Колотилов Алексей Сергеевич: другие произведения.

Последний маг (гл.1-3)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Хотелось бы увидеть комментарии: стоит ли дальше писать или же забросить в темный угол и не терять времени.

  Последний маг
  
  Паларс
  
  - Как же прекрасен тот мир, где нет зла!
  - Как же ужасен тот мир, где только добро!
  
  Пролог
  
  Глубокая ночь царствовала над склонами гор и обширными лесами, порой усту-пающим небольшим лугам и ровным полям. Тишина окутывала все окрестности. Лишь свет из округлых окон двухэтажного дома, что располагался на широком скальном высту-пе, сообщал всем о бодрствующей душе. Впрочем, она была не одинока в этот лютый зимний час.
  В толстую массивную дверь дома постучали. Это был старый человек, в ветхом красном балахоне, с натянутым на голову колпаком. Скрюченный, он опирался на дере-вянную трость, столь же старую, как и он сам. Судя только по внешнему виду, многие из людей, назвали бы его убогим бродягой, одним из тех, что ходят по свету и собирают ми-лостыню, другие - отшельником, что ищет покоя, но никак не может найти его. Были и третьи, они убедили бы вас, что этот старик злой пророк, разносящий злые мысли. Но все немного ошибались или наоборот, говорили лишь часть правды, потому что незнакомец обладал всеми этими чертами, но лишь отчасти. Конечно, у него были и другие, но о них мало кто догадывался, а если и догадался, то отбрасывал их, считая безумными. Несмотря на все мнения, каждый человек, от мала до велика, знал, что появление этого старика можно расценивать как плохое предзнаменование, и чаще всего, когда он хотел к кому-то войти в гости, его попросту гнали. Но сегодня его ждала другая участь.
  Дверь отварилась, и из нее вынырнула женщина, не сказать, что старая, но и моло-дой ее уже не назовешь. Несмотря на довольно поздний час, казалось, она обрадовалась появлению гостя. Расплываясь в доброй улыбке, она молча смотрела на него.
  - Здравствуйте! - заговорил незнакомец. - Я прошу прощения за свое столь позд-нее появление. Но разрешите ли вы мне войти и погреться у вашего очага? Уж больно хо-лодна эта ночь! - его речь была похожа на речь человека, умоляющего простить старые грехи.
  - Конечно, проходите. Я только рада буду.
  - Спасибо тебе, добрая женщина, что откликнулась на мою просьбу. Мало теперь стало тех, кто доверяет первому встречному. Очень мало!
  Вместе они вошли внутрь, после чего двери тихо захлопнулись. Внутреннее про-странство можно было назвать самым уютным из всех, что есть - приятный дух заряжал его. Человек, который находится здесь, может забыть про все свои страхи, проблемы, не-счастья и просто погрузится в море покоя и блаженства. Даже если кругом будет война, то здесь будет вечный мир.
  Старик прошел к очагу и, собравшись сесть в удобное мягкое кресло, спросил раз-решения у хозяйки дома, на что та ответила положительно. Конечно, ответ ему был извес-тен заранее и поэтому он мог не спрашивать, но он был очень воспитанным человеком и всегда соблюдал правила простого человеческого приличия. Хотя человеком его назвать было весьма сложно.
  Хозяйка налила в кружку горячего свежего чая, обладающего приятным ароматом лесных ягод и трав. Отдав кружку своему позднему гостю, она уселась в соседнее кресло, рядом с которым стояла детская колыбель. Подобрав ноги под себя, женщина укрылась большим махровым покрывалом и краем глаза заглянула в кроватку, в которой сладким сном спало маленькое дитя годовалого возраста. После чего двое взрослых людей устави-ли свой взор на яркий огонь.
  Огонь, словно маленький шальной ребенок, то захватывал в свои яркие оранжево-красные сети три поленца, то отпускал их. Влажные поленья тихонько потрескивали.
  Старик, оторвавшись от манящего огня, испил последние капли уже остывшего чая, затем, закрыв глаза, сделал глубокий вдох и начал разговор:
  - У вас замечательный дом. Я еще не ощущал себя в большем уюте, чем здесь, хотя поверьте, мне довелось побывать в великом количестве совершенно разных домов. Будь моя воля, я бы задержался здесь немного дольше, с вашего позволения, конечно, но нынче накопилось столько дел, которые имеют особую важность, и мое столь неожиданное по-явление - одно из них, - последние слова произвели настораживающий эффект на хозяй-ку. - Я зашел к вам, чтобы передать одну маленькую вещицу. Вот она! - он достал из кар-мана кулон в виде четырехконечной звезды, сделанной из зеленого камня, и передал его хозяйке. После этого он натянул на голову колпак, взял палку и пошел к выходу, но на полпути неожиданно остановился:
  - Однажды, когда погаснет свет небесный - огонь врага захватит власть, порвутся цепи, сдерживающие Тьму. Свет будет верить только в чудо! Тогда герой великий свою песню воспоет и мир спасет.
  Он повернулся к женщине, все так же сидящей в кресле. Она уже не была столь ра-достна, в глазах наворачивались слезы, а губы слегка дрожали.
  - Этот мальчик рожден с великой целью, такова его судьба. Когда придет его вре-мя, этот амулет должен быть вручен ему.
  
  Пробуждение
  Глава 1
  
  Серый балахон был весь изодран. Он окутывал сгорбленную фигуру человека, по всей видимости - мужчины. Черный пар, испаряющийся из котла, заволакивал весь пото-лок густыми клубками. Кругом валялись разбитые пробирки, изодранные книги, засохшие ингредиенты. В некоторых местах пол был покрыт маслянистыми жидкостями. Колдун занимался приготовлением сильнейшего зелья.
  Бросив последние ингредиенты, он слегка помешал субстанцию деревянной лопа-точкой. Рядом с котлом лежал небольшой флакончик. Колдун налил в него немного тем-ной вязкой жидкости и закупорил, после чего протянул вверх и посмотрел.
  Вдруг все наполнилось тьмой.
  Это был сон. Сон, который снится Илорану уже на протяжении последних трех ме-сяцев. Его сознание было захвачено новым неизвестным чувством. Что оно означало, он, конечно же, не знал, хотя это состояние было подобно пустыне, которая никогда в своей жизни не видела и капли дождя, и вдруг в один случайный день все изменилось. На нее осыпалось большое количество влаги. Вслед за тем эти огромные груды песка преврати-лись в обширный оазис, полный всякой разнообразной жизни. Что-то такое творилось в душе Илорана, молодого человека, которому недавно исполнилось двадцать лет.
  Время шло, но сны, а вернее, сон все так же повторялся без какого-либо продолже-ния, но вместе с этим росло и напряжение в душе юноши. Оно не давало ему покоя. Ста-новясь более отдаленным от внешнего мира, Илоран уходил в себя, пытаясь разгадать за-гадку того, что он видит, но ответа не было. Он никогда никому не рассказывал о своих беспокойствах.
  
  Где-то на горизонте сверкнула молния, и вдруг в толщах воздуха раздался мощный хлопок, такой громкий, что задрожала земля и стены дома не по своей воле тоже колых-нулись. От неожиданности Илоран проснулся и, тяжело переведя дыхание, огляделся.
  Сложно было понять, который час. Все небо было затянуто черными свинцовыми тучами, они, словно большое тяжелое одеяло, нависли над землей. Сложившаяся сумрач-ность озарялось лишь яркими вспышками молний, но дождя пока не было. В высоких просторах небес посвистывал спокойный ветерок. Играя сам с собой, как собака со своим хвостом, он уже начинал набирать скорость и, незаметно для самого себя, превращаться в шквал, который через некоторое время обрушится на не повинные в ни чем деревья.
  В камине дотлевало оставшееся в одиночестве полено. Угольки по краям уже давно остыли и превратились в черные камни. В комнате, наполненной тусклым светом, проби-вающимся сквозь круглые окна, было сыро и немного прохладно.
  Илоран сидел в кресле перед камином. Открыв усталые глаза, он потер их и немно-го размял шею, после чего встал и вышел на крыльцо дома.
  Этот дом был его собственностью; он перешел по наследству от матери, которая скончалась пять лет назад от лихорадки. Но юноша даже и не мог представить себе ис-тинного значения всего этого дома. Когда-то на протяжении нескольких столетий усадьба принадлежал одному знатному роду магов, а на сей день никто уже не знает об этом. Дом находился на скальном выступе, который был настолько велик, что размещал на себе дво-рец правителя города. Город же раскинулся у подножия скалы Грифилион, давшей ему название.
  Рядом с домом, спускаясь с самой верхушки скалы, протекал небольшой ручеек. Вода в нем была необычайно свежая и бодрящая. Свой путь ручеек не завершал на высту-пе, а постепенно спускался по отвесной стене и падал небольшим водопадом в маленький пруд, из которого горожане брали питьевую воду.
  Взгляд молодого парня пробежался по горизонту, по темным тучам, и на лице Ило-рана засияла легкая улыбка. Вздохнув полной грудью, он отправился на самый конец вы-ступа и, спустив ноги в пустоту, уселся на плоский камень. Вытащив позолоченную труб-ку из кармана своих штанов, парень закурил и стал наслаждаться разбушевавшейся при-родой. Да, Илоран был одним из тех людей, которые любили именно такое состояние природы: штормовые ветра, проливные дожди. Именно в такие моменты он чувствовал себя более спокойно и комфортно, нежели в солнечные и ясные дни.
  
