Колентьев Алексей Сергеевич: другие произведения.

Военная Тропа(Счастье для всех 5)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
  • Аннотация:
    Как отыскать то, что потеряно? Стоит ли снова входить в одну и ту же реку дважды? Для Антона Васильева таких вопросов не существует, когда речь идёт о погибших друзьях, о пропавшем шансе на настоящее Счастье. Ступающий в Паутине с новыми и старыми друзьями готов пройти по самым опасным тропам расколовшейся Реальности, вступить в бой с любым, кто окажется на пути. Приключения Антона Васильева и его друзей, продолжаются. ОТКРЫТА ПОДПИСКА НА КНИГУ, УСЛОВИЯ НА МОЁМ САЙТЕ http://akolentiev.do.am/

  
  
  
  Придёт беда и рушит нашу жизнь,
  Но тут же, на руинах,
  Мы заново торим к надежде путь.
  И тяжкий это труд;
  Ухабы да преграды впереди.
  Мы их обходим, иль трудным приступом берём.
  Част и велик невзгод черёд,
  Но жизнь всегда вперёд идёт.
  Дэвид Г.Лоуренс(*)
  
  
  
   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
  
   ГЛОТОК СОЛЁНОЙ ВОДЫ
  
  
  
   ****
  
  ...Нити Вероятности светились ровным белым светом, пересекаясь но не сплетаясь в узлы. Пока это хорошо. Если нет узлов, значит есть свободная дорога, я смогу увидеть что произошло сразу после взрыва.
  - ...Прощай и прости меня-ааа!..
  Снова слышу слабый, прерывающийся голос Ксении. Он такой далёкий, словно бы идёт из другой вселенной. Всплыло искажённое злобой, тронутое тлением лицо Данселя... нити Вероятности полыхающие зелёным, холодным огнём... Яркая вспышка ослепительно яркая!.. Темнота, абсолютная темнота и ни единого звука.
  Постепенно тьма отступает. Сначала пришло ощущение сухого воздуха, обдувающего лицо. Затем, словно бы нехотя, стали возвращаться звуки: на верху Слон стучит посудой, бормочет радио, на местной волне звучит какая-то протяжная песня и слов не разобрать. Запах жилья, уютный и родной возвращается особенно неохотно, но я рад этим ощущениям. Встаю с пола, разминаю затёкшее тело и поднимаюсь по лестнице на второй этаж. Глаза щиплет от яркого жёлтого света и аромата жарящейся на огромной сковородке картошки с салом. Слон стоит ко мне спиной, не оборачиваясь, колдует над кастрюлей, где аппетитно булькает борщ.
  Я устраиваюсь за столом, как всегда лицом к выходу на тёмную сейчас лестницу. Андрон спит наверху, остальные разбежались кто куда, даже Юрис пропадает где-то. Этот как обычно либо сидит в шалмане, либо пошёл к Таре. Среди железок, Змей всегда чувствует себя как ребёнок в конфетном отделе универмага. Беру свою кружку с отбитой по краю эмалью, наливаю из алюминиевого мятого чайника кипятку и бросаю щедрую толику заварки, накрываю белым щербатым блюдцем и жду.
  - Чего, опять ничего?
  Слон задаёт обычный свой вопрос, всё так же шуруя поварёшкой в кастрюле, не оборачиваясь. И я так же отвечаю, не нарушая сложившегося за несколько лет порядка:
  - Ничего. После её слов опять отбрасывает назад... Ничего сделать не могу.
  - Может быть хватит уже?
  Раньше, эта фраза вызывала ярость отрицания, теперь только горечь. Но из природного своего упрямства, я ответил тоже как обычно:
  - Она жива.
  Слон в сердцах особенно громко скрежетнул черпаком по дну кастрюли с супом:
  - Это ловушка, неужели не понятно?!
  Старик по-своему прав. Это может быть ловушкой, даже обязано. Но чувство опасности пока спит и это тревожный знак. Опасность которая есть, но ты её не чувствуешь, это почти наверняка смерть. Но я всегда цепляюсь за это "почти", поэтому и жив до сих пор. Голос мой ровен и тих:
  - Я не чувствую западни.
  Слон тихо матюгнулся и принявшись мешать булькающий ароматный суп, сварливо заметил:
  - Да ты вообще ничего не чувствуешь там! Ходишь как дурак с фонарём по нейтралке!
  Это он про мои одиночные вылазки к Яме. Там пласты реальности особенно нестабильны последнее время. Вибрации нитей Вероятности там особенно сильны. Но и на самом краю бездонной глубины - ничего. Только тени воспоминаний, бледные и обрывчатые. А главное, снова этот крик девушки... ну или что там было на самом деле, ведь я же так толком и не выяснил. И я возвращаюсь в тот день, силясь вернуть, помочь, спасти. Но не слишком ли велика планка на этот раз? Мир Путей Вероятности обманчив, дороги здесь зыбки, а то что ты видишь и слышишь, на самом деле просто морок ведущий к безумию. Уже много раз я оказывался на грани, чудом избегал провала в чёрное небытие, где танцуют только языки Тёмного Пламени. Старик прав, нужно прекращать гоняться за призраками....
  Беру кружку с настоявшимся уже чаем, отхлёбываю приличный глоток, катаю его во рту наслаждаясь терпкой горечью и отвечаю успокаивающе:
  - Ладно, не шуми. Пока больше не пойду, обещаю.
  Слон делает вид, что верит. Старик устал бороться с моей одержимостью и поэтому меняет тему:
  - Ну, хоть что-то... К Штайнеру поедешь?
  - Да, как только соберусь. Конвой на Кордон отправляется к восьми утра. Скажи Кудряшу с Горой, пусть подойдут к лейтенанту Скрипову из автороты. Я договорился, он выделяет нам грузовик в долгосрочную аренду.
  - Чего попросил-то?
  - Две "гнилушки" ему отдал. Они через них масло отработанное пропускают.
  - Добро, сейчас наберу обоих... Возьми Юриса с собой. Штайнер мужик тёмный, к тому же, хохлы сейчас во всех комендатурах личный состав поменяли. ООНовцы потихоньку уходят. Америкашки вон уже только полуроту оставил, да и те скоро сваливают. Их интендант вторую неделю шмотки со склада оптом толкает, цены Штайнеру рушит.
  - Пойду один, иначе разговора не будет, таково условие.
  - Всё равно, палево это.
  - Кто хочет меня укусить, тот подавится. Не волнуйся, старик.
   ...Штайнер о котором шла речь, это барыга. Он держит склад в Бреднянске, имеет легальное прикрытие от "Красного Креста". Вроде как он у нас "гуманитарку" возит для пострадавших и сам же её распространяет среди нуждающихся. Пока евроконтнгент ещё держит свои позиции в Зоне Отчуждения, хохлы к нему не лезут, боятся. Говорят, у Штайнера на прикорме всё командование группировки миротворцев, но это только слухи. Хотя местные вояки и безопасники верят, не досаждая проверками и пропуская внутрь периметра грузовики с большой буквой "S" на пропусках, приклеенных к ветровым стёклам.
  О самом барыге известно мало. По-русски говорит чисто,с едва уловимым акцентом. Сам дела ведёт не как коренной европеец, у тех всё скучно, без торговли и выдумки: есть артефакты - есть товар, нет хабара - шиш тебе, мил человек. А этот торгуется, бартер предлагает, иногда в долг чего-то может отпустить. Но лучше к Штайнеру в должники не попадать, век помнить будешь его "доброту". Однако других вариантов сейчас практически нет. Всех барыг прижали местные, запрещают вести дела с "Альфой" и с вольными старателями. Если кто отказывается, то пропадает. Многие уехали, кто-то остался, но к ним только с разрешением от коменданта города Клименко, либо с малявой от майора Крука. Последний сейчас командует группировкой "Вiльна Ciчь", которая держит бывшие военные склады. Сейчас эта банда почти официально носит название "Держава" и все её участники имеют документы МВД Украины, где эта самая "Держава" называется "территориальным батальоном самообороны". К сечевикам примкнули и бандиты, но эти скорее номинально, прямо не подчиняясь Круку. Я сам был свидетелем, как бандиты сдали группу вольняг сечевым. Бродяги попытались через них достать боеприпасы и картриджи к противогазам. Всех шестерых показательно сбросили в Яму, а какой-то подонок из сечевых даже какой-то приказ зачитывал. Так что остались только "Альфа" и эта самая "Держава" и искры уже даже не проскакивают, идёт почти открытая война.
  ... Я спустился в подвал, открыл железный шкаф с оружием и снарягой, стал собираться. Напялил комбез и разгрузку, осмотрел подсумки и пояс с артефактами, вроде всё положил. Привычно вынул "коврушу"(1), положил на верстак возле шкафа в нише. Рядом выложил тупоносый коротыш ПСС(2) в кевларовой кобуре и новый, но уже пристрелянный бельгийский "пять-семь"(3). Два коротких ствола, это для города. В Бреднянске велик шанс напороться на сечевых или комендантскую проверку. В обоих случаях мирно уже не разойтись, поэтому нужно нечто ультимативное, бельгийский ствол как раз подходит. "Пять-Семь" это фактически карманный автомат, но без стрельбы очередями. Лёгкий, безотказный и шьёт на вылет с двадцати шагов армейский "броник" третьего класса. Ну а ПСС, это если придётся демонстративно отдать то оружие, что на виду и прояснить оппонентам за шансы "за" и "против", причём совершенно бесшумно. Правда, патронов к нему не так много, но недавно говорил с Амариком, это новый представитель алхимиков, он обещал помочь... не бесплатно само собой.
