Кочеряев Даниил Александрович: другие произведения.

Шахматная партия. Первый ход Забытого.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Очередной попаданец в фэнтезийный мир, но на этот раз с пошатнувшейся психикой и циничным, пессимистичным мировоззрением и небольшой капелькой реализма. Внимание. Характер персонажа не списан с автора и не стоит сравнивать его со мной, как и персонажей других работ. Читать или не читать, дело ваше, никого не заставляю, т.к. работа вялотекущая и вряд ли продолжение будет регулярно писаться в больших объёмах.


Шахматная партия. Первый ход Забытого..

Пролог.

  
  
   Январское холодное утро.... Звёздное небо ещё не посветлело и белёсое око луны до сих пор висит в его просторах. Люди как обычно куда-то спешат, стремятся куда-то, в суете забывая о многих вещах и не обращая внимания на красоту и чудеса, что окружают их. Четыре года назад я был таким же, а сейчас для меня кружащиеся в хороводе холодные снежинки ценнее, чем творения знаменитейших художников и скульпторов.
   В тусклом свете мигающих фонарей эти белые танцовщицы, вырисовывающие в воздухе завораживающие пируэты и кульбиты, с поразительной, непонятной для простого обывателя грацией стремятся вниз, к земле укрытой заснеженным и заледенелым бетоном. Гибнут под ногами прохожих и под колёсами машин, несущихся по дорогам в ночных просторах городских улиц. Красивая трагедия, созданная самой природой, самим миром.... Угасают снежинки, будто живые люди, умирают эти красивые порождения воды и холода.
  
   От таких грустных мыслей у меня перед глазами по себе появляется картина четырёхлетней давности, будто старая чёрно-белая киноплёнка. Вот я с братом и подругой сижу в машине, за рулём которой наш общий знакомый. Всё вроде бы хорошо, мы радостные от ожидания шашлыков и хорошей протопленной баньки. Вокруг поля, разбитая просёлочная дорога, а по ней нам на встречу, будто из пустоты возникший, несётся многотонный грузовик. Ещё пару мгновений назад его не было на дороге. Несколько секунд и он врезается в нашу машину, толком и не успевшую развернуться.
   Дальнейший круговорот картин мне до сих пор не удаётся разобрать, помню только то, что после этого столкновение, первым, что я увидел, стала моя грудь, пробитая какой-то железкой. Серёга был превращён в кровавый фарш, начинённый органами и костями, смешавшимися с одеждой и смятым сидением. Сестру я смог увидеть лишь краешком глаза, но этого мне хватило, чтобы потом долгими месяцами видеть её застывшее в гримасе ужаса и боли лицо, повёрнутое ко мне, и тело, укутанное в металл и пластмассу машины. Увидеть брата мне не удалось, я потерял сознание и очнулся уже в больнице в палате, прикованный к постели и аппаратам жизнеобеспечения. После этого события меня долгое время преследовали страшные видения, и сны обратились в кошмары, месяцами они посещали меня и месяцами я пропадал у различных специалистов, работающих в области психиатрии и психологии. Чуть не загремел в психушку на постоянной основе из-за этого, но к моей превеликой радости пробыл там всего неделю, но какие ужасные это были семь дней словами не передать.
  
   Отныне я стараюсь не заводить долгих связей, ни дружеских, ни любовных. Нет, во мне желание оплакивать чью-либо гибель, уж очень свежи воспоминания о том событии, хоть и прошло четыре года. Об этом мне каждое утро напоминает ужасный шрам, тянущийся от пупка до солнечного сплетения, и несколько шрамов поменьше, один из которых начинается у края левой брови и идёт вдоль виска с той же стороны лица, скрываясь под волосами. Хе-х, а с учётом удлинённых у стоматолога верхних клыков и моих каре-жёлтых глаз это смотрится немного пугающе (до сих пор рад, что сделал себе только такую "модификацию, и не обзавёлся ни тату, ни пирсингом). Этим мне доводилось уже неоднократно пользоваться в конфликтах с одногруппниками, старшекурсниками и какой-нибудь шушерой. Из-за этого за мной закрепилась слава любителя драк и дебошей, хоть их устраивал не я, что не мешало им быть оконченными мной.
  
   - Раз-два, три! - на мгновение картина мира померкла, и вместе с тем уши заполонил противный хриплый каркающий голос, мгновенно выведший меня из размышлений. Однако стоило ей проясниться, как все люди вокруг исчезли с глаз.
   - Четыре, пять, начинаем мы играть! - неизвестный продолжил говорить. На этот раз он делал длинные паузы между словами и изменял интонацию на каждом последующем. В следующее мгновение мир перед моими глазами вновь померк, чтобы смениться картиной небольшой тёмной комнаты, посреди которой стоит старый и потрёпанный временем журнальный столик с круглой столешницей и резными ножками, лак на которых потрескался и облупился. И лишь участок с этим столом освещён тусклым светом незримой лампы, озаряя шахматную доску с расставленными по её краям фигурами.
   Однако в небольшое пятно света входит сгорбленная фигура, облачённая в угольно-чёрный балахон, сливающийся с окружающей темнотой. Лик неизвестного сокрыт глубокими объятиями капюшона, а сухопарая рука с костлявыми крючковатыми пальцами воздвигнута над кроваво-красными шахматами, словно бы её владелец думает, какой бы ход сделать. И вот спустя несколько секунд он решается, аккуратно подцепив пальцами пешку в самом центре, он переставляет её на две клетки вперёд.
   - Я сделал свой ход пешкой. Теперь твой черёд. - фигура вновь растворилась во тьме, передав ход другому игроку. Неизвестный просто сделал шаг назад и его балахон буквально стал перетекать в темноту, сливаясь с ней и становясь ничем не отличимым. Когда скрылась голова с ликом, сокрытым капюшоном, свет над столом стал слабеть, меркнуть, а стоило скрыться и руке, что лишь недавно держала пешку, как свет погас совсем.
   Стоило видению развеяться, подобно утреннему туману, оставив о себе лишь неприятные и пугающие воспоминания на дальнейшую жизнь, как я отправился домой по опустевшим городским улицам, что снова заполнялись людьми.
   Мысли о случившемся приступе быстро заполонили мой разум, поднимая в душе старые страхи и переживания.
  