  Близился конец сентября. Обширные поля и великолепные сады уже давно опусте-ли: ухаживающих за своим богатством крестьян не было видно. Год нынче выдался уро-жайным, что вызывало у людей неописуемое чувство радости перед приближающейся зи-мой, которая, по слухам, обещала быть очень холодной. В честь этого даже хотели устро-ить отдельный праздник, но, подумав, совместили с другим.
  Совсем недавно горожане отпраздновали юбилейный трехтысячный день рождения города Грифилиона. Был проведен просто невероятный праздник: уйма веселостей и раз-влечений, многочисленные представления и ярмарки, море подарков и, конечно же, не обошлось без фейерверков магов. Город посетило просто необычайное количество гостей, среди них были как чиновники, правители, так и обычные люди, воины. Особое место на празднике занимали маги, бывшие, между прочим, основателями города.
  Итак, Грифилион - это один из древнейших городов большого континента Релион-са и столица королевства Грифонов. Внешне он ничем не отличается от молоденьких го-родов; все время совершенствуясь и приукрашиваясь. Он построен на ландшафтах неопи-суемой северной природы у подножья Белых хребтов, там, где каждый день королевские грифоны встречают рассвет и закат, парят целыми стаями над острыми вершинами скал. Город был огорожен высокими каменными стенами. Как и уютные большие дома, они были сделаны из мощных гранитных плит черного цвета, внешне отделанных мозаикой из белоснежного мрамора. Мощные оборонительные башни были выставлены по всему пе-риметру города, конечно от них было мало пользы, потому что за всю историю на Грифи-лион не было нападений, но они служили символом мощи старинного города и вызывали уважение к нему.
  Внутри города находилось немыслимое количество фонтанов различных видов и конструкций и еще большее количество статуй героев, королей и выдающихся деятелей и животных, как обычных, так и магических. В некоторых местах эти объекты составлялись в одну общую композицию. Но самой главной достопримечательностью было одно зда-ние, находящиеся на небольшой площади в южной части города. Речь идет о небольшой часовне, известной во всем Релионсе под названием Ризорс. Ее уникальность заключалась в форме в виде усеченного конуса, на верхушке которого располагалась небольшая коло-кольня с шестью колоколами. Храм был посвящен некой таинственной силе магии, кото-рая, по легендам, являлась первоначальной силой. Конечно, этой силы никто никогда не видел и не чувствовал, но существовало мнение, что она скрыта от глаз человеческих и однажды проявит себя.
  
  Все люди попрятались в своих домах. На улицах не было ни души, даже бродячие собаки укрылись в каких-то темных местах, дабы не испытывать на себе разгневанной природы. Пока было все спокойно, разве что небольшой ветерок поднялся. Илорану же все было нипочем. Он спокойно сидел на краю обрыва и покуривал свою трубку. Со сто-роны дворца быстрой походкой приближалась одна фигура. Лишь завидев ее, Илоран не-много привстал, но тут же вернулся в прежнее положение и ухмыльнулся.
  А фигура все приближалась. Это был тоже молодой парень, с виду крепкий и высо-кий. Шел он прямой походкой. Темные длинные волосы немного колыхались от быстрого шага.
  Подойдя к тому месту, где сидел Илоран, он спокойно сказал:
  - Ну и погодка! Даже подумать страшно, что будет через полчаса.
  - Не знаю, но по мне, так она просто великолепна.
  - Вид у тебя неважный. Заболел? - серьезно спросил парень
  - Нет, все в порядке. Просто последние две ночи были бессонными.
  - А, понял! Я же говорю, давай ее в госпиталь, там за...
  - Как ты не поймешь ей нельзя в госпиталь, - перебил его Илоран, вскакивая. - Оклорс, я ценю твою заботу, но мне кажется, что здесь ей будет лучше.
  - Мой дорогой Илоран, с детства мы были вместе во всех делах, вместе получали и пряники, и кнуты, а сейчас ты скрываешь от меня что-то, - в его голосе чувствовалась добродушная сердитость. - Она ведь тебе никто, ты даже имени ее не знаешь.
  Через небольшую паузу, с улыбкой на лице протягивая руку, он добавил:
  - Ладно, может, так и лучше будет.
  Обменявшись рукопожатиями, два друга прошли в дом, а на улице заморосил мел-кий осенний дождик. Все так же сверкали молнии и слышались грозные раскаты грома. Больше никто не осмеливался высунуть свой нос из уютного убежища; только стража на городской стене и в замке продолжала нести свою службу.
  Илоран за считанные минуты разжег потухший камин, повесил над огнем чайник, нарезал хлеба, ветчины и сыра. Юноша был холостяком и оттого жил соответствующе, хотя на голод он никогда не жаловался. По крайней мере, об этом говорило его крепкое телосложение. Оклорс, впрочем, тоже был холостяком, но, в отличие от своего друга, он любил поесть, да и складок жира у него было больше. Хотя толстяками их обоих назвать было сложно.
  В то время как хозяин дома распечатывал бутылку крепкого вина, его друг прошел в одну из двух комнат второго этажа, туда, где лежала девушка. Никто из них ровным сче-том ничего про нее не знал.
  Пару дней тому назад Илоран нашел ее среди непроходимых буреломов недалеко от города. Девушка лежала на животе с раскинутыми в разные стороны руками. Было видно, что она спасалась от бандитов или наемников, которых в последнее время разве-лось очень много; вся ее одежда была в многочисленных дырах, едва засохшая кровь про-питала половину всей одежды, кое-где были порезы, а из правой голени торчал обломок стрелы. Юноша считал удачей для молодой особы то, что он нашел ее в диких местах. Возможно, этого бы не случилось, если бы он не пошел в лес за редкими травами по пору-чению аптекаря.
  Теперь молодая девушка лежала в теплой и просторной кровати в доме Илорана, который, сам не зная почему, оставил ее у себя вместо того, чтобы отправить в госпиталь. Обжигающе красное лицо девушки было покрыто мелкими каплями пота; жар постепенно сходил, но давалось это тяжело. Илоран поил свою пациентку особой лечебной настойкой, которую научился делать еще от матери.
  Оклорс, зайдя в комнату, присел рядом с кроватью и внимательно посмотрел на лицо девушки, проверил ее пульс и с недоуменным лицом вышел обратно. Он был начи-нающим лекарем, одним из лучших во всей северной части Релионса, мало кто мог похва-статься такими способностями в двадцать один год. Но в данном случае не мог установить диагноза. 'Конечно, девушка пережила битву, получила много травм и главное порезов, - думал он, - но ведь я знаю это зелье не понаслышке'.
  - Немного лучше! - сказал он Илорану, который уселся в кресло перед камином, спустившись. - Только я все никак не могу понять: что с ней?!
  - Яд, - неуверенно ответил Илоран. - Да, это яд. Я осмотрел обломок стрелы, про-вел кое-какие опыты, но так и не смог определить, какой именно. Судя по протеканию бо-лезни, он, должно быть, очень сильный. Во всяком случае, с простым зелье бы справи-лось.
  Оклорс присел на корточки возле камина и протянул руки ближе к огню, немного повертел их, а затем взял с каминной полки откупоренную бутылку с темно-красной жид-костью, плеснул немного в серебряный фужер и сел в кресло справа от Илорана, который тихонько попивал горячий чай.
  - Становится холодно, - подчеркнул Оклорс, затолкнув в рот небольшой кусочек сыра. - Даже не могу поверить! Я живу здесь всю свою жизнь, а все никак не могу при-выкнуть к тому, что зима наступает неожиданно, словно вспышка молнии. Вот только вчера еще была жара, а завтра ударит крепкий мороз и земля покроется большими кучами снега. Нет, я, конечно, люблю зиму, но ... Просто это так неожиданно.
  Илоран же не любил холода; и, несмотря на то, что он принадлежал к северным на-родам, зиму переносил с тяжелым трудом. Возможно, он переселился бы в какую-нибудь провинцию, но Грифилион для него был единственным по-настоящему родным городом. И два полноценных летних месяца скрашивали жизнь молодого парня, особенно тогда, когда на небе сверкали яркие молнии, гремел раскатистый гром и лил теплый дождик.
  Илоран достал из-под кресла коробку с шашками, а Оклорс поставил между кресел тяжелую табуретку. И тут началась игра. Друзья редко играли, обычно было много дел, но сейчас оба чувствовали себя более-менее свободно; Илоран закончил свою работу - соби-рание различных редких трав и создание некоторых лечебных эликсиров для аптекаря, а Оклорс наконец-таки успешно одолел приступы у короля, который был уже пожилым че-ловеком, к тому же со слабым сердцем. Люди ценили его как правителя и как человека, но каждый понимал в душе, что жизнь далеко не вечна и ей не прикажешь. У короля был сын, молодой юноша, чуть младше Илорана, но сердце у него было такое же пылкое и доброе, как у своего отца. Несмотря на малый возраст, парень уже многое знал, многое видел и мог бы стать достойным правителем, хотя к власти он не стремился.
  
  За окном бушевала природа. Где-то ветер ломал молодые гибкие деревья, едва на-чавшие свое взрослое существование; молнии били в глубокие лужи, собравшиеся от про-ливного дождя. Казалось, все живое вымерло, но вот в небо вспорхнула небольшая стая птиц. Прилагая большие усилия, они улетали в края бескрайнего юга, туда, где было спа-сение от приближающейся дикой зимы.
  В том же самом небе порхала и еще одна птица. Совсем одинокая, она еле проби-валась сквозь порывы воздуха, прижимающие несчастную к земле. Перья ее были растре-панны, а кое-где и вовсе выдраны. Но пернатая не сдавалась, потому что знала ценность своего дела. Все ближе и ближе приближалась она к городу, и только ей было известно, как это тяжело. Вновь и вновь птица опускалась вниз под ударом стихии и поднималась вверх из последних сил, словно волна, быстро накатывающаяся на берег.
  Наконец внизу промелькнули мощные каменные стены. Бедняга была в городе. Еще совсем чуть-чуть, и она сможет насладиться долгожданным отдыхом. Уже виднеется то место, куда птица должна приземлиться, но вот крылья охватывает судорога, больше нет сил, даже для того, чтобы просто маневрировать, и пернатая, словно камень, врезается в землю.
  Мертвое тело птицы лежало на земле, но где-то внутри него еще теплилась жизнь. Почти покинувшее сознание понимало, что задача, которую поставили перед ней, выпол-нена. Из хрупкой головы тонкой струйкой текла кровь...
  
