Кохинор: другие произведения.

Миранда (общий файл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:

  
  
  Миранда.
  
  Стояла жаркая душная ночь. Миранда смотрела на звёзды и задумчиво водила кончиком карандаша по приоткрытым губам. Перед колдуньей лежал чистый лист муаровой бумаги и конверт с перекрещенными синими мётлами.
  'Милостивый сударь. - Миранда терпеливо проговаривала про себя послание верховному магистру Ордена Приятой Сыти. - Вот уже восемнадцать лет я работаю главной колдуньей Березера, и за эти годы ни разу не удостоилась чести посетить столицу, а, главное, Большой Летний Бал...'
  За дверью комнаты что-то рухнуло, прозвучал испуганный кошачий вой, топот и площадная брань в исполнении сурового мужского баска. Рука Миранды сжала карандаш так, что с пальцев посыпались яркие розовые искры.
  - Ё-моё... Любимый аранский стеллаж, - сварливо пробормотала колдунья, стряхнула искры на деревянный пол и вновь уставилась на чистый и светлый лунный лик.
  'Милостивый сударь...'
  В гостиной снова что-то упало.
  - Зеганский торшер... - простонала Миранда, и карандаш переломился надвое.
  Хрустнула рвущаяся ткань.
  - Гобелен от дядюшки Варика. - Пальцы смяли муаровый лист.
  Надсадно звякнула бьющаяся посуда.
  - Стенарский сервиз, - прошипела колдунья, и бумажный комок устремился к лунному диску.
  За дверью истерично взвыл кошачий дискант.
  - А вот Ваську не трожь, алкаш! - проревела Миранда и ринулась к двери, на ходу сплетая боевое заклинание.
  Ведьма ворвалась в гостиную и, не глядя, метнула алый диск с кокетливо мигающими синими точками. Диск понёсся вдоль стен, довершая разрушение любовно обставленной гостиной, и врезался в затылок лохматому, бородатому мужичку с огромной корзиной зелёных мокрых водорослей подмышкой. Нарушитель спокойствия ткнулся лицом в пол, придавив собой жилистого чёрного кота, которого цепко держал за хвост. Миранда подскочила к поверженному смутьяну и точным ударом туфельки, окованной мифрилом, отбросила его к стене. Подняв на руки и крепко прижав к себе Ваську, колдунья злобно прошипела:
  - Ну всё, домовик! Допрыгался! - Миранда царственно взмахнула рукой, и все припрятанные в лесу, на болоте и в поле фляжки с брагой превратились в хрустальные графинчики с чистой родниковой водой.
  
  Прогулка.
  
  Субботним утром Миранда отправилась на рынок. Конечно, как главная колдунья Березера, она могла обеспечить себя провиантом магическим путём, но за окном так ласково сияло солнце, так задорно чирикали птички, и так притягательно зеленела молодая трава... Грех не прогуляться в такую погоду!
  Миранда шла по редкому берёзовому лесочку, сжимая в руке плетёную корзину и мурлыкая под нос магическую балладу номер шестьсот восемьдесят четыре дробь два, из цикла 'Старые заветы Геры Борщеваль', когда навстречу ей, из раскидистых зарослей дегонского папоротника, вывалился рослый красноухий детина с круглыми глазами и тёмными всклокоченными волосами.
  - Колдунья? - рявкнул детина.
  - Миранда, - строго поправила его ведьма. Она терпеть не могла хамов и грубиянов.
  - Колдунья Миранда? - уточнил красноухий.
  - Главная колдунья, - нахмурилась ведьма. Праздничное настроение медленно покидало её, словно воздух из проколотого иголкой шарика.
  - Главная колдунья Миранда! Вы должны срочно...
  'Должны' и 'срочно' сработали как детонатор. Колдунья считала, что она, по определению, никому ничего не должна, а уж срочно... Глаза Миранды вспыхнули золотом - красноухий замер. Глаза потухли, и тропинка украсилась изящным кустиком, усыпанным бледно-фиолетовыми, дивной красоты цветами.
  - Так-то лучше, - пробормотала ведьма, обошла кустик и, бодро насвистывая прилипчивый мотивчик номер шестьсот восемьдесят четыре дробь два, из цикла 'Старые заветы Геры Борщеваль', двинулась дальше, размышляя, зачем припёрся к ней орк-красноух, родное логово которого находилось за сотни миль от Березера.
  
  Попаданец.
  
  Стук в дверь оторвал Миранду от созерцания умывающего Василия.
  - Открой, что ли, Гошка! - крикнула она домовику.
  Из угла гостиной донёсся надрывный храп, и, поморщившись, колдунья поднялась из кресла.
  На крыльце стояла юная, болезненного вида девушка в холщёвых штанах и коротком тряпичном халате, стянутом на талии широким поясом. Лицо колдуньи расплылось в приветливой улыбке:
  - Что тебя привело ко мне, милая?
  - Хайло закрой, ведьма! - выдало юное создание и, отодвинув ошарашенную колдунью в сторону, шагнуло в дом.
  - Но позвольте...
  - Ещё чего! - Хрупкая девушка развалилась в любимом кресле Миранды. - Давай знакомиться, ведьма. Я - Анжела. И, не смотри, что рожей не вышла - как дам промеж глаз, враз зауважаешь. Усекла? А теперь слушай сюда: проблемка у меня возникла - деньги кончились, и я, с твоей помощью, её решу!
  - Решишь. - Глаза колдуньи сузились, чёрная радужка замерцала золотым огнём.
  - В лоб, - пригрозила ей девушка.
  - В лоб, - согласилась Миранда, и в её руке появилась большая чугунная сковорода.
  Не иже сомневаясь, колдунья треснула юное создание по лбу, и из тела девочки вывалился дородный лобастый мужик в растянутом спортивном костюме.
  - Ну, ты и ...! - выдал он, потирая ушибленный лоб.
  Миранда не обратила внимания на его слова. Она повернулась к девочке и доброжелательно улыбнулась:
  - Иди домой, милая, и больше не балуйся с магией. А с тобой, тролль пещерный, мы сейчас потолкуем, по-нашему, по-березерски! - И колдунья взмахнула широким армейским ремнём.
  
  Эльфёнок.
  
  Вот уже полгода, изо дня в день, на закате, Миранда усаживалась перед хрустальным кубом и смотрела бесконечно грустный, прямо-таки душераздирающий сериал про эльфов. Колдунья обливалась горючими слезами, наблюдая за мытарствами юного эльфёнка, волею судеб оказавшегося наследным принцем. Изнывая от скуки, несчастное дитя целыми днями бродило по королевской усадьбе и приставало с разговорами ко всем подряд: к стражникам, слугам и к Его королевскому величеству. Эльфёнок чего-то хотел, но сам не знал чего, и слёзно требовал от окружающих, чтобы те поняли, чего он хочет.
   И, по приказу короля, лучшие эльфийские умы занялись этой неразрешимой проблемой. Политика и экономика были забыты, государство разваливалось, однако это никого не волновало. Весь эльфийский мир спасал принца от одиночества! Но тщетно.
  Эльфёнка расстраивали безуспешные попытки родичей разрешить его проблему. От горя и душевных мук у него подкашивались ноги, и он падал, то на ровном месте, то с лестниц, то с крыш. Иногда стражники успевали подхватить наследного принца, но чаще он оказывался на земле со сломанными руками и ногами. Искусные эльфийские целители, сокрушённо качая головами, накладывали гипс на его многострадальные конечности, и несколько следующих серий принц проводил в постели, в окружении короля и придворных, которые всячески старались утешить и поддержать его. И не могли, ибо никто не знал, чего хочет принц...
  Хрустальный куб засветился, и Миранда достала из рукава кружевной платок.
  - Э-хе-хе... - простонал из горы подушек наследный эльфийский принц.
  - О-хо-хо... - отозвалась колдунья и промокнула влажные глаза платком.
  - Ой-ой-ой-ой!!! - зашёлся в горестных стенаниях эльфёнок, и Миранда не выдержала.
  Закатав рукав ситцевого домашнего платья, она по локоть засунула руку в куб и, подцепив эльфёнка за шиворот, втащила в свою гостиную. С нежностью и трепетом пристроила длинноухое создание на диван, намертво укутала тёплым пледом и ободряюще взглянула в широко распахнутые, безумные глаза:
  - Лежи смирно, лапушка, пока добрая тётушка Миранда приготовит тебе зелье. Обещаю: два глотка, и ты обретёшь устойчивость! А потом выпьете с Гошкой по рюмашке, сходите в деревню Красные Огоньки, и ты, соколик мой длинноухий, поймёшь, наконец, чего хочешь. И перестанешь родичей донимать. - Миранда потрепала ошарашенного эльфёнка по длинным мелированным волосам и, довольная собой, выпорхнула из гостиной.
  
  Бабий бунт.
  
  В субботу Миранда, как обычно, отправилась на рынок. Стоял погожий осенний денёк. В высоком ультрамарином небе кружили птицы, разминаясь перед отлётом на юг. На разноцветных, красно-жёлто-зелёных листьях играли в салочки солнечные лучи.
  Колдунья вышла из леса, по неприметной узкой тропке пересекла выкошенный луг и оказалась у городских ворот. Дружелюбно кивнув березерским стражникам, Миранда вступила в город и по чистенькой, застроенной симпатичными домиками улочке неспешно направилась к рынку.
  Вдалеке послышался тревоженный гул людских голосов, и колдунья ускорила шаг. На краю рыночной площади десятка два женщин в простых шерстяных платьях, белых фартуках и чепцах, отделанных местным кружевом, размахивали руками и кричали, перебивая друг друга. Покупатели и торговцы с неподдельным интересом наблюдали за стихийным митингом.
  Миранда поправила шаль на плечах, перехватила корзину покрепче и прогулочным шагом приблизилась к беснующимся березеркам. Вблизи крики горожанок стали разборчивей.
  - Да, что же это делается?!
  - Куда смотрит мэр?!
  - Есть в этой стране король, или где?!
  - Даёшь свободу мыслящим!
  Колдунья хотела пройти мимо, но последняя фраза заставила её остановится. Миранда вперила взгляд в толстую краснолицую бабу, которая, выдав пламенный лозунг, замолчала и теперь растерянно хлопала глазами. Остальные горожанки тоже глубокомысленно притихли, посмотрели друг на друга и разошлись, как ни в чём не бывало.
  Миранда проводила женщин недоумённым взглядом и обратилась к щуплому пожилому мужичку с рулоном холста подмышкой:
  - Чего они хотели, уважаемый?
  - Дык, понятно чего, - почесал затылок березерец. - Коза у Машки сбрендила. Лазает, тварь, по деревьям и сливу жрёт! Пол города обожрала, и управы на неё нет. Куда только король смотрит?!
  - Да, кто их знает этих королей, - философски заметила Миранда и зашагала к мясной лавке, решив побаловать Гошку и Ваську тушёной козлятиной под сливовым соусом.
  
  Инкуб.
  
  Глубокой ночью дверь дома главной колдуньи Березера сотрясли мощные набатные удары. Миранда взвилась над кроватью, ужом ввинтилась в пеньюар и метнулась в прихожую, на ходу активируя магическую оборону Березерского края.
  - Кто посмел нарушить покой Березера?! - возопила колдунья, распахнув дверь.
  У крыльца топтались два здоровенных земляных тролля - секьюрити Красных Огоньков. Лица у обоих были невероятно смущёнными, а круглые глаза устремлены на рабатки с фосфоресцирующим агератумом. Тролли упорно избегали взгляда Миранды, и у колдуньи зародилось подозрение, что её совершенно напрасно разбудили глубокой ночью.
  Внезапно один из троллей проскрипел:
  - Инкуб.
  - Где? - изумилась Миранда.
  - В Огоньках.
  - Безобразие! - Колдунья шагнула с крыльца и, раздвинув в стороны амбалов-секьюрити, решительно двинулась в ночь.
  В Красных Огоньках царил кавардак. Распалённые страстью мужчины и женщины всех рас и возрастов, отталкивая друг друга, рвались в окна и двери 'Трудолюбивой пчёлки', самого респектабельного борделя Березерского края. Шум и гвалт жаждущих любви людей и нелюдей перекрывали сладострастные стоны и рыки счастливых избранников инкуба.
  - Возмутительно! - сердито воскликнула Миранда и ринулась в дом, ловко работая локтями, кулаками и магией.
  Минут через пять в борделе остались лишь колдунья и инкуб - утончённый черноволосый красавец.
  - Сбиваешь, значит, народ с пути истинного, охальник? - угрожающе осведомилась Миранда и шагнула к постели...
  
  Ближе к полудню колдунья выбралась из-под одеяла, потянулась, как сытая кошка, и, накинув пеньюар, взглянула на помятого инкуба: черноволосый красавец пребывал в глубоком обмороке.
  - Ну и хлипкий же нынче мужик пошёл, - проворчала Миранда, ухватила инкуба поперёк талии и потащила домой - знакомить с охочим до развлечений Гошкой...
  
  У камина.
  
  Поздним вечером Миранда и Гошка пили чай у камина. Душевно потрескивали дрова. Отблески пламени озаряли гостиную загадочным светом. По комнате плыл аромат луговых цветов и лесных ягод.
  - В чём смысл жизни? - неожиданно спросил домовик и почесал давно не стриженую бороду.
  - А фиг его знает, - подумав, ответила Миранда и погладила блестящую чёрную шёрстку Васьки.
  - И я так думаю, - согласился Гошка, достал из-за пазухи флягу с брагой, и непонимание, возникшее было в гостиной, исчезло без следа.
  
  
  Доброта.
  
  В глубине фруктового сада задумчиво бормотал ручеёк. Жужжали деловитые пчёлы, выбирая цветок повкуснее. Миранда сидела в кресле-качалке и с умилением наблюдала, как чёрный котяра Василий возлежит на толстой ветке старой яблони и со скучающим видом рассматривает собственный хвост. Чёрная лапа, почти незримо для глаза, скользнула по ветке, но хвост увернулся. Василий вновь замер, притаился и нанёс новый удар. Мимо.
  'И так всю жизнь: гоняемся за своей тенью, не понимая, что никогда её не поймаем', - подумала Миранда, в порыве человеколюбия щёлкнула пальцами, и хвост Василия удлинился до полуметра.
  Когти вцепились в чёрную шерсть, Василий громко мявкнул и рухнул на любимую клумбу Миранды.
  - Ну вот! Не делай людям добра, и ты никогда не узнаешь зла, - буркнула колдунья и в сердцах запустила в кота туфлёй.
  
  Эликсир.
  
  Миранда подвязала длинные смоляные волосы платком, натянула на руки перчатки из кожи прямокрылого гарника и повернулась к внушительной горке мокрых водорослей. Аванс колдунья получила ещё неделю назад, и зелье для мэра Березера необходимо было приготовить.
  - Вот ведь напасть, - ворчала Миранда, осторожно разгребая змеящиеся изумрудные ленты. От водорослей нестерпимо несло тиной и тухлой рыбой. - И зачем я согласилась? - Но, вспомнив о широкой плиссированной юбке и золотых туфельках с пряжками в форме крохотных розочек, решительно копнула вонючую кучу. - Молодости ему захотелось, старый осёл! - Миранда подцепила длинную и жирную ленту, внимательно осмотрела её и бросила обратно в корзину.
  - Слышь, Мира, а чем это так воняет? - заглянув в окно, поинтересовался домовик.
  - Молодостью, - буркнула колдунья и плюнула прямо в корзину с водорослями. - Чтоб ты сдох, козёл!
  Через месяц в Березере выбирали нового мэра.
  
  Мымрики.
  
  Миранда сидела на крыльце и задумчиво листала 'Словарь законченного мага'. Из гостиной донёсся высокий пронзительный писк. Снедаемая любопытством, колдунья бросилось в дом, споткнулась о вольготно разлёгшегося на пороге Ваську и едва не врезалась носом в хрустальный куб.
  - Вот зараза! - воскликнула Миранда и треснула кулаком по столу.
  В синеватой глубине высветилась надпись: 'Вам письмо из управления магической статистики'.
  - Открывать или не открывать?- поморщилась колдунья, с детства ненавидевшая математику.
  Портить отношения с отделом статистики было чревато, и, вздохнув, Миранда ткнула пальцем в надпись. Перед глазами возникли ровные канцелярские строчки: 'Разнарядка семьсот восемьдесят три. Главной колдунье Березера вменяется в обязанность в течение ближайших семи дней произвести подсчёт особей чёрных мымриков. Задание одобрено верховным магистром Ордена Приятой Сыти, Сигеруном Барзануром'.
  - Знать бы ещё, кто такие мымрики?.. - протянула Миранда и, хлопнув себя рукой по лбу, метнулась на крыльцо - 'Словарь законченного мага' просто обязан был прояснить насущный вопрос.
  Распахнув книгу, колдунья стремительно просмотрела оглавление и открыла нужную страницу.
  - Чёрные мымрики, - старательно водя пальцем по строчкам, начала она. - Обитают везде, где есть вода и кристоло-минералогические образования треломеловых пуспышек. Редкий подвид сероносых троллей. Ага, ясно! - Миранда захлопнула книгу и отправилась собирать рюкзак. Её путь лежал в Верхние горы Березерского края: именно там, среди залежей тремеловых пуспышек, в юркой горной речушке Хаве жили чёрные мымрики...
  'Надо же, - думала про себя Миранда, скатывая тёплый, шерстяной свитер в аккуратный рулончик, - это оказывается чёрные мымрики, а не водяные крысы, как пытался убедить меня Гошка'. Тут ведьма радостно улыбнулась, отбросила свитер в сторону и полезла на антресоль. Перерыв гору разного тряпья, она, наконец, вытащила связку чёрно-зелёных, пахнущих нафталином шкурок. Пересчитав шкурки, Миранда сунула их подмышку и вернулась в гостиную.
  Колдунья положила руку на куб, и по хрустальной поверхности поползли строки ответного письма: 'Уважаемый Сигерун Барзанур, довожу до вашего сведения, что всё поголовье чёрных мымриков, в количестве двадцати трёх штук, мигрировало из Березера в Шарамирский край, а это территория ведьмы Караны. Так что, последующие разнарядки отправляйте ей'.
  Довольная собой Миранда отключила куб и, напевая бравурный мотивчик, отправилась к Гошке, требовать, чтобы он начал-таки шить ей шубу.
  
