Колышкин Владимир Евгеньевич: другие произведения.

Атолл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:


    На стыке жанров: мистический реализм и приключения

    После убийства жены Джон вновь оказался на гребне успеха. Ошеломительный вал хвалебных статей о его новом романе "Таксидермист", экранизация которого принесла Джону Кейну баснословную кучу денег и взметнула очередную волну славы...




  
  
  
  
  
  
   (с) Владимир Евгеньевич КОЛЫШКИН, "Атолл", роман.
   (с) авторское оформление обложки.
   ===============================
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

АННОТАЦИЯ

  
   Главный герой романа "Атолл" - американский писатель-миллионер живет на тропическом острове, где обрел свое счастье с молодой аборигенкой.
   Но его жизнь на собственной яхте не так безмятежна, как кажется. Темные мистические силы, некогда соблазнявшие писателя в Нью-Йорке, дотянулись и до его тропического рая.
   Кроме того, в эту райскую жизнь вторгается непрошеный гость, и начинаются испытания всех героев романа на нравственную и физическую прочность.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Владимир КОЛЫШКИН

АТОЛЛ

роман

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Мы не знаем, кто мы такие, и еще меньше знаем о том, на что мы способны.

Сатпрем

(французский философ)

  
  
  
   Оби-Ван Кеноби: "Сопротивляйся.
   Не поддавайся Темной Силе".
  
  
  
   Глава 1
  
   Из правого уха Джона выскочил большой черный таракан с длинными усами и, прыгнув на стол, побежал зигзагами между тарелками.
   - Сюр! Сюр меня! - вскричал Джон Кейн, и проснулся. В комнате было темно, перед его кроватью стояла высокая смутная фигура человека. Человек нагнулся к Джону, и сквозь мрак проступили черты отца. "Дай мне руку", - попросил отец. Джон подумал, что если он выполнит просьбу, то уйдет из жизни вслед за отцом. Отец словно бы прочитал его мысли, сразу как-то отдалился, словно отъехал на скейтборде. И тогда Джон проснулся по-настоящему.
  
   Яхту тихо покачивало. И эта плавность движения была не менее приятна, чем его суетные ночные движения с Аниту. Джон Кейн поднял руку, задел край полки, нащупал УПДУ (универсальный пульт дистанционного управления) нажал кнопку. Шторы на иллюминаторах с тихим жужжанием раздвинулись. И сейчас же в каюту, обшитую красным деревом, вломились горячие клинки утреннего солнца. Змеистые блики, отраженные от воды, затеяли на потолке бесконечный танец.
   Джон Кейн провел ладонью по шее, стирая ночной пот, покосился налево. Рядом на синих шелковых простынях, уткнувшись лицом в подушку, спала Аниту. Она была полностью обнажена. Гибкое молодое тело идеальной формы, цвета молочного шоколада - вечный генетический загар аборигенов. Гладкая, словно шелк, кожа сама притягивала руку. Джон нежно погладил ту восхитительную впадину, где спина женщины круто переходит в еще большую восхитительность, нагнулся и поцеловал в шоколадную ягодицу. Поцелуй вышел совсем не эротический. Как папа невинно целует в попку маленькую дочку. Старею, невесело подумал Джон. И еще пришло на ум: почему приснился только отец, почему не приснилась мать?
   Аниту проснулась от прикосновений, повернула к нему заспанное, но все же прекрасное лицо, как утренняя только что распустившаяся роза.
   - Доброе утро, Джон, - сказала она и сладко потянулась, бесстыдно выставляя напоказ все свои молодые прелести.
   - Оно действительно доброе, - в тон ей ответил Джон Кейн и погладил её ноги - длинные и красивые, словно выточенные умелым мастером; погладил ласково, трепетно. - Ой, щекотно! - взбрыкнулась Аниту, когда он провел пальцами у нее под коленями, по тем нежным и очень чувствительным впадинкам.
  
   Аниту легко возбуждалась, когда касались её подколенных эрогенных зон, и Джон это знал. И снова дал зарок не касаться этих её мест без нужды. Ведь он не хочет сейчас любовного акта. Так зачем же будоражить девушку понапрасну. Так можно и рефлексы отбить, подумал он о девушке как о собаке Павлова. Чтобы исправить промашку, он бодро вскричал: "Подъем!"
   Стараясь не кряхтеть, он первым слез с ложа любви, босыми ногами протопал по мягкому иранскому ковру, расстеленному на полу спальной каюты, и скрылся в душевой, за дверью из красного дерева с круглым застекленным окошком. Там он долго стоял под теплыми струями пресной воды, которая уже успела нагреться под жаркими лучами утреннего солнца. Радиатор - приемник тепла располагался на крыше каюты. Так у него устроено было на яхте. Современный человек привык к комфорту, тем более американец.
   Круглое окошко в дверях сразу запотело, и он уже не мог видеть широкую деревянную кровать, и что делает Аниту, встала ли она? Конечно, встала, дважды её ни о чем просить не надо было.
   Отфыркиваясь и отплевываясь, Джон Кейн начал было привычно планировать, какую работу он будет делать сегодня, а что оставит на завтра или даже на послезавтра. Но для этого нужно было знать, что он делал вчера. И тут он вдруг осознал, что абсолютно не помнит вчерашнего дня. Еще ночь помнится хорошо, у него был прекрасный любовный акт с Аниту. Она дважды достигла кульминации через небольшой промежуток времени, а он только притормозив и не выходя, продолжил до своего единственного оргазма, тягучего и где-то даже болезненного. Продолжать он мог долго, хоть целый час. Это было его одним из достоинств, после умения писать бестселлеры. Наверное, за это и любили его женщины. Он надеялся, что его деньги здесь играют не главную роль. Во всяком случае, пока...
   Итак, ночь он помнит, а вот день... Словно черная стена отделяла его сознание от воспоминаний ближайшего прошлого.
   Все это так его ошеломило, что он, выключив воду, уселся на маленькую деревянную скамеечку из розового дерева. И прижался спиной к таким же гладким теплым доскам. Вода на его теле собралась в капли, как роса на листьях. Он смотрел на свои ноги, с тревогой отмечая, что бедра уже не так упруги, как в прежние времена. Дряблость мышц, а вскоре и дряхлость одолеют его. Он давно уже заметил, как постепенно улетучивается его joie de vivre*.
  
   [*жизнерадостность (фр.)]
  
   Несмотря на окружающую теплоту, его пробрала холодная дрожь. Что приключилось с его мозгом? Не так ли начинается старческий маразм? Не кончить бы как Рейган. Нет, лучше застрелиться. Впрочем, что это он паникует. В его-то годы думать о старости? О старости будем думать лет через двадцать. Просто он переутомился.
   Успокоившись, Джон решил было, не обратиться ли к доктору Генри Уилсону? Это имя выскочило спонтанно, без
   каких-либо усилий с его стороны. И о чудо! Едва имя друга промелькнуло в мозгу, так сразу же стена стала рушиться, словно трухлявое дерево. В сознание из каких-то секретных нижних этажей стали прорываться имена и события прошлого. Все это походило на то, когда набираешь пароль на компьютере и, если он правильный, то тебе открывается доступ к информации.
   Ну что ж, тогда не будем терять время! Непроизвольно набрав в грудь воздуха, он нырнул мыслью далеко в глубину прошлого. Очень смутно, почти как сновидение, внутренним зрением он увидел свою прежнюю жизнь в Нью-Йорке. До того, как стал известным писателем, когда он был молод и никому, по сути, не нужным. Но по-прежнему некие барьеры еще мешали увидеть целостную картину. По-прежнему это были еще какие-то обрывки, фрагменты мозаики, каковые фрагменты еще предстояло собрать в единую без изъянов картину.
   Почему-то на память приходили лишь хмурые дни с дождями и даже снегом. А ведь в Нью-Йорке летом бывает дикая жара, когда мальчишки открывают пожарные колонки и прыгают в сильный ледяных струях, гортанно орут и обливают прохожих (как в какой-нибудь Камбодже под Новый год), пока не приедут пожарные и не разгонят озорников. Ну вот, жарой в Нью-Йорке заполнили еще один квадратик.
   Еще он вспомнил Великий Белый Путь, Бродвей, тянувшийся от Централ Парк до Таймс-сквер. Он прошагал его от рассвета до заката, от начала и до конца в первый день своего приезда в Большое Яблоко. Потом он узнал, какое оно гнилое и вонючее, когда обезноженный уснул на лавке в Таймс-сквере у каких-то контейнеров, разрисованных граффити. Его тогда чудом не зарезали, спасли последние десять баксов. Он отдал их какому-то безумному черному парню с выпученными глазами, огромными, как куриные яйца, главарю местной банды, говорившему на совершенно диком наречии.
   Как сквозь туман он перешел к воспоминаниям далеким, почти мифическим. И не удивился, когда они возникли внезапно и довольно отчетливо, как гора перед носом самолета. Не удивился, потому что детство священно и незабываемо. Это радовало (маразм отступает) и одновременно огорчало (старость все-таки подкрадывается).
  
  
  

0x01 graphic

John Kane

   Он появился на свет в Спрингфилде, штат Иллинойс, сорок два года назад. Окончил среднюю школу именно в тот злополучный год, когда ушли из жизни его отец и мать. Легко можно вообразить Джона Кейна периода юности - физически непривлекательного, но во всех прочих отношениях прекрасно развитого парнишку - пережившего свое первое эсхатологическое потрясение.
   Он не видел, как погибли родители, но представлял это отчетливо - узкий серпантин, дикая венесуэльская зелень, старый "понтиак" ("Понтиак-бонневилл", у него особая радиаторная решетка, - уточняет его писательский демон, любящий детали) пытается уклониться от сумасшедшего автобуса, набитого местными крестьянами, кудахтающими курами, визжащими свиньями и плачущими младенцами. Но дорога после дождя скользкая и, конечно же, без ограждений, и это на такой-то высоте! И "понтиак", сверкнув на прощание особой радиаторной решеткой, валится в молочно голубоватую бездну. Он падает долго, и вылезшие крестьяне напрасно прислушиваются, со дна ущелья не донеслось ни звука. Этих двух гринго словно сам дьявол забрал в преисподнюю. Крестьяне крестятся, читают католические молитвы и на всякий случай целуют свои языческие талисманы, оберегающие от злых духов, садятся в автобус и уезжают.
   Вот когда начали проявляться его творческие способности, стало развиваться его воображение, трагедия дала толчок к пробуждению таланта. Верно говорят, что Бог ничего не дает просто так, не взяв чего-то взамен. За свой будущий талант Джон заплатил высокую цену, очень дорогую.
   Тела родителей в запаянных гробах привезли в США и похоронили в Спрингфилде, на семейном кладбище, где с девятнадцатого века покоились с миром родственники и где лежал его дед Джонатан и старший брат отца - Майкл, умерший в конце сороковых годов от проникающего ножевого ранения в живот. Парня просто зарезали в переулке. Именно эта семейная память подсказала молодому Джону Кейну в минуту опасности по-быстрому расстаться с десяткой, лишь бы не получить проникающее ранение в живот, как это случилось с дядей Майклом.
   Когда хоронят одного человека, это, безусловно, прискорбно, но вполне естественно. Когда же в могилу опускают сразу два гроба - это зрелище раздирает душу. Впрочем, Джон уже не плакал. Всю соленую влагу он уже выдавил из себя, и теперь в горле стоял колючий ком, словно он не до конца проглотил дикобраза.
   "И на кой черт их понесло в эту Венесуэлу?", - сказала бабушка Мэрилин, поднимая на макушку шляпки черную вуаль, чтобы закурить сигарету. Пастор прочитал заупокойную, все помолились, гробы стали закапывать. Сослуживцы отца и мамины подруги произнесли слова соболезнования и укатили. И они с бабушкой тоже медленно пошли к машине.
   Теперь у него из родных была одна бабушка по отцовской линии Мэрилин. Почему-то Джон никогда не интересовался родственниками мамы, а она сама не говорила об этом. Просто Джону вполне хватало одного дедушки и одной бабушки.
   Вообще-то её родное имя было Ава, но она походила (особенно в молодости) на Мэрилин Монро и очень этим гордилась, и требовала называть себя Мэрилин, и все к этому привыкли. Экстравагантный и сардонический склад ума Авы должен был порою шокировать жантильных спрингфилдских дам.
   Будучи тинэйджером, Джон часто забегал в гости к бабушке и дедушке в их собственный дом. Помнится, в комнате бабушки висел старый плакат 55-го года выпуска с изображением Мэрилин Монро из фильма "Семь лет влечения", тот кадр, где она стоит на решетчатом люке в метро и теплая воздушная струя надувает юбку. Мама считала такой плакат безнравственным, а календарь, где знаменитая актриса снялась полностью обнаженной - просто бесстыдством и позором нации. Бабушка над ней смеялась, дед Джонатан философически молчал себе в усы, а папа сказал, что это современно. Но потом как-то, уезжая на работу, вернулся и, пройдя в комнату Джона (Джон сидел за столом и обдумывал чертеж подводной лодки), подсел рядом и, смущаясь, сказал: "Ты этим особенно не увлекайся". И сделал несколько известных движений рукой. Джон покраснел и судорожно дернул головой - не то согласно кивнул, не то отрицая напрасные подозрения. Папа встал и вышел из дома.
   Через несколько дней Джон, когда был один, нашел на подоконнике в гостиной тонкую потрепанную книжечку 63 года издания под названием "О половых извращениях". Эту книжечку Джон уволок к себе и торопливо прочитал, покрываясь холодным потом. Раздел о вреде онанизма поверг его в шок. Оказывается, Джон вот уже долгое время подвергается риску получить всякие заболевания на почве нервного истощения. И первым делом отвалится блудливая рука и отнимется спина. С тех пор Джон завязал накрепко с рукоблудством. Ну, разве что когда особенно припрет...
  
   "Как ты теперь будешь жить, - без знака вопроса, риторически спросила его бабушка, когда они садились в её розовый с открытым верхом кадди - "кадиллак" 59-го года выпуска. - Учти, что я не намерена класть на алтарь (она так и сказала "на алтарь") свою личную жизнь ради тебя. Не смотри на меня так, я еще не старая, у меня тоже могут быть увлечения... Умирая (пневмония на фоне почечной недостаточности), мой Джонатан - он был много-много старше меня - сказал мне: "Не запирай себя в четырех стенах, живи на полную катушку, чувиха!" Вот я и стараюсь следовать его завету... Ты уже взрослый мальчик и лучше всего тебе пойти работать, чтобы содержать себя. Я в твои годы..."
   Тут она вспомнила, что никогда не работала - ни в его, ни в какие другие годы, - замолчала, выкинула докуренную до фильтра сигарету, завела мотор и рванула с места машину.
   Внезапно он очень остро осознал свой возраст, словно перед ним рывком открыли дверь в голубую пустоту, торопливо нацепили парашют и выпнули из "Дугласа", как во время прыжков парашютистов в день Независимости. И вот он летит, захлёбываясь тугим воздухом. Он взрослый! Свобода! Это его день независимости! Хотелось плакать от жалости к маме и папе и одновременно чему-то радоваться.
  
  
  
   Глава 2
  
   И он хлебнул соль жизни большой ложкой. Для начала мотанул в Чикаго - ближайший большой город, столица штата, и все такое. Джон знал, что ехать автостопом в его возрасте и с его рожей ("Знаешь, почему я тебе дала? - сказала одноклассница Энн Нортон, с которой у Джона был первый в жизни секс после выпускного бала, - потому что у тебя бандитская рожа. Мне такие нравятся") - было бесполезно (как он ненавидел потом это слово - "бесполезно"). Поэтому он наскреб денег на железнодорожный билет, и прямой веткой помчался к новой жизни.
   Устроился работать в порту подсобным рабочим. Сделался самым что ни на есть пролетарием и членом профсоюза. Но своим среди рабочих он не стал. Все время его от народа отделяла какая-то преграда, барьер. Или какое-то возвышение, не то подиум, не то сцена, с высоты которой он взирал на всех. Некоторые находили его высокомерным. Другим не нравилась его склонность к витиеватой речи. Одна работница - грубая девка с некрасивым лицом, - услышав от него книжное, не знакомое ей слово, прямо сказала ему: "Чего ты выпендриваешься?!" (на самом деле она сказала куда как грубее).
   А он вовсе не "выпендривался", он говорил, как шло от сердца. Просто у него изначально был более богатый словарный запас, потому что он с детства много читал, и не только комиксы. Иногда он по целым дням пропадал в читальном зале местной библиотеки. К нему домой приходили друзья, спрашивали, где Джон? Не пойдет ли он гулять? Его мама отвечала - Джон пошел в библиотеку. Друзья удивлялись - вот чудак, как он может корпеть над книгой в такой расчудесный летний день. И уходили играть в бейсбол без Джона. И все же они уважали его, не дразнили. Ведь у каждого должны быть свои причуды. А в остальном-то Джон был нормальным парнем, не отличником-задавакой, а таким же троечником, как и они.
   Но самое главное, у Джона начались первые приступы нарождающегося таланта. Вначале это дитя было еще не оформившимся, и он не понял его намерений и ошибся в средствах выражения.
  
  
   На исходе двадцать первого года жизни он переехал из брутального Чикаго в более культурный Нью-Йорк.
   Однако с культурной программой пришлось пока повременить. Сначала надо было просто выживать. Жизнь в Нью-Йорке Джон условно делил на периоды, один из которых - самый первый - назывался "подземный". Из-за жестокого отсутствия денег он буквально жил под землей - ночевал на станциях, в хитроумных коммуникациях метро. Вообще он любил метро и любил ездить на этих грохочущих поездах, разглядывая меланхолические, страдальческие лица нью-йоркских пассажиров, которые, несмотря ни на что, всякий раз говорили ему, что он правильно сделал, приехав в этот великий город.
   Нью-Йоркское метро поражало его и волновало, он всей душой отдавался смысловому богатству подземки.
   А по утрам он отправлялся на Сорок вторую улицу, в Нью-Йоркскую публичную библиотеку. В большом читальном зале можно было отдохнуть и даже подремать без опаски попасть в полицию. Ну и, конечно, почитать. Он больше налегал на классику. Первой его "нью-йоркской" книгой был роман Вирджинии Вулф "Между актами". Прочитав предисловие к книге, Джон долго смотрел на портрет писательницы и все никак не мог понять, как эта женщина с пугливыми оленьими глазами могла решиться на страшный поступок - едва закончив рукопись романа, она пошла на реку и утопилась. Ужасно.
   После таких трагедий собственная жизнь казалась ему не такой уж страшной. Мало-помалу он выходил из пике. Работа в "Стаки" и "Харди"* спасли его от окончательной нищеты.
  
  (* "Стаки" и "Харди" - сеть кафе-закусочных, в которых подается стандартный набор блюд американской кухни)
  
   Заимев первые деньги, Джон поселился на окраине Лонг-Айленда, в тени Бруклинского моста, где холодный пронзительный ветер дул с Ист-Ривер, а он ходил по набережной, уткнув небритый подбородок в поднятый воротник старенького шерстяного пальто, воображая, что прогуливается в окрестностях сурового замка Эльсинор, и шептал, а иногда выкрикивал: "Be or not be? That is the question!"**, за что прослыл в округе местным сумасшедшим.
  
   [**"Быть или не быть? Вот в чем вопрос" (англ.) начальные фразы из монолога Гамлета]
  
   Какое-то время он посещал курсы актерского мастерства, для этого ездил из Бруклина в Квинс на общественном транспорте, мечтая о своей машине. Вскоре один вопрос для него решился: он быстро понял, что курсы - это блажь и актера из него не выйдет.
   Но тяга к культуре у него не угасала. Он активно посещал музеи, картинные галереи, концерты; смотрел фильмы, которые никогда не доберутся до обшарпанных кинотеатриков в его родной городишко.
   В Нью-Йорке у него также практически не было друзей, если не считать знакомых ребят из студии Станислава Камински, преподавателя актерского мастерства, которого звали все Станиславским, за его пристрастие к русской системе. Уже тогда Джон жил отдельной жизнью, как и подобает творцу, пусть и будущему. А все остальные, все эти испанцы, черные, албанцы и Бог знает какой национальности, весь этот вавилонский люд жил своей жизнью и собственными проблемами. В четверг вечером многие из этих тысяч гуляли по Таймс-сквер, месту, которое когда-то было сердцем величайшего города на земле, шли на Бродвей, чтобы хоть немного пожить в мире иллюзий.
   Через семь месяцев он не выдержал сосуществования среди этого человеческого отребья и перекочевывал в Гринвич-Виллидж. В таком городе, как Нью-Йорк, это было все равно как улететь на другую звезду в галактике. Гринвич-Виллидж - интеллектуальный район Нью-Йорка. Здесь обитает богема. Здесь много библиотек, живут яйцеголовые профессора, длинноволосые художники и трубкозубые писатели. Здесь расположены многие издательства. Вот куда потянуло Джона.
   Его новый дом с зелеными ставнями и мраморными подоконниками, с фасадом, облицованным серым камнем, и ящиками под окнами, где буйно разрослись петунии, - излучал, казалось, теплоту и радость. Он даже имел собственное имя - "Улисс", что было весьма символично, и это ему очень нравилось. Но не знал он тогда, что это еще и символ его судьбы. Ведь Улисс - это скиталец. После троянской войны, возвращаясь на родину, прожил много лет на острове в плену у нимфы Калипсо, а когда вернулся, его ждала крупная разборка с "женихами" его жены.
   В этом доме он имел знакомства, которых не стеснялся: завел интрижку с молоденькой женой механика-импотента; подружился со стриптизершей, которая жила с ним на одном этаже, одним коридором с ней ходили, где висели картины тут же жившего еврея-художника по фамилии Бибель, он косил под Шагала. Еще Джон сблизился с журналистом, который хвастался, что получил награду года - "Золотое перо". "Золотое перо в задницу", - шутила стриптизерша.
   Вся эта богемная атмосфера не могла не вдохновить на излияние накопившегося жизненного материала на бумагу. Именно там, в уютном "Улиссе", он начал писать свой первый в жизни роман.
  
  
  
   Глава3
  
   Когда Джон Кейн шагнул вверх по деревянным ступеням, его ослепила яркая вспышка. "Черт, - выругался Джон, потирая ушибленный лоб, - опять приложился к притолоке". Уже приличный срок прошел с тех пор, как он купил яхту, но все никак не мог привыкнуть к низкому входу в каюту. И временами, особенно когда задумывался, изрядно расшибал себе лоб. А всего-то и надо - сдвинуть верхнюю крышку и можно ходить без опаски. Но он забывал.
   Он вышел на палубу, залитую золотистым горячим тропическим солнцем, и оглядел лагуну. Серебристо-голубая вода с фиалковыми пятнами кораллов, обросших водорослями, слепила глаза.
   - Надень очки, - сказала Аниту и протянула ему модные черные поляроиды-консервы, - А то испортишь глаза.
   Она заботилась о нем. И эта забота благотворно сказалась на его не слишком-то крепком здоровьем. До её появления на борту у него побаливала печень. Аниту запретила есть на завтрак поджаренные тосты, которые он еще намазывал маслом, засоряя сосуды. После завтраков, которые готовила Аниту, печень у него болеть перестала.
   Джон Кейн надел темные очки-консервы и стал походить на временно ослепшего летчика, ветерана Мировой войны, проходящего курс реабилитации в зоне тропиков. Он уселся за стол, который стоял под палубным навесом с надписями имени яхты - "Барокка".
   Когда Джон в свое время покупал яхту, он обратил внимание продавца на это название, сказав, что слово написано с ошибкой. Продавец, пожилой португалец, ответил, что "Барокка" - это португальское слово и означает "Жемчужина неправильной формы".
   Джон был в восторге от такого открытия! Слово так понравилось ему, что вопрос, покупать или не покупать судно, решился сам собой. Джону казалось, что название яхты отражает его, Джона, жизненную и писательскую суть, что он и есть жемчужина неправильной формы.
   Заодно теперь он узнал, откуда взялось название стиля барокко, которое сначала применялось исключительно к художникам и означало "причудливый", а потом "причудливость" распространилась на музыку, архитектуру и еще Бог знает на что...
   Когда стал вопрос, какой поднимать над яхтой флаг, Джону показалось неуместным сочетание португальского названия и звездно-полосатого полотнища. Португальский флаг поднимать было бы не менее странным. И тогда Джон придумал свой собственный флаг - на синем фоне (космополитический цвет) открытая раковина, в чашечке которой сияет та самая жемчужина неправильной формы.
   Когда он входил в порт под этим флагом, все ломали головы, какое государство представляет судно? Джона это забавляло.
  
   Джон посмотрел на Аниту, свою возлюбленную, и сердце привычно переполнилось нежными чувствами к этой девушке, дочери вождя местного племени. Быть может, эта аборигенка - последняя его любовь. Его лебединая песня.
   - Курлы-курлы-курлы! - прокричал он, сложив ладони рупором. Однако визгливые крики чаек, которые кружили над бухтой, заглушили шутовское курлыканье.
   Аниту, привыкшая к его эскападам, невозмутимо поставила перед ним местное блюдо, оно походило на кашу с молоком. Только это было кокосовое молоко. Что входило в состав каши, он так до конца и не уяснил, эта была тайна Женского Дома островитянок, и мужчины в них не посвящались. Но было очень вкусно. И полезно. Блюдо называлось макука. И приготовлялось из плода куки, с какими-то таинственными добавками. Причем макуку замешивать надо непременно руками (хорошо, что не ногами). Джон Кейн надеялся, что Аниту - девушка не глупая - соблюдает гигиену.
   Действительно, от нее никогда не пахло потом, даже в самую сильную жару, ногти были розовые, с белой каемкой там, где у бригадира швартовой команды причала Охама, они были черными.
   У нее был свой запах, легкий приятный запах загадочного тропического фрукта. Джона возбуждала её особая манера время от времени, особенно когда жарко, поднимать рукой на затылке волосы, оголяя стройную шею.
   Аниту принадлежала к так называемому полинезийскому расовому типу народов Океании, для которого характерны светло-коричневая кожа, волнистые, а не курчавые волосы, скуластое лицо, высокий рост. Кроме того, у полинезийцев прослеживаются признаки европеоидной расы.
  
  

0x01 graphic

   Живи Аниту в Нью-Йорке, ей ничего не стоило бы стать топ-моделью. Там любят все экзотическое, но не выходящее за рамки западной эстетики.
   Они завтракали, глядя друг на друга, и не надо было слов. В такие моменты Джон чувствовал себя словно котенок, пригревшийся на коленях хозяйки - мур-мур-мур. Хотя, если, разобраться, хозяином положения был все-таки он. Американец, писатель, миллионер, космополит, независимый человек. Он был молчаливым бойцом капиталистического фронта, он шел своим путем, не интересовался ничьим мнением и не желал, чтобы кто-то комментировал его жизнь.
   Разумеется, такое отношение к жизни сложилось у него не сразу. Как и все смертные он прошел через зависть, жажду славы и другие гадкие чувства, которые отравляют жизнь, порой ломают её, приводят к суициду. Но теперь, кажется (кажется, кажется, кажется!), он избавился от всего этого, приобретя здесь то, что ему всегда недоставало - душевный покой.
   Он спрашивал себя, что для него значит эта девушка, наивное дитя природы? Очередная забава? Сколько их прошло через его спальню! С одной только писательской конференции он снимал их гроздьями, как виноград. Они подкрадывались к нему в кулуарах, чтобы как бы случайно заговорить с ним или подходили, не таясь, а порой и открыто предлагали себя. Обычно это были начинающие писательницы или того хуже - поэтессы. Они спали с ним, а потом подсовывали свои опусы - иногда зрелые, иногда графоманские, - дабы он прочел и вынес свой вердикт. Он не селадонничал с пишущими дамами. То есть не церемонился и громил их произведения.
   А любительницы автографов на презентациях его книг?! Эти были проще, им от него ничего не нужно было, кроме хорошего траха со знаменитостью.
   Да у него был опыт, он знал женщин, всяких женщин. И это не считая тринадцати лет брака с Джулией...
   (Господи! Неужели он прожил с ней ТРИНАДЦАТЬ лет?!)
   Ближе к сорока годам он свел свои общения с женщинами до необходимого минимума. Потом и вовсе какое-то время обходился без них. И даже без Джулии. Их сексуальная жизнь заглохла сама собой. Да и от семейной жизни осталась одна видимость. Однако на развод никто не подавал. Как бы по молчаливому согласию, они жили каждый в своем "королевстве". Да и некогда Джулии было заниматься семейными проблемами, она в это время переживала грандиозный успех. Он тоже был на подъёме. Хотя дела у него шли не так ровно как у жены. Не раз случались у него творческие кризисы, грозящие перерасти в творческий застой и, быть может, даже в творческую импотенцию. Впрочем, все это чушь. У детектива не может быть кризиса жанра. Варьировать сюжеты можно до бесконечности. Другое дело - есть ли желание варьировать? Сколько можно убивать какого-нибудь Смита или Джона, тьфу, черт! не Джона, конечно (У Джона Кейна никогда в романах не убивали персонажа по имени Джон. Всем известна и уже никто не оспаривает мистическую связь вымысла с реальностью. (Что такое реальность? реальность - это некий креативный продукт... Причем не только Бога...) Одним словом, хотелось написать что-нибудь стоящее, и без крови.
   Но не было сюжета. А раз нет сюжета, значит, современному читателю будет скучно, как говаривал один человек, которого зарезали возле собственного дома...
  
   А может, он просто устал?
   Джон увидел себя как бы со стороны: сильно поредевшие волосы, мешочки под глазами, того и гляди, брюшко начнет расти. Короче говоря, "усталое чудовище, никому не нужное, теряющее детали аргументов и обломки метафор", как сообщал о себе в электронном послании его русский друг Чижиков-Пыжин, писатель из Москвы, с которым он познакомился в Париже на книжной ярмарке.
   Московский друг настойчиво приглашал Джона к себе в гости, в Москву, где американский писатель "получит массу впечатлений, которые затем выльются в новые романы...". Новые романы, ха-ха!
   Если бы это письмо пришло не сейчас, а лет на пять раньше. Тогда ему остро нужны были перемены. Ему нужен был толчок извне, чтобы порвать с прошлым и начать новую жизнь. И когда случилось то кошмарное убийство на 5-й улице, в самом центре Нью-Йорка, в узкой, провонявшей мочой щели между домами, в которое он оказался замешан, Джон круто поменял жизнь. Уехал, а фактически сбежал на полтора года в Европу.
   Те, кто знает, что такое американец в Европе, поймут, что пережил там Джон Кейн. Когда ему наскучил депрессивный, иссиня-серый Копенгаген, он перекочевал в Париж. Чтобы не афишировать себя в отелях, жил в каком-то сомнительном пансионе на улице Жонтэ. Бродил по лавочкам букинистов на левом берегу Сены. Пытался читать Стендаля со словарем. Воображал себя Хемингуэем, таскал блокнот в кармане, сидел в знаменитом стариннейшем кафе "Les Deux Magots"*, наблюдал жизнь.
  
   [*"Два китайских болванчика", существующее с 1875 г. И традиционно посещаемое людьми искусств.]
  
   (И даже однажды увидел там всемирно известного старика-писателя, согбенного бременем славы и собственной плодовитостью посредственности, явившегося из мглы былого). Заказывал там чертову дюжину вариантов кофе: черный, с молоком, двойной, по-американски, эспрессо, "полео"; подогретым ножом отрезал ломтик фуа-гра, политого "Шато Марго", - то есть поступал так, как делали до него все знаменитости. Но в отличие от них Джон не написал ни строчки. То есть ни строчки достойной настоящего писателя. Все его заметки были вымученными и немощными. За исключением небольшого пассажа, которое можно было вытянуть до объема эссе и назвать "Париж без парижан".
   Тогда он не знал один простенький факт, что "реальность" не является ни субъектом, ни объектом истинного искусства, которое творит свою, особенную "реальность", ничего не имеющую общего с "реальностью", доступной общинному оку.
   Из Парижа его прогнала та же вонь, еще крепче нью-йоркской - запах пота француженок, которые не бреют подмышки, и смрад крепкого черного табака, который курили престарелые французы, - и он осторожно вернулся к родным берегам. Но вскоре новая серия злодейских убийств, имевших с ним какую-то странную, мистическую связь, вынудила его всерьез искать более надежное убежище - как можно дальше от цивилизации, с её соблазнами, и в первую очередь - греха честолюбия.
   Он похоронил убитую жену, продал квартиру в Нью-Йорке, бывшую у них в совместной собственности в одном из стильных домов по бульвару Парк-Вест, договорился о системе связи со своим литературным агентом и улетел на другой край страны - с восточного берега на западный - в Сан-Франциско. Именно там, а точнее, в маленьком городишке Монтерей, куда он отправился отдыхать на лето, и пришла ему в голову идея жить на собственной яхте. Плавать по морям, океанам, быть свободным как ветер.
   В Монтерейе он по удачному случаю купил пятидесятифутовую яхту "Барокка", и ранним утром (по тихоокеанскому береговому времени) отчалил в полную неизвестность - на просторы Тихого океана.
  
  
  
   Глава 4
  
   - Ты сегодня какой-то странный, - сказала Аниту, наливая ему красный, как вино, сок "уру". - Не выспался?
   - Не то чтобы не выспался... Просто сегодня обнаружил первые признаки надвигающейся старости.
   - Пей уру и никакая старость тебя не возьмет. Будешь крепким, как мой папа.
   - Да, твой отец - мужчина что надо. Три жены мне бы не потянуть. Я, конечно, имею в виду не деньги...
   Они посмеялись.
   Джон отпил глоток уру из высокого стакана. Сок как всегда поражал обилием вкусовых оттенков. С каждым глотком так и чувствуешь, как в тебя вливается чудесная энергия и всякие там полезные микроэлементы. Нектар небожителей был пустяковиной по сравнению с этим подарком щедрой тропической природы.
   - Еще я думал о Нью-Йорке. И своей жене... - честно признался он.
   Ему было приятно, что с Аниту, да и со всеми островитянами, можно быть честным. Не хитрить, не пыжиться, не становиться на котурны...
   - Ты скучаешь по ней и по своему городу?
   - По городу - да. По жене - нет.
   - Расскажи мне о своей жене. Она красивая?
   - О, да...
   И новый поток воспоминаний, как прилив затопил его мозг.
   Джулия. Высокая, роскошная, натуральная блондинка с вызывающим ртом. Джулия оказалась для него символом утраты иллюзий по тихому семейному быту. За те тринадцать лет брака с Джулией он прошел длинный путь: от страха и благоговения перед ней, желания обладать ею - к ненависти ко всем блондинкам.
   Уже через пять лет совместной жизни он ненавидел в ней все: как она ходит своей голубиной походкой, тесно переставляя ноги; как читает свежий номер "Вуменс хоум джорнэл", варит отвратительный кофе. И шевелит своим вызывающим ртом, говоря по телефону с "важными людьми".
   Но больше всего он ненавидел её за то, что сначала не хотела заводить ребенка, потому что ей "еще рано" (ему было 27, а ей - 23), а потом вдруг оказалось - поздно рожать по каким-то особенностям её женского организма. Зато эти особенности не мешали ей трахаться, как кошке, на стороне, это ему потом стало ясно.
   Часто он горько сожалел, что взял в жены совершенно чуждый себе тип женщины. Джулия не подходила на роль жены писателя ни по каким статьям. Жена писателя должна быть в первую очередь самоотверженной, жить ради мужа, забыть о своей карьере. Эгоистично? Да. Но мир искусства эгоистичен по своей природе. К несчастью, Джулия сама принадлежала к миру искусства и не желала ставить крест на своей карьере из-за амбиций мужа. Если бы Лев Толстой был бы женат на Джулии, а не на Софье Андреевне, которая переписывала в чистовик и приводила в порядок его рукописи, то великий русский граф не написал бы "War & World".
   - А теперь расскажи мне о своем городе Нью-Йорке, - попросила Аниту. - Он большой?
   - Да. Самый большой в мире город. Во всяком случае, самый высотный. Там небоскребы...
   - Они скребут небо?
   - Да, именно скребут.
   - А чем они скребут?
   - Макушкой, - Джон похлопал себя по соответствующему месту и ощутил под ладонью теплую кожу проступающей лысинки.
   - А какой он твой город?
   - Он тоже расположен на островах...
   - Я так и думала.
   - Да... в основном на трех больших островах. Только острова эти очень близко расположены и соединены мостами: центральный район города раскинулся на острове Манхэттен, потом есть остров Лонг-Айленд - там находятся районы Квинс и Бруклин; остров Стэтен-Айленд и малые острова.
   - Ты хотел бы вернуться на свои острова?
   - И да и нет. Это трудный вопрос. Пока нет...
   - Ты женишься на мне? - Вопрос был задан со всей простотой дитя природы.
   - А для тебя это важно?
   - Очень важно. Мне уже много лет...
   Кейн усмехнулся.
   - ... и поэтому я должна быть замужней. Таков обычай.
   - Понятно. Это важно для твоего статуса.
   - Что такое статус?
   - Определенное место человека в обществе, его положение. Для тебя - это твоя деревня.
   - Да, иначе я должна буду уйти от тебя. Мне пора рожать...
   - У тебя был жених? - Почему-то Кейн только сейчас задал этот вопрос, после целого года сожительства с Аниту.
   - Да, есть. Но он тебя уважает и потому не претендует. Пока. Но если ты от меня откажешься и уедешь в Нью-Йорк к своей жене, я пойду за него замуж.
   Вот так, мистер Кейн. Все очень просто и по-деловому. А еще говорят, что аборигены не практичны, романтичны и прочая. Впрочем, определенность во всем, в том числе и в отношениях полов, и есть стиль их жизни. Их экзистенция.
   Она не спрашивала его, любит ли он её? А если бы спросила, он бы ответил, да, влюблен. Влюблен, наверное, это было, одно из тех выражений чувств западного человека, которых она не понимала.
   - Послушай, Аниту, - ты говоришь, что тебе пора рожать... Так почему ты не рожаешь? Ведь мы с тобой никак не предохраняемся. А между тем ты не беременеешь... Может, дело во мне? Может, я стар для тебя... Скажи, я тебя не неволю...
   - Ты не стар. И не в тебе дело. Я не беременею потому, что не хочу. Пока. Пока мы не оформим наши отношения, как того требуют закон и обычаи.
   - Ты что, используешь какие-то травы, снадобья?
   - Нет, для этого не нужны никакие снадобья. Достаточно моего нежелания.
   - Но так не может быть. Природа...
   Аниту рассмеялась:
   - Что вы можете знать о природе, живя в своих железных городах?
   - Значит, все зависит от моего решения?
   - Да.
   Джон снял очки. Жгучее солнце ударило в глаза. Он прикрыл веки, из-под ресниц выкатились две слезинки и быстро стали высыхать под горячими лучами. В носу защекотало. Он громко чихнул. Аниту рассмеялась. Он снова прикрылся очками и сказал:
   - Дай мне ещё немного времени...
   Аниту успокаивающе положила прохладную ладонь на его горячее плечо.
   "Вот еще один их плюс, - подумал Джон Кейн, - они не цепляются к словам, для них важен поступок. А белая девушка уже бы обиделась, закатила бы истерику..."
  
   Конечно, надо ему наконец решиться. Жениться на Аниту, тем более, что она брюнетка, ха-ха-ха! Завести детей... шоколадных или кофе с молоком детишек... Идиллия. Наверное, не зря же он здесь бросил якорь, когда странствовал среди островов Тихого океана.
   Но было страшно думать, что на этом атолле он и окончит свои дни. А как же кругосветка? Он все откладывал поход вокруг Шара. Пойдет ли Аниту с ним в дальнее плавание, разделит ли все тяготы пути, шторма и возможную гибель? Если - нет, рискнет ли он в одиночку пройти по пути Магеллана?
   Ведь он с юности мечтал о путешествиях. И детективщиком он стал не сразу. Свою писательскую карьеру Джон начинал с приключенческого жанра.
  
  
  
   Глава 5
  
   Хорошо быть маститым писателем. Но и у начинающих писателей тоже есть свои радости. Окружающие к ним относятся как к беременным женщинам. Про маститого уже все ясно. Они уже достигли своего потолка и ничем особо новым не потрясут мир. Другое дело, если вы начинающий писатель. Ваши знакомые, те, кто посвящен в вашу тайну, глядят на вас с каким-то ожиданием, как смотрят на мамочку с большим животом. Кого-то она родит? Каким романом вы разродитесь? Будет ли ваше литературное дитя прекрасным лебедем или гадким утенком? Все ждут. Даже если кто-то говорит, что он безразличен к вашему творческому животу - врет. Сознательно или неосознанно, он обманывает вас и себя. Родные ждут ваших родовых схваток с затаенной радостью. Друзья - с затаенным страхом: а ну как вы действительно напишете что-то стоящее. А уж если вы на этом разбогатеете, вам такой наглости друзья не простят.
   Но это все в будущем, более или менее отдаленном. А пока вы носите свой творческий живот, вас авансом уважают, приглашают в компании, чтобы похвастаться знакомством с вами.
   У Джона Кейна родных в Нью-Йорке и вообще в любом другом месте Земного Шара не было, не считая бабушки Мэрилин. Иногда (по праздникам, таким, например, как День Труда, улавливаете юмор?) он звонил в свой родной Спрингфилд, бабушке. Она отвечала низким от курева и выпивки голосом. Да, она теперь "жила на всю катушку", когда устроила свою личную жизнь, сойдясь с отставным военным медиком, курила сигареллы и пила коньяк. Теперь она была не Мэрилин Монро а, скорее, Черчилль в юбке.
   Чтобы иметь хоть какое-то интеллектуальное общение, молодой Джон Кейн стал захаживать в бар с творческим уклоном - "Монпарнас". Там тусовались все начинающие гении. Иногда захаживали мэтры, но не часто, чтобы не баловать вниманием начинающих и самим не примелькаться.
   Поначалу Джон для солидности обзавелся трубкой и заплатил за нее немалые деньги в табачной лавке, но потом решил, что это нарочитый понт, и вернулся к сигаретам, оставив трубку для будущего образа. Совсем бросить курить он не мог. Без доброй затяжки писать было чертовски трудно. Мозг надо было как-то стимулировать. Не переходить же на спиртное, как Хемингуэй или Эдгар По, или, того хуже, нюхать кокаин, как это делают многие писатели. Впрочем, не только писатели. Наркотики, конечно, открывают новые миры, но тут же закрывают твой старый мир, куда ты уже не сможешь вернуться, чтобы пожать плоды своего труда. Короче говоря, это путь в никуда.
   И вот он, двадцатичетырехлетний парень, стоит в хмельной, прокуренной атмосфере бара "Монпарнас", насыщенной творческим электричеством. То и дело слышится треск разрядов - столкнулись разноименные полюса. Частые явления здесь - перепалка, перебранка, а то и мордобой на почве несогласия с мировоззрением собрата по перу, кисти или нотного ключа. Тут легко дают ценные советы, за которые в другом месте с тебя сорвали бы немало денег. Нужно только уметь слушать, брать все полезное и отбрасывать вздорное.
   Тут Джон узнал, что читателю, зрителю, слушателю интересны только ценности в основном ниже пояса, как то: яйца, член, грудь (женская), вагина, зад (любой) и все, что с ними связано. И еще кровь. Много крови! Реки крови! Океан крови!
   Если перечисленное выше присутствует в твоем произведении - успех тебе обеспечен.
   Параллельно с работой над романом Джон Кейн, неожиданно для себя написал рассказ в духе Джека Лондона. Про двух золотоискателей, которые нашли сумасшедшую золотую жилу. И как они возвращаются через зимний лес и снежные поля, как замерзают, борются с голодом и преследующими их волками. Как один из них - раненый по собственной глупости - погибает. Волки разрывают его на части. Остался от человека лишь небольшой клочок мяса. Его товарищ, корчась от презрения к себе, нанизывает этот кусок на шомпол от винчестера, и тупо глядя перед собой, поджаривает на костре, а потом ест человечину с не меньшим остервенением, чем волки.
   Все кончается в мистическом духе. Оставшийся в живых сказочно разбогател. Но призрак погибшего однажды вернулся и отомстил бывшему товарищу.
   Джону Кейну в своем первом рассказе удалось сочетать казалось бы сейчас уже не сочетаемое. Утолить читательскую жажду крови и сохранить дух романтики, который в современной литературе давно издох. А у него вот получилось. Чтобы бить наверняка, он начал рассказ с диалога. Это, как ему говорили профессионалы, сразу захватывает внимание читателя. А дальше уж от тебя зависит, сможешь ли ты поддерживать читательский интерес до ударной концовки рассказа, в которой вся соль.
   Когда рассказ был написан, вдруг выяснилось, что его надо отпечатать на машинке. До этого Джон не использовал технических средств, писал обычной шариковой ручкой "Бик" на листах почтовой бумаге с голубой каемкой, которую он покупал в ближайшем отделении почты. Выручила стриптизерша. У нее нашлась подруга, подрабатывающая печатанием на пишущей машинке, и которая брала за лист недорого. Отдав в надежные руки свое дитя, Джон приступил к самому главному.
   Прежде чем куда-то послать свой рассказ, он проанализировал конъюнктуру журнального рынка, в каких журналах, что печатают, каким темам отдают предпочтение. По его теме - приключения в духе Джека Лондона - больше всего подойдет журнал "Нэшнл джиогрэфик", решил Джон. Как раз там он прочитал в редакторских заметках, что журнал ищет новых авторов. Это было то, что надо. Правда, по тут же приведенному рейтингу, читатели "Нэшнл джиогрэфик" не очень жаловали мистику. А у Джона вся концовка именно мистическая. Но он решил, что все остальное реалистическое перетянет и вполне удовлетворит читателя, а главное, редактора.
   Три месяца спустя, после того как он отправил пухлую бандероль по адресу редакции (никаких Е-мэйлов, никаких электронных файлов, тогда не существовало, только старая добрая бумага), ему пришел большой конверт. Где заведующая литературным отделом журнала любезно сообщала "уважаемому мистеру Кейну" умопомрачительную новость, что его рассказ "Тайна сэра Генри Моррисона" будет напечатан в декабрьском, 12-м, номере журнала. Гонорар пришлют позднее.
   Сумасшедшая радость овладела им! Черт с ним, с этим гонораром, главное, главное-то - его напечатают в настоящем, профессиональном, с научным уклоном журнале. В одном старейшем, уважаемом журнале, экземпляры которого будут храниться в Библиотеке Конгресса США. Храниться вечно, пока существует человеческая цивилизация, пока Земля не обратится в прах. Только теперь он осознал, что сразу, одним махом обессмертил свое имя. Тем самым приобщился к великим.
   И это была правда. Получив журнал (два экземпляра), в самый канун Рождества как подарок, он прочитал на последней странице, в списке авторов за весь год, свою фамилию и имя - Кейн, Джон. Следующим, сразу за ним по алфавиту скромненько так шел - Лондон, Джек.
   Вот так, господа!
  
  
  
   Глава 6
  
   Но потом он совершил ошибку. Впрочем, вполне простительную для новичка, который не может сдержать радость первого успеха. Вдоволь налюбовавшись своим рассказом, напечатанном на глянцевых листах солидного журнала, а также иллюстрациями к своему рассказу (аж целых четыре штуки: блестят рассыпанные самородки золота, оскаленные морды волков выглядывают тут и там), Кейн стал носить его с собой и всем показывать, делая вид, будто случайно захватил журнал. Многих непризнанных гениев он сильно этим огорчил. И не только непризнанных, но и утративших былую силу писателей тоже. Один из них с горечью сказал: "А я так и не прорвался в "Нэшнл джиогрэфик"". А потом посоветовал: "Ты пошли туда еще".
   И вот тут произошел "СГЛАЗ". Когда Джон писал свой первый рассказ, он ни с кем не советовался, он был независим. Да, он прислушивался к высказываемым в баре мнениям и мотал себе на ус. Но все решал сам. И это было правильно. Но главное, никому ничего не выбалтывал. Он был замкнут по отношению к другим, и удача - пугливая дева - доверчиво прильнула к нему.
   А теперь, из мелкого чувства тщеславия, он раскрылся, и негативная энергия неудачников сразу испоганила всю его чистую ауру. Как ложка дегтя портит бочку меда. А здесь была не ложка, целые ведра черной-пречерной зависти, злобы, недоброжелательности. И его прямой путь к славе и признанию исказился. Но понял он это постфактум, когда было поздно и ничего нельзя уже было исправить.
   Он написал еще один рассказ, тоже с мистическим уклоном, отослал в "Нэшнл джиогрэфик", хотя чувствовал, что рассказ для географического журнала не совсем в тему. Можно сказать, что вообще не в их тему. Джон понимал, что делает глупость: как тупая подопытная мышка лезет в кормушку, где вчера лежало угощение, а сегодня бьёт током, - но остановиться не мог.
   И, конечно, получил отказ. Вернее, ничего не получил. Ни ответа, ни привета. Его просто проигнорировали, будто его имя никогда не стояло рядом с именем Джека Лондона на страницах их проклятого журнала. Вот так ему щелкнули по носу, поставили на место, которое он теперь заслуживает.
   После этой неудачи он опять залез в свою раковину, редко бывал в "Монпарнасе", больше гулял по городу, копил материал для романа. Он решил, что роман не будет похож на его рассказы, никакой мистики, что-нибудь этакое, подземное. Зря что ли он в свое время излазил, исползал вонючие закутки нью-йоркского метро. А там происходили встречи с очень колоритными личностями. Взять хотя бы того русского бродягу, его собрата по подземной жизни. Он хоть и был инвалидом на протезе, мог однако дать фору любому здоровому. Какие чудесные сказки он рассказывал про русское метро! Он вспоминал о нем, как о потерянном рае, где потолки украшает прекрасная мозаика, где в нишах стоят изящные статуи, не то, что местные обосранные закутки. Там полы выложены золотыми плитками, а не грязным заплеванным бетоном, как здесь, в Нью-Йорке. Там, в московском метро, колонны из полированного мрамора, а не ржавое, грязное железо с заклепками. Там огромные антикварные хрустальные люстры освещают шикарные платформы с яркостью бродвейских огней. Там уральские самоцветы и якутские алмазы сверкают на стенных панно. И там совсем, ну совсем нет рекламы...
   Понятное дело, ничему этому Джон не верил, но рассказы бродяги были так живы и интересны, что ХОТЕЛОСЬ верить.
  
   Шло время, а честно заработанный гонорар за первый рассказ не приходил. Неудача со вторым рассказом поубавила в нем великодушия. Разозлившись, Джон сел и написал письмо в "Нэшнл джиогрэфик" на имя главного редактора журнала. Буквально через неделю ему выслали чек на 50 долларов, а через какое-то время - еще один чек на ту же сумму. Итого: 100 баксов за рассказ о мешке с золотом. А писал он его без малого два месяца. Грузчиком в магазине и то больше заработаешь, думал Кейн. Но сойти с писательской трудной дороги он уже не мог. Ради заработка и чтобы больше было свободного времени для творчества, Джон устроился ночным сторожем в аптечный склад.
  
  
  
   Глава 7
  
   Однажды, как всегда гуляя по городу, Джон случайно забрел в запретный для белых город - Гарлем. То ли он не выспался. После ночной смены обычно чувствуешь себя словно с похмелья. То ли слишком задумался над судьбами героев своего будущего романа. Перейдя какой-то перекресток, он вошел в Гарлем незаметно, как люди иногда незаметно переходят из мирного времени в военное. Все был мир-мир и вдруг война. Почти как у русского графа Толстого. Приличные фасады домов разом как-то подурнели. Потянулись ряды низкоэтажных зданий из красного кирпича, окна с выбитыми стеклами смотрели на него черными гнилыми провалами, стены были изрешечены не то пулями, не то снарядами, словно здесь велись уличные бои.
   Когда Кейн осознал, что зашел в сумеречную зону, было уже поздно. Черные жители окружали его со всех сторон. На их лицах он не прочел ни одной доброжелательной улыбки. Старики, проходившие мимо него, произносили явные ругательства в его адрес. Мальчишки, даже самые малые и сопливые, задирали "проклятого белого". А уж когда его остановила группа молодых людей, похожих на бандитов, он основательно струхнул.
   - Куда хиляешь, снежок? - спросили его сурово люди с черными лицами.
   - Видите ли... - выдавил из себя Джон, в жалкой попытке оправдать свое здесь появление. Он не мог смотреть в эти жестокие глаза с фарфоровыми белками и отвел свой взор в сторону, бессмысленно уставясь в витрину жалкого магазинчика, возле которого его тормознули. И вдруг - о, чудо! Он увидел то, что подсознательно искал последнее время. Поэтому он, собственно, и оказался в этих кварталах, что именно здесь поблизости продавали некоторые вещи подешевке. Он давно хотел купить пишущую машинку, чтобы не платить лишних денег машинисткам. Но современные электрические машинки стоили очень дорого и были ему не по карману. Вот он и пошел в кварталы, где можно было купить подержанные вещи. И он-таки нашел, что искал. Он смотрел сквозь пыльное стекло витрины на старую механическую машинку, довольно-таки портативную, как утопающий смотрит на брошенный ему спасательный круг.
   Джон так все и объяснил парням. Надо говорить правду, был у него девиз. Правда она не подведет.
   - Значит, ты считаешь, что у нас тут только один хлам продают? - сказал главарь.
   - Он думает, что мы все здесь нищие! - подзуживал правая рука главаря - парень с косыми, как скрещенные клинки, зубами.
   Джон стал что-то лопотать про свою бедность, но участь его уже была решена.
   - За то, что ты посмел нарушить границу нашего государства... Эй, Сэмми! Что мы делаем с нарушителями наших священных границ? - спросил совета главарь у подошедшего к ним сопливого подростка.
   - Обрезаем яйца, - хриплым гортанным голосом сказал подросток, достал бритву и вытряхнул жуткое лезвие.
   У Джона от страха похолодело то, что хотели ему отрезать, но он нашел в себе силы протестовать:
   - Позвольте! Но мы с вами живем в одной стране, самой свободной стране мира!
   - Закрой пасть, белый ублюдок!.. - твердый палец больно воткнулся ему в грудь, и он, дернувшись, стукнулся головой о стекло витрины, к счастью, оно выдержало. - Запомни, белая моль...
   Из-за угла вывернул побитый "Шевроле" с коробкой мигалок на крыше. Джон с облегчением вздохнул, но быстро пришло разочарование. Патрульный "кар", в котором сидели два копа, разумеется, черных, проехал мимо. Полицейские демонстративно смотрели в другую сторону, делая вид, будто на противоположной стороне улицы происходит нечто интересное, хотя там была грязная пустота.
   - Запомни, белый, - опять начал черный бандит, после псевдолояльной паузы с копами, и Джон понял, что сейчас ему зачитают смертный приговор.
   Вдруг дверь открылась, и из магазина вышел, щурясь на белый свет, старый негр. Нос у него был приплюснут больше, чем предписывали расовые признаки, и в осанке тощей его фигуры сохранилась некая спортивность. Было видно, что в молодости он занимался боксом и по привычке считает себя сильным человеком, в соответствии с этими представлениями он и вел себя.
   - Вы что здесь устроили разборку возле моего магазина? - гаркнул он на парней, ничуть их не боясь. - Прочь! Прочь отсюда!
   - Я хотел у вас купить! - вскричал Джон, надеясь, что торгашеские чувства собственника все-таки перевесят расовые предрассудки, и оказался прав.
   - Что ты хотел у меня купить? - владелец магазина подозрительно уставил на него старческие глаза с красной окантовкой - следствие бессонных ночей.
   - Вот эту машинку, - Джон ткнул пальцем в витрину.
   - Заходи, - кивнул старик молодому белому, а парням бросил: - Прочь, здесь моя территория.
   Звякнул колокольчик, подвешенный к двери. И Джон обрадовался, что попал в надежное убежище. Правда, из него все равно придется выйти, но эту проблему будем решать позже, не сейчас. Сейчас можно передохнуть и осмотреться.
   Старик без лишней канители достал из витрины машинку, ибо это был единственный экземпляр, и повел покупателя к обшарпанному прилавку. Джон все же огляделся. Магазин представлял собой пародию на заведение торговли. В этих стенах, как призрак в склепе, покоился XIX век. И больше добавить тут нечего.
   - Вот, смотри... - старик сдул пыль с каретки и клавиатуры.
   Это был древний черный ундервуд вертикальной компоновки. Буквы были уложены под кругляши плексигласа, в некоторых местах замутненного до непрозрачности.
   - Механизм сделан на совесть, - нахваливал продавец, - его только смазать надо и он еще сто лет будет работать.
   Старик наобум забарабанил по клавишам, рычажки с литерами ударили по обрезиненному валику и так истосковались по работе, что торопились разом протиснуться в узкую направляющую щель и, конечно же, застряли там. Старик черной рукой со вздувшимися венами вернул буквы на место. Потом он, кряхтя, полез под прилавок, достал лист старой бумаги, подозрительно смятой, расправил её и попытался вставить в машинку, но не преуспел.
   - Позвольте? - ринулся Джон.
   Наконец лист вставился просто из жалости к Джону, тем более, что он делал это первый раз. Это как с женщиной - все не так получается и тогда она, стесняясь, вам поможет.
   Лента была сухой, и на бумаге буквы отпечатывались просто от механического воздействия. Нечто слепое, мало разборчивое.
   - Ленту купите в любом магазине канцелярских товаров, - поспешил сказать старик. - Подойдет.
   - Хорошо, я беру машинку, - сказал Джон. - Футляр есть у нее?
   - Обижаете! Конечно... - старик опять полез под прилавок и долго там возился, наверное, стирал пыль с коробки. - Вот держите.
   Он протянул картонную коробку с фанерным дном, обшитую коричневым дерматином. Джон осмотрел футляр и сказал: "О'кей, упакуйте её". Это тебя сейчас упакуют, говорили глаза старого негра, и тогда Джон понял, что он находится лишь в пародии на магазин, и никто ему паковать здесь ничего не будет.
   - Позвольте, я сам...
   - Нет, - сказал противоречивый негр, - Это моя работа. Вы думаете, мы тут бездельничаем?
   Подростковый бандит на секунду выглянул из-под старой личины.
   - Нет, что вы, я так не думаю, - отперся Джон, хотя именно так и думал. Он понял, что правда - хорошо, а жить - лучше.
   Старик поставил машинку на дно футляра, закрыл её крышкой (как крышкой гроба, подумал Джон), защелкнул замок и перевязал футляр пластиковой бечевкой, бывшей некогда цветной.
   Джон полез в карман за деньгами, уж лучше истратить их на эту машинку, чем отдать просто так бандитам.
   - Сколько с меня?
   - 25 баков, - рубанул продавец, как палач топором.
   У Джона дрогнуло сердце. У него было только двадцать с какой-то мелочью.
   - 15 долларов, больше никак... - Попробовал качнуть права Джон.
   - Коллекционный экземпляр. 20 и ни цента меньше, - сказал старик и выразительно посмотрел сквозь витрину.
   Там стояли бандиты, курили и непристойно ругались, дожидаясь беленького, чтобы снять с него шкуру и натянуть её на уличный барабан.
   - Согласен, - поспешно ответил Джон и выложил деньги на бочку, то есть на прилавок.
   При виде денег черное лицо продавца сразу покрылось испариной, будто неожиданно ударил стоградусный фаренгейт. Старик хищно сгреб клешней купюры чужого враждебного государства и указал безопасный выход через задний двор. Джон с машинкой (которая, сволочь, весила полтонны) под мышкой бросился в параллельный квартал. Через десять минут хорошего спринтерского бега, он опять оказался на мирной территории и уже не спеша пошел домой.
  
  
  
   Глава 8
  
   Наконец наступил судьбоносный год и решающий день, событие, которого он с трепетным волнением ждал и одновременно боялся - он взял папку с рукописью романа, отпечатанного на гарлемской машинке, и пешком отправился в ближайшее издательство. Сердце билось учащенно. Потом оно дало сбой, когда Джон отворил тяжёлую дубовую дверь вестибюля старинного многоэтажного здания на Перри-стрит.
   К нему тотчас бросился швейцар в мундире с золотыми галунами и в некогда белых хлопчатобумажных перчатках. На лице стражника цвета остывшего кофе блестели два ряда белых, как не растаявший сахар, зубов.
   - Вы куда, мистер?
   - В издательство, - небрежно бросил Джон и помахал папочкой перед носом швейцара, будто это был пропуск в VIP-зону.
   Как ни странно, это подействовало. Швейцар сделал движение туловищем, намекавшее на поклон, деликатно взял посетителя под локоток и проводил к лифту.
   - Седьмой этаж, - подсказал швейцар, помогая справиться с лифтом.
   - Благодарю, вы очень любезны.
   Лифт тронулся. Это был элеватор старой конструкции, навевавший тюремные ассоциации, ибо везде были
   раздвижные решетки и стальные сетки безопасности.
   На этаже издательства все было устроено так, что ворвавшийся с улицы террорист, если он с боем прорвется через швейцарскую, попадает в хитрую ловушку коридоров и непонятного назначения кабинетов с людьми, работающими на гремящих пишущих машинках. Пока он будет вести перестрелку с пьющими кофе охранниками, пыл его - разгромить приемную - окончательно угаснет.
   Джон сунулся в несколько дверей, поговорил с кучей ненужных людей, окутанных клубами табачного дыма, пока не нашел заветное. Вот она приемная. Ситуация ему сравнилась с приемной у Господа Бога. Сейчас все решится. "Быть или не быть?"
   - Вам назначено? - едва он переступил Рубикон, обратилась к нему секретарша, строго одетая женщина бальзаковского возраста. Не какая-нибудь короткоюбочная финтифлюшка. Она всё видела насквозь, как рентгеновский аппарат, с ней небрежность не прокатит.
   - Мне к мистеру Буллу... - пробормотал Джон и почему-то спрятал папку за спину, вместо того, чтобы её предъявить.
   - Я это поняла, потому и спрашиваю: вам назначено? Как ваше имя?
   Посетитель взял себя в руки, выпрямил спину и произнес:
   - Кейн, Джон.
   Выглядело это так, будто он представился: Бонд, Джеймс.
   - Очень приятно Мистер Кей Джонс...
   - Кейн - моя фамилия, а имя - Джон.
   - Ох, простите, не расслышала...
   Секретарша почувствовала свою вину, и этим стоило воспользоваться.
   - Я принес рукопись и хочу, чтобы... чтобы мистер Булл прочел её...
   - Ну зачем же утруждать такими пустяками самого мистера Булла... Ах, простите... ваша рукопись, конечно, не пустяк, но для этого у нас есть отдел рукописей. По коридору направо, потом налево, чуть прямо и резко влево. Охрана вам покажет...
   "Рукопись отдай лично в руки редактору, желательно, главному, самому, - наставлял Кейна лауреат "золотого пера", когда начинающий писатель, по уже приобретенной дурной привычке, решил проконсультироваться с метром журналистики, встретившись с ним на крыльце их общего дома. - Если сдашь в отдел рукописей, там она и сгинет. Писульки твои отдадут на рецензию одному из бездарностей, несостоявшемуся писателешке, который подвизается у них на службе. Он, злобно потирая ручонки, капая горчицей с хот-дога, одним глазом пробежит по твоим, кровью написанным страницам. Потом вырвет из середины клок листов и оботрет ими свои сальные руки. Через три месяца или полгода тебе сообщат, что "Ваше замечательное произведение не заинтересовало наше говенное издательство, желаем успехов". Хорошо, если вернут рукопись, а нет, - будешь снова машинку долбить, перепечатывая свой роман".
   Журналист был жизнелюбивым оптимистом, лауреат конкурсов, а значит, удачник, и это придало былую уверенность соискателю писательского счастья.
  
   Совсем другой настрой, все ту же пресловутую ложку дегтя выдал Кейну другой полузнакомый, которого Джон звал Стоппером - эрудит, непризнанный литературный гений, - с которым они уже давно пили "Гиннес" в Гринвич-Виллиджском баре "Монпарнас":
   "По-моему, ты лезешь в запретную зону, - сказал Стоппер с кислой миной на небритой физиономии. - Пойми, чувак, все это бесполезно. (Слово "бесполезно" было самым часто употребляемым в его словаре). Тут все места схвачены и чужака они не пустят". - "Но ведь меня напечатали в журнале, а я никому не был известен", - пытался нейтрализовать кислоту Джон Кейн и показал псевдогению заветные печатные страницы. Физиономия псевдогения стала еще кислее. Он посмотрел иллюстрации к рассказу, пролистнул и даже удивился (о, да у тебя длинный рассказ) и вернул журнал Джону. "Ну, - он частично согласился, но гнул свою линию, - одно дело журнал, там под общим прикрытием любая дрянь прокатит (сам ты дрянь, подумал Джон, но смолчал) - и совсем другое дело - книга. Тут уж нужно иметь имя. Никто не станет вкладывать деньги в темную лошадку. Замкнутый круг получается. Чтобы заиметь имя, нужно написать не какую-нибудь дрянь, а, по меньшей мере, бестселлер. Но чтобы его напечатать, нужно иметь имя".
   "Да иди ты... - разозлился Джон. - Сам ты дрянь". - "Не обижайся, чувак. Ну, разве что случится чудо..."
   Джон как раз и надеялся на чудо. Все молодые надеются на чудо и очертя голову лезут туда, куда человек бывалый не рискнул бы соваться. Настойчивость Джона Кейна объяснялась тем, что он, получивший хороший щелчок, был еще все же до изумления наивен.
   - Я вас очень прошу... - Джон впервые в своей карьере пустил в ход мужские флюиды.
   Но на даму это не подействовало.
   - Простите, но мистер Булл не занимается самотеком. Только заказанными рукописями. Вам ведь не заказывали? - с надеждой спросила секретарь.
   - И все же я хотел бы отдать рукопись лично в руки главному редактору, - Джон Кейн был сама непреклонность. У него, как у осьминога в минуту опасности, происходила резкая смена, только не окраски, а настроения - то он робок, то агрессивен. Он словно бы прощупывал противника на уязвимость, пока какая-нибудь эмоция того не проймет. Но секретарша была в бронежилете из инструкций.
   - Да вы понимаете, куда вы рветесь?! Легче верблюду протиснуться сквозь игольное ушко, чем попасть к мистеру Буллу на прием без записи!
   - Ну, в виде исключения! Один раз в жизни! - заломил руки юный соискатель счастья.
   - Боюсь, что тогда мы создадим дурной прецедент и тогда... - снова начала секретарь свою песню верности долгу за оградой из терновника.
   Тут священная дверь вдруг отворилась, и из кабинета босса вышел сам босс. Он был так огромен, что сразу потеснил всё - мебель, секретаршу и самого Джона с его жалкой папочкой. Все трое разом подали звуки: Джон кашлянул, секретарша обратилась: "Мистер Булл...", Босс сказал: "Мисс Линн, где у нас договор с мистером Брокманом?"
   Мисс Линн засуетилась, приговаривая, что сейчас отыщет, сей момент... но по лицу её было видно, что она лихорадочно вспоминает, кто такой этот мистер Брокман?
   "Она, оказывается, еще и мисс", - мысленно усмехнулся Кейн и по контрасту с подчиненной секретаршей испытал некоторую радость, даже на секунду расслабился, сознавая себя никому не подчиненным, свободным человеком.
   - Не торопитесь, Джоан, - великодушно отпустил вожжи мистер Булл, - подадите мне его вечером.
   Джон Кейн мгновенно представил, как мисс Джоан Линн, неимоверно напрягаясь, ставит на стол шефа блюдо с поджаренной на медленном огне тушей неизвестного мистера Брокмана, лежащего на выпотрошенном брюхе, раздвинув лапки, а во рту у него торчит зеленая веточка петрушки.
   - Мистер Булл, - сказала секретарь, - звонил мистер Элиас Джойнтер, сообщил, что весьма сожалеет, но встретиться с вами в ресторане "Граф Монтекристо" не сможет, потому что вчера при игре в гольф повредил лодыжку.
   - Старый скряга, - сказал мистер Булл, нахмурившись, - знаю я его штучки. Он специально ударил себе по ноге. Ну и черт с ним, обойдемся и без его инвестиций...
   Тут мистер Булл оборвал сам себя, поняв, что говорит лишнее при постороннем.
   - Выходит, у меня окно? - озадаченно произнес босс, - и преогромное... Ай-яй-яй... - Мельком глянув на Джона, мистер Булл спросил: - У нас посетитель?
   - Разрешите представить, - фальшиво улыбаясь, сказала секретарша, - это мистер Кейн...
   - Очень рад, - ответствовал хозяин. И было видно, что он действительно рад, или это был обман зрения?
   - Вы ко мне?
   - Й-й-я да... - с кашлем выплюнул ответ Джон, так как язык его присох к гортани. Ему ужасно хотелось пить. Во рту всё горело, как в долине смерти.
   - А что вы все кашляете? Вы не больны? - тревожно спросил мистер Булл. - Туберкулезом не болеете?
   - Нет, что вы, абсолютно здоров. Это просто нервное.
   - Нервное... Сейчас все нервные. Нут-ка, чем могу быть полезен?
   Кейн не верил своему счастью: главный редактор, он же владелец солидного издания спрашивает у никому не известного автора, чем он, мистер Булл, может быть полезен! Дас ист фантастиш! - как говорят немцы.
   Кейн выставил напоказ заветную папку.
   Мистер Булл все понял. Случилось чудо. Он пригласил Джона в свой кабинет. Секретарша смотрела на мистера Кейна с уважением как на создателя прецедента.
  