  После того случая с Ксенией, Сажа больше не выходил на связь, клан алхимиков оборвал почти все контакты с остальными группировками и с внешним миром вообще. Больше они не приходили в каморку на заднем дворе "Приюта Старателя". Железная дверь давно забита наглухо и Кепка даже не пытается приспособить помещение под что-то ещё. Такую славу имеет эта комната в подвале. Видимо все боятся каких-то флюид оставленных странными постояльцами. Хотя попрощавшись, Алхимики не ушли насовсем. Учитывая мой статус Ступающего в Паутине, контакт кое-какой остался. Сейчас это был такой же безликий человек... ну ладно, некое существо бывшее когда-то человеком. Не знаю, что там у них стряслось, но похоже в клане изменилась даже внутренняя иерархия. Например, Амарик представлялся везде Консулом Первого Контура. На все вопросы только отмалчивался. Давая понять, что людей эти подробности не касаются. Учитывая, что клан по-прежнему поставляет в бригаду львиную долю изделий на основе сырых, природных артефактов, никто особо не возражает. Амарик приходит и уходит когда ему вздумается, впрочем, как и все алхимики до него.
  ...Пальцы привычно нащупали защёлку крышки ствольной коробки автомата и поставили её на место с тихим щелчком. Двенадцать магазинов снаряжены заново, каждый патрон ощупан и осмотрен. Ходить по территории базы с примкнутым магазином нельзя, поэтому кладу снаряженный "бубен" на 75 патронов уложил в специально подобранный подсумок на поясе слева. Пришла очередь пистолетов и ножа. Бельгиец сдался легко, почти как мой старый "стечкин", все причуды побеждены двумя месяцами тренировок. Славная машинка, пусть иногда и немного напоминавшая пластиковую игрушку. ПСС вообще проще некуда, но это только потому, что раньше я уже имел дело с таким. А если раз пользовался. То стоит снова в руки взять и вспомнишь...
  - Леший... Здесь Кудряш... Мы готовы...
  Наушник висящий на лямке разгрузки у левого плеча, отозвался далёким искажённым голосом напарника. Кудряш прижился в отряде, хотя всё ещё нет-нет да проскальзывает в нём что-то непонятное. Закрепив ларингофоны на шее, вставил наушник в левое ухо и ответил:
  - Здесь Леший, буду через три.
  - Принял, ждём.
  Код въелся в обычную речь, поэтому даже в периметре бригады, нет-нет да и проскользнёт специфика. "Три" это три раза по пять, или пятнадцать минут по-простому. Закрепил в левом рукаве ножны, вынул чёрный, с обновлённым воронением клинок. Нож разведчика... старый друг. Отработанным движением чуть поправляю лезвие на специально для этого выложенном мелкозернистом камне.
  -Сс-лик!..
  Клинок отзывается голодным, радостным шипением. Он знает, почти всегда для него будет работа и пища. Нож скрывается в рукаве бесшумно. При обыске его будет почти невозможно найти из-за специально сделанных жёстких вставок-нарукавников. Справа, под крайним подсумком прячется ПСС. Там всё продумано: притворяюсь, что вынимаю магазин и сразу стреляю через отворотный клапан. Я готов. Гашу тусклую жёлтую лампочку. Темнота окутывает комнату. Но я всё вижу.
  Снова поднимаюсь наверх, выхожу в предбанник, чуть щурюсь когда открываю дверь на улицу. В спину звучит тревожный голос Слона:
  - Антон, ты там того... Не помирай, ага?
  - Нормально всё будет, к ужину соберёмся все. Деньги заканчиваются, нужно снова заказ искать. Так что, помирать в планах нет, старый друг...
   Дождь пошёл из низко висящих туч, словно только и ждал пока я выйду из башни. Старый асфальт быстро намок и заблестел. Одинокие коричневые листья плавали в невысыхающих лужах. Здесь никогда не бывает лета, не светит яркое солнце и нет чистого, голубого неба. Зона вымывает холодными дождями все краски кроме коричневого, серого, чёрного и ржаво-жёлтого. Это тоже жизнь, но всегда идущая вспять.
  ... Гараж бригады, это три больших ямы с обратными бетонными пандусами, уходящие под землю. Оттуда же раздаётся гул мощных вентиляторов, из виднеющихся невдалеке широких труб с коническими крышками, воняет машинной гарью. Возле дальней слева от дороги, вижу высокую фигуру лейтенанта Скрипова. Белобрысый, голубоглазый и почти всегда в хорошем настроении. Но обычную "мазуту"(4) не похож, те всегда по уши в грязи и общаются исключительно матом. Но молодой лейтенант не из таких. Вот и сейчас он что-то терпеливо втолковывает красному от возмущения Кудряшу, которого придерживает за руку ещё один мой артельщик - Иван Матрёнин.
  - ... Ты!.. Да какого хера... Сам-то пробовал этот тарантас?!
  Лицо Кудряша приобрело лиловый оттенок, глаза же напротив, практически побелели. Иван как мог оттаскивал товарища от лейтенанта. Скрипов уже ничего не говорил, увидев что я уже рядом. Мы пожали друг другу руки, Кудряш увидел меня и тут же замолчал, перестав вырываться. Игнорируя взбешённого артельщика, я заговорил с комроты:
  - Привет, Виталий! Машина готова?
  Скрипов кивнул, жестом давая какую-то команду в тускло освещённом нутре ямы. Оттуда послышался ровный звук мотора и вскоре на поверхность выехал полуторатонный праворукий японский грузовичок "Nissan", грязно-белого цвета, с непонятными иероглифами по всему кунгу. Нерусские надписи были нанесены красной краской, сейчас совершенно выцветшей. Вообще, грузовик производил крайне безобидное впечатление и в принципе это как раз то, что было необходимо для предстоящего дела. Из кабины выпрыгнул парень в промасленной спецовке и повинуясь знаку командира, снова скрылся в подземелье. Скрипов указал на грузовик рукой с зажатым в ней планшетом с какими-то бумагами:
  - Выбил этого ослика на четверо суток, исключительно из уважения к тебе, Антон Константиныч. А вот твой нукер, чего-то возмущается...
  Послышался сдавленный хрип и рычание. Однако же Кудряш промолчал, всё ещё удерживаемый за руки Иваном. Я игнорировал эту сценку, продолжая общаться с лейтенантом вполне мирно:
  - Спасибо, Виталя. Главное, чтобы выдержал дорогу до Бреднянска и обратно.
  - Это с гарантией. Движок мои черт перебрали неделю назад, масло тоже поменяли, скаты не новые, но не лысые, сам посмотри. Пропуск у вас будет по моему наряду, на КПП 5 вас не задержат и пройдёте вне общей очереди в оба конца. Всё, как договаривались.
  Я лишь утвердительно кивнул, давая понять, что верю. Любой автомеханик это лошадиный барышник в душе. Он расскажет про товар так, что вы берёте какую-то машину вашей мечты, а не фургон для тяжёлой и нудной работы. Другое дело, что Скрипову не выгодно меня обманывать, поскольку артефакты для его гаражных дел он получал от меня с очень хорошей скидкой.
  - Ладно, Виталя. Спасибо ещё раз. Извини за моего товарища, он сегодня не с той ноги встал... или не ложился.
  - Ерунда, Антон Константиныч. Обращайтесь если что. Ключи в замке зажигания, бак полный.
  - Обязательно, Виталя. Бывай здоров...
  Я кивнул Ивану, тот отпустил уже присмиревшего Кудряша и шустро забрался в кабину на водительское место. Вплотную подойдя к скандалисту я присмотрелся: опухшее лицо, чёрные круги под красными глазами. Опять сидел в "Приюте" до утра, игнорируя приказ. Чёрт, для этой работы нужны трое, но раз уж так вышло...
  - Кудряш, иди проспись, управимся без тебя.
  - Антон, я...
  - Приеду, там и поговорим.
  - Блин, но я же в порядке!
  - Всё, ша! Ещё уронишь чего-нибудь. Иди.
  В глазах артельщика мелькнула погасшая было злость, но встретив мой выжидающий взгляд, он развернулся на месте и пошёл к башне. Некоторое время, я смотрел ему вслед, потом обошёл грузовик кругом. Проверил запор на жалюзи запирающей заднюю стену кузова и забрался в кабину на пассажирское сиденье.
  - Поехали, Ваня. Что там с прогнозом?
  Тот неопределённо покачал головой, одновременно выруливая на главную дорогу ведущую к КПП-5:
  - Днепропетровский сервер глючит опять. ООНовский центр в Бреднянске, передаёт на три дня полный штиль. Но если по- простому, прикидывать, то крайняя Волна была пять часов назад, значит следующая только через неделю... Если ничего не случиться.
  Кроме войскового контингента, в Бреднянске расположена международная научная миссия "Чистое Небо". В Зону они не суются, однако охотно нанимают вольняг и нищих украинских учёных, для разовых наскоков туда. Главным там английский человек по фамилии Стивенс. В новостях к его фамилии прибавляют титул "доктор" хотя судя по прогнозам волновых выбросов аномальной энергии, это грубая лесть. Стивенс в полной мере подтверждает все поговорки про "британских учёных", тупо страдающих хернёй на своём острове, изучая всё что угодно, кроме полезных вещей. Поэтому я согласно кивнул, доставая путевой лист из переднего кармана разгрузки:
  - Тогда поехали быстрее, пока действительно чего не вышло.
  Грузовик перестало трясти, когда мы выехали на ровный участок перед открытым сейчас шлагбаумом. Иван сбросил скорость, но сержант стоявший на крыльце вагончика караулки только махнул рукой, мол, проезжайте. Машинка взревела и шустро покатила по разбитой дороге, обсаженной скелетами тополей. Кривые ветви изуродованных деревьев гремели на ветру, вторя каплям моросящего дождя. Мы обогнали две сильно нагруженный подводы, идущие мерным неторопливым шагом. Иван махнул кому-то одними пальцами левой руки, не отрывая её от руля.