  Эффект.
  
  Гошка топтался перед дверью гостиной и подёргивал бороду, из которой ночью кто-то выдрал приличный клок.
  - Ну, Мира, ну, прости, - канючил он. - Я больше не буду. Правда.
  Из-за двери донеслись приглушённый всхлип, жалобный стон и сдавленное рыдание:
  - Как ты мог? Ну, как?
  Гошка сник. Он честно попытался вспомнить, что именно натворил ночью, но память упорно демонстрировала лишь запотелую бутыль огоньковского самогона.
  - Бр-р, - поморщился домовик, снедаемый похмельем.
  - Предатель! - надрывно простонала колдунья и заревела в голос.
  Гошка покраснел до корней волос и мучительно поскрёб дверной косяк.
  - Да, ладно тебе, Мира. С кем не бывает? Ну, обещаю: больше ни-ни!
  Дверь распахнулась, и на пороге возникла зарёванная колдунья с книгой в руках.
  - Какие высокие отношения! Я повержена, раздавлена! - Полубезумным взглядом Миранда мазнула по лицу домовика и, пошатываясь, направилась к выходу. - А то, что ты, Гоша, с выпивкой завязать решил - хорошо. Хорошо, - безразлично повторила она, толкнула входную дверь и шагнула навстречу полуденному солнцу.
  
  Предложение.
  
  Миранду разбудило тихое шуршание. Смачно зевнув, колдунья прислушалась - в окошко кто-то настойчиво скрёбся.
  - Ни минуты покоя! - Миранда накинула халат и распахнула створки. В палисаднике с виноватым видом мялся красавец-вампир.
  - Простите за беспокойство, сударыня, - раскланялся он.
  - Прощаю, - зевнула Миранда. - Зачем пришёл?
  - Не могли бы Вы оказать мне услугу, госпожа колдунья.
  - А деньги-то у тебя есть? В кредит не работаю.
  Вампир покраснел, как аленький цветочек, набрал полную грудь воздуха и выпалил:
  - Выходите за меня замуж!
  - Зачем? - лениво поинтересовалась Миранда, свесилась из окна и, хорошенько рассмотрев красавчика, игриво повела плечами. - А без замужества никак?
  - Я должен стать королём вампиров, - смущённо пояснил визитёр. - Но сначала мне нужно жениться.
  - Ну и подыскал бы себе вампиршу.
  - Не могу. По древней вампирской традиции моей старшей женой должна стать ведьма. Я выбрал Вас! Соглашайтесь, и, согласно нашим обычаям, я увезу Вас в ночь.
  Колдунья томно сочувственно посмотрела на красавчика-кровососа и вздохнула:
  - Не выйдет, дружок.
  - Почему?
  - Да работы у меня невпроворот. - И Миранда захлопнула окно. - Нет бы, в окошко залезть, приголубить, а то сразу замуж, замуж. Никакой романтики!
  
  Трудовые будни.
  
  Стояло чудесное весеннее утро. Весело щебетали птички. Шустрый ветерок резвился среди покрытых почками веток, заигрывал со смоляными волосами Миранды и путался в клокастой бороде Гошки.
  - Скучно... - пробасил домовик, старательно разминая в деревянной ступке корень смоляной лебеды.
  Колдунья вдохнула пьянящий аромат просыпающегося леса и бросила в кипящий котелок внушительную горсть помёта лесного тушрика. Зелье забулькало, выплюнуло клуб смрадного ядовито-зелёного пара, и Миранда чихнула:
  - Вонь-то какая. И как люди это пьют?
  - Так уплачено, почему не пить-то, - пожал плечами Гошка.
  - Да... Жадность великая сила... - протянула колдунья и щедрой рукой сыпанула в зелье горькой березерской тунги.
  
  Спасти демиурга.
  
  В главном зале Ордена Приятой Сыти стоял невообразимый гвалт. Маги и магички рьяно обсуждали предстоящее выступление, ни больше ни меньше, ДЕМИУРГА. Наконец, из-за кулис вышла миловидная девушка с густой тёмно-русой шевелюрой. Она поднялась на трибуну и разразилась вдохновенной получасовой речью о проблемных вопросах творительства и ответственности демиурга за созданные миры.
  Скучающая Миранда, на плече которой сладко посапывал Гошка, краем уха слушала докладчицу, не вникая в суть замысловатых фраз, переполненных зубодробительными терминами. Гораздо больше её заинтересовало параноидальное желание русоволосой девицы попасть в какой-то мир. И Миранда стала потихоньку считывать воспоминания демиургши.
  Оказалось, что когда-то та на спор создала мир, да и бросила его на произвол судьбы. По молодости, разумеется. Гормоны разыгрались так, что демиургша, забыв обо всём и вся, ринулась в пучину любовных интриг, тем более что объектов для эротических издевательств у неё было в избытке: и эльфы, и демоны, и оборотни, и даже гномы.
  Тем временем осиротевший мир жил и развивался по своим законам. Он и думать забыл о создательнице и, когда нагулявшаяся демиургша решила-таки навестить возмужавшего сынулю, дал непутёвой мамашке решительный отпор - не пустил домой, и всё тут! И теперь русоволосая 'бомжиха' болталась по Вселенной в поисках способа пробиться во взбунтовавшийся мир и показать ему, где раки зимуют...
  Когда докладчица закончила пламенное выступление и спустилась с трибуны, Миранда протолкалась к ней сквозь возбуждённую толпу и доверительно шепнула на ушко:
  - Я готова тебе помочь, дорогуша. За определённую плату, конечно.
  - У вас есть соображения, как мне попасть на ...
  - Тс-с - Миранда прижала палец к губам. - Не всё так просто. Загляни ко мне вечерком. - Она заговорщицки подмигнула растерянной демиургше и, прежде чем раствориться в толпе, добавила: - Двадцать золотых прихвати.
  - Идёт! - кивнула девушка, но колдуньи уже исчезла.
  
  На закате Миранда и Гошка, как обычно, сидели у камина. Колдунья пила чай, домовик - брагу. Сытый и довольный Васька дремал на коленях хозяйки.
  - Придёт? - лениво поинтересовался Гошка.
  - А куда денется, - хмыкнула колдунья, и в дверь деликатно постучали.
  Домовик тотчас сорвался с места и умчался в прихожую. Демиургша вошла в гостиную, с подозрением огляделась и кинула на стол кошелёк:
  - Вот деньги.
  Миранда даже не взглянула на гонорар. Переложив разомлевшего Василия на свободное кресло, она встала и деловито-загадочным тоном сказала:
  - Магия эта запретная, так что, делаем всё по-быстрому.
  - Ага, - кивнула демиургша.
  - Главное, не рассуждай, - затараторила вдруг колдунья и завертелась вокруг гостьи, не давая ей опомниться. - Ноги на ширину плеч, присядь, руки в стороны, пальцы растопырены. Молодец! А теперь маши, маши руками и заклятье, заклятье повторяй: 'Куда-туда-тах-тах!'
  - Куда-туда-тах-тах! - вращая ошалевшими глазами, выпалила демиургша, шлёпнулась на пятую точку и с лёгким хлопком исчезла.
  - Представляю, как её дитятко обрадуется, - хлебнув браги, хихикнул домовик.
  - Да... Прикольная заварушка получится... - протянула Миранда и лихо притопнула каблуком, открывая портал: - Шевелись, Гошка, не то самое интересное пропустим!
  
  Подарок.
  
  Миранда вышла к завтраку в приподнятом настроении - сегодня был день её рождения. Возможно, её подруги и не любили вспоминать, сколько им от роду, но Миранда относилась к своему возрасту спокойно, и встречала сто девяносто седьмой день рождения с такой же радостной улыбкой, как и восемнадцатый.
  Василий с пышным алым бантом на шее восседал на стуле, справа от почётного места хозяйки, и вдумчиво рассматривал жирную маслянистую рыбину, лежащую на овальном серебряном блюде.
  - Мр-р... - поторопил он Миранду и облизнулся.
  Летящей, невесомой походкой колдунья пересекла столовую и села за стол.
  - А ты, Гошка? - поинтересовалась она у копающегося под буфетом домовика. - Давай выпьем, что ли.
  Гошка на секунду замер: не каждый день он слышал от хозяйки столь восхитительные предложения, но тут же взял себя в руки. Тряхнув косматой головой, домовик выпрямился:
  - Сначала подарки! - И протянул Миранде большую коробку, перевязанную золотистой тесьмой.
  Заинтригованная колдунья улыбнулась, раскрыла коробку и извлекла на свет продолговатую сиреневую раковину. Витые бока, ощетинившиеся длинными острыми шипами, поблёскивали серебром, а из дугообразного жерла торчала маковка белого каменного цветка.
  - Раковина великого Беринталио, дарующая молодость и долголетие, - заворожено произнесла колдунья и с благодарностью посмотрела на домовика: - Какой же ты милый, Гоша.
  Гошка смущённо покраснел, повозил мыском сапога по выскобленному деревянному полу и пробормотал:
  - Я хотел, чтобы ты стала красивой.
  Рука колдуньи напряглась:
  - Красивой?
  - Ну, да, - глядя себе под ноги, ответил домовик и невнятно добавил: - Ну там волосы подлинней, кожа поглаже, ну и это самое, остальное, тоже...
  - Всё остальное, значит. - Миранда с неприязнью взглянула на раковину.
  Услышав в голосе хозяйки опасные нотки, Гошка вскинул голову:
  - Я ничего такого, Мира. Ну, как-то не так у тебя в последнее время волосы... И кожа... Весна ж, авитаминоз. А раковина... Она все огрехи исправит. Совершенную форму придаст...
  - Ну, всё! Допрыгался, хранитель дома! - прорычала Миранда и запустила в Гошку раковиной Беринталио.
  С громким стуком раковина ударилась об пол и взорвалась, обдав домовика густыми сиреневыми брызгами.
  - Вот почто ты так, Мира? Эх! Не ценишь ты меня! - обиженным басом заявила высокая длинноногая блондинка с вызывающе пышным бюстом и, изящно покачивая крутыми бёдрами, направилась к двери.
  - Это ж моё... - простонала колдунья и в бессильной ярости треснула ладонями по столу, прямёхонько по вожделенной Васькиной рыбине.
  
  Демон.
  
  Напевая популярный столичный мотивчик, Миранда влажной тряпкой протирала оконные стёкла и краем глаза наблюдала за хитрецом Василием, который всё ближе и ближе побирался к клетке с кроликами.
  'Не выйдет, дорогуша, - мысленно усмехнулась колдунья, и вдруг заметила внушительных размеров фигуру в тёмном плаще, бочком крадущуюся к дому. - Кого это тролль несёт?' - недовольно скривилась Миранда и с сожалением покосилась на недомытое окно.
  Незнакомец тем временем продрался через заросли жасмина, прислонился к стене дома и, скинув капюшон, огляделся. Мужчина обладал невероятно притягательной внешностью: породистое, до мельчайшей чёрточки, лицо, манящая бездна в глазах и чёрные, с волнующим красноватым отливом волосы...
  - Симпатяга... - умилилась Миранда, машинально поправив выбившийся из-под платка локон.
  Колдунья бросила тряпку в тазик, подошла к задней двери и, высунувшись из-за косяка, тихо свистнула и махнула гостю рукой. Мужчина вздрогнул, шумно выдохнул и короткими перебежками приблизился к колдунье:
  - Здравствуйте, госпожа Миранда.
  Глаза гостя извергали глубочайшую тоску и всепоглощающую безысходность. Ударная волна негативных эмоций едва не сбила Миранду с ног, и колдунья поспешно создала щит, надёжно прикрывшись от смертельно опасных чувств незнакомца. 'Везёт же мне на влюблённых идиотов', - с досадой подумала она и разочарованно проворчала:
  - Привет, привет. Из каких краёв будешь?
  - Из далёких, госпожа, очень далёких! - с трогательной готовностью сообщил гость, но, поняв, что его ответ колдунье не по нраву, уточнил: - Из другого мира.
  - Эко тебя разобрало, бедняга, ежели в собственном мире ведьму найти не смог, - сочувственно качнула головой колдунья, прикидывая в уме, какой из завалявшихся любовных эликсиров впарить невменяемому клиенту. - Ну, ничего, заходи. Что ж в дверях-то стоять.
  - Спасибо, госпожа. - Незнакомец несмело улыбнулся, на миг обнажив акульи зубы.
  - Опаньки! Демон! - восторженно воскликнула Миранда. - И кто ж, скажи на милость, охоту на вашего брата открыл?
  Демон глубоко вздохнул и выпалил, словно боясь, что не успеет ничего сказать:
  - Человечки! Вернее женщины, в смысле, человеческие женщины.
  Миранда втянула гостя в кухню, усадила на стул и вручила стакан травяной настойки:
  - Пей, милок, пей. В моём доме тебе никакие женщины не страшны: ни человечки, ни эльфийки, ни феи, ни драконихи.
  Демон лихо опрокинул настойку в рот, и его прорвало:
  - Вы не представляете, как мне тяжело! Я женился на иномирянке и ... - Он облизнул дрожащие от негодования губы. - Она не стерва, леди, она... - Демон на секунду задумался, подбирая нужное слово, а потом безнадёжно махнул рукой. - Двести семьдесят лет на свете прожить, и так вляпаться! Уж не знаю, что на меня нашло. И вроде не раскрасавица. И характерец тот ещё... Ох, слышали бы Вы, какими словами она со мной, принцем, пусть и не наследным, разговаривала!
  Миранда сочувственно кивала в ритм словам демона. Она знала о женщинах многое, если не сказать всё, но была очень осторожна и предпочитала говорить, что женская душа для неё загадка.
  - Она меня соблазнила, в ловушку заманила и на себе женила! - уже в голос причитал демон.
  - Так разведись, - невозмутимо заметила колдунья.
  - Не могу!!! - зарыдал демон. - Ни развестись не могу, ни прибить. Обряд я с ней прошёл выживательный, и не прожить мне теперь без неё ни дня! А она ещё тройню надумала мне родить!.. Это конец! - Демон уронил голову на грудь, плечи его нервно задрожали.
  - Да, беда... - Миранда налила гостю ещё настойки. - Пей, я пока подумаю.
  - И я, принц демонов, теперь до конца жизни буду коммивояжёром у её папаши! Какой позор! - сквозь зубы прошептал демон, опустошил стакан и умоляюще взглянул на колдунью. - Помоги! Чего хочешь проси, только помоги!
  - Дело у тебя не простое, с налёту не решишь. - Миранда потёрла кончик носа. - Тройня это, пожалуй, и впрямь многовато... А, может, всё же потерпишь? Свыкнется, да и слюбится. Опять же, дети без отца... Как-то неправильно...
  - Не могу, госпожа Миранда. Моченьки больше нет пигалицу эту нахальную слушаться! - взвыл демон и рухнул на колени.
  - Ладно, - вздохнула колдунья, - помогу, только за результат не ручаюсь! - Она подошла к буфету, распахнула дверцы и достала круглую жестяную коробку, разрисованную зелёно-жёлтыми птицами глох. - Вот тебе э... контейнер. - Она ещё немного порылась в шкафчике и извлекла на свет маленькую бутылочку из темного стекла с пробкой. - А это, так скажем, консервант. Вернёшься домой и прямо с порога гаркнешь: 'Я тут, мол, хозяин!' И всё.
  - Что всё? - растерялся демон.
  - Проблеме твоей конец. Посадишь малютку в коробочку, польёшь консервантом, и будет она у тебя там жить поживать. Долго проживёт, весь твой демоновий век!
  - А обряд?
  - Что обряд? Захлопни контейнер и живи, как жил.
  Демон успокоено кивнул и любезным тоном попросил:
  - А можно ещё одну коробочку с э... консервантом продашь?
  - Зачем?
  - Да брат у меня... - потупил глаза клиент. - И тоже женился. На человечке.
  - Ясно. - Миранда вернулась к шкафу. - И чего только в моём хозяйстве нет, - бормотала она, поспешно переделывая коробку из-под печенья в контейнер. Колдунья вручила вторую коробку демону и вдруг прищурилась. - А, ну-ка... Виа анти гра! - выкрикнула она и, резко выбросив руку вперёд, заехала гостю в ухо.
  Демон кулем свалился со стула, но колдунья даже не взглянула на распластанное тело. Захлопнув окна и двери, она накрыла дом защитным куполом, вытащила из буфета потрёпанную тетрадь и приступила к расчётам. Миранда создала антипопаданскую прививку для коренного населения миров, и теперь решала, почём продавать заклятие, грозившее стать невероятно модным в ближайшее десятилетие.
  
  Облом.
  
