Кокорева Мария: другие произведения.

Лента в твоих волосах Глава 6-9

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 6.38*9  Ваша оценка:

  Глава 6
  
  
  
  Проснувшись утром, девушка поняла, что Ярослав уже ушел. Вздохнув с облегчением, она поднялась с кровати. Его огромная рубаха, доходившая ей до колен, походила бы больше на платье, если б не была такой широкой.
  
   Интересно, подозревал ли он, какой пыткой будет для нее спать в этом? Вся ее одежда настолько промокла, что пришлось снять не только сарафан, но и белье. Сил искать в темноте рюкзак, а в нем еще и сухую одежду, не было и она надела его рубашку, которую он швырнул, прежде чем выбежал из дома как ошпаренный. Только устроившись на топчане, она сообразила, какую ошибку совершила. Рубашка хранила его запах, а грубая холщовая ткань царапала нежную кожу. Ее тело еще не успокоилось, после случившегося в пруду и было невероятно чувствительным. Каждое движение приносило сладкую муку, ткань терлась о прохладную, нежную кожу, и девушка еле сдерживалась, чтобы не застонать. Встать и переодеться было рискованно, в любую минуту мог зайти хозяин дома, ведь она не знала, сколько времени он решил дать ей на смену одежды. Продолжая лежать и четно пытаясь уснуть, она ругала, на чем свет стоит, этого неандертальца. В голове крутились обрывки сумасшедшей ночи, тех фантастических ощущений, что она пережила. Девушка ждала и одновременно страшилась возвращения Ярослава. Что ей делать, если он придет и потребует продолжения? Или наоборот справится с наваждением и будет спать с ней на одной кровати, в нескольких сантиметрах от нее, когда она тут изнывает от желания. Алиса хмыкнула, чисто женская логика - ей не нравился ни один из этих сюжетов, тогда чего же она хочет? "Пусть он ночует с псом на улице", - злобно подумала она. Но когда через полчаса скрипнули дверные петли, девушка вся напряглась. Он подошел к топчану, и она услышала шорох снимаемой одежды. Глаза ее округлились, сквозь полуопущенные веки она рассматривала, как он ложится на тюфяк абсолютно голый! Это было выше ее сил, мало того, что они чуть не занялись сексом, так теперь он ложится рядом с ней, да еще и полностью обнаженный, заставляя ее пускать слюни, глядя на его прекрасное, обнаженное тело. Ну и кто тут еще кого соблазняет? С ее губ слетел стон, скорее негодования, уверяла она себя, чем неудовлетворенного желания. Алиса очень надеялась, что он не услышал его. Отогнав воспоминания о вчерашней ночи, Алиса принялась за дело.
  
   Как давно Ярослав ушел, девушка не знала, поэтому надо было поторапливаться, чтобы успеть до его возвращения привести себя в порядок. Стянув эту ненавистную рубаху, она переоделась в свое второе платье. Темно-синее, из шелка, оно было довольно закрытым, но в то же время приятно холодило кожу. Рукава три четверти, длинная, с красивыми складками юбка, по подолу был нарисован замысловатый узор. С трудом расчесав спутанные волосы, Алиса заплела их в тугую косу. Умывшись и почистив зубы, она нанесла дневной крем на кожу и специально не стала краситься и закалывать волосы заколками. Рассматривая себя в маленькое зеркало, она осталась довольна, сама скромность и добродетель, пусть только попробует сказать, что она его соблазняет. Если теперь что и случится, то пусть этот мужлан винит не только ее. Выполоскав в озере свой белый сарафан, девушка вернулась во двор. Хозяина домика все еще не было, по солнцу она поняла, что время движется к десяти.
   Есть хотелось ужасно, достав пачку печенья из рюкзака, она уселась на крыльце, подставив лицо солнцу и напевая одну из любимых песен, приступила к завтраку. Такой ее и застал Ярослав, когда вернулся.
  
   В одной руке он нес связку из пяти больших рыбин, в другой холщовую сумку, видимо с рыболовными снастями. Верный Горыня забежал во двор, приветливо помахивая хвостом, и устроился на своем любимом месте, неподалеку от девушки. Алиса вся напряглась при появлении мужчины, не зная как себя вести. С суровым выражением лица он прошел мимо, даже не взглянув в ее сторону. Так, похоже, он выбрал тактику игнорирования, значит, роль взрослого придется принять на себя, ведь им придется жить тут вместе, какое-то время.
   Через пару минут он вышел во двор, устроился неподалеку и начал чистить рыбу.
   Девушка украдкой рассматривала его сквозь полуопущенные ресницы. "В одежде он выглядит менее волнующе", - отметила она про себя. Как будто почувствовав, Ярослав вскинул голову, и их взгляды встретились. На миг у нее перехватило дыхание, его волевое, загорелое лицо, притягивало взгляд, а глаза были такого необычного цвета, что напоминали две льдинки. Алиса подумала о том, что никогда в жизни не видела более выразительных глаз. Он посмотрел на нее, чуть прищурившись, в его глазах застыл вопрос. Девушка поняла, что бесцеремонно рассматривает его, вот уже несколько минут. Отступать было некуда, и, прокашлявшись, она заговорила:
  
   - Я понимаю, что вчера поступила глупо, выйдя ночью, без разрешения и хотела бы извиниться, но только за это, - многозначительно уточнила она. Обсуждать вчерашнее происшествие в пруду ей не хотелось, и она поспешила сменить тему.
  
   - И думаю это не повод игнорировать меня, ведь я согласилась помочь тебе и остаться тут, чтобы никто не узнал о домике. Я попыталась одеться подобающе вашим... хм обычаям.
  
   - Так ты не пыталась сбежать вчера?
  
   - Я? Нет, мне просто нужно было кое-что проверить. Я хотела просто окунуться в воду, - Алиса потупилась, не зная как объяснить свой поступок Ярославу, не вдаваясь в подробности.
  
   - Расскажи о себе, - неожиданно попросил он. - Я вчера чуть ли не всю свою родословную тебе рассказал, а про тебя так ничего и не знаю.
   Алиса улыбнулась, радуясь, что он перестал злиться. Пока Ярослав чистил рыбу она, как могла, рассказывала "урезанную" историю своей жизни, опуская подробности про выпускной, а также рассказ о ее первой машине и попытках в школе создать свою музыкальную группу с друзьями. Зато она много рассказывала о родителях про их совместные путешествия, особенно много она рассказывала об отце, который всегда поддерживал все ее начинания. Про их гибель было рассказывать труднее всего. Ярослав понял ее чувства и коротко кивнув, перевел тему.
  
   - Так сколько тебе лет, раз ты столько успела в жизни?
  
   - Двадцать два, а тебе? - этот вопрос мучил ее вот уже второй день, но она все стеснялась спросить, да и не до этого было.
  
   - Двадцать шесть лет, - он нахмурился. - А с кем ты жила после смерти родителей, с родней? - Алиса вовремя прикусила язык, вспомнив с кем разговаривает, едва не начав разговор о том, что она самостоятельная, совершеннолетняя женщина и няньки ей не нужны.
   Кивнув, она перевела взгляд на приготовленный им обед. За время их болтовни Ярослав разделал и обжарил на огне рыбу, которая теперь лежала на деревянной тарелке и источала божественный аромат.
   Устроившись на обед в доме, за большим деревянным столом, мужчина продолжил свои расспросы.
  
