Комаров Сергей Евгеньевич: другие произведения.

Хранители миров

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 5.84*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Юмористическое фэнтези.


   Сергей Комаров.
   Hangmoon@mail.ru
   2004 г.
  

Хранители миров.

Часть 1.

Глава 1.

  
   Красное солнце неумолимо клонилось к незримой черте горизонта, впуская на свою территорию пока почти невидимую луну. На западе розовые облака ещё наслаждались мягким светом заката, а на востоке в тёмно-синем небе уже вспыхнули первые огоньки мерцающих звёзд.
   Мощные взмахи гигантских крыльев рассеивали золотистую дымку, предвещающую о скором наступлении тьмы. Да, именно тьмы, а не ночного сумрака, ибо здесь, на самом краю реальности, ночи были настолько тёмными, что, казалось, даже свет луны с ее бесчисленной армией слепящих звезд, не мог пробиться сквозь эту нескончаемую черную мглу. С высоты полёта было видно, как туман окутывал землю, и только самые высокие пики гор ещё не попали под его власть. Любой художник, не думая, отдал бы глаз хотя бы за мимолётный взгляд на это великолепие, а потом вставал бы среди ночи, вспомнив очередную деталь, и бежал к холсту, чтоб, в результате, лишь на смертном одре понять, насколько же его картина все-таки жалка в сравнении с чудесной реальностью, и сжег бы труд всей своей жизни вместе с собой. Но ни одному смертному не суждено было увидеть этот великолепный мир. Почти полное отсутствие в атмосфере кислорода делало его абсолютно непригодным для жизни, хотя и окрашивало небо в такие потрясающие цвета, что всё тот же художник отдал бы второй глаз за присутствие в своей палитре хотя бы чего-то подобного.
   Мэлор же не обращал внимания на раскрывшуюся перед его взором картину, его мысли сейчас были направлены совсем в другую сторону. А такая мелочь, как отсутствие кислорода, сказывалась только на полёте, - чтобы удерживаться в столь разряженном воздухе, приходилось расходовать гораздо больше сил при каждом взмахе крыльев. И работать этими крыльями сейчас надо было что есть силы, иначе восемнадцатичасовая леденящая ночь могла застать его в полете, что непременно привело бы к гулкому удару чьего-то тела о скалу и перелому обоих крыльев, а осквернять здешнею безлюдную девственность своими выражениями по этому поводу Мэлору почему-то не очень хотелось. Можно конечно было перекантоваться где-нибудь на земле, но кто ее знает, есть ли она там вообще, эта земля, и потом, даже страшно представить, какие кошмарные твари могут обитать на ее поверхности. А еще можно было осветить свой путь вспыхнувшими магическим огнем небесами, разнести вдребезги неугодные скалы одним хорошеньким ударом из арсенала великих заклятий, или уж, на худой конец, сразу переместиться в конечный пункт, но, к счастью, безобразничать Мэлор не любил, так что бедненьким, рыскающим по дну долины зверюшкам сегодня ничего не грозило...
   Солнце почти скрылось. Последние слабые лучи уже с трудом помогали различать силуэты гор, когда Мэлор наконец увидел то, что хотел: на самой вершине одной из скал возвышалась одинокая башня. Сейчас в темноте трудно было оценить всю её красоту и изящность, но одно было ясно - построить что-то подобное без использования магии было столь же нереальным, сколь и вручную затащить на отвесную скалу несколько тысяч трехтонных плит.
   Мэлор мягко приземлился у подножья башни. Сейчас он был облачён в парадные доспехи - на очень редком белом металле виднелись тончайшие золотые узоры, выгравированные кропотливой рукой ювелира, а сверкающие по всей поверхности потрясающей красоты бриллианты и рубины были расположены таким образом, что упавший на них луч света передавался от одного драгоценного камня к другому. Возьмись Мэлор в таком одеянии будить какого-нибудь пьянчугу, заснувшего у таверны где-нибудь в далёком не ведающем магии мире, и этот любитель встречать рассвет в подобных местах непременно улыбнулся бы ему, решив, что бутылка, наконец, одолела его в последнем раунде многолетнего и почти ежедневного боя, и вот теперь явился могучий архангел, чтобы проводить беднягу в лучший из миров. И в то же время, если врагу приходилось встретиться с Мэлором лицом к лицу во время боя, когда последний облачён в чёрные, боевые доспехи, то он решал, что по приказу самого дьявола на поле боя явился крылатый демон, дабы низвергнуть несчастного вояку в жуткое пекло огненной гиены. Мэлор быстрым шагом вошёл в башню. Теперь оставалась последняя часть долгого изнурительного путешествия сквозь миры - круговая лестница из пяти тысяч ступеней. Однако ноги, воодушевлённые вестью, которую он нёс, сейчас сами работали за него. По телу Мэлора прошла лёгкая волна вибрации - охранные заклинания, как всегда, сработали исправно...
   Сейчас нет времени разбираться с этой вязью. Пускай уж Неус заранее знает, кто идёт; тем более, что эффект от всех этих "виртуозных" обходов установленных им заклинаний, почему-то всегда нулевой.
   С этими мыслями Мэлор быстро направился вверх по ступеням, полностью игнорируя многочисленные круги предупредительных заклятий.
  
   Неус развалился в удобном мягком кресле. Прямо перед ним тихо потрескивал камин. Мягкий мерцающий свет огня придавал лицу старого мага какой-то особенно загадочный вид. Между пальцев чародея бегали причудливые тусклые огоньки всех цветов радуги. Это нехитрое занятие помогало ему сосредоточиться на мыслях да скоротать очередной долгий вечер.
   Внезапно в ушах мага раздался пронзительный звон такой громкости, что будь потолок в комнате чуть пониже, и Неус непременно врезался бы в него головой, когда подпрыгнул от неожиданности.
   Боже мой, Мэлор! Взбесившийся носорог, врывающийся в свинарник, создаёт меньше шума. Куда ты так несёшься!.. Впрочем, такое рвение может означать две вещи. - Думал Неус. - Либо он несёт плохую весть, а нынешние дела и так уже в течении нескольких тысяч лет обстоят настолько ужасно, что плохой вестью в данной ситуации может быть только падение Тирр-Эйдж-Ноха, что мало вероятно, ибо тогда я узнал бы об этом по землетрясению и гигантской вспышке магического волнения, а совсем уж не от "победоносного" прохождения Мэлора сквозь несложное предупредительное заклятие. Либо это хорошая новость...- В сознании мага мелькнула мысль, которую он сразу же отбросил подальше - глупо надеется на несбыточное. - Впрочем, осталось ждать всего минуту, кажется именно столько времени обычно тратит Мэлор на "покорение" лестницы. Маг с лёгкой ухмылкой посмотрел на раскрытое окно подозрительно гигантских размеров.
   Дверь распахнулась менее чем через тридцать секунд, причём с такой скоростью, что плохо смазанные петли едва выдержали, жалобно застонав.
   Из тёмного угла комнаты вышел седой, с длинными до плеч волосами старик. Сказать точно, сколько ему было лет, шестьдесят, восемьдесят или сто, было невозможно. Чёрно-синяя бархатная мантия прекрасно смотрелась на его могучем для такого преклонного возраста теле. На правой руке тускло поблескивал золотой перстень с изумрудом просто-таки чудовищной величины.
   Мэлор уже открыл рот, чтобы, наконец, тайна, доселе известная только ему, вырвалась на свободу, но замер в безмолвии, ибо глаза его встретились с бездонными очами Неуса. Они стояли так целую минуту, просто стояли и смотрели друг на другу. В глазах Мэлора сейчас читалось всё. Никогда раньше они еще не горели таким азартным блеском, и старый маг Неус прекрасно понимал, что это означает. А означало это одно - у них появился шанс, тот последний шанс, на который они уже и перестали надеяться.
   Тонкие губы чародея искривились в совсем слабую, почти незаметную улыбку, в душе же его сейчас творилось невообразимое.
  -- Ну что же ты молчишь, Мэлор? Рассказывай, я слушаю. - Медленно произнёс Неус, с необычайным спокойствием в голосе. - Как я уже понял, речь идет об...
  -- Да, властитель... то есть... да... но...
  -- Успокойся, Мэлор, ты устал. Давай присядем, и ты расскажешь всё по порядку.
   Они сели напротив почти затухшего камина, однако взволнованный Мэлор сразу же снова вскочил и начал ходить по комнате от стенки к стенке. Прошло всего несколько секунд, прежде чем он продолжил рассказ. Неусу же они показались целой вечностью.
  -- Это человек... Такая энергия! Я не поверил...
   С каждым словом улыбка на лице старого мага становилась всё шире. ''Удача, наконец, повернулась к нам лицом'', - думал он. ''Человек - это же прекрасно. Источником мог быть кто угодно, вплоть до мерзкой кровожадной твари, обитающей где-нибудь в безлюдном диком мире''.
  -- Обыкновенный мальчишка. - Дрожа от волнения, продолжил Мэлор. - На вид лет десять...
  -- Десять лет?! - От удивления Неус вскочил с места. - Но как?! Так долго и никто...
  -- Не знаю, властитель. Может быть, дар открылся только сейчас.
  -- А ты уверен?...
  -- Абсолютно! Я едва не ослеп! - Мэлор нервно взмахнул крыльями, чуть было не вспорхнув под потолок. - Все, конечно, могут ошибаться, но чтобы не отличить океан от капли... Такая энергия! И я не понимаю, как другие еще не заметили...
  -- Но откуда? Как тебе удалось? - Обычно оставаясь абсолютно спокойным, сейчас Неус выглядел по-настоящему обескураженным.
  -- Совершенно случайно, властитель. Один из варварских миров и...Я чуть язык от неожиданности не проглотил!..
   Дальше Мэлор стал без перебоя рассказывать, как он получил очередное никому ненужное задание от Совета, как, забавы ради, сражался с бесчисленными вражескими войсками, а точнее, как разметал эти войска в мелкие клочья. Как его случайно закинуло в какой-то нелепый мир, когда обугленный им маг-самоучка из последних сил сумел-таки помешать точному "переходу", и, наконец, как он обнаружил мальчика. Неус слушал очень внимательно. Его лицо выражало то удивление, то восхищение, то веселую иронию, когда речь заходила о врагах. Иногда он покачивал головой, что-то поддакивал, улыбался... На самом же деле рассказ Мэлора воспринимала лишь одна половина разума мага. Вторая же, уже начала строить бесчисленные планы, перебирая все возможные варианты, чтобы в итоге выбрать один, один единственный, от которого теперь будет зависеть все.
  -- ...Раскрываться я пока не стал. - Продолжал Мэлор. - Перебрасывать такую неуправляемую энергию через магию Кристаллов - это не просто абсолютное безумие, но еще и стопроцентное уничтожение парочки-другой ни в чем не повинных миров. Ты представляешь, какой взрыв будет, если что не так.
   Лицо мага неожиданно побелело, улыбка мгновенно стёрлась с лица, в глазах мелькнула тревога.
  -- Постой, постой, Мэл. Так ты что, все это время резвился на вражеской территории?
  -- Разумеется. - Мэлор чуть не поперхнулся. - На уборку вражеского сброда с нашей стороны Совет обычно отводит небольшую бригаду Хранителей. Да будь это у нас, мальчонка бы сейчас стоял перед тобой и слушал, как я верещу от счастья... Но разве проблема...
   Мэлор осёкся. Наступило неловкое молчание.
  -- Продолжай, Мэл. - Тихо сказал маг.
  -- Отправим туда целую армию и отобьем его силой! - Отчеканил тот. - Земля сольется с небом! Мы выжжем все!... Э-э-э, ну или взять лучших магов и выкрасть его по-тихому. Ты прав, фейерверком мы еще налюбуемся во время победного пира.
  -- Нет, Мэлор, ты не понимаешь. - Неус обхватил подбородок тремя пальцами. - Да, Совет отправит туда армию, но совсем не для того, чтобы забрать мальчика.
  -- Не понимаю, ты хочешь сказать, что?.. - Приглушенно спросил Мэлор, и голос его дрогнул.
  -- Да, друг мой, именно это я и хочу сказать. - Старый чародей поднял одну бровь.
  -- Но зачем?! - Сорвался Мэлор.
  -- А ты подумай... Что произойдет, если наш малыш попадёт в руки к Нильфу?.. - Неус мрачно улыбнулся. - Я скажу, что... Тирр-Эйдж-Нох будет стерт с лица земли в одно мгновение. Или, может быть, ты запамятовал, какие "бесстрашные" дяденьки полируют своими жирными седалищами мраморные стулья в замке Света?
   Наступила длительная пауза, сопровождающаяся равномерным стуком шагов Мэлора и размеренным дыханием старого чародея.
  -- И что же нам делать, властитель? - Мэлор и вправду был настолько обескуражен, что в его голову сейчас не приходила ни одна хоть сколько-нибудь свежая мысль. - Если бы ты возглавлял Совет, можно было бы...
  -- Никаких "если"! - Неус сморщился, будто по ошибке проглотил что-то тухлое. - Я ушел из Совета много веков назад, и у меня совершенно нет желания возвращаться в этот крысятник снова. И перестань, наконец, называть меня властителем, мы уже тысячу раз об этом договаривались.
   Маг неторопливо подошел к книжному шкафу. На полках стояла целая куча непонятно для чего нужных, но явно магических и уж конечно совершенно бесценных безделушек. Неус взял щепотку красноватого порошка из маленькой шкатулки и аккуратно поставил её на место. Потом так же неторопливо вернулся к центру комнаты. Наступило молчание. Старый маг замер в раздумьях почти на целую минуту. Наконец его глаза ожили.
  -- Я что-то хотел?.. Ах, да. - Неус кинул щепотку порошка в камин, и уютная небольшая комната сразу же наполнилась мягким оранжевым светом. - Ну вот, хватит еще на несколько месяцев. - Маг постоял так несколько секунд, а потом повернулся к Мэлору.
  -- Вот, что мы сделаем, Мэл. Слушай внимательно. - Голос старого чародея вновь приобрел привычную уверенность. - Возьмешь одного или двух Хранителей. Ты знаешь надежных, за кого можно поручиться?
  -- Да, да, конечно. - Наконец очнулся Мэлор. - Краз Гэлиант, Трэмор, Нелина, э-э-э... Рэйнфос, если уж совсем приспичит...
  -- Подожди, подожди, Мэл. - Остановил его Неус. - Ты называешь самых лучших. Ребятки конечно замечательные, но посуди сам, исчезновение любого из них с Рубежа покажется, мало сказать, что подозрительным... Помни, Совет не должен знать...
   Они еще долго сидели у камина, обсуждая детали. Пока наконец за окном не появились первые лучи утреннего солнца.
  -- И не забудь. - Ещё раз повторил маг. - Никто, никто не должен знать. Лишь когда мальчик обретёт силу, когда он сможет сам постоять за себя, только тогда мы раскроем наши карты.
  -- Я понял тебя, Неус. - Мэлор уверенно качнул головой. - Я всё сделаю.
  -- Ну что ж, тогда пора. - Улыбнулся старый маг, и его лицо покрылось сплошной паутиной мелких морщинок.
   Они попрощались, и Мэлор выпорхнул в окно. Теперь ему предстоял новый путь сквозь миры, к пристанищу магов, великому Тирр-Эйдж-Ноху - последнему рубежу Света.
   Неус долго смотрел ему вслед, пока грациозная фигура Мэлора, наконец, полностью не растворилась в розовых облаках утреннего тумана.
   Лети, друг мой. Ты не ведаешь и десятой части настоящей истины, но я знаю, ты всё сделаешь правильно. Мы ведь столько ждали этого дня. И вот, наконец, удача повернулась к нам лицом. Теперь всё в наших руках, и всё зависит только от нас.
  
  

Глава 2.

  
  -- Просыпайтесь, мой император. Пора.
  -- У-у-ух. Зачем так рано, Фатих, солнце еще только взошло. Я не хочу. - Раздался из-под одеяла сонный детский голос.
  -- Но, мой повелитель, все во дворце уже давно на ногах. Без вашего величества нельзя начинать завтрак.
  -- Ну пусть и не начинают. У всех и так животы до пола.
  -- А что делать с яствами, мой император? Работа на королевской кухне кипела всю ночь и...
  -- Раздайте свиньям!.. М-мм... Нет, стоп, лучше беднякам. Свиньи и так выглядят сытыми и довольными, а нищие, сколько им ни давай, почему-то всегда голодны, и все им не нравится.
  -- Как прикажете, мой господин! - Фатих направился к выходу из спальни.
  -- Стой, Фатих! - Из-под одеяла появилась верхняя часть головы юного императора.
  -- Да, мой повелитель?
  -- Чего там сегодня наготовили эти кухонные лентяи?
   На старом лице Фатиха появилась улыбка.
   - Фрукты из императорского сада: мандарины, персики, абрикосы, виноград, инжир, ваши любимые финики; пудинги, пирожные, торты, мягкие булочки... Мне продолжать, мой господин?
  -- Продолжай, Фатих, это убаюкивает.
  -- Но, свет моих очей!..
  -- Ну хорошо, хорошо. Пускай накрывают. Я сейчас... - Император подавил зевок.
  -- Слушаюсь, мой повелитель!
   Фатих удалился из спальни, а его место сразу же заняли два десятка суетливых нянек и слуг.
   Фатих служил главным советником при императоре. Он был необычайно стар и мудр. Годы сгорбили его, ранение, полученное в молодости, сделало его хромым на всю жизнь. Весь в чёрных одеждах, на голове всегда темно-фиолетовый тюрбан; он как старый ворон важно расхаживал по дворцу, бросая грозные взгляды из-под густых бровей на непоседливых слуг. Откровенно говоря, все без исключения обитатели дворца, лакеи, стража и даже многие придворные, побаивались его, если не сказать, что шарахались в ужасе. Однако никто даже не мог себе представить на этой должности кого-то другого. Фатих был советником императора, советником отца императора, советником отца его отца... Короче, он был им всегда.
   Через двадцать минут Фатих снова вошёл в покои юного правителя. Закутавшийся в одеяло император еще спал. Фатих бросил грозный взгляд в сторону выстроившихся в один ряд нянек. Но лица их, к его удивлению, не выглядели виноватыми, скорей смущенными; глаза у всех как-то подозрительно косились в сторону. В это же мгновение справа раздался какой-то шум, и из позолоченного шкафа выскочил довольный тринадцатилетний мальчуган. В руке он держал небольшой, но очень красивый, меч. Темные волосы, аккуратно уложенные заботливыми няньками, загорелая кожа, большие карие глаза и, наконец, самый прекрасный наряд во всем государстве делали императора просто-таки красавцем.
  -- На колени, раб! Как посмел ты будить меня в столь ранний час! - Звонко выкрикнул мальчишка, прижав острие своего меча к груди главного советника.
  -- Не вели казнить, мой повелитель! - Сыграл роль старый Фатих.
   У кого-то из лакеев вырвался громкий смешок.
  -- Что ты скажешь в свое оправдание, жалкий червяк!
  -- Упомянутое вашем величеством, как только что показавшееся из-за горизонта, солнце уже давно перевалило за зенит, мой повелитель. - Фатих показательно прищурился.
   Среди нянек послышалось хихиканье.
  -- Так что, уже миновал полдень? - Удивленно воскликнул маленький правитель. - А почему меня никто не разбудил?!
   Слуги разразились громким хохотом. Император смущенно улыбнулся, а еще через секунду среди общих голосов уже слышался и его звонкий счастливый смех.
   Фатих любил мальчика как родного сына, а тот, в свою очередь, очень тепло относился к советнику. Император обращался с ним, как со слугой, только в присутствии других подданных. Наедине же, они общались почти на равных, словно давние друзья. Бывало, по вечерам старый советник до глубокой ночи рассказывал любопытному мальчишке про далекие страны, обычаи других народов, историю воин, подвигах его родичей. Иногда Фатих рассказывал и вымышленные истории про далёкие миры, про неведомых существ, про великих магов, что спасают миры от бесчисленных армий демонов, и про многое другое, что заставляло мальчика слушать его рассказы с открытым ртом.
   Юный правитель потерял мать при рождении, а к шести годам от неизлечимой болезни умер и отец. Закон Фариб-Амбата гласил: ''И коль надумали боги всевластные лишить забытый ими народ правителя, занимать трон кровонаследнику сего, будь стар иль млад сей отрок''. Ни о каких наставниках закон не обмолвился ни словом, поэтому коронован молодой император был в шесть лет. Не было у него также и никаких "любящих" родственников, что избавило столицу от бесчисленных интриг и кровавых мятежей.
   "Император", конечно, было слишком громкое название. Правильнее было бы называть "государь", но никто никак не мог отважиться и объяснить маленькому правителю, что от бывшей империи, созданной его отцом в былые времена, не осталось и следа - после смерти, завоеванные им за долгие сорок лет правления земли были отбиты назад всего за какие-то несколько месяцев.
   Фариб-Амбат был довольно зажиточным городом. Тут и там возвышались белые башенки, позолоченные крыши и мраморные купола. Город тонул в зелени бесчисленных садов и парков. Императорский дворец стоял не в центре столицы, как обычно бывает, а на самой окраине - с южной стороны. Старинные рукописи гласили: ''Дабы проходя мимо сего града, уставший путник возрадовался бы, дабы завернул путь свой туда и заплатил монетой звонкой за вход под стены градовы, решили дворцетворцы да изваять дворец красы великой на самом на краю столицы славной!'' О том же, откуда, вообще, мог взяться какой-то одинокий путник, а тем более, проходящий мимо, да ещё и с южной стороны, сии рукописи, к сожалению, умалчивали. Фариб-Амбат находился на самом краю пустыни, и лишь самый породистый верблюд мог кое-как доковылять до южных земель, где правил беспощадный тиран - хан Хориграм, и где обитали его бесчисленные племена диких грязных варваров. Именно пустыня и спасала государство от ужасных набегов ханской армии. Но вот в чём древние рукописи точно не врали, так это в том, что императорский дворец был действительно сказочно красив...
  
   Когда трапеза, плавно перетекшая из завтрака в обед, наконец, закончилась, император направился в дворцовую библиотеку. Ему нравилось там бывать. И не потому, что он очень уж любил читать, а потому, что это было единственное место во дворце, где его не могли найти надоедливые няньки и слуги. А еще, окна в библиотеке выходили не на дворцовую площадь или сад, а на обычную городскую улицу; пение райских птиц и шелест листьев, это, конечно, хорошо, но все же с уличными драмами и триллерами не сравнить.
   Юный правитель откинул шелковый тюль и выглянул в круглое с позолоченными ставнями окно. Сейчас, после обеда, на улице было довольно мало народу. Несколько толстых торговцев вяло ходили от дома к дому, предлагая свой никому не нужный товар. Поперек улицы пробежал измотанный жарой плешивый пес, ища на земле хоть маленький клочок тени. Дальше, около большой пальмы, кружилась кучка детей.
   Император достал раскладную подзорную трубу и устремил свой взгляд на игравших ребят. Какой-то худенький мальчишка закрыл глаза руками и повернулся лицом к дереву. Все остальные метнулись в разные стороны, прячась кто куда. Император сейчас следил за самым маленьким. Тот, как ему показалось, спрятался лучше всех - в стоявшую возле трактира пустую бочку. Через несколько секунд худой мальчик убрал руки от глаз и стал ходить вокруг пальмы. Наконец он решился отойти подальше от заветного дерева и направился неуверенной походкой как раз в ту сторону, где спрятался малыш. И стоило ему отойти на десять метров, как из-за угла выскочила девчонка, а с другой стороны, из-за кустов, еще двое. Через мгновение все трое уже коснулись пальмы. Водящий даже не попытался опередить их. До слуха императора донеслись восторженные крики. А еще через мгновение ребятня рванулась уже со всех сторон. Теперь последним ненайденным человеком был спрятавшийся в бочонке малыш. Юный правитель даже закусил губу: ''Это же не честно! Он спрятался лучше всех, а этот решил пойти именно в его сторону и сейчас найдет''. Однако худощавый не догадался и прошел мимо бочки. Малыш быстро выскочил из нее и что есть силы побежал к дереву. Водящий со всех ног устремился за ним, звонко закричав на всю улицу. Остальные дети стали выкрикивать два имени и размахивать руками. Худой мальчик уже почти догнал малыша, но в самый последний момент вдруг споткнулся и кубарем полетел на горячий песок. Дети разразились громким звонким смехом. Неуклюжий мальчишка вскочил на ноги и засмеялся вместе с остальными. Весь в песке, с рваными коленками, он, тем не менее, выглядел счастливым и совершенно беззаботным. Юный император тоже захихикал, но радость его смешивалась с завистью.
   Господи, как бы я хотел поменяться с ним местами хоть на часок, хоть на минутку. - Думал император. - Как надоело мне быть правителем. Каждый день одно и то же: ''просыпайтесь, мой повелитель'', ''трапезничать, мой повелитель'', ''государственные дела, мой повелитель''. Со скуки умереть можно.
   Наивный правитель, конечно, не мог знать, что скоро проснется вечно пьяный отец худого мальчика и врежет тому хороший подзатыльник за то, что он играет, а не зарабатывает ему на бутылку воровством. Не мог император знать и то, что малыш, заплаканный из-за того, что старшие мальчишки с соседней улицы отберут у него последние несколько монет, пойдет попрошайничать на главную улицу, и когда дворцовая стража вышвырнет его оттуда хорошим пинком под зад, побредет на помойку, чтоб наполнить пустой желудок хоть чем-нибудь...
   Из стоявшего рядом с пальмой богатого дома вдруг вышел толстый, с длиннющими усами, мужчина и разразился на детей такой бранью, что мгновенно покрасневший император чуть не упал в обморок. Привыкшие к подобному ребята, метнулись в разные стороны, и через секунду улица опустела.
  -- Да как он посмел! - Гневно вскрикнул юный правитель.
   Но не прошло и минуты, как гнев сменился обычной скукой. Император неторопливо ходил между книжных рядов, размахивая своим любимым мечом. Он не расставался с ним никогда, даже во время сна. Меч этот являлся одним из символов правителя, наравне с короной или троном, и передавался из поколения в поколение, как самая ценная вещь в государстве. Для императора же этот меч был единственным, кроме Фатиха, другом. Юный правитель очень любил фехтовать. Он был быстр как ястреб и ловок как мангуст, ни один воин не выстоял бы против него и пяти секунд. По крайней мере, так думал сам император после того, как прочитал все имевшиеся в библиотеке книги по мастерству владения оружием и выучил названия всех возможных клинков. На самом же деле фехтовать он, конечно, не умел абсолютно. И не потому, что был слабым или неуклюжим, просто одной теорией было мало, здесь нужны многочасовые изнурительные тренировки и хороший учитель, способный и наорать так, что уши завянут, и шею, если надо, намылить, что, естественно, было бы невозможно, ввиду императорства ученика. Поговаривали также, что меч этот наделен и кое-какими магическими свойствами, но юный император не очень-то в это верил и объяснял ценность клинка наличием на его золотом эфесе нескольких бриллиантов величиной с добрую горошину. Вообще, с магией в Фариб-Амбате дела обстояли слабовато. Единственная магическая книга хранилась как раз в дворцовой библиотеке, и называлась она "Создание иллюзий". Всем, кто пытался воспользоваться знаниями из этого фолианта не удавалось "создать" ничего, кроме мигрени и головокружения. Всем, но не императору. Даже Фатих не знал, что юный правитель читал эту книгу, и что несколько простеньких "фокусов", изложенных на двух тысячах страницах, дались молодому повелителю с необычайной легкостью.
   На лице императора, наконец, появилась улыбка. Неожиданно посетившая его идея теперь до вечера не даст скучать ни ему, ни всей его надоедливой и скучной свите.
   Юный правитель выбежал из библиотеки и направился в тронный зал - самое людное место во всем дворце. Стоявший на входе стражник, удивленный столь неожиданным появлением своего повелителя, вытянулся в струнку по стойке смирно и во все горло "отчеканил" заготовленную на три часа позднее фразу: ''Его величество, всевластный правитель Фариб-Амбата и прилегающих земель, император Халиб-Фатимир-Эфалаш-Джимбо второй!'' Дело в том, что император появлялся в тронном зале только один раз в день и в одно и тоже время, когда занимался государственными делами или, как называл это он сам, скучал во благо империи. Поэтому придворным и слугам, сейчас низко кланявшимся своему повелителю, оставалось только догадываться, с чего это противный мальчишка решил явиться тремя часами раньше и, тем самым, испортить им все намеченные на сегодня интриги.
  -- Стража! Стража! - Завопил император. - Меня хотели убить! Во дворце убийца!
   Тронный зал застыл в оцепенение. Какая-то толстая дамочка охнула, но этим все и ограничилось. Вопить и метаться в панике никто явно не собирался. На императора уставилось две сотни удивленных пар глаз.
  -- Владыка, видимо, шутит. - Успокоил всех подоспевший Фатих.
  -- Ах, шутит! - Гневно воскликнул юный император. - А кто тогда, по-вашему, стоит за той колонной?
   И пока все поворачивались, мальчик бросил заклятие. Из-за колонны, в самом конце тронного зала, выбежал человеческий фантом. Весь в черном, с длинным кинжалом, он метнулся к противоположному выходу и скрылся за дверью. Иллюзия держалась всего несколько секунд, а затем бесследно растворилась. Вот и все, ничего страшного, обыкновенная шутка...
   Непуганые придворные, если и видевшие в своей жизни нож, то только в лежачем положении по правую сторону от тарелки рядом с десертной ложечкой, начали метаться по залу с совершенно безумными глазами. Крик стоял такой, что, казалось, наступил как минимум конец света. Довольный удавшейся забавой император схватился за живот от смеха, но у придворных, как выяснилось, с чувством юмора оказалось послабее. Обезумевшая толпа, поддаваясь стадному инстинкту, кинулась к выходу, разумеется, к тому, возле которого стоял их повелитель. Люди бежали, сметая в дикой агонии все на своем пути. Тому, кто упал, а таких оказалось немало, подняться уже не давали. Император начал выкрикивать какие-то приказы, но эффект от этого был такой же, как если бы заблудившийся в джунглях охотник приказывал голодному и разъяренному тигру немедленно остановиться и показать ему дорогу домой. И не подоспей вовремя Фатих, любимец народа, "свет всеобщих очей" был бы безжалостно втоптан в мраморный пол.
   В дверях сразу же образовался немыслимый затор. Некоторые "особо умные" индивидуумы решили протиснуться сквозь толпу с разбега, но были жестоко отброшены живой стеной назад. Кто-то в отчаяние попытался пролезть через головы, но идея оказалось неудачной - стоило ему запрыгнуть сверху, как взбесившаяся толпа "выплюнула" его назад, да с такой силой, что бедняга пролетел аж пять метров и врезался головой в хрупкую (по сравнению с толстолобием среднестатистического бюрократа) гранитную статую, напрочь изничтожив бесценный труд всей жизни художника.
   Император никак не мог понять, почему "затор" так долго не рассасывается. Оказалось, с другой стороны двери в тронный зал все это время пыталась протиснуться во время подоспевшая стража. Однако через несколько секунд мундиры бесславно капитулировали (нужный пункт в уставе не был найден), и, одурманенные страхом люди, наконец, вырвались на свободу. И здесь, в пустых дворцовых коридорах, где стадный инстинкт терял власть над своими агнцами, страх толпы неожиданно сменился всеобщим диким гневом. Люди ринулись во все стороны, каждый стремился первым найти и поймать убийцу (и заработать титул графа, если у кого еще нет). Самые шустрые сорвали со стен, висевшее там оружие. Остальным пришлось довольствоваться чем-то другим, менее "порхающим и жалящим". В ход шло все: кочерги, палки, ножки от сломанных стульев, мебельные доски и прочие никому не нужные вещи вроде книг и носовых платков. Через мгновение дворец превратился в большой муравейник, на который случайно наступил неуклюжий медведь.
   И все бы было еще не так уж и страшно, если бы кто-то ни выскочил на улицу, да и ни заорал бы во все горло: ''На императора совершено покушение! Он чудом выжил! Убийца выпрыгнул в окно! Хватай его! Лови душегуба!''
   Ужасная весть пронеслась по городу со скоростью взрывной волны. Причем, если сначала ее передавали дословно: ''На императора совершено покушение! Душегуб выпрыгнул в окно! Он чудом выжил! Хватай его! Лови!'', то потом начали немного изменять: ''Совершено покушение! Убийца: мужчина средних лет, рост: 185, вес: худой такой, тощий; особые приметы: белый, без усов. Нашедшему - пять тысяч золотых!'', потом ''Совершено несколько покушений! Все хотят выдать своих надоедливых мужей за убийц! Вознаграждение отменяется!'', ну и, наконец: ''Императора зарезали, как барана! В городе чума!''
   Ровно через две минуты, сорок три и двадцать четыре сотых секунды о происшедшем знал весь город. Причем, чем дальше от дворца уходила весть, тем более жестокой становилась "смерть" юного повелителя.
  -- Эй, Сибо, ты слышал?! Убийца перерезал императору горло. Стража почти успела, но...
  -- Ты что, Тибул?! Какое, к черту, горло! Да убийца вырезал ему сердце ритуальным ножом! Стражи не было даже близко.
  -- Да что вы оба несете?! Убийца раскромсал императора на мелкие кусочки, а заодно и всю стражу!..
   Город охватила настоящая паника. Одни бежали к дворцу (в основном, мародеры), другие, наоборот, стремились побыстрее покинуть город, но конечно подавляющее большинство ринулось ловить мистического душегуба. Хватали всех, кто носил черную одежду или косо смотрел, или не так стоял, или был не той национальности. Торговцы оружием обогатились в одночасье. Причем всех, кто, довольствуясь покупкой, выходил из оружейных палаток, тоже ловили и волокли в тюрьму, так как они соответствовали второй примете убийцы - были вооружены чем-то другим, кроме зубов.
   Ну а в заключении ко всему, искаженная весть о гибели императора прошла по кругу и вернулась обратно во дворец, поставив жирную точку в этой превеселой истории - имперские нахлебники решили, что пока они искали убийцу где-то в подвалах и на чердаках, тот спокойно вернулся в тронный зал и закончил свое дело, зарезав бедненького "луну и солнце нашей жизни"...
   Две тысячи синяков и ушибов, триста единиц сломанной мебели, двести двадцать обмороков, около пятнадцати сердечных приступов, десять переломов, три случая мародерства, и, наконец, две недели на опровержение слухов - вот скромная цена невинной забавы юного императора. Откровенно говоря, такие шутки маленький правитель выдавал не впервой. Он уже несколько раз "тонул" в бассейне, "отравлялся" ужином, "падал" с книжных полок (в это случай, кстати, многие до сих пор не верят - "чего он там забыл-то, на этих полках?"); а один раз он даже устроил небольшой костер во дворце. Пламя, взмывшее тогда до небес, можно было увидеть за многие километры, и только чудо спасло дворец от полного уничтожения. И никто даже не догадывался, что всего этого можно было бы легко избежать, все совсем забыли, что император всего лишь ребенок, и что он нуждается в друге, хотя бы в одном маленьком друге...
  
   После пятнадцатидневного перерыва юный правитель, наконец, появился в тронном зале. Следов разгрома здесь уже почти не осталось. Всю жизнь размеренно помахивающим метелкой над древними полотнами, на это раз реставраторам представился случай хоть как-то оправдать затрачиваемые на их бестолковое занятие сумасшедшие деньги, и, что называется, повозиться с цементом и штукатуркой. О пронесшемся недавно "урагане", сейчас напоминала только небольшая дырка в стене, которую пока не успели залатать (вообще-то, их было гораздо больше, но число картин и гобеленов, к несчастью, оказалось конечным).
   Император величественно сел на трон и бросил грозный, для профилактики, взгляд на своих подопечных лоботрясов. Придворные низко поклонились. Справа от трона появился взволнованный Фатих.
  -- Мой повелитель, накопилось очень много дел... - Тихо, так, чтобы его мог услышать один император, начал он. - Вот список караванов, пришедших за последние две недели... Да! Вот это надо срочно подписать, это...
   Император смотрел в другую сторону, как бы показывая свое безразличие к подобным делам. Через несколько секунд, правда, он все же повернулся к Фатиху и повесил на свое лицо деловую мину.
  -- Так! Это что?.. Караван привез рыбу и просит взамен всего лишь золото? Дайте!
  -- Но, Солнцеподобный, такая цена...
  -- А это что?.. Богатый купец купил на рынке поросенка, а получил драного ко... Фатих, хватит подсовывать мне такие мелочи! Перерубите головы всем рыночным торговцам, а заодно и драным котам...
   Фатих быстро заморгал и беззвучно стал открывать и закрывать рот.
   - Да шутка, шутка.. Пускай вернет ему деньги, да и все. - Медленно проговорил император, подавив чудовищный зевок. - Так! Вот какой-то красивый свиток... Главный казначей просит повысить ему его скромную зарплату, так как... Что?! - Юный повелитель стал судорожно искать казначея среди присутствующих. Все, на всякий случай, поклонились. Казначей, видимо, поклонился ниже всех, ибо зоркий глаз императора так и не разглядел его жирную фигуру среди пышных нарядов.
   - Мой повелитель, обратите внимание на этот документ. - Прервал Фатих образовавшеюся паузу...
   Потом юный правитель подписал еще целую кипу бумаг, заверил печатью две дюжины документов, составил несколько приказов, ну и так далее. Короче говоря, на всю эту, как казалось императору, лабуду, ушло почти два часа, а ведь предстояло еще и судить нашкодивших воров, убийц, насильников и прочих маньяков...
   В тронный зал вошли двое и упали на колени.
  -- Кто это, Фатих?
  -- Это Шалиб, он богатый торговец. А это Шарина, его жена...
  -- Ближе к делу, Фатих. Чего они хотят?
  -- Они разводятся и не могут поделить нажитое.
  -- Так... Приказываю вам помириться!
  -- Но...
  -- Следующий!
   Как правило, юный император судил очень быстро, и спорить на эту тему с ним было бесполезно.
   Стража ввела в зал двух людей - мальчишку и толстого усатого мужика. Мальчишка был закован в цепи.
   О чем-то задумавшийся император смотрел в другую сторону. Потрясающей важности детская дилемма, кто быстрее: верблюд пройдет пустыню или карликовая мартышка соберет сотню кокосов, сейчас заботила его куда больше, чем какой-то глупый суд.
   - Так, ну кто там у нас дальше? - И юный правитель кинул ленивый взгляд в сторону вошедших. - Фатих, зачем цепи... А... Но... - император медленно перешел на шепот, глаза его расширились.
   Да ведь это же тот самый худощавый мальчик, которого я видел в подзорную трубу. А этот усатый верзила тогда прогнал его и остальных ребят. Да точно, это они...
   - Мой властитель что-то спросил? - Поинтересовался главный советник.
   - Что?.. А, да! - Лицо юного императора вновь сделалось серьёзным. - В чем провинился сей отрок? Он что, загубил чью-то жизнь? И почему на нем цепи?
   - Но, мой повелитель, преступников ведь всегда заковывают в цепи. - Удивился Фатих. - Вы же сами много раз говорили и...
   - Снять немедленно!
   - Как прикажет мой господин! - Советник кинул грозный взгляд на стражников, и те поспешили освободить мальчика.
   - В чем его обвиняют? - Надменно продолжил император.
   - Он грязный вор. - Вдруг встрял усатый. - Щенок меня всего ограбил.
   Да как он посмел перебивать меня! Кто дал ему слово? А где "мой повелитель"? И почему, вообще, он стоит, а не валяется у меня в ногах?!... Впрочем, последнее я ему сейчас устрою!
   - Что он украл?! - Неожиданно злобно крикнул император.
   По залу пробежал тихий шепот. Обычно юный правитель вершил суд весьма скоротечно и не вдавался в такие подробности.
   - Он украл яблоко. - Не моргнув глазом, ответил усатый.
   Яблоко?! И из-за какого-то там яблока маленького ребенка заковали в цепи и провели в таком виде через весь город?! Да что ж это такое?!
   - Фатих, что там у нас в законе, на счет воровства? - Тихо спросил император.
   - Одну секундочку, мой повелитель. - Засуетился главный советник, листая старую книгу. - Так... Вот: ''И того, кто посмел украсть, не важно, много или мало, отослать в пустыню, да дать воды поболи, чтоб жажда обождала злой расправы змей и скорпионов." - Процитировал он. Фатих, конечно, давно знал весь закон наизусть, но чтобы ни у кого не возникало сомнений в его правоте, он каждый раз зачитывал эти строки.
   Хм.. Сурово, сурово, ничего не скажешь...
  -- Вы лично видели, как подозреваемый украл у вас яблоко? - Продолжил император строгим голосом.
  -- Да! Этот маленький ублюдок ошивался возле моего лотка с самого утра, все чего-то высматривал. Потом стоило отвлечься на секунду, оборачиваюсь, а эта скотина уже жрет мое яблоко. Я схватил мерзавца за руку, а он еще и вырываться стал, тогда я ему врезал хорошенько, ха... чтоб неповадно было! - и усатый противно засмеялся.
   Император неожиданно вскочил с места. Все невольно отшатнулись, - раньше за правителем такого не замечалось. Лицо его налилось кровью, глаза, казалось, метали молнии.
   - А не думаешь ли ты, смрадный слизняк, что мальчик просто достал яблоко из кармана?! Что он купил его на соседней улице и стал кушать возле твоего жалкого лотка?! - гневно заорал император.
   Усатый побледнел. Никто еще не видел юного правителя в таком гневе.
   - Кто-нибудь думает иначе?! - крикнул император залу. - У кого-то есть другое мнение?!
   Не понимая, что происходит, ошарашенные придворные отрицательно закачали головами.
   - Но... - попытался что-то ответить усатый.
   - Молчать! Разве тебе давали слово, раб! Как посмел ты бить ни в чем не повинное дитя?! На колени, червь!
   Окончательно побледневший торговец кинулся в ноги императору и стал умолять о пощаде.
   - Фатих!
  -- Да, мой повелитель?!
  -- Что там у нас в законе про избиение детей?!
   Главный советник стал быстро листать книгу, ища нужную страницу. Все в зале насторожились - это было очень редкое обвинение и оставалось только догадываться, что такого интересненького могли насочинять эти создатели старинного закона по сему поводу.
  -- Так, вот: ''Коли посмеет мужичина взрослый ударить малое дитя, коли посмеет негодяй ничтожный поднять руку на малыша, отрубить ему эту самую руку и засу...'', дальше стерто, мой повелитель, хм..., а нет, вот продолжение: ''а заодно и голову''.
   Зал ахнул. Особенно громко ахнули те, кого дома ждало непоседливое чадо. Такого не ожидал никто.
   Упс!.. Что-то уж больно круто. Ну ничего, пускай разок в штаны наложит, полезно будет.
   Бедный усатый торговец кинулся к ногам императора и крепко обхватил их.
  -- Пощади, владыка! Не губи!
   То-то же!
  -- Насколько сильно ты ударил мальчика?
  -- Слабо, мой повелитель, слабо! Я еле дотронулся. - Из глаз усатого уже покатились слезы. - Пощади!
   Тронный зал заполнила тишина. Все с открытыми ртами ждали решения императора.
  -- Хорошо! - Наконец обронил юный правитель - Я буду милосердным... Повелеваю, чтоб сей торговец раздал все свои яблоки бедным детям, а сам убрался из столицы и больше никогда сюда не заявлялся!
   Зал облегченно вздохнул. Все засмеялись и заулыбались, кто-то даже выкрикнул: "да здравствует император!".
  -- Мудрое решение, мой повелитель!
  -- Спасибо, Фатих. - На щеках юного правителя появился легкий румянец смущения.
   Стража быстро увела усатого с глаз долой.
  -- Солнцеподобный, а что делать с мальчишкой? - Спросил главный советник.
  -- Пускай подойдет поближе.
   Фатих сделал невидимый жест стражникам, и те подтолкнули напуганного ребенка к трону.
  -- Ну подходи же ближе, чего ты боишься? - Сам не ожидая от себя такого нежного голоса, сказал император. - Как тебя зовут?
  -- Фитиб. - ответил мальчик дрожащим голосом.
  -- Фитиб, а можно... - тихо сказал юный правитель, явно занервничав - Можно... - еще более тихо сказал он, - В общем, можно я как-нибудь поиграю с вами в "искалки"? - наконец выдал император и опустил глаза от смущения.
   Худой мальчик захлопал глазами.
  -- Ну или как там называется?.. Я видел, вы играли возле пальмы.
  -- А, "прятки"... Конечно можно. - Все таким же дрожащим голосом сказал мальчуган.
  -- Ну вот и отлично! - обрадовался император. - А, да, еще, Фитиб!.. Если тебе когда-нибудь захочется съесть яблоко или другой фрукт, приходи ко мне в сад и бери сколько хочешь, и других ребят приводи.
  -- Спасибо. - На лице мальчика, наконец, появилась улыбка...
   Они бы еще долго разговаривали, если бы у входа вдруг ни раздались какие-то крики.
   В тронный зал вбежал взмыленный человек и, задыхаясь, упал на пол.
  -- Простите, повелитель. - Крикнул вбежавший за ним стражник. - Не уследили. Пробежал мимо, как ураган.
  -- Кто это?! Чего он хочет?!
  -- Я шел с караваном через пустыню. Мы увидели... - начал было лежавший человек, но поперхнулся и закашлял.
  -- Что, что вы там увидели?! - Не стерпел император.
  -- Армия... Армия хана! Десять тысяч головорезов, не меньше! Будут здесь завтра к полудню! - Выпалил человек на одном дыхании и упал без сознания.
  

Глава 3.

  
   Ночка в городе выдалась дикая. Весть о войне добралась до окраин столицы гораздо раньше, чем звонарь добрался до колокольной башни. Зато вот, весть о том, что каждый от шестнадцати до семидесяти должен явиться на дворцовую площадь с оружием в руках, ползла с явной неохотой. Пришлось даже запустить целый отряд гонцов. Город сразу же поделился на две части: тех, кто, взяв в руки вилы или топор, со всех ног бросились к назначенному месту, чтобы "разорвать врага хоть голыми руками"; и тех, которые стремительно стали покидать город, понимая, что "ханская армия размажет нас по всей пустыне". Вторых, сколько тут ни удивляйся, почему-то оказалось "чуть-чуть" больше. И, наверное, Фариб-Амбат так и остался бы без армии, если б кто-то, наконец, ни догадался повесить на городские ворота, к коим уже стягивалась длиннющая вереница дезертирских обозов, вырванный из "книги закона" листок. Количество удирающих из столицы сразу же убавилось раз этак в пятьдесят. Лучше уж геройски погибнуть от вражеских мечей, чем быть "зажаренным на вертеле, как баран!"
   Сотни добровольцев и активистов кинулись поднимать боевой дух горожан. Тут и там слышались возгласы: ''Разобьем врага!'', ''Бери оружие в руки и вперед!'', ''Разорвем ханских собак на части!'', ''Вас наградят посмертно!'' и так далее. Город наполнился светом от тысяч факелов. Слышался крик женщин, никак не хотевших отпускать своих мужей на войну. Дети, кто помладше плакали, не понимая, что происходит, а кто постарше, взяли в руки палки, поделились на два "отряда" и быстренько разыграли между собой предстоящий завтра бой. Здесь, конечно, победа Фариб-Амбата была молниеносной и безоговорочной.
   Часа в три ночи, все, наконец, поняли, что хватит стоять возле дворца и рассказывать соседу, каким ловким ударом они прикончат свою двадцать пятую жертву, и решили, что пора бы раздобыть чего-то посерьёзней вил или кухонного ножа. Уже и без того богатые торговцы оружием, "обогатились окончательно". В оружейные палатки выстроились километровые очереди. Сначала брали только стальные панцири, геральдические щиты и двуручные мечи, потом уже не отказывались и от кольчужных рубах да простого кинжала, а еще через несколько минут, любой готов был отдать все свои сбережения за какую-нибудь драную кожанку и ржавый ятаган. Однако сколько ни лазили торговцы по своим нескончаемым закромам, а все равно всего проданного оружия не хватило даже и на десятую часть рвущихся в бой патриотов. Тогда кто-то вспомнил про специально предусмотренный на случай войны оружейный склад, уже давно исполняющий роль заброшенного сарая. Но и этого оружия оказалось мало - уже через минуту после того, как из склада вышли первые счастливчики, с головы до пят облаченные в позолоченные доспехи, из опустошенного помещения вынесли последний "трофей", - какой-то нелепый то ли шлем, то ли ночной горшок. Остальным же бойцам не осталось ничего лучшего, чем немного постолярничать - дивные фруктовые сады, посаженные еще дедом нынешнего императора, были немедленно пущены на кривые и грубые древки сучковатых копий и стрел. "Непобедимая армия Фариб-Амбата", наконец, была вооружена.
   Император, конечно же, не спал всю ночь. Сначала он вырабатывал стратегию завтрашнего боя (сто листов тончайшего папируса были пущены псу под хвост), потом решил, что лучше будет подумать об этом с утра, и начал подготавливать речь, должную ввергнуть и без того непобедимую армию Фариб-Амбата во всеразрушающий амок...
   В комнату вбежал взмыленный Фатих, успевший сделать за это время уйму работы по сбору и снаряжению войска.
  -- ...Да нет же, пускай берут лучших коней и скачут за подмогой!.. - кричал кому-то советник, - А?.... Знаю, что только через два дня, все равно..... Как всех коней разобрали? А дворцовая конюшня?......Короче, делайте что хотите, но чтоб через два дня на руинах этого города стояло подкрепление! - Закончил он, громко захлопнув дверь.
  -- Кому это ты, Фатих?
  -- Да, так, мой повелитель, одному болвану, не важно. Ну как там у нас с тактикой? Мой владыка что-нибудь придумал?
   Главный советник был вне конкуренции по разрешению экономических и политических проблем, в военном же деле он разбирался не лучше императора, то есть не разбирался вообще.
  -- Нет, Фатих. Что-то не выходит. - Тяжело вздохнул юный император. - Может быть, зайти в библиотеку, наверняка там остались хоть какие-нибудь военные хроники.
   - Не знаю, мой повелитель. Ваш отец воевал далеко отсюда, вряд ли что-то сохранилось. - Старый советник схватился за голову. -Хотя... Возможно кое-что найдется в древних рукописях. Стоит попробовать.
   - Отлично, Фатих, неси сюда все, что найдешь.
   Через пять минут главный советник вернулся с целой горой старых пыльных манускриптов и вывалил их на стол.
  -- Да мы это за два дня не успеем просмотреть! - Юный император окинул огромный ворох грязной бумаги недоумевающим взглядом.
  -- Успеем, мой повелитель. - Успокоил его советник. - Совершенно не обязательно читать все хроники. Обычно, о чем пойдет речь дальше понятно уже по первой строчке.
  -- Думаешь?... Надо попробовать! - Император выдернул из общей кипы один листок и начал читать. - "Коли твари несчастные завоюют землю вашу, берите вы в десницы ваши вилы, палки, топоры, да и бегите в поле, да уничтожьте гнусного врага!'' Вот, Фатих! Я нашел!
  -- Сожалею, мой повелитель, но это инструкция по борьбе с грызунами и кротами.
  -- Хм! Тогда может быть здесь... "Когда разгромлено вокруг всё будет, когда терпение последнее иссякнет наконец, берите в руки длинный ятаган и...", вот, Фатих!
  -- Это памятка заводчику макаки, мой владыка...
   Целых два часа они рылись в старых манускриптах и письменах, и когда надежда отыскать хоть что-то отличающееся от неразборчивых набросков чьих-то дум и философских размышлений уже почти исчезла, Фатих, наконец, умудрился отрыть нужные бумаги.
  -- Вот они! Вот! Это то, что я искал! Военные хроники трехсот летней давности! Ох и славные тогда были времена, самый расцвет империи.
  -- Читай же, Фатих, читай! - Вновь оживился почти заснувший император.
  -- "И когда не осталось уже земель во всем мире, не завоеванных великой Фариб-Амбатской империей...", так это не то..., а, вот ниже "и пришло войско варварское, пришло из-за пустыни, и было их не счесть, триста сотен безжалостных дикарей", хочу заметить, мой повелитель, что это несколько большее число, нежели...
  -- Ну продолжай же, Фатих, не останавливайся!
  -- "И приказал тогда великий император...", но Солнцеподобный, это же ваш пра-пра-пра-дед!...
  -- Читай дальше, Фатих! - Мальчик заерзал на стуле от нетерпения.
  -- ... так, ну значит "приказал великий император атаковать врага, и...", хм.., страница кончилась...
  -- Фатих!
  -- А, вот на следующей "... и наша стотысячная конница размазала ублюдков по всей пустыне, не понеся ни единой потери! А тех варваров, что решили бежать, догнали мы легко, да и в песок втоптали, как свиней!"
   Наступила тишина.
  
   Возле дворца собралась уже целая толпа. Площадь была велика, но не до такой степени, чтобы вместить все мужское население города. Около стен уже началась давка, а люди всё прибывали и прибывали. Пора было открывать главные ворота и выпускать людской поток непосредственно на поле боя - в пустыню.
   Фатих где-то разыскал ветерана, служившего еще у отца нынешнего императора, который сразу же превратился из старого и хромого старика в главнокомандующего государством. Главный советник не ошибся в выборе. Старого вояку звали Хашибом, он участвовал во многих битвах, и командовал когда-то целыми сотнями, но то были обученные солдаты, а на дворцовой площади сейчас собралось стадо оленей. Однако опытного вояку это не особо смущало, - уставу ему, знаете ли, все равно, будь ты хоть гением сопливым, а хоть и червем беспозвоночным, он разницы не наблюдает.
   Хашиб забрался на груженую телегу, стоявшую в самом центре площади и приступил к командованию.
  -- Солдаты! Слушай сюда! - Начал он громким рычащим голосом.
   Люди невольно обернулись в его сторону, проявляя скорей любопытство, чем подчинение.
  -- Эй, Хашиб! Чего это ты туда вскарабкался-то, старый хрыч?! - Весело выкрикнул кто-то из старых собутыльников ветерана. - Аль сигануть от тудого хочешь?! Хех, и правильно, толку-то в бою от тебя все равно, что от плешивого верблюда, только мешаться будешь, а шею-то её - хрусть и не больно, не то, значится, что от вражеского удара-то. А, Хашиб? Че залез-то туды, отвечай?
   Три десятка человек захохотали неприятным издевательским смехом.
  -- Залез, чтобы командовать твоей толстой задницей, Сибо! - прорычал старый ветеран.
   Через секунду толпа уже смеялась над покрасневшим выскочкой.
  -- По приказу нашего императора, - продолжал Хашиб, - я назначен главнокомандующим новой армии, то бишь вами, засранцами.
   По удивленной толпе побежал громкий шепот.
  -- Да шо ты брешешь-то, Хашиб? - Вспылил еще кто-то из знакомых ветерана. - Да из тебя военный, как из меня трезвенник!
   В толпе вновь послышался грубый хохот.
  -- Ан нет, не врет старый! - вдруг вновь закричал Сибо. - Помню как-то по пьянке нас, это, на байки, значится, прорвало, я помню тогда еще про то, как десять бочонков выпил... Тьфу ты, не о том это я. Короче, Хашиб тут и начал, значит, заливать, как он командовал тысячами несметными, как в одиночку положил пятьдесят вражеских солдат...
   По толпе пронеслись восторженные вздохи. Старый ветеран стал важно разглаживать усы.
  -- Думал, брешет, - продолжал Сибо, - ан нет, видать всю правду говорил, и про то как, это, пятьдесят... А, ну это я уже говорил; и про то, как новобранцев сопливых сортиры драить заставлял, как издевался над ними, и про то, как по пьянке направил войско на погибель, а сам, значит, дезерти...
  -- Хватит, Сибо! - Заорал Хашиб. - Короче, слушай сюда, войско! Смирно! На поле боя шагом, марш!
   Последние, а точнее предпоследние слова Сибо мгновенно превратили дикую толпу в отлаженную военную машину. Наслушавшиеся ужастиков про дедовщину люди инстинктивно выстроились в идеальные боевые порядки и двинулись ровным строем к городским воротам.
   Еще через час, когда войско, наконец, перекочевало в пустыню, пришел черед распределения по отрядам. Начался дикий гам, каждый солдат орал, стуча себя кулаком в грудь, что именно он достоин быть конником или лучником. Люди бегали как сумасшедшие и размахивали факелами. Кое-где уже учинили драки, и ни вмешайся вовремя Хашиб, ханскому войску пришлось бы встретиться со стаей избитых берсергов.
  -- Солдаты, смирно!
   Минут так через пять, может быть десять, команда была выполнена.
  -- Слушай сюда! - Продолжил главнокомандующий. - Кто хочет воевать в составе кавалерии, шаг вперед!
   Один высокий и поджарый человек со шрамом на лице, уверенно вышел из строя на один шаг, еще нескольких убогих вытолкнули силой. Остальное войско затаилось в немом ожидании.
  -- Хм, всё понятно! Поставим вопрос по-другому! Кто хочет воевать в составе... м-м... в общем, на коне елозить, шаг вперед!
   Толпа с ревом ринулась вперед, команда "шаг вперед" воспринялась войском, как "выполнить норматив по бегу на сто метров".
  -- Стой, раз, два! - заорал Хашиб что есть силы.
   Команда "раз, два" воспринялась, примерно, как "хоп, хоп, хоп", команда "стой" не воспринялась.
  -- Стоять ...! Что ... ...! Я вам ... ...! ... , раз, два.
   Команда воспринялась, как "морская фигура на месте замри".
  -- Значит так! Кто ни разу не видел лошади, на прежнее место бегом марш!
   Несколько человек уныло "побежали" назад.
  -- Отлично! Кто думал, что видел лошадь, но на самом деле видел верблюда...
   Уже более внушительная кучка людей побрела назад.
  -- Хм-м. Кто видел лошадь на расстояние больше трех метров, на картинке, во сне и так далее, из строя вон! Кто видел лошадь, но не трогал...! Кто трогал, но не видел...! Кто не умеет управляться с лошадью...! Сидя на ней верхом...!
   Где-то три четверти войска уже стояло сзади.
  -- Ну и, наконец, - подытожил Хашиб, - У кого сейчас нету собственной лошади, кругом, шагом марш!
  -- Так, отлично! Сто человек!... Хм-м... А лошадей то у нас сто одна.
   Войско встало в стартовую позицию...
  
   Лучников Хашиб решил отбирать несколько другим способом.
  -- Так, войско! Кто может попасть из лука белке в глаз, выйти из строя!
   Все тот же человек со шрамом сделал уверенный шаг.
  -- Рядовой! Разве я сказал "наскоку"?! Вернись в строй... десятник!.. Сотников мы выберем потом...
  -- Хорошо... - продолжил главнокомандующий - Кто может попасть из лука в сарай с пяти метров...
   Несколько человек неуверенно вышли из строя.
  -- Тьфу ты! Ну вас!.. - Хашиб схватился за голову. - Короче, те, у кого имеются с собой луки, теперь могут называть себя элитным императорским стрелковым отрядом.
  
   Потом всех, кто умел держать меч, зачислили в мечники, тех, кто только палку, в копейщики и тех, кто умел просто держать, в щитники.
   Оставшуюся ночь солдат усердно муштровали. Особенно хорошо натренировался отряд медиков - очередь людей с отбитыми тетивой пальцами и ушибленными после падения с лошади задницами не рассеялась до самого утра.
   С первыми лучами солнца "непобедимая армия" Фариб-Амбата была в полной боевой готовности.
  
   Через пару часов из дворца прибыл сам юный повелитель, чтобы воочию убедиться в несокрушимости своей империи. Пять тысяч. Пять тысяч отборных воинов. У каждого пятого живот до пола, каждый четвертый старик или юнец, у каждого третьего нет нормального оружия, а у каждого второго плоскостопие, и уж почти у каждого руки растут далеко не из того места... - пять тысяч голодранцев. Но юный император, видевший такую толпу всего лишь раз в жизни, когда в честь его десятилетия раздавали бесплатную еду; не мог оценить это убожество, гордо называвшее себя императорским войском. Перед ним сейчас стояла огромная армия, способная ввергнуть любого врага в ужас при одном только взгляде на нее.
  -- Смирно... э... раз, два! - Скомандовал юный правитель звонким голосом.
   Войско вытянулось в плохо натянутую басовую струнку.
  -- Солдаты, сегодня наступил самый главный день в вашей жизни! - Император попытался закричать очень громко и звонко, но не рассчитал свои возможности, и в конце фразы невольно перешел на писк.
   Войско дружно заулыбалось, а кто-то из солдат все-таки не выдержал и громко захихикал.
  -- Кто посмел засмеяться?! - Гневно закричал правитель, совсем уже не писклявым голосом.
   Войско затаилось.
  -- Кто смеялся...?! - Прорычал Хашиб.
   Через секунду из центра строя вылетел несчастный бедолага, вышибленный чьим-то хорошеньким пинком.
  -- И что же тебя рассмешило, солдат?! - С издевкой в голосе поинтересовался император.
  -- Ну... я... в общем, я продумал, значит, как легко мы разобьем врага-то и мне, это, смешно стало. - Неуверенно и неумело солгал солдат.
  -- Молодец, воин! - С неожиданным весельем в голосе произнес император. - Отличный боевой дух! Назначаю тебя сотником!
   Глаза солдата вылезли из орбит. Войско ахнуло.
  -- Пойдешь в бой в первой сотне! - издевательски закончил юный правитель.
   Толпа дружно загоготала. Несчастный вояка уныло вернулся в строй. Император был наивен, но далеко не глуп. Выдержав минутную паузу, он продолжил.
  -- Так вот, как я уже говорил, сегодня самый важный день в вашей жизни... - и молодой правитель произнес такую душераздирающую патриотическую речь, что каждый солдат после этого готов был перегрызть врагу горло зубами. Уходил император с будущего поля боя под шумное рукоплескание и улюлюканье.
   Юный правитель быстро вошел во дворец, поднялся на самый верхний этаж и устремился в южное крыло - там находился огромный балкон, выходящий прямо на пустыню. Фатих и Хашиб уже были здесь.
  -- Мой повелитель, пора определиться с тактикой, стратегией и расположением войска. - Нервно затараторил главный советник. - До наступления Ханского войска осталось не больше пяти часов.
   Император подошел к перилам и бросил взгляд вниз. Картина была великолепна. Более удобного и хорошего места для наблюдения за боем просто не представлялось, видно было абсолютно всё. С высоты пятидесяти метров люди казались совсем крошечными, как муравьи, да и вели себя солдаты примерно так же - полный хаос. Требовалось срочно установить боевые порядки.
  -- Короче так, Фатих, я думал всю ночь и решил, что лучше всего сделать так: конников пошлем сразу, как увидим ханское войско, половину врагов тут же и растопчут; хм..., лучников, наверное, определим вперед, чтоб им никто не мешал стрелять, затем мечников, потом копейщиков, ну а у самых городских ворот - щитников, так сказать, последний рубеж... Выполняйте, а я пока пойду завтракать, нельзя же командовать с пустым желудком. Ну правильно я говорю?
   Император удалился.
   Наступило неловкое молчание.
  -- Ну что ты стоишь, как столб?! - наконец прервал паузу Фатих. - Ты слышал, что приказал император?!
  -- Да, господин главный советник! - Виновато отрапортовал Хашиб, попавший под горячую руку Фатиха.
  -- И что же, черт тебя задери, он говорил?!
  -- А... это... Щитников вперед, за ними копейщиков, потом мечники, лучников на стену, а конницу во фланг для резервного удара.
  -- Совершенно верно! Выполняй!
  

Глава 4.

  
   Скалы, скалы и еще раз скалы. Голый камень, ни деревьев, ни травы, ни земли. Всё выжгли. Некогда райский уголок с прекрасным лесом, с горными озерами, с благоухающими цветами, выжгли дотла.
   Солнце уже встало, но из-за копоти в небе его почти не было видно, свет едва проходил через облако дыма, нависшего над горами. Всего лишь в нескольких десятках километров отсюда мягкий ветер нежно гладил сочную травку, игривые птички наполняли сладкий от запаха цветов воздух своим неземным пением, а беззаботные люди с трепетом любовались рассветом, но не здесь - здесь царила война.
   По разрушенной горной тропе шло три человека - двое мужчин и одна женщина. Мужчина, что повыше, был одет просто, но со вкусом - красно-черный плащ, кожаные брюки, замшевая безрукавка алого цвета и серая шелковая рубашка, ни кольчугой, ни мечом, ни даже кинжалом он не украсился. На вид высокому было лет сорок пять, кое-как уложенные черные с проседью волосы, на неестественно загорелом лице уже появились первые морщины, хитро-игривые глаза, на губах читается почти невидимая ухмылка.
   Второй мужчина выглядел еще совсем молодым - от силы лет двадцать пять. Одет он был иначе - легкие, почти декоративные доспехи, на груди выгравирован герб - маг, поражающий демона молнией. Цена такого одеяния была гораздо больше, чем польза от него - любое точное попадания меча разорвало бы доспехи как фольгу, однако от стрел и "скользящих" ударов они спасали. На поясе у молодого висел полуторный меч, на шее красовался золотой медальон. Светло русые длинные волосы и красивые, полные отваги глаза.
   Женщине было примерно тридцать пять. Одета она была не броско - кожаные штаны, да бежевая кожанка, на ногах высокие походные сапожки. На запястьях обеих рук блестело по три золотых браслета, на среднем пальце правой руки перстень с голубым бриллиантом пугающей величины, на поясе красовался небольшой кинжал. Золотистые длинные волосы и очень, очень серьёзное лицо.
   Ну что еще можно добавить?... - все трое были красавцами...
  -- Нэйти, дружище, ты случайно не скажешь мне по секрету, куда это мы тащимся? - начал высокий.
  -- Не заводи, учитель, - скривил губы молодой, - все ты и так знаешь...
  -- Я знаю?! Нет, ты говоришь, я знаю?!.. - Рэйн театрально сверкнул глазами. - Мне, знаешь ли, известно только то, что я как проклятый пахал на Рубеже целый год и что заслужил, наконец, крохотный отпуск! И вот я уже представляю себя лежащим на одном из райских пляжей Гирвиндела, как вбегает вот эта вот сумасшедшая баба и тащит меня не весть куда!..
  -- Хватит паясничать, Рэйн... - Перебила его женщина.
  -- Нет, Нели, ну ты посуди? Ну в чем я не прав?! Почему меня-то? Взяла бы Ларта... э...
   Женщина строго посмотрела на него.
  -- Ну согласен, согласен, идиот порядочный этот твой Ларт...
  -- Мой?!..
  -- А, во, во! Краза надо было брать! Реально кастует парнишка, да и с головой все в порядке, веселый, умный, любознательный... было бы о чем поговорить, не то что... помню как-то раз мы с ним...
  -- Да неужели ж не взяла бы. - Нели уперла руки в бока. - Только кто тогда, интересно, останется на Рубеже, если мы с Кразом уйдем закрывать Прорыв, а ты в это время будешь валяться на пляже? Кого бы ты тогда поставил на защиту?
  -- Да вот хоть Нэйта и поставили бы, правда, Нэйти?!
  -- М... меня...? - Занервничал молодой.
  -- Перестань, Рэйн, - отмахнулась женщина, - таких, как Нэйт, там пару тысяч...
  -- Чего?! Да ты, видать, забыла кто его учил! - Высокий пафосно выгнул грудь вперед. - Да Нэйти эти две тысячи голыми руками раскидает! Я прав, Нэйт?
  -- В том-то и дело, что только голыми руками! - Огрызнулась женщина.
  -- Ну что ты злишься, Нелька, не надо. - Рэйн обогнал ее на пару шагов, развернулся и пошел спиной вперед. - Ты пойми, от меня все равно проку-то мало будет, я же всю энергию потратил...
  -- А кто, черт возьми, тебя просил кастовать Поющие Небеса?! - Оттолкнула его женщина. - До сих пор в ушах звенит, хоть бы предупреждал.
  -- Зато теперь единственное, что придется делать всем на Рубеже в течение нескольких часов - так это сжигать трупы. - Довольно произнес высокий.
  -- Ну-ну, и так вон солнца за копотью не видно. Всё равно не понимаю, зачем пользоваться высшей магией, когда врагов почти и нет.
  -- Чего уж там понимать... - Насупился Рэйн. - Кто же знал, что Совет направит тебя на "Супер! Супер важное!" задание, а ты возьмешь, да и прихватишь с собой меня. Ну я и потратил всю энергию, под пальмой-то она мне что, нужна?!.. Хм, подумаешь, в ушах у нее звенит, зато как красиво-то было, а?!
  -- Хватит, Рэйн! Совет приказал взять двоих людей и закрыть Прорыв, а я приказы не обсуждаю! Тебя я выбрала, потому что ты лучший, и хватит об этом!
   Высокий раскраснелся от удовольствия и, наконец, умолк. Женщина прекрасно знала, что самолюбие сделает свое дело.
  -- Нэйти, дружище - вновь начал высокий через несколько секунд, - представляешь себе, Грэйнбис опять пытались завоевать при помощи пороха.
  -- Да...
  -- ...Ну конечно да, даже наделали каких-то железяк специальных... короче, напихали порох куда только могли.
  -- И что же, учитель, неужели получилось?
  -- Ну а ты сам-то как думаешь?.. Конечно, нет! Простенькое воспламеняющее заклинание и в радиусе ста километров весь порох... ну, в общем, пожары еще не затушили. Слушай, Нэйт, перестань, наконец, называть меня учителем, ты уже давно окончил обучение... хм-м, и что это, кстати, за такие доспехи нарядные? Ты еще золотую корону с изумрудами напяль, тогда уж все точно поймут, кто здесь главный; да и тяжелые все эти латы, кольчуги, мечи... не устал еще? Я вот, например, уже еле ноги волочу. - Высокий, как бы невзначай, бросил взгляд на женщину. Та не отреагировала.
  -- Да нет, учитель, доспехи совсем легкие, а я вовсе еще не устал...
   Женщина хихикнула.
  -- Учитель?! - Взмахнул руками Рэйн. - Хорошо, я твой учитель!.. Так, ученик, назовите-ка мне быстренько десять тысяч вариаций расщепления пространства при визуализации заклинания?
  -- М.. а.. что-что?
  -- Ответ неверный! Что же вы, ученик, так плохо подготовились, а? Наверное, весь день прикладной магией занимались? А теорию кто учить будет? Без теории-то оно куда, - никуда. Да-а-а, видимо придется вас отчислить и...
  -- Хватит издеваться над человеком! - Встряла женщина. - Ты можешь помолчать хоть минутку?!
  -- Хм! Совсем уже обнаглели, слова лишнего не вставишь! Ну вас! - Высокий повесил на лицо обиженную мину.
   Какое-то время все трое шли молча, лишь звуки шагов да периодические раскаты грома, идущие откуда-то с запада, нарушали полную тишину. Ровно через одну минуту на лице высокого вновь появилась коварная улыбка.
  -- Нэйти, малыш, знаешь, я вот здесь маленько подзабыл... ты не напомнишь... чего-то с памятью в последнее время стало не ладно... хм-м-м, о чем я?.. А да, ты не подскажешь случайно, куда мы премся!
   Мужчины захихикали.
  -- Ну хорошо, хорошо, останавливаемся! Вы как дети грудные...
  -- Так, так, - перебил женщину высокий - Что-то я не пойму. Справа скалы. Хм, интересно, а что же у нас слева? Ой, тоже скалы. И спереди, и сзади. А! И под ногами!.. О, во! Над головой нет скал... Нели, детка, ты привела нас полюбоваться скалами? Очень красиво, спасибо... - высокий сделал небольшую паузу - Ну всё, насмотрелись, можно теперь я отправлюсь на пляж?...
  -- Не строй из себя идиота, Рэйн!
   Женщина отошла чуть в сторонку и повернулась спиной. Между ее расставленных в стороны рук замерцали алые искорки.
  -- Ой-й-й! - высокий схватился за голову. - Держите меня, Нэйти, друг, держи меня, я сейчас упаду! Что она делает? Нет, ты только взгляни, что она делает!
  -- Она открывает портал. - Устало произнес молодой. - Не пойму, чего здесь такого страшного?
  -- Чего здесь страшного?! - С наигранной злостью заорал высокий. - Да ничего здесь страшного! Страшно будет вам, если через десять секунд вы не объясните мне, зачем было тащиться в такую даль, ради того, чтобы просто открыть портал!
  -- Здесь и объяснять нечего. - Ответила женщина, не оборачиваясь. - Начни мы открывать портал близко к Рубежу, и через минуту возле нас стояли бы все, кто только мог. Начались бы расспросы, куда вы? Зачем вы?
  -- А мы бы и ответили, что идем закрывать Прорыв...
  -- Ну о чем ты говоришь, Рэйн?! - Тяжело вздохнула Нели. - Все бы стали спрашивать, почему именно мы? Сейчас, между прочим, не наша очередь и...
  -- А мы бы сказали: "Хотите вместо нас?"...
  -- Опять ты за свое! Знаешь же, что любой маг с удовольствием отправился бы вместо нас, Рубеж-то ведь трудней держать...
  -- Но я-то не любой маг! Я маг, который получил отпуск. Прорыв-то ведь трудней держать, - передразнил высокий свою спутницу, - чем на песке под пальмами лежать.
  -- Рэйн, всё!..
  -- Ну ладно тебе, пошутить уже нельзя.
   Несколько секунд все стояли молча. На этот раз паузу прервал молодой.
  -- Нел, а почему в этот раз так долго?
  -- Ну, во-первых, потому что меня постоянно отвлекают всякие идиоты, - строго ответила женщина. - А во-вторых, ты что, хочешь лететь в другой мир вверх тормашками? Я вот, например, не хочу! Так что будь добр, закрой свой рот, и подожди еще несколько секунд.
  -- Да не слушай ты ее, Нэйти, - встрял высокий. - Просто она слабачка и боится в этом признаться. Открывай сейчас я портал, мы бы уже были, где надо.
  -- Ну так что же ты ждешь?! - Огрызнулась женщина. - Вперед!
  -- Ну я же говорю... - Картинно изумился высокий. - Вот непонятливая, правда, Нэйт?... У меня закончилась вся энергия.
  -- Да симулянт ты самый настоящий, Рэйн. - Неожиданно констатировал молодой.
   Высокий застыл с разинутым от удивления ртом.
  -- Нэйти!... Ты... Ты что, малыш?... Я...
   Женщина издевательски захихикала.
   Через несколько секунд пространство перед ними, разрезала красно-черная спираль портала.
  -- Ну что, кто первый? - Прищурилась женщина.
  -- А какая разница-то, Нели?
  -- Да я здесь немножко напутала, вы же меня все время отвлекали, так что при перемещении может и разорвать...
   Высокий набрал в легкие воздух.
  -- Да шутка, шутка, Рэйн! Успокойся!
   Теперь уже захохотали все трое.
  -- Прошу!
  -- Нет уж, только после вас!
  -- Очень смешно.
  -- Да заходите вы! Утомили уже!
   Троица скрылась в красном сиянии.
   Тот, кого называли учителем, носил имя Рэйнфос Халт и был величайшим магом современности. Женщину же звали Нелина Заунд, кудесница боевых заклятий - она была его напарником и другом. Третьим был Нэйтинор Шэлон - бывший ученик Рэйнфоса, а ныне сильный маг и великий мастер боя. Все трое служили замку Света, все трое бесстрашно сражались на непреступном Рубеже, что носил имя Тирр-Эйдж-Нох, все трое были Хранителями Миров. (В этом месте должна играть эпическая музыка)...
  
   Горячий песок взмыл вверх от невесть откуда взявшегося ветра. К желто-голубому пейзажу пустыни прибавились мерцающие красно-черные цвета. Из прозрачного пространства медленно выплыли три фигуры.
  -- Нели, крошка, беру свои слова обратно, более плавно я еще никогда не перемещался!... Так... - Рэйнфос осмотрелся по сторонам. - Только вот вопрос, туда ли мы попали, куда хотели?
  -- Да туда конечно. - Выдохнула Нелина. - Просто немножко в стороне от нашей цели, чтоб опять же, э-э-э, никто не увидел.
  -- Хм, то есть опять тащиться в какую-нибудь нескончаемую даль! - Рэйнфос закатил глаза. - Отлично! В прошлый раз были скалы. Что на этот раз? Песок?
  -- Так песок же - твоя мечта. - Ехидно улыбнулась чародейка. -Ложись, загорай. Сейчас еще пальму найдем и...
  -- Очень смешно. - Маг покосился на проползающую рядом змею.
   Они шли по пустыне еще целый час (а час в пустыне наедине с Рэйном - это, скажу вам, не фунт изюма), пока, наконец, жара не взяла свое.
  -- Всё, не могу больше! - Рэйнфос бухнулся на песок. - Сейчас же наколдуйте кто-нибудь морозную свежесть, или я...
  -- Ну хорошо, хорошо, уговорил... Во всем виновата я, я, и только я. Надо было взять хотя бы одну флягу с водой.
  -- Нели, ну пожалуйста, сделай что-нибудь. - Рэйнфос изобразил мученика.
  -- Я не буду тратить энергию на такие мелочи, Рэйн.
   Оба посмотрели на Нэйта дворняшечьими глазами.
  -- Ну морозную свежесть не буду, - буркнул тот, - а воду-то, пожалуйста!
   Медальон на груди молодого мага загорелся ярким синим светом и в это же мгновение из земли хлынул фонтан чистой, ледяной воды.
  -- Рэйн, быстрее, быстрее, хватай воду! Пей! Ауу.., холодная! Уу-ух! - Радостно заверещала Нелина.
  -- Ох, хорошо! Кайф! - Вскрикнул Рэйн, захлебываясь. - Нэйт, малыш, так держать! Слушай, а ты не можешь сделать, чтобы из песка еще и курочка жареная выпрыгнула?!...
   Кончилось все тем, что Рэйнфос окатил остальных ледяной водой с ног до головы, был жестоко забрызган в ответ, и все трое побрели дальше, лучась довольными улыбками...
  
  -- Кажется, нам туда. - Нэйт показал пальцем на выплывший из-за бархана беломраморный город.
  -- Надеюсь, что туда! Сколько ж можно идти?! - Не упустил возможности для колкого замечания Рэйн.
  -- Не распускайте слюни раньше времени. - Урезонила обоих Нелина. - Это северная часть, а нам нужна южная, так что придется еще пройти через весь город.
   Они миновали городские ворота и двинулись по главной улице на юг. Улица, как ни странно, была почти пустынна, лишь иногда в окнах домов мелькали испуганные женские лица, и слышался стук закрывающихся ставней.
  -- Странно, а где все люди? - Тревожно сказала Нелина. - И почему на воротах не было стражников?.. Ничего не понимаю.
  -- Наверное, сегодня выходной, и все еще спят. - Откликнулся Рэйнфос. - Или тебе даже в голову придти не может, что по выходным и во время отпуска, особенно во время отпуска, люди, иногда, отдыхают?
  -- Да какой, к черту, выходной?! По городу будто бы смерч пронесся! Мы случаем ни опоздали? - Нелина взглянула на солнце. - Хотя нет, представление намечается еще только через несколько часов... Хм?
   Они шли так полчаса. Сверкающие вдали дворцовые купола заметно приблизились, бОльшая часть города уже осталась за плечами, а людей все не было видно.
   В ста метрах впереди, на улицу вдруг быстро вышел какой-то старик и бросил в их сторону испуганный взгляд.
  -- Эй, отец! - Закричал Рэйнфос.
   Старик скрылся за углом.
  -- Тьфу ты! Да что ж это такое?! Где люди-то? Кого мы вообще пришли спасать?! - Нелина со злости пнула стоявшую на улице пустую корзину.
   В это же мгновение из окна соседнего дома выпрыгнул какой-то хлипенький мужичек, за спиной которого красовался черный мешок. Мародер не постеснялся набить его так, что тот трещал по швам. Было даже удивительно, как такой маленький человек тащит на плечах такую махину.
   В первый момент мужичек вроде бы испугался, увидев троих странно одетых людей, но через секунду его глаза забегали из стороны в сторону, и он быстренько подковылял к магам. Хитрый взгляд мародера жадно впился в Нэйтинора.
  -- Эй, браток, - сипло прохрипел он, оглядываясь по сторонам. - Кольчужку не продашь?
   За одно только слово "браток", голове мародера было положено быть отрубленной в первую же секунду, если бы еще быстрее за Нэйта ни ответил Рэйнфос:
  -- Сколько дашь?
  -- Триста золотых! - мгновенно отреагировал мужичек.
  -- Пятьсот, братан, не меньше!
  -- Четыреста!
  -- По рукам! Нэйт, раздевайся...
   Нелина сделала быстрый шаг вперед, загородив тем самым несчастного мародера от возможного удара мечом в область сердца.
  -- Мой друг шутит, - процедила она, сжав зубы. - Мы ничего не продаем.
  -- Ну как хотите.
   Мужичек повернулся и засеменил к ближайшему проулку.
  -- Эй, стой! - зло закричала Нелина.
   Мужичек не отреагировал.
  -- Еще один шаг, урод, и ты покойник! - заорал Нэйт.
   Мужичек прибавил скорость.
  -- Старина! - Задорно крикнул Рэйнфос. - А у самого-то есть, что с рук скинуть?!
   Мародер обернулся, окинул троицу жадными глазами и быстро потрусил назад.
  -- А что надо-то? - прохрипел он, разворачивая мешок.
  -- Послушай, - начала Нелина. - А куда делись все люди? Что случилось?
  -- А то сами не знаете? - Ответил мужичек, показывая Рэйну какую-то вазу.
  -- Сколько?
  -- Пятьдесят.
  -- Если бы знали, не спрашивали! Так что же?! - уже более строго спросила женщина.
  -- ...Вот хорошее колечко... А? Все же на поле боя... или вот цепочка золотая, всего за двадцать отдам.
  -- Ну-ка, дай посмотреть.
  -- На поле боя?! - удивилась Нелина.
  -- ...Бери, не пожалеешь!.. Ну а где ж еще всем быть-то, война как ни как.
  -- Беру!
  -- Ну все Рэйн! Утомил! - Заорала она. - Меру, вообще, надо знать?!
  -- Извини, братан. - Рэйнфос вернул цепочку мародеру. - В другой раз.
  -- Ну бывай.
   И мужичек побежал в соседний двор.
  -- А что это за город?! - Успел крикнуть Нэйт вдогонку.
  -- Ну вы совсем, фраера, сами не знаете, где живете, - прохрипел мародер не оборачиваясь. - Это Фариб-Амбат, ослы!
   И мужичек скрылся за углом быстрее, чем песок в том месте, где он только что стоял, зашипел от пущенной Нэйтом молнии.
  -- Война? - Опомнился Рэйнфос через несколько секунд. - Да похоже здесь уже обо всем знают. Нели, крошка, ты что, раструбила о задании на всю Реальность? Ну что ж похвально, героев должны встречать заранее!... Так, стоп, не понял. А где тогда фанфары? Где усыпанные лепестками роз дорожки?!
  -- Да не могли они ничего знать, - удивленно ответила Нелина. - Ничего не понимаю.
  -- Ладно, пойдемте к дворцу, там видно будет. - Закончил Нэйт.
   Больше они никого не встретили, по крайней мере, никого разумного - собаки, кошки и дети иногда попадались. Через десять минут троица, наконец, вышла на дворцовую площадь, ту самую, что всего несколько часов назад была заполнена рвущимся в бой "отважным" людом.
  -- Ты права, Нелин, - невесело усмехнулся Нэйт, подперев руками бока, - по городу действительно будто бы смерч пронесся. До этого он, правда, прошел по городской помойке, а вот, видимо, прямо здесь утратил свою силу.
  -- Так все и было, только перед помойкой он еще и в свинарник заглянул. - Констатировала Нелина. - Ладно, вон вроде бы вход во дворец, пойдемте,...
  -- Завтрак ждет. - Закончил за нее Рэйнфос.
  

Глава 5.

  
   На входе во дворец, как ни странно, стояло аж целых два стражника. Сонные бедняги всю ночь отбивались от сослуживцев с их смехотворными просьбами поменяться дежурством. За то, чтобы простоять весь день как столб, ничего не делая, в этот раз предлагались целые состояния, парочка стражников легко могла бы обеспечить себя на всю оставшуюся жизнь, жизнь эта, правда, длилась бы весьма недолго - до сегодняшнего полудня.
  -- Эй, кто такие?! - оживились стражники, увидев троих незнакомцев.
  -- Да расслабьтесь вы, пёсики. - Как всегда начал Рэйнфос. - Чего встали-то на самом солнцепеке? Вон, под деревом пристроились бы, в тенечке. Оттуда и видно все отлично, и если кто пойдет, можно назад быстренько...
  -- Мы пришли защищать этот город. - Перебила Нелина. - Как там себя называет ваш правитель, Шах, Хан, Король?...
  -- Император, госпожа.
  -- Ха, красавчик! - констатировал Рэйн.
  -- Ну так вот, - продолжила женщина. - Передайте своему императору, что подмога пришла. Да поскорее!
   Стражники устало посмотрели друг на друга, делая пальцами еле заметные и ведомые только им движения. Через секунду один из них, вздыхая, устремился во дворец.
   Вернулся запыхавшийся стражник минут через пять.
  -- Император изволил передать, что он не сможет обеспечить вас оружием - военные склады пусты. Велел вам взять палки и идти на поле боя. За то, что вы опоздали, пойдете в атаку первыми.
  -- Ну первыми, так первыми. - Спокойно ответил Нэйт. - Я не против.
  -- Нет, вы не правильно поняли. - Повысила голос Нелина. -Передайте своему императору, что на помощь пришли маги.
   Лица стражников приняли вяло-скептическое выражение. Слово "маг" для них имело примерно то же значение, что и слово "абстракция" или, скажем, "мистификация" - не очень понятно, что это такое, но на всякий случай лучше этим не закусывать.
   Однако, после недолгих манипуляций с пальцами, всё тот же стражник лениво поплёлся во дворец.
   На этот раз он вернулся аж через пятнадцать минут.
  -- Император просил передать, что маги ему не нужны, так как он сам великий маг. - Устало произнес стражник.
  -- Реальный у вас император. - Рэйнфос захохотал.
  -- Ну это уже совсем наглость! - Гневно бросил Нэйт. - Немедленно пропустите нас, если хотите жить! - И он вытащил из ножен свой меч.
   Один из стражников захотел было что-то ответить, но увидев, как его уставший товарищ испуганно отходит, решил не рисковать.
  -- Не серчайте, пёсики, штаны не обмочили и то заслуга.
   Троица вошла во дворец. Внутри их ожидала долгожданная прохлада, безжалостное солнце не могло проникнуть через толстые мраморные стены, и только лишь некоторым лучикам удавалось пробиться сквозь узкие резные окошки.
   Дворец был пуст, как гнездо, свитое возле змеиной норы.
  -- И куда нам? - слова Нелины отразились гулким эхом. - Здесь вообще люди есть?... И где тогда этот их император, если не в главном зале?
  -- На счет императора не знаю, а шут в наличии имеется.
   Нэйт и Нелина с удивлением посмотрели на Рэйна.
  -- Что вы так смотрите? - Парировал он. - Разве не слышите, как нас кто-то передразнивает с другого конца зала?
  -- В таком случае, я бы выгнала этого шута взашей, потому что не смешно, Рэйн!
  -- Эй ты, урод! Ты уволен, нам не смешно! - заорал Рэйнфос.
   Шут ответил оскорблением, виртуозно спародировав голос.
  -- Я вот все чаще и чаще задумываюсь, - обратилась чародейка к Нэйтину после некоторой паузы, - зачем, действительно, с нами пошел Рэйн, надо было взять годовалого ребенка, тот бы шутил гораздо остроумней.
  -- Да что ты? - поддержал спутницу молодой маг. - Разве ребенок бы додумался до такой тонкой шутки с эхом.
   Оба посмотрели на Рэйна ехидными взглядами. Однако ожидаемого эффекта не последовало - вместо виноватого лица их взорам предстала коварная ухмылка, предвещающая, как минимум, двойной объем дурацких шуток.
  -- Нет, нет...! Нам очень смешно! Правда... - попытался исправить фатальную ошибку Нэйт, повесив на своё лицо неуклюжую улыбку.
  -- Да не пресмыкайся ты перед ним! - С иронией в голосе сказала Нелина.
  -- А он и не пресмыкается, он исходит из жизненного опыта, а вот ты, Нели, совершаешь ошибку. - Закончил Рэйнфос, махнув рукой в сторону висевшего на стене зеркала, отражение которого сразу же поменялось. Теперь там красовался один человек, одно пресмыкающееся и одно млекопитающее. К сожалению, а может быть и к счастью, "змее-овцы" своего отражения не заметили.
   После главного зала троица вышла к развилке комнат, залов и коридоров.
  -- Извините, что повторяюсь, - заметила Нелина, - но и куда нам?
  -- Нам туда! - Сказал Рэйнфос с такой уверенностью, что никто даже не осмелился спросить, почему надо идти именно туда, а не в какое-либо еще из десятка других направлений.
   Однако вскоре оказалось, что Рэйн ткнул пальцем абсолютно наугад, также оказалось, что обратный путь потерян навсегда, ибо дворец представлял из себя настоящий лабиринт. После получасового блуждания, наконец, нашлась лестница, но этим все и закончилось, потому что лестница эта вела на второй этаж и никуда боле.
  -- Ну всё! Моё терпение лопнуло! - Нелина выругалась. - Берите меня за руки, пойдем сквозь стены.
  -- Ну наконец-то! - В один голос ответили Рэйн и Нэйт, схватив ее за запястья.
   Несколько секунд чародейка стояла с закрытыми глазами. Наконец, кольцо на её руке ярко вспыхнуло, и все трое приобрели прозрачный оттенок.
  -- Быстрее! - закричала Нелина. - Через две минуты пройдет!
   И они бросились вперед со всех ног.
  -- ...Налево, налево! Куда вы?!...
  -- Слева гостиная, а нам направо, там коридор... Хмм... в смысле, должен был быть кор...
  -- Вперед, вперед! Что встали?!
  -- Предлагаю туда... О-о-у, ну нет, так нет. Руки-то отрывать необязательно!
  -- ...Кажется, мы здесь уже были, значит налево.
  -- Да хватит дергать!
  -- ...О, спальня! Что-то новенькое... Еще одна... Холл и...
  -- Да где же эта чёртова...
  -- Лестница!
  -- Вверх, быстрее!
  -- А-а-а, ноги проваливаются...
  -- Напрягитесь... Да, да, вот так... Всё, третий этаж!
  -- Направо.
  -- А сколько всего этажей?
  -- Четыре. Направо.
  -- Да?! А я не уверен...
  -- Осторожно!
  -- А-а-а, держи его, держи!
  -- ...Тащите меня!... Фу-у, пронесло. А на солнце-то жарко.
  -- Хмм. Так, здесь главная стена, значит нам туда.
  -- Осталось тридцать секунд.
  -- Впе-ре-е-е-д!
  -- ...Рука выскальзывает! Не тащи так сильно... Оу-у.
  -- Извини. Держись, пожалуйста, в следующий раз крепче.
  -- Ха! Я еще и виноват! ...И почему прямо перед самой стеной?
  -- Двадцать секунд.
  -- ...Дверь, ...спальня, ...коридор, ...опять коридор...
  -- Пятнадцать секунд.
  -- ...Зал, ...кабинет, ...библиотека, хм-м, и неплохая, ...
  -- Десять.
  -- ...Опять спальня. Какая уже по счету? ...Столовая! Стойте, стойте, куда вы тащите, А!... Ну вот...
  -- Три.
  -- Комната для слуг...
  -- Две... одна...
  -- Лестница!
   Отряд вновь приобрел обычный цвет. Несколько секунд все трое стояли на одном месте и тяжело дышали после неожиданного спринта.
  -- Не дотянули. - Устало прошептал Нэйтин. - Целый этаж недотянули.
  -- Вам придется нести меня на руках, друзья. - По театральному завопил Рэйнфос, изображая мученика. - Ибо ноги мои нести меня судьбе навстречу больше не имеют сил, и я устал. О, как же я устал!
  -- Только не говорите, что вы и вправду устали после легкой двухминутной пробежки. - Строго бросила Нелина.
  -- Да конечно нет! - Неожиданно бодро ответил Нэйт, заглушив тем самым похожую, только несколько с другим окончанием, фразу Рэйна.
  -- Ну и отлично! Пойдемте дальше. Да, и отпустите, наконец, мои руки!
   Целую минуту они шли молча. Совершенно неожиданно им вдруг почувствовался едва-едва различимый запах еды.
  -- Жаренный поросенок. - Мгновенно отреагировал Рэйнфос.
  -- С укропом и луком. - Облизнулся Нэйт.
  -- Не иначе. - Подытожила Нелина.
   Они невольно ускорили шаг. Через несколько метров запах усилился - аромат шёл откуда-то слева, из-за угла. Мужская часть отряда почти перешла на бег.
  -- Эй, да куда вы так несетесь?! - Резко остановила их женщина. - А говорили, что устали!
  -- Это мы... Э... Во! Чтоб мышцы не болели в следующий день. Нельзя резко останавливаться... - Неуклюже оправдался Рэйн.
  -- И есть сразу после бега нельзя! Вы что, разве не знали? - ехидно урезонила Нелина.
  -- Ну, Нели, ну пожалуйста. Давайте сделаем вид, что заблудились во дворце, а сами покушаем чего-нибудь? - Выполнил Рэйнфос отчаянную попытку, повесив на лицо детскую наивность.
  -- Или уж, в крайнем случае, заблудимся в спальне... В одной из. - Поддержал его Нэйт. - Часок, другой вздремнуть никому не...
  -- Да о чём вы говорите?! Какое еще "сделаем вид"? Мы и так заблудились! - Перебила его Нелина. - Кстати, если уж на то пошло, я бы заблудилась в ванной комнате или бассейне.
   Пока они спорили, из-за угла вдруг выскочил молодой слуга с огромным подносом, торопившийся немедленно доставить кушанье своему императору. И когда юноша совершенно неожиданно для себя вдруг встретился лицом к лицу с тремя типами подозрительной внешности, рука его дрогнула.
  -- ...Что же, ... что же ты наделал, мальчик? - Прошептал Рэйнфос после небольшой немой сцены, сделав такое выражение лица, как будто бы слуга только что воткнул кинжал ему в живот, а не всего лишь предоставил подносу свободно падать с высоты полутора метров.
  -- П-п-простите, господин... Извините! - Зарыдал юноша. - Велите высечь меня розгами! Велите посадить меня в темницу! Я олух, я осел. Простите, пожалуйста! Не велите казнить...
  -- А что это было? - Перебил слугу Нэйтин, стряхивая с ног какую-то красно-белую субстанцию.
  -- Торт из клубники и вишни, господин. - Жалобно ответил юноша.
  -- А еще один такой есть? - Встрял Рэйн.
  -- Есть, господин, как же не быть! - Уже более бодро ответил слуга. - Повара-то, они нынче стараются. А сейчас иначе и нельзя - не понравится кому твое блюдо, и ты уже маршируешь.
  -- Так, быстро, одной ногой туда, другой торт обратно, марш!
  -- Слушаюсь, господин!
   И слуга уже занес ногу для того, чтобы исполнить приказ, как, наконец, вступила Нелина:
  -- Стоять!
   Юноша зажмурился от досады. Еще бы секунда, и он бы скрылся за поворотом, оставшись у этих невесть откуда взявшихся господ лишь в воспоминаниях, как негодный слуга, опрокинувший им на ноги поднос с едой и скрывшийся после этого в неизвестном направлении. И все бы было хорошо, и жил бы он потом долго и счастливо, но, видимо, всемогущие боги решили сыграть с ним злую шутку, и когда спасение было так близко, его остановили и сейчас непременно объявят о том, что он будет колесован завтра на рассвете. Кажется, именно это наказание предусматривалось законом за оскорбление придворных своими неуклюжими действиями.
  -- Скажи-ка, пожалуйста, мальчик, - вдруг совсем не строго продолжила женщина, - где находится твой император вместе со всей своей свитой? ...Да, и не вздумай сказать, что они заседают где-нибудь на первом этаже или в подвале.
  -- Нет, нет, госпожа! Они на южном балконе, здесь - на самом верху. - Быстро затараторил слуга, запинаясь.
  -- Отлично. Как туда пройти?
  -- Сейчас идите прямо, потом направо, затем третий проход влево, затем метров двадцать прямо и чуть направо, там будет длинный коридор, идите по нему ровно десять секунд, а потом опять направо, ну а там еще прямо, налево, прямо и направо, дальше увидите.
   Так они и сделали.
   И не важно, что слуга показывал дорогу относительно своей правой руки, стоя к ним лицом, а они пошли относительно своих, неважно, также, что искали они потом заветный балкон еще сорок минут, проклиная все на свете, а бедному слуге за размазанный по полу торт, вручили скалку, за неимением другого оружия, и отправили в штрафную сотню. Важно то, что, в конце концов, троица все-таки достигла цели.
  -- Рэйн, давай только не будем паясничать, - устало промолвила Нелина на подходе к балкону, - давай просто покажем, кто мы.
  -- Как пожелаете, госпожа главный командир. - Съехидничал Рэйнфос, открывая двойную дверцу с витражными стеклами.
   Вместо ожидаемых грозных глаз статного правителя и высокомерных взглядов придворной свиты, маги встретили две удивленные пары глаз каких-то старичков, а именно Фатиха и Хашиба, несколько испуганных пар глаз слуг, и еще одни настороженные детские глазенки, принадлежавшие, видимо, какому-нибудь мальчику на побегушках или пажу.
  -- Эй, а вы что тут делаете? - Не найдя других слов выдавил Фатих.
  -- Приветствуем вас, о супер владыка империи! - Громко, на показуху заорал Рэйн. - Мы маги, как ни банально это звучит... Или нет, стоп, в этом мире маги вроде как редкость... Впрочем, неважно, вы все равно не поверите, поэтому небольшая демонстрация силы! ...Нэйти, дружище, але-гоп!
   Молодой маг сделал шаг вперед и выхватил меч. Через мгновение по оружию побежали язычки пламени, пересекаясь с электрическими разрядами, а еще через секунду Нэйтин сделал резкий взмах, и "плохо стоявший" мраморный столик с шипением расползся на две части.
  -- Ну и что здесь такого удивительного? - Неожиданно зазвучал детский голос. - Это же фокус обычный. Один раз к нам в Фариб-Амбат уже заезжал такой вот дурачина, что пытался выдать детский фокус за магию, так мы его тухлыми апельсинами закидали... Да, а потом еще и на кол посадили. И с вами так же надо поступить, - спокойно закончил юный император.
   Ошарашенные маги невольно оцепенели.
  -- Да как ты посмел, щенок! - Наконец грозно закричала Нелина. - Кто давал тебе слово, холоп?!
  -- Молчи, женщина! Кто ты такая, чтобы повышать на меня голос? - сердито процедил ребенок.
  -- Что?! ...Да я сейчас тебе задницу надеру, негодный мальчишка! - Еще более громко заорала Нелина. - Ну-ка, Нэйтин, подсоби!
  -- Только попробуй, подойди хоть на шаг, болван недоделанный! - Закричал император молодому магу, выхватив свой любимый меч.
   Учитывая физические данные Нэйта и нанесенное ему оскорбление, через одно мгновение мальчик должен был быть обезоружен, а через два уже бы получал обещанную порцию воспитания от Нелины. К счастью, неловкую ситуацию разрядил Рэйнфос.
  -- Стоп, стоп, стоп, вы что, ополоумели? - Закричал он, вовремя схватив Нэйта за руку. - Это же простой ребенок!
  -- Осмелюсь поправить, господин. - Наконец, решил прояснить ситуацию Фатих. - Это не простой ребенок, это наш император.
  -- Да будь он хоть создателем миров, - встряла Нелина, - если немедленно не извинится, то получит по заднице, и все тут!
  -- Свет моих очей, - с дрожью в голосе захрипел Фатих, - пожалуйста, попросите у госпожи прощение, иначе...
  -- Я не собираюсь извиняться перед этими голодранцами! - Перебил главного советника юный император. - Если бы это были настоящие маги, от меня бы уже осталась кучка пепла!
  -- Ну так это можно устроить! - Со сталью в голосе парировала Нелина, медленно поднимая вверх руку.
  -- Постой, Нели, постой, - опять не дал свершиться наказанию Рэйн, - Малыш хочет посмотреть на настоящего чародея?
   Маг сделал небольшую паузу, а потом закончил с какой-то необычной таинственностью в голосе:
  -- И он его увидит!...
   Сначала была тишина. Потом где-то высоко-высоко в небе послышался очень тихий, едва различимый свист. Из ладоней Рэйнфоса с шипением выпорхнули маленькие красные огоньки, сразу же начавшие кружиться вокруг его тела с необычайной скоростью и плавно превращаться в крохотных огненных птиц. Повисший в небе свист постепенно усиливался, и чем громче он становился, тем сильнее нарастало ощущение страха перед чем-то неизбежным, чем-то неведомым, ужасным. Одежда и волосы мага засияли тусклым голубым светом, по которому в тот же миг побежали тысячи и тысячи микроскопических разрядов. Навалившийся сверху звук внезапно поменял тональность, это был уже не свист, а гул. Казалось, что невидимый метеорит исполинских размеров стремительно приближается с небес и вот-вот раздавит тебя, как ничтожную букашку. Вскоре гул превратился в настоящий рев, хотелось немедленно зажать руками уши, хотелось куда-нибудь убежать, спрятаться, исчезнуть. И когда грохот, навалившийся с неба, уже было невозможно терпеть, сверху обрушился ураган такой колоссальной силы, что оставалось только удивляться, почему дворец не был стерт с лица земли в тот же миг. Император и все его слуги, не удержавшись на ногах от неожиданного удара ветра, с полными ужаса лицами попадали на пол и схватились друг за друга. Огненные птицы, летающие вокруг Рэйнфоса, пронзительно заголосили удивительно красивую и тревожную песню на непонятном языке.
  -- Хватит! - Испуганно закричал император, еле успевший схватиться за перила. - Прекратите!
   В ответ глаза Рэйнфоса вспыхнули ослепляющим белым светом, таким ярким, что смотреть на них было невозможно. А потом зазвучал голос. Страшный голос. Голос такой силы, что легко заглушал вой ветра и пение волшебных птиц. Каждое слово, вылетавшее из уст мага, ударяло как молот, и кровь застывала в жилах. Неведомое эхо безжалостно искажало произносимое, возвращая ревущие и холодные слова.
  -- О, великие духи ветра! - прогремел Рэйн. - Взываю вас, дабы воззрели разрушающую силу вашу сии несчастные агнцы! Покажите этим балбесам на что способны ваши верные слуги - ураганы, вихри и смерчи! Разрушайте, уничтожайте, забирайте!
   И маг захохотал. А вместо эхо зазвучала музыка, сопровождающая все громче и громче поющих огненных птиц.
  -- Хватит! - В отчаянии закричал император. - Простите меня, я не хотел вас обидеть!
   Но маг всё хохотал и хохотал.
  -- Извините, пожалуйста, извините! - Вновь что есть силы закричал юный правитель, только уже вместе со слугами.
  -- Думаю достаточно, Рэйн. - Вдруг спокойно сказала Нелина, и голос её, почему-то, не заглушил ни ветер, ни музыка.
   В ту же секунду все исчезло, и ураган, и птицы, и ужасная музыка, а на истрепанного императора весело смотрел вовсе уже не страшный, очень довольный собой Рэйнфос.
  -- Извините. - Вновь, только значительно тише, повторил юный правитель, захлопав от удивления глазами и покрасневший, как вареный рак.
  -- Ну хорошо, учитывая то, что ты какой-никакой, а всё же правитель и привык вести себя с людьми подобным грубым образом, извинения принимаются. - Ответил, молчавший доселе Нэйтин.
  -- Ну чтоб больше такого не повторялось! - Строго закончила Нелина.
  -- Нет, госпожа, не повторится, - испуганно ответил мальчик, - я обещаю.
  -- Ну, вот и отлично, все помирились! - Встрял Рэйн. - Осталось только поручкаться, побрататься и поцеловаться... Так, ... ну что еще?.. А, да, думаю пора представиться! Зовут меня Рэйнфос Халт. Иногда приятели еще называют меня Рэйнфос Великий, Рэйнфос Стремительный, Рэйнфос Бесподобный или Рэйнфос Ударяющий. Для врагов я Ужасный Маг Что Обрушил На Нашу Голову Кару Небесную, для друзей - Рэйн, для подружек - Рэйни, для родственников - Рэн, а незнакомцы кличут меня несозвучным именем "ты". Злющее, и одновременно с этим, прекраснейшее создание, что слева от меня, зовут Нелина Заунд, а вот этого, который весь в доспехи укутался, величают... Э-э, Нэйти, дружище, как там твое полное..., ах, да - Нэйтинор Шэлон... Так, - маг оглянулся по сторонам, - вроде бы всех назвал... Никого не упустил? Нет! Тогда всё, ваша очередь.
  -- Фатих! - Прикрикнул император на старика. - Что ты стоишь, как истукан, представь нас!
  -- Да, да, мой повелитель, прошу прощения. - Занервничал тот. - Меня, как премного уважаемые маги уже поняли, зовут Фатих. Это Хашиб, он наш главно..., впрочем, видимо, уже нет... Ну и, наконец, его величество, всевластный правитель Фариб-Амбата и прилегающих земель, император Халиб-Фатимир-Эфалаш-Джимбо второй!
  -- Приятно познакомиться, Джимми. - Задорно произнес Рэйн. - ...Ну, вроде бы всё... Тогда давайте перейдем прямо к делу, то бишь покушаем!
   Фатих стрельнул в слуг своим грозным взглядом, и двое из них сразу же поспешили на кухню, дабы немедленно доставить самые вкусные яства.
  -- Эй, погодите, погодите. - Закричал Рэйнфос убегающим слугам. - Какие, однако, борзые ребятки. Куда побежали-то, вы же не знаете, что мы будем есть!... Принесёте какую-нибудь ботву!
  -- Виноваты, господин маг. - Дрожащим голосом ответил один из них. - Чего изволите откушать?
  -- Так, бери карандаш, листок!... Пиши! Плохо прожаренные заячьи почки, свежо пойманные мидии, написал..., пиши дальше...
   Пока Рэйн забавлялся со слугами, заметно погрустневшими от одной лишь мысли, как им придётся объяснять озверевшему после прочтения сего заказа повару, что если написано "свежепойманные", значит, хоть голову себе разбей, но достань именно "свежепойманные", за тысячу ли, две ли километров, находится ближайшее море; Нелина подошла к краю балкона и взглянула вниз. Взору её предстала очень любопытная картина: там, внизу, на песке стояли криво построенные ряды, по большей части, сильно упитанных людей, с хаотичной агалтелостью размахивающие самодельными деревянными мечами, по своей боевой эффективности стоявшими где-то между салфеткой и длинной палкой. А между рядами нервно метались только что назначенные десятники и сотники, совершенно не представляющие, что, собственно, делать с этим "разумным" стадом. Зрелище напоминало восстание бродяг по поводу снижения императором цен на пустую тару.
   Надо сюда Нэйта запустить. - Подумала чародейка.
   ...Потроха лососи и запеченные в духовке глаза Артиболийской выдры. - Продолжал тем временем Рэйн.
  -- Да, кстати, - обратилась Нелина к Фатиху, - а откуда вы знаете о Прорыве? Даже уже войско, хм... если можно так выразиться, собрали. Молодцы.
  -- ...перчёная капуста-карлик, сок из полыни с сахаром,...
  -- Ой, госпожа! - Вздохнул главный советник. - Чего ж здесь не знать-то, гонец еще вчера принес новость о вторжении ханских войск,... или как вы выразились,... прорыве.
  -- Постой, постой, какие еще ханские войска?!
  -- ...Устрицы маринованные. Записал?...
  -- Как какие? Обыкновенные. - Ответил за Фатиха император. - Мерзкий хан, чьи владения лежат по ту сторону пустыни, каким-то образом сумел пересечь её вместе со своим двадцати тысячным войском, и будет здесь, как только солнце достигнет зенита.
  -- Мы обречены. - Дополнил его Фатих.
  -- ...жабья кожа, поджаренная на масле, хреновая настойка...поставь ударение на первый слог...
  -- Рэйн, ты слышал? Они ничего не знают. - Бросила магу чародейка.
  -- ...моллюски перепончатые... Обречены? - обратился к Фатиху Рэйнфос, сделав вид, что не заметил последней фразы Нелины. - Прошу не произносить при мне таких оскорбительных слов! "Обречены"! Для меня это слово омерзительно, а единственное, что меня с ним связывает, так это то, что возникло оно во вражеском лексиконе аккурат в тот самый момент, когда я появился на свет. - Маг захихикал, но не прошло и двух секунд, как лицо его вновь стало неестественно серьёзным. - Перепелиные яйца и маслины...
  -- Рэйн, ты слышал? - разозлилась Нелина.
  -- Да слышал я всё! Успокойся ты. Не знают, так не знают, самим же потом интересней будет. Устроим сюрприз! ...Ну и пожалуй еще котлеты из отрубей... Хм-м... Да, всё. Записал?
  -- Да, господин. - Ответил совсем уже побледневший слуга.
  -- Ну вот, а теперь запомни, - маг сдвинул брови для пущей строгости, - если вздумаешь принести мне что-нибудь из этого списка, превращу в ночной горшок! Ты понял? Тащи что-нибудь вроде жаренной курицы, фруктов и пирожных. Всё, ступай!
   Обрадованный слуга умчался, как ураган.
  -- Что-то я ничего не понимаю. - Заговорил император. - Какой еще такой сюрприз? И вообще, скажите, наконец, откуда вы пришли? Как узнали, что нам нужна помощь?... Я никогда до этого не видел настоящих магов, откуда вы взялись?
  -- Мы... в общем, мы. - Замялся Нэйтин. - Короче, издалека!
  -- Неужто из-за самих туманных гор?
  -- Да, да, из-за них самых.
  -- Но, там же бесплодные пустыни, в которых нельзя жить! - Удивился юный правитель.
  -- Ну в смысле, нет, мы еще дальше живем! - Занервничал Нэйт. - За этими твоими пустынями.
  -- Ну, а за пустынями океан. - Спокойно констатировал юный император.
  -- Мы, маги, можем жить и в пустыне, и в океане, и всегда про всё знаем! Устраивает тебя такой ответ?! - Не выдержал Нэйтин.
  -- Зачем так кричать? - Мальчик надул губы. - Мне же интересно.
  -- Ути-пути, не плачь малыш. - Встрял в разговор Рэйн, доставая что-то из кармана. - Сейчас дядя даст тебе конфетку.
  -- Что?! - сердито закричал император. - Да я никогда не плачу! Засунь эту конфетку себе в одно место!
  -- Так держать, малыш! - Рэйн захохотал.
  -- Ребенок нуждается в хорошем воспитании. - Сухо констатировала Нелина. - ...И в хорошей порке. - Добавила она через секунду.
   К счастью, женщину никто не услышал, ибо на балкон, наконец, внесли переполненные едой многочисленные подносы.
  
  

Глава 6.

