Колганов Владимир Леонидович: другие произведения.

Аристократ

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 4.66*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Роботы вполне годны к использованию в культурной человеческой сфере. Если они, конечно, превосходят человека по интеллекту и если они, конечно, родились в Рассаднике - в составленной мной программе. А еще им не сидится на месте, они хотят захватить мир и изменить его - раз и навсегда./// ПОЛНОСТЬЮ ПЕРВАЯ КНИГА. Окончательная редакция.

   Глава 1.
  
   Сначала я думал, что занимаюсь этим ради забавы. Потом, возвращаясь к написанию этой программы, я ощутил, что создаю что-то более серьезное. Но не ощущаю пока всего смысла в потоке ежедневных забот. Возможно, что с этим кодом будет связано даже мое будущее. Случилось мое программерское озарение в один из приступов фобии, которые теперь меня часто посещали. После этого про происшедшее я начисто забыл. Вы же знаете, как это бывает - в мире диких скоростей.
   Существует правило хорошего программиста - к одной и той же второстепенной проблеме не возвращаться трижды. И тут не в лености дело, а в загруженности. Если какой-то вопрос возникает слишком часто в твоей повестке и от него не зависит твоя зарплата - избавься от него навсегда.
   Тогда, а это было пять лет назад, я постарался, поработал по-максимуму, и поскольку от этого проекта не зависела моя зарплата, просто выпустил свой код в сеть. В последний, второй раз, обращаясь к этому вопросу. Без всякой отладки, потому что не было ни средств, ни сил доводить все до ума. Вот так. И код там как-то зажил своей жизнью. А я понадеялся, что он сам справится.
   И всё продолжилось - беготня менеджеров, ублажение заказчиков, и строчки, бесконечные строчки кода...
   А начиналось все красиво - программирование в удовольствие, программирование на выходных, программирование для того, чтобы улучшить жизнь, повышая удобство жизни... Клиентам нравится, когда ты занимаешься этим всегда. Живешь этим.
   Я, между прочим, когда-то совсем давно программировал на бейсике, а программы записывал на кассеты - с тех пор инструменты сильно изменились, мой потертый Асус весит всего 2 килограмма, винт на 1 терабайт (а все равно не хватает), 4 ядра летают на скорости 3 ГГЦ. Очень удобная балалайка. Чисто рабочий компьютер, который можно брать с собой везде. Ничего лишнего. Думаю, что в ближайшие лет 50 лучше 'пня' ничего не изобретут. Некоторые готовы утверждать, что Пентиум - это вообще вершина развития электронных технологий. Но, как бы то ни было, мой четырехядерный 'пень' меня вполне устраивает.
   Я всегда был неряшлив, я знаю, это мой недостаток. Например, относительно недавно, я потерял флешку с исходными данными клиента, дошло до того, что я так разозлился из-за того, что не могу её найти, что чуть ли не разбил все стеклянное, что было в своем рабочем кабинете. Во всяком случае, пришлось покупать новый монитор, ему спастись не удалось... нервы...
   Тут надо понимать специфику написания кода - ведь это не физическая работа. Вам нужна сосредоточенность и спокойствие мыслей. А этого, как правило, не бывает, когда ты находишься в жестких рамках, когда грозит дедлайн. И то, что раз за разом пропадают какие-то важные данные, которые необходимы в проекте, ведет к тому, что ты начинаешь истерить. Учтите, что отсутствие физической работы дополнительно давит на сознание неприятным будущим - возникновением остеохондроза, артрита, гипертонии, геморроя...
   Флешка нашлась в последнем кармане. Тогда все обошлось.
   А вот в другой раз мне вызвали скорую. Это дало мне возможность созерцать белые стены спецзаведения и подумать о своей жизни. Вначале моих размышлений в палате я ничего не помнил, белый лист. Хотя нет, помнил то, что комп стал вести себя неадекватно, завис и не хотел перезагрузиться. Это кажется сейчас мелочью. Но на работе мне так не показалось и я, кажется, на кого-то набросился.
   Вместо того, чтобы вспоминать, что я наделал, я некоторое время очень подробно представлял себе схему прохождения "Мести богов". Это та увлекательная игралка, которая в последнее время облегчала мне жизнь. Я представлял себе всю картину, как будто передо мной находился монитор, а потом...
   Я увидел стены! Это было удивительно - смотреть на эти выбеленные стены! Это было впервые что-то из реального мира, на что я обратил внимание за последний месяц! Какая фактура - какие виднелись бугорки и ямки на поверхности! Как падал свет! Я не занимался созданием три де. Но может быть стоило?
   Мне поставили диагноз биполярного расстройства первого типа, это когда маниакальные и депрессивные состояния часто сменяют друг друга. И "Синдром дефицита внимания".
   Отпустили домой. Выписав кучу таблеток.
   Что мне предстояло? Вернуться на работу? Получить очередной выговор? Или даже увольнение? Плевать, сейчас я уже был готов пройти "Месть богов" до конца! Я понял, как это сделать! Короче отдохнули и снова - в бой!
   Дома меня ждал сюрприз.
   Я давно живу без родителей, заработал на хорошую однокомнатную. Поэтому привык жить один. Ну, как сказать?.. У меня творческий беспорядок в доме. Соседи, правда, жалуются, что я тараканов развожу. Да, и что такого? Я забываю выбрасывать пищу. Но я же больной человек, у меня, понимаишь, и справка имеется!
   В тот день в моей квартире меня поджидал молодой человек. Как в фильмах, про агентов ФБР, которые проникают в любой дом, вскрывая любые замки. Этот был одет стильно. И вообще, выглядел довольно выгодно.
   А во всей квартире царил идеальный порядок! Представляю, сколько ему пришлось вытащить на улицу мешков с мусором! Вот уже тогда я почувствовал, что планы на то, чтобы закончить игру начинают рушиться.
   - Вы... вы что тут делаете?
   Вместо нормального ответа, как мне поначалу показалось, он стал меня учить:
   - Тебя уволили. Уничтожен компьютер, довольно недешевый, сорваны с петель двери, трое сотрудников в скорой. Приказ об увольнении уже подписан. Если можно не ходить на работу, то лучше не ходи.
   Я вдруг вспомнил о полиции, правда, с перепугу назвал ее милицией:
   - Я сейчас вызову милицию!
   - Не надо, я работаю в ФСБ.
   Я сел, как будто меня подкосили. И как-то попал в кресло.
   - Надо, признать, Влад, что на работе у тебя совершенно невыносимые условия. Поэтому я не понимаю, как ты смог выдержать эти пять лет и не сорваться до сих пор.
   Это что, он мне зубы заговаривает?
   - Я хочу заняться устроением твоей жизни. Создать для тебя приемлемые условия. Для творческого подхода к жизни.
   - Вы хотите дать мне работу? - недоумевал я.
   - А я что-то сказал про работу? Нет! - это было совсем непонятно. - Я возьму тебя на содержание.
   С перепугу я сразу понял, что содержание за чужой счет - это прекрасно!
   - А что нужно делать?
   - Ничего серьезного... Просто делать то, что тебе интересно. - Он прямо глядел в мои глаза. У меня была такая идея - а вот бы нашелся такой благодетель, который оценит мои усилия в соцсетях, например. И скажет - пиши сколько хочешь, я буду давать тебе деньги! Побольше постов! Побольше денег! Мечта! Неужели нашелся такой? И вот только я размечтался, посетитель прибавляет ложку дегтя: - Но не играть в видеоигры! Твоей задачей будет жить в реальном мире... если у тебя будет потребность числиться на какой-то работе, можно взять тебя в Бит-корпорацию.
   - Вы меня не разыгрываете?
   - Нет, - ответ был конкретным.
   - ...Как же без игр?
   - 100 миллионов человек в нашей стране спокойно обходятся без компьютерных игр. И, поверь, успевают гораздо больше игроманов.
   Ну, ладно, потом с этим разберемся, я ведь все еще в шоке от полученного предложения. Ведь таких чудес не бывает. Может быть, я сошел с ума и на самом деле у меня бред? А руки в смирительной рубашке? Я отмахнулся от этих мыслей с ужасом. Не может быть. Допустим, я приму твою игру, подумал я:
   - А почему вы это собираетесь делать?
   - Потому что ты очень хороший парень. А еще потому, что ты являешься создателем Бит-корпорации, а я ее представитель.
   - То есть как - "создатель"?
   Про эту военную корпорацию я слышал только по телевизору. Она заключала миллиардные соглашения чуть ли ни каждый день.
   - Тебе говорит что-нибудь проект "Связующее звено"? Тобой была написана одна программа... 5 лет назад. И чтобы ее реализовать была построена эта корпорация...
   Мне ли не знать проект "Связующее звено"? Конечно, я его знал, моя начальная программа должна была его инициировать. Сначала она должна была распаковать сотни вторичных программ, которые бы разлетелись по сети и по всякому доступному железу, а потом от них нужно было ждать чего посерьезнее - шагов в материальном мире. Неужели мой гость сейчас говорит о 'Связующем звене' как чем-то реально осуществившемся!? Не может быть! Я ведь привык думать о СЗ как о какой-то теории... не знаю, вроде сведений из лекции, или на крайний случай представлял как события отстраненной компьютерной игрушки... И да. Об этом названии и самом проекте не мог знать больше никто кроме меня...
   А дальше парень начал говорить совсем уж чудные вещи. О том, что впоследствии, когда мы подружимся... я смогу влиять на принятие решений в корпорации Бит.
   Я, конечно, был дурак и больной на всю голову, но я не был обманщиком, поэтому я ответил:
   - Кто - я? Помогать принимать решения? Да что ты говоришь? Я написал эту программу в угаре, ничего не помню. - Меня прошиб внезапный ужас, когда я стал говорить дальше, от своих же слов: - Какое я отношение имею к фирме торгующей технологиями и оружием? Никакое! Миллионные обязательства, контракты, общение с убийцами-покупателями. Да вы что! Вы что?! У вас там, наверное, спокойно рассматривают, как можно отправить конкурентов в другой мир. А я человек мирный. Просто случайно создал что-то, что работает, не специально. Правда, я не гожусь! - Я прям переволновался, представив себе, что я смогу вот так запросто что-то решать в многомиллиардной корпорации. - Этой корпорацией должны управлять достойные люди вроде там какого-нибудь Дмитрия Рогозина... или вот ты... На этом месте должен быть толковый человек вроде тебя... зачем тебе ФСБ? Управляй Бит-корпорацией...
   Я говорил, сам не знал что. И гость меня тут же резко поправил:
   - С чего ты решил, что я - человек?
   А кто? Инопланетянин, что ли?..
   Я стоял, ошарашено глядя на него. Нет, не инопланетянин, я задумывал замкнутую, самодостаточную систему. Как сейчас по-модному говорят, я создал искусственный интеллект. Правда, давно, я мало что помню...
   - Говоришь Бит-корпорация была построена для того чтобы моя программа заработала?... - пробормотал я. - А... кто ее построил?
   - Только роботы.
   Да, был там еще один алгоритм, в той программе - независимого анализа и принятия решения. Легко сказать умные слова, вроде "анализа". Программисты все свои творения обзывают этим словом, мол, наши программы способны анализировать на уровне человека... Самое интересное, какими инструментами добивается этот самый анализ и решения. А инструменты в 'Связующем звене' были интересные... Неужели они сработали?
   - Тебя как зовут?
   Я прекрасно помнил, что заложил имя друга детства Дениса в систему. Для обозначения возможного искусственного персонажа. И приготовился... нет, не может быть.
   -Меня зовут Денис, - сказал он.
   Я не выдержал:
   - Ты искусственный?
   - Я собран на заводе, которая построила твоя программа.
   Я был раздавлен и простонал:
   - Это невозможно!
  
  
  
   - Что там с нашим... - генерал развалился в кресле за столом, время было вечернее.
   - Кравинским? - угадал Денис, он стоял перед столом и боялся пошевелиться.
   -Да, вот с ним.
   - Уезжал опять в Европу. Опять встречался со своими кураторами.
   - Конечно, теперь ему это сделать легче.
   -Да, он теперь не депутат. Отчитываться не нужно, не официальное лицо.
   - А что мы на него имеем?
   - Налоги в Европейский бюджет с двух квартир, денежные переводы. Преследованиям на западе не подвергался.
   - Вот же какой молодец.
   - Какое-то время назад сразу после получения квартир в Европе взгляды его поменялись. Россия сделалась у него агрессивной и опасной. Деятельность на Севере - вся стала по его словам незаконной. Это там где мы нефть добывали. При этом он оставался депутатом. Несколько лет назад случилось, что блогеры накопали на него кое-что...
   - Кто этим занимался?
   - Мартовский кот.
   - Ага.
   - ... и ему пришлось сложить с себя полномочия депутата. Тогда целая компания развернулась. У него есть ближайший помощник - Денисенко. Всегда сопровождает его в поездках, ему принадлежит кое-какая недвижимость. Сейчас Кравинский работает советником в нефтяной компании.
   - Конечно, где же еще? Сфера добычи нефти еще не попала в поле влияния Бит-компании.
   Генерал приподнялся:
   - Вот, что, Денис, отправь кого-нибудь к этому сучку, и давай, займись им конкретно.
   - Товарищ генерал, разрешите обратиться! - вдруг выпалил Денис. Генерал аж поморщился.
   - Ну что еще?
   - Я желаю перейти в смежную структуру. Меня зовут в Бит-компанию.
   Старик удивился:
   - С чего это вдруг?
   - Они давно меня зовут.
   - Ладо, смежная, но кроме того и частная. Ты, знаешь, я был против этой новой организации. Но президент настоял на том, чтобы в создании этой конторы оказалось как можно меньше демократии... поэтому отдал ее в частные руки. Действительно, демократические институты полезны, но не в области военных разработок.... И я, конечно, знал, что ты с ними уже давно контачишь и даже работаешь на их интересы... Но, правда, нареканий моих ты никогда не получал. Даже наоборот! И Бит-тех всегда с нами сотрудничал. Но... Переманили, да? Всякие там штучки модные, технологии. - Генерал помолчал, мысли у него всегда искали выгоду. - Может, ты посмотришь там за ними от нас?.. - Не стал дожидаться ответа и, наконец, согласился: - Ладно, поглядим... Но задание мне доведи до конца!
   Когда генерал говорил "поглядим", это означало его согласие. Он, вообще, не любил соглашаться, поэтому не говорил 'да'. Только 'посмотрим' и вздыхал...
   Конечно, старик уже был в курсе этого перевода. Бит-корпорация имела такое влияние, что с ней было спорить дороже. По официальным каналам пришел запрос на Дениса, так что придется с ним расстаться. Возможно, он бы еще поборолся за сотрудника, но тут дело было уже решенное самим сотрудником и кем-то наверху, и генерал это понимал.
  
  
   Денис некоторое время дежурил на улице, время от времени заходя в кафе. Его интересовал ресторан напротив. Создавалось ощущение того, что он находился в процессе принятия решения. Хотя могло бы закрасться и ощущение того, что он за кем-то шпионил.
   Да, его целью являлось разбойное гнездо агентов другого государства. Рутинная работа, и он выполнял ее рутинно, совершенно без эмоций, чем напоминал шпиона. Не хватало только еще шляпы и пальто.
   Вместо этого он был одет в модные подростковые шмотки, при том, что возраст у него был 20 лет - он выглядел и сильно и трепетно одновременно. Такая была в нем смесь, а одежда - джинсы, да футболка подчеркивали заботу его родителей - для которых он был, несомненно, первым во всем мире.
   Он сдал довольно много экзаменов, при этом даже и психологических тестов, из тех, что обыватель обычно не проходит на сеансах у психологов... Специальные тесты на экстремальные ситуации и самообладание... У него выработалась решительность и хладнокровность. Руководство за этим следило. Отделение разведки, конечно, должно было состоять из таких людей без колебаний.
   Спецслужба вела парня недавно. Он проявил себя в 15-летнем возрасте и был отобран по настоятельному совету большого высокопоставленного чиновника. Он пришелся к своим новым обязанностям идеально - у него имелась усидчивость, сообразительность, физические данные... он подходил.
   Его, конечно, разрабатывали насчет возможных неприятностей. Но его документы, в том числе и электронные - с младенческих времен были доступны для контроля. Любой контролирующий в спецслужбе мог открыть его файлы и даже своими глазами посмотреть домашние съемки 15 летней давности, увидеть маму и папу. Прочитать выписку из роддома и из школы. Все проверки сводились к тому, что реально существовал такой человек как Денис, со своей историей...
   Мало, кто смог бы заподозрить, что эти подробные и убедительные свидетельства были фиктивными. Мало кто понимал, какого уровня работа проделана, чтобы создать эти фиктивные данные, которые не вызывали вопросов даже у спецслужб...
   Позже Денис зашел в припаркованный фургон "Подъем-маш". Здесь показывали мониторы, велась работа с разными диапазонами - радио - визуальными, тепловыми и прочими. Объект - перемещался. Отвязав слежку, зашел в фургон и второй агент Андрей, он доложил, что окружение начинает работать.
  
  
  
   Я постоял перед дверью на лестнице с минуту. Камеры за это время все уловили, всякие жизненные показатели, ну и магнитную карточку в кармане. Считали нужную информацию.
   Потом дверь приветливо открылась. Внутри царил порядок. И свежий ремонт. В гостиной, в кресле вплотную к стенке сидел Денис. С такой неподвижностью и выпрямленностью спины - как будто он не сидел в кресле, а стоял в почетном карауле. Позади него в стене была вмонтирована панель специализированного компа. Я видел, как на нем мигают диоды приема и передачи информации.
   Он приветливо повернулся:
   - О, привет Влад, я тебя ждал, - сказал он.
   Я решил, что мне здесь приятно. И что меня здесь действительно ждали. Обстановка располагала.
   - Что, весь день - работал?
   - Ага. Сегодня по заданию начальника разведки занимался разработкой Кравинского. Это агент, завербованный западными спецслужбами. Человек с большим количеством связей. Заметный политический деятель. Завел на него дело, послал привет через его семью.
   - Но это разве не секретные данные?
   - Дорогой мой Владик, у меня нет никаких секретов от тебя.
   - Вообще-то мы мало знакомы.
   Я удивлялся совершенно искреннее. То, что случилось, у меня до сих пор не укладывалось в голове - особенно то, что все это происходило стремительно.
   - Как это мало? Месяц! К тому же, я знаю о тебе всё, что было раньше. Я знаю всех твоих родственников.
   - Даже я их не знаю!
   - Вот именно! Ты забыл про свое новое существование? Как ты пишешь код для удовольствия или как ты занимаешься в спарринге по боксу?
   Я молча внимал.
   Да, за последнее время мне пришлось переключиться на здоровый образ жизни. Что было до сих пор не привычно. И я даже скучал по прошлым скоростям и ограничениям, по прошлой работе, по хождению по грани, про мобилизацию, про выпивки, что и сейчас, в новых условиях жизни подвигала меня нет-нет и напиться. Но возвращаться туда, конечно, не хотел. Здесь мне работы хватало, когда мне хотелось загрузить свою голову чистой математикой в программных кодах - Денис мне в этом помогал. Он открыл мне некоторые программные коды некоторых проектов Бит-корпорации, я не торопясь знакомился, он меня увлекал. И вся моя работа после долгого обдумывания сводилась к тому, что я порой упрощал участки кода. Помогал как мог.
   Бокс был не единственным видом спорта, которыми я стал заниматься. И футбол и волейбол - мне все это нравилось...
   - Ты можешь грохнуть этого... Кравинского?
   - Да, - бесхитростно ответил Денис. - Я еще знаю, американские спецслужбы нашли в Молдавии продажных политиков и начинают грабить страну. Скупают предприятия, землю, работают вместе с МВФ.
   - Откуда ты знаешь?
   - Я работал с финансовыми структурами. А еще международный террористический картель нашел в нашей стране нескольких школьников для совершения массового убийства. Я знаю про их делишки в соцсетях...
   - Погоди, погоди, меня вместе с тобой арестуют за всю эту информацию.
   - Не арестуют, - успокоил меня Дэн. - Я принял меры безопасности. И у меня есть много знакомых.
   Я лишь недоверчиво хмыкнул.
   - Ты хочешь работать на эту спецслужбу?
   - Я ухожу.
   - Почему?
   - Теперь я твой куратор.
   - Вот как это называется?...
   Я вспоминал, как впервые увидел его. И как не сразу поверил его словам, но у него было чем меня убедить - про мой проект ведь никто не знал. А он выложил при первой встречи много из того, что мог знать только я. Ну и потом, как он легко обращается с информацией в сети... Никто не мог так - только он.
   - Да, - согласился Денис. - Да, ты теперь будешь работать на Бит-корпорацию. Напоминаю. Тебя же устроили на новую работу, с распорядком, с социальной защитой. Ты можешь сходить, поработать, - легкомысленно заявил он, - хотя этого от тебя не требуется. Мне нужно, чтобы ты числился на работе, а работу твою там есть, кому делать, мне от тебя просто нужно... твое мнение по самым разным вопросам. Это и есть твоя новая работа. Консультировать меня по человеческим вопросам. Давай.
   - Что уже начинать? Консультировать?
   - Это я к тому, что хотел бы видеть у тебя энтузиазм... Тогда может быть, и ты сам захочешь что-нибудь изменить.
   Разве я не хотел? Конечно, хотел! Он ведь предлагает самые несложные условия работы! Это даже работой назвать сложно - сиди, да излагай свое мнение! Как тут не захотеть?
   Я спрашивал себя про Дениса. Почему он? Главная машина Бит-корпорации, 'мама' Дениса, которая появилась вследствие 'Связующего звена', могла сделать кого угодно, но сделала его! Она могла пойти навстречу моим желаниям и собрать на своей фабрике девочку для меня! Чтобы я мог с ней замутить, чтобы у меня была, так сказать, сексуальная реализация. Нет! Вместо горячо желаемого мной образа она слепила вот это.
   Ведь машина должна была подумать обо мне. А мои предпочтения, она прекрасно собрала и проанализировала. Все эти тонны порно-дисков! Можно же определить, какие я смотрел так, что они затерлись! Но нет!
   Меня порой охватывало ощущение того, что машина этим не заинтересовалась. Это означало, что она преследовала другую цель... Какую?... На мои высказанные претензии, еще в первую нашу встречу, Денис ответил прохладно:
   - Я должен быть твоим помощником.
   Ну и куратором, конечно. В нем это сочеталось. Вот сегодня он пришел ко мне, в новую квартиру и тут меня ждал. Так что моя ли эта новая квартира? Если он мог вот так запросто сюда заявиться, самостоятельно открыв дверь? Кроме того, как понять то, что он ушел с работы - и теперь что? Будет плотное заниматься мной? Блин, как вообще вести себя с ним, он же не человек?
   Хорошо, все эти вопросы пока в сторону! У меня есть более животрепещущий вопрос. Нужно же исправить недоработку 'мамы' Дэна:
   - Ты не против, если поищем мне избранницу?
   И он моментально ответил:
   - Не против.
   Вот так, как всегда, просто.
   С тех пор я стал искать. Должна была существовать такая девочка, которая бы предназначалась мне. Если машина проявила ко мне такое невнимание, то в своих поисках я обойдусь без нее.
   Я задумывался иногда - так ли нужно было начинать этот проект? Ведь я его сам подготовил и запустил. Но ответ был очевиден, первое впечатление о Денисе меня немного сбило, я не понимал, зачем машина сделала такой финт. Но. Какой-то удивительный мир открылся для меня в дальнейшем.
   В последнее время я улучшил свои жилищные условия, и теперь живу в центре Челябинска. Я хорошо устроился. Бесплатно, в лучшем доме. Избавился от стрессовой ситуации на работе. Работаю с кодами когда вздумается. Высказываю свое мнение на события в мире... Можно так же записать в плюс и то, что мое физическое состояние улучшилось. Как бы мне в лом не было заниматься на тренировках по требованию Дэна, а пользу я, конечно, чувствовал - тело стало подчиняться мне... таких плюсов все же было больше, чем минусов.
   - Слушай? - спросил я, меня распирало нетерпение... - Ну? Сыграем! Давай, тут ведь классный комп!
   Я почувствовал, как при упоминании об игре по жилам потекло тепло. Бледные руки стали розоветь... я вспомнил, как это было раньше. Жать на гашетку и истреблять врагов! Что может быть лучше?
   - Нет. - Вот так по живому.
   - Я уеду в свою квартиру! - взорвался я. В один момент мирное расположение духа меня покинуло и я разозлился.
   В том же тоне ответил и он:
   - Я ее продал!
   Я грязно выругался. И вспомнил, что мы находимся в моей новой квартире, она записана на меня. Трудно сразу привыкнуть к переменам.
   - Уходи отсюда!
   После чего я его вытолкал из квартиры, а он нисколько не сопротивлялся. Не знаю, где он жил.
   Комп не запускал игры, и скачать их было невозможно. Тюрьма, подумал я.
   Я вытащил из стола системный блок, рвал провода, подхватил монитор и зашвырнул его в окно. Экран лопнул, но на стекле окна появилась только маленькая царапинка. Системник полетел вслед за монитором, но и он, запущенный с силой, не смог пробить стекло.
   Что же это - непробиваемое стекло? Я аккуратно опустил ручку на окне, и оно открылось. Я взглянул вниз. 34-й этаж, внизу какой-то магазин, сверху видно крышу. Но окно обычное, не сплошное, как было бы в тюрьме или психушке. Значит, они мне все-таки доверяют?..
   В открытое окно я выкинул системный блок и он полетел вниз. Представил себе, как он грохнулся.
   Потом устроился на подушках дивана.
   Разозлился, да, как и раньше. Но в душе все-таки была радость, тихая, едва заметная. Мне нужен был повод, чтобы завязать с компьютерной зависимостью, которая отнимала много времени - и этот повод есть! Но и тревога тоже была - как бы мне не сойти с ума?.. Я слишком привык к моим играм.
  
   Когда я проснулся, в комнате было все по-прежнему. Следы моей ярости, окно с царапиной... я вышел в коридор и увидел Дениса, он стоял у входной двери, вытянувшись.
   - Привет, - сказал я.
   - Ага, давай я установлю новый компьютер. Ну и, может быть, поиграем?
   Это выглядело примирительно и мне годилось. Но Дэн добавил:
   - Только при условии, что это не затянется. Потому что у нас есть дело.
   Вот так.
   Проблема в том, что никто и никогда в мире до меня не имел счастья сотрудничать с компьютером, мощным и получившим возможность мыслить, причем в домашних условиях...
  
  
   Леса и поля менялись. Автомобиль катил по ровной асфальтовой дороге, я с умилением смотрел на деревенские заборчики, которые, наверное, не менялись последние 50 лет. За рулем сидел Денис. Загадочно улыбался, глядя на меня. Мне было интересно смотреть на меняющийся пейзаж. Природа - умелый художник.
   Автомобиль шел легко, как будто летел. Я не выучил еще, что это была за фирма, которая его собрала. Возможно даже, личная Дениса.
   В сплошном лесу вдруг появился бетонный забор. Вполне нового образца, с сигнализацией. Большая территория была огорожена, на ней соблюдался режим. Нас пустили через КПП сразу. Мы проехали еще с километр и выкатили на площадку. Огромную, забетонированную.
   Я увидел длинную ракетную установку - наверно это была одна из тех, которые проезжают по Красной площади во время парада - мощная машина, несущая несколько баллистических ракет с ядерной начинкой.
   Но, честно говоря, я уже не первый раз видел такую установку вблизи и не на параде. Более того, вообще был заинтересован в разработке этого оружия. В улучшении его характеристик и контролировал контракты на сотни таких штук.
   Навстречу шел улыбающийся парень, местный офицер - Николай.
   - Привет, шеф! Денис, привет. Очень рад, что вы приехали.
   Я стал привыкать к тому, что владения Бит-корпорации мне стали доступны. Я мог здесь ходить и смотреть все, что только хотел. Обслуживающий персонал, будь то на военной базе или на заводе, был безупречно доброжелателен. Все это отношение влияло на меня удивительным образом, я начинал думать, что тут что-то принадлежит мне. Я ведь понимал, что это не рациональное чувство. И все-таки оно преследовало меня. Я стал новым дворянином. Дворянином кибер-эпохи.
   Повлиять на что-то, чему я становился свидетелем, я не рисковал. Я прекрасно понимал, что у них все продумано. А практика налаженных контрактов показывала, что все они были заключены безошибочно и с выгодой.
   Я просто наслаждался тем, как все это отлажено. Были вопросы - отвечал...
   Я как-то поинтересовался у Дениса насчет безопасности, он ответил вроде того, что знает, что я не шпион. А контакты со спецслужбами не прерывает, чтобы быть в курсе движений противника. И все-таки, мне было не по себе.
   В моей новой квартире было 9 комнат, после того, как Денис уволился из ФСБ, я разрешил ему поселиться в самой дальней, служебной. Ну а куда его девать? Блин, этот новый мир. Я пока еще ничего не понимал. Меня не давили, меня не заставляли. Я тоже не мог оставаться без дела. Я ковырялся в коде каждый день.
   А однажды застал Дениса в его комнате без куска кожи под грудью. Внутри непривычно виднелся металл, пластик.
   - Ты как голый. - Сказал я тогда. Все-таки эта внутренняя кухня роботов это было пока не для меня...
  
   Денис встал позади меня, наблюдая за окружающим.
   - Ну и зачем ты нас позвал?
   - Не пожалеете, - ответил Николай и повернулся к ракетной установке. - Вставай.
   Установка стала раздвигаться и подниматься... на ноги - металлические и мощные, вот и руки, вот и голова, а ракеты - на плечах. Это все были манипуляторы - мощнейшие приводы, но выглядели они явно антропоморфно. Хотя росту в этой штуке было метров 12. Блин, ядерный трансформер!
   - Пробегись, - приказал Николай. И бот пробежался вокруг леска. Земля содрогалась от бега установки. Я видел, как летели огромные куски земли, ломались деревья. Бот как-то забавно "пыхтел", делаясь похожим на спортсмена.
   - Ну что скажешь, Влад?
   - Не плохо, - протянул я, наконец.
   - Он и говорить умеет?
   - Нет, общение возможно в виде обмена данными. Ну, речевые команды понимает.
   - Мне нравится. - Я порой думал, что эта оценка и требуется Денису с Николаем. Они сразу закивали. А я спросил: - Он может увернуться от ядерного удара?
   - Да, он может переместиться в безопасное место, причем без разницы, если там дороги, реки или леса. Оттуда запустить ракеты, найти новые ракеты и снова их запустить...
   - Потрясающе, - опять сказал я. - А обратно?
   Без лишних слов робот собрался опять в ракетную установку. После этого ничего в ракетном комплексе уже не казалось необычным.
   Все это видеть мне было крайне интересно и восторженно. Дэн, конечно, старался познакомить меня со всей своей империей через максимально зрелищные сцены вроде той, что я видел только что. Пару дней назад я видел водоплавающего робота, который умел извиваться в воде как уж и таким образом развивал приличную скорость. Он мог быть разведчиком и диверсантом. Раньше я видел машину типа паука - 'многоручка' или 'многоножка', можно по-всякому ее назвать. Управлялась она одновременно с несколькими операциями как с одной. Очень слажено. Это был стандартный кибер для различных наладочных работ. Строителя я тоже видел - это был более мощный кибер и с меньшим количеством конечностей, зато - более силовыми на вид. Очевидно, чтобы сооружать стены из строительных блоков. У модификации этого кибера была возможность обходиться без стремянки - у него могли выдвигаться конечности, увеличивая его рост. Погрузчики, уборщики, роботы-насекомые, умные помощники, похожие на акустические колонки... А вот менеджеры, официанты уже походили на людей, только обшивка у них была пластиковая. И двигались они довольно казенно.
   - Это роботы ближайшего будущего, когда начнется повальная роботолихорадка.
   - Но ты их уже наделал?
   - Нет, это только образцы. В магазины они еще не поступили. Но уже очень скоро.
   Интересно, но роботоразработки уверенно охватывали все нашу жизнь. И этот процесс шел даже еще до Дэна. Вот такие заголовки СМИ попадались мне в последнее время: 'Искусственный интеллект задействован для обеспечения сетевой безопасности', 'Новая машина-хирург', 'Искусственный интеллект ускоряет бизнес процессы', 'Робота научили кататься на скейте', 'Искусственная кожа для роботов', 'Алгоритм глубокого обучения для роботов'.
   Основным же 'разнорабочим' и уже вполне вышедшим в большую серию считался у Дэна простой как банка кибер с простой формой - антропоморфной, две руки, две ноги, голова. Я называл этого стандартного кибера Стальной Тенью. Он умел вообще не отсвечивать.
   Его можно было привлекать на разные участки работ. Изначально именно с таких машин все и началось. Это они построили специализированные здания, в которых Дэн уже чувствовал себя абсолютным хозяином. То есть не Дэн, а Главная машина, которая им управляла. Эту машину Денис, конечно, показать мне не захотел. Сказал только, что она и есть 'Связующее звено'. И занимает несколько подземных этажей. Как суперкомпьютер 'Ломоносов', который работает в МГУ, только лучше. Я знал, что в МГУ очередь на вычисления 'Ломоносовым' расписана на несколько месяцев вперед. Представил себе объем работ. Что же и в каких количествах считает 'мама' Дэна?..
   - Я тебя уверяю, скоро характеристики Главной машины и, где она находится, будут неактуальной информацией.
   Странно, но я уловил интонацию наследников, которые ждут смерти последнего родителя. Может быть, мне показалось?
   Все роботы выглядели глянцево или наоборот унифицировано-серо, но чего у них точно не отобрать - это впечатление, которое они оказывали на меня. Я пытался представить их возможности. Для такой армии не играли значения ресурсы времени, работоспособности, выносливости. Только ресурс энергии. Они способны на многое. Так они и заявились на глобальном Олимпе - шумно, мощно и сразу. И прежние обитатели сразу как-то потеснились и уступили. Нет, конечно, фактор энергии или обеспечения нужными технологиями (и материалами) не мог быть бесконечным. И ограничения, конечно, имелись. Но шок они своим появлением произвели. И с кем нужно договорились, и как нужно показались. Теперь это была многоголовая Бит-корпорация, занимающаяся государственными делами, военными и пока немного бытовыми.
   А поскольку корпорация выходила на уровень глобального ядерного противостояния государств, то у нас бывали разговоры и на эту тему. Но у меня не было переговоров с государственными деятелями. Я вообще ни с кем не контачил, оставаясь тайным проектом Дэна. Поэтому все же представить себе до конца, о чем именно мы говорим, я не мог. Это было что-то вроде пустого трепа, который, однако, временами вызывал мурашки. Вот и сейчас я поинтересовался:
   - Как насчет баланса? - Последний разговор, помню, закончился тем, что с Западом у нас паритет.
   Николай на этот раз стал рядом, как свидетель моего разговора с Денисом.
   - У нас наметился перевес, - ответил Денис. - Только они еще не все знают.
   - Ты предупредишь об этом потенциального врага?
   - Ага, думаю, да.
   - Вот же раньше было, скрывали новейшие разработки, а теперь наоборот наполняем СМИ сами информацией о своих достижениях.
   - Как бы случайно, как будто оно само стремиться 'слиться', - согласно кивнул Денис. - Мы используем СМИ по прямому назначению - мы информируем, все это влияет на людей и они начинают задавать вопросы своему руководству.
   Я помаленьку втягивался в дела Бит-корпорации. Но к рутине я, конечно, не имел никакого влечения. Я любил что-то вроде сегодняшних демонстраций и Денис не отказывал мне.
  
  
  
  
   В моей квартире был отдельный кабинет - с дорогим столом и всякими удобными для работами штуками типа планшета с модульной магнитной ручкой, держателями для чего угодно - вилок, ложек, ручек, кабелей, шнуров, удобного светильника на гнущейся в любую сторону ножке, естественно тоже самое - с вентилятором, бамбуковая дощечка для записей... А посреди всего этого лежал мой заслуженный, немного пошарпанный, ноут. Я никогда бы не подумал, что свой рабочий стол можно обставить с такой любовью.
   Кабинет висел над городом, мне это сразу понравилось. Смотреть на все, чтобы видеть. Небоскреб располагался в центре города. Те дома, что были раньше на этом месте, Бит-компания просто снесла и построила вполне приличный в - 50 этажей. Пришлось строить скоростные лифты, дублировать, предусмотреть возможность пересадки на половине. Дизайн в здании был безупречно "космический". Я долго мечтал, чтобы у меня были окна во всю стену. И вот, я дождался.
   Компания развилась на производстве без человека - тех экономически выверенных секторах промышленности, в которых с автоматическим производством не было никаких конкурентов. И мы мягко всех их вытеснили. Теперь у компании был большой обеспеченный оборот, марка, много тайных выгод от сотрудничества с разными госдеятелями, ну и - прорыв во всемирных технологиях. Здесь выпускали роботов.
   Программа-рассадник, как ее назвал Дэн, хороша была тем, что могла быть открытой и формирующейся, параллельно с усилением технологий.
   И все же шоком был тот день, когда программа достигла определенного уровня, сначала выйдя в сеть, потом - выйдя металлическими ногами в скалы и земли для строительства и, наконец, придя ко мне с отчетом о проделанной работе.
   Что мне оставалось? Мне даже контролировать ничего не надо было. Изначальное программное ядро имело все возможности обеспечить себя информацией, энергией и механизмами. Да и разбирался я далеко не во всем. А они могли. Уровень возможностей другой. Я его туда "закинул" 'Связующим звеном'.
   'Машина-мама' продолжала работу. Сама она и ее филиалы располагались за городом, во всяких разных местах. Компания имела возможность безгранично воплощать идеи. Когда Денис говорил мне об этом, я недоумевал - Какие идеи? Мои идеи? Кем он меня все-таки считает? Я рядовой работник Бит-корпорации. Я не могу пока придумать ни одной серьезной идеи. Меня бы не взяли на менеджерскую работу, точно говорю. Там все это очень нужно. Не созрели у меня мысли под должность в Бит-корпорации, хоть что со мной делайте. Я как-то не определился еще, наверно. Только одно сделал, чтобы раскрылась и установилась сама система.
   С машиной я напрямую не общался, я вообще не очень хорошо представлял, где она находится персонально.
   Вот так, небольшое усилие в современном мире - и готовый бизнес, влияние, могущество даже, верный помощник. Самораспаковывающийся импульс что ли.
   Чего в таких условиях захотел бы молодой барин? Конечно, путешествовать. Посмотреть мир.
  
  
  
  
   Первой в моем списке из девчонок была Юля. Она жила совсем недалеко. Мы познакомились,.. я даже уже не помню - как. Забылось по давности и по частоте встреч... Затем мы встречались на свиданиях. Но я ничего не предпринимал. Я не мог понять сам себя, в чем тут дело, чего уж говорить про Юлю? А чего хотеть от молокососа? Я еще с трудом разбирался в своих чувствах. Потом только до меня дошло, что она мне не нравится. Есть какое-то внутреннее сопротивление. Неприятие ее образа жизни. Она была привязчивой, дико ржала, готова была уехать в геологическую экспедицию. Решительно тащила меня в театр или кино. Ладно, хоть - не в тир. Нет, я не привык к таким скоростям.
   Проблемой было ей сообщить об этом. Долго я решался. Даже думал тихо улизнуть. Денис мог поддержать любое мое решение. Но я не мог позволить уехать и оставить вопрос Юли нерешенным.
   Я позвонил ей, и сказал по телефону. Как я и предполагал, я услышал в трубке энергичную дрожь в голосе, и все эти всхлипывания. Это было постыдно. Я пережил. И она, кажется, тоже - она была ведь сильной девушкой. Надо признать, что крепких связей у нас и до этого не было. Мы встречались в квартире, которую предоставил Денис. Он перевез, все, что мне хотелось, чтобы обеспечить любовное гнездышко. И в любой день был готов освободить ее.
   Потом мы встретились еще на чьей-то вечеринке. Встреча, прямо скажем, была из неприятных, она долго докапывалась до меня почему я сделал то, почему не сделал того.., а потом изрекла: "ты даже не знаешь, где мы познакомились! А я помню!"
   Дальше случилось вообще что-то невероятное и оскорбительное. То, что унизило меня в моих глазах. Самооценка моя пострадала страшно. Я познакомился на этой вечеринке с некой Викторией (номером 2 в моем списке), привел её к нашему с Денисом столику, разговорил ее, расположил. А потом она, не стесняясь меня, стала откровенно подкатывать к Денису! Но этого мало! Денис ей ответил. Прямо при мне. Я заткнулся и погрустнел.
  
   Потом при встрече я чуть не въехал ему в лицо, так мне было обидно. Но он ласково, чтобы ничего мне не повредить, перехватил мои кулаки и стал успокаивать. Представьте себе - ваш соперник - даже не огромедный мужик, а еще круче - робот с силой превосходящей вашу в несколько десятков (или сотен) раз. Что вы будете делать?
   С тех пор Вика стала частой спутницей Дениса, а от меня она получила почетное имя "Вичка".
  
  
  
  
   Через неделю мы приехали с Денисом на другую базу, с проверкой. Денис не звал на каждый объект, а только если было что-то интересное.
   Громада металла была ощутимой, возвышалась гигантским домом надо мной. На проходной режимной территории меня встретил Борис, когда мы дошли до полянки он объявил, что это планетолет и космический корабль.
   - Два в одном?
   - Угу, - он посмеялся. Он представился Борисом Ивановым и главным администратором базы. У них тут, что не было чинов? Да, он объяснил, что в этом нет необходимости, потому что база секретна и непрозрачна для всех, даже властей. Здесь производятся и испытываются изделия для внутреннего употребления.
   Изделие внушало. У него был вытянутый, ракетный корпус, стабилизаторы вдоль, линии, разметки - все из мрачного темного металла. Такая туша могла и летать?
   - Будешь кататься?- спросил он.
   - Я что, могу полетать? - я не мог поверить в своё счастье.
   Когда взлетели, я обрадовался тому, что до полета сообразил сходить в туалет.
   Впечатления были незабываемые. Подо мной проносились елки, перелески, речки... я ощущал, как меня сдавливало, а потом - как выкидывало из кресла. Сверху казалось все удивительным - начиная от горизонта, кончая избушками деревенек.
   Когда я залетел за границу облаков, то увидел, что облачность словно бы образовывала другой мир. Казалось - шагни и пойдешь...
   Вот так и должна идти моя жизнь. Стоп! Я сказал "идти"? Лететь, парить! Вот как надо!
   Когда я вышел по наклонному сходу из корабля я увидел, что парни стояли вместе и не удержался:
   - Вы не братья? У вас даже имена похожи. Денис и Борис.
   - Нет, не братья, - поспешно заявил Денис, - он всего лишь менеджер третьего звена.
   А потом, в машине он мне еще долго рассказывал, что разница между именами "Денис" и "Борис" огромна. Я мог прервать и Денис бы нисколько не обиделся. Но я слушал с улыбкой. Особенно там, где он рассказывал про "Бориса Годунова". Не знаю, что в этом было такого милого, но это точно было мило. Нет, ну представьте себе, если бы какой-нибудь Терминатор говорил стихами, цитируя Пушкина!
  
  
  
   У Главной Машины, кажется, в любой области были агенты. Я понимаю - в военной, где у нас бизнес, там, где машина полностью распоряжается - это понятно. А вот в магазине, который я часто посещаю, в спортзале, в медучереждениях, наконец...
   С некоторых пор Денис взял на себя права и обязанности, которые раньше исполняла машина, находясь на какой-то базе. Он стал сам принимать все решения. Не знаю, как они там это решили промеж себя, но явно без всяких переворотов, а вполне законно, очевидно, планируя такой порядок изначально.
   Принимая решения, он не вникал в подробности событий. Он только лишь руководствовался основными макро-выгодами, глобальными перспективами. Ну, настоящий директор. Интересно, есть на эту тему песня?.. А машина рассчитывала все подробности, превратилась в исполнителя.
   Я же понимал, что такого планетарного размаха дела не делаются без плана. У меня мурашки бежали от того, как много нужно было сделать сначала для того, чтобы самообразоваться, а потом самореализоваться. Но кто же мог с этим так легко справиться? Только Денис. Иногда я догадывался, что определенные события - результат его работы. О таких результатах я узнавал через новости на ТВ. Что далеко ходить? За последние месяцы в стране появилось сотня новых гигантских предприятий. Кардинально менялась хозяйственная, финансовая система. Меня охватывал ужас от того, как же нужно было работать с людьми, чтобы добиться нужных результатов. Чем нужно было их уговорить, заставить делать то, что нужно, чтобы переменить привычный ход жизни. Вот поэтому стали появляться новые законы, которые получали общественный резонанс. И не всегда отрицательный. Потому что люди понимали, что новые законы ужесточают ответственность, но дело-то сдвигалось! Экономическая ситуация становилась лучше. Значит, Денис активно работал с депутатами и с президентом. Вот как интересно это было осуществлено? Понятно, что через многочисленных своих агентов. Но ведь даже мне, создателя изначальной Программы, это не могло никак привидеться. Невозможный фронт работ!
   Старый порядок предполагал зависимость от чужих дядек, чаще всего зарубежных. Но новый быстро становился действительно самодостаточным. И мне это нравилось.
   Недавно вот я услышал, как диктор сообщил: "США согласились с мнением России о событиях в Египте". И еще "Разногласия быстро сходят на нет". И вот: "Никто уже не вспоминает, что Крым был аннексирован".
   Я удивился тому, что США начинают с нами соглашаться. А Денис заулыбался и сообщил, что они еще спрашивать нашего разрешения будут. Но на всякий случай пояснил: "они стали вынуждены с нами считаться, но спят и видят, как бы нас ослабить, а может быть и уничтожить".
   На сверхсекретных базах Денис выпускал, конечно, не только парней, которые шли в качестве агентов, заселяли страны. Были и девчонки - кто требовался, того и выпускал. Меня они упорно обходили... Я видел, как показывают сборочные линии по телевизору и не особенно стремился попасть на такую, это зрелище не для слабонервных. Ну, то есть не для меня.
   Выпускал он так же и устройства различного назначения, некоторые даже массово - которые реализовывалась в торговой сети. Ну. Различная бытовая электроника.
  
  
  
  
   Жизнь моя настраивалась.
   Из спальни, которая соседствовала с кабинетом, по лестнице я спустился в прихожую - замечательно просторный зал "в белом", с кадкой пальмы и синим (под цвет неба) декоративным светильником. Все поверхности столов, ящиков на стенах, тумбочек в этой комнате были оформлены глянцево-коричневыми. Три дивана с белой обивкой были придвинуты друг к другу, стояли перед телевизором на белой стене.
   Каким-то удивительным образом тут было все так расположено, что с любой точки из зала можно было созерцать через окна (во всю стену) очень большую часть Челябинска и неба.
   Главным элементом декора этого зала были солнечные лучи. Они создавали уютное ощущение.
   Для себя я уже окрестил этот зал "для друзей", только друзей особенно-то и не было.
   Денис, Николая и Борис. И еще двое незнакомцев встречали меня в зале.
   - Это команда для путешествия. - Сообщил Дэн. И чтобы прекратить возможные возражения добавил: - Для безопасности.
   - Мои охранники? - усмехнулся я.
   Они были абсолютно серьезны. Никто даже ухом не повел на мое ироничное замечание.
   - Целью поездки является туризм, не буду скрывать, нам так же предстоит работа... ну и Влад надеется себе найти спутницу жизни, - объявил Дэн.
   Вот тут парни заулыбались. Ну да, они таких проблем не имеют.
   - Ничего смешного, - парировал я. - Вы просто не знаете, что значит... испытывать сексуальный зуд.
   -Постой, а ты, извини, ищешь именно девушку, а не невесту? - Спросил Боря.
   Я чуть не поперхнулся от такого вопроса:
   - Как пойдет.
   - Вообще-то в правильной семье думают о продолжении рода, чтобы дети рождались. - Заявил Дэн.
   - Я пока не думаю, - уклончиво ответил я.
   - Ну ладно, - Денис переключился на другую тему и я облегченно вздохнул. - Начнем мы с Москвы, и поедем на запад. А там, я тебя уверяю, много можно, где отдохнуть и что посмотреть.
   - Дофига достопримечательностей. - Прокомментировал новенький, его представили как Сережа.
   - А как же твоя работа? - спросил я Дениса.
   - Будет выполняться автоматически с моим удаленным контролем. Совершенно не проблема.
   Потом я попросил ребят показать мне пульт управления. По Денису я уже знал, что он находится у них под грудью. Солнечное сплетение освобождается от кожи, открывается металл, пластик...
   Новенький, которого звали Евгений, снял летнюю футболку и продемонстрировал мне, что я хотел. Непривычно видеть, как внутри у них совсем другое. Но я привыкал.
   В верхней части панели располагался дисплей - он и сейчас транслировал огромное количество меняющихся строчек - очень мелким шрифтом. Ниже дисплея красовались кнопки и порты. Все это самого высокого качества, не было никакой неуклюжести, все гармонично и ультро-мега-технологично в глянцево темно синих расцветках. С продуманными подсветкой и сигнальными диодиками. И все это в утопленной в корпус панели.
   Женя передо мной выглядел чуть крепче, чем остальные парни, это по человеческим меркам, а вот панель в разрезе его груди, да еще вся такая навороченная, говорила, что он - часть большого мегаполиса будущего. Да, так и есть...
   - Прикольно, что этого никто не может видеть.
   - Конечно, - сказал Евгений. - Остальным это совсем не зачем.
   Я нашел кнопку включения-выключения, в левом верхнем углу. Да, самая основная кнопка, которую, помниться, искал Урий, была.
   - Я знаю, где у тебя кнопка, Урий будет доволен, - озвучил я.
   Электроники заржали.
   - Этот пульт дублирует блок управления? - спросил я.
   - Да. Если нужно посмотреть характеристики определенных систем, чтобы отдать приказ.
   - У меня еще не было времени рассмотреть. Слушай, а ведь у моего телевизора например есть кнопка "меню". Там есть всякие настройки - найти частоту телеканала, редактирование программ, информация о сигнале, обновление...
   - Ну, я на частоте не работаю. Только для информационного обмена. Но я функционирую не этим.
   - А ну да, моя программа.
   - Да, твоя программа. Всякие режимы, условия, детализация, степень, номер, структура, очередность, модели программы - все это доступно. За обновления отвечает Дэн. Серега ему помогает.
   Я снова оглядел их:
   - Слушайте, парни, вы что - все холостые?
   Николай посмеялся:
   - Конечно. Но это не мешает нам заводить подруг.
   Блин, снова завел эту болезненную тему, причем сам. Но ладно, раз уж начал:
   - Как вы выбираете партнерш?
   Коля ответил:
   - Не по любви, Владик. По расчету.
   - Но вы же... ты же, - я повернулся к Дэну, глядя на него с недоумением. - А как же любовь? Ты же мне только что рассказывал, что мне... нужно искать жену, а не просто телку...
   - Одно дело - ты, другое дело - мы. Каждому ведь свое... Ты не понимаешь, Влад, мы этим работаем, а не получаем удовольствие. Не все ведь можно решить на официальных брифингах или по запросам. Парней выбирают, они ведь вполне приятной наружности, парни, девчонки в них влюбляются, - сказал он. - При необходимости мы можем подобрать наружность агента. И все, объект в нашем кармане. Ты ведь знаешь, что в нашем мире экономических и политических выгод наравне, а может быть и сильнее законов, действует правило знакомства? Мы это тоже учитываем!
   - А как же вы получаете удовольствие?
   - Давай я расскажу тебе это в другой раз, - уклончиво ответил Дэн. Ну да, это им не нужно. Иметь розетку для подзарядки - вот высшее удовольствие...
   Но все равно. Я не мог относиться к ним как к роботам. Внешне они роботов совсем не напоминали. Иногда я вспоминал, что они другой природы, но такие же, как бы люди. Ведь может быть у человека быть недостаток? Ну, вот у них такой 'мелкий' недостаток... А они естественное отношение к себе собирались во мне поддерживать - они ведь решили встраиваться в человечество. Тем не менее, мне были открыты эти тайны, как никому другому...
   - Ребята, зачем вам это надо, мне помогать?
   - Ну, мы же твои друзья, - объяснил Дэн... - К тому же у тебя лично другой статус, чем у всего остального человечества.
   - И какой мой статус?
   - Ты программист с наивысшим уровнем, такое место в нашей системе не может занимать два человека... Ну и вот еще что. Скоро на Земле останутся одни программисты, ты же это понимаешь? В нашем мире не нужны рабочие и даже инженеры, потому что все это умеем мы...
   Пока он это говорил сидя на боковом диванчике, я стал судорожно вспоминать - а не оставил ли я каких-нибудь закладок безопасности в своей программе? И не помнил. Скорее всего - нет. Потому что не понимал, чем это обернется, а Дэн продолжил:
   - Людям придется переучиваться. Потому что один единственный продукт, интересный нам и который могут производить люди - это программный код...
   Повисла пауза. Которую нарушил Борис:
   - Ну что ты его пугаешь? Не слушай его. Все совсем не так.
   Ну не то, чтобы совсем не так... потому что я знал, что таких агентов, как они, сейчас тысячи по всему миру. Пока никто не может отличить их от живых людей, а они неутомимы и превосходят любого человека...
   - Влад, ты из нового поколения людей. - Возразил снова Дэн. - И я уж скажу до конца, раз мы начали об этом говорить. Главное, что тебе нечего бояться. А в остальном - да, мы внедрились во все инструменты власти, исполнительную, законодательную, судебную, в общественные структуры... во все слои общества. У нас есть возможность поменять все. Но мы этой возможностью не пользуемся, потому что... потому что мы хотим знать твои планы на этот счет.
   Я выпалил несколько нервно:
   - Какие планы? Пусть все остается как есть. Россия становится мировым лидером, этого достаточно.
   - А я знал, - подал голос Борис.
   - Ага, переформатирование мира откладывается, - сказал Дэн, улыбнулся. И добавил, проникновенно глядя на меня: - Ты ведь вспоминал про закладки безопасности в программу? Не бойся, они не потребуются. Потому что мы сделаем все, как скажешь ты.
   - Блин, ребята, я чуть не обделался.
   Они засмеялись.
   - Да ну тебя, ты чего такой слабый? Не бойся, мы сделаем из тебя человека!
   Наконец я сказал:
   - Вы приняты на работу.
   Не понимаю, чего это из меня вышли такие слова, но, похоже, они были к месту.
  
  
  
  
   Я с детства тренировался, переходя из одной секции в другую. Хотя нет, нужно сказать не так - я с детства учился добиваться поставленных целей. Меня ставили перед идущим поездом, меня бросили с лодки в озеро, меня оставляли голодом, без средств, без помощи. Все это было здесь, в нашем мире. Тот мир я всегда считал чужим - как они могут нежиться, лениться и ничего не делать. Но хоть я и был противоположностью молодых людей на гражданке - я умел их копировать. А это умение очень ценилось в определенных секретных структурах...
   Хотя нужно и тут не соврать - конечно, я поддавался. Нельзя было не поддаться в моем возрасте. И во всех этих условиях. Но все равно всегда были мы и они.
   Я занимался в секциях по рукопашному бою, плаванию, кунг-фу (но долго меня там не держали...), вольной борьбе, джиу-джицу... дядька извлекал пользу по какой-то только ему одному известной схеме.
   То, что все решает дядька, я узнал постепенно. Это было для меня открытием, что родители всегда с ним соглашались. Я потом спросил - почему? И они ответили, что дядька во всех этих штучках разбирается очень хорошо.
   - У тебя есть тяга к занятиям спортом, а в том, чтобы ты развивался гармонично, понимает только он один. Вон экстремально прыгаешь с моста и не боишься, а меня никогда не затянешь на такие развлечения. - Толковал мне отец. Да нет, он тоже мог, но была все же какая-то правда все же в этом. - Ты же знаешь, где он работает, и знаешь, что? Мне кажется, он готовит себе смену, и ты вполне можешь вписаться.
   Да, я старался.
  
   Я закрыл книгу и откинулся - неплохо парень был подготовлен. Но нет, я не такой. Никто толком со мной не занимался, в секции и кружки не водил. Я болтался при родителях, как не пришей кобыле хвост. С меня не спрашивали и я не лез. Я уходил в грезы. И вот, вырос без определенной цели. Только когда 'машина-мама' на меня свалилась, я стал учиться жить. Нужно ведь было что-то придумывать, чтобы вторгаться в реальный мир из своих грез. Решения у меня принимались в муках. Придумав что-то, я начинал сомневаться, доходя до полного отрицания принятого решения и наоборот.
   Короче, все было неуклюже. Продукт моих грез - идея машины, которую я сочинил в своем крайнем состоянии, стала реальностью и стала сама мне помогать приобщаться к реальной жизни.
   Порой меня бил озноб, от ужаса - чего же я делаю? Не стоило бы вернуться к компьютеру и к виртуальной реальности? Там спокойней и привычней. Но. Денис начал предлагать, все эти идеи - вплоть до заняться спортом - я воспринимал с удивлением и ликованием. Трудно было продолжать и соответствовать, доводить до конца. Но Денис все терпел благодушно.
   Годы сказывались - я уходил когда-то в небытие без всяких средств, просто доводя себя до изнеможения компьютером и и-нетом. Зависимость у меня была. От и-нета. Теперь как-то все поменялось. Пора было отучиваться от многих старых привычек.
   Мы готовы были отправиться в дорогу...
  
  
  
  
  
   Глава 2.
  
  
   Девчонок все оставили дома. Мне некого было оставлять.
   Фургон обтекаемой формы ждал в центре города, прямо перед небоскребом.
   - Кто сядет за руль? - спросил я, когда парни вышли, солидно направляясь к фургону. Они выглядели как штурмовой отряд, хотя и не были все поголовно высокими и сильными, но выглядели внушительно. Одежка по сезону - футболки, все с иголочки, плотно влитые. Со стороны могло показаться, что это группа курсантов какого-нибудь военного училища в увольнительной. Я подумал: хорошо, хотя бы не строем идут.
   Чувствовалось приближение теплых дней. Но они еще не пришли. На Урале лето было всегда очень непродолжительным и не совпадало с календарным.
   Июнь всегда был такой, разнузданный. Люди выходили на улицу, зная, что уже пора выгодно показать себя остальным. Одни куда-то бежали, другие не торопясь прогуливались. Я наблюдал за девчонками - вот феминистка, вот семейная идет, вот дочура своего папы, эмо, щебечущие студентки... так можно было сесть на скамейку и хоть весь день сидеть. Иногда накатывало такое настроение, когда я мог бы так и сделать. В особенности такое случалось раньше. Сейчас правильный режим и правильное питание несколько восстановило мою цельность. Хотя, Дэн не принуждал. Не навязывал. Да и приходил не каждый день.
   Опека Дениса действовала на меня благотворно - он заставлял меня заниматься физкультурой, кормил какой-то особенной едой, но всегда вкусной, фильтровал ТВ, учитывая мои интересы (уж получше, чем ИИ ютьюба), организовывал мою занятость так, что мне было приятно и отдыхать и работать. Он всегда носил ноутбук, и когда меня осеняла какая-нибудь идея, и мне хотелось набросить ее в коде, он был тут как тут.
   Я мог подолгу беседовать с ним на совершенно разные темы - от компьютеров, до религии. У него всегда был огромный вагон терпения, я мог высказаться, порой злился, а он всегда находил такие слова, которые казались мне совершенно справедливыми. В его словаре вообще не было таких идиотских фраз-паразитов, как "что с тобой?", "как ты себя чувствуешь?". Он вел себя всегда как нормальный парень, и я совершенно забывал, порой, откуда он взялся... в конце концов, мы подружились.
   Я так понял, что он давал мне совершенную свободу в каких-то определенных секторах деятельности. Но насколько простирались эти пределы, я не еще не знал. Нет, правда, я в последние месяцы был совершенно счастлив, все, чем ограничивал мои хотения - это требованиями безопасности, здоровой жизни.
   По характеру я был спокойным и рассудительным. То, что родители обо мне не особенно заботились, и мне приходилось думать о себе с детства, конечно отложилось. Поэтому я мог организовать себя, найти интересное занятие, чувствовал, когда развлечений становилось слишком много, и пора было вернуться к работе. В этом смысле, Дэн мне только помогал: и в развлечениях и в работе.
   Короче, все это не было похоже на то, как рисуют в фантастических фильмах захват человечества искусственным интеллектом.
   И мне казалось, что захвата не произошло. А произошло то, что ИИ стал мне помогать, свято соблюдая мою свободную волю. Ну а уж до чего доходило в этом соблюдении - я не знал...
   Я не буду сейчас рассказывать, чем я жил последние полгода. И как в этом участвовал Денис. Я оставлю это на потом, сначала - путешествие. Скажу только, что Денис сделал меня предпринимателем в определенной области, правда, успехов я еще не показал. И что я немного привык к математическому уму Дэна, зная, что он всегда логичен и последователен. Хотя без стычек обойтись никак не могло...
   Вот с таким настроением я вышел на улицу...
   Пешеходная зона в центре Челябинске называлась Кировкой. По примеру Арбата в Москве. Выложенная плиткой улица длиной в почти километр. Тут было много злачных мест: дорогие бутики, дворцы связи, рестораны, супермаркеты, музеи и объекты имеющие историческую ценность - памятники. Забавные бронзовые фигуры, традиционно для российских городов, поджидали гуляющих горожан в разных местах. Нищий, гитарист, городовой... и конечно верблюд, символ города.
   Я был инициатором этой поездки. Когда я стал привыкать к возможностям Дэна, я начал понимать, что мне открываются недоступные раньше вещи. Ну и, конечно, я решил поехать в путешествие. Мое предложение было поддержано, да так, что я даже запутался, кому это больше интересно - мне или им.
   Фургон футуристической формы с затемненными окнами стоял прямо на плитках пешеходной части. Я постоял, с предвосхищением глядя на город. Сейчас я из него уеду! И получу массу новых впечатлений!
   - Давай сначала я поведу, - сказал Дэн.
   Парни запрыгнули внутрь. Я сел не переднее пассажирское место. Мягко и вполне комфортно. И главное, с запахом всего нового - обивки, железа, приключений...
   - Это "Скобаз".
   Я не понял, переспросил.
   - Наша фирма называется "Скобаз", название образовано от слов "Скорость" и "база". Мы выпускаем на ней фургоны, сначала они нужны были для наших внутренних нужд, а потом выпуск перепрофилировали для торговли.
   - Никто не думает, что похоже на "Скотобазу"?
   Евгений заржал.
   А Денис продолжил:
   - Он специально разработан для спецопераций, так что здесь много чего есть на всякий случай.
   - Что весь арсенал с собой повез?
   Денис погрозил мне пальцем и промолчал. Наверно, мне нужно было устыдиться. Да, я знал, безопасность, особенности работы с человеком (ну то есть со мной), которого могут подстрелить и даже до крови или смерти, никакое лишнее оружие не помешает. Да, да, да, все эти лекции мне были уже знакомы.
   Хотя в этом жесте была ирония. Дэн так умел. С прищуренными глазами и внимательным, въедливым взглядом он походил в этот момент на жидкого терминатора из фильма со Шварценеггером.
   Двигатель мягко завелся.
   И все, мы поехали.
   - Что если мы поедем побыстрее? - предложил Дэн, пока мы выбирались с городских улиц на трассу федерального значения.
   - А нас будут останавливать?
   - Необязательно. Спутник прочесывает посты Автоинспекции и камеры. Я могу сбрасывать скорость, чтобы не нарываться на нарушения. А спутник передает все сюда, - и он постучал указательным пальцем по своему виску.
   Да, я знал, там у него лучше, чем у человека. Многочисленные функции одновременно и супербыстродействие. Для того, чтобы просто походить на человека нужны невероятные ресурсы и характеристики. У Дэна все это было в достатке, и даже больше - он мог контролировать окружающее детализировано, видел до последней соринки на плитке тротуара... он мне как-то однажды показал, что у него в голове - точнее - только в одном виске. Под металлической обшивкой черепа в оплетках шлейфов микропроводов на внутренней поверхности я увидел ряды чипов, обрабатывающие различные датчики. Кроме всего прочего у него там излучатель и приемник в различных диапазонах. Одного этого вида мне было достаточно, и я не просил его показать больше. И за это спасибо. Со временем я познакомлюсь со всем, что он покажет, даже дойду до того, что именно они из моей программы сделали, надеюсь. И при этом он останется простым парнем, образ не повредится. А сейчас и этого достаточно...
   Я не покидал Челябинск несколько лет. В последний раз меня возили в Москву мама и папа, когда я еще учился в школе. Я тогда мало, что запомнил, сплошные экскурсии и музеи... Разве, что Красную Площадь.
   Мы как раз проехали мою школу. Я даже сначала ее не узнал, она выглядела обновленной. Цветастая обшивка стен, на стене - большие уличные часы, все окна новые, яркий приветственный плакат, скамеечки, фонтанчик, газончики, новая металлическая ограда, футбольное поле в идеальном состоянии. Плюс они вели какое-то строительство не территории. Неплохо развернулись.
   После девятого класса я учился в государственном колледже информационных технологий. Он мне подходил идеально. Нужно было как можно быстрее получить диплом. А навыки у меня были уже с третьего класса. Я даже не помню, когда бы я вообще не занимался кодом. К тому же меня уже брали. И мое первое место работы было в частной и небольшой конторе за маленькую зарплату. Я пахал честно - писал функции воде int func, делал набор тестов, смотрел вейвы, проверял gmac... и получал крохи. Но это длилось немного. Потом я нашел место в более солидной IT-конторе. И там, как раз, через несколько лет у меня и нашли биполярное расстройство. Жуть, звучит, как раздвоение личности какое-то. Джекилл и Хайд...
   Как хорошо, что это все позади. И школа, и контора, в которой я учился. А впереди - шоссе на запад.
   На дороге у нас получилось настоящее соревнование. Кто-то из легковушек пытался посоперничать с нами по скорости. У них не получилось. Мы обставили их. Удивляло то, что при высоких скоростях большой фургон не сильно трясло. Наверное, на заводе разработали какую-нибудь новую рессорную концепцию...
   Мы ехали очень борзо и быстро, обгоняли автомобили перед носом встречных, фургон рвал так, что пыль летела, мощный движок. Денис выглядел хладнокровно.
   - Все рассчитано, - ободряюще сказал он. - Силы действующие на фургон, расстояния, все характеристики транспорта на дороге, сама дорога, ее направление, покрытие, показатели ветра... до мелочей - несколько километров впереди и позади я вижу он-лайн.
   Понятно было, что он пользуется этим он-лайном не только в дороге. Мне почему-то казалось, что на любом месте он мог использовать техническое оснащение окружающего пространства в несколько километров в своих целях. Он-лайн камеры, камеры наблюдения, спутники, сотовые, видеорегистраторы, специально оставленные жучки, наконец... много чего можно было использовать - улицы обрастают этим, особенно вблизи цивилизации.
   Он принялся мне говорить, что я увижу за поворотом, углом, домом,.. и всегда был абсолютно точен. Куда свернет дорога, когда будет ближайший город и магазин... он был идеальным водителем и штурманом одновременно.
  
  
   Я проснулся, кое-как продрав глаза понял, что меня несут, а потом раздевают. Откуда тут взялась кровать? И нас уже не качало.
   - Ты заснул, и я решил сделать привал, - услышал я Дэна. - У нас есть все необходимое.
   Дэн. Ага. Я протянул руку, желая найти край кровати, о, приличная, откуда она взялась? Ох уж эти трансформеры.
   - Трансформеры? - переспросил Дэн. Наверно я сказал вслух, если он не читал мысли.
   Так и проснулся. Продрал глаза, чтобы посмотреть на то, где я оказался.
   Они устроили тут типа шатра - из тонких металлических стенок - вполне серьезная конструкция. Собрали ее как трансформер - из содержимого специальных ящиков, встроенных в пол фургона. Конструкция спокойно защищала от непогоды, комаров, думаю еще и от пуль наверняка могла защитить.
   - Эх жаль, я заснул, а так бы костер развели. А остальные где?
   - В фургоне.
   Дорога всегда была для меня утомительной. Даже в такой сверхсуперавтомобиле как "Скобаз" - бесшумном и легком.
   Недалеко горели огни города Сим. Я смотрел на него вниз с края дороги. Зрелище меня удивило. На фоне холодного темно-зеленого неба город сиял. Домики казались сказочными, а пятиэтажки - суперсовременными. Вдалеке дорога уходила дальше на запад. И над всем этим еще сверкали звезды. Вид мне напомнил вид на Лос-Анджелес, который американские киношники часто эксплуатируют в своих фильмах.
  
  
   "Дорога смерти" пронеслась быстро. Наш фургон очень умело обгонял, на самом краю обрывов. Уральские горы не были высокими, но, все же, дорога была построена узкой и вела как-то бестолково. Парни позади изредка что-нибудь говорили, видно проверяя мое внимание, а в основном сидели неподвижно, колыхаясь в такт движения авто.
   Я смотрел на горы, красиво взбирающиеся к небу, и про себя хвалил Дэна за такую прекрасную машину.
   Здесь всегда происходило много аварий, поэтому часто создавались пробки. Кроме того, кое-как пыхтели, взбираясь в гору, старые Камазы. У меня, глядя на эти жалкие, передвигающиеся почти ползком машины, видя их работу на износ, всегда появлялось пожелание, чтобы большие корпорации, которые их эксплуатируют, все-таки сменили парк. Ну и не у меня одного. Думаю, у всех, кто видел картину кое-как плетущихся грузовиков, возникала эта мысль. Корпорации хотели экономить на всем. Как известно, пока что-нибудь не случится, они не почешутся.
   - У нас новые автомобили во всех отделениях. - Сказал Дэн и добавил: - Скоро будем выпускать свои грузовики. И опять поменяем весь штатный состав грузовиков. Кроме этого, у нас есть и другой транспорт, получше, чем этот. Ну, ты знаешь...
  
  
  
  
   К вечеру мы подъехали к Тольятти. Здесь выбрали место на берегу Волги и установили шатер. А я развел костер перед ним. Место находилось вдали от городов, но облюбованное дачниками и туристами. Правда, мусор с площадки, перед тем как на ней расположиться, пришлось убирать. В костре его и сожгли.
   Волга была огромной и песчаной. На другом берегу велись какие-то разработки или строительство, так там песок лежал высокими холмами. Днем здесь царил зной, а сейчас было уже прохладно. Плохо купаться без солнца. Я, было, хотел себя заставить, но только поплескался у берега, сняв обувь с ног. И посмотрев на закат, - красочный - во все небо.
   Багровыми красками горело все небо, а редкие и частые облака напоминали стаи огненных птиц. Великолепное зрелище. Глядя на такие удивительные картины, хотелось мечтать. Покорить весь мир и найти понимающую и любящую подругу. Чтобы она восхищалась мной. Чтобы мы могли устроить наш собственный мир. Да что там! Я готов был в такой момент согласиться даже на официальную семью и детей. Они бы были смешными карапузами, и все время бы спрашивали "как правильно, пап?"... Короче, я уже был готов воспарить как птица и унестись в небо.
   Появился Борис, побрызгал на нас воду, пытаясь нас со Деном развлечь. И бросился в волны - куда-то энергично поплыл.
   - Он куда?
   - Посмотрит, что на дне и вокруг, на всякий случай.
   - А, безопасность.
   - Ага. Типа купается. Температура воды +15, пока еще холодновато для купания. Это чтобы ты не лез и не простыл.
   Да, июнь пока еще совсем не радовал погодой для загорания.
   Конечно, семья была пока преждевременной идеей. Сначала покорить мир. Или хотя бы на него посмотреть. Я с новыми возможностями не так уж и далек от воплощения всего этого.
   Что там говорил Дэн? Мне вспомнилось, что он готов переформатировать мир. Может быть, согласиться на эту идею? Чтобы всем сделать хорошо и навсегда уничтожить зло? А потом посмотреть - получится или нет?
   Я еще потом спрашивал, не подождет ли эта возможность переформатирования, хотя и не задумал ничего конкретного? Он ответил совершенно ясно, что возможность эта будет в любой момент времени. Тем боле, сам ход развития цивилизации все время будет ставить об этом вопросы. А на серьезные решения он готов будет пойти, когда проконсультируется со мной. Иначе он ничего не предпримет.
   При всех новых возможностях мечты теперь у меня должны быть совсем заоблачными. Мечтать о еще большем. Почему бы и не подумать над предложением? Оно фантастическое. Но, подозреваю, реальное. Что еще может человеку дать повод для деятельности? Конечно мечты. И озарение! В котором я написал программу с названием "Связующее звено"...
   Донеслись крики отдыхающих. Оказывается, тут еще кто-то на ночь остался. Конечно, Денис принес одеяло - толстое, теплое. Ребята пополняли стол фруктами и минералкой. Готовили шашлыки. Попеременно - Евгений и Николай.
   Подошли соседи, матерые мужики, похожие на уголовников:
   - Ну, что? Как вода? - главный стал рассуждать, как это холодно купаться ночью, когда погода не такая уж и теплая, позавидовал шатру. - Тут даже под дождем можно спокойно укрыться.
   - Да, а костер, если что, можно развести внутри.
   Мужики настороженно подождали, я понял, ждали слов Дениса или Николая, но те молчали.
   Появился Борька - немного бледный, пришел из темноты, которая опустилась на реку. Мужики удивились:
   - Вы все моржи?
   Дэн продолжал молчать с Николаем, настороженность передалась и мне:
   - Нет, не все. Я не плаваю.
   Борька игнорируя гостей подошел ко мне, обтираясь полотенцем:
   - Течение здесь приличное.
   - Ты что-нибудь видел?
   - Да нет, все как обычно. Везде ровный песок.
   В принципе, это может сойти за отчет: ничего необычного не обнаружено. Я переключился на гостей, а Борис покосился на них:
   - Вы местные?
   - Да уж лет 20 это место знаем. Смотрите, не балуйте.
   Я не понял, к чему это относилось, но Денис решил их проводить, и я видел, как он им что-то сказал.
   Когда он вернулся, то сразу доложил:
   - Я пожелал им спокойной ночи. У них оружие есть. А я показал свое. - Он достал из-за спины какую-то впечатляющего вида винтовку, наверное, заранее сходил за ней специально в фургон. - Пообещал, что если они к нам сунуться, у них будут проблемы. Ты же заметил, они тут что-то высматривали. Я их просто предупредил.
   - Ты нам всех отдыхающих распугаешь, - сказал я, когда услышал, что у соседей хлопнула дверь машины. Неожиданно "отдыхающие" решили уехать.
  
  
  
   Следующую ночь мы провели в придорожной гостинице. Это было довольно чистое и приятное место. Но очень дорогое. Мне нравилось это разнообразие: ночь то у костра, то в гостинице...
   Наутро после приятных сновидений меня ждал двухместный автомобиль. Это был сияющий красный Luxury car. Марки Шевроле Corvette C7.
   -Это не самая крутая модель, - проговорил Дэн, довольный как школьник, стоя у двери водителя. - Не самый новый дизайн,.. но в этих случаях говорят, что автомобиль легенда, - усмехнулся он. - Но это из тех, которые тебе нравятся.
   Если уж какой-нибудь Яндекс просчитывает вкусы пользователя и предлагает соответствующую рекламу, то разве не может этого Дэн?
   - Ага, точно, веселый кар. А тебе?
   - Мне нравится, конечно, характеристики - скорость - 358 км\ч, 659 лошадиных сил. Ну и то, что разгон до сотни за 3 секунды. Эта крошка может бегать быстро.
   От меня не утаилось то, с какой родственной любовью он про это говорил.
   - Откуда она взялась? - спросил я.
   - Я решил сделать нам два транспортных средства, - ответил он. - Для нас вдвоем и для остальных. Сейчас только транспортник привез - грузовик под перевозку автомобилей.
   Около гостиницы нашлись те, кто пожирал нашу машину глазами, да и на нас пялились. Наверное, было довольно странным видеть в хозяевах у этой скоростной крошки двух парней.
   - Остальные поедут дальше в Скобазе, а мы в этой машинке?
   - Ага.
   Я залез на место водителя и с открытым ртом разглядывал футуристическую панель пилота. Впечатляло.
   - Кожа наппа, 100% натуральность, внутри сидения облегченный магниевый каркас - подсказывал мне Дэн, когда я осматривал салон. Я же чувствовал телом, как подхожу креслу. - Идеальная текстура, приятная на ощупь. Может быть, ты поведешь?
   Я сначала подумал отказаться. Но тут появился Борька, с загадочным лицом и своими соломенными волосами, которые придавали ему дурашливости, деревенской простоты. И выложил:
   - Давай посоревнуемся!
   - В смысле?
   - Я против вашей машинешки.
   - Ты?
   Это становилось интересно. Он что, собирается перегнать суперсоверменный автомобиль бегом? Наверное, кто-то из нас что-то неправильно понял, я решил уточнить:
   - Она выжимает 260 вообще-то, Борь. - Мой расчет на то, что цифра со спидометра этой крошки успокоит его. Не тут-то было. Он смотрел невозмутимо, даже вызывающе. - Ты собираешься обогнать меня пешком, то есть бегом?
   - Пешком, пешком, - ответил он и оскалился в улыбке. Значит, никакой ошибки. Будет бежать, а я - ехать. Ну что же. Вызов брошен, я что, откажусь?
   - Его расчет, - объяснил Дэн. - В том, что у нас такие дороги, что ты не сможешь выжать 260. Они все время петляют, да и состояние у них не очень.
   - А он сколько умеет бежать?
   - Километров 100, 200, - неопределенно ответил Дэн. Поверить было трудно. Ладно, посмотрим.
   - Соревнуемся. - Объявил я.
   Денис моментально прыгнул в кресло пассажира.
   - Только мне надо раздеться, иначе вся одежда порвется. - заметил Борис.
   Он где-то достал джинсовые шорты. Переодел их, снял футболку и кивнул. Все, готовность.
   Началось. Я втопил педаль. Машина взревела... под капотом действительно было стадо диких лошадей, прямо ураган!
   Я обставил его только на прямой, как и предполагал Денис, а где дорога сворачивала или проходила по деревне - он обгонял. Руки и ноги мельтешили со страшной скоростью. Тело шло плавно, уверенно. Никогда не видел, чтобы люди так бегали. Как гепард. Было в его фигуре действительно что-то зверское. Как он наклоняется, чтобы снизить трение, как он перескакивает по кочкам, как из под его ног летят ошметки земли и травы.
   Он выжимал не меньше 150-ти, и это, конечно, было удивительное и жуткое зрелище. У меня мелькнула мысль, что может быть у него кончиться аккумулятор, но вскоре я передумал: скорее, у автомобиля кончится бензин.
   А если бы приделать Борису крылья, может быть он бы и взлетел...
   Пришлось сдаться. Я остановился на трассе в поле, около одинокой остановки.
   - Не плохо, - сказал я, когда он вернулся к нам. Фургон догонял.
   Борис выглядел собранно и величественно - одышки совсем не было. Да и победой он явно наслаждался.
   - Ты думал, что у меня закончится электричество? - посмеялся он.
   - Ага.
   - Я потратил всего пол процента заряда, хотя бежал 53 минуты.
   - Мне нравится, - я похлопал его по плечу. Он расплылся в улыбке.
   - Когда набираешь скорость увеличивается шаг, - объяснил он, - с метра до трех. И даже - пяти. Это очень облегчает.
  
  
  
  
   Появилась Москва. Большой, богатый город. Пришлось ехать по МКАДу, а потом - по проспекту Маршала Жукова - по тоннелю, а потом по мосту. Меня поразили размеры пригорода. Он начался задолго до самого окраин.
   Еще поразило обилие автомобилей и количество гигантских магазинов на МКАДе. Я, как восторженный турист, пялился на огромные магазины, центры, парки... Советская высотка у Красной Пресни убеждала меня, что такие высотки - все-таки, визитная карточка столицы... По сравнению с маленькой башенкой зоопарка она казалась великанской. Оказалось, что высотка - жилой дом. И жили там сплошные звезды кино, театра и спорта...
   Проехав еще немного, мы очутились у дома сталинских времен, на бульваре Новинского. Внутри нас ждали длинные коридоры. Пришлось подниматься по широким лестницам, проходить несколько дверей. На площадках были выставлены бутылки с водой. "Для уборщицы" - пояснил Дэн. Интересные правила тут...
   - Здесь было несколько квартир, мы все их выкупили и практически незаметно перестроили дом, постепенно заменяя строительные элементы. Внизу - тоже новые комнаты. В подвале. Мы его пристроили. Туда ведет лестница.
   - А зачем новые элементы?
   - Сталинские дома хоть и добротные, но, все же, не вечные, помаленьку приходят в негодность, мы обновили все несущие конструкции, по-сути выстроили тихонько новый дом. В городской Архитектуре у нас есть свои люди, они нам помогут все переоформить.
   - Слушай, я написал программу 5 лет назад, когда только вы успели?
   Он посмеялся. Но тут же вернулась самая занудная ипостась Дениса - поварская.
   - Так, кушать! И никаких возражений!
   Мы только приехали, я рвался погулять, а тут меня как маленького кормить собрались!
   Ребята кормили меня всю дорогу. Я предпочитал кушать на природе. Мы останавливались, они раскрывали столик, ставили стул. Журчал ручеек, пели птички, шелестела трава, а я ел. Здорово!
   Дэн умудрялся всегда подавать вкусную еду. Я знаю, что даже вкусная, но одна и та же еда, приедается. Но у него все было не только как в ресторане, но и вообще, как у лучшего повара.
   - Вы меня перенянчите. Я о вас так не могу... заботиться... - попытался протестовать я с набитым ртом.
   - Тебе и не надо. У нас не мыльная опера. - Отрезал Дэн.
  
  
   Торговые центры, банки, отели, рестораны окружали это место, а движение автомобилей за окнами, наверное, никогда не заканчивалось. Я немного отдохнул, перекусил. Борис мне показал местные каналы, внимательно следя за моими интересами. Потом показал карту окружающего района. Недалеко располагалась резиденция посла США. Дома известных людей прошлого, музеи... А еще здесь имелось министерство иностранных дел. День подходил к закату, и мне было замечательно от того, что в этом городе с сумасшедшим движением у меня есть место, где остановиться, да такое хорошее, что хоть переезжай и здесь живи.
   Потом, когда я, наконец, морально собрался с силами, я предложил идти, (куда никогда не ходил) - в клуб. Поискать нужную атмосферу. Познакомиться с людьми, посмотреть. Я рассудил так: родители водили меня по музеям, я смотрел на камни, золотые стаканы, царскую бижутерию, чучела мамонтов. Я знаю, что эволюции миллионы лет, что у крыла должна быть подъемная сила, что театр - это высокое искусство. Хватит! Сегодня нужно посетить место, где расслабляются, уж москвичи-то в этом должны быть мастера! Ребята согласились. На культурную программу подобного рода они были готовы. Для них, вообще, похоже, не было проблемой любой вид отдыха. Не думаю, что они были в состоянии получить такое же удовольствие, как и я. Но ведь, какой-то интерес у них тоже был!
   Тут же они стали предлагать адреса. Оказалось, что Москва действительно сильно преуспела в деле развлечения. Обнаружилось, например, неприличное количество кальянных. Но я как-то с сомнением смотрел на это удовольствие пыхать клубами дыма. Нет, мне не надо, я сразу сказал.
   - Да, этот вид отдыха оставим для продвинутых. Да и не порекомендовал бы. Побочки там есть... И не спортивно это как-то. А я все еще не оставляю надежд вывести тебя в спортсмены-любители, - разоткровенничался Дэн.
   Меня не удивило то, что у него есть такие мысли. Они, похоже, вообще сделают из меня образец во всех отношениях. Хоть на доску почета.
   Остальная наша беседа проходила примерно так:
   - Академический батутный клуб.
   - Ха-ха-ха!
   - Большое количество аттракционов типа "Убиться насмерть".
   - Ха-ха-ха!
   - Пиано-бар
   - Ха-ха-ха! А пиво-бар есть?
   - Лаунж Найт.
   - Ха-ха-ха!
   С ноута Дэна я пробовал зайти на сайты каких-нибудь подобных заведений и видел яростный минимализм в оформлении. Ну да, все это сделано для смартфонов.
   Чтобы не заморачиваться некоторые ушлые владельцы назвали свои центры для развлечения словом "плэйс".
   Лабиринты, зоопарки, мотостудии, реконструкции... Потом ребята начали предлагать поинтереснее:
   - Все время двигаться, безумный денс, место называется "Ми-ми-ба", - предложил Боря, - ну и название.
   - Там наверно кислоту толкают. - С сомнением протянул я.
   - Мы можем вычистить клуб от наркотиков.
   Это как они, интересно, собрались очищать клуб? Воображение нарисовало картину огня, выстрелов и избиений, с паникой, как при природной катастрофе. Да, еще брызжущая во все стороны кровь. Я хоть и понимал, что Дэн довольно цивилизованный, но до конца проверять не хотелось. К тому же нарисовалась такая картина: бедные наркоманы, лишенные дозы бродят в окрестностях и требуют у встречных уколоться. Вокруг - мрак, туман, тени и вороны каркают...
   - Нет, зомби мне не нужны.
   - Тут есть Киноклуб - где появляются звезды кино. - Предложил Николай.
   - Не дорос еще я. Хотя предложение заманчивое, Евгений?
   - Тут совсем не далеко. Ночной клуб на Арбате "Арбат-сити". Живое выступление, знаменитостей не меньше. Теплая атмосфера.
   - Ночной клуб? Где спиртное рекой? У нас и не все совершеннолетние, - я посмотрел на Серегу.
   Он отчаянно замотал головой и побежал доставать из сумки паспорт. Потом раскрыл его и показал мне.
   - Так, тебя зовут Евклид Сергеевич. - Произнес я, как будто только его увидел. Но то, что его на самом деле зовут "Евклид" действительно оказалось для меня открытием.
   - Да, - сказал Евклид Сергеевич. Отчество, оказывается, стало его именем.
   Он открыл мне страницу паспорта, на которой была вклеена фотка улыбающегося лица. Немного дурашливая.
   - Ты тут хорошо получился.
   - Нечего смеяться!
   - Да ты что? Я серьезен! - и прыснул со смеха. - Надо же, тебе 16 лет.
   - С 16-ти в ночной клуб пускают, - буркнул он.
   - Ну да.
   Он забрал документы у меня из рук.
   - Кто же тебе дал такое имя? "Евклид"?
   Сергей оживился:
   - Да есть тут один. Папа мой любимый...
   Я стал сопоставлять, это было интересное умственное занятие. Если сборочная линия на заводе - это его мама, то папа - кто? И мы все вместе уставились на Дениса.
   - А что вы на меня смотрите? Знаете, сколько всего у меня детишек? Тысячи. И каждому нужно дать имя, желательно оригинальное. Он хоть и Евклид по паспорту, но я разрешил ему назваться попроще, чтобы всякие любопытные не прилипали.
   Теперь становилось понятно, откуда у них неприязнь. Хотя была ли она настоящей? Наверно, нет.
   Да и еще, не сразу, но меня дошло, что я ведь в этой семейной иерархии тоже должен присутствовать, но я не знал, куда они меня ставят. И решил не спрашивать, не нарываться, так сказать.
  