  
   Кабинет мистера Булла производил внушительное впечатление. Это была уютное, со вкусом отделанное помещение, обшитое панелями из дуба, с удобными кушетками и дорогим брюссельским ковром посреди блестящего паркета.
   Хозяин офиса указал посетителю на дорогущее кожаное кресло перед столом, и Кейн торопливо уселся, стараясь держать спину прямо.
   Сам шеф издательства восседал за массивным дубовым столом и вызывал в памяти у посетителей персонажи с Уолл-стрит: банкиров, стальных магнатов и владельцев железных дорог. Книжные шкафы со стеклянными дверцами заполняли справочники по праву и выпущенные издательством книги. На стенах висели неподписанные фотографии президентов.
   - Ну, что вы там принесли? - деловито начал хозяин кабинета, - давайте, я посмотрю.
   Джон Кейн выхватил из папки объёмную рукопись, как ковбой выхватывает кольт в ответственную минуту, и протянул вершителю судеб. Страницы пачки уже обтерлись, некоторые были с загнутыми углами. Вершитель их разгладил, открыл титульный лист и стал читать.
   "Он что, при мне будет читать? - с некоторым недоумением подумал Джон, - но ведь это занятие не на один день..."
   - Чтобы сделать заключение о романе и его авторе, вовсе не обязательно читать вещь целиком, - не отрываясь от рукописи, сказал мистер Булл, чутьем профессионала угадав, о чем думает посетитель, - достаточно любых пяти страниц. Во всяком случае, для меня, если вас это беспокоит...
   - Нет-нет, что вы! - подскочил Кейн. Он удивился и восхитился, глядя, как широкоугольный взгляд мистера Булла сканирует страницу.
   Томительная пауза, хотя и обещанная быть короткой, все же позволила Джону Кейну детально разглядеть хозяина кабинета.
   У мистера Булла - редактора и владельца издательства "Найт стар" - была очень выразительная внешность. Несмотря на относительно молодой возраст, где-то слегка за тридцать, это был огромный, просто-таки необъятный, похожий на быка человек, что и подтверждала его фамилия. Тугие щеки были гладко выбриты. Глаза для мужчины довольно красивые, с острым блеском и умом. Но особое внимание притягивала его шея. Она была невероятной толщины или "жирноты", если бы можно было так сказать. В окружности она не уступала его огромной голове с черными, слегка курчавыми волосами. Шея была без единой складочки, мягкая на вид. На ум Джону Кейну пришла вдруг совершенно дикая, несуразная мысль или желание, абсолютно не свойственное его натуре, - ему захотелось полоснуть по этой огромной шее опасной бритвой. Желание было странным и пугающим. Тем более, что бритва для Джона Кейна представлялась самым противным, подлым орудием убийства. Уж куда ни шло - револьвер, но бритва... Бр-р-р! Он так и слышит, как острейшее стальное лезвие с ледяной ложбинкой с жутким шорохом разрезает кожу, много легче, чем нож масло. Просто невероятно легко разрезает. И из этого лунообразного широкого разреза хлещет кровь... Достаточно ли её будет, чтобы удовлетворить ваших читателей, а, мистер Бык?
   Джон Кейн очнулся от своих кровавых видений, потому что мистер Булл внезапно отложил рукопись и поймал взгляд соискателя. Застигнутый на месте преступления Джон Кейн, расшифровал в красивых гренадерских глазах целую гамму чувств: недоумение, гнев и в конце, как заключительный аккорд - саркастическая ирония.
   - Простите, я задумался, - извинился Кейн и машинально поправил узел галстука, при этом так же машинально провел
   рукой по своей безупречной шее.
   - Прощаю, - смягчился мистер Булл. - А я даже знаю, о чем вы думали. Хотите, скажу?
   - Это будет любопытно. - Кейн сухо, принужденно кашлянул.
   - Да, это будет очень интересно, - усмехнулся мистер Булл, откинулся на спинку своего громадного кожаного кресла, и оно скрипнуло, как могут скрипеть только дорогие вещи. - Вы подумали, а хорошо бы этого жирного борова полоснуть по шее опасной бритвой, а? Подумали? Я прав?
   - Да как вам такое... - фальшиво возмутился Кейн.
   - Да ладно вам... - махнул пухлой рукой редактор. - Не вы первый так думаете. Один даже успел достать из кармана бритву. Он её специально принес, когда повторно пришел за отзывом... Но на такой случай у меня есть вот это...
   Мистер Булл вместе со спинкой кресла вдруг ринулся вперед, упал на руки, спружинил ими о край стола, открыл ящик и с тяжелым стуком выложил на столешницу огромный никелированный револьвер. Наверное, из таких револьверов Элвис Пресли расстреливал провинившиеся телевизоры у себя в доме не в лучшую пору своей жизни, когда стал таким же полным, как мистер Булл, только куда более несчастным.
   Однако, в отличие от депрессивного Элвиса, мистера Булл несчастным назвать было никак нельзя. Напротив, счастье так и распирало его, из него фонтаном била энергия. Глаза его горели жаждой жизни, он казался удивительно подвижным, притом, что редко вставал с места.
   - А теперь позвольте мне высказать свое мнение о вашем романе, - вернувшись в деловое русло, сказал мистер Булл. - Оно будет беспристрастным, несмотря на ваше ко мне отношение...
   - Я к вам отношусь более чем положительно, - поспешил вставить Джон.
   - А вот слово "более" здесь совершенно не уместно, - огорчился хозяин кабинета. - Достаточно просто положительного отношения. Потому что я традиционной ориентации, короче, вы меня поняли, да? Отвечайте без лишних слов - "да" или "нет"?
   - Простите, вы меня как-то сбили... и я не понял, что именно "да" или "нет"?
   - Что ж вы, такой молодой, а не догоняете... Ну ладно, перейдем все-таки к делу. Итак...
  
  
  
   Глава 9
  
   После завтрака Джон курил первую свою сигару, сидя в шезлонге на палубе, глядя на бирюзовую воду лагуны, мангровые заросли по внутренней кромке берега и дальше - сквозь стволы кокосовых пальм - где темно-синие океанские просторы растворяются в мареве начинающегося дня.
   Яхта стояла на якоре в центре лагуны, в центре природного бублика, как еще один остров, как остров невозможного счастья.
   Аниту вынесла портативную магнитолу, включила её и стала танцевать под музыку группы "Яха-нолла". Кейн смотрел на танцующую обнаженную Аниту уже не единожды, но каждый раз она поражала его своей красотой, полным отсутствием вульгарности, присущей стриптизершам. Эта девушка знала тысячи движений телом - ритмичных, точных, изящных, никогда не повторяющихся, как узоры в калейдоскопе.
   Она обладала какой-то непостижимой грацией, от которой у Джона Кейна дрожали руки, срывалось дыхание и пылали губы. Он и представить себе не мог, что когда-нибудь станет переживать из-за такой смуглой девушки с коротко подстриженными на затылке черными волосами, прекрасной, как Аталанта*, какую описал Свифт в своей поэме.
  
   [*Аталанта - персонаж греческой мифологии, дева-охотница.]
  
   Музыка кончилась, Аниту замерла, но казалось, за спиной у нее продолжают трепетать невидимые крылья, как у бабочки, которая села на минутку отдохнуть.
   Он встал за её спиной, полюбовался коротко стриженным изящным затылком и быстро её поцеловал в основание шеи.
   Аниту обернулась, поднялась на цыпочки и поцеловала его в губы. Он опустился на колени, обнял её ноги, прижался губами к её сладкому телу. Еще немного и его охватит непреодолимое желание овладеть ею прямо на палубе, при свете утра, на виду у всей деревни. Трезвая мысль вовремя успела восстановить контроль над чувствами. После совместного с Аниту танца в горизонтальном положении, о сегодняшней рыбалке можно забыть. А сегодня у него по плану - рыбалка.
   Не без сожалений он оторвался от тела девушки - такого податливого, трепетного, отзывчивого, готового принять любое положение, какое ему придет в голову. А если у него иссякнет фантазия, Аниту расширит её границы.
   - Команде строиться к отплытию! - отдал распоряжение Джон Кейн, капитан "Жемчужины". Он достал универсальный пульт дистанционного управления, нажал кнопку подъёма якоря. Загудели электромоторы, за бортом раздался скрежет - это цепь стала наматываться на барабан, якорь поднимался со дна. Кейн стоял на палубе, опершись руками о фальшборт, и смотрел в воду.
   Стайки экзотических рыб, похожих на пестрых бабочек, сновали в жидком хрустале. Однако эта мелюзга не интересовали Джона Кейна, его, как настоящего рыболова, интересовали твари Божие покрупней. Весом этак под сотню фунтов. Ну ты, брат, загнул, укорил он сам себя, таких даже Хемингуэй не ловил. И все-таки тщеславие взыграло - Хемингуэй не ловил, а я поймаю!
   Истекая морской слезой, якорь встал в гнездо. Теперь можно поднимать паруса. Кейн нажал другую кнопку, и вот на грот-мачте ожили леера, и вот уж из полой трубы гика выскочил и затрепетал угол раскручиваемого паруса, огромное полотнище сноровисто устремилось к вершине, расширяясь, набирая полную запазуху ветра.
   Яхту стало "приводить", то есть повело на разворот по ветру относительно центра парусности. Кейн ругнул себя, опять он путается, все еще не привык, какие паруса надо поднимать первыми. Нажал следующую кнопку, и заскользили вверх под углом 45 градусов треугольные стаксели - сначала один, следом за ним другой, надулись ветром, растянутые между бушпритом и гротом. Яхта остановила разворот и пошла вперед, набирая скорость. Работая с пультом, Кейн натянул шкоты, взяв направление на выход из лагуны. Чтобы не ошибиться, когда судно будет проходить узкий канал, он отключил автоматику руля и стал за штурвал. Большое рулевое колесо из красного дерева крутилось легко, но эта легкость не была пустой. Яхта чутко слушалась руля.
   Кейн сейчас был сосредоточен, как летчик в момент посадки. Он вел судно по плавной дуге, чтобы войти в канал точно посредине. Чуть влево или вправо и острые рифы пробьют корпус. В первые дни Кейн пользовался услугами местного лоцмана, но потом желание независимости заставило самому пройти этот участок. И вот он уже триста с лишним раз проходит его, но все так же внимателен, как и в первый раз. Еще бы не быть внимательным, его пятидесятифутовая яхта, стоит огромных денег, кровно заработанных долларов.
   Конечно, можно было включить двигатель (на его яхте стояло целых два небольших дизеля), и спокойно выйти из залива, но тогда не будет драйва, игры со смертью, острых ощущений, которые так же нужны душе, как кислород легким.
   И вот он прошел сквозь атолл (как верблюд через угольное ушко - мелькнул такой богохульный образ) и вышел на океанский простор. И сейчас же солёная роса окропила лицо. Корпус судна подхватила крутая волна, свежий боковой ветер раздул паруса до предела, и яхта, слегка кренясь на левый борт, устремилась к горизонту. Джон Кейн включил автопилот по выбранному азимуту, уселся в кормовое кресло, забросил в убегающую воду леску с крючками, укрепил мощный морской спиннинг. Ловля началась. Нет, не зря он сюда приехал. Это поистине благословенное место.
  
  
  
   Глава 10
  
   Да, он бросил якорь здесь, среди горстки островов, настоящих островов, а не Манхэттена или Лонг-Айленда. Архипелаг расположен к северу от Маршалловых островов и состоит из десятка мелких островов и россыпи крошечных, какие обычно рисуют в карикатурах о потерпевших кораблекрушение. Эти острова открыл французский мореплаватель Роже Пиньор (1635 - 1711) в конце XVII века. В честь его они и были названы Пиньорами. Вплоть до 70-х годов XX века Пиньорский архипелаг был "заморской территорией" Франции. Последние тридцатилетие прошлого века колониальные тиски медленно разжимались. Нынче Пиньоры стали вроде бы независимым государством Куакуйя, но влияние Большого Папы не ослабевает. Куакуйя вступила в члены Французской культурно-технической Ассоциации, что молодой республике давало ряд существенных экономических и прочих преимуществ, чем, если бы она повела себя как Куба по отношению к Америке.
   Кстати, об американцах. Их влияние тоже существенно усиливается. Больше всего их интересует возможность размещения ракет-перехватчиков, которые смогут сбивать "иранские" ракеты на подлете к Гавайям.
   Последнее время сюда все больше заезжает туристов: европейцы, американцы, иногда японцы. Главный остров - Какуара - уже застроили отелями с бассейнами, барами и даже казино. Так что толстосумы здесь не редкость. Джона Кейна назвать толстосумом было бы преувеличением, но денег он заработал достаточно, чтобы ни от кого не зависеть.
   Но свобода часто превращается в тюрьму, если рядом с тобой нет близкого человека. Когда Джулия предала его, он надолго замкнулся в скорлупу обиженного мужчины. Да, он изменял Джулии, но все же она первой положила камень в стену, отделившую их друг от друга.
   Познакомившись с Аниту, он и не предполагал, что их встречи перерастут во что-то серьезное. Ему не понравился слишком карнавальный главный остров Какуара. Он не страдал игроманией, поэтому был равнодушен к призывным огням казино. Рестораны тоже не прельщали его. Ему довольно было какого-нибудь маленького бара. И он перебазировался на Кок. Это был даже не остров, то есть клочок материковой коры, а атолл - творение квинтиллионов микроскопических живых существ. Из их останков возникает, тянется со дна океана этакая пирамида и заканчивается она над поверхностью воды, имея вид незамкнутого кольца. Снаружи океан, внутри лагуна и узкая полоска суши, этакий бублик с прорезью, через который лодка может выйти в океан или зайти в лагуну. Атолл Кок имел достаточно широкий и глубокий проток, так что Джон на своей "Жемчужине" относительно легко проходил его туда и обратно.
   Так Кок стал его убежищем. Его парадизом. Здесь бежало только солнце по небу, а время стояло. Джон, собственно, все чаще к тому и стремился: пришпилить, законсервировать время, остановить его совсем. В идеале хорошо было бы жить в одном и том же дне. Как герой фильма "День сурка". Чтобы просыпаться с Аниту каждый день, как в первый раз.
   Когда он впервые стал на якоре в их лагуне, люди из деревни пришли на берег, посмотреть, кто это прибыл к ним? Они расселись на берегу группками, смотрели на яхту, как показалось сначала Джону, с каким-то тупым ленивым безразличием. Потом появились подростки. Эти оказались более резвыми. Они бросились в голубую воду лагуны и стремительным кролем поплыли к яхте. Они легко держались на воде, казалось, вода была их родной стихией. Впрочем, так и было. Здесь еще ползающие младенцы уже умели плавать. А дети и взрослое население - все были отличными пловцами, ныряльщиками и рыболовами.
   Мальчики сначала робко подплывали к яхте и тут же уносились прочь, как резвящиеся дельфины. Наконец, приблизились к бортам. И вот уже первый - самый смелый - шоколадный паренек вскарабкался на низкую корму. Вытирая с лица воду и сопли, бежавшие из носа от почти часового купания, он уселся на горячую палубу. Паренек был абсолютно голым, и если бы сидел неподвижно, то напоминал бы изящную статуэтку, вырезанную из дерева теплого, сочного цвета. Как позже выяснилось, это был родной брат Аниту. Его звали Оайе. Очень странное на слух западного человека имя, но для аборигена вполне обычное. Когда ему исполнится 16 лет, Оайе получит второе, взрослое имя.
   Джон был смущен до крайности. Он не имел представления, что подумают жители деревни, когда узнают, что у него в гостях был голый мальчик. Он даже не посмел предложить мальчику чашку горячего какао или плитку шоколада, не зная, как расценят аборигены его поступок.
   Впрочем, все его опасения были напрасны. Местным жителям были абсолютно чужды предрассудки белой расы.
   Вскоре к яхте подплыла легкая пирога, которой управляла гибкая девушка. Разумеется, тоже голая. Это оказалась сестра Оайе, её звали Аниту.
   Джон с облегчением вздохнул, и тогда его гостеприимство развернулось во всю американскую ширь. Правда, сначала с ним приключился небольшой конфуз. Голая Аниту так близко стояла от него и так была красива, что ему невольно пришлось сесть, изображая печеночный приступ. Который, кстати, у него иногда случался, если он переедал жареного.
   Когда стояк, одолевший его, понемногу ослаб, Джон Кейн с радостью предложил гостям угощение. Чтобы приступ не повторился, Джон все время повторял про себя, что это аборигены, они и должны быть голыми. Такой климат, чего тут ажиотажного? Ты же был на нудистском пляже в Ницце. Воспоминание о бледных, цвета медуз, телах европейцев помогло ему успокоиться и даже вызвало чувство некоторого омерзения. Для этого пришлось вспомнить самые отвратительные тела (или того типа с волосами на копчике).
   Джон ходил в шортах, обнаженный по пояс. Своего тела Кейн не стеснялся. Оно было бронзовым от загара и еще довольно крепким, без лишнего жира, что он особенно ценил в мужчинах. Да и в женщинах тоже. Не любил тучных. Эстетическое чувство художника пера протестовало при виде свисающих складок жира.
   Вскоре, когда он завел привычку прогуливаться по острову, и мимоходом бывал в деревне, ему уже не было нужды вспоминать европейские пляжи. Оказывается, на райских островах не только красота и молодость радует глаза, но и печалят старость и дряхлость. Вы когда-нибудь видели голой старую женщину? Нет? Ну и хорошо. Кейн был рад, что никогда не узрит Аниту в таком плачевном состоянии. Для него она всегда будет молода и прекрасна.
   Отца Аниту звали Луллабай Эссмой. Он был вождем племени. Имел три жены, одна из которых была матерью Аниту. Поскольку на атолле другие племена отсутствовали, то Луллабай являлся и главой деревни Дого и всего атолла Кок. По западным понятием мэр и губернатор в одном лице.
   Чтобы не затеряться в толпе голых людей, Луллабай по статусу вынужден был носить, кроме начленной трубочки (нако), каковую носят все взрослые мужчины, еще и накидку из перьев райских птиц - легкую и пеструю, а также особый головной убор. Впрочем, только когда находился при исполнении, когда принимал граждан по личным вопросам. Когда ему приходилось вершить правосудие, поскольку он по совместительству был еще и судья, то он надевал деревянную маску. Лицо судьи должно быть закрытым, чтобы никто не смог прочитать эмоции на его лице и догадаться, о чем он думает и кому отдает предпочтение. Кстати, по этой последней причине, в маске отсутствовали отверстия для глаз, чтобы не видеть, кто есть кто перед ним. Причем, чтобы судья не мог различить соплеменников по голосам, сами пострадавшие и ответчики во время заседания никогда не обращались лично к судье. А все показания давали, вернее, нашептывали, специальному человеку - готго, а тот уже излагал судье суть дела. Этим достигалась беспристрастность.
   Например, готго докладывал судье, что некто украл у соседа курицу. Судья, подумав, выносил приговор: пусть некто сварит курицу и пригласит на обед всю семью соседа. Так на атолле торжествовала справедливость.
   Разумеется, Луллабай Эссмой подчинялся президенту архипелага - Куллалу Манолу. Однако власть президента не была деспотической, авторитарной. В противовес ему время от времени заседали Совет Старейшин и Совет вождей, одним из членов которого был отец Аниту. То есть каждый в отдельности вождь племени повиновался президенту, а когда созывали Совет из этих вождей, то президенту приходилось давать им отчет о проделанной работе, там же рассматривали бюджет Куакуйи, проблемы экспорта и импорта и прочее в таком русле.
  
  
  
   Глава 11
  
   Рядом у ног его легла Аниту, все тело подставляя солнцу. Вот, подумал Джон, проверяя крючки и вновь кидая за корму леску, эта шоколадная девушка никогда не предаст и не обманет его, как это делала Джулия, как это делают все женщины, из так называемого цивилизованного мира. Совсем не то Аниту. Она будет лежать у ног его, как верная кошка, и придет по первому зову, разделит с ним горе и радость.
  
   Джон не уставал любоваться ею. Сейчас она смотрела комикс про "Спайдермена" и ела банан. Полные красные губы смыкались на фаллосоподобном фрукте, втягивали его в рот, а белые острые зубы откусывали... Джон представил её, как она ест банан, лежа на подиуме какого-нибудь бродвейского клуба, мужики кончали бы на расстоянии от одного взгляда на нее.
   Джону нравилась её привычка иногда за едой проводить розовым языком по верхней губе. У нее выходило это весьма невинно и потому особенно эротично. Вряд ли Аниту знала, что этим приемом пользуются развратные женщины, нагло глядя мужчине в глаза. Нет, у Аниты, повторимся, это было все невинно, как и её обычай расхаживать по палубе обнаженной. И к тому же Аниту не имела привычку пялиться на мужчин.
   Но когда Джон и Аниту бывали в Онаэгане, столице архипелага, и там посещали какой-нибудь ресторан, некоторые заезжие европейцы или американцы, истолковывали эту её процедуру неправильно. Иногда совсем ошибочно, особенно если в этот момент им удавалось перехватить карий её взгляд, случайно брошенный в зал. Тогда они наперебой, формально испросив разрешения у Джона, приглашали девушку танцевать. И тут же начинали её лапать. Аниту отстраняла нахала и возвращалась за столик, а Джон Кейн вставал и шел бить морду наглецу.
   Наглеца выносили официанты и грузили в полицейскую машину. И сержант из местных Ноно Мамун, вытирая платком пот со своего круглого коричневого лица, приносил мистеру Кейну извинения за беспокойство, словно это он, сержант Мамун, оказался нахалом и облапил Аниту. Кейн понимал, что почтительность сержанта была вызвана не его уважением к американскому гражданину, каковым являлся Джон Кейн, и даже не потому, что тот был миллионером и уж тем более не потому, что тот был известным писателем (Мамун ничего не читал, кроме протоколов), а то, что Аниту была дочерью вождя. Простенькое такое жизненное объяснение.
   Иногда выносили Джона Кейна. Тогда сержант Мамун был особенно заботлив. Однажды, выйдя из травматологического кабинета при госпитале Святого Себастьяна, Кейн наконец попросил Аниту надевать в присутственных местах не только юбку, но и какую-нибудь символическую блузку. Потому что её обнаженные груди сводят с ума похотливых западных людей.
   Аниту послушалась, стала надевать белую блузку, и число инцидентов резко пошло на убыль.
  
  
   После обеда на палубе, Джон спустился в свой кабинет, где почетное место занимал его рабочий стол из палисандрового дерева. Стеллажи с книгами создавали тот неповторимый уют, который так любят творческие люди. На стенах, обшитых благородными породами дерева, висели гравюры, купленные Джоном у художника Годо, который жил здесь, на островах, продолжая традицию, положенную Гогеном. В такой же рамочке под стеклом висела карта атолла Кок, нарисованная собственноручно Джоном.
   Кроме того, висели портреты: красивого человека в пенсне и человека с моржовыми усами, родоначальника детективного жанра, сэра Артура Конан Дойла.
   Над кожаным диваном (чуть ниже портрета человека в пенсне) висело ружье. Это была гладкоствольная охотничья двустволка 16-го калибра, фирмы "Холэнд энд Холэнд", подаренная Джону поклонниками его таланта в период, когда писатель увлекался охотой а ля Хемингуэй. Ни одного зверя он так и не убил из этого ружья. Потом увлечение охотой сменилось увлечением рыбалкой. И это уже было серьезным занятием, сравнимым с писательством. А ружье... что ж, висит как украшение интерьера.
   Как-то раз, в шутку, когда Аниту заинтересовалась, Джон ответил девушке, что это "чеховское" ружьё, которое обязательно когда-нибудь выстрелит.
   - Что такое "чеховское"? - спросила она.
   - Был такой русский писатель. - Джон указал на портрет человека в пенсне.
   - Он умер?
   - Да. Давно.
   - Жалко.
   - Еще бы... Сейчас таких писателей нет.
   - У него хорошее было ружье. Можно, я сотру с него пыль?
   - Пожалуйста, если тебе хочется.
   - А оно не выстрелит?
   - Нет. Оно не заряжено.
   - Но ты же сам сказал, что когда-нибудь оно обязательно выстрелит. Вдруг, это "когда-нибудь" уже наступило...
   - Девочка моя, "чеховское ружье" - это метафора. Смысл которой в том, чтобы писатели не занимались пустословием, а писали строго по делу. Если сказано, что на стене висит ружье, то будьте любезны, в конце пьесы ваше ружье должно выстрелить. А иначе, зачем о нем упоминать. Поскольку мы с тобой живем не в пьесе, можешь смело его драить...
   Джон уселся за стол, придвинул к себе портативный "макинтош". Когда экран засветился, открыл файл под названием "Atoll", прочел последние две страницы вчерашней работы, сосредоточился. Но для того, что бы сложилась начальная фраза, необходимо было проделать обязательный ритуал. Справа от компьютера на столе стоял стеклянный пресс-папье, залитый прозрачной жидкостью. Внутри был домик, а дальше белые холмы и елки. И если перевернуть этот крошечный мирок, а потом вернуть в исходное положение, там поднималась метель. Белые хлопья кружились, медленно падали, устилая снежным ковром - домик, холмы, деревья...
   Джон хранил эту игрушку как своего рода memento mori*. Это единственная вещь, которая досталось ему от отца. Пронесенная Джоном сквозь пространства и времена - в кармане, в рюкзаке, на столах меблированных комнат, в семейном быте с Джулией, она, в конце концов, пересекла океан... и вот он берет её в руки, как это делает каждый день.
   Когда улеглась последняя снежинка, и маленькое небо очистилось, его мысли оформились в приемлемые фразы, и тогда он ударил по клавишам:
   " - Вот что я скажу про ваш роман, молодой человек..."
   Ровные строчки бежали по экрану, роковые события молодости превращались в электронные знаки, и этот процесс был не менее таинственным, чем сама жизнь.
   --------------
   [*напоминание о смерти (лат.)]
  
  
  
   Глава 12
  
   Вот что я скажу про ваш роман, молодой человек... Вы смотрите на Нью-Йорк с точки зрения крысы. Что это за перспектива? - спрошу я вас. Наконец, это просто унизительно для американцев... Я имею в виду эти ваши сказки о русском метро. Это же враньё - ни в какие ворота не лезет. Чтобы в варварской нищей стране была такая подземка? Да там вообще подземка-то есть?
   Жирные щеки редактора грозно сотряслись, из приоткрытого рта вылетели слюнные брызги.
   - На самом деле этот хитрый русский наверняка был замаскированным кремлевским агентом. И под видом рассказа о московском метро вел коммунистическую пропаганду. Ведь совершенно же понятно же, что русское метро - это аллегория о несбыточном коммунистическом рае. Теперь вы понимаете все эти аллюзии, все эти намеки?..
   - Понимаю, - с грустью отозвался Джон.
   - А раз понимаете, то, как же я могу выпустить в свет такую вредную для американского народа книгу?.. У нас, у американцев, есть своя мечта - американская. Вот о чем надо писать... Вы меня понимаете?
   - Понимаю, - с тоской отозвался Джон.
   - Кстати, название "Подземные" вы сами придумали?
   - Сам, а что?
   - А я думал - Керуака начитались.
   - Кто такой Керуак? - устало спросил Кейн.
   - Хм, - редактор запнулся, - впрочем, конечно, эмбрион человека проходит все стадии развития предыдущих поколений, начиная от рыбы... В вашем случае надо объяснять долго, либо вообще ничего не говорить... Ладно, закончим. Под конец дам совет: у вас плохой стиль, работайте над стилем, никому не подражайте...
  
   И так, с разными вариациями, ему отказывали в одном издательстве за другим. Самым первым и самым вежливым отказом был от мистера Булла, который его даже похвалил за добросовестность. Но отказ есть отказ.
   Другие не очень-то церемонились:
   - О'кей! Я отвечу языком ваших героев: "Вот только не надо мне заливать баки, они у меня и так полные. Здесь вам не бензоколонка..."
   Джон спускался по лестнице престижа все ниже и ниже, причем буквально. Начал с самых авторитетных издательств, располагавшихся на верхних этажах билдингов Манхэттена, закончил свои хождения в самых захудалых, покрытых пылью и паутиной, которых вот-вот закроют за долги, ютившихся чуть ли не в подвалах, в сомнительных районах. С одним мелким совсем уж ничтожным издателем, очень похожим на уличного кидалу, он едва не подрался, когда ему предложили напечататься под псевдонимом и без роялти. "Вам бы надо сначала имя заработать, а потом кичиться", - сказал этот замухрышка, поправляя галстук, который Джон Кейн хотел ему затянуть слишком туго. "Как же я заработаю имя, если буду печататься под псевдонимом?" - резонно спрашивал Джон. "Псевдоним тоже имя, - не менее резонно объяснял редактор-замухрышка. - Если опозоритесь, никто вам в глаза не плюнет. А если псевдоним прогремит, то потом можно намекнуть, что вы на самом деле не такой-то, а такой-то. В этом будет дополнительная интрига для читателей. Они любят раскрывать всякие тайны вокруг писателей".
   "Нет", - сказал Джон Кейн и хлопнул дверью, с наслаждениям услышав, как в кабинете у редактора обвалился пласт штукатурки с потолка. Нет, конечно, нет, как он объяснит бабушке Мэрилин, что такой-то имярек, это он, Джон Кейн, - думал Джон. - Она этого не поймет. Еще чего доброго подумает, что её внук так и не исправился и остался мистером Врулем. Так она его иногда называла за его детские фантазии.
   И потом, псевдоним - это ловушка для начинающего писателя. Писатель, ничего не подозревая, передает издательству все права на рукопись и псевдоним. Если имя заработает, а писатель заартачится, его просто выставят вон и возьмут нового пахаря под уже работающее имя. И ничего не поделаешь.
   Нет, мы пробьемся со своим именем, думал он, Джека Лондона тоже сначала нигде не печатали, везде ему давали отворот, а потом вдруг как с цепи сорвались, просили, умоляли дать им хотя бы что-нибудь, хотя бы из раннего, пусть самое незначительное, но не известное публике. И жрали все, что он им ни давал. И Джек с горечью вопрошал небеса: "Как же так, Господи? Куда смотрели их глаза, когда я обивал их пороги? Ведь мои старые рукописи остались прежними. Я в них не исправил ни строчки. Так почему же теперь все так бьются за них? Имя! Всему виной, мое известное теперь имя, или благодаря моему известному теперь имени!.."
   Тогда он еще не знал, что издательское рабство куда страшнее - забрать могут не только псевдоним, но настоящее ваше имя.
  
  
   Писания свои он пока забросил. Устроился работать аттендантом на автостоянке у ресторана "Экселлент". Платили неплохо плюс хорошие чаевые. И было время подумать, как жить дальше?
   И вскоре, как бы ответом на этот животрепещущий вопрос, на его жизненном горизонте появилась девушка по имени Джулия. Девчонка оказалась потрясающая, в миллион раз лучше прежних его подружек, не говоря уже о похотливой жене механика, которая была для него не более чем скорой сексуальной амбуланцей.
   Вообще-то, если быть точным, Джулия уже давно не была девушкой в пуританско-ханжеском смысле. Кейн не был ни пуританином, ни ханжой и с пониманием относился к экспериментам молодости.
   Ей было чуть за двадцать. Половая зрелость у нее наступила в двенадцать лет. В семнадцать она выскочила замуж за парня годом старше. "Это была ошибка - выходить за молокососа, к тому же за байкера, - потупив глазки, сообщила Джулия. - Но он мне казался этаким романтическим героем. Робин Гудом фривея... Спустя два года я развелась... потому что он попал в Алленвудскую тюрьму за избиение и грабеж. Мы тогда жили с ним в Пенсильвании... Вагончик, теснота, грязь, вечно пьяные его дружки... А родители мои живут в Вашингтоне в роскошном доме. Я родом из Вашингтона... Мой папа юрист, а мать домохозяйка. Они меня не понимали, и я ушла от них и сказала, что больше ноги моей не будет в их доме. Роджер увез меня на своём байке. Да, денег у меня не было, я шла по дороге. И тут подъехал он, как рыцарь на белом коне, весь такой металлический, словно в латах... Правда, он любил распускать руки... частенько я ходила в синяках... В общем, мне повезло, что он сидит, и хорошо сидит..."
   Она говорила, а он слушал. Нет - внимал ей. И благоговел, рассматривая её. Аккуратные черты лица Джулии показались Джону Кейну самим совершенством. Изящные брови над зелеными глазами, точеный носик, мягкие губы, слегка подкрашенные помадой, длинная стройная шея и хрупкие плечи. Он не мог понять, каким надо быть негодяем, чтобы бить и унижать это божественное создание.
  
   Они встретились на вечеринке. Один шапочный знакомый пригласил Джона на парти, где собрался культурный истеблишмент. Он соблазнил Джона тем, что там, возможно, будет некий редактор, весьма благосклонный к молодым писателям. У него, дескать, есть хорошие связи. "Покажешь ему свой роман, может, он заинтересуется".
   Благосклонного редактора на вечеринке не оказалось. Джон шатался в одиночестве от одной группы болтающих людей к другой. Его шатания по залу были поистине символом нашего времени - одиночество в толпе. От нечего делать он прислушивался к разговорам, стараясь уяснить, что сейчас людей волнует больше всего. Это могло пригодиться для будущих романов.
   Один скособоченный тип, похожий на креветку, высказывал непоколебимые взгляды на ту высокую культурную миссию, которую Соединенные Штаты выполняют по отношению ко всему человечеству.
   Стоя за спиной другой компании, он подслушал интересную мысль о том, что "...Реальность нуждается в изъянах, она не существует без них, как дорожное полотно - без трещин".
   Говорил человек средних лет, с невыразительной внешностью. Одет был не броско, ни богато, ни бедно. Но все его слушали с почтением, держа плоские бокалы с мартини на уровне пупка.
   Джон спросил стоящего рядом молодого человека, кто это? И получил ответ свистящим шепотом с восторженным придыханием:
   - Это Гамильтон Дуглас Хоук! Восходящая звезда. За свой первый роман он получил большой приз от Национального фонда искусств. Для первой книги - ошеломительный успех. Великолепные отзывы, кругленькие тиражи в твердой и мягкой обложке, членство в Литературной гильдии, короче, все на свете.
   Джон подумал, что вот таким он и представлял себе тип удачливого романиста. Не павлина с ирокезом или в эпатирующего крикуна. А вот такого тихого, скромного, невзрачного, но ухитрившегося, пока другие дерутся на подиуме, незаметно прошмыгнуть на Олимп.
   Они разговорились с молодым человеком. Миловидный, приятный в обращении парень примерно одних лет с Джоном, в белой рубахе с расстегнутым воротом, темных свободных брюках, на шее - галстук с ослабленным узлом. Познакомились. Он назвался Мэтью Бэрком. Мэтт сказал, что пишет стихи. В ответ Джон признался, что пишет прозу.
   - Ну и как, удачно? Печатают?
   - Было дело. В "Нэшнл джиогрэфик".
   - О! - с уважением сказал парень. - Что-то специфическое?
   - Вроде того... Про золотоискателей.
   - А-а, понимаю, авантюрное - суровые бородатые мужики с кольтами 45-го калибра.
   - Вроде того...
   Джон подумал, что говорит слишком однообразно. Парень может принять его за идиота.
   Мэтт тормознул пробегавшего мимо официанта и ограбил его на пару рюмок виски. Они выпили. У Мэтью глаза сошлись в кучку, он открыл рот, и Джон понял, что тот сейчас прочтет свои стихи.
   - Ты, случайно, не встречал в этой тусне мистера Гросбахера - редактора издательства "Глория мунди"? - спросил Джон, чтобы сбить с толку поэта.
   - А зачем тебе этот Sauerkraut?
   - Кто?
   - Это по-немецки. Означает "кислая капуста". Этот редактор - немец, его все так зовут. К тому же педик.
   Джон сказал, что посоветовал шапочный знакомый. Мэтт ответил, что шапочный знакомый его должник и поэтому подыскивает и посылает к хозяину таких доверчивых олухов, как Джон. Кейн хотел обидеться, но Мэтт оказался таким человеком, на которого обижаться было невозможно.
   - Забудь ты этого педрилу, - сказал Мэтт, - я тебя лучше познакомлю с отличной девушкой. Если она, конечно, не ушла... Пойду её поищу, ты постой здесь...
   Мэтью исчез в толпе. Перед ужином вращение общества усилилось, и Джон улавливал лишь обрывки разговоров.
   Мимо прошли два пожилых господина во фраках. Предсмертные пигментные пятна покрывали их лысые черепа. Один из них сказал: "Секрет вечной жизни состоит в том, чтобы понять, зачем тебе нужна вечная жизнь..."
   "В Америке и свинья может стремиться к бессмертию", - ответил другой фрачный господин.
  
   Всеми брошенный, Джон собрался было уходить, когда из людского прибоя вынырнул Мэтью, ведя за руку сногсшибательную красотку.
   - Вот, познакомься, - сказал поэт, - это Джулия Мэйберри.
   Ужин проходил вполне светски. Употреблялись хорошие вина, креветки, сыры и салаты.
   - Вы не возражаете, если я за вами немного поухаживаю? - обратился он к Джулии с проникновенной вежливостью, - или, быть может, вы феминистка...
   - Нет, - ответила девушка, ослепительно улыбаясь, - я люблю, когда за мной ухаживают.
   - Что бы вы хотели выпить?
   - Она предпочитает "Дом Периньон", - влез Мэтт.
   Джулия пронзила его острым взглядом, но подтвердила, что да, выпила бы "Периньона", но здесь, кажется, его не подадут.
   Мэтт обещал достать и устремился за официантом, несшим поднос с бокалами. Сам-то Мэтью, было видно, предпочитал кое-что покрепче.
   За неимением "Периньона" они выпили какое попалось, довольно приличное вино. Джон положил себе поджаренные ломтики ростбифа, Джулия взяла розовые с кровью. За ужином Джулия несла много очаровательной чепухи. И все сожалела, что до сих пор не может встретить свой идеал - красивого, умного, самостоятельного мужчину, с кем можно было бы связать свою жизнь. Джон, словно умудренный жизнью старик, ответил, что молодость слишком требовательна к жизни. А реальность всегда грубее идеала... И Джон высказал свою точку зрения на реальность... Реальность, сказал он, нуждается в изъянах, она не существует без них, как дорожное полотно - без трещин.
   - Очень образно, - ответила Джулия. - Сразу видно, что вы писатель.
   - Начинающий, - скромно ответил Джон.
   Все великие дела начинаются с первого шага, сказал, кажется, Конфуций, - выказала свои познания Джулия и шагнула еще ближе к Джону.
   - Здесь пойла, ухрюкаться можно в зюзю, а вот "Периньона" нет, - сказал Мэтт, когда вернулся.
   С собой он принес бутылку "Гленливета", сказал, что это его любимый сорт виски. К концу вечера он изрядно назюзюкался, и, когда они втроем шли по темной улице, и нигде не было такси, Джон с ним изрядно намучался. Мэтт болтал всякую чушь, через несколько слов к месту, а чаще не к месту вставляя в свою речь русские выражения типа - mezhdu prochim, chudesno. Наверное, поэт считал это высшим шиком светского разговора. Это было тем забавнее, что в руке он нес бутылку вина, которую увел с вечеринки. Он нес эту бутылку довольно долго, надеясь, наверное, допить где-нибудь, а может, завтра опохмелиться. Потом, видя, как Джулия все больше прилипает к Джону, впал в депрессию и, широко размахнувшись, грохнул эту бутылку о кирпичный брандмауэр ближайшего дома.
   К счастью, они вышли на освещенную улицу и сразу поймали такси. После жертвоприношения Бахусу, Мэтт стал мало-помалу трезветь и настоял, чтобы отвезли сначала Джулию. Так и сделали.
   Джон вежливо распрощался с ней на пороге её дома. Чисто и благородно.
  
  
   Когда Джон вернулся в такси, Мэтью уже изрядно протрезвел.
   Он сказал: - Mezhdu prochim, как насчет пистона?
   Джон не понял, на что тот намекает.
   - Я тут знаю одно chudesnoe местечко... - сказал Мэтт. - Две близняшки-очаровашки. Делают все, что ни попросишь.
   "Жаль, что не три сестры", - подумал Джон, к ним он бы обязательно поехал. Он недавно открыл для себя русского писателя Чехова, был от него в восторге, и все, что ассоциировалось с ним, интересовало Джона.
   Вообще-то, у него было соответствующее настроение, но он не знал, проверяет ли его Мэтт на стойкость, или это обычное предложение пьяного полуприятеля. На всякий случай Джон отказался.
   - Ну и зря, - сказал Мэтт. - Человек без пороков - это все равно, что аква дисцилят - невкусно и не полезно.
   Когда Джон оказался дома, к нему за полночь пришла жена механика, потому что её муж ушел в ночную смену. Они разыграли допрос в полицейском участке Венесуэлы. Жена механика надела на него наручники и изображала сеньору-полицейского в звании лейтенанта, а Джон исполнил роль нехорошего гринго.
  
  

* * *

  
   На завтра они встретились в обычном открытом кафе. Девушка была в элегантном сером костюме с зеленым шелковым шарфом, словно только что сошла с обложки журнала "Вог". Джон сразу понял, что такой женщины у него никогда не было и больше не будет.
   Они говорили о том, о сем, прекрасно провели время, но Джона волновал один вопрос. Наконец он его задал Джулии:
   - Какую роль играет Мэтью в твоей жизни?
   - Никакую. Знакомый. В галереи Ваксмана встретились случайно. Я там присматривалась, нельзя ли выставить свои работы на продажу, и он там слонялся. Большой любитель живописи. Обещал помочь... А насчет каких-нибудь других связей ты не беспокойся. Он гей, и этим все сказано.
   - Как это гей? - удивился Джон. - Он мне предлагал поехать к девочкам.
   - Дешевый понт. Он всем так говорит, чтобы не думали - если поэт, значит гей.
  
  
   Он проводил её до дома. Это была Двадцать третья улица, залитый светом Вагнеровский мост, стальные ярусы которого тянулись через Гудзон к Нью-Джерси.
   - Широкий вид у тебя тут, - сказал Джон.
   - Ну, да, чертова окраина.
   - Ты одна живешь?
   - Нет. Снимаем квартиру на пару с подругой... Но, если ты захочешь, мы можем встретиться у тебя...
   Так у них и повелось. Если влюбленным надо было уединиться, они встречались у Джона. Их интимные отношения были полны обоюдной страсти. Но однажды Джон подумал, что вдруг Джулия остынет к нему и, выбрав подходящий момент, когда она была в особо нежных чувствах, сделал предложение.
   - Не вижу причин отказать тебе, - ответила Джулия. - Я согласна.
  
  
   Одним словом, они поженились. Под брачной присягой они поклялись друг другу быть верными в горе и радости, любить друг друга до конца жизни, пока смерть их не разлучит.
   Так Джулия вошла в его жизнь, наполнила её смыслом, как ветер вдруг наполняет обвислые паруса, и судно, встрепенувшись всеми своими рангоутами, напрягая такелаж, вспенивая носом волну, устремляется к новым горизонтам.
   Правда, у Джулии были свои представления о горизонтах, а именно - этажи универсальных магазинов и линии модных бутиков. Вот туда она и пыталась направить их совместный корабль. Она с легкостью тратила его деньги, заработанные им потом и унижением ущемленного писательского самолюбия. Сама Джулия находилась в творческом поиске. Она мнила себя художницей, для чего и приехала в Нью-Йорк, чтобы этот зверский город подтвердил её дерзновения.
   Однако величайший гадюшник мира - Нью-Йорк - не спешил возвести её хоть на какой-то пьедестал. И то сказать, несмотря на свои внешние данные, какими-нибудь талантами или хотя бы прилежанием Джулия не отличалась. Она поступила в Нью-Йоркский художественный университет Cooper Union, попала в класс к мэтру современного искусства Хансу Хааке и известному искусствоведу Дори Эштон, проучилась два семестра и была отчислена за катастрофическую неуспеваемость.
   Джон утешил её, сказав, что тоже не имеет мантии Лиги Плюща, зато имеет жизненный опыт и цепкий взгляд. Разумеется, он показал ей свой заветный журнал (трехлетней давности). В прекрасных глазах Джулии он прочел неподдельное уважение.
   Через месяц или около того Джулия намекнула, что берлога Джона ей не нравится и что пора обзавестись "уютным гнездышком". Поднатужившись (Джон устроился еще на одну работу), они сняли квартиру в том же районе, но в более престижном доме. Это была квартира с одной спальней, гостиной и изолированной столовой. То есть самый минимум. Но даже за этот минимум приходилось платить изрядные деньги.
   Оплатив первые счета по новой квартире, Джон понял, что надо устроиться на третью работу. Как-то он включил электробритву, да так и застыл с жужжащей машинкой в руке. Он увидел себя в коридорном зеркале и ужаснулся. Заросшие щетиной щеки ввалились, кожа стала дряблой, приобретя нехороший, серый оттенок. Глаза, как у загнанного зверя тускло блестели, и взгляд был невыразимо тоскливым. Кейн чуть не заплакал - так ему стало жалко себя, своей ускользающей молодости. Скоро тридцатник, а он по-прежнему НОЛЬ. Ничего не значащий ноль! Писатель, опубликовавший один рассказ. Ха-ха-ха!
   Собственный смех Джону показался нехорошим, предвещающий сумасшедшие. Все можно еще наверстать, с надеждой подумал он. Нужно только суметь выкроить свободное время для творчества. Но где его взять - свободное время?
   И тогда он стал писать ночью, на сон оставалось часа три, или два. Это были тупые часы творчества. Он помнил, как легко ему писалось по утрам, но теперь благодатные часы были у него украдены добыванием проклятых денег. Но постепенно он привык подключаться к информационному полю Земли и в ночные часы, и даже случались настоящие озарения.
  
  
   Джулия тоже заметила, как трудно приходится её мужу, и она честно попыталась устроиться на работу, хотя бы секретаршей. Многие девушки мечтали заполучить жирную секретарскую работу в какой-нибудь богатой конторе на Мэдисон-авеню. Но и тут Джулия потерпела фиаско - она не продвинулась дальше первого года обучения машинописи, а в делопроизводстве оказалась вообще тупицей. "Я художник! - плакала она, - пошли вы к черту с вашими бумажками!"
   После честной попытки устроиться на работу, Джулия со спокойной душой повела богемный образ жизни. Она целый день лежала возле телеящика, дымя "Честерфилдом", потом вдруг вскакивала и куда-то уходила, скорее всего - на какое-нибудь сборище художников, таких же бездарей, как она сама. Иногда Джулия подползала к мольберту. Картины из-под её кистей выходили какие-то вялые. В них не было ни дерзновения, ни фантазии, ни души, ничего, на чем бы глазу захотелось остановиться, а уму поразмышлять. Какая-то дурацкая мешанина красок, подписанная не менее дурацкой фамилией - Мэйберри. В мире изобразительного искусства Джулия позиционировала себя под девичьей фамилий. Фамилию Кейн она не собиралась прославлять, считая её провальным брэндом.
   Именно тогда, с замаскированной брезгливостью глядя на полотна жены, Джон проникся отвращением к абстракционизму.
   - Ну, как? - спрашивала Джулия у мужа, почесывая черенком кисти у себя за ухом (привычка, которая стала раздражать Джона). На подбородке и на лбу у нее виднелись мазки засыхающей краски (Сначала эта неряшливость казалась Джону очень милой, потом тоже стала раздражать).
   - А ты не пробовала работать в другом стиле?
   - В каком смысле? - Джулия нахмуривалась.
   - Ну, в более реалистичном, что ли...
   - Реализм - искусство для бедных, - авторитетно заявила Джулия. - Недаром он так прочно укоренился в России.
   Джон не стал спорить, потому что, несомненно, мысли эти жена почерпнула на одной из своих арт-тусовок.
   - А я пишу для богатых, - заключила его художница.
   "И эта, некогда эпатажная фраза, не её", - подумал Джон, вспомнив, что это произнес когда-то Поль Гоген, чем шокировал французский бомонд. Тогда они еще стеснялись. Теперь это кредо любого художника.
   Вот и он не удержался и прикончил кое-кого на своих страницах. Пустил, так сказать, кровушку... А что в самом деле, сколько можно...
   - Ну и как богатые, заметили тебя? - это был провокационный вопрос.
   Джулия глубоко вздохнула. Выдох принес запах фруктовой жевательной резинки "Джуси".
   - Заметят, - наконец зло сказала она.
   - О! - Джон взглянул на часы, - уже пять пополудни. Не пора ли нам, голубушка, испить чаю?
   - Джон, сколько раз я просила говорить по-нормальному?
   - А я по-ненормальному разве говорю?
   - Ты выражаешься, как дундук из девятнадцатого века!
   - О'кей, шмара. Шкандыбай на кухню, сваргань пойло чефирное, чтобы до задницы проняло. Так я нормально говорю?
   Уголок рта Джулии презрительно затрепетал.
   - Ты весь какой-то неестественный, - сказала она.
   - То есть еще не сформировавшийся, - подсказал ей Джон, потому что в глазах Джулии читается: кажется, опять я выскочила за молокососа, что хуже всего - великовозрастного.
   В конце концов, он сам отправился на кухню, поставил на плиту чайник.
   Все как обычно: невообразимо загаженная плита, омерзительно грязный чайник, под ним шипит голубая газовая роза, коробки от китайских блюд свалены в раковину, гудит холодильник и за кухонным окном во дворе лает соседская собака. Так проходит время. Так проходит жизнь.
   Дожидаясь, пока закипит вода, Джон, набычась, смотрел на картину, висящую на противоположной стене. Эта мазня Джулии невероятно его угнетала и отбивала аппетит. Раньше, в его квартире на кухне висела репродукция Боттичелли - "Весна". Джулия сказала, что это дешевка и выбросила картину на помойку. А картину купила бабушка Мэрилин лет двадцать пять назад. И ему эта "дешевка" была дорога как память о счастливых днях с родителями... Почему же он не протестовал? Почему он позволяет помыкать собой?
   А может, потому, что разница в возрасте, поначалу малозаметная, сейчас существенно обнажилась. Ему уже тридцать, а ей еще только двадцать четыре. Иногда, когда поддатая и хочет секса, она называет его папочкой. Наверное, этот "псевдоинцест" её распалял. Ну, ничего, эта ситуация с годами изменится. Когда ей стукнет тридцатник - её молодость закончится, и она уйдет на скамеечку запасных; тогда как для него тридцать шесть лет - самый расцвет мужчины.
   Джулия пришла на готовое, намазала маслом тост, и замерла в ожидании, когда ей нальют чаю. Джон, разливая чай по чашкам, которые он сам с трудом отмыл, все порывался сообщить, что написал новый рассказ и отправил его на удачу в журнал "Нью-Йоркер". Джулия его не слушала, но ради приличия переспросила с набитым ртом:
   - Какой рассказ?
   - "Дождь в Моханке", - ответил Джон.
   - Почему в Моханке*? (*курорт неподалеку от Нью-Йорка)
   - Ну, если ты помнишь, там мы давным-давно провели свой медовый месяц (подарок от родителей Джулии), мы сидели на открытой террасе кафе "Даки"...
   - Ну и что? - Глаза Джулии подернулись пеленой ленивого равнодушия.
   - Ну, вот я все это и описал.
   - Что ты мог написать, если там ничего не произошло. Ну, сидели и сидели...
   - Но ведь шел дождь.
   - Подумаешь, какое дело - дождь.
   - Не скажи... Шел теплый летний дождь. С тентов капало. Машины разбрызгивали лужи. Мужчины закатывали брюки, а женщины шли босиком. Впрочем, прохожих они не замечали. Он и она с любовью смотрели в глаза друг другу...
   - Весьма трогательно, - язвительно вставила Джулия.
   - Они только что поженились и были сиюминутно счастливы.
   - Вот именно, что сиюминутно, - сказала с сарказмом Джулия. - Это ты точно заметил. Но минута прошла, и счастье улетучилось.
   У Джона на худых щеках заиграли желваки. Но он подавил нарождающееся бешенство и закончил спокойным голосом.
   - А потом какой-то ублюдок начал стрелять из револьвера. Три пули попали ей в грудь, а две разнесли голову. Парень (он вышел из переделки абсолютно невредимым) бессмысленно смотрел в чашку, где вперемежку с остатками кофе плавали кусочки мозга его молодой жены...
   Джулия потрясенно уставилась на него с открытым ртом. Потом она завопила:
   - Ты убил меня?!. То есть её! Но это все равно!.. Зачем ты это сочинил?
   - Потому что иначе таких равнодушных, как ты, не проймешь. Вам не нужна идиллия. Вам нужна бойня! Ну так и получайте её.
   Джулия негодовала:
   - Одно дело читать про абстрактное убийство, а другое дело... Ты хоть знаешь, что такие штучки сбываются, а?
   - Ну, не преувеличивай. Прототипы всего лишь прототипы. Не надо тут вудизм и всякую мистику разводить...
   Джон встал и принялся мыть чашку над раковиной.
   - Как ты вообще мог до такого додуматься?! - Джулия не унималась. - Это что, у тебя в подсознании?.. А кто этот тип, убийца? Сумасшедший?
   - Нет. Это был бывший муж этой женщины. Он был байкером, попал в тюрьму, она с ним развелась, а он считал её свой собственностью. Долгие годы, сидя за решеткой, он лелеял мечту о мести, наконец, вышел - и отомстил ей.
   Джулия побледнела и с трудом удержала чашку. Остатки чая пролились на её несвежие джинсы.
   - А тебя, стало быть, он пощадил? - нехорошим голосом спросила она.
   - Нет. Просто он не успел. Какой-то проворный полицейский вышиб негодяю мозги. В точности как до этого мерзавец вышиб мозги у своей бывшей жены...
   - Перестань!!!
   Вот на такой ноте они отметили трехлетие совместной жизни.
  
  
  
   Глава 13
  
   "...отметили трехлетие совместной жизни".
   Ну, все, на сегодня хватит, решил Джон.
   Он сохранил файл, переписал последний вариант на дискету, закрыл "Макинтош", с хрустом потянулся. Посмотрел на свои часы "Сейко" тропического образца, которые он купил за двенадцать долларов еще в 1971 году, - без одной минуты полночь.
   За иллюминаторами давно стояла ночь. Растущая луна лодочкой плыла по черному небу среди созвездий, некогда чуждых Джону, а теперь ставших родными.
   Он вышел на палубу. Гладкие доски приятно холодили босые ступни, будировали затекшие мышцы ног. Черт возьми, опять сегодня на прогулку не пошел, с сожалением подумал Джон. Ладно, утром наверстаю. Сыграем с доктором партию в теннис.
   На яхте все было спокойно. Она опять стояла на якоре на привычном месте, точно в центре лагуны. Небо было звездным, и вода была звездной, и казалось, что яхта, как космический корабль плывет среди созвездий. Вокруг палубных светильников вились мошки, и ночные бабочки бились головками о стекло и шуршали крыльями. Чуть слышно плескалась вода за бортом. Кольцеобразный берег был погружен во мрак. Деревня Дого словно вымерла. Аборигены рано ложатся спать, чтобы рано встать. И в раю тяжко трудятся: занимаются сельским хозяйством, ловят рыбу, устриц, еще что-то достают из океанских глубин, что можно продать жадному до разного рода диковин западному миру.
   Он разжег сигару. Вяло подумалось, что надо бы совсем завязить с курением. Воздух здесь так хорош, что разбавлять его ядовитым дымом просто преступление перед самим собой. Но что ж тут поделаешь, привычка. Как там у Пушкина... "...та-та-та привычка нам дана"... нет... "Привычка свыше нам дана, замена счастия она". Забыл. Надо будет перечитать. Хотя русский язык такой трудный - одни падежные окончания сведут с ума... А русские идиомы... Вот, например, у Довлатова вычитал такую фразу: "Здравствуй, жопа, Новый год!". По отдельности все слова понятны, а смысл фразы совершенно темен. Надо будет у Чижикова-Пыжина испросить разъяснения в электронном письме...
   Джон быстрее обычного почувствовал перенасыщение организма никотином, без сожалений выкинул огромный окурок в воду (мельком подумал - вот и опять сделал маленькую подлость, ведь есть же пепельница!), спустился к себе, открыл бар, вынул бутылку "Дэниэлса", плеснул на два дюйма. Виски разбавил соком уру, к вкусу которого уже привык. Он напрочь отбивает запах спиртного и прибавляет мужской силы. Мужская сила ему нужна, ведь у него молодая любовница.
   Чувства к Аниту затмили все его посторонние мысли. Он вошел в спальную каюту, как в теплый омут и с головой в него окунулся. Ласковые руки Аниту приняли его, притиснули с давно сдерживаемым нетерпением. Горячие губы, шелковая кожа, и вот они уже единое целое. Ничто их любви не сможет помешать. День сурка продолжается, счастливо подумал Джон.
  
  

* * *

  
   Опять он попал в этот злобный район. Как-то так выходит, что он против своего желания все время сюда попадает. Вот они, группа парней, вываливаются из дверей супермаркета. Джон проходит мимо, не оглядываясь, но спиной чувствует - они смотрят ему в след. Сейчас побегут вдогонку. Так и есть - побежали: слышен топот ног, азартное дыхание. Джон резко с шага переходит на бег. Но у них разгон длился дольше. Они настигают его. Сейчас схватят. Главное, не упустить момент, когда придет подъемная сила. Да, теперь можно. Джон отталкивается ногой от земли - и взлетает. Невысоко. Почти сразу чувствуется, что подъемная сила ослабевает, начинается снижение по параболе. К счастью, дома здесь двухэтажные и поэтому он успевает перелететь над крышами, какими-то захламленными двориками, где нет ни входа, ни выхода, - и опуститься на параллельной улице. А ведь раньше, когда был молод, он взлетал чуть ли не в стратосферу. Во всяком случае, так высоко, что дух захватывало...
   "В следующий раз не побегу, - подумал Джон, глядя в темный потолок каюты. - Остановлюсь, и пусть делают, что хотят. В конце концов, это только сон. Я в нем господин, а они статисты. Они - фантомы, порождения моего ума. Как и герои моих книг. Однако, здорово они меня запугали, те подонки с битами...
   Поздравляю тебя, приятель, у тебя, кажется, развивается синдром преследования".
   Осторожно, чтобы не разбудить спящую Аниту, Джон повернулся на правый бок. Светящиеся цифры больших электронных часов показывали 3 часа 25 минут. Джон закрыл глаза.
  
  
   Утро, как и вчера, и как уже много-много дней подряд, было пронзительно солнечным. Такие утра Джон называл бриллиантовыми, когда каждой жилочкой ощущаешь, что и для тебя еще не закрыто Царствие Небесное, что и ты можешь обрести спасение, несмотря на мерзлую грязь и ужас в твоем сердце.
   Лагуна так и сияла. Внутренние берега атолла утопали в мангровых зарослях. Жизнь в этих райских местах очищает душу, подумал он. А ему надо очиститься от зловония нью-йоркской жизни, где "тени наши еще гуляют без нас".
   И главное, ничего больше не писать. Вот закончит автобиографическую штуку и больше ни под каким видом не сядет за роман. А штуку надо докончить. Это тоже своего рода очищение...
   К борту яхты причалила пирога. Прибыл младший брат Аниту - Оайе. Джон занимался его образованием, приучал читать книги - французские, английские и русские. Мальчик проявлял великолепные способности к обучению, гораздо в большей степени, чем его сестра. Это и понятно - ведь он много младше Аниту.
   Оайе привязывает пирогу и, с ловкостью обезьянки, вскарабкивается на палубу. На мальчике надеты шорты, подаренные ему Джоном. Оайе знает, что иначе на яхту его не пустят.
   Джон здоровается с Оайе за руку по западному обычаю, а мальчик, в свою очередь, здоровается с ним по обычаю аборигенов - нужно соприкоснуться лбами. "Чокнемся", - говорил Джон, наклоняясь. "Чокнемся", - смеялся мальчик. И они бились лбами, как бараны.
   К слову, таким способом, только с большей силой, выясняют отношения два соперника, когда оба влюблены в одну девушку. Кто упадет, тот проиграл. Девушка достается победителю. Таким способом можно, если захотеть, убить соперника, ударив в переносицу. Раньше, до белого человека, это не считалось преступлением. По новому законодательству такое убийство тоже практически ненаказуемо. Очень трудно доказать умысел. Просто человек неловко поздоровался. Проявил излишек чувств, за что же его судить?
   Поначалу Джон всерьез опасался, что островной ухажер Аниту однажды вызовет его на лобовой поединок. Поэтому тренировался каждый день - стучал лбом в пустотелый деревянный гик грот-мачты. И набил себе порядочную шишку, все равно, как правоверный мусульманин от усердного моления. Шишка постепенно выровнялась и затвердела. Теперь Джон своим лбом мог колоть кокосовые орехи.
   Они сели завтракать. Аниту накрыла стол на троих. Оайе честно признался, что уже поел, но от лишней порции макуки не откажется. Тем более, что вторая жена отца ущемляет его в еде.
   - А что, разве мамы не было?.. - спросила Аниту.
   Уплетая сладкое, похожее на творог блюдо, мальчик сообщил сестре, что их мать больна.
   - Ты должна навестить её, - сказал Оайе.
   - Я и так сегодня собиралась идти в деревню.
   - Может, мне пригласить Генри? - предложил Аниту Джон. - Он хороший доктор.
   Генри Уилсон частенько бывал в гостях на яхте Джона, и Аниту его хорошо знала и была очень рада его видеть. Но теперь она покачала головой.
   - Нет, мама не доверяет европейским врачам.
   - Глупости...
   - Нет не глупости, - возразила Аниту. - Если мама не верит врачам, то и не вылечится. Ведь не лекарства лечат, а вера.
   В её словах был резон, ведь даже Иисус говорил: "Кто верит в Меня, тот излечится".
   - Сегодня на заре к ней приходил колдун Нон Апуапа, сказал, что вылечит её, - доложил Оайе. - Ночью соберут бово.
   - Большое бово или малое? - спросила Аниту.
   - Сначала малое, если не поможет, соберут большое бово.
   Джон знал, что бово - это такое местное сборище колдунов и их помощников. Помощники образуют круг, внутри которого горит костер и сидит (или лежит) тот, кого требуется вылечить. Бьют в барабаны и пляшут до тех, пока больной\больная не исцелятся. Если помощники не справляются, в бой идут одни колдуны. Это и есть большое бово.
   Самое удивительное в том, что больные действительно исцеляются. Правда, те, кто не исцеляется, те помирают. Тут ничего смешного нет. Ведь и западная медицина имеет летальные исходы. И никто над этим не смеется.
  
   После завтрака, за которым Джон мог воображать себя отцом семейства, Аниту села в пирогу, которую пригнал Оайе, и отчалила, курсом на берег, в деревню. Писатель сообщил своему ученику, что сегодня они будут заниматься английским языком. Продолжат чтение книги Джеймса Босуэлла "Жизнь Сэмюеля Джонсона".
   Джон был того мнение о преподавательском методе, что ребенку вовсе не надо давать кокой-то облегченный материал, типа "бейсик-инглиш" Огдена".
  
   [* "Бейсик-инглиш" - предложенный в 1932 г. лингвистом Ч.К. Огденом редуцированный английский язык, содержащий всего 860 слов.]
  
   Облегченный материал надо подавать взрослому.
   Поскольку способности ребенка к обучению значительно превосходят способности взрослых, то именно ребенку надо давать самый трудный материал без каких либо скидок на возраст. Простой пример. Если ребенка воспитывает волк, то ребенок вырастает волком, его умственные способности так и не проснутся. Если воспитывает человек, вырастает человек. То есть, чем примитивнее воспитание, тем примитивнее вырастает человек. Потому, что мозг - это данное, а ум - приобретенное.
   Если ребенку дать Шекспира, то он мало что в нем поймет, но, вырастет умным человеком. А тот, кто читает во всем понятные комиксы, вырастет дебилом. Так думал Джон.
   Мальчик открыл книгу на закладке и стал читать:
  
   "Это напоминает мне, как забавно он описывал мистеру Лангтону несчастное состояние одного молодого джентльмена из хорошей семьи: "Сэр, когда я в последний раз слышал о нем, он носился по городу, упражняясь в стрельбе по котам". А затем мысли его вполне натуральным образом отвлеклись, и вспомнив о своем любимом коте, он сказал: "Впрочем, Ходжа не пристрелят, нет-нет, Ходжа никогда не пристрелят...""
  
   Оайе способный мальчик, читает бегло, но у него есть недостаток. Он легко отвлекается или загорается какой-нибудь идеей и уж пока её не воплотит в жизнь, не успокоится.
   Вот и теперь, едва прочитав о стрельбе по котам, Оайе вдохновляется перспективой пострелять из ружья по чайкам. Джону, который уже успел вдохновиться неурочной рюмкой виски (когда отбыла Аниту), эта идея показалась занятной. Стрельба по чайкам, что-то в этом есть чеховское. Тем более, стрельба из "чеховского" ружья.
   Джон сходил в каюту, вынес двустволку и несколько патронов к ней, набитых мелкой дробью. Переломил ружье, вставил в стволы смертоносные цилиндрики, взвел курки. Цели, однако, по близости не было. Чайки как назло летали везде, но не вблизи яхты.
   Оайе осенила идея, он побежал к столу, схватил недоеденный с утра круассан, раскрошил его и стал кидать крошки за борт. Горластые белокрылые птицы сразу узрели дармовую еду. Налетели, передрались, расхватали. Некоторые уселись на спокойную воду лагуны, плавали как утки.
   Джон вскинул ружье, прицелился в одну такую водоплавающую и нажал спуск. Грохнуло раскатисто по всей лагуне, чайки взлетели, прыснули врассыпную. Не ожидали они такой глупости от умного писателя. Но одна так и не улетела. Облако дроби изрешетило её в пух и прах.
   Джон обрадовался, что попал, но тут же огорчился убийством ни в чем не повинной птицы. Оайе был в восторге, не терзаясь сомнениями, просил тоже дать ему выстрелить. Не в цель (потому что цели уже не было) а просто так. Джон уступил с легкостью подвыпившего человека.
   Ружье для мальчика было явно великовато. Оайе поднял стволы в воздух. Приклад несколько широковат - перекрывал не только хрупкое плечико, но и верхнюю часть живота мальчика, как раз, где солнечное сплетение. Оайе держал ружье неправильно, к тому же не плотно прижимал. Джон как-то этого не заметил. Когда мальчик выстрелил, сильной отдачей его отбросило назад. Оайе упал на палубу, бросив ружье, держась худыми руками за живот. Мальчик не хотел плакать, но слезы сами полились из глаз. Лицо ребенка словно покрылось сумрачным пеплом. Казалось, он сейчас умрет.
   Джон бегал вокруг, точно перепуганная курица, и все спрашивал, периодически наклоняясь над мальчиком: больно ли ему? Оайе говорил, что да, больно и продолжал плакать. Джон корил себя за глупость на чем свет стоит, чуть ли не рвал на себе волосы. Потом мальчик успокоился, прекратил скулить. Боль прошла, цвет лица восстановился, и Оайе уже улыбался, вспоминая, как здорово он бабахнул.
   - Вот Аниту нам задаст жару, когда узнает о наших проделках, - сказал писатель. - Давай-ка, унесем ружьё от греха подальше...
  
  
   Чтобы загладить свою вину перед мальчиком, Джон Кейн решил повезти его на главный остров архипелага. Там сводить в увеселительный парк. Оайе ликовал! Нечасто местные жители бывают в столице со столь богатым и щедрым спутником.
   По такому случаю, Джон завел двигатель и направил яхту к выходу из бухты атолла. Когда судно вышло на простор океанской волны, мальчик попросил "порулить". Джон подумал, что сегодня вряд ли случится еще одна катастрофа, тем более что фарватер совершенно пуст.
   С обязанностями рулевого мальчик справлялся хорошо. И даже уловил, когда надо действовать с упреждением. Это главное в управлении. Многие в этом деле тупицы, упускают момент коррекции, и судно начинает выписывать зигзаги. Оайе вел яхту ровно, строго по азимуту, указанным Джоном. Мальчик быстро разобрался в навигационных приборах.
   - А я немножко поработаю, - сказал Джон. - Не люблю, когда время тратится впустую.
   Он спустился вниз, принес из кабинета свой ноутбук, устроился на палубе под навесом за чисто прибранным обеденным столом. Извлек из кармана свой талисман, поставил его справа от себя. Пока в маленьком мирке кружился снежный буран, Джон сосредотачивался. Но вот там все замерло, и пальцы его коснулись податливых клавиш компьютера.
   "В свой безрадостный домицилий он плелся с тяжелой душой и озадаченным разумом..."
   Нет, так не пойдет. Джон стер все предложение. Писать надо просто, без заумных латинизмов. Вот так: "Однажды он возвращался с работы очень поздно..."
  
  
  
   Глава 14
  
   Однажды он возвращался с работы очень поздно. Машинально проверил почту, думая, что, как всегда, ничего нет. Но в ящике лежал конверт. Большой. Сердце у Джона обмерло, в груди разлилась волна как от хорошей порции виски. Переворачивая конверт, он уже догадывался, откуда тот. В окошечке под пленкой прочел свое имя и адрес отправителя - журнал "Нью-Йоркер".
   Потом у него сердце захолонуло. Подумал, а что если это лишь вежливый отказ? И тогда он загадал: если отказ - пошлет писанину к чертовой матери и займется деланием денег, способом нормальных людей.
   Он безобразно раскурочил конверт, вынимая послание. И вот плотная гладкая бумага дрожит под пальцами, с хрустом её разворачивает, выпрямляет острые складки, читает.
   Да! Они принимают его рассказ! И даже высылают чек!
   Смотрит - в письме чека нет! Джон кидается на пол, поднимает конверт, ищет - и находит! Фу, черт, аж сердце зашлось. На чеке написано: $500!
   И какое-то незнакомое ранее чувство посетило Джона. Чувство собственного достоинства - вот что это за чувство. И он уже спокойно подумал: "Пятьсот баксов. Ну что ж, за такой короткий рассказ - это неплохо".
   Это дело нужно непременно отметить. Иначе госпожа Удача опять уйдет к другому. Он зашел в квартиру - принять душ и переодеться. Джулии дома не было. Он заглянул в их общую спальню. Шкаф Джулии был раскрыт, на кровати раскинулись, как гигантские яркие бабочки два её платья вместе с "плечиками". Очевидно, Джулия их забраковала, отыскала нужное и уехала. Ясное дело, куда - на очередной "сэй-хеллоу"*.
  
   [* От англ. Say hello - Скажи привет! (простенькая вечеринка)]
  
   Ну что ж, дорогая, подумал Джон, очень даже хорошо. Это так хорошо, как ты даже себе не представляешь. Имею полное право на кутеж и измену. Сегодня я это заслужил.
  
  
   Он шел по Бродвею, в неутихающей до позднего часа сутолоке людей, машин, движущихся картинок. Фейерверки и каскады огней рекламы на фоне еще светлого неба придавали этому коловращению дополнительный градус безумия. Ему хотелось тесноты и света, чтобы острей почувствовать свою сопричастность этому миру. Он был почти счастлив. До полного счастья немного не добирал.
   Пока я один из них, думал он, пока я один из миллионов этих скарабеев, катящих по жизни свой шарик говна. Когда же он поднимется над всем этим в загадочные эмпирии? Когда же, когда же, наконец, зоркий глаз авторитетного обозревателя из "Нью-Йорк таймс бук ревью" выделит его из безликой толпы? Когда его портреты появятся на обложках "Пипл" и других подобных ему журналов? Восходящая литературная звезда - Джон Кейн. Взойдет ли его звезда?
   К подъезду шикарного ресторана, куда Джон даже не мечтал попасть, подъехал "Даймлер" - роскошная машина ручной сборки. Открылись дверцы, и из рукодельного "Даймлера" вышли пожилой мужчина и молодая красивая женщина. Женщиной была Джулия.
   Это так ошеломило Джона - то есть увидеть Джулию в компании совсем для нее не привычной, - что он застыл как вкопанный. На него даже налетел кто-то сзади и ругнулся весьма энергично. Джон спрятался за столб и впился взглядом в мужчину, пока парочка шла под навесом, протянувшимся через ширину тротуара, к дверям, где стояли бравые швейцары.
   Спутник Джулии был солидный мужчина с сединой на
   висках. В его аккуратно подстриженных усиках тоже белели седые волосы. Он был похож на воротилу с Мэдисон-авеню.
   Ему было не меньше пятидесяти пяти лет, но у него была не плохая фигура, - несомненно, он проводил немало времени в гимнастическом зале.
   На Джулии было надето её любимое черное платье, похожее на нижнее бельё. Она была сексуальна до неприличия.
   "Вот сука", - с ожесточением подумал Джон и невольно устремился вперед.
   У стеклянных дверей Джона остановил швейцар, похожий на отставного адмирала какого-нибудь опереточного флота.
   - Прошу прощения, - сказал он простуженным голосом, - без галстука не пускаем. И в джинсах - тоже, - добавил он, оглядев клиента с головы до ног. - И в сникерсах нельзя. И куртка у вас...
   - А если я надену женскую комбинацию, вы меня пустите? - спросил Джон.
   - Педиков вообще не пускаем. Идите в свой гей-клуб.
   - Очень хорошо... Скажите, любезный страж, мужчина, который сейчас зашел с женщиной, вам не знаком?
   - Знаком, еще как знаком, - охотно подтвердил страж. Это Джаст Лестер Дорхэм - очень богатый человек. Он здесь часто бывает... и все с разными курочками, - добавил швейцар и доверительно-гадко рассмеялся, как будто он уже зачислил Джона в приятели, перед которым можно не стесняться.
   Джон Кейн готов был врезать швейцару по его холуйской роже, но только равнодушно спросил, как скучающий
   обыватель:
   - А чем он занимается, этот Лестер?
   - Джаст, его зовут Джаст... Джаст означает "справедливый", "праведный", - как-то машинально, будто школьный учитель, пояснил швейцар. - А занимается он... Бог его знает. Надо полагать, что бизнесом.
   - Значит, все время с разными? Хорош праведник.
   - О, да! Такой, знаете ли, витальный! - Швейцар, откинув голову, захохотал, и безволосый затылок его уперся в твердый стоячий воротничок и налился кровью.
   - Да вы, я смотрю, образованный человек, - удивился Джон. - Латынь знаете, и вообще...
   - Я, парень, двадцать лет преподавал в колледже английский язык и литературу...
   - Ого!
   - Да-а-а... И на старости лет погорел на этих самых курочках. Какие там были девочки! - Он мечтательно закатил глаза, и с уголка его перекошенного рта выглянула и перелилась через край тонкая струйка слюны.
   Джона всего передернуло от отвращения. Швейцар вытер рот несвежей белой перчаткой и продолжил признание:
   - Отсидел я свои шесть лет за якобы изнасилование, а на самом деле никакого насилия не было. Она сама, сучка длинноногая, юбку сняла у меня в кабинете, ей нужно было сдать тест, а она тупая, как все блондинки, зато между ног у неё была такая узенькая щелочка, такая сладкая щелочка, - швейцар снова вытер слюни, в глазах его стояли слезы.
   - И вот мне шестьдесят лет, - закончил свою исповедь адмирал шутовского флота, - от меня ушла жена, мне запретили заниматься преподавательской деятельностью, лишили пенсии, забрали у меня всё... Помните, как у Фицджеральда: "Богатые - это другие".
   Тяжелая печать страданий исказила большое лицо в морщинках и алкогольных венозных паучках. У Джона шевельнулось в душе некое чувство, похожее на сострадание.
   - Даже здесь у меня самая унизительная должность младшего швейцара. А вон та морда - старший. - Старик кивнул на долговязого своего напарника, стоявшего неподалеку от них и все прислушавшегося к разговору, наконец, поняв, что его подчиненный не выполняет обязанности, а попросту болтает с посторонним, долговязый бесцеремонно подошел и сделал старику обидное замечание.
   Старик встряхнул всеми своими аксельбантами, сверкнул галунами, вцепился в ручку двери, будто его сейчас хватит удар. Но нет, едва подошли посетители, старик довольно резво отворил перед ними дверь и почтительно поклонился, принимая чаевые. На Джона он уже не смотрел, выказывая к нему такое же равнодушие, как к любому стоящему столбу.
  