  Уже давно перевалило за полночь, когда Оклорс засобирался домой. Ему снова не удалось выиграть у Илорана даже одну партию, но он все равно был рад тому, что пре-красно провел время. Оба приятеля наконец-то смогли немного отдохнуть и вдоволь по-смеяться. Пустая бутылка из-под вина стояла на каминной стойке, блюда, на которых ле-жала различная закуска, были пусты. Друзья даже не заметили, как закончился дождь и как грозовые облака, словно тяжелые корабли, уплыли куда-то на восток.
  Оклорс встал с большой неохотой из мягкого кресла, немного потянулся и прошел к вешалке, снял с нее серый длинный плащ и накинул на плечи. Илоран же не видел этого, его сознание было погружено в сон. Вновь ему снился алхимик, занимающийся темным делом, во всяком случае, так думал юноша.
  Лекарь потихоньку прикрыл за собой дверь и посмотрел в небо. Кое-где были раз-рывы, среди плотных облаков мерцали яркие и тусклые красные и белые звезды. Он не знал ничего про них, и это его пугало. Нет, даже не незнание, а то, что отсутствовала ка-кая-либо научная информация в мире. Конечно, и эльфы, и друиды, и даже маги могут рассказать много интересного про звезды, но Оклорс считал это все сказками. Ему хоте-лось постигать и изучать только достоверные факты.
  Оклорс ступил на каменную тропинку и потихоньку побрел во дворец, отметив про себя: 'А вот и дыхание севера!'.
  
  Голова не хотела поворачиваться, глаза упрямо смотрели на сгорбленного челове-ка, но желание увидеть, что там, за спиной, росло с каждой секундой. Звук был похож на когти, царапающие камень. Такого момента в предыдущих снах еще не было, и потому Илорана это очень интересовало. Ему так хотелось найти разгадку, которой все не было. 'Но почему я не могу повернуться, - думал Илоран, - ведь прекрасно чувствую свое тело, руки, ноги?'
  Где-то там, позади, неведомый зверь заскулил, звук царапанья усилился, а спереди перед глазами Илорана неожиданно промелькнула вспышка: зелье было готово. Через не-которое время юноша открыл глаза.
  Он тяжело дышал, и прошло несколько секунд, прежде чем Илоран опомнился. Об-становка в доме не поменялась, разве что Оклорс ушел. Юноша встал, когда привел дыха-ние в норму. В его голове таилось желание вернуться в грезы и попытаться увидеть скры-тое от его глаз существо. Это беспокойство заставило юношу машинально ходить кругом по комнате.
  Где-то там, в сознании, был инстинктивный страх - не перед сном, а перед реаль-ностью. Илоран несколько раз проходил возле двери, и как раз в эти самые моменты чув-ство страха усиливалось. Оно достигло своего предела как раз тогда, когда юноша нако-нец-то опомнился.
  Там, за деревянной доской, закрывающей арочный проход, раздавался точно такой же звук, как и во сне, но теперь более отчетливо и звонко. Быстро подбежав к окну, Ило-ран вгляделся в беспросветную ночную мглу, сгустившуюся на крыльцо дома, но ничего там не увидел. Тогда он потихоньку, пытаясь не создавать шума, прошел к двери и ти-хонько потянул ручку. Дверь отпрянула, создавая щель между стеной и собой.
  'Возможно, стоило взять меч', - промелькнула мысль в голове Илорана.
  Но в следующий момент уже было не до этого. Дверь резко распахнулась, а юноша отлетел назад и упал на пол. В дом зашло то самое таинственное животное. Илоран при-поднялся и попятился назад, скорей от неожиданности, чем от страха. Надо сказать, что он был большим смельчаком и всегда считал, что осторожность - залог победы. Черные глаза зверя голодно смотрели на Илорана, но четыре мощные лапы оставались неподвиж-ными, словно вкопанными в пол. Животное, будто парализованное, застыло, даже воло-синки на пушистом хвосте не шевелились. Волк стоял так, как будто чего-то ждал.
  Это был волк, но необычный. Прежде Илорану еще не доводилось видеть таких бе-лоснежно-белых и настолько пушистых волков, как этот. Большие черные глаза светились гордостью и добротой. Да и по размерам он был крупнее, нежели его сородичи.
  Илоран приподнялся и протянул правую руку ему навстречу, но никаких эмоций на, будто мертвом, лице не произошло. Тогда, сам не понимая, что делает, он осторожно пошел вперед, к волку, глаза которого упорно смотрели на юношу с безразличным выра-жением. Между ними оставалось совсем небольшое расстояние; еще секунда, и молодой человек коснется пушистого лба зверя, но этого не произошло.
  Зверь, будто скинув ледяное оцепенение, развернулся и гордой походкой вынырнул за порог дома. Остановившись на светлом, освещенном участке крыльца, волк оглянулся и поманил за собой растерянного Илорана, а затем пропал в ночной мгле.
  Илоран выпрямился. Ему все это казалось каким-то сном. С трудом понимая про-исходящие, он сделал несколько шагов к выходу и очутился на границе тьмы и каминного света, который наполнял всю комнату.
  Тут же он ощутил прохладу, а по коже пробежала легкая дрожь. Юноша был одет далеко не по погоде: легкие широкие штаны и рубаха без рукавов покрывали большую часть тела молодого человека.
  Волк сидел в центре треугольника, образованного тремя дубами, который, словно башни-великаны вырастали из каменных плит устилающие весь скальной выступ. Илоран не знал, кто и зачем посадил их здесь, но они ему очень нравились, хотя и смотрелись не-лепо посреди широкого и пустого пространства.
  Он медленно пошел к животному, хотя знал, что опасаться нечего. Волк снова си-дел, как каменная статуя, глядя на медленно ползущие облака в звездном небе. Словно большие корабли, они плыли в далекие просторы запада, туда, где нет ничего, а лишь пус-тошь. Одинокие пески, скрывшие под собой некогда величайшее из королевств, коварная жара, иссушившая все водяные источники, отсутствие какой-либо жизни сделали эти зем-ли самыми опасными во всем мире. Вот уже двести лет, как никто туда не отправлялся, а тем более не возвращался.
  Илоран встал рядом с волком и недоуменно вгляделся не в небесную гладь. Он не видел ничего, что могло привлечь его внимание, и не мог понять, что там высматривает животное.
  Илоран слегка коснулся волка рукой, будто спрашивая: 'Мол, зачем звал', живот-ное опомнилось. Мягкая и пушистая шерсть на теле собаки шелохнулась, и голова пса медленно повернулась в сторону человека. Черные глаза, блеснувшие лунным светом, сначала посмотрели на Илорана, а затем упали куда-то вниз, на землю.
  Юноша не сразу заметил, что-то крохотное и безжизненное, лежавшее у ног волка. Илоран сел на корточки и взял в руки растрепанную птицу. Это был филин, а точнее пте-нец, совсем еще крохотный. На лбу птицы образовалась корочка засохшей крови. Сквозь растрепанные перья чувствовалось небольшое тепло - сердце билось очень медленно. Бедная птица умирала. Илорану было жалко бедняжку. Он быстро засеменил в сторону дома, не обращая ни какого внимания на волка, которого рядом уже и не было.
  Еще никогда ему не приходилось лечить животных, тем более в такой спешке. Он не знал что делать. Бегая по комнатам, Илоран хватал различные предметы, не много за-думывался и клал их обратно. Вот он схватил тряпку и намочил ее в воде, и уже поднося ее к засохшей крови, опомнился, и швырнул тряпку в сторону. Он чуть не возобновил кровотечение, которое могло бы погубить и без того слабую птицу. Рухнув на пол от из-неможения, он устремил свой взгляд на птицу. В последние время бредовые сны совсем выбивали его из сил.
  Белое оперенье филина было сильно растрепанно и пропитано кровью. Закрытые глаза птицы выражали дикую боль. Илоран перевел свой взгляд на сломанную лапу пер-натого. Не столько перелом привлек юношу, сколько то, что к ней было привязано. Не-большой кожаный сверток был зажат в когтях птицы и для надежности привязан к лапе. Илорану очень захотелось узнать содержимое, но тут же он вспомнил о последнем сред-стве, которое могло вылечить птицу. Он, словно молния, сперва резко встал, а затем взбе-жал по деревянной лестнице на второй этаж, забежал в комнату, где лежала девушка. За-жав в руке небольшой флакончик с зеленной жидкостью, он устремился обратно к птице и влил содержимое пузырька внутрь филина.
  Ждать пришлось недолго, эффект был виден на лицо. Веки птицы зашевелились, и грудь, словно барабан застучала от бешеных ударов сердца. Птица была спасена.
  
  Содержимое свертка вывалилось на стол, за которым сидел Илоран. Это был не-большой листочек, свернутый вчетверо и какой-то медальон. Недолго думая, юноша раз-вернул письмо и начал читать слова, написанные знакомым подчерком:
  
  Мой дорогой Илоран! Минуло уже много лет с того самого дня, когда мы распро-щались в последний раз. За это долгое время произошло множество событий, которые не дают мне посетить Грифилион. Даже сейчас у меня нет времени, и из-за этого прихо-диться писать быстро и коротко. С этим письмом я передаю тебе старинную реликвию, которая попала ко мне от твоей матери. Возможно, это будет странно, но она не очень хотела отдавать тебе этот артефакт, по крайней мере, до того момента, пока тебе не исполнится пятнадцать. Скорей всего, это опасно отправлять легендарный камень та-ким способом, но все же я доверяю молодому филину, которого зовут Вробз. С уверенно-стью могу сказать, что у тебя много вопросов, но ответы ты сможешь найти только сам. Воспользуйся интеллектом камня. До встречи, мой дорогой мальчик!
  P.S.: Не отрицай своей судьбы и помни все то, чему я тебя учил.
  Гральменг
  
  Илоран опустил письмо на стол и с презрением окинул камень суровым взглядом. Он знал, что это такое. Ему очень часто приходилось слышать об этой четырехконечной звезде, сделанной из зеленого камня. Почти на самых краях зубьев звезды имелись не-большие дуговидные вырезы. Из центра звезды выпячивала полусфера. Великая магия за-ложена в этот артефакт.
  Илоран с опаской протянул руку к медальону и потянул его за шнурок. Полусфера загорелась обжигающе-холодным серебристым цветом, а концы звезды друг за другом за-светились светло-синим, белым, красным и черным светом.
  Невидимая вспышка охватила сознание Илорана, и он упал на пол без сознания.
  
