - Возможно, но для этого мне пришлось бы месяц торчать в лаборатории. Так что, спасибо тебе, сын Прощелыги. - Марвин слегка поклонился другу и серьёзно добавил: - И оставайся в Догмаре, Эл. Я сообщу тебе, когда мы будем готовы к путешествию.
  - Уже уходишь? - обиженно спросил вор. - Мы же только начали пьянку.
  - В другой раз. - Марвин хмуро взглянул на эльфа: - Пошли, Жерар. У нас много дел.
  Джирмийцы исчезли, и Эллард поморщился:
  - Под заклятьем он нравился мне больше. Аскет несчастный! Ну и фиг с вами! Сам развлекусь! - Он поднялся из кресла, задумчиво повертел головой и через стену шагнул на тёмную улицу.
  
  В тихий предрассветный час Марвин вошёл в конюшню и оседлал Ветерка.
  Вернувшись в Джирму, принц попросил Жерара оставить его одного и долго сидел в кресле, раздумывая, что делать дальше. Он равнодушно проследил, как рабы выносят из его спальни тело Дишары, меняют постель и окуривают комнату благовониями. Наконец, рабы ушли, и Марвин перебрался на кровать. Он раз за разом прокручивал возможные варианты будущего, и каждый раз заходил в тупик. И выход из этого тупика закрывал Бернар! 'Как ни крути, а встречи с предводителем не избежать. Интересно, как он отреагирует на то, что на мне больше нет заклятия Сов?' И Марвин решил, что раз всё упирается в Бернара, то и тянуть нечего. Свиту он решил оставить в Джирме.
  Принц вскочил на Ветерка и помчался к воротам Цитадели. Когда он ворвался на Тайную тропу и понёсся в направлении Дарры, часовые-джирмийцы обеспокоено переглянулись.
  - Куда это он?
  - И без свиты.
  Джирмийцы помолчали, а потом старший по караулу приказал:
  - Аскольд, доложи Жерару, что принц уехал. Сдаётся мне, Марвин ничего не сказал ему...
  Услышав об отъезде друга, эльф выругался и приказал:
  - Чтобы через минуту свита принца была в сёдлах! - Он схватил плащ и бросился на конюшню: ' Бестолочь! Зачем добровольно совать голову в петлю?'
  Жерар влетел на конюшню, где конюхи уже седлали лошадей для золотых кошек. Он вскочил на своего коня, выехал во двор и остановился перед воротами. Свита принца Аргора собралась за пятнадцать минут.
  - Вперёд! - скомандовал Жерар и ринулся в тоннель.
  Эльф сломя голову мчался по Тайной тропе, надеясь перехватить Марвина в дороге и спасти от эшафота...
  
  Принц Попрошаек вышел к завтраку с каменным лицом. Он скупо кивнул Мишелю и, сев рядом с ним, недовольно оглядел стол.
  - Хотите чего-нибудь особенного, сударь? - сухо поинтересовался глава догмарских хамелеонов.
  - Нет, - буркнул Эллард, лениво помешивая серебряной ложечкой чай.
  Некоторое время Мишель молчал, но сын Лорана становился всё более мрачным, и он рискнул снова завести разговор.
  - Какие у Вас планы, Эллард? Может, хотите развлечься? Давайте устроим праздник в Вашу честь.
  - Не хочу! - сквозь зубы процедил Принц Попрошаек. - Завтра утром отправляюсь в Аббику!
  - А как вы предполагаете провести день, сударь? Может...
  - Не Ваше дело! - отрезал Эллард и встал. - Я отправляюсь в город! Один! - заявил он и покинул столовую.
  Мишель облегчённо вздохнул: Принц Попрошаек пришёл в себя, и он похвалил себя, что не стал торопиться и сообщать Лорану о его сына.
  Между тем Эллард вскочил на коня и поехал по серым каменным улицам Догмара. Встреча с Марвином и Жераром изменила его. Он почувствовал себя джирмийцем, отлучённым от касты. Эллард в задумчивости выехал на площадь перед Цитаделью, остановил коня, и уставился на высокие стены Джирмы. Он с тоской смотрел на логово Кошки, силясь связать воедино обрывочные знания о касте, но получалось, что, проехав пол Мира в компании джирмийца, он знает то же, что и любой аргорец: войти в Цитадель может каждый, а выйти только кошка.
  'Я плохой друг. Я всё время думал только о себе и не удосужился поинтересоваться, как жилось Марвину в Цитадели'. - Эллард развернул коня и поскакал прочь от дома принца Аргора. Он стрелой пронёсся по улицам Догмара, вылетел за город и помчался, не разбирая дороги. Ветер хлестал его по лицу, глаза слезились, но вору казалось, что конь движется не достаточно быстро. Он пришпоривал и подгонял его, а когда на губах коня появилась пена, резко остановился, соскочил на землю и бросился в лес. Он бежал по заброшенной тропе, перепрыгивая через поваленные деревья, пока не оказался на большой поляне, поросшей высокой густой травой. Эллард упал на землю и, перекатившись на спину, уставился в бездонное бледно-голубое небо:
  - Почему? Почему я не могу жить так, как хочу! - закричал он, но небо скромно промолчало. - Я хочу быть кошкой! Я хочу быть рядом с Марвином! Я докажу, что достоин быть джирмийцем! - Эллард вытер слёзы и встал. Он нашёл своего коня и медленно поехал по дороге: 'Хамелеон должен умереть и возродиться кошкой!'
  Эллард положил руки на шею коню и сосредоточился. По телу животного пробежала дрожь. Конь громко заржал и нетерпеливо забил копытом. Вор ласково погладил его шелковистую гриву и скомандовал:
  - В Догмар! - Волшебный конь рванул с места в карьер, а Эллард сквозь слёзы заорал: - Вот оно счастье!..
  Эллард вернулся в Догмар спокойным и уверенным. Он написал письмо Лорану, поужинал в компании Мишеля и рано отправился спать... 'Я отправлюсь в Шеву и найду Ильмару, - думал он, засыпая. - Я виноват перед ней. Я заберу её у Фреда и привезу в Догмар, Марви. А потом я помогу тебе добыть заклинание перехода, и мы покинем Аргор!'
  
  Глава 9.
  На пределе.
  
  Свите не удалось нагнать принца Аргора. Марвин почти не давал Ветерку отдыхать и в полдень третьего дня пути выскочил из тоннеля на окраине Дарры. Он вихрем пронёсся по улицам столицы, приведя жителей в благоговейный трепет, и остановился возле парадного входа во дворец. Гвардейцы-джирмийцы почтительно склонились перед принцем и незамедлительно проводили его к императору.
  Бернара поразило, что никто не сообщил ему о том, что Марвин покинул Цитадель, но он быстро взял себя в руки и приготовился встретить наследника надменной улыбкой.
  Переступая порог кабинета, Марвин знал, что будет делать. Он опустился на колени и, склонив голову, произнёс:
  - Простите, сударь, но я больше не могу молчать. Я должен рассказать Вам о том, что со мной происходит. Я честно выполнял порученную Вами работу, но я не администратор, сударь. Я не могу постоянно заниматься счетами, рабами и прочей хозяйственной деятельностью. Вы сами воспитывали меня, и лучше, чем кто-либо, знаете о моих талантах. Я принесу касте больше пользы, если вернусь к своей прежней работе, сударь. Я готов стать стальной кошкой и выполнять заказы наравне с другими джирмийцами, лишь бы мне было позволено заниматься теорией и практикой магии.
  Улыбка так и не появилась на губах Бернара. Он не перебивая выслушал наследника, а когда тот закончил речь, изрёк:
  - Я приказал тебе оставаться в Джирме. Ты нарушил приказ, Марвин. Всё, что ты сказал, ты мог написать.
  - Я писал Вам, сударь, но Вы не услышали меня. И я решил переговорить с Вами лично. Я готов ответить за нарушение приказа. Более того, я готов умереть, поэтому и приехал. Так больше не может продолжаться. Вы говорили, что простили меня, сударь, но я вижу, что Вы до сих пор не доверяете мне. Что я делаю не так? Чем я заслужил Вашу немилость? Если Вы не можете положиться на меня - убейте, - не поднимая головы, хладнокровно проговорил принц.
  - Встань!
  Марвин поднялся и предано уставился на предводителя. Бернар задумчиво рассматривал золотую кошку.
  - Ты под домашним арестом, Марвин! - после длительного молчания объявил он и вызвал гвардейцев: - Проводите принца в его покои!
  Марвин поклонился и вышел из кабинета в сопровождении почётного конвоя джирмийцев. Он вошёл в свои апартаменты, не раздеваясь, упал на кровать и мгновенно уснул: чтобы ни случилось дальше, он должен был отдохнуть...
  А через час после прибытия принца, в Дарре появилась его свита. Бернар встретил эльфа презрительной улыбкой:
  - Ты не оправдал моих надежд, Жерар. Как ты мог упустить наследника? Мне казалось, что ты старше и умнее его. Неужели я ошибался?
  - Простите, сударь, но я не ожидал от Марвина такой прыти. Он вёл себя достойно и был вполне предсказуем. Я докладывал Вам, что принц временами жалуется на скуку, но Вы не ответили, чем занять его.
  - Из твоих писем не было ясно, что положение настолько серьёзно.
  - В следующем письме я собирался написать Вам о любовнице Элларда, которую тот подарил принцу. Принц убил её в первую же ночь. Ему скучно на административной работе, даже вино и женщины не отвлекают его от мрачных мыслей. Мальчик хочет заниматься магией, а не перебирать бумажки. В лаборатории он принесёт касте куда больше пользы.
  - А может вы просто водите меня за нос, Жерар? Может вы спелись и готовите заговор? Или собрались устроить ещё одно путешествие по Аргору, раз уж, Эллард тоже приехал в Догмар? Может быть, Вы ждали его, для полноты компании?
  - Вы ошибаетесь, сударь. Если бы мы с Марвином были в сговоре, он не удрал бы от меня! - возразил эльф. - Ни о каком заговоре не может быть и речи! Вот уже почти год, по Вашему приказу, я не спускаю с принца глаз. Я обыскиваю его комнаты, просматриваю переписку. По одному вздоху Марвина я могу определить, в каком он настроении и чего хочет. Я знаю его лучше, чем он сам...
  - Тогда как ты упустил его? - ухмыльнулся Бернар.
  - Я уверен, что решение ехать в Дарру Марвин принял спонтанно. Последнее время скучал сильнее обычного! - горячо произнёс Жерар и деловито предложил: - Мне кажется, что Марвина лучше всего оставить в Дарре и привлечь к практической работе, а управляющим Джирмы назначить кого-нибудь из старших наставников, более склонных к административной деятельности. У меня на примете есть несколько кандидатур, и если Вы позволите, я...
  - Кого ты учишь управлять кастой, щенок? - прорычал Бернар, вскакивая из-за стола.
  Эльф опомнился и поспешно склонился перед предводителем:
  - Простите, сударь...
  - Простить?! - как оглашенный заорал Бернар. - Никогда! Наглецы!!! Вы меня достали! Я казню вас за измену касте! Стража! - В комнату ворвались джирмийцы и ошалело уставились на разъярённого предводителя. - Отведите этого умника к его принцу! Пусть вместе дожидаются палача!
  - Но сударь... - начал было эльф.
  - Заткнись! Ваше место на плахе! Убирайся, Жерар, и скажи Марвину спасибо. Это он наточил для тебя топор!
  - Ваше величество...
  - Вон!!! - взвыл Бернар и запустил в эльфа чернильницей. Жерар автоматически отклонился, и чернильница врезалась в белоснежную стену. Кошки в шоке смотрели на предводителя: в таком состоянии они не видели его никогда. - Что вы стоите? Хотите составить им компанию? - рыкнул на них Бернар, и, очнувшись, джирмийцы подхватили Жерара и буквально вынесли его из кабинета.
  - Как тебе удалось довести его до бешенства? - поинтересовался у эльфа Рудольф.
  - Лучше тебе не знать, - сквозь зубы процедил Жерар, быстро шагая по коридору. Он предвкушал 'радостную' встречу с принцем и, машинально, сжимал и разжимал кулаки.
  Джирмийцы едва успевали за пленником. Эльф ворвался в апартаменты принца, стащил его с кровати и хорошенько встряхнул:
  - Это всё из-за тебя, идиот! Почему ты попёрся в Дарру, не предупредив меня! - заорал Жерар и двинул друга кулаком в лицо.
  Марвин рухнул на ковёр, но тот час вскочил и бросился на эльфа
  - Сам ты идиот! Зачем ты потащился за мной?! Я тебя об этом просил?! - крикнул он и лягнул друга ногой в живот.
  Жерар согнулся и прошипел:
  - Тупица!
  - От тупицы слышу!
  - А я ещё защищал тебя, кретин! - Жерар схватил Марвина за ноги, повалил на пол, и друзья покатились по ковру.
  - Из-за тебя нас казнят! - с досадой выкрикнул эльф.
  Принц перестал сопротивляться. Жерар машинально ударил его по лицу и тоже остановился.
  - Когда? - Марвин сел и вытер капающую из носа кровь.
  - Завтра, - мрачно буркнул эльф, поднялся и протянул руку другу.
  Принц воспользовался его помощью и встал:
  - Тогда чего ты полез в драку?
  - Потому что, я, как дурак, стал выгораживать тебя перед Бернаром и получил почётное право умереть рядом с Вами, мой принц! - невесело усмехнулся эльф и отвесил шутовской поклон.
  Марвин задумчиво смотрел на него и молчал. Ему было стыдно: он подставил друга, который, всё время помогал ему. 'Какая же я свинья', - подумал принц и виновато улыбнулся:
  - Кажется, у нас намечается важное событие, Жерар. Нужно отметить его, пока не поздно. - Он повернулся к замершим в дверях джирмийцам и приказал: - Ящик лучшего шампанского для узников и ужин на двоих! Кстати, пара-тройка девочек нам тоже не помешает!
  Джирмийцы захлопнули двери, а эльф уселся в кресло, достал из кармана кисет, изящную вишнёвую трубку и стал неторопливо набивать её табаком.
  - Ты ведёшь себя, как Принц Попрошаек, Марви, но сейчас мне это нравится, - добродушно заметил он и стал раскуривать трубку.
  Марвин не ожидал, что его приказ будет выполнен, а тем более так быстро, и так полно. Золотые кошки получили всё, что заказывали. Ни вино, ни девочки не разочаровали их. Пленники прикончили дюжину бутылок коллекционного шампанского, заказали ещё и устроили проституткам ванну из шипучего вина. Вволю нарезвившись, друзья вытолкали девушек в коридор, забыв вернуть им одежду, но те всё равно были счастливы - они остались в живых.
  А Марвин и Жерар продолжили попойку вдвоём. Вообразив себя разгулявшимися хамелеонами, они решили отомстить императору за свою безвременную кончину, уничтожив винные запасы даррийского дворца. Друзья орали о своих планах так громко, что охранявшие их кошки, после долгих споров, доложили Бернару о том, что происходит в покоях принца Аргора.
  Предводитель с каменным лицом выслушал донесение и сухо произнёс:
  - Не обращайте внимания, ребята. Принц заскучал в Джирме и приехал в столицу развлечься. Не отказывайте им ни в чём. Только пусть веселятся, не покидая покоев.
  Рудольф растерянно поклонился и вышел, а Бернар рассмеялся:
  - Ну, Марвин. Маленький паразит! Да и Жерар тоже хорош! А их месть - это нечто! - Он покачал головой и начал писать письмо в Джирму.
  
  Через двое суток принца и эльфа, одуревших от пьянства, транспортировали в кабинет императора и поставили перед его столом. Для того, чтобы удержаться на ногах, золотым кошкам пришлось вцепиться друг в друга. Оценив их старания, Бернар не сдержал улыбки:
  - Приветствую вас, юные мстители!
  - Дбр... утр. - Марвин попытался быть вежливым.
  - Угу, - согласился Жерар.
  - Хороши, голубчики, - хохотнул император. - И это лучшие кошки Джирмы!
  - Угу, - опять согласился эльф.
  - Вчера вас должны были казнить, но я передумал, - насмешливо сообщил Бернар.
  - Угу, - безразлично кивнул Жерар, смутно помня одно: с предводителем лучше не спорить.
  - Сп..сибо, - выдавил Марвин и икнул.
  - Да уж, лишить Аргор таких забавных кошек было бы не простительно... - протянул император и резко приказал: - Марвин, немедленно протрезвей!
  Принц непонимающе уставился на него:
  - Чо?
  - Соберись и протрезвей! - с расстановкой повторил Бернар.
  - Где? - спросил Марвин и преданно уставился на предводителя.
  - Здесь.
  - Чо?
  Бернар вздохнул, поднялся из-за стола и подошёл к пьяным кошкам:
  - Повторяю последний раз, Марвин: соберись и приведи себя в порядок!
  Принц блуждающим взглядом обвёл комнату:
  - Сп..сибо.
  - Пожалуйста. - Бернар залепил ему пощёчину.
  Пирамида рассыпалась - золотые кошки рухнули на ковёр. Оказавшись в горизонтальном положении, они, словно по команде, стали устраиваться поудобнее, чем привели императора в бешенство. Он был уверен, что принц способен собраться даже в таком состоянии, и решил довести эксперимент до конца. Бернар размахнулся и ударил наследника ногой в живот:
  - Вставай, пьяница!
  Марвин ойкнул и открыл один глаз. Он увидел над собой перекошенное злобой лицо предводителя, попытался подняться, но не смог. Бернар ударил ещё раз:
  - Встать!
  Принц завозился на полу, и вскоре ему удалось подняться. Он краем сознания понимал, что предводитель что-то приказывает ему, и этот приказ хорошо бы выполнить. Марвин старательно вслушивался в гневные слова Бернара, пока не уловил сути - протрезветь. Он обрадовался, сообразив, что может сделать то, что велит предводитель и начал колдовать.
  Бернар довольно улыбнулся: наследник оказался на высоте. Между тем принц протрезвел, быстро оценил ситуацию и склонился перед предводителем:
  - Простите нас, сударь.
  Рубиновая кошка уселся за стол и будничным голосом произнёс:
  - Приведи в чувство своего собутыльника. - Марвин выполнил указание, и через минуту две пары преданных глаз взирали на императора. - Вчера вас должны были казнить, но я отменил приказ... - Принц и эльф молча бухнулись на колени. Император благосклонно кивнул и продолжил: - Я простил Вашу детскую выходку. Именно детскую, Марвин. Ты мог бы написать мне письмо вместо того, чтобы, сломя голову, нестись в Дарру! Я назначил тебя управляющим Джирмы, и ты не имел права покидать Догмар без разрешения. На этот раз я простил тебя, но следующая выходка будет последней! - Он замолчал, выдержал паузу, а потом сообщил: - У меня есть задание для вас. - Марвин и Жерар одновременно подняли головы, демонстрируя, что внимательнейшим образом слушают предводителя и с готовностью выполнят любой его приказ. - Ты принц Аргора, Марвин, и этого не изменишь. Я понимаю, что ты закружился в водовороте административных дел и устал. Ты нуждаешься в полноценном отдыхе, мальчик, и ваша пьянка - прямое тому подтверждение. Я также понимаю, что последние годы ты много разъезжал по Аргору, выполняя заказы и набираясь опыта, а, оказавшись запертым в Цитадели, воспринял повышение, как заключение под стражу. Но ты должен был разобраться и с этой работой, иначе какой из тебя предводитель, Марвин? Ты ошибся, приняв заботу о твоём будущем за недоверие.
  - Простите, сударь, - покаянно произнёс принц, опуская голову.
  - Встаньте, мальчики, - ласково скомандовал Бернар, и кошки вытянулись перед ним в струну. - Настало время показать аргорцам, кто здесь хозяин. Ты хотел снова выполнять заказы, Марвин? Так вот, принцу Аргора не пристало заниматься мелкими делами. Я отправляю тебя в карательную экспедицию. Ты посетишь все крупные города Мира и выявишь потенциальных бунтовщиков. Поступай с ними, как сочтёшь нужным, принц. Вот твои полномочия. - Император протянул Марвину бумагу с печатью Джирмы.
  Принц с почтением принял документ - кошка на печати потянулась, словно проснувшись, и зевнула, обнажив острые белоснежные клыки.
  - Но не расправа над заговорщиками главная цель твоей экспедиции, Марвин, - помолчав, продолжил Бернар. - Ты всегда был слишком эмоционален, мой мальчик, а в последнее время твои эмоции и вовсе бьют через край. Они мешают делу. Я даю тебе время, чтобы исправить это. В Дарру принц Аргора должен вернуться настоящим джирмийцем. Иначе - смерть! - Предводитель сурово взглянул на Марвина и перевёл глаза на эльфа: - Жерар! Ты по-прежнему останешься рядом с принцем и будешь помогать ему. Жду вас в Дарре через полтора месяца. Свободны!
  Принц и эльф развернулись и, чеканя шаг, покинули кабинет.
  - С чего начнём, мой принц? - ехидно поинтересовался Жерар.
  - С Наполя! - твёрдо сказал Марвин, и в его глазах вспыхнула ненависть.
  - Не завидую я Сальте, - подмигнул ему эльф и еле слышно добавил: - Осторожней, дружище, ненависть тебе тоже придётся сдерживать.
  Принц огляделся по сторонам и перешёл на шёпот:
  - Не волнуйся, Жерар, теперь, когда Эллард снял с меня заклятье Сов, всё пройдёт без сучка, без задоринки.
  - Хочется верить...
  - Меня больше волнует то, что я так и не понял, знал ли Бернар о заклятье Сов.
  - Похоже, не знал.
  - Или делает вид, что не знал, - вздохнул Марвин. - Если Бернар играет с нами, значит, он задумал убрать нас по-тихому. Где-нибудь в лесочке, руками нашей свиты.
  - К чему такие сложности? - покачал головой эльф. - Мы же всё ещё джирмийцы. Он мог просто приказать нам умереть!
  Друзья вошли в покои принца, где слуги убирали последствия их попойки.
  - Вон! - рявкнул Марвин.
  Слуги побросали вёдра, тряпки и бросились к дверям. Жерар достал свою любимую трубку, повертел её в руках и убрал обратно в карман:
  - Ты помог Элларду, проведал Ильмару...
  - Откуда ты знаешь?
  - Знаю. Не ты один такой умный в Аргоре.
  - Неужели ты следил за мной?
  Эльф расхохотался:
  - Для этого я и был к тебе приставлен.
  - Подлец!
  - Спасибо. А теперь давай отыщем письмо Прощелыги, заберём Ильмару и Элларда и покинем Аргора, пока не поздно.
  - Уйти сейчас? Так ничего и не поняв? - возмутился Марвин.
  - А вдруг, когда мы всё поймём, стоя на эшафоте?
  - Я так не могу, Жерар. Я должен во всём разобраться. Что если Бернар нам не враг, и нам вовсе не обязательно уходить из Аргора?
  Эльф снова достал из кармана трубку:
  - Тогда давай начнём с самого начала. Почему Бернар так носится с тобой?
  Марвин непонимающе взглянул на друга:
  - Что ты имеешь в виду?
  - Почему он прощает тебе то, что другой кошке никогда не сошло бы с рук? Эллард, Ильмара, наш несостоявшийся побег...
  - Если он знает о нём!
  - Знает, - уверено кивнул Жерар. - В противном случае не было бы никакой экспедиции. Он отправит нас в путешествие под присмотром сотни кошек и будет спать спокойно!
  - Но мы умеем перемещаться! - возразил Марвин.
  - На этот случай у него есть Ильмара. Не забывай, она сидит в Шеве, и кошки не спускают с неё глаз. Ты же не готов уйти без неё, не так ли, Марви.
  Принц Аргора опустил голову:
  - Если у Бернара есть планы на счёт меня, то почему он не скажет об этом прямо? К чему эти тайны?
  - Вот это меня настораживает больше всего, - вертя в руках трубку, угрюмо ответил Жерар и повернулся к дверям: - Пойду, поброжу по дворцу. Нас долго не было в Дарре, хорошо бы узнать последние новости!
  - Я с тобой!
  - Сиди уж! - отмахнулся эльф. - При одном взгляде на великого и ужасного принца Аргора у придворных отпадёт охота делиться сплетнями...
  
  
  
  Глава 10.
  Месть.
  
  На рассвете принц Аргора во главе длинной колонны джирмийцев торжественно проехал по улицам прекрасной Дарры, переправился через реку Мирную и вступил на Тайную тропу. Его путь лежал в Наполь. Марвин горел желанием отомстить Ласточкам за то, как они обошлись с ним и Ильмарой.
  Двое суток всадники неслись по пространственно-временному тоннелю, и выскочили из него недалеко от эльфийской столицы. Грохот копыт разорвал тишину Задумчивого леса. Солдаты, охранявшие призрачную дорогу в Наполь, выстроились на пути джирмийцев и приготовились отразить атаку. Марвин поднял руку, и кошки остановились. Принц достал из седельной сумки свиток с императорской печатью, протянул его офицеру, но эльф лишь покачал головой. Хмуро взглянув на печать с оскалившейся кошкой, стражники медленно расступились и замерли по краям дороги, мысленно желая джирмийцам свернуть себе шею на призрачном пути.
  Марвин усмехнулся и уверено направил Ветерка по извилистой невидимой дороге, уходящей в небо. Джирмийцы след в след двинулись за своим принцем. Они поднялись над Задумчивым лесом, миновали городские ворота и поскакали прямиком к дому Сальте. Наполь охватила паника. Испуганные горожане спешили укрыться в домах, кабачках и магазинах, лишь бы не попасться на глаза джирмийцам. После падения клана Беркута, судьба Ласточек висела на волоске. Эльфы обидели наследника императора и страшились его мести.
  Принц Аргора остановил Ветерка у дома Сальте, но не спешился. Он неподвижно сидел в седле, не обращая внимания на подбежавших к нему конюхов.
  - Ждёшь, что Сальте внесёт тебя в дом на руках? - ехидно поинтересовался Жерар.
  - Заткнись, - шикнул на него принц. - Не мешай работать!
  На пороге дома появился Сальте, бледный и подавленный. Тяжёлой поступью он спустился с крыльца, подошёл к Марвину и низко поклонился:
  - Приветствую Вас в Наполе, Ваше высочество.
  Принц надменно взглянул на Сальте и криво ухмыльнулся:
  - Ты заставил меня ждать.
  - Простите, Ваше высочество, - снова поклонился атаман. - Не угодно ли Вам войти в моё скромное жилище и отдохнуть с дороги?
  - Угодно. - Марвин спрыгнул с коня и оказался нос к носу с Сальте. - Как поживает твоя дочь?
  Атаман вздрогнул и с трудом выдавил:
  - Прошу Вас отобедать со мной, Ваше высочество.
  - Конечно, - кивнул принц. - И Бьянка составит нам компанию.
  - Как угодно, сударь, - уныло ответил Сальте и отвёл взгляд.
  Марвин бросил повод конюху, отодвинул испуганного атамана и вошёл в дом. Жерар пристроился рядом и усмехнулся:
  - Развлечёмся?
  - Ещё как, - зло ответил принц и вошёл в услужливо распахнутые двери обеденного зала. - Напомни Сальте, что я жду Бьянку, - бросил он Жерару и направился к столу, вокруг которого суетились слуги. Усевшись во главе стола, Марвин снял перчатки и бросил их на скатерть: - Садитесь, господа! - пригласил он джирмийцев, сделал знак слуге, и тот моментально наполнил его кубок. - Присоединяйся, Сальте, - улыбнулся принц маячившему в дверях атаману. - Или тебе претит сидеть за одним столом с джирмийцами?
  Глава Ласточек доплёлся до стола и плюхнулся на свободный стул, рядом с ненавистным гостем. Марвин одарил его плотоядной улыбкой и провозгласил:
  - За нашего добрейшего и гостеприимнейшего атамана!
  Сальте позеленел и дрожащей рукой потянулся к кубку. Под холодным взглядом принца, он выпил вино, словно воду, и бессильно откинулся на спинку стула. Марвин подмигнул впавшему в ступор атаману и с аппетитом принялся за еду.
  - А ты что не ешь, Сальте? - с угрозой поинтересовался Жерар, и атаман поспешно глотнул вина и отломил кусочек хлеба, чем заслужил молчаливое одобрение Марвина, который с удовольствием поглощал изысканные эльфийские яства, запивая их вином из личных запасов Сальте. Время от времени он нетерпеливо поглядывал на дверь.
  - Так где же твоя дочь, атаман? - наконец, не выдержал принц.
  - Она придёт, - прошептал Сальте, нервно расстёгивая ворот рубашки. - Пожалейте её, Ваше высочество, она совсем ребёнок.
  Марвин отложил вилку и с возмущением посмотрел на главу Ласточек:
  - Как ты мог такое подумать? Я не собираюсь её убивать!
  Безнадёжно вздохнув, Сальте прикрыл глаза рукой, а принц Аргора невозмутимо пожал плечами и продолжил обед. Жерар ухмыльнулся, глядя на убитого горем атамана, и, склонившись к его уху, прошептал:
  - Нужно думать, кого отправляешь на виселицу. А уж если отправляешь, так вешай, а не устраивай шоу.
  Сальте вздрогнул, с его губ сорвался стон и, одновременно со стоном, высокие двери распахнулись, и в зал вошла Бьянка. Марвин поднялся из-за стола и, подойдя к эльфийке, церемонно склонился к её руке:
  - Я счастлив снова видеть Вас, сударыня.
  - Здравствуйте, Ваше высочество, - пролепетала Бьянка.
  - Не робейте, сударыня. Я не обижу Вас. - Принц галантно поклонился и повёл девушку к столу.
  Эльфийка села на краешек стула и замерла, не смея посмотреть в глаза джирмийцу. Усмехнувшись, Марвин вручил ей кубок:
  - Выпьем за встречу, дорогая Бьянка. Я долгие месяцы мечтал о ней. В Иритте Вы произвели на меня неизгладимое впечатление. Как Вы там говорили? 'Этот человек хотел отвезти меня в Цитадель'? Или я ошибаюсь?
  - Меня заставили так сказать, - всхлипнула Бьянка.
  - Бедное дитя, - глумливо оскалился Марвин. - Эти злые дяди так жестоко обошлись с тобой. - Он ласково погладил эльфийку по щеке: - Я отомщу за тебя, малышка. Мы вместе отправимся в Иритту, а потом вернёмся домой, в Цитадель.
  - Нет!!! - Бьянка вскочила, но принц схватил её за руку и заставил опуститься на стул.
  - Я не спрашивал твоего мнения! По старой дружбе, я поделился с тобой планами, вот и всё. Не стоит злоупотреблять моей добротой, лапушка.
  - Папа!!! - в панике закричала Бьянка.
  - Папа согласен! - отрезал Марвин и повернулся к Сальте: - Или я ошибаюсь, атаман?
  - Будь ты проклят, подонок! - взорвался глава Ласточек, и Жерар молниеносным движением перерезал ему горло.
  - С почином, Ваше высочество, - поклонился он Марвину. - Вы мастерски вывели на чистую воду изменника. Подумать только, принц Аргора снизошёл до его никудышной дочери, а он, неблагодарная свинья, проклятьями бросается.
  Марвин спихнул труп атамана со стула и махнул застывшим от ужаса слугам:
  - Уберите. Он уже наелся.
  Бьянка завыла, протягивая руки к мёртвому отцу, но пощёчина принца заставила её замолчать.
  - Питер! Жозеф! Отведите даму в её покои и проследите, чтобы она собралась в дорогу!
  Джирмийцы подхватили почти бесчувственную эльфийку и потащили к дверям, а принц недовольно взглянул на друга:
  - Ты лишил меня возможности отомстить, Жерар. Больше не вмешивайся в мои дела без приказа.
  - Простите, мой принц. Но молча сносить оскорбления в Ваш адрес, выше моих сил, - язвительно улыбнулся эльф.
  Марвин внимательно посмотрел на него и поднялся.
  - Заканчивайте обед и отправляйтесь с проверкой по городу! - приказал он свите. - Недовольных убивать на месте! Я закончу дела в доме безвременно почившего Сальте и навещу местную провидицу. Жерар, ты едешь со мной! Встретимся за ужином, господа! - добавил он и вместе с эльфом покинул зал.
  Друзья поднялись на второй этаж и по длинному коридору направились к покоям Сальте. Неожиданно дверь одной из комнат распахнулась, и к ним бросился мальчик лет шести, волоча за собой тяжёлый меч. Джирмийцы остановились, с любопытством наблюдая за стараниями малыша поднять оружие.
  - Вы собираетесь с нами драться, молодой человек? - улыбнулся принц. - Если так, то Вам следует сменить меч на кинжал.
  Мальчик поднял на Марвина заплаканные глаза и решительно заявил:
  - Я всё равно убью вас, принц! Я отомщу за папу и сестру!
  Марвин и Жерар переглянулись. Эльф осторожно забрал у малыша меч и, присев на корточки, спросил:
  - Как тебя зовут?
  - Ваоро.
  - А где твои старшие братья, Ваоро? Почему они не бегут защищать сестру и мстить за смерть отца?
  - Они бояться Вас, сударь.
  - А ты?
  - Я тоже боюсь, - шмыгнул носом мальчик, - но должен же кто-то отомстить.
  Марвин погладил малыша по голове:
  - Ты смелый эльф, Ваоро. Идём со мной.
  Принц взял ребёнка за руку и вошёл в покои атамана. Рамина вскочила, увидев рядом с джирмийцами сына.
  - Отпустите его, Ваше высочество! - вскрикнула она и упала на колени. - Вы отняли у меня мужа и дочь. Пощадите моего малыша, прошу Вас.
  - Встаньте, сударыня! - приказал Марвин. - Я не собираюсь убивать Ваоро. Более того, я назначаю Вашего младшего сына главой клана Ласточки.
  - Что? - опешила Рамина. - Ему всего шесть лет!
  - Это не имеет значения! - отрезал принц и посмотрел на Жерара: - Составь указ, я его подпишу, а вечером мы объявим об этом клану. - Наследник Бернара потрепал мальчика по щеке и ласково произнёс: - Я надеюсь на тебя, Ваоро. Не подведи.
  - Я ненавижу Вас, сударь.
  - Я знаю, Ваоро, но это тоже не важно, - задумчиво пробормотал Марвин и, вздохнув, добавил: - На Вашем месте, Рамина, я, первым делом, научил бы мальчика держать язык за зубами. Боюсь, такие речи не продлят ему жизнь. - И принц вышел, оставив Рамину в недоумении.
  - Хорошая шутка, - заметил Жерар, нагнав друга.
  - Я приехал мстить, а не убивать детей! - сквозь зубы процедил принц.
  Эльф схватил его за рукав и заставил остановиться:
  - Нам нужно поговорить, Марви! Ты полон эмоций! Они прут из тебя, как тесто из квашни! Скоро не только я, но и вся свита поймёт, что с тобой что-то не так! Следи за собой, Марви!
  Принц отдёрнул руку и молча пошёл вперёд. С досадой покачав головой, Жерар зашагал следом. Друзья вышли из дома и зашагали по тихим, словно вымершим, улочкам Наполя.
  - Ты не прав, Жерар, - неожиданно заговорил Марвин. - Это раньше со мной было всё не так, а теперь я стал самим собой. Бернар всю жизнь внушал мне, что я должен руководствоваться холодным расчётом, а не чувствами. За малейшее проявление эмоции он наказывал меня строже, чем остальных. И только путешествие с Эллардом и борьба с заклятьями Камиллы и Сов помогли мне понять, чего боялся Бернар. Он не хотел, чтобы я стал похож на своего отца, мага-прощелыгу!
  - Ты говоришь ерунду! - возразил Жерар. - Все дети Леопольда мертвы, за исключением Элларда.
  - Значит, не все, - пожал плечами принц.
  - И на чём же основана твоя уверенность?
  - Я умею делать тоже, что и Эллард, и даже больше. Тебя никогда не смущало, что я так легко справился с магией Беркутов и Ласточек?
  - Ты уникальный маг.
  - Вот именно, Жерар. Откуда взяться такому магу на Аргоре, если он не сын Леопольда? Только родство с ним ставит всё на свои места! Бернар с самого начала знал, кто я. Он забрал меня в Джирму, чтобы использовать как оружие для переворота. И я посадил его на аргорский престол.
  Эльф хмуро взглянул на принца:
  - Ты - отличный боевой маг и хороший товарищ, Марвин. Чтобы ни думал Бернар, ты верен касте, и пока это так, я на твоей стороне. Но постарайся держать эмоции в узде, дружище, иначе предводитель всё-таки отправит нас на плаху.
  Марвин согласно кивнул и остановился:
  - Пришли.
  Жерар взглянул на большой двухэтажный дом, стены которого украшала затейливая вязь магических узоров, и присвистнул:
  - Ты действительно собираешься войти туда, Марви?
  - Мы уже были там однажды, - усмехнулся принц.
  - Да помню я, - поморщился эльф, - но эта Эладия...
  - Можешь подождать меня здесь.
  Жерар снова взглянул на дом и поправил меч:
  - Я не могу оставить Бернара без красочного описания твоей битвы с лучшей эльфийской провидицей.
  - Думаешь, будет битва? - рассмеялся Марвин.
  - Хвастун, - буркнул эльф, снедаемый дурными предчувствиями, и стиснул рукоять меча: - Пошли уж, чего тянуть.
  Принц Аргора смёл охранное заклинание и вошёл в дом. Жерар тенью следовал за другом.
  Огромный полутёмный холл встретил джирмийцев могильной тишиной. В глубоких нишах, наполовину завешанных тяжёлыми коричневыми портьерами, мерцали магические свечи. По стенам, как живые, передвигались серые причудливые тени, а под арочным потолком, словно тучи мошкары, вились мелкие красные искры. Внезапно свечи ярко вспыхнули, и красные искры ринулись на незваных гостей. Джирмийцы одновременно вскинули руки, и пол усеял розоватый пепел.
  - Эладия! - крикнул Марвин. - Выходи! Хватит прятаться!
  Тяжёлая портьера дрогнула, и из дальней ниши выступила эльфийская провидица. Белые распущенные волосы серебристой мантией окутывали её статную фигуру.
  - Вижу, ты разобрался в нашей магии, - сухо произнесла она и скользящей походкой приблизилась к принцу Аргора. - Вижу, ты и с собой разобрался, мальчик. Это похвально.
  - Спасибо, - криво усмехнулся Марвин. - Я выношу тебе смертный приговор за предательство, Эладия. И если не будешь сопротивляться, умрёшь быстро, ибо я решил проявить милосердие. Ты, как-никак помогла выжить моей жене. Итак, ты готова умереть, Эладия?
  - А ты, джирмиец? Я - провидица, и знаю, чем закончится наш поединок.
  - Значит, поединок, - небрежно проронил принц.
  - Я рискну убить тебя, - мягко улыбнулась Эладия. - Ты готов умереть, джирмиец?
  - Я готов ко всему, ведьма.
  Эльфийка что-то пробормотала себе под нос, и Марвин отшатнулся, увидев вместо Эладии своего двойника. Провидица воспользовалась его замешательством и вытянула руки, будто желая заключить принца в объятья. Руки стали стремительно удлиняться, и в мановение ока сомкнулись на горле опешившего Марвина. Жерар выхватил меч и, прошептав заклинание, рубанул по запястьям эльфийки. Эладия вскрикнула, отскочила от принца и вновь стала собой.
  - Марвин! - заорал Жерар. - Не стой столбом!
  Принц очнулся, тряхнул волосами, и на Эладию обрушился водяной смерч. Эльфийка ловко увернулась, а смерч втянулся в деревянный пол.
  - Ты уже показывал мне этот фокус, малыш! - расхохоталась она. - Кто же повторяется в магических дуэлях дважды?
  Марвин скрипнул зубами:
  - Хочешь узнать перед смертью что-нибудь новенькое, бабуля? - Он потёр ладони, и Эладия взвизгнула: из тёмных углов холла на неё уставились голодные злые твари с безумными глазами и острыми белыми клыками.
  Чудовища высунули мясистые пупырчатые языки и, роняя на пол зловонную розоватую слюну, стали окружать эльфийку. Эладия замерла от ужаса, но быстро взяла себя в руки и, прошептав заклинание, с торжеством взглянула на принца Аргора.
  Марвина передёрнуло: его создания тянулись к юной охотнице.
  - Марвин! - взмолилась Ильмара. - Помоги мне, Марвин!
  - Ты странная дама, Эладия, - широко улыбнулся принц. - Только что ты любезно сообщила мне, что в магических дуэлях не принято повторяться, но сама почему-то не следуешь этому правилу. Прощай!
  Марвин ухмыльнулся, глядя, как чудовища припадают на лапы, готовясь к смертельному прыжку. Удовлетворённо кивнув, он отвернулся от провидицы и протянул руку другу:
  - Спасибо за помощь, Жерар.
  - Я знал, что мне понадобиться меч, - вздохнул эльф. - Ты совершенно безответственно подошёл к вопросу ликвидации колдуньи, принц! Где была твоя...Берегись! - внезапно заорал он, увидев блеснувших в руках Эладии клинок, и толкнул друга на пол.
  Но заговорённый стилет всё же нашёл свою жертву: описав дугу, он вонзился в плечо Марвина.
  - Хоть так, - проворчал Жерар и стёр со лба пот. Ему с трудом удалось справиться с мощной магией провидицы и отвести смертоносный клинок от горла друга. - Я же говорил, что Эладия не так проста, - раздражённо буркнул эльф и, склонившись над Марвином, осторожно вытянул стилет из раны. Он повертел его в руках и отбросил в сторону.
  - Вот стерва! - Принц сел, придерживая кровоточащую рану, и со злым удовлетворением стал наблюдать, как созданные им твари рвут на части тело эльфийки. Рукав его рубашки темнел от крови, и Жерар недовольно поморщился:
  - Представляю, как 'обрадуется' Бернар, узнав что ты опростоволосился в первом же городе! Идём скорее, Марви, тебе нужна помощь друида.
  - Ни за что! - замотал головой принц. - Я не позволю этим гадам дотрагиваться до меня! Я вылечусь сам!
  - Как?
  - Без магии! Перевяжи мне руку, Жерар. Нужно остановить кровь.
  Извергая отборные ругательства, эльф стянул с себя рубашку и, разорвав её на полосы, перетянул плечо друга.
  - Одним секретом больше, одним меньше. - Марвин поднялся, виновато посмотрел на Жерара и махнул здоровой рукой.
  - Та-ак, - протянул эльф, исподлобья разглядывая новую рубашку друга. - И о чём ещё не знает каста?
  - Например, об этом. - В руке Марвина появился бокал вина. - Я собирался рассказать, но так сложилось...
  Жерар помолчал, раскачиваясь на каблуках, а потом сказал:
  - Очень надеюсь, Марвин, что ты не припрятал в рукаве что-нибудь посерьёзней еды и одежды.
  - Пойдём. Мы и так задержались здесь гораздо дольше, чем я планировал. - Швырнув бокал в стену, Марвин наколдовал другу рубашку, испепелил монстров и вышел на улицу.
  - Куда ты вляпался, Жерар? - вслух спросил себя эльф. - Плаха всё ближе и ближе. Ну, почему я иду на поводу у этого мальчишки?
  Друзья вернулись в дом Сальте и заперлись в покоях для гостей. Жерар наложил на рану принца заживляющую мазь и туго перевязал руку. После этого, эльф написал указ о назначении Ваоро главой клана Ласточки. Марвин подписал его и приложил к подписи личную печать, а затем приказал накрыть в парадном зале столы и собрать эльфов. Он зачитал им указ, и никто не посмел возразить принцу Аргора. Младшему сыну Сальте торжественно вручили тяжёлый золотой лук и надели на палец перстень отца. С позволения принца Рамина увела ребёнка, а остальные эльфы, под присмотром джирмийцев, были вынуждены пировать до утра, прославляя императора и нового главу клана.
  Около полуночи Марвин покинул парадный зал и отправился в приготовленные для него покои, попросив Жерару привести к нему Бьянку. Скинув плащ и сапоги, он растянулся на кровати и устало вздохнул: раненая рука болела и ныла, а кровь никак не хотела останавливаться: 'Никто не должен узнать... Я продолжу путешествие, а, вернувшись в Дарру, найду послание Леопольда. Это единственный шанс для Мары и Элларда'.
  Скрипнула дверь, и в комнату вошли Жерар и Бьянка. Эльф взглянул на бледное, осунувшееся лицо принца и покачал головой:
  - Как ты?
  - Нормально, - через силу улыбнулся Марвин и, смерив эльфийку презрительным взглядом, сказал: - Мне надо поспать, Жерар, а ты развлекись немного с нашей девочкой.
  - Хочешь посмотреть? - подмигнул ему эльф.
  - Почему нет.
  Бьянка вскрикнула, и Жерар зажал ей рот ладонью.
  - Не шуми, принц отдыхает. И вообще, прежде чем заговорить или пискнуть, нужно дождаться разрешения.
  - Правильно. Главное, не шуми, - тихо проговорил Марвин и уснул...
  
  Спустя неделю принц Аргора прибыл в Иритту. Самый весёлый город эльфов встретил правительственную делегацию пустыми улицами и напряжённой тишиной. Но Иритта только казалась мёртвой. Марвин чувствовал, как из-за закрытых дверей и неплотно задвинутых штор за ними следят сотни испуганных глаз. Взгляды аргорцев были прикованы к джирмийскому принцу и дочери Сальте, сидящей за его спиной. На Бьянке красовалось богатое платье из розового шёлка, на шее и руках сверкали изумительные драгоценности, но роскошный туалет выглядел, как насмешка над пленницей: в Иритте уже знали, что Бьянка теперь рабыня Цитадели.
  Всадники неторопливо подъехали к особняку мэра, спешились и вошли в здание. Пройдя по пустым коридорам, Марвин распахнул дверь кабинета и обаятельно улыбнулся:
  - Добрый день, господин мэр.
  - Д..д..добрый, - заикаясь, пролепетал пожилой эльф. У него не было сил встать и поприветствовать гостя, как полагается.
  Принц Аргора подошёл к столу и заглянул мэру в глаза:
  - Пришло время устроить очередное шоу, приятель. Жерар! - скомандовал он, сожалея, что из-за раны не может действовать сам.
  Эльф поклонился принцу, рывком выдернул мэра из-за стола и потащил к выходу, а Марвин подмигнул Бьянке:
  - Мы начинаем мстить твоим обидчикам, дорогая.
  Жерар выволок мэра на площадь и бросил на мостовую у ближайшего фонарного столба. Питер подал ему верёвку, эльф ловко перекинул её через перекладину и ловко связал петлю.
  На площади было пусто, но Марвина это не смутило.
  - Жители и гости Иритты! Я специально приехал в ваш город, чтобы продемонстрировать, как правильно организовать казнь через повешение! - Он обернулся к свите: - Думаю, одного мэра нам маловато. Отыщите главного судью и его помощников, а так же прокурора и адвоката. Шесть хорошее число.
  Несколько джирмийцев отделились от свиты и, вскочив на коней, отправились выполнять приказ, а Марвин продолжил:
  - Так вот! Для того, чтобы повесить человека, виновного в измене императору, совсем не обязательно устраивать суд. Главное - желание избавить Мир от негодяя, и тянуть с этим нельзя! Жерар!
  - Всё готово, Ваше высочество.
  - Благодарю, - церемонно кивнул ему Марвин и громко провозгласил: - Мэр Иритты приговаривается к повешению за покушение на жизнь принца Аргора! Рыданий о пощаде слушать не будем. Приговор обжалованию не подлежит и приводится в исполнение немедленно!
  Жерар ухмыльнулся и накинул петлю на шею мэру, который от ужаса с трудом соображал, что происходит. Мэр так и не успел осознать, что живёт последнюю минуту. Джирмиец дёрнул за верёвку, и приговорённый взлетел в воздух, отчаянно дрыгая ногами.
  Марвин проследил за его агонией и недовольно огляделся:
  - Где остальные?
  В ответ на его слова, на площадь влетел всадник. Он осадил коня рядом с принцем и кинул к его ногам главного судью Иритты.
  - Добрый день, господин Томас, - вежливо поприветствовал его принц.
  Жерар поднял судью на ноги, отряхнул его одежду и вопросительно посмотрел на Марвина.
  - Дамы и господа! Повторный урок! Итак, перед вами...
  На площадь выскочили сразу несколько всадников, и к ногам принца полетели помощники главного судьи, прокурор и адвокат.
  - Какая встреча, господа! - злорадно оскалился Марвин. - Присоединяйтесь к нашему шоу! - Он сделал знак свите, и джирмийцы стали быстро вязать петли. - Итак, дамы и господа, продолжим! Повторяю: для того, чтобы повесить человека, нужно иметь желание и верёвку!
  Услышав это, адвокат потерял сознание. Марвин с сочувствием посмотрел на него, и глаза его блеснули мальчишеским озорством.
  - Пусть лежит, - хохотнул он и посмотрел на остальных подсудимых: - Вы четверо приговариваетесь к смерти за попытку убить меня! Приговор окончательный и обжалованию не подлежит! Последнего слова вы недостойны, так что прошу на виселицу, господа!
  Прокурор и судьи истошно завопили, но джирмийцы быстро заткнули им рты и накинули на шеи петли. Принц взмахнул рукой, и на фонарях забились четверо эльфов. - Тебе понравилось, детка? - Марвин лукаво взглянул на Бьянку - Впрочем, не отвечай, я и сам знаю, что понравилось, - глумливо произнёс он и приказал: - Жерар! Подними адвоката, ему холодно!
  Золотая кошка расхохотался, поставил адвоката на ноги и несколько раз с силой ударил его по щекам.
  - Привет, - усмехнулся принц Аргора, когда эльф открыл глаза. - Только не надо благодарить меня.
  - За что? - ошалело выпалил адвокат и собрался было снова упасть в обморок, но Жерар, ударом кулака, пресёк его попытку уйти от разговора.
  - Во-первых, я не казнил тебя, как ты, надеюсь, заметил, - хмыкнул Марвин.
  - Благодетель! - завопил адвокат и бухнулся на колени, припав к его сапогам. - Отец родной!
  Принц брезгливо оттолкнул его и рявкнул:
  - Встать!
  Адвокат вскочил и испуганно залопотал:
  - Простите, сударь, больше никогда!
  - Ловлю на слове, - благодушно кивнул Марвин. - Итак, во-вторых, за блестящую речь в мою защиту, Вы, господин адвокат, назначаетесь мэром Свободного города Иритты!
  Адвокат открыл рот и растерянно уставился на принца:
  - Я?
  - Ты, - усмехнулся Марвин. - Идём, будешь осваиваться в новом доме. Надеюсь, ты не откажешь мне в хорошем обеде, господин мэр?
  - В обеде? Да я... я... - начал было адвокат, но принц перебил его:
  - Хватит болтовни, действуй!
  Новый мэр Иритты коротко поклонился и припустил к дому, крича на ходу:
  - Лучшие покои для великого принца Аргора! Немедленно накрыть столы! Его высочество желают обедать!
  - Вы неподражаемы, мой принц. - Жерар расплылся в улыбке, и остальные джирмийцы тоже заулыбались, предвкушая кровавую потеху.
  Марвин улыбнулся им в ответ, взял Бьянку за руку и направился к особняку, обдумывая, что ещё может совершить принц Аргора в Иритте.
  