   - Почему твоя родня не отдает тебя так долго замуж? Ты уже не молодая девица, у моей матери было двое детей в твоем возрасте.
  
   - В тех местах, откуда я, девушки не выходят замуж так рано. - Только и смогла вымолвить она. Было обидно, что он считает ее старой, хоть и понимала, что в этом времени она давно засиделась в девках.
  
   - Тебе вообще двадцать шесть, разве у тебя самого не должно быть жены и детей?!
  
   - Так я помолвлен, - с усмешкой сказал он. Алиса, услышав это, чуть не подавилась.
  
   - Сваты уже высланы, осенью планируют свадьбу. Ты права, я стар для женитьбы, первая невеста, которую выбрал мне отец, умерла от чахотки. Теперь моя нареченная - Ростислава, дочь половецкого хана. Этим браком отец хочет скрепить мир с половцами. Но я думаю, что это продлится недолго, - его лицо было абсолютно безмятежным, когда он рассказывал ей об этом.
  
   Нет, конечно, она не собиралась влюбляться в него, заводить семью и растить детишек в этой хижине, но обида все равно шевельнулась в глубине души. "Вот так, Плетнёва, встретишь мужика, от которого коленки подгибаются, на чье обнаженное тело хочется смотреть часами, да и не только смотреть, а он уже почти женат. Что за невезуха?" - говорила себе Алиса, уже без всякого энтузиазма заканчивая обед. "И имя то у невесты какое-то дурацкое - Ростислава, как название подсолнечного масла", - фыркнула про себя девушка. Но решила не заострять на его невесте внимание.
  
   - То есть, если возникнет необходимость, ты пойдешь против родни своей жены? - вырвалось у нее.
  
   - Сейчас такое время, что брат идет на брата. Власть и земля, вот что ценится. И если отец решит идти войной на половцев, я буду в первых рядах, иначе, какой я после этого сын?
  
   - А против брата ты бы тоже пошел?
  
   - Нет, семья - святое. Мы с братом очень дружны, я бы не пошел против Владимира и за все золото мира.
   То, с каким жаром он это говорил, вселило в Алису надежду, что в этом времени еще не все потерянно. Она, конечно, слышала о междоусобных войнах, но столкнуться с этим в реальности не хотелось.
  
  
  
   Глава 7
  
  Часам к трем по полудню, когда Алиса закончила помогать хозяину с домашними делами, ей стало скучно. Она не знала чем себя занять, и, заметив это, Ярослав предложил отвести ее к земляничной поляне, что находилась в лесу. Девушка с радостью согласилась, даже узнав, что путь туда не близкий. Дорога заняла около получаса, и все это время они весело болтали - Ярослав рассказывал ей о своем брате и младшей сестре Янке, о том, на какую дичь нужно охотиться в это время года и из каких пород дерева лучше делать луки. Разговор увлек Алису, и поэтому, когда они, наконец, достигли цели, у нее было хорошее настроение, которое стало еще лучше, когда она увидела, куда они пришли.
  
   Огромная земляничная поляна, окруженная деревьями-великанами, была ярко освещена солнцем, жужжали пчелы, в воздухе порхали бабочки. Открывшийся вид, походил на картинку из сказки, настолько невероятным и красивым было это место. Маленький оазис солнечного света среди высоких дубов и кленов. Алиса устремилась вперед, улыбаясь и восхищенно рассматривая это прекрасное место.
  
   - Тут как в сказке, - проговорила девушка, опустившись у самого края поляны на колени. Она сорвала несколько ягод земляники и, положив их в рот, закрыла глаза от наслаждения.
   Пробуя нагретые на солнце, ароматные ягоды она будто бы вернулась в детство. Именно этого ей хотелось, когда Алиса ехала сюда: уединения, чувства покоя и согласия с собой. Сейчас это место казалось ей самым красивым из всех, что она когда-либо видела. Здесь царила гармония, ничем не нарушаемая красота и девушка хотела быть частью этого.
  
   Все еще продолжая улыбаться и набирая в ладони спелые ягоды, она вдруг вспомнила о Ярославе. Повернувшись, Алиса увидела, что он стоит в тени дерева, в нескольких шагах от нее. Все его тело было напряжено и казалось, будто высеченным из камня, он не отводил от нее пристального взгляда.
  
   - Будешь? Я угощаю, - щурясь от яркого солнца, и не прекращая улыбаться, проговорила она, указывая на ягоды в ладони. Он на секунду задумался, а потом двинулся к ней, неторопливым шагом. Сев рядом, Ярослав притянул ее ладонь, наполненную ягодами к себе. Наклонившись, взял несколько ягод губами, попробовал на вкус и улыбнулся. Алиса как зачарованная смотрела на его лицо: на широкие скулы, на резко очерченный нос, на губы, которые сейчас так нежно собирали ягоды с ее ладони. Когда он наклонился за второй порцией, его рот коснулся нежной кожи ее руки, и она вздрогнула. Все это действо казалось таким интимным: его взгляд, который был прикован к ее лицу, губы, скользящие по нежной коже, язык, который касался ее, подбирая очередную ягоду. Девушка боялась даже вздохнуть, чтобы не нарушить очарование момента. "Он просто пробует ягоды", - уговаривала она себя, но понимала, что это не так. Настало время последней ягоды и он, поцеловав ее ладонь, с неохотой отпустил руку.
   Она так и сидела, как завороженная глядя на него, а Ярослав протянул руку и провел большим пальцем вдоль линии ее подбородка, вызывая в ней трепет.
   Его палец нежно прошелся по контуру ее чуть припухшей, от его вчерашнего укуса, нижней губы.
  
   - Болит? - спросил он охрипшим голосом. Алиса не могла говорить, да и не хотела. Она лишь покачала головой. Его палец снова двинулся, поглаживая ее губы и доводя до безумия своей медлительностью.
  
   - Ты не хотела сбежать ночью, а кинулась мне на шею, испугавшись моего гнева? - девушка вновь отрицательно покачала головой. Ей не хотелось врать ему, хотя бы в этом.
  
   - Я поцеловала тебя, потому, что мне этого хотелось, - прошептала она, открыто глядя в его лицо.
   На мгновение в его глазах полыхнуло пламя. Он несколько секунд смотрел на нее своими непроницаемыми, серыми льдинками, а потом, как завороженный, потянулся к ней и опрокинул на спину, накрывая своим телом. Его требовательные губы накрыли ее рот, и она подчинилась, ответив долгим поцелуем.
  
   Стон вырвался из его груди, когда ее губы раскрылись для него, руки, сжимавшие ее плечи, напряглись. Он оперся на локоть, нависая над ней и, не прекращая поцелуй, стал поглаживать грубой ладонью ее нежную шею. Его рука спустилась ниже, накрывая грудь, и у Алисы вырвался стон, который она не смогла удержать. Поцелуй был такой долгий, будто его язык хотел распробовать, запомнить ее вкус. Пробормотав что-то прямо в ее раскрытые губы, он прижал ее своим телом к земле, не позволяя пошевелиться. Алиса вся трепетала от его прикосновений, казалось, кожа плавилась под нежными руками. Его зубы покусывали ее нижнюю губу, а руки неожиданно подхватили ее под ягодицы, сильнее прижимая к своему мощному телу. Девушка почувствовала каждый изгиб его тела и то, насколько сильно он возбужден. Она опять тихо застонала, не в силах справиться с желаниями своего тела, и выгнулась дугой, пытаясь еще теснее прижаться к нему.
  