  Зал совета в магической столице Релионса - городе Этросоле наполнился светом. Яркий всполох пламени сотряс стены. Раньше, над круглым столом висело четыре сферы, а теперь в самом центре зажглась пятая. Она была самой большой и сияла серебристым цветом.
  Глава 2
  
  Стояла полночная мгла. Старик держал в своих руках самое грозное оружие, что есть на свете. Он хотел власти и могущества и знал, что этот камень даст ему это. Все снова и снова старик приказывал артефакту древности, но тот лишь чуть-чуть нагревался и упрямо сопротивлялся. Старик выкрикнул, прежде собрав всю злобу из своей черной души:
  - ДАЙ ЖЕ МНЕ СИЛУ!
  И камень не вытерпел той боли, что ему создавали. Собрав всю силу, он вспыхнул невидимым пламенем, которое тут же перекинулось на старика. Человек, словно подко-шенный, упал на землю. Все силы покинули его, а огонь не сжигал физическую оболочку, он уничтожал, то, что называется душой. Старик корчился от боли, человеческая жизнь покидала его. Бледная кожа полопалась, но кровь не шла. Из-под этих трещин выглядыва-ли голые кости.
  Старик стал проклятым. Он получил силу, но, как известно, у всего есть цена.
  
  Лицо матери, покрытое большим количеством морщинок, расплывалось в добро-душной улыбке. Она стояла на опушке леса, залитой красными лучами заходящего солн-ца. Но, несмотря на радость, из ее глаз тонкой струйкой сползали слезы, достигая подбо-родка, они падали, словно небольшие капельки дождя, на сочно-зеленую траву. Тихий и спокойный ветерок чуть покачивал длинные волосы матери. Вот она раскрыла рот и нача-ла говорить:
  - Я знаю, мой дорогой сынишка, что во многом виновата перед тобой. Пока ты рос, я пыталась защитить тебя: скрывая от внешнего мира, ограничивая в твоих невероятных затеях. Все же в глубине души понимала, что от судьбы не убежищ, и рано или поздно на-значенная тебе участь выявится. Поэтому я позвала к нам давнего друга нашей семьи - Гральменга. Тебе было пять лет, когда он начал тебя обучать военному делу. Уже в шесть ты уверено держал в своих руках двуручный меч, а в семь - метко стрелял из лука.
  Он очень много рассказал тебе о мире, о королевствах. Этот человек сделал из тебя бесстрашного храброго воина. Но ничего не было сказано о твоем истинном назначении и том, кто ты на самом деле.
  Сама я знаю не так много, могу лишь сказать, что тебе поможет только один чело-век - твой отец. Да, я скрывала его от тебя, говоря, что он умер. Пойми! - это все ради твоей защиты. Он очень часто бывал у нас дома, спрашивал о наших делах, но однажды я сказала ему, чтобы он уходил и больше не возвращался. Это было не во зло, но с тех пор я больше никогда не видела его.
  Сумерки затуманивали дневной свет, наступала ночь. Лицо матери уже не расплы-валось в улыбке, а слезы текли большими ручьями. Она упала на колени и склонила голо-ву к земле. Последние слова прозвучали особенно четко:
  - Найди своего отца. Остров Отшельников.
  Очень резко весь свет превратился во тьму, и все исчезло.
  
  Густая пыль стояла над широкой дорогой. Она поднималась тысячами бегущих без остановки ног. Колонну свирепых людей возглавлял всадник на черном коне. Его лицо было скрыто под забралом шлема, в виде головы дракона. Не жалея ни своего коня, ни подчиняющихся ему людей, он вел войско без остановки уже десятый час. Воинов спасало то, что они были налегке. Лишь несколько повозок тянулись за вереницей дикарей.
  Вот, взор устремился от неведомой армии вперед, туда, куда шли войны. Сквозь деревья, закрывающие горизонт он прорезал себе путь к мощным каменным стенам...
  
  Голова раскалывается от свирепой боли. Все кости тела ломит так, будто они рас-сыпаются, словно хрупкий мел от раздавливающей его руки. Глаза заливались кровью, и от того вся комната казалась красной. Тяжелое учащенное вдохи наполняли все простран-ство первого этажа. Илоран сидел на стуле, а его голова лежала на столе, охваченная ру-ками.
  Солнечный свет проникал сквозь ставни окон и освещал всю комнату. С неба опус-кались крупные снежинки. Словно перья, они медленно и спокойно, вытанцовывая свои танцы, ложились на влажную от ночного дождя землю. Небольшой морозец обжигал лица тех, кто проходил по улицам, а таковых было много. Каждый куда-то спешил по своим делам; кто-то на рынок, кто-то к кузнецу за новой подковой для лошади, кто-то в аптеку за лекарства, которые прописал аптекарь.
  Илоран с тяжестью поднял свою голову, сожмурил глаза и с силой потер переноси-цу. Неведомая свежесть наполняла все его тело. Боль с каждой секундой куда-то уходила. Юноша встал и немного прошелся по комнате. Он чувствовал себя довольно таки бодро, а в каждом движении, каждом шаге ощущалась небывалая простота и легкость, будто он совсем не прикладывает к этому силы. Илоран повесил себе на шею медальон и достал из шкафа кожаное пальто. Надев его, он вышел из дому.
  Как обычно по утрам, он ходил завтракать в трактир 'Старый друг'. Это заведение славилось своей гостеприимностью и вкусными блюдами. Здесь было самое вкусное пиво во всем королевстве. Бывало даже так, что сам король приходил отведать яичницу и за-пить ее пинтой светлого пивца. А потом начинал расспрашивать посетителей о том, как они живут и чего бы им хотелось изменить в своей жизни. Люди, конечно, были рады этому, к тому же все их пожелания сбывались. Именно поэтому король слыл отличным градоначальником.
  Уже виднелась большая вывеска трактира. Он находился в самом конце улице. Нет, это не говорит, что улица заканчивается, просто дальше начинается обширная площадь, которая считается центром Грифилиона. По всему периметру круга площади располага-ются различные магазины. Тут же находится кузнеца и главная конюшня. Надо сказать, что кони имеют высокое значение среди горожан и не только как в работе.
  Илоран зашел внутрь трактира и прошел в самый конец большой комнаты устав-ленной столиками и приставленными к ним лавками. С лева располагалась барменская стойка, за которой уже вовсю трудился Хорсо. Хорсо заведовал трактиром уже тридцать лет и очень гордился популярностью своего заведения. Завидев Илорана, он быстро взял чистую тарелку и положил в нее большую порцию омлета, налил в деревянную кружку пива и отнес к столику, за которым сидел юноша.
  - Доброе утро, Хорсо! Как дела? - сказал Илоран, забирая из рук хозяина заведения порцию еды.
  - Не так, как хотелось, Архи. Ты сегодня поздновато, хотя Оклорс тоже еще не по-являлся, - с усталым видом он кивнул и пошел обратно, за свою стойку.
   В зале, тускло освещаемом свечной люстрой, было всего несколько человек, а точ-нее пять. Это сам Илоран, хозяин, какой-то старичок, со всеми лежащими рядом его по-житками и какая-то молодая влюбленная пара. Все, за исключением трактирщика, пере-жевывали пищу и совершенно друг друга не замечали.
  Илоран медленно, с большими усилиями проглатывал кусочки омлета. Есть ему совсем не хотелось. Это было тоже чувство, которое он ощутил, когда проснулся. Парень задался вопросом, что могло вызвать такую реакцию: сначала он пробуждается от крот-чайшего сна и чувствует себя довольно таки бодрым, а затем, совершенно не хочет кушать только потому, что он сыт.
  'Неужели это амулет? Что же в тебе скрыто?' - думал, посматривая украдкой на зеленную звезду на шее под рубахой, молодой человек.
  Время тянулось медленно, по крайней мере, так казалось Илорану. На самом же деле прошел уже час. И без того пустой зал окончательно опустел; все утренние посетите-ли разошлись по своим делам, даже Хорсо не было видно.
  Вдруг, в передней отворилась мощная деревянная дверь, и внутрь зашел высокий плечистый мужчина. Он беглым взглядом оглядел весь зал и, заметив Илорана, размер-ным шагом направился к нему.
  - Вот ты где! - сказал Оклорс, останавливаясь возле столика, за которым сидел его приятель. Тот, не открывая рта, просто кивнул, и вяло улыбнулся. - Идем скорее!
  - Куда? - спросил Илоран, оторвавшись от своих тяжелых раздумий, когда Оклорс не заметив неподвижности друга, развернулся и пошел к выходу.
  