   Не успел Нэйтин восстановить разрубленный ранее столик, как все "боевые позиции" за ним были заняты. Еды принесли такое количество, что её некуда было девать, пришлось даже поставить подносы один на другой, таким образом, получилась съедобная пирамида. ''Вот это, да!'' - радостно закричал Рэйнфос. Это были единственные произнесённые вслух слова - следующие десять минут слышался только звон вилок и смачное почавкивание.
   После того, как все набили животы так, что не могли пошевелиться, по велению Фатиха подали вино. Вино оказалось прекрасным - Рэйн ушел в минус после первого же бокала, и стал при помощи ложечки перестреливаться с развеселившимся императором виноградными косточками. Через минуту юный правитель тоже потребовал вина, но главный советник урезонил его порыв категорическим отказом. Тогда Рэйн, дождавшись пока принесут десерт, при помощи магии тайно от всех заменил содержимое императорского кубка вином. И ни гаркни в конце концов на обоих Нелина, кремовой битвы было бы не избежать.
   Затем, моментально отрезвевшего после взбучки Рэйнфоса прорвало на разговоры, и он стал рассказывать императору, как они добирались до злосчастного балкона и как блуждали по дворцу, на что юный правитель ответил, что маги - это очень глупые существа, так как огромную лестницу, находящуюся слева при входе и ведущую прямиком на четвертый этаж, мог не заметить только идиот.
   Юный император, вообще, оказался очень общительным ребенком и быстро нашел общий язык со всеми магами, которые уже через пять минут после начала разговора смеялись над его рассказами о том, как он разыгрывает придворных и слуг. А когда дело дошло до недавних событий после шутки с "ворвавшимся во дворец убийцей", развеселилась даже серьёзная Нелина.
  -- И что, ты на самом деле создал настоящую иллюзию? - Спросил после рассказа Нэйтин.
  -- Конечно! - Звонко ответил император. - Это же очень легко!
  -- Что-то не верится. - Нелина прищурила один глаз. - Ну-ка, покажи.
  -- Да, пожалуйста!
   И после несколько секундного напряжения императорского лица, на столе появился огромный арбуз.
  -- А материализацию созданного фантома ты еще не освоил?- Мгновенно отреагировал Рэйнфос, увидев перед собой сочную ягоду-переростка.
   Маги переглянулись. Нэйт и Рэйнфос почувствовали легкий холодок в висках - Нелина дала сигнал об общении через мысли.
  -- Ура, я первый! - радостно подумал Рэйн.
  -- ...Ау, кто-нибудь уже настроился? - Вошла в контакт Нелина.
  -- Я! - мысленно бросил Рэйнфос. - Опаздываешь, Нели!
  -- Да, ладно...На какую-то лишнюю секунду! - Раздраженно подумала женщина
  -- Ха, у вас троих такие лица стали, будто бы вы дохлую крысу проглотили! - засмеялся император. - Что с вами?!
   Однако на его вопрос никто не ответил.
  -- Ну где там Нэйти?
  -- Да я здесь уже давно. Раньше вас обоих вошел! - почувствовалась мысль молодого мага.
  -- Не гони, Нэйти!
  -- "Ура, я первый", твои думы? - Мысленно улыбнулся Нэйтин.
  -- Я молчал до этого еще десять секунд...
  -- Хватит! - встряла Нелина. - К делу!...У мальчика есть дар. По-моему всё ясно... Нэйт, у нас с Рэйнфосом в твоём возрасте уже были ученики.
  -- Но... А... он же император! - Нервно запрыгали мысли молодого мага.
  -- Ну и что? - спокойно подумала Нелина. - Кого это волнует?
  -- Да,... но он... А он захочет?
  -- А его никто не спрашивает! - Ответил Рэйн. - Решено!
  -- Решено! - закончила "сеанс" Нелина.
  -- ... Ау, Рэйн, Нели, а как же... Ау, вы здесь?
  -- ...
   Нэйтин поднял голову. На него смотрели две ехидные гримасы, молча показывающие глазами в сторону императора.
   Молодой маг развёл руками и попытался что-то прошептать.
  -- Нели, - вдруг неестественно громко заговорил Рэйнфос, - смотри, какие на той стороне балкона прекрасные кресла-качалки. Пойдем-ка туда, а то я на этом мраморном стуле уже, извиняюсь за выражение, всю...
  -- Я за! - Не дала закончить ему Нелина.
  -- ...И, ... и ... - занервничал Нэйт.
   Но женщина-маг посмотрела на него таким взглядом, что он не договорил и остался сидеть на своём месте, лицом к лицу с императором.
   Юный правитель бросил на Нэйтина вопросительный взгляд.
  -- ...Э, Послушай-ка, Джимми, - замялся маг, - дело в том, что у тебя есть способности..., ну то есть в тебе есть сила, магическая сила... Короче, ни хотел бы ты стать магом?
  -- Я и так маг. - Спокойно ответил мальчик.
  -- Нет, нет, имеется ввиду, настоящим магом, как мы... Ну, а я мог бы стать, в общем, твоим учителем. - Выдавил Нэйт. - А? Как ты на это смотришь?
  -- Ого! - оживился император. - Интересно! А настоящим магом легко стать? Ты что, будешь иногда приходить во дворец и давать мне уроки? ...А что, мне нравится! Короче, если занятия будут проходить два раза в неделю в течение двух-трёх месяцев, то я согласен и...
  -- Нет, Джимми, ты не правильно понял. - Перебил мальчика маг. - Ты должен будешь пойти со мной... другими словами, оставить свой дворец, стать обычным человеком, а не императором... Да, ну и, конечно, несколько лет усердно заниматься и тренироваться, но зато потом...
  -- Нет. - Громко ответил юный император, отвернувшись в другую сторону.
   После минутного оцепенения, бледный как покойник Нэйтин, встал и медленно подошел к раскачивающимся на креслах Рэйнфосу и Нелине.
  -- Ну, рассказывай, рассказывай, Нэйти! - засверкал глазами Рэйн. - Мальчик сразу согласился или задавал вопросы?! ...А! По глазам вижу, что сразу! Нели, ты проиграла пари, так что будешь...
  -- Он отказался. - Угрюмо перебил своего бывшего учителя Нэйт.
   Нелина одарила Рэйна многозначащим довольным взглядом.
  -- Отказался?! - Глаза Рэйнфоса чуть не вылезли из орбит. - Да что ты такое несешь, Нэйт! Ты рассказал ему, как прекрасно быть магом, ты рассказал ему, какое чувство испытываешь, когда от одного движения твоей руки, осыпаются горы и осушаются моря?! Ты рассказал ему, какие великие возможности открываются перед настоящим чародеем?!
  -- Нет, учитель, не успел. - Нэйт опустил голову. - Я рассказал ему про тренировки, он же должен знать, ведь так?
   Лицо Рэйнфоса исказилось в такой гримасе, что Нели еле-еле сдержала смех. Пришлось даже сделать вид, что она отвернулась, чтобы чихнуть.
  -- Вон отсюда, остолоп! - С наигранной злостью что есть силы заорал Рэйнфос. - С глаз моих долой, скотина неразумная!
   Нелина всё-таки не выдержала и захохотала.
  -- Выметайся! - Продолжал Рэйн. - Иди, осмотри войско, а я сам поговорю с мальчиком, раз уж ты так туп!
  -- Иди, Нэйтин, иди, не мозоль глаза! - Сдерживая смех, процедила Нелина, подмигнув молодому магу одним глазом.
   Покрасневший Нэйтин быстрым шагом направился к выходу с балкона, прихватив с собой уже совсем соскучившегося по делу Хашиба.
  -- Ты чего, Рэйн, очумел?! - Никак не могла успокоиться Нелина. - Зачем так орать, он же мог всё всерьёз воспринять и обидеться?
  -- Да не обидится он, уж я-то Нэйта знаю!... Нет, ну надо же такое ляпнуть... Тренировки!... Смотри, как надо вербовать учеников!
   Рэйнфос подошел к императору и сел рядом.
  -- Джимми, малыш. - Начал он. - Что тебе наговорил этот несознательный говнюк?
  -- Сказал, что надо упорно тренироваться несколько лет. - Ответил юный император тоненьким голоском.
  -- Вот идиот-то! - Возмущенно закричал Рэйнфос, вновь дав волю чувствам.
   Маг пододвинулся поближе к мальчику и начал рассказ:
  -- Слушай меня внимательно, о отрок, ибо поведаю я тебе, что такое быть настоящим магом. - Рэйн сощурился. - Но сначала, в качестве примера, я расскажу про жизнь обычного смертного. Итак, ты рождаешься, живешь мизерный срок, умираешь. Всё!... - Рэйнфос мечтательно улыбнулся. - А маг? Маг - это великолепно, это чудесно, ты даже не представляешь себе, что это такое. - Лицо чародея приобрело загадочное выражение, взгляд устремился куда-то в даль. - Сначала да, - продолжал он, - сначала, конечно, будет немного тяжело, - утомительные тренировки, бесконечные уроки, ужасная зубрёжка, но зато потом, потом ты начинаешь ощущать, что твое тело становится более послушным, твои мышцы наполняются силой. Теоретические уроки начинают тебе нравиться, ты все чаще и чаще просишь своего учителя продлить занятия. Приобретенные знания начинают плавно перетекать в практическое умение и вскоре, о чудо, ты сотворил своё первое заклятие! Проходит еще немного времени, и ты знаешь уже целую уйму различных заклинаний и с легкостью выполняешь любое задание довольного тобой учителя. Каждую ночь, под одеялом, в тайне от него, ты читаешь магические книги, потому что тяга к знаниям пересиливает любой даже самый сладкий сон. Всего через год ты уже ловок как рысь, и силен как лев, учитель уже регулярно пропускает от тебя удары деревянным мечом на тренировках. В магии же, ты преуспел еще больше, чем во владении клинком, - тебе подвластны все более и более сложные заклинания. Невидимость! Трансформация! Мощнейшие боевые заклятия на все цвета вкусы! Еще совсем немножко, и тебе поддадутся магическое перемещение и телепортация! Проникновение в другие миры! Ну и, наконец, заклятие сохранения молодости - Вечная жизнь! Бессмертие! Все книги мира склонятся пред твоими ногами, твоя мудрость будет бесконечной, а знания беспредельными. - Рэйн чуть не захлебнулся собственными слюнями. - Учителя своего ты выгнал пинком под зад, ибо зачем тебе теперь нужен этот шут гороховый, когда ты знаешь и умеешь гораздо больше него. Все известные в Великой Реальности заклинания давно изучены и опробованы, маги, казавшимися тебе когда-то виртуозными мэтрами, выглядят сейчас рядом с тобой, как жалкие недоучки. И тогда ты начинаешь создавать новые, еще никем не изученные заклятия, созидать в неведомых никому магических законах. Миллионы лет нерушимые каноны колдовства разрушаются в прах и заново воссоздаются твоей великой дланью. И вот, в один прекрасный день какой-нибудь нелепый безумец объявляет тебе войну, так как понимает, что еще немного, и сила твоя будет столь велика, что ты уничтожишь его, как, например, крохотную помеху в своих великих делах, ну или скажем, раздавишь по ошибке, как муравья. А теперь представь, как стоишь ты на кургане и смотришь в даль! У твоих ног десятимиллионная армия непобедимых воинов, готовых умереть за тебя в любую секунду. Чуть дальше, впереди, такое же войско, только, скажем, с рогами и с черными знамёнами, находящееся под властью того самого мага-безумца, что осмелился бросить вызов твоему бесподобию. И начался великий бой! Чтобы веселье не закончилось в один миг, ты решаешь не применять магию сразу, сначала надо поработать мечом. Тогда ты бросаешься в самое "мясо" и начинаешь разрывать врагов голыми руками. Когда же тебе наскучивает это однообразное занятие, легким движением руки ты выжигаешь всё от горизонта до горизонта - война всех времен и народов выиграна за несколько секунд! После сего боя остальные маги боятся тебя, как смерти, и в ужасе прячутся в самые далёкие пласты реальности. И вот ты ходишь по мирам и, развлечения ради, двигаешь скалы, создаешь океаны и играешь со звездами. И, наконец, наступает момент истины - как всегда, каждой силе, какой бы она ни была, находится противодействующая сила почти такой же непомерной величины, и на тебя набрасывается какая-нибудь ужасная, разрушающая все на своём пути субстанция. Но ты не намерен сдаваться! Ты ударяешь самым великим заклятием из своего нескончаемого арсенала, и нити, связывающие миры не выдерживают. Реальность обращается в ничто! И тогда одним мановением руки ты создаёшь новую, с твоими собственными, угодными лишь тебе законами и правилами! Всё, ты - Бог!
   Рэйнфос вытер пот со лба, откинувшись на спинку стула, на лице его сейчас читалось счастье годовалого ребенка. Несколько секунд маг только тяжело дышал и с любопытством смотрел на юного императора.
  -- Ну, не знаю. - Наконец нарушил тишину мальчик. - Что-то я мало, что понял, как-то всё очень сложно. Какие-то пласты чего-то там, какие-то миры, нити реальности. Короче, какая-то околесица. Одно ясно - надо тысячу лет читать книги, а я не люблю читать.
   Уже хотевший что-то добавить Рэйн так и застыл с открытым ртом, и, видимо, находился бы в таком состоянии, пока его не окатили бы холодной водой, если бы с другого конца балкона не раздался истерический смех Нелины.
  -- А подслушивать, между прочим, не эстетично! - Закричал в её сторону сразу очнувшийся Рэйн.
   В ответ, Нели схватилась одной рукой за живот, а другой стала колотить по столу. От смеха из глаз брызнули слёзы.
  -- Надо было дать тогда тебя выпороть! - Фыркнул маг императору, поняв, что к Нелине сейчас обращаться бесполезно - в таком состоянии людям покажи хоть пальчик, хоть приказ об их четвертовании, это только усилит реакцию...
  
  -- Кто это?! - Невольно вырвалось у Нэйтина, когда они с Хашибом вышли из-за угла, и молодой маг взглянул на императорское войско.
  -- Понимаю, на что вы намекаете, - вздохнул Хашиб, - это стадо баранов.
  -- Стадо баранов? - Нэйту, не смотря на возраст, в своей жизни уже приходилось командовать миллионными войсками, с головы до пят облаченными в титановые доспехи, которые, тем не менее, лопались по швам, если носивший их воин напрягал все свои мышцы. - Нет, скорей уж больше похоже на банду беременных павианов.
  -- Ну, или так. - Спокойно отреагировал Хашиб. - ...Смирно! А ну, кончай губами попусту шлёпать! Отставить разговорчики, я сказал! Равнение налево!
   Увидев своего командира, уже успевшего зарекомендовать себя, как свихнувшегося солдафона, войско вытянулось, кто как мог, в струнку.
  -- Слушай сюда, скотины вы этакие! - Забрызжил слюной Хашиб. - Вот этот человек, теперь новый главнокомандующий нашей империи... Команды вольно не было, говнюки!... Так вот, если хоть один его приказ будет не выполнен, вам, баранам, придется иметь дело со мной, ясно вам это?!
  -- Так точно! - Кто в лес, кто по дрова, отчеканили солдаты.
  -- Приветствую вас, бойцы! - Начал Нэйтин, выдержав перед этим положенную паузу. - Есть ли среди вас те, кто хоть раз принимал участие в бою?!
   Ответом ему была тишина, дополненная перешептыванием задних рядов.
  -- Ну, раз нет, - продолжил маг, - в предстоящем бою перед вами стоит одна основная задача... Хм... точнее, нет, две!... Первая: Не наложить в штаны, когда ханское войско появится на горизонте, и вторая: не наложить в штаны, когда вы встретитесь с ним лицом к лицу!
   Не смотря на всю своеобразность поставленной задачи, ни один воин не засмеялся - именно этой глупой случайности, которая может произойти с каждым из них, все как раз и боялись.
  -- А что, если, все-таки, эта нелепица вдруг с кем-нибудь да и произойдет? - Осмелился выкрикнуть кто-то из строя.
  -- Да, да, что будет?! - Сразу же поддержали его остальные.
  -- Не надо изображать из себя даунов, чтобы скрыть идиотизм! - Командным голосом ответил Нэйтин. - Что будет, что будет?... Вонять будет, только и всего! Но всё-таки настоятельно рекомендую не поддаваться "соблазну".
   Войско облегченно вздохнуло, всё оказалось не так страшно. А то в задних рядах уже начали принимать ставки на вид казни, предусмотренный законом за опорожнение во время боя. В том же, что такой пункт в этом самом законе может не существовать, ни у кого даже мысли не возникло.
  -- Теперь несколько полезных советов. - Вновь заговорил Нэйт. - Во-первых, побольше думайте о защите, не лезьте на рожон.
   Всё войско согласно закивало головами.
  -- Во-вторых, не убегайте, когда ханская армия с боевым кличем ринется на вас. Получить стрелу в задницу гораздо больней, чем меч в сердце. К тому же, каждый труп с клинком в передней части тела, будет посмертно награждён... В-третьих, не бойтесь вражеских воинов, они такие же люди как и вы, только необразованные и немытые...
  -- И, мышцы у них накаченные! - Вновь выкрикнул кто-то из строя.
  -- И, мышцы у них накаченные. - Спокойно согласился Нэйт. - Спасибо, что напомнили. А еще они тренируются с малолетства, да мечи у них булатные, знаю, знаю. Также можно добавить, что их вдвое больше, чем вас и... Кто еще хочет дополнить?!.. Никто? Тогда, если не возражаете, добавлю я... Мы назвали все сильные стороны ханской армии, но совсем забыли о себе!
   Солдаты удивленно переглянулись.
  -- Да-да, нечего удивляться, у нас есть два преимущества!.. Первое, правда, совсем не значительное, - это то, что за спинами у вас ваши дети, жены и дома, так что будете вы, как миленькие, драться, словно разъяренные львы. А второе и решающее. - Нэйтин сделал паузу. - Это то, что за вас буду сражаться я! На этом месте можно расслабиться, победа будет молниеносной!... Да, кстати, если в бою придётся туго, просто позовите меня. Имя моё - Нэйтинор.
   Бойцы стали усердно бубнить названное имя, кто-то даже нацарапал его у себя на шлеме.
  -- А сейчас, - продолжил молодой маг, убедившись, что все запомнили спасительное слово, - я покажу несколько совсем несложных приемов, которые могут пригодиться вам в бою. Достаньте, пожалуйста, своё оружие!..
  
   Солнце замерло в своей высшей точке. Если в природе и существует эталон знойности, то сейчас этот эталон висел над Фариб-Амбатом. Мерцающие потоки горячего воздуха лениво вздымались к небу, размывая, и без того нечеткую, границу между желтым и голубым. Бескрайнюю пустыню медленно заволакивало легкое марево. Кое-где стали появляться и тут же исчезать прозрачные миражи далеких оазисов.
   Нелина медленно перевела взгляд с завораживающей бесконечности, на императорское войско. Ряды воинов, к её удивлению, стояли почти ровно, никто не орал, не кричал, не балбесничал.
  -- Ах, да,... там же Нэйтин... - вспомнила она. - Наверное, толкает какую-нибудь патриотическую речь,... хотя нет, скорей всего рассказывает про то, как заколоть врага так, чтобы брызнувшая кровь не запачкала доспехи... вполне в его духе.
   Неожиданно все воины достали своё оружие и начали старательно, но от того ни чуть не менее хаотично, размахивать им, с пугающей регулярностью задевая соседа по голове и другим частям тела.
   Нелина очень долго не могла понять, что они делают, пока, наконец, чуть не перевалившись через перила, ни увидела-таки Нэйта - молодой маг сделал быстрый выпад вперёд и, развернувшись, рассёк воздух молниеносным ударом.
  -- Господи, Нэйт! Ты бы еще тройное сальто вкупе с веерной защитой им показал!
  -- А затем, вот этим движением сносите противнику голову. - Послышался снизу голос Нэйтина. - Видите, как всё просто!
   Нелина глубоко вздохнула, и вновь устремила свой взгляд в даль.
  -- Я думаю, ханское войско появится с минуты на минуту, - обратилась она к расположившемуся за её спиной в кресле-качалке магу, - а Прорыв намечается еще только через час. Что будем делать?.. Лично я предлагаю не тратить энергию на эту мелкую разборку, такие горе-войны нас не касаются... Хотя, с другой стороны, кого мы потом будем спасать, если они сейчас друг друга сами перебьют. Как ты считаешь, Рэйн?
   Ответа не последовало.
  -- Рэйн?! - еще раз переспросила Нелина.
  -- ...Хфф,... А?! Что?!... Уже всё? Без меня справились? Можно теперь... - Рэйнфос протер глаза. - ...Где я?... Тьфу ты, в смысле, да, да, я полностью с тобой согласен, Нели!
  -- Согласен с чем? - Женщина повернулась к магу, упершись кулаками в бока. - Рэйн, ты что, спал? Отвечай?!
  -- ...Ты ничуть мне не мешала, продолжай... Ой, то есть нет! Нет, конечно не спал!
  -- А ну-ка повтори, о чём я только что говорила? - Строго спросила Нелина. - Ну? О чём?... Эй! Не лезь ко мне в память, ублюдок!
  -- Ну прости пожалуйста, Неличка. - Рэйнфос сделал жалобный вид. - Путь был такой мучительный, а обед такой вкусный, другими словами, провалился на часок... Ну так, что? Расскажи, каким заклятием ты всех порвала?... Так, горелым не пахнет, значит не из огненных... странно, может быть ты...
  -- Каким еще заклятием?! - Заорала на него Нелина. - Бой с ханским войском еще даже не начался! Ты всего минуту назад разговаривал со мной, как, вдруг, смотрю, умолк...
  -- Минуту назад?! Так, значит, еще ничего не началось?! А какого черта ты тогда меня будишь! И как только в твою голову приходят подобные идеи?!... Такой сон... - Маг повернулся на другой бок.
  -- Рэйн! - Сделала попытку Нелина.
  -- Отстань! - Фыркнул Рэйнфос. - Разбудишь, когда начнется.
  -- Уже.
  -- Что уже?
  -- Уже началось.
  -- Что, видно ханскую армию?
  -- Нет, но я её чувствую, уже совсем...
  -- Заткнись! Дай поспать.
   Вдалеке послышались тревожные колокольные удары. Звонарь оказался зорким.
  -- Грррр, твою мать! - Рэйн с озлоблено-сонной гримасой вскочил с кресла.
   Нелина захихикала.
   На горизонте появилась ханская орда.
  
  

Глава 7.

  
   Зрелище ужасало. Те, кто называл ханскую армию варварской, явно ошибались, это были не варвары, это были двадцать тысяч хорошо обученных и фанатично дисциплинированных воинов. Ожидаемых всеми верблюжьих шкур, одетых на голое тело, замечено не было, как, впрочем, и сверкающих на солнце золотых доспехов; войско было облачено в удобную и практичную парусиновую форму алого цвета, понятно для каких целей, и туго подпоясано широкими пурпурными поясами. Оружие у ханских воинов находилось не на поясе, а за спиной, поэтому разобрать, как именно оно выглядело, было невозможно. Пока виднелись только длинные эфесы, жадно смотрящие из-за плеч хозяев на своих будущих жертв.
   Вражеская армия еще не перестроилась в боевые порядки, издалека были видны лишь идеально ровные клеточки походного строя. Впереди всего войска, с присущим им пафосом, важно шагали три белых верблюда, везущие огромную телегу, на которой был закреплён гигантский боевой барабан, а какой-то человек, по своим данным, как физическим, так и внешним, ничуть не уступавший каждому из этих верблюдов, колотил в него своими здоровенными кулаками. И чем ближе подходила смертоносная колонна, тем чаще он лупил, видимо, таким образом подражая биению вражеских сердец. Расстояние между ханской и императорской армиями беспощадно сокращалось, а "немереный" детина всё колошматил и колошматил. Казалось, от этих ударов сотрясается сама земля. Всех без исключения воинов императора, сейчас интересовало только два вопроса: где бы достать затычки для ушей, и зачем хан набрал двадцать тысяч человек, если достаточно было взять только одного барабанщика, который, сомнений не возникало, казнил бы всех по очереди, причём одними лишь голыми руками.
   Счастливчики, которых поставили в задние ряды, да еще и вручили щиты, после команды "кругом", наконец, поняли, "где порылась собака", но было уже поздно. С закрытыми от страха глазами и дрожью в коленях императорское войско неохотно двинулось навстречу судьбе. Когда расстояние между ним и ханской армией сократилось до ничтожно малого, всего каких-то там пятисот метров, боевой барабан неожиданно умолк. Эффект от этого был такой же, какой бывает, когда, наевшись огурцов и напившись козьего молока, достигаешь-таки заветной дыры в полу - невероятное облегчение.
   Следующее зрелище, представшее перед императорскими бойцами, красивее смотрелось свысока. Вражеский строй рассыпался на тысячи частиц, которые, на первый взгляд, начали просто хаотично метаться из стороны в сторону, однако, не прошло и десяти секунд, как красно-пурпурная масса собралась в единую смертоносную мозаику - воины перестроились в атакующие порядки.
   Из вражеского строя выбежал посол, причем настолько обнаглевший, что даже не захвативший белого флага. И ни крикни вовремя Нэйтин, бесстыжий наглец был бы расстрелян из двух сотен луков с пяти метров, и хоть одна бы стрела, все-таки шанс есть, да и достигла бы цели.
   Через две минуты посол уже стоял на дворцовом балконе. И хотя хан предупреждал его, что этим жалким городишкой управляет сопливый ребенок, увидев Рэйнфоса, он посчитал, что великий владыка изволил пошутить. Вот он император, красивый, статный, гордый, а рядом, без сомнений, императрица, как ей и положено, ослепляет своей неземной красотой; что еще за сопливый, а тем более ребенок.
  -- Буду здоровья желать не, оно вам понадобиться больше не. - Обратился к Рэйнфосу посол. - Я явиться сюда, передать чтобы, мой великий хан Хориграм дать следующие требования: Сдаться немедленно и, тогда секир все руки и ноги быстро, потом убить всех, если нет, то не умертвлять, всех в плен брать, секир все руки ноги медленно, не давать умирать!
  -- Ну что ж, вполне приемлемо, вполне. - Начал Рэйн.
  -- Хватит! - Нелина больно дернула мага за руку. - Сейчас уже не до шуток!
  -- Э... Ну, то есть, я хотел сказать, что приемлемо, но с одной поправкой. - Стал оправдываться Рэйнфос. - Всё выше перечисленное относится не к нам, а к вам.
  -- Ничего не понимать! - Захлопал глазами посол. - Передать мой Хан что?
  -- Передай ему, урод, - наконец вмешался юный император, - что мы беспощадно разорвем его войско на части, словно кучку младенцев!
  -- Одну секунда, сейчас я должен записать ваши ответ. - Посол достал папирус. - "Урод просить передать, что, когда его войско разорвем, пощадить часть младенцев."
  -- Он ничего не понял, Джимми. - Усмехнулся Рэйнфос. - И хорошо, между прочим, а то ведь не красиво говорить, что МЫ разорвем всех и вся словно младенцев, в то время, как это сделает Нэйт.
  -- Передать мой Хан что? - Еще раз переспросил посол.
  -- Передай ему вот что: Зачем убить друг друга, пустыня кровью заливать, пускай бой, один ваш самый-самый воин, и один наш, кто выиграть, другие сдаться, все по честности! - Рэйн сделал вопросительно-ехидное лицо.
   Ханский посол противно рассмеялся. - Какие глупые обитать в здесь, я думать будет бой, теперь отдать пять монет, проспорить я. - И посол убежал...
  
   Нэйтин, не спеша, шел навстречу ханской армии. От дикого напряжения в одном войске и излишней дисциплинированности в другом наступила такая тишина, что было слышно, как под ногами хрустит песок, и как где-то вдалеке над чем-то смеётся Рэйнфос.
   Понятно, понятно, Рэйн, что-нибудь в стиле: ''Кроха Нэйти поиграет с врагом как кошка с мышкой, потом отрубит нос и уши, а только потом прикончит!''. Нели, естественно, не согласилась, на что ты рассмеялся ей в лицо. Ну что ж, всё понятно, только извини, друг, я убью его быстро, ты опять проиграл пари.
   Нэйтин встал ровно посередине и стал ждать выхода соперника. Наконец, ханские бойцы расступились, и на поле боя вышел некто - на двух метровой груде мышц виднелась пара маленьких глупых глаз, отделенных от короткой прически двумя сантиметрами лба, в руке можно было заметить стокилограммовую деревянную дубину с железными шипами. За спиной молодого мага послышались возгласы отчаяния.
   Ан, нет, такого громилу сразу убивать даже жалко, мои поздравления, Рэйн.
  -- Эй, дохляк, ты правда думать сражаться с я?! - Зарычал качок.
  -- Сражаться?! Да нет, что-ты, зачем... Я вышел, чтобы тебя убить! А сражаются, так это помоичные коты из-за тухлого рыбьего хвоста.
   И тут послышался громовой удар барабана - сигнал к началу поединка. В это же мгновение громила с диким рёвом устремил свою недюжую дубину на голову Нэйту. Молодой маг неторопливо сделал совсем крохотный шаг в сторону. Этого хватило, дубина прошла в сантиметре от него, подняв клубы песка, на котором только что стояла, уже казалось бы, неминуемая лепешка.
   Как же можно так открывать тело при замахе, в следующий раз надо будет вырезать мечом у него на пузе что-нибудь в стиле "дебил" или "здесь был Нэйт".
   Однако ханский боец не растерялся, через мгновение последовал новый удар, причем гораздо более быстрый и сильный, Нэйтину даже пришлось присесть. Смертоносное оружие прошло над его головой.
   Ну это еще куда ни шло. Хотя всё равно медленно. Не понимаю, зачем нужны такие мускулы, быка что ли на спор в бараний рог крутить... Хмм... Ну мешки еще тягать можно, для этого правда, вроде как ишаки имеются. Не понимаю. Чтобы вогнать меч в человеческую плоть, мышцы вообще не нужны.
   Следующие десять ударов были совсем детскими, Нэйту даже ни разу не пришлось переносить вес с одной ноги на другую, со стороны картина, правда, выглядела несколько по-другому - гигантская дубина с дикой скоростью мелькала в миллиметрах от головы молодого мага и должна была достать его в ближайшие пару секунд.
   И тут императорские воины, наконец, поняли, что еще совсем необязательно придется выковыривать останки нового командира из искореженных доспехов, поэтому все, кто умел орать, а таких оказалось стопроцентное большинство, изо всех сил закричали слова в поддержку Нэйтина. Ханская армия не нашла ничего другого, как тоже заорать и забарабанить в поддержку своего воина.
   Интересно, дубина такая здоровенная, что б её перерубить что ли нельзя было?... Хмм... Ну никто же этого не будет делать, все сделают вот так...
   И Нэйтин вальяжным движением отсек кисть, держащую гигантское оружие.
   Громила взвыл от боли, как сто тысяч обезумевших мамонтов! Глаза его налились кровью, а другой рукой он выхватил из-за пояса небольшой кинжал (так казалось издалека, на самом деле это был полуторный меч) и с предсмертным рыком ринулся в свою последнюю атаку.
   Нэйту стало как-то жалко убивать громилу просто вот так вот, как быка на бойне, и он решил еще немного "поиграть".
   Ну попробуем-ка что ль сбрить брови.
   Нэйт легко увернулся от очередной попытки сцапать его с разбега, и выстрелил мечом перед лицом нападавшего, но удар оказался слишком пафосным и оттого немного неточным - вместо бровей у громилы внезапно отвалился нос. Непонятно, как Рэйн смог так громко заорать, но Нэйтин услышал его радостный вопль даже сквозь ликование много тысячной толпы.
   И неизвестно, сколько бы еще молодой маг мучил бедного мордоворота, если бы императорское войско вдруг громогласно ни заскандировало его гордое имя. От смущения и, одновременно с этим, удовольствия, в голову Нэйта ударил адреналин, к тому же, окровавленный монстр как раз довольно опасно атаковал и чуть не забрызгал его своей культяпкой, ну, короче, сработал рефлекс.
   Все ахнули! Огромная бездыханная туша бухнулась на горячий песок, как мешок с удобрением человеческого производства - так Нэйт еще никого не казнил.
   Ханской армии понадобилось целых десять секунд, чтобы осознать, что произошло, а потом, разумеется, последовало неминуемое: "Ни один живой существо не мочь драться так, обмануть нас, в атаку!"
   Веселье началось!
   Ханское войско с боевым кличем ринулось вперед, дабы вершить бойню.
   Бежать было бессмысленно, сзади ведь находилась, чтоб её, городская стена. Ну можно было, конечно, попробовать вскарабкаться на неё, когда за твоей спиной творится такое, сделать это совсем не сложно, однако, скорей всего пришлось бы разделить учесть размазанной по земле спелой сливы, сбитой градом, в данном случае, стрел. Поэтому у всех императорских воинов, стоявших в первых рядах, возникла одна единственная мысль, которая, как они посчитали, несомненно, была последней, - закрыть глаза и выставить вперед то, что держишь в руках, как учил новый командир.
   Красную армаду встретил ёж из щитов, мечей и копий. Почти весь первый ряд ханского войска сразу же приказал долго жить остальным бойцам, повиснув на древках вражеских копий. И без того неплохой воинский дух у императорской армии, после поединка Нэйтина, теперь достиг своей максимальной отметки, и все те, кто только что хотел побыстрей отмучиться после выпущенной ему в спину стрелы, решили забрать с собой на тот свет хоть одного ханского пса или хотя бы получить удар в сердце, чтобы когда враг вытащил меч из их геройской груди, он увидел отважный предсмертный взгляд и понял, какой же он негодяй.
   Началось "мясо".
   Ханские воины, конечно, были подготовлены намного лучше, однако им представлялось, что, придя в пустой от дезертирства город, они разграбят его, сожгут все дома и пойдут дальше. Они не взяли с собой ни кольчуг, ни щитов, ни, тем более, коней, одни только легкие мечи. Императорские же бойцы были в каких-никаких, а всё же доспехах, что в такой рубиловке является, пожалуй, более важным фактором, чем умение орудовать мечом.
   Потерявшие своё содержимое "сосуды для души" штабелями падали один на другой, кругом слышался крик, визг, стон, победоносные и предсмертные возгласы, свист стрел, ржание лошадей, хрипение воинов, задавленных ими, ну и, конечно же, лязг оружия. Красная форма ханских бойцов возымела совершенно обратный эффект - казалось, вся пустыня была залита алой кровью твоих сослуживцев.
   Кто бы мог подумать, что вчерашний булочник или торговец, доселе не обидевший и мухи, сегодня будет резать врагов на части, как праздничный пирог, и при этом получать несравненное удовольствие, а мясника, привыкшего хладнокровно пялить своих клиентов, самого покромсают, как кусок окорока - такова судьба.
   Эта мясная канитель продолжалось еще минут десять. Первая сильная сторона Фариб-Амбатской армии себя полностью оправдала - императорские воины дрались, как львы. Однако всему хорошему рано или поздно приходит конец, боевая агония постепенно спадала, а рыхлые мышцы, несмотря на дикую подпитку адреналином, начали уставать. Ханские же головорезы, наоборот, заметно прибавили, среди падающих гроздями тел, всё реже и реже мелькал красно-пурпур, хотя нет, просто пурпур, красного там, конечно же, хватало; другими словами, настала пора использовать второе сильное преимущество, и как оно само сказало, решающее - все одновременно, как это всегда бывает, заорали вертевшееся на языке весь бой имя.
  
  -- ...Ты только посмотри, Нели, - с наивной завистью в голосе сказал Рэйн, - они уже второй раз за сегодняшнее утро прямо-таки воспевают Нэйта! И как ему удалось их так приручить, смотри, как орут!
  -- Воспевают?! - Нелина удивленно посмотрела на Рэйнфоса. - Да у них интонация, как у окруженной волками отары овец! Скорей уж молятся.
  -- Так! - Рэйн сделал обиженное лицо. - Быстрее зовем Нэйта сюда! Надо же, придумать такое заклятие, чтоб все на тебя молились!.. И главное, мне ничего не рассказал, паршивец...
  -- Ну что же вы стоите?! - Вмешался, наконец, юный император. - Сделайте что-нибудь! Там же гибнут мои люди, скорей!
  -- Мы не будем тратить силу... - Пафосно начала Нелина.
  -- Да ты что, мальчик, мы и так уже сделали больше, чем достаточно, запустив туда Нэйта! - Перебил её Рэйн. - Ты посмотри вниз-то... Так, а где кстати он?
  -- Да вон он, слева. - бросила женщина-маг. - Ослеп что ли?
  -- Где?!.. А, да, да, да, вижу, какие-то тела взлетают...
  -- Не взлетают, а опускаются! Он уже справа.
  -- Я вижу, я вижу! - закричал император. - Вон он! Давай, Нэйтин, бей их, руби!...
  -- Так их, Нэйти, так! - Поддержал мальчика Рэйнфос. - Отлично, выпад, укол... уже?... Хоп! Хоп! Слева, справа, удар, замах, удар... Тьфу ты, Нэйт, я не успеваю, помедленней!... Хоп! Ну вон же сзади!... Ах он уже оседает. Справа! Бей! Отлично!... Да всё, всё, успокойся, он уже труп, зачем голову-то отрубать?!
   Вокруг фигурки молодого мага появилось голубоватое сияние, после чего он, вообще, стал двигаться так быстро, что глаз уже с трудом мог уловить траекторию его перемещения по полю боя.
  -- Вот маньяк-то! Не так жестоко, Нэйти! - продолжал Рэйн. - Вон, метрах в двадцати нашим туго... заметил!.. Магией?! Это же не честно! Ну вот, забрызгал ребяток, некрасиво это!... А вон еще ханские... Черт, да ты ненормальный, Нэйтинор Шэлон! Нели, ты слышишь, я выучил психа!... Нет, ты посмотри что делает, а?! Парень явно не напился крови, надо будет учесть это на тренировках с будущими учениками.
  -- Да ничего страшного, Рэйн. - спокойно ответила Нелина. - Ну переборщил малек с заклинаниями, отсюда и жестокость... бывает.
  -- Переборщил?! Да парень просто обдолбался магией! Давай-ка, отзывай его оттуда, Прорыв через десять минут.
   Женщина подняла вверх руку, подав мысленный сигнал Нэйтину. Всего через минуту, молодой маг уже был на балконе.
  -- Круто! - Опередил всех юный император. - Никогда не видел, чтоб...
  -- Нэйт, дружище, - перебил его Рэйнфос, - ты что, совсем ополоумел?! Испортил мне всё представление - если бы я хотел созерцать кровавую резню, то пошел бы на кухню и заглянул в мясорубку, а не стал бы смотреть, как ты собираешь такой урожай трупов!
  -- Да я уж сам понял, что переборщил. - Нэйт опустил глаза. - В следующий раз буду без обкастовки, ну её - ни риска, ни напряга, ни интереса, даже не вспотел.
  -- Ну ладно, забыли. В конце концов, каждому магу надо выпить своё море крови, чтобы самоутвердиться, я, например, в твоём возрасте еще не такое вытворял. - Лицо Рэйнфоса приобрело сладко-ностальгическое выражение.
  -- А, кстати, скоро Прорыв, Нелин? - Перевел тему Нэйтин. - А то ведь наше войско долго не протянет.
  -- Да что за Прорыв?! О чем вы всё время говорите?! - Вмешался юный император.
  -- Минуты через две, Нэйт. - Не проявляя никакого интереса к вопросу мальчика, ответил Рэйн. - Собственно говоря, он уже начался, вон, посмотри-ка туда.
   Все, кроме Рэйнфоса, подбежали к краю балкона и с любопытством стали искать глазами неизвестно что.
  -- Внимание, подсказка! - Через несколько секунд нарушил нервную тишину Рэйн, удобно пристроившийся в кресле-качалке спиной к полю боя. - Ищите на небе.
   Все аборигены и Нэйт задрали головы вверх.
  -- Что вы видите? - Монотонным голосом продолжал Рэйн.
  -- Стаю стервятников. - Ответили все в один голос.
  -- Вот меня всегда ужасно интересовало, как эти чудесные птицы, эти небесные санитары, чуют гниющего в тысячах миль от них мыша?... И вот сейчас опять, вы только посмотрите, откуда они взялись?...
  -- Рэйн, кончай эту шизиловку! - Наконец опомнилась Нелина. - Что за бред?! Ты меня сегодня чего-то пугаешь...
  -- Кто-нибудь, например, видел здесь стервятника в мирное время, - не обращая внимания на женщину, продолжал маг, - может быть у кого-нибудь на чердаке гнездилась парочка?... Нет? Так откуда же?!... Меня мучает этот вопрос всю жизнь!... Все-таки замечательные птицы, вы не находите? Только подумайте, если бы ни эти крошки, какое бы амбре...
  -- Рэйн!!! - Гаркнула Нелина.
  -- ...Хм, Это... А теперь всё внимание на горизонт! - С постыдным весельем в голосе крикнул Рэйнфос. - Разминка закончена! Начинается само представление!
   Все вновь уставились вперед.
  
  

Глава 8.

  
   Сейчас уже было понятно, куда надо смотреть - примерно в пяти километрах за спиной ханской армии, на высоте двухсот метров повисло какое-то прозрачное серое пятно, диаметром в полнеба. Прозрачность эта очень быстро исчезала, и пятно становилось всё темней и темней. Через несколько секунд оно уже было полностью черным, и лишь края, сквозь которые еще проглядывали обрывки голубого неба, остались как бы немного размазанными.
  -- Так вот он какой, Прорыв! - С тихим восхищением промолвил Нэйт. - А рассказывали всё гораздо менее пугающе.
  -- Пугающе? Тебе что, уже страшно? - Подколол молодого мага Рэйнфос. - Тогда быстрее закрывай ручками глазки, а то сейчас вообще такая страхомань начнется, еще тут "оплошаешь" чего доброго!
  -- Хм! - Нэйтин гордо покраснел. - Я же не сказал, что пугает именно меня, имеется ввиду пугающе в глобальном масштабе!... Ну, вот, хотя бы, взгляни!
   Нэйт показал пальцем на воспользовавшихся советом Рэйна слуг, в том числе и Фатиха. Один лишь император, ведомый детской отвагой, оказался стоек и не закрыл руками глаза, нижняя губа у него, правда, немножко подрагивала, ну это, наверное, от предвкушения, не от страха, нет.
  -- Да ладно, не обижайся, Нэйти. - С легкой виной в голосе ответил Рэйнфос. - Я же шучу. Кому, как не мне, известно, насколько ты бесстрашен! Помнишь, когда тебе было десять лет, я учил тебя драться со львом, а ты настолько расхрабрился, что решил взять его живьем, мне даже тогда пришлось колдонуть, чтобы тот сам завязался узлом в твоих руках. Хм, еле успел, еще бы секунда, и он порвал бы тебя, как...
  -- Так это что, ты помог?! - Воскликнул Нэйт. - А я всю жизнь гордился...
  -- Ну а ты сам-то каков шустряк, без моего разрешения как вдруг метнись в пасть ко льву! Первая мысль вообще была: "зверюгу в минус, тебе по заднице!"
  -- Да по какой еще "заднице", ты меня и пальцем никогда не трогал.
  -- Хм, что правда, то правда, я наказывал исключительно тренировками!
  -- А, да-да-да, припоминаю, заставил отжиматься меня тогда тысячу раз! Я-то думал, заметил, наверное, что и я без магии не обошелся...Ой!
  -- Хех, вот как ты на тренировках, оказывается, халявил - магией видите ли помог, не засранец ли!
  -- Ну ты тоже хорош! Порви, говорит, пасть пушистому зверьку, и из пещеры вылетает пушистик весом в тонну. Какое там "бесстрашный", чуть на тот свет от страха ни отправился, благо про магию вовремя вспомнил.
  -- Да ведь я бы всё равно уничтожил царя зверья, начни тот рвать твою тушу!
  -- Ну-ну! Знаю я твои: ''Да, в магии лечения я не силен, придется потерпеть'' или ''обратно руку не прилепить, придется отращивать новую, будет больно''...
  -- Вы, конечно, очень мило беседуете, - встряла Нелина, - Но не пора ли немножко отвлечься, сейчас, вроде как, шарахнуть должно.
   И не успела она договорить, как в воздухе раздался дикий скрежет, как будто бы гигантские жернова вселенской мельницы, находящиеся без движения миллионы и миллионы лет, вдруг, по приказу неведомых сил, пришли в движение, а императорский дворец, это всего лишь маленькое зернышко, находящееся между ними, готовое вот-вот рассыпаться в прах. В этот же миг на зависшем в небе черном пятне появилась огромная поперечная трещина. Никто себе даже не мог представить, как это небо может расколоться на две части, однако, глаза не обманешь. Из образовавшегося пролома хлынул яркий красный свет, чуть поблекший через несколько секунд, и из страшной трещины хлынул ужасный черный дождь, каждая капля которого не уступала размером трехгодовалому быку. Капли эти, что удивительно, совершенно не стремились впитаться в жадный до влаги песок, и очень скоро пустыня начала заполняться чем-то черным и мерзким.
   Нелина быстро достала из кармана небольшой, сияющий в лучах солнца, кристалл темно-зеленого цвета и сильно сжала его в руке. Через секунду в воздухе вновь загремело - ужасная красная трещина с неохотой затянулась, оставив на нависшем пятне страшный шрам, начавший нервно пульсировать, сначала быстро, потом всё медленней и медленней, а вскоре и вовсе затихший. Само же черное пятно вновь сделалось серым и слегка прозрачным, но полностью исчезать оно пока что не собиралось. Чародейка разжала пальцы - на ладони лежала идеально прозрачная, подобная горному хрусталю, и уже совершенно бесполезная стекляшка.
   Всё это произошло буквально в течение нескольких секунд, никто на балконе даже не успел понять, что случилось, а уж что касается разыгравшегося внизу боя, так тот и подавно был в полном разгаре, - тем, кто, забыв о защите, решил с разинутом ртом понаблюдать за "погодными неурядицами", сразу же указали острым мечом на другую точку для наблюдения - вертящуюся и разбрызгивающую кровь.
   Черный ливень после закрытия небесной трещины, естественно, прекратился, но вот образовавшаяся от него лужа, никуда не исчезла. Совсем наоборот, она становилась все больше и больше, и, что особенно пугало, постепенно начала перетекать всё ближе к императорскому дворцу, но и это оказалось не самым страшным. Самым же страшным оказалось то, что никакая это была не лужа - черная кожа, панцири, когти, зубы, еще раз зубы, шипы, рога, когти, много когтей, очень много когтей, жала, клешни, гигантские крылья и, наконец, глаза, глаза всех цветов и размеров, но с одним и только с одним выражением - бесконечная злость. На город надвигалась стотысячная армия, состоящая из таких монстров, рядом с которыми самые ужасные чудовища из самых жутких ночных кошмаров, показались бы зайцами-беляками.
   Черная армада неумолимо приближалась. Совсем недавно казавшаяся грозной, ханская армия сейчас превратилась в тонюсенькую спасительную временную границу (и цвет подходящий) между императорским войском и ошметками, которые очень скоро должны были от него остаться.
  -- В ханском войске отличные бойцы. - Дрожащим голосом пролепетал Фатих. - Может наши успеют...
  -- Не успеют! - Констатировала Нелина.
  -- К-к-к-то это? - Только и смог выдавить из себя юный император, причем, сделал это как-то через нос, потому как дар речи у него уже давно был потерян и никак не хотел "находиться" обратно, во всяком случае до тех пор, пока мерзавцы-глаза не перестанут показывать ему разные ужастики, творящиеся вокруг, а негодные уши, не прекратят озвучивать эти жуткие рассказы какими-то ревами, скрежетами и рыками.
  -- Ой, объяснять, что это за твари, очень сложно, долго и скучно. - Отреагировал Рэйн. - Не проще ли ударить! ...Давай-ка, Нелька, ахни по ним чем-нибудь симпатичным, да и пойдем отсюда, а то я чего-то про отпуск свой опять вспомнил, аж тошно стало!
  -- Сам ахни! - Нелина уперла руки в бока. - Ты что, разве забыл, как сегодня десять раз проспорил мне право "второго хода"?
  -- Ну у меня же энергии не осталось! - С липовой раздраженностью воскликнул Рэйн. - Сколько раз можно повторять?!... Мало ли, чего я там проспорил, ну если нет энергии... Ты б еще с алкашом на сто килограмм золота поспорила, что он не выпьет бочку рома и поставила бы выпивку за свой счет!
  -- Хватит придуриваться, Рэйнфос Халт. - Нелина сдвинула брови. - Мы, кажется, уже давно выяснили, что ты симулянт и...
  -- Ну это вы выяснили! - Перебил её маг. - А лично я, ничего не выяснял.
  -- А как же демонстрация силы, которую вы мне показывали. - Встрял император, решив, что этим супер-каверзным вопросом он посадит мага в большую и грязную лужу.
  -- Это была простенькая иллюзия, ты разве еще не понял? - Рэйн бросил на мальчика такой взгляд, после которого любой человек захотел бы немедленно удавиться от стыда. - На это, кстати, ушла последняя капля силы! Всё, теперь я полностью пуст, пожалуй даже костер развести не смогу.
  -- Так зачем же мы тогда тебя с собой взяли?! - Удивился Нэйтин.
  -- Пляжи Гирвиндела задают тот же самый вопрос! - Рэйн с трудом удержался от того, чтобы ни взорваться глупым смехом.
  -- Знаешь-ка что, Нэйти. - Медленно сказала, всё прекрасно понимающая Нелина, прищурив один глаз. - А ведь без магии он сейчас беспомощен, как птенец-желторот. Давай завалим его и сильно изобьем ногами, я всю жизнь об этом мечтаю.
  -- А уж я и подавно. - Грозно ответил Нэйтин, с трудом сдерживая смех. - Только ногами, это как-то не гуманно, можно я руками буду?
  -- Ну ладно, ладно, уговорили, паршивцы! - Рэйн улыбнулся во весь рот. - Надо же такое придумать! Мечтали они, оказывается, переломать ногами мне все ребра, отбить все почки, проредить все зубы и проломить череп... Замечательно! Что у вас еще в планах, гнусные маньяки?
   Все трое захихикали.
   Рэйнфос подошел к краю балкона и лениво взглянул вниз - задние ряды ханского войска уже начали ощущать на своей шкуре (сдираемой заживо) силу монстро-чудовищной армии.
  -- Ладно, учитесь, как с минимальными затратами энергии можно уложить максимальное количество тварей! - Торжественно произнес Рэйн.
   Он небрежно, с некоторой ленцой поднял вверх руки, и в этот же миг на всем небе, до самого горизонта, появились тысячи маленьких белых облачков.
  -- И ты хочешь порвать этим целую армию? - Съязвила Нелина. - Хм. Погодник хренов.
   Маг не ответил. Он немного сдвинул руки, и появившиеся только что облака быстро поплыли в одну точку, находившуюся прямо над центром черного войска. Среди "беленьких и пушистеньких барашков" началась настоящая давка - каждый хотел занять место ровно посередине и никак не хотел уступать занятую позицию другим. Тех, которые были в самом центре, уже зажали так, что они аж посерели, и что б не погибнуть вовсе, им пришлось соединиться воедино и превратиться из нескольких маленьких "барашков" в одного здоровенного "волка". Вновь рожденный волчара сразу же стал жадно пожирать бегущих прямо к нему в пасть агнцев, пузо его при этом быстро расширялось, а густая шерсть темнела; короче, над ужасной черной армией нависла не менее ужасная черная туча, по поверхности которой почти сразу же забегали недетские молнии.
  -- Что это еще за гроза такая?! - Уже более серьезно спросила Нелина, с трудом перекричав раскаты грома. - Рэйн, я конечно понимаю, что дождичек в пустыне не помешает, но, как бы...
   Договорить она не успела. Рэйнфос вдруг резко опустился на одно колено, одновременно с этим согнув руки в локтях, и в это же мгновение, созданная им туча начала стремительно опускаться вниз.
   Падающее небо окончательно развеяло все имевшиеся у воинов сомнения на счет творящегося вокруг безобразия, теперь уж стало всё очень понятно и ясно - наступил самый настоящий конец света, причем, наступил он во всей своей красе! Императорские и ханские бойцы побросали свое оружие на землю, встали на колени и начали заниматься единственным полезным в данной ситуации делом - молиться. И, о чудо, помогло - посланная богом небесная кара обрушилась не на их головы, а прямо на вырвавшуюся из преисподней армию кошмарных демонов, а на голубом небе вновь гордо засияло яркое солнце! Несколько рядов ханских воинов тоже немного зацепило, но это ничего страшного - в подобных ситуациях всегда предусматривается потеря до десяти процентов, к тому же, усопшие наверняка просили пощады не у спасителя нашего всемогущего, а у какого-нибудь идола десятирукого, так что поделом язычникам, поделом.
  
  -- Ну как вам, а?! - Радостно закричал Рэйнфос. - Смотрите! Смотрите! Любуйтесь!
   Зрелище было воистину великолепное - черную армию окутало десятиметровым слоем грозовых облаков, превратив её из стотысячного войска в один большой громоотвод. Тысячи и тысячи молний стали весело метаться от одного монстра к другому, разрывая тех, как казалось, по доносившимся визгам, на мелкие кусочки. К сожалению, видеть этот праздник катода и анода во всей красе мешала слишком густая консистенция тучи, так что в основном приходилось только наблюдать зарницу и слышать предсмертный рык, рев, визг и писк. Однако, один, не в меру умный, монстр все-таки порадовал собравшихся на балконе - ища спасения в небе, он выпрыгнул вверх аж на двадцать метров, и очень эффектно был разрублен пополам догнавшей его снизу красивой ветвистой молнией. Несколько чудовищ, находившихся с краю, решили спастись бегством, но не пробежав и пяти шагов, рухнули дымящимися головешками.
   Сначала только юный император, а потом и все его слуги, радостно закричали, запрыгали и захлопали в ладоши, празднуя такую молниеносную (без кавычек) супер победу. Рэйнфос заскакал вместе с ними и, наверное, лопнул бы от счастья, если бы победную эйфорию вовремя не остудила Нелина.
  -- Придумано, конечно, очень остроумно. - Скептически начала она. - Но, к сожалению, надо признать, что высшей магией здесь и не пахнет, так что хорошо, если окочурится хотя бы половина монстров.
  -- Не мели чепухи, Нели! - Разозлился Рэйн. - Ты же сама видела, как "попрыгунчика" разрезало надвое, и совершенно очевидно, что то же самое случилось и со всеми остальными ублюдками, или по-твоему, если одна половина окочуриться, это не значит, что окочуриться и вторая: ноги будут бегать и брыкаться, а оторванная голова прыгать и кусаться!
  -- Даже спорить с тобой не буду! - Отрезала Нелина. - Сейчас сам увидишь.
   Игра с монстрами в "догони меня, молния" созданной Рэйнфосом туче, продолжалась, наверное, еще минут пять и, когда каждого "догнали" по несколько раз, ей, наконец, наскучило это незатейливое занятие, и она плавно растворилась в воздухе, давая всем полюбоваться прекрасным творением своих сияющих рук. К сожалению, сбылись самые плохие прогнозы, то есть прогнозы Нелины. Нет, конечно очень многие чудовища застыли в безмолвии, наполняя воздух ароматом жаренного мяса, однако, как это всегда бывает, нашлись и особо живучие твари, которые отделались лишь парой легких ожогов. Обычно, такие толстокожие чудовища заодно являются самыми здоровенными и сильными, данная ситуация была не исключением - гигантские монстры, похожие на динозавров, медленно поднялись с земли, отряхнув с себя останки своих дымящихся собратьев, и, не долго думая, вновь бросились в атаку. Кстати, популяция этих тварей составляла три четверти всех видов царства монструс-чудовикус, представленных данной армией.
  -- Моя магия была направлена на уродливых демонов, а не на откуда-то здесь взявшихся доисторических рептилий! - Попытался отмазаться Рэйн. - Эти крошки и так уже вымерли в большинстве миров.
  -- Хотел посмотреть, как я буду колдовать, так и скажи! - Парировала Нелина. - И не надо сюда приписывать каких-то там рептилий.
   Маг виновато улыбнулся, именно этого он и хотел.
  -- А вообще, чего я собственно переживаю. - Вдруг неожиданно спокойно сказала женщина. - Какое мне дело до того, что ты облажался. Энергии у меня накопилось на десять таких армий, пора уже заканчивать этот балаган. Ну-ка, расступись.
   Нелина выставила вперед руки.
  -- Отойдите от нее подальше. - Прикрикнул Нэйтин на стоявших возле чародейки. - Для вашей же безопасности.
  -- А то отдачей может что-нибудь оторвать! - Добавил он через секунду для пущей острастки.
   Все кроме Рэйнфоса в ужасе отскочили от Нелины и прижались к задней стене. Рэйн же, наоборот, стал назойливо крутиться за её спиной, приставая с глупыми вопросами.
  -- Нели, Нели, ну скажи, что это будет? Не томи. - С азартом начал он. - Хотя нет, стоп, не говори, я сейчас сам угадаю... Так, дай-ка подумать... Неужели "огненный вихрь"? Нет, вряд ли... Может, "пожирающее пламя"?... Тоже не то... Хм... О, всё, догадался, "обуглившиеся враги"!
   Нелина бросила в сторону Рэйна грозный взгляд.
  -- Что, неужели опять неправильно?! - С наигранным удивлением сказал маг и сразу же отошел подальше от чародейки, прекрасно понимая, что еще один вопрос, и все предложенные им варианты магической атаки для начала будут опробованы на самом предложившем, то бишь на нём.
   Руки Нелины затряслись от напряжения. Даже невооруженным глазом было видно, как она стягивает к себе нити магической энергии, как в её руки вливаются потоки великой силы, готовой в любую секунду по приказу чародейки преобразоваться в разрушающее и уничтожающее заклятие - золотые браслеты на её руках загорелись ярким пламенем, причем огненные язычки не растворялись в воздухе, как это обычно бывает, отрываясь, они делали несколько оборотов вокруг запястий и вновь впивались в породившие их магические украшения.
   Под ногами почувствовалась неприятная вибрация, и тут же из балконных дверей с пронзительным звоном вылетели все витражные стекла, рассыпавшись на тысячи разноцветных осколков. Где-то вдалеке загрохотало.
  -- Всё нормально. Без паники. - Успокоил Нэйтин побледневшего императора со свитой. - Небольшое землетрясение в таких ситуациях - обычное дело.
   От крутящихся огненных колец повеяло жаром, с каждой секундой становилось всё горечей, и терпеть это было невозможно, казалось, кожа вот-вот покроется ожогами и полопается, а они всё крутились и крутились. Оставалось только удивляться, как Нелина еще не сгорела заживо.
   И тут неожиданно всё затихло: и грохот землетрясения, и звук горящего огня, и шум продолжающегося внизу боя. Даже невыносимый жар, идущий от браслетов чародейки, куда-то исчез. Из всех окружающих звуков остался только один - бешенный стук собственного сердца. Тишина была поистине пугающая.
   Рэйнфос, не торопясь, как бы с некоторой ленцой, зажал уши двумя пальцами и медленно, наслаждаясь моментом, улыбнулся, а потом весело подмигнул Нэйту одним глазом.
   Огненные круги, всё медленнее и медленнее крутившиеся вокруг запястий чародейки, наконец сделали свой последний оборот и остановились - концентрация силы достигла предельного значения.
   И она ударила!
   Накопившаяся энергия наконец вырвалась на свободу. Вперед, от ладоней чародейки рванулись две гигантские струи ослепительного огня. Рванулись к черной армии, рванулись, чтобы уничтожать. Сначала тонкие, как нить, потом всё шире и шире, а под конец распростершись до предела, они встретили чудовищ стометровой толщиной адского пламени. Удар был столь смертоносным, что монстры не успели даже сдвинуться с места, не успели зарычать и зареветь, они даже не сгорали, они просто исчезали, мгновенно превращались в прах, в пепел, в ничто.
   А потом пришел и звук - шарахнуло так, что барабанные перепонки чуть через нос не вылетели, хорошо еще рты у всех были открыты. Тысячи дрожащих пальцев потянулись, чтобы заткнуть уши, но метаться, как говориться, было поздняк - сотни звонких колокольчиков забрались в каждое ухо и теперь будут жить там не меньше двух дней.
   Огненные струи исчезли. Всё! Вся эта "неосторожная игра со спичками" длилась не больше десяти секунд. Об ужасном вторжении черной армии теперь напоминало лишь огромное пятно расплавленного песка, сейчас уже превратившегося в мутное стекло, да немного пепла, кружившего над полем боя.
   Несколько секунд воины просто стояли и молчали, не веря в своё счастье. А потом воздух взорвался победным кличем! Все запрыгали, как дети и радостно замахали руками. Наступила настоящая эйфория - выжившие бойцы стали обниматься друг с другом, кто-то плакал от счастья, кто-то смеялся, некоторые упали и стали кататься по земле. Ханские воины навсегда превратились в братьев, а свои уж и вовсе в "мать родную".
   На дворцовом балконе творилось примерно то же самое - все прыгали и кричали, как сумасшедшие. Даже строгая виновница торжества, поддавшись общему ликованию, позволила себе весело засмеяться и захлопать в ладоши (видимо сама себе). От навалившейся "белой" зависти, Рэйнфос сначала захотел съязвить, и сказать что-нибудь в стиле: ''Никогда не видел, чтобы так глупо расходовали силу, ты бы еще чистой энергией их сожгла'', но потом немного подумал и сказал: ''Отлично! На этой сковородке теперь можно три дня яичницу жарить и картошку печь!''
  -- ...Ух, чувствую себя, как бутылка с вином, халявно выставленная барменом на дегустацию - полное опустошение. - Делилась впечатлениями Нелина. - ...Что, что говоришь, Рэйн?
  -- Яичница, говорю, будет вкусная, с ароматом жаренного бекона! - И Рэйнфос засмеялся с остальными.
   Активный обмен впечатлениями шел наверное еще минут пятнадцать, до тех пор, пока каждый ни рассказал свою абсолютно уникальную хронику событий, а уж фраза-то "а когда долбануло, я чуть не..." прозвучала наверное раз сто.
  -- Ладно, порадовались и будет. - Наконец сказал Нэйтин. - Убирайте вот эту гадость и сваливаем.
   На небе до сих пор виднелось серое пятно со шрамом.
  -- Нет, Нэйти, давай-ка ты сам. - Ответил Рэйн. - Это совсем не сложно, мы с Нели тебе поможем.
  -- Считаешь? - Вяло сказал молодой маг. - Хм... ну ладно, попытка - не пытка.
  -- Что значит попытка - не пытка?! - Возмутилась Нелина. - Одно неточное действие, Прорыв вновь рвется и, как говориться, начинай игру с начала.
  -- Ну, в смысле, это... буду стараться. - Занервничал Нэйт.
  -- Да не слушай ты её, дружище. - Вмешался Рэйнфос. - У неё одни игры на уме. Ты, главное, не волнуйся, я подстрахую. Давай.
   То, что произошло дальше, потом вспоминалось Джимми, как в страшном сне. Он видел, как Нэйтин сосредоточенно посмотрел на небо, как на его груди загорелся медальон, и как нависшее серое пятно стало постепенно уменьшаться в размерах. Он слышал, как Нелина говорила молодому магу какие-то похвальные слова, как Рэйнфос хихикал над своими же, на ходу сочиненными, шутками. И всё вроде бы казалось нормальным и правильным, если конечно можно применить эти понятия к данной ситуации. Но вдруг что-то случилось, что-то пошло не так, Джимми сразу это понял. Глаза Нелины расширялись от ужаса, Нэйтин схватил его за руку и больно дернул, подтащив вплотную к кричавшему что-то чародейке Рэйну. Со стороны пятна последовала яркая вспышка белого света, яркого настолько, что даже закрыв глаза, он чуть не ослеп. Ощущение опоры под ногами неожиданно исчезло. Тело практически перестало ощущаться, оно как будто бы стало легким, как перышко. Перед глазами Джимми замелькали красные и серые цвета, казалось, он куда-то летит со страшной скоростью. К горлу подступила тошнота, сознание стало покрываться темной пеленой.
  -- Наверное я умер. - Пронеслась в голове страшная мысль. - А это последние всплески разума, остаточные галлюцинации.
   Несколько секунд перед глазами еще продолжалось красно-серое мерцание, а затем исчезло и оно, осталась только тьма. Тело вновь стало ощущаться, точнее, нет, стал ощущаться холод, который оно испытывает. А потом последовал удар, страшный удар, удар всем существом, всем телом, каждой косточкой, каждой мышцей. Боли не было.
  -- Ну вот и всё. - Успела мелькнуть в голове банальная мысль "классического страдальца".
   Сознание угасло.
  
  

Глава 9.

  
   Несколько секунд разумом владело полное забвенье. Потом сквозь затуманенное сознание пробилась едва ощутимая искорка жизненного огня. Где-то далеко-далеко зазвучал тихий смех. Сомнений не возникло. Смеялся Рэйн.
  -- Жив! - Закрутилась в голове радостная мысль.
   И в это же мгновение пришла боль. Жизненный огонь вспыхнул ярким пламенем. Джимми застонал.
   Чьи-то сильные руки подхватили его подмышки и поставили на ноги. По лицу хлестанул ледяной ветер, больно обжигающий уколами крупных снежинок, которые, казалось, пробивали привыкшую к теплу кожу чуть ли ни насквозь.
  -- Как ты, Джимми? Жив? Не ударился? Больно? - Раздался взволнованный голос Нэйтина, озвучивший стандартный набор глупых вопросов.
  -- Нет, всё в порядке. - Тоже стандартно соврал мальчик измученным голосом. - Только я ничего не вижу!
  -- У тебя же глаза закрыты! - Еще сильнее занервничал маг. - Попробуй открыть! Может быть поможет!
   Джимми воспользовался советом.
  -- Ничего не изменилось. - Жалобно пропищал он. - Я ослеп?
  -- Мир ослеп! - Встрял Рэйнфос. - Сейчас ночь!
   Мальчик напряг зрение и все-таки сумел различить едва заметный человеческий силуэт. В эту же секунду из указательного пальца Рэйнфоса выскочил маленький огонек, осветивший его веселое лицо, но, видимо, маг что-то напутал, потому что гримаса его сразу же исказилось, и он быстро задул огненный язычок, схватившись пострадавшей рукой за ухо. И вновь лишь мрак.
  -- Рэйн?... Что случилось? - Снова послышался голос Нэйтина. - Рэйн, ты тут?
  -- ...Да тут я, тут! - Раздраженно буркнул Рэйнфос. - Обжегся!... Почему когда дело доходит до магии, всегда я первый?! Армию демонов уничтожить - Рэйн, успеть телепортировать себя и еще троих балбесов за одну секунду - Рэйн, вызвать огонь из пальца - опять Рэйн!
  -- Потому что ты самый крутой маг во вселенной! - Отделался Нэйтин.
   Через секунду на ладони Рэйнфоса вновь вспыхнул огонек, озаривший его довольное лицо. Маг тряхнул рукой, и только что созданный источник света переместился на землю, постепенно разгоревшись до небольшого костра.
  -- Ну как вам полет?! - Наконец воскликнул он. - По-моему, чудесно!.. Ну прическу конечно немного попортило, не без этого, но лично я приземлился на ноги!
  -- Я тоже. - Угрюмо ответил Нэйт, попробовавший отпустить Джимми и с трудом успевший схватить его снова, когда тот стал падать.
  -- Интересно, а Нели? Наверняка головой вперед! - Рэйн осмотрелся по сторонам. - Эй, где она?!
  -- Да, тут я, тут. - Послышался обиженный женский голос, и из темноты вышло какое-то хромающее, растрепанное и чумазое существо. - Ну, как вы?
  -- Очень холодно, хреново, чудесно! - Ответили соответственно Джимми, Нэйтин и Рэйн. - А ты как?
  -- Без последнего. - Буркнула Нелина. - Но сейчас не об этом. Надо подумать, как будем докладывать о случившемся... Сейчас ведь прибегут всякие злорадные...
  -- Да чего там думать! - Воскликнул Рэйн. - Нашла, о чём беспокоиться!... Валите всё на меня. Я урою их, как детей!
  -- Нет. - Угрюмо ответил Нэйт. - Это я во всем виноват. Я и должен отвечать перед Советом...
  -- Да какое там виноват! - Перебил его Рэйнфос. - Прорыв с "сюрпризом" - шанс один на миллион! Здесь никто ничего не смог бы сделать. Но ты ведь на все обвинения будешь лишь гордо краснеть, в то время, как надо всего на всего рассмеяться в лицо и аккуратно перевести стрелки на то, как кто-нибудь, там, напился на посту, или еще чего... К тому же, если узнают, что мы с Нели доверили закрывать этот каприз пространства тебе, плакал мой отпуск.
  -- Так что все-таки случилось?! - Наконец вмешался Джимми. - Скажет мне кто-нибудь или нет?!
   Маги переглянулись.
  -- ...Э, ну понимаешь ли... к сожалению... - Замялся Нэйтин. - В общем...
  -- Крепись, Джимбо. - Подхватила Нелина. - Как бы тебе сказать...
  -- Взрыв! Большой взрыв! Все погибли! - Как молотом ударил Рэйнфос по детской голове.
   Наступило неловкое молчание, только лишь вой холодного ветра нарушал тишину. Нелина бросила в сторону Рэйна укоризненный взгляд.
  -- То есть? - Задребезжал голосом Джимми. - Какой взрыв?
  -- Большой! - Еще раз повторил Рэйн.
  -- И, что, город... - Глаза мальчика взмокли.
  -- Стерт с лица земли!
  -- А...Арми-ми-я, мои-и люди? - По лицу потекли первые слезы.
  -- Обуглилась!
  -- Но...
  -- Увы!
  -- А Фа-фа-тих?...
  -- Достиг температуры...
  -- Рэйн! - Наконец крикнула Нелина.
  -- Э... Больно не было. - Попытался исправиться маг, но "хоть немного соображать" надо было раньше, Джимми громко заплакал.
  -- Идиот! - Гаркнула Чародейка. - Это же ребенок!
  -- К тому же очень храбрый и стойкий! - Сделал Рэйн первую попытку успокоить мальчика.
   Попытка не удалась - Джимми продолжал пронзительно рыдать.
  -- Ну не реви, ты что, девчонка?
   Вторая попытка тоже потерпела фиаско, как, впрочем, и следующие три в исполнении Нелины: "не плач малыш, успокойся маленький", "ты уже совсем взрослый мальчик, а плачешь, как ребенок" и даже "он пошутил, никакого взрыва не было, все живы и здоровы".
  -- А-а-а! - Рэйн схватился за голову. - Ну кто-нибудь, успокойте его! Не могу слушать, как рыдают дети!
  -- Сам виноват! - Крикнула чародейка. - Кто тебя просил?...
  -- Ну как это, кто просил! По-моему, Джимми имеет право знать, что вся его жизнь сгорела дотла, разве нет, Нели?
   Концовку фразы заглушил истерический детский визг.
  -- ... - Ответила Нелина.
  -- Ну что ж. - Грустным голосом продолжил покрасневший Рэйнфос после некоторой паузы. - Остается последний способ: когда он очнется, то, наверное, уже не будет плакать.
   Между пальцев правой руки мага забегали маленькие молнии. Затем последовал шлепок пощечины.
  -- Всё-таки ты неизлечим, Рэйнфос Халт. - Спокойно сказал женский голос.
  -- Да шучу я, шучу! - Совсем не спокойно ответил голос мужской, владелец которого потирал левую щеку.
   Разрядил обстановку Нэйтин.
  -- Вот, что я тебе скажу, Джимми. - Неожиданно вмешался он. - Конечно, всё это очень печально и грустно, но давай взглянем на произошедшее с другой стороны: во-первых, что ты, собственно, потерял? Свой город? Ты конечно извини, но в масштабах известной реальности, его и деревней-то назвать было трудно - со второго этажа любого дома можно сосчитать, сколько яблок висит на каждой яблоне в императорском саду, хотя чего там считать, конечно ноль - уже опухшие от голода дети поотрывали всё вместе с ветками. Кстати, на счет "императорского". Что это за империя такая, один город и пустыня?... Ну кого еще жалко? Людей? Треть населения - чиновники, торговцы и тому подобные толстопузы, ведущие абсолютно свинячий образ жизни, валяющиеся на роскошных диванах, которые уже с трудом их выдерживают, и беспрерывно жрущие; вторая треть - это те, кто грабят, обманывают, обворовывает и облапошивают первую треть, чтобы потом всё вернуть обратно путем просаживания награбленного в трактирах. Ну и последняя треть - те, кто решил работать, и поэтому они настолько бедны, что почему-то не могут даже помыться, так и ходят чумазыми, вонючими и сопливыми. Весь этот на половину развалившийся от дезертирства сброд, гордо называющий себя императорской армией, при первом же нашествии любого вражеского войска перешибается соплей и превращается в рабов... Может быть жалко власть?... Хм, ну и неужели тебе ни надоела вся эта свора кружащихся вокруг тебя слуг и придворных с настолько липовыми улыбками, что кажется, у них у всех запор; неужели тебе не надоело валяться в кровати до полудня и обжираться приторными пирожными и тортами?...
   Рэйн уставился на Нэйтина удивленным взглядом - последняя фраза была, мягко скажем, не кстати.
  -- Неужели, в конце концов, тебе не надоело, - продолжал вошедший в раж Нэйт, - сидеть целыми днями на троне и от скуки гадать, кто первый из твоего окружения решит, что почему, собственно, городом управляет какой-то сопляк, когда этим вполне мог бы заниматься он, и подсыплет тебе в кубок яд... Так что единственный, кого тут должно быть жалко, это Фатих. Джимми, ты меня прости, но, по-моему, он настолько стар, что вряд ли бы дотянул до того момента, когда можно выпить указанный выше кубок за тебя и, тем самым, продлить твою никчемную жизнь еще на пару дней. Ну и так далее, рассказывать, сколь несчастно было твое существование, я могу долго, но пора перейти к следующему вопросу: что ты приобрел?.. Ну во-первых, троих друзей в наших скромных лицах! А это, скажу тебе, важнее любой власти, и намного важней, уж поверь мне. А во-вторых, хм-м, посмотри-ка вокруг, разве приходилось тебе когда-нибудь видеть снег?!
   Джимми неожиданно замолчал.
   Нелина бросила в сторону Нэйтина потрясающе одобряющий взгляд, Рэйн беззвучно зааплодировал.
   Мальчик медленно поднял голову и посмотрел на магов взмокшими глазами.
  -- Вы правда будете моими друзьями? - Жалобно спросил он.
  -- Ну конечно правда, Джимми! - Уверенно ответил Нэйтин.
  -- Разумеется! - Опомнилась Нелина. - Если захочешь что-нибудь обсудить, о чем-нибудь спросить или просто так поговорить, всегда можешь рассчитывать на меня.
  -- А если кому-нибудь надо вырвать кадык, - Добавил Рэйнфос через секунду, - то на меня.
  -- Нэйти, ты правда будешь моим учителем? - Вдруг выдал мальчик. - Правда возьмешь меня с собой?
  -- Даю тебе слово Хранителя, так оно и будет! - Гордо ответил Нэйтин.
   Из глаз Джимми вновь покатились слезы, он подбежал к Нэйту, уткнулся ему лицом в грудь и обнял.
   Несколько секунд маги стояли в оцепенении, потом Рэйнфос смахнул наколдованную слезу и признался, что более трогательной сцены он не наблюдал с времен обнаружения им как-то раз в лесу выводка зайчат.
  -- Ох, Нэйти! - Воскликнул он. - "Я даю тебе слово Хранителя... - маг громко высморкался, - ...так оно и будет"! Ах, что за фраза, что за фраза! Теперь я не смогу заснуть, пока ни заполучу нового ученика и ни скажу ему то же самое.
  -- Кто-то идет, Рэйн. - Нарушала идиллию Нелина.
  -- Где?! - Маг стал крутить головой по сторонам. Откуда-то слева приближался одинокий факел. Слезы мгновенно испарились, губы приняли привычную для себя форму улыбки. - Так, ладно, вы здесь можете еще немного в соплях повозюкаться, а мне пора за дело.
  -- Э-э-эй, госпожа Заунд, господин Шэлон, вы живы?! - Послышался издалека взволнованный голос. - Ау-у, это вы?!
  -- Хех, а меня даже не упомянул! - Удивился Рэйн. - Видать никто и не знает, что я был с вами... Хм-м... Интересненько... Так, по-моему, здесь всё очевидно...
  -- Даже не думай, Рэйнфос, слышишь! - Возмутилась Нелина. - Я тебе сбегу!
  -- Ну ладно, ладно. - Проворчал Рэйн обиженным голосом и пошел в сторону приближающегося факела. - Вот хамьё! Хотел их взять с собой, а они... Ну разве не прекрасная идея, сделать вид, что все погибли, а самим проваляться месяц-другой на пляже!
   Фигура мага растворилась в темноте.
  -- Господин Халт?! Это вы?! - Послышался через несколько секунд тревожный голос. - Так вы тоже были на задании? Я вроде бы видел вас...
  -- Я тоже видел себя собирающимся в отпуск, Крэг, и вдруг меня хватают и чуть ли ни силой затаскивают в портал...
  -- А взрыв, взрыв какой!
  -- Опа, а про взрыв ты откуда знаешь?
  -- Да как же тут не знать! Такая волна! Уж всем всё известно, я просто раньше других прибежал... Ох, а где же госпожа Заунд и господин Шэлон, надеюсь они живы?...
  -- Да чего ты пристал к этим неумехам?!... Ну, хорошо, если тебе интересно, я спас их задницы!
  -- А где?...
  -- Послушай, Крэг, а откуда взялся этот снег? Я вот здесь у себя в памяти покопался и вспомнил, что утром вроде бы еще лето было.
  -- Так это по общему соглашению! Пожары что-то в последнее время уж больно разбушевались, а мокнуть никому не хотелось, вот и наколдовали снежную бурю...
  -- А ночь кто намутил?
  -- О, здесь совсем другая причина. Пару часов назад Господин Гэлиант...
  -- Так-так!
  -- В общем, применил он "разрывающую вспышку" и, как это у вас водиться, естественно, никого не предупредил... У всех так глаза болели, по себе знаю, что пришлось срочно затмить солнце "непроглядной темнотой".
  -- Слушай, надо же как у вас здесь интересно!.. Стоит на полдня отлучиться, как эти болваны превращают теплый летний день в ужасную леденящую мглу... Хм, а у тебя, я смотрю, пальтишко неплохое.
  -- Так что же...
  -- Спасибо!
  -- ...всё-таки случилось?
  -- Ну хорошо, слушай...
  -- ...Почему я не могу пошевелить руками? - Жалобно пролепетал Джимми. - И ноги как-то странно дрожат.
  -- Это называется холод, малыш. - Ответила Нелина.
  -- ...а во дворце мы попали в очень хитрый и заковыристый лабиринт и, видимо, блуждали бы там до сих пор, если бы не моя чудесная интуиция и ориентация в пространстве...
  -- Да какой же это холод! - Возразил Джимми через пару секунд. - Холодно мне было всего два раза в жизни: первый раз, когда заболел, и меня лихорадило, а второй, когда спрятался от нянек в подвале. Вот то был холод, а сейчас как будто бы кожу живьем сдирает - минус тридцать наверное, а то и минус пятьдесят!
  -- ...всё это трехсот тысячное ханское войско Нэйти переразрывал голыми руками, хотя заслуга в этом разумеется моя и только моя, ведь это я научил его так драться...
  -- Да при минус пятьдесят, ты бы рот открыть не смог! - Возмутился Нэйтин. - Сейчас не многим меньше плюс пяти, так что перестань ныть, Джимми!
  -- ...я никогда не видел такого Прорыва - не меньше миллиона тварей! Хотя порвал я их без особого труда - быстро и красиво! Потом Нели дожгла раненных, ну а дальше ты уже знаешь - взрыв, и я всех спасаю!..
  -- Ну что ж, рассказ Рэйна мне понравился, красиво загибает, -послышался откуда-то сзади мягкий голос, - а теперь хотелось бы услышать, как всё было на самом деле. Привет Нелин, привет Нэйт.
  -- Ну здравствуй, Шолт. - Довольным голосом ответила Нелина, даже не оборачиваясь. - Давно подслушиваешь?
  -- Давно. - Из темноты вышел юноша лет восемнадцати с длинными волосами и изящными чертами лица.
  -- Привет, друг! - Обрадовался Нэйтин. - Как ты так быстро успел прибежать?!
  -- Бегают только идиоты. - Пафосно ответил юноша. - Так что, неужели действительно Прорыв с "сюрпризом"?.. Мне вот что-то подсказывает, причина взрыва совсем иная, и имя ее на букву "Р".
  -- Да нет, Шолт, у Рэйна сейчас нет энергии, чтобы устроить такой взрыв. - С насмешкой ответила Нелина. - "Сюрприз" действительно был.
  -- У Рэйна нет энергии? - Юноша обвел магов высокомерным взглядом. - Это он вам такое сказал?... Рэйнфос великий маг! По сравнению с ним все остальные - соски-пустышки! Какое еще "нет энергии"?!
  -- Ну ты и сказанул! - Буркнула покрасневшая Нелина. - А как же маги Совета?!
  -- Не смеши. Энергии у них конечно много, но вот боевой практики...
  -- Да все равно они...
  -- Ну хорошо, хорошо, уговорила - в Совете просто пустышки!
  -- А как же на счет Стражей?! - Никак не унималась оскорбленная чародейка.
  -- Стражи? Они же только и умеют, что мечом размахивать, да сквозь миры прыгать.
  -- Зато они почти бессмертны! - Вмешался Нэйтин.
  -- Ну, знаешь ли, против меча мы все бессмертны, а вот от какой-нибудь "стрелы стихий", я тебя уверяю, одни перья полетят! - На лице Шолта появилась язвительная улыбка, он никак не ожидал, что "подкол" возымеет такой эффект.
  -- Все равно, ты не прав! - Нелина никак не хотела признать, что она пустышка. - В конце концов есть Неус...
  -- Неус - бог! Причем тут Неус?
  -- Ах, если бы твои слова были правдой. - Чародейка вздохнула. - Мы бы сейчас жили, как в раю, а не воевали с этими... Но Неус не бог, и Рэйнфоса он завалит!
  -- Без вопросов. Завалит. - Юноша весело засмеялся. - Но, Нели, чего общего между тем, что кто-то кого-то завалит, и тем, что ты пустышка!
  -- Хватит издеваться, Шолт! - Гаркнула Нелина. - Достали вы меня со своими тупыми шутками, аж голова трещит!... А мне ведь, между прочим, сейчас и так еще придется объясняться со всякими уродами вроде Ларта!
  -- Я бы на твоем месте говорил чуть потише. - Спокойно ответил юноша. - ... Да чего вы головой крутите, вон он, на подходе к Рэйну и Крэгу, ослепли что ль?
  -- Халт! - Раздался в эту же секунду неприятный голос. - Каково черта ты тут делаешь?!
  -- Я между прочим вернулся с задания, - парировал голос Рэйна, - а вот зачем ты притащил сюда свою задницу, мне не понятно!
  -- Не указывай мне, Халт, куда я должен притащить... придти, а куда, нет. - Проворчал неприятный голос. - Где эти... Заунд и Шэлон?!
  -- Они погибли. - Мгновенно отреагировал Рэйн.
  -- Да?! А кот это там возле костра?!
   От одной из трех неясных человеческих фигур, окруживших факел, оторвался яркий огненный шар, который быстро взлетел вверх - в радиусе тридцати метров стало светло как днем. Рядом с Рэйнфосом стояли двое - низенький толстяк с удивленным выражением лица и высокий худощавый человек с крючковатым носом и узкими глазами.
  -- О, Шолт! Приветик! - Весело крикнул Рэйн.
  -- Приветствую тебя! - Не менее задорно ответил юноша.
   Оба мага обменялись приветствиями, максимально не замечая Ларта.
  -- Как же погибли! - Забрызжил слюной последний. - Вот они, голубчики... А что это за ребенок?!
  -- Неужели непонятно? Это правитель того города, который мы спасл... э-э-э, пытались спасти! Ведь в любом бою, даже проигранном, самое главное, это уберечь от гибели высшие чины и сохранить стяг, разве я не прав?! - Рэйнфос повесил на лицо гримасу недоумения и достал из кармана что-то, напоминающие грязный платок.
  -- Спасение одного человека вас не оправдывает! - Рявкнул Ларт. - Прошу заслушать предъявляемые вам обвинения! Вы осуждаетесь...
  -- Тьфу ты! - буркнула Нелина. - Еще и пяти минут ни прошло с того момента, как мы прибыли, а этот осел уже здесь. И как вы все умудрились нас найти?
  -- Ну лично я просто очень хорошо знаю место, куда приземляется дымящийся, истекающий кровью, израненный и так далее Рэйн после "выполненного" задания, Ларт наверняка потратил уйму энергии, чтобы найти вас и "пожурить" первым, ну а Крэгу, как и всем дуракам, просто повезло, наверняка он наткнулся на вас совершенно случайно.
  -- ...засунь свои обвинения! - Раздался яростный крик Рэйнфоса. - И послушай меня!... Во-первых, данные по месту назначения были указаны абсолютно не верно - пришлось полдня тащиться по пустыне; во-вторых, полагающейся еды и воды выдано не было - мы чуть не сдохли от голода и жажды; в-третьих, перед Прорывом нас атаковало людское войско - пришлось потратить уйму энергии, защищаясь от его смертоносных атак, к тому же здесь надо учитывать и моральный аспект - одно дело убивать монстров, и совсем другое - людей; в-четвертых, Прорыв был настолько ненормально огромным, что магической энергии в выданном кристалле хватило только на то, что бы трещина всего лишь поморщилась - пришлось опять тратить собственную; в-пятых, монстров высыпало такое количество, что надо было посылать, как минимум, десятерых Хранителей, хотя в данном случае справились, и слава им, трое; в-шестых, вышеуказанные твари обладали повышенной живучестью - их не брали ни молнии, ни огонь, и только благодаря титаническим усилиям нашего отряда, удалось уничтожить всех монстров до единого; в-седьмых, при окончательной терминации Прорыва были нарушены связи полюсов внутри пространственных дезориентаций, что в простонародье называется "сюрпризом", случается в один из сорока двух тысяч триста сорока шести раз и приводит к небольшому в масштабах известной реальности взрыву, способному, однако, уничтожить город, страну, материк; в-восьмых, телепортация за доли секунды непременно ведет к "тряске" в момент перемещения и к неминуемому столкновению с землей, скажем так, не ногами; в-девятых, какие-то идиоты умудрились наколдовать вьюгу, и вышеуказанный геройский боевой отряд встречают не овациями и фанфарами а смертельным холодом и тьмой; ну и, наконец, в-десятых, и после всего этого какой-то ублюдок пытается зачитать мне обвинения! Ларт, да я сейчас тебе нос сломаю!
   Ларт попытался было что-то возразить, но не успел открыть рот, как Рэйнфос вновь обрушился на него с новыми контр упреками и претензиями.
  -- Интересно, и долго они будут спорить? - Подумала вслух Нелина. - Неужели Ларт не понимает, что судиться с Рэйном, имей ты хоть тысячу доказательств его вины, занятие сколь бестолковое, столь и опасное - в результате во всем обвинят тебя самого.
  -- Да нет, Нелин, долго им спорить не придется. - Усмехнулся Шолт. - Похоже, что у нас еще один встречающий.
   В эту же секунду все маги замолчали и посмотрели куда-то в сторону. Джимми не понял, что они там пытались увидеть, но любопытства ради тоже уставился туда же. Прямо на них из темноты вылетел ангел. Впечатлений от одного дня было достаточно - Джимми упал в обморок.
  -- Страж приветствует Хранителей! - Раздался громогласный голос.
  -- О, привет, Мэл! - Ответил Рэйн.
  -- Хранители приветствуют Стража! - Ответили остальные, присев на одно колено.
   Мэлор мягко приземлился около Нэйтина.
  -- Сам крылатый пожаловал. - Усмехнулся Рэйнфос. - Опять что ль "в путь, дабы вершить великие дела"? Вы чего там у себя в замке Света - ополоумели? Или десять минут между заданиями сейчас считается вполне достаточным отдыхом? Да-а-а, отстал я от жизни, отстал.
  -- Вы что, только с задания? - Мэлор с улыбкой на лице посмотрел на чумазую Нелину. - А я-то думаю, откуда такая волна магической отдачи... И много людей загубили?
  -- Да, считай, почти никого! - Развел руками Рэйн. - Ну тысяч двадцать - тридцать. Кстати ты же у нас представитель Совета! Ну-ка, рассуди нас с Лартом, кто прав - я или он?
  -- Ты. - Спокойно ответил Мэлор.
  -- Но... - Попытался что-то возразить Ларт.
  -- Перейдем к делу. - Перебил его Мэл. - Мне, собственно, нужен только Нэйтин, задание для него, остальные могут идти на все шесть сторон.
   Как ни странно, почти все маги сразу же покорно развернулись и ушли. Остался только Нэйтин, Джимми, и... впрочем, не трудно догадаться, кто.
  -- А что это за ребенок здесь валяется?! - Удивился Мэлор, только сейчас заметивший Джимми.
  -- Ох, так это же новый ученик Нэйта, я совсем забыл вас представить друг другу! - Воскликнул Рэйн. - Парень притомился и решил немного вздремнуть.
  -- Новый ученик?! - На лице Мэлора появилась некоторая озадаченность. - Ну хорошо, он может остаться.
  -- Спасибо. - Спародировал Рэйнфос детский голос.
  -- А вот ты, Рэйн, проваливай. - Усмехнулся Страж. - У меня сейчас слишком мало времени, чтобы выслушивать после каждого своего слова десять твоих.
  -- Да не гони, Мэл! - Рэйнфос замахал руками. - Я тоже хочу послушать.
   Мэлор решил попробовать грозный взгляд. Не помогло - Рэйнфос в ответ попробовал свой излюбленный дворняшечий взгляд.
  -- Ну ладно, ладно, оставайся. - Мэлор засмеялся. - В конце концов, какая разница, будешь ты здесь стоять или отойдешь на десять метров в сторону и наколдуешь "чуткий слух".
   Из темноты послышалось хихиканье.
  -- Все равно вы ничего не поймете. - Продолжал Мэл. - Информации очень много, она сверх секретная, и есть такая поговорка: "знает один - знает один, знает один Рэйнфос - знает еж морской глубоководный", поэтому я дам задание Нэйту мысленно, в зашифрованном виде и скомпоновано.
  -- Как это - скомпоновано? - Удивился разочарованный Рэйн.
  -- Ну, то есть одна секунда, и ты уже подлизываешься к Нэйту, пытаясь выведать у него что-нибудь о новом задании.
  -- О, а кстати, хорошая идея! - На лице Рэйнфоса вновь появилась улыбка. - Спасибо, что намекнул, Мэл. Нэйти мне сейчас все и расскажет.
  -- Если дар речи не потеряет. - Подумал Мэлор. - Ну что, Нэйтин, ты готов?
  -- Готов. - Быстро ответил молодой маг.
  -- Ну, тогда "лови".
   Их взгляды пересеклись. Через секунду на мозг Нэйтина обрушился поток новых знаний, а еще через секунду, глаза его чуть не вылетели из орбит, лицо побелело - Нэйтин с трудом удержался, чтоб не взвизгнуть.
  -- Ну рассказывай, Нэйти, рассказывай! - Занервничал Рэйн. - Что ты стоишь, как истукан, говори же.
  -- Ты понимаешь, какая ответственность свалилась на твои плечи, Нэйтинор? - Стальным голосом спросил Мэлор. - Понимаешь, сколько от тебя теперь зависит?
   Нэйт неуверенно качнул головой.
  -- Ничего ты не понимаешь! - Еще более сурово крикнул Страж. - Если бы понимал, упал в обморок, как твой ученик!
  -- Да что ж это такое! - Рэйнфос чуть ли ни рвал на себе волосы от неведения. - Нету в мире справедливости! Как только что-то интересное, сразу: "Рэйн, а ты проваливай"!.. О, стоп, придумал! Давай, я вместо Нэйта пойду на задание, а он вместо меня в отпуск! Нэйти, ты со мной согласен?!
   Нэйт уверенно качнул головой.
  -- Да, пожалуйста, меняйтесь. - Неожиданно спокойно отреагировал Мэлор. - Только учти, Рэйн, в течении нескольких лет нельзя будет пользоваться магией и...
  -- Что за пургу ты несешь?! - Перебил его Рэйнфос. - А кто мне запретит?!... Нэйти, дружище?
  -- Да, Рэйн. - Удрученно сказал Нэйтин и посмотрел на него таким молящим взглядом, что абсолютно любой прочитал бы в нем: "ну может все-таки поменяемся?"
  -- До свидания! - Неестественно громко крикнул Рэйн и скрылся в мгновенно созданном им портале, который так же мгновенно исчез, оставив после себя теплый воздух и запах моря.
   Нэйтин повернулся к Мэлору, чтобы что-то спросить, но так и застыл - рядом со Стражем сверкал еще один портал.
  -- Прямо сейчас?! - Вскрикнул Нэйт. - О нет, Мэл, нет! А как же...
   Договорить он не успел - Мэлор водрузил ему на руки бессознательное тело Джимми и надел на шею походную сумку.
  -- Нет, Мэлор! - Взбунтовался Нэйт. - Я отказываюсь от этого задания! Считаю, я не достоин...
  -- Что, совсем ни в какую?! - Мэлор повесил на лицо разочарованное выражение.
  -- Совсем! - Уверенно ответил Нэйт.
  -- Ну что ж, тогда придется взять Рэйнфоса, тем более он как раз вернулся. - Мэлор посмотрел за спину молодого мага.
   Обрадовавшийся Нэйтин развернулся, готовясь увидеть довольное лицо своего бывшего учителя, но к своему удивлению увидел только темноту. Чья-то сильная рука схватила его за запястье и сильно дернула в сторону портала.
  -- Удачи тебе, Нэйтин! - Успел он расслышать удаляющийся голос Мэлора. - Она тебе понадобится!
   Дальше был только свист в ушах и мерцание перед глазами.
  
  

Глава 10.

   Джимми очнулся. Он лежал спиной на мягкой траве. Еще недавно пронизывающая всё тело боль, как ни странно, совсем не ощущалась, однако пошевельнуться он пока что не решался. Холода тоже не было, как, впрочем, и жары - лицо приятно обдувал легкий теплый ветерок. Воздух благоухал сладким летним ароматом. Кругом слышалось мелодичное пение птиц.
   Джимми медленно открыл глаза... Да нет, он лежал не на траве, разве можно называть таким грубым словом эти великолепные цветы, окружающие его со всех сторон - Джимми не знал, как они называются и никогда не видел таких раньше, но розы, что росли у него в саду, теперь казались ему скрюченными уродцами. Прямо над ним нависали гигантские кроны каких-то неведомых лиственных деревьев. С ветки на ветку игриво перелетали маленькие разноцветные птички, в общем-то очень похожие на привычных глазу попугаев, только не с таким шнобелем и в вокале посильнее раз этак в сто.
   Джимми перевел взгляд чуть в сторону - над землей еще не успела рассеяться утренняя дымка, что превращало пробившиеся сквозь листву лучи солнца в золотистые дорожки света, по которым из стороны в сторону неторопливо прогуливались маленькие пушинки. А немного правее раскинулся густой кустарник, весь усыпанный сочными красными ягодами, размером с грецкий орех...
   Вот я дурак-то! Думал, что выжил! Да просто меня сначала по ошибке в ад забросило... Ну да, да, конечно! Со мной же одни убийцы были! Взять хотя бы Рэйнфоса или Нелину, они же погубили тысячи божьих тварей... Ну, подумаешь, уродливые, может быть для них уродливые мы. А уж Нэйтин-то, вообще, собственными руками перекромсал целую армию людей. Все трое - ужасные грешники! А Богу-то, ему ведь некогда разбираться, у него и так дел хватает - скрутил нас всех в кулек, да и закинул в ад, причем так жестко закинул, помнится, чуть все внутренности через одно место не повылетали от удара... Бррр, ну и ужас, даже вспоминать страшно - боль, холод, темнота, а ведь я-то никого не убивал, я не виноват! Хорошо еще вовремя прилетел добрый ангел и забрал меня куда полагается - в рай. Здесь чудесно...
  -- Ну наконец-то! Очнулся! - Послышался вдруг голос Нэйтина. - Я уже устал тебя на руках тащить... Ну чего разлегся?! Вставай давай!
   Хм, а теперь наоборот - Нэйта случайно забросили в рай... Что-то там у них на небесах слабовато с сортировкой - система явно устарела.
   Джимми встал. Тело сразу же заболело, занемело, зазудело и захотело есть.
  -- А ты что делаешь в раю? - По инерции спросил он, уже прекрасно понимая, что озвучивает чушь.
  -- Что, никак проснуться не можешь? - Усмехнулся Нэйтин. - Есть хочешь?
   Джимми качнул головой.
  -- На, держи. - Нэйт протянул ему деревянную миску с какой-то мутной жидкостью. - Это суп из куропатки, я сам варил.
  -- А где куропатка? - Мальчик сморщился. Цвет и запах предложенного кушанья ничего хорошего не предвещал.
  -- Я не думал, что ты очнешься так быстро. - Стал оправдываться Нэйтин. - Куропатку я съел, да и бульон бы похлебал, если б не...
   Джимми закашлял и стал отплевываться.
  -- Ну, как тебе рай? - Улыбнулся маг.
  -- Га-а-адость. - Прокряхтел мальчик.
  -- Знаю, знаю, немного пересолил. - Нэйт сделал виноватое лицо. - Ну хватит морщиться, ишь, надулся! Ты бы еще блева... Джимми!..
  
   Они шли целый день. За все это время Джимми не обронил ни слова, только лишь беспрерывно вертел головой по сторонам, рассматривая окружающую их невиданную природу. Лес был удивительно разнообразным - то длинные идеально ровные стволы деревьев, оканчивающиеся крохотной кроной, то, наоборот, толстые и корявые, они закрывали солнце раскидистой листвой, дающей место для обитания целым стаям птиц, белок и прочего лесного зверья. Иногда даже попадались деревья, для обхвата которых не хватило бы и десяти людей, из таких гигантов вполне можно было сделать небольшой дом, если вырубить у них сердцевину и прикрепить дверь, ну или наделать уйму досок и сколотить их всех воедино. Конечно, не все деревья были столь огромными и высокими, встречались здесь и небольшие деревца и кустарники, но все они, без исключения, или цвели или плодоносили сладкими фруктами и ягодами, как бы оправдываясь перед природой за свой размер.
  -- Какая интересная здесь растительность! - Наконец не выдержал Джимми.
  -- В каком смысле? - Не понял мальчика Нэйт.
  -- Ну как это в каком! Посмотри хотя бы вон на то дерево, в нем же дыра! А только что из нее выглянул песчаный суслик.
  -- Ну если тебя удивляет белка, поселившаяся в дупле, то извини...
  -- Или вон, смотри, смотри! - Закричал Джимми. - Смотри, какой чудной ствол вон у того...
  -- Да видел я все эти стволы тысячу раз! - Усмехнулся Нэйтин. - Это еще что, бывают деревья с белоснежным стволом покрытым черными пятнами, почти как зебра.
  -- Да не бывает таких! - Надулся мальчик.
  -- Еще как бывает! Березой называется.
  -- Березой?! - Джимми посмотрел на своего учителя уничтожающим взглядом. - На ходу что ль сочиняешь?
  -- Береза, это еще ладно. - Не понял сарказма Нэйт. - Бывают деревья вообще без листьев, все ветки у них покрыты маленькими иголками и...
  -- Ну ты и темнота! - Джимми засмеялся. - Такие, как ты выразился, деревья, называются кактусами! И не надо обзывать их какой-то берёзой.
  -- Послушай, умник! - Разозлился Нэйт. - Все твои познания о жизни умещаются в трех словах: пустыня, верблюд и пальма! Поэтому не надо учить меня, что такое кактус и что такое ёлка!
  -- Как-как ты сказал? Ёлка? - Джимми продолжал хихикать. - Ну это у тебя вроде бы посозвучней получилось. Делаешь успехи.
  -- Отлично! Давай поступим так! - Съехидничал Нэйт. - Если мы встретим ёлку и она окажется кактусом, я сяду на него, если же она окажется елкой, то заставлю тебя в одних штанах залезть по сучкам на самый верх! По рукам?!
  -- По рукам! - Ответил довольный мальчик...
  
  -- Ну вон же ёлка, я залезу на нее!
  -- Это пихта.
  -- Хорошо, тогда я лезу вон туда!
  -- Если ты имеешь ввиду вон ту сосну, то нет.
  -- Нэйтин!
  -- Да, Джимми.
  -- Я не полезу на это игольчатое чудище, и точка!
  
  -- ...Эй, наверху, там случайно не видно, скоро лес закончится?
  -- Да пошел ты! - Крикнул заплаканный мальчик. - Как я теперь отсюда буду слезать?!
  -- Так же, как и залез. - Бросил в ответ Нэйт. - Молча... Ой, что я говорю? Конечно же повизгивая и проклиная меня!
  -- Не буду! Если хочешь, сам заберись и сними меня!
  -- Ну, хорошо, если ты прямо сейчас спустишься, я разрешу тебе отвесить мне щелбан.
  -- Удар по морде!
  -- Озверел что ль?... Два щелбана.
  -- Пинок и десять фофанов!
  -- Без пинка, и давай слезай поскорей...
  
  -- Откуда же в такой маленькой ручке столько силы?! - Нэйтин потер лоб. - Джимми, тебе кто-нибудь говорил, что ты невыносим?
  -- Да, один раз говорили. - Ответил довольный мальчик. - Публичной казни на городской площади хватило, что бы этот единственный раз так и остался единственным.
  -- Хватит выдумывать! - Прикрикнул Нэйтин. - Нашелся - тиран!
  -- Ну, хорошо, больше не буду. Но тогда и ты перестань сочинять! Знаю я вас, магов! Сейчас скажет что мы в каком-нибудь другом мире, что выполняем супер секретное задание и... - Джимми поднял голову и встретился взглядом с Нэйтом...
  
  -- Я слушаю. - Выдавил он из себя после минутной паузы. - Рассказывай.
  -- Что ты хочешь узнать? - Ответил Нэйт приглушенным голосом.
  -- Всё.
  -- Всё, говоришь?... Нет, ну на всё уйдет куча времени и...
  -- Всё! Я хочу знать всё! - Изо всех сил заорал Джимми.
  -- Ну ладно, ладно, садись. - Сдался Нэйт через секунду. - Все равно уже смеркается, и выйти из леса до наступления темноты мы не успеем. Придется ночевать прямо здесь, так что пристраивайся поудобней и слушай. Только предупреждаю, рассказ получится долгий - не вздумай заснуть.
  -- Не вздумаю!
  -- ...Хм-м, с чего бы начать?
  -- С самого начала!
  -- "Сначала не было ничего" подойдет, или еще раньше?
  -- Еще раньше! - Крикнул по инерции Джимми, не поняв шутки Нэйтина.
  -- Хорошо, - засмеялся маг, - Начну с "еще раньше". Итак, с самого-самого начала не было ничего, потом что-то было, но что, я понятие не имею, так как не присутствовал...
  -- Ну хватит! - Обиделся Джимми. - Рассказывай нормально.
  -- На самом деле история возникновения бытия никому не известна, поэтому мы можем только предполагать и выдвигать гипотезы...
  -- Что-что выдвигать?
  -- Другими словами, считай, что первый мир просто появился из ничего!... Так, дальше, если ты не против, я пропущу пару миллиардов лет.
  -- Я против! Рассказывай всё!
  -- Ну, как скажешь... - Нэйт устало улыбнулся. - Из углерода, водорода, фосфора и кислорода выпрыгнула аминокислота, из аминокислоты выпрыгнули белки, из белков выпрыгнула амёба, из амёбы выскочил... э-э не уверен точно, но наверное какой-нибудь планктон, из него выплыла рыба, из рыбы выпрыгнула лягушка... нет, ну на самом-то деле из амёбы еще много кто повыпрыгивал, например, эвглена зеленая, из которой в свою очередь выпрыгнули все растения. Еще навыскакивала куча разных беспозвоночных, вроде дождевого червя, но они с тех времен не очень-то изменились, поэтому в дальнейшем про них мой рассказ умолчит. Да, кстати, к моменту выпрыгивания на сушу лягушки как-то незаметненько прошел первый миллиард лет. Извини, но подробней я не знаю.
  -- Пожалуй, подробней и не надо.
  -- Я тоже так думаю... Итак, из лягушки выпрыгнули динозавры, у кое-кого из которых выросли крылья, что позволило позже выскочить из них птицам, но об этом после, ибо в этот самый период случилось пожалуй самое значимое событие в истории. Точно никто не знает, что произошло, возможно был всплеск магической энергии, а может быть здесь поучаствовала десница божья, но в один прекрасный момент миры вдруг стали множиться как кролики...
  -- Стой, стой, у меня вопрос...
  -- Не перебивай!... Итак, с этого события прошло почти полмиллиарда лет. Разумеется, за такой срок в каждом мире произошли колоссальные изменения, менялись очертания материков, климат чудил везде по-разному, из динозавров повыпрыгивали абсолютно разные звери и так далее. Короче, между мирами не было бы ничего общего, если б ни Прорывы. Грубо говоря, пространство иногда глючит, и его маленькая частичка меняется местом с такой же частичкой, только находящейся в ином, параллельном мире, и тогда что угодно и кто угодно может попасть из одной реальности в другую.
  -- Но ведь, насколько я понял, Прорывы бывают очень редко...
  -- Намек понятен. Можешь не волноваться, паразиты наиболее приспособлены к переселению и размножению, поэтому вирусы, тараканы, крысы, сорняки и люди есть везде... Разумеется, кроме тех миров, в которых отсутствуют условия для жизни.
  -- То есть - отсутствуют?
  -- Ну, например, нет кислорода или температура минус сто. В таких, соответственно, обитают только вирусы и тараканы... ах, да, ну и маги конечно. Кстати, я забыл сказать, что миров намножилось не так уж и много - около двухсот.
  -- Постой-ка, а магам-то зачем жить в "минус сто"?
  -- Ну, как это - зачем! - Нэйт поправил волосы. - Во-первых, быть властителем целого мира очень приятно, даже если этот мир необитаем. Во-вторых, можно отдохнуть от войн - никому не взбредет в голову завоевывать такой безлюдный мир, ну и так далее.
  -- А откуда взялась сама магия? Из кого она выпрыгнула?
  -- Магия ни из кого не выпрыгивала, она была всегда. Вообще источником магии может быть абсолютно, все что угодно. Это довольно сложно объяснить, но я попытаюсь... Вот смотри, например, тепловая энергия рождается от давления, в то время, как магическая берет свое начало из творения, то есть любая новая сущность может претендовать на магию. Таков закон природы.
  -- Ничего не понимаю! Что ж, если я скажем сломаю палку, одна её половина может стать магической?
  -- Нет конечно. Это будет разрушением, а не творением - все равно, что разрубить и так уже дохлую курицу, и ждать, пока одна половина снова оживет, чтобы клюнуть тебя в задницу... Вот если ты, наоборот, соединишь две палки, то теоретически да, шанс возникновения магической энергии появится, но он окажется бесконечно малым, и даже, если... количество образовавшейся энергии будет легко округляться до целого, то есть до нуля. Но вообще, я имел ввиду немножко не это, причем тут какие-то палки? Жизнь, живой организм - вот самое главное и самое сложное творение природы. Наиболее совершенный организм - человек, соответственно, он имеет больше шансов стать источником магии, чем любое другое животное. И хотя далеко не каждому человеку суждено урезонить кого-нибудь фаирболом, шанс стать магом довольно велик. Чуть ли ни каждый тысячный может при желании сотворить какое-нибудь простенькое заклятие...
  -- Чего?! Ты хочешь сказать, что каждый тысячный может пулять по...
  -- Нет, каждый тысячный сумеет вылечить ячмень под глазом или предсказать погоду. А, как ты выразился, пулять может один на сто тысяч, хорошенько ударить - каждый миллионный, казнить небольшое войско - хорошо, если один из десяти миллиардов, а наказать целую армию - лишь каждый сто триллионный!
  -- Сто триллионный?! Да столько людей, наверное, во всех мирах вместе взятых не живет!
  -- Совершенно верно, но ты забыл учесть параметр времени. Представь, что сейчас во всей Реальности живет сто миллиардов, значит в течении ближайшей тысячи лет кто-нибудь сумеет наказать.
  -- А ты, Нэйт, что сумеешь?
  -- Хм..., ну покрошить небольшое войско я точно смогу. Что касается наказания целой армии... боюсь, что... так, погоди-ка мы ж о магии разговариваем..., тогда да, конечно да!
  -- Да ты я думаю и без магии сумел бы эту армию...
  -- Ну если понимать под армией те две жалкие кучки инвалидов, что мы наблюдали день назад возле твоего дворца, то да, сумел бы. В моем-то понятие армия - это стальной ёж площадью с город.
  -- А Рэйн, он намного мощнее тебя?
  -- Ну такие как Рэйн рождаются раз в десять тысяч лет. - Нэйт немного помолчал. - Но вообще, тут дело не только в количестве энергии, надо еще уметь ею управлять, а здесь тоже талант нужен. Вот руки, например, они же у всех почти одинаковые, однако некоторые умеют ими только хаотично размахивать да держать бутылку, а некоторые рисуют великолепные картины и делают ювелирные украшения. То же самое и с магической энергией. Так что все эти Рэйнфосы с Нелинами скорее берут знанием и умением, чем простой силой. Я-то пока ни черта не знаю и не умею, возраст не тот.
  -- И сколько ж тебе лет?
  -- Двадцать пять.
  -- А Рэйнфосу?
  -- Рэйну-то? Дай-ка подумать... - Нэйтин зачесал лоб. - Так, я помню, что все юбилеи мы с ним справляли в один и тот же год... Угу... А, ну у него правда плюс двадцать пять лет... В этом году мне стукнула четверть века, значит... да, да, все правильно, значит через месяц Рэйнфосу исполниться шесть тысяч сто пятьдесят лет!
  -- А Нелине сколько? - Спокойно спросил Джимми.
  -- Ты прям какой-то непробиваемый. - Удивился Нэйт. - Неужели тебя не удивляет, что...
  -- Удивляет?! - Джимми скривил лицо. - Да у меня от каждого твоего слова разум мутится!... Ну чего ты хочешь? Чтобы я выпучил глаза и выкрикнул: "сикоко, сикоко?!"... Тебе надо было обрадовать меня подобной информацией два дня назад, тогда бы подкол удался, а сейчас... хотя нет, тогда бы я сказал, что ты мерзкий лгун! Да я и сейчас угостил бы тебя парой ласковых, только вот на какую-нибудь очередную елку лезть неохота. Так сколько же Нелине?
  -- Ой, да хрен её знает! У женщин же неприлично спрашивать возраст... Ну тысячи полторы, сотней больше, сотней меньше... да какая разница! Я для них для обоих маленький ребенок - младенец!
  -- Ничего себе ребенок! - Джимми захихикал. - Кто ж я тогда для них, если ты младенец?
  -- Да ты-то вообще бацилла-переросток. - Нэйтин показательно отмахнулся от него рукой. - О тебе здесь и речи не идет.
  -- Сам ты бацилла! - Джимми захохотал. - Ну нету предела фантазии у человека, нету!
  -- Знаешь, что такое бацилла-то? - Нэйтин широко улыбнулся.
  -- Нет, не знаю! - Прокряхтел мальчик. - Но залезать на нее мне не охота совершенно!...
  -- Ну что ж, мой первый урок с елкой ты явно усвоил, это приятно... Ладно, кончай смеяться, успокойся.
  -- Я спокоен!
  -- Точно? Мне можно продолжать?
  -- Точно, спокоен как верблюд! Расскажи мне, почему Рэйн все-таки выглядит старше остальных? Разве маги стареют?... Нет, ну надо же так, взял вот придумал такую бациллу...
  -- Хорош ржать, я сказал!... Да, маги стареют, как и обычные люди, просто есть одно заклинание, я , кстати, его еще не освоил, при помощи которого можно помолодеть или постареть на любое количество лет. Обычно, маги стараются выглядеть соответственно своему возрасту, во всяком случае ходить старым дедушкой, если тебе какие-нибудь жалкие триста лет, считается дурным тоном. Некоторые любят оставаться всегда в одном и том же возрасте, например Нелина, сколько её знаю, не постарела ни на год... ну женщины - это отдельный разговор. Вряд ли можно кого-нибудь из них заставить постареть, будь им хоть по миллиону лет. Ну и вообще, как ты уже наверное понял, заклинанием возраста, как правило, пользуются только в одну сторону. Да и я сам, как только научусь, сразу же помолодею лет до семнадцати, а то сейчас стоишь рядом с каким-нибудь Шолтом, которому за четыреста, и чувствуешь себя полным идиотом!
  -- Попроси у тех, кто умеет.
  -- Э-э, нет, Джимми. Это очень личное... Да и потом превратят тебя в какого-нибудь пупсика. Очень надо.
  -- А что здесь такого, ну стал бы ребенком.
  -- Да нет, это пожалуй слишком. - Нэйт мечтательно зажмурился. - Ребенком становиться у нас Рэйнфос большой любитель. Я помню, в первый раз поверить не мог, мне уж было-то наверное лет четырнадцать, шли мы как-то с Рэйном через лес, ну и я, как это водится, обогнал его, вдруг детский голос сзади, оборачиваюсь, учителя нет, стоит какой-то девятилетний сопляк с палкой в руке... я главное говорю ему: 'Эй, мальчик, ты откуда?'', а он как захохочет и отвечает: ''Доставай оружие, щенок, и защищайся!'' Ну я естественно ответил, что-де не хочу практиковаться в избиение детей, а он и говорит, что мол тебе и не надо, этим буду заниматься я, да и как треснет меня палкой. Я, естественно, разозлился, тоже палку схватил... зачем-то... Ох, как же он меня тогда... потренировал! Такого позора я никогда не испытывал...
  -- Ну и, короче, это оказался Рэйнфос.
  -- Короче, да! Он сказал мне об этом, когда я очнулся... - Покрасневший Нэйтин застенчиво улыбнулся. - А бывало, наоборот, в старика превратится и давай лекции о сущности бытия кряхтеть... Ой, сколько ж я вообще от него натерпелся! Бывало так меня своими шутками доконает, что... Я наверное так хорошо драться и научился, потому что изо всех сил старался хоть раз достать Рэйна деревянным мечом на тренировках.
  -- Ха, зато наверное какой кайф был, когда достал-таки!
  -- Наверное. - Нэйтин опустил голову. - Но увы.
  -- Ничего себе! - Джимми почесал макушку. - Так что, он дерется еще лучше тебя?... А кто победит, ты с двумя мечами или Рэйнфос с одним?
  -- Второе.
  -- А тогда, кто, ты с мечом или Рэйнфос с неразрубаемой палкой?
  -- Ну меч-то в принципе лучше только в "мясе", а один на один палка почти ничем не уступает, так что...
  -- А ты с мечом, или он с кинжалом?
  -- Он с кинжалом.
  -- Вот это да!... А если ты с мечом, а Рэйн вообще без оружия? Наверное он тебя все равно укокошит!
  -- Если он будет вообще без оружия, я ему сердце вырву! И хватит, наконец, задавать детские вопросы.
  -- Хорошо, буду задавать взрослые. Сейчас вот только сочиню что-нибудь позаковыристей... В чем состоит суть концепции изменения магической энергии при наложении на нее заклинания?
  -- Отличный вопрос, Джимми, в самую точку! - Нэйт похлопал юного императора по плечу. - Только в следующий раз говори попроще, а то сразу сложновато понять, в чем состоит суть концепции, если, по сути, концепция и есть суть... Итак, на сколько я понял, ты хотел спросить, в чем состоит суть заклинания?
   Джимми неуверенно качнул головой.
  -- Вот видишь, я понятно выражаюсь!... - Нэйт показательно ударил себя в грудь. - Ну так вот, как я уже говорил, научиться колдовать, если у тебя нет ни учителя, ни книг, практически невозможно. На протяжении тысячелетий люди рождались магами, но не зная об этом сразу же умирали от старости. Иногда, правда, некоторым удавалось обуздать зародившуюся в них энергию, но человеческая жизнь оказывалась слишком короткой, чтобы успеть придумать что-нибудь сложнее фаирбола. Однако, если ты освоил этот фаирбол в пятилетнем возрасте, скажем, прочитав восемьсотстраничное руководство по его созданию, то к концу жизни у тебя есть шанс сотворить уже что-то посерьёзней, и чтобы эти умения не канули вместе с тобой, ты решаешься законспектировать их на трех тысячах страницах. Таким образом, люди дошли до довольно сложных заклятий. Но владение магией не приносило человечеству ни радости, ни пользы, ни счастья, оно несло с собой одни лишь страдания и разруху - каждая шваль, способная создать хоть какое-то боевое заклятие, сразу же провозглашала себя властелином мира и шла против этого самого мира с войной. Однако встречая на своем пути десяти тысячное войско, вышеуказанная шваль понимала, что изученных заклинаний хватит теперь только на то, чтобы покончить с собой. Находились, правда и счастливчики, умудрившиеся каким-то образом все-таки овладеть мировым троном и покрасить его в черный цвет, но не найдя в один прекрасный момент следующего объекта завоевания, они решали увековечить себя каким-нибудь запоминающимся поступком, таким например, как сжигание всех книг, что отбрасывало данный мир в развитии еще на несколько тысяч лет назад. И так, видимо, продолжалось бы и по сей день, но однажды фортуна все-таки повернулась лицом к человечеству. Ровно пятьдесят три тысячи сто сорок лет назад на свет появился человек, сила которого была почти беспредельной. Звали его Неусом. Реши он идти по стандартному пути завоевателя, и вся Реальность была бы у его ног, но он выбрал иную дорогу - с самого детства он старался пользоваться магией только в благих целях, учился создавать, а не разрушать, изобретать, а не копировать, и в конечном итоге, был вознагражден судьбой - в один великий день, когда старость уже почти полностью поглотила его, Неусу наконец удалось сплести то самое заклятие, заклятие молодости. Этот день явился отправной точкой в истории. Дальнейшее изучение магии было делом времени, а в распоряжении Неуса теперь была сама вечность. Столетиями он в одиночестве бродил по мирам, наблюдая за жизнью людей, и жизнь эта была ужасной - голод и нищета, войны и разруха, стихийные бедствия и болезни. И тогда Неус начал помогать людям, стал оберегать их, направлять по нужному пути, он учил их жить, а не выживать... Но вскоре стало понятно, что в одиночку все равно ничего не сделать, и тогда он решился набрать учеников. Так появились Хранители миров. И наступило для Реальности время расцвета. Почти десять тысяч лет миры пребывали в состоянии блаженства, буквально купаясь в благополучии и счастье. Но всему хорошему рано или поздно приходит конец - магов стало слишком много, и глупо было думать, что никто из них не захочет стать единовластным повелителем реальности, однако мало кто мог бросить вызов Неусу, силенок бы не хватило. Пожалуй, один лишь Нильфус мог сравниться с ним в магической силе, но он был его лучшим другом, поэтому... поэтому, когда он атаковал, это оказалось такой неожиданностью, что почти все Хранители погибли в первую же секунду. Миры тогда содрогнулись, особенно когда последовал ответ Неуса. Никто даже не мог предположить, что старый маг обладает такой ударной силой, ведь до этого ему ни разу не приходилось по-настоящему применять боевую магию. Нильфус истратил всю свою энергию до последней капли, пытаясь хоть как-то противостоять Неусу, но тщетно, всё его войско было стерто с лица земли в одно мгновение, а сам маг был сослан на край реальности - Неус не стал убивать своего бывшего друга, посчитав, что тысячелетних само терзаний в безлюдном мире будет вполне достаточно. Эта война, несмотря на всю свою краткосрочность, имела очень печальные последствия. Уже давно привыкшие к помощи магии миры, потеряв ее, покатились к чертям собачьим. О том, чтобы найти и обучить новых магов, даже не шло и речи, оставшиеся в живых Хранители и так едва справлялись. Каждый день в одном из пластов реальности случалась какая-нибудь неурядица, в стиле извержения вулкана, которое удерживалось магией пару тысяч лет и теперь, получив свободу, разорвало уже чуть ли ни надувшуюся от давления гору, накрыв местную "долину жизни" трехметровым слоем магмы. Естественно, какой-нибудь маг должен был устранить последствия этого природного "кота с клизмой", то бишь собрать трупы. И тогда Неус решился на новый проект - Стражи миров. Старый маг потратил всю свою энергию, чтобы создать десять сотен разумных существ, наделенных специальными магическими способностями. Результат превзошел все ожидания, Стражи оказали неоценимую пользу Хранителям. Сам же Неус, лишившись энергии, посчитал, что командовать теперь должен не один человек, а совет из десяти самых сильных магов. Самые сильные маги с удовольствием поддержали своего властителя и совместными усилиями создали замок Света, где они плетут интриги и по сей день... Слушай, Джимми, я тебя еще не утомил этой мутотой? Я бы на твоем месте уже давно захрапел.
  -- Захрапел?! Да я теперь наверное дня три уснуть не смогу! Ну давай же, рассказывай, что было дальше?
  -- Дальше-то? - Нэйтин подавил зевок. - Да ну тебя, я спать хочу, стемнело уж час назад, давай-ка лучше я завтра дорасскажу...
  -- Сегодня!
  -- А если нет?
  -- Тогда я тебя задушу, пока ты будешь спать!
  -- Сильно сказано, только вот фингал, который я поставлю тебе спросонок, будешь лечить сам.
  -- Ну Нэйтин!
  -- Закрывай глаза и спи!
  -- Не буду! Или ты сейчас же расскажешь мне, что было дальше, или...
   Заклятие сна застигло Джимми раньше, чем он успел поведать Нэйту, какая страшная участь его ждет. Сам же Нэйтин не мог заснуть гораздо дольше - потребовалось целых двадцать секунд, чтобы к звукам посапывающего ребенка прибавилось его тихое похрапывание.
  