  После обеда, принц отправил джирмийцев в город, выискивать недовольных, вручил Жерару Бьянку и лёг спать. Рана затягивалась, но всё ещё болела, а сон приносил облегчение, так что Марвин старался проводить в постели каждую свободную от дел минуту.
  Пока принц Аргора спал, а Жерар веселился с эльфийкой, джирмийцы прочесали город, вылавливая не понравившихся им горожан, которых незамедлительно вздёргивали на фонарных столбах, вешая на грудь табличку: 'Государственный преступник'. К ночи, Иритта была украшена доброй сотней таких надписей, а джирмийцы вернулись в дом мэра и доложили принцу об успешно проведённом рейде.
  Это ночь стала самой тихой в истории Иритты...
  
  
  
  
  
  Глава 11.
  Шева.
  
  Утром Марвин со свитой покинул Иритту и помчался к Неприступному острову. Шева становилась всё ближе, и Жерар всё тревожней поглядывал на друга. Когда джирмийцы выскочили на окраину города Попрошаек, эльф вплотную приблизился к Марвину и шепнул:
  - Бернар замер, ожидая промаха с твоей стороны.
  Принц пронзительно посмотрел в непроницаемые фиалковые глаза друга, и громко скомандовал:
  - К Лорану! - Он пришпорил коня и врезался в толпу горожан, давя всех, кто не успел отскочить в сторону.
  Вскоре карательный отряд остановился перед воротами дворца главы клана Хамелеона, и Лоран, в отличие от Сальте, не заставил себя ждать. Он вышел навстречу принцу и лично распахнул перед ним ворота. Марвин спешился, подошёл к отцу Элларда и... обнял его:
  - Рад видеть Вас, Лоран. Именно Вам я обязан возвращением в Джирму.
  - Спасибо за добрые слова, Ваше высочество, - отступив, поклонился хамелеон. - Прошу Вас оказать мне честь и быть моим гостем.
  - Не нужно церемоний, Лоран. Для Вас я просто Марвин. - Принц Аргора сердечно улыбнулся.
  Лоран проводил Марвина и Жерара в приготовленные для них покои, окинул насмешливым взглядом Бьянку и удалился, сообщив, что спешит лично проверить, как идёт подготовка к торжественному обеду.
  - Прими ванну, Бьянка! - приказал Марвин, и эльфийка послушно отправилась в соседнюю комнату, тихо прикрыв за собой дверь.
  Золотые кошки накрыли комнату щитом из смеси джирмийской и воровской магий, и только тогда Марвин спросил:
  - Что ты хотел сказать, Жерар?
  - Твоя поездка в Шеву - проверка. Лоран обязательно заговорит об Ильмаре. Советую не уклоняться от этого разговора, Марви. Возможно, именно от него зависит наше будущее.
  Принц опустился в кресло и тяжело вздохнул:
  - Я сделаю всё, как надо, Жерар.
  - Очень на это надеюсь, Марвин...
  
  Обед в честь принца Аргора проходил с размахом. Огромные столы ломились от обилия разнообразных блюд, дорогих вин и удивительных фруктов, которыми славился остров Неприступный. Играла негромкая музыка, хорошенькие служанки сновали среди гостей и хозяев, подливая вино и одаривая и тех, и других многообещающими улыбками. Разговоры за столами становились всё громче: Джирмийцы и попрошайки как всегда нашли общий язык. Обед был в самом разгаре, когда Лоран, как бы между прочим, произнёс:
  - Мы заботимся о твоей собственности, Марвин.
  Принц удивлённо приподнял брови:
  - Она жива?
  - Конечно, ведь ты сам поручил Ильмару нашим заботам.
  Марвин рассмеялся:
  - Замечательно. Где она? Я могу взглянуть на неё прямо сейчас?
  Лоран развёл руками:
  - Девчонка не захотела жить во дворце, и мы пристроили её работать на улице.
  - Ты что, позволил моей собственности стать всеобщей? - нахмурился принц.
  - Нет-нет, - заверил его Лоран, - речь идёт не о проституции, Марвин. Она просит милостыню. Извини, я не знал, вернёшься ли ты за ней, а я не могу позволить себе держать иждивенку. Не волнуйся, девочка работает на свежем воздухе и хорошо питается. Правда, есть одна маленькая деталь.
  - Какая?
  - Ильмара носит твоего ребёнка.
  - Вы здесь что, с ума посходили? - прошипел Марвин. - С чего вы, вообще, решили, что это мой ребёнок?
  - Так говорит Ильмара, - осторожно ответил Лоран.
  Неожиданно принц успокоился и добродушно улыбнулся:
  - Впрочем, если отец я, то мальчик попадёт в Джирму, а с девочкой можете делать всё, что угодно.
  - А Ильмара?
  - Завтра я взгляну на неё и решу, что с ней делать, - отмахнулся Марвин и сменил тему: - Я хочу поздравить тебя, Лоран. Эллард стал настоящим предпринимателем. Представляешь, он ухитрился всучить нам даже свою невесту. Вот это я понимаю, деловая хватка. Честное слово, я горжусь знакомством с ним.
  Лоран польщено улыбнулся:
  - Эллард кардинально изменился. Он наконец-то стал вести себя, как настоящий Принц Попрошаек.
  - Цитадель будет рада продолжить торговые отношения с ним, - церемонно произнёс Марвин, всем своим видом показывая, что ему скучно.
  Лоран сделал едва уловимый знак, и возле принца появилась высокая пышногрудая девица. Она подлила высокому гостю вина и призывно улыбнулась. Марвин оценивающе оглядел безукоризненную фигуру проститутки, встал и бесцеремонно провёл ладонью по её груди. Девушка хихикнула и вплотную придвинулась к джирмийцу, с вызовом глядя ему в глаза. Принц ухмыльнулся и, схватив проститутку за волосы, впился в её губы.
  - Вы пылкий любовник, Ваше высочество, - часто дыша, прошептала девушка, когда Марвин отпустил её. - Я почту за честь скрасить Ваше одиночество.
  Принц не мог отказаться: он знал, что Лоран доложит предводителю о каждом его шаге, жесте, слове. Подавив жгучее желание немедленно устроить резню, начав с отца Элларда, он обнял проститутку за плечи и ухмыльнулся:
  - Пойдём, крошка, посмотрим на что ты способна. Предупреждаю, меня не легко удивить.
  - Я постараюсь, - игриво промолвила девушка.
  - Тогда вперёд! - скомандовал Марвин и, распрощавшись с Лораном до утра, покинул обеденный зал.
  Жерар схватил Бьянку за руку и потащил её вслед за принцем. Он не имел права, да и не хотел, оставлять Марвина без присмотра, тем более, эльф догадывался, что кто-то из джирмийцев дублирует его отчёты императору. Жерар должен был позаботиться, чтобы имидж принца Аргора остался на должной высоте...
  
  Тёплые утренние лучи золотого солнца проникли сквозь лёгкие занавески и скользнули по обнажённому телу эльфийки. Бьянка сидела в углу спальни и безучастно смотрела как Марвин и Жерар неспешно убивают шпионку Лорана. Бьянке не было жалко девушку. Она радовалась тому, что эльф почти не прикасался к ней этой ночью: принц привлёк Жерара к веселью с проституткой, а эльфийке приказал смотреть 'представление'. Бьянке позволили забиться в уголок, где она и просидела всю ночь тише мыши, боясь, что кошки не наиграются и займутся ею. Никогда в жизни, она не думала, что в человеке столько крови. Порой эльфийке начинало казаться, что она сходит с ума, а временами, к горлу подступала тошнота, и девушка зажимала рот руками, сдерживая рвоту. Проститутка истошно кричала и билась в руках джирмийцев, но к утру вопли стихли: она перестала шевелиться, а взгляд стал пустым. Марвин пнул бесчувственное тело ногой и направился к постели:
  - Заканчивай с ней, Жерар, - устало приказал он и растянулся на кровати.
  - Тебе не стоило так напрягаться, - проворчал эльф, воткнув кинжал точно в сердце проститутки. - Ты ещё не достаточно окреп, Марвин.
  Но принц не услышал его слов, он уснул, едва голова коснулась подушки. Жерар бросил критический взгляд на труп и, не оборачиваясь, произнёс:
  - Иди сюда, Бьянка.
  Эльфийка сползла со стула и, пошатываясь, добрела до джирмийца. Жерар поднялся и окровавленной рукой провёл по её белокурым волосам:
  - Не бойся, малышка. Будь послушной, и с тобой такого не случиться.
  Бьянка прижалась к эльфу, не обращая внимания на его залитую кровью одежду. Жерар улыбнулся и обнял дрожащую девушку:
  - Тебе страшно?
  - Мне холодно.
  - Это поправимо, - негромко рассмеялся эльф и повалил Бьянку на пропитанный кровью ковёр.
  Жерар не ожидал такого эффекта: дочь Сальте отдалась ему так, словно джирмиец был долгожданным мужчиной её мечты. Эльф остался доволен пленницей. За две недели Бьянка стала полностью соответствовать стандартам джирмийской рабыни.
  Утром, с согласия принца, он передал Бьянку в распоряжение Жозефа и Питера, строго напомнив им, что эльфийка должна дожить до Джирмы. Дочь Сальте с ужасом поняла, что желание понравится Жерару сыграло с ней злую шутку. Вместо того, чтобы оставить её себе, как надеялась Бьянка, эльф отдал её на растерзание свите принца...
  
  В половине одиннадцатого утра принц Аргора в сопровождении Лорана, Ринаты и многочисленной пышной свиты из джирмийцев и попрошаек отправился на другой конец города, где на рыночной площади просила милостыню его жена.
  - Надеюсь, я не нанёс непоправимого ущерба твоему клану, Лоран? - вальяжно поинтересовался Марвин. - Твоя девочка доставила мне удовольствие, и я готов заплатить за неё.
  - Считайте её моим подарком, принц.
  - Не хмурься, Лоран. Джирма в состоянии оплатить удовольствия своего принца. Сколько?
  - Я же сказал, это - подарок, Марвин. Не обижай меня.
  - С таким постным выражением лица подарков не делают, Лоран. Признайся, она нравилась тебе? - подмигнул ему принц и очаровательно улыбнулся Ринате. - Хотя, имея такую жену, вряд ли стоит посматривать на сторону. Вы прекрасны, сударыня.
  Рината поёжилась под хищным взглядом джирмийца:
  - Вы мне льстите, принц. Я давно уже не молода и не так хороша, как прежде.
  Марвин бесцеремонно оглядел жену Лорана, словно это была одна из выставленных на продажу девушек:
  - Вы недооцениваете себя, сударыня. Ласки зрелой женщины порой бывают куда интересней, чем возня с неопытной девчонкой, не так ли, Лоран?
  - Вы лучше меня разбираетесь в этом, Ваше высочество, - с поклоном ответил глава Хамелеонов и попытался сменить тему: - Вам нравится Шева, принц?
  - Шева так же красива, как твоя жена, Лоран.
  - Я польщён, - пробормотал глава Хамелеонов и облегчённо вздохнул, когда Марвин повернулся к Жерару...
  Длинная пестрая процессия торжественно двигалась по Шеве, притягивая удивлённые взгляды горожан. Совместный выезд джирмийцев и попрошаек вызывал у них тревогу и любопытство. Особое внимание уделялось принцу Аргора, который на фоне своей разряженной свиты и расфуфыренных Попрошаек, выглядел подчёркнуто просто. Каждый аргорец безошибочно узнавал в скромно одетом двадцатилетнем юноше второго человека в Мире.
  Процессия выехала на рыночную площадь, и Марвин увидел Ильмару. Охотница сидела на своём обычном месте и смотрела на коробку, ожидая когда та наполнится, и она пойдёт обедать с Дериком. Шум и крики привлекли её внимание. Девушка подняла голову и окаменела...
  Марвин подъехал к жене и остановился. Разодетые всадники окружили нищенку со всех сторон, и она сжалась в комок, не зная чего ожидать от этого странного визита.
  Несколько минут принц Аргора с любопытством рассматривал свою собственность, а потом спешился и подошёл к ней.
  - С тобой хорошо обращаются, детка? - строго поинтересовался он.
  - Да, сударь, - прошептала Ильмара, обхватив живот дрожащими руками.
  - Встань!
  Девушка неуклюже поднялась и опустила голову: ей было больно видеть Марвина холодным и недосягаемым.
  Принц провёл ладонью по выпирающему животу Ильмары и похлопал её по щеке:
  - Я не только получил удовольствие от общения с тобой, крошка, но и принес пользу касте. Мой ребёнок будет великолепным джирмийцем. Ты рада?
  - Да, сударь, - всхлипнула Ильмара.
  - Не смей плакать. Это сделает ребёнка нервным, - наставительно сказал Марвин и, отстегнув от пояса кошелёк, бросил его под ноги девушке. - Купи себе что-нибудь. Я даю эти деньги тебе.
  - Спасибо, сударь, - с надрывом произнесла охотница, схватила руку принца и поднесла её к губам. - Спасибо, что не забыли меня. Джирмийцы хорошо заботятся обо мне. Ваш ребёнок родится здоровым и сильным, сударь...
  Марвин отнял руку и недовольно спросил:
  - Джирмийцы? А попрошайки?
  Ильмара испуганно покосилась на Лорана и Ринату, но принц схватил её за подбородок и заставил смотреть себе в глаза:
  - С какой стати ты пялишься по сторонам, когда перед тобой хозяин?
  - Простите, сударь, - выдавила Ильмара.
  - Я задал вопрос! - Марвин разжал пальцы, и девушка затараторила:
  - Приближается время родов, сударь, и мне с каждым днём всё труднее высиживать положенные часы, но я справлюсь, Ваше высочество. Главное, чтобы это не повредило Вашему ребёнку.
  Марвин ещё раз погладил её большой живот и вскочил на коня.
  - Как же так, Лоран? - ехидно поинтересовался он. - Ты говорил, что заботишься о моей собственности, а на деле выясняется, что её содержат джирмийцы! К тому же, девчонка явно запугана, если прямо не отвечает на вопрос своего господина! Я должен был наказать её, но, похоже, виновата не она, а ты! Разве ты не понимаешь, что мой ребёнок - будущий джирмиец?!
  - Ильмара вступила в наш клан и живёт по его законам! - решительно заявил Лоран.
  - Она моя собственность! Я лично просил тебя позаботиться о ней!
  - Я позаботился.
  - Это ты называешь заботой? - Марвин указал на потёртый коврик и коробку с монетами.
  - Вы можете забрать её в Джирму, и содержать, как считаете нужным! - разозлился Лоран.
  Принц Аргора плотоядно оскалился:
  - Повтори, что ты сказал?
  - Если Вас не устраивает, как я забочусь об этой шлюшке, ухаживайте за ней сами!
  - Ты указываешь касте что делать? - вкрадчиво спросил Марвин, и Лоран, почувствовав, как разом напряглись джирмийцы, опомнился.
  - Простите, сударь, но я не могу слушать, как эта стерва врёт своему хозяину!
  - Она не посмела бы солгать мне! - отрезал Марвин. - Хотя... Мы можем выяснить правду у джирмийцев, которые, в отличие от попрошаек, не врут друг другу. Ильмара! Кто помогает тебе?
  - Дерик, сударь.
  Принц Аргора привстал в стременах и громко позвал:
  - Дерик!
  Из толпы зевак вынырнул перепачканный мальчишка-попрошайка и склонился перед Марвином:
  - Я здесь, Ваше высочество.
  - Ты слышал наш разговор?
  - До последнего слова, сударь.
  - Девчонка врёт?
  - Нет, сударь. Я забочусь о Вашей собственности с момента её появления на этой площади. Она голодала, и моему наставнику пришлось просить разрешения у предводителя, чтобы я вступил с ней в непосредственный контакт. Я кормлю её каждый день, иначе она не выносит ребёнка касты. Я ежедневно наполняю её коробку мелочью, иначе Фред накажет её, что может плохо отразиться на ребёнке, который принадлежит Джирме. Несколько раз попрошайки пытались отнять у девчонки деньги и избить, но я убивал каждого, кто смел поднять руку на женщину, которая вынашивает джирмийца. Попрошайки ненавидят её, и мне пришлось поселиться в той же ночлежке, чтобы ночью кто-нибудь не перерезал ей горло. Она спит среди грязных оборванцев, рискуя подцепить от них какую-нибудь заразу... Но за состоянием её здоровья следит друид Граниус.
  - Спасибо, Дерик. Это твоё первое задание?
  - Да, Ваше высочество, - поклонился мальчик.
  - Ты отлично справляешься с ним. Я доложу предводителю, что ты достоин награды. Иди.
  - Благодарю Вас, сударь, - счастливо улыбнулся игривая кошка и исчез в толпе.
  - Что скажешь, Лоран? - с угрозой спросил принц. - Будешь обвинять во лжи джирмийца?
  - Чего ты добиваешься, принц? - прошипел глава Хамелеонов. - Хочешь убить меня? Убивай! Я взял никому не нужную девчонку в свой клан только потому, что она принадлежит тебе! Все отказались от этой шлюхи! Ты бросил её на произвол судьбы и вернулся в Джирму! Да не будь Ильмара беременна, никто из джирмийцев и не вспомнил бы о ней! Вы засуетились, только узнав о ребёнке! Что ж вы не забрали её в Цитадель? Или в Дарру? Я хоть сейчас отдам её вам! Забирайте! - проорал он, глядя в глаза Марвину.
  - Теперь ты даёшь советы не только касте, но и императору? - рявкнул принц и наотмашь ударил Лорана по лицу. - Бернар оказал тебе честь, оставив на твоём попечении нашего ребёнка! - гневно вскричал он. - Неужели тебе было тяжело предоставить нормальное жильё и досыта кормить одну женщину в течение девяти месяцев? Ты прекрасно знаешь, что мальчик отправиться в Цитадель, а на девчонке ты смог бы заработать! Ильмара молода и красива, и я мог бы подарить её тебе, а уж ты бы придумал, как покрыть нанесённые клану убытки!
  Лоран открыл рот, собираясь что-то сказать в своё оправдание, но не успел: Ильмара зарыдала в голос, бросилась к принцу и вцепилась в его сапог:
  - За что, Марви? Почему ты не убил меня?
  Жерар спрыгнул с коня, оттащил девушку от принца и залепил ей пощёчину.
  - Что ты себе позволяешь, тварь? - зарычал он, нависая над охотницей. - Кто разрешил тебе говорить? Стой и молчи!
  - Поехали, Лоран! - приказал принц, бросив задумчивый взгляд на Ильмару. - Мы договоримся, тем более, что до родов осталось недолго. - Он развернул коня и медленно поехал по площади.
  Жерар поднял кошелёк и вложил его в руку охотнице.
  - Дерик, - не оборачиваясь, позвал он.
  - Я здесь, сударь.
  - Отведи девчонку в ресторан. Пусть поест и успокоиться. И купи ей, что-нибудь из тёплой одежды. Нет... это потом. Сначала зайдите к Граниусу. Пусть даст ей успокоительное и, вообще, посмотрит что к чему, не ровён час родит раньше времени, - сухо распорядился эльф и, вскочив на коня, помчался за другом.
  
  Отобедав, принц Аргора отправил джирмийцев в карательный рейд по городу и заперся в своих покоях. Жерар смотрел на мечущегося по комнате Марвина, но не спешил заговаривать с ним. Наконец принц остановился и раздражённо произнёс:
  - Да знаю я, знаю. Я должен был убить Лорана, но сейчас Эллард не может стать главой клана. Мы же собираемся уйти. Представляешь, что начнётся, если Хамелеоны останутся без главаря?
  Эльф молча развёл руками. Марвин упал в кресло и устало заговорил:
  - За что, Жерар? Мы всего лишь проехались по Аргору. Да, я был невменяем и убивал своих, но Эллард и Ильмара не должны расплачиваться за мои ошибки! Эллард больше шумит, чем делает. Он может доставить хлопоты, но причинить вред Джирме или Бернару не в силах. А Ильмара и вовсе ребёнок! Ей всего четырнадцать, Жерар. Я знаю, что не имею права любить её, поэтому и оставил в Шеве. Я надеялся, что Эл позаботится о ней, но он заигрался в джирмийца, а я... Ненавижу друидов! Хамелеонов! Бернара! Всех ненавижу! Я найду письмо Леопольда и вытащу Элларда и Ильмару из Аргора. И моего ребёнка тоже! Я не отдам его Джирме!
  - Не понимаю, почему предводитель до сих пор не убил тебя, - усмехнулся Жерар и вытащил из кармана трубку.
  - Не знаю, - раздражённо пожал плечами Марвин. - Наша карательная экспедиция - фарс! Такое впечатление, что Бернар, не зная, чем меня занять, дал мне роль принца в абсурдной комедии. Он вытолкнул меня на сцену и ждёт, что я буду делать. И я вынужден играть в этом спектакле, чтобы спасти брата и жену!
  - Ты сумасшедший, - покачал головой Жерар, - да и я тоже, - махнул он рукой. - Значит так, будем спасать положение - накажем Лорана иначе...
  
  Рано утром джирмийцы собрались в дорогу. Лоран и Рината вышли проводить высокопоставленных гостей. Принц обнял на прощанье главу Хамелеонов и, похлопав его по спине, повернулся к Ринате:
  - Ты поедешь со мной!
  Лоран подался вперёд, но Жерар оттолкнул его:
  - Тебе не терпится умереть, попрошайка? Выбирай, либо мы убьём тебя, и заберём твою жену, либо ты останешься в Шеве, а Рината поедет с нами.
  - Вы не имеете права! Я - глава клана! Я буду жаловаться императору! Это произвол! - завопил Лоран.
  - Конечно, произвол, - ухмыльнулся Марвин, - но мне понравилась эта женщина, а принц Аргора не привык отказывать себе в мелочах.
  - Да, как ты смеешь, щенок?!
  Жерар ударил Лорана по лицу и глумливо произнёс:
  - Ты прямо-таки нарываешь на неприятности, попрошайка. Неужели ты настолько туп, что не можешь понять - мы не хотим убивать тебя. Принц Аргора оказал тебе честь, обратив внимание на твою женщину. Скажи ему спасибо. Теперь ты свободно можешь лапать своих распутных девок.
  Лоран схватился за голову, а принц подал руку Ринате:
  - Прошу Вас, сударыня.
  - Да что же это такое? - взвыл Лоран. - Она же мать твоего друга, Марвин! Как ты посмотришь в глаза Элларду?
  - О чём ты толкуешь, старый дурак?! С каких это пор джирмийцы дружат с ворами? Ты можешь сказать мне спасибо дважды! Твой ублюдок жив только из милости, да и ты тоже! Поехали, господа! Наши дела в Шеве закончены! - скомандовал принц и потащил Ринату к коню.
  - Нет!!! - взвыл Лоран.
  - Прекрати истерику! - рявкнула на него жена. - Всё кончено. Прощай, муж мой.
  Марвин отпустил Ринату и церемонно поклонился:
  - Выбрав Вас, я не ошибся. Вы необыкновенная женщина.
  С этими словами, он подхватил мать Элларда и усадил её на Ветерка. Вскочив в седло, Марвин пришпорил коня и вылетел на улицу, прижимая к себе добычу.
  - Ты не простил нам эту сучку, - прошипела Рината.
  - Конечно нет, милая, - шепнул ей принц. - Вы должны были тысячу раз подумать, прежде чем отправлять мою жену в ночлежку...
  
  Глава 26.
  Авантюра.
  
  Письмо от отца Эллард получил в гостинице, в трёх днях пути от Аббики. Прочитав слезливое послание Лорана, Принц Попрошаек задумался: с одной стороны, Рината вырастила его, как родного сына, но с другой, она не препятствовала мужу, когда тот отправил Ильмару нищенствовать. 'Да и я тоже хорош! Надо было забрать Мару с собой. Странно, что Лоран остался жив. Не понимаю я тебя, Марви, - покачал головой Эллард и скомкал письмо. - Начинать надо было с главы Хамелеонов'.
  Принц Попрошаек встал и, испепелив бумагу, отправился в общий зал ужинать со свитой. Он вёл себя, как обычно: плотно поел, поманил к себе понравившуюся служанку и повёл её в свой номер, напоследок окинув попрошаек суровым взглядом:
  - Не увлекайтесь. Выезжаем с рассветом!..
  
  Эллард не уведомил спутников о происшествии в Шеве и не ускорил своего продвижения по Аргору. Через три дня, как и планировалось, он прибыл в Аббику, где встретился с поставщиками живого товара. Эллард остался доволен новой партией рабов для Джирмы, переночевал в доме главы хамелеонов Аббики, и за завтраком, распорядился отправить товар в Цитадель. Принц Попрошаек назначил главой торговой делегации наиболее смышлёного поставщика и, сообщив о том, что отправляется в Шеву, покинул Аббику и двинулся на юг. Попрошайки перешёптывались, поглядывая на непроницаемое лицо Элларда и никак не могли взять в толк, какие эмоции он испытывает. В Аббике они узнали о событиях в Шеве, но ни один попрошайка не посмел выразить сочувствие Принцу. Дальнейшее путешествие подтвердило правильность позиции, выбранной свитой. Эллард вёл себя так, словно ничего не произошло. Он по-прежнему был груб с попрошайками, выражая недовольство с помощью кулаков, и не отказывал себе в удовольствии переспать с хорошенькими женщинами, а, прибыв в Фету, и вовсе разошёлся, приказав устроить в доме местного главы хамелеонов бал в свою честь.
  Но, по правде говоря, Эллард был зол на весь свет. За семь дней пути, он пришёл к выводу, что гибель Ринаты дело рук не Марвина, а результат заговора Бернара и Лорана. Вор проклинал Мир, в котором родился и который принёс ему одни разочарования. Общество ставило и его, и Марвина, и Ильмару в жёсткие рамки своих законов и правил, лишая возможности принимать собственные решения. 'Что плохого было в нашей дружбе, которую так старательно сводили на нет Бернар и Лоран? А Ильмара? Девочка всю жизнь страдала за чужие ошибки, а Рината выкинула её на улицу. Ведь могла же оставить во дворце. Хоть прислугой. Зачем было делать из девочки нищенку? Сволочи! Ничего, я вытащу тебя, Мара! - успокаивал себя Эллард. - Главное, чтобы ты продержалась до моего приезда'.
  Принц Попрошаек веселился на балу до самого утра, измотав свиту до предела, а едва рассвело, заставил попрошаек сесть на коней и помчался в порт, где нанял паром до Уста. Приближённые Принца повалились на палубу и заснули мёртвым сном, а Эллард сел, привалившись спиной к бортику и уставился на золотое солнце Аргора, которым никто не умел восхищаться так, как его друг Марвин...
  Через два дня Принц Попрошаек входил в шевийский дворец Хамелеонов. Он взбежал по мраморной лестнице и у дверей кабинета отца столкнулся с молоденькой служанкой, которая на ходу поправляла платье. Девушка залилась румянцем и призывно улыбнулась Принцу. Эллард хлопнул её по аппетитной попке и вошёл в кабинет.
  Лоран встретил наследника довольной улыбкой:
  - Здравствуй, сынок, рад видеть тебя дома. Как мило с твоей стороны приехать, чтобы выразить мне сочувствие.
  - Похоже, ты в нём не нуждаешься, - сухо заметил Эллард.
  Глава Хамелеонов тяжело вздохнул:
  - Я смирился, сынок. Конечно, Рината была моим верным помощником и любила меня, но... жизнь продолжается, мальчик.
  - Значит, мы можем поговорить о делах, - усмехнулся Эллард.
  - О делах? У тебя какие-то проблемы? - насторожился Лоран. - Может быть, сначала поужинаем?
  - Одно другому не мешает, - оскалился Принц.
  - Вот и славно. Отдохни пару часов, а потом я жду тебя в малой столовой.
  - Хорошо, - кивнул Эллард и покинул кабинет.
  Приняв ванну и переодевшись, Принц отправился на ужин. Лоран расстарался, принимая сына: стол ломился от любимых блюд Элларда, в высоких серебряных кувшинах его дожидались редкие вина Аргора, а чудесные фрукты Неприступного острова так и просились в рот. Эллард скептически оглядел это великолепие и уселся напротив отца:
  - Приятно видеть, что тебя ждут и любят в родном доме, папа.
  - Угощайся, сынок. Ты хорошо потрудился во славу клана и проделал долгий путь. Ты заслуживаешь отдыха и награды! - высокопарно изрёк Лоран.
  - Спасибо, - сдержанно произнёс Эллард. - Я как раз хотел обратиться к тебе с маленькой просьбой.
  - Всё, что угодно, мой мальчик, всё, что угодно, - благодушно улыбнулся Лоран.
  - Я хочу, чтобы ты забрал Ильмару во дворец.
  Улыбка сползла с лица главы клана:
  - Что?! Эта джирмийская подстилка сдохнет на улице! Как только кошки заберут её ублюдка в Цитадель, я лично устрою ей весёлую жизнь. Жаль, что я не могу убить её, но я позабочусь, чтобы эта шлюха познакомилась со всем мужским населением Шевы!
  Эллард спокойно выслушал гневную речь отца. Беременность Ильмары стала для него новостью, но он сделал вид, что знал об этом:
  - Я всего лишь хотел предостеречь тебя, папа. Я знаю Марвина, он не допустит, чтобы его собственность стала всеобщей.
  - Марвин? - расхохотался Лоран. - Твоему дружку нужен только ребёнок. После родов, он потеряет к Ильмаре интерес. До родов всего пара месяцев, а потом... Мало ей не покажется!
  - Я сомневаюсь, что принц Аргора откажется от своей собственности.
  - Он забрал Ринату, а я замучаю Ильмару! - отрезал Лоран. - От этой сучки одни неприятности, разве что, - он цинично улыбнулся, - мы не тратимся на её содержание. Ты не представляешь, как трогательно заботятся о ней джирмийцы. Каждое утро эти идиоты изображают горожан, наполняя её коробку, потому что никто, кроме них, не желает бросать этой сучке деньги. После отъезда Марвина, вся Шева узнала, кто просит милостыню на площади, и горожане толпами ходят смотреть на подстилку джирмийского принца. Так что, когда она станет проституткой, недостатка в клиентах у неё не будет.
  Эллард задумчиво вертел в руках бокал.
  - Забавно... - протянул он. - Завтра я тоже посмотрю на неё.
  - Только отправляйся туда утром. После полудня джирмийцы кормят её и прогуливают по городу. Они уверены, что девчонка выродит чудо-мага. Граниус трясётся над ней, как над императорской дочкой. Джирмийцы так запугали бедного друида, что он, похоже, стал параноиком, зацикленным на здоровье этой шлюшки.
  - Я всё понял, папа, - поморщился Принц. - Не стоит так нервничать из-за какой-то девки. Лучше я расскажу тебе о состоянии нашего бизнеса. У меня есть ряд предложений, которыми я хотел поделиться с тобой.
  Лоран хлебнул вина и заметил:
  - Марвин высоко оценил твою работу, Эл.
  - Что ж, я польщён, - хмыкнул Принц Попрошаек и приступил к рассказу...
  
  Эллард плохо спал в эту ночь и встал до рассвета. Он сотворил себе завтрак и, поев, спустился во двор по чёрной лестнице. Прокравшись в конюшню, он оседлал лошадь и выехал на сонные улицы Шевы. Свита осталась во дворце, и Принц наслаждался одиночеством. Эллард не спеша добрался до Восточного рынка, где работала Ильмара, спешился и привязал лошадь к коновязи возле бакалейной лавки. День только начинался, и народу на рынке почти не было, кроме ранних пташек - торговцев хлебом, которые спешили распродать ночную выпечку. Эллард прошёлся вдоль пустынных рядов и огляделся.
  - Мерзкое место, - поморщился он и вдруг увидел Ильмару.
  Не глядя по сторонам, девушка медленно шла к своему рабочему месту, прижимая к груди холщёвую сумку. У Элларда защемило сердце, когда он увидел, как Мара неуклюже расстилает коврик и садиться на него, пытаясь устроиться поудобнее. Тихо выругавшись, вор подошёл к охотнице и сел рядом:
  - Здравствуй, Мара.
  Девушка повернула голову и равнодушно посмотрела на Принца Попрошаек.
  - Какая честь для меня. Второй человек в клане удостоил вниманием джирмийскую подстилку, - безразлично произнесла она и отвернулась.
  - Прости, но я не знал. Хотя, зачем врать, поначалу мне было всё равно, что с тобой стало. Я был озабочен лишь собственным величием и авторитетом. А потом вмешались друиды. И если бы Марвин не помог мне... Короче, я приехал в Шеву, чтобы спасти тебя, Мара.
  - Спасибо, Эл, - бесстрастно кивнула девушка. - Но джирмийцы хорошо заботятся о собственности своего принца, так что, можешь не утруждать себя спасением джирмийской шлюхи. Занимайся делами клана.
  Вор взял охотницу за плечи и осторожно развернул к себе.
  - Убери руки! - прошипела Ильмара. - Они убьют тебя!
  - В самом деле? - зло ощерился вор.
  В ту же секунду из-за угла вынырнул оборванный мальчишка с золотой ящеркой на руке и весело поинтересовался:
  - Принц обижает тебя, Мара?
  - Нет, Дерик, всё в порядке, он сейчас уйдёт, - не оборачиваясь, ответила девушка, и игривая кошка исчез, бросив на Элларда предупреждающий взгляд.
  Вор убрал руки и вздохнул:
  - Мне придётся постараться, чтобы вытащить тебя отсюда, Мара.
  - Зачем? Когда Марвин пришёл ко мне невидимым и пообещал спасти нас с малышом, у меня появилась надежда. Потом его долго не было, а потом приехал принц Аргора. Ты говоришь, Марвин помог тебе? Тогда почему он так обошёлся со мной? - Ильмара смахнула слёзу, и её голос вновь стал бесстрастным. - Я доживаю последние дни, Эл. Моего мальчика заберут в Джирму, а если родится девочка, то убьют и меня, и её. После визита принца Аргора, я хотела покончить с собой, но джирмийцы не позволили мне умереть. Они не спускают с меня глаз ни днём, ни ночью. Уходите, сударь, Вам не стоит вмешиваться в дела Цитадели.
  - Не нужно делать поспешных выводов, Мара. Всё не так, как кажется. Марвин - заложник касты, и вынужден вести себя, как положено джирмийцу и принцу Аргора. Ты думала, он расцелует тебя на глазах изумлённой публики? Да вас бы убили, несмотря на твоё положение. Мы должны скрыться от кошек, Мара, и Марвин будет свободен. Его нечем будет шантажировать. Он найдёт нас, и мы с ним защитим и тебя, и ребёнка.
  - Это безумие, Эл. Мы не уйдём дальше этой площади. Меня, возможно, ещё и пощадят, а тебя точно убьют.
  - Ерунда! Я вытащу тебя из Шевы. Я многому научился у Марвина и к тому же знаю потайные выходы из города. Я вырос в катакомбах, Мара. Доверься мне, и твоему ребёнку не придётся ни умирать, ни расти в Джирме.
  Ильмара нервно теребила край поношенного пальто.
  - Хорошо, допустим, мы выберемся из Шевы. А дальше? Я не могу ехать верхом, Эл, да и пешком буду идти очень медленно. Нас схватят через несколько часов после побега. Мы не успеем добраться даже до Уста.
  - Я всё устрою, Мара. Если ты согласна пойти со мной, послезавтра утром мы отправимся в путь.
  Невидящими глазами охотница уставилась на свою коробку, в которую время от времени падали медные и серебряные монеты.
  - Будь, что будет, - прошептала она. - Я предупредила тебя о последствиях, Эллард, но если ты по-прежнему считаешь, что наш побег необходим Марвину, я пойду с тобой.
  - Тогда до послезавтра, - улыбнулся Принц, поднялся и направился к лошади.
  - О чём он говорил с тобой? - плюхнувшись рядом с подопечной, строго спросил Дерик.
  - Ты не слышал? - изумилась Ильмара.
  - Слышал, не спрашивал бы! - раздражённо ответил игривая кошка. - Он пользуется нашей магией забвения, но в какой-то извращённой форме! Я не успел разобраться. Так о чём вы разговаривали?
  - Мы вспоминали наше путешествие.
  - Врёшь! Эллард не настолько сентиментален, чтобы предаваться пустым воспоминаниям.
  Ильмара пожала плечами:
  - Если ты не удовлетворён моим ответом, спроси у Элларда.
  - Обязательно, - зло фыркнул Дерик и встал. - Надеюсь, вы с Принцем не задумали отправиться в новое путешествие. Поверь, это будет самый неразумный поступок в твоей жизни...
  
  К подготовке побега Эллард подошёл ответственно: он знал, что у него только одна попытка. Заявив отцу о желании погостить в родном городе несколько дней, Принц Попрошаек ухитрился на глазах свиты приготовить всё необходимое для тайного отъезда из города. Он гулял напропалую, и приближённые едва успевали передвигаться за ним по кабакам и борделям Шевы. В ночь перед побегом, Эллард устроил грандиозную попойку во дворце. Он до одури напоил свиту и всех желающих, и на глазах отца отправился спать в состоянии крайне тяжёлого опьянения. Слуги доложили Лорану, что Эллард упал на кровать, не раздеваясь, и мгновенно отключился. Глава клана приказал не тревожить сына до утра и отправился спать, прихватив с собой парочку молоденьких проституток.
  Едва дворец погрузился в сон, Принц Попрошаек протрезвел и отправился в ночлежку. Окружив себя щитом, созданным из магий забвения и отвода глаз, он прошёл сквозь стену и оказался в огромном зале, где на двухъярусных кроватях спали попрошайки. Он углубил их сон, отыскал Ильмару, бережно поднял её на руки и покинул комнату, оставив вместо девушки искусно созданную иллюзию. Эллард действовал так тонко, что даже Дерик, спавший на соседней кровати, ничего не заметил.
  Принц Попрошаек пересёк улицу и, через едва заметный проём в стене дома Фреда, проник в катакомбы, и спустя полчаса вор уже аккуратно усаживал Ильмару в повозку, запряжённую заранее украденными лошадьми. Он укутал охотницу пледом и позволил проснуться. Девушка испуганно огляделась.
  - Всё-таки ты решился, Эл, - тихо произнесла она, откидываясь на мягкие подушки.
  - Всё будет хорошо, - улыбнулся вор. Он сосредоточился, и вскоре обычные лошади стали волшебными конями джирмийцев. - Улыбнись, Мара, мы обречены на успех! - Эллард вскочил на козлы и щёлкнул появившимся из воздуха кнутом. - Мы будем первыми, кто проедет по Тайной тропе в карете!
  Лошади рванули с места в карьер, и Ильмара, ожидавшая тряски, с удивлением посмотрела на вора: повозка летела по воздуху, не касаясь земли.
  - Ты и вправду многому научился, Эл.
  - То ли ещё будет! - засмеялся сын мага-прощелыги и уверенно направил экипаж к Тайной тропе.
  Эллард убедил себя, что сделал всё, как надо, и его рискованный эксперимент завершиться успешно. Повозка благополучно влетела в тоннель и стремительно помчалась вперёд, а вор настроил сознание на поиск джирмийцев, чтобы в любой момент соскользнуть с тропы. Самыми рискованными участками были горы и воды Тёплого озера, но Эллард полагался на удачу, и она сопутствовала ему. Беглецы без проблем достигли Фетты, миновали город и выскочили на обычную дорогу.
  - Я же говорил! - самодовольно воскликнул вор, останавливая повозку. - Даже если бы мы ехали верхом, у нас вряд ли получилось быстрее. При случае, я расскажу джирмийцам, как правильно пользоваться их волшебными животными!
  - Хвастун! - невольно улыбнулась Ильмара. - Лучше скажи, куда мы направляемся?
  - Мы не спеша поедем вперёд. Когда Марвин узнает, что мы вырвались, то найдёт нас и что-нибудь придумает.
  - Марвин был абсолютно прав. Ты самый бестолковый и безалаберный вор Аргора, - обречено прошептала девушка. - Ты подумал о том, что Марвину могут не сказать о нашем побеге? Мою судьбу решает Бернар. Он пошлёт за нами погоню, не ставя в известность принца Аргора. Вдруг Марвин узнает о твоей выходке, лишь увидев твой труп?
  - Не будь такой пессимистичной, Мара. Я не собираюсь умирать и тебе не советую. Надо верить в успех, и он придёт! Мы победим!
  - Кого?
  - Наших врагов!
  - То есть весь Мир?
  - Да! - гордо заявил Эллард и тронул лошадей. - Прошлый раз нам просто не хватило времени, но мы учтём ошибки предыдущего путешествия и сделаем всё, как надо...
  Несколько дней Эллард и Ильмара без приключений продвигались в сторону Аббики. Девушка наслаждалась неожиданной поездкой, стараясь не думать, чем она закончится, а Эллард грезил о встрече с Марвином. Он распряг одного коня, и теперь ехал верхом, с удовольствием потягивая пиво и громко распевая весёлые песни. Дорога между Феттой и Аббикой была наводнена всадниками, повозками, торговыми караванами, но никто не замечал беглецов. Эллард сотворил магическую защиту от любопытных глаз, и радовался свободе...
  Авантюра закончилась неожиданно. У поворота на Лихту, путь повозке преградили джирмийцы.
  - Убирай маскировку, попрошайка, иначе, мы начнём стрелять наугад!
  - Да стреляйте, - раздосадовано произнёс Эллард и вскрикнул: в бок вонзилось ледяное копьё.
  Теряя сознание, он инстинктивно вцепился в гриву волшебного коня, и тот, неистово заржав, рванул вперёд, ведомый одним желанием - доставить раненого всадника в Цитадель. Джирмийцы расхохотались, и не стали преследовать глупого попрошайку. Они знали, что конь и тоннель законсервируют состояние пострадавшего, и тот очнётся во дворе Цитадели и будет выглядеть так, словно его ранили минуту назад. Едва конь Элларда скрылся в тоннеле, магическая защита рассыпалась, и джирмийцы окружили повозку.
  - Я предупреждал тебя, Мара, - укоризненно произнёс Дерик.
  Охотница пожала плечами:
  - Мне наплевать на ваши запреты. Я с удовольствием прогулялась по Аргору. Я знаю, что вы не тронете меня, пока я ношу ребёнка Марвина, а потом... мне будет всё равно.
  - Когда ты родишь, я попрошу Бернара отдать тебя мне, и, если он удовлетворит мою просьбу, обещаю - всё равно тебе не будет, дрянь, - ощерился Дерик, запрыгнул в повозку и выхватил у Ильмары вожжи...
  
  Глава 13.
  Дома.
  
  Рината умерла в Тильдоре, и её смерть стала заключительным актом мести принца Аргора. Он свёл счёты с эльфами и Лораном, увидел Ильмару, и карательная экспедиция потеряла для него всякий смысл. Будь на то его воля, Марвин бы уже мчался в Дарру за заклинанием перехода, но единственный путь в столицу лежал через Диадор, Авиталь, Никору, Аврур, Вирму и Мазгар - крупнейшие города Аргора, которые его карательная экспедиция никак не могла миновать. Жерар настоял на том, чтобы в каждом городе они задерживались не менее суток, и принц был вынужден согласиться с доводами друга: вернись они в Дарру раньше времени, и предводитель начёт задавать ненужные вопросы.
  Зато теперь, когда Марвин выместил злость на эльфах и Лоране, ему стало гораздо проще соответствовать желанному для предводителя образу жестокого и холодного джирмийца. Принц Аргора бесстрастно наблюдал за бесчинствами свиты, временами присоединяясь к ней, чтобы поддержать свой кровавый имидж. Рана на плече зажила, и опасности выдать себя не было. Так что соглядатаи Бернара, посылали в Дарру хвалебные, полные красочных подробностей отчёты.
  Ровно через полтора месяца, Марвин со свитой выскочил из тоннеля на окраине столицы и торжественно поехал по припорошённым снегом улицам. Горожане склоняли головы, приветствуя принца, и поспешно скрывались за дверями домов. Кровавое путешествие кошек было у всех на устах, и аргорцы сделали логичный и страшный вывод: любой бунт против императора-джирмийца перерастёт в кровавую бойню...
  Возле парадного входа во дворец Марвин и Жерар спешились и, бросив поводья конюхам, направились прямо в тронный зал, где проходил ежевечерний приём императора. Не дожидаясь, пока герольд объявит их имена, золотые кошки вошли в предупредительно распахнутые двери и, чеканя шаг, приблизились к сидящему на троне Бернару.
  Небрежным взмахом руки император прервал цветистую речь высокопоставленного беркута, и вельможа, недовольно скривившись, отступил в сторону.
  - Я выполнил миссию, Ваше величество, - церемонно произнёс принц Аргора, опустился на одно колено и склонил голову. Жерар скопировал его позу.
  Император медленно поднялся, подошёл к наследнику и самолично поднял его с колен.
  - Ты сделал всё, как надо, принц. Результаты твоей поездки впечатляют. Ты, как всегда, оказался на высоте. - Бернар окинул грозным взглядом придворных: - Свободны!
  В мгновение ока зал опустел. Бернар же, жестом приказав Жерару подняться, уселся на трон, и глаза его стали колючими:
  - Ты устроил в Иритте представление достойное балаганного комедианта, а не принца Аргора. Зачем, Марвин?
  - Иритта всегда любила шоу, но у них никогда не было режиссёра-джирмийца, сударь.
  - Начало твоего путешествия было достаточно эмоциональным, - сухо заметил Бернар.
  - Возможно, сказалось моё длительное пребывание на административной работе. А кроме того, я мечтал отомстить эльфам.
  - Пусть так. А Шева? Почему ты не убил Лорана?
  - Эллард не достоин стать главой клана. Вы дали слово не убивать его, и нам пришлось бы терпеть его выходки.
  - Что ж, ты прав, Марвин, тем более, что ты всё-таки показал Лорану его место, забрав Ринату. Что ты думаешь об Ильмаре? - без перехода спросил Бернар.
  - Вокруг девчонки слишком много шума.
  - А твоё мнение, Жерар?
  - Я согласен с принцем, сударь. На глазах всей Шевы джирмийцы трогательно заботятся о нищенке. Это подрывает наш авторитет.
  На несколько долгих секунд в зале повисло тягучее молчание.
  - Ты остаёшься в Дарре, Жерар, а Марвин возвращается в Джирму, - внезапно сказал предводитель.
  Эльф поклонился, а принц покорно спросил:
  - Когда я должен выехать, сударь?
  - Не хочешь спросить, чем ты будешь заниматься в Цитадели?
  - Чем я буду заниматься? - послушно произнёс Марвин, чувствуя, что Бернар играет с ним, как кот с мышью.
  - Тебе не нравилась административная работа, и я сделал управляющим Джорджа. Так что, можешь без помех заниматься своими любимыми экспериментами. Поешь, поспи и отправляйся домой! Иди!
  Поклонившись, Марвин покинул зал, а Бернар выжидающе уставился на эльфа.
  - В Наполе мне показалось, что принц неадекватен, но потом я понял, что им движет месть. Он сделал главой Ласточек шестилетнего мальчишку, и теперь мы надолго забудем об интригах Свободных Жителей. Они будут заняты делёжкой власти. Шоу Марвина в Ирите, тоже смутило меня, но уже в Шеве я убедился, что с Марвином всё в порядке. Он едва сдержался, чтобы не ударить Ильмару...
  - Что же его остановило? - ехидно перебил Бернар.
  - Шум, поднятый вокруг ребёнка. Марвин признался мне, что в Шеве надеялся позабавиться со своей собственностью. Он не ожидал, что Ильмара окажется на сносях да ещё под Вашим присмотром, но быстро разобрался в ситуации и похвалил Дерика. Я тоже считаю, что эта игривая кошка хорошо справляется со своеобразной работой и заслуживает поощрения, тем более, что его первое задание оказалось не из лёгких.
  - Дерик провалил задание, - холодно сообщил предводитель. - Ильмара сбежала из Шевы вместе с Эллардом.
  - Как?! Неужели никто из джирмийцев не смог предотвратить побег? - изумился Жерар. - Хотя... Эллард тёмная лошадка и опасен для касты. Когда он вмешивается в наши дела, всё летит кувырком. А уж Дерику сын Лорана точно не по зубам.
  - Их поймали вчера вечером, - ровным тоном продолжил Бернар. - Я оставил Ильмару в Лихте. Друиды позаботятся о ней лучше попрошаек. А Эллард... - Император мечтательно улыбнулся.
  - Его убили?
  - Ну, что ты, я же дал слово, - ухмыльнулся Бернар. - Мальчик во всю прыть несётся в Цитадель.
  - Зачем? - опешил эльф, понимая, что встреча братьев в Джирме может стать роковой для обоих.
  - Дерик ранил сыночка Лорана, когда тот сидел на нашем коне, и, вместо того, чтобы упасть на землю, несчастный простофиля, вцепился в гриву... В общем, если он выживет, проходя курс обучения в столь зрелом возрасте, из него получится прекрасный джирмиец. Эл всегда об этом мечтал... А Марвина я, пожалуй, назначу его наставником.
  Эльф недоверчиво смотрел на императора.
  - Что-то не так, Жерар?
  - Это неожиданно и забавно. Хотел бы я поучаствовать в эксперименте.
  - Ты и так участвовал во многих экспериментах Марвина. Я специально оставляю тебя в Дарре, Жерар, чтобы посмотреть, как повлияло на тебя длительное общение с нашим принцем. Несмотря на молодость, Марвин умеет заставлять людей плясать под свою дудку, если, конечно, захочет. Он разговаривал с тобой по душам?
  - Конечно, мы же друзья, - саркастически усмехнулся Жерар. - Но его рассуждения не выходили за рамки философии касты. Вырвавшись из Джирмы, мальчик с упоением отдался любимой работе, и я, как мог, поощрял его. Принц в восторге от экспедиции. Правда, он сожалеет, что не смог развлечься с Ильмарой, но успокаивает себя тем, что отыграется за всё после родов.
  - Посмотрим, - хмыкнул Бернар, задумчиво разглядывая эльфа. Жерар безупречно выполнил задание, его отчёты были полными и образными, и предводителю не к чему было придраться, но что-то подсказывало ему, что эльфа и принца больше нельзя оставлять вместе. 'Я становлюсь параноиком, - отругал себя Бернар. - Жерар не изменился, а Марвин безропотно отправился под домашний арест. Чего я боюсь? Пока они в Джирме, ничего не произойдёт'.
  - Отправляйся в свои покои, Жерар, - наконец, приказал он, и строго добавил: - И никаких прощальных попоек с принцем.
  Эльф поклонился и уверенной походкой направился к двери. Бернар пристально смотрел в спину золотой кошки, а голове навязчиво крутилось: 'Что всё-таки с ним не так? Что?'
  
