Колвин Влад: другие произведения.

Повелитель мертвых

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa

  
  
  
  
  
  
  
  

Повелитель мертвых.

  
  
  
  
  
  
  
Пролог.
  
  
  
  Однажды в суровый зимний вечер маг-некромант возвращался из гостей домой. Стемнело два часа назад, и неосвещенные улицы города провожали его жуткой тишиной. Редко в каких окнах еще горели масляные светильники и свечи. Жители небольшого городка Тобол, как и большинство жителей Империи в это время суток давно спали, зато вставало большинство из них еще до первых лучей солнца.
  Еще мертвецкой тишине на улицах города способствовало Кровавое время года, пугающее не только людей, но и домашних животных. Среди суеверных горожан существовало поверье, что якобы в тихую безветренную и морозную ночь после первого снега под кровавый свет полной луны - души мертвых возвращались к своим давно умершим телам. Хотя в души мертвых почти никто в Империи не верил, но в эту ночь люди вспоминали древних богов неслучайно и считали три дня зимнего полнолуния временем, когда злой Демон по имени Октава возвращал дух погибших насильственной смертью мстить своим врагам.
  Сам некромант в такие сказки не верил, у него имелось иное объяснение иногда появляющимся в период Кровавого времени на улицах города ожившим мертвецам, но знать об этом обычным гражданам не следовало.
  Но в эту ночь люди города Тобол могли спать спокойно. За снегом на кладбище никто не пошел, а значит, мертвецов поднимать ни некромант, ни его ученики не планировали. Сегодня он немного перебрал крепкого вина, и тому была веская причина.
  Минул целый год со дня, как погиб его единственный сын и наследник, и всему виной была глупость некроманта. Если бы он не послал в тот злополучный день сына за первым снегом на кладбище, да еще на ночь глядя, то ничего бы не случилось. Но судьба и боги решили по-другому! На обратном пути на сына напали бандиты, ограбили и убили. Знал бы он, чем обернется та ночь, ни за что на свете не послал бы сына за снегом, да еще с дорогими амулетами. Ему тогда было всего-навсего десять лет, сын был еще совсем маленький.
  Судьбу малыша решила куча совпадений. Тогда владелец школы некромантии не знал о присутствии в городе банды приезжих столичных ночных убийц, не поверивших в страшные россказни местных жителей и вышедших ночью на улицу за развлечениями после бурного застолья по поводу удачного сбора дани. А еще он впервые доверил маленькому сыну важную магическую часть ритуала и, подстраховавшись, отправил с ним на кладбище двух лучших учеников. Но, потерявшая разум от дешевого пойла компания столичных преступников не рассмотрела темных магов в сопровождавших малолетнего пацана охранниках. Всё их внимание отвлекла яркая магическая безделушка в руках у сына.
  Амулеты-фонари на дороге не валялись и цену имели вполне приличную, не каждый зажиточный купец мог себе позволить такую роскошь, ведь к ней необходим маг. Сами по себе магические амулеты не включались, а коль такую драгоценность нес малыш, то охранников логично исключили из числа одаренных истинным умением.
  Как результат - охрана, состоявшая из двух его учеников, постыдно бежала, оставив сына в руках разбойников. Даже позже, когда убийц нашли и казнили, а он лично превратил в зомби провинившихся в гибели наследника охранников, некромант не смог унять боль в сердце. Сына уже не вернешь!
  И сегодня он опять не сдержался и весь день приглушал боль молодым, но крепким вином, поэтому засиделся у друга до самой темноты.
  Полная луна сегодня словно издевалась, напоминая о прошлогоднем событии - вышла на небосвод в самый центр и светила кровавым цветом. Всего три дня в году она бывала такой красной, именно в этот день снегу приписывали особую силу. Поговаривали - вода из нее обладала особыми свойствами, а если еще снег собрать со свежей могилы, то появлялся небольшой шанс поднять разумного зомби.
  Это всего лишь сказания древности и до сегодняшнего дня 'кровавый' снег еще никому не помог в создании мертвого разума. Но все некроманты упорно продолжали в красную луну ходить на кладбище, а если снег к тому же оказывался еще и первым, то вероятность удачи якобы повышалась в несколько раз.
  Под ногами хрустел окрашенный в розово-лунный цвет снег, а темные провалы переулков казались самой бездной на фоне багровых домов города. Некромант шел зигзагами, его заносило то на один край неширокой улицы, то резко клонило в противоположную сторону, где он периодически упирался в стену одного из домов. Здания в центре города в отличие от окраин заборов не имели и встречали прохожих своим фасадом.
  У двери одного из таких домов маг споткнулся о порог центрального входа и, пролетев примерно где-то с метр, с головой зарылся в свежий сугроб. Как ни странно минута в прохладном сугробе слегка протрезвила голову, но так только показалось сначала, потому как, когда некромант встал, то увидел перед собой родного сына! Вот только сыну на вид было не десять лет, а пять.
  
  
  
  
  

Часть I.

  
  
  
  
Ран по прозвищу Тёпа.
  
  
  
  Обычно ребенок из нищей семьи был обречен на короткую жизнь и тем более, если он являлся круглым сиротой. Жестокий мир не жаловал бедных, и Империя не благоволила своих граждан. Детская смертность до десятилетнего возраста намного превышала количество погибших солдат во время войны, а оставшийся сиротой пятилетний мальчик не протянул бы на улице, да еще зимой и нескольких дней, если бы маг-некромант не приютил его.
  Память Рана выкинула из головы первые пять лет жизни, мальчик словно родился заново, а все воспоминания детства начинались именно с момента, когда он повстречал ночью некроманта.
  Долгие восемь лет Ран служил магу верой и правдой. Не каждый хозяин стал бы обучать слугу грамоте и платить еще ему жалование, а если учесть, что слуга ребенок, то это, наверное, был единичный случай из жизни Империи. Благодарный малец прекрасно понимал, что денег на нормальное обучение ему никогда не накопить и радовался тому, что имел, втайне мечтая стать таким же могучим магом, как и его спаситель.
  Темный маг долгие годы заботился о нем почти как о собственном сыне, но вот магии учить категорически отказывался.
  Способности к магии у Рана обнаружились в ту же ночь, когда маг приютил сироту. В ту же ночь прошла и его инициализация как мага, на чем помощь некроманта в области магии ограничилась.
  Учить без денег истинному искусству чужого человека не стал даже добродушный темный маг, бесплатное обучение сказалось бы на репутации мага и его школы.
  Усыновить малыша некромант не мог, у них были настолько разные ауры, что выдать мальца даже за дальнего родственника вряд ли бы получилось. Так уж сложилось в обществе, что родственные связи имели большое значение для признания наследства, ни сколько материального, а сколько магического. Количество известных общедоступных заклинаний ограничивалось десятком свитков рукописного текста, все остальные являлись семейной тайной. Такая политика звучала только в официальной части законов, а реальность же была более неприглядная. Структура общества, обычаи и традиции - всё было построено таким образом, чтобы избавляться от провинившихся конкурентов и их родственников, поэтому обычно за усыновлением тянулся огромный хвост неприятностей, вплоть до казни и каторги всех задействованных лиц. Настоящая Власть Империи внимательно и ревностно следила за количеством и развитием магов.
  Отчего неудивительно, что дела с инициализацией магов обстояли еще хуже. В первую очередь - Империи нужны были заправочные станции и лучше всего для роли источников магической силы подходили люди не прошедшие ритуал инициализации. Вторая и более важная причина, по которой маги не спешили плодить себе подобных, состояла в отсутствии способностей оперировать плетениями у неинициализированных людей, коих среди народа была тьма тьмущая. Наполнять энергией амулеты или артефакты - пожалуйста, сколько душе угодно, но использовать их они не могли, даже если сильно того не желали.
  Можно сказать, что малышу очень повезло попасть под ностальгическое настроение некроманта, помноженное на три кувшина крепкого вина, иначе бы темный маг, на трезвую голову такой ошибки не допустил и ритуал инициализации не провел.
  В общем, в магической области Рану оставалось доступно лишь самообучение - по книгам и свиткам, которые он мог приобретать в собственность, допуск же в личную магическую библиотеку школы имели только учитель, помощники и ученики. Правда еще оставалась возможность подслушивать и подсматривать за учебой и практикой учеников, на чем Ран был пойман и после чего лишен бесплатного питания и жилья в доме некроманта.
  Обычно за такие поступки убивали, семейные тайны магов охраняла сама Империя, но некромант полюбил мальчугана и в очередной раз сжалился над сиротой. Он не только не убил сорванца, но и скрыл сам факт преступления, ограничившись наказанием во благо того же мальчишки. Отдельное место проживания должно было пойти на пользу парню. Вне стен дома покровителя вливаться в жестокий мир действительности намного проще, чем под надзором доброго дядюшки, а ведь возраст совершеннолетия был не за горами и бесконечно кормить и поить его не смог бы даже некромант.
  Люди вечно не живут, темный маг тому не исключение и с каждым новым годом здоровье старичка ухудшалось. Последнее время он все чаще хватался за сердце и все реже покидал родной дом. Мало кто доживал до его возраста, но еще меньше кто хотел видеть его в живых. Безнаследное имущество давно поделили, и участь прислуги решили заранее. Маг об этом догадывался и не раз повторял о простой истине непутевому малышу.
  Случилось это неприятное для Рана происшествие два года тому назад. Учеников у некроманта было немного, всего пятеро, и учил он каждого в отдельности, редко когда совмещая занятия в групповое. Знания давались - дозировано, в меру оплаты и те по соей сути были из числа общедоступных, семейными заклинаниями не сорил даже спаситель парня.
  Неприятность произошла оттуда, откуда ее не ждали. Кто мог подумать, что самый младший ученик что-то перепутает в плетении, и вместо умерщвления крысы - прахом рассыпался полог из жесткой ткани, висевший на стене и скрывавший за собой маленького проказника. Ему еще повезло, что он отделался одним испугом, но жизнь Рана с того самого момента круто изменилась.
  Тогда парень думал, что пережил самый худший момент своей жизни, но как он ошибался! Теперь-то он смеялся, вспоминая события давно минувших дней и сравнивая их другими более поздними. За последние года судьба с ним не нянькалась и снова и снова била в самое слабое и больное место. Теперь два года жизни, которые он тогда считал карой богов, казались ему минутами блаженства. А ведь с тех пор минуло еще два долгих года.
  Ран стал отшельником. Далеко отдалившись от центра цивилизации, он выживал в суровых климатических условиях по соседству с неживыми соседями. Когда под нажимом Совета Магов Император принял решение объявить некромантию вне закона и приказал начать незамедлительные репрессии среди лиц занимающихся этой областью магии, тогда ему очередной раз повезло остаться в живых и удачно убежать в безлюдные места.
  Маг ты, ученик, слуга иль раб, особого значения уже не имело, уничтожению подлежали все близкие к этой области магии люди. Дома, имущество, а главное - книги и свитки сжигались безапелляционно. Молодой Империи за короткую неделю удалось искоренить практически всех некромантов, а случайно выжившим оставалось недолго радоваться удаче.
  На радость правителям народ бурно поддержал новшество. Доносы переполнили разумное число, многие пытались не только помочь избавиться от ненавистных темных колдунов, но и под шумок решали свои собственные проблемы с врагами и недоброжелателями. А количество поднятых на вилы и забитых камнями лишь немногим уступало числу доносов. Люди сами захотели активно поучаствовать в очищении общества от темных магов, поэтому серьезно пострадали и остальные направления темного искусства, что в свою очередь было только на руку настоящей верховной власти Империи.
  Опьяненные жаждой крови люди не миловали никого - кто, по их мнению, являлся колдуном-некромантом или его приспешником. Слуга ты иль раб, женщина или ребенок - для возбужденной толпы было не столь важно. В одночасье, словно мыльный пузырь лопнула стена страхов перед чернокнижниками, и народ выплеснул годами накопленную злобу собственной жизни на состоятельных магах.
  
  В тот злополучный день, не предвещавший с утра ничего плохого, Ран, как обычно отправился с поручениями хозяина, владельца небольшой школы некромантии, за покупками на рынок. Вот только заказ прошлой недели запаздывал, и парню пришлось торчать на рынке почти до обеда. Тогда своей задержкой опаздывающий купец из соседнего города спас ничего не подозревающему Рану жизнь.
  Город взбурлил в одночасье. Только глашатаи успели оповестить центральную рыночную площадь, как народ из числа праздношатающихся сразу подхватил новость и рванул к месту развивающихся событий. Для города с жителями численностью не более десятка тысяч человек школа некроманта из пяти учеников считалась довольно крупной, поэтому неудивительно, что после оглашения приговора народ, науськиваемый непонятно откуда взявшимися зазывалами поспешил лично принять участие в исполнении приговора и ринулся к дому некроманта, являющимся той самой школой темной магии.
  Дожидаться товара стало бессмысленно, Ран быстро выкинул мысли о так и не появившемся купце и, закинув котомки с утренними покупками за спину, рванул следом за толпой к родной школе, благоразумно не залезая в первые ряды.
  Толпа громко кричала, не обращая никакого внимания на молодого слугу, тихо держащегося чуть в стороне от остальных участников быстро развивающихся событий, и обезумевший народ отчетливо выражал смысл своих желаний - люди бежали убивать!
  Шоу было редким событием и потому являлось очень привлекательным и соблазнительным. Уговаривать никого не требовалось. Собственноручно принять участие в казни - потаенная мечта большинства, особенно когда жертвой являлись сильнейшие маги направления, пугающего до смерти. Некромантов боялись и уважали, чего только стоило Кровавое время, когда все мысли населения мелкого городишки были заняты думкой о пугающих живых мертвецах.
  
   Узнай кто-нибудь среди толпы слугу некроманта то, люди, не задумываясь, забили бы его насмерть. Но народ не обращал внимания на молодого парня, несколько раз его даже ободрили хлопками по спине, дескать - не унывай, держи нос выше, сейчас будет представление, потешимся на славу. Город был хоть и маленький, но знакомых лиц среди обезумевших людей Ран не увидел, а если такие и были, то парня они не заметили тоже.
  Мелькали дома, переулки и с каждым шагом - людей прибавлялось все больше и больше. Завести народ оказалось проще простого - ломать и убивать желающих нашлось немало. Неизвестно откуда в руках у людей появлялись 'инструменты смерти' - вилы, топоры и обычные палки, но были и те, кто держал мечи и копья.
  
  Увиденный за квартал пожар отбил всякое желание у Рана приближаться к жилищу некроманта. Горела школа! Ошибки быть не могло. Кто успел ее поджечь - осталось неизвестным.
  Полыхало знатно! Деревянных домов в Империи остались считанные единицы. Каким чудом сохранилась школа некроманта после трехразового уничтожения города за последнюю сотню лет - осталось загадкой. В стране с лесом были явные проблемы, и строить из дерева здания не мог себе позволить даже Император!
  Юноша машинально подчинился своей первой мысли - бежать домой, забрать вещи и покинуть город. Разъяренная толпа иллюзии о счастливом исходе развеяла быстро.
  Два года назад волей судьбы пойманный на подсматривании за магическим обучением парень был наказан и лишен места жительства в доме некроманта, и с тех пор он снимал небольшой сарайчик недалеко от школы.
  Сквозной переулок между обросшими колючками заборами из веток, ведущий к месту жительства парня - был пуст. Школа находилась на окраине города, и каждый из домов здесь имел не только задний двор, но и участок земли перед домом, огороженный забором, так что улицы тут выглядели как в деревне. Если во внутренних дворах располагались ремесленнические постройки, тренировочные площадки или даже сады, то задний двор был выделен для отхожих мест, выгребных ям, колодцев и разных складских построек типа сарая. Один из таких сараев и арендовал Ран.
  Уголок, в котором приютился малыш, был построен по принципу, как и большинство зданий города. Глина и солома - составляли основную структуру стен помещения, разве что в отличие от фасадных зданий у сараев отсутствовала известковая штукатурка, а несущие балки перекрытия состояли не из дерева, а из конопляных веревок.
  Хуже дело было с отоплением. В суровые зимы топить маленькую печь приходилось конским навозом, не дающим столько тепла, как мелкие ветки деревьев. Зато улицы города, даже летом находились в относительной чистоте. Лепешки конского навоза надолго на дороге не залеживались. Ран сам частенько в свободное время следовал за возницами и подбирал свалившееся на землю добро.
  Юркнув в переулок, Ран со всех ног понесся к своему месту проживания. Времянка-сарайчик, расположенная на заднем дворе корчмы находилась всего в трехстах метрах от школы некроманта. Последние два года до сегодняшнего дня парень ежедневно корил себя за излишнее любопытство, лишившее его бесплатного обеда и жилья. После чего он жил отдельно от спасшего его в детстве мага некромантии. Однажды попав в опал, он был ограничен благосклонностью хозяина, но все еще имел неплохое жалование. И, теперь, наверное, впервые - благодарил судьбу за то, что жил отдельно от пылающего дома некроманта.
  В тот момент хозяев корчмы, слуг и клиентов интересовали события, развивающиеся по другую сторону питейного заведения. Их внимание было сосредоточено там, где бушевало пламя, и гудел разъяренный народ, поэтому Ран остался никем незамеченным.
  Ему хватило пяти минут, чтобы добавить свое нехитрое имущество в котомку к сегодняшним покупкам и что есть мочи рвануть к ближайшим городским воротам по противоположной улице. Благо, любой приусадебный участок в городе имел второй выход на параллельную улицу, и корчма исключением не являлась.
  Уже далеко от города, на опушке редкого молодого леса, где крупнейшее из деревьев уступало толщиной детской руке, отдышавшись и все еще не веря, что удалось удачно сбежать, Ран раскрыл котомку.
  В мешке оказались - свежеприобретенные продукты, запасная обувь, одежда и три книги, а карман оттягивала немалая сумма денег!
  Ран второй раз возблагодарил удачно задержавшегося купца, потому что - основная часть денег, выделенная парню на покупки, превышающая в три раза его годовой доход и все накопления - осталась не потраченной и обнадеживающе звенела в кармане.
  
  Империя, отрезанная от всего мира и недавно подмявшая под себя все мелкие королевства и баронства, имела четкие границы, а точнее - одну-единственную, не считая недоступного моря.
  Рухнувшее неизвестно по каким причинам ныне именуемое королевство 'Заброшенных Земель' давно отрезало путь Империи в большой мир, остались только летописи о дальних и богатых землях.
  Замкнутый в кольцо высоких обрывов большой полуостров имел только один-единственный перешеек на материк, на месте которого вот уже как три столетия правила нечисть и нежить.
  Полуостров защищали не только высокие скальные обрывы, но и расположенные на дне моря рифы, надежно забаррикадировавшие подходы к суше. Вырубленный в скалах единственный двухсотметровый спуск к морю давал лишь возможность мелким лодкам в тихую погоду скудно-бедно ловить рыбу, являющуюся изысканным деликатесом правящей династии и верховных магов.
  Как бы дико это не звучало, но молодого слугу некроманта приютили те самые Заброшенные Земли. Именно сюда бежал несколько лет назад Ран.
  В тот год творились ужасные вещи, ему чудом удалось остаться в живых. Люди словно обезумели, даже добродушные жители деревень чуть дважды его не подняли на вилы, лишь потому, что он был всего-навсего чужаком. На дорогах кишели разбойники, а за голову некромантов и их слуг выплачивалось хорошее вознаграждение.
  
  Но все это осталось в прошлом, а сейчас молодой на два года повзрослевший парень по имени Ран и прозвищу Тёпа возвращался в свою небольшую землянку по известной только ему одному лесной тропе. Подземный дом молодого человека находился на границе с заброшенными землями, в дне пути от ближайшего поселения.
  Удачное место отшельничества, богатое своими ресурсами, в первую очередь лесом - не обольщало жителей Империи, ибо водившаяся на ее территории нежить напрочь отбивала мечты и желания дровосеков и путешественников.
  В далекие незапамятные времена на территории этих земель когда-то процветало богатое королевство. Ныне, уже как три столетия, на месте некогда развитого государства царил страх и ужас. Выжженная земля и развалины городов кишели нечестью и нежитью, ставшими новыми хозяевами безлюдных земель.
  Существует много версий краха могущественного королевства, и какая из них верная - позабыли даже долгожители, возраст которых из числа состоятельных людей достигал двухсот лет. Правда так долго люди жили не всегда, только чуть больше трехсот лет назад умнейшие (или скорее удачные) из магов нашли формулу долголетия, чем сейчас пополняли свое финансовое состояние и продлевали жизнь богатой прослойке общества. Кстати, почему-то темные маги не пользовались способностью к продлению жизни, толи не могли, толи не желали они того.
  
  В приподнятом настроении парень мчался сквозь лесную чащу, совершено не обращая внимания на окружающий мир. Мимо него мелькали деревья, кустарники и частые овраги, сам того не замечая, он иногда срывался на бег. Полностью погруженный в собственные мысли и будучи в сладостном предвкушении долгожданного он весь отдался подсознанию, которое уверено, не сбиваясь с пути, вело его к ставшему уже родным жилищу. Ран очень спешил, сегодня он дождался последнего ингредиента, и ему не терпелось воплотить в жизнь давно вынашиваемый план.
  
  Вчера под вечер он пришел в деревню с двадцатью шкурами мелкого зверька и мешочком редких орехов для продажи, а главное, в надежде получить свой заказ - дорогую алхимическую жидкость.
  Спустя несколько часов, как раз когда Ран успел продать свой незамысловатый товар, с ярмарки вернулся старейшина и обрадовал парня - сделанный им несколько месяцев тому назад заказ через городских купцов прибыл из столицы Империи и успешно доставлен в целости и сохранности.
  
  Со старейшиной Ран познакомился в первый же месяц своего отшельничества. На подножном корме в Заброшенных Землях долго не протянешь, и поэтому парень вынужден был пойти на контакт. Золото и серебро пусть и ненадолго, но располагает к себе людей, деревенский староста не стал исключением и с удовольствием менял продукты на звенящие монеты.
  Со временем, когда финансы подошли к концу, хитрый старейшина, догадываясь, где живет молодой отшельник, предложил Рану на обмен привозить редкие орехи и шкуры таких же редких растений и животных, которые росли и обитали только в лесу на территории Заброшенных Земель, куда ни один здравомыслящий человек на трезвую голову не сунется. На том и порешили, и с тех времён Ран начал зарабатывать неплохие деньги, пусть даже товар сдавал по сильно заниженной цене.
  
  Скряга-старейшина и в этот раз оказался верен своей скупости, он, кряхтя и ругая купцов, солдат, дорогу и погоду жаловался на сложность доставки, тем самым пытался выбить дополнительных денег из глупого и доверчивого юноши, ведь известная ему стоимость непонятной жидкости не давала покоя. Он лично держал в руках сумму, за которую можно было купить два его дома и дать приданное обеим дочерям. И это все пришлось отдать за кувшинчик непонятной жидкости!
  
  На такую мелочь счастливый парень даже не обратил внимания и сунул тому несколько дополнительных монет с сегодняшней выручки от шкур и орехов.
  
  
  До дома оставалось совсем чуть-чуть, нетерпение полностью поглотило сознание молодого человека, он даже не пытался скрыть и запутать свои следы, мысли сами несли его к ставшей родной за последние три года землянке. Гудели ноги, сказывался ночной марафон с препятствиями, но чем ближе было к дому, тем чаще парень переходил на бег, а когда показалась знакомая поляна, он сорвался на максимальную скорость.
  
  У самой двери из толстого слоя веток парнишка позволил себе остановиться и поприветствовать своего единственного слугу и друга, молнией выскочившего от противоположной стороны поляны, только учуявши хозяина.
  Юноша присел и начал гладить трущегося о ноги и виляющего хвостом питомца.
  Если бы кто увидел эту сцену, то ни за что в жизни не поверил бы своим глазам, ведь зверек, которого гладил Ран был нежитью!
  Те, кто разбирался в анатомии, узнал бы в живом скелете очень крупную ласку, достигающую в холке колена человека.
  Сама мысль о том, что нежитью можно управлять противоречила всем основам запрещенной некромантии, а то, что нежить еще может быть разумной и иметь собственные чувства - никому и в самой смелой фантазии не снилось. Точнее, как раз таки и снилось! 'Кровавое время' наглядно доказывало сомнительность последнего утверждения. Некроманты всю свою жизнь мечтали создать подобную нежить!
  
  - Скучал. Знаю, знаю. Я тоже рад тебя видеть, - от удовольствия зверь подогнул лапы и уже ползал вокруг хозяина. - Как ты тут без меня? Все тихо? - тот резко остановился, мотнул головой и хотел сорваться в сторону леса, из которого недавно выскочил, но Ран его остановил и с любовью прижал череп зверя к колену. - Хороший, хороший Соня, - погладил он его под ушными отверстиями. - Потом похвастаешься своей добычей. Ну, всё, хватит, пойдем в дом, - он встал и открыл дверь, пропуская питомца вперед. - Я достал раствор и теперь смогу сделать тебя сильнее. Скоро мы с тобой уже не будем никого бояться и сможем покинуть это богом забытое место.
  
  Имя (Соня) другу Ран дал непроизвольно, уж очень тот любил поспать в первые дни своего второго появления на свет. Спящая нежить - первый нонсенс, поразивший мага-самоучку, если не учитывать сам получившийся факт создания разумной нежити.
  Неуч, только он мог так напутать в заклинании и в ингредиентах, чтобы в результате нарушить все известные законы магии и получить в качестве результата живую разумную нежить. А может, причиной нарушения послужило подсознание? Кто его сейчас поймет! Два года одиночества значительно повлияли на парня, он даже частенько разговаривал сам с собой, пока у него не появился друг.
  
  Первым делом, скинув с себя верхнюю одежду Ран аккуратно вытащил из мешка завернутый тряпками кувшин. Игнорируя требования урчащего желудка, размотал сосуд и откупорил смоляную пробку. Резкий режущий нос и глаза запах наполнил комнату.
  Соня недовольно зарычал (еще одна странность!). Нежить обладающая обонянием, осязанием, слухом, зрением и способная произносить звуки - это нечто!
  - Придется потерпеть тебе дружок, запах это только начало, - произнес Ран вслух и про себя добавил, - хорошо, что ты боли не чувствуешь, я бы тогда не решился на это.
  На грубом столе, сложенном из необтесанных камней всё давно уже было приготовлено. Полгода ожидания нужного состава заставили Рана еще до похода в деревню подготовить необходимое для эксперимента заранее. Он так сильно желал этого, что пытался сократить время до мельчайших моментов. Если бы он мог бежать быстрей домой, то непременно так бы и поступил.
  Всю дорогу ни на что, не отвлекаясь, он повторял заклинания и поочередность алхимических действий. Мысленно проводил процедуру от начала до конца, ища ошибки и оптимизируя свои действия. Доставленный сегодня из столицы состав имел ограниченный срок годности, и после откупорки сосуда исчисление шло на часы. Ошибка могла стоить года подготовки и, главное - жизни его созданию и другу.
  
  На столе стоял глиняный тазик, а в нем лежали металлические предметы. Чуть золота, немного больше меди и свинца, десятую часть составляло серебро, а остальное, основное количество металла было из редкого Черного железа!
  Недалеко от нынешней землянки два года назад Ран случайно нашел древнее захоронение. Случайность заключалось в том, что он провалился под землю на одном кургане, когда рыл себе первую землянку. Не всегда возвышенности подходят для места жительства!
  Мраморный гроб внутри кургана оказался непустым, давно захороненный в нем превратился в скелет, не осталось даже одежды, но украшения, кинжал и меч сохранились в идеальном состоянии. Кинжал лезвием длиной в две ладони был сделан из странного черного металла, за два года использования он нисколько не затупился, даже при тесании им камней. То же самое можно было сказать и об очень коротком, но широком мече. Размер тазика специально изготавливался под размеры оного, дабы тот полностью поместился на дне. Рукоять меча у Рана получилось снять заранее, что нельзя сказать о кинжале.
  Прочность кинжала стала во главу идеи. Одна из трех книг содержала информацию о разных свойствах растворов, и один из них Ран решил применить на практике.
  Книги, по сути, были самыми распространенными и когда-то выгодно проданными хозяином слуге как бесценные за четыре годовых платы, но Ран хранил их и искренне считал самым дорогим своим имуществом.
  Вторая книга содержала самые простые заклинания подъема нежити, а третья - справочник по травам.
  Аккуратно наклонив сосуд, Ран вылил содержимое в миску. Жидкость мгновенно вступила в активную реакцию с металлом, зашипела, задымила, а резкий запах еще больше усилился.
  Прошло минут десять, и изначально прозрачный состав превратился в черный раствор, полностью поглотив весь металл.
  Рядом с миской на грубой чистой ткани лежали отполированные кости, аккуратно сложенные в плоскости распятым скелетом. Отсутствовал только один череп, но и без него в скелете животного угадывался зверек похожий на ласку или хорька очень крупного размера. Отдельно были отложены неестественно длинные клыки и когти неизвестного животного, и еще множество непонятных костей.
  В книге о составах содержалась лишь информация о работе с жидкостями, в ней описывалась поочередность алхимических действий и заклинаний, но слов об изготовлении самих составов в ней не содержалось - ни одного намека.
  Ценность приобретенного Раном состава была очень велика, а сама жидкость недоступна к открытой торговле, зато она имела популярность среди фальшивомонетчиков, поэтому изготовление и продажа ее осуществлялось только по специальному разрешению императорского монетного двора. Цена состава на черном рынке зашкаливала в десятки раз, и покупатели столь редкого и дорого имущества привлекали острый интерес тайных служб, но, к сожалению, Ран об этом даже не догадывался.
  
  Процесс начался, весь металл растворился в темной консистенции, и Ран, сосредоточенный на главном, не отвлекаясь на визуальные эффекты и поторапливаемый временем, сначала вытащил из раствора рукоять кинжала, затем осторожно, двумя палочками, зажатыми между пальцев одной руки, приподнял из набора, лежащего на столе, одну из непонятных костей и опустил ее в раствор.
  Активной реакции не последовало, а когда он ее отпустил, кость попросту утонула.
  Отложив палочки в сторону, Ран прочел заклинание и, зная побочный эффект, прочитанный из книги не понаслышке, он заранее отошел на метр от стола.
  После последнего слова заклинания, от миски заискрили яркие молнии, и они непросто ударялись в каменный стол, а в беспорядочном движении закружились россыпью тонких голубых нитей от края посуды к столу.
  Специфический запах комнаты наполнился озоном, словно после хорошей грозы. Соня отскочил от хозяина и забился в край круглой комнаты.
  
  В свое время Ран вырыл не квадратную, а круглую яму для своей землянки и, перекрыв ее палками, засыпал толстым слоем земли, теперь его жилище напоминало небольшой холм. Правда в одно время он намучился с дымом от костра, который никак не желал выходить через дверь, но холода заставили его пойти на эксперименты, поэтому теперь в дальнем краю от двери появился небольшой туннель с отверстием в потолке. В любом другом месте - дырки в крыше не обеспечивали нормальной вытяжки.
  Выждав несколько секунд, Ран попытался найти опущенную в миску кость, но, увы! Даже спустя минуты попыток нащупать и поднять в черном непроглядном растворе двумя тонкими палочками небольшую косточку окончились неудачей. Впервые за долгое время дали знать о себе нервы, затряслись руки и одна из палочек выпала на пол.
  Рану пришлось взять со стола заранее заготовленную запасную палочку, но и повторная пятиминутная попытка отыскать и вытащить из раствора маленькую кость не увенчалась успехом.
  Весь план летел к черту уже на первой стадии, а время текло неумолимо быстро! Раствор с каждой секундой терял свои свойства, об этой особенности в книге отмечалось жирным рукописным шрифтом, а значит, затяжка времени сказывалась на качестве конечного изделия.
  
  Год на раскопки - именно столько потратил Ран на поиски давно вымерших животных. На первые экземпляры скелета гигантской особи мелкого хищника он наткнулся случайно. Всё тогда же, когда рыл свою первую землянку и провалился в древнее захоронение, где рядом с мраморным гробом россыпью лежали два неполных скелета древнего животного.
  Тогда-то и возникла у него идея поднять скелет этого опасного хищника, занявшего почетное место в сказаниях прошлого и являющегося основным пугалом на ночь малых детей настоящего.
  Искусный, гибкий и молниеносный охотник прошлого славился своим зрением, обонянием и слухом. История утверждала, что выбранная им жертва не могла спастись ни в воде, ни на деревьях, а о выносливости хищника слагали небылицы, утверждающие о способности существа преследовать жертву неделями в непрерывном беге. Их длинные когти, словно лезвия бритвы, разрезали самую твердую шкуру, а мощные челюсти, с острыми клыками легко прокусывая любые кожу и кости, вырывали куски плоти.
  Сказания гласили, что основным преимуществом этих хищников была их скорость реакции. Ходили легенды об их неуязвимости связанной с быстротой передвижения и поговаривали будто они, словно исчезали в одном месте, и в тот же миг появлялись в другом, казалось, что они читали мысли, ты только делаешь замах мечом для удара, а они уже уклонялись от него.
  
  Вторая кинутая кость в раствор повела себя так же предсказуемо. Утонула и не всплыла. А время шло неумолимо.
  На короткое время Рану показалось, что состав мгновенно растворил первые кости, парень просто не мог нащупать их палочками и с трудом подавил в себе желание достать их пальцами, которые давно не слушались его приказов.
  Стресс и физическое переутомление сыграло злую шутку над ним. Для положительного результата оставалась последняя надежда - закинуть всё сразу. Иначе, на работу с каждой косточкой отдельно - времени не хватало, даже больше того - результат был пока нулевой.
  Правильно ли он прочитал заклинание(?) - не видя результата определить - оказалось невозможно.
  Парень психанул, сгреб все кости в кучу и закинул их в темную искрящуюся жидкость, как макароны в кипящую воду.
  Целый год он дубленой кожей полировал каждую косточку, отдельно выстругивал из крупных бивней клыки и шипы. А сейчас, материалы и расчеты летели к черту в первую же попытку опыта. Оставалось только надеяться.
  
  Обладая какой-то сверхъестественной интуицией, в углу заскулил Соня, возможно, ему передавались чувства и настроение хозяина. Ран давно замечал за ним, как хорошо тот понимал его желания и ощущал настроение. Накаленное волнение Рана перед походом в деревню ярко отражалось на поведении питомца. Сейчас лысый и длинный хвост практически перестал вилять и находился в постоянном напряжении, а ведь хвост основной показатель настроения Сони.
  Поначалу Рана раздражал этот крысиный отросток, дисгармонирующий с грациозной изящностью строения скелета питомца. Без пушистого меха худое строение хищника выглядело непропорционально длинным, и как считал Ран - хвост был совершенно ненужным отростком. Но со временем привыкнув и оценив достоинства данной структуры организма Сони, парень свыкся и уже не представлял того без неугомонного хвоста.
  
  Как ни прискорбно вспоминать, но изначально Соня был маленьким пушистеньким щеночком. Одиночество настолько мучило Рана, что он не пожалел очень крупной суммы денег для приобретения в деревне щенка волкодава, который обещал в будущем вырасти в хорошего сторожа и защитника.
  Да вот только прожил питомец немногим больше недели со дня приобретения. То ли парню продали уже больного щенка, то ли тот чем-то заразился здесь на месте, но вышло так, что через восемь дней пошла у него пена изо рта, еще через два дня он уже не мог самостоятельно ходить и вскоре скончался.
  А за это короткое время Ран успел привязаться к щенку и, увидев его поутру мертвым, очень долго плакал.
  
  К счастью на следующий день удача принесла в силки небольшого лосенка, и тут же в голове у парня всплыл первый опыт поднятия зомби, когда он пытался оживить голову лося.
  Если бы не вторую подряд ночь, висящая на небе красная луна, то Ран ни за что в жизни не решился бы повторить первый неудачный опыт поднятия зомби, но древнее сказание о Кровавом снеге перевесило тогда разумность, и парень в отсутствии кладбища набрал снега ночью на знакомом кургане.
  
  От волнения он тогда всё напутал!
  Крупный драгоценный камень, вытащенный из украшения, родом из той же могилы, он всунул в череп молодому лосенку еще до наложения первого заклинания! Нарушив этим первое правило некромантов.
  Сколько он перепутал впоследствии - он и сам не осознал, но эффект вышел на лицо - череп лосенка ожил! А значит, ожил и перенесенный в него разум щенка!
  Намного позже, когда вонь от разлагающейся плоти терпеть стало невыносимо и когда мозги из черепа лосенка вместе с червями начали выпадать большими кусками, парень догадался, что разум его питомца каким-то чудом оказался в кристалле, который он быстро переместил в белый череп неизвестного хищника.
  
  Вытащить из непроглядного раствора одну косточку оказалось намного легче, когда в нем находился целый набор скелета. В этом и был основной риск, ведь если заклинание нанесения металла на предметы прочитано неправильно то, на вторую попытку - материала у Рана уже не оставалось, а ранее заброшенные в жидкость кости теряли нужные свойства.
  Если честно, то особого выбора у парня не было. Чтобы накопить деньги на следующий алхимический раствор требовалось много времени и сил. На жидкость ушли двухлетние накопления финансов, а в этом свете - год, потраченный на раскопки костей, являлся гораздо меньшей потерей. Курганов в округе осталось предостаточно!
  
  - Ура! Получилось! - закричал довольный удачей Ран, когда вытащил одну из костей. - Соня, у нас все получилось! Слышишь?! Теперь ты станешь не только сильным и крепким, но красивым! Тебе нравится черный цвет?
  Соня приподнял с утрамбованного земляного пола голову и недовольно хлестнул хвостом. Он не оценил покрытую черным металлом кость. Сулившая ему замена скелета - весьма неприятная процедура. Пусть Соня не чувствовал боли, но временное лишение конечностей очень не нравилось ему, каждый раз теряя или повреждая в драке кости, ему приходилось переносить неприятные ощущения связанные как с повреждением, так и с заменой оных. Длительная процедура крепления каждой косточки с помощью магии нервировала Соню, он вообще плохо относился к магии и старался избегать любых форм ее проявления.
  - А-а-а! - спохватился Ран, стукнув себя по лбу свободной рукой, - чуть не забыл закинуть чешую!
  После секундной заминки поднятая косточка вернулась в тазик, а Ран подхватил увесистый глиняный горшок с широким горлышком и вытрусил его содержимое в раствор.
  
  Месяц тому назад Ран наткнулся на всплывшую в глубоком ручье мертвую гигантскую рыбу, зацепившуюся за поваленное в воду старое дерево. Пришлось приложить немало усилий, чтобы вытащить на берег плавающую кверху брюхом и похожую на змею рыбу.
  Употребить в ее пищу, он не решился, душок не первой свежести и отслаивающееся от кости мясо разубедили его в этих намерениях. Расстроенный зря потраченными временем и силами Ран долго думал, как применить находку, но тут его осенила идея. Крупная чешуя могла стать отличной броней, как для него, так и для питомца.
  Заказанного раствора должно было хватить и на воплощении этой идеи.
  
  - Теперь вроде все, остается помешивать до полной готовности, - счастливый Ран принялся усердно перемешивать кости и чешую в тазике толстой палочкой - это обязательное условие, описанное в книге, для равномерного нанесения на поверхность предметов тонкого слоя металла.
  В предварительной подготовке Ран испытал примененное заклинание на простой воде и наученный незабываемым опытом, он заблаговременно подстелил под ноги толстый слой сухих веток и использовал для помешивания хорошо высушенную палку.
  Первый электрический разряд и перевернутая на себя от дернувшейся руки зачарованная вода чуть не стоила ему жизни. После чего Ран уже внимательней относился к предостережениям из книги, не испытай он раньше на себе действие заклинания, сегодняшний опыт кончился бы неудачей.
  
  Прошло около получаса и раствор начал белеть. Это первый признак завершения начальной стадии задуманного процесса. А когда раствор стал полностью прозрачным - Ран слил его в пустое деревянное ведро, а все кости высыпал в соседнее, наполненное чистой водой.
  Несколько минут полоскания и кости с чешуей вернулись в вымытую миску. Они уже не выглядели белыми, а были все насыщено-черными. На вес они не изменились, а вот на звук теперь определялись как металлические, причем звонкой тональности.
  Довольный собой, Ран поднял палочками одну чешуйку. Света от четырех небольших плоских глиняных светильников, подвешенных к потолку и наполненных ароматным маслом, вполне хватало, чтобы разглядеть матово-черный металлический блеск, приятно радующий глаз.
  Самый решающий момент пройден, осталось несколько шагов, а затем нудная и изматывающая нервы тонкая и кропотливая работа по совмещению костей.
  Первый опыт такой работы Ран получил около двух лет назад, когда решился на свой первый магический эксперимент. Начал тогда он с головы лося.
  
  Поднятая нежить обладает лишь врожденными инстинктами и приобретенными рефлексами ранее живого существа. Сказки и небылицы, которыми стращают людей - чистой воды вымысел. Если поднятый хищник еще способен угрожать жизни человека, то тот же лось или та же мышь могут причинить вред только при самозащите, подобно живой особи. Управлять, повелевать и приказывать нежити люди еще не научились, разве что исключением являются поднятые неведомо кем люди и хищники заброшенных земель. Загадка некогда могучего королевства так и осталась не открытой.
  Впрочем упомянутая истина несколько не точна. Маги Империи научились подчинять себе разум других существ, но не могли сохранять разумность мертвых более чем несколько часов. Буквально через минуты после поднятия свежего зомби, те превращались в тупоголовых големов, а еще через час, они теряли последние признаки разумности, и даже разучивались двигаться. О какой-то разумности скелетов никто даже не помышлял. Одно дело поднять зомби с родным мозгом и совершенно другое - кости, не содержащие плоти, особенно того самого мозга!
  
  Следующий шаг - закрепитель. Процедура без критических последствий, как написано в книге, но сильно влияющая на конечную характеристику предметов. В этой области большинство параметров следующей на очереди жидкости, как и заклинаний, были сделаны Раном на авось.
  Согласно представлению знаний юного некроманта, без какого-либо образования, если не учитывать выученные наизусть три книги, то следующий применяемый состав допускал максимальное количество отклонений ингредиентов.
  В реальности - список состоял даже из тех ингредиентов, что не значились в учебнике!
  Найти печень какой-то Пупыристой жабы, живущей на неизвестных болотах, в северных лесах за пределами Заброшенных Земель - просто невозможно! Как этот нюанс решали современные некроманты - Рану было неизвестно, поэтому им эта печень была заменена печенью Малой Склизкой Хромы, существо малоизвестное, но схожее на обычную гигантскую жабу. А уж то, что Ран принял из органов этого существа за печень даже обсуждать не стоит.
  
  Заклинание конечной стадии эксперимента было самым длинным из арсенала молодого некроманта. На его прочтение требовалось не менее десяти минут. Ошибка могла привести ни столько к необратимым последствиям, на этой стадии его можно было повторять неоднократно в течение суток, а сколько само по себе непредусмотренное прерывание заклинания заканчивалось ужасной болью, вплоть до потери сознания. Плачевный опыт уже имелся и поэтому каждый раз, при тренировках произнося его, Ран максимально сосредотачивался, полностью отстраняясь от всех мыслей и чувств.
  
  Уйдя в себя и сконцентрировавшись на заклинании, Ран не заметил, как разлетелась на палки входная дверь, как в земляку вбежали четыре воина в полных доспехах, как Соня кинулся на них, защищая своего хозяина и убивая одного за другим, ломая о сталь когти и клыки, но, все же доставая противников в уязвимые места, Ран не заметил как за ними вошли два мага и как Соня, будучи уже без двух лап прыгнул на последних врагов, сумел перекусить шею одному и в самый последний момент вцепиться в горло другому, и как прежде чем голова Сони отделилась от тела, он из последних сил, сопротивляясь магии, задушил нежданного последнего гостя.
  Но Соня чуть-чуть опоздал, один из магов всё-таки перед смертью умудрился кинуть боевое плетение в хозяина.
  
  
  
  
  
  
Рашид, старший следователь Тайной Службы Империи полуострова.
  
  
  
  
  Почти как два года назад начальник Тайной Службы Империи был понижен в должности и отныне старший следователь по имени Рашид занимался мелкими делами, связанными с подделкой золотых монет.
  Во времена репрессий темных магов ему очень повезло отделаться одним понижением, окончание обучения в школе некромантии пятнадцать лет тому назад могло недавно аукнуться летальным исходом. Спасли Рашида три обстоятельства: в первую и в главную очередь - выручил темного мага дядя по отцу, он же Глава Совета Магов; во-вторых - благоприятному исходу способствовала руководящая должность в Тайной Службе; ну и конечно - помогла удачная смена специализации сразу после завершения обучения. Родной дядя являлся светлым магом, и именно он пятнадцать лет назад настоял на смене некромантии на боевую магию.
  Впрочем, об утрате своей старой должности Рашид долго не переживал, будущее проглядывалось не таким уж облачным, о чем однажды намекнул ему влиятельный родственничек, да и как оказалось, новое положение приносило немалый доход! Курировать всё золото небольшой страны было не только выгодно, но приятно, особенно кода вышестоящее начальство боялось его как огня.
  Ситуация в Империи сложилась критическая. Катастрофически не хватало любого металла, не говоря уже о драгоценных камнях, столь необходимых для накопителей Силы и амулетов. Поэтому неудивительно, что частые междоусобные войны за последние триста лет велись как раз ради этих ценностей. Единственным местом, где можно было раздобыть в Империи железо, золото и алмазы - являлись богатые соседи. Крах некромантов, скорее всего, был следствием очередной 'добычи' полезных ресурсов. Ведь с тех пор, как Империя подмяла под себя все остальные страны полуострова - воевать стало не с кем, храмы большинства богов и те давно разорили.
  Территория молодой страны славилась своей степью, зато здесь отсутствовали леса, горы и крупные водоемы. Редкий ручей принять за реку было трудно.
  Но люди как-то приспособились обходиться без дерева и железа, и тому сильно способствовала магия. Зачарованные кости и камень мало чем уступали по прочности металлу, дерево во многих случаях заменяли быстро растущими стеблями бамбука, а в качестве топлива для печей отлично подходил навоз животных.
  
  На этот раз очередное расследование по делу фальшивомонетчиков привело боевого мага тайной имперской службы к окраине Заброшенных Земель.
  Началось это расследование в столице Империи с заказа купцом специфического раствора у алхимика, который сдал своего покупателя с потрохами. С недавнего времени маг-алхимик состоял на учете в Тайной Службе за уклонение уплаты налогов, поэтому он лично поспешил умилостивить власть и рассказал Рашиду о заказчике. Собственная жизнь оказалась дороже, чем незавидная участь постоянного клиента. Обычно Тайная Служба долго не церемонилась с преступниками и быстро лишала провинившихся не только имущества, но и головы, в особенности, если дело касалось магов.
  
  В свою очередь Рашид решил не спешить и распутать клубок до конца, не ограничиваясь посредником. По ниточке от купца след привел к старейшине приграничной деревни, а от него раствор перешел к странному молодому человеку.
  Если бы не большой объем магической жидкости, проданной магом-алхимиком, то Рашид ограничился бы купцом, старейшиной и этим парнем, но раствора было достаточно для подделки нескольких тысяч золотых монет, поэтому он решил проследовать до конца и выловить магов-фальшивомонетчиков вместе с их лабораторией.
  Отряд Рашида в деревню не заходил, держался поодаль и издалека следил за подозреваемыми. Было глупо соваться в крошечное село в боевой форме Тайной Службы, не успели бы они подойти к ближайшему дому на три сотни шагов, как о них знала бы уже каждая плешивая собака. Деревенская детвора зря свой хлеб не ела, целыми днями напролет следила за округом и в случае опасности поднимала тревогу - вот такая специфика обороны была у деревень граничащих с Заброшенными Землями.
  Места здесь опасные, а помимо хищников бывало на горизонте - появлялась и нежить. Правда, Рашид не слышал о случаях нападения мертвецов или нечисти на поселения людей, они вообще никогда не покидали границ своего страшного леса, зато дровосеков и охотников люди недосчитывались регулярно. Потому-то такое сокровище как огромные деревья никто особо и не пытался там рубить. Не стоила овчинка выделки, ведь дровосеков не спасала даже охрана из сотни бойцов и десятка магов. Нежить будто охраняла свои границы, и к месту нарушения которой быстро сбегалась ото всей округи. Вот такая умная нежить водилась здесь!
  Во время учебы в школе некроманта Рашид не раз и не два приезжал в эти края на практику. И каждый раз он поражался увиденному, не зная как объяснить подобное - ведь ни один из некромантов Империи так и не смог поднять разумного мертвеца, а чего уж там говорить о личах, которые изредка появлялись в здешнем лесе.
  
  Тем временем, закончив разговаривать со старейшиной деревни, парень побежал именно в этот проклятый лес.
  - Следим дальше, пойдем за пацаном, - расстроено сплюнул на землю Рашид и снял со своей группы покров невидимости.
  Энергия в редком артефакте им еще понадобиться, в этом лесу без такой полезной штуки ловить нечего. С древним артефактом мертвецы им не страшны - об этом Рашид знал точно, но вот поможет ли он от вампиров и оборотней(?) - он уверен не был.
  - В лес?! - испугано поинтересовался один из воинов. - Мы пойдем туда?! - он указал рукой вслед удаляющегося парня. - В лес!? - еще раз с сомнением переспросил солдат.
  Об этом коварном лесе в Империи не слышали разве что младенцы, а уж сколько о нем народ сложил в сказаниях страшилок - в библиотеке Императора не хватит полок, если записать все истории в книги. Разумеется, солдаты тоже были наслышаны о них.
  - Но там же зомби! - поддержал сослуживца другой воин.
  - Серый, ты что, мертвяков боишься? Не бойся, они своих не трогают, - еще один солдат в браваде за шуткой попытался скрыть свой страх.
  - Отставить разговоры! - накричал на них Рашид.
  Все тут же замолкли.
  - Лиман, остаешься со старейшиной, запрешь его в доме. И никуда не выпускай, - Лиман один из пяти оставшихся воинов его группы, еще один воин был оставлен с купцом в городе. - Серый, - обратился Рашид к следующему подчиненному, - отправь голубя в столицу, пусть подкрепление вышлют. Десять, нет, лучше двадцать человек и двух-трех магов. И обязательно пусть у Лупатого возьмут артефакт 'Невидимости'. У него еще один есть. Я точно знаю. В Заброшенные Земли без него лучше не соваться, - кроме Рашида и второго мага отряда - читать и писать умел лишь Серый, отчего всю писанину и голубей повесили на его плечи.
  Лупатый - это казначей Совета Магов, сам он не был магом, но за имуществом следил ответственно. Так уж повелось, что в Империи существовало две казны - одной, маленькой владел Император, а другая, основная, принадлежала истинным правителям государства - магам, а точнее - лично дяде Рашида, как Главе Совета.
  - А мы пойдем за молокососом, - продолжил Рашид, - он должен вывести нас на гильдию, - племянник главного мага Империи был уверен, что напал на след легендарной в криминальных слоях общества воровской гильдии, десятилетиями успешно занимающейся подделкой золотых монет и украшений. - Сукреп, повесь маячок на него, - Сукреп, старый маг-артефакторщик, незаменимый специалист в своей области и к тому же неплохой магический боец.
  - Попробую, - ответил старик.
  - Ты не пробуй! Ты сделай! - повысил тон Рашид.
  - Легко сказать, если все так просто - возьми да сам сделай, - огрызнулся Сукреп.
  Он был единственный в Тайной Службе, кто не боялся Рашида. Сукреп вообще был очень странным старичком. Первым делом в глаза бросались его целые зубы, пусть не все ровные и далеко не белые, но, они были, притом в наличии практически все, включая зубы мудрости.
  С зубами в империи существовала огромная проблема, от нее страдали все люди, и маги в том числе. Правда, находились такие, кому с рождения повезло с хорошими зубами, но таковых людей в стране было очень мало.
  И как назло ни одно из трех заклинаний исцеления - зубы не вылечивало и не восстанавливало, разве что на короткое время пропадала опухоль десен, но через время все возвращалось обратно и зуб приходилось удалять.
  Вроде как зуб обычная кость, но срастаться при повреждении он отказывался напрочь, а вместо удаленного - новый расти почему-то не желал, только у детей случалось такое чудо, которое маги объяснить не могли.
  Сукреп хоть и ворчал частенько, но приказы исполнял четко, так и сейчас, бурча себе под нос, он разложил на земле хлам из своей сумки, с которой не расставался почти никогда, и принялся собирать какую-то конструкцию из мелких костей и веточек.
  - Ай! - что-то у него не получилось. - Всегда так в спешке, - пробурчал он довольно громко, взглянул еще раз на удаляющего парня, сказал: - успеем, - и принялся заново городить пирамидку.
  Когда парень превратился в маленькую точку и уже приближался к спрятавшемуся у горизонта лесу, Сукреп встал, довольно потер руки и выкрикнул:
  - Готово! Приступаем.
  За действиями старика следили все, кроме Серого, принявшегося выводить пером закорючки на маленьком кусочке тончайшего пергамента.
  Зрители ожидали красочного визуального проявления магии, но ровным счетом ничего не заметили, а когда довольный собой старик громко хлопнул в ладоши и сказал: - все! - на этом моменте из уст окружающих вылетели разочарованные вздохи. Это Рашид любил показать на людях яркие представления, предпочитая убивать врагов особо жестоким способом, но старик своими способностями никогда не кичился и старался магию сделать менее заметной.
  - Получилось? - поинтересовался Рашид, все, что он заметил - был лишь слабый всплеск силы.
  Что-что, а Сукреп был профессионалом в своем деле, каких еще стоило поискать! Попусту его в своем отряде никто бы не держал, почему Рашид и мирился с противным характером старика.
  - Ты сомневался? - вопросом ответил Сукреп, но Рашид его проигнорировал, отвернулся и отдал всем новый приказ:
  - Поехали в деревню. Отдохнем, а утром отправимся в путь, - обрадовал он подчиненных.
  Им бы действительно не помешал отдых. Долгое преследование вымотало бойцов, и командир решил дать возможность своим людям отдохнуть. К тому же два дня пути изморили не только людей, но и лошадей.
  Далеко уйти от всадников пешему беглецу нелегко, к тому же Рашид был уверен, что лишь безумцы могли организовать базу в глуби леса, а такие, как известно долго не живут - и значит, до конечной цели оставались считанные часы верховой езды.
  
  Деревня встретила бойцов тайной службы без особого энтузиазма, а после домашнего ареста старейшины, отказала им даже в малом - в еде и крове.
  Здесь, на отшибе, власть Империи ощущалась слабовато. Местные люди привыкли справляться со своими проблемами самостоятельно и частенько давали отпор даже наглым магам, которые отчего-то в таких дебрях появлялись крайне редко. Ну, не тянуло их в нищие земли, находящиеся под боком Заброшенных Земель. Да и погода здесь не радовала, всего шесть конных дней пути до южных границ, а климат отличался существенно. В этой деревне уже чувствовалась глубокая осень, тогда как в столице, которая далека от самых южных берегов, сейчас цвели розы.
  Для дальнейшего преследования в группе осталось шесть человек, два мага, включая командира и четыре воина. Пятый расквартировался с удобствами в доме старейшины. Остальным воинам пришлось располагаться на краю деревни у свежего стога сена, где и солдатам мягко и коням сыто.
  Если старейшина, можно сказать - воспринял арест легко, по крайней мере, он не сопротивлялся и согласился оставаться в своем доме, то вот его подопечные и иждивенцы схватились за вилы и топоры, а убивать всю деревню в планы Рашида не входило. Он мог отыграться на местном населении на обратном пути. Еще было неизвестно - в каком состоянии вернется сюда его отряд, поэтому не исключено что от крестьян в будущем понадобится помощь.
  А крестьяне явно не пылали любовью к представителям власти в особенности к ее тайной службе. В свое время охранники закона бесчинствовали похлеще разбойников на дорогах, ни одну деревню не обошли стороной. За недолгое правление Империи крови среди простых жителей пролилось немало.
  Сначала прогремела завоевательная война, затем прошлась религиозная чистка, ну и последней каплей оказалась - искоренение черной магии. Некромантов, колдунов, ведьм - жгли на кострах без разбора, а то, что во всех действиях принимали активное участие сами крестьяне - уже давно позабылось, и как всегда виновной за пролитую кровь каждый деревенский житель в душе считал власть.
  Особое неудобство столичному отряду составило расположение единственного колодца в деревне, находящегося в самом центре села. Чтобы напиться и напоить лошадей людям Рашида пришлось выстоять целую очередь, при этом выслушивая кучу оскорблений в свою сторону и пропуская вперед весь скот деревни.
  Две поилки, вырубленные из толстенных стволов деревьев, ежедневно наполнялись водой. Обязанности у колодца, как и роль пастухов, сельчане исполняли поочередно, день за днем одна семья сменяла другую, следя, чтобы поилки были наполнены до краев. Количество скота в деревне делало эту работу не из легких, а вся прилегающая территория у колодца была покрыта толстым слоем навоза, не успевающим засыхать даже в самые жаркие дни.
  Реки и ручьи возле деревни отсутствовали, и это не являлось странностью для любого жителя островной Империи, так как на всей ее территории с водой было туго - ни озер, ни рек, ни болот - ничего. Кругом одна степь, гор и тех нет. Был когда-то на юго-западе полуострова лес и тот весь вырубили.
  Лес возле Заброшенных Земель остался единственной радостью дровосеков-самоубийц, поэтому неудивительно, что деревня, в которой остановилась группа Рашида жила лесом и разведением скота. Для собственных нужд крестьяне рисковать жизнью не стеснялись, когда им нужно было - в лес шли смело. Но почто зря он не рисковали, работали осторожно и в малых объемах, а о наработанной тактике добычи ценных ресурсов делиться не с кем не собирались. Поэтому на продажу уходили только готовые и зачастую мелкие изделия из дерева.
  
  Наконец когда кони были напоены, бурдюки заполнены свежей водой, а все уставшие люди отряда улеглись, не снимая доспехов, на мягкое сено, дело дошло до ужина.
  Тарус, самый опытный из воинов, не стеснялся грубой и грязной работы и тем более не страшился поухаживать за соратниками. Ему даже чем-то нравилось готовить еду для боевых товарищей. Но сейчас, разрезав копченое сало, он стал зол.
  - Кто эту дрянь купил?! - повысив голос, спросил он.
  - А что с ним не так? - уставился на сало Серый.
  Он скорее был седым, нежели серым, молодой, а на всю голову и бороду белый.
  - На, понюхай, - кинул ему большой кусок Тарус.
  Серый поймал, понюхал, скривился и произнес короткую фразу:
  - фу!
  Сало протухло.
  - Вернусь, я этому хмырю всю рожу начищу, - начал возмущаться Серый. - Тарус, откуда я знал что оно тухлое. С виду так аппетитное, - теперь он уже оправдывался перед товарищем. - Кто ж знал, - закончил он и зашвырнул кусок сала за стог сена.
  - Сало портится изнутри, - буркнул Тарус и туда же выкинул остальное сало. - Надо было тонкие куски брать, - стал давать совет он, - и это, желательно холодного копчения, оно дольше хранится. Ладно, забыли, но ты... это, в следующий раз обязательно пробуй на вкус, чтобы соленое было.
  - Нет уж! - замахал руками Серый. - В следующий раз ты на рынок пойдешь, - заявил он.
  Не слушая болтовню солдат, к Рашиду тихо подошел чем-то встревоженный Сукреп.
  - Рашид, он явно спешит. Надо бы и нам поторопиться, за три часа он успел далеко оторваться, - на лице Сукрепа отобразилось беспокойство, вызванное направлением движения беглеца и, подтверждая свое настроение, он добавил: - не нравится мне, куда он бежит, не догоним мы его до утра. Чувствую, появятся у нас проблемы с жителями заброшенных земель.
  За маячком мог следить только старик, данное плетение магии подчинялось лишь хозяину. Рашид, не сразу сообразивший в чем суть, сориентировался быстро.
  - Хитро придумали сволочи! Запрятаться в заброшенных землях! - Рашид проигнорировал высказанные Сукрепом опасения, - как продуманно организовали доставку раствора. Наши лошади валятся от усталости, а сменных в этой забытой богом деревне не найти и днем с огнем.
  - Хотел бы я знать, как поведут себя наши лошади, когда учуют нечисть? А мы нагоним парня как раз на их территории, - Сукреп всем своим видом выказывал нежелание углубляться к проклятому месту.
  - Мы не ради этого молокососа перлись на край земли. Следить будем за ним до самого конца, в этот раз я выведу их на чистую воду, - это дело было для Рашида очередным шансом вернуть старую должность, и он цеплялся за него руками и ногами. - Еще пять часов отдыха людям и лошадям. Неизвестно как долго продлится погоня.
  - Меня другое смущает. Я видел его ауру и скажу однозначно, что он маг, пусть и неумелый. Не обнаружил ли он случаем слежку за собой, а то убегает от нас как-то очень шустро, - не сдавался Сукреп и решил зайти с другой стороны, сильно ему не хотелось глубоко лезть в земли мертвых. - Предлагаю схватить его, допытать, а там и подкрепление подоспеет. Нас всего шестеро... С нами и последняя зацепка исчезнет.
  - Маг говоришь..., - на доли секунды замялся Рашид, - считаешь, что он мог заметить твое плетение маяка? Ерунда, - сам ответил на свой вопрос Рашид, - если даже случайно увидит инородное плетение, то разобраться в нем вряд ли сумеет, твоя последняя разработка как-никак.
  Сукреп Аль Босно разменял уже седьмой десяток лет жизни, и сейчас весь его опыт и интуиция требовали спешить. Плохое предчувствие настаивало развернуться и убежать подальше от этого злополучного места, но как бы ему этого не хотелось, долг и работа обязывали продолжить слежку. Единственное чего он добивался - быстрее закончить дурно-пахнущее дело, сражаться с трупами, оборотнями и вампирами не входило в его планы.
  - Если бы я планировал незаконную перевозку раствора, то сменил бы эстафету в нескольких километрах отсюда, а парень бы и дальше продолжал отвлекать преследователей, - выдвинул версию Сукреп, а про себя добавил: - если бы я занимался фальшивомонетничеством, то давно нашел бы законный способ приобретать раствор, никакой опасности, беготни и слежки.
  Рашиду этого предположения хватило:
  - По коням! - выкрикнул он сидящим у стога сена солдатам.
  