   - До чего же ты соблазнительна, - прошептал Ярослав, глядя на нее, потемневшими от желания глазами. Алиса попробовала сосредоточиться на его словах - "Соблазнительна? Она?"
   Его губы сместились ниже, нежно целуя и покусывая ее шею. Девушка несколько раз моргнула - это она, опять, соблазнила его, сказав, что хотела поцелуя ночью. Закрыв глаза, Алиса застонала, на этот раз от досады, соблазн - это она. Он почти женатый человек, свадьба осенью, он сам сказал. А она лежит тут и, без зазрений совести, откликается на его ласки. Да и он хорош!
   Алиса уперлась ладонями в его плечи, пытаясь оттолкнуть Ярослава. Только через пару минут он понял, что она пытается вырваться. Непонимающе глядя на девушку, мужчина чуть отстранился, переставая давить на нее своим весом. Его рука все еще лежала на ее груди, пусть и прикрытой платьем, от чего говорить было трудно.
  
   - Отпусти меня, ты же помолвлен! - воскликнула она возмущенно.
  
   - Ну и что, я никогда не видел своею нареченную, а тебя я вижу, чувствую и хочу, - он улыбнулся и вновь коснулся губами ее шеи, а затем ключицы.
  
   - Перестань, не трогай меня! - Алису обидело, что он называет невесту "нареченной". Что-то такое интимное, возвышенное было в этом слове. Ее он хочет, она - объект желания, а та, другая - "нареченная". Понимая, что ведет себя глупо, придираясь к словам, девушка все равно ничего не могла с собой поделать.
  
   - Ты почти женат, я не хочу спать с помолвленным человеком.
  
   - А мне кажется, что совсем наоборот, - рука, что так нежно сжимала ее грудь, поползла вниз, прошлась по животу, очертив сквозь ткань платья впадину пупка, по-хозяйски легла между ее ног. Алиса задохнулась от наслаждения, краска прилила к лицу, окрасив щеки в розовый цвет, губы раскрылись в немом вскрике. Ярослав жадно всматривался в ее лицо, ловя малейшие изменения в нем, казалось, он сам получает удовольствие от того, что его ласка так на нее действует. Девушка понимала, что должна злиться, ведь он бесцеремонно не обратил внимания на ее протесты, но тело предательски поддавалось, уступая доводам разума.
  
   - Ты же сама этого хочешь, - шептал он, а его пальцы скользили по прохладной ткани, казалось, прожигая ее насквозь и дразня самые чувствительные участки ее тела.
  
   - Зачем противиться, если мы оба хотим. Ты тоже почувствовала это притяжение, и тогда в пруду, и сейчас. Твой сладкий вкус сводит меня с ума, я весь день мечтал снова почувствовать его, - Ярослав говорил, а его пальцы продолжали мягко и нежно играть с ее телом. Двойное соблазнение, словами и ласками, сделало свое дело, Алиса сама пропустила тот момент, когда внутренне уступила ему.
   Почувствовав, что она перестала сопротивляться, его пальцы нажали сильнее, раздвигая ее ноги шире. - Ты такая горячая, такая нежная, - бормотал он, целуя ее подбородок, щеки, нежный изгиб шеи. Он взял ее руку и прижал к своей груди, положив ладонь так, что она могла чувствовать учащенные удары его сердца.
  
   - Чувствуешь? Из-за тебя моя кровь закипает, она несется как река во время половодья. Я не знаю, что ты со мной сделала, но я почти не спал эту ночь, все вспоминал... - его хриплый шепот потонул в нежных поцелуях. Алиса медленно сходила с ума от его умелых ласк и тихо стонала, она была полностью одета, а уже слабо понимала, что происходит, что же будет, если позволить ему пойти дальше?
   Но в голове предательски крутилось слово "нареченная". У них есть только этот момент, потом он женится, заведет семью, и она больше никогда не сможет испытать близость этого мужчины. Мужчины, который, казалось, был создан для нее, от одного прикосновения которого она загоралась как сухой хворост. Он заведет семью... А что если она забеременеет?! Боже, в этом веке, конечно, нет презервативов, а она не принимает противозачаточные. Если сейчас поддаться соблазну, то потом можно вляпаться в еще большие проблемы. Эта мысль окатила, как ушат холодной воды, желание улетучилось тут же. Она свела ноги вместе, давая ему понять, что бы он прекратил ее ласкать. Отпихнув Ярослава на спину, она перекатилась на бок и села.
  
   - Я сказала тебе НЕТ! - произнесла она ледяным тоном, испытывая отвращение ко всей этой ситуации.
  
   - Ты помолвлен, я не хочу спать с тобой, - мужчина несколько секунд лежал неподвижно, Алиса боялась даже посмотреть в его сторону. Через мгновение он оказался рядом, развернул ее к себе, схватил за косу, больно оттягивая волосы назад, заставляя запрокинуть голову и посмотреть на него. Его лицо было всего в миллиметре от ее лица, глаза горели такой злобой и неутоленным желанием, что девушка испугалась.
  
   - Мы же оба знаем, что ты хочешь этого, не меньше чем я.
   "А может и больше", - про себя подумала она.
  
   - Или ты из тех женщин, что любят распалить мужчину и бросить? Тебе это доставляет удовольствие? - прорычал он у самых ее губ.
  
   - Нет, ты мне очень нравишься... как мужчина, - поспешила добавить она, запинаясь, - но я не буду спать с тобой. Мы же не звери, мы должны соблюдать хоть какие-то приличия. Пусть нас тянет друг другу, но мы знакомы всего два дня. Тем более ты обручен.
   Он так долго рассматривал ее лицо, что у Алисы затекла шея, от неудобной позы в которой ее удерживали. Потом его пальцы медленно разжались, выпуская ее волосы из плена.
  
   - Пойдем, а то солнце скоро сядет, - это были единственные слова, которые он сказал ей за всю дорогу к дому.
  
  
   ***
  
  
  
   Дождь накрапывал с самого утра. Мелкие, теплые капли били по листьям деревьев, смывая с них пыль. Лучи солнца, проглядывая сквозь тучи, переливались и превращались в радугу над озером.
  