  Глубокой ночью, когда дворец спал непробудным сном, Марвин перенёсся в кабинет императора и приступил к розыскам письма Леопольда. Потратив добрый час на просмотр бессчетных ящичков, шкатулок и папок с бумагами, принц с досадой осознал, что поиски могу растянуться на несколько ночей, которых у него не было. Некоторое время Марвин обдумывал сложившуюся ситуацию, а потом сел за стол, сконцентрировался на желании найти письмо прощелыги и почти сразу увидел его. Потрепанный лист бумаги лежал на столе в одной из многочисленных папок. Принц протянул руку, и досье с надписью 'Марвин' скользнуло на его ладонь. Маг пробежал глазами по посланию Леопольда и расхохотался, беззвучно и зло. 'Шутник! Эллард однозначно пошёл в папашку. Они друг друга стоят, - раздражённо подумал он, но тут же осадил себя: - Спокойно, Марвин. Что ты ожидал от мага, которому дали такое прозвище? Но я тоже твой сын, Леопольд, и сыграю в твою игру'. Принц убрал письмо в папку, и стал просматривать своё личное дело. Ничего нового он не узнал и, захлопнув досье, вернул его на место.
  Уничтожив следы своего пребывания в кабинете, Марвин перенёсся в покои Жерара. Эльф сидел за столом и пил вино. Увидев друга, он пьяно усмехнулся:
  - Всё-то тебе неймётся, почётный член клана Попрошаек.
  Марвин сел рядом с другом и, хлебнув вина из бутылки, спросил:
  - О чём говорил с тобой Бернар?
  - Он подозревает нас в заговоре, друг мой. Он освободил меня от знаменательной роли стукача и с нетерпением ждёт твоей встречи с Эллардом. Представь себе, этот чокнутый попрошайка увёл Ильмару из-под носа джирмийцев! Они добрались аж до Лихты и только там попали в засаду. Теперь твоя жена на попечении Синкоплуса, а раненый братец на пути в Цитадель. Бернар решил сделать из него джирмийца, и его наставником будешь ты.
  - Идиот! Я же просил его не высовываться... Дело дрянь.
  - Мы доживаем последние деньки, Марви, - нервно хохотнул Жерар. - Представляю вашу встречу с Эллардом. Интересно, кто сорвётся первым? Лично я ставлю на младшего сына Леопольда. С этого придурка станется броситься тебе на шею и завопить: 'Спасибо, Марви, что вернул мне память!'. На твоём месте, я бы сразу прихлопнул его, и дело с концом. Эл сделал всё, чтобы ты не смог добраться до Ильмары. Кстати, можно даже не ждать приезда твоего сумасшедшего братца! Умрём прямо сейчас! - Эльф кивнул на бутылку в руках друга. - Мы нарушили приказ Бернара не устраивать прощальной вечеринки. Если ему донесут... Ну, ты понимаешь.
  - Не паникуй, Жерар. - Марвин протрезвил друга и строго сказал: - Я нашёл заклинание перехода.
  - Тогда дело за малым, - ехидно ухмыльнулся Жерар. - Собраться всем вместе и уйти. Правда, для этого нужно либо перехватить Элларда в тоннелях, чего нам не позволят, либо ждать, когда эксперимент с его обучением успешно закончится.
  - Да... На это могут уйти годы... - Принц Аргора хлебнул вина и поднялся. - Одна радость, магия перемещения позволит нам поддерживать связь, - добавил он и исчез.
  
  Спустя три дня Марвин прибыл в Цитадель и прямиком угодил на пышный пир в свою честь. Принцу Аргора пришлось выслушать длинную приветственную речь Джорджа, прославляющую карательный поход джирмийцев, а потом веселиться вместе с товарищами, хотя поводов для веселья лично у него не было. Когда же он, наконец, уединился в своих покоях, Джордж приволок ему Бьянку:
  - Вы не потрудились распорядиться на её счёт, Ваше высочество, - с поклоном произнёс он.
  - Джо! Ты совсем очумел? - прошипел Марвин. - Ты не мог разобраться с ней сам?
  - Простите, сударь, но я думал...
  - Меньше думай, больше делай! - сухо произнёс принц. - С какой стати ты решил, что она находится на особом положении?
  - Но она принадлежала Вашей свите, сударь...
  - И что?
  Джордж замялся:
  - Ваша свита - лучшие кошки Джирмы, и я думал...
  - Опять думал? - разозлился Марвин. - Моя свита - обычные джирмийцы. Они ничем не хуже и не лучше других. И прекрати называть меня Ваше высочество. Это обращение для аргорцев! В Джирме я просто Марвин. Я стал принцем, потому что так нужно для дела. Ты понял, Джордж?
  - Да, Марви, - улыбнулся управляющий. - Так что делать с этой сучкой?
  - Оставь здесь, всё равно я собирался развлечься.
  - И чего тогда выпендривался? - усмехнулся Джордж и толкнул бледную от ужаса эльфийку к принцу. - Приятного вечера, - ехидно добавил он и вышел, плотно прикрыв за собой дверь.
  Бьянка бешеными глазами взглянула на Марвина и медленно опустилась на колени:
  - Прошу Вас, не мучайте меня, сударь. Да, я поступила подло, оговорив Вас на суде, но меня действительно заставили. Отец грозился убить меня, если я откажусь. Я была глупой и взбалмошной девчонкой, я относилась к жизни, как к увлекательной игре. Я виновата и прошу снисхождения, я за всё получила сполна. Убейте меня, если Вами движет месть, но только не мучайте. - Эльфийка закрыла лицо руками и жалобно всхлипнула.
  Марвин поднял девушку с колен и прижал к себе:
  - Не дрожи, детка, сегодня я не буду тебя мучить.
  Эльфийка с благодарностью посмотрела в тёмно-зелёные глаза джирмийца.
  - Спасибо, сударь, Вы не пожалеете. Я не разочарую Вас! - пылко воскликнула она и начала раздеваться.
  - Постой. - Марвин подхватил девушку на руки и понёс в спальню...
  
  Наутро, Марвин попытался выполнить приказ предводителя. Он спустился в лабораторию, просмотрел свои последние записи, полистал вывезенную из Дарры книгу о магии Беркута, повертел в руках эльфийский амулет, который когда-то снял с его шеи Жерар, и тяжело вздохнул - заниматься магическими экспериментами не было ни малейшего желания. Он мог думать лишь о предстоящей встрече с Эллардом. Поняв, что работать не получится, Марвин сдался и отправился слоняться по Цитадели. Чтобы отвлечься от гнетущих мыслей, он заводил разговоры со свободными от службы джирмийцами. Когда же Питер предложил устроить вечеринку, немедленно согласился, и весь вечер пил вино и развлекался с рабынями. Но ни дружеский трёп, ни секс, ни алкоголь не смогли отвлечь его от тягостных мыслей.
  Марвину, как никогда, не хватало Жерара, его советов и поддержки, ведь с Принцем Попрошаек, он должен был повести себя так, чтобы не вызвать и тени подозрения у джирмийцев. Марвин понимал, что о каждом его слове и жесте будет доложено предводителю, но того, что Бернар бросит все аргорские дела и лично явится посмотреть на его встречу с Эллардом, не ожидал.
  Рубиновая кошка выскочил с Тайной тропы утром третьего дня. Его сопровождали лишь двое всадников: одним из них был Жерар, следовавший за предводителем с абсолютно каменным лицом, другим - глава Сов Синкоплус. Друид чувствовал себя весьма неуверенно верхом на волшебном коне и с облегчением вздохнул, когда бешеная скачка, продолжавшаяся несколько дней, закончилась.
  Бернар осадил коня и отсалютовал часовым, вызвав их бурную радость. Кошки приветственно вскинули пики, а молодой джирмиец, Анри, которого предводитель меньше года назад сделал стальной кошкой, бросился к воротам и ударил в колокол, оповещая Цитадель о знаменательном событии. Предводитель усмехнулся и шагом направил коня на середину площади, давая джирмийцам время собраться. Через несколько минут площадь была забита до отказа. Бернар поднял руку, призывая кошек к тишине, и крикнул:
  - Приветствую вас, господа!
  Джирмийцы рявкнули дружное 'ура', и вперёд выступил принц Аргора:
  - Мы счастливы видеть Вас дома, предводитель!
  - Я тоже рад оказаться дома. - Бернар спешился, обнял наследника и шепнул. - Что-то ты бледноват, Марви. Предаёшься кутежу, вместо того, чтобы дневать и ночевать в лаборатории?
  Марвин смутился, но предводитель и не ждал от него ответа. Разомкнув объятья, он повернулся к управляющему, пожал ему руку и будничным тоном заговорил о делах. Принц Аргора повернулся было к другу, но Жерар тихо беседовал с Рональдом, и он не стал вмешиваться в их разговор. 'Никому-то я не нужен', - усмехнулся про себя Марвин и вдруг почувствовал осторожное прикосновение к своему сознанию. Резко развернувшись, он вперил глаза в подобострастное лицо Синкоплуса:
  - С какой стати ты лезешь в мою голову? Я не просил помощи.
  Стремительно краснея, глава Сов церемонно поклонился:
  - Я всего лишь хотел убедиться, что с Вами всё в порядке, принц.
  - Убедился? - оскалился Марвин, с трудом подавляя желание свернуть друиду шею.
  - Вполне, принц.
  - Вы закончили? - обернувшись, ехидно поинтересовался Бернар.
  - Простите, сударь, - виновато произнёс Марвин, - но я не привык, чтобы в моём сознании шастал кто попало.
  Предводитель перевёл взгляд на Синкоплуса и укоризненно покачал головой:
  - Что ж ты не спросил разрешения?
  - Я не хотел ничего дурного, сударь. Это всего лишь забота о моём бывшем пациенте.
  - Вот видишь, Марвин, не стоило так горячиться, - улыбнулся Бернар, но глаза его были холодными. Горячность наследника ему не понравилась.
  'Лекции о неуместных проявлениях эмоций не избежать', - кисло подумал Марвин и надменно кивнул Синкоплусу, принимая его объяснения. Предводитель едва уловимо качнул головой, одобряя действия наследника, и вновь повернулся к управляющему, намереваясь продолжить прерванный разговор. И едва не подпрыгнул, когда Джордж гаркнул:
  - Прошу к столу, Ваше императорское величество!
  Бернар ошеломлённо приподнял брови:
  - Я приехал домой, Джордж. За каким лядом ты изображаешь даррийского царедворца? Оставь глупые церемонии аргорцам, и изволь выражаться по-человечески!
  Длинное лицо управляющего растянулось в улыбке. и стало походить на раздувшийся кабачок, а в карих глазах заплясали бесенята.
  - Тогда чего мы здесь торчим, Бернар? - громко хохотнул он и подмигнул предводителю. - Пошли, попируем, раз уж ты соизволил нас посетить!
  - Узнаю старину Джо, - весело рассмеялся Бернар, похлопал Джорджа по плечу и оглянулся на принца: - Ну что, Марвин, порадуешь своего наставника? Пиры с твоим участием всегда удавались на славу. И не стоит так старательно отворачиваться от Жерара. Да, я не позволил вам напиться в Дарре, но исключительно из практических соображений. Я заботился о сохранности даррийского винного погреба, он ведь гораздо скромнее, чем в Цитадели. Так что, дружите на здоровье.
  Подарив Бернару благодарную улыбку, принц Аргора шагнул к эльфу и крепко обнял его.
  - Спокойней, Марви, - едва слышно произнёс Жерар.
  - Я держусь, - эхом отозвался Марвин.
  - Вперёд, мальчики! - скомандовал рубиновая кошка и насмешливо посмотрел на друида: - Следуй за нами, Синкоплус! Ты удостоился великой чести - присутствовать на пиру в Джирме!..
  
  Лучи золотого аргорского солнца проникали сквозь огромные окна трапезного зала и затейливым узором ложились на ровные плиты пола. Играла лёгкая музыка, тихо журчал фонтан, прозрачные струи мелким дождиком осыпались на влажные волосы 'русалок'. Сегодня в бассейне были только девушки. Опоённые зельем друидов они неторопливо плавали от бортика к ботику. Их стеклянные глаза бессмысленно скользили по лицам джирмийцев, накрытым столам и каменным стенам. В зале появились танцовщицы в блестящих полупрозрачных платьях. Они бесшумно заскользили между столами, извиваясь, как змеи, и взмахивая цветными лентами и платками.
  Марвин почти ничего не ел. Он вертел в руках бокал и смотрел то на 'русалок', то на танцовщиц и ждал, когда Бернар прикажет ему веселиться. И он будет веселиться, хотя сейчас, больше всего на свете, Марвину хотелось крикнуть в лицо предводителю, что он знает, зачем тот приехал в Цитадель, и что он устал от недомолвок и недоверия.
  Жерар и Бернар украдкой наблюдали за Марвином. Но, если в глазах эльфа мелькала тревога, то в глаза предводителя застыла стужа. Бернар чувствовал, как нарастает в Марвине напряжение, и пытался понять, нервничает наследник из-за его неожиданного приезда или кто-то из джирмийцев проговорился о событиях в Шеве и Лихте, и Марвин в курсе скорого прибытия Принца Попрошаек.
  'Как бы то ни было, момент истины близок, принц', - подумал Бернар, глотнул вина и указал на бассейн:
  - Иди, Марви. И не разочаруй меня. Я устал от благопристойной Дарры и хочу отдохнуть.
  - Я сделаю всё, как надо, сударь.
  - Ну, давай же, - поторопил его Бернар. - Я люблю наблюдать, как ты веселишься, мой мальчик.
  - Подожди, Марви, я с тобой! - окликнул его Жерар и вскочил: ждать Элларда оставалось недолго, и Марвин должен был продержаться.
  Принц Аргора кивнул, и они вместе направились к бассейну. Скинув плащи, друзья прыгнули в прохладную воду и, громко хохоча и перешучиваясь, стали гоняться за повизгивающими от радости девушками. Чтобы изгнать из их тел наркотик друидов, они нарочно давали 'русалкам' возможность ускользнуть и заставляли их метаться по бассейну. Постепенно рабыни приходили в себя, и радостный визг перерос в вой ужаса. Джирмийцы поймали за ноги наиболее очухавшуюся от зелья рабыню и выволокли её из бассейна. Девушка истошно кричала и извивалась, силясь вырваться из лап золотых кошек, но тщетно. Марвин и Жерар подтащили добычу к столу и бросили прямо на блюда с едой. Раздался грохот и звон, по белоснежной скатерти расплылись пятна крови, смешиваясь с соусами и вином. Крик оборвался - рабыня сорвала голос, и теперь из её горла вырывался лишь прерывистый хрип.
  Эльф схватил девушку за волосы и заставил широко раскрыть рот:
  - Выпей за здоровье предводителя, крошка.
  Громко расхохотавшись, Марвин схватил кувшин и стал тонкой струйкой вливать вино в горло жертвы. Рабыня, кашляя и задыхаясь, глотала напиток, а её глаза раздирал ужас...
  Из боковой двери выскользнул Рональд. Он взбежал на помост и, склонившись к предводителю что-то шепнул ему на ухо. Бернар хищно улыбнулся и встал:
  - Ты мне нужен, Марвин! Бросай девчонку, и пошли!
  Принц тот час поставил кувшин на стол и подошёл к предводителю. Бернар удовлетворённо хмыкнул, взглянув на его мокрую, в пятнах вина и крови, одежду, и обернулся, чтобы посмотреть на Жерара. Эльф был занят: под одобрительные крики товарищей он насиловал брошенную Марвином рабыню и даже не обернулся, чтобы посмотреть, куда исчез его друг.
  Бернар вышел из зала и быстрым шагом направился во двор. Стараясь сохранять невозмутимый вид, Марвин тенью следовал за ним. Но равнодушие принца скоре насторожило Бернара, чем обрадовало. Он многое бы отдал, чтобы узнать, о чём сейчас думает Марвин, но читать мысли Бернар не умел. В полном молчании они пересекли двор и подошли к воротам, где в окружении часовых стоял взмыленный волшебный конь. На его спине лежал раненый Эллард. Сердце Марвина сжалось: вор был настолько бледен, что его можно было принять за мертвеца, если б не чуть подрагивающие пальцы, сжимающие гриву коня.
  'Я сделаю всё, как надо!' - сказал себе Марвин и вопросительно посмотрел на предводителя.
  - Как тебе сюрприз, мальчик? Этот недоумок пытался украсть твою собственность. Правда, не понимаю, на что он рассчитывал. Их поймали, но Эллард оказал сопротивление, и Дерик ранил его. А этот кретин-попрошайка схватился за гриву изготовленного им коня, и вот он здесь.
  - А моя собственность?
  - В Лихте.
  - Хорошо... - с неприязнью разглядывая Элларда протянул принц Аргора и вдруг улыбнулся: - Я могу убить его?
  - К сожалению, нет.
  - Но он в Цитадели и не может покинуть её живым, если только... - Марвин изобразил искреннее удивление. - Вы же не собираетесь...
  - Вот именно, мальчик. Он станет твоим первым учеником.
  - Он староват для котёнка!
  - Ты же любишь эксперименты, Марвин, так экспериментируй.
  - Он не выдержит, сударь.
  - Проверим? - хитро подмигнул Бернар.
  - Почему нет. - Марвин подошёл к Элларду, разжал его пальцы и рывком стащил с коня, разрушая магическую кому.
  Принц Попрошаек жалобно вскрикнул, распахнул глаза и прошептал:
  - Больно...
  Марвин не обратил внимания на его слова. Схватив друга за шкирку, он поволок его в трапезный зал, где продолжали пировать кошки. Когда двери разъехались в стороны и Марвин втащил в зал пресловутого Принца Попрошаек, джирмийцы на мгновение замолчали. Этих двоих связывало слишком многое, так что пир становился всё интереснее и интереснее. Джирмийцы многозначительно переглядывались и посмеивались, строя предположения о дальнейшем развитии событий. Не обращая внимания на тихий шёпот и смешки, Марвин затащил Элларда на возвышение, бросил рядом со столом предводителя и уселся на своё место. Он почти ничего не чувствовал, разве что безграничную пустоту и разочарование: 'Это я виноват, что Эл здесь. Как я мог оставить это безалаберное существо без присмотра?!'
  Марвин поискал глазами Жерара и с радостью обнаружил, что эльф уже поднимается на возвышение, чтобы занять своё место за столом предводителя.
  - Начнёшь обучение прямо сейчас, Марви? - полюбопытствовал Бернар, и Марвин вздрогнул: он так увлёкся самобичеванием, что едва не забыл, где находится.
  - Конечно, сударь.
  - Может, сначала позволишь Синкоплусу осмотреть его рану? - Бернар кивнул на друида, который с самого начала пира сидел за столом тише воды, ниже травы.
  Марвин бросил неприязненный взгляд на главу Сов и хмыкнул:
  - Я и сам вижу, что рана Элларда не смертельна. - Он демонстративно отвернулся от друида, исподлобья взглянул на вора и скомандовал: - Встать!
  Эллард уже понял, куда занесла его судьба, и решил делать всё, что прикажет Марвин, надеясь, что друг не даст ему пропасть. Превозмогая боль, Принц Попрошаек поднялся и склонил голову: ему было стыдно, что он опять подвёл друга. Задним числом Эллард осознал, как неразумно было вмешиваться в дела принца Аргора и с тоской подумал: 'Если я умру, в этом буду виноват только я'.
  Между тем, Марвин пристально разглядывал своего воспитанника. Хотя он и был зол на бестолкового вора, ему совершенно не хотелось издеваться над ним, но джирмийцы с нетерпением ожидали спектакля, и принц, отбросив малодушие, вытащил из-за пояса кинжал и протянул его другу:
  - Возьми!
  Эллард принял оружие и непонимающе уставился на принца:
  - Зачем?
  - Видишь девушек в бассейне?
  - Да.
  - Не забывай добавлять 'сударь'.
  - Да, сударь, - поспешно исправился Эллард.
  - Ты будешь убивать их, одну за другой. А потом я позволю тебе поспать ровно столько часов, сколько 'русалок' ты поймаешь. Приступай! - Марвин налил себе вина и стал неторопливо потягивать его, предоставив Элларду полную свободу.
  - Гениально, - ухмыльнулся Бернар. - Ты прирождённый наставник, Марвин. Интересно, ему удастся убить хотя бы одну?
  - Если нет, я ему не завидую! - громко заявил Жерар.
  Услышав слова эльфа, Эллард вздрогнул и поплёлся к бассейну, стараясь не обращать внимания на ехидные реплики джирмийцев. Он, словно во сне, спрыгнул в воду и, собрав остатки сил, метнулся к рыжеволосой худенькой девушке. Вор протянул руку, намереваясь схватить её за волосы, но рабыня приглушённо пискнула и ловко ускользнула от него. Скрипнув зубами, Эллард одарил её гневным взглядом и отступил к краю бассейна. Он выбрался на бортик, сосредоточился и бросил в 'русалку' кинжал. Девушка попыталась увернуться, но, по воле Элларда, клинок изменил траекторию и вонзился в грудь несчастной.
  - Ты заработал один час сна! - бесстрастно сообщил Марвин, и джирмийцы одобрительно загудели. - Продолжай!
  Эллард тупо посмотрел на мёртвую девушку, подплыл к её телу, вынул кинжал и вновь забрался на бортик. Рука вора слегка дрожала от напряжения, но когда он вновь бросил кинжал, то безошибочно поразил цель. Принц Аргора удовлетворённо кивнул и посмотрел на предводителя:
  - Беру свои слова назад, сударь. Возможно, из него что-нибудь да получится.
  - Я всегда говорил, что этому попрошайке самое место в Джирме, - хмыкнул Жерар, подливая принцу вина.
  Рана в боку жгла огнём, и Эллард больше не рискнул прыгать в воду. Почти не осознавая, что делает, он вытянул руку, и кинжал сам вернулся в его ладонь. Вор пустыми глазами оглядел девушек, сбившихся кучкой на противоположном краю бассейна, и уже привычным движением метнул кинжал. Он чувствовал, что слабеет с каждой минутой, но Марвин приказал ему убивать, и на этот раз Принц Попрошаек не хотел подводить друга.
  Вор кидал и кидал кинжал, не считая трупов. Он не слышал ни радостных воплей джирмийцев, ни криков обезумевших от ужаса 'русалок'. Вода в бассейне стала красной, но Принц Попрошаек не замечал её цвета, пока один из трупов не прибился к бортику рядом с ним. Эллард машинально отпихнул его сапогом, опустил взгляд и замер с поднятым для броска кинжалом.
  - Это не я, - прошептал он, поджимая ноги. - Я не убивал их!
  Принц Попрошаек выронил нож и, как гусеница, пополз от бассейна. Джирмийцы покатились со смеху. Вор замер, обвёл зал бешеным взглядом и закрыл уши ладонями.
  - Вы все врёте! Я не убивал их! - истерично завопил он и, вскочив, бросился к Марвину. - Скажи им, Марви!
  Сердце принца Аргора обливалось кровью, но он заставил себя усмехнуться.
  - Конечно. Их убил не Принц Попрошаек, а будущий джирмиец! - звонко провозгласил он и поднял бокал: - Выпьем за нашего нового товарища, господа!
  Зал взорвался ликующими криками и аплодисментами. Марвин не спеша выпил вино, поставил бокал и подошёл к нервно всхлипывающему Элларду. Вытащив из-за голенища кинжал, он вспорол рубашку вора и осмотрел его рану. Кожа вокруг неё покраснела и вздулась, но в целом рана выглядела вполне сносно и почти не кровоточила.
  - Подлатай его, Синкоплус, а потом он поспит, - распорядился Марвин, сурово глядя в глаза Элларду. - Ровно десять часов. Извини, Эл, но много спать вредно!
  Друид вопросительно взглянул на Бернара, и тот согласно кивнул. Принц Аргора спиной почувствовал их переглядки. 'Гады! Что вы ещё придумали для нас? Когда вы собираетесь перейти к главному?' - зло подумал он и со скучающим видом вернулся к столу. Но сесть не успел: Бернар отодвинул тарелку и поднялся.
  - Пойдём, Марвин, нам надо обсудить твоё новое задание. Жерар, ты идёшь с нами! - Предводитель расправил складки алого плаща, вышел из-за стола и обратился к джирмийцам: - Продолжайте веселиться, господа! Скоро мы вновь присоединимся к вам.
  Суетящийся вокруг Элларда друид недовольно крякнул, и Бернар обернулся:
  - Как мальчик, Синкоплус?
  - Сейчас придёт в себя. - Глава Сов провёл рукой перед лицом Элларда, и он перестал плакать.
  - Как ощущения, Эл? Рад, что твоя мечта сбылась? - насмешливо поинтересовался предводитель.
  - Да, сударь, - выдавил вор.
  - Ну и прекрасно. Помоги ему дойти до кабинета, Синкоплус! - С этими словами Бернар спустился с возвышения и прошествовал к раздвижным дверям.
  Стараясь не смотреть на друга, Эллард опёрся на руку друида и пошёл вслед за предводителем. Идти было трудно: Синкоплус не вылечил его рану, а лишь немного успокоил боль, теперь из режущей она превратилась в тупую. Но Эллард не позволил своим страданиям отразиться на лице, за что получил молчаливое одобрение Марвина и Жерара.
  Оказавшись в кабинете Бернара, джирмийцы и друид расселись по креслам. Лишь вор, повинуясь жёсткому взгляду Марвина, остался стоять посреди комнаты. Он не знал, что ему предстоит, но после урока, полученного в трапезном зале, намеревался стоять до конца. Как бы то ни было, Бернар был прав: заветная мечта почти сбылась. Ещё шаг, и на его шее оскалится кошка. И Эллард собирался сделать этот шаг. Как угодно, но сделать.
  - В Конте друиды наложили на тебя заклинание, Эл. Позже Маркулус усилил его. Ты должен был сойти с ума и умереть, но ты жив. Где заклинание, Эл? - сухо поинтересовался Бернар.
  Марвин и Жерар с трудом удержались, чтобы не переглянуться: сбывались их самые худшие подозрения.
  - Я его снял, сударь, - тихо ответил вор. Он ухитрился сохранить спокойное выражение на лице, хотя слова предводителя потрясли его до глубины души.
  - Ты снял его сам, Эл?
  - Да, сударь.
  - Это невозможно! Тебе кто-то помог! - вмешался Синкоплус. - Такое заклятье нельзя снять самостоятельно!
  - Это Марвин помог тебе? - спросил Бернар, его голос упал почти до шепота, став низким и вкрадчивым.
  - Конечно, кто же ещё способен на такое колдовство?! - вскричал друид, метнув в принца исполненный ненависти взгляд. - Я опросил всех сов. Мы не снимали заклятья с сына Лорана!
  - Значит, это был Марвин? - повысил голос предводитель.
  - Нет, сударь, я справился сам, - замотал головой вор.
  - Он врёт! - завопил друид.
  - Это Марвин? - настойчиво требовал ответа Бернар. Он намеренно повторял одно и тоже, стремясь вывести вора из равновесия, и ему это удалось.
  Эллард покраснел, глаза его наполнились слезами, и он заорал:
  - Нет, сударь! Я всё сделал сам! А не верите, так пусть друид снова наложит своё заклятье, и я сниму его у Вас на глазах!
  Это был не тот ответ, которого ждал Бернар. Предводитель откинулся на спинку кресла и нахмурился, а его пальцы затанцевали по кожаным подлокотникам. Воспользовавшись его молчанием, глава Сов ткнул пальцем в сторону вора и злорадно прокаркал:
  - Ты заврался, попрошайка! И ложь будет стоить тебе жизни! - Он умоляюще взглянул на рубиновую кошку: - Позвольте мне доказать, что он лжёт, сударь.
  - Приступай, друид! - мрачно приказал Бернар.
  Эльф тревожно покосился на Марвина. К его облегчению, принц Аргора не сорвался, но выглядел так, словно в кресле сидела мраморная статуя. Бесстрастные глаза Марвина ни на секунду не отрывались от лица вора. Жерар тоже взглянул на Элларда: 'Надеюсь ты справишься, сын Леопольда, иначе из кабинета нам живым не выйти!'
  Эллард вздрогнул, когда друидская магия проникла в его сознание, но не сделал попытки защититься. Он позволил заклинанию покрыть мысли и воспоминания неприятно-мутным налётом забвения и, вперив тяжёлый взгляд в лицо главы Сов, холодно произнёс:
  - Ты забыл с кем имеешь дело, Синкоплус. Я не обычный маг и отвечаю за свои слова. Смотри!
  Вор до мельчайших подробностей вспомнил последнюю встречу с Марвином и разорвал заклятье точно так же, как это сделал его друг. Тошнотворная боль скрутила Элларда в тугой узел. Колени вора подогнулись, он рухнул на длинноворсный ковёр и зашёлся в приступе рвоты.
  - Это невозможно! - взвился друид. - Марвин опять помог ему!
  - Нет. Я следил за принцем. Он не колдовал, - задумчиво произнёс предводитель. - А вот ты, Синкоплус, разочаровал меня. Возможности Братства не так велики, как ты пытался представить. Сопливый мальчишка, почти необученный маг, смог с лёгкостью разрушить чары главы клана. Чего тогда стоят остальные совы?
  - Он сын прощелыги! - взорвался Синкоплус.
  - Заткнись! - рявкнул Бернар, вытащил из стола джирмийскую магическую печать и шагнул к Элларду. Лёгким движением, он сорвал змейку с его запястья и опустил себе в карман: - Марвин, помоги мне!
  Принц подскочил к другу и, грубо схватив его за волосы, ткнул лицом в пол. Предводитель приложил печать к шее вора, тот истошно заорал, дёрнулся и обмяк. По комнате распространился запах палёного мяса. Несколько минут Бернар прижимал печать к коже, а когда отнял её, на шее бывшего Принца Попрошаек плотоядно облизывалась чёрная кошка, довольная тем, что получила очередного адепта.
  - Ты принят в касту, Эллард, - сообщил бесчувственному телу предводитель и отвернулся. - Жерар, я немного задержу Марвина, так что отнеси мальчика в свои покои и присмотри за ним и Синкоплусом. Надеюсь, друид, ты быстро поставишь нашего нового котёнка на ноги.
  - К утру он будет, как новенький! - запальчиво воскликнул глава Сов.
  - Браво, Синкоплус! - расхохотался Бернар. - Мы обсудим с тобой истинные возможности Братства после того, как ты подлечишь мальчика! - угрожающе добавил он и указал на дверь. - Все свободны! Марвин, мы возвращаемся на пир! Ты, кажется, собирался повеселить меня?
  - Я готов, сударь, - поклонился принц.
  - Тогда распорядись, чтобы заменили 'русалок'. Я скоро.
  Принц Аргора вернулся в трапезный зал, сел за стол и налил себе вина. Залпом осушив бокал, он снова наполнил его: 'Я сделаю всё, как надо', - уговаривал он себя и пил вино, отстранённо наблюдая, как развлекаются кошки. Его не радовала перспектива веселить предводителя. Впервые в жизни Марвину захотелось прибить не рабыню, а джирмийца. Но вот ненавистный джирмиец появился, и принц пьяно улыбнулся ему:
  - Я не разочарую Вас, сударь.
  Марвин перевёл взгляд на бассейн: одна из девушек послушно выбралась из воды и подошла к нему.
  - Только не торопись, мой мальчик, - с придыханием произнёс Бернар и облизнул пересохшие губы...
  
  Просторную спальню Жерара заливал золотой солнечный свет. Эльф сидел в глубоком кресле у окна и курил, пуская аккуратные колечки дыма в приоткрытую створу. Свежий зимний воздух приятно холодил лицо, и Жерар наслаждался долгожданными минутами тишины и покоя после суматошного вечера и бессонной ночи.
  Выполняя обещание, данное Бернару, Синкоплус, казалось, превзошёл самого себя. Сначала он вылечил рану Элларда, а потом стал убирать болезненные последствия ритуала, и за несколько часов уничтожил боль, которую новообращённые кошки испытывали не меньше недели. Жерар готов был голыми руками разорвать друида. Он прекрасно помнил, какие муки испытал, когда в пятилетнем возрасте его коснулась печать Джирмы... Эльф решительно отогнал неприятные воспоминания и взглянул на безмятежно спящего Элларда. Котёнок должен был вот-вот проснуться и, выбив трубку, Жерар приблизился к кровати. Веки Элларда дрогнули, приподнялись, и на огромную кошачью морду, скалившуюся с потолка, воззрились ясные, без единого следа боли глаза.
  - Джирма... - хрипло выдавил Эл, глубоко вздохнул и улыбнулся. - Я дома.
  - С пробуждением, котёнок, - весело произнёс Жерар и скомандовал: - Вставай!
  Эллард откинул одеяло, сел и застыл, прислушиваясь к себе. От раны в боку не осталось следа, да к тому же его переполняли радость и гордость - бывший вор осознал, что принадлежит теперь к кругу избранных и ему позволено всё или почти всё.
  Эльф с отеческой улыбкой смотрел на котёнка, прекрасно понимая, что тот сейчас чувствует.
  - Я дома, сударь, - восторженно повторил Эл и счастливо оскалился. - Я всегда знал, что мой настоящий дом - Цитадель.
  Жерар удивленно изогнул бровь:
  - Тебе будет не так сложно, как мы предполагали. Одевайся, Марвин ждёт нас к завтраку.
  Эллард спрыгнул с кровати и стал торопливо натягивать одежду. Когда же Жерар накинул на его плечи алый плащ, бывший вор тихо застонал от счастья и с благоговением погладил мягкую плотную ткань.
  - Я готов, сударь! - срывающимся от восторга голосом сообщил Эллард, защёлкнул 'кошку' на плаще и вытянулся звенящей струной.
  Жерар изумлённо покачал головой: великовозрастный котёнок был счастлив так же, как его пятилетний собрат, получивший, наконец, доступ в круг избранных. 'Что ж, начало меня радует. Марвин зря переживал за братца, он быстро освоился в роли котёнка, а, учитывая его неординарные способности и горячее желание стать джирмийцем... - Эльф потёр руки. - Он быстро договорится с кошкой'.
  Марвин ждал друзей за сервированным к завтраку столом.
  - Час назад Бернар уехал в Дарру и прихватил с собой Синкоплуса, - мрачно объявил он.
  - А меня оставил? - растерялся эльф.
  - Он сказал, что ты настаивал на участии в эксперименте.
  - Да, но...
  - Больше он мне ничего не сказал.
  - Не понимаю.
  - Я тоже, - кивнул принц, пристально разглядывая Элларда. - С тобой всё в порядке?
  - Я счастлив, сударь, - отчеканил котёнок.
  - Сядь, поешь, Эл.
  - Спасибо, сударь, - польщёно улыбнулся Эллард, опустился на стул и с удовольствием разломил слоёную булочку. Он не прислушивался к разговору наставников. В его сознание чётко отпечаталось, что ученик не должен подслушивать беседу старших.
  - Бернар радовался, покидая Джирму, - пробормотал принц. - Он надеется занять меня на несколько лет. Придётся его огорчить, я хорошо справляюсь с неразрешимыми задачами.
  - Надеюсь, ты, как обычно, что-то приберёг в рукаве на этот случай, Марви, - невесело улыбнулся эльф.
  - Не поверишь, но нет. Какая ирония, Жерар! Я нашёл заклинание перехода, а наши спутники не транспортабельны.
  - Давай возьмём его таким, как есть, отобьём Ильмару и уйдём.
  - Ильмару охраняют джирмийцы. Они будут стоять насмерть. Мы не справимся вдвоём, Жерар, а Эллард нам не помощник. Нужно действовать наверняка. Второй попытки не будет.
  - Перестраховщик.
  - Я не боюсь, Жерар, просто хочу, чтобы наш риск был оправдан.
  Эльф вытащил из кармана трубку и стал не спеша набивать её табаком, а Марвин вздохнул и перевёл взгляд на котёнка, с аппетитом поедающего булочки с джемом.
  - Завтрак окончен, Эл! Пора приступать к учёбе! - громко сказал он и отвернулся, зная, что новоявленный джирмиец сейчас вскочит и с подобострастной рожей вытянется перед ним...
  
  
  Глава 14.
  Решение Марвина.
  
  Лихта - огромная дубовая роща - была крупнейшим поселением друидов. Именно здесь располагалась главная резиденция Синкоплуса. Ильмару привезли в Лихту глубокой ночью и сразу провели в дом главы клана. Переступив порог дома-дуба, девушка оказалась в огромном овальном зале, выдержанном в золотисто-бело-зелёных тонах. Стены, отделанные полированным до блеска деревом, источали мягкий рассеянный свет. Пол был выложен дорогим паркетом, а сферический потолок, расписанный лимонно-жёлтыми розами, походил на перевёрнутую клумбу. Многочисленные двери, ведущие в остальные помещения резиденции, украшала изысканная резьба, по сравнению с которой творения эльфов, лучших мастеров Аргора, казались детскими поделками.
  Джирмийцы привели Ильмару в небольшую уютную гостиную, где их встретил старый, как само время, друид в светло-зелёном шёлковом балахоне. На его испещрённом морщинами лице читалось недовольство. Дерик вручил ему свиток с печатью Джирмы, и пока друид читал послание Бернара, его пальцы нервно теребили белую густую бороду.
  - Я покоряюсь воле предводителя, - наконец, произнёс он, положил свиток на низкий стеклянный столик и хлопнул в ладоши.
  В гостиную вошли два молодых друида. Ни слова не говоря, они взяли девушку под руки и повели к дверям. Хмуро переглянувшись, джирмийцы последовали за пленницей. Ни кошкам, ни друидам не пришлась по душе идея жить под одной крышей, но таково было распоряжение предводителя и оспаривать его никто не рискнул.
  Ильмару разместили в большой светлой комнате без окон, обставленной с прямо-таки вызывающей роскошью: бесценные гобелены, сотканные из золотых и серебряных нитей, огромная кровать с толстыми золочёными ножками, громоздкие кресла из дорогого дерева, отделанные золотыми пластинами с изображениями животных и растений, огромные шкафы с резными дверцами и ручками из драгоценных камней. Ильмара никогда не видела ничего подобного. И не хотела видеть: роскошь угнетала ей. Девушка предпочла бы ночевать под открытым небом в Задумчивом лесу, чем оставаться в этой кричаще богатой комнате. Но выбирала не она...
  Правда, через пару дней Ильмара привыкла к тяжеловесным друидским апартаментам, а вот к постоянному присутствию джирмийцев привыкнуть так и не смогла. Казалось бы, проведя полгода в ночлежке, где она делила кров и стол с сотней попрошаек, девушка должна была привыкнуть жить на людях, однако цепкие взгляды джирмийцев оказалось вынести куда сложнее, чем завистливые и ненавидящие взгляды хамелеонов. Да ещё Дерик, который никак не мог простить Ильмаре побега из Шевы, прилагал все усилия, чтобы побольнее ужалить её. И, в отличие от старших товарищей, игривая кошка не чурался тычками и оскорблениями. А когда понял, что слова и пинки не сильно волнуют пленницу, повадился спать с ней в одной постели, мотивируя это тем, что охраняет собственность принца Аргора. Ильмара сомневалась, что Марвин одобрил бы поведение мальчишки, но огрызаться не решалась, опасаясь, что Дерик сделает её жизнь совсем невыносимой.
  Ильмара силилась оставаться безразличной к происходящему, но десятки мужских глаз, следящие за каждым её движением, помимо воли выводили девушку из себя. С каждым днём она всё больше нервничала и мечтала лишь о том, чтобы хоть на минуту остаться в одиночестве. Она попыталась перестать мыться и переодеваться, но только усугубила ситуацию. Теперь Дерик не только спал рядом с пленницей, но и собственноручно переодевал и мыл ей.
  Ильмара замкнулась в себе. Она покорилась судьбе и больше не прекословила джирмийцам, но всякий раз, моясь или переодеваясь, закрывала глаза, чтобы не видеть их ехидных взглядов. Ильмара с нетерпением ждала родов, в тайне надеясь, что не переживёт их.
  И вот долгожданный день настал. Ильмара завтрака, когда внезапно платье под ней стало мокрым. Девушка поднялась, чувствуя, как по ногам течёт вода, и разрыдалась от счастья. Как бы то ни было пребывание в аду подходило к концу.
  Дерик с недоумением взглянул на плачущую пленницу, перевёл взгляд на лужу у её ног и вскочил, роняя стул:
  - Она рожает!!!
  - Спокойно, мальчик, - строго произнёс сидевший в углу друид. Он закрыл книгу, подошёл к Ильмаре и помог ей дойти до кровати. - Постарайся расслабиться, Мара, и у нас всё будет хорошо. - Друид снял с девушки платье, уложил её в постель и прикрыл простынёй.
  Игривая кошка подтащил стул ближе к кровати и уселся на него верхом. Глаза его горели азартом и предвкушением. Ильмара побледнела и закричала - тело скрутила схватка.
  В спальню пленницы вступил Синкоплус в сопровождении нескольких братьев. Друиды окружили кровать и стали нараспев произносить заклинания, облегчающие родовые схватки. Весть о том, что роды начались, с быстротой молнии облетела Лихту, и комната заполнилась джирмийцами. С радостными лицами они расселись на стульях, креслах и диванах, с нетерпением ожидая развязки - рождение ребёнка развязывало им руки. После родов, они могли, наконец, покинуть опостылевшую рощу и вернуться к привычной жизни.
  Роды проходили тяжело. Несмотря на помощь друидов, боль раздирала Ильмару изнутри. Тело словно зажило собственной жизнью, а внутренности так и норовили переплестись и разорваться.
  - Марвин!!! - сминая пальцами простыни, кричала Ильмара. - Помоги мне!!! Марвин!!!
  Синкоплус положил ладонь на лоб роженицы и что-то настойчиво зашептал ей на ухо, но Ильмара скинула его руку:
  - Убирайся! Не смей копаться в моих мыслях!
  - Я помогаю тебе, - нахмурился друид.
  - Я сама! - прорычала Ильмара. - Не трогай меня, мразь!
  - Спокойней девочка, расслабься, - ласково произнёс Синкоплус и обратился к джирмийцам: - Вы рано собрались, господа. Самое интересное начнётся часов через пять, не раньше.
  Но джирмийцы не шелохнулись. Их взгляды намертво приклеились к роженице, а глаза пылали нетерпением.
  - Как хотите. - Глава Сов передёрнул плечами и снова повернулся к Ильмаре, которая беспрерывно звала Марвина...
  
  Синкоплус оказался прав: девочка появилась на свет ровно через пять часов. Глава Сов с бесстрастным лицом продемонстрировал младенца джирмийцам, а потом передал его своему помощнику. Молодой друид быстро завернул дитя в пелёнку и вынес из комнаты.
  Разочарованные джирмийцы с ненавистью смотрели на Ильмару, а Дерик прошипел:
  - Идиотка, даже нормального ребёнка родить не смогла!
  Глава Сов обернулся к игривой кошке и лукаво произнёс:
  - Не торопись, мальчик. У неё ещё есть шанс порадовать вас.
  - Двойня? - встрепенулся один из джирмийцев. - Молодчина, Марвин!
  Ильмара слабо застонала, и Синкоплус снова склонился над ней. Стиснув зубы, девушка начала тужиться, и кошки привстали, пытаясь разглядеть пол второго ребёнка. Стон перешёл в крик и оборвался. Облегчённо вздохнув, Ильмара откинулась на подушки, а Синкоплус поднял орущего младенца над головой и провозгласил:
  - Мальчик!
  Его голос потонул в ликующих криках джирмийцев: сын Марвина обладал ярким магическим даром. Ильмара прикрыла ладонью глаза и заплакала, но никто не обратил на неё внимания. Синкоплус завернул новорожденного в мягкую байковую пелёнку, бережно укутал в одеяло и, в сопровождении джирмийцев, покинул комнату. С Ильмарой остались Дерик и старый друид, да и тот, осмотрев роженицу и собрав плаценту в глубокий фарфоровый сосуд, удалился. Целитель так спешил, что даже не удосужился прикрыть измученную роженицу одеялом. Впрочем, Ильмаре было всё равно: роды завершились, и она приготовилась умереть.
  Дерик присел на край постели, подцепил завязки тонкой, пропитанной потом рубашки и медленно потянул на себя. Ильмара прерывисто выдохнула, и игривая кошка сально усмехнулся:
  - Подыхаешь, детка? Притормози. Я ещё не поиграл с тобой, как обещал.
  - Сволочь... - пересохшими губами прошептала Ильмара.
  Дерик обнажил полную, набухшую от молока грудь девушки и довольно улыбнулся:
  - Ты больше никому не нужна, разве что мне. - Он с вожделением провёл рукой по обнажённому животу Ильмары. - Ты подпорченный товар, детка. Но я лишь год назад стал игривой кошкой, так что пока не слишком привередлив.
  - Я собственность принца Аргора...
  - Прикуси язык, дрянь! - Дерик залепил ей пощёчину. - Марвину нужен был сын! А твоё место в борделе попрошаек! Впрочем... - Он наклонился и лизнул солёную щёку Ильмары. - Будешь хорошей девочкой - я позволю тебе умереть, а нет - не обессудь! Будешь до смерти ублажать шевийских мужиков! - Дерик расхохотался, довольный собой, и ущипнул Ильмару за сосок.
  Девушка вскрикнула, из последних сил попыталась натянуть на себя простыню, и Дерик наотмашь ударил её по лицу.
  - Убери руки! Я хочу смотреть на тебя!
  Ильмара всхлипнула, и её руки бессильно упали вдоль тела:
  - Я собственность принца Аргора...
  - Я же сказал: Марвину нужен ребёнок, а не ты! - нависая над девушкой, рявкнул игривая кошка. - Ты отработанный материал, Мара, почти труп. - Он скользнул губами по шее роженицы, шумно вдохнул запах её измождённого тела и вновь поймал взгляд синих усталых глаз. - Но ты можешь гордиться собой, детка. Твой сын станет великим джирмийцем. Не сразу, конечно, но станет.
  - Расскажи... Пожалуйста...
  - Вот ты уже и просишь меня, Мара. - Дерик хихикнул и накрыл ладонями её полные груди. - Хочешь, чтобы мы беседовали между делом? Пожалуйста. Мне это не мешает. - Руки игривой кошки заскользили по телу Ильмары, смешивая пот и засохшую кровь. - Сын Марвина сейчас на пути в Цитадель. Там его ждут забота и уход, которых не знают даже отпрыски самых богатых семей Беркутов. Пять лет он ни в чём не будет знать отказа. А потом на его шее появится клеймо. Он станет котёнком, самым послушным ребёнком в мире. Он будет беспрекословно слушаться учителей и покоряться воле любого джирмийца. И учиться, учиться, учиться. - Дерик окончательно залез на кровать и, выхватив кинжал, начал с довольным видом срезать остатки рубашки с тела девушки. Ильмара не шевельнулась, судьба сына волновала её гораздо больше собственной. - В одиннадцать котёнок превратиться в игривую кошку, такую, как я, - подмигнул девушке джирмиец. Он убрал кинжал в ножны, и его руки вновь заскользили по телу жертвы. Ильмара невольно расслабилась, с губ сорвался приглушённый стон, и Дерик рассмеялся: - Мне нравится быть игривой кошкой. Но стальной быть лучше. Мне двенадцать, и через шесть лет я стану ею, а если повезёт, то и раньше... - Внезапно он грубо схватил руку пленницы и сорвал с её запястья золотую змейку. - Запомни: я - кошка, а ты - никто! И я могу делать с тобой всё, что захочу.
  - Дай мне хотя бы поспать, - тихо попросила Ильмара.
  - Отдохнёшь в могиле. - Дерик навалился на девушку и впился ногтями в её обнажённые бёдра. - Надеюсь, тебе будет очень больно, детка. Ты заслужила эту боль.
  - Нет! - вскрикнула Ильмара, тщетно стараясь оттолкнуть юношу.
  - А ты горячая штучка, - хмыкнул джирмиец и жадно впился в её губы.
  Ильмара замотала головой, но Дерик вцепился в её волосы и продолжил настойчиво целовать, безжалостно кусая и без того кровоточащие губы. У девушки не осталось сил сопротивляться, и она закрыла глаза, мечтая умереть. Дерик почувствовал, что жертва опять расслабилась, и отстранился. Недовольно фыркнув, он плюхнулся на её живот и глумливо заглянул в лицо:
  - Открой глазки, радость моя. Я хочу, чтобы ты смотрела на меня, иначе мне станет скучно, а тебе о-очень больно. - Ильмара тупо взглянула на мучителя, и Дерик состроил обиженную физиономию: - Ты чем-то не довольна? Я оказываю тебе честь, шлюха! Ты понимаешь это?
  - Да, сударь, - безразлично сказала девушка, с трудом удерживая глаза открытыми.
  - Тогда улыбайся!
  Ильмара растянула губы в подобии улыбки.
  - Умница. - Юноша похлопал пленницу по щеке. - Обещаю, мы славно повеселимся, Мара.
  - В другой раз, Дерик!
  - Да, сударь. - Юноша кубарем скатился с кровати и вытянулся перед наставником.
  Ильмара с бесконечной благодарностью взглянула на высокого темноволосого мужчину, закрыла глаза и моментально уснула. Наставник приблизился к кровати и внимательно осмотрел роженицу.
  - Это самовольство, Дерик!
  - Но, сударь...
  - Молчать! - рявкнул золотая кошка. - О твоём поведении мы поговорим позже! Зови друидов!
  Юноша бросился вон из комнаты, а золотая кошка уселся в кресло и закинул ногу на ногу. Через минуту в спальню вбежали друиды. Джирмиец вытащил из кармана письмо и небрежно кинул его Синкоплусу.
  Глава Сов прочитал послание, недоумённо взглянул на Ильмару и приказал:
  - Подготовьте её. Девчонка вместе с дочерью едет в Дарру.
  Друиды подняли спящую девушку на руки и осторожно смыли кровь с её тела. Затем Ильмару облачили в длинную тёплую рубашку и укутали в одеяло. Игривая кошка с досадой и злобой смотрел на трогательную заботу о его не состоявшейся жертве и скрипел зубами. Наставник неодобрительно взглянул на него и сухо произнёс:
  - Пошёл вон, Дерик! Седлай коней, и жди меня на конюшне.
  Игривая кошка вздрогнул и опрометью кинулся выполнять приказ.
  