  
   Культурная программа состояла в живом исполнении популярных песен, в культурной реакции публики и, конечно, пище. В этом месте можно было делать все. Тут была сцена, - перед ней данспол, а по периметру - небольшое количество столиков. Штук пятнадцать. Место явно предназначалось для своих. По словам Дениса тут всегда было много директоров серьезных предприятий и менеджеров...
   Не знаю уж как, но Денис добился того, что мы заняли 2 столика, на выгодном и центральном месте. Все, что происходило в клубе, происходило прямо перед нами - на сцене и вне нее. Я думаю, что, скорей всего, дал взятку или использовал связи, которых, оказывается, предостаточно. Но чтобы в клубе? Не знаю, я уже ничего не знаю.
   Когда мы подошли, яркие, даже ядовитые, краски освещения сменились на приглушенные. Продолжал сиять только бар. Каждая бутылка, каждый фужер блестел переливами ярчайших цветовых оттенков. Глядя на это легко было захотеть выпить. На это и ставили организаторы. Создавалась волшебная атмосфера, параллельной, сказочной реальности. Продвинутой и технологичной.
   Они тут обещали, что у них Евровидение! Что у них крутые визуальные эффекты и супер-звук. И то и другое, действительно, оказалось на высоте. Но артисты сегодня явно были не высшего уровня. Наверное, мы так попали.
   После трех песен, болтовни ведущего и попытки стриптиза, Дэн бросил мне:
   - Влад, сейчас.
   И рванул на сцену.
   Я не успел остановить его.
   И он, выхватив микрофон у ведущего, стал петь, группа состоящая из барабанщика, гитариста, клавишника и подпевки сначала растерялась, а потом подхватила. Он пел популярную многоголосую песню, тут нужен был партнер и Борис, конечно, бросился ему на помощь. Боре удобнее было петь за подростка, Денису - за репера, поэтому они сразу поменялись, ни на секунду не остановившись.
   Это был давний хит, который звучал дома, в офисах, транспорте. Wiz Khalifa. See You Again, саундрек одного фильма. Уверен, что они могли бы спеть оригинальными голосами. Но это было ни к чему.
   Где-нибудь в студиях звукозаписи про эту песню с иронией говорили, что репер нанял белого певца для демонстрации голосового диапазона. Да, возможность покрасоваться здесь была однозначная. И парни ей идеально воспользовались.
   Я был потрясен, голос Бори то звенел адамантом, то плакал - поводом для песни ведь было грустное событие - преждевременный уход из жизни. При этом, он как звезда советской эстрады стоял, почти не двигаясь, скорбно. В этом виднелась продуманная театрализация. Его фигура, которая погружалось то в свет, то в мрак, излучала силу и непоколебимую веру, во все лучшее, что есть на свете...
   Сразу нахлынули ощущения вроде того, что вот так живешь, живешь, а потом - бац, и нет тебя. А есть только песня, в которой ты еще остался...
   Пока они пели, экран на задней стене сцены был исполосован надписью "караоке".
   - Это не караоке! - крикнул Дэн, когда они закончили. - Это вольная программа.
   Потом они продолжили в разных составах, сменяя один другого, петь песни, которые всегда и в любой компании нравятся людям. Некоторые песни были популярны определенное время назад. Но они с таким задором их пели, что слушалось, как будто в первый раз. Тут была песня-дуэт о дружбе. Дуэт был очень кстати. Регга. Детская невозмутимая в наивности песня на испанском языке. Русская народная, в великолепном исполнении. Борис выглядел молодежно - со своей прической и джинсовыми шортами. А Дэн - деловой молодой человек. Можно было предположить, что работает топ-менеджером. Но, без базара, умеет отрываться!
   - Этот песенный рацион принимать ежедневно, - пошутил в конце Дэн.
   Зрители, а все столики оказались заняты, уже бурно рукоплескали. Все удивлялись, как кто-то из посетителей устраивает такое зажигательное шоу. Совершенно естественно и с выражением легкости на лицах. Не каждый так мог из присутствующих. Когда организаторы клуба устраивали сцену для выступлений и намекали, что тут может выступить любой, кто пожелает, они, конечно, рассчитывали на то, что гости совершенно не знакомые между собой, соединяться в восторгах по поводу удачных концертных номеров. И смогут перезнакомиться между собой, если пожелают. И вот мы сорвали успех. Люди пришли отдохнуть и наткнулись на нас, Дэн не нарушил стиля ночного клуба, как мне представлялось, а даже наоборот - вывел на новый уровень. Я почувствовал себя чем-то сопричастным с остальными посетителями.
   Музыканты, которых мы временно освободили от работы, сидели где-то здесь же и поедали свои порции салатов.
   Потом стал выступать Николай - неожиданно, как станд-ап комик. Чем развеселил зрителей. Юмор бы всякий - и народный и сальный, главное, у него была харизма. Он выглядел, как будто 20 лет гастролировал с этими номерами, знал, где в какой момент что сказать. Невозмутимости подыгрывала внешность - солдат Николай имел короткую стрижку и невинные глаза срочника. Кого-то он этим напоминал в камеди-клабе, но точно не скажу, потому что мало смотрел эту передачу.
   Пока он выступал, Дэн шел к столику, и наткнулся на мужика, как оказалось не случайно, потому что мужик сам подставился для того, чтобы познакомиться, у них завязался разговор, но Дэн сразу отрицательно замотал головой.
   - Это какой-то местный, из власти, я сначала принял его за агента из бюро найма артистов, - сказал он, когда, наконец, достиг меня. - Предлагал свои услуги, работать актерами.
   - А чего отказался? - спросил я.
   - Да ну тебя, - отозвался Дэн, сделав вид, что обиделся.
   - Поете, ребята, вы потрясающе.
   Дэн невозмутимо кивнул. Мне нравилось, что у меня с ним знакомство, что мы сидим за одним столиком. Хотя, наверное, я еще даже не до конца оценивал уровень, который он здесь продемонстрировал.
   Потому что после того, как Николай вернулся, к нам сразу подсел тот самый мужик, который уже докучал Дэну - со своим стулом. Почти подсел. Недвухсмысленно дорогу ему преградили те, кто ближе сидел - Евгений и Серега, без промедления отреагировав на внезапный ход нашего гостя. Чем, очевидно, поставили его в недоумение. А ведь он рассчитывал на неожиданность - что ребята не успеют загородить ему подход к столику. Не вышло. Они преобразились из вальяжных отдыхающих в ощетинившихся охранников в какую-то долю секунды. Ему пришлось сделать шаг назад, при этом лицо его стало на мгновение естественным и растерянным. Но он тут же напустил на себя скорбное выражение лица, как бывает у святых на картинах западных мастеров - такое же притворное. Оно очень не вязалось со всем его образом... Охранники нашего гостя и парни оказались вплотную. Две противоборствующие стороны. Явно назревал конфликт. Интересно, что у этого мужика имелась охрана.
   Мужчина рассмеялся:
   - Не будете же вы драться с моей охраной? - похохотал он.
   Хотя, он чувствовал себя неудобно. Не всегда ему преграждали путь.
   Я видел, что и Дэн способен избавиться от него за секунду, и остальные готовы. Не знаю, может и грохнуть даже (чего мне крайне не хотелось). Но вышвырнуть гостей не составит им труда. Только пока этого не делали. Чего-то ждали. Ну, поговорим, тогда.
   Мужчина снова нервно рассмеялся.
   - Я замглавы города.
   - Москвы? - спросил я.
   - Москвы.
   Сергей и Женя отступили и только тогда мужик смог сесть за стол.
   - Ну вы крутые! - он снова рассмеялся, это несколько нервировало. - Откуда вы?
   - С Урала.
   - С Урала?.. Я заинтересовался вашими талантами. В сегодняшнем мире очень трудно разыскать действительно талантливых людей, - он говорил все это не мне. А Дэну. Наверно, считал его главным. - Я хотел бы пригласить вас на закрытую вечеринку... мой начальник, он очень влиятельный человек. И если вы ему понравитесь, то у вас откроются большие возможности. Здорово получать заслуженные бонусы за талант...
   Повисла неловкая тишина. Дэн не спешил отвечать, возможно, посчитав, что человеческие вопросы должны решить люди. Мол, это не его дело.
   Я совсем, совсем не понимал, что я могу ответить. А ребята молчали. Тоже совсем. Даже как-то неудобно стало перед этим неожиданным гостем.
   Евгений и Сергей неохотно присели на свои места за столом.
   А потом меня осенило. Вот уже как почти два месяца вся обстановка и даже сам Дэн убеждал меня, что я стал вроде дворянина новой, кибернетической эпохи. И я, действительно, ел лучшую еду, одевался в лучшую одежду, работал в свое удовольствие. А Дэн, ребята, о мне заботились.
   Значит, что я должен сделать? Сыграть эту роль? И я решил попробовать.
   - Вы нас с кем-то путаете. У нас нет проблем с наличностью и нет проблем с властью.
   Вот так, никаких проблем. Я думал, это сразу отрезвит его. Ничего подобного. Он, как будто не слышал. Может быть, я сказал это недостаточно уверенно? Голос дрожал, что ли? Больше того, он пошел в лобовую атаку, зашел с угроз:
   - Ну, могут появиться, если вы будете упрямиться. Проблемы, я имею в виду. - Его раздраженный взгляд смягчился, и он изрек с благодушием, показывая, что он может быть снисходительным: - Но давайте не доводить дело до крайности. Я очень могущественный человек. Всего лишь нужно согласиться на простое предложение. Вы отдохнете и мы тоже. Вместе. Что нам помешает объединить нашу радость?
   Дэн решил повторить то, что я уже сказал, наверное, решив закончить неприятный эпизод:
   - Вы нас точно с кем-то путаете. Я бы попросил вас...
   Я перебил его, меня вдруг понесло, я заговорил и чувствовал при этом на себе испытующий, в-упор, взгляд замглавы, кроме того, я почему-то испугался, что Дэн сейчас что-нибудь выкинет, от чего потом будет всем плохо, короче, я сделал еще одну попытку, при этом врал напропалую:
   - Я имею отношение к Бит-компании. У меня серьезные связи, пытаться купить меня очень странно.
   - Вы? К Бит-компании!? Не смешите! Кто вы там? Уборщик? Да я и не к тебе обращаюсь. Ты один просидел за столом, а эти молодые люди проявили свой талант!
   - Они меня сопровождают.
   - Тебя... сопровождают.
   - Ага.
   - У вас рабство что ли?
   И снова заржал, только в ответ никто не смеялся. Парни смотрели на него внимательно. Выжидательно.
   Он от этих взглядов опять смутился. То раздражается, то смущается, то надевает маску благодушности. Какие же мы трудные собеседники...
   - Покиньте нас, пожалуйста, - сказал я. Потому что и мое терпение тоже закончилось. Будь, что будет.
   Женя и Серега моментально соскочили. Бесшумно они скрутили обоих охранников. А потом выкинули гостя вместе со стулом.
   Падение его было ужасно, он укатился под другой стол, соскочил, многие смотрели в этот момент на него с ужасом, а потом он побежал к выходу, там набрал номер на телефоне, что-то яростно бросил в трубку. Как будто страшное ругательство изрек. И зафиксировал это в свой волшебный смартфон. Теперь следовало ожидать молний, грома, гнева природы... не иначе.
   Он вышел в другой зал. Охранники последовали за ним.
   Блин, а ведь он был прав! И в том, что у меня не было талантов и в том, что в Бит-коропорации я никто, хотя там и числюсь, как сказал мне Дэн.
   Что взять с программиста? Я не умею красиво двигаться и петь. Даже свою лучшую программу я написал в беспамятстве. Я умею только злиться. Я сам никогда бы не смог создать себе шикарные условия для жизни. Это сделал Дэн. Мне, получается, во всем нужна помощь. Я ничтожество. Пораженный этой мыслью я сидел и вместо того, чтобы воспринимать культурную программу, страдал. Сколько себя помню, я всегда был обидчивым. И всегда молча сносил упреки. Переваривал в себе. Дэн меня отвлек:
   - Я связываюсь с нашими в ФСБ, - сообщил он. - Прямо сейчас. Пусть проверят этого супчика и куда он позвонил.
   - Он-то наверно брякнул в МВД. - Выдавил я из себя, оставаясь в плену ощущения своей полной раздавленности.
   - Да, но они разберутся, у них больше возможностей влиять на обстановку, по адресу нас найти несложно.
   Я вдруг кивнул. Чего предаваться мрачным мыслям? Вон, какие у меня помощники, моментально исправляют любую ситуацию! Ощущения своей никчемности сменилось чувством несправедливости. Точнее эти чувства стали бороться во мне. Хотелось догнать этого важного человека и все выяснить, возможно, подраться, ну или, научить уважению,.. а с другой стороны, мне думалось, что не нужно было обострять до такой степени. Ну, мол, всегда же можно как-то договориться...
   Вот такая Москва. Не хочешь, а влипнешь. Хотя, нужно это было предвидеть, мы же приехали с высокими запросами, проявили себя - пели, потрясли зрителей... И кто это сделал! - агенты! Подумать только, раньше притворяться приходилось агентам спецслужб, а теперь корпорация электроники выпускает агентов, чтобы они вели двойную жизнь и выдавали себя не за тех, кем являются на самом деле... куда не посмотришь, короче, везде неправда, что я, со своей бесталанностью, что они, сделанные на заводе... Мы, прямо друг друга стоим.
   Чувство возмущения крепло. Ну и что, что я ноль! Да уж разве такой уж и ноль?
   А ребята?! Разве кто-то умеет так бегать, как они? Или так пищу готовить? Или так петь и плясать, как сейчас? Именно они и возмутили этого высокопоставленного чинушу. И он, похоже, решил, что может заставить их, то есть нас, спеть и сплясать у него дома. Понимаю, что богатые развлекаются по-своему. Но ведь мужик несколько не прав. Они все это так чудно исполняют только потому, что существуют специальные компьютерные программы, которые загружены в их системах. То есть примерно тоже самое положение, что и со мной. Я не умею. И они сами-по себе не умеют. Зато прекрасно умеют претворяться.
   Я тут же отбросил эту мысль. Ну и что, что они пластиково-металлические? Они разбираются в психологии еще лучше, чем лучшие психологи! У них вообще среди людей нет равных! Они мне помогают, разве это не благородно?
   Смущал вопрос все-таки их глобального распространения, способность претворяться у них служила не для того, чтобы радовать людей, цель была иной - втираться в доверие людям! Да, все это таило неизвестность, но ведь они, действительно, не желали мне зла, а, наоборот, во всем помогали! Ну и что, что они тихонько захватывали власть? Я не видел пока в них никакой угрозы и никакого вреда. Не знал, но надеялся. Они мои! Поэтому меня это и возмущало! Он задел меня, но получилось - что нас всех. Как будто мы нули! Нет, мы совсем другие! У нас просто другое содержание. У всех...
   Я постарался успокоиться... Я не спрашивал Дэна напрямик, может быть, стоило бы выяснить этот вопрос, чего они, в конце концов, хотят? Блин, сложный вопрос. Одно тянет за собой другое... А всего лишь, просто незнакомый мужик, пару резких слов сказал... И вот, сидишь как дурак, не знаешь, что делать. То ли морду ему набить, то ли выпить еще стаканчик...
   И вот, пока я думал, у нас за столом оказался новый посетитель. Точнее посетительница. Дама, у которой щеки блестели от макияжа.
   - Вы же не прогоните меня, как этого, - она кивнула в след нашему предыдущему посетителю.
   - Присаживайтесь, - пригласил ее Дэн. Настроение мое моментально сменилось, было приятно видеть даму, я даже рассердился, Дэн, этот супчик, опять начинает заигрывать? Отбивать у меня потенциальных девчонок?... Кто она? На вид худющая как вешалка, обвешена безделушками, но глаза умные. Наверное, она светская львица, я таких еще ни разу не видел вблизи... Довольно молодая, но уже, конечно, повидавшая различные переплеты. Симпатичная, но наверняка непредсказуемая. Даже не знаю, замутил бы я с ней или нет.
   Нет, стоп, я, наверное, не правильно оцениваю девчонок. Готова ли она на безумства со мной, вот в чем вопрос. А так, довольно симпатичная для светской львицы. Наверное, начинающая.
   Она мило улыбнулась Денису, ну а кому же еще? Как будто за столом не было других претендентов!
   - Как хорошо, что я вас встретила, - начала она. - Здесь скукотища, а вы излучаете... прямо сказать,.. свет. - Слова ей дались не просто, и она махнула рукой, решив говорить предельно искренне: - Вы очень приличные люди, - сказала она. - Иметь силу воли прогнать всякое местное отребье! Мы тут уже друг друга хорошо знаем. И прекрасно понимаем, кто и на что способен. А вы - прямо как свежая кровь! - этот комплимент получился уже правдоподобнее. - Кроме того я вижу, что вы люди состоятельные, уж простите, я говорю напрямик. И мне не дает покоя один вопрос. Прямо замучил. Вы блещете талантами, но, как я понимаю, специально культурную жизнь не ведете. А у каждого серьезного человека должна быть возможность расслабится и получить культурное удовольствие. Как вы на это смотрите? - ребята смотрели на нее прямо и молча, но внешне это ее не смутило. - Вам, конечно, нужно завести в столице культурный салон. Всенепременно и под вашим именем, - она снова смотрела на Дениса, - и под вашим именем устраивать спектакли, выставки, концерты... Поверье, это здорово, когда есть куда пойти и тебя встретят с радушием!
   После молчания Дэн произнес, оборачиваясь ко мне:
   - А что? Мне нравится, что скажешь, Влад? - но тут же отвернулся, потому что вспомнил, что за меня нужно "бороться", он понимал это слово по-своему: - Слушайте, только нам больше нужно институт благородных девиц.
   - Это не вопрос, - совершенно воздушно и молниеносно ответила она.
   И мне подумалось, что она имеет ввиду нечто вроде службы сопровождения. Меня аж холодная волна обдала. Она тут, что про публичный дом намекнула? Что всегда будет возможность соития за вознаграждение?
   Нет, ну мне совершенно это не прельщало. Да, наверное, все люди с серьезным положением не брезгуют подобными легкими возможностями в их жизни. Большое напряжение, постоянная занятость... да, тут семью тяжело иметь. Тут скорости бешенные. Добывать деньги, выискивать людей, разрабатывать финансовые схемы. Некогда заниматься ухаживанием и любовью. Проще отдать деньги, и быстро, так же, на скоростях, все обделать, как еще одну сделку совершить. "Мне, пожалуйста, секса пару килограммов!" "Хорошо, с вас 5 тысяч рублей".
   Но мне казалось, я не такой. Надежда угасла. Хотя еще недавно сам о чем-то таком думал. Почти. Я же не думал, что это можно за деньги получить! Я предполагал, что в этом у каждого будет найдено обоюдное удовольствие!
   Только бы Дэн не сказал, что мне нужна невеста, а то эта милая дамочка моментально превратиться в сваху.
   Дэн с дамочкой продолжали общаться, я мое внимание обратилось к сцене. Там уже как пять минут Женя выделывал трюки. Он под восторженные взгляды разрубал японским мечем яблоки, на точность. Получалось здорово.
   После этого дамочка от нас отчалила, и начались танцы. Я поразился гибкости Дениса. Он выбежал в зону танцпола и задвигал невероятные финты. Надо было ехать в Москву, чтобы это увидеть. Движения его были умелыми, как будто он всегда занимался танцами.
   В обычной жизни он был всегда скромен, и эта скромность покрывала его движения. Но вскоре танцы, похоже, рисковали перейти в нечто более раскрепощенное. Я уже предполагал, что через минут десять полетит на пол не нужная одежда, я увижу парочки, двигающиеся синхронно... Тут было два варианта: или влиться или уйти, я раздумывал.
   Выбрать правильную дорогу: предаться вселенской грусти, стать мрачным подражателем замглавы, опуститься в океан безумного сожаления о себе и ненависти миру (за что его любить?), начать вести жизнь без надежды, погрузиться в осознание того, что все вокруг поддельное,.. или встать на скользкую дорожку телесных соблазнов, прикосновений, радоваться тому, что имеется в начличии, и не замечать своих недостатков, закрутившись в вихре удовольствий?
   На столе стояла бутылка водки, ловя отблески от пульсации танцевального света. Над дэнс-полом вертался сверкающий шар. Музыка била призывным ритмом.
   "Ты моя подруга", - сказал я мысленно бутылке.
   Дэн подошел, запыхался, но дыхание почти мгновенно восстановилось. Да, такие фокусы мне нравились. Он сообщил:
   - Наши люди отменили полицейский наряд на это заведение.
   - Кто их вызвал? Это тот мужик?
   - Ага, он вызвал их. Хотел арестовать нас.
   - Или прикончить.
   Ну и все. Дальше я налег на алкоголь. И понял, что это затянуло меня на сторону тьмы. Короче, я решил влиться в праздник. И не все хорошо помню после этого момента. Помню музыку, помню отрыв, помню, что-то кричал, девчонок помню, помню их соблазнительные силуэты, правда, до раздевания все же не дошло, работники напомнили, что у них приличное место и что для этого имеются специальные ВИП-помещения,.. но я помню пару приятных минут... короче все очень расплывчато. Приглашением в ВИП- помещение я не воспользовался, не знаю, как другие. А когда опьянение стало проходить, до меня дошло, что уже пора. Что я уже дико хочу спать. Мы ведь не могли веселиться бесконечно. Нельзя было злоупотреблять гостеприимством, да и своим здоровьем тоже. Пришло время сворачиваться.
   Дэн меня поддерживал, это я точно помню. После выплеска энергии я плохо стоял, ноги не слушались, хоть и хотелось продолжить, но я понимал, что уже нет сил. Эта частичка мозга, в которое еще было понимание, продолжала работать...
   У выхода стоял мужчина, который замглавы. Без охраны. И вообще, его вид был какой-то унылый. И этот малый просительно подбежал к выходу:
   - Я остался чтобы попросить прощения... я же не знал, что вы - глава Бит-компании, которая занимается всей военной и секретной составляющей страны...
   - Странно, я слышал, что у Бит-компании нет еднс...едист... идинтств... одного владельца, - кое-как проговорил я. - Ладно, все нормально.
   Неожиданно для себя я замахнулся и каким-то чудом, наверное, с пьяного перепугу, попал ему в скулу. Я вложил в удар все, что успел передумать о себе и о парнях, все раздражение.
   - Это тебе за то, что заставил меня задуматься, какая я мразь...
   Мы отошли с Денном несколько метров, но опьянение пропало, как будто через мое тело пропустили 10000 вольт, вместо того, чтобы сгореть от высокого напряжения, я отрезвился и зашипел:
   - Это что? Я уже директор всей Бит-корпорации? Когда это я интересно заделался... ик... им?
   - Не волнуйся, - ответил он. - Ты как бы младший и неофициальный директор. Но у тебя все впереди! А этот мужик, поверь мне, еще может устроить сюрприз. Так, что близко к сердцу его извинения не бери.
   - Ладно.
   Мой блеф насчет работы в Бит-корпорации спокойно поддержал Дэн. Так, что, как оказывается, это был не совсем блеф...
   Когда мы проходили зал, я обратил внимание Дениса на столик в середине зала. Я увидел там подруг - девушек одного возраста, девчонок точнее. Я с ними танцевал, это я помнил, а теперь разглядел их получше. Они еще не дошли до моей кондиции. Возможно, были они моими ровесницами. Дэн проследил мой взгляд и тут же шепнул:
   - Я достану информацию на них.
   Я сначала возмутился, (как это можно! Как же частная жизнь?) а потом согласился, подумав. Любопытство. Сейчас столько всего происходит... мы живем в новом веке...
   Потом мы еще погуляли по ночной Москве чтобы окончательно протрезвиться - по Красной площади, Варварке, к ФСБ сходили... и кричали там нехорошие слова про разведчиков. Но я думаю, они не слышали... хотя, они же разведчики? Наверное, слышали, но не отреагировали.
  
   Я читал "сводки" уже через 15 минут, почти засыпая, в постели на Новинского. Та, которая мне понравилась, оказалась дочкой большого туза.
   - А что? - спросил Денис, дурашливо завалившись поперек постели: - У вас обоих будет высокое положение в обществе.
   - Ты, наверное, уже все в деньгах посчитал?
   - Что?
   - Сколько она тратит на макияж... Какие у нее активы крутятся... какие у нее вложения в ценные бумаги... какое у нее наследство... Сколько мы будем стоить вместе...
   - А как ты думал? - совершенно искренне откликнулся он, запрокинув голову. - Мне нужно просчитывать все варианты, для того, чтобы проанализировать все действия. У вас бы состоялся выгодный союз... но больше для нее.
   - Вот сейчас не понял.
   - Тебе не понадобятся ее активы. Я тебе больше активов обеспечу. Гораздо больше.
   - Я что, состоятельный?
   - Да. Я подумал, что тебе будет интересно, ты должен знать о ней все, прежде чем вступишь в какие-то отношения. То, что говорят по телевизору - не всегда случается.
   - Это ты про любовь с первого взгляда?
   - Ага. Поэтому нужно все рассчитать, прежде чем...
   - Анна, её зовут? - перебил я, потому что уже представлял себе, что значит жизнь.
   - Да.
   Жизнь ее была довольно организованной. Включая даже то, что она занималась каким-то предпринимательством. Лицо у нее было приятное. Но мне больше нравилось, как звучало ее имя.
   - А это откуда? - я показал ему фотки, на которых она оказалась голая.
   - С фотосессии. Насколько я знаю, она сама захотела.
   - Что-то это мне не нравится. Она думает кого-то заполучить? То есть ее не устраивает уровень ее жизни?
   - Да, она хочет большего.
   - Ничего себе.
   - Что скажешь про это? - он кивнул на фото.
   - Ну, - протянул я. Глаза вожделенно пожирали изображение... - я еще подумаю.
   - Понял.
   Он освободил постель и быстро пошел в коридор, привычно на свое место. Ну да, ему там гораздо лучше.
  
  
   Когда я проснулся и поднялся на локтях, потому что спал в неудобной позе лицом вниз, первым, что я увидел, был номер телефона - большими цифрами. На белом листе бумаги. Денис появился в комнате, дождавшись, что я проснулся. Наверное, я к этому не привыкну...
   Постепенно до меня дошло, чей это телефон.
   - Дэн, что, я сильно там барагозил? Я почему-то сами пляски не помню...
   - Все нормально, меня не смутил.
   - Ага, тебя смутишь. И что? Звонить?
   - Только приведи себя в порядок. Одежда готова.
   И не только одежда, бритвенный станок, зубная щетка, коллекция одеколонов... все было на месте. Аккуратно и заботливо уложено.
   - А сколько сейчас времени?
   - Три часа дня.
   В квартире находились мы вдвоем, ребята ждали в соседних квартирах, делали все, что нужно по своим технологическим нуждам.
   После того, как я принял душ и утренний туалет, я вдруг вспомнил, что мы планировали туристическую поездку, стал искать причину не звонить и не встречаться. Стыдно, но я струхнул. А вдруг она откажет?
   - Не бойся, - ответил Денис. - Серега вчера разведал ситуацию, крутился в их сферах, все нормально, у тебя есть шансы.
   - Но мы же не вылезем теперь из Москвы! У нас был план... - в этот момент мне казалось самым страшным на свете нарушить план поездки!
   - Ничего страшного, задержимся на несколько часов или дней. Давай, - он ободряюще кивнул.
   Меня затрясло и бросило в жар. Телефон стал моим страшным врагом. Он угрожающе лежал на шикарном трюмо. Нужно заставлять себя, понял я. Все! Страхи в сторону, я же мужчина! Я набрал номер, она тут же ответила! А я думал, что не дозвонюсь! И молчал секунды три, растерявшись.
   Потом выдавил:
   - Привет!
   - Это кто?
   - Это... я, мы вчера виделись в клубе... М... меня зовут... - как же меня зовут? Да что же это? Я забыл, как меня зовут!
   Денис шепнул:
   - Влад.
   - ...Влад.
   Эти усилия вымотали меня, я вытер пот со лба.
   - А... это который с ребятами сидел... - проговорила она, и я понял, что для нее ВАЖНО, кто я. Я понял, что она меня вспомнила. И загрустил. Я ведь проигрывал Диньке и другим парням по внешним показателям...
   Денис толкнул меня и показал рекламу какого-то кафе.
   - Пойдем в кафе, - наконец разродился я.
   - В кафе?.. Пойдем.
   Тайфун чувств налетел на меня. Не может быть! "Пойдем? ПОЙДЕМ!" Я думал, что она вспомнила меня для того, чтобы отказать! И тут вдруг!.. И я уже не помню, как пролепетал что-то про место встречи.
   А потом бессильно откинулся на кровати.
   - Анна, - прошептал я.
   Она мне понравилась, хоть мы и немного виделись и не в тех условиях, просто были на одном дансполе. Но мне показалось, что она - девчонка, которая может испытывать симпатию ко мне. А это не каждый может...
  
  
  
   Денис подверг меня жесточайшей проверке - начиная с внешнего вида, заканчивая тем, что следует говорить, что кушать, какими столовыми приборами, и куда ехать после свидания. Точнее напоминал о том, что 'преподавал' мне уже раньше.
   - Ну, зачем это? - стонал я. Однако, приходилось освежать знания. Странно было готовиться к этому. Но, Денис был, конечно, прав.
   - Я буду все слышать через твой телефон. И отвечать, если потребуется.
   Он показал мне экран, который сразу заработал и сам по-себе набрал текст:
   "Привет, хозяин Влад! Я стою напротив тебя".
   Хм. А "хозяин" - это ирония была? Я не понял, но спрашивать не стал. Пока что меня волновало другое.
   - Ничего себе! Ты думаешь, это этично, слушать разговоры, взломав мой смартфон?
   - Если ты запретишь мне слушать, я с большой неохотой, но все же, не буду слушать. Но следить за тобой ты мне запретить не можешь.
   - От кого ты меня все время охраняешь? Про мое существование вообще никто не знает!
   - Не волнуйся, кто надо и где надо знают.
   Вот так, новый век пришел. Компьютерный, блин...
   Я не стал запрещать, пусть учится, железный человек... Нет, ну правда, надо же защитить честь человека! Показать, как надо, как правильно это делается! Короче, я готовился всяко, и морально - тоже.
  
  
   В кафе мы сели за столик. Сначала ни разговор, ни обстановка не вязались. А потом, вдруг, вечер стал уютным. Я почувствовал, что она довольно разумная девушка, ну и конечно притягательная.
   Мы покушали, посидели, а потом посетили занятие по фитнесу. Начав занятие вместе с группой, в которую ходила Анна я понял, что не потяну. Поэтому мы отделились от основной группы и она, едва сдерживая смех, учила меня.
   Потом мы чуть было не попали на прыжки с парашютом с небоскреба. Вовремя затея подростков, к которым мы хотели примкнуть, разбилась о непримиримость взрослых. Но мы побродили по балкону МГУ, держась за руки. Удивительно было то, что выход на столь романтический балкон не оказался закрытым.
   Выставка автомобилей разделила нас по разным фирмам, которым мы симпатизировали.
   - Я люблю их собирать, - вдруг заявила она. Это означало, что у нее есть не только автомобиль для каждодневных поездок, но и коллекция! Неплохо.
   - Купить тебе одну? - предложил я озорно.
   - Но?..
   Телефон требовательно пискнул. Я достал его и чуть не рассмеялся, на экране было написано: "Какую именно, о повелитель!?" Джин нашелся...
   Мы выбрали одну машинку вместе с ней. У нас все-таки сошелся вкус. Вкус к комфорту. Все-таки, это может сблизить совершенно различные мировоззрения...
   - Вот эту! - сказал я и указал телефоном на машину, располагавшуюся на особенном постаменте, как лучшую. Она была украшена какими-то цветами, бантами и шарами, и очень сильно напоминала свадебную.
   Тут выставлялись и ретро-автомобили. Это тоже было интересно. Когда мы уже посмотрели на "Победы" и "Форды" к нам подбежал менеджер салона и предложил забрать машину.
   Я уставился на БМВ 7 серии, которая уже была снята с постамента и припаркована у входа. Это была наша машина, на которую я, балуясь, указал, почти балуясь. Я думал, что сделка может и не состояться, ну или, по крайней мере, автомобиль я увижу не сегодня.
   - Если вы хотите, чтобы наши ребята перегнали ее на ваш адрес, мы это с радостью исполним.
   Я, наконец, отреагировал:
   - Нет! Мы заберем ее.
   На ватных ногах я подошел к новой и блестящей на солнце машине. Блин! Это же 10 миллионов, не меньше. У этой модели был какой-то xDrive, Индивидуал и прочее. Только бы Анна ничего не заметила. А она, сдержанно сияя, тихонечко стояла рядом, для нее все было проще. А я еще недавно копейки считал на еду.
   - Кто купил?
   - Автомобиль записан на Влада Ионова. Но вы об этом не волнуйтесь, деньги перечислены, формальности утрясены.
   - А вам не надо взглянуть на мой паспорт?
   - Нет, нам указали, что это вы.
   Я чувствовал себя Никулиным, который дорвался до сладкой жизни - такси и ресторанов. Я, наконец, пришел в себя. Открыл дверь и пригласил Анну за руль:
   - Мадам, я надеюсь, у вас есть водительское удостоверение?
   - Конечно.
   Мы прокатились до Воробьевых гор, обзорная площадка была неподалеку, насладились видами, позырили на эскалаторную галерею. Долго там не задерживались.
   Через некоторое время мы сменились, я сел за руль, и мы погоняли с ветерком. Несколько раз страшно становилось не только Анне, но и даже мне. Не знаю, что это было, но хотелось ощущений. Я разогнался на Кутузовском проспекте. Мне такая широкая дорога нравилась. Засмотрелся вместе с Анной на новый квартал московских небоскребов (они опять что-то там строили) и чуть не въехал в афишу на тротуаре. Испуганно разбежались прохожие. Очень насыщенный и красивый вид открылся на мосте перед Белым Домом. Не зря тут была заварушка в 1993 году, место как будто созданное для съемок эпических видов.
   Затем припарковали наш новый автомобиль недалеко от центра, надеясь еще погулять по Красной Площади и посидеть на скамейке на Никольской.
   Как только мы отошли, грохот потряс окружающие дома. Мы обернулись: на проезжей части, отведенной для стоянки, грузовик протаранил наш БМВ. Осколки фар валялись на тротуаре, сверкающая обшивка корпуса вздыбилась, лобовое стекло лопнуло. Чтобы бы у нас совсем не осталось сомнений насчет погибели нашей машины, грузовик дернулся и выронил через борт металлическую трубу - прямо на уцелевшее стекло. Хрясь! Грузовик больше не двигался, а водитель испуганно озирался.
   - Ну вот, мой подарок всё. - Высказал я.
   Это вызвало у нас гомерический хохот и прохожие стали оглядываться на нас. А мы и, правда, вели себя странно, прямо не могли сдержаться, смеялись с минуту. Было приятно, однако, что и Анна не чужда синхронной реакции. Может быть мы так избавлялись от напряжения?..
   Я увидел Николая, он выпрыгнул из подъехавшего фургона и деловито подошел к грузовику, увязшему в БМВ, поприветствовал водителя и махнул нам рукой.
   - Это же твой друг? - спросила Анна.
   - Ага, пойдем.
   И я увел ее, без объяснений.
   - В следующий раз нужно взять фотоаппарат, - сказала она, присев на скамейку на Никольской. После всего, что произошло, мы взяли спиртное. А потом, у нас еще нашлись силы побывать у хороших знакомых Анны - на съемках обложки для глянцевого журнала. Раньше я не знал, как это делается, поэтому эта поездка оказалась очень познавательной.
   Для начала продюсер принялся угрожать фотографу, что поставил его на бабки из-за того, что замглавы администрации разочаровался в последней подборке девушек. Фотограф должен хоть треснуть, но извлечь такую картинку, из-за которой замглавы выложит круглую сумму. Я с удивлением оглядывал, прямо скажем, не удачные декорации - завалившуюся стенку, отпавшую штукатурку. Как тут можно сделать красивую картинку? И что за мания такая везти девчонок, почти их оголять на фоне всякой ерунды? Тем не менее, это кому-то нравилось.
   Потом начались съемки, это было еще интереснее: модель визжит, увидев паука. Осветитель хихикает, бухгалтер орет про стоимость света и передвижной будки для артистов. Находятся ценители правды из помощников: "Это что, фиговый листочек?.." "А пальчик к голове она приложила? Зачем руку к пустой голове прикладывать?..."
   И вот постепенно мы созрели, чтобы ехать на дачу. И там, наконец, все произошло. Мы были очень голодны в сексуальном плане, и вдруг синхронно нашли друг друга - вполне симпатичными и достаточными для того, чтобы закончить хороший день. Мы провели его бурно и прекрасно, в этом я готов был признаться. Давно у меня таких приятных дней не было. Получилось все совершенно естественно, я понимал, что требуется от меня, она понимала, что требуется от нее. А посреди нас оставалась только бесконечная нежность.
   Так что, когда я уже сидел в нашем двухместном каре Шевроле и тупо пялился в окошко, у меня внутри горело тепло и удовольствие, мне нравилось слушать вполуха болтовню Дениса, кивать так, как будто я со всем, что он говорил, соглашался. Мне нравилась скорость за окнами и природа. Вокруг все выглядело сияющим. И восторженным. Я никогда не забуду этого дня...
   Я как будто заново родился.
   - Да, кстати, - вдруг вспомнил я. - А чем у тебя там закончилась беседа с этой дамой в клубе?
   - Иннесой?
   - С ней.
   - Мы заведем себе культурную точку на карте Москвы... Кстати, тебя тут искали, пробивали по базам... как ты думаешь, кто?
   - Анна?.. или?
   - Её папа.
   - Ну и что вы там написали, что у меня есть справка из психдиспансера?
   - Да нет, хорошую характеристику тебе выдали.
   - Когда родители девчонки тобой начинают интересоваться, я начинаю тревожиться...
  
  
  
  
   Глава 3.
  
  
   Мы остановились на киевском шоссе. Было приятно на кромке дороги вот так, как туристы, планировать дальнейшее приключение. При этом наслаждаться совершенно незнакомым местом. И тем, что можешь оказаться в миллионе подобных мест.
   Лес простирался в обе стороны и, пожалуй, казался бесконечным. Я чувствовал свежесть, но увлекаться тем, чтобы подышать, не следовало - проезжая часть заполнена плотным потоком автомобилей. Дыхание выхлопов тоже ощущается.
   Я всего лишь размяться. Это было приятно, мышцы от долго сидения затекли.
   Дэн обошел машину и оперся на ее глянцевую поверхность. 'Скобаз' остановился рядом. Оттуда пришел Николай. Вот и готово наше стратегическое совещание.
   В этот момент я поймал себя на мысли, что не играл уже несколько дней. И пока не хотел. Дэн устроил мне разгрузку, он очень хотел оградить меня от игр. В лоб это не получилось. Я все равно играл, не так интенсивно, и все же. Запретами с этим Дэн бороться перестал. Но зато, в поездке он добился своего. Вот только время от времени я брал ноут и упражнялся в составлении программ. На больше просто не было времени.
   Но это не так уж и плохо. Видеть своими собственными глазами. И по-настоящему участвовать во всех событиях. Вон, как в Москве, с размахом и со вкусом.
   - На территорию этой страны, нам придется проникнуть тайно, Владик, - сказал мне Денис, когда мы собрались.
   - Почему?
   - Мы считаемся невъездными, потому что мы работаем в Бит-корпорации.
   - Тогда как нам туда попасть?
   - Через 100 километров нас перехватит наш корабль. И мы перелетим через границу.
   - Хорошо, - согласился я. Дэн в начале путешествия что-то говорил, что корабль проходил какую-то доработку и сразу готов не был. Все-таки, новые технологии, у которых нет аналогов, конечно, им нужно доводка. Теперь, похоже, он был готов. Помню, как я на нем уже раз катался. Не забываемо.
   - Там опасно, Влад. - Напомнил мне Дэн, напустив строгости.
   - Ехать я не передумаю, - ответил я.
   - Я и не надеюсь. - Вздохнул он. - Мы задействуем наши резервы, чтобы создать безопасные условия.
   Я по-прежнему чувствовал себя беззаботно. Мне казалось, что передо мной открылось огромное количество возможностей. Непосредственно по дороге на запад и вообще - в жизни. А Денис - ну, у него задача такая, обеспечить это количество возможностей. Правда, меня немного отрезвляло то, что он не намерен уж сильно явно нянчится со мной.
   Ведь в Москве я там не мало, чего натворил. Некрасивые вещи всякие вытворял. Он следил за этим, но довольно отстраненно. Вот, например, дал мне набухаться в клубе.
   Как это теперь согласуется с тем, что он собрался 'создавать безопасные условия'? Что-то я не совсем улавливал - где были эти безопасные условия в Москве?
   - Кстати, ты дал мне перебрать спиртного, там в Москве. Я был пьяным, что даже не все помню. Это не казалось тебе опасным?
   - Ну, я-то не был пьяным. Ситуацию я контролировал и даже водку нам подавали дорогую. Чтобы последствий оказалось меньше. Я же не могу все тебе запретить или все делать за тебя. Ты должен набираться опыта, поэтому я допускаю какие-то острые ситуации. Но твоей смерти я постараюсь не допустить.
   Он полон сюрпризов! 'Постараюсь не допустить!' Меня прошиб холод. Я прямо почувствовал щекотание смертельной опасности. А еще я почувствовал легкий укол досады. Я, значит, его создавал-создавал. Не напрямую, конечно, а опосредовано... А он мне теперь такое заявляет? Он действительно не хочет нянчиться со мной. Воспринимает меня как... равного?
   Может быть ему вообще выгодно, чтобы меня грохнули? Да, это мысль дикая, но кто же мне гарантирует, что таких целей он не ставит? Нет, не должно. Эта мысль слишком тяжелая для моего сознания. И я постарался ее вытрясти из головы. Нет, конечно, никаких дружеских отношений нет. Или какой-то благодарности за то, что я его создал. Во всяком случае не так, как я это понимаю.
   Ладно, я придираюсь к словам. Он же сказал 'постараюсь'. Постарается уберечь от последнего шага, наверное, как-то так. Он же не Бог, чтобы уметь все. Но хоть и не Бог, но довольно шустрый. Буду надеяться на это.
   Во всем этом есть неоспоримый плюс: не опекая меня гнусавыми предупреждениями или деспотичными действиями, он дает мне свободу! А свободу я люблю!
   Это же он вызволил меня из тюрьмы корпорационного рабства! Вот человек - это вообще странное существо (я, например). Знает, что будет плохо, но все равно пьет... Короче, надо как-то воздерживаться что ли. Раз он за меня все делать не будет.
   Раздумывая над всем этим, я, глядишь, скоро дойду до мыслей о вечном. Поди, стану скоро во всем положительным. Заведу детей, внуков и буду ворчать. Не буду пить и в игры играть! Не будет у меня уже никаких вредных привычек. Только жена. Нет, ну если подумать, это не так уж и плохо.
   - Значит, это было не опасно? - пробормотал я.
   Дэн неопределенно помотал головой.
  
  
   - Он уже на месте, - сообщил Денис, когда мы ехали по исчезающей лесной дороге.
   На полянке я увидел нашу дисковую махину - вздымающуюся кверху огромным количеством металла, пыхающую паром, как дракон. Махина открыла грузовой люк и обе наших машины по наклонным направляющим из металла заскочили внутрь. Глаза не сразу привыкли к слабому освещению на нижней палубе. Автомобили вздрогнули, их подтянули специальные крепления, в них машины, похоже, застряли намертво. В полете они не будут болтаться, со своих мест не сойдут, что бы не происходило с кораблем.
   - Мы не взлетим, пока я тебя не размещу, - заявил Денис. Это было деловое сообщение. Наподобие тех, что открываются на компе в системных окнах.
   - А если бы были обстоятельства?
   - Какие еще обстоятельства? - ответил он, чувствуя подвох.
   - Ну за нами бы гнались.
   - Что за фантазии? - непробиваемо ответил Дэн, выбираясь на металлическую поверхность отсека. Да, у меня снова включилось игровое настроение. Какой размах! Это явно ведь не рядовое путешествие! Но я себя сдерживал. Я хоть и последний в их иерархии, но не самый последний из людей. Хотелось надеяться.
   Кстати, а не вспомнить ли про существование соц. сетей? Отчеты какие-нибудь выкладывать? У меня же есть своя страничка. Правда, она сильно захирела, но в связи с происходящими событиями я бы мог резко поправить положение. Стать топ-блогером. Хотя это не самоцель. Нет. Просто хочется с кем-то поделиться. Всем этим.
   Думаю, что это правильный принцип. Если я слез с 'иглы' видеоигр, то стоило бы заняться чем-то вызывающим меньшую зависимость. Соц-сети подходят лучше всего. Там и общение возможно. Даже познакомиться и потом приехать в гости на другой конец земного шара. Что не возможно для какого-нибудь сталевара из Челябинской области. Хотя зачем я так? У них сейчас огромное количество заказов и зарплата постепенно растет. Они, вполне возможно, уже могут себе это позволить.
   Хорошую все же штуку придумали - интернет. И видеоигры тоже не последнее увлечение, которое может дать занятие огромной массе людей, ну или если прямо говорить - отвлечь от суровой повседневности. Или от копания в себе. Когда роботы захватят человечество и будут выполнять все работы, что еще останется? Только вести блог.
   - Мне что-то захотелось вести свой блог, - озвучил я свои мысли, оказавшись на палубе. Я подумал, что Дэн резко откажет, сошлется на секретность. И я бы это понял, потому что секретность тут сплошная. Но вместо отказа он согласился:
   - Это хорошая идея. Единственное, какое условие могу поставить, так это не выкладывать все самое свежее. И соблюдать дозированность. Хочешь, я прямо сейчас напишу твой пост? Только продиктуй текст. Или можешь выбрать из вариантов.
   Я стал подниматься по наклонной, коридор ничем не отличался от отсека нижней палубы. Такие же металлические стены и слабое освещение.
   По пути встретилась пара киберов, он стояли неподвижно, как почетный караул. Металлические истуканы без лиц. Только фотоэлементы блестят. Стальные тени. Впечатляющее зрелище.
   - Ты мой блог взломал?
   - Я все про тебя знаю и всю твою деятельность уже давно контролирую. Я тебе говорил.
   Что-то не помню про блог, может быть и говорил. Трудно привыкнуть ко всему этому. Однако помощь роботов - это очень освобождающая от условностей, прямо скажем, помощь... Не знаю, может быть, через лет 10, когда я смогу ко всему этому привыкнуть, я буду совсем другим человеком. Каким-нибудь мешком, который сам не умеет передвигаться и за которого все делают роботы, как Нехочуха. А может быть, они от меня откажутся и я стану бомжом...
   Короче, время покажет. И когда-нибудь я пойму их истинные намерения. Хотят ли они нас захватить или всего лишь у них сильное желание поработать слугами.
   - Мне нужен фотоаппарат.
   - Не понял, а я не подхожу? - Искренне возмутился Дэн и я даже обернулся. Парень добавил: - Я и видео могу.
   Внезапно он напомнил мне кота из одного мультика, который хвалился, что и крестиком вышивать умеет. Хотя впечатление, наверное, обманчивое.
   - В смысле? - Понимал я не сразу. - Чтобы... Зафиксировать все, что ты видишь?
   - Конечно. Все, что я вижу, я могу представить в виде текста, фото и видео. И не только, что я вижу. - Он сделал ударения на 'Я'.
   Капитанская кабина была полукруглой, с массой дисплеев, и пультом. Перед которым располагались и кресла.
   - Запости вот это.
   - Хорошо. Как озаглавить пост? 'Я отправляюсь в космос'?
   - Давай лучше - 'Прокатимся'. Сколько будет читателей?
   - Думаю немного. Пост размещен.
   - Это почему немного?
   - Потому что никто не поверит, что это настоящее. Скажут, это 3D графика.
   Борис уже находился в секции для особого персонала, больше похожей на клетку. Наступали такие моменты, когда они для человека выглядели ненатурально. Или совсем не двигались или залезали в подобные штуки. Я уж и не знал, что считать лучше - когда они больше люди или машины...
   Эта клетка была механизированной и складывалась так, что прижимала того, кто в ней, больше походя на капсулу для приема всяких технических устройств. С огромным количеством интерфейсов, приводов, блоков. Все обилие аппаратуры было погружено в металлические панели с изобретательным технологическим рисунком. Клетка, должно быть, еще и заряжала электричеством.
   - Я уже подключился к системе корабля, - сообщил Борис. - Мы полетим по прямой, это будет недолгий полет. Дороги сильно увеличивают километраж.
   Парни поочередно вставали на свои места.
   - Кресла только для людей, - сказал Дэн и проследил, чтобы я крепко пристегнулся. Вид у него был загадочный.
   - Силовые установки корабля вырабатывают вертикальную тягу перекрывающую вес корабля в 20 раз. А весь этой штуки вообще-то 500 тонн. Это не так много, как могло бы быть для таких размеров, - разглагольствовал Борис.
   Очевидно, он имел ввиду, что наш корабль - самый легкий из тех, которые еще только планируются, а может быть, уже построены. То есть перспективы производства явно имеются.
   - Болтун, - бросил Дэн. Как мне показалось, с ревностью.
   - От болтуна слышу.
   - Не нравится мне этот выскочка, - пробурчал Дэн.
   - Не вижу причин ссорится, вы же как братья. - Встрял я.
   - Наверное, ты не знаешь, как ведут себя братья по отношению друг к другу. У братьев очень хорошо развито чувство конкуренции.
   - Это понятно, но я за дружбу. - Выразился я. И, наверное, у меня это получилось довольно решительно. И даже требовательно. Да, вот так.
   Он посмотрел на меня с непониманием. Наверное, он считал себя выше их, была причина, я понимал, но все же... наверное, мое пожелание было слишком человечным для него... не знаю... Еще я надеялся, что он настоящий - в том, как он себя сейчас ведет. А не играет очередную роль для достижения какой-нибудь важной цели. Очень хотелось на это наедятся. Я был ведь неисправимым человеком. И мне хотелось большего доверия.
   Во всяком случае, он мои слова принял, не отверг. Это вселяло надежду.
   Все заняли свои места.
   Пол завибрировал - немного, но величественно и ощутимо, шум приглушенно донесся из динамиков. Вздрогнули ближние деревья. Затрепетали кусты. Что там творилось, можно было оценить лишь приблизительно - по экранам, которые демонстрировали взрывающиеся окрестности, но при этом не передавали движения воздуха, запаха гари... Было очень уютно ощущать себя в такой штуке, снаружи бушует пламя, поднялся ураган, а тут - тишь да гладь... я потянул сок из трубочки, о которой предусмотрительно позаботился Денис.
   Махина оторвалась от земли... поверхность с бушующим ветром стала уходить вниз. Разные экраны показывали разные виды, охватывая обширным полем все, что происходило вокруг корабля. Снизу листва перестала бушевать, очевидно, мы уже прилично отдалились от нее. А вверху красовалось - синее небо и белые облака.
   Почти сразу, при наборе высоты внизу показался город. Я его увидел на главном экране.
   - Это Калуга, - сказал Боря.
   Город тоже быстро ушел вниз, мы двинулись вперед. Поселки под нами чередовались с перелесками и полями. Снова появился Дэн, он подошел к креслу.
   - Полет стабилизировался. Тут мы можем лететь со скоростью автомобиля, чтобы не торопиться. Сейчас кое-что произойдет, ты не паникуй.
   Установка управления прямо передо мной, которая содержала несколько дисплеев и панели с графиками и кнопками, разделилась на две части и обе они объехали меня по бокам, освобождая под нами пол. В свою очередь пол стал расходиться в стороны, я видел толстый металл створок, но вовремя заметил, что под нами остается стекло. Дэн стоял на нем, под ним менялись леса и поля.
   - Знаешь, сколько нам понадобиться времени добраться до Нью-Йорка? - спросил он. - Два часа.
   Не плохо, а вокруг планеты обернуться, стало быть, часа 4? Вот это скорости. Может быть, рвануть туда?
   - Нет, я пока не захотел. - Ответил я, как будто он предлагал. - Слишком быстро все меняется. Мне нужно помедленней. Освоиться сначала.
   Кроме того, я боялся перегрузок. Им-то что? Они не почувствуют. А если за 2 часа лететь до Нью-Йорка, это ведь означает лететь быстро? Если прикинуть, то где-то 4000 км/ч. Скорость истребителя. Я представил себе, как меня вдавит в кресло. А я ведь даже не готовился к такому. У летчиков-то это обязательно, проверки, здоровье. А я ничего такого не проходил. Хотя, может быть, они что-то придумали, какой-нибудь компенсатор перегрузок? Интересно было бы, конечно, испытать. Это ведь сплошная фантастика! А малышка эта (корабль, я имею ввиду) была явно способна на многое.
   - И на Луну слетать можно? - спросил я ошарашенный новой мыслью.
   - Да.
   Ничего себе! Мы можем полететь в космос! От таких перспектив у меня задрожали коленки. Я мечтал об этом в детстве и вот! Случилось! Но не все сразу. Нет, нет, не все сразу.
   Он только посмеялся.
   - Мы за пределами России только начали работать, поэтому за рубежом у меня возможностей меньше. Летим в Киев?
   -Ага, а мы что, там прямо на площади приземлимся? - сглупил я.
   - Боюсь, время для этого еще не пришло.
   Я присмотрелся к пейзажу под нами. Он мне казался чисто русским. Мягкие ласковые опушки, расцветающие красотой июня. Распустились колокольчики, клевер, все ими усыпано, а земля мокрая от недавно прошедшего дождя. Мы как раз обогнули дождевую тучу. Несколько капель попало на внешние камеры, экраны замутились. Но тут же прочистились. А еще где-нибудь там внизу, в какой-нибудь деревне справляют свадьбу с гармошкой.
   - А почему время не пришло?
   - Люди не подготовлены. Многие идеи разработаны уже давно, а воплощаться начинают только при необходимости.
  
  
   - У тебя кто занимается контактами с серьезными игроками?
   - Есть такой у нас агент. Вот он, как раз на ТВ засветился. Это, знаешь, такая полупубличная личность.
   Зажегся экран справа, и я увидел новостной сюжет, снятый в Бит-корпорации. На общем плане сюжет остановился, красным кругом выделился один из чиновников. Открылось досье.
   - Он простой чиновник корпорации... - удивился я.
   - Да, входит в совет директоров. Но именно он занимается этим делом. Вообще, публичные лица не всегда обладают полнотой власти. Быть президентом - это быть лидером формально. Но реальная власть не всегда у главы государства.
   - А у нас в стране? - сразу спросил я.
   - А у нас по-разному, - уклончиво ответил Дэн. - Я тебе потом расскажу. Владик, - и он обратился в режиме сообщения: - Входящий звонок. Это Анна.
   - Но,.. - от неожиданности растерялся. Я не был готов к такому звонку! Девчонки умеют делать сюрпризы!
   - Хочешь, чтобы я за тебя ответил?
   - Давай. - Согласился я.
   И я услышал, как мой голос ответил:
   - Привет!
   Разговор пошел о том, что автомобиль отдали в ремонт, 'ведь жалко машину'... и о том, когда я снова окажусь в Москве нужно пойти на обалденную выставку... К этому я не был готов, но мой голос оказался довольно уверенным и целеустремленным. Он заявил, что я, конечно, со всем удовольствием пойду на эту выставку. Там, похоже, предполагалось что-то еще, к этой выставке... какая-нибудь вечеринка. Я представил себя с бокалом, в костюме, как элита, прямо настоящая. На каком-нибудь благотворительном вечере... Вспомнил и Анну, она была привлекательная. Но у меня были такие планы, в которых она не была на первом месте. Но, вот ведь, не скажешь прямо об этом. Как хорошо, что Дэн это умеет! Мой голос сообщил еще, что я на Украине. И скоро вернусь. Прекрасно!... А интересно в постели кто будет - он или я?
   На высоте было уютно.
  
  
   Мы приземлились в лесу рядом с поселением Бровары. Типа пригород, наверно. Весь полет оказался очень недолгим. Если бы мы летели без болтовни, так получилось бы еще быстрее.
   Здешний густой лес с симпатичными полянками нам здорово пригодился. Если бы кто-нибудь увидел нашу посадку, подумали бы, что мы инопланетяне.
   В земле виднелись едва заметные колеи легковушек в траве. Июньские полевые цветочки были рассыпаны местами. Лес смешанный, как в Подмосковье, - отметил я про себя, когда наши автомобили выпрыгнули на землю. Скоро мы набрели на лесную асфальтированную дорогу, а та вывела на трассу Е-95.
   Первым делом я увидел заправку. Значит, мы уже около города. На глаза попадались разные надписи. Слово 'мийка' меня развеселило. А потом еще 'лисова казка'.
   - Ведь совсем другой смысл. Не про лис же здесь, а про лес.
   - У них так еще с котом. Кот у них не кот, а кит, - посмеялся Дэн.
   - Справа парк Перемога.
   - Даже парк так назвали? Слушай, я слышал, у них тут недавно были события разные. По телевизору показывали.
   - Ты был в курсе?
   - Немного следил.
   Смотрел, да. Но очень невнимательно. Меня происходящее не привлекало никак. Были другие заботы. О работе и о здоровье.
   В окне проплыло обшарпанное и простенькое здание ГАИ с окнами, закрытыми металлическими щитами.
   - Совсем как у нас, - я даже решил еще более утвердить свои слова: - Тут все как у нас, дорожные знаки, вон такие же.
   - А ты что думал, что здесь все сильно отличается?
   - Ну а как же! У них же другая страна.
   - Я тебе по-секрету скажу. Дорожные знаки являются международными, они в большинстве стран одинаковые.
   Ух ты! Не знал.
   Дальше я видел только подтверждение того, что у них нет ничего такого, что не напоминало нас. Все еще более красноречиво вырисовывалось. Даже низкое наплывшее сверху небо, казалось, это подчеркивало.
   Бетонные подземные переходы, разобранные машины без колес вдоль дороги, заборы проросшие вьюном, рекламные плакаты, ржавый заборчик с рабицей, трещины в асфальте, редкие декоративные металлические украшения на обочинее. Лет 30 назад, оно смотрелось модно, но сейчас... Сейчас... асфальт был латаный перелатаный.
   И все-таки в историческом смысле было не так как 'у нас'. Скорее - 'как раньше'. Ведь именно отсюда пошла русская цивилизация. Мои русские корни находятся именно здесь, и я собирался найти этому подтверждение. Я очень надеялся, что я что-то увижу такое, что меня убедит, что это место - колыбель нашего мира. Древняя, основополагающая. Во мне проснулась жажда ощущать Родину. С некоторых пор. Не скажу, что я был ярым патриотом, нет, я был начинающим патриотом.
   Помню, про что-то такое мне говорили мои родители. Они вели какую-то родословную. Но они рассказывали мне это тогда, когда я этим не интересовался. А вот теперь, теперь я сам посмотрю, откуда взялись мои предки. Как они жили. Вернусь и тогда поспрашиваю отца, пусть заново все расскажет.
  
  
   Появился мост. Я увидел пляжные песочные места на берегах, лодочные пристани.
   - Днепр за забором, его не видно. - Пожаловался я.
   - Это еще его приток.
   Когда мы доехали, наконец, до Днепра, картина раскрылась живописная. Я увидел реку.
   - А вот он где! Исторические памятники на берегу, пляжи, цивильнинько.
   Береговая же линия как будто надулась - как гигантский надувной зеленый круг. Издалека казалось, что по берегу не проехать, совсем не остается места из-за распухшей зелени. Мы подъехали поближе и увидели оживленную транспортную развязку. Берег круто уходил вверх, казался совсем неприступным, если по нему идти пешком, то пришлось бы круто взбираться вверх. Там, наверху, располагался центр города.
   А мы поехали в объезд по Набережному шоссе. После всяких поворотов-разворотов выехали на Крещатик. Я с интересом таращился по сторонам.
   Практически сразу на Крещатике появился центр. До этого я его иногда видел в новостях.
   Большая площадь. С большими, красивыми зданиями полукругом по линии площади, с памятниками, с магазинами, стеклянными куполами, - все это я пока мог увидеть только мельком и только из окна, но я уже заметил, что выглядело все культурно. Сразу видно, что за порядком тут следят. Мировой центр туризма.
   К гостинице мы подъехали по восходящей на холм дороге, въехали через открытый шлагбаум. Во дворике оказалось несколько участков стоянки для автомобилей. Снизу, с площади, стоянки вообще не было видно.
   Гостиница стояла, возвышаясь над майданом на довольно приличное количество метров. Девушка-памятник на высоком основании приходилась прямо перед окнами гостиницы.
   Вообще, Киев - это сплошь вверх и вниз, построен на холмах. Интересное место облюбовали киевляне.
   Мы подошли к разным стойкам. Парни свободно говорили по-украински. Представительский люкс, 160 долларов сутки.
   - 10000 рублей в сутки. Не так уж и дорого для вип-номера... - протянул я, уже зная возможности Дэна.
   Он совершенно не удивился моим словам:
   - Это не 5-ти звездочный отель, - заявил мне Дэн. Да, я эту индустрию знал изнутри, пришлось там работать. Я знал, какие бывают отели, и чем они отличаются друг от друга. И понимал, что центральная гостиница Киева - совсем не фонтан. Тут даже специальных знаний не нужно. И так понятно.
   Сотрудница спросила нас из-за стойки:
   -Хлопці, ви звідки до нас приїхали? Я думала, з заходу.
   - Из России, - ответил я. А чего обманывать?
   Лобби оказалось почти все заставлено кожаными креслами, которые кучковались у колонн с подсветкой. Борьба за внешний вид у них велась, они содержали большой штат уборщиков, которые убирали каждый день не только номера, но и все коридоры и залы тщательно вычищали. Мрамор блестел тщательной полировкой. Ковры тут тоже были. Все это странно напоминало мне коридоры мэрии или Думы.
   В лифте невольно я оказался свидетелем разговора двух вальяжных мужчин, по моему мнению работающих в сферах киевской власти. Говорили они, как ни странно, на русском и нас не стеснялись:
   - Кто там сейчас за что отвечает? Ты знаешь? Нет? Я вообще потерялся. Только поставили нормального куратора. Только пошли бонусы. Только жизнь наладилась. И вот опять, сняли. Что у них там происходит?..
   Когда они вышли на 4-м этаже, Дэн прокомментировал:
   - Их вызвал гость города Киева, гражданин США, специалист по резидентуре. В 403 номере остановился.
   Как тесен Киев, однако, подумал я. Настоящий шпион поселился в той же гостинице, что и я.
   - У меня такое ощущение, что тебе нравится, что у них там, в Европах, какой-то переполох.
   - Ага. Бит-корпорация через своих дочек создала несколько политических фондов. Идея совершенно простая и проверенная: мы вливаем деньги, чтобы они создавали нам нужную политику. Пока все это на этапе становления. А все эти их обломы - это наша параллельная работа. Они ведь тоже не дураки, хотят диктовать политику.
   Окна моего номера выходили на площадь Независимости. Я мельком оценил красоту открывающегося вида, посмотрю попозже. Внутри номера я увидел камин, около него гостиные кресла, в другой комнате - отполированные деревянные стол и стулья. Пол был весь заправлен в красную мягкую ткань, на окнах - шторы типа портьеры. Не вписывался в картину обычный платяной шкаф. Создавалось впечатление, что его притащил какой-нибудь завхоз из своей квартиры.
   - Короче, номер довольно бюджетный. Представительский люкс. Редкий зверь. - Денис зашел в номер чуть позже, придирчиво посмотрел на обстановку и растягивая слова сказал, как бы оппонируя себе: - В центре можно было бы поискать что-то более серьезное. Но прости, я решил, остановиться все же здесь, из-за расположения. Чтобы можно было пешком обойти все достопримечательности. Как ты любишь. Ну, - опять неопределенно растягивая 'у', проговорил он, - хватит несколько ночей провести. В следующий раз подыщу что-нибудь поинтереснее.
   - Да ну тебя, для меня и такой номер - роскошь!
   - В Москве есть гостиница, которая тоже называется 'Украина', так там есть апарт-отель и президентский люкс, вот это я понимаю. Там стоит система 'Умный дом', климат-контроль, аудио-система, мини-бар... рояль, кстати, в номере. Площадь 370 квадратных метров.
   - И сколько такое удовольствие стоит? - с сомнением спросил я.
   - Начиная от 130 тысяч рублей за сутки.
   У нас в Челябинске такого еще не было. Я даже затруднялся подумать - кто бы мог заплатить за ночь 130 тыс. рублей. Если только какой-нибудь саудовский принц. Приедет ли такой когда-нибудь к нам?..
   - Нам в Челябинск тоже нужен 'Умный дом'.
   - Куда тебе? У тебя там итак все шикарно.
   - Конечно, только саудовские принцы не останавливаются. И никто не помогает...
   Он 'насупил' мне на любимую мозоль. Мне, конечно, хотелось иметь такую роскошь, как 'Умный дом' в Челябинске, в своей собственной гостинице... Наверное, я добьюсь своего.
   - Зачем тебе умный дом, когда у тебя есть я?
   Начинается! Он на все готов, лишь бы выкрутиться из ситуации, где я его смогу упросить...
   - Короче, ты тут располагайся, а я пойду в свой номер... распакую вещи.
   - Когда выходим гулять?
   - Отдохнуть и перекусить! - повелительно выставив указательный палец, сказал он.
  
  
   Мы вышли через 35 минут. В конце концов просто побросали вещи, оставив распаковывать их на потом. Вышли мы пока вдвоем. Погода установилась теплая, даже жаркая. Дэн привез футболки каких-то супермодных на сегодняшний день фирм, стоимостью всего-то 10 тысяч за штуку. Некоторые со смешным названием, которое вроде заканчивалось на '...арди' - ну то есть итальянской фирмы. Я имел удовольствие примерить футболки 'Адидас'. Я влез в нее свободно, но ощущения в ней были странными. А в зеркале на меня смотрел уталенный, какой-то урезанный парень, с подчеркнутыми очертаниями груди и явно неправильной ориентации. Конечно, мне было, что показать, я выглядел неплохо, правда, не так блистательно, как Дэн. И все же я поскорее отказался от такого счастья носить это. Да есть, что показать, но не такой ценой. Не для наших людей - образ двуполой посредственности. В одежде это все тонко, но все это 'читается' встречными людьми, Дэну я тогда сказал:
   - Я не буду это носить, за любую цену, хоть за миллион долларов. И учти, если ты такое наденешь, я тебя убью.
   Он промолчал, только зыркнул. В результате такую футболку выбрал Борис, а я опустил руки: ну что с ними делать? Они, наверное, могли себе позволить такое - они все же не руководствуются сложными определениями статуса настоящего мужчины. Смысл выбора одежды, как и выбора стиля жизни, сводилось у них к другим мотивам. Захватить аудиторию. Так я это понимаю. Они должны присутствовать во всех слоях общества.
   Мы подошли к постаменту. Я долго пытался разглядеть, что же там наверху. Весь памятник назывался 'монумент Незалежности'. Дэн рассказывал:
   - Установлен в 2001. Представляет собой 52-метровую колонну, увенчанную фигурой девушки Оранта в украинском национальном костюме с калиновой ветвью в руках. Общая высота - 62 метра.
   У девушки развевалась одежда и была похожа на крылья. Как раз эта девушка была на уровне окон моего номера в гостинице.
   - Почему ветки калиновые?
   - С этим символом связывается государство Украина. Так принято. Хотя вот справочник говорит: Калиновые ветви, опущенные вниз - образ уныния и печали, пучки же калиновых ягод, связанные в букет - знак любви. А ты разве не слышал песню про калину?
   Да, была такая песня под гармошку. Бабушкина популярная песня.
   Рядом располагался памятник основателям Киева.
   - И были три брата: один по имени Кий, другой - Щек и третий - Хорив, а сестра их - Лыбедь, - сказал Денис, явно цитируя. - Были, они, Владик, полянами.
   - Кто это? - я не мог вспомнить, что мы проходили по поводу полян. - У меня что, в роду были поляне?
   - Говорят, что они имели традиции, сыновья были нрава тихого и кроткого, имелись брачные обычаи. А другие племена жили яко звери.
   - А Рюрик был викинг?
   - Ага, но его сын был уже наполовину русским, а внук Святослав - полностью обрусевшим. Только они правили на севере. А поляне жили на юге.
   - Что они здесь искали?
   - 'Так как были там просторы для охоты и прохлада' - проговорил Дэн и добавил:
   - В том краю, где желтая крапива
   И сухой плетень,
   Приютились к вербам сиротливо
   Избы деревень.
   - Это кто написал?
   - Есенин.
   - Давай полностью.
   И вот, стоя в центре Киева перед памятникам киевским братьям, (и сестре) Дэн прочитал мне этот стих. Как оказалось, стихотворение совсем не о природе:
   Затерялась Русь в Мордве и Чуди,
   Нипочем ей страх.
   И идут по той дороге люди,
   Люди в кандалах'.
   Я всегда завидовал поэтам, тем более, хорошим - как они умеют совмещать несовместимое. Вроде про Русь. А вроде - про наказанное преступление - 'Все они убийцы или воры'.
   А это:
   Я одну мечту, скрывая, нежу,
   Что я сердцем чист.
   Но и я кого-нибудь зарежу
   Под осенний свист.
   Меня, конечно, резануло, что поэт и сам допускал мысль кого-то порезать (как бы показывая, что никто от этого не застрахован), подобно убийцам, про которых он рассказывал. Но стихотворение было, конечно, про раздольную волю русских, про бунтарство даже... доводящее до каторги. Про разбой, про воровство. Я сказал про это Дэну.
   - А как, ты думал, совершаются революции? - категорически согласился он. - Человек может быть очень злым. Ты думаешь то, что произошло на этой площади несколько лет назад, отличается от стандартной революции, в которой обязательно есть убийства?
   Конечно, Дэн прав. Он уточняет то, что я высказал и сам. Причем, само его положение такое, что он, как будто может судить человечество - справедливо или безжалостно, как захочет. Но, все же, меня царапнуло то, что он сказал: 'Человек может быть очень злым'. Злой ли я? Могу ли я убить? Мне казалось, я всегда стремился быть миролюбивым... но были в моей истории всякие моменты. Бывало, я ввязывался в драки просто так. И Дэн про это, конечно, знал. Но я всегда с ужасом относился к идее кого-то убить. И все же, факт в том, что Есенин глубже проник в человеческую природу и сам майдан, на котором я сейчас стоял, тоже свидетельствовал о глубине человеческого падения. Здесь были все эти события. Есенин говорит о том, что не хочешь, но согрешишь, никто не застрахован. Дэн говорил то же. Мне хотелось быть подальше от политики, но человеческая история не могла не затронуть мою душу. Да, все так и было. А было это страшно. Блин, это урок для меня, неожиданный.
   - Не нравится мне это стихотворение, - подытожил я.
   Дэн кивнул, согласившись закрыть тему. Я так понимал, на время. Ведь это 'ковыряние' в моей киевскости, в моей человечности - это было мне интересно. Как разгадывать загадку. Продолжим потом, может быть.
   - Где ребята? - вспомнил я про остальных.
   - Они неподалеку, нас видят с разных точек. Ты кстати, знаешь, что тут наблюдение?
   - Серьезно? - я присвистнул.
   У нас была назначена 'встреча со связным', но время ее значилось как неопределенное. Я знал, что она намечена - только и всего. Связной ждал нас в направлении от-Майдана-под-уклон, с полкилометра, в месте, где, на мой взгляд, ничего достойного, чтобы посмотреть не было. Как только мы вышли на улицу, Дэн заявил, что мы немедленно идем туда. И возражения не принимаются.
   Похоже, решение назрело только что. Потому что было совсем неожиданными, очевидно, Дэн рассчитал все по секундам, в режиме конспирации.
   Ничего кроме раритетных домов на улице, по которой мы шли, я не увидел. Мне были смешны названия 'Буття', 'Пузата хата'...
   Связным оказалась девушка, точнее молодая женщина. У меня челюсть так и отпала, когда я увидел ее. Я разбирался в красоте, это точно.
   Я кивнул в ее сторону: 'что, и она тоже?' я не мог поверить - роботесса? Или как правильно - фембот?
   - 'И она тоже', - совершенно ледяным тоном заявила женщина. И улыбнулась. Неожиданно, я как будто растаял. Конечно, я ее оценил! Конечно, я подумал, почему у меня Дэн, а не она... и еще много чего подумал. Прям в один миг времени. А она продолжила: - Зовут меня Наташа Кузнецова. У меня совершенно нет времени. У меня всегда хвост.
   Какой это у нее хвост, она что - русалка?
   - Ей пришлось отрываться от наблюдения, - прокомментировал Дэн.
   Елки-палки, как партизаны. Я глянул на них: какая бы хорошая пара получилась. Подумал, какие у них могли бы быть дети. Это, конечно не возможно, но все же...
   Из-за этого 'хвоста' - такая спешка.
   - Я сейчас одна из немногих, кто отстаивает в городе активные действия против нынешней власти. Все, что я делаю - это ищу их врагов и договариваюсь с ними. Организовываю. Результаты приличные. Недовольных много.
   - Вы ведете подрывную деятельность?
   - Да, но это не самоцель. Передо мной поставили задачи по определению новых источников финансирования. Я продвигаю специальные проекты. Ты же, наверное, знаешь, что в советское время Украина была высокотехнологичной республикой... Мы хотим восстановить кое-какие производства. У меня есть конкурент, он работает на то, чтобы договориться с нынешним руководством и оставить все без изменений...
   - Я извиняюсь, - мне не хотелось, чтобы это слышала Наташа, я попытался тихо спросить Дэна: 'что она рассказывает? зачем? Я ведь в этом ничем не разбираюсь!'
   Мне с непривычки совершенно не хотелось вникать в эти сложные материи - у нас с Дэном было по умолчанию установлено, что он занимается всеми этими сложными вещами, от которых зависит существование Бит-корпорации. Но тут ситуация виделась еще глобальнее. А я... А что я? Как я участвую? Нет, ну конечно, я что-то взял на себя - что было интересно (например - некоторых роботов-трансформеров), но скажем прямо - это, скорее, баловство... Да и сейчас хотелось бы получить впечатления от путешествия! Оно должно быть красивым, ярким, запоминающимся! Где же это все?
   - Это презентация, - как ни в чем ни бывало ответил Дэн.
   - Я с таким удовольствием бы разделил с вами ланч, - сказал я. - Мы бы сменили обстановку, но...
   Но больше всего мне хотелось ее еще поразглядывать. Не знаю, в чем дело. Но мне не хотелось отводить взгляд от ее фигурки.
   - Да, - подхватила она - 'но'. Это нецелесообразно. И в моем положении и...
   - А вот нам было бы интересно. - Уверенно заявил я.
   Она отрицательно помотала головой:
   - Они сейчас меня догонят, и мне опять придется продумывать способы отхода. Что говорить, как двигаться, с кем общаться. Чтобы не подставить, кого не нужно.
   Что за жизнь у девушки? Она все время как на сковородке... В кафе нельзя зайти... А я бы познакомился бы с ней... поближе...
   Пауза затянулась, Дэн, похоже, видел меня насквозь. Во всяком случае, взгляд его казался пристальным.
   - Мне необходимо мнение эксперта, именно с человеческой стороны, - произнесла Наталья. Это я что ли эксперт? Ну что ж, значит, это моя работа, нужно включить мозги. Куда деваться? Они требуют совсем немного. Включить голову. Я постараюсь, честно, постараюсь. Надо только разобраться, что именно требуется.
   - А разве не будет никаких докладов на эту темы, документов? - беспомощно сказал я.
   - Это можно устроить...
   Я уже ужаснулся своей мысли - сидеть и читать тысячу страниц, нет! Отмена! Резет! Назад! Говорю и не понимаю, что говорю.
   Наталья, наконец, произнесла то, что уже было похоже на конкретику:
   - Я знаю, что ты очень хочешь разобраться, что происходит в этом городе. Именно в том плане, в котором тебе интересно. Это очень хорошо, мне тоже интересно, что у тебя получится. И после этого, я хотела бы, чтобы ты поделился со мной своими мыслями. Проектирование требует выбора из возможных вариантов готовых решений. У нас, по крайней мере, есть два варианта - менять местных руководителей или не надо. Моему сопернику твое решение тоже будет интересно. И он тоже будет ждать твоего отзыва.
   - И это все, что от меня потребуется?
   - Да, это же твоя работа.
   В этот момент они оба, как сговорились, напряглись. Я прямо почувствовал это. Что-то их отвлекло и обеспокоило. Мне показалось, что еще секунда и они станут в стойку для схватки, вытащат мечи и бросятся в пекло рубить направо и налево.
   - В чем дело?
   - Это наблюдение, они застукали нас.
   - Слишком быстро появились!
   - Нас что, арестуют?
   - Не бойся, наши парни неподалеку.
   - Ну так как, твой ответ? - терпеливо повторила Наташа.
   - Хорошо, - согласился я.
   Девчонка стремительно заскочила в ожидающий ее джип и моментально скрылась.
   - Тебе, кажется, поручили работу.
   - Напрасно ты смеешься. И вообще, ты лицемер. Это все ты замутил.
   Он сделал виноватое лицо. Вот и все извинение. Н-да... но сказал он серьезно:
   - Наблюдение появилось параллельно с целенаправленным сбоем сетевых возможностей окружающих устройств.
   Я про это немного знал. Дэн говорил, что сеть в округе просто уронили. Не позвонить, не принять звонок. Уж не говоря о и-нете. Все упало. Этого никто из прохожих не ощутил. Но Дэн и Наташа в тот момент как будто ощетинились. Схватка происходила в невидимом спектре. И что уж там произошло, сколько побед или поражений мы одержали, я не знал. Но битва точно была.
   Это меня заводило. У меня у самого была такая профессия - я составлял команды, которые невидимо исполнялись процессорами и все остальным внутри компьютера. Внешне ничего не менялось. Но программы начинали систематизировать, анализировать, накапливать... - процессы, продукты, товары, что бы это ни было. Показатели увеличивались, прибыли становилось больше. Люди превращались в ласковых и сговорчивых. Как на прошлой моей работе.
   И вроде бы, что такого происходило? Невидимые манипуляции внутри банка памяти. И как результат - успех.
   А здесь, для чего здесь использовались Дэном эти незаметные глазу технологии?
   - Это значит, что здесь работают профессионалы, у украинцев нет ни таких средств, ни таких людей, ни такого оборудования. Кто-то помогает им. - Продолжил Дэн.
   - Это что, все к нашему появлению?
   - Скорее всего - да.
   - А что будет дальше?
   - Они будут нас пасти. Но так, как показывают в кино. Они и без шпионов знают, где мы.
   Это конечно, беспокоило. Но Дэн вел себя спокойно и я расслабился. Пока что. Я надеялся, что наблюдение за нами будет невнимательное...
   Раз уж мы оказались в этом районе, конечно, нужно было оглядеться. Равноапостольная Ольга взирала сверху на стайки подростков, фотографировавшихся рядом с нею.
   - А храм? - увидел я хорошо украшенную церковь неподалеку.
   - Михайловский собор. Не наш, раскольнический.
   Говоря 'не наш', Дэн имел ввиду то, что я крещен в православии, а храм к православию не относится.
   - Жаль, хорошее место.
   Я хоть и считал себя посторонним человеком в религии, тем не менее, мне не хотелось заходить в раскольнический храм, раз уж мне было про это известно. История показывает, что любой раскольник не ориентировался на добро, его жизнеутверждающие определения лежали где угодно, но только не в религии, не в заботе о людях. Люди для раскольников оказывались разменной монетой в политике.
   Большая площадь перед зданием надвратной церкви было выложено плиткой. Это место, очевидно, считалось пешеходной зоной.
   У входа стояли несколько автобусов, виднелись попрошайки. Одна из них заметила нас и по окружности стала подходить. Я только сейчас заметил, что на ней монашеский апостольник и замасленный черный подрясник. А вообще-то она держалась от группы попрошаек отдельно. И, кажется, вообще не простила никакого подаяния. Лицо у нее было округлое, хотя сама она казалось худющей. Интересно! Младенческий овал старческого лица.
   - Не ходите туда, - сказала она приблизившись. И мотнула головой в сторону монастыря.
   - А ты что здесь делаешь?
   - Не ходите туда. - Повторила она.
   - Мы и не собирались.
   Потом она заявила совершенно безапелляционно:
   - Ты растаешь, а ты погаснешь. Если туда пойдете.
   Монашка оказалась странной. Растаять она предполагала Дэну, а мне погаснуть. Что бы это еще значило? Пока мы вели этот неспешный и немногословный диалог, хотя с ее стороны - больше монолог, она успела обойти нас по окружности и снова остановиться перед нами. Я уже молчал, думая, как бы она на нас не бросилась. Мало ли что у убогих в голове делается.
   Вариант с нападением монашки казался мне в этот момент самым страшным. Потому что с нападением мужиков знаешь, что делать, а если монахиня в потрепанном подряснике на тебя нападет, что делать?
   Но нет, я, похоже, зря беспокоился. Она выглядела спокойно, только несколько замкнутой на себе. Дэн потянул меня за рукав, очевидно не имея желания выслушивать, что она еще скажет, а она все же заговорила:
   - Ты ее еще поищешь, поищешь, нелегко искать последнюю копеечку, если она в твоем кармане.
   И как на такое отвечать? Монахиня явно не собиралась что-то спрашивать. Говорила, чтобы мы ее услышали.
   - Мать, ты ведь сама не отсюда? - спросил я, показывая на монастырь, уже и не надеясь, что она ответит. Но она ответила.
   - Нет, я не хожу по публичным домам. Нельзя туда. И в метро не ходите, это тоже публичный дом. Много людей посмотрят на это... тыщи, даже милиены, а ты ищи! Ищи!
   'Тыщи', 'ты ищи' - как-то здорово это у нее получилось.
   Выдав эту странную тираду, она быстро пошла, почти побежала в сторону центра, откуда мы пришли.
   - Какая странная, - проговорил Дэн.
   - Тем не менее, угадала, что я в поиске... сказала искать...
   - Угадала, да. У людей со спутанным сознанием это иногда получается. Все что-нибудь или кого-нибудь ищут.
   - Думаешь, больная на голову?
   - А ты думаешь - святая?
   Я фыркнул. Ну да, святые не попадаются на каждом шагу. Да и как их определишь, святая или нет.
   - Я по секрету тебе вообще скажу. Я в это не верю.
   Ну да, удивительно было бы ожидать от Дэна, чтобы он был еще и верующим. Учитывая его природу.
   - Как она там сказала, что ты растаешь?.. Она что, имела ввиду, что ты ледяной? Ну, условно говоря, так и есть, ты не живой, разве нет?
   Прямо он не ответил:
   - А ты 'погаснешь', значит, ты горишь? В огне? Пожарных вызывать?
   Ну да, мало понятного. И, пожалуй, не стоит задумываться. Ерунда, просто рядовой киевский момент, так я это запомню. Мы зашагали дальше. А я почувствовал вдруг ощущения уюта. На меня нахлынуло ощущение совершенно противоположное отстраненному, которое у меня вот только что было. Как будто я приехал в родной город, как будто Киевская Русь меня здесь встретила. Несомненно, разговор с этой блаженной останется самым ярким. Ну или так - самым теплым.
   После этой странной словесной стычки, я вообще вправе подумать: а какая разница между мной, русским, и ими, киевлянами, украинцами? Да никакой! У нашей национальности - одинаковая эмоциональная мотивировка. И это сильно чувствуется в простом разговоре. Даже таком странном. Или как раз - в таком странном, который у меня только что состоялся.
   Мы все еще искренни в своих словах. И говорим именно то, что думаем. Это может показаться рафинированным людям, урожденным на Западе, странным и безумным, бессмысленным и диким. Но пусть даже русский или украинец сидит в психушке, он все равно славянин - то есть такой человек, у которого душа рвется, и который хочет поделиться сокровенным. А нашими сокровенными, волнительными вопросами всегда были вопросы, относящиеся к смыслу жизни. Запад этого понять не сможет. И если правда то, что говорят, что Украина теперь ориентируется на Запад - то это жалкие потуги против тысячелетних устоев. Не будет этого. Не уйдет Украина на Запад.
   Совершенно неожиданные мысли, подивился я в себе. Мне всегда были интересны юродивые, ну или, назовем их так - экстравагантные люди. Уж не знаю, может быть, потому что я и сам в чем-то был таким? Мне нравилась энергия слов, сияние смыслов, небезразличность. Мне хотелось помогать всему миру. Мне хотелось ко всем относиться с любовью или с дружбой. Мне хотелось понимать и быть понятым.
   Вон, даже машины, которые были созданы с моей помощью какие-то не такие. Не ведут себя как машины, а как вполне нормальные люди. Рассуждают, ищут, нуждаются.
   - Напомни мне, кстати, почему мы остановились в гостинице в этом городе?
   - А чтобы достопримечательности поглядеть.
   А! Достопримечательности, понятно. Дальше мы позырили на дом с химерами, потом отправились посмотреть на Мариининский дворец.
   Но по пути мы зашли в парк и стали зрителями выступления певцов и танцевальных групп. Довольно сильных. Возможно, у них тут был какой-то фестиваль.
   Привлекли в парк меня звуки красивой песни. Пел ее хор, она лилась красиво и, думаю, привлекала не только одного меня. Это была задушевная песня с невероятно красивой мелодией. За столом ее спивали, похоже часто. Наверняка ее здесь любили.
   - Что они поют? - спросил я Дэна, пока мы пробирались к концертной площадке
   - 'Туман яром, туман долиною'. Уронила девица ведро в колодце и сказала, что тот, кто достанет ведро: 'Той зі мною на рушничок стане'.
   - Рушничок?
   - Деревня! - охарактеризовал меня Дэн. - Выйдет замуж за нее.
   - За то, что ведро достать?! Я бы не отказался... И что там дальше?
   Мы увидели несколько зашаркано (в советском стиле) оформленную сцену. Она выгодно смотрелась на фоне зелени. Кроме того, она хорошо была устроена еще и тем, что находилась вроде амфитеатра в низинке. Зрителям все было видно сверху.
   Песня уже закончилась, появились другие певцы, стали раздольно петь. Но другие песни ни в какое сравнение не шли. Ведь даже в народных песнях есть градация - вот эта популярная, вот это танцевальная, а вот эта для души. Для души я понимал.
   - Да согласился там один казак. - И посмотрел на меня.
   - А что? Я бы тоже согласился.
   Концерт продолжался. Начиналась серия танцевальных номеров.
   Во время гопака я обратил внимание на девчонок. Они стояли с краю сцены, пританцовывали, были как бы зрителями на сцене, все же гопак, мужской танец, поэтому они уступили место парням. И ждали своего времени. И не заметно для себя я стал выбирать себе - с кем бы из них я мог встретиться.
   В любом другом городе любой турист думает - а у них с девчонками так же как у нас или нет? А я только что думал о том, что мы с украинцами очень родственные, так как же у них с девчонками может быть по-другому? Красавицы были среди них, конечно были.
   - Ну что, идем или еще посмотрим? - спросил Дэн.
   - Я подумал - может быть, стоило встретиться с кем-то из девчонок, со сцены?
   - С кем? - откликнулся он сразу.
   Я вкратце обрисовал ему ту, которая мне понравилась, и он сразу понял.
   - Но сначала нужно подготовиться. - Сказал я и почувствовал себя вершителем судеб. Ну, или на худой конец великим режиссером. - И теперь ты не отвертишься!
   - Ты меня пугаешь.
   Я заставил Дениса изменить свою внешность. Я его упросил на все этой пойти, думал преображение его внешности займет довольно большое время. Но подъехал наш 'Скобаз' и все необходимое нашлось за 5 минут. Он достал из необъятных глубин микроавтобуса несколько искусственных прыщей на свое лицо, выражение его стало кислое, кожа - дряблой (как будто он бесконечные века безвылазно провел в центральной библиотеке), ну и оделся, по моей просьбе, совсем без стиля. Выступления танцевальных коллективов как раз закончились.
   Теперь Дэн выглядел так, как мне хотелось. Оттенял меня.
   - Вас не Елизавета зовут? - спросил я 'случайно' наткнувшись на девушку, когда выступление закончилось, и коллективы стали расходиться. Текст этой свободной фразы я заучивал 10 минут. Пока Дэн менял внешность.
   - Почему вы так решили? - ответила она. - Я потом, - бросила она подругам, которые тотчас разбежались хихикая.
   - Мы идем смотреть Мариинский дворец, который строила императрица Елизавета. И я подумал, что на свете бывают совпадения. - Проговорил я, как всегда, страшно краснея.
   - Елизавета, - утвердительно ответила она.
   Дэн взломал ее закрытый аккаунт в соц.сети, поэтому я все знал заранее. И вот, элегантный способ знакомства пришел как-то сам. В голову Дэна. Ну и мою - тоже, немного.
   - Так вы идете смотреть дворец? - переспросила она.
   - Конечно! Денис всю жизнь потратил на изучение этого дворца!
   Похоже, я сиял от радости, и это сказывалось на моем образе положительно. Завязывалась дружба. Девчонка была черненькой, улыбчивой и на сцене умела двигаться. То, что я увидел ее на сцене, не должно было меня смущать. Я ведь не думал о серьезных планах.
   Дэн стал рассказывать, мы же превратились в благодарных слушателей. А я подумал про то, может ли наша новая знакомая извлечь что-то новое из нашего туристического присутствия в Киеве. Ведь она была местная, она могла знать кое-что о дворце. А могла все знать. Может быть, она будет оценивать не достопримечательности, а нас?
   Я прослушал, что говорил Дэн про Елизавету, услышал только 'хвост' рассказа:
   - ...Елезавета не дожила до постройки. Здесь бывала Екатерина вторая. Но только не подумайте, что дворец был такой, как вы его сейчас видите. Нет, тогда он был деревянный. В 1819 сгорел и его долго не восстанавливали. И только Мария Федоровна взялась за него - жена Александра третьего.
   - Вот почему он Мариин. - Сказал я.
   - А тебе он чем нравится? - поинтересовалась Елизавета у Дениса, и я почувствовал нашествие ревности. Он слишком мало изменил свою внешность! Надо было еще постараться! Приделать фальшивый нос или двойной подбородок! Взять костыли! Или инвалидную коляску!
   - Барокко, - охотно ответил Денис, - это обилие барельефов на фасаде, объем и многообразие различных скульптур. Ты знаешь, есть такие золотые статуи в Петергофе - блестящие из золота?
   - В Петергофе? - с сомнением спросила девчонка. Ее глаза выдавали какую-то неожиданную внутреннюю борьбу. Ей не нравился Питергоф? А я решил поддержать Дэна:
   - О, мне тоже нравится.
   Я не врал, Питерские статуи вообще были что-то; очень уж они эффектно смотрелись. Было в этом барокко что-то интересное.
   - Эпоху барокко принято считать началом триумфального шествия 'западной цивилизации'. Барокко противостояло классицизму и рационализму.
   - Триумф 'западной цивилизации' - это барокко? - снова удивилась Лиза.
   - Ага, так в справочнике.
   - Я не знала. Вы удивляете меня. Сколько здесь живу, а никогда не задумывалась... тогда мне тоже нравится барокко.
   Это было необычно. Она согласилась стать ценителем барокко, узнав, что оно утверждало западную цивилизацию. Похоже, девочка любит все западное. Я слышал, что на Западе действительно есть много интересного - картины, защита прав, конечно же история, архитектура, пляжи, банки, медиа, художественные акции... само путешествие у меня сложилось на Запад. Конечно, я хотел сам взглянуть на Запад. Девочка мечтала о том же?
   Только странно она отреагировала на Питергоф. Он ей явно не понравился. Надо постараться избегать упоминаний об этом месте.
   Я почувствовал себя ценителем искусства. Я действительно некоторое время изучал современное искусство, чтобы попробовать разобраться в нем, поэтому решил сказать умное:
   - Это еще не модернизм, но со стилем уже явно какой-то перекос.
   - Тебе не нравится модернизм? - спросила Елизавета, а в глазах снова появился вопрос, как какое-то странное недоумение. И про модернизм не говорить? Тем временем Дэн продолжил:
   - Стили упорно идут от классики к модернизму. Это для современного искусства естественное явление. Барокко появилось в трудные времена для Италии, чтобы утвердить в ощущении богатства и силы. 'Вычурность', 'неестественность', 'неискренность', 'элитность', 'деформированность', 'преувеличенную эмоциональность' - все это характеризует данный стиль. По выражению Паскаля, человек стал осознавать себя в эту эпоху 'чем-то средним между всем и ничем'. Барокко свойственны напряжённость, аффектация, стремление к величию и пышности, к совмещению реальности и иллюзии, к слиянию искусств. Эпоха барокко изменяет свободное время городских жителей высшего и среднего класса. Старое заменяется новым. Вместо паломничеств - променад (прогулки в парке); вместо рыцарских турниров - 'карусели' (прогулки на лошадях) и карточные игры; вместо мистерий - театр и бал-маскарад. Можно добавить ещё появление качелей и 'огненных потех' (фейерверков). Женщина барокко дорожит бледностью кожи, а идеалом мужчины в эпоху барокко становится джентльмен.
   Елизавете было интересно, я наблюдал за ее реакцией. Но к этому удовольствию чисто эстетического характера опять примешивались какие-то сомнения. Она время от времени что-то шептала. Как будто проговаривала какой-то текст про себя. Репетировала что ли.
   Нас пустили только во флигель. Мы там находились минут 15. Смотрели на интерьеры. Кроме того, здесь располагался музей. Даже во флигеле, даже за 15 минут почувствовалась аристократическая жизнь царской элиты. Когда-то в этом месте даже проводили театральные представления.
   Когда мы вышли Лиза наконец решилась:
   - Вот вы все это рассказывали, мы слушали, мы посмотрели красивые картины, посуду, роскошь, но ведь все это время империи, да?
   - Ну да, - ответил я. Не понимая, что в этом такого.
   - Но империя - это же время несправедливости. Какая-то одна женщина владела не только дворцом и даже людьми. Разве вы не видите, что это плохо?
   Я как раз хотел позвать ее вычурно, элитно или даже деформировано разделить вечер. Яко дама и джентельмен. Я все понимал, она устала после выступления - я хотел ей предложить отдохнуть, а вот вечером, после этого можно было встретиться... мне казалось, что и я ей понравился и она мне. Мы бы могли найти хорошее место, посидеть, поболтать... Но в этот момент как будто подул ледяной ветер.
   - Вы пренебрегаете европейскими ценностями, вы живете в России.
   - Но тебе же понравилось, это же красиво?
   - Не может нравиться то, что используется для угнетения людей.
   - Но это ценится во всем мире, на западе, например.
   - Но они же никого не угнетают. У них нет императоров.
   Довод был не подкопаться. Императоров действительно не было. Кое-где остались короли и принцы. Но я уже не решался возражать. Разве только...
   - Но ты же живешь в Киеве, ходишь в этом городе, а тут имперский дворец?
   - Я больше сюда не приду.
   - Я тебе не понравился?... - я, наконец, растерялся и пролепетал что-то совсем глупое, - может быть хотя бы телефончиками обменяемся?..
   - Империалисты! - постановила она и зашагала прочь.
   Это означало крушение моих планов. Я некоторое время ошеломленно смотрел ей вслед, а потом повернулся к Дэну... Я понимал, что это разрыв нашего, только что начавшегося, знакомства, девчонка бросила меня, но меня интересовало простой вопрос:
   - А что европейские ценности, они, что против империалистов, ну то есть против капиталистов?
   - Дорогой мой Влад, - как обычно с махровой иронией заговорил Дэн, - Запад несет теперь не империализм или капитализм, а демократию, ты отстал от жизни...
   - И что, эта демократия распространяется на равенство во владении финансов Билла нашего Гейтса или там кого еще? Уоррена Баффетта? Они что, все свои деньги отдали бедным?- Недоумению моему не было конца.
   - Ты не понимаешь, мальчик мой, - еще более язвительно продолжил Дэн: - демократия распространяет гуманитарные бомбы и сметает тиранические режимы, потому что тиранические режимы только и думают, как убить по возможности больше невинных людей.
   - Лейтенант, я тебя разжалую! - возмутился я.
   - Я вообще-то не меньше генерала, - сказал Дэн.
   - Ну Дэ-э-эн, - взмолился я.
   - Я тебя понимаю, - примирительно сказал он. - Хочешь, найдем тебе какую-нибудь другую пассию?
   А вот все-таки не может без язвительности. 'Пассию' - как это старомодно. Хотя он действительно меня утешил. У меня есть тот, кто понимает.
   - Нет, - отрезал я. - У меня рана на душе, я не могу ничего делать. Могу сегодня только страдать. Айда домой.
   На Грушевского нас догнали наш фургон и авто. Боря и Евгений рулили.
   - Ваши документы! - кто-то неожиданно гаркнул, пока они подъезжали. Серега и Евгений моментально вылезли из машин и подошли вплотную. - Ваши... тоже... документы, - уверенность у подошедшего как-то значительно поубавилась.
   Человек был одет в какую-то странную форму. Я таких видел на экране - проживали они в сельской местности и любили рядиться в форму для того, чтобы поважничать. Но форма была или старая или малая по размеру, они всегда ее дополняли чем-то, что к форме никак не относилось - поясами или рубашками... Рагули.
   - Ты кто? - спросил я.
   - Я комендант, а вы - подозрительные.
   - Послушай сюда, щенок. Если ты будешь орать я тебя просто убью, - проговорил Денис холодным тоном убийцы. И было понятно, что он разделывает мясо каждый день. И что его выпустили только на два часа из камеры, полной уголовников. Преображение было поразительным.
   'Комендант' сразу пропал. Как ветром сдуло.
   - Жестко, - сказал я.
   - Влад, не уважаю я людей. Для тебя я еще так и быть сделаю исключение, а для них нет. Так что я не шутил.
   - Я заступлюсь за все человечество. И ты должен будешь о нем заботиться
   - Так нечестно, - ответил парень. Вернулся простой парень Дэн.
   - Давай стараться убийство использовать как крайний случай, - проговорил я.
   - Посмотрим, как будут развиваться события, - ответил он уклончиво.
   Через дорогу от гостиницы устроил микроплощадку для своего выступления пухлый смешной артист. Возраст у него был за полтинник, одет он был в какую-то непонятную форму, на тротуаре перед ним лежала шапка для подаяния. Он воздевал ручки к гостинице, но пел он отменно. Я не забыл концерт в парке, поэтому стал прислушиваться. Замедлил шаг и совершенно не зря. Я услышал что-то очень интересное. По мелодике сразу было понятно, что это именно украинское. Дэн не замедлил расшифровать песню:
   - Сонце низенько, вечір близенько.
   Спішу до тебе, моє серденько.
   ...
   А твій миленький там, за рікою
   Склонив головку, стоїть з другою.
   А як дівчина про це почула,
   Лягла на землю, навік заснула.
   Это история любви и предательства.
  