   Если бы Александр в тот момент обернулся назад, то там бы он увидел то самое существо, что было в его видении. Оно, в несколько раз превосходя его в росте, идёт за ним следом и заботливо держит свои костлявые руки, обтянутые пепельно-серой кожей, на его плечах,... Так словно парень, маленький ребёнок, а существо - это умудрённый годами жизни родитель. Однако фигуру в балахоне не видел никто, она проходила сквозь людей и животных, сквозь любые препятствия, что встречались на её пути, не отпуская Александра. Тот же шёл, будучи поглощённым собственными думами, и не замечал, как мир вокруг него кардинально меняется, небо посветлело, и на его затянутом хмурыми серыми облаками лике появился золотистый солнечный диск. Уличные пейзажи каменных джунглей сменились каменной утробой подъезда, усеянной множеством квартир и лестничных площадок, связанных меж собой ступеньками и лифтовой шахтой, подобно позвоночнику и рёбрам. Этаж за этажом, Александр поднимался наверх, а существо следовало за ним, следуя лишь одной известной ему цели.... И вот! Достигнув шестого этажа и пройдя к дверям квартиры своего деда, парень вставил в небольшую замочную скважину механического замка серебристый ключ и, провернув его несколько раз против часовой стрелки, открыл дверь, после чего зашёл в квартиру. Стоило парню только переступить порог и захлопнуть дверь, как фигура существа, облачённого в балахон, стала истаивать, словно утренний туман на заре. Решающий шаг, который изменил судьбу юного Александра навсегда, ничто теперь не будет как раньше.
   - Что за чертовщина, происх...! - только очнувшись от наваждения, парень рухнул на пол, как подкошенный, словно силы покинули его. Он уснул....
  

***

  
   Очнулся я резко, рывком поднявшись на ноги из лежачего состояния, отчего по телу тут же разлилась неприятная боль и перед открытыми глазами замелькали цветные круги, чуть не упав обратно. Нос оказался заложен, поэтому никаких запахов я не почувствовал, а вот сильную сухость во рту, которую кроме как словом "сушняк" не охарактеризуешь, - ощутил. Когда же зрение пришло в норму, мне удалось увидеть лес.... Стоп! Лес?! Что на мне за херня одета?!
  
   Лес на границе княжества рода Лебедя огласил дикий крик негодования и злости. Если бы сторонний наблюдатель мог оказаться рядом с его источником, то он бы был изрядно напуган и избит, ведь тот юноша, что так проявил свою ярость, в тот момент явно был не в себе. Цедя проклятия и рыча ругательства в адрес неизвестного ему же благодетеля, парень метался от древа к древу, спуская пар, оббивая их стволы. Было отчего. Он не был рождён в княжестве рода Лебедя, что уж говорить, юноша не являлся уроженцем того мира, в котором существовало и существует это княжество. В этих землях парнишка по имени Александр всего лишь чужак. Что же он будет делать дальше, искать путь назад, туда, где его никто не ждёт, или же останется в этом, новом, мире?
  
   Когда моя истерика, превратившаяся в спускание пара, окончилась, то окружающие меня деревья пестрели участками содранной коры и пятнами крови. Мои руки болели и почти не слушались, пальцы так вообще не двигались, лишь редко подрагивали, стоило мне попытаться двинуть хотя бы фалангой. Костяшки сбиты в мясо и кровоточат, а ещё эта нарастающая слабость, раскалённым свинцом разливающаяся по всему телу.
   - Вашу ж дивизию, я... - мне в очередной раз не удалось договорить, как моё тело упало от усталости на ровном месте, новая порция боли не сыграла какой-либо роли, кроме как в мыслях что-то едва ощутимое шевельнулось. Мои глаза стали сами по себе закрываться, медленно, будто занавес в театре, а звуки окружающего меня леса утихать, словно пробиваясь сквозь многометровую толщу воды.
  

Первая глава.

  
   Через несколько часов на обессиленного и израненного юношу, лежащего почти в самом сердце леса, наткнулся старый охотник, что учил внука своему ремеслу. Они-то и отнесли Александра домой, и оказали ему помощь, смазав раны травяными мазями и наложив бинты. С того момента прошло ещё несколько дней и всё это время юноша спал, мучась в дичайших кошмарах и лихорадке, что заключили его в свои крепкие объятия и не отпускали, пока....
  