  
  Надо признать правоту слов Рашида об усталости, людям действительно следовало хорошо отдохнуть. Пять дней пути, пусть и не быстрой скачки от столицы до северной окраины государства, изморили людей и коней основательно. И как тому доказательство - через два часа после начала новой погони темп скачки пришлось существенно скинуть. Несмотря на медленно сокращающееся расстояние между отрядом и беглецом загонять лошадей не рискнули, а еще через час пришлось делать первый короткий привал.
  Но время, потраченное на отдых, особой бодрости и оптимизма никому не добавило, а усугубляло сложившееся положение - темнота.
  Деревья как сговорились, сдвинулись поближе друг к другу и выпустили из земли коварные корни, а ветками каждый раз они норовили выколоть глаза. А еще они стали гораздо массивнее и теперь практически полностью перекрывали своими кронами свет от луны.
  Преимущество перед пешим беглецом было потеряно. Усталость сказывалась как никогда, даже ночная прохлада, царившая в осеннем лесе - ни капли не снимала усталости с людей и лошадей.
  
  Всю дорогу Рашид размышлял. Близость Заброшенных Земель заставляла память поднимать старые и давно позабытые истории прошлого об этом проклятом месте. Рашид в отличие от общераспространенной версии знал настоящее положение вещей и благодаря родственным связям имел доступ к реальной истории полуострова.
  Общеизвестная версия истории государства была относительно верна лишь с момента падения королева Заброшенных Земель. За недолгие десятилетия существования Империи правительству удалось уничтожить оставшиеся крохи правды об эпохе тех времен. Да и люди сами на протяжении столетий старались заменить горькую правду вымыслом, а особо рьяные защитники истории быстро умирали, уходя из жизни от рук своих современников, а в последнее время от лап тайной стражи.
  Рашид долго не мог прийти в себя, когда по статусу занимаемой должности узнал истинную правду. Оказывается, все прародители жителей большого полуострова являлись преступниками и отщепенцами общества! В далеком прошлом их высылали в наказание из по-настоящему крупных государств, а земли, ныне принадлежащие Империи, являлись тогда закрытой зоной, охраняемой тремя крупными баронствами, неведомо кем названые королевством Заброшенных Земель.
  
  Ссылкой на полуостров карались за совершения тяжких преступлений, смертную казнь часто заменяли изгнанием. Гигантский лагерь заключенных подходил для своей роли идеально. Окруженный со всех сторон высокими обрывами, морем и подводными рифами он имел только один-единственный вход-выход на перешейке с большой землей и тщательно охранялся воинами и магами баронов этих земель.
  Больше всего Рашида поразила мало кому известная информация о гибели приграничных баронств. Раньше полуостров от материка разделяла многокилометровая пограничная полоса. Выжженная магами земля перекрывала путь с полуострова наложенным на нее мощнейшим плетением, убивающим все живое, переступившее ее границу.
  В те времена на полуострове не существовало крупных государств, мелкие графства и баронства сменялись сотнями за год. Постоянно пополняющийся новыми преступниками полуостров напоминал бурлящий улей ос, где каждая из особей не признавала власть над собой, но очень хотела этой власти над другими. Брошенные на произвол судьбы люди жили по звериным законам - прав тот, у кого силы больше.
  В тот злополучный год, триста лет назад с новой партией преступников появился сильный маг, сумевший, где силой, где убеждением объединить разрозненные баронства и мелкие королевства, крупнейшее из которых насчитывало два небольших города и три десятка деревень.
  Под общей идеей освобождения маг собрал бесчисленное войско. Желающих покинуть полуостров оказалось на удивление много. Среди высланных преступников многие знали, с какой стороны браться за меч, а также к войску присоединились и маги. Жители полуострова тысячами съезжались ото всех уголков закрытой земли и безропотно вставали в ряды освободителей (как они себя именовали). Голодные, озлобленные и обезумевшие люди за месяц собрались в неуправляемую стотысячную толпу, и только ближайшие сторонники мага держались сплоченной сотней, сотня Атама, так запомнили ее летописцы.
  Атам и его люди выждали, когда толпа одуреет от голода и злости и подбили ее не кидаться на смерть, пытаясь пройти смертельную пограничную полосу, а взывая к низменным и алчным потребностям, повели войско в обратную сторону. Полуостров захлебнулся в крови.
  За полгода сгорели десятки городов, сотни замков и тысячи деревень. Пользуясь творившимся хаосом и властью, Атам и его маги день изо дня поднимали сотни зомби. Не испытывая недостатка в материале они не вызывали гнев у своей армии. Довольные победами и трофеями люди не придавали значения куда-то уходящим свежеподнятым зомби, они даже подшучивали - мол, им же лучше, никого зарывать не придется. А тем временем смертельную границу полуострова для живого человека пересекала полумиллионная армия мертвых.
  Пока Атам развлекался кровавой войной на полуострове, его создания каждый день метр за метром отвоевывали земли у баронов-стражников, убивая всех на своем пути. Пограничная полоса, рассчитанная на живых людей, не причиняла нежити никакого вреда.
  К тому моменту как Атам со своей сотней магов и двумя сотнями личей наигрался в войнушки и подошел к границе Заброшенных Земель, гигантская армия мертвых проглотила баронства полностью и углубилась в земли материка.
  Созданием личей Атам занимался лично, поэтому, когда, подойдя к пограничной полосе, он отдал приказ им парализовать живых магов, то много времени на это не ушло, а не ожидавшие такой подлости его подчиненные не успели оказать достойного сопротивления.
  Еще через месяц у пограничной полосы стояла сотня нечисти - вампиры и оборотни.
  Приговор Атама к ссылке был назначен за применение на живых людях древней забытой магии, способной превращать человеческое тело в чудовище, где он этому научился - осталось секретом, как и дальнейшая его судьба. Известно только одно - пограничной полосы с того времени больше не существует, а местность Заброшенных Земель отныне наполнена ужасными тварями.
  
  С каждым пройденным километром к усталости добавлялось ощущение неуверенности. Первыми выказали волнение лошади, которое быстро передалось их наездникам. Лес вроде бы ничем не изменился, но какое-то слабо-нарастающее напряжение давило с каждым шагом все отчетливее.
  Слухи, ходившие об этом лесе, будоражили воображение любого смельчака, а темнота щипала нервы опытным бойцам. Обладающие особым зрением маги сосредоточились на наблюдении по сторонам и пропускали мимо ушей болтовню солдат, пересказывающих известные им страшилки.
  - А я тебе что говорю? С виду вроде обычный медведь, только клыки - во, а когти - во! - один из солдат показывал размеры как истинный рыбак, разводя руки на максимальную ширину. - Силища у него о-го-го! Лапой махнет, и дерево как соломинку срезает.
  - Да это что, я вот о здешних вампирах слыхал, - подключился к разговору другой солдат. - Шустрые гады, не успеешь глазом моргнуть, как он уже клыки тебе в шею вонзил и кровушку твою посасывает, а ты стоишь истуканом и ни рукой, ни ногой пошевелить не можешь. Говорят, они яд какой-то впускают, как змеи через клыки и противится человек, после этого яда уже не может, навечно остается служить и кормить своей кровью вампира. Типа не может потом без этого яда жить, проходит день, и сам кровососа умоляет отпить своей крови.
  - А вы о древних личах слышали? - это уже третий солдат не удержался. - Нынешние маги им в подметке не годятся. Да простят меня господа маги, - солдат заметил, что на него покосились два мага, - слышал, что они любого одним движение руки в прах превратить могут, а еще, что им местные зомби и скелеты подчиняются, - высказался он, и сразу пожалел об этом, увидев физиономии магов.
  - Верно говоришь, - с какой-то досадой в голосе произнес Рашид, - я сам их не видел, но читал. Лет двести назад убили одного такого. Две сотни солдат и тринадцать магов он тогда завалил, а происходила эта бойня при последней попытке пересечь заброшенные земли.
  - Господин маг, а почему здешние скелеты, зомби и личи так долго живут? Я слышал, что это не возможно, месяц, другой и созданные нашими магами твари рассыпаются.
  - Где ты среди наших магов некромантов видел? - печально заметил Рашид. - Сожгли всех еще три года тому назад, тебе бы этого не знать, сам ведь их вылавливал. А относительно срока жизни нежити скажу - что утеряны заклинания со времен Великой Войны, а сейчас и оставшиеся крохи уничтожаются.
  - А что за Великая Война такая? Первый раз слышу, - разговорился все тот же солдат.
  Уже светало, а лучи сквозь лес не пробивались, да и солнца на горизонте видно не было, но с небес уже давно пропали звезды, поэтому Рашид заметил на себе четыре заинтересованных взгляда и один понимающе сочувственный.
  - 'Непрост Сукреп, ой как не прост. Старик явно что-то знает, несмотря на то, что информация о Войне доступна лишь верхушке тайной службы. Странный он какой-то. Мало кто в тайной службе задерживается на одной должности столько, сколько умудрился удержаться он. Всегда исполнительный и держащий себя в руках, немногословен и что самое интересное - не имеет друзей и родственников. Такие люди как он редко не вызывают сильное раздражение и как-то умудряются избегать серьезных ссор', - подумал Рашид и, игнорируя вопрос солдата, покосился на старого мага, а Сукреп улыбнулся в ответ и произнес:
  - Приехали начальник, пару тысяч шагов осталось. Наш беглец несколько часов назад перестал перемещаться и находится сейчас на одном месте.
  Рашид посмотрел на него взглядом, не обещающим ничего хорошего, и отдал команду спешиться.
  
  
  К обнаруженной на поляне землянке стражи порядка Империи приближались тихим шагом в следующей очередности: впереди шли солдаты, за ними шествовал Сукреп и замыкал небольшой отряд Рашид.
  Заранее обследованная территория вокруг подземного жилища была пуста. На сотню метров ни души, лошадей и животных и тех поблизости не оказалось, своих же коней, дабы те не выдали храпом и ржанием свое присутствие заранее, оставили стреноженными метров за триста от поляны. А проверенная магическим зрением площадь в радиусе тысячи шагов живых существ не выявила. Этот метод хоть и не давал стопроцентной уверенности, магия часто ошибалось, особенно если противник принял заблаговременно меры, но Рашид посчитал его достаточным для безопасности своего отряда.
  Тайные стражи порядка решили придерживаться выработанной годами боевой тактике в городских условиях, где имели большой опыт сражений в узких коридорах и тесных комнатах. В ограниченном пространстве опытным бойцам короткие мечи и легкие стальные доспехи давали весомое преимущество, а при внезапном нападении шансы на успех возрастали многократно. Обычно первыми в помещение врывались солдаты, отвлекая врагов на себя, они давали время магам для оценки ситуации, и только потом в бой вступала тяжелая артиллерия в виде магических заклинаний.
  
  По плану Рашида, Сукреп, стоящий слева (он от рождения правша) от хлюпкой двери из толстых веток покрытых шкурой неизвестного животного, должен был выбить ее заклинанием 'Воздушный кулак'. Затем в свободный проход вбегают солдаты, стоящие до этого прямо перед дверью. Попав в помещение, первый и второй из них освобождают вход следующим, перемещаясь соответственно вправо и влево. После чего все четверо действуют по своему усмотрению, стараясь ликвидировать или отвлечь опасные цели согласно установленному приоритету: маги - нечисть - воины - нежить и прочие. Затем за солдатами входит Сукреп, а замыкает процессию Рашид, как сильнейший в их группе боевой маг.
  
  Сигнал отдан и Сукреп запустил заклинание в низкую дверь, но после как она разлетелась на мелкие щепки что-то пошло не по плану. Дальше всей картины быстро развивающихся событий не увидел никто.
  
  Первый солдат, вошедший в землянку и сразу согласно разработанному плану свернувший вправо, не успел заметить вообще ничего кроме выбитой ранее двери. Его глаза, не привыкшие к темноте пропустили момент прыжка зверя, до этого мирно сидящего у стены ('Полог тишины' поставленный Сукрепом сработал как надо, услышать шаги и почуять их запах противник не сумел). Боец только ощутил, как кто-то не заметив кольчуги подшлемника, разорвал ему одним движением горло.
  
  Второму бойцу повезло прожить чуть дольше. Свернув, согласно того же плана влево солдат ощутил как что-то проколов кольчугу, начало сжимать ему шею. Он закричал, но из горла вылетели только хрип и бульканье. Из-за своего шипения он не услышал боевого крика вбежавшего за ним товарища, не услышал он и удара мечом, и звука падающих костей на пол. А еще через секунду он уже ничего не мог слышать, ему перекусили шею.
  
  Самый опытный из бойцов отряда вбежал в землянку третьим. Он часто использовал в подобных захватах совет своего первого наставника - когда заходишь в темное помещение, следует пред этим на несколько секунд закрыть глаза, дать им привыкнуть к темноте. Благодаря хорошему совету темнота не помешала ему увидеть быструю смерть первого сослуживца и прыжок неизвестной твари на второго. Изо рта непроизвольно вырвался боевой клич, а рука сама машинально рубанула мечом оживший скелет. Отлетевшая в сторону задняя часть скелета, перерубленного в позвоночнике возле таза, не уменьшила прыти злобному существу и не спасла жизнь боевому товарищу. Раздался хруст шейных позвонков и второй солдат умер. Но тварь на этом не остановилась, словно не замечая, что у нее отсутствуют задние лапы, она прыгнула на него, легко оттолкнувшись от падающего тела передними конечностями, и вцепилась в защищенное кольчугой горло. Меч лишь один раз 'выбил искры' о череп существа и выпал из руки уже мертвого тела, а двуногий скелет резво метнулся на четвертого незваного гостя, метя тому клыками в слабо защищенную и оттого уязвимую шею.
  
  Когда солдаты вбежали в землянку, Рашид услышал крики боли и звуки сражения, он увидел, как внутрь кинулся Сукреп и сам поспешил следом за ним нырнуть в темное помещение. Ему потребовалась несколько секунд, чтобы глаза привыкли после яркого солнечного света к темноте. Беглый взгляд по помещению выявил четыре трупа солдат на полу, беглеца над столом у противоположной стены, произносящего какое-то заклинание и... и нежить(!) неизвестного зверя вцепившегося в горло Сукрепа.
  Анализ ситуации прошел мгновенно. Скелет не мог за такой короткий промежуток времени убить четырех бронированных и опытных солдат, а значит, оставался маг-недоучка, стоящий к нему в этот момент боком. Рашид не тот человек, которого можно было легко ввести в заблуждение, он и сам мог кидать заклинания из любого положения. Ему следовало поторопиться и опередить парня своим заклинанием. Первое, пришедшее в голову плетение 'Плащ тьмы' сорвалось с его руки уже через несколько секунд.
  Одно из самых коротких заклинаний темной магии на время обволакивало разум человека, парализуя того мгновенно. Побочные действия, оказываемые на живых существ, Рашида не волновали, выбор плетения основывался на главной цели расследования - парень ему нужен был живым, поэтому он и не применил боевые амулеты, висящие у него на шее.
  Но не успел он облегченно выдохнуть после того, как увидел результат своего заклинания, успешно попавшего в цель, тут же на него кинулся искалеченный скелет и вцепился своими мощными челюстями в горло, а острые когти передних лап кошачьими движениями уже рвали его незащищенную металлом грудную клетку.
  Смерть пришла быстро.
  
  Сукреп умер последним. Когда тварь оставила его умирать и кинулась на Рашида, он сумел еще найти в себе силы сплести заклинание 'Лезвия ветра' (по какой-то причине он редко пользовался амулетами) и кинуть его в нежить. Но спасти командира он не смог, его плетение всего лишь перерезало шейные позвонки и отделило череп от оставшегося туловища, что совсем не помешало челюстям твари задушить Рашида.
  
  
  
  
Тёпа.
  
  
  
  Заклинание 'Закрепление' требовало от Рана особой концентрации. Ему буквально пришлось отключить все посторонние мысли и сосредоточиться на плетении. Будь он чуть поопытнее, то справился бы с задачей намного быстрее и не пришлось бы столь глубоко уходить в себя. Но именно это спасло ему жизнь.
  Мир давно позабыл имена создателей заклинаний и уже, которое столетие пользовался готовыми формулами. Для большинства магов заклинание выглядело набором непонятных символов именуемых рунами. Мало кто догадывался о правильном назначении отдельно взятой руны, и лишь редкие попытки рискованных смельчаков добавить, убрать или заменить одну или несколько из них иногда приводили к появлению новых свойств заклинания. О том, что руны это далеко не древний забытый алфавит не знал никто. Они даже произносили руны неправильно, но на их счастье звуки при чтении заклинания не имели никакого значения.
  Каждая руна несет в себе информацию пятого (магического) измерения. Неведомо кто создавший этот мир использовал энергию Силы по законам, написанным на языке образов, а руны не что иное, как алфавит этого языка, имеющий привязку к плоскости пятого измерения. Поэтому, именно образное представление рун, напитанное собственной энергией, приводило их в действие. Энергия мага являлась лишь управляющим потоком питания конструкции плетения заклинаний, доступный инициированным людям, а их аура всего-навсего дневник, содержащий краткую информацию обо всех воздействиях на энергетику магического измерения, но влияющий на тело, как неотъемлемый орган организма, содержащий информацию и контролирующий его, поэтому аура и обладает такой яркой индикацией состояния тела с возможностями обратной связи и контроля.
  В момент, когда Рану оставалось произнести последний десяток рун, тщательно проецируя их в мыслях и по ходу действий напитывая собственной энергией, случилось нечто непредвиденное.
  Язык, шепчущий слова отказался подчиняться, пропало давление посторонних мыслей, мир как будто затянуло черным покрывалом, отрезав от всего остального и оставив Рана наедине с рунами в их родной стихии.
  Откуда у Рана появилось такое впечатление он не знал, но почувствовал в себе способность видеть назначение каждой руны. Он не знал, что сейчас полностью лишен управления своим организмом, он не знал, что брошенное Рашидом заклинание лишило его всех обычных мыслей, и он даже не догадывался, что его сознание оказалось закупоренным в пятом измерении, или как его называли в древности - Астрал. Но он чувствовал колыхание внешней энергии от последней сформированной им руны, он ощущал, как налитая его собственной энергией руна изменяет кусок внешнего пространства, которое он определил как жидкость в тазике с костями.
  Осталось девять рун, но необычное состояние понимания происходящего и любопытство потребовали от него экспериментов. Если бы он догадывался, что с ним случилось, и знал бы, где очутился, то, скорее всего, запаниковал бы, а попытавшееся вернутся назад в тело сознание, разбилось бы о границу перехода между измерениями, намертво закупоренную заклинанием Рашида. Ранее это заклинание вытолкнуло его сознание в астрал, а теперь не пускало обратно.
  Очень-очень везучий неуч, иначе Рана не назовешь. Ему повезло трижды:
  Незнание и неопытность - РАЗ!
  Удачный момент удачного заклинания кинутого в него другим магом - ДВА!
  И последнее, ТРЕТЬЕ совпадение - смерть создавшего это удачное заклинание!
  Спустя минуту, оказавшись без контроля, и соответственно без подпитки, плетение развеялось. Эту минуту, что в астрале равняется часу, Ран провел в экспериментах. Увлеченный он не придал никакого значения тому, что одновременно видит все созданные им руны плетения. Он даже не заметил, что у него резко обострилось ощущение чего-то неправильного. Зато, не задумываясь над происходящим, он, подсознательно апеллируя чувством гармонии, принялся корректировать расположения рун, а одну так вообще перевернул и стер у нее лишнюю по его усмотрению линию.
  
  Создав последний знак, он не спешил наполнять его энергией. Он долго любовался своим творением, а когда все-таки активировал его, то увидел, как плетение ожило. Со всех сторон к нему потянулись линии силы, наполняя его радугой красок, затем, вспыхнув маленьким солнцем, плетение превратилось в единую раскаленную массу. Недолго побурлив, структура плетения стала распадаться на небольшие части, обволакивая собой то, что Ран принимал за кости и чешую.
  Довольно хмыкнув Ран, мгновенно перенесся в обычное состояние, так что хмык получился вполне реальным. Препятствия в виде заклинания Рашида к этому моменту уже не существовало, и сознание легко вернулось назад в тело.
  Но радовался успеху Ран недолго, стоило ему обернуться к двери, как его хорошее настроение тут же улетучилось. Приятного в шести трупах было мало, а когда Ран заметил то, что осталось от Сони, плохое настроение сменилось на отвратительное.
  В мире насыщенном жестокостью, где убийство человека обыденная реальность - не стоит ожидать высоких чувств от его жителей. Неписаные законы - зуб за зуб, жизнь за жизнь еще никто не отменял. Неоткуда взяться возвышенным идеям человеколюбия, забытые Боги и те требовали регулярной крови взамен на покровительство. Обиженные требовали отмщения, сильные - власти, слабые мечтали стать сильными, народ возвышал героев из убийц и требовал зрелищ от скуки, мудрость питалась любым опытом, не гнушаясь и кровавым, а справедливость всегда зависела от угла зрения. Все в этом мире зиждилось на крови.
  За свою недолгую жизнь Ран повидал много смертей, пусть сам ни разу никого не убивал, но в нужный момент рука бы дрогнула, а совесть, воспитанная жестоким миром, не слышала о Христе и Его учении. Поэтому он кроме удивления и брезгливости к трупам ничего не испытал, а после увиденного состояния Сони еще и попинал магов. Срывать злость на солдатах он не решился - бить ногой о доспехи доставляло удовольствия мало.
  
  Когда Ран справился со своим негодованием, то увидел, что его питомец еще жив. Энергокристалл работал без сбоев, а появившаяся рубленая рана на черепе не была критической для выживания. Ран бережно оцепил череп Сони от шеи мага, в том, что это маг, он нисколько не сомневался. Остаточная умирающая аура об этом кричала во весь голос.
  Парень отчетливо помнил, когда он впервые увидел ауру человека. Пусть ему тогда было всего лишь пять лет, но сохранилось одно из немногих воспоминаний того возраста великолепно.
  Ночь, когда его, голодного и замерзающего от холода, сидящего возле богатой двери большого дома из камня на центральной улице города, подобрал маг-некромант, Ран не забудет никогда. В туже же ночь, накормленный и согретый, он прошел инициализацию, тогда-то, сразу после нее, он и увидел впервые ауру человека. А если быть более точным, тогда у Рана полностью изменилось зрение, появились новые краски и сияния. Аура некроманта сияла ярко и насыщено, так, что частично скрывала под собой мага.
  Со временем, точнее, уже на следующий день мозг научился отфильтровывать лишние цвета и воспроизводить их по желанию Рана. Стоило ему сосредоточить свое внимание на любом объекте, как цвета магического фона, невидимые для глаз обычных людей, проявлялись в истинном зрении, так называл его некромант.
  
  - Не переживай Соня, все будет хорошо, - успокаивал сам себя Ран. - Скоро я сделаю тебе новые лапы и хвост. Потерпи немного.
  На самом деле это немного - от месяца до двух, именно столько займет кропотливый процесс сборки скелета. В прошлый раз это было два месяца, но теперь у Рана был опыт, который обещал намного сократить сроки, но насколько точно Ран угадать не мог.
  А вот новое обстоятельство в виде шести трупов на полу собственной землянки не вписывалось в планы юноши. Стоило трезво оценивать сложившуюся ситуацию, и она бы не нравилась никому.
  Спрашивать у Сони, что тут произошло, смысла не было. Во-первых, он не умеет говорить, а во-вторых, и так все ясно. Его выследили и попытались схватить. Вариант случайных гостей отпал сразу. Земли мертвых не лучшее место для утренних прогулок, да и случайно наткнуться в дремучем лесу на замаскированную землянку шансы просто мизерные.
  - Что теперь делать, Соня, не знаешь? - скорее к себе, чем к питомцу, обратился Ран. - Здесь оставаться теперь нельзя. Наше убежище раскрыто и когда придут следующие солдаты неизвестно. Может весной, а может и через день. Не дождутся своих и пошлют сюда второй отряд. А без тебя мне сними не справиться. Мне одному-то солдату противопоставить нечего, о магах даже не думаю. Кстати, спасибо друг, что защитил меня, - Ран еще раз от души пнул мертвого мага. - У меня иллюзий нет, по поводу того, что сделали бы они с нами. Если бы не ты, жарились мы бы сейчас на большом костре, - последовал еще один пинок ногой. - С другой стороны, - продолжил Ран, после того как выместил злость на трупе, - на зиму глядя срываться с места рискованно. К людям, как планировали поступить раньше, после случившегося сегодня, идти не стоит. Другую землянку до морозов выкопать я не успею, а без такого охранника как ты и не смогу, нечисть меня быстро схарчит. Я теперь легкая добыча. Даже здесь нет гарантии, что через час к нам в гости очередной оборотень не наведается. Крови-то сколько! Не оборотни, так живых хищников ожидать стоит однозначно. Что делать?! - усевшись на пол и обхватив руками голову, Ран разрыдался.
  
  Короткая жизнь Рана была насыщена разными событиями, но вот драться толком ему еще никогда не приходилось. Все свое свободное время с момента, когда его приютил некромант и до побега из города Ран любил проводить за чтением. Обычная библиотека у мага тоже имелась (огромная!), и слугам не запрещалось брать на чтение книги, а лично Рану некромант сам подбирал литературу, иногда даже заставляя его читать отдельные рукописи и устраивая потом проверку прочитанного.
  Ко всему прочему - круг людей, среди которых вращался Ран, никогда не интересовался боевым искусством и владением холодного оружия. Маги и ученики магов обязаны были уметь защищать себя и близких людей с помощью магии. Маги обоснованно смотрели на обычных людей свысока, человеку, не владеющему магией, нечего было противопоставить истинному искусству.
  Жаль, что знания, полученные из трех книг, не содержали ни одного боевого заклинания, а значит рассчитывать на магию в бою, Рану не стоило. А его единственная опора, защита, друг и охранник находился теперь в разобранном состоянии.
  
  Так, перебирая в голове варианты и их последствия, Ран просидел на земляном полу около часа и принял решение остаться. Убежище давало пусть и маленький, но шанс на выживание, надо было только сделать дверь помощнее и разобраться с трупами.
  Охота, которой Рана научила жизнь, заставила его найти выход как безопасно избавляться от костей и лишнего мяса, чтобы не привлекать живых хищников и оборотней, ведь свежая кровь привлекала оных, а гниющая плоть - падальщиков, многие из которых весьма небезобидны и легко находили и отрывали трупы, зарытые даже глубоко в земле.
  Поэтому, в случае если дичь потрошилась и разделывалась не на месте поимки, а возле землянки - выходом становились обычные безмозглые зомби. Их кровь, кости и мясо, наполненные магией отпугивали многих из хищников и уж точно никого не привлекали. Всего-то стоило лишь применить простое заклинание одной из трех книг, а потом нанести жертве смертельный удар по голове и труп уже умирал второй окончательной смертью. Правда можно и не бить по голове, все равно без энергокристалла зомби не проживали больше нескольких минут.
  
  Ран решился начать зомбирование. Первой целью был выбран старый маг, как самый хлипкий на вид - маленький, худенький и совершено нестрашный.
  На то, чтобы раздеть его ушло несколько минут, лишних вещей у отшельников не бывает, а хорошие тряпки в хозяйстве не пропадут. Но тут старик сумел сильно удивить Рана - в его вещах обнаружилось уйма предметов, классифицированных парнем как амулеты. Ран раньше никогда не сталкивался с магическими предметами так близко, в первую очередь из-за их стоимости и веса собственного кошелька, поэтому отличить амулет от артефакта, парень был не в состоянии, но сила, которой они были наполнены и плетения, наложенные на них, свидетельствовали о явной магической принадлежности. Ран опять не придал значения, что видит магическую составляющую предметов, возможно именно потому, что раньше с ними не сталкивался. Но зато он был наслышан, что подобные предметы могли быть небезобидными, поэтому Ран попросту отложил их в сторону.
  Когда шмон трупа был закончен, покрепче ухватив правой рукой дубину, проколотую на конце крест-накрест длинными острыми металлическими шипами, Ран принялся читать заклятие 'Зомбирование'.
  Не передать словами насколько удивился и растерялся парень, когда, создав и напитав энергией первую руну выпал в астрал. В отличие от предыдущего заклинания это плетение молодой маг использовал частенько, и ничего подобного раньше не происходило, но отступать было поздно. Откат от прерванного заклинания мог и убить мага, а как безопасно развеять активированные руны его никто не научил и в книгах об этом ни слова написано не было.
  Оставалось только продолжить начатое. Создав еще три руны, Ран, как и прошлый раз, почувствовал в них какую-то незавершенность и дисгармонию. Юноша по наитию рискнул подправить приносящие дискомфорт душе руны. Две перевернул верх ногами, в трех подправил линии и машинально дописал оставшиеся символы в новом виденье.
  Напитанная энергией последняя руна оживила плетение, и оно, словно живой светящийся туман начало впитываться в мертвое тело старика. Тело дернулось, а спустя минуту, у трупа открылись глаза, а когда он заговорил, шокированный Ран выпал из астрала в реальность.
  
  
  Труп заговорил!!
  
  - Как я понимаю, Вам, молодой человек, удалось сделать невероятное - поднять лича, - голос старика сильно хрипел, сказывалось повреждение горла, но даже так легко определялось в нем отсутствие ехидства, злобы и недовольства. - Благодарю Вас, - совершенно искренне сказал он, - и буду весьма признателен, если вы наложите на меня заклинание 'Малого исцеления'. Мне по какой-то причине пока недоступна магия.
  Сказать, что Ран опешил, значит, ничего не сказать. Почему он послушал старика, а не размозжил ему голову деревянной булавой - он и сам того не понял, но заклинание исцеления (оно же 'Малое исцеление' - описывалось в одной из книг, поэтому именно им Ран и владел), как попросил его лич наложил, правда, опять выпадал в астрал и что-то в нем интуитивно менял.
  
  - Не ожидал, что когда-то стану личем, - сказал старик.
  Потрясенный Ран не находил слов и попросту молчал, заворожено слушая старика. Создать разумного лича он и сам не ожидал и вообще не верил, что такое возможно.
  - Но лучше уж так, чем быть мертвым, - последними словами скорее всего старик утешал сам себя.
  Прежде у Рана выходили зомби со слабым отблеском сознания, они даже телом управлять нормально не могли, правда, он до этого момента на людях не испытывал заклинание за отсутствием оных, но в результате экспериментов еле-еле стоящие на ногах животные только подтверждали описанное в книге и услышанное ранее от других. Разумного зомби или лича поднять невозможно(!) - так утверждали знания Империи. Соня оказался единственным исключением, но и тогда Ран долго ломал себе голову, пытаясь объяснить невероятное.
  - Смотрю у тебя появились трофеи, - продолжил беседу старик, перейдя на ты, и покосившись на свои вещи, сложенные в одну кучу. - Не будешь возражать, если я оденусь?
  Ран кивнул, по-прежнему не выходя из ступора, а лич шустро оделся и подобрал один из амулетов.
  - Мне нужен какой-нибудь энергокристалл, без него мне жить осталось недолго, - старик протянул брошь с большим драгоценным камнем юноше. - Если ты одолжишь мне еще этот амулет, я буду очень признателен и обещаю многому тебя научить.
  Ран растерялся еще больше и машинально взял брошь из рук лича. Учеба была несбыточной мечтой юноши, он всегда понимал, что ему никогда не оплатить обучения и поэтому не тешил себя иллюзиями. Отказаться от такого предложения он был не в силах. Мечта вытеснила из головы последние подозрения, и Ран откинул дубину в сторону.
  Лич улыбнулся.
  - Ты не пожалеешь о своем выборе, обещаю, - произнес он. - А теперь нужно действовать быстро, времени осталось у меня очень мало. Тебе надо развеять плетение на этом амулете и постараться не затронуть накопленную в нем энергию.
  - Но, - замялся Ран, - я не умею. Я никогда этого не делал, - признался парень.
  - Ничего сложного молодой человек в этом нет, - лич подсознательно взялся за обязанности учителя, и было видно, что эта роль была ему знакома. - Если конечно ты имеешь магические способности, обладаешь чуточкой сообразительности и главное - знаешь вложенное в амулет плетение.
  - Но..., - начал было, то ли возмущаться, то ли оправдываться Ран, но был жестко перебит личем.
  - Никаких но! У тебя молодой человек есть полный набор необходимого, - подняв руки, лич принялся загибать пальцы на одной из них второй рукой. - Я видел в деревне твою ауру и твердо могу заявить, что твоих способностей хватит на такую мелочь, как деактивировать простенькое плетение 'Лавы огня'. Я сейчас из-за полного отсутствия внутренней энергии не обладаю возможностью истинного зрения, - у Рана же отвисла челюсть, когда он услышал о самом могущественном заклинании огня известном ему. - Это - во-первых, - на руке старика загнулся мизинец. - Во-вторых, маг, создавший разумного скелета, - 'учитель' кивнул на голову Сони, - и поднявший лича не может быть глупым по определению, - лич загнул безымянный палец. - В-третьих, тебе достаточно того, что твой учитель, создавший это плетение, стоит рядом, - загнулся средний палец, после чего лич крестил руки на груди и потребовал: - Итак, приступим, времени ждать у моря погоды - у нас нет.
  Ран растерялся и не проронил ни слова. Скромность и застенчивость часто брала верх, когда ситуация требовала от него решительности. Три года в глуши, далеко от цивилизации изменили его характер, но сейчас рефлекторно дали о себе знать старые привычки, нажитые за годы жизни в доме некроманта.
  Прозвище Тёпа - это сокращение от слова Недотёпа. Молодежи свойственно давать клички сверстникам, одна из таких прицепилась к Рану за попытки самостоятельно обучиться магии. Да вот только ничего у него не получалось, неудачи постоянно преследовали его. Открытый для всех как чистая книга Ран был шутом для учеников школы своей настойчивостью, всегда заканчивающейся неудачей.
  Со временем Недотепа стал Тёпой и даже взрослые начали обращаться к нему этим именем, а вовремя переписи населения его так и записали - Тёпа Ран - обычная практика раздачи фамилий. Тёпа - имя, а настоящее имя превратилось в фамилию. За пределами города к полному имени еще добавляли название места рождения. Где родился Ран, он не знал, поэтому взяли за основу город, где его нашли. А главное то, что Тёпа Ран Тобол гордится своим именем!
  
  - Ты знаешь истинный алфавит? - поинтересовался старик.
  Знаком согласия оказался кивок и мычание чего-то невнятного.
  - Отлично! Полдела сделано, - обрадовал лич Рана. - Слово-ключ руна ЭЛ, этот символ последний знак плетения. Чтобы активировать заклинание амулета нужно просто создать его на камне броши и наполнить силой, но нам не надо, чтобы плетение сработало, поэтому эту руну мы не трогаем. Нам нужен предпоследний знак, руна ТИ. Сосредоточься на амулете и создай руну ТИ, но силой ее не наполняй. Если немного подержать ее неактивированной, то она сольется со своей сестрой, вберет всю ее энергию и самоликвидируется, - объяснил Рану процедуру снятия плетения с амулета старик. - Что стоишь как истукан, приступай! - чуть повысил голос лич.
  Ран поспешил выполнить инструкцию старого мага, да только на первом же шаге споткнулся. Вышло немного по-другому, чем описал процедуру лич. Когда Ран сосредоточился на амулете, он 'почему-то' сразу выпал в астрал, а вместо одной руны увидел полное плетение - все руны одновременно.
  - А что с остальными рунами делать? - спросил он мага.
  - Какие остальные!? Ты одну для начала убери. И где только такие бестолочи берутся, - учитель начал раздражаться. - Когда уберешь руну ТИ, я скажу, какая следующая, иначе ее не увидеть.
  - Но я вижу все руны, - невнятно промямлил Ран.
  - Увидеть можно только последнюю руну и то, когда создаешь ее копию, - лич начал нервничать еще больше.
  - Я правду говорю. Следующие руны ОЛЛ, РАШ, ТЕРА, ЭЛ, ОРА, ИНТА...
  - Не может этого быть! Повтори! - лич забыл, что он недавно злился, он настолько был удивлен, что рукой вытер несуществующий пот со лба, а другой стал искать несуществующий стул - оказывается, у нежити тоже могут подкашиваться ноги.
  Руны зазвучали повторно, Ран зачитал более длинный список, а старик на этот раз его не перебивал.
  - С последней руны начинать? - спросил он после перечисления знаков у выпавшего из реальности старика.
  - Не может этого быть, этого просто не может быть, - бубнил себе под нос лич, не обращая внимания на ученика.
  
  Минула минута, другая, третья, а старик, отрешенный от мира всё продолжал невнятно 'молиться' неизвестным богам. Щелканье пальцами перед его лицом результата не дало, тогда Ран легонько толкнул его в плечо и пару раз сказал - Ау, затем сплюнул на утрамбованную землю и занялся делом.
  
  Экспериментировать и рисковать стало для Рана привычкой. Интуиция подсказывала, что предложенный личем метод деактивации плетения неопасен, но Ран все равно почему-то нервничал.
  Первая руна снялась легко, три последующие тоже. Минута - руна, четыре минуты - нет четырех рун. Было о чем задуматься, плетение сложное и рун осталось больше пяти десятков. Лич при такой скорости мог не дождаться энергокристалла.
  Разницу в обычном времени и в астрале Ран еще не обнаружил. А тем часом все руны так и просились вытянуть из них энергию одновременно и решить проблему одним махом.
  Ран решился.
  Открыться для энергии всех рун сразу вышло легко, но вот только с ней потекла и сила, накопленная в кристалле. Ран сразу этого не заметил, и осознал ситуацию, когда энергия камня переполнила его внутренний запас, и тогда мир вокруг затрещал по швам.
  Следует отдать парню должное - первый испуг у него прошел быстро, но осознание ситуации дошло поздно, темная пелена астрала лопнула!
  Мир закружился яркими звездочками, открывая бесконечное пространство похожее на ночное небо. А еще со всех сторон раздались - жуткий шёпот и рычание. Рану сразу стало страшно, и возникшее желание покинуть это место вмиг вернуло его в реальность.
  Отныне у Рана появилась очередная загадка.
  
  Взгляд на учителя ясно говорил, что тот еще не отошел от предыдущей новости и делиться с ним сейчас еще одним откровением, была не самая лучшая идея.
  Беглый осмотр амулета на взгляд Рана не выявил ничего ужасного. Плетение исчезло бесследно, а энергия убавилась лишь на треть. Покрутив брошь в руках, Ран сунул ее старику в руку, а тот этого даже заметил. Для лича в отличие от Рана прошло всего несколько секунд. Вроде только они собирались снять первую руну, как у него в руках уже очутился очищенный от плетения амулет.
  Только ощутимый толчок в плечо привел мага в чувства и тот, наконец, соизволил обратить свое внимание на брошь, и то, что он увидел, вообще не вписывалось ни в какие рамки его сознания. От такого поворота событий у старика ноги подкосились буквально. А спустя секунду старик уже сидел на лежанке из веток и сухих прутьев покрытых толстым слоем соломы.
  Заряженные камни Силы без плетений в отличии от амулетов и артефактов слегка светились даже в обычном зрении, поэтому не удивительно, что старик тут же определил что заклинание стихии огня уже отсутствовало, а ведь секунды назад камень не светился.
  
  Жизнь ломает любой характер, главное чтобы на это хватило времени. Три года отшельничества в мертвых землях во многом изменили Тёпу. Первый шок от натиска лича-учителя прошел, и детская стеснительность начала уступать место поведению, привычного для теперешнего Рана.
  - Старик, не знаю, как тебя зовут, но время - тик-так. Если хочешь жить, кристалл не в руках вертеть надо, а в голову вставлять, - Ран выхватил брошь из рук лича, вытащил нож из сапога и одним движением извлек алмаз из золотой оправы. - Хороший накопитель, аж жалко отдавать, Сони бы такой не помешал, - парень покрутил камень в руках и протянул его обратно личу. - Ладно, держи пока я добрый. Меня убивать приходят, а я им жизнь спасаю.
  От поведения и слов ученика учитель пришел в себя мгновенно, и будь он живой, то покраснел бы как помидор.
  - Сам вставишь или тебе помочь, - спросил Ран, видя, что тот не берет кристалл.
  - Сукреп Аль Босно, прошу прощения, я сразу не представился, - встал с лежанки и склонил в приветствии голову лич. - Следователь Тайной стражи... уже бывший следователь, в далеком прошлом ректор магической академии бывшего королевства Цукен.
  О бывшем захолустном королевстве кроме названия Ран ничего не слышал, а вот о Тайной Стаже был наслышан вдоволь и впервые задумался о правильности своих действий.
  Видать сомнения ярко отобразились на лице Рана, коль не укрылись от внимательного взгляда старика, и тот сразу постарался объясниться.
  - Мне, - лич обвел себя руками, - дорога в империю отныне закрыта. Личей, как и некромантов, - он покосился на Рана, - там не жалуют.
  Факт увесистый и весы быстро склонились в сторону слов лича. Личный лич-охранник ему бы сейчас не помешал.
  - Тёпа. Тёпа Ран Тобол, - представился Ран, - Так ты камень сам вставишь или мне помочь?
  - Я сейчас магически беспомощен, а камень следует привязать плетением к моей энергоструктуре. Придется тебе довести начатое дело до конца самому.
  - Хорошо, помогу, но предупреждаю - ты у меня первый на счету зомби-человек, раньше мне не доводилось людей поднимать, - признался Ран и поудобней перехватил нож. - Говори, куда камень совать, где резать? Я обычно зверям в пасть клал, доставать потом легче и в крови не пачкается, а тебя, как я понимаю, такой вариант не устраивает.
  Лич повернулся спиной к Рану и пальцем указал в центр шеи, сразу под затылком.
  - Надрежь в этом месте, а кристалл засунь под череп, - лич начал водить по шее указательным пальцем, показывая вертикальное направление будущего разреза. - Кожу режь осторожно, постарайся мышцы не повредить.
  Резать дело нехитрое, опыт свежевания дичи у Рана огромный. Остро-заточенный нож легко распорол мертвую плоть, из которой сразу хлынула кровь.
  - Ай! Осторожнее, больно же!
  - Старик, у тебя кровь пошла!
  Одновременно заорали старый и молодой маги.
  И одновременно до обоих дошел смысл выплеснутых реплик. Лич резко развернулся и четыре удивленных глаза уставились на капающую кровь с поднятого на уровне шеи ножа.
  Обычно плетение зомбирования превращало кровь в густую, но нетвердеющую жидкость, поэтому окоченение трупам не грозило, а успевшие окоченеть тела становились мягкими.
  У лича ни о какой густоте и повышенной сворачиваемости крови речь не велась. Не кровь зомби, а скорее наоборот, кровь обычного человека. Разница между зомби и личем состояла лишь в способности управлять магией. Зомби способный апеллировать истинной энергией - и есть тот самый настоящий лич. Магическую нежить, как и разумных зомби - в последний раз создавали невесть когда, рецепты давно утеряны, а слухи из поколения в поколение исказили правду до неузнаваемости. Рану и Сукрепу приходилось опираться на знания основанные из опытов с тупоголовыми зомби современности, и по их мнению, кровь из них бежать не могла по умолчанию и тем более - лич не должен был ощущать боль.
  
  Поразмышлять над свершившимися чудесами не дал громкий рык. В этот момент подал голос Соня. Каким образом пустой череп издавал звуки - осталось еще одной загадкой.
  За долгое совместное времяпровождение любой хозяин в той или иной степени начинал понимать своего питомца, а Соня - питомец необычный и очень даже способный.
  - Вампиры, - перевел набор звуков Сони старику Ран. - Давно они тут не появлялись. Полгода я их точно не видел.
  Сукреп вообще их никогда не видел, вампиры считались вымершим видом нежити. На территории людей они никогда не появлялись, вся информация о них исчислялась трехсотлетней давностью. Поросшие слухами представления о вампирах занесены в народные ужастики и насколько реальны все сказания - Сукреп не знал, но если они верны, хотя бы на десятую часть, им было нечего противопоставить кровососам.
  
  
  
  
Вира, вампир клана Острые Клыки.
  
  
  
  
  
  Патрульный небольшой отряд клана вампиров Острые Клыки следовал в этот день обычным маршрутом по приграничной зоне с человеческими землями. Фактически, лес, по которому они шли, не принадлежал никому. Но, тем не менее, как вампиры, так и оборотни считали поросший лесом узкий перешеек полуострова своей территорией, находился ведь он на стыке границ трех государств и тянулся на десяток километров в каждую сторону.
  Люди здесь были редкие гости, а вампиры и оборотни имели от своих дальних предков строгий наказ - не пересекать границы человеческого государства. Впрочем, за столетия существования вампиров находился не один смельчак, попытавшийся нарушить заветы предков, но, как правило, оканчивалось это всегда одинаково.
  С каждым шагом по земле людей, смелость покидала непокорного, и через сотню-другую метров незнающие страха бойцы постыдно бежали прочь. Позора хватало еще не на одно поколение, а умные вампиры догадывались, что устное предание предков ничто иное как оправдание перед навеивающей страх границей людей. С одной стороны все люди, кроме Ушедших давно порабощены, а с другой - территория людей за границей леса не давала покоя вампирам и манила сладкой кровью.
  Всю ночь отряд из двенадцати бойцов шел по лесу вдоль границы земель принадлежащих вампирам и к полудню должен был выйти к владениям оборотней. Но с первой росой вампиры наткнулись на редкие в этих краях следы. Лошади не часто забредали в эти края, их так и не удалось приручить. Близость вампира убивала животных буквально за несколько дней. Они отказываются пить, есть и находились в постоянной агонии страха, в зачастую сами кидались на стены, заборы и в ямы. Встретить дикую лошадь в этом лесу можно, если ее туда загнал какой-нибудь хищник, а следы на траве говорили, что она была не одна и все они были подкованы.
  
  Возможность захватить людей подняла дух отряду, всем кроме Виры. Престиж семьи и клана определялся количеством людей. Заиметь несколько человек означало автоматически приподнять статус своего клана, а у семей владеющим людьми появлялась возможность сродниться с представителями других, более влиятельных кланов вампиров. Люди очень редкий и очень ценный товар.
  Крупные кланы смекнули первыми и давным-давно выращивали людей. В отличие от других животных люди не обладали врожденным чувством страха к вампирам и оборотням и имели уникальные свойства. Они были незаменимы как работники и как пища. Кровь их пилась намного приятней свиной, а грудное молоко являлось особым деликатесом. Если бы еще люди плодились чаще и росли быстрей, стали бы наверно преобладающей домашней живностью, а так, себе их могли позволить, лишь крупные кланы. А еще людей надо было защищать, ведь человечина любимое блюдо оборотней и частая причина мелких стычек и крупных войн с волосатыми соседями, поэтому содержать крупные стада людей было весьма накладно.
  
  У Виры была другая насущная проблема, поэтому следы лошадей его очень огорчили. Весь поход мог закончиться для него, не достигнув первоначальной цели. Вире оставалось чуть меньше месяца до своего семнадцатого дня рождения. И если он за четыре недели не добудет двадцать одну голову оборотня, то первый день совершеннолетия станет для него последним днем жизни.
  
  Вира родился в семье самого маленького клана вампиров шестнадцать зим тому назад. Клан Острых Клыков болтался последним звеном в цепочке влияния на Совете Кланов и практически не имел права голоса кроме участия в выборах Высшего Вампира. Должность Главы всех вампиров переизбиралась лишь с его смертью, а так как Высшие Вампиры умирали крайне редко, то клан Острых Клыков на Совет вообще никогда не попадал.
  Владения клана так же являлись самыми небольшими, можно смело сказать, что были они крошечными. Клан из пятнадцати семей умещался в одной небольшой деревне. Единственный клан без собственного замка, тогда как у самого крупного клана 'Презирающие Смерть' в наличии имелось тридцать пять замков и одна крепость Ушедших. Крепостей на континенте было всего две, и вторая находилась во власти оборотней, злейших врагов вампиров.
  Отец погиб, когда Вире не было и года. Взрослые мужчины в клане Острых Клыков долго не жили. Как слабый клан, он патрулировал самые опасные границы территории владения вампиров. За долгую историю государства вампиров - в небытие исчез не один мелкий клан. Своеобразный отбор сильнейших, таким образом, избавлялся от слабой ветви крови. Острые Клыки чудом держались на плаву последние несколько десятилетий.
  Еще исчезновению кланов способствовали ежегодные турниры и смертельные дуэли. Каждый клан обязан был выставить на турнир трех почетных бойцов по одному на каждую ветку состязания. А выживали на турнире только три победителя.
  Почетный статус воина добывался двумя способами, первый - дуэли между вампирами, как самый эффективный и второй - индивидуальные победы над оборотнями, причем минимальное количество голов оборотней должно составлять не менее тридцати. В противовес трофейным головам достаточно было победить на трех дуэлях. Для вызова на дуэль особых причин не требовалось, хватало совершеннолетнего возраста.
  Вира был единственным ребенком в семье, отец погиб от зубов оборотня в совсем молодом возрасте, оставив за собой только сына. На удивление между семьями клана царила обоюдная ненависть. Каждая семья пыталась сродниться с представителями других кланов, а добиться этого можно было - став почетным воином. И как следствие, дуэли между соклановцами происходили чаще, чем с вампирами других кланов. Достигшему совершеннолетия вампиру предстояло получить первый вызов на дуэль от своего старшего и более опытного соседа непосредственно в день рождения. Кто обычно выживал - секретом не являлось, но, а если все-таки молодому бойцу везло, то тут же, появлялся другой сосед и вызывал на очередную дуэль.
  Вира прекрасно осознавал свое ближайшее будущее. Мать, родной единственный человек, не могла дать Вире знаний и умений, необходимых воину. Женщины-вампиры тащили на себе ношу матерей и хозяек и не допускались к оружию даже близко. Единственным выходом для Виры оставалась надежда на самого себя. Он годами тайком следил за тренировками и дуэлями других и с самого отрочества ходил в походы на границы с оборотнями и людьми. На Стене Славы висело девять голов убитых им оборотней. За короткий месяц ему оставалось добыть еще двадцать одну. Звание почетного воина ограждало на время от дуэлей, предоставляя шанс испытать себя на турнире. Поэтому молодой вампир, цепляясь за последний надежду выжить, старался напроситься в каждый поход на границу с оборотнями.
  Но это была не единственная причина, почему Вира расстроился найденным следам, направление куда они вели - замораживало сердце только от одной мысли о жутком месте, где погиб не один вампир.
  
  
  В этот раз дюжину молодых вампиров возглавил Столи, самый взрослый и опытный боец клана. Ехидный и подлый, он страдал излишней самоуверенностью, за что на днях поплатился, лишившись большей части зубов, и теперь своей шепелявостью стал объектом тайных насмешек, напрямую смеяться над ним не решался никто. Потерянные зубы у вампиров отрастают за две-три недели, и это при необходимом рационе питания, так что ему еще предстояло не один день смешить окружающих, что очень его нервировало и сказывалось на поведении и поступках.
  - Мне кажется, я догадываюсь, куда они направились, - сказал вампирам Вира, - и мне это не очень нравится.
  Следы действительно вели в сторону злополучного места. Клан потерял больше половины мужчин от зубов неведомой нежити. Скелет небольшого, четырехлапого хищника заставил считаться с мнением его хозяина. Лакомая добыча оказалась с острыми когтями и длинными клыками. После очередной неудачной попытки схватить человека, нагло поселившегося на их территории, вампиры, скрывая позор от других кланов, решили оставить жертву в покое. Внушительное кладбище вокруг его жилища подтверждало правоту выбора. Там покоились останки сотен оборотней и десятков вампиров, кем-то взваленных в отдельные кучи. Вира помнил это место очень хорошо, оно не раз ему снилось в кошмарах. Привлеченные трупным запахом падальщики складировались в отдельной самой большой куче, чудовище, убивающее всех подряд, ни с кем не церемонилось.
  - Подойдем осторосно поблисе, а там расберемся на месте, - глаза Столи заблестели алчным огнем, предвкушение богатой добычи затмило ему разум.
  - А может, дальше пойдем, мне прошлой встречи со здешним скелетом хватило? - не подумав, предложил Вира.
  А лучше бы он молчал. Реакция вампиров вышла противоположной, нежели он ожидал. Его и так с детства считали трусом, а когда он два раза подряд оставался единственным кто возвращался домой после встречи с этой тварью - заклеймило его трусом накрепко.
  - Идем, - остальные хором вынесли решение последовать по следам за людьми, при этом злобно косясь в сторону на Виры.
  
  Вире не везло с самого детства, ни друзей, ни покровителей за всю жизнь у него не было. А самым обидным было то, что учить владеть мечом будущего соперника никто из взрослых вампиров не собирался. Плюс ко всему сделанный выбор оружия молодого одинокого и отвергнутого всеми вампира отталкивал и вызывал хохот у остальных.
  Выбор основного оружия определил случай. Еще в детстве, однажды в одной из дворовых драк, Вира удачно отбивался сломанной легкой табуреткой от мальчишек старшего возраста. Тогда его противники, работая палками на манер боя мечом, не могли достать его. Колющие и режущие удары спонтанно блокировались табуретом, а само деревянное четырехногое чудо легко выбивало дух из соперников и охлаждало их боевой пыл. Память того дня, когда пришло время выбирать себе оружие, побудила его приобрести щит, которым он в дальнейшем самостоятельно научился пользоваться именно как оружием.
  Главные враги вампиров - оборотни никогда не использовали оружия. Когти, зубы, хвост - этого им (оборотням) было вполне достаточно. Боевая трансформация само по себе чудовищное оружие. Плюс к тому - регенерация, намного превышающая вампирическую, позволяла им смело принимать большинство ударов на тело, а плотная шерсть смягчала их, не давая пробить толстую кожу. Живые хищники и нежить также обходились без оружия, а других врагов у вампиров давно уже не было. Их скорость делала из них непревзойденных бойцов. К примеру: один вампир стоил десяти оборотней, и если бы не скорость воспроизводства, то оборотни давно бы исчезли с лица земли.
  Поэтому вампиры не привыкли защищаться, они всегда старались применять свое преимущество в скорости и реакции - нападая первыми. Мечи, кинжалы и изредка копья составляли основной арсенал любого из вампиров. Они прекрасные индивидуальные бойцы, но незнающие что такое строй и тактика боя. Мощное государство вампиров никогда не имело пехоты и конницы. Их враг всегда был предсказуем и нападал стаями. Отдельных групп вампиров оказывалось всегда достаточным для победы над ним. Но Вира всё же, всем на смех выбрал щит.
  Когда пришло время выбора оружия, за покупкой он отправился в Крепость, которая являлась неназванной столицей страны, так как принадлежала сильнейшему клану вампиров. Она же, самое крупное поселение, досталась вампирам от Ушедших. За столетия правления в ней еще сохранились древние арсеналы, конечно популярного оружия там было не найти днем с огнем, а вот доспехи и щиты веками ждали своих редких покупателей.
  Цена за щит составила три кинжала доставшихся в наследство от отца, а тому от деда, наследственный меч сгинул вместе с отцом.
  Вира очень долго примерялся к каждому щиту, и сделать окончательный выбор смог лишь спустя шесть часов беспрерывного поиска. Выбор пал на круглый щит размером чуть меньше метра в диаметре, он легкий, прочный и со сложным механизмом хвата. Поразила тогда Виру его нижняя режущая кромка. Щит был сделан из двух тонких слоев, а граница стыка резко бросалась в глаза контрастными по цвету металлами. Рабочая внешняя часть щита сверкала светло-серым металлическим блеском с отблеском прожилок цвета бронзы, напоминающих структурой срез дерева, а внутренняя часть отливала монотонным ярко-белым начищенным до блеска серебром. Внизу, между внешним и внутренним слоями, была вкована тонкая режущая, полукруглая по форме щита, пластина черного цвета, а ее нижняя кромка была заточена - как бритва(!) и что интересно - за года использования на ней не появилось ни одной зазубрены.
  
  Отряд вампиров двигался по следам лошадей колонной по одному. Впереди шагал Столи, а замыкающим поставили Виру. Добыча добычей, а о безопасности забывать не следовало. Оборотни опасный враг, и не настолько глуп, как бытовало мнение о них среди многих вампиров. Оборотни немногим уступали в скорости вампирам, и лишь оружие давало над ними весомое преимущество.
  Приблизительно через час ходьбы легкой пробежкой до вампирского слуха донеслось испуганное ржание лошадей. Сбавив ход, патруль численностью из двенадцати вампиров осторожно подобрался к стреноженным лошадям. Те, как им и положено от страха пускали пену.
  Чтобы лишний раз не доводить животных до полного исступления, привязанные, они никуда убежать не могли, вампиры обошли их по широкому кругу. У Виры не осталось малейших сомнений - это было то самое злачное место с землянкой посреди лесной поляны, только с этой стороны он к нему заходил впервые.
  
  
  
  
  
Тёпа.
  
  
  
  Нюх у Сони работал на сотню метров и совершенно не зависел от направления ветра. На каком принципе основано обоняние скелетов не столь важно, главное оно никогда не ошибалось, и Ран это прекрасно знал и полностью доверял Соне.
  Где-то рядом притаились вампиры. Они стали намного осторожнее после первой встречи с Соней. Одного печального опыта им хватило с головой. Тогда на восемь окончательно мертвых вампиров в мире стало больше, а одного из них, прежде чем челюсти Сони перекусили ему шею, Ран успел допросить.
  Оказывается нечисть - тоже боится смерти, и тот экземпляр клыкастика исключением не оказался. Вампир тогда поведал много интересного.
  
  Бессмертие не коснулось вампиров напрямую, но долголетие оказалось у них внушительным. Скорость реакции, острый слух, ночное зрение и повышенная регенерация - все это прилично продлевало жизнь кровососам.
  Вампиры и оборотни имели такую же способность воспроизводить потомство, как и обычные люди, и если бы не обоюдоострая вражда, каждый из них мог бы понянчить внуков тридцатого колена.
  Неведомо по какой причине они не могли заставить себя пересекать границу живых земель (то есть земель людей), поэтому им приходилось конкурировать за дичь на территории Заброшенных Земель не только между собой, но еще и с нежитью. Для вампиров нежная человеческая кровь являлась особым деликатесом, затмевающим своим вкусом кровь дикого кабана, вымершего несколько десятков лет тому назад от зубов многочисленных охотников.
  
  - Откуда они взялись? - осипшим голосом спросил лич.
  - Что за глупый вопрос? - занервничал Ран. - Из Заброшенных Земель конечно. Оттуда идут, сволочи! Шустрые они, передвигаются намного быстрее обычного человека. Если бы не Соня, давно бы всю мою кровь выпили, - порадовал он и без того напуганного старика. - Слушай! - осенило Рана. - Ты же того... лич вроде, может, ты тоже сверхскоростью обладаешь?
  Лич нехотя поднял меч одного из убитых Соней воинов и крутанул его раз-другой.
  - Да, сильнее я стал однозначно, а скорости во мне не прибавилось, сожалею, - сделал вывод он. - И вообще, не дело магам мечом махать, давай кристалл лучше вставим, - лич откинул меч в сторону. - Еще бы этих поднять, - старик указал рукой на трупы, - солдаты в железе и маг лишними не будут.
  - Поворачивайся, - согласился с ним Ран, - надо спешить, вампиры долго выжидать не будут.
  - Вампиры частые гости? - спросил лич, повернувшись к парню и как в прошлый раз грубо смотав длинные волосы, поднял их наверх.
  Хоть у старика была башка практически лысая, но волос с боков и сзади хватило бы на толстую косу.
  - Вы на лошадях прибыли? - спросил Ран, протирая крупный алмаз о грубую рубаху.
  - Да, в трехстах метрах отсюда привязали, - успел ответить лич и, закричав от боли, прыжком отскочил от Рана на добрый метр.
  - Слушай, я за тобой бегать не собираюсь. Тебе кристалл нужен или мне? Я его даже наполовину не успел всунуть, - Ран поднял с пола и снова обтер о себя выскочивший из рук камень. - А лошадей у вас больше нет. Жаль, мне бы они в хозяйстве пригодились.
  - А где же они? - лич приготовился к третьей попытке, весь сжался, скукожился и крепко стиснул зубы.
  - Интересно, все личи такие неженки? - спросил Ран мычащего от боли старика, после того, как резким движением вогнал кристалл ему под череп. - А про коней можешь у вампиров спросить, если они захотят, то ответят тебе. Они иногда, под настроение, разговаривают со своими жертвами, - юноша совсем не обращал внимания на крики боли старика. - А если серьезно - думаю, что кровососов сюда привели следы копыт ваших лошадей. У них нюх слабый, от человеческого мало чем отличается, а вот зрение у вампиров отменное. Вы, небось, сутки ко мне добирались, и следы за собой не заметали, таким стадом как у вас и целую тропу наверняка протоптали? Слепой и тот ваши следы вряд ли пропустит, - сколько из разговора упустил лич, осталось неизвестным, но когда он перестал скулить, Ран осмотрел свою работу. - Осталось дело за малым. Не дергайся, последние заклинания нанесу.
  