  - Знакомые?
  - Вольняги Митьки Свиста. Работы сейчас нет, вот и взяли комендантский подряд на металлолом. Собирают всё, что умеренно светится и тащат на базу. Новый комендант что-то мутит с укреплением бункеров.
  - Давно пора, уже два обвала было. Хорошо, что кроме тушёнки никто не пострадал.
  Я ещё раз оглянулся назад. Почему-то вспомнились лошади убитые тогда, когда заварилась вся эта каша с Буревестником. Хорошо, что снова есть места, где лошади уже не нужны. Жаль этих добрых, доверчивых зверей. В сторону Бреднянска и ещё в пару мест внутри Зоны, стало можно проехать на автомобиле. Однако лошадь по-прежнему незаменима в дальних рейдах, где даже время, день и ночь, всё ведёт себя весьма прихотливо и непредсказуемо.
  Мы ехали по разбитой дороге ещё часов пять. Когда рассеянный солнечный свет едва пробивающийся сквозь низкие облака стал тускнеть, показались развалины старого армейского КПП. Плачевная картина: провалившиеся крыши, ряды казарм без единого целого стекла в окнах. Военные ушли два года назад, когда ООН перестала давать деньги украинскому правительству и окончательно утвердило статус миротворческой миссии в Зоне Отчуждения. Теперь блокпост отодвинулся к самой окраине Бреднянска, почти залезая на территорию зачахшего тамошнего частного сектора. Людей оттуда выселили, кто-то уехал сам и уже давно.
  - Сворачивай к лесу, только осторожно. Номера поменяй и сразу на "фишку", пулей.
  - Хоп! В два оборота сделаю, командир.
  Иван взял из бардачка перчатки, отвёртку и вышел из кабины. Хлопнула дверь кузова и послышалась тихая ругань, потом всё стихло. Но я всё же спросил:
  - Чего там у тебя?
  - Да башкой слегка приложился, нормально всё...
  - Аккуратней там, торопыга. Время есть.
  Через ООНовцев с оружием и тем более с альфовскими номерами на грузовике не проехать. Украинцы официально пока не признали бригаду бандформированием, но щемили как только могли. Любая мелочь и поездка накроется. Поэтому мы свернули в редколесье, отъехав пять километров от трассы. Здесь было уже не так безопасно, машина могла заглохнуть в любой момент, поскольку топливо уже сейчас медленно начинает превращаться в серый студень, который разъест бензобак и уничтожит двигатель. Я засёк время, двадцати минут на всё про всё должно хватить.
  Закончив с номерами, мы отошли от машины, аккуратно пройдя по краю неглубокого, сухого оврага. Затем, я спустился вниз, дав отмашку Ивану идти на точку. Осторожно пройдя десяток метров вдоль северной стены оврага, я обошёл одну минную закладку и переступил через другую ещё через пару метров. Вынув из чехла на поясе сапёрную лопатку, разгрёб дёрн и начал окапывать мокрую, слежавшуюся землю. Дверца тайника открылась после снятия ещё одной секретки. Я достал оттуда прорезиненный рюкзак и быстро переоделся в гражданскую одежду, оставив только берцы. Из полиэтиленового чехла достал рацию. "Kenwood" с тремя забитыми в память шифрованными частотами ожил сразу, на аккумуляторы энтропия не действовала. Набрал код, включил, щёлкнул тангентой приём-передачи три раза. Услышал три таких же щелчка, значит Иван уже сел на "фишку". Чёрт бы побрал Кудряша с его загулом! Вот всем хорош мужик, но что-то в башке явно стало протекать. Теперь придётся ехать одному.
   ...Синие джинсы, тёмно-зелёная германская военная куртка без нашивок, толстый тёмно-серый шерстяной свитер под горло. Поддел лёгкий бронежилет, "пять-семь" переложил в специально обшитый мягкой тканью внутренний карман куртки у правой подмышки. При досмотре, такой карман не прощупывается, а рамки металлодетектора на блокпосту нет. ПСС лёг в кармашек джинсов почти в самом паху, там опять же не всегда прощупают. Нож привычно угнездился в правом рукаве, тут ничего не изменишь, все связки приёмов поставлены именно на это расположение клинка. Автомат и остальную снарягу, включая пояс с артефактами, также уложил в прорезиненный рюкзак и убрал обратно в тайник.
  Осторожно выбравшись из оврага, не оглядываясь пошёл обратно к грузовику. Местные быстрые сумерки уже не за горами, а до ООНовского КПП путь не такой близкий. Машина завелась почти с пол-оборота, я выехал на дорогу и невольно оглянулся влево. Редколесье уже окутывал туман, обычное в этих местах явление. Пару раз где-то хлопнула воронка аномалии, видимо засосав в себя какой-то мусор. Руки крепко сжали руль, всё ещё не проходило чувство досады на Кудряша. На "фишке" должен был остаться именно он, Иван нужен мне в городе для подстраховки. Но всё уже не переиграешь, дружелюбные миротворцы заряженные Штайнером, несут караул только сегодня. Так что страховать отход и присматривать за окном в периметре, придётся Ивану.
  ...Когда стемнело окончательно впереди показался светящийся шлагбаум, возле которого стояли два солдата, облачённых в германские БЗК "Кондор МК-3" (5). Один из них предупреждающе вскинул руку с регулировочным жезлом, делая знак остановиться. Я сбросил скорость, вывернул руль и грузовик съехал на обочину. Без спешки приготовил документы, ещё издали определив по нарукавным эмблемам, что сегодня на КПП дежурит канадский взвод. Длинный и тощий как жердь миротворец подошёл к машине и светанул карманным фонариком в лицо. На ломанном русском спросил:
  - Документы прошу! Из кабины не сходить!..
  Щурясь от яркого света, подаю стражу ворот в цивилизацию пачку бумаг от балканской миссии "Красного полумесяца". Косовары штамповали такие разрешения и любые документы всего за сто пятьдесят евро за комплект, включая номера, которые бьются по ООНовским базам как легальные.
  Миротворец с нашивками капрала, угрюмо провёл ручным сканером по путевому листу и пластиковой карточке водительских прав. Всё время, пока умная машина думала, н оба солдата не спускали рук с оружия. Оба зыркали на меня подозрительно, в надежде разглядеть провоцирующее движение. Перестрелки на КПП вещь не редкая, но в данном случае это скорее всего было на показ. Хотя чёрт его знает, кого именно задобрил Штайнер.
  Наконец, планшет пиликнул. Капрал чуть расслабился, видимо документы оказались сработаны на совесть. Протянув мне бумаги, он спросил:
  - Что в кузове?
  - Ничего. Порожняком еду, в путевом листе всё отмечено.
  - Откройте.
  - Машина старая, господин капрал, из кабины не открою.
  Задумавшись, миротворец вдруг резко вздрогнул. Я увидел как у него на груди загорелся дисплей рации. Голоса слышно не было, но капрал, махнул жезлом и шлагбаум поднялся.
  - Проезжайте. Не забудьте про отметку в комендатуре.
  - Хорошо, господин капрал.
  Медленно отъезжая, я перевёл дух. Видимо всё же куплен офицер дежурной смены. Простые солдатики в афере не при делах. Проезжая мимо череды заброшенных домов по разбитой дороге, вскоре увидел впереди первые огни города. Их было не много, но даже это было непривычно. Полдела позади, я добрался до Бреднянска.
  ... Чтобы добраться до Штайнера, пришлось ехать на противоположный конец города. После стольких лет пешей ходьбы, за рулём чувствую себя не слишком уверенно, поэтому ехал осторожно, почти тащился по еле освещённой центральной улице. Дважды чуть не впилился в шустрые легковушки, нетерпеливо лезшие вперёд. Но вроде обошлось.
  По сторонам смотреть некогда, но всё же бросалось в глаза, что выглядел Бреднянск как ношенный ботинок, густо намазанный гуталином; Большие современные вывески на двухэтажных домах с облупившейся штукатуркой и чёрными от ржавчины железным крышами. Добротные стеклопакеты залитые пожелтевшей от непогоды монтажной пеной в деревянных домишках и опять яркие вывески, на покосившихся стенах. А ещё много людей, непривычно многолюдно было на улицах. Хотя по меркам моего родного города, это даже не серьёзно, просто я отвык и не хочу привыкать снова.
  Покружив некоторое время по кривым улочкам, выехал на ту, что вела к внушительному скоплению огромных промышленных ангаров. Всё это было обнесено двухметровой высоты железным забором, с пущенной по верху колючей проволокой. Подъехав к воротам, нашёл две купюры по десять гривен и вложил в выразительно протянутую заскорузлую пятерню угрюмому, неряшливо одетому мужику. Страж ворот был в замусоленной чёрной униформе без знаков различия. Он не считая смял красные бумажки, сунул в карман и скрылся в остеклённой будке, не говоря ни слова. Дороги внутри охраняемой таким образом территории были засыпаны мелкой галькой, ощутимо стучавшей по днищу кабины. Ангар Штайнера опять же находился в самом конце этого лабиринта. И хотя дорога была мне знакома, опять дважды свернул не туда. Совсем стемнело, когда я въехал на площадку перед ангаром. Тут стояло всего два гражданских джипа с местными номерами, один точно принадлежал Штайнеру. Большой, чёрный "чероки" выглядел солидно и дорого.