  
   В тот вечер Джон Кейн сильно напился в баре "Зебрийски поинт", подрался с каким-то типом так, что их - его и типа - забрали в полицейский участок. Хорошо, у него хватило рассудка не драться с полицейскими. А вот у типа не хватило, и ему вломили по первое число.
   Джон отсидел ночь в обезьяннике, утром его выпнули, вручив повестку в суд. Вдогонку предупредили, что за неявку к судье к провинившемуся будут применены крутые меры.
   Пару дней спустя он предстал перед судьёй. Седые курчавые волосы и цвет кожи делали судью похожим на старого продавца из Гарлема, у которого Джон когда-то купил пишущую машинку. Как давно это было, вздохнул Джон. С тех пор он уже купил себе новую - айбиэмовскую, с памятью...
   Судья приговорил его к штрафу в 500 долларов и сказал, что подсудимый еще легко отделался. Типу, с которым Джон подрался, светит два года тюрьмы.
   Джон Кейн обналичил чек, полученный из редакции "Нью-Йоркера", и заплатил штраф. Вот так, горько посетовал Джон, Бог дал, Бог взял. Всё правильно: "Богатые - это другие".
  
  
   Джулия почувствовала, что с мужем не все в порядке. Он с ней почти не разговаривал, а если отвечал, то неохотно и сквозь зубы. Как всякая женщина, Джулия любила ясность в отношениях. Она вообще любила выяснять отношения. Ей всегда казалось, что её недостаточно уважают и мало любят.
   - О'кей, - сказал Джон, - ты сама напросилась. Тогда ответь мне на такой вопрос: кто такой Джаст Лестер Дорхэм?
   - Кто? - довольно натурально удивилась Джулия.
   - Джаст Дорхэм, по прозвищу "Праведник", - со всем возможным сарказмом повторил Джон.
   - Откуда тебе известно это имя? - Джулия нахмурилась, занервничала.
   - От одного адмирала в отставке...
   - Я не знала, что ты вращаешься в столь высоком кругу.
   - Ты мне зубки не заговаривай, отвечай на вопрос.
   - Причем здесь прозвище? Он не уголовник какой-нибудь, мистер Дорхэм - порядочный, уважаемый человек.
   - Ну, разумеется, таковым он представляется всем девушкам, которых водит в "Белую розу".
   - На что ты намекаешь?! - повысила голос Джулия и густо покраснела.
   - На все сразу я намекаю! - тоже гаркнул Джон. - Отвечай, что ты делала с этим грязным типом в ресторане?!
   Джону на секунду пришла в голову мысль, что он задает дурацкий вопрос. Что делают в ресторане, пришедшие туда люди? Разумеется - едят, пьют и танцуют. Но потом пришла трезвая мысль: главное - что они делают ПОСЛЕ ресторана.
   - Он вовсе не грязный тип. Ты его совсем не знаешь. Это была деловая встреча.
   - И что за дела у вас такие?..
   - Слушай, ты что, нас видел? Или кто-то тебе донес?
   - Птичка принесла на хвосте.
   Джон почувствовал непривычное чувство: садистское удовольствие от своего маленького тайного знания о Джулии. Да, знание - это сила. Ему хотелось сделать ей больно и физически и душевно. Отомстить за все свои неудачи.
   - Мистер Дорхэм, - объяснила Джулия, - богатый человек, меценат. Он владелец крупной холдинговой компании. К тому же он известный галерист. Вот, кстати, почему мы с ним и встречались. Он хочет купить мои картины для своей галереи...
   Джулия рассказывала уже почти спокойным голосом и моргала не намного чаще, чем обычно. Джон где-то читал, что проводились исследования, которые показали, что по тому, с какой частотой моргают веки, можно определить, лжет человек или нет. Значит, Джулия говорила правду. Или очень близко к правде.
   "Конечно, - подумал Джон, - она так же хочет славы и денег, как и я. И этот старый мешок с монетами может ей помочь. Вопрос в другом: как она будет расплачиваться? Ведь её полотна бездарны, и в этом плане ей не поможет никакой меценат. Людей не заставишь покупать дрянные картины. Значит, меценат купит их ради её красивых глаз. Стало быть, не сегодня, так завтра ей придется расплачиваться известным местом. Вот тогда-то Джулии предстоит много морганий. Неужели она этого не понимает? Или все прекрасно понимает, и уже все решила?"
  
  
  
   Глава 15
  
   - Дядя Джон! - позвал мальчик.
   Джон закрыл ноутбук и поднялся на мостик. Впереди из голубоватого марева проявился разноцветный парус небольшой яхты, шедшей встречным курсом, причем весьма неопределенным, Джон взял рулевое колесо в свои руки. И хотя у него имелась система электронной отмашки, Джон велел мальчику взять белый флажок, стать на левый борт и махать флажком до тех пор, пока встречное судно не ответит тем же.
   Оайе, вцепившись в планшир, махал усердно, так, что Джон боялся, как бы мальчик не свалился за борт.
   - Пьяные они что ли? - проворчал Джон, - никак не могут решить, каким бортом расходиться.
   Наконец там ответили, что согласны разойтись левыми бортами. Но сами стали сворачивать влево и пересекать курс Джону.
   - Вот сволочи! - сказал Джон, тоже резко беря влево.
   Разошлись они правыми бортами. Джон показал им кулак. На яхте рассмеялись. Ну, конечно, они все - молодые парни и девушки - были вдрызг пьяные. Поднимали бутылки и что-то кричали. Шум мотора "Жемчужины" заглушал пьяные возгласы.
   Джон включил рацию, стал на частоту береговой охраны и вызвал диспетчера берегового патруля. Когда ему ответили, Джон сообщил бортовые номера яхты, которую надо задержать. Его бестолково переспрашивали, наконец, ответили, что примут меры.
   "Сомневаюсь", - подумал Джон. - Если бы это было в Америке, патрульные бы уже мчались по вызову. А здесь... французская лень плюс аборигенское безразличие... Mezhdu prochim, русские мой поступок не одобрили бы, а некоторые бы резко осудили. Обозвали бы... (как будет слово "stukach" в их творительном падеже?)... stukachem. Да, назвали бы stukachem. Их можно понять... Как-то у них был разговор с доктором на эту тему. Генри Уилсон тогда сказал, что это следствие лагерного сознания. Свободные люди никогда не противопоставляют себя органам правопорядка. На этом союзе и базируется гражданское общество. Русские до той поры не создадут гражданское общество, покуда не изживут менталитет зека. Между прочим, все уголовники мира, и американские в том числе, имеют одинаковый с русскими менталитет. Никогда не сообщат органам правопорядка о преступлении своем собрата.
   - Ну, за деньги еще как закладывают, - возразил Джон.
   - За деньги, да. А бескорыстно, по воле сердца как гражданин - нет.
  
   Все чаще встречались прогулочные катера и яхты. Джон не мог оставить штурвал, поэтому его все больше начинало беспокоить, куда подевался Оайе. Отсюда из рубки его не видно, если он под навесом...
   Джон включил громкоговоритель, позвал мальчика. Тот быстро прибежал. Оказалось, да, он сидел под навесом. Джон внезапно вспылил, увидев в руках мальчика свой пресс-папье.
   - Сейчас же отдай сюда! - крикнул он так, что мальчик вздрогнул.
   Оайе испуганно протянул стеклянный мирок дяде Джону.
   - Никогда не бери чужие вещи без спроса, - назидательно сказал дядя Джон, пряча красивую вещицу в карман.
   Тут он осознал, что был слишком груб. Парнишка ведь еще ребенок, и как всякий ребенок любит игрушки.
   - Ладно, прости меня, парень, - миролюбиво сказал писатель. - Понимаешь, просто эта вещь очень дорога мне... Это мой талисман...
   - А кто в домике живет? - осмелевшим уже голосом спросил мальчик.
   - Мои мама и папа...
   - А-а, так это там ваш дом?
   - Ментально, да.
   - А как же вы туда залазите, вы такой большой, а домик маленький?
   - А я туда и не залажу, я же сказал - это домик моих родителей.
   - А почему они у тебя такие маленькие?
   - Потому что они, когда умерли, стали эльфами. И теперь живут в домике.
   - А их можно увидеть?
   - Только во сне... Да и то не всегда.
   Джон видел, что запутал мальчика, и чтобы выйти из ситуации, пообещал, что по прибытии в Онаэгану, купит ему какую-нибудь игрушку.
   Но у мальчика еще были вопросы, и один из них он задал:
   - А что там белое летает?
   - Какое белое?.. А-а-а... Это имитация снега.
   - Я не понимаю.
   - Ну, проще - это снег.
   - А что такое снег?
   Точно такой же вопрос в свое время задала Аниту.
  
  
  
   Между тем вдали уже показались изумрудно-зеленые острова, окруженные сверкающим голубым морем, над которым виднелись туго закрученные белые облака. На одном из островов, самом большом, который назывался Какуара, раскинулась столица архипелага - Онаэгана. По сути, Онаэгана захватила уже несколько островов, по капризу природы, близко расположенных друг к другу, связала их сетью мостов и дорог. Это был такой мини-Нью-Йорк Океании.
   По мере приближения "Жемчужины" к берегу, взору стоящих на её палубе открывалась широкая дуга Гран Пляжа со ступенчатым конгломератом отелей, резидансов, игорных заведений... Сквозь утреннее марево все это великолепие проявлялось постепенно, как проявляющаяся цветная фотография.
   Вскоре уже отчетливо видны были утопающие в тропической зелени приземистые виллы с белыми стенами и красными крышами; современные дома а ля "тропик" и старые здания, построенные в колониальном французском стиле. Но прежде всего взгляд притягивался конечно же к суперсовременной набережной, которая, официально называлась Океанским бульваром, а неофициально - Променадом.
   Здесь на Променаде все было пропитано атмосферой праздника, который никогда не кончается. Магазины с зеркальными витринами, рестораны и танцевальные залы, скрытые за нарядными заведениями тропинки, ведущие к потешным ярмаркам, к каруселям, к колесам обозрения, к кегельбанам и публичным домам; любому что-то да приглянется. За гостеприимно сверкающими белопесочными пляжами возвышались многоэтажные отели самого футуристического вида. Многочисленные архитекторы-новаторы, не нашедшие применения своим талантам у себя на родине, здесь, что называется, "оттягивались" по полной программе.
   Инвесторы со всех концов света вкладывали миллионы евро и долларов в инфраструктуру Онаэганы с непонятной для Джона Кейна энтузиазмом, словно на Пиньорском архипелаге найдены огромные запасы нефти. Впрочем, пуркуа па, как говорят французы. Такие архипелаги бывают богаты редкими полезными ископаемыми (например, как Новая Каледония богата никелем). Недаром же американцы пытаются подстелить здесь свой звездно-полосатый матрас... Джон удивился, что впервые он подумал о своих соотечественниках как о людях чуждой расы. Это для него было новым ощущением, которое следовало бы посмаковать...
   Возле увенчанного деревьями холма, Променад кончался, упираясь в открытый амфитеатр, где ежевечерне, едва погаснет блеск благословенных небес, проходили какие-нибудь музыкальные представления. Тут даже, говорят, выступал русский балет на льду во главе с Петросяном. Почти что Дягилевские сезоны в Париже.
   Рядом с портом находилась акватория закрытого яхт-клуба, членом которого состоял Джон Кейн, платя немалые членские взносы. За это он имел свой причал, который никто не смел занять.
   "Жемчужину" принимал лично сам бригадир причальной команды Охам Дженкинс - здоровенный мужик, родом, как он говорил, из Йобурга.*
   Сноровистые парни Охама принайтовали яхту к пирсу так, что она не дрогнет даже в самый сильный ветер.
  
   [*Просторечное название Йоханнесбурга, ЮАР]
  
   - Рад вас приветствовать, мистер Кейн! - ослепительно улыбаясь, прогудел Охам Дженкинс.
   Охам и Джон обменялись дружескими хлопками по спине, причем Дженкинс бил в четверть силы, чтобы своим тяжеловесным ударом не свалить обнимаемого с ног.
   С мальчиком Охам поздоровался по аборигенскому обычаю, с величайшей осторожностью. Для этого громадному бригадиру пришлось согнуться в три погибели, отклячив свой могучий зад.
   - Ну, что, пацан, трубочку тебе еще не выдали? - Охам еле сдерживался от смеха.
   На что Оайе отвечал, смущаясь своего детского статуса, что "поно" - начленную трубочку - ему выдадут через пять лет - Оайе показал пятерню - после ганама - ежегодного обряда инициации, когда мальчики, достигшие совершеннолетия, получают все права взрослого мужчины.
   - Я куплю тебе самую красивую поно, - сказал Охам мальчику, - из кипарисового дерева, с инкрустацией, я видел в одном магазинчике.
   - Эбеновые поно лучше, - подсказал мальчик.
   - Ладно, так и быть, подарю тебе эбеновую, с перьями какаду, - заржал Дженкинс, уже совсем не сдерживаясь.
   Мальчик никак не мог понять, почему смеется этот здоровенный мужик, ведь носить начленную трубочку - мечта каждого мальчишки, что же тут смешного?
   - Какие распоряжения будут насчет судна, сэр, - Охам был уже серьезен.
   - Да! - вспомнил Джон. - Заправьте, пожалуйста, водой и соляркой.
   - Будет сделано, - ответил Дженкинс. - Двигатели не шалят?
   - Да, вроде, пока тянут.
   Они попрощались до вечера с жизнерадостным бригадиром и его командой и по деревянному настилу пирса направили свои стопы в город.
   Они пошли по тенистой алее сквозь строй королевских пальм в сторону Океанского бульвара или Променада. Тротуары улиц обсажены были мириадами цветов. Тут росли все, какие только можно вообразить тропические растения. Колибри радужной расцветки, точно шмели, порхали вокруг бутонов, зависая, совали свои длинные клювы в самую сладкую серединочку. Впрочем, шмелей тоже хватало, и они не страдали от такой конкуренции. Потому что цветов было море.
   Оайе, который сейчас облизывал брикет замороженного сока на палочке, уже бывал с дядюшкой Джоном в Онаэгане, но это было давно, год назад, и теперь все воспринималось, как в первый раз.
   Гремучий увеселительный парк произвел впечатление даже на затворника писателя. А у мальчика все эти балаганчики смеха, где лучшие комики архипелага корчили уморительные рожи и забавно передразнивали посетителей, карусели, автодромы и прочие увеселения, вызывали неимоверный восторг. А вот с тиром вышел облом. На предложения Джона пострелять, Оайе решительно отказался.
   На углу Океанского бульвара и рю Сент-Антуан они заскочили на ланч в один из ресторанчиков на сваях. С веранды открывался широкий вид на океан. Вода у берегов то и дело меняла цвет, в зависимости от пролетающих над ней облаков. На горизонте виднелись какие-то суда. Вблизи скользили яхты, мчались катера, таща на буксире парапланеристов.
   Пассажирское судно заходило в порт. И Джон видел, как над ходовой рубкой поднялся столб пара от длинного гудка, но звука пока не было слышно, и вот он наконец донесся - басистый, требовательный, предостерегая мелкие суда, чтобы те уступили фарватер.
   Экий динозавр, подумал Джон, пар в век электроники. Национальную принадлежность судна определить было затруднительно. На флагштоке парохода развевался либерийский флаг. Под этим флагом ходят все, кому не лень.
   Гарсон в белой курточке поставил перед ними два коктейля: для взрослого - виски с мятным ликером и льдом, для мальчика фруктовый.
   Джон Кейн снял с головы белую бейсболку с переплетенными литерами "JK", белоснежным платочком вытер вспотевший лоб. Два глотка ледяного коктейля остудили разгоряченное тело. Джон сунул в рот уже заранее обрезанную сигару. Предупредительный официант мигом оказался рядом - поднес огонек зажигалки.
   Джон Кейн тщательно раскурил, выпустил дым и распорядился на приличном французском:
   - Говяжье филе по-массенски нам обоим и полбутылки "Вино де шейро" - лично мне.
   - У нас есть свежайшие лангусты, - осмелился предложить гарсон.
   - Не надо, спасибо, - отклонил посетитель, - сегодня у меня нет настроения на морские продукты.
   - Тогда рекомендую жаренные в кокосовом масле тарантулы - восхитительная мучная корочка, мясо нежнее крабьего...
   - Я вас умоляю...
   - Понял.
   Официант поклонился и убежал выполнять заказ.
   Кейн и мальчик пили коктейли и обозревали окрестности. Пальмы, колышимые легким бризом, бросали фантастические тени вокруг. Вьющиеся орхидеи восхитительно пахли. А дальше и выше, по прибрежному шоссе, катили машины, большинство из них были электрокарами, (экспериментальные модели, выписанные из Франции), которые здесь можно легко арендовать. Президент заботится о здоровье нации и старательно изгоняет с острова автомобили с бензиновыми двигателями. Это - одна из приоритетных программ президента Куллал Манолу. Американцам, привыкшим к своим бензиновым мастодонтам, эта затея не нравилось, что, впрочем, отнюдь не смущало Манолу. "Он молодец, не то, что его предшественник. Этот не прогибается под каждого техасского мудака, - с теплотой о Манулу подумал Джон Кейн, и поймал себя на том, что подумал о Куллале как о СВОЕМ президенте. А что? Не попросить ли гражданства Куакуйи. На всякий случай.
   Улыбаясь и кланяясь, прибежал официант с охлажденной бутылкой местного вина, приглянувшееся Джону; оно обладало великолепным букетом, было ароматным и сладким - и вкусом, и запахом напоминало розы.
   Джон пригубил, налитое ему вино и кивнул головой. Гарсон налил ему в бокал до половины розовый маслянистой жидкости и оставил бутылку на столе. Взмахнул белоснежным крылом накрахмаленного полотенца, точно белый лебедь улетел.
   Но и от американского гражданства отказываться глупо, подумал Джон, наслаждаясь послевкусием. Опять же на всякий случай. К тому же, ни США, ни Куакуйя не возражают против двойного гражданства.
   С соседнего острова Хука-Хива, превращенного в международный аэропорт, каждые полчаса мощно уходили вверх и растворялись в небесах джамбо-джеты курсом на Америку, Японию, Австралию... Туристы приезжали, туристы уезжали, оставляя валюту в Куакуйе.
   Джону Кейну вдруг неистово, даже сердце защемило, захотелось прямо сейчас оказаться на борту авиалайнера, летящего в Нью-Йорк.
   Теперь Нью-Йорк ему представлялся дымчато-прекрасным городом, как в одноименной песне Фрэнка Синатры. Черт возьми! Аж слезу прошибло.
   Его грезы оборвал музыкальный вызов сотового телефона - вальс из Щелкунчика. Кейн достал из кармана мобильник миллионера - самый простой "Сони Эрикссон". Звонили из Англии. Вездесущий эфир донес голос Додсона, секретаря английского пен-клуба, членом которого состоял Джон. Секретарь осведомился, не примет ли известный американский писатель детективного направления Джон Кейн, участия в юбилейных торжествах по поводу 100-летия со дня рождения Яна Флеминга?
   - А когда состоится сие мероприятие?
   - Ну, разумеется, в день рождения великого юбиляра, - невозмутимо ответил секретарь.
   "Проверяет, чертов сакс", - подумал Джон, лихорадочно вспоминая, когда же родился знаменитый создатель Джеймса Бонда? А вслух сказал:
   - С превеликим удовольствием бы прилетел к вам из Океании в Великобританию, тем более, что тут у меня под боком международный аэропорт, но, к сожалению, я приглашен на юбилей президента Куакуйи, который состоится в день рождения юбиляра.
   Секретарь задумался над сложной тирадой писателя. А Джон поднажал:
   - Если бы мне прислали формальное приглашение, то еще можно было бы отбрыкаться... Но меня пригласил лично сам президент, а ему, сами понимаете, отказывать не удобно...
   - А кто у них там президент? - спросил Додсон.
   - Куллал Манолу.
   - Передайте президенту Кунал Малолу мои поздравления.
   - С удовольствием передам...
   - Олл райт. Но если вспомните о своих друзьях из нашего пен-клуба, позвоните к нам в секретариат, мы вам закажем авиабилет... вам и вашей супруге, в случае, если...
   - О'кей, - ответил Джон и дал отбой.
   Нелегкая работа у Додсона, подумал он, здесь полдень, а в Лондоне сейчас 2 часа ночи... Позвонить что ли заодно своему агенту в Нью-Йорк? Там сейчас как раз утро... Нет, не буду. Глупо ощущать себя жертвой телефономании.
   Джон уже заметил, что стоит человеку взять в руки мобильник, как его сознание начинает лихорадочно перебирать картотеку знакомых, куда бы позвонить. Особенно страдают от этого молодые.
   - Ну, как дела? - спросил Джон мальчика.
   - Отлично! - ответил Оайе и снова отвернулся.
   Джон опасался, что ему придется развлекать Оайе, чтобы тот не скучал, но мальчик явно проводил время с толком. Оайе переглядывался и перемигивался со сверстницей - девочкой, сидевшей с мамой за соседним столиком. Мама с дочкой говорили по-американски. Девочка смеялась и жеманничала, а мама магнетически посматривала на Джона. Ну, этого мне не надо, подумал он и стал преувеличенно внимательно набирать код Нью-Йорка.
   Код номера начинается с кода географической зоны. Для Нью-Йорка этот код два-один-два. Литературный агент Джона Кейна Мэйбл Уэртс отозвалась на удивление быстро.
   - Бонжур, Мэйбл! Что делаешь?
   - Хай, Джон! Сижу на унитазе и писаю. Потом приму душ...
   Мэйбл Уэртс - чудовищно толстая женщина. Джон представил, как она раскорячилась на унитазе, и ему стало весело.
   - Ты что, мобильник и в сортир таскаешь?
   - Такая у меня работа.
   - Кстати, о работе... Как там дела с "Наваждением"? - спросил он.
   - Если честно, то не очень... (Джон услышал, как на другом конце земного шара хлопнула крышка унитаза и заурчала спускаемая вода. Это Мэйбл встала. Джон представил, как она оторвала кусок пипи-факса и воткнула его себе в лохматую промежность)... Твой последний роман продается со страшным скрипом. Тем более ты не приехал на его презентацию...
   Джону перестало быть весело.
   - А через клуб не пробовали?..
   - Джон! - укоризненно ответила агентша. - Мы свое дело знаем.
   - Плохо рекламировали, - проворчал он, игнорируя её укоризну. - Эйсап известный скупердяй...
   - Дело не скупости Тиббитса, а в тебе. Ты засел там в своей Океании и не показываешься на людях. Это очень вредно для твоего паблисити. Я тут, конечно, как могу верчусь (Джон представил, как Мэйбл вертится, и у него закружилась голова). Распускаю о тебе всякие гадкие сплетни - надо же как-то поддерживать твое реноме. Но моих усилий недостаточно. Читатели начинают забывать твое имя... Ты же знаешь, как у нас - пару месяцев не появишься на публике - и ты культурологический труп. А ты уже отсутствуешь больше года! Это немыслимо...
   - А кто там у вас сейчас на первых страницах?
   - Из женщин - Бонни Сойер, а из мужиков - Питер Маршалл, с новым романом "Убей меня трижды".
   - С новым, говоришь? Предыдущий его роман назывался "Убей меня дважды". По-моему, он мусолит одну и ту же тему.
   - Вообще-то, "мусолить" одну и ту же тему, как ты выражаешься, это признак настоящего писателя.
   - А я, по-твоему, не настоящий. Я, например, никогда не вспахиваю одну и ту же грядку дважды. И уж тем более - трижды.
   - Конечно же, ты настоящий. Порой, даже слишком. Ты
   еле-еле втискиваешься в формат. Вечно у тебя что-нибудь из него торчит. То совершенно ненужные подробности из жизни героя, то совершенно неуместное смешение жанров...
   - Ого! Ты говоришь, как чертов редактор. А твое дело продавать меня. Не так ли, Мэйбл?
   - Так, так. Но скажу тебе честно, Джон, среди моих клиентов, ты самый трудный и упертый на литературе сукин сын. На литературе, повторяю, которая в наш век на хрен никому не нужна. Короче, прочесть тебя не всякому дано. Самое обидное, что ты можешь писать экшн, но не хочешь. Твоя лучшая вещь - "Таксидермист" - это напор, сила... э-э-э...
   - Злость, - подсказал Джон.
   - Да, без всяких сантиментов... Ведь можешь!
   - Это я тогда разозлился.
   - Ну, так разозлись опять.
   - Если я разозлюсь, случится беда.
   - Ну, ну, не преувеличивай.
   - Слушай, Мэйбл, ты веришь в возможность прямой корреляции выдуманного текста с реальностью?
   - Я не поняла тебя, Джон... иногда ты слишком заумно выражаешься, я не улавливаю смысла...
   - Ладно, проехали...
   - Что?.. ты пойми, люди любят, когда попроще... алло! Ты не обиделся?.. Джон, ты куда пропал?
   Женщина замагнитила-таки взгляд Джона и не отпускала его.
   - Забыли, значит, меня, говоришь, - отозвался Джон, ладонью приглушая голос. - Вот сейчас на меня смотрит одна симпатичная бабенция. Сейчас она встанет, подойдет ко мне и попросит автограф... ага, вот она встала, не бросай трубку, послушай.
   - Простите, вы не Джон Кейн? - сказала женщина, подойдя к столику.
   - Да, он самый, - ответил Джон, кладя телефон на столик, но не выключая его.
   - Мой муж большой поклонник ваших книг, мистер Кейн...
   Джон благосклонно качал головой и невольно улыбался.
   - Не могли бы вы дать для него автограф? Марк так обрадуется...
   Женщина вынула из сумки потрепанный пакетбук - книгу в тонкой обложке, для дешевой продажи. Это был его предыдущий роман "Солги ближнему".
   Джон достал свой "Монблан" с золотым пером, перелистнул обложку, и на испачканном арахисовым маслом шмуцтитуле написал:
   "Дорогой, Марк! СДЕЛАЙ ЭТО! Искренне ваш - Джон Кейн" - и поставил свой фирменный автограф: переплетенные J и K.
   - Благодарю вас, - книксанула женщина, но никак не уходила, всё мялась, потом решилась:
   - Мой муж утверждает, что вы родом из Спрингфилда?
   - Он прав. Я из Спрингфилда, - Джон по инерции еще продолжал улыбаться.
   - Как это замечательно! - захлопала в ладони женщина. - Значит, вы должны быть знакомы с семейством Симпсонов?
   - Каких Симпсонов? - удивился Джон.
   - Вы что не смотрите мультсериал "Симпсоны"?
   - А-а-а! вы про тех кретинов с квадратными головами и глазами, как у раков? Нет, не смотрю.
   - Но вы знакомы с ними? - все еще надеялась женщина.
   - Как же я могу быть знаком с нарисованными человечками? Ведь я живой человек.
   - Да, но вы из Спрингфилда, - глаза у женщины стали стеклянными.
   - Вы, простите, давно делали рентгенограмму мозга? - спросил Джон.
   Женщина испуганно отпрянула, схватила дочку за руку и поволокла прочь с веранды. Оайе и неизвестная девочка долго махали друг другу: девочка белым платочком, испачканным соком клубники, Оайе - коричневой ладошкой.
   Джон поднял мобильник, приставил его к уху.
   - Ну, ты слышала?
   - Я рада за тебя, Джон...
   - Нет, я о "Симпсонах" и о тех, кто их смотрит.
   - Джон, дорогой, не пытайся переделать мир. Все равно мир переделает тебя или...
   - Или что?
   - Или ты умрешь! Вот и всё!.. Джон, брось свои капризы... если бы ты посидел в магазине Пибса и хотя бы часика три подписал книги, то объем продаж существенно...
   - Не могу пока приехать, дорогая Мэйбл, слишком занят...
   - У тебя появился новый сюжет? - с надеждой спросила литагентша.
   - Пока нет, но... не в этом дело. Тут и без того хватает всяких забот. Во-первых, местный президент лично приглашает на свой юбилей... - Джон так натурально врал, что даже сам поверил в свое вранье. - Во-вторых, я тут подумываю жениться...
   - На ком?
   - На местной девушке...
   Оайе принципиально отвернулся, будто речь шла не о его сестре.
   - Джон! Так это же замечательно! Это ты здорово придумал! - толстуха так завопила, что, казалась, она сейчас выскочит из трубки несмотря на свою толстоту.
   Ну, понесла, понесла, разозлился Кейн.
   - Это вовсе не для твоего поганого паблисити, - заорал он в трубку.
   Мэйбл быстро остудила его пыл:
   - Не моего паблисити, гадкий ты человек, твоего, ТВОЕГО! Послушай, Джон, можно сварганить классный материал. Я тут уже прикидывала, хотела прилететь к тебе с фотографом, купить на твоем острове лучших проституток и поснимать их голенькими на твоей палубе, получился бы отпадный репортаж, о том какую ты ведешь развратную жизнь на своей яхте. Но то, что ты предлагаешь, еще даже лучше. Свадьба знаменитого писателя, невеста - скромная аборигенка... кстати, кто она?
   - Дочь вождя...
   - Отлично! Скромная дочь вождя... Так что мы и сенсацию подкинем, и приличия соблюдем. Пуританство нынче опять входит в моду. Ну, что, я работаю в этом направлении? Начну подготавливать почву?..
   - Работай, Мэйбл, работай.
   И он отключил аппарат.
  
  
  
   Глава 16
  
   - Куда теперь пойдем? - спросил Оайе, зевая. После ланча у мальчика слипались глаза.
   - Вообще-то я хотел сыграть в теннис с доктором, но, я вижу, ты совсем раскис...
   - Ничего я не раскис, просто немножко спать хочу. Мама сильно болела, я ночью не спал... Но я потерплю вы из-за меня не беспокойтесь.
   - Нет, приятель, так не пойдет. Зачем же мне тебя мучить. У меня прекрасная идея. Сейчас мы снимем номер в каком-нибудь отеле, ты выспишься один в номере, как король! А вечером я зайду за тобой, и мы поедем обратно на Кок.
   - Я никогда не жил в отелях, - счастливым голосом сказал Оайе и в избытке чувств дал очередь со вспышками света из купленного для него игрушечного автомата.
   - Вот и отлично. В жизни самое важное - это впечатления детства и юности. Потом уже ничего так не впечатляет.
   На rue Commondant они увидели полукруглую стеклянный стену отеля, три звездочки, назывался "Blue Marine". Как раз то, что надо.
   Они вошли в прохладный холл. Портье, белый, наверное, француз, подозрительно уставился на посетителя, перевел взгляд на мальчика с игрушечным автоматом, потом поклонился и сказал:
   - Добрый день, месье...
   Джон кивнул и спросил:
   - Я хочу снять одноместный номер до вечера...
   - Мы сдаем номера на сутки.
   - Ну, хорошо, пусть будет на сутки...
   - Должен вас огорчить, месье, но у нас это не принято.
   - Что не принято?
   - Спать с мальчиками.
   - Ах, вот вы о чем! Ха-ха-ха! Нет, вы меня не правильно поняли. Мальчик поселится один. А я вечером приду за ним и расплачусь за номер.
   - Несовершеннолетним не положено проживать в отеле без сопровождения взрослых, - резонно возразил портье.
   Джон посмотрел в глаза портье. Это был молодой человек, наверное, студент: честные глаза, челка торчком. Характер и принципиальность. Отлично. Молодые, да к тому же студенты, еще не потеряли веру в человечество.
   - Сколько стоит одноместный номер?
   - На сутки?
   - Да, черт побери!
   - У нас нет одноместных номеров, месье.
   - Ну, хорошо, а какие есть?
   - Двухместные номера стоят от 37 до 40 евро или 25 тысяч тихоокеанских франков... простите, месье, у нас не выражаются.
   Джон вдруг понял - он не нравится парню. Не как человек, а как американец. Джон говорил по-французски с американским акцентом.
   - Вива Франция! - сказал Джон.
   - Это не поможет, месье, - ответил портье.
   Что ж, это его право, подумал Джон, любить или не любить. Когда сам Джон был в Париже, ему, Джону, тоже не нравились парижане, так что же он хочет от парня?
   - Дядя Джон, - мальчик потянул за рукав писателя, - пойдемте отсюда, я уже расхотел спать.
   Джон понял, что проиграл. Конечно, можно было попробовать поспорить, и убедительным аргументом была бы стодолларовая бумажка, но не хотелось ломать через колено молодого человека.
   - Au revoir! - поклонился Джон принципиальному портье. [До свидания! (фр.)]
   - Bonne chance, - ответил портье. [Желаю удачи (фр.)]
   - Mersi bian... Allez, mon cher, - сказал Джон и повел мальчика к выходу. [Весьма благодарен... идемте, мой друг (фр.)]
   У дверей мальчик оглянулся и выпустил в портье трескучую очередь.
  
  
   Они вышли на горячую улицу, щурясь на яркое солнце.
   - Ну, что ж, - сказал Джон, - прикорнешь на корте, там есть скамеечки...
   - Да я, честное слово, уже не хочу спать.
   - Ну, ладно, идем.
   - Куда, дядя Джон?
   - В американское консульство. Там, на корте, меня ждет друг ... Мы будем играть в теннис.
   - А мне можно сыграть?
   - Конечно...
   Они пошли по авеню Шарля де Голля, которая тянется от Рыбацкого порта до чугунных кружев Дворца президента.
   Джон старался приноровить ритм своей машистой поступи к мальчишеской шаркотне. Асфальт раскалился и неприятно проминался под подошвами. Такое впечатление, как будто ты идешь по шкуре гигантского животного, которое пока дремлет, но если проснется...
   - Скажи, Оайе, на Кукаре бывали землетрясения?
   - Я не помню. Но папа рассказывал, что однажды проснулся вулкан Бара-Бар...
   Мальчик стал рассказывать, как дымил вулкан, как тряслась земля, бегали в страхе люди...
   Джон машинально вставлял какие-то вопросы, чтобы словомельница мальчика не останавливалась, а сознанием привычно погрузился в свой писательский мир. Инцидент с портье исчерпан и забыт, продолжаем думать о своем. Среди толкотни мыслей и образов выперла довольная физиономия Питера Маршалла. "Убей меня трижды". Одного раза этому засранцу мало. Его надо убить трижды. Как это понимать? Так что ли? И не успел Джон одернуть себя, как тут же представил, даже не сам Джон, а вечно работающий в нем писательский перпетуум мобиле, как этот сволочной Маршалл идет по улице, такой же сомнамбула, как все творческие люди, не глядя ступает на перекресток и его тут же сбивает летящий на огромной скорости "понтиак". Тело Питера Маршалла взлетает в воздух, растерянные ноги мелькнули сверху, и бедняга, описав гиперболическую кривую, головой влетает в капот встречной ярко-красной "хонды". Но этого мало, отброшенное, исковерканное тело переезжает третья машина - серебристый "крайслер". Его убили трижды. Тут, конечно, не последнюю роль сыграли теннисные ассоциации...
   Жуткий визг тормозов, мальчик дернул за руку дядю Джона. Дядя Джон очнулся, дико выпучил глаза. У него захолонуло сердце. Если бы не реакция Оайе, быть бы им сбитыми машиной, так внезапно появившейся из-за угла улицы Хеухео.
   Перед ними стоял автомобиль, длинный как дирижабль. Непроницаемые траурные окна и цвет лимузина навевали ассоциации о катафалке. Джон вдруг врубился. Это был Президентский автомобиль - восемнадцатифутовый шестидверный "Роллс-ройс", сверкающий черным лаком.
   Тонированное стекло в задней части автомобиля медленно опустилось, и Джон увидел столь же тонированное лицо президента Куакуйи. С минуту тот строго взирал на потерявшего дар речи американского писателя. Потом полные губы Куллала Манолу приоткрылись, обнажая в улыбке крупные белые зубы. В двух передних резцах сверкнули вставленные бриллианты.
   - Джон Кейн, я полагаю? - сказал президент Куакуйи на чистейшем оксфордском английском (придира-доктор остался бы доволен его произношением).
   - Так точно, сэр, - почему-то по-военному ответил американский писатель, стесняясь своего американского выговора.
   - Куда следуете с таким рассеянным видом?
   - В американское консульство. В теннис, знаете ли, договорились с доктором сыграть...
   - Это с каким же доктором?
   - Его зовут Генри Уилсон, он из Великобритании.
   - Хорошая страна. Я там учился.
   Темная физиономия президента приобрела на миг вид,
   какой бывает у человека, вспомнившего приятные моменты прошлого.
   - Прошу вас, садитесь в машину. Я вас подвезу.
   - Стоит ли беспокоиться?.. то есть... простите... Ну, хорошо.
   - Вот и славно, - сверкнул бриллиантами Куллал Манолу.
   Пока Кейн лихорадочно соображал, в какую из шести дверей ему залезть, из машины выскочил быстрый черный человек. И вот перед Джоном открыли вход. Ливрейный лакей придержал дверцу. Да, это был лакей и именно ливрейный. Президент все-таки сидел в машине. Ему положено по статусу.
   Куллал Манолу нажал кнопку на дверце, и стекло медленно поехало вверх. Огромная машина тронулась с плавностью отходящего поезда. Джона устроили напротив президента. Сидения оказались столь мягкими, что можно было в них утонуть. Джон проследил, чтобы мальчик не залазил с ногами и не испачкал дорогую кожу. Оайе, однако, вел себя прилично. Сидел прямо и во все глаза смотрел на своего президента.
   В салоне сладко пахло цветами и не удивительно, их здесь везде было столько, что Джон невольно повел глазами, ища гроб. Гроба не было, зато далеко впереди, спиной к движению, сидели два черных человека с каменными лицами. На глазах у них были совершенно непроницаемые зеркальные очки. Тонтон-макуты , назвал их про себя Джон. В шутку, конечно, потому что Куллал Манолу в зверствах замечен не был. Все-таки он либерал. Даже по западным меркам.
   Отдышавшись, Джон почувствовал, что в машине довольно холодно. Тихо шипел эр кондишн. Джон зябко повел плечами в рубашке с короткими рукавами. Президент же был одет подобающе: в светло-зеленую сорочку в мелкую полосочку, черный европейский костюм. На нем была даже ярко-малиновая жилетка и лимонного цвета галстук. В Нью-Йорке в таком наряде выступают комики в ресторанах. Но здесь было все как-то уместно, просто люди жарких стран любят яркие цвета.
   - Как тебя зовут? - спросил президент своего несовершеннолетнего гражданина.
   - Оайе, сэр!
   - Это ваш мальчик? - президент, блеснув белками, перевел агатовый взгляд на американца.
   - Нет. То есть да, то есть... видите ли, у меня с его сестрой некоторые отношения, то есть ничего предосудительного... Мы даже хотим пожениться... А мальчик - сын Луллабая Эссмоя, вождя атолла Кок.
   - Ах, Луллабая!.. - обрадовался Куллал Манолу. - Хороший мальчик.
   Президент неожиданно подался вперед и длинными пальцами пианиста потрепал Оайе по щеке. Джон подумал, что этот характерный жест - некий шаблон для всех Отцов наций (сразу вспомнились кадры старой трофейной кинохроники, где Гитлер обходит выстроившихся мальчиков из гитлерюгенда. Смотрит своими крысиными глазками из-под блестящего козырька фуражки, держа руки возле мошонки. Усы топорщатся. И вот он треплет за щеку обалделого от счастья ребенка. Идет дальше, опять треплет...).
   - Что пишете новенького? - вопрос адресовался, разумеется, писателю.
   - Как вам сказать?.. - Джон зябко стал растирать, выступившую на руках "гусиную кожу". - Из сюжетной прозы - практически ничего. Материал еще не накопился. А для себя... Так... в некотором роде мемуары...
   - Хо! А не рановато ли приступать к Curriculum vitae?* [*жизнеописание (лат.)]
   - Все под Богом ходим... И потом, это не спрашивает. Само как-то выходит. (Боже! До чего же я косноязычно говорю! - обругал себя Джон. - Что такое "это"? фразу не можешь составить, как следует. Где ум? Где талант? Вот так всегда, когда хочешь произвести впечатление, тебя охватывает умственная импотенция. К тому же, этот жуткий холод действует на нервы).
   Джон заметил, что его трясет как в лихорадке. Он дрожит той жалкой мелкой дрожью крошечного той-терьера, которых носят на руках чувствительные дамочки.
   - Да, это вы верно подметили, - отозвался президент. - Все само собой всегда выходит. Иногда планируешь, планируешь, а оно все прахом идет. А бывает и наоборот: ничего не планируешь - и раз! Такая удача. Разве мог я подумать еще пару минут назад, что буду беседовать тет-а-тет с самим Джоном Кейном, писателем с мировым именем?!
   - Так уж и с мировым... Вы преувеличиваете, монсеньор.
   - Давайте без чинов. Зовите меня просто Куллал... или, еще лучше, Кулла.
   - Ну, это, знаете ли, слишком фамильярно будет.
   Это будет по-американски, ведь вы так привыкли. Своего президента называете по имени.
   - Ну, не всем это позволено... А вы, что, любите американцев?
   - Терпеть их не могу... Ох, пардон, за некоторым исключением. Вы - такое приятное исключение.
   - Спасибо... Кулла.
   - Молодец! Давай за это выпьем. Ты, я вижу, совсем замерз - зубами дробь выбиваешь. Вы, белые, такие изнеженные...
   Президент нажал другую кнопку. Открылся зеркальный бар. Из множества разнокалиберных бутылок Куллал выбрал квадратную в сечении, цвета крепкого чая.
   - Виски "Чивас регал", - пояснил президент, собственноручно разливая в бокалы сгущенный солнечный свет. Восемнадцатилетней выдержки. Мне его присылает Фидель...
   - Тот самый? - спросил Джон, принимая бокал.
   - Угу. Ну... за близкое знакомство.
   Они осторожно чокнулись и пригубили. Виски было превосходным. Машина президента шла так плавно, словно плыла по воздуху, что можно было не опасаться, плеснуть себе на одежду. По телу Джона прокатилась приятная теплая волна, холод отступал. Невольно он расслабился.
   - Пейте, пейте, - поощрил его президент.
   - За ваше здоровье, - поднял бокал Джон. - И за здоровье Фиделя Кастро. Кстати, как у него со здоровьем?
   - Неважно у него со здоровьем. Годы дают о себе знать... но скрипит помаленьку...
   ("Твой последний роман продается со страшным
   скрипом", - услышал Джон голос Мэйбл.)
   - ... Мы с ним неразлучные друзья, arcades ambo*. И заботы одинаковы - как банановую страну превратить во что-то приличное... [*Аркадцы оба (лат.)]
   Президент взял со стеклянной полочки бара плитку сливочного шоколада "Меллоу Кримз" и вручил её мальчику.
   - Американцы продают нам шоколад, сделанный из нашего же сырья, - посетовал Куллал. - А впрочем, что это я нагружаю вас моими заботами...
   - Нет, нет, мне это интересно, - соврал Джон.
   - Конечно, мы достигли больших успехов, - продолжил Куллал Манолу, - но изжить сразу пережитки колониальной системы очень трудно. Все еще нищета соседствует с кичливым богатством. Куакуйя в этом плане пока что страна контрастов. Окончившие Сорбонну и даже Оксфорд, как ваш визави, - и незнающую грамоту жители мелких островов. Европейская одежда в Онаэгане - и начленные трубочки у живущих на атоллах. Мобильная связь - и барабанный телеграф. Первоклассный госпиталь в столице - и колдуны вместо врачей на атоллах...
   - Простите, господин президент, осмелюсь вас перебить... но вот кстати... У этого мальчика тяжело заболела мать, он не спал всю ночь, ухаживал за ней. Завтра колдуны собираются изгонять из нее болезнь... но, боюсь, дело может обернуться так, что она не доживет до обряда бово. Нет, конечно, нам известны впечатляющие случаи изгнания обрядными танцами какой-нибудь лихорадки, но если у ней, скажем, перитонит, то сами понимаете... никакие заклинания ей не помогут.
   - Еще как понимаю, - согласился Куллал Манолу, - я ведь кроме всего прочего еще и дипломированный врач. Окончил медицинский факультет в Сорбонне. Вот почему так много уделяю внимание проблемам экологии и здравоохранения. Это конечно безобразие... Оайе, - президент обратился к мальчику, - скажи-ка нам, на что мама жаловалась? Что у нее болит?
   Оайе похлопал себя по животу.
   - Живот?
   Мальчик кивнул.
   - С этой стороны или с этой? - президент показал на стороны своего живота, затянутого яркой жилеткой.
   Мальчик показал, с какой стороны.
   Куллал Манолу нахмурился, посмотрел исподлобья на писателя.
   - По-моему, вы попали в точку. У нее, скорее всего, приступ аппендицита. И тут медлить нельзя.
   Президент, словно фокусник, сделал движение, и у него в руке оказалась маленькая обтекаемая штучка золотого цвета, усеянная бриллиантами.
   Вот это мобила, подумал Джон, впрочем, без всякой зависти, просто констатируя факт. И отложил этот факт в свою копилочку, которая у него была в черепной коробке. Пригодится для романов.
   А президент тем временем уже с кем-то говорил императивным тоном:
   - Пошлите мой вертолет на атолл Кок... да... немедленно... Погрузите на борт больную. Это одна из жен Луллабая Эссмоя... Как зовут твою маму? - спросил президент Оайе.
   Мальчик быстро ответил: - Наяту.
   - ...Наяту её зовут... Если Луллабай станет противиться, скажите, что это мой приказ. Доставьте больную в госпиталь и пусть её срочно обследуют. Все. Выполняйте.
   - Ну, вот, - расслабившись, сказал президент, похлопав мальчика по колену. - Я, думаю, твою маму спасут.
   - Я вам так благодарен... - начал Джон.
   - Пустяки, - отмахнулся Куллал. - Просто у нас сознание еще довольно-таки патриархальное... А этому Луллабаю, я перышки с его накидки повыдергиваю... не при мальчике будет сказано...
   Президент отхлебнул виски.
   - Сигару хотите?
   - Не откажусь.
   - Вы какие курите?
   - "Монте-Кристо".
   - "Гавану" когда-нибудь пробовали?
   - Да нет, как-то не приходилось...
   - Угощайтесь... - президент протянул писателю красиво оформленную коробку, полную огромных сигар.
   - Тоже от Фиделя? - спросил писатель, беря одну сигару и нюхая её.
   Президент кивнул, и они стали раскуривать каждый свою сигару.
   - Хорошие у вас tovarishchi, - сказал Джон, выпуская ароматный дым, который подхватывался невидимой системой вытяжки и исчезал без следа. - А в Америке кубинские сигары до сих пор запрещены. Идиотизм. Только контрабанду поощряют...
   - Да, идиотов на этом свете еще хватает... Вам-то как у нас живется, Джон? Никто не обижает?
   - Я счастлив здесь, - ответил Джон, не покривив душой.
   - Я рад, - Куллал широко улыбнулся. - Если честно, мне лестно ваше пребывание на нашем архипелаге. Ха-ха! У Фиделя был Эрнест Хемингуэй, а у меня - Джон Кейн. Оба американца, оба писатели, оба замечательных человека.
   - Ну, вы меня прямо в краску вгоняете, - пожаловался Джон.
   - Это я из эгоистических соображений. Превознося вас, я ведь и себя возвышаю, - засмеялся Куллал.
   Посмеялись, пригубили бокалы, попыхтели сигарами.
   - Отменное курево, - похвалил писатель.
   Куллал довольно кивнул. Вот сейчас можно ввернуть насчет гражданства Куакуйи. Джон еще раз хлебнул обжигающе крепкое виски и ввернул.
   Куллал Манолу долго немигающим взглядом смотрел писателю в глаза. Как пантера, подумал Джон, и решил, что надо предъявить хотя бы какую-нибудь мотивировку, поэтому сказал:
   - Мне не нравится имперская политика моей страны.
   Политика - сильный аргумент, президент сразу принял его:
   - Подайте прошение, я подпишу.
   Вдруг ни с того ни с сего Джон ляпнул:
   - Куакуйя имеет договор с США об экстрадиции?
   Президент еще дольше смотрел в глаза собеседнику
   - Нет. А почему вы спросили?
   - Для романа пригодится.
   На полных губах Куллала заиграла сдержанная, но вполне приязненная улыбка.
   - Интересный вы человек, Джон Кейн, - белки глаз высокой персоны мягко засветились в полумраке салона. - При всей вашей известности, вы таинственны, как капитан Немо.
   Машина плавно затормозила.
   - Вот ваше консульство, - поморщившись на звездно-полосатый флаг, сказал президент Куакуйи. - Всего хорошего.
   - Весьма вам благодарен, - ответствовал писатель, пытаясь самостоятельно открыть дверцу.
   - Да, кстати, - сказал Куллал Манолу, - приглашаю вас на свой юбилей. Хочу устроить скромное суаре, соберется буквально несколько человек - персон двести. Все ВИПы. Вы в их числе.
   Манолу поднял руку и замер в позе ожидания. Сзади президента лихорадочно завозился лакей, что-то перебирая, и вот вставил в высочайшую руку глянцевый билет, где золотом на титульном листе было отпечатано: "Приглашение". Президент торжественно вручил писателю лощеную двустворчатую картонку. Джон открыл билет и увидел витиеватым шрифтом составленный текст, свое имя, дату и время начала торжественной части.
   - Приглашение отправили бы по почте, но вот случилась оказия... Чему я очень рад, - президент слегка качнул головой.
   - Благодарю вас. Обязательно постараюсь...
   Дверца лимузина вдруг сама открылась. Джон ступил на мостовую, вытаскивая за руку Оайе. Дверца мягко закрылась. "Дирижабль" уплыл в неведомую даль.
  
  
  
   Глава 17
  
   Морской пехотинец, стоявший под навесом при входе в американское консульство, проверил документы Джона Кейна. Пропустил через арку металлодетектора, погладил по голове мальчика. Джон, приобняв Оайе (при этом испытывал странные патерналистские чувства, легко представляя себя отцом мальчика), сразу свернул с главной подъездной дорожки, двинулся в обход здания консульства - старинной постройки с большими так называемыми французскими окнами.
   На корте - прямоугольной площадке кирпичного цвета, за высоким забором из стальной сетки, - играли двое. Долготерпеливый доктор и работник консульства, атташе по культуре Пауль Вульфовиц. Невзрачный лысый человечек лет около тридцати, пять футов роста. Как все маленькие люди - чрезвычайно обидчивый и амбициозный.
   Подойдя ближе, Джон увидел, что на скамеечке спиной к нему сидит секретарша консула Сэнди Уолш - премиленькая блондиночка, с голубыми глазами, бюстом, с ногами (и с руками, разумеется) - все, как полагается у блондинок. Когда она наклонилась почесать ногу, из-под белых мини-брючек чуть ниже пояса и дальше к копчику показалась татуировка - какой-то сложный узор, который можно будет разглядеть, если девушка разденется.
   - Хай, Джон! - вскочила Сэнди, демонстрируя короткую маечку с портретом Марии Шараповой. - Как хорошо, что ты пришел. Старички уже выдохлись, а я свеженькая. Готова разделать тебя под кокосовый орех.
   - Ну, ну, это мы еще посмотрим, кто кого разделает, - ответил на вызов Джон, после чего поздоровался с мужчинами.
   - Чей это мальчик? - спросила Сэнди, обнимая Оайе. - Ну, представься.
   Вместо мальчика (тот сильно засмущался, увидав такое количество белых против себя одного) ответил Джон:
   - Точно такой же вопрос задал мне сейчас президент Куллал Манолу, когда мы ехали в его лимузине. Он подвез меня...
   - Ты хочешь сказать, что ехал автостопом с президентом Куакуйи? - Сэнди сделала удивленные глазищи.
   - Да. Вот Оайе подтвердит.
   Мальчик кивнул головой.
   - Он у тебя не особенно-то разговорчивый.
   - Просто устал. Мы с ним сегодня везде побывали...
   На немой вопрос Сэнди Джон ответил:
   - Оайе - сын вождя Луллабая Эссмоя. Брат Аниту.
   - Той самой... твоей пассии? - Сэнди состроила хитрую рожицу, какую обычно женщины делают, когда говорят о пикантной любовной связи.
   - Той самой, - подтвердил Джон.
   Удивительно, но при всей пронырливости Сэнди, она еще ни разу не видела любовницу известного писателя. Джон почему-то никогда не брал с собой Аниту на игру в теннис. Потому что, во-первых, считал теннис некой физкультурой для своего сердца, а во-вторых... Да черт его знает, почему. А ведь Аниту, наверное, было бы интересно сыграть в эту западную игру.
   - Обещаю, в следующий раз приведу Аниту на корт. Ты научишь её ударам.
   Мужчины закончили гейм, подошли к лавочке, где стояли их сумки, стали вытирать полотенцами вспотевшие лица, шеи, полоскать рот водой из пластиковых бутылок.
   Генри Уилсон был импозантным мужчиной пятидесяти трех лет с типично английской внешностью: тронутые серебром волосы, мелкие морщинки вокруг чистых голубых глаз и седой щеточкой усов под гордым носом; военный врач по образованию. Уилсон живет в Онаэгане уже несколько лет с английским паспортом, неоднократно продляя визу, но, в конце концов, подумывает натурализоваться. Он приехал из Англии на архипелаг из-за слабых легких. У себя на родине зимой стал плохо переносить холод. У него воспалялись бронхи и развивалась бронхиальная астма, врачи рекомендовали (да он и сам это знал) жаркий климат. Здесь Уилсон чувствовал себя прекрасно. Даже забыл, когда последний раз принимал очищающие бронхи сиропы.
   Сегодня он был одет в белые теннисные шорты и белую же футболку с Юнион Джеком*.
   [*Юнион Джек - название английского флага]
   Генри был приятелем Джона и партнером по теннису. Джон считал его воистину близким другом! Если верить календарю, Джон знал его лишь несколько месяцев, но бывают ведь дружбы, которые создают собственную внутреннюю длительность.
   Джон неплохо играл в бейсбол, а Генри - в гольф. Остров, в силу ограниченности своей территории, не мог предоставить обширные поля для гольфа, поэтому друзья пошли на компромисс - играли в теннис.
   Они часто говорили о литературе и даже спорили. Такие разговоры были крайне нужны Джону, оторванному от живого литературного общества. Интересно, что в пен-клубах между писателями считается хорошим тоном говорить между собой по преимуществу о всяких пустяках, но не о литературе. Такому правилу придерживался и Джон. Но в отрыве от собратьев по перу, чувствовал настоящий интеллектуальный голод. И буквально вцепился в доктора, когда случай свел их здесь в Онаэгане, в баре "Гавана".
   Спор обычно возникал, когда они говорили о русской литературе. Джон был влюблен в русскую литературу, старательно искал в себе русские корни (что-то ведь его привлекает к этой хрустальной снежной стране? Не спроста же?) и, кажется, преуспел в этом.
   Уилсон был равнодушен к современной русской литературе вообще и к русским в частности. Что касается русской классики, "с её достоевскими сварами и толстовскими тонкостями снобизма, повторенными и растянутыми до невыносимой длины", - то она ему не нравилась.
   На что Джон возражал, восхищаясь описаниями русского характера, флорой метафор, тающими аллеями, о, нет, не перебивайте меня, игрою света и тени, способной поспорить с тою, что творят величайшие из английских поэтов, которую - Кокто, если не ошибаюсь, - определил как "мираж висячего сада".
   Но эта полярность взглядов и вкусов не разобщало друзей, наоборот, как противоположные полюса магнита их крепко притягивало друг к другу.
  
  
   Сэнди "Шарапова" резво бегала по корту, коварно меняя тактику нападения и защиты, чередуя удары, била то классическим кроссом, то кроссом обратным. Джон отражал удары невозмутимо. Вовремя оказывался поблизости от мяча. Чему способствовали его длинные ноги, хорошая моторность тела и не менее развитые руки. Сэнди каждый удар сопровождала почти эротическим вскриком, подражая своей любимой русской теннисистке. Джон выдыхал при ударе мощно, но почти бесшумно. Но когда делал промах в игре, позволял себе крепкое словцо. Впрочем, почти всегда олитературенное, в пределах общественных норм.
   Сэнди быстро выдохлась и была уже не столь свеженькой, когда храбрилась. Стоя на линии подачи, Джон делал вид, что приноравливается, подкидывал и ловил мяч, бил им об землю, подхватывал ракетой, а на самом деле давал время отдохнуть забегавшейся девушке. Она вытирала испарину со лба, подтягивала брючки. "Почему она не наденет юбку, - подумал Джон, - ей бы легче было... и нам приятнее смотреть..."
   Джону стало жаль тяжело дышащую Сэнди ("загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?"), и он послал неотразимую крученую подачу. Мяч коснулся площадки Сэнди и улетел в аут.
   Третий сет был закончен со счетом 17/8 в пользу Джона.
   Сэнди бросила ракету на землю и чуть не заплакала.
   - Черт тебя возьми, Джон, разве можно так играть с женщиной!
   - Vive la difference!* - пошутил Джон.
   [*Да здравствует разница (между мужчиной и женщиной (фр.)]
  
   - Сэнди, надо уметь проигрывать, - примирительно сказал доктор.
   - Вот, - сказал Джон расстроенной Сэнди, вручая свою ракету мальчику и подталкивая его к площадке. - Отыграйся на нем, поучи его ударам.
   Мальчик начал игру сначала робко и неумело, однако быстро все схватывал, буквально - налету. Только опытность и постоянные тренировки спасли Сэнди от поражения. Обыграв мальчика, у Сэнди улучшилось настроение.
   С Генри Уилсоном Джон так сегодня и не сыграл. Доктор пожаловался на усталость.
   - Я ждал тебя утром, - сказал он. - Пауль меня так вымотал...
   Пресс-атташе Вульфовиц самодовольно рассмеялся, искоса поглядывая на Сэнди. Сэнди принципиально не обращала на него внимания. Джон представил, как консул Паркинс Джиллеспи - тип с холодным пронзительным взглядом, с твердой линией рта и еще более твердым, слегка раздвоенным подбородком - с жестким техасским выговором произносит: "Иди сюда, моя крошка" и ложится на хрупкую Сэнди, которая, в свою очередь, голой лежит на ковре, расстеленном в его кабинете.
   И это не фантазии Джона. Об этом под большим секретом рассказывал Вульфовиц, который по совместительству был еще сотрудником ЦРУ и везде понасовал скрытые телекамеры, в том числе и в кабинете своего шефа. Записанный видеоматериал вечерком просматривал, тихонечко мастурбировал, если попадались пикантные сцены. Об этом Джону рассказывала Сэнди (миленький гадюшничек, не правда ли?), когда пыталась его (Джона) закадрить. Но Джон не кадрился. После семейного облома с Джулией ни одна блондинка не могла его вдохновить. Сэнди бы догадаться и перекраситься в брюнетку, но она не догадывалась, а Джон не намекал.
  
   После тенниса они направились в раздевалку. На заднем крыльце, на ступеньках подпираемого колоннами портика, стоял господин консул, собственной персоной. "Сэнди, можно вас на минуточку? - сказал он. - Привет, Джон!"
   Джон кивнул, даже не пытаясь изобразить на лице американскую улыбку. Сэнди, деловито нахмурившись, отделилась от их веселой группы и направилась к шефу ("Иди сюда, моя крошка").
   Мужчины зачехлили ракеты, приняли душ.
   - Куда пойдем? - спросил доктор у Джона.
   - Туда, где не видно шествия скарабеев, - ответил писатель.
   - Тогда в "Гавану".
   - И я с вами, - примазался Вульфовиц.
   - Простите, Пауль, - сказал Джон Кейн, - я хотел конфиденциально посоветоваться с доктором по поводу своего здоровья...
   - О'кей, тогда снимаю свою кандидатуру.
   Вульфовиц направился к себе, в жилую часть здания, в скромную холостяцкую норку.
   - Вы заметили, Генри, как этот надутый имперский посланник даже не дал бедной девочке помыться, - сказал Джон. - Он пожелал её, как Наполеон Жозефину.
   - Его возбуждают ферамоны самки.
   - А как насчет вас, дорогой эскулап? Ведь вы мужчина еще хоть куда.
   Взъерошив жесткие серебряные власы, Уилсон ответил, что давно уж перестал мечтать о подобного рода глупостях, и что единственная особа, которую он в силах зримо представить в своих объятьях, - это его жена, скончавшаяся при родах двадцать лет назад.
   - Да будет вам, Генри, - произнес писатель, - не хотите же вы сказать, что и вправду не имеете ни ментального, ни висцерального портрета какой-нибудь сговорчивой блондиночки в сногсшибательном мини-бикини, из числа тех, что самозабвенно впитывают ультрафиолет на местных белых песках?
   Генри Уилсон, залучась морщинами, ласково похлопал по запястью Джона, дабы его остановить.
   - Мой интерес к женщинам теперь скорее галантный, нежели практический. Расскажите лучше, как дела у вашей миленькой шоколадной крошки?
   - У ней все в порядке, тьфу-тьфу-тьфу... Знаете, я, кажется, хочу оформить с ней отношения...
   - "Кажется" или "хотите"?
   - Хочу. Как писал Чехов Куприну: "Чувствую старость... Впрочем, хочу жениться".
   - А какие у вас проблемы со здоровьем?
   - Да это я так, чтобы отвязаться от Вульфовица, - отмахнулся Джон. - А впрочем, есть проблема... Что-то у меня с памятью последнее время... Иногда какие-то провалы возникают... Я даже, в связи с этим, кой-какие воспоминания стал записывать. На всякий случай.
   Доктор молча шагал, глядя под ноги, и это не понравилось Джону. И он, чтобы спровоцировать доктора на сколько-нибудь утешительный ответ, спросил: - Не приведет ли это к распаду личности?
   - Пространство-время само по себе есть распад, - невпопад ответил доктор.
   - Знаете, боюсь участи Рюноскэ Акутагавы.
   - Кто такой? - вскинул голову доктор.
   - Замечательный японский новеллист. Умер в 27-м году прошлого века в возрасте 36-ти лет. Вернее, не умер, а сам... добровольно, так сказать, ушел из жизни. Тяжелый душевный недуг сломил его, как писали в некрологе...
   - А как он это сделал? - задумчиво спросил Генри, будто хотел запастись опытом сведения счетов с жизнью.
   - Не знаю. Наверное, как все японцы - харакири.
   - Вскрытие кинжалом брюшной полости - это не для европейца, - поморщился доктор. - Пуля в висок - вот самый лучший способ для мужчины покинуть беговую дорожку. Вопрос лишь в том, когда удобнее это сделать?
   - Акутагава это сделал, когда стал смертельно уставать после получасовой работы за столом, сидя над почти чистым листом рисовой бумаги, которую начинала смачивать тоненькая ниточка слюны, сочившаяся из уголка его безвольного рта.
   - Джон, как вы можете говорить такими длинными периодами?
   - Привычка писателя оформлять мысли... впрочем, мне и раньше делали подобные замечания, только куда в более прямой форме... Скажите, Генри. У вас бывает такое - вы о чем-то подумали, и это сбывается... Случалось с вами такое?
   - Вообще-то это распространенное явление. Это называется интуицией.
   - Да нет, я не о том... Интуиция - это своего рода предвидение, предчувствие того, что должно случиться. А в моем случае... самая мысль формирует событие. Причем, я не могу управлять этой способностью. Это происходит как-то спонтанно, само собой... или не происходит. Не все подряд сбывается, о чем бы я ни подумал, - это было бы чересчур... - а довольно выборочно. Я даже боюсь подумать, какой принцип заложен в системе выбора. Я, например, не могу заказать себе мысленно кейс с миллионом долларов...
   - А вы пробовали?
   - Нет, но... хм...
   Джон Кейн задумался.
   - Действительно, я никогда напрямую не думал о деньгах. А лишь опосредованно. Как следствие главной своей мечты. А главной мечтой у меня было - стать писателем. Еще лучше - знаменитым. Тогда будут и деньги и слава... Я только об этом и думал, только об этом... - Джон остановился. - А так, чтобы тупо желать денег - это не в моем характере. У меня есть подозрение, что такое желание и не исполнится. Деньги должны быть как-то заработаны. Трудом или большими жертвами... своими или чужими... Знаете, ведь, как это делается?
   - Знаю. Пиф-паф!
   - Не всегда.
   - Разумеется. Вы заработали свои миллионы своим трудом. Теперь вы знамениты и богаты... Почему мы остановились?
   - Мальчик!
   - Что?
   - Со мной был мальчик, где он? - вскричал Джон.
   - Я здесь, - сказал Оайе.
   - Где ты был? Я так испугался...
   - Я все время шел за вами, дядя Джон.
   - Послушный мальчик, - сказал доктор.
   - Знаете что, Генри, сейчас сиеста, в "Гаване" никого не будет из наших, одни проклятые туристы.
   - Да, наши соберутся ближе к вечеру...
   - Предлагаю проветриться на яхте. Размотаем спиннинги на всю катушку...
   - По-моему, сейчас не время клёва. Впрочем, я не рыболов...
   - Вы забываете о моих способностях, Генри.
   - А-а, ну тогда, конечно...
  
  
   Еще издали Джон приметил двух туристов, которые отирались на пирсе возле его яхты. Проходя мимо, и поднимаясь на борт со своей командой, Джон разглядел их внимательнее. Оба были в крикливых рубашках-аллоха с пятнами пота, лица и шеи их багровели от жары и опрометчивых солнечных ванн; они несли, перекинув через руки, аккуратно сложенные летние пиджаки на шелковой подкладке - парные к широким штанинам. В одежде они были схожи, комплекцией же отличались разительно. Один был полный, рыхлый, другой - тощий и жилистый. Взаимодополняющая пара. Толстый и тонкий. Как у Чехова, привычно, в своем русле подумал Кейн.
   - Hi, everybody! - подняв свободную руку, обратился к Кейну толстый развязным тоном, и стало ясно, что туристы - американцы. - Вы хозяин этой яхты?
   - Я, - ответил Джон, и сердце его почему-то сильно дало сбой. Он почувствовал, как холодная струйка пота потекла между лопаток.
   - Мы желаем арендовать вашу яхту до вечера, - сказал Толстый. - Хотелось бы покататься, порыбачить и все такое... Разумеется, вместе с вами. Сами мы управлять не умеем...
   - А где ваши снасти?
   - Мы надеялись, что на такой шикарной яхте обычно бывает все необходимое...
   - Прошу прощения, но я не сдаю в аренду свое судно.
   - Мы заплатим хорошие деньги, - настаивал Толстый, в то время, как Тонкий озирался по сторонам.
   - Нет, - решительно отказал Джон, - мы отплываем строго по делу, и пассажиров на борт не берем.
   Джон почувствовал себя увереннее, когда на причале появился бригадир швартовой команды Охам Дженкинс со своими мальчиками.
   - Какие проблемы, господа? - Охам чутьем угадал напряженную ситуацию.
   - Нет проблем, - фальшиво миролюбиво ответил толстяк, в то время как жилистый продолжал затравленно озираться.
   - Охам, мы отходим, - сказал Джон.
   - Понятно, - оживился Дженкинс. - Мальчики, за работу!
   Причальная команда отвязала швартовы, Джон стоял у штурвала, велел Оайе принять концы. Мальчик, как заправский матрос сноровисто выполнил приказание капитана. Джон включил зажигание и завел сразу оба дизеля, чего обычно никогда не делал, дал задний ход. "Барокка" величественно развернулась, а потом, набрав крейсерскую скорость, понеслась в открытое море.
   "Может, я зря паникую, и они не из ФБР? - подумал Джон, крепко сжимая деревянные ручки штурвала. - Этот толстый, этот человек, который уже давно не видел собственного члена, неужели он полицейский? Скорее они похожи на мафиози".
  