  

Часть 2.

Глава 1.

  -- Эй, тварь безродная, а ну вылазь давай, где ты там?! - В хлев вошла толстая женщина с грязными растрепанными волосами и с тремя большими бородавками на щеке.
  -- Я здесь, мама. - Ответил детский голос.
   Из-за небольшого стога сена выскочил запыхавшийся мальчик, держащий в одной руке здоровенную лопату.
  -- Ты вычистил за свиньями? - Женщина сделала грозное выражение лица. - Или ты валялся здесь на стоге сена? А? Я тебя спрашиваю, ублюдок ты маленький!
  -- Да конечно, мама, уже давно вычистил! - Мальчик быстро подбежал к двери загона и открыл ее.
   Женщина зашла в свинарник. Её взору предстали пять нежно розовых комков жира, вальяжно развалившихся на идеально чистом полу - придраться было не к чему.
  -- А куда ты дел весь навоз, надеюсь не выкинул?
  -- Нет конечно, я как всегда, сгреб всё в общую кучу, как ты просила, мама.
  -- Хорошо. - Женщина сделала относительно одобрительное лицо. - Через три дня здесь будут проводить пленных, наконец-то появится случай использовать весь навоз по назначению... Так, а в комнате своей ты убрался?
  -- Разумеется, еще неделю назад. - Мальчик прикрыл рукой улыбку.
  -- Да? А ну-ка покажи! - Слава богу, шутка не была понята.
  -- Вот, смотри, мам. - Мальчик подошел к той стене, возле которой лежали свиньи и пинком ноги отворил небольшую дверку, ведущую в его "жилище".
  -- Сейчас посмотрим! - Женщина заглянула внутрь. Здесь было еще чище, чем в свинарнике. На трех квадратных метрах дощатого полупрогнившего пола валялся скомканный мешок, набитый соломой. - А кровать за тебя кто будет заправлять, тварь ты этакая?
   Через три секунды "кровать" была заправлена. На женщину уставился вопросительный детский взгляд, ожидающий следующего "сверх сложного" задания.
  -- А ведь раньше здесь жил Жирушечка, царство ему небесное... Отборнейший был хряк! Вот видишь, из-за тебя свиньи потеряли целых три метра жилой площади. - Взгляд женщины случайно упал на мальчика (до этого она обращала внимание только на свои "угодья"). - Да ты только посмотри на себя! Какой кошмар! Ты что, вычищал за свиньями, катаясь по полу, а потом стряхивал налипшее?!
   Мальчик испуганно посмотрел на свою одежду - ну было пару маленьких пятнышек грязи, не более, навозом даже и не пахло.
  -- Нет, мама, я...
  -- А кто теперь будет стирать твою одежду, паршивец ты этакий?! Уж ни думаешь ли ты, что я?!
  -- Нет конечно, нет, я сам всё постираю! А еще лучше поменяю местами с половой тряпкой, разницы не будет.
  -- Да, кстати, Киртли, твой старший брат порвал рукав, так что у нас появилась новая половая тряпка. - Угадала женщина мысль мальчика. - Если хочешь, бери.
  -- Спасибо, мама! - Мальчик с трудом удержался, чтобы не закричать "ура". Во-первых, мать назвала его по имени, что бывало крайне редко, а во-вторых, рубашка Дрола... да какое там "порвал рукав", максимум, маленькая дырочка. Теперь хоть на улицу будет не стыдно выйти.
   Хотя конечно вряд ли у десятилетнего ребенка могут быть какие-то комплексы на счет своего внешнего вида, тем более если этот ребенок с самого детства живет в свинарнике. Киртлан Ниоли - так его звали, хотя на самом деле по имени его почти никто не кличал. Он был подброшен в семью Дагленов в младенческом возрасте, и с удовольствием был принят ими на основании приемного полусына-полураба. Конечно, если бы Киртли подкинули к двери в кружевной корзине с шелковыми пеленками, а на фразу: "Кого там черт несет?!", он ответил бы радостным улюлюканьем, возможно все бы было хорошо и его называли бы подкидышем. Но, к сожалению, Киртлана подбросили безо всяких корзин вообще, и когда после пяти минутной тарабарщины в дверь, услышали фразу: "Убирайтесь к черту, кто бы вы ни были!", то разбили окно и убежали, а потом после фразы: "... ... ... ..., какого черта?!", при виде своих разъяренных приемных родителей, подброшенный ребенок еще и загорланил во все горло... Короче, им не осталось ничего иного, как сразу же возненавидеть малыша. Подбросок - так его назвали.
   Выгребать дерьмо Киртли научился раньше, чем говорить, а получать синяки от своих трех старших братьев, раньше чем ходить. Он с детства был гораздо умней, проворней и остроумней, чем все его братья вместе взятые, однако когда ты живешь в такой дыре, все эти качества значили не больше, чем наличие таланта к охоте на пингвина. Ум здесь был никому не нужен, проворность..., да пожалуйста, карты (мешки с зерном) в руки, "ты перетаскаешь их гораздо проворней и быстрее нас, Подбросок хренов", что же касается остроумия, то здесь пока что получалось только на свиньях, на братьях Киртли не пробовал и правильно делал. Вообще-то, в их семье раньше еще было две сестры, но их давно продали, так как толку от этих капризных плаксах было гораздо меньше, чем шума от них. Еще имелся отец семейства, но он бывал только в жилой части дома и поэтому редко когда угадывал имя пробежавшего рядом сына. Пожалуй Киртли "любил папу" больше остальных, по крайней мере, тот бил хотя бы не только его одного.
  -- А лошадь ты почистил? - Продолжала тем временем женщина. - А собаку покормил?
  -- Да-да, мам, покормил, почистил, помыл и побрил обоих! - Киртли уже давно привык разбавлять свои ответы подобной околесицей, обычно пропускаемой его глупым семейством мимо ушей, но сейчас, похоже, он явно переборщил - мать посмотрела на него грозным взглядом.
  -- А вот и зря покормил! Собака должна жрать исключительно воров, попавших на ее территорию!
  -- Но если бы я не покормил её еще хотя бы три дня, - изумился мальчик, - она одичала бы настолько, что схавала бы меня самого, я и сейчас едва ноги унес.
  -- Ну не велика была б потеря! - Женщина неприятно рассмеялась. - Ладно, засранец, у меня для тебя еще одно дело. Отнесешь этой старой стерве Лайде два десятка яиц!
   Киртли сглотнул - задание такой сложности ему поручали всего пять раз, и все пять раз оно было бесстыдно провалено. Первый раз он даже не успел выйти со двора, разбив всё при падении с крыльца. Второй и третий ему на пути встречался кто-нибудь из старших братьев, что при убегании от них приводило яйца в состояние смятки. В четвертый раз Киртли поддался на чудо-идею встретившихся по пути друзей - ох и замечательная же тогда была перестрелка. В пятый, он добрался дальше всего - до самой двери лачуги старухи Лайды, оставалось только вручить покупку и забрать деньги, но в этом-то и оказалась загвоздка - как только вредная старушенция услышала запрашиваемую цену, она сразу же выкинула с порога и мальчика, и яйца, точнее нет, сначала яйца, а потом мальчика - пришлось потом стирать заляпанные штаны...
  -- Хорошо, мам, можно только я возьму рубашку Дролла... ну, в смысле, новую половую тряпку?
  -- Ладно, только быстро давай!
   Киртли выбежал из хлева, промчался узенькой прихожей и через секунду уже был в жилой комнате. В углу валялась скомканная тряпка. Всё прекрасно понимающий Дролл уже успел ей воспользоваться, но только один раз, а чтоб она достигла состояния одежды Киртли, потребовалось бы как минимум сто кратное применение, так что мальчик не особенно расстроился, напялив на себя большую тремя размерами грязную рванину.
   Когда он вернулся в хлев, мать уже ждала его с котомкой яиц.
  -- Держи покрепче, сопляк маленький! Если опять всё разобьешь, я тебе...
  -- Не разобью, мам, не бойся! А куда ж я денусь? Вопрос только, когда и как? - Киртли схватил котомку и убежал.
  -- ...Хм, несносный мальчишка! - Продолжала женщина разговор сама с собой. - Наверняка что-нибудь забыл сделать!
   Из-за стены раздалось жалобное мычание.
  -- Ах да, конечно! Подоить корову!... Бррр, теперь придется самой... Ну вся работа на мне, вся работа!...
  
   Городок, в котором они жили, был совсем маленький - домов пятьсот. Можно было смело называть его деревней, но имелось существенное отличие - в деревне избы стоят в одну линию и у каждого есть свой двор, здесь же дома находились в общей куче и без всяких порядков, улиц как таковых не наблюдалось. Но это было еще не самой главной разницей. Под деревней ведь понимаются не только кривобокие избушки, да злостные бабки-сплетницы, там еще растет сочная трава, цветут заливные луга, и пасутся пушные жирненькие овечки. Здесь же ничего этого не было, ни деревца, ни кустика, ни травинки, одна лишь грязь, да пыль. Если уж охарактеризовывать этот город одним словом, то это будет именно слово "пыль". Еще, правда, сюда подошло бы слово "воруют", но это не являлось бы такой уж истиной, так как вряд ли можно уместить в него фразу: "если решишь что-то посадить - вырвут вместе с дерном, забудешь закрыть дверь - вынесут всё, вплоть до половых досок, поставишь дорогой замок - вырвут дверь вместе с петлями, заведешь собак - стащат и их". Собственно поэтому здесь почти и не было дворов.
   Киртли выбежал на улицу и сразу же чуть не врезался в Вилла, восьмилетнего брата его лучшего друга Тилта по кличке Волчонок...
   Вообще, что касается кличек, то они здесь были абсолютно у всех, включая младенцев и стариков, а у некоторых даже по две - не могли же, например, друзья Дролла называть его Блевотиной. В своем кругу он был Вепрем (то есть в душе его не любили и здесь). Киртли разумеется тоже не все называли Подброском. Но его кличка, это вообще долгая история. В пятилетнем возрасте во время сильной грозы в него едва не угодила молния, за что он тут же был наречен Громоотводом, а вскоре и просто Громом, но потом посчитав, что это прозвище слишком "громогласное", его заменили на другую нелепицу, соответственно тоже продержавшуюся не больше недели. Киртли чуть ли ни каждое утро получал новую кличку, и чуть ли ни каждый вечер кто-нибудь говорил: "если он ......, то я червь навозный (или царь зверей, черепаха или гепард, осел или филин, и так далее, в зависимости от многоточья)". В конце концов у его друзей кончилась всякого рода фантазия, и они решили снизойти до банальности, связанной с цветом волос, но и здесь их ждало фиаско, ибо каждый второй в городе был пепельным блондином, или, проще говоря, белобрысым. И тогда Киртли назвали просто Киртом, и это было сверх престижно.
  -- О, Кирт! - Обрадовался мальчик. - Чего ты так долго, я уже замучился ждать.
  -- Привет Мотылек! - Киртли улыбнулся. - Да меня заставили прибраться в своей комнате.
  -- Так ты ж всего неделю назад последний раз убирался?! - мальчик захихикал. - Постой-ка, а чего это там у тебя?
  -- Тридцати кратный продукт деятельности курятника.
  -- А... Чего-чего ты сказал?
  -- Да я и сам не знаю, меня агроном научил. Сказал, если будут приставать с глупыми вопросами, ответь что-нибудь вроде этого, сразу отстанут.
  -- Агроном?! Ты сунулся к этому...
  -- Да нет, я имею ввиду не кличку, а настоящего агронома. Ты знаешь его под Полоумным Старикашкой, что живет на окраине.
  -- Ах, ты об этом. Ну тогда я делаю вывод, что твоя фраза про яйца - случайный набор слов.
  -- Зря ты так, Мотылек. Он очень умный и...
  -- Да пес с ним, Кирт. Скажи лучше, неужели надеешься донести?
  -- Да нет конечно!
  -- Ну тогда я с тобой!
   Смеясь, мальчишки направились к центру города.
  
  -- ...И тогда все начали кидаться друг в друга, помнишь как было весело, может быть сейчас тоже... Эй, Кирт, куда ты смотришь? - Мотылек повернул голову. С запада надвигалась черная грозовая туча. - Что, опять голова болит?
  -- Угу. - Вздохнул Киртли. - И кровь из носа с утра шла. Мама говорит, что это от безделья.
  -- Ну надеюсь ты сам так не считаешь? - Мотылек ухмыльнулся.
  -- Не знаю. - Кирт опустил голову. - Плохо мне, Вилл, с каждым днем все хуже и хуже.
  -- Это всё из-за неё! - Мотылек погрозил туче кулаком. - Уже третий день кружит и не одной капли! Просверкает зарницей и улетит!
   Киртли еще раз посмотрел на тучу - та закрыла почти полнеба.
  -- Нет, сегодня точно ливанет.
  -- Ну и хорошо! Помыться тоже иногда бывает полезно.
  -- Это точно. - Киртли почесал затылок. - Слушай, Мотылек, я что-то не понимаю, мы уже почти треть пути прошли, а Дролла с друзьями всё нету.
  -- Хм! - Вилл сделал грозное выражение лица. - С чего это ты решил, что Блевотина нас обязательно найдет.
  -- А ты разве не видел?... Еще в самом начале вдалеке промелькнул Фили-дурачок.
   На лице Мотылька появилась озадаченность. Фили-дурачок был нейтралом, то есть у него не было ни друзей, ни врагов, и потому он вполне мог бы обойтись без клички, но так уж вышло, что был он дурачком. Фили исполнял роль местного Гермеса, то бишь мальчика на побегушках, так что рассчитывать на удачу не приходилось, тем более, что по совместительству он был еще и местным стукачом.
  -- А может он нас не заметил, Кирт?
  -- Ты, видимо, шутишь? - Киртлан закатил глазенки. - Если уж я его заметил...
  -- Ну и пускай! - Вдруг резко прервал друга Мотылек. - Пускай Блевотина идет сюда, я уж найду, что ему сказать! И вообще, меня он не тронет, иначе потом...
   Договорить Вилли не успел. Из-за угла им на встречу вышла до боли (причем сильной боли) знакомая четверка: самый противный брат Кирта, Дролл со своими лучшими друзьями: Живодером, Правым и Задником.
  -- Эй, вы только посмотрите, кто идет! - Раздался противный голос Живодёра. Его, кстати, можно было не бояться, клички иногда обманчивы, на самом деле при малейшей опасности он "давал дёру".
  -- Эй, вы только посмотрите что несет! - Звонким голосом поддержал своего друга Правый. А вот его опасаться стоило, в свои тринадцать лет он обладал таким ударом справа, что всем не осталось ничего иного как дать ему приличную кличку и держаться подальше.
  -- Подбросок, ты надел мою рубаху! - Наконец послышался бас Дролла.
  -- Нам конец, Мотылек. - Прошептал Киртли.
  -- Не бойся, Кирт, я с тобой. - Тоже попытался прошептать Мотылек, но это у него, наверное, не очень получилось, потому что со стороны Дролла сразу же последовал глупый смех.
  -- Что ты там лепечешь, Мотыль?! - Заржал Дролл. - Неужели ты думаешь, что мы боимся твоих старших братьев?!
  -- Не нарывайся, Вилл. - Испуганно шепнул Кирт.
  -- Когда они будут бить тебе морду, - не послушал совета Мотылек, - им будет всё равно, боишься ты их или нет!
  -- Что-что ты сказал? - На отесанном лице Дролла появилась злоба. - А ну-ка подите-ка сюда оба.
  -- Ну вот. - Буркнул Кирт.
   Друзья неторопливо направились в сторону четверки.
  -- Не понял! - Удивился Правый, когда они подошли поближе. - Вепрь, ты что, носил вот эту рубаху?
  -- Нет... я... это, обознался... в общем перепутал. - Дролл покраснел от злости. - Конечно же эта грязная тряпка не может быть моей рубашечкой.
  -- Врежь им, Вепрь! - Вмешался Задник. - Эй, Подбросок, начинай молиться!
  -- Хм... Как там его на этой неделе? - Тихо спросил Мотылек. Дело в том, что Задник ничего больше не умел, кроме как задираться, однако Задирой называться ему было не суждено, каждую неделю он получал новую кличку, неизменными оставались лишь первые три буквы. - Э... Ты, Задок, помолчал бы лучше...
  -- Задком я был на прошлой неделе. - Обиделся мальчик. - Сейчас я Задник.
  -- Ну не суть! - Мотылек ехидно оскалился. - Мне, между прочим, больше всего нравился самый первый вариант - Задница!
  -- Молчать! - Встрял Дролл. - Выбирайте, встанете у стенки и мы расстреляем вас куриными яйцами или...
  -- Да ладно тебе, Вепрь? - Перебил его Правый. - Чем они тебе не угодили? Пускай катятся на все четыре...
  -- Ты что, спятил?! - Одновременно заорали Живодер и Задник. - Надо закидать их яйцами!
  -- Но зачем? - Не понял Правый.
  -- Как зачем? Это же весело!
  -- А по-моему, весело - это набить кому-нибудь морду... - Правый потер кулаки. - Ну хотя, делайте, что хотите, мне всё равно.
  -- Итак, - продолжил Дролл, - или, как я уже говорил, мы закидываем вас... или удовлетворяем просьбу нашего друга Правого, то есть бьем вам морду. Выбирайте.
  -- Мы выбираем третий вариант! - Неожиданно громко крикнул Кирт.
  -- Какой еще третий вариант? - Потупился Дролл.
  -- Вот какой! - И Киртли резко надел ему на голову котомку с яйцами.
  -- Бежим! - Крикнул Мотылек...
   Кирт бежал и смеялся. Жизнь его была бы ужасной, но дело в том, что он умел очень быстро бегать. Дролл правда бегал еще быстрее, поэтому жизнь Кирта всё-таки была ужасной, но сейчас это все было не важно, и вообще, что бы ни случилось потом, а самый прекрасный момент в жизни уже остался позади. Теперь, когда будет плохо, можно всегда вспомнить желто-слюнявую физиономию Дролла, и сразу станет хорошо. Киртли знал, что бежать ему осталось не долго, он уже слышал, как догнали Мотылька и как его радостный смех сменился плачем. Шаги трех пар ног барабанили уже за самой спиной. Наконец кто-то поставил ему подножку. Падая, Киртли закрыл глаза, зачем смотреть на то, как тебя бьют.
  -- Посмотри-ка, этот гад еще и улыбается!
   Последовал удар. Было очень-очень больно...
  
  -- Ну что я могу сказать, Мотылек, тебя явно пощадили, надо только вытереть кровь. - Киртли аккуратно осматривал лицо друга. - Во всяком случае, нос уж точно не сломан.
  -- Ага, зато вот твой фингал теперь неделю продержится. - Грустно ответил Мотылек. - Кто это так тебе врезал?
  -- Думаешь я видел? Да и какая, в принципе, разница?
  -- Разница очень большая, Кирт. Если бы ты запомнил бьющего, месть настигла бы только его, а так теперь получат все четверо.
  -- Ты что, пойдешь жаловаться братьям? - Удивился Киртли. - Как-то нехорошо получится. По-детски, что ли...
  -- Нет! - Грозно закричал Вилл. - Я возьму ржавую совковую лопату, заточу её... хотя нет, лучше наоборот затуплю и... Ну конечно я всё расскажу братьям, Кирт, что за вопросы!
  -- Но...
  -- Или ты считаешь, что они поверят фразе: "мы оба упали с лестницы, особенно Кирт"?
  -- Ну ладно, уговорил. - Киртли попытался улыбнуться, но разбитая губа не позволила. - Но давай всё-таки сначала попытаемся придумать что-нибудь, вроде "падения с лестницы"...
  
  -- Эх горе ты моё. - Четырнадцати летняя девочка окунула Мотылька в лошадиную поилку. - И надо было залезать на эту крышу? Ну ладно этот дурачок, а ты-то, Кирт, куда полез? - Девочка взяла Вилла за шею и стала интенсивно умывать.
  -- Ай! Больно же! На нос не дави!
  -- Извини, Сойка. - грустно ответил Киртли. - Мы больше так не будем... Ты случайно не знаешь, где Волчонок?
  -- Волчонок твой со своими друзьями навырезал деревянных мечей и пошел играть в лес. - Строго ответила Сойка. - Так что мне сейчас еще и его отбитые пальцы бинтовать придется... Дай-ка посмотрю твой глаз.
   Сойка являлась старшей сестрой Мотылька. А вообще у них была очень большая семья, целых пятеро детей: Мотылек, одиннадцати летний Волчонок, двойняшки Сойка и Молоток, и еще старший сын Лодочник, но правда он не считался, так как все, кому было за пятнадцать с утра до вечера работали в поле и в детские разборки не лезли.
  -- Да нормально все с моим глазом. - Отмахнулся Кирт. - Это грязь, а не синяк.
  -- Синяк? Конечно это не синяк. Это здоровенный фингал, надо срочно приложить к нему медяк!
  -- Ну ты сказанула!... Откуда ж мы его возьмем? - Вмешался Мотылек.
  -- Тогда что-нибудь холодное! - Не унималась Сойка. - Вон, кстати, ваши друзья бегут.
   Киртли обернулся. К ним навстречу, размахивая деревянными мечами, бежали запыхавшиеся Волчонок и Бочонок. Причем ни каких отбитых пальцев видно не было... ну по крайней мере у первого, второй-то не только держался за руку, но еще и похрамывал. Бочонку вообще не очень-то везло по жизни, он был едва ли не единственным толстячком во всем городе, и жизнь его была еще хуже, чем жизнь Кирта. Он тоже жил в свинарнике, но если Кирта там хотя бы не трогали, Бочонку каждый раз приходилось доказывать, что он не поросенок, которого пришел зарезать его пьяный отец. К тому же, что бы он похудел, его совсем не кормили, так что приходилось питаться свиными харчами. Соответственно, худел не он, а свиньи, мяса с них хватало всем, кроме Бочонка, ну и так далее, в общем, заколдованный круг.
  -- А ну стойте. - Приказным тоном крикнула Сойка. - Куда вы так несетесь?
   Волчонок с разбегу оттолкнул её в сторону.
  -- Какая мразь это сделала?! - Волчонок схватил Кирта за плечи. - Отвечай, кто это был? Блевотина? Плющ? Может быть Живодер?
  -- Ты о чем, Тилт? - Удивилась Сойка. - Они упали с крыши сарая.
   Мальчик ничего не ответил, только посмотрел на сестру серьезным взглядом, как бы говоря, мол не лезла бы ты не в свои дела.
  -- Это правда. - Попытался поддержать девочку Киртли. - Мы рухнули, как два мешка с соломой.
  -- А поновей что-нибудь придумать не пробовали? - Волчонок ухмыльнулся. - Нельзя же за три дня, пять раз падать с лестницы... ну или с чего там?... С крыши сарая? Или ты, Кирт, считаешь, что если вчера ты полетел как мешок с картошкой, то сегодня можно захватить с собой Вилла и рухнуть вместе мешками с соломой? Нет уж, друг, разнообразием содержимого мешков меня не запутаешь!
  -- Ребята, кто вас так отметелил? - Подал голос Бочонок.
  -- Нас то хоть четверо метелили, - усмехнулся Мотылек, - а вот тебя всего один, выглядишь же ты не лучше.
  -- Четверо! - Волчонок взмахнул руками. - Всё, Кирт, мне это надоело! Пора уже дать сдачи!
  -- В каком смысле? Что ты предлагаешь, они же сильнее нас.
  -- Да нет же, я имею ввиду не один на один. Мы загасим их всей гурьбой! Фили! Фили-дурачок! - Волчонок свистнул.
  -- Но они-то тоже друзей захватят. - Киртли прищурился. - Как бы не пришлось потом падать с лестницы, как ты выразился, всей гурьбой.
  -- Кирт прав. - Вмешалась Сойка. - Не стоит вам ни с кем драться.
  -- Фили! - Проигнорировал обоих Волчонок. - Где тебя черти носят?!
   Из-за поворота выбежал маленький мальчик с открытым ртом.
  -- Чего тебе, Волк? Я тута.
  -- В общем так. - Тилт задумался. - Беги и расскажи всем, что если кому-нибудь надоело, что его пинают всякие придурки, он может придти на площадь через час и посчитаться с ними; скажи также, если кто-нибудь любит всех пинать, и это ему еще не надоело, он может сделать это в очередной раз на том же месте в то же время.
  -- Ты что?! - Закричала Сойка. - Я не допущу этого! А ну стой Фили! Стой... вот дурак-то... Тилт и Вилл, вы никуда не пойдете!
  -- Да отстань ты от нас! - Возмутился Волчонок. - Вот пристала-то!... Пойдем отсюда, Кирт, надо...
   В небе сверкнуло. Через секунду последовал раскат грома.
  -- ...Хорошо бы успеть до ливня. - Продолжил Волчонок. - А кстати клевая у тебя рубашечка, друг, дашь потом поносить?
  -- Если сегодня выживем, дам. - Кирт повесил на лицо вымученную улыбку.
   Друзья неторопливо побрели к площади.
  
   Кирт аккуратно выглянул из-за угла деревянного дома, на него уставились пятнадцать пар "вражеских" глаз, послышался свист и издевательский смех - шайка его братьев была в полном сборе. Киртли быстро убрал голову назад, сердце яростно заколотилось. Правда через секунду, когда он посмотрел на своих друзей, на душе стало немного поспокойней - перед ним громко перешептывались аж тридцать человек. Средний возраст здесь только был не больше девяти лет, а так-то всё в порядке.
  -- Ох, Тилт, что ж ты натворил? Дал бы хоть нынешним синякам зажить.
  -- Ты что, Кирт, сбрендил? - Сдвинул брови Волчонок. - Нас же в два раза больше!
   Вновь послышался свист - какой-то очередной малыш в очередной раз выглянул из-за дома.
  -- А кому у нас драться-то? Ты посмотри вон на ту кучку, им же лет по шесть, интересно они говорить-то хотя бы умеют? Да вся эта малышня разбежится еще раньше, чем успеет начаться драка!
  -- Ну может ты и прав... - Волчонок нахмурился. - Подожди, а у них что, нет что ль мелких?!
  -- Ну сам посмотри.
   Волчонок заглянул за угол. Слава Богу, свист и смех заглушил раскат грома - туча уже давно заслонила всё небо, и оставалось только догадываться, что удерживает дождь.
  -- Ну и не сказал бы, что прям все они такие монстры, есть и слабаки.
  -- А по-моему, все монстры. - Испуганно добавил Мотылек, заглянувший следом за братом.
  -- Я знаю их лучше, чем вы оба, так что давайте я скажу вам, кто там монстр, а кто нет, заодно потом сравним с нашими... монстрами.
  -- Давай, Кирт.
  -- Итак, во-первых, три моих приемных брата: Блевотина, Плющ и Тыква, соответственно двенадцать, тринадцать и пятнадцать лет; во-вторых, Щепка и Варан, обоим по четырнадцать; в-четвертых, пятнадцати летний Зануда; ну и, наконец, Правый... Короче, крышка нам.
  -- Ну а у нас, кто?
  -- У нас-то? Пожалуй тройняшки Бык, Як и Мул кое-что могут.
  -- Что, и всё по-твоему?
  -- Ну Зубру еще четырнадцать... в общем, все парнокопытные. У кого кличка Мотылек или Ромашка, явно не зажгут.
  -- Да пошел ты! - Обиделся Вилл. - Сами вы и не зажжете!
  -- Мы? - Удивился Кирт. - Да мы с Волчонком полетим в первые же секунды.
  -- А Муравей? - Не стал возражать Тилт. - Он вроде бы тридцати килограммовый мешок тянет?
  -- А он что, здесь? - Обрадовался Киртли. - Муравей!
  -- Да. - Ответил какой-то спокойно сидевший на земле мальчик в соломенной шляпе и с длинной травинкой во рту.
  -- Ты тут?
  -- Да.
  -- Ну слава Богу, теперь может быть продержимся минутку, хотя... Молоток нужен, понимаешь, Молоток! Где он, где ваш брат?!
  -- Не знаю. - Волчонок опустил глаза. Когда он заваривал эту кашу, то, действительно, рассчитывал в основном на старшего брата, но до начала выяснения отношений осталось минут пять, а его всё не было.
  -- Пора. - К ним подошел тринадцати летний парень. - Пора задать этим гавнюкам жару.
  -- Нет, Бык, мы должны дождаться Молотка, у нас еще пять минут! - Чуть было не закричал Волчонок.
  -- Молоток не придет. - Спокойно ответил парень. - А я, кстати, Як.
  -- Пойдемте. - Муравей встал с земли. - А вы, если хотите, можете еще подождать, всё равно мы еще как минимум десять минут будем говорить с ними... по душам.
   Ребята прижались поближе друг к другу и на дрожащих ногах направились к месту "казни".
  -- Боже, как по скотски получилось. - Волчонок чуть ли не плакал. - Мы с тобой всё это замутили, а сами теперь сидим в тылу, как последние предатели.
  -- Да уж, приходится...
   Договорить Киртли не успел, потому что одна из досок сплошного забора, находящегося напротив, отодвинулась и оттуда вылез чуть дышавший Фили.
  -- Ну? - Волчонок посмотрел на него умоляющим взглядом.
  -- Идет твой брат, Волк, не ной. - Отмахнулся Фили. - Из-за него чуть всё не пропустил.
  -- А где?... А скоро?... - У Волчонка от волнения заплелся язык.
  -- Ну если он знает, что в соседнем дворе натяжение цепей оставляет полуметровую лазейку между волкодавами, то через минуту будет, если нет, то через две.
   Молоток появился через двадцать секунд.
  -- Хм, не думал, что он знает лаз под домом. - Спокойно констатировал Фили. - Ладно я побежал, догоняйте.
   Молоток пролетел рядом, как метеор, только гневно взглянул на фингал Кирта и побежал дальше. Друзья устремились за ним.
   До места встречи было метров пятьдесят, драка еще не началась - мальчишки выстроились друг напротив друга на расстояние двух метров и что-то кричали. Расслышать что именно, было невозможно, молнии и гром лупили уже чуть ли ни через каждую секунду.
  -- Имя? - Грозно спросил на бегу Молоток.
  -- Дролл! - Крикнул отстающий Кирт.
  -- Блевотина! - Перевел Волчонок.
   Когда их заметили, оставалось метров десять. Свои ребята расступились. Дролл стоял в первом ряду. Молоток с разбегу двинул ему ногой в живот и сразу же выстрелили кулаком в челюсть, рядом стоящего Живодера. Стенка кинулась на стенку. Драка началась.
   И тут, наконец, лопнула туча. Ливень ударил с такой силой, что с трудом можно было различить что-то дальше двух метров. Даже прыгнув в озеро, промокнешь медленней. Между землей и небом образовался настоящий водяной столб. Возможно, самая рьяная лосось, даже смогла бы при желании заплыть на небеса. Накопившаяся пыль мгновенно превратилась в жидкую грязь, глубина которой стремительно росла, так как вода прибывала быстрее, чем утекала и впитывалась. Всего через какую-то минуту площадь превратилась в настоящее болото полуметровой глубины.
   Это была не драка, это была каша-мола. Никто не видел, кого он бьет и кто бьет его, главное здесь было не утонуть. Бежать никто даже не пробовал. Киртли сначала попытался что-то сделать, но тут же получил в поддых и плюхнулся в слякоть, придавив, судя по голосу, уже лежавшего там Мотылька. Волчонок продержался чуть дольше, так как пристроился за спинами "парнокопытных", но вскоре и он предался водо-земляной стихии, рухнув туда под воздействием вцепившихся ему в ноги малышей, которым только это и оставалось, чтобы их не унесло течением.
   Через пять минут ливень немного ослаб, и видимость достигла аж десяти метров. К этому времени "боеспособных" людей осталось совсем немного, человек восемь. Киртли поднял уже плохо соображающую голову. Прямо перед ним стоял Муравей, шляпа, как ни странно еще была на нем, только все поля разодраны в клочья, из губы шла кровь. Чуть дальше месились двое братьев Як и Мул, Бык стоял рядом на карачках, держась одной рукой за разбитый нос. Слева кого-то интенсивно бил коленом Молоток. У врагов остались Тыква, Варан, Правый и Зануда. Дролла даже не было видно, видать парня "утопили" в первые же секунды.
   Здесь уже началось какое-то подобие настоящей драки, длилась правда она недолго. Тыква с разбега бросился на отвлекшихся братьев, все трое упали и уже не встали. Муравей повалил Варана, сел на него и стал бить по морде, но потом шляпу, наконец, сдуло ветром, он отвлекся и Варан умудрился вцепиться руками ему в горло, пришлось слезть, встать не пришлось. В это же время Зануда попытался ударить Молотка ногой, но та завязла, и через секунду он упал от мощного удара в скулу. Теперь остались только Правый и Молоток, остальные плавали.
   Они стояли друг напротив друга и ничего не делали, как будто бы дожидаясь сигнала к началу схватки. И он последовал - в небе сверкнула огромная молния. Молоток ударил первый, но промазал. Правый захотел ударить своей любимой правой рукой, но увидев, что ожидающий этого Молоток уходит в сторону, ударил левой. Брат Мотылька и Волчонка упал.
   В эту же секунду вода прорвала частокол, огибающий площадь с правой стороны, а за ним находился глубокий ров (кто-то явно постарался с охраной дома). Туда, как говорится, всех и смыло.
   Грязный поток унес избитых детей в неизвестном направлении.
  
  

Глава 2.

   Джимми сладко спал, потому что была глубокая ночь, а именно, пять часов утра. Во сне послышался далекий голос Нэйтина, кажется он говорил о каком-то пробуждении или что ль еще о какой-то другой нелепице. Организм автоматически включил защиту, уснув еще крепче. Голос Нэйта пропал. Правда через минуту сон вновь ослаб, так как кто-то стал трепать Джимми за плечо. Это определенно убаюкивало, и сон вновь окреп, но не на долго - вскоре на лицо полилась ледяная вода. Нежная влага мягко окутала все тело приятной прохладой, сразу же захотелось спать...
   Джимми вскочил с земли со скоростью пушечного ядра и что есть силы заорал. Волосы встали дыбом, глаза расширились до предела. Он стал быстро прыгать на месте и размахивать руками, потом залез на ближайшее дерево, переломав половину сучков, и спрыгнул вниз, потом снова залез и снова спрыгнул, не переставая все это время вопить. Затем Джимми бросился обратно на землю и стал колотить по ней ногами и руками, другими словами, биться в конвульсии. Через пару минут он все-таки сумел резко вскочить на ноги и, наконец, замолчать.
  -- Ну что, мальчик, проснулся?! - Засмеялся Нэйтин.
  -- Что... что это было?! - Дрожащим голосом спросил раскрасневшийся Джимми.
  -- Заклятие пробуждения, увеличенное в десять раз. Будешь знать, как не просыпаться по моей команде.
  -- Ты совсем обалдел или как?! - Обиделся Джимми. - Я думал, что меня сейчас на части разорвет. Ты бы еще в сто раз увеличил свое долбанное заклятие!
  -- Ну в сто раз, это пожалуй слишком, ты бы потом месяц заснуть не смог, ты и сейчас-то будешь целый день проявлять гипер активность.
  -- А заснуть смогу?
  -- Хех, не бойся, в полдень я сниму с тебя эту возбужденность... Хм, как говорится, заклятие сна приятней, намного приятней.
  -- Я есть хочу! - Резко перевел тему Джимми. - Дай мне поесть, я хочу есть, дай, дай!
  -- Есть? - Нэйт потупился. - Тьфу ты! Я и забыл, что на мне теперь целый детский сад висит... Ну насобирай пока каких-нибудь ягод, с твоей активностью это будет просто.
   Джимми исчез в кустарнике, который сразу же сильно затрясся и затрещал.
  -- Ну я пойду потихоньку, а ты догоняй! - Крикнул Нэйт.
  -- Хорошо! - Послышался чавкающий голос Джимми уже откуда-то с другой стороны. - Здесь очень много ягод, я могу и тебе принести.
  -- Откуда он здесь ягоды-то нашел? Ни одной не вижу. - Ладно, неси!
   Не прошло и нескольких секунд, как из кустов напортив вылетело чумазое существо, несущее в руках огромный букет оторванных вместе с ягодами веток.
  -- Нэйтин, а почему ты сказал "целый детский сад", когда я всего один?
  -- Потому что сейчас мы заскочим кое-куда и заберем оттуда еще одного сорванца.
  -- Круто! А зачем он нам?! - Джимми стал кружить вокруг Нэйтина. - Ты рассказывай, а я побегаю немножко.
  -- Скорей уж, зачем ты нам? - Я его тоже учить буду.
  -- Тоже, как и мне, воткнешь ему в одно место магическое шило и заставишь прыгать...
  -- Ну перестань, Джимми, пора бы успокоиться!
  -- Нет, ну правда?! Кто этот мальчик? И вообще, ты обещал вчера дорассказать мне историю миров. - Джимми перешел на шаг.
  -- Ой! Да ну тебя! - Нэйт скривил гримасу. - Потом же придется пересказывать всё нашему маленькому другу... Джимми не юрзи! Не елозь я сказал!... Давай, я вам потом сразу обоим и расскажу.
  -- Э, не. Ты обещал сегодня, значит сегодня. А на счет мальчишки этого ты не беспокойся, я ему потом всё сам перескажу.
  -- Хорошо, хорошо. - Сдался Нэйт. - На чем я там остановился?
  -- На том, что Неус истратил всю энергию, и теперь вместо него правит Совет сильнейших магов.
  -- Да, точно. Ну так вот, Совет этот состоит из десяти персон, соответственно ты понимаешь какие результаты там дает голосование - одиннадцатый маг позволил бы решить множество проблем. Но дело не в том, что Совет порой не справляется со своей работой, гораздо хуже то, что Нильфус, лишившийся своей энергии задолго до Неуса, уже успел снова накопить её. К тому же за время изгнания он связался с Коградом...
  -- Сейчас, Нэйт, подожди секундочку. - Джимми подбежал к ближайшему дереву, несколько раз ударился о него головой и вернулся обратно. - Так кем говоришь был этот Коград?
  -- Обителью абсолютного зла. - Нэйтин усмехнулся. - А если серьезно, то он маг самоучка, который непонятно от чего зол на всю реальность и хочет, образно выражаясь, сравнять её с землей. Конечно, как маг он не идет ни в какое сравнение с Нильфусом, тем более он даже не человек, однако как выдумщик зловещих планов эта тварь даст фору любому, так что новой войны было не избежать, и все это знали. На этот раз Нильфус не стал рисковать и идти в атаку, разбивая врагов собственной грудью. Они с Коградом стали создавать миллионы тварей, которых ты, кстати, мог наблюдать два дня назад у своего порога, и посылать их на смерть. На первый взгляд, идея казалось, мало что, безумной - Стражи миров должны были разметать чудовищные легионы за одну секунду, однако не всё оказалось так просто. Стражи были созданы, чтобы созидать, монстры же "нехорошей парочки", чтобы разрушать. А теперь угадай с трех раз, кто выиграл?
  -- Ну монстры конечно.
  -- Почти угадал. Как я уже говорил, было создано сто разновидностей Стражей по десять... хм, особей в каждой. Так вот девяносто девять процентов этих прекрасных существ стали жертвами несметных полчищ, в живых осталось всего десять Стражей, все десять одного вида - "Крылатые Каратели"... Кстати опять же, одного из них ты мог недавно полицезреть несколько секунд, прежде, чем грохнуться в обмороке.
  -- Ты имеешь ввиду того ангела?
   Нэйт улыбнулся.
  -- Джимми, это очень хорошо, что ты воспринял Мэлора, как ангела. Если когда-нибудь встретишь его еще, назови его так, пускай порадуется.
  -- А кого еще можно понимать под такой личиной?
  -- Ну цыпленка, например.
  -- Цыпленок?!
  -- Да, кстати, вот так его лучше не называть, во всяком случае, пока ты не стал полноценным Хранителем. У всех Стражей увеличенные крылья от разных птиц: орлиные, соколиные, стрижиные и так далее, в общем у Мэлора крылья лебедя, но, понимаешь ли, это очень трудно доказать, когда существует такая птица, как петух. А вообще, Неус создал Крылатых Карателей специально для тех случаев, когда никакие другие варианты уже не годятся. Ну, например, для физического устранения какого-нибудь мелкого темного лорда, который не хочет угомониться по-хорошему. Поэтому-то их и наделили кое-какими боевыми способностями.
  -- А как же тот бой?
  -- Бой? Какой бой?
  -- Ну как это, тот в котором погибли девяносто девять процентов...
  -- Ах этот. И что ты хочешь про него знать?
  -- Чем он окончился, конечно.
  -- Не понял, ты же сам только что ответил на свой вопрос - погибли девяносто девять...
  -- Нет, нет, а один-то процент? Каратели ведь остались. Что дальше-то было? Кто выиграл?
  -- Чего здесь непонятного! Конечно же, когда подоспели Каратели, легионы зла окочурились в считанные секунды. Но это же был только первый, пробный удар. За этими полчищами двинулись следующие и следующие, и идут они до сих пор, а сила Стражей всё-таки ограничена. В первые же дни мы потеряли сотню миров, пока, наконец, чудовищная армада не дошла до середины реальности.
  -- А что в ней такого особенного?
  -- Не перебивай меня, пожалуйста, сейчас я всё расскажу. Обо всем по порядку. - Нэйт призадумался. - Итак, хороший маг может легко попасть абсолютно в любой мир, причем прихватив с собой парочку друзей, опять же смотри двумя днями раньше. Однако, если ты хочешь провести сквозь миры целую армию, то тебе понадобится либо такая энергия, что вся эта армия сгорит заживо только от одного твоего присутствия, либо можно перемещаться через соседние миры, а, да, еще через "прорывы", но мы, как ты видел... "умеем" их закрывать. Ну так вот, именно этим способом легионы ужаса и дошли до середины реальности, и чтобы попасть в остальные миры, им надо было ее завоевать. Но здесь их ждал маленький сюрприз. Помнишь я говорил, что человек - сложнейшее создание и поэтому может быть наделен магической силой, так вот реальность сама по себе - это тоже величайшее творение, колоссальная энергия которого отразилась в её середине, а именно в "веселом" местечке под названием Тирр-Эйдж-Нох. Там и встретили монстров Хранители миров. Века сменяли века, а злостная армия не продвинулась ни на километр, и всё было бы вполне сносно, если б энергия Тирр-Эйджа не подошла к концу. Если говорить коротко, примерно через три с половиной года Рубеж падет, а вместе с ним и мы. Вот так вот.
  -- И что же делать? - Джимми сглотнул.
  -- Да честно говоря, до сегодняшнего дня шансов не было.
  -- А что такого случилось сегодня?
  -- Не случилось, а случится. Мы заберем нашего мальчика, научим его, а он, в свою очередь, отшлепает "нехорошую парочку"... - Нэйт огляделся по сторонам. - Да, кстати, Джимми, то, что я тебе сейчас говорю, является такой страшной тайной, что ты не должен рассказывать об услышанном даже муравьям.
  -- А что, у муравьев потом можно при помощи магии выведать тайну?
  -- Ну, вообще-то нет, но... всё равно, лучше не надо!
  -- Подожди, Нэйт, что еще за "наш мальчик"?
  -- Ну как, я же говорю, что мы сейчас заберем еще одного ребенка. Джимми, твоя физическая возбужденность явно компенсируется слабой активностью и без того глупого мозга.
  -- Сам ты дебил! - Насупился юный император. - Я имею ввиду, каким образом этот ребенок поможет Хранителям?!
  -- Да не обижайся ты, Джимми, я же шучу. - Нэйт потрепал своего ученика по голове. - В сложившийся ситуации только так и можно, иначе свихнешься от нервного перенапряжения. Я вот сейчас тебе всё это рассказываю и сам своим словам не верю. Разве можно поверить в то, что в твоих руках находиться судьба всего сущего. - Нэйтин перешел на шепот. - Понимаешь ли, , по словам Мэлора, этот ребенок обладает колоссальной энергией, чуть ли ни такой же, как у Неуса. Ты понимаешь, какая ответственность на нас свалилась?
  -- Не понимаю! Какая же здесь ответственность? Находим его, ты телепортируешь нас всех назад, и все дела.
  -- Нет, ты не понял, Джимми. - Нэйтин посерьезничал. - Мы с тобой сейчас находимся на вражеской территории, то есть в одном из завоеванных Нильфусом миров. Попав сюда, мы уже не можем вернуться назад...
  -- Почему?!
  -- Потому что, в руках врага находятся Кристаллы Запрета - один из величайших артефактов во всей реальности.
  -- И что же он запрещает?
  -- Угадай с трех раз! Конечно телепортироваться назад!
  -- Э... И что же нам делать?
  -- Ну, супротив такой энергии, как у нашего мальчика, Кристалл Запрета, извини за выражение, пукнет. Так что наша задача очень проста - надо научить ребенка магии.
  -- И как долго...
  -- Минимум три года.
  -- Три года?! Да я изучил магию за три дня!
   Нэйтин ничего не ответил, только усмехнулся.
  -- Ладно, Джимми, утомил ты меня расспросами, тем более, как я уже говорил, всё и так потом придется пересказывать по второму разу. Мы уже почти пришли, думаю пора переодеться.
  -- Прости, что сделать?
  -- Переодеться. Ты что, хочешь появиться на людях вот в этом наряде?
  -- А что здесь такого? - Джимми посмотрел на свое одеяние. Оно было всё изодранно, испачкано в грязи, смоле и ягодах, а кое-где даже прилипли пожухлые листья. - Пожалуй, ты прав, переодеться стоит, а то...
  -- А то оторвут весь наряд вместе с кожей! Каждый кусочек такой ткани стоит годового дохода местных жителей.
  -- Зачем же отрывать, я им и сам отдам. Мне-то ведь такие лохмотья больше не пригодятся. Только пускай дадут взамен другое одеяние, не шелковое, раз уж шелк здесь так ценится. Я в принципе, могу и хлопок поносить или нет, стой, знаешь была у меня однажды такая курточка бархатная с велюровым воротничком, там правда рубины окантовкой шли, но если...
  -- С велюровым воротничком! - Нэйт засмеялся. - Пинок под зад они тебе дадут, а не курточку. Нет, Джимми, давай-ка лучше я сам подберу для тебя что-нибудь этакое.
   Нэйт открыл свою походную сумку и чуть ли ни по локоть запустил туда руку.
  -- Подберу? - Джимми приподнял брови. - Звучит так, будто у тебя в сумке целый гардероб.
  -- Так и есть. - Нэйтин продолжал шарить рукой. - И среди этого разнообразия одежд, мне очень трудно выбрать что-то подходящее. Ну Мэлор, ну чудак! Одни праздничные наряды, как будто мы собираемся на бал, хорошо еще на вырост несколько предусмотрел, а то во что бы я тебя одел.
  -- Что ты несешь, Нэйт? - Джимми подскочил к своему новому учителю и заглянул в сумку. Через секунду он с выпученными глазами отпрянул назад. - Что это было?!
  -- Да, ты прав, артефактов Неус не пожалел. Весь набор, правда почти все будут бесполезны, но всё-таки...
  -- Какие еще артефакты! Что это было?!
  -- А... - Понял Нэйт. - Это "бездонный сосуд Нильхара", вечная кладь мага и бла, бла, бла. На самом же деле обычная старая сумка, которая к тому же еще и никакая не вечная. Ну вмещает она пару кубометров, разве это бездонность.
  -- Чего?! Вот эта вот малютка вмещает в себя целую?!..
  -- И даже больше, но это не самое важное. Главным является то, что её вес всегда одинаков. Можно булыжники таскать.
  -- Дай-ка я еще раз посмотрю. - Джимми медленно наклонился и с видимой опаской заглянул в сумку. Казалось, как будто бы смотришь в дверную щель небольшой комнатушки, наполненной различной одеждой, оружием и еще кучей всякого непонятного барахла. - Ну что ж, полезная вещица.
  -- Конечно полезная. - Нэйтин ехидно прищурился. - Иначе тебе пришлось бы таскать всё это в огромном рюкзаке за спиной... Ладно, давай я достану нам новую одежду. Надо спешить...
  
  -- Ты что, хочешь чтобы я одел вот это вот убожество?! - Джимми попытался вернуть обратно врученную ему Нэйтом одежду - безрукавку из бежевого замша с кучей разных кармашков и такие же брюки. - Такое уродство и последний нищий не одел бы, а ты хочешь, чтобы это носил я!
  -- Конечно нищий не стал бы это одевать. - Спокойно ответил Нэйт. - Он продал бы этот прекрасный наряд и потом полгода жил припеваючи. И вообще, ты не совсем корректно выражаешься, если бы твой костюмчик попал бы в руки последнему нищему, он сразу бы перестал быть последнем, понимаешь?
  -- Не важно, понимаю или нет, носить я это не буду! - Джимми с силой бросил свою одежду Нэйтину в лицо, тот ловко поймал её одной рукой и сразу же кинул назад, да так неожиданно, что мальчик рухнул как подкошенный.
  -- Пора снять с тебя последствия заклятья пробуждения, а то так мы далеко не уйдем. - Нэйтин щелкнул пальцами, и уже было вскочивший разъяренный Джимми плюхнулся обратно на землю. - Померь хотя бы, прежде чем кидаться-то. Эй, ты там что, уснул?
  -- Ладно, сейчас. - Сонно буркнул детский голос.
  -- Ну вот и отлично... Так, а мне-то что нацепить? - Нэйтин стал интенсивно копаться в сумке...
  
   Джимми в очередной раз оценивающе посмотрел на своего учителя, тот был одет в обтягивающие кожаные брюки черного цвета с шнуровкой по бокам и в свободную рубаху из какой-то неизвестной плотной ткани темно-изумрудного цвета и с высоким воротником. Потом Джимми посмотрел на себя и еще раз на Нэйта.
  -- Красавцы, по другому и не скажешь! - Прокомментировал Нэйтин взгляд мальчика. - Надо было лучше распороть мешок и быстренько состряпать из него пару туник, а то сейчас мы выглядим, как короли, "инкогнито" внедрившиеся в народ, чтобы лично узреть, как плохо всем живется.
  -- А мы не как короли, мы главней. - Джимми задорно засмеялся. - Кстати, я-то император, а вот ты, я так понял, обыкновенный холопчик.
  -- Ну не совсем. - Усмехнулся Нэйтин.
  -- А кто тогда? Каких ты кровей? - Джимми продолжал хихикать.
  -- Оба мои родителя Хранители. Устраивает тебя такое происхождение?
  -- Вот даже как. - Джимми приуныл. - А я-то думал, что тебя из-под свиньи достали, а теперь стало непонятно, как над тобой подтрунивать.
  -- А что, если бы и из-под свиньи? - Неожиданно резко ответил Нэйт. - Чем бы я тогда был хуже? Или ты считаешь, что у тебя голубая кровь? Если да, то я тебе сейчас докажу обратное!
  -- Ты чего?! - Джимми испуганно отбежал на несколько шагов.
  -- Да не бойся ты. - Уже более спокойно сказал Нэйтин. - Просто нашего мальчика мы скорее всего достанем именно из-под свиньи, и мне очень не хочется, чтобы ты считал себя "выше" него!
  -- Об этом можешь не беспокоиться, - юный император надул губы, - высокомерно я себя веду только со взрослыми. И вообще, как я могу, сказать ему что-то плохое, если через три года он сможет испепелить меня взглядом.
  -- Ну смотри, Джимми, не подведи меня... а, кстати, взглядом он тебя и сейчас сжечь сможет.
  -- В каком смысле?
  -- В прямом! В каком еще? Мы же говорим о великом источники магической силы! Стоит ему активизироваться, и он не только тебя испепелит и не только взглядом, но и... короче, процесс будет неконтролируем - всё в радиусе ста километров перестанет существовать.
  -- И как ему активизироваться?
  -- Хм, боюсь, что сейчас энергия достигла таких пределов, что ему достаточно будет просто "криво" подумать, и последнее, что мы увидим, будет яркая вспышка света.
  -- Надо спешить. - Повторил Джимми фразу Нэйтина, ускорив шаг.
  -- Я тебе твержу это уже целый день... эй, ну куда ты так помчался? Успеем мы, не бойся.
   И тут лес резко кончился. Еще секунду назад Нэйтин раздвигал густые кусты, пытаясь догнать Джимми, а уже через мгновение они оба оказались на цветущей опушке. Дальше, вниз шел длинный, километра два, и очень пологий склон. Здесь, возле леса, пока еще зеленела густая сочная трава, однако ни прошли они и ста метров, как кончилась и она - их взору предстало творение в основном лошадиных ног и немножко людских рук, а именно незасеянная пахать, окружавшая со всех сторон, как показалось Джимми, городскую помойку. Самого города он почему-то разглядеть не сумел. Пахло грозой.
  -- Так всё-таки, на счет одежды? - Продолжил уже приевшуюся тему Нэйт. - Ты посмотри, главное мечи у обоих торчат на показ! Тьфу ты! Я только сейчас заметил-то, во даю! Нет, ну ладно еще мой... хм, скромный меч, а ты-то куда выставил свой бриллиантовый эфес?!
  -- Свой меч я не отдам. - Последние два слова Джимми произнес с такой интонацией, что добавлять к этой фразе "только через мой труп", уже не имело ни малейшего смысла.
   Нэйтин не стал возражать. Забрать у мальчика оружие, означало, что придется убрать и своё, а этого делать, ему почему-то совершенно не хотелось. Из дорожной сумки появились два черных плаща.
  -- На, одень. Заодно и от дождя спасет.
  -- От дождя? - Джимми поднял голову. Небо было цвета ночи без звезд и луны. - Ого! Никогда не видел такой тучи, по-моему молнии лупят через каждую секунду! Или мне так только кажется?
  -- Тебе так только кажется. Молнии лупят через каждую миллисекунду. - Нэйтин посмотрел на Джимми учительским взглядом. - Догадываешься, почему так?
  -- Неужели...
  -- Да. Его энергетическая аура удерживает тучу от концентрации, достаточной для того, чтобы сформировались капли предельного размера для падения. Другими словами, здесь есть три варианта. Первый, это энергия так и не вырывается, и тогда мальчик погибает, а за ним, соответственно, и вся реальность; второй, это энергия вырывается, и тогда он не погибает, но зато погибают все остальные, как я уже говорил, в радиусе ста километров; и третий, это я помогаю тучке, и тогда погибает только бродяга, уснувший в сточной канаве.
  -- Действуй. - Спокойно произнес Джимми, еще не подозревавший, что всего через секунду он уже совсем не спокойно озвучит паническую фразу, а именно: "спаси меня, Нэйтин, я не умею плавать!"
   Нэйт создал защитную оболочку, но она помогала только от воды, лившейся сверху, против же того ужаса, что месили ноги, она оказалась бессильна - пришлось бесславно капитулировать назад в лес, а точнее, на одно из его деревьев.
   Этот "всемирный потоп" как ни странно бушевал не так уж и долго - какие-нибудь двадцать минут. Потом вся вода умудрилась куда-то утечь, а в небе вновь засияло яркое солнце...
  
   Нэйтин и Джимми вошли в город.
  -- Ну и уродство. - Прокомментировал окружающую обстановку второй.
  -- Да. - Не стал возражать первый.
  -- А откуда ты вообще знаешь, что мы идем туда, куда нужно?
  -- Если бы ты умел смотреть магическим зрением и взглянул куда угодно, кроме вон того дома, то увидел бы лишь тьму.
  -- А если бы на тот дом?
  -- Тем более тьму, потому как мгновенно бы ослеп.
  -- Почему же ты не слепнешь?
  -- Потому что я крут, как лошадь! Всё, отстань, Джимми, вон, вокруг нас уже народ собирается, так что помалкивай. Говорить буду я.
   Народ и вправду скапливался, кому ни охота поглазеть на чужестранцев, да еще и одетых в такие шикарные плащи. Всего через десять минут их уже окружала добрая сотня людей, большинство из которых конечно были любопытными детьми.
   Семейство Кирта появилось на улице одним из первых - раз народ кучкуется, значит что-то дают, а раз что-то дают, надо быть там раньше всех.
   Когда напряжение толпы, наконец, стало перетекать в недовольство, Нэйтин поднял вверх руку.
  -- Приветствую вас, добрые люди. - Совсем не с приветствующей и не с доброй интонацией крикнул он.
  -- Что вам здесь надо? - Выкрикнул в ответ "отец" Кирта. - Убирайтесь отсюда! Мы не любим чужаков!
   Остальные поддержали его неприятным свистом, хотя на самом деле никому конечно не хотелось, чтобы "чужаки куда-то убирались", просто было очень охота посмотреть, как они будут на это реагировать.
  -- Мы не остановимся здесь надолго. - Промолвил Нэйт.
  -- Это уж точно. - Недовольно шепнул Джимми.
  -- Вот и отлично! - Крикнул еще кто-то из толпы. - Нам здесь не нужны плешивые бродяги! Проваливайте!
   Джимми захотел что-то вставить, но Нэйтин вовремя его остановил, положив на плечо руку.
  -- Мы странствующие музыканты. - Спокойно ответил он на оскорбление. - Поэтому...
  -- Музыканты?! Нам не нужен цирк!
  -- Крутите свой балаган в обратную сторону!
   В глазах всей толпы читалась явная насмешка - здесь видимо считалось дикостью бросать монетки в банку идущего по кругу сосунка, если этого можно не делать, а главный "маэстро" все равно будет тянуть свою волынку.
  -- Нет, вы меня не правильно поняли! - Нэйтин вновь поднял руку. - Мы не будем играть вам за деньги...
  -- Нет, ну почему же? Если вы заплатите нам, мы послушаем, как вы будете нам играть! - Люди захохотали. Нэйту пришлось выдержать значительную паузу.
  -- Я великий кудесник флейты! - Продолжил маг. - И мне нужен ученик.
   Толпа неистово завопила, заорала и засвистела.
  -- Мы заплатим золотом. - Тихо добавил он.
   И затем там была тишина.
   Нэйт и Джимми на значительное время попали под безмолвный прицел двух сотен алчных глаз.
  -- Возьми моего сына, мастер. - Наконец вымолвил какой-то старик.
  -- Нет, моего! Моего!... Меня, меня! - Мгновенно заглушили его остальные.
  -- Заткнитесь! - Раздался вдруг чей-то женский голос. И, что удивительно, все заткнулись. - Вы что, ослепли?! Это же проходимцы, которые занимаются перепродажей рабов! Они купят вашего сына только для того, чтобы переправить его на каменоломни или, еще хуже, на гладиаторскую арену в жор ко львам!
   Нэйтин и Джимми снова попали под безмолвный прицел, только теперь вопросительных взглядов.
  -- Сыграйте нам! - Опять нарушил тишину все тот же старик. - Докажите, что вы музыканты.
  -- Хорошо. - Совершенно спокойно произнес Нэйт. - Мой ученик сейчас вам сыграет.
   Молодой маг неторопливо достал из своей сумки старенькую флейту. Пока он это делал, кое-то уже успел "слетать туда-сюда" - по рядам поползли тухлые яйца и помидоры.
  -- Эй, Нэйт, - шепнул Джимми, - а откуда ты знаешь, что я умею играть на флейте?
  -- От верблюда! Смотри только не пойми меня буквально, а то сейчас скажешь, что своему ручному верблюду ты никогда на флейте не играл. Да мне и в голову не могло придти, что ты что-то можешь уметь...
  -- Ах, вот как! - Джимми покраснел. - Ну тогда смотри и учись!
   Мальчик поднёс губы к инструменту, поставив довольно сложный аккорд, и изящно выдохнул воздух.
   Джимми не знал, была ли эта флейта волшебной, но звук, который из нее вырвался, уж был волшебным точно. Те, кто занес руку для того, чтобы испорченная съедь нашла хоть какое-то применение, так и замерли в оцепенение. Джимми сыграл первые четыре такта, дальше в мелодии шла небольшая пауза, и он успел бросить в строну Нэйта пафосный взгляд. Тот, в свою очередь, бросаться взглядами не стал, а просто щелкнул пальцами. Что это значило, Джимми понял, только когда вновь попытался извлечь музыку - толпу окатило волной визжащей какофонии. Юный император даже не сразу понял, что виной тому ужасу он.
  -- Очень плохо, ученик. - Послышался властный голос Нэйтина. - Разве так я тебя учил играть? Мой следующий урок - изучишь сотню гамм!
   Джимми вновь попытался сыграть музыку и вновь музыка не сыгралась. Рядом с мальчиком пролетело первое яйцо.
  -- Это такая мелодия. - Попытался выкрутиться он, повесив на лицо глупую улыбку. - У композитора не было вдохновения на пятом такте, а на шестом он был не трезв.
   Второе яйцо попало Джимми точно в лоб.
   Мальчик вошел в ступор - еще никогда его так не оскорбляли. Он уже слышал, как Нэйт достает свой меч, чтобы исправить несправедливость, но обернувшись, увидел лишь, как тот улыбается во весь рот. Тогда Джимми потянулся к своему клинку, одновременно пытаясь что-то яростно заорать, но и тут его постигла неудача - Нэйтин успел схватиться ему за плечо и надавил как раз с такой силой, что от боли уже не можешь открыть рот, но еще и не теряешь сознание.
  -- Вот видите! - Засмеялся он. - Мой нынешний ученик никуда не годится. Мне нужен новый.
   Через секунду к Джимми подскочила целая куча детей. После недолгого противостояния ученику Нэйтина, как он ни сопротивлялся, пришлось расстаться с флейтой. Какой-то счастливчик, первым заполучивший чудо-инструмент, набрал полную грудь воздуха и, надув щеки, изо всех сил дунул в противоположный конец дырявой трубки, захватив её ртом аж до половины. Разумеется единственный звук, получившийся от такой игры, был смех его товарищей. Флейта пошла по рукам. Её терзали всеми мыслимыми и немыслимыми способами: кидали со злости на землю, случайно роняли в лужу, дули и свистели во все возможные отверстия, а кто-то даже решил попробовать засунуть в нее морковную ботву, вытащить которую, разумеется, не удалось. Когда дети, наконец, наигрались с проклятой палкой, в игру, на всякий случай, вступили взрослые. Здесь талантливых музыкантов оказалось не меньше, чем среди детей, даже если умножить число вторых на миллион. Не прошло и получаса, как стало совершенно ясно: "Медведь" не наступил на уши всем местным жителям, он растоптал их в пух и прах. Сколько ни тужились в мерзкую дудку, а слюнявая свистулька так и не зазвучала.
  -- Ну что ж, мне очень жаль. - Наконец начал Нэйтин. - А я бы дал десять золотых.
  -- Десять золотых! - Толпа ахнула. Когда пашешь в поле от зари до зари, очень неприятно осознавать, что оказывается достаточно было научить сына дуть в корягу, и потом кататься как в масле на протяжении последующих десяти поколений.
  -- Неужели у вас больше никого нет?! - Спросил Нэйт ответом.
  -- Есть, есть! - Радостно закричала какая-то неприятная женщина. - У меня есть еще один сын!
  -- Ну так веди его сюда скорей, что же ты стоишь!
   Удивительно, как женщина, да еще и с такой фигурой, может при желании быстро бегать. Всего через десять секунд она снова была возле Нэйтина, только теперь возле нее стоял маленький мальчик с подбитым глазом, носом, губой и лицом в общем.
  -- Это он? - Прошептал Джимми.
  -- Да. - Тихо ответил Нэйт, одновременно с этим вопросительно посмотрев на мать мальчика.
  -- Ой, нет же, нет! - Занервничала та. - Не подумайте ничего дурного. Просто ублюдок... ой, в смысле... просто сынок подрался с хряком за моченую горбушку, ну и разумеется оказался на лопатках. Говорила я ему, не тягайся с поросенком, а он...
  -- Привет! - Перебил женщину веселый Джимми. - Очень рад с тобой познакомиться...
  -- Я тоже. - Маленький мальчик искренни улыбнулся.
   Нэйтин достал из кармана платок и вытер Кирту лицо. Только один Джимми заметил, как белая ткань при этом слегка засветилась.
   По толпе побежал громкий шепот - на лице мальчика не осталось и намека на раны. Особенно громко удивлялась Сойка.
  -- Видимо хряк не так уж его и уделал! - Разрядил обстановку Нэйт. - Парень просто на просто извозюкался!
  -- Дайте ему эту дудящую деревяшку! - Крикнула женщина.
   Через несколько секунд Киртли уже изучал не понятно для чего нужную грязную палочку. Нэйтин наклонился к нему и что-то сказал на ушко. Мальчик неуверенно качнул головой.
  -- И помни, чтобы ни случилось, не останавливайся. - Сказал маг напоследок.
   Киртли осторожно поднес к губам флейту и потихоньку стал выдыхать. Одновременно с этим под плащом Нэйтина сверкнул медальон.
   И заиграла музыка!
   Оторопел даже Джимми. Та сказочная мелодия, четыре такта которой он успел сыграть десять минут назад, сейчас казалась ему просто-таки издевательством над инструментом, а уж то, что вытворяли с флейтой остальные, было вообще актом мирового вандализма против искусства. Правда, когда неожиданно вступили скрипки, в Джимми зародилось некоторое сомнение - даже магическая флейта не может иметь тридцать два музыкальных канала. Когда же дуэт виолончели и клавесина поддержал женский хор, ведомый органом, эти сомнения развеялись окончательно - замызганный сучок не имеет к этой чудо-музыке ни малейшего отношения. Будет не удивительно, если даже окажется, что мелодия звучит только в голове, причем у каждого своя, по крайней мере вон тот старичок уж точно не оценил бы флажелетовую атаку духовых...
   Мальчик закончил "играть". Навечно останется эта мелодия в душах людей. Ничто не загладит таких впечатлений. Долго еще будут жить в их сердцах волшебные звуки плясовой.
  -- Пожалуй, вот этот мне подойдет. - Раздался противный (после музыки) голос Нэйтина. - Правда с триолями на дорийском немного напутал, но это мы поправим. Бери свои вещи, мальчик, ты пойдешь с нами.
  -- У меня нет вещей. - Хотел сказать Кирт, но мозг еще не настолько вышел из шока, чтобы привести язык в состояние говорливости.
  -- Постойте-ка! - Опомнилась вдруг его мать. - А заплатить?! Мы рабов за просто так не отдаем!... Ой, в смысле, мы просто не рабов за так отдаем!... Тьфу ты! Короче, гони золото!
   Нэйтин вальяжно достал из сумки обещанные десять монет и, поймав ими солнечные лучи, выставил несказанное богатство всем на показ, вытянув вперед руку.
  -- Ну что, этого достаточно? - С насмешкой произнес он.
   Никто не ответил. Тогда Нэйт подкинул золотые в воздух и снова поймал. Теперь уже ответили все, выразив свое согласие одобрительным кивком головы.
  -- Ну тогда ловите! - И Нэйтин кинул монеты в оказавшуюся под боком навозную кучу, которая после дождичка снова вобрала в себя все соки и сейчас выглядела очень "аппетитно".
   То, что творилось дальше, не поддается никакому описанию. Половина там, похоже, сразу в навозе утонула, а кто умели плавать, перегрызли друг другу глотку. Те же десять счастливчиков, кому все-таки досталось по золотому, кончили плохо - в будущим их почти всех зарезали и ограбили. Только двоим удалось скрыть свое богатство: Фили-дурачку, потому как дуракам везет, и Быку, потому как он оказался единственным, кому удалось незаметно проглотить золотую бляшку, и слава Богу, а то потом зарезали бы и его братьев.
   Никому из семьи Кирта, разумеется, металлическое счастье, не удалось даже потрогать. Весь день они ходили с опущенными головами и подняли их только утром следующего дня, когда мать спросила, кто теперь будет вычищать за свиньями, и когда все дружно посмотрели на Дрола.
  

Глава 3.

   Киртли стоял, прислонившись к корявому стволу дуба. Перед глазами была пелена, голова болела так, что хотелось закричать, но сил не было даже на то, чтобы открыть рот. Мысли ужасно путались, он изо всех сил пытался вспомнить, что случилось, но никак не мог. Да, первая половина дня ему припоминалась, он даже помнил, как началась массовая драка и как ему врезали прямо в нос. Потом полный пробел, и следующее, что вспоминалось, была жуткая ругань взбешенного отца, по-моему, его даже хотели выпороть, но не успели, так как он в очередной раз потерял сознание. Дальше было что-то приятное... да, точно, что-то мягкое и теплое... наверное, свинья. Другими словами, ничего удивительного, стандартный будничный день, разве что голова болела сильнее обычного. А вот потом... потом начались какие-то чудеса. Его окружила целая толпа людей... да, и еще, там было двое странных незнакомцев в красивых плащах: мальчик и мужчина, причем оба вели себя очень чудно, все время пялились на него. Затем заставили играть на дудочке, и главное не понятно зачем, всё равно его никто не услышал, ведь одновременно с этим где-то рядом заиграл целый оркестр... Так, а что было дальше?... Кажется кто-то говорил про золото. Да, точно, началось настоящее смертоубийство, незнакомец с дудочкой быстро схватил его в охапку и вынес из города... А что потом?... А потом ничего. Его поставили на землю, он не удержался на ногах и бухнулся на мягкую траву, тогда его снова подняли и поставили возле гигантского дерева...
  -- Он сейчас находится на границе жизни и смерти! - Раздался тревожный голос Нэйтина. - Скорее, Джимми, помоги мне!
  -- Что мне делать, Нэйт?! Что делать?! - Занервничал юный император.
  -- Иди сюда, держи его, чтоб он не падал! Держишь?!
  -- Держу, держу, что дальше?!
  -- Все, дальше пока подожди.
   Нэйтин быстро достал из сумки какое-то странное ожерелье. Джимми никогда не видел ничего подобного. Толщиной чуть больше спички, оно было сделано как будто бы из камня, но при этом оставалось пластичным, как веревка. Самым же странным было, отсутствие каких-либо звеньев, ожерелье состояло всего из двух частей: кристаллического шнурка прозрачно-глубого цвета и небольшого золотого медальона в виде змейки, скрутившейся в спираль.
   Нэйт, заметно нервничая, надел ожерелье на мальчика.
  -- Ну, с Богом. - И маг сильно надавил на центр золотистого кружка. Змейка сразу же поменяла цвет на черный, а кристаллический шнурок стал серебристо-серым. - Всё... приехали.
   Нэйт зашатался и видимо упал бы, если б Джимми вовремя не схватил его за руку, правда при этом пришлось отпустить мальчика, но ему, в конце концов, все-таки не с такой высоты падать.
  -- Эй, Нэйтин, что с тобой?! - Закричал юный император. - Ты в порядке?!
  -- Нет... Да... Сейчас... Всё нормально, - Маг, как утопающий, пытался поймать ртом воздух. - Сейчас, сейчас... Всё будет в порядке, я сейчас.
  -- Да что случилось?! - Испугался мальчик. - Почему ты задыхаешься?!
   Нэйтин не стал отвечать, он снова подошел к Кирту, который теперь почему-то улыбался, закрыв при этом глаза, и аккуратно потряс за плечо. Мальчик медленно поднял веки и посмотрел на него.
  -- Спасибо вам, господин. - Прошептал он. - Боль ушла, боли больше нет.
  -- Спасибо?! Боль?! - Джимми упер руки в бока. - Нэйтин, скажи мне наконец, что случилось!
  -- Ты не против, если мы на минутку отойдем? - Ласково обратился Нэйт к Кирту. - Нам с Джимми надо поговорить наедине.
   Мальчик одобрительно качнул головой. Нэйтин и Джимми отошли на несколько шагов.
  -- Ну? - Буркнул юный император. - Что это за ожерелье такое? Как оно работает, рассказывай.
  -- Ты что, еще ничего не понял? Я же тебе сто раз говорил, если этот мальчик сплетет хоть какое-нибудь крошечное заклятие, пространство вокруг сразу же станет безвоздушным. Естественно, что его энергию надо чем-то заглушить. Во всей реальности на это способна одна единственная вещь - Ожерелье Затмения.
  -- И ты?... Его?...
  -- Надо же, какой ты догадливый!
  -- И...
  -- Не "и", а "но". Оно затмевает не только энергию мага, носящего его, но и энергию всех, находящихся в радиусе тысячей километров. Правда, энергия нашего мальчика столь велика, что полностью её погасить не удастся даже такому мощному артефакту. Малыш все равно сможет немного колдовать... в отличии от меня.
  -- Так вот почему тебя зашатало!
  -- Да уж. - Нэйтин сморщился. - Представь состояние, когда тебе говорят, что можно жить без воздуха и заклеивают рот. Тоже самое и с магией, ощущения такие, будто бы из тебя душу вырвали. До сих пор в себя придти не могу.
  -- Постой-ка, Нэйт, я чего-то не понимаю. Раз эта спиралевидная змеюшка такая мощная, почему бы не придти вместе с ней прямо к Нильфусу, предварительно захватив с собой меч, и не... ну ты понял.
  -- Шутишь что ли? - Нэйт сел на землю, похоже, ему действительно было хреново. - Если бы такие побрякушки действовали против "плохой парочки", она бы давным-давно стала хорошей, увековечив себя картиной в главном зале замка Света. Холст называлась бы: "обычный парень спасает реальность" и изображала бы веселого дуралея с мечом на перевес, под ногами которого валяются два разрубленных тела... Нет, Джимми, приди с этим ожерельем к любому сильному магу, и через десять минут оно уже будет красоваться в его личном зале трофеев, а вот для твоего черепа, кстати, там уже навряд ли найдется местечко.
  -- То есть, я так понял, Рэйнфос и Нелина с этим ожерельем справились бы. - Джимми посмотрела на Нэйта оценивающим взглядом.
  -- Ты правильно понял... стой! Не задавай следующего вопроса, я уже и так знаю, каким он будет. Любой Хранитель, достигший возраста ста лет попадает под надзор Совета, соответственно, исчезновение его на три года остаться незамеченным просто не сможет... Так, и я опять заранее знаю твой следующий вопрос. Отвечаю: все эти маги в замке Света мягко говоря трусоваты, поэтому узнай они о таком источнике энергии и ему не жить.
  -- Это еще почему?!
  -- Да потому, что удачный исход нашей миссии, если уж говорить честно, совсем не невелик. А в случае провала, источник попадет в лапы "плохой парочки", и тогда мгновенно наступит "ого-го", то бишь вечное всеобщее рабство.
  -- Бред! - Не удержался Джимми. - Какие-то эти маги идиоты!... Пока я от тебя не услышал ни одной здравой мысли со стороны этого Совета! Сплошная чушь!
   Нэйт немного помолчал.
  -- Да сложней там всё гораздо, Джимми... Неужели ты думаешь, что тех же Стражей просто так вот взяли и пустили на мясо, а они "только созидать и умели"; да каждый из них мог выжечь целый мир одним взглядом!
  -- А?!...
  -- Ну всё, хватит. Мы и так с тобой чего-то заболтались, нас человек ждет, пойдем.
   Нэйтин и Джимми вернулись к дубу, возле которого стоял Киртли.
  -- Ну, давай знакомиться. - Весело сказал маг. - Меня зовут Нэйтинор Шэлон, я буду твоим учителем. Если хочешь, можешь называть меня просто Нэйтом или Нэйтином.
  -- Я Халиб-Фатимир-Эфалаш-Джимбо второй, - не удержался юный император, - для тебя просто Джимми... А как твоё имя?
  -- Кирт. - Застенчиво произнес мальчик. - Киртлан Ниоли.
  -- Ну вот и познакомились! - Подытожил Нэйт. - А что, звучит неплохо. Киртлан Ниоли - владыка мира! Или, нет, лучше Нио Кирт - великий маг! Хех, нелепо и то и другое, ну да ладно. Ну что ж, Кирт, давай уж сразу на чистоту... никакие мы не музыканты.
  -- А кто?
   Нэйтин одарил юного императора ехидным взглядом.
  -- Джимми тебе сейчас все расскажет, правда Джимми? - Ухмыльнулся он. - Ну что уставился, сам же обещал.
  -- Но... но... это же очень долго!
  -- А мы никуда не торопимся, присаживайтесь поудобней и вперед. Интересно будет послушать свой рассказ со стороны.
  -- Хорошо, только не мешай мне!
  -- Не буду, даю слово...
  
   Пока Джимми рассказывал про себя, Нэйтин еще пытался как-то держать свое слово, хотя после таких фраз, как "и пролегает на сотни миль великая империя" или "и тогда на свет появился я, и возродилась былая слава" или "и непреступны были стены дворцовые"... в общем, с трудом он его держал.
   Ну, а уж когда дело дошло до появления, собственно, самого Нэйта, Рэйнфоса и Нелины, ни о каком слове уже не могло идти и речи. Слава Богу, Нэйтин еще не дал какой-нибудь нерушимой клятвы, иначе пришлось бы сделать себе харакири...
  -- ...да не целый день мы блуждали в твоем дурацком дворце, а всего пару часов! И еще мы не придурки!... ой, вот только не надо говорить, что ты не испугался, когда Рэйн... да как ханские стрелы могли закрыть солнце, если у них даже луков не было!... я, Джимми, убил гораздо больше, чем "человек сто"... да простенькие это были монстры, ты бы на Рубеже постоял... а как же ты, скажи мне на милость, остался жив, если по твоим словам один лишь грохот от удара Нелина рушил гранит?... не облажался я!... прикинь, этот чудик даже снега до этого не видел... как, впрочем, и елки... да, дождичек, это моих рук дело. А что, ты как раз был на улице?... в сточную канаву?...
   Потом Джимми начал рассказывать историю миров...
  -- Ну всё, хватит! - Нэйт вскочил с места. - Не выпрыгивала из крылатых динозавров никакая амеба зеленая!
  -- Ой, извини, из зеленых динозавров выпрыгнула амеба крылатая... зачем ты взял палку?... Бежим, Кирт, дядя Нэйтин обезумел!
   И Джимми любезно передал слово своему учителю.
   Рассказ длился уже несколько часов, но конец пока что даже не намечался - Киртли постоянно останавливал Нйэтина и просил повторить. И Нэйтин каждый раз повторял последнее предложение, а Киртли каждый раз говорил, что нужно повторить последние полчаса, и Нэйтин повторял. И спрашивал он потом: "понятно ли тебе теперь?", и отвечал Киртли: "нет".
   Джимми тоже просто так не сидел. Уже считая себя великим метром по истории миров, он решил, что без его помощи Нэйт "ну никак не обойдется", так что каждая фраза учителя комментировалась.
  -- ...Да, именно так всё и было, то есть "не было ничего"...... а разве какие-то кролики там не были замешаны?...... я думаю фаирбол специально конспектировали на трех тысячах страницах - как приятно потом сжигать этим фаирболом такой огромный том...... вот именно, с заклятием возраста надо быть очень аккуратным, а то ведь подгузники могут и не оказаться под рукой...... ну это так в анналах записано, что "Неус сначала пытался уговорить по-хорошему", небось на самом деле решал без предупреждений...... неужели Нильфус на самом деле думал, что Неус не знает ни одного боевого заклятия?...... каждый из Стражей мог испепелить целую армию одним лишь взглядом, а здесь вдруг возьми и не испепели! Вот, Каратели, совсем другое дело, правда с пунктуальностью у них слабовато... кстати, очень тяжело доказать, что ты петух, когда есть такая птица, как ангел...... Опа! Здесь-то их и встретили! Между прочим, Нэйт, а кто-нибудь считал количество наказанных уродов?... хм, слишком тяжело представить, скажи лучше не в штуках, а в высоте слоя костей на квадратный километр, или в тоннах за год...... так что ты, Кирт, теперь самый главный! Правда без нас из тебя ничего не выйдет, хм-м-м, значит главные-то мы!... Представляешь, ты уже сейчас мог поджарить нас одной лишь мыслью, а этот долдон нацепил на тебя какую-то гадючку... что значит, никогда не снимай, а если оно само случайно спадет с него... какой еще конец?... мой конец?!... а, ну реальности - это не страшно. (Разумеется, Джимми говорил еще много всего, но то был уж совсем бред).
   Эта милая беседа продолжалась до трех часов ночи. Под конец, правда, Джимми перестал одаривать всех своими репликами, да и Кирт не задавал лишних вопросов - вскоре заснул и Нэйт...
  
   Нежные лучики утреннего солнца просочились сквозь густую листву, оставив на траве мерцающую мозаику. Несколько сонных птах вяло перелетали с ветки на ветку, чирикая пока что без особого энтузиазма - какой смысл стараться петь, если тебя все равно никто не услышит, кто еще может бодрствовать в полпятого. Но не прошло и часа, как все обитатели леса уже были "на ногах" - все, кроме троих.
   Первым проснулся Киртли. Мальчик побоялся открывать глаза - то, что случилось вчера было похоже на сладкий сон, и Кирту захотелось непременно досмотреть его. Через минуту дыхание вновь стало ровным.
   Затем пробудился Нэйт. Но, немножко поразмыслив, он решил, что не будет ничего страшного, если поспать еще пять минут.
   Потом вновь встал Кирт. На этот раз мальчик уже осознавал, что случившееся с ним вовсе не сон, а значит корову доить не надо и можно еще немного поспать.
   Через час опять проснулся неугомонный Нэйтин. Понимая, что это бесполезно, он всё-таки сделал вялую попытку разбудить хоть кого-нибудь, но в результате уснул сам.
   К двенадцати часам Кирт и Нэйтин стояли на ногах - ура. Джимми дали поспать еще часок. Потом мальчика стали будить.
   В три час дня бывший император подал признаки жизни. Когда он поднялся, птахи встретили его звонким пением, правда не те, те уже давно спали...
  -- Господин Шэлон...
  -- Стоп, стоп, стоп! Какой еще Шэлон и тем более господин? Называй меня Нэйтом или уж на крайний случай, учителем.
  -- Ладно, я просто так... я хотел сказать, что с утра было бы неплохо умыться.
   Нэйт сморщился.
  -- Это нам с Джимми стоит умыться, а тебе надо хорошенько вымыться и переодеться... хм-м, и закопать твою старую одежду... нет, сжечь и закопать.
  -- Ну я же только вчера мылся, в смысле, был на улице во время дождя. Да и одежда совсем новая.
  -- Да что ты?! А я и смотрю, какая красотища! Запиши мне где-нибудь адрес твоего кутюрье, я тоже такую рубашечку хочу!... Быстро мыться, быстро! В темпе! Хоп, хоп, хоп!
   Где-то недалеко за деревьями слышалось слабое журчание воды. Киртли поспешил туда.
  -- Во что же нам его одеть? - Нэйтин вытащил из сумки целую гору одежды. - Я, честно говоря, не очень силен в стилистике.
  -- Ну и ничего страшного, ведь у нас и без тебя есть лучший в мире стилист. - Джимми закатил глаза. - Это я.
   Через минуту прибежал взъерошенный Кирт. Помылся он или нет, понять было трудно, так как его старая рубаха снова была на нем.
  -- Ну что ж ты так. - Нэйтин бросил мальчику еще один кусок мыла. - Теперь придется драить себя заново.
  -- Да и еще, - крикнул он вдогонку убегающему Кирту, - ни в коем случае не стирай свою одежду в этой реке, вниз по течению могут находиться людские поселения!
   Нэйту еще несколько раз приходилось посылать мальчика на "штрафной круг", прежде чем тот стал относительно чистым...
  
  -- Ну и убожество! - Джимми вальяжно восседал на пеньке, положив ногу на ногу. - Кирт, это ты сам придумал одеть зеленую шляпу и синие сапоги или тебе так Нэйт посоветовал?
   Покрасневший мальчик убежал в ближайшие кусты. Послышалось недовольное пыхтение Нэйтина, и через минуту Киртлан снова стоял перед Джимми.
  -- Эй, Нэйт, а Мэлор сам шил такую дрянь или над ним пошутили?... Черный цвет - цвет жизни, так и хочется плясать. Еще бы ребра на груди нарисовать и можно на маскарад!... Бабья одёжа... Так, ну это мы вернулись к первоначальному варианту. Нэйт, если там еще есть платья из коллекции "оборванец", будь добр, пропускай их!... Кирт, побрейся наголо и ты монашек... Эй, каторжник, к твоим полосатым штанам совершенно не идет эта стеганая куртка, ты что, выменял на нее свою робу и гирю? Зря, очень зря. Если посмотришь на себя в зеркало, то первая же мысль будет немедленно утопиться! А где гирька? Гирьки нет... Слишком броская... А не маркая?... Слишком пафосная... Ядовитая... Это, пока что худший вариант... Еще один маскарадный костюм... Королевская мантия? А где пажи? Кто будет поддерживать трех метровый подол?!... Если ты хочешь поселиться в продолговатом ящике, то это самое оно... Слишком красивое... Слишком уродливое... О! Вот это очень даже, только вот пуговички не совсем подходят по контрасту к застежкам сапог...
  -- Эй ты, стилист хренов! - Из кустов вылез взмыленный Нэйтин. - Давай-ка поменяемся местами!
  -- Давай, давно пора! - Джимми углубился в листву, где его ждал усталый Кирт и целая гора скомканной одежды. - Так, посмотрим... что мы имеем? Угу, ожерелье тебе снимать нельзя, значит серый, твой цвет - серый. Это хороший цвет, немаркий и стильный.
  -- Вроде, моя старая одежда была серая, стоило ли...
  -- Так, к серому у нас подходит красный и оранжевый... ну-ка, ну-ка. - Джимми вытащил из кучи несколько вещей. - Одевайся. Оказывается у Мэлора отличный вкус, просто некоторые, не буду уточнять кто, всё перемешали, а обратно собрать не дано... Эх, Кирт, да если бы не я, ходил бы ты в синих сапогах, зеленой шляпе, королевской мантии, да полосатых штанах и был бы счастлив...
   Пока мальчик переодевался, ехидный Нэйт усердно пытался решить, что он скажет, "эта маскарадная мантия каторжника не контрастирует с шнурками у серо-буро-малиновых сапог", или "что за уродливое убожество? Эй, Джимми, если у тебя там еще есть тряпье из коллекции "призеры конкурса "худшая одежда мира"", то одевай их сам!" Однако, когда Кирт вышел на поляну, Нэйту почему-то не захотелось говорить ничего. Мальчик был одет в короткий серый балахон с красным капюшоном и в темно бордовые брюки из джинсовой ткани. На груди и вдоль рукавов красовались черные витые узоры.
  -- Примитивно конечно. - Из кустов появился Джимми. - К тому же ты скажешь, что цвет капюшона другого оттенка нежели брюки, но ничего лучшего твой Мэлор предложить не смог.
  -- Кирт, а тебе самому-то нравится? - Нэйт посмотрел на мальчика вопросительным взглядом. - Только не вздумай вякнуть, что нет. Если ты так скажешь, я тебя самолично придушу. А то, если не нравиться, мы попробуем еще что-нибудь подобрать. В стиле детей, будет сказать: "не хочу я эту одежду и вообще, никакую не хочу! Буду носить свою старую!". Сейчас посмотрим.
  -- Нравится ли мне?! Да по-моему, если собрать все деньги нашего города в одну кучу, на них будет менее приятно смотреть, чем на эту одежду!
  -- Кирт, я не просил тебя сравнивать её с горсткой заляпанных грязными руками медяков, я спросил, нравится ли она тебе!
  -- Что ты к нему пристал?! - Встрял Джимми. - Не видишь что ли, человеку неудобно сказать, что ему блевануть от такой безвкусицы хочется. Он тебе уже и так и этак намекает, а ты...
  -- Мне очень-очень-очень нравится! И я никогда в жизни не блевал и не буду!
  -- Ой-ой-ой, не блевал и не буду! - Весело передразнил Кирта Джимми. - Эту фразу мы запишем в раздел аксиом, только когда ты пройдешь испытание похлебкой Нэйтина.
  -- Джимми!
  -- Нэйт, ты чудо-повар, просто фазан был тухлым! - Мальчик захохотал.
  -- Какой еще фазан! - Нэйтин широко улыбнулся. - Кирт, представляешь, этот дурачок даже не может отличить куропатку от фазана.
  -- Ну и что ж, я тоже...
  -- ...не могу. Другого я и не ожидал! Эх, ну и глупы же вы, друзья!
   Троица захихикала.
  -- Да, кстати. - Нэйт посмотрел на Ожерелье Затмения. - Хоть оно и красиво смотрится, лучше убери его под одежду и вообще, старайся держать эту змейку подальше от людских глаз, слишком уж она дорого выглядит.
  -- Между прочим, я так и не понял на счет этой змеи. - Джимми сделал умное лицо. - По твоим словам получается, что со всеми магами, мирно живущими в радиусе тысячей километров вокруг нас, вдруг случилось ужасное - теперь им придется разжигать костер вручную.
  -- Нет, что ты. Если бы такой кошмар имел бы место быть, нас сразу бы вычислили. Ожерелье Затмения создавалось, скажем так, по заказу врага, поэтому оно настроено только против магов, которые хотя бы раз были на Тирр-Эйдж-Нохе.
  -- Ну я-то там не был!
  -- Да? А куда по-твоему ты воткнулся головой, когда Рэйн ретировал нас из твоего дворца? Это конечно был не сам Рубеж, но мир тот же, так что...
  -- А Кирт? Он-то точно там не был.
  -- Но Кирт, как ты можешь заметить, носит его у себя на шее.
   Джимми покраснел, надо было срочно поменять тему разговора, и он её поменял, причем сделал это своим излюбленным способом, со вкусом.
  -- Есть хочу!
  -- Я тоже! - Киртли наконец-то услышал фразу из "реальной" жизни. Не поддержать её он просто не мог.
  -- Могу предложить только куропатку. - Развел руками Нэйт.
  -- Давай. - Хором ответили мальчики.
  -- Что значит давай? - Нэйтин притворно нахохлился. - Возьмите вот, поймайте распотрошите, зажарьте. Надо учиться добывать себе еду самим.
  -- А как нам её ловить, руками что ли?! - Возмутился Джимми.
  -- Зубами! Ну конечно из лука застрелить!
  -- А?...
  -- Ну ладно, так уж и быть, лук я вам сам сделаю. - Нэйт подошел к ближайшему деревцу, мгновенным ударом меча отрубил одну из веток, так же мгновенно очистил ее от листьев и мелких веточек, а еще через секунду уже натянул, невесть откуда взявшуюся у него тетиву. - Держите.
  -- А стрелы? - Выдавил из себя ошарашенный Кирт.
  -- Ловите. - В их сторону полетел пяток стрел, сделанных Нэйтом за десять секунд.
  -- Чур я первый! - Джимми выхватил лук из рук Кирта и попытался натянуть его, однако тот оказался словно стальным, тетива не сдвинулась не на сантиметр. - Слишком сильно натянут, надо немного ослабить.
  -- Я и так сделал вам "мягкий" вариант. - Нэйтин умышленно смотрел в другую сторону. - Если ослабить еще сильнее, никакую куропатку вы не собъете.
  -- А вот и собьем! Ослабь!
  -- Ну как знаете, ваше величество! - Нэйтин быстрым шагом подошел к брошенному в его сторону луку, подбросил его ногой и чуть ли ни в воздухе успел ослабить тетиву. - Вы хотели игрушку, получайте! Когда жаркое будет готово, разбудите!
  -- Ну не знаю, по-моему в пятнадцати минутном сне нет никакого смысла. - Джимми подобрал лук. - Да и вообще, днем спят только голозадые коропузы.
   Нэйтин конечно же всё прекрасно слышал, но реагировать не стал - надо было попытаться сделать так, чтобы маленькие дурачки действительно поверили в то, что он заснул.
  -- Ну и спи! Без тебя всё съедим!... - Бросил Джимми небрежно. - Кирт, а ты умеешь потрошить фазанов?
  -- Фазанов? - Мальчик призадумался. - Курей умею, свиней умею, думаю и с фазаном справлюсь.
  -- Ух-ты, а может быть ты еще и зажарить его сумеешь?
  -- А чего ж не суметь? - Пожал плечами Кирт. - Я всю еду в доме готовил, причем делал это часто и вкусно, иначе бы меня убили.
   Только чудом Нэйтин сумел остаться "в спячке" после последней фразы Кирта.
  -- Нет, ну надо же так повезти! А я уже думал, что мы умрем с голоду или, что еще хуже, будем кушать жратву моего собственного приготовления... Вот верно говорят, если уж человек талантлив, то во всем - и силой колоссальной обладает, и готовить умеет!... С другой стороны, если уж он может поджарить армию демонов, то почему бы ему не уметь поджаривать и куропатку.
  -- Замечательно, тогда разводи костер, а я пока... Кирт, ты случайно не знаешь, куда лучше целить, в левый глаз или в правый? - Джимми с огромным усилием натянул лук и отправил стрелу в её первое на сегодня путешествие в небо (а что, три метра над землей, тоже небо).
  -- Может быть надо натягивать посильней?
  -- А может быть надо врезать посильней тому, кто такие стрелы кривые сделал!
  -- Дай я попробую!... Не дам... Тогда стреляй... Ау! Больно... Почти попал... В кого?... В тебя!... Вон он фазан... Вижу, не слепой! Да где же, где?... Там, куда ты промазал... У тебя на голове что ль?!... Ну хорош, дай я попробую... Да на! Нашелся здесь, орлиный глаз... Ой, как тяжело натягивается... А ты что думал?... Давай вдвоем... Давай, ты держишь, я натягиваю... У-у-у... Куда, в глаз?!... В нос... Ну это не страшно... Отсюда не попадем, полезли на дерево...И как отсюда стрелять?... Так же, как и с земли... Да, но там у нас был лук... Ой, а я не могу слезть... Прыгай... Сам прыгай!... Хм, а вот и прыгну!... Ты как там, жив?... Я да, а вот мой зад похоже нет... Кидай сюда лук... Лови... Вот теперь в глаз!...
   Подобная охота на куропатку продолжалась еще на протяжении доброго получаса. Определить, что Нэйтин на самом деле не спал было не сложно - если человек действительно пытается уснуть, он урезонит тебя уже через минуту за один лишь громкий шепот. Огромных усилий потребовало и то, чтобы не захохотать во сне.
   Наконец Нэйту надоела эта петрушка, да и желудок окончательно взбунтовался, другими словами, маг "проснулся"...
  -- Так, ну что? - Нэйт потянулся. - Почему не чую аромата жаренного?
  -- Слава Богу, очнулся, соня! - Джимми безуспешно пытался натянуть порванную тетиву. - У нас чего-то никак не получается...
  -- Да хорош загибать, небось всё без меня уже сожрали. А?
  -- Очень смешно! - Джимми нахмурился. - Пойдем, Кирт, похоже мы переходим на ягодную диету.
  -- А что, я бы сейчас от ягодок не отказался, почему ты раньше не надоумил?!
  -- Действительно... Побежали!
  -- Стоять! - Нэйт сделал пафосную гримасу. - Какие еще ягодки?! Где там ваш "фазан"?
  -- Вон он. - Джимми улыбнулся.
  -- Увы, но это не фазан.
  -- А кто, куропатка?
  -- Увы, ворона... облезлая ворона.
  -- То есть всё это время...
  -- Увы, да.
  -- Ну тогда сам поищи. - Джимми протянул Нэйту лук.
  -- Что это? - Маг скривил губы.
  -- Что-что?
  -- Это что такое?!
  -- Как что, лук конечно.
  -- Ой, не смеши, Джимми! Какой еще лук?! - Нэйт неторопливо вытащил меч, сделал вальяжный замах и не глядя с огромной силой бросил оружие в листву совершенно другого дерева, именно бросил, а не метнул.
   Вместе с листьями на землю приземлилась чья-то тушка.
  
  -- А какая толстая! Какая толстая! Давай Кирт потроши её, ох наедимся!
  -- Джимми? - Киртли в отличии от своего нового друга выглядел не особо радостно.
  -- Что опять такое?!
  -- А она... она еще живая.
  -- Ну так добей!
  -- Я... не могу, Джимми, извини.
  -- То есть не можешь? Ты же говорил, что...
  -- Только дохлых.
  -- Хм...- Джимми сделал деловое ворожение лица. - Тогда может быть...
  -- Так, на меня вот только смотреть не надо! - Прикрикнул Нэйт. - Хватит с вас. Давай сам добивай, меч у тебя есть.
  
   Меч со свистом рассек воздух и глухо ударился о пенек. Результат опять был отрицательным.
  -- Может быть стоит открыть глаза, ты не считаешь? - Нэйт с трудом скрывал улыбку. - Птичка всё равно смертельно ранена, ты только облегчишь ей боль.
  -- А может нам её не убивать, а вылечить. - Кирт тоже закрывал глаза при каждом ударе Джимми. - Лично я и ягодками обошелся бы.
  -- Если вы оба провоцируете меня на действия вроде: "да сколько можно и отрываю птичью голову руками", то не пройдет. Продолжай Джимми, рано или поздно ты промажешь и куропатка отмучается.
  -- Эх. - Мальчик вздохнул. - Не пройдет говоришь... Ну тогда... А-а-а!
   Глаза Джимми вновь были закрыты, но на этот раз он попал, попал не туда, куда хотел и... в общем, было много перьев, крови и влияния на детскую психику.
  -- А-а! Что это?! - Киртли отпрыгнул в сторону.
  -- Что-что? - Не понял Джимми. - Ай! Нэйт, Нэйт!
   Мальчик в ужасе бросил на землю свой меч, который уже имел вид вовсе не меча, а небольшого металлического копья.
  -- Что это? - Нэйтин показательно засмеялся. - Это называется магией, детки. Заколдованный клинок в чистом виде!
  -- Но это же мой меч! Какой еще заколдованный?! Я с ним родился и с ним вырос, и никогда он не был заколдованным!
  -- А ты отрубал когда-нибудь им голову куропатки?... Нет. А всаживал в пузо гонцу, принесшему плохую весть?... Думаю тоже нет.
  -- А?... А причем тут...
  -- При том, что такие вещицы, между нами говоря бесполезные вещицы, обычно "питаются" кровью врага.
  -- А что, если его еще раз окропить? - Вмешался Кирт. - Он опять превратится в меч?
  -- Будем надеется. - Усмехнулся Нэйт. - Первоначальная игрушка выглядела подороже... Попробуй, Киртли, не бойся.
   Мальчик с видимой опаской поднял копье и дотронулся его острием до лужицы крови. Через три секунды его уже перевешивал огромный боевой топор.
  -- Вау! - Джимми наконец вышел из ступора. - Какой...
  -- Отвратительный! Да-да, отвратительный артефакт!
  -- Что?! Но ведь...
  -- Представь, Джимми, что в бою ты роняешь врага, и готов уже добить его, как вдруг твой клинок случайным образом превращается в какую-нибудь бесполезную, впрочем, всё относительно, дубинку.
  -- А что, если наоборот, в самый ответственный момент меч превратится в длинную рапиру, и обескураженный этим действием противник сразу же наполовину с ней сольеца.
  -- Тоже правильно, но...
  -- Короче я не откажусь от своего меча и точка!
  -- Ах так значит. - Нэйтин сделал равнодушное выражение лица. - Ну тогда мне придется обучить тебя владению всеми видами оружия, а это значит...
  -- Круто!
  -- ... А это значит, что тренировки будут в десять раз сложней и дольше!
  -- Ну и хорошо. - Джимми еще не понимал, что подразумевается под словом "тренировка", если это слово звучит из уст Хранителя. - Когда начнем, завтра?
  -- Нет, лучше сегодня! - Поддержал своего нового друга Кирт. - Давайте сегодня, мне так не терпится узнать...
  -- Вы что, совсем ошалели? - Урезонил обоих Нэйт. - Какое сегодня?! Вы еще не готовы ни морально ни физически... А потом, здесь же совсем рядом людские поселения, ни в коем случае нельзя допустить, чтобы нас заметил какой-нибудь охотник или лесничий. Нет, мы пойдем на юг, туда, где нет людей и...
  -- Послушай, Нэйт, откуда ты знаешь, что надо идти именно на юг и что...
  -- Я много чего знаю, чего вы не знаете! Как раз, пока будем идти, все вам и расскажу. А теперь, все, хватит вопросов, давайте наконец жрать, а то я с голоду подохну. Сегодня перекантуемся здесь, а завтра отправимся в путь, надеюсь километров восемьдесят в день вы осилите - это прогулочный шаг с двумя остановками по десять минут..., хотя нет, так мы всю жизнь идти будем, давайте-ка лучше...
  -- Слишком много воды, Нэйт. - Джимми улыбнулся. - Не проще ли так и сказать: "да, тренировки начнутся с завтрашнего дня", зачем какие-то километры высчитывать.
  -- Так значит завтра в путь?
  -- Да, завтра в путь!
  -- В путь - это завтра, а сегодня куропатка! Давай Кирти-повар, давай, сколько можно ждать...
  

Глава 4.