   Алиса сидела на крыльце под навесом, изредка подставляя руку под потоки воды. Ярослав, как всегда, рано ушел на рыбалку и, несмотря на дождь, до сих пор не вернулся. Девушка выпрямила затекшие ноги и оперлась спиной о дверь хижины позади себя, любуясь радугой. Прошло уже три дня после их злополучного похода за земляникой. После возвращения Ярослав вел себя с ней предельно тактично, если даже не сказать холодно. Было видно, что его задел ее отказ, но он, изо всех сил, старается не показать задетого самолюбия, а возможно, рассуждала она, обычной мужской обиды. Стараясь не лезть на рожон, девушка пыталась как можно меньше привлекать к себе внимание. Казалось, то, что они живут вместе и спят в одной постели, делает саму мысль об этом смехотворной, но Ярослав всячески помогал ей. Утром он уходил на рыбалку, и возвращался ближе к обеду, потом следовала небольшая трапеза, во время которой они пытались поддерживать разговор на отвлеченные темы. В самый пик обеденной жары, они пережидали в прохладе хижины. В эти длинные, послеобеденные часы Алиса просила рассказать ей о его доме, тем самым собирая сведения об этом веке и его нравах. Но, как и любой мужчина, он предпочитал рассказывать о битвах. К своим немногочисленным, по ее мнению годам, Ярослав побывал на одной войне, участвовал в нескольких крупных битвах и нескольких междоусобицах. Девушку поразило то, что он не хвастался победами своих людей, как он называл отряды своего отца, но с мальчишеским азартом увлеченно рассказывал о расстановке сил и ходе того или иного сражения. В этом времени смерть в бою была почетна, поэтому все тяготы и лишения переносились с мужеством. Для Алисы это было дикостью, она понимала, что он специально опускает все ужасные подробности, что на самом деле это были настоящие бойни, и сердце ее сжималось от боли, что он побывал там. С каждым днем ей стоило прикладывать все больше усилий, чтобы отрицать, что этот мужчина занимает все больше места в ее сердце. Но она старательно гнала от себя всякие мысли на эту тему, тем более что Ярослав подкинул ей новую почву для размышлений.
  
   Пару дней назад она заметила, что он начал собирать припасы - упаковывал вяленое мясо и таранку в специальный мешок; убирал все хозяйственные предметы, используемые во дворе, такие как топор или большую бадью для сбора дождевой воды. Спрашивать о его планах, первые несколько дней, она не решалась, но чем очевиднее становились его приготовления к отъезду, тем страшнее становилось девушке. Она понимала, что не настолько испортила ему жизнь, и что бежит он не от нее. Тогда, скорее всего, закончилось время его ссылки и ему нужно возвращаться домой. Уже с трудом представляя свою жизнь, здесь, в этом доме, без этого мужчины, Алиса ругала себя за то, что не попросила научить ее рыбачить или охотиться, чтобы суметь самой добывать себе пищу. Теперь же ей придется полагаться на припасы, что он оставит ей и как-то продержаться до следующего лета, когда у нее, возможно, появится шанс попасть домой, в ночь на Ивана Купала. За этими грустными мыслями, Алиса не заметила, как хозяин дома вошел во двор. Она лишь тогда подняла голову на шум, когда услышала веселый лай Горыни. Девушка решила больше не медлить и, собравшись с духом, выпалила:
  
   - Ярослав, ты собираешься уезжать?
   Он присел на нижнюю ступеньку крыльца, у самых ее босых ног и, глядя снизу вверх, проговорил:
  
   - Да, завтра мы уедем, - глаза цвета предгрозового неба не выражали ничего, кроме спокойной уверенности. Внутри у Алисы что-то оборвалось, строить догадки - это одно, но слышать это от него - совсем другое.
  
   - Мне будет не хватать вас с Горыней, - только и смогла выдавить из себя девушка.
  
   - Сомневаюсь, ведь ты едешь с нами, - неожиданно сказал он.
  
   - Я? - пробормотала она, удивленно уставившись на Ярослава. - Но я не могу никуда отсюда уехать, я должна...
  
   - Стать кормом для местных медведей или волков? Или умереть тут от холода и голода, когда придет зима? Что именно ты должна, Лиса? - в его голосе слышались нотки раздражения, и Алиса поняла, что его самого не радует перспектива брать ее в путешествие.
  
   - Куда нам придется ехать и как долго? - проговорила она чуть слышно, понимая, что на выкрутасы у нее нет никаких прав.
  
   - Мы поедем в Киев, и если дорога будет сносной, и мы сможем купить тебе хорошего коня, то за семь дней управимся.
   Глаза девушки округлились, - "Боже, неделя в дороге, как же люди жили в таких условиях". Но выбирать ей не приходилось, поэтому, она задала самый главный из мучивших ее вопросов.
  
   - Смогу ли я вернуться сюда следующим летом? Это очень важно для меня. Я понимаю, что одной мне здесь зиму не пережить, но на следующий Иванов день я должна быть тут. Пожалуйста... - Алиса попыталась вложить в это последнее слово, весь тот страх и отчаяние, что терзали ее последние несколько дней. Ведь даже если она и вернется сюда через год, не факт, что озеро отправит ее домой, а не в другое время, если вообще что-либо произойдет.
  
   Ярослав, размышляя, пристально смотрел на нее, и по его лицу нельзя было понять, что он решит. Девушка же, казалось, перестала даже дышать в ожидании его решения.
  
   - Ты надеешься, что твой караван вернется сюда по торговым делам на следующий год?
  
   - Мне просто нужно быть тут следующим летом! - почти выкрикнула Алиса. Она не могла сидеть, и вскочила на ноги, ожидая ответа.
  
   - Если это твое единственное условие, тогда я согласен, - Ярослав тоже поднялся, направляясь в дом, но проходя мимо девушки, остановился.
  
   - Не думай, что я забыл о том, что произошло на поляне. Я не глупец и не слепой, чтобы не видеть того, что между нами вспыхивает огонь, каждый раз, как мы касаемся друг друга. Я просто даю тебе время привыкнуть ко мне и к той мысли, что рано или поздно ты окажешься на моем ложе, - Алиса вспыхнула от негодования.
  
   - Даешь мне время привыкнуть? Я тебе не племенная кобыла! Ты почти женат, так что ищи себе любовницу в другом месте! И если ты не можешь справиться со своими порывами, то это твои проблемы!
  
   - Начни собирать вещи, выезжаем завтра на рассвете, - вот и все, что он ответил на ее гневную тираду.
  
  
  
  Глава 8
  
  Солнце пекло невыносимо, казалось все вокруг: трава, листья деревьев, все поникло от его опаляющего жара. Любое дуновение ветра приносило с собой лишь разочарование, сам воздух был раскален настолько, что каждый вдох обжигал легкие. Алиса пыталась сконцентрироваться, но перед глазами все плыло.
   Они с Ярославом ехали уже четвертый день, но девушке казалось, что как минимум месяц.
  
   Путешествие с самого начала не задалось. Выбирая, что из одежды надеть в дорогу, Алиса, остановила свой выбор на джинсах и футболке. Но Ярослав забраковал ее наряд, тут же, сказав, что девке не пристало ходить в мужской одежде. Все ее доводы, что в дороге, да еще верхом, ей будет гораздо удобнее в штанах, казалось, проходили мимо его ушей. В итоге сошлись на том, что она надела поверх своей одежды одну из его рубах, доходивших ей ниже колен. В этом нелепом костюме Алисе было жарко, да и задетое самолюбие говорило о себе - со стороны она выглядела, как многослойная капуста. Ярослав только посмеивался над ее ворчанием и нелепым видом, говоря, что она ненормальная женщина, раз отказывается ехать в платье.
   Дальше проблемы начались с Агатом, огромным черным скакуном Ярослава. Конь не обрадовался тому, что теперь ему придется везти сразу двух всадников, и то и дело пытался взбрыкнуть. Алиса, и без того не умевшая ездить верхом, просто тряслась от страха, цепляясь за спину Ярослава. После того, как девушка чуть не соскользнула с лошади, сидя сзади наездника и до боли в пальцах сжав его плечи, Ярослав чертыхаясь пересадил ее вперед себя. Так, что теперь, Алиса оказалась в кольце его рук, и он мог сам подхватывать ее, когда она в очередной раз не могла удержаться на коне и судорожно хваталась за черную гриву Агата.
  