  Издевательски моргнув, хрустальный куб погас, и Миранда угрюмо сдвинула брови: частная вечеринка на Кривой горе - событие неординарное. И главной колдунье весьма удалённого от столицы края до страсти хотелось удивить, а лучше (по последней столичной моде) напугать сестёр по цеху. Но только как это сделать?..
  Ритмично тикали ходики, без колебаний отмеряя минуту за минутой. Вот уже солнце сползло к макушкам вековых сосен и приготовилось нырнуть за мощные крепкие стволы, чтобы проспать до утра под их надёжной защитой, а Миранда всё сидела перед погасшим хрустальным кубом. Тысячи вариантов эффектного появления на Кривой горе крутились в голове, но не один не удовлетворял колдунью целиком и полностью, так, чтобы с азартом воскликнуть: 'Вон оно! Есть!'
  Ближе к полуночи в тёмную гостиную заглянул Гошка. Окинул хозяйку настороженным взглядом и тихо спросил:
  - Ужинать будешь?
  Миранда вздрогнула, посмотрела на домовика и прищурилась:
  - Есть!
  - Э... - промямлил домовик, резво метнулся к двери и почти коснулся вожделенной ручки, когда магический вихрь подхватил его и вышвырнул в окно. - А-а-а-пфуть, - успел пропищать Гошка и перешёл на громкое фырканье. Мозг домовика сморщился до размера грецкого ореха, и накатила радость - безудержная, лихая, светлая.
  Колдунья довольно потянулась, встала с кресла и подошла к серебристому напольному зеркалу - гордости мастеров-гномов Звонкой горы. Мельком взглянув в окно, Миранда примерилась и одним движением облачилась в лунное платье - миллионы пылающих звёзд на прозрачно-чёрном шифоне. На спину упала волна густых блестящих волос, туфли отлетели в сторону. Пара пшиков 'Туманной пыли', и Миранда взмыла на подоконник.
  - Ну, держитесь, клюшки-подружки! - крикнула она в ночь и перелетела на спину огненного дракона.
  - Уй-уй, - клокотнула грозная красно-золотая зверюга, выгнула длинную шею и улыбнулась Миранде по-детски открытой улыбкой. - Да... Что-то я не додумала. - Колдунья задумчиво поскребла щёку, наблюдая, как в уголке зубастого рта расцветает прекрасная огненная роза. - Ладно, пугать никого не буду. Будешь ты, Гошка, гламурным драконом, моим бывшим любовником, обращённым, так сказать, в минуту дикой страсти. Ясно?
  - Бу-буль, - закивал дракон и заулыбался ещё шире. Роза исчезла, и из глотки дракона поплыли разноцветные тучки воздушных шаров.
  - Упс... - по столичному выразилась Миранда, когда из маленьких острых ушей чудовища взметнулись фонтаны конфетти и серпантина. - Накрылся праздничек. - Колдунья соскользнула на траву и с кислой миной побрела к дому: - А чего я хотела? Знала же: если человек изнутри светел, монстра из него никогда не получится.
  
  Сказочка о Диком Никки.
  
  Жил в предгорьях Северного Барва чёрный тролль, и звали его Дикий Никки. Сородичи Никки не любили, девушки от него носы воротили, а тролли-ровесники обходили стороной, да ещё дразнились. А всё потому, что нрав у Никки очень уж вредный был. Любил Никки пакостить: то на коврике перед дверью старосты нагадит, то в окошко к соседям зелёной смердящей слизью плюнет, а то спрячется в кустах, дождётся припозднившегося сородича и крикнет ему вслед, что-нибудь злое, матерное. Долго терпели Никки в деревне. Старики пытались его уму-разуму учить, на недостойное поведение указывали, а парни, по-простому, рожу чистили. Ничего не помогало. Никто не мог Дикого Никки вразумить. И вот настал день, когда терпение троллей лопнуло. Собрались они всем миром, посовещались, да и выгнали Никки из деревни прочь.
  Собрал Никки котомку и пошёл по белу свету бродить. Долго бродил и добрёл до Березерского края. Край этот, в отличие от родного предгорья, оказался густонаселённым и весьма перспективным для Никкиных задумок. Поселился чёрный тролль в лесу, рядом с городом Березером, и за старое принялся, потому что ничего другого, кроме как существам разумным пакостить, делать не умел.
  Проснулся как-то березерский мэр, вышел на крыльцо и двумя ногами вляпался в вонючую кучу. У главного купца пол крыльца оказалось слизью липучей измазан. А уж простой люд от чёрного тролля страдал безмерно. Девки березерские нервные, дёрганные стали, за каждым кустом им Никки мерещился, в каждом окрике слышались бранные слова, а парни без дубины по округе и не ходили, всё надеялись охальника отыскать и мозги вправить. Да только хитрый Никии оказался, изворотливый. Сделает гадость и в нору забивается. А уж маскироваться Никки умел, как никто.
  Прошло два месяца, и березерский люд начал роптать и негодовать. А потом к главной колдунье с поклонами и дарами богатыми пришёл. Услышала Миранда о проделках чёрного тролля и задумалась: как тролля-пакостника приструнить и от проделок гнусных отвадить?
  Пока Миранда думала, прибежал с улицы Васька. Орёт кот, мечется, а к хвосту у бедняги железяка привязана.
  - Убью! - возопила колдунья, вырвала из забора кол и понеслась к Березеру.
  Завидев разгневанную колдунью, Никии бросился бежать, так что пятки засверкали. И бежал до самого синего моря. Там, на берегу, колдунья его поймала и, недолго думая, превратила в рыбу да в воду швырнула: пусть себе по морю плавает, от добрых людей подальше. Да только в тролле столько желчи и нерастраченной злобы было, что закипело синее море, разбушевалось, и царя морского разбудило. Вышел царь на берег и взмолился:
  - Забери, Мира, от нас эту погань смердящую. Забери, ради всего святого прошу, а не то изведёт он моих подданных, отравит ядом жгучим, гремучим.
  И поняла тогда Миранда, что нет Никки места ни на земле, ни в море. Сотворила она аквариум и посадила туда Ваньку, в мохнатую чёрную рыбу превращённого, и домой понесла.
  'Пусть живёт, убогий, - скорбно думала колдунья, устаивая аквариум на прикроватной тумбочке. - Глядишь, исправится когда-нибудь. Тогда, может, и расколдую'.
  А Васька сидел на подоконнике, слушал хозяйку и жадно облизывался. Рыбу он любил, пожалуй, больше чем мясо.
  Рецепт.
  
  - А не завести ли нам корову? - как-то спросила у домовика Миранда. - Молоко, масло будет, и мычат коровы на редкость приятно.
  - Можно, - согласился домовик, припоминая, что в какой-то старинной книге читал весьма интересный рецептик молочной бражки.
  - А может, лучше козу заведём? - продолжала размышлять колдунья. - Козье-то молоко полезней коровьего будет.
  Гошка почесал затылок. Насчёт козьего молока в рецепте ничего не говорилось, но молоко, оно и есть молоко.
  - Давай, козу.
  - Или нет, - отмахнулась Миранда. - Лучше овец развести. Тулуп тебе справим. А Ваське - свитерок к зиме, как в столице принято.
  'Овечье молоко, тоже, наверное, пойдёт',- решил домовик и согласно кивнул.
  Но колдунью овцы тоже не устроили:
  - Пожалуй, не буду я скотину заводить. Поеду на ярмарку и куплю павлина.
  'Птичье молоко...' - начал размышлять Гошка и осёкся.
  - Как павлина? Он же молока не даёт?
  Миранда посмотрела на домовика и ехидно улыбнулась:
  - Да, зачем нам молоко, Гоша? Мы с тобой и так здоровья отменного, а эстетика она важней.
  - Эстетику в стакан не нальёшь! - гордо заявил домовик и зашагал к лесу, вспомнив, что у его приятеля-лешака есть знакомая олениха, которая, наверняка, поделится с ними молоком. К тому же, лешак не чурался экспериментов да и собутыльником был отменным.
  
  А поутру они проснулись...
  
  Утро выдалось сырым и туманным, оно вполне соответствовало мрачному настроению Миранды - вот уже вторые сутки где-то пропадал Гошка. Даже магическое зрение не помогло колдунье отыскать загулявшего домовика. Вечером Миранда не поленилась и сходила в Красные Огоньки, затем заглянула в избушку лешего, но тщетно - Гошка, как сквозь землю провалился.
  К утру третьего дня Миранда начала закипать. Прочувствовав нервное состояние хозяйки, Васька поспешно ретировался из дому. И вовремя: первым не выдержал напряжения медный столетний самовар - взорвался, как перезрелая тыква. За самоваром в утиль отправились: новый стенарский сервиз на двадцать четыре персоны, аранский буфет и коллекция стеклянных голубей.
  Колдунья расстроено оглядела разгромленную гостиную, вызвала из чулана метлу и совок и скрипнула зубами:
  - Ну, попадись ты мне, алкоголик проклятый! Своими руками разорву, и лечить не буду!
  И в ту же минуту в коридоре раздались крадущиеся шаги. Миранда прислушалась и злорадно фыркнула:
  - Явились, голубчики.
  Дверь тихонько скрипнула, и в гостиную бочком пробрался Гошка. За его спиной маячил Петруха, высокий сухопарый леший. Петруха нервно теребил длинную седую бороду, не решаясь поднять глаза на колдунью.
  - Ну?! - прогрохотала Миранда.
  - Кхм... - выдал Гошка, и леший ткнул приятеля локтём в бок. Домовик подпрыгнул, пробормотал под нос витиеватое ругательство и заискивающе взглянул на Миранду: - Соскучилась?
  - Не то слово! - рявкнула колдунья, и в её руке материализовалась увесистая скалка. - Сейчас обниматься будем!
  - И-их, - страдальчески выдохнул Гошка.
  Колдунья насторожилась: никогда ещё домовик не был столь косноязычен. Ему всегда удавалось заговорить зубы Миранде, как бы он ни набедокурил. Миранда нахмурилась и похлопала скалкой по ладони:
  - Что натворили, орлы?
  Леший, наконец, решился поднять голову. Зелёные глаза его были полны муки и отчаяния:
  - Мы.. это... учиться поступили... - запинаясь, выдал он и вытащил из-за пазухи большой красочный конверт. - Вот!
  Миранда, онемев от удивления, вытаращилась на печать высшей заочной магической школы, а Петруха вяло продолжил:
  - И как эта чёртова брошюра под бутылкой оказалась? Не понимаю. Пили мы, как обычно, на лужайке перед моей избой. Вроде никто не приходил, не прилетал, не приползал... И на тебе!
  - Это ж шутка была, - плаксиво подхватил Гошка. - Ну, анкета. Ну, заполнили. А как послали - убей бог, не помню!
  - Ну, как же не помнишь? - возмутился леший. - Мы как раз в Огоньках бочонок пива для разгону брали!
  - О-ё! - Домовик схватился за голову. - А что ж ты мне раньше не сказал? Я как спросонья горгулью с конвертом увидел, думал всё - белая горячка! Только потом, когда открыл, понял, что из института.
  - Руки бы тебе оторвать! - в сердцах выпалил леший. - Это ж надо додуматься, заклинание учебное активировать? А ежели мы диплом не получим? Полное магическое распыление? Не хочу помирать!
  - И я не хочу. - Домовик шмыгнул носом и заискивающе посмотрел на Миранду: - Поможешь заклятье снять, лапушка?
  - Зачем? - ехидно спросила колдунья. - Вот станешь домовиком с дипломом мага, будет чем перед подругами хвастать.
  - Но, Мира! Это ж десять лет учиться, экзамены сдавать! - истеричным хором воскликнули леший и домовик.
  Миранда аккуратно положила скалку на стол и улыбнулась, словно Васька на жирную мышь в своих когтях:
  - Помогу, но не бесплатно.
  Леший понуро кивнул, а Гошка поскрёб затылок, что-то прикидывая в уме, и замотал головой:
  - Не-е. Нам платной помощи не надо. Не потянем. - Он повернулся к приятелю. - Пойдём в Красные Огоньки, Петруха, самогону ядрёного купим.
  - Зачем?
  - Экстерном сдавать будем!
  - Как это экстерном? - опешил леший. - За все десять лет?
  - Ага, - с суровой решимостью кивнул домовик. - Либо диплом, либо... - Он красноречиво провёл пальцем по горлу.
  - А... - безнадёжно махнул рукой леший. - Всё одно - помирать! Хоть погуляем напоследок!
  - И не думай! - Гошка показал другу кулак. - Учёба - это святое! - И многозначительно посмотрел на колдунью. - Ну, прощай, Мира. Не поминай лихом.
  - Пока! - Миранда послала домовику воздушный поцелуй и хихикнула.
  Новоиспечённые студенты вывалились на крыльцо. Гошка достал из кармана блокнот и бегло просмотрел список знакомых магов:
  - Ничего, Петруха, первый блин завсегда комом. И, вообще! Миранда не единственный маг в Березерском крае. Я тут прикинул: с мужиком легче будет договориться. - Гошка красноречиво щёлкнул себя по горлу.
  Леший согласно кивнул, и друзья ходко зашагали к Красным Огонькам.
  
  Отворот.
  
  Тихо потрескивали дрова в камине. Свернувшись клубком, сонно мурлыкал Васька. Миранда, позёвывая, смотрела на ласковые языки пламени. Гошка пил травяной настой и грустно вздыхал. Внезапно в углу закопошились тени, выкатились чёрным клубком на середину гостиной и превратились в серого косматого медведя.
  - Чего тебе, Миша? - лениво поинтересовалась Миранда.
  - Я тут мимо проходил, - шаркая косолапой ногой, сообщил медведь. - Дай-ка, думаю, зайду на огонёк.
  - Ага, как же, - усмехнулась колдунья. - Чтобы оборотень в гости просто так заявился? Дудки!
  - Дык... - протянул медведь и решительно продолжил: - Обернуться я не могу. Три недели уже медведем по лесу шатаюсь.
  - Да... Дела... - протянула Миранда. - Может, проклял кто?
  Оборотень поводил носом, и шерсть на косматой морде стала пунцовой:
  - Как догадалась?
  - Да, колдунья я, не забыл? Посмотрела не тебя и сразу подумала: поделом серому досталось!
  - Да я чего? Я ничего. Она сама, - смущённо промямлил медведь. - Я ж как лучше хотел, предложение сделал. Бриллиант подарил, пять карат.
  - Кто она? - полюбопытствовал Гошка.
  - Так Мальвинара.
  - Кто?! - изумлённо воскликнула Миранда. - На кой ляд ты к принцессе полез?
  - Влюбился... - безнадёжно вздохнул оборотень.
  Миранда скрестила руки на груди и прищурилась:
  - Занимательно... Точно влюбился?
  - Как на духу! - Оборотень стукнул себя лапой в грудь и шумно вздохнул.
  Колдунья поднялась из кресла, подошла к буфету и достала из его недр тонкую узкогорлую бутылку.
  - Вот, невесте отдашь. Только сам не пей, а то знаю я вас, - ворчливо сказала она и покосилась на принюхивающегося Гошку.
  - И принцесса меня полюбит? - с надеждой спросил оборотень.
  - С ума сошёл? - Миранда покрутила пальцем у виска. - Это отворотное зелье.
  Миша и Гошка недоумённо уставились на бутылку.
  - Прыщами твоя принцесса покроется и перекосит её немножко. В общем, товарный вид потеряет. Глядишь, и успокоишься, женишок, - объяснила Миранда.
  - А проклятие? - растерянно спросил медведь.
  - Ах, да! - спохватилась Миранда и плюнула под ноги оборотню. - Готово! - Колдунья широко зевнула и отправилась спать.
  
  Налёт.
  
  - О-го-го-го! - закричал возникший посреди двора дракон. - Хана Березерскому краю!
  - Почему? - искренне удивилась Миранда. - Кто тебя обидел?
  - В переговоры не вступаю! - рявкнул дракон и выпустил струю жгучего пламени.
  - Ах, так?! Тогда не жить тебе, чудище поганое! - прогрохотала колдунья, отводя пламя в сторону.
  - Всех изведу! - Дракон издал трубный вой, грозно изогнул шею и пальнул в колдунью огненным смерчем.
  Миранда отпрыгнула в сторону и, примерившись, запустила в пасть дракону тёмную фляжку.
  Раздался хлопок, двор заволокло горячим паром, а когда пар развеялся, вместо дракона стоял толстый бородатый гном в сером потёртом костюме. Гном смачно икнул, шлёпнулся на траву и блаженно зажмурился:
  - Хорошо-то как... Обожаю ролевые игры. Надо чаще к тебе заглядывать, Мира.
  - Заглядывай, душа моя, а то совсем в своей кузнице одичаешь. - Колдунья дружелюбно подёргала гнома за бороду и пошла к дому.
  
  Непостижимая сила любви.
  
  Васька влюбился. Его избранницей стала Варвара, белоснежная, редкой зиганской породы кошечка, любимица Березерского князя. Варвара не ответила Ваське взаимностью, и несчастный кот вот уже пятый день изнывал от тоски. Он сидел на заборе и пел грустные песни, от которых закладывало уши и неприятно зудело в носу. В отчаянной попытке обрести покой, Гошка попытался проникнуть в замок князя, но натолкнулся на привратника, и его героический порыв захлебнулся в пятилитровой бутыли самогона. Домой Гошка вернулся задумчивым и больным и, собрав котомку, отправился к Петрухе - пересидеть любовную горячку Василия.
  Миранда, в отличие от домовика, не могла бросить страдающего кота на произвол судьбы и стоически выдерживала его многочасовые жалобные рулады. В доме кисло молоко, портились ценные зелья, покрывались плесенью старинные книги и мебель. Зато из сада исчезли все вредители, а как-то вечером Миранда увидела полчище крыс и кротов, поспешно удаляющееся от её дома на север...
  К концу недели усадьбу и её окрестности покинули все птицы, звери и насекомые. Миранда проводила последнюю пару пташек, уносящих в клювах своё гнездо, тоскливым взглядом и завыла, пронзительно и безнадёжно.
  Васька замолчал, недоумённо посмотрел на хозяйку и, спрыгнув с забора, скрылся в кустах.
  - Вася!!! - завопила колдунья, и крыша дома покосилась. - Вернись, Вася!!! - Миранда с диким воплем рванулась за котом.
  Дом за её спиной надсадно заскрипел и с грохотом рухнул. Колдунья обернулась и прижала ладонь к губам.
  - Вот это любовь, - прошептала она, взглянув на руины, и зашагала к избушке лешего, размышляя, почему люди называют любовь созидательной силой.
  
  'Прелестная шалунья'.
  