***

  
   Снова кошмары! Они опять терзают меня, будто бы стремясь свести с ума и добить, превратив в овощ, пускающий слюни. Гибель Серёжи и Димы с Таней,... Я-я всячески старался не вспоминать и не думать об этом, но мои страхи вновь дали о себе знать, они подобно смертоносному урагану пронеслись по моему рассудку, разрушая его едва восстановившуюся целостность. Кошмары вновь появились из-за этих дурацких видений! Вот, я сейчас открою глаза и очнусь ранним утром на улице, а с небес будет падать снег, и люди снова будут куда-то спешить даже в праздники. Раз, два, три....
   Открыв глаза, я уткнулся взглядом в деревянный потолок из грубо обтёсанных просмолённых досок. По ним, словно по водной глади, плавно распространялся тусклый мягкий свет, с кряхтением приподнявшись на локтях, мне удалось разглядеть его источник, простую восковую свечу, стоящую в небольшом блюдце из рыжеватого металла. Та в свою очередь стояла посреди массивной сколоченной из толстых досок столешницы, а та опиралась о пол своими тяжёлыми и толстыми ножками из поленьев.
   За столом на паре грубо обработанных и сколоченных табуреток сидело двое: пожилой мужчина с почти лысой головой и маленький мальчик лет семи-девяти на вид. Одеты они были не в самую новую одежду, что по качеству, что по фасону, уж слишком сильно их одеяния походили на средневековые. И вот эти люди уже во все глаза смотрели на меня, внимательно разглядывая. Однако их взгляды кардинально различались: у мальчика он был наивным и добрым, сдобренным морем детского любопытства, а у старика.... Взгляд уже немолодого мужчины, чьи ещё оставшиеся на голове волосы давно поседели, а цвет глаз поблек, и кожа сморщилась, невозможно было прочесть.
   - Гляжу, ты уже очухался, вьюнош. Я-то думал, уж помрёшь ты скоро от лихоманки. Ан нет, живой ещё! - что городит этот старик? "Помрёшь", "лихоманка", да какого чёрта здесь происходит?!
   - Деда, не пугай клыкастика! - что простите, клыкастика? Хотя такое прозвище мне вполне подходит. Мальчик мог увидеть мои клыки, а из-за их длинны и формы, так меня назвать.
   - Хо-хо-хо, внучок, не шуми. Сейчас-сейчас, сниму с него бинты и делов-то. - немного обиженно, явно наиграно, стал бухтеть старик, вставая с табуретки и медленно вразвалочку бредя ко мне. Ждать пока он дойдёт, не было никакого желания, поэтому бинты я начал снимать сам, не впервой уже, к сожалению. Так вот, аккуратно сняв с себя грубые льняные бинты и, смотав их в небольшой клубок, отдал старику, тот лишь недовольно на меня зыркнул и взял протянутый моток.
   Мальчик же сменил своего родственника, протянув небольшую стопку, состоящую из той одежды, в которой я очнулся в том лесу. М-да, значит, всё, что происходит вполне реально и щипать самого себя будет попросту глупо и больно.
   Синяя рубаха-распашонка из неизвестной мне ткани и со шнуром-подвязкой на уровне пояса, которым можно было её подпоясать. Тёмно-серые штаны с широкими штанинами и нашитыми петлями для ремня, в которые он и был предусмотрительно вдет. Пара мотков старых, но чистых, портянок и кожаные ботинки на шнуровке с твёрдой подошвой, укреплёнными носами и пятками. Последним в стопке лежал жилет из чёрной волчьей шкуры, чья голова стала капюшоном, а когти пуговицами. В общем, выходит неплохой такой образ, хоть и непривычный, очень. Быстро одев всё это на себя, я ещё раз убедился в реальности происходящего, ведь вещи ощущались по-настоящему, комфортно и, не стесняя движений. Все они каким-то непонятным мне образом были сделаны будто бы по моей фигуре, только рубашка в ширину подгонялась с помощью шнура на поясе.
   - Ну и как ты себя чувствуешь, вьюнош? - спросил уже вернувшийся старик, только вот на поясе у него уже висел короткий клинок, похожий на гладиус, и он точно знал, как с ним обращаться. Не знаю, может быть, мне показалось, но его движения они стали более резкими и чёткими.
   - Кх-х, нормально, всё как обычно.
   - Хо-о, то есть сильная лихоманка и кошмары это норма?
   - Да, уважаемый. - на лице сама по себе возникла уже привычная улыбка, которой всегда сопровождаются ответы на вопросы о моём состоянии, любом состоянии. Это как маска, въевшаяся и неизменная, основой для которой послужило моё нежелание видеть всё то сочувствие и жалость от окружающих, отвращение к этому. Эгоизм это или же глупость, а может быть и то, и другое вместе, сказать трудно. По крайней мере, мне.
   - Хорошо, тогда.... Кто ты такой и как оказался в этом лесу? - клинок, что раньше покоился в ножнах на поясе у старика, быстрой молнией чиркнул воздух в нескольких миллиметрах от моего горла. Мальчишка же, стоявший рядом со мной, схватил старика за куртку, стараясь оттянуть его как можно дальше от меня. Но что может сделать маленький ребёнок взрослому, хоть и старому мужчине? Да ничего, он его почти не сдвинет!
   - Деда!
   - Молчи, Яши! А ты, отвечай! Быстро! - холодное лезвие гладиуса неприятно чиркнуло по подбородку распоров кожу на нём. Чёрт.
   - Вы мне всё равно не поверите.
   - Ты говори, а там посмотрим. - старик в любой момент готов убить меня, хоть он и стар, но по нему видно, что он не обделён определёнными навыками и физической подготовкой. Я ему не соперник, тем более в замкнутом пространстве, которое он наверняка знает, как свои пять пальцев.
   - Хорошо,...
  
   Дальнейший разговор, а точнее допрос, проходивший между старым охотником и чужаком Александром, продлился несколько часов, в течение которых Эшек вызнавал всё то, что могло его заинтересовать. Однако ближе к концу повествования юноши, говорить уже стал и сам старик, отвечая на редкие вопросы юноши. А их внимательно слушал маленький Яши, внук охотника, который бы рад всему новому, что узнал от этих двоих, ведь дед не спешил делиться с ним хоть чем-то из своего прошлого, рассказывая легенды с мифами да приданиями старины. А слова незнакомого клыкастого парня, на теле которого он увидел ужасные шрамы, завораживали своей новизной, вызывая в его голове множество занятных мыслей и образов, распаляя детское любопытство всё больше и больше.
   - Я помогу тебе, но не просто так. За всё нужно платить! - пророкотал старик, убирая клинок в ножны и пожимая протянутую ему парнем руку, скрепляя тем самым их "сделку".
   - Замётано, дед. - губы юноши растянулись в широкой улыбке, демонстрируя хищный оскал, владелец которого явно уже почувствовал себя лучше, забыв о тех душевных метаниях и чаяниях, что недавно мучили его. Всё равно ему незачем возвращаться назад, близких в старом мире у него не осталось, ведь там его держали только воспоминания и давным-давно завещанная дедом квартира.
  
   Беседа со стариком-охотником прошла довольно таки продуктивно, если не смотреть на то, что начиналась она как допрос. Азик посчитал меня одним из местных головорезов, что несколько месяцев назад обосновались в северной части леса, занимаются те грабежом, разбоем и работорговлей, что говорит о них не самым лучшим образом. Княжеская дружина ничего не хочет с этим делать, похоже, люди, там сплошь купленные разбойниками, что меня не сильно радует. Коррупция. Одна из главных проблем человеческого и не только общества, которое в этом мире застряло в периоде похожем на средневековый феодализм моей Родины или Европы. По крайней мере, Азик упомянул о князьях и королях, а также дружине и рыцарях. Про магию старик распространяться не стал, потому что, по его словам, многого о ней не знает.
   Упомянул о том, что чародейство - это прерогатива рыцарей, высших слоёв общества, а именно духовенства, дворянства и царской семьи. Наверное, из-за того, что только состоятельные личности и семьи могут обеспечить себе обучение данной дисциплине или же просто пользоваться товарами этой отрасли. Однако Княжество Лебедя не славится своим богатством, поэтому людей, владеющих магической наукой или предметами магической природы, довольно-таки мало, зато всяческих алхимиков, знахарей и им подобных личностей аж завались.
  