   За четыре дня пути им встретилось только две деревни. И ни в одном из поселений не нашлось лошади, что была бы пригодна для всадника. Алиса благодарила Бога за это, ведь верхом она ездить не умела и с трудом себе представляла, как бы смогла преодолеть большое расстояние, сидя на лошади без Ярослава, и не свернуть при этом себе шею.
  
   Вдали показалась деревня, Ярослав повернул коня в ту сторону и девушка облегченно вздохнула.
  
   - Я уже думала, мы умрем тут, ведь запасы воды почти кончились.
  
   - Не особенно радуйся, это не то место, где бы нам следовало задерживаться, - отстраненный голос мужчины насторожил Алису.
  
   - Это что разбойники, про которых ты рассказывал? Не знала, что они живут в деревнях.
  
   - Нет, это не разбойники, это язычники. Осталось еще много таких поселений. Люди платят дань местному князю, даже разрешают приезжать сюда нашим священникам, которые надеются обратить их к истинной вере Христовой. Но живут по своим обычаям и законам.
  
   - Они... опасны?
  
   - Нет, но чужаков не любят, так что меньше болтай, когда будем там. Наберем воды, отдохнем и сразу же уедем, - проговорил Ярослав и направил коня к забору из частокола. Никто не помешал им въехать на территорию в распахнутые ворота, но Алиса физически почувствовала, как напрягся мужчина, у нее за спиной, одна его рука отпустила поводья и легла на рукоять меча.
   Деревня состояла из десяти небольших домиков, похожих больше на сараи, с крышей покрытой соломой и обмазанными глиной стенами. С одной стороны селение было защищено забором, а с другой примыкало к лесу. Они двинулись к большому колодцу, по дороге к которому, им не встретилось ни души. Деревня казалась вымершей, лишь бегали куры, да в тени домов спасались от жары собаки. Горыня, бежавший следом, залился лаем, увидев других псов и те, подняв головы и тут же вскочив с земли, ответили ему разноголосым хором. На шум, из ближайшего к ним домишки, вышла женщина, на вид не старше тридцати лет, одетая в длинную до пола рубаху, поверх которой крепилась накидка из тонкой шерсти, подпоясанная кожаным ремешком. На шее висело несколько бус и кулонов, а голова была повязана красным платком, с причудливой вышивкой. Она остановилась, увидев нежданных гостей.
  
   - Чего надобно, путники? - крикнула она, стоя на пороге. Из проема двери выглянула девочка, лет десяти с растрепанными светлыми волосами, которая увидев их, тут же нырнула обратно в дом.
  
   - Нам бы воды набрать, хозяйка. Мы давно в пути.
   Женщина продолжала пристально рассматривать их. Взгляд ее остановился на руке Ярослава, что лежала на рукояти меча, а потом, переключившись на Алису, она внимательно осмотрела странный наряд девушки. Верно решив, что проще будет дать им воды, чем пытаться выгнать из деревни, она кивнула в сторону колодца.
  
   - Набирайте, пора действительно жаркая стоит.
   Ярослав соскочил с коня, помогая спуститься девушке. Около колодца он поднял ведро воды, и они тут же припали к нему, по очереди жадно глотая прохладную колодезную воду.
  
   - А где твои соплеменники? - после очередного глотка спросил Ярослав.
  
   - Кто на заработках в городе, кто в поле, - проговорила женщина, все еще наблюдая за ними.
  
   -А вы далеко путь держите?
  
   - В Киев-град. Что ж мужчины-то в поле забыли, коль липень месяц на дворе? Поля уж засеяны.
  
   -Так дождя не было давно, пошли просить богов о милости, - она чуть потупилась и уселась на крыльце дома.
   Ярослав тем временем натаскал еще воды из колодца, напоил коня и начал наполнять сосуды в дорогу.
   Алиса отошла в тень одного из домов и присела, разминая затекшие за время в пути ноги. Через мгновение к ней подошла девчушка, та, что выглядывала из дома и, улыбнувшись, протянула лукошко с малиной. Девушка улыбнулась в ответ и приняла подарок, отсыпав в ладонь немного спелых ягод.
   За домом, что служил Алисе укрытием от солнца, она заметила большой камень, на котором сидела пожилая женщина, вся укутанная в непонятные лоскуты ткани. Старуха курила трубку, и пристально разглядывала Алису. Прищурившись, она сделала знак рукой, подзывая девушку к себе.
  
  
  
  - Ты не отсюда, - проскрежетала она, выдыхая очередную порцию дыма. Алиса подошла поближе.
  
   - Да, я издалека. Мы путешествуем...
  
   - Нет, тебя вообще не должно быть тут, я не вижу, что б эта земля носила тебя. Ты... - старуха прищурилась, глядя, как будто, мимо нее пустыми, бесцветными глазами. - Ты дух.
   Глаза Алисы округлились. "Так супер! Теперь еще сумасшедшая шаманка, что может чувствовать сверхъестественное, будет приставать" - подумала девушка.
  
   - Ты ошибаешься, я живая из плоти и крови, вот проверь, - она протянула руку, касаясь ладони старухи. Глаза той округлились, и она вцепилась своей морщинистой рукой в руку девушки.
  
   - О, великий Велес, - прошептала старуха. - Ты сама не знаешь, что можешь натворить. Не соверши ошибку, не разрушь все. Не оставайся с ним, беги как от огня, беги с другим светлым князем, ему ты нужнее! - Алиса задрожала и попыталась вырваться из цепкой хватки.
  
   - Что, что ты говоришь? Я не...
  
   - Я вижу, ты не наша, ты живешь в другое время, - старуха закрыла глаза, все еще держа ее руку, будто бы считывая с нее информацию.
  
   - Скажи, как мне вернуться домой? - прошептала девушка, чувствуя, что от испуга, вот-вот расплачется.
  
   - Пока не сделаешь, что суждено, не воротишься. Боги не играют нами, мы оружие в их руках. Открой свое сердце, пусть Велес подсказывает тебе, что делать. Он милосерден, он поможет.
   Забудь все, что будет, иначе, так и останешься духом на этой земле!
  
   Огромная тень упала на них, и Алиса подскочила, как ужаленная.
  
   - Нам пора.
   Девушка все еще пыталась переварить услышанное, и просто хлопала глазами, поэтому, смысл сказанного не сразу дошел до нее.
  
   - Но мне еще нужно... Я должна поговорить с женщиной! Ты не понимаешь! - Ярослав уже тащил ее за руку к коню, казалось, не замечая ее лепета.
  