  День за днём, Марвин и Жерар, то по одиночке, то вместе обучали Элларда. Бывший вор валился с ног от усталости, но клеймо не позволяло ему просить пощады, и наставникам приходилось угадывать, когда котёнок доходит до предела, чтобы дать ему время на отдых. За два месяца Эллард научился сносно владеть мечом и другим холодным оружием, восполняя недостаток техники колдовством. Он быстро осваивал теорию джирмийской магии, и, хотя на практике ещё не всё получалось безупречно, учился он во много раз быстрее обычного котёнка, и это вселяло в наставников надежду. Бывшего вора было не узнать: взгляд изумрудных глаз стал твёрдым и бесстрастным, движения - точными и уверенными, походка - мягкой и бесшумной, а временами он начинал задавать вопросы, что бесконечно радовало его учителей: котёнок стремительно превращался в игривую кошку. Марвин и Жерар уже подумывали, как аккуратнее сообщить предводителю о том, что Эллард готов к первому заданию, и тут в Цитадель прибыл отряд из Лихты.
  Мысль о том, что Ильмара разрешилась от бремени и лишилась своей единственной защиты, привела Марвина в ужас. Он страстно хотел знать, что стало с его женой, и страшился узнать это. Полностью свалив обучение Элларда на Жерара, он заперся в своих покоях и, мечась из угла в угол, искал способ помочь жене. Думать о том, что Ильмары уже нет в живых было выше его сил. Да и другие варианты развития событий не прибавляли Марвину оптимизма. Ильмара виделась ему то шевийской проституткой, то джирмийской рабыней, а то и вовсе любовницей Бернара.
  Вконец измучившись, Марвин явился к Жерару и, упав в кресло, замогильным голосом произнёс:
  - Я хочу посмотреть на мальчика. И попытаться узнать, что стало с его матерью.
  - Хорошо, - вздохнул Жерар, - но ты должен быть готов ко всему.
  Принц неопределённо кивнул и посмотрел на Элларда, который невозмутимо поглощал обед:
  - Когда закончишь, можешь отдохнуть, Эл.
  - Спасибо, сударь, - улыбнулся котёнок.
  - Пожалуйста, - буркнул Марвин и вышел в коридор.
  - Я пойду с тобой. - Эльф нагнал друга и зашагал рядом. - Постарайся держать себя в руках, Марви.
  Принц не ответил. В скорбном молчании друзья дошли до красивого трёхэтажного дома, окружённого ухоженным фруктовым садом. Вокруг особняка кипела жизнь. Будущие котята с визгом и смехом носились по дорожкам, катались с горок и играли в снежки. За ними наблюдали десятки нянек-рабынь и воспитателей-джирмийцев, готовых по первому требованию малышей присоединиться к игре или выполнить любые другие желания подопечных. В этой части Цитадели правили Господин Каприз и Госпожа Вседозволенность. Здесь жили дети до пяти лет, то есть до момента появления на их шеях джирмийского клейма. Выживших после обряда мальчиков переселяли в основное здание, и они начинали учиться и приобщаться к джирмийской жизни.
  Марвин толкнул дубовую дверь и оказался в шумном холле, где тоже носились малыши. Увидев взрослых джирмийцев, дети обступили их плотным кольцом и стали с восхищением разглядывать алые плащи, мечи и кинжалы. Из кресла в углу холла поднялся пожилой джирмиец и подошёл к гостям:
  - Добрый день, Марвин, Жерар.
  - Доброго здоровья, Каспер, - хором ответили золотые кошки.
  Дети переглянулись и, толкая друг друга локтями, зашептали:
  - Принц Аргора... Лучший маг Джирмы...
  Наставник укоризненно взглянул на малышей, и те притихли, не сводя восторженных глаз с золотых кошек.
  - Давненько я вас не видел, мальчики, - проскрипел старик. - Но о ваших подвигах наслышан. Рад, что вы стали друзьями. Я всегда говорил Бернару, что вы идеально подходите друг другу.
  - Вы знаете нас с колыбели, сударь, - поклонился Жерар.
  - Да уж... - хмыкнул старик. - Я много лет провёл с малышами и могу безошибочно определить, что из них вырастет.
  Эльф обвёл взглядом толпу ребятишек и улыбнулся:
  - И где тут у вас новенький? - Он отлично знал, куда нужно идти, но чувствуя желание детей быть полезными принцу, поощрил их стремление и разрешил проводить Марвина.
  У дверей комнаты новоприбывшего воспитанника золотые кошки поблагодарили малышей, и те, довольные общением с принцем Аргора, убежали. Друзья вошли в спальню, и навстречу им поднялся друид. Он почтительно поклонился джирмийцам, но Марвин не обратил на него внимания. Он во все глаза смотрел на женщину, кормящую грудью его сына.
  Жерар шагнул к друиду, загораживая спиной друга, и надменно поинтересовался:
  - Как мальчик перенёс поездку?
  Но друид не успел ответить: младенец оторвался от груди кормилицы и заревел. Рабыня прижала мальчика к себе, шепча ласковые слова, однако ребёнок не желал успокаиваться. Марвин встрепенулся, неуверенно приблизился к женщине и с затаённой угрозой спросил:
  - Почему он плачет?
  Услышав голос принца, младенец затих. Он повернул голову, рассеянным взглядом скользнул по лицу отца и, тихо пискнув, потянулся к нему. Марвин в растерянности отступил, и младенец вновь зашёлся криком.
  - Он хочет к Вам, сударь, - робко сказала кормилица и побледнела.
  Чуть помедлив, Марвин подошёл к рабыне и осторожно взял сына на руки. Мальчик успокоился, довольно пискнул и уснул. Принц вглядывался в его умиротворённое личико: он не сомневался, что этот маленький комочек узнал его. Марвин чувствовал огромную магическую силу, заключённую в ребёнке, и если бы это был не его сын, он бы порадовался такому удачному приобретению Джирмы.
  - Что сделали с его матерью? - сухо спросил Жерар, и Марвин напрягся в ожидании ответа.
  - Её с девочкой отправили в Дарру, сударь, - ответил друид.
  - С какой девочкой? - удивился эльф.
  - Ильмара родила двойню.
  - Забавно... - протянул Марвин, передал сына кормилице и, не прощаясь, покинул комнату.
  Эльф мысленно выругался и, снисходительно кивнув друиду, неторопливо покинул детскую. Принц стоял на верхней ступени лестницы и отрешенно наблюдал за играющими в холле детьми.
  - Держи себя в руках, Марви, - шепнул Жерар, взял его под руку и повёл к выходу. - Мы узнали главное - она жива.
  Друзья покинули особняк и зашагали по мощёному плитами двору.
  - Я не понимаю, зачем Бернар потащил её в Дарру? - нарушил молчание Марвин.
  - Ты скоро узнаешь это... - задумчиво протянул эльф.
  Марвин резко остановился и сжал плечо друга:
  - Что ты не договариваешь, сын Эладии?
  - Заткнись! - прошипел Жерар. - Надеюсь, отпрыск прощелыги не будет орать об этом на всех углах!
  Принц разжал пальцы и, отвернувшись, зашагал дальше. Эльф одёрнул плащ и, ругаясь себе под нос, пошёл следом. Золотые кошки вернулись в покои Марвина, сели друг напротив друга и скрестили взгляды.
  - Как ты узнал? - хмуро спросил Жерар.
  - Догадался, - оскалился Марвин. - Я хорошо изучил тебя, Жерар. Ты джирмиец до мозга костей и должен был убить Эладию, после того, как она вылечила Ильмару. Но ты оставил её в живых. И я спросил себя - почему? Предположение об измене я отринул сразу. Осталось только два варианта: либо она твоя любовница, либо - родственница. Насчёт любовницы я сильно сомневаюсь... А вот то, что вас связывают родственные узы, показалось мне самым логичным. Эладия вполне годится в матери такому сильному магу, как ты. Так?
  - Да. Эладия поведала мне историю моего рождения.
  - А кто твой отец? - заинтересовался принц.
  - Точно не маг-прощелыга, - язвительно ответил эльф. - Считай, что Эладия унесла эту тайну в могилу.
  - Ну-ну, - хмыкнул Марвин и, помолчав, спросил: - Так что ты думаешь об Ильмаре?
  - У вас получился очень удачный мальчик.
  - Ты хочешь сказать, что Бернар...
  - На его месте, я поступил бы также.
  - Нам нужно уходить, Жерар.
  - Но Эллард ещё не готов.
  - Плевать! Ты справишься!
  - Я?
  - Вы уйдёте втроём.
  - А ты?
  - Я возьму детей и приду следом.
  - Считаешь нашего предводителя идиотом?
  - Ты поможешь мне.
  - Хватит дурить, Марвин. Мы заберём детей и уйдём все вместе. Не мудри. Это вполне осуществимо. Мы возьмём Элларда и твоего мальчика, прыгнем в Дарру к Ильмаре и девчонке, возьмём заклинание перехода и покинем Аргор.
  - Я не могу рисковать, Жерар. Я не Эллард, чтобы пускаться в авантюры. Мой сын под пристальным наблюдением джирмийцев, где поселили Ильмару и девочку, я не знаю, а ещё нужно прокрасться в кабинет Бернара и взять письмо Леопольда. Нам придётся драться за каждого. Вдвоём мы не выстоим против всей касты! А второй попытки не будет, Жерар.
  - Раз так, я останусь с тобой.
  - Я не могу доверить Ильмару котёнку. Эл сам нуждается в помощи. Кто поможет им в чужом Мире, Жерар?
  - Только не жди, что я разрыдаюсь и брошусь заботиться о твоём брате и девчонке. Они это они, а ты это ты, - нервно заметил эльф.
  - Мне больше не к кому обратиться, Жерар. С Бернаром я справлюсь сам, а тебе я доверяю самое дорогое, что у меня есть.
  - Рано или поздно чувства сыграют с тобой злую шутку, Марви. Ты заботишься о других, забывая о себе, а ведь ты куда больше заслуживаешь жизни, чем эти двое... - Жерар помолчал и вздохнул: - Хорошо, я сделаю, всё, как надо. Рассказывай свой план.
  Эльф внимательно выслушал Марвина и нахмурился:
  - Что ты не договариваешь?
  - Теперь мудришь ты, дружище, - улыбнулся принц. - Я рассказал всё, как есть.
  Жерар вытащил трубку:
  - Не верю я тебе, Марвин... Ладно, зови Элларда. Продолжим занятия. У нас есть ещё немного времени...
  
  Марвин получил письмо от Бернара через неделю после прибытия сына в Цитадель. Дело было утром, и раб принёс послание императора прямо в покои принца. Несмотря на ранний час, Марвин, Жерар и Эллард уже завтракали. С поклоном передав письмо принцу, раб поспешно удалился - хищный блеск в глазах золотой кошки напугал его.
  - Началось... - Принц сломал императорскую печать и, пробежав глазами по аккуратным строчкам, скомандовал: - Иди, Эл, собирайся
  Котёнок умчался в свою комнату, а Марвин передал письмо другу. Эльф, не читая, швырнул императорское послание на стол:
  - Эллард не готов, Марви! Власть кошки ещё слишком сильна. Боюсь, что, оказавшись вдали от Джирмы, Эл будет вести себя неадекватно. В лучшем случае, он сойдёт с ума, а в худшем - умрёт, хотя не знаю, что лучше, а что хуже. Если ты по-прежнему хочешь спасти брата, Марвин, оставь его в Цитадели.
  - Нет! Я не оставлю Элларда Бернару!
  - Поэтому убьёшь его сам?
  - Прощелыга поможет своему сыну!
  - Уверен? - скривился эльф. - Что ж он бросил остальных своих отпрысков?
  - Хватит об этом, Жерар! Мы выезжаем через час! Собирай свиту!
  - Как скажете, Ваше высочество. - Эльф картинно поклонился и, одарив принца язвительной улыбкой, вышел из комнаты.
  
  Три дня спустя принц Аргора прибыл в столицу. Дарра просыпалась после зимней спячки: деревья уже подёрнулись лёгкой зелёной дымкой, а в воздухе витал запах талого снега и мокрой земли. Над деревьями носились стайки разноцветных пташек, оглашая столицу звонким восторженным щебетом.
  Марвин улыбнулся сияющему над белым дворцом солнцу и подставил лицо под его тёплые золотые лучи. Он бы хотел быть таким же свободным и независимым, как этот прекрасный золотой шар. Марвин провёл рукой по шее, тряхнул волосам и направил Ветерка к парадному входу. Навстречу ему кинулся молодой волк. Схватив коня за повод, он подобострастно взглянул на принца и отрапортовал:
  - Император ждёт Вас, Ваше высочество! Мне приказано проводить Вас!
  Марвин спешился и, ни слова ни говоря, последовал за волком. Едва завидев кровавого джирмийского принца, придворные и слуги шарахались в стороны и склонялись в раболепных поклонах. После карательного похода, появление принца Аргора ассоциировалось у аргорцев с болью и смертью.
  Марвин вошёл в услужливо распахнутые волком двери и остановился - предводитель беседовал с Синкоплусом.
  Увидев принца, собеседники замолчали и уставились на него так пристально, словно видели впервые.
  - Здравствуйте, сударь. - Принц почтительно поклонился рубиновой кошке.
  - Садись!
  Марвин опустился на стул и напряжённо замер.
  - Поздравляю, принц, у тебя родился отличный маг.
  - Я видел мальчика. Из него вырастет превосходный джирмиец.
  - Несомненно, - ухмыльнулся предводитель. - Ильмара ведь тоже сильный маг, правда, её не учили пользоваться даром, но это не имеет значения. Ты сделал правильный выбор, принц. Девочка послужит процветанию Джирмы, и ты поможешь ей в этом.
  - Каким образом, сударь? - изобразил удивление Марвин.
  Бернар цинично улыбнулся:
  - Синкоплус осмотрел Ильмару и головой ручается, что она здорова и сможет выносить ещё с десяток твоих детей. Ты давно хотел развлечься с ней, принц, так иди, развлекайся. Сегодня как раз благоприятный день для зачатия. Девочка ждёт тебя, только не вздумай убить или покалечить её, понял?
  - Да, сударь, - кивнул принц и, дрожа от бешенства, отправился в свои покои.
  Улыбнувшись гвардейцам, он распахнул двери, стремительно пересёк гостиную, чуть задержался на пороге спальни и вошёл. Ильмара, одетая как джирмийская рабыня, сидела на краю постели и смотрела в пол. Марвин замер, он не знал, как себя вести. Ему хотелось многое рассказать и объяснить возлюбленной, но он боялся, что их разговор подслушивают, и его откровения будут стоить жизни не только им.
  - Здравствуй, Мара, - сухо произнёс он и сел рядом с женой.
  - Здравствуйте, сударь, - не поднимая головы, ответила Ильмара. Она боялась взглянуть в глаза принцу Аргора.
  - Я чем-то обидел тебя, детка? - насмешливо поинтересовался Марвин и обнял её за плечи. - Почему ты напряжена? Расслабься, нам же всегда было хорошо вместе. Неужели ты боишься меня, Мара?
  - Да, сударь, - ответила девушка и подняла голову. - Я не знаю принца Аргора, - прошептала она и заплакала. - Что с тобой сделали, Марви? Почему ты такой?
  - Прекрати истерику, Мара! - хладнокровно приказал принц и, схватив жену за плечи, заставил подняться. - Я пришёл развлекаться, а не слушать твоё нытьё!
  - Да, сударь, - всхлипнула Ильмара и скинула короткое белое платье. - Я помню, что я Ваша собственность. Я помню, что ты предупреждал меня о последствиях, но если бы время повернулось вспять, я бы снова пошла с тобой. Я люблю тебя, Марви. Ты подарил мне год жизни, оставив в Шеве. И я хочу, чтобы ты знал: я была счастлива стать матерью твоих детей! Я...
  - Довольно! - Принц толкнул её на кровать. - Ты ужасно болтлива! Я не бью тебя только потому, что император запретил мне. Ты можешь говорить только тогда, когда я разрешаю тебе, детка, - скидывая одежду, поучал он. - Я хочу получить удовольствие, так что постарайся не разочаровать меня, крошка. - Марвин запрыгнул на кровать и с силой сжал девушку в объятьях. У него закружилась голова от травяного запаха волос и нежного шёлка кожи. Он вспомнил, как первый раз овладел дочерью Алиссы и как на следующую ночь она сама пришла к нему и призналась в любви, как бросилась ему на шею в доме Сальте и как защищала его в Иритте, зная, что весь Мир отвернётся от неё.
  Марвин уткнулся в плечо Ильмары и еле слышно прошептал:
  - Я люблю тебя. Прости.
  Девушка вздрогнула, услышав голос из другой жизни. Она обняла возлюбленного, и горькие слёзы счастья заблестели в пронзительных синих глазах. Ильмара почувствовала, как Марвин осторожно прикасается к её сознанию, и жадно потянулась навстречу. Джирмиец хотел всего лишь успокоить возлюбленную, показать что не опасен для неё, но неожиданно в его голове прозвучал голос Ильмары:
  'Я люблю тебя, Марви'.
  'Я знаю, девочка. Я помогу тебе и нашим детям. Держись'.
  'Ты был чужим. Я думала, ты разлюбил меня. Я не хотела жить, Марви'.
  'Я всегда помнил о тебе, Мара. Но мне приходится играть роль принца Аргора, и я всё больше ненавижу Бернара и весь этот Мир'.
  'Мой бедный Марви. Прости, что усомнилась в тебе'.
  'Я не знаю, когда мы увидимся вновь, Мара, но я постараюсь сделать всё, чтобы мы ушли из Аргора'.
  'Ты же сам говорил, что это невозможно'.
  'Я всё время вынужден делать невозможное, Мара'...
  Тела и души сплелись воедино. Марвин и Ильмара, словно растворились друг в друге, даря и принимая наслаждение. Они блаженствовали на волнах страсти, взмывая ввысь и падая, чтобы начать новый полёт...
  
  На Дарру опустились сумерки. Под потолком спальни сами собой вспыхнули магические светильники, и по стенам заскользили длинные причудливые тени. Они всё ближе подбирались к кровати, и Марвин понял, что пришёл час разлуки. Он с сожалением выпустил Ильмару из объятий, встал с постели, оделся и повернулся к жене. Прикрывшись одеялом, Ильмара вопросительно смотрела на возлюбленного. Она знала, что не скоро увидит своего принца, и старалась не думать об этом.
  - Я доволен тобой, детка, - пристёгивая к поясу меч, развязно сообщил Марвин. - Возможно, я займусь тобой позже, если найду время для развлечений.
  Ильмара тихо всхлипнула, и принц, криво улыбнувшись, похлопал её по щеке:
  - Ну-ну, не стоит расстраиваться, малышка. Я понимаю, что тебе понравилось. Всем нравится принц Аргора, и ты не исключение.
  - Простите. - Ильмара схватила его руку и прижалась к ней губами. - Я горжусь, что принадлежу Вам, сударь.
  - Ты всегда была умницей, Мара, поэтому и жива до сих пор, - насмешливо произнёс Марвин, потрепал девушку по волосам и отправился с докладом к Бернару.
  - Я сделал всё, как надо, сударь. И даже ни разу не ударил её. - Принц поморщился. - Девочка очень старалась угодить мне. И даже всплакнула, когда я уходил. Я едва сдержался, чтобы не дать ей по морде. Не будь она снова беременна...
  - Не капризничай, Марвин, - скабрезно хихикнул предводитель. - Признайся, удовольствие ты всё же получил. Я не любитель худосочных девчонок, но Мара, в целом, очень мила. Да и роды пошли ей на пользу. Когда мы с Синкоплусом осматривали её, я отметил, что фигурка малышки стала более женственной и аппетитной. А в том, что она плаксива и временами не сдержана, виноват ты, мой мальчик. Слишком многое ты позволял ей и не научил вести себя, как полагается.
  - Я хоть сейчас могу восполнить пробелы в её воспитании, - передёрнул плечами принц. - Дайте мне пару часов, и она будет дышать по приказу.
  - Забудь! Принцу Аргора не пристало заниматься воспитанием рабов. Я приставлю к ней Дерика. Мне понравилось, как эта игривая кошка ухаживал за ней в Шеве и, особенно, в Лихте. Мальчику давно хочется заполучить её, и, если ты не против, я удовлетворю его желание.
  - Дерик заслуживает награды, сударь.
  - Отлично. Я поселю их вместе, пусть игривая кошка утешает девчонку вместо тебя, а, заодно, учится сдерживать эмоции. Представляешь, Марвин, этот сорванец едва не изнасиловал малышку сразу после родов. Хорошо, что наставник вовремя появился в комнате, иначе Джирма лишилась бы возможности получать таких хороших магов, как твой первый сын. А сейчас, когда Ильмара снова беременна, ей не повредят ласки мальчика. Пусть резвится.
  - Пусть, - улыбнулся Марвин.
  - Ты можешь возвращаться в Джирму. Кстати, как там Эл?
  - Очень хорошо, сударь. Я привёз его в Дарру, чтобы Вы могли лично убедиться в этом. Вы были правы: он оказался весьма и весьма способным учеником. Я считаю, что он к первому заданию.
  - Так быстро?
  - Мы много занимались, сударь. Взгляните сами.
  - Хорошо. Позови его.
  Принц выглянул в коридор и отдал короткий приказ.
  - Значит, можно и взрослого человека сделать кошкой, - задумчиво произнёс Бернар, постукивая пальцами по чёрной столешнице.
  - Такого, как Эллард, да. Он первоклассный маг и всегда мечтал стать джирмийцем. Но, что касается других аргорцев - сомневаюсь.
  - Наверное ты прав...
  Марвин кивнул и обернулся: в кабинет вошёл Эллард. Он поклонился императору, принцу и вытянулся в струну. Бернар оглядел котёнка с ног до головы и улыбнулся:
  - Тебе нравится в Джирме, Эллард?
  - Это мой дом, сударь.
  - Марвин сказал, что ты готов к первому заданию. Ты уверен, что справишься, котёнок?
  - Я сделаю всё, как надо, сударь.
  - Прекрасно, Эл. - Предводитель вытащил из ящика стола папку и протянул её Марвину: - Это его первое задание. Если он выполнит его на 'отлично', я сделаю его игривой кошкой.
  Марвин открыл папку, пробежал глазами по договору и сухо сказал:
  - Он справится.
  - Что ж. Отправляйтесь в Занфер. И если он действительно сделает всё, как надо, возвращайтесь в Дарру.
  - Как прикажете, сударь. - Принц захлопнул папку и повернулся к котёнку: - Пойдём, Эл.
  Они вышли в приёмную. На широком кожаном диване сидел эльф и курил вишнёвую трубку. Марвин молча положил папку ему на колени. Жерар бегло просмотрел договор и присвистнул:
  - Предводитель высоко оценил тебя, Эл. Первое задание, и сразу глава попрошаек Занфера. Круто!
  Котёнок покраснел от удовольствия, и друзья рассмеялись. Из кабинета выглянул Бернар:
  - Цвет Джирмы! Веселитесь? Вам давно пора действовать!
  - Да, сударь! - хором рявкнули золотые кошки и, подхватив Элларда под руки, поспешили убраться с глаз предводителя.
  В коридоре они отпустили Элларда, и, окрылённый предстоящим путешествием, котёнок помчался к покоям принца. Пританцовывая от нетерпения, он распахнул двери и поклонился:
  - Прошу Вас, сударь.
  Марвин вошёл в гостиную, и его лицо исказила злоба: Синкоплус с деловым видом ощупывал обнажённую Ильмару. От каждого прикосновения друида девушка нервно вздрагивала и морщилась. Увидев мужа, она виновато взглянула на него и потупилась.
  - С какой стати, ты превратил мои покои в свой личный кабинет, друид? - проскрежетал принц Аргора.
  Синкоплус обернулся:
  - Я выполняю приказ императора. Мне нужно убедиться, что девчонка забеременела, а на таком сроке это трудоёмкий мануальный процесс. Предводитель распорядился забрать её только в том случае, если процесс оплодотворения произошёл.
  - И как процесс? - сквозь зубы процедил принц.
  - Думаю, она беременна. - Друид взял Ильмару за руку и потянул к двери, но Марвин преградил ему дорогу:
  - Оставь мою жену и убирайся!
  - Но император...
  - Вон!!! - проревел Марвин, и глаза его налились кровью.
  - Ты пожалеешь... - прошипел друид и выскочил из комнаты.
  Марвин сдёрнул с плеч алый плащ и накинул его на Ильмару.
  - Ты всё-таки сорвался, Марви, - тяжело вздохнул Жерар. - Синкоплус понёсся к Бернару. У нас в запасе всего несколько минут. Надо немедленно уходить.
  Тихо выругавшись, принц Аргора исчез и, секунду спустя, появился вновь. В руках он держа письмо Леопольда.
  - Ты спёр его из-под носа Бернара? - опешил эльф.
  - Я почётный член клана попрошаек, - буркнул Марвин, развернул лист и, оторвав верхнюю часть, протянул его Элларду: - Возьми Ильмару за руку и читай! Громко и чётко! - приказал он и кивнул Жерару. - Приготовься.
  В комнате зазвучали слова на незнакомом языке. Эльф поморщился, с досадой покачал головой и, выхватив из-за пояса кинжал, метнул его в друга.
  - Марвин!!! - истошно заорала Ильмара, в ужасе глядя на рукоять кинжала, торчащую из груди мужа. Она рванулась было к нему, но Эллард крепко держал её за руку.
  - Что ж ты всё-таки утаил от меня, Марвин? - прошептал эльф и положил руку на плечо котёнка.
  - Мелочь, - горько усмехнулся принц и опустился на ковёр. - До встречи в Аксиме, Жерар.
  Эллард произнёс последнее слово, обе половинки письма вспыхнули и исчезли. Раздался оглушительный хлопок, и Марвин провалился в темноту.
  
  Часть третья.
  Глава 1.
  В новом Мире.
  
  Зеленовато-лимонное солнце. Бледное парафиновое небо. Сумасшедший аромат цветов. Аргорцы стояли на аккуратно подстриженном газоне перед уютной одноэтажной виллой. Эллард выпустил руку Ильмару, а Жерар достал из кармана любимую вишнёвую трубку и стал тщательно набивать её табаком, краем глаза наблюдая, как вокруг медленно собираются люди в белых одеждах. Их лица светились доброжелательными улыбками. К гостям приблизился высокий седовласый мужчина с добрыми светло-карими глазами:
  - Приветствую вас, заблудшие души Аргора.
  - А почему это мы заблудшие? - оскалился Эллард.
  - Вы пришли из тёмного Мира, где царят жестокость и произвол, где люди стонут под властью беспощадного тирана, где нет места любви и добродетели!
  - Круто! - хмыкнул Жерар. - Вы уверены, что говорите об Аргоре?
  - Это ты заблуждаешься на счёт своей Родины, джирмиец. Ты не знаешь другой жизни, но мы покажем её тебе. Ты познаешь истину и справедливость! - торжественно изрёк седовласый.
  Ильмара испуганно посмотрела на эльфа, а Эллард скривился, как от зубной боли:
  - Нас не нужно учить. Мы умеем всё, что надо.
  - И ты заблуждаешься, мой милый мальчик, - ласково улыбнулся седовласый. - В вашем Мире царит чёрная магия. Она разрушает человека изнутри. В Аксиме же вы изучите светлую сторону магического искусства и забудете о вражде и мести, убийствах и насилии.
  - Приехали, - проворчал эльф, выпустив изо рта клуб ароматного дыма. - Я не собираюсь учиться добру и справедливости! Немедленно отправьте нас в Аргор!
  Седовласый брезгливо поморщился, разгоняя табачный дым рукой, и сообщил:
  - К сожалению, это не возможно, молодой человек. Вы в Аксиме - Межмировом Центре подготовки белых магов. Вы уйдёте отсюда сами, но только тогда, когда закончите обучение и будете готовы служить добру.
  - И сколько продлится обучение? - вкрадчиво поинтересовался Жерар, и его рука легла на рукоять меча.
  Седовласый укоризненно посмотрел на джирмийца и вздохнул:
  - Не стоит вынимать меч из ножен. Мы не причиним вам зла.
  - Так сколько надо учиться, чтобы выбраться из этой ловушки? - нетерпеливо переспросил Эллард.
  - Сначала вы пройдёте тестирование, и мы установим наиболее оптимальные сроки для каждого из вас. Думаю, что... лет десять-пятнадцать вполне приемлемая цифра для аргорцев.
  - Чем тебе не угодили аргорцы? - прошипел Жерар.
  - Миры нашей Вселенной делятся на светлые и тёмные. Ваш Мир относится к категории тёмных, наряду с Лайфгармом, Камией, Лиделью, и прочими. Впрочем, о различиях между Мирами, вы узнаете из лекций по истории Вселенной. А сейчас вы должны пройти курс адаптации к новым условиям. Следуйте за мной, друзья мои.
  - Постой, - окликнул седовласого Жерар. - Следуя твоей терминологии, вы относите Аксиму к светлым Мирам. Тогда зачем вам мы - тёмные маги?
  - Вы тёмные маги временно, ибо так трагично сложилась ваша судьба. Но вы попали в Мир, где нет места злым силам. В Аксиме нельзя убить или причинить вред кому бы то ни было. Ваша аргорская магия блокирована. Сейчас вы, словно новорожденные, обладаете чистым даром, и под нашим чутким руководством он вскоре засияет ослепительным белым светом.
  - Потрясающая перспектива! - фыркнул Эллард. - Пятнадцать лет учебы и моментальная смерть на Аргоре!
  - А зачем вам возвращаться в эту клоаку? - искренне изумился седовласый. - Маги из тёмных Миров, попавшие к нам, никогда не возвращались на Родину. Во Вселенной огромное количество светлых обителей, где вам будут рады.
  - Но я хочу вернуться к мужу и детям! - выпалила Ильмара.
  Седовласый растерянно уставился на девушку:
  - Сколько тебе лет, дитя?
  - Пятнадцать.
  - Какое горе! - всплеснул руками пожилой маг и обратился к собравшимся: - Вот оно тлетворное влияние тёмного Мира! Там не щадят никого, даже детей! Я вижу, что эту бедную девочку изнасиловали, заставили родить, а потом отняли у неё детей. Несчастная мать! Невинное дитя! Бедная девочка пережила жуткую трагедию, и мы должны особенно бережно отнестись к ней!
  Ильмара непонимающе смотрела на седовласого.
  - Что вы собираетесь со мной сделать? - испугано пролепетала она. - Я люблю Марвина и хочу вернуться к нему и детям.
  - Ты не знаешь, что такое любовь, деточка. Любовь - это светлое и чистое чувство, не похожее на тот кошмар, что приключился с тобой. Твой Марвин - насильник и убийца. Он недостоин тебя, дитя.
  - Заткнись!!! - хором рявкнули Жерар и Эллард, а Ильмара шагнула вперёд и отчеканила:
  - Да что ты знаешь о любви, чистюля? Марвин делал для меня невозможное! Он рисковал жизнью ради меня и остался в Аргоре, чтобы защитить наших детей! И ты хочешь, чтобы я предала его? Ради чего?
  - Ради нормальной жизни, в которой никто не обидит тебя, и в которой ты сможешь сама решать свою судьбу.
  - Моя судьба - Марвин! - отрезала Ильмара. - Пропадите вы пропадом вместе со своими светлыми Мирами!
  В толпе раздались удивлённые и сочувственные возгласы:
  - Бедняжка! Как тяжело ей пришлось в жизни! Никто, кроме убийцы, не приласкал её!
  - Пойдёмте, несчастные странники, - снова пригласил седовласый.
  Жерар и Эллард переглянулись: у них не было выбора. Эльф крепко взял Ильмару за руку, и, провожаемые участливыми взглядами, аргорцы вошли в дом. Пожилой маг привёл их в большой полупустой зал. У окна стоял длинный деревянный стол, за которым сидели мужчины и женщины в белых одеждах с венками из живых цветов на головах. Аргорцы замерли на пороге, понимая, что так просто не отделаются.
  Седовласый указал гостям на кресла и уселся на свободное место в центре стола. На его голове появился венок из белых роз. Гордо вскинув голову, седовласый раскрыл толстую книгу и сообщил:
  - Коллегия совершенных магов задаст каждому из вас по нескольку вопросов, чтобы определить уровень ваших возможностей.
  - Валяйте, - хмыкнул Эллард, поудобнее устраиваясь в кресле.
  Одна из дам нервно поправила венок и обратилась к Ильмаре:
  - Ты любишь сладкое, деточка?
  Девушка опешила:
  - При чём здесь магия?
  - Отвечай на вопрос, дитя.
  - Я люблю желе из ореха друм, которое делал для меня Марвин.
  - Хорошо, - расплылась в улыбке дама. - А какой твой любимый цвет?
  - Алый, - плотнее закутываясь в плащ принца Аргора, сказала Ильмара.
  Совершенные маги поморщились.
  - Во что ты любила играть в детстве? - спросил седовласый.
  Ильмара задумалась:
  - У меня был отличный эльфийский нож, а мама сделала для меня лук и стрелы. Я любила стрелять.
  Белые маги склонили головы друг к другу, тихо посовещались, и седовласый озвучил их решение:
  - С учётом возраста и дара - второй средний курс.
  - Интересно, это хорошо или плохо? - задумчиво поинтересовалась Ильмара, ни к кому не обращаясь.
  Впрочем, и на неё никто не обратил внимания - маги Аксимы уже переключились на Жерара. Джирмиец сузил глаза.
  - Я весь во внимании, господа! - заявил он, готовясь отразить ментальный натиск. Он видел, как белые маги шарили в сознании Ильмары, отвлекая её простыми вопросами.
  - Ты часто улыбаешься?
  - По обстоятельствам, - скривился джирмиец, выстраивая ментальный щит. Он не собирался открывать Коллегии совершенных магов свои мысли.
  - Ты хорошо спишь по ночам? - прозвучал следующий вопрос, и давление на его щит возросло.
  - Да.
  - Что ты считаешь самым главным в жизни?
  - Долг и честь.
  - Всё ясно, - вздохнул седовласый и, поднявшись, торжественно произнёс: - С учётом возраста и уровня твоего щита - пятый высший курс.
  - Поздравляю, - буркнул Эллард, - с учётом возраста и дара меня определят куда-нибудь между тобой и Ильмарой.
  - Какой курс последний? - не обращая внимания на ёрничанье котёнка, строго спросил Жерар.
  - Десятый, - ответила дородная широкоплечая дама и сурово посмотрела на Элларда: - Ты любишь вино?
  - А как же! - возликовал котёнок. - Особенно из шевийского винограда! Оно играет на свету, словно...
  - Достаточно! - прервал его седовласый и разочарованно посмотрел на своих коллег: в сознании сына Леопольда бушевал хаос: - Как ты относишься к браку? - вздохнув, продолжил он, пытаясь хоть как-то разобраться в сумбурных мыслях абитуриента.
  - Никак! Я ещё слишком молод, чтобы связывать себя обязательствами такого рода, тем более, что...
  - Достаточно! - снова перебил его пожилой маг. - Какая магия больше всего привлекает тебя?
  - Джирмийская, - выпалил Эллард. - Помню, как мы с Марвином...
  - Хватит! - вскрикнула дама и покраснела: картинка, которую она увидела, повергла её в изумление. Она и предположить не могла, что в постели можно вытворять такое...
  Эллард и Жерар весело перемигнулись.
  - Согласно возрасту... Нет, - вздохнул седовласый. - Согласно дару - пятый средний курс.
  - Гады, - обиделся Эллард. - Меня, величайшего мага Аргора, конечно после Марвина и Жерара, запихнуть в середняки? Это оскорбление, которое смывается только кровью!
  Лица совершенных магов вытянулись.
  - Мне кажется, мы поспешили, - осторожно заметила молодая волшебница. - Может, ему стоит начать с самого начала?
  - Коллегия не меняет своих решений, - грустно вздохнул седовласый и добавил: - Во всяком случае, не так быстро. - Он поднялся и провозгласил: - Вы зачислены в Межмировой Центр подготовки белых магов. Эллард, Жерар, я провожу вас, а Ильмарой займутся женщины.
  Эльф встал и спокойно произнёс:
  - Я не знаю, что вы там мне блокировали, но предупреждаю: если с этой девочкой что-то случится, я камня на камне не оставлю от вашего идиотского Центра!
  - Не волнуйся, Жерар, мы не сделаем ей ничего плохого, - успокоил его седовласый.
  - Я предупредил, - пожал плечами эльф и вместе с Эллардом покинул коллегиальный зал.
  Ильмара осталась сидеть в кресле, с ненавистью глядя на белых магов. Мужчины поднялись из-за стола и молча вышли из комнаты, а женщины окружили девушку и взялись за руки. Ильмара почувствовала, как волшебницы входят в её сознание, но помешать им не смогла. Перед глазами девушки замелькали разноцветные пятна, и ей невыносимо захотелось спать...
  
  Джирмийцы встретились в полдень следующего дня на обязательной прогулке для снятия усталости после утренних занятий. Эльф взял котёнка под руку, и они степенно зашагали по парковой аллее. Жерар видел, что оставшись без руководства кошки, Эллард растерялся и, спасая рассудок, пытается напялить маску безалаберного Принца Попрошаек, однако на котёнка она не лезла. Эллард нуждался в помощи, но как помочь ему эльф пока не знал.
  - Тебе нравится учиться, Эл? - спокойно поинтересовался он.
  - Так же, как и тебе, - буркнул вор. - Вчера я целый вечер пытался сделать хоть что-то из того, что умел раньше, но эти сволочи перекрыли всю воровскую и джирмийскую магию! А сегодня на занятиях, я делал (не поверишь!) плюшевого мишку. Их всё время не устраивало зверское выражение его морды. А с какой стати эта хищная зверюга должна улыбаться? Похоже, здесь никогда не видели живого медведя.
  - Тебе повезло, Эл, - нервно хохотнул эльф, - я... - джирмиец запнулся, - изучал... магию всеобщей любви.
  - И как? - заинтересовался вор, представив весёлую оргию в публичном доме.
  - Пока остальные учились создавать талисман, поддерживающий согласие и любовь между супругами, мне поручили создавать воздушные сердечки, которые, по их мнению, я должен дарить женщине, - тихо прорычал Жерар. - А ещё... преподавательница магии домашнего очага... - джирмиец скрипнул зубами, - выделила мне грядку, где я должен выращивать ягодки-цветочки-лепесточки. Бернар бы умер от смеха, увидев, чем занимается его лучшая золотая кошка.
  - У тебя получилось?
  - А то! - ухмыльнулся эльф. - Я вырос в Цитадели, малыш, и меня научили выдержке и терпению. Я готов завалить этих уродов цветами, лишь бы получить диплом и вернуться в Аргор! Пусть только объяснят, как перемещаться между Мирами, я вернусь сюда с десятком кошек и устрою джирмийскую вечеринку!
  - Сначала верни свою чёрную магию, - фыркнул Эллард.
  Эльф скрипнул зубами:
  - Обязательно. - Он провёл рукой по шее. - Я разбужу кошку, и отомщу этим светлейшим магам за насилие над личностью! Ладно, это потом. Мне пора, Эл. Я загляну к тебе вечером.
  - Вечером у меня работа над ошибками, - вздохнул котёнок. - Буду учить медведя улыбаться.
  - Ты рехнулся?
  - Не я. Эти гады решили, что для начала я должен освоиться в светлом Мире и научиться получать удовольствие от общения с товарищами по учёбе. А когда я сказал, что в гробу видел таких одноклассников, мне подсунули этого дурацкого медведя. Я, видите ли, должен изменить своё отношение к Миру, научиться творить добро, и тогда эта зверюга улыбнётся.
  - Сочувствую, - рассмеялся эльф. - Представляю, что будет с Марвином, когда он увидит, чем мы тут занимаемся. Одна надежда: с принцем Аргора этим сволочам будет не легко договориться, особенно, когда рядом Ильмара.
  - А вот и она, - махнул рукой Эллард. - Мара, иди сюда! - громко позвал он, и гуляющие ученики и студенты с осуждением взглянули на нарушителя тишины. - Прошу прощения, товарищи, - шутливо раскланялся сын Леопольда. - Учту, исправлю, заглажу! - Он хихикнул и, схватив Жерара за рукав, потянул к девушке.
  Ильмара в белом длинном платье с букетом бледно-сиреневых цветов шла по усыпанной гравием дорожке и доброжелательно улыбалась.
  - Привет. - Эллард преградил ей дорогу.
  Ильмара остановилась и радостно взглянула на котёнка.
  - Здравствуйте, товарищ. Чем я могу Вам помочь? - участливо спросила она, не переставая лучезарно улыбаться.
  - Эй, не шути так. Это же я, Эл!
  - Рада познакомиться, Эл, - проворковала девушка и посмотрела на эльфа: - Добрый день и Вам, товарищ.
  - Меня зовут Жерар, - раскланялся джирмиец. - Они всё-таки посмели тронуть собственность принца Аргора, Эл.
  Котёнок почесал за ухом и вздохнул:
  - Может так и лучше, Жерар? По крайней мере, ей будет здесь хорошо, а потом придёт Марвин и решит эту проблему. - Он нервно откашлялся и широко улыбнулся девушке: - Тебе нравится учиться, Мара?
  - Да, Эл. Мне сказали, что я очень способная. Несмотря на то, что я родилась в ужасном тёмном Мире, у меня прекрасные задатки белого мага, - мечтательно протянула девушка и понюхала букет. - Я сделала его сама.
  - Поздравляю, - буркнул эльф. - Твой муж будет в восторге.
  - У меня нет мужа, товарищ Жерар. Девушке моего возраста рано думать о замужестве, - смущённо зарделась Ильмара. - Сначала нужно закончить хотя бы средний курс и получить диплом стандартного белого мага.
  - Бедный Марвин, - хохотнул Эллард, - ему придётся начинать всё сначала, чтобы вернуть детишкам маму.
  - Замолчи! - шикнул на него эльф. - Она сейчас в обморок грохнется от таких разговоров! Простите нас, товарищ Ильмара, - язвительно произнёс он и толкнул котёнка в спину: - Пошли! Пусть девочка наслаждается цветочками.
  Эллард передёрнул плечами и гордо направился к общежитию среднего курса. Мрачный, как туча, Жерар шагал рядом.
  - С Ильмарой добрячки поступили кардинально. Нет памяти - нет проблем. Интересно, как они собираются укрощать нас? Будь очень внимателен, Эл, если не хочешь превратиться в добропорядочного белого придурка! Здешние ребята играют по-крупному, прикрываясь словами о добре и справедливости. Людьми с промытыми мозгами управлять гораздо удобнее.
  Неожиданно на их пути вырос седовласый. Теперь аргорцы знали, что его зовут Фридрих, и он преподаёт магию красоты и целесообразности окружающего Мира, а так же курирует вновь прибывших учеников и студентов.
  - Здравствуйте, товарищи, - радостно улыбнулся Фридрих. - Надеюсь, вы уже начали привыкать к новой жизни и скоро почувствуете себя, как дома.
  - В точку, - оскалился Жерар. - Именно как дома.
  Преподаватель недоумённо посмотрел на эльфа: ему очень хотелось прочесть мысли аргорцев, но кодекс морали белых магов не позволял сделать это без согласия собеседника. У этого правила было только одно исключение - приёмное тестирование. Фридрих понимал, что за один день тёмные маги не сумели адаптироваться к непривычной для них обстановке, что пройдёт немало времени, прежде чем джирмийцы проникнуться идеями добра и справедливости и станут людьми. Но не сомневался, что это произойдёт. Фридрих опирался на многовековой опыт работы Центра, где исключений почти не было. Случаи полного зомбирования личности были крайне редки, к этому средству прибегали лишь в исключительных случаях, а аргорцы выглядели вполне обучаемыми, особенно эльф. Инесса, преподаватель магии всеобщей любви, хвалила его за то, что он со всей ответственностью подошёл к заданию и отдался ему целиком и полностью. 'Я давно не видела таких способных, ответственных и дисциплинированных студентов', - с воодушевлением рассказывала она коллегам. Однако, сарказм в голосе эльфа насторожил Фридриха, и он укоризненно произнёс:
  - Мне непонятен твой тон, товарищ Жерар. Если тебя что-то не устраивает, скажи об этом вслух. Мы со всем вниманием выслушаем тебя и обязательно поможем.
  Эльф помолчал, вздохнул и расплылся в ослепительной улыбке:
  - Я восхищён Аксимой, товарищ Фридрих. Простите мне некоторую нервозность, но Вы же понимаете, что резкая смена обстановки не может не сказаться на моём душевном состоянии. Я начинаю осознавать, насколько заблуждался относительно Аргора и принятых там законов. Я привык бороться за место под солнцем, и мне не легко поверить, что в Аксиме ни мне, ни моим друзьям ничего не угрожает, - покаянно произнёс он, изо всех сил стараясь верить в то, что говорит.
  Эллард с открытым ртом слушал наставника.
  - Как ты чувствуешь себя, Эл? - ласково спросил Фридрих. - Ты уже осознал, что был не прав?
  - А как же, - язвительно произнёс котёнок. - Я светлею прямо на глазах.
  - Тебе придётся тяжело, Эллард, но ты должен справиться. Я верю в тебя, мальчик. У тебя обязательно получится.
  Эллард хлопнул себя по лбу:
  - Кстати, как поживает мой драгоценный папаша? Мне не терпится выразить ему благодарность за своё светлое будущее!
  - Я передам товарищу Леопольду, что ты хочешь встретиться с ним. Не обижайся на отца, Эл, ему не легко найти нужные слова, чтобы извиниться перед тобой. Он осознал, что его необдуманные действия в Аргоре привели к трагедии. Леопольд - светлый маг, и не должен был вмешиваться в дела тёмного Мира. Мы скорбим по погибшим детям, которых уничтожили тёмные силы Аргора, но мы счастливы, что ты выжил, Эл.
  - Заткнись! - взорвался Эллард.
  - Простите его, товарищ Фридрих! - вмешался Жерар, сжимая плечо котёнка. - Я поговорю с ним. Обещаю, этого больше не повториться! - Он сгрёб Элларда в охапку и потащил к общежитию: - Что ты творишь, идиот?! Хочешь, чтобы тебе промыли мозги, как Ильмаре? Ты забыл чему тебя учили в Джирме? Сиди тихо, и делай, что прикажут! Сказали, что медведь должен улыбаться - пусть улыбается! Велели дружить с одноклассниками - дружи! Ты - джирмиец, Эллард, и должен уметь выживать в любой ситуации! Не забывай, что я не только твой друг, но и наставник! И я отвечаю за тебя перед Марвином и кастой! - Эльф отпустил котёнка из объятий и строго взглянул ему в глаза. Он, наконец, понял, как помочь Элларду избежать сумасшествия. - Учёба в Центре твоё первое задание, котёнок! - рявкнул он.
  Эллард мигом вытянулся в струну и уткнулся взглядом в землю:
  - Простите, сударь. Я сделаю всё, как надо.
  - И только попробуй выкинуть какой-нибудь фокус! Не справишься - пойдёшь в отсев!
  - Простите, сударь, - дрожа повторил Эллард и поднял голову: - Я не подведу Вас. Клянусь!
  - Чтоб через месяц был лучшим учеником средних курсов! - холодно приказал эльф.
  - Я сделаю всё, как надо, сударь.
  - Отправляйся в свою комнату и начинай зубрить белую магию! - бросил ему наставник, повернулся к воспитаннику спиной и прогулочным шагом направился в парк.
  Фридрих растерянно наблюдал за разговором аргорцев. Он не слышал слов, но, увиденное, потрясло его до глубины души: на уроках Эллард вёл себя вызывающе и не реагировал на замечания, а эльф в течение минуты вразумил неуправляемого сына Леопольда. Преподаватель магии красоты и целесообразности окружающего Мира выругался себе под нос и засеменил к зданию администрации, чтобы доложить директору Центра о странном происшествии...
  