  
  Скрежет и рычание появились сразу после наполнения энергией первой руны. Страх и ужас охватил Рана. Беглый осмотр окружающей обстановки, источников тревожных звуков не выявил, только взвывшему чувству опасности от этого легче не становилось. День оказался полон сюрпризов и, наверное, самый неприятный из них связан с истинным искусством, хотя большинство изменений молодой некромант так и не заметил.
  Вроде как магия стала более послушной и понятной, но каждый раз применяя ее, Рана почему-то куда-то выкидывало. Мир изменялся и заполнялся странной пустотой.
  Там два мира, реальный и потусторонний, сливались в одном. Обычный мир замирал прозрачными объектами на фоне черного неба, а другой мир - врывался в сознание своей активностью и давил непонятной силой на тело, но от ощущения высокого давления уши не закладывало, вокруг, как бы образовывалась абсолютная тишина, если не считать приближающегося рычания, жуткого рычания, от которого тело моментально покрывалось мурашками.
  В этот раз Ран торопился, как мог. Мелькала руна за руной, автоматически наполняясь энергией на подсознательном уровне. Когда до завершения заклинания оставалось всего две последние руны, над самым ухом раздался жутко-свирепый рык, а за ним последовала боль, пронизывающая всю спину от правой ключицы до левой ягодицы.
  Обезумевший от боли разум Рана выкинул сразу две оставшиеся руны уже наполненных энергией, и в тот же миг сознание поплыло, а парень выпал в реальность.
  
  
  
  
  
Сукреп Аль Босно.
  
  
  
  Радость Сукрепа вернувшейся магии прервал шум упавшего за спиной тела. Кроме молодого некроманта падать там было некому. Когда лич развернулся, то сразу понял, почему тот упал. Разорванная рубаха открывала вид на глубокие раны, оставленные крупными когтями широченной лапы. Кто-то располосовал спину юноши по диагонали справа налево.
  Под Раном стремительно растекалась лужа крови.
  Лич закрутился юлой, ища того, кто нанес парню такую страшную рану. К его великому удивлению землянка оказалась пуста. Спрятаться в помещении площадью в пятнадцать квадратов с потолком чуть выше головы чудищу с лапой размером в добрую лопату - дело не выполнимое, а до этого лич стоял лицом к двери и входящих или выходящих гигантов заметил бы обязательно.
  Первую мысль - бежать из этого гиблого места старик откинул сразу, хотя, посматривая на распанаханую спину парня, очень этого хотелось. Но остужала пыл подобного рвения - память о вампирах, ждущих на улице.
  Вернувшееся истинное зрение говорило о том, что юноша еще жив, правда старика поразила трехслойная аура парня. Сукреп никогда раньше такой не видел, и она явно отличалась от той, что была у него в деревне еще несколько часов назад. Верхний слой ауры напоминал звездное небо, пронзенное багровыми полосами. За ним слой черного тумана с прогалинами серебряного цвета и только внутренний, первый слой напоминал ауру обычного мага.
  Но размышлять об этом было некогда, надо было спасть юношу. Запас энергии Сукрепа оказался огромен, намного больше, чем у старика было при жизни. Спасибо гигантскому запасу кристалла, он лично ежедневно наполнял амулет на протяжении четырех лет. Теперь на недостаток силы можно было не жаловаться (правда, почему-то он был на треть пуст), а умений старого мага, теперь молодого лича, должно было хватить, чтобы спасти Тёпу.
  В отличии от Рана Сукреп владел не только малым, но и средним заклинанием Исцеления, вполне достаточно чтобы восстановить разрезанные ребра парня, если только не поврежден позвоночник, тогда его уже никто и ничто не спасло бы.
  
  Малое, Среднее и Большое заклинания Исцеления отличались между собой лишь площадью воздействия. Малое применялось ко всему телу, Среднее - к обширной ране и Большое - к маленькому участку, а вот эффективность и скорость исцеления были противоположны объему (площади) воздействия, а учитывая, что применять на живой плоти заклинания можно не чаще раза в день, то важность отдельно взятого была неоценима. Так, например: Малое исцеление использовалось при многочисленных мелких ранах, обширных ожогах, недугах, кожных заболеваниях и зомбировании. Среднее же исцеление использовалось на отдельных частях тела, таких как - руки, ноги, живот, грудь и голова, а также для излечения более глубоких и опасных ран и заболеваний. Ну, а Большое исцеление могло мгновенно сращивать отдельные кости и исцелять большинство смертельных ран. Вот только любое из заклинаний было совершенно бессильно перед тяжелыми травмами головы и позвоночника.
  
  Солнце поднялось уже на добрых две ладони. Выбитая дверь оставила открытым низкий проход, смотрящий на солнечную сторону. Самым ярким источником света в комнате был именно он. Масляные лампы не давали и малой части освещения, и не шли ни в какое сравнение с солнечными утренними лучами.
  Когда в комнате резко потемнело, у приготовившегося приступить к исцелению лича екнуло в сердце. Он спиной ощутил кого-то в проходе. От страха подогнулись ноги, и нервно задрожали руки. Лич медленно развернулся к входу и обомлел. На пороге, стоял вампир.
  
  Грациозная стать вампира выдавала в нем искусного бойца. Длинная, свисающая до половины бедра безрукавка, сшитая из материала похожего тонко-выделанную кожу, плотно облегала торс, подчеркивая развитое телосложение молодого тела. Выглядывающая из-за спины рукоять меча и два коротких кинжала длиной от локтя до верхней части плеча, закрепленные к руке ремнями, предполагали, что в двери стоял боец, хорошо владеющий этим оружием.
  
  Не ожидал Сукреп увидеть цивилизованное существо, поэтому растерялся еще больше. Высокие сапоги, кожаные обтягивающие штаны, стильная безрукавка, опоясанная широким ремнем с большой бляхой сверкающей серебром - все это, вкупе с оружием ломало сложившийся годами стереотип о вампирах. Старик даже пожалел, что не мог рассмотреть его лица. Солнце за спиной вампира превратило его в темный силуэт на ярком фоне голубого неба.
  Но тут раздался пугающий рык, и вампир молниеносно отскочил в сторону, скрывшись с поля зрения. О себе дал знать питомец парня, вернее то, что от него осталось.
  Голова Сони продолжала злобно рычать, чем быстро вывела лича из ступора. На время старику показалось, что теперь череп был недоволен им и требовал начать исцеление его хозяина, поэтому, не теряя больше ни секунды, лич произнес заклинание.
  Первый эффект от заклинания Среднего Исцеления проявился мгновенно, а полного завершения действия плетения следовало ожидать к концу второго дня. Открытые раны сошлись и на глазах затянулись молодой кожицей. Ставшие на место кости начали быстро срастаться, два-три дня и переломы останутся в прошлом. Любой лекарь прописал бы больному несколько дней полного покоя и желательно поменьше двигаться и вставать с постели.
  
  Сукреп давно забыл времена, когда он терял контроль над собой. Минуло двадцать два года, как натянутая на эмоции и поведение маска не давала сбоев. Сегодня день выбился из колеи. Осознание смерти и возрождение личем неожиданно пробудили юношеские мечты и желания. Встреча с молодым и талантливым некромантом разбудила в памяти счастливые времена преподавательства. Невероятные успехи этого парня пробудили исследовательский дух и напомнили годы, потраченные на поиски давно утерянных знаний. Вампиры вскрыли детский страх, а раны на спине юноши грозили открыть области непознанного. Буквально за какой-то час старый маг пережил много позабытых ощущений. За короткий час он побывал в роли любопытного юнца, в роли учителя и наставника, в роли подопытного и жертвы и в роли исследователя и экспериментатора. Он стал очевидцем давно исчезнувших сказок - живые скелеты, личи и вампиры.
  - Ради этого стоило умереть, - сделал вслух вывод старик.
  Снизу раздались стоны, в себя пришел Тёпа.
  - Могу тебя обрадовать, - он попытался подняться и застонал от боли, а старик кинулся ему на помощь. - Вторая смерть будет для тебя последней.
  - Да вы невежа молодой человек, совсем не уважаете старость, - лич усадил юношу на лежанку. - Весь день только и делаете что хамите. Нет-нет! - лич удержал Рана в сидячем положении. - На спину ложиться нельзя, пока ребра не срастутся, придется забыть об этом на время. Тебе несказанно повезло, позвоночник чудом уцелел. Кто это сделал с тобой, я никого рядом не заметил? Неужели вампиры настолько быстры?
  - Вампиры здесь не причем. Их высшая кровь не позволит опуститься до уровня оборотней, рычать и царапаться они точно не станут.
  Слова юноши заставили прокрутиться в голове встречу с вампиром заново, и лич понял, что он тогда не ощущал страха и опасности.
  - Я заметил их необычность, на зверей они нисколько не схожи, - перебил Рана лич, - а кто же тогда, если не они?
  - Вампиры! - опомнился Ран. - Ты их видел?! Они были здесь?!
  Рану приходилось встречать порабощенных вампирами людей. Ему тогда очень повезло, Соню еще только предстояло создать, а спасла Рана обычная паранойя.
  Сидел он два года назад тише воды, ниже травы, забравшись в очередную ночевку на дерево. Утренняя роса покрыла вечерние следы мелкими каплями, а обоняние кровососов не почувствовало притаившегося на ветвях человека. Шедшая по лесу колонна из вампиров и людей не обратила на него никакого внимания. Высохшие до костей люди исполняли роль носильщиков, на них было невозможно смотреть без жалости в сердце. Рабы в империи по сравнению с ними казались пухлыми обжорами.
  
  - На пороге, у входа я видел молодого высокого человека. Одежда, меч за спиной и кинжалы на плечах напомнили мне в нем воина Совета, - вспомнил внешность незнакомца лич.
  - Они! - подтвердил Ран. - Почему они ушли?! Сколько их было?!
  - Сиди! - лич остановил попытку Рана встать. - Тебе лучше еще часа два не двигаться, - и когда Ран оставил попытки встать, он ответил: - Не переживай, вампир приходил один, мирно постоял, порассматривал нас, а потом твой скелет, - старик посмотрел на череп Сони, - напугал его и вампир убежал.
  - Ты не понимаешь, они не отстанут от нас! Скоро явятся все сразу, поодиночке они не ходят. Свежая кровь убитых привлекает их не меньше чем кровь живых. Вампиры вернутся, пока она окончательно не потеряла свои свойства.
  Подтверждая слова молодого некроманта, снаружи раздался шепелявый голос.
  
  
  
  
  
Вира.
  
  
  
  На радость обезумевшим от страха лошадям вампиры отправились по следам наездников.
  - Столи, - у самого края поляны Вира окрикнул ведущего группы. - Пока не поздно, давай вернемся назад, сцедим кровь с лошадей и пойдем искать оборотней.
  Но слова молодого вампира подействовали на того противоположным образом - Столи уверенным шагом направился к землянке.
  - Трусам лутсе коней охранять, - выплюнул тот слова через плечо, чем разбавил нервное напряжение остальных вампиров и вызвал одобрительные ухмылки на их лицах. - Остальные са мной, - махнул он рукой зазывая за собою остальных.
  Вира остался на месте, поднял до носа привычно висящий на правой руке щит, а левой вытащил длинный кинжал и приготовился к отражению атак непонятного зверя.
  За предыдущие походы на эту поляну у вампира выработалась защитная стойка, дважды спасавшая ему жизнь. Молодому вампиру тогда повезло, что зверь его далеко не преследовал, на все что ему хватало сил и непревзойденной пресловутой реакции вампиров - это закрываться щитом с вероятных сторон нападения.
  Поднятый щит защищал шею от клыков молниеносного скелета, тот так быстро передвигался, что Вира замечал его лишь в самый последний момент, но правильно выставленный щит делал свое дело безотказно. Глубокие раны на лице - пустяк, не стоящий внимания, неделя, и от них оставалась только память.
  
  Тем временем вампиры из его отряда уже подходили к землянке, а зверь все не появлялся. Вира начал озираться по сторонам, ища подвох, но время шло и ничего не менялось.
  Странным было и отсутствие двери в землянке. Зрение вампира позволяло разглядеть детали. Дверь явно разбили на мелкие куски, и за короткое время так могла поработать только магия, а в то, что дверь долго ломали вручную, Вира не поверил.
  Разглядеть что-либо внутри землянки не помогало даже хваленое зрение, глаза вампиров более чувствительны к перепадам света и требовали большего времени к адаптации, и тем более рассмотреть что-то или кого-то на таком расстоянии в темном помещении не было никакой возможности.
  
  Отряд заходил с боку. Столи решил не рисковать и благоразумно не пошел напрямик. На этом его благоразумие закончилось. Он нагло встал в проеме и принялся рассматривать темные внутренности землянки.
  Несколько секунд ничего не происходило, но затем раздался до ужаса знакомый Вире рык. Названый трус бросился на помощь соклановцам, а герой Столи сдрейфил и кинулся прочь от двери, за ним последовали и остальные. Спустя секунды все вампиры молча, смотрели друг на друга в ста метрах от землянки.
  
  Столи кипел от ярости, трусливый поступок не остался незамеченным и грозил сильно подпортить ему репутацию самого старшего и умелого бойца клана.
  - Я видел, как этот зверь убивает, - тихо начал Вира. - Я видел, с какой скоростью он это делает. Вампирам нечего ему противопоставить. Зовите меня трусом - сколько захотите, но я не хочу с ним связываться и вам не советую.
  Часть вампиров задумалось и возможно переубедить кого-то Вира, и сумел бы, да заговорил пришедший в себя Столи.
  - Там... Там лич. Остальные мертфы, -почему он принял Рана за мертвого - осталось загадкой. - Убиты недафно, - с каждым словом голос его набирал уверенности, - крофь еще не успела остыть, - он облизал свой единственный обломанный клык. - Сесть свезых человесеских трупоф. Море крофи! - при последних словах он от наслаждения закатил глаза.
  
  Кровь не основной источник питания вампиров, но всегда желаемый, особенно когда два дня без еды. Желудок вампиров не переваривал жесткую и твердую пищу, в остальном у них выбор немаленький. Вода, соки, бульоны, сырые яйца, молоко, вино и даже рыбий жир - всё, что могло течь, шло в пишу. Самой распространенной белковой едой являлись яйца.
  Куры, утки, гуси, вообще любая птица не испытывала страха перед нечистью, и поэтому ее активно разводили в хозяйстве. За долгие годы дефицита крови сложилось неверное представление о важности ее употребления. Кровь, особенно человеческая приобрела статус королевской пищи и рекламировалась как мечта простого вампира. Из клана Острых Клыков ее вкуса не знал никто, поэтому от слов Столи желудки и мозги забурлили у многих.
  
  - А как же лич? - наконец кто-то задал разумный вопрос.
  Личи нечасто встречались на территории вампиров и их старались обходить стороной, но бывали редкие случаи, когда личей уничтожали. Ныне от их былой славы остались одни истории, многие из них теперь не то что заклинания не в состоянии создать, им даже силы на содержание собственного тела не хватало, поэтому они в презентабельном виде обычно оставляли только голову, а все кости скрывали одеждой (обычно длинным по самые пятки плащом).
  - Ты не ошибся? Это был точно лич? С живым магом не перепутал? - тут же задал вопросы еще один вампир.
  Вампиры магические существа и все поголовно обладали крохами магии, способной лишь на магическое зрение, но развито оно у них лучше, чем у любого архимага.
  - Он самый. Ауру мертфого я не перепутаю, - прошепелявил Столи. - Пойду погофорю с ним. Засем ему трупы? Айда са мной.
  - А зверь? - снова попытался остановить всех Вира.
  - Ты! - Столи злобно развернулся к нему. - Останесься бес крофи. Крофь трусам не полосена, - выплюнул слова он, и после чего уверенным шагом направился к подземному дому, а остальные потрусили за ним, но Вира остался на месте.
  
  - Лич! Дафай не будем соритса, ты отдас нам мертфых, а мы не тронем тебя, - донеслось до ушей Виры, когда вампиры подошли к землянке.
  Слов лича Вира не слышал, но по произносимому Столи догадаться до смысла переговоров было не трудно. Больше всего Виру радовало то, что страшный зверь-убийца вампиров разве как рычанием своего негодования не проявлял.
  - Лич! Ты нас слысыс? Отфеть! Зачем тебе мертфые? Восми насу друзбу всамен, - спустя минуту прозвучали следующие слова Столи.
  - Лич, а с кем ты там расгаварифаес? Никак, кто зывой осталса?
  После этих слов Столи у Виры екнуло под левой лопаткой, плохое предчувствие взвыло диким кабаном.
  - А как зе. Зывой дазе лутце, крепце друзба будет.
  Это были последние слова в жизни шепелявого вампира. Что ответил лич Вире не уже узнать, но что случилось дальше - он увидел собственными глазами.
  
  Дальнейшие события промелькнули за считанные секунды. Столи никогда не мог похвастаться особым терпением, а сейчас, под запахом свжей крови - так и подавно. Неудачный предыдущий поход, выбитые на днях в драке зубы, насмешки других, два дня без еды, трусость проявленная несколько минут назад на глазах у всех и неизвестные слова лича взбесили того в один миг. Он кинулся в проем. Еще несколько вампиров рванулись за ним следом. То что случилось дальше - никто не ожидал.
  Невидимая стена преградила Столи путь во внутрь, он буквально размазался об нее, настолько велика была его скорость. Возможно, он бы и выжил, да только лич его приголубил каким-то заклинанием.
  Вампиры хоть и видят магические проявления, но знания и опыт в этой области у них отсутствовал напрочь.
  Столи умер быстро и без особых видимых повреждений. Его доля ждала еще шестерых, кинувшихся следом за ним. Лич невероятно быстро кидал заклинание за заклинанием, поэтому осознать, что идут на погибель у вампиров, не смотря на их реакцию, шансов не было. Все атакующие умерли очень быстро.
  
  Шок от увиденного поразил всех. Оставшиеся в стороне от бойни вампиры поспешили к Вире, подсознательно воспринимая его за главного. Вира много слышал о магии, но впервые увидел ее в действии. Злачное место обзавелось еще одним чудищем, легко убивающим вампиров.
  Сами вампиры были растерянны, с таким противником их клан уже лет двести не сталкивался.
  Все смотрели на Виру и ждали от него команды. Никто не забыл его разумных попыток отговорить Столи от безумного шага. Кровь мертвых людей уже не казалась такой привлекательной.
  
  Что делать дальше за Виру решило новое обстоятельство по имени - оборотни.
  Шорох в кустах объявил о появлении на сцене новых действующих лиц. Запах крови убитых людей всё-таки привел на поляну стаю молодых оборотней.
  Трансформированные тела людей в зверином облике выглядели жутко. Похожие на гигантских волков они были обладателями массивных лап с огромными когтями, а пасть украшали приличного размера клыки. Но вампиров этим было не напугать, Виру волновало лишь количество новых врагов. Их сильно прореженный личем отряд - против тридцати двух оборотней(!) и это только те, кто вышел на поляну.
  
  Но к удивлению оборотни не спешили нападать и большинство даже не рычали, а лишь опасливо смотрели в сторону землянки. Зверь, обитающий в ней, видимо им был знаком не понаслышке.
  Так продолжалось долгую минуту. За это время Вира успел прикинуть много вариантов развязки возможных событий, но не одному из них не суждено было случиться.
  
  - Все!! Хватит!!! - услышал Вира крик из землянки. - Себя ему жаль! А кто бы меня пожалел?! Мне неделю от силы жить осталось, я и то не плачу, а ему как минимум на год непрерывных боев энергии хватит, он еще и ноет! А если не магичить, то и пару сотен лет еще проживет. А вы!! Сволочи!!! Достали меня по самое не хочу! Ну, держитесь!
  Интуиция подсказала Вире, что последние слова были направлены вампирам.
  
  В этот момент резко потемнело, вот только темнота была необычная, казалось, что смотришь на мир через темное стекло. Взгляд на солнце был тому лишним доказательством. Оно никуда не пропало, но стало намного тускнее.
  Так длилось всего несколько секунд, а затем обычный свет вернулся, а с ним на лесную поляну начали падать из ниоткуда неизвестные чудовища.
  
  
  
  
  
Тёпа.
  
  
  
  Шепелявый голос снаружи оказался большой неожиданностью.
  - Лич! Дафай не будем соритса, ты отдас нам мертфых, а мы не тронем тебя.
  Лич с юношей переглянулись, а Соня тихо зарычал.
  - Боятся, - шепотом констатировал Ран личу. - На переговоры пошли - это первый признак.
  - Кого? - недоуменно поинтересовался Сукреп.
  - Как кого? Лича конечно, - Ран перевел взгляд на питомца, - понимают, что Соня сейчас им не соперник, иначе бы шага на поляну не ступили. Соня вампиров отдельно складывает, метрах в ста отсюда. Хобби у него такое - падальщиков, оборотней и вампиров в отдельные кучи складировать и меня после каждого нового экземпляра похвастаться туда тянет.
  На мертвом лице старика отобразился неподдельный ужас, глаза его насквозь пробуравили голову Сони, а рык скелета показался ему еще более грозным. В памяти всплыла недавняя смерть шестерых бойцов за несколько секунд, и воображение тут же нарисовало три гигантских кучи с костями, отдельных для каждого вида мертвых.
  Лича передернуло.
  - Что за зверек такой интересный? - поинтересовался лич о Соне, не отводя от того глаз.
  - Лич! Ты нас слысыс? Отфеть! - помешал милой беседе тот же шепелявый голос. - Зачем тебе мертфые? Восми насу друзбу всамен.
  - Потом расскажу, - все так же, тихим шепотом, буквально на ухо, проговорил Ран. - Давай сначала с вампирами разберемся. И говори тише, у них слух лучше, чем у оборотней.
  - Лич, а с кем ты там расгаварифаес? Никак, кто зывой осталса? - наконец до вампира дошел смысл слов старика.
  Ран от злости сильно толкнул лича локтем в ребра.
  - А коль и так, его тоже требовать будете? - громко спросил Сукреп.
  - А как зе, - сразу в ответ прошепелявил вампир. - Зывой дазе лутсе, крепсе друзба будет, - после своих слов шепелявый засмеялся противным карканьем.
  Не высказанный вслух вариант отделаться от вампиров трупами - летел к черту!
  - Э-э-э, нет! Так не пойдет, - разозлился лич, встал, и одним движением руки запечатал вход в землянку плетением. - Вариант - отдать настоящего друга взамен на продажную дружбу меня не прельщает. Ты лучше ответь - кто меня остановит заиметь еще несколько трупов? Вампиров-зомби у меня в коллекции еще не было, но самое время наверстать упущенное.
  Слова лича ошарашили всех.
  Дальше произошло сразу несколько событий:
  Недоумевающий Ран принялся шептать обезумевшему старику о том, что нечисть зомбированию не поддается.
  Оскорбленные вампиры кинулись на штурм, один за другим врезаясь в невидимую преграду.
  А довольный собою лич, укладывал в стопку боевыми заклинаниями под ревущий лай Сони поочередно нападающих озлобленных вампиров.
  
  Но глупые вампиры к огорчению лича закончились довольно быстро. Всего семь милых трупиков забаррикадировали вход во внутрь. Разумные их сородичи крыли матерными словами всех, а в первую очередь своих глупо-мертвых товарищей.
  Шепелявого голоса среди них не слышалось, наверное, его владелец принимал активное участие в баррикадировании.
  
  Только когда стихло снаружи, и даже угомонился Соня, лич задумался о происшедшем.
  - Раньше такого со мной не было, - поделился он с юношей.
  - Я раньше тоже такого не видел, - согласился с ним не менее пораженный кратким боем Ран. - Боевой маг - это сила!
  - Да я не об этом. Кстати, я не боевой маг, моя специализация - создание артефактов. Меня в последний день беспокоит собственная психика, эмоции совершенно не поддаются контролю. Вспыхивают - когда им захочется.
  - А говорят еще что мертвые ничего не чувствуют - врут гады. Теперь мы это знаем точно, - серьезно сказал Ран и тихо добавил: - Вампиры еще здесь и слух они пока не потеряли.
  Лич захлопнул рот руками и виновато посмотрел на уже друга, а Ран наклонил голову присевшего рядом болтуна к себе и зашептал ему на ухо:
  - Нам повезло, что они сами кидались на твои заклинания. Здорово ты их разозлил! Попасть в двигающегося вампира не так-то просто. Могу руку дать на отсечение - больше такой ошибки они не допустят. Сражаться с ними в чистом поле - это чистое самоубийство. А они не уйдут, постараются забрать своих, - Ран махнул рукой на баррикаду и сразу пожалел о беспечном жесте, боль пронзила всю спину, но скривившись, он продолжил: - У них есть ваши лошади. Еды, если они их убивать не будут, хватит на несколько месяцев. Теперь мы и трупами не отделаемся, они будут мстить. Ты теперь враг для них, как и я. Они народ гордый и мстительный.
  - 'Что делать будем'? - спросил лич одними глазами.
  - Ты можешь тут хоть двести лет сидеть, пока энергия в кристалле есть, а что мне без еды прикажешь делать? Моих запасов на неделю, на больше хватит, а воды и того меньше.
  Лич застыл на месте с выпученными глазами и если бы он мог дышать, то в этот момент разучился бы.
  - Слушай, не переживай ты так, чего-нибудь придумаем, как-нибудь выберемся, - по-своему истолковав поведение лича, решил утешить его юноша. - Может еще оборотни в гости нагрянут, кровищи вон - сколько разлито, - Ран пошлепал сапогом по собственной лужи крови, - за десятки километров их привлечет.
  Лич продолжал молчать, а у Рана начал потихоньку раскручиваться нервный маховик.
  - Может ваши увидят, что не вы вернулись и придут на помощь, - продолжил было утешать Ран, но был перебит личем:
  - Нет никаких наших! - отрезал старик. - Один в деревне остался, а подмога придет не скоро, если вообще придет. В заброшенные земли людей на убой мог повести только Рашид, - Сукреп показал пальцем на труп мага.
  - Тсс, - пальцем у рта напомнил Ран о чутком слухе вампиров.
  - Я только что понял, - значительно убавил децибел лич, - жить мне - осталось пока в кристалле есть энергия, - выложил суть своей печали он. - Я могу лишь пользоваться энергией и не могу наполнить кристалл даже на каплю. Мертвым не дано накапливать и собирать Силу.
  - Может заклинания, какие специальные существуют? - утвердительно спросил Ран.
  - За всю свою долгую жизнь я не слышал о таких, - совсем повесил голову лич, состарившись в миг на добрый десяток лет, чем сильно удивил парня, Ран даже протер глаза - стареющая нежить - это что-то!
  - Было бы из-за чего расстраиваться..., - хлопнул он старика по плечу и сразу об этом пожалел, спина взвыла болью, как сумасшедшая, а недосказанное предложение зависло в воздухе.
  - А как тут не расстраиваться? Тебе легко говорить, ты живой, а я мертвый, - лич совершено не замечал кривляний Рана от боли, он полностью зациклился на своей проблеме.
  - Все!! Хватит!!! - заорал Ран, выплескивая наружу накопившиеся эмоции, перекрывшие боль в спине, ему уже было наплевать на конспирацию. - Себя ему жаль! А кто бы меня пожалел?! Мне неделю от силы жить осталось, я и то не плачу, а ему как минимум на год непрерывных боев энергии хватит, он еще и ноет! А если не магичить, то и пару сотен лет еще проживет. А вы! Сволочи!! - Ран перекинул злобу на вампиров. - Достали меня по самое не хочу! Ну, держитесь!!!
  
  Так бывает в гневе - человеком тогда управляет накопленная годами злость и под горячую руку такому человеку лучше не попадать.
  Все произошло настолько быстро, что никто ничего не понял, включая самого героя. Ключевой момент случился для многих полной неожиданностью, а на сцену вышли новые действующие лица.
  
  
  Дальнейшие события развивались не больше одной секунды реального времени, но аукнулись далеко за пределами лесной поляны, потрясая своей мощью основы мироздания. Волна возмущения прошла во всех слоях астрала.
  Позже, когда утихнут эфирные колебания и исчезнет рябь астрала, Боги и Демоны обнаружат мир, выпавший из-под их контроля и влияния. Они увидят, что вокруг него рухнули три слоя астрала, кто-то или что-то уничтожил все связи с Междумирьем. Восстановить проход в этот мир осталось возможным только с одной стороны.
  
  А на деле Ран всего-навсего пожелал поднять лежащих на полу его землянки мертвых солдат и еще одного лича. Больше ему нечего было противопоставить вампирам. Он так сильно пожелал этого, что попал в астрал с уже готовым и наполненным силой плетением, но он этого даже не заметил. Он не заметил ошибку, закравшуюся в рунах, не успел он заметить и рычания в темноте астрала. Он, не задумываясь, впервые выплеснул заклинание одновременно на нескольких трупов. А еще он не заметил, сколько влил силы в свое заклинание и не заметил, как плетение прорвало и накрыло сразу два измерения на сотни шагов вокруг.
  Тогда злость залила Рану глаза, а безумие захватило разум, и некому было его остановить. Живой лич был занят самобичеванием, а вампиры находились вне зоны досягаемости, но даже попытайся кто-нибудь из них препятствовать Рану, то вряд ли бы им это удалось, потому что скорость событий вложилась всего лишь в долю секунды.
  Сиротство, годы боли, недоедания, недосыпания, унижения и одиночества - всё переплелось в один напор чувств и вырвалось наружу. Стресс сегодняшнего дня оказался последней каплей переполнившей чашу весов в сторону нервного срыва. Инерция маховика злости достигла критической точки.
  
  Результат поступка неопытного мага не заставил себя долго ждать. Заклинанием молодого некроманта-самоучки в один миг поднялись четыре зомби, ожил еще один лич, но и это еще не всё! Впервые за всю историю этого мира - вторую жизнь получили семь вампиров!
  И опять, если бы только это оказалось самым необычным последствием исковерканного заклинания произнесенного одновременно в нескольких магических измерениях, так ведь нет, первые в мире неживые (зомби) вампиры оказались не самым большим сюрпризом в этот сумасшедший день!
  Сам, того не осознавая, некромант-недоучка сумел переплюнуть всех, даже Богов. У него получилось создать тела Духам! Ему неосознанно удалось выдернуть бессмертные существа из их слоя бытия и наделить их призрачно-мертвую плоть вполне реальным телом, способным умереть окончательной смертью. А ведь до этого момента считалось, что наделить материальным телом Духов, Демонов и Богов невозможно, если они сами того не желали. И сейчас мало того, что желания Духов никто не спросил, так их еще помимо собственной воли выдернули из собственного измерения и забросили на низшую ступень бытия, в мир, который теперь отрезан от источника их родной силы.
  
  События вложились в одну секунду, и сразу за ними парень, переборщивший с силой, потерял сознание, свалившись на лежанку.
  
  
  
  
  
Сукреп.
  
  
  
  В землянке заскрипело, зашумело, и в одно мгновение мир вокруг наполнился неприятными звуками.
  Крики и стоны неслись отовсюду. Казалось, что сам воздух орал от боли и мучения. Вместе со звуками на сознание навалился веющий чем-то потусторонним ужас. Кожа покрылась мурашками, ноги задрожали в коленках, а волосы встали дыбом. И это испытал мертвый лич! От таких ощущений он быстро забыл, что еще секунду назад хандрил.
  
  Окружающая обстановка сильно изменилась, лич пропустил многое, но вернулся в реальность из стресса он вовремя. В землянке полным ходом шёл бой.
  Сколько лич прозевал времени, он не знал, но окончательно мертвых тел в землянке уже было предостаточно. Наметанный взгляд бывалого бойца быстро оценил обстановку и поделил сражающихся на своих и чужих, посчитал потери и наметил первоочередные цели.
  
  Ни Тёпа, ни его скелет, ни даже вампиры участия в бою не принимали. Находящемуся без сознания парню на лежанке пока ничего не угрожало, на рычащий череп внимания тоже никто не обращал, а вот поднятым ко второй жизни его боевым товарищам приходилось тяжко, двое из которых уже успели упокоиться второй окончательной смертью.
  - 'Когда только молодой некромант успел оживить трупы?' - подумал лич.
  В том, что это его рук дело у него даже сомнений не возникло.
  - 'И откуда взялись шесть монстров?' (четверо из которых были уже мертвы) - задал он себе второй вопрос.
  Впрочем, раздумывать об этом факте, времени у старика не было. Два, оставшихся в живых монстра наседали на Рашида, совершенно игнорируя мечи солдат отскакивающие от тел как молот от наковальни. Острый металл не оставлял на гладкой коже чудищ ни малейших царапин, а дотянуться до голов монстров двум солдатам никак не удавалось. Раскрытые перепончатые крылья обволакивали коконом бока и спину существ, надежно защищая хозяев от физических атак. Удары по мускулистым ногам выбивали лишь снопы искр, не причиняя чудовищам ни малейшего вреда.
  Демоны! Теперь у лича не осталось никаких сомнений в этом, именно так рисовали и описывали их люди. Жестокие твари бездны, покинувшие земли людей в далеком-далеком прошлом - вернулись! Теперь быть морю крови и смерти, как пророчили их малочисленные поклонники.
  - 'Одна близость к ним навивала неудержимый ужас, а эманации зла исходящие от демонов заставляли живых молить о скорой смерти. Один их взгляд отбирал жизнь, а прикосновение уничтожало душу' - пришло на ум старику древнее сказание.
  Но насколько эти древние сказания правдивы, лич убедиться не мог по той простой причине, что единственный живой среди них находился сейчас в бессознательном состоянии, а два оставшихся зомби и лич-Рашид очень даже удачно от них отбивались, четыре трупа демонов присутствовали точно.
  
  Магический щит командира Стражей 'Сфера воды' держался чудом, отражая удар за ударом, он покрывался вполне реальными волнами, расходящимися по всей поверхности. Монстры били не быстро, но от каждого удара здоровой когтистой лапой - щит Рашида прогибался в месте соприкосновения очень глубоко, еще немного и длинные черные когти достали бы до тела неживого мага.
  Монстры, атакуя с двух сторон, прижали Рашида к низкой стенке. Рост демонов превышал высоту потолка землянки, поэтому они, закутанные в прочные крылья, без большого размаха, сутулясь и упираясь плечами в перекрытие, наносили удары лапами снизу вверх. Может, именно поэтому щит мага еще держался, но и удары не в полную силу впечатляли.
  Рашид как-то хвастался, что его 'Сфера воды' даже не заметит кувалды, он еще тогда выиграл в споре золотой. На десять размашистых удара кувалдой кузнеца щит покрылся лишь мелкой рябью, какой покрывается лужа при слепом дожде.
  
  Чего-чего, а силы у демонов было не отнять, да еще каждый их последующий удар существенно усиливался. Своей целью они выбрали самого опасного соперника, и на нем сосредоточили все силы и внимание.
  Честь Рашиду добавляли хладнокровие и умелый отпор, оказываемый монстрам. Он успевал кастовать чуть ли не заклинание в секунду, правда, разнообразием они не страдали, да еще и эффективность теряли с каждой новой попыткой. Не столько слабел Рашид, сколько адаптировались враги!
  Недопустимая блажь для мага-боевика полагаться только на свои силы. Амулеты и артефакты обладают, куда большим запасом энергии и повышенной скорострельностью. Руки Рана не дошли до карманов Рашида, что тому оказалось очень кстати. Как лич, мертвый маг без энергокристалла в голове совершенно бесполезен, а с амулетами у Рашида еще оставалась какая-то надежда.
  
  Плетения стихии воды раз за разом разбивались о твердую кожу монстров, и все меньше и меньше наносили ущерб. Если поначалу от демонов отлетали целые куски плоти, то со временем плетение 'Стрела воды' лишь пробивало кожу.
  Почему все называли заклинание стрелой, Сукреп не знал, ведь оно больше напоминало здоровую каплю воды. Плетения стихий воды и огня, в отличие от стихии ветра обладали красивым визуальным эффектом. Когда на лету из воздуха формируется комета из воды - равнодушных к такому зрелищу оставалось мало, а когда плетение врезалось в цель - взрыв брызг поражал красотой всех остальных.
  
  К моменту оценки стариком полной ситуации - она из патовой уже превращалась в критическую. На лича никто не обращал внимания. Мысли 'наших' были заняты боем, а внимание демонов сосредоточилось на Рашиде, как на самом опасном противнике.
  В отличие от своего боевого товарища Сукреп отдавал предпочтение стихии ветра. Он часто пользовался излюбленным и безотказным заклинанием 'Лезвия ветра'. Частицы воздуха, раскрученные диском со скоростью циркулярной пилы, разрезали плоть как мокрую бумагу, а если в плетение вложено достаточно энергии, то жертву от расчленения не спасали и тонкие доспехи.
  Несмотря на произнесенную чуть ранее самому себе клятву беречь каждую каплю силы, старик решил на энергии не экономить. Присутствие монстров освежало рассудок, и не прожитые дополнительные дни когда-то в будущем с лихвой перекрывались событиями настоящими. Вероятность умереть сейчас даже не рассматривалась, демоны, дышащие смертью, вряд ли обратили бы внимание на нейтралитет Сукрепа.
  
  В комнате, ставшей очень тесной, негде было развернуться, а уж о том, чтобы отойти на безопасное расстояние и говорить нечего. Старик буквально дышал монстрам в спину, чудо, что его случайно не зацепили до этого. Упершись спиной в противоположную от врагов стену и навесив на себя защитный полог загустевшего воздуха, лич вступил в бой.
  Мысли о благородстве в этом мире не посещали даже младенцев. Подло ударить в спину звалось по-иному. Если ты не нарушал правил, значит, это являлось твоей тактикой, а правила в битве с демонами никто не устанавливал.
  Лич выпустил сразу два диска смерти, по одному на каждого противника. Желательной целью была шея, но так как демоны, скореженные под низким потолком, спрятали головы от Сукрепа за своей широкой спиной и еще укрылись поверх прочными крыльями, вариантов уязвимых мест осталось не много. Хребет из крупных шипов между основаниями крыльев казался не пробиваемым и выглядел намного крепче перепонок, которые безуспешно пытались долбить оставшиеся в 'живых' два зомби-солдата. А вот ноги монстров, похожие на лапы дракона, соблазняли отрезать их одним махом.
  Короткие взмахи руками, и два еле видимых искажения воздуха бесшумно пронзив расстояние, перерезали голени монстрам чуть выше лодыжки.
  Если бы кто наблюдал сцену со стороны, ему бы показалось что ничего у Сукрепа не вышло. Ведь сначала на самом деле ничего не произошло. Правые, выставленные назад ноги обоих монстров, не были опорными, а разрез от заклинания ветра оказался настолько тонким, что сложилось лишь ощущение дуновения чистого ветра в тумане, не причинившего ущерба лапам Демонов, а только поднявшего с земли столп пыли. А пыли в помещении было предостаточно и на пробиваемых темноту комнаты солнечных лучах клубились целые вихри поднятого с земляного пола мелкого мусора. Но затем, раздавшийся дикий крик боли убедил в ошибочности первого предположения, а отвалившиеся ступни демонов с идеально ровными срезами показали эффективность магии ветра в данном случае.
  Активной защитой чудища не обладали, а пассивный иммунитет оказался бессилен перед незнакомой магией. Внезапно-укороченная нога на добрых двадцать сантиметров сильно сказалась на равновесии тела, поэтому не удивительно, что, попытавшись на нее опереться, демоны попадали на пол. Уши заложил новый вой боли.
  
  В боевом азарте мозг подсознательно отключает все лишнее, сосредотачиваясь только на важном. Звуки и изображения тщательно фильтруются, ограничиваясь концентрацией на объектах повышенной опасности, даже обостренное в такие моменты периферийное зрение работает лишь в области вероятного нахождения противника. Бой в комнате ограничивался вниманием замкнутого пространства, поэтому то, что творилось на улице, никто из присутствующих не заметил.
  Бой в землянке лучше назвать мелкой потасовкой на фоне развернувшейся битвы за ее пределами. Шесть монстров в подземной комнате оказались не единственными непрошеными гостями в этом мире, в центре поляны, вокруг землянки метров на двадцать не осталось ни одного свободного места.
  
  
  
  
  
Вира.
  
  
  
  Заклинание, произнесенное Тёпой в отличие от стандартного, распространялось не на конкретный объект, а на площадь, поэтому слияние пластов астрала зацепило еще существенную часть поляны, а находящиеся на ней вампиры и оборотни наблюдали необычную картину воплощения Духов из другого измерения в физические тела воочию.
  
  
  После короткого затмения со стороны землянки потянуло неприятным ощущением чего-то потустороннего, злого и ужасного. Если бы не гордость, привитая с молоком матери, Вира постарался бы не встречаться с существами, издающими подобное. Рассудок кричал, что надо срочно убегать от быстро проявляющихся в пространстве монстров, но взгляд на сородичей, а потом на оборотней загнал всплывший из глубин сознания постыдный страх обратно, уступив место боевому азарту.
  Впервые в жизни Вира заметил в глазах оборотней безразличие к себе. Их высыпало из леса уже более четырех десятков и все как один игнорировали вампиров. О таком поведении оборотней Вира даже не слышал. Все знания и личный опыт кричали, что такого быть просто не может, но, прислушавшись к своим чувствам, он понял причину неадекватного поведения непримиримого врага - у них впервые за историю сосуществования появился общий противник и общая цель, а извечное военное противостояние сейчас казалось детской ссорой.
  
  Навевающие пронизывающий до костей ужас монстры, словно снимали с себя невидимость и потихоньку начинали преображаться. Оборотней и вампиров теперь волновали только они, эти неизвестно откуда появившиеся чудовища. Внутреннее ощущение кричало громче, чем когда бы то ни было - это Враг, с большой буквы - Враг всему живому и немертвому.
  Новый Враг грозил уничтожить существующее положение вещей, вместе с вампирами и оборотнями за компанию. Нет, Враг не кричал, не грозил, он вообще слова не проронил, но, чтобы понять Его желания и стремления, ни оборотням, ни вампирам этого не требовалось. Как обычные звери ощущают нечисть и нежить, так и они понимали желания и силу нового Врага. Если его не остановить, то на земле больше не найдется места для них, и это нужно делать сейчас, пока Враг не набрал силу и пока он еще уязвим, потом будет поздно и уже ни что и ни кто не сможет ему препятствовать.
  
  Вожак оборотней, будто прочитав мысли Виры, посмотрел на него и, отдав команду своим, кинулся в атаку первым.
  
  Тем временем монстры, выпадая в реальность, еще имели нелепые тела. Сначала, полупрозрачные, они напоминали небольшие двух-трехметровые облака черного густого дыма, но постепенно адаптировались и начинали менять форму. Газовые субстанции медленно наливались чем-то плотным и приобретали вид шевелящихся бесформенных комков слизи. А слизь, твердея на глазах, превращалась в личинку гигантского насекомого. Беспомощно валяясь на земле, у них быстро формировались тела. Первой появлялась голова, затем начинали отрастать руки, ноги и крылья, одновременно покрываясь чешуей и шипами.
  
  Прежде чем оборотни добрались до первых Врагов, раздался истошный вопль. Затем еще один и еще и еще. Вопли напоминали мощный скрип при резке стекла, только истинную сущность неприятных звуков Вира уловил интуитивно - это начали умирать монстры.
  Кто их убивал, стало ясно почти сразу, а вот легче от этого не стало. Скрипы смерти доносились от землянки, там уже появился небольшой прорех среди груды трансформирующихся тел врагов, а в нем сражались убитые личем вампиры! Только они были не мертвы и даже очень неплохо сражались.
  
  - Мать моя женщина! - выдавил из себя один вампир.
  Вампиры даже не догадывались, как им повезло, что они не попали в радиус действия заклинания Рана, а то быть бы им заживо зомбированными вампирами.
  - Не врал лич, сука! - произнес второй.
  Пусть Вира не слышал всех слов переговоров, но догадаться до смысла последней фразы ему труда не составило. Факт, что кто-то может поднимать зомби-вампиров, переворачивал верх ногами незыблемость господства вампиров и тщательно вытряхивал все из ее карманов. Сегодня день коренных изменений устоявшихся вещей и грядущие перемены грозили изменить мир основательно. В этом Вира уже не сомневался ни на секунду. Данный факт оживил в памяти древнее пророчество об Отце.
  - Да кто он такой? - задался кто-то тем же вопросом, о котором подумал сейчас Вира. - Так это его рук дело, это он наслал их на нас?! - голос того же вампира подразумевал мертвых вампиров и монстров.
  А вот с таким выводом Вира спешить не стал. Он слышал о том, что личи умеют подчинять себе зомби и скелетов, а их мертвые товарищи явно находились при собственном разуме и сражались против монстров.
  
  Пока вампиры удивлялись, а Вира рассуждал, их мертвые братья разошлись не на шутку. Тем, кто не верил, что за секунду можно располовинить больше чем три тела, пришла пора убедиться обратному утверждению воочию. Скорость вампира, сила зомби, страх, злость и ненависть могут творить чудеса. Взмах-другой мечом и, островок из мертвых скрипящих тел расширился усилиями семи умелых бойцов в несколько раз. А еще через двадцать секунд боя, ситуация начала быстро меняться, тогда Вира, не уже медля больше ни секунды, повел небольшой отряд в бой.
  
  Почти полста оборотней - страшная сила! Пасть, в которой свободно умещается больших размеров арбуз, способна отрывать головы, руки и ноги одним движением, а когти длиною в малый кинжал могут нарезать тела врагов на полоски.
   По рядам монстров прокатилась волна смерти. Подобно саранче, оборотни не оставляли на своем пути ничего живого и шевелящегося. Раздирая одних, они кидались через спины своих товарищей на следующие цели. Изначально компактная группа оборотней разматывалась длинной нитью, охватывая весь круг с порождениями ада. Постепенно диаметр из живых врагов уменьшился из пятидесяти до двадцати метров и стал напоминать бублик, который снаружи грызли оборотни, а внутри пожирали вампиры-зомби. На этом стремительный успех застопорился.
  Твари оказались весьма непредсказуемыми. Вира с небольшим отрядом из пяти вампиров подоспел к моменту, когда в 'наших' рядах начали появляться первые потери. Если бы кто сказал раньше, что вампир и оборотень будут сражаться плечо к плечу, он бы ни в жизнь ему не поверил, но раздумывать об этом сейчас было не время.
  Быстро отраставшие конечности монстров покрывались непробиваемой кожей и чешуей. Клыкам, когтям и даже мечам было все труднее находить уязвимые места на теле Врага. А регенерация монстров заставляла облизнуться от зависти любого. Если на восстановление плоти у вампиров тратилось от недели до месяца, а у оборотней в трансформированной оболочке на это уходило несколько часов, то у этих тварей раны заживали менее чем за минуту!
  
  С возрастающей с каждой секундой защитой Враг еще обзаводился и оружием. Отращивал впечатляющих размеров клыки и когти, на голове начинали пробиваться внушительные рога, а на концах крыльев вырастали длинные шипы. У некоторых особей отрастал длинный хвост, оканчивающийся приличных размеров шипастой булавой. Из беззащитных жертв монстры быстро превращались в опасных хищников.
  То здесь, то там уже все чаще слышались предсмертные крики оборотней. Их численность начала резко сокращаться. Клыки теперь не всегда прокусывали твердеющую кожу врагов, а собственная оказалась плохой защитой от длинных когтей противника. Было появившееся численное преимущество - таяло на глазах. У вампиров дела обстояли несколько лучше. Мечи давали жизненно-необходимое расстояние до врага, и хорошо, что погибающих монстров становилось меньше с каждой минутой.
  
  Первым из вампиров погиб боец из отряда Виры. Выпад мечом в грудь провалился, лезвие только слегка прорезало кожу в области предполагаемого сердца, а монстр, схватив длинными руками за рукоять с кистью, притянул к себе противника и ударом концами перепончатых крыльев нанизал вампира на шипы костяных перегородок.
  
  Ни о какой групповой тактике боя речь не шла, вампирам никогда не приходилось сражаться против умелого, защищенного и превосходящего силой врага. Для победы раньше всегда было достаточно - личного искусства и скорости реакции. Но когда погиб второй из отряда, глупо споткнувшийся на трупе и моментально раздавленный толстой лапой, Вира понял, что надо что-то менять. Время перемен требует нового подхода к жизни.
  - Ты! И ты! - игнорируя имена, он рукой указал на двух оставшихся живых вампиров. - Быстро мне за спину! Я впереди отбиваю атаки, а вы достаете их быстрыми выпадами из-за моей спины, и сразу прячетесь назад. Никаких возражений! - отрезал Вира попытку возмутиться. - Куда я, туда и вы! Вам все ясно?! - прикрикну он.
  Возразить ему никто не решился.
  
  Спонтанно организованная мобильная группа, начала действовать исподтишка. Пробежка к ближайшим сражающимся, удар сзади или сбоку в шею, и снова перемещение к следующему бьющемуся оборотню. Тактика себя оправдала сразу, пусть оборотней гибло много, но и Вира с соратниками тоже забирали не одну жизнь у Врага.
  
  Всей картины боя Вира не знал, но, видя, с какой скоростью адаптируются монстры, прекрасно осознавал, что их следует уничтожить как можно быстрей. В кого превратится Враг через час, день, неделю или месяц? А кем он станет через год, с его-то способностями к изменению свойств тела(?) - даже подумать страшно было. Еще десять минут скоротечного боя, и броня чудищ начнет превращаться в непробиваемую! И что делать, когда это случится(?!) - Вира не представлял, но мысль об этом подхлестывала шевелиться и как можно быстрее.
  
  На другом краю битвы положение вампиров-зомби складывалось тоже не лучшим образом. Разрозненные одиночки уже ничего не могли противопоставить монстрам, а затянувшиеся поединки потихоньку склонялись не в сторону вампиров.
  Их пока еще спасало мертвое тело, раны пусть и не заживали на глазах, как у соперника, но и несильно сказывались на общей боеспособности.
  Голова и шея - вот уязвимые места у зомби, даже без любой другой конечности они представляли собой серьезного противника.
  Но всему бывает предел, так и в этом случае ситуация накренилась в сторону врагов. Реакции вампиров противостояла непробиваемая броня. Ошибка за ошибкой сначала отнимали части тела, а затем и жизни мертвых вампиров. Если первые двое удачно разменялись жизнями с врагом, то последующие пятеро такой удачей уже похвастать не могли.
  
  Когда осталось всего лишь два десятка монстров, которые уже полностью сформировались и выработали абсолютный иммунитет к холодному оружию, когтям и клыкам. Поражение осталось делом времени, и Вира с двумя оставшимися в живых бойцами, как и оборотни, а также последний неживой вампир начинали это отчетливо понимать.
  
  
  
  
  
Сукреп.
  
  
  
  Сражение в землянке для старика закончилось довольно быстро, он даже не успел основательно испугаться. В результате оказались убиты последние два монстра и погиб еще один солдат. Когда демоны упали, тот сдуру кинулся их добивать, целясь острием меча в раскрытую грудь, но, мгновенно был проткнут шипами крыльев монстра. Правда это была не смертельная рана для молодого зомби, но последующий удар широкой лапой раздробил бойцу голову.
  Другой, последний солдат поступил гораздо благоразумнее своего напарника. Им оказался воин, который умудрился в последние секунды до своей смерти перерубить мечом позвоночник зверю парня. Боевой опыт не подвел его, он разумно, а главное вовремя отскочил в сторону. Если за дело берутся маги, обычным людям лучше в этот момент находиться от них как можно дальше, а особенно от их цели.
  И вправду, жизнь других Сукрепа в тот момент нисколько не волновала, демонов необходимо было добить как можно скорее, и доказательством тому явились повторно пущенные им плетения. Если бы голова зомби-солдата каким-то чудом уцелела от лап монстра, то ее снесло бы заклинанием лича. Удачно открытые при падении демонов их шеи и головы - сами намекали, дабы их как можно быстрее отделили от туловища, чем лич незамедлительно воспользовался под крики Рашида:
  - Добивай! Быстрей! Руби головы!
  - Зачем так кричать? Я не глухой и тем более не тупой, - произнес старик, после того, как на всякий случай разворотил демонам еще и грудную клетку. - Ты как себя чувствуешь? - задал вопрос он, спустя минуту, когда Рашид полностью успокоился.
  - А ты как думаешь? Как себя может чувствовать свежеподнятый зомби после самой крупной битвы за всю свою прожитую жизнь? - сипящим голосом ответил Рашид, поврежденное Соней горло не издавало нормальных звуков.
  - Что тут вообще происходит? Мы что - зомби?! - таким же бурлящим голосом спросил солдат. - А это кто такие? - он указал рукой на монстров.
  Но Сукреп ему отвечать не собирался, он подошел к парню, пощупал пульс, убедился, что тот жив и ответил сам себе:
  - Теперь я знаю, кто разодрал тебе спину.
  - Ты о чем? - спросил Рашид.
  - Неважно..., - начал было отвечать лич, и застыл взглядом на проеме двери. - Все еще не окончено. К бою! - выкрикнул он.
  
  Со словами Сукрепа в комнату вернулись звуки и наполнили землянку криками и стонами доносящимися снаружи. А на самом деле его слова вывели разум из состояния стресса и вернули восприятие в нормальное русло.
  
  Обернувшись к двери, Рашид и солдат сразу увидели, о чем говорил старик.
  Недалеко от входа отбивался от трех наседающих на него до боли знакомых демонов вампир, и явно зомби-вампир, о чем свидетельствовали его повреждения.
  Живые существа при таких ранах не выживают! Минус рука и отсутствовала половина грудной клетки, где обычно находилось сердце. Жуткое зрелище(!) - когда с левой стороны туловища от самой шеи до нижней части таза остались лишь огрызки ребер, а позвоночник держался на честном слове. Но этот печальный факт не мешал вампиру удачно крутить мечом оставшейся целой правой рукой.
  
  А вдали, с большой группой монстров сражались еще три живых вампира и шесть оборотней, нет, уже пять, один только что потерял голову. Демону хватило одного удачного взмаха лапой, чтобы оторвать собачке голову вместе с 'кишками'. Огромные оборотни выглядели на фоне чудовищ ада, словно маленькие мышки рядом с отъевшимися котами, а если гигантскую оторванную голову положить на когтистую лапу демона, то она бы смотрелась там, как маленькое голубиное яйцо на человеческой руке.
  Ситуация складывалась не в пользу обороняющихся, хотя потрудились они на славу - куда не глянь, просветов земли не видно, вокруг валялись кучи трупов демонов.
  
  
  Яркое солнце позволило старику разглядеть демонов более подробно. Каштановый цвет кожи существ ярко переливался под его лучами. К большому удивлению выжившие монстры сильно отличались от своих мертвых собратьев. Складывалось твердое впечатление, что над уже мертвыми демонами не успел до конца поработать умелый скульптор. У кого-то из них недоставало конечностей, а у кого-то они были еще не до конца сформированы и выглядели сырыми заготовками. Даже те, кому повезло выжить в бойне, а по-другому увиденное кладбище язык назвать не поворачивался, имели существенные отличия между собой. У одних рога были ветвистые, когда у других они полностью отсутствовали. Именно рога кидались в глаза в первую очередь, но и в остальном разница была на лицо. Отличались формы и пропорции лап, крыльев, головы. Не надо было особо напрягаться, чтобы найти сотню явных отличий, каждый из демонов был по-своему индивидуален, но, несмотря на это - все они казались братьями-близнецами.
  А еще трудно было не заметить, что твари на улице росли намного быстрее своих сородичей убитых в землянке. Они на глазах раздавались вширь и каждую минуту рывками увеличивались на голову в росте. Выглядело это жутко и страшно. В шипастой спине монстров постоянно что-то хрустело, а сама она извивалась и периодически удлинялась. Раз от раза тело чудищ прибавляло процентов десять к своему объему, и что удивительно - это нисколько не мешало демонам сражаться.
  
  Первым рванулся к двери Рашид, но был грубо остановлен рукой Сукрепа.
  - Постой, не спеши, - старик нагнулся и принялся что-то искать на полу, поднимая по очереди конечности мертвых монстров. - Я тебе сейчас кристалл в голову вставлю. Вот! - он поднял один из своих амулетов, которые Ран ранее сложил в одну кучу, а теперь после боя они оказались раскиданы по всему полу. - Маленький, но ничего, пока и такой сойдет. Если останемся живы, потом переставлю. Мне с этого, - лич покрутил амулет в руке, - проще плетение снять, а энергии в нем на сотню-другую заклинаний тебе хватит. О еще один, - он увидел и поднял с пола еще один небольшой камушек в оправе. - А этот я тебе вставлю, - лич обратился к солдату.
  
  На всё про всё у старого артефакторщика ушло около десяти минут. Очень большой срок для тех, кто сражался в это время на улице.
  Рашид, как и когда-то старик, немного покричал от боли, а солдат перенес процедуру кристаллизации мужественно, не проронив ни звука.
  
  На улицу они выскочили поздновато. Зомби-вампир был уже мертв окончательно, оборотней осталось только двое, и был еще жив один вампир, держащий в руках щит. Они носились по кругу, резво убегая от разъяренных демонов, ни о какой другой защите кроме бега, и тем более о нападении они даже не помышляли.
  Землянка напоминала небольшой холм, который едва доставал своей вершиной до груди маленького старичка, поэтому даже Сукрепу было прекрасно видно процессию, кружащую вокруг искусственной насыпи.
  - Ого(!) вымахали! - поразился росту демонов солдат, его голос уже не буркал, обязательное при зомбировании заклинание 'Малого исцеления' легко исправило незначительное повреждение гортани.
  Появившимся на поляне новым лицам демоны не придали никакого значения, наверное, сработало тоже правило, что и в землянке - в первую очередь атаковать явную угрозу, а на тех, кто мирно стоял и просто созерцал - они до времени не обращали внимания.
  - Ага! - подтвердил удивление солдата Рашид.
  Монстры уже без малого в три раза превышали человеческий рост, а низенький старичок не доставал им до колена, правда и колени у демонов находились выше человеческих, почти у самого паха, а у одного даже сгибались в обратную сторону.
  - Может, пока на нас не обращают внимания - потихонечку смоемся? - продолжил говорить Рашид.
  Его энтузиазм куда-то схлынул, новый размер демонов заставил по-новому взглянуть на обстоятельства. Теперь и Сукрепу не хотелось связываться с тварями.
  - Не успеем, - сделал быстрый вывод солдат. - Это, я так быстро бегать не умею.
  И действительно, вампир, оборотни и демоны бегали чересчур быстро. Кружа вокруг землянки в радиусе тридцати метров, они покрывали круг меньше чем за полминуты, и притом процессия растянулась практически на четверть окружности. Прорваться незамеченными мимо кружащих бегунов для людей, пусть и мертвых было делом нереальным.
  Старик оглянулся на землянку, парень до сих пор не очнулся, да и не в его состоянии сейчас бегать по лесам, вздохнул и заявил:
  - Будем сражаться, иного выхода нам не оставили.
  - Хотя бы попытаемся, не получится, тогда и примем бой, - продолжил настаивать на бегстве Рашид. - Солдат! Вперед! Мы за тобой, - приказал он.
  Но солдат и глазом не повел, умирать второй раз за день ему не хотелось.
  - А, может, это, в землянке отсидимся, - предложил он. - Глядишь и не тронут нас, - воин попятился назад, ближе к входу в убежище. - Такой если наступит - костей не соберешь, - он указал рукой в сторону демонов.
  От топота монстров дрожала земля, а звук разносился, как от сотни метровых барабанов.
  - Во-во! - поддержал последнее утверждение солдата Рашид, - на землянку наступит там нас и похоронит. Живо вперед! Я кому сказал! - гаркнул он на подчиненного.
  - Их всего семнадцать осталось, - старик успел посчитать пятиметровых чудищ.
  - Всего?!! - от удивления Рашид даже поперхнулся и закашлялся, что очень странно для мертвого, ведь он уже не дышит.
  - Их было намного больше, - как ни в чем не бывало, ответил Сукреп.
  Он обвел поляну рукой, а на ней земли не видать, кругом трупы демонов в три слоя уложены, только ростом они чуть поменьше - двух, от силы трех метров в размере, не успели вырасти до габаритов выживших сородичей.
  - Старик, ты издеваешься?! - поинтересовался Рашид, от удивления он даже забыл о солдате. - Ты действительно хочешь сражаться с НИМИ?! - на последнем слове он поставил огромный акцент и рукой ткнул в сторону гигантов.
  - Шансы у нас есть, - заявил Сукреп и напомнил: - шестерых мы уже убили.
  - Тех муравьев ты сравниваешь с ЭТИМИ! - вспылил молодо выглядящий лич, он в отличие от старика лысиной не страдал, хотя первые признаки уже имелись, недавно на макушке начал проявляться белый островок кожи.
  - А почему ни вампир, ни оборотни в лес не убегают? Как ты думаешь? - задал вопрос Сукреп.
  Рашид задумался, а старик не стал ждать ответа, которого сам не знал и решил не тянуть дальше судьбу за хвост.
  - Бей последнего, - выкрикнул он и сам запустил любимое плетение ветра в монстра.
  Заклинание рубануло воздух звуком кнута, раздался щелчок, и тут же у крайнего демона отлетела голова. Минимум эффектов, максимум эффективности. Даже тело как-то тихо упало, а голова вообще закатилась за ближайшее дерево.
  Никто из друзей погибшего монстра потерю в своих рядах не заметил, забег по кругу продолжался в прежнем порядке - впереди мчались два оборотня, за ними шустро передвигал ногами вампир, а его нагоняли уже шестнадцать великанов, причем держались они строго друг за другом.
  Рашид замер не 'дыша', и позволил себе выдохнуть лишь, когда бегуны пошли на очередной круг, перепрыгнув через тело мертвого товарища. Охи-вздохи остались привычкой от жизни.
  - Старый пердун! Ты что творишь?! - закричал он.
  - Решаю нашу проблему, - спокойно ответил старик и еще раз щелкнул воздухом.
  На землю свалился второй великан.
  - Здорово! - прокомментировал солдат.
  - Старик!! - опять закричал Рашид.
  И опять раздался щелчок. На земле оказался уже третий монстр.
  Процессия кружила по свободному месту, между лесом и 'кладбищем'. Битва с демонами протекала ближе к центру и краев поляны не достигла, где сейчас без препятствий совершали забег за жизнь оборотни и вампир.
  