   - Как только закончится их языческий обряд, сюда вернуться местные. И неизвестно, сможем ли мы спокойно покинуть деревню, - процедил мужчина сквозь сжатые зубы.
  
   Алиса повиновалась, забираясь в седло, а в голове все крутились слова старухи:
  
  "Не оставайся с ним, беги с другим светлым князем, ему ты нужнее. Пока не сделаешь, что суждено, не воротишься"
  
  
  
   ---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
   Велес - один из величайших богов древнего мира, сын Рода, брат Сварога. Его главным деянием стало то, что Велес привел сотворенный Родом и Сварогом мир в движение. Велес - "скотий бог" - хозяин дикой природы, хозяин Нави, могучий волшебник и оборотень, толкователь законов, учитель искусствам, покровитель путешественников и торговцев, бог удачи
  
   Глава 9
  
   - Ты смеешься надо мной!
  
   - Нет, это чистая правда.
  
   - Мне кажется, ты выдумываешь, каким бы странным не был твой край, это уже совсем дико звучит. Свидания! - Алиса засмеялась, пытаясь удержаться на лошади.
   Прошло два дня, с тех пор как она встретилась со старой шаманкой, а смысл предсказания так и не дошел до сознания девушки.
   "Открыть свое сердце Велесу..." Хех, да проще простого, знать бы еще кто это. "Беги от него, беги с другим светлым князем". О да, вокруг нее куча светлых князей, и Алисе осталось только выбрать, от кого из них бежать, и с которым из них! Проведя день в раздумьях, девушка решила пока не ломать голову над словами старухи, а разобраться в предсказании после путешествия, которое изматывало ее все больше. Две предыдущие ночи она плохо спала, да и места для ночлега попадались не самые удачные. В первую ночь они спали в лесу, где постоянно выли волки, и приходилось по очереди дежурить у костра. Вторую провели у подножия холма, где ветер дул так, что даже огня толком не разведешь. Чтобы совсем не сойти с ума от скуки, они с Ярославом придумали игру - Алиса рассказывала что-либо о своем времени, "о твоих краях", как называл это Ярослав, а он говорил, как это принято у них, если вообще было принято. Они сравнивали все: еду, музыку, религиозные обряды, это было даже забавно, и заодно позволяло девушке узнать больше о том месте, куда они едут.
   Продолжая смеяться, она ответила:
  
   - Нет, это довольно весело, мужчина и женщина красиво одеваются и идут в интересное место.
  
   - Интересное место? Это еще что?
  
   -Нууу, например, идут ужинать, у нас есть такие заведения - рестораны, куда можно прийти и поесть за деньги.
  
   - Как наши харчевни или постоялые дворы? Я бы понравившуюся мне девушку ни за что бы туда не повел, - нахмурился Ярослав.
  
   - Нет, рестораны - более цивилизованные места!
  
   - И что ж они там делают, едят и все?
  
   - Ну почему же: рассказывают о себе, своей жизни, лучше узнают друг друга.
  
   - Лиса, ты можешь нормально объяснить, для чего это делается?
  
   - Чтобы у людей возникла симпатия, потом может любовь, если все хорошо, они женятся, а если симпатия ни во что не превратилась, тогда они остаются друзьями! "Либо, после пары свиданий занимаются сексом, и на этом все заканчивается", - подумала она, но вслух конечно не произнесла.
  
   - Глупые традиции. Смотри как на нашей земле простому люду - кто сердцу приглянется, тот и люб! А если душа не лежит, то тут ешь, не ешь с этим человеком в харчевнях, ничего не выйдет. А дальше, после свадьбы, узнать друг друга, за целую жизнь, времени то хватит.
  
   - У простого люда может и так, а вот тебе сватают незнакомку, ты сам говорил. Не боишься, вдруг она тебе не понравится?
  
   - Мою мать выдали замуж в шестнадцать лет, она была дочерью византийского императора Константина Мономаха. Ей тяжело было смириться с нашими нравами, а отцу принять ее набожность, но у них родилось трое детей, двое из которых мальчики. От жены князя большего и не требуется. Жизнь, она у всех разная. И столько горечи слышалось в его словах, что Алиса вдруг отчетливо поняла, что в это время отношение к браку, как впрочем и к женщине совсем другие, и чтобы выжить тут, ей нужно смириться с этим. Ей стало жалко эту женщину, которую привезли в дикие места, еще совсем ребенком.
  
   - Как зовут твою маму?
  
   - Звали... Мария. Она умерла три зимы назад.
  
   - Мне очень жаль, - прошептала девушка.
  
   - Так что, даже если я буду водить свою будущую жену на свидания, это не сильно поможет.
  
   - Ну, если бы ты принес ей букет цветов и стал говорить комплименты - приятные вещи, то это бы не помешало. - Алиса улыбнулась, представляя себе этого огромного блондина в смокинге, за столиком в изысканном ресторане.
  
   - Все это тоже делают ваши мужчины? Они что совсем глупцы?!
  
   - Ха, если бы ты увидел меня в черном, до колен платье. Есть у меня одно коронное, в нем я хожу на свидания. Оно обтягивает все тело, ноги открыты, и волосы распущены. Поверь мне, ты бы офигел!
  
   - И ты действительно ходишь с голыми ногами перед мужчинами? Тогда я понял, почему они делают все эти глупые вещи, ради свидания, - мягкий смех раздался прямо у Алисы над ухом, и она физически почувствовала его вибрации. Мощная грудь, на которую она опиралась спиной, во время езды, задрожала, Ярослав повел плечами, и девушка в очередной раз почувствовала себя в кольце его рук, как в опасной ловушке, чего не было уже давно. Ей, вдруг, вспомнились его слова перед самым их отъездом: "Я просто даю тебе время привыкнуть ко мне и к той мысли, что, рано или поздно, ты окажешься на моем ложе". Что ж, Ярославу удалось выполнить обещанное. Они были в пути почти неделю, и за это время она перестала относиться к нему настороженно и держаться отстраненно. Девушка привыкла к его постоянным прикосновениям, она ощущала их, когда он сажал ее на лошадь или, когда, как и сейчас, во время разговора, Алиса, удобно устроившись в седле, полулежала спиной на его мощной груди, в кольце рук, чувствуя себя в полной безопасности. Поняв это, она напряглась, всю ее веселость, как ветром сдуло. Сознание того, что Ярослав добился желаемой цели, разозлило девушку. Значит, он считает, что приручил ее. Конечно, в этом была доля правды, Алиса стала относиться к мужчине с меньшей настороженностью, позволяла себе полностью расслабиться в его присутствии. Наверно сейчас этот "великий дрессировщик" думает, что полностью приручил ее, и планирует, как и обещал, сделать своей любовницей по приезду в Киев. Алиса нахмурилась: "А может, он и думать забыл об этом, и у нее просто мания величия?" Ярослав же сам хотел купить вторую лошадь, только вот подходящего коня не нашлось, да и ездить верхом она не умела.
  
   - А что значит "офигел"? - спросил мужчина, направляя коня вдоль берега реки.
  
   - Ну, это... - Алиса попыталась сосредоточиться на разговоре и отбросить ненужные мысли.
  