  
  
   Глава 18
  
   Первый раз в жизни он столкнулся с мафией, когда работал сторожем на аптечном складе. Это еще до встречи с Джулией. Ну, не с самой мамой-мафией, а с одним из многочисленных её отростков, про который сама мафия, может, ничего и не знала.
   Как-то в начале ночи или около того, он стоял на территории склада, возле решетки ворот, закрытых на замок. Последняя складская машина ушла с территории, он закрыл решетку и теперь стоял, курил и смотрел на голубые канадские ели, стоящие в сквере напротив. Прохожих было мало. Только запоздалые машины с сумрачными салонами время от времени прошмыгивали по улице.
   Тут появился какой-то малый, лет двадцати, с нездоровой, серой в прыщах кожей лица, один из тех, что ведут сумеречный образ жизни. Кейн уже научился их отличать, пожив в Нью-Йорке годик-другой. От таких он инстинктивно держался подальше.
   - Привет! - сказал парнишка.
   - Привет, - холодно отозвался Джон.
   - Прикурить у тебя можно? - спросил парень, всовывая сигарету в узкую щель своего рта с синюшными полосками губ.
   Кейн молча протянул ему сквозь дюймовые стальные прутья решетки свою горящую сигарету.
   - А что, зажигалки-то нету?
   - Прикуривай, - недружелюбно сказал Джон.
   Парень наклонился, воткнул конец сигареты в подставленный огонек, своим напором согнул сигарету Джона, жадно потянул, запыхтел, затянулся.
   - Спасибо, - кивнул парень.
   - На здоровье, - ответил Джон, в том смысле, что теперь можешь проваливать.
   Но парень проваливать не хотел, сделал вид, как будто ждет такси, но такси не было, и он заговорил с Джоном.
   - Сторожишь, ага? - он кивнул на безмолвное с потушенными окнами двухэтажное здание аптечного склада, стоявшее особняком в глубине двора.
   - Сторожу, - ответил Джон, и сам не зная зачем, может, для пущей важности, положил руку на бедро, словно, там у
   него под курткой на поясе висела кобура с револьвером.
   Но парня это движение ничуть не смутило. Он только усмехнулся, слегка искривив полоску губ. Видимо, парень знал больше об экипировке сторожей на этом складе, чем мог предполагать Джон.
   - А где Сайерс? - спросил парень, частично раскрывая свои крапленые карты.
   - Какой Сайерс?.. А-а этот... - Джон и в самом деле не сразу врубился, о ком идет речь. Сайерсом звали предыдущего сторожа, на место которого приняли Джона. - А он уволился, - ответил Джон. - Вернее, его уволили... Надо полагать, за знакомство с такими, как ты.
   А это уже была прямая грубость со стороны Джона. А ну и хрен с ним, подумал он. Между нами решетка, что он сделает? сигарета кончается, пора идти на пост.
   - Ладно, мне пора на пост, - смягчив тон, чтобы как-то загладить выпад, сказал Джон, выкидывая окурок.
   - Ага, иди-иди, - все так же дружелюбно отозвался парень, - счастливого дежурства!
   И он растворился во тьме, как призрак полуночи.
   После смены, отоспавшись, Джон вышел вечерком погулять. Заскочил в обычный бар на Пятой авеню. От богемного бара "Монпарнас" его уже тошнило. Будучи в роли настоящего мужчины, Джон заказал двойной "скрудрайвер"* [*коктейль из водки с апельсиновым соком]. Едва он пригубил из стакана, как к нему подсели двое. Это были серьезные белые мужчины, одетые, впрочем, не вызывающе: джинсы, кожаные куртки - удобная одежда на все случаи жизни: грабануть банк, подраться или с девчонкой поваляться в кустах.
   - Привет чувак, - сказал один из них, смуглый, чернявый, с татуировкой на запястье левой руки.
   - Привет, - эхом отозвался Джон.
   - Вот какие дела, чувак... - протянул первый мужчина.
   - Да, дела твои неважные, парень, - сказал второй - плечистый, с пшеничными волосами очень коротко подстриженный.
   - А в чем, собственно...
   - Ты обидел Бодди, - сказал чернявый.
   - Какую Бодди? - не понял Джон и на всякий случай вылил в рот всю выпивку и ответил севшим голосом: - Не знаю никакую Бодди.
   - Ни "какую", а "какого", - сказал белобрысый. - Это парень... Помнишь, он подходил к тебе, когда ты был на дежурстве.
   - И ты ему нахамил, - сказал белобрысый.
   Они говорили строго по очереди, и Джон вынужден был смотреть то на одного, то на другого, так как они сели у него по бокам, зажав в клещи.
   - Я не хамил, просто там посторонним не полагается останавливаться... - Джон повертел пустым стаканом, лед звякал о стекло, добавить к сказанному было нечего.
   - Да, ладно, - сказал чернявый, - мы скажем Бодди, что ты просишь прощения. Он добрый.
   - Знаете, - решительно сказал Джон: ему ли бояться, ему ли, который на страницах своего рассказа насмерть бился с волчьей стаей, жрал мясо из тела товарища, ему ли трусить. - Знаете, я вовсе не прошу ни у кого прощения...
   - Да поняли мы, поняли, - согласился белобрысый, - что ты парень не из трусливых. Потому и пришли к тебе с деловым предложением.
   Джон по очереди вопросительно глянул на них, запрокинул стакан, втянул в рот кубик льда, пропитанный водкой и для устрашения приставал разжевал его с жутким хрустом.
   - Предложение такого рода, - пояснил чернявый. - Не хотел бы ты получать пять сотен в месяц за пустяшную работу?
   - Пять сотен за пустяшную?.. - Джон насторожился.
   - Да, делать тебе ничего не надо. Именно за это и будешь получать бабки.
   - Ну, что-то же все равно делать придется, а?
   - Смотреть в другую сторону, - сказал второй. - Или закрыть глаза.
   - Ну, разве что калитку открыть и впустить нас на территорию склада, когда мы придем...
   Джон похолодел, он все понял. Его хотят подкупить и тем самым толкают на преступление.
   - Нет. Это исключено, - отрезал Джон.
   - Подумай, такие деньги, ни за что... - соблазняли его.
   - Вы что, хотите склад ограбить, что ли?
   - Тихо-тихо, парень, зачем так кричать, - поморщился чернявый. - Речь не идет об ограблении. Тогда бы ты и денег получил больше и небольшие физические повреждения.
   - Просто мы будем навещать тебя в твое дежурство, - объяснил белобрысый, - брать помаленьку. Это не будет ограблением. Никто не узнает, если помаленьку, чуть-чуть.
   - Но регулярно, - добавил смуглый.
   - Да вы хотя бы представляете, какие там замки? А сигнализация? а печати? Там же все опломбировано!
   - Ты за это не волнуйся, - голосом профессионала заверил чернявый. - Мы спецы своего дела.
   - Вам что, наркота нужна? - презрительно спросил Джон.
   - Там есть ценные лекарства, которые можно хорошо продать, - сказал первый спец.
   - Да, они содержат наркотические вещества, мы ничего не скрываем от тебя, - подтвердил второй.
   - Ну как? - спросили они разом. - Согласен?
   - Нет, - отрезал Джон.
   - Подумай, от этого зависит твоя жизнь, - мягким голосом сказал чернявый. - Вот пойдешь ты по улице, незаметно подъедет машина, тебя туда посадят и увезут за город. И больше тебя никто не найдет.
   - Не надо меня пугать! - Джон соскользнул с вращающегося полированного сидения табурета. - Бывшего сторожа Сайерса уволили именно за это, и теперь он находится под следствием. Ему грозит тюрьма, очень большой срок! Я в тюрягу не хочу, так что отстаньте подобру-поздорову. А не то у меня есть телефон лейтенанта Миддлера... Он просил, в случае, если ко мне подойдет кто-то из бывших друзей Сайерса, звякнуть ему в комиссариат... Так что, ребята, оставьте меня в покое. Для вас же лучше.
   Как ни странно, он вышел из бара цел и невредим, с гордо поднятой головой.
   На следующий день его вызвал к себе директор склада и поставил в известность, что в его, Джона Кейна, услугах больше не нуждаются. Потому что нанимают вооруженную охрану. "Извините, юноша, - сказал директор, - времена меняются, к сожалению, не в лучшую сторону. Мы вынуждены усилить меры безопасности склада. Такое дело вот... Пойдите в бухгалтерию, получите расчет. И желаю вам, найти работу получше".
  
   Сидя в рубке, Джон видел, как доктор живо беседует с мальчиком, стоя на носовой палубе. Команда нашла общий язык. Все мирно и хорошо. Но на душе все равно было тревожно.
   "А если они все-таки из ФБР? - задался вопросом Джон. - Та парочка... Толстый и Тонкий. Допустим, у них есть задание арестовать меня. Но, поскольку действовать приходится на территории другого государства - Куакуйя все-таки не территория США, - то они должны каким-то образом выкрасть меня... Заманить, скажем, в нейтральные воды. И там уже арестовать. Они хитро придумали. Под видом туристов арендуют мою яхту со мной вместе, а потом посреди моря надевают на меня наручники. Тут подходит американское судно, и меня увозят в Штаты. Потом скорый суд - и электрический стул..."
   Доктор куда-то ушел. Оайе кидал за борт кусочки недоеденного бриоша. Чайки суетливо, а иногда в красивом пике, хватали на лету хлеб, кричали.
   Джон нарочно отвлекал себя, чтобы не думать об электрическом стуле, дабы не накликать на себя беду. Но запах горелого мяса уже стал преследовать его. Невольно вспомнился эпизод из раннего детства, когда мальчику Джонни попал в руки двужильный медный провод, футов пять длиной. Джонни поймал в саду большого жука, у которого надкрылки разноцветно отблескивали. Со всем равнодушием детства к чужой боли он насадил этого жука на два оголенных медных провода - жесткие, острые, а противоположные концы воткнул в розетку. Жук сразу задымился. Мерзко завоняло паленым. Этот тошнотворный запах долго еще преследовал Джонни. Потом, по прошествии нескольких лет, ему было ужасно стыдно вспоминать о своем жестоком эксперименте.
   На мостик поднялся доктор, неся в руках чашки с какао. Протянул одну капитану. Джон принял, вдохнул шоколадный запах, чтобы очистить нос от позорных воспоминаний. Отхлебнул, стараясь не обжечься.
   - Спасибо, Генри, это как раз то, чего мне не хватало.
   - У меня на камбузе случилась небольшая авария, - смущаясь, признался доктор. - Молоко вскипело так внезапно, что половина вылилось на плиту и пригорело...
   Джон с облегчением взглянул на доктора, улыбнулся и сказал: - Хорошее название для романа: "Молоко вскипает внезапно".
   - Писатели, вечно в своем репертуаре, - вздохнул доктор.
  
  
   Когда они удалились от берега на достаточное расстояние, где не мешают снующие суда, Джон поставил управление на автомат, установил спиннинги, и они с доктором уселись на корме в мягких вращающихся креслах. Чтобы пацан, шляясь без дела по судну, не выпал за борт, Джон дал ему задание - следить за фарватером. А сам, насупясь, смотрел на убегающую вспененную воду.
   Доктор участливо взглянул на писателя.
   - Что с вами случилось там, на берегу? вы были бледны, как смерть.
   - Сердце немного прихватило, - ответил Джон, нехотя.
   - А мне показалось, что вас испугали те двое...
   - Не-е-ет. Просто у меня сегодня день был слишком насыщенный событиями. Я уже отвык от такой нагрузки.
   - Дорогой друг, есть такое прекрасное терапевтическое средство, - и вы знаете об этом не хуже меня - оно называется катарсис.
   - А по церковному - исповедь... а по-простому: выскажись - и на душе легче станет.
   - Да-да, вот в этом роде. Кому же как не другу раскрыть душу...
   - А вы -друг?
   - Полагаю, да.
   - Я так и думал... Ну что ж... Это началось давно, когда все свои ресурсы - физические и интеллектуальные - я направил в одну точку: стать писателем. Я вам как-то рассказывал некоторые эпизоды из свой жизни. Теперь раскрою то, о чем раньше умалчивал.
   Джон достал сигару, раскурил её и стал вспоминать вслух:
   - Когда вышел номер "Нью-Йоркера" с моим рассказом, и я получил авторские экземпляры...
  
  
  
   Глава 19
  
   Когда вышел номер "Нью-Йоркера" с его рассказом, и он получил авторские экземпляры, молодой писатель положил один экземпляр в заветную папочку, а второй оставил у себя на столе для постоянного любования. Кейн ждал хоть какого-нибудь "общественного резонанса" на свое произведение, но проходили дни, недели, прошел месяц, а про него нигде не сказали ни слова - ни доброго, ни худого. Не похвалили, не обругали. Ни одна литературная собака не тявкнула в его сторону. Его просто не замечали, словно его вовсе нет на свете. Все повторялось, как с первым его рассказом.
   Зато с маниакальной настойчивостью перетирали косточки одним и тем же фигурантам литературной тусовки. Что-то не хватало Джону преодолеть невидимый порог, подняться чуточку выше и попасть-таки наконец на сцену, где собрались знаменитости.
   Что же ему не хватает? Может, таланта? Ерунда, он пишет неплохо, да что там - хорошо пишет. Тогда в чем дело?
  
  
   Последней каплей, переполнившей его чашу терпения, стал неожиданный успех Джулии на поприще изобразительного искусства.
   - Ты не поверишь, но я продала картину! - почти закричала она ему в лицо, вся возбужденная, словно осталось снять бюстгальтер и трусики.
   - Какую картину? - не понял Джон.
   Сегодня было воскресенье, редкий для него выходной день. Утром они сходили в методистскую церковь, как и полагается добрым гражданам, потом Джулия ушла по своим делам, а он, в приятном предвкушении длинного плодотворного дня, засел за эйбиэмовскую машинку. И вот жена пришла и сразу сбила его с настроя. Он попытался записать ускользающую фразу, но сделал опечатку, чертыхнулся и недовольно обернулся к Джулии.
   - Очнись, чучело! - вскричала жена. - Я говорю, у меня купили картину. Мою картину!
   - Меценат? - нарочито лениво, с презрительным подтекстом, спросил муж.
   - В том-то и дело, что нет! Совсем посторонний человек. Какой-то адвокат, богатый сукин сын... Зашел в галерею Дорхэма, я как раз там была, увидел мою картину - и сразу её купил. Угадай, сколько он отвалил бабла?
   - Понятия не имею, - ответил Джон. - Пятьсот долларов?
   - Ха-ха-ха! - истерически засмеялась Джулия. - А пятьдесят тысяч не хочешь?
   - А не слишком ли ты загнула, моя милая?
   - В самый раз, мой милый, - передразнила она его. - На-ка вот, полюбуйся.
   Джулия поднесла к его глазам чек, где стояла умопомрачительная для Джона сумма - $ 50. 000 и вычурная подпись того урода адвоката.
   У Джона потемнело в глазах. Он отвернулся к пишущей машинке, но она стала такая маленькая, что он не мог различить буквы на клавишах. Он ударил по ним почти наугад и напечатал слово "чукчело". Ударил еще и напечатал "чупчело". Потом поднапрягся и написал правильно слово, которым его оскорбила жена, - "чучело".
   Тут он понял, что ведет себя глупо. У жены такая радость, а он поступает как сволочь - не радуется вместе с ней.
   Джон встал, подошел к бару, достал початую бутылку "Гленливета", которую принес Мэтт, когда был последний раз у них в гостях, плеснул виски в бокалы. Джулии он разбавил, а сам выпил крепкое.
   - За тебя и твой успех, - сказал он.
   Виски прошло через горло как вода. Ему даже показалось, что оно выдохлось. Но Джулия закашлялась и сказала: "Какая гадость. Давай пойдем в ресторан и выпьем что-нибудь подобающее - "Дом Периньон", например..."
   Джон хотел сказать, что он так надеялся на это воскресенье, но событие действительно было потрясающим и бойкотировать его, значило смертельно обидеть жену-победительницу. Да, стоит признать - она победила его. На данном этапе. Что ж, этот этап стоит отметить. Может, у Джулии такое событие никогда не повторится. Разумеется, удача её случайна. Сумасшедший адвокат, не имеющего ни художественного вкуса, ни чутья на талант...
   - Я позвоню Мэтту, - сказала Джулия, - а ты иди одевайся.
   Она была счастлива, щеки её пылали. "Черт возьми, до чего же она красива", - подумал Джон и стал натягивать на плечи и задницу единственный свой приличный костюм.
  
  

* * *

  
   Потом Джулия продала еще несколько полотен. И с каждым разом ей платили все больше и больше. Просто неприлично много. Последнюю мазню она продала за ТРИСТА ДЕВЯНОСТО тысяч долларов. Эта была откровенная насмешка над Джоном. А Джулия ликовала. Наконец-то она стала богачкой. И это её здорово изменило. Но отнюдь не в лучшую сторону Она стала скупой, прижимистой, если не жадной. Куда только девалась былая её расточительность. А может, она просто поняла цену деньгам, заработанным СВОИМ трудом? Возможно. Потому что для старческой жадности она еще была слишком молода. Себе, конечно, она не отказывала в своих слабостях, а вот Джон так и остался с единственным костюмом.
   Но он, как ни странно, только вздохнул с облегчением. Теперь он мог послать к чертям все дополнительные работы и жить на минимум, которого ему, при его скромных запросах, вполне хватало на жизнь. А главное, у него появилось много времени для литературной работы. Он как сумасшедший стучал по клавишам, писал новый роман под условным названием "Чучело". Потом стало ясно, что одного чучела маловато для успешной продажи, и он переправил заглавие на множественное число. Когда же действие развилось, стало ясно, что роман должен называться "Таксидермист".
   Это был роман о маньяке-убийце, который делал из своих жертв чучела, как делают чучела птиц и животных. Жертвы потом будут обнаружены возле закрытых витрин магазинов. Убийца использовал их в качестве манекенов. Маньяка прозвали - Таксидермист*.
   [*Так называется профессиональный чучельник, набивщик чучел. (прим. автора)]
  
   Вдохновлялся Джон в баре "Забриски-пойнт", который ему нравился тем, что здесь не было ни одной писательской рожи, кроме его собственной, разумеется. Он пил рюмку за рюмкой и вдохновлялся примерно так: "Я покажу вам, блядям, какое я чучело! Вы сами у меня будете чучелами. Я вас выпотрошу и выставлю на подставке. Ваш настоящий облик - бездушные чучела. Ха-ха-ха!"
  
   Однажды он заметил, что с ним за компанию смеется какой-то тип. Почему-то он с ним пил на брудершафт. Джон попытался вспомнить, когда этот тип подвалил к нему, но не мог вспомнить. Тип угощал и вел себя странно - то был приторно любезен, то суров. И тогда его облик становился каким-то гротескным, и в глубоко посаженных глазах посверкивал нехороший огонек. Да, на два глаза у него был лишь один огонек. Другой глаз был черен и пуст. Джону даже показалось, что этот глаз у незнакомца был искусственным, стеклянным. Но, присмотревшись (насколько это возможно в пьяном виде), Джон заметил, что там вообще нет глаза. Просто зияла черная дырка. Дыра была ужасной, и Джон старался туда не смотреть, чтобы не обидеть несчастного калеку.
   - Послушай, - сказал Джон, - ты не обижайся, но я забыл, как тебя зовут.
   Незнакомец был как раз в любезной стадии и совсем не обиделся.
   - Меня зовут Ройял Дрим.
   - Серьезно? - пьяно удивился Джон. - Так и зовут?.. Красивое имя... А у меня самое что ни на есть заурядное... И сам я заурядная личность. Вот что угнетает. Сознание собственной заурядности. Из-за этого последнее время меня стала мучить бессонница.
   - У меня есть хорошее средство от бессонницы, - сказал Ройял Дрим.
   - Я принимаю только патентованные средства, - объявил Джон Кейн.
   - О! оно самое что ни на есть патентованное, - заверил
   его Ройял Дрим, и фигура его опять стала пучиться и приобретать гротескные формы.
   - Сами-то вы не больно здоровы, по-моему, у вас какой-то химический дисбаланс в организме. Вон вас как пучит...
   - Пустяки, не обращай внимания. Это у меня аллергия на спиртное. Как выпью - меня прямо всего раздувает...
   - Так зачем же вы пьете?
   - А зачем ты пишешь?
   - А кто вам сказал, что я пишу?
   - Ты сам же и сказал.
   - Хм... Я пишу... потому что, как сказал русский писатель, граф Лев Толстой, не могу не писать.
   - Ну и как успехи? Печатают?
   Джон привычно полез в карман за номером "Нью-Йоркера", но его там не оказалось.
   - Дома забыл, - извинительным тоном сказал Джон.
   - Да не надо, - отмахнулся Ройял, - я читал его.
   - П-правда? - Джон пьяно качнулся в сторону этого замечательного человека так, что чуть не свалился с гладкого сидения высокого табурета.
   Ройял Дрим деликатно поддержал его за локоть. При этом головы их сблизились настолько, что Джон почувствовал запах изо рта мистера Дрима. Странный такой запах. Пахнуло чем-то действительно химическим или, может быть, горелым. Серой что ли? И еще такой запах бывает, когда горит таблетка сухого спирта. Нельзя сказать, что совсем уж неприятный запах, но и приятным его не назовешь. Тошнотворненький такой запашок.
   "Еще неизвестно, чем от меня пахнет, напился как свинья..." - подумал Джон, а вслух сказал:
   - Ну и каково ваше мнение?
   - По-гамбургскому счету?
   - По-гамбургскому...
   - Хороший рассказ, - ответил мистер Дрим, но до гениального не дотягивает.
   - Ну, знаете ли... - Джон повертел пальцами перед носом собеседника, - гениальность - это такая категория... неуловимая... почти для нас смертных недостижимая...
   - Почему же недостижимая? - усмехнулся Ройял Дрим, - очень даже достижимая. Всего-то и делов - надо захотеть.
   - Все хотят, да не всем дано. Скорее верблюд пролезет сквозь игольное ушко, чем...
   - А вот про верблюда не надо, - нахмурился мистер Дрим и даже сделал жест, словно защищался от библейского сравнения, чем-то опасного для него. И запах горящей таблетки сухого спирта сделался явно ощутимым. Под защитой этого запаха мистер Дрим приободрился, и лицо его из пухлого опять стало остроугольным.
   - У меня к вам деловое предложение, - сказал он, поигрывая полупустым бокалом, в котором звякали кубики подтаявшего льда. - Я сделаю вас знаменитым. И, разумеется, богатым...
   Как бы авансом к будущей знаменитости он стал обращаться к Джону на "вы".
   - Вы меценат? - последнее слово Джон выговорил с отвращением.
   - Я, так сказать... э-э-э... бизнесмен.
   - Но меценат...
   - Нет, черт возьми, - обиделся мистер Дрим. - терпеть не могу меценатство и благотворительности.
   Его рожа так скривилась, что Джон понял - действительно, человек терпеть не может что-то кому-то делать задаром. А Дрим тем временем продолжал оглашать свое кредо:
   - Я - вам, вы - мне. И всё строго по таксе.
   - А что вы мне, собственно, предлагаете? П-пылесос? Вы, вообще, в какой области бизнесуете?..
   - Область у меня широкая, - заверил мистер Дрим. - Я специалист широкого профиля. Вам конкретно предлагаю гениальность. Правда и цена высока. Можно подешевле - известность. Популярность. Модный писатель... Много еще кое-чего. Это будет недорого. Так что вы выбираете?
   - Постойте, постойте, - замахал руками Джон, словно прогонял настырного комара. - Я что-то не могу попасть в тему... О чем вообще идет речь?
   - Я вам предлагаю гениальность. Или популярность. Короче говоря - раскрутку.
   - А-а-а, так вы что-то вроде продюсера?
   - Можно сказать и так. Хотя точнее сказать - Резонатор.
   - Резонер?.. О-ох, простите... фу ты черт... я ужасно пьян и ничего не соображаю. Объясните толком.
   - Вы "Фауста" читали?
   - Гете? Разумеется, читал. Я ведь не какой-нибудь безграмотный студент...
   - Тогда вы должны знать, какого рода сделку заключил означенный доктор Фауст с известным... э-э-э... лицом.
   - С дьяволом, вы хотите сказать.
   - С Мефистофелем.
   - Значит, с дьяволом.
   - А вот это не доказано, - весьма экспансивно возразил
   Ройял Дрим. - Может, он был пришельцем из космоса с неограниченными возможностями? Почем мы знаем? А может быть, он был землянином, но с уникальными возможностями. Такой как я - резонатор.
   - Да что это означает, черт возьми, - резонатор?
   - Резонатор - это своего рода усилитель колебаний. Все в мире испускает волны, но одни волны мощные, другие - слабенькие. Но вот мы подключаем резонатор - и волна усиливается. Тут все очень просто. Реальность формируется мыслительной энергией - ведь мысль материальна - у кого-то сильный ментальный напор, большая мощность, он прошибает препятствия, активно формирует реальность под себя. Другой, более слабый не может прогнуть реальность под себя, и тогда реальность прогибает его...
   - Под себя, - догадался Джон.
   - Верно. Вот тут выходим мы, ментальные доноры, так сказать, и помогаем человеку. Разумеется, не задаром.
   - Ну еще бы!
   - По-моему, сейчас вам как раз нужна наша помощь... Помните, вы как-то спрашивали самого себя, плохо ли вы пишете? или хорошо? (Джон почему-то не удивился, откуда этот тип знает его мысли?)... А может вам не хватает какого-то толчка, чтобы преодолеть барьер... Это как самолет с поршневым двигателем - сколько не разгоняйся, а звуковой барьер не взять. Мощность мотора маловата. Нужна реактивная тяга...
   - И вы предлагаете мне вставить в задницу форсаж?
   - Вроде того?
   - Вы, простите, какой ориентации?
   - Полиглот.
   - Ага...
   - Вернемся к резонатору.
   Мистер Дрим дал сигнал бармену и получил две порции виски. Один стакан всунул в безвольную руку Джона.
   Джон посмотрел в бокал и машинально выпил. Потом сказал:
   - А я подумал, вы будете взглядом сверлить дырки в стойке... чтобы оттуда забили винные струи... ха-ха... помните, как это делал Мефистофель? Вы что хотите от меня? Вам душу мою надо? Надо мою душу, да?!
   - Не орите вы, чертов идиот, - прошипел мистер Дрим и так стиснул руку Джону, что он скорчился от боли. Однако, этот Ройял силен, как медведь.
   - Не нужна мне ваша душа.
   - Тогда что?
   - Вы не поверите.
   - Объясните толком - поверю.
   - Понимаете, таким э-э-э... сущностям как я, нам не хватает некоторого вида тонкой энергии, которой у вас избыток... Этот вид энергии вы называете эмоциями... Теперь понятно, что я потребую от вас взамен?
   - Более-менее: я буду испускать эмоции, а вы будете их всасывать?
   - Точно.
   - Ну, этого добра у меня навалом, - расщедрился Джон. - Вам комедию или драму? Страдания мои или радость?.. Только радости у меня нынче кот наплакал... Вот если напечатают моего "Таксидермиста"... Это я роман пишу, там, значит...
   - Не надо объяснять. Я все знаю.
   - Ах, вот вы какой, всеведущий мой... Может, вы мне предскажете, что ждет мой роман? Теперешняя безвестность или?..
   - Повторяю для тугодумов: это будет всецело зависеть от вас. От того, как крепко вы захотите...
   - Но я уже хочу! Так хочу, как вы себе не можете представить!
   - Этого мало.
   - Что же вам еще надо, черт вас побери!
   - Вы слыхали такое выражение: "искусство требует жертв?"
   - Еще бы...
   - Ну, так вот - нужны жертвы. И чем больше их будет, тем выше будет ваш рейтинг... Пойдемте-ка на свежий воздух.
   Мистер Дрим потянул Джона к выходу, и тот легко пошел за ним. Дневной свет ослепил Джона. Потихоньку они пошли по шумной улице, сквозь толпу. В такой толчее хорошо было секретничать. А по всему было видно, что разговор их с мистером Дримом подходит к секретной части. Джон уже протрезвел и стал подозревать спутника в самых худших намерениях.
   - Уточните, пожалуйста, насчет жертв, - спросил он этого странного субъекта. - Надеюсь, это метафора?
   - И не надейтесь. - Дрим стал суров и угловат. - Жертвы будут самые что ни на есть настоящие.
   - Я что, должен кого-то убить? Вы же сказали, что вам нужны эмоции, а не действия...
   - Не волнуйтесь, убивать вам никого не придется. Вы только скажите мне "да" - и всё.
   - Указать на кого-то и сказать "да"?
   Мистер Дрим молча кивнул, глумливо посмотрел в лицо Джона. Джону захотелось вдруг воткнуть палец в черную глазную дыру мистера Дрима и добраться до его извращенного мозга. Это было точно то же самое чувство, что и в кабинете редактора мистера Булла, когда у Кейна появилось противоестественное желание полоснуть того бритвой по горлу.
   - Любого?
   - Разумеется, - опять кивнул мистер Дрим. - Но учтите, что от величины жертвы зависит ваш успех. Он будет тем выше, чем ближе и дороже вам приходится жертва. Например, за мать и отца вам гарантирую нобелевку по литературе. Но ведь они и так уже померли. Из родственников у вас остались ваша жена и бабушка Мэрилин...
   - Откуда вы?.. Вы и в самом деле дьявол?
   - Как насчет вашей бабушки, Черчилля в юбке, а? По ней уже давно ад скучает.
   - Послушайте, - Джон даже остановился от возмущения, - есть же предел наглости и бессердечия...
   - Не выпрыгивай из рубашки, приятель. У меня по тарифу бабушки тянут на девять баллов. Это как минимум национальная премия плюс всякие кайфовые привилегии.
   - Послушайте, идите своей дорогой, дальше нам не по пути, - обозлился Джон.
   - О'кей! Оставим ваших родственников в покое. Тем более, что бабушка Мэрилин итак скончается через три месяца, если быть точным - через три месяца и пять дней... Погодите, дайте подсчитать... ага! Это будет как раз 1 ноября - День всех святых. Она скончается в 0 часов 45 минут, в своем доме в Спрингфилде от сердечного приступа. Ночью, знаете ли, это часто случается...
   - Вы чудовище.
   - Не чудовищнее, чем многие эти люди, идущие нам навстречу, - отмахнулся гротескный мистер Дрим. - Ну, как, не надумали?
   - Послушайте, я сейчас вам дам в морду.
   - Промахнетесь, - Дрим всё так же глумливо ухмыльнулся. - Не забывайте, я представитель тонкого мира. Мы как дым, как туман...
   - Как вонь горящего сухого спирта, - вставил Джон.
   - Но мы умеем сгущаться. И тогда мы тверже стали...
   - Ради Бога, испаритесь!
   - Испаряться не имею желания, а вот отлить не помешает.
   Джону сразу резко, нестерпимо захотелось отлить. Поэтому он не сопротивлялся, когда Ройял Дрим втолкнул его в узкую щель между домами, где тянулись ряды тошнотворных баков с мусором и куда выходили задние двери некоторых питейных заведений. Здесь справляли малую (а иногда и большую) нужду многие поколения нью-йоркцев, поэтому вонь здесь стояла такая, что слезились глаза. Тут же по аналогии Джон вспомнил, как однажды в сквере мимо проходила какая-то компания молодых людей и одна девушка - юное невинное создание - сказала сквозь стиснутые зубы: "Ссать хочу, аж в ушах звенит!" Джона это тогда так поразило - несоответствие девичьего облика с грубой фразой.
   Мистер Дрим расставил ноги возле бака, рядом с кучей бумаг и какого-то тряпья. Джон стал поодаль, и они дружно, в две струи, стали мочиться. Вдруг кучка тряпья зашевелилась, как шевелится земля в ускоренном показе роста растений, только вместо растения под благодатной струей мистера Дрима вылезло на свет нечто человекообразное. Это был бродяга, давно потерявший право называться человеком. Струя лилась ему на лицо. "О, горяченькая пошла", - прохрипел бродяга, промыл глаза, пополоскал во рту.
   - Что вы делаете? - вскричал Джон. - Там же...
   У Джона язык не повернулся назвать лежащего в дерьме человеком.
   - Как насчет этого вонючего двуногого? - спросил мистер Дрим, не прерывая своего акта и не отводя струю в сторону.
   - Зачем вы так?.. Зачем вы его унижаете?
   - Унижаю? Да я единственный, на ком он честно зарабатывает деньги. Я частенько сюда захаживаю, мочусь на него и плачу за это деньги. Вот, пожалуйста.
   Мистер Дрим закончил наконец излияние, взвизгнул зиппером, вынул из кармана десять долларов, бросил их бродяге. Весь мокрый, как после душа (который он в последний раз принимал в следственном изоляторе Алленвудской тюрьмы, в штате Пенсильвания, семь лет назад), бродяга схватил бумажку, стал на карачки, наконец, поднялся и, шатаясь, побежал в ближайшую пивную.
   - Признайтесь, мистер Кейн, разве вам не хотелось бы очистить город от лишней падали? И вам польза и...
   Джон повернулся и молча пошел на выход из тупика.
   На улице приставала догнал его и опять сделал предложение:
   - А что вы скажете насчет этих двух мэнов? - Дрим кивнул в направлении черной парочки парней, подпиравших стены аптеки и как бы лениво глядевших по сторонам. Вокруг себя они заплевали весь асфальт. - Посмотрите, это же явные бандиты. Они никогда не принесут никакой пользы обществу. Они могут только брать, причем силой. Ну как, избавим общество от этих ублюдков?
   - Да вы к тому же еще и расист.
   - Нам тонким без разницы, что цветной, что белый... А вы подумайте. Они же вам никто. Гениальность не обещаю. Станете просто модным писателем... Вспомните гарлемскую печатную машинку...
   - Проклятый телепат! Я сейчас позову копов!
   Мимо прошла мамаша, толкая перед собой коляску. Там лежал ребенок с соской во рту. Мамаша боязливо объехала взъерошенного дяденьку. А подлый мистер Дрим гнусно подмигнул Кейну и довольно выразительно указал глазом на коляску.
   - Мамаша поленится укутать ребенка, как следует. И вот вам двустороннее воспаление легких - и привет, бэби...
   Джон со всей силы врезал гаду в челюсть. Однако удар почему-то пришелся в жестяную водосточную трубу. Участок трубы смялся точно бумага, а Джон взвыл от боли в руке. Костяшки пальцев он сбил, из них сочилась кровь.
   - Уйди, мразь! - взревел Джон.
   - Ох уж эти мне чистоплюи, - покачал головой одноглазый мистер. - С вашей женой куда как легче было работать.
   - Что ты сказал, тварь? - Джон обалдело уставился на соблазнителя.
   - Да, да, - кивнул угловатой головой подлый мистер Дрим. - Представьте, она сразу дала согласие. И мы подписали расчудесный контракт. Причем она не мелочилась...
   - Что ты имеешь в виду, гад?
   - Она заказала целый самолет. И не прогадала. Буквально на следующий день она продала картину, а потом отбою не стало от покупателей. Она росла в цене, и сразу стала интересна людям. И вот у неё уже берут интервью. О ней пишут журналы "Арт галлери", "Форбс", "Пипл", и газета "Нью-Йорк таймс".
   - Что ты сказал насчет самолета? - Джон почувствовал, что ему не хватает кислорода.
   - Если изволите припомнить, два месяца назад разбился самолет компании "Эр Франс", рейсом из Ниццы, при заходе на посадку в нью-йоркском аэропорту Кеннеди. Погибло 125 человек. Вот это размах, я понимаю.
   - Ты встречался с Джулией? - Джон пошатнулся и чуть не упал. Какие-то сердобольные люди поддержали его.
   - Пьяный он, что ли? - сказал один из прохожих. - Мистер, с кем вы разговариваете?
   - Точно, под кайфом, - подтвердил другой прохожий.
   - Да нет, не похоже, - ответила более проницательная женщина.
   - В Нью-Йорке полно психов, - отмахнулись мужчины.
   Между тем никому, кроме Джона, не видимый мистер Дрим продолжал свои откровения:
   - Мог ли я остаться равнодушным к заветным желаниям столь хорошенькой женщины? Нет, нет - никаких пошлостей, только деловое соглашение. Помнится, это было в ресторане "Белая роза". Вы еще, кажется, за нами следили...
   - Постойте, - оторопел Джон, - но там же был мистер как его там... Праведник, кажется... мистер Джаст Дорхэм, старикан лет пятидесяти пяти, седовласый...
   - Нам, представителям тонкого мира, изменить внешность - раз плюнуть. Мы меняем форму по своему желанию. Если вам удобнее общаться с мистером Дорхемом, пожалуйста...
   Одноглазый, остроугольный мистер Дрим опять вспучился, только на этот раз более интенсивно, а когда сдулся - на Джона Кейна смотрел уже солидный господин, воротила с Мэдисон-авеню. Словом, тот самый, кто был тогда с Джулией.
   У Джона закружилась голова. Он поднял глаза к небу, словно прося защиты у Бога. В небе снижался лобастый "Боинг" с креном на левое крыло, тянул в главный аэропорт города - JFK (Джон Фицджеральд Кеннеди), где совсем недавно отремонтировали поврежденную взлетно-посадочную полосу, убрав искореженный бетон и обгорелые останки людей и самолета.
   Благообразный мистер Дорхем ехидно смотрел то на беднягу Джона Кейна, то на снижающийся самолет.
   - Достаточно одного слова - "да", - прохрипел он почти неслышно, - и всё решится!
   Джон Кейн упал в обморок.
  
  
  
   Глава 20
  
   - Дядя Джон! - кричал мальчик, - Очнитесь! Рыба попалась! Рыба!
   Джон оторопело уставился на спиннинг. И правда, удилище согнулось так, что того и гляди сломается. Леска то натягивалась, то ослабевала, то уходила вбок. У Джона хватило сообразительности не выхватывать спиннинг из крепления, иначе его бы вырвало из рук. Джон, наклонясь, стал сматывать леску, подтягивая добычу. Рыба билась за свою жизнь яростно.
   - Генри! Давайте подсачник.
   Доктор давно уже подпрыгивал от возбуждения и не знания, что делать. Но вот ему дали указание, и он сразу почувствовал себя полезным членом общества. Он схватил подсачник и свесился за корму.
   - Осторожнее, - предупредил Джон доктора, - смотрите, не вывалитесь за борт.
   - Мне кажется, эта ваша штука мала, - имея в виду подсачник, предупредил доктор. - Судя по всему, мы поймали акулу.
   - Пока рыба в воде всегда кажется, что поймалось нечто... а когда вытащишь... и удивляешься, что такая мелочь может так сопротивляться...
   И тут рыбина всплеснула хвостом, что-то блестящее и острое мелькнуло над водой и скрылось в пенных бурунах.
   - Эта - не мелочь, - сказал доктор, падая назад, но сумев вывернуться и устоять на колене.
   - Стоп машины! - приказал Джон. - Оайе, выключи моторы!
   Мальчик бросился в рубку. Через минуту яхта резко сбавила ход, но двигатели продолжали работать.
   - Я не знаю, как их выключить! - крикнул мальчик, высовываясь из рубки.
   Джон махнул рукой, мол, не надо, подкрутил еще леску, потом открепил спиннинг, крепко взялся двумя руками за ручку и стал тянуть, потихоньку отступая. Рыбина вдруг вся напоказ резиново-упруго выпрыгнула из воды. Доктор не зевал - ловко зацепил ее сзади, отрезая путь к отступлению. Серпообразный хвост запутался в сетке. Джон резко потянул и рухнул на палубу. К нему соплисто скользнуло огромное тело рыбы - трепещуще-серебристое, мощное, опасное. Огромный слоистый костяной шип на носу чуть не пропорол Джону живот. Пока Джон соображал, как утихомирить живую торпеду, Генри ударил рыбу железным ободом сачка и случайно попал ей в голову. Рыба перестала биться и вытянулась во всю длину. Это была огромная рыба-меч.
   - Я такую первый раз вижу, - сказал доктор, приседая на корточки.
   - Я тоже, - лежа на палубе и тяжело дыша, отозвался писатель.
  

* * *

  
   На веранде бара "Гавана" собралась обычная компания: директор местной гимназии Альдебер Дюфрен (прозванный гимназистами месье Жалюзи), приехавший сюда с берегов Сены из чувства долга перед аборигенами (когда он брал у них взаймы, неизвестно); Мониту, по прозвищу Малыш - абориген - местный поэт, любимец президента Куллала Манолу; уже известный нам бригадир причальной команды Охам Дженкинс - переселенец из ЮАР; Алисия Ферэрра - женщина свободная во всех отношениях, приехала из Бразилии, никто не знает зачем; поляк Бронислав Фунек, приехал из Польши вполне с определенной целью - разбогатеть, хочет купить здесь подешевке какие-то концессии. Художник Годо, переселенец из Франции (по примеру Гогена, переселившегося на Таити в поисках вдохновения), как всегда отсутствовал.
   Говорили здесь (на островах) на причудливом диалекте - смеси французского с английским и с добавлением, как приправа к блюду, некоторых словечек из лексикона аборигенов. Язык которых тоже в свою очередь состоял из смеси французского и древнего туземного наречия.
   Всю эту космополитскую компанию обслуживал бармен Жан-Люк - тоже француз, по прозвищу Бессонный. Действительно, никто не видел, чтобы Жан-Люк когда-то спал или даже дремал. Бар работал круглосуточно. И Жан-Люк работал круглосуточно. Когда бы вы ни пришли в "Гавану" пропустить стаканчик - в полдень, в полночь или под утро - вас встречал Жан-Люк Бессонный, свеженький, бодрый, как будто только что заступил на смену.
   Ну, уж это слишком, - скажет даже самый доверчивый пилигрим. - Такого не бывает. Не может человек не спать, работать круглые сутки, даже если это скупенький француз.
   Пилигрим окажется прав. Здесь был подвох или, как выражаются нынешние тинэйджеры, "прикол". На самом деле бармен, работал не больше, чем все нормальные люди и столько же отдыхал. Потому что Жан-Люка как такового не существовало. А были однояйцовые братья-близнецы Люк и Жан (причем, как шутили некоторые, никто не знал, кому досталось это яйцо). Вот у них-то, взятых в совокупности, и было прозвище Бессонный. Потому что для всех Люк и Жан были как одно лицо. И чтобы не путаться, их просто звали Жан-Люк. Имени Жан отдавался некоторый приоритет, потому что он был старше Люка на одну минуту. Он первым отважился вылезти из теплого сумеречного вместилища в холодный ослепительный мир.
   Эта идентичность составляла тайну бара "Гавана", которая служила приманкой для туристов. Секрет знали только вышеупомянутые завсегдатаи. Тайна всегда сплачивает людей. Так образовался этот своеобразный клуб. К тому же был повод повеселиться, глядя, как приезжий отдыхающий, потягивая заказанный коктейль, с недоумением смотрит на бармена. "Как же так? - думает отдыхающий, когда бы я ни пришел, этот парень все время как огурчик, стоит за стойкой. Вот бы мне такого клерка..."
   А завсегдатаи тайно подхихикивали. Но в это время (время обеда кончилось, а время ужина еще не наступило) посетители отсутствовали, поэтому завсегдатаи слегка скучали, попивали ледяные фирменные коктейли "какаду" и развлекали друг друга, как могли.
   - Мониту, Малыш, - почитай-ка нам свои стихи, - томно потягиваясь, попросила Алисия.
   Да, да! - подхватили все. - Давай, отчебучь нам чего-нибудь этакого!..
   Мониту - маленького роста, темноволосый, белозубо улыбчивый абориген - не стал ломаться. Пригладил волосы, смочив их остатками коктейля, приосанился и выдал стих про Родину, только недавно написанный. Читал он, разумеется, на местном наречии. Иначе в переводе терялась рифма и пропадало все своеобразие стиха и первобытная его сила страсти.
  
   Стихи Мониту:
  
   Ментаны,
   Ментаны,
   Айна ванканы.
   Куйя! Куйя!
   Кукуй я,
   Кабы не Куакуйя!
  
   Бона фонтана,
   Tovarishch,
   Кукай моа
   Куйя! Куйя!
   Кукуй я,
   Кабы не Куакуйя!
  
   Все зааплодировали. Мониту поклонился, взял под мышку свою доску для сёрфинга и пошел к океану, ловить вечернюю волну.
   Директор гимназии месье Жалюзи из всех полинезийских слов понял только выражение "кукай моа", означавшее "запреты". Русское "tovarishch" тоже понятно и еще пара искаженных французских слов. А общий смысл, вероятно, таков: "Большие фонтаны под запретом, но кое-что уже можно. Кем бы я был, если бы не моя Родина". "А он фрондер, - подумал месье Жалюзи, - этот Мониту. Чем-то похож на русского поэта Пушкина - курчавый, смуглый, небольшого роста - и гениальный".
   Алисия Ферэрра с восторгом повторила: - Куйя! куйя! Куакуйя!
   - Какого ху... - прохрипел бригадир Охам, проглатывая кусок мяса, вытер рукавом выступившие слезы, и продолжил, - ...дожника пера потеряем, если, что случится с нашим Мониту.
   - А почему с Мониту должно что-то случиться? - спросила Алисия, направляя большой сосок правой груди на Охама. Алисия никогда не носила нижнего белья, а верхнее у нее было вызывающе тонким.
   - Говорят, появилась акула-людоед... - ответил бригадир, косясь одним глазом на выпирающий сосок Алисии, а другим - контролируя свое блюдо. - А наш Мониту большой любитель сёрфинга. Вечернее купание опасно. Они как раз выходят на охоту.
   - И большая акула? - спросил месье Жалюзи.
   - Просто громадная, - ответил бригадир. - Вот такие челюсти!
   И он широко раскинул громадные свои руки.
   - Я даже знаю имя этой акулы, - усмехнулся пан Фунек. - Её зовут Охам Дженкинс. Посмотрите, как он расправляется со стейком. Это же просто жутко такое видеть.
   Все засмеялись. Потом шумно заулюлюкали, приветствуя знаменитого писателя, появившегося в сопровождении доктора. На веранду бара первым поднялся Джон Кейн. Почти целый день он сдерживался, чтобы не выказать никаких признаков американского превосходства. Но к вечеру не сдержался - и показал.
   - Ого! - воскликнула Алисия. - Я много штук держала в руках, но такую первый раз вижу. Как её зовут?
   - Меч-рыба, - ответил Джон Кейн, с напрягом, обеими руками, держа рыбину за хвост, но и то не удержал - воткнул длинный острый шип в деревянный пол веранды. - Много дней я уже гонялся за такой... и вот наконец-то поймал. Около ста фунтов потянет.
   - Это сколько будет в килограммах? - полюбопытствовал бармен Бессонный.
   Все стали в уме подсчитывать, переводя числа из англо-американской системы мер и весов в европейскую. Быстрее всех сообразил шустрый поляк.
   - Сто фунтов равняется сорока килограммам, - ответил пан Фунек. Это был человек лет тридцати пяти, с типично славянской внешностью, с хриплым голосом, чрезвычайно обидчивый, как все поляки, из-за постоянно переживаемого чувства гордости за свою нацию, каковое чувство накладывалось на чувство этнической неполноценности.
   - А в фунтах все-таки больше, - сказал бармен.
   - Приглашаю всех сегодня на ужин в бар, - объявил Джон Кейн. - Жан-Люк! Прими эту рыбину и приготовь её нам сегодня на ужин. Только меч не выбрасывайте...
   - С вашего позволения, я повешу его в зале, - сказал Жан-Люк и кликнул поварят. Поварята прибежали с кухни и, с надрывом физических сил, уволокли меч-рыбу в подсобку.
   Джон Кейн присел на высокую табуретку, устало положил руки на стойку.
   - Вам как всегда? - спросил Жан-Люк. - Виски "Джони Уокер"?
   - Нет, налей-ка мне сегодня водки. Какая у тебя есть?
   - Stolichnaya vodka пойдет?
   - О'кей. Сделай её с мятой и со льдом.
   - Разумеется, со льдом. - кивнул бармен. - Что-нибудь съедите?
   - Да. Принеси мне, пожалуйста, булочку с сыром, помидорами и каперсами.
   Бармен повернул к себе раструб из надраенной латуни и гаркнул туда заказ писателя. Труба тянулась в кухню, как на корабле, обычно такая тянется в машинное отделения с капитанского мостика. Бармен был здесь капитаном, а его стойка - мостиком.
   Жан-Люк улыбнулся Уилсону:
   - А что закажет уважаемый доктор?
   - Только банку "Гиннеса".
  
  
   В бар зашли два западных туриста, одетые в пестрые рубашки-аллоха и трусы бермуды. Один был полный, рыхлый, другой - тощий и жилистый.
   - What's up, dude? - [Как дела, чувак? (англ.)] обратился к бармену толстый развязным тоном и стало ясно, что пришли американцы.
   - Excellent, - [великолепно! (англ.)] приветливо ответил бартендер. Он всем отвечал приветливо, даже последним засранцам.
   Посетители заказали "Дайкири". "Побольше рому налей", - сказал бармену толстый.
   - Опять эти двое, - сказал доктор, наклонясь к Джону.
   Писатель отхлебнул водки, посмотрел поверх тяжелого восьмигранного стакана.
   Американцы громко разговаривали, будто были у себя в Бруклине, не обращая ни на кого внимания. В иное время Кейну стало бы стыдно за своих соотечественников, за их неряшливый вид, за громкий бестактный голос, за развязную манеру поведения (Самым отвратительным из них был толстый, он в основном и говорил, а тощий больше помалкивал и озирался по сторонам, будто ища с кем бы подраться), но сейчас ему было не до критических наблюдений. Джон собрал всю свою волю в кулак, делая вид, что совсем не испугался. Мимоходом подумал, что давешняя парочка успела переодеться в более легкую одежду.
   Толстый громогласно стал рассказывать анекдот про двух евреев.
   - Как же мы быстро теряем свою политкорректность, едва выехав за границу цитадели демократии, - посетовал доктор.
   - Ну правильно, край дикарей, чего стесняться, - стараясь держаться бодро с иронизировал Джон Кейн.
   Толстый говорил, давясь от смеха:
   "Один еврей звонит другому еврею:
   - Слушай, Абрам, как ты относишься к евреям?
   - Я их ненавижу, когда они звонят мне по телефону в три часа ночи!!!"
   Тонкий в знак солидарности едва не подавился от смеха. Откашлявшись, он в отместку рассказал свой анекдот:
   "Вчера по ящику для идиотов показывали какое-то идиотское шоу, и я как идиот его смотрел".
   Толстый прыснул коктейлем от смеха и тоже закашлял.
   - А где наш Гоген? - спросил Кейн свою компанию, чтобы только не видеть тех двоих ублюдков.
   - Годо на пленэре, - ответил директор гимназии месье Жалюзи. - Пишет с натуры вечерний прибой.
   - И вот что интересно, - вклинился в разговор бригадир Охам Дженкинс (он съел свое мясо и теперь ему хотелось поговорить о высоком), - волны у него получаются всегда одни и те же. Как щепки. Как хотите, господа, но мне такое искусство не по нутру. Я целый день тружусь на причале, уж я-то знаю, какие бывают волны.
   - Вода - самый трудный элемент изображения для художника, - взял слово доктор, крутя в руках полупустую, всю в слезах, банку "Гиннеса". - Не всякий её может написать. Мне нравится, например, Рокуэл Кент...
   - Лучше всех писал воду русский художник Айвазовский, - высказал свое мнение Джон Кейн.
   - Русский реализм устарел, - высокомерно отмахнулся пан Фунек.
   - Абстракционизм еще более устарел, - ответил Кейн. - Все возвращается, и сейчас самое авангардное направление как раз реализм.
   Джон не жаловал поляка. В свое время писатель несколько раз пытался поговорить с ним, как со славянином, о России, но пан Фунек только отфыркивался или презрительно отвечал, что для него, пана Фунека, сразу за восточной границей Польши начинается Аляска. На что доктор с чисто британским чувством юмора рассказал анекдот про Буша-младшего, рассматривающего глобус.
   - Кстати, о воде, - сказал бригадир Охам. - Один местный житель строит ковчег.
   - В каком смысле? - спросил доктор.
   - В прямом. Говорят, самый настоящий ковчег, из дерева, футов сто длиной.
   Доктор усмехнулся.
   - Вот-вот, все над ним смеются, точно так же как смеялись над Ноем перед потопом, - сказал Дженкинс. - А теперь вот грядет глобальное потепление. Если океан поднимется, первым делом уйдут под воду эти острова...
   "Нигде не скрыться, нигде не скрыться, - с тоской подумал Кейн. - Этот Охам, конечно, трепло, но тут он прав. Вот тебе и парадиз...", - но вслух сказал иное:
   - Меня это не касается, У меня уже есть ковчег - моя яхта.
   - Да, вам хорошо, - вздохнул Охам и заказал у бармена один "Джулепс". - А что делать нам, не миллионерам, простым смертным?
   "Умирать", - подумал Кейн, но промолчал, дабы не нажить классового врага.
   - Всемирный потоп - это выдумка журналистов, - сказал месье Жалюзи.
   Бронислав, глядя на Охама, тоже заказал "Джулепс".
   - С коньяком? виски? - спросил Жан-Люк у Бронислава.
   - Виски со льдом, мятой - все как полагается, - раздражился поляк. - Почему вы ни у кого не спрашиваете, только у меня?
   - Не психуйте, я только уточнил.
   - Если начнется потоп, я возьму вас, Дженкинс, к себе на борт в качестве матроса, - предложил Джон, - обещаю.
   - Вот спасибочки! - обрадовался Охам и заказал еще один "Джулепс".
   - Если этот остров уйдет под воду, - сказал доктор, - я пожалею лишь о том, что потеряю наш корт для тенниса.
   - Мое приглашение относится и к вам, доктор, - сказал Джон.
   - О! Вы очень любезны.
   - Не стоит благодарности. У меня к вам шкурный интерес. На борту должен быть доктор.
   - Ага, - многозначительно сказал доктор.
   Поляк насуплено сосал свой "Джулепс", зная, что на яхте миллионера он будет (как всегда) лишним.
   - О чем разговор? О чем секретничаем? - вклинилась в мужскую компанию Алисия Ферэрра. - Мистер Кейн, где ваша прекрасная нимфа? Куда вы её спрятали от народа?
   - Как раз с народом она и пошла общаться, - ответил Кейн. - Аниту ушла в деревню, навестить родственников.
   Джон терпеть не мог рассказывать всем про свои проблемы и потому отвечал приблизительно.
   - Мистер Кейн набирает команду, - дал объяснения Охам Алисии на её предыдущий вопрос.
   - Для чего? - Латиноамериканка вновь обратила свой кошачий взор на миллионера, сексуально потягивая через соломинку черный, на основе кока-колы коктейль "какаду".
   - Отправляемся в кругосветное плавание, - полушутя ответил Джон.
   - О, Боже мой, вы просто сумасшедшие! Кругосветное! Это же шторма! Пираты!..
   - Да, кстати, - сказал доктор, - пираты это не шутка. Сегодня по радио сообщили: опять пираты захватили судно в районе...
   Кейн достал из кармана сигару, освободил её от целлофана. Он любил эту процедуру, все делал не спеша. Обязательно надо понюхать табак, потом обрезать кончик. Потом долго и тщательно раскуривать так, что металлический корпус зажигалки "зиппо" успевал разогреться до боли в пальцах. Периферическим зрением Джон заметил, что Тонкий исподтишка рассматривает его, Кейна. Толстый действовал более профессионально, но и от него тоже вдруг завоняло копом.
   Джон повернулся спиной к залу. Окутавшись голубоватым ароматным дымом, через зеркало за барной стойкой Кейн тщательно просканировал американцев. "Может, я чего-то не понимаю, но если они сейчас при исполнении, то не стали бы пить спиртное. Значит, они не из ФБР".
   "Пираты, - пришла шуточная мысль. Хотят угнать мою яхту и пиратствовать на ней. Черт, я совсем опьянел. На кой дьявол нужно пиратствовать этим пижонам. По всему видно, что такие не любят рисковать. Просто они угонят яхту в Австралию и там её продадут. Весьма распространенное преступление. В Австралии яхты стоят чуть ли не вдвое дороже, чем в Америке".
   Джон понял вдруг, что моделирует ситуацию. Хотелось, в конце концов, проверить на себе свои же способности, подтвердить их или опровергнуть.
   Но тут американцы ушли, и Джон вздохнул с облегчением. "Обычные туристы, а ты просто трус", - вынес
   он вердикт себе.
   На радостях он заказал себе еще водки.
   Джон почувствовал, как с каждым глотком этой огненной воды в нем просыпается русская часть его существа, в обычное время задавленная американизмом. Почувствовал настоящую русскую тоску. Еще пару рюмок, и он постигнет тайну русской души - отчего они так много пьют.
   - Знаете, доктор, - сказал Джон, - я недавно обнаружил, что я на какую-то часть русский...
   - Это интересно, - скептически ухмыльнулся доктор.
   - Да... я тут на досуге покопался в корнях своего генеалогического древа...
   - И нашел там пару трюфелей, - захохотал пан Фунек.
   Джон с грохотом поставил тяжелый стакан на стойку, соскользнул с гладкого табурета, схватил Фунека за ворот рубашки, сдавил. Пан Фунек стал задыхаться, хребтом ложась на стойку. Упал чей-то стакан. Бразильская женщина взвизгнула. Доктор схватил писателя поперек живота и отодрал (как отдирают репейник) друга от язвительного Бронислава. Бронислав весь покрылся красными пятнами, вызванными целым комплексом причин: страхом, гневом, стыдом за унижение (писатель лежал на нем, а не он на писателе), а так же кислородным голоданием.
   - Что это с вами, Джон? - удивился Генри, вы никогда не были таким вспыльчивым.
   - Он назвал меня русской свиньей, - ответил Джон, кивком головы указывая на пана Фунека.
   - Я не произносил слово "свинья" и тем более слово "русская", - отперся Бронислав Фунек.
   - Вы не произнесли, но намекали, - сказал доктор, - трюфели разыскивают с помощью свиней... поэтому извольте извиниться. Если вы джентльмен.
   Доктор был тонким психологом. Ни один поляк не устоит перед возможностью доказать, что он джентльмен.
   Фунек извинился. Джон Кейн извинения принял. Инцидент был исчерпан.
   - Давайте пересядем за столик, - предложил Уилсон. Они повторили заказ спиртного и пересели подальше от стойки.
   - Если разобраться, - продолжил Джон после долгого смакования выпитой порции, - я не типичный американский писатель. Ведь не случаен же мой интерес к русской литературе. Что-то во мне тянет к ней. К этим загадочным людям. Я все-таки полагаю, один из моих предков - выходец из России? У моей матери девичья фамилия Барди... Так вот, есть у нас в роду по материнской линии такой загадочный предок - Семеон Барди. А на самом деле у него имя, наверное, было Семен Бардин. Или даже Кабардин. Тогда, скорее всего, это прозвище. Кабардинцы живут на Кавказе, на территории России, я проверял. Скорее всего, Семен был русским казаком, воевал с горцами, имел прозвище Кабардинец. В конце девятнадцатого века он эмигрировал в США, где и скончался в начале 20-х годов ХХ века, в возрасте 103 лет, оставив троих сыновей. Все они носили одинаковую фамилию Барди. Их потомство частью умерло, частью расселилось по территории США. Во всяком случае, моя мать ни с кем из них не поддерживала связь. Наконец последний Барди родил мою мать... ну, в библейском смысле... Возможно мафусаилов возраст Семеона преувеличили семейные легенды. Но сам Семеон Барди не миф.
   - А что? - сказал доктор. - Ничего невероятного в судьбе вашего Семеона нет. Америка - страна эмигрантов.
   Джон вдохновился:
   - Многие знаменитые люди Америки - особенно их много в Голливуде - имеют русские корни. Кирк и Майкл Дугласы, например, Дэвид Духовный, Харрисон Форд, Вайона Райдер, Шон Пенн, Дастин Хофман, Хелен Мирен; наконец, красавчик Дикаприо, качок Силвестр Сталоне и такой монстр киноиндустрии как Стивен Спилберг...
   Доктор засмеялся:
   - Охо-хо! Хорошую компанию вы себе подобрали.
   - Да уж, в нее не стыдно затесаться, - смеясь, согласился писатель.
   - Послушайте, Джон, - сказал доктор, - Меня разбирает плебейское любопытство, вы не закончили свою историю...
   - Что вас интересует? - Джон резко посерьезнел.
   - Вы рассказали о встрече с неким человеком или... э-э-э... существом, упали в обморок, а что дальше. Хотелось бы знать, чем дело кончилось.
   - Вас это интересует с медицинской точки зрения или с житейской?
   - Во всех аспектах.
   - Ну что ж... в конце концов я сам обратился к вам как к доктору.
   Джон отпил глоток водки.
   - После той встречи я много лет не сталкивался с тем... существом, как вы говорите. Я много работал, и тот заслуженный успех, который в конце концов пришел ко мне, считался мною справедливым. Но потом я стал сомневаться... и начал сопоставлять кое-какие факты... И по мере того, как факты показывали свою явную связь меня все сильней охватывало беспокойство. В порыве отчаяние я отправился в Европу. Но беспокойство не оставляло меня. И даже здесь на краю земли, после непродолжительного затишья, меня снова куда-то поднимает какая-то сила... Наверное, поэтому я собираюсь в кругосветное путешествие.
   Генри деликатно коснулся руки Джона и высказал свой диагноз:
   - В психиатрии - только вы не пугайтесь этого слова - есть такое понятие как "состояние фуги".
   - Чего?
   - "Фуги"... Это когда человек не отдает отчета в своих действиях, его охватывает жажда передвижения, жажда перемены мест. Человек, находящийся в состоянии фуги может уехать на край света, скитаться Бог знает где, а через несколько лет, когда фуга выдохнется, спросить себя, с какой целью я мотался по свету? И не найдет ответа. Но ответ есть. Состоянию фуги обязательно предшествует сильнейшее нервное потрясение.
   - Это правда?
   - Сколько угодно таких случаев...
   - И как она лечится, эта фуга Баха?
   - Вы иронизируете, это хороший признак. А лечит её единственно время. Как говорится, время - хороший доктор.
   - Время... Хотел бы я знать, что это такое?.. Да... Но вот однажды, уже живя здесь, я как-то отправился на рыбалку. Аниту по каким-то причинам со мной не было. Я шел под парусами один...
  
  
  
   Глава 21
  
   Стоял ослепительно ясный день. Дул ровный сильный ветер. Яхта прыгала с волны на волну, как летучая рыба. Джон сидел у штурвала, глубоко дыша свежим морским воздухом, время от времени стирая с лица соленые брызги. Иногда какая-нибудь особенно дерзкая волна окатывала пустую палубу. Вдруг прямо по курсу в воздухе появилась серебристая точка. Она росла, приближалась. Джон подумал, уж не вертолет ли Береговой Охраны летит?..
   Пока он думал да гадал, летательный аппарат приблизился, и стало видно, что это не вертолет и не самолет, а вообще черт знает что. Скорее насекомое. Причем гигантских размеров. Наверное, такие водились на первобытной Земле в ранний каменно-угольный период. Из школьной программы Джон помнил, что были гигантские стрекозы с размахом крыльев до полутора метров. Это тварь не была стрекозой. Она была похожа на муху. Это была огромная белая муха. Ну, просто ОГРОМНАЯ! Не менее трех футов в длину имело её тело. А размах крыльев невозможно было точно определить, потому что крылья находились в движении. Они, крылья, трепетали с такой скоростью, что почти растворялись в воздухе, виделось только нечто размытое. Разумеется, такое большое насекомое изрядно весило, и махать крыльями ей приходилось с бешеной силой. Иначе она бы просто не смогла лететь. Вообще-то, по логике и законам гравитации она и не могла летать. Но вот летит же, кружит же, жужжит же. И пируэты совершает быстрые, характерные для обычной мухи. Удивительно, должно быть, сильное существо.
   Супермуха, однако, все-таки устала (еще бы, сколько миль она преодолела, летя со стороны открытого океана?) и пошла на посадку. Она уселась на бушприт, потом, быстро перебирая лапками, перебралась на носовую палубу. И сразу развернулась головой навстречу ветру, чтобы в случае чего, моментально взлететь. Умная тварь. Впрочем, здесь не ум, а инстинкты.
   Закрепив штурвал, Джон Кейн по-пластунски подобрался к мухе. Она не улетела, и это дало ему возможность внимательно её рассмотреть. Было такое впечатление, что он разглядывает насекомое через мощное увеличительное стекло. Огромные глаза с тысячами фасеток. Мерзкий хоботок с присоской и жалом на конце, как палка у слепого все время ощупывала местность вокруг себя. Длинные жесткие волоски на теле. Само тело омерзительно белой окраски. Смотреть на муху было тошно. Мухи - разносчицы заразы. Какую заразу несет на себе эта мохнатая тварь? Словно опровергая обвинения в нечистоплотности, муха стала производить моющие движения Понтия Пилата и протирать глаза, хоботок и жвала. Потом повертела головой. Она, несомненно, видела, что делается у нее за спиной. И, разумеется, видела Джона Кейна, распластанного на палубе, с мухобойкой в руке. Да, он сползал в каюту за мухобойкой, и теперь готовился нанести сокрушительный удар по твари.
   Вдруг муха сказала:
   - Привет, Джон!
   Джон Кейн отпрянул, словно перед ним ударила молния. Он был поражен, он почти задохнулся от удивления. Это невозможно, чтобы муха говорила! Случились две невозможные вещи - летающая гигантская муха, а теперь еще и говорящая. Насколько она близка в родстве с говорящими попугаями? Впрочем, и скворцы говорят. Но муха не может говорить, пусть и гигантская. Чем она издает звук? У насекомых нет легких. Звуки они издают механическим путем, а не пневматическим. Тогда чем? Этими мерзкими жвалами, которые все время шевелятся у нее под хоботком?
   - Ты разве меня не узнал, а, Джон?
   Муха говорила с тем акустическим эффектом, какой выходит у человека, когда он надевает на голову пустое ведро. Вот так: бу-бу-бу! С металлическим отзвуком.
   - Ты разве меня не узнал, Джон? - и тварь захохотала - бу-бу-бу!
   - Ты кто? - прохрипел Джон. У него пересохло горло.
   - Я твой приятель по Нью-Йорку. Помнишь, предлагал тебе сделку?.. А вообще-то у меня много имен. Это зависит от образа, который я на время принимаю. Например, когда я в образе белой мухи, меня зовут Вельзевул. А когда я...
   - Ты - дьявол?! - Джон вскочил на ноги. - Изыди!
   - Черт меня побери, - сказал Вельзевул, - ты орешь, как пьяный ирландский священник после очередного загула, которого утром будит его ночная подружка, которую он подобрал на улице, чтобы отпустить ей грехи.
   - Что тебе от меня надо, мерзкая тварь?
   - Какой же ты невежливый. А еще писатель. Я просто хотела, то есть хотел, поговорить с тобой на интеллектуальные темы. С кем же еще и говорить, как не с писателем. Кругом столько идиотов, словом не с кем перемолвиться. А мне есть, что рассказать. Сейчас я как раз лечу из России. Ты себе не представляешь, сколько там говна - хлебать не перехлебать... Да, но я вообще-то хотел у тебя узнать, может ты желаешь еще кого-нибудь замочить? Может ты, вкусив дешевого успеха, пожелаешь, наконец, что-нибудь серьезного. Например, нобелевскую премию по литературе, а?
   - Что значит - "еще"?! Разве я кого-нибудь убил? Почему ты говоришь - "еще"?
   - Не притворяйся дурачком. Ты прекрасно знаешь, о ком я говорю. Вспомни бездомного, на которого мы с тобой помочились...
   - Я на него не... Это ты...
   - Ну пусть будет так. Я его обоссал. Но после того случая ты однажды заглянул в эту вонючую щель между домами. Потом заглянул еще раз. Сначала ты дал ему денег, в надежде, что бродяга исправится и станет добрым членом общества. Но бродяга пропил твои деньги и оставался лежать все в том же дерьме возле мусорных баков. Когда ты в третий раз заглянул в этот проулок, следом за тобой туда зашли трое молодых хулиганов. В руках они держали бейсбольные биты. Ты приготовился отдать им свой кошелек. Но они не обратили на тебя внимания, прошли мимо. Они подошли к беспомощному бродяге. Бродяга попросил у них закурить. Они дали ему сигарету, подождали, пока он её выкурил, а потом забили бедолагу до смерти. Они просто расплющили, превратили его тело в кровавое месиво. Потом они помочились на труп и ушли, похохатывая.
   - Ну и причем же здесь я?! - вскричал Джон Кейн.
   - Как это причем? Свидетели показывают, что видели тебя с битой в руке.
   - Какие свидетели?!
   - Один негр-посудомойка вышел на заднее крыльцо ресторана, чтобы выбросить мусор и увидел тебя.
   - Это ошибка! Эти подонки, когда уходили, сунули мне в руки биту.
   - Так-так, это интересно, - с ехидством в голосе спросил Вельзевул. - И что было дальше?
   - Я убежал!
   - Ай-яй! Как нехорошо.
   - А что, по-твоему, я должен был делать?
   - Ждать полицейских и все им объяснить, как честный человек, дать описания преступников... - Вельзевул еле сдерживался от смеха.
   - Я, разве, похож на идиота! На бите были только МОИ отпечатки пальцев. Те подонки действовали в перчатках.
   - Ну ты хотя бы стер свои отпечатки, когда бросил биту?
   - Я забыл... Мне не до того было...
   - Ну как же так? Помнится, твои герои всегда так аккуратны, никаких отпечатков... а сам автор дает маху. Эх вы, писатели. Что касается фантазии, тут у вас все в порядке, а как до настоящего дела дойдет, так и садитесь в лужу.
   - Я никого не убивал! Эти подонки подставили меня.
   - Бедный мой кролик... А впрочем, тут надо разобраться. Давай подумаем: а не ты ли их вызвал?
   - Что за глупости ты несешь!
   - Ну не ты сознательно, но твое подсознание. Ты сдался. Ты потерпел поражение. Вспомни, твоего "Таксидермиста" отвергло издательство, и ты испугался, что все опять пойдет по кругу...
   - Неправда. Я послал его в другое издательство, и там взяли!
   - На твой роман обратили внимание только после того, как убили беднягу по твоей наводке. Ты принял мое предложение, и все пошло как по маслу. Тебя признали, и начался твой успех...
   - Врешь! После того, не значит вследствие того!
   - Значит, значит. И ты это знаешь. Или догадывался... Итак, я прилетел, чтобы продолжить наше плодотворное сотрудничество. Знаешь, скажу откровенно, мне нравится с тобой работать. Ты не столь прямолинеен, как некоторые, как твоя жена, например... Нет, ты артистичен. Все обставляешь так, будто ты здесь не причем. Ух, ты мой скромняга. Но я расшифровываю твои сигналы и получаю истинное удовольствие от этого...
   - Что за бред опять ты несешь!
   - Ну-ну, не скромничай. Я восхищен твоей методикой. Поздравляю с блистательно продуманной и проведенной операцией по устранению своей жены. Её, помнится, застрелил бывший любовник, какой-то байкер. Хорошее прикрытие, и имущество делить не надо...
   - Я понятия не имею, о чем ты говоришь! Я просто сочинил рассказ... который случайно совпал с реальностью...
   - Случайно? Точно такая же "случайность" постигла того жирнягу редактора, которому полоснули бритвой по горлу в двух шагах от собственного дома.
   - Ложь! Это не я!
   - Конечно, не ты. Какому-то подонку нужны были деньги на дозу. А редактор шел подвыпивши...
   - Мразь! Ты все врешь! Ничего этого не было!
   - Ну как же не было. Ведь газеты с сообщениями об этих убийствах ты бережно хранишь в своей каюте, в своем секретном ящике. Мысль материальна. Ты это знаешь. Если бы ты об этом не думал, да еще с такой страстью, да еще с таким талантом - этих преступлений не случилось бы. Итак, на твоей совести трое человек. И это только начало. Ха-ха-ха! Бу-бу-бу! То ли еще будет! Бу-бу-бу!
   Джон Кейн замахнулся мухобойкой. Это была пластиковая трость с дырчатым блином на конце. Скорее это были сужающиеся круги, пересеченные двумя перпендикулярами. Таким образом, ударная часть мухобойки была похожа на некий прицел - круги и перекрещенные прямые. А перекрещенные прямые - это крест. Муха отползла. Но Джон все-таки ударил. И попал Вельзевулу по заднице. Там, где у насекомых обычно бывает дыхательные отверстия (То есть они дышат жопой). Тело Вельзевула задымилось в месте соприкосновения с мухобойкой. На коже остался ожог в виде креста. Ужасно, до тошноты, завоняло паленой шерстью и горелым мясом.
   Гигантская белая муха взлетела, развернулась в воздухе и атаковала Джона. Он выставил мухобойку уже сознательно, используя её как святой крест. Может быть, это было до некоторой степени богохульством, но иного креста у него под рукой не было.
   Хоть и импровизированный, но христианский символ сработал. Муха отлетела как от хорошего удара в стекло. А, может, все-таки мухи боятся мухобойки, чем символа христианства? Так или иначе, тварь вскоре улетела и больше не вернулась.
   Джона Кейна подобрали рыбаки. Его обнаружили лежащим на палубе мертвецки пьяным, когда его яхта, ни кем не управляемая, чуть не столкнулась с рыбацкой флотилией. Кое-как пьяного миллионера привели в чувства, отбуксировали его судно в порт. Оставили его отсыпаться в каюте.
  