  
  
  
  
Вира.
  
  
  
  Предчувствия Виру не подвели и на этот раз, день оказался летальным для одиннадцати самых крепких и сильных вампиров его клана, а виной тому всё тоже проклятое злосчастное место, унесшее ранее жизни большинства мужчин и так маленького клана.
  Вампир всегда относился к внутреннему голосу с подобающим вниманием, который в свою очередь неоднократно спасал ему жизнь. Резко-выделяющийся на фоне других вампиров, Вира даже не пытался следовать установленным среди соклановцев традициям. Мышление молодого бойца, в отсутствии наставников развивалось собственным путем. Нестандартный выбор оружия, стиль боя, разумный страх, а главное доверие к своей интуиции делало юного вампира неординарным, непохожим ни на кого из своих соплеменников.
  Теперь Острым Клыкам осталось лишь доживать последние дни, восемь молодых оставленных в деревне вампиров чем-то существенно помочь клану просто были не в состоянии, ни один из них не достигал к турниру совершеннолетия, а одного Виры для этого было маловато, так как необходимо выставлять три воина, по одному на каждую ветку состязаний. А без возможности принять участие в турнире клан автоматически признавали погибшем и кроме как смерти всех, включая жизни женщин и детей, другой перспективы на горизонте не предвиделось. Нет, никого специально другие кланы убивать бы не стали, но и на помощь рассчитывать отныне тоже не стоило, а выжить маленькой деревне без опытных бойцов у границы земель оборотней было практически невозможно. Смерть клана осталась делом короткого времени. Потом, когда погибнет от зубов врагов последний младенец, деревню заберут себе другие кланы, с радостью увеличив собственную территорию, да еще поживятся на вещах погибших, ведь оборотням, как известно они ни к чему.
  Но, не осознание непредотвратимой гибели клана беспокоило Виру, он даже не думал о турнирах и дуэлях, ему теперь было плевать на собственную цель похода - на головы оборотней, его подсознательно беспокоило другое. И даже не Враги и лич волновали Виру. Он только сейчас, когда погиб последний вампир из его отряда, наконец, понял, что не давало ему покоя последний час. Где-то там, внутри землянки, находился тот, кого вампиры ждали долгие столетия. Там был Отец! Теперь Вира в этом не сомневался.
  
  Вампир бежал за оборотнями, не оборачиваясь назад. Благодаря тонкому слуху Вира свободно определял расстояние до преследователей и грохот топота Врагов помешать вампиру в этом не мог. Ужасные твари бездны значительно уступали ему в скорости, что позволяло, особо не напрягаясь, держаться от них на безопасной дистанции. И как выяснилось - большим умом они тоже не обладали, зато упрямством и настойчивостью боги их не обделили.
  Зачем они глупо преследовали его и оборотней, которые почему-то также не спешили скрыться в лесу, и почему накручивали круг за кругом - Вира понять был не в состоянии. Впрочем, он особо голову над этим вопросом не ломал, вампир колебался в том, как поступить дальше. Убежать и увлечь неправильных Врагов за собою или попытаться прорваться к подземному жилищу?
  Оставшиеся в живых Враги очень сильно изменились. Подросли на двадцать голов, раздались вширь на четыре спины, обросли шипами, а их кожа стала непробиваема. Очень неправильные неумирающие Враги, хорошо, что большую их часть вовремя уничтожили.
  
  С поступком Вира не спешил, время пока терпело, а глупости совершать не хотелось. Любой вампир в таком темпе и без отдыха мог бежать почти целый день и еще ночь, а оборотни раз в пять дольше того. Об этом Вира знал не понаслышке. Ему не однажды приходилось спасаться бегством от крупной стаи, опыт имелся. Вира даже был уверен, что оборотни не напрягались и вполсилы, что-что, а бегали они быстрее всех известных ему существ.
  
  За мыслями Вира не заметил, как из землянки вышли трое мертвых людей, а смерть одного из преследователей он обнаружил, когда пришлось перепрыгивать через обезглавленное тело Врага. Кто его убил, и куда делась голова трупа(?) - осталось загадкой, разгадывать которую времени вампиру не дали обстоятельства. До конца следующего круга он не добежал. На поляне началось такое(!) что и в страшном сне не приснится.
  
  
  
  
  
Твердый Зуб, оборотень пограничной стаи.
  
  
  
  Оборотень бежал вокруг землянки и считал круги. На двадцать шестом он заскрипел от злости зубами. Он ругал себя, лес, вампиров, погибшего вожака и Врагов, бегущих следом за ним. А как хорошо всё начиналось с утра!
  
  Вчера вечером удалось нагнать и уничтожить забредшую на их территорию стаю соседей. Многие из оборотней спали и мечтали поживиться на границе с вампирами, здесь дела с пищей обстояли попроще, чем в остальных частях страны, да и изредка сюда захаживало самое лакомое блюдо. Мясо у людей было необычно вкусное и оттого особенно ценное и редкое.
  
  Молодняк показал себя выше всяких похвал! Вчера против трех десятков опытных оборотней молодое поколение из семидесяти двух потеряло лишь пятнадцать особей. Для первой в жизни битвы - весьма неплохой показатель!
  А какой потом закатили пир!
  Враги оказались упитанными, все как на подбор. Немолодое мясо конечно, но и далеко нестарое. А главное его было много - блаженство для голодного желудка!
  Затем последовала спокойная и сытая ночь - счастье после нескольких дней забега на пустой живот! Даже плохие сны никак не могли испортить хорошее настроение.
  И напоследок, когда с рассветом воздух наполнился обильным запахом свежей человеческой крови - радости молодежи не было предела.
  Другое дело, что запах исходил со стороны, где уже несколько лет жил странный молодой человек.
  Как он поначалу бесил хозяев земли(!) и не только бесил, но еще и легко убивал оборотней. Не лично конечно, но скелет хищника, который его защищал - был достойным соперником! В принципе это не являлось проблемой для стаи численностью почти в три тысячи голов, но вожаки вовремя заметили, что человеческий запах регулярно привлекал сюда соседей, вчерашние не были тому исключением, клюнули на аромат людской плоти и попробовали прорваться в лес через земли, принадлежащие стае Твердого Зуба.
  
  С утра щенки от радости пищали и верещали, глупые, первый выход на свободную охоту будоражил им кровь, а победа над соседями и вовсе затмила им разум.
  Не менее глупый вожак, поставленный над ними, не слушал советов опытных оборотней и охотно пошел на уступки большинства. Угождая молокососам, он согласился пробежаться к месту, издающему столь приятный и манящий запах. Судя по насыщенности, там пролился не один литр крови, к тому же принадлежащей разным людям.
  
  Но радоваться аромату пришлось недолго, спустя полчаса забега запах крови затмило нечто!
  Обоняние у оборотней занимало приоритетное место перед остальными чувствами восприятия. Оборотни мало того, что могли учуять врагов за сотни километров, так они еще ощущали запах магии.
  Лес вмиг заполнился магией, очень странной и очень древней. На время показалось, что волна магии, пронесшаяся с огромной скоростью, отбила нюх. На ее фоне меркли все остальные запахи, но это только показалось. И спустя минуту, к восстановившимся способностям присоединился вонючий и мерзкий душок извечного потустороннего Зла.
  Твердый Зуб никогда раньше не слышал его, однако сомнений не возникло - на их территории вылезло что-то злобное и жестокое, несущее смерть всему живому на своем пути. Подсознание моментально обозвало его Врагом. Остальные ощутили аналогичные чувства.
  А затем он в числе первых выскочил на поляну. Нос резанул запахом зомби, вампиров и еще чего-то, ужасно отвратительного.
  И тут сквозь неприятные ощущения пробился до ужаса знакомый и долгожданный аромат. Им веяло из землянки!
  Оборотень слышал его еще щенком, но долго никак не мог вспомнить, кому же он принадлежал, а когда память соизволила напомнить, то Твердый Зуб даже ненадолго растерялся. Он вспомнил - что слышал этот запах в Крепости. Отец - пришло понимание! В землянке находился Отец!
  
  Дальше была битва, было даже ощущение близкой победы, но проклятые Враги смогли удивить опытного оборотня! И сейчас он в компании вампира и еще одного оборотня бегал по кругу и не знал, как поступить дальше.
  
  
  
  
  
Вира.
  
  
  
  Когда удачно начавшаяся битва превратилась в побоище сначала оборотней, а затем и вампиров, когда казалось что надежды уже не осталось, и единственное что отделяло троих выживших от быстрой смерти - это быстрые ноги, тогда в бой вступила третья сила. Почему личи ждали до последнего момента, Вира не догадывался, но был благодарен и поздней помощи.
  
  Много слышать о магии это одно, а видеть ее разрушительную мощь это совсем другое. Как легко и непроизвольно личи уничтожали Врагов - Вире теперь не забыть никогда. Ему показалось, что весь бой для них лишь развлечение, настолько играючи убивать очень опасных тварей было не под силу ни одному вампиру и тем более оборотню. Беспечное отношение к личам сегодня сменилось паническим страхом, и наживать таких могущественных врагов Вира не посоветовал бы никому, даже страх перед Врагом немного потускнел перед мощью магии.
  
  Ждать, когда личи разберутся с монстрами, а потом займутся им, Вира не рискнул. Отношения между ними сегодня серьезно подпортились, и витать в иллюзиях было глупо. Спасибо Предкам, подвернулся удачный случай, и один из трех последних Врагов решился на бегство. Выпал отличный шанс убежать от жутких личей.
  На удивление не сплоховали и оборотни, зря вампиры считали их тупоголовыми, ситуацию они оценили верно, и момент подобрали не хуже чем сам Вира.
  Преследовать убегающего Врага оказалось правильным решением, личи Виру не тронули, но перед тем как скрыться в лесу, ему среди шума стонов и скрипа показалось, что один из личей окрикнул их. Останавливаться и возвращаться было бы пиком глупости, как и действительно, преследовать последнего выжившего врага, а что сталось с двумя, кинувшимися на личей монстрами угадать труда не составляло.
  
  В ста метрах от поляны Вира остановился, остановились и забежавшие чуть вперед оборотни. Они отпускали Врага восвояси, глупо преследовать неуязвимого гиганта.
  Пусть вампиры и быстры, но в беге они намного уступали волосатой нечисти, четыре лапы давали явное преимущество.
  Спустя секунду, предположение о разумности оборотней подтвердилось на все сто, они на самом деле оказались не такими уж глупыми, против монстра им явно ничего не светило, как и на поляне с личами, а значит, действительно преследовать чудовище они не собирались.
  
  Вступать в бой с недавними союзниками Вира не хотел, не захотели и оборотни. Они первые определили политику поведения и, кивнув мордой вампиру, двумя прыжками скрылись из виду.
  Поведение для них совершенно нетипичное, еще никогда оборотни, будучи даже в явном меньшинстве не отступали и не уклонялись от боя, а тут еще и кивок благодарности - такого Вира точно не ожидал.
  
  Оказавшись один, молодой вампир позволил себе расслабиться, и сразу ощутил, насколько он вымотался. Непрерывный бой, а потом забег - выжали из него последние силы. Ноги и руки затряслись от слабости, сказались чрезмерные перегрузки на тело, а правая рука повисла беспомощной плетью, основная нагрузка приходилась именно на нее. Щит сам по себе ноша нелегкая, а когда на него еще непрерывно обрушивались мощнейшие удары, ожидать чего-либо другого было сложно.
  
  Но надолго расслабиться и обдумать произошедшее не вышло, к растянувшемуся на земле беспомощной куклой Вире вскоре вернулось неприятное ощущение, издаваемое многочисленным Врагом, и шло оно не со стороны единственного убежавшего демона. Могильным ужасом опять повеяло все с той же злополучной поляны.
  Тело само подскочило на ноги, а руки подобрали с земли щит и длинный кинжал.
  Особой смелостью, как и излишней глупостью Вира не страдал, но оставлять сейчас без внимания происходящее на месте недавнего боя он не решился. Поэтому, откинув долой сомнения, вампир тихой бесшумной поступью побежал обратно и остановился лишь у кромки леса.
  Открывшая картина подтвердила правильность поступка, на поляне созревало Нечто.
  Скрип смерти сменился скрипом рождения. На свет, вот-вот, из тел мертвых Врагов должна была появиться новая жизнь, новый Кошмар, ничем не уступающий жестокостью предыдущему.
  
  
  
  
  
Рашид.
  
  
  
  - Старик! Ты что творишь?! - закричал на него Рашид.
  Старик тупел прямо на глазах. Можно было послать вперед солдата, а самим, когда на него накинулись бы демоны, бежать в противоположную сторону. Но эта сволочь все портила! Он убил уже третью тварь и останавливаться не собирался.
  Опрометчивое поведение напарника сильно огорчило Рашида. Монстры бегали чересчур шустро и, захоти они напасть на них, то шансов отбиться ото всей толпы сразу у личей возможности не было.
  Магия магией, а скорость произнесения заклинаний еще никто не отменял. После боя в землянке Рашид уже не был так уверен в прочности своего щита, особенно, когда демоны увеличились в размере в три раза!
  - Сволочь! - сказал он старику после падения пятого чудища и сам взял в правую руку амулет с заклинанием стихии огня. - Получи! - закричал он монстру и выпустил плетение на свет.
  А лучше бы он этого не делал! Огонь не воздух, на яркую вспышку не обратил бы внимание разве что слепой.
  В общем - демоны остановились. Рашид готов был дать голову на отсечение - что они удивились, хотя по их мерзким рожам определить какие-то эмоции было практически невозможно. Еще было неизвестно разумные ли они существа или нет?
  Секунды заминки вылились гигантам в очередные две смерти, а дальше - они закричали. Громко зарычали, намного громче скелета парня. Что ли напугать захотели?
  И у них это получилось! Рашид сразу начал прощаться с жизнью, но контроля за ситуацией не потерял. Боевой опыт не спугнешь!
  - Мои справа! - крикнул он Сукрепу.
  Командир должен командовать. Бить заклинаниями в одних и тех же врагов - пустая трата сил и времени. Команда и тактика у них была наработана временем и опытом. И старик не сплоховал, тут же схватил суть с полуслова, да так жахнул в левых монстров, что двоих тотчас насмерть уложил.
  А вот Рашида нервы слегка подвели. Он уже в левой руке держал амулет с боевым плетением воды и поэтому одновременно выпустил два заклинания, причем силы от страха влил в них не меряно.
  Огонь и вода - вещи несопоставимые! Магия не любит любые сочетания этих стихий. Неудивительно, что произошел большой бабах. Правда, случай редкости неимоверной! Синхронно активировать оба заклинания - раньше не получалось даже у Рашида, но сейчас почему-то вышло без проблем и на подсознательном уровне.
  Громыхнуло знатно! Столько фарша еще никогда не летало!
  Поначалу показалось, что на землю упало солнце. Яркая вспышка ослепила на несколько секунд, а затем взору открылась групповая кататония.
  Всеобщий ступор сопровождался красивейшей картиной. Радуга огня играла с холодными цветами воды прямо над головами не вольных зрителей, а насыщенность светопреставления не позволяла разглядеть ближайшие деревья.
  Но магический туман из ярких красок держался недолго. До тварей из потустороннего мира, наконец, дошло - что их уничтожают. Осталось всего три демона. Двое кинулись на личей, а один, как ни странно, дал драпу в лес.
  Оборотни и вампир не сплоховали и сразу погнались за ним.
  Крик Сукрепа: - Стойте! - они не услышали, хотя на краткий миг, Рашиду показалось, что вампир обернулся, но повторить попытку остановить погоню, старик не смог, пришлось уделить внимание бегущим на них демонам, а когда те оказались мертвы, то на поляне кроме двух личей и зомби-солдата никого не осталось.
  
  На скрипы и стоны, раздающиеся вокруг, никто внимания не обращал. За последний час к атмосфере противных звуков настолько привыкли, что воспринимали ее за нечто само собой разумеющееся.
  
  
  
  
  
Сукреп and Рашид.
  
  
  
  Прохладное осеннее солнце поднялось на полных три ладони, пока еще не полдень, но уже давно не утро.
  Сукреп стоял молча, рассматривая свою еле видимую тень на еще зеленой траве. Странное дело - трава низкая, едва четыре пальца переросла, тогда как за лесом, на людских землях в это время года сушняк по колено, а где и по пояс.
  Столь же безучастно рядом тихо пыхтел Рашид.
  Каждому из них было о чем поразмыслить, новая жизнь отрезала старые планы и не сулила ничего радужного в будущем. В империю теперь дорога была закрыта навсегда, а новые земли уже оказали 'теплый' прием, встретив полным составом всех представителей добродушных хозяев. Дальнейшего дружелюбного гостеприимства ждать было просто бессмысленно.
  - Что дальше делать будем? - задал риторический вопрос Сукреп.
  - Сукреп, я смотрю и поражаюсь твоей выдержке. Смерть и зомбирование ты воспринял как должное, и ни капли не переживаешь по этому поводу. Складывается впечатление, будто ты сделан из камня, а смотрю на себя и едва сдерживаюсь, чтобы не сорваться. Так и хочется крушить и ломать все, что попадет под руку. Хорошо, что немного пар в бою выпустил, - к этому времени заклинание среднего исцеления уже восстановило горло Рашиду, и к нему вернулась нормальная речь.
  - Зачем напрасно лить слезы? Того что произошло уже не воротишь. Будем жить дальше, и находить плюсы в новом теле. Гляди, - старик рукой показал на солдата, - Тарус, бывалый воин, со смертью на Ты ни раз общался и потому быстро свыкся с мыслью, что окончательно мертвым быть хуже, чем наполовину живым, а от дурных мыслей себя отвлекает работой - бери пример с него.
  Сукреп разумно умолчал о частой смене своего настроения и поведения, кому нужна такая правда? Кому-кому, а сейчас Рашиду от нее легче точно бы не стало.
  - Завидую тебе - терять нечего, ни детей, ни имущества, ни будущего, а я мог со временем в Совет попасть и зажить как человек. Кто теперь моим детям поможет? - Рашид полностью раскис.
  - О детях надо было раньше думать, когда в этот лес сунулся. Не послушал разумных советов, теперь пеняй только на себя. - Сукреп с вызовом уставился в глаза Рашиду. - А завидовать мне нечего, самое ценное, что есть у человека - это жизнь. Честь, богатство, власть и дети - мертвому на все это уже наплевать, точнее он даже плюнуть не сможет, так как нет больше его. Вот ты сам был мертвым - много там размышлял о смысле жизни, о детях, о доме, о работе и прочем?
  Рашид промолчал.
  - Вы, некроманты..., - продолжил старик. - Да-да, не смотри на меня так. Я всегда знал, что ты некромант, видел тебя еще учеником в школе моего друга. Жаль, сожгли вы его тогда, хороший был человек.
  - Ты знал, и все это время молчал? - перебил его уже удивленный Рашид.
  - Я не видел смысла кому-нибудь об этом рассказывать, да уже и неважно, что было раньше. Так вот, ты меня перебил - вы, некроманты, всегда искали утерянное заклинание привязки души, считали, что без души разумного зомби не поднять. А теперь я сам, будучи личем могу смело заявить - что никакой души у человека нет! Да ты и сам прекрасно это знаешь, как-никак тоже лич и тоже недавно был мертвым. Хотя мне ваша уникальная вера в душу кажется весьма привлекательной.
  Такой ерундой как вера в богов Сукреп себе голову никогда не забивал. Необоснованная трата времени - так он об этом высказывался, но если кому-то хотелось верить, он тому не препятствовал.
  Рашид имел приблизительно схожее мнение, небольшое отличие состояло в вере в душу и в сотворившего ее Создателя, Имя которого забыто с веками, как и вся информация о Нем. Нет Бога - нет поклонения, осталось лишь понимание самого факта, и этого некромантам было более чем достаточно.
  
  Количество религий и богов никто специально не считал, для полуострова их было слишком много. С приходом Империи опасные и жестокие вероисповедания вырезались под корень вместе с населением. Нет поклонников - нет больше бога и нет проблем связанных с ним. Был случай, когда жители соседних деревень за человеческими жертвами друг друга навещали. Империя их рассудила по справедливости. Нет деревень, и нет ни у кого проблем, переучивать и перевоспитывать никто их не собирался, да и бесполезное это дело, кровь поколений из головы не выкинешь, как память о сгоревшем полене.
  Сейчас самые распространенные на полуострове были три религии. Вера передавалась из поколения в поколение и чужаков особо не приветствовали, но жизнь со временем перемешала население, а память о былых богах осталась. Шел дождь вовремя - славили одного Бога, пошел не вовремя - поминали другого, а не пошел совсем, то молились третьему.
  Сукреп помнил времена, когда молодая Империя попыталась в начальной стадии своего становления монополизировать одну религию. Ничего путевого из этого не вышло. Народ скрепя сердцем принял власть над собой, но наотрез отказался принимать веру. Если самой Империи сопротивлялись по отдельности, и она поглотила всех молниеносно, то против новой веры объединились даже ярые противники. Каждый бился несколько за своего бога, а сколько против чужого, поэтому общий стимул нашелся быстро. Гражданская война еще неокрепшей Империи была не нужна, и Император принял верное на тот момент решение избавиться только от религий, чье поклонение противоречило законам и морали молодой страны. Бороться не со всеми сразу, а с отдельными вероисповеданиями оказалось намного легче, и даже сам народ активно в этом помогал.
  А Рашид прочитал в тайных архивах, что в далекие времена влиятельные дворяне ссылались в изгнание вместе со своими слугами и рабами, и как правило, несколько десятков людей несли с собой и своего бога. Поэтому не удивительно, что три крупных религии полуострова тянулись корнями от многочисленных переселенцев. Остальные либо объединяли своих богов, либо создавали новых, и мало кто оставался верен своему богу, а если такие и находились, то быстро вымирали из-за малочисленности и конкуренции, зачастую бывающей очень жестокой.
  
  - Сукреп, что-то болтливый ты стал в последнее время. Тебя не узнать, куда делась обычная скрытность? Тон учительский появился и темы философские поднимаешь, - вернулся к имиджу следователя Тайной Стражи Рашид.
  Резкое изменение настроения собеседника не укрылось от Сукрепа, из только что рыдавшего в грудь ребенка Рашид в мгновение ока преобразился в строгого и жесткого начальника, не попускающего подчиненным малейших вольностей. Голос сделался сухим, жесты стали короткими и резкими, а мимика лица потеряла всякое добродушие. Недолгому панибратскому взаимоотношению пришла на смену выросшая за годы непререкаемой власти человеческая гордость, в не самом лучшем ее понимании.
  - Знаешь, надоело мне вести пресмыкающийся образ жизни. Всегда чего-то бояться, постоянно быть на чеку, следить за словами и мыслями. Не хочу больше бояться и думать как тот или иной поступок аукнется мне впоследствии. Я теперь свободный! Мертвый, но свободный! Ни ты, ни твоя Империя мне теперь не указ. Отныне я что хочу, то и говорю, как хочу, так и поступаю!
  Не ожидавший такой бурной реакции, Рашид опешил, нечасто услышишь от подчиненных откровенных слов, особенно если они произнесены в резком вызывающем тоне. Когда тебя все боятся до умопомрачения, всегда улыбаются и льстят, разве что начальство позволяет себе несколько гневных или поучительных слов, то поневоле с этим свыкаешься достаточно быстро, а в дальнейшем подобное отношение становится нормой поведения.
  - Думай, что себе позволяешь и с кем говоришь, а то я тебя быстро на место поставлю, - злой вид Рашида свидетельствовал о том, что он совсем не шутил.
  - Нечего здесь из себя начальника строить! Ты теперь такой же, как я. Ты лич! Ты вне закона! Замечу - ты слабый лич, и мне есть с чем сравнивать, - старик опять потерял контроль над собой.
  Рука Рашида непроизвольно стиснула один и боевых амулетов в виде кулона висящего на длинной цепочке, а таких на его шее болталось еще три штуки. Удобно держать боевые амулеты всегда под рукой, то есть на груди и животе, длина цепи регулировала местоположение, так что ни один не перепутаешь, а навык быстро выхватывать необходимый - сам приобретался со временем. А то, что они мешали при движениях - так это не столь существенно, маги не воины, у них другие приоритеты.
  Движение руки Рашида не ускользнуло от внимательного взгляда старика.
  - Не принимай поспешных решений. В войнушки мы всегда поиграть успеем, - сказал он и немного начал успокаиваться.
  Намек на руку с амулетом был правильно истолкован Рашидом, но он ограничился лишь кивком головы, оставаясь все таким же напряженным, и давая понять что торопится не будет, но и расслабляться тоже не станет.
  
  
  
  
  
Тарус, солдат имперской Тайной Службы.
  
  
  
  Тарус был выходцем из бедной деревенской семьи и то, что ему удалось стать сначала воином, а затем тайным стражем он считал милостью богов, в которых верил всей душой (а какой солдат не верил в богов и не просил их о помощи?).
  Война в свое время собрала в ряды армии ополченцев со всего полуострова, и деревня Таруса не осталась в стороне от повальной мобилизации. Тогда, а если быть точным - двадцать два года назад, молодой крестьянин сделал правильный выбор, встав на сторону нынешней Империи. Будучи холостым парнем, терять ему было нечего, а юношеская глупость тянула на подвиги. Желание стать героем ярко выделяла Таруса среди остальных ополченцев, чем он и привлек внимание своего первого наставника.
  Однажды, после очередной безумной победы, командир элитной сотни пехотинцев, с которым он плечо к плечу стоял в последнем бою, предложил мечтающему стать великим героем ополченцу перевестись в элиту армии под его начало. Тот день стал переломным в жизни Таруса.
  Наставник день ото дня на протяжении нескольких долгих лет вбивал в тело Таруса умения и выбивал из его мозгов глупость, пока не слепил из когда-то деревенского парня лучшего бойца Империи, благо на то позволяли врожденные физические данные.
  Дворянский титул виконта достался Тарусу лично из рук самого Императора после первой победы на турнире мечников, что было намного выше обычной награды победителя, видно тому так понравился бой, что он сам лично снизошел до вознаграждения и одарил поистине императорским подарком. С того времени солдат еще четырежды завоевывал звание лучшего Меча Императора, а после последнего случая ему предложили перейти служить в тайный сыск, где он до последнего (т.е. до сегодняшнего) дня удачно нёс государственную службу.
  
  Тайная служба подчинялась магам и слыла наличием непревзойденных бойцов, каждый из которых превосходил в умении любого из гвардейцев Императора, уступая только воинам охраны Совета по причине отсутствия у обычных воинов магических способностей.
  В охранники членов Совета попадали маги прошедшие особую школу боевых искусств, специально созданную Советом. Совет же как руководство мощной силовой структуры общества, еще со времен зарождения молодой Империи обладал подавляющим влиянием на императора. Но чтобы попасть в службу охраны Совета Тарус даже и не мечтал, довольствуясь тем, что имел.
  Трудолюбивый, исполнительный, не чурающийся грязной работы, он был любимцем руководства и подчиненных, потому и попал в лучшую оперативную группу тайной стражи. И сегодня впервые пожалел об этом.
  Кто мечтал стать зомби? Тарус точно никогда этого не хотел, он даже представить такого себе не мог. Но судьба распорядилась - как ей того захотелось.
  - 'На всё воля богов' - сразу для себя решил Тарус, - 'а могло быть и хуже', - вспомнил он мертвые тела боевых товарищей.
  
  Грех жаловаться на судьбу, когда боги доверили ему уничтожать самих Демонов! Он чуть не поседел на всю голову, когда увидел появляющихся из воздуха страшилищ, а каким от них веяло жутким страхом?! При таком и обмочится не стыдно.
  Вот и сейчас, вроде все демоны кроме одного, постыдно бежавшего - мертвы, но легче на сердце от этого Тарусу не становилось.
  
  Личи отдали ему приказ добить всех, включая выживших вампиров и оборотней. Тоже еще те чудища, не дай боги, такие во сне приснятся. Занесло же их отряд в эти проклятые земли. Не зря о Заброшенных Землях столько страшилок гуляет, была бы на то воля Таруса, он бы ни за какие богатства в мире не сунулся в проклятый лес. Но случившегося уже не вернешь, а следовало бы подумать о будущем.
  
  Пусть Тарус был и деревенщина по происхождению, но годы службы в Тайной Страже многому научили когда-то простодушного солдата. Он сам ловил и вешал, сжигал и отрубал головы не одному преступнику, поэтому догадывался, что ждало зомби (кем он сейчас являлся) в Империи. Теперь ему туда ходу не было. И отошедшие к лесу личи, наверное, тоже обсуждали эту тему.
  
  Сильно чесалось горло - обычное явление после исцеления тяжелой травмы, но только Тарусу никак не верилось, что он зомби, ведь практически ничего не изменилось, он по-прежнему ощущал себя живым и разницы никакой не замечал. Впрочем, с таким маги шутить не привыкли, а им видней.
  
  За размышлениями солдат зря времени не терял, и уже, как он считал, добил почти половину контрольным уколом в голову. Правда, личи советовали на всякий случай ее отрубать, но это оказалось делом не из легких. Нет, зомби усталости не знал (приятное изменение!), и силенок намного прибавилось, но сработала все та же психика. Трупов было слишком много, так много, что приходилось, прежде чем добраться до головы, предварительно снять с него парочку-другую довольно тяжелых тел, а ведь некоторые особи достигали веса до полтонны!
  
  Кто любит делать лишнюю работу? Так и солдат воспитанный в духе своего поколения решил сэкономить немного времени. Своим коротким, но острым мечом, одним ударом, он срубал головы верхнему слою трупов, а в нижнем ряде мертвых тел ограничивался прокалыванием головы, хотя и эта задача оказалась не простой.
  Со смертью кожа демонов хоть и стала не такой прочной, но пробить ее получалось только после хорошего замаха и это с увеличенной в разы силой зомби (второй плюс нового тела, который заметил Тарус), а положение многих тел было таковым, что к ним не подлезть и не подковырнуть. Сгребать же верхние трупы, солдату принципиально не позволяла собственная лень и настроение, которое хорошим никак назвать было нельзя.
  
  Проще оказалось с вампирами, которые из числа бывших зомби, Тарус начал свой поход за головами от дверей землянки, где те (вампиры) начали и закончили свое последнее сражение. Оказалось, что головы у них всех отсутствовали или повреждены настолько, что контрольный удар наносить было некуда. О том, что это особенность (безглавость) принадлежала любому окончательно мертвому зомби, иначе их убить очень трудно - Тарус не догадывался. Зомби - не скелеты, без головы жить не могли!
  
  В противовес куда сложней оказалось с первыми убитыми монстрами, к моменту своей смерти многие из них не обладали такой важной частью тела как голова, поэтому Тарусу пришлось разрубать их тела на несколько частей.
  Если поначалу внимание солдата отвлекал неприятный запах (обоняние у зомби-солдата не пропало) тягучей темной жидкости, далеко не напоминающая кровь, которая сочилась из тел демонов, а так же доставал посмертный скрип до сих пор звучащий в эфире, то спустя десяток минут однообразной работы он уже свыкся с противными ощущениями. Человек, как не странно привыкает ко всему достаточно быстро, а зомби, как оказалось и тем паче.
  
  Противный, душераздирающий скрип исходил не из одного источника. Что-то стонало и скрипело внутри каждой из мертвых тварей, поэтому Тарус и не обратил никакого внимания, что даже с отрубленной головой, звуки, исходящие от демонов, обработанных мечом, никуда не исчезали, да и невозможно было это заметить, когда вокруг стоял монотонный однообразный гул.
  
  А позже основательно внимание солдата от демонов отвлек шум магического сражения, к его большому удивлению источником громких звуков оказался бой между двумя личами.
  
  Что маги между собой не поделили - для Таруса осталось загадкой, но то, что он увидел - было не разминочным или тренировочным поединком! Это бывалый воин определил с одного взгляда. Маги работали в полную силу и не собирались проявлять жалости друг к другу.
  
  
  
  
  
Рашид.
  
  
  
  Сукреп свихнулся окончательно, стал неадекватным и непредсказуемым. Одно только безумное нападение на демонов вопреки приказу чего стоило! А зачем старик вместо того чтобы убить убегающих в лес оборотней и вампиров окрикнул их?
  И теперь, Сукреп впал в другую крайность - старика с головой накрыла волна открытий, да настолько, что он совершенно отрешился от действительности и не замечал плохого настроения собеседника.
  - Надеюсь, ты обратил внимание, что наши новые тела намного быстрее оперируют с магической энергией, а время произнесения заклинаний сократилось в несколько раз, - Рашид опять машинально кивнул на слова Сукрепа, впрочем, трудно было не заметить собственную скорострельность, превышающую скорость работы амулета, до этого дня считавшуюся максимально возможной. - Думаю вся причина в энергоканалах. Будучи живыми людьми, мы использовали естественные каналы для передачи энергии, которые, увы, по своей пропускной способности весьма ограничены, что напрямую взаимосвязано со скоростью течения энергии. Доступные людям магические внутренние потоки, к сожалению очень медленные. А нам известно - чем сложнее плетение, тем больше используются рун, и наполнить каждую из них требуется прорва энергии, а значит и времени. Другое дело амулет или артефакт, где плетение и источник энергии находятся в непосредственной связи. Единственное ограничение по времени состоит в наполнении энергией ключевой руны, но это занимает намного меньше времени, чем, если бы мы наполняли каждую руну по отдельности. Получается, что скорость активации заклинания зависит от энергоподпитки всего лишь одной руны. Ты как некромант, пусть и в прошлом, должен знать это не хуже меня.
  В принципе все эти азы Рашид знал действительно не хуже старика, ничего нового для себя он пока не услышал, поэтому начал еще больше нервничать, что отразилось на тике глаза и теребящих амулет пальцах. Должность заставляла его видеть подвох во всем, а жизнь научила не доверять ничему и никому. Но всё же слова старика зацепили за больное. Специально или нет, но они прошлись по незаживающей ране тупым зазубренным мечом.
  
  Рашид помнил недавние времена, когда борьба за власть легко раздавила направление магии с уклоном в некромантию, тогда на одного члена в Совете Магов стало меньше, а то, что пострадало множество невинных людей, это власть имущих никак не беспокоило.
  Рашид, как никто понимал, что подавляющее большинство заклинаний и плетений некромантии не отличалось от магии других направлений. Те же создатели артефактов и големов использовали аналогичные заклинания и плетения. При сборке скелета из костей применялись те же методы и плетения что и при создании големов, причем металл, камни и дерево сильно уступали свойством проводимости магической энергии - костям и плоти.
  Лучшая проводимость шла в такой очередности - воздух, жидкость, плоть и твердые вещества, а окаменелые кости обладали даже сверхпроводимостью, тогда как накопители энергии следовали в противоположной последовательности. Чем тверже материал, тем меньше была утечка энергии, исключение составляли органические предметы - кости, бивни, рога, чешуя и мех, которые совершенно не годились для накопителей энергии.
  В результате, как следствие - амулеты изготавливали из камней и чем камень дороже (крепче), например - алмаз, который вел себя стабильно и дольше сохранял магическую энергию. В противоположность камням - кости, как лучший проводник, применяли для связи между собой двух или более амулетов-накопителей.
  Однотипные плетения и те же кости использовались многими направлениями магии, но только правительство, маги и народ закрыли глаза на это обстоятельство и взъелись лишь на некромантов. Рашид считал - единственное к чему можно было действительно придраться в эксклюзивности и аморальности направления некромантии - так это поднятие зомби.
  Зомби это самый легкий способ поднятия нежити, Рашид сам неоднократно творил их во время учебы в школе некромантии. Если на скелет тратилось около месяца, то зомби поднимались в течение часа (Рашид даже не догадывался, что его подняли менее чем за секунду, и что Ран давно отказался от применения разных алхимических составляющих, например о того же кровавого снега - дилетант, что с него возьмешь!). Это совершенно два разных вида оживления нежити.
  Для скелетов использовались плетения аналогичные методу творения големов. Плетениями 'Сустав' крепились между собой кости, причем эти плетения выполняли функцию хрящей, в точности повторяя их форму, а это требовало хорошего знания анатомии. На второй стадии создания скелета наносились плетения исполняющие роль мышц. Все управляющие элементы сводились к черепу, от него же шла и энергетическая подпитка плетений через кости скелета. На этом единственное существенное отличие от големов заканчивалось, у тех энергией наполнялся каждый элемент структуры отдельно, что сказывалось малой эффективностью, ведь расход плетениями мышц неравномерный, в зачастую используемые плетения тратили больше магической энергии, чем незадействованные. Попытки использовать в качестве проводника сами плетения оказались очень затратными, постоянная утечка энергии даже в холостом состоянии и значительное удельное сопротивление снижало КПД к минимуму.
  Накопитель, вложенный в череп скелета, был обычно лучшего качества, чем материал, используемый для создания голема, и поэтому на порядок превосходил суммарную емкость всех автономных частей последнего. Возможность без потерь передавать только необходимую энергию любому из плетений делало в этой области явным фаворитом скелета, правда, оставляя преимущество в прочности всё же за големами. Кости не самый крепкий материал, а магические укрепления приводили к потере их проводимости.
  А вот плюс создания зомби в том, что процедура не требовала такой кропотливой подгонки плетений к каждой кости отдельно, использовался совершенно иной принцип, общим оставался только энергокристалл. Плетение 'Зомбирование' накладывалось на плоть, причем неважно живую или мертвую, эффект от применения живого материала оказывался даже лучшим и конечный результат - неживой зомби обладал меньшей степенью гниения, равно как и только что умерший. Плетение проникало во все мышцы, наполняя их своей структурой, а следующим плетением корректировалось по границам каждой мышцы, еще одно из плетений подключало нервные окончания, объединяя мышцы под единое управление. Несколько косметических заклинаний накладывались по усмотрению некроманта, цвет кожи, запах и прочее - на любителя, они ведь тоже требовали энергии.
  Еще зомби в отличие от скелетов и големов обладал родным набором чувств, используя свои глаза и уши, а главное отличие состояло в том, что зомби, как и живые люди были подвержены внушению, правда, на период пока их мозг не сгнивал окончательно. Заклинания 'Малого исцеления' и 'Сохранения' продлевали адекватное сознание всего на несколько дней, максимум - недель, а затем зомби умирал второй окончательной смертью.
  
  Все эти знания промелькнули у Рашида в течение нескольких секунд, на которые он выпал из реальности и совершенно не слушал обезумевшего Сукрепа.
  Вообще-то Сукреп раньше говорил редко, что само по себе было очень странно. За годы с него если кто десяток слов вытаскивал, то это считалось чудом, и Рашид не заметить этого не мог.
  Странное поведение и самоуверенность Сукрепа сбивали с толку, и Рашиду все больше начинало казаться, что дед попросту тянет время и старается отвлечь отчего-то главного, от того, что он, Рашид, упустил из виду.
  
  День вообще выдался крайне непредсказуемым на неприятности, и весьма развитая за долгие годы работы в тайном сыске интуиция подсказывала ему, что всё ещё далеко не закончилось.
  Старик неплохой магический боец, но все же, тягаться с более молодым Рашидом ему не под силу, да и основная задача в группе у Сукрепа была несколько иная. В чем-чем, а вот в обширности знаний и возможности их применить, как маг старик давал фору любому из тайной службы. Кого попало Рашид к себе в отряд не набирал, а прежде чем выбор на ком-то останавливался, производилась ни одна проверка, и на сообразительность в том числе.
  
  Сомнения с каждой секундой речи старика увеличивались, и вывод сам просился наружу. В голове заработал 'анализ' перебирая все доступные факты. Всплывали все мелочи, даже двадцатилетней давности, мозг заработал в одном направлении - уличить Сукрепа в предательстве.
  
  - В мертвом теле все по-другому, - тем временем продолжал старик свою лекцию, он уже полностью успокоился, - Обычные энергоканалы отмирают и нежить использует в качестве каналов скелет и мышцы, которые являются практически идеальным проводником. Скорость движения энергии возрастает настолько, что наполнить ею несколько десятков рун лич способен быстрей, чем живой маг одну. Разве это не чудесно?! - старик вопросительно-восторженным взглядом посмотрел на Рашида и его сразу всего передернуло, настолько ненавистным оказалось у того лицо. - Ах, да, я отвлекся от сути, - взял себя в руки Сукреп и вспомнил о цели разговора. - Перейду к главному. Потери энергии обратно пропорциональны объему, протекающему через энергоканалы, значит, получается, чем больше мы вложим силы, тем меньше ее потеряем, тем быстрей будет ее скорость и тем больше наполнятся руны, а значит и сильней получится само заклинание. Догадался, к чему я клоню?
  Повисла тишина. Старик ждал ответа, надеясь на смекалку собеседника, а тот вопроса не слышал, он половину лекции вообще пропустил, сосредоточившись на более важных для себя вопросах.
  Минута протекла незаметно, а на пятой старик заподозрил неладное, и активировал магическую защиту, которую Рашид воспринял за начало активных действий предателя.
  
  Кто бы мог догадаться, что Рашид сочтет верными - ошибочные аргументы. Логика следователя такая штука, что перебирает различные варианты, не чураясь даже невероятными, добавим сюда стрессовое состояние, приплюсуем критическую ситуацию и получим на выходе сумму из желаемого. Именно так(!) - человек еще не научился откидывать полностью свои чувства при расчетах поступков других, а склонность легко верить в худшее иногда играло плохую роль и сказывалось на конечном результате.
  Рашид посчитал неслучайными последние события: очередь в поднятии личем, момент вступления в бой, размер кристалла в голове, попытку остановить оборотней и вампира, отвлечение солдата 'делом' и выбор места нынешнего расположения. Как легко мозг откинул противоречащие факты и неверно истолковал вышеперечисленные аргументы - Рашид не задумался даже на миг. Перед ним стоял враг, и все сомнения он гнал долой, активация защиты оказалась последним пазлом в огромной картине.
  
  
  Однако самое необычное происходило параллельно, на той же поляне и личи занятые выяснениями личных отношений не обращали ни малейшего внимания на то, что творится вокруг них. Они даже не подозревали, насколько стали уязвимыми от собственного настроения. Еще бы(!) откуда им, увлеченным ставшей ранимой психикой знать основной недостаток личей? Время стерло всякое упоминание в истории о резких перепадах настроения у поднятых магических существ, только зомби, оставались с прежней стабильной психикой, если таковая присутствовала до смерти.
  
  
  
  
  
Сукреп.
  
  
  
  - Эй-эй-эй! Какая муха тебя укусила? - Сукреп прыгал по поляне аки молодой горный козел. Трудно устоять на месте, когда в тебя летят вполне реальные огненные и ледяные шары и осколки. Не помогает никакое осознание полной защиты, тело само пытается уклониться от летящих в него объектов.
  - А это ты мне сейчас расскажешь, кто и зачем разорвал мне горло! Предатель! Псина облезлая! Кому продался, признавайся?! - красные шторы закрыли глаза разума Рашиду, что совсем не мешало ему поочередно атаковать старика из двух амулетов, с заклинаниями 'Шар огня' и 'Ледяные шипы'.
  - Ты несешь полный бред! Остановись! Ой! Ай! Перестань, успокойся! У тебя Магическая горячка! - Сукреп скакал по поляне, но не отвечал взаимностью, а сосредоточился лишь на защите. Поведение Рашида сильно походило на распространенную среди магов болезнь, которая проявлялась у душевно истощенных посредственных людей и являлась в свою очередь оскорблением для ярких личностей.
  - Он еще и издевается, сволочь! Ну, я тебе сейчас покажу! Магическая горячка говоришь?! - в старика полетел очередной огненный шар. - А это за обман! - с амулета сорвался ледяной шип. - За предательство! - опять вылетело огненное заклинание. - За смерть моих людей! За мою смерть! За лича! За демонов! Получай гад! - каждую свою фразу Рашид сопровождал очередным опасным заклинанием.
  
  Старик только сейчас заметил, что нервы Рашида не выдержали, и тот сорвался, первым атаковав соперника. Но как бы ни был лич зол и горяч (кровь в нем текла истинных горцев, народ горячий от рождения), на счастье Сукрепа он разумно использовал только стандартные заклинания из арсенала амулетов. Видать, он интуитивно осознавал ограниченный лимит внутреннего кристалла, поэтому не применял заклинания личного запаса, а может еще не привык к мысли, что теперь может кастовать быстрее амулетов, но не исключен вариант, что он попросту еще не узнал своих новых возможностей, а речь Сукрепа пролетела мимо его ушей.
  
  Один из лучших магический щитов отлично справлялся с подобными плетениями, но это Сукрепа, ни капли не успокаивало. Его противник имел неограниченный доступ к закрытой библиотеке Империи и вполне мог быть обладателем эксклюзивных заклинаний, тогда как защита старика универсальными обезвреживающими свойствами не обладала, и какое-нибудь, даже не очень сложное, но неизвестное плетение могло защиту не заметить.
  
  - Рашид! Остановись... ай! Да остановись ты хоть на минуту! Стой! Хватит! Давай поговорим! Ой! Послушай...
  - Остановится - говоришь?! Хватит - говоришь?! - бестактно перебил старика лич, но останавливаться не собирался и все так же, продолжал долбить его защиту, чередуя заклинания и подключив к ассортименту заклинаний еще парочку амулетов со стандартными плетениями. - Раньше надо было думать! Когда друзей предавал! Когда подлые планы вынашивал! А сейчас поздно собирать разбитую вазу! Октава выпущен на свободу (Октава - сказочный злой демон, в древности закупоренный богами в глиняный сосуд и зарытый глубоко в пустынных песках где-то далеко за морем на юге), и только твоя смерть остановит меня! - Все слова произносились на повышенных тонах, казалось, что весь мир умер для Рашида, остался один старый дряхлый лич, который теперь должен был стать окончательно мертвым личем.
  - Рашид, ты ошибаешься, я здесь совершенно не причём. Ай! Я такой же пострадавший, как и ты. Ой! Да остановись ты на секунду, убьешь меня минутой позже. Ай! - Старик вскрикивал, как пищащая от хлопков по мягкому месту официантка дешевой забегаловки и, уклоняясь от заклинаний Рашида, Сукреп сопровождал вскрики типичными ей движениями тела. - В конце концов, у нас впереди долгая жизнь и десять-пятнадцать минут ничего не решают.
  - Долгая говоришь?! - удар льдом. - Жизнь говоришь?! - с амулета вылетела водяная стрела. - Я тебе сейчас покажу долгую и счастливую жизнь! - и еще одно ледяное заклинание ударило в щит старика.
  Но показать Рашид ничего не успел, внезапно для него и старика на них накинулись небольшие летающие твари, отдаленно напоминающие огромных летучих мышей, с головой собаки и витыми рогами буйволов.
  
  
  
  
  
Тарус.
  
  
  
  Тарус успел дважды похвалить себя за смекалку. Первый, когда личи начали швыряться заклинаниями, угоди хоть одно из них в него - приятного было бы мало. А второй раз, когда из тела, на которое он прилег начала вылезать крылатая тварь.
  Мысль притворится мертвым, оправдала себя полностью. Если бы зомби нуждался в дыхании, то перестал бы даже дышать, в остальном мертвому притворятся мертвым - проще простого, аура и та не выдает своего хозяина.
  Этот факт и спас ему вторую жизнь. Твари начавшие вылезать из трупов совсем не обращали внимания на лежащее в доспехах мертвое тело.
  
  Сначала Тарус наблюдал за бегающими вокруг поляны личами, тихо наблюдал, не шевелясь, высовываться из укрытия себе дороже, если вдруг какое заклинаний полетит в его сторону, то можно лишится головы даже не успев моргнуть. Затем он оказался пассивным свидетелем появления на свет тварей бездны, тогда разум послушался природного страха и не стал предупреждать беснующихся магов о приближающейся опасности. Своя жизнь, пусть и в виде зомби, всегда дороже жизни чужой, и пока ты это осознаешь, за нее стоит бороться.
  
  А твари, не церемонясь, накинулись на дерущихся магов. И на этот раз Тарус не нарушил устоявшееся правило жизни, лежал и ждал окончания разыгравшейся новой баталии, наблюдая краем глаза за личами и в душе болея на их стороне. Будущее без магов сулило огромные неприятности, судя по обитающей в этих краях 'безобидной' живности, без магической поддержки придется несладко, а возвращаться в Империю мог лишь самоубийца, там кроме костра его никто не ждал.
  
  Едва появляясь из чрева, Летучие твари и не дожидаясь вылупления остальных, кидались на личей. С каждой секундой их становилось все больше и больше. Они будто специально поджидали момента, чтобы появиться всем одновременно.
  
  Вражду личей сдуло как пух ветром урагана, в один миг они позабыли о соре между собой и переключились на неизвестно откуда свалившегося на их голову (в буквальном смысле) врага.
  
  
  
  
  
Вира.
  
  
  
  Вампир вернулся к поляне, когда два лича уже перелезли через груду трупов и мирно беседовали на чистом от крови участке земли, а зомби лазил среди мертвых тел и добивал сомнительных. С виду у них все было мирно и чинно.
  Неприятности начались неожиданно. Один из личей вдруг накинулся на товарища и стал кидать в него заклинание за заклинанием. Но по какой-то причине все они брызгами безобидно рассыпались от старого лича. Было красиво и страшно одновременно.
  Зомби сразу куда-то исчез, и найти его по мертвой ауре среди множества трупов оказалось делом нереальным.
  
  Тут-то чувство, приведшее Виру назад, взвыло диким бизоном. Тела мертвых Врагов сначала заворочались, а затем начали лопаться. На свет из чрева Врагов появлялись новые монстры!
  Шустрые и быстрые летающие твари мигом накинулись на бегавших по поляне личей. Они чем-то напоминали вампиру пчел. Такое Вира видал в детстве, когда позарился на сладкий мед, деликатес среди вампиров, пока он, не засахаренный и разбавленный водой, то обладал божественным вкусом, тогда, пчелы, по одной стали вылетать и кидаться на глупого мальца и с каждой секундой их становилось всё больше и больше. Так и сейчас, небольшие гадливые твари роем накинулись на мертвых магов.
  Но, к удивлению, те не сплоховали и достойно встретили противника.
  
  Поначалу от магических снарядов личей летающие рогатые собаки с крыльями летучих мышей валились стопками. Одно плетение частенько задевало сразу несколько целей, это и неудивительно, ведь заклинание приобретало конкретную физическую оболочку и действовало на всю площадь попадания.
  Если огненные и ледяные заклинания имели небольшую форму и редко поражали чаще одной цели, то плетение старика, относящееся к стихии ветра, разрезало двух-трех монстров параллельно, и на этом не останавливаясь, продолжало расчленять находящихся позади, а то и доставало третий и четвертый ряды врагов, коль такие имелись за спинами у уже разрезанных.
  
  На удивление эффективное плетение скоро начало сбоить. Приблизительно через минуту, то одно, то другое пущенные стариком заклинания прекратили разрезать надвое быстро летающих и противно пищащих тварей, но еще продолжали наносить им тяжкие повреждения.
  Тоже происходило и с заклинаниями второго лича, летуны слишком быстро адаптировались, и с каждой секундой огонь, вода и магия ветра сдавались перед тонкой с виду кожей монстров.
  
  В следующую минуту заклинания уже лишь откидывали тварей назад, не причиняя им никакого вреда.
  В свою очередь летуны тоже не бездействовали и пытались доставать личей как могли - когтями и зубами. Они с разгона налетали косяком на щиты личей и, отлетая наземь, поднимались, чтобы снова зайти на очередную попытку.
  
  Щиты личей опасно прогибались, но пока держали защиту надежно.
  Издалека маги напоминали облепленные крупными мухами два яйца, а кружащие вокруг летуны заставляли воображение представлять еще и запах так нравящийся этим насекомым.
  
  Однако когда магия личей начала пасовать и враги перестали падать стопками, твари изменили тактику. Часть кружащихся летунов прекратила атаковать и через еще минуту в личей вылетели первые, напоминающие небольшие молнии, магические заклинания, но продолжалась магическая атака недолго, почему-то хищники бездны, разделившись на две группы, полетели к лесу в противоположных направлениях.
  
  В этот момент Вира осознал, по чью душу отправилась часть летающих детей Врага, так он про себя обозвал рогатых собако-мышей. Всю сцену боя он видел от начала до 'конца'. О том, что пришел его конец он уже не сомневался. Все что осталось ему сделать - продать свою жизнь подороже, а для этого необходимо было создать хоть небольшое преимущество для себя.
  Для вампиров скорость передвижения значило почти всё, и лишаться необходимого пространства находясь в лесу, было глупо, поэтому Вира принял решение выйти на поляну и встретить врага в подходящих условиях.
  Бегство как вариант было откинуто в первую очередь, оценить скорость полета и маневренность Врага Вира успел с первого взгляда, он точно знал, что ему было не скрыться.
  
  
  
  
  
Сукреп.
  
  
  
  Чуть ранее у личей:
  
  - Мля... Сукреп, что это за твари?! Откуда они взялись?! - задал вопрос Рашид.
  Личи остановились недалеко друг от друга и вполне могли переговариваться сквозь неприятный писк издаваемый черными летунами.
  - У тебя сегодня много вопросов, на которые у меня нет ответов, - с ехидцей в голосе ответил ему старик. - Спроси что-нибудь попроще.
  - А кому как не тебе знать?! Предатель! - обвинение прозвучало из уст Рашида уже не так убедительно.
  - Я знаю ровным счетом столько, сколько известно и тебе. Разве ты не видишь, что они исключений не делают и пытаются убить меня так же активно как и тебя, - твари и вправду пытались в равной степени уделять внимание обоим магам. - Ты лучше не отвлекайся и старайся бить одновременно нескольких тварей. У тебя в арсенале есть что-нибудь смертоносное? От моих лезвий до восьми штук сразу гибнет, а у тебя одна, редко две умирают.
  И в подтверждение своих слов, Сукреп кинул плетение воздушных лезвий чуть выше щита Рашида, тем самым зацепив своих и его противников. На землю посыпался целый десяток небольших монстров.
  - Сам вижу, не капай на нервы! - для Рашида его 'эффективность' давила на самолюбие, лучший из боевых магов Империи уступал своему подчиненному в количестве жертв. - Кроме артефакта с 'Гидрой' среди амулетов нет масштабных, все узконаправленные, а Гидру сам знаешь в трех точках ставить надо (Гидра позабытое плетение стихий воды и огня, сохранилось лишь в редких древних артефактах). Я из-за этих тварей с места сдвинуться не могу, если расставить части у меня еще кое-как получится, то отбежать, точно не успею, да и скорее всего они последуют за мною. Тогда толку от него не будет никакого.
  - Гидра?! Откуда у тебя такой артефакт?! - искренне удивился Сукреп, ведь это по-настоящему очень ценное и редкое заклинание, многие, в том числе и он, о таком, только слышали, - Неважно, - остановил свой вопрос старик и тихо добавил, - пока неважно, - а затем продолжил вслух, - а почему собственным арсеналом не пользуешься?
  - У меня щит еле-еле держится, на последнем издыхании, энергии совсем ничего осталось. Куда там о боевых думать.
  Всю беседу личи уничтожали летунов, стараясь, для пущей эффективности пускать заклинания в сторону друг друга. Старик давно перестал вскрикивать и сосредоточил свои мысли на бое, интенсивность которого не позволяла отвлекаться подсознанию на такие мелочи.
  - Совсем из головы вылетело - забыл о твоем слабом кристалле, - пожурил себя за забывчивость Сукреп. - Сколько протянешь?
  - Если так пойдет дальше - еще минут на десять энергии хватит, - раздосадовано ответил Рашид.
  А тварям конца и края не было видно, казалось, что их количество совсем не уменьшается.
  - А-а-а, сволочи! Получайте! Еще ты? Держи! И тебе дам! На! Получай! - Рашид начал разговаривать с летунами, по очереди угощая их смертоносными подарками. - Сукреп! Они уже щит прокалывают когтями! Помоги, я так и десяти минут не выдержу, - взмолился он
  Словно услышав беседу, твари научились повреждать щит, создавая когтями вполне реальные дырки в щите.
  - Все еще хуже... Не может этого быть!! - закричал старик.
  - Ты не болтай, а мне помогай! - приказал Рашид.
  - Смотри, ты это видишь?! Рашид! Они адаптируются к магии! У них растет пассивная защита! Этого просто не может быть! Я такого еще никогда встречал! Ты понимаешь?! Это переворачивает все наши знания! Да это открытие века!
  Старик уже не слушал боевого товарища, а от счастья мысленно потирал руки и кидал заклинания чисто в научно-экспериментальных целях, тихо нашептывая всякую научную ересь.
  - Сукреп! Сукреп! Очнись! Сукре-е-еп!! - ни один десяток секунд Рашид пытался достучаться до сознания старика.
  - Ой! Не время, - пришел в себя Сукреп, когда затрещала его защита. - Рашид! Рашид! Они полностью приобрели иммунитет к нашей магии. Ты видишь?! - с восторгом прокричал он. - Ой-ёй-ёй! Я так долго не выдержу! - в голосе у него уже появилась доля паники.
  - Сукреп, сволочь! Ты чем там на хрен занимаешься?! - вывалил злость от безысходности на уши старика Рашид. - Нам конец! Что делать?!
  - Сейчас-сейчас, проверим это, - пробурчал старик и в нижних монстров полетели небольшие камни. - Работает! Рашид! У них вырабатывается иммунитет по необходимости, а в конкретном случае к нашим заклинаниям. Сейчас проверю еще это, - и он выпустил микросмерч. - Ясно, - расстроено произнес он, - а если вот это?
  - Сукреп! Гад! Сволочь! Что тебе там ясно?!! Вот, дай расправимся с ними, всыплю тебе по самое не хочу! У меня щит уже в сито превратился, а он ерундой всякой страдает. Сукреп!!!
  - Рашид! - перебил его старик. - У тебя в арсенале есть что-нибудь из стихии земли? Представляешь, у них иммунитет развивается не к отдельным заклинаниям, а к стихиям в целом, - ни то довольно, ни то огорчено констатировал факт он. - Чтобы пробить их защиту, нужны либо очень мощные заклинания, либо из другой, неизвестной им стихии. К физическим повреждениям они не успели адаптироваться, так что, еще и телекинез сработать должен.
  - Ого! - вскрикнул Рашид. - Это что было?!
  Сверху в личей полетели молнии.
  - Мама! Это что такое?! Ты видишь?! Молнии! Сукреп! Молнии!! - завопил он.
  - Вижу. Не похоже... нет, точно не молнии, - утвердительно сказал старик.
  Несмотря на множественные попытки магов древности (как и настоящих) обуздать молнии, успехов не принесли.
  - Слишком медленные и энергетика совершенно иная, - заметил Сукреп, он лично, будучи ректором академии королевства, увлекался этим природным явлением. - Точно не молнии, - констатировал он.
  - Куда это они?! Сукреп ты видишь?! Улетают!! - радостно завизжал Рашид, когда твари разделились на две части и полетели в противоположные стороны.
  
  
  
  
  
Орёл.
  
  
  
  Незаметно для всех солнце взошло в зенит и, там, высоко под пушистыми облаками кружил над поляной царь небес. Крупный пернатый хищник, достигающий в размахе крыльев до трех метров, разумно держался на максимально-доступной высоте. Он с интересом наблюдал за активным движением внизу.
  К творящемуся хаосу его привлек инстинкт хищника, а опуститься ближе не давало всплывшее из глубин памяти крови чувство самосохранения, пусть естественных врагов у королей гор и небес не существовало, но исходящий снизу страх не позволял опуститься туда.
  Белоголового орла на фоне неба отлично маскировал едва голубоватый окрас перьев нижней части тела. Внимательному наблюдателю присутствие царя небес выдавали лишь проплывающие редкие облака, настолько превосходно сливалось оперение нижней части туловища с цветом дневного неба, что не каждый глаз заметил бы хищника над собою.
  Но за небом следить было некому, а вот острому зрению орла открылась интересная картина.
  