  Засучив рукава, Миранда опустила руки в мыльную воду и зашептала заклинание. Вода запузырилась, окрасилась в бледно-лиловый цвет, и по её поверхности поплыли розовые лепестки.
  В преддверии праздника Весны спрос на духи, крема и прочую магическую парфюмерию взлетал до небес, а Миранда давно подумывала переложить крышу. Очень уж ей нравилась новомодная зиранская черепица. И всё бы ничего, да только пару дней назад Гошка стащил и продал залётному магу сегамин синей кукушки и вазарин перламутровый - сильнейшие афродизиаки, которые Миранда, не скупясь, использовала в своих рецептах. Теперь колдунья была вынуждена изгаляться. Но она не унывала - в её распоряжении остались ингредиенты попроще и талант.
  Колдунья щедрой рукой добавила в воду пошуак белый, гримуху лукоморскую и вуалин вуалис. 'Тоже неплохо получится', - размышляла колдунья, помешивая снадобье. Её новые духи должны были привлекать мужчин, похлеще Красные Огоньки.
  Поплевав на ладони, Миранда вновь опустила руки в воду, прошептала заклинание, завершая процесс преобразования речной воды в духи 'Прелестная шалунья', но тут, как назло, солнце заслонила туча, и в бадью закапала дождевая вода.
  - Вот, зараза! - Колдунья замотала головой, пытаясь одновременно отогнать тучу и защитить драгоценный полуфабрикат.
  Дождь усилился, и Миранда запаниковала: зиранская черепица горела драконьим пламенем.
  - Гадство! - воскликнула ведьма в сердцах, взмахнула руками, чтобы создать защитное поле, и опрокинула бадью на себя.
  В ту же секунду распахнулись резные створы, и в окне показалась взлохмаченная голова Гошки:
  - Мира... - с придыханием простонал он и, птицей перелетев через подоконник, упал на колени перед ведьмой: - Много лет я скрывал свои чувства, но теперь... Будь моей женой, Миранда! - Домовик махнул рукой, и к ногам колдуньи упал букет алых роз.
  Но Миранда не смотрела на Гошку. Она прислушивалась к далёкому топоту множества ног, цоканью копыт, лязганью доспехов, хлопкам крыльев и лихорадочно вспоминала заклятие невидимости, неслышимости и неосязаемости.
  - Главное, выжить, - прошептала Миранда и стала таять в воздухе, как лёгкий туман от дуновения ветра...
  Три дня в усадьбе колдуньи стоял дым коромыслом: мужчины Березерского края запивали тоску по светлой и чистой любви колдуньи, бросившей их на произвол судьбы. А Миранда, сидя на своей старой крыше, скрипела зубами и клялась себе, что больше никогда в жизни не будет готовить снадобья под открытым небом.
  
  Деньжищи.
  
  За окном сердито моросил дождик. Тёмное небо навалилось на дом и прижало его к земле, будто намереваясь раздавить.
  - Жуть... - выдохнула Миранда, глотнула подогретого вина, и тут в окошко настойчиво забарабанила маленькая рыжая птичка. - Ого! Послание от Мирабура V! - обрадовалась колдунья и распахнула створки.
  Птичка впорхнула в гостиную, уселась на спинку кресла и громко объявила:
  - Кошмарное происшествие! Похищен наследник престола! Награда за возвращение - тысяча золотых слитков!
  - Вот это деньжищи! - выдохнул Гошка и с надеждой уставился на колдунью, которая стояла у распахнутого окна и сосредоточенно морщила лоб, не обращая внимания на холодные капли, падающие за ворот шерстяного платья.
  Тысяча золотых слитков! Сияние золотой горы разбудило воображение, и Миранда увидела себя на крыльце нового, построенного по последнему слову магической науки, дома. Её золотое парчовое платье загадочно переливалось в свете полночных звёзд, а в чёрных волосах мерцал алмазный венец.
  Перед домом остановилась золотая карета, запряжённая шестёркой редких бронзовых драконов. Колдунья устроилась на мягком шёлковом диване, и драконы унесли её к Кривой горе, где собрался на шабаш цвет Ордена Приятой Сыти. Колючие взгляды коллег, завистливые шепотки бывших подруг, фальшивые улыбки магистров. Полчаса пустых разговоров, пара-тройка дежурных фраз, и Миранда сбежала домой.
  У крыльца, привалившись спиной к высокой ступени, храпел Гошка. Его золотой камзол был испачкан землёй, рваная батистовая рубашка пестрела винными пятнами, а на одутловатом лице застыла надменная брезгливая ухмылка. С тех пор, как у Миранды завелись деньжищи, она не видела домовика ни трезвым, ни довольным. Колдунья обречённо вздохнула и начала подниматься по ступеням.
  Входная дверь тихо скрипнула, и на крыльцо вывалился Васька - мохнатый диванный валик на коротких ножках. Сыто рыгнув, кот осоловело взглянул на хозяйку, повернулся к ступеням задом и еле-еле перебирая лапами стал спускаться вниз. Сердце Миранды мучительно сжалось: когда-то бравого Ваську теперь не интересовало ничего, кроме еды и сна.
  Нервно всхлипнув, колдунья распахнула дверь и окаменела. Маги-злопыхатели разграбили и разгромили её роскошный дом: голые стены, поломанная мебель и чудом уцелевшая стенарская ваза на расколотой каминной полке...
  - Пошла прочь! - Миранда метнулась к креслу, схватила рыжую птичку и вышвырнула её в окно.
  - А как же золото?!! - белугой завопил домовик.
  - Да пропади оно пропадом! - прорычала колдунья и с треском захлопнула створки.
  
  Нагадала.
  
  Миранда выложила на стол потёртую колоду, хлопнула в ладоши, и карты раскинулись на скатерти замысловатым узором.
  - Посмотрим, посмотрим, - пробормотала колдунья, внимательно изучая комбинации. - Пятка дракона и нос оборотня - к деньгам. Хвост крокодила и меч рыцаря - к потерям. Крыло пегаса покрывает вуаль принцессы - неожиданность... Итак, - подытожила Миранда, - неожиданная потеря денег. Плохо!
  Дверной колокольчик тренькнул, и колдунья насторожилась:
  - Деньги, потеря, неожиданность, - пробормотала она и мигом окутала дом заклинанием невидимости.
  Курьер из Ордена Приятой Сыти недоумённо потёр глаза - дом колдуньи исчез.
  - Терпеть не могу магов, особенно ведьм! - Он почесал затылок, убрал в сумку бархатный мешочек с квартальной премией главной березерской колдуньи и зашагал восвояси.
  
  Приступ.
  
  Над Березерским краем грохотала буря. Под аккомпанемент оглушительных громовых раскатов всполохи молний разрывали черноту неба. Проливной дождь остервенело хлестал землю, словно задался целью убить всё живое.
  Миранда могла бы разогнать тучи и вернуть Березеру солнце, но для этого необходимо было связаться с Орденом Приятой Сыти и заполнить столько бумаг и формуляров...
  - Бр-р! - фыркнула колдунья, и за окном прозвучал внеочередной раскат грома.
  Васька гневно сверкнул глазами на хозяйку, которую вдруг охватил приступ законопослушничества. 'Послала б этот Орден и с погодой в два счета разобралась. А то сиди тут, как дурак!' У Васьки медным тазом накрылось свидание с Матильдой (кошкой березерского мэра), и он злился на весь свет. Промявкав грязное кошачье ругательство, Васька запрыгнул на шкаф и отказался слезать, даже когда Миранда предложила ему нежное филе речной форели.
  Да и Гошка пребывал отнюдь не в радужном настроении, его драгоценный ячмень, выписанный аж из столицы, только-только выпустил первые нежные ростки, а проклятый ливень грозил уничтожить будущее пиво буквально на корню.
  Обстановка в доме столь удручала, что жизнелюбивая и неунывающая Миранда начала ощущать приближение приступа ненависти ко всему живому. Колдунья хмурилась и водила сердитым взглядом по гостиной, выискивая что-нибудь такое, что не жалко было разбить или сломать. А ливень всё не унимался...
  'Блин! Выговор влепят. На ковёр вызовут. Премии лишат'.
  Миранда взяла с полки драгоценную маригарскую статуэтку, повертела её в руках и швырнула об стену. Фарфоровые осколки разлетелись по комнате, и на глазах колдуньи заблестели слёзы.
  - Это ж целое состояние... - простонала она, угрюмо посмотрела на серую пелену за окном, на полку, где стояли ещё две маригарских статуэтки и сжала кулаки. - Что б вы подавились своими формулярами!
  Миранда рубанула ладонью воздух, и над Березерским краем засияло солнце.
  
  Сообщество продвинутых магов.
  
  Сообщество продвинутых магов - Ускубик - с давних пор базировалось в славном городе Мурофе, столице Мурофского края. По всему миру славилось оно необыкновенным умением устраивать дебаты по любым, даже самым тривиальным вопросам современности. Дебаты в Мурофе не прекращались ни днём, ни ночью. Продвинутые маги, сменяя друг друга и вовлекая в свои споры всё новых и новых мурофчан, пытались найти истину в любом обсуждаемом вопросе. Истина, как правило, обходила Муроф стороной, зато Голод и Разруха вплотную подступили к стенам города. Но мурофчане не замечали грозившей им опасности, и после трехнедельных споров о расстановке запятых в заклинании предсказания погоды с упоением окунулись в дебаты о создании големов и их роли в мировой истории. Муроф кипел и бурлил, дело дошло до прямых оскорблений и драк. Дебаты грозили перерасти в войну магов, ибо на улицах города, то тут, то там, стали появляться боевые големы.
  Обеспокоенный критической обстановкой на юге империи король Мирабур V обратился за помощью в Орден Приятой Сыти. И, поразмышляв день-другой, главный магистр Ордена направил в Муроф березерскую колдунью Миранду, с чётким приказом положить конец дебатам о големах.
  Колдунья прибыла в Муроф поздно ночью. Но город не спал. На проспектах и площадях, улочках и в переулках в свете магических фонарей мурофчане рьяно спорили о големах. В воздухе витали нецензурная брань и обрывки боевых заклинаний, а среди спорщиков неприкаянно бродили разнообразные глиняные великаны. Старательно обходя группки мурофчан, Миранда добралась до Зала Активных Дискуссий и смело шагнула в шумный прокуренный хаос.
  - В голема необходимо вложить честь и достоинство! - стоя на столе, орал красномордый детина в мятом балахоне и съехавшей на бок остроконечной шляпе.
  - В гробу я видал честь и достоинство! Он у меня работать будет, а не о морали рассуждать! - голосил белобрысый щуплый старец, теребя парадную красную ленту с надписью 'Инквизитор'.
  - Нет големам! Нет насилию над природой! Даёшь озеленение Мурофа! - визжала пышнотелая девица с разноцветными короткими волосами.
  - Предлагаю вынести дебаты об озеленении в отдельную тему! - рявкнул изящно лохматый эльф и грохнул об пол массивным дубовым посохом. - Продолжаем дебаты о создании големов, господа!
  Миранда вздрогнула, оттолкнулась от пола и взвилась над толпой.
  - Да что тут спорить?! Нужны големы - создавайте! А на нет и суда нет! Лучше на свой город посмотрите! Ещё пара-тройка дискуссий, и вам жить негде будет!
  Спорщики замолчали и, как один, враждебно уставились на колдунью.
  - Фантом! - категорично заявил эльф.
  - Точно! - подхватил инквизитор. - Живое существо такого не скажет. Оно обязательно влилось бы в наше гармоничное обсуждение...
  - Но фразы строит хорошо, - встряла пышнотелая девица и со знающим видом добавила: - Разумный фантом.
  - Разум у фантома? Да ты сбрендила! - завопил красномордый, и весь зал разом заговорил.
  Позабыв и о големах, и о березерской колдунье, мурофчане принялись дискутировать о наличие разума у фантомов.
  - Вот и славно, премия у меня в кармане! - Миранда довольно потёрла руки и исчезла.
  
  Братья по пиву.
  
  Гошка и Петька сидели на завалинке, пили пиво и смотрели на звёзды.
  - Хорошо-то как... - протянул леший, глотнул пенистый напиток и закатил глаза от удовольствия. - Жизнь прекрасна!
  - Я тут в одной книге прочёл, что на звёздах есть жизнь, - лениво сообщил домовик.
  - А чего бы ей ни быть? Жизнь это дело такое! Живучее! - добродушно улыбнулся Петька и почесал затылок.
  Гошка покивал, соглашаясь с другом, а потом спросил:
  - А вот интересно, пиво у них, на звёздах, есть?
  - Не-е, - замотал головой леший, - пива у них нет!
  - Откуда знаешь?
  - Пиво, мой друг, это венец творения! А не какая-то там обычная жизнь!
  - Какой же ты умный, Петруха, это что-то! - восхитился Гошка.
  И в тот же миг, светясь, как новогодняя ёлка, и топорщась антеннами, как дикобраз, перед собутыльниками опустился круглый летающий объект. Раздался скрежет, верх кругляша откинулся в сторону, и на свет появилась треугольная голова с зачатками фиолетовых волос.
  - Привет! - радостно крикнула голова. - Пиво пьёте?
  Гошка и Петька машинально кивнули. Пришелец, кряхтя, выбрался из кругляша, вразвалку подошёл к приятелям и заглянул в их кружки.
  - Неплохо... - протянул он, принюхиваясь. - Но наше, шыравырское, всё же лучше! - И, словно фокусник, извлёк из огромных карманов серого скафандра две пластиковые бутылки: - Угощайтесь!
  Гошка сделал глоток, и на глаза навернулись слёзы. Пиво было изумительно вкусным, но без намёка на магию...
  - Да как же это? Да что же это?.. - растерянно пролепетал он, встал и поплёлся прочь.
  - Что не так? - Леший приложился к бутылке, сделал несколько глотков и, с грустью взглянув на треугольноголового гостя, побрёл следом за другом.
  - Это же наше всё! - Пришелец достал из-за пазухи бутылку, поспешно свернул пробку и, залпом осушив половину, воскликнул: - Свежачок! - Он цокнул раздвоенным языком и припустил за аборигенами. - Вернитесь! Пиво не понравилось, так у меня водка есть!
  - Отвали, слышь, пришлый? - огрызнулся лешак и вздохнул: - Такой вечер опошлил.
  - Но почему? - не унимался пришелец.
  - Да на кой нам твоя немагическая выпивка!- в сердцах выпалил Петька.
  - Вали обратно на свои звёзды! - Домовик грозно потряс кулаком. - А то летают тут всякие, пиво без магии подсовывают и радуются! От меня ж за версту алкоголем вонять будет!
  - Так у меня ж шарики специальные есть...
  - Шарики? - встрепенулся лешак.
  - Ага, запах напрочь отбивают.
  - А вот это другой разговор! - потирая руки, воскликнул Гошка.
  - И смотри, обманешь - железяку твою по винтикам разнесу! - добавил Петька.
  И приятели повернули обратно...
  Наступило утро. Запели птицы, прославляя новый день. Тысячи бутонов раскрылись навстречу ласковым лучам. Сотни ароматов наполнили воздух. Но один напрочь перебивал все остальные - роскошный, густой запах перегара. Тягучей, угарной волной он плыл над Березерским краем, заставляя мужчин завистливо вздыхать, а женщин презрительно морщиться.
  Миранда добралась до источника вони, прикрыла глаза, тщательно изучила историю ночного веселья и усмехнулась:
  - Все они одинаковы, что в Березере, что на других планетах!
  Колдунья пнула ногой кучу пластиковых бутылок и побрела домой. А за её спиной трое осоловелых мужиков, сидя в непроницаемом синтетическом шарике с кондиционером, встречали рассвет.
  
  Москвич из Лукоморья.
  
  Мелодичный звон дверного колокольчика отвлёк Миранду от увлекательного разговора о столичной моде. Коротко распрощавшись с подругой, колдунья погасила хрустальный куб и взмахнула рукой, приказывая двери раствориться.
  - Добро пожаловать, путник!
  Из коридора пахнуло дождём и давно немытым человеческим телом. Миранда поморщилась, а уж когда в гостиную ввалилось нечто, закутанное в потрёпанный, местами порванный плащ, не сдержалась и чихнула так громко, что Васька и Гошка невольно вздрогнули. Кот и домовик оторвали взгляды от журнала по животноводству и с жалостливым интересом уставились на странного визитёра.
  О том, что изначально гость был человеком, говорили руки, ноги и поросшее густой щетиной лицо. В целом же бедняга напоминал скульптуру безумного ваятеля: в грязных слипшихся волосах торчали характерно заострённые уши, из-за воротника грязной рубашки выглядывали кончики кожистых крыльев, а пальцы с острыми когтями теребили чёрную мохнатую кисточку хвоста.
  - Я это... здравствуйте... - застенчиво улыбнулся незнакомец, обнажив стальные иглы клыков.
  Гошка сглотнул подкативший к горлу комок, метнулся к буфету и налил полный стакан самогона:
  - Это кто ж тебя так, брат? - спросил он, вручив гостю выпивку.
  Существо благодарно кивнуло, залпом осушило стакан и, вытерев клыкастый рот рукавом, ответило:
  - Маги экспериментаторы, мать их! Жил себе в матушке-Москве, беды не знал. А потом... Всего-то две бутылки пива выпил... Ведь, согласись, фигня?! И на тебе! Провалился с куском квартиры в Лукоморский край, прямиком в лабораторию некромагов или некромантов. Демонов, одним словом.
  - Ясно... - протянула колдунья, прикидывая с кого начать: с некромантов из Лукоморья или незадачливого москвича.
  Потрясённый рассказом гостя домовик тяжко вздохнул, поднёс ко рту бутыль с мутной жидкостью и сделал несколько больших глотков.
  - Я чего пришёл-то. - Гость скинул плащ, расправил крылья и потянулся. После стакана самогона он почувствовал себя гораздо свободнее. - Прослышал я, что Вы, госпожа Миранда, людям помогаете. Вот и подумал, почему бы и мне счастья не попытать. Я, видите ли, охотником на нечисть решил стать. Ну, в свете изложенных событий. Поможете?
  Миранда поспешно опустила руки и сцепила их в замок, размышляя, как уговорить незадачливого путешественника вернуться на Родину, но тут вмешался домовик.
  - Я помогу тебе, брат! Я! - пылко воскликнул он, взмахнул невесть откуда взявшимся арбалетом с серебряным болтом, притопнул ногой в лапте, тряхнул клокастой бородой, и за его спиной распахнулись не менее роскошные крылья, чем у гостя. - Полетели, брат!!!
  - В бой! - радостно завопил москвич и лязгнул стальными клыками.
  Входная дверь слетела с петель, рухнула на пол, а в ночном небе закружились крылатые силуэты, почему-то отливающие золотом. Васька обиженно хмыкнул, взмахнул вмиг отросшими на спине крыльями и рванул вслед за гостем и домовиком.
  - Вот блин... - Миранда ошалело уставилась на тройку крылатых золотых тварей, удаляющихся в сторону Лукоморья. - Одно слово - мужики! Лишь бы подраться!.. Да и некроманты хороши! Натащат народа не пойми откуда, поизгаляются вволю и на свободу выпускают! Вот пусть сами и расхлёбывают!
  Миранда уютно устроилась в кресле, пробудила к жизни хрустальный куб и связалась с зиганской колдуньей Эсмеральдой, от всей души ненавидящей некромантов и мужиков. Сегодня им было о чём поговорить.
  