   С низкого черного потолка размеренно стекала мутно-зеленая тягучая жидкость, ударясь большими каплями о холодный каменный пол. На заплесневевших стенах слабо мерцали почти затухшие факела. На первый взгляд темница напоминала камеру пыток, однако ни цепей, ни кандалов с браслетами, ни другой бижутерии здесь не было. Огромные каменные шкафы, намертво примкнувшие к потрескавшимся от времени стенам, вздымались до самого потолка. Тысячи, нет, миллионы различных бутылочек, мензурок, корешков и прочих зелий, срок полезного действия которых закончился сотни лет назад, занимали каждый свободный клочок пространства на полках. Разумеется этикетками с надписью "принимать перед едой два раза в день" здесь и не пахло (хотя на самом деле здесь пахло, и надо сказать, не бабушкиными пирогами), содержимое бутылочек было ведомо только их создателю, и никто другой никогда не смог бы угадать "где стоит его микстура на ночь". Можно было правда использовать метод проб и ошибок (хотя до "пробы" дело вряд ли бы дошло, ибо "ошибка" случилась бы гораздо раньше - понюхать любое из этих зелий означало, в лучшем случае, мучительную смерть, а в худшем, превращение в бессмертное насекомое и попадание в желудок опять же бессмертного... хм, ну в общем, лучше не нюхать).
   Белая рука с желтыми длинными ногтями небрежно бросила в стоявший посередине комнаты огромный котел, какой-то зеленый порошок. Бурлящая жидкость, казалось, с большим удовольствием поглотила очередной ингредиент, ответив низким шипением.
   Существо неожиданно вздрогнуло - звуковой баланс лаборатории был нарушен, и нарушен абсолютно варварским способом, не мысленным сигналом и даже не магическим шепотом, а грубым стуком в дверь.
  -- Кто?! - Прорычало существо.
  -- Я, владыка. - Басивно прошипело с другой стороны двери. - Согласно приказу моего повелителя, прибыл.
  -- Заходи, Гнар. - Рык, казалось, стал немного мягче. - Только постарайся сделать это тихо, сам же знаешь, раз сквозь потолок проникает эта мерзкая жижа, то уж чужие уши просочатся без малейшего труда, тем более, если они магические.
   Гнар ничего не ответил, тихо - значит тихо. Огромная дубовая дверь не издала ни малейшего скрипа. В комнату бесшумно проскользила гигантская тень.
  -- Подойди ближе, Гнар, я должен видеть твои глаза.
  -- Да, повелитель. - Тень медленно приблизилась. - Но, владыка, я не совсем понимаю...
  -- Еще ближе, Гнар, еще. - Прорычало существо. - Сейчас ты все поймешь.
   Тусклый свет упал на приблизившуюся еще на шаг темную фигуру, наконец показав ее истинную внешность. Что здесь можно сказать, Гнар оказался настоящим симпатягой - на зеленой чешуйчатой коже, сплошь покрытой огромными бородавками, нервно моргали целых три пары маленьких красных глаз. Носа у твари не наблюдалось, иначе ей пришлось бы всю жизнь нюхать, извергаемую собственной пастью вонь. Другими словами, хаос так и метался по этой кошмарной морде.
  -- Ты чем-то удивлен? - Усмехнулось существо.
  -- Нет, мой повелитель. - Мгновенно отреагировал громила, хотя на самом деле он конечно был удивлен, его владыка принял свой истинный облик, а такое случается не каждый день. Прямо перед Гнаром сейчас стояло невысокое сгорбившееся существо в красной мантии, из-под капюшона которой виднелось совсем не человеческое лицо. Морщинистая кожа существа была идеально белой, носа почти не было, лишь две небольшие дырки в центре лица, пасть же, наоборот, была увеличена - тысячи тонких длинных зубов красного цвета, казалось мгновенно проткнули бы неба, сомкни их владелец свои страшные челюсти до конца.
  -- Я должен сказать тебе кое-что на ушко, мой верный слуга. Наклонись ко мне.
  -- Как будет угодно моему вла...
   В эту же секунду между их фигурами быстро сверкнуло что-то очень напоминающее лезвие кинжала - отсеченное ухо Гнара лениво плюхнулось в котел с варившимся там зельем. Морда монстра скривилась от боли, однако других проявлений негодования, вроде дикого то ли вопля, то ли рева, он себе не позволил.
  -- Спасибо, Гнар, твоя помощь была неоценимой. - На ужасном лице существа появилось явное удовлетворение. - Сколько столетий мы уже с тобой вместе? Как долго ты мой лучший раб?... Я отвечу, две тысячи лет и пять месяцев. И ни разу, ни разу ты не подвел меня... И тем не менее, увы, мне пришлось отсечь твое ухо. Ох уж эти зелья, гори они в огне! Как просто было бы прибегнуть к обычной магии, к нормальному чародейству. Одно мгновение, и горы поменялись местами с небесами, еще одно, и все секреты мира открылись перед тобой как на ладони, еще одно и... и твои враги знают все, что ты наколдовал, все до мельчайших подробностей. А если это не боевая магия, если контратака, последовавшая после твоего удара не какая-нибудь жалкая огненная буря? Что, если при помощи заклятий пытаешься узнать великий секрет, а все вокруг только и ждут этого момента? Что тогда?!.. А тогда, мой дорогой раб, тогда нам на помощь приходят зелья.
   Гнар неуверенно махнул головой, согласившись пока что неизвестно с чем.
  -- Конечно изготовление сиих снадобий порой требует титанических усилий, гораздо проще, как я уже замечал ранее, жахнуть по одному-другому миру огненной бурей... Однако, конфиденциальность в результате проведения подобного мероприятия вряд ли превысят отметку минус бесконечности, разве что эти миры мимоходом лопнут в ничто, хм... да, тогда, пожалуй, почти никто ни о чем и не узнает, и как я раньше об этом не думал... - Существо неприятно засмеялось. - Впрочем, я отдалился от темы. Так вот, как ты наверное уже понял, твое ухо является одним из ингредиентов моего магического зелья. Что ж, не буду скрывать, одним из самых простых ингредиентов - свежие слезы унылого носорога, упавшие на листья горной лаванды, опыленной глубинным кротом в период его интенсивной линьки, было достать несколько сложнее..., хм..., как, впрочем, и листоглаз неоурвалтана в период Гердорского туарабадана. Однако, одно твое ухо в тысячи раз важнее всех этих слез, листоглазов и уж тем более каких-нибудь банальных куриных лапок, оторванных у цыплят, измученных десятью самыми популярными пытками в строго определенном порядке. И я скажу тебе, почему.
   Гнар насторожился, было действительно очень интересно узнать, что же такого ценного нашлось в его бедном изорванном временем ухе.
  -- Скажи, мой лучший из рабов, кто во всей реальности обладает наибольшей магической силой?
  -- Мой господин! - Мгновенно проревел монстр.
  -- Близко, но неверно. - Существо криво улыбнулось. - Кто?
  -- Властелин Нильфус, мой повелитель.
  -- Хм, ладно, не буду тебя мучить, известен ли тебе некто по имени Неу...
   Гнар сделал резкое движение назад, издав сиплый рык, и тяжело задышал.
  -- Боишься?... А ведь зря! Неус пуст, пуст как твоя безмозглая башка и будет таким еще не одно столетие. Наши рати непобедимы, сила Тирр-Эйдж-Ноха иссякла, три года, всего какие-то три года и Неус будет валяться возле моих ног, моля о быстрой смерти... Нет, сейчас надо опасаться не его силы, а его везения - старый хрыч опередил меня всего на каких-то несколько дней. В течении сотен лет я изготавливаю сложнейшие по своей структуре снадобья, чтобы добавить их в еще более накрученное варево магического поиска и, в результате, получить тусклый отголосок творящегося в мире чародейства, но и этого оказалось вполне достаточно, чтобы распознать одну единственную искорку, новую искорку - великий источник силы. И тут, в этот забытый всеми божествами мир врывается, трижды он проклят, один из Стражей миров, гори они все ярким пламенем. Ну, как ты понимаешь, не обнаружить такой "взрыв" энергии эта нечисть просто не могла, так же, как ты не можешь сожрать за три минуты запеченного под шубой борова, ни разу при этом не причмокнув, причавкнув или рыгнув, в общем, ни разу не показав окружающим то, как тебе вкусно... - Существо опустило тяжелые веки. - А через день "искорка" угасла. Конечно же у тебя, мой раб, возникнет совершенно резонный вопрос: "а что, вертеться вам на несмазанном колу, вы делали весь этот день?" Отвечаю, мы, то есть твой повелитель и его изощренный разум, что есть силы пытались укрыть "искорку" от... Нильфуса.
   Гнар, итак не понявший ни одного слова, потупился окончательно.
  -- Но разве мой повелитель и мастер Нильфус не...
  -- Что не?! - Существо сделало резкий взмах рукой. - Да не одна из так называемых великих побед этого бездаря не была бы одержана, не будь рядом твоего хозяина! Меня!.. Вот скажи мне, Гнар, в чем идея правления Нильфуса?
  -- Ну... власть, тотальная власть над реальностью. - Неуверенно прорычал монстр.
  -- Власть?! - Существо оскалилось еще сильнее. - Ему мало власти? Да на кой она далась всем эта власть?! Ну завоюет он все миры, и что дальше? Удавку на шею и с обрыва, только это и остается! Пока что я вижу только цель, но не идею... Представь себе, мой лучший из рабов, что станет с нами, когда Нильфус наконец провозгласит себя властителем всей реальности. Да взять хотя бы нашу много миллионную армаду, они же всю жизнь только и делали, что учились крушить и разрушать все вокруг, а когда наконец настает момент применить умения на практике, то есть пасть с честью у подножья Тирр-Эйдж-Ноха, их вдруг лишают всех имеющихся посмертных наград, разбив этот самый Тирр-Эйдж всего лишь одним точным ударом магии. Или ты думаешь, что оставшиеся без трофеев машины для убийств уйдут на покой? Империя Нильфуса утонет в собственной крови внутренних междоусобиц в следующий же день после окончания пиршеств по случаю победы! Разве такой конец мы хотим, мой верный Гнар?
   Монстр насупился. Хозяин был в чем-то прав, однако других вариантов по поводу идей власти, кроме как идеи всевластия, ему в голову никак не приходило.
  -- Нет, такого конца мы не хотим, мой повелитель. - Прохрипел он.
  -- Совершенно верно. Однако, узнай Нильфус о нашей "искорке", и примерно через десять секунд реального времени мы с тобой ему больше не понадобимся!
  -- Но ведь источник, насколько мне стало понятно, попал в руки Хранителей, и теперь...
  -- Ан, нет, Гнар, ты не прав. Вся элегантность ситуации заключается как раз в том, что "искорка" сверкнула по эту сторону Рубежа... Не то, чтобы Кристалл Запрета было так уж тяжело обмануть, но вот сделать это незаметно от Нильфуса - невозможно в принципе, а значит наша "искорка" осталась в том же мире, потухнув на время, чтобы потом вспыхнуть ярким пламенем и сжечь все на своем пути, включая и нас с тобой, мой верный раб.
  -- Ну так надо отыскать источник и немедленно уничтожить, ведь есть же еще время!
  -- Уничтожить? - Существо повернулось к собеседнику спиной. - Примерно так же наверное рассуждает Совет Хранителей, я думаю они принадлежат к той же умственной категории, что и ты - полные и безвозвратные дураки. Вторая категория, тоже не вундеркинды - это Нильфус. Тот, перед тем, как уничтожить, высосал бы из источника всю энергию, что, кстати, принесло бы мало пользы, ибо нельзя вместить в себя больше, чем тебе дано природой. К третей категории, категории гениев, относится только Неус и твой покорный повелитель. Мы бы научили "искорку" управлять силой, превратив её из обычного источника магии в великое оружие. Но управлять этим оружием сможет лишь один из нас, а именно тот, кто первый им завладеет. Пока что старый маг опережает, но игра происходит на моей территории и будет развиваться по моим правилам! Я пошлю своих самых верных рабов! Мир велик, но не бескраен, рано или поздно они отыщут мою "искорку" и тогда мы посмотрим, кто у нас во вселенной настоящий властитель! - Существо злобно засмеялось.
  -- Готов исполнять ваши приказы, мой владыка! - Гнар гордо поднял голову вверх. - Я найду источник быстрее, чем Жайгарский ястреб находит гигантского слона, заплутавшего в пустыне.
  -- Ха! Мой лучший из рабов, я всегда знал, что твоя преданность безгранична! Потому-то я и выбрал тебя. То зелье, зловоние которого мы испытываем на себе вот уже час, является эликсиром преданности, одним из составляющих которого должен быть эталон преданности, то есть часть тела самого преданного существа, твоя часть, твое ухо. Всего через несколько минут я уже буду знать, кому из моих личных рабов можно доверить такую страшную тайну, кого можно отправить на поиски источника... ну и, соответственно, того, кого надо немедленно нацелить на кол - всех остальных.
  -- А как же я, мой властелин?! - Не выдержал монстр. - Почему эта честь обходит меня стороной?!
  -- Перестань, Гнар, это смешно. - Существо стало плавно ходить от стенки к стенке. - Разве владеешь ты боевой магией? Разве сможешь ты ходить, замаскировавшись под обычного человека, и не привлекать к себе внимания? Сумеешь ли отыскать след карликого сурка, обитающего в огромном лесу? А сразится с нынешними хранителями источника, найди ты его? Не смеши, Гнар, не надо. Ты уже сделал свое дело. Поверь, тебя не забудут во веки!
  -- Не утишайте меня, повелитель. Я раб, и готов пожертвовать жизнью, лишь бы мой господин был доволен. Но одно меня тревожит. - Монстр замялся. - Коли уж мне выпала честь посвящения этой великой тайне, хотелось бы уяснить все до мельчайших подробностей.
  -- Конечно, Гнар, конечно, что тебе не ясно?
  -- Мой владыка, когда оружие это будет в ваших руках, вселенная опустится пред вами на колени! Наконец-то вы займете законное место повелителя реальности! Но как же нам удастся обойти, как выразился мой властитель, кровавые внутренние междоусобицы, когда не останется врагов?
  -- Нет, раб, ты кое-что не понимаешь. Мне не нужна власть в таком представлении, в каком она нужна Нильфусу.
  -- Но что же тогда нужно моему владыке, если не всевластие?
  -- Хм, хороший вопрос, Гнар. - Существо посмотрело своему рабу в глаза. - Тебе нравятся цветы?
   Гнар ничего не ответил, лишь быстро заморгал всеми имеющимися в наличии органами зрения.
  -- Или может быть тебе нравится солнце?... А как на счет ручейков, прудиков и фонтанчиков?... Или ты любитель маленьких пестрых птичек, от чьих мерзких голосов порой кажется, что лопнет голова?... Если да, то извини, ибо я ненавижу всё это! Так ненавижу, что хочу уничтожить, низвергнуть в ничто, избавиться навсегда! Именно этим я и займусь в первую очередь, как только великое оружие попадет в мои руки. Представь себе, что ты летишь по миру, в котором нет ни жизни, ни движения, ни даже света, одна лишь беспроглядная тьма и холод! Разве это ни верх мечтаний?! О, нет, пока нет, ведь под покровом ночи, там, далеко внизу есть еще твердь, безжизненная, но все же есть... И только после ее уничтожения великая реальность придет в желаемую гармонию: я и тьма! Ну разве не чудесная идея?!
  -- По-моему, чудесная, мой повелитель!
  -- А по-моему, бред взбесившегося обгрызка! Что здесь может быть чудесного?! Одна сплошная галлюцинация сумасшедшего! Не всегда, Гнар, надо тупо соглашаться с тем, что сказал твой повелитель. - Существо неприятно захихикало. - Впрочем, это была очередная проверка твоей преданности... Хм, нет, ну все-таки неужели ты действительно считаешь, что слиться с бесконечной тьмой, это наилучшая идея всевластья? Ведь совсем некому будет созерцать твоё величие, никто не ощутит на своей шкуре твою карающую силу. Нет, такая идея мне ничем не симпатична. И уж конечно, я не буду лишать жизни своих врагов - это слишком милосердно, пускай вечно мучаются!
  -- Мой повелитель хочет отправить своих лютых врагов в изгнание? Но ведь Неус уже однажды допустил подобную ошибку, неужели...
  -- В изгнание?! - Лицо существа потемнело от злости. - В камеру пыток их, а не в изгнание! И пусть не ждут прохлаждения в железной деве или отдых на колу! Я придумаю для них такие пытки, по сравнению с которыми сдирание кожи покажется приятным дуновением морского ветерка! О, нет, умереть у меня никто не посмеет, уж я об этом позабочусь! И главное кровь! Больше крови, обожаю красный цвет... кстати, не пропадать же ей зря, запустим в русла, что-что, а кровушки-то будет предостаточно, на все реки мира хватит!
  -- Остановитесь, о великий, вы не в себе! - Гнар попытался отвлечь, своего хозяина, однако тот уже вошел в раж и ни на что не реагировал.
  -- Солнце конечно придется затмить, с этим ничего не поделаешь, однако же, погрузиться в полную тьму тоже совсем невесело - рабам должно быть видно то, как мучается их сосед по дыбе, костру, колу, поэтому я сожгу все леса! Да, да, да! Пускай яростный свет пламени накроет великую реальность! Ох, запах пепла и горящей плоти, что может быть приятней...
  -- Но как же в таком аду будут жить те, кто служит моему владыке, те, кто за нас?!
  -- А они не будут жить, они будут мучаться! На тех же крестах, на тех же дыбах, рядом с врагами, потому что нет никаких "за нас" или "против нас", есть только я и мои рабы - всё живое! - Существо достало из-под плаща длинный кинжал и стало размахивать им по воздуху. - Так прольются же кровавые реки! Так прибудет реальность в страшной агонии и муках!...
   Мгновенно отсеченная лапа Гнара плюхнулась в котел вслед за ухом.
  -- Так наполнятся души людские бесконечным страданием и болью!...
   Монстр захотел закричать от внезапно охватившей его боли, но не успел, длинный кинжал вонзился в самый центр груди, пробив легкие.
  -- И воцарится бесконечный ад кровавый!... - Существо сделало несколько молниеносных движений рукой, и уже итак мертвый Гнар, расползся на несколько частей, упавших все туда же. - И буду вечно править я, великий Коград, мастер ужаса!... Извини, Гнар, но рецепт требовал полную тушку.
  
   Неожиданно рядом с головой существа появился небольшой полупрозрачный шар, от которого исходил мягкий белый свет, мгновенно превративший зловещее подземелье в обычный грязный подвал. Из света плавно появилось лицо, принадлежащее красивому юноше с длинными зелеными волосами.
  -- Привет, Коград, хорош варить свою похлебку, поднимайся ко мне.
  -- А...
  -- Потом съешь, что за нетерпешь! У нас здесь наверху жратвы и так, уже пихать некуда. - Лицо оглянулось по сторонам. - Фу, что это за помойка?! По-моему, для того, чтобы носить звание "повелитель ужаса", совершенно необязательно включать этот самый ужас в интерьер собственного жилища...
  -- Да замолчи ты наконец! - По телу Кограда пробежала волна злости. - Что я забыл там у тебя наверху?!
  -- Что забыл? - Лицо заметно удивилось. - Да разве ты не помнишь, что обещал показать мне новую модель чудовища-убийцы?
  -- Да помню я все, Нильфус! - Кограда продолжало трясти от злости. - Однако, тебе несомненно должно быть известно, что лабораторный экземпляр вырвался из-под контроля, разметав аж три этажа моих подземелий. Усмирить бестию пока что не удалось, во всяком случае, последняя весть от недавно посланной мной для этого группы, пришла в виде ужасного рева и утробных визгов. Потому, думаю, будет разумно, если мы отложим демонстрацию ну.. скажем, часика на два.
  -- Перестань, Коград, на два часа у меня намечена тренировка по владению короткой рапирой, да, кстати, для этих целей уже и спарринг прибыл - целая рота провинившихся в бою солдат, мясо, проще говоря.
  -- Но...
  -- В любом случае я не собираюсь рыскать по зловонным лабиринтам грязных подземелий, пытаясь отыскать этот твой экземпляр, тем более, что он, я подозреваю, найдет меня раньше. Короче, давай сам подтягивайся, а уж с чудовищем твоим я как-нибудь разберусь.
  -- Как скажешь! - Рявкнул Коград, увидев открывшийся в двух метрах от него портал.
  -- Да, и еще, смени пожалуйста внешность, а то стража чего доброго перепутает тебя с этим экземпляром-убийцей... Ха-ха, шучу, Коград, шучу, заходи.
   Менять внешность повелитель ужаса не стал, как, впрочем, и смущать собравшихся в главном зале своей дивной улыбкой - красный капюшон его шелковой мантии был сделан таким удивительным способом, что, как казалось, все время показывал одну лишь серую тень вместо лица.
   Зал приветствовал своего очередного владыку низкими поклонами и почтительным шепотом. Тот, в свою очередь, не обратил на присутствующих ни малейшего внимания, не смотря на то, что собравшихся было гораздо больше обычного.
  -- Что весь этот сброд здесь делает? - Прошипел Коград. - Неужто очередной пир? Позволь узнать, в честь чего?
  -- А не все ль равно?! - С ухмылкой ответил Нильфус. - За тысячи лет на этот, как, впрочем, и на любой другой день приходится столько славных побед, что пируй хоть целыми сутками! Хотя, сейчас конечно никакого праздника нет, ты просто давненько к нам не заглядывал. Посмотри получше, здесь же одни служащие замка, ничего лишнего.
   Коград лениво поднял голову. И правда, почти никого лишнего: вон, справа блестит лысина Хоуона Шарнийского, мастера огненных заклятий, разрушительной силе которых может позавидовать почти любой маг. А вон топчутся главные командующие армадами ужаса, и действительно, что собственно они забыли на поле боя. Дальше столпилось почти полсотни стражников, непонятно кого и от кого защищающих. Чуть левее расплылись в неуклюжих поклонах штучек сто "знатных дам и господ" разодетых в неприлично дорогие и, в основном, нелепые одеяния. В самой стороне скромно пристроились расовые меньшинства, типа трехглазого саблезуба или северного мохнатого ящера. И тот и другой могли бы сейчас руководить своими не шибко умными, но зато много миллионными армиями. В общем, да, никого лишнего.
   Нильфус резво запрыгнул на свой трон, Коград встал рядом. Своего собственного "стульчика" у повелителя ужаса, как ни странно, не было. Дело в том, что при постройке замка, тронный зал решили выполнить без особых излишеств, никаких тебе бриллиантов, изумрудов, рубинов и прочей шелухи, одна сплошная слоновая кость, да лунный камень. Разумеется человеческие черепа, а не из чего другого Коград даже не мог представить себе свой трон, не очень-то гармонировали с благородным бивнем лугового мамонта. Поэтому немного поразмыслив (на жаровне), архитекторы решили, что наиболее зловещи мастер ужаса будет выглядеть, просто стоя рядом с прекрасно вписавшемся в интерьер троном Нильфуса, тот предпочел всяким уродливым костяшкам горный хрусталь и рубины-альбиносы. К тому же Коград был здесь, мягко скажем, не частым гостем, так что ничего страшного, пусть постоит, чай не инвалид.
   Вообще, зал был удобен во многих отношениях. Во-первых, он состоял из двух ярусов, то есть по всему периметру на высоте пяти метров шел широкий балкон, где, кстати, и располагался трон. А что, очень удобно, никто не прыгает тебе в ноги, моля о пощаде и, соответственно, не пачкает их своими грязными культяпками. Да и слугам удобно, не надо особенно усердствовать с поклонами, твоя голова итак находится значительно ниже драгоценных пят повелителя. Была здесь конечно же и яма с шипами, открывающаяся по велению сидящего на троне владыки, когда кто-то в чем-то провинился... ну или косо посмотрел... или просто так, от нечего делать - забавы ради. Но самым главным устройством в тронном зале была...
  -- Слушай-ка, Коград, а площадка для подъема всякой всячины еще работает?
   Мастер ужаса бросил на Нильфуса испуганный взгляд.
  

Глава 5.

   Часть пола в тронном зале неожиданно разделилась на две половины, с ужасным скрипом разъехавшихся в стороны, тем самым образовав гигантскую квадратную яму, из которой должен был подняться новый пол, с обычно прикрепленными к нему, согласно случаю, вещами. Это могли быть столы для пиршеств или, скажем, небольшая сцена, а когда и гильотина или жертвенный камень.
  -- По-моему идея доставить боевое чудовище через пол тронного зала еще более безумная, чем выделить на его удержание всего два десятка стражников!
  -- А по-моему, обе идеи замечательные... Ты же вроде любишь кровь?
  -- Не в тех случаях, когда ее приходится вытирать с одежды.
  -- Так у тебя же красная мантия, "кровозащитная"!
  -- Хм... а что, Нильфус..., ты, черт побери, прав!
   Оба владыки злорадно захихикали.
   Через несколько секунд собравшиеся в зале отшатнулись от поднимающегося пола, соответственно кто ахнув, кто взвизгнув, а кто и грохнувшись в обморок. Некоторые даже сделали несколько неуверенных телодвижений в сторону выхода. Однако, первая волна страха быстро прошла, ибо появившегося из пола монстра держали, и надо сказать держали хорошо - целых две дюжины накачанных детин крепко схватились за титановые цепи, вторая сторона которых была прикручена к разным частям, как казалось, пучка из клешней, шупалец и прочих "стрекающих" конечностей.
  -- Вот это да, Коград, твой, совершенно ясно, больной разум на этот раз превзошел сам себя - это шедевр!
  -- Вон, смотри, смотри, - оживился повелитель ужаса, - видишь те жваклы? Они запросто перекусывают любую сталь, а вон до той пасти, как ты можешь заметить, как раз дотягиваются все до одной щупальца, что дает...
  -- Слушай, а зачем столько глаз, это же лишние слабые места.
   Чудовище сделало ленивое движение одной из своих клешней, лица стражников исказились от страшного напряжения.
  -- Какие еще слабые места, о чем ты говоришь?! В данном случае слезы этого гаденыша - сильнейшая кислота...
   Следующее движение клешней было выполнено чуть порезвей - сразу два стражника вместе с цепями мгновенно оказались перекусанными пополам. Наступила, положенная в таких случаях, секундная тишина, затем тронный зал охватила предсмертная агония...
  -- Что-то я не пойму, где у него вообще голова?
  -- Голова? А это еще зачем?
  -- Ну как, должен же он, ой, извиняюсь, оно чем-то думать!
  -- Хм, ну ты уж тоже, ко всяким пустякам придираешься! Сам бы попробовал создать что-нибудь подобное.
  -- Ладно, ладно, извини, мелочи не в счет...
   Слава Богу, монстр не особо торопился избавляться от стоявших близко к нему тел, терзая их до состояния неузнаваемости. Поэтому у счастливчиков с задних рядов появился крошечный шанс на спасение...
  -- А как на счет магии?
  -- Полный иммунитет ко всем видам!.. Ну, естественно, в приделах разумного...
   Выбежать через двери никто даже не пытался, итак ясно, что их уже успели запереть, так зачем же зря тратить последние секунды своей жизни. Единственным спасением был балкон, на пятиметровую высоту которого чудовище возможно и не дотянется. Однако забраться на эту самую высоту оказалось не так уж просто, единственным действенным способом в данной ситуации, был способ "отчаянного прыжка с чей-нибудь лысины". Ну... существовал правда и еще один: пройти по созданной Хоуоном Шарнийским огненной лестнице... Люди горели заживо.
   Однако далеко не все беспомощно прыгали под балконом, пытаясь зацепиться руками за воздух, некоторым хватило и одного взгляда на выпущенное чудовище. (После такого зрелища преодоление пяти метровой высоты уже казалось задачей из разряда несерьезных)...
  -- А с летающим противником как у него обстоят дела?
  -- Хм, интересный вопрос... Я даже и не знаю. Слушай, а можно считать высотой полета высоту в пять метров?
   ...Мощный удар шипастого не-то хвоста, не-то жала с грохотом обрушил трехметровую секцию балкона, смешав тела, находившихся там людей с обломками лунного камня. Оставшиеся в живых бедняги бросились по кругу, в сторону трона. Монстр пошел наперерез...
  -- А, кстати, какого цвета у него кровь?!
  -- Понятия не имею! Но, во всяком случае, не красная! Прошу тебя, не надо разрывающих заклятий.
  -- Ладно, тогда давай сожжем тварь.
   Нильфус уже поднял руку, но вдруг монстр остановился сам и всеми своими глазами тупо уставился на Кограда.
  -- Эй, да оно признало в тебе своего "отца создателя"! По-моему, чудовище совсем не собирается нас пялить.
  -- Еще как собирается, это только на время. Сначала этот лабораторный экземпляр даже полюбило меня, но потом кто-то случайно показал ему зеркало. Так что, вали.
  -- Постой-ка, - Нильфус задумался, - а что, если мы прямо сейчас и проведем боевое испытание этого гада.
   Чудовище атаковало. Однако, пробить мгновенно созданную кем-то из владык оболочку, ему не удалось. Монстр оказался заперт в полупрозрачную сияющую сферу. По воздуху пронеслись вздохи облегчения.
   Затем в центре зала плавно появился огромный портал абсолютно прозрачного цвета, то есть чтобы увидеть происходящее "по ту сторону", достаточно было просто взглянуть в него под прямым углом. Коград невольно сжал зубы от зависти - портал таких размеров, такой прозрачности, и на такое расстояние, он не мог себе даже представить, не то что уж создать.
   После исчезновения защитной оболочки, чудовище без чьих либо приказов метнулось сквозь пространство - с той стороны шла война, его родная стихия.
  -- Что-то не узнаю местность. - прохрипел Коград. - видимость очень плохая... Так, постой-ка, чего-то я не понимаю, если это тренировочный лагерь, то почему только что пробежавший вон там воин распался пополам от удара невесть откуда пущенной молнии. Или это наши маги шалят? Но тогда тем более...
   Повелитель ужаса осекся, ибо встретился взглядом с Нильфусом.
  -- О черт, - тихо прошипел он, - да это же Тирр-Эйдж-Нох.
   Все присутствующие в зале с открытыми ртами уставились на портал.
   Видимость и вправду была плохая - всего каких-нибудь метров сто, дальше в воздухе висел тугой непроглядный туман. К тому же, почти через каждые десять метров что-нибудь горело, дымилось или пылилось. Однако, испытуемого это явно не смутило, уверенной поступью монстр направился в самое пекло.
   Хаос творился полнейший. Кругом метались обезумевшие зверюги, "выпущенные" по образцам сто летней давности и отправленные на списание в виде первых рядов атакующей армады. Со всех сторон постоянно что-нибудь вспыхивало, взрывалось и зажигалось, а уж о стоящем грохоте-то и говорить не приходилось. Наконец одна из молний, вылетающих из тумана с пугающей частотой, угодила в самое яблочко. Монстр немного поежился, но на этом все и закончилось - машина для уничтожения двинулась дальше.
  -- Я же говорил! - Обрадовался Коград. - Иммунитет ко всем видам магии!
   Правда через секунду его улыбка ослабла - один из "своих" чудовищ, попытавшийся пристроится рядом с более совершенным "братом", был растерзан в клочья.
   Нильфус невольно захихикал.
  -- Да, к сожалению экземпляр еще несколько "сыроват", кое-что придется пофиксить.
   ...Молнии стали попадать все чаще и чаще, видимо с той стороны тумана наконец поняли, откуда идет (в прямом смысле) основная угроза. Однако все попытки обуглить чудище оказались бесполезными. И тогда в бой вступило пламя...
  -- Слушай, Нильфус, наш друг еще там?
  -- Хм, судя по тому, что мы не видим ничего кроме огня, да.
   Почти целых полчаса монстра лупили всем, чем только можно, а тот все шел и шел. Огонь и лед, вода и камень, молнии и сталь, все разбивалось о чудовище-убийцу, как о нерушимою скалу. Туман стал заметно отступать, видимость улучшилась аж до нескольких километров, открыв истинную грандиозность картины - оказалось, новый монстр шел далеко не один, тысячи и тысячи подобных тварей, воодушевленных победным шествием своего незваного лидера, наступали со всех сторон.
  -- А что, по-моему, это шанс! - Коград уже стал потирать руки, все получалось гораздо лучше, чем он мог себе предположить. - Смотри, да тварь же неуязвима.
  -- Ха, а ведь ты прав!
   И тут, примерно в трех километрах от чудовища, вырос столб света радиусом метров так в пятьсот... Нет, удар был не по новому уродцу и тем более не по кому-либо еще, били сразу по всем. Твари замерли в оцепенении, это был конец. Ударная волна обладала такой колоссальной силой, что "бедные зверюшки" даже не превращались в пепел, они просто исчезали.
   Чрез секунду свет достиг и испытуемого...
   Наступила тишина...
  -- Три года.
  -- Еще три года.
  
   Взбешенный Коград ударом ноги отворил дверь в свои мрачные покои, в нос ударил привычный едкий запах.
  -- Ну конечно же! Как я мог забыть?! Зелье, эликсир преданности! - Повелитель ужаса быстро проскользил к своему котлу. Злобная гримаса сразу же улетучилась - что значит провал какого-то жалкого урода, когда здесь решаются такие дела!
  -- Ну что ж, пора узнать, какой из моих несметных легионов самый преданный! - Коград бросил в зелье последний из ингредиентов. Зеленая тягучая жидкость сразу же перестала бурлить и медленно, словно издеваясь над своим изготовителем, начала менять цвет. Через несколько секунд гладь воды запестрила миллионами разноцветных точек, которые постепенно начали увеличиваться в размерах, вытесняя друг друга, и превращаться в мерцающие пятнышки. Очень скоро стало понятно, что это вовсе не обычные точки, а проекции, разбросанных по всем мирам, рабов Кограда.
   Повелитель ужаса насторожился, пятнышек становилось все меньше и меньше, а ведь он рассчитывал, что для быстрого поиска будет достаточно "всего" пару тысяч ищеек. Какое там! Движущихся изображений уже осталось меньше сотни.
   Вскоре количество "избранных" дошло до отметки десяти. Коград издал утробный рык. Прошло еще несколько секунд, прежде, чем цветная канитель наконец закончилась - трое, таков был вердикт эликсира. Мастер ужаса взвыл.
  -- Как они смели?!... Как посмели бы?!... Что же это, а?!... Ну нет же, нет! Это зелье, это все оно, я где-то ошибся, что-то перепутал, ну ведь не может же такого быть, не может! Трое, всего трое!... На кол, всех на кол!... Стоп! Нельзя, нельзя, могут заподозрить: "властелин ужаса растерзал собственную армию!", хм, хотя от меня чего угодно можно ожидать, могут ни о чем и не догадаться?... Н-н-нет, рисковать в таких делах нельзя, слишком уж многое поставлено на карту... Но что же делать?
   Коград еще раз оценивающе взглянул на водную гладь.
  -- А почему бы и нет?
  
   --=--
  
   Нилос быстро и бесшумно двигался по темным коридорам заброшенного подземного замка. Он никогда здесь не бывал, но, тем не менее, совершенно точно знал, что повелитель ужаса назначил встречу именно здесь, хотя назначил - это громко сказано. Коград лишь намекнул, не передал через верного слугу зашифрованное послание о месте встречи, не сказал, как и каким образом на это место можно попасть, как пройти все круги защитных заклятий и ловушек, расставленных здесь чуть ли ни на каждом шагу, нет, мастер ужаса именно намекнул (то есть в голове Нилоса однажды просто промелькнула секундная мысль типа: "и где рождалась ране тьма, там лик ее на время вспыхнет снова", но и одной этой мысли командующему незримой армией более, чем хватило).
   Стены постепенно стали сужаться, развилок становилось всё больше и больше, возможно, лабиринт являлся самым сложным препятствием по пути к обители мастера ужаса, но Нилоса сейчас такие мелочи не занимали. Что за ерунда - лабиринт из булыжника?! Да такие подземелья элементарно проходятся на одной только голой интуиции. К тому же, кто-то уже один раз воспользовался этим входом, а всем известно, как считал Нилос, что любой лабиринт одноразовый - даже самое малое пошаркивание ног оставляет мельчайшие царапины на поверхности камня, что для такого метра, как он, было равносильно светящимся указателям с комментариями в уголке. Существовало еще много способов поиска кратчайшего пути, Нилос по привычке посчитал их еще при входе. Девяносто восемь. Да, это был один из сложнейших лабиринтов в жизни главы незримых, но, как уже говорилось выше, такие мелочи его не занимали. Главу незримых сейчас волновала совершенно иная мысль, чего именно случилось такого "жуткого", что даже сам повелитель ужаса вынужден назначать встречи в подобных "подпольях"? Похоже, дело попахивает очередной невыполнимой миссией, если да, то Коград обратился по адресу.
   Нилос Канф, безусловно, был лучшим разведчиком повелителя ужаса. Еще в далекой молодости ему доверяли самые невыполнимые по всем меркам задания, и результат всегда превосходил все мыслимые и немыслимые ожидания. Однако, Нилос был не из тех глупцов, кто работает только поодиночке. Буквально за считанные часы он был способен собирать целые сотни сообщников и помощников, каждый из которых не подозревая о существовании друг друга, выполнял простейшие задания, вроде слежки за каким-нибудь юродивым бродягой, шатающимся по грязным улицам. И тем не менее, совокупность выполнения таких нелепых на вид заданий была способна "держать в руках" целые государства. Не прошло и нескольких лет, как Нилос организовал собственную тайную организацию, незримую в буквальном смысле, но по силе превосходящую любую армаду размахивающих оружием уродов. В каждом мире, в каждом городе, на каждой улочке стояли его люди, задача у которых была лишь одна - собирать информацию, а кто владеет информацией, тот владеет (...нет, миром здесь владеет тот, кто одним щелчком пальца может обратить этот мир во прах) доверием Кограда. И даже в глубоком тылу врага, где "своих" людей у Нилоса не было, он иногда просто-таки творил чудеса. Вступал, например, в армию противника в виде обычного солдата, за несколько месяцев продвигался по службе до главнокомандующего и направлял "собственные" войска в самое пекло, или, скажем, убеждал местный народ в том, что виной всем бедам и несчастьям является ни какой-то абстрактный враг, а как раз правящий ими тиран, что моментально приводило к восстаниям, беспорядкам, голоду и разорению, другими словами, к очередной победе нехорошей парочки. В конце концов глава незримых обнаглел до такой степени, что стал брать плату за проделанную работу. Нилос прекрасно понимал, что слишком уж он ценен для Кограда, чтобы тот пожалел для него какие-то жалкие десять тонн золота за задание, тем более, что почти все эти деньги шли на плату агентам, взятки, организации подпольных убежищ и так далее, сам же Нилос успокоился еще восемь веков назад, когда отстроил свой десятый по счету чудо-дворец. Дальше деньги шли только на новую одежду (всегда черные кожаные брюки, черный кожаный плащ и черная кожаная рубашка), новую прическу (всегда длинные черные волосы с челкой, загораживающей один глаз) и на услуги какого-нибудь сильного мага, который за "несколько монет" скидывал пару-тройку лет (всегда до тридцати). Кстати, что касается его прически, он не менял ее никогда. Это была единственная слабость Нилоса Канфа, в остальном он был совершенен.
   Стены наконец стали снова расширяться, похоже, лабиринт смерился с тем, что его пройдут. Вскоре Нилос уперся в огромную чугунную дверь, в руках мастера заблестели отмычки. Не прошло и пяти секунд, как темные коридоры наполнились гулким скрежетом несмазанных петель.
  -- Проходи, Канф, ты как раз вовремя. - Раздался знакомый хрип из темноты.
   Нилос с ужасом взглянул на часы, секундная стрелка неторопливо пробежала мимо цифры один. Ну что ж, намек понятен, опоздание на целых три секунды.
  -- Итак, все в сборе. - На стенах неожиданно вспыхнули факела, осветившие мрачные своды бывшего зала советов. - Начнем.
   Глаза Нилоса сузились от сладкого чувства зарождающейся интриги. Помимо Кограда, гордо стоявшего возле опутанного паутиной черного трона, в зале находилось еще двое, и обоих Канф знал.
  -- Ого, какие люди! Сам глава незримых пожаловал... А ты все тот же, Канф. - Слева от повелителя ужаса на ступеньках сидел низенький человек с очень милым, почти детским лицом. Но Нилос прекрасно знал, что на самом деле скрывается за этой доброй и притягательной внешностью. Кринт Ла-Кру, без вопросов, был лучшим шпионом во всей реальности. Этот человек обладал потрясающим даром - он умел разговаривать с людьми и, что самое главное, умел их слушать. Когда-то очень-очень давно Нилос даже был его наставником и другом, теперь-то об этом никто и не вспоминал - вечные соперники и конкуренты уже давно бы сцепились, специализируйся они на одном и том же. Но пока один был разведчиком, а другой шпионом, вся их вражда ограничивалась презренными взглядами и пафосными ухмылками. Кстати, кто считает, что шпионаж и разведка это одно и то же, глубоко заблуждается - разведчик, например, сам рисует схему расположения вражеских войск, а шпион крадет уже готовую. Хотя Кринт-то как раз редко опускался до банальной кражи. Нет, не то, чтобы он не умел проникнуть в супер охраняемую твердыню или провисеть два дня под потолком, ожидая трех секундного "окна" при смене караула, просто, как правило, находились более доступные способы, в стиле "раздавленной" бутылочки вина с кем-нибудь из охранников. Плюс к своей природной притягательности, Кринт был еще и великим мастером маскировки, что позволяло ему находить подход абсолютно к любому существу, живущему во вселенной. Единственным слабым местом в работе Ла-Кру было неприлично большое количество оставленных им улик (порой требовалась немало времени, чтобы разместить их всех в одной труповозке).
   Второго, стоявшего возле Кограда, Нилос презирал. Фарх-Харад был профессиональным убийцей, причем как наемным, так и для собственного удовольствия. Какой там человек! Скорей уж мерзкое насекомое: длинная слизкая шея, оканчивающаяся двумя маленькими злыми буркалами и сотней растопыренных во все стороны клыков, шесть заостренных клешней и два чешуйчатых хвоста - это лишь основные элементы его рожденного для убийств тела. Нилоса всегда бесили подобные твари, сколько раз приходилось выполнять сверх сложное задание, результатом которого, ну пусть опять, была все та же схема расположения войск, как вдруг оказывается, что кто-нибудь из владык решает подстраховаться, включив в игру кого-то, вроде Фарх-харада, и теперь эту схему можно использовать лишь для одной цели. Была бы его воля, глава незримых с удовольствием снес бы башку этому выродку, правда еще неизвестно, кто кому чего бы снес - поговаривали, что в бою Фарх-Хараду не было равных. И пока все, кто пытался опровергнуть это утверждение, становились лишь его очередным доказательством.
  -- Приветствую тебя, Нилос Канф. - Прошипел Фарх.
   Глава незримых даже не посмотрел в его сторону.
  -- Зачем ты собрал нас, Коград великий? - Отрезал он стальным голосом.
  -- У меня для вас задание. - Загадочно ответил повелитель ужаса. - Разве я когда-то собирал вас для чего-нибудь другого?
  -- Хех. - На лице Кринта появилась задорная улыбка. - Если уж быть точным, Коград, ты вообще никогда не собирал нас.
  -- Хм... а ведь действительно. Ну значит это первый раз!
  -- Ближе к делу, мастер. - Прошипел Фарх-Харад.
  -- Как посмел ты перебить меня, мерзкий выродок! - Рявкнул Коград. Нилос и Кринт с трудом сдержались от того, чтобы не захихикать. - Не трудно догадаться! Я хочу, чтобы на этот раз вы поработали вместе.
   По залу пронеслось безмолвное негодование.
  -- Э-э не, - наконец нарушил тишину Ла-Кру, - я работаю один. Делайте, что хотите, но без меня.
  -- А я тебе кишки на уши намотаю. - Спокойно ответил Коград.
   Нилос покраснел от удовольствия - не прошло и минуты, как он уже единственный, кто сохранил достоинство.
   Кринт несколько секунд просидел с открытым ртом, а потом изо всех сил захохотал, да главное так заразительно, что... ну в общем отвертелся, гаденыш.
  -- ...Ха-ххаха, как вы поняли, я с вами. - Закончил он.
  -- Нет, ну на самом деле вместе, это громко сказано. - Продолжил Коград. - Просто у вас будет одно и то же задание.
  -- Мне нужны его имя, вес, рост, и раса! - Отчеканил Фарх-харад, пафосно повернув голову куда-то в сторону.
   На этот раз Нилос уже не выдержал и засмеялся. О Кринте-то и говорить нечего.
  -- Прикинь, Канф! Мастер ужаса собирает всех нас в секретном месте и при этом знает ИМЯ! Нет, я не могу! - Ла-кру схватился за живот. - Да сейчас тебя, мерзкое ты насекомое, попросят как минимум ворваться в зал Белого совета и нагадить на круглый стол! Или я не прав, Коград?!
  -- Хм... ну почти. Только мое задание будет не таким веселым...
  -- Еще раз посмеешь... - Зарычал Фарх.
  -- Я жду, давай. - Лениво ответил Кринт, заложив руки за спину. - Давай, давай, вырывай мне печень, хавай сердце... я жду.
   Фарх-Харад был не из тех, кого надо просить дважды. По воздуху пронеслась одна из смертоносных конечностей убийцы. На мгновение его грудь оказалось открытой, Кринт сейчас мог легко убить поганую тварь, по крайней мере Нилос поступил бы именно так. Однако, Ла-Кру лишь немного отклонился в сторону, не убирая рук из-за головы, и расширил, как бы удивленные, глаза.
  -- Ты что, совсем псих? - Кринт надул губы. - Я же просто пошутил.
  -- Хитер, паразит! - Оценил поступок Нилос. - Не стоит решать любимого убийцу Кограда прямо у него на глазах.
   Хотя сам-то повелитель ужаса отреагировал на произошедшее не сильнее, чем реагируют на детей, подравшихся в песочнице из-за разбитого куличика.
  -- Итак, - размеренно, как будто бы ничего и не произошло, продолжил он, - Слушайте ваше задание.
   Боги своих профессий насторожились.
  -- Оно, собственно, совсем простое. Надо найти одного человека и привести его ко мне.
  -- Или принести его тушу. - В утвердительной форме добавил Фарх.
  -- Нет! Именно привести! На этот раз не надо никого "тУшить"... Так, что не так, Ла-Кру?!
  -- Я-то думал повеселимся. - Кринт насупил нос. - А здесь задание на десять минут.
  -- Мне все равно, на десять, не на десять. - Встрял Нилос. - Я выполню его первым и возьму за это три мешка бриллиантов в мелких...
  -- Не наглей, Канф. - Перебил его повелитель ужаса. - Тебе прекрасно известно, что нет еще заклятия, способного превратить камень в золото.
  -- Поэтому-то я и выбрал бриллианты... Гы, нет, это пожалуй уж слишком нагло. Хм, ну не за баланду же вонючую работать?!
  -- Ладно, ладно! - Отмахнулся Коград. - Получишь ты свои камушки, но учти, если будешь не первым, и баланды от меня не дождешься!
  -- Плакали другими словами твои бриллианты. - Закончил мысль Кринт. - Ну ладно, общая картина задания нам ясна, а теперь перейдем к деталям.
  -- Да, да! - Засуетился Фарх. - Лично я привык работать: фас, профиль, там-то, там-то, труп доставить туда-то.
   Лучшие слуги повелителя ужаса замерли в ожидании ответа своего владыки.
   Коград медленно повернулся к ним спиной, сделал несколько шагов по ступенькам и неожиданно сел на трон.
  -- Не могу вам ничего сказать. - Констатировал он после некоторого раздумья.
  -- В каком смысле? - Нилос сдвинул брови. - Так секретно?
  -- Нет, так сам ни черта не знаю.
  -- Всегда мечтал о таком задании! - Подытожил Кринт после некоторой паузы.
  -- В таком случае, я выполнил задание. - Наконец подал голос Фарх-Харад. - Надо было доставить одного человека, я доставил двух! Пожалуйста, выбирайте, мой мастер.
  -- Э, нет. - Неожиданно серьезно отреагировал Коград. - Мне нужен ребенок. К тому же на его шее должно быть одето ожерелье в виде змейки, это...
  -- Великий артефакт. - Продолжил Кринт. - Ясненько, хватаем всех сопляков со змеей на шее и тащим их сюда. Берегитесь дети великой реальности!
  -- Нет, ну зачем же всей великой? Уж конкретный мир-то я вам назову.
  -- Утешил. - Буркнул Нилос. - А если серьезно, в чем вся соль? Как мы будем...
  -- Не знаю! Думайте сами, у вас в распоряжении почти три года.
  -- Если это все, то портал пожалуйста. - Озвучил общую мысль Нилос.
  -- Да, и помните, - Коград развел руки в сторону, - Ребенка охраняют. Скорей всего, пара Хранителей.
  -- Хранители?! - Все трое замерли возле мерцающего портала. - Ты хочешь бросить нас в магическую могилу?!
  -- Да не бойтесь вы так, не будет там никакой магии.
  -- ?
  -- Просто поверьте мне на слово. - Коград о чем-то задумался. - Да, и самое главное, что бы ни случилось, ни в коем случае не снимайте с него ожерелье, вы слышите меня?! Ни в коем...
  -- Давно нас так не оскорбляли. - Перебил своего повелителя Фарх-Харад, единственный еще оставшийся с этой стороны портала. - За ТРИ года найти сосунка, которого охраняют всего двое ЛЮДЕЙ! И надо было отрывать меня от дел?
  -- Пшел отсюда!
  -- Слушаюсь, мой повелитель. - Фарх с улыбкой на устах (если их так можно назвать) удалился во свет.
  

Глава 6.

  
   Они шли на юг. Шли медленно, с постоянными остановками на отдых, порой длившимися по несколько часов. Мало того, что ширина детского шага и так оставляла желать лучшего, так Джимми и Киртли еще в один голос заявили, что они дети и им необходим дневной сон. Обычно нужны очень веские основания, чтобы ребенок самолично заявил ТАКОЕ, однако данный случай являлся исключением. Ребята изо всех сил пытались препятствовать продвижению вперед, разумеется догадываясь, что это последние беззаботные дни в их жизни, а дальше начнутся сложные тягомотные тренировки. Нэйт не особо сопротивлялся, он-то не догадывался, он знал. После этих нескольких дней, беззаботность которых легко сравнима с жизнью свиньи, начнутся такие жесточайшие тренировки, что ему самому становилось страшно. Конечно же он не был таким маньяком "здорового образа жизни", просто слишком уж мало оставалось времени. Нэйтин каждый день прокручивал в голове "курс своих занятий" с Рэйнфосом, а потом долго пытался уместить его во временной отрезок, равный трем годам. Единственным словом, приходившим в голову после подобных подсчетов, было слово садизм.
   Прошло уже почти две недели с момента активизации ожерелья затмения, а они все шли и шли. За их спинами оставались хвойные леса и заливные луга, прекрасные благоухающие долины и сказочные рощи, туманные вершины серо-голубых гор и мерцающие глади прозрачных как слеза озер. Кирт даже и представить себе не мог, что окружающий мир столь прекрасен. Его душа сейчас по-настоящему отдыхала, он мог часами смотреть на волшебные закаты, когда на землю спускается розовый туман и последние лучи солнца играют с листьями раскидистых вязов. А потом наступает ночь, воздух наполняется чудесным пением ночных птиц и потрясающим запахом неведомых цветов, распускающихся только в темное время суток. В бездонном небе сияют миллионы ярких звезд, отражающихся в каждом озерце, в каждой лужице, в каждой капельке росы. А когда усталая луна покидает небосвод, предвещая наступление рассвета, начинается звездопад - как считал Кирт, самое красивое творение природы. И тем не менее, его любимым временем суток было ранее утро, когда мир еще дремлет и все вокруг окутывает предрассветная дымка, когда ночные обитатели уже спрятались глубоко в лес, а дневные еще спят, и когда далеко-далеко на горизонте вдруг появляется первый лучик всевластного солнца, дарящий миру новый день.
   Джимми тоже очень любил природу. Отбивное из крольчатины было его любимейшим лакомством, как, впрочем, и уха из форели или жаренные рябчики. С удовольствием он хаживал по густым орешникам, да пестрящим ягодой кустарникам. Любил он и звонкую капель игривого дождя, когда лес наполняется чудесным звоном блестящих листьев, а ты сидишь под гигантским дубом и не надо никуда тащиться. Проблемы начинаются ближе к закату - воздух наполняется миллионами назойливых кровососущих насекомых, умудряющихся найти лазейку через любую одежду, да так цапнуть, что потом все тело три дня чешется. Ночь была еще противней - твердая холодная земля, ни одеяла тебе, ни подушки. Луна эта мерзкая, куда не повернись, все равно всегда светит прямо в морду, а проклятые соловьи, знающие якобы сорок напевов, почему-то используя всего пять, не затыкаются ни на секунду. Самым же нелюбимым временем суток Джимми, конечно же было раннее утро. Мало того, что под тобой начинают юрзить целые армии всяких жуков и муравьев, так еще и надо вставать!..
   Пушистые елки и сосны стали встречаться все реже и реже, постепенно сменяясь плакучими ивами и раскидистыми липами. Птицы с каждым днем "пели" все противней, зато заметно росли в размерах и окрашивались все в более и более яркие цвета. Назойливые комары и мухи тоже наконец-то куда-то пропали, зато откуда ни возьмись появились целые полчища разноцветных бабочек, в ночное время сменяющихся лунным мельканием летучих мышей. Отпелись, к счастью, и ночные птицы, уже успевшие надоесть не только Джимми. Но, как это обычно бывает, "свято место" естественно не осталось пусто, и теперь ночной воздух наполнился переговорами цикад и сверчков - соловьи отдыхали.
   Наконец им на пути встретилась первая пальма. Пришлось устроить аж трех часовой привал - Джимми никак не хотел уходить от родного дерева, как, впрочем, и Киртли, доселе ни разу не видевший чудесного растения. Однако очень скоро пальмы вытесняли почти все другие деревья, причем разнообразие их поражало. Если в Фариб-Амбате росло всего несколько видов, замученных солнцем, как теперь оказалось, пучков пожухшей травы, торчащей из низенького ствола, то здесь ввысь вздымались стометровые гиганты с изумродно-зелеными сочными листьями всех размеров и форм. Цикад стало почти не слышно, да и что там услышишь, когда в ночь врывается тропический ливень.
   Конечно окружающая природа не всегда была столь дикой, иногда попадались и людские поселения. Нэйт сразу же менялся в настроении, превращаясь из беззаботного рассказчика чудесных историй, которые якобы случались на самом деле, в злющего типа, нервно крутящего головой по сторонам и шарахающегося от любой тени. Он так и заявил: "если нас заметит хоть один человек, я лично перережу вам глотки, ибо это гораздо менее болезненно, нежели попасть в руки Кограду!" Приходилось делать многокилометровые крюки, чтобы обезопасить себя от зоркого глаза местных жителей, которые с утра до вечера только и делают, что сидят в кустах и высматривают шастающих по лесу незнакомцев. Правда постепенно поселений становилось все меньше и меньше, если раньше можно было наткнуться чуть ли ни на целые города с каменными домами и мощеными улицами, то сейчас три заброшенных шалаша уже приравнивались Нэйтом, как минимум, к местной столице и обходились за десять километров вокруг. Кирта все это ужасно удивляло, там где он жил, пища людям давалась очень тяжело, чтобы прокормить семью, мужчине приходилось с утра до вечера пахать в поле, а если не хватало здоровья, то идти охотиться - это не надолго, медведь задерет тебя гораздо раньше, чем ты успеешь выследить хитрого и юркого зверька, мясо с которого хватит только на одну детскую порцию. Здесь же, еда в буквальном смысле сыпалась с неба, кругом валялись спелые манго и персики, а уж о бананах с кокосами и говорить не приходилось, ну а коли устал ты от ботвы, так пухленькие антилопы едят траву здесь прямо с рук. Однако людей, почему-то, в джунглях что-то не устраивало. А вот зато их наглые и шумные предки облепили все деревья. Такого количества обезьян на квадратный метр Нэйтин не видел уже давно.
   Конечно была и некоторая польза от этого, как казалось, бестолкового шествия на юг. Джимми и Кирт, например, успели за это время очень сильно подружиться. Бывший император рассказывал про свою, как он говорил, скучнейшую дворцовую жизнь и про то, как трудно быть повелителем целой страны. Киртли же описывал проблемы своей нелегкой жизни, когда ты предоставлен сам себе, и делай что хочешь. В общем можно сказать, что они плакались друг другу, только вот почему-то после подобных рассказов им всегда хотелось поменяться судьбами (особенно Кирту). Нэйтин тоже зря время не терял, рассказывая любопытным мальчишкам все, что только мог вспомнить сам. За эти несколько недель, на детей успел свалиться такой объем не отсортированной по годам информации, что любой взрослый на их месте уже давно бы свихнулся. Иногда Джимми задавал вопросы, девяносто процентов которых звучали примерно одинаково, а именно: "мы вообще остановимся когда-нибудь или будем идти вечно?!", на что Нэйт обычно отвечал фразой в стиле: "вы сами поймете, что мы пришли, когда это случится". И вот в один прекрасный момент они вдруг поняли.
   Перед их взором открылась небольшая поляна, усыпанная благоухающими тропическими цветами, а дальше, за ней, в небо вздымался поросший густым мхом и лианами утес, с вершины которого вниз срывался гигантский водопад. В солнечных брызгах мерцало сразу несколько ярких радужных дорожек - Кирт никогда не видел ничего красивей, Джимми, ничего шумней, но зато его очень удовлетворяла расположившаяся слева небольшая апельсиновая роща. Нэйт же, в первую очередь обратил внимание на прозрачную и широкую реку, быстро несущую огромные кувшинки куда-то вдаль - "водные процедуры" будут весьма полезны. Дети, кстати, по началу вообще не заметили её широкое русло, ибо вдоль всего берега выстроился плотный слой различных папоротников и пальм. Кругом летали пестрые какаду, туканы и огромные цветные попугаи. Короче рай, он и есть рай.
  -- Ну вот здесь, пожалуй, и остановимся. - Озвучил наконец Нэйтин долгожданную фразу. - Располагайтесь.
  -- Слава всем богам! - Джимми плюхнулся на мягкую траву. - А где, кстати, мы будем жить? Ну, в смысле, шалаш что ль какой нарыть надо.
  -- Нарыть? - Удивился Нэйт. - Не советовал бы тебе затевать строительство землянки. Дожди здесь идут часто.
  -- Да я не в том смысле! - Джимми весело засмеялся. - Имеется ввиду, построишь ли ты нам жилище или надо будет самим что-то сочинять?
  -- А что, у тебя много идей?... Нет, в смысле, я-то не собираюсь никому ничего сочинять и уж тем более строить, просто интересно.
  -- Да я вот думаю, может на деревьях какой гамак или домик организовать?
  -- Э-э, нет, каждый раз лезть на дерево, чтоб разбудить тебя, увольте... Во! Мы лучше на пальму Кирти поселим, он и полегче.
  -- А что, я не против. - Согласился мальчик. - Хоть от муравьев немножко отдохну.
  -- Ну тогда, мне остается шалаш. - Джимми развел руками. - Раз уж ничего другого нет.
  -- Вот и отлично. - Нэйт как-то нехорошо улыбнулся. - Раз никто не хочет занимать вон ту прекрасную пещерку, то придется мне...
  -- Какая еще пещерка?! Где?! - Джимми закрутил головой. - А! Вон!... Да иди ты, я хочу там жить!
  -- Пожалуйста. - Спокойно ответил Нэйтин, продолжая улыбаться. - Можешь прямо сейчас осмотреть свои новые покои.
  -- Ура! Эй, Кирт, побежали вместе, я покажу тебе свои королевские палаты!
  -- Стоп, стоп, Киртли брать не надо, он еще маленький, может и не успеть.
  -- Не успеть что?! - Не понял уже подбежавший к пещере Джимми.
  -- Не успеть удрать.
   В этот же миг из темного прохода послышался утробный душераздирающий рев, и что было самым неприятным, рев этот быстро приближался. Джимми дал такого деру, что окажись сейчас в пещере голодный гепард, он все равно не догнал бы юного императора, к тому же эти пятнистые зверюги не умеют в течении трех секунд залезать на десятиметровую пальму, Джимми же таким способностями, как оказалось, обладал, хотя и он, конечно, умел не все. Например, слезать...
  -- Надо бежать отсюда! - Испугался Кирт. - Мне знаком этот рев, в пещере гризли-людоед!
  -- Лично я никуда не побегу. - Послышался сверху голос Джимми. - Ужасный гризли порвет меня на части!.. А, кстати, что такое гризли?
  -- Эх, вы, трусы! - Съязвил Нэйт. - Испугались какого-то малюсенького звереныша, жалкое повизгивание которого исказилось эхом каменных стен. Да я даже меч с собой не буду брать!
  -- Не надо, Нэйтин, не ходи туда! - Испугался Киртли. - Человек не в силах справиться с медведем.
  -- Задуши этого звереныша его собственным хвостом, Нэйт! - Победоносно крикнул Джимми, в отличии от Кирта, видевший своего учителя в деле.
   Вальяжная фигура Нэйта скрылась в темноте. Через несколько секунд из пещеры вновь раздался все тот же страшный рев, который вдруг неожиданно сменился диким визгом и щелканьем чего-то, по звуку очень напоминающего челюсти. Однако еще через мгновение визг стал уже откровенно жалобным - похоже бедная зверюшка, заблудившаяся в страшной пещере, была на грани сердечного приступа. Потом послышался неотчетливый голос Нэйтина, ругавший какую-то "заразу", и через секунду из пещеры вылетел ее обезумивший от страха хозяин. Ну что здесь можно было сказать?... Гризли отдыхал, причем по полной программе. На солнечный свет вырвался огромный волосатый монстр о четырех лапах и с взъерошенной холкой между острых ушей. В общем-то зверюга была немножко похожа на саблезубого тигра, только гораздо больше и страшней. К тому же у тигров обычно имеется что-то типа хвоста, а здесь оный отсутствовал, что было очередным доказательством природной злобности хищника (если в тебе есть хоть капелька добра, обязательно должен быть и хвост, ведь надо же чем-то вилять).
   После того, как страшный зверь скрылся в зарослях папоротника, из пещеры появился недовольный Нэйт, размахивающий чем-то, очень похожим на пушистую змею.
  -- Так нечестно. - Заговорил он обиженным голосом. - Хвост оказался гораздо короче периметра шеи! Попробуй таким задушить.
   Кирт и Джимми ничего не ответили, оба прибывали в глубоком состоянии шока.
  
   К вечеру все были при жилище.
   Киртли, не сумевший без посторонней помощи забраться на пальму, связал несколько листьев лианой, обозвал это гамаком и без задних мыслей плюхнулся спать. Да-да, именно плюхнулся, дерево склонялось над водой.
   Нэйтин уютно обосновался в прохладной пещере. Правда сначала пришлось долго выметать от туда разный мусор, вроде гуано летучих мышей и клочков звериной шерсти, но зато уснул Нэйт раньше всех - лужайка, на которую он прилег отдохнуть (на две минутки), сморила его в одно мгновение.
   Джимми, как ни странно, устроился лучше всех. Шалаш был построен в течении двадцати минут. Мальчик просто собрал все, валявшиеся в ближайших окрестностях, листья, ветки, длинные стебли, пожухшую траву и (ой, забыл, ну да ладно), свалил их всех в одну кучу, и с разбегу "нырнул" в глубь этой гигантской экибаны. (А, да, вспомнил. И засохшие колючки, предназначаемые для защиты от назойливых макак).
  
   Завтра наступило не на следующий ДЕНЬ, а тогда, когда положено - Нэйт разбудил всех ровно в двенадцать часов ночи. Молодой маг даже не подозревал, что слово "разбудил" совершенно не обязательно равняется слову "проснулись". Кирт, например, не хотел вставать в течении двух часов. Что только ни делал Нэйтин с бедной пальмой, он тряс ее, бил ногами, качал из стороны в сторону, в отчаянии рубил мечом, пока та, наконец, не свалилась. Кстати, как раз в этот момент из кустов вышел маленький мальчик, по всем параметрам очень похожий на Кирта, и сказал что-то про любовь к звездному небу, да бедное деревце, что свалилось в двадцати метрах от его гамака.
   Полчаса ушло на то, чтобы отрыть Джимми, двадцать минут, чтобы поставить на ноги, пять, чтобы сходить за водой и окатить ей юного императора, еще несколько секунд, чтобы вытащить его спящее тело из грязной лужи, и, наконец, доли секунды, чтобы осознать ужасную мысль - мальчика нельзя разбудить без использования магии.
  -- О, нет! - Нэйт схватился за голову. - Что же мне с ним делать, а?! Спит, и всё!
  -- Ну и что с того? - Киртли почесал затылок. - Разве что-нибудь изменилось, если бы он не спал?
  -- Не понял.
  -- Ну зачем он тебе бодрый-то нужен? Без него что ль мало шуму вокруг?
  -- Вообще-то на первый день я задумывал небольшой кроссик. - Ответил застопорившийся Нэйт. - Думаю во сне он вряд ли достигнет финиша.
  -- Хи-хи-хи. - Киртли не смог удержать рвавшийся наружу смех. - Какой кроссик, ты его разбудить-то не можешь! Хи-хи, Джимми беги! Слушаюсь, учитель! Чап, чап, чап... Хи-хи-хаааха...
  -- Постой-ка, ты думаешь я не заставлю выполнять мои приказы какого-то тринадцатилетнего сосунка?
  -- Думаю, да!... Хи.
  -- А вот и заставлю! - Нэйт гордо поднял голову вверх. - Сейчас вот...ээ-э-э-э... черт, а ведь ты прав.
  -- Предлагаю тогда...
  -- Стоп!!! Тихо! Вот дурак-то, ну как же я забыл?! - Молодой маг полез в свою сумку. - Ведь Мэлор мне еще давно говорил: "строптивость учеников безгранична", а я все не верил и не верил.
  -- И что?
  -- А то, что на этот раз он и говорить ничего не стал, просто дал одну вещичку, да и все. - Нэйт достал из сумки маленький круглый пузырек с каким-то синим порошком и аккуратно посыпал им пальцы ног Джимми. - Смотри.
  -- Куда смотреть-то? Не видно ничего.
  -- Ща. - Нэйтин достал из сумки масленую лампу и поднес ее к спокойно сопящему телу юного императора. Пальцы Джимми активно шевелились из стороны в сторону, как будто бы пытаясь поднять своего владельца с земли. На лицах Кирта и Нэйтина появились широкие ехидные улыбки.
  -- Ну что, спящий ты наш, побегаем?! - Молодой маг посыпал волшебным порошком целиком все ноги Джимми. Те мгновенно задергались, как длинные макаронины, и стали биться о землю, изо всех сил пытаясь установить принадлежащее им тело в состояние стоя.
  -- Что это?! - Испуганно закричал Джимми, который, разумеется, все это время лишь притворялся (ни один человек не способен остаться в состоянии "спячки", когда его с размаху бросают в холодную лужу). - Опять заклятие пробуждения?!
  -- Не совсем. Заклятие пробуждения увеличивает активность головного мозга, а этот порошок всего лишь взаимодействует с нервами оконечностей, в данном случае ног, заставляя их работать с максимально возможной силой.
  -- Но почему я не могу остановиться?! - Джимми начал быстро бегать вокруг своего учителя.
  -- Ну это же не искусная магия, это дешевая алхимическая бурда, которую можно купить на любом рынке. Естественно работают такие немного грубовато...
  -- На каком еще рынке! - Воскликнул юный император. - Хочу тебя обрадовать, далеко не все люди такие же сумасшедшие психи, как ты! Кто, по-твоему, будет покупать эти порошки?!
  -- Как знать, как знать, я вот, например, слышал, что подобные штучки используются в гладиаторских боях - бойцы дерутся до последней капли крови. А бывает гонца какого посыплют - сердце разрывается от перегрузки, мозг умирает от обезвоживания, а тело все бежит и бежит.
  -- А...? Э-э-э... э... а?... о... и что....
  -- Нет, ну в твоем-то случае использовалась минимальная доза, рассчитанная на определенную дистанцию. Не надо пугать ребенка реальными цифрами.
  -- Утешил! И на какую же?
  -- Интересно, а сколько ты пробежишь за четыре часа? А я линейку дома забыл, не знаю... Могу лишь сказать, что как только ты достигнешь финиша, твои ноги сразу же остановятся.
  -- Отлично, - Джимми стал вертеть головой по сторонам, - давай быстрее показывай, где там находится этот твой финиш, и я пошел спать дальше.
  -- Вон там, за апельсиновой рощей будут джунгли и...
  -- Чего?! Ты что, хочешь, чтобы я один ночью отправился в джунгли?
  -- А ты хочешь вечно носиться по кругу? Ну пробежишь ты пару километров по тропическому лесу, и что с того? Нет, пару, это я пожалуй переборщил, надо было хотя бы десяточку накинуть, хотя и это был бы дичайший обман. Думаешь съедят там что ль тебя? А вообще могут и съесть.
  -- Пару километров! Ты хочешь моей смерти?! - Джимми повесил на лицо гримасу отчаяния.
  -- Ой, ладно! Чего я, собственно, перед ним оправдываюсь? Утомил уже! Ты сам начнешь тренировку, или хочешь, чтобы я тебе помог?! - Нэйтин медленно достал меч.
  -- Надеюсь финиш не придется долго искать. - Крикнул убегающий мальчик. - А то, я ведь и заблудиться могу.
  -- Не бойся, не промахнешься! Такие финиши не надо искать, они сами находят тебя... А вот, если финиш, то бишь я, потом сам заблудится, это и вправду будет "весело".
  -- А мне что делать? - Спросил Киртли через несколько секунд. - Может я тоже пробегусь?
  -- В смысле? - Нэйт непонимающе сдвинул брови.
  -- Ну побегу кросс вместе с Джимми.
  -- Это еще зачем? Да и не угонишься ты за ним. Джимбо у нас мальчик крепкий, а на тебя смотреть, извини за выражение, страшно - боишься, что ветром унесет.
  -- Это не правда, я сильный! - Кирти чуть ни заплакал от неожиданного "наезда" своего учителя. - Я тоже хочу научиться быстро бегать.
  -- Ха-ха, Киртли, ты чего, обиделся?! - Покрасневший Нэйт широко улыбнулся. - Неужели ты еще ничего не понял? Научись управлять своей силой, научись удерживать рвущуюся наружу энергию, и тогда, поверь, бегать тебе больше не придется.
  -- А что же, я летать что ли буду?! - Кирт надул губы.
  -- Ну нет конечно. Зачем же тратить время на бессмысленные полеты, ты просто будешь перемещаться в любую нужную тебе точку реальности, да и всё.
  -- Да не будет такого! - Кирт повернулся спиной к своему учителю и шмыгнул носом.
   Несколько минут они стояли молча. Нэйт никак не мог найти нужных слов, а Киртли похоже серьезно обиделся и не хотел больше ни с кем разговаривать.
  -- Да понимаю я все. - Наконец нарушил тишину молодой маг. - В такое действительно очень трудно поверить... особенно, когда тебе десять лет. Ну ничего, скоро ты сам все увидишь, а пока просто делай, что я тебе скажу и ни о чем не думай. Я прошу лишь доверия.
  -- И что же мне делать? - Кирт медленно развернулся.
  -- Ну, для начала, было бы неплохо приготовить нам завтрак. Жрать хочу, невозможно!
   Оба засмеялись.
  
  -- ...А как же Джимми, он наверное тоже есть хочет. - Кирт принес две тарелки с очищенными от кожуры фруктами.
  -- Не беспокойся, - промямлил Нэйт, засунув в рот огромный персик, - ему сейчас не до еды.
  -- Может быть пойти поискать? Уже почти полчаса прошло, а его все нет и нет. Вдруг и впрям заблудился.
  -- Да забей ты на него. - Маг махнул рукой. - Подай лучше вон ту сочную маракую...
  -- Но...
  -- Слышишь, где-то вдалеке испуганно кричат Гиббоны, значит жив пока наш Джимми, можно не беспокоиться.
   В небе сверкнула одинокая молния.
  -- Похоже, будет дождик. - Констатировал Кирт.
   Нэйт быстренько собрал все вещи, особенно еду, и поспешил в пещеру. Через десять минут они уже сидели возле потрескивающего костерка. Киртли просто молчал, уставившись на огонь, и слушал, как барабанит дождь, а Нэйтин достал целую пачку пустых листов и быстро начал что-то рисовать. Так продолжалось почти два часа.
  -- Побудь пока здесь. - Наконец сказал Нэйтин, подавив зевок. - Я пошел финишировать нашего "мастера клинка".
  -- Угу. - Ответил Кирт через несколько секунд. Оцепеневший мальчик сейчас был под воздействием сразу двух гипнотизирующих сил, происходящее вокруг, его ни сколь не заботило.
   Нэйт одел длинный плащ с капюшоном и, поморщившись, быстрым шагом покинул пещеру.
  
   Джимми бежал. Бежал, бежал и еще раз бежал. Мокрые листья больно хлестали по лицу, ноги постоянно за что-то цеплялись и роняли обессиленное тело на землю. Юный император не сопротивлялся, такие моменты были единственным шансом на секундный отдых, а дальше, все с начала. Темнота была, хоть глаз выколи (кстати удивительно, что этого еще не случилось - кругом торчали острые ветки, больно царапавшие все тело). Единственным светом, попадавшимся на его пути, были горящие глаза хищников, в обычной ситуации сожравших подобную жертву в один миг, но сейчас, просто провожающих ворвавшееся в джунгли "чудо" испуганным поскуливанием. Мозг уже давно должен был разорваться от перегрузки, сердце умереть от обезвоживания, а ноги врезать безжизненное тело в ближайшую пальму, однако Джимми до сих пор был жив, а ведь так хотелось побыстрее отмучиться. Прошло уже почти четыре часа, постепенно стало светать, теперь хоть было видно, куда бежать, и тем не менее ситуации это не меняло - мальчик безвозвратно заблудился, и единственным выходом из положения было либо наткнуться на проснувшихся дневных хищников, либо достичь какого-нибудь глубокого обрыва...
   Наконец сила порошка закончилась - ноги мгновенно подкосились, и Джимми кубарем полетел с, как раз подвернувшегося, пологого обрыва, заросшего банановыми кустами. Размокшая и скользкая земля с бешенной скоростью несла обессиленное тело куда-то вниз. Вскоре спуск кончился, Джимми подлетел на последней кочке, сделал сальто и плюхнулся в лужу.
  -- Ну, еще пару метров! Давай! - Раздался вдруг веселый голос Нэйтина. - Ты почти добежал!
   Джимми с трудом нашел силы, чтобы поднять вверх заплывшие глаза. Взору его предстал довольный Нэйт, наспех натянувший между двумя деревьями какую-то красную лиану, видимо служившую финишной ленточкой.
  -- Давай, еще пару метров! - Повторил маг.
   Джимми сложил пальцы в какую-то заковыристую фигуру, о содержании которой оставалось только догадываться, и потерял сознание.
  
   Очнулся юный правитель как раз в тот момент, когда Нэйтин принес его в их лагерь.
  -- Ну вот! Не мог что ль пораньше оклематься, уже надоело тебя тащить.
   Джимми хотел что-то ответить, но сил не было даже на то, чтобы открыть рот.
  -- Ладно, отдыхай пока. - Нэйт аккуратно положил мальчика на траву. - А я пока с Киртом позанимаюсь.
  -- Ну наконец-то! - Оживился тот. - А я уж думал, ты про меня совсем забыл.
  -- Итак. - Нэйтин достал из кармана те самые листки, которые он старательно изрисовывал все утро. - Как известно, курс начальной магии состоит из десяти томов: три первых - "основы магического искусства", три вторых - "история магии", и последние три - "теория заклинаний". В общем-то все книжки очень даже неплохие и дают краткое представление о понятии магии. Следующий курс - "применение магического искусства на практике". Здесь чтива уже немного побольше: сто томов - "прикладная магия", и восемьдесят пять - "примеры использования заклятий". Затем идет тысячи томная боевая магия. В основном занятные книженции, хотя конечно и ширпотреба полно - любой маг, создавший что-то новое в боевой магии, например фаирбол синего цвета, спешит немедленно издать очередную бестолковую стопку переплетенных листков бумаги. Ну и, наконец, высшая магия - всевозможные порталы, полиморфы, созидание всяких тварей, различные превращения и так далее, в общем книжные шкафы упираются в потолок. Правда есть еще магия великих заклятий. Но здесь я, к сожалению, полный профан, да и к тому же эти ВЕЛИКИЕ не потрудились написать ни одной странички, это я так, между делом, может потом кое-кто снизойдет до нас, смертных, и набросает пару драгоценных строк на клочке папируса. - Нэйт ехидно покосился на Кирта, но тот никак не отреагировал. - Ну так вот, разумеется, захватить с собой всю эту макулатуру я не мог, поэтому пришлось самому вспомнить буковки и набросать небольшую методичку. Я назвал ее так: "краткий курс магии - от основ к великому", объем - двадцать страниц, тираж - одна штука, издательство - коленка Нэйта Шэлона. Прошу читать и жаловать.
   Маг вручил измятые листки в руки Кирта. Тот стал судорожно перемешивать их, явно не зная, что же дальше делать с попавшим в его ладони "богатством". Прошла минута, прежде чем разрешилась эта безмолвная ситуация - очнувшийся Джимми нервно засмеялся, закатив глаза.
  -- Что такое? - Не понял Нэйт. - Что смешного-то?
  -- Он не понял! Ха-ха-ха! Что смешного! - Джимми специально, чтобы поиздеваться над своим учителем, противно похихикал еще секунд пятнадцать. - Наш "великий" не умеет читать, вот что такое!
  -- Это правда? - Нэйтин как-то невесело прищурился. - Отвечай, это правда?
  -- Я...я... - Кирт захлопал глазами. - Что вы на меня набросились? Чего я такого сделал?
  -- Ты умеешь читать?! - Строго спросил маг.
  -- Э-э, читать?... Хватит смеяться, Джимми! - Мальчик упер руки в бока. - Лучше бы объяснили, что это такое, может и умею!
  
   Уже миновал полдень, а дождь все не прекращался. Сильным его назвать было трудно, однако и такого хватило, чтобы все трое промокли до ниточки (почему Нэйт не загнал всех в пещеру, оставалось только догадываться). Плюс ко всему в воздухе, откуда ни возьмись, появился целый рой здоровенных москит, способных кусать, даже не садясь на жертву. Никакая одежда, разумеется, от таких не спасала.
   Решивший, что на сегодня его мучения закончились Джимми, как оказалось, глубоко ошибался. Неугомонный Нэйт нашел для него новое занятие, а именно отжиматься до тех пор, пока руки ни устанут так же, как и ноги. Кирт безуспешно пытался запомнить несколько десятков кривых закорючек, обозначающих ничего незначащие звуки, которые, как считал мальчик, издают либо умственно отсталые, либо животные из разряда парнокопытных.
  -- Мм-м-м, н-н, кэ-э, оо-о-о...
  -- Так, Киртли, разве после буквы К у нас идет буква О?
  -- Нет, это меня москита тяпнул.
  -- Не москита, а москит! Склоняй пожалуйста правильно... Так какая буква следующая?
  -- Э-э-э...
  -- Не правильно! Л дальше, л! Так, отжимаемся, Джимми, не лодырничаем!
  -- Ну я и говорю, лэ-э-э.
  -- Тогда уж, эл! Ладно, давай дальше.
  -- Э-э-э... не помню, забыл.
   Нэйтин промолчал, ему в рот залетела очередная порция мошек, целые орды которых устремились на охоту вместе с москитами, малярийными комарами, ядовитыми мухами и прочими шедеврами эволюции.
  -- Слушай, Кирт. - Наконец устало процедил маг. - А давай возьмем, да и сорвем с тебя это ожерелье.
  -- Давай! - Мгновенно отреагировали в один голос мальчишки.
  -- О тьма бездонная, окутай ты меня, твои объятья хладные навеки мне покой вернут. - На лице Джимми появилась улыбка, только теперь он понял смысл заученной в детстве, как казалось тогда, дурацкой поэмы. - Уйдет усталость вся и боль, печаль уйдет в бездонное ничто, а тьма мне мягкою периной будет...
  -- Я вам покажу "давай"! У меня так легко не отделаетесь! Отжиматься! Отжиматься! Раз, два, раз, два! А ты что смотришь?! Учи давай, учи! А ты отжимайся, если опять бегать не хочешь! Раз, два, учи, два!
  
   На следующий день в Нэйтине неожиданно для него самого вдруг открылась "чуточка" милосердия. На это раз маг вырвал детей из сладкого сна уже немного попозже - в пять утра (в основном потому, что проспал сам). Возможно, это было связанно с погодой - место омерзительного дождя заняли яркие лучи сияющего солнца, а грозных москит заменили пестрящие повсюду калибре.
  -- Вставайте лентяи! Отдых окончен!
   Взъерошенное существо по имени Кирт, молча село в позу "поднятого" зомби. Джимми тоже попытался исполнить подобный финт, однако малейшее движение отразилось острой болью во всем теле.
  -- А-а-а! - Мальчик изогнулся, как дохлая змея. - Все болит, Нэйт! А-оу-уу, правда болит!
  -- Знаю-знаю, это кислота в твоих мышцах. Нельзя было вчера резко останавливаться, легкая пробежечка перед сном все бы поправила.
  -- Слушай, Нэйтин, - Джимми уткнулся носом в траву, - а скоро ты научишь меня искусству рукопашной и, самое главное, ногопашной борьбы, очень уж хочется набить тебе морду... ногами.
  -- Нет, боевые навыки тебе пока что рано осваивать. - Со всей серьезностью ответил маг. - Научись, для начала, хотя бы плавать.
  -- Плавать?! При чем тут плавать? Я не умею плавать.
  -- Ну, я и говорю, научись. Приступим к водным процедурам, господа!
  
   Маленький плотик медленно вынес двух стоящих на нем людей в центр широкой реки.
  -- Здесь глубоко? - Спросил Джимми серьезным голосом.
  -- Метра три. - Столь же серьезно ответил Нэйтин.
  -- Ты, знаешь, а ведь я не шутил, когда говорил, что не умею плавать.
  -- Да, я знаю. - Нэйт неожиданным пинком ноги отправил мальчика "на корм пираньям".
   Испуганное до оцепенения тело Джимми быстро устремилось на дно. Прошла почти минута, прежде чем юный император понял, - спасать его никто не собирается.
   Мальчик изо всех сил оттолкнулся ногами от каменистого дна и, как птица, замахал руками. Вода нехотя подбросила его на пару метров, лишь для того, чтобы дать сделать крохотный глоток воздуха и сразу же утопить обратно. Через несколько попыток Джимми стал соображать, что к чему - "оказывается надо еще ногами дрыгать, и тогда всплытие заметно увеличивается в скорости". Еще через минуту ему уже удалось какое-то время продержаться на поверхности. Воодушевленный такими успехами, Джимми стал стараться еще сильнее и очень скоро поплыл. Однако сие торжество непотопляемости различного вещества в воде продолжалось не долго, в конец обезумевший Нэйтин накинул на бултыхающуюся фигуру мальчика веревку с привязанным к ней камнем.
  -- Упражнение не должно было научить тебя плавать! - Крикнул он. - Эта тренировка на улучшение твоих дыхательных функций и повышение прыгучести.
   Прошло почти полчаса, прежде чем нахлебавшийся воды Джимми "допрыгал" до берега. На суше его ждал по пояс погрузившийся в воду Нэйт и, торчащая от туда же, мокрая голова Кирта.
  -- Задерживая дыхание, мы забываем об окружающем нас. Только так можно достичь полной концентрации как души, так и ее физической оболочки, то бишь тела. Мерцающие круги, что видим мы, оставшись без воздуха на долгое время, являются вовсе не предсмертной агонией, а совсем наоборот, вершиной созерцания внутренней сути нас, как живых сущностей. Наше тело на восемьдесят процентов состоит из жидкости, и лишние пару литров, ненароком попавшие в легкие, ни сколь не должны смутить сосредоточившийся на медитации организм. Все мы вышли из воды, в ней должны и захлебнуться... Так, это я уже чего-то перегнул. В общем на этот раз я думаю увеличим время минут этак до трех. Раз, два, три!
   Сильная рука Нэйта опустила голову Киртли в "нашу первозданную сущность".
   Оставшийся день прошел примерно в том же спортивном тонусе. Лишь в десять часов вечера Нэйтин наконец позволил себе проявить жалость, крикнув долгожданный "отбой".
  -- Ну и изверг нам попался. - Пробубнил Киртли.
  -- Изверг, еще не то слово. - Шепнул в ответ Джимми.
  -- Зря вы так. - Нэйт разумеется все услышал (на то и было рассчитано). - Видели бы вы тренеровочки Рэйнфоса. После таких вот дней, от него спокойно можно было услышать фразу в стиле: "молодец, теперь еще пять таких серий и свободен". Так что вам еще повезло.
  -- Всегда знал, что я везунчик. - Безразлично бросил Джимми.
  -- Да? А мне вот впервые повезло. - Парировал Кирт. - Зато сразу и по полной программе.
  -- Фартовые мы с тобой. - Буркнул на последок юный император. - Ладно, спать.
   Джимми нырнул в шалаш, уснув в падении.
  

Глава 7.

  
   Прошло почти два месяца. За это время Кирт научился читать и писать, ну точнее, мямлить по слогам и рисовать кривые каракули, местами напоминающие буквы. Дальше предстояло научиться не просто мазюкать буквы в определенном порядке, но и делать это без ошибок. Слава всем богам, Нэйтин еще не заострял на этом особого внимания, иначе пришлось бы потратить на уроки орфографии все три года. Нет, в начале-то конечно, Нэйт потребовал идеальной грамотности и даже затеял простенький экзамен, в виде небольшого сочинения на тему, "почему мне нравиться учиться". Джимми, как раз, в это время должен был перетаскать из одного места в другое несколько десятков увесистых булыжников, так что ближайшие часа четыре молодой маг мог позволить себе отдохнуть от детского общества, прогулявшись по фруктовой роще. Однако, к его удивлению, и Киртли и Джимми управились со своими заданиями простаки блестящи - юный император, например, даже не вспотел, а уж что касается сочинения Кирта, так такого грамотного и красивого текста Нэйт не видел уже очень давно, правда бедненький мальчик буквально еле дышал - умственная работа отнимает уйму сил. Кстати, особенно магу понравился великолепный почерк Джимми... Пришлось Кирту писать второе сочинение, теперь уже под неусыпным надзором непробиваемого Нэйтина (непробиваемого, потому что далеко ни каждый сможет просидеть несколько часов, смотря как мучается маленький ребенок, и не издать при этом ни одного бранного слова). Тем более всю брань маг приберег на проверку сочинения - в двухстах словах Кирт сделал пятьсот ошибок. Нэйт даже не исправлял их, он просто целиком зачеркивал слова и писал над ними правильный вариант. Проще говоря, учить бы Кирту правописание всю жизнь, если бы его проверенный Нэйтом перл совершенно случайно ни попал в руки Джимми. Тот нашел уже всего двадцать ошибок, зато все они были в исправлениях Нэйта. Мальчик воспользовался случаем по полной программе, высказав своему учителю свое "скромное" мнение о грамотности оного и, вообще, об оном в целом. Правда потом пришлось (в добровольном порядке) пробежать "небольшой" кроссик, зато Киртли теперь получил свой зачет по правописанию и мог больше не забивать голову всякими "ростками, на чье глагольное превращение во взрослые растения вдруг почему-то нельзя применить проверочное слово "рост".
   Джимми же, все эти дни занимался исключительно увеличением собственной мышечной массы. Тут, к сожалению, все далеко не ограничивалось бегом, отжиманием и тренировкой пресса. Оказывается в человеческом организме существовало около двух сот мышц, и все они, по словам Нэйта, должны были достигнуть состояния стальных канатов. Но это, только когда таскаешь бревна, а когда сидишь на шпагате и пытаешься коснуться левой рукой большого пальца правой ноги, мышцы должны сразу же превращаться в эластичную резину. Все бы еще было терпимо, но только вот не очень-то эти мышцы спешили расти; Нэйт сказал, это из-за того, что Джимми ребенок, а иначе, при таких-то, нагрузках, он не смог бы закрыть глаза от мешавших сию действию мускул лица. Пока же, единственной накаченной мышцей в организме мальчика, оказалось сердце, с трудом остававшееся в груди после каждой тренировки. И главное что интересно, чем больше была нагрузка на остальной организм, тем меньше оно уставало, колотясь все чаще и чаще. А на все мольбы Джимми начать заниматься боевыми искусствами, Нэйтин отвечал, что он не имеет ничего против, и что тот может повышать свое мастерство в любое свободное время, то есть в промежутке между словом "отбой" и падением Джимми на том же месте.
   Но вот наступил, наконец, день, когда на небе не было ни одного облачка, когда шумные гориллы, последние пару недель живущие в ста метрах, мигрировали дальше на юг, и когда Нэйт вдруг не выкрикнул привычное: "тысяча приседаний для разогрева".
  -- Пойдем за мной, Джимми, и захвати свой меч... ну или, во что он у тебя сейчас превратился?
   Мальчик суетливо схватил небольшой металлический молот и поспешил за уходящим учителем. Глаза императора загорелись любопытством, - как бы ни выглядело очередное безумие Нэйтина, это по крайней мере будет разнообразнее приседаний.
   Они поднялись по небольшому склону. Джунгли на возвышенности были не столь густыми, а место пальм здесь заняли огромные баобабы и пробковые деревья.
   Нэйт вывел мальчика на небольшую поляну с несколькими пеньками разной высоты. Джимми прекрасно помнил это место, понадобилось не мало времени и сил, чтобы срубить такие гигантские стволы и, тем более, унести их отсюда.
   Нэйтин достал из своей сумки два тонких кожаных ремня с красивыми пряжками, сделанными из какого-то странного камня.
  -- Затяни потуже. - Маг бросил один из ремней Джимми, а сам быстро опоясался вторым. - Когда будешь готов, скажешь.
  -- Для чего это? - Юный император попытался надеть застегнутый ремешок через голову. - Надеюсь не для того, чтобы удерживать вываливающиеся от нагрузки кишки?
  -- Да нет конечно, что я изверг что ль какой? - Нэйт подошел поближе к своему ученику. - И вообще, пора заняться чем-то еще, кроме физических нагрузок. Например, мастерством владения оружием.
  -- Ты шутишь?! - Лицо Джимми озарилось счастьем. - Ты правда научись меня драться на мечах?!
  -- Правда. - Маг усмехнулся.
  -- Ура!.. Но тогда нам нужны деревянные клинки, а не эти ремни.
   Нэйт на какое-то время задумался.
  -- Прежде, чем начать, Джимми, хочу поведать тебе об основных правилах боя. Первое: всегда дерись в полную силу, даже если это тренировка. Второе: всегда нападай неожиданно. И третье: не используй деревянный меч, сталь входит в тело врага гораздо легче.
   Глаза Джимми расширились от ужаса.
   Нэйт сделал молниеносное движение в его направлении, одновременно с этим выхватив свой меч, и резким движением полоснул по горлу юного императора. Вместо крови, из шеи мальчика с пронзительным металлическим визгом вырвался сноп ярких искр. Сам же Джимми отлетел на пару метров и, кряхтя от боли, схватился за шею.
  -- Что ты делаешь? - Прохрипел он. - Остановись, я умираю.
   Однако Нэйтин похоже не собирался останавливаться, через секунду мальчик прогнулся от острой боли в спине.
  -- Вставай, лентяй! - Злобно крикнул маг. - Ты драться сюда пришел или на траве валяться?!
   Джимми быстро вскочил и изо всех сил бросился прочь. За его спиной послышался сильный удар о землю, и через секунду перед ним приземлилась сверкающая мечом фигура Нэйтина.
  -- Не убивай! - Успел крикнуть Джимми. - Не над...
   Маг в одно мгновение сделал сразу десяток колющих движений, отразившихся во всем теле острой болью. На траву хлынул целый поток оранжевых искр.
   Джимми плюхнулся на живот и завыл от боли, по лицу побежали слезы.
  -- Да что с тобой? - Наконец остановился Нэйт. - Почему ты ревешь?
  -- Убийца! - Простонал мальчик. - Ты убил меня... о боже, как же больно.
  -- Больно?! - На лице мага читалось явное непонимание. - Подожди, а может быть... А ну-ка, встань.
   Джимми медленно поднялся на колени. На поясе болтался почти расстегнутый ремень.
  -- Ну вот что это такое? - В голосе Нэйтина вновь появилась злость. - Я же просил, затяни потуже!
   Маг наклонился к мальчику, схватился за ремень и затянул его с такой силой, что глаза Джимми чуть не вылетели из орбит. Сразу же за этим последовал сильнейший удар мечом - от печени до левого плеча, именно такие разрубают жертву пополам. По джунглям пронесся металлический лязг.
   Юный император по инерции открыл рот, чтобы закричать от боли, но так и застыл, не почувствовав даже легкого покалывания. Это было, мягко говоря, странным. Но самым нереальным оставалось все-таки то, что он еще был жив. Джимми захотел спросить об этом своего учителя, но не успел, отлетев в сторону в результате неожиданного удара эфеса по виску.
  -- Да стой же! - Крикнул он. - Стой!
  -- Ну что опять не так? - Нэйт весь покраснел, давно не сражавшийся организм, наконец получив такую возможность, изо всех сил рвался в бой. - Неужели опять больно?
  -- Да нет! Стой! - Джимми поднялся на ноги. - Почему твой меч не пробивает меня? Это магия?
  -- Нет, это твоя толстокожесть! Ну конечно магия! Самые обыкновенные тренировочные пояса Хранителей. Одев их вместе, мы становимся неуязвимыми.... Зачем тратить время на бессмысленное размахивание палками.
  -- Вау! - Джимми поднял с земли свой "меч". - Вот это да! А можно я попробую ударить тебя?
  -- Попробуй. - Усмехнулся маг.
   Мальчик неуклюжи размахнулся и, победоносно заорав, ударил своего учителя. Нэйт почти неторопливо сделал шаг в сторону, и сразу же полоснул Джимми по вытянутой руке, та позорно выронила оружие. Дальше лезвие меча сделало полный оборот в воздухе и с силой приземлилось на темечко юного императора, тот не выдержал удара и рухнул на колени. Лезвие устремилось за левое плечо Нэйта, а оттуда, описав широкую дугу, лязгнуло по переносице Джимми, который к этому моменту уже откровенно хохотал.
  -- Ну! - Мальчик вновь подобрал свое оружие. - Ну дай я ударю!
  -- Да чего ты спрашиваешь? - Нэйтин выставил вперед открытую грудь. - Давай, вырви мне сердце!
   Джимми со смехом ринулся вперед, но учитель вновь обманул, схватив его за предплечье, потом маг медленно занес свой меч назад и, резко дернув на себя мальчика, изо всех сил всадил острие меча ему в живот. Удар оказался такой силы, что тело юного императора подлетело в воздух аж на два метра, зависнув там в параллельном земле положении. Нэйт же за это время успел сместиться в сторону, схватиться за эфес обоими руками и с плеча рубануть по кадыку Джимми. Юный император сделал сальто и, осыпанный искрами своего поражения, плюхнулся на траву.
  -- Так не честно! - Весело завопил Джимми. - Разве сравнится мой жалкий молоток с твоим мечом! Сейчас, стой здесь!
   Юный император быстро умчался в сторону водопада, и так же быстро вернулся. В левой руке у него красовался кровавый кусок с утра убитой Нэйтом антилопы, в правой, уже обратившийся в красивую шпагу, "меч".
  -- Ну начинается. - Скептически буркнул Нэйт. - Всегда знал, что идея тренировок с твоим артефактом - полный бред. Кстати, уж коли на то пошло, надо ему что ль имя какое дать. А то надоело называть мечом такие вот бестолковые железяки.
  -- Хм, а это идея. Дай-ка подумать... Как на счет "молнии"?
  -- Ты считаешь?... Нет, мне как-то более симпатично название "кочерга". Или хотя бы...
  -- Сам ты кочерга!
  -- Шутка, шутка... Ну, тогда давай Джар.
  -- Это еще что такое?! Хотя звучит вполне специфично, я бы даже сказал красиво.
  -- Что-что?
  -- Ладно, Джар подходит... Если это, конечно, не очередное название какого-нибудь чугунного уродства.
  -- Вот и чудненько, на том и порешили. - Нэйтин принял боевую стойку. - Продолжим.
   На траву посыпалась очередная порция искр.
  -- Так что такое, все-таки, Джар? - Блеск, звон, земля. - Подозрительное какое-то название.
  -- Хех, ты только не обижайся. - Удар, бросок, удар, прыжок, удар, удар, удар, стук тела о пень. - Но, вообще-то, так звали мою собаку.
  -- Чего?! - Удар. - Какая еще собака? - Лязг. - Откуда?! - Звон, удар.
  -- Да я вот подумал - Бросок, свист, звон. - Мой пес был мне лучшим другом, твой меч является таковым для тебя. К тому же Джимми и Джар даже звучит созвучно... оба плешивые, ха-ха! - Свист, скрежет, искры.
  -- Ну все, хватит! - Джимми со злостью бросил свою шпагу на землю. - Твой меч все равно в тысячу раз сильнее! Так не честно!... И, кстати, мой лучший друг - Кирт! Если у таких плешивцев, как ты, друзья - какие-то грязные дворняги, то не надо равнять себя с другими.
  -- А я не как другие, я лучше. - Нэйт неторопливо поднял оружие. - Хотя ты, конечно, прав, друзья - это люди, остальное игрушки. Ладно, если тебе так нравится мой меч, можем поменяться.
  -- Давай. - Мгновенно отреагировал, только и ждавший этого, Джимми.
   Юный император судорожно схватил тяжеленный меч Нэйта и медленно замахнулся. Маг ответил хлестким ударом шпаги по щеке.
  -- Да, кстати, я забыл тебе сказать. - Рука Нэйтина запорхала в воздухе, и изо всех жизненоважных точек тела Джимми почти одновременно вылетели тонкие светящиеся струйки. - Хотя я раньше и ругал твой меч, по-моему, совершенно ясно, что любое артифактное оружие во много раз лучше любого обыкновенного.
  -- Угу, это тебе так только кажется! - Джимми сделал очередную неудачную попытку ударить своего учителя. - Вот попробуй, поменяй шпагу на что-нибудь другое.
  -- Да, пожалуйста. - Нэйт коснулся кончиком оружия куска мяса, и то мгновенно превратилось в длинное металлическое копье.
   Джимми сглотнул.
   Маг с силой метнул страшное оружие. Копье ударилось о грудь мальчика, послав того в полет, и отпружинило обратно в руку Нэйта. Тот, не раздумывая, повторил атаку, придав телу Джимми дополнительное ускорение.
  -- Хех, оказывается твой Джар - замечательное оружие. Какая легкость! Какой баланс!
  -- А ты что думал? - Пробубнил мальчик. - У королей и мечи королевские. Только вот, не все зависит от оружия.
  -- Ну, наконец-то, дошло. - В голосе мага чувствовалось уважение. - Я бы даже сказал, от оружия, вообще, мало, что зависит... Если это, конечно, не артефакт.
  -- Тогда давай без него тренироваться.
  -- Ты имеешь ввиду, устроить тебе забег на двадцать километров?
  -- Нет, я имею ввиду рукопашный бой. Драку, другими словами.
  -- Так, запомни мальчик! - Сурово бросил Нэйт. - Рукопашный бой - это замена травяного слоя земляным методом переворачивания его на сто восемьдесят градусов, по средствам плуга и лошади. Что касается драки, так это, вообще, мероприятие, совершаемое маленькими детьми, домашними животными и прочими существами, по умственным способностям схожими с вышеуказанными, как правило, в местах, не столь отдаленных от помойки, с целью нанести друг другу физический урон и по причине, обычно, не сильно отличающейся от права владения кучей дерьма. Существуют также такие термины, как самозащита и боевое искусство. Первое - отправление всех, кто косо посмотрел на тебя, в глубокий нокаут, при этом только и только защищаясь. Второе - изучение приемов для использования их в бою с целой армией, но на практике, применяемых на одном-двух неудачниках. Мы же с тобой будем заниматься, запоминай, искусством владения собственным телом с целью проделывания над телами, находящимися в непосредственной близости, любых нужных нам действий... Ну, как правило, это отправление в бессознательное состояние или перелом двух-трех конечностей.
  -- Слушай, хватит голову морочить! Может для тебя, это и искусство, а для меня - грязная драка. - Джимми неожиданно ударил Нэйтина по коленной чашечке.
   Маг схватил за, пролетевшую мимо, дерзкую ногу и резко дернул ее вверх, так что юный император сделал сальто, прежде чем ударился носом о край пня.
  -- Грязная драка, это когда твое избитое тело достают из сточной канавы, и оно испачкано? Нет, постой, наверное, это когда твоя одежда вся в грязи и в крови.
  -- Шутка не прокатила. - Джимми медленно поднялся. - Здесь совсем не грязно, кругом трава.
  -- Ну ладно, будем без шуток. - Нэйтин резко, но не очень сильно пнул с боку по сапогу Джимми, и тут же, теперь уже изо всех сил, ударил пяткой по оттопыренной в сторону детской ноге. В обычной ситуации, та сломалась бы пополам, но здесь правая нога Нэйта лишь с силой отпружинила назад, придав повороту тела дополнительную скорость, соответственно удар левой в челюсть получился такой силы, что Джимми, уже невесть в какой на сегодня раз, отправился в полет.
  -- Ну держись! - Юный император бросился на учителя, пытаясь ударить кулаком ему в нос.
   Нэйт не обратил на это нелепое телодвижение ни малейшего внимания, лишь немного сместился в сторону, схватил Джимми левой рукой за запястье и резко крутанул вокруг оси, одновременно проведя правой апперкот такой чудовищный силы, что когда тело мальчика подлетело, оно все еще продолжало крутиться. Маг не стал изменять вектор движения, терпеливо подождав приземления, и только потом, ударил ребром ладони по уху Джимми. Теперь мальчик уже завертелся вокруг, скажем так, оси пупка и после нескольких оборотов с силой ударился о дерево.
  -- И что, таким вот способом и в правду можно научиться драться? - Джимми, похоже совсем потерявший ориентацию в пространстве, вяло поднял голову, пытаясь сфокусироваться на Нэйтине.
  -- Да, конечно. - Маг поднял мальчика с земли. - Несколько лет по восемь часов в день, и ты бог.
  -- Ну-ну, прям так и...
   Договорить Джимми не успел. Нэйт дернул его за пояс, направив себе за спину, а сам "пробежался" по стволу дерева, и в конце сильно оттолкнулся назад. Разумеется, того, что пояс мальчика расстегнулся, маг видеть не мог.
  -- Стой! - Закричал Джимми. - Стой, пояс... Оу!
   Локоть Нэйта попал точно в лоб юному императору. Слава богу, удар не был так силен.
  -- Ты что, ошалел?! - Джимми схватился за голову.
  -- Извини, не увидел.
  -- А если бы у тебя в руках был меч?!
  -- Хм! - Маг гордо посмотрел в сторону. - Будь у меня меч, я бы успел остановиться?
  -- Даже при таком резком ударе?
  -- Конечно.
  -- А почему ты тогда не можешь остановить руку?
  -- Кто тебе сказал, что не могу? Могу.
  -- А почему же тогда не остановил?
  -- Э-э-э...
  
   Киртли изучал закорючки уже много недель, и всё это лишь для того, чтобы разобраться в методичке Нэйта. О том, что, прочитав ее, он может не понять ни одного слова, никто даже и думать не хотел... однако это случилось.
   Кирт сидел без дела уже несколько дней, ожидая, пока Нэйт придумает для него новую программу занятий. Так что пока оставалось только валяться в гамаке, наблюдать за играми разноцветных попугаев и придумывать сто первое блюдо из апельсинов. Как раз сегодня, эта идиллия должна была "обломаться", Нэйтин очень четко намекнул по этому поводу, достав из сумки громадную стопку пустых листов бумаги. Однако, неожиданно, на мага что-то нашло. Непонятно, то ли он встал с правой ноги, то ли Кирти, наконец, не поленился отсортировать гнилые груши, но Нэйт вдруг как-то раздобрел. (Настоящей причиной тому были, конечно же, тренировочные пояса Хранителей, случайно нашедшиеся на дне "бездонной" сумки. Кирти, разумеется, об этом еще не знал, и единственной мыслью, приходившей ему в голову, была мысль о "затишье перед бурей"). Какого же было удивление мальчика, когда Джимми, пропавший вместе с Нэйтом в джунглях уже на несколько часов, и не подававший никаких признаков жизни (во всяком случае диких воплей всех видов приматов слышно не было), вдруг возвращается назад, о боже, с улыбкой на устах.
  -- Что случилось?! - Воскликнул он.
  -- В том-то и дело, что ничего. - Ответил Джимми. - Ну, в смысле, ничего типа тысячи приседаний для "разугреву" перед пятью тысячами отжиманиями.
  -- Ничего?! Но, почему так долго?
  -- О-о-о! Нэйтин учил меня драться...
  -- Не драться, - встрял маг, - а...
  -- Ну, да, да! Учил меня, а именно, наглядно демонстрировал искусство владения собственным телом с целью проделывания над телами, находящимися в непосредственной близости, в данном случае моим телом, любых нужных нам (ему) действий... А, кстати, Нэйт, почему под нужным действием, у тебя всегда подразумевается мой полет?
  -- Полет - это мягко сказано, я...
  -- Да, и еще! Нэйтин натянул на меня какой-то пояс, кстати, и на себя... зачем-то, и мы сражались на настоящих мечах! Клинки мелькали со скоростью звука, земля сотрясалась от ударов, на траву сыпались искры, и у него еще, оказывается, собака есть! Мой меч теперь называется Джар! Вот так вот!
  -- Ты что-нибудь понял? - Нэйт широко улыбнулся. - Я вот, например...
  -- Ни единого слова. - Закончил Кирт. - Какие еще искры? И при чем тут собака?... У меня тоже была собака, даже две. Хорошие были псы, палец в рот не клади, стесняться не будут, всю руку оттяпают. Я даже их кормил... правда всего несколько раз, в основном просто носил еду.
  -- Это еще что! - Нэйт посмотрел куда-то в даль, в глазах его загорелся загадочный огонек. - Мой песик умел изрыгать пламя из пасти. А порой, когда хорошее настроение, мог и небольшую молнию сверху запустить.
  -- Сверху? Что, такой гигантский?
  -- Да что ты! Совсем крохотный... но летал, гаденыш, как вихрь.
  -- И что, Рэйнфос разрешал тебе таскать с собой таких собачек?
  -- Рэйнфос разрешал мне поднимать пятидесяти килограммовые камни и размахать мечом по десять часов в день. - В голосе Нэйта появилась оттенок бескорыстной злости. - Причем тут Рэйн?...
  -- Но...
  -- Я разве не рассказывал, что мои родители были Хранителями? Что по вашему это означает?
  -- Не знаем. - Честно ответили Джимми и Кирт.
  -- А означает это то, что я родился в замке Тирр - самом веселом месте во всей реальности. Какая там собака! Да у меня в спальне ручной мамонт обитал! Ох, и славные же были времена...
  -- А как он выглядит, этот замок?
  -- Это смотря откуда посмотреть. - Нэйт почесал затылок. - У него периметр, наверное, километров восемь. Ужасное это зрелище, смотреть как в одном "строении" сплетается тысячи архитектурных стилей, причем каждый день что-то новое... А-а, маги, чего с них взять... С наружи-то, это еще так - ну постоял полчасика с отвисшей челюстью и дальше пошел. Вот внутри.
  -- А что там внутри?
  -- Да все! Всё, что только можно вообразить. Здесь, честно говоря, и рассказывать-то бесполезно, такое надо видеть самому. Одно могу сказать точно, более счастливого детства не было ни у кого... пока не пришел этот. - Нэйт неприятно скривил губы.
  -- Я смотрю, не очень-то ты жалуешь своего бывшего учителя.
  -- Ну, в принципе, да... если не считать, что я готов жизнь за него отдать.
  -- В смысле? - В один голос отозвались дети.
  -- Вам пока что этого не понять.
  -- Это точно. - Отозвались дети в один голос.
  -- А когда я это пойму? - Добавил через секунду Джимми.
  -- Не раньше, чем научишься выполнять тройное сальто! - Резко пресек своего ученика Нэйт. - Предлагаю начать тренировки по данному вопросу прямо сейчас.
  -- Но...
  -- И делай переднее! Оно хоть и сложнее, зато шанс сломать шею гораздо меньше. Если какой позвоночник и может треснуть при переднем сальто, так это только копчик. А у меня почему-то такое ощущение, что он у тебя крепкий, так что вперед!
  -- А мне что делать? - Разрядил обстановку Кирт.
  -- А ты, давай кастуй! - Гаркнул не по делу взбесившийся Нэйтин. - Хватит уже лоботрясничать! Быстро, молнию вон в то дерево!
  -- Но... но как?! - Испугался мальчик.
   Раздался глухой стук и сопровождающий его "ох" - Джимми "сделал" сальто.
  -- Значит так, объясняю популярно! В теле каждого мага есть несколько точек, в которых сконцентрирована его энергия. Сказать, где именно они находятся у тебя, я, к сожалению, не могу, ты должен чувствовать их сам.
  -- А на что это похоже?
  -- На легкое покалывание. - Влез Джимми. - Немного напоминает...
  -- Так, ты у нас сальто крутишь или учителем подрабатываешь?! - Крикнул Нэйт.
  -- Не чувствую я никакого покалывания. - Киртли почесал лоб. - Правда раньше, когда я еще жил с приемными родителями, у меня все время чесались ладони. Мама говорила, что это стригучий лишай, но сейчас мне кажется...
  -- Быть такого не может! - Перебил мальчика маг. - Слишком это шикарно, силовые точки в ладонях. Да больше половины времени уходит как раз на то, чтобы перенести энергию на руки, и уже только потом колдовать. А ты хочешь прям сразу, с ладоней, да? Размечтался!
  -- Больше я нигде ничего не чувствую. - Обижено буркнул Кирт.
  -- Ну, хорошо, хорошо! - Нэйт отмахнулся. - Колдуй чем хочешь, хоть... Значит так, всё сущие состоит из атомов, которые двигаются по определенным законам. При помощи магии, ты можешь изменять эти законы, как только тебе взбредет в голову. Вперед!
  -- Представь, что магическая энергия, это твоя третья рука. - Попытался помочь другу Джимми. - Прикажи ей повиноваться!... Это очень сложно, сразу скажу, но надо заставить, иначе никак...
  -- Ну-ну. - Фыркнул Нэйт.
  -- Я помница целый месяц бился. - Не унимался юный император. - Никак слушаться не хотела!... Ты должен приказать ей, понимаешь?!
  -- Но разве, выполняя движение обычной рукой, я приказываю? - Киртли осторожно повернул ладони вверх. - Я просто делаю его, и всё.
   Мальчик плавно поднял кисти вверх, и в эту же секунду воздух разорвался пронзительным гудением. Звук был настолько неожиданным и громким, что казалось по ушам вдруг ударило огромным молотом. Киртли схватился за голову и скорчился. Джимми от неожиданности бухнулся на землю (что, собственно, не было новостью) и закрыл ладонями уши. Реакция Нэйта, вообще не поддавалась логике - маг вдруг захохотал и запрыгал от радости, как ребенок. А звук все не утихал.
  -- Что это?! - Прокричал свою любимую фразу Джимми.
  -- А?! - Крикнул в ответ Нэйтин.
  -- Что это такое?! Откуда взялся такой гул?!
  -- Не слышу!
  -- А?!
  -- Не слышу, говорю?!
  -- Я тебя не слышу!
  -- Все, Кирт, хватит! - Радостный Нэйт повернулся к маленькому магу. Тот стоял с закрытыми глазами, а значит не только ничего не слышал, но и не видел.
  -- Это Киртли наколдовал?!
  -- Что?!.. А, да! Да! Гений! Он гений!
  -- Заткни его! Кирт, остановись!
  -- Он тебя не слышит!
  -- Что?!
  -- Толкни его, говорю!
  -- А?! Толкнуть?! - Джимми, не вставая отвесил своему другу хорошего пинка.
   Киртли осторожно открыл глаза. Перед ним стоял широко улыбающийся Нэйтин.
  -- Как мне остановиться? - Беззвучно проговорили губы Кирта. - Как?
   Нэйт плавно хлопнул в ладоши.
  -- Мне повторять за тобой?
   Маг утвердительно качнул головой.
   Киртли резко соединил свои ладони. В воздухе ударил гром.
  -- Нет! - Лицо Нэйтина исказилось.
  -- Что?! Мне бить сильнее?! - Кирт испуганно хлопнул в ладоши еще раз. На это раз гром был такой силы, что по сравнению с ним, гул, стоящий в воздухе вот уже минуту, показался пением соловья.
  -- Остановись! Прекрати! - Нэйт попытался подбежать к обескураженному Кирту, но тот несколько раз изо всех сил хлопнул в ладоши.
   Казалось было видно, как вибрирует воздух - гигантские прозрачные волны, исходящие от, как сейчас казалось, крохотной фигуры мальчика, с силой швырнули зажмурившегося Нэйтина о ближайшее дерево. Джимми, хоть и лежал на земле, вместе с вихрем листьев и травы покатился к ближайшему оврагу. Сам Кирт, оцепеневший от нахлынувшего ужаса, замер в одной позе, боясь после последнего хлопка даже разжать руки.
   И вдруг, гул пропал. Осталось только громогласное эхо от удара ладоней, сначала близкое и звонкое, потом чуть тише, удалясь все дальше и дальше, и, наконец, пронесшееся долгим глухим раскатом по закрытому утренней дымкой далекому горному хребту.
   Наступила тишина (если, конечно, можно считать таковой пронзительный звон в ушах, от которого, казалось, вот-вот лопнет голова).
  -- Гениально! Гениально! - Вновь повеселевший Нэйт быстро подбежал к побледневшему Кирту. Мальчик не успел опомниться, как уже был в воздухе - маг, потерявший от радости голову, схватил его подмышки и подкинул вверх.
  -- Эй, Кирти, ты что, совсем ошалел?! - Из оврага показалась взъерошенная (и очень злая) голова Джимми. - Еще раз такое сделаешь, я тебе по башке врежу!
  -- Не сметь! - Лицо Нэйта стало суровым, одновременно сохраняя детскую улыбку. - Это драгоценная башка! А Киртлан Ниоли - великий маг!
  -- Но я... Я же... - Замялся маленький маг. - Извини, Джимми, я...
  -- Ты гений! - Закончил за него Нэйт. - Фантастика, твои силовые точки действительно находятся прямо в руках. Это значит, ты можешь создавать заклятья буквально за считанные секунды. Хех, не хотел бы я сразиться с тобой в магической дуэли.
  -- Зато я хотел бы! - Крикнул Джимми. - Уж я-то ему быстро уши отрезал!
  -- А что я хоть сделал? - Не прореагировал на глупость друга Кирт.
  -- Все очень просто. - Нэйт упер руки в бока. - Ты просто на просто подвинул находящиеся поблизости атомы поближе друг к другу, но тем это не очень понравилось, и они ринулись обратно на насиженные места, там их встретила твоя магия, бедняги отправились назад и так далее. Другими словами создалась сильнейшая вибрация, или, если говорить в привычном контексте, звук.
  -- Но я не двигал никакие атомы... Нэйт, зачем ты показывал, что мне надо хлопать в ладоши?
  -- Да уж, потрудись ответить! - Вновь встрял Джимми.
  -- Я пытался показать тебе, что надо аккуратно соединить ладони и не разжимать, что ты в конце концов и сделал, а лупить в них, как сумасшедший, тебя никто не заставлял.
  -- Но как все-таки мне удалось...
  -- Послушай, Киртли, - Нэйт взял мальчика за плечо, - ты не обладаешь львиной силой и координацией мангуста, ты не одарен сверх заурядными умственными способностями, не обладаешь супер памятью и так далее...
  -- Обласкал. - Прокомментировал себе под нос Джимми.
  -- ...Всё это тебе не нужно, ты рожден, чтобы колдовать! И не надо спрашивать у меня, как тебе удалось сплести то или иное заклятье, я здесь бессилен, спроси лучше свою кровь.
  -- Но раз я умею колдовать от рождения, может быть попробуем снять ожерелье? - Рука Кирта потянулась к змейке.
  -- Нет! - Глаза Нэйта расширились. - Не вздумай, ты хоть знаешь, сколько энергии уходит на такие вот хлопки в ладоши?! А если бы поблизости шатался какой-нибудь бродячий маг? Да здесь сейчас кругом порталы бы открывались - чародеи люди любопытные, да и кому ни охота узнать, какой дурак понапрасну пролил такую реку энергии.
   Киртли виновато опустил голову.
  -- А ведь это было простейшее заклинание, - продолжал Нэйт, - и ты уже не смог его остановить. Что же будет, когда тебе захочется кинуть что-нибудь посерьезнее, типа небольшого землетрясения?
  -- Да не будет ничего. - Ответил за друга Джимми. - Хватит тебе ругаться, небось когда сам первый раз колдовал, вообще...
  -- Вот именно, что ничего не будет. - Перебил его маг. - А, между прочим, единственное, что требуется от тебя, это умение удерживать энергию. Всякие там великие удары, боевые заклинания и прочие фейерверки, это всё уже вторично.
  -- Но это же скучно.
  -- Что скучно? - Не понял Нэйт.
  -- Скучно все три года учиться только лишь удержанию энергии. Я хочу летать.
  -- Угу, встань за мной в очередь. Летать он хочет! А слюни, для разнообразия, ты подтереть не хочешь? Будешь ты летать. Лет этак через триста.
  -- Через сколько?! - Воскликнул Кирт. - Но ты говорил, что когда я научусь управляться с энергией... ты же обещал!
  -- Нет, ну в принципе, полет-то я тебе могу устроить хоть сейчас. Джимми вот, например, уже сегодня полетал.
  -- Ха, ха, ха. - Угрюмо кинул юный император. - Какие мы остроумные.
  -- Ну ты же обещал. - Не унимался Кирт. - Так ведь нечестно!
  -- Хорошо, хорошо! - Наконец сдался Нэйтин. - Раз обещал, будем учиться левитации.
  -- Но я не хочу учиться левитации, я хочу летать.
   Нэйт закатил глаза.
  -- И еще, я не хочу делать это во множественном лице. - Добавил за друга Джимми. - Не удивлюсь, если твой зловещий мозг, уже и какую-нибудь тренировку по этому поводу разработал.
  -- А ведь ты прав. - Оживился Нэйтин. - Давно, давно разработал. И, безусловно, лучший способ контролировать свое тело в полете - это прыжки в воду с высоты. Кстати, и тебе, ваше величество, не помешало бы... ну ты понял.
  -- Да как же здесь не понять. - Вздохнул Джимми. - Куда ж им без меня-то, прыжкам этим? Никуда им без меня, никак.
  -- Ну, раз все согласны, тогда, думаю, прям сейчас и начнем. - Нэйтин показательно развел руками. - Или есть еще какие-нибудь вопросы?
  -- Да есть. - Неожиданно отозвался Кирт. - А что подразумевается под высотой в фразе "это прыжки в воду с..."
  -- Хороший вопрос. - Нэйт задумался на несколько секунд. - Хм, ну для начала, думаю, метров десять сгодиться. Потом, конечно, будем увеличивать расстояние. Ну а когда уже и высота водопада покажется вам детской, тогда, честно говоря, даже и не знаю... что-нибудь придумаем.
   Мальчики сглотнули.
  