   С Азиком мы договорились о том, что он проводит меня вместе со своим внуком в ближайшую деревню, Хорст. Там я уже сам должен решить, куда направиться дальше, но.... Старик поставил условие: в течение месяца доставить посылку его старому другу в столицу Княжества Лебедя, имя своего товарища он решил пока не называть, сославшись на то, что скажет его, когда мы доберёмся до Хорста. Небольшое поселение людей и гномов, через которое редко проходят торговые караваны, и вообще торговцы редко заезжают, а основная часть населения деревушки-ремесленники да земледельцы, что живут своим же трудом и продажей товара на ярмарках и фестивалях, проходящих в столице княжества. Об этом меня просветил уже Яши, мальчик, хоть и маленький, но довольно-таки смышлёный и шустрый. К тому же он просто гостит у старика, пока родители заняты рыцарскими обязанностями.
   Яши - любознательный ребёнок, а если учесть детское любопытство, то он тот ещё непоседа, на месте его удержать трудно, лезет везде и всюду. Хотя смотря на него, я вспоминаю собственное детство, когда вёл себя точно так же. Однако его восхищение моими клыками и шрамами немного пугает, особенно насчёт зубов, особенно после того, как он сказал, что хочет себе такие же. Мы тот момент одновременно с Азиком подавились чаем и долго откашливались. На мой вопрос зачем, малыш просто и ёмко заявил: "Хочу!" - его дальнейшее пафосное цитирование отцовских слов насчёт шрамов в стиле: шрамы красят мужчину, было очень смешным и очень милым, что мы со стариком не удержались и стали посмеиваться. Яши обиделся и стал дуться на нас, однако от этого мы стали смеяться ещё сильнее и, малыш не выдержав, присоединился к нам. Сейчас же мы просто идём по лесной дороге в сторону Хорста. Азик рассказывает Яши какую-то легенду, вроде бы о зарождении мира, а тот слушает в пол уха, будто для него это уже пройденный этап. Мне же это было не сильно интересно, поэтому не найдя себе слушателей, охотник замолчал.
   Теперь я спокойно могу обдумать планы на будущее. Во-первых, мне нужно обжиться здесь и обзавестись для этого деньгами, а из этого соответственно вытекает второй пункт. Занять высокое положение в обществе и обеспечить себе регулярный заработок, чтобы тот ещё был и относительно законным по местным меркам. В-третьих, мне следует получить какое-никакое образование в каком-нибудь учреждении этого мира или набиться к кому-нибудь могучему и мудрому в ученики. Для всего этого опять же нужны деньги. Если судить по прочитанной мною фэнтезийной и фантастической литературе, быстрым способом заработка будут являться: разбой, наёмничество, военная служба. Однако, я хоть и попаданец, но не убер крутой, скорее даже наоборот. Нет, у меня был период, когда приходилось ходить в различные спортивные секции, в том числе и секции боевых искусств, но лишь затем, чтобы укрепить здоровье и поддержать себя в форме. Только после аварии я всё забросил, просто колотя грушу дома и делая комплекс из отжиманий, приседаний, качания пресса и так далее. Ничего серьёзного, на этом всё. Каких-то исключительных боевых навыков за плечами я не имею, только небольшой опыт драк.
   - Дядя А-лек-сандр, а в вашем мире есть магия? А монстры? - ого, похоже, малец решил заговорить со мной. До этого моим собеседником был только Азик и то не на самые интересные темы, своему внуку он не давал такой возможности, постоянно отсылая его куда-нибудь. Наверное, не хотел, чтобы я дурил мальчишке голову своими рассказами, да и он не надоедал мне расспросами.
   - Хе-хе, я уже "дядя", Яши? К сожалению, а может и к счастью, но в моём мире нет магии или уже давно нет. Не суть. Монстров, кроме человека тоже нет.
   - А почему вы считаете людей монстрами? Разве вы не человек?
   - Всё просто, малыш, ведь только человек способен делать всё плохое, что ругает и что уличает в других, наслаждаясь и живя этим. Я человек, поэтому мне присуща данная черта, если задуматься. - это не моё мнение, но данная точка зрения мне очень близка. Нет, я не ненавижу человечество и людей в общем, просто симпатий большая часть индивидов, которые их составляют.... Кхм, как бы помягче выразиться, говно! Серьёзно, согласен или не согласен, значения не имеет, ведь против исторических фактов моего мира не попрёшь, да идиотов и прочих нехороших личностей везде хватает!
   - Вы странный, но в этом же нет ничего плохого?
   - Ха-ха, нет, Яши. Думаю, что нет, ведь каждый должен иметь свою точку зрения на многие вещи. - после моего ответа старик лишь злобно хекнул и сделал такое лицо, будто вот-вот блевануть готов.
   - Ага, только иногда надо уметь держать язык за зубами, чтобы твоё собственное мнение не засунули тебе в задницу. - последующее общение увяло само собой, благодаря недовольству Азика, которое тот источал в мир, подобно ауре. Яши решил просто умолкнуть и не отсвечивать, чтобы своими расспросами не бесить деда, чьи россказни он не слушает, а мои так с большой радостью. Это, похоже, и задело старика. Хе-хе, бывало, наш дед также реагировал на одёргивания родителей, когда он пытался рассказать нам (мне, брату и сестре) какие-нибудь истории из своей жизни или сказки. М-да уж, не везёт мне что-то, хотя стоит радоваться тому, что Азик не бросил меня в лесу на съедение какому-нибудь зверью. Кстати, из леса мы недавно вышли и теперь идём по прокатанной через луг дороге, наверное, скоро и до деревни дойдём.
  

***

   Спустя полчаса лес княжества Лебедя был благополучно покинут Александром вместе со старым охотником Азиком и его внуком Яши. Старик и юноша не стремились завести беседу, так как помнили, чем кончился предыдущий опыт. Только так было только на первый взгляд, ведь попаданец думал о том, что же ему делать и как быть дальше, а охотник размышлял о том, правильно ли он поступил, доверив поручение совсем незнакомому человеку. Яши просто шёл меж ними и тихонько напевал слова старой баллады, которую однажды ему пела мать. В неё говорилось, что когда-нибудь в этот мир придёт герой, что победит древнее зло, он будет величественным рыцарем, воином света, что бескорыстно будет спасать всех и каждого. Однако их новый знакомый, что оказался пришельцем из другого мира, не был похож на героя, скорее уж на злого колдуна из сказок. Худощавый и бледнокожий с ужасными шрамами на теле и длинными клыками, совсем уж его вид не вяжется с образом справедливого и доброго паладина. Скорее уж он с вампиром схож, да именно с ним, ведь отец не раз рассказывал Яши об этих существах ночи, только у Александра глаза не красные и не светятся в темноте, и на солнце тот не сгорает. Дед маленького Яши, Азик, в свою очередь считал, что их новый знакомец может быть как-то связан с давно канувшим в лету орденом ведьмаков, потому как его представители тоже улучшали свои тела с помощью магии, алхимии и медицины, приобретая экстравагантную внешность. Например, их зрачки меняли форму или радужки перекрашивались, зубы изменяли форму и размеры, а у некоторых даже когти отрастали. Вот и Александр пробуждал в разуме старого охотника воспоминания тех дней, когда ещё его отец был жив и тешил Юного Азика легендами об этих могучих воинах, окутанных пугающим и завораживающим ореолом таинственности. Хотя вряд ли такой юный и совсем уж неподготовленный юноша, как Александр может быть ведьмаком.

Вторая глава.