  Жить, как люди.
  
  Гошка взмахнул топором, со злостью вонзил его в полено, и оно развалилось надвое. Взмах - удар, взмах- удар. По спине домовика вовсю струился пот, а груда поленьев, как назло, уменьшалась черепашьими темпами. 'И на кой ляд я пообещал Мире переколоть эту прорву? - мысленно простонал Гошка. - Да ещё сегодня! В день отказа от магии!'
  Каждый год, в первый день осени, в Березерском крае проводился 'День отказа от магии'. Орден Приятой Сыти пристально следил за неукоснительным исполнением главного правила: ни грамма колдовства, дабы магические существа почувствовали себя ближе к людям, прониклись их проблемами и чаяниями.
  Для Гошки этот день был самым тяжёлым в году - очень уж переживал домовик, что за сутки какой-нибудь ушлый человечек, гуляя по лесу, наткнётся на оставшиеся без магического прикрытия тайники с самогоном и брагой.
  Топор опустился на очередной чурбан, и Гошка вздохнул так надрывно, что едва сам не умер от сочувствия к себе...
  Миранда тоже страдала - на ней сегодня был обед. Колдунья с мрачным видом стояла возле кухонного стола и пыталась воспроизвести вручную то, что ежедневно совершала при помощи магии. Дело шло медленно и не слишком успешно. Лук местами подгорел, бульон ощетинился серо-белой пеной, а на пальцах красовались уже четыре куска пластыря...
  В саду, под кустом жимолости, уныло мяукал Василий. И на него 'День без магии' действовал удручающе: ни тебе жирную мышь подманить, ни рыбку на берег выбросить. Да и янтарно-белые усы обвисли, как у марахурского моржа, а не топорщились привычно-воинственно. Совсем не топорщились без магии...
  Обед ели молча. Полусырая капуста противно скрипела на зубах, горелый лук отдавал горечью. Кое-как перекусив, домовик поплёлся к сараю, где его ждала ненавистная куча дров, а Миранда занялась мытьём посуды, обдумывая, а не пропустить ли сегодняшний ужин - и для фигуры, и для здоровья полезнее, а, главное, безопаснее.
  На небе зажглись первые звёзды. Грустные и усталые Миранда и Гошка молча сидели на крылечке. Васька же примостился на заборе и тоскливо подвывал, словно умоляя минуты бежать быстрее. Спать не хотелось, да и как можно спать на полупустой желудок?
  - Э-хе-хе, - выдал Гошка, выудил из кармана флягу и протянул Миранде.
  - Нет, спасибо. У тебя ж вся пшеница заклинанием скороспелости обработана.
  Гошка всхлипнул и убрал флягу в карман.
  - Честные мы с тобой, Мира, аж противно, - проскулил он, и колдунья ободряюще похлопала его по плечу.
  - Потерпи, дружок, день простояли, ночь продержаться осталось...
  Так они и сидели на крыльце до рассвета. А когда ласковые лучи восходящего солнца добрались до дома колдуньи, печальные фигуры на крыльце растаяли, а из леса вышли сытые и довольные Миранда и Гошка.
  - Ну, ты - молоток, Мира! - счастливо воскликнул домовик и расцеловал колдунью в обе щеки.
  - А то! Я же целый год готовилась! Такое убежище отгрохала - никакому Ордену не подкопаться! - самодовольно усмехнулась Миранда и сникла. - Только одного не учла... - Колдунья виновато посмотрела на Василия, по-прежнему сидящего на заборе. - Коты ведь тоже не хотят жить, как люди. Васенька! Прости!
  Василий повернулся к хозяйке, негодующе дёрнул хвостом и, спрыгнув с забора, направился к речке. Янтарно-белые усы привычно-воинственно топорщились, глаза горели азартом - приближалось время завтрака.
  
  Она любила кошек.
  
  Василий изогнулся, вытянул хвост трубой и зашипел: по тропинке, ведущей к дому Миранды, шагал подозрительный странник. Низкорослый мужчина в потёртом сюртуке с котомкой за спиной вразвалку подошёл к коту, нагнулся и потрепал тёмную, как ночь, шкуру. От такой наглости Васька опешил и присел на задние лапы.
  - Мя-у... - простонал он, не имея возможности послать незнакомца по-человечески.
  - У-у ты, моя умница, - проворковал мужичок и снова погладил кота.
  От осознания, что его ещё и в кошки записали, Васька закатил глаза. Воинственно топорщащиеся усы поникли, а из горла вырвалось тоскливое бульканье.
  - Ну, что ты плачешь? Хозяйка обижает? Пойдём со мной, сердешный! - Мужичок снял котомку и стал развязывать верёвку.
  Если бы кот был человеком, он покрутил бы пальцем у виска, а так просто выгнул спину дугой и зашипел.
  - Не хочешь? Ну, и не надо. - Мужичок закинул котомку на плечо и скомандовал: - Пошли, с хозяйкой твоей разбираться!
  Василий хитро прищурился и резво побежал по тропинке. Незнакомец, насвистывая, последовал за котом. Вскоре они подошли к дому колдуньи. Васька шмыгнул в окно, а мужичок поднялся на крыльцо и деликатно постучал в дверь.
  - Кого там нелёгкая принесла? - возмущённо крикнула Миранда. - Ну, заходи, раз пришёл!
  Мужичок тщательно вытер ноги о коврик, вошёл в дом и, словно зная, куда идёт, направился в гостиную. Колдунья оторвала взгляд от хрустального куба и недовольно произнесла:
  - Излагай дело, путник, да побыстрее. Работаю я!
  Незнакомец покосился на мерцающий экран, где на роскошной кушетке всхлипывала и стенала прекрасная эльфийка, то и дело поднося к глазам невесомый кружевной платок.
  - Да! Вот такие у меня клиенты! - гордо заявила Миранда, встала и загородила собой куб. - Так что, говори быстрее, а лучше через неделю приходи! Понял?
  Мужичок замялся и неуверенно начал:
  - Дело в Вашем коте, госпожа колдунья...
  - Что с ним? - мгновенно всполошилась Миранда. - Вася! Васечка! Кис-кис!
  - Вы меня неправильно поняли, - поспешно заговорил гость. - Я бы хотел забрать Вашего кота.
  - Куда это?
  - К себе. Животное должно содержаться в комфортных условиях, а не выть на дороге.
  Миранда схватилась за сердце:
  - На какой дороге?
  - На грязном и пыльном Березерском тракте. Здесь недалеко, километрах в десяти от Вашего дома.
  - Поняла! - Миранда вскочила и пулей вылетела за дверь.
  Мужичок ухмыльнулся, бросил котомку на пол и превратился в солидного усатого господина в безупречно отутюженном костюме и галстуке. Подкрутив усы, он уселся за стол, хлопнул ладонью по кубу, и на экране возник стадион. Трибуны были до отказа заполненные зрителями: магами, людьми, эльфами и представителями прочих магических рас. На круглом гладком поле, по обе стороны от широкой красной линии, стояли по десять высоких широкоплечих мужиков в унтах, трусах и меховых накидках. Между ними с дикими воплями носился гном с большим бубном в руках.
  - Дорогие друзья! Финальный матч чемпионата мира по шаманоболу стартует буквально через несколько минут! - раздался бодрый голос диктора, и солидный господин облегчённо вздохнул:
  - Как раз к началу успел!
  Он преобразил стул в кресло, достал из воздуха бокал с пивом, сигару и позвал:
  - Кис-кис.
  Василий высунул морду из-за шкафа, ехидно посмотрел на преобразившегося гостя, потом на экран и вдруг, одним прыжком преодолев полкомнаты, оказался у него на коленях. Усы кота довольно топорщились, а круглые глаза пожирали экран.
  В коридоре раздался грохот, и в гостиную влетел Гошка:
  - Неужели получилось?!
  - А-то! - самодовольно ухмыльнулся солидный господин. - Я, как-никак, свою дочурку знаю. Чуть ли не с младенчества на кошках помешана!
  Гошка подскочил к столу и плюхнулся в кресло, мгновенно материализовавшееся за его спиной:
  - Убьёт она нас, господин Игнатос. Это ж её любимый эльфийский сериал. Она его уже лет двадцать смотрит.
  - Ерунда, запись посмотрит. Мамочка наша тоже большая поклонница этой мутотени, а, зная эльфов, она ещё лет двести тянуться будет. А такой матч, может, раз в тысячелетие проходит! Шаманобол это вам не эльфийские сопли!
  Раздался оглушительный удар бубна, взревели трибуны, и твое заядлых болельщиков уставились на экран.
  
  Шумел камыш в болотах Березерья.
  
  Господин Анатер спятил - внезапно и основательно. Всё бы ничего, спятил и спятил - с кем не бывает? - но господин Анатер занимал должность начальника отдела Огненных стихий Ордена Приятой Сыти и имел высший уровень силы. Крутой был маг, и спятил круто - на почве размышлений о мироустройстве. Думал-думал и понял, что не правильно всё заведено у людей, магов и прочих рас и надобно всё исправить. Но как? Этим вопросом Анатер не задавался. Для начала нужно было разрушить существующий порядок. И маг с энтузиазмом приступил к задуманному.
  Его родной стихией был Огонь, и Анатер не стал мудрствовать лукаво - решил сжечь мир, и точка. Неизвестно, чем руководствовался спятивший маг, но претворять свой план в жизнь он начал с Березерского края.
  В то несчастливое для березерцев утро Миранда, как назло, отправилась в гости к подружке, зиганской колдунье Эсмеральде. И, когда столицу края охватили пожары, спасать березерцев было некому. Оставалось надеяться лишь на собственные силы...
  Гошка и Васька в тушении пожаров не участвовали. Они вообще не знали, что происходит в Березере. Воспользовавшись отсутствием любимой хозяйки, приятели отправились рыбачить. На деревенский пруд идти было как-то не солидно, и они перенеслись на берег Переплюньки - огромной, широкой реки. Самой большой в Березерском крае. Гошка закинул удочку, однако рыба не спешила заглотить наживку. Впрочем, рыбалке это ничуть не помешало: в садке у домовика охлаждались два десятка бутылок пива, а в холщёвом мешке со снастями лежали копчёные лещи. И, несмотря на отсутствие клёва, рыбаки не скучали: Гошка хлебал пиво прямо из горлышка, а Василий культурно лакал алкоголь из блюдца. Лещей тоже делили по-братски: мясо - домовику, а головы и хвосты - коту. Садок легчал, холщёвая сумка пустела...
  Внезапно кот сел, воинственно распушил усы и громогласно мяукнул на реку. Ваське захотелось свежей рыбки, но пьяный Гошка не понял тонкого намёка и решил, что приятелю осточертел вид безмятежной речной глади.
  - Ай момент! - по-заморски воскликнул домовик, взмахнул рукой, и Переплюнька исчезла.
  Василий дико взвыл - свежая рыба исчезла вместе с рекой. Он зло зашипел на домовика, но тому всё было по-барабану: привалившись к сосне, Гошка во всю мощь лёгких орал любимую песню:
  - Шумел камыш в болотах Березерья...
  А столица березерского края полыхала. Обезумевшие жители с воплями носились по улицам, моля небеса и Орден Приятой Сыти о спасении. И спасение пришло! Хляби небесные разверзлись, и на город обрушился водопад. Потоки воды вмиг затушили пожары, а, заодно, помыли улицы и усеяли их рыбой и раками, жемчужными ракушками и разноцветной галькой. И самое странное, никто из березерцев от водной стихии не пострадал, разве что ушибся головой странный пришлый маг в новеньком дорожном костюме. Но и тут обошлось без последствий - господин Анатер быстро очнулся. Он оказался на редкость милым и любезным чародеем, и, засучив рукава, до вечера помогал горожанам убирать последствия пожара и потопа.
  
  Вендетта по-березерски.
  
  Миранда сидела на крыльце и озабоченно тёрла нос. Накануне вечером они с Гошкой крепко повздорили из-за аргизанского баригула, старинного и очень хрупкого артефакта, который домовик ухитрился разбить. Особой ценности артефакт не представлял, разве что древний и красивый, но Миранде всё равно было обидно. К тому же, вместо того, чтобы извиниться, домовик начал возмущаться и кричать на колдунью, что она сначала разбрасывает вещи, где попало, а потом ещё и злится. Вдоволь наоравшись друг на друга, Гошка и Миранда отправились спать. Но за ночь обида на домовика не исчезла, и теперь колдунья тщательно планировала свою месть. Очень уж ей хотелось проучить косорукого наглеца.
  Накрутив на палец длинную чёрную прядь, Миранда шаг за шагом продумывала коварный план, и вдруг заметила Гошку, который по боковой дорожке неторопливо шёл к лесу. 'А вот и ты, голубчик!' - хищно усмехнулась колдунья и, крадучись, последовала за ним. Ситуация складывалась, как нельзя удачно - домовик, точно по заказу, направлялся в самую глухую и почти непроходимую часть леса. Ловко пробираясь сквозь колючие кусты карагая, Миранда ближе и ближе подкрадывалась к нему, а в голове сами собой складывались слова заклинания. Гошка, словно учуяв присутствие колдуньи, зашагал быстрее, нырнул под раскидистые лапы ели и... исчез.
  - Не уйдёшь! - прошипела Миранда.
  Магические слова слетели с губ и ударили в ель. Столетнее дерево надсадно заскрипело, покачнулось и стало медленно заваливаться, вздымая землю и ломая ветки.
  - А-а-а... - заорал Гошка, изо всех сил цепляясь за широкие, толстые корни.
  - Так тебе и надо! - довольно потирая руки, сказала колдунья.
  Со злорадной улыбкой она наблюдала, как тонкие корни оплетают домовика, и тот с надсадным воплем взлетает к небу.
  - Будешь знать, сиволапый, как моё имущество портить!
  Сияющая от свершившейся мести колдунья уже готова была пуститься в пляс, но тут на её голову обрушилась мохнатая еловая лапа. Миранда ойкнула, испепелила наглую ветвь и насторожилась - что-то было не так. Колдунья по привычке потёрла кончик носа, и от её дикого крика с деревьев посыпались листья и хвоя.
  - Т-так т-тебе и н-надо! - болтаясь в воздухе, прокричал домовик, с дикой, ликующей улыбкой глядя, как у колдуньи отрастают большие остроконечные рога, кожа покрывается клокастым розовым мехом, а лицо превращается в свиное рыло.
  Колдунья истерично взвизгнула:
  - Прекрати это!
  - Ты первая начала!
  - Ах, так!
  Миранда взмахнула руками, и Гошка обзавёлся слоновьими ушами, медвежьей мордой и тигриным хвостом.
  - Ну, ты и... - Домовик не закончил - полосатый хвост запутался в корнях, дерево дёрнулось и швырнуло домовика прямо на колдунью.
  - Крабураре бох! - выкрикнул Гошка.
  - Сам такой! - Миранда схватила домовика за шиворот и хорошенько тряхнула:- Извиняйся, пентюх!
  - Ещё чего!
  Гошка оскалил кроличьи зубы, с мстительным удовлетворением разглядывая оранжевый петушиный гребень на розовой голове колдуньи.
  Поедая друг друга глазами, склочники не заметили, как из-за густых зарослей шиповника выглянул Петька. Лешак сердито зыркнул на сногсшибательных уродцев и заорал:
  - А ну вон из моего леса, дебоширы!
  С болью взглянув на убитую ель, Петька сжал в руке суковатую дубинку и стал бесстрашно наступать на губителей родного леса.
  - Это ж я! - завопил Гошка, но лешак, взбешённый чудовищным варварством, с размаха треснул уродца по спине.
  - Бежим! - выпалил домовик, схватил колдунью за руку, и они со всех ног припустили к дому.
  Лешак нёсся следом, охаживая варваров дубинкой и проклиная на все лады. С великим трудом Миранда и Гошка оторвались от разъярённого лешака. Добежав до крыльца, они без сил рухнули на ступени, оглядели друг друга и одновременно взмахнули руками, убирая заклинания.
  - Давай больше никогда не будем ссориться, Мира.
  - Давай, - согласно кивнула Миранда и с тяжёлым вздохом добавила: - И всё же аргизанский баригул был замечательным. Никогда не прощу тебе его потери.
  
  Кому блин, кому клин.
  