  
   Он лежал на постели, глаза его были открыты. Он разглядывал чуть выгнутый вовне потолок каюты, обшитый красным деревом; тонкие, но прочные поперечные балки из крепчайшего дуба. И пришла ему в голову мысль, что каюта похожа на гроб. Я живу в плавающем гробу, подумал он.
   Нет, решительно отверг он. Это плохие мысли. Это не гроб, это - моя яхта, это мой дом, другого у меня нет. И сразу стало легче на душе. Он себя успокоил. Мы всегда, почти всегда себя успокаиваем. Так и живем - успокоенные. Заключив сделку с совестью.
   Через иллюминаторы светило заходящее солнце. По стене каюты, обшитой благородным деревом, медленно полз луч света. Дерево светилось. В луче, похожем на кинопроекторный, плавали пылинки. Среди пылинок плавали еще более мелкие, невидимые глазу твари. Если на них взглянуть через микроскоп, то увидим их мерзкую щетину, зазубренные лапки, шевелящиеся челюсти...
   Сначала мы делаем одну маленькую подлость, которую никто, кроме нас самих, не заметит, потом - другую, побольше, и вдруг однажды замечаем, что наша подлость никуда не исчезает. Она имеет свойство расти, превращаясь в некую тварь. Эта тварь видом у всех разная, она растет, достигает гигантских размеров. И тогда все наши подлые поступки становятся видимыми во все своей мерзости...
   Он старался не думать о столкновении с гигантской мухой, старался убедить себя, что это был сон, бред или пьяная галлюцинация. Но мысль сама выползала из темных закоулков сознания, шевелила своими гадкими лапками, выставляла себя на обозрение. Джону в голову закралась крамольная мысль: такое могло быть наяву, но только не в этой, а в какой-то иной реальности. В каком-то смежном пространстве-времени, в которое мы иной раз попадаем на время... В другой проекции мира. Ведь мир неоднозначен. Он и вправду многогранен.
   Надо что-то делать, подумал Джон. Ведь я и вправду виновен в смерти всех тех людей, о которых упомянул Вельзевул. Косвенно, но виновен. И вот я уже стал союзником дьявола. Джон вспомнил, что Вельзевулом в мистических книгах именуется ближайший соратник Сатаны. Чаще всего его изображают в виде огромной белой мухи. Сволочь! Дьявольское отродье! Почему он с самого начала привязался именно ко мне? Ведь я тогда был невинен... Невинен?
   Впрочем, все это чушь. Никакого Вельзевула нет, а есть тварь по имени СОБЛАЗН. Вот бич человека. Соблазн. Впрочем, есть более точное слово, с библейских времен - ИСКУШЕНИЕ. Еще Иисуса искушали. Но он устоял. А я... всему виной мое болезненное честолюбие.
   Джон Кейн встал с кровати, поддел пальцами ступни край ковра и толкнул начавшую сворачиваться мягкую трубу. В полу откинулась квадратная деревянная панель, когда Джон нажал секретную кнопку на пульте. Вниз уходила лестница из полированного дерева вишни. Джон спустился в трюмное отделение яхты - довольно тесное пространство, зажатое сужающимися к килю бортами. Трюм в принципе тянулся от носа до кормы, но был перегорожен переборками. И в эту часть трюма ни откуда нельзя было попасть, только из спальной каюты. Здесь Джон оборудовал убежище на всякий непредвиденный случай, на случай ночного нападения и так далее. Тут была раскладная двухъярусная койка, узкое, но мягкое рабочее кресло. Перед креслом - небольшой откидной столик и запасной пульт управления всеми системами судна. Компьютерная система с четырьмя плоскими мониторами, на которые выводилась видеоинформация, транслируемая с нескольких замаскированных видеокамер. Находясь здесь, Джон мог просматривать и контролировать все судно. Была даже телекамера, установленная в корпусе ниже ватерлинии. Так что он мог наблюдать подводный мир. Джон частенько здесь сиживал, наблюдая, как играют дельфины, как они легко и неустанно несутся впереди судна, не отставая и не обгоняя, весело помахивая горизонтальными хвостовыми плавниками, грациозно изгибая свои резиново-гибкие туловища, на которых играли световые змейки.
   Джон включил экраны, и открылась перед ним подводная панорама. Сверху сочился чистейший зеленый свет, профильтрованный водной массой, который пропадал с глубиной, синел все более, переходя в сумерки, в черный страшный мрак.
   Облитый подводным зеленоватым светом, Джон походил на капитана Немо, задумчиво мчавшегося сквозь морские глубины, к известной только ему одному цели.
   Джон открыл тайник, где находился стальной ящик с эмблемой из переплетенных букв "J" и "K" на крышке. Когда колесики кодового замка встали, как положено, щелкнул запорный механизм. Джон поднял крышку. Внутри лежали аккуратно сложенные сертификаты, акции нефтяных компаний, пачки американских долларов, несколько слитков золота... Среди этих человеческих сомнительных ценностей покоилась толстая потрепанная папка. Он купил её еще в те времена, когда никому не был известен как писатель. В эту папку он сначала складывал черновики. Когда вышла первая рецензия на его книгу, он переложил (а потом и выкинул) черновики, а эту папку использовал исключительно как хранилища отзывов о своем творчестве.
   Он вытащил её на свет Божий, как свой тайный грех, положил на столик. Открыв верхнюю обложку, он вдохнул слабый запах плесени и застоявшегося времени. Внутри, прижатые мощной пружиной, лежала пачка пожелтевших от времени бумаг. Это были вырезки из газет. На первой вырезке сверху красным фломастером было написано его рукой "Нью-Йорк Таймс...", и стояла дата. Значит, заметка из "Нью-Йорк Таймс".
   Он отжал пружину, вынул и развернул хрупкий лист с неровными краями, разгладил и стал читать:
  
   "На литературном горизонте американской литературы взошло новое светило (идиот, обозлился Джон на журналиста, даже писать толком не умеет). Пока оно еще представляет собой лишь маленькую звездочку, но очень скоро эта звездочка превратится в звезду первой величины. Поверьте моему опыту, уважаемые дамы и господа, начинающий писатель Джон Кейн еще покажет себя во всем блеске. Его первый роман "Таксидермист", написанный в экспрессивной манере..."
  
   Ну и так далее. Вторая заметка, третья, четвертая... Градус хвалебности все нарастал. "Таксидермист" бьет все рекорды по продаваемости. В списке бестселлеров он занимает первое место уже пять недель, невероятный успех!..
   И вот уже следуют глянцевые обложки с его портретом и глянцевые слова сопровождают фото.
   А вот маленькая заметка, вышедшая чуть раньше периода успеха:
  
   "...найдено тело шестидесятидвухлетнего Райана Букса, белого мужчины, без определенного места жительства..." - Джон Кейн перепрыгнул взглядом на соседние строчки: "...бейсбольными битами... размозжили череп... на теле множественные..."
  
   Джон Кейн перелистнул еще несколько заметок.
   Это были хвалебные рецензии и отзывы на фильм "Таксидермист", снятый по его одноименному сценарию кинокомпанией "Сан-Тренси пикчерс продакшн" и на его второй роман "Застенчивый убийца". Вся эта сладкая смесь, весь этот медок, сахарок и патока, предварялись заметкой о зверском убийстве известного редактора и владельца издательства "Найт стар".
   Далее шли рецензии на его, Джона Кейна, последующие книги. Все чаще мелькали нелицеприятные тирады о том, что фантазия Джона Кейна слабеет, что он исписался. Голоса завистников звучали все громче, грозя его славу, приобретенную кровью и потом, обернуть профессиональным крахом.
   Тогда-то, в эту решающую минуту он подшил к делу еще одну заметку.
   "Вашингтон пост" писала:
  
   "...прекрасная пора середины жизни... Её талант был в самом расцвете, когда грубая рука ревнивого подонка оборвала жизнь замечательного художника... Трудно поверить, что убийца ожидал пятнадцать лет, чтобы отомстить, проявив поистине крокодилово терпение...
   ...едва выйдя из тюрьмы, опять совершает преступление... пять выстрелов, в том числе два в голову, три - в различные части тела... стрелявший средь бела дня... её окровавленное тело лежало среди осколков разбитой витрины... шел дождь, как будто сама природа оплакивала знаменитую мастерицу кисти Джулию Мэйберри..."
  
   Тут же была еще одна вырезка. Из другой газеты. Интервью с убийцей, бывшим мужем "гениальной художницы".
  
   "Корреспондент. Ваш поступок трудно понять. Целых пятнадцать лет (!!!) вы не видели свою бывшую жену. Неужели вы так мстительны, столько времени копили злобу... Чем она пред вами уж так провинилась?
   Обвиняемый. Понимаете, тут такая штука. В психологии - а я в крытке почитывал всякие книжечки, - есть такое понятие, как "отложенное общение". Оно означает, что если вы с другом детства, например, не виделись сорок, скажем, лет, то когда вы случайно столкнетесь, то начнете свое общение ровно с того момента, когда расстались. Короче, совсем просто, если вы встретите друга детства, с которым вместе сидели на горшке, то начнете вы свое общение с разговоров о горшках. Теперь ясно?
   Корреспондент. Это любопытная информация. И все же. За что вы её убили?
   Обвиняемый. Этот свистун из "Вашингтон пост" наврал, что, типа, я только вышел и сразу пришил бывшую жёнушку. Не сразу. Пять лет прошло, понял?.. Ну, увидел её портрет в журнале, её глянцевую морду. Ну, обидно стало. Она, блин, миллионы гребёт. А я, выходит, полное дерьмо... никлы сшибаю на выпивку... А кто её из дерьма вытащил? Я её подобрал на дороге, понял?.. И вот такая благодарность... Видит Бог, я не хотел её убивать... Но она, оказывается, не только сама в порядке, но и замужем за известным писателем, а у меня все подруги шлюхи и пьяницы... ну, короче, у нее все намази, а я опять в полном дерьме... Ну, разозлился...
   Корреспондент. Вы её выследили?
   Обвиняемый. Да не следил я за ней. Просто так масть легла... Шёл дождь, я укрылся под навесом одного модного женского бутика. И тут подъехала она на своей крутой тачке. Я ей говорю: "Привет, Джулия! Тебя трудно узнать... Как странно, мы все время встречаемся на дороге...".
   Корреспондент. Ну и что она?
   Обвиняемый. А она , дура, как заорет: "Полиция! Полиция! Убивают!" А у меня, когда я слышу слово "полиция", моя пушка сама в руку вскакивает...
   Корреспондент. И сама стреляет...
   Обвиняемый. Ну, не знаю... Словно это не я сам... а какая-то тёмная сила меня заставила... Я даже не сразу понял, что произошло...
   Корреспондент. И что было дальше?
   Обвиняемый. Потом подвалили копы и уложили меня двумя выстрелами... Но мне повезло, в больнице я выжил.
   Корреспондент. А вот Джулии не повезло...
   Обвиняемый. Мне очень жаль. Ей-богу, жаль..."
  
   После убийства жены Джон вновь оказался на гребне успеха. Ошеломительный вал хвалебных статей о его новом романе "Глас вопиющего", экранизация которого принесла Джону Кейну баснословную кучу денег и взметнула очередную волну славы... Ну и так далее.
  
   Джон Кейн сложил заметки в папку. Взял с полки коробку с патронами. Вынул оттуда два патрона с крупной дробью (сразу из двух стволов, чтобы наверняка, подумал он), положил их в карман.
   С папкой под мышкой он поднялся из убежища в спальную каюту. Закрыл люк, пнул рулон ковра, который, раскатился и закрыл тайный вход. Из спальни Джон направился в кают-компанию, опустился на корточки перед модным камином. Это был высокий цилиндр, поставленный вертикально, изготовленный из металла толщиной в броневой лист, с прозрачной лицевой стенкой. Блестящая гофрированная труба выходила из стальной округлой макушки, тянулась кверху, исчезала из виду, пробив потолок солона.
   Джон открыл прозрачную стенку, сдвинув её вверх по полозьям вдоль цилиндра, положил папку в камеру сгорания, выдвинул заслонку трубы и поджег листы, выпирающие из-под картонной обложки. Когда пламя занялось, он закрыл лицевую стенку и, оставаясь на корточках перед камином, тупо смотрел на гудящий огонь.
   Потом он снял со стены ружье.
   Сунул руку в карман за патронами.
   Знакомые шаги прошелестели по палубе, в солон спустилась Аниту.
   - Ты зажег камин, как здорово!
   Она уселась на шкуру зебры, расстеленной перед камином. Весело посмотрела на огонь, на Джона, на его ружьё. Он все еще держал его, тупо глядя на стволы, только успел вынуть руку из кармана, так и не коснувшись смертоносных цилиндриков. Аниту его взгляд истолковала по-своему.
   - Не беспокойся, я его уже протерла, вчера, и даже смазала кокосовым маслом.
   - Девочка, сколько раз я тебе говорил, что оружие нельзя смазывать кокосовым маслом, только специальным ружейным. Там же все засохнет коркой. Вот захочу выстрелить, а стволы разорвет...
   Только сейчас Аниту заметила, что с её Джоном не все в порядке. Такой Джон её не нравился, он её пугал. Она подошла и отняла у него ружье, повесила его на стену. Потом спросила:
   - Чем я могу помочь тебе?
   - Как ты здесь, в Онаэгане, оказалась? Ты же была в деревне на атолле?
   - Тебя долго не было, вот я и приехала. На катере.
   Ну да, Кейн ведь знал, что острова связаны регулярным морским сообщением. Каждое утро и вечером пассажирские морские катера посещают все острова архипелага.
   Джон обнял Аниту.
   - Ладно, дорогая, не обижайся. У меня, как у всех писателей, очень дурной характер.
   Аниту знала, что у него вспыльчивый характер. Он мог взорваться как вулкан, но быстро успокаивался и вот он уже ласковый, как морской бриз.
   - Ты хочешь заняться со мной любовью? - спросила Аниту.
   - Пока только платонически. Я весь обессилил, как рыба, вытащенная из воды.
   - Ты просто голоден. Сейчас я приготовлю обед и накормлю тебя.
   - Спасибо, родная, - сказал Джон. - Ты спасла меня от смерти... голодной.
  
  
  
   Глава 22
  
   Из бара "Гавана" они вышли последними, когда все "наши" куда-то расползлись. Едва раскаленная небесная сковородка скатилась в океан, как наступила тропическая ночь. Джон проводил доктора до угла, где пересекаются рю Пикар и Портовая. Кроме галогеновых фонарей здесь светила вывеска спортивного магазина "Жак Кусто" (все для подводного плавания) да банкомат "Сосьете Женераль".
   Доктор подавленно молчал. Теперь он знал тайну Джона. Теперь они были больше чем друзья, они были своего рода сообщниками. И даже впервые перешли на "ты". Выслушав исповедь писателя, доктор сказал:
   - Скажу честно, я не знаю, что ответить на твою историю и как её объяснить - рационально или мистически. Я агностик и к тому же медик... и вот как медик, я уверен, что твое психическое здоровье значительно улучшилось. У тебя был слом, но ты его преодолел. Это очень хорошо, что ты сжег папку, это аутодафе очистило твою душу...
   Уилсон взял такси-электрокар. Садясь в это стеклянное яйцо-на-колесах, дал последний медицинский совет:
   - Знаешь, куда тебе надо поехать?.. раз уж зовет труба... Только не в кругосветку. Это тебе не поможет, а только усугубит... Тебя полностью излечит поездка в Россию.
   Джон открыл рот от такого неожиданного совета. Действительно, как это он сам до этого не додумался.
   - А может, вместе поедем? - предложил он доктору.
   - Боюсь, мои бронхи отвыкли от холода. А ты поезжай. В сакральные путешествия надо пускаться в одиночку.
   Dosvidanya, tovarishch!
  
   Крупные южные звезды, как россыпь алмазов, сияли на черном бархате неба. Джон подумал, что подобной избитой фразой он никогда бы не начал главу. Но звезды действительно были крупными и сверкали на небе, как россыпь брильянтов, так что ж тут еще выдумывать. Здесь нет поблизости мельничного колеса, нет плотины, и осколок бутылки не блеснет под луной. Если что и блеснет на крупном песке пляжа, так это пустая алюминиевая банка из-под пива. Да и ту утром подберет мусорщик. Чехов здесь тоже писал бы иначе.
   Алисия Ферэрра вышла из морских волн, как Афродита из пены. Только это была слегка состарившаяся богиня. Зато голая. Алисия научилась не стесняться наготы у местных жителей. Она легла на песок у ног Джона, как недавно на палубе лежала Аниту.
   У Алисии, особенно когда она находилась в горизонтальном положении, груди хорошо держали форму. Синьора Ферэрра слегка замерзла, поэтому соски её, смотрящие вверх, удлинились и на вид казались твердыми. А может, они затвердели по другой причине.
   Джон сел на песок, провел ладонью по груди женщины, стирая капельки воды, сжал упругую, сначала прохладную, а потом все разогревающуюся округлость. Алисия закрыла глаза и чувственно вздохнула. "Согрей меня", - прошептала она. Он навалился на нее, как был - в одежде - и сжал в объятиях. Их губы слились, языки страстно соприкоснулись и переплелись. "Как Чехов на пляже в Бирме с аборигенкой", - машинально подумал Джон.
   Она расстегивала ему намокшую рубашку, шорты. Потом двумя руками, как она любила, взяла его напрягшийся член. Горячие губы обхватили головку, тонкие чуткие пальцы щекотали яички. Французский поцелуй продолжался долго. И вот он вошел в нее, распластанную на песке. Они двигались навстречу друг другу синхронно, со сноровкой давних любовников. Впрочем, так оно и было. Ведь Ферэрра была первой женщиной, которая отдалась Джону, когда он прибыл на главный остров. Это потом Джон уехал на атолл, а Алисия осталась в столице архипелага. Она не любила дикий образ жизни. У них не было особых душевных отношений, только секс. Поэтому и расставание не было мучительным.
   Их встреча была странной и потому - закономерной. Джон сидел в ресторане на Океанском бульваре, официант принес ему записку "от вон той дамы". В записке - бумага в мелкую клеточку из блокнотика - зеленой пастой было написано: "Никаких отношений, только секс. Алисия". И был номер телефона. "Паркуа па?", по-французски подумал Джон, тем более, что дама была брюнеткой.
   Сегодня Джон впервые изменил Аниту, впервые за последний год. Но, кажется, Аниту это не считает за грех. У них в деревне невиданная для европейца свобода половых отношений: брат может переспать с сестрой, отец с дочерью...
   Джон вдруг похолодел от мысли, которая ему почему-то до этого не приходила в голову.
   - Не останавливайся! - вскричала Алисия, - молю, не останавливайся!
   Он продолжил уже как бы из чувства некоего долга. Он долбил ненасытную вагину Алисии, чтобы побыстрей закончить акт. А она все не кончала, она, наоборот, только разогрелась и вскрикивала как-то однообразно: "о-хо-хо! о-хо-хо!" Наконец, когда уж Джон потерял всякий счет времени, Алисия зарычала и вонзила острые ноготки в его спину и потянула вниз. Это означало, что у нее начался оргазмический прилив.
   Джон подумал, что он, как писатель, для полноты знаний о человеке хотел бы испытать женский оргазм. Какой он? Когда они поженились с Джулией и проводили половые эксперименты, она рассказывала, что вагинальный оргазм сначала играет далекими приливами и отливами, приближается как гроза, а потом вдруг пронзает как молния от матки до макушки головы и длится, длится, длится, всю тебя затопляет, а потом снова играет приливами и отливами, но уже неспешно удаляющимися. И вдруг, при изменении положения тела, иногда приходит вторая волна. Эту, вторую волну, очень любила Джулия и огорчалась, когда она не приходила...
   "Ну и в чем разница? - спрашивал Кейн, - мужской оргазм тоже приближается как бы издалека, тоже затопляет и удаляется..." - "Разница в том, - объяснила Джулия, - что мужской оргазм сосредоточен снаружи (хотя конечно все происходит в мозгу, но проецируется по-разному), а у женщин оргазм бушует глубоко внутри. Отсюда он и глубже и острее, и дольше". - "Жаль, что я не смогу приобщиться к этой благодати". - "И не надо, а то станешь педиком". - "Давай, лучше поймаем еще одну волну". - "Я хочу на ковре". - "А ты его чистила?" - "С утра пылесосила". - "Ну давай. Кама-сутра, позиция номер 68-я..."
  
  
   Далеко от берега во тьме сиял иллюминацией круизный лайнер: то ли удаляющийся, то ли приближающийся. Бухал прибой. Шелестели шевелюры пальм под бризом.
   - Может быть, пойдем ко мне в отель? - спросила Алисия, когда они одетые сидели на песке и курили.
   - Знаешь, Алисия, я, кажется, отсюда уеду.
   - В Нью-Йорк?
   - Нет.
   - А-а, в кругосветное плавание?
   - В Россию.
   - Что?! Да ты с ума сошёл, Джон. Там же этот, как его... ГУЛАГ, кажется... И потом снега, метели. Медведи, наконец.
   - А ты знаешь, что говорят русские про твою Бразилию?
   - Что? - Алисия заранее прищурила глаза, ожидая какую-нибудь гадость.
   - Что Бразилия - это страна, где много диких обезьян. Это я один русский фильм смотрел...
   Алисия долго хохотала, так что стала икать.
   -- Кто им сказал такую глупость?
   - Тот же, кто сказал тебе про Россию.
   - Когда же ты уезжаешь?
   - Я еще не решил. Но как решу - сообщу тебе первой.
   - Ну так что, останемся здесь или пойдем в отель? - Алисия томно потянулась.
   - Нет, пожалуй, пойду в свой ковчег.
   - Хочешь, чтобы я пошла к тебе?
   - Не подумай, что я ищу отговорки, но у меня там мальчик спит.
   - Какой мальчик?
   - Брат Аниту. Мы с ним сегодня по городу гуляли и все такое... - Джон бросил окурок. Волна слизнула его длинным языком и уволокла в прибой. - Тебя проводить?
   - Зачем? - усмехнулась синьора Ферэрра. - Я так разохотилась, что мне сейчас никто не страшен... А вот и провожатый! - вскричала она. - Мониту! Эй! Иди сюда!
   Из воды, зажав под мышкой разукрашенный борд, вышел местный Пушкин (опять руссизм, подумал Джон, всё, всё зовет меня туда), курчавый, смуглый, молодой, сложен как олимпиец. И гениален, черт побери!
   - Вот с кем я встречу зарю, - бесстыдно сказала синьора Ферэрра и повисла на руке поэта-сёрфингиста. - Не так ли, Мониту?
   - Си, синьора,- кивнул мокрой кудлатой головой олимпиец.
   - Как вы плаваете в темноте? - обратился Джон к Мониту только для того, чтобы замять эту бордельную ситуацию.
   - Плавает merde*, а я катаюсь, - ответил Мониту. [*дерьмо (фр.)]
   - Извините, я неправильно выразился. Как вы катаетесь в темноте?
   - Море светится, - лаконично ответил поэт.
   Алисия Ферэрра потянула за руку молодого человека в сторону отеля. Они пошли по пляжу встречать зарю у нее на лоджии, а он пошел к причалу, где стояла его яхта.
  
  
   Сторож причала, малый из местных (то ли 30-ти, то ли 60-ти лет - белому очень трудно определить возраст аборигена, когда тот одет), приветствовал Кейна со всем радушием человека под хорошим алкогольным кайфом. Утопал он в скрипучем плетеном кресле, а рядом с ним на табуретке стоял лоток со льдом, набитый жестянками с круговой надписью "Пабст". Кейн подумал, кто это такой расщедрился и так по-царски угостил мужика. Потому что у самого этого типа никогда не было денег на выпивку. Но тем не менее он всегда был навеселе.
   - Янки, угостись! - сказал мужик, вытягивая из охладителя полную жестянку.
   "Что-то новенькое в его репертуаре", -- подумал Джон. Обычно мужик говорил совсем противоположное: "Янки, угости". И его угощали. Но никогда так щедро, как сегодня. У него было никак не меньше ящика пива.
   Джон Кейн провел ребром ладони по кадыку, показывая, что сыт и пьян по горло. Сторож не обиделся. Ему же больше достанется. С легким пшиком открыл очередную банку, сделал хороший глоток и, вытянув шею, удовлетворенно рыгнул.
   Кейн пошел по дощатому бону к своей номерной стоянке. Его красавица яхта стояла ровно, умело расчаленная ребятами из причальной бригады Охама. Габаритные огни были погашены, кроме белого топового на верхушке грота, но палуба хорошо была освещена энергосберегающими светодиодами, укрепленными над кокпитом, по линии кают и на корме. Иллюминаторы же кают были непроглядно темны.
   Кейна кольнуло чувство брошенности. Он с теплом вспомнил, что обычно его возвращение из города приветствовал теплый оранжевый свет, льющийся из кают, и музыка играла, и Аниту встречала его, стоя на пороге, по обыкновению одетая только в свою шоколадную кожу...
   Едва Джон Кейн ступил на палубу своей яхты, как со стороны города послышались завывания сирен. По авеню Республики в сторону Президентского дворца промчались две, нет - три "амбуланцы", озаряя чернобархатную ночь вспышками бело-голубых огней мигалок. За ними пронеслись шикарный "шевроле", на котором ездит префект или супрефект (их писатель всегда путал), в сопровождении автомобиля жандармерии.
   Джон остановился в раздумье, что бы это значило? Потом вспомнил - сегодня же во Дворце идет прием - скромное суаре на 200 персон. Вот и вызвали медицинское и полицейское подкрепление. Событие-то не рядовое. Президент справляет юбилей - 50 лет! Приглашены все ВИПы, в том числе и он, Джон Кейн. Причем, приглашен лично Президентом. "Надо же, запамятовал. Пожалуй, Фунек был прав, ну и свинья же я".
   И кроме того - упустил единственное свое паблисити. Джон уже был как-то раз, почти сразу по приезде из Нью-Йорка, на суаре у президента. Получил там немало французских дуплетных поцелуйчиков. Вместе со всеми пел "Марсельезу" в весьма своеобразной местной интерпретации. Были фоторепортеры из "Фигаро", "Лё Монд", "Нью-Йорк Таймс". Репортер из "Нью-Йорк Таймса" взял у него интервью. О нем тогда еще писали...
   Но с тех пор, как американцы стали вытеснять французов, встречи такого уровня становились все скучнее и скучней, и Джон перестал появляться в Свете. Тусоваться среди тупоголовых послов и их фальшиво-любезных жен, занятие не из приятных. Из всего населения острова, с кем он мог осмысленно поговорить, это двое - местный поэт да доктор. Но они, очевидно, тоже не пошли. Вон поэт ушел с Алисией Ферэррой...
   По авеню промчалась еще одна "скорая". Однако. Наверное, кто-то из гостей отравился блюдом из морепродуктов. Тут водятся такие рыбки, что если их неправильно приготовить...
   Пока он так стоял, в том же направлении пронеслись несколько джипов с открытым верхом, битком набитыми жандармами. Они были вооружены до зубов. Кроме того, на каждой машине имелся крупнокалиберный пулемет, установленный на турели.
   А это уже что-то серьезное. Тут рыбкой не пахнет. Тут пахнет порохом. Уж не революцию ли они затеяли. Но кто посмеет предпринять государственный переворот, когда президента поддерживают американцы? Сейчас ведь не 59-й год, и Куакуйя не Куба. А, может быть, американцы разочаровались в Кулле и теперь его уже не поддерживают? Наверное, все-таки хорошо, что он не пошел на юбилей, мало ли какая там заварушка возникла...
   Рассуждая подобным образом, Джон спустился в кают-компанию, включил свет. Аниту, конечно, не было. Неприятно сжалось сердце. Потом вспомнил, что в каюте для гостей спит Оайе. Вот и хорошо, подумал Джон, будет не так одиноко. Однако лучшее средство от тоски - это работа. Сейчас он сядет за свой любимый стол из палисандрового дерева, откроет верный "макинтош" - и ...
   И в голове привычно стали возникать причудливые образы, рожденные недавними событиями.
   Алисия Ферэрра вовсе не та, за кого себя выдает. А, скажем, агентша Уго Чавеса. Специально была сюда заслана, чтобы уговорить президента Куллал Манолу отказаться от американской помощи и примкнуть к антиамериканской коалиции, возглавляемой Уго.
   Но президент отказался, и тогда она в него стреляла. Как близорукая Фани Каплан - в Ленина. А на пляж выходила (Алисия, а не Фани), чтобы обеспечить себе алиби. Все видели, во всяком случае, он, Джон Кейн видел, как она ушла с поэтом. Кстати, о поэте - молодой, горячий, может, он тоже революционер? Вполне вероятно, что они сообщники.
   Вот так придумал! Бедняжка Алисия, расскажи он ей о её роли в сюжете, она бы умерла со страху. Ну, разумеется, имена он изменит... Если вообще надумает это писать.
   Джон, стараясь не шуметь, чтобы не разбудить мальчика, зашел в спальную каюту - переодеться и засесть в кабинете. Но, когда он зажег там свет, то был потрясен открывшейся взору сцене. На ковре возле кровати лежали в крепких объятиях Аниту и какой-то незнакомый белый мужчина.
   Когда первая волна шока откатила, Джон понял, что дела обстоят куда как хуже. Мужчина прикрывался Аниту, словно живым щитом, удерживал её левой рукой, а в правой держал пистолет весьма зловещего вида. Длинный ствол был уперт в висок Аниту.
   Джон отметил, что девушка ведет себя на удивление спокойно, а вот мужчина явно паниковал.
   - Что здесь творится? - глупо спросил Джон Кейн. - Аниту, ты в порядке?
   Девушка кивнула головой и попыталась улыбнуться.
   - Как ты здесь оказалась? Опять на катере?
   - На вертолете. Маму забрали в госпиталь, но она не пожелала лететь без меня...
   - Вы кто? Хозяин яхты? - резко задал вопрос незнакомец.
   - Где Оайе?
   - Я отправила его вместо себя дежурить в госпитале...
   Джон и Аниту говорили на французском, и мужчину это стало раздражать.
   - Хватит болтать как лягушатники, черт бы вас побрал! - вспылил мужчина. - Говорите по-английски?.. Отвечайте на мой вопрос. Вы хозяин яхты?
   - Ну, допустим... - ответил Джон, переходя на родной язык.
   - Если не хотите, чтобы у этой девушки появилась лишняя дырка, по-тихому поднимайте паруса и направляйтесь в открытое море. Курс я укажу позже.
   Человек говорил с противной растяжкой гласных, с тем особенным южным акцентом, когда кажется, что у собеседника во рту протекает не меньше половины Миссисипи, и Джон понял, что имеет дело с соотечественником.
   - Пока вы не объясните, в чем дело, моя яхта не сдвинется с места, - объявил он, похолодев от собственной дерзости.
   - Послушайте, упрямый вы болван, я не вступаю в переговоры. Повторяю, если через пять минут яхта не отойдет от пирса, я вышибу мозги у этой черной крошки, а потом пристрелю вас.
   Пока незнакомец велеречиво произносил свои угрозы, Джон Кейн успел его разглядеть, как следует. Это был еще молодой человек, лет тридцати, спортивного телосложения, коротко стриженный. Он был одет во фрак и белую сорочку, соответствующие брюки и туфли. Этот наряд вполне подходил для великосветского приема. И еще Джон заметил, что незнакомец был бледен и время от времени морщился, как человек, которому сделали операцию по поводу грыжи, и он мучается от неловкого движения.
   - Вы, что ранены? - спросил Джон, надеясь выиграть время и что-нибудь придумать.
   - Да, я ранен... в живот, - человек скривился, уже не сдерживаясь. Рука его, державшая Аниту, убралась, очевидно, он зажал рану. Рука с пистолетом тряслась от напряжения, но ствол смотрел точно в цель. "Его надо заболтать, пока он не лишится сознание от потери крови", - "подумал Джон.
   - У вас осталось три минуты, - простонал человек и снова обхватил Аниту левой рукой. По черной груди девушки потекла темная жидкость, и это место влажно заблестело.
   - Аниту, как ты себя чувствуешь? Ты не ранена?
   - Нет, Джон, со мной все в порядке, - отозвалась девушка по-английски спокойным голосом.
   - Она, что, говорит по-нашему? - удивился человек. А со мной бормотала на своем наречии.
   - Вы полагали, что она дикарка? Она, mezhdu prochim, закончила Сорбонну, - соврал Джон.
   - А вы, я вижу, знаете русский язык.
   - А вы тоже им владеете?
   - Неважно. Скажите мне ваше имя.
   - Меня зовут Джон Кейн.
   Джон Кейн? Вы, случайно, не тот самый писатель, который написал романы "Таксидермист" и прочие?..
   - Тот самый.
   - Тем лучше. Тогда вы должны знать психологию человека в моем положении. И что он может натворить.
   - Мне не известно ваше положение. Расскажите.
   - Долгая история. Да и не вашего ума дело. А вот времени у вас осталось всего ничего.
   И он демонстративно вдавил ствол пистолета в висок Аниту.
   - Послушайте, долго вы так продержаться не сможете. Вам нужен врач и как можно быстрей. У меня есть знакомый доктор. Он англичанин и не связан с местным госпиталем, так что...
   - Англичанин? - человек опять скривился, не то от приступа боли, не то от идиосинкразии к англичанам.
   - Не хотите европейца, могу пригласить местного колдуна. Он прекрасно лечит своих соплеменников. Правда, я не знаю, умеет ли он заговаривать пулю. У вас пулевое ранение?..
   - Хорошо, черт возьми! - Человек побледнел, по его выпуклому лбу катились крупные капли пота. - Зовите своего англичанина, а то я не люблю эти местные барабаны.
   Едва человек произнес слово "барабаны", как издали донесся его бой. К одинокому барабану присоединился второй, потом - третий. Через несколько секунд там-тамы уже звучали по всему острову.
   - Что это? - всполошился человек.
   - Туземный телеграф, - с угрозой в голосе произнес Джон Кейн. - Что-то случилось экстраординарное. У русских в таких случаях "звонят во все колокола".
   - Пр-р-роклятые дикари! - застонал человек и отвалился от Аниту, но, опершись на локоть, держал её под прицелом. Левой рукой он зажимал рану на животе.
   - Ну, себя-то вы считаете цивилизованным человеком.
   - Хватит болтать, зови доктора!
   Джон Кейн задумался - незнакомец оказался более крепким человеком, чем можно было предположить. Но как же быть? Звать доктора, означает, подвергать его опасности. Не позвать его - подвергнуть опасности себя и Аниту. Времени на размышления, однако, не было.
   Джон достал из кармана мобильник - из меню выбрал номер доктора, при этом навел глазок видеокамеры на террориста и включил запись. Террорист, кажется, ничего не заподозрил, только приказал, чтобы Джон включил громкую связь.
   Доктор отозвался сразу.
   - Привет, Генри, это я, Джон Кейн. Извини, что беспокою в столь позднее время, но у меня возникла, большая проблема, нужна срочная медпомощь.
   - "Что с тобой случилось? Или что-то с мальчиком?"
   - С мальчиком и со мной - ничего, но на пляже я встретил знакомого писателя... Он прибыл из Нью-Йорка. Он первый раз в Онаэгане, пошел меня искать, но кто-то из местных его подстрелил...
   - Подстрелил? Из местных? - голос доктора выражал крайнее удивление. - Я не знаю ни одного города, где жители обладали бы такими мягкими манерами и были бы столь доброжелательны к другим людям, как здесь, в Онаэгане.
   Джон Кейн увидел, что человек навел на него пистолет.
   - Прогресс наступает, дорогой Генри, семимильными шагами, - вывернулся писатель. - Впрочем, я не утверждаю, что это сделали именно местные. Может, это дело рук какого-нибудь залетного. Сам видел, какие типы сюда приезжают...
   Доктор задумался, и это было хорошим признаком. Джон поднажал:
   - Короче говоря, ему очень плохо. Пуля попала в живот, нужны соответствующие инструменты, вероятно, обезболивающее... ну, не мне тебя учить...
   - "Почему бы его ни госпитализировать?"
   - А ты разве не слышишь там-тамы? Что-то случилось в Президентском Дворце. Туда уехали все медбригады. Они мне сказали, что могут приехать только часа через два-три. Сам понимаешь, что за это время мой приятель может скончаться от потери крови.
   - "Хорошо, я сейчас приеду. Вы где находитесь?"
   - У меня на яхте. Поспеши, пожалуйста.
   - "Положите пока на рану лед, я сей момент буду".
   Док дал отбой. Кейн спрятал телефон. Человек с трудом улыбнулся и сказал:
   - Браво, мистер Кейн! Вот что значит писатель. Сходу придумывает целый сюжет.
   - Вы позволите Аниту приготовить вам лед? Ручаюсь, она не сбежит.
   - Хорошо, что вы ручаетесь. Но если что - вы труп.
   - Аниту, возьми резиновую грелку, набей её льдом из холодильника и принеси сюда, - распорядился Джон Кейн.
   Когда Аниту, с проворством кошки, выскользнула из спальни, Джон уселся на край кровати и спросил:
   - Ну, теперь, когда мы остались одни, не могли бы вы, хотя бы вкратце, в общих чертах, сказать мне: кто вы, отчего оказались именно у меня на яхте? И вообще...
   - В общих чертах, я американец, - неохотно ответил человек. - И это все, чем я могу удовлетворить ваше любопытство. Я призываю вас как соотечественника, оказать мне поддержку. Обещаю, что за это я выплачу приличное вознаграждение...
   Видя, что Джон Кейн усмехнулся, заслышав о вознаграждении, человек невозмутимо продолжил:
   - Понимаю, что вы миллионер, но, думаю, что лишних денег не бывает. Сто тысяч долларов тоже неплохой роялти.
   - Насколько я вникаю в ситуацию, вы здесь вне закона?
   - Правильно вникаете. Поэтому двести тысяч - будет еще более приятной суммой.
   - Не надо торговаться, мы не на местном рынке. Я помогу вам бескорыстно, если вы поклянетесь, что не причините вреда Аниту и доктору. Он здесь вообще нейтральная фигура, как санитар на поле боя...
   - А вам?
   - Мы с вам противники, так что кому как повезет.
   - Храбрый парень. - Человек хохотнул, потом лицо его исказила гримаса. Болезненно напрягшись, он посмотрел на свой живот, картина красное на белом его огорчила. - Если вы гарантируете повиновение, тогда клянусь!.. Ну, где же ваша служанка?
   - Она мне не служанка, она моя жена, - с вызовом ответил Джон Кейн.
   - О'кей, пусть будет жена. Вам же хуже, если что... Да, кстати, отдайте мне ваш сотовый.
   - С какой это стати, - нахмурился Кейн. - Я же дал вам слово...
   - Давайте-давайте...
   Джон Кейн отдал свой телефон террористу, а тот удивительно ловко выкинул его в открытый иллюминатор. "Бульк!" - донеслось снаружи.
   - Вот так, - сказал террорист, усмехаясь. - Чтобы у вас не было соблазна с кем-нибудь связаться. Так же ставлю вас в известность, что ваша рация в рубке также выведена мной из строя. Вы всецело в моей власти. Понятно?
   - Понятно, - с грустью ответил владелец яхты.
   Пришла Аниту с ледяным компрессом и осторожно приложила его к животу незнакомца. Тот дернулся, перехватил левой рукой резиновую подушку со льдом и со стоном выпустил воздух через стиснутые зубы.
   - Аниту, - сказал Джон Кейн, - приготовь, пожалуйста, кастрюлю с горячей водой и чистые салфетки - сейчас придет доктор.
   Аниту упорхнула на камбуз. Незнакомец ухмыльнулся.
   - Я понимаю вас, мистер Кейн. Таких исполнительных жен среди американок не сыщешь. Ваша первая жена, извините, наверное, была стервой?
   Джон не стал отрицать и подумал, что разговор по душам смягчает террориста. Иногда его удается уговорить, сложить оружие. Правда, для этого необходимо иметь достаточно времени, а времени-то как раз и нет. Джон Кейн услышал, как к посту охраны причала подъехала машина, и вскоре раздались характерные шаги по доскам пирса. Они приближались...
   - По-видимому, вам придется отдать мне пистолет, - мягко предложил Джон, - иначе мы не сможем поддерживать мою легенду. А за доктора я ручаться не могу...
   Человек задумался. Шаги раздались на палубе.
   - Вам все равно придется нам довериться. Если вы потеряете сознание при операции...
   - А с чего вы взяли, что я его потеряю?
   - Ну, тогда я ничего не гарантирую... - развел руками Джон Кейн.
   - Зато я гарантирую каждому по пуле, если что-то мне не понравится.
   В каюту спустился доктор Стюард Найт.
   Он был в пластиковой накидке, с которой стекали капли воды. Кажется, на улице начался дождь. Док поставил на стул свой пузатенький саквояж и профессионально сказал: "Нуте-с, где больной?"
  
  
  
   Глава 23
  
   - В Фолклендскую компанию я работал под артобстрелом, и под пулями доводилось делать операции, но вот так, под прицелом, работал впервые, - сказал доктор, осторожно, но туго бинтуя волосатый, вымазанный в зеленке живот террориста.
   Кейну было ужасно стыдно за то, что он так подло подставил доктора.
   - Вы участвовали в войне за Мальвинские острова? - фальшивым голосом, спросил Кейн и понял, что опять дал маху. Англичане никогда не называют эти острова Мальвинскими, а только Фолклендскими. Доктор не ответил и даже не посмотрел в сторону хозяина яхты. Он разговаривал с больным, которому только что провел, по-видимому, успешную операцию по извлечению пули из брюшной полости в совершенно неприспособленных условиях.
   - Вам нельзя делать резких движений и напрягаться. Лучше всего расслабиться и постараться уснуть. Сон укрепит ваши силы... И в следующий раз... не бродите ночью по пляжу.
   - Спасибо, док, - хриплым голосом ответил террорист, - что спасли мне жизнь. Я вам никогда это не забуду.
   Джон Кейн подумал, что этот, надо признать, мужественный человек - во время операции не пикнул и не потерял сознания - настолько привык ко злу, что даже благодарность выражает в виде угрозы.
   - Ну что вы, это мой долг, - скромно ответил Генри Уилсон, взял свой саквояж и сделал движение в сторону выхода из каюты.
   - Присаживайтесь, док, - приказал террорист, было видно, что он с каждой минутой чувствует себя все лучше. - Нам предстоит долгий путь по океану, и без лекаря нам никак не обойтись. Мало ли, вдруг у меня начнется осложнение... И вот еще что, док... Подойдите к иллюминатору и выбросите в воду ваш телефон.
   Кейн подумал, что доктор начнет протестовать, но Уилсон молча и хладнокровно выполнил приказ. После чего террорист обратился к хозяину яхты:
   - Мистер Кейн, теперь, когда операция позади, вы можете поднять якорь и отчалить. Курс - Норд-Ост.
   - Гавайский архипелаг?
   - Да, примерно, так. И не забывайте об ответственности. Вы меня поняли. Ваш друг доктор останется при мне. А вы действуйте. Норд-Ост!
   Джон Кейн поднялся на палубу, собственноручно отдал швартовы. Поднял стаксель, и когда яхта, влекомая ночным бризом, отошла от причала, поставил грот и сел у штурвала. Выйдя из бухты, он по приборам взял направление норд-ост, и яхта, слегка накреняясь, пошла крутым бейдевиндом в открытый океан. Ночь впереди была непроглядная. Моросил мелкий дождик, ветер дул ровный, волна была умеренной. Берег, сиявший огнями, удалялся.
  

* * *

  
   Утро выдалось хмурым. Все так же моросил дождь. Джон Кейн, закутанный в непромокаемую накидку, посмотрел на паруса. Они были туго надуты, но насквозь мокрые. Впрочем, нейлон насквозь мокрым быть не может - просто мокрым. А значит, тяжелыми. Яхта накренилась еще сильней. Джон подправил курс, но паруса, потеряв ветер, заполоскались. Пришлось вернуться к прежнему азимуту.
   - Почему не точно держите курс? - спросил террорист, неожиданно возникнув за спиной Кейна. Джон Кейн оглянулся. Террорист выглядел здоровым, держался почти прямо. Только глаза были красными от бессонной ночи и на впалых щеках, вчера гладко выбритых, уже синела быстрорастущая щетина.
   - Ветер встречный, - отвернувшись к штурвалу, ответил Джон Кейн, - иду галсами.
   - А если моторы включить?
   - У меня в баках на донышке, - соврал Джон (пока движок не запущен, топливомер не работал). - Вы же не дали мне заправиться...
   - Ну, ну, - почти добродушно ответил террорист и прикрыл ладонью пистолет, чтобы его меньше мочило дождем.
   Он не расставался с оружием, как дитя с соской. Даже по началу конфисковал ружье, висевшее у Джон в каюте. Но потом, не найдя к нему патронов (о тайнике Джон, разумеется, молчал), бросил его в носовой трюмный отсек, запер люк, а ключ держал при себе. И еще он разбил рацию, которая была в рубке. Идиот паршивый!
   Что он задумал? Что ему надо? Эти и другие вопросы вертелись в голове Джона во время его одинокой вахты за штурвалом. Вообще-то можно было поставить автопилот и пойти спать, но террорист не разрешил. Сам мучился и других мучил своей подозрительностью. И, mezhdu prochim, правильно делает. Едва он уснет, Джон Кейн свяжет его и сдаст в островной комиссариат.
   Они не слишком-то расторопны, местные силы правопорядка. Если что-то где-то произошло, и преступники разбегаются с места преступления, надо было сразу задействовать береговую охрану, закрыть порт и стоянки, выслать патрульные катера. Может быть, потом они так и сделали. Но опоздали. Вот ведь он отчалил на своей яхте, и никто его не остановил. Неужели все так плохо, что им даже не до преступников. Может, там идет бой за Президентский Дворец? Впрочем, когда отчаливал, никакой пальбы слышно не было. Что совершил, этот странный, неразговорчивый человек со стальными нервами? За что получил пулю в живот? Нападал ли он или только защищался?
   А может, так:
   Террорист... нет, пусть он будет агентом АНБ, под видом гостя пробирается в Президентский Дворец. У него задание - убить президента Куллала Манолу. За то, что тот все чаще стал смотреть в сторону Южной и Центральной Америки, вместо того, чтобы смотреть в сторону Америки Северной. У США свои виды на архипелаг. А президент Куллал Манолу стал неуправляемым, поверив в сказочку о независимом государстве.
   Итак, агент под видом одного из послов, приближается к президенту, достает пистолет, стреляет. Президент убит или тяжело ранен. Начинается паника. Агент пытается скрыться, и ему это удается (ей-ей - бондиана!). На пристани его ждет скоростное судно, которое должно было взять его на борт после проведения операции. Все идет по плану. Агент на борту. Можно рвать когти. Но у напарника (он же, возможно, и ответственный за операцию) иное представление о благополучном финале операции. Ответственный напарник достает пистолет и стреляет в живот ничего не подозревающему товарищу...
   Нет, тут неточность. Профессионал не стреляет в живот, он стреляет либо в сердце, либо в голову. Так было и на этот раз. Но тот, кого хотели убрать, тоже был профессионалом, может быть, еще лучшим. Он успевает отбить оружие, но не до конца. И вот тогда пуля попадает ему в живот. По-видимому, он сам прыгнул за борт, иначе бы его добили. Агент ныряет и, сколько хватает дыхания, остается подводой. Ночь, ничего не видно, искать некогда, на острове поднята тревога, надо уходить, пока не поздно. Напарник надеется, что агент все-таки мертв, а раз так, то и концы в воду. Буквально.
   Можно считать, операция выполнена безупречно. Быстроходное судно уносится в ночи с веселым напарником. Он предвкушает награды и всяческие почести за блестяще проведенную операцию. И его не будет мучить совесть по поводу убитого им друга. Который, наверняка, выручал его из беды. Всякое бывало... Но служба есть служба. Приказ есть приказ. Еще до начала операции ответственный знал, что другом придется пожертвовать. Но в АНБ законы суровые. Ведь речь идет о безопасности лучшего в мире государства, оплота всего цивилизованного мира. Тут сантименты не уместны. Более того, просто преступны. О чем тут говорить? Агент должен умереть, и он умрет. Похороны пустого гроба с воинскими почестями - за счет государства...
   Джон Кейн вынырнул из писательского бреда, как ныряльщик, у которого кончился кислород в легких. "Агент АНБ" сидел в шезлонге на носовой палубе и, свесив голову на грудь, дремал. А, может, спал?
   Джон хотел было проверить, бросил штурвал и решил подкрасться к уснувшему. Но едва он сделал несколько шагов к намеченной цели, как очередной порыв ветра сбил яхту с курса. Паруса сразу заполоскало. От шума агент поднял голову. Потом повернулся к хозяину яхты и махнул рукой, указывая направление - мол, не спи за рулем, чудило, держи курс.
   Джон вернулся за штурвал, перевел яхту на правый галс, и продолжил свою фантазию.
   Агент хватал ртом воздух, не мог надышаться. Силы покидали его. Но рана, к счастью, оказалась не смертельной. Чудом он выплыл, взобрался на то, что первым попалось под руку. Эта была как раз кормовая площадка яхты "Барокка".
  
  
   К полудню Джон Кейн запротестовал. Он сказал, что смертельно устал и хочет спать. Но перед этим высказал свое возмущение.
   - Почему, черт возьми, вы не хотите идти на автопилоте?
   - Потому что, вы сами сказали, что идете галсами. А автопилот галсами вести яхту не может. Если мы долго будем идти по прямой, тем курсом, какой нам позволяет ветер, то сильно отклонимся от цели. Но вы можете идти отдыхать, - смилостивился террорист, я заменю вас.
   Чертов железный человек, недоумевал Джон Кейн. Он что, вообще не спит?! Ночью в каюте он точно не спал, боясь, что его убьют.
   Казалось, железный человек угадал его мысли, потому что ответил впопад:
   - Я уже выспался.
   - Когда, черт побери?!
   - Утром, в шезлонге. На воздухе прекрасно спится.
   - Но вы все время вертели головой, я думал...
   - Это автоматическая защитная реакция, выработанная специальными тренировками, чтобы сбить врага с толку. На самом деле, я спал, как сурок.
   - Но вы махали мне рукой!
   - Это я на несколько секунд проснулся, когда вы сбились с курса. Потом снова уснул.
   - Феноменально! - искренне удивился Джон.
   Террорист расхохотался, потом схватился за живот.
   - Идите, идите, - сказал он, - а то у меня от вас шов разойдется.
   Джон Кейн спустился в каюту. Доктор сидел у иллюминатора и невозмутимо читал книгу, взятую из бортовой библиотеки. Это был опус Томаса Де Куинси "Confessions of an English Opium Eater"*
   [*"Исповедь английского курильщика опиума" (англ.)
   На камбузе, было слышно, Аниту готовила обед. Джон вошел в спальную каюту, свалился поперек кровати и сразу заснул. Как агент АНБ.
  
  

* * *

  
   За дубовым столом сидел доктор и чинно ел фруктовый
   салат. На ночь он, соблюдая диету, много не ел. Вообще подумывал, не перейти ли в вегетарианскую веру. Но все не решался. Иногда сочный ростбиф (мягкий, с коричневой корочкой и розовый внутри) в обед все-таки перетягивал. А теперь доктор демонстративно молчал, и это Кейну действовало на нервы.
   Он уселся напротив доктора, минуту помолчал, не выдержал.
   - Послушайте, Генри...
   - Гр-м, - не то прокашлял, не то прорычал доктор, снимая губами с вилки кусочек ананаса.
   Подошла Аниту и поставила перед Джоном тарелку с овощным салатом и блюдо с разогретым в микроволновке мясом индейки, нарезанным аккуратными ломтиками.
   - Спасибо, Аниту, - сказал писатель. - А наш похититель уже поужинал?
   - Он придет, когда ты его сменишь на вахте, - ответила девушка. - Он наше не ест, готовит себе отдельно, сам отбирает продукты...
   - Боится, что мы его отравим? - спросил Джон, осторожно посыпая солью помидоры.
   - Наверное.
   - Вот тип, навязался на нашу голову. Что вы о нем думаете, а, доктор? Не как доктор, а как человек.
   - Гр-м, гр-м, - ответил Генри Уилсон, кладя в рот кусочек банана.
   - Не хотите разговаривать со мной? Ну и зря. Я такая же жертва насилия, как и вы, мой дорогой лекарь.
   - Гр-м, гр-м, гр-м, - ответил лекарь, кладя в рот кусочек киви.
   - Вы хотите сказать, что вам в жизни никогда не доводилось совершать подлости?
   - Гр-р-м!
   - И никогда не приходилось делать выбор между двух зол? Вы, который под пулями и артобстрелом оперировал раненых на ваших дурацких, никому не нужных Фолклендских островах. Вот вам задачка на моральный выбор. Вам на стол кладут офицера и рядового. Каждый нуждается в срочной операции. Но хирург только один - вы. Кому первому вы станете делать операцию? Офицеру или рядовому? Какие соображения перетянут в вашем решении? Усложним задачу. Рядовой - негр. Ну, ваше решение, доктор.
   Доктор молча положил в рот кусочек манго, прожевал его и спокойно ответил:
   - По крайней мере, я никого не подставлял под пули преднамеренно.
   - Не увиливайте от ответа. Я задал конкретный вопрос.
   - В условиях мирного времени ваша задачка не более чем софистика. Операцию станут делать сразу двум пациентам. А в условиях военных, чрезвычайных, гражданский моральный кодекс временно отменяется. Предпочтение отдается более ценной личности. В данном случае более полезен офицер. От одного солдата ничего не зависит. А потеря офицера, означает проигранное сражение на одном из участков фронта.
   Джон понимал, что его отношения с доктором перешли в новую, нехорошую стадию, и надо бы смягчить, но раздражение не унималось, требовало на ком-то сорвать злость. И поэтому Джон резко ответил:
   - Вы излагаете, как чертов робот. Я уже не говорю, что вы расист.
   - Я не расист. Я здравомыслящий человек.
   - Ну, если вы здравомыслящий человек, то ответьте, как можно считать своими острова, находящиеся на другом конце света, когда они расположены в ста милях, практически в территориальных водах другого государства, а?
   - Это вопрос политический, и меня, как врача, не касается.
   - Вот так вы и делаете выбор, да?
   - Вы говорите не как американец, а как проклятый русский коммунист. - Доктор скривился, раскусывая дольку апельсина.
   Джон удивленно взглянул на доктора, словно он нарушил неписаный этический закон: обзываться обзывайся, но не переходи моральные границы.
   - Я же вам говорил, что я отчасти русский.
   Доктор смущенно отвел взор и постарался исправить свою бестактность, пробормотал:
   - Не похоже. Просто вы - плохой американец.
   - А тот, что сидит за штурвалом и рулит сейчас моей яхтой, он хороший американец?
   - Я не знаю, что он совершил, поэтому судить не могу.
   - А хотите, я вам расскажу, что он совершил?
   Доктор недоверчиво уставился на писателя.
   - Он - агент АНБ. По заданию правительства США убил президента Куллала Манолу. Как вы считаете, он герой или проклятый убийца? Вот вам задачка номер два на моральный выбор.
   - Никого я не убивал, - ответил террорист, - это меня чуть не убили.
   Он стоял на пороге столовой, только что спустившись с палубы.
   - Кто за штурвалом? - спросил Джон Кейн.
   - Автопилот, - ответил террорист. Ветер сменился. Подул ровный боковой, теперь мы можем идти по прямой.
   - Вы будете есть с нами? - спросила Аниту.
   Террорист помолчал, размышляя, рискнуть или не рискнуть?
   - Да, если это вас не затруднит.
   - Присаживайтесь, - пригласил Джон Кейн на правах хозяина дома.
   - Благодарю.
   Террорист уселся за стол, точеный деревянный стул с подлокотниками скрипнул под ним. И без предисловий незваный гость начал рассказывать свою историю.
   По его словам, они с друзьями решили ограбить казино "Калипсо"...
   - Ну, конечно! - подскочил на стуле Джон Кейн. - Это казино находится в двух кварталах за Президентским Дворцом, черт побери! А я подумал, что машины с жандармами и "амбуланцы" едут в Президентский Дворец... Кстати, почему в казино уехало так много "скорых"? вы что, устроили там бойню?
   - Все шло нормально, мы уже почти подобрались к их кассе, пока в коридоре не натолкнулись на какую-то истеричку. Она не подчинилась команде заткнуться и лечь на пол. Стала кричать и звать на помощь. Тут из одной из комнат выскочил этот... сержант из местных... Ноно Мамун, кажется... Непонятно, что он там делал? Может, втихаря играл в карты... Короче, баба орет, сержант выхватывает пушку...
   - И вы прикончили женщину?
   - А что бы вы сделали на нашем месте?
   - Вряд ли я когда-нибудь буду на вашем месте.
   - Не зарекайтесь, писатель...
   - Ну, хорошо, я, на вашем месте, двинул бы ей в челюсть - и все дела.
   - Я так и сделал.
   - Молодец, вы мне начинаете нравиться.
   - Вы мне тоже.
   - Обменялись любезностями, - съязвил доктор. - Какая идиллия. Только учтите, Кейн, это нехороший симптом, это я вам говорю как врач, вы попадаете под влияния харизмы преступника...
   - Не мешайте, доктор... Ну: сержант выхватил пистолет, и что дальше? - с нескрываемым интересом спросил у рассказчика Джон Кейн.
   - Он выстрелил, не целясь. И, конечно, промахнулся. Как всякий полицейский, он стрелял неважно. Я выстрелил в ответ и попал ему в плечо. Специально, чтобы только вывести из строя. А не убивать. Он упал на задницу и опять выстрелил. С этой низкой позиции он и попал мне в живот. В горячке я умудрился выскочить из этого проклятого коридора. Я попал в игровой зал. Пробегая зал, я стрелял в потолок, чтобы поднять панику, и мне это удалось. Начался черт знает какой драп. Вот тут многие пострадали. Эти идиоты калечили друг друга, невзирая на лица.
   - А куда подевались ваши приятели-подельники? - спросил Джон Кейн.
   - Разбежались, как крысы, - язвительно вставил доктор.
   - Да, вроде того, - согласился грабитель. - Они видели, как я упал там, в коридоре, и решили, что я убит. Добежали до катера и смылись. Я из последних сил дотащился до причала. Потом, притворившись пьяным, прошел мимо охранника причала. Он был пьян без притворства. Мы еще до начала операции поставили ему ящик пива, чтобы обеспечить себе местечко у причала... Там, знаете, все места арендованы... Так я попал на вашу посудину, господин писатель.
   - Ну, что ж, - подвел итог благородному собранию писатель Джон Кейн, - я очень рад, что вы не убивали нашего симпатягу президента. Вы даже не представляете, до какой степени я рад. И для этой радости, поверьте, есть веские причины, глубоко личные причины...
   - Можно подумать, - сказал доктор, - что вы собирались сделать предложение дочери Куллала Манолу и рады, что тесть остался жив.
   - Ваша язвительность, дорогой Генри, была бы менее колкой, если бы вы пережили то, что пережил я...
   - Если бы ВЫ пережили то, что пережил Я, - парировал доктор, - то одним патриотом западного мира было бы больше.
   - Пожмем друг другу руки и заключим мир, - сказал налетчик. - Или перемирие, как вам будет угодно.
   - С мистером Кейном я готов примириться, - сказал доктор, а что касается вас, любезный, то я не подаю руки преступникам.
   - Ну и ладно, - согласился налетчик, - спасибо, что ваше правило не распространяется на ваш скальпель. Благодарю.
   Доктор снисходительно кивнул.
   - О'кей, - сказал Джон Кейн, - что вы намерены делать дальше, господин... скажите, наконец, нам ваше имя? Хотя бы выдуманное... Должны же мы вас как-то называть.
   - Зовите меня... Бен.
   - Бен Ганн, - подсказал писатель.
   - Я не против, пусть будет Бен Ганн... А что, звучит недурно. Я даже где-то слышал это имя...
   - Если вы читали "Остров Сокровищ" Стивенсона... - начал писатель.
   - Не обольщайтесь, мистер Кейн, - сказал доктор. - Он не похож на раскаявшегося пирата.
   - Я книг не читаю, - без всякого сожаления ответил Бен.
   - Вот как... но вы же сказали, что узнали меня по книгам... по моим... - возразил Джон.
   - Чисто случайно. В одном мотеле кто-то из предыдущих постояльцев оставил вашу книжонку. Пролистнул от нечего делать... Но так, чтобы специально читать - увольте.
   - Это правильно, - сказал писатель. - Книги читать вредно хотя бы потому, что надо жить собственной жизнью, а не жизнью выдуманных героев.
   - И это говорите вы, писатель? - удивился Генри Уилсон.
   - Да, к концу жизни я пришел к такому выводу. Кто читает книги, то есть уходит в другой мир? Те, кто недоволен этим миром. А среди таковых большинство имеют какой-то физический или душевный изъян, часто физически ущербные люди. Здоровому человеку не нужны книги.
   - Вы рассуждаете, как... как... - доктор так и не решился назвать слово "нацист". Для кого же вы пишете свои книги?
   - Для больных, разумеется, - решительно ответил Джон Кейн. - Если они читают про все эти идиотские убийства, значит, они не здоровы... Значит, они не могут или не способны взять от жизни все, необходимое для полноценного существования. И поэтому они довольствуются суррогатом. Вот человек, - Кейн указал на Бена, - ему не хватало денег, он грабит казино, то есть живет реальной жизнью, он, конечно, преступник, но здоровый человек. А у другого тоже не хватает денег, но он трус или немощен, и тогда он читает боевик, где некий герой грабит казино. И этим суррогатом удовлетворяется. На некоторое время. Но поскольку проблемы его так и остаются нерешенными, он покупает другую книгу... Это как сидеть на игле.
   - Ну вы даете! - удивился доктор. - Вы отрицаете культуру!
   - Я отрицаю ублюдочную культуру суррогата жизни. Я не отрицаю научные книги, классику... Но современная... - тут надо придумать особое слово для этой гадости - этот гнилой аппендикс надо удалить, как можно скорее, пока не погиб весь организм традиционной человеческой культуры.
   - Я понял вас, - сделал вывод доктор, - вы - традиционалист.
   - А вы консерватор. Мы с вами близки по духу.
   - Это несколько разные вещи...
   - Во многом схожие.
   Джон Кейн налил себе виски, выпил и закончил мысль:
   - И в первую очередь в этом виноваты американец и англичанин. Роковые камушки, которые вызвали лавину кровавых описаний, первыми бросили Эдгар По, со своим "Убийством на улице Морг", и Конан Дойл, впервые придумавший серийного сыщика Шерлока Холмса... Вот так, мой дорогой друг.
   - Серьезные обвинения, - сказал доктор, тоже наливая себе виски.
   - Ну, ладно, - сказал Бен, поднимаясь, - вы тут пока пофилософствуйте, а я пойду на палубу, подышу свежим воздухом.
   - Бен, вы, разве, с нами не выпьете? - сказал Кейн.
   - С удовольствием выпью, когда прибуду на место. А пока: воздержание и бдительность - вот мой лозунг на данный момент.
   - Воистину вы - железный человек.
   - Я обыкновенный человек, который просто хочет выжить в этом гребаном мире.
   - Секундочку, Бен! Вы нам так и не сообщили о конечном пункте прибытия.
   - Конечный пункт прибытия для меня будет, надеюсь, еще не скоро. А что касается промежуточного пункта, где мы с вами расстанемся, это остров Пако. Завтра утром мы будем в виду его берегов.
  
  
  
   Глава 24
  
   На следующий день, когда солнце, встав на цыпочки, только-только выглядывало из-за горизонта, чтобы выпрыгнуть на небо, из утреннего тумана проступили очертания острова. Он появился, как бы сгущаясь из субстанции тумана - сначала как некое темное образование, с каждой минутой делаясь все отчетливее. И вот перед взором предстал небольшой остров, несомненно, вулканического происхождения, густо покрытый тропической зеленью.
   - Это и есть ваш остров Пако? - спросил Джон Кейн, стоявшего рядом Бена Ганна.
   - Да, это он, - ответил налетчик, зорко вглядываясь в приближающуюся землю. - У вас бинокля не найдется?
   Кейн открыл специальное отделение возле штурвала, достал оттуда бинокль, передал его Бену. В отделении также были сложены на полках, ракетница и сигнальные факелы, дающие цветной дым.
   Бен Ганн конфисковал ракетницу и выкинул её за борт, факелы милостиво оставил.
   Вооружившись биноклем, он тщательно осмотрел побережье острова.
   - Этот остров обитаем? - спросил Кейн.
   - Нет. Он слишком мал и беден в смысле сельскохозяйственного использования.
   - Кому он принадлежит?
   - Формально - США, хотя он не входит в группу Гавайских островов.
   - Как близко мы можем подойти к берегу? Моей яхте нужно не менее трех метров глубины, чтобы не задеть килем дно.
   - Здесь достаточно глубоко, если не будем приближаться вон к тем скалам, - сказал Бен Ганн, указывая на зловещие черные зубцы, торчащие из воды (хорошая ловушка для судна, подходящего к берегу ночью, подумал Джон Кейн). - Еще ярдов двести проплывем, и можно будет встать на якорь. После чего мы спустим шлюпку, и вы с доктором отвезете меня на остров. Там мы распрощаемся...
   - Зачем беспокоить доктора, - возразил Джон Кейн, - я и один вас могу довести, я неплохо управляюсь с веслами.
   - Мистер Кейн, напоминаю, мои приказы обсуждению не подлежат. Вам ясно?
   - Да, мне ясно, что я в вас ошибся. Я полагал, что вы благородный разбойник, а вы...
   - Благородство умерло в восемнадцатом веке. А нынче век двадцать первый - каждый сам за себя.
   - Очень хорошо, - прозвучал голос Генри Уилсона, - в таком случае, подними руки и не двигайся, проклятый ублюдок.
   Джон Кейн и Бен Ганн медленно обернулись и увидели доктора, стоящего в пяти футах от них с пистолетом в руке. Опытным глазом Бен сразу определил тип оружия противника. Машинка была довольно компактной, с характерным вырезом затвора, почти на всю длину открывающим ствол. "Беретта", одна из моделей старого образца... Скорей всего "М-949", "кугуар".
   - Бен Ганн, если вы шевельнетесь, я всажу в вас пулю. Джон отойдите от него.
   Джон замешкался и доктор сорвался:
   - Да отойдите же от него, черт вас побери!
   Пистолет в руке доктора плясал. Кейн хотел отойти, как велено, но у Бена Ганна оказались на удивление длинные руки. Он, словно медведь когтями, зацепил пальцами одежду писателя и мгновенно подтянул его к себе, обхватил руками и, спрятавшись за его спиной, выхватил свой пистолет из-за пояса и выстрелил в доктора.
   Однако доктор оказался проворным, успел скрыться за палубными надстройками. Пуля, очевидно, попала во что-то металлическое, потому что противно взвизгнула. Бен выстрелил еще раз, но скорее уж от злости за промах, чем по цели. А доктор между тем уже скатился по лестнице в каюту. Потом снова поднялся и затаился возле дверного проема. Выглядывая из двери, он, в принципе, мог подстрелить Бена.
   Бен, стоя за спиной Кейна, взял писателя за ворот левой рукой, правую, с пистолетом, приставил к затылку.
   - Доктор, - ласково позвал Бен Ганн, - на счет "три" ваш друг умрет. Выходите на палубу с поднятыми руками и положите оружие к моим ногам. Если вы проделаете это достаточно проворно, я прощу вашу выходку. Начинаю отсчет - "раз"...
   - Послушай, ублюдок! - ответил доктор из своего укрытия. Мне вовсе не нужно твое сраное прощение. Это раз. Джон Кейн мне не друг, и мне глубоко наплевать, что ты с ним сделаешь. Это два. Когда ты его убьешь, у нас с тобой будут равные шансы. Как военный, я стреляю лучше. Как ты заметил, я, в отличие от тебя, еще ни разу не промахнулся... ха-ха-ха!.. А теперь я говорю - три. Можешь начинать.
   На палубе воцарилось зловещее молчание. Только волна билась о борт яхты да поскрипывали рангоуты. И еще с приближающегося берега доносились крики чаек.
   Прошло две минуты напряженного ожидания. Выстрела так и не последовало. Затем раздался сильный всплеск, словно кого-то выбросили за борт. Доктор даже испугался, не выбросил ли преступник писателя. Хотя, впрочем, не исключено, что и наоборот. Но это вряд ли. Но когда заскрежетала якорная цепь, стало ясно, что за борт был сброшен всего лишь якорь. Яхта остановилась и стала разворачиваться под давлением волн носом к океану, кормой к берегу. Паруса сами собой стали сворачиваться. Хорошая у писателя автоматика, подумал доктор едва ли не с завистью.
   Потом послышался скрип подъемного механизма. Доктор осторожно выглянул из укрытия и увидел то, что и ожидал. Бен Ганн, укрывшись за палубными надстройками, заставил писателя спустить шлюпку. Когда спуск был закончен, и шлюпка закачалась на волнах, Бен приказал Кейну прыгнуть в шлюпку, занять место на веслах, потом сам, подобно змее, соскользнул с палубы яхты и занял место на корме шлюпки. Все это время он держал заложника под прицелом, поэтому доктор так и не рискнул выстрелить.
   На самом деле, Генри Уилсон первый раз в жизни держал в руке пистолет. Да, во время Фолклендской войны он прошел обязательные стрельбы из автоматической винтовки, но все посланные им пули ушли мимо мишени. Однако, поскольку он был врачом, то на его прирожденное неумение стрелять посмотрели сквозь пальцы и поставили зачет.
   "Беретту" он приобрел давно и держал оружие дома, из принципиальных соображений, как истинный англичанин. Но теперь, слегка встревоженный сообщением бывшего друга о всяких типах, приехавших на остров, захватил убийственную игрушку с собой. С "Береттой" чувствуешь себя немножко Бжеймсом Бондом.
  