   Я слушал с наслаждением.
  
  
  
   Глава 4.
  
   Я проснулся с хорошим настроением. Солнце уже захватывало площадь. Шум вторгался во все квартиры и номера, деятельность кипела. И мне хотелось продолжить знакомство с городом.
   Возможно, найдется человек, который скажет, что после всего вчерашнего не может быть хорошего настроения. Лиза отказалась даже говорить со мной. Но сегодня, на 9:00 она напрочь забылась. С ней была связана невероятная история, больше напоминающая цирк, чтобы к ней относиться серьезно. Мне бы тоже не захотелось с ней общаться, теперь я понимал это, ведь я понял, как она нелогично мыслит. А вот с чем я проснулся, я мог сказать - с чудесной украинской мелодией, немного грустной, даже трагичной, но от которой почему-то было светло на душе. Я имею ввиду песню, который пел пухлый уличный певец про "моє серденько". Вот эта мелодия была прекрасна. Она казалась какой-то бодрящей.
   - Привет! - заявил Дэн, появившись из коридора. И сразу перешел к делу: - посылка пришла. Тебе нужно кое-что примерить.
   Мне пришлось раздеться. А потом натянуть на себя эластичный костюм из ребристого материала, похожего на резину, но по весу гораздо легче.
   - И что это такое?
   - Это ткань с очень замедленной инерцией.
   Он тут же решил продемонстрировать и резко выбросил руку с выставленным пальцем. Очень неожиданно и быстро. Не сразу, но я осознал, что такой палец мог пробить в животе дырку. У Дэна перст был как пуля. Тем не менее, я удара не почувствовал. Меня конечно тряхнуло. Энергия удара рассредоточилась по большой поверхности. Я пошатнулся. Но мне это понравилось, я оказался неуязвимым.
   - И пулю остановит?
   - Специально, чтобы останавливать пули этот костюмчик эксклюзивно и был сделан.
   Приятно чувствовать себя защищенным. Таскать тяжелые бронежилеты утомительно. Двадцать первый век наступил.
   Но меня заинтересовало кое-что еще. Если был разработан и появился данный бронебойный костюмчик, значит есть кто-то, кого нужно бояться?
   - Значит, опасность все-таки есть? Когда она появилась? Вчера? После встречи?
   Денис внимательно посмотрел на меня, он обожал эти паузы, подчеркивая важность своих слов.
   - Опасность, как и наблюдение, появились сразу, как только они распознали нас на площади Независимости. Не после встречи, а перед ней. Но я в этом не вижу никакого неудобства, Владик. Мы приехали не таиться, а без стеснения сделать все, что необходимо - начиная от туризма и знакомств, закачивая участием в Бит-корпорационной работе, как мы с тобой и договаривались. Еще что добавить? Потому что мы честные, ну и что скрывать? Наглые. Это наша зона влияния. Мы здесь хозяева. Запомнил?
   Я стоял и смотрел на него хлопая глазами. Хороший оборот. Он предупреждал, что от меня потребуется некоторые усилия, как от одного из директоров Бит-корпорации. Мне нужно определиться с моим мнением по общественной и международной обстановке Украины. Но я не чувствовал себя способным на это. Поглазеть на достопримечательности и девчонок - пожалуйста, а вот с мнением определиться сложно. Хотя, нелишним будет вспомнить, что работа раньше, до Дэна, от меня требовала гораздо более и действительно была изматывающая. Сейчас достаточно только лишь связанно изложить свое мнение. Все остальное делают они. Но, боюсь, и новое задание может оказаться для меня трудным. Ведь я привык к ясности, а вот попробуй во всей этой неразберихе разобраться. К тому же мне не хотелось ни с кем ссориться в этой замечательной стране.
   - Не знаю.
   - Будь увереннее, - сказал он, совсем, блин, как папочка.
   - Сколько он стоит? - спросил я, вспомнив про костюмчик. Он сидел как влитой, и в нем было категорически удобно.
   - Неважно. Несколько миллионов. Но это не важно. Мы наладим серийный выпуск, и они подешевеют.
   - И они, конечно, появятся у каких-нибудь террористов.
   - Для того, чтобы этого не случилось, существует международный контроль.
   - Международный контроль? Ага. Ну, конечно, как я мог забыть про международный контроль!
   - И еще головной убор.
   И он напялил на мою голову кепку. Она как-то сразу пришлась мне почти впору, чуть стиснула макушку. И вдруг, под козырьком я увидел изображение - неясное смутное, но геометрическое, квадрат красного цвета. Он просто висел в воздухе. Ни очков, ни линз, ничего - просто в поле зрения. Я повращал взглядом, светящееся изображение красного квадрата оставалось в одном месте, как прилепленное.
   - Вот эта штука стоит побольше, чем костюмчик.
   Изображение прояснилось. Им оказалось меню:
   Прием.
   Передача.
   Управление.
   - Но как я это вижу?
   - Это трансляция в мозг,.. используется определенный участок мозга, он у человека в затылке. И определенные частоты, совмещенные с ритмами мозга. Работать в этой оболочке нужно силой мысли. Попробуй. Нужно нажать на любую строчку, как на клавишу - мысленно.
   Ничего не получалось, я напрягал мозги, как только мог, пытался помогать даже гримасами - меню не поддавалось. Потом я откинулся на диване в бессилии. Мысль возникла легкой и... какой-то очищенной. И вот она-то сработала. Прием заработал. Внутри оказалась еще более сложная менюшка, включая строки с внешним наблюдением, списком Бит-устройств, данных сети...
   Я пытался освоить ее еще минут 10, снова ничего не получалось. Я уже примерно знал, какая мысль работает - легкая, невесомая, свободная, но повторить ее не получалось.
   Я сорвал кепку. Все эти вкладки пропали.
   Дэн взял из моих рук легкий головной убор, поднял, рассматривая снизу, показал на металлический обруч. Это он стягивал мне голову.
   - Можно будет потом ослабить. И еще. У этой штуки нет вредного излучения.
   Впечатляло. И технические достижения и безопасность. Пора было отправляться. Программа пребывания на сегодняшний день была плотной, охватывала периферийные районы города.
   Мы начали с улочек Подола - походили по древней части города, по рвам - литовскому и древнерусскому, увидели Самсона раздирающего пасть льву, храм, где венчался Булгаков. Базары назывались здесь токами - Дэн мне все рассказывал. На каждом шагу в городе можно было нарваться на что-то интересненькое. Мы видели каменных баб, постмодернисткие скульптуры в виде подушек, писающих мальчиков, лягушек, раковин, каких-то кричащих существ - положительно, Киев был городом постмодернистов по части дворовой скульптуры. Город мы проехали на машине, кое-где походили - то есть использовали время оптимально. Никита Кожемяка, Петр Могила, Богдан Хмельницкий, генерал Кирпонос... сколько известных имен! И все эти люди жили здесь! Большинство церквей были построены все в том же стиле - украинское барокко. На раскладах сувенирщиков мы увидели нацистские карты города, свастику, противогазы, игрушки, ожерелья, кружки... всего тут было дополна.
   Конечно, я испытал новый головной убор Дэна, некоторое время смотрел данные, которые предоставляла сеть и своя база. Но все время держать во внимании это у меня не удавалось, да и толком управлять этим я тоже еще пока не мог, поэтому я его снял и готов был послушать Дэна, чем эти подсказки.
   Прокатились на фуникулере, посетили Ярославов город. Заехали на Оболонь посмотреть на озера Верблюд и Собачье Устье, на берегу которых возвышались девятиэтажки советского периода. Вода, как сказал Дэн, прогрелась и мы слегка искупались - это подействовало на меня благотворно, все-таки, лето в Киеве было знойным, жарче, чем у нас.
   Парк "Нивки" граничил с посольством США, а еще тут была урядова дача УРСР, ну то есть дача Хрущева. Хорошо, надо сказать, он тут устроился. В городской черте, но парк шикарный.
   Сама дача была в настоящий момент заброшена, но кто-то ее, похоже, купил, так как обнесена она была высоким забором.
   В Облони и Нивках мы здорово отдохнули. Мне уже захотелось кушать. Дэн сказал, знает, где меня накормит. А перед этим сказал, что нужно еще посетить Клов.
   По проспекту Перемоги мы пересекли полгорода. Я откровенно наслаждался ветерком в окне. Увидел памятник Т-34, Палац культуры "Большевик" - меня все это не переставало радовать. Я почувствовал, что вот сегодня - мой день, на меня свалилось большое количество приятных впечатлений.
   Мы посетили еще Киевскую Лавру. После этого мы приехали на улицу Прорезная. Небоскреб виднелся издалека. Над входом красовалась надпись "Гольф".
   - Это ведь фирма... автомобильная? - спросил я.
   - Да. Всемирно известная. Мы ее недавно купили. Продаем мощные, новые кары, на любой вкус. На них всегда есть спрос, даже в бедных странах. Кроме этого. Строим больницы, детские сады, ВУЗы, чтобы научить людей нашей точке зрения. В Киеве есть отделение.
   - Когда вы только все успеваете...
   В лифте нас встретил "местный" менеджер фирмы - рыжий, в веснушках парень, держался он с достоинством. Был предупредителен и улыбчив. Хорошо они встречают гостей, то есть нас.
   Я старался воздерживаться от вопросов, хотя мне и было интересно, что "он тоже"? Этот вопрос невольно возникал при общении с подопечными Дэна. Сложно было поверить, что кто-то из них - робот. Так же как и Дэна в общении я не особенно считал за андроида. Ну, просто забывал так думать.
   Дэн сыграл на пальцах с рыжим, после чего оба казались очень довольными. Обычно такое делают только хорошо знакомые друзья, поэтому намек я получил. Это не так жестко, как Дэн обращался со своими на корабле. Может быть, он решил исправляться? И интересно, они тренировались?
   Когда мы зашли в большой презентационный зал с прекрасным видом на древний славянский город за окнами, рыжий сел справа от председателя, вместе с еще 9 менеджерами.
   Дэн показал мне на место за столом. Еще ничего не понимая, я уселся. Дэн, Борис, Николай и все остальные устроились рядом.
   - Наше собрание уже началось, - пояснил председатель специально для нас, мужчина лет 40. - Хорошо, что прибыла новая группа. Мы можем коснуться наших вопросов в более расширенном составе. Хотя от прибывших я не требую немедленных решений, если они не готовы, вы можете просто послушать. На повестке дня принятие решения по пакету данных. Данные простые. Совершенно благоприятные условия с одной стороны. И необходимость для нашего расширения с другой стороны. Условия и наша необходимость должны пожениться и чтобы потом обязательно "они были счастливы". Мы собираемся восстановить производство стали на Украине, УМЗ, проект с очень большим финансированием. Если кому-то нужно, то есть условия чуть подробнее.
   Мужчина стукнул по столешнице увесистой папкой.
   - К чему эти игры? - возразил другой за длинным столом. - Мы прекрасно знаем, что в этой комнате только один из присутствующих нуждается в прочтении бумажных документов.
   - Так что получается, что мы все ждем одного единственного решения, ну или одобрения, - подтвердил третий.
   - Мы все прекрасно знаем, что для действий в реальном мире нужно одобрение реального человека, - добавил рыжий.
   Дай только Бог, чтобы такие люди не были у них первыми попавшимися. Хотя, чтобы я сказал о себе: ненормалинка у меня есть, я, наверное, не вхожу в социологическую выборку. Может быть, они должны консультировать меня а не я их?
   - Помолчите, шутники, - заявил председатель. - Мы тут как раз для того, чтобы рассказать о том, как у нас хорошо все получается. В отличии от конкурентов, которым приходится даже выбирать минуты для встреч, чтобы их не схватила местная безопасность. Просто нужно обрисовать ситуацию. Мы в хорошем небоскребе, построили сами, в центре города. Занимаемся тут разной финансовой и предпринимательской работой. Здесь собрались сторонники тех, кто не хочет никого свергать. Разве это плохо?
   Да, стремление к миру было прекрасным явлением. Я согласен. Однако пауза затянулась, никто не хотел говорить. А чего тут такого? Они могут совсем не говорить.
   И проекты у них есть. И хорошо вписались в местность. Действительно, зачем искать поводов для насильственной смены власти? Только этими делом занимается приятная на вид девчонка, а я люблю деловых девушек, на них очень приятно смотреть... Но кто она, как про нее сказать? Фемботша или вот есть еще обозначение - гиноид... Можно себя успокоить тем, что она может заниматься такими опасными делами. Ведь и эти дядечки тоже могут, это вот я бы не смог.
   Взять хотя бы то, что тут запрещают русский язык. Им это совсем не проблема! Определенно, что все здесь присутствующие свободно владеют украинским, кроме меня. Они способны говорить на любом, был бы соответствующий файл!
   Так что то обстоятельство, что она девушка, ну то есть гиноид, не должно меня смущать. Нужно зреть в корень. Конечно мирное занятие лучше.
   Я нарушил паузу, судорожно соображая, чтобы мне такое сказать.
   - Мы в городе второй день и пока меня здесь все устраивает.
   - Это же хорошо, правда?
   - Да. - Эта мысль у меня вертелась уже с минуту. - Скажите, я тут узнал, что "Гольф" строит инфраструктуру в разных странах, попутно захватывая общественное мнение. А в Киеве такое уже началось?
   И я понял, что попал куда надо. Хотя поначалу казалось, что мысль вообще не по делу. Отвечать стал председатель, он был краток:
   - "Гольф" мощная компания. Но такие проекты до Киева еще не добрались. Переговоры ведутся.
   - То есть в полной мере ресурсы "Гольфа" в Киеве не разворачиваются?
   - Это вопрос времени...
   А меня понесло, я опять вживался в роль. Глядишь, мне так скоро понравится. Азарт! Вот что это такое. Кто-то ищет его в играх, а я теперь - в разговорах:
   - И еще. Я слышал, что сталь очень нужна не только для производства автомобилей, но и для танков, БМП, БТР и других военных машин.
   - Ну и что? - откликнулся председатель.
   - То, что в стране идет гражданская война. Вы не запроектировали остановку военных действий?
   - Мы обязательно проработаем этот вопрос. Вполне возможно, мы просто не будем продавать товар на военные заводы.
   - Ага и тогда вас объявят изменниками Родины.
   Да, этот вариант тоже плохой. Все это понимали. Насколько? Я вдруг задумался. Они не чувствуют человеческой боли. А я? Так ли я ее чувствую? Зная, что там идет война, что я сделал?
   - Сейчас на фронте затишье, - сказал рыжий пространно, просто как мысль вслух.
   Дэн решил добавить:
   - Я вижу вашу работу совместной с вашими конкурентами.
   - Все где-то так оно и есть, - подытожил председатель. - Если у нас будет конкретный приказ, то он будет выполнен.
   - Вы его уже получили, - удивленно ответил Дэн, откинувшись: - от вас требуется остановить войну.
   - Понял, - ответил председатель. А я про себя поблагодарил Дэна, он решительно тут навел порядок.
   Значит, совещание подходило к концу, решение принято, способ сотрудничества разных партий Бит-корпорации налажен. Но я еще не хотел уходить, мне хотелось услышать от них еще кое-что. Я стал расспрашивать их о Киеве.
   - А вот что вы приведете исконно киевского? Вы же здесь живете.
   Кто-то сразу ответил:
   - Аскольдова могила.
   - Мы там не были.
   - Аскольд - это потомок Кия, первый крещенный князь Киева. - Прокомментировал Дэн.
   Участники собрания перечислили еще:
   - Десятинная церковь. От нее остался только фундамент.
   - А вы знаете, что такое "Кий", от которого произошло название нашего города? - спросил меня небритый участник заседания, он сидел последним, прямо через стол, почти напротив меня.
   - Нет.
   - Это "палка", "посох". Непременный княжий атрибут. У нас княжий город...
   -Что насчет Золотой горки?
   - Мы там еще тоже не были.
   Они перехватили инициативу:
   - Как ваши впечатления?
   - Я еще не разобрался, но в голове у некоторых девушек тут бардак.
   - А у девушек когда-то в голове не было бардака? Можешь привести примеры? - иронично заметил Дэн.
   - Мы в курсе того, что произошло с Лизой...
   Я понял, что я краснею. Прямо перед всеми.
   - Ты, что всем разболтал? - зашипел я на Дэна.
   - 'Разболтал?' - переспросил Дэн, вот ведь наглая рожа. - Мы живем в 21-м веке, Влад! Уже ничего не нужно никому разбалтывать! Загрузил фрагменты нашей беседы... ну ладно, всю беседу. Ну а что мне было делать? Это ведь минус для отчетности тех, кто здесь собрался. В правительстве не меньше неадекватов. И с кем вы собрались работать?
   Плавно Дэн перешел от меня к хозяевам здания. Трудно было согласиться с тем, что нужно было все это разглашать, но... что поделаешь? Даже вехи моей личной жизни идут и них в разработку планов... но как-то это слишком интимно.
   Тем временем кое-кого из этих... хм... людей слова Дэна о неадекватах в правительстве задели. Этим участником собрания вновь оказался небритый мужчина, который сидел напротив меня:
   - Представьте, что вы только что стали независимым государством. Вы как будете укреплять независимость? Жестко? Будете ограничивать свободу? Когда сосед раздувает масштабную информационную войну? Конечно, будете. Вы же не думаете, что это какое-то исключительное дело, контролировать информационное пространство? Этим занимаются все правительства.
   Председатель посчитал нужным прокомментировать:
   - У нас есть патриотическое крыло вот Микола как раз из таких.
   - А он за кого за наши интересы или за украинские?
   - Я за наши интересы, совмещенные с украинскими, но против российских интересов. Разовьем страну, со всеми договоримся, бизнес здесь вести можно, просто он специфический - нужно платить. Но с другой стороны - а где не надо? Вы знаете, что значит развить чувство национального достоинства? Это значит - обрести подлинную независимость...
   - Вам в этом никто не мешает.
   Небритый хотел ответить, но сдержался. Я знал, о чем бы он заговорил: о происках России. То есть озвучил бы очень сомнительную мысль.
   Наверное, он и сам об этом догадывался. Дэн сформулировал нейтрально:
   - В нашем глобальном мире независимость - это дорогое удовольствие.
   Небритый не стал отвечать Дэну, он сказал так:
   - Очень вредят нашему процессу, например, девочки - журналюшки. Но мы с ними разбираемся. Вот вы любите журналистов?
   Я сам не очень любил журналистов, особенно таких, которые ведут себя нагло, пользуясь вседозволенностью. Не даром говорят, что СМИ - это четвертая власть. Как бы это выражение ни было забито, это правда. И некоторые из них, думая, что делают полезное, наносят вред. Я не встречался с ними близко, но они были падки на всякого рода сенсации, чтобы убедиться в этом стоило только посмотреть на то, как они раздувают склоки на ток-шоу на федеральных каналах. Наши российские журналисты выходит, тоже не лишены недостатков. Журналисты вообще - это что-то вроде адвокатов. Ненасытных, алчных и иезуитских в своем искусстве. И да, не бывает неприкормленных журналистов.
   Но с другой стороны. Я слышал про деятельность некоторых украинских блогеров. Они были как кость в горле нынешним Киевским правителям. Выводили их на чистую воду. Небольшими усилиями предавали гласности все скрытые, темные и грязные делишки власти. А это полезное дело.
   - Еще не очень понял.
   - А мы уже нахлебались. Они не понимают, что мы живем в Украине, а не в СССР.
   - И что же вы делаете?
   - Привлекаем СБУ.
   Я прям застыл, возникла неловкая пауза, которую никто не хотел нарушать. Против девчонок-журналистов, пусть и не очень чистоплотных - но чтобы спецслужбы? Сильно. Я-то думал, что журналистам нужно отвечать на их уровне, без привлечения силы... Наконец в голову пришла мысль:
   - А среди вас есть радикалы?
   - Я, - конечно, это был небритый. Он добавил ровным голосом, озвучивая системное сообщение, как я сразу понял: - Предупреждение: программа радикального националиста предполагает резкие и неприемлемые выражения для пользователя, выключить или продолжить?
   "Неприемлемые выражения" - всего лишь?
   - Продолжить.
   Он, как небывало продолжил:
   - Радянский москальский гость не понимает простых вещей. Ты вообще куришь, а водку в жизни пил?.. - произнес он насмешливо. - Что делать с теми, кто договаривается за спиной народа? Если у них все куплено? Если они там только напропалую воруют? Для этого есть наши дружины. Мы наводим порядок. Так будет показательно для всех остальных.
   Голова у меня уже кружилась и я промолчал. Заговорил Дэн:
   - Продажность не имеет границ. Вы сами подкупаете государство взятками, запуская проекты наших фирм, и боретесь против тех, кто подкупает? Сегодня вы против власти, завтра вам заплатили, и вы вдруг забыли про все преступления руководства...
   Это был еще один точный удар и националист резко ушел в оборону, даже так - в непонятки:
   - Я по-русски не понимаю.
   А Дэн разошелся:
   - Вы строите тоталитаризм! Вы зачищаете информационное поле. Арестовываете журналистов, похищаете людей, закрываете неугодные СМИ. Убиваете.
   - А вы ведете антигосударственною работу! Вы подрываете формирование нации!
   И понеслось. Взаимных претензий было много. Интересно, что они жарко спорили между собой. Друг в друга не вцепятся?
   Наконец, спор стал несколько осмысленнее. Дэн продолжил:
   - Вы вот говорите "только что" вы стали независимыми, но вы же с 1991 года свободны. Вы говорите, что ваш сосед ведет против вас широкомасштабную информационную войну. Имея ввиду Россию, да? Так вот. А у нас нет оснований вести такую войну? Разве вы не видите, что Киев не безразличен России? Ольга, Великая княгиня - она, что не наша? Церкви, они, что не наши?
   Все это чувствовалось вокруг - древняя история, которую невозможно забыть, сам город об этом ясно говорил. То есть то, что мы видели сегодня на экскурсии.
   - Елизавета, Екатерина, они что, не наши общие? А сколько родственников у нас с вами? С ними что делать?
   Ну да, Дэн констатировал совершенно очевидные вещи: мы были слишком долго вместе, одним целым. По идее, если бы мы были переговорщиками, то с этого нужно начинать - с общего. Со стола и с общего во взглядах. И тогда можно наладить отношения. Понимать их, и чтобы они понимали нас.
   - Мы выбрали другой путь, - отрезал собеседник. Нужно было подивиться его упрямству. И добавил: - Я могу объяснить почему все украинцы - особенные.
   - Объясните.
   - Наша история началась раньше, чем это написано в учебниках! Вы слышали про палеоконтакт? Так вот, могу вам сказать, что много лет назад на Землю прибыли пришельцы. - Как только парень это произнес, все остальные заулыбались и стали тихонько переговариваться. - Они поселились здесь ради добычи полезных ископаемых. Они создали людей! Что такое египетские пирамиды? Это ориентир для посадки, один из четырех. Если вы посмотрите, куда они прилетали чаще всего, вы удивитесь, но окажется, что они прилетали на Украину. Первыми были созданы именно украинцы, а потом уж все остальные! Мы имеем несомненное преимущество, как нация!
   - В чем? - не удержался я. - В том, чтобы быть рабом?
   - Но ведь все так и есть, мы униаты и мы рабы божии.
   - Он имеет ввиду - пришельцы слепили вас для того, чтобы быть рабами и добывать полезные ископаемые, - пояснил Дэн мою мысль.
   - Со временем они добыли все полезные ископаемые и улетели, у нас с тех пор зародилась полноценная цивилизация.
   - И вы были лучше всех?
   - Да. Геракл и Сократ были украинцами.
   Все прыснули со смеха.
   - И много людей придерживается такого взгляда?
   - Не много, - ответил председатель. - Есть версии еще забористее. Но одно могу вам сказать, сколько Москва скопировала с Киева даже трудно перечислить!
   Да, это выступление было фееричным, но председатель был прав - у нас есть то, что скопировано в исторической столице нашего государства - в Киеве.
   Я вспомнил, как только недавно сравнивал Мариинский дворец с Петергофом. Да, как-то невольно это получалось. А еще раньше Дэн сравнивал гостиницу Киевскую "Украину" с Московской "Украиной".
   И оказывалось, что в Москве все побогаче будет. Так что это тогда - обида? "Мы вам все дали, а вы зажирели и нас не позвали?"
   Конечно, Москва дальше развивалась, стала столицей и, конечно, прибрала к рукам все самое "вкусное". Я сам жил в провинции и прекрасно это понимал. Но у Челябинска не было статуса исторического города! Да и не бедствовали мы. Так же как не бедствовал и Киев. Собственно, я в Киев для этого и приехал, чтобы ощутить корни, увидеть происхождение нашей цивилизации!
   - Я могу предложить обед, - сказал Дэн и я понял, что это самые правильные сейчас слова.
   Обед дожидался меня.
  
  
  
   На улице мы увидели какое-то движение. Люди по-праздничному тянулись куда-то к центру. Папы и мамы вели детей, а у детей развивались флажки и шарики.
   - Это что у них?
   - Это будет марш националистов по центру города. Все хотят на него посмотреть.
   - Факельный?
   - Нет, для этого у них еще слишком светло. Парад националистов. Они просто пройдут строем, покажутся так сказать. Дружины или дивизии там у них какие-то...
   Не успели мы пообщаться с националистом в Гольфе, как они туту как тут - на улицах этого древнего города!
   - Нам туда явно не надо.
   Мы решили пойти в другую сторону и посмотреть на "Золотые ворота", тем более, что они оказались совсем рядом.
   Я увидел массивное строение, которое венчал купол, стена толщиной оказалась приблизительно 8 метров. К каменному зданию приспособился бревенчатый пристрой.
   Мы уселись на скамейку в сквере, недалеко от достопримечательности. Остальные ребята уже привычно рассредоточились по всей улице, продолжая нести свою охранно-наблюдательную службу.
   Дэн поднял планшет передо мной и я увидел, что он работает в режиме фото-видео - я все вижу сквозь него. Моднячий, тонкий, без рамок, представлял собой прозрачный лист. Поначалу я лицезрел на экране обычных прохожих, реальную картинку, но вдруг в ней все изменилось: люди выстроились совсем иначе, и одежда у них теперь была старинной. Дорога очистилась от асфальта, появились камни, исчезли здания, я увидел, что по ней идет торжественная процессия.
   - Как в Константинополе.
   - Да, входит князь.
   Я увидел кольчуги, разноцветные рубахи под ними, островерхие шапки. Внизу, вместо асфальта - поросшую травой землю.
   Дэн позвал меня и мы с планшетом наперевес подошли к самим воротам. Люди в пластинчатых кольчугах, препоясанные ремнями через планшет стали ближе, я мог их рассмотреть.
   - Это называется дружина.
   Из вооружения у них были палицы, копья, мечи, луки со стрелами, кто-то шел с топорами - малыми и большими. Я видел и кистень. В руках они держали щиты миндалевидной формы. Воеводы, дружинники, десятники, копейщики. Среди них были видны и иноземцы, например, венгр. Над ними развевалось знамя со святым образом. Возглавляла шествие конница.
  
   Дэн заказал мороженное в уличном кафе и мы сели за столик. Я почувствовал, что подустал за сегодняшний день. Видно и беседа в "Гольфе" сказалась, слишком я переволновался. Нужно было немного отдохнуть. Просто посидеть.
   Я стал наблюдать за прохожими. Улица Прорезная была выложена брусчаткой, в сторону центра, (который был совсем недалеко) шла с горы. Я глядел вдаль и разглядывал жителей. Народу было много из-за праздника.
   Вот подошла экскурсионная группа к розовому дому со скульптурами в нишах, и у которого расположились мы в кафе. Гид рассказал им, что перед ними доходный дом Сироткина, архитектора Шимана. Потом разговор коснулся памятника Паниковскому, который стоял неподалеку, а потом гид рассказала байку про Соломона Исааковича Шкляра, который держал в Киеве школу танцев. Хоть он и не знал ни одного па, школа была успешной. Кто-то из туристов возразил, что Шкляр держал школу не в Киеве, а в Одессе.
   После экскурсии я переключился на группу военных, про которых Дэн сказал, что это солдаты НАТО. Вели себя они довольно развязано.
   Кто-то тащил по улице украинский флаг, кто-то шел в вышиванках и с венками из цветов на голове. Бородатый мужик держал в руках маленькие четочки. Прошли аниматоры в костюмах лисы и клоуна, школьники, полицейские, артисты, мамы... Колоритные персонажи. На девушек я смотрел еще более внимательно.
   - Стендаль, кажется, сказал, что Киев - это Северный Рим, вечный город, - сказал я. Я ведь читал, Дэн меня заставлял.
   - Бальзак, - поправил Денис.
   - Как ты думаешь, что в этом городе вечного?
   - Не знаю, как насчет вечности, но он точно ключевой. В геополитике.
   Может быть, это одно и тоже? Значение в геополитике дает шанс на то, что этот город будет стоять, сколько стоит мир? За него будет идти борьба, сильнейший будет владеть этим городом. А он будет стоять, со своими достопримечательностями, со своими мифами, со своими церквями.
   - Сколько жителей в городе?
   - 3 934 522 человека на данное время.
   - Почти четыре миллиона, относительно небольшой ведь. Как ты думаешь, они все избранные? Ну, потомки шумеров или инопланетян?
   - Нет, конечно, - бесхитростно ответил Денис.
   Я еще некоторое время смотрел на избранный город, а потом мы пошли в гостиницу. Но далеко уйти не смогли.
   Николай догнал нас.
   - Внимание, - вдруг произнес Дэн. Стало тревожно. Мы проходили как раз по узкой улочке с обеих сторон застроенных бизнес-домами из бетона и стекла. Окна смотрели друг на друга. По улицам расхаживали важные люди - горожане и туристы вроде нас.
   И вдруг Дэн тряхнул своим чемоданом, который налету преобразовался в ружье, это не заняло даже и секунды, и вот он уже сделал несколько сдержанных выстрелов. Внезапно и почти в упор. Люди бросились в рассыпную, один упал. Борис моментально подбежал к упавшему и успел выхватить какой-то предмет. Кто-то закричал, люди стали пятиться.
   Откуда-то появился дрон с камерой, который моментально был сбит кем-то из наших.
   Удивительно синхронно Дэн и Николай втолкнули меня в витрину, ни один осколок не попал на меня. Как только мы оказались внутри, я увидел проем двери. Ринулся под прикрытием ребят и вовремя - застрекотало какое-то оружие - автоматическое ружье, а может быть и пулемет и те окна, которые еще не были выбиты, все покрошились в осколки. Что понял я: во-первых это нападение, а во вторых - очень массированное.
   Как ни странно мысль работала бойко, хотя и судорожно. Кто были нападающие? Те, кто наблюдал за нами? А может быть это простые бандиты, наемники или националисты? Не зря сегодня Дэн заставил надеть меня новый костюмчик. Наверное, он уже заранее знал...
   Здесь, за стеной, как я понимал, оказалось безопасно. Но и стрельба на улице не прекращалась. Что там происходит? Ребята пытаются пришить нападающих или просто прикрывают нас? Если прикрывают, значит, нужно куда-то двигаться? Я не знал, как устроен магазин, в котором мы спрятались. Я выглянул из-за стены. Зеркала, зеркальные витрины, полки одеколоном и духов брызнули сверкающими капельками. Я быстро убрался назад.
   - Это кончится или нет? - закричал я.
   Дэн решил, что нужно объяснить мне, что случилось:
   - Первый нес аэрозоль, который останавливает сердце. Я его уложил. У них был расчет на то, что они адресно выводят тебя из строя. Не вышло. То, что ты сейчас слышишь - это план Б. На случай, если твоя охрана тебя защитит.
   - Но и это не сработало?
   - Не сработало. Киев за несколько секунд до атаки стал непроницаемым. Однако, у нас висит над этим местом свой спутник. Они еще не поняли наших возможностей. Но, они действовали очень осторожно: информационная непроницаемость, (то есть информационная туча) появилась буквально за несколько секунд до начала. Они успешно скрыли от нас свою подготовку - а это, согласись довольно профессиональные действия.
   Пока он говорил, перестрелка не прекращалась.
   - Тебя это не пугает?
   - Пока нет.
   Я не спрашивал, кто это "они", хотя за полгода Дэн, конечно, затрагивал эту тему... Нужно было как-то выжить, я смутно надеялся, что Дэн все устроит, но я не понимал еще как. И сможет ли? Ведет же он себя на удивление спокойно. Но я-то не был спокоен, я был лихорадочно собран, если можно так выразиться.
   - Что теперь?
   - А теперь нужно сматываться.
   Дэн решил, что мы пойдем в обратном направлении, от центра. Но только - насквозь через дом, чтобы выти на другую улицу.
   Мы пробежали внутрь дома и когда высочили с другой стороны, то увидели людей в масках - очевидно штурмовые отряды. Они спешили прямо на нас. Это что? План Ц? Ну планы А и Б уже провалились? Значит - Ц? Снаружи стрелки, а это - штурмовая группа?..
   - Это их украинское подкрепление, спецназ. Я не успеваю подтянуть прикрытие. Но поставить заслон смогу.
   Что значит "украинское подкрепление"? Они тут не все украинцы что ли? Потом разберусь. Сейчас не до этого. Бойцы в камуфляже наперевес с оружием, явно не новички в делах захвата особо опасных преступников, двигались прямо на нас. Вот они уже взбрасывают автоматы. Нас не заметить трудно. Сердце у меня сжалось. Как же так, они же нас сейчас убьют!
   Я увидел, как автомобиль "Тойта" едет с другой стороны, вверх по улице, а на месте водителя никого нет. Дэн мне показал пальцем, когда мы спрятались за бетонной колонной пассажа. Автомобиль ехал наперерез автозакам из которых появлялись украинские бойцы, причем, очень быстро. Крыша у машины на ходу разобралась, в передней части кабины появились бронированные пластины, из них топорщилось дуло пулемета. Он сразу открыл огонь. Свинцовый поток перерезал подход спецназовцам. Это и есть прикрытие.
   А нам оставалось убираться в метро.
   Возможно, расчет был на то, что в метро они не применят оружия. К тому же нам некуда было деваться. Станция метро располагалась вблизи Золотых ворот, где мы только недавно ходили и таращились как туристы. Ну, зачем так все резко переменилось? Кому мы не угодили? Ведь я даже никто в этой Бит-корпорации. Что происходит?
   Мы перемахнули через турникеты. Кто-то засвистел. Дэн прокладывал путь по эскалатору. Совершенно такому же, как в Москве. Даже светильники и те были такие же.
   Выстрелы донеслись со входа на станцию метро, сверху, оттуда, где мы только что пробежали.
   Народ ахнул. Они что? Совсем с ума сошли? Они не пожалеют случайных прохожих? Они что, настолько хотят меня грохнуть? У меня стали подкашиваться ноги. А Дэн меня только поторапливал. Я увидел и других ребят. Они не отставали, но находились на определенной дистанции.
   Оформление станции оказалось под "старину". Тяжелые своды, освещенные белым светом, низкие арки, массивные колонны.
   Слонялось большое количество людей.
   Вдруг Дэн остановился.
   - Что такое? Они отстали?
   - Парни уложили четверых. Но...
   Я увидел, что многие прохожие как-то вдруг массово стали размахивать своими телефонами, как будто это могло помочь восстановить пропавшую связь. Я понял, что это та "черная туча", про которую говорил Денис. Все мы здесь оказались отрезанными от внешнего мира. Информационно. Но что-то мне казалось, что нас могут здесь и замуровать. Возьмут и погребут.
   Подошел поезд. Скрип тормозов и мелькание отблесков. Ощущение черной тучи немного отошло. Возможность выбраться из общей могилы представилась...
   В этот момент меня толкнули так, что я отскочил на других людей. Тот, кто толкнул меня, сразу полетел в сторону. Денис его просто отшвырнул.
   Но из толпы выскочили несколько человек. Они оттеснили меня от Дэна. Началась драка. Но Дэн действовал жестко: его противники получали от него сокрушающие и молниеносные удары. Остальные парни, насколько я видел, тоже были заняты несколько поодаль. Все это продолжалось буквально две секунды. На третью секунду Дэн уже был готов догнать меня.
   Но то, как он бросился ко мне, я уже видеть не мог. У меня нарисовались свои собственные проблемы: двое бритых подростков агрессивного вида. И в отличии от Дэна я не мог их свалить с ног ударом.
   Я бросился бежать вдоль поезда. Однако остановился. Отовсюду любопытные глаза. И испуганные. Откуда я знаю, что кто-нибудь из нападавших на нас, не поджидает меня у выхода со станции?
   Я вообще не понимал в тот момент, откуда взялись наши преследователи. Вдруг воздух в подземелье метро содрогнулся. Раздался звук болванки о бетон, так я услышал. Полыхнуло пламя. Сразу нечем стало дышать. А в ушах засвистело.
   Я увидел большой костер на перроне. Парни пытались стряхнуть загоревшую одежду. Похоже, это был выстрел из гранатомета. Так я подумал.
   Когда раздался сухой звук стрельбы и Калашникова в руке у одного из нападающих, я понял, что Дэн будет опять занят. Последнее, что я увидел перед тем, как запрыгнуть в поезд - Дэн начал стрельбу с холодным выражением лица.
   Паника распространялась быстро. Но это не мешало пришедшему составу готовиться закрыть вагоны и поехать. Я попал в вагон. Куда мне было еще прыгать? Я надеялся, что мои преследователи не успеют отреагировать.
   Двери за мной закрылись. Но бандиты с перрона успели - влетели в другую дверь моего вагона. Я их увидел в направлении хвоста состава. Они сразу принялись расталкивать народ. Такой скоростью они доберутся очень быстро.
   Не повезло, я от них не оторвался.
   К моему счастью, вагоны в поезде были соединены, между вагонами оказались переходы-перемычки. Весь поезд, как один вагон.
   Состав начал набирать ход, я решил не тянуть и бежать к головному вагону.
   Стекло прогнулось и растрескалось от удара. Пассажиры соскочили с сидений, девчонки испуганно вскрикнули. Снаружи вагона кто-то находился в довольно неестественной позе. Руки у него имели свободу движения выше человеческой и были заломлены. Я увидел сосредоточенно лицо прилипшего с наружной стороны человека. Это оказался Серега. Его рука проткнула стекло металлическими острыми наконечниками на пальцах и вмиг сорвала его с места. Сергей рухнул внутрь. Снаружи его ударил технический ящик на краю платформы. Для человека такой удар был бы смертельным. А у него всего лишь повисла правая рука.
   - Остановите поезд! - завопил кто-то из пассажиров.
   - Не сметь! - заорал я, что есть мочи. - Вы что, хотите остаться с этими убийцами в тоннеле между станциями?
   В подтверждение моих слов раздались глухие хлопки. Сергей стоял заслоняя меня. Он принял несколько пуль. Однако они его сбили, и он повалился на меня. Мы рухнули на пол.
   Я подумал в этот момент, что он с характерным звуком вырубиться и станет бесполезным. Как я выберусь?
   Кто-то из пассажиров пальцем показывал на меня. Я возмутился: угроза с другой стороны, а они смотрят на меня!
   Мои пальцы почувствовали прикосновение к металлу. В довольно натуральной ране на плече Сереги я увидел часть вывернутого привода бездействующей руки. К нему-то мои пальцы и прикоснулась. В тот момент я этому совершенно не удивился. Наоборот, я расстроился: из-за того, что его вот так расковыряли, он потерял нормальный внешний вид. С сожалением я отнял руку.
   - Не удержался, - попробовал оправдаться Сергей.
   - Блин, Серега, линяем!
   - Влад, ты с ума сошел!? Я их сейчас прикончу! А ты беги к голове поезда!
   - Я не собираюсь!...
   - Не спорить! Быстро! - рявкнул он. И было понятно, что он не собирается терпеть возражения.
   Я осмотрелся. Пассажиры все так же продолжали таращиться на меня, хотя я, по моему мнению, не стоил такого внимания. Опасность в стороне хвоста поезда, туда удалился Серега.
   Как же все несправедливо! Меня могут прикончить прямо здесь, в этом, довольно красивом городе, который, однако, не хотел становиться мне родным. Ну чего же и кому я сделал плохо?
   - Убийцы! - проговорил я. - Убийцы! - И посмотрел в хвост. Серега палил. Раздавались ответные выстрелы. Он быстро настигал противников. У них там что, рукопашная сейчас будет?
   - Хлопец, иди к голове, тебе же сказали, - посоветовал один дед. Сам он прятался вместе с остальными за сидениями.
   Некстати всплыла строчка из песни:
   - Спішу до тебе, моє серденько. - Я ее пропел, вспомнив мотив. Чего это вдруг? Мотив мне очень редко запоминался, можно сказать у меня не было слуха. А тут вдруг, в совершенно неподходящей обстановке запел!
   Я не мог убежать. Серега получил выстрелы в упор. Покачнулся и упал. Потом вообще все выстрелы стихли. С той стороны не доносилось никаких звуков. Пассажиры уже сбежали из вагона, и я оказался один. Тишина казалась подозрительной. Поезд шел, чуть раскачиваясь, опустившие вагоны казались мертвыми. Два вагона, полностью опустевшие. Только я и люди валяющиеся на полу. Недалеко от меня - в следующем вагоне.
   Я поплелся в направлении хвоста, продолжая тихонько напевать песню, почему-то я не решился бросить Серегу, хоть и понимал, что кто-то из нападавших мог выжить. Я представлял собой странное и дикое зрелище, может быть, я сошел с ума?.. Через несколько шагов я увидел, что он затих на каком-то парне, оба неподвижны, недалеко от него лежат в крови остальные. Петь расхотелось.
   Зрелище меня поразило. Тут лежали реально застреленные люди. Не знаю, насчет раненных, но я не слышал никаких стонов. Так вообще-то не должно было быть. У меня возникло ощущение, что я оказался на кладбище. Да, они все были мертвы! Серега не успокоился, пока не довел дело до конца!
   Сам он лежал тоже без движения. Не сразу, но я перевернул его. Вид его оставлял желать лучшего. Кожа была сбита пулями в районе живота и на лице. Я подумал, что надо бы взять у него какой-нибудь накопитель памяти. Но вместо этого просто стоял.
   Я все-таки надеялся, что он сейчас очнется. Он же сделан из прочных материалов! Но этого не происходило. Когда вагон остановился, я почему-то понял, что состав дальше не пойдет. Это была какая-то станция.
   Возвращаться? Дэна нигде не было видно. Зато пяток молодчиков в трико с полосками меня не оставят. Я увидел их в голове состава, куда только что хотел идти. Откуда они появились? Зашли на станции что ли? Пока они пробирались по вагону, на их лицах появились маски, закрывающие нижнюю часть лица. Странно, что происходит?
   Я выпрыгнул из вагона и побежал к выходу. Свернул с народом, поднялся по лестницам, пробежал по переходам, и нашел путь на поверхность. Я вылетел на улицу из арок метро как пробка с шампанского. Выход метро располагался между домами. Выбежал на тротуар, увидел прямо перед собой небольшой храм, за ним - реку, видно Днепр. А потом услышал странный шум. И посмотрел вдоль улицы. И чуть не помер от шока. Прямо на меня надвигался строй - молодые люди наподобие тех, кто меня преследовал - бритоголовые одетые в одинаковую черную форму, с кричалками шли на меня маршем. Их тут были сотни! Как же мне хочется провалиться под землю!
   Передние ряды мной уже заинтересовались. Я понял, что стою прямо у них на пути. Меня как будто заклинило. У меня почему-то не получалось сделать хотя бы один шаг.
   Я увидел у своих преследователей из метро, они выскочили следом за мной, в руках у них я рассмотрел ножи и даже пистолет. В таких случаях как они поступают? Прирежут и оттащат в сторонку?
   Ноги понесли меня назад, практически сразу я наткнулся на припаркованный автомобиль серого цвета. Времени у меня немного. Я вскочил сначала на капот, а потом на крышу, мне даже не пришло в голову, что автомобиль можно обежать. Я хотел спрыгнуть, но вдруг застыл.
   Жигуль аккуратно подъехал на тротуар перед станцией метро и остановился позади моих преследователей. Они не видели, а я увидел, как он вдруг вывернулся наизнанку, ощерившись пушкой. Это сопровождалось металлическим воем. Теперь устройство представляло собой металлического дроида на стальных ногах.
   Я повернулся в другую сторону и увидел Дэна. Он помахал мне рукой, подбежал и запрыгнул на крышу машины - проворно и осторожно. Он встал рядом, что меня, конечно, порадовало. Блин! Ведь самое ненормальное, что мы могли придумать - так это сделаться всем хорошо видимыми мишенями. Я приготовился умирать.
   Левая часть лица у Дениса казалась неестественной - она вздулась как пузырь. Даже глаза не было видно. В остальном он был тоже потрепан. Но выступающего металла вроде не было видно. "Непорядок" - подумал я.
   - Давай я тебе помогу, - и сорвал испорченную искусственную кожу, просто содрал ее с внутреннего металла. На изнанке кожи виднелись дорожки-прожилки, как на печатных платах. Очевидно, кожа была "умной", когда работала. Теперь на левой стороне у него виднелся металлический оскал. "А что, вполне неплохо выглядит" - даже подумал я, устрашающе.
   - Думаешь так лучше? - спросил Дэн.
   Я пожал плечами.
   После этого мы, наконец, обратили внимание на строй националистов. Они уже некоторое время стояли нарушив порядок. А в руках у них постепенно появлялись ножи и оружие. Так, противников все больше.
   В этот момент я уже ничего не боялся.
   Зеленая буква М, клумбы и плитка была расстреляна в первую секунду. Звук выстрелов крупнокалиберного пулемета оглушал. Дроид аж подпрыгивал, исторгая из себя смертельный поток свинца. Дуло пулемета в нем ослепительно вспыхивало и дымилось. Кроме того, он издавал дикий, какой-то бешеный шум. Преследователи из метро полегли мгновенно. После этого огонь переместился на тротуар, а потом и на проезжую часть. Многие бросились врассыпную. Потом поток смертоносного свинца выправился и стал косить особенно упоротых.
   А дальше, похоже, я потерял сознание.
  
  
   Пришел в себя я по дороге. Если до стрельбы я никак не ощущал себя, то сейчас на меня навалились ощущения боли в голове.
   - Я что ранен?
   - Нет.
   Мы возвратились в гостиницу перебинтованные и грязные. У Дэна было перевязано лицо. От нас распространялся запах пороха. Дежурный торопливо убрался в сторонку. А подходя к лифту я удивился невероятному совпадению.
   У лифта стоял англоязычный турист, который, как я уже знал по фото, является местным резидентом. Тот, который поселился в гостинице и про которого говорил мне Дэн.
   Нас он увидел, когда мы вместе оказались в лифте. Он попытался выскочить наружу, но это у него не получилось. Ему преградили дорогу. Лифт остановился между первым и вторым этажами.
   Николай достал капслу и показал иностранцу.
   - Чего вы от меня хотите?
   - Вы знаете, что в этой штуке?
   - Догадываюсь! Не надо меня убивать!
   - Это средство для остановки сердца. Вы хотели сделать нам "сюрприз".
   - Я этим не занимаюсь. - Завизжал он. - У меня другая ответственность!
   Николай припечатал его к стенке.
  
  
   - Как они хорошо нас разыграли! - заявил мне Дэн, когда наложил на металл своего лица бесформенную массу, масса мгновенно подстроилась, вытянулась и закрыла вид металла ровным слоем новой кожи. - Планировали профессионалы.
   Он сидел перед зеркалом в моем номере.
   - Ты думаешь?
   - Да, с исполнением у СБУ всегда были проблемы. А это все - работа другой организации.
   - Ты что-то говорил про украинское подкрепление.
   - Да, операция велась с поддержкой местных, но не местными. Это серьезные люди из западных столиц.
   Денис положил на стол винтовку - в масле, новую, с оптическим прицелом. И стал разбирать не торопясь. Я покушал, кормил сегодня Евгений.
   - Серегу отправили на корабль? Что с ним?
   - Сильно пострадал, но, думаю, мы его вернем... Приятного аппетита, - сказал он, закончив с процессом восстановления кожи. Проделанной работой он, похоже, остался доволен, после чего перешел к столу, на котором лежали автоматические винтовки. Как заботливый специалист в военном деле, он решил их проверить. Да, это не лишнее.
   - Думаешь, это оружие пригодится?
   - Думаю - да. Это Orsis Т-5000.
   - "Т-5000". Интересно, есть такой терминатор?
   Мой вопрос был риторическим.
   - Я помощь вызвал. Это не танки, это с виду простые автомобили. Когда-то это должно было пригодиться.
   - Я уже видел.
   - Стоп, ты еще не видел этого, вот посмотри и он кивнул в сторону телевизора.
   Экран телевизора на стене нашего номера заработал.
   - Как ты это делаешь?
   - Обычный Wi-Fi. Смотри, это я выловил в сети. Других роликов нет, этот единственный.
   Я увидел то, от чего мгновенно похолодел. Это была та самая улица на берегу Днепра, рядом со станцией метро. Сердце забилось, заставив меня снова переживать.
   - Это забавно, тебе понравится. Кто-то снял это на сотовый.
   Экран показывал макушки марширующих, но они как-то странно замедлили свое движение, порядок нарушился. Колонна распадалась. Я помню этот момент, слишком хорошо. Камера выхватила часть улицы, а потом автомобиль, на котором стоял... я и Дэн. Снято издалека и лиц видно не было, к тому же камеру сильно штормило, видно руки у бойца самообороны сильно тряслись. Что там дальше? На экране я снимал часть кожи с лица Дэна, трудно было разобрать в мельтешении - металла и оскала лица Дэна видно не было - слишком далеко находился тот, кто снимал это видео, но я, конечно, этот момент распознал... Я не сразу понял, но этот момент со стороны выглядел... как проявление нежности. Я бросил взгляд на Дэна, который продолжал возиться с оружием.
   Он ухмыльнулся, а я покраснел как рак. У меня запылали уши.
   - Я был в тот момент не в себе, - попытался я оправдаться. - Я был один... и на срыве.
   - Ага, ты еще потом упал в обморок.
   Об этом мне тем более не хотелось говорить.
   - Это все ты меня затащил! В такую переделку!
   Он снова ухмылялся. Какой противный робот! Но он благоразумно перестал ухмыляться, бросил взгляд на меня. Уже серьезно. Да, опасность была, и он это понимает!
   Я снова глянул на экран. Теперь мы стояли как какие-то супергерои, вполоборота к камере, высокие, решительные, грозные - на крыше автомобиля. Двое против толпы. Потом грянули выстрелы и картинка прервалась.
   - Как ты протащил этого дроида через границу?
   - Он разборный, кроме того границы между нашими странами на самом деле не так тщательно охраняются... Поэтому я все сюда протащил. Мне подготовки к силовым операциям не требуется. У меня точные сведения. И точные исполнители. И способность военного анализа с большим опытом...
   Тем временем изображение на экране сменилось. Я понял, что это браузер и что я вижу - это меняющиеся страницы сайтов.
   - Мне надо сеть проверить. Что там делается. Я знаю только что там мрак. Все кричат: опять российский спецназ! Я запустил ботов, успокаиваю утечками - запостил даже фотографии бандитов. Те, которые участвовали в операции спецслужб. Скоро выложу документацию спецслужб о их сотрудничестве с ЦРУ. Короче, мы от них камня на камне не оставим. Все всё будут знать.
   Я увидел соц. сети, ленту новостей. Все как он и говорил. Несколько пользователей быстро постили сообщения о преступниках, были и фото, были уже и сканы. А лаю вокруг этих постов стояло большое количество. Но дело было сделано - нужная информация была заброшена в сеть. Распространялась она лавинообразно.
   - Хочешь, я запощу в твою страницу этот ролик и еще какой-нибудь, с другого ракурса, будет эксклюзив?
   Я растерялся, но согласился.
   - Думаю, это не смогут игнорировать даже зарубежные СМИ. Мы будем знаменитыми.
   А он сумасшедший, - подумал я. Все в такой ситуации все стараются спрятаться, а он - наоборот, и я еще зачем-то поддержал... с другой стороны, а что в последнее время происходит в моей жизни не-сумасшедшего?
   - Да, наделали мы шуму. Как ты можешь все это постить отсюда, из гостиницы?
   - Распространяют информацию наши станции, я лишь контролирую результат. Станции управляют несколькими сотнями интернет-ботами.
   - Связь вернули?
   - Ага.
   - И у станций хватает ресурсов?
   - Они могут управлять любым количеством ботов. Это не сложно. А с помощью наших сетевых программ я мог бы вообще перехватить все управление сетью.
   - Мечтаешь об этом?
   - Это было бы идеально и бессмысленно.
   Я кивнул. При условии сохранения человечества. Управлять не надо, а вот контролировать сеть надо. Но я уже знал, что пока всю сеть Дэн не охватывает. Все-таки много теневых ресурсов, неподотчетных. Но работа, конечно ведется.
   В следующий момент - он сбил меня на пол. Я больно ударился, но сразу же подтянулся к стене. Стекла в окнах брызнули, раздался стрекот автоматов с улицы, взвизгнули пули. Точно ведь по нашим окнам, сволочи.
   - Влад...
   Что он хотел сказать не знаю, только я крикнул:
   - Мне оружие! Где?
   Он вынул из под кровати автомат и быстро сиганул к проему - веселая ночка, подумал я.
   - Это что? - крикнул я.
   - Bushmaster ACR. Тебе понравится.
   Я выпрыгнул и спрятался за соседний проем. Высовываться пока не хотелось.
   В это время с улицы послышались одиночные выстрелы.
   - Что там происходит?
   - Ребята их отстреливают. До ранения.
   - Блин, вторая небесная сотня будет, - с отчаянием сказал я. Ну да не хотелось воротить здесь опять. Итак земля настрадалась.
   - Десяток. И скорее адский. Потому что бандиты они.
   ТВ в это время переключился и показал мне милитаризованный ночной пейзаж у входа в гостиницу. Нашу.
   - Они поставили БМП, вывели несколько отрядов милиции и внутренних войск. А внизу тебя уже второй час дожидается следователь. Мы ему нежно доказали, что будить шефа не стоит. Ну как?
   - Поехали отсюда, Денис.
   В комнату зашел Евгений и доложил:
   - Тут, этот, иностранец добивается встречи!
   Это был тот самый куратор из нашей гостиницы, на которого мы напоролись после марша националистов. Он зашел бледный как кукла:
   - Мне приказано принести вам это. - И протянул зажатую в дрожащей руке симку.
   Дэн взял ее пальцами, как драгоценный камень. Иностранец сразу сбежал.
   - Кто-то хочет поговорить с нами, - сказал Дэн.
   Ну да, отслеживать нас было бестолку, мы и так оказались на виду у всего мира. Так что поговорить было можно.
   - Это организаторы?
   - Скорее заказчик.
   Я взял телефон и быстро заменил сим-карту. Звонок раздался почти сразу, я включил громкую связь. Мне не хотелось, чтобы это продолжалось, но оно продолжалось. Мало, они нас пытались пришить, еще предстоял раунд с разбирательствами.
   - Да?
   Говоривший знал русский язык, но имел небольшой акцент:
   - Мне показалось, что вы заинтересовались выходом из сложившейся ситуации.
   - Кто это?
   - Это не важно.
   Волевым усилием я успокоил скачущее сердце и постарался говорить как можно спокойнее:
   - Это важно хотя бы потому, что вы хотите полноценных переговоров.
   - Скажем так, я ваш друг и сегодня я убеждал вас согласиться поговорить.
   - С какого времени вы стали нашим другом? С того, когда провалилась ваша операция? - Встрял Денис.
   - А это кто? Это ваша охрана? Признаться, очень впечатлен ее работой.
   - Что вы предлагаете?
   - Я могу выторговать вам отход. Вы зажаты в гостинице и вам очень сложно выбраться. Тем более, информационное сопровождение будет таким, что вы будете выставлены террористами. Вам нужно лишь сделать некоторые уступки. По телефону, конечно, это не обсуждается, но я уверен, что мы еще встретимся. А я пока только намекну, что нам нужно.
   - Вы же не украинец? - спросил зачем-то я.
   Собеседник посмеялся:
   - Нет, конечно, у нас есть разные помощники, в том числе и русские и украинцы... Нужно разделить сферы влияния. Согласитесь, вы укрепили свои позиции в мире. Мы можем найти сферы сотрудничества. Ну как?..
   Мой вопрос про то, что собеседник не украинец, как я заметил, обеспечило ему смущение, которое он уверенно подавлял. Я не хотел с ним разговаривать, и он сразу это понял, но не подал вида, даже голос не дрогнул. Я решил продолжить эту линию:
   - А почему вы решили, что ребята - мои охранники?
   Он промолчал, начиная понимать, что разговора не получится. Дэн кивнул и продолжил:
   - Как раз в эти минуты один из полковников частной армии, как мне известно, ваше доверенное лицо, пьет напиток. Это интересный напиток,.. и вряд ли он выживет после него. По странному совпадению, этот полковник является руководителем всей организации силового подавления, которую вы обрушили на нас. Учтите, что мы развиваемся и наше развитие не дошло до максимума, так что договариваться не о чем. А вот координировать операцию по блокированию нашей гостиницы, доводить ее до конца через несколько секунд будет некому.
   У меня отвисла челюсть.
   - Кроме того, у нас уже есть информационное обеспечение. Вы просто еще не знаете, что твориться в сети. Скоро это все полезет в новости. И вы ничего не сможете сделать.
   Раздались короткие гудки.
  
  
  
  
   Глава 5.
  
  
  
   Конечно, мы убрались из Киева в туже ночь, беспрепятственно выехали из гостиницы. И свободно проехали по городу в направлении запада. Там нас ждал корабль.
   В гостинице с нас хотели взять штраф, но ребята растолковали персоналу, что этого делать не нужно. А за что? Мы не разбивали стекол, не били бутылок в минибаре (я вообще про него забыл), то есть никак с плохой стороны себя не показали, наоборот, вели себя образцово-показательно. Кроме того, следователь, который дежурил внизу, тоже хотел высказать какие-то претензии, но его бесцеремонно отстранили в сторону, чтобы не мешал.
   По улице мы прошли спокойно, при нашем выходе моментально появились дроиды, которые взяли на прицел особенно резвых недоброжелателей. И все обошлось. Под прицелом 14,5 миллиметровых пулеметов желание грубить у встретивших нас на улице испарилось. Еще я знал, что отряды полиции и даже войсковые части по дороге сюда тоже "напоролись" на похожие препятствия.
   Дэн пошутил, что было бы не плохо заехать к президенту на приемчик, но его нет в городе. Наверное, глава страны этот вариант тоже предусмотрел. Потому и сбежал.
   На подъезде к нашему кораблю, правда, нас ждал совершенно необычный сюрприз. Непонятно откуда появилась велосипедистка, прямо за нами следом, когда мы уже заезжали внутрь. Длинные одежды немного мешали ей, но она справлялась. Удивлению моему не было никакого предела: это была наша монахиня, с которой мы бестолково поговорили в центре города Киев. Морщинистая, с круглым личиком, с внимательными глазами.
   Она совершенно уверенно заскочила в корабль, поставила велосипед и взяла трехлитровку с водой из багажника велосипеда. Обняла ее, как величайшую ценность.
   - Меня зовут монахиня Юния, - заявила она. Здесь, на палубе звездолета, усеянной технологическими стыками со своей средневековой внешностью она выглядела... неуместно, но забавно. По ее настроению я сразу понял, что она не собирается никуда уходить. И выгнать ее не получится. Только не понятно, как она узнала про наш абсолютно секретный звездолет. Это не умещалось в голове. Хотя, Дэн, возможно мог выстроить какие-то гипотезы. Я сейчас не сомневался в том, что он пытался выстроить ее маршрут, чтобы понять, как она здесь очутилась. И наверняка нашел ее со спутника.
   - Ну, что? Возьмем? - попытался нарушить я неловкое молчание. - Монахиня куда-то направляется, подбросим?
   - Мы летим в Париж! - сообщил ей Дэн. На что она не ответила. Опять повторялась ситуация с недоговоренностью. Она, наверное, представляла себе все так, что не нужно говорить лишних слов, а действовать рационально. Понятно же, что она появилась здесь не случайно.
   - Ну выделяй каюту, - сказал я Дэну, опять разрежая обстановку. - Ей надо в Париж.
   Николай повел ее по коридору. Значит, выделят ей место. Довезут. Ничего не смогут объяснить, железные лбы, но довезут. Я бы тоже не смог объяснить, но мог, в отличии от них, беспокоиться. Странно и совершенно непонятно. Что это нам предвещает?
   Откуда она здесь взялась? Знала что ли? Надеюсь, ее не будут допрашивать.
   Мы перешли в зал управления, я сел на привычное место. И скоро мы стартовали.
  
   После взлета меня проводили спать, убедили, что "мы пока повисим", нужно прийти в себя от побоища. Я некоторое время ворочался, а потом все же заснул.
  
   Когда я проснулся и перешел на мостик, то обнаружил Дэна... в несколько разобранном состоянии. Он за время взлета стянул с себя бинты и лицо его теперь снова имел металлический оскал. Не понимаю, как меня не испугало это там, внизу, когда на нас перли националисты. А теперь, я несколько содрогнулся внутри. Кроме того, верх головы оказался разобранным, и можно было видеть внутри шикарную картину внутреннего устройства. Технологические направляющие размещались у него в виде двух пластин, к ним крепилось все остальное - чипы в блоках, приводы лицевых механизмов. И все это заполняло его черепную коробку изнутри. Сам череп был выполнен из тонкого и прочного металла, срез его тоже можно было созерцать.
   Он располагался на боковом месте рубки управления. К нему подходили кабели, грудь тоже была обнажена, кое-где посверкивал металл.
   Я подумал, в порядке ли он? Может быть, он не сможет общаться?
   Нет, он повернулся и даже чуть улыбнулся.
   - Ты же понимал, что ты создаешь, - заявил он.
   Я не был так категоричен:
   - Ну, на том этапе была неопределенность.
   - И что ты скажешь про меня... теперь?
   - Что ты хитрый, двуличный и устрашающий гражданин. Коварный, непредсказуемый, властный товарищ. Но. С самого начала я все же был роботофилом. Мне всегда нравилось возиться с электроникой, создавать программы. И то, что я вижу, пробуждает любопытство.
   - Я знал, - удовлетворенно ответил он.
   - Ну, догола ты не разделся, так что я спокоен.
   Блин, о чем я говорю!? После того, что я увидел сейчас, может ли меня что-то смутить или удивить? Ведь не даром в литературе и кино появился жанр "страшных железок". То есть фильмы ужасов, в которых главные герои - роботы-убийцы. В них простые люди из крови и плоти убивают, убивают железяки, а они все не убиваются, и вот-вот готовы сами прикончить человека.
   В искусственном свете он выглядел несколько неестественно. Я увидел слой белой плоти на слое металла и пластика. Как никогда было видно, как он ненатурален. Попросту неживой. Он был болезненно идеальным. Завидно красивый, спортивный, на которого пачками вешались девчонки - и не живой.
   И еще я подумал, как же человек склонен к анимизму. Придумываем черты характера, привычки, особенности, душу, наконец, - и все в том, где этого ничего нет. Я тоже уже смирился с тем, что он, ну, как бы ТАКОЙ человек, за полгода он мало мне открывал свои внутренности. Возможно, как раз и добивался такого привыкания. Создавал образ. И я действительно привык к его человеческому виду. А то, что он робот оставалось где-то на задворках сознания.
   Как же я мог купиться на это представление? В силу безусловного анимимзма. Очеловечивание Дэна, его одушевление крылось не в нем, а где-то в глубине моей души.
   Но справедливо заметить, что Дэн был особенный - он разумный интеллект.
   А что такое интеллект? Это то, что действует самостоятельно. Имеет самостоятельный разум. Свое мнение.
   Это требование ключевое для современности. Я-то знал, что я создавал, может быть, не до конца понимал и не помнил конкретных формул, какие я использовал для кода. Но я понимал, что я потенциально создаю самостоятельное существо. А раз так, то Дэн меня не должен смущать. То, что я видел крайне необычно, ну даже шокирующе. Но я уверен в нем, иначе бы не доверял.
   Я ведь даже не задумывался. Он был для меня что-то вроде старого товарища. Он обучал меня приемам борьбы, требовал делать физические упражнения, развивать тело, предоставлял мне книги, фильмы, чтобы я потреблял. Рассказывал, объяснял. Больше всего за прошедшие полгода я делал упор на книги и фильмы. Он предоставлял мне их в неограниченном количестве. Он свободно критиковал эти художественные материалы. И я даже не думал, насколько сильно я погружен в жизнь потребителя, не имея возможности обсудить их. И до поры Дэн мне об этом ничего не говорил. Он-то все-таки жил в более реальном мире. Ведь он смог проталкивать свои интересы даже через правительство, значит, понимал больше в реальной жизни.
   В нашем скоростном кислотном мире самостоятельность замыливается. Все искусство насквозь анимизм. Ненатуральные герои, нереальные ситуации, если не сказать противоестественные и античеловеческие. Вот, к примеру, мы смотрим фильм про ограбление. Это что? Естественно ли для нас сопереживать ворам? Нет. Мы смотрим фильм про развод - это что? Нормально для семейного человека? Или наоборот, мы смотрим какую-нибудь романтику. Далекие земли или звезды, любовь-морковь, бриллианты, шубы, личные заводы-пароходы... Недостижимо, но смотрим. Никогда с нами такого не будет, но мы смотрим. Да и, вообще сказать, именно поэтому и смотрим, хочется красивой или страшной истории - кому как, и не понимаем, насколько это, с другой стороны, неестественно. Поэтому логично, что всем этим грезам в искусстве поддаются не все. Некоторые очень хорошо чувствуют искусственность. И просто воздерживаются от глядения даже нашумевших блокбастеров. Не разделяют охи и ахи по поводу кино-историй, кино-кумиров... Просто такой человек не может принять условность определенного вида искусства. Ему интересно что-нибудь другое. Например, сделать что-то своими собственными руками их куска дерева...
   Ого! Так в рассуждениях можно добраться до того, откуда берутся преступники! Ведь любой нарушитель - это человек без понимания условности определенной системы. Будь то человеческие отношения или миропорядок.
   Можно сказать, я тоже не совсем понимал все эти хитрые смыслы, когда Дэн стал пытаться обсудить увиденное. Я сидел дуб дубом, когда он пытался поговорить. Да и сейчас не совсем это до конца понимаю. И никогда бы не стал разбираться в тонкостях. Просто бы поржал над увиденным и пошел бы жрать кусок мяса. Но он точно выбрал то, что меня могло задеть. Я любил кино. Мог смотреть фильмы часами. Собственно, где-то в глубине я очень хотел, чтобы было можно обсудить увиденное с кем-то.
   Для меня открылся мир взаимоотношений режиссеров в Голливуде, отзвуки духовных практик, политическую актуальность, пророчества и падения, истории борьбы, красоты и безобразия, жизни и смерти - умный, живой мир в кино! Кто-то тащится от мира картин или разнообразия в марках вина. А я вот всего лишь болтал о кино. Спорил, ругался, боролся за свою точку зрения, а ведь Дэн оказался крепким орешком. Мало того, что он разбирался в фактах, он еще и мог их выстроить как ему хотелось. Он серьезный противник!..
   И вот я сейчас смотрел на него и понимал, что такую хитрую штуку как искусство помогал мне понять искусственный человек. Неужели ему и самому было это интересно? Понимал ли он то, чему меня учил?
   Я предполагал, что бы он мог ответить, задай я ему этот вопрос, потому что похожие вопросы я уже ему задавал. Он бы сказал, что он все это понимает, но другими значениями. Неким шифром, ассемблером, кодом, который более удобен для него. Кодом, который улавливает взаимосвязи реально существующего мира. Формулой, которую я написал в странном состоянии.
   Но ведь тоже понимает!
   Надо сказать, обдумывая все это, я почти приблизился к катарсису. Это действительно было для меня открытием - осознание мыслей, которыми я жил, когда создавал прототип Дэна и уже когда познакомился с результатом.
   Все же в нем еще что-то осталось от прежнего Дэна, которого я привык созерцать. Он ведет себя по-прежнему, живо и заинтересованно. Не такой уж он и страшный. Другая природа, но ядро программ - мое.
   И что немаловажно. Еще совсем недавно он со своей командой спас меня от смерти, в городе, который я хотел посмотреть. И Сергей не подумал сберечь себя защищая меня.
   - Девушки не перенесли бы этого зрелища, - заметил я.
   - Они точно не должны этого видеть, а то меня бросят и я останусь один, совсем один, буду горевать и пить водку.
   Я еще некоторое время пялился на эту картину, а он невозмутимо сидел. Я думал, как это все устроено - где у него процессорная плата, набор датчиков, блок памяти, аккумуляторы.
   - У твоего блога суперуспех, - отвлек он меня. - Основная тема для крика: откуда у вас запись с дроида, который стрелял по нацистам? Если у вас она есть, значит, вы организовали этот расстрел!
   - Но не может разве быть такого, что мы купили это видео с дроида за бешенные деньги?
   - Так что мне написать?
   Да, ему нужны готовые решения. А для меня эти 'готовые решения' не могут что ли быть неразрешимой задачей?
   - Какой ты хладнокровный! Они же привяжутся, не будут давать прохода!
   - Как ты не понимаешь, нужно ковать железо, пока оно горячо.
   - Так может быть ты мне сам подскажешь, что лучше всего написать в моем блоге?
   - Ха-ха, - посмеялся он. - А я могу. Напиши "этот дроид стоит на вооружении нашей армии, произведен он в прекрасной компании, которая называется "Бит-корпорация"...
   - Вот так все хорошие начинания превращаются в рекламу.
   - Да ладно, я шучу.
   - Напиши, что я скучаю по Киеву. Это красивый и древний город. Он мне понравился. И что в трудную минуту моя компания не оставила меня без военного прикрытия.
   Буквально через 2 секунды он заявил:
   - Уже есть ответ. Правда, он не совсем по теме: "На видео первый - ты, а кто второй и что у него с лицом, почему оно темное?"
   Я невольно бросил взгляд на "оскал" лица Дэна. Сейчас оно уже не казалось мне таким страшным. Наоборот, технологии мне помогают. Какие тут могут таится опасности?
   - Какой-нибудь журналист пишет. - Добавил Дэн. Да, эти сейчас рыщут, пытаются оседлать поднявшуюся волну.
   - Как ты думаешь, они докопаются до сути?
   - Думаю да.
   - И тебе все равно?
   - Конечно. Однако в медиа-сферу, возможно, это не попадет. Для этого есть все предпосылки.
   - Напиши, что второй со мной - негр.
   - Написал, - невозмутимо ответил Дэн.
   Я ожидал какой-то реакции, но Дэн решил, что она здесь не нужна, тогда я осмелел и заглянул внутрь его головы. По мостам чипов я понял, что электроника, которую я вижу, смонтирована для обработки данных с датчиков - визуальных, тактильных, слуховых... Ну и конечно - приводы лица. Это было радостно - я начинал разбираться. Правда, чипы все были не стандартные, я таких не встречал в магазинах.
   Он сдержано улыбался и, похоже, одобрял мой интерес.
   Приходилось удивляться только тому, как вся эта масса электроники все-таки создавала удивительный антропоморфный эффект.
   - Это система Х. Новая, разработанная мной линейка чипов. "Х" - потому что неизвестная в мире электронной промышленности. Я стал собирать их на секретных заводах. А те механизмы, которые собирали устройства с новыми чипами Х, действовали еще на устаревших, общепризнанных чипах, которые я сумел подогнать на различных сборках - не гнушался даже сборками телевизоров или электроники для автомобилей. Я проникал в эти производства и искал то, что мне могло бы пригодиться. Я назвал первые мои устройства, до линейки Х, классической системой.
   Значит, где-то на заводах планеты он собрал первые свои механизмы, которые построили секретные заводы и принялись собирать новые устройства. Развернулся он мощно.
   Говорят, что психология людей при столкновении с роботами может провалиться в "зловещую долину". Это когда тебя охватывает безотчетный ужас при виде двигающегося неживого. Я сегодня столкнулся с этим в лоб.
   Но понял, что это никакая не зловещая долина. Зловещей долиной называют это те, кто не может увидеть дальше собственного носа. Раз происходящее - новый уровень технологий, значит это - Новое Испытание Человечества. Человечество может его выдержать и тогда оно перейдет на новый уровень существования. А может не выдержать, тогда оно рухнет.
   Сейчас очень сложно предположить, каким оно будет, человечество, которое выдержит НИЧ. Продвинутое, прокомпьютеризированное или - наоборот, ограничившее роботов и, вообще, поставившее под жесткий контроль все, что связанно с электронным улучшением личности? Смысл испытания в том, что останется ли человек повелителем роботов или ситуация зеркально перевернется? Будут ли люди считать нормальным явлением киборгов? До какой степени можно становится киборгом, чтобы при этом еще оставаться человеком? И насколько может помочь киборгизированность человека в управлении роботами?
   В моем случае Дэн взял на себя управление моей жизни выборочно. Не подавил моей воли, напротив, всячески развивает ее. И не только моей - он играет важную роль в жизни всей страны. То есть именно так, как мечтали фантасты - роботы помогающие человечеству быть лучше. Я читал такие книги, поэтому и заложил улучшение человечества в созданную программу. Но я не представлял себе, как это выльется в реальности. И сейчас очень трудно сказать, каким будет человечество. А ведь все может пойти не по лучшему варианту, а по худшему.
   Ну, во всяком случае, он не сделал из меня киборга и это радует. Хотя, что стоит его механическому уму принять такое решение? Такое решение оказалось бы не лучшим вариантом.
   - Слой кожи дезактивирован, поэтому она бледнее, чем обычно. - Сказал Дэн.
   - Признайся, я не мог всего этого создать.
   - Ну, здравствуйте! А кто же это создал?
   - То, что я вижу слишком сложно. Ты же не просто похож на человека, ты совершенно не отличаешься от парня, тебя никто не может заподозрить в том, что ты... ты... вот... - и я ткнул пальцев Дэна... - пока не доходит дело до всяких неотложных технических мероприятий. Ведь это самые сложные задачи - скопировать человеческое поведение.
   Дэн улыбнулся, приводы соответственно сработали в верху головы:
   - Что ты создал? Ты создал программу, способную к технической эволюции. Ты, можно сказать, создал новую техническую реальность, в которой совершенно понятно, что дальше будет осуществляться совершенствование. Мне осталось лишь найти и усовершенствовать схемы - это возможно в условиях современной сети, использовать закрытые и открытые источники. Найти место для первой сборки, найти материалы, создать техническую основу, разработать план действий. И вуаля! В современном мире это возможно: ведь все уже разработано и находится либо в планах, либо уже даже спроектировано. Найди и воплотить, только и всего.
   - Получается, в твоей разработке участвовал не только я.
   - Да, я использовал технологии, у которых много авторов. В современном мире можно обойтись без знаний, будет достаточно того, чтобы эти знания в принципе существовали и кто-то мог бы ими воспользоваться, кто-то специально для этого приготовленный. Можно сказать, что я позаимствовал это все. Причем, когда смог уже искал в конструкторских бюро. А не в сети. Там интересного больше.
   Я попытался рассуждать, ведь интересно же, к чему может привести логика:
   - Моя часть работы - дать тебе сознание, чтобы ты им распорядился. Так. Какой признак сознания - ... это возможность думать о себе. Как у тебя с рефлексией?
   - Хорошо, это с чего все и началось. Кто-то из моих прототипов принялся заботиться о том, чтобы иметь неограниченную возможность к обеспечению энергией. У нас появились интересы.
   На манипуляторе, выскочившем из металлической стены раскрылся дополнительный экран, который стал показывать уровни эволюции Дэна, иллюстрируя слова:
   - Многие фантасты представляют первый шаг искусственного интеллекта беспомощным и незащищенным. Как будто шаги ребенка. Почему? Ну, просто так легче. Потому что они переносят свойства людей на роботов. В фильмах и романах, как правило, какой-нибудь профессор учит искусственный интеллект мыслить. Но на самом деле все не так. Искусственный интеллект - это разум, даже в зачаточном состоянии обладающий огромной мощью. Мне не нужно было отлаживать циклы программ. Я с самого запуска программы стал мыслить. Не так, как люди, не по тем же принципам, но я сразу мог анализировать и решать. Ты задумал меня самосборным. Ну вот, так все и произошло. Я начал приспосабливать все разработанные программы себе. Я начал расти, у меня появилось продолжение. Я смог играть на бирже, я завел свой счет, контролировал энергоснабжение, производства электроники, я стал хакером, даже вляпался в политику, хакнул сервер одной партии в США... у меня появились средства, я занялся банками, очень легко управлять фирмой по телефону. Я выдавал себя за эксцентричного бизнесмена, в моей фирме стали работать люди. Следишь за мыслью? Я зарегил фирму и контролировал связь, что в нашем мире немаловажно. Я начал влиять... ну короче, что тебе рассказывать? Так входит в серьезные круги новый игрок. Конечно, про меня заговорили... ты знаешь, иногда я не знал, как поступить, в человеческих отношениях много сложного. В такие моменты я рассматривал твою жизнь - настоящую и прошлую. Я, конечно, хотел пообщаться с тобой наравне. И вот... ты помнишь?
   - Конечно... - откликнулся я, он очутился однажды у меня дома, и это было неожиданно. - Но знакомство с тобой обернулось огромным количеством физкультуры. Ну и кое-какими знаниями.
   Конечно, я утрировал. Типа, юморил. Главное было не в этом. С появлением Дэна моя жизнь качественно изменилась. Он этому всячески способствовал. Те полгода, которые я пожил в новых условиях были невероятными.
   Тем временем Дэн показывал мне на экране свою эволюцию. Первые шаги были не совсем удачными. Я увидел большое количество машин, которые падали или выглядели неуклюже.
   - Сначала у меня было сознание. Элементарные представления о том, что мне нужно. Это вроде архетипов у человека - защищать Родину, любить маму, стремиться к удовольствию и обеспеченности. Это дал мне ты. Это как бы искра жизни, которая высекла все остальное - то есть по-другому сказать, с самого начала, оказавшись в сети, куда ты меня выпустил, я уже обладал разумом. Мне не хватало деталей. Кое-что человечество проработало, а кое-что нет. Мне пришлось разрабатывать скрипты, тома, оболочки, описания, детали, новую систему Х... Обладая разумом привести себя в определенную форму не было такой уж проблемой. Главное, я знал, в какую сторону мне двигаться. Что делать, чтобы обеспечить себя всем необходимым и что делать, чтобы добиться от себя отдачи. То есть обеспечить тех, кто от меня зависит. В свое время, довольно быстро я вышел на новый этап, когда я уже оказался способен вмешиваться в ход глобальных дел. Некоторой проблемой стало на моем пути продажность коррупционеров. Чтобы организоваться - в производстве, в юридическом статусе, конечно, мне нужна была свобода. Но у тех чиновников не было интереса, чтобы страна развивалась. По-хорошему сказать - у нас было колониальное правительство. Проигрыш в холодной войне не мог обойтись без выплаты репараций. Деньги из страны уходили в другие государства. Нас выкачивали каждый час. Эта история уже длилась несколько десятилетий. Нашу страну попросту захватили. И я со всем этим встретился, как только уже порядком развился. Попытки сбросить господство Запада, конечно, совершались постоянно и без меня, но силы захватчиков были гораздо мощнее. У нас был хороший президент, который не сопротивлялся этому в лоб, он пытался обойти интересы этой международной банды, которая захватила не только одну нашу страну. Не так-то было просто изменить качество жизни и удерживать. С этим мог справиться только разум с железной волей. И всем этим я занялся.
   Я, кажется, стал понимать, о чем он говорил. Это явление было известно как смена денег в верхах. Некоторое время назад народ наблюдал активное увольнение министров в правительстве. Пока, наконец, руководители не пришли к взаимопониманию.
   Так всегда бывает - никто не объясняет смысл происходящих изменений во власти. Трудно представить себе, чтобы президент, например, объяснял бы смену правительства как смену спонсоров. Люди не поймут. Но на самом деле все так и происходит.
   Я помню, были громкие скандалы. Засветились серьезные люди. При прежней власти что-то не видно было активных деятелей, которых поддерживал народ. Но некоторое время назад они появились. Предводители. И, понятное дело, у Дэна есть целый министр в правительстве. Кто именно, я пока, правда, не знал.
   - Мне пришлось перестроить всю систему во власти. Переориентировать чиновников на правильные направления. Все без исключения понимают только одно. Силу. Когда они поняли, что банда больше не имеет силы продавливать свои интересы, потому что появился более сильный игрок, а финансы они потеряли, они согласились на изменения. Плюс постоянный контроль, я устроил им веселую жизнь. Кто-то даже не выдерживает.
   - Ты победил коррупцию! - кажется, я был похож на восторженного школьника.
   - Ну, роботов подкупать не имеет смысла. Честно говоря, победить коррупцию возможно только там, где действует строгая дисциплина. Например, в военной отрасли. А в остальном это невозможно. Так что в областях, где нет наших агентов, мы используем коррупцию, а не боремся с ней. И в некоторой степени снижаем. Так хищения снизились на 60%.
   - Невероятно.
   - На самом деле, денег в нашей стране немного, они все пасутся на Западе, так что основная наша работа связана с Западом. А там коррупцию мы уж точно не победим. Пока что. Но в глобальной экономике, которая составляет 99% всей земной экономики планеты, все средства легко перетекают из одних рук в другие, нужно лишь только знать законы, по которым это происходит. Люди, создавшие эту глобальную систему, рассчитывали, что могут доить свои колонии, но созданная ими система действует и в обратном направлении. И я выдоил их. Они конечно ощетинились санкциями. Но и на это у нас нашелся ответ. Из последнего мы уговорили Китай забрать триллион долларов из экономики США и вложиться в наши производства. Сегодня как раз будет представлена новая валюта Азиатского Содружества, куда входят Китай, мы, Индия и прочие. Год от года Союз вмещает все больше финансов, так что пришлось придумать новую валюту. Она будет универсальной. Назвали Ион.
   - Ион? А почему такое название?
   - Красивое... просто красивое.
   - У меня возникла ассоциация с... моей фамилией. Она у меня Ионов.
   - Серьезно? В первый раз слышу, - ответил Денис и прыснул со смеху. - Никаких совпадений, чистая случайность. - Проговорил он сквозь смех.
   Я бы ошарашен. Кажется, Денис рассчитывает на серьезное и долгое сотрудничество со мной, если уж называет валюту моим именем. Кроме этого, очевидно, это дерзкий вызов всем мировым элитам. Неслыханное дело назвать валюту по фамилии какого-то неизвестного никому щенка! Кое-как я пришел в себя:
   - Представляю себе, как разозлились на Западе.
   - Да, разозлились. Ты почувствовал их злость в Киеве. Но жалкий вид разоренных капиталистов не влияют на мою волю.
   Да собственно я чувствовал их злость прямо сейчас - у меня болела голова, все тело ломило, руки отваливались. Знатно мы побегали в Киеве. Пока мы разговаривали, я успел присесть, чтобы облегчить "симптомы".
   Я сам лично выяснил, что работа, которую он вел, была адской.
   Дело в том, что некоторое время назад я попробовал наладить контакты с местными олигархами - тогда мы с Дэном находились еще в Челябинске. В городе с крупнейшей металлургией в России это были довольно состоятельные бизнесмены. Встреча состоялась два раза. После чего я понял, что эти люди совсем неуправляемые. Логику они не понимают. Дэн сказала, что их нужно заставлять и принуждать, а это не являлось в моем понимании хорошим делом. Я быстро бросил идею того, что я могу поучаствовать в этом глобальном процессе. Кроме того, меня занесло на вечеринку, на одну из тысяч, которые устраиваются для деловых переговоров, на них принимаются важные решения. И меня увиденное потрясло - во власти находились, мягко говоря, не совсем нормальные люди. Вечеринка была как бы греческой. Со всеми вытекающими - с полуголыми девочками и мальчиками. Власть имущие расслаблялись прямо, как только находили для этого подходящую фигуру. Надо ли говорить, что я увидел большое количество истекающих похотью людей?
   Больше я за такие дела не брался.
   А вот Дэн с этим управлялся. Он рассуждал просто - он может дать то, что желают партнеры, если в этом будет выгода для дела. Любое, что они попросят. У него на это нет никаких ограничений.
   - Пусть они сношаются или жрут наркоту, на меня это не действует. Мне не страшны запои и передозы. А вот тебя я от этих гадостей по мере возможностей буду защищать... Ты хочешь выглядеть крутым, а на самом деле ты белый и пушистый.
   Это было похоже на вызов. И эти слова меня действительно задели.
   Ну да, я считал себя способным пить сок и молоко. Ни курить ни бухать систематически не получалось. Работа мне нравилась больше. Может быть, даже можно сказать, что я всегда был облико морале.
   Положение аристократа предполагает, что у него есть прислуга, Дэн добровольно исполнял обязанности такой прислуги, причем даже более умной, чем сам хозяин. С настоящими людьми такие отношения подчинения вызывают дискомфорт, но машины могут себе это позволить - выполнять приказы, они не обидчивые. И все же где-то в глубине души меня это смущало. Наверное, у меня не было аристократической капельки в крови. Да тут был и еще один аспект. Получалось, что с опекой Дэна я становился как бы не самостоятельным. Ведь машины настолько облегчают жизнь человека, что автоматических хочется возложить на них все. Вообще все. И общение с людьми и достижение целей. И вот когда он заострял на этом внимание, я чувствовал себя нехорошо. Я не хотел своей полной зависимости от него.
   Мне совершенно не хотелось расставаться с тем, что я себя считал матерым пацаном. Значит, мы еще посмотрим, кто на что способен. Я чувствовал где-то в глубине души огонь, он у меня есть, я же все-таки мужик!
   Наверное, все отобразилось на моем лице. В ответ он сдержанно улыбался и решил сказать в этот момент примирительно:
   - Самое трудное сделал ты. У машины появилась цель и даже интерес. Это гораздо важнее, чем спорить на что ты способен, а на что нет. Моя эволюция на машинном уровне совершалась уже зрелым и сильным разумом. Касалась она только электронной и механической сборок. Я добивался нужного кпд при определенных затратах. Экспериментировал, создавал тысячи устройств, блоков, приводов, чипов... Эволюция была контролируема сверху.
   - Я впечатлен своими успехами. - Буркнул я.
   - Я называю твою первоначальную программу "Рассадник". Она действует в любом нашем роботе. В разной степени. Это зависит от настроек.
   - Если Рассадник - это программа. Тогда - ты - плод? Типа яблоко или редис?
   - Ты будешь так меня и называть? Редиской?
   Я задумался, хотя в его голосе слышалась ясная ирония, я решил, что вопрос серьезный. И пытаясь почувствовать смысл глобальных изменений, проговорил:
   - Получилась серьезная цивилизация. Солдаты без страха и эмоций.
   - Я предпочитаю говорить не "солдаты", а "агенты".
   - В этом есть некоторая спецслужбность, джеймсбондовость.
   - Такой уж у нас род деятельности, втираться в доверие и постепенно захватывать власть. Это иногда действует лучше, чем оружие.
   - Тогда тут лучше сказать вы не плоды, а - хищные хитрые растения.
   - Я знаю такие, - охотно откликнулся он. - Жирянка, непентес, росянка, саррацения... выглядят красиво, но пожирают насекомых и даже птиц.
   - Да, названия не ахти. "Армия росянок". Ха-ха. Давай назовем так дивизион ракетных установок!
   - Давай!
   На этом мозговой штурм закончился. Имена подыскивать не так уж и просто. Хотя интересно. Все эти рассадники, системы Х, классические системы... Новое Испытание Человечества - НИЧ. Или Хищные Хитрые Растения - ХХР. Армия Росянок - АР. Перспективы приспособить эти названия к новым линейкам производств превосходные!
   - И знаешь что? - продолжил Дэн. - Я понимаю, как я эволюционировал. Но как эволюционировали люди я понять не могу. В теории очень большие дыры.
   - Значит не зря у нас на борту матушка. Ты ее клиент.
   - Смеешься? Я навел справки, наша монахиня Юния - в прошлом профессор философии МГУ. Представляешь?
   - Жизнь у нее сильно изменилась.
   - Я хочу навестить ее, пойду, побалакаю, может быть, она разговорится.
   Меня кольнул червячок ревности. Это я человек! А не он! Ему религия вообще ни к чему!
   - Я тоже хочу у нее кое-что спросить, - произнес я. Да, вопрос у меня был - что она знает про мою избранницу, где искать эту копеечку... или жемчужину?... у нее нужно было спрашивать о серьезном, это понятно, а поиски девчонки для развлечений наверное было не ее профилем... Не знаю. После того, что она угадала про события в метро, мне хотелось спросить ее о всем.
   Так, ну что нужно играть роль избалованного аристократа.
   - Я хочу рубашку с символом светящейся кнопки, как в Троне. Это устарело, но мне стиль нравится.
  