  Прижав уши к голове, Васька подбирался к наглому жирному воробью. Ещё чуть-чуть, и можно было прыгать, но подлая птица взмахнула крылышками и взлетела на дерево. Васька с досадой клацнул зубами, завалился на бок и уставился в небесную синь: вот уже неделю дерзкий воробей трепал ему нервы. Каждую ночь он снился ему в виде обглоданной тушки, но прекрасные сны никак не хотели становиться явью. 'Жизнь несправедлива', - подумал Васька и печально вздохнул.
  'Жизнь прекрасна!' - радостно подумал воробей, насмешливо посмотрел на кота и полетел завтракать на березерский рынок.
  Проводив воробья злобно-тоскливым взглядом, Василий вскочил и понёсся к дому. Прыгнув на подоконник, он задел хвостом забытый Мирандой флакончик духов. Стеклянная пробка вылетела, и по комнате поплыл удушливый аромат цветов. Васька чихнул и опрометью бросился вон из комнаты.
  Ближе к вечеру, собираясь к подруге, колдунья перерыла весь дом в поисках любимых духов, а когда обнаружила на полу пустой флакончик, печально вздохнула: 'Жизнь несправедлива'. Она в сердцах стукнула кулаком по стене и вышла из комнаты.
  Домовик, проследил, как Миранда исчезает с крыльца, и, насвистывая бодрый мотивчик, поспешил в гостиную, отодвинул стенную панель и ахнул: в тайнике лежали осколки заветной бутылки самогона. 'Жизнь несправедлива', - печально вздохнул домовик и помчался в Березер: до закрытия винной лавки оставался всего час. Пробегая по рынку, он увидел, как лавочник вешает на дверь замок, и в ярости пнул оказавшийся рядом увесистый мешок. Мешок завалился на бок и едва не придавил воробья, беспечно клевавшего рассыпанное на дороге зерно.
  Птица взлетела на конёк крыши и, радостно подумав: 'Жизнь прекрасна!' - полетела к дому колдуньи - дразнить толстого чёрного кота.
  
  Мечта зиганца.
  
  Рано утром Миранда вышла на крыльцо и обмерла: у колодца стоял тщедушный молодой мужчина зиганской наружности в клетчатых шортах и майке с надписью 'Я люблю Родину, мать мою!' В одной руке он держал двуручный меч, а другой закидывал в рот семечки. И смачно сплёвывал кожуру в колодец.
  - Ах ты, дрянь зиганская! - воскликнула колдунья и шагнула к нахалу.
  - Значица так, дамочка, - поигрывая мечом, заявил мужчина, - наколдуй-ка мне коня, дом и жену-красавицу!
  - А горшок неразменных монет не хочешь?
  - Можно и горшок. - Зиганец виртуозно почесал мечом спину и добавил: - Только побольше.
  - Побольше не могу, - ехидно усмехнулась Миранда. - Лучше жену тебе наколдую.
  - Давай.
  Зиганец присел на край колодезного сруба, воткнул меч в землю и достал из кармана пригоршню семечек. Колдунья хихикнула и взмахнула рукой. Челюсть мужчины упала на грудь: рядом с ним появилась миниатюрная блондинка с пышным бюстом и осиной талией.
  - Ты что ли муж мой будешь? - уперев кулаки в крутые бёдра, осведомилась она, и собольи брови сползлись к переносице.
  - Я... - обалдело выдохнул зиганец.
  Девушка скептически оглядела тщедушную фигуру мужа и цокнула языком:
  - Здесь работы на сто лет вперёд. Значица так, любимый, для начала построишь мне дом, потом купишь коня и поедешь с драконом воевать. Я тут слышала, у него в сокровищнице горшок неразменных монет завалялся. Привезёшь мне, а там посмотрим, на что ты ещё годен.
  Зиганец похлопал глазами, переваривая слова жены, и вскочил:
  - А чо сразу к дракону?
  - А чо мелочиться? - передразнила его блондинка, схватила двуручный меч и плашмя шлёпнула по тощему заду.
  - Ой-ё! - завопил мужик, выронил семечки и понёсся к лесу.
  - От меня не убежишь!
  Блондинка издала боевой клич и, размахивая мечом над головой, погналась за мужем.
  Миранда проводила счастливых молодожёнов умильным взглядом и медовым голоском пропела:
  - Гошенька, душа моя, не хочешь ли дров нарубить?
  - Бегу, Мирочка, бегу дорогая!
  Занавеска дрогнула, и, перемахнув через подоконник, Гошка понёсся к сараю.
  
  Рандеву.
  
  В полдень Миранда получила сообщение. Король Мирабур V писал, что он проездом будет в Березерье и умолял колдунью встретится с ним на восемнадцатой версте Северного тракта. Миранда согласилась: ей было до жути интересно, что хочет от неё храбрый и отважный король.
  И вот уже второй час Миранда стояла на дороге и напряжённо всматривалась вдаль. Солнце неуклонно ползло к горизонту, а кареты всё не было. 'Может, случилось что?' - размышляла колдунья, потирая кончик носа.
  А в это время Мирабур V сидел в карете с плотно зашторенными окнами и сквозь малюсенькую щелочку смотрел на верстовой столб с красной цифрой восемнадцать. Венценосная особа недоумевала, почему любопытная, как сорока, колдунья, не спешит на встречу. А дело у короля было архиважное! Два дня назад Мирабура укусил вампир. Сначала король расстроился, а потом покусал придворных и успокоился. Жизнь вампира пришлась ему по душе. Из старинных книг Мирабур выяснил, что кровь могучей колдуньи в одночасье сделает его высшим вампиром, и он сможет править империей и дальше. Король был близко знаком только с одной колдуньей, но очень могучей, и он сразу же связался с ней...
  Стемнело. Карету заволокло туманом. Мирабур осторожно ступил на землю и огляделся. Красные огоньки в глазах нетерпеливо мерцали, а острые зубы клацали в предвкушении еды. Но колдуньи не было, даже духом её не пахло. Мирабур обошёл вокруг кареты, приблизился к верстовому столбу, со всех сторон оглядел табличку и завыл, выпуская дикую ярость - какой-то шутник искусно исправил тройку на восьмёрку...
  Миранда вскинула голову и прислушалась: в пяти верстах от неё выл голодный вампир.
  - Пойду-ка я домой, от греха подальше, - проворчала она и, наплевав на встречу с королём, переместилась в свою гостиную.
  Гошка налил хозяйке чая, наколдовал свежих булочек и поинтересовался:
  - Ну, как там Мирабур?
  - Да никак, - поморщилась Миранда. - Назначил встречу, а сам не пришёл - тоже мне, шутник нашёлся! Больше вообще с ним связываться не буду. Простояла полдня на дороге, как дура, а к ночи вампиры разгулялись. Руки чесались прибить пару-тройку, но уж больно неохота с их королём разбираться - зануда страшная! Сначала до утра будет мне хартию о правах вампиров зачитывать, а потом руку и сердце предлагать! Ну их к лешему этих королей!
  
  Лихосиньки.
  
  В полуденном небе, словно миниатюрные ариганские статуэтки, изящно парили ярко-синие птички с алыми крылышками. 'Как же они называются? - думала Миранда, подёргивая кончик точёного гребешка, которым укрепила сложную высокую причёску. - Синепузики? Краснопёрки? Решительно не помню!'
  Колдунья ещё немного понаблюдала за дивными птичками и направилась к дому. Название птичек так и вертелось на языке, но коснуться себя не давало. Машинально перебирая ногами, Миранда взошла на крыльцо и распахнула входную дверь.
  - Привет, Мира! - покраснев, как рак, выпалил домовик и поспешно загородил спиной тайник рядом с вешалкой.
  - Угу.
  Колдунья закрыла дверь, невидящими взглядом уставилась на Гошку и с досадой цокнула языком: 'Да что ж это за птицы, чёрт подери?'
  Домовик воровато пошарил глазами, утёр со лба пот и постарался захлопнуть ногой тайник, но наполовину вытащенная бутылка самогона застряла - ни туда и ни сюда! Гошка испуганно и робко взглянул на колдунью и сглотнул подступивший к горлу комок: тёмные глаза Миранды, казалось, вот-вот просверлят в нём дыру. 'Что же делать?' - затравленно всхлипнул домовик.
  - А я тут на рыбалку собрался, - жалобно проговорил он, чтобы сказать хоть что-то, однако колдунья продолжала поедать его взглядом.
  Гошка едва не завыл от бессилья. Неподалёку от Красных Огоньков его дожидался Петька, и расставаться с заветной бутылью ужасно не хотелось.
  - Я тебе рыбки к ужину наловлю. Уху сварим.
  Миранда молчала. 'Она знает! Всё знает! - в отчаянье воскликнул домовик. - Поэтому и пришла именно сейчас!' Дружеская попойка накрылась медным тазом, и, разрываясь от обиды и злости, Гошка выдернул бутылку из тайника и швырнул её об пол:
  - Ты победила! Довольна? Ну, что ж, торжествуй, лиходейка!
  - Точно! Лихосиньки! - Миранда подскочила к домовику и запечатлела на его щеке пламенный поцелуй: - Молодчина, Гоша! Лихосинька ты моя! - ласково добавила она и танцующей походкой отправилась на кухню.
  
  Глюк.
  
  Бум! Фетровая шляпа, полгода пылившаяся на антресоли, пулей вылетела из темноты и шлёпнулась на пол. Миранда не успела удивиться, как шляпа взмыла в воздух и опустилась на ручку метлы. Следом подлетел потрёпанный овчинный тулуп, за ним - плиссированная юбка. Пугало дико захохотало, взметнулось к потолку и завертелась, выделывая кренделя и затейливые воздушные па.
  Миранда с подозрением огляделась и принюхалась: странное магическое воздействие лилось со стороны кухни.
  - Интересно, какой охламон вздумал пошалить в моём доме? - пробормотала она и решительно зашагала по коридору.
  Колдунья намеревалась быстренько всыпать шутнику по первое число и вернуться в гостиную - через пять минут начинался её любимый сериал, а взбесившаяся метла плохая компания для вдумчивого созерцания перипетий эльфийской жизни.
  Миранда толкнула дверь, по инерции сделала несколько шагов и остановилась, растерянно глядя на крошечного зелёного человечка, который сидел на столе и поедал оставшийся от завтрака сыр. Одежды на нём не было, лишь странная красная тряпка закрывала худые бёдра.
  - Ты кто? - осведомилась Миранда, озабоченно потирая кончик носа.
  - Глюк. - Человечек широко улыбнулся. - Не ждала?
  Колдунья помотала головой, потёрла глаза, потом ущипнула себя за руку, но Глюк не исчез, как положено всякому порядочному глюку. Напротив, семеня крохотными ножками, он пробежал по столу и заглянул в чашку. На дне оставалось чуточку молока, и человечек повис на фарфоровом бортике, стремясь добраться до вожделенного напитка.
  Рассеяно улыбнувшись, Миранда подошла к шкафчику, достала тонкую соломенную трубочку и сунула её в молоко. Человечек благодарно взглянул на колдунью, проворно забрался на край чашки и сладко захлюпал. Немного понаблюдав за ним, Миранда спросила:
  - Что тебе надо, Глюк?
  - Да так, в гости зашёл. Скучно мне одному в подсознании, Мира, а если и удаётся вырваться на свободу, обязательно какой-нибудь раздолбай попадётся! И начинается: или чушь несёт, или, хуже того, с разными предметами за мной гоняется. Жуть!
  - Просто так гоняется? - уточнила колдунья.
  - Ну, почему же, - замялся Глюк. - Пошалить я люблю! Но бить-то зачем? Сами ж меня вызывают, а потом недовольны.
  - Интересно получается... - пробормотала Миранда, задумчиво барабаня пальцами по губам. - Ежели я тебя вижу, значит, я тебя вызвала. Но я точно знаю, что не вызывала. Значит... Гошка! - заорала она во всё горло. - Иди сюда! Сейчас же!
  Громкий крик разрушил колдовство: человечек скукожился, отчаянно замахал руками и... исчез. Миранда с недоумением огляделась и обнаружила, что сидит на пеньке, в лесной чаще, а возле её ног стоит корзинка, полная оранжевых грибов с белыми крапинками на шляпках.
  - Вот зараза, - выругалась Миранда. - Говорила же, глюколовы! А Петька своё: мухоморы-мухоморы... Шутник, блин!
  Колдунья вскочила, пнула корзину ногой, и, зажав нос, ринулась на поиски лешака. Петька обнаружился на маленькой поляне, посреди берёзовой рощи. Да не один! С домовиком. Приятели, похрюкивая от удовольствия, гонялись за крохотными зелёными человечками в разноцветных набедренных повязках.
  - Наркоманы фиговы! - рыкнула колдунья, схватила суковатую палку и шагнула на поляну. - Сейчас я Вам покажу, как маленьких обижать!
  Она взмахнула палкой, и зелёные человечки с визгом бросились врассыпную. Торжествующе хихикнув, колдунья подпрыгнула и бешеным зайцем заскакала по поляне, отчаянно молотя палкой по траве и издавая громкие воющие звуки. Лешак и домовик радостно вторили ей, и лес трясло от пронзительных криков и бешеного хохота.
  Спустя два часа Миранда обессилено повалилась на траву. Гошка и Петька рухнули рядом. Глюки ушли - усталая троица сидела на диване посреди разгромленной гостиной.
  - Хорошо-то как, - промурлыкал домовик.
  - А то, - поддержал его Петька.
  - Жаль, что раз в году... - Миранда блаженно улыбнулась и деловито добавила: - Сырьё проверено, господа! Настойка будет, что надо! За работу!
  
  Тайна Элиентаридариэли.
  
  Миранда положила на стол коробку с любимыми шоколадными конфетами, поставила большой стакан брусничного морса и достала из кармана кружевной белоснежный платок. Усевшись в кресло, колдунья легонько коснулась хрустального куба и затаила дыхание: в сегодняшней серии Элиентаридариэль должна была открыть тайну своего происхождения златоволосому Таранатапариэлю. Миранда сжала пальцами платок и всей душой потянулась к экрану.
  - Сейчас, сейчас, - прошептала она, но вместо долгожданной заставки с вековыми раскидистыми деревьями глазам предстал пожилой упитанный Бастр.
  - Передаём экстренное сообщение! - хорошо поставленным голосом произнёс он, и усатое лицо приобрело скорбное выражение.
  Миранда побледнела от гнева:
  - Какое сообщение? Там же Эли!..
  - Сегодня, в половине пятого утра в небе над Стенаром было замечено...
  - Да что ж это такое?! - завопила колдунья, и лицо диктора пошло красными пятнами. - Я ночь не спала! Должна я, наконец, узнать, кто она!!!
  - ...серое облако магического происхождения. Оно прошло над городом, сея в души людей ужас и страх, а тридцать минут назад маги-наблюдатели из Ордена Приятой Сыти сообщили, что странное магическое образование надвигается на столицу. - Бастр посмотрел прямо в глаза Миранде и на истеричной ноте закончил: - В императорском дворце рассматривается вопрос о всеобщей эвакуации!
  - Никто никуда не пойдёт! - взвизгнула колдунья и выкинула руку в сторону хрустального шара.
  Бастр побледнел, ойкнул и, схватившись за живот, ринулся прочь с экрана. Раздались испуганные голоса, надсадный треск, и на хрустальной поверхности зашумели-запели могучие волшебные деревья.
  Миранда счастливо улыбнулась, положила в рот конфету и, приготовившись рыдать над судьбой несчастной Элиентаридариэли, поднесла к глазам кружевной платок.
  
  Поправка номер 45367.
  
  - Миранда Березерская!
  Миранда встала, разгладила складки пышного атласного платья и неспешно подошла к столу, за которым сидели экзаменаторы.
  - Слушаю Вас, господин Чилик! - обратилась она к председателю комиссии.
  Поправив съехавшие на кончик носа очки, старый профессор причмокнул полными губами и оценивающе оглядел колдунью.
  - Вверенный Вашему попечению Березерский край живёт, в общем-то, неплохо. Отзывы жителей положительные, и у комиссии есть мнение оставить Вас главной колдуньей. Дело за малым - подтвердить Вашу квалификацию. Итак, не могли бы Вы изготовить для нас утку, тушеную с апельсинами.
  Колдунья снисходительно кивнула. Она подтверждала квалификацию уже в седьмой раз, так что отлично представляла, что от неё требуется, и считала экзамен пустой формальностью. Лениво взмахнув рукой, Миранда прошептала заклинание, и на столе возникло овальное фарфоровое блюдо с жареной уткой, вокруг которой в причудливой асимметрии расположились апельсиновые розочки.
  - Н-да... - протянул профессор, разглядывая оранжевые дольки. - Фрукты-то Вы взяли зиганские, а согласно последнему дополнению номер 34564 к инструкции номер 45ф/к4 полагается использовать апельсины из Стенарского края, да и блюдо согласно распоряжению номер 576 должно быть серебряным. Минус один балл! - заключил Чилик и, не обращая внимания на побагровевшую колдунью, произнёс: - А теперь, голуба моя, наколдуйте нам подвенечное платье.
  Миранда на секунду задумалась, и на стол опустилось белое шёлковое платье с длинным кружевным шлейфом. Члены комиссии с рулетками и сантиметрами в руках сгрудились вокруг стола. Колдунья нахмурилась: на её памяти такое происходило впервые.
  - Ага! - радостно воскликнула эльфийка в фиолетовой, под цвет глаз, мантии. - Рукава на три и две десятых короче нормы!
  - И подол раскроен под углом на два градуса превышающим узаконенный! - добавил сухой, как погибшее дерево, маг.
  - А про ткани и говорить нечего, - тяжело вздохнул Чилик и покачал головой. - Вы, милочка, совсем от жизни отстали. Мы весь год направляли Вам соответствующие инструкции, а Вы... Ладно, - махнул он рукой. - Последнее задание - зелье просветления. Показывайте!
  - Зелье? - растерялась колдунья.
  - Вы принесли его или нет? - строго спросила эльфийка.
  - Ну... я...
  - Всё ясно! Отстранена! - объявил Чилик, и в руке его появилась печать Ордена Приятой Сыти.
  - Что?! - завопила Миранда. Она вложила в короткое 'что' столько чувств, что от её крика из глаз высокой комиссии посыпались искры. - Да вы... Да я... - И, не соображая, что делает, колдунья выбросила руки вперёд.
  Воздушный вихрь подбросил магов к потолку, протащил по залу и кинул на заваленный дипломами стол.
  - Восхитительно! - Эльфийка вскочила и закатила глаза: - Какая мощь и точность!
  - Безукоризненно! - подхватил сухой маг, а Чилик вскинул голову и с неподдельным изумлением воззрился на березерскую колдунью:
  - Что же Вы, голуба, сразу не сказали, что решили воспользоваться поправкой номер 45367 к пункту 6457 параграфа 774? Эти утки, платья... Зачем скромничать? - Профессор поднял руку с печатью и с размаха приложил её к диплому. - Поздравляю!
  Миранда с сомнением посмотрела на Чилика, потом широко улыбнулась и, взяв диплом, исчезла.
  Оказавшись в родной гостиной, она зажгла хрустальный шар и стала торопливо просматривать скопившуюся почту.
  - Инструкции, дополнения к инструкциям, разъяснения к дополнениям... - бормотала она. - Какой умник всё это затеял? Бумагомаратель, блин! Вот оно! Поправка номер 45367 к пункту 6457 параграфа 774: 'Колдуны, сумевшие потрясти комиссию силой своего магического дара, получают диплом автоматически'. А что, неплохо я их тряхнула! Гошка! Самогон неси! Диплом обмывать будем!
  