   Между тем шлюпка отчалила от борта яхты. Джон Кейн действительно греб хорошо. Не сбивался с ритма, и весла его не били по поверхности воды, а входили на нужную глубину и двигались синхронно. Писатель сидел спиной к приближающемуся берегу, Бен Ганн, сидя на кормовой банке, управлял рулевым пером. Вот он отклонил румпель вправо, выбирая место на берегу, где удобнее было пристать, шлюпка стала поворачивать на левый борт. Прибой подхватил посудину и понес над отмелью и выбросил на песчаную косу.
   Бен приказал своему пленнику выбираться на берег. Джон был в шортах, поэтому он взял в руки свои сандалии и выпрыгнул на песок. Бену Ганну, прежде чем вылезти на берег, пришлось закатывать брюки до колен, и снимать носки и ботинки, чтобы не замочиться в прибое. Все это он делал неуклюже, поскольку работал одной рукой, в другой руке он держал своего верного помощника - пистолет.
   Под прицелом своей пушки Бен Ганн повел Джона Кейна в глубь острова. Но сначала он отобрал у пленника дистанционный пульт управления механизмами яхты. Он оценил это устройство, видя, как лихо Джон им манипулирует.
   - Вот теперь порядок, - сказал Бен Ганн, кладя обтекаемую коробочку пульта себе в карман, и голос у него при этом был радостный.
   Едва они преодолели прибрежные заросли молодого бамбука, как стало трудно идти - начался каменистый подъем, и приходилось все внимание переключить, чтобы смотреть под ноги, иначе легко можно было оступиться и, чего доброго, сломать ногу. Этого только не хватало, подумал Джон Кейн. Еще он прикидывал возможность удрать от преступника. Вот как сейчас, когда Бен Ганн, чтобы цепляться руками за камни, убрал свой пистолет за пояс. И вообще на суше он вел себя гораздо увереннее, чем на борту чужого судна, в окружении потенциальных врагов, увереннее, а значит, беспечнее.
   Значит, решил писатель, который в силу своего ремесла, неплохо мыслил логически, значит, у него на острове есть сообщники. Вот он и радуется, что скоро сможет расслабиться, когда приведет пленника в лагерь своих друзей. Рано радуешься, сволочь!
   Писателю в голову пришла мысль посеять рознь между Беном Ганном и его сотоварищами и тем самым развалить преступную коалицию изнутри.
   - За таких друзей, как твои подельники, я бы и гроша ломаного не дал, - закинул удочку раздора Джон Кейн. - Ведь они, по сути, бросили тебя на поле боя, а значит, сдали фараонам. По кодексу джентльменов удачи, это считается предательством и карается смертью.
   - По какому кодексу? - с усмешкой спросил Бен Ганн, когда они на минуту присели отдохнуть.
   - По кодексу джентльменов удачи.
   Бен Ганн откровенно расхохотался.
   - Очнитесь, писатель, и оглянитесь вокруг себя, где вы видите джентльменов?
   - Один сидит перед вами, простите за нескромность, другой остался на яхте.
   - Вы имеете в виду того джентльмена, который сдал друга с легкой душой, да еще и оскорбил при этом, вы про этого джентльмена говорите?
   - Это был хитрый тактический ход, и вы на него купились, разве непонятно?
   - А если бы я вас шлепнул?
   - Но ведь не шлепнули... - съязвил писатель, находясь на грани фола от дерзости.
   - Мне ничего не мешает сделать это прямо сейчас. И все ваши хитроумные построения пойдут коту под хвост.
   Бен Ганн достал пистолет и навел его на пленника. Кровь отхлынула с лица Джона Кейна, но голос его не дрогнул:
   - Если вы не убили меня раньше, значит, не убьете и сейчас, стало быть, я вам для чего-то нужен.
   - Значит, значит... Ни хрена это не значит, идиот вы этакий. Я сам еще ничего не решил, пока не увижу рожи своих корешей. Уж потом я отведу душу на вас на всех. И на тебе, и на твоем друге-джентльмене, и на твоей черненькой сучке. Когда захватим твою яхту, а мы её захватим, кроме тебя посудиной никто не может управлять. Я в этом убедился. Доктор в этом деле полный профан...
   Бен Ганн подумал и вынес решение:
   - Доктора, впрочем, оставим, нам лекарь нужен при нашем ремесле... Баба нам тоже нужна. Мужики совсем изголодались по упругой щелочке... ха-ха-ха! Ох, и драть будем сучку!.. - глаза его полузакрылись от предвкушения сладостной оргии. - Раз десять пропустим всей кодлой. Затрахаем вусмерть. Впрочем, бабы живучи, а черные и подавно.
   Лицо Бена Ганна опять обрело жесткое выражение.
   - А вот писатели нам ни к чему, - сказал он. - Вообще, ненавижу писак... Всех этих гребаных журналистов. Наврут, навешают тебе столько, чего ты не совершал...
   - Журналист и писатель - это вообще-то разные профессии, - вставил слово Джон Кейн. - Я сам не очень жалую журналистскую братию.
   - Ладно-ладно, не подлизывайся. Хорошо, уговорил. Мы тебя оставим на острове. Будешь уборщиком и потом надо же кому-то стирать носки моим парням. Сами они это делать не любят, потому в пещере всегда спертый воздух, а я уже привык к свежему воздуху... ха-ха-ха!
   Бен Ганн встал, сунул пистолет за пояс и скомандовал:
   - О'кей, писатель, подъем. Еще две мили - и мы дома.
   Джон Кейн, кряхтя, с трудом начал подниматься, хотя на самом деле чувствовал себя, как воздушный шар, наполненный гелием или водородом - в общем, опасной гремучей смесью. Опираясь рукой, чтобы встать, он ощутил под ладонью камень, как раз подходящий по размеру и по весу, поднял его и, развернувшись, запустил природный снаряд прямо в лицо преступнику. Противников отделяло от силы пять футов, поэтому камень попал врагу точно в переносицу. Раздался хрустящий звук, Бен Ганн рухнул на валуны как подкошенный. Все лицо его залило кровью. Он дернул ногой и затих, вывернувшись как-то неестественно. Было видно, что он умер мгновенно.
   Джон Кейн наклонился над телом, забрал пистолет, пошарил в карманах преступника и нашел запасную обойму и свой УПДУ. От пережитого волнения Джону резко, требовательно захотелось по-маленькому. Была бешеная злость и острое желание надругаться над трупом негодяя, но Джон не стал унижать себя варварством, отошел подальше, и там облил камни горячей мочой.
  
  
   Первым делом Джон осмотрел добытое в бою оружие. Будучи писателем-детективщиком, он в свое время немало потратил времени на изучение разных типов стрелкового оружия, и умел им пользоваться. В свободное время писатель частенько тренировался в стрельбе, продырявливая пустые банки из-под пива. Поэтому Джон довольно легко определил, что держит в руках кольт "хантсмен", калибр двадцать два. У него был длинный ствол и очень ёмкий, десятизарядный, магазин. С этой штукой хорошо можно повоевать.
   Джон Кейн задумался, а стоит ли теперь, когда он обрел свободу, воевать? Гнев его уже схлынул, лишь руки до сих пор немного дрожали. Этот дурак Бен Ганн, или как его там, совершил большую глупость, когда начал оскорблять и унижать его достоинство. А описание насилия над Аниту вызвали в нем некое временное затмения разума. Если честно, то он ничего не видел перед собой от гнева, когда швырял камень в лицо врага. Правду говорят - гнев ослепляет. В другой ситуации, если бы Бен повел себя тактично, ни на какое восстание Джон бы не решился. Вот, что значит, довести человека до крайности.
   Джон Кейн огляделся. До вершины подъема оставалось всего ничего, стоит подняться и осмотреть местность внимательнее. Мало ли что? Собравшись взять высотку, Джон оглянулся и еще раз посмотрел на поверженное тело врага. "Враг лежал в позе трупа", где-то Джон вычитал эту фразу, тогда он посмеялся над нелепым оборотом речи незадачливого автора, но теперь увидел сам, что это выражение наиболее точное. Тело действительно лежало в позе трупа. Живой так лежать не мог. Джон бывал на местах многих преступлений; у него даже был знакомый полицейский, который иногда звонил писателю, что бы тот приехал и посмотрел, авось пригодится для будущих романов. За это Джон ему слегка приплачивал. Вот и сейчас Бен лежал как сломанный лист, как скомканная бумага, как нечто плоское и хрупкое, хотя еще недавно был довольно объемным и сильным.
   Джон Кейн полез на вершину. Ступив, наконец, на плоскогорье, он, дыша полной грудью, оглядел мир вокруг себя. Остров утопал в тропических лесах, там и сям виднелись кокосовые и королевские пальмы, на севере виднелся конус вулкана. Наветренная сторона горы у подножья поросла южно-хвойным лесом. Выше рос эльфин лес (карликовый лес - изогнутый, кривой, характерный для альпийской зоны), у самого конуса, скалы оголялись, выставляя на обозрение красно-черную вулканическую породу, покрытую зелеными пятнами мхов. Все остальное пространство занимала безбрежность океана. Отсюда, с высоты около пятисот футов было видны волны прибоя, как длинные белые полосы, равномерно набегавшие на берег.
   "Жемчужину" он увидел сразу. Белое пятно яхты виднелось среди волн там, где он её оставил - в двух кабельтовых от берега. Кейн вспомнил, что индейцы для усиления остроты зрения используют своеобразный прием. Они сворачивают пальцы рук наподобие бинокля, и подносят этот свой "инструмент" к глазам. Угол зрения сужается, и острота его значительно возрастает.
   Джон Кейн так и поступил. Действительно, далекое белое пятно будто приблизилось, и стали видны детали. То, что Джон Кейн разглядел, заставило все его существо содрогнуться. У него похолодело в животе от страха. По палубе его любимого дома ходили какие-то люди. Их было гораздо больше двух человек, а значит, это были чужаки. Господи Боже мой! - взмолился Джон, где же теперь Аниту и доктор? Что с ними сделали? Наверняка их связали и бросили в каюту.
   На заднем плане сознания Джона промелькнули такие важные вопросы, как: почему сообщники Бена - а это наверняка его сообщники - почему сообщники не вышли навстречу своему приятелю, а прятались? А может, и не прятались, а просто случайно разминулись. Ответы на эти загадки Джон надеялся получить позже, а теперь его внимание занимали более важные вещи.
   Джон видел, как захватчики пытаются поднять якорь и паруса, но у них ничего не получалось. Кажется, Джон поднялся на гору вовремя. Еще немного и эти идиоты сломали бы всю его автоматику. А так блокировка еще пока держится. Надо её поскорее снять, чтобы сохранить механизмы в целости. Яхту все равно сейчас не спасти, зато потом, в удобное время...
   Джон Кейн достал из кармана УПДУ (Универсальный Пульт Дистанционного Управления), с которым никогда не расставался. Слава Богу, что он недавно поставил свежие батарейки. С такой высоты он запросто достанет сигналом до исполнительных механизмов. УПДУ работал не по принципу телевизионных пультов - на инфракрасных лучах, в этом случае дистанция воздействия невелика, - а посредством радиосигнала.
   Джон нажал соответствующую кнопку, послал сигнал, отключающий автоматику. Теперь специальный приемник на его судне будет находиться в ждущем режиме, как часовой на вахте. При приеме определенного сигнала, он вновь включит исполнительные механизмы. Так, кроме всего прочего, экономилась энергия.
   Между тем угонщики явно обрадовались, что упорные механизмы яхты вдруг легко заработали. Преступники, крутя барабан вручную, подняли якорь. Толкаясь и суетесь, кое-как подняли грот. Парус поймал ветер, яхта пришла в движение. Порыв ветра тут же понес её на торчащие из воды скалы. Джон Кейн видел, как идиот, стоявший у штурвала, пытается вывернуть руль, чтобы изменить курс судна, отвести его подальше от каменных зубов острова. Был огромный соблазн перехватить управление яхтой, включив пульт. Вот бы угонщики удивились, когда на яхте сами по себе заработают руль и паруса, и яхта, подобно "Летучему Голландцу" понесется в открытый океан. Возможно, преступники в ужасе покинут яхту, выбросившись за борт. Но нет никаких гарантий, что перед этим они не убьют Аниту и доктора.
   Джон Кейн поймал себя на мысли, что сам того не желая, давно и прочно утвердил приоритеты. Как в своей задачке на моральный выбор. У него Аниту стоит на первом месте, а доктор на втором. И хотя они одинаково дороги ему, Аниту все же ближе его сердцу. Потеряв доктора, он, конечно, будет скорбеть, но скоро потеря эта забудется.
   А вот потеряв Аниту, он уже не оправится никогда. Или слово "никогда" здесь слишком патетично? Время лечит. Да, время лечит, время калечит, время убивает людей.
   Все это Джон Кейн думал уже сидя на камне в расслабленном состоянии. Команде угонщиков удалось спасти яхту, буквально в последнее мгновение увернуться от грозных скал, пройти в нескольких футах от острых каменных зубов.
   "Барокка", отойдя на глубокое место, совершила разворот и пошла вдоль берега. Вскоре яхта скрылась за мысом. Джон Кейн понял, что похитители перегоняют его судно на свою тайную стоянку. Где находится эта стоянка, Джон, конечно, не знал, но решил, что пересечет остров и выйдет на противоположный берег. И уже там станет искать пристанище бандитов. Это хорошо, что все сойдутся в одном месте. Джон Кейн вновь почувствовал прилив гнева и понял, что готов вступить в смертельную схватку. И еще он понял, что готов убивать без содрогания.
  
  
   Глава 25
  
   В руках его была крепкая палка. Он пробивался через нехоженые места, через великанскую поросль папоротников, в том числе и древовидных, растущих здесь с доисторических времен. Время от времени попадались поляны, утопавшие в цветах. Орхидеи всех видов и расцветок распространяли головокружительный аромат. Птицы-медуницы, колибри всех расцветок кружились в воздухе, садились на цветы, или, порхая на месте рядом, погружали длинные клювы в самое средоточие, высасывали сладкий нектар. Пестрые попугаи перелетали с ветки на ветку, оглашая округу гортанными выкриками.
   Тропический лес переполнялся звуками жизни: малоприятным скрежетом, посвистом, придушенными криками, хлопаньем крыльев диких голубей. С деревьев, обвитых лианами, смотрели на Джона какие-то маленькие дружелюбные существа непонятного семейства. Из-под ног иногда выпрыгивали огромные, как футбольные мячи, жабы. И тогда сердце Джона обрывалось и билось сильнее от неожиданности. Хорошо хоть на островах Океании не водятся ядовитые змеи. Только ужи, иногда удавы. Это Джон знал. И это радовало, ибо нет ничего противнее и опаснее, чем наступить на змею. Впрочем, расслабляться не стоило. Да, змей нет, нет и скорпионов, кажется, но зато водятся крупные пауки, и некоторые из них ядовиты.
   В общем, лес жил своей жизнью, с любопытством наблюдая за передвижением пришельца, не опасен ли? Но, почувствовав миролюбие чужака, и лес стал дружественнее. Уже не хватал за ноги колючими зарослями, не оплетал лианами, не подставлял под ноги подлые ямы-ловушки, заполненные доверху опавшей листвой, куда легко провалиться и повредить ногу. Вот только огромные тараканы, копошившиеся в перегное, были не очень приятными попутчиками. Еще донимали мухи и прочая мелкая летающая дрянь.
   Джон отломил большую метелку папоротника, чтобы отмахиваться от назойливых летающих насекомых. Через два часа трудного пути сквозь первобытный лес, Джон Кейн сделал привал.
   По часам Джона было время второго завтрака, и ему очень хотелось выпить чашку кофе, да и перекусить бы не мешало. Хороший сэндвич с цыпленком был бы в самый раз. Поблизости на ветке миловалась влюбленная парочка голубей. Рука сама потянулась к пистолету, но разум остановил руку. Стрелять в лесу, когда поблизости могут оказаться враги, не очень умно.
   Кстати, о врагах, Джон хотел бы знать, какова их численность, где их убежище, что оно из себя представляет? Бен упоминал о пещере, но эта могла быть шутка. Хотя, что может быть надежнее, в смысле убежища, чем пещера. Хорошая глубокая пещера. С запасным выходом. Да еще со своим озерцом чистой родниковой воды...
   Черт! Джон захотел пить. После перехода во рту все пересохло. Хорошо бы найти ручей... Ладно, ручей мы найдем, а может быть и речку, такой большой остров обязательно должен иметь речку. А теперь нужно проверить, чем мы располагаем, кроме пульта и пистолета.
   Джон поискал по карманам. Хорошо, что его рубашка полувоенного покроя имела аж четыре кармана, застегивающиеся на пуговицы. Он выложил свое добро на землю: блокнот, ручка... Вау! В одном из карманов он обнаружил свою старую, всю в царапинах, непромокаемую бензиновую зажигалку "зиппо", верный спутник всех путешественников и настоящих мужчин, курящих сигары. Жаль, что самих сигар забыл прихватить. Из другого, самого нехоженого кармана вытащил моток прочной лески. Как-то туда сунул, когда снаряжал спиннинг, да и забыл. Правда, крючка не было. И не надо. Все равно рыбу таким инструментом не поймаешь. А вот на тетиву для лука леска вполне сгодится. Надо только найти подходящую палку для лука - гибкую, упругую и прочную. Тогда можно будет подстрелить какую-нибудь птицу или кролика. Они здесь, наверняка, водятся. А если не водятся, удовольствуюсь голубем. Чистые, здоровые птицы, в смысле безвредности, а не размера. Их мясо должно быть вкусным...
   Есть захотелось еще сильнее. Джон поднялся и отправился в дальнейший путь, по дороге высматривая подходящую заготовку для лука. Вскоре такая палка нашлась. Не гнилая, крепкая, гибкая и даже с утолщение посередине - как раз то, что нужно. Жаль, не было ножа. Какой же ты мужчина, если не носишь с собой нож? - укорил себя Джон. Надо было хорошенько обыскать Бена, наверняка, при нем был нож. Быть того не может, чтобы Бены ходили без ножа в кармане. Но обыскивать труп, шарить у него по карманам было так противно, что, вернув свой пульт, Джон только и решился, что забрать пистолет и обойму. Ладно, обойдемся минимумом.
   Джон зубами ободрал кору, шершавой ладонью зачистил палку, потом привязал к одному концу леску. Затем - тут пришлось повозиться и слегка порезать руку - согнув палку, привязать другой конец лески с помощью петли. О'кей! Лук был готов. Теперь самое трудное - изготовить стрелу.
   Еще через два часа пути он нашел подходящую палочку - прямую, длинную, тонкую и прочную. Майку пришлось снять и пустить её на нитки. По дороге Джон насобирал подходящих перьев попугаев для стабилизатора стрелы. Для наконечника подошел длинный осколок острого камня, который можно было закрепить на конце стрелы тонкой "веревкой" растительного происхождения. Здесь же был найден другой камень, покрупнее, он пригодился как заготовка для ножа. Тут пришлось пожертвовать одним рукавом рубашки. Джон разорвал материю на полоски, обмотал ими конец камня, получилась рукоять, которую можно сжимать, не боясь пораниться. Противоположный конец камня будет "лезвием", оно было грубоватым, но острым.
   Помаленьку осваиваем первобытную технологию, усмехнулся про себя писатель Джон Кейн. Однако от этого подобия шутки Джону отнюдь не стало веселей на душе. Мысль о том, что Аниту в руках негодяев сильно беспокоила, просто терзало его мозг. Доктору что, ему пока ничего не грозит, ну получит пару затрещин за неподчинение... а вот Аниту...
   Нет, об этом лучше не думать, не думать, не думать! Думать надо, как уничтожить бандитов?! Сконцентрироваться, стать суперосторожным, суперхитрым, суперметким, стать... Черт возьми, кем стать? Суперменом? Человеком-пауком? Ты - писателишка, какой из тебя супергерой, одернул себя Джон, и сам же себе возразил. - А ты забыл, что сначала супергерой вовсе не проявлял чудес храбрости, ловкости и прочего. Наоборот подчеркивалось, что он обычный, даже заурядный человек. Жалкий какой-нибудь клерк, на которого кричит начальство, друзья считают пентюхом, а знакомые девушки - недотепой. Но вот ему попадает в руки некий эликсир силы или просыпаются у него некие гены, и - вот он уже супермен, спайдермен, железный человек и так далее. Короче, ему нужна была сильнейшая встряска всего организма и сознания, чтобы с ним произошли радикальные перемены. Совсем уж простенько - чтобы ты, пентюх, встал с пробздетого дивана и начал вкалывать, а не жаловаться на судьбу и экономический кризис.
   И вот его, Джона Кейна, встряхнуло так, что он просто не может не быть суперменом. Иначе бабушка Мэрилин, глядя с небес, плюнет ему на голову и обзовет маленьким засранцем.
   - Бабушка Мэрилин! Если ты меня слышишь, помоги мне! - воскликнул Джон, и засмущался. Уж не собирается ли он канонизировать бабушку Мэрилин как новую святую? А почему бы и нет? Она прожила достойную жизнь и умерла дай Бог всякому - без долгих мучений - минута в минуту, как и предсказывал тот оборотень... Интересно бы знать, что это за тварь к нему подъезжала? И оставила ли она его в покое? Или она где-то рядом, наблюдает за ним, ждет своего часа. А может, ждет, когда Джон попросит у нее помощи? Или совершит подлость - бросит всех, спасая свою шкуру. Вот тогда она выйдет из укрытия, и они вместе порадуются.
   Нет! Не дождется. Я иду, Аниту! Я иду, доктор! Я спасу вас или умру вместе с вами. Черт возьми! Оказывается, я могу еще выдавить из себя слезу. Как мелодраматично. Как сопливо... Вот-вот, сказал себе Джон, вот это и есть её, твари, проявления, вот эти пораженческие мысли, эти смехуёчки, а потом - оголтелое охаивание всего доброго и благородного под видом того, что это все устарело еще в 18-м веке, а сейчас 21-й век и что в моде жесть и яйца... Нет! Благородство всегда будет благородством, а предательство предательством. Сволочь всегда будет сволочью, а герой - героем. Я, конечно, не герой, но нельзя же опускаться до подлости.
   - Стой! - сказал чей-то четкий голос. То ли в голове прозвучал, то ли наяву?
   Джон так и замер с поднятой ногой. Потом осторожно утвердил ступню на грунте, присел на корточки. Густые заросли папоротника скрыли его с головой. И тогда он услышал, как кто-то к нему приближается. И судя по звукам - не один. Как минимум два человека шли через лес и разговаривали. Вот хрустнула ветка, сломанная неосторожной ногой. Впрочем, они и не осторожничали, не прятались. Они шли открыто, разговаривали, смеялись... В общем, вели себя как хозяева острова. Они никого не боялись, пусть их боятся.
   Они прошли мимо, всего в шести футах от него. Говорили по-английски с американским акцентом. Двое мужчин, одетые в майки и шорты. На ногах были ботинки с высокой шнуровкой. Мужчины были вооружены автоматами - у одного был израильский "узи", у другого - русский "Калашников". Увидев "Калашников", Джон не удивился. Этот автомат давно и прочно завоевал весь мир. И чем грязнее и беднее дыра, тем большая там концентрация "Калашниковых". И это понятно. Его проще вывести, его легко купить, он дешевле американского оружия и, главное, надежнее в "эксплуатации".
   Бандиты - а это, несомненно, были бандиты - удалялись, а Джон все не решался последовать за ними, хотя ему почему-то было невероятно неудобно сидеть. Наконец, когда мужчин поглотил лес, Джон разогнулся, но не во весь рост. Только теперь он осознал как больно давил стволом кольт, засунутый под ремень, в основание пениса.
   Джон обругал себя. Он вел себя как последний гражданский идиот. Надо же - в такой момент забыть об оружии. При том, что ствол чуть не проткнул ему живот.
   Джону стало стыдно за свое лохачество, и он преувеличенно резко выдернул из-за ремня военный свой трофей - кольт "хантсмен", поставил на боевой взвод.
   Пригнувшись, короткими перебежками, он устремился за бандитами. Их следы легко было обнаружить. Они вытоптали изрядную полосу в папоротниковых зарослях. И пока растения не выпрямились, Джон легко может следовать за бандитами и, если повезет, обнаружить их базу.
   Он шел не торопясь, но и не забегая слишком, иначе можно было нарваться. Вдруг им придет в голову остановиться по нужде или просто посидеть - передохнуть... Пока он шел, в голове неотступно билась мысль, чей голос его предупредил? Знакомый такой голос, с характерной хрипотцой заядлого курильщика. Именно таким голосом обладала бабушка Мэрилин. Ну, нет, это уже слишком! Едва он ей помолился, как она тут же пришла ему на помощь. Просто, когда он болтал о геройстве, подсознание его уловило подозрительный, не лесной шум и скомандовало остановиться. А уж интонации это он сам придумал... Впрочем, если это все-таки была бабушка Мэрилин, то он просит у нее прощения. Спасибо, бабуля! Дай тебе Бог... ну, чего им там не хватает на небесах?.. В самом деле, почему бы бабушке не быть в роли ангела-хранителя своего внука, чем она хуже какого-то постороннего дядьки-ангела. Уж кому и быть хранителями, так это как раз умершим родственникам. И он, Джон Кейн, в свое время...
   Тут Джон огорчился, осознав, что у него-то как раз и нет детей и даже племянников, чтобы после смерти присматривать за ними. Беспокоиться о их судьбе.
   И такая его взяла злость на себя, прямо скрутила всего. Что ж ты, писатель говенный, не позаботился о потомстве?! Утешал себя - мои книги, вот мои дети. Кому на хрен нужны твои книги?! Какому-нибудь засранцу, чтобы не скучно было сидеть на унитазе? Чтобы скрасить одинокий вечер зачуханному коммивояжеру в задрипанном мотеле?..
   - Да! Оправдывалось самолюбие. - А чем плох засранец, сидящий на унитазе? Или лузер-комивояжер? Они разве не люди? Униженные и оскорбленные, с плохим желудком, с ущемленным дверным косяком чувством собственного достоинства...
   - Ну, хватит! - Скомандовал Джон Кейн. - Хватит разводить достоевщину. Ишь, раскукарекались. Делом надо заниматься, господин писатель, делом!
   Джон сосредоточил все внимание на следах. Местность заметно стала опускаться. Пару раз фигуры бандитов мелькнули среди стволов и растаяли в золотистом воздухе полудня. Прячась за стволы, Джон последовал за ними.
   И вскоре увидел сквозь деревья сапфировую ширь океана. Вот он и вышел на другой берег, подумал Джон, спускаясь по склону. Значит, он пересек весь остров. Примерно за четыре часа. Значит, остров в среднем около десяти миль в поперечнике... Да, не большой, именно потому и не обитаем.
   Многие полагают, что в наш век перенаселенности уже не осталось на Земле необитаемых островов. На самом деле их очень много. В одной только Океании необитаемы целые архипелаги. Причем вблизи таких крупных материков и островов как Австралия и Новая Зеландия. Среди них, принадлежащие Новой Зеландии острова Баунти, Антиподов, Окленд, которые расположены в южной части Тихого океана.
   Все это верно и для Гавайского архипелага. Главные острова плотно заселены, а всякая мелочь с бедными почвами достается колониям птиц. А что касается клочков земли посреди океана, наподобие Пако, не принадлежащих ни к каким архипелагам, то это и вовсе забытые Богом места. Такие островки - весьма удобное место для всякой уголовной сволочи. Возможно, они не брезгуют и мелким пиратством, но в основном, наверное, промышляют налетами на игорные заведения. А потом смываются на быстроходном катере. И здесь их база. И хотя это фактически территория США, поди их найди. Если уж в центре Нью-Йорка в Централ-парке их не могут вывести, то что говорить о таком захолустье.
   Ряды деревьев редели, и океан все вырастал, раздавался вширь, словно великан, раздвигающий плечи. С этой высоты хорошо просматривались бирюзовые пятна отмелей и фиолетовые колонии водорослей, а там, где было солнце, вода рябила расплавленным серебром.
   Ослепленный ярким светом после полумрака леса, Джон не заметил, как склон стал слишком крутым. Черт побери! Джон поскользнулся на траве и покатился вниз. В голове мелькнула мысль: как глупо... - и он повис над пропастью. Вниз смотреть было страшно, там был пляж, и лететь до него - секунд восемь. А это верная смерть.
   Джон висел, ухватившись за воздушные корни сосны, одиноко стоящей на самом краю обрыва. Половина корней у сосны уже была в воздухе, вторая половина в грунте. Пройдет несколько лет, грунт осыплется, и сосна рухнет вниз. Но пока она стояла прочно. Лишь бы корень, за который Джон держится, не сломался. Но корень был крепким и даже гибким, значит, еще питается влагой, еще живой и будет живым еще много лет, а вот Джон, если не предпримет геркулесовых усилий, очень скоро будет мертв.
   Как глупо иногда человек умирает. Только что он ни о чем подобном не думал, радовался солнцу, и вдруг - прочтите последнюю молитву. Впрочем, пешеходу в Нью-Йорке часто и на молитву время не отпускают. Так что тебе еще повезло, подбадривал себя Джон Кейн.
   Свое спасение Джон начал с того, что стал накачивать себя кислородом, это первое, что надо сделать, ведь предстоит тяжелая работа. При тяжелой работе кислород мышцам потребуется в огромном количестве. Когда закружилась голова (впрочем, она и так кружилась от высоты), он понял, что баки наполнены под завязку.
   Теперь начнем подтягивать себя. И, пожалуйста, не надо потеть. Пот на ладонях - наш враг. Он подтянулся, мышцы напряглись до предела, даже через предел - боль пронзила плечо. Левая рука ослабла. Но правая держит крепко. Превозмогая боль, Джон подтянулся еще. Носки ботинок уперлись в склон, посыпался песок, ногу, однако, поставить некуда. Джон повернул голову, лица его коснулся еще один корень. Джон схватил его зубами, и висеть стало легче. Еще бы, сила челюстей у человека - ого-го какая! Некоторые силачи черт знает какую тяжесть держат и поднимают челюстями. Зубы у Джон Кейн крепкие... Вот левая рука отдохнула, вытрем ладонь о бедро и - раз-два подтя-я-ну-у-ули-и-ись! Еще Ра-а-аз! Джон забросил колено на кромку обрыва, лезть стало легче, под руку подставлялись уже толстые участки корня со всякими удобными ответвлениями, держаться уже не составляло труда. Еще усилие - и он вылез.
   Джон лежал под сосной, смотрел сквозь её игольчатую крону на небо. Белые чистые облака плыли в бездонной синеве. Пахло смолой. Вспомнилось детство, как он с дружками ходил в лес, едва растаивал снег. Жгли сухую прошлогоднюю траву. Томас поджег смолу на сосне, и они стояли, любовались огнем, как болваны. И когда сосна загорелась по-настоящему, тогда опомнились. Запаниковали. И всего-то надо было взять кусок дерна и приложить к огню. Участок еще был небольшой. Но они растерялись. Том сорвал пальтишко со своего младшего брата, и этим пальто яростно хлестал по горящему стволу, пока не сбил пламя. Потом они расслабленно смеялись, а младший брат Тома (вот забыл, как его звали?) плакал. Все пальто его было в смоле и черной саже, и ничего нельзя было оттереть. "Меня мать убьет!" - плакал пацан. А мы, как дураки, хихикали. Славное было время. Еще родители были живы...
   Слеза скатилась из правого глаза Джона и, прочертив по лицу мокрую дорожку, запуталась в двухдневной щетине. Джон уселся на краю обрыва и стал осматривать новый берег. С этой высоты, если посмотреть налево, побережье представляло собой три мыса, с довольно высокими "спинами", "носы" мысов походили на морды муравьедов или каких-то животных, которые подползли к воде и пытаются выпить океан. Между мысами белел песок и пенистая полоса прибоя. Пенистая полоса все время меняла очертание, как будто время устало от жары и текло лениво, но в этой лености было и величие.
   Солнце припекало, и океан, похожий на искрометный сапфировый ковер, чуть-чуть дышал, спокойный, поистине Тихий, убаюканный солнечным светом.
   Однако, Джон Кейн, опытный уже мореплаватель, знал, что это спокойствие кажущееся, или, по крайней мере, недолговечно. По едва заметным приметам - форме облаков, коварному затишью, влажному сквознячку, иногда пробегавшему по траве, после чего становилось еще жарче, Джон определил, что к вечеру разыграется шторм, придет муссон с проливным дождем. К общей заботе о судьбе пленников добавилась еще одна: что станет с его яхтой, если её не укроют в спокойной бухте? Как тогда добираться домой, если яхту разобьет о скалы? Да что там лукавить, вопрос более серьезен: как он, Джон Кейн, будет жить дальше? Яхта его дом и другого он не желал.
   Джон не знал, в какую сторону двигаться. Где найти спуск? Влево идти не хотелось. И так видно, что за третьим мысом вырастет четвертый и так по кругу.
  
  

0x01 graphic

  
  
   Более перспективным в смысле уютной бухты почему-то казалась правая сторона. Поверив интуиции, он пошел над обрывом вправо.
   И сразу вспомнил про оружие. Кольта при нем не было. Ну, конечно, он его выронил, когда кувыркался, скатываясь к обрыву. Джон на всякий случай обыскал себя. Пульт уцелел только потому, что лежал в кармане рубашки, застегнутом на пуговицу, а вот кольта не было. Более того, из карманов шорт исчез каменный нож, с таким трудом изготовленный. Зато в кармане была дыра. Ну, все понятно - пистолет и нож он потерял.
   Смирится, однако, с этим было трудно, и Джон пошел по следам своего падения. Следы были еще видны - широкая петляющая полоса примятой травы. Джон не надеялся найти оружие в траве, может, кольт упал с обрыва... Как вдруг его обнаружил. Лежит себе, голубчик. У Джона отлегло от сердца. На радости он даже не стал искать нож. Черт с ним! Некогда, надо спешить.
   Удача не покидала его, когда он, наконец, двинулся в выбранном направлении, и почти сразу он вышел на хорошо утрамбованную песчаную дорожку. Дорожка пошла вниз и вскоре приобрела ступени, выложенные из плоских белых камней. Эге, подумал Джон, да ведь это искусственное сооружение. Кто-то здесь потрудился, чтобы легко было спускаться и подниматься. Значит, здесь часто ходят. По этой дорожке и лестнице ушли, скорее всего, бандиты, которых он, растяпа, упустил.
   Джон долго стоял у начала лестницы, не решаясь начать спуск - а вдруг столкнется с бандитами? Потом решил, что преимущество внезапности все-таки на его стороне. Бандиты не ожидают встречи с ним именно здесь, а он как раз ожидает. Джон проверил кольт, крепко сжал рукоять. Если столкнусь с ними лицом к лицу, - подумал он, - пока они хлопают глазами, я уложу их... Да, это если их будет двое, а если четверо? Тут уж они точно уложат меня. Отступать, однако, было поздно. И так устал уже дальше некуда. Сейчас бы поспать. Солнце пекло голову, хотелось пить, руки и ноги дрожали от усталости и голода.
   Когда он еще был в лесу, ему так и не удалось подбить голубя из лука. Единственная его стрела улетела и застряла на дереве. Вот и вся охота. Все это дерьмо! - в сердцах плюнул он и в гневе сломал лук. Леска, впрочем, могла пригодиться. Да, это только в приключенческих романах всякие там Сайрусы Смиты придумывали разные хитроумные штуки для выживания колонистов поневоле. Но у него, Джона Кейна, нет времени заниматься робинзонадой. Ему надо найти и спасти близких ему людей.
  
   Джон вышел на пляж. Прячась за воздушные корни прибрежных деревьев, крадучись, а иногда и подползая, как ящерица, Джон продвигался по берегу. Все время приходилось быть в напряжении, а тут еще мертвые сосны, которые давно свалились с обрыва, пугали, сбивая с толку. Их сухие торчащие корни и обломки стволов иногда так походили на человеческую фигуру, что Джон тратил безумно много времени, чтобы с безопасного расстояния разглядеть и определить - враг это - сидящий, стоящий - или просто коряга. Определить безошибочно. Потому что, если он ошибется... Вот и приходилось иногда ползти ящерицей или сидеть и долго выжидать - шевельнется предполагаема фигура или так и будет стоять in saecula saeculorum.* [* во веки веков (лат.)]
   Он уже начал сомневаться, правильно ли он поступил, что сошел на берег. Может, эти двое просто проходили дозором, а может, прогуливались, а сама база бандитов находится где-то в глубине острова. Это разумно со всех точек зрения. На берег могли приехать какие-нибудь туристы. А базу в дебрях леса, если её тщательно замаскировать, найти будет не так-то легко. Да и отступать, разбегаться, случай чего, можно на все четыре стороны. Ладно, пройду еще немного, - решил он, - и начну искать тропинку, ведущую наверх.
   И тут он увидел водопад, небольшой такой водопадик в две с половиной струи. Впрочем, вполне достаточно для того, чтобы захлебнуться, если стать под главную артерию. Джон не поверил глазам своим. Господи! Чистая пресная вода! Лилась себе со скалы и речушкой впадала в океан. Дно речушки было каменистым. Он разделся до нага и вошел в водопад, там, где струя была послабей, и стал пить, остужать голову и омывать тело. Вода была холодной и вкусной. Сто лет можно прожить, пия такую воду.
   Холодный, благодатный душ смыл всю усталость, словно божья роса. Даже чувство голода притупилось. Главное, организм насытился водой, а остальное может потерпеть. Джон, слегка обсохнув на солнце, оделся и обулся. Он был полон решимости действовать.
   И тотчас обнаружил следы на песке. Он вообще удивлялся, идя по пляжу, почему не видны следы тех двух бандитов, ведь они точно здесь прошли? Очевидно, эти хитрюги прошли по самой кромке прибоя, и следы за ними смывала вода. Но человек, который побывал у водопада до Джона, оставил на песке цепочку следов, которые вели сюда и обратно. Следы были большими, глубокими - значит, человек был высок и тяжел. Причем, следы, ведущие обратно, были более глубокими. Что это могло значить? Очень просто, сказал бы любимый герой романов Джона Кейна, детектив-индеец Лонгваль Пинокль (кстати сказать, уникальная личность в истории англо-американской - да и любой другой - детективной литературы. Это он вычислил Таксидермиста, как, впрочем, и других не менее опасных негодяев). Это означает, что к водопаду человек подошел налегке, а ушел с грузом. А какой груз может быть возле водопада, какой стоило бы нести? Ну, конечно, вода! Человек приходил за водой. Элементарно, как говорил другой, куда более знаменитый сыщик.
   Люди обычно селятся вблизи источника воды. Значит, поблизости должна быть их база, либо береговой пост наблюдения. Скорее всего, последнее. Базу все-таки лучше основать в центре острова. Ведь речка берет начало где-нибудь из середины. Если взобраться наверх и пойти вверх по ручью...
   Нет, взбираться сейчас, когда он только что спустился, вовсе не хотелось. Надо разобраться с этим водовозом или, правильнее сказать, водоносом. Джон Кейн пошел по следам, полоса пляжа стала сворачивать направо и, когда открылся новый вид, он сразу увидел береговой дозор. Без всякой визуальной двусмысленности. На растяжках был раскинут тент, где можно было укрыться от солнца и дождя. Рядом горел костер, на огне кипел котел. Дым относило ветром как раз в сторону Джона, затаившегося за прибрежным валуном. Вместе с дымом в нос ударял запах варева - восхитительный аромат чесночной похлебки с дикой козлятиной, аппетитный, с ума сойти! Желудок Джона отозвался столь громким урчанием, что в пору было испугаться, не услышат ли враги?
   Враги, однако, были заняты своими делами. Один помешивал черпаком варево, доставал им из котелка и, обжигаясь, пробовал на зуб (Джон проглотил голодную слюну). Другой, сидя на бревнышке, курил и плевал в сторону океана, то есть выполнял свои прямые обязанности - мониторил акваторию. Третий - огромный детина в одних трусах - развешивал на сухих корнях поваленной сосны только что выстиранную рубаху, цвета хаки. Тут же уже висели некогда синие джинсы, по тропической моде обрезанные чуть ниже колен. Рядом стояли ведро и тазик. Все как у людей. Ребята затеяли постирушку. Пост как пост. Оружие - автоматы - в пирамиде. Но главное, у них была лодка. Причаленная к берегу лодка модели "Крестлайнер-Фантом-2100", снабженная мощным, в двести пятьдесят лошадиных сил, подвесным мотором "Меркурий".
   Джон понял, что это не те люди, за которыми он следил в лесу. В таком случае, куда же делись те двое? Плохо дело, когда в тылу у тебя ошиваются враги, и когда они ударят неизвестно.
   А, может, эти парни вовсе и не пираты? Просто отдыхающие, приплыли на пикничок... Но, по здравом размышлении, он сделал вывод, что они все-таки пираты, и здесь у них пост. Наличие при них скорострельного оружия, запрещенного законом, говорило само за себя.
   От первоначального плана, перестрелять из укрытия дозор, оставив в живых одного для допроса, пришлось отказаться. На выстрелы могут прибежать те двое, если они, конечно, поблизости. Но, скорее всего, то был мобильный дозор, и они не сидят на месте (молодец, утешил себя). И все же стрелять нежелательно. Да и честно сказать, рука не поднимается вот так подойти и пристрелить человека. Конечно, можно накачать себя ненавистью, мол, это бандиты и все в таком духе... но если ты по натуре не убийца, то переломить себя очень трудно.
   Судя по всему, обед был готов, потому что повар что-то сказал товарищам, и они, все побросав (здоровяк выплеснул воду из тазика и вытер руки о мощные бока), побежали под тент занимать места вокруг импровизированного стола, основой которому служила большого диаметра чурка распиленной сосны. Рядом лежали побелевшие от времени бревнышки, на которые они и расселись.
   Они ели с большим аппетитом: скребли ложками, громко хлебали, экспансивно говорили о чем-то и раскатисто смеялись своим дозорным шуткам.
   - Хэлло, парни! - сказал Джон Кейн, неожиданно появляясь возле веселого застолья. - Приятного аппетита.
   Немая сцена, как у писателя Гоголя. Один даже ложку выронил. Это был тот, кто мониторил. Проморгал, стало быть.
   - Ешьте, ешьте, ребята, будьте как дома, - сказал Джон Кейн, приближаясь еще на шаг и занимая позицию против солнца так, что его лицо трудно было разглядеть - солнце светило бандитам в глаза, как лампа на допросе у следователя. Троица, как завороженная, не могла оторвать глаз от "кольта" в руке пришельца.
   Один из бандитов, наконец, очнулся от транса и покосился на "пирамиду". Автоматы были безответственно далеко, в футах примерно десяти.
   - Вы кто? - спросил, тот, кто проморгал. Он, очевидно, был здесь за главного.
   Это был необыкновенно худой человек с темным, ястребиным лицом и живыми маленькими глазами. Лицо покрыто было глубокими морщинами, свидетельствовавшими о скрытой хронической болезни.
   - Я-то? - усмехнулся пришелец. - Турист...
   Никто из бандитов не поверил бы, что этому задубевшему типу, который так внезапно нарисовался, его легкая усмешка дается с неимоверным трудом и что он едва себя сдерживает, чтобы не запаниковать.
   - ...мы тут с друзьями (в этом месте голос его все же слегка дрогнул) причалили неподалеку. Мы на яхте...
   - Путешествуете, значит, сказал второй - повар - коренастый человек, загоревший под тропическим солнцем до того, что кожа его приняла прочный медно-красный цвет. Глаза смотрели из узких припухших щелок. Круглый, женский, подбородок свидетельствовал о вероломном и неустойчивом характере.
   - Да, знаете ли..., - Джон Кейн почесал щеку стволом кольта и снова навел оружие на троицу.
   - Добро пожаловать к нам на остров, - елейным голосом сказал повар, - аллоха! - как здесь у нас говорят... Извините, цветочных гирлянд мы не приготовили, зато, может супчика отведаете? Очень вкусный... сам готовил...
   - Что ж, очень любезно с вашей стороны, - сказал Джон Кейн. - Не откажусь. Честно говоря, целый день не ел.
   Повар засуетился, из-под брезента достал еще одну чистую тарелку (а мог бы достать и пистолет, идиот, ты этакий, хватит с ними миндальничать!), зачерпнул со дна котелка и налил до краев. Тут же был положен хлеб, аккуратно нарезанный. Звякнула о край тарелки чистая ложка, приложенная проворным поваром.
   - Вот спасибо, ребята, - сказал Джон, облизывая губы, как это делала Аниту (вспомнив её, он сразу нахмурился, но голод настойчиво требовал утоления в первую очередь). - Но, сами понимаете, мне не пристало сидеть за одним столом со всякой сволочью, так что, уж будьте добры, лягте вон там, на песочке, мордами вниз... нет-нет, не туда, в другую сторону, подальше от вашего оружия...
   Худой командир, оказавшийся удивительным молчуном, и разговорчивый повар выполнили приказ - легли посреди пляжа, уткнувшись носами в песок. Кинг-Конг, как прозвал здоровяка Джон, продолжал сидеть, набычившись. Это был темнокожий метис неизвестно какой расы. С тупым выражение лица смотрел он на тарелку, приготовленную для Джона, словно ему было жалко бандитской жрачки.
   - Эй, малый! - окликнул его Джон, чтобы вывести из ступора.
   Метис поднял голову на голос, точно собака, и как у собаки, увидевшей чужака, у него ощерился рот, он закричал что-то нечленораздельное или зарычал по-звериному. Поднялся во весь громадный свой рост и двинулся на Джона. Гигант расставил руки с венами, как канаты. Его мускульной упаковке позавидовал бы и Шварценеггер.
   Джон Кейн судорожным движением направил на него кольт, хотел сказать: "стой!", но язык присох к гортани. Гигант придвинулся еще на шаг, и Джон выстрелил прямо в его могучую грудь. Грохот оглушил. Пуля вошла прямо в сердце, из раны хлынула кровь. Она лилась из раны толчками, чем-то похожая на кетчуп, но это была настоящая человеческая кровь, которую Джон Кейн выпустил собственноручно. Это сумасшествие: за короткое время он убивает уже второго человека!
   Ему было безумно жаль этого дебила, который не понимает, что сопротивление в данном случае бессмысленно. Но гигант, к его удивлению, и не думал умирать. Он шагнул, качнулся, побледнел, но снова сделал шаг вперед. С ревом он поднял руки, чтобы схватить и разорвать врага на клочки. Джон в панике снова выстрелил. Удар пули задержал противника только на мгновение. Джон в замешательстве отступил. До него долетало затрудненное дыхание метиса. Тот был смертельно ранен, но продолжал удерживаться на ногах. Он умирал невероятно мучительно и медленно, существуя в каком-то другом, далеком от белого человека мире, где даже пуля уже бессильна причинить больший вред. Прошло, казалось, бесконечно много времени - пожалуй, секунд пять, - прежде чем он грузно осел на колени. Изо рта потекла слюна. Здоровяк вдруг как-то неимоверно одряхлел. Из жалости, чтобы тот не мучился, Джон хотел добить противника, но стрелять в голову рука не поднималась. А метис все не умирал, напротив, с огромным трудом невероятно медленно он поднялся с колен и продолжал двигаться на подгибающихся ногах, с безвольно опущенной головой. Это был какой-то кошмар. Уж не сон ли мне снится, подумал Джон и выстрелил в третий раз.
   Этот выстрел оказался роковым. Все тело метиса содрогнулось от нестерпимой боли, ноги лишились последних остатков сил. Падая, он словно приподнялся: подогнувшиеся под тяжестью тела ноги и устремленные ввысь, словно в молитве, руки делали его похожим на срубленное дерево.
   Он вскрикнул в последний раз. А потом повалился с глухим стуком, от которого, казалось, содрогнулась земля.
   Джон Кейн стоял с дымящимся револьвером в дрожащей руке и смотрел на поверженного гиганта. Его живучесть поражала. Но теперь он был, безусловно, мертв.
   Говорят, что мертвые выглядят умиротворенными. Чушь. Почти все трупы, которые Джону доводилось видеть, оставляли жуткое впечатление. И этот не был исключением. А сознание того, что он убит тобой, наполняло душу беспредельной тоской.
   "Этот парень мог быть моим сыном, - подумал Джон Кейн, - и вот я убил его...". Первую свою жертву Джон ненавидел, вторую жалел. А ведь придется сражаться с остальными. Сколько их здесь?
   Джон Кейн посмотрел на тех, кого он заставил лежать. Из двоих остался один. Худой сбежал, повар остался. И то, потому что со страха зарылся головой в песок, как страус. Ну вот упустил, может быть, самого опасного бандита, подумал Джон. Так всегда: злодеи умирают последними.
   - Встать! - скомандовал Джон, пиная под зад повара.
   Толстомордый поднял голову. Из ушей у него высыпался песок. Увидев грозного противника с оружием в руке, он, встав на колени, поднял руки.
   - Прошу вас, не убивайте меня! Я не бандит, всего лишь бухгалтер. Я всегда был приличным и безобидным человеком...
   - Вот как? - сказал Джон. - Что же общего у тебя с бандитами? (Вот и начался допрос, подумал Джон).
   - То же, что и у всех. Я скрываюсь от закона... Видите ли, я подвержен пагубному пристрастию - не могу устоять, когда вижу карты. Короче, я проигрался... и тогда я украл деньги у фирмы, где работал. И что хуже всего, делал это неоднократно...
   Из его сбивчивого рассказа Джон узнал, что толстомордый служил в счетном департаменте. Серьезная правительственная контора. Однажды прислали комиссию, проверка счетных книг показала, что он систематически утаивал суммы, находившиеся под его контролем.
   - Как твое имя?
   - Пол Диккер, сэр.
   - Понятно, - сказал писатель. - Сколько я знал Полов - все они болваны.
   - Это точно подмечено, сэр, - повинился бывший бухгалтер. - Я всегда говорил маме, когда она была жива, зачем вы с отцом назвали меня Полом? Дали бы имя Дик или Сэм, как бы я жил! А мать говорит: "Твой отец был Пол..." Папаша бросил нас, когда мне было два годика...
   - Заткнись и продолжай.
   - Какую команду исполнять, сэр?
   - Говори по существу.
   Короче, продолжил Диккер, чудом ему удалось ускользнуть из-под носа агентов ФБР. Скрываясь от правосудия, он, через знакомого картежника, сошелся с Диком Минчером, бывшим лейтенантом полиции, уволенном за коррупцию.
   - Он вытянул из меня все деньги, но все-таки помог, - сказал Пол. - С помощью своих дружков переправил меня на этот остров... Так я стал членом шайки...
   - Сколько человек в вашей шайке?
   - Активных - человек пятнадцать... Четырнадцать, - посмотрев на мертвого, подвел баланс бывший бухгалтер. "Тринадцать", мысленно поправил его Джон и произнес, с гримасой похожей на улыбку:
   - А пассивных?
   - Тут вообще много людей, - признался Пол Диккер. - Целая колония. Это в глубине острова. Есть женщины и даже дети. Большинство из них гавайцы, полинезийцы - обманутые гастарбайтеры с других островов. Но есть и белые. Некоторые живут по принуждению, другие, как я - добровольно... И то сказать, есть ли у меня выбор? Только и утешение, что все-таки территория США. Вроде как дома... Хотя и в бегах...
   - Кто главарь?
   - Такой тип - Херси Джексон, австралиец, не знаете? Известная личность... в определенных кругах...
   Джон Кейн нехорошо усмехнулся, желваки у него на скулах угрожающе выделились.
   - Ну, разумеется, откуда вам знать, вы же честный человек... - льстивым голосом сказал казнокрад.
   - Честный, думаете?.. Это как посмотреть... Впрочем, чего там говорить, перед вами человек, так же бежавший от правосудия.
   - В чем вас обвиняют? - голос у Диккера заметно стал радостный.
   - В убийстве с отягчающими обстоятельствами.
   - Фью-у-у! - уважительно присвистнул казнокрад. - Это же убийство первой степени, как пить дать - электрический стул...
   - Ладно, хватит трепаться, - оборвал его писатель. Надо закопать этого Кинг-Конга...
   - А откуда вы знаете, что у него кличка Кинг-Конг? - удивился Диккер.
   - Профессиональный опыт. Клички по большей части даются по признакам, которые сразу бросаются в глаза. Если большой и черный, значит, Кинг-Конг.
   - Он метис, из Малайзии. Убил своего родственника из-за женщины, ему тоже грозила смертная казнь. Херси Джексон помог ему бежать.
   - Этот Джексон, я вижу, вездесущий. Всюду бывает, всем помогает. Хороший ловец заблудших душ...
   - С ним лучше не встречаться, - испуганно сказал Пол Диккер. - Говорят, ему помогает сам дьявол.
   - Хватит болтать! Давай, бери этого малайца за руку, я - за другую. Ну, взя-я-я-я-ли!!!
   - Черт! Какая тяжёлая горилла! - пожаловался Диккер.
   Джон Кейн и сам еле тащил. Ноги вязли в песке. Безвольные ступни гиганта, как плуг вспахивали пляж, оставляя длинную глубокую полосу.
   - Стоп! - скомандовал Джон, измученный непомерной тяжестью. - Лопата есть?
   - Сейчас принесу, - сказал Диккер и бросился в сторону бивака.
   - Стоять!.. Не так прытко. Пойдем вместе.
   Джон Кейн и Пол Диккер закопали тело под скалой.
   - А знаете, почему вы не могли его убить? - сказал Диккер, когда они сели отдышаться.
   - Почему?
   - Потому что у него сердце с правой стороны. Вы стреляли в левую сторону груди, а у этого болвана сердце справа...
   - Он не болван. Просто умственно неполноценный. Я таких встречал. В принципе, они добрые и даже ласковые... Все зависит от воспитания. В чьи руки они попадут.
   - Да, вы точно подметили, шеф, - согласился бывший бухгалтер. - Меня мать не воспитывала, ей приходилось работать, воспитанием моим занималась моя тетка-инвалид, двоюродная сестра матери. Без влияния мужчины, разве можно воспитать твердого мужчину? Вот я и вырос безвольным, слабохарактерным, подпадающим под чужое влияние.
   Джон Кейн посмотрел на Диккера в поисках что-то вроде родственной души, но морда Диккера все так же была малосимпатичной.
   - У меня была бабка, - сказал Джон, - она любому мэну сто очков даст вперед.
   - Я не спорю, шеф, есть очень сильные женщины...
   - Что это ты меня шефом называешь? Быстро же ты переметнулся.
   - Для меня, кто с пистолетом, тот и шеф.
   - Вот как... Жаль, а то я стал уже проявлять к тебе нечто вроде симпатии. Все время я ошибаюсь в людях, писатель называется!
   - Вы писатель? - еще более уважительно спросил Диккер.
   - Джон Кейн, - представился писатель, не подавая руки.
   - Таксидермист! - воскликнул бывший бухгалтер.
   "Черт побери, - огорчился Джон. - Сколько же времени они это лыко будут мне вставлять в строку?!"
   - Ну, конечно, а я думаю, где я вас видел? А оказывается... Вы в натуре немного старше, чем на фото. Я читал все ваши книги, я же ваш фанат! Автограф не дадите?
   - О Господи! - Джон воздел очи горе. - На лбу что ли у вас? (мысленно отметил, что лесть все-таки сделала свое дело, он стал чуть теплее относиться к этому типу).
   - Почему на лбу? У меня ваша книга есть.
   И, прежде чем Джон Кейн среагировал, Диккер бросился к вещам, нырнул рукой под брезент (у писателя опять оборвалось сердце, и он вскинул пистолет), порылся в ящике и вытащил потрепанную книжку в мягкой обложке. По оформлению обложки Джон Кейн узнал свой роман "Антиподы". И у него потеплело на сердце. Роман "Антиподы" был его гордостью, до некоторой степени интеллектуальное чтиво, не просто бездумная стрелялка.
   Он подписал книгу (ручка и блокнот всегда были при нем) просто одной фамилией, потом сказал:
   - Запомните, Диккер, пока вы мой пленник, вы ничего не должны делать, не спросив разрешения, ясно? Иначе можете вместо автографа получить пулю. Имейте в виду, я еще вам не доверяю.
   - Понял, шеф, извините. Больше не повторится.
   - А теперь идемте, я, наконец, хочу есть.
   - Сию минуту!
   - Но прежде - принесите мне воды и мыло, если, конечно, оно у вас имеется...
   - Обижаете, мы же не дикари какие-нибудь.
   Он принес металлический кувшин с водой и мыло. Джон мыл руки, а Диккер, с полотенцем через сгиб руки, поливал ему. Идиллическая картинка, подумал писатель. И это всего через какие-то полчаса после смертоубийства.
   Джон Кейн ел суп с мясом, с жадностью голодного волка, а Диккер подливал добавки. "Никогда бы не написал про своего героя, что он жадно ел, после того, как убил человека, - подумал писатель. Распространенный и, в сущности, идиотский штамп - героя выворачивает наизнанку, какая уж тут, мол, жратва. Но жизнь - штука противоречивая..."
   За обедом Джон Кейн узнал от словоохотливого Диккера, что сбежавшего худого субъекта звали Бивер Моррис. Еще тут выделяется помощник главаря шайки - Пит Борзак. Его в данный момент нет на острове... "Значит, главарь - Херси Джексон и его помощник Пит Борзак - ничего себе парочка, запомним", - сказал себе Джон Кейн.
   А Диккер продолжал:
   - Колония живет в деревне с глумливым названием - "Фридом". Это, собственно, примитивные жилища из глины и бамбука, с крышами из пальмовых листьев. Располагаются на большой поляне. Вообще-то это бывшая колония хиппи, но с тех пор - шестидесятые - семидесятые - сами знаете, прошло столько лет. Из тех первых добровольных поселенцев остался только один - старый хиппи Хэнк Питерс. Его все зовут старик Хэнк. Он тоже малость не в своем уме. Ну просто старый маразматик. Курит все, что дымится: марихуану, гашиш, опиум. Короче, обкуренный в доску. Воображает, что он губернатор острова. Может, когда-то он и вправду был у хипачей за главного, но теперь... это смешно. Но, что удивительно, колонисты, ну те, пассивные... что живут в деревне, и вправду его считают своим губернатором. Хотя все знают, что главный на острове, конечно, Джексон. Власть Джексона никто не оспаривает, даже его помощник и правая рука Пит Борзак. В этом отношении Джексон деспотичен. Но на старика Хэнка смотрит сквозь пальцы, считая его неопасным старым придурком. Даже кое в чем полезным. Если, например, остров захватят федералы, то всегда можно сказать, что всем заправлял старик Хэнк. И он ответит по закону как главарь.
   - Подставное лицо, - сказал Джон Кейн.
   - Да, что-то вроде этого, - кивнул Диккер. - И что самое смешное, люди из деревни это подтвердят, ведь они думают, что это так и есть... Эти дураки из деревни думают, что Джексон у Хэнка что-то вроде командира армии. И Джексон это мнение умно поддерживает.
   Но если Хэнку придет в голову дурь предъявить права на реальную власть, Джексон немедленно оторвет ему голову. Хэнк дурак, дурак, а умный, не рыпается. Командует в своей деревне и этим довольствуется.
   - А где живет Джексон и его боевики?
   - Они живут отдельно. Им построили хороших два дома. В одном живет Джексон с охраной, в другом - все остальные. Это собственно крепость. Усадьба обнесена оградой из бревен, поставленных стоймя. Чтобы взять эту крепость штурмом, нужна, как минимум, сотня хорошо вооруженных федералов.
   - Значит, старики, женщины и дети работают на этих гадов...
   - Да, деревня имеет огороды и небольшие участки земли для выращивания овощей и некоторых злаков. Земли здесь плохие, урожаи скудные, живут впроголодь...
   - Зато снабжают Джексона и его банду продовольствием.
   - Это само собой. А куда они денутся. Бежать отсюда невозможно... Во всяком случае, старым это не под силу, а женщины вообще, как кошки, боятся воды. Так и живут.
   - Ну, а эти... гастарбайтеры?
   - А-а-а, - махнул рукой Диккер, - пассивные, они и есть пассивные. Жалкие ничтожные личности. Их даже в бандиты не рекрутируют...
   Тут Диккер прикусил язычок, поняв, что неосторожно высказался, тогда выходило, что сам Диккер далеко не такой безобидный бухгалтер. Но Джон Кейн, в гневе не заметив его оплошности, воскликнул возмущенно:
   - Но это же настоящее рабство! И это на земле, находящейся под юрисдикцией США! Страны, где рабство победили полтораста лет назад!
   - Жизнь полна противоречий, - мудро ответил бывший бухгалтер.
  
  
   Глава 26
  
   Когда Джон Кейн насытился, пришла трезвая мысль, что надо отсюда сматываться. Сбежавший Бивер Моррис, командир берегового дозора, наверное, уже взбудоражил весь остров. Боевики подняты по тревоге и вот-вот здесь появятся! Удивительно, что они до сих пор не нагрянули.
   - Ничего удивительного в этом нет, - сказал Диккер. - Боевики действительно подняты по тревоге, но у них другое задание. Они рыщут по всему острову, ищут какую-то девушку-полинезийку.
   - Какую девушку? - насторожился Джон.
   - Да я толком не понял, просто сообщили нам на пост, что, если увидим девушку-полинезийку, то должны задержать её. Наверное, из деревни сбежала... Хотя это очень странно - из деревни никто не сбегает, потому что бежать некуда.
   Они шли по лесу в глубь острова в сторону деревни. Диккер нес два автомата, а Джон Кейн магазины к ним. Еще один автомат, полностью снаряженный, он взял себе. Это были французские "клероны", диковинной формы, с магазинами в прикладе, работают безотказно, выпуская шестнадцать пуль в секунду. Так что лучше из них стрелять сериями по три патрона. А то враз выпустишь весь комплект. Об этом Джона проконсультировал Диккер. Пока Джон не доверял Диккеру. Но первое же боевое столкновение покажет, за кого он.
   При мыслях о боевом столкновении Джона передернуло от страха. Он уже едва не пожалел, что отказался от наиболее разумного решения проблемы. Сесть в лодку, которую он мог реквизировать у дозорных, взять с собой пленного и рвать отсюда когти, вызывать подмогу. И пусть уж они, коммандос по борьбе с терроризмом и пиратством, профессионалы, делают свою работу. А ему, цивильному писателю, по окончании операции привезут трупы доктора и Аниту в целости и сохранности...
   - А как вы держите связь? - спросил Джон.
   - Обыкновенно. С помощью сотовых телефонов. А вы как думали?
   - Ну, рации там...
   - Это все устарело.
   - А как оплачиваете разговоры? Едете на обитаемый остров?
   - Бывает и так... но обычно мы это делаем, то есть оплачиваем счета, по Интернету. У нас беспроводной Интернет, две спутниковые тарелки - одна лично у Джексона, другая - у ребят... По Интернету мы отсюда можем заказать все, что угодно, кроме атомной бомбы. Но в основном заказываем разные товары, деликатесы там всякие... Потом нам их доставляют. Иногда сами ездим, когда бываем на большой земле по делам.
   - Значит, о вас многие знают?
   - А мы особо и не скрываемся... Конечно, мы скрываемся от правосудия, но парни, которые доставляют нам товары и продукты, не вникают. Им это по барабану. Привезли, деньги получили, отвалили.
   - Вот вы там, на берегу, говорили, что этот, как его... Пит Борзун?.. ну, помощник Джексона...
   - Пит Борзак.
   - Да. Вы сказали, он сейчас не на острове. А где?
   - Ну... вообще-то это военная тайна... Но раз уж я перешел на вашу сторону, то чего уж там темнить... На дело они ездили. Борзак и подобранная им команда. Всего шесть человек. Я тут особо не в теме, но слыхал краем уха, они где-то присмотрели казино... Короче, у них там, кажется, случился облом. Все ребята вернулись, а про Борзака сказали - погиб. Копы, мол, его подстрелили. Ну, Джексон им устроил головомойку. За то, что бросили товарища. Чуть не шлепнул одного, самого трусливого...
   Джон Кейн начал догадываться, о ком идет речь. Он описал внешность человека, которому они с доктором дали имя Бен Ганн.
   - Да, это он, Пит Борзак, - подтвердил Диккер. - А откуда вы его знаете?
   - Неважно... Т-с-с! Сюда, кажется, идут, - прошептал Джон Кейн и жестом приказал Диккеру залечь.
   Они укрылись за деревьями в кустах. Мимо опять проходили двое, но другие. На вид отпетые бандиты. На них были надеты охотничьи безрукавки со множеством карманов, набитых патронами. На обнаженных потных плечах у каждого чернели замысловатые наколки, в основном агрессивного характера. Головы их покрывали банданы камуфляжной расцветки. "Этим лучше не попадаться, - подумал Джон, осторожно высовывая нос из зарослей. - Настоящие хищники".
   Двуногие хищники проходили совсем близко, когда в кармане у Диккера заиграл телефон.
   - Телефон звонит, - сказал один бандит другому.
   Второй машинально полез в свой карман, достал телефон, но он молча.
   - Это не у меня, - сказал второй бандит.
   - И не у меня... - сказал первый бандит.
   Из кустов поднялся Диккер и сказал:
   - Это у меня звонит.
   - О! - оторопели бандиты. Это же наш голубой бухгалтер. Ты чего тут делаешь?
   - Грибы собираю... - сказал Диккер и благоразумно нагнулся.
   Из-за его спины поднялся Джон Кейн и двумя короткими очередями уложил бандитов. Когда Джон нажимал гашетку, он даже не подумал, взведен ли автомат или нет. На его счастье оказалось, что взведен.
   Бывший бухгалтер перекрестился, потом плюнул на труп одного бандита и пнул другого. Потом объяснил свои действия:
   - Самые говенные людишки были. Все время меня унижали. Педиком обзывали, сексуально домогались, суки, как будто я им баба... А вы - молодец, господин писатель. Настоящий мужчина! Другие писатели горазды на бумаге подвиги совершать, а у самих на деле - кишка тонка... А вы...
   - Скажите, Диккер, почему у нас так уважают убийц? Почему умный, но слабый физически профессор из университета не вызывает уважения. В лучшем случае, смешной чудак, скажут про него. А того, кто, не моргнув глазом, уложил пару тройку людей, вы считаете достойным уважения?
   - Еще бы, - ответил Диккер, - попробуй такого не уважь... Я тому человеку не позавидую, кто на это осмелится.
   - Понятно, - сказал Джон. - Вот что, Диккер, кажется, вы прошли испытание верности. Получите обойму с патронами.
   - Спасибо, конечно, за доверие, мистер Кейн, - ответил Диккер, умело снаряжая "клерон", но от меня мало толку. Я не могу убить человека.... Даже самого отъявленного негодяя. Уж извините... Так я устроен. Отвлечь внимание, пожалуйста, но стрелять буду только в воздух.
   - Как же вас взяли в бандиты?
   - А на плантациях тяжело... - засмеялся бывший бухгалтер. - Потом, служба в отряде, это ведь не обязательно налеты на казино и прочее... Налеты дело добровольное. Джексон никого не заставляет бандитствовать. Да и сам практически никогда не выезжает на дело. Зачем ему рисковать. Его дело организовать...
   - Вы упомянули о плантациях, что за культуры выращиваются на них?
   - Я сказал "плантации"? - Диккер замялся. - Просто оговорился. Я имел в виду огороды там всякие... Это для вас, писателей, слово должно быть точным, а нам, простым людям, как на язык ляжет, так и скажем...
   - Вы знаете, что именно в оговорках человек говорит правду?
   - Прошу вас, - взмолился Диккер, - не надо меня пытать насчет плантаций. Я очень боюсь Джексона...
   - Да, ладно и так понятно. Марихуану выращиваете.
   - Я ничего не говорил.
   - Разумеется, я же суперсыщик, - пошутил Джон.
   Диккер сразу повеселел.
   - А какой он из себя? - спросил Джон. - Молодой, старый?
   - Кто? Джексон?.. Да как вам сказать... На вид ему лет сорок, но на самом деле - меньше. Просто у него на подбородке и щеке ужасные шрамы, которые его старят. Говорят, что эти шрамы он сам себе нанес, чтобы устрашать других. Хотя... он дважды сидел в тюрьме, а там всякое бывает... Может, порезали... только я думаю, кто это сделал, не долго прожил. Джексон скор на расправу. А если не может отомстить сразу - и через десять лет достанет.
   - Слишком уж страшный портрет вы нарисовали, - сказал Джон. - Слушайте, куда вы меня завели? Какие-то дебри...
   - Ну, вот мы пришли, - сказал Диккер.
   И тогда Джон Кейн увидел вигвам. Он так был построен, можно сказать, встроен в лесные дебри, что его можно было разглядеть, только уткнувшись в него носом.
   - Это укрытие я соорудил для себя, - сообщил Диккер. - Так, на всякий случай, мало ли что... Вдруг федералы нагрянут или какие-нибудь козлы начну доставать. Всегда полезно иметь убежище, свою, так сказать, личную территорию, ну, вы меня понимаете...
   - Хорошее убежище - это как раз то, чего нам всем не хватает, - согласился писатель.
   Диккер открыл замаскированную зеленью плетеную из веток дверь, которую бы Джон сам не обнаружил. В вигваме, как это ни странно, было сухо. "Потому что давно не было дождей", - сказал себе Джон.
   Там имелась даже лежанка. Пол устилали циновки. Всё это обнаружилось, как только Диккер зажег спичку, а потом и огарок свечи, который хранился в старой консервной банке.
   - Вот тут, - сказал Диккер, - в непромокаемом пакете, запас кофе, сахара и галет, чтобы заморить червячка. Тут же, на лежанке, непромокаемая накидка. Если хлынет тропический ливень, вигвам, конечно, начнет протекать, тогда можно под ней укрыться.
   Диккер огляделся по сторонам.
   - Ну, вот. Располагайтесь, - сказал он. - Ночью я приду за вами и отведу в деревню. Я все объясню старику Хэнку. Убежден, он не откажет вам в убежище... Осмелюсь спросить, каковы ваши намерения?.. что вы намерены делать?.. Я к тому, если бы я хотя бы отчасти знал ваши планы, то смог бы помочь...
   Джон Кейн понял, что раскрыть карты, хотя бы некоторые, ему все равно придется.
   - Знаете, Диккер, откровенность за откровенность. Я вам тоже открою свою тайну. Как я подозреваю, девушка, которую ищут по всему острову, это моя... ну как бы это вам сказать... ну, можно сказать, что жена.
   - Понимаю.
   Джон Кейн кратко рассказал выдуманную сею минуту историю (не упомянув о Бен Ганне, то есть о Пите Борзаке ни словом), о том, как они путешествуют на яхте, в поисках пресной воды пристали к острову. И как он, Джон Кейн, с приятелем - он доктор - высадились на берег и пошли на разведку, а женщина оставалась на судне. На острове они с доктором разошлись в поисках питьевой воды. А когда Джон вернулся на берег, яхты уже не было. Вернее, она была, но её захватили и увели на противоположный конец острова какие-то люди. С тех пор о судьбе доктора и Аниту - так зовут женщину - он, Джон Кейн, ничего не знает. В поисках своих людей Джон наткнулся на береговой дозор. Что было дальше, Диккер знает.
   - Теперь меня интересуют три вопроса, - сказал Джон. - Где моя... жена? Где мой друг? И где моя яхта?
   - Ну, на последний вопрос я могу почти со стопроцентной уверенностью сказать, что яхта ваша стоит в бухте Гостеприимная. В бухту ведет узкий извилистый пролив. Вход в пролив не сразу заметен. В этой бухте яхте не страшны никакие ураганы. Там Джексон держит весь свой флот - два скоростных катера (один его личный) и три моторные лодки.
   Джон Кейн смотрел на Диккера, как утопающий смотрит на спасательный круг, брошенный с борта проходящего судна.
   - А вот на первый и тем более на второй вопрос вам я ответить не смогу... пока не смогу. После того, как я схожу в разведку...
   Тут у Диккера опять заиграл телефон - какой-то рэгтайм. Он вытащил аппарат и уставился на него, как на гранату с выдернутой чекой.
   - Вы лучше ответьте, - посоветовал Джон. - Нам важна сейчас любая свежая информация. Только включите громкую связь, я хочу слышать разговор.
   - Диккер слушает...
   - "Диккер, мать твою! Ты почему не отвечаешь?!"
   - Это кто?
   - "Это я, Моррис, ты чего, голос начальства не узнаешь?"
   - А-а-а это тот начальник, что бежал, бросив пост и подчиненных на произвол судьбы?
   - "Ну-ну, ты поосторожней бросайся словами... Я-то как раз нахожусь на посту, но ни тебя, ни оружия здесь нет. Как прикажешь это понимать? Мне ведь надо докладывать коменданту... Ты-то сам, где находишься?"
   - Оружие забрал тот псих, что напал на нас, - Диккер посмотрел на Джона, тот улыбнулся и кивнул. - Я тоже сбежал от него, но в отличие от тебя - не побежал спасать свою шкуру, а стал следить за ним... и выследил. Он сейчас залег в чаще, как зверь, и не выходит оттуда. Наверное, дожидается темноты. Советую тебе присоединиться ко мне, и мы вместе попытаемся его взять живым или на крайний случай убьем. Заберем у него оружие и реабилитируемся. Ну, как тебе мой план?
   - "План, план, Наполеон, мать твою! Ты тут мне не командуй. Я сам знаю, что надо делать... Ладно, предложение принимается. Где встретимся?"
   - У седьмой отметки.
   - "Седьмая... седьмая..."
   - Там еще рядом ведьмин овраг...
   - "Без тебя знаю... Это что, на развилке?"
   - Да-да.
   - "Когда?"
   - Прямо сейчас, а то мало ли что... Мне надолго упускать его из виду нельзя, вдруг уйдет, ищи потом...
   - "О'кей, дуй на седьмую, я тоже подгребу. Конец связи".
   Джон Кейн недоверчиво смотрел на Диккера. Глазки того задорно сверкали.
   - Как вы полагаете, он вам поверил? - спросил Джон.
   - Этот простофиля поверит в любую лажу, если дело касается спасения его шкуры. Не бойтесь, господин писатель. Я подведу его вплотную, а вы его встретите, как это вы умеете делать. Ловко вы тех двоих уложили, прямо как в кино!..
   - Подождите, Диккер. Надо кое-что прояснить. Все предыдущие убийства (в том числе и Бена Ганна, подумал Джон) были вынужденными. Я защищался. Мы защищались. Но специально заманивать человека в ловушку и убивать его, я не собираюсь. Усните себе это раз и навсегда.
   - Мистер Кейн, вы не понимаете. Логика борьбы подсказывает методы этой борьбы. Вы хотите вернуть себе вашу жену, друга и вашу собственность. Этому препятствуют враги. Чем больше вы убьете врагов, тем меньше препятствий...
   "Ого! - подумал Кейн, - он уже осмеливается меня учить. Вот что значит, находиться на своей территории: сразу же навязывается другому своя мораль, своя тактика и своя стратегия. Нет, я это поломаю".
   - Послушайте, господин бухгалтер, мне не нужна такая калькуляция. Я постараюсь спасти жену и друга, но не ценой кровавого террора. Пусть даже это бандиты. Вам ясно?
   В глаза Диккера погасли задорные огоньки. Он весь как-то скис, увял, словно из него выкачали воздух. Джон Кейн стал подозревать, что Диккеру нравилось присутствовать при убийстве, лицезреть убийство, получать от этого удовольствие. Может, это одна из причин, почему он подался в бандиты. Сам, может, и не убивал, но на кровушку насмотрелся вдосталь. А чтобы оправдать свои дурные наклонности, воображает себе этаким партизаном, повстанцем против тирании.
   - Диккер, вы, случайно, не чегеварист?
   - Нет. С чего вы взяли?
   - Ну тогда вы хуже, чем чегеварист. Мой друг доктор ответил бы вам так: вы говорите как проклятый русский коммунист.
   - Упаси Бог, Мистер Кейн... Я вообще ни к каким партиям не принадлежу. Раньше, да, поддерживал республиканцев, а теперь...
   - Ладно, сейчас не время для политических дискуссий. Идите на встречу с Моррисом и приведите его сюда... оружие оставьте, а то он заподозрит подвох. И смотрите, не переметнитесь обратно. В этом случае, я убью вас без всякой жалости. Убийство предателя входит в мой кодекс чести.
   - Конечно, конечно, мистер Кейн, как скажете.
   Диккер выполз из вигвама и, шурша листвой как змея, исчез. Джону было противно сидеть в логове Диккера. Воздух был пропитан какой-то вонью, не сильной, но вкрадчивой, неотвязной - так пахнет дохлая крыса. Джон вышел на свежий воздух и залег в кустах поблизости.
  