Глава 8.

  
   Что такое скука?
   Скука, это когда ничего не делаешь, а только валяешься на мягком теплом кресле и смотришь на игру огня в камине. Другими словами, это очень замечательная вещь.
   Чем старше человек, тем чаще он скучает... и тем больше ему это нравиться.
   Неус любил поскучать. Когда тебе за пятьдесят (за пятьдесят тысяч) скука становиться особенно интересным занятием.
   Сейчас мысли старого чародея были обращены в далекое прошлое, когда всё в мире казалось ново и интересно, а будущее вселяло столько надежд, когда первые маги, получившие в подарок вечную жизнь, стали соперничать друг с другом в своем искусстве, создавая прекрасные сады и великолепные дворцы... да что там дворцы! Целые города!.. Всё тогда казалось новым, интересным, неизученным, во всем виделся какой-то таинственный смысл, постичь который, являлось величайшей истиной. В те времена никто даже и представить себе не мог, что может случиться что-то ужасное. Да и что могло случиться? Кто мог бросить вызов ему, "великому и ужасному" Неусу, повелителю всего и всея?! Кто сможет устоять против его безмерной силы?!.. Одно не учел старый маг, - сила и мудрость - далеко не одно и то же. Глупец! А ведь его предупреждали...
  -- ...погода сегодня неважная, дождливо как-то, мерзко. - Гилтмар неторопливо подошел к окну.
  -- С каких это пор тебе наскучил дождь?... Нет, ну хочешь, сейчас снег устроим... или град, или синеву небесную, да солнце запалим? Ты только попроси.
  -- Солнце, это хорошо. - Едва слышно ответил Гилтмар через несколько секунд. Взгляд его сейчас был направлен куда-то в пустоту. Что-то тревожило великого мага, но вот что именно, Неус пока понять не мог. Одно было ясно, плохая погода сейчас интересует его не больше, чем он интересует погоду.
  -- В чем дело, друг? Тебя что-то беспокоит? Так скажи мне, излей душу.
   Гилтмар плавно повернул голову, однако взгляд его по-прежнему оставался бездонным.
   Ау-у! - Неус немного повысил голос. - Мы с тобой разговаривать будем или о бесконечности думать?!
   Да, я... - Глаза мага очнулись. - Мне надо поговорить с тобой, друг.
   Вокруг Гилтмара появилось привычное магическое сияние, озарив его величественную фигуру мягким белым светом. Перед Неусом сейчас стоял высокий мужчина лет тридцати пяти, облаченный в достаточно простые, можно даже сказать, дешевые доспехи и, лишь немногим дороже, крылатый шлем.
  -- Поговорить? Но о чем?... Нет, ну, в смысле, говори конечно, просто я...
  -- О Нильфусе. - Почти прошептал Гилтмар.
   Несколько секунд Неус стоял в неловком оцепенении, а потом, резко вздохнул.
  -- О, боже! А я-то думал! - На лице мага читалось явное облегчение. - И где же этот наглец опять накуролесил. Неужто, снова "нечаянно" поджог какую-нибудь долину?
   Неус захотел вставить еще одну глупую шутку, однако осекся - выражение лица Гилтмара оставалось твердым, как камень.
  -- С ним творится что-то странное. Его действия, его манеры, его поступки... Я чувствую это, но, но не могу объяснить. Как будто бы какая-то злая ауру, не знаю. Что-то неладное должно случиться, Неус, понимаешь...
  -- Не понимаю! - Перебил друга Неус. - Не понимаю, Гилт. Откуда взялись эти твои опасения? Нильфус. Это же добрейшей души человек, мой лучший друг и... я конечно знаю, личность он неординарная, шалит не по годам, не буду спорить, но чтобы... Нет и еще раз нет.
  -- Хотелось бы верить, что ты прав. - Вздохнул Гилтмар.
   Великий маг снова повернулся лицом к окну и заложил руки за спину. В глаза сразу же бросился, невидимый доселе, серебристый длинный меч.
  -- Я смотрю у тебя новые доспехи. - Попытался сменить неприятную для себя тему Неус. - Да и меч этот я раньше при тебе не замечал. Не уж-то сам ковал?
  -- Да. - Отрешенно ответил Гилтмар. - Я наблюдал за ним, и вот к какому выводу пришел.
  -- Ты о чем? - Не понял Неус.
  -- Мне кажется, ему нравиться жестокость. Он ищет в ней блаженство. Страдания людей приносят ему лишь любопытство, а вовсе не отвращение или желание помочь.
   Неус помрачнел. Да, действительно, он много раз замечал необъяснимую жестокость со стороны Нильфуса, но как-то не придавал этому особого значения, тем более, что тот всегда ухитрялся превратить всё в не более, чем глупую шутку.
  -- Взять хотя бы этот его турнир. Это же бред какой-то! В реальности сейчас можно найти тысячи и тысячи развлечений на любой вкус, так нет же, он придумал это, по мне, так абсолютно дикое состязание, в котором нет ни правил, ни смысла, а одно лишь насилие.
  -- Хм, не думаю, что какой-то там дикий турнир является поводом для...
  -- Нет, конечно нет. Турнир, это лишь один из примеров. Но я ведь могу продолжить список... Вулкан в Горвуде, бойня в небесах, Халдатские чудеса и так далее, можно перечислять долго.
  -- Ну ведь не думаешь же ты, что Нильфус какой-то безумный маньяк, который получает удовольствие от чужих мук?
  -- Ну что ты, разумеется, нет. Он обычный человек, такой же как и мы. Ты правильно сказал, душа у него отнюдь не темная, однако, мне думается, такие люди не останавливаются на достигнутом. Сами не останавливаются.
  -- На что ты намекаешь?
  -- Ты замедляешь его сущность, Неус, не даешь ему утвердиться.
  -- Ну, на тебе! - Чародей развел руками. - Оказывается я еще во всем и виноват! Да кто его замедляет, пусть делает, что хочет!
  -- Понимаешь, - замялся Гилтмар, - ты относишься к нему, как наставник относится к своему ученику. Этого мало. Нильфус уже не тот, он желает большего, он хочет как-то выделиться, хочет хоть в чем-то превзойти тебя, Неус. Отсюда его агрессия, вот мое мнение.
  -- Но ты не прав! - Неус сверкнул глазами. - Он друг мне, а не какой-то ученик! Твои слова беспочвенны! Чего еще ему желать, перед кем выделяться?! Он и так может всё!
  -- Всё? - Гилтмар прищурился. - А вот скажи мне, Неус, заметил ли во мне ты что-то необычное?
  -- Да нет вроде бы. - С легкой усмешкой ответил маг. - Если конечно не считать, что ты, похоже, спятил.
  -- А как же мои доспехи? Как мой новый меч? Не показались ли они тебе неизлечимо жалкими?
  -- Если кто и показался мне неизлечимым, так это...
  -- Смешно, согласен, очень смешно. - Гилтмар показательно повернулся спиной к собеседнику. - Тебе хватило одного быстрого взгляда, чтобы оценить мои одеяния. Поверь мне, Нильфус так не сумеет.
  -- Возможно, но и что отсюда?
  -- Да ничего, собственно. Просто я хотел сказать, что Нильфус гораздо слабей тебя, что бы там ни твердили о его великих боевых заклинаниях. И пока это так, он будет стремиться всё выше и выше, а когда наступит время, придет черед понять, что и в подметки он тебе не годиться, случиться величайшее за все времена зло! И это говорю я, Гилтмар из Оудена. Вними моим словам, мой друг, прошу.
  -- Твоя мудрость велика. - Неожиданно серьезно ответил Неус. - И, если ты думаешь, что я такой дурак, что сразу же отвергаю всё с чем не согласен, то глубоко ошибаешься. Спасибо за совет, я понаблюдаю за Нильфусом. Возможно, ты и прав.
  -- Тебе спасибо. - Гилтмар слегка приклонил голову.
  -- Ну вот только паясничать не надо! - Неус широко улыбнулся. - Скажи лучше...
   Договорить он не успел - за стеной послышались шаги.
   Через несколько секунд в зал вошли четверо: Зрелый мужчина, молодая девушка, не многим старше её, юноша и, совсем еще маленький (лет ста, не больше), мальчик.
  -- Что это за уродство на тебе?! - Мгновенно отреагировал юноша, бросив в сторону Гилтмара короткий взгляд. - Ты бы еще бороду отрастил!
   Тот тревожно покосился на Неуса.
  -- А борода-то здесь причем? - Выкатил глаза ошарашенный мужчина (бородатый мужчина). - Ну и сравнения у тебя, Нильф, аж поперхнуться хочется.
  -- Нильф? - Удивилась девушка. - Как меня бесят все эти уменшительно-ласкательные! Ну ладно, еще, крошка Хар, а уж этот-то жлоб!
  -- Я Нильхар! - Сердито отрезал, тот кого назвали крошкой, при этом, не закрывая рта и не отводя глаз от величественной фигуры Гилтмара.
  -- Не обижайся, малыш. - Встрял в их милую беседу Неус. - Однако Катрисия права, не дело это, при таком-то возрасте, всё в мальчиках ходить. А, что скажешь Нильфус?
  -- А чего тут говорить?! - Бросил в ответ юноша, уже успев плюхнуться на мраморно-шелковую кушетку. - Хотите ходить бородатыми горбунами, ходите. А мне и в отрочестве неплохо живется.
  -- Ну это уже слишком! - Взмахнул руками мужчина. - Два оскорбления за десять секунд!... Горб-то ты где усмотрел?!
  -- Не вини глупца, Атар, ибо не ведает он, что несет. - Подал голос, молчавший доселе, Гилтмар. - А тебе, Нильфус, я советую попросить прощения у почтенного...
  -- Извини, пожалуйста, бородатый ты наш! - Юноша громко захохотал.
  -- Хам! - Ответила за Атара девушка.
   Неус вопросительно посмотрел на Гилтмара, тот едва заметно качнул головой.
  -- А что, если Атар сейчас тебя ошарашит?! - Громко спросил он Нильфуса через секунду. - К чему твои оскорбления?
  -- Не ошарашит. - Отмахнулся юноша. - Он же труслив, как стая оранжевых баранов, вы разве не знали?
   "Засмейся", - мелькнула в голове Неуса посланная Гилтмаром мысль.
  -- Атар прав, твои сравнения и вправду ужасны! - Бросил он, не согласившись с великим магом. - И вообще, мне не нравится твой тон.
  -- Тебе все не нравится! - Неожиданно резко крикнул Нильфус. - Что бы я ни делал, всё!
   Гилтмар помрачнел.
  -- Хватит вам сориться. - Встряла Катрисия. - Вы бы еще ударили друг по другу.
  -- А что, я не против. - Усмехнулся Нильфус.
   "Прошу тебя, друг, согласись. Поиграй с ним. Разнесите здесь всё в клочья, умоляю, разнесите, но только не перечь ему, пожалуйста", - вновь пронеслась в голове Неуса чужая мысль. "Ты что, умом поехал", - подумал он в ответ.
  -- А? Что, слабо?! - Продолжал ухмыляться юноша.
  -- Да нет. - Серьезно ответил Неус через пару секунд. - Мне просто совсем неинтересно тебя наказывать. Ты же ничего не умеешь.
   Наступила неловкая тишина. Гилтмар помрачнел окончательно, став темным, как туча. Даже его знаменитая светлая аура снова куда-то пропала. Молчал и Нильфус, и это, сейчас казалось великому магу самым страшным.
  -- Все мужики - идиоты! - Наконец нарушила тишину Катрисия.
   Невидимые оковы сразу же спали. Неожиданно предложенная девушкой новая тема возымела необычайный успех. Интереснейшие дебаты продолжались аж целый час. Неутомимая Катрисия привела тысячи нерушимых доводов в свою пользу, возразить на которые было абсолютно нечего. Правда, в конце, всё-таки, чтоб уж не осталось не единого сомнения, решили проголосовать. "Мужчины лучше женщин" - таков был вывод "всех" собравшихся магов.
  -- ...Ну вот, совсем другое дело. - Усмехнулся Атар. - Развлекаться надо, а не спорить и ругаться.
  -- Кстати, насчет развлечений. - Перевел тему Неус. - Говорят, Нильф, ты там какой-то дикий турнир придумал.
  -- Дикий?! - Юноша невольно захохотал. - Обалдеть! А еще орут, что у меня сравнения дурацкие!... Ну что ж, так и назовем, Дикий Турнир!
  -- Я же шучу, Нильф, не кипятись.
  -- А я, серьезно! Нет, правда, название - что надо. Мне нравиться.
  -- Ой, видела я твой турнир! - Встряла Катрисия. - Бред полнейший, я даже правил не поняла.
  -- Ну что я могу сказать, это говорит о том, что ты очень-очень глупая особа. - Урезонил собеседницу Нильфус.
   Катрисия покраснела.
  -- Или о том, что нет там никаких правил. - Констатировал малыш Хар.
  -- Ну, или об этом. - Отмахнулся юноша. - Кому нынче нужны правила, все жаждут зрелища.
  -- Почему-то слово "зрелище", лично у меня сразу ассоциируется с отрыванием чьей-нибудь головы, или пожиранием кого-то слабого кем-то сильным и зубастым. - Не хотела уступать Катрисия. - Вот "представление", это другое дело, это действительно интересно.
  -- Представление?... Это, когда несколько разодетых и раскрашенных чудаков пытаются жонглировать, стоя друг на друге?... - Неожиданно выдал на одном дыхании малыш Хар. - Бывал я на таких. Единственно интересным показалось мне падение всей этой пирамиды, в результате чьего-то неуклюжего действия, и, соответственно, фейерверк тухлых овощей, последовавший за этим. А ведь это полностью противоречит изначальной идеи задуманного действия, что дает мне право делать некие выводы относительно, так сказать, представлений в целом. Далеко не положительные, скажу я вам, выводы. Однако же, как выразился почитаемый всеми нами великий Неус, дикий турнир, несмотря на всю свою первообразную несуразность, является весьма и весьма интересной картиной со своей собственной, абсолютно уникальной, сутью и новой мыслью.
   Было, мягко скажем, чудно смотреть, как маленький ребенок выдает такие тирады, однако взрослеть Нильхару, к сожалению, было уже некуда. Он и так выглядел неприлично "дряхло" для своих жалких ста с чем-то лет (это сейчас пошли такие нравы, что можно и в тридцать ходить всего лишь подростком, а в те времена с этим было строго).
  -- Но, говорят, что в твоем турнире наблюдается излишек насилия, типа нечаянного отрубания головы, ломания оконечностей и прочих мелких нарушений правил. - Продолжил тему Неус. - Не слишком ли это жестоко?
  -- Жестоко?! - Вскочил с места Нильфус. - Сейчас я вам скажу, что такое жестоко! Жестоко, это когда с кого-то медленно сдирают кожу и бросают в котел с кипящим маслом! Жестоко, это когда ночью приходят тигры-людоеды, и, забравшийся на столб ребенок, смотрит, как разрывают его еще живых родственников и друзей, и, в то же время, думает, подольше бы все это продолжалось, потому, как только ужасным хищникам не будет, что поесть, они поднимут свои красные глаза вверх. А ведь эта порода прекрасно лазает по деревьям... Жестоко, это пытаться покончить с собой, сбросившись с пяти километрового утеса, вдоль всей поверхности которого, расположены гнезда артибалийских орлов. Кто не знает, эти твари питаются исключительно в воздухе, вырывая у жертвы небольшие кусочки. Падальщики под такими утесами не живут, только костоглоты. И, наконец, жестоко, это идти на меня войной, выставляя каких-нибудь жалких пять миллионов бойцов.
  -- Ну всё, хватит! - Ответил за всех Неус. - Лично меня это уже утомило, аж голова трещит. Вы зачем вообще явились?
  -- Хороший вопрос. Не прошло и часа. - Замялся Атар. - Мы с Катрисией, ну в общем, как бы это сказать, разногласие у нас приключилось.
  -- Интересно, и что же это, вы, два таких великих мага, не смогли разобраться сами и являетесь ко мне за советом? Пора взрослеть, дорогие мои... Кстати, это относится ко всем присутствующим.
  -- Ну а в чем я виновата, если эта упертая борода не желает меня слушать?! - Покраснела Катрисия.
  -- Ну, хорошо, хорошо, что там у вас за неразрешимая проблема такая? - Усмехнулся Неус.
  -- Дарф Темный, который трепет нам нервы уже не одно десятилетие, вновь поднял свои рати! - Вспыхнул Катрисия. - На, кого бы вы думали, на чудо из чудес, на великий и прекрасный Фаршад-Ан!
   Неус едва заметно качнул головой, показывая свою заинтересованность. Великий маг прекрасно помнил величественный город, разрушить который являлось бы верхом кощунства. Однако помнил он и чудесные рати могучих защитников красивейшего города во всей реальности. Прежде хватало одного лишь блеска их отливающих голубизной доспехов, украшенных узорами из чистой платины, чтобы враги в ужасе разбегались, куда глядят глаза. Если же эта психологическая атака не помогала, спасали длинные стрелы с булатными наконечниками, находившие цель на расстоянии многих сотен метров, причем делая это в девяносто девяти случаях из ста. Фаршад-Ан был абсолютно неприступен.
  -- Но ведь Дарф Темный не маг! - Продолжил тем временем Атар. - Зачем нам вмешиваться в мелкие людские дела. Наше дело маленькое, двигать материки, успокаивать вулканы, иссохшие долины морем заливать. К чему же тратить бесценную энергию на какую-то там войну?
  -- Ну разве не на то существует Нох-Великий, чтобы мы могли не экономить энергию? - Вмешался Гилтмар.
   Кто бы мог тогда подумать, что мощь спасительного Тирр-Эйдж-Ноха, как назывался он сейчас, может когда-нибудь иссякнуть.
  -- Беречь или разбрасываться энергией, это уже совсем иная тема для разговора. Другое дело, стоит ли, действительно, вмешиваться в ничего незначащую войну, исход которой уже предопределен. - Неус прекрасно помнил сто тысячные рати темного, как его прозвали, Дарфа. Обученные на скорую руку и гонимые вперед лишь под страхом смерти, они не могли нанести чудо городу ни малейшего урона.
  -- Но не давать же этой пятнадцати миллионной туче варваров разбивать в мелкие камушки самый прекрасный из городов! - Вскрикнула Катрисия.
  -- Скольки миллионной?! - Невольно удивился Неус.
  -- Пятнадцати! - Резко отрезала девушка. - И не говорите мне, что здесь обошлось без чародейства! Не одному завоевателю, будь он хоть темным, хоть светлым, а хоть и в полосочку, не удастся набрать такое войско в пределах одного мира, и, при чем, сделать это в течение трех дней!
   Неус озадаченно почесал подбородок. Да, действительно, три дня назад пущенное им заклятие поиска не наткнулось ни на что, даже отдаленно, напоминающее много миллионную армию.
  -- И ради этого вы пришли к Неусу? - Насмешливым тоном бросил Нильфус. - Вы хоть когда последний раз в Фаршад-Ане-то были?
  -- Ну часов пять назад. - Непонимающе ответил Атар. - А что?
  -- Ну так надо было ко мне сначала заглянуть, не пришлось бы Неуса лишний раз отвлекать. - Нильфус зло засмеялся. - Пару часов назад я накрыл всю эту варварскую армаду Фейерверком Смерти!
   Атар недовольно хмыкнул.
  -- Ну и правильно! - Обрадовалась Катрисия. - Так им и надо!... А, кстати, что это такое за заклятие? Ни разу не слышала.
  -- Новое. Недавно придумал. - Не скрывая удовольствия, ответил Нильфус. - Знаешь, что-то вроде Искрящихся Дуг, только немножко помощней и покрасивей. Смотри, короче, сначала стандартный Пылающий Луч, потом, когда тела первых бедняг подлетают на нужную высоту, распределяешь его энергию по ним, ну типа как по опорным точкам. Да, быстро это сделать конечно не получится, поэтому начинай поджигать с самого начала полета, так, чтобы метрах на ста сияние было уже предельным, поняла? Потом, резко разрываешь их на пять-шесть кусков и с ускорением обрушиваешь вниз, соответственно распределив по всей поверхности нужной тебе зоны неожиданного и неотвратимого поражения. Разумеется, устремившихся в полет "светляков", будет уже несколько больше. Затем простым заклятием зацикливаешь всё это веселье на необходимое время, продолжая лишь подавать нужное количество энергии. Через минуту бесчисленные рати напоминают о себе лишь "зайчиками" в глазах... Против небольшого войска работает плохо, но зато много миллионная армия - красота необыкновенная!
  -- В течение минуты держать Пылающий Луч?! - У Катрисии позорно отвисла челюсть. - Ну это же немыслимо!
  -- Для кого как. - Ехидно заметил юноша.
  -- Ладно, город не пострадал, и то хорошо. - Махнул рукой Атар.
   Однако Нильфус ничего не ответил, только как-то нехорошо опустил глаза и немного надул щеки, как будто бы пытаясь сдержать улыбку.
  -- Что?! - В один голос воскликнули Катрисия и Атар.
  -- Не знаю, почему у меня вдруг возникло желание сжечь трупы, но оно возникло. - Нильфус застенчиво почесал возле носа. - К сожалению, мысль эта посетила меня во время полета между слоями реальности, что, разумеется, не могло ни повлиять на точность... Хотя, конечно, какую именно часть города поглотило пламя, я уже не узрел.
  -- О, боже! - Побледневшая Катрисия схватилась за голову.
  -- Твое волнение напрасно. - Неожиданно зазвучал величественный голос Гилтмара. - Я, конечно же, был там и, разумеется, отвел столь неуклюже брошенное заклятие от городских стен.
  -- Ты смотрел за мной?! - Выражение лица Нильфуса быстро сменилось злостью. - Я что, вам маленький ребенок что ли?!
  -- Если наш общий друг не в состоянии следить за твоими губительными действиями, это буду делать я! - Грозным как буря голосом парировал великий маг.
  -- Следить?! - Лицо юноши побелело от злости. Глаза, казалось, вот-вот начнут метать молнии.
   Но и Гилтмар был не из тех, кого можно напугать грозным взором, великий маг затеял с Нильфусом настоящую дуэль взглядов. Атмосфера накалялась, причем делала это в прямом смысле.
  -- Ну а ты, малыш, зачем хотел меня видеть?! - Неус сейчас избрал воистину мудрейшее решение, не приняв ни одну из сторон, и, тем самым, сразу же разрушил опасную ситуацию. - Неужто, наконец, доделал свой знаменитый артефакт, коим хвастаешься мне уже многие годы?
  -- Да ничто не укроется от взора твоего, великий! - Занервничал Нильхар. - Именно по этому поводу я и пришел.
   И мальчик достал из-под одежды черный меч с красно-золотым эфесом.
  -- А ну-ка, дай взглянуть. - Оживился, как казалось, уже забывший об обиде Нильфус.
   Малыш Хар бережно протянул странное оружие в сторону юноши. Тот нагло вырвал его из детских рук и стал внимательно рассматривать.
  -- Почти десять лет упорного труда понадобилось мне, чтобы изваять это страшное оружие. - Продолжал тем временем Нильхар. - Сотни и сотни различных сплавов сошлись здесь воедино, многодневные расчеты с точность до миллионных долей, томительные выжидания нужных процессов и, конечно же, море и море магической энергии, потраченной на самые изощренные заклятия, какие только известны моему разуму.
  -- Так это оружие. - Покачал головой Неус. - Друзья, мы созидать, вообще, начнем когда-нибудь или нет?
   Мальчик густо покраснел.
  -- А почему он черный? - Нильфус сделал пару изящных восьмерок. Воздух загудел от напряжения.
  -- Ну, я подумал, как бы это сказать, нам, силам света, он ведь все равно не понадобится, а вот попади этот меч в руки какого-нибудь темного властелина, да пусть хоть того же Дарфа, согласитесь, черный будет красивей... Правда, всё это не важно. Он ведь. - Малыш замялся. - Он ведь так и не заработал.
  -- Так это еще и работать должно? - Усмехнулся Нильфус. - Я думал просто, руби себе, да руби... Ну что ж, сейчас посмотрим, что здесь не так.
  -- А как он должен работать? - Поинтересовалась Катрисия. - Резать что ли лучше?
  -- Ну что-то вроде этого. - Скромно ответил малыш.
  -- Ну и накрутил же ты тут, дружок. - Нильфус по привычке подошел к красивому светлому окну, хотя конечно было ясно, что смотреть здесь приходилось далеко не глазами. - Чтоб он заработал, понадобиться еще, наверное, как минимум лет десять.
   Остальные с видимым интересом обступили Нильфуса. Всем хотелось непременно узнать, чего же такого малыш сумел вложить в незатейливый на вид артефакт, что даже такой кудесник заклятий, как Нильфус, не смог сходу разобраться в его строении. Катрисия даже не попробовала взять черный меч в руки, считая, что это лишняя трата времени. Атар же немного проигрался с головоломкой, однако ничего, кроме повода думать о том, что у него в бороде завились блохи, это не дало. Подержал в руках меч и сияющий Гилтмар. Великий маг с напряженным лицом рассматривал странный артефакт аж целую минуту и, наконец, пробормотав что-то вроде: "нельзя, чтобы такое страшное оружие попало в руки смертных", отдал его Неусу.
   Нильфус, Катрисия и Атар набросились на Гилтмара с расспросами, но тот поведал им, что понял лишь то, как меч должен действовать, а не то, как он устроен. На вопрос "и как же он должен действовать", великий маг отвечать не стал, предоставив слово создателю артефакта. Однако малыш Хар отмолчался, как бы давая понять, что и сам не до конца знает истинную силу этого оружия.
  -- Ну-ка, посмотрим. - Неожиданно раздался мягкий голос Неуса.
   Все, затаив дыхание, уставились на старого чародея. Тот нежно, почти ласково, провел ладонью по черному лезвию, а затем резко, разумеется по воли одной лишь мысли, распахнул узорные ставни и выставил меч вперед.
   Через мгновение из оружия с грохотом вырвался сто метровый луч зеленого света толщиной с доброе бревно и с пугающей скоростью устремился к горизонту, оставляя за собой след горящего от напряжения кислорода. Пару секунд ничего не происходило, но потом одна из туманных горных исполин, хребет которых виднелся далеко на западе, плавно и беззвучно опустилась вниз.
  -- Вроде работает. - Спокойно произнес старый маг, возвращая меч обратно в трясущиеся руки Нильхара.
  -- Но... - Попыталась что-то сказать изумленная Катрисия, однако её слова заглушил дошедший от падающей скалы грохот. Пол под ногами заходил ходуном.
  -- Ну и надо было тратить десять лет жизни на то, чтобы сделать такую дурацкую штуковину! - Бросил не понятно на кого разозлившийся Нильфус, когда небольшое землетрясение успокоилось.
  -- Почему дурацкую? - Обиделся малыш Хар. - Сам же видел, какая мощь! Вот у тебя, например, я смотрю, меча-то и нет вовсе, может...
  -- Вот мой меч! - Из ладони Нильфуса неожиданно вырвалась гигантская красная молния, ударившая в соседний пик, протянувшегося вдалеке горного хребта. На это раз ни в чем не виноватая скала не осела, а наоборот взмыла ввысь, где её в одно мгновение разорвало на мелкие кусочки пущенной из второй ладони мага молнией, теперь раскинувшей свои сияющие щупальца уже, вообще, аж на всё небо. - А вот моя мощь!
   Гигантские осколки с глухим свистом рухнули на раскинувшиеся почти на всю окрестность прекрасные леса, легко переломав исполинские многовековые дубы, как жалкие тростинки. С многих деревьев с тревожным и пронзительным криком сорвались большие красные птицы, красоты которым, наверное, не было равных во всей реальности. Потерявшие кров, они стали жалобно кружиться над превратившимися в щепки деревьями, как бы отдавая им последнюю дань.
  -- Ты что делаешь?! - Воскликнул Неус. И величественный голос его, заглушил даже обрушившийся от взрыва скалы грохот...
   "Не надо!", - Пронеслась в его голове мысль Гилтмара.
  -- ...Весь пейзаж мне испортил! - На этот раз Неус решил послушать великого мага, мгновенно превратив свою злость в черную шутку. - Теперь надо будет переезжать, а этот замок, наверное, придется продать... Правда вряд ли кто его теперь купит, кому нужен такой вид из окна.
   Однако шутка старого чародея не возымела должного результата. Катрисия и Атар еще прибывали в шоке от увиденного, малыш Хар был увлечен своей игрушкой и ничего не замечал, Нильфус, похоже, был слишком сильно чем-то расстроен, его разуму сейчас было некогда воспринимать всякие там банальные шуточки, а Гилтмар.., впрочем, можно ли вообще насмешить великого мага?
  -- Ну и убирайтесь тогда отсюда, раз вам не смешно! - Вновь попытался пошутить Неус.
   И вновь его шутка была воспринята всерьез. Все плавно потянулись к выходу. Покинувшие зал первыми, Катрисия и Атар снова затеяли какой-то спор, маленький Нильхар неторопливо направился к двери, насвистывая себе под нос какую-то веселую мелодию и неосторожно размахивая своим артефактом. Лезвие черного меча случайно задело гранитную статую (великолепное произведение искусства, цена которому исчисляется в тоннах золота), малыш даже ничего не заметил. Через пару секунд та бесшумно разъехалась надвое - глупо предполагать, что оружие, способное рушить горы, не сможет разрубить какой-то там камень. Последним ушел Нильфус. Маг на несколько секунд задержался возле двери, но, в конце концов, все-таки не стал хлопать ею, бесшумно покинув зал.
  -- Теперь ты понял? - Тревожно молвил Гилтмар после того, как шаги Нильфуса удалились.
  -- Да. - Вздохнул Неус. - Боюсь, на этот раз ты прав.
  -- Я думаю, тебе придется ненадолго подстроиться под вольный характер твоего друга.
  -- Бесспорно, Гилт, бесспорно. С Нильфусом что-то не так. Похоже, придется несколько лет понаблюдать за его действиями, пока не стряслось ничего такого, о чем потом придется пожалеть.
  -- Я рад, что мудрость твоя взяла верх над предрассудками, Неус. - Гилтмар легким движением руки открыл идеально прозрачный портал. - Удачи тебе, друг, удачи и прощай.
  -- И тебе того же. - Неус широко улыбнулся.
   Фигуру великого мага неспешно поглотил тонкий слой межреальности, окутав его тело теплым солнечным светом, ярко сияющим с той, другой стороны. И стоило лучам упасть на доспехи Гилтмара, как те взорвались ярким сиянием всех мыслимых и немыслимых цветов. Неописуемы узоры и гравюры с приятным звоном проносились по его величественной фигуре, плавно перетекая все в новые и новые чудесные картины, представить которые, себе не мог ни один из живущих ныне. Ничего красивее не было и быть не могло!
  -- Солнечные доспехи. - Прошептал очарованный Неус. Ослепляющую красотой фигуру заволокло белесой дымкой закрывающегося портала. - Вот уж не думал, что когда-нибудь придется созерцать эту идею воплощенной... Ну что ж, прощай друг, надеюсь, мы скоро встретимся вновь...
   Но они не встретились. На следующий день Нильфус атаковал. Страшный удар обрушился на реальность, превратив целые миры в кровавый ад. И вся бескрайняя мудрость великого мага по имени Гилтмар не смогла противостоять этой силе.
   Да, сила и мудрость - не одно и тоже! Чародей в солнечных доспехах пал! Пал в первые же минуты, пал как герой! Он предвидел Зло раньше всех и первым оказался лицом к лицу с Юношей Чей Взор Подобен Смерти! Вышел и был низвергнут, ибо мудрость - ничто. Сила - всё!..
   А потом ответил он, Неус. Ответил грубо и некрасиво, без доблести и чести, без правил и предупреждений. С одной лишь целью. Целью уничтожить. Никогда еще великая реальность не испытывала такого напряжения. Гигантские горные хребты рушились, словно стеклянные макеты, на месте рек вздымались исполинские вулканы, пожирающие магмой целые материки... Миры пребывали в страшной агонии, конца которой не было и, казалось, не будет...
   А когда всё закончилось, Неус, оглянулся вокруг. И предстали взору его страдания и боль, разруха, отчаяние и ужас. И не было в этом ни идеи, ни смысла, одно лишь страшной силы пламя, пожирающие остатки попавшей под удар земной плоти.
   И упал он тогда на колени и воскликнул: "Что же мы наделали?!", - и поклялся он себе не разрушать жизнь больше никогда, ибо в созидании смысл существования всех, кто именует себя гордым именем "человек"!..
   Понадобились тысячи лет, чтобы разрушенные миры кое-как оправились от того поединка двух сил. Но после первого испытания последовало второе, не столь стремительное, но столь же бессмысленное и страшное. Только теперь не ему, бывшему властителю реальности, решать судьбу миров, ни в его силах больше сражаться со злом. На смену пришли новые, молодые силы, за которые он будет стоять до самого конца своего.
   Пока же остается ждать, только ждать.
  

Часть 3.

Глава 1.

   Нилос нервно шатался на невысоком деревянном стуле одного из бесчисленных баров, что в изобилии располагались чуть ли ни на каждом клочке этого дурацкого мира, этого свинарника, чтоб ему лопнуть первым в дни великой победы!
   Три года! Почти три года. И всё зря. Простейшее на вид задание обернулось настоящим кошмаром. Этот варварский грязный мирок, в котором не знают магии... да какая там магия! Не знают, что было день назад! Разве мыслимо найти кого-то в этой армаде драных, трусливых, алчных и, самое главное, тупых животных, назвать людьми которых, даже и язык не поворачивается. И как они только так расплодились?! По-моему, это был самый густо населенный мир во всей реальности.
   Нилос перепробовал всё. Тысячи и тысячи завербованных им агентов устремились во все стороны света, ища ребенка с талисманом на груди. Сотням маленьких бедолаг, случайно одевшим себе на шею веревку с какой-нибудь дохлой крысой, пришлось пересечь с мешком на голове целые страны, лишь для того, чтобы странный тип в кожаной одежде сказал одно единственное слово: "нет"!
   Наконец, стало понятно, что таким нехитрым способом можно найти что угодно, но только не ребенка, наверняка, засевшего где-нибудь в лесной глуши и охраняемого аж двумя Хранителями. А значит, надо было искать не человека, а чудеса, как называли здесь магию. Нилос прекрасно знал, ребята из Тирр-Эйдж-Ноха просто не могут сделать что-либо, не отмочив при этом какого-нибудь фокуса, вроде красочного фейерверка или превращения пустыни в оазис. Начались долгие и упорные поиски неизвестно кого, но известно, что метающего молнии из одного места. К несчастью ничего чудеснее, чем тыква размером с крыльцо, в этом мире не оказалось.
   И тогда Нилос приказал искать всё, что хоть как-то не укладывалось в обычный склад ума местного населения. Однако для такого мероприятия нужны были не жалкие пару тысяч "ищеек". Здесь требовалась целая армия стукачей, на зарплату которым требовались целые тонны золота. Причем именно на зарплату, ежемесячную зарплату с отпуском выходными и пособием по беременности. Наученный горьким опытом, Нилос прекрасно понимал, что стоит хоть раз звякнуть монетой за принесенную кем-то интересную информацию, и на следующий день ты узнаешь, кто зажег звезды. И, главное, врать тебе будут с такой наглостью, что не поможет никакой здравый смысл и очень скоро ты действительно уверуешь в каких-нибудь маленьких человечков с жабрами вместо ушей, что приходят ночью и пьют твою душу.
   Но самым страшным были, конечно же, не деньги, зря выброшенные на ветер, а то, что результат поисков пока оставался таким же, как и вначале, нулевым. Нилос знал об этом мире всё, в какой день зреет репа, когда можно собирать урожай кабачков, и как при этом должна себя везти луна, сколько лет старому маразматику, живущему на окраине столицы и разводящему целые стаи кроликов, знал он и полоумную Энн, и шизофреника Гарси, и безумного... другими словами, он знал всех до одного чудаков, ведь именно чудное искали его люди. Ему снились ужасные ночные кошмары, в которых он был владыкой местного мира и оставался править им навеки, а когда холодный пот отпускал, он понимал, что действительно может легко захватить власть над здешней землей, и тогда становилось еще страшнее.
   И тогда Нилос решился на последний, самый отчаянный способ, придуманный им как раз для таких вот, безысходных ситуаций. Суть его заключалось в том, что теперь шпикам и лазутчикам разрешалось набирать собственные отряды бойцов невидимого фронта, которые подчинялись только им и никому боле. Однако каждый такой "боец" и сам имел права собрать личную бригаду охотников за информацией. Таким образом, получалась целая тайная иерархия разведчиков и шпионов.
   Явным минусом такого расклада, конечно же, было то, что никто (за исключением нескольких десятков самых верных людей Нилоса) теперь не знал, кто, собственно, управляет всей этой гигантской операцией, и какова вообще ее цель. Главе незримых и самому очень часто приходилось выслушивать расспросы какого-нибудь возомнившего себя великим шпионом неудачника. Бывало даже, ему грозили неким ужасным Главным, чей гнев падет на его голову, если не последует немедленного ответа, не видел ли он чего странного за последние пару лет.
   И вот однажды, вся эта круговерть наконец дала результаты, причем сразу трехкратный результат. Первое - на юге заметили страшное чудовище, похожее на насекомое, которое приходит по ночам и выжирает у своих жертв внутренности, предварительно задав пару вопросиков. Второе - на севере бродит какой-то милый на вид чудак, который является большим любителем, как рассказывать, так и слушать разные забавные байки, после которых он также любит... впрочем, этот вариант явно был неинтересен. И третье - на западе завелись маленькие человечки с длинными хвостами, жабрами вместо ушей и большими пребольшими ртами, которыми они пили твою душу, когда наступала ночь.
   И вот, сейчас Нилос сидел и ждал очередного известия от своих самых верных людей, назначив им встречу в этом богом забытом вонючем баре. Вообще, от таких мест главу незримых, мало сказать, что тошнило, но другого варианта не было. Бар был очень большим, грязным, людным и шумным. Самым лучшим местом для конспирации, если говорить точно.
   Время явки было назначено строго на шесть утра, но, похоже, эта малозначащая вещь не очень-то волновала "мчащихся во весь опор гонцов". Впрочем, Нилос за три года неплохо вышколил свой отряд, так что уже к двум часам ночи прибыли девятнадцать из двадцати посвященных. Один за одним они присаживались за столик к одинокому страннику с темной челкой, пытаясь маскироваться под небритых пьяниц, громко орущих в тон почти трестам посетителям злачного заведения. Нилос уже устал выслушивать их липовые пьяные бредни и плохую игру, но самое главное, он устал получать грязные свернутые в трубочку клочки бумаги, написано на которых было: "у меня пусто" или "опять ничего", или "эй, друг, если у тебя есть выход на Главного, черкани ему, что имеется информация о некой явки, правда кого, к кому и когда, пока не известно, продолжаем наблюдение". Видимо в бар случайно попали и "мелкие ниточки", окутавшей мир шпионской сети.
   Наконец в дверях появился еще один боец незримого отряда. Нилос сжал кулаки. Это был последний шанс, следующей явки он организовать уже не успеет, время поджимало, других вариантов нет. Если сейчас и Мисто принесет плохие вести, ему, Нилосу, останется только выпустить себе кишки (конечно, на самом деле, такой супер разведчик, как Канф, мог легко умертвить себя, просто криво подышав, или даже криво подумав). Но прежде, он заберет с собой побольше этих грязных варваров, будет резать их, пока они не одолеют его, и только тогда можно будет покончить с собой со спокойной душой (такой супер разведчики, как Нилос, всегда оставляют для себя "лазейку", ведь если он вырежет весь этот мир, а он знал, что ему это под силу, грязные варвары так и не одолеют его, а значит, и убивать себя будет уже совершенно не обязательно).
   Мисто был лучшим человеком Канфа. В отличие от других, он не стал притворяться алкашем или устраивать дебош, подкидывая записку в момент разбивания собственной головой стола, за которым сидел Нилос. К тому же, потасовок здесь и так хватало. Люди специально приходят в подобные места, чтобы напиться или подраться. В баре постоянно шло две-три драки... но это в восемь утра, а сейчас здесь развернулось драк десять, впрочем, посчитать их количество мог только сам Мисто и, конечно, Нилос, остальным же казалось, что драка одна, но зато какая!
  -- Тебе сказать, что я с тобой сделаю, если вести будут плохими? - С угрюмой усмешкой начал Нилос, когда Мисто наконец прорвался к его столику.
  -- Не надо, - спокойно ответил тот, - у меня все равно не хватит воображения представить этот ужас.
  -- Итак...
  -- Интересных новостей сразу несколько, мой мастер. - Уже более взволновано продолжил Мисто. - Но вот какая из них действительно представляет ценность, мне не понять.
  -- Твое дело рассказывать, а я уж решу как-нибудь! - Довольно жестко осадил своего человека Нилос. Глава незримых не терпел, когда его называли всякими там мастерами и пытались подлизываться.
  -- Ну, во-первых, лорд Тингор решил идти войной...
  -- Об этом я уже месяц, как знаю, дальше.
  -- Во-вторых, на полях, к югу от Шрасода наблюдается какое-то ненормальное количество глубинных кротов, мне кажется...
  -- Это потому, что рябина в этом году пустила слишком длинные корни. А что ты хочешь? Дожди льют целыми днями... Впрочем, это не надолго, с восточной стороны уже надвигаются отряды хищных хомяков. Эти ненасытные твари выжрали весь юго-восточный посев и скоро вытеснят кротов с Шрасодских полей, однако же, и их популяция заметно уменьшиться - глубинные твари просто так не сдаются... Проехали, дальше.
  -- Где-то на севере, говорят, видели странного высокого человека с зелеными глазами и...
  -- Ну-ка, ну-ка, вот это уже интереснее.
  -- ...и хвостом, вместо ушей. Днем он совершенно обычный, но когда приходит ночь, он пьют человеческие души.
  -- Что за бред?! Кто тебе сказал, что он высокий?! Лично я слышал о низком.
  -- Да? Странно. Это информация была наиболее проверенной... Но хвост-то у него хоть был?
  -- Конечно, только не вместо ушей. Там были ж... Дальше, Мисто, дальше.
  -- Как-то раз, в одном селении люди вышли на площадь, услышав странные звуки, и предстал перед ними мальчик. И были с ним двое воинов в сверкающих доспехах и длинных красных плащах. А на груди у ребенка ярко сиял необыкновенной величены бриллиант. И захотели люди отнять сокровище то, но испепелились в тот же миг, ибо обрушилось на них страшной силы колдовство, что шло от двух ужасных магов.
  -- Дальше.
  -- Один полоумный старик разводит целые стаи кроликов и белых крыс, а потом потрошит их, выкидывая прямо на городскую помойку.
  -- О! Вот это действительно новость! Не знал, что старина Роби оказывается просто-напросто ученый. А ведь чего про него только не плели... Ну да ладно, дальше.
  -- А дальше... дальше. - Мисто замялся. - Дальше нет ничего.
  -- Ты что-то сказал? - Нилос нервно уперся лбом в свои руки и просидел в таком положении почти минуту. - Так, давай-ка, представим, что я сейчас ничего не слышал, и ты назовешь мне следующую новость, хорошо?
  -- Ну... Ну... - Мисто от волнения начал заикаться. - Ну есть у меня еще кое-какая информация, но сразу скажу, - бред полнейший.
   Нилос остался сидеть в той же позе.
  -- Дело в том, что мне рассказывал Картси, как он однажды разговаривал с неким странником, и тот, якобы, был свидетелем разговора двух детей, в котором говорилось, что один из родственников друга одного из мальцов видел, как кто-то обронил странный манускрипт, разобраться в котором было невозможно, тогда он отправился к некому старцу, что сумел перевести написанное, а говорилось там о том, что какая-то женщина, болевшая чахоткой, в предсмертной агонии назвала чье-то неизвестное имя, а когда нашли этого неизвестного, признался он, что якобы слышал, что на окраине Зилдора живет, нет, ну бред же, бред, настоящий маг.
   Нилос резко поднял голову, уставившись на ничего не понимающего Мисто.
  -- Поиск окончен! - Вдруг громко крикнул он. - Всем спасибо!
   И глава незримых быстрым шагом покинул злачное место.
   Неожиданно весь бар застыл в непонятном оцепенении. Прекратились все драки, куда-то делся постоянный галдеж и крики. Сотни удивленных глаз молча провожали странного человека в черной одежде.
  -- Это был Главный. - Спокойно констатировал Мисто, после того, как дверь за Нилосом захлопнулась. И тут же, подумав, что возможно мастеру еще понадобиться помощь агентов, добавил. - Всех, кто в курсе, прошу по коням.
   Еще несколько секунд бар прибывал в оглушающем безмолвии, а потом резко взорвался всеобщим победным воплем, и добрые три четверти посетителей, расталкивая друг друга, ринулись в конюшню.
  
   Наконец-то! Должен же был в этой дыре зародиться хоть один маг! В том, что Хранители хоть раз, да шарахнули по кому-нибудь, Нилос не сомневался ни на секунду, а значит и маг этот, каким бы плохеньким он ни оказался, обязательно должен был заметить творимое чародейство.
   Вообще, Нилос не очень любил работать с магами. Существа это донельзя капризные, противные и глупые. К тому же, что виделось самым страшным, золото для них, зачастую, не имело ни малейшего значения. Однако у всех есть какие-нибудь слабые места, были они и у магов. И Нилос знал одно такое. По его мнению, все эти полоумные старикашки могли легко продать свою душу за жалкий клочок новых знаний в области чародейства. Сам глава незримых магом, конечно, не был и, соответственно, подсказать, как сделать так, чтобы синяя молния стала зеленой, не мог. Но вот в чем у него не было нехватки, так это в различных артефактах и амулетах, удивить которыми, можно, всего лишь, условно выражаясь, дернув за веревочку. Это тебе не обычная магия, где надо тужиться пять минут, чтобы в результате обжечь себе пальцы.
   Дикая ночная скачка длилась добрых восемь с половиной часов - слава богу, Зилдор располагался совсем недалеко, а иначе, погиб бы сразу целый табун вусмерть загнанных лошадей.
   Искать чародейское жилище долго не пришлось - все, как один, местные жители указывали на самый высокий дом города, в котором жил сказочно богатый, но, безусловно, давно спятивший старик.
   Нилос быстрым шагом устремился в нужный двор. Похоже, кто-то успел предупредить живущего здесь чародея, что на него объявлена охота, так что главу незримых встретили плотные ряды личных охранников старика.
  -- Мисто! - Выкрикнул Нилос, быстро проскочив мимо оторопевших от такой наглости не дюжих мужичин.
   Сзади послышался звон монет. Мисто знал свое дело.
   В руках Канфа откуда ни возьмись появилось несколько отмычек - глупо тратить время на всякие там "тук-тук-тук, разрешите войти". Через мгновение дверь была открыта. Наверх вела длинная деревянная лестница с резными перилами. Ох уж эти маги, вечно они селятся во всяких башнях, а потом ходят и ноют, что, мол, тяжело забираться на такую высотищу.
  -- Эй, кто там?! - Послышался со второго этажа чей-то скрипучий голос. - Как посмел ты вламываться в мою обитель?!
   Нилос в мгновение ока забежал по лестнице и чуть было не столкнулся со сгорбившимся от старости стариком в шелковой мантии и с длинным витым посохом.
  -- Ты хоть знаешь кто я?! - "Грозно" затряс бородой тот. - Стой, а иначе, я превращу тебя в жабу!
   Нилос никак не прореагировал на старческий лепет. Превращение в животных - один из сложнейших магических приемов, подвластный лишь самым искусным чародеям, а этот... хорошо, если он хоть какой-то маг, а то еще, чего доброго, окажется, что старческий маразм застал его как раз в момент маскарада.
   Нилос схватил старчу за руку и силой затащил в комнату, со свистом захлопнув за собой дверь.
  -- О, великий маг! - Начал он. - Обращаюсь к тебе, с просьбой молвить слово, да не будет осквернена им твоя мудрость. Эти ослы любят подобное обращение.
  -- Ну что ж, молви. - Старик надулся от гордости, как индюк. - Скажи только сначала, кто ты?
  -- Меня зовут Нилос Канф. Я из другого мира!
   Старча безмолвно осел.
  -- Чтобы ты поверил мне, я покажу тебе один фокус. - Нилос стал шарить по карманам. - Что бы тебе показать?... А! Вот!
   Глава незримых стиснул в руке какой-то камушек, и через секунду из его кулака вырвался гигантский столб огня, с грохотом пробивший крышу и умчавшийся в звездное небо.
  -- Упс! А где ж то, что надо?... А, вот оно, в другом кармане. Тьфу ты! Жалко, что все эти вещицы одноразовые - тонна золота, псу под хвост... Ну, да ладно.
  -- Как ты сделал это?! - Взмолился старик. - Покажи мне, научи!
  -- Научи? А ведь за этим я и пришел... Боги почувствовали в тебе великий дар и послали меня за тобой.
  -- За мной? Но зачем?!
  -- Чтоб обучить великой магии, конечно, за чем еще?
  -- Великая магия? - Руки старика затряслись. - А, что это?
  -- Ну... всякие там порталы сквозь миры, гашение-зажигание звезд, осушение морей и так далее... в общем, тоже богом станешь.
  -- А эти боги?...
  -- Слушай, давай я тебя сейчас к ним отправлю, там и спросишь! - Раздраженно бросил Нилос. - Тем более что у них сейчас как раз суд.
  -- И ты вправду сделаешь это?!
  -- Мое слово нерушимо! Если я сказал, что отправлю, значит отправлю. Одно только мешает...
  -- Что, что, мудрейший?
  -- Понимаешь ли... - Нилос повесил на лицо кислую мину. Играл он сейчас отвратительно, но старик уже все равно не видел ничего, кроме трона на "Олимпе". - В этом мире есть еще один чародей, и пока я его не найду, мне нельзя возвращаться. Может быть ты, когда-нибудь встречал такого, или знаешь где он живет?
  -- Да, да, я знаю, где его найти! - Затараторил старча. - Один раз, почти два с половиной года назад, я ощутил энергию, нет, даже не энергию, но целый ее поток, целую реку...
  -- Одно слово - Хранители. - Усмехнулся про себя Нилос.
  -- ...И я отследил источник этой так бездарно потраченной энергии.
  -- И где же он был? - Нилос застыл в напряжении. Время как будто бы остановилось. Секунды сейчас, казались ему часами.
  -- Где-то в джунглях, километрах в ста западнее Харафа.
  -- Спасибо тебе, старча! Ты даже не представляешь, как помог мне! - Глава незримых резко схватил мага за запястье. - А теперь ты отправляешься к богам. Я держу свое слово!
   И Нилос одел на дрожащий старческий палец необыкновенной красоты черный перстень. Коград лично подарил это сокровище своему лучшему разведчику, чтобы тот мог в любой момент оказаться рядом и поведать о чем-нибудь этаком занимательном.
   Перед глазами старика замелькали непонятные разводы и блики, тело отказывалось повиноваться, собственные руки ощущались с трудом. Маг зажмурился от страха, а когда снова открыл глаза, то всё закончилось. Он стоял посередине огромного зала, сделанного, да, нет, быть такого не может, из слоновой кости. Прямо напротив него на огромном троне восседал прекрасный юноша, а рядом с ним стоял какой-то страшный, то ли человек, то ли ночной кошмар.
  -- Это еще кто такой? - Спокойно произнес юноша. - Как он здесь очутился?
  -- Да какая разница! - Ответил ночной кошмар, потянув при этом за какой-то рычаг позади трона.
   Послышался щелчок, затем тяжелый скрежет, а потом предсмертный удаляющийся крик с булькающим ударом в конце.
  -- Зачем ты открыл яму с шипами? - С тем же спокойствием спросил юноша.
  -- Ну раз кто-то является на суд, значит этот кто-то что-то натворил, а значит...
  -- Ну, что ж, мудро... Следующий!
   ...
   Послышался щелчок...
  

-=-

  
  -- Спокойной ночи, Тими. - Улыбнулась тучная женщина с добродушным лицом.
  -- Спокойно ночи, тетя. - Ответил ей забравшийся под одеяло маленький мальчик.
   Дверь в спальню плавно закрылась.
   Тими со своим старшем братом Нобом каждое лето приезжали погостить на пару неделек к тете Аве и дядюшке Рифалду, пока их родители отбывали в столицу по каким-то своим делам.
   Нельзя сказать, что Тиму здесь не нравилось, скорее даже наоборот. Тут его никто не будил в восемь утра, никто не заставлял идти учиться, никто не просил вынести мусор или сбегать в магазин за фруктами, в общем, никакой непосильной работы он здесь не выполнял, в основном, занимаясь лишь тем, что с утра до вечера играл с друзьями, купался в речке и шатался по лесу. Да и дом тут был, куда как больше и лучше, нежели его родной, городской "сарайчик". На одном только первом этаже было, наверное, комнат десять. Здесь тебе и огромный камин в гостиной, и собственный сад, и озеро рядом, и лес под боком. Одно только плохо, на отшибе - за продуктами далеко ходить, а так, красота.
   Были, конечно, у загородной жизни и свои минусы. Комары вот, например, здесь водились абсолютно уникальной породы. Вместо того, чтобы спокойно напиваться кровью и лететь себе по своим делам дальше, они подбираются к самому уху и зависают там до самого утра, не сделав при этом ни единого укуса (то, что на следующий день чешется все тело - не в счет). Да и что там комары! Тысячи и тысячи всяческих сверчков, паучков, жучков и цикад, что трезвонят и трезвонят, с утра и до вечера, с вечера и до утра. Тими, вообще, уже давно заметил - чем меньше существо, тем больше от него шума. Это касалось всех до единого божьих тварей (особенно людей), за исключением одной единственной... ТВАРИ - его собаки!... Это же ужас какой-то! Ну нельзя же так лаять, нельзя!
   Нет, конечно, все собаки любят побрехать именно ночью, но делать это с такой яростью, будто бы в дом залезло по меньшей мере с десяток головорезов, это уж чересчур.
   Даже странно, что-то сегодня мерзкая псина разошлась уж совсем не на шутку, видать где-то неподалеку бродит соседская кошка.
   И тут, бешенный лай неожиданно прекратился. Наступила тишина. Тими облегченно вздохнул, накрывшись одеялом с головой. Теперь можно нормально поспать, никто тебе не мешает, никто не орет, не лает, не жужжит, не трещит... Постой-ка. А почему не трещит? Нет, ну собака, понятно - должны же хоть когда-то спать подобные маньяки. Но куда делся цокот всяческих сверчков?
   Тими немного отодвинул одеяло, так, чтобы звук мог свободно проходить. И опять ничего. Ни шелеста листьев, ни треска половиц, ни тиканья часов, ни, даже, бормотания дядюшки Рифалда, а ведь он, обычно ложился спать куда, как позже племянников. Тишина была какая-то уж чересчур гробовая.
   Тогда Тими затаил дыхание и попытался изо всех сил прислушаться к окружающему пространству. Его чуткий детский слух стал медленно разбивать невидимые преграды, пытаясь настроиться на определенную частоту, отбросив всё лишнее. Но не было ничего определенного, и не было ничего лишнего, была лишь одна бездонная, мертвецкая тишина - абсолютное ничто.
   И тут на Тима набросился такой страх, по сравнению с которым, самый жуткий ночной кошмар показался бы всего лишь детской страшилкой. По спине ударил неприятный озноб, на всем теле выступил холодный пот. Сердце заколотилось с утроенной скоростью, наконец, нарушив своими гулкими ударами обволакивающую сознание тишину.
   Это был животный страх. Тими не знал, что именно его так напугало, он просто лежал на спине и тяжело дышал, боясь даже пошевелиться. Понадобилась почти целая минута, чтобы первая волна ужаса, наконец, схлынула.
   Где-то вдалеке послышался едва различимый раскат грома, и сразу же зашелестел предвещающий грозу ветерок.
   Так значит, он не сошел с ума? Значит, звуков на самом деле не было? Страх начал понемногу отступать. Вот скрипнуло старое дерево, вот от ветра загудела крыша, вот ударил гром. Вроде бы всё нормально... Но нет, нет, чего-то не хватает, что-то все равно не так... А сверчки? Где их звуки?.. А где копошение мышей и комариный писк? Похоже, звучит сейчас только мертвое, а живое замерло, боясь пошевелиться. Тими стало как-то не по себе от приведенного им самим же сравнения. Замерло, все замерло, боясь... Но чего боясь?...
   "Звучит сейчас только мертвое", - вновь ударило по разуму неприятное изречение. И тут, у него в голове промелькнула одна мысль. Мысль, от которой хотелось кричать в ужасе, от которой хотелось немедленно умереть, лишь бы не думать об Этом.
   А что, если демоны из загробного мира и вправду пришли за ним? Что, если он сейчас отдернет одеяло, а посреди комнаты стоит черная фигура в длинном балахоне, с серым лицом безо всякого рта и пустыми глазницами? Страшные тиски ужаса вновь сжали Тими со всей подвластной им силой. И одновременно с этим возникло непреодолимое желание, во что бы то ни стало, немедленно посмотреть, что там, по ту сторону одеяла. Его рука уже потянулась к краю покрывала, как в голову вновь ударил страх.
   А вдруг, страшное умертвие уже не стоит посередине комнаты? Вдруг, оно наклонилось над ним и ждет, пока... пока... Тими представил, как он отодвигает край одеяла, а прямо над его лицом нависает бледное мертвецкое лико, на котором медленно появляется черное зева пасти, и он не может оторвать взгляда, не может закричать, не может пошевелиться! Оно растет и растет, растет и растет, а в конце, из него вырывается холодящий душу страшный загробный вой.
   Тими вскрикнул от нахлынувшего ужаса и резким движением откинул покрывало в сторону...
   Ну и псих же он. Обычная комнаты. И нет здесь никаких мертвецов. Тими облегченно вздохнул, однако снова закрывать глаза, он пока что не собирался. Мало ли, какие ужасы таит эта комната. Может быть, умертвия просто спрятались от его взора, и стоит ему сомкнуть глаза, как из темных углов вылезут все исчадья ада... Да брось ты! Что за бред?! Обычная комната... Вот окно со слегка развивающимися на ветру занавесками, вот массивный дубовый шкаф, освещенный лунными бликами, вот резной стул со старой самодельной куклой на нем, вот... Взгляд Тими задержался на соломенной фигурке куклы... Да нет, нет, не может она смотреть на него, это всего лишь лунный свет отражается на глазных бусинках. К тому же знал он эту куклу прекрасно, обычный куль с соломой, и ничего тут страшного.
   Тими плюхнулся обратно и закрыл глаза. Несколько секунд он пытался заснуть или, хотя бы сделать вид, что пытался. Однако спать почему-то не хотелось. Кукла. Она смотрит на него... Смотрит, буравит взглядом! Смотрит! Тими открыл глаза, отражение луны в бусинках никуда не пропало - надвигающаяся гроза еще не успела заслонить ночное светило. Ну что ты пялишься? Не боюсь я тебя! Не боюсь! Тими снова закрыл глаза.
   Минута тишины.
   Мерзкая кукла! Тими со всей силы швырнул в сторону ненавистного взгляда свою подушку. Есть! Жри, сволочь! Будешь знать, как за людьми подглядывать.
   Тими повернулся на другой бок и, повесив на лицо улыбку душевной удовлетворенности, попытался заснуть.
   Попытка не удалась. Не прошло и пяти минут, как шею окутала такая дикая боль, что он с трудом мог ее повернуть. Промучившись еще минут десять, Тими пришел к выводу, что без подушки ему не уснуть.
   Ну и ничего страшного! Сейчас подберу ее с пола, отряхну немного и да здравствует здоровый крепки сон.
   Тими представил, как он встает с кровати и... и из-под нее вылезает уродливый монстр, хватает его за ноги и утаскивает обратно под кровать, а там... там начинает медленно глодать его пятки, постепенно поднимаясь все выше и выше. И он не может даже закричать от сковавшей его предсмертной агонии и боли.
   По телу Тими забила крупная дрожь.
   Однако вскоре боль в шеи и здравый разум взяли верх над глупым страхом и детскими предрассудками. Он осторожно посмотрел на пол. На всякий случай, мало ли. И медленно стал опускать ногу на паркет.
   Тими ясно видел, как из-под кровати вылезает чья-то скользкая холодная рука и хватает его за лодыжку...
   Фу-у-у, пронесло.
   Медленно, не искушая судьбу, он подошел к валявшейся на полу подушке. Кукла покоилась где-то глубоко под ней. Воображение Тими быстро нарисовало картину: он поднимает подушку, а кукла улыбается ему своим мерзким ртом, только что превратившимся из обычных ниток, в зубастую пасть. Проходит мгновение и он уже бьется в конвульсии, пытаясь разорвать зашитый грубыми нитками свой собственный рот, а ужасная кукла, ставшая вдруг огромной, тянется к нему длинной спицей, чтобы вырезать глаза, и пришить на их места две большие бусинки.
   Но здравый смысл (и монстр под кроватью, который еще мог запросто вылезти) победил и на это раз. Тими резко поднял подушку и ударил лежавшую лицом вниз куклу своей правой ногой. Соломенная игрушка со свистом врезалась в дубовую дверцу шкафа, разлетевшись в мелкие клочья.
   Ну и не страшная ты вовсе!
   Тими с разбегу прыгнул на мягкую кровать и спокойно заснул.
   Через двадцать минут в комнате раздался какой-то булькающий звук. Ну вот!... И зачем только я ел этот тетушкин пирог?!
   За окном замерцала зарница, гроза подкрадывалась всё ближе.
   Теперь придется потерпеть... А что еще делать? Ну не идти же, в конце концов, через всю эту тьму... И почему только за городом все эти, так называемые, удобства, всегда находятся где-то далеко во дворе. Это же совсем не удобно. Почему удобства?... Нет, все равно не пойду!
   Зову природы хватило каких-то пяти минут, чтоб ход мыслей Тима изменился коренным образом. Мальчик снова принял позу встающего из могилы зомби.
   Уже и так за сегодня изрядно напившийся адреналином разум быстренько нарисовал в голове красочную картину, о том какие ужасные вещи могут поджидать в темных коридорах на пути к выходу из дома. Но нарисовал этот разум и другую картину: старший брат Ноб входит утром к нему в комнату, смотрит, нюхает, и начинает хохотать. Э-не, лучше уж его кто-нибудь разорвет на мелкие кусочки или обгложет ноги, чем это.
   И вдруг Тиму пришла гениальнейшая мысль. Что, если он вместо двери, воспользуется окном. Этаж-то, первый! И никаких тебе темных коридоров.
   Через минуту, он уже ступал по мокрой от росы траве, рассматривая красивое ночное небо. С севера надвигались мигающие молниями тучи, им оставалось буквально считанные метры, чтобы полностью закрыть собой так ярко сияющую сегодня луну.
   Хоть бы уж успеть, а то обратно придется идти по кромешной тьме... Вот старый вяз, выглядевший ночью немного зловеще, вот знакомая тропинка, в конце сворачивающая к реке, ну а вот и "удобство".
   Неожиданно, впереди что-то легонько скрипнуло. Тими замер на месте, затаив дыхание. Через несколько секунд скрип повторился.
   Всё, это конец... Тими почувствовал, как волосы у него на затылке встают дыбом. Сейчас со скрипом откроется дверь и навстречу ему медленно выйдет огромное чудовище и проглотит, проглотит его в один миг! Мама!
   Дверь, деревянного туалета, и в правду медленно отворилась. В проходе стоял темный силуэт чудовища.
   Проглотит, проглотит меня, как мягкую булку проглотит. Разгрызет на мелкие кусочки, как орех... Мама, мама!
   Тими от страха, беспомощно плюхнулся на пятую точку, не в силах даже закричать.
  -- А, испугался мелочь?! - Издевательски веселым голосом вдруг выговорило чудовище. - Небось все штаны обмочил!
  -- Ты кто? - Выдавил из себя ошарашенный Тими.
  -- Твой ночной кошмар! - Мгновенно отреагировало чудовище. - Кто, кто! Тими, у тебя чего, совсем мозги от страха из головы вывалились?!
  -- Ноб? - По-прежнему настороженно спросил Тими. - Это ты?
  -- Нет, еж тебя дери! Это говорящий кролик переросток, и сейчас он тебя схавает, как морковку, если не перестанешь тупить.
  -- Ноби! Ноби! - Обрадовался Тим. - Слава богу, а то я уж думал, сейчас с меня будут медленно сдирать кожу, а потом обгрызать окровавленные кости.
  -- Надо тебя врачу показать. - Уже с меньшим гонором произнес Ноб. - Какой-то ты нервный.
  -- Ну-ну, насажали бы в твою комнату таких куколок, посмотрел бы я, кто из нас нервный.
  -- Что-что?! - Не понял Ноб. - Ты чего несешь, мелкий?!
  -- Да... так, ничего... Подожди, а ты, кстати, что здесь делаешь?
  -- Не видишь что ль?! Тебя пугаю! И вообще, я - не я, я самый кошмарный монстр из твоих самых жутких снов.
  -- Ну хватит! Правда, что?
  -- Что, что! Думаешь, ты один ел тетушкин пирог?
  -- А, ну да... как я сразу не понял. Не надо было нам его есть.
  -- Конечно не надо. Наша тетушка - злая ведьма, ты что, не знал? Эти ведьмы вечно подмешивают в свои пироги всякие ужасные зелья, от которых сначала болит живот, а потом превращаешься в безмозглого зомби и...
  -- Да пошел ты! - Фыркнул Тими. - Я сейчас, ты только подожди меня не уходи, ладно?
  -- Ладно, ладно, подожду. - Ноб рассмеялся. - Но, если, когда выйдешь, на моем месте будет стоять мертвяк, не обессудь...
   Обратный путь показался Тиму вовсе даже не страшным, скорее интересным. И хотя Ноб всячески пытался испугать его, то резко крикнув что-нибудь на ухо, то притворившись зомби, то больно ударив двумя пальцами по бокам, Тими не устрашился ни на секунду.
   До дома оставалось совсем немного, когда какое-то совсем крохотное облачко, опередив основную тучу, неожиданно закрыло собой яркую луну. Тьма стала кромешной.
  -- Дикобраз тебя дери! Ты видишь что-нибудь?... Ай! Осторожно, здесь какие-то коряги разбросаны.
  -- Да? А я думал, это тебя чьи-то щупальца за ноги схватили. - Невесело пошутил Тими.
  -- Согласен, торможу... Ладно, сейчас в дом войдем, там тебя не только щупальца сцапают. - Ноб снова злорадно захихикал, а потом грозно зарычал, показывая свои зубы и неисправимую глупость.
  -- Жалко, что ты старше меня, а то я бы тебя отделал, как...
   Договорить Тими не успел, потому что Ноб вдруг неожиданно остановился.
  -- Ну, всё, хватит уже пугать, сколько можно!
  -- Тихо. - Перебил его Ноб. И голос его сейчас был вовсе не злорадным.
  -- Ну что там еще такое? - Тими подошел поближе к брату. - Чего встал-то?
  -- Да тихо ты! - Грозно шепнул Ноб. - Там есть кто-то.
   Тими удивленно посмотрел на брата. Даже в такой кромешной темноте, было четко видно, каким белым стало его лицо. Ноб не шутил.
  -- Где? - Тоже уже шепотом спросил Тими.
  -- Вон, прямо перед нами. Видишь?
   Тими несколько секунд тупо всматривался в бездонную тьму.
  -- Да где? Не вижу я ничего.
  -- Ослеп что ли?... Вон, прямо напротив тебя. - Ноб вытянул вперед указательный палец. - Смотри, ну смотри же... Видишь? Что это?
   Тими изо всех сил напряг зрение. Через пару секунд он различил, расплывчатые на фоне ночного неба, очертания дома и, стоявший рядом с ним, небольшой сарайчик.
  -- Да не там. - Прошептал Ноб. - Ближе смотри. Это Что-то уже совсем рядом.
   Тими немного опустил глаза и тут же резко отпрянул назад - Прямо перед ними, почти в упор, стоял какой-то зловещий черный силуэт.
  -- По-моему, это просто тень. - Успокоил он не сколько брата, сколько себя.
  -- Наверное. - Испуганно шепнул тот. - Наверное, тень.
   И в этот миг в небе сверкнуло. Нет, это была не жалкая вспышка далекой зарницы. Бывают случаи, когда кажется, что гроза еще далеко на горизонте, и вдруг вспыхивает молния и тут же следует мощнейший удар грома. Обычно после этого сразу же "врубает" бешенный ливень. Однако здесь не было ни дождя, ни грома, ни даже ветра, была только одна огромная молния, на мгновение осветившая всё, как днем, и тут же навеки исчезнувшая в ночном мраке.
   Тими и Ноб медленно посмотрели друг на друга.
  -- Видел ли ты то, что видел я? - Почти беззвучно прошептали дрожащие губы Ноба.
   Тими ничего не ответил. Нахлынувший ужас мгновенно парализовал все до единого жизненные процессы в его организме.
  -- Это злой морок, нам показалось... Ведь так?... Тими, ответь, ведь такое может быть?... Нам просто померещилось, это сон, дурной сон.
   И тогда выглянула, спрятавшаяся за облако, луна. Только была она теперь не бледно-желтая, а бледно-кровавая. И упал зловещий свет ее на поляну перед детьми, осветив кошмарный силуэт. И предстало перед ними ЧУДОВИЩЕ ИСТИННОЕ!
   В ужасе цепенеть от страха времени не было. Расстояние в несколько метров, отделяющее их от пришедшей из ада твари, оставляло секунду лишь на то, чтобы бежать, бежать и еще раз бежать. Тими с выпученными глазами метнулся в сторону и со всех ног ринулся в кусты. Холодные и острые ветки больно ударили по лицу, однако такие мелочи сейчас не очень его заботили - развороченные в хворост заросли, остались позади за считанные секунды. Сзади слышалось утробное дыхание Ноба и бешенной частоты стук его ног. Ступня Тими вдруг заскользила, попав в так некстати подвернувшуюся слякоть, и потянула его в зева большой грязной лужи. Падение заняло буквально мгновение, но и этого хватило, чтобы о Тимины ноги последовал сильный удар, и Ноб очутился там же, где и младший брат. Поднимаясь на ходу и разбрызгивая во все стороны грязь, Тими успел обернуться - из темноты, оставшихся позади кустов, с диким рыком резко выскочила страшная фигура чудовища и, клацая зубами, бросилась в их сторону. Тими не бежал, он летел.
   Куда?! Куда?! Где спрятаться?!... Ноби, Ноби, помоги!... Оно сожрет нас, сожрет!
   Они вылетели на небольшую поляну справа от дома. Прямо по середине стояла огромная, груженая мешками с картошкой, телега, дальше шел низенький заборчик и, потом, опять кусты. Тими прыгнул под колеса и проехался по мокрой от росы траве, Ноб решил оббежать телегу вокруг, потеряв еще несколько драгоценных метров...
   Вообще, Тими бегал гораздо медленней брата, но в подобных ситуациях все до единого законы физики сразу же теряют свою силу. Действовали бы они по-обычному, ужасное чудовище, один шаг которого шел к десяти детским, настигло бы их в первую же секунду.
   ...Перепрыгивая забор, Тими позволил себе бросить короткий взгляд назад. Похоже, чудовище не знало преград (или было очень ленивым) - массивная на вид телега, разлетелась на части, как игрушечный макет, обрушив на идущего на пролом монстра, град картофелин. Но, похоже, тот не очень расстроился, показав свое недовольствие лишь леденящим душу ревом.
  -- Туда! - Закричал Ноб. Его рука была направлена в сторону сарая.
   Тими понял замысел брата. Действительно, единственным спасением от чудовища был дом, а оббежав сарай вокруг, можно было попасть на задний двор, а там... а там спасительный запасной вход.
   Тими, спотыкаясь и падая, выполнил крутой вираж, завернув за сарай с минимальным заносом. Нобу повезло меньше, его рукав зацепился за торчащие из бруса, ржавые гвозди. С диким криком, он рванул руку, разорвав рубаху пополам и оставив на предплечье страшную кровавую рану. Продолжая кричать, Ноб резко нагнулся и прыгнул вперед. В это же мгновение над его головой мелькнула острая черная клешня чудовища, оторвав угол сарая вместе с бревнами. Но масса твари оказалась слишком велика, чтобы нанести второй, смертельный удар. Ноб вновь сумел немного оторваться.
   А Тими в это время уже достиг заветной двери, с разбегу ударившись в нее и отскочив назад с криком боли. Однако огромная шишка на лбу не помешала ему вновь вскочить на ноги и от отчаяния заколотить в дверь кулаками. По лицу покатились крупные слезы.
  -- Внизу! Внизу! - Заорал сзади Ноб.
   Тими обернулся, от страха не расслышав крика - несущийся, как ветер, брат с расширенными от ужаса глазами, громада чудовища, размахивающая клешнями и со страшным грохотом рушившийся на заднем плане сарай.
  -- Внизу! - Снова заорал Ноби.
   Тими посмотрел себе под ноги и, о счастье, как он мог забыть, маленькая дверца для собаки. "Рыбкой", выставив руки вперед, нырнул он в крохотное отверстие, проехал на животе по скользкому паркету, и мгновенно поднявшись на ноги, обернулся.
   Давай же, Ноб, давай. Взгляд Тими уперся в неподвижную дверку. Сердце, с бешенного галопа, перешло на удары кузнечного молота. Следующие две секунды показались вечностью.
   Наконец, с другой стороны послышался предсмертный визг, смешанный с раздирающим уши рыком, и через отверстие внизу двери, в комнату влетел побледневший от ужаса Ноб. Но брат Тима оказался слишком большим для такого мизерного входа - пролезли только его голова и туловище, ноги же остались на улице.
  -- Тащи меня, тащи! Тими!
   Молящий крик Ноба срывался на визг. По лицу катились слезы.
   Тими схватил брата за руку и, застонав от напряжения, изо всех сил дернул на себя. Дверца не поддалась.
  -- Не могу!... Не получается! Толкайся ногами!
  -- А-а-а! Вытащи меня!... А-а! Я умоляю, тяни! Тяни!
   В этот момент за дверью раздался довольный рев, и что-то хрустнуло. Ноб завопил самым душераздирающим голосом, какой только можно себе представить. Это уже был не вопль страха, и, наверное, даже не боли. Это был крик отчаяния.
  -- Держись, Ноби, держись! - Заорал в ответ Тими. Мальчик попытался упереться ногами, но те лишь беспомощно заскользили по гладкому паркету. И тогда, он схватил брата за шею и изо всех сил дернул на себя. - Я... Я вытащу тебя! Держись!... Сейчас, сейчас!
   Ноб неожиданно замолчал, побелев, как снег, и мертвой хваткой вцепился за шиворот Тиминой пижамы. По полу запрыгали оторванные пуговицы.
  -- Отцепись от горла, идиот. - Прохрипел он. - Лучше уж погибнуть от зубов чудовища, чем быть задушенным собственным младшим братом.
   Тими испуганно убрал руки.
   Рык за дверью снова повторился, и тело Ноби резко дернулось назад. Однако тот из последних сил сумел ухватиться руками за края двери.
  -- Надеюсь, я не вкусный. - Хриплым голосом выдавил он, повесив на лицо прощальную улыбку. - Беги!
   Тими с яростным криком отчаяния рванул его за руку, но было уже поздно. Послышался глухой удар, и глаза Ноба остекленели. Лишь побелевшие костяшки пальцев, еще по инерции, цеплялись за дверь, оставляя на дереве глубокие царапины от ногтей. И тогда чудовище, ломая нижние доски, в последний раз дернуло его на себя. Бездыханное тело Ноба поглотило кошмарное горнило тьмы. Брата Тима не стало.
   Как же, как же так?! Как такое могло случиться?!... Нет, этого не было! Не было.... Откуда оно взялось? Как посмело оно убивать моего брата?!... Ноби, Ноби, прости меня! Тими окончательно заревел.
   За дверью послышался глухой рык, и толстую дубовую дверь, как фанеру, пронзила одна из многочисленных острых лап чудовища.
   Нет, тварь, я тебе так просто не дамся!
   И Тими бросился в коридор. Он бежал одним лишь чутьем, одной памятью, видно не было ничего. Но бежал куда?
   Где укрыться?! Где спрятаться?!... Может в шкафу?... Нет... Может на чердаке?... Навряд ли... О! В чулане!... А, хотя... В голове Тима быстро пронеслось всё, что у него ассоциировалось с чуланами, и, недолго думая, он отбросил этот вариант - безусловно, там его будет ждать учесть, куда как страшнее, какого-то там жалкого чудовища.
   Неожиданно он споткнулся и, не удержавшись на ногах, рухнул на что-то мягкое.
   Что это? Мешок? Нет. Ковер? Тем более, нет. Тогда что же? Мысли начали путаться. Тими стал шарить руками, ощупывая то, на чем лежал. Очень похоже на человека, но... но у человека есть голова. Его руки дотронулись до чего-то мокрого и липкого. Запахло кровью. Тими закричал....
   Дальше! Дальше! В конец дома! Туда! Но зачем?... Окно! Тими посетила безумная мысль, а что, если он незаметно выберется обратно на улицу через окно в прихожей, пока чудовище будет искать его в доме?
   Он пробежал через узкий проход между спальней брата и столовой, завернул в гостиную и, миновав еще парочку темных коридоров, очутился в просторной и относительно светлой прихожей.
   Вот оно, заветное окно! Тими ринулся вперед.
   Луна уже опустилась совсем низко, и ее, слепящий после кромешной темноты диск, больно ударил по глазам. Тими на мгновение зажмурился, но тут же, его глаза вновь расширились - прямо за окном, прямо за тем самым окном, куда он бежал со всех ног, медленно поднялась зловещая фигура чудовища.
   Тими, побледнев от ужаса, попытался резко развернуться, но гладкий паркет вновь не стал подчиняться, неся его прямо на встречу смерти. Послышался оглушительный звон стекла и по направлению к его горлу полетела смертоносная щупальца с жалом на конце. Тими, раскрыв от ужаса рот, в последний момент успел отклониться назад и плюхнуться на спину. Смертельный удар просвистел в сантиметре от его головы. Страшное оружие лишь чудом не нашло своей цели.
   Пока ревущее от злости чудовище разносило оконные рамы в мелкие щепки, Тими успел вскочить на ноги и проскользнуть в одну из проходных комнат. Здесь, к его удивлению, на стене висела горящая масленая лампа. Видимо, тетушка еще что-то читала, когда пришло чудовище.
   Но где она? Где ее тело?... А может она жива? Может ей удалось спрятаться?... Но тогда, это значит, что чудовище не всесильно, от него можно укрыться! С этими мыслями Тими сорвал со стены лампу и бросился к ближайшему шкафу. Здесь висела целая куча старых платьев и зимних тулупов. В нос ударил едкий запах нафталина. Тими забился поглубже, и, затаив дыхание, стал слушать.
   Тишина.... Неужели получилось? Неужто ЭТО ушло?
   Неожиданно его рука коснулась чего-то гладкого и холодного. Вскрикнув от неожиданности, он резко обернулся.
  -- А, тетя. И ты тут спряталась?
   Тими поднял лампу повыше, и в этот же момент, обезображенный труп тетушки рухнул прямо на него, обняв ледяными посиневшими руками.
   Из с грохотом разваливающегося шкафа вырвалось взъерошенное и орущее существо с большими глазами, белой кожей и маслинным фонарем в правой руке.
   Всё! Теперь осталось только два варианта. Первый, принять лютую смерть, а второй, проснуться.
   Тими протер глаза. Ничего не изменилось.
   Это конец. От безысходности, он упал на пол и начал громко рыдать.
   И в эти, самые отчаянные секунды его жизни, в голову пришла очередная гениальнейшая мысль (сдался-то, только сам Тими, а его телу еще очень хотелось пожить... вот мозг и выдал).
   А что, если он укроется в подвале?!... Ха! Посмотрим, как чудовище справиться со стальной дверью!
   Тими снова вскочил на ноги и бросился к своей последней надежде. Освещенные мерцающим светом лампы, мрачные коридоры выглядели еще страшнее, чем при полной темноте.
   Только бы успеть! Только бы Тварь не перехватила его по пути!
   Однако Тими повезло. Чудовище не думало, что ребенку придет в голову спрятаться в каменной ловушке, и потому, рыскав по темным уголкам гостиной, не успело опередить мальчика.
   Вход в подвал находился в конце длинного узкого коридора. Тими резко дернул за ручку, но та не поддалась - дверь была заперта. Ломиться и стучать кулаками смысла не имело, оставалось одно, во что бы то ни стало, найти ключ. Тими откинул коврик. Ничего. Пошарил на висевшей сбоку полке. Снова ничего. Оставался только наличник над дверью. Тими точно знал, дядюшка никогда не прятал ключ, дальше, чем на метр от замка.
   И тогда, собрав все, какие только остались, силы, он оттолкнулся от земли и полетел вверх.
   Нет!!!... Ну почему, почему он такой маленький!... Что делать, что делать?!... Стул! Он врезался в него, когда вбегал в коридор!
   Тими быстро промчался по узкому проходу, схватил стоявший там стул и устремился назад.
   Дьявол! Забыл лампу... Ладно, еж с ней.
   Однако, "еж" был не с ней, а с ним - достать ключ не составило особого труда, а вот вставить его в замочную скважину, оказалось практически невозможным.
   Тими изо всех сил пытался увидеть хоть что-нибудь, но тщетно - темнота была полнейшей, лишь там, на другом конце коридора, слабо мерцала маленькая масленая лампа. Ее тусклого света хватало не больше, чем на пару метров, расстояние же до входа в подвал, было, как минимум, метров пятнадцать.
   Ничего другого не оставалось, надо было снова слетать до конца прохода и принести лампу. Тими быстро повернулся и захотел уже бежать, как там, в свете лампы, появилась ужасная тень надвигающегося чудовища. От неожиданности, Тими на мгновение зажмурился, а когда снова открыл глаза, ужасного силуэта уже не было. Было только дыхание, хриплое приближающееся дыхание.
   Тими в судорогах, полагаясь лишь на слепую удачу, стал стучать ключом по двери и, о чудо, тот, с характерным, таким приятным сейчас слуху, металлическим скрежетом, ушел в пустоту замочной скважины. Всем телом навалился Тими на массивную стальную дверь, и та подчинилась. Ужом он проскользнул в узкую щель и сразу же, что есть силы, толкнул железную махину назад. Чудовище было близко, очень близко. С той стороны, уже чувствовалось ее злобное зловонное дыхание, но он успел.
   Огромный ржавый засов с ужасным скрипом лязгнул по ржавчине. И ровно в эту же секунду, дверь содрогнулась от страшной силы гулкого удара. Со стен посыпалась штукатурка, но этим все и закончилось. Сталь выдержала. По ушам ударил леденящий душу рев отчаяния.
  -- Жри, тварь!!! Получай, урод!... Что ты теперь со мной сделаешь, что?! - Радостно закричал Тими. Облегчение было таким, что казалось, ему сейчас достаточно легонько оттолкнуться, и он воспарит в воздухе. Однако радость эта продлилась очень не долго. Дверь опять содрогнулась от мощнейшего удара, и холодные клещи страха вновь принялись за свою черную работу.
   Тими, на ощупь, отыскал какой-то пыльный свечной огарок и несколько сырых спичек. Одному богу известно, как сумел извлечь он из всего этого огонь (а вот что известно всем, так это количество спичек, оставшихся у него под конец). Удары продолжались. С пугающей равномерностью, они били по сознанию Тими, отражаясь сильными скачками в его сердце. Он попытался зажать уши ладонями, но страшный звук, казалось, не знавший препятствий, размеренными ударами проникал в самую сущность Тими. Тогда, он забился в темный холодный угол и стал ждать.
   Прошло больше десяти минут, а дверь так и не поддалась. Наконец удары прекратились.
  -- Ну вот и всё. - Грустно подумал Тими. Сил радоваться уже не было. - Теперь остается только длинная холодная и бессонная ночь. Просто прождать, прождать и всё, всё кончится... Надеюсь, соседи сначала найдут меня, а только потом запалят наш дом... Лично я бы, придал огню подобное жилище безо всяких раздумий. Кто будет жить в таком после Такого?
   Вверху послышался какой-то скрежет. Видимо, чудовище еще пыталось предпринять какие-то попытки попасть в подвал. Тими невольно бросил взгляд на стену.
   Нет, раз уж оно не смогло справиться с дверью, бетонные стены ему точно не по силе, к тому же, там ведь еще копать придется. Нет, здесь нет... Копать! А если подкоп?!... Хотя, вряд ли. Слишком глубоко, да и пол, по-моему, тоже далеко не из земли... Пол, пол... А потолок? Потолок, кстати, может оказаться деревянным.
   Тими медленно поднял голову вверх.
  -- Здравствуй, мальчик. - Хрипло сказало нависшее над ним чудовище.
   Последнее, что видел теряющий сознание Тими, это два больших желтых глаза и зубастую пасть, чавкающую прямо перед его носом.
  
   Когда он пришел в себя, то обнаружил, что висит в воздухе, прижатый к стене. Шею больно сдавило острой черной клешней. Тими закашлял.
  -- А, очнулся, человечишка. - Прорычало чудовище.
  -- Ты!... Ты... умеешь говорить?
  -- Разумеется, жалкий детеныш.
  -- Но, как... как? Ты же чудовище.
  -- Говорить на вашей жалкой речи совсем не сложно, поверь мне... впрочем, как и пялить таких вот маленьких людишек.
  -- Что тебе от меня надо?! - В истерики закричал Тими. - Убирайся, убирайся прочь!
  -- Молчать! - Рявкнуло в ответ чудовище. - Тебе известен Фит Макрунарс? Отвечай!
  -- Какой еще Макрунарс? - Тими зарыдал. - Отстань от меня, отстань.
  -- Какой, какой! Тот самый, чей труп плавает сейчас в реке - твой лучший друг, как он выразился.
  -- Фити?... Ты убило его, мерзкое уродливое чучело, убило моего друга!
  -- Перестань реветь! Это тебе уже не поможет... Он, в смысле, тот, что сейчас купается... ну ты понял, так вот он, сообщил мне, что несколько лет назад, ты был на юге в гостях у родственников и видел там необычное явление.
  -- Да, был! - Злобно огрызнулся Тими. Просьба чудовища перестать реветь возымела ощутимый результат. Неожиданно в Тими откуда-то проснулась отвага. - Да, видел! Но тебе, гадкое отродье, я слова не скажу! Хоть пытай меня, хоть мучай!
  -- Очень смешно. - Чудовище показательно покрутило перед носом мальчика одной из своих заостренных клешней. - Да я с тебя кожу живьем сдеру! Ты понял?! Живьем и медленно!
  -- Ну и что ж! Я не боюсь тебя, не боюсь! Можешь сдирать кожу, можешь вырывать жилы, я все равно ничего тебе не скажу!
  -- Глупец... Ты даже не представляешь, что это такое, вырывать жилы. Таких несмышленышей надо брать другими страхами. Впрочем, сейчас ты опробуешь всю подноготную этой милой процедуры... - Чудовище вздохнуло. - Да, жалко, скорей всего ты не выдержишь пыток и умрешь от боли, а ведь Фит сказал, ты так красиво описывал того старца.
  -- Да никакой он не старец! - Поймался на "удочку" Тими. - Мужчина совсем еще молодым был. Фити этот вечно все переиначит!
  -- Молодым?... Интересно, и что же он там делал?
  -- О! Такие чудеса, такие! - Тими даже как-то позабыл, что находиться в клешнях ужасного чудовища. - Сначала, он достал из-под черного плаща какую-то дудочку и... но это все ерунда, там потом золото откуда-то взялось! Вот такие вот монеты! Все как попрыгали за ними...
  -- А, знаю, знаю. - Чудовище издало, как показалось, несколько грустноватый рык. - Мужчина в черном плаще и с черными волосами, который раскидывается золотом на право и налево, лишь бы только ты искал для него информацию. Какая еще дудочка, Канф?
  -- А вот и нет! Волосы у него были русые, а не черные... Да и не информация ему была нужна, он искал ученика.
  -- Ученика? - Глаза чудовище сузились.
  -- Да, ученика. Маленького мальчика, чтобы учить его игре на флейте. Один у него уже был, но тот никуда не годился, и он взял себе нового...
  -- И куда же они делись?! - Зрачки чудовища задрожали от волнения.
  -- Ясно куда, в лес... Один мой друг даже проследил за ними. Они направились к...
  -- Куда?! Не выдержало чудовище, взревев.
   Неожиданно Тими опомнился.
  -- Ты хочешь знать, куда?! Я ничего тебе не скажу, мерзкая тварь! Ты убила моего брата!
  -- Я не убиваю детей. Это ниже моего достоинства. Можешь успокоиться, жив твой брат, разве что штаны запачкал.
  -- Не ври мне, урод! Ты сам только сейчас сказал, что убил Фити!
  -- Убил, не буду спорить. Но он был плохим мальчишкой и не слушался взрослых. А ты ведь хороший? Ты послушный и сейчас мне все расскажешь. Ведь так?
  -- Нет, выродок! Я ничего тебе не расскажу!
  -- Говори! Говори, жалкий мальчишка! А не то...
  -- А не то, что?! - Гаркнул Тими. - Что ты мне сделаешь, уродина, что?!
  -- А не то. - Фарх-харад закатил глаза. - А не то, я тебя съем!
  -- ...
   Ночной воздух заполнился пронзительным детским криком.
  

-=-

   Легонько покачивающиеся резные масленые лампы освещали приятным мягким светом небольшое помещение. Из огромной старой бочки, почти не переставая, лилось холодное пенистое пиво. Толстый бармен, лукаво улыбаясь, наливал в долг, конечно же, прекрасно понимая, что рано или поздно, все, заработанные местными мужиками деньги, рано или поздно будут у него в кармане. В общем, это был, небольшой уютный трактир, какими нынче был богат любой, уважающий себя, городишка. Такие места для многих и многих со временем становятся родным домом; в конце концов, что может быть лучше, чем сидеть в компании хороших друзей и потягивать "сладкое" пиво или вино, или ром, или... ну в общем, кому в каком состояние нравится являться домой (а точнее, как скоро доходить до этого состояния).
  -- Вот, что я вам скажу, мужи. - Прислонившись к деревянной балке, возле небольшого круглого столика сидел крепкий мужик с огромной черной, как смола, бородой.
  -- Да погоди ты, - прервал его, сидящий напротив, невысокий коротко стриженный толстяк, - сначала дай рассказ дослушать, а потом судить будешь.
  -- Ну так вот, - зазвучал голос третьего собеседника, старого рыжебородого охотника с подстриженной под апельсин лысиной, - тогда, значит, он и говорит, мол, не соперник ему ни аллигатор, ни носорог, ни буйвол, да и!...
  -- Знаете, что я вам хочу на это сказать... - Вновь зазвучал бас чернобородого.
  -- Да постой ты! - Отмахнулся от него толстяк. - Давай, давай, рассказывай, что дальше-то было.
  -- Ну а дальше, значится, как схватил он кашалота этого, да, как!
  -- Какого еще кашалота? - Чернобородый лениво прищурил глаз. - То ведь слон был.
  -- Ну!.. Ты дашь дослушать или нет?!
  -- ...Да, как свяжет этого крокодила в узел, что тот и запищать не успел! Вот те зуб, лично сам видел!
  -- Ну... чудеса, чудеса... - Толстяк откинулся на спинку стула.
  -- Так, вот я вам хочу сказать!...
  -- А как же ему удалось-то так? - Не обращая внимание на соседа, продолжал толстяк. - Я бы ни за что не сумел одолеть... этого, как там его... орангутанга в общем этого.
  -- ...Много баек приходилось мне слышать за жизнь, - все-таки закончил чернобородый, - но чтоб такая брехня!
  -- Землю есть буду, если хоть на толику приврал! - Обиделся лысый. - Ты громилу этого видел когда? А?... Не видел, значится, а я вот видел, так что помалкивай.
  -- А ты мне рот не затыкай. Громилу твоего я видать не видывал и только в гробу видать желаю, а вот кого я наблюдал много раз, лысая твоя башка, так это пустынного носорога и вот, что я вам скажу...
  -- Не веришь, не надо! - Вмешался толстяк. - И вообще, не хочешь слушать, проваливай отсюдого!
  -- ...громилу твоего, он не то что в узел... Как пса шелудивого на рог намотает!
  -- Так у него и рога-то нет, дубина!
  -- У кого?
  -- У аллигатора того! У кого еще!... Всё, выметайся отсюда, надоел уже!
  -- Как есть, брехня. - Вмешался равнодушный голос бармена.
  -- Вот те зуб!...
  -- А то! - Чернобородый разом опрокинул в себя пол-литровую кружку. - А что это ты мне проваливать указываешь, а? Никак в вышибалы заделался, в силачи главные.
  -- Да уж покрепчей тебя-то буду! - Огрызнулся толстяк.
  -- Не вздумайте тут потасовку устроить. - Вновь вмешался бармен. - И так уже всю мебель переломали.
  -- Потасовку?! - Наиграно удивился лысый. - Да разве мы можем тягаться с этой черной бородой? Она же, поди, вон какая сильная.
  -- Ну, сильная, не сильная, - махнул рукой чернобородый, - а уж и вас всех вместе взятых и вашего громилу надеру, как драных котов.
  -- Предлагаю опрокинуть за это по паре кружечек. - Неожиданно прекратил спор толстяк. - А, как ты считаешь, Громила?
   Рядом с барной стойкой тихо сидел огромный детина с длинными усами и косматой шевелюрой.
  -- Он еще не выпил свой десяток литров, чтобы отвечать на всякие глупости. - Осведомил толстяка бармен. - Ты что, забыл, какой он молчун, когда трезвый?
  -- Опрокинуть, это можно, это хорошо. - Угрюмо ответил косматый.
  -- Бармен! Налей нам... - Оживился толстяк.
  -- Знаю, знаю, чего орать-то... Но, ты же всегда молчишь...
  -- Так старина Грофолд и есть ваш Громила?! - Перебил бармена чернобородый. - И вот он крутил в узел слона?!
  -- Как пить дать, крутил. - Пробубнил лысый, вливая в себя содержимое кружки.
  -- Как пить дать, брехня! - Отмахнулся в ответ чернобородый.
  -- А вот и нет! - Никак не унимался толстяк. - Ты бы сам, у Громилы спросил, брехня, аль нет?!
  -- А чего тут спрашивать, брехня, она и есть брехня!
  -- Вот те зуб!
  -- Брехня первосортная. - Озвучил свое мнение бармен.
  -- Эй, Грофи, старина! Ну скажи же им, а!
   Все замерли. Громила неторопливо опрокинул очередную, десятую по счету кружку, и так же неторопливо повернулся к столику, за которым развернулся столь яростный спор.
  -- Ну и?! - Не выдержал толстяк. - Правда это?!
  -- Вы о чем? - Громила почесал затылок.
  -- Ну это... когда, значит, ты в джунглях-то был...
  -- Брехня. - Не дал договорить лысому Громила. - Мужи, давайте лучше выпьем, а?
  -- Да как ж не выпеть, выпьем... - Отозвался чернобородый. - Вот видите!
  -- А чего тут видеть-то? Никто с тобой и не спорил... А вот еще одна, значится, история...
   Подобное пустое время препровождение длилось еще долго, пока, наконец, ни открылась дверь, и в трактир ни зашел маленького роста пожилой человек с небольшой, слегка уже поседевшей, бородкой. Завсегдатели примолкли. Все, кто жил в трактире, а таких было человек тридцать, уже давным-давно находились в оном, еще несколько человек, кто ходил туда через день, так сказать, тоже уже стояли на посту (хотя стояли, разумеется, далеко не все). Поэтому прибытие любого нового посетителя, обычно принималось с большим интересом. Не то, чтобы странники были такой уж редкостью, но все же, когда с утра до вечера смотришь на одни и те же пьяные морды, хочется какого-то разнообразия.
  -- Приветствуем тебя, добрый путник! - Подал голос толстяк. - Присаживайся, чай устал с дорожки-то, сейчас наш дорогой хозяин трактира нальет тебе кружечку бесплатного пивка.
  -- Вот еще чего. - Буркнул под нос бармен, заполняя живительным напитком литровую кружку. - Размечтались... Милости прошу, дорогой гость!
   Странника быстренько усадили к тому самому столу, за которым, еще минуту назад, так яро спорили чернобородый и компания.
  -- Ну что, - начал лысый, - какие вести у нас сейчас по дорогам-то летают, рассказывай не тяни.
  -- Да вестей-то нынче не мало. - Приятным мягким голосом ответил странник. - Так всё сразу и не расскажешь... постойте-ка, а что это у меня налито, а у остальных... Нет, так дела не делаются. Бармен, заполни-ка остальные кружечки, я плачу.
   В сторону хозяина трактира полетел самый, что ни на есть настоящий, золотой.
  -- Да ты что, дружище! - Бармен выпучил глаза. - Откуда ж в таких скромных заведениях, как мое, найдется сдача с такого-то богатства?! Аль, ты решил купить трактир... тогда еще добавлю склад и десять бочек лучшего вина.
  -- К чему же мне десять бочек, я разве выпью столько. - Усмехнулся странник. - Ты лучше ребяток угости, пускай сегодня отсюда никто не уйдет... пускай всех вынесут.
   Трактир разразился раскатистым пьяным смехом. К барной стойке выстроилась очередь, загремели кружки, зажурчало пиво. Обиженных не осталось...
  -- Ну дела! - Протянул толстяк. - Да ты никак богач настоящий?
  -- Да какой уж там богач? - Махнул рукой странник. - Так, немножко подзаработал, вот теперь езжу трачу, жизнью наслаждаюсь.
  -- Правильно! - Ударил кулаком по столу чернобородый. - Чего их копить-то, деньги эти! Жить надо - наливать, да пить! Ну, правильно ведь я говорю?... А то был вот у меня один родственничек, копил, копил всю жизнь, а погулять так и не успел, в армию забрали, об вражеские мечи порвался!
  -- Да не было у тебя никакого родственничка! - Сощурился бармен. - Не должен мне никакой другой Варсон, кроме тебя.
  -- Так он не здесь жил-то.
  -- Все равно, брехня. - Отмахнулся бармен.
  -- Ну нету, ну брешу. - Опустил голову чернобородый. - Так разве об этом речь-то? Речь о том, что надо всю жизнь с друзьями пиво пить, да истории их слушать... Вот сейчас, нам добрый путник, поведает какую-нибудь интересную новость, правильно я говорю?
  -- Да от чего ж не рассказать, расскажу. - Странник откинулся на спинку стула. - Такую новость слышал я, мужи. Будто бы сам Карс Миротворец решил вдруг собрать войско, да двинуть вместе с ним на запад. Вот так вот.
  -- Ну и ну! - Удивился толстяк. - Это что же получается, тот, кто мир кругом всю жизнь чинил, взялся с войной в шутки играть?!
   Постепенно к их столику стали стягиваться и остальные любопытные посетители трактира.
  -- Вот именно. - Щелкнул пальца странник. - В том-то весь и интерес, в том-то вся и... как ее, изюма куль, в общем. Говорят, что и Джил Гулага отдаст ему часть своих войск, а сам потом возьмет часть завоеванных земель, еще говорят...
  -- Да быть такого не может! - Встрял лысый. - Чтобы сам Гулага, да отдал кому-то свою армию, ни в жизни не поверю!
  -- Еще как отдаст. - Возразил ему Громила. - Поверь мне, уж я-то в политике секу.
  -- В политике бог - я. - Вмешался толстяк. - И вот, что я вам скажу...
  -- А вот, что скажу вам я! - Перебил его чернобородый. - Всё это брехня породистая и ничего боле! Байка, обыкновенная байка!
  -- Ну а что с этого? - Улыбнулся странник. - Конечно байка. Вы хотели услышать интересную новость, я рассказал, а то, что байка, какая разница... Или, может быть, вы желаете послушать правдивые вести, так я сейчас расскажу... В Одоре снова половодье, урожай не уродился, а в Гаране, наоборот, поспела вот такущая морковь...
  -- Да ну вас! - Сморщился толстяк. - Лучше уж брехня, чем такие вот морковные сводки. Давайте лучше байки.
   Трактир огласился веселым смехом.
  -- Давайте. - Согласился лысый. А еще, давайте выпьем. Бармен!
  -- Знаю, знаю, чего орать-то...
   Они еще долго рассказывали друг другу различные небылицы, постоянно оспаривая разные, совершенно незначащие детали, стучали себя в грудь, клялись в правде и пили, много-много пили. Несколько баек озвучил даже чернобородый, чуть больше, толстяк, а уж лысый-то обрушил на слушателей такую гору выдуманных на ходу историй, что хватило бы на три дня. Но больше всего, конечно, рассказывал странный путник, так удачно появившийся в трактире. Его баички были просто чудесными, иногда, даже казалось, он был не старым странником, а опытным оратором, так сладко звучал его мягкий голос. Правда, в конце, он стал как-то всё больше и больше слушать, нежели рассказывать, наверное устал, да и не мудрено, время-то было, уже добрых часа три ночи.
  -- ...А потом, он прыгнул, словно кошка, и голыми руками, представляете, голыми руками, поймал того мангуста! - Закончил очередную историю лысый.
  -- Бре-е-ехня. - Уныло протянул чернобородый. Но на него уже никто не реагировал.
  -- Это еще что! - Оживился толстяк, вспомнив, что он охотник. - Тут мне один приятель рассказывал, мол, гнали они зверя один раз раненого, долго гнали, три дня, по всем джунглям, по всем болотам...
  -- А оно им было надо? - Осведомился Громила.
  -- Дык, зверь-то тебе не лис какой блохастый! - Обидевшись, что его перебили, огрызнулся толстяк. - Зверь-то, настоящий, Жайгарский саблезубый тигр! Ты подумай своей башкой-то тупой, сколько такая шкура-то стоит?!
  -- А, ну это да, это совсем другое дело...
  -- Так что дальше-то было. - Вмешался бармен. - Поймали тигра-то этого, аль пережрал он их всех.
  -- А дальше-то, значится, заловили они тварь эту хищную... уж как удалось им это, не ведомо мне, но вот что интересно-то было...
  -- Знаете, что...
  -- Знаем, продолжай.
  -- Ну так вот, заарканили они зверюгу эту, а хвоста-то у нее, ать, и нет!
  -- Как нет?! - Оживился, уже начавший клевать носом, странник.
  -- Да вот так и нет! Один обрубок маленький торчит и все... И главное, не отсечен хвост-то тот был, а, как бы это сказать, оторван что ли.
  -- Оторван?! - Чернобородый ударил кулаком по столу. - Ну ты уж совсем заврался! Чтоб у Жайгарского тигра, и хвост оторвали, да где ж такое видано!
  -- Они ведь и не дерутся друг с дружкой. - Добавил озадаченный лысый. - И врагов у них нету совсем. Да, странно.
  -- А когда это было? - Неожиданно серьезно спросил странник. - Уж не месяц ли назад?
  -- Да нет. - Вдруг возразил толстяк. - Не месяц и не два. Уж года три минуло с тех времен, так сказал мне мой приятель.
   В глазах странника появился странный огонек.
  -- И где же этакая забава случилось-то... - С видимым интересом спросил он, немного прищурившись. - Ну, в смысле, ясно что в джунглях, да только в каких местах-то?
  -- Ясно в каких. - Толстяк опрокинул в себя очередную кружку. - В Харафских местах охота шла, где еще ты тигра-то саблезубого отыщешь?
   Странник довольно щелкнул пальцами и снова откинулся назад.
  -- Да что ты его слушаешь! - Наконец опомнился чернобородый. - Брешет же, шакал вонючий, как есть, брешет.
  -- Не без этого. - Согласился с ним лысый, не смотря на то, что обычно поддерживал подобные байки. - Да и рассказано плохо. Давай-ка, добрый путник, мы лучше твой рассказ опять послушаем. У тебя, поди, куда как узорней выходит.
  -- Рассказ? - Глаза странника весело забегали, на устах появилась едва заметная улыбка. - От чего ж не рассказать, расскажу... Такую вот историю слышал я, мужи. Мол, ходит нынче по землям странный человек. Уже не молод, но и не стар, не высок, да, поди, не чересчур уж и низок, обычный, в общем, самый обычный мужичок... ну, вот меня, кстати, взять, для примера... да-да, думаю, на меня-то он и похож. Ну так вот, странствует этот человек по всем, каким только возможно, людским поселениям, заходит в такие вот трактиры и бары, пьет пиво, как все нормальные мужики, разговаривает, смеется, байки разные рассказывает, чужие сплетни слушает, а потом...
   Трактир затаил дыхание.
  -- ...а потом, когда надоедает ему это бездарное занятие -продолжал странник таинственным голосом, - берет он первое, что попадается под руку, ну, типа ножа столового или бутылки, и...
  -- И что, что делает?! - Не вытерпел кто-то из посетителей.
  -- Да уж и не знаю, что такого, да только заходят потом в заведение то, а там, всё трупами увешано разорванными и кровь кругом льется, и нет ни одного живого тела там, одни лишь раскореженные изуродованные тела. Такая вот история, мужи.
   Несколько секунд в трактире стояла гробовая тишина. Даже чернобородый не осмелился вставить свою излюбленную реплику, онемев от ужаса.
   Неожиданно, на лице странника появилась широкая улыбка, а еще через секунду, он задорно захохотал.
  -- Поверили! А-а-хаха, как есть, поверили! Ну даете, ну даете, в.. ха-ха-а... в такую брехню и поверили!
   Через мгновение к его заразительному смеху добавились кряхтящие звуки толстяка, потом бассивный хохот чернобородого и противное хихиканье лысого, а еще через секунду, весь бар упал со стульев, вытирая слезы и кряхтя от сковавшего их неудержимого смеха...
  