  После ужина, приготовленного собственными руками, Жерар отправился к Элларду. При виде наставника, котёнок вскочил и поклонился.
  - Как успехи? - Эльф уселся на кровать и закинул ногу на ногу.
  - Взгляните сами, сударь. - Эллард протянул ему улыбающегося медведя.
  - Молодец, - усмехнулся Жерар.
  - Я так же изучил половину среднего курса магии красоты и целесообразности окружающего Мира, - воодушевлённый похвалой, отрапортовал котёнок. - Я посетил библиотеку, взял книги по истории Миров и магии домашнего очага, а потом начал налаживать отношения с одноклассниками. Я извинился перед ними за хамство на уроке и два часа провёл в саду, беседуя с новыми товарищами о белой магии и дружбе.
  - Ведь можешь, когда хочешь, - благосклонно кивнул эльф. - Но не расслабляйся: мы на вражеской территории, и не надо прилюдно демонстрировать преданность идеалам касты. Веди себя раскованно, но не перегибай палку. И помни: я неустанно присматриваю за тобой, котёнок.
  - Да, сударь, - снова поклонился Эллард и сел.
  - Мы обязательно станем настоящими друзьями, мальчик, если ты научишься вести себя достойно джирмийца. Ты всегда нравился мне, Эл, и я рад, что ты попал в Цитадель. Жаль, что мы с Марвином не успели закончить твоё обучение, но я знаю, ты на многое способен и сделаешь всё как надо.
  - Спасибо за доверие, сударь.
  - Жерар. В Аксиме будешь называть меня по имени.
  - Да, Жерар.
  - Я понимаю, что вдали от Цитадели ты лишился помощи кошки и растерялся. Твои эмоции вылезли наружу в тот момент, когда ты ещё не готов контролировать их, но тебе придётся держать себя в руках, Эл. Бери пример с Марвина. Он справлялся со своими чувствами в более жёстких условиях.
  - Я справлюсь, Жерар.
  - Конечно, - улыбнулся эльф. - Но если почувствуешь, что с тобой что-то не так, немедленно найди меня.
  В дверь постучали.
  - Ты пригласил гостей? - спросил Жерар.
  - Нет.
  - Открой дверь!
  Эллард поднялся и впустил посетителя. Им оказался молодой мужчина, лет тридцати. Русые волосы до плеч выглядели растрёпанными, словно никогда не знали расчёски, в тёмно-зелёных глазах играло лукавство, губы были сложены в хитроватую улыбку - всё это придавало магу немного плутовской вид. Белые одежды удивительно не подходили ему. Так и хотелось взять кисть и раскрасить их в яркие вызывающие цвета.
  - Добрый вечер. - Гость отвесил залихватский поклон и уселся рядом с эльфом. - Разрешите представиться - Леопольд.
  - Вы мой отец? - недоверчиво скривился Эллард.
  Маг-прощелыга закашлялся:
  - Ну... вроде того.
  - Здравствуйте, Леопольд, - сдержанно произнёс эльф и отодвинулся, словно гость был заразным.
  В комнате повисло неловкое молчание. Жерар внимательно рассматривал мага-прощелыгу, отмечая, что Марвин унаследовал от отца внешность, а Эллард - манеру поведения. Котёнок тоже взирал на легендарного мага-прощелыгу, с которым давно мечтал встретиться. Он не знал, что сказать, а глаза Леопольда сконфужено бегали по простой обстановке комнаты. Лео старался не смотреть ни на сына, ни на эльфа, оттягивая начало душевного разговора.
  - Что же Вы не помогли остальным своим детям, белый маг? - вкрадчиво спросил Жерар. - Их убивали по всему Аргору, а Вы в это время растили цветочки, попутно рассуждая о справедливости! Ну и как? Справедливость восторжествовала?
  - Вы относитесь ко мне предвзято, товарищ Жерар, - пробормотал Леопольд. - Я хотел вернуться в Аргор и помочь всем своим детям, но мне запретили путешествовать, да и из Вашего Мира меня забрали силой. Я чудом избежал зомбирования. По мнению директора, я неоправданно много времени провёл в тёмных Мирах и нахватался вредных привычек. Мне пришлось вновь доказывать совершенной коллегии, что я белый маг. Меня спасло лишь то, что за время путешествия я никого не убил.
  - Как трогательно, - хмыкнул Эллард. - Значит, сотня твоих детей не в счёт?
  - Белые маги не вмешиваются в дела тёмных Миров. Я предлагал коллегии переправить детей в Аксиму, но, к сожалению, никто, кроме тебя, не дожил до семи лет.
  - Тогда почему ты не забрал меня?
  - Я оставил тебе письмо. Урс должен был отдать его в день твоего совершеннолетия. Я не хотел, чтобы ты годами слушал занудные лекции начального и среднего курсов. Ты должен был поступить сразу на высшую ступень. Мне казалось, что детство в Шеве будет веселей, чем в Аксиме. Но я не ожидал, что тебе удастся взять с собой друзей... Обычно, одноразовые заклятья настроены на конкретного человека. Как у тебя получилось обойти это правило, Эл?
  Джирмийцы вытаращились друг на друга.
  - Так вот о чём он умолчал, - прошептал Жерар. - Я должен был остаться в Аргоре и помочь ему.
  - Сволочь!!! - взревел Эллард и бросился на отца с кулаками. - Я убью тебя!!! - Он стащил Леопольда с кровати, швырнул на пол и начал душить.
  Маг-прощелыга пытался вырваться, но Эллард мёртвой хваткой держал его за горло.
  - Прекрати, Эл! - рявкнул Жерар.
  - Нет! - отрезал котёнок.
  - Ты забываешься! - сквозь зубы процедил эльф и ударом сапога отшвырнул воспитанника в угол комнаты. - Встать!
  Эллард и Леопольд вскочили одновременно. Котёнок, как обычно, вытянулся в струну, а маг-прощелыга испуганно уставился на эльфа.
  - Простите, сударь, - пролепетал Эл, сообразив, что осмелился не подчиниться приказу наставника.
  - К утру изучишь магию красоты и целесообразности до конца! - прорычал Жерар.
  - Но это невозможно, - встрял Леопольд.
  Эльф смерил его презрительным взглядом и цокнул языком:
  - Скажи спасибо, что мы играем по вашим правилам, а не устанавливаем свои, прощелыга. Ты обрёк на гибель своего сына, и я не прощу тебе этого...
  - Элларду ничего не угрожает в Аксиме. Он закончит образование и станет...
  - Я говорю о другом твоём сыне, Леопольд! - перебил его Жерар. - Выжили двое. Твоего старшего сына зовут Марвин. Это он сумел обойти правила и отправить нас троих в Аксиму. Он лучший из нас и остался в Аргоре, чтобы спасти твоих внуков. Хотя теперь мне не понятно, как он собирается выпутываться.
  - Марвин мой брат? - растерялся Эллард, недоверчиво взглянув на отца: - Почему ты не забрал его? Считаешь, что у него тоже было счастливое детство?
  - Я не знал о нём...
  - Как это не знал? - возмутился котёнок.
  - Я не видел его. - Леопольд опасливо покосился на эльфа: - Возможно, твой друг ошибается, сынок.
  - Ошибаюсь? Да Марвин похож на тебя, как две капли воды! - прошипел Жерар. - Как у тебя наглости хватает отказываться от него и от собственных внуков, белый маг? Как ты, вообще, собираешься жить, зная, что им грозит смертельная опасность? Кстати, девочка, которой вы промыли мозги - твоя невестка и мать твоих внуков. Правда с вашей помощью Ильмара забыла о долге перед мужем и детьми. Вы проявили к ней неслыханное милосердие, не так ли, Леопольд?
  Маг-прощелыга плюхнулся на кровать и закрыл лицо руками.
  - Не трогай эту падаль, Эл, - жёстко произнёс Жерар и вышел из комнаты, хлопнув дверью.
  - Убирайся вон, прощелыга! - процедил Эллард.
  Леопольд поднял голову и умоляюще посмотрел на сына:
  - Вас зомбируют, мальчик. В ваших душах нет ни единого светлого пятнышка.
  - Вы не знаете, кто попал в ваш идиотский Центр! - гордо заявил котёнок. - Мы - джирмийцы. Вы не понимаете с кем связались. Клянусь, мы с Жераром получим дипломы белых магов и уйдём к Марвину, а Ильмару, как собственность принца Аргора, мы заберём с собой и вернём хозяину.
  Маг-прощелыга вздрогнул: внезапно с лица сына сполз хищный оскал, из глаз ушла ненависть, и он превратился в благообразного, чуть застенчивого студента. Эллард широко улыбнулся и мягко произнёс:
  - Извините, товарищ Леопольд. Мне тяжело сразу начать называть Вас отцом, но я освоюсь в Аксиме, привыкну к Вам, и мы обязательно станем друзьями. Я буду очень-очень стараться, папа. Я буду учиться так, что Вам не придётся краснеть за меня. Я стану лучшим белам магом Аксимы, обещаю Вам, папа.
  Леопольд отшатнулся от сына, как от прокажённого, и опрометью бросился к двери, не веря, что это чудовище - его сын...
  
  Глава 2.
  Регина.
  
  Марвин очнулся, и, не открывая глаз, ощутил, что лежит на кровати в спальне, до отказа наполненной джирмийцами и друидами.
  - Открывай глаза! - приказал Бернар.
  Принц с трудом разлепил веки и скосил взгляд на предводителя: он не мог пошевелиться, скованный магией Сов.
  - Ты в состоянии говорить? - сухо поинтересовался Бернар.
  - Да, сударь, - выдавил принц.
  - Кто тебя ранил?
  - Жерар, сударь.
  - Что вы не поделили?
  - Он завидовал мне, сударь... Жерар считал себя более достойной кандидатурой на роль принца Аргора. Он всё время надеялся, что я сорвусь, и Вы убьёте меня. Я виноват перед кастой, что не смог предотвратить их побег. Жерар обманом заставил Элларда выкрасть заклинание Леопольда. Он взял Ильмару, которая всегда нравилась ему, и ушёл вместе с котёнком. Я пытался остановить его, но Жерар метнул в меня кинжал... Простите, сударь... Я не справился...
  Бернар с интересом смотрел на наследника:
  - Ты складно говоришь, принц, но так ли было на самом деле? Синкоплус, я хочу увидеть, как всё произошло!
  Глава Сов кивнул, грубо атаковал сознание пленника и едва не упал в обморок: он ожидал сопротивления, но принц добровольно открыл свои мысли. Марвин знал, что будет подвергнут именно этой проверке и хорошо подготовился к ней. Синкоплус, а за ним и Бернар, увидели как глава Сов выбегает из апартаментов, дверь за ним захлопывается, и Марвин набрасывает свой плащ на обнажённую Ильмару. Жерар смотрит на Элларда, и тот начинает читать заклинание на незнакомом языке. Эльф кидает в принца кинжал. Падая, Марвин видит, что золотая кошка хватает девушку, и исчезает вместе с ней и котёнком...
  - Все свободны! - скомандовал Бернар, и комната опустела.
  Марвин почувствовал, что заклинание друидов исчезло, и сел в постели, растирая затёкшие руки и ноги. Предводитель молча наблюдал за ним. Принц встал, оделся и покаянно склонил голову:
  - Я готов понести наказание, сударь.
  - Непременно, принц, - насмешливо произнёс Бернар. - Ты упустил изменника. Это неслыханное преступление. Оставайся в своих покоях, пока я не решу, как поступить с тобой.
  Марвин опустился на колено:
  - Я предан касте и приму любое наказание, сударь.
  Бернар не ответил. Он загадочно улыбнулся, встал и, ни слова не говоря, покинул апартаменты принца. Марвин поднялся и сел в кресло возле кровати, лихорадочно просчитывая возможные варианты своего будущего...
  
  Император медленно шёл по коридору к покоям, где жила дочь Ильмары и Марвина. Ещё не открыв дверь, Бернар почувствовал, что в комнате колдует очень сильный маг. Он вошёл в детскую и приблизился к кроватке. Девочка бессмысленно улыбалась, тараща иссиня-чёрные глазки на парящую в воздухе соску.
  - Кошмар, - проворчал Бернар. - Когда она начала пользоваться даром, Берта?
  - Со вчерашнего вечера, - ответила графиня, поднимаясь навстречу императору. - Каждый, кто подходил к кроватке, начинал улыбаться. Я не сразу догадалась, что хитрюга проказничает, заставляя нас смеяться. Видимо, малютке хочется, чтобы окружающие радовались её появлению на свет.
  Предводитель поморщился и отвернулся от девочки.
  - Какой милый ребёнок, - зло сказал он. - Непонятно только, что с ней делать.
  Берта вздохнула и положила руки на его плечи:
  - Оставь её мне, Бернар. Я отдала касте сына. Оставь мне внучку.
  - Ты и так с ней, Берта, - буркнул император, - а если бы я не забрал твоего сына в Джирму, его давно бы не было в живых.
  Резкие черты лица женщины смягчились:
  - Ты так и не простил мне связи с Леопольдом, Берни.
  - Я же не убил тебя, - пожал плечами Бернар.
  - Ты всё меряешь джирмийскими понятиями, - поджала губы графиня. - Я любила его.
  - Одну-две ночи? - цинично хмыкнул император. - Ты вроде не проститутка, и муж у тебя был хороший, и денег я тебе давал в избытке. Что тебе не сиделось тихо, Берта? Марвин весь в тебя, сестричка. - Бернар погладил женщину по тёмным вьющимся волосам. - Он, как и ты, притягивает неприятности, и не понимает, когда нужно остановиться. Жаль, что у тебя не было других детей. Может быть, из них получилось бы что-нибудь более толковое.
  - Почему ты так говоришь? - насторожилась Берта. - Марвин твоя лучшая кошка! Ты же не собираешься избавиться от него?
  - Я всегда держу слово, на том и попадаюсь, - раздражённо произнёс император. - Если бы я знал, что Марвин будет так фокусничать, я ни за что не пообещал бы тебе заботиться о нём. Твой сынок просто рвётся на плаху! И, на этот раз, он перешёл все допустимые границы! Он нагло лжёт, рассказывая сказку о предательстве Жерара. Я думаю, Марвин сам выбросил дружков из Аргора. Не понимаю только, зачем он остался? Неужели, мальчик надеется забрать детей и удрать следом? Не выйдет! Твой сын, Берта, считает меня идиотом! И, ох, как заблуждается... Я не допущу, чтобы символ касты сбежал из Аргора.
  - Что ты сделаешь с ним, Берни?
  - Я люблю тебя, сестричка, но... - Предводитель поцеловал сестру в щёку и повернулся к внучке: - Милая малютка. Хорошая девочка, - просюсюкал он. - Ты и твой папа послужите касте, живыми или мёртвыми, хотите вы этого или нет!
  Соска упала в кроватку, а девочка зашипела. Бернар почувствовал, как ребёнок рвётся в его сознание, намереваясь испугать, и рассмеялся:
  - Ты прелесть, Регина. В месячном возрасте нападать на предводителя касты? Это наглость. Что дальше, малышка? Плаха? Папенькина дочка, - хмыкнул он и, резко развернувшись на каблуках, вышел из комнаты.
  Берта взяла девочку на руки:
  - Что ж ты творишь, глупышка? Твоя жизнь и так висит на волоске, понимаешь?
  Регина замолчала, и её личико стало не по возрасту серьёзным. Берта растерянно смотрела на внучку:
  - Кто ты?
  Девочка улыбнулась, посылая бабушке мысленный образ.
  - Я поняла. - Берта горько рассмеялась. - Главное дожить до этого момента.
  Регина агукнула, закрыла глаза и безмятежно уснула...
  
  Марвин ждал решения предводителя. Прошло семь одинаковых, как близнецы дней: завтрак, обед, ужин, сон. Наконец, Бернар пришёл в покои наследника, удобно устроился в кресле и, выдержав паузу, произнёс:
  - Я не верю тебе, Марвин. Ты обманул Синкоплуса, показав десяток 'правдивых' воспоминаний, но не меня. Я вырастил тебя, мальчик, и знаю, что ты лжёшь. Расскажи правду, и я прощу тебя.
  - Я рассказал всё, как есть, сударь, - склонил голову принц.
  - Смотри мне в глаза! - приказал Бернар.
  Марвин уставился в пронзительно чёрные глаза императора, а тот иронически улыбнулся и сказал:
  - Ты перехитрил сам себя, мальчик. Тебе нужно было уйти с друзьями, набраться сил и вернуться за своими детьми. Я не понимаю, на что ты рассчитывал, оставаясь в Аргоре. Ты решил, что кругом одни идиоты? Жерар, конечно, предатель, раз пошёл у тебя на поводу, но и его я знаю с пелёнок. Он никогда не стремился к власти, Марви, и был бесконечно счастлив, когда я сделал тебя, а не его, своим наследником! - Бернар помолчал и поинтересовался: - Когда ты избавился от заклятья Сов, Марвин?
  - Так значит, и на меня они наложили заклятье по Вашему приказу?
  - Отнюдь. Я узнал о самодеятельности Сов после принятия в касту Элларда. Спасая свою шкуру, Синкоплус поведал мне много интересного, в том числе и историю с заклятьем неповиновения.
  - Я Вам не верю! - замотал головой Марвин.
  - Догадываюсь. Иначе бы ты не стал устраивать заговор. Почему ты не пришёл ко мне, когда почувствовал неладное?
  - Вы бы убили меня.
  - Зачем? - искренне удивился Бернар. - Ты лучший маг Джирмы, Марвин. Ты сделал для касты столько, что убить тебя было бы преступлением.
  - И всё равно я не верю Вам. - Принц замолчал. Жерар предупреждал его, что предводитель не поверит псевдовоспоминаниям, но Марвин не прислушался к словам друга и попался. Марвин хотел сейчас же сбежать из Дарры, но следующие слова предводителя заставили его отказаться от побега.
  - Я знаю, что ты можешь удрать из дворца, но тогда твои дети умрут. Ты ведь остался в Аргоре ради них, принц?
  - Что Вы хотите от меня, сударь? - хрипло спросил Марвин.
  - Я рад, что здравый смысл ещё не покинул тебя полностью, мой мальчик, но предупреждаю - мы не будем торговаться. Ты - лицо касты, и я сделаю тебя таким, как надо, раз и навсегда! Я лично прослежу, чтобы на этот раз друиды не оплошали, и заклинание полного подчинения мне стало твоей сутью. Тебе будет хорошо в новом обличье, принц Аргора. Тебя перестанет волновать любовь Ильмары, дружба с Жераром и Эллардом, а так же будущее твоих детей. Со временем, ты станешь лучшим Предводителем касты в истории Джирмы, Марвин.
  - Лучше убейте меня, сударь!
  - Глупости! Тебя ждёт блестящее будущее, золотая кошка.
  - Спасибо, но я предпочёл бы плаху, сударь, - твёрдо произнёс принц Аргора.
  Бернар скрипнул зубами:
  - Ты идиот, Марвин! Я устал возиться с тобой!
  - Так убейте меня, сударь.
  - Ну уж нет! -Предводитель встал и ударил принца кулаком в лицо.
  Марвин пошатнулся, но устоял:
  - Я не желаю быть Вашей марионеткой, сударь.
  - А придётся, - прошипел Бернар и снова ударил его.
  Принц упал на спину, но тут же вскочил и бросился на предводителя, надеясь, что кошка убьёт его. Острые когти впились в шею, ворот рубашки стал мокрым от крови, однако, вместо того, чтобы убить строптивого адепта, Джирма свалила его с ног, и Марвин оказался прижат к полу мощной невидимой лапой.
  Предводитель склонился над ним и вздохнул:
  - Ты понял? Не только я хочу видеть тебя настоящим принцем Аргора, гордостью касты!
  - Лучше бы меня повесили в Иритте! Я не сдамся ни тебе, ни кошке! Я умру, но останусь собой!
  - Глупец! - зло бросил Бернар и пнул принца сапогом. - Зачем сопротивляться неизбежному? Твоя судьба давно предопределена...
  - Нет! - заорал Марвин, и его сознание закрыл глухой ментальный щит. - Я останусь собой!!!
  Предводитель с досадой плюнул и вызвал Синкоплуса.
  
  Целый месяц Совы истязали принца Аргора, пытаясь пробиться в его сознание. Его апартаменты накрыли непроницаемым щитом, который поглощал звуки и не пропускал никого, кроме предводителя и друидов. Совы трудились не покладая рук. Марвина пытали, избивали, морили голодом. Принц запутался во времени и перестал различать день и ночь - для него существовало время боли и время её притупления. Друиды силились разрушить ментальный щит золотой кошки, но увязали в его липкой паутине, выбирались из неё и снова, словно муху, прилипали к тягучей бесконечной нити. Но добраться до сознания Марвина так не смогли.
  Наконец Бернару надоела бессмысленная возня Сов, и он решил использовать более действенное средство, чтобы сломить волю принца. Предводителю не хотелось обижать сестру и убивать Регину, но упрямство Марвина не оставило ему выбора...
  Когда Берта с девочкой на руках вошла в апартаменты сына, она с трудом сдержала крик: пол, стены, мебель - всё было в бурых пятнах крови. Марвин сидел посреди комнаты на табурете, тупо глядя в стену. Тело принца было сплошь покрыто ссадинами, синяками и кровоточащими ранами. Бернар пощадил только его лицо, справедливо решив, что шрамы можно скрыть под одеждой, и они не повлияют на внешний вид символа касты.
  - Ты слышишь меня, Марвин? - холодно поинтересовался предводитель, и принц послушно уставился на него. - Отлично. Соберись и послушай меня, мальчик. Мы должны положить конец этой бессмысленной борьбе. Прекрати сопротивляться и позволь друидам наложить заклятие. В противном случае, я убью твою дочь, а если это не вразумит тебя, то и сына!
  Марвин посмотрел на младенца. Регина радостно заагукала, и принц улыбнулся:
  - Я хочу подержать её, - сипло произнес он и закашлялся, сплёвывая кровь.
  - Сначала ответь: ты откроешь сознание? - настойчиво спросил Бернар.
  - Я хочу попрощаться с дочерью, сударь.
  - Дай ребёнка отцу, Берта! - приказал предводитель.
  Графиня приблизилась к Марвину и положила притихшую девочку ему на колени. Принц обнял дочь израненными руками и с горечью взглянул на Бернара.
  - Давай обойдёмся без истерик, мальчик, - поморщился тот.
  Марвин прижал дочь к груди и перебитыми пальцами коснулся её мягких чёрных волос. Регина причмокнула, и принц с удивлением ощутил неумелые попытки ребёнка залечить его раны.
  - Спасибо, милая, - со слезами на глазах прошептал он.
  Бернар нервно расхохотался, глядя на трогательную встречу отца с дочерью:
  - Хватит, Марвин, ты принц Аргора, а она... никто.
  - Она моя дочь, - с ненавистью глядя на предводителя, прохрипел Марвин.
  - Ты джирмиец! Твоя семья - каста!
  - Да, сударь, - неожиданно согласился Марвин и крепче прижимал к себе дочь. Он до крови закусил губу, понимая, что один из них сейчас умрёт - либо он, либо его дочь.
  - Отдай ребёнка Берте! - приказал император.
  Графиня протянула руки к внучке, но Марвин отшатнулся. Отчаяние захлестнуло его, и вдруг перед мысленным взором запылали слова заклинания Леопольда.
  - Я иду, - прошептал принц Аргора и исчез вместе с дочерью.
  Несколько секунд император смотрел на пустую табуретку, а потом взревел:
  - Щенок! Я верну тебя и заставлю сделать всё, как надо!..
  
  Глава 3.
  Кошки в Аксиме.
  
  На следующий день после встречи с отцом, преподаватели не узнали Элларда. Вместо взбалмошного и всем не довольного молодого человека, перед ними предстал примерный студент, схватывающий знания на лету, доброжелательный с товарищами и вежливый с педагогами. Эллард с головой окунулся в учёбу. Он натаскал в свою комнату книг и штудировал их по ночам, благо в Цитадели котёнок привык спать по два-три часа в сутки. Через неделю Эллард, с благословения наставника, явился в ректорат и попросил устроить экзамен. Коллегия совершенных магов удовлетворила его просьбу, лишь потому, что надеялась сбить спесь с ученика, но Эллард успешно прошёл испытание и единогласно был переведён на первый высший курс. К похвалам аксимийцев котёнок остался равнодушен, а вот одобрительный хлопок наставника по плечу, отозвался в сердце чудеснейшей музыкой. Котёнок готов был учиться и вовсе без сна, лишь бы золотая кошка был им доволен.
  Убедившись, что воспитанник идёт нужным курсом, Жерар немного успокоился и продолжил наблюдения за белыми магами, изучая их привычки и слабые места. Об учёбе эльф не беспокоился. В отличие от Элларда, ему не нужно было рваться вперёд. На последних пяти курсах высшей школы не приветствовался экстерн. Совершенные маги считали их определяющими для дальнейшей судьбы белого мага, и самостоятельное обучение, по их мнению, могло навредить студенту. Жерара бесило медленное продвижение к диплому. Он мог бы с лёгкостью изучить нужные дисциплины за год, сдать экзамены, освоить курс перемещения между Мирами, и уйти из скучной Аксимы, забрав Элларда и Ильмару, но приходилось мириться с политикой Центра. И всё же, скрупулезно выполняя задания преподавателей, эльф одновременно изучал то, что не входило в курс. Он лелеял надежду отыскать способ обойти запрет на экстерн. Жерар всем сердцем рвался в Аргор, чтобы узнать, что стало с Марвином.
  Обещание, данное принцу, не позволяло Жерару и на секунду забыть о подопечных. Но если присматривать за котёнком после того, как его перевели на высший курс и поселили в одном корпусе с наставником, стало легче, то надзирать за Ильмарой было не просто. В первые дни пребывания в Центре преподаватели индивидуально занимались с новой ученицей, подтягивая её к уровню остальных студентов. А когда Ильмара освоила азы белой магии, её присоединили к основной группе учащихся. Девушка стала ходить на лекции вместе со сверстниками, и эльфу пришлось поднапрячься, чтобы не упустить из вида собственность принца Аргора. Изо дня в день Жерар как бы невзначай сталкивался с Ильмарой во время дневных и вечерних прогулок в парке, и на правах земляка и старшего товарища, подробно расспрашивал её о жизни в Центре. И наивная, лишённая воспоминаний девушка охотно делилась с джирмийцем восторженными впечатлениями и своими нехитрыми проблемами.
  До поры до времени, Жерар был спокоен за неё, но спустя некоторое время красивая девочка из тёмного Мира, пережившая жуткую трагедию, стала привлекать повышенное внимание мужской половины Центра. Студенты средних и высших курсов дарили Ильмаре цветы, конфеты и прочие безделушки, которые та принимала с радостью: комната аргорки утопала в цветах, шоколаде и мягких игрушках. Жители Центра доброжелательно относились к Ильмаре, предлагали дружбу и помощь, проявляли участие и заботу, и девушке казалось, что она попала в царство всеобщей любви. Она верила всему, что ей говорили, и ни от кого не ожидала подвоха.
  Жерар пытался спустить Ильмару с небес на землю, но она лишь улыбалась и хлопала наивными синими глазами, не придавая значения его словам. Джирмиец скрипел зубами, но сделать ничего не мог. Стань он слишком настойчивым, и Ильмара не преминет пожаловаться педагогам, а привлекать к себе излишнее внимание не входило в его планы. В общении с девушкой Жерар всё время держался настороже, опасаясь, потерять с ней дружеский контакт. Он тщательно выверял каждое слово, просчитывал различные варианты развития их диалога и старался появляться на глаза Ильмаре, лишь стоило ей подумать о нём. Благо помыслы эльфа в отношении собственности принца Аргора были чисты и оставшаяся незаблокированной магия, которую аксимийцы называли чистым даром, позволяла ему незаметно подслушивать мысли девушки.
  Активность джирмийца окупилась даже раньше, чем он рассчитывал. Однажды утром, ещё до занятий, Ильмара робко постучала в его комнату. Жерар распахнул дверь, и зарёванная девушка бросилась к нему, доверчиво прижалась к груди и уткнулась лицом в белый балахон.
  - Что случилось, девочка? - мгновенно насторожился эльф.
  - Он... он... - всхлипнула Ильмара. - Он поцеловал меня.
  Сердце эльфа ухнуло в пятки. Он встряхнул девушку и холодно посмотрел ей в лицо:
  - Кто посмел?
  - Алекс, - пролепетала Ильмара. Слёзы застилали глаза, и она не видела, как лицо земляка перекосилось от лютой ярости. - Он учится на третьем высшем курсе. Он ходил за мной по пятам, а вчера вечером пришёл ко мне в комнату, сказал, что я ему нравлюсь и... - Девушка стиснула пальцами белую ткань и заревела белугой.
  - Что и? - хищно оскалился эльф, едва сдерживаясь, чтобы не начать душить аксимийцев голыми руками. Всех подряд!
  - И поцеловал в губы! - выпалила Ильмара и покраснела, как маков цвет.
  - И всё?
  - Да. Потом он ушёл.
  Джирмиец с трудом подавил желание расхохотаться. 'Это же надо быть таким тюхой, Алекс. Одно слово - аксимиец! - мысленно хихикнул он. - Но за поцелуй ты ответишь!' Эльф состроил понимающее лицо, крепче прижал к себе девушку и, бережно гладя её по длинным тёмным волосам, наставительно произнёс:
  - А ведь я предупреждал тебя, Мара. Нельзя верить всем подряд.
  - Что же мне теперь делать, Жерар?
  - Забыть. Отправляйся на занятия и ни о чём не беспокойся. Больше до тебя никто не дотронется, детка.
  Джирмиец проводил свою подопечную до дверей аудитории и решительным шагом направился в ректорат. Он отыскал кабинет Фридриха, постучался и вежливо испросил принять его.
  Седовласый встретил аргорца благорасположенной улыбкой. До сего дня Жерар ни на что ни жаловался, но сейчас на его лице читалась обида. Это встревожило Фридриха и разожгло его любопытство. Усадив студента в широкое велюровое кресло, он участливо спросил:
  - Что беспокоит тебя в этот светлый и тёплый день, товарищ Жерар?
  - Ильмара. Девочка пережила колоссальную драму и боится пристального мужского внимания, - скорбно произнёс эльф, немного помолчал, словно раздумывая, стоит ли продолжать, и твёрдо проговорил: - Один из студентов позволил себе вольность по отношению к бедняжке. Мара прибежала ко мне в слезах, и я едва успокоил её. Душевное здоровье девочки внушает мне опасения, товарищ Фридрих. Если подобный инцидент повториться... - Жерар стиснул пальцами подлокотники и замолчал, с тревогой глядя на седовласого.
  - Как его имя? - нахмурился совершенный маг.
  - Алекс, третий высший курс.
  - Алекс. - Фридрих качнул головой и забарабанил пальцами по дубовой столешнице. Эльф говорил правдиво и искренне, но белый маг кожей чувствовал, что за его словами что-то кроется. Однако от прямого вопроса аксимиец удержался, у него не было повода задерживать студента, а тем более допрашивать его. - Я поговорю с Алексом, товарищ Жерар. Спасибо большое, что ты сообщил мне о происшествии.
  - Всегда рад помочь, - почтительно произнёс эльф, поклонился и степенно отправился на занятия, надеясь, что за поцелуй несовершеннолетней студентки Алекс весь третий курс проведёт на клумбах.
  Теперь нужно было обдумать следующий шаг. В условиях Аксимы, Жерару было трудно отвадить всех кавалеров Ильмары, и он поступил кардинально - сделал вид, что влюбился в девушку. Эльф томно вздыхал, глядя на неё, под большим секретом делился 'переживаниями' с товарищами, и через пару дней весь Центр обсуждал его глубокие чувства к Ильмаре. Склонность же девушки делиться с соотечественником своими радостями и горестями стала выглядеть в глазах аксимийцев проявлением любви к эльфу. Постепенно поклонники Мары превратились в приятелей, а единственным поставщиком цветов, шоколада и игрушек стал джирмиец. Ильмара не придала значения этим переменам, а Жерар, впервые за всё время пребывания в Аксиме, вздохнул спокойно...
  
  Товарищ Марк увлечённо рассказывал о Духовной магии. Его низкий звучный голос разносился по аудитории, с лёгкостью достигая самых дальних рядов. Студенты тщательно конспектировали лекцию, стараясь не упустить ни единого слова совершенного мага, ведь скоро им предстояло сдавать четвертной экзамен. Неожиданно лучший ученик курса вскочил и как зверь, почуявший опасность, стал озираться по сторонам.
  Марк замолчал и сердито уставился на эльфа:
  - В чём дело, товарищ Жерар?
  - Марвин... - прошептал аргорец и исчез, повергнув класс в изумление.
  Принц Аргора стоял на лужайке перед уютной одноэтажной виллой, прижимая к груди дочь и жадно вдыхая сумасшедший аромат цветов. Голова кружилась от свежего пьянящего воздуха чужого Мира, а лимонные лучи солнца обжигали израненное тело. Но Марвин был благодарен солнцу - боль помогла ему не терять сознание. Принц крепко прижимал к груди дочь и мутным взглядом смотрел на окружающих его людей в белых одеждах, готовясь отразить нападение.
  Но аксимийцы и не думали приближаться к гостю. Они потрясённо смотрели на его истерзанное обнажённое тело и молчали. У многих на глазах блестели слёзы, некоторые сжимали кулаки, проклиная Тёмные Миры. Но все сходились в одном - пришлый маг невероятно силён и вынослив, если, несмотря на ужасные шрамы, синяки и кровоподтёки, продолжает стоять на ногах.
  - Марвин! - рядом появился эльф. Он сорвал с плеч балахон, рванул боковой шов и, как плащ, накинул его на принца. Тонкая белая ткань сразу же пропиталась кровью, и Жерар прикусил губу, отгоняя видения о страданиях друга.
  - Жерар... - с облегчением выдохнул принц и передал ему дочь.
  Эльф принял ребёнка одной рукой, а другой тихонько надавил на плечо друга:
  - Сядь на землю, Марви, и успокойся. Аксимийцы не опасны. По крайней мере, пока.
  Марвин послушно опустился на мягкую шелковистую траву:
  - Где Эл и Мара?
  - Здесь. С ними всё в порядке, - успокоил его Жерар.
  - Хорошо, - кивнул принц и, гордо вскинув голову, посмотрел на подошедшего к нему седовласого мага. - Кто ты?
  - Меня зовут Фридрих, мальчик, - сочувственно улыбнулся совершенный маг и потянулся к принцу. - Я помогу.
  Марвин молниеносно отвёл руку седовласого и ощетинился:
  - Что ты собираешься делать?
  - Ты должен немедленно предстать перед Коллегией, но ты не в состоянии идти сам. Я хотел помочь тебе, мальчик.
  Марвин покосился на эльфа, и Жерар утвердительно кивнул:
  - Мы все прошли тестирование.
  - Ясно. - Принц стиснул зубы и встал. - Отвечаешь за девочку головой, Жерар. Веди, маг.
  Фридрих неодобрительно скривился и медленно пошёл к уютной одноэтажной вилле. Запахнув окровавленный балахон, Марвин, прихрамывая, заковылял следом. В толпе аксимийцев раздались приглушённые возгласы, и принц Аргора криво улыбнулся: он чувствовал себя волком, по ошибке приглашённым в овчарню.
  - Марвин!!! - На лужайку выскочил Эллард и метнулся к брату. Он был всего в шаге от него, когда Жерар, наплевав на сотню свидетелей, рявкнул:
  - Стой, Эл! - Котёнок замер, словно невидимая рука натянула поводок, и эльф облегчённо выдохнул: - Пойдём со мной, Эллард. Принцу сейчас не до нас. Нужно позаботиться о его дочери.
  Котёнок равнодушно взглянул на младенца:
  - Это же девочка.
  - Это приказ твоего наставника, - тихо сказал Жерар, и лицо Элларда моментально стало заинтересованным:
  - Её нужно переодеть и покормить.
  - Сначала зайдём в ректорат, - сухо произнёс эльф и заглянул в большущие чёрные глаза малышки: - Ты на редкость сдержанное существо, дочь принца Аргора. Столько потрясений, и ни единого звука.
  Девочка улыбнулась и причмокнула губами, словно посылая джирмийцу воздушный поцелуй, а потом закрыла глаза и уснула, как человек, закончивший долгую и кропотливую работу. Жерар и Эллард ошарашено переглянулись.
  - Если такова девочка, то каков же мальчик? - пробормотал эльф и зашагал к административному зданию...
  
  Седовласый привёл Марвина в квадратный полупустой зал с огромным окном во всю стену. У окна, за длинным деревянным столом, сидели мужчины и женщины в белых одеждах с венками из живых цветов на головах. Марвин остановился, внимательно оглядел каждого из магов, и только после этого уселся в предложенное кресло.
  Совершенные маги обменялись озабоченными взглядами: аргорец был на грани обморока, однако сидел в кресле прямо и смотрел на них свысока.
  Фридрих занял центральное место за столом и тихо сообщил коллегам:
  - Он отказался от помощи.
  Марвин бросил на седовласого колючий взгляд и холодно поинтересовался:
  - Так о чём вы хотели спросить, господа?
  Аксимийцы недовольно заворчали, и полная дама средних лет постучала молоточком по деревянному гонгу, призывая коллег к тишине.
  - Мы зададим тебе несколько вопросов, аргорец, - благожелательно обратилась она к Марвину. - Это необходимо для того, чтобы определить силу твоего дара.
  - Задавайте! - вздёрнул подбородок Марвин, с лёгким азартом ожидая, когда маги коснуться его сознания. Друидам и кошкам справиться с его щитом не удалось. 'Интересно, по силам ли это аксимийцам?' - подумал он и постарался придать своей позе непринуждённость.
  Фридрих откашлялся и на всякий случай уточнил:
  - Как ты себя чувствуешь, Марвин?
  - Нормально.
  - Ты понимаешь, что с тобой произошло?
  - Да.
  - Хорошо, тогда приступим, - сдержанно произнесла молодая дама с русыми прямыми волосами и, поправив венок, строго спросила: - Ты любишь вино?
  Марвин взглянул на совершенных магов и едва не расхохотался:
  - В этом отношении я не пошёл в своего отца.
  Фридрих поморщился и поспешил задать следующий вопрос.
  - Как ты относишься к браку?
  - Положительно. Я женат.
  - Ты хочешь учиться магии?
  - Я люблю магию, - устало и немного мечтательно улыбнулся принц.
  Совершенные маги снова переглянулись: ментальный щит джирмийца не дрогнул даже тогда, когда они попытались взломать его объединёнными усилиями. Аксимийцы видели такой щит впервые. Обычно их сил хватало, чтобы взломать любую ментальную защиту мага. Но сидящий в кресле мальчишка, словно насмехаясь над их знаниями и опытом, и близко не подпустил магов к своим тайнам. Зато щедро демонстрировал сцены насилия, причём жертвой в этих сценах был он сам.
  Положенные три вопроса, задаваемые с целью сканирования сознания абитуриента, не дали представления о его личности, и совершенным магам пришлось отойти от правил и продолжить допрос.
  - Ты знаешь заклинание перехода? - хмуро спросил Фридрих.
  - Нет.
  - Тогда как ты переместился сюда?
  - Это был единственный способ спасти мою дочь, - честно ответил Марвин, и совершенные маги возбуждённо зашепталась.
  Аргорский мальчик был из ряда вон выходящим магом, и отправлять его на зомбирование казалось святотатством. Но сделать Марвина студентом, не зная, насколько много в нём явного и потенциального зла, было опасно. И, оттягивая принятие решения, маги дружно молчали.
  - Что для тебя главное в жизни? - неожиданно поинтересовался Фридрих, и Марвин, не задумываясь, ответил:
  - Свобода.
  Ответ мальчишки полностью соответствовал канонам белых магов, и аксимийцы облегчённо вздохнули, а на их лицах вернулись самодовольные улыбки. Фридрих дождался кивка от каждого из коллег и встал:
  - Согласно ответам и силе ментального щита - пятый высший курс.
  Марвин приподнял брови:
  - Что это значит?
  - Ты прекрасно прошёл испытание и займёшь достойное место в рядах студентов нашего Центра, - пояснила русоволосая магичка. - А сейчас тебе пора задуматься о здоровье. Товарищ Фридрих отведёт тебя в общежитие, покажет твою комнату и приведёт целителя. До скорой встречи, Марвин.
  Принц Аргора не двинулся с места:
  - А моя дочь?
  - Малютка останется в Аксиме, - терпеливо объяснил пожилой маг с острым белёсым носом. - Мы не станем разлучать вас, хотя это и противоречит правилам Центра. О девочке позаботится дедушка. А ты сможешь навещать её в свободное от учёбы время.
  Седовласый поднялся, подошёл к Марвину и положил руку на его плечо:
  - Пойдём, мальчик. Обопрись на меня.
  Марвин прикрыл глаза, собираясь с силами, резко выдохнул и поднялся на ноги:
  - Я сам.
  Совершенные маги поджали губы, а седовласый скорбно вздохнул и пошёл к дверям...
  
  Лужайка перед виллой была пуста, но едва Марвин ступил на траву, кусты у крыльца зашевелились, и из зелёного нутра выбрался джирмийский котёнок.
  - Почему ты не на занятиях, товарищ Эллард? - строго спросил Фридрих.
  Эл переступил с ноги на ногу и смущённо ответил:
  - Я хотел увидеть брата.
  - Понимаю, товарищ Эл, - мягко сказал преподаватель. - Но сейчас время занятий. Отправляйтесь в класс, Эллард. Я позабочусь о твоём брате.
  Котёнок перевёл взгляд на принца, и тот кивнул:
  - Иди, Эл. Я рад, что с тобой всё в порядке.
  - Спасибо. - Котёнок расцвёл от счастья и пулей помчался на лекцию.
  Фридрих пристально посмотрел на нового студента. Лицо Марвина оставалось невозмутимым, но на фоне красного от крови плаща его спокойствие выглядело дико. Совершенному магу захотелось смыть кровь и боль с души студента, облачить его в чистые белые одежды и заставить раствориться в любви и понимании аксимийцев. Но сейчас это было невозможно. Сначала Марвин должен был привыкнуть к умиротворению Аксимы и понять, что вокруг нет врагов.
  - Что-то не так? - сухо поинтересовался принца Аргора, которого тягостные размышления совершенного мага волновали не больше, чем нерест рыбы ранней весной.
  - Всё в порядке, товарищ Марвин. - Фридрих тяжело вздохнул и пошёл дальше.
  Они миновали широкое поле с ровными цветущими клумбами, пересекли довольно симпатичный парк и оказались перед длинным пятиэтажным домом, стены которого украшали мозаичные панно с голубями и розами. Преподаватель магии красоты и целесообразности окружающего Мира первым вошёл в здание. Марвин на секунду замешкался, не в силах отвести взгляда от по-девичьи расписанных стен, а потом припустил за провожатым. Влетев в дом, он оказался посреди широкого светлого коридора с белыми крашеными стенами и белыми же дверями, расположенными на равных промежутках друг от друга.
  - Это общежитие пятого высшего курса, - пояснил Фридрих, распахнул третью по счету дверь и торжественно объявил: - Это твой новый дом, Марвин. Располагайся, мальчик, и позволь, наконец залечить твои ужасные раны.
  Принц Аргора вошёл в скромно обставленную комнату, скользнул взглядом по шкафам, столу, белым изящным стульям и направился к узкой, застеленной клетчатым пледом кровати.
  - Я посплю пару часов и приду в себя, - сообщил он преподавателю и растянулся на постели, даже не подумав скинуть окровавленный балахон. - Когда я должен начать учиться?
  - Мы поговорим об этом, когда ты поправишься, товарищ Марвин, - ответил Фридрих, старательно отводя глаза от страшных рубцов, покрывающих ноги студента.
  - Значит, завтра утром, - прошептал принц и уснул.
  - Какое завтра? Ты не даёшь себя лечить! Ты сможешь начать заниматься не раньше, чем через месяц, а то и позже, - проворчал седовласый и вышел из комнаты, тихо прикрыв дверь.
  Петли еле слышно скрипнули, и принц Аргора тут же открыл глаза. Он сел, прислушался и тихо позвал: 'Жерар'. В комнате появился эльф. Несколько секунд друзья пристально смотрели в глаза друг другу, а потом Жерар укоризненно покачал головой:
  - Я так и знал, что ты не рассказал всей правды. Я должен был остаться с тобой.
  - Я справился, Жерар, - слабо улыбнулся Марвин.
  - Справился? Да на тебе живого места нет! Почему ты отказался лечиться?
  - Я не доверяю им. - Принц Аргора поморщился, вспомнив напряжённо-участливые лица совершенных магов, и спросил: - Где моя дочь, Жерар?
  - Леопольд пришёл в восторг от внучки. Они подружились. - Эльф сел на край постели и потёр виски: - Я постараюсь помочь тебе, Марви. Правда, я ещё слаб в целительстве такого уровня.
  Марвин хрипло рассмеялся:
  - Тебе не хватило полутора месяцев, чтобы научиться лечить? Чем ты здесь занимался, джирмиец?
  - Опекал твою собственность и твоего братца! - язвительно ответил эльф.
  Принц помрачнел:
  - Что не так с Ильмарой?
  - Всё. Ей промыли мозги. Она забыла тебя и детей. Добрые дяди и тёти решили, что девочка пережила тяжелейшую моральную травму и подарили ей кусочек детства. Ильмара в восторге от Аксимы, Марви.
  - И ты позволил так обойтись с ней?
  - А что мне оставалось? Магия Аргора - тёмного Мира - здесь, в светлой Аксиме, не действует! Мы в ловушке, дружище.
  - Замечательно, - оскалился в улыбке принц и вытянулся на кровати. - Обожаю неразрешимые ситуации!
  - Для того, чтобы покинуть Центр, нужно получить диплом белого мага. Куда тебя определили?
  - Пятый высший курс.
  - Отлично, пять лет, и ты выберешься из этого благословенного Мира, если, конечно, тебя не зомбируют, как агрессивное и опасное существо. Испугался?
  - До дрожи, - зло хохотнул принц.
  Эльф положил ладони на его грудь, и, почувствовав тепло, Марвин принял целительную магию друга, интуитивно помогая ему. Через полчаса кости срослись, раны затянулись, и боль ушла. Жерар отнял руки и улыбнулся.
  - Остальное завтра. Впрочем, дальше ты вполне справишься сам. Ты прирождённый белый маг, Марви, - съехидничал он.
  - Чему ещё тут учат, Жерар? - тихо спросил принц. Эльф покраснел, и Марвин рассмеялся: - Ух ты! Что заставляет краснеть золотую кошку Джирмы, а?
  - Клумбы! - с досадой выплюнул Жерар. - Эти цветочки... что б им провалиться!
  - Зачем ты выращиваешь цветы?
  - Для целесообразности и красоты Мира. И для гармоничного развития души, - сказал, как ругнулся, Жерар и злорадно добавил: - Ничего-ничего, Марви, с твоим характером, тебе выделят грядку побольше моей!
  - А у вас здесь весело, - подмигнул другу Марвин.
  Эльф сардонически улыбнулся:
  - Теперь мы будем веселиться вместе.
  - А как справляется Эл?
  - Аксима усыпила джирмийское клеймо, и, сначала, котёнок не знал, как себя вести. Он попытался стать Принцем Попрошаек, и мне едва удалось предотвратить его зомбирование. Пришлось наплевать на осторожность и напомнить ему, кто есть кто. И всё стало на свои места: Эллард прекрасно учится и не создаёт проблем ни наставникам, ни студентам. - Рука эльфа машинально потянулась за трубкой, но, вспомнив, что курить в Аксиме строжайше запрещено, Жерар тихо выругался и вздохнул: - Правда не знаю, куда мы катимся, Марви. Эллард учится не тому, чему должен учиться котёнок. А ведь перед уходом из Аргора он был готов стать игривой кошкой, Марвин. Ему не хватало лишь немного практики, но в Аксиме нам не позволят привести в соответствие его теоретические и практические знания. Не знаю, как долго продержится без еды кошка, если клеймо заработает. Вдруг оно убьёт его?
  - Я не знаю, как поведёт себя кошка... - задумчиво протянул Марвин. - Но как только я освоюсь, мы обязательно решим эту проблему. Пусть пока учиться. Может, на какое-то время это отвлечёт кошку.
  - А если она потребует крови, Марви? - проворчал эльф. - Что тогда? Будем драться с совершенными магами? Их слишком много даже для нас!
  - Но пока кошка спит. Расслабься, Жерар. Мы решим эту проблему.
  Жерар мотнул головой, нервно провёл ладонью по шее и уставился в потолок.
  - Я должен кое о чём предупредить тебя, Марви... - медленно, словно нехотя, протянул он.
  - О чём?
  - Дело в том, что Ильмара очень красивая девочка.
  Марвин удивлённо взглянул на эльфа:
  - Что ты имеешь в виду?
  - Красивая девочка Ильмара, - повторил Жерар, рассматривая потолок. - Она магнитом притягивает к себе поклонников. Твоя Мара произвела в Аксиме фурор.
  До принца дошло, куда клонит эльф, и его глаза превратились в узкие яростные щёлки.
  - И что? - вкрадчиво поинтересовался он. - Мара изменила мне?
  - Нет, конечно, - возмутился эльф. - Как ты мог подумать, что я допущу это?!
  - Тогда в чём дело, Жерар?
  - Я разогнал её кавалеров и занял их место.
  - Ты спал с ней? - Марвин недобро оскалился, сел и, сжав кулаки, прошипел: - Ты посмел тронуть собственность принца Аргора?
  - Не говори глупостей! - воскликнул эльф и отскочил на безопасное расстояние. - Я знаю, что она твоя! Но дело в том...
  - Если ты немедленно не объяснишь, что происходит, я тебя убью, - взвыл Марвин, вскакивая с постели.
  - В Аксиме все считают, что мы с Ильмарой влюблены друг в друга. Это был единственный способ отвадить от неё мужиков! - скороговоркой произнёс эльф. - Прости, принц, - на всякий случай добавил он и склонил голову.
  - Тьфу ты, - хмыкнул Марвин и плюхнулся на кровать. - И чего ты так волновался, Жерар? Подумаешь, кавалера изобразил. Я знаю тебя, дружище, если ты счёл нужным поступить подобным образом, значит, это был самый оптимальный вариант. С какой стати мне на тебя сердиться? - Он сотворил два бокала с вином и протянул один из них эльфу. - Занимайся-ка ты Эллардом, Жерар, а с Марой я разберусь сам.
  - Только учти, Марви, в этой ненормальной Аксиме, строго соблюдают так называемый моральный кодекс белого мага. Умри, но не отдавай поцелуя без любви. В общем, почти как в клане Крестьян, правда брачный возраст здесь начинается не с пятнадцати, а с восемнадцати лет. Ильмара, по здешним меркам, ребёнок. Они и её заставили так думать. Девочка играет в куклы, ест конфеты и шоколад, и мечтает о принце на белом коне. Этаком сладеньком беленьком маге.
  - И что из себя представляет этот белоснежный принц? - невесело усмехнулся Марвин и глотнул вина.
  - Похоже, он полная противоположность принцу Аргора.
  - Подробнее, Жерар.
  - Ну... Этот милый мальчик должен томно вздыхать при виде избранницы, дарить ей цветы и разные безделушки, а ещё бросать красноречивые страстные взгляды, но только взгляды. Самое большее, на что может решиться этот принц - прогулка за руку по парку. На совершеннолетие можно подарить избраннице первый поцелуй, а остальное - только после официального заключения брака.
  - И никогда не бывает исключений?
  - Почему же, - фыркнул эльф. - Только цена за удовольствие - промывка мозгов, и не известно, что коллегия сделает потом. Можно, например, оказаться в каком-нибудь Мирке в роли обычного человека, не помнящего прошлого. Я слышал массу страшных историй на эту тему, но проверять на себе их правдивость, у меня желания нет.
  - То есть, ты намекаешь, что я должен подождать три года, чтобы жениться на собственной жене?
  - В Иритте вас развели, - напомнил ему эльф.
  - От этого она не перестала быть моей собственностью.
  - Прости, но с собственностью здесь совсем плохо, Марви. Белые маги не приемлют рабства, так что Ильмара для них - свободное и независимое существо.
  - Хватит! - рявкнул принц. - Всё это не имеет никакого отношения к Маре! Её жизнь принадлежит мне!
  - Да, сударь, - поспешно согласился эльф. - Но я боюсь за тебя, Марвин. Не спеши. Разберись в ситуации, а уж потом действуй.
  - Хорошо, - кивнул принц. - А сейчас иди, Жерар, мне необходимо поспать. И не обижайся, я не хотел быть резким с тобой.
  - Я джирмиец, Марвин, и прекрасно знаю что с тобой делали и как долго это продолжалось, - тихо произнёс эльф и исчез, а принц Аргора скинул окровавленный балахон и наколдовал себе большую ванну с горячей ароматной водой. Как бы он ни устал, привести себя в порядок было необходимо...
  