  Долой прозу жизни!
  
  Васька сидел на дереве и задумчиво рассматривал родной дом. Вроде всё в нём было как надо: и крыша красивая, и стены прочные, и еды от пуза. Но кошачья душа притомилась от мирного, обыденного существования и требовала встряски.
  Тихо скрипнула дверь, на крыльцо вышла хозяйка. Приятная, в общем-то, особа и симпатичная, по человеческим меркам. Да и любит она его, Ваську, безумно, несмотря на многочисленные проделки и пособничество старому приятелю Гошке. Только всё это так привычно и буднично, что выть хочется. И, задрав голову, Васька издал громогласное мя. Легче не стало. Душа по-прежнему требовала чего-то такого-этакого, чтоб стены ходуном ходили, а сердце радостно колотилось в груди.
  Василий задумчиво почесал ухо задней лапой, широко зевнул и клацнул зубами. Гениальные мысли в голову не приходили, видно, задержались в пути. И тут он вспомнил, что на днях Гошка приволок с рыбалки килограмм двадцать плотвы. Миранда ухи наварила, но на неё ушло немного, всего штук десять рыбёшек, а остальные без толку валялись в погребе, на льду. Василий ещё раз оглядел дом и дёрнул хвостом. 'А что? Это и мой дом тоже!' Кот спрыгнул с дерева и отправился собирать друзей и знакомых.
  Все окрестные коты и кошки с радостью приняли приглашение, и в сумерках к дому колдуньи стали стекаться маленькие, пушистые (и не очень) хищники. Серыми, белыми, рыжими, полосатыми и пятнистыми тенями они проскальзывали в погреб и рассаживались вдоль стен, посматривая на заманчиво блестящую рыбку.
  - Пир! - провозгласил наконец Василий, и началось: дружный хруст, сытое урчание и довольное мяуканье...
  Наевшись до отвала, гости выбрались на свежий воздух. Взгромоздившись на крышу, они кругами расселись вокруг трубы и счастливо уставились на звёзды. "Хорошо-то как, - сыто рыгнув, подумал Василий. - И всё-таки чего-то не хватает". Он скользнул взглядом по приятелям, поскрёб когтями красную черепицу и предложил:
  - А давайте споём!
  - А давайте! - подхватил Малыш, огромный рыжий котяра кузнеца Матвея, и десятки кошачьих глоток затянули громкую песнь.
  Но, едва они допели второй куплет и перешли к припеву, дверь дома слетела с петель, и на улицу выскочила Миранда. Взлохмаченная, в ночной рубашке, она вытаращилась на усеянную котами крышу и заорала:
  - А ну, брысь, оккупанты! Ну, Васька! Ну, подлец! Сейчас я тебе задам!
  В небе прогрохотал гром, звёзды на миг померкли, и испуганные коты бросились врассыпную. И только Василий остался сидеть на крыше. Через прочный магический купол он с воодушевлением наблюдал, как разъярённая донельзя хозяйка мечет молнии, разрушая крышу из новомодной зиранской черепицы, и под аккомпанемент колотящегося в груди сердца думал: 'Всё-таки эмоциональное разнообразие делает нашу жизнь краше'.
  
  
  
  Свадьба будет!
  
  Миранда оттолкнулась от берега веслом, и лодка неторопливо поплыла к огромному листу карузеронского лотоса, на котором сидела пышнотелая беловолосая русалка. Печальные зелёные глаза скользнули по лицу колдуньи, и над озером разнеслись безудержные горькие рыдания. Вода пошла рябью, лягушки, прятавшиеся в зарослях камышей, выскочили на берег и разразились дикой безумной какофонией. Миранда поморщилась:
  - Может, хватит, Марфуша?
  - Не-е-ет! - простонала русалка, и лягушачий хор заквакал так горестно, что колдунья едва не прослезилась.
  Однако, взяв себя в руки, она строго произнесла:
  - Хватит ныть, Марфа!
  Русалка двумя резкими мазками стёрла со щёк слёзы и уставилась на колдунью:
  - Посмотрела бы я на тебя, останься ты с носом! Он же цветы приносил, жениться обещал! А теперь что? Нету! Сгинул, поганец, и адреса не оставил! А я его люблю-ю-ю!!! - И русалка вновь зашлась громким плачем.
  - Да... - протянула Миранда, с беспокойством взглянув на плавающую животом вверх рыбёшку, которую завывания хозяйки озера довели-таки до инфаркта. - Придётся тебе помочь...
  Колдунья устроилась на скамеечке, сложила руки на коленях и начала колдовать. Вода справа по борту сгустилась, забурлила, и на поверхность вынырнул красавец-русал с длинными золотистыми волосами и огромными тёмно-синими глазами.
  - Ну что, охальник, думал, управы на тебя нет?! Жениться будешь!
  - Ни за что! - отрезал русал и хотел было нырнуть обратно, однако чары Миранды были гораздо крепче, чем объятия Марфы.
  Русал выпрямился, презрительно скривил губы и скрестил мускулистые руки на груди:
  - Ничего у тебя не выйдет, ведьма! За меня дочка морского царя просватана! Так-то! Немедленно отпусти меня! Свадьба у меня вечером, невеста, небось, уже волнуется!
  Услышав слова русала, Марфа залилась слезами, а Миранда нахмурилась:
  - Морской царь, говоришь. Это Филька что ль восьмой?
  - Он самый! Филлипиан Теоддрох Восьмой! - гордо кивнул русал и с превосходством посмотрел на бывшую любовницу.
  И тут Миранда рассмеялась. От её хохота по озеру прокатилась волна, и лист карузеронского лотоса ушёл под воду. Бедная русалка кувыркнулась через спину, а лягушки на берегу выкатили глаза и попадали кверху лапками.
  - Ну, ты попал, детина! - сквозь хохот сообщила русалу Миранда. - Вот попал, так попал!
  - Это почему это? - возмутился златовласый. - Мне полкоролевства обещано!
  - А дочку-то его ты хорошо разглядел? Полкоролевства за неё маловато будет!
  - А-то не разглядел! Нормальная девчонка!
  - Нормальная, значит, - ухмыльнулась Миранда, махнула рукой, и рядом с лодкой затрепыхалось рыжеволосое хвостатое чудо в кружевной накидке и с короткой белой фатой на голове.
  Ударив по воде роскошным зелёным хвостом, чудо повернулось к русалу и заломило руки в экстазе:
  - Милый!
  - Любимая! - проворковал златовласый, прижал невесту к груди и победно посмотрел на русалку и колдунью.
  Миранда фыркнула, протянула руку и сорвала с головы невесты фату, а заодно и магический парик. Чары рухнули, и глазам изумлённой публики предстал лысый, атлетически сложенный русал.
  - Ой! - густым басом сказал он и попытался прикрыть макушку могучими ладонями. - Какого лешего ты вмешиваешься в мою личную жизнь, ведьма?! Мы со Златиком обожаем друг друга! - Русал потянулся к замершему в неподдельном ужасе 'жениху' и с придыханием простонал: - Люби-имый!
  - Не-е-ет!!! - Златовласый побледнел и рванул прочь, словно за ним гналась стая разъярённых акул.
  Но 'невеста' оказалась быстрее: блестящая лысина болидом мелькнула над водой, и вот уже Златик трепыхается в стальных объятиях.
  - Нет! Не хочу! Мне противно! - завизжал русал, прежде чем исчезнуть в озёрной лазоревой глубине.
  Миранда повернулась к русалке, которая вновь устроилась на листе карузеронского лотоса.
  - Ну, как? Довольна?
  - Поделом ему, - прошипела русалка.
  - Неужели, разонравился?
  - Нет, даже обратно приму, если отобьётся. Пусть мужиком себя проявит! - Русалка капризно скривила губки.
  - Правильно, - кивнула Миранда и посмотрела на то место, где скрылись русалы. - Долго он, что-то, возится...
  Прошло ещё несколько напряжённых минут, прежде чем вода забурлила, взметнулась фонтаном, и на поверхность вынырнули два донельзя счастливых русала.
  - Ты мой зайчик! - пылко воскликнул лысый.
  - Ты мой герой! - ликующе отозвался златовласый, и они заключили друг друга в крепкие мужские объятья.
  - Ч-что это? - Русалка ошарашено хлопала глазами.
  Миранда с умилением взглянула на слившихся в поцелуе русалов и мечтательно проговорила она:
  - А это, хвостатая моя, любовь.
  Раздался всплеск - Марфа хлопнулась в обморок и, скатившись с листа, исчезла под водой. А колдунья, томно вздохнув, взялась за весло и погребла к берегу. Тихо-тихо, чтобы не нарушить невзначай любовную идиллию.
  
  Любопытство.
  
  Миранда закрыла чёрную, обитую шёлком коробочку, обернула её золотой фольгой и завязала роскошный белый бант - подарок Гошке был готов, оставалось спрятать его в надёжное место. Однако найти такое место в доме, где Гошка знал каждую щёлку, было делом архисложным. Колдунья вышла в коридор, осторожно раскачала плинтус, углубила малюсенькую щель с помощью заклинания периферийной трансформации материи с повышенной турбулентностью векторного заноса и бережно засунула свёрток в нишу. С удовлетворением оглядев тайник, Миранда одёрнула юбку и отправилась на кухню, колдовать над праздничным тортом.
  Едва Миранда покинула коридор, из темноты антресоли вынырнул Василий. Мягко и бесшумно он спрыгнул на пол, прокрался к тайнику и замер, разглядывая сложные нити заклинания. Знать, что за подарок приготовила колдунья домовику, хотелось неимоверно. Кот подёргал хвостом, поводил усами и осторожно коснулся плинтуса когтистой лапой. Лёгкое покалывание его не смутило, но когда острый, как бритва, коготь вонзился в дерево, Ваську передёрнуло, словно он цапнул оголённый электрический провод. Кот хотел отпрыгнуть, но не тут-то было: звенящая, искрящаяся и крайне враждебная магия захватила его и утянула внутрь тайника...
  Миранда воткнула в торт двести семьдесят пять свечей, именно столько лет исполнялось сегодня Гошке, поставила на стол литровую бутыль самогона, и почти сразу с улицы донеслись весёлые голоса. А минуту спустя на кухню влетели домовик и лешак, разрумяненные и возбуждённые от предвкушения законной пьянки.
  - Привет, Мира! - радостно завопил домовик, бросаясь на шею колдунье.
  Миранда дружески похлопала его по спине, немного отодвинула и вытянула руку. На ладонь опустился подарок, только выглядел он почему-то несколько иначе: фольга не золотая, а серебряная, а белоснежный бант - чёрный как ночь. Миранда поднесла свёрток к лицу, чтобы получше рассмотреть, но сгорающий от нетерпения Гошка вырвал подарок из рук колдуньи и с воплем "А что это там у нас?!" рванул обёртку. Колдунья застыла. Она нутром ощущала подвох, но понять, в чём он, не могла. До тех пор, пока домовик не открыл коробочку: любовно связанные шерстяные носки в мелкую радужную полосочку украшали знакомые круглые зелёные глаза.
  'Ну, Василий. Ну, прохиндей! Сколько раз предупреждала: не суй нос, куда не след', - ехидно подумала колдунья и с улыбкой взглянула на домовика.
  - Какая прелесть! - счастливо воскликнул тот и, мгновенно разувшись, натянул носки на ноги. - Никогда такого не видел!
  Гошка вскочил и, словно ребёнок, запрыгал по кухне. При каждом прыжке носки издавали громкое мя.
  - Повезло тебе, дружище... - завистливо протянул лешак.
  - Ему - да. - Миранда загадочно улыбнулась, подошла к столу и, взяв в руки нож, аккуратно разрезала торт.
  
  Первый турант Полуночной зяби.
  
  - Так-с, так-с... - Указательный палец колдуньи медленно скользил по ровным строчкам рунического текста. - Звезда Губудус в третьем положении четвёртого периода. Перемещение квацерода в тристарном кунибускусе.... Интересненько. И полезненько.
  Миранда оторвала взгляд от сияющего хрустального куба и задумчиво уставилась в потолок. В голове бешено роились мысли. Новое учение фенношай захватило колдунью своей оригинальностью и, главное, практичностью. Оторвав горящие нетерпением глаза от лепного потолка, Миранда внимательно осмотрела гостиную, и бешеный вихрь соблазнительных, смелых идей закрутился в сознании.
  - Гошка! - что есть мочи заорала она и вскочила, едва не уронив стул.
  Через минуту в дверном проёме показалась лохматая голова домовика. Увидев раскрасневшуюся колдунью с пылающими азартом глазами, Гошка испугался не на шутку. Он прекрасно знал, что столь возбуждённой Миранда бывает лишь тогда, когда, что-то затеяв, решает идти до конца. Домовик с опаской шагнул в гостиную и жалобно проблеял:
  - Что-то случилось, Мира?
  - Мы живём неправильно, Гошка! - выпалила колдунья и раскинула руки, словно желая обнять гостиную. - Мы должны всё исправить! Всё изменить. И будет нам счастье!
  - Правда? - через силу выдавил Гошка. Всем сердцем предчувствуя недоброе, он сделал несколько мелких шажков к двери, надеясь сбежать к другу Петьке, который мог бы наложить на лес определённое заклятие и...
  - Верно! - встрепенулась Миранда и алчно сверкнула глазами. - Петькина помощь будет весьма кстати!
  И рядом с поникшим домовиком появился лешак. Он взглянул на кипящую вдохновением Миранду, на скукожившегося, как засохший куст, Гошку и обречённо вздохнул: от колдуньи, вошедшей в раж, спасения не было.
  - Итак, друзья мои! - с подъёмом возвестила Миранда. - Именно сейчас, именно в этот прекрасный миг, благо первый турант Полуночной зяби вошёл в красный пререлар, мы начнём вершить нашу судьбу сами. Своими руками!
  Гошка и Петька инстинктивно придвинулись друг к другу, вжали головы в плечи и не ко времени вспомнили о маге Кодустре, умело вправляющем мозги свихнувшейся нечисти и оторвавшимся от действительности волшебникам. И тут же постарались засунуть свои мысли куда подальше, дабы не нарываться - рука у Миранды была тяжёлая, а уж магический дар...
  - Вперёд, молодцы-удальцы! Резво хватаем кресло и несём его... - Миранда оглянулась на хрустальный куб и прищурилась. - К западной стене!
  - А зачем? - рискнул спросить Гошка и тотчас получил пинок.
  - Молчи, - придушенно шепнул лешак и едва слышно добавил: - Раньше сядем - раньше выпьем.
  Домовик с сомнением посмотрел на друга, но промолчал. К счастью, Миранда то ли не услышала, то ли предпочла не услышать их короткий диалог. С широчайшей улыбкой она взглянула на мужчин, покорно тащивших массивное кресло, и с пылом заговорила.
  - Момент, когда первый турант Полуночной зяби вошёл в красный пререлар, считается самым благоприятным для начала переустройства жилища, и мы не можем упустить его. Под моим чутким руководством вы превратите наш скромный дом в средоточие счастья, богатства и великих достижений, как в области магии, так и личной жизни! Уже сейчас вы должны почувствовать, как силовые линии гостиной изменились в лучшую сторону и, несомненно, подарили вам первые крохи небывалого подъёма жизненных сил! Сервант, друзья мои! В северо-восточный угол! - приказным тоном закончила колдунья, вытянула перед собой раскрытую ладонь и внимательно посмотрела на невесть откуда взявшийся компас. - Ага, надо немного подкорректировать локацию...
  Дом покачнулся, и домовик с лешаком в ужасе вцепились друг в друга. Они ошалело наблюдали, как деревья за окном уплывают куда-то в сторону, сменяясь весело зеленеющим огородом и колодцем.
  - Вот так! - Миранда опустила компас в карман широкой гипюровой юбки. - Сервант!
  Гошка и Петька вздрогнули и со всех ног метнулись к зиганскому полированному монстру. Кряхтя и чертыхаясь, они навалились на гладкую блестящую стенку и медленно, со страшным глухим скрежетом, стали толкать сервант на северо-восток...
  День клонился к вечеру. На небе нерешительно, словно испуганные бурной деятельностью березерской колдуньи, зажглись первые звёзды, а Гошка с Петькой всё ещё трудились во благо будущего благополучия и счастья. Путь в новую жизнь оказался тяжелым в прямом и переносном смысле слова. Неугомонная неофитка фенношая не оставила без внимания ни единого уголка дома. Как заправский генерал, она командовала домовиком и лешаком, заставляя их таскать мебель из угла в угол, от стены к стене, из одной комнаты в другую. И если бы дело ограничивалось только переноской тяжестей... Так нет! Миранда то и дело останавливала 'солдат' и, не обращая внимания на то, что они из последних сил удерживают в руках какой-нибудь тяжеленный предмет обстановки, разражалась щедро сдобренной непонятными турантами, квацеродами и прочими зубодробительными терминами речью о мудрости и величии фенношая.
  К ночи у несчастных жертв неофитки болели не только руки-ноги-спины, но и головы. С понурым видом Гошка и Петька стояли в дверях гостиной, обалдело взирали на дело рук своих и потрясённо молчали. Ещё бы! Над грудой коричневых камней, бывших когда-то камином, в затейливом гигантском узоре красовались окна с лёгкими занавесками в голубой цветочек. В углу, словно кривой покорёженный гриб-трутовик, торчала истарская люстра, а над деревянной кадкой с растением, отдалённо напоминавшим фикус, парило кресло с досмерти перепуганным Васькой в разноцветных ленточках, бантиках и золотых колокольчиках. 'И на кой ляд он домой припёрся? Любопытство сгубило кошку!' - одновременно подумали Гошка и Петька и уставились на Миранду, которая самозабвенно колдовала посреди гостиной: у её ног, прямо из пола, медленно рос глиняный монстр. Отвратительный, бесформенный он раздувался во все стороны, постепенно превращаясь в коричневую, пупырчатую жабу. Более мерзкого создания домовик и лешак не видели за всю свою долгую жизнь.
  Миранда же улыбалась, широко и радостно, точно смотрела на милое, прелестное дитя.
  - Что это, Мира? - не выдержал домовик.
  - Счастье... - благоговейно прошептала колдунья, и в её руках появилась огромная золотая монета, испещрённая витиеватыми арабесками.
  Внезапно, из-за серванта, возвышающегося, как и положено, в северо-восточной зоне, раздался оглушительный вой. Лешак и домовик в страхе зажали уши, а огромная золотая монета, выскользнув из рук колдуньи, с громким лязгом грохнулась на пол.
  - Не успели... - с глубокой печалью в голосе произнесла Миранда и стремглав бросилась за сервант, где, согласно законам фенношая, располагался теперь хрустальный куб. - Так... второй турант в седьмом пререларе, а первый, естественно, в восьмом квацероде, а это значит, что все предметы, несущие в себе жизненную силу тисими, должны быть переставлены... Итак...
  - Гошка... - прошипел домовик и дёрнул замершего соляным столбом друга за рукав. - Айда к серым гномам! Мира их терпеть не может и ни за какие коврижки в их подземелья не сунется!
  - Но ты же... Позавчера, в Красных огоньках...
  - Ерунда! - Лешак успокаивающе погладил Ваську, мастерски прикинувшегося воротником на его хламиде. - Подумаешь, морду старейшине набил. Он мужик понятливый, тяпнем по стаканчику, и дело в шляпе. И вообще, лучше он, чем первый турант Полуночной зяби в красном пререларе!
  - Ага! - быстро кивнул Гошка, и оборудованная по последнему слову фенношая гостиная опустела.
  - Ну и чёрт с вами! Ретрограды проклятые! Вы ещё локти кусать будете!
  Миранда стиснула зубы, упёрлась руками в полированную стенку, и зиганский монстр нехотя пополз на юго-запад.
  