  
  
   Глава 27
  
   Он, кажется, задремал, когда сторож подкорки пробудил сознание. Джон Кейн услышал приближающиеся шаги. Опять шли двое и разговаривали. Потом они замолчали и стали подкрадываться к вигваму. Джону, находящемуся у них в тылу, хорошо было видно. Бивер Моррис, пригнувшись и выставив автомат, шел первым, позади, приседая на корточки, передвигался безоружный Диккер. Моррис остановился, поднял руку с выставленным вверх средним пальцем и этим непристойным жестом (несомненно, намеренным и унизительным для своего подчиненного) приказал напарнику зайти справа.
   Джон Кейн неслышно, как привидение, появился у Морриса за спиной и коротким резким ударом приклада по шее свалил врага.
   - Черт возьми! Даже я испугался, - отпрянул Диккер и прибавил льстиво: - Вам бы, мистер Кейн в морскую пехоту...
   Джон Кейн не то улыбнулся, не то оскалился, в общем, показал зубы. У Диккера мороз по коже прошел. Джон выдернул ремень из штанов Морриса, загнул ему руки за спину и этим ремнем связал пленнику запястья. Пленник так и не пришел в себя.
   - Помогите затащить его в вигвам, - приказал Диккеру Джон.
   Вдвоем они впихнули Морриса головой вперед в открытую дверь убежища. Всем троим едва-едва хватало места в этом жалком подобии жилища, диаметром что-то около шести футов. Впрочем, писатель, отвыкший уже от огромных размеров американских комнат, не чувствовал себя особо стесненным. Только вот запах раздражал. Была бы с ними Аниту, она бы навела здесь порядок, принесла бы ароматные цветы... На рабочем столе Джона всегда стояли свежие цветы, а он, черствый человек, никогда даже не поблагодарил Аниту за это. Считал, что так и должно быть.
   Пока Джон предавался воспоминаниям и терзал душу, может быть, запоздалым раскаянием, Диккер умудрился из припасенных сухих щепок, развести костерчик посреди жилища и сварить кофе. Дым от огня уходил через отверстие вверху, но все равно - на высоте человеческого роста дышать было трудно. В таких жилищах лучше сидеть.
   Дым и аромат кофе прогнали первоначальную вонь. Сидеть на циновках, скрестив по-индейски ноги, было почти удобно и приятно. К тому времени, когда Джон Кейн и Диккер сделали по первому глотку горячего кофе, очнулся Моррис. Джон помог ему сесть и велел Диккеру угостить пленного. Тот с удовольствием стал вливать горячий кофе в рот связанному человеку. Пленный рычал от боли, плевался и отворачивался.
   - Полегче, полегче, Диккер, - недовольно сказал Джон, я вам велел напоить его, а не казнить, заливая в рот жидкий свинец.
   Диккер послушно стал дуть в чашку и поить из нее Бивера Морриса. Тот перестал ругаться и угрожать, словно ребенок из рук няни стал прихлебывать ароматный напиток.
   - Ну вот... - сказал Джон, машинально шаря по карманам в поисках сигары, огорчился, когда понял, что не может получить удовольствия, которое знакомо только курильщикам: затянуться табаком после выпитой чашки кофе. А бандиты, при всей своей порочности, кажется, не курили. Впрочем, Джон вспомнил, что Бивер как раз курящий, но не мог унизиться до того, чтобы стрелять сигаретки у такого отребья...
   Джон нахмурился, переломил свое хотение и через силу продолжил:
   - А теперь, когда соблюдены все формальности гостеприимства, вы, мистер Моррис, расскажите нам что-нибудь интересное. Иначе, сами понимаете, нам нет резона оставлять вас в живых.
   Диккер воспрял, а Моррис задрожал от страха. Что он знал об этом человеке? Что он безжалостно застрелил Кинг-Конга? Перетянул на свою сторону эту жабу Диккера. На что он еще способен? Пустить ему, Моррису, пулю в лоб у него точно рука не дрогнет.
   - Я никак не могу понять, - сказал Бивер Моррис, - что вам от нас надо? Вы напали на нас, мы вас не трогали. Мы тут тихо-мирно живем себе на острове...
   - С автоматами наперевес, - съязвил Джон Кейн.
   - Без оружия здесь нельзя, - оправдывался пленный. - Дикие же места... Верно, Диккер? Подтверди. Ты ведь знаешь, что делает Джексон с предателями, а, Диккер?
   - Не надо мне угрожать, Моррис, - окрысился Диккер. - Скоро Джексон и вся его банда, все вы получите то, что заслужили. Пулю вот сюда! - и он постучал согнутым пальцем себе по голове. - На остров явился Суперсыщик, чтобы очистить его от всякой мрази, наподобие тебя... ха-ха-ха!
   "Вот же идиот! - огорчился Джон Кейн. - Он мою шутку принял за чистую монету".
   Моррис плюнул обидчику в рожу. Диккер неловко ударил Морриса по щеке, как бьют женщины. Моррис презрительно скривился, на худом его лице еще добавилось морщин.
   - Ты дерешься, как баба! - сказал он и с ехидной улыбкой прибавил: - Недаром Чак и Гарри хотели тебя трахнуть, ха-ха-ха!
   - А ты знаешь, где сейчас эти ублюдки - Чак и Гарри? Не знаешь? А я тебе скажу. Не более получаса назад мы с мистером Кейном повстречали их в лесу и прикончили гадов! Тра-та-та! - из автоматов.
   Диккер весь затрясся, показывая, как он стреляет из воображаемого автомата.
   - Заливаешь... - неуверенно ответил Моррис. Его лицо побледнело и еще более вытянулось.
   - Это правда, - сказал Джон Кейн, и Моррис сейчас же поверил этому жесткому, с умными глазами, человеку.
   - Что вы хотите от меня услышать? - сказал Моррис, - Я простой командир поста, ничего сверх того, что знает Диккер, вам сообщить не смогу. Уж он-то, Диккер, вам все выложил?
   Джон Кейн попридержал рукой Диккера, опять было полезшего в бутылку.
   - Скажите нам, что нового вы знаете о сбежавшей девушке? - спросил писатель.
   - Так и есть, сбежавшей. Я тут пока рыскал... слышал от ребят, что к острову пристала какая-то яхта... насколько я понял это ваша яхта, мистер...
   - Джон Кейн. Не отвлекайтесь.
   ("Никакой реакции на мое имя, подумал писатель, стало быть, книг не читает, молодец").
   - Короче, те придурки, что захватили судно и двух человек на нем... короче, они повели задержанных в лагерь. Мужчине связали руки, а девчонку недооценили - вели так... А она возьми да и сбеги. Эти аборигены - она из аборигенов - в лесу чувствуют себя как дома. Шмыгнула между деревьями - да и была такова, только её и видели... Сбежала, короче. До сих пор найти не могут.
   - А доктор? - спросил Джон. - То есть мужчина? Что с ним?
   - А что с ним может случиться? Дали пару раз по морде, чтобы не зазнавался, и отвели в лагерь. Если он доктор, то его счастье. Будет лечить людей, никто его не обидит... если не станет выпендриваться.
   - А что будет с девушкой? - угрожающе спросил Джон.
   - Хм... Само собой, отведут к Джексону, ему решать...
   Джон Кейн задумался, лицо его исказила гримаса страдания.
   - Простите, мистер... э-э... мистер Кейн, - сказал Моррис, - насколько я понял, эта девушка вам небезразлична, верно?
   - Еще как верно.
   - Если бы вы меня отпустили... я бы мог... постарался бы, если её задержали, постарался бы её освободить и привести к вам...
   Моррис умолк, видя, что человек, сидящий напротив, отрицательно крутит головой.
   - Нет, мистер Моррис, - сказал Джон Кейн. - Простите, но я вам не верю. За информацию спасибо. Дальше - я сам. Свою женщину мужчина должен спасать сам, если он настоящий мужчина.
   - Это верно, - согласился пленный.
   Писатель поднялся, поправил за ремнем кольт, проверил автомат. Вверху вигвама еще стоял дым, но дышать уже было можно. Моррис покосился на оружие.
   - Хотите убить меня? - спросил худой командир поста.
   Джон с удовольствием отметил: хотя в глазах Морриса мелькнул страх, все же он мужества не потерял.
   - Ну, если вы дадите клятву, что не будите мне мешать, то я сохраню вам жизнь, - ответил Суперсыщик.
   - Чем вы хотите, чтобы я поклялся? - оживился худой.
   - А что для вас самое дорогое, тем и поклянитесь.
   - Клянусь памятью матери! - подняв руку, как свидетель в суде, произнес Моррис.
   - Как же, матерью... - съязвил Диккер, - У него и матери-то никогда не было... Сам же говорил, что из приюта... и приемные родители от тебя отказались, когда ты их ограбил... Тогда ты первый раз попал в тюрягу...
   - Заткнись, жаба!
   - Крысеныш!
   - Вошь лобковая!
   - Гниль тюремная!
   - Ну, вы тут пообщайтесь, а я пойду на разведку, - сказал Джон.
   - Мистер Кейн! Я с вами! - встрепенулся Диккер.
   Джон подумал и отказал. Он больше не мог доверять этому человеку. Он запросто мог втянуть его, Джона, в такое сражение, из которого живым не уйти.
   - Охраняйте пленного, Диккер. Если я не вернусь через два-три часа, - пленного освободите.
   - Как же так?! Вы оставляете меня на произвол судьбы? - чуть не заплакал Диккер. - Мистер Кейн, если я его отпущу, они же меня растерзают!..
   Моррис злобно улыбался.
   - Ну, тогда убей его, для своего спокойствия, - посоветовал Джон Кейн.
   Диккер от неожиданности сел на задницу. А Моррис тяжко закашлялся. Казалось, его вывернет наизнанку.
   - Не пойму я вас, - растерялся Диккер. - То вы милуете, то велите казнить... Как вас понять?
   - А понять меня, Диккер, очень просто. В жизни каждый делает свой выбор самостоятельно. Я вам не нянька.
   Видя, что Диккер все-таки впадает в панику, Джон дал совет:
   - Попытайтесь заключить перемирие. Поскольку вы оба виноваты перед Джексоном, то вам лучше мирно не замечать друг друга, чем воевать. Ну что, решил я вашу проблему?
   Диккер неуверенно улыбнулся, Моррис нахмурился. Но чувствовалось, что накал взаимной ненависти явно пошел на убыль.
   - Вот и хорошо, - сказал Джон Кейн и вышел наружу.
  
  
  
   Глава 28
  
   Джон крался по лесу и терзался мыслью, что он все-таки поступил дурно, как сказал бы граф Лев Толстой. А еще он подумал, что нарушил золотое правило Экзюпери - "мы в ответе за тех, кого приручили". "Я приручил Диккера и почти приручил Морриса - и сразу бросил. Если они перережут друг другу глотки, это будет моя вина". "Я приручил Диккера и почти приручил Морриса - и сразу бросил. Если они перережут друг другу глотки, это будет моя вина".
   - А если они договорятся? - спросил Альтер Эго.
   - Это будет моя заслуга, - ответил Джон Кейн.
   - Ага! - воскликнул Альтер Эго. - Ты все-таки тщеславен.
   - Благодаря твоему животному эгоизму, - ответил Джон и подумал, что вот доктор, например, не мучился бы такими проблемами. Для него бандит, это бандит. И все, что способствует погибели бандита, то морально. А для него, Джона Кейна, бандит еще и человек... А может, я просто подражаю Достоевскому? А на самом деле, мне вовсе не жаль - ни загубленной судьбы проститутки, ни тем более бандита?
   Все-таки в моих смятениях виновата частичка русской души, которая сидит во мне как заноза. Будь я нормальный западный интеллектуал...
   Нет, - одернул себя Кейн. - Русское во мне не то, что я рефлектирую, а именно то высокомерное мнение, будто только я, как русский, способен на рефлексию и сострадание, а все остальные обитатели Запада - бездушные манекены. Вот что мне надо выдавливать из себя по капле.
  
   Пока он шел и был занят привычной мозговой деятельностью, в реальном мире сгустились сумерки, а затем почти сразу, как село солнце, наступила тьма. Идти стало трудно, а потом и невозможно. Джон Кейн уперся в глухую стену. На ощупь это был забор, состоящий из бревен, стоймя врытых в землю. Так укрепляли боевые позиции еще древние греки при осаде Трои.
   Несомненно, это была крепость Джексона. Джексон-хаус, так сказать. Джон подпрыгнул, вытянутой рукой шлепнул по бревну. Верхушки он не достал. Высокая, однако, стена. Идя вдоль стены, ощупывал, проверяя каждый стык бревен, в надежде, что где-нибудь да отыщется щель. И такая щель отыскалась. Ничто не совершенно в природе, а в сооружениях человека и подавно. Одно бревно имело некоторый изъян и потому не плотно прилегало к другому бревну. Изъян был невелик, не по всему стволу, а лишь длиной несколько дюймов. Но все же можно было попытаться забить туда обломок ветки потолще, чтобы выдержала вес тела человека. Щель была на высоте полутора футов от земли, так что получится хорошая ступенька.
   Он долго искал, шаря по земле, палку, обломок ветки, наконец, нашел, обломил до нужного размера. Воткнув обломок ветки в щель, каблуком сандалии (жаль, не надел ботинки), а потом прикладом автомата, как мог, забил её, чтобы она не шаталась. Цепляясь ногтями за бревна, он вскочил на импровизированную подножку, и она сразу обломилась. Джон чуть не поранил голень в кровь торчащим из стены обломком, когда нога сорвалась. Но, к счастью, проверив рукой и не ощутив мокроты, успокоился: только слегка поцарапал кожу (а мог бы порвать вену - и тогда крышка).
   Ногу саднило, но Джон Кейн, не обращая внимания на боль, повторил попытку. Обломанная ветка все еще имела длину, достаточную, чтобы на ней утвердился хотя бы носок его сандалии. Тут он опять пожалел, что не надел крепкие ботинки. Поправил висевший за спиной автомат (кстати, он хотел было использовать ремень автомата, но тот был слишком короток). До боли в икроножной мышце напрягся и, поднявшись, всем телом прижался к бревнам, чтобы не упасть. Вытянул руки вверх. Верхушки не прощупывалось. Надо прыгать. Черт побери! Автомат мешал. Кольт норовил скользнуть в штанину. Из этой труднейшей позиции Джон все-таки подпрыгнул, как мог, и только тогда его пальцы поймали-таки острия бревен. Для рук эти заострения не были страшны, зато держаться было легче. Давненько он не занимался такой гимнастикой. Он подтянулся и закрепил взятую высоту, зацепившись локтем. Бросок ноги, осторожно, для ноги острия опасны. Он еще раз подтянул себя, еще выше. И вот, наконец, он сидит верхом меж заточенных бревен.
   Отдохнув, он перебросил внутрь крепости вторую ногу, повис на руках, как мог, оттолкнулся и прыгнул. Мягкая почва приняла его без коварного подвоха. Он упал на бок без травмы и лежал, прислушиваясь. И даже принюхиваясь. И тогда он почувствовал, как потянуло сыростью, жара сменилась прохладой. Подул ветерок. Сначала слабый, потом все сильней. Деревья, росшие за территорией крепости, зашумели кронами. Особенно дребезжали, как жесть, листья пальм.
   "Кажется, гроза нагрянула, черт бы её побрал! Сейчас как вольет!"
   Джон Кейн поднялся, озираясь, в поисках укрытия. На территории крепости все деревья были вырублены. Это понятно. Территория должна все просматриваться и простреливаться. В ближайшем доме в окнах горел свет. Причем электрический. Значит, где-то есть у них своя дизельная подстанция. Или ветряки.
   Двухэтажный дом по добротности и по многим другим признакам принадлежал Джексону. А где-то дальше (отсюда не видно) стоял дом его боевиков. По сути - казарма. А этот дом с элементами роскоши никак казармой не назовешь. Точно, это жилище босса. А где же охрана? Охраны не было. Странно, но объяснимо. Кого им бояться? Они у себя дома. О нем, Джоне Кейне, они, по-видимому, так и не узнали. Они захватили яхту, мужчину и женщину (которая от них сбежала). Если доктор не проболтался, то они будут думать, что экипаж яхты состоял из двух человек. По сути, Джон Кейн так и странствовал - то один, то вдвоем с Аниту...
   Правда, о третьем члене экипажа знают Диккер и его командир Моррис. Это я сглупил, пожалел Джон, предоставив им свободу действий. Чертов благородный идиот! Связал бы их в один клубок, пусть полежали бы в вигваме до утра... Ладно, чего уж теперь.
   Однако, надо подбираться к дому. Хотя и темно, но усадьба - место открытое, может, она все-таки как-то просматривается. Не может такого быть, чтобы часовых не было. Я бы на месте Джексона, обязательно где-нибудь соорудил вышку с прожектором и поставил бы там часового. Для собственного спокойствия.
   Думать, как преступник, стало для детективного романиста Джона Кейна второй натурой. Чтобы не быть замеченным (ведь существуют приборы ночного видения), он лег на землю и пополз к дому по-пластунски. И в ту же минуту ослепительный свет упал сверху. От страшного взрыва, казалось, раскололось небо. Молния ослепила Джона, гром упал на темя тяжелым чугунным молотом. И хлынул ливень.
   Джон вскочил и побежал. Теперь можно. Все равно ничего, кроме плотного потока воды, не было видно. За секунду он промок насквозь. Джон добежал до дома и укрылся под верандой. Сюда залетали только брызги да порывы ветра. Ладонями обтер голову, чтобы вода не заливала глаза, осмотрелся. Снаружи бушевал ад. Молнии блистали беспрестанно, и гром грохотал беспрерывной канонадой. Дождь лил стеной. Вода уже заливалась под веранду. Джон заполз подальше, к стене дома, и обнаружил, что никакой, собственно, стены нет. Просто по периметру была набита дощатая юбка, имитирующая сплошной фундамент, а под верандой её не было. На самом деле дом стоял на сваях. Может быть, здесь так и надо строить. Джон в этом деле был профан, но это неважно. Главное, можно обследовать дом снизу.
   Он пополз дальше. Тут была кромешная тьма, даже отблески молний сюда не доставали. Джон полез в карман, вытащил зажигалку. Обтекаемый металлический корпус был холодным и влажным. Это не беда. Таким зажигалкам не страшна вода. Джон откинул крышку, надавил на кресальное колесико пальцем, тотчас вспыхнул огонек - сначала небольшой красноватый, потом пламя поднялось и стало давать белый свет. Джон не боялся, что свет кто-нибудь увидит. Потому что увидеть огонь можно было только со стороны веранды. Для этого надо обойти дом от фасада до тыла и зачем-то стоять под проливным дождем. Ни один дурак, кроме часового, этого делать не станет. А часовых, как уже выяснилось, не было. Во всяком случае, поблизости.
   Высота пространства между полом дома и землей составляла не больше двух с половиной футов, передвигаться приходилось, что называется, на карачках, держа горящую зажигалку перед собственным носом. У Джона иногда возникал соблазн поджечь это бандитское гнездо и посмотреть, что будет. Тем соблазнительней была эта мысль, когда он видел торчащий из щелей досок разнообразный мусор, в том числе и легко воспламеняющийся. Какой-то пух, сухая трава или что-то в этом роде. Донимала паутина и пыль, которую он поднимал с земли, задевая её коленями. Иногда головой он влезал в паутину, чувствовалось, как волокна натягиваются и даже, кажется, потрескивали, когда рвались. Паутина прилипала к щекам, подбородку. Не столько щекотно, как противно. Какой-то паучок, размером, наверное, с ноготь, пробежал по уху и хотел залезть за ворот рубашки. Джон его задержал уже у основания шеи, выгреб и брезгливо отбросил копошащееся тельце в сторону. Паучок, слава Богу, оказался не ядовитым.
   Еще на земле виднелись высохшие экскременты, наверное, крыс. Среди этой гадости валялись полураскрытые пакетики с каким-то сухим веществом. Ну конечно, это крысиный яд. Дохлых крыс, однако, не наблюдалось. Понятное дело, крыса - она не дура, яд жрать не станет. Живых крыс, впрочем, тоже не было видно. Возможно, крыс распугала гроза или он, Джон, - сам ползающий, как большая крыса, черт знает где.
   Иной раз он, если был недостаточно осторожен, ударялся головой о поперечные брусья, которые были ниже половых досок и к каковым брусьям, собственно, эти доски и прибивались. Несколько раз он, надавливая стволом автомата, пробовал на крепость доски, хорошо ли в них сидят гвозди. Гвозди сидели крепко, доски держали хорошо. Тогда Джон стал прощупывать по углам. В углах люди почему-то часто халтурят. Может, там неудобно работать, как бы там ни было, но в одном углу ему показалось, что доска закреплена не намертво.
   Джон посветил ближе к доске и увидел, что она до половины изгрызена крысиными зубами. Замечательно! Спасибо за помощь, зубастые ребята. Джон на время погасил зажигалку, чтобы посмотреть, пробивается ли сквозь щели в полу свет из комнат? Кое-где пробивался, но не над ним. Над ним было темное помещение. Это хорошо, значит, в данную минуту никого здесь нет. Сюда и стоило проникнуть. Заодно самое время проявить дедукцию. Куда обычно стремятся попасть крысы? Ответ: конечно, на кухню. Скорее всего, надо мной кухонное помещение, пришел к заключению детективный писатель.
   Джон снова щелкнул зажигалкой, и, когда пламя загорелось, лег на спину, уперся ногами в предполагаемую слабую доску - и надавил. Скрежета выдираемых гвоздей он не услышал из-за постоянного грохота разбушевавшейся стихии, но почувствовал, что доска поддается давлению. Воодушевившись, Джон приналег на доску, для устойчивости опершись руками о землю. Доска отошла еще больше. Он поднес пламя зажигалки ближе к доске и увидел тускло поблескивающие гвозди, выдранные из балки наполовину. Джон прицелился, погасил огонь, и резким ударом ноги выбил доску внутрь дома. От удара доска сломалась в том месте, где сильнее всего была подпорчена крысами. Отлично!
   Вторая доска поддалась уже легко, даже на ощупь. Ну и хватит. Доски были широкими, пространство образовалось достаточное, чтобы человек его поджарой комплекции мог свободно пролезть. Джон выпрямился во весь рост. Как хорошо стоять, не сгибаясь! А еще лучше, посидеть, не сгибаясь. Он сел на доски пола уже находясь внутри дома. Огляделся. Темно. Зажечь свет, рискнуть? Рискнул.
   При свете зажигалки он увидел, что находится на кухне. Дедукция не подкачала. Хоть на что-то его ремесло годится. Теперь, на всякий случай, надо поставить доски на место... или оставить путь для отступления? Подумав, Джон все-таки вставил доски на место. Даже сломанная доска и та сошлась более-менее аккуратно. Если не приглядываться, то сойдет. Место, однако, надо запомнить.
  
  
   Потом он разведал помещение. Это была стандартная американская кухня с огромной стойкой посредине. Окно было закрыто снаружи ставнями. Джон прислушался, стоя под дверью, ведущей в жилые комнаты. Небесная канонада, однако, забивала все звуки жизни. Тихо отворив дверь, Джон пробрался в коридор. На другом его конце, сквозь стеклянные двери из комнаты пробивался свет.
   "Ну вот и пришло время делать главное пиф-паф", - подумал Джон. Шуточкой, он хотел заглушить страх. Как-никак, он пролез в логово к самому Джексону!.. Хотя, что такое этот Джексон? Человек, который, по словам Морриса, своими шрамами пугает людей. Значит, сам по себе Джексон не уверен в своей силе. Значит, и его можно напугать. Дедукция!
   Джон скрупулезно взвел автомат, поставив на стрельбу сериями. Глубоко вдохнул и решительно распахнул дверь.
  
  
  
  
   Глава 29
  
   Стоя на пороге, Джон одним расширенным взглядом обозрел комнату. Большое помещение. Главные предметы: кожаный диван с одной стороны, с другой - белый рояль "Бехштейн". За роялем, спиной к двери, где находился Джон, сидел на вращающемся стульчике совершенно голый человек. Мускулистая спина и мускулистые же ягодицы. Человек играл сонату Фастбингера "Вертикальные трубы". Хорошо играл. Но как любитель. Это было незабываемое сочетание - величественная музыка на фоне небесного грома. Джон подумал, что Вагнер был бы более уместен в сочетании с небесной канонадой. Но Вагнера, кажется, на рояле не сыграешь... Видно было, что человек играл под настроение.
   - Чего тебе, Маркус? - спросил человек, не прерывая игры.
   Джон открыл было рот, но человек снова спросил:
   - Ты закрыл на кухне ставни? Я слышал там какой-то шум.
   Вот это слух у человека, подумал Джон. Однако, нужно было отвечать на вопрос, и Джон ответил:
   - Да, сэр.
   Конец фразы Джона заглушил раскат грома. Человек был удовлетворен ответом, потому что по-прежнему сидел, не меняя позы, только под загорелой кожей спины играли мускулы в такт тому или иному аккорду.
   Джон выставил автомат и пошел на сближение, одновременно обходя человека справа. Если он не левша, то это неудобная для него сторона. По мере того, как менялся ракурс, Джону открывалась забавная картинка. Человек сидел, расставив сильные мускулистые ноги, а между его ног виднелась голова девушки. Потом стала видна вся девушка. Тоже голая. Она сидела под роялем и делала минет игравшему на рояле человеку. Девушка была азиаткой, скорее всего малазийкой или филиппинкой. Человек имел на подбородке и правой щеке шрамы.
   - Добрый вечер, мистер Джексон, - сказал Джон.
   Хозяин дома прервал игру на полуаккорде. Девушка же продолжала старательно трудиться над его членом, самозабвенно, со сладострастным причмокиванием. Видно было, что она под кайфом, скорее всего, героиновым.
   - Пошла прочь! - скомандовал хозяин и, развернувшись на стульчике, встал.
   И тут же сел обратно, потому что неудобно же стоять перед гостем с торчащим пенисом.
   - Принеси мне полотенце! - скомандовал он девушке, выползавшей из-под рояля.
   Девушка, стараясь сохранять равновесие, упорхнула куда-то, потом впорхнула обратно в комнату, уже с большим махровым полотенцем в руке. Хозяин накрутил полотенце вокруг бедер и сразу почувствовал себя увереннее. Он жестом отослал девушку, и когда та с недовольным видом ушла, обернулся к незваному гостю, спросил:
   - Кто вы такой?
   - Я Джон Кейн. А как ваше имя?..
   - Вы его только что назвали.
   - Ну, проверить не мешает...
   - Ну и тип. Заходит ко мне в дом без приглашения и у меня же проверяет имя... У вас наш автомат, где вы его взяли?
   - У ваших людей.
   - Если вы убили хоть одного моего человека...
   - Не торопитесь делать заявления, о которых потом пожалеете. Я убил ТРОИХ ваших людей и двух взял в плен. Вернее, в плен я взял тоже три человека. Потому что сейчас вы мой пленник. Если что-то пойдет не так, я убью вас, не задумываясь. Вам ясно?
   - Вполне. И все же: кто вы такой и что вам надо?
   - Мистер Джексон, в отличие от вас, я вообще-то мирный человек... э-э... писатель, путешествующий на собственной яхте...
   - Ну, а я-то здесь причем, путешествуйте себе на здоровье.
   - Ваши головорезы захватили мою яхту и моих людей, когда мы неосторожно пристали к этому острову...
   "Черт возьми, почему я до сих пор умалчиваю о Бене Ганне, то есть о Пите Борзаке?" - недоумевал Джон, но интуиция подсказывала ему, что лучше об этом молчать. Надо же хоть какой-то козырь держать в запасе. Хорошие игроки сразу все карты не выкладывают на стол.
   - Кого, конкретно задержали мои люди?
   - Мою жену и друга. Он доктор.
   - О белом мужчине - докторе - мне докладывали, а о белой женщине доклада не было.
   - Моя жена не белая женщина.
   - Вы хотите сказать, что та аборигенка, которая убежала и которую мои люди все же поймали... ваша жена?
   - Где она!?! (одновременно с вопросом у Джона мелькнула мысль, что, если бы на месте той малазийки он застал бы Аниту, то всадил бы в Джексона из автомата весь магазин).
   - В деревне.
   - В какой деревне? - глупо спросил Джон.
   - У нас одна деревня.
   - Вы хотите сказать, что не оставили её себе?
   - Послушайте, как-вас-там, не знаю, какой вы писатель, но в людях вы разбираетесь не очень... Вы полагаете, что у вас безупречный вкус. И, если вам нравится женщина, то и во всех остальных мужчинах она должна зажигать страсть. А вот мне она, например, не приглянулась. Удивлены? А я нет. Ваша жена - полинезийка... она что, правда, ваша жена?
   - Мы в гражданском браке.
   - Ваша жены - полинезийка. А мне нравится только определенный расовый тип. Меня возбуждают только азиатки, даже к белым женщинам я равнодушен. Я не могу... я пробовал раньше... с другими... ничего не выходит.
   - Странный бзик у вас, - посочувствовал Джон.
   - Странности, они потому и странности, что странны, - ответил Джексон. - Но объяснить это просто. Все наши сексуальные предпочтения закладываются в детстве, это еще Фрейд сказал... Когда я был пацаном, у нас поблизости жили две девушки. Одна азиатка - не то вьетнамка, не то китаянка или что-то в этом роде. Другая - обычная белая. Белая была чопорной, холодной и вредной. Любила помучить парня. Я сох по ней... Её звали Бренда. Бывало иду со свидания на расшарагу, яйца болят, спасу нет... Тогда бежишь к азиатке. Она давала всем, кто ни просил... Однажды Бренда уступила мне, видать, самою пробрало, так я зажал её в автомобиле. Но у меня ничего не вышло! И так было во второй раз. И в третий.
   - Это классический психологический зажим, - сказал Джон Кейн. - Бренду вы любили, а к азиатке были равнодушны, а потому и не скованы - только трах и ничего больше.
   - Вот именно, господин писатель, только секс и никакой любви! - такой я дал зарок себе. Но не из-за Бренды. Это была мимолетная любовь. Сибилла была моей настоящей любовью. С Сибиллой повторилось то же самое. Дело дошло до свадьбы, но все расстроилось. Сибилла назвала меня... ну, вам ясно?..
   Джон кивнул, стараясь, чтобы лицо было бесстрастным.
   ...- Я был вне себя от гнева. В исступлении я порезал себе лицо, а потом вскрыл вены... Но меня спасли. В больнице за мной ухаживала медсестра. Азиатка. Я её трахнул прямо в палате...
   У Джексона заблестели глаза, воспоминания его возбудили. Он поправил полотенце. Наверное, ему там стало тесно.
   - Потом мы поженились, у нас родился ребенок - девочка. Я загремел в тюрягу по первому разу... Когда вышел, семьи у меня уже не было - ни жены, ни дочки... Оказывается, они уехали на родину.
   Джон Кейн прочистил горло. Джексон это понял как намек заткнуться.
   - Ну, вот, я исповедался. Теперь готов умереть. Вы где намерены меня убить - прямо здесь или выйдем во двор?
   - С чего вы решили, что я вас собираюсь убивать?
   - Я бы на вашем месте так и поступил, - ответил Джексон. - Вы знаете, где искать свою жену, а оставлять меня в тылу - глупо и неосторожно.
   - А я вас и не оставлю у себя в тылу, - ответил Джон. - Вы будите моим заложником. Сейчас мы пойдем в деревню, возьмем мою жену, доктора, потом сядем на мою яхту... Она где, в Гостеприимной бухте?
   - Вы, однако, хорошо здесь пошпионили, - уважительно сказал Джексон.
   - Все четверо, включая вас, садимся на мое судно и отплываем в сторону Пиньорского архипелага. Своим ребятам скажите, чтобы они приехали за вами через два дня в порт главного острова Какуара.
   - Вы неплохой стратег, - похвалил Джексон. - Слушайте, оставайтесь у нас. Вы писатель в каком жанре? Детективщик?
   - Почему вы решили?
   - Потому что у вас своя яхта. Что по карману только миллионерам. Будь вы писателем другого жанра, вы бы плавали на лодке в уикенд, и это все, что вы могли бы себе позволить.
   - Все правильно, - подтвердил Джон Кейн.
   Джексон самодовольно улыбнулся и сказал:
   - Как видите, я тоже владею кое-какими методами дедукции... Но они ничтожны по сравнению с вашим талантом. Я читал о похождениях вашего сыщика-индейца, как его там... Лонгваля Бинокля, кажется...
   - Пинокль - его имя.
   - Да-да... Так вот, с вашими способностями придумывать преступления... Мы могли бы составить неплохую компанию. Вы придумываете, мы осуществляем.
   - Я полагаю, что у вас тоже не слабая фантазия.
   - С фантазией у нас все в порядке, а вот, что касается деталей... все не предусмотришь, а писатели - народ скрупулезный. Он должен предусмотреть все нюансы, иначе роман его рассыплется... Так и у нас. Подчас из-за какой-то мелочи, которую не предусмотрели, проваливается вроде бы хорошо продуманная операция... Нет, серьезно, мистер Кейн, у нас с вами получится хороший тандем. Мы примерно одного возраста. Я буду вашим, Альтер Эго.
   - У вас подходящий для этого портрет, - криво усмехнулся Джон. - Этакий "Портрет Дориана Грэя".
   - Ха-ха-ха! Ну, вот видите. Случай чего, валите все на меня...
   - Достаточно, мистер Джексон, - остановил разболтавшегося главаря писатель. - Мы с вами не одной крови. Одевайтесь и идемте в деревню.
  
  
   Джон Кейн был недоволен Джексоном. Он оказался излишне болтлив. Главарь, по его мнению, должен быть воплощением мужества, пусть и бандитского. А мужество предполагает молчаливость. Болтливость вообще женская черта. То есть Джексон не отвечал стандартам главаря...
   - Тьфу, ты, глупость какая! - выругал себя Джон. Каким стандартам? Литературным? Но это же штамп - суровый молчаливый бандит. А бандит тоже человек. С кем ему поговорить, если вокруг одни недоумки и раболепная сволочь? Вот он и рад случаю... Не каждый день встречаешься с писателем. Тем более знаменитым.
   - Ай-яй-яй! Погладь, погладь себя по головке. Скучаешь по светским тусовкам? "Ах, мистер Кейн!" "Скажите, мистер Кейн, что вы едите на завтрак?" - "Журналистов"...
  
   Джексон позвонил в колокольчик. На звон вошел слуга, маленький человечек откровенно азиатской внешности. Как видно, Джексон, даже в отношении слуг отдавал предпочтение азиатам.
   - Маркус, принеси мне все для двухдневного путешествия на яхте.
   - Господин уезжает?
   - Да, вот друг приглашает покататься на его яхте. Поторопись. Мы спешим.
   - Слушаюсь, - азиат поклонился и вышел.
   - Херси, а как же я? - это подала голос та девушка, которая сидела под роялем. Теперь она стояла в дверях, все так же не одетая, и крашеным ногтем, как обиженный ребенок, скребла косяк.
   - Иди спать. У меня дела, - коротко отшил её Джексон. - И прикройся! Что за манера... Вы уж извините, мистер Кейн.
   - Ничего, я привык. Моя жена столь же свободных нравов. В одежде.
   Пришел опять микроскопический азиат, подал одежду Джексону, рядом поставил чемоданчик.
   - Там все на два дня, - сказал он, указав на чемоданчик. - Какие еще будут распоряжения, сэр?
   - Принеси нам виски... Вы какое виски предпочитаете, мистер Кейн?
   - Сейчас я выпью любое.
   - О'кей! - азиату, - принеси "Джонни Уокер". - Кейну, - мой любимый.
   - Вы не возражаете? - сказал Джексон и снял полотенце с бедер.
   Повернувшись к писателю мускулистым задом, главный бандит стал одеваться: трусы бейсболиста, тишотку с надписью на спине "Джексон", белые фланелевые брюки, белый китель и белую же фуражку с гербом какого-то яхт-клуба.
   - Ну, как? - спросил он Кейна, повернувшись к нему лицом, натягивая лаковый козырек на лоб.
   - Ничего, сойдет, - сказал Джон. - Только на моей яхте носить такую фуражку разрешается лишь мне. Ибо капитан на ней я.
   - Маркус, принеси мне шляпу! - сказал Джексон, зашвыривая за диван фуражку.
   Азиат принес белую шляпу с большими полями, но не ковбойского фасона, а, скорее, европейского: с боков поля ровные, сзади - приподнято, спереди - прикрывает лоб. Стиль - "романтик", пятидесятых годов прошлого века.
   Джон Кейн вслух признал, что эта шляпа очень идет Джексону. Контраст - элегантная шляпа в сочетании с ужасными шрамами - впечатлял.
   - Да, вы правы, шляпа мне идет больше, - осмотрев себя в зеркало, висевшее на стене, сказал Джексон. - А теперь выпьем. Все равно мы не сможем сейчас идти, пока не стихнет гроза.
   Выпивка уже была на столе и даже разлита по рюмкам. Столик прикатил слуга-азиат. Элегантный Джексон сделал красивый пригласительный жест. Джон хотел было взять рюмку со своей стороны, но передумал.
   - Давайте поменяемся рюмками, - предложил он Джексону.
   Хозяин дома улыбнулся, и они прошлись вокруг столика, поменявшись местами. Джексон потянулся за рюмкой с нового места, но Джон Кейн опять остановил его.
   - Нет, вернемся к первоначальной позиции.
   Джексон расхохотался.
   - А если я особо хитрый отравитель и предвидел все ваши эскапады? - спросил он сквозь смех.
   - В этом психологическом тесте существует единственно верный выход - бросить жребий.
   - Ого! Это что-то вроде русской рулетки, - сказал Джексон. - Это мне нравится. Кто будет кидать монету?
   - Ну, раз я поставлен перед выбором, мне и кидать. Одолжите монетку.
   - Миллионер просит монетку у бродяги.... Ха-ха-ха! Вы мне нравитесь все больше, старина.
   - Не прибедняйтесь, на свою-то старость вы, наверное, уж накопили?
   - Но поблизости, ей-богу нет... Маркус!
   В мгновение ока появился слуга, достал из кармана десятицентовик и протянул его незваному гостю. Это означало, что азиат стоит под дверью и подслушивает разговор двух белых (чтобы в свое время поставить кресты на их могилах).
   - Пушка вам не мешает? - спросил Джексон.
   - Нет, - ответил Джон Кейн, сунул автомат под мышку и кинул монетку. Поймал, накрыв её ладонью.
   - Если решётка - пьём, как стоим. Орел - меняемся местами.
   - Согласен, - ответил Джексон.
   Глаза его сверкали, будто и в самом деле в одной из рюмок был яд. Джон открыл ладонь. Орел.
   - Переходим, - сказал Джон. - Итак, вы будете пить виски, первоначально предназначенное для меня.
   Они снова обошли столик. Джексон проглотил сухой комок, кадык его дернулся. Джон взял рюмку и демонстративно выпил виски. У Джексона из-под шляпы выкатилась капля пота, прочертила мокрую дорожку по щеке и повисла на скуле. В комнате с закрытыми окнами было душно. Джексон поднес рюмку к пересохшим губам.
   - Не пей вина, Гертруда, - с усмешкой сказал Джон Кейн.
   - Что?
   - Слова преступного короля, сказанные своей жене, матери Гамлета. Шекспир, "Гамлет". Сцена дуэли Гамлета с Лаэртом, - пояснил писатель.
   Джексон выдохнул воздух, отставил мизинец, пригнул голову, раскрыл рот.
   - Хозяин, тревога! - ворвался в комнату слуга.
   Джексон закрыл сухой рот, отставил невыпитую рюмку.
   - Что случилось?
   - С берегового поста сообщили: к острову подходят какие-то корабли!
   - Вы разрешите? - спросил Джексон у Джона Кейна, делая шаг к роялю, где лежал его телефон - вычурная из золота модель.
   Джон кивнул. Джексон выбрал номер из меню, и когда ему ответили, сказал в трубку:
   - Комендант! Что там у вас случилось? Докладывайте...
   И стал слушать, вставляя по ходу доклада вопросы:
   - Какого класса?.. Ага... Сколько?.. Угу... Оцепляют весь остров? Да, погодка как раз благоприятствует. Это их методы... Слушай приказ: Все - по норам! Сидеть и ждать до моего распоряжения! Подготовьте мой катер. Поставьте его в укрытие, немедленно! Мне больше не звоните. Сотри мой номер из меню своего телефона. Как понял?.. О'кей. Да поможет нам Бог! Конец связи.
   Джексон подошел к столику, взял бутылку и влил в себя из горлышка порядочную порцию виски. Крякнул, сплюнул на пол, вытер рот тыльной стороной ладони, сказал севшим голосом.
   - Ну, вот, господин писатель, вы в одном шаге от свободы. Радуйтесь, к нам на остров нагрянули федералы. Думаю, к утру, когда рассветет, они отважатся на штурм. Ночью ни одна собака федеральная сюда не сунется. Они же трусы. Так что у нас масса времени, чтобы дойти до деревни и выпить там за ваше воссоединение с женой и благополучный отъезд.
   - А вы почему в нору не лезете? - с усмешкой спросил Джон Кейн.
   - Ну, надо же мне вас проводить. Неужели же, наивный вы человек, и вправду думали, что сможете меня отконвоировать под дулом автомата, минуя мои посты? У меня масса тайных сигналов, которые я мог подать часовым. Я почесал бы макушку, и вас тут же изрешетили бы мои снайперы. У них приборы ночного видения. И усадьба под неусыпным контролем. Мне доложили, когда вы ползали там, под верандой. Вот так, следопыт вы мой, Лонгваль Пинокль.
   Джон Кейн покраснел от стыда и досады. Это был удар по всем правилам. Хороший нокаут. Из замешательства его вывел возглас хозяина дома:
   - Маркус!
   - Да, хозяин.
   - Принеси костюм изгнанника.
   - Слушаюсь.
   - Вот, господин писатель, приходится маскироваться, - сказал Джексон, сбрасывая с себя элегантную одежду для яхты и облачаясь в какую-то рвань, которую принес слуга-азиат.
   - Прямо как "Принц и нищий", - сказал Джон Кейн.
   - У вас, писателей, припасены цитаты на все случае жизни, - сказал Джексон, натягивая шорты с дырами на коленях. - думать не надо. Бери и пользуйся. А нам, простым людям, до всего приходится доходить своим умом... Маркус, - сандалии.
   Джексон поднял ногу, азиат надел ему сандалию, место которой на свалке. Джексон подставил другую ногу.
   - Боже мой! В чем только люди ходят, - сокрушенно покачал он головой. - Накидку!.. Гостю тоже принеси чем-нибудь накрыть темя... Вам, господин писатель, я советую избавиться от автомата. Не то предстоят долгие объяснения с федералами. А то, чего доброго, получите пулю, если они на вас наткнутся. Они с перепугу палят в белый свет, а потом у трупа спрашивают, кто такой...
   Джон Кейн вдруг подумал, что вся эта возня с докладом и последующим переодеванием есть грандиозный блеф, затеянный с одной целью, чтобы разоружить так нагло вторгшегося писателя, вздумавшего в одиночку взять в плен самого Джексона! Действительно, с какой это стати какому-то слуге докладывает береговой дозор? Реникса! Нет, вам не надуть меня, господин бандит.
   - Поднимите руки, Джексон. И не дай вам Бог, двусмысленно пошевелить хотя бы пальцем. Вперед, марш!
   Джексон и не думал подчиниться.
   - Ох, уж эти мне герои, вот же дерьмо господне! Вы мне не верите? Вот, смотрите...
   С этими словами Джексон бросил на пол свой телефон и ударом сандалии разбил. Металлический корпус смялся, полетели осколки экрана и детали микросхемы.
   - Жаль золотой корпус, - сказал Джексон, но махнул рукой, - да черт с ним... - сунул бутылку в карман задрипанного кителя. - Идем, писатель, чего стоишь? Маркус! Ты идешь со мной в деревню.
   - Слушаюсь, хозяин.
   Они пошли к выходу из комнаты, не обращая внимание на автомат Джона, - одетый в рубища господин и одетый прилично его слуга.
   Слуга все-таки вернулся, подобрал золотой лом и сунул себе за пазуху. При этом он оскалился в улыбке, словно счастливая крыса, нашедшая кусок колбасы, не доеденной хозяином дома.
   Джон плюнул с досады, швырнул автомат на диван (чтобы случайно не выстрелил), вынул из-за ремня брюк кольт, спрятал его в карман. Пригодится, подумал он. - Выбросить всегда успею.
  
  
  
   Глава 30
  
   Они выскочили в проливную ночь. Свистел ветер, дождь хлестал по их лицам. Они кутались в накидки, которые мало чем помогали. Впрочем, стихия не так уж и бушевала. К счастью, это была всего лишь гроза, а не ураган. Да к тому же небесная канонада явно откатывалась куда то на север, в сторону главных островов Гавайского архипелага.
   Белая парочка бежала легкой трусцой плечо к плечу, азиат семенил впереди на три шага.
   - Почему у него такое странное для азиата имя? - спросил Джон Кейн, мокрым носом указывая на крошечную фигурку слуги, иногда пропадавшую в пелене дождя. - Больше подходит для латинянина.
   - Он сирота... по жизни, - ответил Джексон, отплёвывая попадавшую в рот воду. - Родился в Европе, от какой-то беженки азиатки... Мать вскоре умерла. Малышом он оказался в иезуитском приюте... Там и получил свое имя. Бедняга даже не знает, какой он расы. Но внутренне тяготеет к Корее...
   "Как я - к России", - подумал Джон, а вслух спросил:
   - К Южной или Северной?
   - Просто к абстрактной Корее...
   "В точности, как я", - подумал Джон.
   - Потом он совершил какое-то убийство, бежал в Америку, оттуда - на Филиппины. Там наши пути случайно пересеклись... Лучшего слуги я не встречал в своей жизни. Верный, как пес!..
   "Мы все ищем верности по отношению к себе, - подумал Джон, - а сами позволяем себе предательства".
   Дорога раскисла, и Джон Кейн, поскользнувшись, упал.
   - Эй, писатель, смотрите под ноги, думай о дороге, - сказал Джексон, помогая Джону подняться из грязи. - Ну и видок у вас, - засмеялся бандит. - Теперь нас с вами не отличишь.
   - Ошибаетесь, Джексон, еще как отличишь...
   - Ну-ну, не будем ссориться... Вы не поверите, но я сам лично никого не убил. Вот эти руки... - Джексон показал открытые ладони, с которых стекала вода, - чисты, их не запятнала ни одна капля человеческой крови. Животных убивал, приходилось... а человека - нет.
   Джон Кейн молча и зло бежал рядом с бандитом, который никого не убивал, а он, честный человек, труженик пера, машинки и компьютера, оказывается, угрохал черт знает сколько людей. Сейчас подсчитаем: лично убил троих и косвенно причастен к убийству еще троих человек. Итого - шесть душ загубил. Хорош праведник. А кто тебе, ублюдок, сказал, что ты праведник?..
   - Чего молчите? - спросил Джексон, в беге слегка припадая на правую ногу. - Крыть нечем?
   - Я не молчу. Я разговариваю сам с собой.
   - И давно это у вас?..
   Вместо ответа Джон прибег к изрядно затасканной палочке-выручалочке:
   - Гитлер тоже никого лично не убивал.
   - Так и знал, что вы это скажете. Просто жизнь не укладывается в ваши примитивные схемы добра и зла. Жизнь, в некотором роде, добрее и злее на самом деле.
   - Жизнь это то, что мы с собой делаем.
   - Так не делайте!
   - То есть - умрите?
   Его вопрос остался без ответа. Они вошли в деревню. Селение состояло из двух десятков хижин, выстроенных из глины и бамбука. Крыши покрыты пальмовыми листьями. Через деревню протекала речка, в которой воды было меньше, чем камней - белых отполированных камней, огромных, как доисторические яйца динозавров. Какой-то человек попался им навстречу, испуганно прошмыгнул куда-то.
   - Где моя жена? - спросил Джон Кейн у Джексона.
   - Я определил её в служанки к старику Хэнку. Это был единственный способ избавить её от тяжелых сельскохозяйственных работ. На её и ваше счастье, у Хэнка недавно умерла его старая служанка, фактически гражданская жена этого старого пердуна...
   - А этот старый пердун достаточно стар, чтобы не позариться на молодую служанку?
   - Вполне старый и вполне пердун, - успокоил писателя главный бандит. - Ему где-то лет за семьдесят... Впрочем, сейчас сами увидите.
   - Ну-у, - протянул Джон, - я знавал семидесятилетних любителей залезть под юбку...
   - Успокойтесь. Ваша жена - женщина довольно-таки сильная... Она этого старика, если захочет, в бараний рог согнет.
   Они подошли к самой большой хижине и на вид самой добротной. Все-таки губернатор должен жить немного лучше своего народа, даже такой жалкий губернатор такого жалкого народа. Дом был поставлен на высокие сваи, так что пришлось подниматься по широкой, но шаткой лестнице - жалкое подобие дворцовой лестницы.
   - Соблюдаем приличия, - сказал Джексон и постучался в дверь.
   Внутри звякнул запор, дверь отварилась, и на пороге предстала Аниту. Вот так просто, без кандалов и цепей. Одетая в какое-то ветхое платье. Она вскрикнула и бросилась на шею своему спасителю. Джон еле устоял на ногах от таких проявлений чувств. Да, девушка, вернее, женщина, еще вернее, - его жена, действительно была физически сильной.
   - Заходите скорее, - сказала она по-английски Джону и его попутчикам.
   Они вошли в дом. Аниту закрыла за ними дверь. Зажгла керосиновую лампу, поставила её на стол - он же обеденный, другого не было. Помещение тоже было многофункциональным что ли, оно было и прихожей и кухней и спальней для служанки. Апартаменты губернатора были в другой половине дома.
   Когда гости сняли нищенские свои накидки, Аниту узнала Джексона даже в рубище. Конечно, шрамы не скроешь, они на лице. Джон подумал, что Джексона даже клеймить не надо, он и так клейменный.
   Аниту испугалась, не знала, что означал ночной визит Джона в сопровождении самого главного бандита - то ли свобода, то ли плен для её любимого человека.
   - Джон, мы едем домой? - спросила она, опасно косясь на Джексона.
   - Да, любимая, - ответил Джон, обнимая Аниту.
   - Только вот малость обсохнем, - сказал Джексон, одежду которого - накидку и старый китель - развешивал азиат перед очагом.
   Джексон достал из кармана бутылку, жадно присосался к горлышку. Крякнул, протянул виски писателю. Джон молча помотал головой.
   Очаг еще теплился, Аниту подложила в него щепок и пламя заиграло, осветило бедно обставленную комнату. Нищета была ужасающей. Джон даже представить не мог, что люди так живут всю жизнь и умирают в этой позорной бедности, так и не узнав, что бывает какая-то другая жизнь - более счастливая, более светлая, одним словом, богатая.
   - Иди доложи губернатору, что командующий армии просит у него аудиенции, - приказал Джексон своему слуге.
   Маркус удалился на половину губернатора, отворив невзрачную дверь.
   - А если он спит? - высказал сомнения Джон.
   - Пустяки, - отмахнулся Джексон. - Ночью он никогда не спит. У него бессонница... Зато днем не дурак задать храпака.
   Джексон расхохотался. Громко, раскатисто. Не как гость, а как хозяин. И опять взбодрился виски.
   Вскоре вышел Маркус и объявил:
   - Губернатор просит пройти всех, кто пришел к нему с миром.
   - Старый хипач, - хохотнул Джексон, пряча бутылку. - Идемте, Джон, вам, как писателю, полезно с ним познакомится, интересный тип старого дурня...
   - Зачем вы так, - одернул его Джон.
   - Ладно-ладно, не буду. Соблюдаем приличия.
  
  
   Апартаменты губернатора так же состояли из одной комнаты. Пожалуй, даже меньшего размера, чем прихожая-кухня. Зато посредине дощатого пола лежал ковер - три на четыре фута, - весь истертый чуть ли не до дыр ногами многочисленных посетителей.
   Губернатор восседал в деревянном, обшитом кожей кресле. Хэнк Питерс крепко держался руками за потертые подлокотники, словно боялся, что пришедшие к нему люди собираются свергнуть его с трона. В свете керосиновой лампы, подвешенной к потолочной балке и еще одной, стоявшей на столе, лицо старика казалось неимоверно изможденным. Глубокие морщины избороздили его лик, словно он прожил не семь десятков лет, а все сто. Видно было, что наркотики основательно вошли в его плоть и кровь.
   И все же Джон даже с некоторой завистью отметил, что хотя волосы у старика совсем белые, но все же по-прежнему густые и вьющиеся, а глаза удивительно голубые. Губернатор принадлежал к редкой породе мужчин, которые, даже будучи старыми, вызывают симпатию у многих женщин.
   Все чинно поздоровались, азиат низко поклонился по азиатскому обычаю.
   - Приветствую вас! - величественно произнес губернатор, оторвав все же правую руку от подлокотника и, подняв её, двумя пальцами изобразил знак "виктория". - Чем обязан посещению столь высоких гостей (взгляд на Джона) моей скромной обители?
   Стулья для гостей у губернатора не были предусмотрены, поэтому всем пришлось стоять. И это правильно - в присутствии уважающего себя губернатора все должны стоять.
   - У меня доклад, - выступив вперед, сказал Джексон. - Очень срочный.
   - Слушаю тебя, брат мой.
   Джексон стал докладывать о том, что сам узнал недавно.
   Джон отметил, что Хэнк Питерс на фоне губернаторского бзика остался все тем же хиппи, каким он был сорок с лишним лет назад. На нем были старейшие, зассанные джинсы и страшнейшая замшевая куртка с бахромой. Густые (правда, давно немытые) волосы старика по хиповской моде были прижаты к черепу разноцветной тесемкой. Перед ними сидел чудом сохранившийся динозавр славной эпохи Линдона Джонсона. Эпохи вьетнамской войны. Эпохи молодежного бунта: против войны, против богатых, против чистой одежды, против официальной американской мечты...
   - Что вы предлагаете? - спросил губернатор, выслушав доклад своего командующего армией.
   - Рвать когти, сэр. И как можно скорее... Утром будет поздно. Я подготовил корабль, достаточно быстрый и маневренный, который умчит всех нас в безопасное место...
   Губернатор опять поднял руку. Джексон замолчал. Хэнк Питерс сказал:
   - Народ меня выбрал губернатором не для того, чтобы я бросал его в трудную минуту. Никакие федералы мне не страшны, ибо на этот пост меня утвердил сам президент Соединенных Штатов. Вы, если хотите, можете эвакуироваться, я не возражаю. А у меня свой план. Мы выйдем - я и мой народ - навстречу солдатам с цветами, девушки будут вставлять стебли цветов в дула их автоматов. Мы всегда так поступали и всегда наши мирные действия смиряли воинственный дух. Цветы против автоматов - вот наш лозунг!
   - Очнитесь, господин губернатор, эпоха хиппи давно миновала. Солдаты нынче не те. Они, пока разберутся, кто есть кто, так нам воткнут, что цветы пойдут на наши могилы.
   - Глупости! - резким жестом отмел он разумные доводы командующего.
   Губернатор встал с кресла, и это далось ему с некоторым усилием, от натуги он даже пукнул. Джону стало ужасно неловко, будто это он, а не губернатор испортил воздух. Шаркая ногами, обутыми в потрепанные мексиканские гуарачи* (*кожаные сандалии), Хэнк Питерс прошелся вокруг своего рабочего стола - просто голые доски сколоченные, но хорошо выструганные. На столе лежали книги и какие-то бумаги. Джон сделал осторожный маневр по комнате, оказался поблизости от стола и прочел название одной из книг. Это была книга Хаксли "Врата восприятия", выпуска конца пятидесятых. Эпоха ЛСД-экспериментов. Видно, старичка больше не удовлетворяет простенькая наркота. Хочет попробовать что-нибудь химически-убойное. А что, славный будет конец старого хипача. Лучше улететь за облака и не вернуться от ЛСД, чем загнуться от чахотки в федеральной тюрьме. Но, кажется, старина Хэнк опоздал.
   Старик опять уселся в кресло. По его опущенной голове было видно, что он и сам это понимает.
   - Э-э-э... как тебя, бишь... Аниту! - вдруг очнувшись, позвал он. - Снаряди мне трубочку, бэби.
   Аниту исполнительно протянула старику давно заготовленную трубку. Хэнк зажег спичку, опустил пламя в чашечку, затянулся, обгладывая плохими зубами тонкий длинный прямой мундштук. Трубка, видать, была китайской. Губернатор выпустил струю дыма. По комнате разнесся сладковатый запах опиума.
   - Этого человека я не знаю, - сказал губернатор, трубкой указывая на Джона Кейна. - Джексон, представьте мне вашего приятеля.
   - Это Джон Кейн, американский писатель, очень известная личность...
   - Писатель?! - морщинистое лицо старика исказилось улыбкой. - О чем он пишет?
   Старик почему-то обращался к Джону в третьем лице, словно тот был неодушевленным предметом или глухонемым.
   - Он пишет детективы, - сказал Джон о себе в стиле старика.
   - Детективы э-это интересно. - Хэнк Питерс затянулся трубочкой, до этого яркие его глаза подернулись мутноватой пленкой. По мере вдыхания ядовитого дыма, глаза старика стекленели все больше, речь замедлялась. - Я чита-ал оди-и-ин детекти-и-в. Та-ам не-кий сту-у-де-ент за-а-амочил дву-ух ста-а-ру-шек... При-и-чем... топо-о-ром... Оч-че-ень было сме-е-е-шно...
   - Господин губернатор, - вмешался Джексон, - так я понял - вы с нами не едете?
   Старик молча отрицательно покачал головой.
   - Это точно? - уточнил командующий разбежавшейся по норам армии.
   Старик кивнул, словно клевал носом. Впрочем, он на самом деле засыпал. Или, скорее, впадал в опиумный транс.
   - Тогда, с вашего разрешения, я попытаюсь прорваться сквозь кордон, - сказал Джексон. - Желаю удачи, губернатор!
   Старик опять кивнул, и вдруг повалился головой вперед. Джон едва успел подхватить тощее, но неожиданно тяжелое тело. Старик растянулся на ковре и уснул. Трубка выпала из его ослабевшей руки, покрытой пигментными пятнами.
   - Оставь его, - сказала Аниту. - Через час он сам встанет.
   - Ну, господин писатель, - сказал Джексон, быстро надевая свои просохшие отрепья, - вы с нами?
   - Я, пожалуй, останусь, - ответил Джон. - Завтра, если будет благоприятная погода и в целости моя яхта...
   - Ну, как знаете. А яхта ваша цела, не волнуйтесь. Ваша э-э жена знает, где находится бухта... Она не нашла ничего лучшего, как спрятаться на ней, там и схватили её мои люди.
   Аниту с ненавистью посмотрела на бандита. И тут Джон вспомнил про Генри Уилсона. Какой позор, он забыл о докторе! Это уж не в какие ворота... Впрочем, он так обрадовался Аниту, что потерял голову.
   - Где мой товарищ? - спросил писатель, застеснявшись слова "товарищ". Хорош друг...
   - Аниту знает, - ответил Джексон, и вместо прощания сделал знак "виктория", то ли шутейно, то ли серьезно - и исчез за дверью вместе со слугой.
  
  
  
   Глава 31
  
   Утро выдалось хмурым, моросил дождь. Почти все небо было затянуто тяжелой пеленой туч, и только над восточными предгорьями был разрыв, где разгоралась широкая полоса медного свечения, и в этой полосе появились три летящих объекта. Джон, стоявший под деревом во дворе губернатора, определил их как вертолеты. Они шли строем боевого звена. Ведущий и немного позади и с боков - ведомые, прикрывающие своего командира. Спустя несколько секунд от приближающихся вертолетов - уже отчетливо слышался вой турбин и посвист роторов - отделились маленькие искорки, которые понеслись к земле, оставляя за собой тонкие дымные шлейфы. Это было столь необычное зрелище, что Джону понадобилось совершить огромное усилие над собой, чтобы выйти из столбняка и начать двигаться. Все, что он успел сделать, это добежать до дома, где его ждала Аниту и валялся в забытьи губернатор, когда на деревню обрушился ад. Земля содрогнулась четыре раза подряд - по числу ракет "воздух-земля" - вместе с пламенем взрывов взлетели в воздух комья грунта, балки, обломки досок, куски человеческих тел. Взрывной волной Джона отбросило футов на пять. К счастью, он серьезно не пострадал. Сразу вскочил и бросился спасать Аниту. Но она уже сама выбегала навстречу.
   Звено боевых вертолетов с ревом пронеслись над уничтожаемой деревней и пошли на боевой разворот. На смену им заходила на линию огня другая тройка. Снова земля содрогнулась. Деревня практически была уничтожена. При всей военной мощи, летчики, однако, берегли свою задницу - вертолеты все время выстреливали тепловые ловушки. Это было странно. Неужели этот жалкий остров имеет средства ПВО, достаточно грозные, чтобы их боялись ВВС США? Где те смельчаки, которые могли бы дать отпор?
   Обезумевшие от страха люди бегали по кругу, как тараканы, внезапно среди ночи застигнутые на кухне ярким светом. Некоторые все-таки бросились бежать в лес, под защиту деревьев. Места, где они жили - хорошо ли, плохо ли - больше не существовало. Кругом был огонь, дым, воздух оглашался человеческими воплями. Горящие пальмовые ветки летели по воздуху. Это был апокалипсис.
   Джон и Аниту вытащили старика губернатора из его полуразрушенного дома - крышу снесло напрочь. К счастью, ракеты на деревню больше не падали. Вертушки долбили усадьбу Джексона. Там все взрывалось и горело. Только, в отличие от деревни, в домах усадьбы никого не было. Бандиты спрятались в укрытия, а главный бандит, возможно, уже бежал с остров на своем катере. Так уж устроена жизнь - главный негодяй всегда ускользает, а расплачиваются шестерки.
   Среди мечущихся людей Джон заметил доктора. Он жил в деревне в специально для него отведенном доме (ночью Джон с ним встречался и они договорились, что с утра отправятся в бухту Гостеприимная). Джон окликнул Генри Уилсона. Теперь они были отрядом, где балластом был только губернатор.
   Хэнк Питерс находился в состоянии прострации не то под действием наркотика, не то спросонья, не то от шока. Возможно, все вместе подействовало на него. Но особенно, конечно, его шокировала бомбардировка мирной деревни военными вертолетами. Как же так, читалось на его лице (говорить он пока не мог), как решился президент, который собственноручно благословил его на губернаторство, теперь послать авиацию для истребления ни в чем не повинных людей - женщин, стариков, детей! Что он себе воображает? Что этот мирный остров - второй Вьетнам?
   У старика плохо двигались ноги, и его приходилось тащить за под мышки. Перед тем, как нырнуть в относительно безопасный лес, они в буквально смысле наткнулись (дождь гасил огонь, и все было в дыму) на темнокожего ребенка лет трех. Это был мальчик. Он плакал от ужаса и непонимания, что происходит. Рядом лежала его мать, убитая осколком снаряда. Ей снесло полголовы. Волосы, кровь и мозги - все перемешалось. Это было ужасное зрелище. От этого, и в самом деле, человека могло вывернуть наизнанку.
   Аниту подхватила ребенка, завернув его в широкий платок, взятый от убитой матери, а Джон с доктором помогали бежать старику Хэнку. Под прикрытием деревьев они пробирались в сторону бухты Гостеприимная. Аниту указывала дорогу, идя впереди. Как бы Джон ни хотел оставить оружие при себе - на всякий случай - но доктор настоял выбросить кольт, чтобы не дать повод федеральным бойцам к расправе. Один раз они чуть не наткнулись на таких бойцов, идущих цепью. Это были морские пехотинцы - грозная сила. Морпехи поднимались на высотку - размытые силуэты выходили из утренней туманно-дождевой взвеси. К счастью, цепочка бойцов была короткой и редкой.
   Отряд беглецов залег в заросли папоротника, вжался во впадины на почве. Даже мальчик понял, что надо лежать тихо. Он не плакал, думая, что с ним играют в какую-то игру.
   Губернатор указал на растущие поблизости орхидеи, предложил:
   - Давайте нарвем цветов и выйдем к ним с миром.
   Джону очень хотелось дать старому дураку по башке. Тоже мне толстовец нашелся. Уж кому-кому, а ему-то надо бы помолчать в тряпочку. Ему же придется отвечать. Как он не понимает, что люди опять озверели, опять в ходу кулак, а не трубка мира.
   Когда уже совсем рассвело, они вышли к бухте Гостеприимная. Она и впрямь была таковой. Бухта была образована длинным загибающимся мысом, похожим на отставленную от тела руку. Под этой заботливой рукой плескались ласковые воды залива. По берегам бухты рос тропический лес.
   И тут они увидели еще один форт.
   - Это "Приют Робинзона", - сказала Аниту, которая во время вчерашнего (Господи! Джону казалось, что прошло несколько месяцев) побега кое-что успела тут разведать, прежде чем была схвачена. - Еще одна резиденция Джексона. Он переселяется сюда, когда его охватывает приступ... Джон, как называется состояние, когда человек испытывает ненависть к людям?
   - Мизантропия.
   - Вот-вот, когда у него приступ мизантропии, он сюда переезжает. Чтобы не видеть людей из деревни.
   Над фортом была растянута маскировочная сеть. Громадная. Вот почему усадьба не была замечена с воздуха.
   - Может быть, Джексон до сих пор здесь прячется? - высказал предположение Генри Уилсон.
   - Мне это напоминает форт на Острове Сокровищ Стивенсона, - сказал Джон.
   - Пиастры! Пиастры! - вдруг закричал губернатор хриплым голосом и захохотал.
   - Генри, посмотрите, что с ним? - попросил Джон доктора.
   - Ничего особенного, - ответил доктор. - Обычное послешоковое состояние. Во всяком случае, не опасное для здоровья. Этот старик гораздо крепче, чем кажется на вид.
   - Я не старик! - воскликнул губернатор. - Я все тот же Хэнк, каким был в 68-м году!
   - А какой сейчас год, дорогой Хэнк? - спросил доктор.
   - Как какой? 68-й и есть, - совершенно убежденно ответил Хэнк.
   - Погодите, - мягко возразил Уилсон, - вот ваша предыдущая фраза дословно: "каким я БЫЛ в 68-м году". Слово "был" означает прошедшее время. В нашем случае - давно прошедшее время. То есть 68-й год давно прошел и сейчас...
   - Ерунда, - отмахнулся Хэнк. - откройте любую книгу и вы прочтете: "он был высок, строен и красив, за ним бегали все девушки в округе". Все это говорится о настоящем моменте.
   - Джон объясните ему особенности прошедшего и давно прошедшего времени, я не филолог, - попросил Уилсон.
   Джон посмеялся и промолчал. Они стали обходить форт вдоль забора, так же сделанным из бревен, вертикально врытых в землю. Причем, шествие неожиданно возглавил губернатор. Кажется, он пришел в себя. Генри и Джон замыкали шествие.
   - Может, я ошибаюсь, - тихо проговорил доктор, - я не психиатр - но смею предположить, что у старика имеет место старческий маразм, который будет прогрессировать... Если, конечно, старик не разыгрывает нас.
   - Знаете, Генри, есть люди, которые как муравей в куске янтаря застывают в каком-то отрезке времени...
   - Стойте! - приказал губернатор.
   - Черт подери! - сказал подошедший Генри Уилсон.
   - Что случилось? - спросил Джон и увидел поваленные и обгорелые бревна ограды. Несомненно, форт подвергся атаке, и атаке, по-видимому, успешной. Кругом на песке были видны глубокие следы обуви, которые вели внутрь крепости. Из всей этой картины стало очевидным, что форт взяли штурмом федеральные силы.
   - Да-а-а, - протянул Уилсон. - Это вам не Стивенсон. Всадили по ограде парочкой снарядов из подствольного гранатомета - и нет препятствия...
   Они глядели в проем и видели приют Джексона - небольшой бревенчатый домик, вернее, то, что от него осталось.
   - Пойдемте разведаем? - предложил Джон.
   Губернатор подавленно молчал, и Джон расценил это как молчаливое согласие.
   Чтобы подбодрить приунывшую команду, писатель воскликнул с энтузиазмом:
   - Как там, у Шекспира... "Сквозь брешь - вперед, друзья мои!"
   Они вошли в пролом, пересекли открытую территорию форта, подошли к развалинам. Дверь была сорвана с петель и валялась рядом. Оконная рама разбита и расстреляна вдрызг. Оставшиеся стены дома имели бесчисленные отверстия от пуль. Песчаная почва вокруг тоже сохранила множественные отпечатки подкованных военных ботинок огромных размеров. Повсюду были разбросаны гильзы от автоматов.
   Внутри разрушенного домика также валялись, звенели и раскатывались под ногами пустые гильзы от автоматов и обгорелые пустые патроны от пистолетов. На полу валялась пустая бутылка из-под виски "Джонни Уокер" и в нескольких местах поблескивали подсыхающие, но еще влажные лужи крови. Несомненно, пролитая кровь принадлежала Джексону и его слуге. Они вдвоем до последнего патрона отбивались от наседавших федералов.
   - Тела, конечно, забрали, - со знанием дела сказал доктор.
   Джон посмотрел на землю и согласился. Не надо было быть особо одаренным следопытом, чтобы разглядеть длинные полосы на песке - это мертвые тела тащили - а потом их упаковали в пластиковые мешки и отнесли... куда? Ну, это уже не наше дело, подумал Джон.
   - Что скажите, уважаемый губернатор? - спросил доктор Хэнка Питерса. - Теперь ваши угнетатели мертвы. Теперь вы - свободный человек. Мы все свободные люди! гип-гип-ура!
   - Я всегда был свободным человеком, - невозмутимо ответил Хэнк Питерс.
   - Да? И когда лизали пятки Джексону, тоже были свободным человеком?
   - Да будет вам известно, док, я никогда ни у кого не лизал пятки. И уж тем более, у Джексона. Я губернатор! Вам ясно? Сам президент принимал меня в Белом доме...
   Джон посмотрел на Генри и осуждающе покачал головой.
   - Да-да, - согласился доктор, - я слышал об этом историческом приеме.
   - Идемте отсюда, это страшное место! - сказала Аниту, прижимая к себе младенца.
   И все молча пошли на выход из усадьбы. Через пролом.
   - Аниту, - спросил Джон, - Где тут причалы у Джексона?
   - Сейчас спустимся по тропинке, свернем налево и там увидим...
   Осторожной цепочкой они стали спускаться к берегу.
   - Господин губернатор, - полуобернувшись на ходу, обратился Джон к шагавшему позади него Хэнку Питерсу. - Я, разумеется, не оспариваю ваши права на губернаторство...
   - Как это понять? - встрепенулся Хэнк.
   - Простите, я не правильно выразился... Я не сомневаюсь в ваших правах и все такое... но не согласились бы вы, пока все тут не утрясется, не согласились бы вы принять мое предложение - погостить немного у меня на яхте. Отдохнут от забот, так сказать... Должен же быть и у губернатора отпуск. А потом, ну, скажем, через месяц, я обязуюсь доставить вас обратно на остров, если будет на то ваша воля. Как вы смотрите на это предложение?.. Генри, поддержите же меня. Как доктор вы, наверное, советовали бы отдохнуть...
   - Да, это прекрасная идея и я, разумеется, поддерживаю её, рекомендую и даже настаиваю.
   - Ну что ж, - неожиданно смягчился губернатор, - раз док советует, я приму приглашение мистера Джона Кейна. Но только на один месяц. Потому что осенью у нас на острове будут губернаторские выборы. И я хотел бы выставить свою кандидатуру на следующий срок.
   - Понимаю, - сказал доктор. - Сладкое бремя власти. Кто этому может противиться?
   - Вы не понимаете, док, - возразил Хэнк Питерс. - Я вовсе не стремлюсь к власти. Просто я ставлю заслон - вот этим слабым телом - заслон для всякого рода негодяев и карьеристов, рвущихся к власти...
   - Вы имеете в виду жалких обитателей деревни, большинство из которых мертвы? Вы про них говорите как о негодяях и карьеристах?
   - Генри! - воскликнул Джон. - Прошу тебя, оставьте господина Питерса в покое с вашими политическими дискуссиями...
   - Я только хотел сказать, - примирительно ответил доктор, - что нет ничего более агрессивного, чем добрые намерения.
   - Вы, сэр, его не слушайте, наш доктор большой любитель поспорить... Ну вот мы, кажется, пришли.
  