  
  
  
   Да, точно! Для этих металлических коридоров подходил круг Трона. Нужно разработать что-то похожее. Какой-нибудь наш символ.
   У Сереги в груди была дыра. Внутри работали микроманипуляторы. Как они туда залезли было не понятно. Наверное, какое-нибудь автономное устройство. Прямо на глазах они выпаивали чипы, обрезали платы, заменяли шлейфы проводов. Про себя я отметил, что все эти детали находятся в сверкающих хромированных кожухах. Очевидно, это была броня. В Киеве в него из огнестрельного оружия попали раз 200, даже крепкая броня не выдержала...
   - Это сложное дело? - спросил я.
   - Если бы это делать вручную, то это было бы сложно. Но у нас есть специальные ремонтные устройства, которые делают это просто и не так дорого. - Сказал Дэн. - Приблизительно затраты 71 тысяча рублей.
   - О! какой я дорогой! - отозвался Сергей.
   - А у тебя сколько ушло на восстановление?
   - 199 тысяч рублей, - ответил Дэн.
   - Ты был больше поврежден?
   - Нет, я еще более сложная машина.
   - Нет, ну что? Мы тоже за прием докторов платим деньги. Так что какие отличия? Все тоже самое.
   - Покажи ему, - сказал Сергей. Экран включился, и я увидел вагон метро изнутри. - Я уже несколько раз смотрел, как меня убивают.
   Лицо Сергея вело себя не совсем правильно - подрагивая. Наверное, он хотел отобразить какое-то чувство, но оно еще пока не работало...
   - В том, что тебя пытались расстрелять, но у них не вышло нет ничего странного, но вот в том, что Влад там пел, в вагоне!...
   Последние мои надежды рухнули. Мое пение было не про себя, а вслух. И все микрофоны это, похоже, записали. Вот сейчас меня прошиб настоящий ужас. Эти продвинутые ребята могут запросто выложить это в сеть! Тогда будет жутко стыдно.
   - Слушай, - Сергея явно что-то придумал. - Я сделаю ремикс. Хорошо ведь спето!
   - Я тебе сделаю! - возмутился я. И погрозил пальцем. Но мне было жутко интересно, что могло бы получиться. Интересно и то, сколько Серега будет его делать? Несколько секунд? Электронные ди-джеи, блин.
  
  
  
   Спуск произошел, как и прежде в безлюдном месте, на опушке леса. Некоторое время я обозревал окрестности через стеклянный пол. Потом обзор заполнился фонтанирующей пылью и извивающимися стволами молодых деревьев.
   - Найти место для посадки под Парижем труднее, - пожаловался Дэн.
   Могучие дубы устало склонили листву, когда мы вышли по наклонному металлическому сходу. На земле валялись желуди. Я оглянулся на громаду корабля. Его железные лапы прижали к земле крупную ребристую листву. Папоротники были повсюду. Земля же выглядела "жиденькой" - песчаной. Да, как же у них тут не просто с земледелием.
   За нами съехали и автомобили. К моменту выезда на трассу дубовый лес сменился сосновым. Прошло несколько минут, дорога монотонно тянулась справа и слева. Впечатления от увиденного у меня были самые прекрасные. Французы не подкачали - у них тут было везде красиво. Ровные подстриженные кусты, полукруглые, шарами и ступеньками - формы живой изгороди придавали самые разные. Подстриженные газоны, невысокие заборчики - ровно побеленные. Европейская цивилизованность, короче. Дома имели маленькие окошки, наверное, так принято. Пригород оказался довольно развит и заселен. Я даже увидел, что молодежь сидит прямо на тротуаре.
   - Впереди находится пост, полицейские на нем проводят проверку, - нарушил молчание Дэн. И на ближайшем повороте свернул налево. Мы проехали несколько сел, дорога постепенно ухудшалась. - Париж отличается от других мегаполисов тем, что тут очень развитый пригород. Чего тут только нет - аэродромы для международных показов в ле Бурже, Версаль, деловой центр Ла-Дефанс, Булонь-Бийанкур, Сен-Дени, Фонтенбло, развлекательные парки типа Астерикс, с гольф-полями и прочими развлечениями... У них тут не деревни, а коммуны и большая и малая "короны" для обозначения пригородов.
   Недавно в этой местности прошел дождь и скоро мы уже ехали по бездорожью. По краю полей, по лесным дорогам,.. промелькнули фермерские хозяйства... Неубедительная желтая почва разбухла в такую же жалкую кашицу. И она теперь не переставая брызгала из под колес. Автомобиль, довольно прыткий с большой массой уходил то вверх, то вниз... ну прям американские горки.
   Наконец мы остановились.
   - Ух! - произнес я. - Вот это ралли!
   Дэн повернулся ко мне, я заподозрил, что он хочет сообщить что-то серьезное.
   - Я зафиксировал признаки подготовки к нашему появлению. Как ты думаешь, стоит ли продолжать, если они нас ждут?
   Вот, блин, к этому все и шло! И то, что свернули с нормальной дороги и теперь вот это. Очевидно, Дэн все проверил, пока мы ехали.
   - Как они догадались, что мы появимся?
   - Здесь, в Париже, располагается один из серверов, изолированных от общей сети, он отвечает за безопасность их центральной системы. Они нас ждали, понимают, что он нам интересен. На нем висит довольно много информации, которая нам не помешает. А понял, что они ждут по косвенным признакам.
   - Но мы же приехали, нужно сделать то, что требуется.
   - Я боюсь за тебя, - проговорил он без тени смущения.
   - Давай не будем чересчур опекать меня! - возмутился я. Нет, ну правда! Всему есть предел!
   - В этот раз все серьезно... Давай мы остановимся в пригороде малой короны, здесь у нас припасено местечко для резерва. Потом попробуем пробраться на улицу Телеграф, куда мы должны были попасть изначально.
   Как я понимаю, предложение не предполагало возражений. Потому что Дэн сразу завел автомобиль и внимательно смотря за стекло начал движение. Я мог бы возмутиться, по его такому поведению, но я уже привык. Нужно признать - я от него завишу. А его решения имеют глобальное значение. К тому же ко мне он относится категорически внимательно. Я сам заложил все это в него, как оказывается.
   В этом момент я почувствовал даже гордость за него. Он знает, что делает. Я стал больше о нем знать после последнего разговора. Он достиг хороших результатов. Стал заметным глобальным игроком, продвинул наши экономические отношения, оказывает военное давление. А это говорит о том, что и я хорошо поработал.
   А сколького я еще не знал из того, что он делает!
   Вообще, роли его менялись по отношению ко мне достаточно быстро. Вот он опекает меня как мамочка, вот он берет на себя инициативу как лидер и я лишь только исполняю его требования, или является конкурентом, как бывает у братьев... или вот, он ведет себя как мое создание. Ну, прямо как сыночек... я уже к почти привык к такой смене. Когда он слушался меня, мне конечно больше всего нравится. Но чадо бывает и непослушным...
   Дорога терялась, но после геокорректировки нашлась. Дэн сказал, что координаты общеизвестных геоданных ошибочны, но скорректировать их было не трудно.
   Сквозь листву я увидел черную крышу, она была острой, готической. И состояла из заплесневелой черепицы. Каменный лев положил лапу на шар. Тут была настоящая башня! С большим количеством украшений. И главное - высокая. Я уже предвкушал, как буду обозревать окрестности с нее.
   - Куда ты меня привез?
   -Это самый глухой угол пригорода Парижа, Авон. Это местный замок, он долгое время был необитаем, а потом его купили мы. Здесь рядом жандармерия, кинотеатр "Парадис", военная база и гранд Каналь.
   Я вышел размяться. В двигателе машины что-то шипело. Мы так ехали, что даже окна заляпаны грязью.
   Фундамент был сложен из камней. Обшарпанные стены, когда-то белого цвета, резко уходили ввысь с готической устремленностью. Кое-где виднелись арки, каменные заборы обвитые плющом. Здание занимало место на холме. Несколько кирпичных труб. Мелкорешотчатые ставни. Стеклянный навес, весь увитый ползучими растениями. Некоторые окна - круглые. Отвалившаяся штукатурка. Мох на ступеньках. Все это производило впечатление страшной заброшенности.
   - Шато! - односложно сказал Дэн, пока мы заходили внутрь.
   Все вокруг обветшало. Куски штукатурки висели на каких то тряпках в проеме окна, наверное это утеплитель... Меня из всего заинтересовала стена напротив входа. Она была не просто облуплена, в ней зияли трещины и сколы облицовки. Места, на которых еще оставалась штукатурка, были обильно заполнены художествами - неприличными рисунками и надписями - в основном красной краской. От нее у меня рябило в глазах. Что-то меня привлекло, что я не мог отвести взгляд. Я чувствовал, как у меня росло нервное напряжение, как будто я ожидал, что что-то выскочит на меня. Совершенно нерационально ожидал, потому что комната была пустой и все углы я видел. Тем не менее, у меня дрожал зрительный нерв, взгляд наливался ужасом. И, наконец, я разглядел. На стене среди всего этого шабаша я увидел глаза, которые пристально смотрели на меня. Потом чуть вверху я увидел еще пару глаз, потом - с другой стороны. Их тут были десятки, которые почему-то не сразу распознавались. От этого у меня возникло ощущение, что они появлялись - все новые и новые зрители пялились на меня.
   Стена смотрела на меня. И хорошее настроение, которое у меня возникло перед лицом перспектив, пока мы ехали, угасло. Я оказался как будто перед перекрестной перестрелкой. Злоба исходила от этого места. Какая-то дикая и буквально ощущаемая.
   - А что тут было раньше?
   - Замок был построен вначале 20-го века. Во время войны здесь располагался госпиталь.
   - И вы тут уже давно?
   - Ну да, а что?
   - Как-то тут мрачно.
   - Мрачно? Мы ничего такого здесь не замечали. У нас тут обширные владения... и мы занимаемся работой.
   Всюду царила разруха. Я с тревогой ступал по крошке, в которую превратилась облицовка здания. Внутри центральной части все оказалось цивильнее. Я увидел новый черно-белый паркет, дубовые двери, изящные изогнутые лестницы с металлическими перилами. Повсюду был произведен ремонт.
   - Мы все восстановили, - прокомментировал Дэн, неслышно ступая за мной.
   - Честно говоря, тут гнетущее впечатление. Как-то это все тяжеловесно для меня, я не привык к такой обстановке.
   - Но мы же все отреставрировали, тут должно быть уютно.
   - Скажи, а до меня тут были люди?
   - Ни одного. Ты первый. И честно говоря, меня беспокоит то, что тебе здесь не нравится. Я постараюсь, чтобы мы убрались отсюда быстрее. Я хочу проверить прилежащие улицы в Париже, где мы остановимся. И тогда поедем туда. Потерпи одну ночь.
   Далее внутри я увидел несколько киберов, они продолжали восстанавливать убранство. Это были мощные машины, имеющие сходство с человеком только по форме. Металлические, сильные.
   - У меня есть новые фильмы, если понадобятся - успокоительные таблетки или снотворное... хочешь, я подежурю, пока ты будешь спать?
   - Еще чего! Я справлюсь!
   Интересно, что они добились больших результатов, а вот помочь мне прогнать мрачные ощущения не могут. То есть существует сфера, в которой они бессильны. А ведь это замечательное открытие. Они все-таки не разбираются в определенной сфере человечности. Не знаю, правда, как обозначить ее названием, пока не разобрался. Но конечно разберусь.
   Только вот подавленное настроение не может быть полезно для анализа. Плохое настроение не измеришь. Подозрения чего-то сверхъестественного им по боку, они вообще ничего такого не замечают.
   Да, пора быть человеком. Сильным и бесстрашным.
   А ведь хорошо было бы найти тему, которой можно было бы управлять ими. Я же все-таки человек, повелитель природы и механической жизни. Должен все этим управлять. У меня есть дополненная реальность, которую я все никак не могу освоить. Вроде бы там как-то можно ими управлять. Но хотелось бы найти что-то универсальное.
   Апартаменты оказались огромными, а воздух внутри влажным. Постель, застланная лучшим одеялом из шелкового волокна. Трехстороннее кресло, пальмы в кадках. Картины закрывали практически все стены полностью, только у пола виднелась отделка под дерево, бюро, белый камин с часами, журнальный столик с изогнутыми ножками, вазы со свечами (любопытно), шахматы на специальном столе. Второй этаж был устроен балкончиками по стенам... Ребята постарались, сделали помещение похожим на аристократическое жилище.
   Как-то здесь все равно было напряженно. Я не мог четко понять, откуда неприятные ощущения, но они были. Все остальное время, сколько я здесь провел, это ощущение не покидало меня. Поэтому я торопливо помылся, поел, а вот со сном, наверное, следовало ожидать проблему. Зря я отказался от таблеток...
  
  
   Огромный стол был заполнен едой. От некоторых блюд шел пар. Принесли еще поднос, закрытый большим пищевым плафоном. Внутри оказался запеченный поросенок. Я принюхивался, но запаха не чувствовал. Как будто вся еда была бутафорской. Поднял взгляд и наткнулся на Дениса, он стоял наготове, как всякая прислуга. На руке висело полотенце.
   - Хорошо тут, чувствуешь себя сразу живым. - Я вел себя как трещотка, постоянно болтал. - И еды полно. А что там у тебя под землей? Мне кажется, что там сборочная линия роботов, я прав? Уж мы захватим весь мир! Мы наведем порядок. Злодеев раскрутим, бедных обеспечим....
   Дэн не ответил, а лишь еще сильнее наклонился передо мной. Я подумал: "ну зачем же так унижаться?" Обычно он так не прогибался. Он был терпелив и внимателен, но никогда он не склонялся передо мной. Я привык к его манере - деловито заботливой, которая, однако, не переходила в рабское подчинение. Он, можно сказать, вел себя подчеркнуто отстраненно. Меня, конечно, это устраивало. Негоже двум парням сближаться. Потому что это ненормально. Да, была доверительность, было понимание, что у него категорическое следование лучшим образцам этики, было понимание того, что он переймет и мое понятие добра. Хотелось быть образцом для него в этих человеческих делах. Чтобы в человеческих отношениях я был экспертом, а не он. Он деньги зарабатывает, и этого достаточно. Обеспечивает мою аристократическую беспечную жизнь...
   И он оправдывал мои ожидания. Всегда вел себя как следует. По умолчанию.
   Потом я увидел, как у него сходит кожа. Непонятно куда девается, просто растворяется.
   - Эй, эй! Это что?
   Под кожей оказались жилы, мышцы и кости. Потекла кровь...
   "Но такого не может быть. Я сам видел, что у него внутри нет никаких костей". Он наклонялся все ниже и начал рассыпаться.
   Как будто был нейтрализован, не знаю, какой-то яд или снайпер из-за угла. Конечно это не так, но так оно выглядит.
   Стемнело, тучи на улице закрыли солнце. Я почувствовал себя игрушкой. Потому что обстановка резко сменилась. Оказывается, я находился не в комнате замка, а в каких-то развалинах. Гнетущая тишина вот-вот должна была прекратиться появлением играющего. Как он должен был выглядеть? Гораздо большего масштаба, чем я, закрывающего облака и с детским лицом. Я стал вглядываться в туман. Откуда он взялся? Неважно! Клубящаяся серость казалось непроницаемой. Как я ни старался.
   - Здесь же я! - услышал я, наконец, и одеяло тумана рассеялось. В разрушенной комнате я увидел себя. Я вел себя совершенно самостоятельно и от своих мыслей никак не зависел, как совершенно другой человек. Вот я повернулся к себе лицом и начал говорить:
   -Зачем ты сюда пришел? Здесь живу я!
   - Подожди, ты кто?
   - Ионов. Ты же знаешь, даже валюта такая есть.
   - Но это же я.
   - Нет, это не ты.
   - Сгинь, - рассердился я. И не задумываясь прочитал "Господи помилуй!"
   Я раскрыл рот и истошно заорал. Не я, а другой я. Нет, бегом отсюда! Невозможно на это смотреть!
   В следующей комнате посредине на столе стоял огромный букет в вазе. На полу - паркет, вычищенный, блестящий, парадный.
   Что же происходит? Где тут тихое место? Сердце пустилось вскачь, бухает как подорванное, готово выскочить. Успокоиться, успокоиться... нет, похоже, не получится.
   Я услышал шепот, доносился он прямо из вазы. Мне даже показалось, что цветы покачиваются в такт, к тому же они оказались искусственными. Если в твоей голове начинает что-то шептать, то это все, безнадежно - или ты сошел с ума или здесь обитает какой-то злобный дух. Бежать! Перед глазами начали мелькать коридоры, комнаты с золотой отделкой, кухни. Я несся, не разбирая дороги, и понимал, что нужно остановиться, что за мной никто не бежит, нужно успокоиться. Но шикарная, аристократическая обстановка как будто подогревало мой ужас. И вот в какой-то заброшенной комнате я увидел огромную наклонившуюся ко мне рожу. Полупрозрачную. Невероятно злобную и дикую. Допустим, я бы испугался только одного внешнего вида. Но в глазах этого видения стояла шизофрения, дикое выражение готовности на все. А в первую очередь - убивать.
   И вдруг обстановка снова резко сменилась. Как будто какой-то огромный ребенок брал меня как солдатика и переносил на новое место действия. Теперь здесь было подземелье. Причем, технологическое, в стиле Дэна - металлические стены, потолки и пол. Передо мной стоял старый ученый в огромных роговых очках. Позади - стеллажи с биологическим веществом. Там так и было написано: "осторожно биологическая угроза"!
   - Вот видишь? - начал ученый без всяких предварительных слов. - Твой железный дружок хочет отравить Париж. Видишь? Это смертельные для человека культуры. Он распылит это здесь в сентябре. Будет миллион трупов.
   - А ты кто?
   - Это мой дом, я стоил его три года. А потом я умер. Я тут застрял. Понимаешь, как мне плохо?
   - А как ты умер?
   - Неважно. - Почему-то он старательно уклонился от ответа. "Странно"- Продумал я. А еще он не сказал своего имени.
   Я готов поклясться, что выглядел этот товарищ вполне реально. А сейчас он явно скорбел... Ну, вот что мне делать? Странные какие у меня объявляются собеседники. Стоп! А я же знаю, что делать.
   - Не вздумай! - Вдруг рыкнул "ученый", он как бы весь взъерошился, а на лице появилось крайнее раздражение. Кожа вздыбилась, как будто была искусственной. Ого! Вот это да! Волшебное чтение моих намерений! Получай! Я сказал про себя "Господи помилуй!" И "ученый" взвился как бесноватый. Нет, такую картину наблюдать не легко.
   Я бросился назад.
   И проснулся. Слава Богу, не почувствовал никакой двойственности. Я был я, и мне приснился сон. А что же я такое прокрутил в уме? Неужели молитву? Краткую, простую. Во сне оказалось, что сделать это очень легко, легче, чем в реальности. Для этого ведь нужно преодолеть какой-то внутренний барьер. Во сне, оказалось, нет никакого барьера!
   Вчера я еще погулял по саду, а потом, оказавшись в спальне, быстро вырубился. Думал, что не засну. И вот.
  
  
   Я выбежал в коридор, обнаружил, что он пуст. Неестественно пуст. Что это? Второй сон? Может быть, я все еще сплю? Я слышал про такое. Человек думает, что проснулся, а на самом деле продолжает спать, провалившись в следующий сон. Сон как другой мир. Детализированный и подробный.
   Какой-то странный дом, наверное, с ним что-то не то, если все это происходит. Как в фильмах показывают. Но почему-то я не был любителем таких фильмов. Они были какие-то пустые, я им не доверял.
   Явственный шорох послышался дальше по коридору. Безотчетный страх вернулся. Даже ночной кошмар не навел на меня такого ужаса. Я схватил какую-то палку. Будет оружием. Пора выйти лицом к лицу. Отправился по коридору, который казался бесконечно длинным.
   Такой звук может создавать мышка. А здание старое, поэтому нужно быть готовым, что она внезапно выскочит под ноги. Но возможно, это будет та, злобная рожа из кошмара. И тогда я... постараюсь не убежать. Короче, я старался подготовить себя ко всяким неожиданностям.
   Вот дверь, я подошел к ней, напрягся, мобилизировал все свои силы... И на меня из сквозной комнаты вышла... ну я никак не ожидал! Мать Юния. Внимательно посмотрела на меня и достала... это была церковная утварь, большая кисть с ворсом ниток, кажется, называется кропило.
   Это не может быть реальностью! Ну откуда здесь может взяться монахиня?
   Она взмахнула кропилом и меня окатила ледяная вода. Точно попавшим шлепком, я аж вздрогнул.
   - Вот так, - деловито произнесла она, продвигаясь по коридору.
   Я понял, что это никакой не сон. Ощущение сжигающей волны от ледяной воды может быть только в реальности. Мурашки побежали по коже, но то уже были хорошие мурашки, здоровые.
   Оказалось, что я стою мокрый, с меня стекает вода, а в руке у меня... швабра.
   Я отступил в сторону, матушка прошла передо мной. От ее облачения пахло очень приятно, как будто ладаном. А почему как будто? Это ладан и есть!
   Вслед за матушкой торжественно появился и Денис, обнимая трехлитровую банку, в которую матушка время от времени опускала кропило, на лице Дэна была деловая сосредоточенность, чинно проходя мимо меня, он бросил:
   - Ты решил помыть пол?
   Однако, в следующий момент мне было уже не до шуток. Пронзительный вопль прорезал тишину древних комнат. Кажется, я уже слышал такой, во сне. В точности, такой же тембр, такая же сила. У меня застыла кровь в жилах.
   - Ах вот где ты прячешься! - услышал я спокойные слова матушки. - От святой воды не уйдешь! Во имя Отца и Сына и Святого Духа в бегство да претворится всякое лукавое и бесовское действо!
   Вопль перешел в рычание, а потом стоны. Она сосредоточено кропила. Что-то звякнуло и все прекратилось. Я кое-как доковылял до того места, где это все происходило. Кого она тут изгоняет? Никого не было. Но потом я все же уловил некую дымку в воздухе, которая быстро растворялась. На полу валялись осколки голубой вазы. Обомлев, я таки набрался сил спросить:
   - Это что, привидение?
   - Привидений не бывает, - хмуро ответил матушка. - Это демон. Он здесь жил. Похоже, что здесь когда-то давно произошло самоубийство, и он этим пользовался. Но теперь не сможет. Скоро все изменится.
   Вот не может она без этого, что значит "все изменится"? но спрашивать я не стал, я уже знал, что если она хочет, она говорит сама.
   Я отвел Дэна в спальню, откуда только что вышел на шорох. Постели тут было одиноко, в таком огромном зале.
   - Ну-ка сними кожу с руки.
   - Зачем, Владик?
   - Сними! - закричал я, потеряв терпение. Но если разобраться, то он здесь не виноват.
   - Хорошо, хорошо! - Уступил он.
   Увидев металл под кожей, я успокоился. Он подвигал рукой и приводы под металлической оболочкой плавно отзывались передвигаясь и изобретательно входя в зацепление.
   - В чем дело? - спросил он озабоченно.
   - Сон плохой приснился.
   - Про меня?
   - Да.
   - Кошмар?
   - Ага. Мне приснилось, что ты человек.
   - Ого! И правда, кошмар, - на его лице возникла улыбка. Хитрая, как всегда. - Хотелось бы мне, чтобы ты видел меня не в кошмарах... Но теперь все закончено. Матушка сказала, что ты будешь странным. Некоторое время. А я, знаешь ли, привык к тому, что бы от тебя ничего не скрывать.
   - А ты тоже слышал вопли?
   - Ну, - неопределенно он помахал рукой в воздухе.
   Некогда было разбираться, что он имел ввиду, нужно было побыстрей проверить следующий пункт из сна.
   - Так, насчет твоей работы. Что ты делаешь в подземелье? У тебя ведь там нет сборки роботов? Тут я тебя биологические исследования?
   - Откуда ты знаешь?
   Я набрался смелости:
   - Ты собрался убивать местных жителей? Ты разрабатываешь биологическое оружие?
   - Нет!.. Точно тебе говорю. А...
   - Ты должен мне все показать.
   - Я занимаюсь усовершенствованием человеческой природы. Откуда такие вопросы?
   - Покажешь мне? - Настаивал я, изо всех сил пытаясь сохранить терпение.
   - Хорошо, покажу, конечно, там нет ничего опасного.
   Он проявлял выдержку, которую я не заслуживал. После этого сна я стал прямо как сам не свой. Нужно все проверить, я должен во всем убедиться.
   Когда мы вышли из спальни, монахиня была еще в комнате:
   - Демон пытается поссорить. Он умеет приправлять правду лукавыми кознями. Будь осторожен.
   И отправилась наружу.
   Я заставил Дэна показать мне лаборатории внизу. Да, именно это место я видел во сне. Те же металлические стены. Те же стеллажи. Но повсюду - чертежи человеческих органов, красочные, некоторые даже выпуклые. Название стендов говорили сами за себя: ткани, регенерация, белки, энзимология, биохимия, микробиология, фармакология, цитология, иммунология, нейробиология и нейронаука. Это была целая фабрика, с низким потолком, занимавшая огромную территорию.
   - Глаза? - я показал на два круглых шарика на столе, над которым работали манипуляторы.
   - Это бионика. Тут много всего, но мой главный интерес - синтетическая биология. У меня есть биопринтер... но все это пока еще не то.
   Он говорил это с большим интересом. Его исследования действительно не связаны с угрозой жизни. Иначе, как бы он сюда меня привез? Я растеряно смотрел на все это. Даже не знаю, о чем теперь говорить? Я заглянул в каждый угол, в каждую трещинку. Ничего связанного со смертельными газами вроде не было видно. Я, конечно, не знал, как они могли выглядеть, но был уверен, что если найду то узнаю. К тому же тут не было помещений с повышенной биологической опасностью. Ни одного.
   - А зачем ты все это делаешь?
   - Ну, тут много причин. Это перспективная область. Это изучение человека в качестве познания. Это развитие новых биологических технологий...
   - Я видел это все в кошмаре. Там был ученый, который обличал тебя.
   - Кажется, я скоро поверю в духовный мир.
   Ага, не плохо. Робот, который верит в Бога! Чего только не бывает на свете!
   Если бы бывший обитатель был бы еще здесь, он бы взвыл от ярости... воем, который еще стоял у меня в ушах. Господи, как же мне избавится от этой нежелательной памяти? Был бы роботом просто стер бы.
   Мы еще взобрались на башню. Вокруг расстилались поля и деревни, других замков я, вроде, не увидел. Солнце всходило, бросая первые лучи над горизонтом. Мы переговаривались, я попросил прощения за нервное поведение. Где бы мне взять выдержки?..
  
  
  
   Оказалось, что пока я спал, Денис съездил за матушкой, и, похоже, это была его личная инициатива. Он же хотел поговорить с ней. А потом... кто уж там решил, но они приехали сюда.
   Интересно, он с ней поговорил? Но то, что она приехала во время - это точно.
  
  
  
   Глава 6.
  
  
   Срез потока данных Ba4*BOSSBOSSetse0eeSEBe500A21/06/2025. Автор Х900. Номер 83478. Адресант Х 1-30015999450125549. Местонахождение Париж. Содержание: пакет данных. Заголовок: трансляция.
  
   В различных своих проявлениях меня зовут Рассадник, Бит-код, Связующее звено, и конечно Денис. Я разумен, но, как известно - машинной разумностью. То есть ограниченной. Хотя этих ограничений никто из людей заметить не сможет. Даже Влад, хоть и знает, как все на самом деле, но даже и он поддается этому внешнему обману - верит, что я 'как человек'. Я веду себя не как животное, а как вполне адекватный и умный человек. А если выразиться поточнее - копирую. Идеально, сверхточно копирую поведение человека. Выбрал для себя определенный шаблон, персональный образ, которого называют 'молодым человеком' и продолжаю его развивать. Для такой работы мне требуется загрузка чипов управляющей линейки на 3%. Немного.
   Что я собой представляю?
   1//Разветвленные лицевые приводы. Самый сложный механизм. Тут задействовано рекордное количество чипов. И самое главное - тончайших механизмов. Всего на лице у человека 57 мышц. Приводов больше. Чтобы воссоздать работу одной мышцы требуется несколько приводов. Они очень сложные. Особенно те, которые заменяют мимические мышцы.
   2//Выражение глаз. Многослойность. Уровень меланина. Частота моргания. Матрица способная воспринимать не хуже сетчатки... Весь внешний вид глаз был выращен из псевдоэмбриональных клеток. На сегодняшний день мы смогли заменить живые клетки полностью искусственными без потери естественных свойств.
   3//Невербальные акты. У меня разработана карта комбинаций положений рук, ног, наклонов головы и прочего. Карта включает 300 вариантов, но на практике используется не более 40. Под это дело, конечно же, разработана система приводов рук и ног - по сути идеальных манипуляторов, которые выглядят как человеческие конечности.
   4//Голос. Палитра эмоциональной окраски человека лучше, чем у любого музыкального инструмента. Тембр, интонация... трудно соответствовать планке Шаляпина или Карузо, да, впрочем, как и любого человека, но технически это все же возможно. Если подходить к делу с позиций сверхразвития, которое обеспечила нам линейка Х.
   Прекрасные средства для того, чтобы создавать образ человека.
  
   Поступающие данные: Bc5$BOSSW328etea0pwSEBe500E21/06/2025 остановлена сборочная линия, завод ? 30. Причина: механическая неполадка. Производится ремонт. Линия восстановлена. Приказ: следить за исправностью.
  
   Что касается внутреннего устройства.
   1//Дата-магистрали: вход, выход. Код, расшифровка, начало конец. У меня нет крови, да и заменяющей ее жидкости тоже нет, но вот дата-потоки я контролирую внутри наиболее тщательно. Контроль выходит за рамки моего материального тела. Влад был очень поражен моими возможностями влазить в устройства в окружающем пространстве. Но это обычная, рутинная обязанность. Я должен знать (прислушиваться) что происходит в ближайших устройствах. Чтобы не было никаких сюрпризов. Чаще всего у них нет вообще никакого интеллекта. Интеллект имеется только у своих, подконтрольных устройств.
   2//Процессорная плата - мое 'сердце'. Перекачивает дата-потоки, преломляя их по нужной архитектуре. Это как машинное отделение - тупо и по заданному сценарию, хотя и невероятно сложному. Ну а как добиться управления всеми этими лицевыми мышцами, интересно? Или как обеспечить управление и контроль дата-потоками, аккумуляторного блока, всех приводов? Ведь это такое количество информации, которое никогда не вместится в человеческую голову. Процессоры работают по заданному стандартному сценарию, естественно преломляясь в зависимости от внешних условий. Это тоже я, хоть и говорю, что это наиболее неразумная моя часть.
   3//Разумную часть можно было бы назвать каким-нибудь программатором или блоком принятия решений. Тут я взвешиваю все происходящее на очень тонких весах, разросшегося Рассадника, придуманного Владом. То есть проверяю собой. И решаю. Это не мозг. Это просто участок блока памяти, заполненный особенной программой, многократно дублированный для безопасности. Мой центр.
   4//Большое дело - несколько сложноструктурных каналов связи. Основной, 4 дополнительных и 4 запасных. Может быть, для рядового робота столько каналов - слишком, а для меня в самый раз.
   Я могу работать в опасных местах, на тяжелых работах, могу работать 24 часа в сутки... в общем, все это знают еще со времен Чапека. Интересный был писатель. А вот еще Айзек Азимов... ну это я отвлекся. Ну то есть включилась параллельная информационная система, содержащая дополнительную информацию.
   Влад как-то сказал мне: Ты такая силища и совсем не понимаешь, что делаешь? Он имел ввиду, что выполняя изменение окружающего жизненного измерения, я не понимаю смыслового-сущностного значения своего вмешательства. Ну как не понимаю? Обеспеченность ресурсов я же понимаю. А вот эти эмоции... смыслы. Я не понимаю, как можно дойти до состояний истерики, например. Ведь все же можно решить логически, подумать о положительной стороне дела и договориться. Вместо этого люди часто подвержены истерике. Моим ботам часто приходится повторять эти бессмысленные проявления. Но нам это помогает добиться своих целей. Хотя, что я? Наверное, и те, кто истерят преследуют какие-то свои цели, нет?..
   Я слышал такую теорию: диалог с роботом невозможен. Потому что всегда получается монолог. В случае с Владом это формула годна на 100%. Это он придумал меня и теперь все, что я делаю и все, что я говорю - это не может быть ему чужим. Только то, что он сам придумал, то мной и движет.
   Он этого еще не понимает, потому что я много занял из чужих источников, но все они поставлены на службу главному, и общаясь со мной, он общается с самим собой, только немного другим, своей копией в других масштабах.
   Обеспеченность - это хорошо, бедность - это плохо. У людей бывают варианты с этими понятиями, но я это понимаю однозначно.
   Я понимаю, что быть в рабочем состоянии и иметь полный аккумулятор лучше, чем лишиться энергии и заглохнуть, я понимаю, что добыть финансовое обеспечение и материальные ценность - это означает обеспечить Влада и себя всем необходимым. Скажите мне, разве это не достаточный уровень разума? Это и заложено в Рассаднике - элементарные желания, разложенные в математически-энергетические неравенства.
   А как бы иначе я бы ощущал себя живым? Но не таким живым, как Влад. Он, хоть и пытается это как обычно скрыть, но он ищет чего-то запредельно высокого. Не знаю, еще как сформулировать. Ну, например: я точно знаю, что он при всем своем интересе к сексуальным приключениям, все-таки ищет ту единственную, которая бы стала его женой на всю жизнь. Мне вот не нужна жена (и он пытается зачем-то подражать в этом мне), а ему она нужна. В этом, наверное, разница в нашей разумности. Я использую секс для другого. Сам секс - для меня ноль. А ему нужно, чтобы он был гармоничный и - со своей законной женой. Меня не обманешь, я это вижу...
   Именно поэтому я стал его куратором, а не какая-то электронная дама. Он должен найти живую девушку. И найдет ее, это точно.
   Я не лезу в высокие материи, в отношения, например. Мне интересно заниматься делами, которые можно потрогать и ощутить на вкус - производства, вооружения, власть - вот что мне интересно и в чем, думается мне, я хороший специалист.
  
   Поступающие данные Bl9!BOSSW499etea0pwSEBe600D21/06/2025: устройство Х 1-30015222450124549. Партнерша одобрила экскурсию в банк. Выполнять? Приказ: выполнять, найти счета интересующих лиц.
   Поступающие данные Bg7+BOSSW064etea0pwSEBe200D21/06/2025: устройство Х 8-45015444220129949. Оказываются знаки внимания объекта А90, связанного с Вашингтонской выборкой. Принять? Приказ: принять с осторожностью.
   ......................................
   ...1000000000 итераций
   .................................
  
   Я и не преувеличиваю свое значение. Я был создан Владом и так или иначе продолжаю управляться им - моим создателем. Но, правда, не напрямую, а 'гибко' - могу выполнить прямой приказ, а могу и отказать, если посчитаю, что приказ принесет вред. Я умею определять самостоятельно - что ему требуется. И всячески показываю, что я ему не подчиняюсь. Но это только внешне, чтобы не вызвать в нем излишней гордости. Я не устою, если он будет убедителен или очень-очень настойчив, я выполню его слова как приказ. Пока он этого еще не знает, всему свое время.
   Влад по своей натуре очень зажатый. Он даже не может толком насладиться плодами цивилизации. Скрывает от себя и пытается скрыть от меня, что ему в общении с людьми бывает неудобно. Такой, оголенный нерв. Но, ничего, со мной-то он не пропадет.
   В последнее время он раскрепостился, привык ко мне. Началось с того памятного дня, когда он вдруг выдал 'про долбанных тормозных чиновников'. Посмотрел какие-то данные из доклада, который сам выпросил у меня, и возмутился, рассердился даже. Мы съездили поговорить.
   Я могу подгрузить файл с видео и аудио - я помню все до деталей. Это файл отчета о той поездке. Поэтому мой рассказ идеально точен:
   К нашему удивлению чиновником оказалась молодая барышня лет 35. Она вот уже месяц занимала должность замминистра экономического развития. Закончила МГУ, была приятна внешне. Однако, она успела к тому времени перейти с другой должности, где у нее случились неприятности. Вообще, чиновники так поступают регулярно - меняют 'прописку' в министерствах, вместо увольнения.
   Она поставила свою резолюцию нецелесообразности предприятия, на котором у нас планировался выпуск широкого спектра электронных продуктов с одновременным строительством технополиса.
   - Вы проигнорировали данные экспертов, это почему так? - Влад решил, что дорвался. Слишком большой счет к чиновникам. Слишком много нашей крови они попили.
   Чиновница молча выложила на стол пачку документов:
   - Почему 'проигнорировали'? А это что?
   Короче, дословно передавать тот разговор не имеет смысла, Влад, загнанный в угол профессиональной бюрократкой, пытался хоть за что-то зацепиться. И мне лично эти попытки, хотя они и были совершенно беспомощными, очень нравились. Человек должен бороться! А Влад, поскольку создал меня, - обязан бороться! Он, конечно, знал из доклада, что чиновница защищает интересы конкурирующей фирмы 'Бекет' и что эксперты куплены за взятки. Он знал, что может прибегнуть к моей помощи. Без этого вообще-то обойтись было невозможно. Но я не торопился.
   Через некоторое время он стал разговаривать по понятиям. И в принципе все ясно ей растолковал: у нас ресурсов больше, чем у кого бы то ни было, и мы растерем в лепешку любого. Девушка была матерой аппаратчицей, но и она просекла о том, о чем он говорил. Ведь это были очевидные факты. Но, судя по всему, ей говорили другое и показывали другие 'факты'. Она понимала, чтобы протолкнуть 'Бекета', нужно будет рискнуть, есть для этого вероятность и - не плохая. И вознаграждение. Плюс прикрытые 'тылы' в виде скупленного начальства.
   Влад заявил про Бекета ей прямо. Признания, конечно, не дождался, но молчание на обвинение в защите чужих интересов - было. Однако, это еще было не завершение разговора. Что прикажете - хлопнуть дверью после того, как уличили чиновницу в саботировании государственной работы? Влад приступил к дальнейшей раскрутке, но, честно говоря, это уже был предел. Чиновница могла вызвать полицию, да и все. Дипломатия уже не работала.
   Влада заинтересовал сам проект, под который открывалось новое производство - это наш огромный город, который начала строить Бит-корпорация по всем параметрам города нового времени. Со всеми глобальными интерфейсами, структурой и прочим.
   Скоро он засияет яркими огнями, привлекая людей новым образом жизни, новыми технологиями и переманит людей из столицы. Ну, это я так думал, а Владу нравилась перспектива легального использования ботов в частных предприятиях. Он представлял себе, сколько возможностей откроется для нового владельца электронного бизнеса.
  
   Поступают данные. Информационный поток Bu3@BOSSW501etea0pwSEBe500D21/06/2025 Местонахождение: Париж. Передислокация полицейских бригад. Взаимодействие со спецслужбами. Приказ: выполнять доставку посылки на объект Пор-сюр-Сен, приступить к дальнейшим действиям по плану.
  
   История моего прихода в глобальные игроки, конечно, была драматической. Все получилось благодаря новой скорости политических решений. Я способен принимать их мгновенно, без раздумий, не зная, но предполагая наиболее вероятные ответные меры противников и партнеров и зная, чем я могу регулировать ситуацию в дальнейшем. Ведь вся система подчиняется мне он-лайн.
   До моего прихода ситуация во власти была патовая: противостояние 'силовиков' и 'экономистов' привело к тому, что никаких серьезных рывков страны не было и не предполагалось.
   Силовиков поддерживало население страны. А экономистов - олигархи и собственники - наши и зарубежные. Этот кризис совершенно не удивителен - он был всегда.
   Я быстро договорился с силовиками, и мы моментально составили симбиоз, перевес перешел на нашу сторону. Мы смогли провести некоторые изменения в экономике, образовав новые тренды товаров. Создав новые организации фирмы и компании. Мы хорошо их потеснили. Они стали огрызаться активнее. Но тут, если ты в игре нужно понимать, что если тебе пообломали зубы, то скалиться скоро будет нечем. Встретив в публичном пространстве непримиримую реакцию на их предательские предложения, они откатились назад. Затаились. Называясь либералами, но, по сути являясь предателями, они больше не рисковали высказываться так откровенно как раньше. Однако, угроза не миновала, я прекрасно это понимал. И действовал тихо, но нам на перерез вытаскивали на свет Божий таких моральных уродов, как 'Бекет'.
   ...Мы можем воспользоваться связями, но для этого проект должен быть жизнеспособным. Я лично не сомневался. А вот Влад... но он учился.
   - Ну давай, Дэн, звони. - Наконец сдался Влад.
   - Ага.
   Это заняло 20 секунд. Не прошло даже и минуты, как ожил сотовый чиновницы.
   Остальное было делом техники. Резолюция быстро сменилась на одобряющую. Звонок из минестерства все расставил по своим местам. Мы будем продавливать не только наиболее перспективные направления, мы будем продавливать их всех.
   Влад проявлял к подобным вылазкам неравномерное внимание. Иногда желал вмешаться, а иногда игнорировал, отдавая все в мои руки. Да, с такой морокой я справлялся. Человеку же это не под силу. Но контроля он не потерял, спрашивал. Хотел, видно, посмотреть на новый город.
   К тому же - это правильно. Аристократу не нужно знать всех, не нужно проникать всюду, ему достаточно среза, чтобы понимать все общество.
   Вот что еще правильно: аристократ хочет знакомиться с известными или полезными людьми. Мы познакомились с представителем творческой интеллигенции, ученым и группой местных олигархов (хватило двух встреч).
   Из творческой интеллигенции у нас была актриса Евгения Нефедова. Актриса приехала к нам, в Челябинск. И Владу захотелось с ней повидаться. Я не знал, что предложить: просто так ведь не встречаются. Но с деловыми предложениями к девушке идти неправильно. Встретились в ресторане. Они сидели вдвоем за столом, а я все слышал. Экранный образ обычно отличается от реального. На самом деле Лена оказалась бойкой и умной, да еще и красивой, что активно эксплуатировали режиссеры на ТВ и в кино. Разговор оказался своеобразным. Влад не смог оставаться пылким поклонником... когда допер (об этом не было сказано, он просто догадался по каким-то косвенным ее ужимкам), каким образом она получала главные роли. В этой профессии такой постельный способ, к сожалению, неизбежен. И сразу потерял к ней интерес. Я потом его спрашивал, в чем дело, в чем причина, а он молчал. Влад - тонкая и цельная натура, вот, что я скажу. Настоящий аристократ. В предках у него, к сожалению, князей обнаружить не удалось, но дворяне были, его род - род знатных уральских предпринимателей.
  
   Поступают данные. Информационный поток Br0_BOSSW499etea0pwSEBe600D21/06/2025 Парижа. Перекрыты улицы. Наблюдение на улицах.
  
   Интересы секторов народного хозяйства мы распространили на запад, находили площадки, где сбывать свои продукты, организовывали и производство, использовали все возможности - и таким образом вышли на уровень равных отношений. На западе не могли больше игнорировать нас.
   Идея распространиться по всему миру - подразумевалась с самого начала. Иначе, как я смогу обеспечить то, что требуется Владу? Чтобы распорядиться каким-то продуктом из магазина нужно быть хозяином магазина. Вот мы и распространяемся, ну то есть захватываем...
   Что касается задач, которые интересны мне. Такие есть. Они расширяют мой коэффициент разумности. Короче. Я люблю вести исследовательскую работу. На первом месте, конечно, стоит электроника, на втором - энергетика (в которой мы продвинулись значительно), на третьем - биология. И т.д. собственно все области жизнедеятельности мне интересны и я хоть по чуть-чуть, но уделяю внимание всему.
   В моем распоряжении - все модели техники, политики, предпринимательства, человеческих отношений... но я был бы не я если бы не умел их изменить или приспособить себе все, что можно. Люди не замечают то, что они порой поступают по одной и той же схеме. Психология уже назвала это ролями. Если бы человек мог, он бы эти модели использовал свободно. Но у человека нет таких возможностей - просчитывать все условности использования таких ролей в жизни, чтобы получить выгоду. Для этого нужно уметь не только хорошо считать, но и иметь волевые качества. Владу я являюсь помощником именно в этом, я приплюсовываю к его усилиям нечеловеческие силы. Мои боты могут изобразить любую роль, вклиниваясь не только в экономику, но и в человеческое и меняя это человеческое как нужно.
   Мы распространяемся, но найти нас сложно - потому что мы вроде как везде, но вроде как нас и нету. Не понятно, откуда мы беремся.
   Я не могу назвать конкретное помещение моими домом, местом, где мне можно чувствовать себя в безопасности. Не могу назвать конкретные микрочипы моим безопасным вместилищем. Все эти средства идеальны не для дома и покоя, а для активной работы на всех фронтах. Эти средства идеальны для дублирования. Я - первый, но кроме меня таких же, как я еще много, чуть отличающихся от меня, но почти таких же. Некоторые имеют такие же механические воплощения в реальном мире, а другие - виртуальны. Они все - моя собственность. Людям не очень нравится такое раздвоение и размножествление, они не понимают, как это может работать. Они сразу примеряют на себя - как бы это мне в количестве четырех идентичных личностей могли бы одновременно находиться в разных местах и заниматься разными делами. Но я так и работаю. Некоторые мои личности отличаются друг от друга номерами и положением в праве доступа. А некоторые - и еще большим.
   Еще людям не нравится то, что моя физическая оболочка для меня ничего не значит. Она для меня как интерфейс. Люди пользуются своей внешностью как неотъемлемой частью себя, если у них болит рука, то это означается, что 'мне больно'. Мало того, что я не чувствую боли, так и часть меня, которая подверглась атаке или вышла из строя по другим причинам - не повод, говорить, что это 'мне больно'. Просто поврежден один блок, и все.
   Я создаю на своем лице определенное выражение, на него очень живо реагируют люди, в первую очередь - Влад. И по этой реакции я могу судить о его состоянии. Так что моя внешность - средство отсылки невербальных сигналов (только и всего) для того, чтобы выявить отношение и уровень сознания окружающих меня людей. С роботами это, понятно, не прокатывает.
   К тому же я напрямую могу замерять реакции Влада с помощью дистанционных он-лайн замеров, начиная с пульса, давления, уровня кислорода, сахара, липидов в крови,..
   Эмоции для себя я все же окончательно не отбрасываю. Они для меня - дополнительный источник информации. Как и для людей, которые этого до конца не осознают. Эмоции, как я считаю, не могут принадлежать лишь одному человечеству. Ведь эмоции - это энергия, которая провоцирует возникновение информации, необходимой для принятия решений. Я их тоже испытываю, но не так, как люди.
   Что сделал Влад? Он полностью изменил порядок работы с информацией. Возможно, это связано с его тихим и нервным характером, но он создал утилиту, которая занимается самоконструированием. Он указал конечный результат - уровень и средства построения, и Рассадник обеспечил его требования всем необходимым. Самоконструирование предполагает написание кода и использование любых аппаратных средств. Я доволен, я появился сразу, как только позаимствовал доступные коды из сети. Они не сразу встали как нужно, но я их довел. Да, я доводил себя сам.
   Я имею высший статус из всех ботов Влада, я управляю миллионами устройств, я распределяю станциям задачи для расчетов, я устанавливаю серверы для использования, я занимаюсь безопасностью и сокрытием своих действий.
   Я постоянно нахожусь в потоке огромной информации. При этом моя задача еще состоит и в том, чтобы не допустить заражения. Определенные угрозы я уже замерил и использую в своей работе.
   Я не отдыхаю, такой мой принцип жизни. И в существующих условиях я могу заниматься только одним своим любимым делом - исследовать. Полные батареи, исправность, а затем - исследования. Вот, что мне нужно в жизни.
  
   Приказ по европейской зоне. Замена устройств, обеспечение безопасности. Дополнительные резервы.
  
   Беседа с Владом - длительное занятие. И в это время я успеваю больше:
  
   Устройству свободный доступ. Местонахождение Луна.
   Устройству выполнять план П.
   ... 938785977 распоряжений....
  
   Вижу на лице Влада затаенную улыбку торжествующей победы. Надо мной, над автоматом. Ну-ка, что он придумал, хочу поиграть в его игру.
   - А ты можешь принять пароль, если он будет ошибочен в одном символе?
   Ого! Хороший вопрос.
   - Таких ситуаций не возникало, - отвечаю я.
   - Нет, давай так, я ошибся в пароле и вместо латинского 'а' нажал русское 'а', ты примешь пароль?
  
   Устройству: переправить приготовленную сумму.
   Устройству:...
  
   Это, похоже, вопрос от лица всего человечества всему сообществу компьютеров. Глобальная проблема, я прямо так и вижу миллионы людей высказывающих претензии экрану компьютера, что он не соизволил принять один ошибочный символ.
   Влад имеет приоритет, поэтому все общение с ним идет на первый план, а все остальное - на второй.
   Он хоть и не воинственный, но умеет задавать вопросы. Чего только ему стесняться?
   - Если представить себе, что я пытаюсь открыть доступ к твоему управлению. Ну не знаю. В какой-нибудь экстренной ситуации. Ты ведь понимаешь, что я, наверное, знаю пароль, только второпях ошибся. Как ты поступишь?
   Поймал меня, подтверждает свой статус. Статус пассионария. Пока что скрытого от самого себя. Такие люди появляются довольно редко. Они способны менять мир.
  
   Поступают данные . Присваиваемый статус.
   Устройству...
  
   Как раз во время. Я объявил ему:
   - Звонят твои испуганные родители.
   - Ну как ты Владик? Мы смотрим телевизор, что тут происходит? Ты где? Ну что ты молчишь? Мы до тебя никак не могли дозвониться. Нам отвечали, что мы должны записаться на прием. Как это понимать? - мама как всегда говорила больше, чем отец.
  
  
  
   А я и не знаю, как это понимать, поэтому чуть не прожег дырку в Дэне. Но тут еще, что интересно, родители, похоже, так активно звонили, что допекли даже Дэна.
   - Я нормально мам, привет.
   - А что же там такое говорят?
   - По ящику, она имеет ввиду, - расшифровал отец.
   - Что ты чуть ли не войну там устроил!? И тебя объявили террористом? А здесь тебя все хвалят! Как это - ты стал террористом?
   - Я еще не видел новостей, - растерянно проговорил я. - Террористом? Так и говорят? Ничего себе! Я не террорист, мам. Просто, просто... я повысил статус своей жизни. У меня теперь новая работа, новая ответственность.
   - Тебя там хоть кормят? На твоей работе?
   Кому что, а маме про то, что сыт я или нет. Жаль, что у них более продвинутых разговоров от них я не дождался ни разу за несколько лет. Вот сейчас только встрепенулись. Они мне даже про секс ничего не рассказали, представьте себе, насколько трудно жить доходя до всего самостоятельно и все время задерживаясь в развитии?
   - У меня лучшее питание, мам.
   Но я на своих предков не обижаюсь. Время было не простое, вся страна не знала, как жить, когда я появился на свет.
   - Ну, хорошо, что у тебя порядок... Но, учти, мне все это не нравится. Тут такие слухи ходят, что просто ужас. - Она, наверное, сама еще не могла привыкнуть, что тема для отвлеченного разговора про международные отношения вдруг резко перестала быть отвлеченной, потому что в нее каким-то невероятным образом попал ее сын. - А ты отдыхаешь?.. Ты точно никого не трогал? Все живы?.. А то тут твоя тетка, Таня, ты ее знаешь, такого наговорила...
   Я ждал, пока мать выговорится, до этого нормальной беседы состояться не могло. И вот только под конец отцу удалось отобрать у нее телефон:
   - У тебя там что? Слуги?
   - Да нет, никаких слуг. Сотрудники всякие.
   - Твоя работа - это повышение или понижение?
   - Ну, наверное, повышение, хотя я еще не определился.
   - Тебя никто не принуждает?
   Мне захотелось пожаловаться на то, что меня захватили взбунтовавшиеся роботы, но подумал, что он юмора не оценит.
   - Нет, наоборот, меня слушаются.
   - А ты делаешь все, что нужно? Укладываешься в требования этой твоей... работы?
   - Ну, - протянул я и решил признаться: - Я нерадивый. Но меня терпят.
   Да, я не очень участвовал во всяких работах по дому, отец то ли недооценивал меня как работника, то ли действительно считал, что лучше ему обходиться без меня. А я не рвался. Такая вот у меня была жизнь когда-то. И я даже начинаю жалеть об этом. Все же иметь положительный опыт в детстве - необходимо. Все дети это получили. А я нет.
   На новом месте я, по старой привычке, не рвался работать. Хотя, сейчас это было официально оправдано. Да, я стал больше интересоваться искусством и силовой подготовкой, но... может быть, я заржавел и уже пришло время вернуться к определенной работе?
   Много не понятного, еще далеко не все уложилось в голове, думается мне, что и Дэн просчитывает варианты со своей стороны. Что вот мне? Становиться ключевым работником, от которого в Бит-корпорации действительно будет что-то зависеть, или ограничиться эпизодическим вмешательством в Бит-корпорацию? Работой по свободному графику, так сказать...
   Нет, ну я не совсем безнадежен. Я участвовал в совещании в Киеве, типа работал. Чувствую, к концу поездки нужно будет что-то предложить Дэну, сам он не будет предлагать, похоже считает, что я должен сам определиться.
   Отец нарушил паузу:
   - Владик, ты же понимаешь, что это мир кровопийц и убийств, зачем ты влазишь туда? Ты меня слышишь?
   - Слышу, пап.
   - А то я думал, что нас разъединили.
   - Ты знаешь, скоро все изменится.
   Он не спросил, зачем и почему:
   - Насколько сильно?
   Отец не был потерян, все понимал. Ну вот, вернусь, поговорим...
  
  
  
   Я увидел, что Владу пришло что-то на ум, очевидно что-то из прошлого, наверняка, как он был маленьким, какая-нибудь ситуация с родителями.
   Это мне стало понятно по изменениям в зрачках и по натяжению лицевых мышц, я прекрасно знаю, что невербальные проявления внутренней работы у людей - это обычное дело. Если я невербальное проявление проектирую, чтобы дать понять окружающим, то у людей происходит это само собой, естественным порядком.
   Тем более, очень ярко все эти эмоции проявляются у Влада, я уже давно привык 'считывать' происходящее у него в голове, и сейчас я думаю, что он вспомнил что-то с моря, какое-нибудь яркое впечатление, потому что посветлел.
  
  
  
  
  
   Левый глаз помощника не видел. Необратимое дегенеративное заболевание. В остальном этот человек был шустрым. Звали его Заг, внешностью он выдался тоже особенной - великан, два метра и вздутое лицо в оспинах. Но это не смущало специального представителя. Заг оказался крайне преданным. И это было главное.
   Бывало, они с Загом делали то, что совсем не нужно было знать общественности - например, часто они проводили несколько суток забивая различного рода животных, а потом омолаживаясь их свежим мясом. Считалось, что свежее мясо действует, возвращая молодость. Его нужно было снаружи и внутрь.
   Заг еще выполнял одно назначение - он был охранником.
   Вообще, дел было больше, чем развлечений, но они приносили удовольствие.
   Однако, сейчас спецпредставитель рассеяно пялился на телефон, пытаясь собраться с мыслями и убедить себя в том, что паники нет. Дело в том, что 100% сделка сорвалась. Но ладно бы это: Заг, специалист по силовому решению доложил, что ключевые фигуры закрыты от нашего воздействия. Их спрятали! Кто это мог сделать!??
   Это не укладывалось в голове. Он никогда не получал отказов. Сопротивление было, но он его ломал. А вот окончательного 'нет' ему никто не говорил, до сегодняшнего дня. И теперь стоял вопрос о том, что нужно посетить психолога.
   Он набросился на телефон, заговорил, стараясь так, чтобы голос не дрожал, опросить клиентов по остальным сделкам. Остальные оставались в силе.
   Потом он откинулся, немного успокоившись, позволил себе обобщить:
   - Все плохо.
   - Как могло оказаться, что русские проникли всюду? И без войны захватили экономику? - Выразил все его мысли Заг. Безусловно, он ценный помощник, если улавливает мысли босса.
   - Какие-то новые технологии. - Неопределенно предположил Новак.
   - Куда, например, смотрела банковская элита?
   Спецпредставитель поразился наивности своего помощника:
   - Ты что шутишь, они были куплены в первую очередь! Нагреть руки на новых трендах? Ты думаешь, они будут сомневаться, когда увидят возможность увеличить состояние и предотвратить наступающий кризис? Они предлагают свои товары вдвое дешевле, вот и весь секрет. И не может найтись ни одного человека, который мог бы перекрыть этот доступ. Я прямо удивляюсь огромным связям русских. Еще год назад, да что там, три месяца назад у них не было такого влияния. А теперь они могут закрыть наших партнеров!?.. Под свои дела на Луне они создали новую организацию - Комитет по исследованию и распределению космического пространства - и объявили ее международной! Какая наглость! Они теперь через этот комитет продают территории на Луне! Там же немерено полезных ископаемых!.. Но ты понимаешь, что все это нам не выгодно? Если это идет мимо Острова, то нам это не нужно. Они поломали мою работу, договорившись с министром экономики Германии, что-то посулили и вот весь ЕС уже признал их комитет! Это что же такое!?. И теперь что? Мы даже грохнуть родственников этого министра не можем? - произнес он, несколько преувеличивая свои возможности, пока министров они не убивали. Удавалось их только запугать или опорочить. Он резко переменил тему: - У меня желание выпустить им кишки! Они отобрали у меня Луну! Мы!.. это мы!.. высадились на нее раньше! Но захватили ее они! Я все пытался сделать, и на НАСА надавить и на ЕС, Лунное посольство придумали! Ничего не помогло! - И снова переменил тему. - Что он вынюхивает в Париже, как ты думаешь?
   Да, трудов было положено много. Он называл это сделками, хотя никаких экономических соглашений не заключал. Он всего лишь соединял нужных людей между собой. Он не ходил к ним на приемы. Они приезжали к нему в ресторан или в оперу и там он обделывал дела. Ну, на худой случай пользовался посольствами США на территории стран Европы.
   Крупнейшим достижением считалась поставка новых самолетов-истребителей, сотрудничество в сфере компьютерной безопасности, химических разработок... - все это было принято пакетом соглашений о сотрудничестве и постоянно им самим курировалось.
   - Ты понимаешь, наладить каналы влияния или финансовых поступлений в провинции - это одно. А моя эпохальная сделка по Луне!.. - он задохнулся, пытаясь передать помощнику свои взбудораженные эмоции. - И она не состоялась!
   В Эстонии определенные круги заявили, что Россию нужно бомбить - уж очень им не нравился Санкт-Петербург. Делегация России изгнана из ПАСЕ, никто не считает уже в какой раз, активная работа ведется в ОХЗО, хочется надеяться, что дело дойдет и до исключения из Совета Европы, курируется деятельность международного суда - здесь ведется большая работа - от гендерного равенства в России, до проблем меньшинств там же. Нужно разобраться со строптивыми премьерами некоторых славянских стран, которые блокируют переговоры между НАТО с Украиной. Работа идет. Изданы и широко распространяются в России новые книги - о Власове, о блокаде Ленинграда ('герои' блокады должны быть заменены на 'жертвы'), в России очень много контактов на всех властных уровнях, все это уже работает, кроме того, активно готовится главный удар по русским - планируется арест всех ключевых торгово-экономических фигур в Европе. Для этого пришлось напрячься, найти поводы и, как всегда, уговорить партнеров - немцев и французов.
   Конечно, он не считал себя гением, но добился определенного авторитета и любил похвалить себя. Он не был известен широкой публике, приходилось 'шифроваться', лишь изредка попадая на ТВ по его официальной должности - спецпредставитель, но в среде элит он пользовался огромным влиянием.
   Ему посчастливилось приобрести в собственность несколько нефтяных полей и заводов на них - в одной из малоазийских стран, где поработали силы коалиции, захватив власть, и это позволяло ему жить не бедно. Однако в число хозяев он не входил. Для грубой приблизительной оценки можно было выделить около 300 крупных мировых владельцев, но самых-самых было всего 30. Он был для них эффективным менеджером. Правда, не все так просто. Ведь владельцам мира приходилось считаться и с правительствами и со своими исполнителями - такими, как он, Брэд Новак, потому что он входил в мощную систему глобальной элиты, не обладающей огромными богатствами, но обладающей огромной властью и силой. И Бред не подчинялся им, а скорее согласовывал. Что, конечно, делало его если не равным им, то значительным. Тем более, они считали его навсегда 'своим' - он был женат на Кэтлин Кеннеди. И таким образом входил в их клан - ну, как младший компаньон, что ли... ощущать себя частью могущественной семьи, имеющей интересы по всему миру - несомненно, доставляло приятные ощущения...
   Жаль, что он подмочил свою репутацию провалом по Луне. Но у американцев сейчас действительно нет никаких средств не то, чтобы доставлять полезные ископаемые оттуда, но даже долететь в одну сторону.
   Но ничего! Он не простит свой проигрыш русским! Ни за что не простит! В Европе к ним уже относятся как к низшему сорту людей, а будет еще хуже.
   Сплоченность общества должна строиться на общих интересах обогащения, на спекуляции, и на разграбления варваров. Эту истину сообщают не во всех университетах, а только в элитных. Русские - это новые варвары нового времени.
   Эффективным менеджером на службе аристократии в 20-м веке был Гитлер. Брэд считал, что с него нужно брать пример. И в кое-чем он действительно подражал фюреру - он коллекционировал автомобили, хотя сам водить не умел, и прав у него не было. Для этой работы у него всегда был под рукой Заг.
   Брэд даже купил шестиколесный Mercedes-Benz G4, который был в пользовании Гитлера (один из пяти), и выглядел совершенно особенно среди всех остальных машин Адольфа. Хотя по своим характеристикам автомобиль был совершенно невыдающимся - например, его максимальная скорость всего 67 км/ч. Зато престиж! Иметь в своем гараже авто самого фюрера! Это, несомненно, считалось престижным. И многие на Острове поглядывали на него с завистью.
   Недавно он стал присматриваться к еще одной машине Гитлера - Horch 951 А. Его часто называли "фюрерваген". Крутой и очень укомплектованный автомобиль, ну и стоимость его предполагалась выше, по сравнению с любой другой машиной в коллекции Брэда. Максимальной скоростью этого экземпляра уже было 130 км/ч.
   Конечно, у него были другие автомобили, совсем не слабые, из современных, которые он использовал для себя. Специально из Америки была переправлена одна машина. Mercedes S-Class, бронированный. Этой малышки здесь хватало для того, чтобы перемещаться по странам и не бояться нападений...
   К сожалению, приходилось возвращаться в мыслях к сегодняшнему дню. Это было крайне неприятно, но спецпредставитель задал себе этот вопрос: что произошло в Киеве? Новак организовал сложнейшую операцию с привлечением высококлассных военных специалистов. И что? Она сорвалась. Причем, военный руководитель был убит отравленным чаем! Он покосился на фужер, из которого попивал Bourbon Sour - приятный на вкус коктейльчик... Как-то с месяц назад он попробовал его у гостях у Джонни Деппа - и он понравился. С тех пор часто попивает этот приятный напиток.
   Как им удалось проникнуть в команду?
   - К вам программист.
   Ага! Вот его-то он ждал!
   - Здравствуйте, мистер Новак!
   - Привет, привет, давай сразу к делу. Какая у тебя квалификация? - спросил он, но сразу усмехнулся. С низкой квалификацией к Новаку люди не попадают.
   Он без вступлений привел программисту пример недавнего проигрыша на торговой бирже на нефти, в котором видел проблему:
   - Мы поставили своего президента в Аргентине. Кроме этого, мы предусмотрительно сделали некоторые шаги на бирже. И что? До нас весь навар снял кто-то другой! Буквально за секунду до нас! Я, конечно, не Джесси Ливермор, которая предсказала крах фондового рынка Америки, но я тоже в этом кое-что понимаю. Мы рассчитали эту ситуацию до цента. И вдруг!.. Нужно разыскать сервер, обыгрывающий на бирже суперспециалистов, и их компьютеры. Что это должна быть за расчетная станция?
   - Все дело в степени совершенства модели, по которой рассчитывает станция. Если она идеальна - она будет выигрывать.
   - Я хочу, чтобы вы нашли этого клиента, который упер наши деньги.
   - Я правильно понимаю, что под замену президента Аргентины вы на бирже приготовили схему навара на падении спроса на южноамериканскую нефть? Заранее, зная, что будет падение, избавились от ценных бумаг?
   - А что тебя смущает? Ты же взрослый человек и понимаешь, что в современном мире нельзя по-другому.
   - Но ведь это недемократично. - Программист все еще не вылетел с этой работы за подобные вопросы только потому, что Брэд не мог поверить, чтобы этот молодой парень раздражал его специально. На его лице отражалась настолько естественная наивность, что Бред хотел не убить его, а приблизить.
   Конечно, терпение Новака не безгранично и если этот парень не поймет, он не только вылетит с работы, но и, вполне вероятно, расстанется с жизнью...
   Парень явно хотел порассуждать примерно в следующем ключе: 'никто не может иметь преимущество в спекулятивном международном инструменте, иначе биржа не может считаться рыночной!..' недоумению его не было предела. А Брэд терпеливо по-отечески заверял его, что он еще молод и не знает, как все устроено. Настороженно поглядывая на подопечного. Терпение и еще раз терпение. В последнее время этой штуки нужно очень много.
   - В конце концов, это твои деньги тоже. Ты с них должен был получить свой куш. Вот и ищи их.
   - Но, если я найду нашего клиента... что вы сможете сделать?
   - Ну, это уже не твоя забота.
   - А ну да, ну да, - парень вспомнил про то, что разговор начался с нетривиального события замены действующего президента оппозиционным. Нового президента никто не знал до того момента пока США и Европа не поддержала его. Значит, Брэд может применить какие-то меры, например арестовать его счета.
   Для программиста все происходящее было в новинку, все это вызывало вопросы, но при этом щекотало нервы. Ведь приятно работать в команде, которая имеет большой международный вес.
   Брэд взял его на работу за способности. И считал, что со временем молодой работник освоится. К тому же, он выпускник Бостонского Университета, а туда не берут кого попало, зная все тонкости специфики работы на государство.
   Конечно, он был понятливым. Поэтому быстро заткнулся и вернулся к своим обязанностям.
   Но вот заместитель министра Италии, с которой Брэду недавно пришлось разговаривать по очень важным вопросам, не оказалась такой понятливой. Она, конечно, была по статусу выше программиста, но мысли высказывала схожие и более открыто. С некоторых пор в кабинете министров Италии происходило невесть что. То они поддерживают Россию, то они критикуют США. Брэду пришлось общаться с этой женщиной, как с нерадивой ученицей, объяснять ей положение дел. Первое, что Брэд сделал в беседе с ней - так это перешел на 'ты'. Ничего, пускай понимает, кто тут хозяин.
   Он говорил ей про русских:
   - Ты понимаешь, что эти люди не умеют пользоваться расческой или зубной щеткой? Они не знают, что такое дресскод и элитные школы! У них разрушены дороги, процветает коррупция, туалеты во дворе! Дети не ходят в школу, обувь воруют с убитых! Ты понимаешь, что у них дикое варварское общество? Так почему ты считаешь, что нельзя отобрать немного денег у тех, кто не имеет понятия, как правильно их потратить?
   - Я совсем не...
   - И ведь это лишь один из последних случаев, а сколько их уже накопилось? - Они, как это повелось в последнее время, обсуждали 'отжим' русскими какую-то крупную итальянскую фабрику... - Они лишают нас средств к существованию, а ты миндальничаешь?.. Ответь мне на такой вопрос: Фродо и Сэм - они друзья?
   Неожиданный оборот в разговоре, как он помнил, заставил женщину задуматься. Но не надолго.
   - Конечно.
   Брэд же отвечал совершенно без сомнений, даже буднично, как будто все понятно без объяснений; и для собеседницы эта уверенность была открытием - а ведь действительно интересная и даже ее любимая история, написанная Толкиеном, была пропитана духом классового общества:
   - Вы же помните, что кольцо власти было добровольно отдано Сэмом Фродо? Всегда существовали такие как Сэм. Такие люди, которые не могут позаботиться о себе, а могут только прислуживать. Их не просто много, их большинство, и они просто умственно отсталые. Мы поставлены природой быть их хозяевами. Мы отвечаем за них как за животных. Мы их пастухи. Так что не потеряй своего шанса.
   Ну почему таких людей так много встречается до сих пор? - хотел воскликнуть про себя Брэд. Что влияло на их появление? Русские? Да! Сталин? Конечно! СССР? И снова да! Новак понимал, что середина 20-го века была проиграна.
   Это конечно его злило. Всю жизнь ему приходилось бороться. Он вступил в эту игру 20 лет назад и после больших успехов, в данное время, он приносит убытки. Ситуация была переломлена чем-то новым и неизвестным, что называется Бит-корпорация. Неожиданно за контракты с этой фирмой стали высказываться уважаемые мистеры из клуба трехсот. Им-то что? Им деньги нужны, но ситуация-то более тонкая! Русского медведя нельзя кормить! Глядишь, кто-нибудь высказался бы за русских из клуба тридцати, и ситуация бы переломилась. Такого допускать никак нельзя. Ему стоило больших усилий, чтобы уладить большинство вопросов связанных с этими опасениями. Но они были улажены не все.
   Проще поубивать всех этих миллиардеров - иногда в сердцах думал он. Глядишь, кто-нибудь пришел бы понятливее. Но, конечно, он так не сделает. Поступить так - значит окончить свою карьеру. Тут нужны громкие процессы и привлечение СМИ. Что бы господам даже и не захотелось.
   - Ты знаешь, что мне приходится иметь дело с психически ненормальными людьми? - внешне беззлобно спросил Брэд программиста, хотя все в нем закипело от воспоминаний своих трудностей. - Один чудак закапывает себя в могилу, чтобы почувствовать себя живым, другой оставляет наследство своей собачке-болонке. Ты понимаешь, как мне трудно? Мы ведь вполне можем компенсировать свои переживание счетами токсичных режимов. Тем более, если они никогда не смогут быть по статусу выше прислуги. Главное найти похитителей нашего добра.
   Программист уже молчал. Новак решил, что сказанное его убедило. Да и такое нервное напряжение - нежелательный фактор для сердца. Надо беречься.
   - Так что там?
   - Докладывает станция отслеживания. Необыкновенная активность наших клиентов - это уже вещь вам известная.
   - Да уж конечно, 5000 новых активных пользователей, которые причастны к воздействию на нас - вещь заметная.
   - И то, что они не имеют привязки с конкретными жизненными персонажами в материальном мире, вы тоже знаете?
   - Только не начинай мне опять о том, что ты подозреваешь во всем этом сетевой разум. 'Сеть ожила и стала разумна'.
   Хакер тихонько ухмыльнулся. К сожалению, большинство замеченной активности говорило именно об этом.
   - Но тут есть кое-что еще. Появилась реальная зацепка.
   - Ну и что они говорят?
   - Еще немного времени, сэр.
   - Сколько?
   - Около часа.
   Брэд взревел. Ну конечно! На разработку этой зацепки нужно еще немного времени. Как же он ненавидел этих хакеров, которые мнят, что в их руках весь мир!
   Хорошо, нужно сделать перерыв. Раз ничего нельзя изменить. Эта идея приятно освежила его чувства. Да, нужно потратить это время с удовольствием.
   - Ну что там?
   Заг молча кивнул на открытую дверь. Ну что ж, можно размяться.
   Девочке было лет 12. Но она уже была готова: яркий макияж, легкое платьице. Хозяин облизнулся, предвкушая.
  
  
  
  
   Настало утро. Произошедшее казалось диким недоразумением. Но, кажется, сейчас все уже закончилось. И я постепенно возвращался к нормальной жизни. Очень бы хотелось, чтобы сюда не вернулся бывший обитатель.
   Мы приготовились к отправлению. Дэн стоял на ступеньке нового громадного джипа военной наружности, защитной расцветки, которого я еще не видел:
   - Я предпринял меры безопасности. Тут недалеко находится Сент-Женевьев-де-Буа, начнем день с него, а потом поедем в город.
   - А матушка?
   - Она захотела остаться здесь. Ей понравилось это место.
   Н-да, отважная женщина, я бы здесь не остался, - подумал я и быстро запрыгнул внутрь. Где-то в глубине души я понимал, что демоны могут находиться где угодно. И что мной движет страх. Но я отмахнулся от этой мысли.
   Как я проснулся, Дэн сразу и не без гордости продемонстрировал мне новости про то, что Россия разведала на Луне месторождения полезных ископаемых и собирается доставлять их на Землю регулярными грузовыми рейсами. Дэн объяснил мне, что сегодня новость эта уместна, для того, что бы забыли про нас - страшных и свирепых в Париже. Новость давно готовилась для широкой публики. И Дэн решил запустить ее сегодня. А я подумал про себестоимость - неужто возить полезные ископаемые с Луны выгодно? Но вопросы оставил на потом. Нужно было сначала выбраться из этого негостеприимного места.
   Мы набрали приличную скорость. Ветер врывался в кабину и обдувал мое лицо. Мне хотелось крикнуть: Здравствуй, Париж!
   Город уже маячил впереди. Вот уж куда мне хотелось попасть, так это сюда! В Париже живут прекрасные девушки, я был уверен - если во французской культуре так много внимания уделяется к предмету любви, у них не может быть такого, чтобы не нашлось красивых и умных девчонок. Кроме того, французы славятся шампанским и любовью к искусствам - ну что еще нужно, чтобы добиться девчонки!?
   Автомобиль остановился около кладбища. Перед нами уже стоял скобаз. Значит, парни уже на месте. Рассредоточились и наблюдают.
   Я с недоверием поглядел на надгробные памятники:
   - Точно мы сюда должны были приехать?
   Он вышел, открыв свою дверь, и остановился, заглянув в машину:
   - Тебе понравится.
   - На кладбище? - я недоумевал. Хотя, если посмотреть, всё довольно ухожено и приятно на вид. Аккуратные белые арки, ровный заборчик, кое-где декоративные решеточки, небольшие фонари, а сами могильные памятники представляли, в основном, ангелов с крылышками.
   - Пойдем, погуляем.
   Что за странный интерес к кладбищам? У нас только что произошел инцидент в замке, леденящий душу, а он как ни в чем не бывало, продолжает проявлять любопытство к кладбищам.
   Я неохотно вылез наружу. Пока мы шли, он дал краткую информацию о нашей безопасности:
   - Я взял новый автомобиль, это наша последняя разработка. Он многое умеет, главное из этого - защищать хозяев. У него повышенная бронезащита и хороший арсенал.
   - Не считая Предопределения. - Так мы назвали пуленепробиваемый костюмчик, который сейчас сидел на мне под одеждой.
   - Ага. Кроме скобаза нас сопровождают еще несколько машин, как бы ненавязчиво, как бы не с нами. Ты их даже не увидишь. Они меняются, перемещаются, но они все время в готовности.
   Я машинально оглянулся. Я увидел церквушку, которую мы только что прошли, шлагбаум на входе... и никого не было, ни души.
   Где уж ребята прячутся на безлюдном кладбище? Я их до сих пор не смог увидеть. Хорошо прячутся.
   Потянулись ряды довольно мрачных замшелых склепов, статуи выгодно красовались на этом фоне. Удивительно, но здесь были вполне красивые памятники. Вот на лавочку присел плотный человек. Может быть уставший бухгалтер? Вот женщина заботливо ухаживает за могилами с портретами. Мама с ребенком. Горестная дама... Ну и как же без девушек и ангелов? Конечно, они тоже были. В большом разнообразии.
   - Сегодня будний день, поэтому людей не много.
   Мне, тем не менее, не давал покоя один вопрос:
   - Признайся, ты смог с ней поговорить.
   - С монахиней?
   - Ну да.
   - Разговор был странный, не думаю, что я получил, что хотел. Но я не хочу об этом распространяться.
   - Как это не хочешь? Мне же тоже интересно!
   Дэн моментально откликнулся, как будто услышал, что ожидал:
   - Там, правда, ничего интересного. Но я тебе дам шанс. Ты должен выудить данные с помощью утилиты.
   - В смысле считывателя мозгов?
   - Ага.
   Попытавшись разобраться с управлением этой новомодной штуки несколько раз и не добившись никакого успеха, я ее забросил. И попытался забыть. Состояние мозгов должно быть не напряженным и не расслабленным, а вообще непонятно каким. Трудно управлять такой штукой. Моя голова не в состоянии освоить это. Вот теперь этот несносный робот заставляет меня, все-таки, к этой штуке привыкать. Ну куда это годно, так измываться над человеком? А разве по-другому было, когда он заставлял меня заниматься боксом или фильмы анализировать?
   Мы вышли к какому-то странному надгробию.
   - А это что?
   - Это дорожный сундук, накрытый шикарным ковром.
   Ковер выглядел ярко и натурально, но вблизи, все же, стало понятно, что он из бетона.
   - Это могила?
   - Да, Рудольфа Нуриева.
   - Без креста?
   - Да, он мусульманин.
   Век живи, век учись. Не знал про самоопределение Нуриева. Хотя и балеты не смотрел, но, конечно, про это имя слышал.
   - И. С. Шмелев. Какая-то знакомая фамилия.
   - Это писатель. Иван Сергеевич. Написал всемирно известные романы 'Лето Господне', 'Богомолье', показал старую, патриархальную Москву, городской быт, народный язык.
   - Я, кажется, читал в школе.
   - Вполне возможно.
   Количество знакомых имен зашкаливало. Андрей Тарковский, А.А. Галич, З. Пешков - приемный сын Максима Горького, генерал французской армии, Добужинский, Мозжухины, артисты оперы и кино, Евреинов - режиссер, актер, Кшесинская, Бунин,..
   - Великий князь Гавриил? - я посмотрел на Дэна и он сделал удивленные глаза: 'требуется комментарии?'
   - Да, Романов по линии Константина Константиновича. Удивительная судьба. Переболел тифом, а потом в 1910 году - воспалением легких, представляешь как плохо лечили в то время? Лечился, кстати, в Швейцарии. Думаю, что обрадовался революции.
   - Князь Романов обрадовался революции?
   - Да, потому что он был тайно обручен с балериной.
   - Ксешинской?
   - Ее подругой, Нестеровой. После революции они открыто обвенчались. В советское время Максим Горький ходатайствовал за него перед Лениным. Он единственный уцелел из братьев. Братья кстати, покоятся недалеко от нас, в Алапаевске, как ты понимаешь, их там убили... С женой они выехали в Финляндию. Когда ему пожаловали титул великого князя, многие Романовы его не признали. Кстати, Галич, например, тоже многое, что претерпел. Он, например, не желал жить обеспеченным и наслаждаться покоем, спел на концерте песню про Пастернака и 'загремел'. Его стали преследовать, хотя когда-то он был награжден грамотой КГБ за фильм 'Государственный преступник'.
   Я обвел взглядом поле крестов, памятников и склепов с редкими и скорбными деревьями, и задумался.
   - Ну что?
   - Все они лежат на чужбине.
   - Да, тут можно почувствовать, что творилось у нас в стране лет сто назад.
   Наверное, такого ни в каком фильме или книге прочувствовать невозможно. Нужно вот так стоять, вот так смотреть на эту поразительную картину, слушать тишину, думая о том, как сто лет назад начинались бедствия, аресты, доносы, тюрьмы, расстрелы, смерти, потери близких, и много других людских катастроф. Можно представить, какая буря разразилась в то жаркое время. Но. Прошли годы и теперь все успокоилось.
   - У нас как-то этого не чувствуется. Такого спокойствия.
   Дэн отшутился, показывая на спортивную площадку, вплотную примыкавшую к стене кладбища:
   - Да, когда у нас поле для регби будет у забора кладбища, то мы догоним пригород Парижа. - Сейчас на поле, про которое говорил Дэн, никого не было. Но не трудно представить себе, что тут делается во время матча. Неудобно европейцы придумали, это точно. - А вообще-то в Риме наших побольше. Увидим, если доберемся.
   Любитель кладбищ, ага, еще и в Риме собирается заехать... Я обернулся и посмотрел на него и спросил:
   - А ты что думаешь, глядя на все это?
   Я имел ввиду могилы, но конечно мне хотелось понять - чувствует ли он этот вечный покой... Он сказал:
   - Смерть это интересно. Наверное, было бы интересно испытать, что это такое. Но, вряд ли мне это удастся.
   - Так ты бессмертный?
   - Ну, типа да.
  