  - С тобой что-то не так Арх. Я заметил эти изменения уже давно, но, пожалуй, сей-час, они проявляются больше чем когда-либо, - говорил Оклорс, когда они вышли из трактира на заполненную народом улицу. В его взгляде явно выделялись переживания за друга. Он был лекарем и мог бы помочь другу, если бы знал, что он не болеет душевно - Ты не хочешь мне чего-нибудь рассказать?
  В знак ответа, парень мотнул головой. Они шли к постаменту с двумя драконами, которые стояли на задних лапах, а передними впивались друг другу в шеи. Один из них впил свои мощные клыки в крыло другого, который от неведомой боли откинул голову назад. Вокруг статуи 'Бой драконов' собралась, по меньшей мере, половина великого го-рода. С трудом пробиваясь сквозь плотную толпу, Илоран и Оклорс шли к центру обшир-ной площади, над которой раздавался гам и суета. Каждый человек хотел встать поближе к драконам, и для этого приходилось толкаться и отпихивать других, которые не очень-то хотели уступать.
  По мере своего прохода к постаменту, Илоран все более и более четко видел очер-тания нескольких людей взобравшихся на подножье статуи. Он уже узнал Тэроса - моло-дого наследника королевства Грифонов, Лоранда - капитана стражников и хранителя гильдии воинов, и еще кого-то. Это была молодая особа - девушка, которую парень лечил и выхаживал. Она ярко выделялась из толпы и в тоже время была незаметна среди хлопь-ев снега. Вся ее одежда была белоснежной и пушистой. Было видно, что здоровье не до конца пришло к ней. Обессиленные ноги с трудом держали слабое тело, которое то и дело покачивалось на слабом ветерке.
  - Она пришла рано утром во дворец и потребовала разговора с правителем. Когда я увидел ее бледное лицо и дрожащие руки, то я просто опешил и подумал: 'Как же ты мог отпустить ее?', но потом узнал ее высокомерный характер и понял, почему тебя рядом нет. Все то время пока Тэрос не пришел, она постоянно чего-то требовала, то дай ей по-есть, то дай ей теплой одежды. Меня это просто взбесило, и я ушел из тронного зала, ос-тавив ее на совести стражников, - рассказывал Оклорс, когда они были почти у памятни-ка. - Как же ты не заметил ее ухода? Ума не приложу!
  Казалось, что Илорану было все безразлично: собравшаяся толпа, девушка, выле-ченная им, абсолютно все чужые проблемы и дела. Сейчас его интересовало лишь одно - это новое, неописуемое чувство. Поначалу юноша его боялся, теперь же оно влекло за со-бой. Им овладело любопытство. Необычайная и неведомая сила амулета, словно раздви-гала иллюзии действительности и показывала то, что за ними скрыто. Илоран вглядывался в пролетающие мимо его лица снежинки. Никогда прежде ничего подобного он не видел: совсем тонкие и выточенные каким-то искусным мастером грани снежинок, разные фор-мы и точная симметрия. Все было сбалансировано и гармонично.
  Этот снег напомнил ему детство. Илорану было всего семь лет, и именно в тот, са-мый снежный день, когда снег валил с неба, словно ливень, он подружился с Оклорсом. Они строили снежные фигуры, играли в снежки и катались по льду. Кругом был мир, и солнечный свет разливал добро. Дети еще не знали, что там неподалеку от них гремят раскаты смертоносной войны.
  Юноша вспомнил и маму, которая была обеспокоена тем, что Илоран промок на-сквозь. И она боялась, что он заболеет. После она кормила его пирожками и поила горя-чим чаем с травяными запахами.
  Ностальгия закончилась, и Илоран заметил, что стоит на постаменте возле той троицы, что видел пробираясь сквозь толпу. Оклорс стоял рядом и о чем-то тихо перего-варивался с Лорандом. Молодой наследник пристально смотрел на Орлану, слушая то, что она болезненным голосом ему говорила. Толпа с замиранием сердца, ожидала речи тех, кто стоит на постаменте памятника. Юноше было все безразлично, он впал в детство, и все казалось ему добрым и светлым. Неожиданно для самого себя его взгляд пронзил ка-менные стены, и перед ним раскинулась: пустые поля и сбросившие свою листву деревья.
  Где-то там же, впереди, совсем недалеко раскинулась удивительная картина: лес-ное озеро, да именно озеро, а не какой-нибудь прудик, покрывалось ледяной прозрачной коркой. Кое-где еще была видна рябь на чистой воде. Облака пара замерли над безветрен-ной поверхностью водоема; вода постепенно остывала, превращаясь в лед. Это был из-любленное место отдыха горожан - летом они купались и рыбачили, а зимой катались по сколькому льду, играли в снежки и просто расслаблялись, валяясь в сугробах мягкого сне-га.
  Вдруг, появилось, что-то лишнее, то, чего не должно было быть здесь сейчас. Ило-ран почувствовал, что на него пристальным взглядом кто-то смотрит, и он увидел волка. Белоснежного создания, почти не заметного среди опускающихся хлопьев снега. Ледяные глаза на гордо поднятой морде пса смотрели прямиком на парня.
  Илоран сделал шаг ему навстречу и спросил шепотом:
  - Кто ты?
  'Приходи на это место, где я стою, как только стемнеет', - был ему неожиданный ответ. Илоран знал, что это слышал только он, но он не мог понять, как у него это получа-ется. Приглушенный голос вернул юношу к действительности.
  - Вы все давно знаете, что далеко от нас, на юге идет ожесточенная война темного графства с союзными нам королевствами, - разлетался громкий голос молодого наследни-ка по всей площади. Мы сохраняли мир с несколькими королевствами, поставляя им про-виант, ресурсы и оружие, они же, словно скалы стояли на защите наших границ от злой напасти. Но теперь вражески орды маршируют на Тирасл - древнюю столицу королевства Наксония. - Тэрос сделал небольшую паузу, переводя дыхание. - Совсем недавно к нам прибыла сестра правителя Наксонии, с просьбой о помощи, - толпа внимательно слушала. - Мне кажется, что пришло время и нам вступить в войну, и я прошу командиров отдель-ных батальонов собрать войска. Мы выступаем сегодня вечером, - последние слова он выкрикивал особенно четко. Прошло несколько секунд замешательства, которые смени-лись одобрительными окриками горожан. Народ Грифонов согласился на вступление в войну.
  
  - Я не поеду, - сухо сказал Илоран, когда они с Оклорсом шли к его дому.
  - Что? Ведь ты грезил о славе, о подвигах. Тебе даже выделяют отряд.
  - Что-то изменилось! Во мне. И это что-то говорит мне остаться. А как ты?
  - Боюсь, лекарю не место на поле боя! - с улыбкой на лице откликнулся Оклорс. - А если честно, то я и сам не хочу. Составлю тебе компанию в пустынном городе, - с еще большой ухмылкой сказал он. - А Орлана поблагодарила тебя?
  Илоран отрицательно мотнул головой и заметил:
  - Она еще слишком слаба и скорей всего не понимает, что произошло. Думаю, не стоит на нее обижаться.
  Всю оставшуюся дорогу друзья шли безмолвно. В городе царил переполох и чем ближе наступал вечер, тем больше он усиливался. И Илоран, и Оклорс думали, что моло-дой наследник выбрал неудачное время для отправки войск, и когда они ему об этом ска-зали, он лишь ответил: 'Здесь я решаю, что и как'. Илоран был уверен, что если бы всем этим заведовал истинный король королевства Грифонов - Сарин, то он бы послушал его совета, во всяком случае, всегда так было. Но к его великому сожалению король был тя-жело болен.
  Уже начинало темнеть, когда Оклорс пошел провожать войско, Илоран же ссыла-ясь на усталость, остался дома. Он так ничего и не рассказал своему другу о магическом артефакте, о волке, о письме от Гральменга. Он знал с самого детства, что Оклорс не лю-бил магию и очень холодно относился к магам, хотя причину тому не знал. А вот его соб-ственное желание постичь тайну загадочного медальона выросло до небывалых пределов. Еще утром он хотел сорваться с пьедестала и бежать до самого берега озера. Весь день не находя себе место, юнец принимался за тяжелую физическую работу, уборку по дому, он даже экспериментировал в приготовлении различных блюд. Мысль о волке, который вполне может раскрыть множество тайн, в частности, его сна, никак не шла из головы.
  Накинув на себя теплую и комфортную одежду, Илоран двинулся в путь. Стараясь идти темными немноголюдными местами, чтобы не привлекать излишнего внимания, он потихоньку вышел прочь из города. Войско медленно тянулось узкой шеренгой через центральные ворота города. Путь им предстоял изнурительный и долгий, ведь среди них, больше половины - это пехотинцы.
  Свежий морозный воздух обжигал не только лицо, но и легкие Илорана. За день навалило достаточное количество снега, так, что парень прокладывал себе путь через глу-бокие сугробы. Снег заваливался в его ботинки и быстро таял. Копившаяся сырость раз-дражала юношу.
  Огонь факела, который был зажжен при выходе из города, затрепетал и через мгно-вение погас. Почему-то, это совсем не удивило Илорана. Он бросил потухшую палку в снег, от чего раздалось слабо слышимое шипение. Уже явно виднелось, как деревья, по-хожие на неподвижных часовых, редели. И вот он долгожданный берег замерзшего озера. Тишина окутывала каждый уголок дивного места, только хруст снега под ногами парня сотрясал стоячий воздух.
  Илоран остановился почти на середине ледяной корки. На его счастье, она была крепкая. Что под ней привлекло его внимание. Присев на корточки он вгляделся в мутное стекло, но так ничего и не увидел. Только вода, серебристого оттенка беспокойно дрожа-ла.
  'Неправда ли, красиво?' - голос раздался в голове парня, который тут же вскочил, почуяв чье-то присутствие. Волк стоял рядом и тоже вглядывался в льдину. Неожидан-ность породила шок в душе Илорана. Он невольно отпрянул назад, от белого пса.
  - Как ты это делаешь? - глаза волка вопросительно посмотрели на испуганного парня, и тогда тот добавил - Разговариваешь со мной?
  'Дело не в том, что я могу говорить, а в том, что ты можешь слышать' - Илоран хотел задать еще вопрос, но волк продолжил - 'Чудеса? Нет, конечно! У тебя дар, кото-рый не у всякого друида есть, но и я не обычный волк, это факт. У моего юного героя должно быть множество вопросов, но время не ждет. Подумай, что тебе действительно важно'.
  Смятение вновь одолело разум Илорана. Он сосредоточился на первом вопросе. Все это казалось ему детской забавой, в которой играет роль несмышленого младенца. Жизнь стала странной и не понимаемой для него. Вопросов было не так много, но лишь один теребил его. Сон! конечно же, сон, но какая-та сила выдавила следующие:
   - Кто я?
  'Правильный вопрос! - проскрипело в голове юноши. - Да, тот, с которого нужно начать. Юный герой, ты догадался сам, что ты необычный, ты - маг великий и опасный для всех, наследник магического престола'.
  - Архимаг?!
  'Да, твои предки были ими, а теперь ты'. Волк подошел поближе к Илорану и с интересом посмотрел на воду подо льдом. Там ничего не менялось. Струйки пара вырва-лись из черного носа зверя и, ударившись о ледяную корку, разбежались в разные сторо-ны. Тяжелое хрипение потревожило воздух и что-то стало меняться в окружении.
  'Удивительно, как устроен мир! Все вещи, события, личности связанны друг с дру-гом. Одно порождает другое. У каждого следствия есть причина. Вот и у тебя юный маг, есть своя причина, и потому ты здесь, но твой вопрос слишком сложен для меня. Есть во-просы, на которые мы ищем ответы всю жизнь. К примеру, сама жизнь. Что это такое, ты знаешь?'
  Илоран хотел было открыть рот, чтобы сказать нет, но волк взметнул свой взгляд вверх и юноша невольно тоже окинул небо своим взором. Звезды целой кучей светились в небесной бездне, созерцая различными цветами, словно радуясь чему-то.
  'Видишь, они наполняют небесный океан. Кажется, что они находятся совсем близко друг к другу, но это далеко не так. Они одиноки... как и мы! Но без них не было бы океана. Ты уже можешь дать мне ответ?'
  - Нет! Это сложно...
  'Я не спорю, даже великим мудрецам нужно время. Возьмем обычную железную цепь. В ней целое множество звеньев. Но давай посмотрим на такую цепь, звенья которой делали разные кузнецы. Какими будут звенья, если один кузнец всегда делал вещи грубы-ми и неровными, а другой более искусен в своем деле, нежели первый'
  - Звенья будут разные!? - Илоран начал понимать, ему становился интересен этот разговор. Необычайное любопытство наполнило его разум, оно породило вдохновение и легкость.
  Окружающее продолжало меняться. Невидимые взору волны нахлынули на лесное озеро. Зима будто растворилась в цепи времени, и на ее место пришла весна. Озеро таяло. Снег местами превращался в лужицы воды, быстро уходящей в черную плодородную землю. Набухали почки на деревьях и птицы, поющие свои песенки, вили гнезда. А волк и человек все так же стояли посреди озера, их ноги были окутаны густым туманом.
  'Да, звенья будут совершенно разные, кривые и правильные, большие и маленькие. Каждый мастер будет делать свои кольца, а затем вставлять в одну единую цепь. Но для чего эта цепь? Она будет держать большую люстру в тронном зале или сдерживать одича-лого зверя. Так или иначе, у нее будет предназначение. Так что же такое жизнь, мой юный маг?'
  Илоран понял, ему не терпелось сказать.
  - Жизнь - это цепь, у которой есть свое предназначение.
  'Продолжай' - одобрительно промелькнул голос в голове парня.
  - А мы лишь звенья в этой жизни, - с прискорбием сказал он. - Но опять же, мы являемся не только звеньями, выкованными кузнецом. Он лишь предал нам форму, но кто-то другой вселил в нас жизнь, более мелкую и малозначительную, но имеющую смысл. Мы не можем меняться, но нам дано стать другими. У нас есть выбор, как устро-ить свою жизнь, но то, что дал нам кузнец не изгнать.
  'Да, вот она истина. У нас нет выбора, кем быть. Это ответ на твой вопрос: Почему ты маг?'.
  Вокруг царило лето. Яркое солнце освещала гладь воды. Лес был наполнен жиз-нью. Все было в зеленном цвете. Птицы учили своих детей летать. Это был маленький рай, в темном и воинственном мире.
  - Хорошо, но какую роль играет этот амулет, - Илоран расстегнул верхние пугови-цы своего пальто и достал каменную звезду.
  'Звезда Фироса - древний артефакт, объединяющий в себе власть над всеми че-тырьмя видами магии. Стихии, иллюзии, белая, или благородная, и черная, или проклятая. Каждая из них сильна по-своему. Амулет содержит в себе все четыре и от того он более могущественен. Поэтому только достойный может обладать им, иного он поработит или убьет. Звезда Фироса дает своему владельцу подтверждение в том, что он архимаг, при этом даруя большой магический потенциал своему хозяину'.
  Илоран почувствовал нежное тепло, исходящее от камня. Оно словно грело душу молодого мага.
  'Посмотри вокруг, Илоран. Все это создал ты! Совершенно невольно, неосознанно. Вспышка чувств изменила душу, которая в свою очередь породила иллюзию. Да, действи-тельно прекрасно! Но приглядись, и ты не увидишь правдоподобия. Прикоснись к воде, и она будет всего лишь коркой льда, а деревья скинут снег на зеленную траву. Все это ил-люзия. Магия, хотя и слабая, а ведь все это можно сделать и реальностью'.
  По мере того как он говорил лесное озеро превращалось в то, каким оно было. Зима вернулась, но Илоран воспрял духом, не находя никакого объяснения происходящему. Новорожденный маг, чувствовал, как его наполняет энергия, неведомая и сильная. Арте-факт древности вновь горел цветами магических миров.
  'Время не ждет, мой друг, у каждого из нас есть свое предназначение, и пришло время нам начать действовать'. - Волк развернулся и побрел в дикий лес. Илоран оста-вался на месте. Звезда Фироса, висящая на вытянутой руке, завораживала его взгляд. Ко-гда зверь скрылся во тьме, в голове промелькнули слабые отголоски слов волка:
  'Вспомни про видения, что дал тебе амулет'.
  