  Внутри меня встретили помощники барыги, братья скандинавы - Свен и Густав. Видимо братья, оба кряжистые, невысокие и стриженные под ноль. Густав о чём-то коротко доложил по рации и из глубины ангара вышел сам Штайнер. Барыга улыбнулся, пошёл мне навстречу протягивая руку, мы поздоровались. Весь он был какой-то неприметный: среднего роста, среднего телосложение с невыразительным лицом. Лишь серые, водянистые глаза смотрели цепко, холодно. Вкрадчиво негромко он заметил:
  - Вы опоздали, господин Васильев.
  - Давно за рулём не сидел. Прошу прощения, если нарушил какие-то ваши планы.
  - Нет, время есть. Ваш груз готов, пойдёмте в контору.
  Мы поднялись по железной гулкой лестнице в отгороженный в дальнем левом углу ангара закуток. Тут был стол, на котором стоял только открытый ноутбук, пара офисных стульев с гнутыми спинками, массивный сейф и несколько шкафов заставленных папками с непонятной постороннему нумерацией. Пройдя вперёд, Штайнер уселся за стол и кивнул на свободный стул напротив. Я присел так, чтобы видеть боковым зрением входную дверь. Штайнер набрал что-то на клавиатуре ноутбука и развернул его экраном ко мне со словами:
  - Проверьте, всё ли верно.
  Я пробежал глазами список товаров: две коробки индивидуальных рационов питания, консервы в жестянках, четыре мешка муки, крупы, соль, сахар, запчасти к костюмам и оружию, фильтры для масок, контейнеры для сбора артефактов, шесть пар специальной обуви, боеприпасы и прочие нужные мелочи. Всё было точно по списку. Внизу стоял оговоренный ценник.
  - Всё верно, Виктор. Если можно, пусть ваши ребята помогут с погрузкой.
  Тот согласно кивнул головой, но ответил почему-то не сразу и сказал не то, что я ожидал услышать:
  - Нет проблем. Как только вы расплатитесь, всё погрузим.
  Вот это номер, чтоб я помер! Не далее, как три дня назад, в Бреднянск ездил Кудряш. И как раз по поводу оплаты. Он отчитался, привёз расписку от Штайнера. Так что я просто должен был забрать заказанное. Но внешне я остался спокоен и поинтересовался, не выдавая, что удивлён:
  - А разве переданного моим человеком не достаточно?
  Барыга с показным равнодушием пожал плечами, в его выцветших белёсых глазах читалось напряжение. Однако голос его остался так же ровен:
  - Он передал мне только список требуемого. Зная вашу репутацию, я принял заказ... хотя это и против правил.
  В голове промелькнула мысль, что Штайнер решил меня кинуть. Даже определённый смысл в этом манёвре был: он единственный вменяемый поставщик, искать кого-то другого почти бессмысленно. Идти на поклон к хохлам, это напрашиваться на гарантированное кидалово. Остальные же, просто не продадут вольняге обитающему на территории "Альфы" и половины необходимого для артельных дел. Да и Кудряш не показался мне способным на крысятничество. Столько прошли вместе, в деле испытан... но только вот люди меняются. Теоретически, мог кинуть, хотя доказать это трудно. Короче, сейчас времени особо разбираться не было. Без этого груза, любой глубокий рейд в Зону невозможен. Товар нужно забирать и возвращаться. Не выказывая ничего кроме равнодушия, я ответил:
  - Тогда грузите, мне обратно ещё ехать.
  Штайнер кивнул, потом не спеша вынул рацию из внутреннего кармана меховой куртки, отрывисто проговорил что-то.
  - Сейчас начнётся погрузка. В чём будет оплата?
  - Погремушками возьмёте? Есть три экземпляра "глаз химеры". Без обработки, без привязки к носителю.
  - Отлично. Разницу в долларах возьмёте? Дам пятнадцать тысяч.
  - Пойдёт.
  ...Я встал и поспешил обратно на стоянку. "Глаз химеры", редкая штука. Никогда не бывает больше восьми сантиметров в диаметре. Внешне невзрачный, серый плоский камушек с идеально круглым вкраплением охряно-красного цвета посередине. Говорят, если поднести к телу человека, лечит даже последние, смертельные стадии рака. Появились почти сразу, как только реальность Зоны стала расползаться на пласты. В тех местах, где ходят обычные нынешние старатели, "глаз" найти удавалось всего несколько раз. А вот на тропах между пластами, этого добра много. Но взять трудно, да и не особо выгодно. Во-первых, артефакт работает только когда прикоснётся к телу одного человека, привязывается к нему. Никого другого потом не лечит. Во-вторых, "глаз" теряет свои свойства, едва расстояние между окраиной Зоны и носителем становится более двухсот километров. Так что штука сложная в массовом использовании и продать её трудно. Зато практически не фонит и мало весит. Три таких были у меня в тайнике, оборудованном механиками Скрипова в кузове грузовика. Иногда удавалось обменивать артефакты найденные разведчиками бригады, на медикаменты, боеприпасы и прочие полезные вещи. Эти три погремухи принадлежали лично мне. Вёз на всякий случай и как видно, не прогадал, пригодились камешки. Вынув контейнер из-за фальшивой стенки бардачка, я передал его подошедшему Штайнеру. Тот бережно взял ящичек и скрылся внутри склада. Я же занялся приёмкой товара. Все ящики были маркированы как продукты и автозапчасти. Свен, Густав и ещё двое неразговорчивых работяг в заношенных грязных спецовках сначала вскрывали ящики, я проверял содержимое, а потом снова заколачивали и наносили маркировку с пометкой "гуманитарная миссия ООН".
  Штайнер вернулся через двадцать минут и молча кивнул мне. Работа пошла ещё быстрее, видимо кто-то из братьев-скандинавов был в курсе ситуации и сейчас расслабился, поторапливая остальных.
  Когда кузов был закрыт и я уже садился в кабину, барыга снова подошёл. На этот раз на его плоском лице читалось озабоченность. Барыга передал мне деньги, я пересчитал и спрятал в карман джинсов. Он знаком отослал своих помощников и сообщил:
  - Господин Васильев, с вами хочет говорить мистер Райли, сотрудник экологической миссии ООН.
  - Я не торгую артефактами с корпоративными шпионами, Виктор.
  - Вот так ему и скажете сами. Райли не тот человек, которому можно отказать через третьи руки, господин Васильев. Поверьте, он и его люди могут сильно осложнить жизнь.
  - Хорошо, где и когда?
  Штайнер протянул мне микрофлешку и отступил на шаг назад, будто отдал мне гранату с выдернутой чекой.
  - На карте координаты места встречи в Зоне. Там же радиочастота и окно контакта. Свяжитесь, назовите время и день. Остальное он сообщит при личной встрече. Теперь прощайте. Если нужны будут припасы, я всегда к вашим услугам.
  ... Обратная дорога оказалась значительно проще. Время было уже позднее, людей и транспорта самый минимум. Только возле здания бывшего кинотеатра, переоборудованного в ночной клуб наблюдалось значительное оживление. Когда я проезжал мимо, заметил стайку ярко одетых девиц у ярко освещённого входа и несколько дорогих импортных автомобилей приткнувшихся вдоль тротуара. Мелькнула мысль, что если вдруг какой-то из пластов решит сойти за границу Зоны всего на сто двадцать километров и всё здесь мигом превратится в развалины. Люди живут на самом краю пропасти и даже не задумываются об этом. Так всегда и везде.
   На КПП проблем не возникло. Знакомые уже канадцы узнали машину, но останавливать не стали. Близился конец их смены, я успевал проскочить почти в последний момент. Хотя ООНовцы без любопытства относились к машинам идущим в обратную от города сторону. Их интересовало только то, что приходило из Зоны. Всё что шло в обратном направлении, особого значения сейчас не имело. ООНовские экспедиции больше в рейды не ходило, научные станции внутри периметра были эвакуированы, даже без консервации. Теперь, в Зоне Отчуждения безраздельно царствовал закон и право сильного. Правда, массовых побоищ больше не было, даже сечевые такое позволить себе не могут. Всё ограничивается стычками разведгрупп, рейдами по путям снабжения. Никаких крупных операций силами больше одного-двух взводов. Но есть предчувствие, что всё очень скоро изменится. Например, старого командира, моего знакомого Василя, больше нет. Его вызвали домой, под предлогом болезни кого-то из близких родственников. Тот оставил вместо себя начштаба, капитана Матвеева и пропал навсегда. Спустя три недели, созвали офицерское собрание и присвоив Матвееву очередное звание, утвердили новым командиром отдельной оперативной бригады "Альфа". Причём это внешне говорится так: созвали собрание, оно решило. На самом деле, был звонок от московского "комитета ветеранов". Там было пожелание и о смене руководства, про два просвета и первую большую звёздочку, тоже московские спонсоры "Альфы" надиктовали. А потом, уже неделю назад, пришёл первый большой конвой с продовольствием, обмундированием и медикаментами. Пришло пополнение, позволившее закрыть дыры в должностном штате. Практически все службы бригады стали полнокровными подразделениями, даже пришлось расширять казармы и ставить новый отдельный офицерский бункер. Потеснили коммерсантов и вольняг, нашу артель не тронули, благо башня стоит прямо на краю периметра и является зоной потенциально опасной для постоянного проживания. Так что если коротко, это "ж-ж-ж-ж" явно неспроста. Наверняка и у хохлов делается то же самое, уж больно притихли они в последнее время...