  Если смотреть глазами высоко парящей птицы, то почти в центре поляны, окруженной на десяток миль густым лесом, легко можно было заметить, небольшой холмик. Это была та самая землянка Рана, расположенная чуть ближе к условному северу.
  Где-то в лесу в ста метрах севернее от поляны, среди деревьев, громоздились кучи костей. Там нашла свою гибель ни одна сотня сородичей орла. Это место вечно дышало смертью. Но сегодня обилие крови перебороло страх и побудило орла приблизиться к проклятому месту, которое он избегал от первой встречи с хищником живущим там.
  Сегодня творилось что-то странное, поляна изобиловала смертью! А землянка человека оказалась в эпицентре.
  Ее окружал темный круг из трупов, смещенный центром ближе к югу приблизительно на четверть диагонали.
  Среди трупов у самой южной границы круга лежал и не высовывался Тарус, а еще южнее стояли и отбивались от оставшихся летунов два лича. С западной же стороны из леса, куда направилась одна часть летающих монстров, за ними наблюдали оборотни, а с востока встречать вторую группу летающих рогатых собак, словно метеор на поляну выскочил вампир.
  
  
  
  
  
Вира.
  
  
  
  Как основным оружием - Вира привык работать щитом, что для вампиров уникальность редкая, они, все поголовно предпочитали щиту легкие мечи, делая акцент в поединках на нападении, надеясь на свою скорость реакции и движения.
  Сегодня в этом отношении удачное исключение из традиций было на стороне Виры. Уже который раз щит спасал ему жизнь. Оказывается умение защищаться и наличие соответствующего предмета иногда может оказаться важней всех придуманных средств нападения.
  
  Выскочив на поляну, Вира задействовал сложный механизм щита. В свое время молодой вампир потратил не одну неделю, чтобы разобраться в шедевре Ушедших. Подсказок и описания как пользоваться щитом, притом таким сложным, найти оказалось нереально, поэтому пришлось изучать предмет обороны с помощью проб и ошибок. А на освоение, разработку и отшлифовывание техники владения щитом, обладающего уникальными характеристиками, ушел ни один год жизни, а если быть точнее, то почти целых три года ежедневных тренировок, под смех и издевательства сородичей, наблюдавших за Вирой со стороны. Скрываться и прятаться вампир не собирался и частенько проводил разминки и тренировки на глазах у всех соклановцев. Игнорировать чужое мнение и отстаивать личное Вира научился с первых лет сознательной жизни. До вампира давно дошло, что иметь собственное мнение, пусть и отличное от мнения окружающих - не только не зазорно, но иногда и полезно для здоровья. В последнем утверждении он убеждался неоднократно и тому сегодняшний день еще одно лишнее подтверждение.
  
  Рукоятка, надежно зафиксированная к руке, отстегнулась от крепления основы и - щит, держась на тоненьком, но весьма прочном рычаге, оказался в полуметре от кисти. Если не видеть сложного механизма крепления рукояти к щиту, то можно было бы подумать что щит сломался, упал и держался лишь на тоненькой палочке. Но тут, одним легким движением вампир поднял щит над головой на этой самой палочке, и начал его невероятно быстро раскручивать. Благодаря шарнирным соединениям на рычагах кисть почти не напрягалась, и щит мгновенно набрал скорость. Вращение оказалось настолько быстрым, что раскрученный на манер пращи щит превратился над головой вампира в жужжащий трехметровый металлический диск.
  
  Вира легко и непринужденно менял угол наклона вращающегося вокруг него щита, а благодаря древнему механизму острая нижняя режущая кромка всегда находилась на краю вращения, поэтому детей Врагов встретила гигантская циркулярная пила, легко разрезающая тварей на части.
  
  О том, что столь странный механизм щита необычен не только для вампиров, но и для всех жителей этого мира, Вира даже не догадывался. Тогда, когда выбор пал на этот щит, вампир учитывал лишь свои финансовые возможности, а простенький, без украшений, щит оказался как нельзя кстати.
  Неброский и на вид с хлипкой рукоятью, держащейся за счет множества мелких креплений, не внушающих доверия, щит Ушедших оказался весьма и весьма не простым. Творения мастера прошлых лет смогло поразить вампира еще в первый день приобретения, когда он, нажав на один из выделяющихся рычажков, как бы специально созданных под пальцы - 'сломал рукоять'.
  Спустя время, разобравшись, Вира понял, что он вовсе не сломал, а перевел механизм в один из вариантов использования, задуманный гениальным мастером. Оказалось, что щит имел дюжину граней применения - от изменения хвата и центра упора, до мощной пружины, позволяющей метать его на приличное расстояние, правда, чтобы взвести пружину силы одного вампира оказалось недостаточно, а в момент срабатывания, однажды, щит чуть не оторвал экспериментатору руку, настолько большой оказалась отдача.
  
  Если поначалу твари налетали скопом, то скоро начали прогрессировать, и в их атаках сообразительные одиночки пытались прощупать вампира с разных сторон, изменяя тактику нападения на глазах.
  Впрочем, скорости вампира им противопоставить было нечего. Сверху, через жужжащий винт не подберешься, разрезало также эффективно, как и с боков, а атаки снизу вампиру удавалось избегать за счет быстрых передвижений и с помощью длинного кинжала. Вира молниеносными выпадами нанизывал на длинное острие то одну, то другую тварь и при этом всегда находился в движении, стараясь держаться подальше от деревьев.
  
  Так длилось долгих несколько минут, Вире казалось, что уже минула целая вечность, а летающих собак меньше не становилось.
  Правая рука онемела от нагрузки, а левая с каждым убитым врагом теряла свою резвость. Усталость нахлынула второй волной. Еще чуть-чуть и Вира начал бы допускать ошибки, а достаточно было одной, чтобы на этом моменте жизнь прервалась, но его спасло чудо.
  Этим чудом оказались два лича, а точнее их заклинание Гидры.
  
  
  
  
  
Сукреп.
  
  
  
  Когда большая часть летающих демонов переключилась на новые цели, маги получили относительную свободу и смогли немного осмотреться.
  
  - Вампир, - ответил Рашиду старик, проследив за направлением полета одной группы рогатых собак. - Он вернулся..., - что хотел сказать Сукреп дальше, осталось неизвестным Рашиду, но следом он произнес другое: - Рашид, у нас есть немного времени, мне почему-то кажется, что он долго не выдержит. Надо срочно устанавливать Гидру, это наш единственный шанс спастись, второй такой вряд ли даст нам судьба.
  - Угу, полностью с тобой согласен, - буркнул Рашид и, не раздумывая, вытащил из набедренной сумочки артефакт, а затем одним движением разобрал его на три части. - Я кину тебе две части, поднимешь, их нужно расставить треугольником, думаю, десяти метров будет достаточно. Да, старайся, чтобы треугольник получился равнобедренным.
  Пусть Сукреп и не видел раньше артефакта Гидры, но подолгу службы в магической академии много о нем читал, поэтому ясно представлял, на что способна Гидра из треугольника со сторонами в десять метров.
  - Ты с ума сошел! Десять метров?! Это же от поляны ничего не останется! - возмутился старик. - Два! С головой будет достаточно!
  - Да, ты, наверное, прав. Мы сами убежать не успеем. Тогда пять!
  - Два метра! - не сдавался Сукреп. - Столько выдержит наша защита и не больше, а нам никуда убегать не придется. Вдруг они за нами последуют?
  - Какая защита?! Моя что ли?! - заорал Рашид. - Еще минута болтовни и у меня не будет никакой защиты! Держи камни, - он кинул ближе к старику на землю, две части артефакта.
  - Забыл, извини. О! Идея! Запускаем Гидру и когда твари возле нас начнут умирать, ты убираешь свой щит, а я создаю новый и растягиваю его на двоих, - предложил Сукреп, подбирая с земли камни в оправе похожие на пирамиды.
  - А успеешь поднять щит? - засомневался Рашид
  Особенность щитов такова, что, не убрав ближний, второй поставить невозможно, а причина проста - энергоподпитка. Первый слой любой защиты полностью блокирует передачу энергии на следующий, а если, опустив старый щит не успеть поднять новый - умереть от Гидры можно очень быстро.
  
  - Думаю, справлюсь, - с легким сомнением в голосе ответил старик, - мы теперь намного быстрей начали апеллировать магией... уверен, успею!
  - Тогда три метра! Ставь один, где стоишь, и давай, смещайся вправо. Там ставь следующий, - Рашид положил на землю свой камень и собрался идти в центр треугольника.
  - Нет! - остановил его старик. - Здесь нельзя ставить, пострадает землянка, надо отойти к краю леса.
  - Зачем?! - искренне удивился Рашид. - Что в ней ценного? Ставь, тебе говорю!
  - Там Тёпа. Он нужен нам живым.
  - Кто?! - удивился Рашид.
  - Парень, за кем мы гнались всю ночь.
  - Зачем он мне? - в голосе Рашида опять появилась нотка сомнения. - Ты все-таки с ним заодно!?
  - А как ты собираешься свой кристалл энергией пополнять? В Империю к магам пойдешь? Или у некромантов есть секретные заклинания способные из трупов вытягивать магическую силу? - Сукреп умолчал о своих отношениях с Раном и надавил на больное место Рашида.
  - Есть, - как-то вяло ответил Рашид и поспешил ближе к лесу, а старик последовал за ним. Не привык Рашид проигрывать споры с подчиненными, а сегодня это был не первый случай. - Да только они не работают. Сколько мы не пробовали с учителем, ничего у нас не вышло. Наверное, ошибка в рунах затесалась, - сухо, себе под нос поделился своим прошлым Рашид.
  
  Дальнейшие действия показались старику несколькими десятками секунд.
  Личи, молча, установили на земле у кромки леса из камней артефакта приблизительно равнобедренный трехметровый треугольник.
  Затем, Рашид, встав в центре, наполнил энергией последнюю руну-активатор в оставшемся у него в руке крупном камне (четвертая, внутренняя часть артефакта), после чего, положив его в центр, он резво отбежал к стоящему в пяти метрах от края геометрической фигуры старику.
  
  Расположенные по углам камни артефакта налились огнем, каждый своим цветом: один рыже-огненным, второй насыщенно-голубым, а третий ярко-белым.
  В один миг линии треугольника засветились цветом радуги и из углов в центр фигуры ударили яркие лучи.
  В точке соприкосновения начал зарождаться шар. Он, быстро наливаясь силой, рос в размерах. Нижняя половина расплавляла землю, а верхняя переливалась двумя цветами - синим и красным.
  Достигнув сторон треугольника, шар прорвало, и вверх вырвались струи пара и огня. Столб, высотой метров двадцать начал извиваться змеей и крутиться, словно пожарный шланг под напором воды, разбрасывая вокруг огонь и выпуская длинную струю пара. Поляна вмиг покрылась густым туманом, кипяток и огонь начали уничтожать все в округе.
  Не повезло всем, оказавшимся по близости - тварям, вампиру, чуть-чуть не успевшим со щитом личам и даже парящему высоко в небе орлу.
  
  
  
  
  
Тёпа.
  
  
  
  Кошмар следовал за кошмаром. Сначала Рану померещились в землянке мертвые тела солдат из тайной службы, затем живой и разговаривающий лич, которого он вроде сам и создал, после чего появились вампиры и последовавший короткий с ними бой. Едва не забыл упомянуть жутких чудовищ из кромешной тьмы, располосовавших ему всю спину - и все это уместилось в один короткий, но неприятный сон.
  
  На душе у Рана было скверное настроение. Ощущение чего-то жуткого и отвратительного мешало все это время спокойно спать, а раздражающий шум болтовни разбудил его окончательно.
  
  Пробуждение оказалось не из приятных. Сначала последовала резкая боль в спине, и только потом вернулись все остальные чувства. Оказывается, звук гомона никуда не пропал, а зрение заставило усомниться в том, что ран проснулся.
  Он раз-другой протер глаза, но это не помогло, ничего не изменилось - в комнате по-прежнему находились шесть существ.
  По правую сторону стояли два лича, с одним из которых Ран успел познакомиться во сне, если память не подводила - звали его Сукреп. Третий персонаж был обычным зомби, хотя почему обычным(?) - во взгляде четко проблескивала искра разума.
  По левую сторону на корточках у стены сидел вампир, а по центру вовсю развлекались поеданием гигантского орла два оборотня!
  
  Все они выглядели если не сказать что плохо, то скорее подойдет слово ужасно. Чуть не забыл упомянуть запах - от них всех несло горелой плотью и шерстью, да и сами они были похожи на обугленные и засмоленные поленья. Открытые части личей, зомби и вампира напоминали подгоревшего на вертеле кабана, а оборотни походили на облезших от лишая котов, которыми сапожники неделю начищали на площади крупного города прохожим обувь.
  - Кх-кх-кх, - прокашлялся Ран. - Чем обязан дорогим гостям? - спросил он, ища глазами, как последнюю надежду, своего питомца, ему совершенно не верилось, что гости заглянули на дружеский ужин, а Соня, учуяв желание хозяина, радостно заверещал.
  От этого звука встрепенулись все. Вампир подскочил с места на добрый метр и сильно ударился головой о низкий потолок. Оборотни, вмиг позабыв о еде, лихо отпрыгнули в сторону подальше от источника звука. Старика лишь слегка передернуло, зато Рашид успел поставить свою издыхающую защиту, ну а бывалый солдат выхватил меч и встал в боевую стойку.
  Все из перечисленных знали о Соне не понаслышке, каждому из них довелось столкнуться с зубами и когтями скелета, кто-то даже успел от них умереть. Но одиноко лежащий весь залитый кровью череп не обращал никакого внимания на испугавшихся, и искренне радовался вниманию очнувшегося хозяина.
  
  
  
  
  
Сукреп.
  
  
  
  Пока Тёпа находился без сознания, гости навели в землянке небольшой порядок, а когда совместными усилиями выносили то, что осталось от трупов монстров, Соню благоразумно обходили десятой стороной, стараясь не дотрагиваться до недовольно порыкивающего черепа.
  Правда уборка не обошлась без ссоры с Рашидом, он поначалу ни в какую не хотел принимать участие в импровизированном субботнике, что очень взбесило лишь одного Сукрепа, да и потом инциденты нередко возникали из пустого места.
  Всякая работа по уборке на время разборок личей останавливалась наглухо, никто не решался входить в землянку пока там буянили маги-бездельники, участь попасть под горячую руку безумного лича сулила малоприятную судьбу.
  Но как быстро разгорался спор, так же быстро он и затухал, окружающие потихоньку начали приспосабливаться под непредсказуемые перепады настроения личей, которых было немало, только за проведенный вместе день насчитывалось больше двух десятков спонтанных взрывов эмоций.
  
  
  
  
  
Тёпа.
  
  
  
  - А-а-а! - застонал Ран попытавшись подняться и подобрать голову верного друга.
  - Сиди, - тут же отреагировал старик. - Тебе еще нельзя двигаться. Не раньше, чем завтра полностью срастутся кости, тогда сможешь ходить сколько пожелаешь.
  
  Со временем обстановка в комнате немного расслабилась, Рашид снял защиту, меч солдата вернулся в ножны, оборотни потихоньку стали подползать к туше орла, а вампир, потирая набитую на голове шишку, обратно сел на корточки, но на всякий случай со стороны черепа поставил возле ноги щит.
  - Подайте мне его, - Ран протянул руки к Соне.
  Реакция на слова парня последовала неадекватная, от Сони опять шарахнулись в стороны, несмотря на то, что и так находились от него на приличном расстоянии. Брать в руки голову смертоносного зверя не желал никто. Видя это, Ран повторил попытку встать, и был повторно остановлен стариком.
  - Сиди, я подам, - остановил он парня рукой. - Заставь его замолчать и смотри, чтобы он меня не укусил.
  В знак согласия Ран кивнул головой.
  - Соня, веди себя тише, - обратился он к питомцу и тот, взвизгнув, вмиг затих, - тебя сейчас возьмут и передадут мне. Не напугай человека.
  Подобное обращение к скелету вызвало изумление на лицах личей. Считалось, что обладать разумом могут лишь зомби и соответственно личи, но чтобы скелет проявлял хоть малейшие признаки интеллекта - о таком никогда не слышали. Обычно управление костями основывалось на том же принципе, что и у големов. Маг (лич) непосредственно управлял созданием, воздействуя на кристалл с плетением управления, а тут Ран говорит с черепом и тот его слушается.
  - У них нет энергетической связи! - очень удивился Рашид.
  - Вижу, - почесал затылок Сукреп.
  - Не может быть! - протер глаза Рашид.
  - Почему? Очень даже может, ты разве не видишь? - не удержался от язвы старик. - У Тёпы и личи, и зомби весьма неплохие вышли, - он оглядел себя, - Временные повреждения кожи мы исправим, даже больше - я уверен, что мы и разложению подвержены не будем.
  - Но как?! Как это возможно?! Он что, нашел древние заклинания? - задумавшись о чем-то, Рашид сделал короткую паузу и затем сам ответил: - Надо было давно заняться исследованием заброшенных земель. Что ты еще нашел? - последние слова он адресовал Рану.
  Но парень проигнорировал вопрос лича и повторил свою просьбу:
  
  - Вы подадите мне Соню?
  - Соню? - теперь к имени скелета личи отнеслись по-иному. - Это его имя? - спросил Рашид. - Но как?! Как скелет может соображать и откликаться на имя? - никак не успокаивался он.
  Сейчас Ран горел лишь одним желанием - взять на руки питомца, поэтому на вопросы не отвечал.
  - Рашид, отстань от человека. Видишь он только пришел в себя. Успеешь еще удовлетворить свое любопытство, - старик правильно понял чувства парня и попытался осадить собрата по несчастью, а сам нехотя направился к голове. - Ты меня не укусишь? - спросил он Соню и, нагнувшись, осторожно протянул к нему руки.
  В принципе кроме как шевелить нижней челюстью, Соня ни на что больше способен не был. Оставшийся целым один-единственный шейный позвонок ему ничем помочь не мог, а остальной скелет без энергоподпитки рассыпался грудой костей. Но понимание этого страху окружающим не убавляло, руки Сукрепа тряслись как у немощного годами старика. Если бы Соня пошутил и клацнул зубами, Сукреп отскочил бы метра на два, но все обошлось, и череп быстро перекочевал в руки хозяина.
  
  Теперь, с психологической поддержкой питомца, Ран осмотрелся внимательней, и в этом ему никто не мешал, Рашид и тот ненадолго умолк, хотя судя по обожженной физиономии - давалось молчание ему нелегко.
  
  У Рана впервые появилась возможность рассмотреть живых оборотней с близкого расстояния, трупы не в счет, по ним не определить движения и повадки.
  Они оказались очень похожими на огромных собак, ростом с молодого теленка. Те же лапы, шерсть, хвост, разве что клыки больше чем у крупного кабана, а вот морда отличалась существенно - присутствовало что-то неуловимое с первого взгляда. Парню потребовались не меньше тридцати секунд, чтобы определить, чем же так привлекло его лицо оборотня. Теперь именно лицо, а не морда. Наличие мимики сильно удивило Рана, оборотни могли улыбаться, хмуриться, щуриться и делать практически все, что может обычный человек.
  - Я никогда не видел оборотней в человеческом обличии, - вырвалось у Рана помимо воли.
  Все перевели взгляды с него на оборотней, вероятно не одного Рана интересовал этот вопрос.
  С того времени, как оборотни приползли на четвереньках к ногам личей, приведя на хвосте огромную стаю малых демонов, а старик уговорил Рашида дать им защиту, они ни разу не принимали человеческий облик. Бывшие люди до этого вообще никогда не встречали оборотней, а вампир даже не задумывался, что у тех бывает другое обличье, обычно они всегда предстают в виде здоровых волков.
  
  Один из оборотней осмотрел присутствующих и, кивнув второму, начал приподниматься на задние лапы.
  Хвост завилял с такой скоростью, что исходящий от него ветер заколыхал волосы сидящему в трех метрах Рану (кстати, волосы остались только у него, а остальных подстригла Гидра), передние лапы оборотня сразу свело судорогой. Потом тело вывернуло дугой в неестественную сторону, и конечности начали трансформироваться.
  Верхние части задних лап удлинились, а нижние наоборот укоротились. Послышался тихий хруст и задние лапы начали превращаться в ноги. Чуть позже, тоже самое изменение произошло и с передними лапами. А хвост, дергаясь с бешеной скоростью, втянулся в тело, которое уже приобрело к этому времени человеческие очертания, но самые удивительные изменения произошли с головой оборотня. Она превратилась в голову молодого парня.
  Еще несколько секунд и очень даже человеческое тело лишилось шерсти - перед всеми предстал обычный человек.
  
  - Твердый Зуб, - разорвав тишину, представился оборотень.
  - Что? Какой еще зуб? - Рашид оказался настолько шокированным преображением, что не уловил смысла произнесенных слов.
  - Бестолочь, - обозвал Рашида старик, - его так зовут - Твердый Зуб, - не упустил момент поддернуть Рашида старик.
  - Как ты меня назвал! - тут же вскипел более молодой лич, на вид Рашиду не дашь больше сорока.
  - Что за дурацкое имя? Какой нормальный отец даст такое сыну? - Сукреп проигнорировал лича и зачем-то зацепил оборотня.
  Лицо оборотня передернулось, и появился вполне звериный оскал. На старика пялились уже две озлобленных физиономии. Другой оборотень не пропустил оскорбление мимо ушей.
  - Разве я неправ? - надменное выражение лица Сукрепа говорило о том, что вины он не чувствовал и извиняться не собирался.
  - Да... да... да я тебя...! - захлебывался слюнями от злости Рашид, а оборотень согнулся и скорежился, видимо начал настраиваться на обратную боевую трансформацию.
  
  - Денег на учебу у меня не было, но у меня есть три книги, - вовремя встрял в 'мирную' беседу Ран и потянулся к полке из веток, висящей на стене за спиной. - А-а-а, - и опять застонал от боли.
  - Тихо-тихо, - как о родном внуке забеспокоился старик, и куда только делась вся его спесь? - Сиди, не двигайся. Я сам подам.
  Рука Рашида уже тискала боевой амулет, а оборотень начал покрываться мелким пушком.
  - Ты спрашивал, что я нашел, - продолжил Ран, когда стихла боль в спине, и говорил он, смотря в глаза Рашида, - Кроме заклинаний из этих книг я больше ничего не знаю. Тёпа, - представился он оборотню. - Тепа Ран, - кивнул головой остальным. - Теперь вы мне ответьте! - повысил голос он. - Что здесь происходит, и что вы все тут делаете?!
  - Ерунда! - Сукреп небрежно кинул книги рядом с парнем, лич очередной раз выпал из реальности. - Первый курс некромантии и знахарства, ничего путного нет, - он посмотрел на Рашида и, увидев недовольное лицо, вспомнил общую ситуацию. - Будет вам злится, - сказал он. - Ей богу, как малые дети, что не скажи, сразу в штыки воспринимают.
  Такое извинение обиженные оборотни не приняли, и собирались было высказаться, точнее, высказаться хотел обиженный Рашид, а оборотень лишь еще больше согнулся, но тут в разговор встрял вампир:
  - Вира, - представился он. - Клан Острых Клыков.
  Вира вышел в центр комнаты и встал монолитом между стариком и оборотнем, а его щит занял предупреждающее боевое положение.
  
  Все присутствующие кроме Рана видели вампира в действии. Ран был прав, на открытом пространстве им трудно что-либо противопоставить.
  После того как Сукреп приютил оборотней, Рашид решил вылить свою злобу на Вире, только он очень быстро об этом пожалел.
  Один против троих, даже при таком соотношении вампир не оставил ни малейшего шанса противникам. За лича вступились извечные враги вампиров - оборотни, а вот Сукреп и Тарус благоразумно остались в стороне.
  Вира настолько быстро передвигался, что заклинания лича всегда пролетали мимо, запаздывая на долю секунды, а оборотни по очереди отлетали от щита и каждый раз долго скулили. Если бы Вира хотел их убить, то это ему сделать было проще простого, но он почему-то жалел соперников, не нанося им тяжелых ран. Успокоился Рашид, когда вампир начал разрезать щитом его защиту, до сегодняшнего дня считавшуюся неуязвимой для физических атак. То, что не смогли пробить кувалда и мечи, щит Виры делал с потрясающей легкостью.
  А помирил тогда всех Сукреп.
  
  - Тарус, - сделал шаг вперед зомби и вытащил меч.
  Обстановка накалилась до белого каления, нервы играли у всех без исключения. Одно неправильное слово и взорваться мог любой.
  
  Ситуацию спас рык, нет - РЫК. Это был Соня, почуяв состояния хозяина, он мгновенно привел всех в чувства. В центре комнаты сразу как-то стало пусто, оборотни даже умудрились выскочить наружу, притом боевую трансформацию Твердого Зуба не заметил никто, личи успели поставить защиту, а вампир закрылся щитом, уже упираясь спиной в стену.
  
  - Так, дорогие гости, вы все не ответили на мои вопросы! - воспользовался ситуацией Ран. - Допустим, кто вы я теперь знаю, но что вы тут делаете?! - повысил тон Ран.
  Не то чтобы парень был смельчаком, но трезвости в суждении у него было не отнять. Если его не убили, когда он спал, значит, на то у них были мотивы. В милосердие парень не верил с детства, мир, насквозь пронизанный алчностью и жестокостью, не страдал таким достоинством, поэтому следовало выяснить, что им всем от него надо.
  
  - Или вы говорите, или выметайтесь отсюда! - ультимативно заявил Ран.
  - Да...!
  Что хотел прокричать разъяренный Рашид - осталось за кадром, опоздав всего на малость, его перебил вампир.
  
  - Я пережидаю, когда улетят дети Врага. Как только они удалятся на приличное расстояние, я покину твой дом. Прошу не выгонять меня в ближайшее время, - Вира встал на одно колено. - Обещаю уважать гостеприимство хозяина!
  
  Заявление вампира заставило удивиться всех, включая его самого.
  
  
  
  
  
Вира.
  
  
  
  Человек! И он - вампир, принес ему клятву дружбы. Кому? Животному, рабу, пище! Такого не бывало никогда в истории вампиров, но Виру это мало волновало, после битвы с Врагом он поменял многие взгляды. А главным способствующим фактом была аура Тёпы. Пусть вампиры не маги, но магическим зрением обладали, и Вира видел необычную трехслойную темную ауру человека. От нее веяло древней силой Отца. По слухам и преданиям только Он обладал подобной аурой.
  Увидев парня воочию, вампир лишь утвердится в своей правоте и готов был на всё!
  
  
  
  
  
Тёпа.
  
  
  
  - Что за дети Врагов? - заинтересовался Сукреп, его совершенно не удивил поступок вампира.
  
  - Это летающие звери, с которыми мы сражались, - ответил ему Вира.
  - Но почему дети, и какого Врага? Ты знаешь этих тварей? - продолжил допрос старик.
  - Можешь остаться, - Ран не знал всех событий, он не видел боя и трупов, его интересовал лишь насущный вопрос: - Кто следующий?! - он перевел взгляд на оборотней находящихся на улице, но прекрасно слышащих происходящее внутри, о мнении Рашида и Таруса он думал что догадывался.
  
  Вампир встал на ноги и подошел к парню, теперь он собирался исполнять клятву и защищать хозяина пока находился в его доме.
  
  - Э-э-э... ну, это, я тоже с вами, - вышел вперед Тарус после того как увидел, что хитрец-старик присел рядом с Раном и без лишних слов обнял его по-отцовски за плечо. - Мне, это, того, идти некуда, останусь я с вами. Четверым легче, чем одному.
  
  - Тарус! Ты... отставить! - закричал Рашид.
  Но зомби и глазом не повел на крики начальника.
  - Измена?! - завопил Рашид. - Да я тебя... да я с тобой знаешь, что сделаю?! За неподчинение приказу...! Да ты у меня на коленях ползать будешь! Убью! Повешу! Четвертую! На костре сожгу!..
  
  Реплика Рашида прервалась, когда вошедшие обратно в землянку оборотни встали в строй на стороне парня рядом с Тарусом и начали рычать на оставшегося в одиночестве лича, правда один из них косым злым взглядом поглядывал на другого лича, и очень неестественно поглядывал. Глаза оборотня, сильно напоминающие человеческие, легко вращались по оси, и левый глаз сейчас смотрел на Сукрепа, а правый на Рашида. Оборотни сделали свой выбор, но не простили оскорбления старику.
  
  - Ничего ты ему не сделаешь, - сказал Сукреп и растянул свой 'Щит Ветра' на всех стоящих рядом.
  
  Ран и сам старик сидели на лежанке, а рядом стояли: вампир справа, зомби слева и впереди у ног сидели в боевой стойке готовые к прыжку оборотни. Все против одного Рашида.
  
  - Рашид, ты уже не главный, ты уже не следователь имперской тайной службы и ты сейчас далеко от Империи. Пора бы уже осознать положение вещей и бросить свои командирские замашки. Ты лич и тебе отныне нет места в Империи, а главное - ты очень нуждаешься в нас, особенно в Тёпе, - Сукреп дружески стиснул рукой Рана, так, что тот взвизгнул от боли в спине. - Ой! Прости! - извинился он перед Раном, но руки с плеча не убрал.
  
  Рашид и раньше был горячим человеком, а теперь, когда на него влияла сущность лича, он стал крайне агрессивным. Каким-то неизвестным образом мертвая плоть оказывала воздействие на психику магически инициированных при жизни людей, обостряя характер в преобладающих желаниях и эмоциях. Если бы Рашид не был обожжен, и если бы его лицу могла приливать кровь, то он от злости стал бы краснее вареного рака
  
  В одно мгновение в каждой из рук Рашида очутились по боевому амулету, а сам лич накрылся истощенным щитом. Его легкие набрали воздух, а рот открылся для гневной октавы (слово произошло от имени демона Октава, обозначало преджертвенную речь, насыщенную нецензурным сленгом).
  
  - Имя! - опередил понос слов парень. - Скажи свое имя. И мы не будем ссориться. Зачем нам лишняя кровь?
  
  Рашид застыл с открытым ртом. Юноша только что слышал его имя, но требовал другого - повиновения.
  Назвать имя - означало принять условия и главенство подростка, а это в планы Рашида не вписывалось, но с другой стороны, ему позарез нужна была энергия, без нее личу в заброшенных землях не выжить.
  От его команды кроме него самого осталось всего двое - Сукреп и Тарус. Если от старика что-то подобное можно было ожидать, то поведение солдата выбивалось из колеи. Рашид рассчитывал на него, и остаться самому, магу не очень хотелось. Земли полны оборотней, вампиров и нежити, неизвестная территория не улучшала шансы на выживание, поэтому рассудок взял вверх, и Рашид на время решил смириться, но только на время.
  
  - Имя! - настойчиво повторил юноша.
  - Рашид Караш Босно, - представился лич.
  Да-да, земля тесная, Рашид и Сукреп родом из одного города, правда, Рашид покинул 'родное' королевство еще младенцем, семья переехала к богатым родственникам в крупный по меркам полуострова город соседнего государства, ныне столицу Империи.
  
  - Ну и отлично! - произнес старик и, вскочив на ноги, сделал шаг вперед, при этом, как ни в чем не бывало, потеребил за ухом косящегося на него злого оборотня. - Теперь перейдем к главному...
  Договорить он не успел, потому что очутился спиной на полу, а у его горла дышала пасть Твердого Зуба.
  Все произошло настолько быстро, что лич не успел ничего предпринять, и минусом оказалась широко-раскрытая защита, в которой находился и напавший оборотень. Из-за щита Рашид помочь ему не мог, да и не желал того.
  Второй оборотень был на стороне сородича. Вампира эта разборка не касалась - хозяина не трогали, он и не вмешивался.
  Тарусу, кажется, вообще все было по шарабану.
  А вот Ран решил вмешаться и впервые апеллировал к полученной только что власти.
  
  - Отпусти, - тихо, но со сталью в голосе приказал он.
  Воцарилась тишина.
  Оборотень опять превратился в раскосого, только теперь одним глазом смотрел на старика, а вторым на Рана, но долго взгляда парня он не выдержал и подчинился требованию, частично подчинился - отошел на расстояние всего лишь до полуметра и был готов в любой момент продолжить нападение.
  
  - А ты, - Ран обратился к личу, - извинись. Оскорбление имени не прощают даже в Империи.
  Старик облегченно вздохнул и попытался встать, но быстро вернулся в исходное положение под тяжелой лапой оборотня.
  
  - Ну! - немного повысил голос парень.
  - Делов-то. Прости, извини, был неправ, больше не буду. Достаточно? - с улыбкой на лице произнес старик, если за улыбку можно принять мясо вместо губ, личи обгорели основательно. - Правильно я вас сравнивал с детьми. Дети, как есть дети.
  
  - Тебя устраивает извинение? - обратился парень к Твердому Зубу.
  Ответом было невнятное мычание, если бы не отрицательное махание головой - истолковать исходящие из пасти оборотня звуки правильно вряд ли бы у кого получилось.
  Оборотни вообще говорить в звериной ипостаси не умели, а как они общались между собой - известно лишь им самим
  
  - Ладно, ладно, - старик увидел махание оборотня головой, трудно было не заметить здоровенную волчью башку размером с тыкву килограмм на тридцать. - Твердый Зуб, прошу прощения за нанесенное Вам оскорбление, если Вас такое не устраивает, готов принести извинения по вашему обычаю, - лич вопросительно скосил глаза на Рана, спрашивая того - так устроит?
  - Ты еще оскорбил его отца, - понял мага парень.
  - Простите меня и за оскорбление Вашего отца, - скупо извинился лич.
  Оборотень отошел в сторону, и на глазах у всех повторилось преобразование в человека.
  
  - Принимаю! - ответил он, когда принял человеческий вид. - Когда и где? - спросил Зуб, чем ввел в недоумение почти всех присутствующих.
  
  - Что это значит? - поинтересовался Ран.
  - Оскорбление Стаи смывается кровью в честном бою. У вампиров это зовется дуэль. Только у нас бой проходит без оружия, и я согласен биться в этом облике, - оборотень обвел себя руками.
  - Магия разрешена? - поинтересовался старик.
  - Нет! - отрезал Ран. - Никаких дуэлей! Обиженным выход - там! - он рукой указал на дверной проем, дверь еще не восстановили. - Или прощаете и остаетесь, или уходите, другого варианта не будет! - парень подразумевал обоих оборотней сразу.
  
  Твердый Зуб обернулся к черному проему, на улице стояла тихая ночь, посмотрел на другого оборотня и склонил голову перед Раном.
  - Обещаю не трогать его, - он небрежно махнул рукой в сторону старика и добавил: - пока нахожусь под крышей твоего дома.
  - Меня зовут Сукреп, - вставил пятак лич. - Сукреп Аль Босно! - гордо произнес он.
  
  
  
  
  
Рашид.
  
  
  
  После боя сложилась очень странная ситуация. Особо странным оказался старик. Казалось, что он заботится о парне, находящемся без сознания, больше, чем о собственной жизни или псевдо-жизни.
  Оборотни и вампир держались в сторонке и в случае конфронтации со стариком пытались - как можно быстрее покинуть место событий.
  
  Но, когда очнулся этот... Ну, недомерок, ростом со старика, низенький, маленький и плюгавый, то, отчего-то все проникли к нему симпатией и встали на его сторону, а он... Он не упустил момент и взял власть в свои руки.
  С тех пор, жизнь обрела неприятный оттенок.
  
  Минуло три тяжелых дня. Поляна преобразилась до неузнаваемости, если кто видел ее после сражения и сейчас, то подумал бы что попал в другое место.
  Пар, огонь, солнце и трупы - суммируем всё и прибавляем к результату количество дней, то на выходе получаем весьма специфический аромат. Учитываем еще единственную вентиляцию землянки в виде двери, которой нет и выход от нее прямо на метровый слой варено-жареных трупов, то приятного остается мало.
  Ходить кстати тоже было неудобно, карабкаться через неравномерно уложенные тела, играющие под ногами при каждом шаге - не доставляло никакого удовольствия.
  
  Расчисткой территории занялись оборотни, вампир и зомби. Так решили они не сами, их заставил работать вставший у штурвала сборной компании парень, но додумался он до этого с тычков Рашида, который поначалу пытался взять руководство в свои руки - да только кто его слушался?
  
  А дальше - дальше началось мучение.
  Во-первых обезумевший старик! Он принялся обучать нерадивого мальца магии, и каждый урок превращался в испытание. Таких тупых учеников и учителей Рашид еще никогда в жизни не видел.
  Но и это не всё! Парень потребовал заново собрать его скелет, ту псину, что перегрызла ему горло! А что самое плохое - отказаться возможности не было.
  
  
  
  
  
Тёпа.
  
  
  
  То утро после вечернего пробуждения обернулось для Рана ужасом. Разобравшись и урегулировав трения между гостями, а затем, выслушав их истории о битве, которые закончились только к тому же утру, а как всегда самым болтливым оказался старик, Ран решил приступить к запланированному еще несколько лет тому назад. Молодой некромант планировал продолжить модернизировать своего питомца, но к своему великому разочарованию тем утром он обнаружил, что не может создавать руны!
  Каким-то неизвестным Рану образом увеличенная в разы внутренняя магическая энергия до уровня самого крутого архимага Империи не могла помочь при создании даже простейшего заклинания. Молодой некромант стал самым беспомощным магом.
  Некоторые неинициированные люди могли обладать одним или несколькими магическими умениями, например те же вампиры имели магическое зрение, а оборотни обладали магическим нюхом. Некоторым из простых людей, удавалось управлять энергией и их часто использовали как заправщиков амулетов и артефактов, и лишь инициированные могли делать всё и поэтому по праву назывались магами.
  Принцип использования заклинаний заключался в следующем - инициированные маги проецировали руны древнего алфавита в видимом только им магическом измерении, а затем наполняли их энергией.
  Вот на первом этапе создания плетений у Рана ничего не выходило - руны рассыпались, не успевая воплотиться в магической реальности.
  Неординарный случай расстроил Рана до глубины чувств, он надолго впал в депрессию, но зато случившееся событие подняло настроение заинтересовавшимся личам, особенно резво потирал руки старый маразматик, свихнувшийся на волне научно-магических исследований. Став личем у старика сильно обострилась тяга к науке, а также к преподаванию, ворчанию и спорам, ну и еще к нескольким мелко-проказливым нюансам, которыми он успевал доставать всех, а больше всего доставалось Твердому Зубу.
  Себя личи исцелили тем же утром, поэтому выглядели они - намного приятней. Раньше воспользоваться заклинанием исцеления не позволял им период времени между предыдущим использованием исцеляющего плетения. Оказалось, что поднятые Раном к новой жизни мертвецы легко поддаются лечению не только после процедуры зомбирования, как получалось у имперских бывших некромантов, но и в любое другое время. Сукреп оказался прав - имея энергию, личи смогут жить практически бесконечно.
  По просьбе парня старик помог и вампиру, регенерация которого значительно уступала способностям к заживлению ран у оборотней. Не остался в стороне и зомби, ему тоже перепало от доброго настроения Сукрепа заклинание малого исцеления.
  
  Уже который день Ран лежал в постели, сломленный депрессией и остаточными симптомами болезни. Потеря управлением магией напрямую затрагивала его жизнь и ломала все планы на будущее, да еще плюс ко всему прочему свалились на голову эти гости, готовые перегрызть в любой момент друг другу глотку.
  В тот злополучный день, трое суток назад, впервые в жизни всплыли наружу несвойственные молодому некроманту-самоучке черты характера. По натуре скромный слуга в прошлом, Ран никогда никому не приказывал, разве что только во сне, поэтому откуда взялась рассудительность и твердость - осталось неизвестным и ему самому. Но уже на утро ситуация кардинально изменилась, годы воспитания взяли свое, и парень в зачастую даже не оспаривал просьбы и приказы других. Правда, годы отшельничества тоже наложили отпечаток на характер юноши только недавно оставившего отрочество, и многие вещи он не попускал никому. Как, например он не спускал домогательства и грубость Рашида, который в отличие от старика на учительство не претендовал и сложившейся ситуации доволен не был.
  
  За все время парень выходил из землянки четырежды - трижды по нужде, и раз прогулялся к лошадям, оставленных привязанными недалеко от поляны 'гостями' из Империи. Упросил его развести коней хотя бы на сто метров друг от друга ни кто иной, как голодный со времен битвы на поляне вампир, крови орла ему хватило ненадолго.
  - Трое из лошадей не пережили битву с Врагом, подохли от страха, - говорил Вира, - а оставшиеся три могут умереть если учуют мое приближение. Оборотням все равно, какое мясо есть, а кровь на следующий день после смерти уже не пригодна к употреблению.
  
  Ран тогда не отказал, хотя старик его отговаривал, давя на больную спину в буквальном и переносном смысле.
  
  - Видишь! - кивал головой Сукреп, когда парень вскрикнул от боли. - Тебе еще лежать и лежать надо. Пошлем кого-нибудь другого, не такое это и сложное дело отвязать лошадей.
  - Они никого другого к себе не подпустят, ни вампиров, ни оборотней, ни зомби, - взмолился Вира, разумно не упомянув личей, те к намекам о физическом труде относились неадекватно и всегда начинали вскипать и буянить, - и так, сколько дней без еды стоят. Вот-вот скопытиться.
  
  - Отстань от больного человека, видишь, он еле двигается. Рано ему еще вставать с постели, а если боднет его какая? - отрезал старик и добавил: - Сходи на охоту лучше.
  - Я бы и рад сходить, но даже падальщики ближе, чем на полмили к трупам Врагов не приближаются, - совсем поник вампир. - А дальше углубляться в лес опасно. Не все Дети Врагов улетели отсюда, - заявил он.
  Вампиры и оборотни прекрасно чувствовали демонов на очень большом расстоянии, откуда у них появилась эта способность, они не знали, но своим ощущениям доверяли полностью.
  Личам тоже - не доверять их ощущениям смысла не было, а будь иначе, вампира и оборотней здесь бы ничто не удержало, ведь 'пахали' они как тяжеловозы, к тому же впервые в жизни. Обычно они не пашут, не сеют и ремесленничеством почти не занимаются. А их тут заставили многотонные трупы оттаскивать.
  
  - Я схожу. Мне нетрудно, - Ран встал с лежанки, - показывайте куда идти, - направился он к выходу.
  - Прибить тебя что ли, меньше хлопот будет, - посмотрел на вампира старик.
  - Не развалится! - встрял в разговор Рашид. - Заодно наши вещи принесет. С черной кобылы в первую очередь, - обратился он к Рану, - две седельные сумки зеленного цвета.
  Ран проигнорировал высказывание Рашида, вампир фыркнул, а старик вскипел!
  
  К ссорам между личами настолько привыкли что человек, что вампир, что когда полетели первые слова оскорблений, они вылетели наружу за долю секунды, а увлеченных собою магов цель спора уже не интересовала.
  
  Парень сходил к лошадям и развел их подальше одна от другой, места старался выбирать с обильной сочной, но невысокой травой. Расседлывать их он не решился, действительно, они себя вели очень странно, складывалось впечатление, что лошади проскакали не один час галопом, а частый перетопот говорил об их нервозности.
  Забрав две зеленые сумки, а остальные, сложив на кучу в одном месте Ран вернулся к землянке, к этому моменту о ссоре личей осталось лишь воспоминание.
  
  Позже, в багаже воинов спецслужбы обнаружилось множество полезных вещей, а главной находкой для парня оказался приличный запас еды (для него одного).
  Так как конкуренты отсутствовали, пищи должно было хватить на целый месяц. Личи и зомби в еде не нуждались, оборотни предпочитали свежее мясо, а вампир употреблял только жидкости, в данном случае - кровь.
  
  Весь запас продуктов собранный Раном на зиму сгорел под Гидрой. Рашид попал почти в точку, ошибся с установкой камней всего лишь на пару метров от входа в подземелье, но и этого оказалось достаточно, чтобы уничтожить все продукты, хранящиеся глубоко под землей.
  
  Несколько лет назад парню пришлось вырыть погреб на южной стороне покатой поляны, где находилось самая высокая точка возвышения. Грунтовые воды не позволяли иметь погреб в самой землянке, даже более того, каждую весну Ран подумывал вырыть землянку в другом месте, настолько доставала его вода при таянье снега, но каждый раз, когда верховодка отходила, планы переносились на следующий год.
  
  В общем, теперь еды хватало на неделю и в этот третий день совместного проживания, парня никто не беспокоил. Он лежал в постели и наблюдал за работой личей. А те, как всегда в обычных для них перепалках, собирали Соню.
  
  - Отойди, я сам прикреплю этот сустав. Чему вас только в школе некромантии учили? Простых вещей и тех сделать правильно не можете, - почти, как полчаса старик ходил за спиной Рашида и давал ценные, по его мнению, советы, а теперь не выдержал и отодвинул лича от стола. - Это тебе не тупого зомби поднимать, тут тонкий подход нужен и рука опытного мастера.
  
  Скелеты в отличие от големов собирались с головы. Каждый элемент фиксировался отдельным заклинанием и сразу начинал подпитываться от центрального кристалла находящегося в черепе. Личи в данный момент приступили к передним конечностям, предварительно оспаривая назначение каждой косточки, несмотря на то, что выложенный на столе Раном скелет был в правильной конфигурации.
  Это все чем юноша мог помочь им в собирании питомца. В остальном Ран ежедневно в равных частях скидывал энергию личам, кстати, Рашиду кристалл заменили на самый большой из тех, что имелся под рукой, но он все равно, значительно уступал размером камню Сукрепа.
  
  - Кто бы говорил, если бы не я, то ты вместо шкуры из чешуи собрал бы негнущуюся доску. Она после тебя разве что на щит годилась бы, - Рашид каждый удобный случай не забывал кольнуть старика за ошибку, допущенную при создании шкуры из хромированной чешуи. - Ты лучше скажи, откуда ты столько о некромантии знаешь?
  
  Причиной ошибкой старика стало слабое представление о механике. Он попросту скреплял чешуйки между собой, оставляя небольшую гибкость в заклинаниях. Когда это увидел Рашид, повалился со смеху на целых полчаса.
  Они до этого разделили обязанности, и Сукрепу по жребию досталась шкура, которую нужно было собрать из крупной чешуи. Ран планировал одеть своего питомца хоть в какую-нибудь защитную одежду. Скелет, пусть и любимый, но выглядел омерзительно, к тому же, еще частичное отсутствие хрупких ребер делало из него полного уродца.
  
  - А я разве не говорил? - удивился старик. - Ну да ладно, страдающим забывчивостью повторю. Мы с твоим учителем в одной магической школе учились и затем долго преподавали вместе. Он некромантией занялся, а я избрал направление артефактов, амулетов и големов.
  - Судя по чешуе, я бы тебе не доверил даже разбирать и ломать големов. В сторону старик! - Рашид оттолкнул Сукрепа. - Я после тебя переделывать не собираюсь.
  
  Чуть позже красиво-переливающуюся глянцево-черным цветом рыбью чешую отложили временно в сторону. Заминка произошла из-за отсутствия каркаса, который решили делать из кожи, а уже на него крепить чешую. Тут-то и начались проблемы:
  Первым поднялся вопрос - из какой кожи делать каркас(?) выбор оказался велик и разнообразен. Идеально подходили тонкие и прочные перепонки крыльев демонов, но, все они обладали разными свойствами, кожу лошадей, оборотней и вампиров откинули сразу, разница в качестве была на лицо. Если кожу одного монстра было легко разрезать, то другая - ножу не поддавалась, и кроить ее можно было только с помощью магии. Но попадались и такие экземпляры, которые не брала и магия, приспособляемость тварей подтвердилась наглядной действительностью.
  Личи тут же занялись научными экспериментами, мешая оборотням, вампиру и зомби заниматься уборкой поляны, и потратили на исследование целый день.
  Какие только заклинания они не пробовали применять на трупах демонов и летунов, и результат шокировал обоих магов. Старик даже высказался - что, мол, рано убили тварей, типа стоило немного подождать, и кожа вышла бы намного лучше. На что, к удивлению, Рашид был с ним полностью солидарен, с подобным материалом маги полуострова не сталкивались никогда в жизни, да что там имперцы - древние никогда о таком не упоминали, разве что редкий черный металл, которым Ран покрыл будущие кости и чешую Сони.
  Этот металл, был единственным в своем роде, он несколько был тверд и прочен, сколько обладал уникальным свойством пассивной магической защиты и разрушения, магия в подавляющем большинстве оказывалась бессильна перед черной сталью.
  Однако об этом металле утверждали лишь чернила в книгах, воочию его никто раньше не видел. Личи обрадовались и этой находке парня и так же провели ряд опытов над чешуей, покрытой этим металлом. Результат их не так впечатлил, как кожа монстров, если черная сталь обладала лучшей магической защитой, то в плане физических повреждений уступала явно. Вероятно, сказался тонкий слой, а может и свойства самого металла уступали естественной броне демонов.
  Глядя на трупы монстров, личам было о чем сожалеть, но утешало их понимание того, что они уничтожили не всех носителей столь ценой кожи.
  
  Второй вопрос всплыл на поверхность, когда дело дошло до выделки кожи. Личи только краем уха слышали, что ее еще следует как-то обрабатывать, а сколько, как и чем - были не в курсе. Вот тут неоценимым оказался Тарус. Выросший в деревне он не чурался грязной работы и не понаслышке имел представление о выделке кожи, да и в остальном кроме него разбираться в хозяйстве было некому, жалкие знания парня было не сравнить с многолетним опытом крестьянского мужика.
  
  Как узнал Ран - солдатом Тарус стал далеко за тридцать и успел вдоволь хлебнуть прелестей домашнего хозяйства. Когда руки растут, откуда следует, то разобраться с кожей стало делом времени. Личей и Рана сильно огорчил тот факт, что это дело не одного дня и даже не недели, только приготовить посуду, инструмент и необходимые вещества обещало затянуться на неделю, а то и на дольше. Вырубать одну ванну из дерева требовался ни один день, а учитывая количество кожи, которую заказали личи, то и того больше.
  
  Вот тут количество касается третьего вопроса, ставшего пред личами головной болью - вампир и зомби тоже пожелали кожаные доспехи. Опыты личей не остались не замеченными, и свойства кожи впечатлило всех без исключения. Тот же солдат, без малейших сомнений решил расстаться со своей железной броней. А личам было тяжело делиться с уникальной находкой, они считали кожу своей собственностью и расставаться с ней не желали ни в какую. Но мастер ярмарок Тарус сумел договориться за себя, вампира и Тёпу. Вампир тогда принял решение остаться еще на время, пока не получит вожделенную броню.
  
  - Уже напортачить успел! - через несколько секунд сказал Рашид, увидев дело рук старика, который умудрился по-быстрому наложить на сустав плетение. - Ты куда плетение прикрепил?! В эту сторону лапа сгибаться не должна. Иди на улице погуляй и не лезь больше под руку! Проверь заодно, не сачкуют ли оборотни с вампиром, им только дай волю, на шею присядут.
  
  Большую часть обучения некроманты уделяли анатомии живых существ, особенно суставам и мышцам. Собрать правильно скелета задача не для среднего некроманта, а Рашид в прошлом был одним из лучших учеников и опыт в этом нелегком деле имел изрядный.
  
  - Подожди! Не разрушай мое плетение, - Сукреп частично осознавал свою неправоту, но открыто этого не признавал. - Зато твои плетения более энергозатратные и менее скоростные. Для этого зверя скорость главное, а ты из него неуклюжего медведя слепить хочешь. А за оборотнями и вампирами следить незачем, они еще вчера свою работу сделали, сам же знаешь. Кто кровь демонов на поляне сжигал? Забыл?! Я давно говорю - что-то у тебя с памятью сталось, может, исцеление на себя наложишь, авось поможет.
  - Уйди! От горя подальше! Таруса тогда проверь, помоги ему чем-нибудь, - Рашид оттолкнул заглядывающего из-за спины на работу его рук старика. - По мне медленный это не хромой. До этого он еще хуже был. Думаешь, тот олух, - он кивнул в сторону Рана, - лучше меня собрал скелета в прошлый раз? Сам же видел, как он позвонок прикрепил, меня за такую работу ногой под зад из школы выгнали бы.
  - Ты Тёпу не трожь! Ученик очень способный, тебя уже за пояс заткнул. Да что там тебя - всех некромантов вместе взятых. Вон, какой лич вышел! - старик пощупал Рашида, - какой натуральный и болтливый получился. И где твоя благодарность? Зарыли бы тебя сейчас, вру, даже зарывать не стали бы - в общую кучу с демонами кинули бы, там самое место невежам, - Сукреп на всякий случай отошел на два шага от лича, кто знает, что на уме у Рашида, в последнее время он непредсказуем на 'добрые' слова. - А Тарусу от нашей с тобой помощи лишь головная боль прибавляется, чем реже мы там появляемся, тем быстрей дело справится.
  - Там и стой! Ближе не подходи, - по Рашиду было видно, что конструкторская работа пробудила в нем старую ностальгию, и в такие моменты он был менее агрессивным. - Разрешаю понянчить олуха, этого неженку ленивого. Тьфу! Два сапога пара! Но-но!! - после плевка он отскочил от Сони, чье клацанье челюстью отразило негодование Рана. - Какие все обидчивые, слова им не скажи. Эй! Ты! Скажи ему, чтобы он успокоился, - почему-то по имени называть Рана Рашид отказывался.
  
  - А почему бы тебе Рашид не использовать плетения Сукрепа? Если так будет лучше для Сони...
  Договорить парень не успел.
  - А ты меня спроси - я их знаю?! - перебил Рана Рашид.
  
  Учиться, делится заклинаниями, опытом и энергией в Империи никто бесплатно не спешил, все стоило денег, да и не нужны были специфические плетения поменявшему специализацию на боевую магию Рашиду.
  
  - Я покажу! - вскочил, успевший присесть на лежанку радостный старик, чему-то кого-то учить ему нравилось всегда, а теперь в особенности, когда отсутствовали общепринятые финансовые и политические рамки.
  
  - А долго еще собирать Соню? - спросил обоих личей парень.
  - Неделю, около того, - ответил Рашид.
  - Неделю?!! - не поверил словам Ран. - Так мало?! - удивился он, у самого-то на сборку в прошлый раз ушло почти два месяца.
  - Это максимальный срок, я на всякий случай взял запас в два дня, - одновременно и издевался над парнем и хвалился перед ним Рашид.
  - Но как?! Мой учитель говорил, что месяц для лучших магов очень хороший показатель, - никак не мог поверить услышанному Ран.
  - Кто такой твой учитель и кто такой я?! Перед тобой лучший некромант в мире! - заявил Рашид.
  Сукреп тихо хихикнул в кулак, за что удостоился недоброго взгляда от Рашида.
  
  - Мне, это, нужен нормальный топор, - на пороге появился Тарус. - Этим только курам головы рубить и то, с первого раза, это, отрубить не получится, - он крутил в руках жалкое подобие топора, такой себе, походный вариант - лезвие меньше чем на пол-ладони, легкий и с короткой ручкой. - Я им это, дерево едва срубил, и это, два раза ручку менял, - когда Тарус волновался, слово 'это' вылетало из его уст очень часто.
  Личи одновременно посмотрели на Рана, а он в ответ лишь пожал плечами - мол, топора нет.
  - Не развалишься, - ответил Рашид. - Зомби не устают, махай почаще. Нет у нас топора! Где мы его тебе возьмем? Все! Хватит отдыхать! Иди, работай!
  
  Но Тарус не спешил уходить, он положил топорик на пол и вытянул вперед руки.
  - У меня это, руки того, - раскрытые ладошки украшали ужасные раны, кожа рук стерлась до мяса и из них медленно сочилась кровь, которая у этого зомби была похоже на обычную человеческую.
  
  Обвинять солдата в нерадивости Рашид поспешил и вопрос о топоре начал рассматриваться в ином аспекте. Травма ерундовая, малое или среднее заклинание исцеления решало вопрос с ранами, но полностью проблемы не снимало - раз в день исцелять будет явно мало, на улице полдень, а работа уже встала.
  
  - Э-э-э, это, не мешало бы еще кое-какого инструмента приобрести. Ну, там, это...
  Рашид опять перебил Таруса, он так поступал частенько, и не только с ним.
  - Ясно! - отрезал он и обратился к Рану: - Собирайся, пойдешь в деревню, купишь чего надо.
  - Нет-нет-нет! - затараторил старик. - Ему нельзя. А если чего с ним случиться?!
  - Я пойду! - твердо решил парень. - Сейчас же! К утру буду там, - настолько уверено произнес он, что его решение никто не оспаривал, а Рашид с Тарусом были даже рады тому.
  
  Позже Сукреп пытался отговорить Рана от безумной идеи, особенно вспоминая, что вскоре должна была подоспеть помощь из столицы, а старейшина находился под арестом. Но парень был неумолим, ему надоело лежнем проводить время, он хотел действий. Затишье давило на его психику.
  Но как бы он не спешил - сборы затянулись, и причиной задержки выхода в деревню стал все тот же старик. Не каждая мать так заботилась о своем ребенке, сколько внимания Сукреп начал уделять парню. Его волновала любая мелочь - во что тот одет, хватит ли еды и денег на дорогу, но больше всего внимания он уделил сопровождению. Отнекивания молодого парня Сукреп слышать не желал.
  - Мало ли что когда-то было, сейчас на дорогах опасно, - сказал он. - Решено! Идем все вместе! И никаких но!
  - Какие дороги в трущобе? Старик, ты о чем? - издеваться над Сукрепом Рашиду доставляло особое удовольствие. - Да мы будем только помехой, в прошлый раз на лошадях его не догнали. Бегает он быстрее вампиров, тебе за ним точно не угнаться.
  - Вампиры не самые быстрые, оборотня нам не догнать, - серьезно воспринял фразу Вира. - Но, ни мне, ни оборотням границу людских земель не пересечь. За последние столетия это еще никому из нас не удалось, - ему не понравилась идея сопровождения, его тянуло в обратную сторону от человеческих земель, и на то были причины, - поговаривают, что и нежити ее не пройти, - высказал он старику.
  - Уверен? - заинтересовался Сукреп.
  - Это лишь слухи. Они с нами информацией не делятся. Мы вообще стараемся нежить стороной обходить.
  - Появился удобный случай проверить, - заявил старик, перебирая собранные в поход сумки, и почему-то его выбор пал на самые маленькие.
  - А Соня?! Кто его собирать будет? - заявил паень.
  Заботливость старика, переходящая все разумные рамки и уже сидела у Рана в печенке.
  - Ничего с ним не станется за два дня, - отмахнулся старик, - если сильно хочется, можешь взять его с собой, он вроде нетяжелый.
  Ран вздохнул, минул целый час попыток переубедить неугомонного старика. Молчали лишь оборотни, и парень посмотрел на них, как на последнюю надежду. Поняв Рана без слов, Твердый Зуб начал трансформацию.
  - На нас не рассчитывайте, мы покинем вас вечером, - заявил он, когда оказался в обличье человека.
  - Но почему...?! Вот она, ваша благодарность! - старик расстроился не на шутку. - Мы им жизнь спасаем, кормим, заботимся, а они - они предают в трудный момент!
  - Может их того? - почему-то Рашида тоже огорчил факт ухода оборотней, но он предложил расстаться с ними по-другому - рукой по горлу.
  Второй оборотень, так ни разу не принявший человеческого облика зарычал.
  - Скажи своей суке, чтобы заткнулась, - Рашид облачился в защитный щит, а в руку взял боевой амулет.
  - Сука?! - забыв обо всем на свете, удивился старик. - Интересно-интересно, и как я раньше не обращал на это внимания, - нагнувшись, он принялся рассматривать ее половые признаки. - Чего застеснялась глупышка, - старик подошел поближе к попятившейся задом волчице, - вон, твой Твердый Зуб стоит голый и никого не стесняется. Да не бойся ты, не укушу я тебя.
  - Зов! Нас зовут, - твердо и громко произнес Зуб, так, что старик остановился и прекратил исследование. - Ночью здесь будут сотни, тысячи оборотней. Тогда мы с вами и поговорим обо всех оскорблениях нанесенных нам и Стае!
  - Что еще за Зов? - заинтересовался дедуля, а Рашид из слов оборотня уловил другое и сказал: - Кончать с ними надо! Прямо сейчас! Пока их двое.
  - Мы не тронем тебя, - Зуб посмотрел на Рана как-то странно и как-то слишком почтительно, - и тебя, - слова предназначались Тарусу, - Не станем преследовать и вампира, - взгляд на Виру, - но вам, - он обратился к личам, - придется сразиться со мной в дуэли. Это лучшее чем я могу отблагодарить вас. Ты спрашивал, что за Зов? - спросил он у Сукрепа.
  Ошарашенный старик кивнул.
  - Покажи, - Зуб обратился к волчице и та, выпрямилась, вытянула шею вперед и завыла.
  Над лесом разлетелся волчий вой, даже не волчий, кроме звука от оборотня исходила слабая еле уловимая волна магии.
  - С каждым часом мы слышим его все отчетливей, стая бежит сюда, - Зуб зачем-то решил объяснить Рану подробности. - В этой области объявлен общий сбор Стаи Предков. Мы не можем игнорировать призыв. Оборотни объединяются в Стаю Предков только в исключительных случаях, для этого должна быть очень веская причина. Последний сбор не помнят даже мои прадеды. Случилось что-то ужасное, если Совет Вожаков принял решение о Зове.
  - Почему ты уверен, что они придут сюда? - Рашид перебил Зуба волновавшим его вопросом. - И что ты рассказал им о нас? - ему вспомнилась ночная тирада оборотней, личам даже пришлось припугнуть их, чтобы те заткнулись, но тогда они не обратили на магический вой никакого внимания, поляна была просто перенасыщена магическим фоном, оставшимся от заклинания Рана и от боя с демонами.
  - Мы рассказали, что нашли предка Первого Вожака, - Твердый зуб поклонился Рану. - И, о битве с Врагом, - он покосился в сторону леса, где они складировали трупы.
  - Что за Враг?! Вампир все время талдычит - Враг-Враг, теперь и вы туда же, - старик начал нервничать, а когда он чего-то не понимал, то злился как малый ребенок, у которого отобрали пряник. - И какой еще Первый Вожак?!
  - Вы о нас что-нибудь говорили? - опять задал тот же вопрос Рашид.
  - Первый Вожак - это Отец нашей расы. Он завещал нам передавать из поколения в поколение - что Он вернется и наделил нас особенным нюхом, чтобы мы опознали Его при возвращении, - Зуб встал перед Раном на одно колено. - Первый Вожак, Отец всех оборотней, прими мою клятву верности. Клянусь своей кровью и кровью своих детей служить тебе верой и правдой.
  - Клянусь своей кровью и кровью своих детей служить тебе верой и правдой, - рядом с Зубом на одном колене пристроилась голая симпатичная молодая девушка.
  Второй оборотень впервые в обществе личей принял человеческий облик. Развязка вогнала личей в ступор и безмолвие, но не вампира.
  - Отец! - на колене оказался и Вира, - Ты наделил вампиров особым зрением, чтобы мы узнали Тебя, когда Ты вернешься и позовешь нас за собой. Прими и мою клятву верности. Клянусь служить тебе до последней капли крови! Я, и мои дети, отныне принадлежим тебе. Клянусь Отцом! - сказал он и сам замялся, самая сильная клятва вампиров давалась именем Отца, но клясться ею Отцу...
  - Никакой я не Первый Вожак и не Отец! - возмутился парень. - Вы что-то путаете!
  - Во-во! Глаза раскройте! Какой с него Отец? Его неделю назад от мамкиной груди оторвали. Небось, еще и женщины не нюхал, - очнулся Рашид. - А этих, - он указал на стоящих на одном колене оборотней, - надо кончать! И как можно быстрей. Не нравится мне много оборотней, а если еще и вампиры нагрянут?!
  - Что вы там о зрении и нюхе говорили? - очнулся и старик, игнорируя предложение Рашида, - расскажите подробней, - попросил он.
  На просьбу Сукрепа откликнулся вампир.
  - Мы мало знаем об Отце, - начал рассказ он, - кто Он был и зачем нас создал, я не знаю, но остались предания, что в один из дней далекого будущего - Он вернется и прекратит раздоры между вампирами и войну с оборотнями...
  - Все это интересно, - на этот раз перебил старик, - но можно ближе к теме? Что ты там о зрении говорил?
  - А мне очень интересно послушать историю, - Рашид вспомнил древние рукописи, хранящиеся в архивах тайной канцелярии.
  Вира посмотрел то на одного лича, то на другого, решая кому из них ответить.
  - Особо рассказывать и нечего, - продолжил он, - Отцу многое приписывают, но я сомневаюсь, что хоть малая часть из сложенных о нем легенд - правда, а вот Его указание передается в точности. Свиток Отца мы храним как самую ценную реликвию нашего народа. Текст Свитка знает каждый ребенок...
  - У вас тоже есть Свиток?! - поразился Твердый Зуб, а его вопрос вызвал удивление у вампира.
  - И у вас?! - задал встречный вопрос тот.
  Ответа обоим не требовалось, но требовался личам, открывшим рот от любопытства.
  - Что еще за Свиток? - поинтересовался один из них, высказав вопрос другого.
  - 'По возвращении узнаете меня по ауре, слой темной силы окутает меня', - процитировал часть свитка вампир.
  - 'По возвращении узнаете меня по запаху, дух темной силы окутает меня' - растеряно процитировал часть своего Свитка оборотень.
  - Так-так-так, - забубнил себе под нос старик, наворачивая круги вокруг стоящих на коленях оборотней и вампира. - Аура, значит аура, - подошел и понюхал парня, - и запах..., - понюхал еще раз. - Нет! Особого запаха не слышу, а вот аура... я же тебе говорил Рашид - непростая аура у Тёпы, ой непростая.
  - Сам вижу, не слепой, - ответил Рашид, - но откуда?!
  Старик продолжил наворачивать круги, 'способствующие' мысленному процессу.
  - Так-так-так, - продолжал бубнить он. - В деревне Тёпа был еще нормальным магом. Не заметить я этого не мог, лично вставлял ему маячок. После... после не помню. Все так быстро произошло, нас Соня так быстро убил, что на ауру я внимания не обратил. А ты Рашид? - спросил старик его. - Ты не заметил ауру Тёпы перед смертью?
  - Только об ауре я тогда и думал, - возмутился Рашид. - Это только идиоты-артефакторщики в бою вечно о другом думают. Если бы ты не замечтался - возможно, мы и живы бы остались.
  - Так-так-так, - ответил ему старик, - Когда меня подняли, как лича, я был магически пуст, и видеть ауру не мог. Ага...
  - Встаньте! Что вы на коленях стоите? - не стал дослушивать размышлений старика парень.
  Оборотни и вампир переглянулись.
  - Прими нашу клятву, - за всех попросил вампир.
  