  Глава 3
  
  Темный всадник остановил свое войско на узкой дороге, ограниченной густым ле-сом, и велел спешиться. Будучи самым верным прислужником своего господина, он вы-зывал очень много страху и уважения у воинов. Солдаты и прочая прислуга очень боялись его, и уже один взгляд наметал на них смятение. Темный же был весьма груб и безжало-стен в обращении с кем-либо. Некоторые, которые были смелыми, за глаза говорили, что он самый злой среди сил злых. Ходил и еще один слух о том, что он метит к верховной власти и однажды сменит темного хозяина. Но все это на самом деле совершенно не инте-ресовало всадника.
  Ему не нужна ни власть, ни сила. В его душе было что-то другое, не свойственное ни злу, ни добру. Он не любил убивать, но и милосердием не отличался. Так или иначе, сейчас он вел темное войско на битву.
  Опускалась ночная мгла на заснеженную землю. Холод, не ожидаемый никем, тор-мозил действия воинов, которые спешно прятали повозки, коней и прочие вещи, которые не нужны для боя. Здесь, в этой узкой части дороги, было приказано устроить засаду. Всадник еще не знал, что хозяин собирается делать с окруженным войском, но был еще один приказ: никого не убивать, а просто окружить.
  Темный прислужник еще никогда не подводил своего владыку и даже сейчас он старался делать все аккуратно. Он знал, что было сделано много маневров и все ради этой засады. Итак, темная армия спряталась меж деревьев. Все было готово.
  
  Илоран бежал обратно в город. Он понял, что его остановило, от ухода вместе с войском и это был далеко не волк. Срочно требовалось предпринимать какие-то действия. Амулет поведал три вещи, но лишь одна из них, заслуживала предельного внимания в данный момент. Зло нависло над королевством Грифонов, и вот-вот начнется война, по-следняя война. Темные легионы приближаются к Грифилиону.
  - Мне кажется это ловушка, спланированная не только тьмой. Бролонг, король На-ксонии предал нас, - говорил он запыхавшимся голосом, когда случайно встретил Оклор-са на городской площади. Народ будто вымер: пустые улицы города, отсутствие света в домах, лишь трактир собрал некоторое количество людей.
  - Что? - возмутился его друг.
  - Да, я тоже не могу в это поверить. Но посуди сам, Он подсылает свою сестру, чтобы та опустошила город от войск, сославшись на помощь, а он вместе с темными вой-сками захватывает беззащитный Грифилион, - вместе они быстро шли во дворец.
  - Ты ошибаешься Илоран! - донеслось до них откуда-то позади. На темных улицах было и без того жутко, а тут еще и неожиданный окрик. Друзья несколько перепугались. Оклорс схватился за ручку кинжала, что висел у него на поясе, но так и не вытащил его из кожуха. Две тени приближались к ним. Одна из них была высокая, а ее походка была гор-дая, вторая же шла украдкой за первой, словно шпион. Задний силуэт держал в своих ру-ках одноручный меч, готовый ударить в любой момент, а его голова то и дело, что опас-ливо осматривалась.
  - Кто здесь? - выкрикнул Оклорс.
  - Тот, кого вы подозреваете в предательстве, но я хочу вас заверить, что это не так.
  - Бролонг? - с изумленным видом Илоран узнал знакомые черты Правителя На-ксонии. Это лицо он видел год назад, когда владыка восточного королевства приезжал на переговоры с Сарином. - почему я должен доверять тебе?
  - Это твой выбор! Я знаю о событиях минувших дней. И боюсь, много в этой исто-рии загадок и тайн. В одном ты и твой друг можете быть уверены: я не предатель! Мне не сложно рассказать все, что знаю, если ты мне позволишь.
  - Конечно, - холодно откликнулся парень. Второй силуэт все это время стоял не-подалеку, он будто ждал засады. Илоран понял сразу, что это всего лишь верный слуга. - Но сначала, давай пройдем во дворец.
  Компания из четырех человек быстро засеменила вверх по улице. Род Илорана все-гда пользовался почетом и знатностью у королей. Его мать была одним из советников ста-рого короля, в какой-то степени эта участь перепала и на голову ее сына. Впрочем, он был безразличен ко всему этому, поскольку был молод и полон сил. Мир в его глазах казался маленьким, хотелось многое посмотреть, познать и изведать. Долгое время он собирался отправиться в путешествие, но что-то мешало, а после смерти матери юноша и вовсе впал в депрессию.
  Хотя паренек знал гораздо больше, чем его сверстники, а мудрости, за столь ма-ленькое время жизни накопилось столько, что он мог учить любого ребенка, как тому сто-ит вести себя в отдельных ситуациях. Конечно, ошибок в догадках было много, но Илоран всегда знал, что без них не построить правильного довода, да и в целом, ошибки нужны лишь для того, чтобы научится жить.
  Четыре человека прошли холл и оказались в просторном зале квадратной формы. Высокие стены держали куполовидную крышу, раскрашенную, как ночное небо: ночное светило, окруженное бесчисленным множеством звезд. Стены представляли собой горные пейзажи, лесные картины, водоемы и речушки. Конечно, везде на этих картинах была ночь. Стены были зачарованны иллюзионистами. Днем на потолке появлялось солнце, а стенные росписи наполнялись дневным светом. Порой можно было заметить животных среди оживленной природы. Не хватало разве что звука.
  Зал был пуст. Даже ночная стража отсутствовала. Слева от входа располагался ка-мин, к которому сразу пошли трое из всей компании, лишь Оклорс отправился в неболь-шую дверь, тронным помостам. Илоран разжег огонь и уселся за небольшой круглый стол стоящий рядом с каминной стойкой. Бролонг расположился там же. Его слуга, сложив ру-ки за спиной, стоял возле входа в тронный зал. Тусклый свет наполнял темень зала.
  Король Наксонии молчал, впрочем, доверенное лицо короля Грифонов тоже. Они оба ожидали прихода Сарина, за которым отправился лекарь. Но из дверей вышел лишь Оклорс, спустя некоторое время. Его лицо было хмурым и серьезным. Быстрыми шагами он прошел к столику возле огня. И тихим голосом сказал:
  - Боюсь это плохие вести. Король при смерти. Я не знаю, сколько он еще продер-жится, но до утра он не продержится, - наступила минута молчания. Бролонг медленно встал и отрицательно закачал головой.
  - Не на это я рассчитывал, когда тайком бежал из осаждаемого Тирасла. Я знал, что поступаю подло по отношению к своему народу, но выбора не было, - король расхаживал вдоль камина.
  - С какой целью ты сюда ехал, - скопившаяся злость внутри Илорана выплеснула агрессию. Слуга, стоявший возле входа шевельнулся, но, увидев спокойствие господина, остался на месте.
  - Илоран, - суровым голосом сказала тень пятого человека, незаметно появившего-ся в тронном зале. Он был обернут в шелковый красный балахон. Сгорбленное тело высо-кого роста медленно приближалось к ним. Старческое тело крепко сжимало в своих руках посох, - ты не имеешь права разговаривать с королями в таких тонах. Я проскакал боль-шое расстояние не для того, чтобы увидеть, как невоспитанный юноша грубит Владыке королевства Наксонии.
  - Гральменг! Магистр магии стихий! Я не верю своим глазам! - Илоран соскочил с места и низко поклонился магу. Душа парня словно перевернулась, нельзя описать ту ра-дость встречи, что испытывал Илоран.
  - Да, мой верный ученик, это я! - морщинистое лицо, освещаемое огнем, улыбну-лось. - Но давай оставим все торжества на завтра, ибо над миром нависла угроза.
  Низкий голос старца слегка похрипывал и потому, последние слова прозвучали особенно тяжело. Оклорс сидел тихо и спокойно, погрузившись в свои внутренние мысли. Ему не очень нравилось присутствие любого мага рядом с собой, но Гральменг все же, вызывал у него некоторые симпатии. Еще в детстве, когда тот обучал маленького Илора-на, Оклорс получил несколько дельных советов и рецептов лечебных зелий. Возможно, будь на месте этого магистра какой-нибудь другой чародей, лекарь бы злостно ушел.
  