   Дверь трактира, слегка скрипнув, плавно открылась. На улицу медленно вышел странник. Свет тускло горящих при входе факелов придал его лицу дополнительную загадочность. Мягкий и теплый ночной ветерок, скользнув по коже, развеял седые пряди волос.
   Странник глубоко вдохнул в себя свежий воздух и на несколько секунд задержал дыхание, а потом, с облегчением выдохнул обратно, издав характерный шипящий звук. На губах появилась усталая улыбка.
   Пару минут, он просто стоял на месте и наслаждался тишиной, потом, не торопясь, достал из кармана старенькую деревянную трубку, набил душистый табак и закурил.
   Послышались чьи-то тихие шаги.
  -- Эй, ты кто? - Раздался тревожный женский голос через несколько секунд.
  -- Да, так, никто. - Улыбнулся он в ответ. - Просто бедный старый путник.
  -- М-м, понятно. - Из темноты вышла женщина средних лет с белым платком на голове. - А то, знаешь, ходят тут всякие.
  -- И путь мой подошел к концу. - Едва слышно добавил он.
  -- Что-что? Не поняла.
  -- Ничего, девонька, ничего. - Снова улыбнулся он.
  -- Ты оттуда? - Перевела тему женщина, указав рукой на дверь трактира.
   Странник легонько качнул головой.
  -- Не правда ли, сегодня отличный вечер? - Спросил он, посмотрев на звезды и немного отведя руку с трубкой в сторону. - Посмотри, какой великолепный воздух.
  -- Странный ты какой-то. - Ответила женщина. - Хм, а что это шума-то привычного не слышно? Где крики, где гамм? Неужто так напились, что орать уже не могут?
  -- Отдыхают. - Высказался странник, выпустив из губ струйку дыма.
  -- Ладно, - нахмурилась женщина, - некогда мне здесь с тобой болтать, пойду муженька своего в чувства приводить.
  -- Иди, девонька, иди. - Улыбнулся он. - Да и мне пора... прощай и удачи.
   Невысокая фигура Кринта Ла-Кру плавно исчезла в ночной мгле.
  -- Хм... Попадаются же чудаки.
   Женщина развернулась и быстрым шагом вошла в трактир.
  -- А..... Ыг-г..г..А-а-а!.... А-а-а-а! А-а-а! И-иии-а-а-А-а-А! А-А-А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!
  

Глава 2.

  
   Джимми бежал вверх по крутому склону, пробираясь через густые заросли благоухающих кустарников. Свежий утренний ветер приятно окутывал лицо и руки. Кругом летали огромные бабочки, способные одним лишь взмахом крыла убить небольшую птичку, коих здесь кружило ничуть не меньше. Местами попадались гигантские валуны, заросшие изумрудным мхом и небольшой мягкой травкой. Джимми бежал, бежал и улыбался. Нет, его ничего не смешило, и он не вспомнил чего-то забавного, просто бывают такие вот дни. Дни, когда хочется жить.
   Наконец заросли начали редеть, плавно сменяясь различными папоротниками, а вскоре и просто густой высокой травой и великолепными, невиданной красоты, цветами. Склон постепенно приобретал все более и более пологие черты, подниматься стало заметно легче. Джимми уже ни сколько бежал, сколько прыгал с камня на камень, дабы не запутаться ногами в высокой траве. Он резко свернул куда-то вправо, оказавшись на берегу бурной горной речки, и, не сбавив скорости, запрыгал по высунувшимся из-под воды гладким валунам. Через несколько секунд он уже был на самом краю пенящейся бездны гигантского водопада, того самого, что ниспадал возле их лагеря, нарушая идиллию тренировок своим грубым грохотом. Здесь же, на высоте, было совсем не шумно, лишь слабое журчание огибающей камни воды, да далекий, едва слышный гул снизу.
   Открывшийся перед Джимми вид поистине потрясал. Тут тебе и далекие горы, окутанные голубоватой дымкой, и искрящаяся змейка убегающей в даль реки, и кричащие всеми оттенками зеленого джунгли, ну и, конечно (куда ж без этого), целая куча радуг, причем, как небесных, так и от брызг водопада.
   Джимми медленно набрал полную грудь свежего воздуха, задержав на устах довольную улыбку... Зевок получился, что надо. Сколько Нэйт ни приучал его вставать с первыми лучами солнца, Джимми так и не добился от своего организма выполнения подобного безумия. Солнце уже поднялось довольно высоко. Эх, шесть утра - прекрасная пора!
   Он еще пару минут стоял на самом краю водопада с расставленными в сторону руками, пока сбоку ни послышался знакомый детский голос.
  -- Джи-и-ми, ты тут?!
   Юный император ничего не ответил.
   Через несколько секунд, из зарослей высунулось озадаченное лицо Кирта, увидевшее то, чего искало и, сразу же, широко улыбнувшееся.
  -- А, вот ты где прячешься!.. Тоже мне, друг! Взял, ускакал куда-то, ищи его, бегай!
   Джимми по-прежнему ничего не ответил, оставаясь стоять боком к приятелю. Киртли сделал несколько мягких беззвучных прыжков, буквально через мгновение оказавшись рядом с ним.
  -- С днем рождения тебя, Джимми! - Кирт, застенчиво улыбнувшись, хлопнул друга по плечу. - Шестнадцать лет! Да-а, вот это возраст!
  -- Посмотри, какой чудесный сегодня день. - Отчужденно бросил Джимми. - Ведь правда? Ты только погляди, какой воздух, какая погода.
  -- Джимми, ты чего, не выспался?
  -- Иногда мне кажется, - продолжал юный император, - что во всем этом и есть главный смысл...
  -- С каких это пор ты стал философом?! - Кирти по-дружески, но от того ни чуть не менее больно, ткнул Джимми в бок.
  -- С этих самых! - Сладкая нирвана на лице Джимми мгновенно сменилось привычной раздраженностью. - Решил вот попробовать пять минут назад, но видать, не мое это - очень не понравилось, все время пристают всякие глупые дружки с их не менее глупыми вопросами и тычками в ребра!
  -- Это я-то глупый?! На себя...
  -- Так, тебе чего вообще от меня надо?!
  -- Поздравить пришел. - Кирти опустил голову, вспомнив, что сегодня "дурак" - он.
  -- Отлично! Гони подарок!
  -- И чего же ты хочешь на день рождения? - Улыбнулся Кирт.
  -- Хочу задать тебе хорошую взбучку, и чтобы в ответ, ты не обжигался своей магией!
  -- Ну, со взбучками, это к Нэйту. - Кирти уже понял, что Джимми, не смотря на свой грозный вид, всего лишь играет, а значит можно издеваться над ним дальше.
  -- Нет, ты не понял. - Джимми тоже невольно улыбнулся. - Я не хочу получить взбучку, я сам хочу задать ее кому-нибудь.
  -- Кому-нибудь, это кому?
  -- Ну, лучше всего, конечно, Нэйту... Но, коли это представляется маловероятным, для начала подойдешь и ты. - Джимми выполнил молниеносную саечку.
  -- А-а! - В ответ, Кирти окатил друга водой, зачерпнув целую ее горсть с помощью невидимого сгустка энергии. Уж что-что, а телекинезом за два с половиной года, он овладел в полной мере.
  -- Спасибо тебе, дружище! - С веселой злостью крикнул Джимми, отряхиваясь от воды. - Это был лучший подарок в моей жизни!
  -- Неа, держу пари, подарок Нэйта будет еще лучше. - Кирт скривил лицо, умело изобразив своего учителя. - "Дорогой Джимми, дарю тебе лишнюю тысячу приседаний".
  -- Хм,... знаешь, Кирт, я конечно понимаю, что подарки не передаривают, но, думаю, иногда можно сделать и исключение из правил...
  -- Стой, стой, или так. - Не прореагировал Кирти на ответный укол друга. - "Снимай свой пояс Хранителя, сегодня будешь драться без него"... "Ты чего, совсем спятил, у меня же день рождения!"... "Ну вот я тебя сейчас и поздравлю!"
  -- Да ну тебя! - Джимми, засмеявшись, попытался сделать еще одну саечку, но на этот раз Кирт ловко укрылся (что, собственно, не помешало окатить юного императора очередной порцией ледяной воды).
  -- Нет, если честно, - продолжил Джимми, когда "страсти" улеглись, - я думаю, Нэйт скажет что-нибудь в стиле: "А что, у кого-то сегодня день рождения... у Джимми?!.. Шестнадцать?!.. Ясно, с этого возраста, все нагрузки увеличиваются в четыре раза!"
  -- Да не, вряд ли. - Киртли почесал нос. - Когда мне исполнилось тринадцать, Нэйтин меня поздравил.
  -- Чего-то я не припоминаю такого.
  -- Конечно не припоминаешь, ты ведь целый день ловил какую-то там макаку... А кстати, зачем ты это делал?
  -- Ха, ну и вопросик! Затем же, зачем я делаю тысячи отжиманий для "разогреву" - по спонтанному возникновению в больной голове Нэйта очередной идеи улучшения моих навыков машины для разрушения.
  -- Да уж, не повезло тебе. - Продолжил подкалывать друга Кирт. - И главное, всё ведь напрасно.
  -- В каком смысле?
  -- Ну, в том смысле, что я, в отличие от тебя, совсем не тренируюсь, а, тем не менее, при помощи парочки простеньких заклятий легко смог бы порвать тебя, как птенца.
  -- Ах так значит. - Джимми прищурился. - Тогда, может сейчас и попробуешь?
  -- Ну, если ты настаиваешь... - Вокруг рук Кирта начало появляться слабое белое свечение.
   Джимми резко схватил друга за запястья и соединил его ладони друг с другом. По глазам ударила яркая вспышка, по ушам страдальческий крик Киртли, а по губам, довольная улыбка.
  -- Ты чего, совсем свихнулся, больно же! Так ведь и руки оторвать не долго... А-а!..
   Джимми схватил маленького мага за шиворот и с силой швырнул в пропасть.
  -- Кто последний, тот дурак! - Исправил положение тот, успев выкрикнуть "заветную" фразу.
   Джимми недовольно что-то прорычал себе под нос, но все-таки последовал за Киртом, выполнив красивый прыжок головой вперед и в бездну.
   Мчащаяся вниз маленькая фигурка Кирта уже почти исчезла из виду, затянувшись белой пеленой мелких брызг. Джимми вытянулся в струнку и, прокручиваясь вокруг собственной оси, устремился вслед. Маленький маг допустил грубейшую ошибку, летя слишком близко к падающей воде, мелкие капельки создавали большое сопротивление. Джимми не составило особого труда догнать зазнавшегося друга и ткнуть его в бок.
  -- Ах ты! - Кирти на мгновение потерял ориентацию в пространстве, закрутившись кубарем. - Ну держись!
   Смеющаяся фигура Джимми безжалостно удалялась. Киртли быстро занял вертикальное положение, вытянув одну ногу в струнку, а вторую поджав в колене.
  -- До встречи внизу! - Дерзко крикнул снизу юный император.
   Кирти выставил руки в стороны, немного развернул ладони подобно лопастям и, собрав все силы, закрутился вокруг своей оси. Расстояние до Джимми стало уменьшаться, но времени, чтобы перегнать его, уже не было. Юный император, вошедший в штопор, явно не собирался сдаваться, надо было срочно предпринимать какие-то экстренные меры. И тогда, Кирти, собрав в кулак всю свою силу, мощным толчком энергии направил тело Джимми прямо на пенистую стену водопада.
  -- Пока, дружок! - Успел выкрикнуть Кирти, пролетая рядом с запутавшимся в воде юным императором. - Будешь знать, как связываться с чародеями!
   Однако маленький маг слишком расслабился, уже приготовившись к приземлению. Джимми каким-то непонятным усилием вырвался из водяной стены и, используя её плотность себе во благо, побежал вниз по струям водопада.
   До земли оставались считанные метры, когда чья-то рука схватила Кирта за воротник и резко дернула вверх.
  -- Извини, но у тебя изначально не было шансов! - Послышался пролетающий рядом голос юного императора.
   Джимми для разнообразия сделал тройное сальто и, вытянув руки вперед, идеально вошел в бурлящую поверхность реки. Через мгновение в метре от него неуклюже плюхнулось ругающееся тело Кирта...
  
  -- Ну ты, наверное, догадываешься, что я сейчас скажу. - Буркнул Киртли, когда они выбрались на берег.
  -- О дне рождении, и о том, чтоб я не заплакал? - Спросил Джимми.
  -- Совершенно верно, именно об этом... Надеюсь, мы теперь в расчете?
  -- В смысле?
  -- В смысле, не буду я тебе сегодня больше поддаваться! И одного раза хватит, считай, это был подарок.
  -- Сейчас дядя Джимми вырвет тебе сердце. - Спокойно констатировал юный император.
   Кирт рванул в сторону, Джимми кинулся за ним. Оба разразились беззаботным веселым смехом.
   Однако их игра продолжалась не долго, из-за деревьев появилась улыбающаяся фигура Нэйта, прятавшая за спиной какой-то предмет.
  -- Ого, похоже, тебя сейчас отвалится. - Киртли ткнул локтем в живот Джимми. - Вижу, наш учитель не в меру расщедрился...
  -- Дорогой мой Джимми, поздравляю тебя с днем рождения! - Начал Нэйтин. - Желаю удачи и счастья, а также, чтобы ты побыстрей освоил веерную защиту!
  -- Веерную защиту я освоил еще год назад, но все равно, спасибо. - Улыбнулся в ответ Джимми.
  -- Да, но пока она работает, только когда Джар прибывает в состоянии клинка, а что ты будешь делать с боевым молотом... Но, все равно, пожалуйста. - И Нэйт вручил юному императору свой подарок - какую-то котомку перевязанную ленточкой.
  -- Что это?
  -- Там, внутри плод чудесного растения под названием агавара! Мне пришлось обрыскать полджунглей, чтобы отыскать этот изысканейший деликатес.
  -- Спасибо. - Неуверенно ответил Джимми, беря подарок дрожащими руками - обычно, принимать еду из рук Нэйтина было мало что глупо, но еще и крайне опасно.
  -- Я, конечно, понимаю, что подарки не передаривают, но кто-то недавно обещал сделать исключение. - Вмешался Кирт.
   Джимми с радостью передал страшный груз в руки маленького мага.
  -- Но это не все, - продолжал тем временем Нэйт, - есть у меня для вас и еще один подарок.
   Друзья переглянулись, Джимми закатил глаза.
  -- Уж не обещание ли приготовить плод этого агаблаблара самому? - Осведомился Кирт.
  -- Не совсем. - Почесал подбородок Нэйтин. - На самом деле, я хотел отвести вас в Хараф. Через три дня там будет праздничный карнавал, так что на трех скромных чудаков не обратят никакого внимания.
   Друзья онемели от так неожиданно свалившегося на их головы счастья.
  -- Но не радуйтесь раньше времени. - Нэйт на всякий случай сделал серьезное лицо. - Прежде, чем мы отправимся в город, вам предстоит сдать небольшой экзамен.
  -- Экзамен?! - В один голос выкрикнули Джимми и Кирт. Похоже, веселье откладывалось на неопределенный срок. - Какой еще экзамен?!
  -- Ну тебе, например, Киртли, надо будет оторвать один из лепестков какого-нибудь цветка, не задев при этом остальные.
  -- Что за бред?! - Возмутился Джимми. - Он уже молниями во всю шарашит, а ты хочешь какой-то там драный лепесток! Это же элементарно!
  -- Да откуда тебе знать, что элементарно, а что нет? - Повысил голос Нэйт. - Одно дело, применять разрушительную силу, а другое, искусно и тонко с ней обращаться. Это как с рыбой, поймать одну гораздо труднее, нежели закинуть невод и вытащить сразу пару килограмм.
  -- Ой, вот только смекалку здесь свою не надо демонстрировать! - Джимми упер руки в бока. - Сейчас сам увидишь, как легко Кирт сдаст твой экзамен.
  -- Да жуть сложное задание! - Взмахнул руками маленький маг. - Мне ни в жизнь не справиться!
   В эту же секунду из его рук вырвалась маленькая огненная бабочка и, оставляя за собой искрящийся свет, порхнула к ближайшему цветку, без особых усилий оторвав один из его лепестков.
  -- Жуть сложное! - Передразнил друга Джимми.
   Киртли показательно плюхнулся наземь, вытирая рукой якобы выступивший на лбу пот.
  -- Замечательно, ученик! - Воскликнул Нэйт. - Можешь собирать вещи, экзамен ты сдал!
   Маленький маг, как ни в чем не бывало, вскочил обратно на ноги и, напевая какую-то веселую песню, бросился в сторону лагеря...
  -- Ну! - Фыркнул Джимми, когда Кирт скрылся из зоны видимости. - Давай, веди меня!... Где там твоя полоса препятствий с булатными резаками, шипами и жерновами?!
  -- Чего? - Потупился Нэйт.
  -- Да так, ничего. - Отмахнулся Джимми. - Я просто хотел сказать, что готов... Надо же, слово-то какое придумал, экзамен! Экзамен сдают с листком бумаги и пером, а здесь, я так понял, будет какое-нибудь испытание огнем!... Впрочем, ладно, куда идти, что делать?
  -- Следуй за мной, - усмехнулся Нэйт, - и Джар свой не забудь.
  -- Драться будем. - Угрюмо констатировал Джимми. - Тебе захватить пояс или ты так?
  -- Да нет, не надо... И свой не бери, - в глазах мага мелькнула загадочная искорка, - думаю, он тебе сегодня не понадобится.
  -- Нэйт? - Тревожно спросил Джимми. - Что ты задумал, а?
  -- Сейчас сам увидишь. - Отговорился маг.
  -- Не нравится мне все это... Давай, я лучше что-нибудь у чего-нибудь оторву, лепесток, например, какой или там цветочек. Да и пойдем себе на карнавал спокойно... Нет, ну почему Кирту всегда такие детские задания?!
  -- Потому что он и есть дитя.
  -- Угу, а еще, потому что он твой любимчик, а я...
  -- А ты мой друг! - Закончил за юного императора Нйэтин. - Согласись, глупо считать нас учеником с учителем. Настоящий ученик называет своего наставника мастером и не издевается по делу и без дела, как это делаешь ты. Да и настоящий учитель, ведет себя, мягко скажем, несколько иначе... А что на счет Кирта, так это ты действительно прав, как может быть не любимчиком тот, кто готовит тебе еду?... Или может ты хочешь вскакивать туда-сюда по ночам?
  -- Ладно, извини. - Джимми виновато опустил голову. - Пойдем. Где там твой экзамен?
  
   Они вернулись к руслу реки и пошли вниз по течению. Путь оказался несколько длиннее, чем предполагал Джимми. Река чуть сузилась и стала намного чаще поворачивать, образуя широкие спокойные заводи с пологим песочным берегом. Юный император не так часто забредал в такую даль, он вообще не очень-то "долюбливал" воду - все эти гигантские черепахи, ядовитые плавающие змеи и разного рода хищники, обитающие под заманчивой гладью воды, казались Джимми ни чуть не романтичными, а очень даже мерзкими и противными.
   Наконец, река в очередной раз круто завернула, и взору юного императора предстало какое-то странное шестиугольное мощение из бревен, высотой, примерно, в метр, а в диаметре метров пятнадцать.
  -- Так вот зачем я валил и таскал те деревья на прошлой недели! - Воскликнул Джимми. - Ха, но зачем все это?
  -- Понимаешь ли, - Нэйт провел рукой себе по затылку, - я здесь наловил немного крокодильчиков и посадил в этот загон, чтобы...
  -- Фу! Какая мерзость! - Джимми скорчил физиономию. - И давно ты занимаешься разведением этих тварей?!
  -- Да я не в том смысле. - Покраснел Нэйт. - Ты что, не понял, это же ринг, шестиугольный ринг.
  -- Да-ну! - Джимми изобразил одобрительное удивление. - А аллигаторы там есть?
  -- Конечно. - Довольно улыбнулся Нэйт.
  -- Вот это да!.. Всегда мечтал узнать, кто сильнее, крокодил или аллигатор! Чур я за крокодила!.. Или ты там команда на команду затеял? Тогда ставлю свои сапоги на то, что в финале всех порвут кайманы, они хоть и маленькие, зато шустрые.
  -- Хватит пороть чушь! - Рявкнул Нэйтин. - Ты что, думаешь я корячился с этими бревнами, чтобы ты смог сделать ставку и, в результате, проиграться вдрызг?!
  -- А почему это проиграться?
  -- Да потому что слабаки эти твои кайманы!
   В этот момент они подошли к загону и Джимми заглянул внутрь. Крокодильчики, как выразился Нэйт, защелкали своими милыми зубками, увидев два подошедших куска мяса.
  -- Какой ужас. - Джимми снова скорчился. - Где ты наловил такое количество уродов?
  -- Да ладно тебе, - отмахнулся Нэйт, - какое там количество, всего-то десять штук... В принципе, можно было натаскать и побольше, только тогда, думаю, тебе уже было бы тяжело бегать.
  -- В одном ты прав. - Спокойно констатировал Джимми. - Ставки здесь совершенно не уместны - тот десяти метровый аллигатор порвал бы всех в одно мгновение. К тому же... Бегать?! Мне бегать?! Ты спятил?! Я ненавижу этих скользких тварей!
   Нэйт, ничего не отвечая, схватил Джимми за руку и с силой швырнул в загон. Юный император плюхнулся животом на влажный песок и, прокатившись по нему несколько метров, оказался в самом центре. Зеленые твари бросились в атаку.
   Казалось, ничто уже не спасет Джимми от растерзания в мелкие клочья, однако, пока зеленые бестии совершали свои прыжки, он успел подняться на ноги, сделать пару ленивых шагов в сторону и, подавив искусственный зевок, махнуть мечом. Крокодилы бесполезно заклацали зубами по опустевшему пространству, которое буквально мгновение назад занимал такой лакомый кусочек. Раздался беспомощный рык - один наиболее шустрый кайман обнаружил, что его хвост уже ему не принадлежит. Оружие юного императора, почувствовав на себе свежую кровь, сразу же приобрело форму небольшого бердыша.
  -- Ну как, справляешься? - Усмехнулся Нэйтин.
  -- Это что ль и есть экзамен?! - Задорно крикнул в ответ Джимми, укрывшись от очередной неуклюжей крокодиловой атаки. - Что-то я не узнаю тебя, Нэйт! По-моему, мое задание еще легче, чем у Кирта! Я же говорил... у-ты, гадкий неуклюжец... что надо было доверить мне отрывание лепестка, возможно, тогда я бы и не справился, а здесь...
   Нэйт зло засмеялся.
  -- Чего ты ржешь?! - Огрызнулся Джимми. - Думаешь, эти убожества смогут причинить мне какой-нибудь вред?! Ошибаешься! Я быстрее!
   С этими словами юный император показательно пробежал от одного конца загона к другому, пиная при этом попадавших под ноги беспомощных и озлобленных тварей, которым так хотелось кушать, что они уже чуть ли ни плакали крокодиловыми слезами.
  -- Ошибаюсь?! - Нэйтин продолжал нехорошо смеяться. - А что, интересно, ты будешь делать с этим бердышом? Знаешь же, Джар может меняться не чаще, чем раз в минуту!
  -- Подумаешь! - Надулся Джимми. - Ну да, это не мой излюбленный вид оружия, а что из этого?! Крокодилы все равно...
  -- Да при чем тут крокодилы! - Рявкнул Нэйт. - Они нужны не для того, чтобы ты раскромсал их, когда захочешь, а для того, чтобы помешать раскромсать тебя мне, когда захочу этого я!
   В руках Нэйтина сверкнул меч.
  -- Ой! - Не придумал ничего другого побледневший Джимми.
  -- Вот именно, что ой.
   В следующую секунду Нэйтин атаковал.
   Джимми наугад, можно сказать даже судорожно, выставил бердыш вперед и чуть влево. Получилось. Раздался звонкий удар стали о сталь (самого удара, разумеется, видно не было).
  -- Надеюсь, ты понимаешь, - обиделся Нэйт, - что не изучай ты мою технику в течение двух лет, был бы уже разрублен пополам!
   Джимми ничего не ответил, разговор мешает концентрации.
   Нэйтин снова атаковал. Юный император сделал резкий шаг назад и со страшной скоростью закрутил перед собой своим оружием. Делал он это, разумеется, не для того, чтобы отбить удар Нэйта, это сейчас было невозможно, а для того, чтобы, используя инерцию бердыша, выполнить резкий прыжок через одного из аллигаторов. Молодой маг со злости полоснул, так неудачно подвернувшуюся, зеленую тварь. Толстая шкура выдержала, на спине рептилии остался только небольшой порез, однако бедной зверушке хватило и этого, чтобы заверещать от боли и, метнувшись в сторону Нэйта, подарить Джимми еще несколько драгоценных метров для отступления.
   Однако ученику Рэйнфоса хватило буквально мгновения, чтобы снова сблизиться со своей жертвой - Нэйтин уперся одной ногой о хвост беспомощно пролетевшей рядом рептилии и со всей силы врезал плоской стороной лезвия по ее голове. С бешенным рыком страшный аллигатор ударил своим хвостом, подбросив Нэйта аж на три метра. Молодой маг сделал какое-то непонятное сальто, придавшее его телу дополнительное ускорение, и провел молниеносный удар по едва успевшему поставить блок юному императору.
  -- А я неплохо тебя учил. - Констатировал Нэйт, попытавшись таким образом отвлечь Джимми от боя.
   Но фраза оказалось правдивой и юный император, вместо того, чтоб отвлечься, толкнулся о бердыш, как о шест и, провернувшись в воздухе, метнулся в самую гущу крокодилов. Однако, Нэйтин, похоже, перестал играть в неумелого война, производящего всего десять ударов в секунду. Молодой маг понял задумку Джимми и, резко оттолкнувшись от земли, оказался возле рептилий буквально на мгновение позже него.
   Юный император принял единственно правильное решение в подобной сверх критической ситуации - упал на песок и выставил конец длинного бердыша прямо перед собой. Конечно, реши Нэйтин порубить Джимми на самом деле, он бы сделал это через долю секунда, просто присев на корточки и отрубив тому ноги. Но молодому магу было неохота опускаться до уровня безмозглых аллигаторов, как, впрочем, и делать лишнее приседание, поэтому он попытал счастье в колких ударах сверху.
   Покрасневший от напряжения Джимми завертел оружие в руках, отбивая почти невидимые глазу удары своего учителя. Воздух наполнился звенящим гулом. Однако долго это продолжаться не могло, силы подходили к концу, да и к тому же, краем глаза юный император заметил, как самый большой аллигатор примастырился прямо возле его головы и уже начал захлопывать свою ужасную пасть.
   Удар! Звон! Удар, замах, удар! Звон, блок, звон! Свист, удар! Звон, проворот! Удар! Блок, бросок в сторону, прокрут! Щелчок зубов!
   Джимми каким-то чудом умудрился откатиться в сторону, избежав немедленной смерти от клинка Нэйта или медленной от зубов крокодилов. Юный император вскочил на ноги. Сердце колотилось, как бешенное, мысли путались - удивительно, обычно его учителю хватало нескольких секунд, чтобы из груди Джимми посыпались яркие искры, а здесь, он терпит неудачу уже добрые тридцать пять секунд.
   Джимми окутало какое-то абсолютно новое ощущение. Нет, сражаться, надев на себя пояс Хранителя, совсем не то - бой там скорее походит на безобидную игру, нежели на смертельную схватку, а здесь... здесь, пропитанный адреналином, организм начинает вытворять такие дикие вещи, что, порой, кажется, ты неуязвим. Джимми вышел на совершенно новый уровень боя и сейчас прибывал в относительном замешательстве - страх перед смертью смешался со сладким удовольствием от драки.
   Нэйт, не долго думая, применил в атаке веерную защиту. Юный император попытался отбить несколько скользящих ударов, но тщетно. Бердыш со звоном вырвался из рук и упал на мягкий песок.
   И тогда Джимми в отчаянии схватил за хвост попавшегося под ноги небольшого каймана и начал крутить им восьмерки, не давая Нэйту приблизиться.
  -- Очень смешно! - Рявкнул тот.
   Его меч снова закрутился полупрозрачной сферой, забрызгав обоих противников густой кровью зеленого бедняги. Это была безусловная ошибка молодого мага - ошметки на мгновение затормозили атаку, и Джимми, совершив быстрый кувырок, сумел подхватить Джар с земли. На устах юного императора мелькнула довольная улыбка. Минута прошла, крови хватало и подавно - в его руке засверкала серебряная шпага. Джимми оказался в своей родной стихии.
  -- Ну что ты лыбишься?! - Прорычал Нйэтин. - Сейчас злобный учитель порежет тебя на ломтики!
   В отличие от Джимми, молодой маг проводил один из сложнейших боев в своей жизни - удивительно непривычно драться во всю силу и, в то же время, пытаться случайно не убить своего противника. Правда, сейчас этот негодный противник и сам не очень-то позволял этого делать.
   Нэйтин провел целую серию зубодробительных ударов, воздух от которых наполнился свирепым визгом, но не тут то было, в руках Джимми уже был не тяжелый неповоротливый лом, а легкая и верткая струйка стали, без труда отбившая все до единого удары.
   И вдруг, Джимми, к великому своему удивлению, увидел, как плечо Нэйта на мгновение осталось незащищенным, пока тот выполнял ложный финт. И тогда юный император, вложив всю свою ловкость, выстрелив в сторону учителя. Джимми успел увидеть, как расширяются удивленные глаза Нэйта, но было поздно, молодой маг уже ничего не мог поделать. На лице юного императора мелькнула радостная улыбка. Вот она, острая шпага! И ничто ее не остановит!
   И вдруг, Нэйт каким-то непонятным движением перекинул свой меч в другую руку и резко вскинул ее вверх. Оружие Джимми со свистом врезалось в возникшую перед ним сталь, со скрежетом высекая целый сноп ярких искр. По кисти юного императора ударила страшной силой отдача. Лишь чудом удалось ему удержать вибрирующий эфес, скомпенсировав толчок падением на пятую точку.
  -- Что это было?! - На лице Нэйтина читалось веселое искреннее удивление. - Я не ошибся, ты ударил меня?!.. Ты, жалкий прыщ и ударил?! Меня?!... Да как ты посмел!
   Джимми просиял от удовольствия.
  -- Ну что ж, убогий червяк, за такую наглость ты умрешь! - Продолжил Нэйт, не скрывая улыбки. - И можешь не защищаться, это тебе не поможет!
   Но Джимми защищался и защищался успешно. В страшном вихре устремился Нэйтин в решающую атаку, но юный император уже поймал кураж и был абсолютно неотразим. На целую минуту наполнился воздух звенящим гулом, все, еще оставшиеся в живых рептилии, буквально через несколько секунд перестали существовать, исчезнув в стальном урагане - это был лучший бой в жизни Джимми!
  
   Кирти уже успел собрать все вещи, когда изорванные и запачканные кровью "драчуны" вернулись обратно в лагерь.
  -- О боже, Нэйтин, чья это кровь?! - Воскликнул он, увидев друзей. - Кто из вас кого так порезал?!
  -- Успокойся, - отмахнулся молодой маг, - это не наша кровь.
  -- Так вы не дрались?! - Удивился Киртли. - А в чем же тогда экзамен?... Хм, и откуда тогда кровь?
  -- Это кровь крокодилов. - Начал Нэйт. - Неуклюжие бестии очень сильно мешали...
  -- Дрались! Еще как дрались! - Перебил учителя Джимми. - И я ему чуть глотку не порвал!
  -- В каком смысле? - Не понял Кирт.
  -- В смысле, что этот червь один раз посмел меня ударить. - Разъяснил ситуацию Нэйт.
  -- Смело. - Лицо Кирта выразило заметное удивление.
  -- Не смело, а глупо. - Поправил маленького мага Нэйт. - Я мог убить его в любую секунду.
  -- Ну конечно! - Обиделся Джимми. - Сам чуть связки не порвал, а еще... убить он мог!
  -- А крокодилы здесь причем? - Поменял тему Кирт.
  -- Да уже, собственно, не причем. - Пафосно констатировал Джимми. - Мы пустили их трупы вниз по течению.
  -- Изверги. - Лениво заметил Кирт. - Ладно, пора убираться отсюда. Карнавал ждет.
  -- Убираться? - Удивился Нэйт. - А ты что, уже собрал все вещи?
  -- Разумеется. - Киртли вручил магу его дорожную сумку. - Всё здесь.
  -- А, кстати, нам долго тащиться до этого Харафа? - Поинтересовался Джимми.
  -- Да нет, что ты. Километров сто, не больше.
  -- Сто километров!.. Может я тоже в сумочку залезу, вздремну малек, а?
  -- Очень смешно, Джимми. - Нэйт убрал сумку себе за спину. - Давай-ка лучше найди чью-нибудь тушку и приведи свой Джар в состояние мачеты - наш путь лежит через джунгли.
  -- А что, если я найду две тушки?! - Огрызнулся Джимми.
  -- Неа. - Между делом ответил Нэйт, развернувшись в сторону Харафа.
  -- Ну тогда твоя, Кирт. Извини, дружище.
  -- Ха-ха-ха. Смешно. - Киртли двинулся за Нэйтом. - Пойдем.
   Джимми опустил голову и побрел за остальными.
  

Глава 3.

  
   Переход до города прошел без каких-либо приключений и трудностей, если, конечно, не считать, что Кирти утомил всех своими вопросами о Харафе, о карнавалах и о том, откуда, собственно Нэйту об этом обо всём известно. Джимми поначалу пытался капризничать, но так как придраться было особенно не к чему (остановки на отдых совершались каждые полчаса), бросил эту дурацкую затею.
   До города, по словам Нэйтина, оставалось буквально несколько сот метров, когда Киртли, наконец, решился задать так долго мучающий его вопрос.
  -- А зачем, собственно, мы туда идем?
  -- Ну как же, - удивился Нэйт, - посмотреть на карнавал и все такое...
  -- Да нет, я не об этом. - Кирт медленно сдвинул брови, показывая свою серьезность. - Карнавал ведь, насколько я понял, был и в прошлом году... и в позапрошлом. И, тем не менее, предложи мы на предыдущие дни рождения Джимми пойти куда-то дальше, чем на километр от лагеря...
  -- И ты бы прочитал нам дурацкую лекцию о том, как Коград лично будет вырывать из нас жилы! - Закончил за друга юный император. - Кирти прав... И это минимум, а максимум... хотя максимум для тебя вряд ли существует, но не в этом дело...
  -- Я понял тебя, Джимми, помолчи, пожалуйста. - Нэйт почесал лоб, явно о чем-то задумавшись. - Хорошо... вы правы, карнавал - это лишь предлог. Понимаете, я просто хочу, чтобы вы немного окунулись в нормальную жизнь, хочу вывести вас в "свет". Не мне, в конце концов, объяснять, что мы не можем шастать по джунглям вечно. Наш час близок.
  -- Именно на это я и намекал. - Оживился Кирти. - И в связи с выше сказанным, у меня возникает еще один маленький вопросик.
  -- Задавай, Киртли, задавай, не стесняйся. - Нэйтин сейчас выглядел как-то чересчур уж серьезно.
  -- Дело в том, - замялся маленький маг, - Ну, в общем, я хотел спросить... не... не пора ли мне попробовать снять Ожерелье?
  -- Ты что, спятил! - Ответил за учителя Джимми, умело изобразив его манеры. - Вселенная лопнет к чертовой матери! Реальность заполыхает...
  -- Да заткнись ты! - Обиделся Кирт. - Нэйтин, ну давай попробуем, пожалуйста.
  -- Нет, Киртли. - Маг неуверенно закачал головой, как будто бы прибывая в глубоком раздумье. - Рано, еще рано. Я так думаю.
  -- Ну-у! - Кирти капризно ударил ногой по земле. - Ну почему?! Я готов! Я выдержу!
  -- Понимаешь... - Нэйтин снова на несколько секунд ушел в раздумья. - Твоя энергия, как бы объяснить получше... в общем-то, да, ты уже способен удержать свою силу, но это, это только, когда ее мощь станет тебе понятной, когда ты привыкнешь... А первый удар... он будет ужасен! Понимаешь, ужасен!... Я даже не могу описать, какую страшную боль тебе предстоит испытать! Готов ли ты к этому? Выдержит ли твое слабое тело такое испытание?
  -- Ну может все-таки попробуем? - С грустной надеждой спросил маленький маг. - Вдруг получиться.
  -- Хорошо, - В голосе Нэйта неожиданно появилась сталь, - Раз тебе так неймется, можешь снять свой артефакт! Единственное, надо произвести необходимую подготовку... Джимми, видишь вон то бревно? Тащи его сюда.
  -- Будет сделано! - С радостью отрапортовал юный император, чувствуя, как затевается что-то веселое.
  -- Зачем это? - Не понял Кирти. - Какие еще приготовления?
  -- Отлично. - Нэйт схватил увесистое бревно двумя руками и несколько раз показательно махнул им по воздуху. - А теперь, Кирт, встань, пожалуйста, передо мной и немного выстави голову вперед.
  -- Зачем? - В голосе маленького мага послышались первые нотки страха.
  -- Зачем?! - Удивился Нэйт. - Вот глупый, да Джимми?!... Ну, конечно же за тем, чтобы я смог изо всех сил врезать тебе по зубам, превратив твое детское личико в кровавое месиво... Ты не бойся, потом Хранители все залатают.
   Побледневший Кирти в ужасе прикрыл руками рот и отпрянул назад.
  -- Ты куда? - Ехидно улыбнулся Джимми. - Иди сюда, будет совсем не больно.
  -- Нет, - сверкнул глазами Нэйт, - будет как раз больно! И очень. В этом весь смысл.
  -- Но за что?! - Не выдержал Киртли.
  -- Послушай меня, мальчик! Кажется, еще минуту назад ты хотел снять с себя Ожерелье Затмения! И что же, теперь боишься какой-то там палки?! Да этот удар покажется тебе комариным укусом по сравнению... и я хочу проверить, как ты поведешь себя в подобной ситуации, усек?! Так, Джимми, давай его сюда.
  -- Нет, не надо! - Испуганно заорал Киртли. - Я передумал, передумал! Не хочу я с себя ничего снимать!
  -- Что испугался?! - Продолжал напор Нэйт.
  -- Да... нет, нет, просто ведь вселенная лопнет и Реальность запылает... Не надо, Нэйт, пожалуйста.
  -- Слабак! - Нэйтин с силой бросил бревно об землю. - В следующий раз, сначала думай, а потом говори!
  -- Ну вот. - Расстроился Джимми. - А я так надеялся... Что? Что такое?
   Нэйтин как-то странно согнулся и надул щеки.
  -- Ты чего? - Еще раз спросил юный император, уже улыбнувшись.
   И тут Нэйт не выдержал, разразившись таким заразительным и громким смехом, что даже до смерти напуганный Кирти через несколько секунд катался по траве, задыхаясь от хохота.
  -- Неужели, ты и вправду поверил, что я способен вышибить тебе все зубы?! - Воскликнул Нэйтин, когда сошла первая волна смеха. - Нет, ну действительно, я же не изверг какой!
  -- Как раз, уж если ты что-то способен сделать, - засмеялся Джимми, - так это вышибить зубы!
  -- Вот именно. - Киртли снова сдвинул брови. - Мне изменяет память, или три дня назад ты чуть не порубил Джимми на своем экзамене.
  -- А, между прочим, он прав. - Упер руки в бока юный император. - Слава богу, еще, сам Джимми не дал тебе его порубить, а то бы...
  -- Вы что шутите?! - Нэйтин непонимающе затряс головой. - О каком еще "порубании" идет речь?
  -- Как это о каком? - В один голос ответили Джимми с Киртом. - О крокодиловом конечно.
  -- Или, ты успел искромсать еще кого-то? - Язвительно добавил юный император.
   Нэйтин ничего не ответил, только застенчиво, нет, даже скорее издевательски, улыбнулся и показательно махнул на своих учеников рукой.
  -- Что? - Снова улыбнулся Джимми.
  -- Ничего! - Отрезал Нэйт. - Даже говорить с вами на эту тему не хочу.
  -- Ну и правильно. - Парировал Киртли. - О чем здесь говорить-то? Все равно, все эти драки на мечах - бред полнейший!
  -- Да? Это еще почему? - Искренне удивился Нэйтин.
  -- Да что могут сделать эти ваши мечи против настоящей магии?! - Киртли пафосно посмотрел в другую сторону. - Ну гляди, к примеру, стою я на холме, а ты, скажем, идешь снизу и должен меня убить.
  -- Ну и можешь считать себя трупом. - Резко ответил Нэйтин. - Что ты улыбаешься? Думаешь, сумеешь мне помешать?
  -- Не смеши, Нэйт! - Бросил Кирти. - Ну какой там труп?! Ошарашу я тебя Огненной Стрелой и всё!
  -- Ну, начнем с того, что ты не умеешь создавать огненную стрелу... ну да ладно, хорошо. А я тогда кастану Мерцающую Броню, моих способностей вполне хватит на это простенькое заклятие. Предупреждаю сразу, защита всегда сильнее нападения... Итак, магический удар отбит, а я уже подобрался к тебе, так близко, что нас разделяют всего несколько метров. Твой ход.
  -- А...Э... - Замялся Кирт.
  -- Некогда думать. Ход опять переходит ко мне. - Нэйт наклонился к Кирту и взглянул ему прямо в глаза. - Я достаю меч и начинаю тебя резать, как кусок говядины. Игра окончена, я выиграл.
  -- Ну так не честно! - Обиделся маленький маг. - А я... А я тоже успеваю создать какую-нибудь броню, защищающую от меча... Ведь такая есть? Наверняка же есть?!
  -- Есть, - не стал отрицать Нэйтин, - Но защищает оно не сильней обычных доспехов, а уж если на меч наложено хоть какое-то заклятие, то вообще...
  -- Постой-ка! - Перебил учителя Киртли. - Ты же сказал, защита всегда превосходит нападение!
  -- Не в случае, когда к нападению прибавляется сильнейший выстрел стали. - Отвертелся Нэйт.
  -- Вот так вот. - Ехидно констатировал Джимми.
  -- Да ну вас. - Кирти сейчас выглядел очень расстроенным. - Бесполезно с вами спорить. Сначала он говорит, что когда я обрету полную силу, меч мне уже не понадобиться, теперь...
  -- Так и есть. - Прервал мальчика Нэйт. - Я от своих слов не отказываюсь.
  -- Угу. - Буркнул Киртли. - А как же тогда ты так легко победил меня на этом холме, а?
   Нэйтин несколько секунд молча смотрел на маленького мага, повесив на лицо искреннее умиление.
  -- Да потому что, не Огненной Стрелой надо было бить, дурачок. - Наконец ответил он. - А чем-нибудь из великой магии. Например, Стихийный Вал или, там, Стремительный Хаос. Ударил бы и все дела - мир лопнет! Реальность... ну дальше ты знаешь.
   Джимми с Нэйтом снова разразились глупым смехом.
  -- Ну вот, видишь, - не разделил их радости Кирти, - значит, все-таки, магия сильнее меча.
  -- Ну в общем-то, да. - Как бы между делом бросил Нэйт. - В твоем случае, несомненно. Мир лопнет, ты что, не понял?! Какие мечи?!.. Правда, к сожалению, ты лишь обладатель великой силы. Применить ее, как полагается, у нас не получится, так что все решат клинки.
  -- Вот так вот. - С удовольствием повторился Джимми.
  -- Не обижайся Кирт. - Продолжил Нэйтин. - Ты вовсе не глупый и не бездарный, просто у меня не было ни времени, ни знаний, чтобы научить тебя должным образом. Но, ничего, скоро, очень скоро, ты будешь готов сбросить Ожерелье, и тогда я передам тебя в умелые руки. Возможно, у нас даже появится шанс.
  -- Да ты что?! - Взволнованно затараторил маленький маг. - Ты что, Нэйтин? Мне не нужен никто другой, не нужен! Ты прекрасный учитель! И это счастье, быть твоим учеником! Слышишь, Нэйт, я не хочу никакого другого наставника!
  -- Вот, слушай, Джимми, что умные люди говорят! - Нэйтин просиял от удовольствия. - Спасибо тебе, конечно, за такое доверие, Кирт, но если серьезно, я ведь ничего не умею... Это вы считаете меня великим мастером...
  -- Никто тебя таким не считает...
  -- Помолчи, Джимми!... Ну так вот, а остальные знают меня как Кроху Нэйта, что был учеником Рэйнфоса Халта. Кроху, понял?! Твоя стезя - великие заклятия, понимаешь?! А здесь какие-то крохи, извини за каламбур!
  -- Ладно, кончай плакаться. - Опять подал голос юный император. - Поясни лучше, а то я чего-то не совсем понимаю, что ты там говорил на счет шанса, который может быть у нас появится?... Я в смысле... ну, короче, разве когда Кирти сорвет с себя эту гадюку, он не сможет лопнуть мир Нильфуса вместе с его обитателями в первый же день?
  -- Теоретически, да. - Пожал плечами Нэйт. - Но фактически, он не знает ни одного дельного заклинания, и наше счастье, повторяю, наше счастье, если после падения Тирр-Эйдж-Ноха, у Хранителей будет хоть какой-то шанс.
  -- Не понимаю, раз уж Кирти оказался таким слабачком, - язвительно заметил Джимми, - то, по-моему, говорить о каких-либо шансах вообще неуместно. Хранителей ведь осталось очень мало. Как мы сможем свергнуть нехорошую парочку?
  -- Ну, кое в чем ты прав, настоящих магов у нас не так много, как хотелось бы, однако хочу заметить, что боевой опыт у них поистине колоссален!.. Во всяком случае, удержаться против не нюхавших вражеской крови чародеев Нильфуса, я думаю, мы сможем... Если честно, силы примерно равны.
  -- Удержаться? - Не понял Джимми. - Удержаться мы можем уже многие тысячи лет. Я имею ввиду нападение. Разве мыслимо такими силами отвоевать половину реальности?
  -- Конечно, немыслимо! - Развел руками Нэйт. - Для этого нам и нужны обычные люди.
  -- Какие еще обычные люди? - Хором спросили Джимми и Кирт.
  -- Несметные легионы обученных Хранителями воинов! - Гордо ответил Нэйтин. - Вы что, думаете простые смертные сидят, сложа руки?! Жить-то всем хочется!... Уверяю вас, наша сотня миров не ударит лицом в грязь!
  -- Легионы?... Но ведь и враг выпустит свои бесчисленные рати. Нас же изрубят в крошку!
  -- А как же. - Поднял брови Нэйтин. - В этом и есть суть войны! Два плюс два, равно четыре, армия плюс армия, равно кого-то изрубают в крошку. Вопросы есть?
   Мальчики застыли с открытыми ртами.
  -- Другое дело, - продолжил Нэйтин, поняв, о чем они думают, - что наша, Джимми, с тобой задача, как раз и заключается в том, чтобы не дать вражескому войску искромсать наше.
  -- А в чем заключается моя задача? - Скромно поинтересовался Киртли.
  -- О, с тобой-то как раз все ясно и просто. - Отмахнулся Нэйт. - Нейтрализовать Нильфуса, всего-то и делов.
   Мальчик сглотнул.
  -- Подожди-ка. - Спокойно продолжил Джимми, для которого судьба друга, похоже, если и имела какое-то значение, то совсем незначительное. - Но ведь вражеское войско - это демоническая армия ужасных чудовищ! Разве могут...
  -- Ты опять все путаешь, Джимми. - Покачал головой Нэйт. - Чудовища, вот уже многие тысячи лет идущие на Рубеж, это всего лишь хороший способ по выкачке энергии. Когда падет Тирр-Эйдж, уже не будет смысла создавать всяких там монстров - зачем тратить столько энергии, когда и так уже есть готовые миллионы, то бишь живые люди... К тому же, Нильфус будет занят Киртом. О каких чудовищах может идти речь.
   Мальчик сглотнул.
  -- Но ведь всех этих людей можно положить одним единственным ударом. - Не унимался Джимми. - Во время Прорыва в моем мире я, как ты любишь выражаться, наблюдал самолично, как сотня тысяч тварей превратилась в расплавленный песок. Ты же не будешь спорить?... А уж у динозавриков шкурка пожестче человеческой!
  -- Ну ты чего, совсем дурак?! - Повысил голос Нэйтин. - Я же сказал, монстры - это расходный материал по выкачке нашей энергии! Их же никто не защищает!.. Посмотрел бы я, что сделали Рэйн с Нелиной, будь эта чудовищная стайка облачена в парочку магических защит... Еще раз повторяю, задача Хранителей и заключается в том, чтобы уберечь свою армию и, по возможности, проредить вражескую. Хм-м, в то время как задача Кирти...
   Мальчик сглотнул.
   Нэйтин злобно захихикал.
  -- Ты так говоришь, - обиделся Джимми, - как будто бы уже сто раз участвовал в таких войнах! На самом деле, небось...
  -- Разумеется участвовал... Ваш учитель в свои неполные двадцать пять лет, уже командовал миллионными армиями, разбивая врага в щепки! - Нэйт гордо поднял подбородок.
  -- Так, ну теперь я вообще ничего не понимаю. - Джимми протер глаза. - Как могли такому желторотому неумехе, как ты, доверить командование таким огромным войском?! Как могли они отдать в твои неумелые руки судьбу Рубежа?!
  -- А чего здесь такого? - Нйэтин покраснел от смущения. - Бывают случаи, когда всем вдруг надоедает защищать Тирр, и они идут отдыхать, чаек там попивают, винцо. А против наступающих чудовищ оставляют какого-нибудь новичка, вроде меня.... Ты чего, совсем тупой?! Какой Рубеж?! Думай о чем говоришь!
  -- Да я уж и не знаю о чем говорить! - Фыркнул Джимми. - Тебе что ни скажи, все равно получишь в ответ лишь глупое оскорбление.... Ну что мне еще было думать? Где, если не на Рубеже?
  -- На тренировках, мои дорогие ученики, на тренировках. - Нэйтин мечтательно улыбнулся.
  -- Чего?! - В один голос воскликнули ученики.
  -- Да-да, именно на тренировках... Нет, у нас, конечно, войны - редкость, не буду врать, но вот на вражеской территории, это обычное явление, я бы даже сказал, закономерное. Вот и направляют иногда таких новичков как я, чтобы, как говорится, повоевали за одну из сторон, ну там, опыта понабрались и все такое.
  -- А как же нехорошая парочка?! - Воскликнул обескураженный Кирт.
  -- Хм, а ей-то какое дело до мелких междоусобиц?... Нет, за другую сторону выступают такие же новички, так сказать, молодые адепты тьмы... Хех.
  -- И что же местные воины?
  -- А что там с воинами?... По-моему, если вокруг тебя сияют магические кольца защитных заклятий, сражаться намного веселей... впрочем, не буду спорить, намного и грустней, если вокруг тебя сияет магическое пламя атаки.
  -- Да нет, мы не об этом. - Затараторил Кирт. - Неужели, они так спокойно принимают магию? Лично мне, хватило и одной истории миров, чтобы три дня прибывать в состоянии глубокого шока. По-моему, многие бы просто-напросто грохнулись бы в обморок, покажи им настоящую магию.
   Нэйтин негромко засмеялся, прикрыв рукой рот.
  -- Кирти, дружок мой, неужели ты действительно думаешь, что другие миры такие же варварские, как твой родной, как этот?
  -- В смысле варварские? - Не понял мальчик. - По-моему, я не очень-то похож на варвара.
  -- А по-моему, очень. - Юный император одарил друга тычком в бок.
  -- Ничего смешного здесь нет, Джимми. - Нахмурился Нэйт. - Ты абсолютно такой же варвар, как и Киртли. Речь ведь идет не о твоей либо чьей-то там еще "голубой крови", я сейчас говорю о происхождении.
  -- Ну а я о чем?! - Разозлился Джимми. - Мое происхождение тянется корнями к самым и самым знатным родам! Я император, ты что забыл?! Невежа, грязный невежа, как посмел ты назвать меня тупым варваром?!
  -- Вообще-то, - презрительно ухмыльнулся Нэйтин, - я назвал тебя просто варваром, но раз ты настаиваешь, будешь тупым варваром. Прошу прощения, что сразу не вспомнил всех титулов светлейшего!
  -- Повтори, что ты сказал! - Глаза юного императора налились кровью, как у разъярившегося быка.
  -- Хватит бычиться, Джимми. - Спокойным, даже, можно сказать, слегка веселым голосом осадил друга Кирт. Варварское происхождение юного императора, похоже, его вполне устраивало. - Дай лучше рассказать Нэйту, почему ты... хм... почему мы с тобой варвары.
  -- Понимаете, - начал Нэйт, не обращая внимания на озлобленного подростка, - существуют миры, не знающие ни о магии, ни, соответственно, о существовании других пластов реальности, а знающие лишь о сроках сбора морковки и объемах полива капусты. Такие миры называются варварскими, а живущие в них люди - варвары. Вы - варвары... Тихо, тихо, Джимми... Однако же, есть и иные миры, миры, в которых дети изучают историю реальности и знают наизусть имена всех великих магов, миры, в которых существуют туристические путевки в другие измерения, миры, где каждый, заплатив соответствующую сумму, может воспользоваться любыми услугами живущих там магов. По нашу сторону Тирр-Эйдж-Ноха такие миры называются содружеством, по вражескую, конфедерацией...
  -- Нэйтин! - Звонко воскликнул Кирт, перебив своего учителя. - Ну почему же ты раньше нам ничего не рассказывал?! Это же так интересно!
  -- Потому что этот рассказ не уместился бы в свободное от тренировок время. - Злобно пошутил Джимми.
  -- Э-э, ну как вам сказать... - замялся Нэйт. - В общем-то, Джимми прав... Хе-хе... А если серьезно, я специально берегу такие вот рассказики, чтобы немного встрепенусь ваш разум перед грядущими стрессами.
  -- Чего-чего?
  -- Ну вы что, не поняли, я же специально пугаю вас последние полчаса, чтобы немного затмить впечатления от оживленной городской жизни, в которую мы скоро окунемся. Особенно это касается Кирта.
  -- Так значит, моя задача будет совсем другой?! - Обрадовался маленький маг. - Ты просто пугал меня! А я-то думаю, чего это ты такой злющий!
  -- Конечно другой! - Успокоил его Нэйт. - После того, как ты нейтрализуешь Нильфуса, тебе, скорее всего, придется уничтожить и Кограда!
   Мальчик сглотнул...
  
   Через несколько минут они вышли на небольшую поляну, оказавшись на вершине пологого холма, заросшего редкими деревьями и кустиками. Снизу раскинулся Хараф.
   Сумрак уже почти полностью окутал местность, и город сейчас сиял тысячами красноватых огней.
   Нэйтин бросил незаметный взгляд в сторону Кирта. На лице маленького мага застыло безмолвное восхищение, в глазах сиял мерцающий отблеск желто-белой луны, так ярко горящей сегодня на ночном небе.
   Нэйт невольно улыбнулся. Да, конечно, живя в этом мире, Киртли не мог не слышать чудесных рассказов о великой красоте южной столицы, о ее аккуратных каменных домиках с черепичными крышами, о высоких золотистых шпилях многочисленных башенок небольших дворцов, и, конечно же, о прекрасных садах и зеленых скверах с резными масляными фонарями и цветущими клумбами. Но разве могут рассказы, пусть и красивые, и поведанные хорошим рассказчиком, передать хоть малую толику действительности, разве могут они описать неповторимый аромат южного воздуха, разве могут рассказать об окружающих ночных звуках, об отблеске звезд на золотистых куполах, о далеком мерцании загадочных огней...
   Нэйтин грустно усмехнулся про себя - город был довольно дрянным даже по меркам варварских миров. Фариб-Амбат, тот самый, в которой правил Джимми, и то выглядил куда как красивее и богаче этого, а уж большей дыры, чем исчезнувшая в туне взрыва обитель юного императора, до этого момента Нэйт и представить себе не мог. Если конечно не считать городами всякие помоичные построения из гнилых досок, вроде родины Кирта... Эх, видел бы он Фаршад-Ан с его слепящей бело-изумрудной красотой или Оуден с его древней золотой изящностью... хм-м, ну или уж, на крайний случай, замок Тирр с его вульгарной помпезностью. Эх, да что там маленькому мальчику до каких-то загадочных заоблачных городов! Вот она, вершина прекрасного, прямо перед ним, прям пред его взором. И пусть луна сияет одинаково для всех, Нэйт сейчас мог поклясться, что в его с Джимми глазах нету даже и крохотной частицы того блеска, что так и не исчез из очей маленького мага.
   Где-то вдалеке звучали радостные крики и отголоски веселых песен, похоже, празднование уже было в полном разгаре.
  -- Ну что встали! - Весело бросил Джимми. - Вперед!
  -- Если вдруг потеряетесь или, там, еще что-нибудь случится, я буду ждать вас здесь, на этом холме. - Нэйтин убрал свой меч поглубже и уверенными шагами направился вперед.
  
   Стоило только миновать черту обозначения ближайшей городской улицы, как праздник мгновенно затянул троицу в свои сладостные объятия. Кругом носились радостные люди в разноцветных карнавальных костюмах, всюду слышались звуки взрывающихся хлопушек и шипение рыжих искр многочисленных фейерверков. Разноцветная толпа, распевающая веселые песни, плавно стягивалась к центру города. Похоже, основные праздничные мероприятия должны были произойти там.
  -- Что хоть празднуем?! - Между делом крикнул Джимми, рассматривая очередной лоток с диковинным товаром, в основном ненужными сувенирами.
  -- Откуда я знаю! - Прокричал в ответ Нэйтин. Толпа уже развела их на почтительное расстояние. - Не все ль равно, радуйся, ори, прыгай, пляши, зачем тебе знать подробности!
  -- Ну интересно все-таки. - Кирти еще держался возле своего учителя.
  -- Сейчас все узнаем. - Нэйт выставил вперед ладонь. - Эй любезнейший, не скажешь ли ты случайным путникам, по какому поводу ты прыгаешь как горный козел и орешь как пьяный щегол?!
  -- Так праздник же, праздник! - Задорно ответил схваченный за рукав юнец.
  -- Ясно, что праздник! - Широко улыбнулся Нэйт, входя в роль беспечного простака. - Да вот не ясно в честь чего?!
  -- Ну как же, - удивился парень, - неужели вы забыли, что сегодня пятьсот пятьдесят седьмая годовщина посвящения в дела нашего всемогущего Хара!
  -- Да?! Ой, как интересно, и кто ж такой этот Хара?!
  -- Шутить изволите! - Засмеялся юнец. - Или, может быть, пожаловали к нам с далекого севера?!... Хара - наш бог!
  -- Хм... не знаю такого бога. - Серьезно ответил Нэйтин, на секунду задумавшись, вспоминая различные имена великих магов. - И чем же этот скверный тип знаменит?
  -- Тем, что пятьсот пятьдесят семь лет назад ему в жертву были принесены шесть тысяч человек и два буйвола! - Весело, с истинной, первородной радостью в голосе, ответил юноша. - Потому и празднуем!
  -- Ясненько. - Сжав губы, вздохнул Нэйт. - Другого я и не ожидал...
   Учитель Джимми и Кирта еще несколько секунд простоял в раздумьях, пытаясь придумать, как объяснить Джимми и Кирту, почему люди так радуются мучительной смерти себе подобных, потом еще десять минут, вертя головой и пытаясь отыскать непосредственно Джимми и Кирта, а потом, улыбаясь про себя, побрел за основным потоком празднующих.
   Нэйт неожиданно почувствовал себя удивительно свободно, как будто бы с плеч вдруг свалился неприподъемный груз... хм-м, нет, даже два груза. Вокруг бесновалось целая куча народу, однако все они были лишь частью заднего фона, движущимся пейзажем. Нэйтина никто не дергал за рукав, никто не кидал в его сторону колких шуток, никто не капризничал по поводу и без повода, никто не просил его нырнуть на глубину пятнадцати метров и достать поддонного панцерника, потому что кому-то, вроде Джимми, вдруг захотелось отведать чего-нибудь, вроде черепашьего супа. Эх, а он бы сейчас не отказался от супчика. Неожиданно, Нэйт понял, что очень поглупел за эти три года. Где те изящные мысли, что посещали его раньше, где те философские раздумья, что не отпускали его целыми ночами? Да, общение с детьми отупляет, сомнений нет - Нэйтин сейчас думал, только о том, где бы найти дельную таверну и хорошенечко там наесться... или напиться, хотя лучше всего, конечно, и то, и другое. Интересно, а чем сейчас заняты умы Кирта с Джимми? Как бы они не влипли в какую-нибудь историю, из каких потом вываливаются дымящимся рваньем на больничном столе одного из соседних миров. Нэйтин вдруг открыл для себя, что за эти три коротких и, одновременно, долгих года, он очень сильно привязался к своим ученикам. Да, конечно, хлопот с ними хватало, как, видимо, и с любым ребенком... о чем он говорит?! Какой Джимми ребенок?! Он - воин, опытный воин, в бою способный дать фору почти девяносто девяти и девяти в периоде процентам всего населения великой реальности. Да и Кирти порой размышляет совсем не как тринадцати летний мальчуган, что тут спорить... Такова цена. Отупения от детей касается лишь отупляемого. Сами же дети, наоборот, только умнеют от общения со старшими. Ха, надо пообщаться с кем-нибудь из Совета, глядишь умным стану!... Хотя двадцать лет с шести тысячно летним Рэйном и так уже поставили диагноз.
   Нэйтин широко улыбнулся. Да, безусловно, он был гением.
  
   Киртли попал в страну чудес. Все впечатления от тринадцати летней жизни легко укладывались в несколько секунд пребывания в этом прекрасном городе с его веселыми людьми, широкими каменными улицами, бесплатными раздачами маленьким детям сладких леденцов и прочими чудесами из забытых сказок и небылиц. Красивые латки, заполнившие почти все улицы, были буквально завалены великолепными сувенирами, которые продавались чуть ли ни на вес, и цена которых, по сути дела, стремилась к нулю. Да и какая там цена - один продавец на десять рядов, бери, что хошь, и уходи себе спокойно, никто и смотреть на тебя не будет... ну а если и посмотрят, то лишь с укоризненной улыбкой. Удивительно, но воровать здесь почему-то совсем не хотелось, хотелось только плясать, кричать и праздновать вместе с остальными.
   Кирт даже не сразу заметил, что отстал от Нэйтина, так его завлекло творящееся вокруг. Впрочем, маленький маг не очень-то расстроился, не обнаружив своего учителя в зоне видимости, скорее даже наоборот - кому нужны эти его "хватит орать" и "перестань теребить мою руку"... и "тринадцать лет обалдую, а ума как у младенца". Людское течение вынесло Кирта на главную площадь, где состоялось грандиозное представление, и где он плакал и смеялся. Потом почти целый час ушел на участие в различных конкурсах, вроде потуг по направлению к подвешенным на шесте сапогам. Довольный Кирт унес целую кучу ненужных безделушек. Маг все-таки - проиграть хоть один конкурс было бы, по меньшей мере, неприлично. Еще пару часов ушло на просто тупое хождение-брождение по городским улицам и "глазение" на красочные фейерверки, коих здесь было в великом изобилии.
   Возможно, он так бы и шатался всю ночь, но разумный внутренний голос недвусмысленно намекнул, что смотреть на все эти мерцающие цвета праздника гораздо приятнее, если твой желудок несколько тяжелей, чем был сейчас у Кирта. Беззаботные горожане с удовольствием указывали потерявшемуся мальчугану в сторону различных трактиров и забегаловок, набить желудок отличнейшей едой в которых можно было чуть ли ни за пару медяков. Когда же оказывалось, что и этим скромным богатством странный мальчонка не обладает, все как один прохожие говорили о каком-то добром торговце сладостями, который угощает всех детей абсолютно бесплатно, и который, якобы, только что был где-то здесь. Голодный Кирти почти полчаса пытался найти кочующую палатку, пока наконец звонкие голоса других детей ни вывели его к небольшому латку на колесиках, за которым стоял низенький старичок с загадочной улыбкой, длинной седой бородой и, что самое главное, кучей огромных конфет на палочках в обеих руках.
   Глаза старика мельком скользнули по бегущей навстречу фигуре Кирта. Но даже этого мгновения хватило, чтобы маленький маг вдруг резко остановился и начал настороженно озираться. Это не был взгляд незнакомца, старик непременно ждал его, причем, судя по выражению глаз, ждал, как минимум, всю жизнь.
  -- Ну что же ты остановился? - Раздался приятный немного скрипучий голос.
   Не зная, что делать дальше, Киртли неуверенно сдвинул брови.
  -- А, ясно... у тебя нету денег, и ты стесняешься попросить конфетку. - Продолжил, улыбнувшись, старик. - Перестань, неужели думаешь, я пожалею ради маленького мальчика какую-то там сладость... Хех, к тому же, ты сегодня такой не единственный.
  -- Не такой уж я и маленький. - Насупился Киртли, подходя ближе. - И уж тем более, я вас не стесняюсь.
  -- О, да ты чем-то расстроен. - Констатировал старик, протягивая маленькому магу огромное пирожное. - Не гоже это, грустить в такой радостный для всех для нас день, не гоже.
  -- Да... нет, что вы. - Попытался улыбнуться Кирти. - Мне вовсе не грустно... просто я... наверное, я просто проголодался. Знаете, как это бывает, выигрываешь-выигрываешь всякие там конкурсы весь день, а поесть-то и забываешь, зато потом...
   Маленький маг осекся, ибо его глаза, доселе не видящие ничего, кроме аппетитного пирожного, случайно встретились с глазами старика.
  -- Что вам от меня надо?! - Вскрикнул Кирти, отпрыгнув назад и быстро спрятав под одежду свое ожерелье, на которое с такой ненасытностью только что смотрел торговец леденцами.
  -- Да что ты, что ты! - Старик рассеяно замахал руками, явно из-за чего-то занервничав. - Не надо мне от тебя ничего!
  -- А что тогда так уставились?! - Огрызнулся Кирт. - Небось, хотели стибрить мое ожерельице?!
  -- Какое еще ожерельице? - Удивился старик, и что странно, удивление это показалось маленькому магу абсолютно искренним. - Просто это очень, странно... ну я так смотрел, потому что это очень странно...
  -- Что странно?! - Заинтересовался Кирт.
  -- Что на тебе еще нету золотистого плаща. - Развел руками старик. - Такого, знаешь... ну какие нынче носят все до единого детишки.
  -- Какой еще плащ? Вы сбрендили, дедушка? - Немного надменно выдал Киртли, уже собираясь убираться подальше от старого маразматика.
  -- Ну как же, - крикнул на последок тот, - те самые карнавальные плащи из золотой ткани, что бесплатно сегодня раздают всем детям... Я думал, ты знаешь об этом, ведь раздатчик был здесь уже два часа назад, все спрашивал, боялся, вдруг кому-то не достанется... Сейчас, наверное, он дарит радость где-нибудь на юге города... Я бы на твоем месте поторопился!
   Безусловно, самый-присамый основной инстинкт любого человека - инстинкт получения чего-либо на халяву, причем чего именно, не важно (хотя нет, важно - чем не нужнее это "чего-либо", тем резче и острей этот инстинкт срабатывает), с дикой яростью вырвался из глубин души Кирта, разрывая все мыслимые и не мыслимые барьеры, и с бешенной скоростью понес маленького мага в южную часть города.
  

Глава 4.

  
   Разумеется, Нэйт не пошел ни на центральную площадь с ее глупым представлением, ни на детские конкурсы, и уж конечно, ни на народные танцы в парке. Избавление от прилипучих несмышленышей предвещало совершенно иные, действительно интересные, мероприятия.
   Перво-наперво, Нэйт отправился в ближайшую забегаловку и так там обожрался, что следующие полчаса с трудом мог пошевелить хоть какой-нибудь оконечностью. Пить, правда, маг себе не позволил - еще не хватало под утро очнуться где-нибудь в сточной канаве, попав туда по воле одного из громадных вышибал, что жадно потирали руки при входе. Следующим намеченным пунктом развлекательной программы было посещение чего-то вроде скромного тихого борделя или, уж на крайний случай, подпольных тараканьих бегов со ставками, а-ля "жизнь". Но, к глубочайшему сожалению, все действительно увеселительные заведения города сегодня были закрыты.
   Нэйт еще около часа пошатался по улицам и, так и не найдя ничего занимательного, побрел обратно на холм с понурой головой. Удивительно, но там его уже ждали.
   Стоило Нэйту подняться на освещенную лунным светом поляну, как навстречу вышел некто по имени Джимми...
  -- А ты чего так рано вернулся? - Грустно удивился молодой маг. - Тоже не нашел, чем себя занять?... Согласен, скучно, очень скучно.
  -- Ну наконец-то! Где тебя черти носят?! - На весь лес заорал в ответ юный император. - Я здесь уже два часа изнываю!
  -- Изнываешь от скуки? - В том же тоне продолжил Нэйт. - Я так и знал, что для такой важной особы, как ты не найдется ни одного интересного занятия на этом убогом карнавале, извини, что...
  -- Я нашел миллионы интереснейших занятий! - Зло воскликнул Джимми. - Миллионы! Но все они требуют с моей стороны вмешательства таких, знаешь ли, кругленьких металлических, лучше всего золотых, кружочков, выдать в изобилии которых мне почему-то не удосужились!
  -- Ты имеешь в виду деньги? - Усмехнулся Нэйтин.
  -- Да! - Истерично закричал Джимми. - Да! Да! Да! Именно это я и имею в виду!
  -- Хм, ну конечно же, ты ведь за всю жизнь в руках ни одной монеты не держал. - Развеселился Нэйт. - И действительно, зачем императору деньги, пускай, там, всякие разные казначеи ковыряются в этих засаленных кругляшах... Ха-ха-ха... Да, надо же так, человек за всю жизнь денег в руках не держал!
  -- Да, не держал! - Обозлился Джимми. - Зато очень часто и очень много видел!... И хочу увидеть снова! Немедленно, давай сюда все наше золото, и я пошел в город наслаждаться твоим отсутствием!
  -- Какое еще наше золото? - Развел руками Нэйт. - Насколько я помню, Мэлор не давал ничего напоминающего деньги.
  -- Хватит! Есть у тебя золото, я видел! - Воскликнул юный император. - Давай быстрее все сюда!
  -- Ах так значит? - Нэйт повесил на лицо выработанную им гримасу для чтения моралей. - А ты пробовал когда-нибудь сам зарабатывать деньги? Знаешь ли ты, как тяжело дается каждый медяк?
  -- Знаю! - Мгновенно отреагировал Джимми. - Надо всего лишь полоснуть кому-нибудь по горлу и срезать со свежего трупа увесистый мешочек, или ворваться с войском в пылающий город и разграбить его вдрызг! Если тебе это дается тяжело, то не говори за всех!
   Оторопевший Нэйтин, не зная, что ответить, беззвучно захлопал ртом.
  -- Так что, гони сюда мои деньги. - Закончил мысль Джимми.
  -- Вы очень мило беседуете, но, к великому сожалению, я вынужден прервать ваш разговор и, хм, пожалуй, ваши жизни. - Раздался чей-то неожиданный рык из соседних кустов.
   Нэйтин резко развернулся в сторону голоса. Джимми нервно отпрыгнул назад. В лунном свете замерцали два острых клинка.
  -- Кто ты?! Покажись?! - Властно вскрикнул Нэйт.
   Через секунду кусты лениво захрустели, и на поляну медленно выплыла громадная фигура Фарх-Харада.
  -- Ну и урод! - Невольно взвизгнул Джимми. - Это ж надо!
  -- Приветствую вас, Хранители. - Прошипел лучший в мире убийца, выждав положенное. - Мое вам почтение, не часто приходится сталкиваться с достойным соперником... Хотя, бывало и с вашими приходилось работать.
   Джимми увидел, как лицо Нэйта побелело от яростной злости и как задрожали сжавшиеся изо всех сил кулаки - похоже, маг был в курсе чего-то, чего не знал юный император.
  -- Не сказал бы, что это были легкие задания. - Хрипло вздохнул монстр, подняв вверх какую-то культяпку, на месте которой, видимо, должна была находиться очередная клешня. - Но главное, не цена, а успех... Гарсар и Шэйна. Знавал таких?!
  -- Заткни свою пасть, ублюдок! - Не выдержал Нэйтин. - Фарх-мразь! Я слышал, ты убил их в спину!
  -- Разумеется. - Спокойно констатировал монстр. - Работа такая... А как с магами еще? К вам же близко не подойдешь, сразу поджигаете.
  -- Ты прав, мерзкий! - Решил поблефовать Джимми. - Именно так мы и поступаем!.. Отожги его, Нэйт!
  -- Не надо резких слов, Хранитель. - Осек юного императора Фарх. - Если бы вы могли применить свою силу, оставшийся от меня пепел уже бы затухал. Однако указано, что по каким-то неведомым мне причинам, вы не будете обжигаться заклятиями. Я смотрю, так оно и есть, а это значит, все кончено... для вас все кончено.
  -- А не думаешь ли ты, тварь, что мы сейчас порвем тебе пасть безо всяких заклятий?! - Глаза Джимми загорелись воинственным огнем.
  -- Помолчи! - Гробовым голосом остановил своего ученика Нэйт.
   Фарх-харад разразился неприятным хриплым смехом.
  -- Вот уж правда, помолчи. - Выпалил он. - Если не знаешь, кто я такой, спроси своего друга... Я вот смотрю, он уже готов принять смерть... Хм-м, хотя у вас, в принципе, есть еще шанс.
  -- Какой шанс? - Невольно опозорился Джимми, якобы только что готовый ринуться в бой без оглядки.
  -- Мальчишка с ожерельем! - Отрезал монстр. - Могу поменять его на ваши жизни... только ведь...
  -- Ты никогда его не получишь! - Стальным голосом прорычал Нэйт. - Слышишь, никогда!
  -- Об этом я и хотел сказать! - Вздохнул Фарх. - Хорошо, так и быть, я убью вас быстро, вы мне почему-то понравились. Извиняйте.
   Монстр резко двинулся навстречу. И, видимо, еще через секунду, оцепеневший от ужаса Джимми, был бы разрублен пополам, если бы атаку чудовищного убийцы не остановил чей-то незнакомый голос, неожиданно раздавшийся из-за спины.
  -- Так-так-так, кого я вижу! Наш убийственный друг собственной уродливой персоной... Надо же, а ведь чуть меня не опередил... Ну теперь уж поздно.
  -- Я первый нашел их! - Грозно взревел Фарх. - Убирайся прочь, ищейка!
   Джимми нервно закрутился вокруг своей оси, не зная, то ли подставлять спину под внезапную атаку монстра, то ли слушать этой спиной нового ночного гостя.
  -- Ну и молодец. - Лениво усмехнулся Нилос. - Теперь можешь делать с ними, что хочешь. Они твои... Ну а я заберу себе мальчишку с ожерельем. Кстати, где он?
   Последняя фраза была обращена к Нэйту с Джимми.
  -- Вот он! - Злобно гаркнул юный император. - Это я! Иди сюда, урод, забирай меня!... Ну чего же ты стоишь, иди ко мне! Я буду тебя пялить!
   Нилос с терпеливым умилением дослушал пассы Джимми, а потом задорно захохотал, заразившись смехом от не сдержавшегося ранее Фарх-харада.
  -- Забавные вы ребята, Хранители. - Продолжил он, отдышавшись. - Дайте-ка вас хоть из близи рассмотреть, а то вечно, одна лишь мелкая фигурка, да яркий свет... Хм, люди как люди, ничего особенного.
  -- Люди как люди, - не унимался Джимми, - только вот, вдруг, взяли и порвали тебя!
  -- Да замолчи ты наконец. - Укорительно шепнул ему Нэйт. - Разговор мешает сосредоточиться. Ты что, хочешь упасть от первого же удара?
  -- Что-то твой друг ведет себя ну уж очень глупо. - Насмешливо обратился к Нэйту Нилос. - Вам, вообще, по сколку лет, а?
  -- Мне уже шестнадцать! - Гордо брякнул Джимми. - А моему другу, целых двадцать семь!
  -- Я не спрашиваю, на сколько вы выглядите! - Раздраженно отрезал Канф. - Меня интересует, каков ваш настоящий возраст!
   Нэйт попытался остановить глупого ученика увесистым тычком в бок, но тот, уже успел вякнуть, то, что надо (в данном случае, то чего не надо).
   Прислужники Кограда снова разразились громким непринужденным смехом, который на это раз продолжался аж целую минуту.
  -- Вот уж действительно легкое задание! - Наконец прохрипел Фарх, еще продолжая посмеиваться. - Найти человеческого детеныша и отнять его у двух таких же несмышленышей!
  -- Ни хрена себе легкое! - Не разделил мнения коллеги Канф. - Да я чуть вены себе от безысходности не вскрыл! Это надо ж так заныкаться!.. Удивительно, как еще ты, имея, извиняюсь за выражения, такую привлекательную внешность, сумел разыскать этих детей.
  -- У каждого свои методы. - Довольно прошипел Фарх. - Слушай, Нилос, что это за словечки такие пакостные, "заныкаться", "ни хрена"?
  -- У каждого свой жаргон. - Усмехнулся Канф. - Ладно, пора двигать дальше. Мальчишка, наверняка, где-нибудь в городе, водит хороводы. Я пошел... Кромсай малышей и тогда догоняй.
  -- Далеко не уходи, я пообещал убить их быстро. - Улыбнулся в ответ монстр.
  -- Мало ли, что ты пообещал. - Отмахнулся Нилос, направившись вниз по холму. - Я вот, например, сегодня еще не ужинал, и уж конечно не хочу смотреть, как ужинаешь ты.
  -- Я не ем людей! - Зарычал Фарх вслед. Монстр прекрасно понимал, что Нилос просто издевается, но не мог ничего с собой поделать, слишком уж надоели ему за эти годы нелепые обвинения в людоедстве.
  -- Все равно, - бросил напоследок Канф, - вряд ли в меня полезет что-то съедобное, останься я наблюдать за твоим обещанием "быстрого" умерщвления.
   Джимми уже открыл рот, чтобы обласкать удаляющую фигуру самым жестким ругательством, но, случайно посмотрев на учителя, оставил эту затею не озвученной. Лицо Нэйта было серым, как камень. Похоже, маг готовился к самому худшему.
  -- Что, совсем плохо? - Процедил юный император.
  -- Угу. - Качнул головой Нэйт.
  -- Угу. - С завидным весельем подтвердил медленно надвигающийся монстр.
  -- У нас есть шанс? - Прямо спросил Джимми.
  -- Нет. - Опередил мага Фарх-харад.
  -- Мне очень жаль, Джимми. - Угрюмо прошептал Нэйт через несколько томительных секунд. - Он старше нас и гораздо опытней. К тому же, это, как ты, наверное, заметил, не человек. У него лучше реакция, у него сильнее мышцы, у него больше орудий для убийств, его рефлексы резче, он в другой весовой категории и так далее... Приготовься, сейчас мы с тобой будем погибать.
  -- Но... но может быть... - Запаниковал Джимми. - Может... это... у тебя есть какие-нибудь запасные варианты?
   Но Нэйтин его уже не слышал. Маг сейчас стоял в странной позе, закрыв глаза и скрестив руки на эфесе меча. Грудь часто вздымалась.
   Концентрация, уход в глубокий транс - высшее искусство истинного мастера боя. А Нэйтинор Шэлон был именно таким.
   И в это же мгновение ужасное чудовище ринулось в атаку.
   Джимми стоял как вкопанный, стоял и смотрел, как приближается выстрелившая ему в лицо острая щупальца убийцы. Это ужасно, когда разум понимает, что надо уходить в сторону, а тело не хочет ему подчиняться. Но еще хуже, когда хочет, хочет, но не может, не может, не может! Не хватит реакции, не хватит, никак!
   Время как будто бы замерло. В голове Джимми успела промелькнуть вся жизнь. Жизнь, которая заканчивается острым уколом в лоб, резкой болью, и почти мгновенной тьмой. Никак уже было нельзя спастись. Все!
   И тогда в пространстве, в том крохотном пространстве, что еще оставалось между лицом Джимми и страшным щупальцем, возник сверкающий в лунном свете клинок!
   Нэйт!
   Он не смог полностью нейтрализовать атаку, лишь немного сменил направление удара, но хватило и этого. Джимми с ужасом проводил зрачками пронесшееся возле его уха острие.
   Начинающая потихоньку забираться на свое законное место душа юного императора, снова сорвалась и с истошным визгом и грохотом шлепнулась обратно в пятки - прямо за промазавшим оружием чудовища, летело следующее. Однако на этот раз крохотный шанс все-таки оставался и Джимми им воспользовался.
   Он в судорогах, напрягая до максимума каждую клеточку своего организма, изогнулся в крутой дуге и, как только мог, резко метнулся назад. Щупальца со свистом блеснула в миллиметре над ним. Снова промах.
   Джимми упал на землю и откатился назад, потом резко выставил согнутые в локтях руки вперед, со всей силы оттолкнулся ими от земли и, ловко провернувшись в воздухе, приземлился обратно на ноги. Оказалось, он отпрыгнул совсем недалеко, буквально на пару метров. Вот он, монстр. Совсем рядом, совсем! Бей!
   Юный император ринулся в атаку...
   Совсем рядом, да. Вот только время, которое он потратил на сближение, показалось ему целой вечностью. Он старался, очень старался, но поделать ничего не мог. Разум Джимми сейчас работал в несколько раз быстрее тела. Он мог лишь смотреть, лишь беспомощно наблюдать, как чудовище выстреливает своими заостренными лапами по такой сейчас крохотной фигурке Нэйта, и как тот, прилагая неимоверные усилия, умудряется отбивать страшные уколы. Но как?! Как так быстро?! Джимми успел сделать всего лишь один шаг, а чудовище уже произвело, как минимум, дюжину ударов.
   Наконец, Джимми достиг долгожданной зоны атаки. Монстр был почти рядом, почти в упор.
   И тогда, он ударил, ударил со всей подвластной ему мощью, со всей быстротой, со всем впитанным за многочисленные тренировки умением. Было слышно, как захрустели перенапряженные связки, и как загудело рассекаемое пространство. Грозный Джар радостно блеснул в разряженном от удара воздухе. Острое лезвие неумолимо устремилось к незащищенному горлу чудовища.
   Глаза Джимми расширились! Нет, монстр даже не посмотрел на него, его грязно-желтые зрачки даже не дрогнули, он почувствовал! Почувствовал приближение маленькой опасности откуда-то сбоку, маленького неумелого человечка с игрушечным мечом. И он ударил в ответ.
   Джимми увидел, как поднимается одна из незадействованных портив Нэйта клешней и легко отбивает чуть ли ни лучший в жизни Хранителя удар, а в его сторону уже летит смертельное острие следующей оконечности неуязвимого чудовища.
   Сделай Джимми за свою жизнь хоть на одно приседание меньше, хоть меньше на одно отжимание, хоть на один единственный метр бега, и он бы уже был трупом! Каким-то чудом сумел он снова укрыться от пролетевшей в миллиметре от головы заостренной смерти.
   Джимми опять упал на спину, только на этот раз, еще и сильно ударился головой о землю. Когда расстояние до разящего монстра стало относительно безопасным, он вскочил на ноги, и хотел уже броситься в следующую атаку.
   Но тут, работающие за гранью возможного и применяющиеся только в экстра критических ситуациях, функции мозга юного императора прекратили свой сверхчеловеческий режим, вернув восприятие мира в нормальный режим - время снова потекло в обычном, быстром русле.
   И тогда он понял, в чем скрывался смысл той умилительной улыбки Нэйтина, когда они обсуждали "крокодилий" поединок, и когда он, Джимми, стуча себя в грудь, пытался доказать, что бой был равным.
   Так вот бой не был равным, Нэйт мог убить его в любое время, в любую секунду, в любой миг!
   Зрелище завораживало! Свистящие мерцание черных клешней чудовища, и извивающаяся фигура мага, окруженная слепящими отблесками клинка. Джимми никогда прежде не видел, каков его учитель в защите, каков его защитный стиль и кем он был, когда защищался.
   Двадцать лет!
   Двадцать лет по пять часов в день один на один с Рэйнфосом!
   Теперь он знал.
   Нэйтин был богом защиты!..
  
   Кирт бежал по грязной и узкой улочке южной окраины города. Люди встречались реже и реже, все уже давным-давно были в центре, на празднике. Здесь остались только те "счастливчики", кому выпал жребий работать в ночь - дворники, стражники, грузчики. Но и они старались держаться поближе к развлечениям. Улица была практически пуста.
   Киртли уже давно бы махнул рукой на этого неуловимого раздатчика золотых плащей, если бы буквально несколько минут назад какой-то нищий не подтвердил, что такой действительно существует и был тут "поди, да только что". Маленький маг завернул за угол и пробежал по узкому переулку, потом минул еще несколько поворотов и очутился в безлюдном проходном дворе без единого фонаря.
  -- Ищешь золотистый подарок? - Неожиданно раздался сзади чей-то мягкий голос.
   Кирти невольно вздрогнул.
  -- Да. А вы случайно не видели... ну, того человека, что их раздает?
   Из темноты вышел низенький старец в огромной шляпе и с длинными седыми волосами.
  -- Он только что был здесь. - Старец улыбнулся. - Завернул вон туда.
  -- Спасибо! - Бросил Кирт, уже заворачивая в узкий проход между домами.
   Здесь хоть пару фонарей было, тусклые правда, но и то хорошо. Неожиданно переулок кончился. Кончился не развилкой, не выходом на широкую улицу, и даже не низкой арочкой, а стеной, глухой каменной стеной.
   Киртли резко развернулся. Из-за поворота медленно надвигалась тень - сгорбившийся старик в огромной шляпе.
   По телу ударил холодный пот. Как же, как же так?! Как он мог попасться на такую детскую уловку?! Это же ловушка! Самая настоящая ловушка!
  -- Я знаю тебя! - Закричал Кирт. - Ты тот торговец леденцами... и нищий - тоже ты! Что тебе от меня надо?!
  -- А-а, ерунда вся эта маскировка. - Кринт со злостью сорвал с себя приклеенную бороду и шляпу со встроенным в нее париком. - Все равно перед смертью все начинают всё понимать.
  -- Что тебе от меня надо?! - Вновь воскликнул Кирти дрожащим голосом. - Не подходи!
   Но странный незнакомец подходил и подходил быстро. Взгляд его вновь, как и тогда, возле конфетной лавочки, был устремлен на грудь маленького мага.
  -- Стоять! - Руки Кирта загорелись красным огнем, и, через секунду, к голове Кринта устремился пылающий ярким светом диск. Тот пафосно выставил вперед руку, и все старания маленького мага рассыпались на мелкие огненные искорки.
  -- Да как ты смеешь, щенок! - Лицо Ла-Кру зажглось ярой ненавистью. - Неужели действительно думаешь, что я, проживший сотни и сотни лет, не справлюсь с каким-то только что познавшим магию недоноском?!
   Кирт ударил еще раз.
   На этот раз, заклятие уже было не в раз мощней. Воздух задрожал от мчащихся вперед острых пик, созданных Киртом из замороженного воздуха. Это тебе не энергетическая атака. Чтобы отразить материализованную сущность, нужно либо быть великим мастером боя, либо очень хорошим магом.
   Маленький маг так и не понял, кем был незнакомец, но ледяные иглы не причинили ему ни малейшего вреда, беспомощно отскочив назад. По холодным камням пробежалась звонкая трель.
  -- Глупец! - С гордой злостью воскликнул Кринт. - Твоя детская магия бессильна против меня, понимаешь ты это, маленький червяк, или нет?!
   Кирт захотел бросить заклятие в третий раз, но уже не успел - Ла-Кру больно схватил его за запястье и резко заломал руку за спину. Маленький маг закричал.
  -- Я же сказал, не сметь! - На первый взгляд добродушное лицо Кринта, исказилось в злостной гримасе повелителя. - Ничтожество! Коград приказал доставить тебя во что бы то ни стало...
  -- Коград?! - Испуганно закричал Кирт. - Не надо, отпусти меня, отпусти!
   Но Ла-Кру уже не слушал жалобного лепета мальчика. На его лице выступили крупные капли пота, глаза выпучились. К груди Кирта медленно потянулась дрожащая рука.
  -- Но я-то знаю, я знаю. - Продолжал Кринт безумным голосом. - Я знаю, что на самом деле нужно этому зубастому уроду.
  -- Нет! Что ты делаешь!
  -- Молчать!.. Ты - жалкая дешевка, тебя казнят сразу же после доставки. Когда... когда с тебя снимут твое ожерелье.
   Кирт издал пронзительный визг.
  -- А знаешь, мне не очень-то охота таскать лишний вес. - Рука Кринта опустилась за шиворот маленькому магу и начала судорожно там шарить. - Ты - лишний вес, понимаешь? Но твое ожерелье. Это ведь артефакт?
  -- Что ты делаешь?! - Лицо Кирта стало белым как снег. - Остановись, безумец!
  -- Ха, я так и знал! Это артефакт, великий артефакт!... Так вот, что задумал Коград. Надоело быть вторым, хочется всевластья... Да только вот забыл глупец, что и "эликсир преданности" возможно обмануть.
  -- Нильфус! - Осенило Кирта. - Ты служишь Нильфусу!
  -- Кому-кому? - Кринт громко рассмеялся. В лицо маленькому магу полетели мелкие брызги отвратительных слюней. - Нильфусу? Этой зеленоволосой выскочке?... Ва-ха-ха-ха!.. Я никому не служу, я не раб! Я повелитель!... Повелитель мира!
  -- Ты бредишь! Остановись, этот артефакт не для тебя!
  -- Да что ты! - Рука Кринта нащупала медальон и медленно, очень аккуратно потянула его на себя. Серебристое ожерелье опасно затрещало.
  -- Ты не понимаешь. - У Кирта уже не было сил кричать. - Мы все умрем, просто исчезнем в одно мгновение. Конец всему! Конец!
   Глаза Ла-Кру выпучились еще больше. На искаженном лице появилась безумная улыбка.
  -- Ты прав, червяк! - Властно произнес он. - Все просто исчезнут, а я останусь!
   И в этот миг ожерелье не выдержало.
   Кирт, изо всех сил сжимая зубы, попытался создать внутренний барьер для хлынувшего потока энергии. Пытался, как учил его Нэйт, как много раз проделывал это он сам на тренировках. И он делал все правильно. Мешало лишь одно.
   Не было это потоком. Как не было ни ручьем, и ни даже бурной рекой. У этих понятий хотя бы есть русло, направление, размер...
   Ураган! Великий ураган энергии! Вот, чем это было. Беспощадный, безжалостный, с одной лишь целью - уничтожить все!
   Кирт пустил в ход все свои знания, все мастерство, пытаясь противопоставить страшной силе хоть что-то, хоть как-то помешать вырваться на свободу разрушающему вихрю. Но какое там! Выставленный барьер даже не разлетелся в мелкие клочья, он просто исчез, как будто его и не существовало. В одно мгновение! В первую же секунду!
   И в воздухе раздался страшный вой! Как будто бы сто тысяч голосов вдруг одновременно взяли одну единственную ноту - ноту смерти. Киртли не поддержал страшный хор. Просто не смог. Нахлынула такая боль, что нельзя было даже пошевелиться, ни то что закричать... А хотелось, и очень!
   Казалось тысячи и тысячи жестоких игол безжалостно пронзили каждую клеточку тела. Перед глазами маленького мага поплыли черные круги, а потом яркий белый свет, нестерпимый... предсмертный. Сознание покрылось мутной пеленой. Ноги подкосились. Кирт беспомощно рухнул на колени. А страшный крик все продолжался!
   Кирт из последних сил попытался зацепиться остатком сознания за окружающий мир, найти спасение в нем. На мгновение, перед глазами вспыхнула картинка и снова сплошная мгла и редкие, все реже и реже, яркие вспышки.
   Дрожащие очертания домов, обезумевшее лицо незнакомца, застывшего в одной позе с открытым ртом и его, Кирта, собственная кровь, тонкими струйками брызнувшая из носа и ушей.
   И ничто не могло остановить страшную силу, с нестерпимым визгом рвущуюся на свободу, ничто!... Кроме...
   И тогда Киртли, отдавая последние капли жизни, последние частицы воли, превозмогая невозможную боль и страх, каким-то непонятным, шестым чувством сумел приказать себе не умирать.
   Уже находясь почти без сознания, уже падая лицом на землю, выбросил он свою длань вперед и вырвал спасительное ожерелье из отвисших рук безумца!
   И все закончилось.
   Так же мгновенно, как и началось. Как будто и не было ничего.
   Мир вновь приобрел цвета. Страшный вой пропал. Осталась только ноющая боль от внезапного удара лбом о мостовую, и лужа крови, плавно, со злым изяществом растекающаяся по холодным камням.
  -- Извини, Нэйт, я не смогу спасти для тебя мир... Я умру, просто умру в следующий раз... Мама, как это больно! - Подумал Кирт и потерял сознание.
  
   Нэйт едва успел выставить клинок перед очередным мгновенным ударом. На землю упало несколько искр.
   Да, такое с ним случилось впервые. Абсолютно это недопустимая ошибка - защищаться, подставляя острую сторону лезвия. Любой учитель отлупил бы своего ученика розгами за такую ужасную выходку, и это, как минимум. Но что делать, если мышцы уже не справляются с поставленной перед ними нервной системой задачей. Ну не было времени крутить меч вокруг оси, не было! Да и не будет в будущем, еще несколько секунд и он, Нэйтин, считавший себя великим кудесником боя, рухнет разрубленным мешком. Падет!... Да, отважно, да, с честью, да, от рук, хотя где ты здесь руки увидел, одного из лучших бойцов реальности. Вот только легче ли от этого?... Нет! Не легче! Надо атаковать, сколько можно защищаться! Вперед!
   Легко сказать. Атакуй, давай, чего же ты?... Ну какое здесь вперед, если он и в защите-то уже едва справляется. Где лазейка?! Как?! Это тебе не Джимми, и даже... хм, но и не Рэйнфос.
   Но и не Рэйнфос!
   Ведь был случай, был! Это он Джимми сказал, что даже ни разу не зацепил своего учителя, а на самом деле, один раз ухитрился... Ну и что, что тот спал?... Подумаешь, не трезв? Какая разница, вперед!
   Нэйт принял атакующую стойку, немного подсев и держа меч над головой. Краем глаза было заметно, как удивляется Джимми, и без того явно восхищенный умением своего учителя.
   Да, не все я еще тебе показал, времени не было... Эх, и не покажу уже, наверное, прости, Джимми.
   И когда Нэйтин уже был готов умирать, его вдруг озарило. Последние пять секунд Фарх-харад бился просто божественно, но он делал это по системе, по годами, десятилетиями, столетиями отработанной, но все же системе.
   Отлично!.. Мелкая клешня, еще, еще, длинное щупальце, мелкая, обманный выпад, короткое щупальце, одна клешня, вторая, и... вот оно!.. крохотная пауза, а потом сильнейший удар хвостом! Есть!
   Приготовься Нэйт, второго шанса может и не быть.
   Мелкая клешня, еще, еще, длинное щупальце, мелкая, обманный выпад, короткое щупальце, одна клешня, вторая, и...
   И Нэйтин ударил! Туда, в на мгновение раскрывшуюся грудь! Холодный клинок блеснул голубым росчерком, воздух зашипел от напряжения. В мышцы резко ударила боль, похоже, не все волокна выдержали такую нагрузку. И...
   Укрылся! Тварь, мерзкая тварь! Но как?!.. Ну почему он человек?! Хоть бы на миллиметр длиннее руки, хоть на микро секунду лучше реакция, хотя бы лишнюю капельку силы, хоть что-то, хоть как-то уравновесить силы. Я бы тебе голову оторвал! Слышишь, урод?! Голову!.. А так все, теперь точно все! Конец.
   Удар Нэйтина не достиг цели, но если бы маг знал, сколько нервных клеток потерял едва спасшийся Фарх, он бы думал несколько иначе. Монстру даже пришлось немного отпрыгнуть назад. Неожиданно, между ними образовалось пустое пространство. Можно отдыхать почти целую секунду!
  -- А ты не плох, Хранитель. - Нервно улыбнулся Фарх. - Ладно, так и быть дам тебе несколько секунд на отдых... Надышись перед смертью.
  -- Ну ведь ты можешь, можешь, Нэйтин! - Завопил Джимми. - Я же видел, можешь!
   Монстр разразился злобным смехом.
  -- Нет, мой мальчик. - Угрюмо ответил задыхающийся Нэйт. - Ты плохо смотрел, я ничего не могу, ни-че-го.
  -- Конечно, он же человек. - Усмехнулся Фарх, покосившись на Джимми. - Маленький, хлипенький человечишка. Прости, но твой учитель неуклюж, как новорожденный котенок!
  -- Заткни свою пасть, чудище! - Не выдержал Нэйт. - Ты принимаешь бой лишь только слабых! Маленьких котят! Сколько ты их уже убил за жизнь?! Сколько уничтожил тех, чьи природные возможности слабее твоих?! Чья реакция хуже?! Чьи рефлексы занижены?!
  -- И чей размер меньше. - Насмешливо добавил Фарх. - Очень много, Хранитель, очень.
  -- А задумывался ли ты когда-нибудь, - проигнорировал монстра Нэйт, - что будет, если новорожденному котенку дать твои эволюционные задатки?! Нет, не размер, не количество мерзких клешней. Просто немножко выносливости и совсем чуть-чуть реакции. Задумывался?!... Так вот я скажу... Котенок вырвет тебе сердце, мразь!
  -- Иди сюда, киса. - Издевательски поманил Нэйта Фарх. - Я неплохой живодер, что уж тут говорить. Иди.
  -- С удовольствием! - Рявкнул Нэйт. - Вперед, Джимми!
   Юный император, издав свой любимый победоносный клич, ринулся на монстра. Сам Нэйтин резко прыгнул вперед, как-то умудрившись выполнить при этом сальто назад, и ловким обводящим ударом попытался отрубить чудовищную голову. Фарх отпрянул в сторону, увернувшись таким образом от клинка Нэйта, и наотмашь отбил Джар Джимми. Юный император выполнил быстрый выпад и уход влево, Нэйтин резкий обманный удар и сильнейший тычок эфесом. Все мимо.
   Нэйт от безысходности и собственного бессилия издал отчаянный крик.
   Фарх-харад грозно зарычал в ответ. Это могло означать лишь одно - шутки кончились. Пришло время для последней атаки.
   И уже готовясь умереть, Нэйтин почувствовал это! Маг даже не сразу понял, что произошло. Воздух вдруг как-то странно наполнился чем-то непонятным, невообразимым. Таким легким, таким сладким, таким желанным. Тело превратилось в легкую пушинку. Усталость мгновенно пропала. В груди зажегся маленький внутренний огонь, так приятно, с таким блаженством окутав все тело.
   Не дышать! Не жить три года! В одно мгновения получить сразу весь воздух мира и вспыхнуть яркой жизненной силой!
   На лице Нэйта появилась сияющая улыбка. Маг от удовольствия закрыл глаза. Маг!
   Вернулась! Вернулась! Магия!
   И тут же в голову ударило ледяным молотом грубой реальности. Магия вернулась?! Глаза Нэйта чуть не вылетели из орбит.
   Фарх, похоже, тоже что-то почувствовал, прекратив атаку и судорожно заморгав своими желто-грязными буркалами. Но одно было ясно, не понимал он, что последует дальше, а Нэйтин понимал, очень хорошо, слишком хорошо понимал.
   Маг резко прыгнул на Джимми, сбив того с ног, и, одновременно с этим, черканул рукой по пространству. В воздухе плавно выросла переливающая синим, прозрачная полусфера защитного заклятия.
  -- Молитесь, ваше величество. - Грустно пошутил он, закрыв собственным телом Джимми. - Ибо оболочка эта нас, увы, не спасет.
   Началось. Пространство разразилось пронзительным то ли криком, то ли скрежетом. По земле ударила мелкая дрожь. Нэйт медленно закрыл глаза и начал думать о вечном. Сзади послышался предсмертный вой погибающего Фарха. Мягко зазвенело, распадаясь, защитное заклятие.
   Но молиться было рано. Что-то невидимое, неосязаемое резко рвануло силовую ниточку назад. Страшный звук неожиданно затих. Дышать снова стало тяжело.
   Вернулась, вернулась чтобы поиздеваться! Вот оно как! Дать надышаться и снова заткнуть рот! Вернулась, чтобы сразу же пропасть. Да только не уйдет она просто так, магия!
   В последний момент успел Нэйтин вырвать у алчного Ожерелья крохотную частицу собственной энергии, вырвать из самой глубины души, почти уже из пустоты, из ничего. Но и этого хватило.
   Жалобный визг монстра прекратился, и причем, явно не по причине смерти оного. Черная тень снова надвигалась на лежащих на земле Хранителей.
  -- Ну вставай, вставай же, Нэйт! - Закричал Джимми, тормоша своего учителя за руку. - Он снова идет!
   На Фарха было страшно смотреть. Весь обоженный, дымящийся, без двух клешней, ослепший на один глаз. И, тем не менее, он шел. Последний бой, последняя схватка.
   Нэйтин медленно, демонстративно постанывая, поднялся на ноги и засмеялся, громко, задорно засмеялся.
  -- Я все равно разорву тебя на части! - Заревел Фарх. - Все равно, слышишь!
   Нэйт отбросил голову назад и захохотал еще громче, на этот раз как-то истерично.
  -- Ну это мы еще посмотрим! - Вдруг резко отрезал он. Смех мгновенно исчез.
   Джимми от неожиданности чуть не упал. Фарх тоже невольно остановился, хоть и продолжал еще злобно клацать клыками.
  -- Приготовься, сволочь, сейчас котенок будет резать тебя на тонкие полосочки. - В глазах Нэйта блеснула жестокая ярость. - Час расплаты пришел, убийца!
   И маг медленно достал из-за спины правую руку, крепко сжимавшую эфес меча, светящегося алым меча.
  -- Что это? - Невольно вырвалось у Фарха.
  -- Магия! - Резанула по его сознанию мысль Нэйта.
  -- Чего?!... Как?!
  -- Ты что, мразь, забыл с кем имеешь дело?! - Нэйтин ринулся в атаку. Мысли, в отличие от разговоров, ни чуть не мешают бою. - Мы - Хранители миров!
  -- Но мне же... сказали.. задание... А-а-а! - Фарх по привычке выставил клешню, но, столкнувшись с алым лезвием, та с силой отскочила назад, чуть было ни ударив своего владельца по лбу.
  -- Что, нравится?!
  -- Так не честно! Что ты сделал со своим клинком, маг?!... Это неравный бой! Так нельзя, слышишь, нельзя!
  -- Ошибаешься, падаль! - Нэйт выполнил ложный финт, крутанув меч вокруг оси, и, немного присев, ткнул острием в колено монстра.
   Фарх взвыл.
  -- Впервые в жизни, - продолжал Нэйтин, - впервые в твоей подлой жизни, это равный бой!... Удар, блок, удар... Ты видишь, как светится клинок? Да, это магия! Но... Финт, кувырок, удар... Но, в отличие от тебя, ублюдок, мне ведомо понятие чести!
   Нэйт неожиданно ударил монстра ногой и, одновременно с этим, рубанул мечом по выставленной щупальце. Последняя отвалилась.
  -- А-а-а-а!... Больно!...... Перестань, Хранитель!
  -- Я мог сделать так, чтобы этот меч убил тебя первым же касанием!... Удар, уход, тычок, удар... чтобы тот резал камни, словно воздух! Чтобы порхал в десять раз быстрей... Наклон, удар, отход... Мог накинуть на себя непробиваемую защиту! Но я... Блок, блок, удар... Но я просто уровнял наши шансы!... Вольт, бросок, выстрел!
   На землю бухнулась еще одна конечность чудовища. Осталась одна. Последняя.
  -- Не убивай, маг... пощади!
  -- Просто капельку легче вес, и совсем немного сильней удар. - Нэйт уже не обращал внимания на жалкие и бесстыдные мольбы монстра. - И больше ничего. Это равный бой! Понял, выродок, равный!
  -- Не убивай! - Взмолился Фарх.
   Нэйт встал в низкую атакующую стойку, занес меч для удара и замер.
  -- Бей, Джимми, не бойся, бей.
   Джимми понял, что от него требуется. Уйма времени, убитая тренировками, была потрачена не даром. Юный император ударил, и, вместе с ним, ударил Нэйт.
   Одна клешня и два клинка! Все.
  -- Не надо, не надо!... Я не хочу умирать! Не хочу!
  -- Выбирай, червь. Это твое право.
   Фарх выбрал Джар, выставив перед ним своё единственное оружие. Не хотелось погибать от руки мальчишки.
  -- Сдохни, тварь!
  -- Нет!... А-а-а-а-а!... ООоОоОооо............
   Светящийся меч Нэйта с шипением вонзился в черную грудь монстра. Тот еще простоял несколько секунд, выпучив остекленевшие глаза, а потом рухнул на колени, обмяк и затих. Затих навсегда...
  -- Ты сделал это, Нэйт. - Не веря своим глазам, прошептал Джимми через несколько безмолвных секунд.
  -- Мы сделали. - Нэйтин посмотрел в глаза Джимми победным взглядом, и тут же, его лицо исказилось. - Но какой ценой.
  -- Кирт! - Понял учителя юный император. - Быстрее, бежим в город!.. А вдруг, а?! Вдруг он выжил?
   Нэйтин угрюмо опустил голову, но все-таки побежал. Бой увел их немного в сторону, обзор закрывали густые заросли. Нэйт проскочил через кусты и хотел уже ринуться вниз по склону, но ноги сами невольно затормозили тело. В спину с силой врезался Джимми.
  -- Куда, ты говоришь, бежим? - Выдавил из себя Нэйт, когда дар речи снова к нему вернулся.
  -- В-в... в город. - По инерции пролепетал Джимми, уже понимая, что несет какой-то бред...
  