   - Ну, это когда человек очень удивляется, "открыть рот от удивления" - то же самое, - говоря это, она старалась держать спину ровно и как можно меньше прижиматься к мужчине, что было довольно затруднительно, сидя на лошади. Теперь, каждое движение Ярослава воспринималось как скрытая угроза, девушка ругала себя за паранойю, но ничего не могла с собой поделать.
  
   - Нам долго еще осталось ехать?
  
   - Нет, переправимся через реку, и считай уже приехали. Лес за рекой видишь? Как его минуем, там и главная дорога на Киев.
  
   - О, как хорошо! К завтрашнему дню приедем?
  
   - Коли место найдем неглубокое, где реку перейти, то может и раньше.
  
   Путешествие вдоль устья реки, в поисках места для переправы на другой берег, затянулось на несколько часов. К обеду они все же нашли более-менее подходящее место. Устье реки было широким, а течение быстрым, и Ярослав решил переправляться на лошади. Алиса вцепилась в гриву Агата, которому это очень не понравилось. Стараясь не упасть, когда конь шагнул в воду, и его чуть снесло течением, она вся сжалась от страха. Вода доходила коню почти до груди, и ноги Алисы промокли. Несмотря на жаркую погоду, вода в реке была ледяной, и девушке сразу стало холодно.
  
   - Ты что кол проглотила? Сидишь как каменная статуя!
  
   - Мне страшно, и я не хочу лишний раз прижиматься к тебе! - выпалила Алиса то, что было на уме. Придумывать отговорки было недосуг, все ее внимание было сосредоточено на том, чтобы не свалиться с лошади.
  
   - Всю дорогу ты спокойно прижималась, почти спала на моей груди, а тут значит, не хочешь? Женщина, ты сама себя хоть понимаешь иногда? - ледяным тоном произнес Ярослав над ее ухом.
  
   - Если ты не откинешься назад, то свалишься в реку, и чего доброго меня за собой потянешь.
   Алису взбесил его тон, создавалось впечатление, будто он разговаривает с маленьким ребенком, и не смотря на то, что она понимала, что ведет себя глупо, все равно продолжала держаться ровно, уже назло ему. Девушке казалось, что Ярослав специально подводит коня к крупным камням, почти через каждый шаг Агат спотыкался, и ее откидывало назад.
  
   - Клянусь, если ты сейчас же не прижмешься ко мне, я сам сброшу тебя в воду и оставлю там! - прорычал мужчина, притягивая ее к себе, и она поддалась, прижимаясь спиной к его груди.
   Миновав реку, конь с трудом выбрался на крутой берег, где Ярослав тут же подхватил ее подмышки и спустил вниз, не особо заботясь о ее комфорте. Горыня, который плыл за ними, выбрался на берег, и теперь отряхивался, разбрызгивая по сторонам холодные капли воды. Девушка подошла ближе, погладив пса, а затем обратила внимание на свои кроссовки, которые промокли и издавали хлюпающие звуки при каждом шаге. Она отжала воду из намокших штанин и уселась на землю, стягивая обувь.
  
   - И что это, черт подери, было с тобой? - повернув голову, она увидела, что Ярослав спешившись, отвел Агата к ближайшему дереву, и проверяет, все ли вещи целы после переправы. Ответить она не успела, потому что в лесу, который начинался сразу за их спинами, раздался странный звук и послышались голоса. Оба они, как по команде, обернулись в сторону деревьев. В глубине леса опять раздался приглушенный шум, над деревьями с шумом поднялась испуганная стая птиц.
   Ярослав нахмурился, привязал коня к ветке дерева и направился к Алисе. Подхватив ее, как маленького ребенка, под руки, он перенес девушку чуть глубже в лес и посадил в заросли ежевики.
  
   - Сиди тут, а я схожу проверю, что там такое, уж больно подозрительно все это, - он отошел, но сделав несколько шагов, обернулся, окидывая ее раздраженным взглядом, и прошептал, - Высунешь нос или пойдешь за мной, самолично шею сверну! - и быстро направился в лес, захватив свой меч. Алиса сидела, ошарашено хлопая глазами, все произошло так быстро, что она даже испугаться не успела, да и не поняла, стоит ли вообще чего-то пугаться.
  
   - Горыня, сторожить! - услышала она команду, и у нее мелькнула мысль о том, что пес наверно побежал за ним. Тут же, среди кустов показалась морда собаки, и девушка поняла, что охранять приказали ее.
  
  
  
  
   Минуты тянулись бесконечно, прошло не больше часа, с тех пор как Ярослав ушел, но девушке казалось, что как минимум полдня она сидит в укрытии. Когда мужчина уходил, она поняла, что он не просто так посадил ее сюда. Кусты походили на убежище, окружая ее так, что Алису не могли увидеть со стороны, зато она могла видеть спуск к реке и лошадь, что была привязана неподалеку. Вид на лес ей, все же, был закрыт огромным стволом дерева, и девушку так и подмывало встать и посмотреть, не возвращается ли Ярослав, но лишний раз высовываться не хотелось. Солнце палило нещадно, на небе не было ни одного облака, от запаха влажной земли уже начинало тошнить, страшно хотелось пить, но она продолжала сидеть в зарослях. В мучительном ожидании прошло еще полчаса и Алисе начало казаться, что она медленно сходит с ума, те странные звуки больше не повторялись, все было тихо и спокойно. Когда она уже решила, что сидеть тут глупо, и опасности нет, со стороны леса послышались голоса. Девушка вся обратилась в слух, звуки доносились справа от нее, совсем не с того края леса, куда ушел Ярослав. Через пару минут голоса стали громче, и она увидела двух мужчин, что спускались к реке, держа в руках походные фляги для воды.
  
   Паника окатила как волна жара. Уговаривая себя, что бояться нечего, что она в безопасном укрытии, девушка старалась рассмотреть незваных гостей. Мужчины были одеты в грязные, серые рубахи, доходящие им до колен, темные холщовые штаны, на ногах были надеты лапти. У одного из них, высокого с черной, косматой бородой в руках был кинжал, который больше походил на огромный тесак. Присмотревшись, Алиса заметила, что на ремне второго мужчины, который был чуть поменьше ростом, подвешен небольшой боевой топор. Мозг начал лихорадочно работать: "Эти люди не из местного войска, ведь Ярослав рассказывал, что дружинники одеты в одинаковые доспехи. На крестьян, которых они видели в деревнях, эти двое тоже не походили. Сомнений, что это разбойники, становилось все меньше, когда бородатый начал размахивать кинжалом, будто бы атаковал невидимую цель. После очередного удачного выпада мужчины засмеялись, продолжая что-то громко обсуждать.
   Алиса затаилась в кустах, боясь пошевелиться и тем самым выдать себя. Мужчины наполнили фляги водой, и уже было двинулись обратно, когда один из них, посмотрел в сторону леса и заметил коня.
  
   - Там кажись лошадь, пойду, посмотрю.
  
   - Что за чушь, набрался поди с утра, вот тебе кони и мерещатся! - раздался взрыв хохота. Девушка с ужасом наблюдала, как бородатый бросил фляги и направился в ее сторону.
   Когда рядом раздались шаги, сердце Алисы, казалось, ушло в пятки. Парализованная страхом она не могла пошевелиться, а лишь с ужасом наблюдала, как мужчина подошел к коню и начал рассматривать содержимое походных сумок. Пес, что лежал у ее ног, попытался подняться, но она обхватила шею Горыни, зарываясь пальцами в жесткую шерсть, и придавила его своим весом, не давая встать.
  