  Все четверо сидели за столом, и он казался тесным для них. Верный слуга короля возился с огнем, подбрасывая туда еще поленьев. Старый маг вел повествование и иногда Бролонг вставлял некоторые факты. Двое друзей молча слушали.
 &;nbsp;- Наступают темные времена. Люди становятся словно псами, что дерутся на смерть за одну единственную кость. Кругом царит хаос. Очень много злости, предательст-ва и обмана. Каждый думает только о себе, подставляя вчерашних друзей под нож врага. Благородство и честь утратили свое значение в жизнях многих людей, - Гральменг пре-рвался. Он опустил свой взгляд в пол, что казалось, будто заснул, но вскоре продолжил медленным и глухим тоном. - Коварство темных созданий не знает предела. Они, будто с цепи сорвались, захватывают последние непокорные земли. Их численная масса не имеет границ и все дело в темной магии. Она порабощает тех, кого мы считали нашими друзья-ми и соратниками. Конечно, есть и те, кто стойко противостоят, но силы на исходе.
  - Темное полчище напало на мое королевство, - вступил в повествование Бролонг. - Сметая небольшие селения и деревеньки, они, словно вспышка очутились возле огром-ных стен Тирасла.
  - Наксонцы стояли из последних сил, держа за уздцы мужество и храбрость, но числу врага не было конца. Вылезая неизвестно откуда, темные создания волнами обру-шивались на стены, и в итоге оборона была сломлена, а королевство захвачено.
  - Да теперь, я не король, - печально подметил Бролонг, после чего повисла не-большая пауза.
  - Королевство Мирзи, - продолжил маг,- было разбито за два часа. Темный влады-ка применил свою злотворную магию. Не знаю, сколько она отняла у него сил, но все лю-ди рухнули на месте, лишившись своих душ.
  - Позволь мне, Гральменг продолжить. Я не хочу казаться в глазах этих юношей предателем, - обратился к старцу король, на что тот кивнул положительно. - Все, что сде-лал враг, это было сущий пустяк по сравнению с его настоящими планами. Все это долгое время мы думали, что в силах дать отпор, но как видите сами... ошибочное мнение. Едва разбив наши форпосты и города, враждебные нам силы направились на королевство Гри-фонов.
  Очень долгое время союзные страны считали, что грифонцы не по зубам врагу, но все-таки он выдвинул свои армии на Грифилион. Магия не берет могучие стены вашей столицы, а войны севера крепки и сильны. Укрывшись небольшим отрядом в горах, мы, небольшой совет, рассматривали множество планов, как зло может сразить оборону древ-него города. К несчастью, все наши домыслы имели провальный итог. Враг пошел совер-шенно по иной тропе.
  Как вам известно, моя сестра Орлана попросила помощи, но я могу вас заверить, что я не просил ее об этом. Для меня самого, это была дикая новость.
  - Подождите! - очнулся Оклорс. - Магия иллюзий, ведь так!
  - Да, темный чародей, обратился в мой облик и повелевал девушкой, - печально подтвердил Бролонг. - Все это был маневр, с целью опустошить Грифилион. Хотя, на этом не заканчивался план. - Мы не знаем, как, но тьме подвластно менять души людей. Те, кто сегодня вечером ушел из города, это больше не люди... это проклятые создания. Их разум сгорел и превратился в пепел, а жилы наполнились черной кровью, - закончил магистр магии стихий.
  Долгое молчание повисло под сводами зала. На фреске потолка появлялись первые лучики солнца. Горизонт восточной стены начинал озаряться красным светом. Наступало утро. Илоран чувствовал себя голодным и сонным, но что-то подсказывало ему, что еще долго он не сможет отдохнуть. Весь рассказ он не проронил ни слова; внимательно слу-шая, он многое понял. Мир погружался во тьму, уже очень скоро и Грифилион падет.
  'Вот оно, что - Грифилион! Все, что делал враг, было лишь маневром для захвата столицы Грифонов. Вот она главная цель всей войны. Неужели Гральменг не видит этого, неужели только я, Илоран вижу столь явные замыслы темного лорда?' - спрашивал он себя. Беспокойство одолело его душу и словно сжало в комок. Но что-то другое, будто противоядие стало гасить назревающую панику. Ответы сами собой стали появляться на нитях восприятия. Илоран чувствовал все это, только не мог понять, где источник, но сей-час это не имеет значение. Парень вскочил со стула, что тот опрокинулся. Расхаживая взад вперед, он стал рассуждать вслух, другие его непонимающе слушали.
  - Нет, это все не просто так! У всего есть цели, даже у крошечного организма вели-кая цель, а тем более у таких людей, как темный лорд. Но в чем она? Сотни лет продолжа-ется эта война, война не за ресурсы, не за власть... Да, у нее вообще нет смысла! Ведь так, Гральменг? - Илоран остановился и оглядел пустое от всяких мыслей лицо магистра. Морщины, седая борода, доходившая до живота, большой нос и черные глаза, ни что не выражало задумчивости, эмоций, лишь немногие могли заметить долю радости. Радости связанной с Илораном.
  Юноша продолжил свои размышления:
  - У всего есть смысл! Грифилион, старинный город древнего мира, ни разу не под-вергшийся нападению. Зачем тогда мощные стены, охраняющие его? Точно! - парень, по-груженный в мысли снова повернулся к столику, за которым сидела три лица. - Что захо-ронено в часовне Ризорс, Гральменг?
  Теперь, магистр был крайне удивлен, даже не столько вопросом своего ученика, сколько своей спелостью. Все лицо исказилось духовной болью, а тело наполнилось вин-цом. Тяжело подняв поникшую голову, магистр с досадой заговорил:
  - Ты прав, Илоран. Действительно, я слеп. Часовня скрывает куда более опасное зло чем то, что нас окружает. Бессмертный дух, заточенный в каменный саркофаг, меч-тающий о мести и о разрушении, долго прибывал в сновидении, но час пробуждения на-стал. Долгое время, он набирался сил, пока его соратники готовились к освободительной миссии и теперь он жаждет вырваться на свободу, чтоб посеять хаос.
  - Мой господин! - разнеся громкий голос прежде незаметного слуги. - Время!
  В знак ответа Бролонг кивнул и обратился к задумавшемуся магу.
  - Нельзя больше задерживаться.
  Лицо мага не изменилось. Устремив свой взгляд в мозаику пола, он глубоко ос-мысливал вещи, недостижимые для обыкновенных людей. Ночь уже сменилась утром, и круг краснеющего солнца был виден на восточной стене. Вся зала наполнилась его све-том. Лучи не слепили глаза, да и зал не был залит истинным светом.
  - Мы должны уходить, - сказал Гральменг, поднимаясь со стула.
  - А как же люди, что остались в городе? - обеспокоился Оклорс. Он прекрасно по-нимал, что происходит, чего нельзя было сказать о его друге, который обессмыслено, сто-ял у догорающего огня. - Мы не можем оставить их здесь на погибель.
  - Но куда они пойдут? - спросил король. - Скроются в лесах? Поодиночке они все равно погибнут, а вместе им негде спрятаться. Выхода нет.
  - Выход есть! - воскликнул Илоран, эта идея зрела уже давно в его мыслях. Аму-лет, а возможно волк, подсказал ему ее. - Трубите тревогу, собирайте людей на площади.
  Не спрашивая ничего, лекарь стремительно выбежал из тронного зала, за ним спо-койно вышел задумчивый маг и лишь Бролонг глядя на парня ухмыльнулся и тихо сказал:
  - Прекрасно!
  
  Спустя четверть часа, Илоран остался один на один с самим собой. В зале не было никого кроме него. Разные мысли посещали голову парня, и ему захотелось расслабиться. Усевшись в трон, обвитый мягкой и пушистой шерстью, он вздохнул. Кости ломило, а глаза горели невидимым огнем. Только сейчас захотелось по-настоящему спать, но впере-ди было еще много дел. Сопротивляясь сну, он словно мальчик любовался дивными кар-тинами стен.
  На одной из них, появился крошечный птенец. Он учился летать и вот его первое приземление, не очень удачное. Бедняжка ударился о землю и распластался на ней. Под-летела взрослая птица, конечно же, мама и, потершись о крылья малыша, подбодрила то-го.
  Картина напомнила Илорану о его собственной маме, о том, что она просила. Юноша вспомнил и о чародее. Кто он, парень еще не знал. Сейчас ему хотелось лишь од-ного, чтобы все происходящее оказалось сном, пускай ужасным, но сном. Возможно, в последний раз у него возникает такая возможность расслабиться. Вновь вздохнув, парень встал и печально побрел к выходу. Возлей дверей, он остановился и окинул взглядом зал, который вызывал в его душе радость.
  - Что ж. Теперь, все будет по-другому!
  