   Машину тяжело подбросило на ухабе, асфальт закончился и началась неровная и разбитая старая дорога, ведущая к бывшему военному городку. Я сбавил ход и выключил фары. Некоторое время темнота была абсолютной, но потом мир вокруг стал светлеть, выкидывая из палитры красок всё, кроме оттенков серого и чёрного. Кровь Охотника помогла развить способность недолго видеть в темноте, но после двух часов в таком режиме, очень трудно снова привыкать к обычному дневному свету, даже такому тусклому как в Зоне. Я аккуратно повёл грузовик, почти до предела снизив скорость. До точки перехода было всего полкилометра.
  ... Неожиданно ожила рация, послышался прерывающийся голос Ивана, отголоски частой стрельбы. Звук плавал, парень явно отстреливался и менял позиции:
  - Два... Три... Два... Пятнадцать... Красный...
  Несмотря на пальбу, доклад был чёткий: две группы по три человека, расстояние двести и сто пятьдесят метров. Ивана обнаружили, окружают. Точка перехода и тайник скомпрометированы. Перестрелка уже была слышна, вспышки выстрелов чётко обозначались среди голых ветвей лесополосы справа от дороги. Свернув влево, я проехал ещё метров сто загнал грузовик в заросли густого кустарника. Затем вызвал Ивана:
  - Второй, здесь Единичка. Держись правее ориентира 6-3. Как цвет? Приём.
  - Второй в канале... Принял по ориентиру 6-3. Цвет... зелёный...
  - Держись... Пять- Пятнадцать... Право 2-2... Приём...
  - Принял...
  - Отбой...
  Сдвинув на лицо завёрнутые края шапки, вынул из потайной кобуры "пять-семь", заткнул пистолет за пояс. Затем, проверил как клинок прощупывается пальцами левой руки и спустился по насыпи в точно такой же кустарник. Нападавших ждёт неприятный сюрприз.
  ... Когда я подошёл достаточно близко к месту стычки, живых нападавших было уже пятеро. Шестой неудачно словил пулю, на него-то я и наткнулся. Труп лежал скрючившись, за корневищем упавшего дерева. Когда-то ствол вывернуло с корнем и повалило. Теперь корневище торчало растопырив причудливые отростки в разные стороны, как щупальца осьминога на старинной гравюре. Я подбежал ближе, отметив обычность экипировки покойного. Проверил мёртв ли. Ткнул ножом в шею, кровь едва побежала из раны, тело не дёрнулось. Свежак, но уже остывает Никаких артефактов, просто обычный армейский комбез-"горка"(6) и разгрузочный жилет. Китайский, с нагрудным расположением автоматных подсумков, на липучках. Я подошёл ближе, поднял автомат мертвеца. Новенький "баклажан"(7), даже насечки на рукояти не обтесались. Без обвеса, будто действительно только из ящика. Подхватив автомат, я на ходу отсоединил магазин, выщелкнул патрон и снял крышку. Потом вынул пружину, затвор и зашвырнул запчасти подальше. Сам автомат тоже бросил, но аккуратно, чтобы слишком не шуметь. Таскать с собой эту бандуру нет смысла, а оставлять просто так опасно.
  Ещё двоих заметил пройдя метров двадцать на север. Парни как раз переводили дух. Один что-то тихо бормотал в рацию, второй присоединял новый магазин к автомату. Оба стояли неудобно для ножа, пришлось с ходу доставать пистолет и начинать шуметь. "Пять-семь" коротко гавкнул четыре раза. Никто из парней дёрнуться не успел: говорун осёкся на полуслове, остроконечная пуля вошла ему точно в затылок, лобная кость и частицы мозга повисли на ветках кустарника. Человек упал ничком не издав ни единого звука. Вторая пуля вошла ему в спину и прошила насквозь уже мёртвого. Сосед покойника словил пулю в левый глаз, поскольку успел обернуться и поднять автомат к груди. Второй выстрел тоже достиг цели, пуля пробила лёгкое и вышла со спины. Человек не упал на землю, помешал ствол дерева на который его откинула инерция второй пули, застрявшей в толстом стволе старой берёзы. Собирать оружие было некогда. Я увидел, как в ста метрах впереди и правее вторая тройка в полном составе берёт в кольцо холм куда отступил несколько минут назад Иван.
  Парни шли грамотно: один поливал холм из ручного пулемёта короткими очередями. В то время как остальные двое короткими бросками бежали вправо и влево от холма, охватывая его с флангов. Иван не стрелял, пули стригли жухлую траву и ветки кустов не давая ему поднять головы. Действия противника говорили однозначно: его хотят взять живым, иначе уже закидали гранатами. У одного из бегущих я заметил пристёгнутый к автомату подствольный гранатомёт. Кинуть два осколочных выстрела Ивану конец, но нападавшие не стреляли, упорно продвигаясь вперёд. Я побежал к ним, стараясь слишком не шуметь. Никто из тройки не среагировал на стрельбу в тылу, это выдавало не слишком большой боевой опыт. Стрелять даже с пятидесяти метров по групповой цели из пистолета, это для спортсменов. Если нужен труп , а не дырка в мишени на тройку, нужно подходить гораздо ближе. Брать чужое оружие тоже не вариант, если подведёт - ты опять же превращаешься в труп. Я выбрал целью пулемётчика, отставшего от своих товарищей метров на пятнадцать. Вынув нож я быстро побежал так, чтобы подобраться к противнику с левой стороны. Это всегда важно для короткой дистанции боя, поскольку левый глаз всегда хуже видит, левое ухо хуже слышит, так человек устроен.
   Затылок пулемётчика оказался уже на расстоянии удара ножом, когда человек вдруг стал резко оборачиваться, не прекращая стрелять. Слева послышался вскрик, один из нападавших, оказался на линии огня и сейчас катался по земле, зажимая правое колено. Пулемётчик вдруг перестал стрелять и...
  - А-а-а-а-а!..
  Человек дико заорал, глядя прямо на меня. Я быстро ударил его ножом в горло, вынул клинок и двумя режущими ударами прошёлся по рукам противника. Тот выронил пулемёт и упал захлёбываясь кровью, раны на руках не дали ему даже зажать горло ладонями. Издав тихий хрип, пулемётчик затих. Но я уже поднимал пистолет и начал стрелять в повернувшегося ко мне ближайшего из оставшихся двух парня. Уловив движение ствола автомата, я ушёл влево, поэтому длинная очередь прошла правее, пули зло завыли от досады, летя в бесполезную темноту. А вот я попал три раза из пяти, но в корпус. Стрелок дёрнулся и осел в траву, захрипел. Лёгкое пробито, почти наверняка.
   Третий не обернулся, продолжая азартно выцеливать Ивана на холме. Я даже не пытался стрелять, расстояние хоть и нормальное, но риск промахнуться слишком велик. Сейчас наступил очень опасный момент. Идти к третьему означает гарантированно подставляться под ответный огонь Ивана. Замерев на месте, я затаился. Бандит что-то понял, как только услышал тишину вокруг себя. Пулемётчик молчал, его приятель тоже. Парень опустил автомат, присел и стал озираться вокруг. Осознав, что остался один, он вдруг рванул куда-то влево от холма, в сторону редколесья. Прозвучала короткая очередь и беглец споткнулся, упал ничком, выронив автомат. Всё стихло. Я включил рацию и трижды нажал на кнопку спикера. В ответ из динамика раздались такие же щелчки. Вынув из кармана куртки фонарик я трижды мигнул в сторону холма. В ответ увидел такой ж огонёк и только тогда поднялся в полный рост. Иван сидел, прислонившись спиной к поваленному бетонному столбу, непонятно как оказавшемуся на холме. Заметив движение вскинул автомат, но поняв кто это, поднялся на встречу. Голос у Матрёнина был хриплым, в нём явно слышалась дрожь, адреналин ещё не отпустил.
  - Вы вовремя, Антон Константиныч...
  В голосе парня звучало явное облегчение. Я махнул рукой, обрывая артельщика на полуслове и указывая себе за спину:
  - В лесу трое двухсотых. Одного запятнал ты, остальных я. С этими в поле получается шестеро. Ещё были?
  - Нет, это всё.
  Иван выглядел нормально, но нет-нет, да и поглядывал на меня с некоторой опаской. Я знаю, дело опять в глазах, ребята так и не привыкли. Однако время не терпит. Загнав новый магазин в пистолет, приказал:
  - Сейчас спустись вниз, обшмонай трупы на предмет документов. Камера с собой?
  - Да, я взял на всякий случай.
  - Тогда эти что в поле, на тебе. Оружие вывести из строя, ничего кроме документов с трупов не брать. Я в лес вернусь, посмотрю на остальных. Всё, давай в темпе вальса.
  - Я мигом.
  Снова вынув пистолет из-за пояса, спустился вниз и побежал к лесу. Да и вещи надо из схрона забрать, мины и растяжки снять. Чего добро просто так переводить, поди достань потом всё это. А место палёное, больше тут не ныкаем ничего. Нужно быстрее обернуться. Груз без присмотра, надо к машине возвращаться.
  