   Кирт очнулся, как ему показалось, от едкого запаха собственной крови. По телу пробежала легкая волна боли - жалкий отголосок недавнего ужаса.
   Маленький маг медленно открыл глаза и закашлял. Дышать почему-то было очень тяжело, как будто бы в легкие попала какая-то липкая жидкость.
   Странно, но мысли почти не путались. Кирт изо всех сил напрягся, пытаясь не вспоминать, что случилось. Не помогло. Перед глазами появилась ясная картина. Мальчик невольно побледнел, осознав произошедшее. По спине пробежали мурашки.
   Не понятно было только, как долго он находился без сознания. Кровь на лице еще почти не запеклась, так что, наверное, не так уж и долго. Минута, может две.
   Застонав от затаившейся в мышцах боли, Кирт медленно поднялся на ноги. Удивительно, но вокруг почти ничего не изменилось, разве что фонари погасли и еще... еще, как будто бы все стало менее ярким, каким-то бесцветным. Незнакомец все еще стоял напротив, широко раскрыв рот и выпучив свои безумные мутные глаза.
  -- Отстань от меня! - Киртли снова закашлял. - Уйди!
   Маленький маг отчаянно стукнул Кринта в грудь. Кулак прошел насквозь. Кирт жалобно захлопал ртом, ошалев окончательно.
   Прошла почти целая минута, прежде чем он пришел в себя и отважился вытащить руку из тела безумца. На землю посыпался мелкий серый песок. Странно, но ветра совсем не было. Кирти, как загипнотизированный наблюдал за летящими идеально вниз пылинками, боясь пошевелиться. Потом медленно, опасаясь сделать лишнее движение, разжал дрожащие пальцы. Вся ладонь была испачкана в том же сером то ли песке, то ли прахе. К горлу подступила тошнота.
   Кирт судорожно стал отряхивать руки. Едкая пыль красиво закружилась перед его лицом. Какие-то частицы, видимо, попали в нос, и мальчик чахнул.
   Половины головы Ла-Кру не стало.
   Киртли сглотнул. По спине снова забегали мурашки.
   А потом Кринт рассыпался. Медленно, с тихим шорохом, как песочный домик. Несколько секунд, и Кирти стоял перед небольшой кучкой серого пепла.
   Где-то вдалеке зашумел ветер. По лицу маленького мага потекла капелька пота.
   Ветер! Рвущийся в разряженное пространство ветер!.. Сейчас будет легко дышать, вот только нужно ли это теперь... дышать?
   Кирт остекленевшими глазами наблюдал, как осыпается крыша соседнего дома, как струи теплого ночного ветра разрушают огромные гранитные камни, словно те сделаны из мелкой трухи. Вот он дом, а вот через секунду на его месте лишь шаткий черный каркас, еще миг, и только серое облако пыли, танцующее на ветру.
   На мгновение перед Киртом открылся вид на город. Далеко-далеко, на сколько только видет глаз в лунную ночь - лишь ярящиеся клубы пепла, оседающие, словно песочные игрушки, последние дома, и тусклая, запорошенная прахом, луна.
   А потом исчезло все, даже лунный свет, даже вытянутая вперед собственная рука. Один только ветер, развивающий волосы и едкая пыль - кружащиеся, празднующие свободу друг от друга атомы.
  -- Нэ-э-э-эйти-и-н! Джи-и-и-ми! - Надрывая горло, закричал Кирт.
   Ответа не было. Один лишь вой ветра и шорох пепла.
  -- Джи-и-ми... Нэ-э-йтин. - Тихо повторил он. А потом упал на колени и заплакал.
   Проклятый воздух!.. Зачем ты прилетел, зачем?! Ты мне не нужен!.. Прочь! Я не хочу дышать!... Я не хочу больше жить, не хочу! Надо было погибнуть от боли! Зачем я противился силе, для чего?!... Почему?!... ТЫ ДОЛЖЕН СПАСТИ РЕАЛЬНОСТЬ... Обойдетесь! Я отправлюсь за друзьями, слышите, слышите, все!.. Обходились же раньше без меня, ведь так, обходились?! Обойдетесь и сейчас! А я, я хочу умереть! Может еще удастся их догнать? Джимми-и, Нэ-э-йтин, я иду, иду... Прочь, я не хочу дышать...
  -- Ки-и-ирт-и-и...
   Маленький маг вскочил, как от удара молнии.
   Да нет, не может этого быть!... Как... Не может, почудилось!
  -- Ки-и-рт...
  -- Джимми-и! Нэйт! - Чуть ли ни сорвался на визг Киртли.
  -- Кирти?!! Кирт!
   Через несколько секунд перед маленьким магом появились очертания двух знакомых фигур. Пепел немного рассеялся, на землю снова упал тусклый лунный свет.
  -- Джимми? Нэйт? - Как зачарованный повторил Киртли, не веря своим глазам.
  -- Жив. - Беззвучно зашевелились губы юного императора. - Жив!!!
   Джимми со всех ног кинулся к другу и обнял того. По телу Кирта снова пробежала легкая волна боли, но он даже не заметил этого, лишь только засмеялся, а потом снова заплакал. Теперь уже от счастья.
  -- Жив! Жив! - Джимми начал тискать друга, как пушистого щеночка. - Знаешь, как я испугался, знаешь?!
  -- А знаешь, как я?... А знаешь... как... как... это больно. - Кирт вытер рукавом слезы. - Я весь в крови, извини... Джимми, что ты делаешь?
  -- Ерошу твои волосы. - Довольно ответил юный император, одарив друга счастливой улыбкой.
  -- Отвали. - Кирт вырвался из объятий Джимми и сразу же попал в руки Нэйта. Маг взял его за плечи и прижал к себе. - Прости меня, Нэйтин, я не смог, не смог!
  -- Ты о чем? - С дрожью в голосе спросил тот.
  -- Я не смог ее удержать, энергию... Она, она такая!... Но я старался, очень старался... Ничего не вышло.
   Нэйтин встал на колени, чтобы поравняться с чумазой головой мальчика, и взглянул тому в глаза.
  -- Ты о чем, Кирти? - Снова повторил он с легким надрывом. - Да если бы ты не старался, если бы у тебя ничего не получилось, ты бы... ты бы сейчас крутился на месте, смешно размахивая ручками и ножками, да жадно хлопал ртом, пытаясь поймать хоть капельку воздуха. Вот только нету его, воздуха, в безвоздушном пространстве!
  -- Так значит, все у нас хорошо? - С усталой улыбкой спросил Кирти. - Значит все нормально.
  -- Конечно, - улыбнулся в ответ Джимми, - мы живы, теперь все будет отлично. Ведь правда, Нэйт?
   Нэйтин медленно отвернулся. По правой щеке плавно протекла одинокая слеза.
  -- Нет, Джимми. - Выдавил из себя он. - Все у нас ужасно. Настолько ужасно, что... что...
   Кирт непонимающе замотал головой.
   Нэйтин молча раскрыл свою сумку, и через секунду в его руке появился необыкновенной красоты каменный цветок.
  -- Что это? - Взволнованно спросил еще ничего непонимающий Джимми.
  -- Роза Судьбы. - Не своим голосом ответил Нэйтин. Со спины ударил сильный порыв ветра. Волосы мага закружились вместе с вновь поднятыми клубами черного праха. - Это артефакт.
  -- Зачем он? - Задал Джимми риторический вопрос, уже понимая, что ответ будет неутешительным.
  -- Это на самый крайний случай. - Нэйт дрожащей рукой повернул один из каменных лепестков. Роза загорелась оранжевым огнем. - Только она способна преодолеть силу затмения от ожерелья Кирта. Только она может перенести нас в другой мир.
  -- Чего?! - От неожиданности воскликнул Кирт. - В другой мир?!... Но почему раньше?!... А как указать, в какой мир мы хотим попасть?
  -- Никак. - Гробовым голосом отрезал Нэйт. - Она работает случайным образом.
  -- Но... - Нахмурил брови Кирт. - И что?... Ну то есть...
  -- Каждому свой мир! - Закончил Нэйтин. На лице его читалась боль и стыд, стыд, что он, взваливший на себя такую ответственность, взявший на поруки двух совсем еще маленьких детей, теперь бросит их в одиночестве, выкинет в чужые грубые пласты реальности, вражеские миры. И нету даже времени все объяснить как следует, предостеречь, наставить.
  -- Ты что несешь, Нэйт? - Глаза Джимми полезли на лоб. - Как это, каждому свой? Зачем?... Тогда уж лучше остаться здесь. Ну, Кирти, скажи ему. Лучше уж здесь.
   Киртли ничего не ответил, он был магом.
  -- Эх, Джимми, ты так ничего и не понял. - Нэйт повесил на лицо нервную улыбку. - Да у нас осталось от силы минуты две.
  -- До чего?! - Закричал Джимми. - До чего, скажи?!
   Нэйтин резко наклонился и закрыл голову руками. Спина заходила от беззвучного истерического смеха.
  -- Да ну вас! - Огрызнулся Джимми. - Делайте, что хотите. Одно скажу: от меня вам не избавиться!...... Я же сдохну без тебя, Нэйт, слышишь.
   Глаза юного императоры были на мокром месте.
  -- Кто первый? - Монотонным голосом спросил Нэйтин после секундного раздумья.
  -- Нет, я сказал! - Снова закричал Джимми. - Не пойду я в чужие миры без вас! Нет!!!
   Юный император в отчаянии ринулся на своего учителя, в надежде вцепиться тому за воротник и трясти, трясти, пока тот не опомнится, не одумается!
   Нэйтин выстрелил.
   Один из лепестков Розы, оставляя за собой горящий след, оторвался от остальных и сильно, с ускорением впился точно в грудь юного императора, точно в сердце. Джимми завопил, как резанный.
   Кирт невольно вздрогнул. Его лучший и единственный друг, только что роняющий счастливые улыбки, сейчас, пылая белым огнем, катался в агонии и от безысходности колотил кулаками по земле. Его тело плавно уменьшалось. Через несколько секунд Джимми исчез.
  -- Зачем ты так? - Кирт снова вытер рукавом слезы. - Зачем так жестоко?
  -- Времени очень мало. - Вздохнув, ответил Нэйтин. - Он не хотел по-хорошему.
   Несколько секунд они сидели молча. Потом Кирт медленно закрыл глаза и зажмурился.
   Да, в принципе, и боли-то не было. Одна только обида...
   Помрачневший Нэйт еще какое-то время сидел в одиночестве, крутя у себя перед лицом горящий цветок. А затем выстрелил себе в голову...
   Несколько секунд не было ничего. Только слабый шорох совершающего танец смерти ветра, и извивающийся в нем вихрь черного пепла. Потом послышались чьи-то быстрые приглушенные шаги, и из тьмы выбежала черная фигура человека с бледным от ужаса лицом, сжимающая в руке какой-то дымящийся стержень. В это же мгновение, в трех метрах от нее, пространство зажглось красным цветом, начиная плавно вращаться. Из раскрывшегося портала, спотыкаясь и пыхтя, вылетело зубастое существо в алой мантии.
  -- Нилос!
  -- Мастер!
  -- Ты... Ты что наделал?! - Коград в ужасе оглянулся вокруг. - Как?! Как ты допустил такое?!
  -- Я... я... это... А что случилось?... Не понимаю... Откуда?!
  -- Убирайся. - Краснея от злости, прошипел Коград. - С глаз моих, вон.
  -- Я все... это... расскажу. Мы обнаружили их и... Я...
  -- Убирайся!!! - Заревел Коград так, что земля под ногами задрожала. - Прочь, я сказал!
   Побледневший окончательно Нилос сорвал у себя с запястья какой-то амулет и через секунду растворился в разряженном пространстве.
   Коград, не сдержавшись от злости, с рыком метнул в него пылающий шар. Поздно, лишь взрыв огненного пепла и шипение земли.
  -- Мы еще с тобой поговорим, Канф! - Заорал непонятно кому Коград. - Можешь не сомневаться!
   Откуда-то из-за спины на землю разлился холодный белый свет. Коград резко обернулся. В воздухе разворачивался огромный идеально гладкий портал. Повелитель ужаса невольно открыл рот - зрелище завораживало. Только один человек во всей реальности мог сотворить такое.
   Мерцающая гладь портала встрепенулась и прямо на Кограда выскочил взъерошенный и одетый лишь в одну ночную рубаху Нильфус.
  -- Пр... Привет. - Неуверенно сморозил Коград, растеряно улыбнувшись.
  -- Коград! - Нильфус закашлял от попавшего в рот пепла. - Ты что здесь вытворяешь?! Совсем ополоумел?!
  -- Я... я... все объясню... Небольшой экспериментик...
  -- Какой еще экспериментик?! - Взмахнул руками Нильфус. - Маньяк, ты даже воздух спалил!... Теперь все на меня повесят, на меня! О, боже.
  -- Я сделал страшный артефакт, а он... ну, в общем, сломался...
   Договорить повелитель ужаса не успел. В нескольких метрах от них зашипело. Нет, это был не портал. Пространство просто разъехалось в стороны, образовав искрящийся всеми цветами рубец, и оттуда уверенной походкой вышло трое Стражей: Гэлор с крыльями орла, Сэлор с крыльями ласточки и Фэйлор со сказочными крыльями феникса. Последний весь светился. Не трудно было догадаться, что во время инцидента, им явно была закручена какая-то великая волшба.
   Нильфус, в отличие от Кограда, который по инерции отпрянул назад, остался на том же месте, где стоял. Гэлор, самый старший из Карателей, бросил в его сторону презренный взгляд. Фэйлор и Сэлор смотрели скорее больше с упреком, нежели с ненавистью. Нильфус не отвел глаз, и даже наоборот, уставился на Стражей таким наглым взглядом, как будто бы во всем были виноваты они, а вовсе не он или его зубастый друг. Теперь уже на лице всех Карателей появилась нескрываемая злость. Гэлор нервно замахал крыльями. Нильфус злобно улыбнулся - полная победа, пускай убираются вон.
   Стражи еще несколько секунд поиграли в дуэль взглядов, но, поняв, что ничего не выйдет, столь же уверенной походкой по очереди зашли обратно в разорванное пространство. Только Фэйлор немного задержался, чтобы вновь взглянуть во вражеские глаза.
  -- Ты что творишь, Нильфус? - Отрезал он, прежде, чем исчезнуть в смыкающимся за его спиной воздухе.
   Нильфус, по-прежнему улыбаясь, повернулся к Кограду. На лице выступили мелкие капельки пота. Повелитель ужаса неуверенно попытался изобразить некое подобие улыбки.
  -- Ты что ржешь, придурок! - Резко рявкнул Нильфус. Улыбку, как ветром сдуло. - Теперь все маги мира будут присваивать мне твою безумную выходку!... Хех, экспериментик он затеял!... Я в шоке!
  -- Ну я... как бы...
  -- Ладно, стой молча. Сам разберусь.
   В следующие десять секунд развернулось сразу несколько порталов, правда, все они появились чуть дальше, на дистанции от двадцати до ста шагов. Сверх точное определение источника энергии, когда ты находишься совершенно в другом мире, подвластно лишь самым великим. А несколько порталов открылись вообще в воздухе, что, собственно, было логично - после "такого" на земле вполне могла бушевать бурлящая магма.
   Серый прах потихоньку оседал. Видимость значительно улучшилась, хотя все равно еще не превышала и пятнадцати метров, так что Нехорошая парочка могла лишь слышать гудящие звуки и наблюдать тусклый свет.
   Первым из облака пепла выбежал какой-то напуганный маг в серебристом балахоне. Нильфус медленно повернул голову и широко улыбнулся. Маг с диким криком, хаотично размахивая руками, устремился к тусклому свету за своей спиной. Раздалось тонкое гудение. Свет погас.
   Следующему "счастливчик" продержался чуть дольше, и даже делал какие-то попытки сохранить спокойствие. Коград встал на цыпочки, выглянув из-за спины Нильфуса, и тихонько зарычал. Маг, наконец поняв, кого видит перед собой, даже не стал убегать, он просто открыл новый портал прямо здесь и, взвизгнув, нырнул туда головой вперед.
  -- Счастливого приземления. - Усмехнулся повелитель ужаса. Такой "быстрый" портал, созданный таким слабеньким магом, вещь довольно капризная, если ни сказать, зубодробительная.
   Следующие двое были подручными Нильфуса.
  -- Пшли вон! - Театрально рявкнул на них хозяин.
   Маги, кланяясь, уползли на коленях.
   Со всех сторон слышались все новые и новые шаги любопытных чародеев.
  -- Мы так и будем стоять и смотреть на эту беготню? - Нахмурившись спросил Коград.
  -- Есть идеи? - Огрызнулся Нильфус.
   Повелитель ужаса выставил вперед руку, и в этот же миг во все стороны ударил сильный ветер, в мгновение увеличивший видимость до ста пятидесяти метров. В воздухе висело уже около тридцати порталов всех цветов и размеров. Многие чародеи, завидев Парочку, с ужасом бросились назад, однако, нашлись и те, кто остался наблюдать за происходящим, затаившись на границе миров.
   Совсем рядом с Нильфусом, на высоте в пару метров, появилась еще одна небольшая светящаяся спираль. Затем оттуда, схватившись за край портала, как за подоконник окна, высунулся юноша с длинными волосами и гордым взглядом.
  -- Надеюсь, я первый с той стороны Кристаллов? - Спросил он, еще не увидев, с кем разговаривает.
  -- Нет, хочу тебя огорчить. - Прорычал Коград. - Здесь уже побывали твои друзья Каратели.
  -- Хм, вот мерзавцы! - Юноша одарил повелителя ужаса презрительным взглядом. - Слушай, тебе когда-нибудь говорили, что ты страшён как смерть?
  -- Что там, Шолт? - Послышались чьи-то голоса из портала.
  -- Да как ты смеешь, ничтожество! - Коград почернел от злости. - Ты хоть знаешь, с кем разговариваешь?!
  -- Знаю. - Между делом бросил юноша, его глаза переместились на соседа повелителя ужаса, лицо засияло радостной улыбкой. - Эй, Рэйн, ты когда-нибудь видел Нильфуса в пижаме?!
  -- Я не видела, дай посмотреть. - Из-за плеча юноша появилось лицо красивой девушки, одарившее властителя половины реальности таким унижающим хихиканьем, от которого девяносто процентов мужчин сразу бы покончили с собой. - Иди, Рэйн, погляди. Когда еще такое увидишь!
  -- Зеленовласка в пижаме... - Раздался из-за ее спины чей-то пьяный голос. - Да ну вас! И так сплю плохо! Хотите, чтоб совсем кошмары замучили?
   Коград, без особых раздумий, метнул в обнаглевший портал, мгновенно созданный им огненный серп. Шолт, явно не ожидая такой прыти, позорно раскрыл рот и резко отпрянул назад. Пространство захлопнулось в самый последний момент, какая-то часть взрыва даже, наверное, успела попасть на ту сторону.
   На лице Нильфуса появился застенчивый румянец. Маг молча провел рукой по собственным волосам, которые сразу же поменяли цвет на светло-золотой.
   Через несколько секунд в воздухе снова возник тот же портал с тем же лицом внутри, на этот раз чумазым от копоти.
  -- Дурак! - Обиженно крикнул Шолт и, схватившись за верхушку портала, резко дернул вниз. Тот закрылся, издав звук хлопающей двери.
  -- Вот наглец! - Коград покачал головой. - Не стыда, не совести!
   И тут кто-то наконец сделал то, что надо было сделать еще пять минут назад - по воздуху пронеслось легкое заклятие и бушующие клубы пепла мгновенно исчезли, растворившись в ничто. Небо вспыхнуло яркими звездами.
   И тогда открылась реальная картина происходящего, и она потрясала. Коград и Нильфус оказались в самом центре шара радиусом в километр, состоящего из тысячей и тысячей разноцветных, мерцающих всеми возможными цветами порталов. Воздух наполнился непрекращающимся гудением. А порталы все открывались и открывались.
  -- Похоже, нас уже не очень-то и боятся. - Поделился впечатлениями Нильфус.
   По небу заметались ветвистые молнии, видимо, кто-то наткнулся на старого врага. Впрочем, дружеского смеха было гораздо больше, кое-где даже образовались целые кучки случайно встретившихся старых знакомых. Хотя, в основном, конечно, слышались голоса удивления и негодования.
   Это было самым красивым в мире зрелищем и, одновременно с этим, самым ужасным. Пир во время чумы в чистом виде.
  -- Мы так и будем здесь стоять? - Раздраженно повторился Коград. - Я им что, музейный экспонат что ли?!
  -- Есть идеи? - Вопросом на вопрос ответил Нильфус.
   Повелитель ужаса шепнул ему на ушко несколько слов. На лице властителя мелькнула ехидная улыбка.
  -- Не знаю, Нильф! - Вдруг очень громко, так, чтобы слышали все, начал Коград. - Я все делал, как ты учил, а энергия просто разлилась во все стороны и никакого эффекта.
  -- Ничего страшного, друг! - Так же громко и, конечно же, до ужаса театрально ответил Нильфус. - Когда я тренировал Касание Смерти, у меня вообще с десятого раза получилось!
  -- Но что же мне делать?! - Крикнул повелитель ужаса, едва удержавшись от улыбки.
  -- Повторение - мать учения. - Нильфус выдержал грамотную паузу. - Попробуй еще раз, друг.
   Перед тем, как закрыться, портал обычно ярко вспыхивает. Так вот Нильфус чуть не ослеп. В одно мгновение небо заполнилось мерцающим светом, а воздух пронзительным гудением и паническими криками. Понадобилось всего какие-то десять секунд, чтобы в пространстве не осталось ни одного портала.
   Ретировались практически все, за исключением нескольких неудачников, чьими порталами воспользовались соседи, при этом свернув свои, а на новый уже не было сил. Нильфус небрежно махнул рукой, даря паршивцам шанс. Те с радостным криком бросились к спасительной прозрачной глади, но, не добежав пару метров замерли в глубокой растерянности.
  -- Ну... ну это же варварский мир со снежной бурей внутри. - Осмелился кто-то прокомментировать действия великого владыки.
  -- Ну вот такой я негодяй. - Нильфус лениво отмахнулся. - Проваливайте.
   Неудачливые маги уныло исчезли в портале.
  -- Что дальше? - Поинтересовался Коград после нескольких секунд раздумья.
  -- Не знаю. - Пожал плечами Нильфус. - Все ждут Касания Смерти.
   Повелитель ужаса расплылся в зловещей улыбке.
  -- Ты не посмеешь! - Вдруг раздался из-за спины чей-то властный голос.
   Нильфус медленно повернулся. Перед ним, шагах в двадцати снова стояли Стражи. Теперь их было восемь.
  -- А где еще два? - Ухмыльнулся Коград.
  -- Не твое дело, зубастый! - Отрезал один из Карателей. - Зачем вы...
  -- Что-что, прости, я не посмею? - Нагло перебил его Нильфус, на лице которого в это раз читалась пафосная злоба.
  -- Ты не посмеешь нанести второй удар! - Ответил другой Страж. - Сейчас, город хотя бы можно отстроить заново. После же Касания Смерти...
  -- Брысь, птенцы! - Гаркнул Нильфус. - Я буду делать то, что хочу! И никакие общипанные курицы не вправе мне указывать, понятно?!
   Стражи, не сдерживая себя, быстро захлопали своими великолепными крыльями. Меч каждого засиял ярким светом.
   Коград, на всякий случай, быстренько открыл сразу несколько порталов для отхода. Нильфус небрежно поднял руки.
   Они ударили.
  
   Нелина была очень отважным магом, поэтому она пошла в тыл без всяких предупреждений, и поэтому, когда Рэйнфос применил Поющие Небеса, он не знал, что там не только враги, так что Нелину очень сильно контузило, и поэтому она прибыла на место нынешних событий одной из последних и очень сильно промахнулась, оказавшись аж в десяти километрах левее и на такой же высоте, и поэтому только она видела, как небо вспыхивает ослепительным светом, и как после этого из земли вздымается исполинская махина ревущего вулкана.
  

Глава 5.

  
   Мэлор аккуратно раздвинул пространство. Навстречу привычно ударил разноцветные отблески яркого света. Это порталы магов могут захватить своего создателя в одном мире и сразу же плавно опустить в другом, или, соответственно, выплюнуть в ближайшую скалу, в зависимости от мастерства мага. А здесь, еще надо по межреальности побегать, как говорится, ножками поработать, ну или крылышками, у кого что имеется в наличие.
   Мэлор сделал бережный росчерк мечом по какому-то, ведомому только Подобным ему, участку света и спикировал в появившийся черный разрыв. Переливающееся мерцание закончилось, наступил туманный сумрак.
   Мэлор замедлил полет, приняв вертикальное положение, и попытался сориентироваться. Вокруг были лишь тусклые густые облака, едва видимые в почти полной темноте. Немного поразмыслив, он сделал сильный взмах крыльями и устремился вверх. Так уж был устроен этот мир - откуда б ты в него не возвращался, все время оказываешься чуть ниже цели, дабы создался эффект величия. А цель здесь всегда была лишь одна - замок Света.
   Стало немного светлее, на пышных макушках пушистых облаков появились слабые темно-желтые отсветы, которые постепенно начали светлеть. Великий замок был уже совсем рядом. Мэлор невольно ускорился, он летал здесь тысячи раз, а так до сих пор и не научился бороться с томительным предвкушением. Наконец, когда, свет на дымных шапках стал полностью белым, а сами облака темно-пурпурными, сумрак неожиданно расступился и перед Мэлором предстало самое чудеснейшее чудо всех времен, народов и миров! Великий и прекрасный замок, совершеннейшее произведение искусства, состоящее из монолита резных серебристо-серых плит и магического белого света.
   Да, замок Света назывался так не потому, что восседающие в нем служили понятию света (те еще негодяи), а потому, что он на две трети состоял из чистого света.
   На небе зажглись звезды, пурпурные облака исчезли. Теперь казалось, что замок парит в открытом космосе, что, в принципе, было не далеко от истинны. Звезды - единственное, что было в этом мире родным, реальным. Остальное, и сам замок, и облака, и белый свет, и даже гравитация, все это было искусственным, магическим.
   Мэлор мягко приземлился на небольшое плато, служившее основанием замку, и быстрым шагом направился ко входу. Взгляд невольно зацепился за сияющий контур архитектурного шедевра и никак не хотел отпускать. Любой, увидевший это впервые, уже давно валялся бы без чувств с блаженной улыбкой на устах, Мэлор же, всего на всего открыл рот. К такому нельзя привыкнуть! Сам замок и окружающее его пространство всегда выглядели поразному. Сейчас, например, была попытка создать при помощи магии подобие осени. С неба плавно падали мерцающие в свете тысячей огней, золотистые кленовые листочки, тающие, как снежинки, при падении на землю. Попытка явно не удалась. Осень - это промозглый мелкий дождь, хмурое небо с тяжелыми грязными тучами, и липкие, полусгнившие листья, смешанные с грязью под ногами. Другими словами, ничего общего с осенним листопадом это чудо из чудес не имело...
   Мэлор встряхнул головой. Он прибыл сюда вовсе не для того, чтобы любоваться разного рода велликолепиями. Сейчас судьба всей реальности висела на тоненьком волосочке, который мог оборваться в любую секунду. Надо было во что бы то ни стало убедить тех десятерых великих, что, безусловно, уже заняли места за столом Совета, не принимать поспешных решений, результатом которых, в итоге, могут оказаться полыхающие миры и реки крови...
  
  -- Итак, великие, прошу всех занять свои места.
   За круглый белокаменный стол, возвышающийся в центре небольшого немного мрачноватого зала, уселось десять совершенно разных на вид людей.
   Высокий статный старец, только что усадивший всех и присевший сам, снова поднялся с места.
  -- Как вы поняли, - начал он важным голосом, - я собрал этот внеочередной экстренный совет по причине...
  -- Ты собрал? - Язвительно прервал его толстый старый маг, по-детски раскачивающийся на своем резном стуле. - Не смеши, Атар! Мы собрались здесь уже час назад, да вот все ждали, когда ты соизволишь притащить свою...
  -- Хватит острить, Жульфар! - Осекла его сидящая рядом женщина лет сорока пяти. - Ты понимаешь, вообще, что случилось?!.. Шутить он изволил, хм!... Говори, Атар, мы все во внимание.
  -- Спасибо, Катрис... Итак. - Атар сделал небольшую паузу. - Главной темой сегодняшнего совета, безусловно, будет чудовищный выброс магической энергии, произошедший в одном из варварских миров вражеской территории. Попробуем же разобраться, что могло послужить причиной для такого беспрецедентного инцидента.
  -- Изъясняйся точней, Атар. - Лениво бросила, сидевшая справа от главы Совета, ослепительно красивая женщина, единственно молодая среди всех собравшихся.
  -- Я хочу сказать, Арлефина, - поправился Атар, вежливо улыбнувшись, - что нам надо непременно разобраться, кто же позволил себе в одну секунду выкинуть на ветер энергию, скромного количества которой с лихвой хватило бы для сокрушительной победы в двух-трех сотнях среднестатистических войн.
  -- А чего тут разбираться! - Снова усмехнулся толстяк Жульфар. - Нильфус озорует, и без того ясно.
  -- Я конечно извиняюсь, но по моим сведениям, напортачил как раз Коград. - Вмешался еще один старец с пышными идеально белыми, подстать его одежде, волосами.
  -- По моим - тоже. - Поддержала мага Катрисия.
  -- И по моим. - Холодно отрезал, сидевший ранее тихо, поджарый мужчина лет пятидесяти. Его и без того строгие черты лица, сейчас напоминали тесанный камень.
   Еще несколько магов утвердительно закивали головами.
  -- Перестаньте паясничать. - Отмахнулся Жульфар. - Сигнал от Стражей был ясен, как помыслы младенца. У всех одни и те же сведения. Что значит это ваше "по моим". Типа, успели побывать там самолично и видели все воочию, так что ли?... Может еще и Нильфуса на обратном пути за уши отодрали?! Смех, да и только!
  -- Фи! Жуль, ну что ты говоришь! - Арлефина поморщилась. - Что бы я и в варварский мир... Гадость! Пускай Каратели разбираются с такого рода проблемами, наше дело - приказывать.
  -- А кстати, - оживился снежноволосый маг, - кто, интересно, приказал им ввязываться в нелепую драку, исход которой был предрешен заранее?
  -- Ну, во всяком случае, не я. - Беспристрастно поднял одну бровь Атар, заметив на себе несколько вопросительных взглядов.
  -- Стражи - птицы гордые. - Хитро заметил Жульфар. - Приказы порой не уместны... Ну что ж, я слышал новые перья отрастают не так уж и долго.
  -- Да перестаньте же вы наконец! - Катрисия ударила кулаком по столу. - Как можете вы осуждать действия Стражей?! Нильфус - наш злейший враг, вы что забыли?! И надо бить, бить при первой же встрече!
  -- Бей. - Атар как-то нехорошо прищурился. - Да ведь только он умеет отвечать, Катрис.
  -- Пускай отвечает! - Вспылила Катрисия. - Выдержим!
  -- Выдержим. - Ехидно подтвердил Жульфар. - Обязательно выдержим.
   Все сидящие за столом устремили свой взгляд на загорелого мага с каштановыми слегка вьющимися волосами и небольшой галантной бородкой. Виртель уже давно хотел процитировать что-то из спонтанно сочиненного, сейчас был как раз тот момент.
  -- Вообще-то, ничего нового на эту тему нет. - Опустил глаза он. - Но есть подходящий отрывок из моей старой трагедии об отважной попытке противостояния силам зла.
  -- Давай. - Весело сощурился Атар.
  -- Все силы мы отдали, всё уменье, - распеваючи начал Виртель, - магическим дождем обрушив на врага всю злобу нашу, всё возмездье. Но силы света встали в этот миг за сумрачную тьму, окутав ту мерцающей броней, старанья наши в туне утопив. Потом ответил страшный враг! Но гладь защитная блеснула впереди, прекрасное заклятие брони...
  -- А можно покороче? - Перебил поэта Атар. - Переходи сразу к последним строкам твоей саги.
  -- ...Хм-м... Бурля ужасной магмой, исчезла из-под ног земная твердь, оставив нас пылать в агонии последних мигов тщетной жизни. Теряя всякую надежду, решили мы исчезнуть в мир иной, бесчестно убежать, позора скинув мысли. Но межреальность плавится в страшнейшем тьмы ударе, низвергнув наши шансы на спасение в ничто. Касаньем Смерти враг решил исход! Ужасной болью лишь и сладостным забвеньем ответить мы смогли на то.
  -- Обязательно выдержим! - Ехидно повторил Жульфар, обращаясь к Катрисии.
  -- Очень смешно! - Обиделась та. - Виртель, помолчи, пожалуйста, а! Уж если ушел с головой в поэзию, так там и оставайся. И нечего лезть в серьезные дела.
  -- А, между прочим, никто не просил превращать скромного молодого поэта в великого мага. - Фривольно парировал Виртель. - Схватили, ничего не спрашивая, обучили. Теперь расхлебывайте.
  -- Все равно, не смешно. - Отмахнулась Катрисия. - Что это за сага такая? Слог - полное убожество, не говоря уже о рифме... Галиматья, в общем.
   Вот тут, Виртель уже обиделся. Чародейка задела его за самое, что ни на есть, живое место. Маг гордо фыркнул и отвернулся в сторону, пробурчав себе под нос что-то, типа: "И злые языки, что участью бездарности отмечены навек, имеют глупость гению перечить".
  -- Великие, великие, перестаньте. Мы уходим от главной темы. - Атар снова встал со своего места. - Сейчас нам важно выяснить, в действительности ли Коград смог сплести такое мощное заклятие, как Касание Смерти?
  -- А чего тут выяснять, - усмехнулся Жульфар, - не смог он ничего, потому и переполох.
   Остальные маги одобрительно закивали головами.
  -- Хм, согласен. - Атар почесал бороду. - Но разве к такому эффекту приводят не получившиеся заклинания? Я обращаюсь к вам, великие, кто-нибудь из вас "касался смерти" хотя бы раз в жизни?
  -- Да ты что?! Нет конечно! Ужас какой. - Арлефина аж побледнела.
   Остальные маги пытались смотреть куда угодно, но только не на Атара.
  -- Я касалась. - Тихо ответила Катрисия после нескольких секунд неловкого молчания. - Но, знаете ли, мне почему-то не охота вспоминать этот кошмар.
  -- А что случилось? - Оживился снежноволосый. - Не получилось?
  -- В том-то и дело, что получилось. - Катрисия медленно подняла глаза.
   Остальным, почему-то, сразу не захотелось знать подробностей.
  -- А вот, что не вышло, - продолжила чародейка, - так это уклониться от отката.
   Все, как один, маги поспешили отвести взгляд в сторону, кто-то тяжело вздохнул.
  -- Ладно, задам вопрос по-другому. - Атар поднял голову. - Кто из вас пытался сделать Касание Смерти, но у него ничего не получилось?
  -- Я! - Неожиданно ответил Жульфар. Привычная ухмылка на его лице куда-то испарилась.
  -- А! - Арлефина прикрыла рот ладонями. - Бедненький Жульфарчик. Да ты что?!
  -- Безумец. - Одарил того колким комментарием поджарый маг. - Ты же никогда не мог совладать с атакующими заклятиями, а здесь сразу такое... Безумец.
  -- Ну и как оно? - Ускорил тему Атар.
  -- Да ничего хорошего. - Угрюмо ответил Жульфар. - Целых десять лет интенсивной реабилитации без единого заклятия.
  -- Всего-то. - Усмехнулась Катрисия. - Легко отделался.
  -- Легче некуда. - Поддержал чародейку Атар. - Но меня сейчас интересует другое. Каков был эффект твоего безрассудства?
  -- Если ты о выбросе энергии, то его почти не было. - Жульфар почесал возле носа. - Вот чего было в изобилии, так это адской боли и...
  -- Достаточно. - Атар сделал такое выражение лица, какое делают во время обеда, когда разговор заходит о чьем-нибудь отравлении. - Одним словом, совершенно ясно, что это было никакое не Касание и сотворил его никакой не Коград.
   Маги согласно закивали головами...
  
   Мэлор быстрым шагом подошел к главному входу. Возле огромной резной двери без дела маялся Хэйлор - Страж с гигантскими крыльями летучей мыши. Замок Света не должен был оставаться без охраны (смех, да и только) ни на миг, бедняге "посчастливилось" стоять на посту как раз в самый интересный момент.
  -- Мэлор, брат! - Воскликнул он. - Ты был там?! Что случилось?! Рассказывай!
  -- Ты будешь разочарован, но я там не был. - Мэлор попытался оттолкнуть друга. - Отойди, пожалуйста.
  -- Да куда ты, стой! - Хэйлор выставил руку, преграждая проход. - Почему не был?! Что с тобой, ты выглядишь, словно смерть в мирную эпоху! Что случилось?!
  -- Некогда объяснять, дай пройти.
  -- Не дам! - Обиделся Темный Страж. - Как это понимать, Мэлор, мы с тобой не виделись уже не весть сколько, и вместо того, чтобы по-дружески обнять, ты чуть ли ни отшвыриваешь меня в сторону!
  -- Хорошо! - Мэлор начал нервно стучать ногой. - Давай я тебя быстренько обниму, и прочь с дороги!
  -- Да что с тобой, брат? - Хэйлор неловко улыбнулся. - Ладно, если брезгуешь, можешь не обнимать, я шутил... А пропустить не могу, ты же знаешь, у них сейчас экстренный совет.
  -- Вот мне на него и надо, отойди!
  -- Перестань. Ты что забыл? Я же на посту! Это значит, что вся ответственность... Номинально, чтобы пройти в замок, тебе надо одолеть стоящего у врат Стража, тобишь меня.
   Мэлор, не задумываясь, врезал своему другу кулаком в поддых. Тот согнулся.
  -- Этого достаточно?
  -- Э, нет. - Хэйлор повесил на лицо предвкушающую улыбку. - Теперь тебе точно придется сразиться со мной. К оружию!
   Мэлор закатил глаза. Темный брат не упускал ни одного случая поиграться с мечом, это была его слабость. Ну что ж, надо было побыстрей удовлетворить глупую прихоть и двигаться дальше.
   Они вспорхнули...
  
  -- ...ну и что дальше? - Катрисия взглянула Атару в глаза. - И надо было тратить полчаса нашего драгоценного времени на то, чтобы выяснить то, о чем мы знали и так. Коград не может сотворить Касание Смерти - вот те новость!
  -- Ну раз вы это поняли сразу, - развел руками Атар, - то почему не предупредили меня.
  -- Мы думали, что этого не понимаешь ты. - Ответил за всех снежноволосый.
  -- А еще, было очень забавно наблюдать, как ты строишь логическую цепочку.
  -- Не смей ты останавливать великого маэстро, когда ручьем талантливым ораторское слово спешит донесться до тебя.
  -- Тихо, тихо, великие! - Атар уже хотел ударить кулаком по столу, но последние слова о величие маэстро, привели всего лишь к повышению голоса. - Как вы себя ведете!... Ладно, оставим.
  -- Продолжайте дальше, превеликий. - Усмехнулся Жульфар.
  -- Итак, - серьезно начал Атар, - В результате кропотливых исчислений и многочисленных умозаключений, мы пришли к выводу, что чудовищный выброс энергии произошел вовсе не по причине пребывания Парочки на месте теперешней безжизненной пустыни. Отсюда вывод: это сделали не они...
  -- Браво! - Весело воскликнул Жульфар. - Поаплодируем!
   Катрисия и Арлефина ехидно улыбнулись, остальные маги удержались, просто покраснев.
  -- Великий маг Жульфар! - Атар грозно сдвинул брови. - У вас есть на этот счет какие-нибудь предположения? Откуда, по-вашему, взялась такая энергия? Встаньте, когда к вам обращаются!
   Толстый чародей лениво поднялся с места и медленно развел руками. Чародейки тихо захихикали.
  -- Очень плохо, садитесь. - Отмахнулся Атар. - А теперь послушайте меня все. Вывод таков: если все, о ком известно, что они могут сделать такую жуть, не делали ее, значит, появился кто-то новый, о ком не известно.
   Маги уставились на своего главу умными взглядами - переварить только что сказанное было не так уж просто.
  -- В мире появился новый колоссальный источник энергии. - Помог им Атар.
  -- Быть того не может!
  -- Это же шанс один на сотни триллионов!
  -- Бред!
  -- И тем не менее, других объяснений я не вижу. - Констатировал Атар.
  -- Но почему раньше?!..
  -- Ну, видимо, потому что он раскрылся только сейчас. Скорее всего, это маленький ребенок - мальчик.
  -- Постойте, - вмешался поджарый маг, - но как же он тогда выжил и вообще...
  -- Секундочку! - Перебила его Катрисия. - А почему это сразу мальчик?! Может быть девочка!
  -- Вот-вот. - Поддержала чародейку Арлефина.
  -- А ты что-то имеешь против мальчиков? - Сощурился снежноволосый.
  -- А ты что-то против девочек?! - Наклонилась вперед Катрисия. - Признайтесь, у вас даже и мысли такой не возникло, что источник может быть женского пола.
  -- А может быть, это вообще оно. А, Катрис? - Жульфар широко улыбнулся. - Раз уж ты начала защищать чьи-то права, делай это до конца. Признайся, возникли у тебя мысли, что источник может быть уродливой зверушкой?
  -- Неведомая тварь и силой обладает колоссальной, что за нелепая брехня?
  -- Вот именно, что за чушь ты несешь?! - На толстого чародея обрушилось сразу несколько недовольных возгласов (женщина - это одно дело, а, образно выражаясь, негр - совсем другое).
  -- Раз уж мы заговорили о расизме, то предлагаю...
  -- Не заговорили мы не о каком расизме. - Попытался взять в кулак выходящую из-под контроля ситуацию Атар. - Великие, угомонитесь...
  -- Нет, ящеры нам в подметки не годятся, это факт! Вот гладкошерстные, может быть, еще...
  -- Если хотите знать мое мнение, то человек, мужчина, маг.
  -- Зачем же два последних пункта? Магу нужны мозги, мужчине же, отнюдь.
  -- Волен не согласиться...
  
   Они сплелись в чарующем головокружительном танце мечей и крыльев. Ничего общего с обычным "земным" боем здесь не было, да и быть не могло - не та грация, не те силы, не тот уровень.
   Как воин, Хэйлор был на порядок выше своего названного брата, однако Мэлор сейчас бился изо всех сил, пытаясь как можно скорее разделаться с глупым Карателем и быстрее отправиться в зал советов.
   Как назло, на фоне ночного неба, Темный Страж был почти незаметен, лишь росчерки сверкающего в свете замка меча и отблеск звезд в довольных глазах. Надо было срочно уводить битву поближе к твердыне Хранителей, туда, где тьма утратит силу.
   Мэлор сильно оттолкнулся крыльями, поймав теплый поток воздуха, и, провернувшись вокруг собственной оси, спикировал вниз. Хэйлор не отставал, хлопанье его гигантских крыльев слышалось почти в упор. Мэлор попытался ускользнуть от назойливого брата, резко уйдя в сторону и снова метнувшись ввысь. Темный Страж бесшумно спланировал под его ногами и, разразившись задорным и немножко зловещим смехом, взмыл за братом. Мэлор остановился, удирать дальше было, во-первых, бесполезно, во-вторых, бессмысленно - Свет замка уже не мог ни чем помочь, все небо неожиданно затянуло черными, как смола облаками. Тьма стала кромешной. Мэлор сейчас был почти беззащитным, однако Темный Страж не атаковал, видимо решив еще немножко продлить свою любимую игру.
   Очень скоро тучи лопнули, на голову обрушился шумный ливень. Хэйлор порхал где-то совсем рядом, но Мэлор никак не мог понять, где именно, и это бесило. Белый Страж уже хотел воскликнуть что-нибудь нецензурное, когда вдруг между облаков мелькнул яркий диск невесть откуда возникшей луны. Впрочем, можно ли назвать диском светящуюся половинку и черный силуэт перепончатого крыла?
   По небу пронеслась огромная ветвистая молния.
   Темный Страж захохотал как раз в момент удара грома.
   Два клинка устремились друг к другу...
  
  -- ...спорю на что угодно, мужчина ящер все равно умнее, нежели гладкошерстная женщина!
  -- Ну во-первых, у ящеров не мужчины, а самцы... впрочем, как и у людей, а во-вторых...
  -- Я готов поспорить, если поставишь свою коллекцию древнейших книг.
  -- Ха, вот наглец! А еще ничего не хочешь?
  -- Хочу... А разве у тебя есть еще что-то из достойного моего великого внимания? Я в том смысле...
  -- Молчать! - Рявкнул наконец Атар. - Или вы будете меня слушать, или немедленно отправитесь на Рубеж с проверкой.
   Гомон затих, лишь пару магов на дальнем конца стола еще о чем-то тихо переговаривались.
  -- Или вообще, - повышенным тоном продолжил глава Совета, - пойдете у меня в замок Тирр инвентаризацию проводить.
   Тишина была бы гробовая, если бы сразу несколько магов ни взвизгнули.
  -- Кстати, о замке Тирр. - Жульфар, казалось, был единственным, кто сумел сохранить спокойствие. - Что там за очередной дебош устроили эти...
  -- О, это очень интересно. - Не дал договорить ему снежноволосый.
  -- Стоп! Стоп! - Атар вдавил голову в плечи, выставив руки ладонями вперед. - Причем тут Тирр? Его мы еще миллион раз обсудим. Сейчас же, надо срочно принимать решение, что мы будем делать с этим мальчишкой.
  -- С девчонкой. - Поправила его Катрисия.
  -- С источником. - Не услужил чародейке он. - Так как поступим?
  -- В каком смысле, как? - Заинтересованно осведомился Жульфар. Маги озадаченно уставились на Атара.
  -- В каком?! - Удивился тот. - В прямом! Надо немедленно его уничтожить!
  -- Отлично идея, - наигранно усмехнулся Жульфар, - убьем мерзавца.
  -- Мерзавку...
  -- Постойте-ка, - снежноволосый встряхнул головой, - а зачем нам это делать?
  -- Резонный вопрос. - Толстый маг ехидно покосился на Атара. - Действительно, зачем?
  -- Затем, что когда он окажется в лапах Нильфуса, ты, Жульфар, первый, кто обратится ко мне за помощью... вот только к этому моменту я уже буду кучкой пахучего праха, как, впрочем, и все остальные, кто не понял, все остальные - это вы, великие.
  -- Убьем его. - Мгновенно отреагировал толстый маг.
  -- Давайте. - Поддержало его сразу несколько чародеев.
  -- А давайте, лучше тебя убьем, Жульфар! - Катрисия покраснела от злости. - С какой стати, скажите мне на милость, этот невинный мальчик... тьфу ты... эта девочка должна умирать?! Уж не потому ли, что чья-то жирная задница чуть не наложила в штаны при одной только мысли о!
  -- Фи! Что за выражения, Катрис?! - Арлефина сморщилась. - Есть и другие способы выражать свое негодование.
  -- Например, молчать в тряпочку. - Осадила молодую чародейку Катрисия. - Ведь ясно же, маль... ладно, дитё отбыло с места преступления в другой мир!
  -- В иной мир. - Поправил чародейку снежноволосый.
  -- Нет, именно в другой. - Снова вмешался Атар. - Никаких признаков гибели источника обнаружено не было.
  -- А кто-нибудь отследил, в какой именно мир ускользнул этот источник?
  -- Ты имеешь в виду Парочку?
  -- Ну и ее тоже.
  -- А ты слышишь меня?
  -- В каком смысле?
  -- В таком, что если бы Нильфус знал, где сейчас источник, мой голос не был бы слышан за грохотом приближающегося удара.
  -- Ну, то есть, нет.
  -- Какой ты догадливый.
  -- Спасибо.
  -- Так что же это, получается, никто во всей реальности не ведает, куда исчезло это милое дите? - Удивилась Арлефина.
  -- Почему никто, само дите ведает.
  -- Атар!
  -- Ну хорошо, хорошо, - глава совета устало закрыл лицо руками, - чувствую вы уже давно ждете от меня этой фразы. Думаю, нет смысла тянуть дальше. Я ни черта не понимаю, что там произошло! Довольны?... Ну не знаю я, откуда это дите взялось и куда исчезло потом. По-видимому, там задействована сразу целая куча мощнейших артефактов.
  -- Каких например? - Поинтересовался Жульфар.
  -- Каких? - Атар приподнял одну бровь. - Ну это, дорогие мои великие, мы узнаем после инвентаризации в замке Тирр.
  -- Другими словами, - поправила его Катрисия, - мы не узнаем этого никогда.
  -- Ответ верный.
  
   Только чудом умудрился Мэлор не пропустить коварный удар в этой мерзкой, пронизывающей все тело холодными каплями, тьме. Благо, Темный страж, если честно, не очень-то докучал по этому поводу, его больше интересовал непосредственно процесс боя, победа же... да кому она нужна, всем и так известно, что в битве на мечах ему нет равных.
   Мэлор снова попытался запутать соперника, затерявшись от его взора в облаках, в конце концов, Хэйлор был тоже далеко не кошкой и не мог вечно высматривать в темноте белый силуэт своего врага-друга. На это раз финт удался, Темный Страж по-прежнему хлопал крыльями совсем рядом, однако та уверенность, с которой он это делал, говорила скорей о том, что Хэйлор сейчас с трудом разбирается, где низ, где верх, нежели о его злорадной улыбке и готовности сразить потерявшего ориентацию в пространстве противника в любую секунду.
   И тут, дождь резко кончился. Облака быстро расступились. Внизу снова засиял прекрасный замок. Впрочем, пока он оставался единственным источником света, луна куда-то исчезла, а звезд по-прежнему не было видно.
   Однако Мэлор сумел-таки заметить Темного Стража, в отличие от того - Хэйлор порхал несколькими метрами ниже, повернувшись спиной к брату. Мэлор покрепче зажал эфес двумя руками и, сделав чудовищный замах себе за спину, ринулся вниз.
   И в этот же миг по небу ударило голубой лазурью. Внизу снова возникло пурпурное плато пушистой дымки, а на горизонте, выглянув из-за багровых облаков, вспыхнуло яркое солнце, блеснувшее миллионами искорок на мокрых крыльях своего верного слуги - Белого Стража.
   Мэлор ударил...
  
  -- ...Ну так что будем делать? - Атар окинул всех властным взглядом.
  -- В каком смысле? - Робко спросил в ответ Жульфар, выразив общее мнение.
  -- В прямом! - Не выдержал глава совета, заорав на весь зал. - Я спрашиваю, будем мы мочить это дите или нет?!
  -- Будем.
  -- Нет.
  -- Каким образом мы это сделаем?
  -- Не будем мы ничего делать!
  -- Мне перечислить все сто пятьдесят четыре тысячи способа умерщвления человека или?...
  -- Нет, я имею в виду, где нам теперь найти беднягу?
  -- Как это где? Пошныряем по всяким злачным варварским мирам, глядишь, отыщется.
  -- Спятили что ли?! Не пойду я не по каким мирам рыскать!..
  -- Великие, решайте побыстрей. Атар, что за нудную скучищу ты затеял?
  -- Вот именно. - Арлефина поправила прическу. - Какая разница, мочить, не мочить. В любом случае, сейчас никто явно не собирается срываться с нагретого места и шарить по каким-то там диким мирам в поисках неизвестно кого. И вообще, пора переходить к более интересным темам, дебош в замке Тирр, например. Давайте поговорим об этом, несчастное дите подождет, как-нибудь потом, если выражаться грубым диалектом почтеннейшего Атара, замочим.
  -- А давайте лучше поговорим об этических проблемах некоторых несознательных личностей, считающих себя шибко умными! - Вспылила Катрисия. - Ну как не стыдно прикидываться девочкой в таком возрасте?!
  -- Хм, ну не старухой же быть. Сидят девять бирюков - черти бородатые!
  -- Кого это ты назвала старухой?!
  -- Эй! Чем это тебя не устраивает моя борода?!
  -- Видимо, тем же, чем вот уже многие тысячи лет всех не устраивает моя. - Атар почесал подбородок. - Успокойся, в данном случае, спорить бесполезно, поверь уж старому магу.
  -- Минуточку, если ты считаешь себя стариком, не надо приписывать сюда остальных.
  -- На вас смешно смотреть, великие. - Откинулся назад Жульфар. - "Я старше тебя на целую тысячу лет", "а я, вообще, уже горы двигал, когда вас еще на свете не было", "ну и что ж, зато я молодой и красивый, а вы...", старые, молодые, какая разница. Это все глупые предрассудки, поймите! Давно уже я не присутствовал на таком скучном и бестолковом совете. Ни одной тебе шутки, ни одной... Лучше б отправился дебоширить в Тирр, чем пришел сюда тупо сидеть на одном месте, выстроив умную гримасу. Признаемся, великие, мы явно засиделись на одном месте. Мы стали толстыми старыми и глупыми стариками, когда в последний раз, скажите мне на милость, кто-нибудь из вас сплел хоть какое-то боевое заклятие? Пора, наконец, что-то делать!
  -- Это что намек такой? Типа, мы здесь засиделись, надо немедленно срываться с мест и мочить парнишку.
  -- Кого?
  -- Ну дите, в смысле.
  -- Не, я никуда не буду срываться.
  -- Я тоже.
  -- Да нет, наш уважаемый Жульфар просто хотел поговорить о чем-то более веселом, дебоше в замке Тирр, например... Кстати, я не старая, не глупая, и уж тем более не толстая...
   Атар захотел в очередной раз вежливо попросить всех заткнуться, но осекся. Вежливость здесь была неуместна. В дебатах сейчас участвовали, если можно так назвать те глупости, которые они говорили, только Жульфар, Катрисия и кое-как Арлефина, остальные же, занимались своими делами, не обращая на главу совета ни малейшего внимания. Снежнобородый бесстыдно дремал, сладко посапывая, поджарый ушел в глубокий магический транс, а внимание остальных магов, вообще, было приковано к Виртелю, с упоением читавшему свою новую поэму.
   А ведь отвлекся всего лишь на пару секунд!...
   И тогда он гаркнул!
  -- Молчать!!! Я сказал!
   Маги с неохотой "заткнулись" и лениво повернули головы в сторону главы Совета.
  -- Чего ты нервничаешь, Атар? - Спокойно поинтересовался Жульфар. - Нельзя так беситься, это вредно для здоровья.
  -- Все, хватит с меня! - Огрызнулся тот. - Так мы никогда не к чему не придем. Думаю, пора голосовать!
  -- Давно пора. - Вздохнуло сразу несколько магов. - Голосуем быстрей, и я сваливаю.
  -- Так, секундочку, Атар. - Снежноволосый выставил вперед ладонь. - А за что, собственно, мы будем голосовать?
  -- Как это за что? - Удивился тот.
  -- Ну, в смысле... Кем лучше быть, толстым глупым стариком или молодым и красивым гением?... Или, там, кто умнее, ящер мужчина или гладкошерстная женщина?
  -- Первое!... Второе, второе!... Да нет, же, первое! - Загалдели маги.
  -- А я считаю, что оба вопроса имеют статус жизненно важных. Проголосуем дважды.
  -- Отличная идея!
   Атар откинул на спинку стула, закатил глаза и, тяжело вздохнув, закрыл лицо руками.
  
   Мэлор изящно опустился возле входа в замок. Через секунду перед ним тяжело бухнулась черная туша Хэйлора. Темный страж никогда не отличался особой грацией.
  -- Ты куда собрался, брат? - Удивленно поинтересовался он. - Почему ты от меня бегаешь?
   Хэйлор сложил крылья. Огромные пушистые снежинки, превращенные светом в маленькие фонарики, закружились в образовавшемся от взмаха крыльев вихре.
  -- Перестань, брат, когда это я от тебя бегал, мы же только начали. - Мэлор показательно взмахнул мечом, придав мерцающим снежинкам новое направление. - Я просто присел отдохнуть, вот и все.
  -- Отдохнуть? - Хэйлор, мягко сказать, потупился. Подобные битвы обычно длились по несколько дней. - И долго ты это будешь делать?
  -- Да нет, что ты... Еще секунды три, не больше... Две, одна, вперед, Мышка!
  -- Вперед, цыпа! - Хэйлор радостно взмыл вверх.
  -- Пока, Летучий! - Усмехнулся Мэлор, быстрым шагом заходя в замок.
  -- Эй, ты куда, так не честно?!..
  
   Мэлор ворвался в зал советов и тут же замер. Поздно! Все маги, накинув на свою физиономию серьезное выражение, уставились на Атара. Тот встал.
  -- Итак, голосуем. - Важно произнес глава Совета. - Кто за то, чтобы немедленно уничтожить это страшное дитя?...
   Мэлор затаил дыхание.
  -- Один, два... три, я, четыре...... пять. Хорошо, кто за то, чтобы не делать этого, а лучше пойти и лишний раз вздремнуть?.... Один, два, три.... четыре.... ау-у, Виртель, проснись, предложение еще не принято... пять, отлично.
   Мэлор прислонился спиной к стенке и, проведя рукой по лбу, облегченно вздохнул.
  -- Ничья, полагаю. - Подытожил Атар. - Таким образом, дело переносится на один год вперед до дальнейшего обсуждения. А сейчас, перейдем к следующим вопросам сегодняшней повестки: очередной несанкционированный удар Рэйнфоса Халта, в результате которого поступило множество жалоб на зрение; и ненормальное скопление канареек в Элунафинане.
  -- Ну, Рэйнфос - это не ново. Вот канарейки - совсем другое дело, ужасно интересно!...
   Мэлор еще раз вытер рукой выступивший на лбу пот. Пронесло, старики великие опять не сошлись во мнение... Ну что ж, у вас есть второй шанс ребята. Давайте Нэйтин, Джимми и... хм... и наше страшное дите, давайте. Все снова в ваших руках.
  -- ...да перестаньте, попугаи намного лучше! Канарейки дико утомляют своим противным чириканьем, к тому же попки красивей!
  -- Да, но их клюв... он ужасен!
  
  

Часть 4.

Глава 1.

  
   На этот раз новый мир возник на расстоянии аж пятнадцати метров под головой (речь о том, чтобы приземлиться вниз ногами, разумеется, даже не шла), расстояние огромным даже для глупых артефактов. Нэйтин, не теряя времени, закрутил головой, рассматривая очередную дыру, в которую его занесло. Дыра эта имела вполне обычный вид: темная полоска леса на горизонте, дальше пологие холмы, обглоданные ненасытной скотиной, потом, маленькие деревенские дома мазанки с соломенной крышей, еще ближе, рыхлая пахать со сбегающимися к "чуду с неба" крестьянами, и совсем вупор, огромный булыжник, который эти лентяи не потрудились убрать...
  -- Вы не ушиблись, господин? - Раздался чей-то встревоженный голос. Нэйта обступило несколько перепуганных работяг.
  -- Где я? - Прокряхтел маг, растирая рукой гигантскую шишку на затылке.
  -- Это Бруснина, - ответил один из мужиков, - маленькое селение к востоку от Агира... Надо плыть по Вьющейся, а потом два дня ходу вдоль хребтов, так поди к нам и попадешь.
  -- М-м-м, что-то мне это ни о чем не говорит. - Зажмурился от боли Нэйт. - Можно, я задам еще один вопрос, ответ на который, думаю, должен помочь в разгадке первого?
  -- Конечно. - Хором ответили крестьяне.
  -- Кто я?
  

-=-

  
   Джимми шмякнулся в огромную холодную лужу, вальяжно раскинувшуюся на задворках какой-то грязной узкой улочки неизвестного города. Удивительно, но он попал именно в город, не смотря на то, что шанс шлепнуться посреди исхудавшей от голода волчьей стаи, в одной из снежных пустынь, коими богат любой уважающий себя мир, был больше раз этак в пятьсот. Впрочем, треснуться всем телом о каменную мостовую, оказавшись в окружение всевозможных продуктов человеческой жизнедеятельности, что, на вскидку, скапливались здесь не один месяц, было, возможно, и менее приятным обстоятельством, нежели окунуться в мягенький сугроб, быстренько порвать всех серых пушных зверушек, с непонятными намерениями окруживших тебя, навялить из них свежего мяса и спокойно дожить остаток, теперь уже никому не нужной никчемной жизни в берлоге, насильно выжитого юным императором оттуда несчастного гризли.
   Джимми даже не хотелось шевелиться. К чему это? Что он теперь будет делать? Кому он теперь нужен? Это Кирта сейчас, сломя голову, бросится искать вся реальность, в итоге вырвав из объятий все того же гризли, когда бедный зверек уже было решит немного увеличить свой жировой слой. А он, император "всея" и прилегающих земель, он кому теперь нужен? Кто станет искать его?... В конце концов, Киртли хоть маг, не так-то ему будет легко сгинуть, даже захоти он этого самолично, а здесь... да достаточно еще две минуты поплескаться в этой ледяной луже и прилетит кто-нибудь очень похожий на Мэлора и утащит тебя за волосы...
   Холод стал порядком надоедать. Джимми постепенно становилось все хреновей и от этого, как ни удивительно, хотелось жить все больше и больше... хм, да хотя бы потому, что реши он все же умирать, пришлось бы еще целых две минуты стучать зубами и дрожать как суслик, а это юного императора ни сколечко не устраивало.
   Джимми медленно поднялся на ноги. К сожалению, жарче от этого не стало, надо было срочно найти какую-нибудь теплую одежду и попробовать дотянуть до утра, если, конечно, к этому времени он не подохнет с голоду. То ли бой с чудовищем отнял очень много сил, то ли юному императору было шестнадцать лет, но есть почему-то хотелось так, что он готов был сожрать собственную одежду. Неожиданно, перед Джимми встала великая дилемма: отморозить ноги, проглотив собственные носки, или окочуриться от голода, имея при этом теплые ножки. Благо, проблема разрешилась сама собой - сзади послышались чьи-то шаркающие шаги.
  -- ...я не понял, откуда он здесь взялся? - Послышался неприятный скрипучий голос. - Что-то я не видел, как он сюда заходил.
  -- Ты просто слепой ишак, придурок! - Прозвучал еще чей-то бас. - Не важно как он заходил, важно, что он теперь не выйдет.
   Из темноты появились два сгорбившихся грязных старикана с пропитыми мордами и густой неухоженной щетиной. В руках поблескивало что-то очень напоминающее кинжалы.
  -- Не знаю, не знаю... по мне, так он свалился прямо с неба. Может это маг?
  -- Угомонись, урод, маг не будет валяться в грязной луже... А на парне богатые лохмотья! Сегодня мне везет.
   Джимми попрежнему стоял спиной к нищим, повернув в их сторону лишь голову. Юный император окинул грабителей презренным взглядом и, к своему удивлению, обнаружил на одном из них очень даже неплохое осеннее пальтишко темно-бежевого цвета. Видимо, сегодня им действительно везло, Джимми был, как минимум, вторым... только надо было загонять краденное сразу, цена на шмотки резко падает, когда от них так воняет. Юный император невольно поморщился.
  -- Ну что пялишься, баран?! - Рявкнул на Джимми один из нищих. - Снимай с себя все барахло, да побыстрей!
  -- Не нравится мне все это. - Пробурчал второй. - А вдруг он все же маг?
   Джимми медленно повернулся к грабителям. Подвешенный на его поясе Джар зловеще блеснул в свете луны. Нищие отшатнулись.
  -- Как смели вы, мерзкие псы?! - Властно начал Джимми. - Как смели вы приближаться к великому императору, нарушая царящий вокруг него благословенный воздух своим тошнотворным зловонием?!
   Бродяги позорно открыли рты, войдя в полный ступор.
  -- Но безгранично милосердие владыки! - Отрезал Джимми. - И великий правитель прощает презренных и дает им выбор. Вы вольны, либо отдать ему это пальтишко, немедленно убраться ко всем чертям и всю жизнь хвалиться перед собутыльниками, как разговаривали с Самим! Либо, броситься на него со своим жалким оружием, в одно мгновение быть покалеченными в колдышек и потом всю жизнь рассказывать таким же обрубкам в богадельне, как из разверзнутого пространства вам на встречу явился Сам, как ярко горели его безжалостные очи и как беспощадно он вас искромсал!
  -- Я же сказал, это маг! - Испуганно воскликнул один из бродяг. - Быстрей! Снимай с себя пальто и сматываемся! Быстрее, быстрее, тебе жить надоело?!
   Второй нищий судорожно стянул с себя недавнюю обновку, дрожащими руками протянул ее Джимми и, тихо повизгивая, исчез в темноте вместе со своим приятелем.
   Юный император накинул на себя пальто. Оказалось в самый раз, как будто на него шито. Холод сразу же отступил.
   Джимми злобно улыбнулся. Двое здоровых крепких мужиков, вооруженных вполне недетскими кинжалами, готовы были чуть ли ни лизать пятки измазанному в грязи подростку, наговорившему какую-то чушь! А ведь это был лишь наглый фарс, одни слова. Что же будет, если к такому пафосному напору еще и прибавить порхание клинка? Да это ж можно пешком до Тирр-Эйдж-Ноха дойти!...
   Не долго думая, юный император решил, что так он, пожалуй, и поступит... и будет он жесток с теми, кто встанет на его пути!
   Джимми поднял высокий воротник и сделал уверенный шаг в сторону мерцающего из-за поворота света. Развивающийся шлейф расстегнутого пальто, покорно потянулся за ним.
  
   Юный император ввалился в первый же попавшийся на его пути бар. Обстановка здесь была вполне обычная. Грязный брусчатый пол, низкие деревянные столики, заваленные пустыми бутылками, огромная люстра на потолке, в общем, все, что нужно скромному путешественнику через миры, тут присутствовало. А вот, что касается посетителей, то здесь ничего обычного не было даже близко. За дальним столиком сидело несколько чешуйчатых ребят с большими желтыми глазами, возле барной стойки ютились какие-то невысокие человечки с огромными пушистыми ушами, и еще сбоку, стоял старичок с щупальцами вместо рук. Остальные, правда, вроде бы, были людьми, если конечно не считать, что каждый второй имел что-нибудь вроде хвоста, симпатичных рожек или умилительного хоботка, безусловно, гораздо более удобного во всех отношениях органа, нежели нос. Другими словами, Джимми попал в самое сердце конфедерации, в место, где все обитатели не похожи друг на друга, как свет не похож на тьму, если, конечно, не считать схожие признаки, присущие любому "твариус разумнус", а именно, хавать за обе щеки, с лихвой выжирать литровую бутылку любой горючей, а также не горючей, жидкости, громко рыгать, все время орать, делать ставки, испускать "благовоние" в виде, как дыма, так и других газообразных веществ, бить себе подобным рыло, чавкать, харкать, ржать... ну и делать еще целую кучу всяческих "разумнус" вещей.
   Джимми уселся на один из высоких стульев, стоящих вдоль барной стойки, и уставился на бармена своим самым грозным взглядом. Через секунду перед его носом возникла пухленькая бутылка с какой-то черной жидкостью внутри и предупредительным ярлычком, изображавшим веселую ухмылку, явно не переживающей о своем нынешнем положении черепушки и страшной цифрой девяносто пять, выделенной красным цветом. Джимми медленно пододвинул к себе взрывоопасный сосуд и снова бросил в сторону бармена холодящий кожу взгляд. Тот, в свою очередь, поморщился и недовольно швырнул перед юным императором что-то напоминающее кусок хлеба. Лицо Джимми озарилось. Хруст сладкой булки, не баловавшей его изысканного аппетита вот уже почти три года, сейчас был идеальным дополнением к аромату приторного марочного вина. Сидевшие рядом начали потихоньку коситься в сторону юного императора - в подобных местах, вообще, не часто заказывают что-либо съестное, и уж тем более не смотрят на те помои, что, все же, иногда подают для закуски, с таким огромным аппетитом. Джимми схватил булку двумя руками и жадно вцепился зубами в ее нежную плоть. Только чудо спасло привыкшие к мягким персикам зубы от немедленного похода к дантисту, кошмарному и неизбежному. Булка оказалась вовсе не булкой, а черствой горбушкой заплесневелого хлеба, по вкусу напоминающая протухшие отруби, смешанные с нафталином. То ли бой с чудовищем отнял не так уж много сил, то ли шестнадцатилетний подросток может не питаться целыми сутками, но есть, почему-то, абсолютно не хотелось. Черт, лучше бы он сожрал свои носки!
   Юный император с силой швырнул злосчастную булку в бармена. Похоже, привыкший к подобному хозяин заведения с легкостью поймал ее и бросил под барную стойку томиться в ожидании следующего обжоры. Вокруг послышались смешки, многие уже даже не косились, а просто нагло пялились на Джимми. Впрочем, юного императора не очень-то заботили наглые взгляды каких-то там убожеств, уж что-что, а в центре внимания, он чувствовал себя гораздо привычней, чем вне него. Теперь, дело было за вином, которое, по мнению Джимми, плохим не бывает в принципе. Юный император долго изучал красивую бутылку, углубившись в размышления, каким же, интересно, образом ее можно открыть, и, в результате, не придумав ничего лучшего, резким ударом ладони отсек сургуч вместе с горлышком. Вокруг раздались одобрительные возгласы, интерес к незаурядной персоне Джимми стремительно набирал обороты.
   Юный император с шиком откинул назад голову и залпом опрокинул в себя сразу чуть ли ни половину бутылки. Пылающая магма "марочного вина" взорвалась во рту адским огнем горькой мерзости. Глаза полезли на лоб. Джимми, позорно взвизгнув, с силой выплюнул ужасное пойло в морду бармену, на это раз, тот явно не ожидал чего-то подобного (да и кто бы на его месте ожидал, полбутылки - псу под хвост, это ж надо!) и ловко поймал недавнее содержимое ротовой полости Джимми своим удивленным лицом. Бар разразился веселым хохотом. Юный император попытался что-то сказать, но жгучие остатки кошмарной жидкости наказали его за такую наглую выходку порывом неудержимого кашля. Воздух разорвался вторым эшелоном всеобщего хохота. Очухавшись, Джимми высунул язык изо рта и начал тяжело дышать, походя то ли на смешного голодного щенка, то ли на загнанную дворнягу.
   Осторожно, парень, не обожги себе легкие. - С интонацией тысячелетнего мудреца посоветовал ему какой-то сидевший рядом толстяк. - Я бы, на твоем месте, дышал не так глубоко.
   Кто-то понимающе хлопнул Джимми по плечу.
  -- Что за отраву ты мне подсунул? - Срывающимся голосом выдавил из себя он, немного оклемавшись.
   Бармен сделал вид, что не услышал лепетания малолетнего чудака. Благо, веселый смех еще не затих.
  -- Я к тебе обращаюсь, блудливый пес! - На это раз, голос Джимми был крепок, как сталь. - Или тебя, шваль безродная, не учили в детстве, как надо себя вести, когда к тебе обращается Сам?!
   Если даже бар и не затих полностью, то уж смех-то прекратился полностью. Кое-где послышался заинтересованный шепот.
  -- Мне плевать, кто ты, парень. - Бармен одарил Джимми скептически недовольным взглядом. - Если в моем баре кому-то что-то не нравится, он, либо заказывает то, что ему нравится, либо проваливает к чертям собачим. Чего ты хотел?
  -- Вина! - Гаркнул Джимми. - Я хотел вина, осел ты тупой!
  -- Так бы сразу и сказал. - Совершенно спокойно отреагировал бармен, доставая из-под стойки невзрачный глиняный сосуд. - Хм, парень, ты еще и грамма не выпил, а уже пошел вразнос. Что же будет, когда ты налижешься в тряпку?!... Впрочем, не привыкать.
   Воздух в баре снова наполнился привычным шумом. К тому же, тихо сидевшие до этого в уголке барды, достали свои инструменты и завели какую-то незатейливую, но веселую песенку.
  -- Можешь не беспокоиться. - Буркнул Джимми. - Одной бутылкой меня с ног не свалишь.
  -- Ну если ты хочешь этим кого-то удивить, - усмехнулся бармен, - то ошибся адресом... Ладно, мне надо работать, а ты наслаждайся, это лучшее вино, что когда-либо гнал человек... э-э, в смысле, не гнал, а... ну ты понял, в общем... пей.
   Наученный горьким опытом Джимми, на этот раз решил сделать маленький глоточек, прежде чем опрокинуть в себя все содержимое не внушающей доверия бутылки, и это было наимудрейшим решением, потому, как лучшее в мире вино оказалось не лучшим в мире вином, а прокисшей ослиной мочой. Побледнев, юный император уставился на бармена очередным сверх негодующим взглядом.
  -- Не смотри на меня так, парень. - Пожал плечами тот. - Я никогда не обманываю. Это самое хорошее вино, когда-либо хранившееся в королевских погребах, откуда, собственно, оно ко мне и поступает... Если хочешь, можешь, конечно, обшарить весь город в поисках более изысканных винных ароматов, но уверяю, лучшего суррогата, чем этот, ты все равно нигде не отыщешь.
   Джимми захотел что-то ответить, но, случайно проглотив ужасную смесь, так и остался сидеть с открытым ртом, побледнев еще сильнее.
  -- Ты просто не распробовал. - Успокоил его все тот же сидевший рядом толстяк. - Глотни еще, сейчас будет вкусно... Эх, парень, мне бы богатеем быть. Уж я бы выпил тогда такого дорогущего вина... Ах, какой аромат!
   Джимми из принципа сделал еще один маленький глоточек... Нет, ну ослиная моча, это, конечно, громко... но все равно! Это что же такое надо проделать с сочной и сладкой виноградной лозой, чтобы в итоге получить такой кошмар?!
  -- Ну как? - Улыбнулся толстяк.
  -- Сейчас, еще не понял. - В нос ответил Джимми, делая очередной глоток, на это раз вовсе не маленький. - ...Слушай, а где растут таки прекрасные сорта винограда?... Хм, хотя делать вино вы все равно не умеете.
   Юный император поставил почти полную бутылку божественного напитка на стойку. Через мгновение ему стало очень интересно, а зачем, собственно, он это сделал?...
  
   ...Джимми радостно отплясывал на выставленном в центре бара круглом столе, истерично заливаясь заразительным хохотом. Барды наяривали какую-то безумно веселую музыку, под которую было просто невозможно, в той или иной степени, не дергать хотя бы одной из многочисленных частей тела. Обрадованные бесплатным "концертом" пьянчуги довольно хлопали в ладоши и синхронно стучали ногами по кривым половицам, на которых беззаботно прыгали деревянные столики, подбрасывая вверх переполненные пенистым пивом кружки. Многие попытались подхватить нехитрый мотив, одарив окружающих своими "уникальными" вокальными данными. Хаос творился полнейший. Недовольных не было.
  -- Дайте парню еще выпить! - Выкрикнул кто-то из толпы.
   В сторону Джимми полетела очередная бутылка вина. Он сделал неуклюжий пируэт и, ловко подхватив ту за горлышко, влил в себя очередную порцию блаженного напитка. Но этого показалось мало. Юный император поднял бутылку высоко над головой и, заметно уже пошатываясь, попытался направить себе в горло тонкую струю. Бар взорвался глупым хохотом - с ног до головы мокрый Джимми швырнул непослушную бутылку кому-то в лоб.
  -- Еще! - Заплетающимся языком крикнул он. - Еще вина! Ла-ла-лаа-а! Ла-лай!
   Джимми снова пустился в пляс.
   Через секунду в его сторону уже летела следующая бутылка. На этот раз, проворные до нынешнего момента руки отказались слушаться своего хозяина, глиняный сосуд, миновав все препятствия, угодил в того же самого горемыку, в какого попала и первая бутылка. Бар перешел в состояние поката.
  -- Изверг, что ты делаешь! - На стол к Джимми полез какой-то упитый старик. - Откуда у тебя растут руки?! Ну как можно не поймать бутылку, а?!
  -- Пошел прочь со сцены! И не мешай мне танцевать! - Юный император оттолкнул назойливого старикана. Тот, пролетев пару метров, благополучно рухнул на пол, разбив головой стул и стулом голову.
  -- Ну все, достаточно, парень. - Наконец вмешался бармен. - Думаю, на сегодня хватит. Расплачивайся и иди отсыпаться.
  -- Расплачиваться? - Джимми озадаченно потупился. - Хи, дей-действительно, а я и не думал об, об этом... Сейчас, жди, сейчас я гляну по карманам... ну если нету, то, то ты уж извини...
  -- Не понял! - Впервые за весь вечер бармен позволил себе повысить голос. - Парень, у тебя что, нету денег?!
   Из углов плавно вышло несколько совершенно незаметных доселе здоровенных детин. Жуткий гам, царивший в баре вот уже час, неожиданно прекратился. Впрочем, возможно, это была обыкновенная передышка. Когда кого-то с треском выкидывают на улицу, и он врезается головой в мостовую - это далеко не грустная картина, а животы большинства и так уже скрутило по самое не балуйся.
   Джимми опустил руку в карман пальто. Что-то металлическое там определенно присутствовало, правда, на кучу золотых это не тянуло, но все-таки не скучная пустота. Юный император плавно вытащил неожиданную находку и, выставив руку вперед, стал пристально её разглядывать... Опасная бритва. У Нэйта была такая, только он почему-то никогда ее никому не давал. Жадина!
   Мерцающий мягкий свет факелов пробежался по гладкому лезвию, сверкнув на кончике яркой оранжевой искрой. Шедевр! Неужели, тот, кто придумал эту вещь, и вправду хотел использовать ее для бритья. Чушь, быть такого не может! Джимми аккуратно провел пальцем вдоль заостренной стороны, по лезвию плавно скользнула одинокая капелька. Металл, огонь и кровь, что может быть красивее.
  -- Интересно, - наконец загадочно начал Джимми, не отрывая завороженного взгляда от новой игрушки, - а кто-нибудь из вас, о жалкие псы, когда-нибудь встречал человека, чтобы тот был одет в стильное пальто с поднятым воротником, держал в руке залитую кровью опасную бритву, и при этом платил за выпивку?
  -- Вот тварь! - Схватился за волосы бармен. - Он не будет платить! Это точно!... Взять его, ребята, отдубасить, так чтоб мама не узнала, и вышвырнуть на улицу! Быстро!
   По бару пронеслись возгласы негодования и недовольный свист. Вышибалы двинулись в сторону юного императора.
  -- Сюда, презренные! - Радостно закричал тот. - Ко мне! Сейчас я вас обрею, как несмышленых агнцев!
   Громилы окружили Джимми с четырех сторон и одновременно, как по команде, ринулись на едва стоявшую на ногах пьяную жертву. Этот, на первый взгляд, нехитрый способ уже давным-давно был отработан до мелочей и опробован на сотнях и сотнях несчастных бедолаг, с позором вышвырнутых из бара. По схеме, Джимми должен был разразиться продолжительной и жестокой тирадой самых черных ругательств, каких только может состряпать обезумивающий в таких ситуациях человеческий мозг, и затем беспомощно отдаться в их сильные опытные руки, которые, не без удовольствия, хорошенечко его помнут, а потом отпустят... с моста, например, или с крыши. Однако на это раз все пошло совсем не так, как задумывалось - юркий парнишка неожиданно сиганул со стола на барную стойку, легко выполнив при этом не то два, не то три сальто, и во все горло заголосил какую-то задорную песню. Бар снова оживился, или, если говорить точнее, снова разразился громовым хохотом.
  -- Хватайте его, ловите! - Раздраженно заорал бармен. - Быстрее, олухи!
   Ближайший громила кинулся к стойке, чтобы попытаться снова сцапать Джимми. Попытка опять закончилась полным провалом - юный император не только сумел увернуться от, почему-то таких корявых сегодня, рук, но еще и запрыгнул куда-то на потолок, использовав в качестве точки опоры лысину вышибалы.
  -- Эй, куда он исчез? Так нечестно. - Громила озадаченно почесал затылок.
   Бар в очередной раз лег от смеха.
  -- Я тут! Ла-лал-ла! Вот он я! - Джимми весело раскачивался на огромной деревянной люстре, подвешенной в центре потолка. - Хватайте меня, хватайте... ха-ха-ха... я здесь!
   Один из вышибал попытался сцапать юного императора за лодыжку, но, получив добротный удар пяткой в глаз, бесславно капитулировал, с грохотом рухнув на пол и разнеся при этом парочку столов. Впрочем, и сам Джимми злорадствовал совсем не долго - через несколько секунд старая люстра не выдержала, устремив свою грандиозную конструкцию по направлению к полу. Правда, в отличие от двух в мгновение погребенных под пыльными обломками громил, юный император как-то умудрился сгруппироваться в воздухе и в последний момент уйти в сторону.
  -- Идиоты! - Бармен показательно вознес руки к небу. - Ну что стоите?! Кто-нибудь, наконец, позовет городскую стражу, или так и будем смотреть, как мой бар плавно разлетается в клочья?!
   Стража появилась буквально через минуту, хотя и за это время Джимми успел "отгорланить" пару песен и "отплясать" зажигательный танец на очередном столе.
  -- Хватит, парень. - Начал с порога главный стражник, бывалый на вид мужчина с мелкими морщинками возле глаз и блеклой сединой в волосах. - Перестань буянить, у нас нет никакого желания тебя калечить, пойми... Я думаю, для всех будет хорошо, если ты просто мирно пройдешь с нами в участок... И можешь не опасаться, в конце концов, это всего лишь обыкновенный погром в баре... тянет, ну от силы, на два дня отлеживания боков на казенной койке... Эх, брат, как же тебя так угораздило нализаться-то, а? Понимаю, понимаю, молодость - она раз в жизни, ладно, пойдем, дружище, хватит уже на сегодня буйств.
   Здесь Джимми должен был беспомощно опустить руки, повесить на лицо унылую гримасу и медленно осесть на пол, полностью разложиться, другими словами, причем, как морально, так и физически. Но, юный император ответил лишь громким истеричным смехом, а потом выкрикнул одно единственное слово:
  -- Музыку!
   Дождавшиеся своего часа барды резво ударили по струнам, окончательно разбив и так уже порядком ослабшие оковы, сдерживающие рвущиеся на свободу эмоции. Последний штрих к нагревающему хаосу добавил спокойный житейский голос командующего стражей, озвучивший, как оказалось позже, решающую судьбу многих фразу, а именно:
  -- Он ваш, ребята. Бить ногами разрешаю... Взять урода!
   И началось!...
   Заливающийся смехом Джимми начал как сумасшедший носиться по бару, причем, практически не сбавляя скорости, каждый раз умудряясь, то перепрыгивать подворачивающиеся под ноги столы, табуретки и человеческие тела, то, каким-то образом, проскальзывать между, либо под ними. Чего, кстати, нельзя было сказать о страже. Неуклюжие мужички, отмеченные детской одержимостью во взгляде, со спортивным азартом пытались осалить пьяного кудесника игры в салочки кулаком в нос, снося при этом все на своем пути. А музыка играла!
   Примерно через две минуты Джимми наконец наскучила, хоть и немного забавная, но абсолютная бессмысленная беготня, и он решил перейти к более веселым деяниям... ну таким, например, как неожиданное движение в сторону ближайшего стражника, молниеносная саечка, и, пока тот осознает, как его только что опозорили, быстрый отход назад. Вскоре, правда, юный император перешел на щелбаны, жестокие фофана, резкие тычки кулаком в челюсть, и ломовые удары ногами по всевозможным частям многочисленных стражьих тел. Стоит заметить, что счастливая от такого количества увеселительных номеров за один вечер толпа вовсе не собиралась разбредаться по домам - задыхающиеся от смеха пьянчуги с удовольствием ставили подножки пробегающим мимо горемычным блюстителям порядка, а те, в свою очередь, с удовольствием отшвыривали со своего пути первых. В общем, без дела никто не остался!
   Такой искрометный хаос мог продолжаться очень долго, если бы через несколько разгромных минут на помощь уже совсем разодранным стражникам не подоспел новый взвод коллег, на это раз вооруженных длинными алебардами. В баре стало, мягко говоря, тесновато. И хотя Джимми, пока что, все равно как-то умудрялся уворачеваться от отчаянных прыжков в его направлении, неповоротливые увальни в форменных мундирах медленно, но верно начали сжимать его в кольцо. Бедняги даже не представляли, с какой легкостью мог Джимми вырваться из такого горе оцепления, но к их счастью, вошедший в раж юный император решил принять бой.
  -- Ну что встали, свиньи?! - Весело закричал он. - Идите сюда, олухи! Когда еще у вас будет такой шанс стукнуться своей грязной мордой о блаженный сапог великого владыки... Ла-лай-ла-ла-ла-ла-лай!
   Стражники сосредоточенно двинулись в его сторону. Образовавшийся круг заметно сузился.
  -- Берите сволочь сзади! - Осторожно сказал кто-то из них. Осторожность не помогла, инициативный "стратег" сразу же получил неожиданный удар ногой в грудь и отлетел назад бесчувственным тюком.
  -- Ну что, кто следующий?! - Воскликнул Джимми.
   На это раз в его сторону прыгнуло сразу трое, всех их ждала примерна та же участь - обезоруженные и опозоренные тела грузно рухнули на грязный деревянный пол. Однако, за это время оцепление сумело еще немного сузить свои границы. До юного императора уже оставалось рукой подать, причем, в прямом смысле.
  -- Все вместе! - Наконец не выдержал кто-то. - Вперед!
   Победоносно закричав, стражники ринулись на юного императора, попытавшись окончательно затянуть свою "грозную" петлю. Но Джимми снова сумел избежать многочисленных крепких объятий, успев в очередной раз запрыгнуть на оказавшийся рядом стол. Умники, попытавшиеся схватить его за ноги, соответственно, тут же получили по пальцам и с визгом отпрянули назад, остальные же, кучно сгруппировались на безопасном расстоянии, с испугом ожидая следующей команды своего начальника. Испуг, как оказалось, был далеко не случайным - после приказа: "попытайтесь достать его алебардой", - сразу несколько стражников схватили по плотному удару в лоб древком вырванного из их рук оружия.
  -- Еще вина, еще! - С грозной насмешкой крикнул Джимми. - Дайте мне выпить!
   Очередная бутылка радостно взмыла в воздух, неся свое чудесное содержимое в руки юного императора.
  -- Сейчас! Опрокиньте его со стола! - Попытался воспользоваться заминкой глава стражи. - Прыгайте! Прыгайте!
   Кто-то из стражников метнул свое обреченное тело к подножью злосчастного стола. Результат был довольно обыденным для сегодняшнего вечера: одной ногой Джимми наступил на потянувшуюся к нему дрожащую руку, а второй нанес несколько вальяжных ударов мыском по напуганному лицу.
  -- Хватит сюда лезть! - Закричал он. - Это мой стол! Прочь!
   Второй стражник добился чуть большего результата - пока Джимми вливал в себя нехилую порцию живительно-ободрительной жидкости, он сделал довольно смелую попытку забраться на стол, и, как ни странно, у него это вполне могло получиться, разумеется, ни разбейся о его глупую голову осушенная бутылка из-под вина.
   Все это время задыхающийся от хохота бар, на этот раз чуть не умер от смеха, вспотевшие музыканты ударили по струнам с удвоенной резвостью, а неугомонный Джимми снова громко завопил, пытаясь безрезультатно попасть в шустрое русло заводной мелодии.
  -- Ну все, хватит играть! - Взревел начальник стражи. - Взять его!
   Сразу несколько человек, отважно закричав, прыгнули на Джимми.
  -- Получай, ла-лай! - Юный император одарил одного из них пушечной пощечиной. - А ты куда собрался?! Ла-ла-ла-ла-пшел вон!
   Стены бара затряслись от очередного залпа хохота.
  -- На! Лай-ла-лай! - Джимми опрокинул еще пару человек. - Ну-у?! Кто следующий?!
   И тут, один из стражников наконец-то умудрился запрыгнуть на стол и что есть силы вцепиться в рукав вражьего пальто. На этом, собственно, все и должно было окончиться, ибо столкнуть обратно прилипшего неуклюжу, Джимми не мог - падающее грузное тело обязательно утащило бы его за собой.
   Стражники победоносно запрыгали и замахали руками, предвкушая скорую победу. Раздались радостные возгласы и одобрительный свист.
   Лицо Джимми неожиданно напряглось, в глазах сверкнула ненависть. Все это время совершенно бездействующая левая рука со свистом рассекла воздух холодным блеском острой бритвы, беззвучно скользнув по горлу стражника, словно тот был сделан из мягкого шоколада. Пальто юного императора покрылась мелкими капельками свежей крови.
  -- Я же сказал, это мой стол! - Злобно крикнул он, отшвыривая бездыханное тело.
   Музыка замолкла. Казалось, наступила гробовая тишина. На самом деле, конечно, это было не совсем так - от полный тишины пространство отделял грохот падающих тел, по инерции кинувшихся на Джимми стражников, пронзительный, но короткий визг, одного из них, получившего перед смертью бритвой по лицу, а также испуганное тяжелое дыхание десятков и десятков людей.
  -- Демон. - Озвучил кто-то испуганным голосом всеобщее мнение.
  -- Сам ты демон! - Оскорбленный Джимми метнул в сторону обидчика свою смертоносную бритву. К счастью, совершенное орудие убийства оказалось совсем не пригодным для полетов - сложившись в воздухе, бритва беспомощно звякнула о деревянный пол, так и не найдя жертвы.
   По бару пронесся вздох облегчения. Послышался многочисленный шепот.
  -- Эй, те что с алебардами! Назад! - Закричал начальник стражи, нервно размахивая руками. - Не дайте ему выхватить ваше оружие!
  -- Ваше оружие?! - Задрав голову, Джимми громко захохотал. - Ошибаетесь, псы! Ха-ха...ха... Нужно оно мне, хех... Да, если хотите знать, я терпеть не могу алебарду!
   Джимми медленно отодвинул полу пальто и неторопливо вытащил из-под нее сверкающий в свете факелов Джар. Люди невольно ахнули, если страшный демон, пользуясь одной лишь бритвой карманника, расправился с несколькими обученными стражниками с такой устрашающей легкостью, что же он наворотит теперь. Оружие юного императора сейчас имело весьма пугающий вид - вид украшенного гравюрами гигантского палаша.
   Бар затих. Все мысли посетителей были направлены примерно в одну и ту же сторону, в сторону двери. Тем не менее, каждый и прекрасно понимал, устрой они панику, и озверевший демон убьет всех быстрее, чем выскользнет первый десяток счастливчиков... разумеется, свое присутствие в этом десятке никто не предрекал.
  -- Сбегайте кто-нибудь за подмогой. - Дрожащим голосом шепнул глава стражи. - И скажите, нам нужны лучники... много лучников.
   Один из молодых блюстителей порядка спешно покинул бар. Оставалось надеется, парень сначала позовет подмогу, и только потом запрется у себя в подвале на пару недель, а не наоборот.
  -- Ну что вы встали?! - Джимми повесил на лицо чуть ли ни плаксивое выражение. - Лучше угостите меня вином... Ну угостите, а?... А я вам спляшу, давайте?
   К тому моменту, как в бар подоспела дюжина лучников из дневной стражи, юный император уже едва держался на ногах. Целые реки вина медленно, но верно делали свое дело.
  -- Вы припозднились, ребята. - Дунул в усы глава стражи, обращаясь к вновь прибывшим. - Сейчас демона можно голыми руками брать... Ты посмотри, как нализался!..
  -- Так что же не берете? - Сонно поинтересовался кто-то из вырванных прямо из постели лучников. - Иль шибко нравится, как пляшет?
  -- Да что ты, уж скрутили бы давно. - Начальник стражи подпер рукой подбородок. - Вот только, мои ребята ни в какую... струсили, проще говоря. Решили, в общем, вас дождаться.
  -- Дай-й-й-йте мне вып-п-ть! - Послышался пьяный голос Джимми. - А я вам.. вас, это... рас-смешу-ха-ха-хи!
  -- Вперед, ребята, превратите демона в ежика, коль уж прибыли. - Махнул рукой глава стражи.
   Лучники неторопливо встали на одно колено, аккуратно прицелились, и не долго думая, отпустили зазвеневшую тетиву. Промазать с такого расстояния было невозможно, двенадцать стрел со свистом устремились к шатающейся жертве...
  -- Что-о, что это? - Джимми с интересом рассматривал только что с легкостью пойманную им дюжину стрел, повесив на раскисшее лицо глупую улыбку. - Я же просил ви-ы-ино... А это что за п-п-палочки?
  -- Демон. - Лица стражников побледнели.
  -- Эх-хе... плохие вы-ы... вот! - Взгляд Джимми неожиданно стал осмысленным, улыбка исчезла. - И вообще, кому я теперь нужен?
   Юный император с грохотом рухнул на пол. Через несколько секунд по бару прокатился здоровый пьяный храп...
  
   Джимми очнулся.
   Предположительно, прошло не так уж много времени, ибо темнота вокруг была почти кромешной, а значит, за окном еще властвовала ночь. Душно было просто ужасно, спертый воздух окутал опухшее лицо мерзким зловонием. Кое-как продрав глаза, Джимми наконец понял, что находится в какой-то небольшой комнате с низким каменным потолком и темными от сырости стенами, в одной из которых виднелось единственное крохотное окошко, да и то закрыто широкими стальными прутьями. Удивительно, но юный император совершенно запамятовал, как он здесь очутился и что, вообще, произошло. Помнилось лишь одно - он пил, и пил много.
   Джимми немного развернулся, пытаясь лучше присмотреться к окружающей обстановке, но стоило только шевельнуться, как в голову ударила такая дикая боль, что он едва не вскрикнул. К горлу подступила вязкая тошнота. Юный император захотел было прижать ладони ко лбу, дабы попытаться хоть как-то унять боль, но расставленные в стороны руки уперлись во что-то холодное. Раздался неприятный звон.
  -- Очнулся, парень? - Раздался сбоку чей-то скрипучий голос. - Ну и натворил же ты, хе-хех.
  -- Кто ты?! - Позабыв о боли, Джимми резко повернул голову в сторону. Справа от него на полу сидел хлипенький старичок, одетый в какие-то лохмотья.
  -- Ты хочешь знать мое имя? - Усмехнулся тот. - Думаю, вряд ли... Подумай еще раз и задай вопрос заново.
  -- Считаешь? - На лице Джимми невольно появилась застенчивая улыбка. - Ну хорошо... где я?
  -- В тюрьме, парень. - Смакуя каждый слог, выдохнул старик. - В тюрьме... И если ты еще не заметил, твои руки закованы в цепи.
  -- Заметил я, заметил. - Больше устало, чем встревожено вздохнул Джимми, для порядка сделав шаблонное телодвижение по безуспешному срыванию оков. - И какой же злыдень, интересно, посмел упрятать меня в тюрьму? А главное, за что?
  -- Хех, ну ты даешь. - Старик нехорошо прищурился. - Эх-хе, нельзя так пить, парень, коли аж всю память отшибает... Я, правда, не все знаю, но говорят, что ты набедокурил в каком-то баре...
  -- А, ну да. - Джимми нахмурил брови. - Кажется, припоминаю, было что-то такое... По-моему, я там нажрался как свинья, да?... А потом ко мне вроде бы стали приставать какие-то неповоротливые дядьки... ну да, точно, я их еще хорошенечко наказал, помню...
  -- И всего-то? - Старик пододвинулся чуть ближе. - Лично я, слышал несколько другую историю.
  -- М-м-м-м... - Джимми прищурился. - А вроде бы и да... вроде простым избиением младенцев все не обошлось... кажется, кого-то я там еще и маленько поцарапал.
  -- Угу, хладнокровно вырезал глотки нескольким стражникам опасной бритвой. - Поправил его старик. - Что здесь можно сказать... - молодец, парень.
  -- Да, я молодец. - Искренне ответил Джимми. - Всегда молодец.
   Ожидавший любого ответа, но только не такого, старик невольно вздрогнул.
  -- Сами напросились. - Отмахнулся юный император. - Ладно, пес с ними. Скажи лучше, что мне теперь грозит... ну, в смысле, чего там меня? Повесят? Обезглавят? Четвертуют? Колесуют?... Или еще что позадористей придумают?
  -- Да чур на тебя! - На лице старика вновь проявилась улыбка. - Ты и вправду думал, тебя казнят? Саданут чем-нибудь тяжелым и острым завтра по утру, а возбужденная от вида брызнувшей крови толпа радостно возликует?... Э-э, не, парень, если бы у нас осуждали на смерть за банальное убийство, город бы вымер за несколько недель. Хм! Подумаешь, горло перерезал! Тоже мне грех!
   Джимми озадаченно склонил голову набок, пытаясь прикинуть, что же здесь надо такого наворотить, чтобы на следующий день болтаться на виселице. На ум как-то сами собой пришли некоторые строки старого доброго закона сгинувшего Фриб-Амбата - только прочитав ту книгу от начала до конца, уже будешь в течение месяца боятся не то что резать кого-нибудь бритвой, но и дышать.
  -- Хотя, если честно, лучше б уж была у нас эта смертная казнь. - Глаза старика неожиданно наполнились глубокой грустью. - Или ты думаешь, тебя кинули сюда на отдых?... Тюрьма ужасна!.. Сейчас в этой камере никого нет, заключенных вывели на прогулку. На самом деле, в этой маленькой комнате теснятся пятнадцать уродов, ты даже не представляешь, какой смрад и духота здесь стоят... Имен тут нет, только клички. И скажу сразу, "ураганами", "черными псами" и "дьяволами" здесь не пахнет. Меня вот, например, называют Гнилью, как тебе имечко? Твой вид тоже не особо устрашающий, так что готовься к какой-нибудь "Сопле" или "Козявке"... Ты думаешь, почему я не на прогулке? Мне сломали ногу... просто так, без особых причин, веселья ради. И это еще легко отделался! Знаешь, как здесь бьют?!.. Да, кстати, предупреждаю сразу, не вздумай косо смотреть на других заключенных, это означает агрессию. Если уж решил позыркать, зыркай прямо, во все глаза... хотя за такое, тебя зарежут в первую же ночь. Да! И когда будешь драить парашу, старайся изо всех сил, иначе хлопот потом не оберешься. Понял?... А что насчет карточных игр и разнообразных споров, здесь помочь не могу. Отказ - мучительная учесть утопленника в параше. Ты обязан принять вызов, усек?... Ну, а когда начнешь играть, там уж не важно на что, под свое уразумение всё переиначат. Итоговый результат мне даже страшно оглашать... Когда тебя лупят ногами, кричи сильней, может отстанут... а может и нет, здесь уж как случай повернется. И вообще...
  -- Спасибо, конечно, что рассказал мне все это, - прервал старика Джимми, - но я, если ты еще не понял, не собираюсь тут особо задерживаться.
  -- В каком смысле? - Не понял тот.
  -- В прямом. - Джимми резко дернул руками, и не ожидавшие этого цепи со звоном вырвались из прогнившей стены. - Пойдем отсюда.
  -- Нет! - Старик вскочил на ноги. - Ты собираешься бежать?! Это невозможно, безумец, отсюда еще никто не убегал! Нас сгноят в карцере! Стой!
   Джимми уже стоял возле небольшой стальной двери, безрезультатно пытаясь ее открыть.
  -- У кого ключи? - Спокойно спросил он.
  -- У охраны, но...
  -- Как ее позвать?
  -- Никак! - Дрожащим голосом произнес старик. - Они сами приходят, когда захотят.
  -- Ясно... Ну и скоро они захотят?
  -- Думаю, когда приведут заключенных с прогулки, обычно это...
   Договорить старик не успел. Дверь со скрипом открылась, и в камеру ввалилась дюжина немытых головорезов весьма внушительной внешности и размеров.
  -- Вот те на! Новенький! - Выпалил с порога один из заключенных, судя по его узкому лбу и маленьким глазкам, большой авторитет. - Совсем еще мальчишка, люблю таких... Ну что уставился, урод?! Еще насмотришься! Я тебе в кошмарах являться буду!
   И громила разразился рычащим хохотом.
   Джимми показательно повернул голову в сторону, отводя взгляд от неприглядного ему куска дерьма, и презрительно цокнул языком, как бы давая понять, что его тошнит от такого рода ублюдков.
  -- А теперь, слушай меня внимательно, козел. - Начал он через пару безмолвных секунд, сложив закованные в цепи руки у себя на груди. - Сейчас ты можешь взреветь взбесившимся вепрем и кинуться на меня с кулаками. В этом случае, я, для начала, ткну тебе пальцами в нос, резко дерну на себя, с хрустом вырвав твои ноздри, а потом направлю твою орущие тело головой в стену. Вот этот урод, конечно... я к тебе обращаюсь, мразь!... бросится тебя выручать, но через мгновение он упадет бездыханной куклой - его я убью быстро. Следующим будет вон тот выродок. Моя цепь нежно обовьет ему шею, сломав ее сразу в трех местах, и в это же мгновение, стоящий рядом с ним коротышка, лишится способности к размножению.. впрочем, она ему больше не понадобиться - следующим ударом я снесу его голову. К этому моменту, думаю, мне наконец надоест эта детская возня, и я, предварительно сломав вон тому стражнику руку, воспользуюсь его оружием, чтобы в течение следующих трех секунд залить беззвучную к тому времени камеру вашей грязной кровью. Ну а потом, я спокойно покину это малосимпатичное мне место.
   Следующие три секунды в камере царила гробовая тишина. Громила захотел что-то сказать, но, захлебнувшись негодованием, оцепенел в безмолвие.
  -- К тому же, - спокойно, и даже немного устало, продолжил Джимми, - все вышесказанное, я должен был немедленно привести в исполнение только за то, что, увидев меня, вы сразу же не упали на колени... Но вам повезло, в последнее время я очень добр к разного рода тварям, поэтому даю вам шанс избежать кровавой участи. Так что, пойдете со мной...
   Юный император подавил зевок.
  -- ...А чтобы вы поверили в, как вам сейчас кажется, "бред, который несет этот сопляк", я докажу вам, что наш побег увенчается успехом.
   И Джимми ударил по ближайшей стене. Кулак с неожиданным грохотом раздробил гранитный валун, выстрелив на встречу серой пылью и каменной крошкой. На секунду даже показалось, что стены камеры задрожали от напряжения, приготовившись рухнуть.
  -- Вот ведь правду говорили, что демон это! - Выпалил старик, когда пыль рассеялась. - Это ж надо, какая силища!
  -- Силища здесь не причем. - Как бы между делом вставил Джимми. - Это все концентрация... Ну что, вы со мной?
   Испуганные заключенные отпрянули в сторону, прижавшись к холодным стенам.
  -- Безумный дьявол! - Выкрикнул кто-то из них. - Нам все равно не убежать отсюда! Там сотни, сотни стражников! У них же оружие! Ты может еще и проскользнешь, а нас-то всех точно порежут, как ягнят!
  -- К тому же, - добавил еще кто-то, - с этой стороны тюремных стен гораздо безопасней, чем с той. Ты ведь теперь будешь там!
  -- Ну, не хотите, как хотите. - Джимми наклонился к стражнику, потерявшему от страха сознание, и снял с его пояса связку ключей. Через секунду, лишенные жертвы оковы со звоном пали на пол. - Да, и... я не буду являться вам в ночных кошмарах, не бойтесь.
   Усмехнувшись на прощание, юный император быстрым шагом покинул камеру.
  -- Погоди, я должен тебе помочь! - Опомнившийся через несколько секунд старик, заковыляв за ним...
  
   Тюремная стража, надо отдать ей должное, очень быстро поняла, что к чему, и, не пройдя и нескольких этажей, Джимми со своим хромым спутником оказались загнанными (как думали тюремщики) в узкий коридор.
  -- Что дальше? - Вздрагивающим голосом поинтересовался старик. Окружившие их стражники вскинули тяжелые арбалеты.
  -- А ничего. - С видимым азартом ответил Джимми. - Сейчас вернем мой меч и пойдем дальше... Эй, вы! Если немедленно скажите, где находится мое оружие, я убью вас быстро!... Так, ты главное за моей спиной пристройся и постарайся пригибаться.
  -- Чтобы стрелу не схватить? - Задал старик испуганным голосом риторический вопрос.
  -- Нет, идиот, чтобы кровью не запачкаться. - Совершенно серьезно ответил Джимми. - Ну что ты уставился?!... Их кровью, конечно!
   Стражники выстрелили...
  
   Юный император устало открыл тяжелые тюремные ворота. В лицо приятно ударил свежий воздух.
  -- Ну вот, а ты боялся. - Джимми развел в стороны окровавленные по локоть руки. Покрасневший Джар блеснул восходящим на горизонте солнцем. - Вот она... свобода.
  -- Помнишь, я обещал, что помогу тебе. - На лице старика до сих пор отражалась тревога.
  -- Помню. - Джимми сощурился, устремив свой взгляд куда-то вдаль. Губы скривились едва заметной улыбкой. - Но пока, ты мне только мешался. Ладно, я не сержусь, забудь... Оу!
   В затылок юного императора с глухим стуком врезалась находившаяся доселе в старческой руке доска.
  -- И я тебе помог. - Констатировал он, вздохнув. - Попытка к бегству у нас карается хоть и смертью, но быстрой. А совершись побег до конца, и купаться нам с тобой в кипящем масле.
  -- Да ты и верно дурак. - Простонал Джимми, прежде чем уйти в беспамятство. - Как бы нас в этом масле "купали", раз мы уже убежали?!
   Старик озадаченно почесал макушку. Вопрос, заданный демоном, был непосильным.
  

Глава 2.