Долго наш с Азиком и Яши путь не продлился, они проводили меня до деревни и почти сразу ушли. Просто старик зашёл в кожевенную лавку и сбыл там несколько шкур, что до этого покоились у него в рюкзаке за спиной. В общем, эта парочка меня покинула довольно-таки быстро, так и не сказав, кому мне следует отдать письмо и как до данного индивида добраться. Эх, ещё и денег нет. Вот же...!
   - Эй, пс-пс,... Парень, заработать не хочешь? - обернувшись на голос, звавшего меня из подворотни мужика я аж офигел. Неужто наркотороговец, убийца или кто похуже? Надо валить, только осторожно и быстро, чтобы не привязался.
   - Не боись, всё легально. - ага-ага, все так говорят. Поэтому недолго думая, я резко развернулся и побежал, чтобы мужик не продолжил заманивать меня какую-то непонятную фигню, что сулит мне множество бед. Крики неизвестного доносились мне в спину, а расталкиваемые мной по пути люди ругались или, не удержав равновесия, падали, продолжая занятия первых.
   Минут пять я точно петлял по деревенским улочкам, пока по собственной дурости не врезался в деревянный столб. Больно, очень больно. Как черепушку себе не расколол и сотрясение мозга не заработал, даже не представляю, зато хорошо ощущаю, как затылок потяжелел, а на лбу вспухает мощная шишка. Попытавшись встать, я ничего не добился, кроме как рухнул обратно на землю, снова ударившись головой, но в этот раз отяжелевшим и ноющим затылком. Однако в следующее мгновение меня подхватили чьи-то сильные руки и, резким рывком подняв, аккуратно поставили на землю, но, не разомкнули своей хватки, дабы мне не повстречаться с твердью вновь. М-да, жопой чую проблемы, большие проблемы, чтоб их так да рас так.
   - Ну, парень, ты драпать, еле догнал. Ежели ты б в столбину не вписался, фиг бы догнал! - тем, кто меня поднял, оказался тот самый мужик, что зазывал меня в переулок. Его губы были растянуты в доброй и довольной улыбке, а в глазах так и плясали бешенные огоньки веселья.
   Тогда в переулке мне не удалось его толком разглядеть, однако теперь это можно было с лёгкостью сделать. Высокий и широкоплечий с бритой почти наголо головой, на боках которой остались лишь небольшие уши из медно-рыжих волос, он был похож на медведя. Его мускулистые обросшие рыжим волосом руки с массивными кулаками только усиливали это сходство. Одет этот гигант в крепкие порты из плотной ткани с кожаными платками на коленях, окованные ботинки с высоким голенищем и толстой подошвой. Торс мужика сокрыт под белой суконной рубахой и накинутым на плечи бархатистым кафтаном зелёного цвета. Судя по одежде он довольно состоятелен, тогда какие дела у него могут быть со мной, совсем незнакомым парнем, который очень подозрителен и явно не знаком с местными реалиями...? Мужик наверняка это понял, поэтому и зазывал меня. Либо он меня подставит, либо взаправду предложит что-нибудь дельное.
  
   Будучи пойманным незнакомцем, Александр всё же решился выслушать его предложение. Хотя бы потому, что вырваться для него было бы довольно-таки трудным делом. Мужчина превосходил его по габаритам в два раза, а то и больше, что уж говорить про силу. Медведь. Вот с кем, - с могучим зверем - юноша сравнивал незнакомца, сам того не понимая угадав прозвище, полученное мужчиной давным-давно за его не дюжую силу и норов. Он предложил Александру небольшую сделку, каким-то образом прознав о том, что юноше нужны деньги, и вспомнив, что ему нужен ещё один человек, которого сможет выставить на фестивальных боях и испытаниях.
  
   Догнавшего меня у столба мужчину звали Вабом Медведем, он был главой одного из немногочисленных скороходных караванов княжества. Как я понял, это престижная и хорошо оплачиваемая работёнка в этом мире, не идеал, но те деньги, что за неё платят, стоят определённого риска. Ваб пробудет в этой деревеньке ещё пять дней, пока идёт фестиваль, на котором этот торгаш стремится заработать хотя бы немного денег, выставляя своих людей на праздничные испытания и бои. Естественно в данном мероприятии будет некий аналог местного тотализатора, на нём-то в основном и будет играть Медведь. Мне же он предложил выйти на фестиваль в качестве одного из его людей, за некий процент от того навара, что караванщик соберёт с тотализатора. Отказываться я не собирался, всё равно денег нет, а они нужны, ох, как нужны! Да и законно всё, вроде бы. Однако не покидает меня ощущение того, что всё происходящее со мной похоже на сюжет третьесортного попаданческого фэнтези.
   Сейчас же я предаюсь размышлениям в деревенской корчме под названием 'Ванильная порося', хе-хе, на деревянной вывеске, приколоченной над входом, был нарисован толстый поросёнок на блюде, усыпанный желтоватыми цветочками ванили и он был окрашен в тот же цвет, что и они. Обставлено это заведение скудно, убираются тут на славу, как ранее было замечено мною, чисто и ни единой пылинки, будто тут ежесекундно моют полы, протирают полы и пылесосят, хотя последнее невозможно. Не реально, это, ну вот и всё! Без магии тут явно не обошлось, а может тут живность какая-нибудь вычурная, типа домовика?
   - Угадал, Александр, во многих тавернах, корчмах и ночлежках живут домовики, которых задабривают тамошние хозяева, чтобы эти злобные духи не пакостили, а наоборот приносили пользу. Правда, Церковь это не поощряет. - м-да, нужно следить за собой, а то озвучиваемые вслух мысли до добра не доведут. Хорошо хоть отвечал мне Ваб, а не кто-то левый, да и вообще радует, что ответил.
   - Я не местный, поэтому не просвещён в этом вопросе. Спасибо.
   - Это видно, одёжка хоть и нашенская, тока говоришь ты не простым языком, а будто дворянчик какой или к ним приближённый.
   - К сожалению или же к радости, я не дворянин и никогда им не был, просто хорошо воспитали.
   - Конечно-конечно. Хе-хе, захочешь расскажешь. - на этом наше общение и завяло. Медведь принялся за жареного поросёнка и пиво, которые на деревянном подносе принесла расторопная официантка. Я же вернулся к своим мыслям и авансу от нанимателя, что сейчас сидит напротив меня и жадно вгрызается в мясо, будто не ел его очень давно, да и вообще питался только зеленью и овощами с фруктами.
   Небольшой мешочек медных монет, среди которых попадались крупные осколки драгоценных камней и небольшой кинжал с треугольным четырёхгранным лезвием в тридцать сантиметров и овальной рукоятью, оплетённой грубой пенькой, в навершии ручки было небольшое каплевидное яблоко, заостряющееся кверху. Гарда этого клинка оказалась полукруглой широкой и изрядно усеянной насечками, зарубками и другими следами от удачно принятых ударов. Соответственно к оружию шли ножны со сбруей, что соединяла их с моим ремнём на поясе. Вот мой аванс. Кинжал Ваб мне дал с расчётом на то, что хотя бы 'этакой зубочисткой' я смогу нормально махать, а деньги выделил для подготовки к фестивалю и самостоятельному проживанию в корчме, не вынуждая караванщика тратиться ещё больше.
   Фестиваль начнётся во второй половине дня, поэтому платить хозяину корчмы я не стал, лишь подождал, пока Ваб доест своего поросёнка и допьёт пиво, а пока он это дело поспрашивал офицанточек и подошедшего к нам за каким-то чёртом вышибалу о ценах сего заведениях. Также не забыл о грядущем мероприятии, для участия в котором меня наняли. Охранник был точь в точь по канону: высокий рост, широкие плечи, не дюжая сила и.... Довольно-таки плохенькие мозги, не в прямом смысле, конечно же, вскрывать ему череп я бы не стал. Официантки тоже недалеко ушли от тех образов, которыми их награждали в книгах, болтливые сплетницы, которые даже без денег готовы рассказать всё, что знают. Лишь бы были свободные уши. Однако и красотой они были не обделены, молодые деревенские девушки в самом соку, нет, были в их 'красоте' некоторые изъяны, но хозяин наверняка постарался выбрать самых красивых, чтобы клиентов привлекать.
   В общем-то, от официанток я и узнал, всё что потребовалось, дабы составить хоть какой-то информационный минимум о фестивале. В деревню съедутся со всех окружающих её поселений, а также могут прикатить и из столицы, любят молодые дворяне потешить себя забавами простого люда, да показать свою удаль. Угу, особенно в делах постельных и дуэлях, хоть и зазорно им с простыми крестьянами сходиться в 'схватке'. Будут и торговцы и ремесленники, что тоже привезут свои товары на продажи и просто для демонстрации личного мастерства. Не обойдётся и без церковников, эти ребята не пропускают подобные мероприятия, ища в них какую-либо подоплёку языческого и еретического заговора, также священнослужители могут притащить с собой кого-нибудь из местного аналога Инквизиции или Ордена паладинов, если таковые имеются. Хотя я не поверю, если подобного не будет, должно, ведь если есть 'единая' Церковь, значит должны быть и такие элементы средневекового фэнтезийного общества.
   - О чём задумался, Сандр? - пока я размышлял о том, что же будет представлять собой фестиваль и кто на нём будет, Ваб уже закончил трапезничать и, осушив большущую кружку пива, обратился ко мне.
   - Фестиваль. Думаю, с кем же мне придётся столкнуться в боях и испытаниях.
   - А, так это ты у меня мог поспрошать, я же не первый раз людишек своих на фестиваль выставляю. Наверняка охотнички местные себя попробуют. Кузнец, хм, дядька Остап точно будет, с ним может и сынка его придёт, пара девок боевых, - Янка да Ришка. Эти оторвы любому опытному драчуну спуску не дадут, навесят фонарей. Дворянчики у которых на губах молоко не обсохло тоже силёнки свои опробуют. Может знахарь поучаствует, тоже боевой старикан. Ну и моих соколиков, в числе коих ты числишься, забывать не будем.
   - В общем, будет весело. - м-да, нажил проблем на задницу, ничего тут не скажешь.
   - Пф, конечно. Особенно суд над еретиками и неугодными Церкви людьми.
   - Твою ж,... Ладно, с этим можно разобраться потом.
   - А сейчас пойдём здоровкаться с твоими кол-ле-га-ми, хе-хе!
  