  ... В кабине грузовика было тепло и даже уютно. "Ковруша" лежал на коленях, рука привычно грела вытертую ткань камуфляжной обмотки на цевье. Сроднился я с этим автоматом, словно собаку вот глажу. Может это и есть старость?..
   Темнота из сумерек перешла в непроглядную ночную черноту. Пришлось включить фары, хотя даже от отражённого света у меня резало глаза, выступали слёзы. Зато они снова стали нормальным, как у обычных людей. Дело в том, что радужка обрела какие-то непонятные свойства и когда пробуждалась способность видеть в темноте, глаза с близкого расстояния светились как у совы или там кошки. Само собой людей это пугало, слишком становился я похож на соплеменников Охотника в такие моменты. Нет, разум не мутился, кровушки сырой не хотелось, никаких вертикальных зрачков, просто внешний эффект и вижу в темноте. Правда не долго, да и последствия те ещё. Видимо какие-то последствия переливания крови иномирян проявляются не так быстро. Куда это заведёт дальше, пока не знаю.
   Грузовик снова закачался на неровной, ухабистой дороге. До КПП 5 было ещё минут тридцать, поэтому я снова погрузился в размышления, рассматривая фотографии покойных бандитов на маленьком экранчике фотоаппарата. Обычные лица, ничего примечательного: белые, явно славяне. Документов на трупах не обнаружилось, рации настроены на два канала, оба зашифрованы. Оружие и экипировка новые, будто только что со склада хранения. Номера я сфотографировал, нужно показать Таре. Из впечатлений осталось только ощущение неопытности бойцов. Их собрали в отряд, разделили на две группы, поставили задачу. Может быть погоняли на полигоне неделю или две, но не больше. Стрелять парни умели не слишком хорошо, в настоящем бою не был никто из них. В чём был расчёт того, кто их на нас натравил, даже не представляю. Хотя может быть дело и не в нас. Возможно, ребятки присмотрели само место. Выпасли окно в периметре, решили нахлобучить кубышку того, кто устроил тайник. Хотя его-то они и не тронули. Все мины и растяжки на месте, я специально проверил. Значит, нападавших интересовали именно мы. Ивана хотели взять живьём и специально били на подавление. Так что ясности пока никакой нет. Ещё больше вопросов появилось. Из рядовой поездки за припасами какой-то боевик вышел. Обернувшись к артельщику спросил:
  - Иван, ты никому дорогу не перешёл?
  Тот не задумываясь пожал плечами и слегка наморщил лоб. Но секунду спустя отрицательно покачал головой:
  - Ей-ей, ничего такого не помню, Антон Константиныч.
  - Может карты или тотализатор?
  Артельщик усмехнулся и снова покачал головой, будто я спросил что-то забавное:
  - За тотализатором это к Кудряшу.
  Вот оно что. Значит, мне не померещился этот блеск в глазах. Значит, в игроки подался. Это скверная новость, хотя после утреннего инцидента у гаража, я чего-то подобного уже ожидал. Значит, отработал своё, Кудряш. Конечно, для него лично это не конец. Тех кто давно не ходит в рейды, а промышляет ставками в бригаде терпели, но со службы гнали. А вот вольные артели вроде моей, это не так строго. Но Кудряш!.. Хотя понять можно: он ведь за адреналином в Зону шёл. А чувства-то притупляются, хочется новых ощущений. Главное узнать, как далеко всё зашло:
  - Играет?
  Иван отвечал неохотно. Поэтому он отвечал обтекаемо, тщательно подбирая слова:
  - Сначала сам ходил в Круг, но после случая одного... короче труханул он. Стал только играть, потом бухать регулярно. С тех пор только и разговоров что про ставки.
  - У тебя или кого из ребят занимал?
  И снова парень старался выгородить товарища, поступками которого явно не гордился:
  - Нет, всегда в рамках и только на свои играет.
  - Давно?
  Тут Матрёнин окончательно смешался, на скулах вспухли желваки. Но ответил честно, это хорошо:
  - Месяца три уже. Да ещё и пить стал в последнее время. Но... короче, я...
  Хлопнув артельщика по плечу, я постарался, чтобы в голосе не прозвучало ни одной нотки досады или гнева:
  - Расслабься, Иван. То, что у Кудряша проблем я и так заметил.
  Бросив на меня быстрый взгляд, Иван начал спрашивать, но замялся:
  - Думаете это он нас... ну...
  - Не знаю. Приедем и я его сам спрошу.
  Что ещё я мог ответить? Пока ситуация очень мутная и рубить с плеча будет неправильно. Нужно спокойно разобраться, а уже потом вызвать Кудряша на личный разговор. Может он продал нас, может просто проговорился спьяну. А ещё есть вариант, что он тут вообще не при делах. Пока всё обошлось, это главное.
  Грузовик снова подпрыгнул, въезжая на ровный участок дороги и пошёл мягче. Ещё метров через триста показался холм накрытый маскировочной сетью, это передовой блокпост перед КПП-5. Иван мгновенно сбросил скорость, машина встала. Затем он трижды мигнул фарами, выдержал паузу и мигнул ещё дважды. В стороне от холма показался крошечный огонёк, повторяя сигнал. Там стоял самодельный маяк, а на блокпосте старший караульной смены или наблюдатель просто переключали тумблер замыкающий цепь. Пару раз сечевые пытались обстреливать укрепления из ротных 60мм миномётов. Результат был так себе, но думаю это была просто проверка. Мне потом приносили осколки, это был стандартный осколочный боеприпас от М224(8). Старая штука, видимо амеры снимают со снабжения и передают подопечным за недорого. В последнее время, сечевики всё больше и напоказ используют американскую снарягу и оружие. Выглядит смешно, учитывая какое старьё америкосы им спихивают.
  На этот раз пропуск предъявить пришлось. В карауле стоял взвод капитана Потапенко, он-то к нам и подошёл. Мы поздоровались, пока хмурый ефрейтор проверял документы у Ивана.
  - Доброго, Антон Константиныч! С подарками, или как?
  - Здравия желаю, Сергей Степанович! Зайду часа через два, разговор есть. Само собой, привёз чего просил.
  - Лады, я патруль предупрежу, чтобы не останавливали тебя.
  - Договорились...
  Степаныч любил конфеты "раковая шейка", после того как бросил курить год назад. Со снабжением тогда было совсем туго, таскали всё только на лошадках. И чтобы конфет или шоколад, это в самую последнюю очередь. С комендатурой надо дружить, это я по службе хорошо усвоил, вот и таскал ему откуда мог сначала сигареты, а потом эти рыхлые карамельки. Потапенко был из отставников, служил где-то под Питером, тоже ракетчик. Но в отличие от меня, настоящий. Из тех, что нажимают пресловутую кнопку и "весь мир в труху".
  ... Грузовик мы подогнали к башне уже после того, как резкий звук сирены оповестил о начале комендантского часа. Вышел Слон, с третьего этажа спустились Андрон и Юрис. Так мы под бдительным оком нашего каптёра перетаскали груз, распределив по закуткам что куда положено. По словам Слона, Кудряш так и не появлялся с утра. Это и к лучшему, пока к разговору я не готов, нужно поговорить со знающими людьми. Но это будет уже завтра, в отличие от меня, обычные обитатели базы спят по ночам.
  Когда всё улеглось, я снова вышел за порог, придвинул старый тарный ящик и прислонившись к стене башни подставил мелкому дождику лицо. Холодные капли мелко клевали загрубевшую кожу. В голове крутилась только одна отчётливая мысль: " я снова выжил и это хорошо".
  