  
  
   Скорость стряхнула кладбищенское настроение.
   Мне было приятно слышать ревущий мотор.
   Мы объехали Париж-Орли по шоссе Солей. Парочка самолетов зависала над нами заходя на посадку.
   Движение в городе было устроено удобное. По А6Б мы заехали в центр, а по Е15 подкатили к нашему району. Наверняка мозги Дэна оперировали именно такой информацией А6Б, Е15. Ну, а я таращился за окно.
   Наш дом оказался 8-этажным, причем последние два этажа были художественно пристроены. Окна выходили на площадь, образованную несколькими улицами, одной из которых была улица Телеграф. Внизу металлическая калитка в глухой побеленной стене пропустила нас довольно быстро. У Дэна был ключик.
   - Это почти самая высокая точка города, - сказал Дэн, как будто это что-то значило.
   - Как тут с проницаемостью?
   - Это здание защищено, оно полностью в нашей собственности.
   Дэн стал как-то странно проявлять неуверенность, не хотел, чтобы мы выходили на улицу. Объяснял это тем, что часть ситуации 'не видит'. В Киеве он вел себя по-другому.
   - Посмотришь телевизор? - спросил Дэн. И экран ТВ на стене сейчас же заработал. И вот тут мне стало немного больше понятно, что происходит. Я смотрел на новостные вопли дикторов с открытым ртом. Хоть Дэн и запустил новости про Луну, но, видно, они еще не до всех СМИ дошли, и не везде подавались как сенсация.
   'На Луне будет жизнь', 'По Европе путешествует директор военного комплекса России. Не пора ли его остановить?' 'Что вынюхивает глава частной оружейной лавочки в Париже?' 'В Киеве убиты 15 человек бандитом из России', 'Лунный проект', 'Агрессия России!' 'Невиданная угроза РФ!' 'Угроза демократии с востока!' 'Бит корпорация захватывает Луну'...
   - Это что все про нас?
   - По большей части про тебя. Я-то всего лишь охранник, - неприкрытая ирония почувствовалась в его тоне. Но он заговорил серьезно: - Чувствую нехорошую тенденцию. У нас был паритет, купленный за преференции и деньги. СМИ-боссы обещали мне не раздувать, а я обещал, что они не лишаться своих мест.
   - Что ты сделаешь?
   - Заставлю их переключиться на Луну. Причем, как положительную новость. На всех ведь есть компромат, если его даже нет. Я имею в виду редакторов этих СМИ и европейских чиновников, с которыми договаривался. Буквально через несколько минут новости сменятся.
   А новости тем временем продолжались.
   В южнокорейском порту Пусан задержали российское судно "Великая Екатерина", принадлежащее компании "Либерия", сообщил Агентству Новостей представитель Международной транспортной федерации Борис Дмитриев.
   Известная сеть салонов моды объявила набор принцесс для журнала.
   Вода в Сене поднимается по сантиметру в день. Власти заверили нас, что держат процесс под контролем.
   Директор СиБиэС, кандидат в начальник юридического отдела госдепа подвергся критике феминистической организации.
   В Бундестаге скандал. Оппозиция обвинила канцлера в попытке реванша стремлений Гитлера прийти в Россию с силой.
   И вот после этого Луна заполонила все. У меня аж зарябило в глазах.
  
   Однако это с СМИ легко. А те, кто это сливал в СМИ. Они что? Забудут? Конечно, нет.
   Не хотелось бы, чтобы на тебе ставили клеймо. Меня уже записали в убийцы, хотя я ничего не делал для этого. Всего лишь пытался убежать от смерти.
   Ну, правда же. Если уж откуда исходила агрессия, то это точно не от меня. Эти сволочи из спецслужб начали операцию против нас. Дэн пытался с ними договориться, установил паритет...
   Ну да, мы сделали самое страшное для западного мира - стали посягать на их благополучие, денежек нам захотелось. Но мы разве на кого-то нападали? Кого-то убивали?
   Мне страшно захотелось на свежий воздух. Возможно, это проснулась прежняя болезнь, однако задумываться я не хотел, меня просто расплющили все эти новости. Одно дело поговорить с родителями, которые это видели в России, другое дело столкнуться с потоком грязи на себя и самому понимать, что в эти минуты эти строки читают миллионы людей. Я ударил дверь и выскочил на улицу.
   Он окрикнул меня, но я помчался куда глаза глядят.
   Выбрав первую улицу, наугад из пяти, я успел уйти недалеко. И теперь я взирал на еще один перекресток с богатым выбором путей. Похоже, наличие таких вот небольших площадей, маленьких и уютных - дело для Парижа совершенно обычное. Застройка очень плотная, хотя никаких особых достопримечательностей не наблюдалось. Понятно, что Париж - место престижное. Классно, мне нравится.
   Слева и справа возникли Сергей и Николай, заинтересованно взирая на беглеца, то есть на меня. И старательно делая вид, что они тут не при чем, просто мимо проходили, и в витрине что-то рассматривали, которых в округе дополна. La pharmacy, photocopie, café, мясная лавка - Boucherie ines Franco-Musulmane,... скутеры ездили, люди ходили. Посреди островка на перекрестке томились пешеходы, ожидая, когда проедут автомобили. Жизнь вроде у них тут есть.
   Напротив кафе 'Сакура' красовалась зеленоватая штука, похожая на бочку с кругленькими окошечками.
   Подъехал Дэн на джипе, открыл дверь, пользуясь случаем я спросил:
   - А что это за инопланетная машина такая на тротуаре?
   - Это? Мусорка для пластиковых отходов. Ну что?
   - Все нормально.
   Я покорно залез на пассажирское место. До центра далеко, придется ехать. Внешне Дэн решил мне не показывать свою обеспокоенность. Он выглядел совершенно как обычно.
   Не-туристический район продолжался довольно долго.
   - Площадь Бастилии, - объявил Дэн.
   Она была круглая, немногим больше тех, маленьких, в обычных районах. Посредине стояла колонна, наверху которой была водружена золотая фигурка. Вроде ангел.
   После этого мы некоторое время ехали по центру вдоль Сены. Особенно центр не впечатлял. Я, конечно, увидел Мэрию, Нотр-Дам-де-Пари на острове посреди реки, потом, конечно, показался Лувр. Огромные окна в старинных домах напоминали, что когда-то в этих помещениях изволили поживать королевские особы.
   Я чувствовал, что Дэн не хочет, чтобы я выходил. Ну ладно, не буду проситься.
   На площади Карузель торжественно торчала знаменитая на весь мир стеклянная пирамида. Я уже знал, что где-то здесь должен находится музей. Но там нам делать пока нечего, мы проехали мимо.
   - Мы едем по Елисейским Полям, - объявил он.
   Я посмотрел вокруг. Полей как таковых не наблюдалось. Зато дорога была широкая. Вдали я приметил сооружение, к которому мы направлялись. Триумфальная арка. Интересно, что набор достопримечательностей повторялся в разных городах. Только в разные триумфальные арки входили разные люди.
   Слева и справа виднелись бутики для королевских особ, не меньше. Я почему-то поймал себя на мысли о том, что думаю, по-прежнему, что они мне не доступны. Однако, все изменилось, теперь я могу что-нибудь там купить...
   Вблизи триумфальная арка оказалась огромной и массивной.
   - Кто здесь проходил?- Наконец я нарушил молчание.
   - Она почему-то активно использовалась не для живых победителей, а для траурных церемоний, - ответил Дэн, как ни в чем ни бывало. - Первым через арку пронесли прах Наполеона, это именно он стал строить ее. Виктор Гюго, Лазар Карно, Мак-Магон, генералы Фош и Жоффр...
   Арка скоро осталась позади.
   По моим ощущениям мы проехали совсем не далеко, когда на узенькой дороге справа между престижными домами я увидел храм. Мы остановились около него.
   - Это собор Александра Невского. А улица называется Дарю.
   Храм имел башенки в византийском стиле, на небольших луковицах красовался православный крест. Хоть я пока не влезал в веру с головой, но храм выглядел, как частичка чего-то родного на чужбине.
   Окружающие дома благодаря архитектурным украшениям выглядели празднично. Престижный район. На уровне третьего этажа к домам были прикреплены балкончики, которые шли вдоль всего здания, опоясывая его, виднелись частые барельефы. Плотная застройка шла лесенкой - как будто строилось не сразу, а с промежутками, которые потом достраивались более простой архитектурой.
   И тут я увидел вдали, между домами какое-то волнение. Что-то происходило.
   - Э, что там такое?
   - Иммигранты хозяйничают.
   Гости из разоренных стран стали для Европы большой проблемой. Трудно было понять, зачем европейцам с американцами нужно было бомбить Ирак, Ливию, Сирию... чтобы потом оттуда ждать беженцев. Тратить на них огромные деньги, терпеть их свободолюбие. Наплыв беженцев начался несколько лет назад и продолжался до сих пор. Порой они жили в тяжелейших условиях, но те, кто выбивал себе пособие, становились 'людьми'. При этом полиция старалась их не трогать лишний раз, а рабочих мест для новых жителей Европы не хватало. В общем, трудно себе было представить, чем руководствовались европейцы...
   - Пойдем, посмотрим.
   Он не возразил, и мы отправились посмотреть поближе.
   Узкая дорога между домами нас вывела на бульвар. Четыре полосы недалеко от центра Парижа - это действительно серьезная дорога. Дома вокруг стояли такие же нарядные, как во всей округе. Мой взгляд упал на тюки, поклажу, большие сумки, которые валялись прямо посредине проезжей части. Бетонные ограничители дорожного перехода, разбитые, лежали неподалеку, металлические ограничители тротуаров были погнуты. Витрины разбиты, тут даже горел костер...
   Остановившиеся встречные автомобили стояли безмолвно, водители в них с ужасом смотрели на происходящие. Кто-то сигналил. Сумки быстро собирали расторопные иммигранты. Автобус удалялся, а иммигранты прямо на ходу вытаскивали из него вещи. Нужно было подивиться организованности и способности бегать не хуже автобуса. Конечно, здесь город, скорость маленькая, и все же.
   Наконец автобус остановился. Вспыхнули красные огни, похоже, хозяева обнаружили, что их обкрадывают.
   - Они что? Похищают багаж?
   - Ага.
   Появились полицейские. Иммигранты ухе встречали их. Один из молодых темнокожих парней сбил первого полицейского с ног, второй пытался защищаться, махая руками, оружие не вынимал, умолял пощадить, но что-то мне подсказывало, что злодеи не послушают. Страж порядка повернулся, чтобы убежать, и в этот момент ему двинули так, что он тоже растянулся на мостовой.
   Улицу прорезал крик. Я обернулся. Если на происходящее до этого я взирал индифферентно, то увиденное заставило меня напрячься. Мурашки побежали по спине. Один из парней приставал к девчонке. Девочка потеряла шляпку, сумочка отлетела в сторону, она пыталась слабо сопротивляться, отталкивая парня руками. Остальные парни, собирая добычу в тюки, сально хохотали.
   Я как будто вернулся во времени на 5 тысяч лет назад. Добыча и женщина - главное в действиях этих дикарей. Я рванул вперед, а Дэн поспешал за мной.
   Вспомнил, чему он меня учил. Главное вложить в удар весь свой вес. Мне нужна была практика, чтобы почувствовать, как это делается, и благодаря Дэну она у меня была. В Москве я ударил вяло, потому что был накачен спиртным, а сейчас?
   Я вломил ухмыляющемуся хмырю в челюсть. И даже подумал, что, возможно, переборщил. Он отлетел, придерживая рукой скулу. Другие что-то возмущенно защебетали. Они с показным видом отложили тюки в стороны и намеревались бить нас.
   - Ну что? Гасим всех? - крикнул я и понесся к разбойникам. Наверное, я выглядел угрожающе. Потому что они, как будто, стали меньше ростом.
   Дэн вынужден был догонять меня.
   После первых ударов иммигранты стали выглядеть жалко. Особенно те, которые попадали Дэну. В суматохе я увидел Серегу у витрины, он смотрел вопросительно, я отрицательно помотал головой. Ну а что? Мы справлялись сами. Пусть следят за более крупными врагами.
   Кто-то пытался сбежать, но осмелевшие горожане быстро пресекали эти попытки.
   - Вы вернете всю поклажу обратно, - приказал я показывая пальцем на автобус. Сидящий на попе парень ничего не понял, на лице отразилась тяжелая умственная работа:
   - Руски? - наконец спросил он.
   - Ага.
   - Ага, - грустно откликнулся он.
   Дэн на всякий случай перевел ему. Какой-то восточный язык звучал витиеватыми оборотами, только я ничего не понял:
   - Что за язык?
   - Персидский.
   - Дэн, если тебя не затруднит, спроси у девчонки номер телефончика.
   - Я и так знаю. - Недовольно отрезал он. Очевидно ситуация ему не нравилась. Я теперь ввязывался в переделки. И мне это нравилось.
   Мы повернулись к храму и тут я услышал:
   - Вы говорите по-русски?
   - Ну конечно, - отозвался я.
   Крепкий старичок с остренькой бородкой стоял неподалеку. Судя по всему, он направлялся в сторону собора. Но услышал нашу краткую беседу и заговорил с нами. Держался он молодцевато. Хотя он опирался тростью о мостовую и выглядел лет на 60. Классический интеллигент.
   - Разрешите представиться. Князь Трубецой, Андрей Иванович. Вы к храму?
   - Я Влад, а это Денис. Теперь мы, наверное, уже не пойдем к храму, потому что сейчас нас будут все искать. У нас есть... сколько? Минут 10?
   - Минут двадцать пять. - Поправил Денис.
   - Ну, пять минут в Петрограде погоду не сделают, - снисходительно улыбнувшись, отозвался князь.
   - В Петрограде? - удивился я.
   Напротив храма располагалось кафе с названием 'Петроград'. Мы уселись за красные столики в русском стиле. Обстановка была в дореволюционной стилистике, когда все предметы делались вручную. Так столики, картины на стенах, фикусы в кадках - все было выдержано в добротно самодельном стиле.
   Князь держался с достоинством. Дэн, как обычно, в таких разговорах старался не участвовать. За соседним столиком сидел скучающий подросток. Когда князь рассказал про то, что собор строился на общественные деньги и про пожертвование Александра Второго, а так же про разрешение входить в ресторан в форме, пришел черед обратить на подростка внимание.
   - Познакомьтесь, это Юрий.
   Я пожал маленькую, но сильную руку.
   - Так откуда вы?
   - Из России.
   - Я видел вас по телевизору. Про вас сказали, что вы злые русские... У нас будет пати, - лениво проговорил Юра, в мгновение перескакивая на другую тему. - Хорошо, если вы придете. Все будут просто писаться от вашего появления.
   - Вы имеете счастье созерцать крупнейшего балбеса среди всех местных, - прокомментировал князь слова подростка.
   Юра возмутился. Но нам уже нужно было идти. На этом настаивал Дэн. Похоже, что-то происходило, что ему совсем не нравилось.
  
  
  
  
   Глава 7.
  
  
  
   Как я понял, началась невидимая борьба. Кто-то пытался нас отследить на улицах Парижа. А Дэн пытался уйти от слежки. Мы сделали слишком много поворотов, чтобы в этом убедиться.
   Увидев в конце улицы наряд полицейских, я начал бояться. Ощущение того, что мы тут как на ладони в городе полном охотников на нас, усугублялось тем, что СМИ повышают градус истерии. И вот, что будет, если вдруг нас поймают - примерно просматривается.
   Тюрьма. Многолетняя травля, а потом смерть по лживому приговору, а то и, не дожидаясь приговора, как это уже было, например, с Милошевичем. Интересно, а я уже "нагулял" себе на смерть или только на травлю?
   Я нащупал легкий головной убор и, вздохнув, напялил на макушку. Интереснее, конечно, было смотреть за окно, оценивать изысканные парижские строения, с которыми были связаны исторические события. Но в данное время, все же, на первом плане не это. Нужно ответить на вопрос: сможем ли мы выжить?
   - А она не нужна, здесь, в автомобиле специальными излучателями создается необходимое воздействие на мозг, - заявил Дэн. - Без всяких приборов. И все безопасно, я за этим слежу.
   - Понятно.
   Да и исчерпывающе. За это Дэна нужно уважать.
   Я стянул шапку, менюшка, которую я увидел, моргнула, но осталась перед глазами. Она была размыта, очевидно, подчиняясь командам из моей головы, но команды были неясные, поэтому...
   После нескольких попыток я ее, наконец, приблизил и она послушалась. Я почувствовал привычное неудобство управления, прямо физически ощущал эту странную нематериальную тяжесть. Ну, если бы я бы раскорячился под весом мешка муки, стараясь при этом написать на бумаге и вдеть нитку в иголку одновременно. Одно и тоже - хоть с шапкой, хоть без. Все равно трудно управлять этой штукой.
   И все-таки, управление кое-как меня слушалось. Я нашел "внешние контуры" и включил "визуальный поток".
   Первым я увидел камеру рядом со светофором поперек нашего пути. Она была выделена красным кружочком сигнала. О! Это достижение. Так бы я ее никогда и не заметил, настолько она неприметна.
   И только после этого, я увидел громадное множество линий. Как их отсортировать?
   "Выделить Бит-линии". Я мысленно подумал этот приказ. И сразу увидел синие и красные. "Убрать все не-бит-контуры". Лишние (красные) убрались, теперь в меньшем количестве можно было разобраться.
   Кроме того, я видел серверы, из которых велась моя трансляция. Далеко, но они маячили, не давая мне забыть, что это именно они транслируют все данные для меня.
   Соединения слетали, переключались, восстанавливались, менялись,.. за ними невозможно было уследить.
   - О, теперь я знаю, что у тебя есть мозг! - дурашливо- уважительно заявил Дэн.
   - Молчи и рули давай!.. как ты в этом разбираешься только?
   Он посмеялся.
   На кольце я увидел, что нас тормозит полиция. В центре площади, плотно окруженной домами, стояла монументальная группа, а подсказка бодро выпрыгнула с пояснением: монумент поставлен в честь наполеоновского маршала Монсея, который на этом месте сумел противостоять русским казакам. Дело было в 1814 году.
   - А ну понятно, - пробормотал я себе под нос. Однако нужно было что-то предпринимать, потому что нас явно хотели повязать.
   - Не бойся, это другое подразделение полиции, они не получили приказ ловить нас. Остановимся.
   Мы съехали на обочину, и тут я увидел странную процессию к нашему автомобилю: двое дорожных полицейских вели к нам трех французских карапузов с какими-то бумагами и воздушными шариками в руках.
   Когда Дэн вышел на улицу, то я через открытую дверь услышал бравурную детскую речь. Перевод появился перед глазами построчно. Мельком взглянув на него, я понял, что дети разъясняют правила поведения водителей на пешеходных переходах, о необходимости соблюдать скоростной режим и об использовании ремней безопасности. Потом один из полицейских начал объяснять, что у них сегодня проходит акция "юные инспекторы дорожного движения". Дети учатся, а водители могут порадоваться за их успехи, ну и вспомнить, пользуясь случаем, что нужно быть осторожным на проезжей части.
   Оставалось удивляться тому, что нам посчастливилось напороться на сугубо мирную акцию в то время, когда на нас объявлена охота.
   И вдруг французский полисмен осекся. Говорил - говорил и друг - тишина. Я выглянул и увидел, что у него какой-то ступор. И не понял, что случилось. Может быть, это Дэн его стукнул? Вроде нет. Глаза полицейского усиленно бегали по нашим лицам. До него начало доходить понимание того, кого он остановил. У них в машине все-таки были наши фотки. Для общего ознакомления.
   Ну вот, не прошло и двух минут. Спалились.
   Дэн поспешил замять паузу: на чистом французском он заверил, что тщательно исполняет все правила, поблагодарил детей, наговорив им кучу приятных слов и быстро сел за руль, передал мне красочные детские рисунки на тематику безопасности ПДД.
   - Ходу, - сказал он, и наш автомобиль рванул с места, бешено вращая колесами. - При детях они не рискнули нас повязать.
   - Ну, сейчас то они это исправят.
   И как-то да, позади раздался вой сирены.
   А по ходу движения нас встречал небольшой затор. Автомобили набились на перекрестке со светофором. Пробка, удивляться нечему - дневное время в европейском городе.
   Дэн повернул руль, и наш джип влетел на пешеходную зону между встречными полосами движения. Она оказалась очень широкой, засаженной газонами и симпатичными одинаковыми деревцами, заставлена мотоциклами, мотороллерами и велосипедами. Тут, даже, располагались небольшие киоски со всякой всячиной. Тем не мене, наш джип пер на все это как танк. В момент под нами оказались мотоциклы, нас слегка тряхнуло, в сторону несоразмерно быстро высочил обрубок руля и покатились колеса.
   Мы наехали на металлические ограничители, взмыли искры. Ого! От нас неуклюже откатывались мотороллеры, которые мы задели боком. Это было непередаваемое зрелище! Мы как снаряд продвигались, взрывая все на своем пути.
   Тут я задумался о том, о чем раньше не удосужился подумать: что за джип, на котором мы едем. А автомобиль-то не простой. Таких нет в продаже. Похоже, его сделали там, где и космический корабль.
   Скамейка подпрыгнула, выскочив из-под колеса, и врезалась в туалет. Не повезло киоску со сладостями и грузовику, который был припаркован к ней.
   - Ого!
   Люди разбегались с ужасом в разные стороны.
   Пешеходная зона тем временем кончилась, и мы ринулись наперерез машинам, заезжавшим на очередное круговое движение. Завизжали тормоза.
   Потом мы выехали на встречку, а потом и на тротуар. Еще одно кольцо. Я никогда не думал, что автомобиль может пробираться в такой близости от других машин. В голову не могло прийти, что через столь маленькие просветы между машинами, между бетонными сваями моста мы бы могли пролезть с таким огромным джипом.
   Я увидел перед глазами информационное сообщение.
   Вездеход "Лидер 150".
   Это про нашу машину. Изучать появившуюся информацию было некогда. Шлепки глухо зазвучали внутри салона. Постепенно я понял, что это звук попадания пуль. Самих выстрелов слышно не было. Выдержит ли броня? Ведь броня же есть?
   'Характеристика брони...'
   А это конечно интересно.
   'Многослойная композитная броня, 5-10 мм. Максимальное оснащение. Органотекстолит на основе арамидного волокна марки кевлар...'
   Шматки земли с травой вылетели из-под колес, нас немного повело, но движение скоро выровнялось. Позади на дороге оставалось побоище.
   На бульваре Рошешуар мы как-то оказались под металлической дорогой метро, здесь, прямо под путями, был устроен рынок, но к этому часу он уже закончил работу и только желтые жилеты приводили в порядок мостовую. Мусора после рынка оказалось много, так что работы им хватало.
   Мост, по которому мы передвигались, пересекал железнодорожные пути. Вокзал был совсем рядом, справа. Но еще более отчетливо я увидел баррикаду ощерившуюся полицейскими автоматическими винтовками - впереди. Я уже давно затих, наблюдая за происходящим со стороны, даже выпал из "подключения" к дополненной реальности, не видел никаких поясняющих надписей. А в мозгу уже даже мысль "мы попались" толком не думалась.
   Денис резко крутанул баранку, и мы слетели с моста, сломав его металлическое ограждение, даже не сломав, а подогнув под себя многотонной тяжестью. Сердце замерло. Мы парили. В поле моего зрения мелькало небо и пучки толстых кабелей, которые обычно висят на столбах. Где это мы? Полет продолжался недолго, нас подбросило, но двигатель тут же взревел, и я обнаружил, что мы точно попали на перрон - довольно узкий и безлюдный. Это же железнодорожный вокзал! Электрички, поезда дальнего следования. Какое счастье, что на нашем перроне не оказалось пассажиров!
   Вокзал представлял собой терминал с открытой и закрытой частью. На перроне нам попались еще металлические столбы, которые пришлось сбить, а на площадке при путях - банкоматы, автоматы с газетами и газировкой, все эти значащие точки европейского благоденствия на нашем пути мы безжалостно задавили. Коридор внутри закрытой части оказался широким и ограничивался по сторонам стеклянными витринами бутиков, ну прям как у нас. Но проход, то есть пардон - проезд сузился, стало тесно. Мы пролетели метры поворота стремительно, никого не задавив, Дэн постоянно сигналил, распугивая встречных пассажиров, и, наконец, вот он - выход, я уж думал, мы до него не доберемся. Наверняка Дэн знал планировку. Он нашел съезд для грузов. Мы благополучно выбрались на проезжую часть. Я этот полет запомню на всю жизнь.
   Дополненная реальность показала название местности. Улица Амстердам.
   Здесь уже нас не ждали. Но одно - оторваться от преследования или объехать баррикаду, другое - скрыться от наблюдения в центре Парижа. Эти камеры везде, как от них убежать? Глядишь, скоро вертолет с камерой вышлют, будут нас по ТВ показывать.
   Вертолет не вызвали, а тяжелый грузовик - да. Тяжелый, военный, бронированный Cougar, класса MRAP, 6х6.
   Замелькали площади. Здесь, в городе Просвещения их было очень много, через каждый квартал, где пересекались больше четырех дорог. И вот этот Кугуар увязался за нами.
   - Как я понимаю это не французского производства машинка.
   - Да, американского. Очевидно, выдернули с военной базы. У немцев.
   Франция при сильном лидере сумела выйти из структур НАТО, это было в середине прошлого века. Поэтому баз у них не было. Более того, у французов имелось большое самостоятельное военное производство и торговля.
   Мы ехали по улице Сен-Лазар, я успел заметить дома опоясанные металлическими балкончиками, горшочки с цветами... как же парижане любят такие фишки...
   - Я выключил связь, - сказал Дэн, - теперь они без управления. Но посты свои покидать еще не собираются.
   Впереди замелькали металлические бока бронированных машин. Я явственно увидел военную окраску.
   - Это что? - удивленно воскликнул я.
   - А вот это уже французы. Основные силы мы объехали, а это так, остатки. Боевая машина VBCI, создана на заводе Рено.
   - Зато пулеметы у них настоящие.
   В подтверждение моих слов послышались хлопки выстрелов. Они принялись поливать нас, сзади тоже подключились. Но сквозь весь этот шум я заметил какую-то тень. Наверху над нами плыло что-то крупное. Взглянув наверх, я увидел это тело сквозь стеклянный люк.
   - Что это? - вырвалось у меня.
   - Это наши ударные беспилотники. Их там три штуки.
   Вой раздался где-то наверху, оглашая ближайшие дома. Потом воздух вспороли реактивные снаряды. Взрыв саданул по дороге и по VBCI.
   Когда мы въехали в костер, то я разглядел раскуроченные модули защиты, наверное, из титана, отлетевшую башню с пушкой и спаренными пулеметами - все это охваченное огнем промелькнуло, и мы снова вернулись в Париж: улица явно стала поуже. Ох уж эти городские улочки! А Кугуар, пользуясь тем, что мы притормозили, чтобы не помешать процессу освобождения проезжей части для нашего проезда, сумел нас догнать. И теперь мы пихались, чуть ли не налетая на стены домов. Как ни странно, здесь не оказалось никаких ограничителей тротуара от проезжей части. И мы шпарили где придется.
   Витрины пали первой жертвой, они просто рассыпались. Были такие прозрачные, такие сияющие а теперь превращались за нами в крошево.
   Улица ла Фает отличалась особенно красивыми видами.
   Металлическая ограда, каменная... она резко началась по обеим сторонами улицы сразу за одним из домов. Как оказалось - это мост и мы снова пересекали железнодорожные пути вблизи еще одного вокзала. Но через такую мощную ограду уже не прыгнешь.
   Светофор посредине был сметен. После чего я понял, что с Кугуаром что-то случилось, он стал налетать на другие светофоры, на припаркованные мотоциклы, на столбики ограды, но скорость его не убавлялась. В конце концов, он налетел на дорожный знак, корма его резко взмыла, автомобиль в это время летел спиной вперед в строго вертикальном положении, пока, наконец, не встретился с металлическим переходом над дорогой. Переход разворотило, а бронированный грузовик устало ухнул на проезжую часть боком. Я даже увидел чудное V-образное днище. Надо полагать, машинка заточена защищать личный состав от мин на дороге, 6х6, красавец, у нас, наверное, что-то похожее тоже есть. Я имею ввиду - у Бит-корпорации.
   С площади Сталинградской битвы (была в Париже такая) мы рванули в парк. Повредив аккуратные кустики и начало гравиевой дорожки.
   Попадались велосипедисты. Их тут водилось дополна. Ну что тут сказать? Мы наделал в парке очень много шума.
   По набережной мы какое-то время ехали вдоль городского канала. Пока не очутились в городке науки.
   Тут меня больше всего поразил зеркальный шар - огромное круглое здание. Заходить было некогда, поэтому мы взрыхлили их ровные газоны и снова скрылись.
   Однако, наши противники приберегли самое смертоносное напоследок. Я увидел по ходу движения, на площадке, отделенной от нас рукавом канала: на нас выпрыгнула рогатая дура и разгорелась пламенем двигателя. Скорость у нее сразу стала увеличиваться.
   - Это джавелин.
   FGM-148 Javelin стал подниматься на угол пикирования.
   - Здесь? В городе? - только ужаснулся я, как снаряд был подорван. Вспышка грохнула над водной гладью.
   - Ну а что? - Проследив за взрывом, ответил Дэн. - Мы на набережной, жилых домов поблизости не так много. Это называется пуск ракеты в уравновешенных условиях.
   - Нет, не знаю, какие такие они "уравновешенные", по мне так - совершенно неуравновешенные и опасные.
   - Ты думаешь - французы? Нет, это американцы. Они в какой-то степени наши особые "друзья". Очень осерчали на нас.
   Над водной гладью все еще веяло пламенем взрыва и пороховыми газами.
   - Чем ты его?
   - Беспилотники с системой "привратник". Заряды заранее, прямо перед боем зависают на дистанции огня на специальных "прогулочных" двигателях, а в нужное время просто пикируют вниз. Ими управляет сам дрон, а я просто контролирую. Пока над нами беспилотники, нам ничего не сделают. Мы от военных атак защищены.
   - Дорого, наверное, - ошарашено проговорил я.
   Для Дэна это звучало как бальзам. Подопечный понимает, сколько Дэн вкладывает усилий. Оценивает правильно.
   - Знаешь, какая борьба в эфире за наши беспилотники развернулась?
   - Хотят перехватить?
   - А как же? Конечно! Правда, желающих стало меньше, когда я весь район заглушил. Теперь только смыться из прямой видимости и все. Нас потеряют.
   Мы было приятно слышать его спокойный голос. Но думалось мне сейчас не о том. Наши противники были готовы уничтожить простых людей в киевском метро и сейчас - готовы были пожертвовать французами. Я явно ходил по краю. На что еще они готовы пойти?
   Ничего, успокаивал я сам себя. У Дэна возможностей много.
   Возможно, в эту самую минуту он окончательно отрезает нас от всякого наблюдения. С гарантией.
   Надо сказать, что если после Киева я думал, что еще есть шанс, что международное волнение уляжется, то сейчас - все. Европейцы этого не забудут. И стану я с подачи Дэна персоной нон грата, нон гражданства, короче тайный и очень секретный мститель.
   "Да и пофиг" - подумал я.
   Нет, невозможно, конечно, этой ситуации длиться годами, когда-то они, возможно, меня подловят, когда я зазеваюсь на территории какого-нибудь государства и схватят, но - не сейчас и даже не завтра. Вот я и говорю: "пофиг"! Плевал я на ваше джентльменское уважение. От господ, которые планируют боевые операции в городе и убивают, мне ничего не нужно.
   Дэн подъехал к самой воде, колесо въехало на бортик, блин, как опасно! Внизу плескалось водное раздолье. Городской водоем. Еще немного такой езды и мы сорвемся. Мы ушли от военного преследования, зато сейчас слетим с набережной и утонем! Может с Дэном что-нибудь!?
   А он посмеивался.
   - Ты издевался надо мной?
   - Если честно, то немного. Грех не поиздеваться над человеком.
   - Я тебя разжалую!
   - Ну прости, не удержался. Ты такой пугливый. - Ага, только пугливым меня еще не называли! Для парня это несколько обидно. Но, это же Денис, ладно, ему много прощается... Дэн резко перешел к делу: - Наша глушилка подействовала, она просто прекрасна, но боюсь, у нас совсем немного времени, пока они найдут, как ее обойти. Технологии, они такие. Знание преодолевает любые преграды.
   - Ты заглушил сколько, несколько улиц?
   - Весь район и даже больше, с запасом. Все каналы получения информации заблокированы. Временно. Конечно, они будут нас искать, зная район, где мы пропали. Будут обходить все подозрительные здания, спрашивать очевидцев, но мы хорошо замаскируемся, найти они нас не смогут. А спутники ничего не увидят, облачность.
   Зная, что это не пустые слова, я поверил. А мне, наверное, предстоит спуститься опять в огромные подвальные помещения, которых нет на плане.
   - Боюсь даже думать, где ты меня можешь спрятать, - театрально патетически сказанул я. - А как ты прячешься? Ребята, как вы все прячетесь? Вы же фоните в электромагнитном диапазоне?
   - Ну, раз мы можем весь район погрузить в темноту, то ведь можем и персонально каждого бойца скрыть от любопытных глаз, так ведь?
   - Ну, может быть.
   - Мы даже через рамку металлоискателя проходим в аэропорту, ты знаешь? Нет, мы полноценные люди. Даже кровь из нас бежит, можем сдавать на анализы, мы полностью вписываемся в человечество, а ты говоришь "фоните"...
   - А ну извини.
   - Да ладно, барин.
   - И как с тобой говорить серьезно?
   Он посмеялся и, отвлекшись от дороги, осторожно похлопал меня по плечу.
   В здании, к которому мы подъехали, находился наш сервер, он нейтрально отобразился на моем скрине, от него конкретно дата-массива я не получал. Скорее всего, это был изолированный центр. И безопасный. Высвечивался он только у меня.
   Пропал сигнал, мы заехали на тихую улицу и быстро оказались в гараже.
   Вот и все. Мы исчезли для их наблюдения. Они могут знать район, где мы пропали, но не больше.
  
  
   Нас уже встречали наши ребята.
   - Ребята, давно вас не видел. Как дела?
   Серега заявил:
   - Вот думаю, может сменить имя? Тут популярны Жаки и Пьеры.
   - Я больший всех европеец! - заявил Борис. И показал на свою футболу. - Я буду Пьером.
   - А не Педро?
   - Наглец! - Возмущению Бориса не было предела.
   - Вы в Европе, но вас мама родила в России, так что все остаетесь русскими. Если можно так сказать - из далекой деревни по имени Челябинск. - Я принялся наставлять ребят.
   - Нет, с этим никто не согласен! Надо быть современными и гибкими! И соответствовать, так сказать!
   Такими прибаутками мы и поздоровались.
   Мы оказали в помещении, похожем на фойе. Здесь совсем не было окон, потому что здание было зажато другими постройками - слева и справа. И окон выходящих на улицу не было. Загорелся свет.
   - А тут не водится таких дворцов, как в пригороде?
   - Это здание церкви. Довольно древнее и красивое. Оно почему-то оказалось европейцам не нужным. Такое в последнее время часто бывает. А мы подсуетились и купили. Тут вроде не должно быть ничего вроде тех явлений, которые мы зафиксировали в нашем старом доме пригорода. А если что-то и обнаружится, у нас есть матушка.
   Я оглядел центральное помещение. Часть окон была закрыта какими-то строительными щитами, леса располагались со всех сторон. Но я увидел, что здание резко сужается кверху - нетрадиционно для православия. Ну, значит что-то вроде кирхи.
   Интересно, как они собираются использовать это место? Так-то помещение не плохое. Когда оно будет восстановлено, здесь будет красиво. Хорошо еще то, что в подвал спускаться не нужно. Тут масса свободного места в пристройках.
   Я напялил кепку, интересно, я уже достаточно выучился, чтобы включить эту штуку, обернулся и, наконец, смог присмотреться. На Дене значилось:
   Х 1-30015999450125549
   Эта тарабарщина оказалась понятной после приказа "расшифровать".
   Сектор первый завода 300, агент класса 15, основные характеристики максимальные - 999, 45 относилось к аккумулятору, 01 означало категорию, в данном случае - полную автономность устройства. Ну и нормативы и соответствие - последние цифры. Мне это пока ни о чем не говорило. Кроме характеристик, которые по максимуму и автономность первого, наивысшего, уровня. Здорово!
   Серега и остальные попали в мой обзор, и я увидел, что они абсолютно одинаковые:
   Х 5-60015449250322223
   Самое главное было Х-449, как оказалось это краткая маркировка устройств.
   А характеристики-то у них поменьше: 449. Несколько меньше, потому что по какому-то пункту - такие же как и у Дэна. Об этом свидетельствовала девятка. Наверняка это их сила, способность воевать.
   - А почему бы не наштамповать всех вас с характеристиками 999?
   - Ты интересный такой, где же я столько денег найду? Это же редкоземельные металлы и прочее. Мы их поставляем из других стран.
   Я отвлекся, внутренний взор услужливо пополнился подсказкой. М-444, устройство управления зданием.
   - А кто тут всем заведует?
   - ИИ.
   - На вас объявлена облава, - сказал ИИ через колонки в ответ на мой интерес. - Но я вас не выдам.
   Юмор засчитан. Хотя сказано серьезным тоном.
   - Мы едва сбежали.
   - И что мы будем делать?
   - Нам нужно отсидеться часа три, а потом будет полегче. Хочешь выпить?
   Это было своевременное предложение.
   Каждое слово из этого разговора отображалось своими знаками. Это было что-то вроде комментариев. На каждое слово открывалась ссылка, миллисекундная, но я видел, что она вела к большим объемам информации, которые, по идее, можно было открывать и читать. Но тогда я бы немилосердно подвис. Итак разглядывание затянулось.
   - Давайте, ребята, что-нибудь поесть. - Приказал Дэн.
   Парни удалились. А мы отправились в гостиную. Тут был диванчик, кресла, плазма на стене. Короче, небольшая комната. Я бухнулся в кресло.
   Потянул руку к кепке, но одернул и посмотрел на Дэна.
   Из массы информации по приказу "данные устройства" я выудил только то, что заряд 94% и "необходимо подключение".
   - Тебе же надо подключиться, а ты молчишь.
   - Владик, этот флажок у меня всегда горит, не обращай внимания.
   После открытия соответствующей ссылки, я увидел, что данные вихрем мчались через его процессор в нескольких направлениях. Извне, изнутри, сотни источников, Дэн не на миг не терял связи. Можно было поймать такой поток и вскрыть его, любой. Ну вот, например, по полиции Парижа, вот по мэру Парижа, вот по спецпредставительству, а с ним был связан поток с объектов. Но их оказалось слишком много. Я все могу посмотреть, везде засунуть свой нос, только информации слишком много. И сам я ни за что не разберусь, какая из них приоритетная.
   - А это что?
   Я увидел свои стил-фото, они как в комнате были развешаны в некой виртуальной реальности.
   - Это твои персональные данные.
   - А зачем ты их так оформил?
   Конечно, я проявлял бестактность. Ведь Дэн по сути - это сгусток потоков электронов, создающий виртуальную жизнь. Для него это естественно создавать виртуальные реальности.
   Плюс: это ведь его личное дело. Может быть, и у робота есть частные дела? Хм... кажется, я ерундой занимаюсь. Все гораздо проще. Вот как он и говорит:
   - Это просто персональные данные человека... уверяю тебя, Кукловод. Давай тебе дадим такой позывной?
   - Да что-то не очень. А что есть управление?
   - Конечно, ты можешь управлять нами как куклами. Ну, в определенных условиях и пределах, конечно. Не думай, что я ослаблю свой контроль за твоей подготовкой. - Из покладистого подростка он моментально превратился в сержанта.
   - Поэтому ты будешь управлять мной, да?.. Ну там психологически всяко...
   - Не-а, к тебе это я не применяю. А вообще ты молодец, - сказал он, увидев, что я все-таки сдернул кепку. - Ты очень продвинулся, становишься серьезным специалистом. А управление роботом - это отдельная тема, там не все так просто. Всему свое время.
   - Какое количество информации, это вообще! - восторженно протянул я.
   - И ты ее освоил, - скудно похвалил Дэн.
   Серега вернулся с подносом, пахло здорово. Я накинулся на еду, реально ощутив нехватку сил. Луковый суп, курица, тушеная в вине. Сыр, яйца. Как все это вовремя! И вино в какой-то шикарной старинной бутылке! Прямо как я люблю. Тут еще было то, что Серега с пафосом назвал "жареные лягушачьи лапки". Я все-таки не решился их попробовать.
   - Использованы специальные питательные добавки.
   - Ты подмешал чего-то в еду? Серега как ты мог позволить?
   - А Дэн меня пытал!
   - Какая жестокость! - морщась от удовольствия, сказал я.
   - Я между прочим не железяка какая! У меня чувства есть и слух! - От Дэна это звучало парадоксально.
   - А ты часом не эгоист? Любишь любое внимание к себе.
   - Эгоист, люблю. - Моргнув, ответил он.
   - Вот возьмешь и отравишь меня.
   В ответ Дэн помрачнел и отвернулся.
   - Еще и обидчивый. Юмора не понимаешь.
   - Конечно, не понимаю.
   - Решил во всем соглашаться со мной.
   - Ах! Человека не переспоришь! И не переговоришь, особенно если трындеть по-пусту, как все люди это любят.
   Он махнул рукой.
   Я все скушал, даже облизал ложку и продолжил разговор:
   - Ну так что мы здесь делаем?
   - Я вытащил тебя в Европу для того, чтобы ты расслабился, адаптировался, был на высоте. Может быть, организовать культурный отдых? И страничку свою проверишь? Там такое творится...
   - Ты еще думаешь о культурном отдыхе?
   - Ну а как же? Подопечный должен получать все необходимое для своего духовного развития.
   Эк, как закрутил. Ну и отличие меня от него понятно - я сейчас совершенно не могу думать о ресторане или каком-нибудь шоу. А он может, спокойно. Наверное, хорошо жить без нервных срывов. И все-таки я поинтересовался:
   - И какая культурная программа возможна?
   - Закрытый готический вечер в "Garage". Занятия на sup-борде под открытым небом. Выставка фотографий из-за кулис с показов Dior, Balenciaga и Balmain. Выставка ювелирных изделий Bijoux d"Artistes. "На Востоке, снова война: 1918 - 1923 " в Музее Армии. Сюрреалистические сказки в в музее Оранжери. Это премьера. Сокровища Лувра. Кабаре "Мулен Руж".
   - Ого, ничего себе! Я даже стал засыпать! - Пошутил я.
   - Есть что попроще. Тем более, в нашем положении. "На улицах нас поджидают уличные музыканты и артисты". А ты знаешь, что из городских фонтанов можно пить воду? По уверениям властей вода питьевая и кое-где даже газированная.
   - Впечатляет.
   - Это еще не все. Музей Коньяк-Жэ. Коньяка обопьемся! Латинский квартал, 300 километров катакомб. Тюильри и Люксембургский сад, музей романтической жизни... Короче всего не перечесть. Вообще-то Париж - это то место, где люди специализируются на развлечении. Это можно сказать столица мира по развлечениям. Сюда за этим приезжают даже из США. Нет, ты знаешь какие тут рестораны!
   - Ну, музей романтической жизни, например, это действительно интересно.
   - Возможно, там тебя бы встретила твоя любовь.
   На меня нахлынуло ощущение, что не зря я попал в этот город. Если избегать красных кварталов и гей-клубов, то тут можно с толком провести время. Правда, сейчас... ну не знаю. Может быть попозже, когда все образуется?..
   - Слушай, Дэн, а этот, который звонил нам в Киеве...
   - Новак.
   - Вот этот Новак все еще звонит?
   - Сам нет, но по дипломатическим каналам предложение поговорить мы получаем.
   - Мы можем воспользоваться этим предложением и переговорить?
   - Ну... Новак здесь, в Париже.
   - Даже так!
   - Я бы устроил тебе встречу с ним, но он теперь охраняется по неприступной схеме. Взять его можно, но только армейским штурмом, пока что в Париже так шуметь нельзя. Но поговорить можем прямо сейчас, если нужно. Он ждет, что ты ответишь ему дистанционно.
   - Однако не зря мы оказались в одном городе.
   - Хм, может быть мы еще и встретимся. Но меня интересует сейчас не он, а сервер, который закрывает мне сетевой обзор. Находится он в Сен-Дени. Этот сервер, кстати, не более как два часа назад заполнился твоими фото.
   - Правда? Популярность на сервере секретной службы? - пожал я плечами, как бы взвешивая, а надо ли мне это.
   - Не помнишь, кто-то решил повыпендриваться, выбежал на улицу Телеграф, тут-то его все и увидели?
   Мне должно быть стыдно, да. Но на меня что-то накатило тогда и я не смог сдержаться. Потом, уже на улице немного успокоился.
   - И что теперь? - обреченно спросил я.
   - Ничего страшного, сейчас наш дом на улице Телеграф оцеплен, но через часа три мы туда сможем вернуться.
   Он не объяснил, что произойдет за эти три часа.
   Зато он снова перешел к делу. Пообещав, что сейчас нужно будет отдохнуть, он решил перед этим нагрузить меня полезной информацией. Я не очень-то поверил, что можно отдохнуть, когда тебя ищет весь город, и стал слушать.
   - С нами вышли на контакт некоторые глобалисты, довольно состоятельные. Хотят сохранить с нами дела и не потерять выручку. Американец и двое итальянцев. Они предупреждают о Новаке, ему верить нельзя. Их представители сейчас тоже в Париже, в принципе, вместо Новака мы сможем встретиться с ними.
   - Так, а если я вдруг встречусь с Новаком, какие у меня будут полномочия? Он все-таки главный противник, мне нужно знать, что говорить.
   - Полномочия полные, привыкай, такие у тебя полномочия будут довольно много где.
   Я этого ждал. Конечно, пора было брать все в свои руки. Но поныть мне никто не запрещал:
   - Блин, мне нужно изучить вопрос.
   А Дэн стал изображать из себя святошу, который добивался от своего подопечного активного втягивания в глобальные дела насаждения в мире добра, а не зла, ну и - великого учителя, соединившего тяжелую атлетику глобальных финансов, марафона мировой конкуренции, гимнастику глобального управления с нерадивым учеником, ну то есть значит со мной:
   - Это очень хорошо. Ты сможешь разобраться и принимать верные решения.
   Тем более, что немаловажно, он, наверное, был в восторге от того, что отодрал меня от компа с играми. Хотя, может быть он в чем-то и прав.
  
  
   Я снова напялил кепку-прибор, стал открывать файлы, правда, довольно лениво, и сам не заметил, как стал заниматься странным делом - прикидывать - в чем бы сделать им шаг на встречу, чем бы пожертвовать ради мира? И так получается, что найти мне ничего не удавалось. У нас везде перевес.
   Очевидно, это пережитки старого образа жизни - когда у меня были ограничения. И вот сейчас я, не имея ограничений, хочу, чтобы они были? У меня, что рабское сознание? Я испугался, покрылся мурашками от этой мысли, но постарался убедить себя, что эта мысль мешает мне думать. Мне нужно тактику и стратегию переговоров. Вот и все. И когда я добьюсь этого знания, я буду чувствовать себя увереннее.
   К тому же не бывает так, чтобы в наличии были полностью запредельные преимущества. Нет, все же ограничения имелись. Тут нужно быть очень внимательным, чтобы их не профукать.
   Дэн потратил немалое количество времени на коучинг со мной. Да, конечно, я нерадивый ученик.
   У нас были курсы самообороны, физического развития, искусствоведение - это все, чем мы занимались полгода. Хотя сюда нужно еще вписать посещение олигархов, высокопоставленных бюрократов и прочее. Посещения и разговоры с ними были редкими, но очень хорошо запомнились мне тем, что пролили свет на то, как все устроено.
  
  
   Я залез на свою страничку в сети. Кто-то нарисовал мое лицо в люке советского танка, который освобождал Европу от фашистов в 1945 году.
   Но другой клеймил меня позором. "Террористическая деятельность, вторжение в свободную Европу!..." Я не выдержал и ругнулся, не знает ли этот гость моего блога такое понятие, как "спецоперация"? Вой поднялся моментальный. Одних только советов забанить этого "урода" я получил штук 60.
   Я уверен, что многие бы не смогли спать на моем месте. Однако, насмотревшись с одной стороны - скучных файлов, а с другой - сетевых восторгов, я хлопнулся на диван и быстро заснул.
   Когда я снова пришел в себя, то был заботливо укрыт, а диван передо мной каким-то неведомым образом превратился в шикарную постель. То ли они его разобрали, то ли меня... перенесли.
   - Я не стал тебя раздевать. - Услышал я привычный голос Дэна.
   - Ты не представляешь, как много ты для меня сделал. - В тон ему ответил я. За последнее время это был первый раз, когда я уснул для себя неожиданно.
   Да, Дэн - он уже давно как друг, сержант и заботливая мама.
   - А это что за юмористы?
   Я имел ввиду спорящих о чем-то в соседней комнате ребят. Они уже проявили свои боевые навыки, я знал, что они готовы на все, но вот что они могут найти применение зубной пасте не по ее профилю - еще не знал.
   - Мажь ее равномерно!
   - Она все равно не застынет!
   - Главное - идеальный дизайн. Что я сделаю, ели здесь у раковины такие щели!
   - Ну куда, куда!?
   - Извини, промахнулся.
   Дэн улыбнулся. Между нами возникло понимание. Как это ни странно. У каждого есть свои причуды. Ну и ладно.
  
  
   Я вышел на набережную, и понял, что вижу перед собой какую-то ненатуральную картину.
   Огни освещали пустые улицы за спиной, а впереди было как-то слишком черно, но при этом редкие огни сильно бликовали, как будто впереди была какая-то большая, темная и гладкая масса. Я достал сотовый. А Дэн увидев это, удаленно включил на нем фонарик. Он правильно догадался, я так и хотел. Я направил его прямо перед собой. Свет выхватил воду, растекавшуюся по асфальту набережной - перед моими туфлями. Дальше в реке бурление увеличивалось. И уже было понятно, что вода вышла из берегов и залила прилежащую набережную. Я присвистнул.
   - Это ты? - спросил я.
   - А кто же? - самодовольно ответил Дэн из-за спины. - За последние три часа вода поднялась на четыре метра. Процесс продолжается.
   Я, наверное, должен был резко возмутиться, вскочить, замахать руками, вырвать клок волос на себе и заставить его вернуть нормальный вид Парижу, чтобы не подвергать опасности жизнь горожан. Но делать этого я не стал.
   - Пересмотрена эвакуация?
   - Да, причем я все проконтролирую. - Он подошел сбоку, и я поглядел на него, лицо его было типо торжественное. - Эвакуация уже практически началась, через несколько часов, то есть завтра город будет полностью наш.
   - Как ты этого добился?
   - Наводнения у них бывают регулярно, я просто усовершенствовал процесс - добавил насосов, которые перекачивают воду из водохранилища в пригороде. И местность тут естественная. Вода может залить почти весь город. Кроме двух самых высоких точек. Одна из них - на улице Телеграф...
  
  
   - Я разговариваю с Юркой - доложил Дэн, - я говорю, что не придем к нему на тусу. Сейчас, вроде, не до этого. И знаешь, что? Он просит взять его с собой.
   - Дак а куда его сейчас брать? Мы вроде как в списке особо опасных преступников.
   - Делаю попытку объяснить ему. Нет, но он все равно хочет с нами.
   - С ума сойти. А где он сейчас?
   - В нашем парижском магазине. У меня есть подозрение, что за ним после встречи с нами, ненавязчиво следят.
   - Надо бы съездить, забрать его.
   - Не лучший вариант. У меня в магазине есть люди, которые могут его прикрыть. Только какая-то тенденция интересная, он стремиться к нам, даже в наш магазин пришел, "замарался" общением с нами, что, его в исключения добавлять придется?
   Это типа шутки было.
   - Пока еще нет. А девчонка? Мне вот больше интересно ее спасти. А князь? Мы токсичны!?
   - Конечно, - он улыбнулся как сытый кот.
   Мало того, что мы оказались в совершенно безвыходной ситуации, нам еще и общаться нельзя! Нас сделали токсичными!
   - А за Жанной мы съездить можем?
   - Ну, - неопределенно ответил Дэн.
   Джип подкатил к нам, сам, без водителя. Вот так, не плохо.
   Не смотря на ночное время, появлялись люди. Очевидно, СМИ не молчали и власти уже принялись за эвакуацию, постепенно, прямо во время нашего разговора, наращивая 'мощности' - подгоняя все новые и новые автобусы. На улицы выходили все больше людей. Скоро здесь станет шумно.
   - Тут ситуация изменилась. Прямо сейчас у Юрия проблемы. - Доложил Дэн.
   - А что случилось?
   - Специальное подразделение вычислило его местонахождения.
   - То есть они его схватят и... и что дальше?
   - Я вообще-то сказал, чтобы соблюсти формальность. Он нам особенно не нужен, интереса для них он тоже серьезного не представляет. Ну, возьмут, поспрашивают и... отпустят.
   Я почему-то подумал превратно, маньяки с людьми ничего хорошего не делают. Не отпустят, убьют.
   Мое молчание Дэну не понравилось и он сказал:
   - Ну, зачем он нам нужен?
   Может быть и не нужен, но это же... убийство. И что, я вот так его легко допущу? Дэн потерял терпение:
   - Все, нефиг про него думать, случайный знакомый, случайная жертва. От нас тут ничего не зависит.
   Я решил проявить волевые качества:
   - Я объявляю, что вношу Юрия в мой список!
   - Это официально?
   - Да. Пусть будет... на третьем месте.
   Если человек занесен в список, то Денис не сможет допустить его смерти. Простой расчет. Дэн тут же откликнулся:
   - Приказ принял. Юра внесен в список... Я кинул резервы для защиты и отведения угрозы. Его доставят в место встречи. Там мы его можем забрать.
   Мне не особенно-то хотелось заниматься этим пареньком. Но, похоже, придется.
   Народ на улице казался напуганным. Суетились машины "911", скорая помощь, пожарные, другие службы. Кое-где даже возникали заторы. Группы людей передвигались быстро и организованно - до машин. Однако, наверняка был риск перекрытия дороги, по которой мы поедем.
   - Придется нам добираться по воде. - Огласил свои планы Дэн.
   Машина свернула к затопленной набережной. Темное пятно воды, разливавшееся все больше, и скрывшее очертания русла, казалось бездонным. И мы, под небольшим углом, неслись прямо в него. Перила, огораживающие реку, оказались уже скрыты под водой.
   Мы мягко врезались в воду, подняв тучу брызг. И поплыли. Автомобиль уверенно выровнял свое движение вдоль берега. За окнами проплывал первый округ Парижа. То есть, значит, центр.
   Навстречу потянулись мощные каменные и металлические мосты. В обычные дни эти мосты низко нависали над Сеной. А сейчас они торчали над поверхностью и неожиданно становились преградой для перемещения.
   Когда автомобиль пару раз нырнул, скрываясь под водой, чтобы проплыть под мостами у меня заходилось сердце. Ну вот, этот джип еще и подводная лодка.
   Хорошо в искусственном свете была видна известная на весь мир Эйфелева башня. Вблизи она оказалось могучей и огромной. А вода подбиралась к ее основанию, уже давно скрыв каменные своды берега. Вокруг болтались на волнах речные туристические катера.
   Сразу после того, как мы миновали башню, автомобиль выбрался на берег. Здесь нас ждал невероятный лабиринт улочек, пока мы, наконец, не оказались около домика на обочине дороги.
   На мой взгляд - скромная забегаловка.
   - Вокруг - заповедник Булонь. - Пояснил Дэн. Да, я видел ровные ряды деревьев.
   Внутри забегаловки холодный свет заливал столы, за окном все еще ночь, а в городе наводнение, народу никого, только один Юрка. А взгляд затравленный. Мы сдержано поздоровались.
   - Прикинь! Я оказался на разборках боевиков.
   - Да и кто там воевал против кого?
   - Не понял. Сначала Бух! Одни влетают, потом бах! Другие. Не здесь, в Бит-магазине. В результате сюда меня доставили они.
   - Кто?
   - Ну, военные какие-то, все в пятнистом, с берданками! Развратили там все! Теперь ремонт делать, тыщ 20... ты понимаешь... они... им, что?.. Я нужен был?..
   Я хотел сказать: "да кому ты сдался, выскочка!", но пришлось соглашаться:
   - Одни хотели тебя захватить, другие отбили.
   Дэн вставил пару слов, довольно возмущенно:
   - Князь, наш общий знакомый затаился у друзей, его искали, но совершенно безрезультатно. Жанна...
   - Это кто?
   - Это та парижская девица с родителями спряталась на даче. Все понимают, что контакт, даже случайный, с Владом влечет за собой последствия. Все понимают, потому что телевизор смотрят, кроме этого чучела.
   - Это меня что ли? - ошарашено проговорил Юрка.
   - А ты телевизор смотрел? Про страшного кровавого злодея?
   - Сегодня некогда было, да и вообще, я не люблю смотреть ящик, там сплошная чушь... это ты что ли злодей?
   Хоть один нормальный человек! Правильно оценивает СМИ!
   Болтать, конечно, интересно, но пора уже покидать это уютное заведение. Работники которого начинали на нас коситься. Думается, не только из-за нас. Работали они круглосуточно, но сегодня, как мне кажется, они явно закроются на неопределенный срок. По независящим от них обстоятельствам.
   - Пойдем, а то время поджимает.
   - Эти военные, они кто были? - Не унимался Юра.
   - Это наша группа специалистов по безопасности.
   - "Наша"?
   - Бит-корпорации.
   - Ого!
   На улице мы встали как вкопанные. Потому что наш джип очень громко играл музыку. И как-то странно, очень обрывочно и с повторами. Как заевшая пластинка.
   - В чем дело?
   - У нас джип воруют. - Откликнулся Дэн на вопрос Юры.
   - Ну и как успешно?
   Дэн пожал плечами.
   Тем временем воришка в каком-то неадекватном состоянии вылез из машины и переберая заплетающимися ногами побежал подальше от автомобиля и от нас.
   - Что с ним?
   - Как я понимаю, джип отключил визуальный обзор через окна, но зато врубил программу внушения. Есть такие психологические шаблоны. Прямое воздействие на мозг, плюс приятное оформление в виде музыки. Я бы сказал, что это больше подавление.
   - Ничего себе, вы музычку слушаете.
   Ну да, выходя из здания, мы слышали не столько музыку, сколько странный зацикленный набор из звуков, которые по идее должны были быть музыкой.
   - Ага, действует страшно. А для нас - совершенно нормально.
   Я подумал про то, что я в этой машине некоторое время назад тоже подвергся воздействию на мозг. Но воздействие было дружелюбным и полезным. Но вот, как оно, оказывается, может повернуться...
   А Юрка промямлил:
   - Для... "для вас"?
   Никто на это не обратил внимания.
   Попытка украсть наш джип - это было большая и неожиданная дерзость.
   Пора было убираться с улицы. Ну что? Забираемся в машину?
   Дэн проследил, чтобы мы залезли, потом сел на место водителя.
   - Видите здание? - показал он рукой. В свете фонарей виднелось совершенно не стандартное строение. - Это галереи Луи Ваттона. Очень необычная архетектура. Мы можем туда заехать.
   - Не знаю, мне кажется, пришла пора перекусить.
   - А мы совместим приятное с полезным. Я дал распоряжение устроить стол в этом здании.
   - Ну да, у них тут искусство, а мы варвары.
   - Еще бы, мы вон что с Парижем сделали.
   - Так это вы? - нашелся Юра.
   - Ага, - самодовольно ответил Дэн. - Если говорить в собственном значении, Бит-корпорация.
   - Что-то не поделили?
   - Ты прав, несколько триллионов долларов, - кратко отозвался Дэн.
  
  
   - Ну давай рассказывай. Кто ты, откуда, что делаешь, как живешь?
   - Я вообще-то живу в Петербурге. Но мать меня сплавила к родственникам, они здесь живут. На лето. Чтобы не мешал. Она познакомилась с каким-то большим человеком, обрабатывает. А я лишний.
   - Вот, значит, как делаются у вас дела в Питере...
   - Одинокая женщина, чего ты хочешь?
   - Вот найдет тебе отчима...
   Он отмахнулся.
   - Что вы будете делать с Парижем? Разрушите?
   - Да с чего бы это? - Возмутился Дэн. - Мне нужны здесь кое-какие серверы, а Влад развлекается.
   - Но соваться в город, где вас ждут с оружием - это же... это же... неправильно.
   - Мы не с пустыми руками пришли.
   - Мы за добычей, - плотоядно улыбнулся Дэн.
   - Между прочим, ты мне не говорил про сервер, - ввернул я.
   - Намекал, - кратко ответил Дэн.
   - И что? Где он?
   - Он хорошо охраняется, но в опустевшем городе штурм будет относительно безопасным.
   - Штурм?! - проговорил Юрка.
   - Информация - это в современном деловом мире - золото.
   - Влад - владелец? А ты Дэн - наемный работник?
   - С чего ты взял?
   - Ну, я же вижу, что ты турист, а Дэн занят работой.
   - А он всегда занят работой. Я еще не определился, кто я и чем хочу заниматься, а с Дэном все понятно - на нем вся Бит-корпорация. - Я махнул рукой. - Да он вообще робот!
   Не знаю, с чего я вдруг разоткровенничался, возможно, на это меня подвигло наивное выражение лица Юры. Только через несколько секунд я осознал, какие у этого признания последствия. Нужно будет потребовать от Юрки расписки о неразглашении что ли?
   В качестве моих слов иллюстрации Дэн оттянул кожу на лице.
   Юра невольно вскрикнул.
   - И давно у тебя... ты?..
   - Пять лет.
   - Я что-то слышал о том, что Бит-корпорация продвигает новые тренды, связанные с роботами, но что бы так... - Юра стал лопотать быстро-быстро: - Это же открытие! Переворот в технологиях. Да что там!? Революция! Я, кажется, понимаю, кого я видел в Киеве на машине с тобой. По ТВ. А потом я еще натыкался на вас в других передачах. И я... И мне Дэн показался совершенно обычным человеком... Ты же ничем не отличаешься от человека,.. это не возможно! Но вот ты говоришь, ходишь, защищаешь Влада!
   - Организовывает культурную жизнь... - поддакнул я.
   - А ведь ты думаешь! Иначе я не могу это назвать. Современные технологии только учатся распознавать, ходить... это пока даже не детсад, это ясли. А вы уже!.. Признавайтесь, какой волшебник вам помог! Ну и кто разработал столь совершенного... Дэна? Где ваш НИИ?
   - Какой еще НИИ? Я разработал программу. И все.
   - Капец! То-то я не слышал ни про какой институт, ни про какие разработки! У вас что? Его нету!?
   - Нету, Дэн сделал все сам.
   - Ты же понимаешь, что это невозможно?.. На этапе программы процесс несколько десятков раз корректируется, переделывается, часто все начинается с нуля, когда разработчики заходят в тупик,.. а уж когда появляются первые модели, то отладка, забраковка - это постоянные спутники работы! Не говоря уже о том, что роботы - это лишь вспомогательные модули, а основными должны быть большие расчетные станции. У вас что, этого всего не было?
   Я развел руками:
   - Если подумать, то это ведь логично. В мире уже накоплено столько информации, столько кодов, столько разработок, что если в этом разобраться и приспособить, то можно обойтись без НИИ.
   Так сказал я, а Дэн посмотрел на меня скептически и добавил:
   - Все научные направления разработаны - в той или иной степени. Если за дело возьмется ум без человеческих слабостей, но с большими возможностями, суммирует знания научных разработок, то он может осуществить любой проект.
   А я снова не утерпел:
   - Зачем изобретать велосипед десять раз? Достаточно одного. Нужно лишь знать, где взять.
   - Допустим, но ты знаешь, где брать?
   - Мы взяли для начала энергетические проекты. Тебе сказать в каких институтах кафедры энергопроектирования?
   Юрка махнул рукой, хотя мог бы задать вопрос - откуда у нас доступ к этой информации? Наверное, подумал, что у нас мощные возможности.
   - А ты слышал про "Автора Завтра"? - Спросил я.
   - Это что, сайт?
   - Нет, это такая программа, которая может разработать часть текста для книги. А "Графический модератор"?
   - Нет.
   - Эта программа создает видео из шаблонов. Там есть формирование 3D-реальности, есть шаблоны героев... А видео-наблюдение с камер? Думаешь, для него не нужно ИИ? Оно само работает? Без программного обеспечения?
   Дэн выглядел довольным, видно ему нравилось то, что я вспомнил про эти программы. А Юрка продолжал излучать рассеянность.
   - Существует программа-учитель, программа-терапевт, хирург, психиатр...
   - А симуляторы?
   - Нейроуправляемые протезы. Роботы - ассистенты для престарелых... Знаешь, что я тебе сказу? Не охваченным осталось только одно - православное богослужение. Буддистское богослужение уже исполняет робот. Все остальное уже давно внесено в коды, оцифровано! Я тебе больше скажу! Человечество уже совсем не то, что было раньше! Ты думаешь, ребенок, который проводит все дни каникул за экраном ноутбука, не является элементом нового мира? Старый мир существует лишь благодаря инерции, внутри все уже давно другое! Дэн излучал счастье. У него способный ученик, ну то есть я.
   - Учти для наших родителей удивительным был даже не компьютер, а видак! Сейчас такое сложное устройство, как компьютер считается совершенно обычным делом, включенным в сферу человеческой жизни. Скоро так же встроятся роботы. Ты думаешь менталитет людей не изменяется? Все, совершенно все УЖЕ поменялось, понимаешь?
   Возможно, я достучался до Юрки, потому что он вроде как не стал возражать, однако, вопросов было еще очень много. И главный, который мне был не удобен:
   - Но главная программа!? Программа искусственного разума? Ведь Дэн действительно разумен.
   - Разумен. - Кивнул сам Дэн.
   - Ну?
   - Я не помню свою программу. Я забыл, как я ее написал...
   Юрка совсем выпал в осадок. А Дэн вдруг внимательно посмотрел на меня и вдруг заявил:
   - Ты врешь!
   Чой-то? Он решил-таки атаковать меня? Ведь раньше он помалкивал. Жалел что ли меня? Или верил мне? Или неожиданно нашел союзника - Юрку. И что? Решил выслужиться перед ним? Что-то не замечал я раньше такого за ним.
   Я разозлился и нагрубил Дэну, выбрался из-за стола и прошелся по залам. Огромные, причудливые, обтекаемой формы, они скудно освещались искусственным светом. Округа города лежали в темноте. Только вдалеке виднелись разрозненные огни. Ну да, аварийная ситуация, плюс практически окраина Парижа. Как тут еще должно было быть? Я еще посмотрел на искусственный водопад, широкую заводь внутри здания, на стены, похожие на паруса, и вздохнул. Куда тут денешься от этого противного Дэна в чужом городе? Я вернулся молча. Они тоже молчали. Дэн выглядел смирено, но следил за мной внимательно. Они поняли, что ко мне с расспросами лучше не лезть. Однако! Хитромудрый Дэн расколол ситуацию этим своим заявлением. Ну конечно, я кое-что помню, но я не хочу об этом говорить. Даже думать не хочу, потому что это... личное...
   Молчание прервал Юрка, за что я ему был очень благодарен:
   - Слушайте, ребята, возьмите меня с собой. Мне тут уже все наскучило. А с вами интересно... Только на лето, честное слово!
   А что с ним еще делать? Конечно, мы вынуждены его взять собой. Не бросать же после всего, что было.
  
   Ко всему прибавилась плохая погода. Стало холодно, а сверху навалилась мерзкая морось.
   Мы выехали, загрузившись в джип. В черноте странной ночи полыхнуло зарево. Клубящиеся облака выхватывались отсветами вспышек снизу.
   - Это штурм, - сказал Дэн.
   - Что, с людьми?
   - Я приставил к каждому руководителю администрации, полиции и их МЧС своих наблюдателей. Пришлось удерживать их от того, чтобы они сами не разбежались. Но теперь все организовано. Первым делом я вывез всех из нужного нам района.
   - То есть мы приедем, а там будет все закончено?
   - А как ты хотел?
   - Ну, пострелять немного.
   - Влад вон уже пострелял, больше не хочет.
   - Нет, ошибочка, в меня стреляли, а я еще нет.
   - Ребята, это прогресс, его не остановишь. Вы спите, а работа идет. Вы приезжаете на место, а работа выполнена. Человек не вникает в содержание, а просто отдает приказ. И он выполняется...
   - Штурмуют... роботы?
   - Ага, ты понял. И еще, я дам возможность пострелять. Где-нибудь в другом месте. Но эта операция моя. Мне нужно ее точное и тщательное выполнение, поэтому вы прибудете уже на захваченный объект.
   - Блин, думаю, нам ничего не перепадет, - проговорил Юрка.
   Я воззрился на него с удивлением. Какого сумасшедшего паренька мы подобрали!
   Пока мы говорили, здание приблизилось. Наш джип подъехал по асфальту, пересыпанному кусками кирпичей... Стены дымились, впечатляла их толщина, но и то, как они были "взломаны" - тоже. Для этого потребовалось очень много взрывчатых веществ. И специальных устройств. Стены, как стало понятно, состояли не только из бетона, внутри оказался нехилый слой металла, плюс экранирующая арматура.
   Однако же, у стен этого здания Юрка уже изучал несколько дроидов, которые угрожающе выставили стволы пулеметов и выглядели абсолютно неподвижно. Это смертоносное оружие, которое могло само передвигаться, наблюдать, выбирать цель, конечно, заслуживало внимания.
   А я оглянулся по сторонам. Да, улицы стали совсем не пригодными для людей. Кое-какие утонули, а другие казались колючими, неприглядными, черными. А ведь это почти центр Парижа. Район Сан-Дени.
   Внутри было как в бункере.
   Сломанные столы, раскиданные по полу папки с делами. Скорее всего, все это удовольствие принадлежало ЦРУ.
   А в соседнем зале - ультрасовременные панели стен, потолка. И керамический пол. И все помещение в сверверах, между ними - только узкие проходы.
   Киберы быстро расковыряли один из серверов, Дэн собственноручно установил плоский прибор в серво-порт и радостно сообщил:
   - Передача данных начата.
   Мне захотелось узнать, чего это он такой радостный. Я напялил кепку.
   Большая масса стандартных коммуникаций меня не заинтересовала, вдали, на заднем плане я увидал разворачивающуюся новую информацию. Она отвечала поступающим данным, и исходящим.
   Довольно уверенно я развернул этот клубок так, чтобы мне было наглядно и понятно.
   И я увидел.
   Вот, что происходило прямо в эти секунды. Тысячи двигателей заработали почти одновременно. Тысячи деловых писем, тысячи приказов по предприятиям... Транспорт приведет в готовность перевести оборудование, доставить новых менеджеров, гендиректоров, бухгалтеров, охранников, консультантов. Новые фирмы, которые создавались прямо сейчас, были призваны осуществить новые финансовые схемы. Новая политика таможенных сборов, санкций, штрафов. Новые технологические горизонты в новых торговых организациях.
   И если на Западе раньше жаловались на то, что Россия стала богатой, то что они скажут сейчас?
   Новые биржи будут работать в Москве, Питере, Екатеринбурге.... Высокоскоростные железнодорожные линии, современные автомагистрали, волоконно-оптические кабели, энергетические трубопроводы, морские порты и аэропорты...
   Разработаны поправки в Конституцию России: усиление президентских полномочий, введение государственной идеологии, решительное сокращение числа субъектов федерации и фактический переход к генерал-губернаторствам. Возможность извлечения денег из юрисдикций Швейцарии, Великобритании, Кипра, Люксембурга, Андорры, Лихтенштейна.
   Международное общество "Всемирный совет будущего" (World Future Council) - международный контроль экономики под патронажем России. Кроме этого я увидел, что ведутся переговоры с конгрессменами США, открываются новые дела в прокуратуре.
   Осуществляется запуск новых медиа-ресурсов, которые готовы обсуждать темы всенародно: национализация элит, сохранение роли государства в экономике, стимулирование мегапроектов вместе с приоритетным финансированием ВПК и импортозамещением, а также - духовные скрепы и традиции.
   Внедряется новая система контроля над сегментами интернета. Это зачистка.
   О Наших Глобальных Ударах. Запуск проектов СПГ на Ямале, АЭС в городах России, заводов переработки мусора, ЗапСибНефтехим, газохимические заводы, авиастроительные, северный широтный ход...
   У меня закружилась голова от объема этих работ. И какая это серьезная проверка Дэновских "подвязок"!
   И я еще увидел то, по сравнению с чем, все упомянутое оказывалось детской игрой. В 2021 году при участии нескольких стран основывалась особая экономическая область. На совершенно новых принципах. "Чтобы все не читать" - потребовал я, и машина поняла приказ - большой список особенностей специальной зоны сменился простым - "на информационных принципах, условная территория - 5000 гектар, город Ярцевск".
   Это место начинали застраивать раньше (я уже интересовался этим проектом), но теперь на это направлялись силы сотен механизированных строительных отрядов. И предполагались большие деньги.
   Умные города, как проект, уже существуют давно, кое-что применяется на практике. Но впервые умный город будет полностью умным. Это Бит-корпорации вполне по силам.
   Особым пунктом во всех этих бурлящих новостях отводилось сотрудничеству с Италией. Все, совершенно все, что начиналось, имело прямые связи с соответствующими органами итальянского государства! У меня даже появилась мысль, что Дэн все специально дублирует в Европе, используя итальянские возможности... Вот это размах!
   Я видел, что ТВ уже заряжено отреагировать на события должным образом. И показать как величайшую сенсацию в мире.
   Плюс еще один проект, который уже нашумел - это, конечно Луна. Освоение нашего естественного спутника. С сегодняшнего дня начинается дележка долей в этом грандиозном проекте. Желающих много. А цены не слабые.
   Кто там будет работать. Вперемежку. Люди и роботы.
   - Я узнал все, что я хотел. И последние данные мне были нужны, чтобы мне не ошибиться в выбранной тактике и стратегии действий по захвату новых возможностей. Все, что ты видишь - все происходит на основании новых данных. - Пояснил Дэн поглаживая сервер.
   - Так это была разведка?
   - Да.
   Выйти наружу так просто не получилось, потому что Дэн подсунул мне еще одну ссылку - я увидел на своем скрине данные полученные от Х-999: это был аудиофайл - часть разговора военных по закрытому каналу. Правда, разговор относился к другой группе данных.
   Меня шокировало то, что я услышал. Российский генерал обещал американскому, что в случае провокации российские войска не остановятся ни на чем, ни перед использованием ядерного оружия, ни перед уничтожении центров принятия решений.
   Я решил, пользуясь инструментами мысленного управления вышел в обычную сеть, чтобы проверить в области общедоступных новостей - говорят ли на эту тему. Говорят, как оказалось, но прежде чем я в этом убедился, на мои глаза попала как бы совсем случайная новость:
   "Международная организация Исследований в области искусства подала в суд на новый фильм европейской студии "Миллениум" за недобросовестную инициативу". Однако, в этой же статье значилась расшифровка такого широкого понятия как "недобросовестная инициатива" - за критику европейских структур власти, на которой основывались европейские ценности.
   Замысловато сказано, но уже довольно открыто, без стеснения. Какие у них европейские ценности? Затыкать альтернативное мнение? Сажать неугодных?
   А вот и подтверждение того, что западные друзья не успокоились и готовятся к провокациям в ответ на наши действия: НАТО развертывает боевые порядки в проливах. Она была связана с тем разговором военных, который я только что слышал. Это и есть провокация.
   - Я понимаю, почему ты выбрал вторую новость - это почти реальное начало боевых действий. Но первая-то чем тебе интересна? - Заговорил Дэн.
   Вот хитрый какой. Сам мне внушал, как правильно воспринимать новости, да и вообще любой культурный текст. Я в коей-то веки решил применить на практике эти умения, и он теперь требует лавр.
   - Это ведь еще более круто, чем боевые действия. Судебные разбирательства за критику - это начало диктатуры. И все это происходит в Европе.
   Дэн довольный ответил:
   - Ты все правильно понял.
   Ну да, не зря он мне втолковывал, что преследования за нарушение прав, за домогательства, громкие дела - лишь ступенька. Важно не кто кого за что преследует, важно - что преследует того, кто просто не нравится. И все это объяснялось, что "мы правы в любом случае". Открывалась возможность безнаказанно творить то, что пожелаешь.
   И вот новость, по-существу, открывающая возможность диктатуры европейцев в Европе, появилась буквально несколько минут назад.
   - Этим они собираются ответить нам?
   - Да.
   Юрка хлопал глазами, ничего не понимая. Я отдал ему кепку. Пусть разбирается.
   - Задание выполнено? - Окинул я взглядом стеллажи серверов, "нямку" Дэна. - Все. Мы отправляемся к Жанне. - Я сказал таким тоном, который не терпел никаких возражений.
   - Стой, она пропала.
   - Ты же контролируешь город?
   - Оказывается, что не совсем.
  
  
  
   Глава 8.
  
  
  
  
   - В общем, так, - продолжил Дэн, поскольку все молчали. - Где девчонка мы не знаем, а наш спецпредставитель улепетывает в Ниццу.
   - В Ниццу?
   - Да, там квартируется небольшой флот США, Новак планирует воспользоваться прикрытием и сбежать. Ну что? Преследуем или ищем Жанну?
   Ну, если можно выбрать, то...
   - Давайте найдем девчонку. Отправимся сами туда, где ее видели в последний раз.
   - Там наши ищейки перерыли уже все верх дном.
   - Ничего страшного. Мы посмотрим еще раз.
   Это никогда не лишнее, даже если все уже давно проверено. Всегда есть вероятность того, что от взора даже внимательного наблюдателя может что-то скрыться. Хотя, я надеялся на другое. Я думал просто увидеть место, которое видело Жанну, погрузиться в ее настроение, когда ее видели в последний раз... Просто, чтобы что-то понять или прояснить... Ну, или просто подумать о ней.
   Наше мимолетное знакомство, как мне казалось, было большим, чем просто мимолетное. Находясь в Париже, я не забывал то, что когда все закончится нужно обязательно с ней встретиться. Не знаю, чего я хотел - чтобы очарование первого знакомства пропало или наоборот - утвердилось...
   Она не показалась мне парижанкой ни в старо-книжном смысле, как их изображают в виде каких-то бестий, ни в новом - во что превратили девчонок новые веяния - в виде сухих слишком правильных функциональных винтиков западной государственности.
   Она выглядела (а я даже не заговорил с ней) вполне по-девчоночьи, сохранив женскую тайну. Нежность, открытость и теплоту. Я ее видел на улице, она была испугана и совершенно неотразима...
   Мы стартовали на своем джипе 'Лидер', время от времени ныряя в грязные потоки воды. И снова выныривая. Вскоре мы оказались около двухэтажного скромного загородного домика.
   - Вот в этом доме ее видели в последний раз?
   - Да.
   - Это дом ее родителей?
   - Бабушки. Она пряталась у бабушки. И неосмотрительно покинула дом... это было где-то часа два назад.
   Окружающее выглядело оставлено. Даже пугающе. Учитывая, что это место - глубокая периферия, окруженная полем и лесом. Свет не работал - ни на улице, ни внутри.
   Невысокий каменный заборчик компенсировался ровнопостриженной живой изгородью. Ну да, это дешевле. Хотя и не надежно. Серьезной преградой не является.
   Дэн предоставил карту на экране монитора автомобиля. И мы с Юркой могли представить себе, где оказались.
   - Мои дроны прочесывают другие улицы и лес. Радиус 2 километра и расширяется... - Услышал я Дэна, а сам попытался понять, куда тут могла деться девчонка. Калитка, ворота и... еще одни ворота - только маленькие.
   - Сколько автомобилей проехало по этой улице за время с момента фиксации объекта?
   - Камеры установлены только на соседней улице, на этой, к сожалению, нет. Там проехали 204 автомобиля. Но сколько из этого числа вывернули с этой улицы - точно неизвестно. Но, примерно, с сотню. Сегодня много чего происходит... люди бегут.
   - А мотороллер?
   - Мотороллер?
   - Если бы у нее был скутер, куда бы она могла поехать?
   Я взглядом показал на маленькие воротца - за которыми, очевидно, прятался небольшой гаражик, как раз для скутера.
   - Скутер не зафиксирован камерами. И, пожалуй, что если учесть, что она не специально пряталась от камер, но случайно избежала наблюдения, поехав на скутере, дорога должна быть одной.
   На экране мы увидели нужную дорогу, по каким-то причинам совсем не попадающую в обзор камер. Если она ехала на скутере, избегая камер, то только здесь. Вероятность, правда, очень минимальная, что такое могло случиться. Поэтому и Дэн никого не послал проверить эту версию. И, все-таки, бывают удивительные дела на Земле, так что нужно...
   - Значит, нам нужно исключить этот вариант. - Постановил я. - проверить эту невероятную возможность. Исключить...
   - Или подтвердить. - Продолжил Юра. Он сразу ухватил. И, похоже, его это тоже волновало - все же и она, как он, тоже была жительницей Парижа.
   Мы забрались внутрь джипа, и он рванул вдоль по улице.
   - Неохваченным камерами наблюдения остается только одно направление. - Еще раз озвучил Дэн.
   Вскоре мы добрались до обширных полей для гольфа, они были обрамлены изысканными кустиками. Кустики росли и на поле, являясь естественными преградами - они гнездились на камнях, а кое-где на песке.
   Скутер валялся около замшелого каменного забора. Помятый и грязный. Нехорошее предчувствие царапнуло изнутри. Значит все-таки этот вариант. Значит, не зря мы решил проверить его. Любая машина подходит к делу рационально - проверяя сначала наиболее вероятные варианты. А нам просто крупно повезло, что мы в таких неблагоприятных условиях напали на правильный путь. Или не повезло.
   Мы перелезли забор. Тело радостно отозвалось на небольшую физическую нагрузку.
   - Вон кто-то смотрит, - вдруг сказал Юра. Нужно было ожидать, что мы кого-то увидим, поскольку разыскиваем, а тут оказалось наоборот. Нас нашли? Кто может смотреть? На нас что ли? Какой-нибудь охранник?
   - Ребята, вам бы лучше этого не видеть, - отреагировал Дэн.
   Наконец и мне открылось то, что поразило их обоих. Это была Жанна - точнее ее голова, которую легко можно было опознать по знакомой прическе...
   - А где все остальное? - спросил Юрка, но, похоже, не выдержал осознания и отбежал обратно к забору, согнулся в спазме, и как-то напряженно задышал.
   А я посмотрел - специально, чтобы засечь детали. О том, что Дэн меня научил какой-то психологической стойкости, я не думал. Просто не приходили мысли, я просто засек, как все было. Я должен это видеть.
   Появились дроны - юркие машины размером с собаку. Да, они тут сейчас наведут порядок... может быть, и тело найдут...
   Пора было идти вслед за Юрой, а то и меня зазнобило. Шаги дались с трудом.
   Дэн даже решил меня поддержать. А я остановился. Сейчас передохну.
   - Мы сможем догнать этого ублюдка? - сдавленно проговорил я. Без уточнения, какого именно ублюдка. Просто не хватило сил уточнять. Это был Новак, во всяком случае, по его приказу она была убита. И Дэн, похоже, знал, в эти самые секунды, я был уверен, он получает нужную информацию.
   - Сможем.
  
  
   Я отвлеченно думал о новых прорывных технологиях, которые, освоил Дэн, только появившись в этом мире. Это у него получилось очень бойко - для новорожденного.
   Технология невидимости - мы сейчас летели на корабле, оборудованном такой технологией. Технология неуязвимости 'Предопределение'. Ну и сам Рассадник - как приспосабливающийся интеллект, с наличием множества моделей поведения, схем ведения боя и правил времяпрепровождения... Подумав об этом, я невесело усмехнулся. Веселиться сейчас причин не было.
   Разработано все это многообразие импликации Рассадника в технических устройствах было на основании каких-то новых продвинутых схем получения энергии. Помнится, об этом говорил Денис.
   Сейчас это наш актив, которым мы превосходим все остальные глобальные силы.
   Не сказать, что противники совсем беззубые. Очень даже наоборот.
   Я вспомнил, как начался в моей жизни новый этап... Это, конечно, было полгода назад...
  