***

   Ваб Медведь, глава группы караванщиков, небезызвестный даже в Княжестве рода Лебедь. В очередной раз он приехал на Весенний Фестиваль, мероприятие, посвящённое этому времени года. И снова он привёз с собой не только товар, но и своих людей, которым тоже не впервой выступать на испытаниях и боях Фестиваля. Однако ему не повезло с самого начала пути по княжеству, в лесах у границы на них напали одичалые и несколько охранников каравана были убито, а часть товара утеряна безвозвратно, поэтому добирать претендентов Вабу пришлось уже в деревне, прозванной Топоренкой, из-за основного промысла её жителей, лесозаготовок. Мало кто из местных был готов выступить за приезжего на испытаниях и боях Весеннего Фестиваля, вот только в тот час, когда караванщик уже отчаялся найти кого-либо подходящего, госпожа Фортуна соизволила повернуться к нему своим прекрасным ликом. Взглядом Ваб зацепил юношу, чьё лицо отмечено страшными шрамами, и одетого в добротную одежду. К тому же он явно не знал, что ему делать в этой деревеньке лесорубов. Также его карманы пусты, это было заметно по выискивающему бегающему взгляду.
   После небольшой погони за этим парнем, спутавшим Ваба с кем-то, вскоре Медведю удалось догнать его и нормально поговорить с ним, чтобы предложить работу. Юноша чётко осознавал своё положение, поэтому быстро согласился. Всё же деньги нужным всем, ему в том числе.... К счастью Ваба или нет, но юноша оказался образованным и довольно-таки 'привередливым' в вопросе работы. Хоть караванщик и не собирался предлагать ему что-то незаконное, однако парень сам высказался по этому поводу, категорически отказавшись от подобного труда. В остальном эта парочка смогла договориться. Александр не стал выкобениваться насчёт небольшой платы, а Медведь не стал жмотиться.
   Недолго посидев в харчевне 'Ванильный порося', Ваб и Александр отправились на знакомство первого с остальными претендентами, которых хотел выставить караванщик. В комнатах на втором этаже, расположенных в конце левого коридора расположились отобранные Вабом Медведем претенденты: смуглокожий и поджарый южанин Фангус; близнецы из люда Свободных княжеств Ярик и Орик; коренастый и бледнокожий горец Дагур и ещё один,... Онрик из Хемми, эльф полукровка. Колоритная компания караванщиков под предводительством Вага Медведя собралась в Топоренке, чтобы поучаствовать в Весеннем Фестивале, заработать денег и повеселиться. Встреча Александра и пятёрки претендентов прошла не так гладко, как предполагал глава группы караванщиков. Все отнеслись к новичку с подозрением и опаской, особенно сильно своё недовольство выразили полуэльф и южанин, которые каким-то непонятным чутьём определили в парне возможного врага и источник бед.
   Сам же Александр отнёсся скептически к такому выбору кадров своего нанимателя, но промолчал, решив не накалять обстановку ещё больше, тем более Медведь знает этих ребят дольше, ему виднее, а раз тот ещё и заплатил парню, то он и мнение своё придержит при себе до нужного момента.
   Дальнейшее знакомство иномирянина и караванщиков происходило под эгидой 'это временно, пока нам платят, - мы друг друга терпим'. Хоть коллектив и был почти сработанным, это не мешало каждому из караванщиков стремиться заграбастать побольше жара чужими руками или нажиться на своём собрате. В общем, подобное было привычно русского студента. Один раз у него даже проскочила шальная мысль, мол: 'Может, сдружимся, чем чёрт не шутит'.
  