  К клятвам в этом мире относились по-разному. Если для вампиров и оборотней клятва была священной, то для имперцев она была простым обещанием ничем не отличающимся от обычных слов, только звучала громко - Клятва! Исключение составляли некоторые религиозные фанатики, клянущиеся своими богами.
  
  - Вы не тому клятву приносите, - с ехидцей в голосе произнес Рашид. - Я, кажется, знаю кто ваш настоящий папаша, и никак не этот молокосос.
  
  Оборотни зарычали очень даже по-звериному, а глаза вампира налились кровью. По их поведению было видно, что оскорблять Отца они не позволят никому, но пока Ран клятву не принял, они с места не сдвинулись.
  - Тише-тише! Пусть будет Отец, мне все равно, - сдал на попятную Рашид, если оборотней он не боялся, то недавнее сражение с вампиром освежало память, - Я догадываюсь, кто ваш настоящий Отец, - повторил он.
  - Правда, послушайте его. Вы меня с кем-то путаете, - стать тем, кем он не являлся, Рану не очень хотелось. - Я не ваш отец!
  - Рассказывай что знаешь, - потребовал от Рашида заинтересовавшийся старик, отвлекшийся от логического размышления.
  Рашид немного помялся для виду и спросил:
  - Знаете, кто жил на ваших землях пятьсот лет назад?
  - Ушедшие, - сразу ответил вампир.
  - А кто они были эти ваши Ушедшие - знаешь?
  Вампир промолчал.
  - Люди! А кем был ваш Отец - знаете? - вопрос предназначался несколько к вампиру, а сколько к оборотням.
  Оборотни и Вира опять промолчали.
  - Правильно молчите, он тоже был человеком и был очень сильным магом. А знаете, кем были вы? Кем были ваши предки? - сразу поправился Рашид, - Правильно! Люди! - на этот раз ответа он не ждал. - Сто людей, а точнее сто магов! Их превратили в вампиров и в оборотней, и сделал это ваш любимый Папочка. Он предал свою дружину и подло ударив в спину, превратил верных ему людей в нечисть.
  Новость шокировала всех, но критики пока не выдерживала, на что обратил внимание старик.
  - Слова, пустые слова! Где доказательства? - сказал он.
  - Они не могут помнить правды, скорее всего их первым предкам основательно промыли мозги и запустили в уже пустующие земли, когда-то принадлежащие Великой Империи, а не той жалкой подобии в которой жили мы, - Рашид говорил, смотря в глаза старику. - Но сначала по землям прошлись орды нежити - зомби и личи, созданные их славным Отцом, - Рашид начал часто делать длинные паузы, давая время осмысливать произнесенные им слова. - Триста лет назад на этих землях существовало развитое государство людей, в котором преступников не казнили, а ссылали на остров, ныне являющийся нашей с тобой Империей. Не знаю, специально ли его сделали таким изолированным от мира или нет, но он идеально подходил для этих целей. Все бы ничего, пока на остров не сослали великого мага по имени Атам. Атам - так звали их Отца.
  
  Потом Рашид пересказал все, что читал об Атаме в секретных имперских архивах и за весь рассказ его никто ни разу не перебил, а когда он закончил, то все еще долго молчали, каждому было о чем подумать.
  
  - Многое совпадает, но я бы все-таки поостерегся делать окончательные выводы, - подвел для себя итог старик, - а вам бы советовал меньше верить во всякую чушь, а иметь свою голову на плечах.
  Оборотням и вампиру не нашлось что ответить, а может они еще до конца не переварили всю информацию, поэтому промолчали.
  Ран молчал за компанию, он был далек от истории, будто прошлое вампиров, оборотней или Империи, его полка с этими знаниями еще была пуста в голове.
  
  - Атам это, или Тёпа, а может кто другой - зачем вам ему безропотно подчиняться? - продолжил старик. - Нет, нам, конечно, это выгодно, если вы изберете Отцом Тёпу, я возражать не стану, ну, а как если объявится настоящий Отец? Как тогда быть? А вы знаете, что он от вас потребует? Свитки говорят, что планы на вас у него имеются, знать бы еще какие.
  - Но аура?! - почти сломался вампир, оборотни, те, так вообще молчали напряженно посапывая. - Ауру не подделать, мы, вампиры в этом ошибиться не можем.
  
  - Да, аура - это загадка, - старик почесал лысый затылок, - не исключено, что у Атама, если он еще жив, окажется такая же.
  - Очень на то похоже, - подтвердил Рашид, - у нашего юнца, - слово юнца он выразил с ярким сарказмом, - личи и зомби получились, как у магов древности, и последний кто создавал их такими, были именно Атам и его маги.
  
  - Да встаньте вы, наконец, - Ран попытался помочь встать вампиру, и у него почти получилось.
  - Нет! Я решился! - вернулся на одно колено Вира. - Я не нарушу древнего обещания, если принесу клятву тебе, - вампир несколько смутился, - меня дома кроме матери и смерти никто не ждет. Не хочу, чтобы она видела смерть последнего ребенка. Я останусь с тобой Отец! Прими мою клятву, - и повторил слова клятвы.
  
  - Ни какой я не Отец! Перестаньте меня так называть! - завелся парень. - Встань! - приказал он.
  - Прими клятву, - настаивал Вира.
  - Хорошо, принимаю, вставай!
  
  Вампир встал, но оборотни остались стоять на коленях, а по их лицам читалось, что клятву приносить они раздумали или очень сомневались.
  
  - А вы? - Ран прочитал их мысли. - Вставайте! Если не передумаете, принесете клятву позже.
  
  Только выходец из Империи полуострова мог так отнестись к важному ритуалу клятвоприношения, но именно это отношение оказалось удачным, и оборотни начали подниматься на ноги.
  
  - Ну, наконец, определились! - обрадовался Рашид. - Вампир - в сторону! - приказал он. - Я этих сейчас кончать буду, - он указал на оборотней. - Нам для счастья только целой шоблы оборотней к вечеру не хватает.
  
  Оборотни быстро приняли звериный облик и приготовились атаковать лича, а тот в свою очередь наготове уже держал два боевых амулета.
  
  - Нет!! - опередил всех парень, откуда-то у него появилась несвойственная характеру и обществу милосердие(?) он раньше даже подумать не мог, чтобы сохранить жизнь оборотню. - Не трогай их, пусть уходят! - сказал он Рашиду.
  Рашид слушать его не собирался, а вот вставший на пути вампир, заставил лича задуматься.
  - Глупость совершаете, - Рашид больше обращался к Вире, чем к парню. - Они вас пожалеют только, когда косточки обгладывать начнут, и жалеть будут о том, что так быстро закончилось мясо.
  - Уходите, - сухо сказал парень оборотням.
  Долго уговаривать никого не пришлось, несколько гигантских прыжков и оборотни скрылись в лесу.
  - И тут магия! Рашид, Рашид, ты заметил?! - напомнил о себе старик. - В прыжках у оборотней тоже слабая магия! - уточнил он. - Ты видел это?!
  Рашид от досады сплюнул на землю.
  - Видел-видел, - недовольно пробормотал он, - зря мы их отпустили. Вы попомните еще мои слова, да поздно будет! А теперь сматываться отсюда надо, пока их стая не нагрянула.
  
  Спорить с разумным предложением Рашида никто не стал, желание покинуть поляну возникло у всех одновременно.
  
  На этот раз сборами руководил Рашид, и поэтому они заняли удивительно мало времени, а еще - что значит ощущение опасности за спиной. К тому же дровишек в огонек бурной фантазии старика подкинул вампир, и медлительность дедули смыло - как песчинку водой во время шторма.
  Вира поведал много об оборотнях, и из его слов вывод сделать оказалось делом несложным, а главное выглядел этот вывод не обнадеживающим. Скорость передвижения, нюх, ну и, конечно же - количество оборотней не радовало никого, особенно Рашида.
  Идею навестить деревню похоронили на месте, если вампир утверждал, что туда никому кроме парня не пройти, то терять время, проверяя истинность его слов, не захотел даже Сукреп.
  По сути, на выбор оказалось всего-навсего два реалистичных направления бегства, а остаться на поляне не то, что не рассматривали, даже не предлагали.
  Безумную идею углубиться на территорию оборотней рассмотрели за считанные секунды и откинули.
  Также отказались и от варианта двигаться вдоль пограничной полосы с людскими землями. Землянка парня располагалась на перешейке полуострова и длинная полоса, не пускающая мертвых, обоими концами упиралась в высокие обрывы - вариант тупиковый. Оставалось углубиться в земли вампиров или передвигаться по границе их территории с оборотнями.
  - Меня, личей и зомби у нас не тронут, а Тёпу можно за моего раба провести, - предложил вампир, - единственное, я не гарантирую, что им не попытаются воспользоваться другие вампиры.
  
  - Это что значит?! - возмутился старик. - Как это воспользоваться?!
  У мужской элиты Империи полуострова пользовались популярностью молодые мальчики. Старик и тем более Рашид знали об этом развлечении не понаслышке. Но все оказалось намного проще.
  - Кровь человека существенный повод для дуэли. Но я еще несовершеннолетний, поэтому отобрать Тёпу у меня не получится, а выпить немного его крови - постараются обязательно, - Вира даже не заподозрил сомнений старика, так как у вампиров подобные сексуальные наклонности не прижились и даже осуждались. - Человеческая кровь считается деликатесом и не каждый клан может позволить себе выращивать людей. Например, в нашем клане нет ни одного человека, и попробовать редкой крови захочет любой. - Вира умолчал, что от его клана уже почти никого не осталось, одни женщины, дети и старики.
  - А если мы представим его как нашего раба? - спросил старик.
  - Не знаю, - честно ответил вампир. - Я не слышал, чтобы у личей были рабы. Я вообще личей кроме вас не встречал.
  - А как же его аура? - поинтересовался Рашид. - Выдадим его за вашего Батюшку и еще охрану потребуем. Или крови Отца захотят испробовать еще больше?
  - Мне трудно предсказать, как поведут себя остальные вампиры, но не заметить ауру Тёпы они не смогут, - Вире понадобилось немного времени, чтобы привыкнуть называть парня по имени.
  - Тогда зачем мы гадаем, так и поступим. Пацан будет вашим Отцом и все довольны! - решил Рашид.
  - Самозванцу грозит ужасная смерть. Такие появляются примерно раз в десять лет, не чаще.
  - Но ты-то в него поверил, - не успокаивался Рашид. - Почему бы и им не поверить? Я им правду рассказывать не буду.
  - Отец должен доказать что это Он, кроме ауры в Свитке есть еще указания, - замялся вампир.
  - Какие?! - заинтересовался старик.
  - Поднять лича, - ответил Вира, он уже знал о потере магической способности Рана. - Или оживить вампира. Я и то и другое видел своими глазами, а другие моим словам могут не поверить.
  - Давайте из нашего олуха лича сделаем?! - нашел новую идею Рашид. - Сразу все проблемы отпадут.
  
  Беседа на ходу утомляла лишь одного парня, еле поспевающего за вампиром. Остальным было намного проще, мертвые вообще не уставали, даже самый нагруженный Тарус держался позади сугубо из идейных соображений - чем дальше от личей, тем меньше проблем.
  
  Итак, первым шагал вампир, за ним чуть левее Ран, метр правее Рашид и замыкал группу в пяти метрах позади Тарус. А вот низенький худой старикашка, перебирающий ногами в два раза чаще остальных, вел себя как отпущенный с поводка щенок. Он забегал к разговаривающим - то с правой стороны, то с левой, при этом успевал оббегать множество лишний деревьев, и никак не мог найти себе места, где слышал бы всех достаточно хорошо. Поэтому не удивительно, что он не расслышал последней фразы, так как в этот момент огибал очередной куст с противоположной стороны от Рашида.
  - Что ты сказал Рашид? Я не расслышал, - спросил он, когда отряхиваясь от колючек, догнал остальных.
  - Я говорю - что мы идем не в ту сторону. Вампир, ты случаем не заблудился? - не стал нарываться на конфликт Рашид, прекрасно осознавая, как отреагирует Сукреп на его предложение, а лишний раз ссориться со стариком он не хотел.
  
  Ссор между личами стало намного меньше, а причина была банальна - Ран. Парень пошел на шантаж и поставил им условие - если личи вдруг повздорят между собой, то он лишал их дневной нормы энергии, две ссоры - два дня, три - три дня, и так далее, при этом кто прав, а кто виноват он не разбирался.
  
  - Мне кажется, мы идем не в земли вампиров, а движемся вдоль пограничной полосы, - продолжил Рашид, теперь личи и зомби прекрасно ощущали веющее слева, пока еще слабенькое дуновение неизвестного страха.
  Короткой перебежкой старик догнал вампира, и хотел было спросить его об этом, но тот ответил первым. Вампиры плохим слухом не страдали и могли похвастаться им даже перед оборотнями, вопрос Рашида Вира слышал отлично.
  
  - У нас отработанная годами тактика, - начал объяснять он, - уходя от оборотней главное, победить свой запах. Если мы больше ориентируемся на следы, то оборотни полностью полагаются на обоняние. Дичь они чувствуют за десятки километров, а большое количество крови ощущают и за сотню. Единственный выход вода и то, если сильный ветер в их сторону - не спасает и она.
  - Вода?! - переспросил подбежавший старик.
  - Да, - подтвердил вампир, - впереди есть широкий ручей, а за ним через два километра протекает быстрая горная река.
  - Откуда здесь горы?! - в скептическом тоне задал вопрос Рашид. - Ты грибов случайно не объелся?
  - Мы грибы не употребляем, - грубость и язвы, легко стекали с вампира, не задевая его гордости. - А горы... ты сам увидишь, - не стал ничего объяснять он, - уже недалеко осталось.
  
  К ручью подошли через десять минут и парень потребовал передышки. Вира услышав просьбу Рана, отбежал метров на сто назад, остановился и стал прислушиваться, создав ладонями возле ушей своего рода локаторы. Не прошло и минуты, а он уже вернулся ко всем и заявил:
  - Нельзя останавливаться на отдых. Оборотни уже близко, мы и так можем не успеть к реке.
  Все обернулись, а Рашид даже схватился за амулеты.
  - Их много? - спросил он.
  - Очень, - ответил вампир, - гул от подвывания монотонный и громкий.
  Старик попытался прислушаться и поставил руки возле ушей по принципу только что увиденного у вампира.
  - Что ты надеешься услышать старик?! - засмеялся Рашид. - Не смеши мои тапки, прошу! Перестань! - а старик продолжал крутить головой, направляя импровизированные локаторы в сторону предполагаемых оборотней. - Ты же моих слов в метре расслышать не можешь. Все! Хватит! Остановите его! - Рашид согнулся от смеха, держась руками за живот. Но смеялся только он один.
  
  - Нам пора, - вампир попытался взять сумку у парня, но тот ее не отдал. - Хорошо, - согласился он, - поспешим, - сказал Вира и первым забежал в ручей.
  
  Груз разделили по 'справедливости' личей. Вира нес свои вещи и кое-что из вещей погибших вампиров, остальное имущество вверили Тарусу. Сами личи оказались налегке, а парень с разобранным Соней в мешке. Доверить питомца кому-либо он отказался, на обратном никто и не настаивал, разве что старик обругал в нерадивости Таруса и чуть-чуть посочувствовал парню.
  
  - Ой! Ай! Вода холодная, - заскулил старик, последним вошедший в ручей, бесполезное прослушивание леса заняло у него еще какое-то время, - Вира, здесь глубоко? - спросил он перебравшегося на тот берег вампира.
  - Мне по колено, но ты можешь и утонуть, - явно преуменьшил рост старика Рашид. - Интересно, лича утопить можно?
  - Глупый вопрос, - Сукреп резво догнал притормозившего на середине широкого ручья Рашида, - ты ведь знаешь, что мы в дыхании не нуждаемся, а легкие используем лишь для голоса. Тарус! - закричал он солдату, - мешок подними выше! Бестолочь! Тёпина еда намокнет, всему его учить надо.
  
  На зомби без сожаления смотреть было невозможно. У него за спиной висели ДЕВЯТЬ мешков. Уложенные и связанные они были на метр выше его роста, а если еще учесть их объем и металлические полные доспехи солдата, то сразу становилось понятно - человеку такое не унести.
  И вот сейчас как раз нижний мешок касался края воды, но к счастью - еды в нем не было. Сукреп сам распорядился уложить мешок с едой самым верхним, для удобства доставания оной. А зачем он кричал(?) - так злость скидывал. Личи, таким образом, приноровились успокаивать свои нервы, вымещая все накипевшее на молчаливом Тарусе.
  
  - Быстрее-быстрее, - поторопил всех вампир, - придется пробежаться, - обрадовал он парня. - У нас минут двадцать в запасе, не больше. Надо успеть к утесу раньше оборотней. Нельзя допустить, чтобы они видели, как мы там будем прыгать.
  - Там высоко? - заинтересовался выбравшийся на берег старичок. - Учти, я боюсь высоты.
  - Не очень, - не очень успокоил его вампир.
  
  
  
  
  
Вира.
  
  
  
  Как не удивительно, но слабым звеном оказался живой человек. Старик, так вообще успевал круги наматывать вокруг всей компании.
  Перегруженный зомби прыгал через кочки как молодой олень, а вот Отец начал задыхаться после получаса бега.
  Молодой низенький, но плотный, человек особым здоровьем похвастаться не мог, и сейчас тормозил всю процессию.
  Он был похож на вампиров лишь отсутствием бороды. Все люди, которых видел Вира, если они были мужчинами - обладали сомнительным достоинством. У всех у них, без исключения росла борода. А у парня только-только пробивался на подбородке первый пушок.
  Как показалось вампиру - люди гордились своею бородою. Личи после битвы даже несколько расстроились, когда она у них сгорела. Лысый старик и тот переживал по этому поводу, больше чем об одежде и сумке, с которой не расставался.
  
  
  
  
  
Тёпа.
  
  
  
  Не очень высоко на самом деле оказалось высотою метров пятнадцать от быстро текущего горного потока далеко внизу.
  Горы и вправду не наблюдались, но невысокие лесные холмы обрывались глубокой расщелиной, на дне которой бежала быстрая и бурливая речка. На противоположном берегу отлично просматривалась внутренняя слоистая каменная структура холмов. Неравномерно выпирающие слои плоских камней то тут, то там образовывали выступающие далеко от края уступы и утесы. На один из них взобрался вампир и поманил к себе остальных.
  - Быстрее-быстрее, - не переставал поторапливать вампир, - оборотни сейчас появятся. Они не должны видеть, куда мы будем прыгать, - уже который раз он акцентировал на этом моменте внимание.
  - Прыгать?! - Сукреп на подкошенных ногах, держась за Рашида, осторожно подходил к обрыву. - А обязательно? Может быть, дальше спуск найдем?
  - Отстань дедуля! - Рашид оттолкнул Сукрепа в сторону расщелины, и если бы вампир его не подхватил, тот мог и свалиться вниз. - Прицепился как пиявка. Ты уже дохлый, чего переживаешь?
  Страх высоты перекрыл все остальные эмоции старика, поэтому на поступок и слова Рашида внимания Сукреп не обратил, а все что он сделал - так это ухватился руками и НОГАМИ за вампира.
  - Нет!! - завизжал Сукреп. - Только не это! Давайте бой дадим?! Я готов драться даже голыми руками, - умолял он.
  
  - Прыгать надо с разгона, вон туда, - не обращая внимания на поведение старика, Вира рукой указал направление. - В любом другом месте разобьетесь. Под водой острые камни.
  
  Услышав о камнях, Сукреп забился в истерике, но вампир не растерялся, одним движением закинув легкого старика на плечо, отошел на десять метров и, не слушая визга обезумевшего от страха лича, с разгона, сиганул вниз.
  
  - А-а-а-а-а!!! - раздался оглушительный крик, быстро удаляющегося вниз старика, всплеск и наступила тишина.
  
  Следующим, не раздумывая, ринулся в бушующую реку Тарус, за ним спустя несколько секунд Рашид, и последним прыгнул парень.
  Успел он вовремя - ровно как его голова скрылась за обрывом, из леса высыпали оборотни, очень много оборотней.
  
  Если кто смотрел когда-нибудь с высокого уступа на бушующую реку, то он поймет, чего стоил Рану этот прыжок. Парень вообще никогда выше чердака двухэтажного дома не забирался, да и одно дело смотреть в окно, а совсем другое стоять у края обрыва - это совершено разные вещи! А если с него еще надо прыгнуть, да еще попасть нужно было между камней?!
  
  Ему помогли решиться на отчаянный прыжок несколько обстоятельств - пример других, оборотни на хвосте, ограниченное время на раздумье и отсутствия опыта. Если бы Ран начал размышлять о высоте, о бурлящей внизу воде, о подводных камнях и о том, что он не умеет плавать - парень бы никогда не решился на подобный шаг.
  
  Всю серьезность ситуации Ран осознал ни когда летел вниз и ни когда достал ногами дна, а когда начал заканчиваться воздух в легких. Быстрое течение не давало возможности всплыть и тянуло какое-то время по дну и только где-то метров через пятьдесят-семьдесят Рану удалось зачерпнуть глоток воздуха, чтобы снова уйти под воду.
  Холод ледяной воды не ощущался, все мысли и усилия были направлены лишь на одно - попытаться еще раз вдохнуть кислорода. Иногда это удавалось и в один такой раз получилось даже продержаться на плаву несколько секунд, за которые Ран успел пару раз выкрикнуть: - Помогите!! - и услышать слова, орущего впереди Рашида: - Мы не в ту сторону плывем!!
  Река действительно текла по направлению к полуострову, в сторону моря и не заметить это личи не могли. Пограничная полоса никуда не делась, и нарастающий страх начал окутывать прочными веревками желание личей сопротивляться бушующей воде.
  
  
  
  
  
Вира.
  
  
  
  Если бы еще кто из выходцев империи умел плавать, то Вире было бы намного легче спасать им жизни. В Империи кроме одной мелкой речушки, больше похожей на большой ручей, никаких водоемов не существовало. Ни озер, ни прудов, ни ставков; море и то было недоступно для купания.
  Совсем обезумевший старик себя уже не контролировал и, вцепившись в вампира, он чуть того не задушил.
  Тарус из-за тяжелого груза далеко отпрыгнуть не смог, поэтому до глубокого места он не долетел совсем чуть-чуть и сломал о каменное дно обе ноги.
  Рашид впал в истерику от приближения к запретной полосе.
  А парень повредил о подводные камни колено и сильно ушибся о валуны ребрами.
  
  Для вампира этот прыжок был не первым, за несколько лет походов за головами оборотней ему приходилось не раз скрываться подобным способом от преследователей. Да и плавать Вира умел с самого детства, как-никак вырос на берегу этой реки, правда его деревня располагалась выше по руслу, еще до водопада и течение в ней было существенно медленней и не таким опасным.
  
  Перед прыжком Вира первым делом привязал щит к мешку с вещами, наполненному одними железками и закинул груз к противоположному берегу. Если бы он этого не сделал, то с таким якорем вряд ли бы всплыл, да еще и со стариком на шее. Однако и эта предусмотрительность мало чем помогла - старик чуть не угробил всех. Утопи он Виру или хотя бы задержи его на лишнюю секунду, то остальные на берег могли не выбраться.
  
  Вожделенным берегом оказался естественного происхождения небольшой грот в скалах, куда вампир вытащил старика и одним ударом отправил того в нокаут, а то по собственному желанию отцепляться дедушка не хотел. И проделал это вампир очень вовремя, мимо как раз проплывали мешки с грузом, в которых узнавалась верхняя часть ноши Таруса.
  В этом месте река делала крюк, и течение прибило подводного путешественника прямо к гроту. За всё расстояние Тарус ни разу не всплыл, броня на теле и груз за спиной не позволяли ему это сделать. Окажись на его месте живой человек или вампир, они бы точно задохнулись без воздуха, но мертвым как известно дышать необязательно.
  В быстром прыжке вампир допрыгнул к краю грота, где проплывал Тарус и ухватился за мешок. Держась одной рукой за скалы, другой он вытащил груз с хозяином на берег. Слушать стоны зомби и рассматривать его переломанные ноги вампиру оказалось некогда, с течением приближался орущий во всю глотку Рашид.
  
  Повторив процедуру спасения проплывающих со вторым личем, Вира заметил Рана и, ухватив за волосы парня, вытащил из воды последнего из группы. Течение в этом месте удачно поднимало наверх плывущее в своих недрах, если бы не этот факт, то уже находящегося без сознания человека вампир мог не заметить.
  
  
  
  
  
  
Тёпа.
  
  
  
  - Кх-кх, - пришел в себя закашлявшийся водой Ран и сразу услышал голос старика.
  - Жив!! Живой! Тёпа! - обрадовался тот и крепко обнял парня.
  - Жаль, - расстроено произнес Рашид. - Чему радуешься старик? Наши проблемы вернулись обратно.
  
  Первым делом, пришедший в себя Ран нашел взглядом мешок с Соней и пододвинул его к себе поближе, а потом оглядел присутствующих.
  Рядом стояли мокрые, но целые личи, а в дальнем углу сидел, опираясь спиной о стену снявший доспехи солдат. Валяющаяся рядом с ним груда помятого металла говорила, что зомби пришлось несладко, и кроме как на переплавку броня больше ни на что не годилась.
  - А где Вира? - с тревогой в голосе поинтересовался Ран.
  - Этот недоумок за своими вещами пошел, - ответил Рашид.
  Парень видел, как вампир выкидывал свои вещи с обрыва и очень удивился этому ответу. Против такого быстрого течения подняться вверх на сотни метров вряд ли бы у кого получилось.
  - Но как?! - удивился Ран и посмотрел на бушующую реку.
  - Как обезьяна, по скалам, - Рашид рукой показал в сторону.
  Проследив за направлением, а затем, внимательно осмотрев место, где они оказались, Ран догадался, что имел в виду лич.
  
  Река раньше имела более высокое русло, и грот в котором они находились, вероятно, за долгие годы был вымыт быстрым течением на одном из поворотов, и поэтому внутренности небольшой пещеры были округлыми. Но стоило посмотреть чуть в сторону или вверх, как в глаза кидалась истинная структура ущелья, состоящая из тонких, по пять-десять сантиметров толщиною каменных пластов, выпирающих, то в одном, то в другом месте и образуя небольшие каменные площадки, различной длины, ширины и на разной высоте. По ним было вполне возможно подняться по течению до нужного места.
  Закончив знакомство с пещерой у Рана возник логичный вопрос.
  - А как мы отсюда выберемся?
  - По веревке, - ответил Рашид.
  - По какой?! - изумился парень, и принялся еще раз осматриваться, ища ту самую веревку.
  - Вон, - коротко ответил опять же Рашид, указав на правый край пещеры. - Вампиры, продуманные люди. Или не люди? - риторически спросил он сам себя.
  Пришлось Рану встать, а то с места, на котором он сидел, никакой веревки видно не было, но только стоило сделать парочку шагов к реке, как за углом обнаружилась толстая веревка с узлами через каждые полметра, и она болталась очень пугающе, склон оказался довольно крутым и высоким.
  
  Отвлек Рана от созерцания ближайшего будущего проплывающий мимо труп оборотня.
  - Смотрите! - закричал он. - Оборотни!
  Личи вмиг оказались рядом, даже Тарус попытался встать, но был остановлен окриком Рашида.
  - Сиди! Не двигайся! - сердито закричал он, - Нам и так из-за тебя два дня тут куковать!
  - Почему?! - удивился Ран, но спрашивал, не отрывая глаз от реки.
  - Какие все любопытные, - огрызнулся Рашид, настроение ему явно кто-то сегодня испортил. - Как было бы хорошо без вас. Не отвлекай! - на воде появился еще один дохлый оборотень. - О скалы разбиваются, - предположил он. - Ого, кровищи сколько!
  Река и взаправду окрасилась в багровый цвет. Количество проплывающих оборотней увеличилось на десятки и некоторые из них еще были живы, но на берег они выбраться не могли, не позволяло течение, а особо удачливых начали успокаивать заклинаниями личи.
  - Тарус сломал ноги. Мы, конечно, его исцелили, но дня два ему вставать на них нельзя, - убивая очередного выжившего оборотня, разъяснил ситуацию парню старик. - Придется подождать его полного выздоровления.
  Рашид лишь недовольно хмыкнул и продолжил отправлять на тот свет особо настырных оборотней, которых к этому моменту значительно прибавилось.
  - Какие продуманные эти вампиры! - наверное, впервые за несколько дней кого-то похвалил он. - Не врал, когда говорил, что лучше оборотням не видеть, куда прыгать. Интересно сколько погибло вампиров, пока они сами нашли глубокое место?
  Старика передернуло, весь пережитый ужас он еще до конца не переварил.
  
  Скоро самоубийцы закончились и личи позволили себе расслабиться, а к этому моменту появился вампир, спрыгнувший откуда-то сверху. У него за спиной висел щит и мешок с вещами, выкинутый им в самом начале.
  - Живой, - расстроился еще больше Рашид. - Тьфу, - сплюнул он, - когда же наконец удача повернется ко мне лицом? - пробурчал лич и сплюнул еще раз.
  
  
  События ближе к вечеру:
  
  - Ты что не мог сказать раньше? - возмутился Рашид, когда речь зашла о финансовой структуре вампиров. - Ух! Бестолочь! - он еле удержался, чтобы не дать Вире подзатыльника, но вовремя одумался. - Сколько оружия в землянке оставили, - сожалел он. - Знал бы, все бы с собою забрал.
  
  Целый час почти в мирной обстановке личи вели допрос вампира о культуре и быте его народа. Они узнали много интересного, но сейчас их поразило отсутствие как таковой денежной единицы. Ни драгоценные камни, ни золото, ни серебро и тем более медь в землях вампиров не котировались, разве что как посуда или другая утварь. У вампиров существовал элементарный баш на баш - ты мне овец, а я тебе кур. Птица, овцы и яйца являлись у них основной валютой, но самым ценным товаром считалось оружие. За хороший кинжал отдавали половину отары, а цена за меч достигала стада рогатой скотины, если, конечно, меч стоил того.
  
  - Куда я попал?! - продолжил возмущаться Рашид, - Октавы на вас нет. Мало того что живут как бомжи, еще и золота у них нет!
  В этом Рашид был прав - жили вампиры не в комфортных условиях. Землянки, шалаши и изредка кто находил себе место на развалинах бывших городов и замков. Мужское население кроме как воевать и иногда охотиться больше ничем не занималось. Все хозяйство держалось на женской половине. Отсюда отсутствие земледелия (собирание фруктов и ягод не в счет) и слаборазвитое ремесленничество. На практике получалось так - какой дом жена выстраивала в том, всем семейством и жили. Но еще изредка бывало, что дома покупали или отбирали. Правда отобрать любое имущество у женщин и у несовершеннолетних не имел права ни один вампир. К женщинам и детям у вампиров относились очень трепетно.
  
  - Золото у нас есть, только кому оно надо? Мелкая посуда популярностью не пользуется, - серьезно ответил вампир.
  - Да?! - заинтересовался Рашид. - И много у вас золота?
  - За овцу пять-семь чаш можно выменять.
  - Больших? Чаши большие? - наружу начала вылезать алчность Рашида.
  - Примерно такие, - вампир показал, как будто держит в руках небольшую дыньку.
  Рашид в предвкушении потер руки, а на его лице растянулась улыбка. Ожоги у личей сошли и теперь они выглядели вполне живыми.
  - Что ты тут с золотом собрался делать? - старик заметил нездоровый интерес Рашида. - А главное - где баранов возьмешь?
  - Не твое дело старый пень, - огрызнулся Рашид. - Главное чтобы оно было, а что с ним делать я всегда найду.
  - Только нести его сам будешь, - пока оскорбленный старик захлебывался от возмущения, за него ответил вечно молчащий Тарус. - Я вам это, не лошадь.
  - А разве овцы вас не боятся? - поинтересовался Ран, недовольно смотря на личей, и его взгляд удержал тех от очередной ссоры, хотя давалось это старику с трудом, он даже ладошкой прикрыл рот, чтобы воздержаться от 'лестного' высказывания Рашиду.
  - Нет, не боятся. Птица, овцы и некоторые коровы переносят нас неплохо, - ответил Вира, он оказался очень общительным вампиром и приятным собеседником.
  - А оборотней? - спросил парень.
  - Оборотней..., да, их боятся. Овцы на них как на волков реагируют, а у коров бывает, даже молоко пропадает.
  - А чем же тогда они питаются? - удивился Ран.
  - Я всего не знаю, но едят он все, и нас в том числе. Поговаривают что друг друга они тоже поедают, но чего не видел, того не видел, - честно признался вампир.
  - А... а... а-а-апчхи! - вырвалось у Рана и потом, сразу еще два раза.
  - Ну, вот, простыл. Двигайся ближе к огню, - старик вмиг отбросил обиду и как истинный лекарь тыльной стороной ладошки пощупал лоб парня. - Горячий, - констатировал неприятный факт он.
  
  Возле чего они сидели огнем назвать можно чисто символически. Рана попросили наполнить энергией камень размером с арбуз, а Сукреп наложил на него плетение горения. Вспыхнувшее поначалу пламя быстро угасло, но камень раскалился добела и продолжал нагревать воздух получше всякого костра, казалось, что он даже прогревал холодные стены пещеры.
  
  - Одни проблемы от него, - Рашид говорил о парне. - Только не говорите мне, что из-за его болезни мы тут задержимся.
  Многие болезни не поддавались полному излечению заклинаниями исцеления, простуда входила в перечень исключения. Малого исцеления было недостаточно, а среднее и большое имели ограниченную область воздействия, поэтому от разных вирусных заболеваний в Империи гибли многие, и для магического мира от той же чумы панацеи не существовало, хотя тем, кто мог позволить себе регулярное малое излечение вкупе с дорогими микстурами - обладали большими шансами на выздоровление.
  
  - А ты куда-то спешишь? - старик ответил очень грубо, он еще не простил прошлого оскорбления. - Восстановление Таруса двумя днями не обойдется. Ты разве не заметил, что мертвая плоть восстанавливается намного медленней, чем у живых существ? На то, что живому потребуется два дня, мертвому - неделя. Естественные восстановительные процессы организма отсутствуют, а заклинание исцеления чаще раза в сутки применять нельзя.
  Рашид заскрипел зубами.
  - Если ты чем-то недоволен, то тебя вообще-то никто не держит, - продолжил старик. - Можешь идти на все четыре стороны.
  - Апчхи, - опять чихнул парень, - я себя чувствую нормально, просто в носу что-то щербит, - поспешил успокоить он личей и следующей фразой перевел тему к вампиру: - А, правда, что среди оборотней встречаются медведи и, правда, что они не переносят серебра?
  - Вира посмотри, одежда Тёпы не высохла? - попросил старик.
  На данный момент, все кроме вампира сидели голыми, их одежда сушилась разложенная на ближайших камнях.
  - Медведей-оборотней я не встречал и даже не слышал про таких, - Вира встал и пощупал одежду парня. - Еще слегка влажная, - ответил от старику. - Боятся ли они серебра? - вампир засмеялся. - Откуда вы всю эту чепуху берете? - спросил сквозь смех он. - Надо же такое придумать. Вампиры боятся солнечного света, какой-то осины и чеснока, - вспомнил он предыдущие вопросы, но на счет чеснока уверено ответить не смог, так как не знал что это такое.
  - А что вы дальше собираетесь делать? Куда собираетесь направиться? - поинтересовался Рашид, все это время обдумывавший предложение старика. - В Империю мы уже при желании не попадем, - он оглянулся на глубокое ущелье и бурлящую реку отрезавшие путь назад. - К вампирам?
  - Мы уже это обсуждали, - ответил старик. - Пока идем по землям вампиров, и держимся ближе к границе оборотней, а дальше видно будет.
  - Вот как раз дальше меня и интересует. Какая ваша конечная цель? - начал закипать Рашид. - Выроете новую землянку, и до смерти будете сидеть в ней? - он посмотрел на всех, требуя ответа.
  - Я пойду туда, куда пойдет Тёпа, - не раздумывая, ответил вампир, к клятве он относился серьезно, да и особое будущее среди вампиров ему не светило.
  - Я тоже с Тёпой. Позже все будет видно, зачем будущее торопить? - старик нашел ученика и пока этим был вполне доволен.
  - Я, это, как и все, - сказал Тарус, почесывая зудящиеся на месте переломов ноги, странное дело - ощущения у зомби были почти как у живого человека.
  Под сосредоточенными взглядами парень немного стушевался, почувствовав на себе ответственность за судьбы положившихся на него.
  - Я..., - попытался встать Ран.
  - Сиди! Куда встаешь? - был он грубо остановлен рукой старика.
  - Подайте мне сосуд для хранения свитков, - не стал сопротивляться парень и сел обратно.
  
  Для хранения и транспортировки ценных бумаг в Империи использовались глиняные колбы, укрепленные магией и закупориваемые пробковым деревом. Именно на такой глиняный сосуд, который он специально заказывал в столице, указал рукой парень. Все вещи из мешков также разложили для просушки, и среди них на полу пещеры валялся указанный предмет, который передал Рану услужливый вампир.
  
  - Я планировал раньше попасть вот сюда, - парень ткнул пальцем в открытую карту.
  Когда Ран открыл сосуд и достал из него небольшой папирусный свиток, то от любопытства поближе к парню пододвинулись все - как нервный Рашид, так и больной Тарус, за что последний отгреб пару ласковых слов от обоих личей сразу, вставать на ноги ему еще было рано.
  
  - А ну-ка-ну-ка, - Рашид выхватил свиток из рук парня. - Откуда это у тебя? - спросил он, внимательно рассматривая карту.
  - Что там?! - подскочил на ноги старик. - Дай посмотрю! - он попытался выхватить свиток из рук Рашида, но тот закрутился вокруг себя, постоянно оставаясь к Сукрепу спиной.
  - Очень интересно, очень интересно! - бубнил Рашид, не замечая, как разжигает любопытство старика. - Откуда у тебя это? - через какое-то время повторил вопрос он и, остановившись, отпустил свиток, который мгновенно перекочевал в руки нетерпеливого старца.
  - Ого! Вот это да! - восхитился Сукреп. - Я такого еще никогда не встречал! Что это?! Рашид?!
  - Свиток древних, - скупо ответил тот личу. - Спрашиваю еще раз! Откуда он у тебя?! - обратился Рашид к Рану.
  - Нашел, - спокойно ответил парень, - там же где нашел и кинжал из черного металла.
  - Где?! - потребовал разгоряченный Рашид.
  - Когда я провалился в древний склеп, обнаружил в нем каменный гроб с трупом, а рядом с ним был кинжал, завернутый в этот свиток.
  - Там больше ничего не было?! Других свитков или книг? - продолжал допытывать парня на повышенных тонах Рашид.
  - Нет. Это все что я там нашел, - но немного подумав, парень добавил: - Разве что рядом с гробом еще лежали два скелета, из которых я собрал Соню.
  - Что это?! Рашид объясни мне! - не успокаивался старик.
  - Свиток древних, конкретно это - карта, - лич отмахнулся от дедули и опять ему толком ничего не объяснил, но зато снова пристал к парню, заорав на него: - Врешь скотина! Теперь я догадываюсь откуда у тебя редкие знания, - прокричал он и кинулся суматошно перебирать разбросанные на полу вещи парня, а просмотренные небрежно откидывал в сторону. - Где они?! Говори! - требовал он, и когда обыск не дал результата, накинулся на парня и, схватив за горло, до хрипа придушил его.
  
  Вампиру понадобилось меньше секунды, чтобы пересчитать все зубы и ребра Рашида, а у старика потом ушло около десяти минут, чтобы восстановить их в нормальное состояние, прежде чем начать обратный допрос имперского следователя в поисках ответа - почему он так резво набросился на Рана и чего такого ценного имеется в этом свитке, хотя необычность карты становилась очевидна стоило ее только взять в руки.
   Только выбитые и вовремя подобранные зубы - маги еще умели вставлять обратно и нередко они приживались, а с личами было намного проще. К мертвой плоти зубы можно было крепить магией.
  
  - Убери кинжал, - потребовал Рашид от вампира.
  - Не убирай, - сказал старик Вире и так не собирающемуся убирать оружие от шеи лича. - В таком положении он не сможет поставить защитный щит, - предупредил Сукреп его.
  - Не дергай руками, а то порежешься, - вампир резко прижал острое лезвие плотнее к шее, чем заставил опустить руки Рашида.
  - Что это за странный свиток? Отвечай! - старик был на коне, не каждый день выпадал случай отыграться на сопернике по полной программе, а заодно он удовлетворял свое любопытство.
  - Уберите оружие, я все расскажу, - уже вежливо попросил Рашид, заметно сбавив грубый тон, даже выдавил из себя неживую улыбку, которая на фоне окровавленного лица смотрелась, не очень приветливо, ведь умывать его никто не собирался, исцелили зубы, на этом и остановились, говорить может без шепелявости, а остальное пока неважно.
  - Не убирай! - скомандовал старик. - Пусть сначала нам все расскажет, а затем мы решим, нужен он нам или нет.
  Остальные участники действий в процедуру допроса не вмешивались - Тарусу было всё равно, а парня - компания Рашида давно не устраивала. Постоянные оскорбления, поддевки, а теперь еще и рукоприкладство не понравилось бы никому. Терпел же он наглеца лишь ради Сони, которого еще требовалось собрать, и лучше всех это мог сделать только опытный некромант, кем являлся Рашид.
  - Да что вы мне сделаете?! - вспылил Рашид, но прервал свою реплику от укола в шею и слов вампира:
  - Отвечай, когда тебя спрашивают, - расставил кинжалом точки над 'и' Вира.
  - Хорошо, отвечу, - пришлось согласиться Рашиду. - Свитки и книги древних отличаются от обычных, - начал объяснять он. - Их не нужно читать, достаточно прикоснуться к необходимой странице или к части фрагмента и знания сами возникнут в голове, причем, вместе с опытом и практикой человека, составившего эту книгу или свиток. Большинство редких и эксклюзивных заклинаний до сих пор изучается именно таким способом. В секретных архивах Империи сохранилось восемь книг с заклинаниями и четырнадцать развлекательных.
  - Ах, вот оно что! Любопытно..., - старик не выпускал свиток из рук с тех пор, как он к нему попал и постоянно экспериментировал с ним. - Это многое объясняет, в том числе и величие магов Совета, - он злобно посмотрел на Рашида. - Вот откуда ты знаешь редкие заклинания. Да?! - он обратился на повышенном тоне к подследственному.
  - Да, - не стал юлить тот, но в глазах промелькнула искра ненависти.
  - Теперь многое становиться ясным, - сделал для себя вывод Сукреп, - а я-то всё гадал, как вам удалось так легко уничтожить оказывающих сопротивление магов и в короткие сроки завоевать не одно королевство. Ладно, - остановил себя он, не желая вспоминать, как Империя захватила его страну, - дело прожитых дней оставим в покое. Что можешь сказать об этой карте?
  - Я не успел полностью с ней разобраться, но кое-что могу утверждать уверенно. Дай ее сюда, - хотел было протянуть руку Рашид, но передумал, когда лезвие кинжала еще сильнее прижалось к его горлу.
  - Пусть возьмет, - разрешил старик, и вампир ослабил давление на кинжал, а Рашид сразу выхватил карту.
  - Эта карта построена на фрагментах, - Рашид ткнул пальцем в какой-то остров, - и в голове сразу возникает осознание того участка карты в которое указываешь пальцем.
  - Это я и без тебя понял, - возмутился старик, - что еще сказать можешь? Да, а что за ощущение появляется, когда берешь карту в руки? У меня возникает такое чувство, что я нахожусь здесь, - он ткнул пальцем в карту, - но тут никакого острова нет и нет никакого ущелья и реки.
  
  Над непонятным явлением задумались оба лича, но первым озарение снизошло на старика.
  - Сколько лет этой карте может быть? - спросил он Рашида.
  - Не меньше чем пятьсот, - не раздумывая, ответил тот, - карта до времен Великой Войны. Ей может быть тысяча или десять тысяч лет, но не меньше чем пятьсот лет это точно.
  - Хорошо, а если предположить, что она была создана, когда полуостров являлся частью материка изображенного на этой карте, - Сукреп задумался, немного увлёкшись разгадкой, при этом активно почесывая свой лысый обгоревший затылок, но вскоре, собравшись мыслями, продолжил. - Да, всё сходится! Эта карта очень старая и отображает местность, какой она была далеко в прошлом. Смотри, - он отобрал карту у Рашида и начал на ней показывать пальцем, - река проходит чуть северней и если учесть, что ущелье тянется еще несколько километров, значит, она должна впадать в него где-то здесь, - ещё одна особенность карты увеличивала объект в месте соприкосновения с пальцем. - Отсюда и объяснение появления этой горной реки, - старик обернулся к бушующей воде и задал вопрос вампиру. - Вира, выше по течению есть водопад?
  - Да, - подтвердил вампир, - километров пять вверх по течению есть большой водопад.
  - Ясно! - счастливый старик вскочил на ноги. - Наши земли были когда-то одним целым с материком, и что-то раскололо его, создав изолированный полуостров.
  - А может кто-то? И даже понятно, для каких целей, - вспомнив о первоначальном назначении полуострова, поддержал вывод старика и тем самым озадачил его Рашид.
  Сукреп даже присвистнул от возникшей в голове мысли.
  - Это же какой силой нужно обладать, чтобы совершить подобное?! - заворожено произнес он. - Магия Земли, без нее никак не обошлось! - сделал окончательный вывод он.
  
  Знания и владения стихией земли давно позабыты магами Империи полуострова, если получится насчитать с десяток простеньких заклинаний, то это было бы очень хорошо. Поэтому старик чуть ли не заплясал от счастья, ему всегда хотелось прикоснуться к чему-то по-настоящему великому. Одно только представление того, сколько ушло магической энергии на заклинание способное разделять материки - ввело старого маразматика в особый экстаз.
  От приподнятого настроения старика Рашид совсем расслабился и позволил себе резкий жест, сразу доказавший, что сделал он это зря. Внимательный вампир контроля над ситуацией не потерял, а кинжал в руке вернул всех с небес на землю вскриком боли Рашида.
  
  - Чем еще полезным можешь поделиться? - сменив интонацию на недоброжелательную, поинтересовался у Рашида пришедший в себя старик.
  - Все что знал о карте, я уже рассказал, - голос Рашида скрипел от ненависти, а когда он глотал слюну, кадык неприятно тормозился на остром лезвии кинжала. - Мне больше нечего добавить к сказанному.
  - Так и быть, убивать тебя не станем, - подумав немного, ехидно расплылся в улыбке старик. - Вира, выкинь его в реку! - приказал он.
  
  
  
  
  
Вира.
  
  
  
  - Нет! - возразил Ран старику. - Не надо в реку!
  
  Если быть честным, то вампир сам раздумывал о приказе и не торопился его исполнять, только на всякий случай во избежание непредвиденных неприятностей посильнее придавил шею кинжалом.
  Вампиры народ вольный и гордый и не приучены исполнять чьи-либо приказы кроме родного отца, и то если не достигли совершеннолетия и еще главы клана, которым после смерти взрослых мужчин по умолчанию стал сам Вира. Разве что остался еще Отец, то есть Тёпа и клятва принесенная ему. Так вот, если бы не воспитание без отца и не постоянные унижения от ровесников и взрослых, сказавшиеся на характере вампира, то в реку могли полететь оба лича.
  
  - Почему? - искренне удивился старик. - Зачем он нам нужен? От него одни неприятности и совершенно никакой пользы!
  - Пользы от него ровным счетом столько же сколько и от тебя, - произнес Ран, а Вира понял его слова слишком буквально, и главное очень быстро.
  Так, что через мгновение рядом с Рашидом уже присел старик с таким же кинжалом у шеи, а Вира стоял у них за спиной и ждал приказа от парня.
  
  
  
  
Тёпа.
  
  
  
  - 'Надо срочно собирать Соню, - подумал он, скорость вампира ещё больше насторожила парня. - Кто остановит Виру, если, тот кинется на него?'
  
  Постоянные раздоры личей сильно нервировали Рана, однако он старался переносить их стойко, казалось, нашлась даже ниточка воздействия на обезумевших магов, но время от времени запугивание ограничением отдаваемой им энергии не срабатывало, а личи все чаще ухищрялись обходить оговоренные моменты и доставать друг друга исподтишка. Избавиться от одного из них казалось заманчивой идеей, но появлялось много 'но'.
  
  Неожиданная преданность Виры настораживала, принесенная клятва мало что значила для выходца из Империи, а вот нажитый за годы отшельничества опыт общения с вампирами свидетельствовал не в пользу теплых отношений.
  В свою очередь и к личам, как к бывшим врагам, исключительного доверия тоже не существовало, особенно к Рашиду, которого недолюбливали все члены необычной компании. Но, несмотря на все сомнения, каждый из них зарекомендовал себя полезным. Боевые маги и скорость вампира показали на практике, что лишаться столь ценных воинов будет большой ошибкой.
  
  - Сегодня никого в реку выкидывать не станем, - двусмысленно, с намеком произнес Ран. - Вы сейчас же приметесь собирать Соню. И в этот раз постарайтесь обойтись без ссор, - произнес он и чихнул, два раза подряд.
  
  
  
  
  
Тёпа.
  
  
  
  - 'Надо срочно собирать Соню, - подумал он, скорость вампира ещё больше насторожила парня. - Кто остановит Виру, если, тот кинется на него?'
  
  Постоянные раздоры личей сильно нервировали Рана, однако он старался переносить их стойко, казалось, нашлась даже ниточка воздействия на обезумевших магов, но время от времени запугивание ограничением отдаваемой им энергии не срабатывало, а личи все чаще ухищрялись обходить оговоренные моменты и доставать друг друга исподтишка. Избавиться от одного из них казалось заманчивой идеей, но появлялось много 'но'.
  
  Неожиданная преданность Виры настораживала, принесенная клятва мало что значила для выходца из Империи, а вот нажитый за годы отшельничества опыт общения с вампирами свидетельствовал не в пользу теплых отношений.
  В свою очередь и к личам, как к бывшим врагам, исключительного доверия тоже не существовало, особенно к Рашиду, которого недолюбливали все члены необычной компании. Но, несмотря на все сомнения, каждый из них зарекомендовал себя полезным. Боевые маги и скорость вампира показали на практике, что лишаться столь ценных воинов будет большой ошибкой.
  
  - Сегодня никого в реку выкидывать не станем, - двусмысленно, с намеком произнес Ран. - Вы сейчас же приметесь собирать Соню. И в этот раз постарайтесь обойтись без ссор, - произнес он и чихнул, два раза подряд.
  
  
  
  
  
Сукреп.
  
  
  
  Странный ученик попался ему. Безусловно способный и талантливый, но без тяги к учению. Впрочем, любой на его месте повел бы себя также. Кого будет волновать теория, когда на практике простых вещей сделать не в состоянии?
  Его странная аура одновременно притягивала и пугала Сукрепа. Старик боялся себе признаться, что избегал подолгу смотреть на нее, как и в глаза парню. Что-то там крылось зловещее и нехорошее. Это злое словно посилилось глубоко в теле молодого человека, и даже изредка выныривало наружу, проявляя свой истинный характер.
  В отличии от юноши, его темная сторона души была мудра не погодам. Порой чересчур рассудительные поступки никак не сочетались с возрастом и воспитанием парня, он в эти минуты даже как-то взрослел на глазах, а смотреть на то, что творилось в такие моменты у него в ауре - старик боялся больше, чем страха высоты.
  Три слоя его ауры жили каждый своей жизнью. Иногда старик путался - какой из них первый, а какой последний. Но в моменты срывов наружу вылезал самый темный слой ауры и в этот момент Сукреп боялся больше всего. Хотя, потом себя ругал за слабость. Ведь в эти самые моменты Тёпа проявлял не жестокость, а рассудительность и трезвость суждения.
  Вероятно, что-то похожее в такие секунды чувствовал и Рашид. Ибо когда вампир приставил Сукрепу к горлу кинжал, а парень заговорил - старик понял, что испугался не острого лезвия, не реакции вампира, а тихого голоса Тёпы. Одновременно с этим прекратил попытки сопротивляться и Рашид. В пещере надолго воцарилась идеальная тишина, а тревога прошла лишь через час, когда уже начинало темнеть.
  Но, несмотря на эти странности, старик с каждой секундой все крепче привязывался к мальчишке, он манил к себе словно самый близкий и родной человек на свете человек, как долгожданный сын или как первый внук.
  
  
  
  
  
Тёпа.
  
  
  
  Все бы ничего, да только за ночь хворь свалила Рана с ног самым радикальным способом. Переохлаждение в ледяной реке к вечеру вызвало жар, лихорадку и, в конце концов - потерю сознания, и это не считая десятка мелких побочных симптомов, таких, как щербящее горло, кашель, слезы, ручей из носа и прочие радости заболевшего человека.
  Поэтому ближайшие семь дней запечатлелись в памяти фрагментами во время пробуждений и жуткими кошмарами во сне.
  Последнее что запомнил Ран перед тем как провалиться в первое беспамятство - были громкие слова старика:
  - Молодец! Ещё! Давай ещё! Этого мало! - Сукреп с легкостью перекрикивал бушующую реку, пытаясь довести слова до ушей поднявшегося наверх ущелья вампира и спустившего на веревке охапку хвороста для постели парню.
  На очередном крике 'ещё' Ран потерял связь с действительностью и впал в мёртвый сон, оставивший о себе память только последними минутами.
  
  
  
  
  
***
  
  
  
  - ... слева! А вы двое обходите его справа! - прокричал своим подчиненным двухметровый амбал, отвратительной наружности.
  Такое лицо было трудно не запомнить. Здоровая на полголовы нижняя челюсть. Зубы через один и те цвета грязной мешковины. Нос со средних размеров картошку, весь чумазый, как будто её (картошку) только что выкопали. Его сальные волосы еще несколько лет назад сплелись в мышиные гнезда, а антуража в мерзкую картину добавляли маленькие бегающие едкие глазенки, практически без ресниц, но под густыми и длинными, что борода старцев, бровями. И ещё - этот басистый с противной реверберацией голос, такой ночью услышишь, и сердце остановиться может.
  Почему Ран остался один, и кто и зачем на него напали, он не помнил - обычное явление для сна, но во время самого сна реалистичности было хоть убавляй.
  - Куда собрался? - ехидно спросил главарь. - Мы с ним по-родственному поговорить собрались, по-братски, а он такое неуважение нам оказал. Нехорошо поступаешь, заставляешь бегать за собой больных и несчастных людей.
  Эти несчастные люди сейчас как раз обходили его с двух сторон, держа в руках странные косы, и явно собирались ими косить не траву, а главарь, держащий в руках не менее странные вилы, подбирать 'скошенное' товарищами сено не планировал.
  - Чего стоишь, как вкопанный? Раздевайся, а то замараешь одежду кровью, отстирывай её потом, - прогудел над чистым полем голос здоровенного урода, сотоварищи которого уже взяли парня в кольцо.
  Удивительно, но ноги от страха не тряслись, а голова непонятным способом успевала оглядываться по всем сторонам одновременно, держа в поле зрения всех пятерых разбойников.
  - Ну и Октава с тобой. Не хочешь сам раздеться, так мы подмогём тебе.
  Главарь сказал, а его люди сделали, точнее, попытались сделать, но подойти ближе, чем на расстояние в четыре шага не смогли. Откуда не возьмись в руках Рана оказались увесистые камни, незамедлительно полетевшие в головы в двух ближайших крестьян, иными эти оборванцы являться не могли.
  А затем появилась 'естественная' странность - поле почему-то оказалось уже без травы, и усыпано оно было мелкими камнями(!) Одно приседание и боезапас снова полон, а враги в растерянности, и они уже не так близко, они уже почему-то шагах в двадцати(?!)
  - Убью!! - раздался гремящий крик над уже редкой рощицей(?!) и главарь кинулся на парня. - На части порежу! Кожу живьём спущу! Свиньям скормлю! - орал он, приближаясь, притом бежал быстро, а приближался медленно(?!)
  Ран тоже не терялся и выпустил в большую цель одновременно аж два камня. Остальные члены банды куда-то подевались(?!) а вот главарь вроде как вырос еще на голову и расширился на полметра в плечах!
  К великому сожалению выпущенные камни отскочили от чугунного лба как семечки от раскаленной сковородки, не причинив великану никакого вреда. Пришлось присесть еще несколько раз, подбирая камни величиною и формой уже с ананас(?!) ведь более мелких на скалистой площадке(?!) почему-то не осталось. Бросок, другой - эффект не изменился, разве что появился глухой металлический звон у выросшей раза в два в объёме головы!
  - А-а-а!! - закричал главарь, добравшись до расстояния поражения, и замахнулся двуручным ржавым мечом(?!) откуда у него в руках появился меч?
  Резко, ниоткуда, с боков появилась пропавшая четверка с косами в руках, уже занесенными разрубить тело Рана на несколько частей.
  Нахлынуло отчаянье, надеяться осталось не на что и не на кого. Разум Рана сжался в бессильный комочек и приготовился умирать.
  Но тут мир потемнел, задуло знакомой потусторонней силой, и подсознание само создало неизвестные руны. И о счастье! Они не рассыпались, а быстро наполнились энергией, и оп(!) - раздался хлопок, совпавший с возвращением в обычное состояние.
  Свет от яркой вспышки не помешал разглядеть, как кольцо черной пыли разошлось кругом от пояса парня и разрезало напополам главаря и ещё восьмерых(?!) бандитов, но на этом не остановилось, а полетело срезать толстенные деревья густого леса(?!) Одно, из которых стало падать на стоявшего в оцепенении Рана.
  