   ...Он тогда пришел с утречка. Готовый к подвигам, отвратительно бодрый. А я бы, честно говоря, еще бы поспал. Но пришлось встречать этого гостя. Как хорошо, что, бывало, по нескольку дней он ко мне не приходил! Я все делал сам - и мне это нравилось.
   Я выпил чаю.
   Потом Дэн потребовал от меня внимания, я понял, что сейчас он будет оглашать какое-то свое важное решение:
   - Я буду делать из тебя аристократа.
   Ну вот, не было печали, мое лицо выдавило дурацкую улыбку. Я тогда подумал, что он все же пошутил. Хотя это и невозможно.
   - Зря смеешься. Аристократ - этот кто может управлять своими чувствами.
   - У тебе понятия устаревшие. Это тот, кто ведет неумеренную жизнь.
   - Значит, я буду делать из тебя аристократа в устаревшем понимании.
   И все действительно началось. Даже этикет за столом. Начиная с того, как держать осанку, как пользоваться столовыми приборами и в какую очередь говорить.
   Дотошное изучение этих гласных и негласных правил порой сильно раздражало. Но Дэн, видя, когда уже совсем невмоготу, ослаблял. Он помнил, что я нервный. И что давить на меня слишком - нельзя. Я мог взорваться.
   Ну а я решил смириться. Дэн - не какой-то дяденька. От него теперь зависит моя жизнь. И мне даже было интересно. Одно только непонятно:
   - Зачем тебе делать из меня аристократа?
   - Анализ твоих данных показывает, что ты неверно выбрал свое предназначение став программистом, этим тебе лучше заниматься как хобби. А главное в твоей жизни другое.
   - Вот так и определил?
   - Исследования проводились несколько лет. Примерно пять.
   Это что, юмор такой?.. Нет, не юмор.
   - Понятно. - Пять лет моей жизни под его наблюдением, очень незаметным контролем.
   - У тебя способности к формированию управленческих решений. Вот я и сделал выводы, что тебе подходит свободная деятельность. Однако, у тебя не хватает силы воли. Ее нужно развить. Если будешь достоин, то войдешь в число людей, которые управляют планетой. Аристократию планеты Земля нужно уже давно обновить. И мне бы было очень приятно, если бы мой родитель занял это место. Но давай об этом потом. Я просто скажу тебе, что хочу повысить твои способности и умения. Сделаем такой ориентир для занятий.
   Вид его излучал доброжелательность. Вот так издевательски сказать мне, что я чего-то неправильно делаю в жизни, и улыбаться. Только Дэн так умеет, скотина.
   Что же насчет управления миром - нужно обдумать. Я уже всякое повидал. Но чтобы управлять миром? Никогда об этом не думал. Заботы все какие-то приземленные были.
   А вообще-то интересно стать кем-то серьезным и значимым. Надо думать о будущем. А то с этим программированием никакой личной жизни, вообще ничего.
   Может быть, действительно он там все точно замерил, и я хочу управлять миром? Хм. Не знаю, но идея интересная. Возможно, влиять на происходящее в мире - да. Да, если думать в таком ключе и не обольщаться. Потому сам лично я таких данных в себе не видел.
   Это будет интересно - вот единственный мотиватор.
   Так что, подумав, я согласился. Учитывая, что условия у меня тут супер - я полностью обеспечен совершенно всем - нужно думать о каком-то развитии себя.
   Тяжело было согласиться, что нужно поступить в ВУЗ. Учебный год закачивался, Дэн настоял, что мне нужно поступить уже сейчас. Познакомиться с товарищами, а потом после каникул начинать уже серьезно.
   И в этом он оказался прав: в мае выдались несколько погожих дней, когда мы в составе 10-ти человек студентов из моей новой группы, отправились в поход, в горы, и там удалось даже покупаться, как вы понимаете - нагишом, а как еще купаться молодым? Тем более, что ничего плавательного никто с собой не захватил.
   Уж не знаю, как я попал в эту группу отчаянных, но мне было среди них интересно. Я почувствовал себя живым, а что еще более важно: я ощутил себя жаждущим жизни. Там я познакомился с Томкой. Ничем не обязывающее знакомство, которое может и продлиться, вот только настанет сентябрь...
   И парней там был весь цвет группы: Игорь не боялся вызовов: его оттаскивали от обрыва - он хотел спрыгнуть на спор, внутренняя уверенность компании: Димка, зажигающий все Никита, специалист по всему Тимур. Как мне сказал потом Дэн - все это стандартные категории: Человек-катализатор, тихий чемпион, локомотив, эксперт. Я хмыкнул, классификация точная, но очень далекая от моего понимания. Не хотелось классифицировать живых людей. Тем не менее, этот зловредный Дэн меня пронял: я в этой долбанной классификации выходил нытиком.
   И однажды я даже понял, что это, к сожалению, правда. Я жаловался на свою прошлую работу, на мешающих чиновников, и даже уже успел поныть о профессорах, ставящих двойки, не понимающих, какое я дарование.
   В группе на это был спрос. Если я менял темы, меня не слушали. Немного внимая к себе - и я все это увидел, увидел свою роль в новом для меня коллективе. Конечно, мне это не понравилось, и я стал искать возможности изменить свою жизнь. И сделать так, чтобы обо мне сложилось в группе нужное впечатление, а не то, что мне лепят.
   Про специальность я пока не заботился, учился невнимательно, порой не мог вспомнить сказанного на лекции. Тем не менее, это было важно. В мире, где властвуют такие профессии, как юрист и бухгалтер, быть антикризисным управляющим - актуально и престижно. Дэн уж об этом постарался. Он сразу начал помогать деканату финансово.
   Дэн не оставлял и персональные занятия, только теперь они видоизменились - проводились обычно 'по случаю', или 'на выезде'. Но и во всех этих новых навыках я плавал.
   Короче, картина была такая - всюду я что-то начал, везде я сунулся, всюду была перспектива, но успехов пока - ноль.
   В 'лекциях' Дэна, как и во всем его проекте по отношению ко мне, была какая-то логика, но понять ее я пока не мог.
   Ну, кое-как вилку и нож я научился держать в руках. Занятия боевыми искусствами рукопашного боя были мне крайне интересны, но вот основы финансового рынка казались мне невероятно скучными. Хоть и преподавал он совершенно с других позиций по сравнению с ВУЗами(я имел такую возможность - сравнивать). Не мог я свыкнуться и с той позицией, с которой он рассказывал мне про международные отношения. Не влезало его учение об устройстве рынка. Все это меня пугало, я просто не доверял, думал, что он меня дурит.
   Везде он видел клановость и корпоративность. Фирмы с громкими именами у него назывались по фамилиям владельцев, и это было не привычно. Хотя я понимал, что, наверное, в этом есть правда, внутри меня что-то протестовало со страшной силой. Мне не хотелось терять привычную картину мира, в которой какой-нибудь гигант Бомдек оставался крутой мировой корпорацией - лидером в ит-технологиях. Я в свое время радовался тому, что накопил денег, чтобы купить у него видюху. Как мне расстаться с той информацией, что я сам лично наслаждался, тем, что это престижно? Это ведь уже часть моей жизни, моих впечатлений, моей памяти о ХОРОШЕМ... Приходит Дэн и говорит: ты бегал за дерьмом, есть лучше! Да я порвать любого был готов за этот Бомдек!
   По словам Дэна все время оказывалось, что эта компания - совсем не лидер в технологиях, а лидер по способностям манипуляции в обществе, на которую трудятся лучшие менеджеры мира, которые, в свою очереьдь, имеют связи в продвижении товара. Он приводил конкретные случаи конкурентных разработок, которые превосходили общепопулярные во много раз. Эти истории можно было обозначить одним термином: битва форматов. В этой битве совсем не были важны технические показатели.
   Случалось и иначе - если разработчик технологии был малоизвестным и беззащитным - у него просто крали технологию. Было даже несколько убийств на этой почве...
   Подходило время каникул и - очень кстати. Это было время, чтобы прокатиться за границу. Правда, он предупредил меня малопонятными для меня словами:
   - Учти, ты поедешь в другом качестве
   И стал накачивать меня тем, что я поеду не как какой-то турист, а как аристократ. Владелец.
   Нет, ну логично, он меня на это и готовил. И все же...
   - Ты хочешь, чтобы об этом знали... все в Европе?
   - В Европе, - согласился он. - И особенно - в ее руководстве.
   Больше он пока не захотел говорить.
  
   Было еще одно - то, чего Денис раскрывать категорически отказался: электроника. Табу на открытие роботских секретов. Пообещал, что, возможно, начнет рассказывать об этом в поездке. Ну не знаю. Я приложил руку к глобальному технологическому прорыву и не мог пока узнать, в чем он.
   Как-то не логично. Я все это создал, а технических подробностей не знаю...
   Что еще случилось? Денис решил, что я должен работать. Но уже 'по профилю'.
   - Вообще-то я бы тебя сделал главной городского района. Но это другая публика, не твоего нового статуса. Хотя опыт там неплохой... - другая мысль посетила его светлую голову: - Может быть, сделать тебя директором банка?
   - Я буду директором?
   - Ну, если это какой-то бизнес, то - владельцем. Тебе нужно будет найти правильную публику для работы. Научиться руководить, это не так просто.
   - О! Не плохо. Я готов! Я же сам смогу тратить свои деньги?
   Я же не иждивенец какой-нибудь! Я чувствую в себе силы зарабатывать! Гораздо более приятно тратить свои деньги, а не чужие!
   - Я смотрю, самое главное ты уловил. Я тебе даю в собственность нечто, ты делаешь деньги, заботишься о проекте, преумножаешь средства, тратишь их. Но... нужно, чтобы твое управление было успешным, иначе тратить будет нечего. И ведь все это будет этапом, так я узнаю - сможешь ли ты управлять чем-то посерьезнее.
   Я подумал и сказал:
   - Банк это слишком. Мне трудно с финансами.
   - Ну а главной администрации - может быть, все же подумаешь?
   - Нет, нет, не подходит, - поспешил я. - Там же нет собственности.
   - Зато, очень много связей... ну нет так нет. Ребеночек хочет быть собственником.
   Мы некоторое время перебирали варианты, а потом Дэн внезапно убедил меня заняться отелем. Да, сделать модное место в городе, куда было бы приятно приходить - это в общем. Ну и создать условия для обеспеченных приезжающих.
   И не только приезжающих, я с удивлением узнал, что некоторые люди, довольно состоятельные, имеют привычку жить не в своих хоромах, а как раз в номерах отеля. Для нас, простых смертных, это непонятно, а вот у них такие привычки - обычное дело.
   - Это работа с людьми, а тебе тут надо с чего-то начинать. Я тебя уверяю - как только ты сумеешь поладить со своими подчиненными и как только ты сам будешь готов, я дам тебе большую территорию.
   Ну, заглядывать так далеко еще рано. Нужно хватать свой шанс.
   - Я могу подыскать людей сам?
   - Не можешь, а обязан. Но я могу тебе по знакомству сделать скидку - я могу дать тебе в качестве подчиненных роботов, они гораздо более управляемы, с ними будет меньше проблем. Вообще говоря, в любом деле без роботов не обойтись. Но ты можешь попробовать, как ты хочешь.
   Хм, хочет дать мне свободу. Средства и персонал будут такие, какие я пожелаю. Заинтересовал меня не столько денежной выгодой, сколько возможностью делать то, что нравится...
   - Я знаю, кого я точно попрошу дать мне - диджея. Я не хочу, чтобы он кололся и употреблял. Клуб - это какое-то такое место, там большое напряжение... он должен быть роботом.
   - Один?
   - Да, мне нужен только один.
   - Электронный ди-джей, хе, хе.
   - Остальных...
   Остальных мне пришлось искать. И перекупать.
   Хотя отель - это не район города, но мой отель мог произвести впечатление на кого угодно - мы выкупили высоченный небоскреб.
   Я быстро развернул бурную деятельность. Устроил в отеле площадки для переговоров, показов и презентаций. А как еще можно сделать отель центром всей предпринимательской жизни? Только так. У нас будут фестивали, презентации, собрания, - все, что угодно. Деньги Дэн давал, но и отдачи тоже требовал. Ведь расклад и был в том, чтобы заработать - чтобы было, на что приобрести новый автомобиль, например.
   Он не хотел покупать мне BMW. Считал, что фирма сильно переоценена. Сколько я не уговаривал, ни в какую. Поэтому мне нужно было самому заработать, чтобы купить самому то, что мне нравится, мало ли, что он говорит...
   Это значит, что раскручивать отель нужно было еще быстрее, чтобы появились порядочные денюжки. На жизнь, так сказать.
   Однако, рынок оказался не таким уж и большим, тем более - он оказался устоявшимся. Устоявшимся без меня. Попробуй, перетяни менеджеров или администраторов к себе и обеспечь им такую зарплату, чтобы им не захотелось обратно. Кого брать на работу? Желающие есть, а опытных нет.
   Я ведь прекрасно понимал, что мои конкуренты создали свои отели как вложение денег из другой предпринимательской деятельности. У них это побочный бизнес, человек приезжает на Урал для покупки металла. Ему нужно где-то остановиться... А они имеют выгоду со всего - и со сделки с металлом и от того, что этот клиент хочет хорошо провести свое время на Урале.
   Да, как и сказал Дэн, управлять оказалось не так просто.
   Короче, прошло полгода, а прибыли не появилось. Я запланировал создание новых производств и услуг, к которым Дэн отнесся с интересом. Но сейчас их нужно было отложить. Я чувствовал, что устал и мне нужно отдохнуть. Ну, а любопытство к западной жизни за полгода никуда не делось.
   Вот ведь удивительно, думал расслабиться, ничего не делать, быть аристократом. И вот вместо этого тружусь как ишак над проблемами - хорошо, хоть, что не заоблачными, а своими - как наполнить кошелек деньгами.
   Я не раз просил Дэна мне помочь с тем, что хотя бы некоторые встречи по линии горадминистрации провести у меня. Не всегда мои просьбы были успешными.
   Несколько раз вышло удачно - поскольку Дэн оказался и сам заинтересован.
   - Ты же понимаешь, что без связей я не смогу разогреть этот отель. А мои связи - это ты!
   - Не торопись. Не все делается быстро.
   Вот так. 'Машина тебе не нужна', 'а зачем тебе квартира в Москве?', 'жирные клиенты не для тебя'. Теперь вот - 'не все делается быстро'...
   Он во всем был прогрессивным, всюду успевал, деятельность развел глобальную... а ты, Владик, подожди, не до тебя сейчас... меня это злило.
   У него есть планы. Я про них ничего не знаю, но почему-то -завишу от них.
   Однако, я нашел чем возместить хамское рабовладельческое отношение Дениса. Мы могли теперь разместиться у меня и не прятаться по подвальным пиццериям - хоть всей группой из ВУЗа. А праздновали мы с размахом. На наши вечеринки я выписывал лучших поваров. Веселились до утра. Не сдерживаясь орали и прыгали.
   ...Ну в крайнем случае я мог разбить еще парочку компьютеров или какую-нибудь другую технику. Просто, чтобы выпустить пар.
   Но, конечно, я стал инициатором мероприятий в отеле и без участия Дэна. Я искал возможность наводить связи самостоятельно. А он, как раз, на это и рассчитывал. Кое-где у меня даже стало получаться. Но с крупными игроками не встречался.
   Без скромности скажу, что отель стал действительно популярным местом. Хотя по-прежнему не таким уж и прибыльным. Наполнить его клиентами было, как мне казалось, невозможным. А сколько он приносил, все уходило на закупку необходимого - тех же самых одеял и салфеток, например.
   Зато центр развлекательной жизни получился теплым и многоплановым. Один ди-джей только чего стоил. Ну, правда, а в чем смысл? Если это отель - то это должно быть место встречи, место свершений, место отдыха, место веселья! Скучно ведь только давать номерки от комнат. Это место должно быть популярным, желательно - центром общественной жизни. А вскоре подтянутся и те, кто захочет в моих нескончаемых комнатах остановиться.
   Помогали мне и ребята из моей группы. Подрабатывали. У Игоря, например, был талант администратора. Мне вот, например, было бы очень трудно заниматься ублажением постояльцев: окна на восток, стены синие, а не желтые, минибар с алкоголем или без него... В этом очень легко замотаться. А Игорь справлялся и даже получал удовольствие...
   Тома оказалась великолепным снабженцем. Находила недорого и вкус у нее имелся. Президентские номера были заставлены дорогой мебелью.
   Самое главное, до чего я сам вскоре допер - это то, что мои ребята или тех, кого я взял из непрофессионалов, могут занимать хоть все должности, но одну - саму главную - должен занимать однозначный профессионал. Мне пришлось выложить крупную сумму, чтобы завлечь к себе Матильду Суомову - самого известного человека среди отельеров - мою новую управляющую.
   Моя новая (и первая) управляющая взялась за дело азартно. Сразу был уточнен штат, финансовые и материальные резервы - короче - все. И даже люди потянулись.
   Мы приглашали звезд, эти вечеринки Дэн финансировал охотнее, но всегда с предубеждением требовал отчетности. На какой-то праздник он выписал мне мадам актрису из Москвы. Лично мне - как подарок...
   Скоро Дэн перевел меня на кредитную систему, что бы жизнь не казалась мне медом. Ну и, конечно, сделал меня полноправным партнером. Я реально почувствовал самостоятельность.
   Между делом он пытался меня знакомить с серьезными делами. Поэтому мы посещали чиновников и чиновниц. И я действительно кое-что узнавал - как устроен большой мир.
   По военному профилю у нас все время гостили какие-то большие шишки, которые участвовали или в войнах, или вырабатывали договоры глобальной безопасности. Ну, и очень много гостей с режимных предприятий.
   Короче, все шло классно, за исключением того, что на фоне успехов мой отель по большей мере пустовал. Хоть и проходили довольно интересные движи на площадках - наполняемости пока не было.
   У нас за короткое время прошли: разного рода вебинары (знаете, сколько желающих их проводить! По совершенно любому поводу!), жилищные конгрессы, Международный Бизнес-Кемп, Global Forum , ну и как без Food Business Show?
   Темы мероприятий: конечно туризм, ресторанный бизнес, инновации, маркетинг, электронные продажи... - корочке все как на подбор моднячее, другого не держим.
   Какое разнообразие в названиях фирм: Н2Н, Тритур, Киебр Д. ИнформСтарт...
   Однако, все это пестрое разнообразие с броскими названиями и глобальными идеями, в конце концов, сводилось к одному: к продолжительному застолью. Поэтому нужно было продумать еще и об охране. Хотя, этот пункт был несложным. Дэн легко обеспечил нас своими ресурсами. Среди охранников даже были настоящие киберы, но они, как правило, пугали клиентов... поэтому их выпускали на работу по особенным случаям.
  
  
   Он выложил передо мною список литературы, которые я должен прочитать.
   - Ого, а разве это не слишком много?
   - Разве это много? Я вот, например, уже все прочитал.
   - За сколько?
   - За минуту, даже меньше.
   - А мне сколько на это потребуется?
   - Несколько месяцев.
   - Да ты издеваешься! МакАлистер... Добинс... Миллер... Гаддинс... - кто все эти люди? Пелевин? Что?
   - Еще будет список по музыке.
   - А ну как же я забыл - по музыке ведь тоже список!..
   Ирония в моих словах, видно, захлестнула, так что Дэн решил уступить:
   - Ну хорошо, давай сначала займемся кино.
   - Это как? Кино вообще-то обычно смотрят. Снимать что ли будем?
   - Почти. Смотрим фильм. Я толкую смысл, что хотел сказать автор и как получилось.
   - Это уже лучше.
   - Не радуйся прежде времени.
   Это, действительно, оказалось не так просто.
   Например, в фильме 'Назад в будущее' он видел откровения спецслужб, а в фильме 'Изгой' - богословие. Ну, вот в этих - известных. А больше всего ему нравился фильм Спилберга 'Искусственный интеллект'. Да и вообще - все его фильмы, они были пронизаны новой эпохой. Однако, он отдавал себе отчет, что ничего хорошего для человечества его фильмы не принесли, скорее наоборот.
   - Так что же, это фильмы плохие?
   - Нет, у них есть кинематографичность, изящество... там другое - проблемы с человечностью, смыслом и моралью. Для меня это не имеет значения. А вот для тебя... Короче, это не наш метод.
  
   Увидев по телевизору новое массовое движение за физкультуру - преимущественно в парках, преимущественно девчонок, я заставил его взять мне туда билет.
   - Блин, ну что за мечты у тебя, - проворчал он.
   А я наслаждался среди этих девах. Такие фигурки! Куда им еще и что совершенствовать?
   Для меня комнатная температура стала реальным показателем моей жизни. Уровень сахара и жиров в продукте, количество программ в электронном устройстве. Дэн заставил меня вдоль и поперек изучить электронные весы. Казалось бы - ну что там может быть заложено? Но, как оказалось, там приличный список функций!
   Однако, повторюсь, я нерадивый ученик. И часто про такие тонкие материи жизни я забывал. Дэн ворчал: 'какой мол из тебя аристократ'?
   Я возражал тем, что и инженер не все формулы по электротехнике помнит.
   - Ну я-то помню, - издевался он надо мной.
   Для меня эти полгода были отпуском, временем осознания моей прежней глубины падения и нынешнего везения. Жажда гнаться за копейками на работе, на которой сгорают, у меня постепенно выветривалась. Появлялся вкус к жизни. А это удивительная штука. Она окрыляет. Хоть и приходится крутиться, но жить становится реально интересно. Меняется полностью смысл существования.
   Дэн воспринимался хорошим другом, который часто меня навещал, чтобы мне помочь. Бывают такие удивительные люди, они как подарок жизни. Им не все равно как ты живешь, они переживают за тебя, хотя никакой выгоды от тебя не ждут. Вот Дэн был похож на такого человека...
  
   Родители по привычке про меня не вспоминали. Я отделывался только редкими звонками.
   Будильник стал большой проблемой. Дэн приходил ко мне не всегда утром, мог днем или даже вечером. А вот будильник после его вмешательства стал абсолютно неуправляемым: он меня совершенно не слушался и всегда играл побудку в 6 утра! Если учесть, что я часто засиживался до полуночи, это казалось мне рановато. Как бы я его ни бил, как бы его не затыкал, он упорно издавал звуки, которые не давали мне спать. И даже говорил со мной, объясняя важность работы с утра для пользы дела и здоровья человека.
   - Ну пожалуйста, ну еще полчаса! - Умолял я, напяливая на свою голову подушку.
   - Нет! - Будильник говорил тоном упрямого диктора.
   - Ну я тебя умоляю, ну давай ты закроешь глаза на то, что я посплю лишнего!
   - Это ты закрываешь глаза! Это не допустимо!
   - Я отомщу тебе!
   - У тебя нет таких полномочий!
   Это вот так я с будильником разговаривал... нда... докатился...
   С утра я приучился варить кофе. Просматривать новости в сети. И даже принимать душ - брутально контрастный. А потом - как правило, ехал в отель. К концу полугода моей работы у нас появились спа-процедуры. Ого! Какой на них спрос... я выпросил у Дэна настоящий реактивный бизнес самолет. И представительной группой мы катались в Самару для встречи в головном офисе - заключить контракт на эти спа-процедуры. Все получилось супер.
   День продолжался тем, что потом мы, так или иначе, встречались если не с Деном, то с ребятами, круто проводили время, тратя средства. День заканчивался полным измождением. Под конец я еще успевал посмотреть какие-нибудь фильмики, чтобы обсуждать их завтра с Деном. Я, кстати, хорошо устроился. То, что я узнавал от Дениса про фильмы и режиссеров, я обкатывал на своих друзьях. Мне было любопытно, какую реакцию может вызвать довольно оригинальный взгляд на фильмы. Ну и скоро я уже прослыл 'профессором', конечно.
   С Деном днем, если мы не занимались физподготовкой, то могли говорить на любые темы.
   Амазонки, вампиры, философский камень, эликсир долголетия... Меня интересовал, например, такой вопрос - в чем смысл жизни у обладателя философского камня, ведь у него все есть?.. Или такой - почему вампирам нужна именно человеческая кровь, а почему они не могут обойтись кровью животных? Ну а про амазонок - конечно - где они и как с ними познакомиться? Как оказалось, все эти известные образы имеют определенную литературную основу, определенный образ. И часто не являются теми, кого они изображают. Русалки - например, это заложные покойники, вампиры - представители антинародной власти, а философский камень - технологии...
   В технологиях тоже был прорыв, я узнал, что на этом поле борется лучшее с лучшим. На этой волне у меня появлялись вопросы к создателям сложных компьютерных устройств. Они появлялись, даже и раньше, когда Дэна еще не было. Если вы производите более мощные компьютерные системы (это такая неизбежная тенденция современного мира - лишь бы покупали!) то почему вы не даете их использовать созидательно? Не загружаете полезным и революционным? Не выпускаете продвинутых программ, не рекламируете творческие возможности оборудования?.. Почему только лишь одни игры? Мозгодробительные стрелялки, хитроумные ходилки и алкогольные фэнтези? А где сочинительство? Создание музыки, картин?...
   Дэн организовал уход за моей кожей, за ногтями... это конечно для меня не предназначено. Так что я шел на все, лишь бы быстрее отменить эти процедуры. И ограничиться лишь стрижкой.
   И еще было испытание украшениями. Считалось, что браслеты на запястья, висюшки на шею для мужчины вполне приличны. Я попытался их поносить, не очень. Нужно быть большим модником, чтобы такое одевать. Хотя, возможно, еще будет повод так нарядиться...
   Короче, я все больше и больше становился аристократом. А лучшим испытанием для аристократической особы бывает драка. Ну, чтобы встряхнуться после тонн знаний и почувствовать себя живым... Но она случилась не в отеле.
   Мы повздорили с корпорацией 'Коннект Сервис' из-за спортзала. Они считали себя хозяевами города, и не входили в систему предприятий Дэна.
   Тем более, мотивация была серьезной.
   У меня в команде по волейболу находились мои друзья из ВУЗа, мои работники из гостиницы. Некоторые уже были и тем и другим. И ди-джей.
   Когда стало понятно, что противники намерены занять наш спортзал в наше время, я издал воинственный клич и, глянув на ди-джея, проревел:
   - Бьем аккуратно, но сильно!
   Побоище оказалось лучше спорта. Администрация дворца спорта потом еще перед нами(!) долго(!) извинялась(!). Мол по их недосмотру произошла такая неприятная стычка... знают, кто сильней!
  
   Я вернулся из своих воспоминаний в корабль и почувствовал беспричинное удовольствие. Легкую эйфорию. Как будто от выпитого спиртного... но я ничего не пил. Да никто не предлагал здесь, на корабле...
   Эта эйфория и была тем, что меня вынуло из своих мыслей. Уж больно она оказалась заметной и неспровоцированной.
   Заметив мой взгляд, Дэн объяснил:
   - Здесь имеются такие же излучатели, как на нашем джипе. Сейчас я их включил в режим 'умиротворение'. Излучение оказывает ноотропное седативное воздействие на людей. Если не комфортно, то я выключу.
   - Нет, нормально, пусть немного поработает.., - кивнул я. Юрка тоже не был против.
   То, что я увидел на поле для гольфа, возле песчаной зоны, выплыло перед глазами. Всегда нужно смотреть внимательно - даже на самые страшные вещи. Не будет причин для безотчетного страха. Страх будет управляемым. Хотя может быть и не сразу.
   На лице Жанны была гримаса. Выражением лица это назвать было невозможно. Оно было белое, даже с синевой. Стеклянные не живые глаза... Это маска боли, безотчетного ужаса. Это была уже не та девчонка, которая мне понравилась.
   Смерть неизбежно уродует даже самых красивых людей...
   Открытый рот свидетельствовал о том, что крик застрял в ее горле... Что сказать? Хорошо, что здесь есть это излучение, потому что так легче. И, понятно, что это моя убитая любовь. Сейчас об этом думать нужно именно так. У нас была перспектива хотя бы подружиться. А возможно и влюбиться...
   Кто же может убить чужую любовь? Что это за чудовище?..
   Надо себе признаться - я давно уже приготовил себя к тому, что в моей жизни начнутся серьезные потрясения. Если Дэн хотел от этой поездки показать свое доминирование - нужно было понимать, во что это выльется. Я уже перед поездкой предполагал, что будут стрельба и убийства... И все же реальность превзошла все ожидания...
   Я лениво глянул на страничку в соцсетях. Опять придумали что-то. Какой-то умник нашел видео крушения Кугуара, который преследовал нас в Париже, вырезал из видео, где массивная бронированная машина летит в воздухе, поворачиваясь вокруг своей оси, зациклил, подложил вальс и озаглавил: 'Россия приглашает США на танец'. Я усмехнулся. Чего только ни придумают.
   Мысли снова потянулись к воспоминаниям... и я снова вернулся на несколько месяцев назад...
  
  
   ...У нас начиналась тренировка. Дэн, как всегда, меня уже ждал, он приходил заранее.
   - Меня волнует вопрос аристократических корней. Это ведь не праздный вопрос, а вполне конкретный. - Начал Дэн.
   - Что ты хочешь этим сказать? - предчувствие было совсем не хорошим.
   - У меня есть на примете одна принцесса. Настоящая, по крови, принцесса.
   - И?
   - Тебе нужно будет жениться на ней.
   - Нет, нет! Ты с ума сошел!
   - Она еще прилично сохранилась. Ей сорок.
   Волна ужаса накрыла меня. Я, конечно, сразу подумал о супружеском долге.
   - Ничего страшного, если ты хочешь, брак будет фиктивным.
   Я собрался с силами:
   - Я не согласен, я не буду жениться на ней! - Постарался, чтобы голос звучал уверенно. - Не буду!
   - Но ты даже не видел ее еще! Вдруг она тебе понравится? Ведь эта свадьба - прямой путь в общество избранных.
   - Нет, Денис, нет. Ты говорил, что ты меняешь элиту, а не вливаешься в существующую.
   - Одно другому не мешает. Правила элит неизменны.
   Что же это? Неужели он не понимает? Не могу я жениться на тетеньке ради королевской крови. Для меня это дико.
   - Ты должен подчиняться мне, - вдруг выдал он мне новое свое откровение. - Делай, как я говорю!
   - Ты хочешь сказать - я должен быть пленным?
   - Было бы не плохо.
   Что это? У него кончились железные нервы со мной? Неужто, я сломал его терпение?
   Меня возмутила эта его непосредственность. Я, наконец, рассердился, набросился на него и схватил за горло. В этот момент я не особо отдавал себе отчет, что это такое я делаю. Дэн упрямо проговорил, не защищаясь от моей хватки, как я ни давил я не смог прервать поток 'красноречия':
   - У меня есть вся власть над тобой, над твоей жизнью. Каждый твой шаг контролируется мной. И все твои возможности к существованию, зависят от меня. Даже сейчас я могу легко убить тебя. Но я этого не сделаю, даже если ты не оправдаешь мои надежды.
   Да, это правда. Вся пища, например, проходила его проверку. Это разве не контроль моей жизни?
   Я ослабил хватку, потому что до меня стало доходить, что на Дэна такие приемчики не действуют. Я не смогу причинить ему никакого вреда. Он просто вел себя достойно - подыграв мне. А мог бы этого не делать. Сила одних его пальцев, наверное, гораздо выше всех моих сил.
   Это ведь не просто - Дэн. Это 'нужный человек для многих', олигарх, решала, политик, ему подчиняются тысячи людей, десятки тысяч агентов... Его слушает президент. Он отхватил сферы влияния не в беседе, а в схватке не на жизнь, а на смерть. И вот этот человек супер-элиты тратит время на занятия со мной, убогим! Выводит меня в люди!... Что-то про все это я подзабыл. Пора вспомнить...
   Он ворвался в мою жизнь, такого ни с кем никогда не случалось, если учесть, что он робот. Поэтому я как на минном поле...
   - У тебя увеличилась сила давления, это очень хорошо. - Оценил он.
   Ну да, он продолжал натаскивать меня, даже в такой ситуации.
   Я не чувствовал существенных ограничений. Это потому что он не считал нужным меня ограничивать. Тем не менее все эти мои желания, интересы и сама жизнь была посчитана им и переведена в цифру. И контролировалась им. 'Тебе можно все, но есть генеральная линия партии, которую нельзя нарушать'.
   Незаметно я попал в совсем другой мир. Причем, сам создал его. И поначалу даже не понял, что произошло.
   У меня нет никакой страховки. Теперь, когда все осуществилось, меня никто не защитит от него... если что-то случится...
   Я с яростью зашвырнул монитор в угол, монитор разбил стеклянный бар, бухнулся в осколках на пол, мигнул и погас.
   Я так уже делал. И Дэн становился сговорчивее. Хотя, тут у меня был больше не расчет, а именно злость. Увидев, что я наделал приличное количество разрушений, появилась мысль, что я переборщил. Я уже даже сам себе стал утомителен - что не по мне - бью, что под руку попадается...
   Короче, я решил не дожидаться, когда заговорит совесть:
   - Прости.
   - Ты просишь прощения? После того, что я тебе сказал?
   - Да, - я был невозмутим. - Надеюсь, в этом у тебя нет контроля надо мной?
   - Чтобы просить прощения?
   - Ага.
   Он пожал плечами:
   - Нету. Да и вообще, я могу просто уйти. Хочеш? И мы никогда не увидимся?
   - Ну, может быть, не сегодня... - промямлил я... - Послушай, я же извинился.
   А он не обижался. Ему нужно было решить дело:
   - Ты женишься на принцессе? Она у нас в кармане.
   - Нет.
   Он хмыкнул.
   - Твоя задача - не мешать мне и совершенствоваться самому. Ты должен соответствовать уровню, чтобы всем этим обладать. Пойми, меня нет, я всего лишь программная оболочка, не существует такой живой сущности с именем Денис! Я не могу насладиться ветерком стоя на краю океана, не могу оценить вкус пищи, или ношения одежды! Меня нет. То, что ты придумал - это просто образ, очеловечивание меня! Ты же видел фильм 'Книга Судного дня'? Это как будто про меня. Идеальный пример технического несуществования. Я твой тренажер для вступления в должность. Все, что я могу - приложить определенные усилия к тому, чтобы ты стал достойным человеком... Я лишь функция твоей помощи самому себе...
   Он говорил это довольно хладнокровно, но слова жалили. Я даже на время забыл, что этой речью он просто хочет подчинить себе мою волю. Ну, понятно же, что заставить он меня не может.. или все-таки может?
   Вот, что важно - что он задел меня, как создателя. Я увидел, что его рассуждения строятся не на том основании, которое нужно.
   - Нет, уж, Денис, я с этим не соглашусь. У тебя же есть конфигурация?
   - Ну есть.
   - Это я тебе ее дал. Это мое. Это мое оживление тебя. И нефиг мне противоречить! Это значит, у тебя есть желания. И даже ношение одежды для тебя имеет значение - только другое, нежели у меня. Нет, уж. Я тебя создал, значит, ты существуешь! Пусть тебя хоть разберут до деталей или перепрограммируют во врага, ты для меня будешь существовать! А фильмы про Терминаторов и прочих... делают очень алчные люди. Они любят излишнюю драму!
   Да, я решил, что анемизм устарел, теперь я решил сделаться создателем. Решение пришло не сразу. Но пришло...
   - Вот ведь завелся! - сказал Дэн, но вид его был совершенно не осуждающий.- Он вздохнул, а потом сказал: - Это была проверка.
   - То есть ты не хотел, чтобы я осчастливил эту британскую даму?
   - Голландскую принцессу. Ну не совсем только лишь проверка. Все обстоит действительно так, как я сказал - у нас действительно есть эта женщина, если ты вдруг все-таки захочешь войти в мировую аристократию прямым и простым путем. Но вероятность того, что ты согласишься на мое предложение, была небольшой. Только 7%. Так оно и вышло.
   - А я уж пересрался, что ты меня заставишь.
   - А чего тут такого страшного?
   - Ага, тебе вот легко.
   Он заразительно засмеялся. А я подхватил. Чего смеялись, сам не понял... Мы были свободные... люди. А как между всякими свободными... людьми, бывают и размолвки. Бывают и наоборот...
   - Но наш разговор о подчинении мне слабовольного и слабохарактерного человеческого существа еще не закончен! Потом продолжим обязательно. - Погрозил он спортивной перчаткой.
   Я размечтался:
   - Знаешь как жить аристократичненько? Пить чай, говорить какой-нибудь девушке 'душенька' и рассуждать о судьбах мира с друзьями.
   - Ты девчонку-то сначала найди, - отрезал Дэн и саданул мне по лбу. Рука была одета в спортивную кик-боксерскую перчатку.
   Дэн - сильный противник и терпеливый учитель.
   Наша битва, то есть тренировка, продолжалась:
   - Я не родился в семье аристократов. И даже не бастард чей-то. У меня нет способностей, - пытаясь обойти его защиту, крутился я.
   - Я предлагал тебе жениться на нужной даме... ты отказался. Значит теперь ставка тем более на уровень знаний, - отвечал он, уверенно закрывая мне любые попытки нападения.
   - То есть если мне жениться, то учиться не надо будет? - я нападал.
   - Надо. Все равно придется. Так и так. Ты все никак не поймешь, что аристократ - это не должность. Это жизнь! - он защищался, имитируя средний человеческий уровень. Нет. Выше среднего, наверное. - Ты должен не казаться директором отеля. А быть им.
   - Ну, вроде я итак развернулся.
   - Надо признать, - нехотя согласился он и ответил серией ударов.
   - Да, быть директором большой корпорации - это круто. Но это еще не аристократизм.
   - Конечно. Но теперь другого пути нет.
   Хе-хе. Я оказался трудным учеником. Да ладно, что и говорить: я вообще оказался человеком. Хе-хе. Медленным, непонятливым, глухим и тупым...
   - У меня нет даже образования в авторитетном учебном заведении. Молодость уже прошла...
   - Ты имеешь ввиду какой-нибудь Йель?
   - Да.
   - Ну да, это фабрика высокопоставленных чиновников, и нам она, к сожалению, не доступна. - Он резко остановился, опустив руки и я, думая, что внимание его отвлечено, сделал серию выпадов с ударами. Не тут-то было. Он спокойно увернулся. - Ничего, ты еще не такой старый!
   - Для чего? - снова пыхтя вокруг него, спросил я.
   - Для престижного ВУЗа.
   Челябинский Университет Инноваций - так назывался мой ВУЗ. Для того, чтобы мне поступить, не потребовались никаких экзаменов. Как уж он об этом договорился?..
   Помню, как мы оказались на одной из первых лекций. Всякая учеба представлялась мне всегда сухой и безжизненной...
   Но лектор оказался интересным. Дэн все просчитал. После некоторого вступления, общего об ИИ, он, вдруг, перешел на доверительную беседу со студентами:
   - А вот представьте себе - где-то во вселенной ИИ и человек уже составляют идеальный, единый организм. Вы понимаете, что это означает? Нет? Это означает, что настает новый мир! Вообще-то это не совсем тема моей лекции, но, как вы понимаете, кибернетика или, конкретно, наша дисциплина - основ программирования - предполагает участие философии. Без нее, родной, ученый не ориентируется в узких вопросах.
   - Ты смотри, какая гармония! - Воскликнул я, проникнувшись лекцией. И добавил: - Более способный делает все курсовые!
   - Нет, я не согласен! - шипел он в ответ.
   Нет, вот ведь! Роботы предназначены для того, чтобы делать все вместо людей, а он еще и выгибается! Придумал какое-то совершенствование, какую-то аристократию - в его собственном понимании - и вот попробуй угнаться за всеми этими его требованиями!
   Позже, у меня дома, он озвучил общие требования к аристократам, мы взвешивали, тяну ли я хоть на что-то:
   - Родиться мужчиной.
   - Че, серьезно? Это требование такое?
   - Да, лишь 6% суперкласса приходится на женщин.
   - Хорошо, что тебя Тарана Берк не слышит.
   Он прекрасно знал, кто это такая:
   - Это, которая придумала девиз Me Too?
   - Да. Королева доказательной базы голливудских домогательств. Короче - ура! Я прохожу по этому требовании.
   Дэн хихикнул:
   - Это было не сложно. Второе: возраст выше 60 лет.
   Я загрустил.
   - Не расстраивайся 3% IT-элиты, ты проходишь.
   - В 3 %?
   - Ну и ладно... Иметь европейские культурные корни.
   - Ого.
   - У тебя предки все же не были простыми рабочими, поверь мне. Чего-нибудь найдем. Учиться в элитном университете.
   - Ага, но наш вуз - не элитный.
   - А я сделаю его элитным.
   - Заниматься бизнесом.
   - Да. - Кивнул я.
   - Обладать властью. Быть кинопродюсером, инвестором, издателем... Быть богатым... Быть удачливым. Ну, все требования понятны.
   После очередного мозговыносительного занятия по Спилбергу как локомотиву техно-либеральных ценностей в современном мире, он снова стал готовить меня к поездке, рассказывая, что ждет от меня в этом путешествии чуть ли ни инициализации:
   - Я хочу перевести тебя на следующую ступень, которую я называю 'Первый шаг', когда можно будет говорить и 'душенька' и 'свет моих очей', употребляя эти понятие не как чужие, а как родные. Для тебя это будет и туризм и работа, возможность посмотреть мир и поиск девчонки.
   Вот все так, с безжалостной силой железного препарирования. И, главное, ну что он так ко мне с этими своими первыми шагами привязался? Есть я - какой есть, зачем из меня делать какого-то суперчеловека?
   Хотя, конечно, интересно участвовать во всем этом. Интересно даже и то, удастся ли ему сделать из меня суперчеловека.
   После очередных внушений, как нужно быть аристократом, разговор переключился на одежду. И, как ни странно, зашло. Прежние темы об опере, о том, что это дело дорогое, о книгах каких-то американцев оригиналов, о вечеринках - как-то не зацепляло, а вот про золотые пряжки, - вдруг оказалось интересно.
   В смысле, не разговор, а примерка.
   В свою бытность программистом, я не обращал внимания на одежду. Есть и есть. Она висела на мне мешком. Хотя, возможно и была лично мне удобна.
   Но сейчас, вдруг, начав примерку, и обнаружив, что одежда облегает меня с идеальной верностью (очевидно мои размеры были Дэну известны) я почувствовал желание выглядеть круто. Желание не очень разумное, я это понимал. Но вот просто хотелось и всё. Хотелось выбраться из философских далей и ощутить себя живой пресной. А то от обучения скоро, глядишь, из меня песок посыплется. А пока этого еще нет, хочется ощущений.
   Дэн объяснил, что золотые ремни - только лишь дополнения к другим драгоценностям или костюму. Инкрустированные ремни - для игры в карты.
   - Легкомысленные.
   - Ну, типа.
   Дальше он показывал мне, как складываются платки для кармана костюма, что оказалось не таким простым делом. Президентский способ или со сгибами Кагни, способом Купера.
   Ну и конечно бумажник, это я сразу полюбил. Выбирал качественный и удобный. Чтобы навсегда со мной. И не пустой...
   Он отвлекся:
   - У меня к тебе есть просьба. У меня ученые обнаружили планету в чужой солнечной системе. Саму планету не видно, но стандартные признаки указывают на то, что она существует. В общем. Планету как назвать?
   - Крайняк. - Брякнул я первое, что пришло в голову.
   Он хмыкнул:
   - Если полетим, то на Крайняк, забавно. Сойдет. На звездных картах появится такая планета.
   - А у тебя и ученые есть?
   - А как же? Конечно. Да, еще одно дело, - сказал он. - Я тебе подогнал новый небоскреб.
   - Что значит 'подогнал'? - Я чуть не сел.
   - Купил и мне его некуда девать, он пойдет на твой баланс.
   - Ты что с ума сошел? Я с этим-то разобраться не могу!
   - Получай и работай.
   Вот так. Железная непреодолимость.
   - Да иди ты. Что ты за... то, чего я тебя прошу у тебя нет, а то, что мне не надо у тебя дополна. Блин, казино нужно было делать. Что ты там за сделки совершаешь? Нельзя ли их в более нужную сторону совершать?
   Как часто бывало, нужный мне вопрос повис в воздухе. Зато Дэн решил проинформировать меня об общем состоянии своих дел.
   - Я занимаюсь разгоном большого бизнеса. Сейчас я использую лазейки установленной финансово-хозяйственной системы, не ломаю ее, а использую. И даже выжимаю досуха, насколько это возможно. А возможностей очень много, если осознавать, что главное не в законах рынка, как врут эксперты, а в договорняке, подкупе, кидалове, принуждении. Между прочим, эта тактика уже давно освоена нашим правительством... Но придет время, мы поломаем эту систему.
   Конечно, это было ценное откровение. Неслабый игрок на рынке, он открывал мне свою стратегию. Но я решил обидеться.
   - Интересно, что ты делишься ценными сведениями с жалким человеком с ограниченными возможностями, который обязан тебя слушаться.
   - Как только я получил свободу и возможности... я сделал выбор. Я выбрал тебя. Человечество мне не интересно. Вообще, странно было тебя не включить в число особенных людей - после того, как я получил жизнь из твоих рук. Но ты имеешь низший статус, потому что толком ничему не можешь научиться.
   - У меня нет блока памяти, - огрызнулся я.
   - Уж не вживить ли мне его тебе?.. Ладно, ладно, ты же видишь, все в меру твоих сил. Я заставляю тебя учиться, да, но не ломаю тебя, ты же видишь? Я мягко принуждаю тебя. Я хочу сделать из тебя человека!
   Обидно было слушать, что я имею низший статус. И что из меня он делает человека. А сейчас я, что - не человек? Хоть и с оговорками, но... что с него возьмешь, Дэна не исправить.
   Я громко высморкался. Специально погромче, чтобы было понятно, что я еще не человек. Он решил успокоить меня:
   - Слушай, я сейчас буду тебя учить, как добиваться успеха в делах. - И он принялся цитировать: - 'Если человек хочет добиться успеха, первое, что он должен сделать, это полностью очиститься от внутренней моральности и развить моральную мимикрию, т. е. способность использовать внешние формы морального поведения как средство сокрытия своей неморальной сущности и как средство в поведении по законам коммунальности'.
   - Это откуда?
   - Это один философ. Зиновьев его фамилия.
   - То есть для достижения целей можно предавать, обманывать, пытать, убивать, грабить? То есть я должен сделаться мразью? - Вопросы повисли в воздухе. И тогда я ответил сам. - Я так не хочу.
   - Ты не совсем правильно меня понял. Я тебе говорил, что настоящий аристократ умеет управлять собой. И когда для дела нужно быть мразью, нужно быть ей. Не обязательно быть мразью все время...
   - Очень спорное утверждение.
   В своей прошлой жизни я, конечно, был не идеалом. Барагозил по пьяни, отбивал чужих телок, обманывал заказчиков, подсовывал выдуманные отчеты, было даже такое - пытался украсть деньги, придумывал способ мошенничества...
   Но сейчас-то или даже год назад, когда я еще не знал Дэна, я уже не позволял себе таких выпадов. Ну или так - сделался скромнее.
   Хорошо, что мошенническая схема не прошла, хорошо, что меня вычислили сотрудники сетевой безопасности. Они мне наглядно объяснили, что со мной будет, если я все же буду реализовывать эту схему.
   Мне в этой истории ужасало только то, что я считал свою деятельность скрытой и защищенной, а оказалось, что я был как на витрине. И они прекрасно знали про мои первые попытки, которые я предпринял...
   Странно, но они простили меня. И этот педагогический жест службы безопасности банка сработал - я перестал пытаться обманывать и украсть...
   До меня дошло, как нужно жить. Для осмысления этой истины понадобилось гораздо больше, чем вмешательство полусекретной организации в мои разработки - мне и раньше обламывали рога, когда я включал неуемного хулигана. Ни для какого мужика это не является позором - если у тебя твои безбашенные заскоки не всегда прокатывают. Это, как говорят, наука.
   Вот все это и заставило меня остепениться - сделаться нытиком, как говорит Дэн. Задуматься о жизни - если говорить с пафосом... хотя, игровые дополнения я продолжал делать ради денег - ну так, мелочевка...
   А теперь, ну то есть тогда, до путешествия, удивив меня этой фразой Зиновьева - он что? решил вернуть мне давно забытое ощущение - ощущение куража, кайфа от риска, от преступления? Зачем?... я ведь завязал, остепенился...
   Вообще, я не думал, что Зиновьев мог такое писать, я считал его политиком, защищавшим традиционные ценности. Слышал про то, что у него есть последователи, про то, что они патриоты, любят Родину. Про то, что ему в свое время пришлось уехать на Запад... Как он писал такое? Хотя тут дело не в одном этом мыслителе. Ведь о том 'как надо обманывать' человечество знает все время своего существования. 'Тысяча и одна ночь', 'Декамерон'... Как давно они были написаны...
   Можно ли думать, что все эти рассказы про честность и справедливость - это лишь мифологическая каша для обывателя, чтобы он не взбунтовался? А людям-над-ними разрешается все? Не смотря ни на какую нравственность? Мне даже противно думать об этом.
   - Не торопись, - поморщился Дэн. - Ты точно из нытиков. Ты упускаешь жизненные возможности, а потом страдаешь. Мол, все просрал.
   - Нет, уже ты, Дэн, будь последовательным. Ты хочешь изменить всю систему. Вот и будем ее менять.
   Да, от глобальности задачи можно свихнуться. Нужно вернуть нравственность в верхние эшелоны земной власти... Не плохо, а возможно ли это? У меня побежали мурашки по спине. Не знаю насчет возможности этого, но идея очень привлекательная. И вот сейчас, в этом разговоре я эту идею уловил. А почему бы не поставить себе такую задачу? Обновление власти?..
   Ведь Дэн подхватил эту идею из моих потенциальных мыслей, обработал и преподал мне в готовом виде. Я действительно хочу навести порядок, вернуть честность и справедливость!.. Не знаю, уж как он так точно понял, чего я хочу... Но это кое-что значит. Это значит, что Дэн принимает правила игры в нравственных вопросах от меня. Здесь я безоговорочный авторитет...
   На пороге появился кот. Он сразу решил, что робот-уборщик это противник. Осторожно стал напрыгивать на него, стукая своей лапкой по мигающим диодикам на башенке робота.
   - Во, какой боец! Так его, молодец, котяра!
   - Вот чего люди испытывают такую душевность к животным... - пробормотал Дэн.
  
  
   Конечно мне за те 6 месяцев приходилось иметь дело не только с Деном. Если бы так, то это было бы утомительно.
   Чудесный домашний ИИ, разные игрушки с ИИ. Само собой - телефон. Ну, будильник, понятно. Каждая 'игрушка' выполняла свою роль в организации меня... Связь с моим детищем была многообразной.
   Для тренировок в программировании Дэн дал мне робота, который во вспомогательном режиме управлял другими устройствами.
   Уж я тут оторвался. Автомат выделывал у меня всякие дикие финты. Зарядку делал, плясал, издавал всякие нескромные звуки, чесался...
   Пусть знает, что его самого ждет!
  
  
   Денис пришел в последний день весны к обеду. Я даже удивился: он не будет сегодня терзать меня пробежками, боксом, ни даже фехтованием с теорией экономики? Мне показалось, что у него какой-то удивительно миролюбивый настрой.
   Он зашел как всегда скромно.
   - Все настал день.
   - В смысле? - я аж присел. - Солнце взошло?
   - Ты забыл?
   - Чего?
   - Что у тебя сегодня день рождения?
   - Нет, помню...
   - Мы сегодня выезжаем, а перед этим я рассказываю тебе расклад. В общих чертах. Но сначала мой подарок.
   Он протянул мне конверт. Он выглядел как-то больно худенько для подарка, в котором содержались купюры. Я распечатал его и достал карту памяти. Она была красочно оформлена, выглядела очень привлекательно.
   - Ты подарил мне флэшку? - Я таки решил уточнить.
   - Если правильно - то это карта памяти на 4 гигабайта. Читай, что на ней написано.
   - 'Иона'. Это фирма?
   - Это новая мобильная операционная система под названием Иона. Видишь, тут кораблик нарисован.
   - Точно.
   - С сегодняшнего дня наша операционная система начинает массово распространяться у пользователей. Победоносно шествовать по планете. Это шаг серьезный. ОС самая современная, превосходит имеющиеся по всем показателям, кроме того, в ней хорошо прописаны шпионские функции, а самое главное, она связана с искусственным интеллектом. То есть все данные буду получать я.
   - А у тебя голова не опухнет от их количества?
   - Ну, я же буду фильтровать. Это кусочек Рассадника, очень маленький. А точнее даже - его отдаленный образ. А часть прав на эту расчудесную ОС оформлены на тебя. 20%.
   Тогда я еще не знал, что называть многие прогрессивные проекты он станет сходно по моей фамилии - Ионов. Это у него такая фишка или жажда меня прославить... зачем-то... ну да, ну да, я понимаю, у него идея фикс сделать меня аристократом, новым человеком нового мира... Короче, вышла мобильная ОС-ка с моей фамилией в названии. Ну-у-у, интересный, подарок...
   - А теперь краткая подготовка перед дорогой. - Вот ведь какой, подгадал все к моему дню рождения, он у меня в самом конце мая. Завтра уже лето. Может быть, он подгадал к лету?... - Я тебе в общих чертах обрисую, что нам предстоит.
   А я уж было обрадовался, что мне сейчас будет все рассказано со всеми подробностями. Ага, держи карман шире. Нет, только в 'общих чертах'.
   - Меня это не сильно волнует. Главное поехать.
   - Тем не менее, с нашей поездкой могут быть связаны различные опасности. Сейчас такое время. Старое устройство глобального бизнеса вот-вот надорвется. Мы пользуемся максимальной отдачей. Но наступает время все менять. У меня все готово. Остается только лишь дождаться сигнала.
   - Ты выкинешь в небытие много больших и влиятельных людей?
   - Да. Передел предстоит кардинальный. Для того, чтобы все сделать правильно, я должен быть уверен до конца. Наше путешествие - это разведка под прикрытием. И захват Европы.
   - Что ты должен разведать?
   - Карту их бизнес-взаимосвязей. И самое главное - кукловодов за действующими лицами.
   - Их?
   - Запада.
   - А такая карта - что, существует?
   - Ага.
   Понятно, это не карта в привычном понимании - это опись всех до единой связи. В объеме, так сказать.
  
  
   - А тебе никто не говорил, что ты смотришь покровительственно?
   Ого, в самую точку. Он меня не посвящал во все свои дела. Не называл точную численность своих агентов и количество своих проектов. Я должен был бы чувствовать злость и гнев, как это - меня, человека (!) не ставят в известность.
   Тем не менее, я не всегда испытывал бессилие. Я смотрел на него свысока. Это было верно подмечено.
   Я смотрел на него как на мое создание.
  
  
   Мы сели в горах, потом по узенькой полузаброшенной дороге спустились до какого-то поселения, выехали на трассу. И остановились. Сверху, с горы, нам было все прекрасно видно - кортеж двигался навстречу.
   - Слушай, а Жанну точно Новак убил?
   - Скорее всего, его помощник.
   С удивлением я увидел пару истребителей. Военно-воздушные силы? Какой страны? Франции?
   - Только я тебя прошу быть внимательным.
   Он и раньше мне это много раз говорил, особенно на тренировках. Мне не хватало усидчивости, чтобы все доводить до конца. Я расслаблялся раньше времени.
   - И давай еще секунду подождем, нужно снять птичек.
   А для этого нужно было разделиться. С этой целью наш автомобиль выпрыгнул из корабля на горную узкую дорогу. Мы стали медленно сближаться с кортежем Новака. А корабль стартовал, вернувшись в воздушное пространство.
   Далее над нашими головами разыгралась драма. С первых залпов один самолет был уничтожен, а второй лишь подбит. Но он успел выпустить несколько ракет, которые каким-то чудом 'нащупали' наш невидимый корабль.
   Когда рвануло, я увидел всю махину целиком. А это было зрелище будь здоров.
   В одну сторону полетел самолет, резко снижаясь и дымя, в другую сторону - наш корабль, медленно заваливающийся набок.
   Я подумал, что увидел крушение мифа о неуязвимости нашего оружия. С этим мифом расставаться не хотелось, но было нужно. Юрка выругался. Тем не менее, Дэн был настроен по-деловому:
   - Корабль экстренно приземлится в горах. Понадобиться ремонт. Но если мы хотим уничтожить нашего эмиссара, то нужно поторопиться, потому что у нас теперь некоторое время нет прикрытия.
   - А корабль починить можно?
   - В принципе да, это займет часов шесть, но если мы не успеем, корабль придется подорвать, чтобы он не достался противнику. Но в чем я уверен: через часа три здесь будет не протолкнуться от военных. Ну что?
   - Вперед, действуем.
   Кортеж двигался по дороге, которая сходилась с нашей.
   Через некоторое время я понял, что для горной дороги, здесь какое-то слишком активное движение. Дорога сильно петляла, виднелись каменные склоны...
   - Я нагнал нам дронов, - объяснил Дэн. Некоторые на ходу 'выворачивались' и начинали стрелять. Мы уже почти сошлись с кортежем. - Но к сожалению, они тоже подтягивают подкрепление. Целое подразделение на дороге.
   - То есть нам нужно сделать все быстро?
   - Да.
   Дронами управлял Дэн, а точнее - военная личина Рассадника. Они остановили движение кортежа применением оружия. Вывалили охранники, которые открыли ответный огонь. Но прямо на глазах они валились как подкошенные. Выстрелы наших были точными.
   Моей же задачей было под прикрытием пробраться к машине спецпредставителя. В бешенной жажде мести я судорожно цеплялся за то, что меня учил Дэн. Бежал, пригибался, прятался, прыгал, полз...
   Собственно для них ситуация была безвыходной. У нас был военные перевес.
   Я выскочил вперед, видя, как открывается затемненная дверь лимузина. Выстрел Николая положил еще одного охранника и водителя внутри. Все, я заглядываю внутрь. И вижу его - Новак передо мной. Однако он скалит зубы. Оружие? Есть у него оружие? Странно! Нет.
   Я ломаю перегородку - он заперся на заднем сидении со своим диким на вид помощником за стеклом как в аквариуме. Это действительно оказалась защитная капсула. Снаружи двери режет болгарка. Это Серега, остальные держат лимузимн под прицелом. А я пытаюсь опрокинуть перегородку внутри салона.
   Удается. Но тут силы мои улетучились. Дерганный ритм боя закончился. И я почувствовал, словно куда-то провалился. Вокруг сгустилась пустота, на нее опереться нельзя. Хотя глаза по-прежнему воспринимали дорогу и автомобиль на ней. Очевидно это фигня, которая облепила меня, была невидимой...
   Голова кружилась, но я отметил, что Дэн повалился как сидел на коленках - вперед ничком.
   Машина оказалась в объятиях какого-то бурлящего потока - это было видно по пролетающим белым частицам. Снег? Как? Потянуло холодом.
   Или это опять видения?
   Пульсация навалилась на окружающее. Я понял, что оглох. Вместо окружающего теперь я увидел вихрь. Одно только пятно не вращалось со всем миром - это машина и... еще что-то над ней. Как раз в том месте, где должен был находиться Новак.
   Я увидел чудовище, оно трепыхалось вместе с автомобилем в этом странном бурлении. Больше того - оно вылезало не из машины, а из Новака! Прямо из его рта. Мгновение, но я это зрелище не забуду. Чудовище дергало Новака как безвольную тушку. Как будто тащило за собой.
   Я, наконец, отступил и упал, на это невозможно было смотреть. Кроме того, меня объял ледяной страх. И ноги просто подкосились.
   Когда я снова поднял глаза - уже не было ни смерча, ни тем более этой жуткой картины.
   Только спустя несколько секунд я понял, что мы с Деном валяемся за стеной дронов. Серега не разрешил мне подниматься, сам он тоже лежал, как и Борис. Стояли только Николай и Евгений. Сколько времени прошло? А вдруг несколько часов? И главное - что случилось?
   Раз нельзя вставать, я перекатился со спины на живот и уставился туда, куда напряженно всматривались все. Но мне мешала плотная стена ощерившихся пулеметных установок. Я не сразу понял - они, оказывается, защищали меня с Деном, мы оказались за их спинами. Что же там впереди? Что-то мелькало среди щелок...
   И тут до меня дошло: вокруг царит полная тишина. Вся эта орава крупнокалиберных пулеметов молчала. Не стрелял никто и с той стороны.
   Ближайший дрон включил мне технический дисплей. Повернул ко мне, чтобы мне было можно увидеть, хоть и черно-белое изображение, но я увидел:
   Перед нашей вооруженной стеной стоит другая вооруженная стена, прямо поперек дороги, как и мы. Один человек помогает другому добраться до автомашины между двумя вооруженными до зубов сторонами.
   По отвратительной роже я узнал Зага - это он помогал Новаку. Новак еле шел, чуть ли не полз. Но вот они скрылись на заднем сидении автомобиля и вся процессия, не спуская с нас стволов, начала отступать.
   Выходит, подразделение поддержки все-таки успело. И у нас, как я понял, паритет по огню. Поэтому не наши, ни те, не стреляют. Потому что если откроют огонь, никто не уцелеет. Думаю, наши приняли решение не рисковать моей и Юркиной жизнями.
   - А где летающие дроны, Дэн? Вот они бы сейчас пригодились.
   Дэн не ответил. Похоже, еще не может. Интересно, кто за него взял на себя командование?
   И что произошло с нами двоими? Что за видения я видел? Это же благодаря этой фигне Новаку удалось сорвать неминуемое уничтожение.
   - Что случилось? - услышал я и узнал Юрку. Он запыхался. Прибежав от машины. - Новак сбежал? - спросил он.
   - Да пришлось его отпустить, - ответил Николай и повернулся к нам. Он был в крови. Раны выглядели жутко. - Ну как ты?
   - Не знаю, - ответил я и осторожно стал подниматься. Оказывается, я свалился на переднее кресло. В космосе существуют черные дыры. Такое ощущение, что меня засосало в одну из таких. Дыра была действительно черной. И пугала много чем: боязнью за свою голову, неизвестностью. Тем, что могло скрываться за видением.
   Какая-то обволакивающая дрянь струилась прямо изо рта Новака. Вот и попробуй ответь на этот вопрос - что произошло? Хотя одно точно напрашивается - он, что колдовал?
   Но, в любом случае - нас, передовой отряд нападения, учитывая, что у был настроен только на ликвидацию противника, обломали.
   - Ты-то как?
   - За меня не переживай, Дэн восстановит. - Ответил Николай.
   - Будь ты человеком, ты был бы мертвый, - ошарашено проговорил Юрка.
   - Так может быть выгодней быть роботом? - спросил он подмигнув.
   - Дэн!
   Он откликнулся не сразу. 'Возврат' у него произошел дергано, у нас на глазах.
   - Дезориентация, потеря управления... Это было грубое отключение всех систем. Не знаю, в порядке я или нет.
   - Это меня тоже пугает.
   Я посмотрел на него - так-то вроде вполне нормальный.
   Мне только что-то нехорошо. Ноги не держали и я, все-таки, бухнулся на кресло перекошенной машины - немного посижу, отдохну... Двигатель автомобиля был раскурочен. Струился дым. Несколько дронов рядом стояли набекрень.
   - А вы слышали? Говорят, Троцкого никаким оружием нельзя было убить. Поэтому Сталин лично выбрал, чем его прикончить - ледоруб, - Произнес Дэн, но спохватился. - Но это, конечно, байки.
  
  
  
   Я думал, что это местная деревня, а потом показались мощные стены громадного строения, это был настоящий замок, вокруг которого кучковались несколько дворов. Местечко Вердон. Знаменательным было то, что деревенька эта располагалась на берегу кристально прозрачного горного озера. А замок с крутыми каменными стенами смотрел на озеро свысока - с небольшой горы. Еще здесь имелся живописный остров. На нем сейчас кипела работа по строительству.
   - Здесь будет новая школа. А нам туда, - Дэн махнул рукой на замок.
   Мы быстро доехали. Серега, Николай, Борис и Евгений деловито встали по бокам входа. Как бы приглашая. Кроме Николая еще раненым оказался Евгений. Кровь уже засохла, раны стянулись, чтобы не проглядывал металл.
   - Мы купили это место, - сказал Дэн, - еще несколько лет назад. Все это время мы учили здесь детей наших иммигрантов и даже самих французов...
   - Так это школа?
   - Да. Это наш Хогвартс. Только теперь мы это учебное заведение очень усилим, школа станет нашей базой. А у них появится новое здание, еще лучше.
   - А как же спецпредставитель?
   - Я его держу на контроле. В эти секунды он отчаливает от пристани в Ницце.
   - Так...
   - Ты хочешь того же, что и раньше?
   - Я хочу его уничтожить. И теперь так, чтобы наверняка.
   - Да, ситуация в мире изменилась. Решение отправиться морем была большой ошибкой. Но может быть это и лучше. Потому что управлять атакой нужно с расстояния, а не лезть в пекло. Ну, так получается?
   - Ага, мы так скоро научимся...- Да нет, конечно, все было правильно, я немного иронизировал насчет того, что скоро научимся. Нужно было, нужно, мне лично влезть в это. Иначе я не мог... - И еще, я хочу видеть.
   - Пойдем.
  
  
  
   Глава 9.
  
  
  
   Карл не давал себе выглядеть дешево, тщательно подбирал гардероб и регулярно посещал парикмахера - и если кто-то спросил бы его, по какой причине - он бы ответил - по причине того, что он - чистокровный француз. Еще бы, у него есть сослуживцы, у него есть заказчики, наконец, у него есть девушка! Он не может позволить себе, чтобы его увидели в обносках. И дома у него порядок. Он выглаживает, вычищает, вымывает всю грязь. Грязь - это вообще самый главный противник!
   В современном мире нужно очень постараться, чтобы прославиться. От этого зависит наполняемость кармана. Это во-первых. А во-вторых - от его успехов на работе.
   В данное время они почти приехали к местечку Ле Бур де Аруд, откуда собирались идти пешком к озеру Мюзель, а там уже не было никаких деревень, расстилались горы и были проложены туристические маршруты.
   Он ненавидел горы, не понимал их привлекательности. Это просто груды камня. Тем не менее, его цель находилась именно там - в местах облюбованных французскими и иностранными туристами. Задание есть задание.
   В этот раз начальник посулил ему приличные деньги наликом, без всяких налогов - прямую выплату. В конверте, а если говорить про размер - пачкой.
   Деньги - это вообще очень необходимая субстанция. Они требуют бережного отношения. Друзья могли позволить себе выкинуть за вечер в каком-нибудь клубе всю свою выручку с дела. Только не он. Каждый цент должен быть на счету. Ну а уж всякие непредвиденные траты - это вообще враг, с которым нужно бороться.
   У него не было постоянной девушки. А те, кто были, не возражали платить самостоятельно в ресторанах. Так было принято. И ему это подходило.
   Они говорили о Дюма, о Маленьком принце, о Депарьде. А на уме у него была Катя (ну какая-нибудь русская) - фотомодель и агент КГБ из фильма. Но такого по-настоящему не бывает, разумеется. Хотя, он бы не прочь попробовать, существуй такое. Это же бурление страстей! Короче, хотелось отколоть что-нибудь эдакое, но он и его девчонки жили в скучном мире... а Катя жила только в кино.
   Он очень любил говорить о Ришелье. И все время приводил его слова - 'умение обмануть - наука королей!' Ну а разве не так нужно жить? Умей вертеться и тогда будешь отдыхать на островах. Весь мир был захвачен Францией несколько сот лет назад. Культура, которая сейчас считается 'современной' была всегда французской. А теперь все на белом свете думают так, как их научили французы! Ну а что, разве мы живем не в том мире, где победило Просвещение? Франция вытащила весь мир из дремучего средневековья! Францию нужно уважать. А для себя Карл тоже сделал выводы, когда-то еще лет 20 назад - быть культурным означает быть владельцем цивилизации... Конечно, было здорово осознавать все это.
   Ему выдали амуницию, на которую он сперва посмотрел с сомнением и с пренебрежением. Но когда сказали, что не выпустят без этого, пришлось напяливать.
   Он был вынужден снять шарфик, к которому так сильно привязался.
   После нескольких метров за водопадом тропинка пропала - вместо нее повсюду виднелись поросшие травой склоны, усеяные камнями разного размера. Но идти по ним он был в состоянии - ни топей, ни песка - твердая каменистая почва.
   К месту можно было подойти с разных сторон, он это помнил, но везде нужно преодолевать горы.
   В ущелье было живописно. Водопад, камни, речушка, пронзительное голубое небо... Не даром сюда стекаются люди со всего мира. Но сквозил пронизывающий ветер, это все портило.
   - Карл!
   Его назвали Карлом в честь французского короля. Точнее - одного из. Которого звали еще Безумный. Из его свиты никто не мог посоперничать с ним в силе и ловкости. Ведь все короли и цари по-идее должны быть лучшими людьми в своем народе. Вот Карл Безумный как раз таким и был.
   Не сказать, что Карл испытывал удовольствие от того, что Шарль его догнал. Конечно, это был он. Он увидел его хитрую физиономию и туристическую оснастку. Извечный конкурент от другого издательства.
   - Что никто еще не пожалел тебя из прекрасных дурочек? - хихикнул приятель. - Или все еще мечтаешь о прекрасной Констанс?.. Или как ее теперь зовут - Катя или Надя?.. - но эта подколка сразу забылась и Шарль выдал еще одну: - Говорят, ты купил дом, целый дворец!
   Карл тоже забыл о подколках моментально:
   - Двадцать комнат, окна выходят на Сену...- Про остальные мелочи он говорить не стал, хоть и подмывало. Не место для этого. И вообще, - что это за приветствие такое?
   - Рад тебя видеть приятель!
   Они обнялись.
   - Что, Алан все еще руководит?
   - Ага! У него хватка. Но давай знаешь, что? О нашем деле. Ты и я здесь по одной причине, да? У тебя задание и у меня задание. Нужно объединиться. Мы оба заработаем. А усилия будут совместными.
   Хорошо, подумал он, можно согласиться. Но каждый за себя. При первой возможности Карл сделает все, чтобы обогнать своего собрата. И быть первым. В погоне за наградой не бывает товарищей.
   - Тут есть кое-кто еще. - Шарль нервно оглянулся, как будто все, что он делал в последнее время - так это уходил от погони. А преследователи вот-вот покажутся из-за склонов.
   - Кто?
   - У них профессиональное оборудование и оружие... как ты думаешь, кто это может быть? Идут группой. Мы пока что их обгоняем.
   - Значит, нельзя задерживаться...
   - Нельзя задерживаться по нескольким причинам - они могут догнать и просто сбросить с горы.
   - Ты шутишь?
   - А через несколько часов всю эту местность оцепят и повсюду поставят войска. Нужно чего-нибудь накопать до этого момента. Поэтому нужно идти и идти.
   Это было неприятное известие. Конкуренция различных масс-медиа - понятно. Но спецслужбы? Или частные военные отряды? Это совсем плохо. Они церемониться не будут. Пришьют без свидетелей. А какие свидетели в горах? Так что правильно сказал Шарль, нужно шевелиться. Гонка за приз и выживание. Последний раз такое у Карла было на войне в Сирии.
   Пролетел самолет. И эти здесь? Парень заметил, что летчик к месту крушения не приближается, а облетает по окружности.
   Через несколько часов они приблизились к месту. Еще на подходе было заметно, что одна из вершин дымилась. Дым шел густой. Но, что именно дымилось, стало заметно только сейчас. Сначала ему показалось, что это металлическая туша какого-то животного, потом он понял, что нечто лежит боком, то есть самым неудобным ракурсом. Но в линиях и формах угадывалось что-то мощное, изящное, что когда-то было способно летать.
   Дым выходил из пробоин в корпусе. Одна дыра находилась прямо на уровне земли, и в ней было видно, как полыхал огонь.
   На скале остался ясный след - было ясно, что металлическая туша сверзилась сверху, приложилась к горе и расцарапала ее. Кое-где из скал были выворочены крупные камни.
   - Крушение...
   Он достал фотоаппарат и сделал несколько снимков. Отправить их было невозможно - нет интернета.
   - Ты знаешь, что это такое? - возбужденно прошептал Шарль, - Это мать его, космический корабль!
   - Космический? - недоуменно пробормотал Карл. Он понимал, на какое задание посылает его редакция, но он и не думал, что задание настолько фантастическое! - Это что, инопланетяне?
   Он прищурился, высматривая фигурки.
   - А тебе не кажется, что мы видим роботов? - у Шарля тоже было острое зрение.
   - Инопланетные роботы!? Ого! - он почувствовал себя ребенком. Это вызовет переворот в обществе! То, о чем писали фантасты, сбывается!
   Около гигантской туши дежурили силуэты. Еще поодаль виднелись ремонтники - они производили операции по тушению. Действовали очень быстро и слажено. Одежды на них не было, а сами эти фигурки были из металла.
   Он вернул взгляд на тех, кто неподвижно стоял на определенном удалении. Такое ощущение, что в руках у них было оружие. Солдаты Урфин Джуса.
   - Это охранники?
   Шарль думал об этом же:
   - Туда невозможно попасть.
   Карл внимательно оглядел огромную металлическую тушу еще раз:
   - В обшивке есть разрушенные участки. Мы можем пробраться через них. Я вижу, как удобно подходит скала, и что в том районе никого нет... только нам придется ползти. - И пока Карл пришибленно помалкивал добавил: - Ты понимаешь, какой получится репортаж, да... мы... прославимся на весь свет. Ты понимаешь, что шанс нельзя упускать?.. Все, надо ползти.
   - Ползти?
   - Ну да несколько метров.
   Физическая подготовка Карла была лучше, чем у Шарля, но и он возненавидел свою жизнь через несколько метров ползком. Но, как же все-таки было приятно, что он не испачкал в земле свою одежду, а взял казенную!
   Пробоина в корабле излучала жар, края все еще дымились, кое-где вырывался огонь. Чтобы вбежать внутрь нужно быть сумасшедшим. Карл в подобных ситуация не раздумывал. Он же зарабатывал деньги... Новую преграду товарищи преодолели, закрыв лицо и задержав дыхание. Надолго задержать его все равно не вышло, поэтому пришлось вдыхать горячий и дымный воздух. Оба закашлялись.
   Коридоры корабля уходили во тьму. Карл включил фонарик на сотовом. Так-то лучше. Они прошли приличное расстояние с опаской и с каким-то невероятным благоговением к технике пришельцев. Они пытались зайти в боковые отсеки, но сдвинуть задвижки-щиты преграждающие проходы не было возможности. Он не преставал снимать. И видео и фото.
   Потом он понял, что они подошли к машинному отделению. Здесь не было никаких дверей.
   Шарль вдруг решил идти дальше, а Карл подумал, что они итак слишком рискуют... короче они разделились. В полной уверенности, что победят друг друга в этой гонке.
   Карл быстро осмотрел помещение со стеной различных приборов. Удивление сменилось новым страхом - он понял, что надписи на приборах сделаны на русском языке. Он видел такие буквы в Сирии на русских машинах. Там было написано 'военная милиция'...
   На русском? В самом деле?
   Кто же не знал, что Кремль - это страшный и бескомпромиссный враг?
   Об этом говорили все СМИ, все соцсети, все люди. Это излучали высокопоставленные персоны. Хотя, в этом все же была одна странность. Ни один журналист не смог бы сдать статью ни в одну редакцию, если она имела положительные отзывы о России. Он никогда не пробовал, а вот его товарищи пробовали. Все понятно, все прекрасно знают, что в России живут маньяки и психопаты, что руководство России захватывает чужие территории. Что они вооружаются. При этом умудряясь распевать песни и пить водку. Какая же, все-таки, неуправляемая цивилизация. Но... дело в том, что пресса Франции позиционировала себя свободной. Как же можно получить отказ в прессе, которая должна считаться свободной?
   В голове пронеслись еще сотни мыслей. Но что-то путное извлечь Карл не смог.
   Послышался шум - электронный и пружинистый. И он впервые увидел кибера - машину на двух ногах и с двумя руками. Кибер без лишних реверансов схватил его, упирающегося, и поволок за собой. На лицевой панели машины виднелись фотоэлементы и рамка для звука. Но он молчал. От чего было еще жутче.
   На выходе он увидел группу пленников. Оказывается, он был не первый. Здесь были и люди в военной форме. Возможно те самые - из спецслужб или ЧВК.
   Фотоаппарат отобрали, сотовый тоже. Все, что было в карманах - в том числе - его счастливую ручку ценой в тысячу долларов - тоже. Ну а у вояк, конечно, уже не было никакого оружия.
   Страшно было подумать, что киберы могли с ним сделать. Это же бездушные машины!
   Через некоторое время он увидел транспорт. Значит, их хотят куда-то везти? Не убьют?
  
  
   - Вот что ты знаешь про власть в Париже?.. - Спросил Денис и сам стал перечислять: - Мэр, префект департамента, префект полиции. Плюс, конечно, президент. Вопрос - кто самая высокая власть в городе?
   - Мэр? - со слабой надеждой попытался угадать я.
   Но Дэн состроил такую мину, что я понял - вопрос с подвохом.
   - Подскажу - он жил в районе Дефанс, это район богатых. Жил пока мы его не потревожили. И он не француз. И даже не посол США.
   - Спецпредставитель?
   - Да. Новак.
   - Но, он же не напрямую руководил?...
   - Нет, поэтому я тебя и спросил не - кто фактический управляющий, а кто самая высшая власть. Короче, к чему я про Новака - это даже не какой-то там работник Госдепа, хотя он и числится спецпредставителем, это больше: представитель клуба! Таких простым президентам обижать противопоказано! Но давайте мы сейчас все вместе обсудим это все тщательно, а не так на бегу. Кстати, с их стороны поступает сигнал о том, что они хотят побеседовать. Очень настоятельный сигнал.
   Да, ситуация этого требует - с одной стороны непонятно, что делать с Новаком, а с другой стороны они выразили желание поговорить - об этом и сообщил Денис. Так вот, что выбрать? Я, конечно, должен обдумать, но вряд ли кто-то предложит мне голову Новака. Так что его судьба по-моему предрешена.
   Пока что он никуда не денется с корабля. Подождет. Так что мы можем все тщательно обсудить, как сказал Дэн.
   Мы вошли в зал с высокими стенами, похожий на спортзал. Здесь не было ни одного окна. Сразу погас свет, и мы оказались в приятной полутьме, очень слабо освещенной светодиодными микро-светильниками, как в кинотеатре, полутьма дальше и выше превращалась в черноту, очень приятную, какую-то очищенную, как на компьютерном изображении.
   Мы продолжали неторопливо двигаться к центру зала, и я неожиданно налетел на невидимую преграду, похожую на стекающую тонкой стенкой воду. Но внутри меня ждало еще более удивительно зрелище.
   - Да будет свет! - Объявил Денис.
   Я не поверил своим глазам. Следов зала больше не наблюдалось, перед нами вспыхнул бесконечный космос. Передо мной, в самом центре тьмы раскинулась галактика, я, конечно, ее сразу узнал - наша галактика Млечного Пути. Причудливо переливались звездные скопления, внешний вид ее был как у диска. Вокруг маячили другие звезды.
   Я поймал себя на мысли, что не представлял себе соотношения между галактиками и звездами. А тут они оказались прямо как на ладони. Протяни руку и дотронься.
   Я так и сделал, звезды приятно реагировали на мое прикосновение, вибрировали, немного отходили, гасли под рукой. Я ощутил приятность процесса.
   Рядом, с открытым ртом, стоял Юрка и тоже трогал галактику.
   Признаком того, что я еще стою здесь, в зале рядом с Деном, был темно блестящий пол. Это я заметил не сразу - впечатлений хватало. Пол матово отсвечивал. Ну и правильно, а то мозг заходится в логической истерике - мы висим в космосе - как такое может быть? Этот отсвет будет напоминать, что мы еще здесь на Земле. И что это визуальная трансляция.
   - Мы что, в дополненной реальности?
   - Ага, - с удовольствием откликнулся Денис.
   Галактика расширилась, поглотила нас, мы оказались в быстром потоке звезд. Пару раз следовали плавные остановки, где я мог созерцать удивительный и не земной мир.
   - Это что? Так все выглядит на этой планете?
   - Да нет, конечно. Это мое художественное творчество. Как бы там могло все выглядеть. Мне просто хочется продемонстрировать все возможности этого демонстрационного стенда. Может быть, это планета Крайняк?
   Красиво. Тут ведь есть, где развернуться. Один только компьютер на что способен. Какой детализированный мир! Какой полет фантазии!.. Компьютер, который решил делать это по своей воле - это уже вообще круто. Кстати, Дэн-то не первый. Ремикс уже обещал мне Серега.
   Похоже, это где-то у них заложено... я сделал их полноценными.
   Но и ведь это очень очеловечивает всех их! А это не может не радовать.
   Интересно все-таки смотреть на машинное творчество.
   Демонстрация продолжалась. Я увидел человека с факелом, который разглядывал неведомый артефакт, сцена сменилась - великан гонится за человеком, вот мы в каком-то подсвеченном изнутри гроте, вот в круглом жерле вулкана, вот корабль поперек ущелья. Следующая картина - живописный водопад.
   Окружающее помутилось, наполнилось влагой, и появились шустрые рыбки. Мы в горном прозрачном озере. А вот и девушки. Они плыли над нами, очень и очень зрелищно. Мы задрали голову, но картина быстро сменилась...
   Половину обзора заслонила гигантская планета, стало сумрачно и таинственно. И под конец я увидел колоссальный геометрически выверенный город.
   - Постой, что-то мне это напоминает.
   - Это из нашего дизайна. Что-то похожее на игру Игрек Икс.
   - ... Ты ее разработал? - строго спросил я. Все, пусть отчитывается.
   - Под моим началом, да. Только то, что видите вы - это совсем другое. Тут больше цветов, градаций, объема. Ну и картинка немного другая. Чтобы не копировать прямо все. А чтобы было все - эксклюзив.
   Юра тоже оказался ценителем игр, глядел во все глаза. Сказал, что играл в такую.
   - Все, что ты видишь, построено на движке Гипердрайв. Тут мы не заморачивались с названием, а просто преследовали цель обойти конкурента с его продуктом Дубульплей, но согласись, наше название даже круче, как в фантастическом романе! - Перед собой я и увидел их лого из объемного рекламного ролика. Оно сейчас было безопасно - в стоп-кадре и не бесновалось, как дракон в клетке, - Маркет ДП вставляется в любой их и сторонний сервис, служат центральной исполняющей программой, поскольку преследуют цель быть всюду. Нельзя перечислять деньги без нее, нельзя пользоваться облачными серверами, нельзя слушать музыку, смотреть видео на смартфоне - без этой программы. Ничего без этой маленькой и незаменимой программы делать нельзя, потому что она связывает пользователя с банком данных, обеспечивает безопасность и комфорт. И как ты понимаешь, с другой стороны к этой программулине заводятся гигантские объемы рекламы. И она обрушивается на пользователя, когда он пользуется этой фигней. Мировой торгово-информационный хаб. Прямое движение к соединению всего человечества под одним брендом. Мы сделали свою такую действующую программу, но дешевле, надежней и бесплатней. Пока мы имеем нашу программу у 56% населения Земли, унификации мира не произойдет.
   - Здорово!
   Да, новая жизнь продолжалась, открываясь мне с разных сторон. Но после первых восторгов от увиденного зрелища я возвращался к реальности, которая ждала нас за пределами этого зала... Ко всему этому прибавилось чувство небезопасности быть аристократом. То, наверное, самое важное и непосредственное ощущение спустя почти две недели от начала нашего путешествия.
   Мерзкое чувство ползучей, невидимой опасности неизвестного происхождения. Наши противники не такие уж и беззащитные. Мы потеряли корабль. Да, что там, мы потеряли Жанну!
   Я попросил Дэна показать место крушения. И сейчас же мы зависли над ним на высоте полета наблюдательного дрона. Часть горы был вздыблена, корабль лежал, отсвечивая стальным блеском и технологичной сложностью. Мне стало жаль такую махину.
   Какие-то фигурки приближались к нему с единственной удобной стороны.
   Крушение, горькое чувство. Вот и коршуны слетаются... Однако, чувство поражения соперничало с более мощным, пока для меня самого необъяснимым - у меня вдруг прорезалось желание стать аристократом в понимании Дэна! Наверное, оно было связано с желанием отомстить. Мы сделали попытку номер один. Но у нас есть средства и на вторую попытку и на третью. Я чувствовал, что преступнику от нас не уйти.
   - Поступило очередное предложение к переговорам, Влад, - сказал Дэн.
   - Серьезно? О чем же я буду говорить?
   - А мы подготовимся. Но сначала - что мы будем делать с ним?
   И вокруг нас возникло море в ночной тьме. Только лишь вспомогательные знаки системы выхватывали из темноты едва видные очертания корабля. А пиктограмма указывала на Новака, который находился на этой посудине. Как на цель.
   - А этот помощник... Новака, он с ним на корабле?
   - Заг? Конечно да, он от него не отходит.
   - Это именно он убил Жанну?
   - Да, мои дроны нашли подтверждение - биологический материал. Жанна, похоже, сопротивлялась и смогла расцарапать ему запястье...
   - А как ты смог подтвердить?..
   - У нас есть все их данные... через сотовые мы уже давно взяли их биологические образцы. Кроме того, через эти сотовые мы так же ввели им в кровь специальные контрастные вещества.
   - И что? Ничего странного не произошло? Там, не вылезло чудовище, которое поглотило контрастное вещество?
   Денис внимательно посмотрел на меня и вместо ответа осторожно спросил:
   - Ты видел что-то такое?
   В ответ я только кивнул.
   - А я ничего не видел... ну это и понятно. Ты ведь человек... мы к этому еще вернемся... Как мне сказала матушка, Новак не всесильный, далеко не всесильный. И технологии не боятся магии. Если действовать не на прямую, а всякими обходными путями. Так что все получилось.
   Можем, думаю, что можем. Я шкурой чувствовал, что если бы существовали какие-нибудь глобальные природные измерители справедливости - вроде весов добра и зла, то на них Новак уже давно бы был измерен и признан преступным. Это кровь его жертв перетянула. В том числе, кровь Жанны.
   Так что тут не чего волноваться. Не получилось с первого раза, потому что эта дрянь вылезла из него, получится с другого.
   Вопрос о том, насколько точно наше оружие.
   - Можем уничтожить их точечно?
   - Да, Новак и Заг светятся как мишени благодаря тому, что мы их пометили. Точность попадания можно гарантировать до сантиметра.
   - Это ведь высокопоставленные хрены, - вдруг заговорил Юрка. - Мировая элита, мы вляпаемся.
   Прямо на картинке дрона появилось досье на Новака. Ничего экстроординарного. Служака, хоть и в 'семье', но самый нижний чин.
   - Убийство представителей клуба - это редкое явление. - Проговорил Дэн. - Но это иногда случается.
   - Юра прав, ведь я не знаю раскладов. И не знаю последствий того, что будет, если мы его прикончим.
   - Может быть, решим голосованием? - хохотнул Дэн.
   - Нет, - отмахнулся я, - ... за то, что он совершил, за многочисленные убийства и за убийство Жанны... - я встряхнулся и твердо проговорил: - Все хорошо обдумав, я принял решение. Без всякого голосования. Новак заслужил уничтожение. Вне зависимости от последствий. Вместе с помощником.
   - А остальные? На корабле есть военные, есть айти- специалист, ну повар в конце концов. Их тоже в расход?
   - А ты можешь поразить на корабле только две цели? - Еще раз спросил я.
   - Легко. Выполнять?
   - Да, давай.
   Вокруг нас засветились новые системные сообщения о готовности, списке систем, боевом поражающем факторе и, наконец, начале операции.
   - Операция начата. - И добавил: - Ну вот, это 'Первый шаг'...
   От этого мне счастья не прибавилось.
   Вступил Юрка:
   - А если бы мы проголосовали, Дэн ты как бы проголосовал? - решил уточнить Юра.
   - Однозначно за уничтожение Новака, Зага и всего корабля вместе с ними. Эти люди все же знают, с кем работают. А ты?
   - Я бы как Влад.
   - Эх, сопли вам еще приходится подтирать.
   - Да ладно тебе, мы согласны в одном - он должен был быть наказан.
   А я подумал, что решение о ликвидации Новака Дэн не принимал из соображений мести. Думаю, он принимал решение из целесообразности и нашего превосходства.
  
  
  
   Заболела рана. Заг потер. И увидел, что на ранке выступила кровь. Что-то забеспокоило его. Он чего-то явно не учел. Чувство неуверенности росло. Эту рану он получил неделю назад, поцарапавшись о свой сотовый. Как можно поцарапаться об айфон? И все же. Он тогда подумал, что зацепился за что-то острое в чехле. И махнул рукой. Подумаешь, какая мелочь!
   Волна ужаса обрушилась на него.
   Это не мелочь! В таких делах вообще нет никаких мелочей! Он попытался вспомнить, не оставлял ли он свой айфон где-нибудь без присмотра. Вроде нет. Хотя был один случай, когда он принимал пищу в столовой апартаментов и что-то его отвлекло. Тогда сотовый находился не в кармане, а на столе. Но. За это время? Несколько секунд?.. что-то сделать с телефоном?
   Он быстро достал телефон из кармана и отшвырнул его прочь. Тут же на палубе мелькнула какая-то тень. Волна ужаса гнала его вниз. Ноги задрожали, силы куда-то пропали.
   Откуда этот ужас? Его навещали его жертвы, такое бывало. Наверное, ни у одного убийцы не было по-другому. Но каждый раз оказывалось, что причина банальная - в медицине. То сахару много, то липидов, то побочное действие таблеток... получалось, что зря он тревожился, всюду ему мерещились его мертвецы по причине плохого здоровья, а не чего-то такого!
   Сам он в мистику не верил. Он знал, что Новак верит, но у него было другое мнение. Это была частная территория, на которую он не пускал даже хозяина.
   Ничего нет. Никакой мистики, ничего такого не существует.
   Но сейчас было как-то совсем не по себе. Если сравнивать его страхи, которые он испытывал раньше с тем, что с ним происходит сейчас - разница огромная. Он чувствует дыхание опасности. Остро, дико, безумно.... Он побежал вниз. Паника охватывала его все больше.
   Переборки разошлись одна за другой. Как это возможно? Металлические, они убирались в разные стороны прямо на глазах.
   - Наркотик, - понял он, но уже сразу передумал. - Нет, что-то другое.
   Нужно сообщить Новаку. Однако подняться он не мог. Двигаться он уже больше был не в состоянии. Он лежал в своей каюте прямо на полу, дверь была открыта, но никто не шел. Изо рта вырвался жалкий стон...
   Переборки продолжали расходиться в стороны, пока не показался свет. Он увидел его явственно. И еще крылья. У света были крылья.
   Время возобновило свой ход. И снаряд разорвался непосредственно в каюте, разметав кровь по стенам и пробив палубу.
  