  Утром Марвина разбудил тихий стук в дверь.
  - Минуточку, - крикнул принц. Он ощутил присутствие дочери и стал быстро натягивать на себя непривычную белую одежду. - Войдите!
  Дверь распахнулась, и в комнату вступил Леопольд с внучкой на руках. Принц широко улыбнулся: если у него и оставались какие-то сомнения по поводу родства с магом-прощелыгой, то сейчас они испарились. Принц Аргора был копией Леопольда.
  - Да... - Маг-прощелыга с ошалелым удивлением разглядывал своего более молодого двойника. - Бывает же...
  Марвин неопределённо пожал плечами и с заминкой произнёс:
  - Ты прекрасно выглядишь... отец.
  - Да и ты неплохо, сын, - поспешил вернуть комплимент Леопольд. - Особенно в сравнении с тем, что я видел вчера.
  Регина улыбнулась, обнажив белые маленькие зубки, и потянулась к отцу. Принц взял дочь на руки, прижал её к себе, и девочка радостно заагукала, словно что-то рассказывая отцу.
  - Как зовут девочку? - осторожно поинтересовался Леопольд.
  Радостное агуканье смолкло. В Аргоре принцу было не до расспросов об имени девочки, но Марвин всё равно покраснел и растерянно взглянул на дочь:
  - Мне не сказали. Как тебя зовут, малышка?
  Девочка с обидой посмотрела на отца и скривила губки, собираясь заплакать.
  - Прости, милая, я не успел узнать твоё имя, - продолжал оправдываться принц, но ребёнок всхлипнул, и Марвин торопливо заговорил: - Подожди, не плачь. Твоего брата зовут Рэджин. А двойняшкам в Аргоре дают созвучные имена...
  - Регина, - неожиданно сказал Леопольд, и девочка рассмеялась.
  - Спасибо, - сдержанно улыбнулся Марвин и облегчённо выдохнул.
  - Это тебе спасибо, что не гонишь меня, сын. Эллард, например, едва не убил родного отца.
  - Он всегда был несколько импульсивен. Как ты. Так что мне от тебя досталась внешность, а ему - характер.
  Леопольд кисло улыбнулся.
  - Наверное так. - И переводя разговор на другую тему с сочувствием спросил: - Ты покидал Аргор с боем, Марвин? Темные здорово потрепали тебя...
  - Пустое, - передёрнул плечами принц. - Лучше расскажи мне об Аксиме.
  - Здесь тебе придётся нелегко, - начал Лео и замолчал, раздумывая, о чём бы рассказать сыну. Общение с ним давалось магу нелегко, несмотря на дружелюбный настрой Марвина.
  Молчание мага-прощелыги насторожило принца. Он уже хотел проникнуть в его сознание, но в этот момент Лео заговорил:
  - Аксима самое тихое и благообразное место во Вселенной. Здесь царствуют добро и справедливость, здесь нет места злу. Убийство, насилие, похоть, чревоугодие, пьянство - всё это неприемлемо для нашего Центра, сын мой. Боюсь в Аксиме тебе будет скучно.
  Марвин едва не расхохотался, услышав признание отца. Маг-прощелыга был в своём репертуаре - прежде всего его волновали развлечения.
  - Спасибо за заботу, - усмехнулся принц Аргора и серьёзно посмотрел в глаза Леопольду.- Я вырос в Джирме, отец. Меня учили приспосабливаться и выживать в любых условиях.
  - Мне очень жаль, Марвин...- прошептал Леопольд.
  - Почему? - искренне удивился принц и ехидно добавил: - Ты можешь гордиться мною, папа. Я золотая кошка Цитадели и будущий предводитель касты!
  Маг-прощелыга закусил губу: ему не хотелось думать, что скрывается за вполне мирным словом 'кошка'.
  - Рэджин тоже попал в Цитадель? - хриплым от напряжения голосом спросил он.
  - Да, - спокойно кивнул принц. - Я рад, что забрал дочь, а с Рэджином всё будет в порядке.
  - Если ты не против, я позабочусь о девочке, пока ты будешь учиться, - тихо проговорил Леопольд, и Марвин криво улыбнулся:
  - А разве у меня есть выбор? Твои коллеги лишили Регину матери. Кстати, моя жена была беременна, когда я отправил её в Аксиму. Насколько я понимаю, добрейшие белые маги убили моего ребёнка.
  - Я был против, - скорбно произнёс Леопольд и тяжко вздохнул, - но после моего путешествия по тёмным Мирам, моя репутация... В общем, я простой преподаватель, Марвин. Я по-прежнему читаю лекции о тёмных Мирах, и...- Маг-прощелыга набрал в грудь воздуха и с усилием закончил: - Я не имею права покидать Аксиму, под страхом зомбирования.
  - Сочувствую, - сухо произнёс Марвин. - Во сколько начинаются занятия моего курса?
  - В девять, но тебя там пока не ждут. Аксимийцы уверены, что ты будешь отлёживаться по крайней мере месяц.
  - Отлёживаться? Месяц? - расхохотался джирмиец, и Регина захихикала вместе с отцом.
  - А что здесь такого? - изумился Леопольд. - Твои кости целы, раны затянулись, но ты ещё слаб. Тебе нужно хорошо поесть и отоспаться.
  - Да, кстати, о еде. Я не прочь позавтракать.
  - У нас самообслуживание, - пожал плечами маг-прощелыга. - Но, если не умеешь готовить, я помогу тебе.
  Марвин загадочно улыбнулся:
  - Благодаря Элларду это не проблема.
  Принц вспомнил, как брат едва не отравился мясом морского крокодила, и прыснул, мгновенно превратившись в беззаботного юнца. Только на миг Марвин стал похож на своего младшего брата, но в глазах мага-прощелыги мелькнул животный страх. 'Он такое же чудовище, как Эллард', - подумал Леопольд и побледнел.
  - С тобой всё в порядке, папа? - участливо поинтересовался Марвин.
  Он видел, что аксимийца что-то напугало, но не мог понять что. 'Любопытно', - мысленно усмехнулся золотая кошка и ужом скользнул в сознание отца. Охваченный ужасом Леопольд не заметил колдовства сына. В его голове одна за другой проносились страшные картины гибели Центра от рук его детей, и Лео никак не мог справиться со своими фантазиями.
  - Успокойся, - презрительно бросил Марвин, покинув взбесившееся сознание отца. - Мы постараемся решить дело миром.
  Леопольд автоматически кивнул, но окончательно опомнился лишь тогда, когда Марвин подошёл к нему вплотную, и маленькая тёплая ручка Регины коснулась его щеки. Принц с ядовитой усмешкой передал дочь дедушке, который выглядел чуть старше сына, и заговорщицки подмигнул ему:
  - Регина - гарант твоей безопасности, папа. Пока моя дочь с тобой, можешь чувствовать себя защищённым.
  Марвин погладил дочь по мягким русым волосам, сел за стол и сотворил себе омлет, бутерброды и кофе.
  - Приятного аппетита, - дрожащим голосом сказал Леопольд. - Я могу идти?
  - Иди, я загляну к вам, после занятий. - Марвин принялся за еду, а маг-прощелыга торопливо направился к двери. Но, едва он дотронулся до ручки, дверь распахнулась, и на пороге появился эльф.
  - Доброе утро, товарищ Жерар, - вновь бледнея, пролепетал Леопольд и поспешно ретировался.
  - Товарищ? - хихикнул принц.
  - Здесь все товарищи. Не забывай их так называть, а то обидятся и нажалуются директору. Так ты идёшь на урок? - Эльф лукаво подмигнул другу.
  - Я люблю учиться, - плотоядно улыбнулся Марвин. - И что у нас по плану?
  - Товарищ Фридрих и магия красоты и целесообразности Мира.
  - Ага, те самые цветочки, - наигранно обрадовался принц.
  - Замолчи! - Эльф сжал кулаки, а его фиалковые глаза вспыхнули ненавистью.
  - Не слишком ли ты эмоционален, дружок? - ехидно осведомился Марвин. - Где твоя джирмийская выдержка?
  - Посмотрю я на тебя через месяц, - оскалился Жерар.
  - Посмотришь, посмотришь, - фыркнул Марвин. Он в два глотка допил кофе, уничтожил остатки завтрака и подошел к другу. - Пришло время знакомиться с товарищами!..
  
  Студенты пятого высшего курса встретили Марвина удивлённо доброжелательными взглядами. Им было безумно интересно посмотреть на аргорца, который вырвался в светлую Аксиму из тюрьмы тёмного Мира. Все они видели измученного путешественника, трогательно прижимавшего к груди младенца, и прониклись сочувствием к его жестокой судьбе. После занятий, сокурсники собирались навестить больного товарища, и для них стало полной неожиданностью его появление в аудитории. Студенты смотрели на новенького со смесью восхищения и недоумения: по их мнению, Марвин был ещё не настолько здоров, чтобы приступить к занятиям, ему надлежало серьёзнее отнестись к своему здоровью. Пока аксимийцы безмолвно удивлялись неразумному поступку сокурсника, появился Фридрих. Студенты встали из-за столов, приветствуя его. Седовласый поздоровался с учащимися, и, когда те сели, обратился к принцу:
  - Вам не следовало покидать постель, товарищ Марвин.
  - Почему? - удивился джирмиец. - Я же сказал, что сегодня приступлю к занятиям.
  - Твоё стремление учиться, похвально, товарищ, но здоровье мага - прежде всего! - наставительно сообщил преподаватель.
  - Я здоров, товарищ Фридрих!
  Седовласый вздохнул:
  - Как знаешь, но если почувствуешь недомогание, можешь встать и уйти.
  - Хорошо, - улыбнулся Марвин. Происходящее казалось ему забавной игрой в магов.
  Фридрих неодобрительно качнул головой и начал лекцию. Принц Аргора с умилением выслушал рассказ о благоприятном влиянии на сознание белого мага созерцания падающей листвы, а когда занятие закончилось, и Фридрих покинул аудиторию, насмешливо взглянул на эльфа:
  - Я в восхищении. Два часа красочного описания осени, когда на дворе лето, это отпад!
  - Посмотрим, что ты скажешь после лекции о борьбе с тёмными силами, - скривился Жерар, запихивая в сумку конспект.
  - И что же они подразумевают под тёмными силами? - заинтересовался принц.
  - Тебя! - огрызнулся эльф и потянул друга за рукав. - Пошли, а то опоздаем!
  
  Золотые кошки вошли в круглую аудиторию без окон с расставленными вдоль стены столами и заняли свободные места.
  - Добрый день, товарищи! - раздался звонкий голос, и студенты встали, приветствуя Ивана, преподавателя защиты от тёмных сил. Моложавый мужчина с копной белокурых волос и пышными усами вышел на середину аудитории и изрёк: - Защита от тёмных сил - основа выживания белого мага! Тема сегодняшнего занятия - тхарийский шырлон, порождением тёмной Камии. - Иван отошёл к стене и хлопнул в ладоши: - Прошу, товарищи!
  Воздух задрожал, в центре аудитории сгустилась тьма, раздался душераздирающий рёв и перед студентами возник монстр, заросший клокастой чёрной шерстью. Маленькие красные глазки злобно таращились на магов. Чудовище облизнулось сиреневым шершавым языком и продемонстрировало три ряда отточенных длинных клыков. Из оскалившейся пасти стекала розоватая пена, и Марвин брезгливо поморщился.
  - Главное... - зашептал Жерар, но друг не дослушал.
  Шырлон изготовился к прыжку, и принц Аргора вскочил, не понимая, почему остальные студенты бездействуют. Эльф что-то кричал ему, но Марвин не слышал, сосредоточившись на чудовище. В эту минуту их было двое - принц и шырлон. Кошка на шее слабо шевельнулась, и джирмиец обрадовался, словно встретился со старым другом.
  - Ко мне, тварь! - негромко приказал Марвин, и монстр метнулся к нему.
  Студенты бросились врассыпную, а принц отшвырнул ногой парту, шагнул навстречу зверю и выкинул руку вперёд. Ледяное копьё вонзилось в распахнутую пасть чудовища, и шырлон остановился, раскачиваясь из стороны в сторону. Из его горла хлынула кровь, забрызгав белые одежды принца, и шырлон замертво рухнул на пол. Марвин победно хмыкнул и стал с интересом разглядывать поверженного врага, не обращая внимания на растекающуюся под ногами лужу крови.
  - Что ты наделал, товарищ Марвин? - рявкнул Иван. - Как ты посмел убить редчайший экземпляр тхарийского шырлона?! Из-за тебя магическая фауна Вселенной понесла невосполнимую утрату!
  Принц недоумённо взглянул на преподавателя:
  - Ваш предмет называется защита от тёмных сил, и я защищался.
  - Тебя извиняет только одно: ты пришёл в Аксиму лишь вчера, да ещё из тёмного Мира! - продолжал бушевать Иван. - Ты не успел проникнуться идеями добра и справедливости! Запомни: белый маг не убивает! Он находит другие способы защитить себя!
  - Тогда зачем было впускать монстра в аудиторию, товарищ Иван? - с упрёком поинтересовался Марвин.
  Преподаватель с грустью взглянул на мёртвого шырлона:
  - Вы должны были усыпить его и отправить обратно на родину, а теперь бедное животное погибло. Я должен наложить на тебя взыскание, товарищ Марвин.
  - Что ж, я готов нести ответственность за свой поступок, товарищ Иван, - пожал плечами принц.
  - Отправляйся в сад и вырасти две клумбы незабудок, в память о безвременной кончине самца тхарийского шырлона. А ты, товарищ Жерар, - он повернулся к напряжённо замершему эльфу, - проводи соотечественника и выбери подходящее место для его работы. Товарищ Марвин должен не просто наколдовать цветы, но почувствовать раскаяние и скорбь. Его душа должна очиститься от скверны, привнесенной бессмысленным убийством. Только тогда можно будет считать, что зверёк погиб не напрасно, - вздыхая, произнёс Иван.
  - Я сделаю всё, как надо, товарищ, - с трудом сдерживая ухмылку, сказал Марвин и последовал за другом...
  
  Весть о том, что новый студент убил бедного шырлона мигом разнеслась по Центру. Преподаватели и студенты сочувствовали несчастному аргорцу, который, по их мнению, должен был испытывать ужасные муки совести и душевную боль из-за нелепой смерти тхарийского шырлона. После окончания утренних занятий, аксимийцы высыпали в сад, чтобы поддержать оступившегося новичка и выразить ему сочувствие. Однако, увидев, что Марвин каменным изваянием сидит на траве возле клумбы, они не посмели нарушить его скорбную медитацию. Широким кольцом белые маги окружили аргорца и стали издали наблюдать за ним.
  Джирмиец почувствовал на себе сотни любопытных глаз и пришёл к выводу, что спектакль пора заканчивать. Зелёные ростки рванулись вверх, запестрели синими, голубыми, белыми и лиловыми цветками и, повинуясь воле золотой кошки, сложились в надпись: 'невинно убиенному шырлону от белых магов'. В саду раздались приглушенные ахи и охи. Студентов восхитил финал медитации джирмийца - увидев цветочную эпитафию шырлону, они решили, что сама душа почившего монстра прощает своего убийцу. Аксимийцы стали чинно расходиться, а Марвин обернулся. Он знал кого увидит. Ещё во время работы, он ощутил присутствие жены. Принц не ошибся: девушка стояла шагах в тридцати от него и застенчиво улыбалась. Поднявшись на ноги, Марвин улыбнулся в ответ, и Ильмара, зачарованная его улыбкой, покорно приблизилась к нему.
  - Здравствуйте, товарищ, - неловко кивнула она.
  - Здравствуй, Мара.
  Джирмиец пристально смотрел в синие глаза жены, стараясь понять, каким образом её околдовали. Кошка вновь шевельнулась, желая помочь, и принц лёгким туманом проник в сознание девушки. Однако Ильмара заметила вторжение и испуганно замерла: новый студент, нарушив моральный кодекс белого мага, копался в её голове, но девушка отчего-то не посмела сопротивляться ему. Марвин осмотрел незнакомое заклятье, запомнив его до мелочей, и снова улыбнулся:
  - Всё будет хорошо, девочка.
  Чужое присутствие исчезло, и, почувствовав свободу, Ильмара отпрянула от принца:
  - Не делайте так больше, товарищ. Нельзя проникать в сознание человека без его согласия!
  - Прости, товарищ Ильмара. Я только вчера прибыл из тёмного Мира и не знаю всех правил Центра, - с насмешливой улыбкой извинился принц. - Я не хотел обидеть тебя, девочка. Ты очень красивая, Мара.
  Ильмара опустила голову и покраснела. Она не могла уйти и не знала, что сказать.
  - Ты очень похож на преподавателя истории тёмных Миров, - наконец, пролепетала она.
  - Я его сын.
  - Правда? - встрепенулась Ильмара.
  Вместо ответа, Марвин вытянул руку, и на его ладони появилась вазочка с желе из ореха друм.
  - Угощайся, Мара.
  Девушка осторожно взяла вазочку, села на траву и серебряной ложечкой подцепила маленький кусочек десерта.
  - Как вкусно, - прошептала она, безуспешно пытаясь вспомнить, где и когда ела это голубое желе. Но память играла с ней в прятки.
  Принц Аргора разочарованно вздохнул, уселся рядом с женой и искоса взглянул на образовавшуюся вдалеке толпу. Ильмара проследила за его взглядом.
  - Они смотрят на тебя, потому что ты убил шырлона. Говорят, в тёмном Мире ты был убийцей?
  - Это правда, - кивнул Марвин, и девушка выронила вазочку:
  - Ты убивал людей?
  - И не только. Однажды я убил морское чудовище - дильбара, чтобы спасти друга и глупую маленькую охотницу. Помнишь это случай, Мара?
  - Я ничего не помню из своей прежней жизни. Разве что маму, да и то смутно, - с горечью поведала девушка. В присутствии Марвина, ей впервые стало казаться, что она забыла что-то очень важное. - Расскажи мне о дильбаре.
  - Он хотел тебя съесть, но я помешал ему. Потом ты пригласила меня и Элларда к себе в гости... - Марвин помолчал и быстро закончил: - Впрочем, эта история из другой жизни.
  - Так мы дружили? - удивилась Ильмара.
  Джирмиец пристально посмотрел ей в глаза и отвернулся:
  - Иди.
  - Я чем-то обидела тебя, товарищ Марвин? - расстроилась девушка. Уходить от странного студента ей не хотелось.
  - Иди, - настойчиво повторил принц.
  В голосе Марвина отчётливо прозвучал приказ, и Ильмара, каким-то шестым чувством поняла, что обязана подчиняться ему. 'Но почему?'
  'Так было всегда. И это правильно', - услышала она голос джирмийца и вздрогнула.
  - Правильно, - еле слышно повторила она, вскочила и почти побежала к стоящим вдалеке студентам.
  Аксимийцы тот час окружили её, засыпав вопросами о новом товарище.
  - Экспериментируешь? - раздался позади Марвина ехидный голос эльфа. - А как же джирмийская осторожность?
  - Я опять сделал что-то не так?
  - В этом случае, я бы вмешался. - Жерар хмыкнул. - Между прочим, я стоял вместе со всеми и, томно вздыхая, изображал покинутого возлюбленного. Мне почти удалось заплакать, Марви.
  - Поздравляю.
  - Это я тебя поздравляю. Теперь ты официальный воздыхатель Ильмары. Можешь заваливать её комнату букетами и прочим мусором. Но, пожалуйста, изучи сначала кодекс белого мага, а то ведь зомбируют. Не хочу, чтобы Аргор лишился своего принца, - едко произнёс Жерар и уселся на траву рядом с другом. - Не рискуй, Марви, здесь не любят нарушителей покоя и смелых экспериментов.
  - Я не смогу смотреть на неё три года, Жерар.
  - Тогда готовься к неприятностям.
  - Позови Эла, что он там топчется, как не родной, - усмехнулся принц.
  Эльф махнул рукой, и котёнок пулей бросился к наставникам. Он плюхнулся на траву рядом с братом и радостно отчеканил:
  - Я так рад, принц. Я ждал Вас. Теперь с нами всё будет в порядке, правда?
  - Да, Эл, - кивнул Марвин: - Как ты себя чувствуешь?
  - Хорошо, сударь. Я стал лучшим студентом на курсе. Скоро я сдам экзамен и перейду на второй высший курс.
  - Молодец, Эл. Я доволен тобой.
  - Спасибо, сударь. - На губах котёнка расцвела счастливая улыбка.
  - Называй меня Марвин, Эл.
  - Как прикажете, Марвин, - кивнул Эллард, преданно глядя в глаза брата.
  Принц с грустью посмотрел на эльфа, но тот лишь развёл руками:
  - Это лучше, чем зомбирование, Марвин.
  - Иди, Эл, - приказал принц, боясь показать брату слабость. - Продолжай учиться. Я хочу, чтобы ты как можно скорее оказался на пятом высшем курсе.
  - Я сделаю всё, как надо, Марвин, - склонил голову котёнок, вскочил, как резиновый мячик, и помчался в сторону библиотеки.
  Жерар внимательно посмотрел на друга и покачал головой:
  - Даже не думай. Если в Центре появится самостоятельно действующий Эллард, нам крышка.
  - Он мой брат, Жерар. И мне неприятно видеть его дрессированной собакой. Одно дело, когда так ведёт себя пятилетний ребёнок, и совсем другое - девятнадцатилетний юноша, да ещё такой сильный маг. Я убью Бернара! - прошипел Марвин, вскрикнул и схватился за шею: невидимые когти располосовали кожу на затылке и спине, и белые одежды обагрились кровью. Кошка вцепилась не только в тело, но и в сознание мага, выжигая саму мысль о возможности причинить предводителю вред.
  - Она проснулась, - прошептал эльф, схватившись за шею и тревожно оглядываясь по сторонам. На них смотрело чересчур много заинтересованных глаз: студенты с любопытством наблюдали чем закончится беседа старого и нового возлюбленных Ильмары.
  - Спрячь нас, - простонал Марвин, и друзья оказались в комнате эльфа.
  Жерар едва держался на ногах: джирмийское клеймо пульсировало, требуя крови.
  - Да что же это? - взревел он и бросился на принца.
  Золотые кошки сцепились и покатились по полу, круша мебель. Марвин изловчился и оттолкнул друга. Его кошка проснулась чуть раньше и была более спокойной, глотнув крови тхарийского шырлона. Эльфу же было жизненно необходимо кого-нибудь убить. Глаза Жерара налились кровью, и принц опустил руки.
  - Бей! - скомандовал он, надеясь, что кошка не позволит ему умереть.
  Эльф со всей силой ударил Марвина в живот, и тот потерял сознание. Вид поверженного противника успокоил кошку Жерара. Эльф облегчённо вздохнул, уселся на пол возле друга и, наплевав на запрет, достал из кармана трубку. С наслаждением затянувшись, джирмиец прислушался к своим ощущениям - кошка не заснула. Эльф довольно усмехнулся, и в его руке появился кинжал. Жерар крепко сжал рукоять и огляделся, выбирая цель. В лучах полуденного солнца на подоконнике грелась оранжево-чёрная бабочка. Клинок описал умопомрачительную дугу и мягко вошёл в дерево, разрезав насекомое пополам. Эльф выпустил изо рта сизый клуб дыма и тихо произнёс:
  - Пусть только кто-нибудь скажет, что мы не совершенные маги...
  Марвин очнулся ещё до того, как эльф выкурил трубку. Он сел, привёл себя в порядок и хрипло произнёс:
  - Интересно, какие ещё сюрпризы преподнесёт наша клеймо?
  - К сожалению, мы можем выяснить это лишь опытным путём,- пробурчал Жерар. - А сейчас давай поедим и отправимся на вечерние занятия. И, прошу, постарайся не проявлять излишней инициативы.
  - Обещаю, что не пикну, не спросив твоего разрешения.
  - Ловлю на слове, принц, - ехидно ухмыльнулся эльф, выбил трубку и спрятал её в карман. Небрежным взмахом руки он сотворил обед и картинно поклонился другу. - Прошу к столу, Ваше высочество.
  
  
  Глава 4.
  Чёрные играют белыми.
  
  Марвин выполнил просьбу друга, и всю ночь просидел над кодексом белого мага, старательно запоминая, что ему нельзя делать. В конце концов, он пришёл к выводу, что в Центре ошиблись, написав толстенный фолиант о том как недозволительно поступать белому магу. 'Надо было ограничиться тоненькой брошюркой, перечислив то, что делать можно', - ехидно подумал принц Аргора и свёл все правила к трём пунктам - учиться, заботиться о своём здоровье и не причинять вреда никому - ни людям, ни зверям, ни птицам, ни растениям. Захлопнув книгу, Марвин растянулся на постели и стал прикидывать в уме, как лучше обойти многочисленные запреты совершенных магов.
  На первую лекцию принц Аргора явился весёлым и довольным. Он лучезарно улыбался товарищам и внимательно слушал преподавателя, проявив не дюжий интерес к магии Домашнего очага. Совершенного мага Наталью настолько впечатлили познания нового студента в приготовлении всевозможных блюд и напитков, что после лекции она долго и с упоением перечисляла коллегам названия яств, сотворённых аргорцем.
  Второй лекцией была история Вселенной. Преподавал её Леопольд Моргенштерн. И явился он на лекцию вместе с внучкой. Стараясь не смотреть на старшего сына, Лео сотворил для Регины манеж, установил его справа от кафедры и уложил ребёнка на одеяльце. Регина перевернулась на спину и, довольно улыбаясь, стала болтать ножками и тихонько агукать, чем привела в умиления всю аудиторию. Лео счастливо вздохнул, сотворил большого розового медведя и посадил его рядом с девочкой.
  - У твоего папаши крыша поехала, - шепнул другу эльф. - Он ни на секунду не оставляет внучку одну.
  - Пусть старается, за ним должок, и он об этом знает, - холодно ответил принц Аргора.
  Леопольд с минуту понаблюдал, как внучка перебирает розовую шерстку маленькими пальчиками, и начал лекцию. Едва он заговорил, Регина оттолкнула медведя, подползла к краю манежа и, уткнувшись личиком в сетку, вопросительно посмотрела на отца. Марвин приложил палец к губам. Девочка нахмурилась, вытянула губки и приготовилась разрыдаться. Леопольд стоял к внучке спиной и не видел её лица, поэтому строгий жест сына воспринял на свой счёт. Внутренне содрогнувшись, Лео замолчал на полуслове и озадаченно уставился на Марвина. Студенты недоумённо переглянулись, и тут в тишине раздался требовательный вопль Регины.
  - Простите, товарищ Леопольд, - быстро произнёс Марвин, выскочил из-за парты и подхватил дочь на руки. - Тише, малышка, я с тобой.
  Регина вцепилась в его балахон и замолчала.
  - Лучше держи её на руках, Марви, - вздохнув, предложил Леопольд и повернулся к студентам: - Продолжим, товарищи.
  Марвин вернулся за парту и усадил дочь себе на колени.
  - Хороша малышка. Верёвки из тебя вьёт, принц, - едва слышно хихикнул эльф.
  - Не шуми, Жерар. Дай послушать папу. Мне нравится, как он рассказывает о тёмных Мирах. Сразу видно, что там ему было хорошо...
  
  После полудня, во время сообразной прогулки по садово-парковому комплексу, Марвин отыскал Ильмару. Увидев соотечественника, девушка хотела свернуть в боковую аллею, но, встретившись с тёмно-зелёными глазами джирмийца остановилась и послушно дождалась его приближения.
  - Добрый день, Мара, - ласково улыбнулся принц Аргора и протянул ей маленького плюшевого зайца.
  - Спасибо, - робко поблагодарила Ильмара и, помешкав, приняла подарок.
  - Сегодня ты ещё прекрасней, чем вчера, милая, - очаровательно промурлыкал Марвин и церемонно склонился к её руке.
  Девушка зарделась, ей было приятно, что такой красивый молодой человек обратил на неё внимание. Марвин ненадолго задержал её руку в своей ладони и с явным сожалением отпустил:
  - Пройдёмся?
  - С удовольствием, - пролепетала Ильмара и пошла рядом с джирмийцем.
  По широкой дорожке, посыпанной мелким жёлтым песком, они пересекли дубовую рощу и оказались на небольшой поляне. Марвин огляделся и, убедившись, что поблизости никого нет, взмахнул рукой. На траве появилось одеяло, а на нём корзина с едой.
  - Не возражаешь, если мы немного перекусим? - ласково спросил он у жены.
  Ильмара кивнула, села на край одеяла и стала задумчиво наблюдать, как спутник раскладывает на салфетках сладкие пирожки, спелые шевийские фрукты и наливает в бокалы сок. Его худощавая фигура и уверенные движения казались смутно знакомыми. И вдруг девушка поняла, что будь на соотечественнике одежды другого цвета, она обязательно вспомнила бы, где раньше встречалась с ним.
  - Мне нравится алый цвет, - протягивая девушке бокал, сообщил принц Аргора.
  - Мне тоже, - открыто улыбнулась Ильмара. - Говорят, что я пришла в Аксиму в алом плаще. Он был твой?
  - Да.
  Ильмара опустила голову. Она вертела в руках бокал, не решаясь посмотреть в тёмно-зелёные глаза аргорца. Было в них что-то такое, что заставляло сердце девушки биться часто-часто. А ещё, глядя в них, Ильмаре казалось, что окружающий её мир вот-вот разлетится на части. И девушку пугало, что ей, светлому аксимийскому магу, на это наплевать.
  - Ты всё время читаешь мои мысли, Марвин. Зачем?
  - Прости, привычка чёрного мага, - покаянно произнёс джирмиец. - От неё нелегко избавиться. Не выдавай меня, пожалуйста, Мара.
  Девушка кивнула, не поднимая головы:
  - Не волнуйся, я никому не скажу. Я понимаю, как тяжело тебе приходится в Аксиме. Нам рассказывают о тёмных Мирах. Это ужасные места, где одни страдают и умирают, а другие живут в своё удовольствие. Понятия добра и справедливости там отсутствуют. Чёрные маги насаждают свою волю жителям, которые по сути являются их рабами. Я смутно помню, что мне было плохо на Аргоре. Это правда?
  - На твою долю выпали нелёгкие испытания, Мара, но ты сама выбрала свой путь. Я давал тебя возможность изменить судьбу, но ты отказалась и осталась со мной.
  - Кем я была для тебя, Марвин? - заикаясь, спросила Ильмара.
  - Я люблю тебя, Мара, - ласково улыбнулся принц.
  - Ты не ответил.
  - Я помогу тебе вспомнить, когда придёт время. - Марвин нежно поцеловал руку девушки, взглянул на солнце и поднялся: - Нам пора на занятия.
  Ильмара поставила бокал на траву, но осталась сидеть, нервно теребя пояс белого балахона. Марвин терпеливо ждал её вопроса, и, наконец, девушка решилась. Она подняла голову и умоляюще посмотрела в тёмно-зелёные глаза джирмийца:
  - Кто ты, Марвин?
  - Принц Аргора.
  - Принц? Настоящий?
  Джирмиец заразительно рассмеялся, подхватил девушку на руки и лукаво заглянул ей в глаза:
  - Я твой принц, Ильмара. Я тот, о ком ты мечтала.
  Девушка вспыхнула, вырвалась из рук джирмийца и, сломя голову, кинулась прочь. Она вылетела из рощи и помчалась к жилому корпусу, не обращая внимания на осуждающие взгляды студентов и преподавателей, которые завершали положенный моцион перед вечерними лекциями.
  Марвин проводил Ильмару довольным взглядом, испепелил остатки пикника и отправился искать Жерара. Он обнаружил эльфа развалившимся на траве возле фонтана. Рядом с ним сидел Эллард и вполголоса докладывал об очередных успехах в учёбе. Жерар краем уха слушал котёнка и уныло смотрел на воду. Увидев Марвина, он сделал Элларду знак замолчать и одобрительно похлопал его по плечу.
  - Молодчина, Эл. Продолжай в том же духе.
  Ободрённый похвалой Эллард почтительно кивнул брату и помчался на занятия, а Жерар подпёр голову рукой и проворчал:
  - Я чувствую себя идиотом, играющим в бесконечную, однообразную игру... Как Ильмара?
  - Лучше, чем я рассчитывал, - покачиваясь на каблуках, ответил Марвин.
  - А что ты будешь делать, когда она вспомнит? Может не стоит будить её? К чему нам лишние проблемы, Марви? Ты уверен, что она сможет вести себя, как надо?
  - Абсолютно.
  - Ну-ну... - скептически протянул эльф. - Пошли, Инесса ждать не любит.
  - Инесса?
  - Нас ожидает незабываемая лекция. Магия всеобщей любви это нечто необыкновенное. Ты познаешь самого себя и воспылаешь любовью ко всему живому, - хмуро произнёс Жерар, не спеша поднимаясь на ноги. - В общем, тебе понравится...
  
  Шли дни. Понемногу Марвин приспособился к жизни в Аксиме. Он выделил для себя целительство и духовную магию и старательно изучал их, уделяя прочим дисциплинам ровно столько внимания, сколько требовалось, чтобы не портить общую картину личной успеваемости. Принц так же пытался заняться магией межмирового перемещения, но Карл Брук, директор Центра, отказал ему в помощи, мотивируя это тем, что студент пятого высшего курса ещё не готов к освоению данного материала. Марвин не стал возражать, и они с Жераром приступил к изучению теории межмирового перемещения самостоятельно. А когда Карлу доложили о самодеятельности студентов, тот махнул рукой:
  - Пусть читают, всё равно ничего не поймут.
  Марвин и Жерар часами просиживали в библиотеке, разбираясь в теории перемещения между Мирами. Джирмийцев раздражал витиеватый слог белых магов, которые не любили говорить о магии прямо, предпочитая длинные и никому не нужные рассуждения и уделяя неоправданно много места собственным разглагольствованиям по данному вопросу. Но друзья не привыкли пасовать перед трудностями и кропотливо штудировали труды белых магов, извлекая из толстых манускриптов крупицы полезных сведений и связывая их воедино. На это ушло около двух месяцев, но в результате, джирмийцы получили стройную и логичную теорию перемещения. Однако воспользоваться ею на практике было невозможно. Всё упиралось в диплом Центра, который на деле представлял собой артефакт, освобождающий от магии Аксимы, а требовать выпускного экзамена после трёх-четырёх месяцев пребывания на высших курсах было делом безнадёжным. Карл и так посматривал на успехи аргорцев с подозрением, впрочем как и другие преподаватели. Рвение джирмийцев к учёбе не устраивало совершенных магов, поскольку, в первую очередь, нарушало размеренность процесса обучения. Да и сами по себе магические таланты уроженцев тёмного Аргора настораживали аксимийцев. Классификация Миров, основанная на морально-этических нормах белых магов, ставила тёмные Миры на низшую ступень развития. Считалось, что прежде чем освоить белую магию, чёрный маг должен искоренить в себе зло, впустить в душу свет и познать красоту и гармонию Вселенной. Но Марвин, Жерар и Эллард вдребезги разбили вековую теорию. В их душах царила тьма, но, тем не менее, они успешно осваивали белую магию и были лучшими студентами Центра. Преподаватели во главе с Карлом уже жалели о том, что позволили странным и опасным магам Аргора раствориться в среде белых студентов, и с тревогой следили за ними, надеясь, что тёмные совершат ошибку и дадут повод зомбировать их, не преступая кодекса белого мага.
  Джирмийцы чувствовали пристальное внимание совершенных магов, но пока те не предпринимали активных действий, предпочитали делать вид, что ничего не замечают. Жерар по-прежнему опекал Элларда, а Марвин продолжал ухаживать за Ильмарой. Принц дарил ей цветы и игрушки, устраивал пикники и сопровождал на ежедневных прогулках в парке. Он вёл себя безупречно вежливо, и постепенно девушка привыкла к его обществу и больше не вздрагивала, когда Марвин брал её за руку. Преподаватели были не в восторге от встреч принца Аргора и его бывшей жертвы, но правила Центра запрещали им вмешиваться в отношения между студентами, если те оставались в рамках общепринятых приличий. А уж принц позаботился, чтобы с точки зрения морали белых магов их с Ильмарой поведение выглядело безупречным.
  Но негласное противостояние не могло продолжаться вечно - это понимали и аксимийцы, и аргорцы...
  
  Шаткое равновесие едва не нарушил Эллард. Он выполнил приказ принца - перейти на пятый высший курс, а нового не получил. Учёба больше не напрягала котёнка, однообразие студенческой жизни навевало скуку, и, по старой привычке, он стал подумывать, как бы себя развлечь.
  Как-то раз на практическом занятии по защите от тёмных сил Иван предложил нейтрализовать гуфа - хищную птицу из тёмного Келаса. Преподаватель, как обычно, предупредил студентов об осторожности, отошёл к стене и хлопнул в ладоши. Под потолком аудитории появился громадный коричневый ящер, которого лишь с натяжкой можно было назвать птицей, и, размахивая двухметровыми кожистыми крыльями, спикировал на студентов. Шею Элларда пронзила острая боль, кошка в клейме зашипела, требуя крови, и котёнок приготовился нанести смертельный удар. В последнюю секунду Марвин заметил алчный блеск в глазах брата и, перемахнув через парту, ринулся к нему. Он сбил Элларда с ног и навалился на него всем телом, а Жерар мгновенно усыпил гуфа и вышвырнул его на родину.
  - Что ты делаешь? - прошипел Марвин в лицо котёнку и встал.
  Эллард вскочил, одёрнул балахон и поспешил склониться перед принцем:
  - Простите, сударь, я не хотел...
  - Заткнись! - рявкнул Жерар, но было поздно: преподаватель, растерянно наблюдавший за джирмийцами, услышал слова Элларда.
  Иван хмуро сдвинул брови, подошёл к аргорцам и возмущённо произнёс:
  - Вы сорвали мой урок, товарищи! Драка - это отвратительно! Это недопустимое поведение для белых магов! Даже ваше происхождение не может оправдать непотребства, устроенного вами! Немедленно отправляйтесь в кабинет директора!
  Марвин и Жерар тревожно посмотрели друг на друга, но возражать и оправдываться на глазах однокурсников не стали. Они собрали учебники и конспекты и вслед за преподавателем покинули аудиторию. Эллард плёлся за золотыми кошками, не смея поднять глаз.
  Вступив в кабинет Карла Брука, аргорцы вежливо поздоровались и с уныло-виноватыми лицами замерли плечом к плечу. Директор Центра беспокойно пробежал пальцами по подлокотнику кресла и строго посмотрел на преподавателя защиты от тёмных сил:
  - Что произошло, товарищ Иван?
  Преподаватель пригладил пышные усы и с расстановкой заговорил:
  - Сегодня на занятии мы должны были нейтрализовать гуфа. Но, когда птица появилась в аудитории, товарищ Марвин неожиданно бросился на товарища Элларда, сбил его с ног и стал орать. Товарищ Эллард выглядел испуганным. Он попытался извиниться перед товарищем Марвином в странной манере тёмных Миров, но товарищ Жерар в грубой форме прервал его. Урок был сорван. Однако меня беспокоит другое. Мне кажется, старшие товарищи запугали Элларда и насильно насаждают ему свою волю, что противоречит моральному кодексу белого мага.
  - Неправда! - выпалил котёнок, стремясь, хоть как-то оправдаться перед золотыми кошками. - Я сам виноват! Я перепутал заклинания, и мой брат понял это. Птица могла пострадать, товарищ Карл!
  Директор испытывающе взглянул на Марвина:
  - А что скажешь ты, товарищ?
  - Товарищ Эллард говорит правду, - покаянно произнёс джирмиец. - Я виноват в том, что поднял на него руку, но в тот ужасный момент я думал только о бедном животном, которого мой брат мог нечаянно ранить, товарищ Карл. И я всем сердцем раскаиваюсь в том, что накричал на Элларда, а не указал ему на ошибку спокойно.
  Карл забарабанил по подлокотнику сильнее: он чувствовал, что его откровенно водят за нос, но этот пронырливый аргорский принц говорил невероятно искренне, и любая комиссия совершенных магов не нашла бы подвоха в его словах.
  - Ваше слово, товарищ Жерар, - буркнул директор, уже предполагая, что услышит.
  Красавец эльф тряхнул золотистыми волосами и устремил на Карла не менее искренний взгляд:
  - Я тоже раскаиваюсь за свою несдержанность, товарищ Карл. Но, представив себе, что могло бы натворить раненное животное в аудитории полной моих друзей, я запаниковал. Я виноват, что позволил себе выплеснуть отрицательные эмоции на товарища Элларда. - Жерар склонил голову на грудь и тихо добавил: - Я поступил безответственно, товарищ Карл, и готов понести самое суровое наказание.
  Директор нахмурился: в устах аргорцев история с гуфом выглядела не только правдиво, но и банально. 'Слишком мелкий проступок для полного зомбирования. Жаль, что они не прибили этого ящера', - с досадой подумал он и строго произнёс:
  - Отправляйтесь к товарищу Фридриху и займитесь самоанализом. Вы должны разобраться, почему инцидент имел место, и сделать всё, чтобы подобное происшествие не повторилось.
  Аргорцы молча кивнули и удалились, а Карл мрачно посмотрел на Ивана:
  - Они должны закончить зомбированием! Мы обязаны сделать так, чтобы они оступились! И чем быстрее, тем лучше! Что будет, если они догадаются, что Аксима не смогла до конца заблокировать их джирмийскую магию? У нас всего четыре с половиной года, чтобы избавить Вселенную от этих мерзких чёрных магов!..
  
  Марвин и Жерар сидели на скамейке перед огромной треугольной клумбой и негромко беседовали, поглядывая как котёнок 'выращивает' цветы. Ромашки и лилии, маргаритки и фиалки, хризантемы и ландыши медленно распускались на чёрной плодородной земле, постепенно преображая её в прекрасную картину - яркое солнце, спокойное море и трёхмачтовый корабль с раздутыми парусами.
  - Это первый звонок, Марвин, - заметил эльф, вертя в руках любимую вишнёвую трубку. - Клеймо просыпается, и кошка требует крови. Эллард готов стать игривой кошкой, но в Аксиме мы не сможет контролировать переход, а отвлечь котёнка нечем. Значит...
  - ...у нас, как обычно, мало времени, - закончил за него Марвин, глядя в спину Элларда.
  - Нам придётся разобраться с его клеймом, дружище, и, честно говоря, это не вселяет в меня оптимизма, - проворчал Жерар. - Совершенные маги только и ждут промаха с нашей стороны...
  - Ну и терпеливые они субъекты, - невесело усмехнулся Марвин. - На их месте, я бы не стал дожидаться неприятностей, а зомбировал нас сразу по прибытию. Но эти кретины обожают церемониться и рассуждать, вместо того, чтобы действовать. Интересно, на сколько их ещё хватит?
  - Не собираюсь испытывать их терпение, - буркнул эльф и засунул трубку в карман балахона. - Нам больше нечему здесь учиться, Марвин. Надо вытрясти из них дипломы и уходить.
  - Так они нас и выпустили, Жерар. Неужели ты веришь, что они признают нас белыми магами? - Принц потёр переносицу и резко скомандовал: - Заканчивай, Эл! Ты уже достаточно тянул время!
  - Да, Марвин, - кивнул котёнок. Цветы распахнули бутоны, и картинка на клумбе стала насыщенной и яркой.
  Марвин узнал берег Туманного моря. На секунду его ноздри затрепетали, словно втягивая влажный солёный воздух, а потом принц поднялся и, не прощаясь, зашагал к домам преподавателей - ему нестерпимо захотелось увидеть дочь.
  Когда Марвин появился в комнате отца, Леопольд вскочил, а Регина, пропищав: 'Папа!', заковыляла к принцу. Марвин улыбнулся, подхватил её на руки и подкинул в воздух. Девочка завизжала от восторга. Принц поймал её, усадил на кровать и вручил большой леденец. Регина с удовольствием занялась конфетой, а джирмиец перевёл взгляд на отца:
  - Нам нужно уходить из Аксимы, и чем скорее, тем лучше.
  - К чему такая спешка? - испуганно спросил Леопольд, и глаза его лихорадочно забегали по комнате.
  - Во-первых, нам не чему больше учиться. - Марвин сел рядом с дочерью и закинул ногу на ногу. - А, во-вторых, Эллард вот-вот сорвётся, что грозит нам зомбированием. Твои коллеги спят и видят, как бы промыть нам мозги, не нарушая при этом собственного душевного покоя. Так кому ты поможешь - им или нам?
  Леопольд сцепил пальцы замком:
  - Что я должен сделать?
  - С магией перемещения мы разобрались, но защитный купол Аксимы не выпустит нас. Ты знаешь где хранятся дипломы?
  - Да, но...
  - Что но?
  - Меня не погладят по головке, если узнают, что я проник в тайное хранилище.
  - Тебе так дорога твоя работа? - ехидно усмехнулся Марвин.
  - Нет-нет, - замотал головой Леопольд. - Я вполне могу отправиться с вами, но, боюсь, меня опять вернут в Аксиму. И тогда уж точно зомбируют. Да и вам опасно возвращаться в Аргор...
  - Это не обсуждается! - отрезал принц. - Мне нужен ответ, папа! Если ты не поможешь нам, значит, мы будем действовать джирмийскими методами.
  - Чушь! - вспылил Леопольд. - Вы же не можете убивать!
  - Я уже убивал в Аксиме. - Принц Аргора презрительно хмыкнул, поднял руку, и в стену врезалась ледяная стрела. - Так я убил шырлона! Разве ты не помнишь, папа?
  Регина рассмеялась и захлопала в ладоши, а Леопольд упал на стул и простонал:
  - Как же так? Аксима должна была блокировать агрессию чёрных магов.
  - А с чего ты взял, что я агрессивен? - Марвин прислонился к спинке кровати и улыбнулся. - Я совершенно спокоен и расслаблен.
  Леопольд вскочил и сжал голову руками:
  - Тогда почему ты просто не уйдёшь, если магия Аксимы не властна над тобой?
  - Потому что купол нас не пропускает, - спокойно ответил принц. - Думаешь, мы не пробовали? Достань нам диплом, отец, и жертв не будет.
  - Я должен подумать, - простонал маг-прощелыга и устремил полубезумный взгляд в распахнутое окно.
  - Думай, - милостиво разрешил Марвин. - Но недолго. - Он с нежностью погладил дочь по голове и исчез.
  