  
  
   Глава 32
  
   Дождь кончился, и только далеко-далеко на севере в черной пелене изредка еще содрогались онемелые молнии. А здесь солнце вырвалось из-за туч, и сразу навалилась влажная жара. Они вышли на берег, не таясь, потому что в этом не было смысла. Хватит уже, набегались.
   Джон увидел свою яхту, стоящую на приколе возле пирса. Причалы, как это ни странно, были хорошо оборудованы. Там, кроме "Жемчужины", стояла целая флотилия катеров, большинство из которых были военными. Посреди бухты застыл малотоннажный корабль береговой охраны ВМС США. Как он умудрился войти в незнакомую бухту да еще ночью в грозу, оставалось загадкой Военно-Морских Сил. Наверное, современная техника подводной радиолокации, позволяла преодолевать и не такие препятствия, как эта незнакомая и, вероятно, неглубокая бухта.
   Отряд беженцев сразу заметили многочисленные часовые. Джону и его группе было приказано остановиться и поднять руки. Что все и сделали. Кроме Аниту. Она держала на руках ребенка. Один из федералов подбежал и, выставив автомат, повторил команду персонально для Аниту. Аниту еще сильнее прижала к себе мальчика, команде не подчинилась.
   - Я сказал руки вверх или стреляю! - заорал федерал.
   Он был, как и все остальные, в насквозь промокшей камуфляжной растяжке, надетой поверх бронежилета, обвешанный запасными магазинами, зарядами для подствольника и ручными гранатами наступательного действия. Ему было жарко, пот градом катил у него по лицу из-под шлема. Парень очень боялся и потому был крайне опасен, как скорпион.
   - Вы разве не видите, что эта беженка с ребенком? - сказал Джон, подходя к солдату. - Она, может быть, не понимает по-английски...
   Солдат развернулся и ударил прикладом Джона. То есть он думал, что ударил, на самом деле Джон в приседании увернулся и, когда солдат по инерции стал падать вперед, схватившись за длинный ствол автомата, выдернул оружие из рук грубияна. Сейчас же со всех сторон защелкали передергиваемые затворы. Их окружили. Еще секунда и в Джона всадили бы десятка два пуль. А вместе с ним, заодно, расстреляли бы всех остальных. В том числе и женщину с ребенком.
   Тут вышел вперед доктор и сказал:
   - Имейте в виду, господа, что вы хотите застрелить известного американского писателя.
   Уилсон намеренно не назвал имя Джона, чтобы поднять статус Кейна как можно выше. Пусть помозгуют, что за писатель такой. У всех как-то сразу охладился пыл. Они застыли. Кроме обиженного парня.
   И тут вовремя подбежал чернокожий сержант. Здоровенная лапа его придерживала не менее огромную кобуру, висевшую у него чуть ли не на животе.
   Джон благоразумно бросил автомат на землю и заложил поднятые руки за голову. Солдат, потерявший свое оружие, подбежал к арестованному и ударил по лицу.
   - Фуллер! - предостерег сержант подчиненного.
   Джон отклонился ровно настолько, чтобы не получить слишком тяжкого увечья. Удар пришелся в челюсть, но вскользь. Даже почти не больно, зато гнев солдата был значительно снижен.
   - Я сказал: успокойся! - гаркнул сержант на своего солдата.
   - По уставу, я имею право застрелить его! - огрызнулся солдат. - Операция военная и...
   - Молчать! Возьмите свое оружие и в следующий раз держите его крепче. Тем более, что это военная операция... А вас, сэр... - сержант повернулся к Джону, - я попрошу предъявить документы. Кто вы такой и что здесь, на острове, делаете?..
   - Я Джон Кейн... писатель, американский гражданин...
   Говоря это, Джон испытывал некоторое смущение и даже стыд. В другое время Джон бы гордился всем выше перечисленным. Но теперь он как бы трусливо прикрывался тем, что он известный писатель, американский гражданин...
   - Кто все эти люди?
   - Мои родные и знакомые...
   - Вы понимаете, что я могу вас отдать под суд за нападение на военнослужащего США во время проведения спецоперации?..
   Говоря это, сержант опять положил огромную черную ладонь на свою кобуру.
   - Примите мои искренние извинения, господин сержант. Это получилось непроизвольно. Я лишь хотел защитить свою жену и ребенка. Сами понимаете, инстинкт мужа и отца не так-то просто перебороть. Наверное, у вас у самого есть жена и дети... (а это уже откровенное "битье" на жалость, с уничижением подумал Джон).
   - Вы хотите сказать, что эта полинезийка - ваша жена, и вы являетесь отцом этого ребенка?
   - Да, с вашего позволения, именно это я и хочу сказать, - преувеличенно гордо подтвердил Джон.
   Чернокожий сержант с сомнением посмотрел на шоколаднокожую Аниту и такого же цвета кожи ребенка.
   - Не очень-то ребенок походит на вас? Вы не находите? - спросил сержант.
   - Просто её гены оказались сильнее моих, - объяснил Джон и рискнул прибавить комплемент (впрочем, весьма сомнительный). - Темнокожие вообще жизнеспособнее белых...
   Джон не кривил душой, он действительно так думал (пример: некоторые африканские проститутки не заражаются СПИДом, а среди белых такого иммунитета никто не имеет).
   Сержант улыбнулся одной половиной рта, что можно было расценивать по-разному. Сержант оказался умным и не стал развивать эту тему.
   - Так, теперь с остальными разберемся.
   - Разрешите представить - мой друг, Генри Уилсон, он доктор, подданный Великобритании...
   Генри Уилсон чинно поклонился сержанту, то есть слегка согнул гордо посаженную голову.
   - А это мой рулевой и механик по совместительству, - представил Джон губернатора, и чтобы отвести взор сержанта от Хэнка Питерса, указал на яхту. - А это моя яхта. На которой мы все путешествовали, пока на свою беду не пристали к этому проклятому острову. На яхте все мои документы... если, конечно, они остались целыми, в чем я сомневаюсь. Нас захватили в плен, поселившиеся здесь бандиты во главе с неким Джексоном.
   - Знаю, - сказал сержант. - Человек со шрамами.
   - Да, он самый. Ему удалось уйти или?..
   - Когда в дело вступает мой спецотряд, от меня никто не уходил. Живым.
   - Надеюсь, негодяй мертв?
   - Господин сержант, - вылез вдруг старик Хэнк, в руках у него откуда-то были цветы, наверное, сорвал по дороге. - Разрешите преподнести вам эти цветы в знак наших мирных намерений. В свое время мы...
   - Да-да, спасибо, - с неудовольствием сказал сержант, не принимая цветов старика, - я вижу, вы старый хиппи... Килби!
   К сержанту подбежал высоченный вояка, вытянулся в струнку, отдал честь.
   - Препроводи задержанных вон на тот катер и сопровождай их. Отправь их на "Морскую звезду" и сдай лейтенанту Макферсону.
   Килби козырнул и под дулом автомата повел группу Джона к причалу. Сержант несколько десятков шагов шел рядом и приятно обрадовал Джона следующими словами:
   - Знаете, что лично вас спасло от расправы?
   - Нет, - честно ответил Джон.
   - Вовсе не тот факт, что вы известный писатель. А то, что сегодня утром я получил радиограмму из дома. У меня родился сын, которого я так долго ждал.
   Сержант радостно улыбался, все его черное лицо так и сияло от счастья, как хорошо начищенные солдатские ботинки.
   - Когда вы сказали про жену и детей, вы спасли себе жизнь. Всего хорошего, сэр.
   - Поздравляю, сержант. И вам всего хорошего. И спасибо.
   Великодушный сержант свернул в сторону, а задержанные вступили на доски причала.
  
  
  
   Задержанных усадили на небольшой быстроходный военный катер, открытый всем ветрам. Взревел мотор, юркая посудина легко отошла от пирса, вспенивая воду кормой, на секунду мотор встал на нейтралку, потом врубился полный вперед - всех аж качнуло - и, сделав грациозный разворот, катер понесся к выходу из бухты.
   "Вот так, дорогой бумагомаратель, - подумал Джон с радостью и грустью одновременно, - такие здесь приоритеты, понятно?"
   Килби сидел с группой Джона рядом, возвышаясь над всеми, как колокольня возвышается над мирной деревней. Джон с тоской смотрел на удаляющийся берег и причал, где стояла его яхта. Черт возьми! Как же он по ней соскучился. И вот, когда можно было уже ступить на её борт, они, он и яхта, опять разделяются. Джон любил и привязан был к своей яхте, как капитан Немо к своему "Наутилусу".
   Берега залива, до уреза воды заросшие диким тропическим лесом, проносились мимо - и вот, наконец, катер выскочил на открытый простор океана. Сейчас же волны ударили в днище так, что посудина содрогнулась, словно автомобиль, попавший колесами в яму на раздолбанном асфальте где-нибудь в районе Гарлема.
   Несмотря на приличную волну, катер прибавил скорость, и удары в днище вошли в частый ритм, едва переносимый. Нос судна взлетал и с силой бился о воду, ставшей твердой как камень. У Джона стучали зубы и неприятно било в позвоночник, когда ленился напрягать брюшные и спинные мышцы. На одном, особенно сильном водном ухабе, он чуть не прикусил язык.
   Джон тревожно посмотрел на Аниту с ребенком, как она справляется. Но они выглядели бодрыми. Аниту держала ребенка так, чтобы амортизировать удары. Мальчонка с любопытством пялился на все, что промелькивало перед его глазами цвета спелых фиников. Джон хотел было сказать Аниту и малышу теплые слова, но обстановка не располагала к нежностям. Он только крепко сжал плечо Аниту, чтобы её не болтало.
   Особенно тут не поразговариваешь, когда мотор ревел, как рассерженное чудовище. Поэтому все молчали, время от времени только поглядывали друг на друга и подбадривали самих себя кислыми полуулыбками. Только рядовой Килби сидел невозмутимый, как истукан острова пасхи.
   Джон повернулся по ходу катера. В лицо ударили соленые брызги. Писатель смахнул с лица влагу и увидел военный корабль, стоящий на траверзе примерно в четырех кабельтовых от острова. Это был, если Джон не ошибался, легкий эсминец. Вокруг него дрейфовали или делали маневры сторожевые корабли классом пониже.
   Их катер несся прямо к эсминцу, ощетинившемуся скорострельными орудиями и ракетными комплексами. Серо-голубой бронированный борт вырастал, избавляясь от дымки расстояния, становился четко видимым и вскоре наклонной стеной закрыл весь обзор.
   Катер резко сбросил обороты мотора, задним ходом винта лихо затормозил движение, чуть подвернул и прижался бортом к спущенному трапу. "Этому рулевому, только адмиралов возить, - подумал Джон, - виртуоз, морской ковбой".
   Килби велел задержанным встать и направляться к трапу. Помогая друг другу, группа Джона поднялась по обрезиненным ступеням и вскоре ступила на металлическую палубу эсминца. Только тут Джон заметил, что Аниту босая. Ему почему-то стало неловко за свою подругу. Впрочем, у чопорного доктора видок тоже был не ахти какой. Словно он провел пару ночей на помойке. Плюс небритость щек, плюс сажа, размазанная по лицу. Губернатор являл собой гротескно-комично-кошмарное зрелище. Как выглядит сам Джон, он мог только догадываться. Шорты вроде сидят ничего. Только ремешок одной сандалии порвался.
   Матросы и десантники разглядывали задержанных с любопытством. Пленников вели узкими коридорами и крутыми лестницами, высоко поднимая ноги, они пролазили в дверные проемы с закругленными сторонами и распахнутыми тяжелыми дверями, и везде был металл, заклепки, тянулись какие-то трубы и в самых неподходящих местах торчали вентили и всяческие приборы. Мимо прошмыгивали белоштанные матросы и солидные десантники в камуфляже громыхали пудовыми ботинками.
   Джон и его команду ввели в помещение, стены которого наконец-то имели человеческий вид - были обшиты красным деревом. Такой интерьер был близок душе Джона, он почувствовал даже некоторое облегчение. Хотя напротив - следовало бы поднапрячься, ведь дело для него могло кончиться плачевно. И зачем он только напал на военного!? Ведь это по всем законам - серьезное преступление.
   Им велели сидеть и ждать. Сидеть на мягких кожаных диванах было удобно и комфортно. Они даже успели подзабыть это чувство - чувство комфорта. Ждать пришлось не очень долго. Дверь, облицованная полированным деревом отворилась, и в солон вошел человек, одетый в светлую форму ВМС США, с погонами лейтенанта.
  
  
  
   Глава 33
  
   - Добрый день, господа, - поздоровался он и предложил. - Прошу пересесть за стол.
   Все перекочевали с дальних диванов за овальный стол, поближе к иллюминаторам.
   - Меня зовут Роберт Макферсон, я представитель антитеррористического центра, мне поручено разобраться с обстоятельствами вашего пребывания на острове Пако и степень причастности каждого из вас к террористической группе, возглавляемой Хэрси Джексоном...
   - Или непричастности, - вставил слово Генри Уилсон. - Исходя из презумпции невиновности. Это, во-первых...
   - Разумеется, - любезно ответил Макферсон.
   - ...А во-вторых, - продолжил Генри Уилсон, - остров Пако - территория США, и почему бы нам на нем не побывать? У меня, например, есть транзитная виза, которая дает мне право...
   - Это мы обсудим позже, когда до вас дойдет очередь, а теперь я бы хотел, чтобы меня не перебивали...
   Джон Кейн профессиональным взглядом оценивал представителя антитеррористического центра. Это был сравнительно молодой человек, шести футов и семи дюймов роста, крепкого телосложения. С необычайно острым взглядом голубых холодных глаз. Светлые волосы коротко, по-военному пострижены. Его сильной фигуре не вполне соответствовала морская форма, надетая на него. Джон не сразу понял, а догадался лишь тогда, когда Макферсон сделал несколько энергичных движений руками и корпусом. Ну, конечно, - форма морского офицера ему была заметно мала. Рукава были коротки, сам китель явно тесноват.
   "Никакой он не лейтенант ВМС, - подумал Джон, - просто работает под этим прикрытием, выдали ему форму тут на корабле, какая попалась под руку кастеляну, а на самом деле он агент АНБ или цэрэушник".
   Макферсон поймал взгляд Джона и, казалось, прочел его мысли, после чего постарался делать менее энергичные жесты и немного сдуться, чтобы соответствовать размерам форменного кителя. Джон даже усмехнулся, так это было забавно.
   И это не скрылось от острого взгляда агента. Джон подумал, что не в его, Джона Кейна, интересах раздражать людей, от решения которых зависит его судьба. И решил вести себя как обычный обыватель, чудом вырвавшийся из смертельной передряги.
   В это время в салон вошла девушка. Макферсон представил её как Рут Крокетт, "она будет записывать ваши ответы". Рут скромно примостилась на дальнем диване с маленьким ноутбуком на коленях, подняла крышку-монитор, положила руки на клавиатуру и застыла, глядя в пустой экран.
   - Начнем с вас, - сказал Макферсон и указал на Аниту (тонкие пальцы Рут Крокетт ожили на клавиатуре). - Ваше имя, сколько вам лет, социальное положение, в каких отношениях состоите с присутствующими здесь людьми...
   - С вами - ни в каких, - ответила Аниту.
   - ... обстоятельства, приведшие вас на остров и все, что было потом, - не обращая внимание на выпад, ровным голосом закончил Макферсон.
   - Меня зовут Аниту. Я пятая дочь Луллабая Эссмоя, вождя племени и главы деревни Дого и всего атолла Кок, который входит в Куунарский архипелаг. Я подданная независимого государства Куакуйя! Я живу у Мистера Кейна на яхте на правах его любовницы, а также помогаю вести его хозяйство. Мужчина не может обходиться без женщины, тем более, писатель. Они ведь не от мира сего...
   - Где вы получили образование, мисс Аниту?
   - У мистера Кейна.
   - Он кто?
   - Американский писатель. Очень известный у себя на родине. И во всем мире. Даже у нас, в Куакуйе...
   - О чем он пишет?
   - Спросите у него. Вот он сидит.
   - Господин Макферсон... - Джон Кейн встал, но агент сделал резкий жест, означавший - сидеть и молчать. После чего продолжил допрос, как ни в чем не бывало.
   - Так о чем он пишет?
   - О том, как люди убивают друг друга.
   - Зачем он это делает?
   - Потому, что людям нравится читать про это... И чтобы заработать денег.
   - Послушайте, мистер Макферсон, - возмутился Джон Кейн. - К чему вы затеяли эту комедию?
   - А сам мистер Кейн убивал кого-нибудь? - не моргнув глазом, продолжил допрос Аниту "лейтенант ВМС".
   - Нет. Он добрый...
   - Мистер Мак!.. - вскочил Джон, но Макферсон все тем же резким жестом пригвоздил его к месту.
   - У мистера Кейна есть оружие? Хранил он какое-нибудь оружие на яхте?.. или перевозил?..
   - Да. У него есть ружье.
   - Какое ружье? Система, калибр?
   - Системы чеховское ружьё.
   - Иностранного производства? - оживился агент. Пальца его секретаря Рут Крокетт так и мелькали на клавиатуре, фиксируя все слова, произнесенные в салоне.
   - Не знаю.
   Джон Кейн вдруг расхохотался. Его прямо всего согнуло от смеха. Даже слезы из глаз брызнули. И в этой размытости Джон увидел, как пальцы мисс Рут Крикетт быстро двигаются по клавишам, хотя все молчали. Значит, она записывала его смех. Это смахивало на фарс, кафкиания какая-то, подумал Джон. Когда он отсмеялся, мистер Макферсон продолжил допрос Аниту.
   - Вы сказали "чеховское", значит ружьё производства Чехии?
   - Нет, он русский.
   - Кто, русский? мистер Кейн?
   Генри Уилсон посмотрел на Джона Кейна, вытиравшего слезы.
   - Нет, Чехов. Это русский писатель. Когда мистер Чехов умирал, он подарил это ружье мистеру Кейну на память.
   - Мистер Кейн бывал в России?
   - Я не знаю. Спросите об этом самого мистера Кейна.
   Посреди стола стоял огромный пузатый кувшин из прозрачного стекла. В кувшине были цветы. Джон Кейн придвинул к себе кувшин и, пригнув голову почти к самой столешнице, посмотрел сквозь стекло и воду, как через огромную линзу, на псевдолейтенанта. Мистер Макферсон раздулся до невероятных размеров, того и гляди лопнет. Огромная его зубастая пасть гротескно раскрывалась:
   - Он вам рассказывал когда-нибудь о России?
   - Нет, не рассказывал.
   - Значит, он скрывал, что жил в России?
   Джон Кейн взял кувшин вместе с цветами и двумя пинтами воды, поднял над головой - и ахнул его об пол. Грохнуло со звоном и дребезгом. Брызги и осколки стекла полетели во все стороны. Ребенок на руках Аниту вздрогнул и захныкал. Мистер Макферсон проворно отскочил, и инстинктивно рука его метнулась под мышку. Но узкий китель был застегнут на все пуговицы, да и оружия под ним не было. Но привычка - вторая натура. Привычка носить пистолет в подплечной кобуре. Вот так - учат, учат их маскироваться, а их все равно на чем-нибудь да подловят.
   Джон понял, что дребезг был потому, что мисс Крокетт уронила на пол ноутбук, и он разбился. Сама мисс Крокетт от испуга с ногами забралась на диван так, что можно было видеть под юбкой, какого цвета ее трусики. Они были чистейше-белыми.
   В салон ворвался вахтенный с автоматом в руках. Мистер Макферсон жестом остановил его и приказал:
   - Пригласите корабельного врача.
   - Не стоит беспокоиться, - поднимаясь, сказал Генри Уилсон. - Врач перед вами. Я могу осмотреть его.
   Вахтенный топтался у двери, пока Макферсон размышлял, как быть. Доктор тем временем стал осматривать писателя. И быстро поставил диагноз:
   - У него обострение невроза. Продолжительная стрессовая ситуация спровоцировала рецидив. Мистер Кейн лечился у меня... и я бы попросил, не нервировать его без необходимости...
   Макферсон отослал вахтенного, поправил тугой воротничок рубашки (с чужого плеча), который душил его толстую шею, и сказал:
   - Мистер Кейн, я хорошо отличаю неадекватное поведение от его симуляции. Изображая припадочного, вы надеетесь избежать наказания за серьезное преступление.
   - Что вы имеете в виду? - спросил Джон (перед его глазами мелькнул избитый в фарш несчастный бездомный, и он сам, Джон Кейн, держащий бейсбольную биту, которую сунули ему в руки хулиганы).
   - Я имею в виду нападение на солдата. Вы понимаете, что это грозит вам судебным разбирательством. Ваши действия привели к тому, что американский солдат потерял лицо...
   - Американский солдат давно потерял лицо и без моей помощи, - парировал писатель.
   - Вы плохой американец, господин Кейн.
   - Мне это уже говорили, - ответил Джон и посмотрел на доктора. Тот смущенно уставился в пол.
   - Если вы проявите добрую волю и станете активно помогать следствию, мы найдем смягчающие обстоятельства, чтобы замять ваше дело.
   - Что вы от меня хотите?
   - Вы перевозили на своей яхте оружие?
   - Послушайте, ну не будьте же вы идиотом!
   - Это не идиотизм. Боюсь, что вы все же пойдете под суд...
   - Давайте, давайте, судите меня. И я там выступлю. Учтите, что я все-таки писатель и имею достаточное влияние в обществе, чтобы мне поверили. Я расскажу, как военные за пару секунд уничтожили мирную деревню вместе с его жителями. И не где-нибудь во Вьетнаме или Ираке, а на территории самих Соединенных Штатов! Погибли более сотни жителей (Джон не знал численности населения деревни и говорил наобум), многие из которых были гражданами Соединенных Штатов.
   - По нашим разведданным, на острове обосновались только бандиты. Мирного гражданского населения на Пако нет. По статистическим данным он необитаем.
   - Сейчас да. После бомбежки острова, он снова необитаем. Наши военные в очередной раз потеряли лицо.
   Макферсон покраснел как рак. Тугой воротничок доконал его. Он расстегнул верхнюю пуговицу форменной рубашки и ослабил узел галстука.
   - Вот из-за таких как вы, критиканов, наша армия и терпит поражения, - обидчивым голосом произнес он.
   - А кто вам сказал, что наша армия терпит поражения? - поддел его Джон Кейн. - Вся беда как раз в том, что мы одерживаем победу за победой...
   - Простите, но я вас не понимаю.
   - ...И это делает нас не сильней, а беспечнее, наглее. И однажды мы нарвемся на такого противника...
   - Вы намекаете на русских?
   - Да хоть на китайцев.
   Тут поднялся Хэнк Питерс.
  
  
  
   Глава 34
  
   И сказал, что он является пожизненным губернатором острова Пако с 1967-го года, и он удивлен и раздосадован тем обстоятельством, что американские войска напали на мирный остров; что он, губернатор, будет жаловаться самому президенту США Линдону Джонсону, который принимал его в Белом доме, когда лично утверждал его, Хэнка Питерса, на должность губернатора острова.
   - Кто этот клоун? - спросил Макферсон.
   - Мой рулевой и механик, - ответил Джон Кейн. - Не обращайте внимания, он немного повредился умом, после того как вы разбомбили деревню...
   - Понятно. Каков капитан, такова и команда.
   - Не валите с больной головы на здоровую. Поймите, что бандиты держали жителей деревни, и нас вместе с ними, заложниками и прикрывались мирными людьми как живым щитом. Обычная тактика негодяев. К сожалению, вы попались на их уловку. Чем сидеть здесь на эсминце и строить идиотские гипотезы, вы пойдите на остров и посмотрите, что осталось от деревни и её несчастных обитателей. Они все мертвы. Рядом с ними вы не найдете ни одной единицы оружия, потому что они мирные жители. Зато найдете много мертвых детей, которых они не смогли спасти. Вот, у этого мальчика осколком взорвавшейся ракеты убило мать. Ей снесло полголовы. Я намерен усыновить его... Когда он вырастет, я скажу ему, кто убил его мать.
   - Это не патриотично, мистер Кейн.
   - Правда очень часто бывает непатриотичной.
   - О'кей! - прихлопнул ладонью по столу мистер Макферсон. - Господа, прошу прощения, что причинил вам некоторые неудобства. Наша беседа была необходимой проверкой. Теперь мы убедились, что вы непричастны к преступлениям, здесь творившимся, являетесь пострадавшей стороной. Я, от имени правительства Соединенных Штатов Америки и лично президента Джорджа Буша-младшего (тут он выразительно посмотрел на Хэнка Питерса и улыбнулся), приношу вам и всем пострадавшим свои извинения. Мертвым - вечный покой и светлая память, нации - процветания!
   Все встали. Мистер Макферсон объявил их свободными, но перед тем, как они покинут гостеприимный эсминец, он, лейтенант Макферсон, просит пострадавших, тех, кто видел в лицо главаря бандитов Джексона, пройти в корабельный морг и опознать тело.
   Доктор сказал, что он не видел Джексона.
   - Тогда подождите своих друзей у трапа, - сказал Макферсон, - остальных прошу проследовать за мной.
   Они спустились в трюмное помещение эсминца. В одном из закутков этого стального лабиринта была комнатка камера. Сопровождавший их матрос отвинтил баранку запорного механизма двери, с трудом отворил её, и они вошли в небольшое и очень холодное помещение. Везде были ячейки, как в камере хранения. И в самом деле, здесь хранили, но только трупы.
   Матрос открыл одну из ячеек и выдвинул оттуда ящик, оказавшийся довольно длинным. Собственно, это был открытый металлический гроб. Гроб был окутан молочной дымкой испаряющегося охладителя.
   Мистер Макферсон сделал пригласительный жест, подойти ко гробу. Все по очереди подходили к морозильнику и, ёжась от холода и неприятных ощущений, смотрели на останки человека, покойно лежащего там. Потом отходили и кивали головами, да, это он, Джексон.
   Джон тоже в свою очередь подошел, склонился, вглядываясь в восковое холодно-застывшее лицо. Что удивило Джона, так это отсутствие шрамов на лице. Боже мой! Джексон ли это? Но, присмотревшись, шрамы все-таки можно было разглядеть в виде тонких белых ниточек.
   И еще странность была в том, что именно труп мятежного Джексона как раз выглядел умиротворенно. Миндалевидные глаза его были закрыты, руки безвольно вытянуты вдоль тела. Застывшая в неподвижности слабоволосатая грудь покойного была прострелена в нескольких местах. Пулевые отверстия были на удивление бескровны. Ну, конечно, в Джексоне уже не было его мятежной крови. Оставшуюся после смертельного ранения кровь, выкачал корабельный патологоанатом. Потом он выпотрошил из Джексона все кишки и мозг. Собственно, это уже был не Джексон.
   - Ну, как? - выжидательно спросил Макферсон. - Это он?
   - Нет, - ответил Джон. - Это чучело Джексона.
   - Не говорите загадками, господин писатель, - разозлился Макферсон. - Это он или не он? Это Джексон или нет?
   - Он, он, успокойтесь, - сказал Джон. - Джексон.
   - Очень хорошо! А теперь посмотрите еще на одного. Может, кто-нибудь знает его? Он был с Джексоном в последнем бою.
   Матрос выкатил из морозильника еще один металлический ящик. Все посмотрели и сказали, что не знают этого человека.
   - Это Маркус, - сказал Джон Кейн, взглянув на застывшую мордочку азиата. - Он был слугой и, как я понял, телохранителем Джексона.
   Автоматные очереди сделали из маленького тела дуршлаг. И то он, наверное, умер не сразу. Об этом говорили его все еще оскаленные кроличьи зубы. Но хозяин этих зубов отнюдь не был кроликом.
  
  
   Когда они из холодного царства мертвых поднялись на палубу, мир живых встретил их жарким солнцем, соленым ветром, криком чаек, суетней экипажа.
   - Кто желает остаться на корабле, милости прошу, - сказал Макферсон. - Мы доставим его, куда он пожелает.
   Желающих остаться не нашлось, и Макферсон, наскоро попрощавшись, ушел.
   И вот их опять посадили все в тот же катер и повезли обратно в бухту Гостеприимная. Здесь все так же маневрировали катера, только сторожевика уже не было. Народу на берегу прибавилось. Это были беженцы из деревни. Те, кто спасся, скрывшись от бомбежки в лесу. Они являли собой жалкое зрелище. Ободранные, голодные, испуганные. Под конвоем их собирали во временный пункт пребывания. Там был натянут тент, работала полевая кухня. Люди с мисками и кружками, которые им выдали, стояли в очереди к котлу. Получившие паёк отходили в сторону, садились на землю и, обжигаясь, жадно ели. На их лицах были слезы, то ли от боли, то ли от страха. Они потеряли родных и близких.
   В стороне было развернуто нечто похожее на полевой госпиталь. Под тентами лежали раненые. Им оказывали первую помощь, прежде чем отправить на эсминец. Других, более здоровых и накормленных, уже рассаживали в катера.
   По распоряжению всё того же сержанта, Джон, наконец-то, получил обратно свою собственность. Яхта "Барокка" ждала хозяина у причала. Джон первым ступил на палубу. Постоял молча, как бы вновь сливаясь своей душой с душой судна. У каждой вещи есть душа, не только у живых.
   Потом он осмотрел оснастку, все ли в порядке? Вроде бы ничего не пострадало. Хотя на палубе и, особенно, в каютах остались заметные следы пребывания на судне чужаков - сначала бандитов, потом федералов. Следы мародерства и тщательного обыска. Бандиты искали, чем бы поживиться. А федералы надеялись найти спрятанное на яхте оружие. Они полагали, что хозяин яхты занимается контрабандной перевозкой оружия.
   Чем на острове занимался Джексон и его банда, так и осталось для Джона неразгаданной тайной. Уж, конечно, не из-за жалкого поля марихуаны налетели сюда федералы, смешно такое предполагать. А вот торговля оружием - это серьезное дело. Кто знает, может, бандиты где-то раздобыли, ну, скажем, "стингеры" или другое грозное оружие для перепродажи его каким-нибудь режимам, противным США. Скажем, все тому же Уго Чавесу. Который, опасаясь авиа- и ракетных ударов со стороны Америки, запасается арсеналом для своей противовоздушной обороны.
   Все это Джон мог только предполагать.
  
   Самое удивительное и смешное было в том, что его ружье отыскалось в целости и сохранности. Ни бандиты, которые привыкли иметь дело с современными и более грозными видами оружия, ни федералы не позарились на него. Кому оно нужно - простое охотничье ружьё.
   Джон вновь повесил его на стену в своем кабинете и даже зарядил оба ствола крупной дробью. На всякий случай.
   Джон завел двигатели, и вывел "Жемчужину" из бухты на океанские просторы. Там он взял курс на Какуару, чтобы отвести доктора в Онаэгану. Сам же он намеревался осенью отправиться в большую экспедицию. Но не в кругосветное плавание - тут доктор прав, - а в Россию. На яхте он дойдет до Владивостока, оставит её на приколе, а сам, взяв в аренду автомобиль, отправится через всю страну по пути Чехова, только в обратном направлении: от Приморья, через Сибирь, Урал, и так до Москвы. Возможно, посетит Санкт-Петербург. Эта поездка будет его самым грандиозным путешествием.
   Уже в Сибири его застанет зима, и это входило в его планы. В Россию надо ехать зимой. Возьмет ли он с собой Аниту, которая к тому времени будет его законной женой, он не знал. Но, думается, что ничего не реального в этом нет. Аниту - здоровая женщина и выдержит холода. Ведь живут же в условиях вечного холода расово близкие ей люди...
   Джон включил систему авторулевого и спустился в кают-компанию. На одном из диванов спал Хэнк Питерс. На противоположном диване расположилась Аниту с ребенком. Она его только что помыла и теперь переодевала. Нашлись какие-то её блузки. Она подгибала рукава и примеряла эти странные наряды на ребенка. Другой одежды не было. Маленький мальчик в такой одежке казался той смешной обезьянкой, на которую, шутки ради, надели платьице. Доктор, как мог, помогал Аниту, в основном советами.
   Джон порадовался такой, почти семейной обстановке - друг, жена, ребенок и дедушка, спящий на диване. Идиллия! Еще бы бабушку Мэрилин сюда для полного счастья. Так бы плыли и плыли, жили бы и жили...
   Неожиданно чихнул и заглох мотор и почти сразу заглох второй мотор. Это странно, чтобы сразу два, подумал Джон, неохотно поднимаясь из мягкого кресла.
   - Пойду, посмотрю, что там с моторами, - сказал Джон.
   - Помочь? - Генри оперся ладонями о мягкие подлокотники, наклонился вперед.
   - Расслабься, - ответил Джон, - пока не надо. Если что - позову...
   Джон вышел на палубу. Океан был поистине тихим. Штиль и полуденный зной придавили яхту посреди бескрайней воды. Солнце било в глаза. "Черт, только этого не хватало", - выругался Джон, - имея в виду поломку и невозможность двигаться.
   По горячим доскам палубы он прошел на корму, открыл люк в машинное отделение. Лицо обдало запахом солярки и жаром, как из духовки. В тесном пространстве стояла ужасающая жара. Хотя моторы охлаждались забортной водой, но выделяемое ими тепло скапливалось в машинном отделении, превращая это место в ад. Да плюс безжалостное солнце полдня.
   Джон скинул и побросал на палубу всю одежду и в одних плавках спустился по металлической лестнице, ступил на металлические же пайолы. По бокам, закрытые пенопластовыми блоками, располагались топливные баки. Джон включил трюмное освещение и шагнул по узкому проходу. Сильней запахло соляркой. Вот и моторы. Они еще были горячими. Стараясь не обжечься о выхлопные трубы, Джон склонился над одним из двигателей. И тут его ударили по голове.
  
  
  
   Глава 35
  
   Джон очнулся почти сразу же, так ему показалось, потому что сильно жгло руку. Он отдернул руку, которая касалась горячей детали мотора, и увидел противника. Он был раздет по пояс. Торс его блестел от пота и машинного масла. Лицо человека, странно перекошенное неприятной уродливостью, все было в ужасных кровоподтеках и ссадинах. Вид его был страшен. В руке он сжимал здоровенный гаечный ключ - окровавленный, блестящий. Джон понял, что это его, Джона, кровь. Этим ключом чудовищный человек огрел беспечного писателя по голове. Джон прикоснулся к затылку, к тому месту, где болело сильнее всего. Сморщился. Ладонь стало красной от крови. Только Джон подумал, сильно ли ему пробили голову, как человек ожил и шагнул к поверженному владельцу судна. И тогда Джон сразу узнал нападавшего. Это был оживший мертвец Бен Ганн, а точнее, Пит Борзак, помощник главаря. Тот самый, которого, по слухам, застрелили копы, которого убил Джон и который, несмотря ни на что, все еще оставался живым. Разбитая переносица и свернутый на сторону нос, были следствием удара камнем, запущенным Джоном. Все это требует отмщения, казалось, говорила ужасная гримаса Пита Борзака.
   - Ну, что, очнулся, писатель? - уродливо осклабился Пит Борзак, и зубы его хищно блеснули на кроваво-грязном, страшном лице. - Небось, думал, что я сдох. Когда убиваешь человека, надо всегда проверять у него пульс... ха-ха-ха... Сейчас мы с тобой поговорим по-другому, по-нашему...
   Джон не собирался больше вступать в переговоры с этой мразью, потому что знал наперед все его ублюдочный доводы и подлые действия. И когда Борзак взмахнул ключом, чтобы потом проверить у писателя пульс, Джон из положения лежа сделал ему подсечку. Металлические пайолы хотя и снабжены гребешками, чтобы ноги не скользили, но все равно всегда были слегка маслянистые от испарений солярки. Ноги Пита, обутые в ботинки, скользнули по маслянистой пленке, и он с грохотом упал, ударившись головой о мотор. Оглушенный, он стал подниматься на четвереньки. Джон проворно вскочил и изо всей силы ударил врага ногой по ребрам. Пит опять упал, схватившись левой рукой за живот. Но правая все еще сжимала ключ. Этот гад всегда цепко держал оружие.
   Джон сцепил пальцы рук, и обрушил сдвоенный кулак на согбенную спину противника. Это был неудачный удар. Джону не хватало чего-нибудь тяжелого, наподобие металлической кочерги. Пит двинул локтем, попал Джону в нервное сплетение на бедре. Это было очень больно. Джон вскрикнул, захромал, склонился, и Пит врезал ему кулаком с зажатым ключом в плечо. Хорошо, что в плечо, а не в челюсть. Но все равно Джон был частично парализован на левую сторону. Зверски болела нога, и рука пока не повиновалась.
   Пит восстал, взмахнул своим тяжелым оружием и бросился добивать писателишку. Согнутому в три погибели Джону ничего иного не оставалось, как применить подлый мальчишеский прием, который сам Джон никогда не одобрял: он просто кинулся навстречу, не разгибаясь, боднул головой в мягкий живот противника. Суммарный удар получился сильным. Пит захрипел, выпустил-таки из руки ключ, который ударил Джона по хребту, но не больно, упал под ноги. Поскольку Джон был внизу, то он и поднял это оружие, и ударил ключом Борзака по виску. Борзак упал, но и сам Джон вдруг совершенно обессилил и даже не поднялся, когда Борзак вдруг опять ожил (у него что, как у кошки, девять жизней?). Шов на его животе разошелся, и к грязи добавилась струящаяся из раны кровь. Пит привычно зажал рану рукой и пополз к лестнице.
   Только когда бандит уже до половины поднялся по ступеням, Джон засуетился. Враг выйдет на палубу и чего доброго опять возьмет кого-нибудь в заложники. Этого допустить было нельзя. Джон со страху даже забыл, что у него в руке хорошее оружие, вместо того, чтобы ударить железякой по кости голени и сломать окончательно противника, он просто схватил гада за ноги. И конечно сразу получил мощный удар каблуком в лицо.
   Пит тоже действовал неразумно (в схватке часто так бывает, хорошо лежать на диване и рассуждать, куда вмазать). Вместо того, чтобы вернуться и добить оглушенного писателя, Борзак полез на палубу (уж если человек решил чего...). И добился-таки своего. Вышел на свет Божий - чудовищный, окровавленный, грязный, не то восставший Франкенштейн, не то вурдалак.
   Аниту закричала, случайно увидев его в иллюминатор кают-компании. Доктор выскочил на палубу. Увидев Бен Ганна, Уилсон не растерялся, за секунду принял стойку и сразу провел удар по всем правилам английского бокса - прямой в подбородок. Бандит рухнул, как оглушенный бык на испанской корриде.
   Аниту выскочила на палубу, как только спрятала ребенка. К тому времени из трюма выполз Джон Кейн. Доктор стоял над поверженным противником, молча слизывая кровь с разбитых костяшек пальцев. Он ударил от души - за Джона, за Аниту и за свои унижения.
  
   Мужчины связали бандита кокой-то синтетической веревкой, которую принесла Аниту. Втроем отволокли тяжелое тело в кают-компанию. Аниту промыла рану на животе у Пита Борзака, а доктор снова зашил её.
   Пит Борзак к тому времени очнулся. Увидев свое положение, стал грязно ругаться. От шума проснулся экс-губернатор. Старик сладко потянулся, сполз с дивана, подошел узнать, в чем дело. Увидев губернатора, бандит оторопел, потом обрадовался, обратился к старику:
   - Мистер Питерс, прикажите освободить меня...
   Старик презрительно осклабился.
   - Ну, что, идиот, вляпался? - спросил он Борзака. - Ты как здесь оказался, придурок?
   Джон подумал, что бешенный Борзак сейчас извернется, даст старику пендаль двумя связанными ногами. Но вместо этого, бандит виновато опустил глаза. А старик не унимался, все допрашивал:
   - Отвечай, когда с тобой разговаривает губернатор.
   - Когда этот гад-писатель бросил меня подыхать на камнях, - стал докладывать Пит Борзак, - я поклялся...
   - Меня не интересуют твои клятвы, - перебил его Хэнк Питерс. - Я спрашиваю, как ты здесь оказался?
   - Ну, я же говорю, я очнулся уже, когда по острову ползали федералы, как черви на дохлой собаке. Я спрятался... потом смешался с беженцами. Благо, меня никто не узнал... с моей-то теперешней физиономией...
   Физиономия Пита Борзака и вправду теперь была ужасной. Джон даже пожалел его. А вот старик был безжалостен. Он вообще как-то весь стал более жестким, напористым, куда-то девалась всегдашняя его лень, вызванная регулярно принимаемой наркотой. Глаза - холодный голубой лёд. Это был неизвестный Хэнк Питерс. Это был помолодевший Хэнк Питерс. К тому же он успел побриться, и от него пахло одеколоном, позаимствованным у Джона Кейна.
   - Дальше, - приказал Питерс.
   - Потом, когда федералы начали собираться восвояси, мне удалось пробраться на яхту... до того, как на ней появились хозяин и все прочие. Потом я перекрыл подачу топлива к обоим моторам...
   - Стоп! - скомандовал губернатор. - Что ты там говорил про прочих? "Появился хозяин и все прочие", ты сказал? Это я-то прочий? - взъелся Хэнк Питерс. - Я здесь самый главный, понял, ты, козявка!?
   - Извините, шеф.
   - Извините? Да тебя четвертовать мало!
   У старика набрякли подглазья, вылезли все жилочки. Казалось, сейчас его хватит инсульт, но он крепко стоял на ногах и допрашивал:
   - У тебя какое было задание?
   Пит Борзак подавленно молчал. Губернатор повысил голос. Это был страшный голос. Ему хотелось подчиняться.
   - Какое, спрашиваю, у тебя было задание?
   Борзак поднял преданные глаза на губернатора, но потом быстро посмотрел на всех остальных. Как бы спрашивая, можно ли при них говорить.
   - Говори, - кивнул головой Хэнк.
   - Задание у меня было - вступить в переговоры с президентом Куллал Манолу...
   - Ну, и ты вступил?
   - Вступил. Да только он дал мне от ворот порот... Да еще велел охране схватить меня... Ну тут я ему и всадил пару пуль...
   Джон Кейн как стоял, так и упал задницей на диван. Аниту закрыла глаза ладонями, плечи её затряслись.
   - Убил что ли, идиот? - наклонившись над раненым, прокричал Хэнк. Жилы у губернатора на лбу надулись, того и гляди лопнут.
   - Да нет. Неточно с горяча пальнул, видел, что ранил его... а дальше уж не помню. Там такая перестрелка началась. Наши-то, которые за забором были, сразу рванули на катер, а я...
   - Лучше бы ты сдох, придурок проклятый! Кому я теперь продам эти гребаные ракеты?.. К тому же, теперь, когда ФБР и АНБ вышли на нашего человека со склада в Перл-Бич.
   Джон подумал: "Уж не рехнулся ли этот странный Хэнк Питерс? бывший хипач, бывший губернатор... Что он такое несет?"
   Но постепенно с глаз будто спадала пелена, и теперь, уж в который раз! Хэнк Питерс предстает в новом свете. Он что, в самом деле тут главный? Джон взглянул на доктора и по выражению его лица понял, что доктор думает то же самое.
   - Хэнк Питерс, вы кто?! - по возможности грозно спросил Джон Кейн, на правах хозяина судна и вообще, как не последнее действующее лицо в этом... этой... не то фарсе, не то трагедии.
   - Хэнк Питерс лежит в холодильнике эсминца, - охотно отозвался губернатор. - А меня зовут Хэрси Джексон.
   Все обомлели и застыли в странных позах. Как в пьесе Гоголя, успел подумать Джон Кейн. И тут же ужаснулся чудовищности положения.
   - Мы давно с ним поменялись именами, - охотно пояснил Джексон. - Так удобнее было вести наш бизнес и управлять островом. Хорошая схема, не правда ли?
   Джексон зловеще улыбнулся. Словно холодом от него повеяло. Все невольно поёжились. Этот дьявольский старик - как не крути, годы-то никуда не денешь, - внушал какой-то мистический ужас. Таким мог быть скандинавский бог Один, подумал Джон. То добрый, мягкий, то вдруг злой, безжалостный, неумолимый. "Да что за бред ты несешь!, - воскликнула мятежная часть его существа. - Этот старик опасный бандит, но он все же старик, ты можешь скрутить его одной левой. Даже этой левой, которая все еще болит".
   Опытный Джексон, однако, легко понял намерения писателя, вдруг поднявшегося с дивана.
   - Сидеть! - приказал Джексон, и в руке его появился (как у фокусника кролик) маленький пистолет.
   Пистолет был мал, но не менее опасен.
   - Шеф, вы развяжете меня? - спросил Борзак.
   - А зачем ты мне сдался? - презрительно ответил Джексон.
   Джону все не верилось в реальность происходящего, вернее, не хотелось верить. Ему казалось, что сейчас проснется и весь этот кошмар исчезнет туда, куда исчезают все кошмары, когда человек просыпается.
   Но Нью-Джексон был реален, и пистолет его мог убить кого угодно. У этого человека не дрогнет рука убить всех. В том числе и бывшего помощника своего. Вот что вдруг понял Джон, и весь похолодел от такого понимания. Одно то, что Джексон говорил открытым текстом про ракеты (Бог мой, я ведь так и думал!), означает, что он никого из свидетелей не оставит в живых.
   "Ладно, спокойно, спокойно, подумаем, что может предпринять Джексон? Он не умеет управлять яхтой. Кажется, не умеет. Поэтому пока он никого убивать не станет. А когда он сможет всех нас убить? Когда мы прибудем в порт Онаэганы? Глупость. Это сделать ему выгодно посреди океана... Значит, за ним должны прислать катер. Кто должен прислать? Джексон... тьфу, Хэнк Питерс со своим слугой мертвы. Это они хотели уйти с острова на катере, спрятанном в потайной пещере...
   К какому выводу мы приходим? Помощи с острова Джексону ждать нечего. Но он её, безусловно, ждет. Значит, помощь к нему придет извне. Или он прикажет вести яхту к какому-нибудь убежищу на другом острове. У серьезных людей, а Джексон - серьезный человек, всегда есть, как это называют летчики, запасной аэродром".
   Тут Джону по ассоциации пришла в голову еще одна довольно неприятная мысль. Эту мысль следовало всесторонне обдумать.
  
   - Я хочу знать, что вы, собственно, намерены делать? - задал Джон Кейн прямой вопрос Джексону.
   - Убраться отсюда, как можно быстрей, - ответил главный бандит.
   - Чем я вам могу помочь?
   - У вас есть рация?
   - Её разбил ваш помощник, - с некоторым злорадством ответил владелец яхты.
   - Идиот! - выругался Джексон. - А запасная?
   - Н-нет, - ответил Джон с предательской задержкой.
   Джексон с нехорошим прищуром взглянул на писателя, некоторое время изучал его, как энтомолог изучает какую-нибудь бабочку, потом, увидев, что бабочка тоже в свою очередь изучает энтомолога, расслабился, усмехнулся. Присев на краешек стола, стоявший в центре каюты, объявил:
   - Ладно, применим другую тактику. Для начала я хотел бы взглянуть на план судна.
   - В каком смысле? - удивился Джон.
   - В том смысле, что тащите сюда все бумаги, касающиеся яхты "Барокка": чертежи, планы расположения кают, отсеков и все в таком роде.
   Джон Кейн оторопел. Это был сильный ход со стороны Джексона. А старый бандит смотрел своими самоцветными глазами и улыбался, как бы говоря, да, я делаю только сильные ходы.
   И вдруг Джон охватила злость. Он аж весь затрясся. Уже этот жалкий пистолетик не казался ему таким страшным. Ну, ранит... Мне бы только достать кулаком до его мерзкой рожи... а там, если, что, подключится доктор... А может, просто не подчиняться. Может, он только угрожает, а оружие применить - кишка тонка. В своем ослеплении Джон уже забыл, что думал по поводу характера Джексона несколько минут назад. Наконец взял себе в руки, Джон примирительно предложил альтернативу:
   - Давайте так, я обязуюсь доставить вас в порт Онаэганы или в место, с моей точки зрения безопасное для меня и моей команды... и я обязуюсь и, думаю, мои друзья поддержат меня, ничего не сообщать властям о вашей персоне. Живите себе... как знаете... принимаете ли вы такое предложение?
   - Хэрси Джексон никогда не полагался на чужое честное слово, - заявил о себе бандит. - Иначе мне никогда бы не стать тем, кем я на сегодня являюсь.
   Джон взглядом постарался выразить свое сегодняшнее видение Джексона. Противник понял это и обозлился:
   - Тащите чертежи!
   - Нет! - решительно ответил Джон.
   Джексон направил пистолет на ребенка, которого держала Аниту. Потом поднял руку с расставленной пятерней.
   - Пять секунд, - объявил бандит и поджал большой палец, - раз!
   Джона бросило в пот.
   - Два! - Джексон поджал второй палец.
   "Блефует, не выстрелит".
   - Три! - поджался третий палец. Джексон показывал любимый знак хиппи "виктория".
   Вместо слова "четыре" Джексон выстрелил. И сразу направил пистолет на Джона, пригвоздил его к месту. Аниту закричала.
   - Мразь! - сказал Джон, поднимаясь. Джексон выстрелил. Джон упал назад на сидение, на котором появилась дырка. Джексон ухмылялся. Теперь все увидели, что и в первый раз он нарочно стрелял мимо, и там, на диване, где сидела Аниту с ребенком, тоже все увидели отверстие в обшивке. От грохота пистолета ребенок залился плачем.
   - Четыре, - невозмутимо произнес Джексон и поджал предпоследний палец.
   Джон окончательно понял, что главарями становятся только безжалостные люди, вернее, нелюди.
   - Хорошо, - сказал Джон, - я принесу вам чертежи. А впрочем, зачем чертежи. Я вам и так покажу тайник. Ведь вы именно тайник хотите обнаружить?
   - Догадливый, барсук, - ехидно засмеялся Джексон. - Все зверьки, в том числе и двуногие, любят сооружать себе укромные норки, безопасные норки, как они себе воображают... ха-ха-ха!
   Джексон резко оборвал свой смех. Повернулся к Аниту и сказал:
   - Девочка, развяжи этого придурка, - и глазами указал на Пита Борзака.
   Аниту смотрела на него с ненавистью и не двинулась с места. Джексон поленился начинать все сначала, да еще воевать с женщинами. Он просто задрал штанину и вытащил оттуда нож. У него там к ноге были прикреплены ножны. "Старик неплохо экипировался, - подумал Джон Кейн. - Пистолет, нож... А я-то думал, он был невменяем. Старый лис".
   Главарь освободил своего помощника точными ударами острого лезвия по веревкам, спутывавшим руки. Значило ли это, что помощник прощен? Наверняка, нет. Просто Джексон понял, что окруженный врагами, которые готовы броситься на него в любую минуту, он долго не продержится.
   Пит Борзак встал, потирая запястья. И сразу со зловещим видом направился к доктору. Генри Уилсон весь подобрался, было видно, что он готов к любым выпадам врага и сдаваться на милость не намерен.
   Борзак уже собрался ударить доктора, но тот предупредил спокойным голосом:
   - Если вы меня ударите, я отвечу и попаду вам в живот. Но в третий раз я вас зашивать не буду.
   Борзак злобно покачался перед доктором, сопя и сжимая кулаки, и передумал нападать.
   - Ну, вы разобрались там? - спросил Джексон.
   - Разберемся в свое время, - злобно пообещал Борзак.
   - Тогда держи нож, - Джексон кинул нож Питу, и тот ловко его поймал. - И охраняй этих (кивок на доктора и Аниту), а мы с мистером Кейном пойдем проверим его укромный уголок.
  
  
  
   Глава 36
  
   - А вы неплохо обставили свое жилище, - одобрительно отозвался Джексон, осматривая спальню. - Уютненько. Да еще с молоденькой любовницей - просто мечта...
   Джон подумал, что если старик заглянет в кабинет, то обязательно увидит ружьё. И тогда Джон и его команда окончательно лишатся шанса отстоять свои жизни. А Джексон тем временем что-то говорил:
   - ...имение в Новой Англии. Но я давненько там не был. Тамошний климат стал вреден мне. Думал, вот проверну дельце и осяду в теплых краях, под сенью лаймовых деревьев Карибского побережья... А там что за каюта?
   От неожиданной смены темы Джона бросило в пот.
   - Там мой кабинет, - не сразу ответил он.
   - Говорят, по обстановке можно узнать характер человека...
   Джексон шагнул в сторону кабинета. Джон поспешно ответил:
   - Ничего там интересного нет. Книги и стол - вот и вся обстановка... А то, что вы ищете, находится здесь.
   Джон стал скатывать ковер в рулон. Джексон вернулся, глаза у него разгорались.
   - Вы кто по знаку зодиака? - спросил Джексон.
   - Козерог, - ответил писатель.
   - О! - уважительно ответил бандит. - У козерогов трудная судьба. А все потому, что чудной зверь. Передние ноги карабкаются в гору, а рыбий хвост тянет в глубины... как познания, так и порока... Может, потому вы и живете на яхте...
   На удивление Джона ни федералы, ни бандиты тайник не обнаружили. Замаскированный люк был в порядке, потайной замок не сломан. Джон открыл свое убежище, как человек открывает душу, только здесь все происходило насильно. Писатель даже поморщился, когда в эту душу полез с грязными ногами бандит.
   Джексон уселся за пульт. Джон смотрел сверху, прикидывая, чем бы оглушить старика. Но тот был настороже. Пистолет в его руке нет-нет да и посматривал черным зрачком в лоб Джону. Да и отойти было нельзя, бандит все время задавал вопросы, относительно вещей, хранившихся в убежище. Первым делом старик убедился, что в убежище отсутствует какое-либо оружие. Даже посетовал, какой же Кейн американец, коли живет без оружия. Джон пожал плечами. У него был револьвер, когда он жил в Нью-Йорке, потом как-то стало не до оружия. Возможно, револьвер и сейчас лежит на полке в коридоре, если новые хозяева квартиры не обнаружили его...
   Когда Джексон нашел железный ящик, то явно обрадовался. Джону пришлось назвать код. Джексон открыл крышку. Увидев деньги и золото, захохотал и заверещал тонким голосом свое любимое:
   - Пиастры! Пиастры!
   - Я отдам вам всё, что имею из наличности, - сказал Джон. - В ответ на этот жест вы проявите благородство и отпустите нас с миром. В конце концов, лично вам мы ничего плохого не сделали. Напротив, очень хорошо отнеслись... а ведь могли бросить там... в деревне...
   - Вы никак не можете понять... - старик явно расстроился, - вы, простые обыватели... не способны понять, что люди, подобные мне, не могут себе позволить быть благородными и благодарными. Мы стоим выше добра и зла. Мы руководствуемся только эгоистическими соображениями. Мы должны быть жестокими и безжалостными...
   Джону показалось, что старик вещает не из трюмного отделения, а из могилы, где ему самое место; подумал, а что если захлопнуть крышку люка? Нет, не успею отскочить, тот начнет стрелять и наверняка пули пробьют доски пола...
   Наконец старик добрался до рации. Видно было, что он привык с ними работать. Довольно уверенно он включил прибор и стал на нужную частоту. Примерно час, глядя из колодца на Джона, поигрывая пистолетиком, развалясь в мягком кресле, Джексон вызывал некоего оператора с позывным "Альгерона". Старик уже начал свирепеть, когда загадочный "Альгерона" наконец ответил.
   - "Альгерона", здесь "Бембо", - четко стал говорить старик в микрофон. - Ситуация "Омега". Повторяю, говорит "Бембо", ситуация "Омега". Срочно пришлите "Цессну" в район примерно сто миль к югу от Пако. Пятидесятифутовая яхта "Барокка". Находимся в дрейфе. Как поняли, приём.
   - "Понял вас "Бембо", ситуация "Омега", ждите транспорт через три часа. Район сто миль к югу от Пако. "Альгерона" - "Бембо". Ждите через три часа. Как поняли? Прием".
   - Понял. Буду ждать. Какого черта не отвечали? Почему нарушили мой приказ? Двое суток должны были дежурить на крайняк. Где Гас? Прием.
   - "Огастин поехал... - Тут накатила волна помех и всё потонуло в шипении и треске атмосферных разрядов. - ...связь ни к черту... у нас тут сумасшедшая гроза, боюсь как бы..."
   Связь окончательно оборвалась.
   Джексон ругнулся и выключил рацию. Держа под мышкой железный ящик, принадлежащий писателю, главный бандит поднялся по лестнице в каюту. Грохнул ящик об пол.
   - Вот так, господин писатель, - сказал он, вытирая со лба пот. - Три часа еще помучаю вас, а там, может быть, дам свободу. Ваши увещевания, кажется, дают плоды. Что-то вы разжалобили меня. Разбудили во мне человеколюбие. Все-таки я ведь тоже человек. Хоть и негодяй. Ха-ха-ха!.. Ладно, пошли в кают-компанию. Ящик свой не забудь.
   Джон поднял ящик, понес его за стариком, как слуга несет вещи за хозяином. Да, теперь Джексон был здесь хозяином. И всё было в его власти. И жизнь их и смерть.
  
  
   Это были ужасные три часа в жизни Джона Кейна. Он передумал многое. Переосмыслил прожитое. Он даже согласился, что достоин смерти, но животное желание жизни не покинуло его. Было ясно, что негодяй Джексон убьёт их всех, но противостоять пистолету и ножу было невозможно.
   Когда сверху послышался приближающийся гул мотора, все вышли на палубу. Только Аниту осталась в каюте с ребенком.
   В чистом небе появился маленький самолетик, который, казалось, можно схватить рукой. В детстве Джону самолеты, пролетающие над Спрингфилдом, такими и казались. Не больше модели, как в магазине Брауна. Джон часто представлял, как ухватил бы самолетик, если бы мог дотянуться до него, и заглянул бы в маленькие иллюминаторы и увидел бы там крошечных человечков...
   Белая с синей полосой "Цессна" сделала круг над яхтой. К шасси были прилажены длинные поплавки, которые превратили "Цессну" в гидросамолет. Под фюзеляжем был подвешен обтекаемый снаряд. Сначала Джон подумал, что это бомба, потом догадался, что это подвесной бак с горючим. Ясно, что самолет прилетел издалека. Развернувшись на пределе видимости и быстро снижаясь, "Цессна" стала заходить на посадку посреди океана. Слегка оседая на хвост, самолет коснулся поплавками воды, вспененные струи брызнули в обе стороны. Мотор загудел сильней, но самолет, как ни странно, резко сбавил скорость. И вот он уже медленно, покачивая крыльями в так набегавшей волне, приблизился к яхте почти вплотную.
   Открылась дверца с пассажирской стороны, из кабины на поплавок выпрыгнул человек с винтовкой. Винтовка была с оптическим прицелом. Человек снял с головы бейсбольную кепочку "Рэйзорбэк", помахал Джексону, крикнул:
   - Буэнос диас, старый койот!
   - Аблаха*, - сказала Аниту, выходя из каюты, и выстрелила из ружья. Сразу из двух стволов.
   [*Аблаха - местное ругательство.]
   Ветровое стекло самолета ослепло бельмом, а потом осыпалось. Человек с оптической винтовкой, стоявший на поплавке, исчез под водой. Пилота тоже не стало видно. Два облака крупной дроби сделали свое дело. Все оцепенели, но, к счастью, Джон раньше других вышел из ступора. Все-таки это было его ружье, все-таки эта была его Аниту. Никогда Джон не бил человека с таким удовольствием. Смачно вмазал Джексону в челюсть. Пистолетик бандита полетел за борт, сам главарь сразу отключился. А в это время доктор сцепился с Питом Борзаком. Джон пришел на помощь вовремя. Нож Борзака почти касался горла доктора. Уилсон из последних сил удерживал руку бандита. Джон схватил эту руку и с хрустом завернул за спину. Вдвоем с доктором они связали бандитов и сбросили их в носовой трюм, там, где свернутыми лежали запасные паруса. Писатель захлопнул люк и затянул крепление замка.
   - Они там не задохнутся? - спросил Уилсон, тяжело дыша.
   - Нет, - ответил Джон Кейн, - в трюме устроена система естественной вентиляции...
   Тут подошла Аниту. Она все еще держала в руках ружье. Девушку трясло, как в лихорадке. Кожа её стала пепельного цвета. В точности, как некогда у её брата. Джон обнял подругу, доктор тактично принял у нее спасительное оружие.
   - Все-таки оно выстрелило, - сказала Аниту, - как ты и говорил...
   - С классиками не поспоришь...
   Между тем "Цессна", тёршаяся возле борта яхты, вдруг, а может, и не вдруг, а уже дымилась давно, - вспыхнула. Огонь запылал в кабине.
   - Там под брюхом самолета подвесной бак, - напомнил доктор.
   - Надо включить подачу топлива! - крикнул Джон, бросаясь в машинное отделение. Он ведь так и не исправил диверсию Пита Борзака.
   Уилсон, откинув ружье, заметался по палубе в поисках чего-то типа багра. Нужно было постараться отпихнуть самолет от яхты. Аниту пришла на помощь. Нашлось целых два багра. Вдвоем с Аниту, они налегли, уперевшись баграми в поплавки, пытаясь отпихнуть "Цессну". Самолет уже пылал вовсю, словно был сделан не из металла, а из перкаля и дерева, как первые аэропланы. Чувствуя, как жжет щеку, доктор налег на древко изо всей силы, и наконец самолет медленно стал отходить от борта.
   В это время Джон выскочил из трюма и устремился в рубку. И вот взревели дизеля, сразу оба. "Барокка" вздрогнула и стала отходить от пылавшего самолета. Через две минуты яхта развила крейсерскую скорость.
   Маленький несчастный самолетик ярко вспыхнул, полыхнуло пламя у него под фюзеляжем. Только потом долетел грохот взрыва. "Цессна" перевернулась вверх поплавками, разбрасывая обломки крыльев. Огненный шторм поднялся в том месте. Горел бензин, растекшийся по воде. Черный дым рукавом потянулся в небо. Еще можно было разглядеть в разрывах огненных облаков торчащее рулевое перо "Цессны", кабина находилась под водой. Вода бурлила, самолет медленно погружался. И вот хвост скрылся в пучине. Океан поглотил самолет. Пилот так и не появился на поверхности. Как и человек с винтовкой. Всё было кончено.
   На подходе к порту Онаэганы Джон связался по рации с береговой охраной и полицией. Возле пирса "Барокка" встречали машины полиции, жандармерии и службы безопасности во главе с самим министром Общественного Спокойствия Куакуйи Массолом Бинюком.
   Бандитов извлекли из трюма - испуганных, взъерошенных, жалких и уже не опасных - и запихали в тюремную машину. Сержант Ноно Мамун, стоявший в оцеплении, подмигнул Джону, признался:
   - Вы молодец, мистер Кейн, я всегда ожидал от вас чего-то подобного.
   Подошел Массол Бенюк и торжественно объявил, что уважаемого писателя мистера Кейна приглашают немедленно прибыть в Президентский дворец.
   Джон не стал цепляться к словам главы ОС, хотя слова "приглашают" и "немедленно прибыть" явно не сочетались, отнес эту оговорку к авторитарному стилю мышления чиновника.
   Сказано немедленно - и вот он уже во Дворце. Вернее в садике перед Дворцом. Там президент Куллал Манолу прогуливался, по рекомендации врачей, дыша свежим воздухом. А заодно давал интервью кучке репортеров. Правая рука президента была забинтована и покоилась на подвязке из цветной муаровой ткани, годной для каких-нибудь орденов-медалей. Как Ленин после покушения, привычно сравнил Джон.
   Несмотря на увечную руку, куда пришлось ранение одной из пуль (другая прошла по ребрам), Куллал Манолу тепло обнял американского писателя здоровой рукой (при этом Джон был ослеплен вспышками репортерских блицев). После небольшой торжественной речи, где говорилось, что Джон совершил невероятный tour de force [Дело необыкновенной трудности, подвиг - (фр.)], министр Общественного Спокойствия вручил мистеру Кейну правительственную награду "за мужество и отвагу, проявленную в поимке опасных врагов государства Куакуйи", - Орден Золотой Раковины.
   На шею Джону повесили сине-бело-зелено-красную ленточку (цвета национального флага Куакуйи), концы которой скреплялись Золотой Раковиной.
   - Это очень высокая награда, - сказал Куллал Манолу, - даже у меня такой нет...
   - Я очень признателен, - ответил писатель, уважительно касаясь ордена, и подумал, что на его месте должна быть Аниту, ведь это она спасла их всех, но понимал, что обычно награждают не достойных, а знаковых.
   - Вы, кажется, хотели получить гражданство Куакуйи, - сказал президент, - так вот, рад вам сообщить, что вы его получили, более того - вы объявлены почетным гражданином нашего государства, со всеми правами, в том числе и избирательными... в том числе и с обязанностями резервиста на случай войны.
   "Черт побери, вот это я влип", - подумал Джон Кейн.
  

* * *

  
   Через два дня позвонила его агент Мэйбл Уэртс. Из нее так и перли восклицательные знаки, как из ежа иголки.
   - Джон! Ты представить не можешь, что у нас тут творится!
   - Что, зеленые человечки все-таки высадились на лужайке перед Белым Домом?
   - Какие там человечки, твои портреты во всех газетах!! Ты теперь новость номер один!!! Читатели набросились на твои книги, как пираньи...
   Джон закрыл глаза, подумал, все-таки как мало нужно человеку для счастья. Всего-то-навсего любовь человечества. И как всегда, когда ты переполнен счастьем, у вас просыпается покровительственное чувство к братьям вашим меньшим. Поэтому Джон спросил, впрочем, не без опаски, не без некоторого напряжения.
   - А как себя чувствует наша литературная мегазвезда?
   - Кого ты имеешь в виду? - не сразу врубилась Мэйбл.
   Холодные муравьи пробежали по черепу Джона. Проглотив комок, он пояснил:
   - Питера Маршалла, разумеется. С его романом "Убей меня трижды".
   - О Господи! Кого вспомнил... Впрочем, я тебя понимаю... избыток благородства... Ты ему нанес удар под дых.
   - В каком смысле? - совсем уж испугался Джон Кейн.
   - После твоего успеха, продажи его книг существенно снизилась, но этот подонок не унывает. По слухам готовится к третьей женитьбе... Хотя вчера заявил, что передумал и возвращается в прежнюю семью. Впрочем, вчера он был сам на себя не похож, говорил елейным голосом пастора. Говорил, что пережил Откровение. Будто бы слышал Голос, который спас его, когда он, выйдя из дома за сигаретами, пытался перейти улицу, как всегда не глядя на светофор. В честь такого события он даже бросил курить... Да к черту Маршалла, ведь герой дня у нас - это ты! Все хотят тебя видеть!..
   У Джона отлегло от сердца, он расслабился, слушая журчание голоса Мэйбл, как слушает живительное журчание ручья отдыхающий воин, когда наконец-то победил свое чудовище.
   - Мэйбл, я уезжаю в далекое путешествие...
   - Куда это?.. Ты мне нужен здесь...
   - В Россию.
   - О Господи! А на Марс ты, случайно, не собираешься?
   - Во всяком случае не сейчас... Вот потренируюсь в России на холода... Нет, Мэйбл, это серьезно. Один русский писатель приглашает меня...
   - Кто такой?
   - Некто Чижиков-Пыжин...
   - Чи-джи-кофф...
   - И еще - "Пыжин".
   - О Господи, нет, мне это не выговорить.
   - Мне тоже не всегда удается. Поэтому он разрешил называть его просто - Чип. Он хороший парень. Примерно мой ровесник. Довольно интересные вещи пишет о себе... А вообще говоря, хочу посмотреть, что этот Ледяной Сфинкс - Россия - собой представляет изнутри.
   - Ладно, - смирилась Мэйбл. - Уж, видно, такая моя девичья судьба... Нет худа без добра, как говорят русские. Будем продвигать твои книги на Восток. Благословляю. Поезжай!
   - Спасибо, Мэйбл. Ты замечательная девочка и отличный работник, до связи!
   До того как в далеком Нью-Йорке положили трубку, Джон успел услышать совсем другие звуки, чем в прошлый раз. Это были всхлипы плачущей Мэйбл. Не часто, ох не часто бездушный мистер Кейн хвалит своих сотрудников.
   Джон Кейн сложил телефон, вышел на палубу "Барокка". День был благословенный. Море спокойное. Небо чистое. Он задрал голову, увидел белое облачко и сказал: "Спасибо, бабушка Мэрилин!"
   Подумал, что скоро увидит совсем другое небо. Не такое приветливое, но все-таки в чем-то родное. И будут с неба падать белые хлопья. И он скажет закутанной в тулуп Аниту: "Вот он какой - снег. Снег России".
  
  
  

THE END

  
  
  
  
  
   Пермь - Куакуйя,
   Январь - июль, сентябрь, декабрь, 2008 г.
  
  
   0x01 graphic
  
  
  
   .......................................................................................
  
   (с) Владимир Евгеньевич КОЛЫШКИН.
   Роман "Атолл".
   (с) Обложка Автора.
  
   .........................................................................................
  
   Охраняется законом РФ об авторском праве.
   Публикация в печати отдельных глав и произведения в целом без согласия автора запрещена. Нарушители закона будут преследоваться в судебном порядке.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 []

  
  
  
  
  
  
  

1

  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Лунёва "Пропавшая невеста некроманта"(Любовное фэнтези) Кин "Система Возвышения. Метаморф!"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) Кин "Новый мир. Цель - Выжить!"(Боевая фантастика) У.Соболева "Пока смерть не обручит нас - 2"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru От меня не сбежишь! Кристина ВороноваГорящая путевка, или Девяносто, помноженные на девяносто. Нина РосаСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеНевеста на уикенд. Цыпленкова ЮлияСвидание на троих. Ева АдлерНедостойная. Анна ШнайдерКруиз любви из Сингапура. Светлана ЕрмаковаАртефакт для практики. Юлия ХегбомПростить нельзя расстаться. Ирина ВагановаРаненный феникс. Грейс
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"