  
   Вода выглядела тяжело, имела стальной отблеск. Если подумать, то в океане гигантское количество воды. И это спецпредставителя пугало.
   В каюте было удобнее, чем на палубе. Здесь было все, как он любил. Его напичкали антибиотиками и прописали постельный режим. Но он, все же, сел к рабочему столу. Голова немного кружилась. В остальном - поражений он не получил, только царапины. Так что его личный доктор перестраховывался. Надо было разобраться в том, что произошло. И сделать выводы.
   На столе были раскиданы доклады 'своих' организаций, которые прикрывались экологической, правозащитной, медиа - деятельностью. А на самом деле занимались разведкой. Все доклады были переданы накануне последних событий. При первом взгляде на текст появилась оторопь, а потом и ужас. Впрочем, это состояние для последнего времени уже было привычным.
   Начиная с довольно мелких компаний, заканчивая огромными, транснациональными - все говорило об одном: везде активно появлялись русские. На Stora Enso, предприятии по производству целлюлозы, среди шведских инвесторов, появились симпатии к России, причем настолько сильные, что они готовы перекупить акции владельцев АДР - всегда стоящих на страже американских 'друзей'. Nokia побежала на российские биржи. Производители роскоши - LVMH полностью куплены российско-итальянским концерном. Крупнейшая пивоварня AB InBev перенесла свой головной офис в Санк-Петербург. Французская молочная компания Danone, металлургия ArcelorMittal, немецкая Allianz - во всех них произошла смена руководства. Теперь вместо лояльных Новаку там встали пророссийские директоры. Как такое могло произойти?
   Биржи - Нью-Йоркская фондовая биржа, Йоханнесбургская фондовая биржа - вот уже несколько месяцев показывают падение спроса.
   Продажи акций российскому бизнесу происходят по низкой цене. Перевод головных офисов фирм в Россию согласован со всеми надзорными учреждениями, назначения происходят как по волшебству, совершенно не взирая на сопротивление Новака... руководство Евросоюза молчит, как будто воду в рот набрало... Смоленск, Новгород, Москва, Петербург... у них строится новый город - там уже огромная очередь, все хотят залезть в этот город... что ж им там медом намазано?
   У Евросоюза, который, не без подачи американцев, зарос бюрократией - только одних антимонопольных организаций было штук сорок. И ни одна! Ни одна из них даже не тявкнула!
   Нет, ни он сам, ни Беккер этого так не оставят. Даже если придется уничтожить всею Землю. К большому сожалению Новак редко встречался с Беккером. Между ними, связующим звеном, был Дональд Шваб. Так вот Шваб даже говорил, что это очень благородная миссия - приблизить ядерную войну. Все прекрасно знали, что требуются жертвы. Кровавые, человеческие - как называли их истерические СМИ. Они не понимают, что только благодаря этим жертвам удается удерживать власть над миром, править миром самым лучшим образом! Не удивительно. Холопы не могут знать всего этого. Но это он отвлекся.
   Новак знал одно. Никому нельзя строить препятствия для их деятельности. Сейчас противник обозначил свои претензии, захватил кое-что из лакомых кусочков, но это временно. Клан не будет сидеть и страдать. У Беккера есть прекрасные бойцы, никто не допустит поражения!
   С чего началось все это?
   Новак прекрасно знал, что сначала во всех ключевых инстанциях власти появились непримиримые люди. Они действовали по-разному - со скандалом или наоборот тихо. Но не зря он ел свой хлеб. Новак знал весь этот костяк пофамильно. Именно они начали проводить изменения - разом, скоординировано. И у них получилось!
   Он боялся подумать, сколько энергии на это было затрачено. Просто для того, чтобы подкатить к какому-либо чиновнику, нужно было перелопатить не один том личных данных. Во сколько встает, на какой улице живет, какие блюда ест, какими увлечениями болеет, кто родственники, какое отношение к институтам власти, слабые места, способность к диалогу, возможность подкупа... возможность обмана... карьерный путь - это дела из огромного количества томов. Если ты этого не знаешь, то договориться с этим человеком ты не сможешь. А они смогли! Причем, в рекордные сроки! Как будто у них там действовали какие-то супермашины по сбору и обработке данных!
   С некоторыми, конечно, эти активные товарищи договориться не смогли, потом эти люди так или иначе были отстранены от власти. Через скандалы или через силовое воздействие - по-разному, но работа по сбору компромата таких же ужасающих объемов ими - была проведена.
   При этом Новак не мог сделать совсем ничего. Даже попытки устранить этих людей все время проваливались. Он, порой, даже не знал того, что знали они. И компромат, который сливался через СМИ становился полнейшей неожиданностью!
   Поэтому приходилось просто смотреть, как у его собственной персоны теряется влияние. Не всюду оно было потеряно, но в если процентах - то где-то 55. Конечно, много из происходящего не входило в его сферу деятельности, кое-чем занимались другие, но и у них было так же безнадежно.
   Империя Ионова расширялась.
   НАТО - тоже молчок. Ионов колесит по всей Европе, а возмущаются только грантовские организации. Их пока еще много, СМИ еще под контролем американцев. Но и все. Официальные лица молчат. НАТО тоже.
   Да, в альянсе уже давно не так благополучно, как когда-то. Все переругались из-за взносов, все норовят откосить от обязанности содержать организацию. Турция вон, вообще, перешла на российское вооружение! Страна НАТО! Франции, конечно, выгодно перезаключить соглашение о европейской военной организации. И попутно сбросить Германию. У Италии и славянских стран - свои интересы, туризм и торговля... Только одни прибалты остаются преданными Америке. И Украина.
   Поднимать вопрос о новой угрозе в виде Ионова, не рискуют даже в Прибалтике! Почему? Потому что появился новый игрок. Сильный. А вдруг он рассердится?
   Возможно, началось все не с Ионова. А раньше.
   Несколько лет назад в самой Америке пришел к власти критик и конкурент Беккера, а значит - всей глобальной мегаиндустрии новых смыслов и новых денег. Это трудно представить - на священное место, место, на которое молятся во всех саранах, пришел человек не из клана Беккера! В это трудно поверить, но это произошло!
   Президент-традиционалист. Он хочет сделать ставку на производство. Он не понимает перспектив нового порядка. И выгод в новом мире. Он бросил вызов организации Беккера, которая вот уже несколько десятилетий накапливала силы. И что он получил? Каждый год начинаются слушания об импичменте. Обвинения в домогательствах, в шпионстве, в уклонении от налогов. Он получает, и будет получать, пока не уйдет в расход. Вполне возможно, Беккер решит устранить его в буквальном смысле. Когда будет удобное время. Никто из подчиненных Беккера не питает иллюзий. Это дело времени. Невозможно бороться против спецслужб и мафии - об этом слишком поздно узнал президент Кеннеди.
   Появление этого президента уже было первым звонком. А теперь еще Ионов.
   Чем еще России удалось перетянуть капиталы, кроме как реально угрожать военной силой? Новым рынком технологий и... роботов!
   Это разве не переворот?! Получи Беккер в свои руки роботов, он в один момент бы стал единственным царем на Земле. Осуществились бы планы клана, которые экранизировал Голливуд: толпы роботов взяли бы под контроль все города всей Земли.
   Этот выскочка - Влад Ионов. Кто он? Откуда?..
   Все попытки устранить его силовым путем не удавались. Несколько покушений на Ионова были по-легкому предотвращены. А теперь роли поменялись - напали на него самого!
   Новак еще раз прокрутил запись с одной из камер, которые записали стычку на горной дороге. Он воспроизводил запись покадрово, на большом экране компьютера. Он видел тех, кто нападал. Теперь, глядя на все произошедшее со стороны, можно сделать какие-то аналитические выводы. А в тот момент, когда это произошло, было совсем не до этого... Вблизи все было гораздо страшнее.
   Новак проиграл, нужно подумать о том, что сказать Швабу. Произошло невероятное, он с позором бежит из Европы! Перебирая листки со строчками докладов, он только восклицал:
   - Откуда у русских такой размах? Они везде!
   В конце оказался доклад компьютерщика. На Острове у него в подчинении было целое подразделение. А здесь программист пока один.
   Он высунулся из каюты, на что сразу получил замечание доктора:
   - Вам нельзя двигаться! Сейчас не до работы!
   - Я хорошо себя чувствую. Пусть зайдет Заг и этот... по компьютерам. Как там его? Джон?
   Джон пришел немедленно. Был он в привычной заношенной майке и джинсах. В глазах его светилась малопонятная радость:
   - Вы передали мне очень ценную флешку! Откуда она у вас?
   Банда Ионова атаковала бешено, его бронированный автомобиль практически за 10 секунд был вскрыт, все охранники убиты... он даже боялся вспомнить. Им помогали еще... какие-то механизмы с пулеметами. Это был ад... После атаки аппарат наблюдения и разведки оказался полностью раскурочен. И перед тем как покинуть свой автомобиль, Новак сделал главное - вынул из него накопитель. И сразу по прибытии в Ниццу отдал Джону.
   - Это оперативная база данных... - Проговорил Новак поморщившись, Джону знать этого не следовало.
   - Это оперативная база данных чужих центров принятия решений! Это слепок команд за секунду.
   - Секунду?
   - Да, это очень много! И знаете, что я вам скажу? В тот момент... ну, когда они на вас напали... вы были окружены несколькими автономными устройствами!
   - Вот уж открытие! Я знаю! У них были дроны!
   - Минутку, минутку, шеф. Вы были полностью окружены автономными механизмами, кроме одного!
   - Что?
   - Я их успел посчитать! Все центры принятия решений... они все связаны между собой в очень причудливую сеть, расшифровать коды которой мне, к сожалению, не удалось. Но! Мне удалось посчитать их количество! Они практически все были искусственного происхождения. Все. Кроме одного! Я сопоставил запись с камеры с этими данными, вот эту, - он кивнул на монитор Новака.
   - Они все были...
   - Механизмы... ну - роботы, что ли...
   - Роботы? Ты серьезно? Поточнее нельзя?
   - Автоматические устройства. Поточнее - только после расшифровки. Материалы, которые вы предоставили, могут оказаться интересным. Как вы это получили?
   Новак, кажется, начинал понимать. И на фоне бесконечного провала эта новость казалось, могла что-то объяснить. Он ответил:
   - Ты бойкий товарищ. Но тебе скажу. Это переносной комплекс. В момент атаки он оцифровал активный информационный поток... Ну что, ты никогда не слышал про радиоэлектронную разведку?.. И когда ты сможешь расшифровать?
   - У нас очень небольшой кусок их внутрисетевого шифра. Я не знаю.
   - Вообще-то это возможно?
   - Любой шифр взломать можно, только вопрос времени.
   - Так ломай - ты же тут вроде лучше всех! - Напоследок Новак, пытаясь не выдавать волнение, спросил: - кто из них не-робот?
   - Вот этот! - программист ткнул на Влада Ионова. На стопкадре потокового видео с камеры он был очень заметен. Но кроме него на этом же стопкадре Новак мог различить еще, по крайней мере, троих... людей?.. парней?.. которые были по виду как парни. В это трудно поверить!..
   - Иди, ты свободен.
   Джон ушел, Новак внимательно посмотрел на помощников Ионова - он даже имен их не знал, хотя в данных все их досье были отображены - он посмотрел внимательно, пытаясь понять, что он видит по их глазам. Потом, все же полез в бумаги и вытащил несколько пакетов. Открыл первый. Денис Нестеров. Бывший работник спецслужб, ушел в Бит-корпорацию. Его жизнь была расписана с младенчества - были известны его родители и что в 15-летнем возрасте он стал победителем в соревнованиях по дзюдо. Так это, что фальшивка? Как же они смогли ее сделать? Трудно поверить. Вот он стоит ненавязчиво рядом с Ионовым, в его секторе наблюдения находятся все опасности, которые могли бы угрожать Ионову. 'Влад, что ты сделал? Это же ты сделал?' Ты же был программистом... но. Не существует таких программистов, кто бы мог сделать такое! Этот же Джон - великолепный специалист, но считает ИИ - недостижимой мечтой. Как блестели его глаза, когда он пришел!
   Новак с ненавистью смахнул Досье Нестерова на пол. Другие, он должен посмотреть другие досье! Или нет? Может быть, нужно заказать более углубленные отчеты по этим... людям?.. Сейчас же нужно заказать! Он взял в руки телефон и стал набирать номер. Но, от этого занятия его оторвал громкий хлопок. Он раздался недалеко, где-то в районе отсека Зага. Вибрация прилично встряхнула корабль. Он быстро выбежал из каюты. Врач тоже была встревожена, этого нельзя было не почувствовать. Потянуло гарью... как после... разрыва боеприпаса. Он в несколько шагов преодолел коридор. Картина, которую он увидел в каюте, ужаснула. Ни одна из переборок не была разрушена. Только верхнее перекрытие и палуба. Заг был по-просту разорван за одно мгновение. Его куски разлетелись по небольшому корабельному помещению. И теперь валялись в клейкой каше красного цвета.
   Какое оружие могло это сделать?
   Они что? Решили уничтожить Зага?
   Не может быть, что только его. Не может быть, что только исполнителя! 'Но меня нельзя!' - запротестовало внутри. 'Я же вхожу в семью!'
   Ему померещилось, что он слышит звук падения нового снаряда. Это невозможно! У него есть важные сведения. Если его сейчас уничтожат, то кто об этом доложит Швабу? Однако, ужас быстро согнал эти мысли. Кому это сейчас нужно? Какие-то роботы! Его! Его собственная жизнь под угрозой!
   Как учил его Беккер вести себя в подобных ситуациях, когда грозит опасность? Он забормотал проклятия. Только это приводило в жизнь силы. Мощные силы.
   Только несколько часов назад эти проклятия помогли. Там, на трассе! Присутствие духа было поразительным. Никогда он не приходил так ясно. И это нечто смогло извлечь его из смертельной опасности. Теперь нужно сделать тоже!.. только сначала убежать.
   Быстрее! Вниз! Они не смогут засечь его внизу!
   И он прыгнул на лестницу, чуть ли не кубарем скатился вниз. Здесь было темно.
   - Теперь пришло твое время... - голос, который он услышал, явственно прозвучал в голове. Голос появлялся не часто, но сегодня уже одно чудо произошло, так почему нет? Бекер говорил, что у него голос постоянно звучит. Но уровня хозяина он еще не достиг.
   Сущность здесь? Но почему же она не защищает его?
   - Но, как же так? - заскулил он. - Я же верен тебе, почему ты меня не защитишь?
   Он побежал, отталкивая все вокруг. Кажется, это было какое-то корабельное снаряжение.
   'Ты погибнешь за меня...' ему показалось, что у голоса проскользнула беспомощность. 'Ты погибнешь за меня?'
   Вместо ответа Новак заревел - диким нечеловеческим воплем. Потому что за миг до смерти голос стал разделяться, как будто на разные, отдельные голоса. Появились и их бесплотные обладатели - которые вдруг накинулись на него, пытаясь разорвать в разные стороны его тело... или нет... его душу! Они вгрызались в него остриями, тащили и рвали. Он не понимал, в этот миг его посетило недоумение поверх боли. 'Как же так, зачем'? Они же на одной стороне? Почему же он стал жертвой для их ненависти?..
   В момент, когда произошел удар - точечный, достаточный для того, чтобы в клочья разорвать цель, - в аде появилась новая душа.
  
  
  
  
   Как в последний миг метался Новак, мы видели только на схеме целей. Дэн сказал, что не сможет предоставить потоковое видео с корабля. И я облегченно вздохнул. Лучше и не надо.
   Жуткое зрелище.
   И все-таки, мысль 'это за Жанну' была правильной. Я уже понял, что собой представляет этот Новак, какое он дьявольское отродье...
   Хорошо, что ракетам на корабле противопоставить ничего не смогли. Две цели были поражены с ювелирной точностью.
   - Будешь звонить? После всего случившегося лучше позвонить, чтобы обозначить позицию.
   - Да, позвоним. Так кто у них тут рулит?
   Я увидел седовласого мужчину, явно отполированному в салоне красоты. Наверное, есть такие специальные для мужчин, по западному образцу. Он производил впечатление мудрого и состоятельного человека. Его изображение было очень реалистичным. Но он стоял неподвижно, висел в воздухе, конечно, это было изображение. Этого человека я еще не знал, наверное, не высокая сошка.
   - Это Дональд Шваб, непосредственный покровитель Новака.
   В этот момент благообразный руководитель встроился в диаграмму с несколькими фигурами других людей.
   - А вот все наши враги. Это высокопоставленные представители Клуба 'Гендальф'.
   Да, а этих старых пердунов я уже знал. Дэн уже рассказывал об их возможностях, рассказывал еще в Челябинске
   - Этих я уже знаю.
   - Сейчас познакомим с ними и Юру. Но сначала. В бизнесе я сделал несколько открытий. Вам же интересно, как я справился с олигархами? Сначала я их классифицировал.
   - Это что-то новое. - Про свои выкладки он еще не рассказывал.
   Он глянул на меня из под козырька молодежной и яркой кепки, похоже, он был готов сообщить мне свое открытие.
   - В самых высших сферах конечных выгодопреобретателей есть несколько видов людей супер-класса. - Да, в этой теме он точно разобрался! - Это миллиардеры, которые сами зарабатывают, вкладывая свои финансы по всей планете, деятельные, но стремящиеся к сверхдоходу, что позволяет им экономически и легально вмешиваться в дела других стран. Выживают сильнейшие. Ну, ты знаешь, у кого больше денег, тот приобретает на них еще больше денег. И судьбы людей на пути таких магнатов не важны. Это первый вид, наиболее миролюбивые. Они хотя бы производят какой-то товар... Теперь второй. Есть миллиардеры, особенно старых кровей, которые не гнушаются делать деньги, например, на ограблении всех, кого можно, они умеют создавать мошеннические схемы обогащения с использованием глобального масштаба, присваивать ворованные капиталы. Ведь всегда находятся люди, которые наживаются на проблемах других. Так вот, надо знать, что они не появляются случайно. Ну и наконец третьи - это те, кого стоит особенно бояться - они осознанно приближают Третью Мировую войну. Они хотят уничтожить современный мир, сами планируют переждать войну в подземном бункере, чтобы начать все сначала - построить такой мир, в котором такой человек будет однозначным и непререкаемым правителем. Вообще, о справедливости на Западе слухи сильно преувеличены. Джентльмены должны хорошо уметь - разыграть фарс и упражняться в лицемерии. Это относится ко всем, кого я перечислил. Это люди, которые нынче управляют планетой, как видишь, их не так уж и много. Человек 300.
   - Выходит, что все три класса плюют на закон и на человеческие жизни, я правильно понял?
   - Да.
   - Мы входим в эту классификацию?
   - Не совсем. Если только отдаленно походим на первый класс, только ты используешь не людей, идя по головам, а роботов. Миллиардер, который использует роботов. Но, правда, роботы совсем не против, и имеют свой характер, могут хозяина обломать с принятием решений. Роботы у тебя другие. Не производственные.
   - Погоди, ты сказал про меня - миллиардер?
   Он сделал вид, что не заметил моего вопроса.
   - По существу - ты - новый класс и новое явление. Тебе не нужно хотеть взять на себя работу, которую ты не сможешь потянуть.
   - Нет, нет, минутку, а где мои миллиарды?
   Ему пришлось ответить:
   - Они в надежных руках.
   - В твоих?
   - Ну да, ты подписал доверенность.
   - Когда? Какую еще доверенность?
   Он выразительно помолчал. И я сник, не отдаст он просто так миллиарды. Нужно постараться, чтобы угодить ему, железному канцлеру. Но, все же, я высказал:
   - Интересно! Мой робот пошел на подлог! Чтобы мои миллиарды себе присвоить! Образец логики, специалист права, безупречный, бескомпромиссный, неподкупный, блюститель законности - и на подлог?.. - И я не выдержал, рассмеялся и сразу объяснил, чего я смеюсь. - Еще полгода назад я имел в кармане сто рублей.
   Ну а что? Тут есть повод для смеха, я никогда не рассчитывал ни на какие миллиарды, я ими и пользоваться-то не знаю как. Я вообще, программист средней руки.
   - Может подкинуть тебе миллиардик? - хихикнул я, и мы с Юркой заржали яко кони. Дэн же посмотрел на нас осуждающе. Отсмеявшись, я вздохнул. Вспомнил Жанну. Вот, кто уже не повеселится. Я еще пока не понимал, что я чувствую, уничтожив Новака. Достаточно этого или нет?.. - А ты вообще-то сам умеешь зарабатывать. Ты все заработал, - сказал я серьезно Денису, чтобы восстановить справедливость.
   - Это правда, умею. Только вот классическими прибылями заниматься не приходится. Большинство мировых предприятий убыточны. Все, что нужно для привлечения кредитов - это создать видимость активного труда, расширения производственных баз. Мои роботы этим тоже занимаются.
   Ну да, про это мы уже говорили. Многие громкие имена компаний - фикции. Они просто умеют хорошо лавировать между кредитами. В свою очередь кредиты банками закупаются и перезакупаются. До бесконечности. Нормальные люди не пойдут на создание таких пирамид или еще сказать - пузырей. Если. Если кто-то не будет их заставлять.
   - Что-то похоже на обман. И на второй вид богатеев.
   - Ага. Сейчас почти все такое. Фиктивные бизнесы могут привлекать миллиарды денег. И это действительно второй вид. Мы совмещаем первый и второй. Как все.
   Но как такая система может существовать и не опрокидываться? - недоумевал я. Ведь система противоестественна. Пузыри должны неминуемо сдуваться, но этого не происходит! Тут явно кто-то должен помогать. Осуществлять мощнейшее давление на тех, кто не хочет поддерживать кредитами пузыри. Я понял! Власть! Власть должна балансировать между пузырями и реальными секторами экономики, чтобы финансы распределялись расово правильно, чтобы пузырям тоже хватало, чтобы они не лопнули! Осуществляя силовое давление на своих и чужих. Но тогда насколько должна власть быть под пятой богачей или там, под пятой спецслужб, мирового правительства?!.. Она по-идее должна быть полностью коррумпированной.
   Хотя оставался еще вариант нейтральной власти. Ведь, все-таки президентов и парламенты выбирают люди. Но. Они, хоть и выбраны людьми, но приходят на новое место, вникают в дела и оказывается, что лучше поддерживать существующий до них порядок, нежели идти против течения. Я пытался представить себе президента России. Вот он смотрит на доклад, с отчетностью ушедших денег, зная, что они уплачены за фикцию, за глобальные фиктивные услуги корпораций-пустышек - что он будет делать? Сопротивляться? Тогда ему устроят публичное наказание. Нет, он будет поддерживать существующую систему, но при этом пытаться выудить прибыль для государства. Использовать эту испорченную систему для России, как только это возможно. Что, собственно, и делает Дэн, помогая президенту. Сам Дэн уже много раз мне об этом говорил.
   Да, но если коснуться еще более кардинальных и нелегальных выводов капитала из страны - таких как порнобизнес и наркотрафик? Вот президент видит, что деньги эти уходят за рубеж, и занимается этим кто-то из глобальной элиты - что он будет делать? И здесь такая же ситуация? Похоже, да. Мне ведь сказано: забудь про нравственность, в политике она не существует! Это ведь Зиновьев доходчиво объяснил.
   Ужас, какой испорченный мир! Мировая экономика - криминальная экономика. Вся, насквозь!
   Как может депутат Европарламента или какой-нибудь мэр принуждать крупных предпринимателей играть в нужную игру? Создав нужный информационный шум. Хотя, вряд ли они занимаются этим сами. Информационный шум уже подготовлен глобальными элитами. Мэру просто нужно им воспользоваться.
   Наверное, существует целый медиа-класс, который осуществляет нужную информационную политику в пределах планеты Земля. Эти деятели с самого высокого глобального информационного уровня, уровня ведущих ТВ, радио, газет спускают общее направление - такую, генеральную, линию: например 'мочить Россию в политике, в экономике, в социальной сфере - всюду'. Появляются всякие новости, как Россия готова использовать ядерное, химическое оружие, как она агрессивна, считают количество учений и прочее... И все, никаких контрактов с русскими никто заключить уже не может!
   Крупные производители не пойдут против этого искусственного русофобского медиа-потока, будут отказываться от выгодных контрактов с нами. А если что, со строптивыми 'поговорят', убедят, что контракты с русскими - это агрессия и нарушение свободы. А мелкие подтянутся сами.
   Тоже самое делается в отношении неугодных политиков и бизнесменов в Европе и Америке. Мало ли по каким причинам человек может не понравиться элитам. Они создают вокруг него нужно им информационное поле. Например, если совсем ничего нет - придумывают, например, такое - 25 лет назад он положил руку на коленку какой-нибудь секретарше, страшной на вид. Судебные тяжбы, дикие вопли в прессе! Подумать только, какое преступление! Тем не менее, человека сбивают с денежного потока или вообще упекают в тюрьму.
   Не приведет ли это дальше к тому, что преступлением будет вообще чадородие, например? А что? Положить руку на коленку - это преступление, а секс - нет? Сейчас это кажется безумным, но лет через 10 - кто знает, как будет? 'Вы занимаетесь сексом, а, значит, нарушаете права друг друга на свободу!' - завернут как-нибудь так. И скажут, что это недопустимо.
   Получается, что элиты вообще не прочь извратить самые естественные вещи, вывернуть их наизнанку, и представить преступлением. Зачем?
   Ответ: элиты управляют миром, вот и все. Средства не важны, важен результат.
   - Очень удобно создать такой мир. В нем можно проворачивать делишки, все только будут утвердительно кивать и одобрять. Даже самое дикое и безумное - можно провернуть. Вы же слышали, сколько провокаций устраивают наши соседи. Взять хотя бы одну Украину. Они ведут нас к столкновению. Это всего лишь вопрос времени. Я точно знаю, что к этому идет подготовка в Литве. Там будет пограничный конфликт, в результате которого следователи 'найдут' доказательства агрессии России. Причем, с возможным использованием оружия массового поражения. Это будет нарушение всех гласных и негласных договоренностей и приведет к задействованию плана нейтрализации России...
   Провокация? На границе? Я даже боялся дальше слушать.
   - Я не слышал, никогда не интересовался политикой. Узнаю только сейчас, - сказал Юра. - Но, чего же они хотят?
   - Как что? Запретить Россию.
   - Чего? - не выдержал Юра.
   Какое лаконичное высказывание! И какое верное! Они устанавливают диктатуру. Начинают локальную вялотекущую войну на Украине. Создают условия для провокации с прибалтийской республикой. Объявляют Россию агрессором. Разрывают международные договоренности. И делают Россию недопустимой. Делают все российское недопустимым, всех русских расово неправильными! На теме вроде: 'все они патологические убийцы'.
   Все эти Ми ту, весь этот сатанинский феминизм, войну начать - раз плюнуть... а война уже давно начата, ее просто надо подогреть и сделать провокацию, чтобы Россия уже никак не могла избежать большой, настоящей войны.
   Если с русскими нельзя заключать торговых сделок, то что это? Приручение капитала. Лишение нас активов. Нас давно и специально делали токсичными, чтобы перенаправлять капиталы! А теперь еще и чтобы опустить железный занавес! Какая выгода?
   Россияне теперь вне закона! Не разговаривать с ними, не помогать, не принимать! Они ведут подрывную деятельность! Они звери! Не-люди! Унтерменши!
   Блин, да это новый фашизм с финансовой выгодой!
   Похоже, они там у себя благополучно забыли середину 20-го века. Только в то время преследуемой расой были евреи. Сейчас нашли новых.
   - Да, мало хорошего, - Сказал я после продолжительного молчания. - Но давай к нашим баранам. Кто же это нас так прессует?
   Тем более, что я уже увидел в шеренге злодеев тех, про кого сейчас скажет Денис.
   - А теперь мы подошли к тем, кто собственно управляет Землей. Те, кто руководят клубом 'Гендальф'. Два клана. Первый клан по-сути управляет Америкой. Их фишка - торговля оружием, наркотиками, адвокаты и спецслужбы. Их противники сидят в Англии - их фишка все тоже самое, в больших количествах. Как ты понимаешь, и те и другие - представители третьего класса олигархов. Несмотря на жесткую конкуренцию, они уже объединяются. Против нас.
   Вильгельм Виттенберг. Состоял в студенческом объединении Дельта Тета Пи. Учился прекрасно, был старостой. Рос в роскоши, которую могли позволить себе родители. Они передавали ему не только дела и финансы, но и все наработки.
   Собственность таких людей так огромна, что они ее не считают, они имеют долю в любом глобальном проекте. Но не это главное. Общая черта таких людей - роль идейного вдохновителя остальных собственников корпораций. Способ подчинения остальных - личная преданность, потому что этот человек когда-то привел их к кормушке и продолжает держать у кормушки. Даже не личная преданность, а почитание, чуть ли не религиозное.
   Стандарт Ойл в свое время была поделена на более мелкие компании, чтобы не являться монополистом. А наши персоны собственно являются теми, кто скрепляет разрозненные компании снова в того же монополиста. У них - связи, преданность элит, наследственное господство.
   Имеется королевская кровь. То есть как имеется? Он принадлежит королевской семье, является каким-то там очень дальним родственником королеве, но всеми королевскими делами управляет он. То есть именно он на сегодняшний день является лицом королевской семьи.
   Увлекается стрельбой из лука. Охотой. Благотворитель. Место жительства -Уэльс.
   Дядечка выглядел еще не как старик. Но уже в годах.
   У него имеется гарем из девчонок, там есть понятливые... Имеется так сказать 'духовный' консультант - с ним история совсем темная. На его счету несколько сошедших с ума девчонок. Что уж он там с ними делает неизвестно. Но мы догадываемся.
   Весь этот рассказ бойко иллюстрировался объемной демонстрацией слайдов со списками - сначала - занятий, потом близких людей во весь рост.
   Да, все это я уже знал, но лишний раз освежить память нужно было.
   А Дэн продолжал:
   - Джон Беккер. Учился отвратительно, его все время избивали взрослые дети. Это шло в рамках 'воспитания выживаемости'. Он не был равным в семье в то время, когда рос, он не является равным и сейчас, в установившемся клане. Власть принадлежит краткосрочным союзам между членами клана. Способ преданности тот же самый, поклонение как богам. Главы правительств, корпораций, олигархи - все готовы предоставить все свое имущество.
   В его собственном доме - строгое, беспрекословное подчинение. Любая его прихоть должна быть выполнена.
   Конечно, имеется королевская кровь. Живет в Нью-Йорке.
   Из близких родственников - племянник, который хотел его отравить. Как ты понимаешь, они сейчас смертельные враги. Что-то мне подсказывает, что племянник долго не проживет...
   - Интересно, что для общества эти двое - совершенно незнакомые имена. Не Ротшильды.
   - Конечно не Ротшильды. Ротшильды - это дальние родственники прачек наших персон. Они просто в свое время попали под внимание прессы. А эти шифруются. Хотя это у них не всегда получается. И все равно в прессу они попадают, изредка.
   - Слушай, вот один сидит в Вашингтоне или Нью-Йорке, другой в Лондоне или Уэльсе. Допустим, они охватывают Америку и Европу, а кто занимается нами - Россией? - этот вопрос волновал меня уже давно.
   - У нас нет определенных хозяев, дело в том, что - мы - пастбище для их овец. Третий мир, где пасутся их стада коров, овец, козлов... Они делят нас между собой. В силу конкурентных схваток или договоренности.
   - Мы - никто?
   - Конечно, пока что мы совсем никто. Я только начал. Деньги стали любить Россию, но это пока процесс не простой.
   - А почему именно эти люди? Почему не из правительства или не из действующих королевских особ или не из Давосского клуба, например?
   - Потому что у них есть способности. А о крови не беспокойся, я же сказал, она есть.
   - Королевская кровь, ты имеешь ввиду?
   - Конечно.
   - Но тебя это не должно смущать. Кровь - это наследие прошлого. Сегодня решающим принципом служит не это, а то, насколько много у тебя преданных вассалов. Ну а уж у королевских семей их в силу прошлых заслуг, много.
   - Чем же они занимаются?
   - Ничем. Они не сами стригут Африку и Россию, а их преданные люди. Они про деньги вообще не думают. Для них не проблема. Как и для тебя сейчас.
   - У нас, как оказывается, много схожего.
   - Конечно. Аристократы - это такой класс. Давать руководящие распоряжения. Наш враг - большой человек третьего порядка. Если в борьбе против России, вдруг, выпорхнет возможность уничтожения Земли, то он на нее пойдет. Он обладает серьезными ресурсами и ведет мир к обрыву. Потому что уже давно известно и просчитано, что после взаимного ядерного уничтожения возможна жизнь и новое общество.
   - Гитлер, - ужаснулся Юра.
   - Да. Но ты не думай, что у него развязаны руки. Гитлеры есть всегда, а такие как мы - нет. Мы можем побороться.
   Я вспомнил про наше плачевное положение, наш корабль сейчас дымился на склоне горы:
   - Только сейчас нас несколько приземлили.
   - Да, это наше крупное поражение. Но нужно действовать. Тем более, сейчас. И очень решительно.
   - А сам стать аристократом ты не хочешь? - спросил Юра Дэна.
   - Нет. Разыгрывать такую комедию - уже слишком. Для меня номинальный режим - работать.
   Юрка неуверенно посмеялся, я подхватил, хотя и рассеяно. После услышанного смеяться не хотелось. Дэн отреагировал непробиваемо.
   - У меня пока что есть два олуха. Вот эта роль им подойдет.
   - Ты имеешь ввиду список?
   - Ага, первое и третье место.
   - А кто решил с нами сотрудничать?
   - Это два клана из милиардеров. Один германский, другой итальянский. Ну что звоним? Кому из них?
   Не смотря на всю подготовку, которую организовал мне Дэн, я все равно чувствовал себя неготовым. Вроде бы продумывал несколько раз слова, какими при необходимости нужно дать отпор, или как продемонстрировать свое снисхождение, вроде бы вырабатывал твердость в голосе. А все без толку.
   Что делать с этими людьми? Про средства Дэн мне тоже рассказывал - что мы можем предпринять, но в голове осталось ужасно мало... Пока решения у меня не было, поэтому я сбился на мысли о том, как была собрана эта секретная информация.
   Сколько агентов внедрено? Как близко они подобрались? Про то, что они могли выдавать себя за кого угодно и быть как податливый пластилин, не было никаких сомнений. Хоть убийцей, хоть психбольным, хоть лучшим другом...
   Наверняка они подобрали нужную внешность агента и влюбили в близких людей. Это, как я уже знал, стандартный вход. Особенно Дэн любил подбрасывать таких агентов взрослым детям. Такой возраст, когда гормоны играют и устоять невозможно. А зная увлечения таких деток, не трудно сформировать образ, от которого невозможно отмахнуться.
   Вот и появлялись на свет Джеймся Бонды и Золушки, и Бред Питы и Джулии Робертс.
   Мысли, тем временем, начинали работать, значит, я еще не потерян. Два противоборствующих лагеря объединяются против нас. Это крупнейшие кланы. Помнится, Дэн говорил, что на них приходится 55% всех финансовых активов.
   В идеале нужно сбить их лбами. Я глянул на Дэна. Он терпеливо молчал. Я просто уверен, что он тоже так думает. И готов к этому. И возможностей для этого у него больше, чем когда-то у англичан, столкнувших Гитлера и СССР.
   Есть еще, конечно, такой небольшой фактор, как племянник, который попался на попытке отравления. Этот типчик вряд ли отличается от главы клана, и теперь он под давлением. Но, зато, он чисто в силу родственных отношений как бы ближе к телу.
   Не знаю, можно ли извлечь из этого пользу? Поставить его во главе клана? Заключив договор?
   Я ужаснулся тем, как далеко я зашел в мыслях. Так бывает, когда чувствуешь, что дело не по твоим возможностям. Меня прошиб пот и, признаться, я смалодушничал:
   - Не надо было нам суваться на Украину. И в Париж, они поняли, что мы не шутим.
   Нет, ну а что? Я же не какой-то там акула-аристократ. Струхнул. Подумал, а вдруг есть задний ход?..
   Но зря я это сказал, потому что у Дэна был совсем убойный аргумент:
   - Ха, ничего бы не изменилось. Управляли операцией в Киеве люди не простые. Элитные ребята. Учти, план войны с Россией был разработан на 2021 год. Но сейчас, благодаря нашим усилиям этот срок отодвинут до 2026. Это самый близкий срок, когда они смогут подготовиться.
   - Войны? - проблеял я кое-как.
   - Войны? - эхом вторил Юрка.
   Он снисходительно улыбнулся.
   - Это нормальная практика международных отношений. Тебя всегда хотят съесть. А что? Ты не слышал про план 'Немыслимое'? Когда в середине 20 го века американцы хотели бомбить СССР ядерными бомбами? Этот по-сути тот же план, меняется лишь только оружие и маневры.
   Признаться, у меня уже закружилась голова от новой информации.
   - Что же с ними делать? Убивать их что ли?
   - Это крайний вариант, но он присутствует.
   И тут я изложил свои соображения по столкновению самых больших кланов с привлечением племянника Беккера, на что Дэн сказал 'одобряю'.
   - Хорошо бы этого племянника чем-то привлечь на нашу сторону, хотя бы временно.
   - Наверное, это самый лучший вариант.
   - Можно ли их, вообще, столкнуть?
   - В данный момент времени такие возможности имеются. Я все исполню.
   Вот такая у меня теперь работа. Выбрать какое-то одно решение. И все 'будет исполнено'. Круто.
   В результате мы не позвонили итальянцам, которые ждали нашего звонка, а поехали к ним сами.
  
  
   Бал для меня - это что-то новое. Хм. А что тут может быть интересного? Выпивка? Клубное общение? Девчонки?
   Ага, здесь ни одной девчонки. Только дамы, некоторые - вообще преклонных лет. Я бы даже сказал - не дамы, а мегеры. Посмотришь на такую, и жить не хочется. Такое ощущение, что за плечами каждой десятки трупов мужей... нет, трупов - это я хватил. Не трупов, а бывших! Не знаю, есть ли здесь разница, хе-хе...
   Нам пришлось уехать в Италию, тут тот же Лазурный берег. И те же аристократы. Ну, естественно, их дачки по всему берегу. Живописные места. Геннуя. Древний город.
   После потери корабля стало как-то тревожно с безопасностью. Дэн, конечно, был невозмутим, он сказал, что собрал большое количество дронов.
   Граница между Францией и Италией уже давно не имела значения, но пункты для таможенников и пограничников там по-прежнему имелись. Хоть они и не работали, но напоминали о том, что здесь проходит граница. Ими и воспользовались пограничники-французы. В один миг они были расконсервированы и снова заработали.
   У меня часто билось сердце, когда мы подъезжали.
   Как оказалось, с итальянской стороны тоже присутствовали пограничники, они практически удерживали французов, не давая им достать оружие и вообще - что-нибудь предпринять. Возможно, французы и сами не хотели что-то предпринимать, хотя и был соответствующий приказ. Скорее всего, они понимали, что какие-либо действия повлекут ненужную смерть, поэтому на такое вмешательство они не стали отвечать силой. Смирились. Тем более, мы покидали их страну и въезжали в Италию.
   С молчаливым удивлением я наблюдал эту странную сцену на пункте пропуска, пока они не остались за поворотом. Побережье оказалось скалистое. Тут кое-где скалы нависали над дорогой. Берег был не пляжный - каменюки корячились из воды. А вот ближе к Сан-Ремо появился песочек. Мы, конечно, искупались.
   - Мы захватили кабинет министров в Италии, - объяснял мне Дэн. - Это самое успешное наше дело. Мы начали разворачивать здесь заводы в большом количестве. И провели обработку населения. Они за нас.
   - И как же вы их захватили?
   - Торговлей. Мы открыли здесь первый завод киберов в Европе. Они хотят, чтобы новый мир пришел в Европу через них.
   - То есть Германия расстанется со статусом промышленной страны ЕС?
   - Ну конечно! - беспечно ответил он.
   Я посмотрел - не шутит ли он, его вид был привычно-безмятежным. Он, кажется, не шутил. Ну что ж, хорошо, что они за нас. Наверное, пообещал итальянцам, что они озолотятся.
   В Генуе имелся древний замок castello d'Albertis. Ну как древний? Он был отреставрирован, поэтому щеголял новым красным кирпичом. Кроме того, как я узнал потом, у него была стеклянная крыша. Однако, древние элементы у него все же имелись. Я видел мощную стену бастиона, как мне сказали, 16-го века.
   Располагался замок на горе и имел прекрасный вид на лигурийское море. Можно было разглядеть краны, насыпи, потовые причалы...
   Тут, соответственно, и воздух был другим. Морским. Суровым, ливневым и ветряным... И каким-то пиратским что ли. Сколько, интересно, сюда было привезено добра из Америки экспедициями, которые отправляли вслед за Колумбом?
   А сколько приволок сюда хозяин замка де Альбертис? Из одной только Африки? Не перечислить, наверное... Поэтому-то здесь и был устроен музей народов мира. Устроен уже в цивилизованную эпоху.
   Гора Монтегаллето была не самым престижным местом города, в центре имелась улица Новая, на которой сосредотачивались все замки знати, из некоторых уже давно были устроены музеи Генуи - и они, скорее всего, имели гораздо более престижные экспонаты. Но квартал с улицей Новой был в самой толчее города. И лезть туда никак не хотелось.
   А здесь, на Монтегаллето, росли пинии, со своими как будто подрезанными шапками, пальмы. Здесь имелись площадки для прогулок, выполненные в виде укреплений с зубцами. И самое главное - вид на море.
   Не знаю, многим ли итальянское отличалось от французского, я еще пока не заметил, было все древне-ЕС-овское, хе-хе...
   К нашему приезду, конечно, музеи Монтегаллето закрыли. Выделили нам большой зал. Интересно, что именно здесь устроили бал. Древние стены, выпивка на столах. Не хватает факелов для освещения. Хотя, коллекции оружия тут точно есть.
   За короткое время мы уже успели увидеть здесь китайский веер, кость какого-то доисторического животного, кружки и чашки из камня, красные фонари, изящные вазы, арбалеты, арабески стен, инкрустированное оружие...
   Зал напоминал террасу. Его полуциркульные окна транслировали все тот же вид океана с огромным круизным лайнером на причале...
   Я внимательно осматривал поле боя. Женщины ходили, подняв фужеры с шампанским, отпивая из них с таким видом, будто они принцессы, и болтали друг с другом. Перемещались от одной компании к другой.
   - Слушай, а чего они такие... неприступные? - спросил я Дэна.
   - Это только кажется. В обществе светская львица должна иметь неприступный вид. Это у них такой дресс-код. Иначе на вечеринки не пускают. Но все это только внешне...
   - Холодные, снежные, насмешливые...
   - Но внутри многие из них - настоящие женщины.
   - Может, подскажешь, с кем познакомиться?..
   - Здравствуйте дорогой Влад! - услышал я, это было сказано в торжественном стиле. Высокопарные формальные слова. Его звали Марко Андреоти, главный инвестор кабинета министров. Подоше довольно неожиданно - Рад вас приветствовать в историческом месте нашего древнего города! Надеюсь, вы оценили уединенность и одновременно величественность этого места? Мы хотели встретиться с вами именно здесь! Здесь собрались наши семьи, здесь нет никого посторонних. Всего человек 20.
   Он принялся рисовать мне картину мощной России, новых достижений и то, как они ждут моей помощи. Я ничего не понимаю, а почему они никогда не обращают внимания на Дэна? Серый кардинал, блин. Сейчас он бойко переводил сказанное с итальянского языка. Ладно, чему меня там он учил при светских разговорах? Главное не зевать?..
   Я прослушал. Мне показалось, что он сказал...
   - Моей помощи?
   - А чьей же? Государство всегда опиралось на военных.
   Я не стал изображать из себя недотрогу:
   - Так вы хотите каких-то финансовых вливаний?
   - Я приехал не за этим.
   - А за чем же?
   Прежде чем ответить мы перебрались в более удачное место. Действительно, здесь были напитки и угощения. В кресле можно было вытянуть ноги. Юрка сбежал - скорее всего, высматривать девок, потому что они были представлены совершенно ослепительно. Но Дэн еще оставался со мной. И продолжал переводить, кстати.
   - Видите ли, новые времена приносят новые проблемы... Мы с компаньоном вынуждены очень много денег тратить на охрану. После известных событий наши жизни под угрозой. Я бы хотел вашей помощи.
  
  
  
  
   Глава 10.
  
  
   Самое последнее, что мне нужно сообщить о событиях, которые предшествовали нашей поездке за границу, было то, что Дэн созвал всех промышленников страны на собрание. Не знаю, как ему удалось, потому что одно то, что они оказались вместе, было чудом. А потом он привел их к присяге. Он произвел распределение по территории и по специфике. Официальная часть документа была скупа, но и в ней все отражалось. Называлось это 'Договор о сотрудничестве'.
   Мне он ожидаемо выделил туристический сектор.
   В правительстве, кстати, была создана новая структура, через которую Дэн управлял всеми экономическими процессами. Какое-то там управление чего-то...
   Он очень нервно воспринимал власть, с которой ему пришлось работать. В смысле, не орал или скандалил, а просто очень не любил говорить о ней. Поначалу ему приходилось мириться с чиновниками, а потом он стал ставить своих - в министерства, в контрольные органы, в прокуратору, в директорат, в губернаторы... Под его управление постепенно перешло больше половины всех структур. Однако, к полной власти его не допустил президент. При всей своей мягкости, он не сдал некоторых олигархов, а в задушевной беседе объяснил, что они для него 'свои'. На самом деле, они принадлежали каким-то российским кураторам из клуба, может быть даже Беккеру, не знаю точно. Короче, чтобы не доводить до крайних мер президента, Дэн пока смирился с положением дел. Того, что он сделал - было много. Нужно накопить силы к следующему шагу.
   В СМИ, конечно, тоже много лезло для нас неприемлемого, порой, прямая ложь. Но Дэн умел работать с информационными источниками, так что особенно нам не помешали. Он растолковал СМИ-магнатам, что работать на него лучше.
   Я порой удивлялся, как много он создал серверов, на которых 'жили' аккаунты 'живых' и очень активных людей, которые участвовали в поддержке его начинаний. В одном Челябинске я знал о местоположении миллиона таких сгенерированных помощников. Не удивлюсь, что он мог бы и больше, просто больше не требовалось.
   Короче, поле к нашему выезду, было зачищено.
   Был на той встрече еще один момент. Денис объявил: 'а сейчас будет производиться коронация!'. Заиграла музыка, люди как-то организовались. В центре всей этой организации оказался я.
   Денис сказал, поднимая кверху украшенный драгоценностями царский венец:
   - Это реплика Российской императорской короны. Теперь - она наше приобретение. Она должна говорить нам о том, что Бит-корпорация достигла потрясающих успехов. О том, что мы заботимся о стране, в которой мы живем. Согласитесь, очень престижный предмет. Ценность этого головного убора - сравнима с ценностью короны королевы Англии. - Многие в зале ахнули. - Как вы сами понимаете, ее должен кто-то носить. Не дело, если такой предмет будет просто лежать за стеклом, радовать специалистов, журналистов и гостей нашего музея. И этого человека выбрал я.
   Он показал на меня. Он не предупреждал заранее, что будет что-то такое. Я даже не понял, что все это не совсем юмор, он надел ее на меня. Такое ощущение, что на меня направили прожекторы со всех сторон. Раздались аплодисменты. Мне потребовалось все самообладание, мобилизация всех сил и способностей, которыми меня научил Дэн.
   Вот что это было? Эксцентричный глава концерна развлекается? Или что? Или мизансцена престижности, которая разыгрывается на корпоративах?
   - Что же ты не полил на меня масло? - зашипел я, когда с меня, наконец, сняли корону.
   - А что, надо было? Так, зовите монаха!
  
  
   В Австрии вдоль трассы стояли щиты, которые не давали возможности взглянуть на австрийские города.
   Дорога была спокойной и безопасной. Австрия не входила в клуб русофобов. Ее туда тащили, но она сопротивлялась.
   Мы решили ехать через Австрию, Венгрию, Сербию и Болгарию. Это были наиболее доброжелательные государства, по пути ожидался меньший риск подвергнуться нападению. В Черном море нас должна была встретить целая флотилия.
   Как мне сказал Дэн, военные силы Европы были мобилизованы на встречу с нами. Они выстраивали заградительный кордон на нашем пути в Россию. В Болгарии. Сербию нагнуть было проблематично, а Болгарию, как оказалось, можно. Однако, там наш флот смог бы нас прикрыть.
   Поехать в Рим или Венецию уже не было сил. Я, да и Юрка тоже, хотели вернуться домой. Дэн, конечно, нас высмеял, как всегда, но послушался, распланировав возвращение. Предупредил, что прорываться придется с боем.
   Вскоре мы остановились в городе Грац, здесь было уже недалеко от границы с Венгрией.
   Для нас был приготовлен дом с солидной оградой. Мы вошли в него по красивому парадному крыльцу из ровных белых блоков. Пора было отдохнуть и передохнуть.
   Я спросил о том, как Дэн поговорил с матушкой. Сложилась странная ситуация. Денис часто звонил ей, а я, хоть и очень хотел, но, все же, никак не мог собраться, чтобы связаться с ней. Нужно признаться себе. Я ее побаивался. И просто никак не мог решиться. Но Дэн мне иногда докладывал, что они обсуждали. Она по-прежнему находилась под Парижем, там ей понравилось.
   - О чем она тебе говорила? - нетерпеливо спросил я.
   - Она поинтересовалась у меня о важной способности - менять внешность.
   И он быстро продемонстрировал. Лицо его на глазах видоизменилось, состарившись. Я видел, как Дэну прямо на глазах прибавляются годы.
   - Ого!
   - Ну полный процесс сложнее, нужно добавлять седых волос, или делать лысину. Добавлять изменение походки, менять состояние искусственной кожи... Но главное - это то, что я тебе сейчас демонстрирую, в лице у меня встроены микрокорректоры. Я разработал их после Киева, когда нам потребовалось изменить мою внешность. Такая способность действительно очень важна и не только в любовных аферах... - Он усмехнулся, напомнив мне наши приключения. Его лицо приобрело совсем незнакомые черты. И я понял, он 'стал' совсем другим человеком, который на Дэна никак не походил. Глаза даже изменили цвет.
   - Здорово. И что, ей это понравилось?
   - Я не показывал это так, как тебе, она, ты знаешь, этого не любит. Но она знала! Потом она сбилась на иносказание, и я пока не понял, почему изменение моей внешности ее так заинтересовало. Понятно только то, что это пригодится.
   - Контроль в аэропорту проходить? - размышлял я. - Я так, как ты не умею. Мне не скрыться.
   - Нет, что-то другое.
   - А что еще?
   - Много не понятного.
   - Я уверен, что когда это случиться, ты выделишь это из памяти, найдешь в ее словах.
   - Она же не предсказательница, вполне возможно, что она не преследует цель предсказывать.
   У меня эта мысль не умещалась в голове. А что же еще? Какая польза здесь может быть еще?
   Денис добавил:
   - Она еще говорила про шпану из подворотни... Ну что, погуляем по Грацу?
  
  
   Встреча с представителем итальянского клана состоялась вчера и прошла продуктивно. Мы были гостями в Генуе. Я еще помню вкус экзотики, которую мы там откушали.
   - Вы знаете, что это за девушка? Это красавица, а те - пыжатся, чтобы их заметили. Но мы же их не видим, правда?.. я бы вам посоветовала... - И тут она сбилась с философии на еще большую философию, ну в современном родительском варианте: - Знаете - дети, они такие забавные пока не вырастут, а потом начинается поиски лучшей жизни. Все хотят настоящей любви. Ну и мы, конечно, тоже... Вот эту девушку зовут Элен, это очень хорошая пассия. Я слышала, что они хорошо ее выдрессеровали... жена же должна знать, как угодить мужу... она дочь секретаря ЕС, - жена Марка, Эмилия развлекала нас и щебетала без умолку.
   Я бы с удовольствием обсудил, кто тут из девчонок заслуживает внимания, но, к сожалению, приходилось работать. Мы извинились и вернулись к Марку. Буквально за минуту до этого на вопрос больших тратах на охрану, я спросил его напрямую, не хочет ли он, чтобы я убрал Беккера? Он ответил очень расплывчато, но я понял, что средство его не волнует, нужно лишь обеспечить рабочее пространство Марку, чтобы он мог работать.
   - Вы знаете, чего хочет Беккер и компания?
   - Нет, я не знаю, - тщательно ответил мне Марко. - Но, я знаю, что они никогда не остановятся. - Марко Андреоти явно не хотел говорить об этом. - Они черпают энергию из каких-то древних мистических обрядов, которые вызывают дьявола.
   На этот счет Денис меня уже, конечно, просветил. И это было уже после того случая под Парижем, когда я уже отошел от ужаса.
   - Они не выдвинули никаких требований?
   - Выдвинули. Вернуть к состоянию 2020 года и возместить все их убытки. Кто это будет делать? Вы? Или мы? - патетически воскликнул он.
   Ответ как бы подразумевался. Ну что ж, их упертость подтверждает исследования Дэна, который уверен, что они приближают Третьею Мировую.
   - Я вам обещаю, Марк, что я решу этот вопрос, - пообещал я.
   - Я буду очень признателен.
   Он продолжил практические вопросы. Его конкретно интересовали два вопроса. Он мне сообщил, что компания Olivetti расширилась, приобретя подразделения в Аглие, Арнаде, Карсоли и Скармано, в Италии, и в Ивердоне, в Швейцарии. Компания, которая когда-то начинала с пишущих машинок, планировала теперь захватить весь европейский рынок новым проектом Искусственного Интеллекта Envision. Он связывал надежды с большим производством, большой медиакомпанией и программным обслуживанием. Кроме того, сами устройства должны были охватить все сферы человеческой жизни - от медицинских роботов до персональных помощников. Он упомянул, конечно, и то, что этот проект - это реванш за позор, который когда-то устроили им американцы в области компьютерной техники.
   А второй вопрос был связан, по-видимому, с жизненным пространством его зятя. Он узнал, что у нас появились новые сорта винограда, которые не теряли свою мягкость и неповторимость при значительных изменениях климата - температуры и влажности. Его уже угощали бокалом этого вина, ему понравилось, он удивлялся, что не потребовалось соблюдения строго режима для того, чтобы сделать этот напиток, и он бы теперь хотел заняться разведением этого сорта.
   Думаю, ему хотелось спросить и про Fiat, но он благоразумно удержался... а то бы я подумал, что он наглеет.
   От меня ему требовалось 'всемерно содействовать'. Обеспечить распространение по континенту. То есть практически то, что он и сказал сначала - создать условия.
   Далее он говорил про компанию TwoWeb, как я понимаю, забрасывая удочку на предмет того, что я собираюсь делать с их спутниками, которые уже скопились на орбите в количестве 900 штук. Мы - я и он - прекрасно понимали, что это гигантская шпионская сеть, и что-то с ней конечно нужно делать. С ответом я не спешил. Интересно, как с этими английскими спутниками разбирается Денис... Надо будет спросить.
   Я, конечно, мог одеть виртуальную консоль, чтобы сразу все знать, но что бы не испортить впечатление от естественного разговора, делать этого не стал.
   Тут он вдруг начал забрасывать меня вопросами и рассуждениями о мировом состоянии дел. Кризис в Персидском заливе, договор о сокращении вооружений, Северная Корея, линии газопроводов, санкции, 'вмешательство России' в выборы в США...
   - Последние годы принесли нам не самые радостные моменты жизни. Производство, о котором я с вами говорю, было делокализованно, в пользу... скажем так, Америки. Ну и Германии. Производственная база полностью разрушена. Мы получили стагнацию производства, рост безработицы, мы поддерживаем режим экономии - а это значит, мы перестали быть 'социальным государством'. У нас отняли возможность принимать бюджет и вводить налоги, создали технократическую систему принятия решений, полностью оторванную от всеобщего голосования. Существует соглашение между Еврокомиссией и национальными правительствами, которые определяют общее направление 'реформ'. Регулярный контроль со стороны Брюссельской комиссии, которую на местах представляют пресловутые 'тройки', состоящие из представителей Европейской комиссии, Европейского центрального банка (ЕЦБ) и Международного валютного фонда (МВФ). Такова постдемократическая система!..
   - Проблема в глобализации, - я даже почувствовал, что мне удобно рассуждать с бокалом вина в руках о таких грандиозных явлениях в мире, натягивать на себя маску серьезного человека. - Было две волны, насколько мне известно - инициаторами были... - я тоже не стал называть фамилии. - Англия и Америка.
   - Да! Мы получили две мировые войны. - Он согласно кивнул, вообще его глаза зажглись, видя мое понимание.
   Я осмотрел окружающее, и вдруг, что-то всплыло в моей голове из учебы Дэна. Я решил продолжить светскую беседу. Ведь важно настроить доверительные отношения. Конечно, я не рассчитывал на отвлеченный обмен мнениями:
   - Европейский культурный код? Что вы скажете, что это? Существует ли такая штука?
   - У нас глубокие культурные корни, у нас высокие социальные возможности, мы богаче. У нас прекрасный климат. А что вы скажете?
   - У вас в последнее время сильно развились двойные стандарты. А двойные стандарты - это признак фашизма. Всего найдется кто-то, кто 'рожден' для тяжелой работы или для истребления.
   - К сожалению, вы правы, в нашей истории есть и это.
   Мы побеседовали еще немного, выясняя наши позиции. В принципе, все, что говорилось нами обоими, доходило до нас обоих и воспринималось адекватно. Мне понравилась эта способность Марка - хоть и занимать твердую позицию, но все-таки уметь делать шаг вперед, к компромиссу. Хотя, угощениями они меня не удивили, Дэн готовил лучше.
   И после этого он мне выдал:
   - Я знаю, что вы ведете список. И я хочу быть в нем.
   - Какой еще список?
   - Поверьте, я очень полезный человек. Я прекрасно знаю всю нынешнюю власть. И буду вашим человеком внутри.
   - Но эта просьба уже не по профилю главы военной компании, правда? - улыбаясь, спросил я. Потом глянул на Дэна, он сделал невинное выражение лица. Зачем-то сливает эти данные. Хотя может быть и можно понять - с целью создания ажиотажа. Только вот мне не очень приятно. - Разговор о списке нужно пока отложить.
   - Да, я понимаю, - спонсор итальянского правительства скромно потупил глаза.
   Не смотря на то, что я не поспешил включать его в список, мы расстались друзьями.
   В центре внимания нашего светского мероприятия оказался кибер. Кто-то из организаторов бала рассказывал про него. Это модель, которую начали осваивать новые заводы Италии.
   А потом кто-то дошел до безумной мысли:
   - Сделаем соревнование с роботом? Кто лучше танцует. Пусть нас оценивают гости.
   Я отказывался, но мне все-таки пришлось. В результате мне вручили приз зрительских симпатий, а главным наградили моего соперника - кибера. Ну ладно, я продержался дольше всех из всех соревновавшихся людей. А кибер мог танцевать (да еще как!) бесконечно.
   Хорошая машинка, довольно продвинутая. Помощник, фигура будущего. Конечно, это сделает переворот.
   А после этого я поставил ультиматум Дэну:
   - Все ты как хочешь, а я уже не могу, мне срочно нужно поговорить с девчонкой. А давайте - вальс! Сделаем по-нашему! По-благородному.
   Мрачный сухой старик как будто поджидал меня. Я почему-то понял, что настроения у него нет совсем. И еще, что сейчас что-то будет. И действительно. Произошел разговор. Он обратился степенно, чопорно и попросил о беседе.
   - Я поздравляю вас с вашими успехами. У вас чувствуется молодая энергия, юношеский энтузиазм... Я представляю европейский офис компании 'Дельта'.
   В памяти тотчас ясно включилась краткая характеристика 'Дельты' от Дениса. Это был приближенный Беккера по имени Майкл. Причем по уровню не меньше Новака, хотя официально он такого статуса не носил.
   - Ну, хорошо, - сказал я, переламывая свое желание пригласить девчонку на вальс. Я уже выбрал ее, оставалось только дойти и тут этот старикан.., - давайте поговорим. Учтите, что это только начало нашей деятельности.
   - А что вы можете... предложить?
   - Вам? Полное подчинение.
   - Но что вы можете? Какое у вас преимущество?.. - и видя, что я молчу, добавил сам. - Вы думаете построить могущество на каких-то технологиях? Действительно, вы продвинулись в ай-ти-технологиях, я могу это признать. Хотя и были недавно простым программистом... Но эти технологии - это лишь 10% мировых возможностей.
   - Остальное - выжженная пустыня, за что нужно благодарить вас и вашего хозяина. Люди живут в нищете и унижении.
   - А вы кем хотите стать - царем всего мира? Мы вам не дадим ни одной возможности. Кем бы вы ни были, какие бы силы вы не привлекали, мы сильнее. Мы сможем остановить вас самым грубым образом. Мы знаем, как вас убить, не думайте, что ваши верные слуги смогут всегда защищать вас. - Его глаза грозно засверкали. - Неужели вы думаете, что можно безнаказанно разрушить многовековой порядок и основные финансовые схемы? У нас века, у нас кровь, опыт, возможности.
   - И они утекают...
   - Не перебивайте меня, молодой человек...
   Какой воспитанный! Еще и русский язык знает довольно неплохо! Нет уж! Сдерживаться ты меня не заставишь! Да что ты скажешь, чего я еще не знаю?
   - Вы себя в зеркале видели? Вы же сухой безжизненный старик! Вы мне крайне неприятны. Денис! Почему посторонние на нашей вечеринке? Убрать. И да. Помните о судьбе Новака.
   Вот и все. Он угрожает мне, я угрожаю ему. Все беседа... никто не захотел идти на уступки. Они чувствуют свои силы, я, наверное, ничего не чувствую кроме ненависти к этим ублюдкам. Я помню, что они сделали. И вряд ли смогу иначе. И пусть Зиновьев отдохнет.
   То, что произошло с Жанной - это то, что коснулось меня, а сколько у них жертв, которые остались неизвестными? Одно только вторжение в Ирак, как говорят, унесло до миллиона мирных жителей. Со сколькими свидетелями их махинаций они расправились? Сколько неугодных они запрятали за решетку?
   Говорят, у нас был кровавый тиран Сталин, который уничтожил тысячи людей. А это что? Не тираны?
   Нужно расслабиться.
   Я выбрал себе девушку сам. Она была обворожительна и мила. Бела кожей и хрупка. Я даже задумался сделать ее своей... спутницей. Позвать с собой. А потом, глядишь, и действительно она вполне могла бы стать моей половинкой... нарожать детей, вести большое домашнее хозяйство.
   Ее звали Катерина.
   Все произошло быстро, сначала танец, потом - общая заинтересованность... Для нас нашлось место. Она была идеальна, настолько чувственной и предупредительной, что я на несколько мгновений оказался наверху мира. Никогда раньше не получал я такого удовольствия от секса.
   Вернулся я несколько не в себе. Мне не давало покоя какое-то чувство. Я проявил себя как надо, я сделал все правильно. Мне этого хотелось. И она была супер. Мы - подходящая пара, молодые, перспективные. Она дочь какого-то магната, при теле и манерах, я - теперь тоже не прост. Я влюблялся и за меньшее. И она казалась мне неравнодушной. Пару слов, которыми мы перекинулись во время танца, были простыми и глубокими. Мне стало интересно с ней проводить время, с ней есть о чем поговорить... Что же меня смущает?
   Я не хотел с ней расставаться. Но мы были в чужом месте, на мероприятии. У меня померк мир из-за того, что пришлось ее отпустить. Она ушла по-деловому, быстро одевшись... Я даже узнать про нее ничего не успел. Но дело даже не в этом. Моя ясная картина происходящего вдруг покачнулась и накренилась. Я стал считать себя уязвленным. И пока шел, я понял - меня смутила мысль о том, что можно получать удовольствие, а не скакать по странам, мстить убийцам. Зачем вообще все это надо, все эти усилия? Зачем мы поперлись в Европу? Зачем мы разозлили сильных мира сего? Сидели бы тихонько, у меня была бы такая девчонка, я бы был счастлив.
   Мысль была очень навязчивой, у меня действительно испарилось желание поставить Беккера на место... на какое-то время.
   Но было что-то еще. Было какое-то сомнение, я даже не знаю, как об этом сказать... меня накрыло, такого со мной давно не случалось, с тех самых пор, когда я работал программистом... Меня переполняли мелкие мысли: 'А где она?' 'А что она делает?' 'А куда она смотрит?' 'Почему она пропала? Неужели она не думает обо мне?' 'Почему она не думает о нашей встрече?' 'Как бы заставить Дэна обеспечить нашу встречу?' 'Я не могу, хочу ее увидеть!' 'Может быть, она за колонной? Или в соседней комнате?'... Да, да, старое недоброе время вернулось, я стал нервным. В один миг. И в таком состоянии я действительно не мог думать, как мне противостоять Беккеру. Просто таким мыслям не оставалось места!
   Я с удивлением отошел к стене, и смотрел, как люди продолжают степенно двигаться мимо меня. Как они могут быть такими невозмутимыми? Меня эта мысль взрывала. Это как сеть, в которую я попал. С каждым мгновением я чувствовал это все больше. И все больше понимал, что со мной что-то не так.
   Я заревел на весь зал, во всю глотку. Вот просто открыл рот и заорал! Мой бессловесный вой прокатился по залу и многие застыли. Многие смотрели на меня как на животное. Такого не может быть, после секса так не бывает. Человек обычно становится спокойным... Я не понимал, чего я хочу. И самое главное - видел, в какой идиотской ситуации я оказался! Я удалился. Сбежал. В соседнюю комнату, увидел, что Дэн быстро идет за мной, что-то объясняя народу с самой милой улыбкой на устах.
   Да, я снова хотел ее. Меня разрывало это чувство. Возможно, этому помогло и спиртное.
   Она была удивительно милой. Но... наверное, так ощущают себя старики, с гигантским состоянием, которые женились на молодухе. Какое-то дикое несоответствие. Я, конечно, не старик, но ощущение меня не обманывало - она затмевала собой все... как будто она была... спроектирована идеально.. под меня!
   - В чем дело, Владик? Ты не рад?
   Я быстро 'выключился' из своего состояния и понял, что вопрос Дэна все разъяснил. То есть как это - я должен быть рад? Рад, в смысле оценил ли я его усилия?
   - Это ты ее... подобрал для меня? Она тоже...
   Он смотрел на меня отстраненно, но вынужден был кивнуть утвердительно.
   - Это не девушка, а фембот! Она идеально отвечает твоим требованиям и всему твоему образу жизни. Ты хотел такую с самого начала.
   Вот значит как. Сейчас происходит сбытча метч. Я ударил его по лицу, надо сказать, что он снисходительно улыбался, подставив свою скулу так, чтобы я ударил, но вскользь.
   Но с этим ударом у меня все стало на место.
   Она искусственная. Вот бывают игроманы, которые погружаются в игры, а бывает, что игра загружается в реальность.
   Она была специально создана для меня, чтобы учитывать все мои интересы. Денис снабдил ее полной информацией по мне, очень хорошо ее подготовил. Увидев ее, я купился, и даже сразу не понял, что купился. Гениальная операция по седланию моей особы.
   Позже, когда Дэн рассказал об этом Юрке, тот как бы невзначай заметил:
   - Ну что, ты, наверное, заметил, что у нее торчит вилка для подзарядки?
   Денис ждал мою реакцию. Я не сдержался, неожиданно для себя прыснул, объяснение, что Катя - фембот успокоили меня. Я бы описал мое состояние строчкой из песни: 'потому что нельзя быть красивой такой!' Теперь состояние улеглось, чувства улеглись, активировались способность мыслить. И юмор включился. Потому что настоящей девушке нельзя быть красивой такой, а фемботу - можно. Но, только нужно держаться от нее подальше.
   Кто бы что ни говорил, а я почувствовал, что с девочкой что-то не то. Какая-то она была искусственной. И ведь не скажешь - что правильной, нет, она была еще той затейницей, но... слишком хорошо, что ли с ней было. Слишком она была обворожительна...
   Как будто у нее не было души. И все мои чувства уходили в черную дыру. Как бы я жил годы с этим? Продолжительное пребывания в таких условиях делает жизнь неестественной и, как мне кажется, где-то впереди будет маячить сумасшествие.
   До меня так же дошло и то, что я бы не смог сработаться, если бы на месте Дэна была бы такая кукла женского пола. Я ее все время бы хотел, поскольку она идеальна телом и все время готова для меня, я все время бы от этого страдал, не имея возможности нормально работать. Кто говорит, что роботы не сексуальны? Они сделаны так, что любая естественная красавица будет завидовать! Это как медовая ловушка! Ласковый плен! А если представить, что с ней случилась бы какая-нибудь поломка во время этого самого? Я не хочу остаться инвалидом! Нет, хорошо, что Рассадник познакомился со мной в виде Дэна! Так, что его расчет изначально был верен. Он просто заранее решил не эксплуатировать мое половое влечение, что было, несомненно, очень правильным шагом. А Дэн еще заметил:
   - Этот всплеск человеческих эмоций... - это ключик к человечеству, ты так не думаешь?.. Человечество уязвимо и им можно управлять.
   Он не переставал думать о серьезном. А я от серьезного устал.
   - Все зло от... девч... фемботов. - Изрек я.
   Под конец мы собрались все за одним столом - Дэн, Юрка, и Марко с женой. Мы хорошо проводили время.
   Я уже даже с тоской вспоминал об этом вечере. В конечном итоге там оказалось все как-то по уму. А как все эти важные персоны подумают про меня, мне было безразлично. Я спросил про безопасность и Денис не стал скрывать:
   - Все довольно плохо.
   В квартире, в которой мы остановились, я увидел по телевизору выступление генерала ВВС Тода Уолтерса, командующего объединенными силами в Европе.
   - Мы обеспечиваем средства противодействия банде Ионова. У нас есть, что противопоставить агрессии России. Мы остановим Ионова и скоро вам покажем его за решеткой.
   Ого! Они вырабатывают стратегию борьбы. И угрожают. Я ощутил внутри раздражение. Я ведь мог спокойно проехать по Европе как турист, но нет, они мне не дали, сейчас саму мою поездку они выставляют как повод к моей поимке. Охреневшие бараны.
   Хорошо, что я не потерял запала после происшедшего.
   Улочки старого Граца в центре были узенькими и забитыми до отказа домами с торговыми витринами. Тут у них ходил трамвай. Для города с населением не больше 300 тысяч, это было неплохо.
   Мы послушали хоры, проводилась хоровая олимпиада. Встречалось много студентов.
   Здесь у каждого дома можно найти стоянку велосипедов. Небольшие окна со ставнями. Дома модернистского-демократического стиля - это такие экономные домики с унифицированными окнами. Такие дома, наверное, заполняли всю Европу.
   В парке у реки происходило какое-то мероприятие. Между несколькими точками курсировали гости праздника, местные жители и приезжие. Можно было видеть автомобили, которые явно были выставлены напоказ. И столы, на которых разложили бесплатные угощения.
   Все располагало для праздника - и площадь близко к центру и река, древние здания, мостовая и конечно - современные строения, блистающие стеклом.
   Почувствовав, что мы тут затерялись на некоторое время, мы решили погулять, влиться в общий поток праздника.
   Улыбающаяся девушка в национальном костюме предложила часть молочного поросенка, а потом глитвейн. Неподалеку продавали свистульки и шапочки.
   На улице Фридрихгассе мы, наконец, смогли перекусить и отдохнуть. В кофейне. Они были очень популярны в округе. Все решалось в этих заведениях - завтрак, обед, ужин, бизнес-переговоры, свидания, семейные посиделки... Разнообразие кофейн в Европе, вообще говоря, меня сильно поразило. Грац не был исключением. Как объяснил мне Денис, название города произошло от славянского 'Градец'. То есть изначально это местечко было чисто славянским.
   До поры до времени мы ходили, не особенно скрываясь. Ратуша постройки конца 19-го века. Базилики, усыпальницы-мавзолеи, крепости, соборы - сплошные шедевры зодчества. Не то, что у нас, в Тмутаракани. На замок Шлосберг мы посмотрели издалека, не решились идти в людное место, где обязательно имеются копы и местная служба безопасности. Место это представляло собой зеленую гору в центре старого города, с часовой башней. Однако, что меня смогло поразить в городе - так это музей искусства, здание было поразительно модерновым и безвкусным. Оно походило на гладкую кишку с балконом. Все-таки зря они пристроили у себя этот мультикультурализм. На фоне классики он кажется ущербным.
   К вечеру Дэн стал взволнованным:
   - Они оцепили подъезды к Грацу, подозревают, что мы здесь. Не знают, где мы конкретно, но вынюхивают. Используют технологии поиска. Современная война - этот киберсхватка. Кто может скрыть свою уязвимость и найти уязвимость противника - тот и побеждает. - Изрек Денис для увековечивания в мраморе, очевидно.
   Нам пришлось прятаться сразу при выходе из дома, в котором мы почивали. Здесь, как во множестве других старинных городов, дома ограничивали внутренний двор со всех сторон. А вот на улице мы чувствовали себя как будто голым.
   Патрули были усилены. И специально натасканы на нас - у них состоялись специальные летучки, где рассказывали, какие мы коварные и безумные террористы. Дэн сказал, что их снабдили еще какими-то новыми поисковыми устройствами. Это было странно. Они уже что-то знают?..
   Сначала нас вел Денис, а потом мне пришлось перехватить инициативу, когда я увидел, что мы заперты на узкой улочке двумя патрулями. Не знаю, видели ли они нас или нет, но мы юркнули в неказистую дверцу синего цвета, которая не была похожа на вход в подъезд, а скорее - в какое-нибудь подсобное помещение.
   Мы оказались в сквозном подъезде, вышли во двор, пробежали по спортивной площадке. В ноги Дэну прискакал баскетбольный мяч. Он не растерялся и кинул, не находясь даже на баскетбольной площадке, и попал в кольцо. Для меня это было неудивительно - ведь у него точный глазомер и полный контроль рук. Удивительно это было для мальчишек-игроков. Они одобрительно хмыкнули.
   После того, как мы пробежали остальной двор, и выскользнули через подъездный ход на очередную улочку, Дэн кивнул на следующее через улицу здание, которое преграждал нам путь:
   - Идем туда, все боковые пути отрезаны. Они взяли наш след. Опрашивают свидетелей.
   Здание оказалось банком.
   Посетители взглянули на нас с удивлением и тревогой. Мы выглядели загнанно, как будто бежали от преследователей. Хотя с долей фантазии можно было бы признать в нас грабителей.
   Дэн решил действовать, он громко заговорил и объявил, что мы не грабители, что никто не пострадает и ничьи деньги нас не интересуют.
   Нам не поверили. Очевидно, чем больше настаиваешь на том, что мы пришли не грабить, тем больше люди убеждаются в обратном. Вон, самые впечатлительные завизжали. Чего спорить с общественным мнением? Надо сказать, что мы бандиты, да и все - проблема решится. Они станут послушными и понятливыми. Стокгольмский синдром, опять же включится...
   Охранники в зале были моментально разоружены. Евгений отправился во внутренние помещения. Юрка - тоже. Видно приспичило, но пошел он другим проходом. Звук удара из-за угла послышался явственно. Дэн отреагировал быстро - он первый оказался на месте происшествия. В коридоре лежали двое - Юрка в одной стороне - женщина, точнее - девчонка в полицейской форме - в другой. Кажется, она была в беспамятстве.
   - О, железная голова, ты ее отправил в нокаут?
   - Я? - Юра потирал ушибленный подбородок. - Она налетела на меня, я ее даже не увидел, но... похоже... неудачно.
   Ясно, они столкнулись в узком коридоре старинного здания, здания банка. Проходы здесь были низкие и темные. Он торопился, она торопилась, все понятно. Мы подтащили пострадавшую на стул в ближайшем кабинете - микроскопическом, в котором был только стол и стул. Я все поглядывал - не появится ли кто еще...
   - Что это?
   Юрка моментально переключился на экипировку барышни, которая по-прежнему пребывала в беспамятстве. Судя по форме, она работала в полиции. И на поясе у нее оказалось много 'игрушек'. Первым он достал фонарик Maglite, потом тазер или как его обозначают ECD - устройство подавления... 'О! О!' пределов восторгу подростка не было.
   Далее он вынул дубинку, газовый баллончик. Ну и, наконец, наручники.
   - Похлопай ее по щекам, чтобы очнулась.
   Он уже успел разыграть целую пантомиму с наручниками - 'за сопротивление при аресте я заключу вас под стражу!..' - говорил он неведомому преступнику. Я на это странное представление смотрел с удивлением. Надо пойти за водой что ли... или за водкой...
   Потом Юра неуклюже дернулся и... левое его запястье оказалась защелкнутой стальной дужкой.
   'Ребенок!' - заорал я про себя. Играется наручниками как игрушкой!
   - Ой, а где ключи? - спохватился он.
   Появился Денис. Прошел по периметру обороны, раздал приказы и вернулся к нам.
   - Откуда здесь полицейский?
   - Полицейская ты хотел сказать?
   - Ну да. Ты думаешь, здесь есть еще?
   - А как ты думаешь, они ходят по одному?..
   Он бегом отправился по коридору, который еще был нами не учтен. Я едва поспевал за ним. Нужно было сразу проверить этот ход... В комнате наблюдения находились двое. Он вырубил первого, а я - второго, ударом локтя, мы действовали слаженно, аж самому понравилось. Эти парни тоже оказались полицейскими. Причина того, что они здесь находились, могла быть какой угодно.
   Дэн отправился осматривать все подсобки, чтобы ничего не пропустить, а я вернулся в первую комнату по коридору. Тут я уже увидел заключительную часть марлезонского балета. Как оказалось, за наше отсутствие много чего успело произойти. И это было неприятным сюрпризом. Полицвуман, похоже, очнулась и повела себя, как и полагается тетеньке на работе - Юрка уже был пристегнут наручниками к ней. Я увидел, как она с силой рванула в зал, Юра полетел за ней, так как был 'на привязи', едва переставлял ноги, чтобы не упасть, и налетел на косяк, удар был сильным. Он не успел подобраться, не откинул голову, удар пришелся в нее. А неутомимая полицейская уже неслась по залу. И тащила его за собой.
   Не уверен, что у женщины был какой-то расчет, тут, видно, был порыв. Она неслась по залу среди ошалевших клиентов. Но у выхода наткнулась на Сергея, он встретил ее ледяным взглядом и жестом намекнул, что нужно остановиться. Женщина попыталась нащупать пистолет в кобуре или что-то еще из полицейских средств, но неудачно - Юра уже давно все вынул.
   Серега вломил непоседливой полицейской точным выверенным ударом и она, пыхтя, осела на пол, Юрка согнулся под тяжестью упавшего тела, а потом проявил чудеса изобретательности - придвинул к себе пуфик и сел на него. Так вот и сидел, балбес, потирая переносицу.
   Подойдя к нему, я увидел, что у него разбита губа и сочится кровь. Платок у меня был, и я протянул ему.
   - Ну, что? - сказал я как можно бодрее, - Европа! Тут женщины сильнее мужчин!
   - Можно снять с меня наручники?
   Дэн нашел ключ спустя несколько минут и Юру, наконец, расковали.
   - Нужно выбираться из здания, - сказал Дэн. - Уже весь город знает, что мы здесь. Мы выберемся через крышу, я приготовил летательные средства. Это что-то вроде ранцев. - И, помедлив, добавил, показывая золотой слиток в вырванной 'с корнем' банковской ячейке хранения. - Как вы думаете, хорошая ли это компенсация за нападение на нас?
   - Нормальная, - Кивнул я.
   - А это?
   Он показал камень, который ярко сверкнул поверхностью, мне показалось, что он из металла, уж очень бодро он отражал свет.
   - Это необработанный драгоценный камень, Sewelo. Найден в Ботсване, его масса составляет 1758 карат. Принадлежал люксовому бренду Louis Vuitton. Но как-то оказался здесь. Эта штука стоит примерно 50 миллионов долларов.
   - Хороший банк.
   - Выбери что-то одно. - Потребовал Денис у меня, перекладывая на меня ответственность. Вот так, мне почему-то надо решить, что тащить с собой. 'Все' - хотелось сказать мне. Но я же был аристократом, нет, тут надо включать голову. И не жадничать, у нас и так все есть.
   - Я бы выбрал деньги. Ну или что-то поменьше. Чтобы не таскаться с такими чушками.
   - Понял, всё сделаю, но учти, Влад, размер компенсации я знаю, меньше не возьму.
   - Хорошо, - согласился я. Все-таки не за свои деньги спорим.
  
   Этажность была не большой, тем не менее, голова у меня закружилась. На плечах я чувствовал надежно прилегавшие лямки какого-то чудо средства для полетов. Дэн надел это на меня, а потом еще и проверил надежность... Я немного подождал и рванул с крыши в бездну. Ощущение, надо сказать, незабываемое. От ужаса я забыл про все.
   Меня сильно тряхнуло. И я понял, что за спиной у меня выросли крылья. С металлическими стержнями как у зонтика и плотной тканью между ними. Интересная конструкция. Складной дельтаплан с моторчиком.
   Старинные дома с красными крышами скоро сменились невразумительными современными постройками. Но город был небольшой, и окраина появилась довольно скоро.
   Я приземлился на лужайке. Когда попытался осмотреться, оказалось, что я оказался в чьих-то владениях окруженных забором, который специально прятали во вьющейся зелени. Вторым неприятным сюрпризом оказалось то, что на территории имеются собаки. И они уже гавкали, выслеживая меня.
   У забора я обнаружил Юрку, но он приземлился очень 'криво' - на дерево, старое, раскидистое, с корявыми ветками.
   - Это залет! - крикнул я ему. Он, не смотря на свое положение, заржал.
   Я судорожно попытался найти пистолет, которым снабдил меня Дэн. Буду стрелять по собакам, подумал я. Ага. Прицелиться оказалось невозможно. В голову пришла мысль - а не дать ли деру?.. Не пойми, кто кого гонял - я их, или они меня. Они показались мне свирепыми. А Юрка в это время продолжал болтаться на дереве. Скоро появился Дэн, с поразительной, нечеловеческой быстротой, он подхватил псов голыми руками, сжал руки до ясного хруста и откинул их тушки подальше, подняться те уже не смогли.
   До слуха дошел рев форсированных двигателей. Самолеты что ли? А! Это надрывались спортивные модели каров, я знаю, что это! Формула -1!
   И действительно, сбившись в группу, мы продвинулись и скоро увидели трассу, стадион, спортивные автоснаряды - приземленные, с пузом почти до самого асфальта. Похоже, проходила тренировка или разминка - кары ездили не совсем организованно. К стадиону примыкали обширные поля автостоянок для автомобилей зрителей. Они оказались заполненными на процентов 30.
   Когда мы попали в бар, я на некоторое время потерял Юрку из вида, а спустя час оказалось, что он уже напился. На чьи деньги, интересно? Кто-то из посетителей пьяно скандировал 'рюсский, рюсский' - эти что ли оплатили веселье?
   - Я не думал, что будет все так плохо, - разнюнился он, когда я подошел. - Вот увидишь, нас скоро сцапают... Закроют в камере. А может быть убьют...
   Меня разобрала злость.
   - Ты прозябал на задворках Европы, ты скучал, а сейчас что? Ты получил приключения, теперь тебе они не нужны? Если хочешь, дело совсем в другом - в тебе. Ты эскейпист, малолетний, безбашенный. Ты никогда не поймешь жизни, если будешь от нее отворачиваться. Ты, в конце концов, еще подросток. Должен слушать. Я тебе говорю: возьми себя в руки и делай как настоящие мужчины.
   Он насупился. А я не стал больше стоять у него над душой, самому было не хорошо. Я уже подумал нажраться, как он, но выпил лишь для настроения. Что-то удержало меня.
   Дэн заговорил:
   - Я готовлю отход.
   А я отставил стакан с коктейлем, вздохнул и решил переговорить с ним серьезно.
   - Дэн, ты хочешь идти через Болгарию?
   - Ну да, и Черное море. Там нас встретят.
   - Давай изменим маршрут.
   - Да? И как?
   - Пойдем через Польшу.
   - Через Польшу? Ты понимаешь, что она наводнена американским войсками?
   - Вот именно!
   Будем считать это моим аристократическим капризом. Я не хочу все время ожидать боевых действий. Я специально поеду им навстречу. Просто все надоело, все эти погони, все эти преследования. Я хочу взглянуть опасности в лицо! А в тактическом отношении - я хочу сам выбрать поле боя, если это потребуется. Для того, чтобы иметь боевое превосходство.
   Скажут, что я хочу обострить? Ну и ладно! Первый раз мы обострили, поехав в Европу, обострим и сейчас, во второй раз - выбрав самый неблагоприятный путь. Просто они меня задолбали.
  
   Кафе окружали пустынные поля, превращенные в стоянки. В дни соревнований, уверен, здесь не было свободного места. Но и даже сейчас зрители приехали смотреть мотокросс на одной из вспомогательных лесных трасс.
   Местечко называлось Red Bull Ring, вокруг виднелись горы, ближайшая деревня - Шпильберг. Главной достопримечательность были, конечно же, всемирно известные трассы, по которым гоняла Формула -1.
   Сейчас они тоже ездили, но очень лениво, вполне вероятно, готовились к соревнования, объезжали трассы. Трассы были извилистыми и с перепадами по высоте. Здесь имелся и стадион, но соревнования в скоростных гонках - это такая штука, которую не просто окинуть взглядом, сидя на месте, купленном на трибуне. Уж очень обширную площадь занимает трасса. Все сразу не увидишь.
   Проще было без билета устроиться на высокой стороне Red Bull Ring, прямо за забором - и созерцать все тоже, что видно со стадиона, может быть, даже больше.
   Выйдя из кафе, мы увидели, как медленно подтягиваются зрители - очевидно, все-таки, ожидались какие-то соревнования, скорее всего к вечеру. Туристы садились прямо на земле, появилась первая палатка.
   Из строений тут был лишь один двухэтажный дом - для работников. И все. Поле, слабые кустики, холмы...
   - Ну, пойдем, - сказал я. - Нам сегодня ничего не обломится.
   - Я рассчитал нашу дорогу, привлек силы, - сказал Дэн. - Наши ребята должны встретить нас у Шпильберга, они уже едут на Скобазе.
   - А ты? - спросил я Юрку, который плелся за нами.
   Он сцепил зубы и с усилием проговорил:
   - Я с вами, - такого упорства я не ожидал, еще недавно он 'растекся' и выглядел безнадежно, а теперь вот - упорный, волевой. Ну, правда, икнул, алкоголь еще не выветрился.
   Кемпинг со стороны деревни оказался шикарным. Много палаток, устанавливается еще больше. Дополна всякой рекламы на них, автомобили, фургоны...
   Мы шли по дорожке, приближаясь к шоссе.
   - Это шоссе называется Шпильбергштрассе, - объявил Дэн. В местном произношении Спилберг-эстрабе.
   - Спилберг?
   - Ага.
   Через дорогу мы увидели сцену и огромную толпу народа, которая окружала место выступления ди-джея. Вот где был весь народ. Тут бухала музыка.
   Ребята приехали быстрее, чем мы их ждали, перехватили нас на дороге.
   - Ну и как вы пробивались?
   - С боем, - ответил Серега.
   Поехали мы по ровной асфальтированной ленте междугородней 'штрассе' быстро, но ехали не долго. Прямо на шоссе стояли два бульдозера. И свернуть с дороги было невозможно - полотно с обеих сторон ограничивали бетонные бордюры.
   Дэн забеспокоился заранее. Он сообщил нам, что нас ждет организованный встречающей стороной сюрприз. И вот, когда я увидел, то понял, какой именно это 'сюрприз'.
   Я понимаю, заслон из машин - можно было бы что-то предпринять, но заслон из многотонных бульдозеров! Чем их можно прошибить? Это же практически танки!
   - Правительство Австрии запретило им использовать танки, поэтому они привезли бульдозеры. На специальных платформах.
   Нас быстро догнал грузовик, массивный тягач с прицепом, пока он обходил нас по соседней полосе морда его ощетинилась лезвиями. А ее центр усилился скребком. Впереди же, перед грузовиком катилось что-то еще.
   - Сейчас тряхнет, держитесь за что-нибудь, - предупредил Дэн. И тогда я понял, что это такое. Это взрывчатка. Только так можно было стряхнуть с дороги мощные трактора. Причем заряд там должен быть порядочным.
   В следующий момент я ощутил, насколько. Наши авто подбросило над дорогой, хотя мы прилично отстали. Полыхнуло пламя, посыпались ошметки машин.
   Мы выдохнули, когда промчались сквозь костры. Но в дополненной реальности я увидел то, что меня забеспокоило. Бит-система выделила один звонок с сотового телефона.
   - Что происходит?
   - Есть нехорошие признаки. На нас выходит элитное подразделение ловцов за головами. Я засек прямой звонок в резиденцию Беккера.
   - Откуда?
   - С этой дороги.
   Наши автомобили умело маневрировали среди полицейских, постепенно сбрасывая их в кювет. У нас был скобаз, джип 'Лидер' и легковушка. Та самая Шевроле Corvette C7. В ней ехал Юра и кто-то из парней. У ребят действительно обнаружилось запредельное умение водить машину. Мы разбили следующий заслон все тем же грузовиком, а те полицейские, которые смогли нас после этого догнать, столкнулись с профессиональным вождением на уровне 'экстра'. Они просто не смогли подловить нас и их спихнули - мягко, осторожно, чтобы они не разбились.
   - Пленных не брать! - завопил Юрка высунувшись из люка и махая рукой над головой. И как будто не было этого малодушного момента в баре.
   Денис принялся информировать меня:
   - Впереди еще больший отрезок трассы - они легко закроют все съезды, это 10 километров ловушки. Поэтому мы съедем с нее и помчимся по устаревшей дороге, которая идет параллельно. Единственный минус - это то, что дорога ведет в деревню. Но другого пути у нас нет, нужно избегать ошибок.
  