  Майский Забалуй.
  
  На берегу нежно зеленела травка, вода в тихой, спокойной речушке искрилась на солнышке, птички радостно щебетали. Ясный летний день. Покой и благодать! Но не для всех. Красоты природы, умиротворение тёплого полудня совершенно не трогали ни мрачного как туча Гошку, ни грустного, словно ноябрьский лес, Петьку. Сидя плечом к плечу, приятели держали в руках удочки и равнодушно взирали на яркие поплавки. Рыбалка сегодня была не удовольствием, а необходимостью, средством понять, что жизнь ещё продолжается, несмотря на тёмную полосу, подло перечеркнувшую светлое будущее.
  А ведь как хорошо всё начиналось! Заклинание, придуманное Гошкой и немного подправленное Петькой, позволило в десятки раз увеличить скорость созревания хмеля, и первые мохнатые шишечки созрели уже в апреле. А через неделю, когда сильные ухоженные плети сплошь покрылись пахучим ингредиентом любимого друзьями напитка, начался сбор урожая, плавно перешедший в увлекательный и приятный процесс производства пенистого напитка - будущей прибыли и услады. На уединённой поляне, намертво запечатанной мощными оборонительными заклятиями, пылали костры. В десятках котлах булькала, кипела жизнь. Сотни бутылок и кувшинов сверкали стеклянными и глазурованными боками, ожидая, когда их нутро заполнит шипящий божественный нектар. И вот свершилось! Накануне праздника Майского Забалуя, партия свежесваренного пива была разлита и закупорена пробками и охранными печатями. Оставалось лишь дождаться утра, распространить плоды приятных и многообещающих трудов среди местного населения и, конечно, выпить самим.
  Однако именно в этот, можно сказать, заключительный момент операции удача решила покинуть друзей, да не просто покинуть, а ещё и дверью на прощанье хлопнуть! Из-за этого хлопка бутыли и кувшины с драгоценным напитком лопнули, излив шипящее, необыкновенно вкусное пиво на лесную поляну, и земля впитала труды несчастных пивоваров, буквально оставив их на обломках самых радужных надежд.
  Полночи Гошка и Петька гадали о причине странного взрыва, а рано утром, когда березерцы проснулись и окунулись в радужную атмосферу Майского Забалуя, удалились как можно дальше от города и обосновались на берегу Копошуйки...
  - Миранда постаралась? - в который раз глухо поинтересовался Петька.
  - Не-е, - замучено протянул Гошка. - Мира чужой труд уважает, тем более я ей процент с продаж обещал...
  - Но она...
  - Хватит! - в сердцах рявкнул домовик, отбросил удочку, треснул кулаком по земле и виновато добавил. - Прости, Петь, и так тошно, а ты всё к Мире цепляешься. Она, если хочешь знать...
  - Тогда кто? Не могли же они сами по себе расколоться!
  - Не могли.
  Друзья замолчали. Взгляды вновь устремились на поплавки, а между бровей залегли глубокие складки.
  Внезапно тишину прорезал тонкий неприятный писк, похожий на комариный. Домовик и лешак вздрогнули и с опаской посмотрели по сторонам.
  - Ты это слышишь, Петька?
  - Слышу.
  - И что это?
  - А почём я знаю. Может...
  Петька не договорил: вода в Копошуйке вскипела, свернулась в гигантский водный валун и навалилась на берег, превратившись в отвратительное, склизкое чудовище из забытых детских кошмаров.
  - Бежим! - завопил Гошка, с ужасом взглянув в голодные глаза-плошки монстра.
  - Бежим!
  Лешак схватил друга за руку и понёсся прочь. Взлетев на холм, он разжал пальцы, перевёл дыхание, обернулся и расширившимися от ужаса глазами уставился на водяного монстра, который проворно взбирался по склону, кровожадно облизываясь и клацая зубами. Друзья, не сговариваясь, повернулись к чудовищу спиной и ахнули: чуть ли не из-под ног в воздух взмыли давно вымершие хищные птицы-некропульки, а у подножья холма затрубили свирепые слономедведи Хакарийских степей, невесть как оказавшиеся в Березерье.
  - Это конец! - истерично воскликнул Петька.
  - Неправда! - Домовик выхватил из воздуха широкий, острый как бритва нож, со зловещей улыбкой взмахнул им и с криками: 'Вперёд! За Родину! Свободу Березеру!', ринулся в атаку.
  - За Родину! - удивляясь собственной храбрости, подхватил лешак и побежал за другом, залихватски потрясая в воздухе посохом...
  
  Миранда криво усмехнулась, провела рукой над магическим зеркалом, убирая изображение одержимых битвой друзей, и ехидно усмехнулась:
  - Верно говорят: ничто так не отвлекает от неприятностей, как борьба за существование.
  
  Честность жулика сгубила.
  
  Гошка стоял перед большим медным тазом и с ужасом взирал на гору грязных тарелок, залитых горячей, пышущей паром водой. 'О, ужас! Неужели это всё мне?' - потерянно думал домовик и ругал себя на чём свет стоит за то, что сел играть в карты не любимой краплёной колодой, а честно - из любви к искусству. Само собой, проиграл. Ладно бы Петьке или мужикам с березерского базара, а то (надо ж такому приключиться!) - Миранде! Разогнал тоску, называется!
  Домовик воровато огляделся, собираясь смухлевать, если не в игре, то хотя бы отрабатывая проигрыш, но в тот же момент в голове предостерегающе прозвучало: 'Только попробуй!'
  - Вот блин, попал, - едва слышно простонал Гошка, сунул палец в горячую воду и тотчас отдёрнул. - Засада!
  Облизав пострадавший палец, домовик потыкал им в мыльную губку, лежащую возле таза, и скосил глаза на иномирский календарь, подаренный Миранде одним из заезжих магов. На глянцевом квадратном листе красовалось изображение странного серебристого конуса, из нижней части которого вырывались клубы белого густого дыма. 'Бывают же миры без магии...' - подумал Гошка, и перед глазами тотчас возникла картинка из любимого сериала Миранды, снятого в заштатном немагическом мире: дамочка в кроткой плюшевой юбке, чуть нагнувшись, складывает грязные чашки и тарелки в массивный белый параллелепипед. Гошка отлично помнил, что тогда его заинтересовали ножки красотки, но сегодня внимание сосредоточилось на соблазнительном агрегате.
  'Итак, как же там было?.. Коробка, вода, мыло'. Домовик пошарил глазами по сторонам. Взгляд упал на короб, где колдунья держала грязное бельё. Гошка погладил его по теплому боку, словно перед ним был не деревянный ящик, а живое существо. 'Впрочем, дерево, оно живое. Даже когда мебелью стало. Не буду его магии лишать! - Домовик продолжил поглаживать ящик, размышляя, что делать дальше. - Жаль, что я тот сериал не стал смотреть, может...'
  'Гошка! - прозвучал сердитый голос Миранды. - Ещё минута и...'
  - Уже начал!
  Домовик схватил губку и тут же уронил её, озарённый сногсшибательной идеей. Прошептал заклинание, останавливающее время, схватил таз с посудой и закрыл глаза, представляя себе кухню сериальной девицы. Реальность пошатнулась, как пьяный купец, загулявший в Красных Огоньках, и развалилась на части. Громкий вопль Миранды потонул в журчащих, клокочущих звуках и, открыв глаза, Гошка увидел перед собой вожделенный белый параллелепипед.
  - Ай да я! - завопил он и стал быстро перекладывать тарелки внутрь посудомоечного агрегата.
  - Что ты себе позволяешь? - завопила Миранда, появляясь на кухне. - Ты обещал помыть посуду без магии, а сам...
  Водрузив таз на тарелки, Гошка захлопнул дверцу и стал лихорадочно тыкать в кнопки, но проклятущая машина не желала заводиться.
  - Мотор! - неожиданно гаркнули откуда-то сбоку, и кухонная дверь распахнулась.
  Полностью игнорируя колдунью и домовика, в комнату вплыла белокурая дамочка в короткой плюшевой юбке и милом фартучке с оборками. Покачивая бёдрами, она прошла сквозь Миранду, приблизилась к плите и, напевая весёлый мотивчик, зажгла конфорку. Потом развернулась, протянула руку сквозь Гошку и пробежала бледными пальцами по кнопкам посудомойки. Раздалось обнадёживающее журчание.
  Домовик покосился на колдунью, но та напряжённо молчала, скрестив руки на груди. По спине пробежали мурашки.
  - Э... - протянул Гошка. - Эт... это... э... не магия! Это э... технология! В смысле урбанизация и индустриализация...
  - Знаю, - кивнула Миранда, и от звука её голоса домовику стало совсем плохо.
  Он повернулся к дамочке в плюшевой юбке, а та, как по заказу, открыла посудомоечную машину и достала круглую фарфоровую тарелку с чёрными лебедями. Больше в агрегате ничего не было.
  - А.. Посуда где? - запинаясь, пропищал домовик.
  - Вот и я о том же... - прошипела колдунья. - Где мой стенарский сервиз, Гоша? Шесть суповых тарелок, шесть для горячего, блюдца...
  - Мира...
  - Двести лет уже Мира! Да и ты не мальчик, а думать головой не научился! Время останавливал? Реальность искривлял?
  - Ну...
  - И вот результат: пространственно-временной континуум искривился и модуль...
  - А попроще?
  - Тарелочки-то мои ненаглядные теперь в Голливуде! То-то народ порадуется!
  - Голли... что?
  
  - В кино моя посуда, бестолочь! Да только забрать я её не смогу. Закончился сериал. Два года назад! Ясно?!
  - Ясно... - заторможено кивнул домовик и сел на пол, растерянно глядя то на посудомоечную машину, то на обедающих за столом людей, невесть когда и откуда появившихся в кадре. - Какой я крутой маг, оказывается.
  - Крутой, крутой, - недобро усмехнулась Миранда и взмахнула рукой, возвращая короб и домовика на родную кухню. - А от мытья посуды не отвертишься.
  - Хорошо, завтра.
  - Ловлю на слове! Кстати, завтра ко мне на ужин делегация из березерской мэрии придёт, так что не обессудь.
  - Это ж двенадцать советников и их жёны!..
  - Ещё ведьма Алиса и купец Игнат!
  - А может, в картишки? - заискивающе предложил домовик и вытащил из кармана любимую краплёную колоду.
  - Давай. - Миранда кивнула и уселась за обеденный стол. - Думаю, хорошо ещё бельё постирать и полы помыть - Колдунья взяла из рук домовика колоду, провела над ней ладонью и вернула обратно: - Раздавай, 'хозяюшка'!
  
  Домовик с дипломом.
  
  Федеральному государственному образовательному
   стандарту (ФГОС) для старшей школы посвящается...
  
  - Вот! - Гошка счастливым ветром ворвался в гостиную и протянул Миранде свиток с болтающейся на красной ленте печатью. - Сдал! Теперь я специалист!
  - Среднего уровня, дорогой. Не забывай об этом. Чтобы стать полноценным магом, тебе необходимо поступить в Академию... - проговорила колдунья, разворачивая диплом, но, взглянув на ровные, каллиграфически выписанные буквы, осеклась, часто заморгала, точно пытаясь отогнать морок, а потом тихим, неверящим голосом прочла: - Диплом мага среднего уровня. Сим документом Комиссия продвинутых магов-просветителей удостоверяет, что домовик Гоша Березерский усвоил на отлично обязательный курс предметов и теперь может:
  - без остановки отжаться пятьдесят раз, потом встать, упасть и отжаться ещё столько же;
  - рассказать любому заинтересованному и не очень лицу о красотах родного края (Березерья) и заставить собеседника в полной мере осознать в какой замечательной стране он живёт (находится);
  - протянуть две недели в непроходимых лесах Северного края, разжечь костёр при помощи трусов и промокашки, эвакуировать зайцев во время весеннего половодья (только при наличии лодки и одного весла);
  - осваивать индивидуальные проекты из подручного мусора и другого утиля с последующей презентацией на всех базарах родного края.
  Кроме того, домовик Березерский изучил семь предметов по собственному выбору, как то:
  - вышивание крестиком;
  - пение частушек;
  - искоренение угревой сыпи с лиц любых рас и народностей;
  - выращивание цветов, хмеля и конопли при помощи волшебной палочки типа Х23-А;
  - приготовления первых блюд зиганской кухни посредством силы мысли;
  - выстругивание мелких деревянных предметов обихода универсальной стамеской "Дрызг";
  - создание тёплой, дружественной атмосферы в любой компании.
  Миранда выронила свиток и всплеснула руками:
  - Гоша! Ты же взрослый! Неужели ты не понимаешь, что тебя развели, как лопуха? Разве это образование? Какой ты с таким дипломом маг, Гоша?!
  - Отличный!
  С этими словами домовик хлопнул в ладоши, притопнул, и на стол легла вышитая крестиком скатерть. На ней появилась тарелка с дымящимся овощным супом, струганная деревянная ложка. В маленькой плоской вазочке зацвели веточки мимозы, хмеля и конопли.
  Миранда выпучила глаза, хватая ртом воздух, а домовик сверкнул белозубой улыбкой, и стол украсился пятилитровой бутылкой с прозрачной жидкостью.
  - Для создания атмосферы! - провозгласил он и лихо рванул меха гармони.
  
  Расцвели в болоте розы.
  Сказка аль предание?
  Это маги Березерья
  Справились с заданием.
  
  Мы ребята хоть куда,
  С красными дипломами!
  Наколдуем вам сейчас
  Рыцаря с драконами!
  
  Колдунья схватилась за голову, без сил опустилась в кресло и, пробормотав: 'Не надо драконов', прикрыла глаза.
  
  Эх ма! Эх ма!
  Редкая удача!
  Мы из мусора собрали
  Для Петрухи дачу!
  
  - Это ни в какие ворота не лезет! - с надрывом воскликнула Миранда, взмахнула рукой, и домовик исчез: - Извини, Гошенька, но ты, как утверждает диплом, в Северных лесах недельку-другую протянешь! А мне тут с магами-просветителями потолковать надо! - И, засучив рукава, колдунья ринулась вон из дома.
  На следующий день газеты империи взахлёб писали о неожиданном расформировании Комиссии продвинутых магов-просветителей. Причины не объяснялись, но по хрустальным кубам королевства упорно ползли слухи о том, что продвинутые маги решили опробовать новую систему образования на себе и безнадёжно отупели, а у короля Мирабура V появилась очередная неразрешимая проблема: куда девать дюжину суперактивных магов-частушечников, так и норовящих заполонить родные просторы цветущей коноплёй?
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  П.Роман "Арка" (ЛитРПГ) | | В.Свободина "Прекрасная помощница для чудовища" (Любовные романы) | | E.Maze "Секретарь для дракона" (Приключенческий роман) | | С.Суббота "Право зверя. Книга I" (Любовное фэнтези) | | А.Комаров "Игра и Мир" (Научная фантастика) | | Vera "Переиграть судьбу" (Любовное фэнтези) | | Н.Любимка "Дорога вечности" (Боевое фэнтези) | | Н.Жарова "Выйти замуж за Кощея" (Юмористическое фэнтези) | | Д.Че "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Кариди "Проданная королева" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"