  На закате принц Аргора прогуливался с возлюбленной по широким аллеям тенистого парка. Зеленовато-жёлтые лучи проникали сквозь густую листву и загадочными узорами ложились на дорожку из идеально круглого гравия. В парке царил безмятежный покой. Студенты и преподаватели медленно и чинно прогуливались по аллеям, отдыхая после тяжёлого трудового дня. Марвин и Ильмара ничем не отличались от остальных, хотя иногда на них посматривали косо. Аксимийцы знали трагическую историю любви охотницы и джирмийца и удивлялись их стремлению быть вместе. 'Судьба', - вздыхали они и не вмешивались в отношения аргорцев...
  После утреннего инцидента, Марвин был зол на всех и вся. Да ещё клеймо на шее пульсировало не переставая. Кошка не требовала крови, и принц никак не мог понять, что ей надо. Ильмара чувствовала его раздражение и молча шла рядом, не делая попыток заговорить. В молчании они отгуляли положенный по режиму час, и принц Аргора проводил девушку до дверей её комнаты.
  - Доброй ночи, товарищ Ильмара, - на прощание буркнул он и отправился восвояси.
  В холле общежития пятого высшего курса Марвин столкнулся с Жераром. Эльф взглянул на мрачного, как скала, друга и настороженно поинтересовался:
  - Что с тобой?
  - Отстань, - махнул рукой принц и почти бегом помчался в свою комнату. Он упал на кровать и запустил пальцы в волосы: 'Когда это кончится? Хочу в Аргор! Мне скучно быть белым магом! Я умираю от безделья!' Марвин злобно рыкнул, встал и сотворил серебряную ванну, полную тёплой мятной воды. Он не спеша помылся, завернулся в махровый халат алого цвета и уселся в кресло. С ненавистью оглядев убогую обстановку комнаты, Марвин сотворил себе бокал вина, вдохнул забытый аромат шевийского винограда и посмотрел на дверь.
  - Заходи, Мара, - позвал он и сделал глоток.
  Девушка с опаской переступила порог комнаты, предусмотрительно оставив дверь открытой.
  - Я не могу уснуть, зная, что ты чем-то расстроен, товарищ Марвин, - смущённо проговорила она и обхватила себя руками. - С тобой всё в порядке?
  - Нет, - улыбнувшись, покачал головой принц и залпом допил вино. - Со мной всё плохо, Мара, и ты тому виной.
  Ильмара потёрла плечи, словно замёрзла, и неуверенно подошла к джирмийцу:
  - Я обидела тебя?
  - Да, - выдохнул Марвин и затуманенным взглядом окинул стройную фигуру девушки.
  - Чем?
  - Ты такая красивая. - Отбросив бокал, джирмиец подался вперёд и схватил её за руку. Дверь комнаты захлопнулась.
  - Что с тобой, Марви? - Ильмара отпрянула. - Ты пугаешь меня.
  - Я не могу больше ждать, девочка. - Принц притянул жену к себе и усадил на колени. - Я хочу тебя.
  Ильмара взвизгнула, попыталась вырваться, но руки джирмийца крепко сжимали её талию. Нервно сглотнув, девушка посмотрела Марвину в лицо и прошептала:
  - Я сейчас закричу. Ты ведёшь себя недостойно белого мага, товарищ Марвин.
  Принц Аргора расхохотался и, подхватив девушку на руки, понёс к кровати.
  - Мне надоели эти игры! Я не белый маг, Мара, и ты знаешь это!
  - Помогите!!! - заорала Ильмара, но джирмиец лишь улыбнулся. Приятная боль в шее подстёгивала его к действию.
  - Тебя никто не услышит, детка. Я накрыл комнату щитом, - любезно сообщил он, уложил девушку на постель и щелчком пальцев освободил от одежды. - Расслабься, Мара, пришло время вспомнить, кто ты такая.
  Руки джирмийца заскользили по телу Ильмары, и её охватила паника. Ласки Марвина будили в девушке какие-то смутные воспоминания, но она отчаянно гнала их от себя, потому что знала: они недостойны белого мага. Ильмара пробовала брыкаться и лягаться, однако принц всякий раз предугадывал её движения и пресекал их, мягко и настойчиво. Тёплые сухие губы коснулись груди Ильмары, и она затрепетала в объятьях джирмийца. Кожа стала горячей, глаза распахнулись, точно девушка хотела увидеть весь мир разом, а с губ сорвался тихий прерывистый стон. Собственная реакция на прикосновение Марвина ошеломила Ильмару, и она закричала:
  - Пусти! Я не хочу! Я пожалуюсь директору!
  - Конечно, милая. Жалуйся, сколько влезет, - хмыкнул принц, жадно лаская её тело. - А пока прекрати истерику, или мне придётся ударить тебя.
  Девушка заглянула в хищные глаза джирмийца и поняла, что он действительно ударит её. Всхлипнув, Ильмара зажмурилась и перестала сопротивляться.
  - Умница, - похвалил Марвин и осторожно коснулся её сознания, пробуждая воспоминания об Аргоре.
  - Мне больно, - вскрикнула девушка и схватилась за голову.
  - Терпи, - приказал принц, и его руки быстрей заскользили по телу Ильмары.
  Он возбуждал и, одновременно, успокаивал девушку, подготавливая её к последнему шагу. Преграда, выстроенная совершенными магами, истончилась и стала почти прозрачной. Марвин навалился на Ильмару, с силой прижал её к постели и один ударом разнёс преграду в клочья.
  Воспоминания бушующим водопадом обрушились на девушку, и она закричала так, словно с неё живьём сдирали кожу. Марвин обхватил её голову руками и пронзительно посмотрел в синие, полные нестерпимой боли глаза:
  - Всё хорошо, Мара, я с тобой.
  - Марви... - Ильмара узнала любимое лицо и приросла к нему взглядом. Боль медленно отступала, но в сознании девушки царил кавардак. Кусочки воспоминаний хаотично кружились, отказываясь складываться в единую картину, и она никак не могла сообразить, где находится и какой Марвин рядом с ней. - Я люблю тебя, Марви. Я сделаю, как Вы хотите, сударь. Простите, Ваше высочество, - на одном дыхании проговорила девушка и заплакала.
  - Не закрывай глаза, Мара! - Марвин не отпускал её взгляд, мысленно понукая Ильмару остановить разошедшееся сознание. Теперь, когда жена вспомнила его, действовать стало проще. Ильмара привыкла подчиняться Марвину, не задавая вопросов. Почти не прибегая к его помощи, она собрала фрагменты воспоминаний и расставила их по местам.
  Боль ушла, но синие глаза по-прежнему были полны испуга.
  - Успокойся, Мара, мы в безопасности, - ласково произнёс Марвин и поцеловал жену в губы.
  Ильмара пылко ответила на поцелуй, а когда принц оторвался от её губ, тихо спросила:
  - А дети?
  - Регина здесь, в Аксиме, а Рэджин - в Джирме, мы скоро пойдём за ним.
  Ильмара прижалась к мужу и, выплёскивая накопившуюся боль, сбивчиво заговорила:
  - Ты всё-таки пришёл, Марви! Я так испугалась, когда они сказали, что я забуду тебя. Я не хотела забывать, но они не стали меня слушать. Они не понимают, что я люблю тебя, кем бы ты ни был.
  - Я знаю, Мара, - прошептал джирмиец и зарылся лицом в тёмные волосы жены. - Я так скучал по тебе. - Голова Марвина кружилась от травяного аромата её волос, а сердце билось о рёбра, словно пробивая проход наружу. Полгода он ждал этого момента, и теперь отдался на волю чувств, забыв о том, где они, кто они.
  - Я люблю тебя, Марви, - пылко шептала Ильмара, и простые, идущие от сердца слова жаркими искрами распаляли костёр его страсти.
  Принц Аргора выпал из реальности и не сразу почувствовал, что кто-то настойчиво барабанит в его щит.
  - Жерар... - Марвин оторвался от жены, красноречиво приложил палец к губам и перевернулся на спину. Взмахом руки, он заставил дверь распахнуться и улыбнулся, как сытый довольный кот. - Привет, дружище.
  Эльф вошёл в комнату, и щит за его спиной сомкнулся, отрезая джирмийцев от взглядов и ушей совершенных магов. Ильмара поспешно завернулась в покрывало и прижалась к боку Марвина. Подмигнув другу, принц по-хозяйски обнял её и вопросительно изогнул бровь.
  - Извини, Марви, но Ильмару ищут, - усевшись на стул, невозмутимо сообщил эльф, и девушка испуганно вздрогнула:
  - Что теперь будет, Марви?
  Продолжая сверлить друга взглядом, Марвин ободряюще похлопал жену по плечу:
  - Постарайся вести себя, как обычно, детка, а об остальном я позабочусь. Иди!
  Ильмара тот час вскочила, накинула балахон и кое-как заплела растрепавшиеся волосы в косу.
  - Я смогу увидеть дочь? - спросила она с порога.
  - Ты видела её, - отмахнулся Марвин. - Леопольд приводит Регину на лекции. Кстати, если не ошибаюсь, завтра утром история тёмных Миров у тебя первой парой.
  - Да, но я бы...
  - Не вздумай бросаться к ней, Мара! - жёстко сказал принц и добавил: - Иди же! У тебя ещё будет время познакомиться с дочерью.
  Ильмара покорно кивнула и выскользнула из комнаты. Едва дверь закрылась и щит встал на место, Жерар недовольно поинтересовался:
  - Зачем ты вернул ей память, Марви?
  - Мне до смерти надоела Аксима! - выпалил принц, и клеймо на шее отозвалось сладкой болью. - Я устал корчить из себя неизвестно кого. Я хочу вернуться в Аргор, пока окончательно не свихнулся от беломаговой бредятины! Да и ты, полагаю, по горло сыт грядками и беседами о духовности.
  - Судя по твоему хитрому лицу, план побега у тебя в кармане, - ухмыльнулся эльф, поглаживая шею. - И когда торжественное отбытие, Марви?
  - Как только Леопольд добудет для нас дипломы.
  - Ты доверишь наши жизни прощелыге?
  Марвин широко потянулся и накинул на себя покрывало:
  - Лео вполне созрел для маленького заговора. К тому же, это его шанс заслужить прощение. Он им воспользуется, уверяю тебя.
  - И когда он созреет для побега? - хитро улыбнулся Жерар.
  - Завтра. - Марвин закинул руки за голову и широко зевнул. - Думаю, часикам к шести вечера диплом будет у него. А если нет, придётся его малёк подтолкнуть. Я не позволю ему долго думать, Жерар. Ильмара обрела воспоминания, и теперь все её мысли занимаю я. Она обязательно проколется.
  Эльф ехидно фыркнул:
  - Любитель острых ощущений. Кровь папаши заговорила, а, Марви?
  - Скорее кодекс белого мага достал, - хихикнул принц. - Воздержание не на пользу выходцу из тёмного Мира.
  Жерар покосился на смятые влажные простыни и завистливо вздохнул:
  - Полностью с тобой согласен, Марви. Это же уму не постижимо! Рядом бродят соблазнительные красотки, а ты, как идиот, любуешься цветочками, вместо того, чтобы затащить деваху в кусты и снять напряжение.
  Марвин проследил за взглядом друга и звонко расхохотался:
  - Потерпи, Жерар. Обещаю, первая аргорка - твоя!
  - Ага, - язвительно оскалился эльф. - Считаешь, я позволю тебе выбирать мне женщин? Кукиш!
  - А как же воля принца Аргора? - загоготал Марвин.
  - Волю будешь диктовать аргорцам, а над джирмийцами властен только предводитель. Вспомнил, малыш? А теперь на бочок и баиньки! Спокойной ночи, Ваше высочество. - Эльф картинно поклонился и вышел за дверь, легко и непринуждённо сметя щит друга.
  - Я всё время забываю, кто у нас лучшая золотая кошка, - пробормотал принц, повернулся на бок и закрыл глаза. Через минуту он уже спал. Ему снились штормовые воды Туманного моря. Пенистые валы накатывали на каменистый берег, и тёмные брызги взлетали в небо, пытаясь коснуться золотого солнца Аргора.
  
  Леопольд Моргенштерн созрел для заговора даже быстрее, чем предрекал Марвин. В пять часов утра он явился в комнату старшего сына с Региной на руках. Лео был в тёплом дорожном плаще и широкополой фетровой шляпе, а на девочке красовалось добротное шерстяное пальто и симпатичная вязаная шапочка с разноцветными помпонами.
  - Прости, что не постучался, - нервно произнёс маг-прощелыга.
  - Не до церемоний, - отмахнулся Марвин. Он выбрался из постели, сотворил джирмийскую одежду и с удовольствием провёл рукой по гладкой ткани алого плаща. - Жерар!
  В комнате моментально возник эльф. Взглянул на принца, он мгновенно сменил белый балахон на привычный джирмийский наряд и во весь рот улыбнулся магу-прощелыге. Леопольд поёжился и крепко прижал к себе внучку, а Марвин взглянул на друга и приказал:
  - Собери остальных, Жерар!
  Эльф кивнул и исчез, а через минуту вернулся в сопровождении Элларда и Ильмары.
  - Мы готовы, папа, - сухо сказал Марвин. - Действуй!
  Леопольд передал внучку Элларду, достал из кармана молочно-белый кристалл в форме пирамиды и скомандовал:
  - Подойдите ближе.
  Аргорцы сгруппировались вокруг прощелыги, и Жерар осторожно спросил:
  - Где мы окажемся?
  - Надеюсь, не в Догмаре, - еле слышно прошептал Леопольд, склонился над кристаллом, едва удерживая его дрожащими пальцами, и забормотал заклинание.
  Стены комнаты заволокла молочная дымка, оконная рама потеряла чёткость очертаний и превратилась в рваную зияющую дыру. Комната растворялась в тумане, и вскоре аргорцы оказались в сером полупрозрачном сумраке. На плечи навалилась свинцовая тяжесть, в висках запульсировала кровь - Аксима не желала выпускать магов на волю. Сумрак начал сжиматься, грозя расплющить аргорцев, и Марвин закричал:
  - Почему ты принёс только один диплом, Лео?
  - Я не подумал, - простонал прощелыга.
  - Тогда остановись!
  - Не могу!
  - Да что ты вообще можешь, идиот! - Принц вырвал кристалл из рук отца и истошно заорал. - Аргор!!!
  - Аргор!!! - вторя ему, прокричали Жерар и Эллард.
  Сумрак прорезали золотые лучи, и резкий солёный ветер ударил в лица путешественников...
  Глава 5.
  Котёнок.
  
  Туманное море штормило. Могучие волны раз за разом штурмовали скалистый берег, окропляя магов крошевом брызг. Резкий солёный ветер обжигал лица и рвался под одежду. Леопольд зябко поёжился, отобрал внучку у Элларда и недовольно произнёс:
  - Человеческим жильём здесь и не пахнет. Где мы укроемся от непогоды? Предлагаю перенестись в какой-нибудь город, найти гостиницу...
  Принц Аргора не стал ждать, пока Леопольд договорит, он повернулся к нему спиной и мягко обратился к жене:
  - В какой стороне твой дом, Мара?
  Девушка быстро оглядела однообразные серые скалы, уверенно указала рукой на восток и уточнила:
  - Минут двадцать ходьбы.
  - Веди! - кивнул Марвин, и Ильмара послушно зашагала к хаотичному нагромождению скал, темнеющему на краю пляжа.
  Обогнув плосковерхий валун, размером с небольшой крестьянский домик, охотница вывела спутников на узкую неровную тропу, вьющуюся между острых угрюмых скал. Девушка почти бежала по тропинке, стремясь, как можно быстрее выполнить приказ мужа. Она надеялась, что, оказавшись в доме, Марвин, наконец, позволит ей прижать к груди дочь. Скалы поредели, и на смену им пришли уродливые ноздреватые камни, поросшие сине-зелёным лишайником. К камням беспомощно жались голые низкорослые кусты и корявые, причудливо изогнутые деревья. Лишь толстые свечи можжевеловых кустов с ярко-красными ягодами, беспорядочно выглядывающие из-за мрачных валунов, пытались оживить унылый пейзаж. Но без особого эффекта: слишком уж походили они на заплутавших путников, обречённых на вечный плен в угрюмых клешнях Туманного побережья.
  Вдалеке показалась покосившая крыша охотничьего домика, и Ильмара улыбнулась.
  - Почти пришли, - сообщила она Марвину и быстроногой ланью припустила к дому.
  За год Ильмарина избушка заметно накренилась, а забор, кольцом охватывающий дом и меленький дворик с ветхой сараюшкой, привалился к земле, как старик под бременем прожитых лет. Девушка легко скользнула в распахнутую калитку, взбежала на крыльцо и толкнула входную дверь, но та не поддалась. Вздохнув, Ильмара прислонилась к двери плечом и стала ждать мужа.
  При виде убогой халупы, лицо Леопольда ошарашено вытянулось:
  - Мы же не собираемся здесь задерживаться? Здесь...
  - Ты много болтаешь, папа. Это раздражает, - сухо сказал принц Аргора.
  Лео поспешно захлопнул рот, а Марвин взошёл на крыльцо, отодвинул жену в сторону и с силой рванул перекосившуюся дверь. Избушка жалобно скрипнула, и впустила путешественников в холодную, пропахшую сыростью и плесенью комнату. Леопольд брезгливо скривился и хотел выдать очередную порцию недовольства, но насмешливый и жесткий взгляд Жерара заставил его прикусить язык. Регина протянула ручку и погладила дедушку по щеке, словно говоря: не расстраивайся, всё будет хорошо.
  - Угу, - буркнул прощелыга, душераздирающе вздохнул, и эльф усмехнулся:
  - Не рассыхайся, Лео, и прекрати делать вид, словно всю жизнь провёл во дворце.
  - Но эта антисанитария... - кисло протянул Леопольд и завертелся на месте, выискивая клочок чистого пространства, чтобы поставить Регину на ноги.
  Ильмара густо покраснела, точно была виновата в том, что пыль и паутина завладели домом в её отсутствие. Марвин притянул к себе жену, успокаивающе поцеловал в висок и тихо скомандовал:
  - Приведи дом в порядок, Эл!
  - Да, сударь, - коротко поклонился котёнок, и в печи запылали дрова, а посреди комнаты возник широкий отполированный стол и стулья с высокими дугообразными спинками.
  Жерар стянул с рук перчатки, усмехнулся, и на столешницу легла белоснежная скатерть.
  - Прошу! - Эльф приглашающе взмахнул рукой, и Леопольд Моргенштерн ахнул: на белоснежной скатерти появились серебряные блюда и тонкие фарфоровые тарелки с кушаньями, о которых белый маг даже не слышал.
  - Но как? - простонал Леопольд. - Когда ты успел? В Аксиме неизвестна такая кухня! И это... это...
  - Зато в Джирме известна, - снисходительно улыбнулся Марвин и подмигнул Ильмаре. - Садись, девочка. Жерар не забыл и о твоих пристрастиях. - Он указал на серебряную вазочку с голубым желе.
  - Спасибо, сударь. - Ильмара вежливо склонила голову.
  Девушка скинула подбитый мехом плащ, ополоснула руки и села за стол. Марвин и Жерар сели от неё по обе стороны, а прощелыга всё стоял у порога, машинально покачивая Регину. Принц Аргора подцепил вилкой крылышко рыжей шевийской утки в соусе из авитальских песчаных грибов, положил его на тарелку и с ехидцей взглянул на растерянного отца:
  - А ты, папа?.. Или маг-прощелыга, чревоугодник и ценитель изысканных деликатесов, откажется разделить с нами скромный джирмийский завтрак?
  - Не откажусь, - мотнул головой Лео, опустился на стул и задумчиво осмотрел необычные блюда.
  Регина причмокнула губами и отчётливо сказала:
  - Кушать хочу!
  - Можно я покормлю её, Марвин? - с надеждой глядя на мужа, спросила Ильмара.
  - Конечно, дорогая, - благодушно улыбнулся джирмиец, налил себе вина и, сделав глоток, стал обгладывать утиное крылышко.
  Тем временем Эллард закончил обустраивать домик Ильмары: раздвинул внутреннее пространство, выровнял стены и приподнял потолок. На широких арочных окнах повисли тяжёлые шёлковые гардины, на полу разлеглись пушистые толстые ковры, стены украсили бело-золотые гобелены. Убогая кровать Ильмары преобразилась в роскошное королевское ложе, деревянные сундуки и лавки стали мягкими диванами и шкафами из чёрного дерева с блестящими резными дверками. Котёнок остался доволен своей работой - теперь внутреннее убранство избушки напоминало даррийские покои принца Аргора.
  Вытянувшись в струну и стараясь не смотреть на уставленный едой стол, Эллард замер в ожидании следующего приказа наставника. Марвин оторвался от тарелки, огляделся и хмыкнул:
  - Никакой фантазии.
  - Простите, сударь, - тут же поклонился Эллард, - я сейчас же всё исправлю.
  - И так сойдёт, - отмахнулся принц. - Сядь, поешь!
  Котёнок плюхнулся на стул, навалил в тарелку закусок и начал уплетать их с бешеной скоростью, словно за его спиной притаилось стадо дильбаров, намеренных отобрать вожделенную еду. Леопольд чуть бокал не выронил. Он с возмущением посмотрел на Марвина и воскликнул:
  - Почему ты так обращаешься с братом? - Пара бокалов вина придала магу храбрости, и он с честью выдержал раздражённый взгляд принца Аргора. - Он такой же хороший маг, как ты! Хватит унижать его, Марвин!
  Мысленно усмехнувшись, Марвин наполнил бокал, бросил быстрый взгляд на Ильмару, которая самозабвенно пичкала Регину желе из ореха друм, и невозмутимо сообщил:
  - После того, как мой неразумный братец попытался тягаться с джирмийцами, он угодил в Цитадель, и, чтобы выжить, ему пришлось стать кошкой. Точнее котёнком. Сейчас он проходит обучение. - Марвин пригубил вино и откинулся на спинку стула, благосклонно наблюдая за братом. - Психика котёнка не стабильна и требует жесткого контроля. Твоей Аксиме необычайно повезло, папа, что рядом с Эллардом был Жерар, иначе мальчик мог запросто устроить кровавую резню в Центре белых и пушистых магов.
  - Но почему? - не унимался прощелыга.
  Марвин перевёл взгляд на отца и плотоядно оскалился:
  - Потому что кошка хочет крови, папа. Эллард, к моему глубокому сожалению, не успел стать полноценным джирмийцем. Он только котёнок, и, как любой детёныш, страшно прожорлив. В общем, не покупайся на улыбку сынишки, Лео. Он с лёгкостью перережет тебе горло, если меня или Жерара не будет рядом. Правда, Эл?
  - Да, сударь, - согласно кивнул котёнок и снова склонился над тарелкой.
  - Как же он учился в Аксиме? - ужаснулся Леопольд.
  Из налитого доверху бокала на его руку выплеснулось красное шевийское вино. Тёмно-бордовая струйка потекла по изящным ухоженным пальцам, скатилась к рукаву и впиталась в белоснежную ткань. Маг-прощелыга вздрогнул, и его лицо стало белее мела - Лео показалось, что руки обагрила кровь.
  - За это отдельная благодарность Жерару, - словно не замечая страха отца, ответил Марвин. - Он контролировал Элларда и постоянно снабжал новыми и новыми заданиями, чтобы у котёнка не оставалось времени перегрызть глотку какому-нибудь товарищу.
  Леопольд залпом осушил бокал и вновь наполнил его.
  - Ты говоришь страшные вещи, Марвин! Нельзя так цинично относится к человеческой жизни.
  - Не скули, папа! Мы на Аргоре, и быстро приведём Элларда в норму. Братишка попрактикуется, и Кошка успокоится.
  - Практика? - истерично вскрикнул Леопольд. Он уже не замечал, что дрожит, как в лихорадке, и багряные капли, стекая по стенкам бокала, заливают его руку, рубашку, брюки... - Т-ты отправишь брата убивать?
  Глаза принц Аргора полыхнули холодным презрением.
  - Эл должен стать полноценной кошкой, папа! Ты не забыл: я вернулся за Рэджином? Как думаешь, Бернар отдаст его без боя?
  - Нет, но можно как-то... например, украсть... - Лео выпил вино, тщательно вытер руки салфеткой и привёл в порядок рубашку и брюки. Он боялся поднять глаза на старшего сына, поскольку подозревал, что тот ответит ему. И не ошибся.
  - Чушь! - отрезал Марвин. - Есть только один способ забрать Рэджина! Я должен...
  - Молчи! - Жерар выбросил руку, едва не уронив со стула Ильмару с дочерью, и стиснул плечо друга. - Забыл, что было в Аксиме?
  Марвин скривился, вспомнив боль от стальных когтей Джирмы.
  - Значит, всё же придётся искать другой способ, - мрачно сказал он. - Хотя, честно говоря, этот - самый оптимальный.
  Маг-прощелыга задумчиво посмотрел на сына и, глотнув вина, как бы мимоходом поинтересовался:
  - А что случилось в Аксиме?
  - Не твоё дело! - рявкнул на него эльф и вновь повернулся к другу:
  - Прежде чем действовать, нужно понять, что изменилось в Аргоре за полгода. Пожалуй, я схожу в Йене и узнаю последние новости.
  - Сходи, - согласился Марвин, с подозрением глядя на отца.
  Он хотел задать Лео какой-то вопрос, но тут же забыл о нём - клеймо обожгло кожу. Принц Аргора скрипнул зубами и до боли в пальцах сжал вилку, а прощелыга махнул рукой и, пьяно буркнув: 'Уж и спросить нельзя!', занялся дегустацией филе морского крокодила. Он аккуратно разрезал фиолетовое мясо на маленькие кусочки, несколько секунд полюбовался на них и стал один за другим отправлять в рот.
  - Вкусно... - пьяно протянул он, когда тарелка опустела, наполнил бокал и откинулся на спинку стула. Сытым мутноватым взглядом Лео посмотрел на старшего сына и зевнул: - Я бы прикорнул часок-другой, если не возражаешь.
  - Спи, - равнодушно произнёс Марвин.
  Маг-прощелыга залпом допил вино и, пошатываясь, побрёл к дивану.
  - Ладно, я тоже пошёл. - Эльф поднялся из-за стола, и, 'переодевшись' крестьянином, исчез.
  В комнате повисла сонливая тишина. Ильмара качала на руках засыпающую дочку, Эллард пил чай, а Марвин меланхолично перебирал пальцами льняную салфетку.
  - Нам нужно надёжное убежище, - пробормотал он, и котёнок вскинул голову:
  - Простите, сударь, я не смею советовать, но...
  - Короче, Эл!
  - Шева, сударь. В крайнем случае, там можно затеряться в катакомбах.
  - Ты уверен, что Лоран согласиться помогать нам?
  Котёнок пожал плечами.
  - Если он откажется, мы сменим главу клана на более сговорчивого, сударь, - деловым тоном проговорил он.
  С дивана, где устроился Леопольд, донёсся сдавленный кашель и хриплый отчаянный возглас:
  - Л-лоран же вырастил тебя, Эл! - Маг-прощелыга поднял голову, сел и с ужасом уставился на младшего сына.
  - Ну и что? - удивился котёнок. - Сейчас он мешает нам, и церемониться с ним не стоит.
  - Но так же нельзя... - начал было Леопольд, но Марвин перебил его:
  - Ты в тёмном Мире, белый маг. Твой моральный кодекс остался в Аксиме, как и душеспасительные беседы. Мы джирмийцы, и Аргор наш Мир. Мы будем действовать так, как считаем нужным. Дождёмся Жерара и отправимся в Шеву! Всем отдыхать!- приказал он и подошёл к Ильмаре: - Уложи Регину и иди ко мне детка. Ты тоже можешь поспать, Эл.
  Котёнок отодвинул тарелку, огляделся и ринулся к креслу. Свернувшись калачиком, он положил голову на широкий подлокотник и со счастливым видом закрыл глаза. Марвин сотворил для дочери кроватку, скинул алый плащ и, развалился на кровати, добродушно наблюдая, как жена возится с ребёнком. Ильмара укрыла девочку одеялом, поцеловала её румяные щёчки и пошла к мужу, на ходу скидывая одежду.
  - Ну и нравы... - пробормотал Леопольд, скользнул взглядом по обнажённому телу невестки и демонстративно отвернулся.
  На Марвина слова отца не произвели впечатления. Он притянул Ильмару к себе, с удовольствием провёл ладонью по нежной шее и высокой груди и властно припал к губам девушки, ощущая нарастающее вожделение и слабую пульсацию джирмийского клейма...
  
  Эльф вернулся под вечер. С лицом мрачнее тучи, он уселся за стол, налил себе вина и угрюмо сообщил:
  - Мы с тобой вне закона, Марви. Нас обвиняют в государственной измене и в похищении воспитанника Джирмы.
  - А чего ты ждал? - усмехнулся принц, потирая свербящее клеймо. Он чмокнул Ильмару в щёку, выбрался из постели и, накинув халат, сел напротив друга.
  Дремавший в кресле котёнок открыл глаза и насторожился, прислушиваясь к разговору наставников.
  - Всё правильно, конечно... - протянул эльф. - Но ты бы слышал, какими словами кроют нас аргорцы. Любой из них почтёт за честь сообщить в Джирму о нашем возвращении. Да и друиды носом землю роют, чтобы выслужиться перед кастой. Они докладывают Бернару о каждом подозрительном человеке или эльфе.
  - Логично, - пожал плечами Марвин. - Предводитель знал, что я вернусь за сыном. И, если я не могу сделать то, что хотелось бы... - Он провёл ладонью по шее. - Придётся двигаться окольными путями. Я заберу Рэджина, и буду искать способ справиться непосредственно с Джирмой.
  Жерар поднял фиалковые глаза на друга. Видение о Марвине - убийце Кошки, начинало сбываться.
  - В Цитадели мальчик в безопасности, - тихо заметил он.
  - До поры до времени, да, - неохотно согласился Марвин. - Но, если мы загоним предводителя в угол, он убьёт моего сына. Я не оставлю Рэджина заложником касты!
  - А если мы не справимся с Кошкой, и Бернар откроет на нас охоту?
  - Очнись, Жерар! Охота уже открыта! - ухмыльнулся принц Аргора и ободряюще добавил: - Главное, добраться до Рэджина. Я заберу его, и мы спрячемся в каком-нибудь тёмном Мире. Тем более что проводник у нас имеется. - Принц подошёл к дивану и хлопнул спящего отца по плечу.
  Лео подпрыгнул и осоловелыми глазами вытаращился на сына:
  - А?.. Что?..
  - Ты же не откажешь мне, папа?
  - Тебе откажешь, - проворчал прощелыга. Он потёр лицо, встал и, подойдя к столу, наполнил бокал вином. - Один раз отказался - второй не попросят. Некого будет!
  - Что поделаешь, - глумливо ощерился Марвин и обернулся к другу. - Мне нужно несколько секунд, Жерар. Я возьму сына и вернусь, а потом мы решим, что делать дальше.
  - Это безумие, Марвин! - раздражённо выпалил эльф, и клеймо взорвалось острой режущей болью. Стиснув зубы, Жерар через силу проговорил: - Они ждут тебя!
  Эллард слетел с кресла и подбежал к принцу:
  - Возьмите меня с собой, сударь. Я прикрою вас!
  - Нет! - отрезал Марвин и исчез.
  Котёнок широко улыбнулся эльфу и ринулся за братом.
  Принц Аргора переместился в спальню сына и склонился над его кроваткой. Джирмийцы ринулись к нему со всех сторон, но Марвин уже подхватил Рэджина на руки и устремил взгляд на избушку Ильмары. Мальчик улыбнулся и... горько разрыдался в руках Рональда, глядя на отца, лежащего на полу с разбитой головой.
  Дверь детской распахнулась, и джирмийцы склонились перед предводителем.
  - Я ждал тебя, котёнок, - улыбнулся Бернар. - Ты сделал всё, как надо.
  - Я предан касте, сударь, - низко поклонился Эллард.
  - И ты доказал это, - благодушно кивнул Бернар и сделал приглашающий жест: - Пойдём, Эл, расскажешь мне о вашем путешествии...
  
  В течение десяти минут Жерар невидящими глазами смотрел в стену, а потом сухо произнёс:
  - Они попались. - Золотая кошка скользнул взглядом по ошеломлённым лицам Леопольда и Ильмары и потёр шею: клеймо, непрерывно пульсировавшее больше суток, успокоилось и затихло, словно кошка уснула. Странное оцепенение исчезло, и эльф недоумённо помотал головой. - Да что же это?.. - воскликнул он и осёкся: с глаз словно сорвали шоры. Жерар оценил ситуацию целиком и едва не взвыл, осознав, что идея вернуться в Аргора была самой бредовой из всех возможных. В здравом рассудке сделать этого они не могли. - Зачем мы вернулись?.. - простонал эльф и схватился за голову. - Мы же знали, что в Аргоре мы обречены! Мы должны были уходить куда угодно, только не в Аргор! А если действовали мы не сами... Нас вернула Кошка! Зачем мы тебе, Джирма? - заорал он, но ответа не получил. - Бернар хотел отомстить нам с твоей помощью? Что ж, у него получилось!
  Сгорая от злобы, Жерар прикрыл глаза и быстро просканировал окрестности. Джирмийцев поблизости не было, но эльф не успокоился, его мысленный взгляд скользил всё дальше и дальше по побережью, пока не достиг Йене. В Йене кошки, разумеется, нашлись, однако все они были заняты своими делами, не имеющими отношения к отступникам.
  - Ни за что не поверю, что Бернар бросил нас на произвол судьбы! Но чего он ждёт? - безнадёжно спросил Жерар и пристально посмотрел на Леопольда: - Вам нужно уходить из Аргора, пока не поздно.
  - А Марвин? - встрепенулась Ильмара.
  - Я не брошу его, - глухо произнёс эльф и вытащил из кармана трубку. Он нервничал и хотел чем-то занять руки, так и тянущиеся выхватить меч. Душа Жерара требовала последней битвы, но имея за спиной прощелыгу и собственность принца... - Вы только будете путаться у меня под ногами.
  Лео болезненно поморщился:
  - Я бы тоже мог помочь.
  - Лучше присмотри за невесткой и внучкой! - рыкнул эльф. - И хватит болтать, Лео. Выбирай Мир и отчаливай!
  Поспешно отведя взгляд от лица Жерара, Ильмара вскочила и стала одеваться, а маг-прощелыга подошёл к детской кроватке, взял внучку на руки и озабоченно произнёс:
  - Но куда мы пойдём?
  - Да куда угодно, лишь бы подальше отсюда! - взорвался эльф.
  - Хорошо. - Леопольд дождался, пока Ильмара оденется, передал ей внучку и приобнял за плечи: - Думаю, Земля нам вполне сгодиться. Там нет сильных магов. К тому же, она очень большая, и там легко затеряться.
  - Земля, так Земля, - чуть остынув, буркнул эльф, повертел трубку в руках и сунул её в карман.- Идите!
  Леопольд прикрыл глаза и представил пустынный песчаный пляж, омываемый бледно-голубыми прозрачными волнами. Блестело приветливое солнышко, тёплый ветер лениво перебирал перистые листья деревьев. Высоко в небе парили розовые длинношеие птицы. Лео крепче сжал плечи Ильмары и занёс ногу, чтобы ступить на пляж, но не смог. Неведомый щит огромной силы не выпустил мага из Аргора. Нога Леопольда натолкнулась на препятствие и резко ступила на деревянный пол, так что он едва не упал.
  - Вот чёрт, - пробормотал маг-прощелыга, непонимающе взглянул на эльфа и пожаловался: - Как на стену налетел.
  - Джирма... - скрипнул зубами золотая кошка и откинулся на спинку стула. - Что за бред. Вы-то ей зачем?
  Ильмара без сил опустилась на кровать, прижала к груди дочь и испуганно взглянула на джирмийца:
  - Что с нами будет, сударь?
  - Понятия не имею, - проворчал Жерар, потёр ноющие виски и встал: - Лично я ложусь спать!
  - С ума сошёл? - взвился Леопольд. - Мы на волосок от смерти, а ты дрыхнуть вздумал?
  Эльф плюхнулся на диван, широко улыбнулся и взлохматил золотистые волосы:
  - Ты дурак, Лео. Разве ты ещё не понял: чтобы мы сейчас не делали - нам крышка! Мы во власти Джирмы. А Кошка никогда не выпускает добычу из когтей. - Жерар скинул сапоги и растянулся на диване. - Спокойной ночи, товарищ, - ехидно добавил он и закрыл глаза.
  Леопольд и Ильмара растерянно переглянулись. Регина же радостно захихикала, словно оценив шутку эльфа. Прощелыга погладил внучку по голове, кинул на джирмийца недовольный взгляд и направился к столу, а Ильмара взяла девочку на руки и тихо спросила:
  - Раз уж мы остаёмся, можно мне показать Рине место, где я выросла?
  - Не уходи далеко, - зевнув, ответил Жерар и положил руку под голову.
  - Да, сударь. - Девушка неслышно пересекла комнату и вышла на улицу.
  - А ты сиди дома, прощелыга! Уж тебя-то я ни на шаг не отпущу! А то опять наплодишь детей, а мне убивать придётся, - желчно проворчал эльф и уснул.
  Леопольд озадаченно почесал затылок:
  - И чего они ко мне прицепились с этими детьми? - Он пододвинул к себе кувшин и понюхал вино. - Напиться что ли с горя? - Прощелыга покосился на эльфа, ожидая возражений, но возражений не последовало, и он наполнил бокал...
  Ильмара вернулась довольная и раскрасневшаяся. Она никак не ожидала, что ей удастся снова побывать в родных местах, и уж тем более показать их дочери. Девушка накормила дочку, уложила её в кроватку и присела к столу. Прогулка по лесу пробудила в ней аппетит. Радуясь, что теперь она хоть как-то умеет колдовать, девушка подогрела жаркое из короткоухого смара и с жадностью накинулась на нежное розоватое мясо, которое так и таяло во рту.
  Тем временем Леопольд приканчивал второй (или третий!) кувшин вина. Даже несмотря на заточение и вероятность скорой гибели, в Аргоре он чувствовал себя свободным. Лео, наконец, мог быть самим собой. Не нужно было прикидываться аскетичным образцом морали и нравственности и распинаться перед юными белыми магами о прелестях тёмных Миров, которые не понять, не побывав в них.
  Где-то далеко ухнула сова, оповещая лес о приходе ночи, и Ильмара вздрогнула. Лео пьяно икнул и нетвёрдой рукой погладил её по спине:
  - Всё будет хорошо, девочка.
  - Не будет, - замотала головой Ильмара, и её сердце болезненно ёкнуло. - Марвину очень плохо. - Она закрыла лицо руками и приглушённо всхлипнула, опасаясь разбудить эльфа.
  Внезапно Жерар дёрнулся, словно кто-то тряхнул его за плечо, сел и уставился на дверь.
  - Кто там ещё? - развязно осведомился Леопольд, заглянул в кувшин и потребовал: - Вина!
  - Заткнись, придурок! - Жерар натянул сапоги, встал и шагнул навстречу Элларду. - Почему ты вернулся, котёнок?
  - Предводитель сказал, что моё место рядом с наставником, и вот я здесь, сударь. - Эллард чинно поклонился и протянул эльфу папку. - Мой первый заказ, сударь.
  Жерар взял папку, однако открывать её не спешил:
  - Что ещё сказал Бернар?
  - Он сказал, что накажет Вас, сударь, но чуть позже. Сейчас он занят Марвином. Это всё, что велел передать Вам предводитель.
  - Сынок! Ты вернулся! - Лео, наконец, сфокусировал взгляд на Элларде и выбрался из-за стола. Раскинув руки, он шагнул к сыну и повис у него на шее. - Я так переживал за тебя, Эл! Выпей с папой!
  - Уйди от меня! - Котёнок брезгливо оттолкнул прощелыгу, и тот полетел на пол.
  - Протрезви его, Эл! - жёстко распорядился Жерар и открыл папку. Прочитав договор, он присвистнул и озадаченно цокнул языком. - Ну и дела! Хотел бы я знать, в чём участвую...
  - Какого чёрта, Эл?! - возмутился Леопольд, проворно поднимаясь на ноги. - Я планировал умереть пьяным!
  - Смерть откладывается, прощелыга, - ядовито усмехнулся эльф. - Мы идём в Шеву!
  - Зачем?
  - Узнаешь! Бери ребёнка, Мара. Живо!
  Ильмара с сожалением посмотрела на спящую дочь и потянулась за её пальтишком...
  
  Глава клана Хамелеона сладко спал в объятьях юной проститутки. Став вдовцом, он перестал скрывать свою болезненную тягу к девушкам-подросткам, и теперь всем аргорским попрошайкам было известно, как задобрить главу клана.
  Сон Лорана был чутким, и, когда в его спальне появились гости, он тот час открыл глаза, правда, пошевелиться уже не смог. В ужасе вытаращившись на сына, которого считал погибшим, Лоран попытался позвать на помощь, однако голос тоже не повиновался ему. Проститутка выбралась из объятий главы Хамелеонов, и, дрожа, как осиновый лист, забилась под кровать.
  - Вставай, Лоран! - приказал Жерар, ослабив магические путы.
  Глава Хамелеонов неуклюже поднялся, закутался в простыню и, словно заяц на удава, уставился на эльфа.
  - Садись за стол и пиши!
  Рядом с кроватью появились кресло и стол. На бархатной столешнице одиноко белел листок с гербом клана Хамелеона.
  - Что п-писать? - стуча зубами от страха, пролепетал Лоран.
  - Указ о назначении Леопольда твоим наследником! - припечатал Жерар.
  - А я?
  - Пиши! - прикрикнул на него Эллард. - Не заставляй моего наставника повторять дважды!
  Глава Хамелеонов мешком костей упал в кресло. Жерар вложил в его пальцы ручку, и стал диктовать указ. Лоран машинально выводил слова, не понимая их смысла - перед глазами стояло перекошенное ненавистью лицо сына.
  - Подпиши и приложи печать! - услышал он и выполнил приказ, даже не осознав, каким образом в его руке оказалась печать клана, надёжно запертая в сейфе.
  - Отдай печать своему преемнику! - скомандовал эльф, и Лоран послушно протянул печать Леопольду.
  Прощелыга принял её, не смея взглянуть в глаза приёмному отцу Элларда.
  - Дело сделано, - ухмыльнулся эльф. - Приступай, котёнок!
  Молниеносным движением Эллард выхватил из-за пояса кинжал, и в следующий миг Лоран уже сидел в кресле с перерезанным горлом. Белая простынь пропиталась кровью, и проститутка, всё это время прятавшаяся под кроватью, отчаянно завизжала. Эллард, с умиротворённой улыбкой взиравший на дело рук своих, вскинул голову. Его ноздри затрепетали, а умиротворённая улыбка плавно перетекла в хищный оскал. Котёнок подкрался к кровати, лёг на пол и змеёй метнулся к девушке. Схватив истошно вопящую добычу за руку, он выволок её наружу и коленом прижал к полу. Леопольд болезненно сморщился, а Ильмара отвернулась и умоляюще уставилась на Жерара.
  - Давайте поговорим в гостиной, пока мальчик закончит, - весело сказал эльф и распахнул дверь.
  - Он маньяк, - прошептал прощелыга, вывалившись из спальни.
  - Думаешь? - картинно изумился Жерар. - Я проверю.
  - Хватит изгаляться! - взвизгнул Леопольд. - Он там человека убивает!
  - Второго, надо заметить. Что-то убийство Лорана не вызвало у тебя столь бурных эмоций, мой белый пушистый маг.
  - Лоран... Лоран...
  - Был мерзавцем, - помог ему эльф.
  - Да, - облегчённо выдохнул прощелыга, и тут двери спальни распахнулись, и в гостиную ввалился растрёпанный Эллард:
  - Хочу ещё! - простонал он, и Ильмара шарахнулась к стене, прижимая к груди дочь.
  - Позже! - отрезал эльф.
  - Сейчас! - требовательно заявил котёнок и глазами, пылающими жаждой крови, уставился на отца.
  Жерар крутанулся, и его кулак сбил Элларда с ног.
  - Ты посмел оспорить приказ наставника! Ты забыл своё место! - рычал эльф, методично избивая котёнка.
  - Что ты делаешь? - заорал Леопольд и бросился на защиту сына.
  - Не лезь! - Жерар отшвырнул прощелыгу в сторону.
  Чувствуя, что силы покидают её, Ильмара опустилась на диван и посадила дочь рядом. Регина проснулась и, широко распахнув глаза, стала внимательно наблюдать за избиением Элларда. Её ротик приоткрылся, маленькие ручки сжались в кулачки, лицо засветилось азартом и восхищением - девочка замерла от восторга, и Ильмара ужаснулась, поняв, что дочери нравится смотреть, как избивают человека.
  - Я не хотел! - орал Эллард. - Это Кошка требует крови!
  Но Жерар словно не слышал его слов и остановился лишь тогда, когда котёнок потерял сознание. Эльф откинул со лба влажные волосы, сотворил себе бокал вина, опустился в кресло и, ни к кому не обращаясь, произнёс:
  - Он скоро очнётся.
  Леопольд поднялся на ноги, подошёл к сыну и склонился над ним.
  - Только не вздумай лечить его, прощелыга. Если Эллард сейчас очухается, я за твою жизнь и медяка не дам, - предупредил Жерар.
  - Что мы будем с ним делать? - тихо спросила Ильмара. - Он придёт в себя и убьёт нас.
  - Я бы сам убил его, - буркнул эльф. - Но Эл и впрямь не виноват, это Кошка жаждет крови.
  Леопольд с опаской провёл по невидимому клейму на шее сына:
  - Она злится.
  - Ещё бы, - нервно хмыкнул Жерар и язвительно продолжил. - Ну что, прощелыга, будешь спасать сына? Есть один способ, но с кодексом белого мага он не вяжется.
  - А так чтобы вязался? - нелепо пробормотал Леопольд и скривился от собственной глупости. - Знаю, что нельзя, - вздохнул он и покосился на эльфа. - И не надо шантажировать меня! - Он погрозил джирмийцу кулаком. - Я понимаю, что вариантов нет!
  - Вот и славно. Раз спор с совестью закончен, займёмся делом, главный прощелыга Аргора, - насмешливо улыбнулся Жерар. - Будем надеяться, что под твоим мудрым руководством самый многочисленный и далеко не бедный клан Мира будет процветать.
  Леопольд на секунду замер, а потом выпрямился и гордо произнёс:
  - А ведь действительно! Нужно незамедлительно сообщить клану о смене лидера!
  - Ба! - развёл руками Жерар. - Какие радующие глаз перемены! Я начинаю верить, что Эллард и Марвин и, правда, твои сыновья, Лео!
  - А чьи ж ещё?! - деланно оскорбился белый маг. - Пошли, джирмиец, я хочу, чтобы ты стоял рядом, когда я объявлю клану волю покойного Лорана!
  - А Эл? - Ильмара испуганно смотрела на бесчувственного котёнка.
  Леопольд снова вздохнул, порылся в карманах плаща и выудил на свет голубой камень размером с голубиное яйцо. Прошептав над камнем заклинание, он коснулся им лба сына и отдал Регине:
  - Поиграй дорогая, только не роняй на пол, а то дяде Элларду будет больно.
  - Хорошо, - рассмеялась девочка и стала перебрасывать камушек с ладошки на ладошку.
  Ильмара судорожно подставляла руки, боясь, что дочка уронит артефакт и причинит боль избитому до полусмерти Элларду.
  - А ты ничего, - хохотнул Жерар, потрепав девочку по мягким тёмно-русым волосам.
  - Я ничего, - согласилась Регина и продолжила игру.
  Тем временем Леопольд скептически оглядел себя в большим напольном зеркале, залихватски щёлкнул пальцами, и вместо белых одежд и дорожного плаща, на прощелыге появился сиреневый кафтан, красные парчовые штаны и высокие чёрные сапоги. Поправив широкополую бордовую шляпу с белым пером и бриллиантовой брошью, он притопнул каблуками, подмигнул эльфу и ухарски произнёс:
  - Именно таким запомнили в Аргоре иноземного мага-прощелыгу! Не будем разочаровывать публику!
  - Похоже, ты перестал меня бояться, - оскалился Жерар.
  - Я понял, что мне нет смысла бояться, мальчик. Желая помочь детям, я поставил на карту жизнь, а при таких ставках нет места трусости. И не важно, с кем мне придётся сражаться - с аксимийцем или джирмийцем - я буду стоять до конца.
  - Давно бы так, - буркнул эльф и распахнул дверь перед главой попрошаек Аргора. - Прошу Вас, сударь.
  - Благодарю, - надменно кивнул Леопольд и направился в большой приёмный зал дворца.
  Высокопоставленные хамелеоны собирались около часа. Всё это время Леопольд и Жерар пили вино и, отчаянно жульничая, играли в карты. Они демонстративно не обращали внимания на своих подданных. Неожиданно эльф покосился на руку прощелыги и раздражённо прошептал:
  - Где твоя змейка, идиот?
  Леопольд скривил губы, потёр запястье, и золотая змейка заиграла в лучах восходящего солнца.
  - Зачем же так нервничать, джирмиец? - тихо хихикнул он. - Если эти придурки не убили нас сразу, то всё пройдёт, как по маслу.
  - Может, они уже отправили заказ в Джирму, а пока суть да дело, решили выслушать тебя, - колко заметил эльф.
  - Посмотри на себя в зеркало, Жерар, с таким маньяком ни один порядочный попрошайка не захочет иметь дело, а тем более эти зажравшиеся жирные индюки.
  - Как ты любишь своих подданных, Лео, - умилился эльф и смахнул несуществующую слезу.
  - Ты проиграл! - быстро сообщил прощелыга, бросил последнюю карту и тут же растворил колоду в воздухе. - Раз партия завершена, приступим к делам. - Он поднял голову и обвёл скорбным взглядом присутствующих: - О, драгоценные мои попрошайки! Я вернулся к вам в трудную для клана минуту. Мой лучший друг Лоран безвременно покинул нас. Его убила коварная женщина, кою он пригрел на груди этой ночью. Простите меня, товарищи, но я не смог помочь Лорану. Он умер у меня на руках, успев, однако, составить указ о моём назначении его наследником. Смотрите! - Леопольд вытащил из-за пазухи свёрнутый в трубочку лист и помахал им в воздухе: - Этот документ скреплён кровью Лорана! Но не плачьте, господа попрошайки, мой предшественник отомщён - злодейка понесла заслуженную кару! Она умерла от руки этого молодого храбреца! - Прощелыга похлопал эльфа по спине и радостно оскалился.
  Однако высокопоставленные попрошайки не спешили разделить веселье с новым главой клана. С минуту в зале стояла тишина, а потом из пёстрой толпы выступил пожилой мужчина в синим бархатном костюме и недовольно осведомился:
  - С какой стати иноземный маг будет управлять нашим кланом? Пусть себе гуляет по Миру, и не лезет в наши дела!
  - Спешу сообщить тебе, уважаемый, что я решил поселиться в Аргоре навсегда, и выбрал своим домом Шеву! - нагло заявил Леопольд.
  - То есть ты убил Лорана!
  Попрошайки разом заговорили. В адрес Лео полетели обвинения, брань, проклятья. Зал бурлил, клокотал и плевался, как кипящий самовар, а прощелыга то бледнел, то краснел, сжимая в руке бокал шевийского вина. Как успокоить разбушевавшихся попрошаек, он не знал.
  - Тебя часто били, Лео? - ехидно поинтересовался Жерар, склонившись к уху аксимийца.
  - Что предлагаешь? - с надеждой спросил Леопольд.
  Джирмиец неопределённо пожал плечами, встал и на весь зал рявкнул:
  - Тихо!
  Попрошайки тот час смолкли, и их настороженные взгляды вперились в невозмутимое лицо джирмийца. Жерар удовлетворённо кивнул, уселся обратно в кресло, неторопливо достал из кармана трубку, набил её табаком и, раскурив, выпустил в воздух ароматный клуб дыма.
  - Так кто недоволен новым главой клана?
  В зале царило опасливое молчание.
  - Неужели все довольны? - прищурился эльф. - Не бойтесь, я не буду убивать недовольных. В дальнейшем, нам жить бок о бок, господа, так что, давайте проясним ситуацию сейчас.
  Вперёд протиснулся главный барыга Шевы. Он вытер потное лицо платком и нервно произнёс:
  - Как можно ставить во главе клана человека, который убил своего предшественника? Он нарушил закон! За убийство ему полагается смертная казнь. Зачем ставить во главе клана покойника?
  - Как Вас зовут, почтеннейший? - вежливо осведомился Жерар.
  - Роберт Треухий.
  - Я приглашаю вас на завтрак, милейший Роберт. За чашкой чая мы обсудим эту морально-этическую проблему со всех сторон. - Эльф учтиво кивнул и громко спросил: - Кто-нибудь желает присоединиться к нашей беседе, господа?
  Из толпы вышли ещё несколько человек.
  - Отлично, - обрадовался Жерар. - Остальные могут быть свободны.
  Тихо переговариваясь, попрошайки потянулись к дверям, а эльф повернулся к Леопольду:
  - Мы позавтракаем в малой столовой, Лео, если, конечно, ты не возражаешь.
  - Прекрасный выбор, - улыбнулся прощелыга. - Я немедля распоряжусь подать завтрак.
  Жерар проводил гостей в любимую столовую Лорана, усадил их за стол и лёгким движением руки замуровал окна. Попрошайки ничего не заметили: кирпичную кладку надёжно прикрывали плотные шёлковые шторы. Осмотрев помещение, эльф запер потайную и входную двери и кровожадно улыбнулся:
  - Одну минутку, господа. Главный едок сейчас пожалует, - сообщил он и пропал.
  Испуганно переглянувшись, попрошайки заметались по комнате. Внезапный хлопок заставил их замереть: посреди комнаты, прямо на столе, возник спящий Принц Попрошаек.
  - Что происходит? - взвизгнул Роберт, разглядывая избитого сына Лорана.
  Глаза Элларда распахнулись.
  - Всё в порядке, - промурлыкал он, по-кошачьи мягко поднимаясь на ноги. - Давно не виделись, друзья, - игриво проурчал котёнок и прыгнул на первую жертву...
  