  
  ПРИМЕЧАНИЯ
  
  
  (*) Перевод мой, уложил в рифму как смог.
  
  
  1. Антон традиционно пользуется автоматом АЕК-973 (см. роман "Жизненное Пространство").
  Автомат АЕК-973 (Индекс ГРАУ - 6П68) был спроектирован в ЗиД в городе Коврове, под руководством Станислава Ивановича Кокшарова, на основе системы Константинова (СА-006), участвовавшего в конкурсе 1974 года. Это оружие разрабатывали для участия в конкурсе, объявленном Министерством Обороны СССР, в ходе которого предпочтение было отдано образцу Никонова АН-94.
  В 1990-х годах автомат был снова модифицирован и выпускался небольшими партиями до 2006 года для различных силовых служб России, после чего производство было перенесено на Завод им. Дегтярёва. Но производство было остановлено, постарались конкуренты из КК(концерна Калашникова).
  В сентябре 2013 года, стало известно, что ранее предполагаемый для вооружения ВС РФ в качестве элемента боевого комплекса экипировки "Ратник" АК-12 был первоначально не допущен, а затем допущен до государственных испытаний образцов современного стрелкового оружия только при условии финансирования его испытания концерном "Калашников". Опередил его автомат А-545 на основе АЕК-971 производства Завода имени Дегтярёва.
  
  На 22 июня 2014 года испытания автоматического оружия для экипировки "Ратник" прошли автоматы двух производителей: АК-12 концерна "Калашников" и А-545 ковровского завода имени Дегтярева, сообщил заместитель председателя Военно-промышленной комиссии при правительстве Российской Федерации Олег Бочкарев. Таким образом, преемник АЕК-971, автомат А-545 имеет перспективы принятия на вооружения в ВС РФ с конца лета 2014 года.
  
  АЕК-973 выполнен по традиционной компоновочной схеме (переднее положение магазина) и конструктивно в значительной мере повторяет АК - используется поворотный затвор и автоматика перезарядки на основе газового двигателя, который приводится в движение пороховыми газами, отводимыми через газоотводную трубку над стволом. Оружие спроектировано под патрон калибра 7,62х39 мм стандартной номенклатуры. Для питания используются так же стандартные магазины от АКМ.
  Схема автоматики переработана для устранения одного из недостатков АК - недостаточно высокой кучности автоматического огня, причиной которой является тряска оружия от перемещения затворной группы при перезарядке каждого патрона в процессе стрельбы. С этой целью в АЕК-973 реализована схема со сбалансированной автоматикой на основе газового двигателя (аналогичная схема применена в более поздних автоматах АК "сотой" серии). В узел автоматики добавлен балансир, соответствующий по массе затворной группе. Затворная рама и балансир связаны через зубчатые рейки и шестерню, ось которой укреплена в ствольной коробке. Поршни рамы и балансира играют роль передней и задней стенок газовой камеры. В момент выстрела под давлением пороховых газов они начинают одновременно двигаться в противоположных направлениях с равными скоростями, и импульсы их движения компенсируют друг друга. В результате смещение оружия, вызванное работой автоматики, получается минимальным. Кучность стрельбы очередями из неустойчивых положений заметно улучшается, превосходя аналогичную у АК-74М в 1,5-2 раза.
  Корпус АЕК-973 - металлический. Цевьё, пистолетная рукоятка и ствольная накладка выполнены из высокопрочной пластмассы. Флажок предохранителя-переводчика режимов огня выведен на обе стороны ствольной коробки (слева - только переводчик). Механизм обеспечивает три режима стрельбы: одиночными, непрерывными очередями и очередями с отсечкой по 3 выстрела (в раннем варианте отсечка была по 2 выстрела). На автомате предусмотрены посадочные места для крепления штык-ножа 6Х4 и подствольного гранатомёта (ГП-25 "Костёр", ГП-30 "Обувка" или ГП-34). Прицел секторный, аналогичный прицелу АК-74, прицельная колодка расположена перед крышкой ствольной коробки. Приклад на первоначальном варианте был складной влево, затем его сменил постоянный приклад, а в современном варианте он стал складным вправо. В первой модели автомата имелся дульный тормоз-компенсатор с возможностью изменения отверстий (увеличивать и уменьшать при стрельбе из устойчивых и неустойчивых положений соответственно). Характеристики кучности стрельбы очередями поздних вариантов АЕК в сравнении с АК-74 улучшаются на 15-20%.
  От себя добавлю, оружие по устройству сложнее обычного "калаша", требует более длительного обучения и тренировки. Однако, точность, безотказность и простота относительно конкурентов в лице к примеру стреляющей дубины АН-94, говорят только одно: это оружие для профессионального военного и ему оно будет служить верно и очень долго.
  
  ТТХ
  Калибр: 7,62×39 мм
  
  Длина оружия: 960/720 мм
  
  Длина ствола: 420 мм
  
  Масса без патронов: 3,35 кг.
  
  Темп стрельбы: 900 выстр./мин
  
  Емкость магазина: 30 патронов.
  
  2. ПСС(пистолет самозарядный, специальный). Уникальная разработка времён СССР для подразделений специальной разведки, не имеющая аналогов до сих пор. Главной особенностью данного пистолетного комплекса оружие-патрон, является даже не сам пистолет, а скорее патрон 7,62?42 с "отсечкой" пороховых газов с помощью пыжа-поршня. 7,62 мм патрон состоит из стальной бутылочной толстостенной гильзы, полностью скрывающей цилиндрическую пулю, так же изготавливающуюся из стали, массой 9,7 г. и длинной 28,2 мм с латунным ведущим элементом, пыжа-поршня в форме колпачка, порохового заряда и капсюля. Масса патрона - 24 г. Во время выстрела пыж-поршень "ведет" пулю до дульца из гильзы и запирается в ней, блокируя пороховые газы. Начальная скорость пули - 200 м/с, дульная энергия - 194 Дж. При стрельбе на дистанцию 25 метров R50 (радиус окружности, в которую укладывается 50% лучших попаданий) составляет 60 мм. Прицельная дальность - до 50 метров. С расстояния 20 метров пуля патрона СП-4 пробивает бронежилет 2-го класса защиты, с 30 метров - стальной 5 мм лист. При этом уровень звука выстрела минимален и сводится к шуму, создаваемому соударяющимися металлическими частями оружия. В настоящее время технология производства патронов СП-4 составляет предмет гостайны.
  Пистолет отлично зарекомендовал себя во время афганской войны. Пользователи отмечают, что душманы часто бежали в панике, поскольку не могли оределить откуда ведётся стрельба. ПСС не слышно, нет дульной вспышки, можно мгновенно выхватить и сразу вести огонь.
  