  
  
  
  
***
  
  
  
  - Твои сородичи сюда не нагрянут? - очнувшись от сна, Ран услышал голос Рашида.
  Мысли и чувства бурлили, словно кипящая вода в котле на большом огне. Неприятные ощущения, радость, надежда - всё смешалось в одном флаконе. Рану захотелось сразу же проверить магию и, сосредоточившись, он попытался создать руну. Потом ещё раз и ещё, но ничего не выходило.
  - Нет! - закричал он, - нет, - повторил уже тише.
  Ответа вампира на вопрос лича он не слышал, как и последующего разговора, который в принципе прервался с его криком. Не слышал он и слов теребящего его старика и уж точно никого не видел. Его волновало лишь одно - почему не вернулась магия, а он ведь так хотел.
  - ...ёпа. Тёпа. Тёпа! Тёпа!! - по нарастающей возвращался слух.
  - Да. Всё. Не теребите меня, - ответил парень, и дергать его сразу перестали.
  - Что с тобой? Тебе плохо? - сбавил громкость голоса и старик.
  - Сон. Просто плохой сон, - сказал Ран и открыл глаза.
  Рядом стояли все, кроме Рашида, Тарус и тот доковылял к импровизированной лежанке и старик этого не заметил, а вот второй лич данный факт из внимания не упустил.
  - Калека! - повысил голос Рашид. - Тебе кто вставать разрешил?! А ну быстро на место! Ничего с вашим олухом не станется, и уж ты ему точно ничем не поможешь.
  Тарус взглянул по очереди на всех и не найдя поддержки, поплелся в глубь небольшой пещеры, радиусом метра в четыре.
  - Кх-кх-кх, - Ран зашёлся выворачивающим наружу все внутренности кашлем.
  - Сейчас-сейчас Тёпа, потерпи, - старик быстро произнёс заклинание малого исцеления, а парень, ещё немного прокашлявшись, облегчённо вздохнул. - Вира, неси свой бульон, - поторопил Сукреп вампира, - и отвар из трав захвати.
  
  К удивлению личей и особенно Таруса, знатока всех россказней о вампирах и оборотнях, Вира любил бульон, и вообще, крови предпочитал молочные и яичные коктейли, но за отсутствием оных, а также из-за малой питательной ценности бульона употреблял сейчас и кровь. По утрам вампир покидал компанию приблизительно на полдня, отправляясь на охоту, для себя за кровью и за мясом для Рана. Земли, в которых очутились вынужденные странники, была населена вампирами насыщенно, но по совету того же Виры вступать в торговые отношения с коренными жителями не спешили, поэтому довольствовались одной дичью.
  
  Наблюдать за метаниями вампира оказалось увлекательным занятием - спешащий сверхбыстрый вампир это что-то с чем-то. Вот только что он стоял рядом, как сразу очутился возле котелка с варевом. В качестве печи вампир использовал все тот же обогревательный камень и, ставя на него небольшой котелок, готовил наваристый бульон.
  На секунду замерев с протянутыми руками к котелку, он снова исчез из виду, моментально оказавшись у стены, где лежало тряпье, бывшее когда-то одеждой личей и зомби. Сражение, заклинание Гидры и плавание в реке превратили их одежду в тряпки.
  Оторвав два куска, вампир снова оказался у горячего медного котелка. Осторожно взяв его в руки с помощью тряпок, он медленно понёс бурлящую жидкость к лежанке с больным, и только когда Вира прошёл половину расстояния, до остальных дошло, что он сделал.
  - Сволочь! Это моя одежда была! - первым завопил Рашид. - Что я теперь одевать буду?!
  - Куда ты тащишь?! Как ты себе представляешь пить из этого? - почти одновременно с Рашидом старик спросил у вампира. - Нам ещё ошпарить Тёпу не хватает для полного счастья. Всё! Поставь на место, я сам! Неси лучше отвар, который мы вчера вечером приготовили.
  Проигнорировав одного и послушавшись другого, Вира развернулся и поплелся обратно ставить котелок на раскаленный докрасна камень.
  - Сволочь! - повторил Рашид. - Сам одетый и ещё чужую одежду портит. Отдавай теперь свою взамен! - потребовал он.
  К очередному удивлению личей одежда Виры перенесла все испытания с легкостью и это притом, что ее сделали вампиры, не умеющие ни шить, ни ткать, да у них в хозяйстве даже простая иголка отсутствовала, так как сделать ее было некому.
  - А и вправду, из чего у тебя одежда сделана? Я давно обратил на неё внимание, но всё как-то забывал спросить, - пока вампир неспешно возвращался, у него поинтересовался старик. - Нам такую же достать где-то возможно?
  - Старик, это уже моя одежда! Ты на чужие вещи губу не раскатывай, нянькаешься с олухом, вот и нянькайся дальше и не лезь, куда тебя не просят, - Рашид серьезно настроился отобрать у вампира его одежду и уже успел подскочить к стене и подобрать ошметки своей. - Да вы только посмотрите, что он с моим плащом сделал, - он растянул на вытянутых в стороны руках то, что от него осталось, демонстрируя дырки и отсутствие многих кусков.
  В этот момент вампир опустил котелок на нагреватель, и небрежно откинув тряпки в сторону, метнулся к глиняному сосуду, стоящему в шаге с противоположной стороны от камня, быстро подобрал его и также быстро передал его старику.
  - Он ещё издевается! - завопил Рашид.
  - Горячая, хорошо! - не слушая второго лича, сделал вывод Сукреп. - Жаль, что Вира всех трав найти не смог, но и получившийся отвар будет очень полезным. Пей Тёпа, - он помог приподняться парню и преподнес сосуд к губам. - Надо чтобы ты выпил половину.
  Мешок гербария, принесенный вампиром, старик забраковал почти полностью, отложив для отвара только несколько пучков, которые Вира рвал с корнями, первый опыт собирателя-огородника оказался для него неудачным.
  - Раздевайся! - потребовал Рашид от вампира. - Кому говорю?! Снимай одежду! Испортил чужую - отдавай свою!
  - Её испортил не Вира, а твоя любимая Гидра, - старик с сожалением прицыкнул, - жаль, а какая хорошая была.
  - Во-во! И я о том же! Что я без своей хорошей одежды делать буду?
  - А он еще олухом Тёпу называет?! Рашид, я об артефакте говорил, Гидры на дороге не валяются, - улыбнулся старик и, встав с постели, направился к котелку. - А лучшего применения тому, что ты до сих пор называешь одеждой не придумать. Молодец Вира! - похвалил он вампира. - Разве что полы еще ею помыть можно.
  - Ах, ты...! Да я...! Да вас...! Да сейчас...! - от гнева Рашид никак не мог определиться с мыслями, ну а дальше - вампир очутился около него, а его кинжал возле горла лича.
  - Зачем тебе одежда? Намочишь её зря, - старик намекнул на бушующую реку. - Вире она нужней, или ты собираешься вместо него наверх лазить? - сказал он и сам поёжился, представив себе, что все-таки когда-то придется по веревке подниматься. - Вира, - обратился он уже к вампиру, - а ты там, - он указательным пальцем показал вверх, - нам такую же, как у тебя одежду достать не можешь?
  - Нет, - ответил вампир, отпуская почти успокоившегося Рашида, но продолжая внимательно следить за его реакцией.
  В последнее время, пока Ран двое суток находился без сознания, Вира научился остужать пыл личам. - Одежду у нас не продают и не покупают, а делают женщины для каждого вампира отдельно. Но, - предугадал он вопросы, - я могу принести материал. Листьев магоры здесь растет предостаточно.
  - Что ещё за магора такая? - заинтересовался старик, он уже зачерпнул бульона шлемом Таруса, с посудой у путешественников были проблемы, и сейчас протирал 'дно' от бульона импровизированной 'тарелки' теми самыми кусками плаща Рашида, отчего у того заскрипели зубы. - Расскажи подробней, - попросил он Виру, ехидно улыбаясь второму личу, видя, что кинжал вампир ещё не спрятал, да и достать его заново тому проще простого, но созерцание оружия в полуметре от лица успокаивало Рашида намного эффективней.
  - Магора - это растение похожее на лопух. Если срезать лист магоры, он скоро с одной стороны становится липким и в течение часа срастается с другим таким же, не оставляя швов на месте стыка. Лист легко режется и рвется, но если его прокипятить, то он становится очень крепким и приобретает цвет и вид черной кожи. Моя одежда, - Вира обвел себя руками, - полностью сделана из листьев магоры.
  Личи оцепенели от услышанного, а вампир продолжил:
  - Дырки, разрывы и порезы заделываются тем же способом. Лист магоры накладываем на дырку, потом ждем около часа до полного срастания, и еще раз кипятим одежду.
  - А-а-а!!! - старик начал подкидывать шлем с бульоном с руки на руку, тряпки он выкинул, когда протер 'дно'. - Нагрелся! Зараза! - жонглируя с высокой скоростью, он подбежал к Рашиду и выхватил у того из рук плащ, при этом облив голого лича кипятком. - Зараза! Половину пролил - не меньше! - поругал он себя и, не обращая внимание на визжащего Рашида, обернул шлем остатками плаща.
  
  Чуть позже, когда Рашид перестал скакать от ожогов, он вспомнил всех богов и демонов, просклонял по всем падежам неповоротливого старика и успокоился только минут через десять. За это время парень успел проглотить горячий бульон, вытереться тем же плащом и уснуть от наложенного Сукрепом заклинания легкого сна.
  
  
  
  
  
Тарус.
  
  
  
  'Свежие мозоли любят ленивых' - часто поговаривал дед Таруса. Мужик, воспитанный в деревне, даже будучи с незажившими переломами ног не мог позволить себе долго бездельничать, и слава богам, дел было не меряно. Пусть часть работы на себя взвалил вампир, но кроме приготовления пищи и охоты, еще оставалась необработанная кожа демонов, начавшая дурно попахивать, и свежесрезанная магора, натасканная Вирой.
  С кожей оказалось не всё так просто, как показалось на первый взгляд. Если прополоскать ее в бурной реке не составило проблем, а жира от дичи и нужных трав и коры было предостаточно, то вот с емкостью для 'засола' возникли проблемы. Единственный медный котелок применялся для приготовления пищи, да и был откровенно маловат для этих целей.
  Ничего подходящего наверху вампир найти не смог, а 'идею' Рашида - ковырять каменный пол пещеры кинжалом или мечом Тарус отвергнул сразу, без инструмента по камню связываться с гранитом было полной глупостью, и бесполезной потерей большого количества времени.
  Тогда свою помощь предложил старик, но и тут результат остался плачевным. Магия резво крошила каменный пол, но оказалось всё это зря. Кажущийся на первый взгляд монолитом, на самом деле пол пещеры являлся слоённым, как и вся структура ущелья. Стоило в выбитую яму вылить первый котелок воды, как она тут же впиталась в щели.
  В общем, когда все идеи истощились, вампир нашел выход, который не понравился Тарусу, но обрадовал личей. Вира вспомнил, что когда он возвращался после спасения утопающих за своими вещами, то заметил по пути ванночки естественного происхождения, некогда вымытые в камне сильным течением чуть выше уровня осенней реки.
  Что огорчило Таруса, так это сложный путь по скалам, когда переломы еще толком не срослись, а личей обрадовало то, что, наконец, пещера избавиться от противного запаха. Обработка кожи весьма неароматное занятие.
  
  С одеждой оказалось намного проще, как и говорил вампир - ничего сложного, если не учитывать отсутствие опыта закройки, но слава богам, материала для экспериментов было предостаточно. Если бы еще не голый и жужжащий недовольствами Рашид, то дело спорилось бы гораздо быстрей. Видите ли, ему рукав коротким показался, или штаны пришлись узкими, и так далее что-нибудь в этом роде.
  
  За работой у солдата выпало время поразмыслить о своей судьбе. Сколько он не перебирал вариантов, всё стекалось к тому, что выбор он сделал правильный. Самому ему не выжить. Правда раздражало Таруса общество вечно ссорящихся личей и поначалу напрягало присутствие быстрого вампира, а вот парень казался своим в доску.
  Он был явно не дворянин, таких Тарус прекрасно научился различать за долгое время службы, по ходу обязанностей приходилось частенько сталкиваться с этой братией. Не преступник и не чурающейся грязной работы. Если ли бы не болезнь, парень и посуду за собой мыл бы сам. Каждая мелочь в поведение указывала, что Тёпа привык во всём обслуживать себя сам.
  Личам этого было не заметить, они являлись воспитанниками другого слоя общества и потому, кроме как грызться за власть ничего другого не делали и не умели, не приспособлены они к полевой жизни. Правда скелет зверя они собирали даже с увлечением, но при этом постоянно спорили и спорили, что, по мнению Таруса - лишь мешало делу.
  
  Вампир кстати тоже, не далеко от них ушёл, еду и ту готовить, толком, не умел, хорошо, что сварить бульон большого ума не требовалось.
  Опять же - еда! В настоящем положении были свои плюсы и минусы. Со слов личей выходило, что питаться не обязательно и даже вредно, что-то там не переваривалось - это, скорее всего, хорошо, чем плохо и опять - та же экономия на лицо.
  А вот запахи! Запахи еды заставляли мучиться и облизываться, а нельзя.
  В остальном вампир был ещё совсем ребенком, хотя жизнь его изрядно покидала, и порой мыслил он, словно умудренный годами старец, впрочем, кто их толком знает этих вампиров? А кинжалом он даже махать не научился, если бы не его скорость - грош цена такому бойцу была. И поэтому, считая его уже членом новой семьи, Тарус, после очередной утренней разминки вампира предложил тому научиться нескольким приемам владения мечом, щитом и кинжалом.
  Сколько было радости в глазах и улыбка до заостренных с вверху ушей - всё говорило о том, что Вира несказанно обрадовался такому предложению, после чего его отношение к Тарусу резко изменилось, стало уважительным и по-настоящему родственным.
  
  - М-м-м, - застонал во сне парень.
  - 'Жалко его, подумал Тарус. - Какую ночь подряд бедняга мучается. Исцеления старика отчего-то дюже не помогают. А его кошмары? Как кричит порой, аж самому жутко становится, эхо тут громче, чем в лесу. И что еще странно, старик не всегда разрешает будить его. Вытирает пот со лба и какую-то вонючую жидкость в рот парню заливает. Вроде как помогает, стонать точно перестает. А Рашид - гад! Открыто радуется и еще шутки его нехорошие. Так и хочется гада своими руками удавить'.
  - Тихо-тихо, - зашептал старик над Тёпой.
  - 'Тоже не спит, - подумал Тарус. - Не привык я еще, что мне и личам спать больше не требуется. Опять - не пойму хорошо это или плохо? Наверное, всё-таки хорошо. Идеальный стражник, на посту не заснешь. А еще хорошо, что усталости я не чувствую'.
  - Сейчас, потерпи немножко. Выпей лекарства, и сразу полегчает, - тихо говорил старик, наверное, заливая эту свою гадость парню в рот.
  - 'И вампир проснулся, - мысленно догадался Тарус услышав шорох у стены. - Чуткий же у них слух, как только при громе реки кабанов наверху ущелья услышал?' - вспомнил он, как однажды вампир подорвался, и ни с того ни с чего и кинулся по веревке на скалу взбираться, а через полчаса спустил вниз молодого поросенка.
  - Потерпи до утра, а там малое исцеление..., - договорить старик не усел, его перебил Рашид:
  - Слышь! Старый пень! Как ты думаешь, на других материках живые люди есть? - спросил он.
  Личи очень удивились, когда узнали из карты об истинных размерах материка, Империя им показалась уже не такой Великой, а еще существование нескольких континентов не давало покоя и сейчас.
  - Язык отрежу! - прошипел Вира, придерживающийся указаниям Тёпы - гасить ссоры личей в зародыше. - Ещё одно плохое слово и я не выдержу. И ты молчи! - это он сказал уже старику, вероятно собиравшемуся 'ласково' ответить Рашиду.
  - 'Темнота, хоть глаз выкали, как он видит?! Например, я лично ничего разглядеть не могу', - Тарус который раз молча удивлялся способностям вампира.
  - Да ладно тебе чернокожий, чего я такого сказал? Правду не скроешь, если он пень и к тому же старый..., - что он этим пытался добиться и сказать дальше Тарус не понял, зато услышал короткий шум и писк.
  Рашид запищал на всю пещеру явно не от удовольствия.
  - Тихо! Тёпу разбудишь! - Тарус не понял интонации голоса старика - не то недовольство, не то радость звучала в нём, но смысл слов подействовал и на вампира, так как писк сразу стих, а солдат по шороху определил, что Вира вернулся на своё место.
  
  
  
  
  
Тёпа.
  
  
  
  Дни и ночи напролёт Ран шёл неспешным шагом по лесу, по полям и мелким болотам, притом пейзажи и время суток сменялись эпизодами. Вот он сделал шаг и ночную пустыню сменил яркий лес, настолько яркий, что казалось, светились сами деревья.
  Усталость не ощущалась, зато постоянно нападающие оборотни и вампиры радовали сердце. Магия работала!
  Только работала она все также непривычно, выкидывая каждый раз из реальности в темное место, где руны появлялись намного быстрей и наполнялись энергией от одной мысли. Причем все применяемые Раном заклинания известны ему не были, но казалось, что он родился уже с ними.
  Захотел огонь - появилась стена из огня, захотел воду - возникло крошечное озеро. Он создавал и двигал маленькие горы, но особое наслаждение испытывал от работы с черной магией, так он обозвал магию черной пыли, хотя это была вовсе не пыль, а скорее даже дым или, наверное, что-то, где нет даже света.
  К великой радости с каждой убитой нечестью скорость произнесения заклинаний увеличивалась и однажды, когда наплыв оборотней оказался особо большим, заклинания стали вылетать без возвращения в реальный мир.
  
  Первое длительное нахождение в темной реальности через несколько минут после того как закончился последний оборотень начало пугать Рана. Попытки вернуться назад оказались безрезультатными, но основной страх пришел, когда используя различные варианты возвращения, парень покинул свое тело!
  Даже не так, он не покинул, а раздвоился, и одна часть Рана осталась в теле, которое вернулось в обычную реальность, а вторая половинка продолжала находиться в темном измерении, и при этом к телу привязана не была.
  
  Вторая сущность парила над телом Рана и могла с огромной скоростью передвигаться в любом направлении. А самое интересное и совсем не показавшееся парню смешным - это полноценное осознание мира одновременно двумя частями себя, и какая из них настоящая он определиться не мог.
  Рассуждать над возможностями нового состояния у Рана желания не возникало, ему хотелось лишь одного - вернуться назад как можно скорей. А когда он почувствовал, что кто-то теребит его тело, то которое осталось внизу, раздались слова очень знакомого голоса:
  - Пинком ему под зад, сразу встанет!
  
  
  
  
  
***
  
  
  
  - Тёпа, Тёпа, просыпайся, - Ран услышал слова старика и открыл глаза. - Тебе поесть необходимо. Больше суток спишь, сейчас выпьешь лекарство, поешь и можешь спать дальше, - улыбнулся Сукреп.
  Выход из сна оказался резким и парень мыслями частично еще находился в раздвоенном состоянии. Тот Ран, который был в теле - проснулся, а тот, что летал в темном мире, он там и остался, что немного сказалось на вменяемости парня.
  С одной стороны он прекрасно видел окружающих и слышал слова старика и возмущения Рашида, но с другой стороны вторая половина оставалась летать во сне и не могла пробиться в реальный мир. Отчего Рана охватила паника.
  - Что со мной?! - завопила земная оболочка. - Помогите! - закричало потустороннее сознание, которое в этом мире никто не услышал.
  - Опять плохой сон приснился? - поинтересовался Сукреп.
  - Старик, ты внимательней посмотри, - отбросив язвительность, удивленно произнес Рашид. - Говорил я тебе, что исцелять его следовало, когда он проснется. Да ты не на меня смотри, а на его ауру! Я думал, что ты тупой, но не настолько!
  Странная трехслойная аура парня и до этого являлась объектом интереса и споров личей, а сейчас с ней происходило нечто совершенно странное. Обратив на неё внимание, старик, чего-то испугавшись, машинально отпрыгнул в сторону, а Рашид зачем-то активировал защиту. Тарус ничего не понял, но оторвался от своего занятия и потянулся к мечу, сработал рефлекс воина. Вампир же на данный момент в пещере отсутствовал.
  - Ого! - только и нашелся, что сказать старик.
  - Вот-вот! И я о том, - поддержал его второй лич.
  - Что там?! Помогите! - совсем запаниковал Ран.
  - Тёпа, ты как себя чувствуешь? - старик взял себя в руки и вернулся к лежащему на постели парню.
  - Я... я... помогите! - парень забился в припадке, сопровождаемом конвульсиями.
  Попытавшись сосредоточиться и взглянуть на свою ауру, которая в последнее время удивляла и его самого, и которая сейчас так поразила личей, произошло неприятное событие.
  Разглядывать ауру принялись сразу два сознания одновременно. Если Ран, который в теле увидел ауру, в которой все три слоя почему-то перемешались, представляя собой однородную энергетическую субстанцию, то бестелесный разум никакой ауры не увидел, но заметил связь между собой и телом, куда не раздумывая, рванулся, дабы соединиться с родным телом, а вернувшись, обнаружил что там место занято.
  
  
  
  
  
Тёпа первый и Тёпа второй.
  
  
  
  Когда прошёл первый шок, нормализовалось восприятие, и к обоим разумам вернулась способность мыслить и управлять телом, они заговорили.
  - Ты понял, что случилось? - задал вопрос один из них.
  - А ты? - ответил риторическим вопросом второй.
  - Что будем делать?
  - Если бы я догадывался. Как такое могло получиться?
  - Откуда мне знать.
  Оба сознания летали в темной реальности сна, а их тело лежало на земле в 'обычном' мире сна. Даже не так, тело лежало сразу в двух разных местах, одно на лугу среди высокой зеленной травы, а другое на одинокой стоящей скале посреди бушующей реки, но оба Рана осознавали, что это одно и тоже их родное тело.
  Каждый из парней ощущал другого, как самого себя, видел его глазами, слышал его ушами и знал его мысли, и кто из них говорил, различий они не ставили, но зачем-то озвучивали их вслух.
  - Попробуем вернуться каждый в свое тело?
  - А получится?
  - Связь видна отчетливо, можно попробовать.
  По всей вероятности надвое разделилось и тело, сейчас существовало два разума, и от каждого к своему тянулась яркий магический канал, на который в прошлый раз они не обращали внимания и заметили его только при осмотре ауры.
  - А не появится третий и четвертый?
  - Не исключено.
  - А может это все нам снится?
  - Не знаю, что и думать. Сукреп и Рашид были вполне реальными.
  - Если все-таки спим, и нас разбудят, тогда тело без нас проснется?
  - Не умрет ли оно? Разума я в них не вижу.
  
  Таким образом, они рассуждали долго, но переходить к действиям не спешили, боялись совершить очередную поспешную ошибку, и длилось перебирание вариантов - пока рядом не раздался чужой голос:
  - Здравствуйте молодой человек.
  Осмотревшись по сторонам, оба Рана заметили такое же, как и они сами бестелесное существо, напоминающее взрослого мужчину, вот только находилось оно не в их реальности, а как бы в слое между телами и ними, именно поэтому парни сразу его и не обнаружили.
  - Здрасте, - ответил один.
  - Ты кто? - спросил второй.
  - У меня такой же вопрос к тебе. Это случайно не ты разрушал астрал нашего мира? - голос незнакомца звучал как-то странно, слышался легкий акцент, но понять, что это такое - Рану было не дано, ведь в Империи знали и говорили только на одном наречии, если не учитывать забытый язык древних - язык магов.
  - Что? - вырвалось у одного.
  - Какой такой астрал? - добавил второй.
  - Как всё запущено, - засмеялся собеседник. - Достиг четвертой ступени развития. Не погиб! И не знает что такое астрал!
  - Кто вы? И о чем вы говорите? - спросил один, а второй добавил, - Вы так и не представились.
  - Так ведь ты тоже не горишь желанием называть своё имя. Узнай ты мое имя - что-то изменится?
  - Почему вы нас зовете на ты? Вы видите только одного? - обратил внимание один, а второй Тёпа высказался: - Так вы представляться не собираетесь?
  - Трудно с тобой разговаривать, на одно мое слово два твоих, - продолжил обращаться к Рану в единственном числе он и опять проигнорировал предложение представиться.
  - Что вам от меня надо? - спросил один.
  - Что такой астрал? - вспомнил второй.
  - Видишь, ты сам путаешься один ты или тебя несколько, и меня сначала звал на ты, а теперь на вы. Но! - прервал он возражения и новые вопросы. - У тебя мало времени. Если не вернешься в тело, пока оно не проснется - твой разум умрет, а тело будет питаться с ложечки и мочиться под себя всю оставшуюся жизнь.
  После таких слов перебивать незнакомца желание пропало у обоих, и Тёпа превратился в слух.
  - Астрал это то, где мы сейчас с тобой находимся, и работает он теперь только во сне и с недавних пор лишь в пределах этого мира, - поняв, что его перебивать не будут, собеседник продолжил. - В этом мире одни называют меня Отцом, в Пятимирье кличут Повелителем Мертвых, а ты можешь звать меня Атамом.
  В голове у Рана всплыл рассказ Рашида, но перебивать он не стал.
  - К сожалению, я не знаю, где ты находишься сейчас, но предполагаю что недалеко от границы Заброшенных Земель, где недавно произошел разрыв астрала, - продолжал говорить Атам. - Я услышал твой крик о помощи и только поэтому смог найти тебя. Повезло, что я тоже сейчас сплю. Ладно, прейдем к главному, время нас торопит. Я тоже могу проснуться.
  
  Дальше Атам говорил только по существу, не объясняя причин и подробностей, требовал запомнить поочередность рун и даже не злился когда понял, что Ран его не понимает. С его уст знакомые руны звучали совершенно по-другому, некоторые из звуков, как оказалось из настоящего древнего языка, Ран не мог даже выговорить с первого раза. Дело сдвинулось с мертвой точки лишь, когда Атам стал проецировать руны, он даже успокоил парня, сказав, что звуки в магии не имеют никакого значения, что в свою очередь очень удивило Тёпу.
  
  По словам Атама, сложное плетение было необходимой частью для слияния разумов при прохождении какой-то четвертой ступени астрала.
  Немного напрягло Рана, что сам маг до этой ступени еще не дошел, но успокоило - что теорию он знал назубок.
  А потом Атам снова запугал парня, не давая ему полностью расслабиться, огласил - что к третьей ступени он шёл больше двух тысячелетий, и что ее и последующие уровни без помощи сильных магов пройти практически невозможно. Злобные Духи на третьей ступени и раздвоение разума на четвертой - самостоятельно еще никто пройти не смог.
  Закончилось всё неожиданно, стоило наполнить последнюю руну силой, как Ран тут же проснулся.
  
  
  Очнувшись... проснувшись... короче - прейдя в себя, Ран не спешил поделиться с личами произошедшим с ним, а решил всё обмозговать и понять, как следует относиться к новостям лично. Тем более с Атамом толком переговорить не удалось, просто-напросто не оказалось такой возможности, уж сильно подгоняло время. Поэтому не удивительно, что парень, проснувшись, продолжал изображать из себя спящего. А подумать было о чем, если он действительно разговаривал с тем самым Атамом, а всё случившееся не являлось кошмарным сном, то вопросов у парня возникло - куда больше чем он получил ответов. Да и слушать очередные дрязги личей - большого удовольствия не доставляло.
  Это для парня минул почти час, а для личей, он буквально минуту назад потерял очередной раз сознание. Течение времени в астрале даже во сне значительно отличалось скоростью от реального мира.
  
  Рашид, как всегда обливал Рана 'ласковыми' словами, а старик защищал его, и между делом проверял дыхание и пульс сердца больного.
  Основной темой разговора была аура Рана. Судя по словам Рашида, парень стал - чуть ли не демоном, опасным для окружающих, которого следовало: 'срочно прибить, пока он спит'. Периодическое отсутствие вампира развязывало язык Рашиду в такие моменты, и он особо не стеснялся в грубых выражениях.
  Старик же на одной версии не останавливался и сделал уйму предположений относительно внезапно изменившейся ауры парня, но ни одно из них не соответствовало действительности, если все-таки Атам был прав. А он явно был прав, Ран всё больше склонялся именно к такому мнению.
  Больше всего парень сейчас винил себя за то, что не успел подробно расспросить великого мага прошлого насчет своей основной проблемы, связанной с исчезнувшей куда-то магией. Впрочем, и других открытых вопросов, волнующих его, осталось немало, было о чем подумать, прежде чем делиться откровениями с более опытными личами.
  Пусть Атам и помог ему, но доверия он не вызывал. Странная личность, и в первую очередь опасная! Веяло от него чем-то жутким и потусторонним. Пришедшая на ум история, поведанная Рашидом, тоже не жаловала мага из сна добродушными качествами, скорее наоборот - подтверждала первые сложившиеся впечатления. Ничего кроме злобы, зависти и надменности, слащавая улыбка и назидательный тон за собой не скрывали. Такой мог солгать и глазом не моргнуть. Но зачем тогда он помог? Остались лишь вопросы.
  
  Но время обдумать произошедшее во сне реальная жизнь парню не дала. Приблизительно через час после пробуждения, из размышлений его вывел низкий голос вампира, стремительно появившегося в пещере.
  - Вампиры! - выкрикнув слово на выдохе, Вире не хватило дыхания продолжить говорить, что само по себе было не реальным, сбить дыхание вампиру - что-то из разряда невероятного.
  - Не удивил, - съязвил ему Рашид, хотя сам прекрасно понимал, что происходило нечто, выпадающее из рамок обыденного. Поведение Виры было нетипичным.
  Остальные молчали, а Тёпа 'проснулся' и повернул голову в сторону вампира.
  - Вампиры, - повторил Вира, - убивают друг друга! - выдавил он из себя комок боли.
  - И что в этом такого особенного? - не удивился Рашид.
  - Вампиры убивают детей и женщин!!! - Вира находился явно в шоке.
  
  Никакой житель Империи полуострова был не в состоянии понять чувств вампира. Столкнулись очень разные культуры! Если для одних женщины и дети - это святое, то для других - это пустое место. Порой мертвые детские трупы обнаруживали по утрам на улице чаще, чем мертвые тела кошек и собак. Колеса карет дворян или телег крестьян, сапоги стражников или босые ноги нищих - давили кости, до тех пор, пока запах от них не заставлял хозяина ближайшего дома перекинуть окоченевший и раздавленный труп младенца соседу. Рану когда-то очень повезло встретить зимой некроманта, иначе, в лучшем случае, ему грозило стать дешевой рабочей силой и то ненадолго, родные дети нечасто выживали в жестоком мире, чего уж говорить о беспризорниках.
  
  Но если Рашид только усмехнулся, а старик задумался, то парень заметил - что глаза Виры горели одним единственным желанием. Вампир с надеждой смотрел на Тёпу. Месть, возмездие, к тому же незамедлительное - вот о чем безмолвно требовал он.
  
  Тёпа уже трижды пожалел, что 'проснулся', впрочем, проснулся он помимо своего желания, но это неважно, он в данный момент пытался отвести глаза от вампира и не мог этого сделать. Он не мог ничего ответить ему, потому что чувствовал, что вампир прав.
  Но Тёпа привык поступать по-другому, как принято в его стране, в его городе. Так поступали там, где он вырос, где его учили с самого детства, и он не знал другого.
  
  А вот кому было полностью наплевать на происходящее, так это Рашиду.
  - Чи не горе! Подумаешь..., - дальше договорить он не успел, потому что лишился головы.
  Вира снес её настолько быстро, что несколько секунд никто ничего не понимал, от неожиданности растерялись все. А когда все осознали, то еще долго не могли решить как себя вести в данной ситуации.
  
  Голова немного не докатилась до края грота и застыла у самой реки лицом внутрь пещеры, открытыми глазами смотря на всех.
  
  Минуты две длилось всеобщее молчание, пока Соня не подбежал к голове и не столкнул ее в реку. И сделал он это задней лапой, как обычно коты зарывают после себя передними.
  - Соня!!! - первым очухался Ран, только сейчас заметивший своего питомца.
  Соню собрали!
  Дальше последовали обнимания и лобзания, но ненадолго, вампир до сих пор ждал от Рана ответа. Он не чувствовал вины и не раскаивался в содеянном. Если честно, то Рашид давно напрашивался на неприятности и был сам виноват, что неуместно ляпнул необдуманные слова. За совместное времяпровождение лич успел надоесть всем и достать каждого. Парень нередко задумывался о столь неприятном человеке, угнетающим одним своим присутствием, а когда он начинал оскорблять, то вообще хотелось от него побыстрей избавиться. Мешали тому мысли о Сони, ведь из присутствующих лучше мертвого некроманта собрать скелет ни у кого бы не получилось. Но теперь, когда Соня был рядом, все в корне изменилось.
  
  - Говори, - сказал Ран, успокоившись от радости встречи.
  Он уже не лежал, а сидел на импровизированной постели, хотя далось ему это нелегко, сказывались последствия болезни.
  - Что ты хочешь от меня? - догадался парень, он видел, что на остальных вампиру сейчас наплевать, открой рот тот же Сукреп и тут же лишится головы. - Чем я могу помочь? - Тёпа вытянул руку вперед, а она тряслась, как лопух по ветру.
  Сначала все молчали, а затем тихо зарычал Соня. Никто другой не понимал хозяина так, как он.
  - Расскажи подробней, а то я ничего не понял, - влез в разговор старик, но почему-то спрятавшись за спиной немощного парня. - Что произошло?
  
  Что удивительно, Вира ответил беззлобно и даже рассказал историю, где на ближайшую деревню вампиров напали сородичи. О том, что женщины и дети у вампиров лица неприкосновенные все давно уже поняли. Сама история оказалась кровавой, но что хотел Вира от остальных не понял никто.
  Что они могли противопоставить вампирам в чистом поле? Да и он сам прямо не призывал идти врукопашную, через слово талдычил о срочной мести и смотрел в глаза парню. Можно было подумать, он ожидал какого-то чуда или просил приказа или разрешения, но что именно Ран не догадывался, отчего был немного растерян.
  
  - Ты сказал, что среди них был человек? - на что-то из рассказа обратил внимание старик.
  Ран, вообще половину пропустил, лаская в это время Соню.
  - Это был Раб? Или за кого у вас там люди? - продолжил допытываться Сукреп, без всякого намека на обиду или оскорбление.
  - Он был одет в необычную одежду зеленного цвета. Плащ, так, кажется, вы называете, - ответил вампир.
  - А-ну, а-ну, - увлеченный какой-то догадкой старик подскочил к вампиру, забыв о своем страхе, и тут же за это поплатился, споткнувшись об обезглавленное тело Рашида.
  Когда он понял о кого запнулся, отскочил в сторону и прижался к стене от страха.
  Маневры Сукрепа не укрылись от взгляда Рана.
  - Вира, еще раз на кого-нибудь из нас поднимешь руку - умрешь! - медленно, как приговор произнес Тёпа.
  С первым произнесенным словом Рана, Соня оставил в покое хозяина и приготовился к атаке, а с каждым последующим звуком, он увеличивал громкость рыка, а движениями, будто кошка, готовился к прыжку.
  Эффект вышел на славу. Виру проняло. Остальных тоже. Даже сам Ран не ожидал такого.
  Обратно воцарилось молчание, все всё поняли без слов, а когда тишина затянулась, первым очнулся Тарус. Он встал, подошел к телу Рашида, взял того за ногу и потянул к реке, сделал ещё несколько шагов, взмахнул, и мертвый лич полетел в реку.
  Опять наступило молчание.
  В этот раз первым заговорил старик.
  - Вира, а почему тебе в детстве не поставили печать разума? - спросил он.
  - Что? - не понял вампир.
  - Почему у тебя нет прививки от заклинания внушения и подчинения? - пояснил старик.
  Вампир не нашелся что ответить, а старик, смотря на него, подвел итог своим мыслям:
  - Вы самый беззащитный народ.
  
  
  
  
Сукреп.
  
  
  
  Осуждал ли старик поступок вампира(?) - скорее нет, чем да. В большей степени Рашид сам оказался виновником такого конца. Незачем было регулярно доставать потихонечку всех, вот и нарвался на неприятности на свою голову.
  Стоило вспомнить о голове, как всплывшее воспоминание заново прокрутилось в мыслях.
  Мог ли что-то Сукреп изменить? Вряд ли. Он тогда сам испугался, сначала вампира, а затем Соню. А ведь в силах был всё поправить. Рашид ведь не умер, его голова не могла умереть, пока в ней находился заряженный кристалл. А тот взгляд! Живой! Удивленный! Растерянный! Старик даже видел, как он моргал. А теперь беспомощный Рашид уплыл туда, где от ужасного страха будет страдать, пока не иссякнет сила в камне. Пограничная полоса ощущалось и отсюда, а что творилось ниже по течению, старику даже думать не хотелось. Хотя за последнее время навеваемый страх значительно поубавился. Может, он просто свыкся?
  Почему Сукреп начал испытывать вину и боль от утери - он не знал. Он во многом себя сейчас не понимал, не понимал своих поступков и настроения, вечные перепады которых иногда даже не замечал. Рашид вообще не сделал старику ничего хорошего, но почему-то он уже начал по нему скучать.
  
  Виру тоже было немного жаль. Смотреть, как убивается вампир, было выше сил старика. А того мучила не совесть об 'убийстве' лича, кроме старика о Рашиде никто не печалился, его беспокоила, клятва, которую он не сдержал, ослушавшись приказа Тёпы. Еще его тяготили смерти детей и женщин вампиров, но повлиять на ситуацию Вира был не в силах. Ему строго-настрого запретил вмешиваться Тёпа, хотя принять такое решение парню помог сам старик и поддержал Тарус.
  
  Осенившее старика предположение оказалось верным - у всех вампиров отсутствовала печать 'Воли'. Это и не удивительно - откуда у вампиров взяться магам(?) Да и опасаться им было некого, и вообще - не знали они до сегодняшнего дня о такой странности, как подчинение. А теперь кто-то умный догадался и подчиняет их себе. Но кто? Еще тот вопрос! И что интересно - подчиняет мужчин и вырезает остальных!
  
  Чуть хуже могло стать от другого! Ни он, ни Рашид за всё время после 'воскрешения' не догадались восстановить эту самую печать на себе, которая пропадает при смерти! А что могло из этого выйти(?) - он даже думать не хотел. Быть послушной куклой в чужих руках...
  
  А когда старик наложил магическую прививку от подчинения и от внушения себе, вампиру и зомби, то обнаружил, что у парня она тоже отсутствует! Но как?! И почему?! Он ведь выходец Империи, где до восьмидневного срока младенцам накладывали печать в обязательном порядке, и ни один маг не мог в этом отказать. Приказ Императора грозил лишить головы любого в случае отказа или уклонения и Совет Магов его поддерживал. Традиция велась с древних времен и никогда никем еще не нарушалась. Люди старались даже своих животных прививать. Мало приятного, когда тебя загрызет твой же пес по желанию кого-то другого.
  
  Кроме всего этого было еще, о чем задуматься. Сон Тёпы заставил старика по-новому взглянуть на все свои знания о мире и магии.
  - Не могут наши маги столько жить. Не верится! - Сукреп постоянно искал нестыковки в рассказе парня, уж слишком поведанная история не укладывалась у него в голове. - Даже в древних свитках отсутствуют упоминания такого. Людям еще и не такое снится.
  Старик склонялся к мнению, что все-таки это был бред кошмарного сна.
  - Так он маг и не из нашего мира, - ответил Тёпа.
  По утверждениям парня встретившийся во сне мужик был никем иным как тем самым Атамом, магом какой-то третьей ступени из ДРУГОГО мира.
  
  
  
  
Тёпа.
  
  
  
  И пятый сон тоже не принес положительного результата. Хоть днем, хоть ночью Атам во сне не появлялся. Первая и единственная встреча с ним закончилась слишком неожиданно, Ран даже не успел поблагодарить своего спасителя.
  За время разговора с ним и за последующие два дня возникло слишком много вопросов, на которые хотелось получить ответы, а как маялся от ожидания старик - словами не передать.
  Единственный кто отвлекал от грустных раздумий парня - это Соня, которого вовремя успел собрать погибший Рашид.
  Отныне Рану постоянно хотелось находиться во сне, только там он мог использовать магию и получить ответы на свои вопросы. Но сегодня старик отказался усыплять парня.
  - Вредно для организма частое применение заклинания 'Малого Сна', - старик отнекивался каждые полчаса от уговоров Рана. - Ты уже почти выздоровел, излишний сон только истощит организм.
  Правда это или нет, но старик не сдавался и упрямо талдычил одно и то же. На самом деле физически себя парень чувствовал великолепно, чего нельзя было сказать о душевном состоянии. Кашель с утра отсутствовал и последнее (как сказал Сукреп) заклинание 'Малого Исцеления' должно было полностью излечить тело к вечеру.
  - Посмотри лучше, как шкуру Сони прикрепить. Что-то у меня не совсем выходит. Не пойму, как планировал ее крепить Рашид? - старик второй час возился с мурлыкающим Соней и чем-то его постоянно усовершенствовал, а что совсем невероятно - то питомцу это очень нравилось. Раньше такого за Соней не наблюдалось, его отношение к магии было однозначным и негативным.
  
  За всю процедуру Ран не вмешивался в действия старика, так как толком в магии ничего не соображал, но зато внимательно слушал его объяснения - что тот изменял, и как это изменение должно было повлиять на Соню. А старик действительно внес много новшеств в тело питомца!
  В первую очередь старик магически укрепил все кости, не являющиеся проводником энергии, такие как большая часть черепа, ребра, клыки, когти и кончик хвоста, похожий после реконструкции Рашида на маленькую булаву с острыми шипами. Когти и клыки Ран выточил еще заранее год назад, теперь они выглядели более внушительными. Кстати, стоило сказать спасибо золотым рукам Рашида, который сконструировал когти таким образом, что, теперь, Соня, словно кот, мог их прятать и выпускать на любую длину, и за счет этого зверек перестал царапать берущего его в руки хозяина.
  Еще старик абсолютно устранил запах. Отныне Соню не должны были учуять даже оборотни. Таруса и себя он тоже наградил таким полезным свойством, а вот парню и вампиру с этим не повезло. Заклинание, удаляющее запах применялось лишь на мертвой плоти. Впрочем, одежду, которую изготовил зомби по рецепту вампиров, на всякий случай старик обработал антизапаховым заклинанием у всех.
  
  Два рубина, выковырянных из какого-то меча, закрыли пустые глазницы Сони, теперь он пожеланию мог заставить их светиться алым цветом. Жуткое зрелище в полной темноте. Каким способом на самом деле видел Соня - Сукреп так и не разобрался.
  - Это, а давайте я попробую приладить, - подошедший одновременно с парнем к старику Тарус предложил свою помощь, приобретенную в опыте за пошивом одежды.
  - Попробуй, - легко согласился Сукреп, а Тёпа не возражал. - Где тут верх, где низ - разбирайся сам, - всунул он в руки Таруса части раскроенной кожи, которые крутил и так и сяк уже больше получаса.
  С раннего утра с выделкой кожи поторопил Таруса всё тот же старик. На отговорки что она еще не готова, он уверил, что остальную заботу возьмут на себя его заклинания. Что-то пошептал, помахал руками над ней и после 'удовлетворительной' оценки Тарусом, определившего качество выделки сомнительным - Сукреп признал кожу готовой.
  Торопил всех вампир, ему хотелось отомстить, и почему-то старик, внимая ему, принял решение сворачиваться. А Рану было все равно, апатия покидала его только в редкие минуты общения с Соней.
  С броней из кожи демонов для себя и остальных Тарус решил повременить. Способствовало принятому решению - отсутствие необходимых инструментов, взять ту же иголку с ниткой, которых нет.
  - Где-то так, - минут через пять выдал зомби первый вариант сложенного непонятно во что конструктор из кожи. - А это, можно и так, - уже ему самому что-то в конструкции не понравилось.
  
  К вечеру к разгадыванию головоломки подключился и вернувшийся с охоты вампир. И когда кожа на Соне была полностью закреплена магией, и он стал выглядеть намного привлекательней и похожим на живого, а старик уже хотел приступить к креплению чешуи, тогда в пещеру заявились нежданные гости. Вампиры!
  История повторялась - за ними в бурной реке барахтались оборотни.
  
  
  Вампиры появились неожиданно и сходу заняли оборону. Не обращая особого внимания на жителей пещеры, они приготовились встречать оборотней, которых принесли на своем хвосте. Им хватило беглого взгляда, дабы оценить угрозу и расставить приоритеты, а когда к ним присоединился старик, то и вовсе расслабились.
  
  - Кто такой? - спросил у Виры самый молодой из вампиров, когда убедился, что личу помощь в уничтожении оборотней не требуется, тот играючи отправлял волков дальше по течению.
  - Вира. Клан Острых Клыков, - Ран заметил, как растерялся Вира, отвечая сородичу.
  - Твой? - указал на Рана молодой вампир. - Нам нужна еда, у нас раненный, - в его голосе чувствовалась власть.
  Вопрос и приказ не понравился парню, нетрудно было догадаться, на что намекал наглый вампир, поэтому ответа Виры Тёпа дожидаться не стал.
  - А ты кто такой? - не вставая с лежанки, ответил он. - Плыли бы себе дальше по течению, может быть тогда и живыми остались, - добавил парень напоследок.
  Такой наглости Ран от себя сам не ожидал, но сказались обстоятельства последних дней. Весь на нервах, озлобленный на весь мир, Тёпа каждый сон убивал вампиров и оборотней пачками, и поэтому дрожи в коленках от одного их вида уже не испытывал.
  Не ожидал такого ответа и вампир, растерялся, видать подобного отношения к себе он не знал раньше, в особенности от человека. Чем, не задумываясь, воспользовался Вира.
  - Это наш Отец! А это лич, которого он поднял, - заявил он, указывая рукой на старика. - А еще, я ему принес клятву Верности, - зачем-то добавил Вира и весь подобрался, готовясь к бою.
  Пока вампиры дружно переваривали новость, Тарус тоже смотался за мечом и уже стоял около парня, возле которого с другой стороны пристроился не привлекающий к себе внимания гостей Соня.
  - Отец? - еще не до конца осознал новость Молодой и принялся рассматривать ауру Рана. - Лич? - потом перевел он задумчивый взгляд на старика, не обращающего никакого внимания на происходящее в пещере, 'общение' с оборотнями увлекло его с головой.
  - К сожалению, ни один вампир, из оживленных Отцом не выжил в битве с Врагом, - полностью добил запутавшегося в мыслях вампира Вира.
  - Ты их знаешь? - воспользовавшись возникшим молчанием, спросил у Виры 'Отец'.
  - Двоих знаю. Зак, - кивнул головой он на молодого, - младший сын Высшего Вампира и, справа, стоит вампир из соседней деревни, клан Первого Дня. Остальных в первый раз вижу, - дал короткий, но емкий расклад Вира.
  
  
  Через какой-то час общения Зак предстал в совершенно ином амплуа, куда-то делась напыщенность и властность, и перед Раном оказался такой же подросток, как и он сам.
  Напоминающий внешностью Виру, юный вампир сильно отличался от того внутренне. Если один повзрослел и столкнулся с реальной жизнью несколько рановато, то во втором вампире чувствовалось желание выглядеть старше своих лет и поступать так же, как взрослые мужчины.
  А еще иллюзии... Виру избавили от них в детстве, а Зак до сих пор продолжал мечтать стать кем-то и чего-то там добиться в жизни. Оттого и принимал порой поспешные и необдуманные решения. Что следовало из его рассказа о путешествии, начиная от Крепости и заканчивая этой пещерой.
  
  Погубить отряд вампиров, состоящий почти из двухсот лучших воинов - еще надо умудриться!! Жажда подвигов к хорошему не приводит. Ему по дороге обязательно нужно было цеплять всех подряд - зомби, личей и оборотней. И самое интересное - до настоящего момента до Зака еще не дошло, что он натворил на самом деле. Его душа жаждала приключений, славы и побед! Только вот какой ценой они доставались?
  Если он восторгался своим путем, то вампиры, сидящие на сыром полу рядом с ним, кривились и расстроено вздыхали. Последняя храбрая 'победа' стоила жизни пяти десяткам вампиров и если бы не 'сосед' Виры, знающий о нужном обрыве в реку, то не выжил бы никто из 'победителей'.
  
  За беседой Вира старался помалкивать, изредка вставляя уточнения, но когда Зак закончил повествование своего похода и удовлетворился краткой историей путешествия компании Рана, то ставший уже родным и близким, наш молодой вампир поведал о недавнем и сильно беспокоящем его событии.
  Какое оно произвело сильнейшее впечатление на сына Главного вампира(!) даже больше чем встреча с Отцом, истинность которого была для благородного отпрыска под большим сомнением. Слишком уж молодо и несуразно выглядел Тёпа, почти ровесник Зака никак не мог быть Отцом всех вампиров. Вслух такого он, конечно, не произносил, но это не значит, что по лицу и поведению нельзя было прочитать настоящего отношения к парню, тем более, что он, человек - пища по призванию.
  Взрослые вампиры вели себя тоже чересчур непонятно. Ладно, раненый, что с него взять(?), в полуобморочном состоянии адекватно он реагировал лишь на очень громкие звуки, и все больше стонал, закатывая глаза. Бой с оборотнями дался ему очень нелегко. Но остальные вампиры почему-то предпочитали отмалчиваться и лишь косились, то на своего молодого командира, то на Рана. Причем в их глазах читалась надежда. И не только древняя сказка пробуждала в их головах мечту всех поколений, но в первую очередь чего они жаждали - это избавления от власти безрассудного командира.
  Изначально повелительный тон и властные слова, а затем молчание и серьезное выражение лица на протяжении всего разговора - создали над парнем некий антураж, который вкупе с необычной аурой заставлял фантазию работать на все сто двадцать процентов. А еще, ему все подчинялись - зомби, лич и даже вампир! Однозначно повезло - что отсутствовал в этот момент Рашид, не признающий над собой никого и ничего.
  Итак, после рассказа Виры об убийствах детей и женщин, Зак был уже готов в тот же момент отправиться в погоню за справедливостью. Он даже не обратил внимания на уточнения причин безумия вампиров стариком. Оборотни в реке закончились быстро и через двадцать минут после появления первых особей, Сукреп сидел рядом с Тёпой и внимательно слушал рассказчиков.
  - Вставайте, надо спешить. Они наверно далеко не успели уйти, - Зак призвал всех присутствующих к погоне возмездия. - Если поторопимся - дня через два-три нагоним.
  Но 'все' отреагировали по-разному. Единственным готовым поддержать стремление сына Высшего Вампира оказался Вира, видевший воочию смерти невинных, а вот Тарус даже 'не услышал' и продолжал точить свой меч, который от камня уже начал терять ровность режущей кромки, обычное явление, когда часто стачиваешь глубокие зазубрины, меч потихоньку приобретает впалую округлость. Металл ведь мягкий, точится, как и тупится - легко.
  Остальные вампиры отнеслись к идее начальства нейтрально, по ним было видно, что 'умелое' руководство Зака им особой радости не приносило.
  А вот старик, вскипел и заявил:
  - Кому это надо? Мне не надо. Остальным тоже. У Таруса еще ноги толком не зажили. Знаешь, сколько зомби требуется времени для полного исцеления? Это тебе не живой человек, ну, или вампир. Тёпу, - он обнял рукой парня за плечо, - два дня как лихорадка отпустила, а Вира..., - он посмотрел на него и сразу заткнулся, вспомнив незавидную участь Рашида, потому что в глазах вампира бушевала гроза, а 'молнии' вылетающие из них прошивали старика насквозь.
  
  Парню срочно надо было определяться - как быть дальше. С одной стороны их стало больше, с другой - у него уже был Соня, в улучшенной версии. Нужны ему вампиры? Стоит ли препятствовать их желанию?
  А еще, старик тонко намекнул об отсутствии у них 'Печатей Разума', а затем на ухо добавил: 'из таких выйдут отличные слуги и рабы'.
  Но такой вариант парня не устраивал по простой причине - магия ему была недоступна, а значит, с управляющим кристаллом он работать не сможет. Да и как к этому отнесся бы Вира?
  
  Как ни странно, но присутствие новых личностей положительно повлияло на депрессию Рана. Несколько прожитых лет в одиночестве требовали теперь восполнить упущенное с лихвой, а появившаяся новая цель могла существенно облегчить ему жизнь в этом плане. Да и сам парень не далеко ушел от горячей юности. Сидеть годами в землянке, а теперь в пещере - не было мечтой его жизни.
   - Я согласен! - сказал он на радость молодым вампирам и, увидев непонимание, отразившееся на лице Сукрепа, добавил: - Выходим, только не сейчас, а утром, - сказал, как отрезал, чем еще больше шокировал старика. - Но прежде вы принесете мне клятвы верности, - напоследок заявил он.
  
  
  Утро началось без сюрпризов, правда, слегка затянулись сборы, поэтому к подъему из ущелья реки приступили, когда солнце уже полностью вступило в законные права.
  Вчера приношению клятв никто не препятствовал и не сопротивлялся, хотя Зак решился на такой шаг последним. Если честно - не было у них другого выбора. Смерть или клятва. Правда они о таком выборе не догадывались, и можно сказать, что согласились без особого давления. Соню как за опасного соперника пока еще никто из них не воспринимал. Относились к нему - как к мебели, путающейся под ногами. Ведь если честно - что мог противопоставить им полуметровый в холке зверек? Особых качеств когтей, клыков и шкуры они еще не обнаружили, а о реакции и скорости движения хищника даже не догадывались. Соня все это время вел себя вальяжно, подражая объевшемуся рыбы ленивому коту.
  
   Тарус не спал, зомби вообще не спят, он всю ночь под присмотром старика упаковывал вещи в мешки. Не поспали толком и вампиры, каменное дно пещеры не располагало к безмятежному сну, да еще на голодный желудок.
  Рваная рана в области груди одного из гостей оказалась не очень опасной. Среднее исцеление Сукрепа и естественная регенерация вампиров оставила от нее к утру лишь память в виде свежих рубцов на месте укуса.
  Выспаться удалось только парню, но долгожданный сон никак не желал приходить. Атам пропал и больше не появлялся.
  А вот когда всё было приготовлено, перед самым подъемом начался цирк, где в качестве главного героя выступал старик.
  - А может ну его? Посидим здесь еще недельку, - болтающаяся веревка действовала на старика завораживающе, он, после того как по ней скрылся первый вампир, не отводил от нее взгляда. - Хотя бы день? - попросил он, увидев, как исчез по ней второй вампир. - Мне нужен еще час! - попытался он отложить неизбежное, когда Вира уступил ему свою очередь.
  - Я могу поднять тебя Сукреп, если ты боишься, - предложил Вира старику, чей бараний вес не сильно бы обременил молодого вампира. - Залезай мне на спину, - предложил он и, повернувшись спиной, присел.
  
  Участники первого прыжка отлично помнили истерическую боязнь старика, и его звонкий вопль отложился у них на отдельную полочку памяти.
  Всё повторялось заново. У старика затряслись руки, подкосились ноги, и до цвета мела побелело лицо.
  - Нет! Не пойду! Завтра! Идите без меня! Я догоню вас! - пытался отговориться лич. - Не-е-ет! - завизжал он, когда Вира, развернувшись, протянул к нему руки.
  По-хорошему не получилось, а по-плохому вампир уже имел опыт, поэтому хук справа, пославший старика в нокаут, быстро решил проблему.
  Вот только по-настоящему ли он потерял сознание(?) - никто себе голову этим не забивал. Потерявшего волю старика связали и быстро прикрепили к веревке.
  
  Подняться наверх у Виры заняло не больше десятка секунд. Что такое пятнадцать метров высоты для скорости вампиров? Ну а потом, связанный старик, рывками по метру, уверено начал подниматься вверх.
  Он уже скрылся из виду, но еще не добрался до финиша, и тогда ущелье накрыл визг.
  - А-а-а! Мама!...
  Кричал он громко и много, творил даже какие-то заклинания, но его никто не слушал, и уже через полминуты наступила относительная тишина, свидетельствующая об успехе операции.
  Теперь назад старику ходу не было точно. В пещеру он не вернется ни за какие шиши. Главный противник похода за головами убийц, должен был смириться с неизбежным.
  
  - Тёпа, это, ты сможешь подняться? - поинтересовался Тарус, со сноровкой привязывая вещевые мешки к вновь опущенной верёвке. По-умолчанию опять весь груз ложился на мощные плечи зомби, старик даже не задумался о его переломах ног. Кому еще тащить, как не ему?
  
  У Рана от волнения пересохли губы и тоже немного тряслись руки. Одно дело - когда не было времени обдумать происходящее, и о высоте парень при прошлом прыжке не задумывался, но сейчас все оказалось иначе.
  Симпатичный камень, размером со среднего слона, мило выглядывающий острой верхушкой из воды прямо под веревкой, не на шутку будоражил воображение парню. Он уже видел свою кровь на нём, расплющенный череп и мозги, долетевшие даже до середины пещеры.
  - Давай! Поднимай! - крик Таруса развеял жуткую картину и Ран увидел, как дернулись мешки. Еще рывок и дно последнего, связанного с остальными в одно целое, оторвалось от земли (камня). - Помочь? - спросил зомби у парня.
  Ран сглотнул и отрицательно махнул головой.
  - Я сам, - постарался более уверено произнести слова он.
  Почувствовав состояние хозяина, Соня стал ласково тереться об ногу, пытаясь таким образом подбодрить парня. И Рану сразу стало стыдно перед ним за свой страх. Он посмотрел на Соню, на мешки, которые вот-вот должны были скрыться за карнизом пещеры, и отдал команду.
  - Вперед Соня. Я за тобой, - он подразумевал, что пойдет следующим заходом, и Соня его прекрасно понял.
  Зверек с места без разгона сиганул вверх, и легко зацепился передними лапами за нижний мешок и, тут же, словно белка вокруг ствола дерева поднялся на вершину груза, где и скрылся из виду.
  
  
  
  
Вира.
  
  
  
  Стоять над высоким обрывом и поднимать наверх веревкой тяжелый груз оказалось не так-то просто, как показалось Вире сначала. Десяток мешков это не старик, тот хоть и дергался, но был значительно легче. Вира сразу посочувствовал Тарусу, он сейчас поднимет мешки и забудет о них, а зомби таскать их на своем горбу придется постоянно.
  
  Опасная близость к краю ущелья была не так страшна вампиру, сколько создавала неудобство. Толком упереться ногой было негде, а груз от рывков опасно дергал вниз. Постоянно держать в напряжении веревку, перебирая руками и подтягивая ее к себе, у Виры не получилось, не хватало силенок, и скорость вампира в этом деле помочь не могла. Поэтому пришлось тянуть на себя веревку двумя руками.
  Рывок, чуть-чуть подождать пока груз прижмется к стене и успокоится, затем перехватить веревку на узел ниже - и следующий заход. Приблизительно таким способом поднимал вещи 'Таруса' вампир и почти поднял их до верха, но тут один из мешков зацепился за камень.
  - Зак, помоги! - попросил Вира сородича, когда осознал, что самому с задачей не справиться. - Зацепился за скалу где-то, - сказал он и еще раз попытался дернуть веревку - бесполезно!
  На помощь подбежали сразу все вампиры. Кто встал сзади, кто с боков, и крепко ухватились под узлами, а Зак нагнулся над пропастью и попытался отвести веревку от края, стараясь раскачать груз. И тут же чуть не свалился вниз!
  Взлетевший по веревке Соня напугал всех вампиров. Его скорость на порядок превосходила скорость вампиров. До этого момента новые члены команды даже не догадывались, на что способен зверек. Рашид собрал его намного лучше, чем это когда-то получилось у Тёпы.
  Вира сглотнул от ужаса, представив себе, что было бы с ним, будь Соня таким раньше. Не помог бы и щит тогда. А его непробиваемая кожа? А новые клыки и когти? А булава на хвосте, с шипами из длинных когтей Врага? Вира только сейчас взглянул на Соню по-новому и был искренне рад тому, что они не враги.
  