  Жерар и Леопольд сидели на низком диванчике у дверей малой столовой, поддерживая щит, который заглушал истошные вопли 'еды'. Они пили вино и мирно беседовали.
  - Одного раза не хватит, - уверено сказал эльф. - Котёнку необходимо выполнить заказов десять-пятнадцать, прежде чем Кошка позволит себя приручить. А с Эллардом ещё хуже. Котёнок голодал как раз в тот момент, когда вливания крови были жизненно важными. Но, думаю, мы задобрим Кошку двумя десятками туш.
  - Звучит ужасно... - уныло протянул Леопольд.
  - Хватит прикидываться белым магом, ханжа! В Аксиме я слышал истории о твоих похождениях в тёмных Мирах, и у меня сложилось впечатление, что ты упирался руками и ногами, лишь бы не возвращаться в Мир всеобщего добра и справедливости.
  - Ты не понимаешь, - нарочито оскорбился прощелыга. - Жизнь каждого человека бесценна!
  - А когда ты смотрел, как джирмийцы убивают твоих детей, ты тоже так считал? - едко поинтересовался Жерар.
  - Я ничего не мог сделать...
  - Только не надо! Когда Марвин прижал тебя к стенке, ты быстренько раздобыл билет на свободу! Скажи честно: ты просто струсил явиться в Аргор и спасти кучку младенцев! Да что там ты! Все твои совершенные товарищи смотрели на бойню, строго соблюдая моральный кодекс белого мага! А ведь из твоих детишек можно было организовать отдельный курс, хотя бы ради эксперимента!
  - Для того, чтобы понять белых магов, ты должен был родиться в другом, светлом Мире...
  - Вот спасибо. - Эльф криво ухмыльнулся, подливая вина в бокалы. - Посмотрел я на белую Аксиму и понял, лучше чёрного Аргора места нет! - хохотнул он и выпил вино.
  - Простите, сударь. - К магам подбежал запыхавшийся слуга и протянул большой белый конверт, - это только что пришло из Цитадели.
  Жерар схватил письмо, скреплённое джирмийской печатью, разорвал конверт и пробежал глазами по ровным, каллиграфическим строчкам:
  - Оперативно.
  - Что там?
  - Бернар приглашает нас на казнь.
  Леопольд хлебнул вина, и его молодое лицо прорезали глубокие морщины:
  - Когда?
  - Через час, - прошипел Жерар и, скомкав письмо, зашвырнул его в высокую фарфоровую вазу, на боках которой молодые самцы оленей сцепились крепкими ветвистыми рогами. - Эл не успеет договориться с Кошкой.
  - Я сам пойду, - вздохнул прощелыга. - Пожалуй, надо взять с собой Ильмару, пусть девочка попрощается.
  - С кем?
  - С Марви, - пьяно всхлипнул Леопольд.
  - Я разве не сказал, что казнь гражданская?
  Леопольд кашлянул и испытывающе покосился на эльфа:
  - Надеюсь, ты-то не мой сын?
  - Нет, мой отец не ты, а мать - Эладия, эльфийская колдунья.
  - Эладия? - Леопольд закатил глаза, что-то прикидывая в уме.
  - Не ломай голову, Моргенштерн, я родился до твоего появления в Аргоре, - хихикнул Жерар.
  - Вот и славно, - почти подпрыгнул от радости прощелыга. - Хотя... А, ладно, не будем ворошить прошлое. Пойду, приглашу Ильмару на казнь.
  - Попридержи язык! - осадил его эльф. - Это казнь, а не представление.
  - Конечно, конечно, - суетливо произнёс Леопольд, вскочил и вихрем помчался по коридору.
  - Тоже мне глава клана. Никакой солидности! Бегает, как мальчишка, - проворчал Жерар, взял кувшин, и тут крики в столовой смолкли. Забыв о вине, эльф оглядел пустой коридор и озабоченно почесал щёку: - Попряталось, сволочьё. Ну, ничего... Потерпи, котёночек, я быстро...
  
  Глава 6.
  Падение принца Аргора.
  
  Площадь перед Цитаделью заполонило людское море. Толпа гудела, как растревоженный осиный рой. Принц Аргора был символом власти джирмийцев, его побег и последующее пленение вызвали страх, недоумение и вопрос: какова же истинная мощь касты, если они сумели поймать и предать суду самого сильного мага Мира. Правда, чтобы поймать его потребовалось полгода, но, так или иначе, опальный принц был захвачен, и теперь аргорцы с трепетом взирали на грозные стены Цитадели, ожидая очередной демонстрации мощи правящей касты.
  Ровно в полдень забили барабаны, взвыли трубы. Тяжёлые створы ворот медленно расползлись в стороны, и копыта волшебных коней выбили чёткую дробь по плитам центральной площади. Всадники в алых плащах оттеснили толпу от эшафота и выстроились в ряд, на равном расстоянии друг от друга. Они зорко вглядывались в лица аргорцев, отыскивая остальных мятежников, но ни беглой кошки, ни собственности принца Аргора не было видно.
  Толпа нетерпеливо загудела и тут же смолкла: из Цитадели выехал император Бернар. Алый плащ его искрился золотом, в золотой тиаре пылали красные жемчужины Тёплого озера, а сбрую коня усыпали кровавые капли рубинов. В гордом одиночестве Бернар проехал по площади и спешился перед помостом. Твёрдым шагом он поднялся по деревянным ступеням и опустился в кресло с высокой спинкой, больше похожее на трон. Бернар выглядел столь внушительно и красиво, что зрители взвыли от восторга.
  - Слава императору! Да здравствует великий правитель Аргора! Слава могучей Джирме! - громом разнеслось над площадью.
  Бернар приветственно поднял руку и, дождавшись тишины, провозгласил:
  - Власть императора нерушима и справедлива! Перед законами империи равны все! Никто не избежит праведного возмездия, ни хамелеон, ни беркут, ни принц Аргора!
  Толпа взорвалась ликующими воплями. В эту минуту любой стоящий на площади аргорец готов был умереть за своего императора, ибо всё, что тот говорил было правдой: из ворот Цитадели выступила длинная процессия кошек и сов, в центре которой шёл опальный принц.
  Марвин выглядел таким, каким привыкли видеть его аргорцы: чёрные высокие сапоги, тёмные брюки и рубашка, алый джирмийский плащ без отделки и украшений. Густые русые волосы были перетянуты чёрной атласной лентой, открывая бледное, притягательно-красивое лицо, а тёмно-зелёные глаза... Зрители стояли слишком далеко, чтобы увидеть неживой взгляд принца. Марвин, словно во сне, шёл по коридору, который создавали для него джирмийцы и друиды, и бессмысленно таращился на золотое солнце Аргора.
  Процессия повернула к эшафоту. Марвин добрёл до помоста, наткнулся на ступеньки, споткнулся и чуть не упал. Он замер, непонимающе глядя на препятствие, пока один из друидов не шепнул ему на ухо: 'Ступени'. Принц заторможено кивнул и стал подниматься по лестнице. Когда он достиг площадки, Бернар скомандовал: 'Стоять!', и Марвин послушно остановился. Синкоплус шагнул к нему и повернул лицом к толпе.
  Аргорцы завыли и заулюлюкали, осыпая принца проклятьями и ругательствами, и император поднял руку. Почти сразу толпа притихла, и Бернар торжественно изрёк:
  - Испокон веков джирмийцы преданы касте и Аргору! Любой житель нашего Мира знает, что нет ничего крепче слова кошки! Мы всегда могли поручиться за любого члена касты! Но, увы, человек несовершенен, и в великой Цитадели вырос предатель!.. - Предводитель сделал скорбную паузу и торжественно продолжил: - Принц Аргора, обвиняется в измене касте и Миру! Марвин, мой бывший наследник, нарушил слово джирмийца! Он поднял руку на товарищей! Он попрал традиции касты, взяв себе жену! Он обманом совратил с истинного пути одну из лучших кошек Цитадели, тем самым подписав ему смертный приговор! Он выкрал воспитанника Джирмы и, спасаясь от возмездия, позорно сбежал из Аргора! Но каста схватила изменника, и он предстал перед справедливым судом! Все мы помним заслуги принца перед Миром, поэтому суд посчитал справедливым сохранить ему жизнь! Но Марвин понесёт более суровое наказание, чем смерть! - Бернар встал, и голос его зазвучал громче: - Принц Аргора приговаривается к лишению титула и магических способностей! Отныне, аргорец Марвин становится рабом, и до конца дней своих не покинет стен Цитадели! - Император помедлил, давая аргорцам возможность осмыслить страшный приговор, а потом опустился в кресло: - Приступай, Синкоплус!
  Глава Сов повернулся к Марвину и возложил руки на его голову. Принц дёрнулся, пытаясь оказать сопротивление, и собственноручно поставил точку в исполнении приговора. Лицо Марвина перекосилось от отчаяния, он силился разрушить заклятье, не осознавая, что сопротивление лишь укрепляет его.
  Ещё ночью, очнувшись после предательского удара Элларда, Марвин почувствовал наложенное друидами заклинание. Оно показалось простым, и принц, не раздумывая, разрушил его. Чары Сов распались на множество мелких осколков, но, вместо того, чтобы исчезнуть, ринулись в сознание джирмийца и мгновенно опутали его тонкой чёрной сетью. Марвин немедля бросился в бой. Он рвал чёрную липкую сеть, но обрывки срастались и снова впивались в сознание. Но Марвин привык противостоять трудностями, и настойчиво сражался с колдовством друидов, не подозревая, что именно в сражении кроется ловушка. Принц Аргора отстранился от реальности - мысли целиком поглотила бессмысленная война с чарами Сов. Он плохо слышал, с трудом видел и едва понимал, что от него хотят.
  Марвин был 'казнён' ещё несколько часов назад, и на эшафоте Синкоплус лишь слегка коснулся его сознания, вызвав очередной виток борьбы за свободу. От дикого напряжения и боли, разрывающей череп, ноги принца подломились, и он упал на колени, что в глазах возбуждённой толпы стало раскаянием и признанием вины.
  - Слава императору! Позор принцу Аргора! Да здравствует справедливый суд Джирмы! - вопили аргорцы и аплодировали, глядя как Бернар срывает с плеч Марвина алый плащ и надевает на его шею железный ошейник с длинной тонкой цепью.
  Император дёрнул цепь, заставив Марвина подняться на ноги, и повёл его к лестнице. На первой же ступени принц оступился. Он взмахнул руками, тщетно пытаясь сохранить равновесие, и, усмехнувшись, Бернар выпустил цепь. Марвин скатился по ступеням и замер у ног императорского коня. Толпа дружно рассмеялась, а предводитель величественно спустился с помоста и вскочил в седло. Приняв из услужливых рук Синкоплуса конец цепи, он ударил коня пятками и направился к воротам Цитадели. Марвин не сообразил, что надо встать. Когда цепь натянулась, он инстинктивно вцепился в неё и закричал от боли: шершавые каменные плиты разодрали одежду, и за рабом потянулся широкий кровавый след.
  - Марвин!!! - раздался вдруг пронзительный женский крик, и джирмийцы напряглись, до рези в глазах всматриваясь в море людских лиц. Но Ильмары и Леопольда уже не было на центральной площади Догмара...
  
  После казни джирмийцы собрались в парадном зале. Как обычно играла легкая музыка, в бассейне плавали красавицы-русалки, столы ломились от изысканных угощений и редких вин. Но этот пир грозил стать самым скучным в истории Джирмы. Предводитель старательно изображал веселье, да и остальные джирмийцы изо всех сил делали вид, что развлекаются на полную катушку, однако стоило им взглянуть на разжалованного принца Аргора, сидящего перед столом Бернара с тарелкой еды на коленях, лица кошек мрачнели. Джирмийцы любили Марвина, и его казнь стала для них ударом. Они бы поняли, если б Бернар лишил его звания золотой кошки и сделал рядовым джирмийцем, но магия Сов превратила жизнерадостного, умного юношу в растение, и, по мнению кошек, это было слишком!
  Предводителя и самого раздражал дегенеративный вид Марвина. Бернар желал иного: ему виделся гордый, жестокий и покорный его воле принц Аргора, а пустоглазый дурачок со стекающими в тарелку слюнями стал насмешкой над сокровенными желаниями предводителя. Но Бернар стерпел бы эту издевку судьбы, если б не осуждение в глазах кошек.
  Веселье на пиру умирало - сочувствующие взгляды джирмийцев всё дольше задерживались на околдованном принце. 'Только всеобщих рыданий мне не хватало!' - раздражённо подумал Бернар. Он выскочил из-за стола, дёрнул цепь и заставил Марвина встать на ноги. Жалобно звякнула разбитая тарелка, и в зале воцарилась тишина. Джирмийцы растерянно уставились на предводителя, а тот схватил Маврина за волосы, подтащил к бассейну и швырнул в воду. Русалки с визгом бросились врассыпную, а принц Аргора, бестолково перебирая руками, стал медленно опускаться на дно.
  Дружно выдохнув, джирмийцы вскочили из-за столов и напряжённо замерли. Бернар обвёл тяжёлым взглядом зал: его слово всё ещё значило больше, чем любовь к Марвину. 'И всё-таки они поднялись, едва принц начал тонуть', - напомнил себе Бернар и приказал:
  - Питер, вытащи его!
  Серебряная кошка тот час сиганул в воду. Он выволок Марвина из бассейна, перевернул его на живот и с силой надавил на спину.
  Принц срыгнул воду и закашлялся, а император брезгливо поморщился.
  - Марвина, которого вы так любили, больше нет! Я докажу вам это! - Бернар вздёрнул бывшего наследника на ноги. Выхватив из-за пояса кинжал, он вложил его в руку Марвина и сжал безвольные пальцы вокруг рукояти. Околдованный принц даже не взглянул на клинок. Он смотрел прямо перед собой и что-то беззвучно бормотал.
  - Вылови русалку, Питер!
  Серебряная кошка выволок из бассейна темноволосую длинноногую рабыню и бросил её к ногам предводителя. Бернар зло усмехнулся:
  - Давай же, Марвин, развлеки нас!
  Принц Аргора не пошевелился. Император грубо толкнул его в спину, и Марвин, продолжая сжимать в руке кинжал, рухнул на рабыню. Лезвие полоснуло девушку по бедру. Она завопила от боли и бестолково задёргалась, но расслабленное тело принца, словно пресс, прижимало её к полу. Рабыня царапалась и кусалась, извивалась и била джирмийца руками и ногами, пока, наконец, не спихнула его. Принц перевалился на бок и застыл, прижимая окровавленный кинжал к груди, а девушка зажала рану рукой, умоляюще взглянула на предводителя, и получила сапогом в лицо. Рабыня отлетела к бассейну, врезалась в мраморный бортик и осталась лежать, неестественно вывернув шею. Предводитель же потянул за цепь, понукая принца встать и повёл его к столу, громко приговаривая:
  - Мне тоже жаль Марвина, но каста не прощает измены. Когда принц находился под заклятьем Камиллы, мы закрыли глаза на его выходки и смерти кошек, но когда он стал действовать во вред Джирме сознательно - мы наказали его! Это и есть справедливость! Марвин внёс смуту в касту! Посмотрите на себя, джирмийцы! Вы ведёте себя, как разнеженные аристократки, только что слезу не пускаете! А ведь принц предал вас, и не заслуживает сочувствия! Я воспитал Марвина, я вложил в него много труда и времени, и я же покарал его, несмотря на то, что он был самым талантливым из вас! Он пытался отделиться от касты, забыв, что именно в единстве наша сила! И он останется в Цитадели, как вечное напоминание о расплате, которая ожидает любого, кто захочет обмануть Джирму! Смотрите на него, господа, и помните мои слова! - Предводитель взошёл на помост, толкнул Марвина на пол и сел за стол. По его знаку, раб поставил на колени принца тарелку с мясом, и Бернар зычно приказал: - Ешь!
  Марвин, словно заводная кукла, положил кусок мяса в рот и стал вяло пережёвывать его. Джирмийцы с омерзением наблюдали, как по его подбородку и шее стекают жир и слюна, расползаясь блестящим пятном на чёрном шёлке рубашки. Бернар был прав: их Марвин умер, и кошки, наконец, признав это, отвернулись от мёртвого принца...
  
  Бледный и подавленный Леопольд ввалился в бывшие покои Лорана, нетвёрдой походкой подошёл к столу, где на серебряном подносе в окружении костяных кубков возвышался тонкогорлый кувшин. Дрожащей рукой Лео плеснул вина в два кубка и обернулся к двери.
  - Выпьем, девочка.
  Ильмара согласно кивнула, но тут силы оставили её, и девушка подстреленной птицей рухнула на пол. Чертыхнувшись, Лео метнулся к двери, подхватил невестку на руки и уложил на диван.
  - Сейчас, сейчас, - пробормотал он и, порывшись в карманах, извлёк на свет маленький флакон.
  Несколько раз встряхнув его, прощелыга влил несколько капель в приоткрытый рот Ильмары. Девушка сглотнула, нервно всхлипнула и открыла глаза.
  - Марвин... - прошептала она, взглянув на Леопольда: на мгновенье ей показалось, что муж рядом.
  - Марвин в Джирме, девочка.
  Словно наяву перед Ильмарой предстала картина казни: довольные лица Бернара и Синкоплуса, радостные крики аргорцев и пустые, безучастные глаза Марвина. Девушка услышала, как щёлкнул железный ошейник, как звякнула тонкая цепь. Копыта джирмийского коня цокнули у самого лица её возлюбленного, и в ноздри ударил запах свежей крови...
  Ильмара схватилась за голову и горестно простонала:
  - Почему ты не помог ему, Лео? Ты же его отец! Как ты мог стоять и смотреть на то, что с ним делали? Ты должен был забрать его и снять заклятье!
  - Прости, дорогая, но это невозможно. - Прощелыга с сожалением почесал подбородок, по-заячьи приподняв верхнюю губу. - Я объясню, если ты пообещаешь держать себя в руках.
  - Объясняй! - раздался с порога резкий голос эльфа.
  Леопольд обернулся, и глаза его широко распахнулись, наполнившись ужасом: рядом с Жераром сыто улыбался Эллард, с ног до головы перепачканный кровью.
  - Почему ты не приказал ему переодеться, Жерар? - чувствуя, как к горлу подступает тошнота, воскликнул прощелыга.
  - Успею, - добродушно отмахнулся котёнок и сел на диван, рядом с Ильмарой. - Расскажи о казни Марвина, папа.
  Брови Леопольда изумлённо взметнулись, но эльф лишь пожал плечами.
  - Я, как мог, старался ускорить процесс насыщения котёнка кровью, но, кажется, превысил допустимые нормы, - витиевато объяснил он, и хмуро уточнил: - От крови Эл пьян в доску.
  Эллард сладко улыбнулся и прилёг под бочок к Ильмаре.
  - Извините, сударыня, но я так устал... - устраиваясь поудобнее, лениво протянул он и широко зевнул.
  - Это собственность принца, Эл! - строго заметил Жерар.
  - Так я её и не трогаю, - промурлыкал котёнок и томно взглянул на Ильмару: - Сейчас я полежу и встану, детка. Ты ж не против?
  - Нет, сударь, - сдавленно прошептала девушка.
  - Сударь? Да ладно тебе. К чему такие церемонии, детка, - блаженно вздохнул Эллард, уткнулся в её плечо и закрыл глаза.
  Ильмара вопросительно посмотрела на эльфа.
  - Он ничего не соображает. Пусть поспит, ему это только на пользу, - отмахнулся Жерар. - Так что с Марвином, Лео?
  Прощелыга покосился на кубок с вином, потом на эльфа и, наплевав на последствия, смело шагнул к столу. Жерар мысленно усмехнулся воинственному настрою белого мага, но останавливать Лео не стал. Прощелыга залпом выпил вино, довольно крякнул и менторским тоном заговорил:
  - Здешние друиды наложили на него незатейливое, но практичное и действенное заклинание. Совы рассудили верно: Марвин привык сопротивляться любым воздействиям на своё сознание, и они поймали его на этом. Чем сильнее он сопротивляется, тем крепче держит его заклинание. Борьба Марвина - бессмысленный, бесконечный процесс. Если его не прервать, он закончится лишь с последним ударом истощённого сердца.
  - Почему ты не забрал Марвина в Шеву? - хмуро спросил эльф.
  - Он умрёт, если покинет Цитадель. Не сразу, конечно, но непрерывная борьба с заклинанием изведёт его: тонкие силовые линии, паутиной окутывающие Аргор, не дадут Марвину такого количества энергии, как Цитадель. Он истощит свои силы и тихо угаснет, так и не поняв, что произошло.
  - Сними заклятье, папа, и все дела, - проурчал Эллард, потёрся носом о плечо Ильмары и блаженно улыбнулся.
  Лео скептически посмотрел на сына:
  - Заклинание развалится само, если Марвин прекратит бороться с ним.
  - Класс! - выпалил Жерар и нервно рассмеялся. - Поздравляю! Марвин попался всерьёз и надолго, если не навсегда. Джирмийцы не сдаются, Лео! Мы всегда идём до конца. Браво, Бернар! Всё-таки наш предводитель - уникальная личность! Склоняю голову!
  Ильмара осторожно выбралась из-за Элларда и встала.
  - Нужно объяснить Марвину, что делать! - твёрдо сказала она.
  Леопольд и Жерар снисходительно посмотрели на девушку, и её щёки вспыхнули.
  - Что вы ждёте? Вытащите его из Джирмы и втолкуйте, как избавиться от заклятья!
  Маг-прощелыга ласково погладил невестку по голове и проворковал:
  - Пойди, навести Регину, милая. Мы сами решим, как спасти твоего принца.
  Ильмара сбросила его руку и зло произнесла:
  - Перестаньте относиться ко мне, как к вещи! Я тоже маг и кое-чему научилась в Аксиме!
  - Хорошо-хорошо, девочка, - кисло улыбнулся Леопольд. - Мы подумаем над твоим предложением.
  - Я знаю Марвина! - горячо воскликнула Ильмара, не понимая, почему эльф и аксимиец не принимают её слова всерьёз. - Это же так просто! До Марвина можно достучаться! Он умный! Он сообразит, что от него требуется! Помогите ему, пожалуйста!
  - Молчать! - рявкнул Жерар и шагнул к девушке. - Кто разрешил тебе говорить?
  Ильмара испуганно запнулась, но уверенность в собственной правоте и желание спасти мужа перебороли страх.
  - Я бы сама прыгнула в Джирму и забрала его, но я не умею перемещаться! А вы почему-то не видите очевидного! Вытащите Марвина в Шеву, и, клянусь, я сумею объяснить ему...
  Эльф схватил Ильмару за грудки и приподнял над полом.
  - Замолчишь ты, когда-нибудь? - прошипел он в лицо девушке. - Совсем от рук отбилась! Марвин избаловал тебя донельзя.
  - Но я же права! - прохрипела Ильмара и, изловчившись, пнула эльфа коленом в живот.
  От такой наглости Жерар опешил и разжал пальцы. Ильмара мягко, как кошка, опустилась на пол, отпрыгнула в сторону и прижалась к стене. Она ударила джирмийца и со страхом ждала, что сейчас эльф изобьёт её до полусмерти. В сознании девушки смешались ужас перед золотой кошкой и обида за Марвина, который останется в Цитадели только потому, что никто не захотел слушать её. Девушка была готова растерзать бестолковых мужчин, но понимала, что с Жераром ей не справиться.
  Эльф очнулся от потрясения и направился к Ильмаре. Девушка зажмурилась, страстно желая, чтобы в руках у неё оказалось оружие. Она даже представила свой старый, подаренный матерью лук, прицелилась и отпустила тетиву...
  - Мара! Что ты делаешь?! - завопил Леопольд.
  Охотница отбросила воображаемый лук, открыла глаза, и изумлённый возглас застыл в горле: на полу, с недоумением таращась на чёрную дыру в стене, сидел золотая кошка. Эльф тряхнул головой:
  - Ах ты дрянь! - Он бешено взглянул на Ильмару и вскочил.
  Девушку охватила паника. Не соображая, что делает, она выбросила руки вперёд, и с ладоней полетели огненные стрелы. Но на этот раз Жерар подготовился к атаке: стрелы врезались в ледяной щит и с шипеньем исчезали. Эльф остановился в шаге от девушки и приказал:
  - Прекрати истерику, Мара.
  - Я хотела, чтобы меня всего лишь выслушали! - закричала девушка, и поток стрел стал гуще.
  - Мы выслушали тебя, - хладнокровно произнёс Жерар.
  - Но не восприняли всерьёз!
  - Остановись, и мы обсудим твоё предложение, - вкрадчиво сказал эльф, шагнул вперёд и хищно улыбнулся.
  - Ты джирмиец, и не станешь слушать женщину, - прошептала Ильмара, понимая, что проигрывает бой. - Пожалуйста, позволь...
  - Довольно! - рыкнул Жерар и метнулся к девушке.
  Магия льда и пламени схлестнулись, на краткий миг эльф и охотница скрылись в облаке пара. Сырой горячий воздух ударил в ноздри и рот, разрывая лёгкие, и Ильмара зашлась в кашле. Пред глазами поплыли разноцветные круги, в ушах зазвенело, и она рухнула на руки джирмийцу. Жерар выругался себе под нос и уложил девушку на диван рядом с Эллардом, который тут же сотворил мягкий шерстяной плед и заботливо укутал собственность принца.
  - Марвин завёл себе боевого мага, - хихикнул котёнок, играясь с чёрными волосами Ильмары.
  - Да уж... Мой старший сын большой оригинал. - Леопольд подошёл к стене и провёл рукой по обугленным краям дыры: - Неплохо для первого раза.
  Жерар зло скривился:
  - Так или иначе, девчонка забыла своё место.
  - Ильмара прекрасный маг! Если б её обучали боевой магии, так же, как джирмийцев, неизвестно, кто бы из вас победил, Жерар. Странно, что Цитадель отказывается от способных к магии женщин. Вот в Аксиме не придают такого значения половой принадлежности.
  Эллард перебрался в кресло, свернулся калачиком и мечтательно проговорил:
  - Как это верно сказано, папа. Представляю себе: подходит к какому-нибудь напыщенному вояке этакая хрупкая юная девчушка и точным ударом вонзает кинжал в сердце... - Котёнок сладко потянулся и посмотрел в окно: - Не кажется ли вам, что стало слишком тихо?
  Жерар и Леопольд опасливо прислушались.
  - Джирмийцы! - воскликнул маг-прощелыга и заметался по комнате, как крыса в западне.
  Эллард кубарем слетел с кресла и подхватил Ильмару на руки, а эльф усмехнулся, демонстративно скрестил руки на груди и проворчал:
  - Наконец-то хоть что-то прояснится.
  
  В трапезном зале наконец-то воцарилось обычное для джирмийских пиров веселье. Кошки пили вино и дружно горланили застольную песню, когда на возвышении перед столом предводителя возникли Леопольд, Жерар и Эллард с Ильмарой на руках. Пленников окружали десять золотых кошек. Лёгким движением руки Бернар позволил конвоирам присоединиться к товарищам, и золотые кошки растворились в зале. Леопольд тут же расправил плечи и приосанился, а Эллард поставил Ильмару на пол и придвинулся ближе к наставнику. Ильмара закуталась в плед, затравленно огляделась и, зажав рот ладонью, уставилась на Марвина, который механически жевал мясо и тупо смотрел перед собой. Жерар тоже посмотрел на друга, но коротко. Его взгляд тут же вернулся к сияющему лицу предводителя.
  Выдержав театральную паузу, Бернар глумливо усмехнулся:
  - Наконец-то вы решили присоединиться к нам, господа! Даже девочку для развлечений прихватили! - Он поднял бокал и отсалютовал белому магу: - Рад приветствовать тебя, прощелыга!
  - Взаимно, император. - Леопольд сдержанно поклонился.
  Голос Бернара привёл Ильмару в чувство, и она, сбросив плед, кинулась было к мужу, но Жерар схватил её за плечи.
  - Марвин! - крикнула девушка, отчаянно вырываясь из рук кошки. - За что вы его так? Он не сделал ничего плохого! Он всегда был верен касте! - Ильмара перестала рваться и устремила на Бернара полный ненависти взгляд: - Это Вы предали его! Вы...
  - Заткнись, Мара! - приказал эльф, и девушка осеклась. Глотая слёзы, она перевела глаза на отрешённое лицо возлюбленного и сжала кулаки.
  Жерар глубоко вздохнул и поклонился предводителю с видом исполненным достоинства:
  - Мы в Вашей власти, сударь.
  Бернар благожелательно улыбнулся, внутренне аплодируя выдержке бывшего воспитанника:
  - Я вынес тебе смертный приговор, Жерар.
  - Я готов умереть, сударь.
  - Обязательно, но позже, - кивнул предводитель и обратился к Элларду: - Как ты, котёнок?
  - Хорошо, сударь, очень хорошо, - почти пропел Эллард, то и дело оглядываясь на бассейн с русалками.
  Ильмара проследила за его взглядом и вскрикнула: в кроваво-красной воде плавали истерзанные и изувеченные трупы, а среди них в безмолвном ужасе метались живые обнажённые девушки.
  - Какой кошмар... - только и смогла выдавить она и беспомощно взглянула на безучастного ко всему Марвина. Ильмара знала, что джирмийцы жестокие и беспощадные маги, но видеть их деяния воочию было невыносимо.
  Услышав её слова, Леопольд обернулся к бассейну, и его лицо мгновенно покрылось потом. Клацая зубами и задыхаясь от ужаса, он вытер пот рукавом и затравленно простонал:
  - Мне плохо.
  Снисходительно хмыкнув, Бернар наполнил бокал вином и с любезной улыбкой протянул его Леопольду.
  - Пей! Тебе тоже вынесен смертный приговор, прощелыга, и я не хочу, чтобы ты сдох раньше времени.
  Трясущимися руками Лео поднёс бокал к губам и жадно выпил вино:
  - Благодарю Вас.
  - Не за что, - буркнул Бернар, поглядывая на Элларда.
  Котёнок забыл, что стоит перед предводителем, и откровенно таращился на русалок. На губах пузырилась слюна, глаза покрыла белёсая, мглистая пелена, а пальцы сжимались и разжимались, словно он выпускал и втягивал когти.
  - Эллард, - тихо позвал Бернар, однако котёнок не отреагировал на зов. Конечно, предводитель мог сам справится с выпавшим из реальности Эллардом, но предпочёл подождать. Скривившись в недовольной презрительной улыбке, он посмотрел на эльфа: - Ты перестарался, приводя воспитанника в чувство, Жерар. Давненько я не видел пьяного от крови котёнка. Тебе хочется поплавать, малыш? - громогласно спросил Бернар, привлекая внимание Элларда.
  - Да, сударь, - проурчал котёнок и подался вперёд, жадно раздувая ноздри.
  - Стоять! - рыкнул предводитель.
  Эллард протестующе мотнул головой, обернулся и с мольбой взглянул на рубиновую кошку:
  - Пожалуйста, сударь... Только одну...
  - Обойдёшься!
  Эллард покорно кивнул и... зашагал к бассейну. По залу разнеслись ироничные смешки джирмийцев. Жерар сплюнул, двумя прыжками нагнал котёнка и сбил его с ног.
  - Остановись, Эл! Ты должен заставить кошку слушаться!
  Послав наставнику испепеляющий взгляд, котёнок зло зашипел и пополз к бассейну. Жерар поймал его за шкирку, рывком поставил на ноги и начал хлестать по щекам, приговаривая:
  - Очнись, Эл! Возьми себя в руки, или сдохнешь!
  Эллард не сопротивлялся. Голова его моталась из стороны в сторону, но взгляд неизменно возвращался к лицу наставника. Когда на губах Эла появилась кровь, он слизнул её и сладострастно простонал:
  - Ещё...
  - Доигрался? - злорадно ухмыльнулся предводитель. - Вот к чему приводит самодеятельность, Жерар!
  Тяжело вздохнув, эльф повернулся к Бернару.
  - Не убивайте его, сударь. Эл справиться, ручаюсь.
  - Почему я должен жалеть его, Жерар?
  - Он единственный из нас, кто не предавал касту. Он учился в белой Аксиме и будет полезен Джирме, сударь!
  Словно раздумывая, Бернар побарабанил пальцами по столу и вдруг рассмеялся:
  - Тогда поставим эксперимент, Жерар! Вы же с Марвином обожали ставить опыты. Так вот, у тебя десять минут. Или Эл станет игривой кошкой или, не обессудь, умрёт.
  Джирмийцы возбуждённо загомонили, обсуждая шансы котёнка выжить, а эльф нервно сглотнул и, коротко поклонившись предводителю, вперил взгляд в лицо Элларда. Он страстно желал спасти талантливого котёнка, но как это сделать не представлял. Жерар смотрел в лицо Элларду и скрежетал зубами: он полгода оберегал его в Аксиме, не давая Кошке бунтовать, и не желал, чтобы его труды пропали даром. 'Кошка, - повторил про себя эльф. - По сути, она та самая тёмная сила, от которой учил защищаться белый маг Иван. Очень гуманно учил, и это мне на руку. Будем договариваться'. Жерар проник в сознание котёнка и, воспользовавшись любимым заклинанием товарища Ивана, успокоил агрессивно настроенную Кошку. Ласково погладив блестящую чёрную шерсть, эльф пообещал напоить клеймо кровью, но чуть позже. Кошка была сыта и милостиво согласилась подождать. Жерар поблагодарил её и, почёсывая призрачное животное за ухом, осторожно заметил, что котёнок Эллард уже достаточно опытен, чтобы начать действовать самостоятельно. Он попросил Кошку ослабить хватку и позволить котёнку стать игривой кошкой. 'Эллард и дальше будет обеспечивать тебя кровью, но уже по собственной воле, во имя любви к тебе', - говорил эльф, и Джирма внимательно слушала его. Наконец, она смущённо признала, что может свести котёнка с ума и лишить Цитадель талантливого адепта. Затаив дыхание, Жерар смотрел, как медленно, словно нехотя, разжимаются кошачьи коготки, освобождая сознание Элларда, и тот игривой кошкой пробуждается к жизни.
  Лицо Элларда разгладилось и стало осмысленным, из глаз исчез алчный блеск, разбитые губы зажили. Игривая кошка широко потянулся, будто испытывая тело на прочность, встряхнул волосами и повернулся к Бернару. Он церемонно склонил голову и ровным голосом сообщил:
  - Я в порядке, сударь.
  Джирмийцы восторженно ахнули и зааплодировали Жерару, восхваляя его магическое искусство и мастерство наставника, но предводитель поднял руку, и аплодисменты смолкли.
  - Молодец, Жерар, твой воспитанник всё-таки стал игривой кошкой, - сдержанно похвалил он эльфа, и в его голосе зазвенела сталь. - Касте будет не хватать столь искусного наставника, но предатели нам не нужны. Убей его, Эл!
  Среди джирмийцев пронёсся возмущённый ропот, а Эллард кивнул и, выхватив из-за пояса кинжал, шагнул к эльфу. По спине Жерара пробежал лёгкий холодок, он вдруг понял, что не вправе умереть, пока не спасёт друга. Времени у него оставалось всего ничего, и, гордо выпрямившись, эльф громко и отчётливо произнёс:
  - Мой последний приказ, Эл - спаси Марвина!
  Кинжал выпал из руки игривой кошки и с глухим стуком упал на пол. Пока Эл был котёнком, дружбы с Марвином для него не существовало, но теперь, когда Джирма отпустила его сознание, память вернулась. Игривая кошка болезненно дёрнулся, попятился и вскрикнул, вспомнив, с чьей помощью брат попал в плен. Он вспомнил, как, повинуясь приказу Бернара, пробил щит, окружавший сознание Марвина, и позволил Совам наложить заклятие. Эллард обернулся и виновато уставился на брата, пускающего слюни над пустой тарелкой, которую никто не удосужился забрать из его рук. Грязные пальцы бестолково скользили по фарфору: Марвин искал мясо, не осознавая, что тарелка давно опустела.
  - В чём дело, Эллард? - раздражённо поинтересовался Бернар. - Хватит пялиться на отступника! Убей Жерара или он убьёт тебя!
  - Ни за что! - выкрикнул Эллард, а Жерар с вызовом взглянул в лицо предводителю:
  - Я тоже не стану убивать своего воспитанника!
  - Очень жаль, - делано расстроился Бернар и язвительно поинтересовался: - А ты Лео, не желаешь выслужиться? Убей Жерара и Элларда, и я отпущу тебя на все четыре стороны.
  - Нет, - помотал головой прощелыга.
  - Дело ваше. - Бернар помолчал, стрельнул глазами на принца Аргора и приказал: - Питер, займись девчонкой!
  От неожиданности Жерар растерялся. Было странно, что предводитель не обратил внимания на их прямое неповиновение, а переключился на собственность Марвина. Но рассудив, что за последние часы он и без того мало что понимает, Жерар улыбнулся Ильмаре и скомандовал:
  - Защищайся, Мара! Ты принадлежишь принцу Аргора! Умри, но не позволь им коснуться себя!
  Девушка удивлённо взглянула на эльфа и подняла руки навстречу Питеру. С узких изящных ладоней слетели огненные стрелы. Не ожидавший нападения джирмиец на миг окаменел и запоздало шарахнулся в сторону. Одежда на нём загорелась и, ругаясь себе под нос, он ринулся к бассейну. Кошки заулюлюкали и повскакали с мест, с восторгом глядя на собственность Марвина.
  - Ты пожалеешь, Жерар! Убить их всех! - грозно произнёс Бернар и, выскочив из-за стола, с ненавистью пнул Марвина ногой. - Это всё твои происки! Даже став дебилом, ты мешаешь касте жить спокойно!
  Жерар, Эллард и Леопольд придвинулись к Ильмаре, приготовившись дать отпор джирмийцам, но те не трогались с мест. Кошки заворожено смотрели на руки девушки, с которых сыпались яркие красные искры. Чувствуя, что Ильмара слабеет, эльф шепнул:
  - Обопрись на меня и не останавливайся. Пока ты искришься, они не бросятся.
  - А потом? - дрожащим голосом спросила девушка.
  - Мы будем драться и умрём.
  Слова наставника заставили Элларда вздрогнуть. Почувствовав на горле цепкую лапу смерти, он посмотрел на брата и истошно заорал:
  - Марвин!!! Приди в себя! Оставь заклятье в покое! Перестань бороться! Ты нужен нам!
  Возглас игривой кошки вывел джирмийцев из ступора, и, вспомнив о приказе предводителя, они нерешительно вскинули руки.
  - Отставить! - гаркнул Бернар, в очередной раз повергнув Жерара в шок.
  Джирмийцы замерли, недоумённо переглядываясь, а предводитель вытащил меч и приставил лезвие к горлу Марвина:
  - Концерт окончен! Бросайте оружие и никакой магии!
  Жерар скрипнул зубами и первым положил меч и кинжалы на пол. Помешкав, Эллард и Леопольд последовали его примеру, а Ильмара опустила руки.
  - Я не вижу ни одной причины, чтобы сохранить вам жизнь, - спокойно произнёс предводитель. - Вы умрёте! Я не позволю устраивать бардак в стенах Цитадели! Если не будете сопротивляться, обещаю оставить в живых вашего приятеля-принца. Решайте!
  - Отпустите хотя бы Ильмару, - жалобно попросил Леопольд.
  - Мы можем оставить её в живых, - кивнул в сторону бассейна Бернар, и девушка испуганно прижалась к эльфу. - Не хотите? Воля ваша. Другие желания имеются?.. Нет? Отлично. - Предводитель отнял меч от горла Марвина и выставил его перед собой. - Жерар! Подойди!
  Ильмара судорожно всхлипнула и вцепилась в руку эльфа:
  - Не надо. Пожалуйста.
  - Молчи, - тихо сказал Жерар, оторвал от себя девушку и шагнул навстречу клинку предводителя.
  Леопольд зажмурился и зажал уши ладонями.
  - Я больше не выдержу! Прекратите это! - проорал он, рухнул на колени и, словно под тяжестью его тела, пол и стены трапезного зала содрогнулись.
  Раздался оглушительный хлопок, душераздирающий кошачий вой, и зал потонул в мертвенной тишине. Оттолкнув Жерара в сторону, Бернар одним прыжком оказался возле прощелыги, и рукой, сжимающей рукоять меча, ударил его в лоб. Прощелыга кулем завалился на спину и больше не пошевелился.
  - Наконец-то, - выдохнул Бернар и убрал меч в ножны.
  
  Глава 7.
  Вторжение.
  
  Над бассейном сгустилась тьма, поглотив и трупы, и живых рабынь. Вода очистилась от крови и заблестела мириадами хрустальных звёзд. Звёзды кружились и сжимались, пока не сложились в тонкую, мерцающую густым алым светом плиту. Тьма опустилась на хрустальную поверхность, изогнулась длинным горбатым валуном и воплотилась в гигантскую чёрную кошку.
  - Слава Джирме! - на едином дыхании выкрикнули джирмийцы и почтительно склонили головы.
  Грациозно скрестив широкие когтистые лапы, Кошка оскалилась, приветственно рыкнула, и над трапезным залом поплыл чистый завораживающий голос:
  - Тысячи лет назад я владела огромным прекрасным Миром. Я жила спокойно и счастливо, пока в мой Мир не явились маги из Аксимы. Они жаждали извратить мой Мир, навязать ему свои уродливые представления о Добре и Зле. Но джирмийцы оказали яростное сопротивление белым захватчикам, и, поняв, что Мир не сдастся, аксимийцы уничтожили мой дом. Пали города и страны, рассыпались в прах острова и материки, высохли моря и океаны. Джирма исчезла, осталась только я - душа погибшего Мира, обречённая вечно скитаться по Вселенной. Долгие века мрак и одиночество были моими единственными спутниками. Порой мне казалось, что я так и умру в бесконечной темноте Вселенной, растворюсь в холодном сиянии звёзд. Но я упорно неслась вперёд и вперёд, пока не услышала Зов. Погибающий Мир молил о помощи, и я ответила на его призыв. Душа Аргора умирала от рук аксимийских магов, и мне было суждено принять её последний вздох и занять её место. Так ваш Мир выжил, а у меня появилась надежда - отомстить за разрушенную Джирму и множество других, уничтоженных белыми магами Миров.
  Я затаилась в Прибрежных горах: мне требовалось время, чтобы окончательно слиться с новым телом, упорядочить воспоминания погибшей души Мира, набраться сил и найти способ изгнать захватчиков...
  Аргор стонал под пятой белых оккупантов. Все пятнадцати княжеств Мира были разрушены, а их правители - мертвы. В Мире царил хаос. Аргорцы в ужасе слушали речи о создании единой империи Света и молчали, ибо тех, кто возражал, подвергали магическому обряду, после которого люди теряли себя и до конца дней своих в безумии скитались по Аргору, радуясь непонятно чему.
  Но молчание