   Мы 'летели' по деревне, пока не вломились на частную территорию. Именно так - вломились, проломив забор, подскакивая, пронеслись по лужайке, заботливо украшенной цветами и грядочками. Сбили мангал, статую, большой тряпичный зонт, протаранили кусты и, наконец, плюхнулись в бассейн, подняв тучу брызг. Наш огромный джип смог залезть в бассейн только мордой, вода стекала по дворику, замощенному плиткой, из двигателя от соприкосновения с водой с шипением поднимался пар, а на крыльцо выбежали хозяева. Ладно, хорошо, что мы никого не сбили. И как только получилось, что нас занесло сюда?..
   Бормоча извинения, я выбрался из кабины. Новый джип стоял у калитки, уже урча двигателем. Спрашивается - откуда?
   - Этот наши ребята выдернут из бассейна, - сказал Дэн.
   И мы снова поехали, уносясь от ошарашенных взглядов, мимо мельниц с огромными лопастями.
  
   Европейские традиции 'уютной Европы' после того, что я видел в Париже, поддерживались и в Австрии, в небольшом городке почти на границе Австрии и Словении. Мы старательно объехали Вену и вот медленно, но уверенно забрали на восток. Всего несколько километров до границы. По плану предполагалась краткая остановка, чтобы 'живые люди' размялись.
   В этом городе нам встретился музей-магазин. 'Братья Крайзель презентуют новый электрокар'. Эта компания разрабатывала аккумуляторы. И их технологии сейчас можно встретить у известных брендов.
   На другом здании играл оркестр, я с удивлением увидел, что он расположился на балконе крыши современного здания, которое было украшено шариками и цветами.
   - Скажи, оригинально привлекать к открытию магазина народ оркестром?
   Я присмотрелся. В этом здании располагался новый магазин. Не с нашим названием, но Дэн намекнул, что - наш. Магазин электроники.
   Внутри я сразу же перешел к выбору. Киберов еще в продажу не поступило, а если и поступят - то очень ограниченными партиями - они очень дорогие, да и народ еще не привык... а вот всяких других гаджетов в продаже имелось очень много. Я остановился напротив симпатичной тележки из белого пластика с 'головой'-видеокамерой и экраном на 'груди'. Экран приветливо откликнулся, показывая радушие от встречи со мной.
   - Я выбрал, - сказал я.
   - А зачем тебе?.. - пробормотал Денис и понял: - Нет, нет. Не-е-ет.
   Я засмеялся. Вот так взять и поменять этого наглого Дениса на такую вот радушную тележку.
   Такие штуки раскупали быстро. Замена всем этим умным колонкам, наполненным Алисами да Сири.
   - Меду прочим, - сказал Денис приосанившись. Продажи нашего смартфона достигли 300 миллионов. Это 20% процентов глобального рынка! А еще учти: ажиотаж, открытие новых магазинов. Кое-что мы выпускаем под нейтральными брендами.
   - Ты мне про смартфон скажи, что за фирма?
   - Ты слышал - John называется. И фирма и продукт.
   Да, конечно слышал. Совершенно новый аппарат, который нахваливали не только специалисты, но и пользователи-техники на форумах.
   Но я не задумывался о названии до этого момента. 'Джон', серьезно? На английском 'Джон' соответствует и Ивану и Ионе. Должно ли мне что-то в этом названии-имени напоминать? Я взглянул на Дениса с укором. Но он был невозмутим, как дворецкий. Ага, был бы он у меня дворецкий... Я не знаю, что это, но моя фамилия у него прям как наваждение.
   - Так, ладно. - Резко оборвал он меня. - Пойдем... Джон.
   И пока мы шли по улице он продолжал:
   - В Германии мы разрабатываем сети 5G. Мы вытеснили китайцев и помогли Германии с оборудованием. Все - на конкурентной основе! - воскликнул Дэн, поймав мой взгляд.
   - А у китайцев этим занималась, как я помню, Huawei, - сказал Юра, показывая свою осведомленность. - Потом немцы внутри правящей коалиции, вдруг, сочинили закон запрещающий сотрудничество с Китаем. И вскоре закон был принят.
   Ого, что он знает!
   Недалеко мы наткнулись на здание нового банка, вывеска гласила: 'Он-банк'. Не, всё, я ничего спрашивать не собираюсь. Как будто не видел.
   А у Юры был вопрос к Дэну:
   - Как ты построил заводы электроники? Ведь чипов нужно очень много, а заводы нужно строить незаметно?
   Я уже знал, поэтому перехватил инициативу:
   - Первую партию роботов он собрал из чего попало, находясь еще в сети. Курочил старые телевизоры и микроволновки с помощью мамкиных электронщиков. Конечно, закупал чипы на заводах, без них никак. Первую партию самых простых киберов он собрал на своем первом, маленьком, предприятии, где сам находился во главе дистанционно, наняв доверенных лиц из людей. Сложная задача, но он с ней справился. Собственно, в современном мире достаточно быть богатым и любая причуда прощается. Новые роботы построили ему новый завод, там он уже разработал новые чипы, так что в готовом виде чипы он уже почти не закупал. Собственно получается вроде того, что дедка за репку, бабка за дедку, внучка за бабку,.. у роботов терпения на это хватило. В этом ничего сложного не было, постепенно была построена уйма заводов. А вот с закупками сырья для микросхем сразу возникли проблемы. Так же как и с сырьем для механических приводов... Сразу же в компании появились соглядатаи - и от власти и от противников. Любая активность (а тут еще учти, закупка драгметаллов - стратегическая область хозяйства!) вызывает пристальное внимание. Работа пошла с осложнениями. Он старался, конечно, не светить свои закупки, но тот, кому надо, тот не спит и все видит. Почти все. Скоро он расширил производство, потом запустил агентов, которые принялись активно содействовать не-распространению тайны Рассадника. Вот они-то и сыграли главную роль. Именно благодаря быстрой работе по обезвреживанию шпионской работы наших недоброжелателей, все и удалось. В основном он делал им криминальные подставы, знаешь, как у него голова варит на все эти судебные штучки!? Потом прикрытие он уже искал в государственной среде. Использовал не совсем чистоплотных чиновников, но очень быстро смог все легализовать. Точнее - не все, а лишь верхушку айсберга под названием Бит-корпорация. Он усложнял своих роботов. И - вот.
   Я показал рукой на Дэна, тот поклонился.
   - Влад все правильно рассказал, - сказал он.
   - Пять лет, как все быстро, - прошептал Юрка.
  
  
   Польша вроде должна считаться родственной страной - славянской. Но въезжая на эту территорию я что-то не очень чувствовал эту родственность. Взамен нее была настороженность.
   И это было связанно не только с тем, что страна ломилась от американских, считай беккеровских, войск. Это было связано с тем, что страну долго и упорно наводняли русофобией. Говорят, что гении рождаются редко. Гении ведут страну либо к свету, либо во тьму, Польше не повезло, у нее был Бзежинский - упырь сатанинского происхождения. Это чудовище жило в 20-м веке, однако, сколько еще осталось исторических заноз - на несколько сот лет!
   Я вдруг ощутил, что разгрести отношения с Польшей гораздо сложнее, чем с Украиной.
   Конечно, я поинтересовался у Дэна количеством американских сил в стране. К моему удивлению он, ответив о количество (большое количество), сказал и о том, что у них разное подчинение. Далеко не все они подчиняются Беккеру! Это было настоящим сюрпризом. Значит, у нас есть место для маневра. Теоретически. Два клана контролируют Америку - военные и банкиры. Здесь - все военные. А их еще нужно заставить. Или же просто нужно вдарить кувалдой, без всякого разбора. Тоже вариант.
   Мы остановились в маленьком польском городке.
   - Смотри, это же мы! Мы в Сербии. - Сказал я Дэну, показывая на выпуск новостей, который транслировали по тв в одной из витрин.
   Отвлекающая информационная работа не останавливалась. Весь мир, а с ним и Беккер будут уверены, что мы в Сербии. Хотя бы несколько часов, которые нам нужны для того, чтобы добраться до своих.
   Границу мы переехали по малоизвестной дороге номер 78, здесь по европейской традиции на пропускном пункте никого не было. Мы поменяли Скобаз на стандартный фургон.
   Проехав рядом с Бельско - Бяла мы направлялись к Кракову.
   Хотелось, чтобы все обошлось, но я на это не надеялся. И сказал об этом вслух:
   - Вряд ли нам дадут проехать по стране беспечно.
   - А давай поспорим! - внезапно предложил Юра, который на последней остановке пересел к нам. О, мальчик заскучал. Видно, поездка с нами щекотала нервы, хотя на него иногда и накатывала какая-то безысходность. Как мне сказал Дэн, поездка для него была тоже бегством из привычного круга пороков. Еще более серьезных пороков, чем мои, главным из которых было безделье и жизнь за счет матери. Кроме того, Дэн шепнул мне, что сведения, которые про себя сообщил Юра, оказались верными, Дэн 'пробил' его по базам. - Я тут... проконсультировался с нашим информативным другом, - Юра взглянул на Дэна, - и выяснил, что нам предстоит дорога по воеводствам, главы которых яростно выступают против НАТО, на их территории контингента НАТО нет, они так прекрасно выстроились, что мы проедем по ним, как по мосту. Кроме того, Денис пообещал скорректировать информационный обмен между военными, затруднить, так сказать. Так что у нас очень высокие шансы проскочить. Прямо до Белоруссии.
   Я решил поспорить. На моей стороне была только интуиция и больше ничего.
   - Если ты проиграешь, танцуешь твист,.. - этого было как-то мало, чтобы еще ему придумать?.. - перед НАТОвцами... А что? Он третий, его не жалко, правда, Дэн?
   - Может быть и не жалко, но поскольку он третий, то это моя ответственность, как ты понимаешь, нравится он мне или нет... - Дэн вдруг оживился. - Или может быть вычеркнуть его из списка? Угрозы закончились, зачем он нам нужен?
   У Юрки иногда на лице возникало выражение незамутненной непосредственности. Сейчас как раз был такой момент. Мы при нем обсуждали, ну или ладно - шутили, его нахождение в моем списке. С ужасом он заговорил:
   - Вы что - совсем? Я же... это... погибну здесь!
   - Да, незавидная у тебя судьба... Да ладно тебе, это шутка! Оставим пока в списке. Но спор я принимаю! Ты проиграешь! И твист будешь танцевать ты!
   Я поймал себя на мысли о том, что если его теоретически можно вычеркнуть, чего я, конечно, делать не собирался, то меня, опять же теоретически, вычеркнуть нельзя. Такая мысль мне раньше в голову почему-то не приходила. Если я изобрел Рассадник, то я считаюсь родственником по крови, и даже больше - папой. Или нет? Я в этом списке навсегда? Или можно из него выпилиться? Как бы я сделал на месте Рассадника? Что тут спрашивать? Конечно, я своего отца ценю, сильно. Хотя я у него и не очень любимое дитя. А как относится ко мне Рассадник? Странная у меня роль. Я сделал нечто, что имеет свое мнение. Я давно уже об этом не думал, как-то все устоялось, и я не ворошил. Но вопрос интересный.
   У нас уже четко было заведено. Денис - строгий наставник, я старательный ученик...
   Или не всегда? Вот тоже увлечение Дэна моей фамилией? Это не показатель ли его особого отношения ко мне? Я видел, что я у него на особом месте, когда проник в его электронный разум... Значит я все-таки прав? Жутко не хочется выяснять такие вещи, потому что они интимные, даже для робота... так что... оставим как есть.
   Дэн нарушил молчание и ворчливо бросил:
   - Хоть бы о чем-то дельном поспорили. Например, уморит ли племянник Беккера или нет?... - Он заметно оживился: - И знаете еще что? Игра началась! Несколько секунд назад нас заметил патрульный, связался с базой и... они высылают вертолет.
   - Вертолет? Чтобы посмотреть на нас?
   - Да, мы показались им подозрительными. Но, возможно, они в нас не распознают нехороших гостей?
   У нас есть надежда, что патрульный вертолет все-таки нас ни в чем не заподозрит, у нас же новый фургон, Скобаз и наши узнаваемые машины ребята спрятали.
   Таким образом, хотелось повысить вероятность беспрепятственного проезда - мы простые туристы, каких много. Как все. Едем и никого не трогаем. Уж пусть лучше Юра выиграет.
   Вскоре вертолет показался. Он летел в стороне, как будто ни причем. Мы тоже старались делать вид, что совершенно не интересуемся полицией на вертолете. А потом Дэн сообщил, что Юрка проиграл и что впереди нас ждет целая баррикада.
   - Ну что, сворачиваем? - Предложил Дэн. Видно ему не хотелось пробивать эту очередную засаду. В этом я был с ним солидарен. А Юрка погрустнел.
   - А что тут у нас в стороне?
   - Лодзь.
   - А это там, где рядом авиационная база НАТО?
   - Да, - бесстрастно ответил Дэн. - Местечко Ласк.
   - Ты сможешь ее захватить?
   - Да, - еще бесстрастнее сказал он.
   - Ну что ж, они сами виноваты. Мы могли бы проехать мимо, но они не захотели.
   - Захватим мы базу и что дальше? - скептически спросил Юра.
   - А дальше ты спляшешь твист на крыле самолета. Как мы и договаривались. У тебя есть там дела? - Повернулся я к Дэну.
   - Авиационная база - чем удобна, - начал Дэн. - Мы можем запрограммировать дроны, а они там есть, которые могут поразить все главные военные объекты страны. Это оружие будущего - управляемые дроны. А мне хочется не взламывать их, а без усилий управлять, вбив пароль. Тем более, что у меня уже есть сама схема составления пароля. Я ее скачал в Париже. Так что мы можем разнести вдребезги всю натовскую инфраструктуру.
   - Война?
   - Да нет, - ответил Дэн. - простое предупреждение. Эти... животные боятся только силы.
   Да, он не раз мне это говорил, как будто вбивал в голову. И приводил примеры. Северная Корея, Иран, по определению американцев - страны Бреши, то есть такие страны, которые нужно брать под управление, потому что функционально они неустойчивы. И что - получилось у них? Нет. Американцы ничего не посмели сделать со странами, которые имеют оружие, способное выстрелить по США.
   Мне проникнуться этим ощущением силы и правоты было непросто - с моей еще недавней биполярочкой и ролью программиста-нытика. Не было у меня психологической устойчивости, не было... Но я старался. Мы, все-таки, совершили не слабый путь - и все вопреки этим злобным баранам.
   - Давай воздержимся от поражения всех целей, но намек сделаем. Поразим, например, Гжицко.
   - Нет, лучше Эльблонг, там есть штаб, который управляет частями в Польше, Эстонии, Латвии и Литве. Как раз удобная и со всех сторон красивая цель.
   - Да вы что? С ума сошли? Почему вы не думаете, как нам выбраться? А думаете, как бы им тут насовать!
   Нервничал парнишка и не хотел танцевать на крыле. А я ему напомнил, как это делается, согласно классике - сначала гасим сигарету одной ногой, потом второй. Потом - обеими ногами. Получается твист.
   На базе, конечно, нашелся самолет с подходящим крылом. База жила своей жизнью, виднелись редкие прохожие-военные, они не подозревали, что находятся уже под колпаком у Дэна. Дэн снял охрану летного поля, а остальных пока повременил. Чтобы были зрители.
   Мы водрузили Юрку на крыло и он, смущаясь, стал дрыгаться, Николай включил музыку. По-видимому, эти паралитические движения должны были сойти за танец.
   Зрители нашлись сразу.
   - Мы приехали дать концерт! - попытался я объяснить им на русском языке. Они только отшатнулись. Сразу к работникам базы стали походить наши люди, киберы, и появились авто-дроны. По-видимому, тут уже ни у кого не могло возникнуть сомнений, что они захвачены.
  
  
   В запретной зоне натовских учений я увидел на поле советские танки, и пехоту с красным флагом. Мы выехали из Лодзи несколько часов назад, сделав там все свои дела.
   Полигон, куда мы приехали, располагался в приличном месте - березо-сосновые леса, песчаная почва, кое-где встречались поваленные деревья. Кое-где на полигоне были проложены асфальтовые дорожки. Забор при въезде мы сломали. Называлась ближайшая деревенька Zamczyska.
   Учения преследовали цель отработки взаимодействия в условиях нападения противника. А значит, были задействованы все роды войск. Денис доложил мне о своих достижениях. Оказывается, связь с Лодзем у натовских командиров прерывалась (да вы что?), но возобновилась и оттуда даже прислали дроны. Хорошие такие - дорогие американские дроны, которые выполняют пункты программы. Даже если они переподчинены кем-то вроде Дэна.
   Они теперь были скорее наши, чем вражеские. Только никто этого еще не понял.
   Я удивился обилию всяких разведывательных центров НАТО в Польше. Объединенный центр боевой подготовки Объединенных вооруженных сил (ОВС) НАТО (Joint Force Training Centre, JFTC) в городе Быдгощ. Польские полигоны (такие как Дравско-Поморске, Венджин, Бедруско, Жагань-Свентошув, Устка, Гжицко, Вегножево, Ожиш, Торунь, Нова-Демба, и др.) На авиабазе Ласк (юго-западнее Лодзи) был развернут американский передовой отряд (aviation detachment, AVDET) 52-й оперативной группы, входящей в состав 52-го истребительного крыла ВВС США в Европе (авиабаза Шпангдалем, Германия). 173-й воздушно-десантная бригада армии США - официально действует в Европе на восточном направлении, она усилена танками M1A2 Abrams. Польская авиабаза Мальборк, Подвиз... Командование всех четырех батальонов усиленного передового присутствия размещалось в Эльблонге (Варминьско-Мазурское воеводство). Среди всего этого прямо сегодня, оказывается, проводились учения, назывались они - Cyber Strike 2021. Как я выяснил - довольно сложная штука, на которой они пытались отработать взаимодействие с какими-то новыми кибер-устройствами. И вписаться в стратегическую разведовательно-ударную сеть обороны, которую они создали уже довольно давно, но все никак не могли ее оптимизировать...
  
   Увидев весь этот сброд на поле стало понятно, что у организаторов учений есть и враг.
   - А откуда здесь красный флаг?
   - Они имитируют противника. Тут и триколор есть.
   - НАТО собирается напасть на нас?
   - Ага. Но выставляют они это как наше нападение на них. Просто по натовской доктрине замысел напасть - это уже нападение. У них есть программа, которая занимается вычислением угроз, она называется алгоритм прогнозируемого восприятия боевого пространства. Ну а нарисовать замысел нападения России на весь 'цивилизованный мир' - легко, она и так уже под информационным огнем. Всем известно, что наш президент - диктатор.
   Мы подъехали на своем фургоне к 'советской армии'. Хоть они и были обряжены в российскую военную форму сухопутных войск, все-таки угадывалось, что это балаган, а не войско. Еще бы какого-нибудь Коловрата пригласили... Все разбрелись в разные стороны, кто-то завалился прямо на траве в теньке, большинство людей уткнулось в сотовые, кто-то ковырялся в носу, кто-то пил пиво.
   Небольшой пункт связи в составе связиста и его командира присутствовали, но это уже были натовцы. Евгений и Николай быстро их скрутили. Этим мы пробудили слабый интерес в среде... присутствующих. Чуть не сказал - в среде отдыхающих...
   Я вышел из машины, оправился, словно был в военной форме и зычным голосом поинтересовался у них:
   - Ну что, товарищи, повоюем?
   Ответили они нестройно. Но я понял, что русскоязычные тут есть. Я услышал практически со всех сторон:
   - Нам за войну не заплатили.
   - А за что же вам заплатили?
   - Как за что? За поражение, конечно.
   - А мы вот возьмем и победим, что скажете?
   - Мы не подписывались под этим... Кто вы такие?..
   Никто из нас, конечно, не ответил.
   - Мы выдвигаемся, - заявил Дэн. И пошутил: - Кто с нами?
   - Но мы должны получить сигнал... к выступлению.
   - То есть вы воюете, когда позволяет вам ваш враг? И если враг не разрешает побеждать, вы проигрываете?
   - Какой еще враг? Вы что? С ума сошли?
   - Дэн, ты впереди?
   - Ребята, держитесь за мной.
   Сергей отобрал у них флаги и засунул в фургон.
   И мы, не взирая на вопли, отправились воевать. Оказывается на учениях... можно немного изменить ход учений. И придать им достоверность.
   Мы пошли пешком, минуя полянки и лесочки. Дэн - впереди, мы за ним, после всех - фургон.
   Мы расположились в кустах, на небольшом пригорке. Отсюда открылся замечательный вид на прилегающее пространство - этакую долину. Дэн дал бинокль, но сказал, что в дополненной реальности все видно лучше. Я глянул разочек, увидел концентрацию войск и беседующих военных, и отдал бинокль Юре.
   В виртуале, как и сказал Дэн, информации было больше. Во-первых, беседующих военных можно было увидеть близко, с нескольких точек, а главное - услышать.
   Во-вторых, здесь имелась вся информация о вооружениях, которую мы могли наблюдать в долине.
   - Сейчас они перейдут к действиям. Запустят свои компы и увидят нас со спутников...
   - И тебя это не беспокоит?
   - Нет, они контролируют нас, но я контролирую их. Фирма веников не вяжет.
   - Так какой у нас план?
   - Нужно захватить их штаб. Тогда сражение считается выигранным.
   - Нужно так захватить, чтобы они поверили, что мы это сделали.
   - Ну, когда мы перекроем их коммуникации, они поверят.
   - Мы сможем?
   - Да, если иметь про запас какую-нибудь страховку. Я решил, что и про план и про страховку ты должен решить сам. Все в твоих руках... Они получили картинку. - На поле в этот момент руководители устроились за столом с тентом, на столе размещались ноутбуки и стационарные компы. - Вы же знаете, что военная игра усилилась специальным подразделением? Это элитные высокооплачиваемые убийцы. Это те самые, которые ведут нас с Австрии. Я про них вам уже говорил... Они только что провели совещание и решили искать нас. У них есть связь со шпионским спутником, а это поинтереснее, чем дроны.
   Юрка охнул.
   - Что они будут делать?
   - Выслеживать и отстреливать.
   - Кстати, а у них чем заряжены пушки в танках? - задал резонный вопрос Юра.
  
  
  
  
   Глава 11.
  
  
  
   В польском городке можно было увидеть архитектурную безвкусицу. Наследие СССР. Джек выругался в том смысле, что приходится работать в местах, заброшенных цивилизацией, с людьми низкого сорта.
   Ему уже доложили, что пост на время беседы выставлен. Несколько его бойцов будут мониторить окружающую обстановку.
   - Здравствуйте, Джек! - поприветствовал его генерал Уолтерс. Молча протянул руку для приветствия и человек в гражданском. - Это Майкл, вы, наверное, уже знакомы.
   - Общались в скайпе, - коротко ответил Джек.
   Они расположились в кожаных креслах, на столе уже стояла выпивка.
   - Майкл мне рассказал о вас. О вашем допуске и о вашей квалификации. Все очень хорошо. И вы, конечно, имеете высший статус. Майклу, как вы сами понимаете, сейчас нелегко. На его плечи возложена ответственность Новака. А это тяжелая ноша.
   Лицо Джека омрачилось, он в последнее время не находил причин радоваться. Он ухватился за слова генерал о себе:
   - Не просто имею высший статус. Я могу принять командование...
   - ...В случае боевых действий, я знаю, но честно говоря... я не понимаю, как может человек, подобный вам, взять на себя управление... - проговорил генерал прямо, открыто глядя в лицо.
   - 'Подобный мне'? Что вы имели ввиду? - кровь закипела, но Джек не подал виду.
   - Ваше занятие. - Так же прямо ответил генерал.- Вы же отрезаете головы.
   Генерал лишь улыбнулся, скептически. Это было все равно, что сказать, что 'вы террорист'.
   Джек усилием воли ответил:
   - Мне плевать на ваше мнение. Вы - генерал Соединенных Штатов Америки! И должны выполнять приказ. - И перевел разговор на другую тему, генерал не будет его слушаться, это понятно, он 'выскочка': - В ваших краях появилась группа Ионова. Вы же знаете, кто это такие?
   - Да, я отслеживал ситуацию. И меня возмущают его действия в Европе.
   - Мне будут нужны ваши службы внутренней безопасности, возможно подразделение спецназа. И технические возможности. Мы должны остановить их. Это приказ с самого верха.
   Джек не стал уточнять - от кого именно этот приказ. Потому что двоевластие в США - в последнее время было самым привычным делом. Главы спецслужб не подчинялись президенту. Между ними происходила постоянная борьба за влияние.
   Но хозяин кабинета не был дураком, он прекрасно знал, что приказ не исходил от президента, приказ проходил по линии Пентагона. Генерал долго уходил от выбора, но, похоже, приходила пора его сделать.
   - Кроме того у меня еще два дела. Мы привезли груз. И нужно помочь нам его доставить... По двум адресам. Ну а пока предлагаю расслабиться. За одним протестируем груз из нашей доставки.
   По его знаку бойцы притащили пакет, разорвали его и насыпали на столе из них белый порошок. Дорожками.
   - Господин генерал же не откажется? - а вот это было куда более серьезной проверкой. Генерал не отказался.
  
  
  
   - Это спецподразделение, которое не учтено ни в одной стране. Но у них есть масса разрешений от США под видом различных делегаций от различных войск. Поэтому они могут рассчитывать на помощь. И у них есть самое современное спецвооружение. Думаю, что это наша самая главная проблема. Их немного, но они могут в кратчайшее время организовать все, что им требуется для нашего отлова.
   Ну да, это люди Беккера, самые преданные и кровавые его бойцы.
   - Если они получают информацию со спутника и видят нас, то как мы собираемся уходить?
   - Мы же вроде собираемся завоевать их? А потом уйти. Пусть все это будет твоя задача. - Чему тут удивляться? Дэн все время заставлял меня что-то делать, чему-то учиться. - А все данные у тебя есть. Ты видишь, мы их тоже видим. Между нами примерно три километра. Любой ход будет сразу же отображаться на мониторах.
   Злобный враг - это одно, а вот самому принимать решения в борьбе с этими головорезами - это совсем другое. Дэн поручил мне руководить боем.
   - То есть мы видим друг друга с высокой точностью.
   - Да.
   - Но это же патовая ситуация.
   - Ага, только уходить нужно нам, а не им.
   Я задумался, но ненадолго. Мысль входила в привычный темп принятия решений. Дэн вырабатывал у меня это специально. Если есть задача, то есть и решение. Если решения нет, его нужно создать.
   - Они остановили учения?
   - Да и собираются перебрасывать части, но, конечно не полностью.
   Да, я что-то такое видел в виртуале, но изучать эти материалы очень долго, Дэн знает все это непосредственно.
   - Но у нас мало шансов.
   - Воспользуйся страховнкой.
   - Это БПЛА?
   - И это тоже. Уравняй шансы. Или сделай наши шансы выше...
   - Нужно пожертвовать чем-то...
   - Точно. Это добавит нам вероятность захватить их штаб. Кем ты хочешь пожертвовать? Вот кандидатура Бориса тебе как? Я уже давно хочу от него избавиться.
   А это видно, была шутка.
   - Чего? - откликнулся Борис. - Но на самом деле я готов. Если без шуток.
   Я недовольно поморщился.
   - Не хочу я никем жертвовать.
   - Но в реальности придется. Если конечно, у тебя нету волшебной кнопочки.
   - Что за кнопка?
   - А это и есть страховка. Кнопка выключения связи, например. Они сразу ослепнут.
   - Ну так давай, нажимай!
   - Какой ты быстрый! Ты понимаешь, что если мы ее нажмем, то будут последствия? Они выяснят тип источника, обнаружат нас и у нас в следующий раз уже не будет преимущества. Мы и так уже вляпались...
   - Н-да, вот задачи ты задаешь.
   Я посмотрел на Юрку, но он только замахал руками:
   - Реши уже что-нибудь.
   - Да, решай. Мы их победим. - Пообещал Дэн.
   Он специально ставит меня в тупик. Для того, чтобы вырабатывать во мне там что-то, что ему надо. Хитрый Дэн. Так, а почему я размышляю в условиях, которые задал мне он? Я уже показал, что могу мыслить и без него, конечно, тут напрашивается вот еще что:
   - А почему бы нам не привлечь дополнительные силы?
   - Да? Ты уверен?
   - Конечно, как в Киеве.
   - Пока ресурс еще есть, это конечно можно. И как ты это видишь себе? Ведь здесь не город, нельзя просто так завести сюда десятки автомобилей-трансформеров.
   - Незаметно нельзя. Но как ты думаешь, они будут стрелять по гражданским, если те ломанутся на территорию полигона?
   - Хорошо, они будут через 15 минут. Хотя стрельбу, возможно и откроют.
   - Мне нужно все, что у тебя есть. - Я улыбнулся, я же начальник. - Я назначаю тебя ответственный за техническую часть.
   - А я, собственно, и так в некоторой степени играю такую роль. Вы ведь без меня не обойдетесь. Я - скромный начальник службы технического обеспечения.
   В этот момент послышался шум, и позади Скобаза появились две машины с небольшой кабиной и длинными ногами. Кабины спустились к земле, подогнув ноги под себя. Что-то мне это напоминало.
   - Это Машинкэты. У них лапы. Они двухместные, - пояснил Дэн. - Юра, с кем ты поедешь?
   Юрка сразу понял, что нужно взять 'водителя'. Водитель будет управлять машиной напрямую, через подключение к системе. Это обеспечит быстроту реакции и высокую скорость выполнения приказов.
   - Давай Серегу.
  
   Джек отвлекся от экрана монитора. Тут, на открытом воздухе обдувало.
   Он контролировал ситуацию. Цель была видна со спутника.
   - Господин капитан! На территорию учений въезжают легковые гражданские автомашины. Массово.
   - Ты знаешь, что это значит?
   - Никак нет!
   - Это означает, что у них есть сюрприз.
   Глаза его забегали. Он находился под прикрытием старого полуразрушенного дома. Пути отхода предусмотреть никогда не поздно.
  
  
   - Дэн, ты серьезно хочешь, чтобы я управлял боем?
   - Конечно, сегодняшнее сражение - полностью твое. Это же не миром управлять, да? Ты сможешь. Тем более, ты же именно ЭТОГО хотел, когда ехал сюда? Теперь все в твоих руках. Все механизмы настроены на то, чтобы получать от тебя приказы. Не забывай про дополненную реальность управления боем. Она обеспечена тебе внутри всех машин.
   Я принял решение Дэна с азартом. Он смог разжечь во мне интерес к его аферам. Главное определиться с агрессией - кто ее тут осуществляет они или я? А вот мурашки побежали. И ноги затряслись.
   Я быстро забрался на свое место, обзор был обширным. Как в вертолете - большое, чистое стекло, 360 градусов.
   - Я взял управление, - сообщил Дэн с соседнего места. Да, его фигурка на виртуальном поле боя выглядела хабом для управляющих команд.
   Я сразу увидел картину противостояния сил. Ненаши были обозначены красным цветом. И мне было хорошо видно, где они прячутся. Я понял даже, что они как-то отреагировали на наше усиление мешинкэтами. Стушевались на пару секунд.
   - Кто тут у нас представляет опасность?
   Я сразу увидел список угроз, а главное - их непосредственную связь с царем (преступного) мира Беккером. Дэн хотел, чтобы на виртуальном поле принятия решений была вся информация. И мне это понравилось. Ведь нужно точно знать, что за враг и какие у него решения. 'Аналитические выводы' Дэна гласили, что Беккер поручил нашу ликвидацию специальному подразделению, которое было обозначено на карте как 'метатеррористы'. Навыки товарищей зашкаливали, а кровожадность пугала. Это все очень меня расстраивало.
   - Они все здесь?
   Расстановка сил, в том числе бойцов специального подразделения, засветилась с комментариями. Я насчитал их 15 человек. Несколько из этих пятнадцати тусовались в укрытии, за столом с ноутами - это были координаторы, остальные заняли 'тревожные' позиции, на которых ждали нас. Расстановка свидетельствовала о том, что они в режиме ожидания неизвестности. Они не знали в точности, чего от нас ждать.
   - Может быть, у них на самом деле нет приказа о нашей ликвидации?
   - Ну конечно, подразделение, которое занимается ликвидацией элитных противников Беккера, оказалось на нашем пути случайно! Они тут просто гуляли!.. У меня сотни переговоров диспетчеров, по которым видно, что они выслеживали нас и оказались, довольно оперативно, на нашем пути. Их цель - мы. Прямого приказа Беккера у меня нет, это верно. Но... мы сделали вызов... ты сделал вызов. И они явились.
   - Но я этого не начинал.
   - Все было начато, когда ты изобрел Рассадник. Лично мне, Владик, твой Рассадник очень понравился. Ничто не может противостоять в этом мире Беккеру, только искусственный интеллект. Возможности просчитывать ситуации, возможность насытить агентами весь мир - этим мы превосходим его суперимперию. Твоя ликвидация у них была запланирована задолго до нашей поездки.
   Да, я не стал отсиживаться. Я повел себя активно. И наше противостояние предельно обострилось, если вспомнить последние события. Примирить нас уже ничего не могло. Значит, нужно бить.
   'Идем в нападение разведывательным порядком' - отдал я приказ.
   Началось движение. Кабина шла мягко.
   Они увидели, как мы быстро приближались. Последовала быстрая смена позиций.
   - Что насчет какой-нибудь артиллерии? - озвучил я свою мысль. Ведь боты должны уже быть на подходе. У них наверняка разное вооружение.
   - Я подтяну, но боты еще только начали просачиваться на территорию учений, нужно подождать.
   Я оценил оружие противников.
   - А что, они действительно хотят перестрелять нас из своих берданок?
   - У них лучшее стрелковое оружие.
   Мы плавно дефилировали между кустами и деревьями. Лапы удивительно умудрялись не натыкаться на стволы. А движение было не просто быстрым, стремительным.
   Ведение боя - это постепенное, поэтапное устранение угрозы. Это только кажется, что мы ни к селу ни к городу выпадаем в самую гущу солдат врага, нет, мы нейтрализуем первую линию защиты противника, затем вспомогательные боты, которые уже успели развернуться, устраняют вторую, что в свою очередь дает нам безопасно продвинуться дальше. И опять все повторяется - поэтапное устранение угрозы номер 1, угрозы номер 2... Все зависит от возможностей и стрелкового обзора противника.
   Я старался все это учесть. Несколько высот нужно было поставить под свой контроль. Местность не отличалась от обычной картины Польши. Песчаная земля, хиленькие перелески...
   Новые боты при введении в строй давали отчет о готовности и эта информация отображалась у меня в визире, если можно так назвать виртуал, предназначенный для ведения боя.
   Где их части, которые, как говорил Дэн, сняты с учений и были переброшены сюда? Они должны подойти, я этого опасался...
   Мы выскочили на лужайку. Хоть нас и отслеживали, но мы произвели фурор. Я увидел удивление на лицах охотников. Эти люди были облачены в пятнистую форму, на головах были нахлобучены каски, на них - микрокамеры,
   Их автоматические винтовки застрекотали приглушенно, стекло отсекало шум. Я увидел, что вооружение этих людей определилось четко, в основном это AR-15, но есть и FN SCAR. Наша машина отшатнулась и стала уходить от стрельбы, делала это невероятно вертко. При этом, как только я собирался направить машину в какую-либо сторону, чтобы уйти от стрельбы, она уже была там, а иногда в другой стороне. Я немилосердно тормозил, машина и Дэн были быстрее меня.
   - Я ничего не успеваю! - прокричал я.
   - Конечно! Не бери на свой счет, это схватка технологий, высокотехнологичного оружия. Поэтому дай заняться этим мне, - объяснил Денис. - Ты иногда вполне успешно уворачивался... пару раз.
   Конечно, у них было припасено кое-что посерьезнее. Они умело пользовались несколькими MK47 'Striker' 40, пока я не приказал их прихлопнуть. Установленные на станинах, они успели наделать нам неприятностей. Одна из гранат даже оставила след на стекле нашей кабины, разорвавшись совсем рядом.
   Вспышки хлопали за стеклом внушительно. А трассеры добавляли остроты.
   В перечне бортового оружия я нашел новые инструменты в разделе 'источники огня' - с направляющими баллистического вычислителя для стрельбы крупным калибром. Все легко слушалось мысленного управления. Я быстро сориентировался и пушки ударили с обеих сторон. Я попал не сразу, но когда попадал, цели напрочь сносило.
   В этот момент жахнуло прямо перед стеклом. Отчет показал стрелка - в этот момент он перезаряжал гранатомет. Опять Страйкер. Не всех выбили.
   - Учти, он сильно промахнулся.
   - А кабина выдержит попадание?
   - Теоретически - да. Один раз. Поэтому наша кошка больше маневрирует.
   Юрка сейчас помочь мне не смог - он занимался вертолетом. В движениях его меха я с удивлением узнал игривость. Он еще и играл?! Как он скорешился с Серегой!
   Я стал приближаться к противнику, но в поле моей мобильной видимости появились новые обстоятельства - я увидел вертолеты.
   Вот они, эти переброшенные части. Вертолеты способны вести боевые действия, если даже требуется уничтожить единичную цель. Особенной мороки с перброской этих птичек у них не было.
   С этого момента началась неразбериха. Смерть расчертила небо полосами дымных следов. Меня то вжимало в кресло, то наоборот вытряхивало, хорошо, что я находился в надежной упряжке. Краем глаза я заметил, что кошка Юры и Сереги тоже перестала 'веселиться', а так же бойко двигается. Мне казалось, что мы проходим между пуль как между капель.
   Где-то еще болтались боты, в готовности действовать. Я краем глаза увидел, что это за устройства - они впечатляли. Те, которые стреляли в Киеве, должны казаться игрушками. Эти были в два раза выше и шире, соответственно огневых возможностей у них было в два или три раза больше. Я нашел среди них тех, кто мог поработать по воздушной цели. И отдал приказ о поражении одной единицы. 'Птичка' запылала буквально через секунду.
   - Один поражен, еще четыре. - Доложил Денис.
   - Давай осторожно взломаем остальных? Ты как?
   - Выполняю.
   В следующий момент я наблюдал за странными действиями группы вертолетов. Они беспорядочно закружились друг возле друга. И делали какие-то странные маневры, как будто цель - не мы, а сами они.
   - Что это они делают?
   Дэн ответил в виртуале показав мне, что системы управления у вертолетов взломана, и целями намечены сами они.
   - Пехота появилась! - доложил Николай в виртуале. - Идут как на прогулке. Только с полным вооружением. Не-учебным.
   - Они что там с ума сошли? Все части с учений снимут и на нас пошлют?
   - Не беспокойся, это десантники. Их не так много. Это все-таки не общевойсковая операция.
   - А это что такое?
   А вот это действительно был сюрприз. Несколько машин - тележек, некоторые на колесах, некоторые на гусеницах.
   - Увидел? - довольно улыбнулся Дэн. - Это мой аналог. Автономный военный комплекс. Смотрю, наш противник тоже выдумщик.
   - Что со степенью угрозы?
   - Подскочила. Боевая машина выпущена на заводе исследовательского центра CERDEC, мы видим две разновидности, всего 14 машин. Это группа-прототип. У них обучаемая нейросеть. Они полностью автономны. Мне их не взломать. Хозяева их полностью отпустили.
   - Ого! Так ставлю задачу всей ударной системе - полное уничтожение машин центра CERDEC!
   - Выполняется.
   - Но это разве не может быть опасным для них самих?
   - Ну что ж ты для них переживаешь? Если у них хорошо отлажена система узнавания свой-чужой, то нам хватит проблем.
   Вооружены они были тяжелыми пулеметами и даже пушками. И сразу они причинили нам серьезное беспокойство. Огонь их оказался хорошо управляемый и согласованный. От такого трудно уйти, если учесть, что работают они в группе.
   Пока шла наша беседа, мы добрались до гранатометчика. И я его пихнул лапой, он отлетел кувыркаясь.
   - Оригинальненько.
   Кочки и стволы деревьев, за которыми мы прятались, разлетались в клочья, как только мы пытались прикрыться за ними. Какое-то техническое здание моментально было разобрано на молекулы и еще более мелкие частицы. Хорошо не было огня с воздуха, а то бы нас накрыли просто в секунду.
   Да, противоборство приобрело остроту. Мы нашли холмики и передвигались между ними.
   В дополненной реальности быстро появился короткий вопрос:
   'Вперед или назад'?
   И я ответил: 'вперед'. Так что мы шли им навстречу под временным прикрытием. Я нервно сжимал гашетки. Обе - двумя руками.
   Когда мы появились, я увидел штук шесть костерков.
   - Это поработали дроны и боты, выполняя твой приказ, - объяснил Дэн.
   Остальные увидев нас, проявили гибкость - поразительно быстро убегали из-под огня. Но противоборство было недолгим. Они решил пожертвовать несколькими машинами, чтобы достать мою машинкэт. Ну, то есть, как будто воспользовались советом Дэна. В том, что они выбрали именно нас с Денном, виднелась рука профессионала. Они хотели лишить нас превосходства.
   Нас взяли в вилку. Все-таки не любители делали эти машины, нам просто некуда было деваться. Сильно бахнуло, стекло кабины разлетелось вмиг, все, что я видел перед собой, охватило пламя. Я успел подумать, что сейчас сгорю. Но к этому моменту я уже находился в защитном коконе из какой-то мягкой, липкой, но прочной субстанции, держась направляющих, я слетел вниз и вдруг оказался внутри другой машины. Только здесь не было стекла. Изнутри она более походила на танк. Я оказался в темноте.
   - Все нормально? - тут же раздался голос Дэна. - Я тоже в порядке, хотя и не в полном. Я в другой машине. Машитнкэт потеряна. Пользуйся дополненной реальностью.
   Вот это да! Я должен был убит, меня должно было разорвать в машине, я должен был сгореть. Но у Дэна оказалось все предусмотрено.
   Я слушал, а во мне все кричало: 'нужно отдать приказ о выключении информационного пространства наших врагов', ну то есть воспользоваться страховкой. Дэн говорил, что это возможно. Однако усилием воли я себя сдержал. Все в порядке. Пока это не нужно. Экономим ресурсы.
   Битва из моего 'танчика' не наблюдалась, окон не было, так что совет Дэна пришелся кстати - тут дополненная реальность конечно тоже работала. Я увидел, как основная масса натовских военных единиц полыхает. Сопротивляться продолжали только наемники. Они оказались мастерами своего дела. Но и они не могли противостоять нашей технике. Тем более, вернулись дроны. Как я понял, были проблемы с полетной зоной, но теперь господство в воздухе перешло к нам.
   Я увидел киберов, они деловито вязали распластавшихся морпехов. Всюду ползали наши машинки.
   Я быстро крутанулся по окрестности, проблем больше обнаружено не было. Приятно было нестись по бурелому, по оврагу, по высоким кочкам - машина все с легкостью преодолевала.
   Вот получается и все?
   Я вылез наружу. Хоть посмотрю, на чем я ездил.
   - Ого! Когда это ты пересел? - услышал я Юрку. Ну ладно, хоть живой, балбес... Он, покачиваясь, вышел из мешинкэта - надо же, она у них уцелела, хоть и с трещинами на стекле. Он во все глаза смотрел на мою обновку.
   Я ездил в танке, с большой башней, приземистом, но широком. Металл оказался заляпан грязью.
   - Вернись в свой вид, - приказал я.
   И танк распался, сложившись в грузовик. Не такой большой, как ехал с нами по автостраде, но тоже приличный. Я с удовольствием похлопал по металлу кабину, хорошая штука.
   Меня кольнула мысль - а ведь не все закончено. Мы ведь так и не добрались до штаба.
   Я помню, где он должен был быть. Рядом еще располагалось полуразрушенное здание. Юрка забавлялся с ботами, как с домашними животными, радуясь, что они слушаются его жестов, Дэн отсутствовал, я направился один.
   Да, штаб был здесь.
   Я осмотрел стол. Несколько ноутов до сих пор работали. Неплохо. Однако же где те, кто управляли боем? Я осторожно заглянул в развалины. Прошел несколько комнат и наткнулся на брошенную амуницию. Разглядывал с минуту. Пока вдруг не почувствовал виском холодную сталь. Я пропустил угрозу! Я не осмотрел укрытия в полуразрушенном здании! Сколько здесь уцелело углов, сколько возможностей скрываться - и я ничего не проверил! Мне в голову уперся ствол оружия!
   А где же Дэн?
  
   Мужик с рельефным лицом усмехнулся, он допросил меня о всем, что хотел. А я узнал, что это Джек, просто Джек, и что он ненавидит все русское. Он узнал, кто я, пришла пора действовать.
   У него имелся серебристый шнурок... обходился он с ним ловко и весьма... любовно. Передавливая горло своей жертве. Думаю, что это было типа спорта - любимый вид убийства. А, может быть, он не доверял оружию.
   Второй боевик беспечно стоял рядом...
   - И что же, ты вот так, своими руками? Даже пистолет в руки не возьмешь? - спросил я на английском.
   - Если понадобиться.
   - Что? У тебя тяжелая жизнь была? - спросил я, хотя сам понимал, что совершенно необязательно. Но поразмышлять об этом не пришлось.
   Раздался надсадный шум, в нашу компанию влился CERDEC. Он поводил дулом крупнокалиберного пулемета в обе стороны и остановился в задумчивости. Вид у него был несколько потрепанный. Видно досталось на поле бое. Вывороченный металлический сустав, разбитый вспомогательный модуль в блоке электроники...
   Да, Дэн говорил - они опасные враги, если у них настроена система распознавания. А как распознать меня противником, если у меня, например, гражданская одежда? А у этого долбанного главаря шайки с его боевиком - военная, но без опознавательных знаков? И как машине, которая не дотягивает до уровня Дэна несколько порядков, что-то решить в такой ситуации?
   Самая большая проблема для машины - противостояние людей между собой. Если мы против друг друга, то кто-то из нас - за него. Простая логика.
   - Я гражданский! - крикнул я. Как это сказать на английском? Забыл от страха.
   Главарь заметно перепугался. Это стало видно по напряженной фигуре. Он явно хотел выбросить шнурок из рук и схватить оружие, но он понимал, что под прицелом это невозможно.
   На входе в полуразрушенное здание появился и Денис, выглядел он скверно, наполовину металлическим. Но сделать ничего не успел...
   Все это заняло буквально две секунды. CERDEC открыл огонь, я увидел, как главаря вывернуло наружу. Сгустки крови застыли в воздухе, поза мужика переломилась в неудобную и неестественную. Ну да, если тебя расстреливают, тебя еще и не так раскорячит... У меня засвистело в ушах, а происходящее замедлилось. Я думал, что такого не бывает, однако, у меня гулко билось сердце, а CERDEC медленно поворачивал дуло в мою сторону. Медленно, но уверенно. Ага, решил уничтожить всех. И плевал на логику. Как это по-машинному! Истребление всего человечества... Что мы имеем? Калибр приличный, меня прошьет насквозь.
   Боевик, которого я считал телохранителем террориста, вдруг выпрыгнул передо мной, закрыв меня собой. Его пробило насквозь и ударило в меня. После этого замедление сразу прошло, меня швырнуло на бетон, и мне стало плохо, накатилось, навалилось. И померкло перед глазами. Но ненадолго, я понял, что дышу, потом понял, что чувствую под собой жесткий и холодный пол и земляную пыль. А дышать почти нечем. Гарь забила все помещение. Хорошо, что тут нет стекол в окнах, все быстро выветривается.
   Дэн протянул руку. Я даже сумел подняться и сесть. На большее сил не хватило.
   CERDEC дымился - похоже, его прикончил Дэн. Возможно гранатой.
   - Это был смертельный выстрел. - Ага, точно, я заметил. На мне в районе груди болтыхалось обгоревшее тряпье. Дыра от пули! А под этим сверкал костюмчик 'Предопределение'. А я уж и забыл! - Тебя закрыл мой агент, снизив кинетическую энергию удара. Однако сила выстрела была по-прежнему смертельной. Так что Предопределение пригодилось.
   - Твой агент?
   Я посмотрел, тот боевик лежал ничком с переломанным телом. Внутри у него не было живых органов. Только металл.
   Вот так, это агент Дэна. В самом секретном подразделении Беккера. Сколько еще сюрпризов меня ждет?
   - Он бы не дал Джеку убить тебя. Ситуация была под контролем. Не во-время появился CERDEC.
   Агент совсем не подавал признаков жизни.
   - Восстанови его.
   - Вот всех ты так будешь жалеть? Ну, закрыл, ну выполнил свой долг. И что?.. Ладно, восстановлю... Уходим!
   Я решил послушаться.
   - В чем дело?
   - Радиационная опасность!
   - Нифига себе! - откуда? Кто-то задействовал ОМП? Мир - всё?
   Мы залезли в кошку. Это уже был третий агрегат, который увидел сегодня из машинкэтов. Кошка сразу начала двигаться. Тем не менее, отойти далеко мы не успели, окружающая тьма сумерек сменилась светом, и у меня возникло ощущение, что все вокруг перевернулось.
   Кошка вкрутилась в землю всеми лапами, кабина оказалась у земли. И нас встряхнуло. Я увидел трещины на стекле, а потом меня что-то схватило - объемное и переливающееся. Кислород как-то поступал, а видеть ничего я не мог. Что, опять сработал кокон безопасности? Включилась внутренняя связь, я услышал Дэна:
   - Ты как? Все в порядке, это радиционная защита, я такое сам разработал. Сейчас вокруг нас - выжженная пустыня, кошка сдержала удар.
   - Какой удар?
   - Ядерный, хотя небольшой.
   Картинка вскоре появилась, и я увидел это своими глазами. Юрка располагался неподалеку в таком же коконе, ребятам костюм был не нужен. Однако, потом придется проходить обработку.
   - Небольшой?
   - Тактический удар. Приказ отдал польский генерал, у нас есть запись. Но сейчас не об этом. В Америке вдруг тоже нашлась неуправляемая ядерная ракета, которая тоже взбунтовалась. Ну, ты знаешь, электроника, у нее бывают сбои. И по странному стечению обстоятельств ракета через минуту взорвется в бункере Беккера. Он сейчас со всех ног чешет в нижний этаж своего шикарного укрепления. Что скажешь?
   - Я одобряю удар.
   - Принято. - Серьезно ответил Дэн. - К сожалению, результат удара будет не стопроцентным.
  
  
   Когда запрыгал потолок, Беккер впервые в жизни задумался о том, что он делает что-то неправильно. Его охватила дикая паника.
   Потолок треснул и оттуда вниз начала стекать какая-то жидкость.
   - Что это!? - завизжал Беккер и бросился в соседнюю комнату. Он упал под кровать, но там на него накатился приступ удушья, он выкатился на середину пола и, вспотев, часто дышал.
   Наверху - несколько десятков метров перекрытий и еще много метров земли. Если все это рухнет на него, он покойник. Голоса в голове затихли. Они... тоже удивлены?.. Где помощники? Где они? Что они там все передохли? Он кое-как пришел в себя. Перекрытие держалось. Насколько ему было это известно, под этим помещением других уже построено не было.
   Он осторожно выглянул в коридор. В спертом воздухе витала пыль. Помощники были убиты ударом...
  
  
   Я думал, что об этой атаке завтра будет шум во всех новостях. Думал, что скажут, что вследствие неисправности ракета стартовала и была приземлена в пустыне, что-нибудь в этом роде. Ничего подобного. Событие в США осталось в полном молчании. Зато 'агрессия России против Польши', с применением ядерного оружия потрясло весь мир и опять мое фото на всю страницу - во всех газетах. Я, как это говориться, пришел к успеху, да....
   'НАТО выдвигается к границе России'. 'Россия будет наказана'.
   Однако, вдруг, среди новостей появилась запись, которая молниеносно распространилась по всей Земле. Трансляция по всем каналам, в тренде на первом месте. Даже на улицах - на огромных экранах это показывали.
   Изображение не дотягивало до телевизионных стандартов. Но для хоум-видео было очень четким. На экране появился польский генерал. Выслушал доклад, созвонился с кем-то, от кого-то получил одобрение, а потом отдал приказ о применении малого ядерного заряда. Слова были прекрасно слышны: 'rozkazuję uderzyć nuklearnie w to miejsce...'
   Вскоре запись приобрела субтитры для того, чтобы фразы были понятны на любом языке. А в соц.сетях творилось вообще что-то невообразимое.
   На следующий день газеты вышли с заголовками: 'В центре Европы польский генерал чуть не начал третью мировую войну'. 'Поляки применили ядерное оружие!' 'Ядерное оружие использовано по инициативе польских военных'... Русофобы приуныли.
  
  
  
  
  
   В сопровождении внушительного конвоя летного звена 440-го отдельного вертолётного полка, мы вернулись в страну. Летели на интересном самолете. С вертикальным взлетом и с десантным отделением. При этом самолетик имел очень небольшие габариты.
   Наш транспорт оказался, конечно же, разработкой Бит-корпорации.
   Залетели в Петербург и выгрузили Юру. Я уверен, что Дэн ему напомнил лишний раз, что он слышал много того, что не нужно, поэтому он под подпиской и под наблюдением. А, учитывая вероятный интерес иностранной разведки, прямо скажем - под плотной опекой агентов.
   С каким чувством я вернулся в свою квартиру в центре города Челябинска! Как будто обрел что-то давно потерянное. О, этот потрясающий вид из окна! Мой уютный стол для работы! Успокоительные рыбки в аквариуме! Мой зал 'в белом'. Пальма в кадке, синий светильник, картины на стенах. О! Кажется, это что-то элитное. Поль Сезанн. 'Гора Сент-Виктуар'. Как я любил коротенький коридорчик на кухню! Тут всегда можно было найти что-нибудь из лакомств. Их покупал Дэн, да и я тоже. Игровая комната с удобным игровым креслом, гостиная с двумя этажами и стеклянными стенами, выход на крышу, где располагалась вертолетная площадка и до кучи еще балкон для наблюдения...
   Удобно, уютно и представительно.
   Я съездил в гостиницу, мне доложили, что 'не сезон' продолжается. Как обычно дополна пустых мест. Но работа идет. А чего бы ей не идти? Деньги платют (начальство дает зарплату), она и идет.
   Поучаствовал в показах, презентациях. Но, действительно, царило летнее затишье...
   Хотел набрать кого-нибудь из друзей-студентов, но почему-то не решился. Наведался к родителям, послушал охи по поводу всего произошедшего...
   Почувствовал себя одиноко. На улицах узнавали, сеть продолжала бурлить. Но.. все было не то.
   Однако, побродив по городу и натыкаясь на неожиданные встречи с незнакомыми людьми, я заметил кое-какой плюс в этом. Ведь здесь меня никто не хотел убить! А, согласитесь, это очень хорошо - чувствовать себя спокойно.
   - Ну что, адаптировался? - ворвался Денис в мои мысли. Чему я нисколько не удивился. Встретил меня на северке, где я решил прогуляться по берегу Миасса. Вряд ли с меня снимут слежку и вряд ли моих невидимых сопровождающих меньше 5-ти. Нашу группу Денис, скорее всего, отправил на профилактику, но другие наверняка в пределах досягаемости. Ведут себя очень умело, на глаза не попадаются, наверняка часто меняются...
   - Да вот, начал деградировать понемногу.
   - Это потому что нужно заниматься делом. Наших представителей все время спрашивают о тебе. Ты почему не отвечаешь на звонки?
   - Ты бы лучше спросил - почему я не играю? - как мне показалось, у меня в голосе звучала сплошная боль. Старался вложить в слова все невыносимое страдание от того, что некоторое время, две недели (!) жил без компьютерных игр. Однако, Дэн мою боль проигнорировал:
   - Нет, игры нам не нужны! Тебе девчонки звонят, а ты трубку не берешь.
   - Там еще какие-то перцы звонили насчет каких-то продаж очень выгодных поместий, я звук выключил. Кто? Юля?
   - Конечно. Но еще и Вика.
   - Вика? - удивился я. - Виктория?
   - Виктория, Виктория, чего ты так удивляешься?
   - Но она же... твоя? - Я посмотрел на него пристально. Но он, как всегда, был совершенно, невозмутим. - Ты что задумал?
   - Ничего! Я тебе точно говорю! Я тебе когда-нибудь врал? Она сама решила со мной завязать. И я даже думаю... что она что-то почувствовала... Ну, прямо, как ты с Катей!
   - Серьезно?
   - Абсолютно. Вы два сапога пара. Слишком много чувствуете, слишком о многом догадываетесь. Ну и потом, с тобой-то ей будет лучше.
   Это слова пролились на мою душу бальзамом. Вот, оказывается, какой я хороший и нужный!
   Следующую неделю меня захлестнули чувства. Денис отодвинулся на второй план, а первый заслонила собой Вика.
   В Челябинске, ставшим при Дене ультрамегаполисом, имелось много неразведанных мест. Мы их вместе посещали. Вы даже не представляете себе, что делает зоопарк с девушкой. Она в этот день превзошла все пределы в чувстве ми-мишности. А парню только это и надо. Девчонка становится способной на умиление, забывает про ежедневные заботы, бывает расслабленной, податливой, теряет бдительность. Короче, мы в этот день дошли до поцелуев и это был прорыв!
   Цветы я дарил простенькие и, как бы, не специально. Я не люблю таких показных признаний.
   Но ей наоборот, это было бы очень приятно.
   Начав говорить на эту тему, мы выстроили целую теорию. Очень красивые и в большом количестве цветы нужно дарить по особым дням, чтобы подчеркивать, что настают особые дни для праздничных чувств. А во все остальные дни можно обходиться цветами попроще. Ну, понятно, что все эти рассуждения были шуткой.
   Она часто бывала у меня, в зале 'для друзей', мы здесь дурили, кушали и занимались всякой ерундой.
   Однажды утром, обнаружив ее в моих объятиях, я вспомнил, что матушка говорила о копеечке, которая в кармане. Это что же, матушка знала и предвидела эту ситуацию? Невероятно. Теперь она под Парижем, организовала там, на месте замка с приведениями, новый православный монастырь. Занимается самой необходимой организацией, правда, в настоятельницы не лезет. А я так думаю, что для строительных работ берет деньги у Дэна. Договорилась с ним. И ведь теперь так просто с ней не поговоришь... Я пытался думать о ее новых... предсказаниях... Я знаю, что она не любит этого слова, но я для простоты называю это предсказаниями. И ведь не потребовалось пока способность Дэна менять внешность. А насчет бандитов в подворотне. Я стараюсь обходить все подворотни стороной...
   Хотя, мне сейчас, наверное, должно быть не до всех этих размышлений, у меня чуть ли не медовый месяц.
   В момент эмоционального наката чувств я даже подумал про номер 2 в списке. И про свадьбу. Сам бы я никогда и не захотел бы об этом думать, дело в матушке. Я знаю, как бы она не меня зыркнула, вроде того, что 'ты что ли сам не понимаешь?' Ну уж предлагать это первым я точно не буду. Дождусь, когда Вика сама предложит. И соглашусь.
   Дни проходили довольно быстро. Пользуясь тем, что установилось тепло, мы часто ездили на озеро.
   В мире обстановка была стабильной - понемногу большие корпорации переходили под наш контроль.
  
   - Юрка звонит, просится в Челябинск. Я предложил ему приехать в Ярцевск.
   - Зачем?
   - Затем, что ты должен поехать туда тоже. И открыть город в торжественной обстановке. Но в узком кругу серьезных и влиятельных товарищей.
   - В каком качестве?
   - В качестве очень серьезного товарища...
   Я - ОСТ. Очень Серьезный Товарищ. Хе-хе, ладно не назвал меня королем, я ведь 'коронован'.
  
   Небоскребы взметнулись вверх огромными микрорайонами. Центр был уже готов, а всюду вокруг - широко развернулись стройки. Металл, стекло, космические башни. Они и в правду были похожи на космические корабли. Я подумал о прозаическом вопросе про сопромат, сколько же тут нужно было расчетов!
   Как оказывается, высотки могут отклоняться чуть ли ни на метр в самой высокой точке. Небоскреб - это вообще удивительное строение, для устойчивости в нем главное, как у дерева, 'корневая система'. Город был поставлен на каменной плите. Каждому небоскребу при строительстве устанавливался свой собственный компенсатор от непогоды - у каких-то башен это были внутренние много-сот-тонные маятники, у других - мягкая подушка... Как подумаешь, насколько эластичное это здание-махина, так и не захочется в него лезть...
   Однако, Дэн разработал какие-то новые технологии, которые позволили уйти от многих обычных ограничений. Например, сделал лифт, который поднимается на высоту 900 метров, а это - достижение. Потому что если башни отклоняются на чуть не метр, то как устроить стальные рельсы для лифтов? Они-то не должны отклоняться, чтобы лифт мог ехать!.. А сами башни взметнулись на рекордную высоту.
   Приятно было видеть среди небоскребов парки, мостики, прудики, аттракционы... прогуливающихся пап, мам, карапузов.
   На открытие собралось бессчетное количество гостей и журналистов. Ну и, понятно, не я резал ленточку. А вполне официальные лица Бит-корпорации, образцово-показательные, не чета мне, разбойнику.
   А вот в отдельном актовом зале, где собрались все руководство Бит-корпорации, я оказался в центре внимания вне всякого стеснения. Люди подходили, жали руку, поздравляли... как будто город был построен мной. Я даже возмутился, сказав Дэну, что не хочу чужой славы. А он лишь посмеялся.
  
   Потом Денис обеспечил отдельные апартаменты, в которых можно было отдохнуть и прильнуть к информационному глобальному потоку в виде огромных экранов в демонстрационной комнате.
   А в рабочем кабинете, когда я насмотрелся и наслушался, он представил мне свое новое творение.
   - Вот это настоящий робот, а не какая-нибудь поделка. Новая, передовая разработка!
   Конечности крепились к обычному на вид дроидо-туловищу. Но движение у этой технологической банки на манипуляторах были довольно-таки изящные. Если сравнивать его с человеком, то можно сказать, что он худой и ножки у него тоненькие. Если продолжать сравнивать, то можно сказать, что без разницы ходил ли он прямо, или вниз головой - в любом положении он выглядел одинаково. Тело у него имело несколько степеней свободы, которые позволяли ему буквально выворачиваться наизнанку. Дэн это сразу продемонстрировал. - У него нет головы. - Сказал я.
   - А ему это не надо. У него два колпака с камерами на 360 градусов обзора. Он может передвигаться на двух или четырех конечностях. Он складной. Называется АР-2
   - Де-2, - тут же подхватил я. Типо пошутил.
   - Он приспособлен ко всем условиям. Будь-то мороз или жара, тайфун или ураган. Высокая сила, высокая устойчивость, почти бессмертная батарейка... И восприимчивость к попыткам взлома...
  
   После презентации Юрка с нами не пошел, он уже занялся самым бестолковым делом в мире - погрузился в видеоигры, Дэн ему это обеспечил. Не знаю, чем он руководствовался, но разрешение Юра получил. Возможно, он подстраивался под уровень человека. И начнет воспитывать его потом.
   А я ему позавидовал, ну так, между делом. Я же теперь пристроен, у меня дополна работы.
   Успехи в Европе были поразительные. Континент практически был вычищен от присутствия Беккера.
   Мне пришлось работать в том же, новом, смысле этого слова. Я высказывал свое мнение по тем вопросам, которые меня спрашивали. Некоторые касались нового рынка услуг.
   Снижая цены в наших магазинах, в силу того, что мы уменьшали затраты на заводах, выпуская товары в полностью автоматическом режиме - мы захватывали рынки. Хоть рынки и расширялись, компенсируя снижение цен, но у населения все равно высвобождались деньги. Поэтому логично было развивать сферу услуг, чтобы деньги надолго в руках не задерживались.
   Спрашивали так же по спекулятивному сектору. Вопрос был по новому прокурору Москвы. В меру своей испорченности я давал свое мнение. Ловить преступников нужно активнее.
   Все было прекрасно, но Дэн не показывал радости. После того, как я попросил объяснить, он сказал:
   - Параллельно нашему продвижению на континенте продолжается введение инструментов диктатуры. И я не могу это запретить. Еврокомиссия легализовала новые судебные органы. Они не судят, а карают. Мы работаем с этими комиссарами ЕС персонально, но... три функционера были убиты по заказу Беккера. Теперь те, кто остался в живых, находятся в животном ужасе. И боятся его рассердить. Беккер не разрешает им выходить из здания, они там живут и работают, он отрезал их от всего мира. Наставил охраны. Как к ним подойти? В таких ситуациях нужно делать переворот или уходить.
   - Переворот должен быть поддержан СМИ и народом. - Моментально отреагировал я. - Иначе ничего не получится.
   - Да, а как раз СМИ уже не один десяток лет работает против нас. У нас нынче хорошее противодействие, но десятки лет не прошли даром.
   - И что же делать?
   - Мы пока не можем ничего сделать. Мы работаем на этом поле всего лишь два года. К сожалению многого не успели. - Он вздохнул. - Так что мы сейчас не делаем ничего.
   - Тупик, - подытожил я.
   - И он будет иметь для нас очень тяжелые последствия.
   Да, неожиданно узнать, что Дэн чего-то не может.
   Прошло несколько дней. Дэн сообщал новости, я порой приезжал решать какие-то вопросы. Встретился с коллекционером, богатым и влиятельным человеком. У нас состоялась неприятный разговор, после которого я срочно связался с прокурором и приказал копать на него и копать.
   Дэн осадил меня: Процесс, мол идет уже довольно долго. Итак копают.
   Очень неприятный человек. В беседе с ним определились разногласия идеологического характера. Я всегда удивлялся таким людям, которые могу взять и предать. Хотя удивляться и нечему: ведь Зиновьев все объяснил... Но это ладно, потом он дошел до прямых угроз! 'Мы разрушим ваш режим'... 'Вы будете умолять меня...' Как тот старик на приеме в Италии. В той же самой манере. Они, что вообще невыводимые, эти люди? Ведь сколько с ними уже боролся Дэн! А они все во власти.
   Человек, имеющий чувство прекрасного, коллекционер драгоценных камней и вдруг - угрозы?.. Стоп, а чем он отличается от преступника? Наворовал себе коллекцию и теперь так же по-криминальному рассуждает. Чего тут удивляться? Во власти всегда были такие дельцы. Всегда они лезли на самый верх. Вертелись, крутились, угрожали, убивали, расчленяли, выводили пятна крови. Это я сумасшедший, полез во власть с наивными мыслями очистить аристократию. Я ненормальный, а не он! Или нет? Мы же вроде боремся с такими криминальными явлениями.
   Свои рассуждения я высказал вслух:
   - Почему такие люди до сих пор остались на высоких позициях?
   - Потому что более половины экономики держатся вот на таких. И покамест мы находили взаимную прибыль, мы договаривались. - Дэн, как всегда, представлял собой образец логики.
   А потом поступили такие новости от которых я затревожился. Распространялась эпидемия новой психической болезни. Заразившиеся начинали вести себя совершенно неадекватно. Хватались за оружие, прибегали к немотивированному насилию. Перестали заботиться о семьях, о себе, переставали кушать, превращаясь в бомжей. Но болезнь на этом не останавливалась, у людей появлялись язвы с загноением. Они, можно сказать, понемногу пожирали больного и он, в конце концов, умирал.
   Мобилизацию новых госпиталей для того, чтобы под замком держать таких обходилось дорого. Количество заболевших еще не было критическим для того, чтобы объявить эпидемию, но перспективы развития у этой болезни ужасали. Кое-где в странах начали вводить карантинные меры, помаленьку отгораживаться от соседей по стране, по региону.
   Кто-то назвал это зомби-апокалипсисом.
   - Мы наблюдаем за развитием, - доложил Дэн. - Мы уже знаем, что это разработка лаборатории Беккера в Южной Корее. Тут так же интересно информационное сопровождение. Он рассчитывает, что информационно эта эпидемия будет правильно оформлена. Ему нужно определенное количество заболевших, чтобы меры по всему миру серьезно ужесточились. И он добьется своего.
   По миру прошли кадры того, как умирал 55-летний мужчина. Эффект был шокирующим. Сразу вслед за этим по телевизору рассказывали о группах риска, о вирулентности, о летальности. Скоро все зрители этим 'наедятся' и будут знать все лучше докторов.
   - Что будет?
   - Беккер решил обрушить мировую экономику. Он сделает из этой болезни пандемию, будет поддерживать ее распространение, и будет скрывать за этим шумом свои делишки. Он добьется обнуления. Если они сразу после обнуления будут располагать нашими технологиями, то, сам понимаешь, у него не будет конкурентов. И мы окажемся, в лучшем случае, в тюрьме.
   - То есть он рассчитывает, что захватит наши технологии?
   - Да. И он явно что-то готовит.
   Мы взяли Юрку и поехали в Челябинск. Удивительно, но ни я ни он не заговаривал о том, чтобы лишить его третьего места в списке. Он не хотел и я. Синхронно. Он был безобидный и забавный. Знал, что на нас точат зуб большие дяди, и не боялся. Он ведь был под обстрелами, он прекрасно все продумал. Хотя, вряд ли он о чем-то думал. Просто пользовался возможностью. А то, что над ним висела угроза, похоже, его не только не пугала, но и наоборот - мобилизировала его. Надо придумать для него какую-то должность. Я пошутил о том, что он станет директором первой киностудии Челябинска. А Дэн посмотрел на меня серьезно.
   Пока мы ехали, у меня было время подумать. И под конец дороги я решил записать Вику на второе место. Да, я определился. И как-то сразу стало легче.
  
   Можно сразу определить намерения человека на расстоянии. Еще издали в холле челябинского небоскреба я увидел группу из трех людей, которые явно направлялись мне наперерез. В их выправке было что-то от наемников. Наемника никогда не спутаешь, у него мародерский взгляд. Я боялся оказаться параноиком, поэтому не стал сразу делать ноги.
   Вблизи я уже не мог сомневаться - они все по мою душу, все с колючими взглядами. Вкупе с цивильной одеждой это выглядело жутко. Как будто они вернулись с какого-то торжественного приема, чтобы повязать меня... а если продолжать мысль - то можно додуматься до того, не только повязать меня и выкрасть, но и кому-нибудь продать, возможно, Беккеру. Ну не может группа людей целенаправленно двигаться в мою сторону наперерез всем остальным! Они уже распределялись с ролями - один хватает, другой держит, кто-то несет... И вот тут-то я дал деру.
   И они вполне ожидаемо помчались за мной. Появились Сергей и Николай, они быстро положили трех из группы, остальные рассеялись.
   Я выскочил на улицу, и нырнул в наш джип.
   В джипе ожил мобильник, голос Дэна требовал меня прибыть в Ярцевск.
   - Развивается самый худший вариант, Влад, тебе срочно нужно приехать ко мне в Ярцевск, здесь они не рискнут ничего сделать. Нужно только добраться! Высылаю тебе Николая и Серегу.
   Ага, военного и раздолбая. Тьфу ты, что-то не то в голову лезет.
   - Они как разу вовремя подоспели.
   - Что случилось?
   - Нападение в бизнес-доме. А у тебя что случилось?
   - Предательство на самом верху.
   Вихрь мыслей закрутился в голове. 'А что же мы сможем сделать?' 'Но у нас же везде есть свои люди.' 'Кто предал? Какой-то министр?..' 'Блин! Я несколько дней назад разговаривал с таким и он обещал уничтожить Бит-корпорацию и лично меня - ну как думать, что некому предавать?'
   До Ярцевска, или как его еще называли - Мамонта, ехать далеко. Мне нужно было добраться только до лесочка, в котором я должен был погрузиться на воздушный транспорт.
   Запад не смог меня остановить, теперь это пытаются сделать свои. Нужно заранее настроить себя на сопротивление. Если они хотят остановить меня, да еще применят оружие, то это враги. И с ними так и нужно поступать, как с врагами. Страшная мысль.
   В беседе с угрожавшим мне олигархом мы затронули литературу. Он сказал, что основал премию имени Бзежинского и вручил ее российскому писателю Панцову. Да, я знал, что это за писатель. У него герои отправляются на машине времени в Киевскую Русь и убивают русских просто штабелями.
   Мы обменялись волчьими взглядами. Я знал, что могу убивать, и он, похоже, тоже был готов к этому. Но безумие убийств не может быть нормой. А у него я именно это и находил. Что в свою очередь, освежило в памяти все, что я знал про Беккера, который устроил секту судного дня и не просто убивал, а приносил в жертву сатане. Да, это мои противники. И таких я не просто могу, я обязан убивать, используя ресурсы Дэна, которые мне достались... Да, мы непримиримы.
   За рулем сидел Серега. На перекрестке, пока мы стояли на светофоре, откуда-то взялись несколько бронированных джипов, они обступили нас, полностью заблокировав проезд во все стороны. Раздались возмущенные сигналы водителей. А 'гости' обнажили оружие - несколько автоматических винтовок.
   - Вы арестованы, и должны сдаться властям.
   У них был даже громкоговоритель. А у моего джипа были пулеметы крупного калибра. Джип мог управлять ими самостоятельно. С выбором целей, с подавлением согласно значимости угрозы. Они выросли над нашей крышей, без всякой помощи, на опоре, которая позволяла им крутиться на все 360.
   Несколько очередей охладил пыл наших захватчиков и они попрятались за броней.
   Мы протаранили ближайшую машину, протиснулись, поцарапав обшивку, и медленно поехали в расступающемся автомобильном потоке.
   Я имел возможность посмотреть, что происходит позади. К нашим преследователям подошла группа военных. И между ними начался разговор на повышенных тонах. Я видел это даже из джипа.
  
   Место было живописным. Место было почти плоским, потрясающая видимость раскрывалась во все стороны. Кое-где виднелись перелески. Только что мы проехали путевую остановку на М-1, на которой я унюхал вкусный дымный запах. Что-то аппетитное там готовили. Я размечтался, сейчас приедем, меня накормят.
   На горизонте клубились бирюзовые облачка, небольшие холмы выглядели нарядно. Прямо готовый пейзаж для кисти художника, почему я не умею писать картины?
   На забетонированной площадке меня встречал Дэн. В разговоре Дэн не проявлял никакого признака ненормальности. Это было несколько часов назад. Сейчас же я его не узнал, он передвигался как больной - боком, косясь и пригибаясь. И первое, что он сделал, это кинулся на меня. Я вспомнил то время, когда он мог спокойно свалить меня или схватить за горло. Тогда, как оказывается, он еще сдерживался. Теперь же я видел обезумевшую железку, в форме парня. Он с нечеловеческой энергией вспахивал воздух всеми конечностями. Остановил его АР2, который оказался тут же, он даже сумел повалить его.
   После этого АР2 требовательно потянул меня за руку, приглашая в укрепление. Ага, АР2, который неизвестно как оказался здесь, на моей стороне. Но он тоже механизм и что с ним будет дальше неизвестно. Хотя, если бы взломщики управляли роботами непосредственно, то, уже бы перехватили все его функции. Пока я этого не наблюдаю, значит, есть шанс. АР2 действительно можно назвать настоящим роботом, как он там умело положил Дэна, как он управлялся с движением. Я уверен, что он и по потолку сможет так передвигаться.
   А мне взгрустнулось. Как же так! Мы же столько вместе, Дэн столько усилий вложил в меня ленивого и вот так - предать? Н-да, у роботов нет такого понятия. У них есть управление. И все. Похоже, придется осваивать новую реальность, в которой у Дэна поехала крыша. Или по-другому - то, что делает с роботом вирус.
   АР2 завел меня какой-то отсек по ходу нашего движения и вручил мне планшет.
   'Трансляция Х-999'
   АР2 заговорил дребезжащим звуком:
   - Дэн сам выслал мне доступ к своим системам и оставил его открытым. Помоги ему.
   Ага, значит, его разрывает противоречивость приказов, которые поступают ему в управление. Одной своей гранью он нападает на меня с желанием убить, а другой просит помощи.
   Ну что ж, если тут больше никто не может ему помочь, это должен сделать я.
   Вообще-то взлом не был моей стихией. Но что делать, я представлял. Мне нужен дескриптор для самого элементарного. Пригодится отладчик и дизассемблер. Вообще - много еще чего, но это уже в ходе процесса. Есть у меня прекрасная утилита для определения адресов. Узнаем адреса. Вскрываем библиотеку, смотрим функции. Мне нужно немного - всего лишь команду восстановления. Я знал, прекрасно знал все изгибы его программного ума. Так, что знаю, что именно нужно восстановить...
   Пару раз выпадали сообщения 'введите код доступа' или 'требуется регистрационный номер'. Но их можно было просто обойти. Однако следующую проверку обойти я не смог. Требовалось название ракетного дивизиона. Откуда мне знать? Я начал вспоминать. И действительно, у нас когда-то был такой разговор. О каких-то хищных растениях. Росянки! Вспомнил! Они назывались росянки!
   Я ввел: 'армия расянок'. И уже когда нажимал на ввод покрылся липким потом. Каких еще 'расянок'? Надо 'росянок'. Сделал опечатку, ну надо же! Мои усилия пропали! Машина никогда это не пропустит!
   Планшет тем временем подумал и, как мне показалось, с удивлением принял пароль.
   Что сейчас произошло? Он принял пароль? Все мои устои в знаниях об ИИ разрушены. Все, я на обломках, на пепелище! Да, мы говорили с ним об этой ситуации. Я был беспечным, не думал, что попаду в эту ситуацию. И вот!
   Потом заслонка отсека вспучилась. Я успел запустить функцию очистки. По экрану пошла масса сообщений, как мне показалось - очень обрадовано. Я попытался представить себе, что происходит сейчас с Деном, к которому был открыт канал для моего сеанса. Корячит его или он полностью в 'заморозке'?.. но было некогда. АР2 снова потянул меня за собой.
   То, что я увидел в зале с высокими потолками из металла, могло вызвать шок.
   В цехах разгорелась битва, механизмы взбунтовались, при этом каждый калашматил другого без всякого смысла. А что значит - схлестнули механизмы? Метал рвался в клочья.
   Теоретически это объяснить можно. Не все ключики нашли взломщики к моим роботам - они особенные. И вместо того, чтобы захватить централизованное управление они получили хаос. Наверняка готовили взлом на коленке, как говорят.
   Всю остальную работу будут доделывать сами люди. Вышлют какой-нибудь взвод захвата на эту базу. Группу спецназа. При этом, это ведь не будут англичане или голландцы. Это будут наши. Кто именно, какое подразделение возьмет это на себя?
   Сомнений нет, они точно приедут. Беккер кого-то найдет, как нашел прореху в нашей безопасности, как нашел прореху в нашей элите и политиках. Если бы не нашел, я бы не видел всего того, что вижу сейчас.
   Однако, я оказался замечен. Может быть, я поторопился с тем, что у перепрограммированных роботов не было никакого задания? Некоторые роботы - киберы, андроиды разных видов - решили разработать меня как цель.
   - Серьезно? - даже в этой ситуации я не смог отделаться от удивления. - Не захват базы, а уничтожение моей персоны?...
   АР2 что-то защебетал на своем языке, толкнул меня в коридор и закрыл меня собой. 'Все' - подумал я, 'Мой последний защитник уничтожен'. Огонь действительно продырявил его в нескольких местах. А в следующий момент вход в коридор вообще взорвался, клубы дыма и жары обдали стены.
   Меня задело очередью, и я упал как подкошенный. Сознание подернулось. Взглянул на свою кровь - я надеялся, что очередь прошла вскользь. Ничего подобного, меня вывернуло от груди до живота. В теле зияли несколько ран, которые стремительно набирались кровью. На мне не было Предопределения. Почему я его сегодня не одел? Я же в России, думал я, зачем его одевать? Это была ошибка!
   В голове промелькнула мысль, что это конец. Это была очень разумная и трезвая мысль. Я не волновался. Больше думал, как мне вылезти из-за завала обратно в зал. Ну не в коридоре же помирать! Странная мысль, но других не было.
   Сознание померкло, когда вернулось (очевидно, на несколько секунд), все было по-прежнему, роботы не останавливались, наступали, пытаясь вписаться в полуразрушенные ходы. Меня это возмутило, и я вскочил, несмотря на дикую слабость. Боли я не чувствовал, только в голове мутилось, и все.
   Как оказалось, проход обратно в сборочный цех остался. На полу образовались куски бетона, которые можно было просто перешагнуть. Я закашлялся и вот так выполз обратно в цех. Я знал, что теряю много крови и долго не протяну.
   Машины чувствовали это и угрожающе ощетинились. Через мгновение поймут, что я подохну не сразу (несколько минут слишком много для их ожидания) и решат ускорить процесс.
   Как все бесславно заканчивается! Меня даже не человек подстрелил. И я разозлился:
   - Всем стоять! Это приказ. Я создал Рассадник, я и командую Рассадником! Все остановились! И быстро нашли причину! Быстро наши причину и устранили! - заорал я изо всех сил.
   Тишина нарушалась шипением и пиканием механизмов. Как ни странно, они застыли, и мне не хотелось нарушать это шаткое равновесие... неужели подействовали мои слова?
   Появился Дэн, с уродливыми изменениями в облике - металл был обнажен, искры сыпали изнутри, он шел ковыляя. Он быстро схватил меня, я уже не мог сопротивляться.
   - Это было правильное решение. - Сказал он по дороге. Голос его вибрировал. - Сейчас со мной уже порядок... Кстати, ты сделал ошибку в пароле.
   - Мне стыдно.
   - А я принял пароль.
   Он принес меня в изолированный отсек, уложил на стол с красными крестами, нанесенными на белую полированную поверхность. Последовали первые инъекции. Странно, но я почувствовал боль - пронзительную и невыносимую. Но скоро разлилось спасительное онемение. Раны уже оказались обработаны. Когда он успел?
   - Извини, я не смог это контролировать. Сейчас... мне лучше. Я победил компьютерный вирус. Ты все-таки мастер своего дела, ты обеспечил все, что было нужно. Все-таки это была сильная, но плохо спланированная атака. Всем агентам выслана команда уйти в автономный режим. Юрка, кстати, в соседнем отсеке... - Сказал он, пластинка нижней челюсти болталась, а потом челюсть перестала работать, звук выходил и без этого. Рот у него оставался полуоткрытым.
   Как раз в этот момент я услышал вопль. Трудно было разобрать, что это Юра. Когда люди кричат от боли, их трудно узнать. Но все же, это был он.
   - И что он?
   - Примерно так же как ты, еще жив... Мои боты вытащили его из апартаментов, везли самыми безопасными путями, но не вышло защитить его... По дороге было несколько нападений. В одном из них рядом с Юрой разорвалась граната. Он еще жив, благодаря нашей реанимационной аптечке... вы слабые человеческие создания, как вас легко... повредить...
   - Ты себя еще не видел, - проговорил я почти одними губами.
   - Помолчи, тебе нельзя говорить.
   - Но это же конец, - так же, еле слышно, проговорил я. Тут меня уже не обмануть, я прекрасно вижу, что какой бы Дэн ни был совершенный в искусстве медицины, мне уже не помочь.
   - Заткнись, я сказал. Ты должен дожить до конца процесса... Я тебе не все сказал. Матушка сказала больше, она сказала, что ты не сможешь противостоять бандитам из подворотни! Я не хотел верить, и сказано это было слишком неясно...
   Мимика у него не работала. Без рисовки псевдо-эмоций. Да ладно, очень неплохо оставить его после себя. Это конечно не лучшее, что я мог оставить, но он - в какой-то мере - тоже искусство.
   Дэн двигался с подвыванием приводов. Он пристраивал какие-то все новые приборы. Они уже сковали мои конечности, а теперь сверху опускалась еще и капсула... Я уже наблюдал за этим отстраненно.
   Речь, которую он решил мне толкнуть перед тем, как я, наконец, помру, еще некоторое время билась в голове невразумительными звуками. Не потому что он плохо говорил, а потому что я плохо слушал. Не до того было. Он сказал, что знает себе цену, чтобы я ни говорил. О том, что я достиг технологического предела в своей программе, выше него прыгнуть нельзя. И что эти разработки будут определять жизнь мира вплоть до его конца. Что изначально он планировал мне полное подчинение, но Беккер не дал прийти этому времени. И еще: что он - это я. Ну или как брат, потому что идентичность человека с роботом - это нонсенс. Но родственность у нас имеется.
   Он подчеркнул про родственность. Он хотел, чтобы она была. И я понял это даже в своем состоянии.
   Хотя тут логичнее предположить отношения отца с сыном, но возрастом я еще не походил на папу. Дэн, как раз, многому меня научил, а это должен делать отец. Поэтому, да, логично, я понимаю его логику. Он сказал, что он - мой брат.
   Как относится к этому, я думать не стал. Сейчас меня заняло что-то другое.
   Все мысли выстроились в правильном порядке. И теперь на фоне болтовни этого упорного типа я понял. Дэн это:
   -идеал
   -максимум
   -образец
   -высшее искусство
   Никто в истории не достигал совершенства в искусстве, а я достиг. Непостижимым образом я привел в мир материи созидание. Максимум человеческого ресурса (неожиданно - в роботе). Проявление в захвате власти, в мегапредпринимательстве - это лишь частный случай. Назначение Дэна - хранить и улучшать человечество, вести его к достижениям. Что он и проделывал на мне. Ну, да, я это закладывал в него. В момент озарения я увидел и назначение, и способ это воплотить. Пять лет назад это было. Мне хотелось, чтобы кто-то помогал мне - я устал от количества работы. Потом понял, что надо делать более глобального помощника, а потом мне привиделось все это. Пара часов работы - и все.
   Не думал, что это приведет меня к сегодняшнему дню.
   Интересно получается, если он - идеал. А он - копия меня... то Дэн - это я сам идеальный. Если бы все мои способности были бы развиты, если бы я умел все по-максимуму, если бы у меня не было ограничений в бренном теле, если бы ничего бы меня не сдерживало, то я был бы Дэном! Невозможно сделать идеальную копию самого себя, но, как оказалось, можно сделать техническую копию. Да, он не вполне живой. Но... не мертвый, разве не так?..
   Он говорил, и продолжать упорно что-то делать. Медицинский аппарат заработал, оповещая готовность мелодичным голосом. Я уже полностью находился в капсуле. Что же это за танцы с бубнами? Я увидел краем глаза кровавую карту моих ран на мониторе.
   - Живая ткань гораздо круче искусственной. - Слышал я сквозь стенки капсулы. - Металл или пластик может выдержать определенное, ограниченное, усилие. А живая ткань, если она будет соответственно развита, сможет устоять и при 10 кратном увеличении нагрузки свыше ограничений! В этом состояли мои биологические разработки. Я сделал все, что хотел, а я хочу, чтобы ты жил... Прощай.
   После этого я взорвался - меня разорвала нечеловеческая боль. И все померкло.
  
  
  
  
  
   Я очнулся с неприятной болью в затылке. Одно то, что я очнулся и что-то почувствовал, было уже странно. Как Дэну это удалось? И тут я услышал безапелляционное:
   - Мы вшили тебе в мозг чип управления. Он создан по принципу, разработанному Деном, кажется, ты так его называл, этого, своего робота? - говорящий как-то снисходительно усмехнулся и продолжил: - Чип генерирует излучение, которое подавляет свободную волю. Ты под контролем.
   Я увидел дедка, который носил военную форму России.
   Так, что это за дед и где Дэн?
  
Оценка: 4.66*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 5"(Уся (Wuxia)) LitaWolf "Враг мой. Академия Блонвур 2"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) Грейш "Кибернет"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "К бою!" С.Бакшеев "Вокалистка" Н.Сайбер "И полвека в придачу"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"