  На Соню засмотрелись все, будто впервые его увидели, а то, что он представлял собой очень опасного противника, знали раньше только двое из присутствующих - старик и Вира. В сравнении с собой предыдущим, питомец Тёпы выглядел даже как-то повыше, помассивнее что ли. Кожа Врага явно пошла ему на пользу. А старик ведь еще не до конца закончил собирать Соню, оставались - еще чешуя и каких-то пару мелочей, о которых он сказал: - увидите, если получится.
  
  Хорошо, что веревку никто из рук не выпустил, груз только на локоть опустился вниз, что оказалось лишь на руку. Мешки отцепились от камня и дальше, дружным усилием их легко вытащили наверх.
  Руки Виры тряслись как у немощного старика, нагрузка вышла запредельной для молодого вампира. В ближайшее время поднять кого-нибудь или что-нибудь из зева ущелья у вампира вряд ли бы получилось. А внизу еще остался Тёпа. Сможет ли он сам подняться(?) - Вира не знал, да и помочь ему сейчас был не в состоянии.
  Отвязали мешки без участия Виры, и затем Зак скинул конец веревки обратно вниз. Второй же конец был привязан к скале через сквозную естественную выбоину и тщательно замаскирован небольшими камнями.
  
  Вира отошел на несколько метров от ущелья и принялся разминать и массажировать перетруженные руки. За всей процедурой подъема он не следил за горизонтом, с этой стороны ущелья почему-то лес отсутствовал, редкие рощицы не в счет. Но, взглянув сейчас в противоположную сторону от ущелья, Вира увидел приближающийся отряд. Около тридцати вампиров, пересчитывать он их не собирался, так как узнал лица троих из них и полностью озверел.
  Прыжок к своим вещам не занял и секунды, и в следующий момент в правой руке у него оказался щит, а в левой любимый кинжал. Про боль в руках он забыл в тот же момент, когда увидел палачей детей и женщин.
  - Это они! Убийцы! - выкрикнул он остальным и сорвался с места, побежав к неспешно приближающимся врагам.
  
  
  Отряд вампиров агрессии не проявлял и вероятно нападать не собирался. Одинокий бегущий навстречу странный сородич со щитом явных подозрений не вызвал, но когда к ним рванулись еще пять вампиров с мечами в руках - они напряглись, приостановились.
  Вире оставалось преодолеть еще половину расстояния. Он уже мог рассмотреть каждую морщинку на лице убийц, и видел в их лицах непонимание и растерянность. Но не страх. Они не боялись, на их стороне было численное преимущество.
  
  Промелькнувшую мимо тень Вира распознал лишь, когда упал первый враг. Соня работал на сверхскорости. А до противников дошло, что их убивают только после смерти четвертого товарища и то не до всех, а пока сообразили остальные - погиб еще десяток. Но и это их не спасло.
  От неожиданного поворота событий Вира даже остановился и очнулся он тогда, когда его нагнал Зак с товарищами, тоже остановившиеся рядом и обескуражено уставившиеся на завораживающее кровавое представление.
  
  Вире показалось даже, что соня не очень-то и торопился. Зверек явно привыкал к своему новому хвосту и испытывал его в различных комбинациях. Если первому вампиру он привычно перекусил шею, то уже второго достал колючим хвостом в прыжке на третьего. Булава вошла в лоб как нож в масло. Тук(!) и появилось несколько новых отверстий над переносицей.
  Шипы, длиною сантиметров по семь-восемь, поначалу мешавшие Соне передвигаться, вечно за что-то цеплялись, но сейчас зверек орудовал хвостом, как будто всю жизнь прожил с ним.
  Еще удар булавой! В полете! И еще два - когда 'приземлился' на грудь очередной жертвы. За один прыжок появилось четыре трупа! Но не все вампиры стояли кучно, что совсем не огорчило Соню. Он изгалялся - как хотел, и каждый новый вампир был атакован по-особенному. Пролетая мимо, одному походя, передней лапой разрезал горло, другого украсил по новой моде симпатичными дырочками в голове, причем старался не повторяться. Лоб, виски, затылок - всё по 'желанию' заказчика. А кому-то даже почистил уши, глубоко и наверняка, теперь о слухе клиент мог больше не беспокоиться.
  - Нет! - опомнился Вира. - Одного оставь живым! - решил позаботиться он о пленном.
  И Соня его понял!! Он огорчено спрыгнул с плеч последнего вампира и, не оборачиваясь, обиженно поплелся назад к ущелью. На что единственный выживший отреагировал моментально, дернул прочь так, будто за ним гналось стадо разъяренных мамонтов. А Соня даже не повернул в его сторону головы. Обиделся?
  Вира раздумывал недолго, расстояние увеличивалось на глазах, закинув щит за спину, он кинулся в погоню. А за ним и остальные вампиры, все кроме Зака. Сына Высшего Вампира окликнул в этот самый момент стоявший сзади запыхавшийся старик.
  - Зак! Помоги Тёпу вытащить, - взмолился Сукреп.
  
  
  
  
Тёпа.
  
  
  
  Почему-то веревку парню пришлось ждать долго, намного дольше, чем поднимали наверх старика, мешки с грузом все-таки были тяжелые.
  Ран завидовал своему питомцу, тот уже был наверху, а ему только предстояло подняться. И длинная затяжка времени не пошла на пользу. С каждой секундой идея покинуть пещеру казалась ему уже не такой привлекательной.
  Бушующая река и огромные валуны в ее чреве прямо под веревкой заставляли дрожать колени, и чем дольше парень ждал, тем меньше ему хотелось лезть на скалу. Он было попытался уступить свою очередь Тарусу, но зомби отказался, похоже он всё понял. Да и трудно было скрыть свой страх, когда стучат зубы, дрожат руки и подкашиваются ноги, а что отражалось на лице - в зеркало лучше было не смотреть.
  
  Веревка упала как-то неожиданно, ее скинули вниз как обычно, но хлестнула она по нервам Рана изрядно. Он бы с превеликим удовольствием подождал бы ее еще несколько часов, а то и дней. Но выбора не осталось, пришлось хвататься за неё и лезть наверх.
  Лезть - легко сказать, особенно когда этого он никогда не делал раньше. Со стороны казалось это совсем несложным - перебирай руками и ногами - и ты уже там. Да только на деле оказалось не всё так просто.
  Ран раньше даже не задумывался насколько это сложно. Вира вроде по нескольку раз в день совершал подобное, и со стороны выглядело это просто. Надо лишь схватиться руками за веревку и ноги поставить на узел. Затем, подтягиваясь руками, ноги ставить на следующий узел, хорошо, что они навязаны были через каждые полметра. А на деле процесс подъема застопорился на первой стадии.
  Как поставить ноги на узел, если веревка прыгает как извивающаяся змея, а еще тело, висящее мешком, безбожно раскачивало, и при каждой новой попытке увеличивалась прецессия. Мир вокруг закрутился волчком, мелькала пещера, река и противоположные скалы, а веревка под ногами никак не желала успокаиваться, вертелась в несколько раз быстрей, чем ей было положено.
  Уже закружилась голова, и ослабли руки, как всё резко успокоилось. Веревка натянулась, и парень легко поставил на проклятый узел ноги. И только потом он понял - что вмешался Тарус. Солдат вовремя схватил нижний край веревки и натянул его на себя.
  Дальше дело пошло немного проще - подняться до верхнего края пещеры получилось довольно легко, а вот потом обратно начались проблемы. Веревка уже не болталась, а будто влепилась в скалу, и ухватиться за нее можно было только возле узлов, а когда до этих узлов дошла очередь ног, парень понял сразу - ему не удержаться, носки обуви просто соскальзывали и не могли прочно уцепиться.
  Тарус словно прочитал мысли и отпустил веревку. Рану сразу стало намного легче. Веревка на камне брыкалась не так сильно как в пещере, и на пару метров он еще смог подняться, но затем зачем-то Ран посмотрел вниз. И это стало концом подъема! Высота оказалась приличной, и дальше лезть совсем не хотелось.
  Верхнего края скалы видно не было, и фантазия от страха нарисовала еще километры пути. Но парень об этом особо не размышлял, он забыл обо всём на свете и впервые молился богам, в которых не верил. Руки намертво вцепились в веревку и все мысли в голове были заполнены одним - как бы ноги не соскользнули с узла.
  
  Время для него потянулось очень медленно, но одновременно минуты пробежали за считанные секунды. Он не слышал слов кричащего ему из пещеры Таруса, он вообще ничего не слышал и не видел кроме веревки. Весь мир сконцентрировался на узле под ногами и на гудящих от перенапряжения руках. Парень даже не заметил, как к нему поднялся солдат, как он пытался ему что-то объяснить и не ощущал попыток зомби оторвать его руку от веревки.
  А Тарус предлагал ему вцепиться в него, зомби легко поднял бы двоих - но бесполезно! Потом солдат кричал, пытаясь переорать реку, но зря - его никто наверху не слышал. И тогда он решил приложить чуть больше усилий и оторвать Тёпу от веревки, в которую он схватился мертвой хваткой.
  Костяшки пальцев Рана аж побелели от нагрузки, а мышцы рук будто свело судорогой. Приложи зомби излишнюю силу - и он мог бы сломать Рану кости рук. Тарус еще не совсем привык к новым возможностям и легко мог переборщить с силой.
  
  Он медленно потянул за руку парня, с каждой секундой увеличивая силу. И поначалу это получалось, мертвый хват стал соскальзывать, и когда веревка почти выскочила из рук Рана, вдруг засветилась его кисть. Ярко загорелась, и загорелось черным. Черное марево вокруг руки не только засветилось, но и стало обжигать. Тарус от боли отдернул свою руку, а вскоре под руками парня задымилась веревка.
  
  
  
  
  
Тарус.
  
  
  
  Если Тарус ничего бы не предпринял, то вскоре Тёпа прожег бы веревку и упал бы в реку, разбившись о здоровенный валун. Солдата нисколько не поразило, почему черный цвет может так слепить глаза, его не удивила магия, он даже не задумывался об этом. Таруса волновало только одно - жизнь Тёпы.
  Требовалось срочно что-то предпринять, но что? Старый солдат попросту не знал что делать, он растерялся.
  Лезть наверх и самому вытаскивать парня он не решился, мог не успеть. Веревка дымилась очень активно, да и оставлять Тёпу одного без подстраховки он не хотел. Кричать бесполезно, он уже пробовал, вероятно, его просто не слышали. Но и медлить было нельзя, веревка вот-вот должна была перегореть.
  Пока Тарус размышлял - что делать, успел одной рукой обхватить Тёпу, а второй зацепиться за веревку чуть повыше места будущего прогара, и вовремя!
  Тонкий канат наконец-то не выдержал темного пламени и разорвался, а Тарус повис на одной руке, держа второй парня, который так в себя и не пришел.
  В сложившейся ситуации солдат оказался беспомощен. На руках не подняться и ногами не оттолкнуться. Осталось ему только ждать помощи сверху, иначе по веревке было не подняться.
  - Тёпа! Ты где? - через минуту, к счастью зомби, раздался крик старика сверху, да и сам парень зашевелился. Уже что-то!
  Зомби усталостью не обладали, и в такой позе Тарус мог провисеть на веревке ни один год, но это был далеко не выход из сложившейся ситуации, поэтому он был несказанно рад голосу старого маразматика.
  - Сукреп, ты меня слышишь? - крикнул он в ответ и его услышали:
  - Тарус это ты? Где Тёпа? Почему вы не поднимаетесь? - спросил старик.
  - Это, мы того, застряли. Веревка порвалась. Это, вы нас вытащить можете? Я, это, сам не могу, Тёпу держу. Он это, вроде как без сознания, - солдат очень волновался, оттого и 'это' звучало у него через слово.
  На последних словах парень зашевелился, да как-то чересчур активно, видать осознал ситуацию и умудрился резко развернуться и обхватить солдата мертвой хваткой. А его руки гореть темным пламенем так и не перестали.
  - Я сейчас! Я мигом! Ждите! - услышав слова Сукрепа, зомби в это время сжимал зубы от боли, поэтому ответить не смог.
  Руки парня уже пропалили ему одежду и начало попахивать собственной горелой плотью. Но тут был и свой плюс - держать Тёпу теперь ему не требовалось, и Тарус успел даже подумать - что он может сгореть 'заживо', пока успеют оторвать руки Тёпы от его тела. И поэтому поспешил наверх с удвоенной скоростью.
  
  
  
  
Тёпа.
  
  
  
  Минул день, прошла ночь, утро уже уступило свои права новому дню, а Ран так толком в себя еще не пришел. Нет, со здоровьем у него все было в полном порядке. Странный огонь на руках исчез, но вот так стыдно ему не было еще никогда в жизни.
  Злосчастный подъем из пещеры он запомнил на всю свою жизнь. На виду у всех парень расписался в собственной беспомощности, если старику прощалась слабость по умолчанию, то на молодого здорового юношу смотрели с непониманием. Ему казался каждый взгляд в его сторону косым, а каждый шепот - осуждением его поведения. Хотя прошли почти сутки после подъема, Рану никак не получалось отогнать от себя воспоминания о тех позорных минутах. За всю ночь он так и не сомкнул глаз, а на все вопросы-расспросы отнекивался короткими - 'да', 'нет', 'не знаю'.
  
  В ту ночь бодрствовал не только Ран. На самом же деле никому не было дела до внутренних конфликтов Тёпы. Если Тарус мучился от боли причиненной темным огнем, то старик пытался разгадать это странное магическое проявление на руках Рана и побочно следил (или экспериментировал) за самочувствием Таруса, серьезно пострадавшего в том инциденте. Ожоги вышли внушительными, всего за две минуты темное пламя прожгло солдата до костей, и если учесть что плоть у него мертвая, то восстанавливалась она с большим трудом.
  А Зак страдал голодом, охотник из него вышел аховый. Но больше всего он порывался все это время пуститься вслед за Вирой и остальными вампирами, которые из погони до сих пор еще не вернулись. Задержка вампиров не вписывалась в планы компании, но уходить, не дождавшись Виру, никто кроме Зака не предлагал.
  Только у одного Сони было веселое настроение, он резвился как молодой щенок, ни минуты не оставаясь на одном месте. Он же добывал пищу для Рана, словил трех крупных сусликов и одного хилого зайца. Вообще, дичь будто куда-то исчезла. Ни кабанов, ни оленей - никого крупней грызунов в этой местности почему-то не осталось. Зато появились тысячи зомби и сотни личей. Старые, дряхлые, они все двигались в одном направлении, будто всех манила общая цель или приказ. Впрочем, печать покорности Сукреп заметил на каждом экземпляре нежити.
  Зак заявил, что именно мертвецы отпугнули зверей, но само нашествие нежити сын Высшего Вампира объяснить не мог, на его памяти такого никогда не случалось. Он утверждал, что за всю жизнь не встречал столько живых мертвых, сколько за последний день.
  
  А еще - прошлым днем общим согласием компания решила спрятаться от глаз мертвых подальше, но так, чтобы не выпускать из виду место подъема из пещеры. Надежда увидеть Виру еще не покинула их. Благо в трехстах метрах валялись обросшие мхом здоровые валуны, невесть откуда взявшиеся здесь, но они отлично скрывали четверых спутников от чужих глаз. Старик еще что-то помудрил с магией и заверил - что они теперь в полной безопасности, и если будут сидеть тихо и не высовываться, то никто их не найдет.
  
  
  
  
Сукреп.
  
  
  
  - Тёпа ты точно не помнишь, что ты сделал, когда у тебя появился огонь на руках? - Уже в сотый раз теребил парня старик.
  - Нет, - коротко ответил отстраненный от мира Ран.
  - Ну, может быть, ощущения помнишь? А? Боль там, а может, какое пощипывание на руках или еще чего? - никак не успокаивался Сукреп.
  - Нет, - повторил ответ он.
  - Жаль, жаль, жаль, - огорчено вторил себе под нос старик.
  Сукреп успел достаточно разглядеть странный огонь, чтобы сделать для себя определенные выводы - огонь был магический, но не относился ни к одной из известных стихий, и даже черный цвет не имел ничего общего с темной магией.
  А еще старик успел немного поэкспериментировать с этим чудом неизвестной магии. Он сначала тушил огонь магией воды и ветра, применил даже два простеньких заклинания льда, но все - без особого результата, если только не считать результатом отсутствие какого-либо положительного эффекта. Потом лич пытался обернуть руки парня коконом энергии - да все впустую.
  Он бы еще с удовольствием поэкспериментировал, но состояние Таруса на тот момент начало подходить к критическому порогу. Солдат бы конечно выжил, даже одна голова смогла бы дальше частично функционировать, только толку от такого спутника? Кто бы тогда носил вещи, которых немало? А кто бы готовил еду Тёпе, кто бы убирал, изготавливал необходимые вещи? Да мало ли для чего еще полезен мог оказаться зомби? И что интересно - все эти доводы Сукреп высказал вслух, когда занимался исцелением пострадавшего Таруса. Толи он себя так успокаивал, толи злился на солдата, но точно неоднократно позже сетовал на короткое время исследования необычного явления.
  Тогда от Таруса руки Ран убрал сам и огонь тут же потух. Возможно, помог ситуации подзатыльник Зака, очень уж совпали по времени действия, но выяснять так ли это на самом деле никто не хотел, а сам Зак тогда на всякий случай отбежал подальше от парня и еще долго не решался к нему приближаться, тем более что вел себя Тёпа очень странно.
  
  - Чего мы тут сидим? Кого ждем? Я не могу больше бездействовать, там моих сородичей кто-то зомбирует и убивает, а мы тут прохлаждаемся, - Зак перешел на повышенные тона. Он и раньше ни один раз уговаривал пуститься в путь, но делал это как-то тактично, видать нервы у него совсем докатились до предела или стал сказываться голод, не считать же кровь трех сусликов и зайца полноценной едой. Впрочем, Вира даже голодный не позволял себе такого поведения.
  - Тебя никто не держит. Иди на все четыре стороны, - буркнул ему в ответ старик, - жаль, конечно, такого воина отпускать, но ничего и без тебя как-нибудь обойдемся.
  Старик конечно безумен, но трезво рассуждать он еще не разучился. Если раньше он вцепился бы руками и ногами за любого вампира, воины они не чета людям, то сейчас, на фоне Сони меркнут все сверх-способности кровососов.
  - Не видишь что ли - Тарусу идти куда-то рано, слаб он еще, - продолжил говорить старик, заботясь не столько о здоровье зомби, а сколько о его производительности. Груза у компании много, и тащить его кроме солдата некому, - да и Тёпа в себя толком не пришел. Посидим здесь денек-другой, авось и Вира к тому времени вернется.
  
  Зак контрастно отличался характером от Виры. Сын, выросший без отца в глуши среди сородичей вымирающего Клана и сын Главы всех вампиров по определению не могли иметь схожие характеры. Даже при одинаковом возрасте Вира казался лет эдак на двадцать старше. Жизнь сама выветрила юношескую глупость из головы одного и наделила повышенным героизмом и патриотизмом другого. Но вот на деле героизм оказался показным, и трусость уже не раз вылезала из-под маски молодого вампира.
  Не найдя себе другой компании, Зак никуда бы от этой не ушел. Этот факт уже успели осознать все. Его истории о Заке-Победителе уже не воспринимал всерьез никто, а вот переспорить или утихомирить его - эффективно получалось только у Сони.
  Так вышло и на этот раз. Зак собрался было возмутиться и чего-то плохого наговорить старику, а может и всем сразу, да откуда-то прилетевший как стрела питомец Рана отбил у него такое желание напрочь.
  Появление Сони привело в чувства и всех остальных, включая хозяина. Невозможно было остаться равнодушным, когда к ногам Тёпы питомец принес еще дергающуюся человеческую руку, с намертво зажатым в ней искрящимся магическим жезлом. А еще он принес с собой звук - Звук погони, топот сотен копыт и агрессивные крики преследователей.
  
  
  
  
Тёпа.
  
  
  
  Если Сукреп сразу заинтересовался добычей Сони, то вампир и зомби кинулись к камням посмотреть на приближающихся гостей.
  - А ну-ка, отпусти, - Сукреп попытался отобрать оторванную руку у Сони, а тот, прежде чем послушаться взглянул на хозяина, спрашивая разрешения. - Ой, да ты тоже немножко пострадал, - ожидая, когда зверек отпустит свою ношу, лич успел бегло осмотреть его.
  - Что?! - от этой фразы Ран основательно пробудился от депрессии и кинулся к Соне. - Где?! Где он ранен?
  Сам он ничего не обнаружил и требовательно посмотрел на старика, ожидая пояснений своим словам, а тот все пытался отобрать огрызок руки у зверька.
  - Да выплюнь ты эту гадость, - приказал ему Ран, - Сукреп, где он ранен?! - потребовал Тёпа ответа от лича.
  - Я разве сказал - ранен? - улыбнулся старик. - Ерунда, чуть-чуть испачкался от какого-то заклинания. С его-то шкурой демона теперь никакая магия не страшна. А вот артефакт очень интересный он принес...
  Старик после этих слов с головой ушел в изучение небольшого жезла, вырезанного из кости и с большим драгоценным камнем в навершие. А Ран никак не успокаивался, ища повреждения у своего питомца.
  
  - Сукреп с ним точно ничего не случилось? - продолжил волноваться Ран.
  - Тряпочкой шкуру ему протрешь, и все будет как прежде, - отмахнулся старик. - Ты лучше сюда посмотри! Какая вещь! Артефакт и очень редкий! От него так и несет необычной силой. Я такую магию в первый раз встречаю. Чем-то она на твою похожа, цвет точь-в-точь как у твоей ауры.
  Лич к самому жезлу не прикасался, побаивался, он осторожно вертел чью-то руку, оторванную чуть повыше кисти, с намертво зажатым в ней артефактом.
  Сукреп откровенно любовался трофеем Сони, и ведь действительно было на что посмотреть. Несмотря на то, что весь белый костяной жезл был покрыт кровью, он завораживал с первого взгляда. Прозрачный гигантский камень в навершье маленького посоха кипел внутри черной жидкостью, а вокруг него красиво искрились крошечные темные молнии.
  
  - Мамочки! - засипел Зак дребезжащим голосом.
  Ран оторвался от рассматривания маленького чуда и взглянул на источник шипящих звуков и тут он впервые в жизни увидел побледневшего вампира, что было совсем не свойственно темнокожей расе. Не успел парень обдумать причину такого состояния Зака, как Тарус, находящийся возле него принялся рассказывать, что он увидел за скрывавшими их валунами:
  - Это, там м... м... много..., - зомби даже стал заикаться, но, скорее всего не от испуга, а от волнения. Впрочем, это ему не помешало твердой рукой вытащить из ножен меч и другой рукой подобрать с земли свой щит. - Там, э... это, люди. Много людей. На конях. Сотни две - две с половиной.
  - Ерунда, - отмахнулся от известия старик и продолжил любоваться артефактом. - Ничего они нам не сделают, - уверено высказал он, - запустим на них Соню и всех делов-то.
  
  А Ран воспринял новость иначе, он сразу рванулся к естественной баррикаде и принялся рассматривать приближающихся гостей. Но на последней фразе Сукрепа обернулся и недовольно взглянул на старого лича (впрочем, лич-то молодой, просто выглядел старо). Общение с Рашидом вкупе с побочным неустойчивым нервным состоянием личей явно сказалось на характере старика. Когда Рашид погиб, старик переключился на остальных (за исключением Тёпы) и периодически доставал всех своим, уже ставшим скверным характером.
  Парень с первого взгляда оценил, что сейчас быстро достучаться до разума старика вряд ли получится, тот с головой ушел в изучение нового для него объекта исследования, поэтому, добежав до крайнего камня, сплюнул в душе на старого маразматика и принялся рассматривать происходящее за их убежищем.
  
  Увиденная картина сразу не понравилась Рану, что он и высказал вслух:
  - Ё-моё!
  Его поддержал вампир:
  - Надо бежать! В пещеру спускаться! - и было ринулся исполнять свои слова, но вскоре остановился, ожидая решения остальных.
  Молодой неудачливый некромант оказался неправ - слов вампира вполне хватило для приведения в чувства старика.
  - Куда?!! В пещеру?!! Нет!! - резко отреагировал тот на слова, но особого беспокойства по поводу нежданных гостей не проявил. - Хватит с меня спусков и подъемов! Что мы с небольшой толпой людей не справимся разве? Это же не демоны, не вампиры и даже не оборотни.
  - Там воины, опытные, - без запинки произнес Тарус. - И кавалерия, - немного подумав, добавил солдат.
  - Маги, десятка два, - дополнил зомби Ран.
  - И у всех магические амулеты! - завизжал Зак. - я никогда столько не видел, разве что у редких личей. Но эти! Эти очень мощные!
  Парень кивнул головой, подтверждая факты, выявленные магическим зрением вампира. После инцидента с пламенем на руках, у Тёпы резко обострилось магическое восприятие, да только до этого момента он об этом не задумывался, так как попросту не замечал.
  - Это плохо, - пробубнил лич, переводя взгляд на принесенный Соней артефакт, - очень плохо, - повторил он и сам кинулся к камням рассматривать приближающуюся небольшую армию.
  
  А за камнями (которые невесть кто выложил своего рода неровным и неполным овалом, создавая, таким образом, небольшую площадку внутри, где и укрывалась странная компания) события развивались очень быстрым темпом.
  Всадники, которых оказалось больше двух сотен, остановились на расстоянии тридцати метров и начали брать камни в плотное кольцо. Почти у каждого в руках был арбалет, нацеленный в сторону скрывающихся за каменным укрытием. Но стрелять никто не спешил, хоть и видел между камней головы членов любопытной компании. Всадники вообще не спешили предпринимать какие-либо действия. Возможно, опыта при стычке с Соней им хватило, чтобы проявлять рассудительную осторожность.
  
  - Можешь спрятать свою железку, - старик обратился к Тарусу. - у каждого из них активированный амулет физической защиты. Обычным мечом ее не пробить. Она чем-то мне напоминает защиту Рашида, только на порядок сложнее, - присутствующим рядом показалось, что Сукреп восхищается амулетами врага, а следующие слова старика это подтвердили. - Сколько же они стоят?! У нашего Императора такого нет! Да что там у Императора(!) - Глава Совета Магов за один такой амулет, скорее даже за артефакт, жизнь бы отдал не задумываясь. Древняя магия(!) - я вам скажу - стоит дорого!
  - Мда..., - Тарус почесал затылок и посмотрел расстроено на свой меч.
  - Не похожи они на этот камень, - Ран указал рукой на жезл. - Другая магия, обычная.
  - Но какие плетения! Совершенство! - уловил мысль старик, продолжая пялиться на окруживших их воинов. - Какая сложность?! Какая тонкость работы! А сколько в них силы! - продолжал восхищаться он. - А вон, - он вылез почти по пояс и ткнул рукой в одного из магов, - у того, в красном балахоне, артефакт с такой же магией как у тебя.
  - Всё! Пропали! Они путь отрезали! - завопил Зак.
  И действительно - путь к спуску к пещере оказался отрезанным, воины противника зря время не теряли и уже полностью окружили камни.
  - Чего кричишь? Ничего они нам не сделают. Соня, - старик развернулся к зверьку, - покажи им - что ты можешь. Для его когтей эта защита, как масло для ножа.
  Но Соня и ухом не повел, будто не услышал слов старика.
  - Сиди Соня, не надо, - за него ответил Ран. - Может они не враги нам, а проявили агрессию, приняв Соню за местную нежить? Он защищался и напал лишь когда в него начали стрелять, - выдвинул предположение парень, да если честно, то и несильно он хотел ссориться с людьми. Жить с личем и зомби - хорошо, но не предел мечтаний молодого парня.
  - Ты думаешь, они нам простят выходку Сони? - с сарказмом спросил старик. Посмотри на руку внимательней. Ни о чем она тебе не говорит?
  Старик протянул трофей питомца Рану, но тот брезгливо от него отвернулся.
  - Не бойся, не ужалит она, - неправильно истолковал поведение парня Сукреп. - ты посмотри на кольца. А они тоже не простые. А сам жезл чего стоит? Не могло это принадлежать простому человеку. Не пойдут они на мир. Клянусь своей сединой!
  Три кольца на пальцах руки и вправду впечатляли. И явно были не простыми побрякушками - мощнейшие амулеты как минимум, а то и вовсе редкие артефакты, в чем парень разбирался весьма посредственно. Но количество влитой в них силы - поразило его сразу. Поначалу Ран даже не заметил кольца, ведь на фоне жезла они попросту терялись. И что уж точно - то сам жезл не мог принадлежать кому попало. Если даже владелец остался жив, то потеря правой руки не очень-то благоприятствовала мирным переговорам.
  
  - Эй, вы там! Кто у вас главный? - раздался басовитый голос со стороны гостей, чем прервал рассуждения Рана.
  - Я! - не раздумывая, ответил Тёпа и поднялся на один из камней.
  - Ты что! Ты что! Вернись! - схватил его за ногу старик. - Тёпа! Тёпа! Одумайся!
  Но парень его не слушал, он решился мгновенно, желание исправить свой трусливый недавний поступок легко перебороло его сомнения. Глупо. В мире, где жизнь не стоит и гроша, а сметь явление повседневное.
  - Глупый ребенок, - подвел для себя итог старик и обратился к зверьку: - Соня! Чего сидишь(?) - нападай!
  Безрезультатно! Соня смотрел на хозяина, а тот дал отмашку сидеть на месте. Тогда старик, ворча и ругаясь себе под нос, вылез на камень вслед за учеником и быстро накрыл обоих защитным щитом.
  
  Маги гостей также подготовились к защите, и вышедший вперед парламентер был окутан почти непроницаемым даже для обычного зрения куполом. В остальном - над равниной замерла полная тишина, если не считать редкие лошадиные всхрапывания и перетопот.
  - Кто вы такие и что здесь делаете? - прозвучал следующий вопрос мага.
  На переговоры вышел далеко не рядовой член их отряда. Весь обвешанный дорогими амулетами он словно светился посреди бела дня (или еще утра). Ран не успел привыкнуть к феномену нового магического зрения и поэтому его мозг еще не научился качественно отфильтровывать по желанию различные проявления энергетических сил.
  - Он пытается просканировать площадь внутри камней, - тихо, почти на ухо сказал старик Рану. - Но защита, что я наложил вчера - держится и если он не применит более активных заклинаний, то ничего о нас не узнает.
  И только сейчас Ран понял, как безрассудно он поступил. В данный момент на него было нацелено все оружие, что имелось у противника. Две сотни арбалетов, стрелы в которых были явно не простые и еще все маги гостей направили в его сторону свои боевые амулеты, два из которых обладали знакомой ему и почти уже родной магией.
  - Соня, - тихо прошептал парень, он попросту растерялся и не нашел лучшего варианта, чем позвать на поддержку своего неживого зверька.
  И Соня не подвел - одним прыжком оказался у ног хозяина и сразу принял боевую стойку, издав при этом свой любимый рык в сторону мага пришедшего на переговоры.
  Надо отметить, что появление этого персонажа произвело настоящий 'фурор' на зрителей (включая даже Зака, который сразу перестал скулить). Попятился не только маг, но даже лошади воинов стоящих позади него.
  Благо стальные нервы и выучка большинства воителей не позволила нажать на спусковой крючок арбалетов, а те пять стрел, что выпустили слабонервные, легко принял на себя щит Сукрепа. А ведь испугаться было чего. С такой скоростью Соня еще никогда не передвигался, в тот момент он появился настолько внезапно для всех, что даже немного шокировал парня.
  - Ого! - тихо, но напугано произнес старик, и так чтобы было слышно только парню. - Еще одного такого залпа мой щит не выдержит.
  - Мы обычные люди, - поспешил с ответом Ран и тут же понял, что зря это сделал.
  Человек среди их компании один - он сам и скорее всего - они видели уже всех ее членов, свои головы высовывали все без исключения. Итого - в наличии есть один человек, один зомби, еще лич (тоже один) и вампир. Чуть не забыл упомянуть Соню, но кто или что он такое - гости, кажется, до сих пор не разобрались. И это если не учитывать, что за камнями могло поместиться еще пару десятков личностей. И кем мог оказаться бы тот, кого они еще не видели?
  В этот момент народ по ту сторону баррикад зашумел и возмутился от такой наглой лжи.
  - Я..., - попытался исправить положение Ран, да на его тихий голос никто не обратил внимание.
  И тут он поднял правую руку, как поступали глашатаи перед речью на площади. И что удивительно - толпа начала успокаиваться.
  Красный от стыда маг не успел вернуться на свое место, как парень заговорил:
  - Мы просто обычные путники, - начал он вторую попытку. - Еще недавно практически все из нас были людьми. Я оговорился не случайно. Уверен, что в душе лич, стоящий рядом со мной - человечнее многих из людей, которых я знаю, и то, что он стал таким, каким вы его видите - его вины в этом нет ни капли.
  Ран взглянул на старика и увидел, что тот чуть не расплакался, настолько он коснулся опасного вопроса, и поэтому решил сразу перевести тему, но не успел.
  - И что вы нам сделаете? Умрете все сразу? - почему-то взорвался лич и стал очень агрессивным. - Учтите, поднимая вас из мертвых, я вам волю не оставлю, - продолжил он в странном порыве. - С недавних времен я подумывал обзавестись небольшой армией и думаю, вы вполне подойдете на эту роль.
  - Вы нас..., - что хотел сказать маг - осталось загадкой, так как его перебил лич:
  - Я вас и знать не хочу. Кто вы такие, откуда и куда шли - мне абсолютно всё равно. Но вы явились к нам без приглашения, и даже не представившись, чего-то там от нас начали требовать. Молчать! - закричал старик, когда маг гостей попытался вставить слово, и как ни странно тот его послушался. - Пока я говорю, перебивать меня не советую никому. Для многих это закончилось очень трагичным результатом. Поэтому чтобы не испытывать мое терпение давайте договоримся так - я буду спрашивать, а вы отвечать. И! - лич сделал театральную паузу после яркой интонации, - молитесь своим богам, если они у вас есть, чтобы ответ меня устроил.
  Обратно последовала странность! Маг согласно кивнул головой! А еще, если Рана не обманывали глаза, то, кажется, тот обмочился. Но самая странность была в другом. Маг внимал старику, а сам косился то на Соню, то на парня, особенно на парня, как бы пытаясь угадать его настроение (мнение).
  Сукреп тоже это заметил и, не скрываясь, прошептал на ухо Рану:
  - Заметил твою ауру. Испугался тебя.
  - Что?! - задал двойной вопрос Тёпа, поняв, что старик играет со всеми.
  - Тише! - обратно же на ухо, сказал старик. - Ничему не удивляйся, веди себя как будь-то так и надо. Да не переживай ты так, я эту публику хорошо знаю. Раз сразу не предприняли жестких мер, значит, и дальше будут петь под нашу дудку.
  
  Но не все разделяли такую точку зрения и выехавший вперед маг, тот, который в красной накидке (или в плаще, а может быть мода у них такая, для Сукрепа это был балахон, а для них возможно мантия крутая), отстранив повелительным жестом мага переговорщика, заявил:
  - Помощник Третей ступени Верховного Правителя Империи Пятимирья Сарад Седьмой из рода Арнад, - представился он.
  Неизвестный маг выглядел более представительно, чем предыдущий парламентер, а уж то, что именно он имеет настоящую власть - сомнению не подлежало. Его жесты и мимика мгновенно располагали к себе, он просто излучал позитивную энергию.
  - Магия разума, будь осторожен, не верь всему, что он будет говорить, - также на ухо предупредил старик, - а я попробую найти ему противодействие.
  Лич тут же уловил изменившуюся ситуацию и сдал свои позиции, уступив право голоса Рану, потому что новый персонаж обращался только к парню, и смотрел ему в глаза, демонстративно игнорируя других.
  Сарад после своих слов сделал паузу в ожидании ответного жеста, и она слегка затянулась. Парень попросту не знал этикета, а Сукреп не сразу сообразил ему подсказать.
  - Тёпа Ран Тобол, - представился парень и после очередного науськивания старика добавил: - Сукреп Аль Босно, - представил он лича.
  - Архимаг первой ступени, ректор Академии королевства Цукен, а ныне Высший Лич Империи Тагора Первого, - поклонился старик.
  От наглой лжи у парня глаза полезли на лоб, но своевременный тычок локтем в бок, исправил ситуацию.
  
  
  
  
Сукреп.
  
  
  
  - Интересный у вас зверек, - Сарад давно уже не сводил глаз с Сони.
  Минули сутки с момента их знакомства с поисково-разведывательным отрядом Империи Пятимирья. В отличие от Зака, Ран и Сукреп были довольны стечением обстоятельств и благодарили судьбу за знакомство с новыми союзниками, поэтому с удовольствием делились известной им информацией. Тарус отнесся к новым знакомым с равнодушием, свойственным рядовым солдатам и если был чем-то недоволен, то своим видом этого не выказывал.
  А вот сын Главы вампиров исходил яростным недовольством, которое плескалось почти в каждой его фразе. И виной тому было воспитание - люди, как таковые, им всерьез никогда не воспринимались. Скот и рабы - как можно беседовать с ними на равных? Тёпа - Отец, он не в счет. Поэтому на очередную фразу Сарада он только фыркнул. Зак, вообще, старался отмалчиваться, считая ниже своего достоинства вести подобные беседы с людьми.
  - Очень интересный, - повторил свои слова маг, не обращая внимания на фырканье вампира, - нежить-животное и одновременно лич! Никогда о таком даже не слышал.
  - Что?!! - дошел смысл фразы до старика, и он уставился на Соню, пытаясь рассмотреть в том лича. - Ничего не вижу, - спустя несколько мгновений сделал вывод Сукреп. - Вы не ошиблись уважаемый Сарад? Соня - лич? Нет-нет! - замахал он головой. - А ну-ка иди-ка сюда бедолага, - позвал старик к себе зверька. - Я не вижу в нем лича. Какая-то ошибка, не обладает он способностями к магии, - подтвердил свой вывод лич, осмотрев и даже ощупав питомца парня, хотя знал его до каждой косточки. - По крайней мере к известной мне магии, - поправил себя старик, начав немного сомневаться в собственной правоте.
  - Что Вы, Сукреп! Он, безусловно, лич. Не стоит ожидать от животного владения стихиями и заклинаниями на уровне человека, - принялся объяснять свою точку зрения маг. - Звери, склонные к магии, владеют ею спонтанно, и проявляется это обычно на подсознательном уровне. И Соня отлично пользуется своей способностью к магии разума. Редко он это делает, но зато как метко, - лицо Сарада расплылось в широкой улыбке, показав на свет все тридцать два зуба (невероятная редкость! зубы это бич Империи, мало кто мог похвастаться наличием хотя бы половины). - Первая встреча с ним заставила обмочиться в штаны половину моего отряда. Ух! - передернулся он от воспоминания, - его Рык! Здесь еще и магическое усиление голоса на лицо, вкупе с мощным импульсом магии разума, - добавил он. - Не удивительно, что нервы Карази не выдержали, и он начал атаковать вашего милого Соню.
  Ситуация тогда вышла 'смешной' и каверзной одновременно. Соня гнался за каким-то огромным и очень-очень шустрым сусликом и так увлекся погоней, что не заметил, как оказался перед конным строем воинов. Первой его реакцией стала агрессивная стойка и знакомый рык. Видать, он сам от неожиданности немного испугался и принял защитную стойку, что оказалось неприятным сюрпризом для не ожидавших чего-то подобного воинов Пятимирья. Нервы у упомянутого Карази не выдержали, и он запулил в зверька очень опасное и мощное заклинание Древних из редкого старинного артефакта. Произошедшее дальше оказалось еще большей неожиданностью для всех, особенно для неудачливого мага по имени Карази. Невиданный зверь сумел удивить еще больше(!) - выпущенное магом Пятимирья заклинание, вместо того чтобы испепелить наглеца, повело себя как обычная вода из ведра, окатив Соню брызгами, оно соскользнуло с его шкуры и безвредными светящимися каплями опало на землю. Все растерялись, а вот зверь зря времени не терял, и одним прыжком, с места, преодолел шагов двадцать, да и настолько быстро он это сделал, что опомниться успели лишь тогда, когда Соня оторвал кисть наглеца, посмевшего его обидеть, и уже убегал с добычей в зубах в направлении ущелья. Одной потерей руки дело не обошлось - Соня успел выпустить Карази кишки, разодрав когтями тому грудную клетку и живот. Маг больше не жилец - было видно с первого взгляда. Не помогла тому даже мощная защита от магического и физического воздействий.
  - Магия разума? - задумался старик.
  А ведь было чему задуматься - эта магия в Империи Полуострова хромала на оба колена. Жалкие потуги магов развиться в этом направлении разбивались о скалу 'прививки' от подчинения, которая давала своеобразный иммунитет владельцу к данному виду магии. А прививками владели все поголовно. Те жалкие заклинания, оставшиеся от предков, были настолько слабы, что не интересовали всерьез никого из магов. Но, были случаи проявления уникумов владеющих спонтанными умениями в магии разума. Судьба таковых была незавидна - страх сильнейших магов перед ними заставлял безжалостно уничтожать носителей редкого дара. Поэтому информацию о данном направлении магии Сукреп имел однобокую - несколько слабеньких заклинаний защиты от мага разума, которые он и применил в переговорах с Сарадом день назад. Но мог даже не стараться - оказалось, что у Тёпы полный иммунитет к магии разума, как и у его питомца Сони, впрочем, личи и зомби тоже обладали специфической структурой мозга, неподдающейся стандартным плетениям магов Пятимирья, за исключением печатей 'Повиновения' и 'Подчинения', также запрещенных и в Империи Пятимирья. Даже больше того - некромантия, область магии, являющаяся под запретом смерти, не давала возможности экспериментировать разумникам на нежити.
  - Необычная магия разума, - подтвердил свою уверенность Сарад. - Я краем уха слышал о такой и никогда с ней не сталкивался. Моя защита даже не отреагировала на выплеск магии Сони. Если это Древняя магия разума, и я думаю, именно так и есть на самом деле, то не удивительно, что для нее не существует преград. А, судя по ауре хозяина зверька - она однозначно принадлежит Древним Изувеям.
  
  Рассказ Сарада о Изувеях, некогда населявших мир Пятимирья поразил выходцев из Империи Полуострова до глубины души. Если честно, то они вообще не знали о существовании государств помимо их страны, и считали себя единственными обитателями мира живых. Но поведанная им давняя история человечества перевернула с ног на голову представление о Сущем и о магии в частности.
  
  Оказывается магия и Боги тесно связаны между собой, и последние не являются выдумкой больного воображения. Упомянутые изувеи были никем иным как представителями Богов среди людей. А что самое удивительное - ни Боги, ни их представители изувеи - не требовали и не пропагандировали какого-либо поклонения или почитания.
  Боги вообще не 'вмешивались' в дела людей, единственная область, к которой они проявляли интерес - это магия. К тому же интерес был однобокий. Их интересовало развитие магии, в частности количество проживающих на земле магов.
  Изувеи равнодушно относились к войнам, где гибли сотни тысяч обычных людей, но могли в любой момент вмешаться за небольшую группу магов, выступив, не смотря на причины, обстоятельства и последствия, на их стороне.
  Не считаться с силой изувеев было невозможно. Магия, которой они владели, была вне разумения человеческих магов и обладала колоссальной мощью. И чем дальше углубляться в историю, тем более мощными слыли изувеи. Сама же история насчитывала несколько периодов развития и насколько она правдива - уже не знал никто.
  Об эпохе Становления магии, когда маги были на пересчет, остались только сказания о изувеях. Народное творчество запомнило первых изувеев, как покровителей магов и приписывало им роль повитух, принимающих роды у всех без исключения, и в случае рождения мага, берущих на себя роль опекунов и воспитателей. К тем временам приписывали рождение систематизированной магии, разделения ее по видам и направлениям. Оттуда же и растут корни самых мощных и сложных плетений известных человечеству.
  Позже, когда количество магов среди людей значительно увеличилось, а изувеев уменьшилось - начался период Рассвета магии. То было тяжелое время для обычных людей. Времена повального каннибализма, вызванного почти тысячелетним голодом. Это была эпоха Смерти, как обзывали ее многие из современников. И было за что. Отсутствие какой-либо централизованной власти и сила магов порождали хаос и несли за собой лишь смерть.
  Следующий период истории развития человечества назвали в честь Великого Мага Изария. Спустя одиннадцать веков бесчинства магов появилось первое королевство, сумевшее устоять и окрепнуть в жестоком и бесправном мире, и давшее толчок и пример к образованию других государств.
  Неудивительно, что возглавили новые государства маги, первый из которых был Изарий. К этому времени от многочисленных изувеев осталось несколько жалких сотен 'монахов' Богов, проживающих тогда в изолированных Башнях Древних. К тому времени они полностью прекратили вмешиваться в жизнь людей, не участвовали даже в разборках магов, коих стало великое количество. Их покровительству магам пришел конец, что почувствовали даже обычные люди. Мир захлестнули новые кровавые войны.
  Спустя почти два десятка веков междоусобных войн наступила новая эпоха, именуемая 'Рождением Империи' (названой позже 'Империей Пятимирья'), подмявшей под себя все государства и ничейные земли. История этого, действующего и по сей день, государства насчитывает более десяти тысяч лет, за которые от изувеев остались лишь воспоминания да Башни, и сейчас дающие людям силу и магию Древних, или магию Богов, как величают ее некоторые современники.
  
  
  
  
Тёпа.
  
  
  
  - Я не изувей! Сколько раз вам повторять?! - посланником богов Ран себя не ощущал, и подобные намеки начали его откровенно бесить. Если поначалу он сам задумывался над этим фактом (аура все-таки у него немного странная), то с каждым новым упоминанием о его необычности с намеком на изувейство, приводило его к раздражению. - Утром выдвигаемся! - решил перевести он скользкую и неприятную ему тему в другое русло.
  Зак давно настаивал на выдвижении, в чем его активно поддерживали новые знакомые, правда, предлагали они двигаться в разных направлениях. Зака тянуло на север, к Крепости, а гости желали двигаться к землянке, к главной цели их визита на материк Мертвых. Как выяснилось в разговоре - им требовалось попасть к точке аномального проявления потустороннего демонического прокола, а Сукреп настаивал на ожидании, открыто аргументируя бездействие - ожиданием Виры, а сам на ухо шептал Рану - что надо присмотреться к гостям и не спешить с выводами.
  - Куда?! - первым успел спросить Зак, опередив Сарада.
  Ран успел приобрести авторитет даже у гостей, ему небезосновательно казалось, что куда решит пойти он, туда последуют и остальные. Последнюю точку в разгоревшийся костер его 'обожествления' добавил неуправляемый выплеск магии, поразивший всех без исключения. Случилось это через час после знакомства с Сарадом.
  
  Смерть Карази простили далеко не все. Сказалась разобщенность отряда, набранные в экспедицию люди принадлежали разным силовым политическим структурам Империи и неудивительно, что у мага погибшего от зубов и когтей Сони в отряде были родственники. Племянник погибшего, десятник из обычных воинов решил поквитаться за смерть родственника с хозяином страшного зверя.
  Окажись на месте Тёпы любой другой, он был бы уже давно мертв. Подлая стрела с магическим наконечником, угодившая в лицо - это смерть любому магу, не поставившему заранее щит. А в знак доверия переговорщики к этому времени сняли все магические защитные щиты и не рассчитывали на подлую атаку.
  Каково же было изумление действующих и пассивных лиц, когда стрела, выпущенная в упор (с расстояния трех метров из арбалета), достигла щеки Рана - и не пробила ему голову насквозь! Она будто впиталась в небольшое черненькое облачко, возникшее в толщине пальца от правой щеки. Стрела попросту влетела в него и исчезла бесследно.
  А к зрительному эффекту добавился огромный всплеск магического проявления, который заставил похолодеть не только магов, но и обычных людей. Похолодеть в буквальном смысле слова! Инеем покрылось пространство радиусом в триста метров, а костер у которого сидели Сарад и компания - потух в одночасье.
  
  Соня, прозевавший смертельную атаку на хозяина пришел в себя первым и своим поступком добавил уважения к себе и к Рану. Через секунду после выстрела от нападающего остались только ошметки плоти. На всякий случай питомец Тёпы зацепил еще с десяток людей, кому не посчастливилось оказаться рядом с несостоявшимся убийцей, но претензий к смерти десяти невиновных людей никто предъявлять не стал, а мысли о мести покинули даже самые горячие головы.
  
  - Мы пойдем к Акведуку, - поразил он всех своим решением.
  Еще в пещере, рассматривая древнюю карту, их заинтересовала необычная местность, проецирующаяся в голове как схождение Вод Мира. После первого ознакомления с картой - она (местность) манила к себе парня, а после происшествия возле землянки, зов стал более навязчивым.
  
  
  
  
  
Сарад.
  
  
  
  - Сукреп, Вы не находите данную ситуацию несколько необычной, я бы даже сказал странной? Откуда у мальца такая мощная и необычная магия? А все ваши объяснения еще больше меня наводят на мысль - что Ваш Тёпа - ой как не прост.
  Сарад мучил старика допросом уже полдня пути. Отряд скакал в указанном парнем направлении с самого утра. Они вышли в путь на рассвете и до полудня без остановок на отдых двигались вглубь материка, по дороге минуя вымершие небольшие поселения вампиров.
  Смерть вампиров действительно казалась жестокой, даже привыкшим к ней людям было дико смотреть на множество детских и женских трупов. Убийцы и не подумали захоронить свои жертвы, поэтому обнаруживались деревеньки вампиров еще издалека. Извечные падальщики - вороны, не брезговали плотью вампиров, и над местом убийств их летало великое множество, что сразу привлекало взор путника, не заметить в степи черное облако птиц - дело практически невозможное. Вот еще одна странность, на какую обратил внимание старик - ущелье шириною в сто шагов словно разделяло два мира, с одной стороны которого рос густой дикий лес со своими собственными падальщиками, а с другой царила власть степи, где редкие рощицы назвать-то лесом было весьма затруднительно, зато воронья здесь было не счесть. На что Сарад заметил - что лес этот не простой, его создали великие маги прошлого, таким образом, разделив полуостров преступников от остального мира.
  
  Если вчера вечером маг Пятимирья только и делал, что делился информацией об истории мира и своего государства, рассказал личную историю жизни и поведал о свежих приключениях на Мертвом материке, то сегодня переключился на подробный расспрос Сукрепа - благо этому позволяла ситуация, да и остальных спутников рядом не оказалось. Ведь в отличие от старика другие члены странной компании - мало того, что были до ужаса молчаливыми, так еще и не всегда отвечали, а то и фыркали на лича, закрывая тому болтливый рот.
  Странный парень вечно витал в облаках, уделяя внимание только своему питомцу, и изредка реагировал на слова старика. Сарад видел раньше таких людей и всегда считал их 'не от мира сего'. Сами себе на уме, люди такого типа были вечными изгоями среди общества. Одиночество было у них в крови, даже находясь в компании - они были закупорены в собственном пространстве и жили отдельной жизнью, известной только им самим. Такие жалкие люди не могли находить общего языка с остальным миром. Это был первый случай в жизни Третьего Помощника когда на первый взгляд слабоумный человек оказался лидером по натуре. Сарад сам не выдерживал взгляда парня и редко когда находил в себе силы возразить этому молодому человеку. Возможно виной тому была его аура, но ведь остальные люди из его отряда также старались избегать попадаться парню на глаза.
  Если вампира трогать лишний раз - было вредно для собственных ушей, грубый, незнающий тактичности молодой выскочка в каждую свою фразу умудрялся вставлять оскорбления, причем оскорблял всех без исключения, то зомби, бывшего солдата однажды разговорить удалось. Тарус с легкостью заводился на нейтральные темы, касающиеся бытовых вопросов, но только разговор переходил в нужное русло, тот сразу сникал и косо, будто прося совета, смотрел на лича или парня. Так вышло в разговоре об удивительной коже, явно демонического происхождения. Солдат мог часами рассказывать, как он ее обрабатывал и что еще не успел с ней сделать, но только стоило коснуться вопроса - где и как они ее добыли, так зомби сразу терял интерес к беседе. И что интересно - начинал сильно заикаться и через слово вставлять в предложение частицу 'это'.
  
  В общем - его единственный разговорчивый спутник никак не мог собраться мыслями, потому что все свое внимание уделял лошади. Увы, каким бы мощным не было заклинание усмирения, но полностью убрать животный страх перед мертвыми и вампиром оно было не в состоянии.
  Вампир и зомби пешком плелись в конце колоны, с ними же был и парень. Оказалось что он не знаком с лошадьми близко и не научен верховой езде. После второго падения он наотрез отказался залезать на четырехногую бестию, как обозвал ее старик, и присоединился к пешим товарищам. Тогда Сукреп долго ругался, и требовал более смирную клячу для своего ученика. Но, увы, в поход кроме боевых коней других не брали. Руководство вообще настаивало на путешествии без животных, не слишком хорошо те себя чувствовали среди мертвецов. Да, так и было до момента предательства Малаха, возглавлявшего ранее их поход - лошади до поры оставались на кораблях, но после мятежа, когда у руля встал Сарад, он распорядился - дальнейшее путешествие облегчить, оседлав боевых скакунов.
  Мертвые сами старались держаться в стороне от людей, что было странным, но одновременно и выгодным, так как это обстоятельство значительно облегчало передвижение отряду.
  Сам же старик от коня отказываться не стал и теперь страдал от собственной упрямости. Ну не может животное нормально нести на спине мертвого лича! Оно, бедное существо, сначала чуть разрыв сердца не получило - на дыбы вставало. Целых два раза старика с себя скидывала, и один раз его боднула, да так, что живой человек вряд ли бы выжил под копытами обезумевшего скакуна. А Сукреп упрямым оказался, в конце концов, спустя час мучений добился желаемого. Перепробовал он на бедном животном десяток опытов с различными заклинаниями - и получил частичный успех. Хоть лошадь храпела, как свинья визжит на скотобойне, и пеной покрылась, словно загнанная трехдневным галопом, но попыток скинуть наездника больше не предпринимала. Зато теперь у нее в суставах изредка заклинивало ноги, отчего старику приходилось быть всегда на чеку и ехать со скоростью пешей неспешной прогулки.
  
  - Вот скажите Сукреп - как он магией пользуется? - Сарад не обращал внимание на поведение старика и продолжал делиться с ним своими мыслями. - Я не успел рассмотреть инцидент со стрелой... Куда она делась - еще тот вопрос! - часто, дабы не выглядеть глупо, Сарад вынужден был сам отвечать на свои слова. - Я такой магии еще не встречал. Остановить стрелу с амулетом в наконечнике, заряженным энергией древних - не под силу рядовому магу, а чтобы полностью ее поглотить, без малейшего всплеска заложенного в ней заклинания - даже представить себе не могу такого. Тем более столь играючи, словно и не смерть ему в лицо летела! А позже! Когда он с коня падал! Вы видели магию? Сукреп?! Вы меня слушаете?
  - Угу, - коротко ответил старик и продолжил играться с поводьями. Лошадь раздражала его своей непокорностью и одновременно пробуждала детский азарт. Ему сейчас было куда интересней возиться с животным, чем общаться с магом.
  - Давайте сделаем привал, - наконец-то Сарад осознал, что в данный момент ждать от старика осмысленных ответов не стоит. - Вон то место идеально подходит для отдыха, - он рукой показал на лужайку с низкой зеленной травой, что среди высокого сушняка было отдушиной в осеннем мире.
  Старик в ответ только буркнул что-то невнятное и продолжил играться с поводьями.
  - Привал! - громко сказал маг Пятимирья, отчего лич моментально очухался, на магию тот всегда реагировал быстро и адекватно, а ведь произнесена команда была с существенной долей магического усиления голоса. - Сворачиваем на ту поляну, - объявил Сарад, после того, как на его приказ обернулся весь отряд и, рукой указывая направление к зеленной полянке, сам направил лошадь в сторону будущей стоянки.
  
  
  
  
  
Тёпа.
  
  
  
  Парень запутался окончательно. Где явь, где сон? Четких границ для него больше не существовало. Размеренная жизнь сменилась скачкообразными событиями. Мало того, что его сознание иногда разделялось на несколько потоков, так теперь он начал ощущать в себе три личности.
  Одна личность шла сейчас со странным отрядом по неизвестной ему степи. Другая - каждый сон искала Атама и, походя, с легкостью убивала сотни и тысячи врагов магией невиданной ранее. Ну, а третья личность - проявляла себя необычными воспоминаниями.
  От депрессии и след простыл. Потеря магии больше не давила на разум. Где-то внутри кричало подсознание, пробуждающаяся личность, спящая глубоко в сознании заверяла - что магия возвращается. Настоящая магия! А не та подделка, которой балуются местные маги-шарлатаны.
  Самовнушение?
  Рассказ об изувеях, наложенный на необычные события - вполне могли создать ложные ощущения, и происходящее во сне лишь способствовало этому. Но как тогда объяснить неконтролируемые проявления магии? Причем магии неизвестной и очень-очень могучей. А аура?
  Вот! Сам анализ мыслей был несвойственен Рану прежде. Он даже слова такого не знал - 'анализ'. А теперь смысл многого был понятен интуитивно.
  Еще у парня внутри боролись противоречивые чувства. Одни требовали немедленно покинуть компанию людей и мертвых, другие щемили сердце - появилась твердая убежденность, что увидеть Виру ему больше не суждено. За короткий срок Ран успел прикипеть к молодому вампиру, такие же теплые чувства возникли и к старику с Тарусом. Оставаясь наедине, парень не раз пускал скупую слезу даже по погибшему Рашиду. Жизнь свела их на коротком промежутке жизни, наполненном яркими событиями, за которыми успели вырасти дружественные, скорее даже родственные отношения.
  Виной ли тому юный возраст и не сформировавшаяся психика подростка, волей судьбы ведущего образ жизни отшельника? Нехватка простого человеческого общения? Как бы оно ни было на самом деле - парень решил не торопить события и немного подождать. Да и память с каждым днем подкидывала все больше новых ощущений и знаний, да таких, что умудренные жизнью маги лишь открывали рты и не находили ответов на заданные вопросы. И дабы их лишний раз не шокировать - Ран намерен был выяснить, что с ним происходит у мага из сна. Но он, как назло пропал после первой встречи и больше не давал о себе знать. Со временем стало казаться, что все это было галлюцинацией и выдумкой подсознания в связи с полученным стрессом, но вот что-то внутри не давало этой мысли взять вверх, и каждый новый сон начинался с поиска мага древности.
  
  Распоряжение о привале принесло облегчение. Только сейчас Ран заметил, как сильно он устал. То ли виной тому недавняя болезнь и частое применение целительных заклинаний? То ли хаос в голове сказался на выносливости, или плохое питание, а может быть, причиной слабости стало - отсутствие дорог и равнина полная ям и сухой высокой колючей травы? Но парень был уверен, что повышенная утомляемость являлась следствием перестроения его организма.
  Раньше некогда было задумываться и обращать на это внимания, голова была забита насущными проблемами, главная из которых была потеря магии. Но сегодня утром Ран случайно заметил, что ногти пальцев рук стали резко менять свою форму. Из здоровых полукруглых шаров, обычно присущих крестьянам, они превращались в плоские и длинные, явно принимая аристократическую форму. Да и грызть их стало намного удобней. Это не дурная привычка - это жизненная необходимость, срезать их ножом парень так и не научился, он вечно переборщит и обрежет с излишком до крови. То ли дело повезло личам и зомби! Им уже не надо беспокоиться о длинных ногтях, они у них просто не растут, как и волосы. Впрочем, каким-то чудом старик восстановил после гидры свою лысую шевелюру, то есть бороду, усы, густые брови и что-то по бокам и сзади лысины.
  Следом за удивительной находкой парень осмотрел и ощупал себя с ног до головы. Та же ситуация сложилась и с ногтями ног. Ужасные и корявые ногти выровнялись и приняли красивую форму, отчего - здоровенный уродливый большой палец перестал резко выделяться и теперь смотрелся очень даже гармонично на фоне остальных столь же симпатичных пальцев. Не менее удивительные вещи произошли со сломанным в детстве ухом и вывернутым носом, а самое интересное коснулось зубов. Собачий оскал из кривых клыков сменился ровными рядами белоснежных зубов. Больные и поврежденные зубы исцелились, а выбитые начали расти заново! Чудо! О чем и решил Ран поделиться на привале со стариком.
  
  Когда он доковылял до места временной стоянки, шустрые вояки уже успели организовать настоящий лагерь. Часть из них направилась на поиски воды, уведя с собой всех лошадей, а еще одна часть ушла добывать дрова для огня, благо рядом в тысяче шагах, вокруг небольшого холмика, росла жиденькая роща, состоящая из таких же жиденьких маленьких деревцев.
  
  Старик уже сидел у костра и грел свои старые мертвые кости. Сухая трава много жара не давала, зато разгоралась красиво и быстро. Рядом с ним пристроился новый знакомый - Сарад. Остальные не участвующие в обустройстве лагеря сидели немного поодаль и не решались близко приближаться то ли к старику, то ли к своему начальнику, а после того как к ним подошел парень - и вовсе отодвинулись еще на пару шагов. Потом и Соня подлил масла в огонь - сделал круг почета вокруг костра, чем окончательно отпугнул желающих погреться. Маги-бездельники резко вспомнили о срочных делах и рассосались по лагерю, оставив троицу наедине.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Популярное на LitNet.com М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Пылаев "Видящий-5. На родной земле"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Н.Семёнова "Ведьма, к ректору!"(Любовное фэнтези) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"