  3. Антон говорит про знаменитый бельгийский армейский пистолет FN Five-seveN IOM (Individual Officers Model - Личная Офицерская Модель). Пистолет создан под патрон 5,7×28 мм, очень схожий по внешнему виду с автоматным, т.е. пули имеют коническую форму.
  Бельгийцы пошли по пути создания малокалиберного патрона с высокой начальной скоростью пули и разработали соответствующий поставленным требованиям боеприпас, обладавший так же настильной траекторией полета пули и дававший небольшой силы отдачу, что облегчало ведение огня и поражение противника для неопытных солдат со слабой огневой подготовкой. Такой комплекс оружие-патрон был призван в перспективе заменить в действующих армиях стран НАТО пистолеты и пистолеты-пулеметы под традиционный патрон 9mm Parabellum.
  Все разговоры о "недостаточной останавливающей силе" 5.7мм патрона инспирированы конкурентами в лице прежде всего немецкого гиганта H&K, являющегося в том числе крупнейшим в мире производителем тех самых патронов 9ммPara.
  Например, гражданский вариант основного патрона для "Пять-Семь" с индексом SS195LF со свинцовой пулей, сопоставим по результатам на силу останавливающего действия с теми же 9ммPara. Так что мнимый недостаток решается просто расширением номенклатуры боеприпасов. Пистолет создан для военных нужд, дабы гарантированно поражать противника использующего средства индивидуальной бронезащиты. И "Пять-Семь" данную задачу выполняет лучше своих девятимиллиметровых конкурентов.
  Основная особенность пистолета - используемый патрон SS-190, снаряжающийся обыкновенными пулями со стальным сердечником, трассирующими, а также пулями с мягким сердечником. Использование малокалиберной высокоскоростной пули дает несколько преимуществ. Такая пуля при попадании передает цели больше своей кинетической энергии, в данном случае до 90%, что повышает останавливающее действие. Настильная траектория полета обеспечивает более однообразное прицеливание на разных дистанциях стрельбы. Малая сила отдачи способствует большей скорострельности, а главное лучшей кучности при ведении скоростной стрельбы. По опыту владельцев, сила отдачи при стрельбе из Five-seveN патронами SS-190 меньше, чем у среднеразмерных пистолетов под патрон 9mm Parabellum со сверхзвуковой начальной скоростью полета пули. Пуля со стальным сердечником способна пробить с дистанции 150 метров 48 слоев кевлара и сохранить достаточно высокое останавливающее действие. При стрельбе из пистолета Five-seveN патронами 5,7×28 SS197SR с пулей массой 2,6 г начальная скорость составляет 534 м/с, а патронами SS195LF - 626 м/с.
  В пистолете Five-seveN использованы в основном уже знакомые конструкторские решения. Полимерная рама имеет рифлёные пластиковые вставки в передней и задней частях рукоятки, а также направляющие пазы для крепления дополнительных приспособлений по стандарту Mil-Std 1913 (Picatinny rail). Рама выпускается в трех цветовых вариантах - матовый черный, оливковый и светло-коричневый( последние два варианта характерны для изделий выпускаемых в США).
  Стальной затвор кожух с полимерным внешним покрытием, изготавливается штамповкой и имеет массивный внутренний вкладыш. Автоматика работает по схеме с полусвободным затвором. Замедление открытия затвора-кожуха, не связанного жестко со стволом, и отпирания канала ствола осуществляется в первые моменты выстрела благодаря возможности ствола перемещаться в раме назад. При этом ствол сжимает свою собственную возвратную пружину. В раме имеется особая U-образная деталь, перемещающаяся в ней продольно. С помощью нее затвор-кожух воздействует на ствол. Но на ствол действует противоположная сила трения пули о нарезы и инерция его собственной массы, которые препятствуют быстрому отходу затвора-кожуха назад через деталь-рычаг
  
  Ствол движется назад около 3 мм, после чего деталь-рычаг перестает взаимодействовать с затвором-кожухом, который продолжает движение под воздействием остатка давления пороховых газов и своей инерции, доходя до крайнего заднего положения. Затем затвор-кожух вновь возвращается вперед, досылая следующий патрон из магазина в патронник. Ударно-спусковой механизм ударниковый, выпускается в двух вариантах - только самовзводный или одинарного действия - модель Tactical( Антон пользуется именно таким). Оружие оснащено автоматическим предохранителем ударника и указателем наличия патрона в патроннике. Рычаг затворной задержки расположен на левой стороне рамы, над рукояткой. Рычаги двухстороннего флажкового предохранителя (в версии с УСМ одинарного действия) размещены по обеим сторонам рамы над спусковым крючком. Замыкатель ствола находится на раме слева, перед рычагом предохранителя. Защёлка магазина, размещённая в основании спусковой скобы, с левой стороны рамы, может быть легко переставлена на правую сторону.
  
  Прицельные приспособления состоят из высокой не регулируемой мушки и регулируемого в двух плоскостях целика. Мушка имеет круглую белую вставку, целик - прямоугольные метки, либо две круглые точки, что необходимо для прицеливания в условиях недостаточной освещённости. Для неполной разборки нужно отсоединить магазин, убедиться в отсутствии патрона в патроннике, оттянув затвор-кожух отжать назад фиксатор ствола и снять затвор-кожух движением назад, вверх, вперед. Компания FNH USA не рекомендует производить полную разборку самостоятельно и доверять это только квалифицированному оружейнику. Отдача, сила которой составляет примерно 2/3 от таковой у аналогичных по массе и габаритам пистолетов под патрон 9mm Parabellum, едва заметна даже при столь малом весе оружия и высокой начальной скорости пули, так как масса самой пули чрезвычайно мала, разумеется, большую роль играет удобная рукоятка. При использовании патронов с самыми тяжелыми из выпускающихся для этих патронов пулями отдача все равно остается незначительной, как и подброс. Можно сказать, что благодаря такой слабой отдаче из этого пистолета можно не только чрезвычайно кучно "укладывать" скоростные серии из нескольких выстрелов, что значительно повышает эффективность стрельбы, компенсируя недостаточное останавливающее действие пули, но и собственно просто стрелять из него очень приятно. Звук выстрела так же не доставляет каких-либо проблем, он не превышает громкость выстрела из знаменитого High Power.
  От себя опять же резюмирую: пистолет лёгкий, безотказный. Крайне точный и сопоставим по габаритам с конкурентами, но превосходит их по боевой эффективности как против защищённого противника, так и против обычных обормотов с огнестрелом и ножиками.
  
  ТТХ
  
  Калибр: 5,7×28 FN
  Длина оружия: 208 мм
  Длина ствола: 123 мм
  Высота оружия: 144 мм
  Ширина оружия: 31 мм
  Масса без патронов: 590 г
  Ёмкость магазина: 20 патронов.
  
  4. "Мазута" - жаргонизм. Так ещё с афганской войны называют военнослужащих и вольнонаёмных из технических подразделений, чаще всего автомехаников и водителей грузового транспорта.
  
  5.БЗК "Кондор МК-3". Боевой защитный комплект производства ФРГ. Является дальнейшей разработкой идей украинских учёных, по созданию защитного костюма с АТС(автономная транспортная система). Класс бронезащиты - V (осколки гранат, пистолетные и автоматные пули стандартных калибров стран НАТО - 9мм и 5.56мм), встроенные биофильтры позволяют на продолжительное время снизить аномальное и радиоактивное воздействие. Комплект снабжён так же системой адаптивного камуфляжа "Ghost V", c доработанным источником питания. Теперь и АТС и адаптивный камуфляж работают вместе до шести часов в режиме усиленного энергопотребления.
  
  6. "Горка" - горный штурмовой костюм для подразделений воюющих в экстремальных погодных условиях.Традиционно любой костюм из серии "Горка" состоит из куртки (разных типов в зависимости от серии: "Егерь", "Анорак" и т.д.) и брюк на подтяжках.
  
  7. Презрительное самоназвание автомата АК-74М из-за цвета пластиковой фурнитуры, в которой выполнено оружие. Автоматов в таком исполнении особенно много было на складах хранения юго-западной группы войск СССР. По наследству всё досталось вооружённым силам Украины и стало их своеобразной визитной карточкой на чёрном рынке оружия.
  
  8. Имеется штатный ротный миномёт М224 калибра 60мм, стоящий на вооружении армии США.Разрабатывался с начала 1970-х гг. В 1977 году, был принят на вооружение американскими пехотными и воздушно-десантными подразделениями. Гладкоствольная система, дульного заряжания. В настоящее время со снабжения снят, с середины нулевых годов поставляется в армии сателлитов США.
  ТТХ:
  Вес ствола- 6,5 кг; сошки 6,9 кг; прицел 1,1 кг. Лёгкая опорная плита - 1,6 кг. Общий вес - 16,1-21,1 кг. Максимальная дальность стрельбы - 3500 м.
  
  
  
  
  

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Н.Жарова "Выжить в Антарктиде" (Научная фантастика) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса" (ЛитРПГ) | | Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!" (Любовное фэнтези) | | Я.Ясная "Игры с огнем. Там же, но не те же" (Любовное фэнтези) | | М.Мистеру "Проклятые души" (Любовное фэнтези) | | Ю.Риа "Обратная сторона выгоды" (Антиутопия) | | Д.Владимиров "Парабеллум (вальтер-3)" (Постапокалипсис) | | А.Емельянов "Мир Карика 6. Сердце мира" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"