   - Тише, маленький, все хорошо, - прошептала она на ухо псу, тот уступил и лег обратно, но тело его все еще оставалось напряженным и готовым к атаке. Разбойник открыл сумку с припасами, достал оттуда кусок вяленого мяса и начал его есть, одновременно шаря рукой в соседней сумке.
  
   - Где тебя черти носят?! - Раздался крик со стороны реки.
  
   - Сейчас, добычу приведу! - ответил бородатый и начал отвязывать коня, с опаской озираясь по сторонам. Горыня с легкостью выбрался из-под девушки и, злобно зарычав, кинулся вперед сквозь заросли.
  
   Мужчина тут же обернулся на шум, бросил поводья лошади и крепче сжал рукоять кинжала. Они стояли, какое-то время неподвижно, друг напротив друга, пес продолжал рычать, не делая никаких движений на встречу, будто бы ожидая нападения противника. Бородач чуть отступил, пристально смотря на собаку, взял лошадь под уздцы и продолжил пятиться, в надежде уйти. Пес тут же ощетинился и в один мощный прыжок оказался около разбойника, пытаясь вцепиться зубами в руку, что удерживала поводья. Но мужчина оказался проворней, ожидая нападения, он резко отпрыгнул, и воздух рассек кинжал, пройдя в сантиметре от горла собаки. Алиса зажала рот рукой, чтобы испуганный крик не выдал ее, страх сковывал движения, путал мысли. Она впервые оказалась в такой ситуации и не знала что делать. Боясь, что вот-вот потеряет способность здраво рассуждать, девушка осмотрелась в поисках оружия. Увидев впереди себя огромную ветку дерева, не раздумывая поползла вперед, схватила ее и, распрямившись, двинулась к мужчине, что стоял к ней спиной. Дрожащими руками она подняла палку, держа ее как бейсбольную биту, и со всей силы ударила по голове разбойника. Послышался глухой звук, он зашатался, но не упал, а стал медленно поворачиваться к ней. Алиса зажмурилась и ударила еще раз, после чего услышала сдавленный стон и звук падающего тела. Открыв глаза, девушка увидела, что верзила лежит на земле лицом вниз, рядом валяется выпавший из его рук кинжал. Упав на колени и отбросив палку, она оперлась на подбежавшего к ней Горыню и обняла пса.
  
   - Вот и все, все хорошо, теперь нам надо уйти, - прошептала она, чувствуя, как к горлу подступает тошнота. Нужно увести отсюда коня и Горыню, а потом уже обдумать, что делать дальше.
  
   - Митяй, ну где ты там? Ребята в лагере ждут, а ты...
   Алиса резко обернулась на звук и увидела второго разбойника, о котором она забыла. Видно ему надоело ждать, и он решил сам пойти за другом.
  
   - А ты еще кто? - враждебно спросил он, рассматривая девушку, но тут его взгляд упал на неподвижное тело, у ног Алисы и рука потянулась к рукояти боевого топора. Мужчина без промедления двинулся на нее, умело размахивая топором, и девушке ничего больше не оставалось, как попятиться и спрятаться за вновь ощетинившегося пса, как за живой щит.
  
  На этот раз Горыня не стал ждать нападения, а первый ринулся в атаку. Сделав резкий выпад вперед, пес попытался сомкнуть зубы на запястье правой руки, той самой, что держала топор, но мужчина был проворнее и сумел увернуться. Зубы Горыни лишь едва оцарапали его предплечье, но рассвирепевший разбойник тотчас нанес ему удар острием топора в бок. Раздался крик, и Алиса поняла, что кричит она сама. Жалобно скуля, пес упал у ног мужчины, из раны, оставленной топором, обильно сочилась кровь. Девушка подняла глаза, с ужасом ожидая, что сейчас он добьет бедное животное. Но у разбойника явно была другая цель, он направлялся к ней, не отрывая от девушки горящего взгляда.
  
   Пытаясь убежать, она резко бросилась в противоположную от него сторону, но в следующее мгновение ее сбили с ног и придавили к земле. "Ну все, это конец", - пронеслось у нее в голове, когда девушка почувствовала, как жесткие пальцы сжимаются на ее горле. В голове судорожно билась мысль, что вся эта абсурдная ситуация с перемещением во времени и разговорами о миссии, которую она должна выполнить закончится прямо сейчас, тем, что ее придушит какой-то оборванец. Горыня жалобно заскулил, и этот звук дал ей силы бороться. Возможно, пса еще можно спасти, если топор зашел не слишком глубоко и не повредил жизненно важные органы, то она сможет перевязать рану и остановить кровотечение. Алиса открыла глаза, и, резким движением, согнула правую ногу, целясь коленом разбойнику в пах, от чего он вскрикнул и разжал руки, что сжимали ее шею как тиски. Этого мгновения хватило девушке, чтобы набрать в легкие спасительного воздуха. Справа от себя она заметила что-то блестящее и, присмотревшись, увидела кинжал, который выронил бородатый, во время падения. Дрожащей рукой она потянулась к нему, и пальцы сжали деревянную рукоять как раз в тот момент, когда разбойник вновь навалился на нее. Из последних сил Алиса подняла руку, нанося удар, целясь в шею, но лезвие вошло в плечо мужчины. Она уже ничего не чувствовала, перед глазами все плыло, горло горело огнем. Вытащить нож сил не осталось, и девушка просто проворачивала его в ране, надеясь, что хватка противника ослабнет. Кровь хлестала из раны, на плече мужчины, заливая лицо и шею Алисы. Вдруг что-то произошло, и неведомая сила скинула ее мучителя и повалила на землю. Испугано озираясь и жадно глотая воздух, Алиса не сразу сообразила, что произошло, а потом она увидела Ярослава, услышала свист лезвия меча, рассекающего воздух, и в следующую минуту разбойник был уже мертв. Чьи-то сильные руки подняли ее с земли, и она увидела, что ее окружает еще с десяток мужчин, все в кольчугах и шлемах.
  
   - Ты хотя бы день можешь посидеть спокойно, не вляпавшись в историю? - услышала она голос Ярослава, но говорил он без обычного раздражения, странные незнакомые нотки слышались в его словах. А он уже начал раздавать указания, отвернувшись от нее.
  
   - Милослав, Игорь доставьте ее в город, да поаккуратнее! Половина отряда идет со мной, остальные обходят лагерь с другой стороны, будем брать душегубов.
   Все вокруг закружилось, дышать все еще было трудно, и девушка застонала, растирая болевшее горло.
  
   - Тише, барышня! Доставят вас в лучшем виде, чуть подлечат, как новенькая будете, - проговорил приятный мужской голос у нее над ухом, сильные руки положили ее на повозку и последнее, что она увидела это молодой, темноволосый мужчина, который улыбаясь, смотрел на нее.
  
  Алиса хотела поблагодарить его, но через мгновение все закружилось перед глазами, и она провалилась в темноту...
  
  
  
  
  
  
Оценка: 6.38*9  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"