***

  
   Знакомство с временным коллективом прошло терпимо,... Хм, да, так можно сказать с полной уверенностью. Ни у одного из караванщиков ко мне не было симпатии, скорее наоборот их от меня воротило, что подтверждали гримасы недовольства на лицах ребят Ваба. Нелестные комментарии в мой адрес, конечно же, были, но я пропустил их мимо ушей и отвечать не стал. Незачем, тем более работать мне с этими немытыми отрыжками недолго, а пока платят можно и потерпеть.
   После знакомства я спустился в обеденный зал, где уже прибавилось народу. Ряды немногочисленных местных разбавили приезжие люди, ремесленники (некоторые инструменты, висящие на поясе, чётко это показывали) и бойцы, на поясах и за спинами которых висело зачехлённое оружие. Многоголосый гомон оглашал первый этаж харчевни-ночлежки. Поэтому перекинувшись парой слов с официантками и поговорив с ними по поводу ночлега, я отправился к барной стойке, за которой уже вовсю орудовал над посудой хозяин, разливающий пиво и вина.
   - Здравствуй, хозяин. - поздоровавшись с грузным лысоватым мужчиной за стойкой, что был одет в синюю косоворотку, фартук поверх неё, и шаровары с сапогами, я привлёк его внимание к своей персоне. Окинув меня заинтересованным взглядом, хозяин харчевни больше всего уделил внимание моим шрамам и глазам.
   - Здрав будь, мил человек, помочь, чем аль выпить хочешь?
   - Хочу у тебя комнату снять, да только цен не знаю, не обидишь ли? - с этим я конечно немного наврал, но этого ему знать не надо. Всё же разговор с официантками был не только о Фестивале, но и о местных ценах, в том числе и ценах на постой.
   - Что ты, что ты! У меня самые низкие цены на еду, выпивку, комнаты и, кх-м, услуги! Всего три медяка и на два дня и две ночи комната твоя!
   - Два медяка.
   - Три.
   - Два и ни монетой больше.
   - Три и ни монетой меньше! - продолжал упираться хозяин, однако было видно, что чисто из жадности, которая скоро отступит, в чём я уверен.
   - Два.
   - Три!
   - Три. - я специально согласился с ценой, ожидая ответа, который полностью удовлетворил меня.
   - Два! - отлично!
   - По рукам! - выложив на стойку пару медных монет перед мужиком, открывающим и закрывающем рот в немом возмущении, будто рыба, выкинутая на берег. Дожидаться последующей реакции от хозяина харчевни я не стал, потому что слишком мало у меня времени на подготовку к Фестивалю и лучше бы его провести с пользой. Например, обзавестись небольшим кулачным щитом, раз уж в качестве испытаний будут и бои между претендентами, может ещё что-нибудь из местных медикаментов куплю, всё-таки надо будет чем-то обрабатывать синяки и ссадины.
  
   Выскочившего из дверей харчевни 'Ванильный порося' парня преследовал громкий и злой окрик хозяина сего заведения. Грузный и лысоватый мужичина явно был недоволен тем, что какой-то пацан обвёл его вокруг пальца, как какого-то неудачника. Однако Александра, который и был тем прохвостом, это не волновало, ведь его голова сейчас была забита мыслями о предстоящем участии в Весеннем Фестивале, проходящего на территории Топоренок, деревни в княжестве рода Лебедя.
   Мимоходом пробегаясь вдоль небольших лавочек, торговых палаток и лотков, юноша как бы невзначай останавливался у некоторых из них и интересовался у зазывающих народ продавцов о Фестивале и претендентах, выдвинувших свои кандидатуры на участие в его испытаниях, чтобы побороться за таинственный приз. Вот только не везло парню, продавцы хоть и были разговорчивы, а за звонкую монету так вообще болтали без умолку, да только всё, что узнал он, были слухи и домыслы. Лишь редкие крупицы людских рассказов оказывались правдивы и несли в себе хоть какую-то ценность. В общем, настроение у Александра было не самым лучшим, что не помешало ему приобрести пару мотков крепких бинтов, несколько склянок с мазями и зельями восстанавливающего и кровеостанавливающего действия. Найти у торговцев кулачный щит оказалось делом непростым и не самым дешёвым, поэтому парень и не обзавёлся этим редко используемым вариантом защиты. Зато смог обменять свой жилет из волчьей шкуры на чешуйчатую куртку-дублет из озёрника. Так местные называли разновидность карликовых драконов, живущих у небольших водоёмов, вроде озёр, рек и ручьёв, поэтому изделия из их шкур, костей и некоторых других частей не были большой редкостью. Однако благодаря этому своему приобретению иномирец почти потратил выданный ему аванс, оставив в небольшом мешочке лишь десяток медных монет да пару небольших камешков бледно-розового цвета. В общем, осталось у Александра на недолгий постой в харчевни да что-нибудь ещё по мелочи, вряд ли ему удастся хорошенько повеселиться на эти средства. Ненадолго иномирец в этой деревне, да и не нужно ему это.
   Что удивительно так это то, что никто из прохожих к нему не цеплялся, разве что редкие женщины и дети пугались его украшенного шрамами лица и бледной кожи, так не свойственной местному населению. Все люди деревни и даже приезжие уже обзавелись некоторым налётом неровного загара на коже, а кто-то так и вовсе щеголял с кожей, облезающей на руках, шее или лице. Одежда у деревенских и гостей тоже не была тёплой, может, у кого из стариков и детей встречались шерстяные шарфы и кушаки, но они не были таким уж частым элементом их облика. Одно и двухэтажные деревянные избушки, среди которых изредка встречались каменные постройки, пестрели различными украшениями в золотисто-рыжих и багряных тонах, даже неряшливо сделанные пугала украсили ленточками и бантиками из жёлтой ткани. Подобные цвета знаменовали возрождение природы, восхождение её к новому циклу. Будто птица феникс. Вскоре это празднество посвящённое весне и началу нового цикла начнётся, остаётся лишь ждать, возможно, оно обернётся небывалым везением или столь же разительной неудачей для Александра.
  