  Голова раскалывалась от боли, амулет, словно огонь, обжигал кожу, а в глазах сто-ял плотный туман. Сознание медленно возвращалось. Илоран сидел на заснеженной зем-ле, облокотившись на дерево. Рядом лежал бесчувственный Оклорс. Его тело было в кро-ви; множество порезов и колотых ран, сломанный нос и обожженное огнем лицо. Два че-ловека о чем-то оживленно разговаривали не далеко от них.
  Илоран не помнил, что произошло после его ухода из тронного зала, но увидев своего умирающего друга, он не удивился. Будто почувствовав взгляд, Оклорс открыл глаза. В них можно было увидеть многое: сожаление и гнев, радость и разочарование, улыбку и боль, дружескую любовь и ненависть. Илоран боялся признаться своему другу в том, что он маг, но все произошло... Как? это уже не важно.
  Друзья невольно сжали друг другу руки. Оба понимали происходящее и видели ис-ход. Не нужно было ничего говорить, что дружба верная и честная жила. Из глаз новоис-печенного мага потекли слезы, но на лице лекаря застыла добродушная улыбка:
  - Наверное, это все! Дальше ты без меня. Не думай о том, что было, прошлое не воротить, но жить с угрызением просто невозможно, - дрожащей рукой он достал из кар-мана штанов хрустальный шарик и отдал его другу. - Это от Орланы. Она сказала, что со временем ты поймешь.
  Илоран взял шарик и озадачено оглядел его. Он был прозрачный и отполирован-ный до блеска, но для чего он нужен, не было понятно. Убрав его в карман штанов, парень легонько положил свою руку на голову лекаря. Оклорс чувствовал, как кровь наполняет легкие. По чистой случайности, ему было позволено прожить еще немного. Закрыв глаза, он вновь заговорил слабым голосом:
  - Я знаю, однажды прейдет весна и мир расцветет. Цветы на зеленых полянах бу-дут краснеть, желтеть и розоветь под яркими лучами радостного солнца. Дикие вишни станут благоухать и покроются белыми цветами, а птицы будут кружить в небесных про-сторах и радоваться победе. Все будет по-другому, даже земля будет счастлива. Ибо она больше всех жаждет мира и спокойствия.
  Мы сами творцы своей судьбы, мой друг! Но она не начинается с пустого места. Мы, как семечки цветов разных сортов. Сперва, нас садят в землю - в нашу жизнь, зара-нее наделяя нас какими-то свойствами, дальше, пока мы беззащитны, за нами ухаживают, тем самым дают первоначальный характер, а потом, бросают в жизнь. Не мне винить тебя в том, что ты маг, ты не сам им стал, но я верю, что именно ты возродишь этот угасающий лучик весны, - Оклорс закашлял, кровь наполняла его горло и рот. - Прощай мой друг, я был рад, что ты повстречался на моем пути.
  Тело лекаря скрутила дикая боль, а лицо исказилось в ужасной гримасе. Смерть за-брала молодую душу. Илоран сидел обессмыслено. Больше не было душевной боли. Все резко поменялось в его душе, старое бесследно пропало, а новое явилось из пустоты. Воз-мужавший взгляд хотел лишь одного. Мести.
  
  Прейдя в себя после очередной потери сознания, юноша почувствовал необычай-ную легкость и неистощимое количество сил. Он сидел верхом на коне, впереди шли два человека, Бролонг и Гральменг, а позади уверенной походкой шагал верный слуга короля Наксонии.
  Илоран не знал, сколько он провел времени без сознания, но когда очнулся, вокруг уже не было знакомых картин ни снега, ни гор, ни леса. Вместо всего этого была зеле-неющая земля, небольшие холмики и степи, а легкий запах минувшего дождя наполнял воздух. Солнце потихоньку уходило за горизонт, уступая свое место молодому месяцу.
  Парень до сих пор чувствовал потерю друга, она словно тяжелый груз, лежавший на сердце. Подобное он испытывал при смерти матери. Грустно, когда уходят родные, но жизнь продолжается.
  - Гральменг! - позвал он магистра. Тот немедленно обернулся и заулыбался. Ко-роль остановил лошадь и что-то приказал своему слуге. Тот, выслушав указания, принялся разводить огонь из хвороста, видимо, собранного ранее. - Как давно я без сознания? И ку-да мы идем?
  - Мой дорогой Илоран, ты удивителен, - похвально заговорил маг. - Немногим удавалось приходить в себя после того, что ты сделал, так быстро. Три дня мы держим на-правление на запад, столько же ты находился без чувств. Не многое произошло за это время. Если ты хочешь знать, тот твой план удался.
  - План? - слезая с лошади, спросил юноша. Встав на землю, затекшие ноги подог-нулись и если бы не Бролонг, то Илоран бы упал.
  - Ты ничего не помнишь! - воскликнул спасший его от падения. - Тогда слушай. По твоей просьбе мы собрали людей на площади Грифилиона, после чего, ты от имени Сарина приказал людям покинуть город и отправится в заброшенные шахты Муросва, что в дне от города. В то время, пока народ покидал город, появились разведчики врага. К не-счастью, их небольшой отряд, превосходивший числом наш гарнизон, решил действовать в одиночку.
  - Баталия длилась недолго, - продолжил Гральменг, - но потери были существен-ны. Вся городская стража оказалась недееспособной, нехватка опыта была видна слепому. Разбив защитников, нападающие принялись догонять тех, кто убегал в рудники. Ты и Ок-лорс, - последнее слово прозвучало с оттенком печали и сострадания, а Илоран уже по-чувствовал боль потери, - отстали от общей группы, что бы отгораживать отряд врага, но вдвоем это не очень получалось. Твой друг получал ранения одно за другим и в итоге упал от бессилия.
  Увидев это, ты побежал к нему, одновременно отбиваясь от выпадов темных вои-нов. Я не могу сказать, что было с тобой в этот момент, но, судя по твоим дальнейшим действиям, ты был охвачен яростью.
  Гральменг пронизывающе взглянул на короля Наксонии, тот потихоньку удалился, оставив их наедине. Верный слуга успешно разжег костер и повесил над огнем чайник. На лице мага больше не было радости, а голос стал суров и тих:
  - Сфера опустошения, очень мощное заклятие, Илоран. Я не знаю, как тебе удалось сотворить его, но знай, что оно является одним из самых темных.
  - Почему? - не находя других вопросов спросил удивленный и напуганный юноша.
  - Опустошение убивает не плоть, а душу, ты должен это знать! - почти шептал ма-гистр. - Создав сферу, ты искоренил душу из всех нападающих. Тебе повезло, что рядом не было горожан и, что ты держал руку Оклорса. Заклинание отняло много, столько, что в ближайшее время колдовать ты не сможешь.
  Гральменг затих и с сожалением посмотрел на Илорана, а тот опустил непонимаю-щий и стыдливый взгляд вниз. Ему не было ясны многие вещи, но даже не способность колдовать вызывала сейчас вопрос. Он не свыкся с мыслью о магических способностях, а тут уже такое.
  Вскоре вскипела вода, и слуга налил четыре кружки свежего чаю. Жидкость оказа-ла пробуждающее действие на юношу. Тот вздохнул полной грудью и впервые за долгое время улыбнулся без причины. Запахи цветов немного одурманивали, и радовали его. Маг и король о чем-то тихо переговаривались, хотя это совершенно не интересовало Илорана, и уж тем более слугу, который встал на колени и шептал молитву. Время потихоньку шло.
  По общему согласию, небольшой отряд решил переночевать на том месте, где они находились. Вечер проходил тихо и безмятежно, каждый занимался своим делом. Маг ме-дитировал, Бролонг точил свой меч, а слуга крепко спал и лишь Илоран не мог найти себе подходящего дела. Чувствуя себя выспавшимся и свободным, он наблюдал за остальными.
  Особое внимание его взора заслужил дремлющий человек. Он был странен в своих действиях, порой непонятных. Ни слова не произносил и пытался держаться в тени. Даже свое лицо прятал под тенью большого капюшона. Возможно, так и положено вести себя преданному слуге, но порой Илоран замечал, что король относится к нему по-иному, не-жели к прислуге.
  Так или иначе, наступила теплая ночь, а за ней туманное утро. Ничего особого в темное время суток не произошло. Илоран едва улегся на одеяло, разложенное на жесткой земле, как сразу уснул крепким сном. Вдруг неожиданно закончившемся. Нет, он проспал всю ночь, и даже часть утра, просто эта ночь оказалась особенной. Впервые за долгое время ему не приснилось таинственного сна, хотя сам герой этого не заметил.
  Быстро перекусив, небольшая группа начала собирать свои вещи и цеплять их к лошади и тут всех ждали сюрпризы, а точнее только одного Илорана. Первый, порадо-вавший его - из-за небольшого холма Бролонг привел вторую лошадь; другой, открыл Гральменг:
  - Мой дорогой Илоран! Пожалуй, это тот самый момент, когда нам суждено рас-статься, - улыбка юноши растаяло в непонимании. - Слишком мало, мы виделись, но та-кова наша судьба. И уж слишком много событий произошло в последние дни. - Старик замолчал, указывая жестом сесть на лошадь. На вторую, приведенную королем, взгромоз-дился слуга. - Темный властелин пробудился, но он еще слаб, так же как и ты. Релионс опасен, ибо зло будет искать тебя, чтобы убить. Ты последняя надежда для светлых людей и поэтому, ты должен скрыться.
  - Но я...
  - Не надо вопросов! - перебил маг, и с добродушной улыбкой продолжил. - Ты от-правишься с Бьером, верным слугой короля Бролонга. Он поможет тебе. Скачи на запад и не оглядывайся. Удачи архимаг! СКАЧИ, - крикнул магистр и ударил коня так, что тот сорвался с места. Илоран так и не успел попрощаться.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"