   Идея, которую я ринулся осуществлять, оказалась не столь прекрасной, как мне казалось в начале. Деревенские ничего особого рассказать не смогли, а про приезжих и говорить не стоит. Первые тешили меня лишь глупыми и нелепыми сплетнями и сказками, а вторые хотели набить свой кошелёк за мой счёт, выпрашивая за свои россказни денег. В итоге мне почти ничего не удалось узнать: ни про испытания, ни про приз, ни про других претендентов. Даже их число и то неизвестно! Фух, ладно, надеяться на то, что всё пройдёт гладко, без сучка и задоринки, бесполезно. Зато купить необходимые мне вещи удалось почти все, со щитом лишь вышла небольшая проблема, цены на кулачные щиты были высокими, так как их мало кто использовал, да и маловато было самих щитов, а сколотить его самому не вариант, просто не успею. Поэтому бинты и лекарства покоятся на дне моего новообретённого вещмешка, висящего за спиной, там же и кошель, на поясе его носить, боясь, что скрадут. Уж больно не нравились мне взгляды немногочисленных маленьких оборванцев, что хотели протянуть к нему свои руки, когда тот висел на поясе, однако тогда их отпугивал кинжал, который висел справа. Поэтому я решил не искушать судьбу.... Последней взял куртку из чешуйчатой шкуры какой-то местной рептилии, что живёт у небольших водоёмов, местные её озёрником кличут. Крупная такая тварь, не крокодил конечно, но тоже опасная и к тому же похожая на что-то среднее между ящерицей и рыбой, щукой или карасём. Сама куртка покрыта круглыми грязно-зелёными чешуйками и редкими, едва заметными среди них клёпками, удерживающими кожаные ремни портупеи на её внутренней стороне. В общей гармонии цветов золота и багрянца украшенной деревни, а также всяческих их оттенков, я был подобен яркому пятну, выделяющемуся среди других людей. На многих прохожих были вещи, окрашенные в цвета Фестиваля, что доказывало их готовность к этому празднеству. Что хорошо так это то, что внимание на меня обращают немногие, лишь некоторые женщины и дети, коим довелось столкнуться со мной чуть ли не нос к носу. В эти моменты на их лицах чётко проглядывался испуг, но не боле; никто ко мне не приставал и не пытался во что-то втянуть, поэтому до харчевни я добрался почти спокойно. Лишь один раз я неудачно столкнулся с боевой бабулькой, её-то и не успел пропустить перед собой, за что огрёб груженной чем-то весомым корзинкой по спине. Хорошо, что не по голове. Так что в харчевню пришлось заходить не в самом лучшем расположении духа и в столь же нехороших думах, которые прервал худощавый мальчишка, одетый в старую, изрядно латаную, но до сих пор добротную одёжку. Зажав что-то в подмышке, он нёсся сломя голову, чуть не протаранив собой меня, однако его вовремя перехватила огромная рука вышибалы, по чьему лицу можно было точно сказать, что он недоволен тем, что ему пришлось отрываться от ничего неделания и ловить мальца. Удерживаемый за ворот рубахи пацан яростно махал руками и ногами, стараясь достать этого увальня, однако ему просто не хватало габаритов, поэтому вскоре этот горе-вояка просто обмяк и стал ждать своей участи.
   За несколько мгновений до этого на пол упало то, что мальчик старался держать при себе. Это оказалась краюха чёрствого хлеба, почти сухаря, размером с половину небольшой миски. И всё?! Большой сухарь - то, за что его ловили, чёрт, да это же смешно!
   - Пусти меня! Пусти, верзила! Я ничего такого не сделал! - мальчонка стал бешено кричать и извиваться в своей рубашонке будто рыба, выброшенная на берег, когда из-под барной стойки показалась непонимающая круглая рожа хозяина харчевни. Сначала его сальная морда скорчилась в противной гримасе удивления, а затем злости; его обкусанные губы искривились в подобие ухмылки, которое потом сменилось злорадным оскалом. После того, как разум этой туши посетило понимание ситуации, мужик уже полностью выбрался на свет божий, обойдя стойку и идя прямо к нашей троице по-прежнему стоящей у дверей харчевни.
   Тут мне в голову пришла настолько глупая мысль, что я даже не стал себя останавливать перед совершением возможно ошибки. Снял с плеча сумку, достал из неё кошелёк и, нащупав там несколько монет и один небольшой камень, вложил их в ладонь беснующемуся мальчишке, которой он хотел огреть то ли вышибалу, то ли хозяина. Гримаса ярости, что представляло его лицо, на мгновение разгладилась, чтобы уже спустя несколько секунд исказиться в гримасе удивления напополам с неверием и, даже надеждой. На жирной щекастой морде хозяина харчевни наоборот проявилось недовольство, смешанное со злостью и обидой, похоже за то, что я не оставил ему возможности наказать пацана за такую мелочь, как кражу древнего и наверняка уж несъедобного сухаря. По-моему им даже убить можно, хорошенько приложив по кумполу.
   - Вот твои деньги, свинья! - кинув на пол полученные от меня монеты и камни, малец укусил вышибалу за палец, отчего тот разжал свой кулак и выпустил мальчика. Тот тихонько топнув, приземлился на дощатый пол харчевни, после чего что-то прогундосив о лезущих не в своё дело чужаках и о том, что мог бы и сам справиться, выбежал прочь, пока на него никто не обращал внимания. Посетители вернулись к своим занятиям, а толстый хозяин собирал кинутые на пол деньги, верзила же просто стоял, смотрел на укушенную руку и потирал место укуса, на котором отпечатались красным мальчишеские зубы. Хе-хе, будем считать, что всё закончилось хорошо, я не при делах и пацану помог и доброе дело сделал, правда, мой кошелёк ещё похудел. Потому надо бы придержать оставшиеся деньги ещё пару, а то и тройку дней, они могут понадобиться....
  
   Через полчаса, когда я уже успел уснуть за угловым столиком, меня выцепил Ваб и, едва ли не сорвав с места за шкварник, попытался потащить за собой. Однако то ли моё тело действовало на каких-то доселе неизвестных рефлексах, то ли караванщик что-то сделал, оно само по себе вывернулось под углом и дернулось в кульбит, освободив себя из лап Медведя. Мне, как и старшине каравана оставалось лишь предаваться удивлению напополам с непониманием и механически шагать вперёд. Не знаю, что происходит, но мне это не нравится, ведь просто так подобные рефлексы не могут возникнуть просто так. Особенно у человека, не имеющего какой-либо подготовки.
   - Непрост ты, Сандр, непрост. Как бы не было мне от тебя проблем. - тяжело вздохнув, Ваб топал по лестнице на второй этаж. После его слов на душе было нелегко, ведь он был отчасти прав, возможно. Но неожиданно возникающие умения в купе с кошмарами, которые возобновились с моим появлением в этом мире - то, что был только один кошмар, это только начало, предчувствую - намекают на их взаимосвязь. Только какую?

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) А.Троицкая "Церребрум"(Антиутопия) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Б.Толорайя "Чума-2"(ЛитРПГ) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) Write_by_Art "И мёртвые пошли. История трёх."(Постапокалипсис) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"