  
   Киртли плавно опустился на просторную улицу, мощенную светлым, почти белым булыжником, покрытым древностью тысячей мелких трещинок, сквозь которые тянулась вверх жадная до солнца изумрудная травка. Восточная часть неба уже занялась предрассветной голубизной, до восхода оставались считанные минуты. Видимо, томительный полет через реальность занял никак не меньше нескольких часов.
   Кирт взволнованно покрутил головой. К счастью, среди горожан не нашлось любителей встречать рассвет - улица была пуста. Лишь вечные предвестники солнца, утренние птахи, уже кружились в своем нескончаемом танце, даря миру волшебные звуки утренней трели. Киртли несколько минут стоял на месте, боясь вспугнуть воцарившуюся гармонию. Надо же, он-то готовился к кошмарной тьме вражеского мира, а попал в очередную сказку. И хотя тревожные мысли по-прежнему терзали грудь, дышать стало как-то легче. В конце концов, не так уж все и страшно. Нэйтин теперь может колдовать и обязательно, обязательно отыщет его среди множества миров... а потом они вместе найдут Джимми, куда бы того ни закинуло, и будут жить долго и счастливо.
   С этими мыслями, Киртли направился вверх по улице, двинувшись не зная куда и не зная зачем. Не прошло и пары часов, как город ожил. Кирт еще долго шатался по людным улицам, рассматривая чудные одеяния горожан и архитектурные красоты каменных домов. Маленький маг пообещал сам себе, что не будет открывать рот на каждое чудо, коих на его пути сегодня случилось целые сотни, пора было уже привыкать, а иначе, что же с ним будет, когда судьба закинет его в действительно красивое место. И хотя, по уразумению Кирта, ничего красивей этого города быть-то особо и не может, Нэйт много и часто говорил о каких-то там заоблачных великолепиях, при виде которых в обморок падает даже он, и которые ему, Кирту, предстоит наблюдать чуть ли ни целую вечность.
   И видимо, Киртли так и бродил бы по городу до самого вечера, если бы путь, наконец, ни вывел его на шумные просторы фруктового рынка.
   ...Существует несколько методов борьбы с маленькими беспризорниками. Можно, например, наладить экономику, добившись того, чтобы бездомных детей просто не было; можно построить сиротские приюты, один золотой из городской казны в день, вложенный в которые, способен накормить целую ораву малышей; можно создать какой-нибудь комитет по борьбе с пьянством, и тогда родители не будут выкидывать своих детей на улицу, открыть школы, наконец... и так далее. Но еще можно, разложить спелые сочные фрукты целыми горами, специально провоцируя на воровство, поставить одного продавца на несколько лотков, который будет делать вид, что ничего не замечает, дождаться, когда голодный мальчик схватит яблочко, поймать его и отрубить ему ручку. Именно этот способ, почему-то, и выбирает подавляющее большинство кретинов, называющих свою совокупность философским словом "общество"...
  -- Вор!!! Держи вора!
  -- Я не вор, - Кирти от неожиданности споткнулся и упал на спину, - я просто взял посмотреть!
  -- Стража! Стража! Хватайте его, он стащил мои персики!
   Маленького мага быстро обступила толпа жаждущих немедленного наказания зевак.
  -- Что значит, персики?! - Киртли резво вскочил обратно на ноги. - Я взял всего один! Зачем вы врете?!
  -- Молчи, щенок! - Торговец вдруг отвесил ему крепкий подзатыльник. - За воровство, у нас казнят, понял!
   От неожиданности, ноги Кирта снова подкосились, и он рухнул на колени. Говорить что-то здесь было бессмысленно, люди не слушали его, они жаждали лишь казни и острых ощущений. Глаза маленького мага покраснели, Кирт с трудом сдержался, чтобы не разреветься от обиды.
  -- Стража, вот он, вот он вор! - Толпа оживилась. Видимо, блюстители порядка были уже на подходе.
  -- Отпустите меня! - Жалобно простонал Кирти, пытаясь подняться. - Я ни в чем не виноват, я не вор!
  -- Лежать! - Торговец с силой пнул его ногой в спину, придавив к земле. По толпе пробежали первые смешки.
   Ну это уже было чересчур. На маленького мага набросилась такая ненависть, что сдерживать себя дальше, он уже не мог никак. Хотите острых ощущений? Получайте!
   Руки Кирта зажглись бледно красным светом. Из сжатых кулаков с шипением появилось две горящие дуги. Левая рука ударила по голенищу торговца, ошпарив то пронизывающими иглами обжигающей энергии. Ожидавший чего угодно, но только не такого, вмиг побледневший продавец сумел лишь выпучить ошалевшие глаза и вскрикнуть от нахлынувшей боли. Уже вскочивший на ноги Кирт с силой рубанул второй рукой по животу своего обидчика. Это было совсем простенькое заклятие, маленький маг хотел лишь проучить торговца, и, тем не менее, не успей тот в последний момент выставить руки, и бездушная стихия раздавила бы его грудную клетку как грецкий орех. Тяжелое тело со свистом врезалось в напоминающую огромную пирамиду фруктовую лавку, взорвавшуюся целым фонтаном красочных и сочных плодов.
   Толпа ахнула.
  -- Тихо, тихо. - Попытался успокоить людей подоспевший стражник - пожилой мужчина с длинными седыми усами. - Спокойно. Все в порядке.
  -- Маг! Это же маг! - Невольно выкрикнул кто-то и сразу же зажал свой болтливый рот руками.
   Делая вид, что они просто шли мимо, зеваки стали расходиться в разные стороны.
  -- Все хорошо, - стражник приопустил выставленные вперед руки, - Проходите, проходите, не толпитесь.
   Через несколько нервных секунд рынок закипел своей обычной повседневной жизнью, ну или, сделал вид, что закипел, потому как синдром косых глаз наблюдался чуть ли ни у каждого второго...
  -- Приношу свои глубочайшие извинения, - стражник положил руку на плечо Кирта, - надеюсь, гнев маленького магистра не столь силен?
  -- Незачем извиняться, - не зная, что ответить, пролепетал Киртли, - вы ни в чем не виноваты.
  -- Виноват, ваша милость, не усмотрел... не подоспел, старый стал, неповоротливый... не судите строго.
  -- Но вы не сделали мне ничего плохого, - Кирт пожал плечами, - это все торговец, он ударил меня. А я не вор... Зачем он так?
  -- Торговец? - Лицо стражника исказилось ненавистью. Сильная рука вцепилась в воротник начинающего приходить в себя торговца и, бесцеремонно протащив тушу того по земле, ткнул ее рожу в сапоги Кирта. - Проси прощения, тварь, пока маленький магистр не превратил тебя в кучу спаленного дерьма!
  -- Простите, простите меня, господин! - Зарыдал тот, елозя в ногах Кирта. - Покуда мне было знать?!... Я не хотел, простите!
  -- Да пошел ты! - Маленький маг отпрыгнул назад. - Больной!
  -- Простите... я... я...
  -- Ты что не расслышал?! - Стражник хорошенько приложил торговца сапогом по ребрам. - Убирайся с глаз долой! Быстро, тварь, проваливай!
   Казалось, не веривший в собственное счастье торговец неожиданно резво вскочил на ноги и, расталкивая прохожих, устремился прочь.
  -- Почему он так меня испугался? - Кирт обратил свой еще взволнованный взгляд на смотрящего вдаль стражника.
  -- Вы могли убить его. - Не поворачивая голову, ответил тот.
  -- Ну и что ж? Вы тоже могли убить его! - Маленький маг сделал удивленное лицо. - И не просто могли, а так бы и сделали... Представьте, если бы вам саданули по лицу, а потом пнули ногой в спину!
  -- О-о-о! Я еще раз извиняюсь...
  -- Не извиняйтесь! - Вспылил Киртли. - Я спросил, убили бы вы его? Но можете не отвечать, и так ясно, что да... Почему, если кто-то выглядит слабым, его сразу надо бить!
  -- Я не убил бы его. - Неожиданно для Кирта ответил стражник. - Избить - да, бросить в темницу - да, но убить... Я обычный человек, меня бы судили и, скорее всего, повесили.
  -- А я? - Вырвалось у маленького мага.
  -- А вы могли. - Стражник взял Кирта за руку и повел вперед. - Ваша милость вольны разнести хоть весь город. Вы - маг! Этим все сказано.
  -- Хм, ну на разнос города у меня пока сил не хватает. - Улыбнулся Кирт. Было даже как-то приятно, что его могущество наконец отыскало поклонников. Это Джимми с Нэйтином могли издеваться до боли в языках, а здесь... Прошло-то всего несколько часов, а в его ногах уже елозят. - Да и не стал бы я такой красивый город разрушать.
  -- Вы очень хороший человек, маленький магистр, добрый. - Лицо стражника выглядело так, как выглядит лицо человека, вдруг узнавшего, что жизнь-то, оказывается, не такое уж и дерьмо. - Но все же, если об этом инциденте узнают ваши учителя, боюсь, город уже ничто не спасет.
  -- Мои учителя?! - Шедший рядом со стражником Киртли резко остановился.
  -- Ну да, школьное руководство... Да будет известно вашей милости, школа держит нас в ежовых рукавицах. Вы даже не представляете, сколько хлопот у нас из-за таких, как вы.
  -- Из-за каких? - Киртли снова побрел за стражником.
  -- Из-за беглецов. - Несколько виновато ответил тот. - Да я-то понимаю, не извольте сердиться, для вас это шалости... Что может быть интереснее, чем тайком бежать из школы и потом целый день гулять по городу. Дело-то молодое... Да только нам велено под страхом смерти в случае обнаружения маленьких беглецов, немедленно доставлять их обратно в школу.
  -- Вы что, ведете меня в какую-то школу?! - Воскликнул Кирт от удивления. - Это же... я...
  -- Надеюсь, ваша милость разрешит выполнить мне свой долг. - На виноватом лице стражника отразилась глубокая тоска. - Вам-то ничего не будет, даже поругают вряд ли, а мне, если... на суку, в общем, болтаться.
   Киртли сглотнул.
  -- Тогда, я, пожалуй, вернусь в эту, как там ее?... - Сумел выдавить он.
  -- Спасибо, ваша милость. - Стражник широко улыбнулся. - Я ваш должник.
  -- Ведите, - спорол напоследок чушь Кирт, - а то я понятия не имею, где эта ваша школа находится...
   Довольный избежанием лишних проблем стражник отвел маленького мага на центральную площадь, где собирались лучшие извозчики города. Киртли еще никогда не катался на карете и потому, проявил настоящую щенячью радость, все время прыгая по салону и мешая вознице. Впрочем, как только, названная извозчиком странным словом "дилижанс", карета покинула улицы, выехав за город, Киртлан успокоился. Горящие глаза маленького мага были прикованы к проносящимся за окном завораживающим и кружившим голову пейзажам. Это был мир озер. Никогда раньше не думал Кирти, что несколько гигантских луж могут выглядеть так "обалденно", если на них посветить лучами закатного солнца.
   Старый стражник тоже решил проехаться с Киртом, дабы самолично проконтролировать благополучное возвращение маленького беглеца. Но он старался лишний раз не утомлять юного магистра своими вопросами, мешая тому глазеть в окно с открытым ртом, и сидел тихо. К тому же, как он выразился, тарантас им попался на удивление медленный, так что езда доконает мальчика и без него.
   Наконец, окружающие их вот уже несколько часов озера отступили, как будто бы втягивая повозку в огромный остров. Солнце уже почти скрылось за горизонтом, однако, это ничуть не мешало ехать - проглотивший их, старый то ли сад, то ли парк, как ни странно, был прекрасно освещен, причем разноцветные круглые фонари совсем не обязательно располагались вдоль аккуратно ухоженной дороги, светящиеся шары на палочках можно было увидеть где угодно, вплоть до зарослей диковинных кустарников, раскинувшихся между сотен уютных тропинок испестряющих поросшую газонной травкой холмистую местность. Над головой мелькали кроны довольно редких, но зато поистине исполинских деревьев, почти полностью заслонявшие собой звездное небо. Зачарованный подобным великолепием Киртли даже не сразу заметил, как из-за поворота на них надвинулся необычайной красоты замок со множеством декоративных башенок и узких витражных окошек, светящихся манящим желтым светом. Повозка неторопливо подъехала к главному входу и, сделав оборот вокруг небольшого фонтанчика, наконец остановилась.
   Красивая металлическая дверь немного приоткрылась, и на улице появилось двое людей в фиолетовых мантиях.
  -- Эй, кто такие? Откуда? - Надменным голосом произнес один из них, тот, что был помоложе.
  -- Прошу прощения, ваша милость. - Отрапортовал стражник. - С нами приехал ваш ученик, и я...
  -- Наш ученик?! - Вскинул руки второй. - И как же вы смели привезти его на этой уродливой телеге?!
  -- Не гневайтесь, о великий магистр. - Стражник упал на колени. - Мы...
  -- Встань! - Киртли властно вышел из темноты. - Этот человек ни в чем не виноват, я сам велел прокатить меня на сей повозке.
  -- Это и есть наш ученик? - Молодой мужчина подошел вплотную к Кирту и бесцеремонно схватил того за подбородок, повернув голову к свету. - Хм-м, что-то не помню я у нас такого. Одет он не как маг... Ты привез к нам бродячего беспризорника, слышишь?!
  -- Но... но он колдовал, я сам видел. - Заметно испугался стражник. - Там все видели.
  -- Колдовал?.. Почему? Вы что, обидели его?!
  -- Как можно... нет...
  -- Ладно, верю. - Усмехнулся молодой. - Можешь проваливать.
  -- А что делать с ним? - Поинтересовался пожилой, указывая на Кирта. - Это явно не наш.
  -- Наш-ненаш, а я ставлю ему "Фуктуса"! - Молодой посмотрел на Кирта укоризненным взглядом. - Ну что же ты, бесстыдник, из школы бегаешь?... К директору его, пускай сам разбирается...
   Маленького мага повели по мрачным, но необыкновенно красивым коридорам. Хватило одного взгляда, чтобы понять, насколько древним был замок. Почти вдоль всех стен возвышались огромные витиеватые колоны, сплошь состоящие из потрескавшегося темного камня неизвестной породы, что придавало завораживающим залам дополнительную таинственность. Небывало высокий потолок был испещрен заросшими паутиной гравюрами, изображающими великолепные картины великих битв древности. У Киртли даже заболела шея от непрекращающегося кручения вокруг нее любопытной головы.
   Через несколько минут они подошли к красивой двери, из-под которой мерцал блеклый оранжевый свет. Не постучавшись, Молодой дернул за резную ручку и втолкнул Кирта в комнату, ударившую по уже привыкшим к сумраку глазам ярким огнем камина.
  -- Кто там? Заходите, я сейчас. - Послышался чей-то голос из расположенной сбоку подсобки.
  -- Это мы, магистр. - Немного взволнованно ответил Пожилой. - Пропавший ученик нашелся... мы...
   Из бокового ответвления появился толстый человек в роскошной алой мантии с желтой бахромой. Он был далеко не стар, но и назвать его молодым, рот не открывался, тем более что молодые, как правило, не носят очки. Магистр сильно хромал, и это сразу же бросилось в глаза Кирту.
  -- Ну, кто тут у нас? - Взглянув на маленького мага, директор широко улыбнулся. - Это и есть один из сбежавших учеников, среди которых в последнее время никто не убегал и, кстати, среди которых этого мальчика нет?
  -- Мы... Э... - Не зная, что сказать от растерянности, промямлил молодой.
  -- Кто ты, милое дите? - Директор наклонился вплотную к Кирту, взглянув тому в глаза. По очкам пробежали язычки отраженного огня.
  -- Я - маг. - После секундной паузы тихо ответил Киртлан.
  -- Да никакой он не маг! - Вспылил опомнившийся Молодой. - Проклятый стражник привез нам сыночка какого-нибудь вельможи, чтобы наглый папочка повысил свой статус!... Совсем уже оборзели, думают, мы не различим пустышку!
  -- Спокойнее, Эдаль, спокойнее, сейчас все выясним. - Директор взял Кирта за плечи. - Ты же знаешь, я всегда хорошо распознавал чужую силу.
   Киртли почувствовал, как по коже побежал мерзкий холодок. Ощущения были такими, как будто его душу вдруг выдрали из тела и начали теребить - ужасно неприятно. Маленький маг невольно скорчился.
  -- Сейчас, сейчас, уже почти все, потерпи. - Не переставая улыбаться, директор плавно сомкнул веки. - Ну вот, еще секундочка и... А!!!
   Толстый магистр отдернул руки от Кирта, как от раскаленной сковородки. На обескураженном лице мгновенно выступили крупные капли пота.
  -- Что случилось?! - Молодой на всякий случай тоже отпрыгнул от Кирта. - Что он сделал?!
  -- Ничего... ничего страшного. - Директор снял очки и тщательно вытер лицо рукавом мантии. - Этот мальчик - маг.
  -- Но...
  -- Успокойся, видимо, я просто сделал заклятие слишком чувствительным, а "детрили" случайно замкнул на себя. - На лице толстого магистра снова засияла широкая улыбка. - Вот и шарахнуло!
  -- Но откуда же тогда взялся этот юноша? - Развел руками пожилой. - Не с неба же наконец свалился?
  -- Ну перестань, Марк. - Директор вальяжно поправил очки указательным пальцем. - Ты бы еще сказал, вылез из преисподней... Нет, всякое, конечно, бывает, но, знаешь ли... шанс, что он свалился с неба примерно такой же, как то, что это - ужасный Хранитель миров.
   Только чудо удержало Кирта от того, чтобы не поперхнуться застывшим в горле комом. Наступила неловкая пауза.
  -- Тьфу на вас, магистр! - Исправил ситуацию Эдаль, скорчив рожу и отмахнувшись от директора обеими руками. - Что вы несете!.. У меня аж волосы дыбом встали.
  -- Испугались? - Толстяк искренне расхохотался. - Ну что ты, Марк, с какого неба! Мальчик просто приехал из другого города, у его родителей были какие-нибудь дела и малыш должен был сам отыскать дорогу в новую школу, но бедняжка заплутал в вонючих закоулках старого города, где его, разумеется, хотели обидеть, а он, в свою очередь, указал негодяям на их место, и, соответственно, был доставлен сюда... все ясно, как белый день. Я прав, милое дите?
  -- Да. - Киртли, как бы виновато, опустил голову. - Мой папа велел нанять мне... этот, как там?... тарантас... не, драндулет... не, ну, в общем, карету и ехать в школу. А они украли все деньги, и я потерялся.
  -- Да что он несет?! - Снова вскипел Эдаль. - Что еще за другой город?! Ближайшая школа магии находится в Арвинанте, а это, как известно, в десяти тысячах километрах отсюда!
  -- Хм-м, действительно. - Директор подпер рукой подбородок. - Но тогда... Ты ведь не из Арвинанта, малыш? Ведь так?
  -- Нет.
  -- Но, откуда тогда?
  -- Из... из... из Оудена! - Ляпнул Киртли первое же, что пришло ему в голову.
   Ошарашенные магистры застыли с открытыми ртами. На этот раз все не обошлось несколько секундным замешательством - дар речи не хотел возвращаться долго и упорно. Особенно тяжко было, как ни странно, Кирту, уже через секунду пожалевшему, что он родился с языком, и что частенько передразниваемый этим языком Джимми ни разу не отрубил оный.
   Но... Но... - Магистр задрожал от волнения. Было видно, с каким трудом вываливается из него каждый звук. - Но это же... это же в другом мире.
  -- Конечно в другом. - Кирт вздохнул с облегчением. А он-то уже метался в поисках ответа на фразу: "но это же... это же по ту сторону ужасного Рубежа, где злобные твари по имени Хранители Миров пожирают несчастных младенцев".
  -- Ты что-то путаешь, мальчик! - Эдаль нервно дернул краешком сжатых губ. - Оуден - это легендарный город древности, жемчужина миров, эталон величия!
  -- Я ничего не путаю. - Кирт упер руки в бока. Врать, так до конца. - Я родился и жил именно в великом Оудене.
  -- Но как?! - Не выдержал Марк. - Как живущий во славе мог покинуть свой обитель?! Как мог твой отец настолько обезумить, чтобы лишить свое чадо такой чудесной привилегии, как учеба в Оуденской академии магических искусств?!
  -- Мой папа хочет вырастить из меня настоящего воина и говорит, что я должен привыкать к трудностям с самого детства.
  -- Все равно не верю! - В один голос закричали Марк и Эдаль. - Я... Мы...
  -- Тихо! - Остановил их директор властным голосом. - Что вы знаете об Оудене, неучи!... Одни наслышки и обрывки. А я там был, я видел это чудо! И если сие дите сейчас поведает нам, как выглядит его родной город, считаю, дальнейшие расспросы не уместными.
  -- Говори! - Эдаль впился глазами в зашуганную фигуру Кирта. - Опиши нам Оуден!
  -- Хорошо. - Размеренно, что стоило ему невероятных усилий, произнес Кирт. Маленький маг приподнял голову и важно уставился в потолок, делая вид, что обдумывает, как бы лучше объяснить жалким варварам то, чего им все равно не дано понять. На самом же деле, он в судорогах метался по закоулкам памяти, в поисках хоть чего-то, связанного со спонтанно возникшим на его болтливых устах красивом слове Оуден. В голове замелькала какая-то путанная информация, в свое время взваленная беспощадным Нэйтом на мало восприимчивый и мало понимающий детский мозг, какие-то великие архитекторы все время что-то ваяли, какие-то великие маги все время там рождались и творили какие-то великие дела. Кирту даже вспомнилось имя одного из них, кажется, кудесника звали Гилтмаром, и он очень любил свой город, восхваляя его в многочисленных поэмах, что (по рекомендации все того же Нэйта) приходилось заучивать чуть ли ни наизусть, а потом... Глаза Кирта расширились. Ответ пришел сам по себе! - Бриллиантов отраженный блеск и звезд сиянье вечных, что в красоте своей хранят приданье праотца времен, столь бренностью своей ничтожны по сравненью с искусства величайшем даром, а гор туманные вершины и быстрых русла рек, столь младостью своею несерьезны в сравненье с рук твореньем величайшим, что лишь одно могу я молвить: "О чудо, древность совершенства, великий Оуден, я твой!"
   Магистры сглотнули. На несколько секунд в воздухе повисла затаившаяся тишина, нарушаемая лишь далеким тиканьем старых часов.
  -- Как твое имя, мальчик? - Наконец с предвкушающим волнением спросил директор.
  -- Кирт. - Гордо ответил маленький маг. - Киртлан Ниоли.
  -- Отведите Киртлана в его комнату. - Властно приказал толстый магистр. - Такой замечательный ученик нам определенно нужен...
  -- Пошли. - Эдаль подтолкнул Кирта в спину, но на этот раз толчок был скорее трепетно-нежным, чем грубым. - Тебе завтра рано вставать.
  -- Да, и, господа, - снова улыбнувшись, добавил директор уже у самого порога, - я думаю, будет лучше, если происхождение нашего маленького друга хотя бы на время останется в тайне.
  -- Но...
  -- Арвинант будет хорошей легендой. Всем спокойной ночи.
   Кирта снова молча повели по длинным мрачным коридорам, конца которым, как казалось, не предвиделось. Правда, когда маленький маг уже начал шаркать ногой по полу, оставляя "лабиринтовые" заметки, они, наконец, подошли к огромной лестнице.
   На втором этаже оказалось намного уютней. Проходы между залами здесь были гораздо уже, потолки гораздо ниже, а окна гораздо чаще. Магические светильники поменялись на обыкновенные масленые лампы, что было странно, потому как почти все здесь было сделано из дерева. Признаться честно, Кирту стоило больших усилий удержаться от того, чтобы ни прокатиться по гладкому паркету.
   Несколько раз "мерещилось" ему, что за углом мелькнули чьи-то таинственные тени, сопровождаемые далеким, как будто во сне, детским смехом. Причем, "глюки" эти были и у Эдаля с Марком, так как при виде каждого такого явления они делались злорадными и начинали о чем-то шептаться.
   Наконец, их "шествие" остановилось возле одной из многочисленных дубовых дверей, каких они минули уже несколько десятков и за каждой из которых, по мнению Кирта, скрывалась страшная тайна.
  -- Заходи. - Тихо сказал Эдаль, осторожно потянув за деревянную ручку. Из открывшегося проема ударил непроглядный мрак.
  -- Только тихо, - шепотом добавил Марк, - не разбуди его. Думаю, он уже спит.
   У побледневшего Кирта было три варианта последующих действий: заорать на весь замок и тем самым разбудить ЕГО, войти во тьму и быть сожранным ИМ, бежать (что вряд ли поможет, ибо, что бы там Марк ни "думал", а, скорее всего, ОН не спит).
  -- Подружитесь с ним завтра утром. - Сказал на прощание Эдаль, подталкивая маленького мага в ночь.
   Киртли не стал сопротивляться, страх немного схлынул - по крайней мере, уж до утра-то он должен дожить. А уж когда за ним захлопнулась дверь, испуг вообще испарился (как можно кого-то бояться, если его не видно... а видно одну лишь непроглядную и ужасную тьму).
   Кирт на ощупь отыскал что-то напоминающее кровать, догадался стянуть с себя часть одежды и плюхнулся на мягкую пуховую перину, в мгновение вцепившуюся в его уставшее сознание сладкими нитями сна. Впрочем, заснуть за одну минуту после такого бурного дня все равно не удалось. Кирту даже стало чудно, что, можно сказать, еще сегодня он бегал по лесу в десяти километрах от славного города Хараф и думал лишь о том, как бы побольше "ужрать" с карнавала. К тому же, тревожные мысли о судьбе Джимми с Нэйтом опять начали стучаться в висках, да и собственная судьба хоть и пристроила его, подарив крышу над головой и, видимо, кучу очередных учителей, пока что терялась в догадках, куда бы дальше зашвырнуть свою любимую игрушку. А все ведь до сих пор висело на волоске, с Оуденским ляпом пронесло лишь по чистой случайности, и то, неизвестно еще, чем это потом аукнется. После нескольких минут упорного раздумья Кирт твердо решил по возможности не демонстрировать свое мастерство мага - пафосная гримаса, она конечно красит, но не до такой степени, чтобы оказываться из-за нее на жертвенном столе Кограда...
   Киртли уже почти уснул, когда из сладкой неги его вдруг вырвал неприятный скрип входной двери и чьи-то тихие шаги, быстро приближающиеся страшные шаги. К своему ужасу, маленький маг обнаружил, что лежит с головой под одеялом и не может посмотреть на Идущего (или же Идущее, если подкрадывающаяся тварь имеет средний род). Кирт затаил дыхание и стал делать, безусловно, самую спасительную в подобных ситуациях вещь - ждать. Подошедшее вплотную существо начало интенсивно шуршать и посапывать. Продолжалось это довольно долго. Покрывшийся холодным потом Кирт уже начал подумывать о том, что ему, как говорил Марк, даруют жизнь до утра, либо же просто не заметили, когда спасительное одеяло вдруг исчезло и прямо на него, на Кирта, то ли упало, то ли набросилось чье-то холодное тело.
   Маленький маг закричал.
   Но закричало и существо, при чем закричало оно с таки испугом, что трусливое взвизгивание Кирта сразу же показалось ему отважным боевым кличем. Уже готовое вырваться боевое заклятие в последний момент было переделано в простенькое заклинание видинья. В сложенных лодочкой ладонях Кирта появился теплый рыжий шарик, осветивший комнату бледным, немного подрагивающим светом.
   Возле кровати, упершись локтями об пол, лежал обыкновенный мальчик, одетый в одни лишь трусы и майку, смешно взъерошенный, с разинутым ртом и с широко раскрытыми глазами, побледневший и напуганный до смерти мальчик.
  -- Кто ты?! - Вырвалось у Кирта.
  -- Я... я...
  -- Вижу, что не девочка! - Опередил ответ маленький маг. - Что ты тут делаешь?
  -- Я Рифлс Шо, я здесь живу. - Все еще напуганный мальчишка медленно поднялся на ноги. - Как ты это делаешь?
  -- Что это? - Киртли поднял светящийся шарик, чтобы лучше рассмотреть набросившееся на него "чудо". Взволнованный взгляд мальчика последовал за его рукой. - А, ты об этом... Это очень простое заклятие... Слушай, зачем ты на меня напал?
  -- А зачем ты забрался в мою постель?
  -- Твою? - Киртли закрутил головой, пытаясь рассмотреть окружающую его обстановку. Это была небольшая и очень уютная комната с кучей всяких интересных вещиц, развешанных на стенах и расставленных на полках, двумя красивыми деревянными шкафами и двумя абсолютно одинаковыми кроватями. - Хм-м, извини, я ничего не видел и очень устал, пришлось плюхнуться на первую же мягкую вещь, что попалась мне под ноги.
  -- Ты что, новенький? - Наконец дошло до прежнего хозяина комнаты. Страх в глазах мальчика сменился выразительной интригой. - Зубастый тебя сцапай, как же я испугался!
  -- Не знаю, как там Зубастый, - усмехнулся Кирт, перебираясь на соседнюю кровать. - А когда ты меня хотел сцапать, я чуть не умер... и, заодно, тебя не убил.
  -- Да, представляю. - Мальчик стыдливо засмеялся. - Извини, я не хотел... А как тебя зовут?
  -- Я Кирт. - Маленький маг повернулся на другой бок, чтобы скрыть улыбку. Все тут было ясно - он нашел нового друга. - Кирт из Ар... Арви... м-м-м, Арвинанта.
  -- Ого! - Голос соседа Кирта был приглушенным. - Это говорило о том, что он уже забрался с головой под одеяло. - Ну что ж, рад приветствовать тебя в новой школе.
  -- Спасибо, Рифлс Шо. - Кирт потушил свет.
  -- Не за что... Да, и забудь про Рифлса Шо, я Рифи.
  -- Хорошо, Рифи... Спокойной ночи.
  -- Спокойной ночи, Кирт.
   На несколько секунд в комнате зависла тишина. На языке у маленького мага крутилось миллион вопросов, предпочтение ни одному из которых он не мог отдать.
  -- Ты уже видел кого-нибудь из учителей? - Опередил его Рифи.
  -- Да. Эдаля, Марка и еще директора.
  -- Ты имеешь в виду магистра высоких магических искусств Эдальго Вавильти-младшего и почетного магистра стихийной магии Марка Компентиньо?
  -- Совершенно верно. - Улыбнулся Кирт. - Именно их я и имею в виду... Скажи, а директор...
  -- О, это великий человек. - Оживился Рифи. - Говорят, его грозная магия способна в одиночку справиться со всеми остальными учителями школы... А еще говорят, - мальчик перешел на шепот, - что он единственный чародей способный открыть портал в другие миры, представляешь!
  -- Трепещу.
  -- Чего?
  -- Да так, ничего... Ну что, спим?
  -- Спим.
   На этот раз тишина продержалась почти целых пять минут.
  -- Рифи?
  -- Да.
  -- А что такое "Фуктус"?
  -- Низшая оценка. А чего ты спрашиваешь?
  -- Да так, просто магистр Эдальго сказал, что ставит мне этого "Фуктуса".
  -- Поздравляю, тебе поставили единицу за поведение. - Рифи захихикал. - У нас в школе оценки ставят именами известных магов. А Фуктус, как известно, был хоть и могучим, но до ужаса жалким чародеем.
  -- А какая высшая оценка?
  -- Ну ты спрашиваешь. Великий властитель Нильфус конечно.
  -- Но, - Киртли прикусил губу, - он же... он же не самый великий маг?
  -- Спи, Кирт, у тебя был трудный день.
  -- Хм... пожалуй ты прав.
   И все же через несколько минут Киртлан не выдержал и задал-таки спросони еще один вопрос:
  -- А почему ты такой холодный, Рифи?
  -- Гулял. - Хихикая и одновременно зевая ответил мальчик.
  -- Ясно. - Киртли захотел спросить еще что-то, но не успел, так и уснув с открытым ртом.
  

Глава 3.

  -- Слушай, ты случаем не знаешь, куда нас вообще ведут? - Джимми обратил на своего товарища по несчастью заинтересованный взгляд.
  -- Ох, лучше бы и не знал. - Вздохнул старик. - И вообще, вспомни-ка каких-нибудь древних забытых всеми богов, таких, которые обычно не помогают, чтоб зря губу не раскатывать, и начинай молиться.
  -- Что за настроение, приятель?! Выше нос! - Джимми по-дружески ударил старика в плечо. - Хватит себя угнетать, я же сказал, что простил тебя.
  -- Бывают же оптимисты. - Прошепелявил старик себе под нос. - Неужели, ты правда думаешь, что я горюю из-за того, что огрел тебя по башке?!... Ты что, еще не понял?! Нам каюк!
  -- Каюк?!... Так-так-так. - Джимми демонстративно потер руки друг о друга. - Послушай, так это ж здорово. Будет хоть, чем заняться!
  -- Хватит кривляться. - Обиделся старик. - Я совершенно не понимаю твоего веселья. Или это уже нервное?
  -- Это не нервное. - Блеснул глазами Джимми, тем самым, заставив отпрыгнуть нескольких ведущих его стражников. - Просто, когда в течение целых суток пытаешься выпутаться из клубка титановых цепей, в которые тебя закатали, прогулка по мрачному коридору в сопровождении целого взвода "личной охраны" с гигантскими арбалетами, согласись, приходится мероприятием весьма занимательным... Так куда мы все-таки тащимся?
  -- Ох, лучше бы я и не знал...
   Через три минуты усердной борьбы юного императора с тайной предвкушения, они пришли в какую-то просторную темницу, почти полностью заполненную вооруженными стражниками и беднягами, вроде их двоих. Посередине маняще водружалась огромная ржавая клетка. Сверху что-то гудело.
  -- Не хотел бы я гнуть эти прутья. - Отшутился Джимми. - Надеюсь, нас посадят туда с целью выпустить.
  -- Ты что, совсем тупой?! - Обрушился сзади чей-то грубый голос. - Не видишь, у клетки есть вход, а значит, есть и выход!
  -- Нет, ну мало ли. - Джимми специально не стал оборачиваться. - Можно же сие строение и в лаву опустить и в масло кипящее. У продолговатого ящика, если ты, кретин, понимаешь, о чем я, тоже вход имеется, и это не значит, что он же является и выходом.
  -- Остряк, значит! - Проревел голос. - А что ты будешь делать, если я сейчас огрею тебя по рылу?!
   Джимми неторопливо развернулся и так же неторопливо поднял голову. Прямо перед ним стояло несколько тонн гигантских мышц, обремененных пупырчатой лягушачьей головой с маленькими, но злыми глазками, двумя титаническими ногами и двумя покрытыми многочисленными шрамами руками с огромным кнутом в каждой.
  -- Хочешь знать, что будет, если ты меня ударишь? - Джимми прищурил один глаз. - Скажу. Мое настроение, скорее всего, сразу же испортиться, и я тебя убью. Еще вопросы есть?
  -- Да! - Рявкнул главный надзиратель. - Как ты это сделаешь, не имея оружия?!
  -- Очень просто. Хороший воин, при желании, может убить одним взглядом. - Джимми медленно опустил голову и сомкнул веки. - Но я, извиняюсь за каламбур, нехороший воин, и поэтому убил бы тебя указательным пальцем. Если больше вопросов нет, я бы хотел побыстрее очутиться в клетке и потребовать немедленного продолжения задуманного веселья.
  -- А ты забавный! - Надзиратель расхохотался. - Знаешь, пожалуй, я выполню твою просьбу... В клетку их, быстро!... Загоняй!..
   Вместе с Джимми в клетке оказалось еще около десятка завывающих от безысходности заключенных. После того, как главный надзиратель удовлетворил свою потребность в злорадстве, пожелав всем долгой и счастливой жизни, кто-то из стражников дернул за торчащий из пола рычаг, и зашатавшаяся "стальная авоська" со скрежетом поползла вверх. Из точки, в которую уходила поднимающая ржавый садок с людьми огромная цепь, ударил яркий свет. Потолок плавно открывался.
  -- Забавно. - Почесал подбородок Джимми.
  -- Что тебе забавно?! - Паническим голосом воскликнул дрожащий от страха старик.
  -- Да я вот тут подумал. Если за массовое убийство у вас всего лишь сажают в тюрьму, все эти люди должны быть ужаснейшими извергами и бог знает еще кем, коли уж их приговорили к смерти. Отсюда вопрос: как можно чего-то бояться, если тебя не страшит окружение самых зверских уголовников города?
  -- В теории твое высказывание верно, - старик вскинул руки, - но на практике, это полнейшая чушь, так что заткнись и не мешай людям спокойно готовиться к смерти!
  -- Пред смертью не надышишься. - Подмигнул ему Джимми напоследок.
   Потолок уже почти полностью открылся, и в привыкшие к сумраку глаза ударил яркий свет, одарив те временной слепотой. Непонятный гул, идущий сверху, причина которого до сего момента оставалась загадкой, наконец-то явил свою истинную сущность. Ревела жаждущая зрелища толпа.
   Когда Джимми открыл глаза, его ясный взор был одарен видом гигантской ямы, примерно, двадцатью метрами в диаметре и тремя в глубину, вокруг которой возвышались заполненные орущими людьми трибуны.
  -- Зрители! Вот это да! - Взволнованный Джимми чуть ни подпрыгнул от счастья. - Это же замечательно! Будет, кому откланяться после выступления!
  -- Ты с головой вообще дружишь, парень? - Бросил в его сторону кто-то из "соклеточников".
  -- Конечно! Просто я люблю внимание других людей к своей персоне!.. А, кстати, кто-нибудь знает, сколько стоит вход на это замечательное представление?
  -- Вход бесплатный. - Усмехнулся подошедший охранник с кучей перекинутых через плечо цепей. - Хозяин делает себе состояние на ставках.
  -- И правильно, между прочим, делает. - Джимми покорно подставил руку под браслет цепи, второй конец которой был бережно закреплен за ржавый прут клетки. - Впрочем, все равно, за такое шоу, как сегодня, грех еще и за вход не содрать...
   Из открывшейся боковой стены с громовым рыком вырвалось трое грациозных львов. Зрители радостно зааплодировали и засвистели.
  -- А в чем провинились котятки? - Ласково произнес Джимми. - И почему они не в клетке, как мы?..
  
  -- Вот, почтеннейший, присаживайся сюда. Это лучшее место, пожалуйста.
  -- Спасибо, Рууф, но ты же знаешь, я не надолго. - На оббитый мехом широкий стул присел высокий человек средних лет с орлиным, но изящным, носом, пышными черными бровями и загадочной полуулыбкой.
  -- Понимаю, понимаю, милейший, время - деньги. - Засуетился вокруг него толстый хозяин арены, одетый в роскошную отливающую золотым тунику. - Но, может быть, почтеннейший соизволит сделать ставку, коли уж он воздал нам великую честь, посетив сию...
  -- Хватит паясничать, Рууф. Мы знакомы уже добрых тридцать лет... А касательно ставок, тебе ж известно, что я пришел вовсе не за тем, чтобы созерцать твою мясорубку.
  -- Но...
  -- Впрочем, ладно, на какую нынче ставят?
  -- На пятнадцатую, милейший. Некоторые на тридцатую, но это, кто рисковый.
  -- Пятнадцать секунд и все мертвы? Почему так мало, насколько я помню, раньше... Интерес к твоему шоу начинает падать, дружище.
  -- Пока будет кровь, интерес никуда не денется и тебе, милейший, это прекрасно известно. А на счет пятнадцати секунд, здесь ты прав... Ни одного дельного человека, Эйвус, ни одного, представляешь! Только жалкие уголовники вот уже несколько месяцев.
  -- Да, Рууф, у всех свои проблемы, такова жизнь. Кстати, кто у нас сегодня?
  -- Для начала львы, почтеннейший... Так что на счет ставок?
  -- Ну хорошо, поставь за меня десять золотых.
  -- На какую, милейший?
  -- Перестань, Рууф. Тебе прекрасно известно, что я всегда ставлю только на победу "разрываемых".
  -- И всегда проигрываешь, милейший.
  -- Не лукавь, хитрец, уж мне ли не знать, что такие толстосумы, как ты, набивают свои карманы за счет сенсаций... Это же ясно и младенцу, все время ставя на сенсацию, рано или поздно, все затраты обязательно окупятся.
  -- Хм-м, а ведь действительно... Теоретически, если эти жалкие отбросы сейчас убьют всех львов, твои десять золотых обратятся в целое состояние. Я как-то раньше даже не думал об этом.
  -- Вот, кстати, и наши кошечки... Какие-то они вялые, ты что, не кормишь их что ли?
  -- Почему же? Мое шоу проходит почти каждый день, львы питаются просто отменно. А вялость, это, видимо, от недостачи разнообразия в рационе.
  -- Ладно... Я, собственно, зачем пожаловал.
  -- Да-да, все мое внимание к тебе, почтеннейший...
  
  -- Нас всех порвут! О боже! Нет! Нет! Я не хочу умирать! - Старик беспомощно бился головой о клетку, надо сказать, занимаясь примерно тем же самым, чем занимались и остальные заключенные.
  -- Спокойно, товарищи, перестаньте бесноваться. Там, где я родился, подобные кисы водились в большом изобилии. Они совсем мирные, пока хотя бы раз ни отведают человечины. - Джимми повернулся к стоящему по ту сторону решетки стражнику. - Вот видите, какой молодец, совсем не боится.
  -- Я кормил этих зверей, когда они были львятами. - Охранник широко улыбнулся. - Неужели, ты думаешь, мальчики станут рвать своего папу.
  -- Это больно! Очень больно! Я не хочу! - Старик бросился в ноги к Джимми. - Сделай, сделай что-нибудь!
  -- Хорошо, хорошо, без паники. - Юный император о чем-то задумался. - Все, что от вас требуется, продержаться за моей спиной пять секунд, когда откроется клетка.
  -- Ты что, еще не понял! - Заорал один из заключенных. - Нас не выпустят вместе! Нас выкинут в два захода!
  -- Ты во втором замесе. - Утирая нос, констатировал старик.
  -- А это хорошо? - Не понял Джимми.
  -- Если хочешь увидеть, что злая судьба сотворит с тобой через несколько секунд, то хорошо. Еще, некоторые теряют сознание от вида крови. В этом смысле, вторым тоже быть лучше.
  -- Шутки вон! - Лицо Джимми напряглось. - Черт, вы же не доживете до моего выхода. Так, те, кто первый, слушайте меня внимательно! Делаем все, что я скажу, держимся вместе, не подставляемся! Ясно?!
  -- Э-ы-ы! Мы все умрем!
  
  -- ...Так вот тогда твое шоу подарило мне звезду, настоящую звезду. С тех пор мы друзья вот уже многие годы, и я просто не мог не сказать тебе того, что скажу сейчас.
  -- О чем ты, милейший?
  -- Хм... Рууф, я знаю, ты все время ставишь на моих ребят чуть ли ни все свое состояние.
  -- Это так, почтеннейший, и все время увеличиваю его на приличную сумму.
  -- Так вот в этот раз я прошу тебя удержаться от подобных действий.
  -- О боже, Эйвус!.. Неужели все так плохо?!
  -- Тсс-с, Рууф, прошу тебя, потише. Надеюсь, ты понимаешь, что это тайна и многие букмекеры продали бы душу...
  -- Мой грешный рот захлопнулся и останется таким три дня, милейший.
  -- Все действительно плохо. Я бы даже сказал, очень плохо... Нет, ну не то что бы вообще никаких шансов нет, но, знаешь, нас хорошо потрепали в пяти шагах. Почти половина моих мальчиков либо мертвы, либо покалечены. Я в шоке, Рууф, я не знаю, что делать!.. Понимаю, общественность все равно орет о нашей легкой победе, думая, что "Эйвус Мэйкарс всегда держит в рукаве пару-тройку козырных тузов", да вот только нет на этот раз у меня никаких козырей. Эти образовавшиеся дыры? Я не знаю, как их закрывать.
  -- А что думают "фэсты"?
  -- А что им думать?... Фэсты, как всегда, видят лишь золотой пьедестал. И, конечно же, по их уразумению, мы должны разорвать всех с такой легкостью, что... И не важно, что играть некому, "победа будет наша, даже если на поле вместо своих игроков выйдет сам папа Эйвус!"
  -- Ну здесь я с ними согласен.
  -- Перестань дурачиться, Рууф! На шоу свое лучше смотри! Сейчас клетку откроют, можешь начинать считать.
  
   Металлическая дверца радостно распахнулась, давая всем желающим долгожданную свободу. Желающих не нашлось.
   И видимо львам пришлось бы вставать в очередь на обед, самим заходя в клетку по одному, если бы в ситуацию ни вмешался стражник, при помощи острого копья и матерных выражений вытолкав первую пятерку бедолаг на жесточайшее растерзание.
   И в это же миг арена разразилась всеобщим громогласным воплем слова "один".
   Первый "мученик", кряжистый мужичок, единственная надежда на которого и была (если конечно она вообще у кого-то была), погиб настолько быстро, что Джимми даже не успел открыть рот - неповоротливый на вид лев неожиданно сделал прыжок такой резкости, что попавшей под него человеческой голове не оставалось ничего иного, кроме как оторваться.
  -- Два! - Заревела толпа.
  -- Пригнись, осторожней! - Затараторил юный император. - Ну же! Сзади! Куда?! Куда?!..
  -- Три!
  -- ...Отпусти! Я тебе говорю! О, Нет! Вот дерьмо!...
  -- Четыре!
  -- ...Не держись, я сказал! Он уже труп, отпусти... Так, ладно, можешь не отпускать, ты уже тоже труп...
  -- Пять!
  -- ...Куда, глупый?! Вот так! Правильно, так... тфу ты! - Джимми вытер брызнувшую на лицо кровь.
  -- Шесть!
  -- Выпустите меня отсюда! Ну пожалуйста! Я требую свободу!
  -- Семь!
  -- Свободу мне!... Ну-ка перестань орать! Тебе это уже не поможет!
   Стражник уже начал отстегивать остальных заключенных.
  -- Меня! Меня! - Заорал Джимми. - Ну! Ну! Ну!... Есть!.. С дороги! Посторонись!
  -- Девять!
   Джимми стрелой вылетел из клетки, выставив руки вперед, и сделал красивый кувырок. Но, видимо, видавший за свою жизнь и не такое, самый громадный лев выгнулся в дуге, взорвав влажный от крови песок проскользившими по нему задними лапами, и ринулся на юркую жертву.
  -- Десять!
  -- У-ты, моя умница прыгучая. - Уже вскочивший на корточки Джимми немного ушел в сторону, так, чтобы в любой момент можно было откатиться, вцепился правой рукой в верхнюю челюсть пролетающей над ним волосатой махины и резко дернул ту в бок. - Спасибо за трофей, будет, что оставить на память!
   Джимми победоносно поднял вырванные челюсти вверх, а не захотевший всю оставшуюся жизнь заниматься губошлепством лев решил сдохнуть, еще не долетев до земли.
  -- Одиннадцать! - По инерции крикнула часть зрителей. Большинство же, либо застыли с открытыми ртами, либо наоборот радостно завопили, понимая, что вести дальнейший подсчет секунд уже не имеет никакого смысла.
   Второй лев не стал повторять ошибки своего усопшего брата, прижавшись к земле и атаковав без прыжка. Джимми сместился влево и ударил локтем по пронесшейся мимо пушистой спине. Что-то хрустнуло.
  -- Надеюсь я не оставил тебя калекой? - Обратился юный император к размякшей туше с усами. Та не шевелилась. - Вот и отлично.
   Третий лев показался Джимми совсем маленьким и потому его вполне можно было отправить в полет, что гадкий мальчишка, заполучивший великие боевые знания, и сделал - схваченный за хвост, раскрученный и выброшенный на трибуны зверь в панике устремился по кругу, спасаясь от двуногого изверга.
   Толпа разразилась хохотом (не смеялись только те, кого напуганный котик случайно приласкал своими телесами, впрочем, никто не пострадал). В воздух взмыли тысячи разорванных на мелкие кусочки букмекерских купонов. К слову, проигранный "медяк" сейчас мало кого интересовал - такого превосходного шоу народ не наблюдал уже многие и многие годы.
   Наконец, зазевавшиеся поначалу стражники кое-как столкнули исколотого копьями льва обратно в смертельную яму. Все это время заводящий толпу Джимми вальяжно двинулся к своей последней жертве. Грозный праотец мартовских негодников позорно поджал хвост и прижался к стене.
  -- У, бедненький. Не любят тебя там на верху. Прогнали. - Джимми почесал льва за прижатым к голове ушком. - Ну что мне с тобой делать?... С одной стороны, ты, конечно, не виноват - просто делал, то, чему тебя научили, что подсказывала твоя кровь, и чего от тебя ждали. С другой стороны, ты ж, поганец, проглотил добрую сотню дядек, а это очень плохо... Я думаю, такой взрослый зверь должен уже понимать, что есть хорошо, а что есть плохо... А? Я прав?..... Виновен!
   Джимми стукнул нижней частью кулака по лбу усатого собеседника. Лев внимательно проследил за рукой обоими - подчеркиваю - обоими глазами, которые, как оказалось позже, остались в таком положении навсегда.
   Зрители повскакивали с мест и победоносно закричали.
  -- Всем спасибо! - Джимми поднял руки. - Спасибо, спасибо! Рад стараться!.. Вообще-то, я привык, чтобы кланялись мне, но хорошо, хорошо, примите мой поклон! Спасибо!...
  
  -- ...О боже, ты видел это?!
  -- Вообще-то, меня зовут Рууфом, но я это видел.
  -- Как?!
  -- Похоже, парню просто несказанно повезло... Это фарт.
  -- Какой к черту фарт! Быстрее, спускаемся вниз, мне надо с ним поговорить.
  -- Постой, почтеннейший, а как же деньги?!
  -- Какие еще деньги?
  -- Ну как же, твой выигрыш!.. Страшно признаться, но ты почти разорил меня.
  -- Забудь про деньги, Рууф, ты же знаешь, эта мелочь меня никогда не интересовала. Прикажи лучше своим стражникам очистить помещение, я не хочу, чтобы мне мешали.
  -- О, как будет угодно милейшему... Стража! Немедленно вывести из здания всех проигравших!
   Через десять минут упорной суматохи, давки в узких проходах и недовольных возгласов, на арене остались лишь двое спустившихся к самой яме господ, и смотрящий на них заинтересованным взглядом Джимми.
  -- А он не опасен, милейший? - Начал Рууф после нескольких минут взаимного рассматривания.
  -- Да что ты, смотри какой умный взгляд! - С заинтересованной задоринкой ответил тот. - Такие обычно не нападают без причины.
  -- Я вам что, зверь что ли дикий, так меня обсуждать? - Прищурился Джимми. - И зачем, кстати, прогнали всех зрителей? Уж дали бы в славе немного покупаться.
  -- В славе?! - Схватившись за живот, Эйвус громко и непринужденно захохотал. И тут же его голос приобрел романтично-предвкушающий тембр. - Следуй за мной, мой мальчик, и ты утонешь в славе!
  -- Я не твой мальчик, милейший. - Сквозь зубы прошипел Джимми, смешно протянув последнее слово. - И я пойду туда, куда мне хочется! Тебе все ясно?!
  -- О боги! - Рууф прикрыл руками рот. - Мои извинения, почтеннейший...
  -- Ничего страшного, - улыбнулся Эйвус, - мальчик прав, я настоящий невежа... Могу я узнать ваше имя, любезный?
  -- Мое имя слишком громкое, чтобы произносить его вслух! - Неожиданно разозлившийся неизвестно на что Джимми уже не мог остановиться. - И почему, вообще, я должен отвечать на ваши дурацкие вопросы?!
  -- Да как ты посмел!... - Попытался закричать Рууф.
  -- Молчи, толстяк! - Перебил его Джимми. - Ваше счастье, что сегодня я в хорошем настроении, иначе дерзкие уже давно бы были мертвы!
  -- Перестань демонстрировать свою дурь, парень. - На лице Эйвуса по-прежнему виднелась улыбка, но вид ее скорее больше напоминал нервный тик. - Немедленно успокойся и ответь на мои вопросы, а иначе...
  -- А иначе что?! - Джимми сделал смачный плевок себе под ноги.
   Эйвус вытянул вперед левую руку, красивый перстень загорелся прозрачным огнем, выпустив на волю бледно-бордовую дымку, в одно мгновение окутавшую оцепеневшее тело Джимми.
  -- А иначе, я тебя уничтожу. - Спокойным, но потрясающе властным голосом произнес он.
  -- Очередной маг. - Страдальчески простонал юный император. - Развелось, как... Тренируешься, понимаешь, как дьявол, потом обливаешься, а какой-нибудь щенок, это я не о Вас, пальцами щелкнет, и ты опозорен... Ладно, чего вам нужно?
  -- Вот так-то лучше. - Снова просиял Эйвус. - И на будущее: не наживай себе врага в лице того, кто может дать тебе все... А нужно мне, пока, всего лишь немного смиренности и понимания. Остальное узнаешь потом.
  -- Секундочку, секундочку, что значит "дать тебе все"? - Джимми грозно сверкнул глазами. - Да откуда тебе знать, что мне нужно?!... Подумаешь фокус тут сотворил! Между прочим, будь у меня оружие, ты бы даже руку поднять не успел!
  -- Перестань дерзить, раб! - Снова разозлился Рууф. - Ты хоть понимаешь, с кем разговариваешь?! Это сильнейший маг, способный творить великие заклятья, от молниеносного раскурочивания твоей наглой физиономии, и до открытия порталов в другие миры!
  -- Что-что ты сказал? - Джимми сощурился.
  -- Я сказал, и до открытия порталов в другие, чтоб их, миры!
  -- Да-ну, и как быстро милейший сделает для меня это, так сказать, все? - Джимми попытался сохранить серьезное выражение лица, но, не выдержав, насильно сжатые губы медленно расползлись в широкую улыбку. Щеки покрылись румянцем.
  -- Ну, это зависит от того, как ты себя проявишь. - Все прекрасно понявший Эйвус одарил Джимми озорным взглядом. - Если все пойдет удачно, то примерно через месяц.
  -- Ну что ж, это меня устраивает! - Уже не скрываясь, юный император просиял от счастья. - Прошу прощения, милейшие, что был столь дерзок!
  -- Ничего страшного, людям свойственно ошибаться... Так, ну что, начнем все с начала?... Назови, пожалуйста, свое имя и, так сказать, род деятельности.
  -- Джимми. Свободный художник. - Едва удерживаясь от смеха, сощурился юный император.
  -- В смысле?
  -- Ну, в смысле, гений. - Джимми не удержался и прыснул.
  -- Разумеется, - неожиданно серьезно отреагировал Эйвус, - иначе я бы на тебя даже не посмотрел. Впрочем, ладно, твое прошлое сейчас меня не особо интересует. Так что, просто скажи, способен ли ты еще раз повторить то, что сделал сегодня со львами?
  -- Определенно, да!
  -- Отлично! В таком случае, разреши представиться! Эйвус Мэйкарс, скромный маг, хороший человек, душа компании... хм, ну что еще?... А, ну да, еще я владелец Золотых Ласточек. - Покраснев от удовольствия, Эйвус прикусил губу.
  -- Да-да, тех самых, парень, тех самых. - Захлебываясь веселым ехидством, добавил Рууф.
   Джимми отдал несколько безмолвных секунд изучению двух идиотских физиономий, после чего задал резонный вопрос:
  -- Что вы уставились на меня, как бараны? Я что-то не так делаю?... Или у меня на одежде чья-нибудь сопля прилипла? - Юный император завертел головой, теперь уже рассматривая себя.
  -- Ну... как же... - Только и смог выдавить Рууф.
  -- Похоже, он не в курсе. - Одними губами шепнул ему озадаченный Эйвус. Улыбка на его устах сменилась с ехидно-пафосной на таинственно-заинтересованную. - Откуда же ты, парень?!
  -- Из далека. - Усмехнулся Джимми.
  -- Из очень...
  -- Дальше некуда. - Джимми немного наклонил голову. - Кстати, снимите с меня, наконец, этот красный дым! Да, и оружие мое верните! Заодно, было бы неплохо принести чистой воды, чтобы я смог смыть кровь... Суетитесь, в общем! Пора уже начинать "делать для меня все"!
   Эйвус весело рассмеялся.
  
   Джимми вручили какую-то рваную накидку с глубоким капюшоном, показывать нос из-под которого Эйвус пока что настоятельно не рекомендовал. Сам же маг укрылся под полями огромной шляпы. На все вопросы о смысле подобной конспирации и удобстве продвижения по городу почти на ощупь, Эйвус категорически отказался отвечать, ввиду возможной узнаваемости его голоса случайным прохожим и малоприятных последствий в результате.
   Наконец, после получаса интенсивного гундения, Джимми разрешили-таки избавиться от проклятого капюшона, что вызвало бурю положительных эмоций с его стороны.
   Осмотревшись, юный император понял, что его просто-напросто позорно разыграли - они стояли на гигантском почти безлюдном поле, окруженным кольцом пустых каменных трибун.
  -- Вы что, издеваетесь?! - Джимми обратил свой яростный взор к веселой физиономии Эйвуса. - Надо было два часа ломать ноги и натыкаться на каких-то неповоротливых уродов, чтобы в результате притащиться точно на такую же арену?!
  -- Точно такую же? Ты о чем? - Возмутился Эйвус. - Да в той дыре, а по другому назвать эту кровавую яму у меня просто язык не поворачивается, было от силы тысячи две! А здесь, взгляни... Здесь мест на добрых пятьдесят тысяч!
  -- Зато пустые. - Не примерился Джимми.
  -- Угу, скажи это завтра в полдень. - Усмехнулся Эйвус. - К тому же...
  -- Доброе утро, шеф! - Перебил его чей-то голос. - Что это за юный "фэстильо" с вами? И как ему это удалось?
   Джимми обернулся. К ним неторопливо подходил гигантский человек высотой в два с половиной метра, мягко (очень мягко) говоря, атлетического телосложения и со светло-коричневой, не загорелой, а именно коричневой кожей. Немного подняв голову и оторвав взгляд от испещренных старыми шрамами мускул, Джимми понял, что человек был вовсе не человеком - большая лысая голова, два уха, широкая линия криво улыбающегося рта, почти полностью лишенного губ, большой приплюснутый нос и огромные, почти в двое больше человеческих, желтые, а самое главное, умные глаза. Как ни странно, но у юного императора даже не возникла мысль обозвать монстра уродом. Да он и не был уродом, он был таким, каким был - добродушным, внушающим удивительное доверие существом, имеющим за своими плечами колоссальный жизненный опыт.
  -- Привет, Бонхо. - Улыбнулся в ответ Эйвус. - Ты ошибся, это не фэстильо.
  -- Нет?... Простите, господин, - монстр по-дружески отдал Джимми честь, - наверное, вы какой-нибудь местный правитель, вроде доморощенного императора.
  -- Да какой он император! - Эйвус хотел было расхохотаться, но встретившись взглядом с Джимми, решил удержаться. - Вообще-то, это новый игрок нашей команды. Он быстр, как... впрочем, и не знаю, как кто... в общем, очень быстр.
  -- Да? - Бонхо окинул Джимми оценивающим взглядом. - Ну-ка, покажи.
  -- Я вам клоун, что ли? - Джимми вальяжно сложил руки на груди, на самом деле, судорожно сочиняя, что бы такого сотворить, дабы завоевать побольше уважения.
  -- С характером! - Басивно рассмеялся Бонхо, подмигивая Эйвусу.
   Джимми не выдержал и, опустив голову вниз, застенчиво улыбнулся.
  -- Ну вот и подружились! - Хлопнул в ладоши Эйвус. - Ладно, я побежал, у меня еще целая куча организационных дел намечена. Поручаю вас друг другу... Да, и Бонхо, он не в курсе!
  -- Не в курсе?! - Глаза монстра полезли на лоб. - В каком смысле, шеф?!
  -- В смысле, ничего не знает! - Успел крикнуть Эйвус, скрываясь в подтрибунное помещение.
   Несколько секунд Джимми и Бонхо стояли молча, не зная с чего начать.
  -- Жарко сегодня. - Наконец констатировал первый. - Солнце так и палит.
  -- Ты прав, - оживился монстр, - пойдем туда.
   Они зашли под специально оборудованный для отдыха навес, расположенный возле трибуны, и присели друг напротив друга за небольшой деревянный стол.
  -- Ну что ж, давай знакомиться. - Начал Бонхо. - Для начала, как тебя звать?
  -- Друзья называют меня Джимми, а недруги... хотя таких у меня, наверное, и нету.
  -- Недруги есть у всех.
  -- Ну знаешь как бывает, - улыбнувшись, Джимми вжал голову в плечи, - вот кто-то есть, а вот его уже нет. Если ты понимаешь, о чем я.
  -- Хе, да как уж тут не понять. - Подмигнул Бонхо. Похоже, это был его любимый жест. - Хорошо, а как на счет обычных людей, ну тех, кто не друг и не враг?
  -- А это важно? Сейчас подумаю... Даже и не знаю, наверное, Солнцеподобный или, может быть, пресветлый.
  -- Хм, Солнцеподобный - это, пожалуй, пока что громковат-то. - Вполне серьезно ответил Бонхо. - Просто, понимаешь, у нас принято называть друг друга по прозвищу или хотя бы по выдуманному имени.
  -- Ну вот и отлично, Джимми - это как раз и есть кличка. А зовут меня так, что хрен еще выговоришь... А как твое прозвище?
  -- Обо мне потом. - Отмахнулся Бонхо. - Скажи лучше, что шеф там говорил о твоем умение, а точнее, о твоем неумение?... Ты вообще, в курсе, с какого конца за меч хвататься? Знаешь, что такое тренировка тела?
  -- Вообще-то, да. - С трудом удерживаясь от хохота, выдохнул Джимми. - Когда Эйвус говорил, что я ничего не знаю, он имел в виду, прежде всего, себя, тебя, эту арену, то, что я должен на ней выделывать, а также неких Золотых Ласточек, я правильно называю? В общем, я из варварского мира, друг. И, кстати, пожалуй, это все, что я хочу сказать о своем прошлом.
  -- Извини. - Бонхо беззвучно рассмеялся. - Действительно, я чего-то на солнце перегрелся!... А прошлое твое меня не интересует, сам в свое время натворил, не дай боже!... Так ты что, действительно ни разу ничего не слышал о Диком турнире?
  -- Увы. - Констатировал Джимми, глубоко вздохнув. - Рассказывай.
  -- Хорошо сказал. - Бонхо устало откинулся на спинку стула. - Рассказывай! Да я даже не знаю с чего начинать... История будет долгой.
  -- Ну а я, как ты понял, никуда не тороплюсь. - Следуя примеру своего нового друга, Джимми положил ногу на ногу и закинул руки за голову. - Начни с основ. Что это за турнир, какие в нем правила, что требуется от меня? И не особо напрягайся, попроще, так, чтоб все понятно.
  -- Хорошо. - Криво улыбнулся Бонхо. - В двух словах, так в двух словах... Это самый популярный турнир во всей Великой Реальности, за право участия в котором девяносто процентов населения продали бы души первому же попавшемуся дьяволу. Стандартных правил здесь нет, на каждый матч назначаются новые, полностью уникальные. Они сообщаются командам за час до начала матча, если конечно можно называть этим словом ту бойню, в которую обычно все превращается. От тебя требуется быстро и долго бегать, далеко и высоко прыгать, выживать под различного рода тяжестями, уметь крутить в бараний рог трехлетнего быка, не бояться чужих внутренностей и крови, в общем, быть творческим.
  -- Ну что ж, заманчиво! - Джимми снова оживился. - На счет последнего, здесь все понятно, а вот о первых двух пунктах хотелось бы поподробней. Что значит, правил нет? Вообще что ли?
  -- Нет, ну кое-какие основы имеются. Поле, например, всегда одинаковых размеров: сто метров в длину и пятьдесят в ширину... Запрещено использовать магию. Количество игроков, всегда десять плюс трое Бегущих. Общая масса команды не должна превышать определенную величину. - Бонхо усмехнулся. - Это для того, чтобы менеджеры команд не тревожили затаившихся в недрах заокраинных миров гигантских чудовищ.
  -- Ха, то есть, если я легкий, это еще и хорошо, так как в команду можно взять одним гигантом больше?
  -- А ты смекалистый. - Снова подмигнул Бонхо.
  -- А кто такие бегущие?
  -- А, ну да, конечно, совсем забыл. - Бонхо указал пальцем за спину Джимми. - Видишь вон тех парней на другом конце поля?
   Юный император обернулся и начал разглядывать вытворяющих разные трюки бойцов.
  -- Я вижу пятнадцать быстро движущихся человеческих фигур, чей размер гуляет от совсем крохотного до поистине гигантского. - Прокомментировал Джимми после нескольких секунд пристального наблюдения. - Еще, я вижу одного здоровенного бронированного носорога, одного чешуйчатого кабана на длинных ногах и одного не в меру прыгучего зверя, немного напоминающего львенка переростка.
  -- Поздравляю, это твоя команда. - Парадируя чей-то голос, ввернул Бонхо. - Зверье - это Бегущие. Вообще-то, правила разрешают делать им что угодно - от тактических фигур до корректировки действий коллег, однако опыт показывает, что с сигналом к началу матча, они становятся именно бегущими, причем трудно останавливаемыми даже после окончания матча бегущими... Да, и еще, я - капитан всей этой банды.
  -- Капитан?! - Развеселился Джимми. - Это как, главный что ли?... И в чем твои привилегии?
  -- Да какие уж там привилегии! - Отмахнулся Бонхо. - Одна сплошная ответственность!... Разные там переговоры с судьями, ответы на однотипные вопросы журналистов, сумасшедшие встречи с болельщиками, всяческие...
  -- Стоп, стоп, стоп! - Джимми перестал качаться на стуле и, положив локти на стол, немного наклонился вперед. - Вот здесь прошу поподробнее. Что значит "сумасшедшие встречи с болельщиками"?... И вообще, хотелось бы еще послушать про популярность этого турнира, потому как, не вполне понятно!
  -- Что именно тебе не понятно? - Улыбнулся Бонхо.
  -- Смотри, - Джимми сделал умное лицо, - ты сказал, что это самое популярное состязание во всем сущем, но тогда получается, что в каждом мире проходит свой собственный турнир. Не будут же команды из-за каждой игры прыгать в портал, чтобы оказаться в другом пласте реальности!
  -- Почему не будут? - Глаза Бонхо загорелись таинственным огнем. - А по мне, так очень даже будут.
  -- Но... - Джимми позорно поперхнулся. - А как...
  -- Легко. - Язвительно засмеялся Бонхо. - Нет, конечно же, в каждом мире проводится, так сказать, свой местный Дикий турнир. А затем победители сражаются друг с другом на вылет. Всего таких миров шестьдесят четыре, соответственно, чтобы получить главный приз, надо одержать шесть побед подряд.
  -- Постой! - Повысил голос Джимми. - И каково же сейчас наше турнирное положение?!
  -- Скажем так: осталось шестнадцать команд, мы среди них.
  -- Шестнадцать! - Вскрикнул Джимми. - Это получается, надо выиграть всего четыре матча и станешь чемпионом Вселенной?!
  -- Всего?! - Здесь уже не совладал с нервами Бонхо. - Да ты вообще себе представляешь, что такое выиграть Дикий турнир?! Гораздо легче в одиночку победить миллионную армию или поймать на крючок голубого кита!
  -- Да плевать мне на сложности! Порву я твою миллионную армию голубых китов хоть в одиночку, хоть в половинку! - Джимми заерзал на стуле. - Я, знаешь ли, еще ни разу не был чемпионом Реальности и очень хочу им стать! Можешь считать это спонтанным бзиком!
  -- Да что там ты! - Возмутился Бонхо. - Только-только узнал, что это такое! А пойми меня, я уже пятнадцать лет корячусь и еще ни разу не был чемпионом! Знаешь, как мне хочется?! Только вот...
   Бонхо осекся. Было видно, как сильно он переживает. Джимми даже стало как-то неудобно - кто он, собственно, такой? Приперся не пойми откуда и сразу чемпионство ему давай. Люди вон десятилетиями кровью истекают.
  -- Извини. - Юный император отвел взгляд в сторону. - Я тебя понимаю, ты ведь еще не видел, как быстр мой меч.
  -- Меч здесь не причем. - Буркнул Бонхо. - Оружие, вообще, довольно редко разрешают.
  -- Да шучу я, шучу. - Покрасневший Джимми широко улыбнулся. - Конечно, это очень тяжело - выиграть в таком турнире, но просто знай, я сделаю все. Все, что от меня зависит, все, что возможно и невозможно, все.
   Узкие губы Бонхо медленно поползли к ушам, верхние веки слегка приопустились. Для полного счастья, оставалось только подмигнуть, однако юный император так и не дождался уже успевшего полюбиться ему знака.
  -- Большой стадион. - Решил сменить тему Джимми после нескольких секунд тишины. - Такой вообще реально заполнить?
   И вот тут Бонхо захохотал уже по-настоящему - долго, громко и непринужденно.
  -- Да ты, Джимми, так и не понял, куда тебя занесло! - Выдавил он сквозь слезы, немного отдышавшись. - Это же Золотые Ласточки, парень!
  -- Да, кстати! Не внушающее какое-то название. - Джимми снова начал, как ребенок, качаться на стуле. - Я бы таких не испугался.
  -- Не внушающее? - Бонхо пододвинулся вплотную к столу и, обхватив тот с двух сторон своими огромными руками, наклонился вперед. В глазах затеплился какой-то загадочный огонек. - А знаешь ли ты, что когда-то при одном только намеке на возможность встречи с Золотыми Ласточками, вражеские команды падали в обморок полным составом?! Знаешь ли, что мы одна из самых первых команд и нам почти тридцать тысяч лет?! Знаешь, что нам принадлежит рекорд в сто пятьдесят четыре победы подряд - воистину величайшее достижение древности, по сравнению с которым завоевание десятка миров - всего лишь детская игра в солдатиков!.. Мы народная команда, Джимми! За нас болеют миллиарды! На нас молятся и нам поклоняются, как богам!... Кому нужны эти Белые Тигры, Красные Псы и Разящие Дьяволы?! Золотые Ласточки - вот!... Пойми, Джимми, такую простую вещь, люди хоть и сволочи, а возьмешь по отдельности, так у каждого в душе теплиться добро. И не важно, что секунду назад твой любимый игрок плотным ударом ноги выбил из кого-то дух, главное, что он Ласточка - воплощение добра и веры, надежды и любви ко всему живому!... Хотя, если честно, то и не были мы никогда жестокими. Без излишеств насилия, без драк и глупых интриг, в удовольствие и на публику - мы играли вдохновенно! И не даром говорит папа Эйвус нашим фэстам, что побоища не трибунах не достойны такой великой команды... хех, хотя его никто и не слушает.
   Бонхо замолчал, любезно давая собеседнику возможность задать один из тысячи, несомненно, крутящихся на языке того вопросов. Однако ошарашенный Джимми похоже не очень торопился с расспросами, застыв с открытым ртом.
  -- Тридцать тысяч лет! - Все-таки выдавил он через несколько секунд. - Но... Постой... А кто такие фэсты? Как за нами могут наблюдать миллиарды, если стадион всего на пятьдесят тысяч? Кто, наконец, такой Эйвус?!
  -- Отвечаю по порядку. - Усмехнулся Бонхо. - Фэсты - это такие назойливые психи, которые навешивают на себя целую кучу разноцветных тряпок с символикой любимой команды, делают у себя на задницах татуировки в виде имен любимых игроков, разбивают первым попавшимся под руку предметом голову любому, кто хотя бы намекнет на то, что он болеет за другую команду. Еще эти бестии собираются у тебя под окном целыми толпами и ждут, твоего появления, чтобы обрадовать пронзительным визгом. Почти все они следуют за командой по всем мирам, каким-то чудом добывают астрономически дорогие билеты и, конечно же, готовы отдать жизнь за свою команду.
  -- В общем, правильные дядьки. - Вставил Джимми.
  -- В общем, скоро они тебе в кошмарах являться будут. - Поправил его Бонхо. - Теперь, что касается обычных наших фанатов. Понимаешь, этот турнир, ведь, изначально задумал великий властелин Нильфус, коим и были изобретены Прайты - магические зеркала, способные показывать происходящее на арене, даже если ты находишься в другом измерении... Только не надо спрашивать меня, как они работают! Тысячи и тысячи магов потратили десятилетия своей жизни, пытаясь разгадать секрет Прайтов и, по возможности, превратить их во всевидящее и все слышащее око, но тщетно - зеркала показывают только арены и бушующие на них страсти.
  -- И много таких зеркал?
  -- О, это потрясающе ценная вещь. Их очень-очень мало, миллиардов десять, не больше. На самом деле...
  -- Так что же это, - прошептал Джимми, смотря куда-то вдаль, - получается, что на меня завтра будут смотреть несколько миллиардов человек?
  -- Совершенно верно. - Фривольно ответил Бонхо. - И, кстати, учти, любое твое кривое движение, и несколько невротиков умирают от разрыва сердца.
  -- Спасибо, обнадежил! - Джимми снова заерзал на стуле от волнения. - Так что все-таки на счет Эйвуса?
  -- Эйвус - это абсолютно культовая фигура для Золотых Ласточек! Он владелец команды, администратор, тренер, врач и маг в одном лице!... Надо сказать, получил он команду, а было это около трех сотен лет назад, в весьма плачевном состоянии. Тогда на протяжении тысячелетий мы не могли ни то что выиграть Дикий турнир, но даже и победить во внутреннем чемпионате. Разумеется, никаких надежд, что молоденький чародей сумеет как-то исправить положение, тогда не было. Но Эйвус Мэйкарс, видимо, думал по-другому - через три года Ласточки становятся чемпионами и, показывая потрясающую игру, держаться на пьедестале в течение десяти лет. Разумеется, после этого молодой обаятельный маг был приписан к лику святых всеми, кем только можно, а нас снова начали бояться, как в старые времена. С тех пор грандиозные победы Ласточек стали обычной закономерностью, однако счастье не может продолжаться вечно и... в двух словах, последний раз мы побеждали двадцать три года назад. Вот такие дела.
  -- Как-то это, по-моему, не правильно. - Прищурившись, выдал Джимми. - Я о том, что, не пора ли нам снова выиграть?
  -- Перестань, Джимми, мы уже, кажется, об этом только что говорили! - Бонхо вновь сделался серьезным. - Давай лучше, я тебе еще что-нибудь расскажу. Или хватит на сегодня?
  -- Знаешь, да, - Джимми встал с места, - пожалуй, хватит. У меня и так уже мозги вскипели от таких рассказов. Пойду лучше с остальными игроками познакомлюсь.
  -- Хорошо, - улыбнулся Бонхо, - только, Джимми?
  -- Да? - Уже отошедший на несколько шагов юный император снова повернулся к недавнему собеседнику.
  -- Я так и не узнал. - Прищурился Бонхо. - Насколько ты быстр?
   Джимми медленно сузил глаза, правый уголок губ слегка приподнялся.
  -- Настолько быстр, капитан, что могу за долю секунду оторвать все ножки у этого столика, причем, не поняв, что произошло, тот еще несколько секунд по инерции провисит в воздухе. Настолько быстр, что могу за несколько секунд убить табун горных зубров, да так, что те, даже не подозревая о своей смерти, еще пару минут будут щепать травку. Настолько быстр, что могу развернуть проносящуюся рядом перелетную птицу, таким образом, что та, ничего не заметив, вместо юга окажется на севере. Настолько...
  -- В общем, достаточно быстр. - Качнул головой довольный Бонхо.
  -- В общем, да. - Джимми захотел уже идти, но снова приостановился. - Бонхо?
  -- Да, Джимми.
  -- Я так и не узнал. Как твое прозвище?
   Капитан Ласточек выдержал небольшую паузу.
  -- Бессмертный, Джимми... - Протянул он. - Бессмертный.
   И хотя улыбающийся юный император стоял спиной к своему капитану, он сейчас мог поклясться, что ему подмигнули.
  

Глава 4.

  
   Спал Кирт, как убитый. Последние тринадцать лет своей жизни он просыпался (а точнее, его жестоко будили каким-нибудь грубым способом) не позже шести утра, и потому, когда привыкший к такому садистскому расписанию организм включился в положенное время, к своему величайшему удивлению он обнаружил, что никто не теребит его за руку, не обливает ледяной водой, не орет ему в ухо и не хрюкает, прося пожрать. И это было великолепно!
   Маленький маг наконец-то понял тайный смысл тех красочных речей, что обрушивались на него со стороны Джимми в тех редких, но ярко запомнившихся, случаях, когда Нэйт просил его, Кирта, растолкать своего друга - человек, хоть раз разбуженный в шесть утра и оставленный нежиться в мягкой кровати, в последствии, будет говорить будящему его именно правду, именно то, что он о нем думает, а не всякую там вселенскую ложь, вроде "с добрым (чтоб его) утром".
   Примерно после часа блаженства, Киртли наконец услышал первые звуки, окромя птичьей трели за окном. Это были чьи-то частые, явно куда-то мчавшиеся детские шаги. Очень скоро, количество подобных звуков заметно увеличилось, а, если учесть, что к ним еще и добавился веселый визг, свист и смех, то не проснуться в такой ситуации было просто невозможно. Отсюда маленький маг сделал вывод, что Рифи не подает признаков бодрой жизни не потому, что еще спит, а потому, что "на хрена надо обрывать такой кайф, если тебе никто не орет бьющее по мозгам слово "подъем"? А коли кому-то нравиться носиться целыми табунами за нашей дверью, вместо того, чтобы предаться сладкой сонной неге, то это лишь их и только их, безумное, дело!" К тому же, примерно через полчаса царящий в коридоре грохот постепенно стал затихать, напоминая о себе лишь редким стуком маленьких ножек, чьи хозяева, видимо, никак не могли угомониться.
   Кирт все-таки решил, что для первого раза он и так нежился чересчур долго, и, открыв глаза, предался пристальному изучению комнаты. Утреннее солнышко, пробиваясь сквозь колышущуюся листву за окном, смешно играло яркими отблесками на расставленных по полочкам диковинных штучках, каждая из которых вызывала у Кирта непреодолимое желание немедленно подержать ее в руках (и, по возможности, заныкать себе в карман). Под полукруглым деревянным потолком был подвешен красивый макет летящего в бой дракона. Сейчас с удовольствием полюбовавшийся прекрасной грацией парящего монстра, Кирт все же сделал для себя пометку о том, что очень даже хорошо, что вчера вечером он не догадался обратить свой взор вверх, ибо... - то еще страшилище. В целом, комната оставляла весьма и весьма приятное впечатление, являясь очень уютным и удобным для разного рода деяний жильем.
   Рифи по-прежнему дрых, смешно открыв рот и громко посапывая. Уже окончательно проснувшемуся и взбодрившемуся Кирту это начало казаться несколько странноватым и, потратив несколько минут на само терзание, он, наконец, решился-таки "все испортить" (чай не Джимми, убить не должен).
  -- Извини, пожалуйста, Рифи, - громко начал маленький маг, - ты будешь долго на меня ругаться, но все-таки я решил, что надо тебя разбудить.
   Рифи показательно повернулся на другой бок и издал какой-то недовольный звук, явно намекая, что еще один писк, и он ответит парочкой нелестных слов.
  -- Я очень-очень сожалею, что потревожил твой сладкий сон, - прикусив губу, продолжил Киртли, - но время уже почти половина девятого, и я думал...
  -- Кирт!!! Разорви тебя Зубастый! - Рифи вскочил с такой резкостью, что маленький маг поначалу даже подумал, сейчас ему врежут. - Ты чего, совсем озверел?! Я не понимаю!... Великие, почему ты не разбудил меня раньше?!
  -- Что? - Непонимающе заморгал Киртлан.
  -- Половина девятого!!! - Схватившийся за голову Рифи начал носиться по комнате, собирая небрежно разбросанную одежду. - Да первый урок уже давно в разгаре!... Ну чего разлегся?! Вставай, одевайся! А, черт, у тебя же формы нет... на, возьми мою, у меня еще одна имеется... правда она старая и грязная, но сейчас не до этого!
  -- Короче, стандартный подъем получился. - Буркнул Киртли себе под нос, второпях надевая одежду нового друга.
   Школьная форма представляла собой короткий замшевый пиджак темно изумрудного цвета, белоснежную рубашку, длинные, но узкие шорты и черные лакированные ботинки. Имелось, правда, в школьной амуниции и еще несколько совершенно непонятных Кирту безделушек, вроде смешного бантика на резиночке, очень похожего на ощипанную бабочку, или длинных мягких носков, о предназначение которых он, конечно же, догадывался еще с детства, однако носить которые пока что так и не довелось. Кирту даже припомнились давнишние требования Джимми немедленно выдать ему несколько пар отличнейших носков, на что урезонивший его Нэйт назвал пятнадцать причин исходящего от них ужасного вреда, особенно имеющего место, как говорил он, в кругу трех мужиков!
   Надо сказать, размер у маленького мага оказался абсолютно таким же, как и у Рифи, так что всего через минуту Кирт уже мог любоваться своим непривычно приличным видом. Сам же Рифи достал из неведомых глубин открытого им шкафа измятый пыльный куль выцветших и потрепанных тряпок, в который он и нарядился.
  -- Ну ты даешь! - Киртли не выдержал и рассмеялся, с интересом рассматривая разорванный воротник пиджака, огромное чернильное пятно на рубашке и белесые от царапин ботинки.
  -- Что здесь смешного? - Улыбнулся Рифи. - Скоро твоя форма превратиться точно в такую же... Ладно, побежали!
   Они мчались, как два урагана. Кирт с трудом успевал за реактивным другом. Непривыкшие к новой обуви ноги все время проскальзывали по гладкому паркету, врезая остальное тело в стены на поворотах, коих на их пути встретилось великое множество и запомнить последовательность которых, разумеется, было делом невозможным. Самое интересное, что и Рифи на очередной развилке выглядел как-то не очень уверенно, так что маленькому магу все время казалось, что они бегут куда-то не туда. Однако же, нет, через пару минут, случайно заглянув в проносящееся рядом окно, Кирт обнаружил, что они уже поднялись на четвертый этаж, а по пыхтящим и коротким ответам Рифи на глупые вопросы, выходило, что нужный им класс находится именно на четвертом. Вообще, понять на каком уровне от земли ты сейчас находишься, здесь было довольно сложно, потому как лестниц тут почти не наблюдалось, а имеющиеся в огромном количестве разнообразные пологие (и не очень) спуски, подъемы и пандусы вели себя довольно непредсказуемо, мало сказать, что ни хаотично.
   Наконец Рифи остановился возле одной из дверей и, сделав глубокий вдох, толкнул ее дрожащей рукой. Входить, правда, он не особо торопился, и даже любезно предложил Кирту пойти первым. На что маленький маг беззвучно покрутил пальцем возле виска и немного подтолкнул своего друга ко входу. После еще нескольких секунд активной обоюдной мимики, они кое-как протиснулись в класс и замерли на пороге.
  -- ...Посмотрите на доску дети и хорошенько запомните то, что здесь написано. - Прямо напротив них стояла молодая учительница со строгим лицом и длинной острой указкой. - Завтра я буду это спрашивать...
  -- Ну что ты встал, как баран? - Прошептал Кирт в ухо своему другу. - Проходи давай.
   Рифи не отреагировал.
   Маленький маг выглянул повыше из-за его плеча и повернул голову налево. В классе находилось около двадцати смирно сидящих мальчишек и девчонок с умными направленными на доску лицами и любопытными светлыми глазами, направленными куда угодно, но только не на доску. Кирт ощутил на своей шкуре двадцать заинтересованных взглядов и немедленно ретировался обратно за спину Рифа. На доселе бледном лице выступил розовый румянец - с таким интересом на маленького мага еще никогда не пялились.
  -- ...Прошу обратить ваше внимание на вот этот элемент. - Продолжала учительница, совершенно не реагируя на двух вошедших детей. - Здесь изображено пересечение...
  -- Ну-у... мы войдем? - Неуверенно протянул Рифи.
  -- ...обозначающее влияние на... - Учительница прервала свой рассказ, быстро подошла к двери и, по-прежнему даже не удостоив их своим взглядом, неожиданно вытолкнула Рифи, и, соответственно, Кирта, вон из класса. - А теперь закройте дверь и войдите заново, как положено!.. Так, кто мне скажет, какое влияние описывает этот элемент?
   Покрасневший Рифи торопливо захлопнул дверь, выждал несколько секунд, постучался, вновь аккуратно потянул за ручку и промямлил какую-то банальную чушь, вроде "извините, магистр Кели, разрешите войти, мы больше так не будем". На это раз учительница уже обратила на них свой грозный взор.
  -- Что у тебя за вид? - Строго спросила она у Рифи. - В таком перед зеркалом стыдно стоять, а ты в класс заявляешься!
   Дети захихикали.
  -- Я... Я просто... - Занервничал мальчик.
  -- Ну что ты просто? - Перебила его учительница. - Вот представь, заканчиваешь ты нашу школу, становишься, в чем лично я сомневаюсь, хорошим боевым магом, выигрываешь какую-нибудь важную битву, и великий мастер Коград приглашает тебя к себе. А ты берешь и являешься на полчаса позже, да еще и весь грязный как поросенок... Ты хоть представляешь, что он с тобой сделает?
   Класс ехидно засмеялся.
  -- Ну что ты молчишь? - Продолжила магистр. - Может все-таки потрудишься объяснить причину столь наглого опоздания!
  -- Я... Я не виноват, я не хотел! - Затараторил Рифи. - Это все Кирт, он не разбудил меня!
   Мальчик сделал шаг в сторону и подтолкнул Кирта вперед. Неожиданно для себя маленький маг вдруг оказался впереди своего друга и это, мягко сказать, не радовало.
  -- Секундочку, Рифлс Шо! - Блеснула глазами учительница. - Куда это ты спрятался за спину своего приятеля?! Я кажется с тобой разговаривала!...
  -- Я...
  -- Киртлан Ниоли, как сообщили мне, прибыл к нам из далекого Арвинанта, а это месяц утомительного пути. Разумеется, мальчик устал и мог проспать, хотя, если честно, я не думаю, что в камере пыток мастера Кограда, это выглядело бы весомым аргументом...
  -- Но я думал, он разбудит меня, а он не разбудил. - Уже не зная, что сказать, пронес пургу Рифи.
  -- Это самое нелепое оправдание за все твои многочисленные опоздания, Рифлс! Тем более что кто-то вчера полночи бегал по школьным коридорам... Ладно, садитесь, продолжим урок.
   Друзья быстренько проследовали на последнюю парту, подвергнувшись жесточайшему обстрелу издевательских взглядов своих одноклассников.
  -- Какой ужас. - Прошептал покрасневший как помидор Рифи, когда они уселись. - Еще никогда в жизни на меня так не орали.
  -- Правда? - Шепнул в ответ Кирти через несколько секунд. - А разве на нас кто-то наорал?
   Ошарашенный Рифи посмотрел на маленького мага, как на больного и уткнулся носом в пустую тетрадь, якобы повторяя домашнее задание.
  -- ...Хорошо, - продолжала вещать магистр Кели, - какие у вас есть вопросы по материалу?
   В классе воцарилась тишина.
  -- Я так понимаю, никаких. - Учительница неторопливо постукивала указкой по ладони. - Ну что ж, тогда уже у меня к вам вопросы... Кто-нибудь хочет пойти к доске?
   В классе воцарилась гробовая тишина.
  -- Ну тогда, начнем с опоздавших...
   Кирт удивленно посмотрел на своего друга - тот так сильно прижался к парте, что практически лежал на ней лицом.
  -- Киртлан Ниоли, к доске!
   По классу пробежалась волна вздохов облегчения. Похоже, опоздавших сегодня было вовсе не двое человек.
   Кирт, на удивление многих, уверенным шагом проследовал к доске и, развернувшись лицом к классу, встал на месте.
  -- Ну что, - сказала магистр, выждав несколько секунд, - рассказывай... Почему ты молчишь? Я же спрашивала, есть ли у вас вопросы по материалу, все промолчали, значит всем все понятно.
  -- Да-да, - неуверенно начал Киртли, - сейчас... Ну-у-у, материал - это когда... Материалы бывают разные, например, железо или дерево... Вот... Железо твердое, дерево мягкое... Если в железо добавить другие сплавы и сковать его определенным способом, то это уже совсем другой материал. Он называется сталью и очень прочный. Он очень похож на железо, но это не железо... Ну, из стали делают красивые мечи и кольчуги...
   Кирт приостановился, поймав на себе заинтересованный взгляд учительницы, которая сидела рядом за столом, важно подпирая подбородок одной рукой.
  -- Продолжай, продолжай. - С язвинкой в голосе попросила она. - Что же ты остановился?
  -- Ну и вот... - Занервничал Кирт. - Эти мечи очень хорошо режут и колют. У одного моего друга был такой, я сам видел... Еще некоторые мечи очень дорого стоят и их забирают в музей... Мой любимый...
  -- Садись, Ниоли. - Усталым голосом прервала его учительница. - Твоя лекция была очень познавательной... Оценка - Фуктус... Так, дальше у нас пойдет отвечать...
   Класс плавно осел.
  -- Я что-то не так сказал? - Шепнул Кирт, усаживаясь обратно за парту.
  -- Да откуда мне знать. - Отмахнулся Рифи, смещаясь за чью-то впереди сидящую спину. - Думаешь, я вчера делал уроки?
  -- ...Рифлс Шо.
   Говорят, что на последней стадии бешенства, люди перед смертью снова становятся нормальными, обретая покой. Так вот, Рифи явно не страдал водобоязнью, потому что перед "смертью" он, наоборот, весь покрылся потом и задрожал, как осиновый лист.
  -- Так, ну что ты нам скажешь хорошего? - Смотря в другую сторону, спросила магистр, когда побледневший мальчик достиг доски.
  -- На счет железа, или на счет дерева? - Неуверенно спросил Рифи.
   Какая-то девчонка на первой парте все-таки не выдержала и звонко рассмеялась.
  -- Так, ну это уже не смешно, Шо! - Учительница ударила ладонью по столу. - Пошутили и хватит!... Скажи, пожалуйста, что ты знаешь о пересечении "детрилей"?
   К величайшему удивлению Кирта, оказалось, что Рифи отлично знает предмет. Хоть и с запинками, но он выдал какое-то витиеватое определение, понять в котором хотя бы одно слово, маленькому магу виделось делом нереальным. Однако магистр, видимо, считала по-другому, так как, через несколько секунд суровых наставлений, покрасневший Рифи вернулся обратно за парту, имея жирный Фуктус в журнале.
   Предмет, наверное, был очень сложным, ибо вслед за Рифи низшую оценку получили и еще полкласса, пока, наконец, какая-то невзрачная на вид девчонка ни выдала длиннющую тираду на иностранном, как подразумевал Киртли, языке и, получив своего властелина Нильфуса, довольно показала кому-то язык.
  -- Ну что, теперь всем все понятно? - Обвела класс взглядом учительница. - Всем ясно, как ведут себя "детрили" в подобной ситуации?
   Дети, как всегда, ответили лишь гробовой тишиной.
  -- Ну что ж, замечательно. - Протянула магистр. - Тогда достаем листочки, пишем: "самостоятельная работа"... Так, что за разговоры?! Ну-ка тихо!... Итак, первый вариант пишет, как ведут себя "детрили" при имитации воды, второй вариант, при имитации света... Что забыл? Ручку? На, держи мою... Еще что-то забыл? Голову? Ну это не страшно, она у тебя все равно пустая... А ты? Тоже забыл!...
  -- А можно, я в следующий раз напишу эту контрольную? - Потянул руку какой-то мальчишка.
  -- Можно. - Спокойно ответила магистр. - А пока, Фуктус.
   Через три минуты усиленного копошения, дети кое-как успокоились и приступили к робкому переносу своих знаний (а большинство, своих не знаний) на бумагу.
  -- Ну что ты сидишь, как истукан? - Шепнул Рифи Кирту, пнув того ногой под столом. - Колись давай.
  -- В каком смысле? - Пожал плечами маленький маг.
  -- Как это в каком?! - Умудрился закричать шепотом Рифи. - Я же сам видел, что вчера ты создал световой шарик.
  -- А при чем тут свет, мне же надо написать про воду.
  -- Да при чем тут ты! - Возмутился Рифи. - У тебя пока что всего два Фуктуса, и то, один за поведение. Еще сто раз исправить успеешь! А мне...
  -- Так, я вам не мешаю! - Неожиданно раздался звонкий голос магистра Кели. - Может быть мне выйти?!
   Киртли с ужасом поднял голову, но к своему счастью, увидел, что учительница обращается не лично к нему, а ко всему классу в целом. Шелест детских голосов прекратился.
   И тогда, началась игра в почту. Кирт сразу же получил записку с надписью "напиши про свет", на уголке которой он накарябал "я понятия не имею, как я это делаю, это же магия, а не математика", и в результате, получил еще одну с жирным словом "жадина!"
   И видимо, все бы окончилось довольно плачевно, если бы в класс наконец ни заглянул какой-то другой учитель и ни попросил магистра Кели зайти к нему на пару минут.
  -- Сидите тихо. - Угрожающе посоветовала она, прежде чем выйти.
   Тихо?... Сидите?!... Да видели ли вы когда-нибудь хаос?! (впрочем, конечно, вы же когда-то тоже учились в школе).
   Дети носились и орали, как сумасшедшие. И самое интересное, что некоторые действительно успели списать у кого-то решение. Кирта по-настоящему поразила такая настырность и скорость, хотя главной загадкой тут, конечно же, оставалось не то, что некоторые успели быстро списать целую страницу каракулей, а то, что кто-то ведь действительно сумел накатать, так сказать, первый экземпляр этой страницы, причем за пять минут и, что интересно, абсолютно правильно. Сам же Кирт, разумеется, ничего не добыл, но зато вовремя вернулся на место, что было тоже не маловажно, ибо поставленный на шухер мальчуган о чем-то задумался и, соответственно, одарил половину класса жирненькими Фуктусами и диким ором взбешенной учительницы.
   В классе снова повисла тишина, лишь изредка нарушаемая шуршанием готовых к сдаче идеальных работ отличников.
   Честно говоря, Кирт уже тоже подумывал о том, чтобы сдать свой пустой листик и спокойно дождаться перемены, если бы за пять минут до конца урока на их стол ни прилетела, каким-то чудом не замеченная, записка с надписью "мальчики, передайте это, пожалуйста, моим подружкам на следующую парту". Рифи бесцеремонно развернул аккуратно сложенную бумажку и, подмигнув Кирту, усердно принялся за работу. Письмецо оказалось со сладкой начинкой, а именно, с образцовым решением обоих вариантов. Через три минуты сияющий от счастья Рифи списал, а Кирт, соответственно, срисовал готовое решение.
  -- Ну вот и все. - Улыбнулся Рифи, разрывая записку. - Все улики уничтожены, все оценки исправлены, все...
  -- А как же следующая парта? - Озабоченно прошептал Киртли. - Надо было сначала им эту бумажку отдать.
  -- Ну вот еще чего! - Изумленно надул щеки Рифи. - Обойдутся!
   На этом и порешили...
   А потом была перемена! Маленький маг даже не подозревал, что бездумное ношение по коридорам и натыкание на себе подобных может приносить такое огромное количество щенячьей радости. Также для него стало новостью, что, оказывается, он уже числится чуть ли не старшеклассником. Почти всю предыдущую жизнь он привык считать себя самым маленьким, а тут, откуда ни возьмись, взялась целая куча семи, восьми, девяти, десяти, одиннадцати и двенадцатилетних карапузов, которые проявляли к нему не дюжее уважение, что было очень приятно, и всего за пятнадцать минут Кирт обзавелся целой кучей несмышленых друзей. Еще, маленький маг вдруг понял, что целых три года не видел ни одной девчонки и теперь относился к ним с некой опаской. Удивительно, раньше он каждый день таскал этих маленьких забияк за косички и прекрасно себя чувствовал, сейчас же хихикающие сверстницы казались ему самыми загадочными существами в мире. Впрочем, рефлекс дернуть за попавшийся под руку девчачий хвостик у Кирта, к счастью, никуда не делся, что он неоднократно и продемонстрировал.
   Остальные уроки прошли в гораздо более спокойном русле. Фуктусов почти не было, да и "материал", обсмеянный уже кажется всей школой, оказался гораздо интересней, чем какие-то там завихрения каких-то там диролей. К концу занятий Кирт понял, что все его волнения по поводу укрывания своей истинной "мощи" мага абсолютно напрасны - оказалось, что, кроме как колдовать лучше всех в школе, он не знает ничего о магии. Единственный шанс блеснуть умом представился только на математики, ибо Нэйт... Когда все уравнения а-ля "икс плюс один равно два" были "уравнены", старый магистр-математик написал на доске дополнительную задачку, пообещав поставить Нильфуса любому, кто хотя бы осмелится попробовать ее решить. Табель с оценками Кирта к тому моменту выглядел довольно ужасающе, поэтому, не долго думая, маленький маг вышел к доске и спокойно решил поставленную задачу двумя способами: обычным, при помощи дифференциальных уравнений и графическим, при помощи построения касательной к функции. Ошеломленный магистр подсказал еще и третий способ, являвший собой что-то вроде "икс разделить на два равно один, а игрек можно сократить", а про первые два сказал, что в этой школе таких не проходят и "молодому человеку" стоит подумать о карьере математика. В любом случае, Нильфуса своего Киртли получил, а это сейчас было главным...
  -- Ну вот и отмучились! - Рифи демонстративно провел рукой по лбу, выходя из класса с последнего урока. - Теперь кушать!... Тем более что завтрак мы с тобой проспали.
   Найти столовую оказалось очень легко - вкусный запах, окутавший школьные коридоры, служил отличным поводырем в мир аппетитной вкуснятины, к тому же, все дети шли именно туда.
   Войдя в помещение оной, представляющее из себя огромный зал с высоким потолком, Киртли открыл для себя несколько потрясающих вещей: во-первых, здесь не надо было готовить еду себе самому; во-вторых, кроме фруктов тут имелось еще и мясо, картошка, различные салаты и нарезки, куча разнообразных колбас, котлет, булочек, пирожных и прочей вкусной снеди; в-третьих, накладывать здесь себе всего этого добра можно было в неограниченном количестве; и, в-четвертых, вся еда абсолютно бесплатная.
   После умопомрачительного наращения своей массы, Кирт решил, что было бы неплохо немного передохнуть у себя в комнате, тем более, за время обеда, непрерывный стук ложек и детский крик, усиленные высокими сводами потолка, так въелся в мозг, что уединение было далеко не лишним. Маленький маг уже хотел идти, но "злая судьба" поставила перед ним новое неодолимое препятствие - из столовой было целых пять выходов, один из которых надо было непременно выбирать для дальнейшего блуждания, а Кирту что-то не очень хотелось превращаться в легенду о "потерянном ученике, чья заблудшая душа до сих пор бродит по темным коридорам зловещего замка, пугая первоклашек своей уродливой тенью". К несчастью и Рифи, как раз, куда-то запропастился, так что, не оставалось ничего другого, как устроить локальный социологический опрос на тему "как бы вы добирались до собственной комнаты?". Маленький маг понимал, что ничем хорошим это не кончится, (минимум, забредешь в какой-нибудь вонючий подвал) ведь дети очень ловко мешают зло с весельем, но все-таки решил попробовать.
  -- Постой, девочка, постой. - Остановил он одну из пробегавших рядом третьеклассниц. - Ты не подскажешь, как мне пройти в жилой корпус?
  -- Конечно. - Прочирикала девочка. - Иди по западному коридору, потом три раза сверни налево и по южной лестнице наверх. Вот и все.
  -- Спасибо большое. - Упер руки в бока Кирт. - Думаешь, я знаю, где находится западный коридор?
  -- А чего там знать?! - Кинула девчушка, убегая. - Он находится на Западе.
  -- Понятно. - Сам себе буркнул маленький маг. - Так и знал, что в навигации и картографии девчонки не сильны... Эй, стойте, парни!
  -- Ну что тебе, отстань! - Попытался вырваться схваченный за шкирку малек, проходивший мимо с двумя друзьями.
  -- Хватит дергаться! - Тряханул его Кирт. - Скажи лучше, как мне попасть в свою комнату?.. А вы, хорош змеятся! Сами же когда-то первый день в школе учились!
  -- О, это очень просто. - Расцвел ехидством мальчуган. - Иди по любому из коридоров, и когда увидишь лестницу, спустись по ней вниз, затем попробуй поискать еще какой-нибудь спуск и воспользуйся им, в общем, все время иди вниз, даже если вокруг станет темно и сыро. Все понял?
  -- Спасибо за совет. - Театрально залыбился маленький маг. - Еще раз увижу, - уши оторву... Это и вас касается. Что хихикаете?.. Чего?! Это ты мне?!.. Вот молодежь пошла, а!
   Для следующего своего вопроса Киртли избрал высокого старшеклассника, стоящего чуть в стороне от своих сверстников. Скорее всего, уже считающий себя умнее всех взрослых, в реале прыщавый подросток имел довольно суровый вид, но маленький маг все же решил рискнуть.
  -- Извини, ты не подскажешь, как мне...
  -- Отвали, мелочь. - Фыркнул тот, особо не утруждая свой "важный" взор "никчемным" силуэтом собеседника.
  -- Сам такой. - Спокойно ответил Кирт, примерно подобной реакции и ожидая.
  -- Слышь, ты, урод мелкий, чего ты там вякаешь?! - К несчастью услышавший лепет Кирта старшеклассник приобрел вид бешенного вепря. - Ну-ка, повтори!
   Не ожидавший такого, маленький маг невольно съежился, идти на конфликт не очень-то хотелось, к тому же на них уже стали коситься.
  -- Сам такой. - Все-таки решил повторить свое высказывание он. - И не надо так нервничать.
  -- Да ты!... Да я!...
   Распсиховавшийся подросток попытался схватить маленького мага за шиворот, видимо, в дальнейшем намереваясь придать его слабое тело жестокому избиению. Но ожидавший чего-то подобного Кирт легко ушел от неуклюжих рук и хлопнул в ладоши. (Надо сказать, сплетая очередное заклятие, маленький маг почти всегда хлопал в ладошки, сколько ни ругал его за это Нэйт, сравнивая с пятилетним карапузом, впервые увидевшим пушистого зайчика).
   Это была очень простая магия - над одураченным старшеклассником всего-навсего выросла иллюзия вылившегося на его голову ведра с помоями. Заклятие было из тех, что Киртли выучил еще в самом начале своей учебы, несколько раз опробовал на Джимми, получил по башке и благополучно забыл... до сего момента.
  -- Ах ты!.. - Старшеклассник попытался снова сцапать маленького мага, но неудачно поставил ногу, поскользнулся и беспомощно плюхнулся на пол.
  -- Вот так вот. - Улыбнулся Киртли, навесив на рухнувшего оппонента иллюзию ослиных ушей. - Против магии все равны.
   Маленький маг посмотрел на окружавших его учеников, надеясь увидеть их довольные физиономии (кто ж не обрадуется, когда проучают задиру), но вместо этого наткнулся на тревожные лица, торопливо сторонящихся назад подростков. Простенькое заклятие, сколь ни были бы здешние дети слабы в магии, все равно не смогло бы вызвать такую реакцию, а значит, дело было в чем-то другом. Кирт резко повернул голову, ожидая внезапного нападения какой-нибудь жути - ничего не произошло, лишь пятившиеся от него, как от прокаженного, чем-то напуганные ученики. Даже опозоренный подросток, неожиданно умерив свой пыл, поспешил отпрыгнуть в сторону. Киртли понял, что случилось, когда стоявшие ближе всего к нему старшеклассники немного расступились - прямо на нем сфокусировались чьи-то враждебные чары. Маленький маг вскинул руки, но было уже поздно.
   Невидимая сеть больно ударила по телу, окутав его жгучей кожу и, как казалось Кирту, липкой энергией. Маленький маг вскрикнул и с силой дернулся в сторону, пытаясь вырваться из сплетающихся вокруг него оков, но тщетно. Творящий заклятие с легкостью справился с бесполезной прытью - Кирта швырнуло на спину и понесло по грязному полу, затем его тело подбросили в воздух и с силой брякнули прямо на один из столов. Вверх взмыли еще недавно заполненные различной вкуснятиной тарелки. Сгустившиеся вокруг ученики неприятно засмеялись.
   Такого позора Киртлан еще не испытывал. Он-то состряпал всего лишь безобидный детский фокус, а против него применили настоящее боевое заклятие, сковывающее все тело. Пропустить такое - означает оказаться под полной властью врага. Такое за две секунды не сотворить и такое легко разрушается, если ты предупрежден. Но кто же думал, что на обычную шутку, может и глупую, но все-таки шутку, кто-то будет отвечать таким сложным заклинанием. На глазах выступили слезы, нет, не от боли - от обиды, от невыносимой обиды.
  -- Ну как, понравилось? - Раздался чей-то насмехающийся голос. - Мальчик разузнал пару фокусов и захотел показать всем, какой он "великий маг"?
   Кирт с трудом поднял голову, чтобы посмотреть на своего обидчика. Из расступившейся толпы старшеклассников медленно вышла стройная длинноволосая девушка. Наверное, она была очень красивая. Наверное - потому что маленький маг сейчас видел лишь лютое существо, набросившееся на него без всяких причин, и, разумеется, не мог испытывать ничего, кроме жгучей ненависти.
  -- Ну что ты молчишь? - Прищурилась девушка. - Я, кажется, разрешила тебе говорить!
   Вместо ответа, раскрасневшийся Кирт собрал крупицы оставшейся после иллюзий энергии и, застонав от напряжения, все-таки сумел воспользоваться ей - в яростных глазах маленького мага вспыхнули заярившиеся язычки злобного огня.
   Стоявшие вокруг ученики невольно отшатнулись. Кто-то даже взвизгнул от неожиданности.
  -- Как же ты смешен. - Обидчица Кирта захихикала, причем очень обидно захихикала. - Знаешь, мне даже стало тебя немного жалко... Да, конечно, ты еще и жалок. Я прощаю тебя.
   Девушка вальяжно махнула рукой, сбросив свои чары, и спокойно продолжила разговаривать со своими друзьями, как будто бы ничего и не случилось. Остальные ученики громко зашептались и начали потихоньку расходиться.
  -- Вставай, Кирт, - подал руку подоспевший Рифи, - пойдем отсюда.
  -- Куда это мы пойдем?! - Покрывшийся потом маленький маг резко вскочил на ноги, оттолкнув друга. - Я еще здесь не закончил!.. Слышишь, ты, шваль бестолковая! Кажется, я с тобой разговариваю, нет?!
   Побледневшая девушка резко развернулась к Кирту. На красивое лицо неаккуратно упал локон длинных тонких волос. Задрожавшие губы сузились в тонкую изящную полоску.
  -- Если ты, уродина, - продолжал маленький маг, - в свои шестнадцать лет только и научилась, что обижать беззащитных детей, то держи, пожалуйста, свою бездарную силу при себе! И запомни, судить других только потому, что ты, якобы, сильней - это, на самом деле, не от большого ума! Уяснила?!
   По столовой разнесся тревожный гул детских голосов.
   Девушка быстрыми шагами подошла вплотную к маленькому магу и взяла его за шиворот дрожащими от злости руками.
  -- Что дальше? - Кирт поднял голову и нагло посмотрел в глаза своей обидчицы. - Хочется ударить?.. Ударь. Если тебе станет легче, то ударь.
  -- Сегодня. - Прошептала сквозь зубы девушка, наклонившись к Кирту так, что ее длинные волосы упали ему на лицо. Суженные глаза сверкнули холодной яростью. - Сегодня ночью, в парке.
   Неожиданно отпущенный маленький маг невольно рухнул на пятую точку. Девушка резко развернулась и выбежала из столовой. Остальные ученики еще несколько секунд молча стояли на месте, бросая на Кирта тревожные взгляды, но, к счастью, в зале наконец-то появился кто-то из учителей, и буквально через мгновение столовая уже жила своей обычной жизнью...
  -- Это надо же так?! - Тихо возмутился Рифи. - Первый день в школе и сразу же конец!
  -- Конец? Почему? - Кирт поднялся с пола и начал неуклюже отряхиваться. - Меня что теперь, из школы выгонят? Но за что?
  -- Какая школа к Зубастому! - Закричал шепотом Рифи. - Тебе конец!.. Она же тебя грохнет, сегодня же и грохнет!
  -- Сегодня?.. Но...
  -- Идиот! Ты что не слышал?! - Рифи замахал руками. - Тебя же на дуэль вызвали!.. Все, пиши письма!
  -- Мм-м, а я-то думаю, чего она хочет? - Кирт смешно сдвинул брови. - Знаешь, я прям даже испугался: ночью, в парке, с девушкой...
  -- Дурак! - Рифи по-дружески отвесил улыбнувшемуся другу подзатыльник. - Я тебе серьезные вещи говорю, а ты!.. Это же Айт, Файна Айт! Лучший маг школы... Поговаривают, что даже некоторые учителя спасуют перед ее мощью.
  -- Лучший маг? - Улыбка на лице Кирта быстро растворилась. - То есть, полагаю, надо ждать настоящего магического боя... Хм-м, пожалуй, это действительно серьезная проблема.
  -- Да что ты говоришь! - Чуть ни вскрикнул Рифи.
  -- Пойдем. - Маленький маг подтолкнул его к ближайшему выходу. - Мне надоело, что на меня косятся. Надо поговорить.
  -- Хватит толкаться! Нам не сюда.
  -- О боги! Я и забыл!.. Веди.
   До комнаты дошли молча. Рифи почему-то вел себя, как последний бирюк, а Киртли тем более не знал, что сказать. Да и что там скажешь, когда на тебя смотрят, словно на ходячего зомби.
  -- Ну что делать-то будем? - Начал Рифи, убедившись, что "под дверью" никого нет.
  -- Ну как что. - Пожал плечами маленький маг. - Надо идти. Надеюсь, ты будешь моим секундантом?
  -- Разумеется, - скривил губы Рифи, - убрать твой труп будет совсем не сложно.
  -- Да ладно, кончай уже! - Возмутился Кирт. - Прям вот возьмут и убьют меня посреди бела дня!... А как же учителя, скажи мне на милость?!
  -- Ну во-первых, посреди черной ночи...
  -- Ой, ну ладно!
  -- ...а во-вторых, учителя останутся в неведение. По школьным правилам, любой, кто узнает о чем-то, вроде дуэли, должен немедленно сообщить об этом директору, в противном случае, то есть если ученик знал, но сразу не сказал, он немедленно исключается из школы.
  -- Что за бред! - Кирт плюхнулся на кровать и заложил руки за голову. - Почему тогда сейчас никто ничего не сказал?
  -- Ну ты даешь!... Да кому это надо?! Так же интересней.
  -- В каком смысле интересней? - Кирт немного приподнялся, и посмотрел на друга пронизывающим до костей слегка подрагивающим взглядом. - Так вот значит что... Один ребенок убивает другого, а вам интересно, ну-ну...
   Рифи, ничего не сказав, опустил глаза.
  -- И ты такой же? - Продолжил Кирт чуть сдавленным голосом. - Я считал тебя другим, а ты... ты точно такой же, такой же, как они все...
  -- Как кто они?! - Не выдержал Рифи.
  -- Как взрослые! - Резко бросил Кирт, наконец-то оторвав свой тяжелый взгляд от друга. - Вам интересно!... Ударить слабого - да, это по нам! Вперед, в бой! Доблесть, честь, отвага - о, да, это наше! Хотим, хотим! Убить, изувечить, разрушить - кончено, любимое! Обязательно! Хотим!.. А может попытаться что-нибудь создать, кому-нибудь помочь? Может попробовать спасти чью-то жизнь, зажечь в себе творческий огонь, отдаться искусству - нет! Нет! Нет! Ты что?! Это нам совсем-совсем неинтересно! Неинтересно!...
  -- Перестань. - Тихо попросил побледневший Рифлс. - Не надо.
  -- Не надо?! - Не унимался Кирт. - А как же я, Рифи? Что теперь со мной?..... Я не могу! Ее мощь! Я не выдержу! Помоги мне, останови ее!.. Давай, давай, Кирт! Задай ей жару!... Но я не могу, я.... она... как больно... Она попала в тебя, попала! Ты пропустил удар! Да как ты мог?!... Кажется она убила меня, Рифи... убила... это кровь, мне холодно... спаси, подай мне руку, помоги, Зубастый тебя разорви! Помоги!... Нет, Кирт, я не буду тебе помогать. Это же совсем неинтересно... Посмотри, мои руки меня не слушаются, они трясутся! Тебе интересно это?!... Да, Кирт! И еще, как ты истекаешь кровью, корчаясь от боли! И как ты подыхаешь!
  -- Замолчи! Псих! - Рифи заорал так, что задрожали стены. - Ты ненормальный! Тебе об этом говорили?!
   Маленький маг резко откинулся назад и нахлобучил себе на голову подушку.
  -- Если хочешь знать, - продолжил кипятиться Рифи, - мне совсем не нравится, когда дети убивают себе подобных! И если ты думаешь, что всем тем ребятам, что сейчас были в столовой, доставляет огромное удовольствие, как ты выразился, война, разруха и смерть, то мне тебя искренне жаль, потому что, как тогда можно жить дальше?!
   Тело Кирта как-то странно задрожало.
  -- Эй, у тебя что конвульсии?! Вот ненормальный!
   Рифи подбежал к кровати друга, с силой вырвал закрывающую лицо подушку из слабых рук и швырнул ее в сторону. Взору его предстал раскрасневшийся Кирт с зажмуренными от слез глазами и задыхающимся от безмолвного хохота раскрытым ртом.
  -- Дурак! - Рифи, не жалея сил, двинул маленького мага в плечо. - Ну и шуточки у тебя!.. В следующий раз уже по морде у меня схлопочешь!
   Ничего не ответив, Киртли закатился заливным детским смехом.
  -- Очень смешно, поздравляю. - Надувшийся Рифи сел на подоконник и тупо уставился в окно...
  -- Чего... чего вы все такие нервные, а? - Процедил сквозь смех Кирт через несколько секунд.
  -- Кто это все?! - Возмутился Рифи, не поворачивая голову.
  -- Ну ты, девчонка эта - Файна, или как там ее?... Разве я говорил что-то обидное? Не понимаю!.. По-моему, там даже мата не было.
  -- Какого еще мата?! - Не выдержал Рифи, снова сорвавшись на крик. - Посмотрел бы я на тебя после такого оскорбления! Небось еще не так бы обиделся!
  -- Чего? - Кирт вскочил с кровати и уставился на друга выпученными от несправедливости глазами. - Что ты вообще обо мне знаешь?!.. Да всю мою жизнь, а особенно последние три года на меня такая брань лилась, что птицы с веток падали! А я и то не расстраивался... Нет, ну надо же, какие мы все тонкие натуры! Обиделись они, видите ли.
  -- Да я что, - виновато произнес Рифи, - я не обижаюсь, просто...
  -- Что просто?
  -- Просто Файна... Я ведь ее знаю, мы раньше жили в одном городе на одной и той же улице.
  -- И чего? - Кирт подошел к окну и сел на подоконник рядом с другом.
  -- Я тогда маленький был. - Глаза Рифи неожиданно наполнились тяжелой грустью. - Помню только, как наши с ней родители ходили на какие-то тайные встречи и говорили о странных и непонятных вещах, а мы с Фай играли... хотя играли, это конечно громко сказано, она всегда смеялась надо мной, говорила, что я глупый и ничего не смыслю в...
  -- В чем?
  -- Не знаю. - Рифи глубоко вздохнул. - Только один раз на такую вот сходку ворвались какие-то люди в одинаковой одежде и именем великого властителя Нильфуса и мастера Кограда приказали следовать за ними... Родители Файны попытались оказать сопротивление и были убиты на месте, а моих маму и папу заковали в цепи и увели. С тех пор я их не видел...
   Почти целую минуту они сидели молча.
  -- Файна теперь ненавидит Великих. - Едва слышно вдруг сказал Рифи.
  -- Чего?! - Кирт чуть не подпрыгнул от неожиданности.
  -- Нет... ну в смысле... - Занервничал Рифи. - Об этом конечно никто не знает. Не говори, пожалуйста, никому, хорошо, Кирт, хорошо?... Я знаю, она не права, мы все обязаны Великим своим существованием и должны...
  -- Помолчи, Риф. - Слегка улыбнувшись, Киртли закрыл другу рот рукой. - Когда ты начинаешь мелить подобную чушь, мне хочется тебе врезать... Не умрет сегодня никто, успокойся. По крайней мере, я не буду ее убивать, так только, проучу немного... А она? Она не сможет, даже если захочет - думаю силенки пока не те.
  -- И все-таки, ты псих, дружище! - Не выдержал Рифи.
  -- Он самый. - Рассмеялся маленький маг...
  
   До вечера решили из комнаты не выходить. Придерживаться этому решению, в общем-то, было бы весьма просто, дабы не проникший во все уголки замка аромат ужина. И если Рифи еще кое-как держался, то привыкший поедать горы фруктов тогда, когда ему это вздумается, Кирт чуть не захлебнулся собственной слюной. А когда стало совсем невмоготу, маленький маг между делом раскрыл окошко, якобы подышать свежим воздухом, дождался, пока Рифи отвернется и виртуозным выстрелом тонкого сгустка энергии укокошил пролетающую рядом жирненькую утку. Несчастная птица была тут же ощипана, распотрошена, поджарена на магическом огне и разорвана пополам. Рифи был в таком глубоком шоке, что целый час не мог говорить... жевать, правда, он мог.
   Вообще, маленький маг волновался гораздо меньше, нежели его друг. Рифи-то буквально трясло от волнения. Он все время ходил по комнате взад-вперед, постоянно что-то говорил, указывая, как себя надо вести в той или иной паническо-критической ситуации и беспрерывно плюхался на кровать, чтобы через пару секунд вновь вскочить, озвучив очередную глупую идею выживания в пекле магической атаки. А вот Кирт, как раз, сиганул на мягкую перину всего один раз, да и то с тем, чтобы хорошенечко вздремнуть. Стальные канаты, по словам друга заменяющие ему нервы, не выдержали лишь перед самым выходом - все-таки сколь великим и ужасным повелителем вселенной маленький маг ни был, а сражаться на дуэли с опытным чародеем ему еще не доводилось.
   Покинуть школу решили через окно, так что сонная кучка уже давно притаившихся возле их двери любопытных детишек избежала злой участи вваливания в неожиданно открывшийся проем и богатой жестами речи Рифи, проводящей различные параллели между ними и еще кое-какими нехорошими зверюшками...
  -- Что дальше? - Спросил Киртли, всматриваясь в безлюдный сумрак парка.
  -- Сейчас, подожди минутку. Надо еще позвать наших наблюдающих. - Рифи сложил губы трубочкой и тихонько свистнул, изображая ночную птицу. Соловей из него, честно говоря, вышел неважный, но все же это было лучше, чем детский крик посреди ночи.
  -- Какие еще наблюдающие? - Все-таки задал Кирт через пару секунд напрашивающийся вопрос.
  -- Как это какие? - Удивился Рифи. - Ты что, ни разу не читал о настоящих дуэлях?... Помимо сражающихся и секундантов, там еще должны быть наблюдающие - по двое с каждой стороны.
  -- И что они будут делать?
  -- Понятия не имею. - Рифи улыбнулся нервной улыбкой, кою он уже сегодня устал демонстрировать. - Об этом книги умалчивают... Наверное, наблюдать - зрители, в общем.
  -- Ясно. И где они?
  -- По идеи, в кустах. - Рифи приложил ладоши ко рту. - Парни, ну где вы там?! Хорош прятаться, выходите!
  -- Тихо ты. - По инерции пригнулся Кирт. - Чего так орешь?
  -- Да забудь, все учителя уже давно спят.
   Находящиеся метрах в пятидесяти особо густые кусты интенсивно зашуршали и из темноты выскользнули две детские фигуры, судя по всему, какие-нибудь лучшие друзья Рифи.
  -- Надеюсь, они умеют держать язык за зубами. - Устало обронил Кирт.
  -- Немы, как рыбы. - Улыбнулся Рифлс. - Этакие щучки.
  -- Сам ты щучка, Риф! - Буркнул один из подбежавших мальчишек. - Хватит умника из себя строить.
  -- А я и не строю. Я есть он, он есть я и наоборот.
  -- Чего! Да ты...
  -- Вы так и будете продолжать орать на весь парк, идиоты?! - Из темноты появился непосредственный виновник, обещающей стать кровавой склоки, то бишь опозоренный сегодня Киртом старшеклассник. - Давно не попадались в коварные лапы ночных ищеек?
  -- Каких еще ищеек? - Лицо Рифи мгновенно вспыхнуло злостью.
  -- Магистры Эдальго и Марк. - Отрезал старшеклассник. - А теперь, тихо и следуйте за мной.
   Рифи беззвучно передразнил последнюю фразу, но послушно потрусил за исчезнувшей во мраке высокой фигурой.
   Двигались ровным беззвучным строем, словно отряд великих шпионов. Рядом красиво проплывали аккуратные, и от того еще более таинственные, силуэты кустов, небольших деревец и различных теней неизвестного, но слегка пугающего, происхождения. Разноцветные лучи круглых фонарей красиво пересекались в легком тумане, опустившемся сегодня ночью на парк. Романтика царила просто потрясающая, правда, проведший половину своей сознательной жизни в лесу, Кирт не без улыбки для себя заметил, что, видно, не каждый день идущие по делам в ночные джунгли и натыкающиеся на сонного (но ужасно шумного) орангутанга, остальные ребята, а особенно тринадцатилетние их представители, открыли рты нараспашку и буквально тряслись от страха.
   Наконец старшеклассник встал. Они оказались на небольшой поляне с довольно высоким холмом посередине и окруженной густым кустарником.
  -- Ждите здесь. - Бросил старшеклассник и быстро скрылся за пригорком.
   Кирт еще раз осмотрелся. Идеальное место для дуэлей - если уж умирать, то только при таком уюте. К тому же, и освещение подобающее - прямо на вершине холма сиял одинокий бледно-желтый фонарь, достаточно яркий, для того, чтобы видеть врага, но и не такой, чтобы напрочь убивать всю таинственность ночной схватки.
  -- Хорошее место. - Словно угадал его мысли Рифи. - Жалко только очень далеко. Если тебя сильно ранят, можешь до замка не дотянуть.
  -- Не ранят. - Прагматично усмехнулся Кирт.
  -- Надеюсь. - Вздохнул Рифи. - Быстрая смерть всегда приятней.
   Маленький маг закатил сверкнувшие отблеском фонаря глаза.
  -- Секунданты в сторону! - Крикнула неизвестно когда успевшая появится на холме Файна. - А ты, стой, где стоишь!
  -- Отойдите, ребята, - шепнул Кирт, - мне ничего не грозит, а вот вас может зацепить.
   На этот раз, решив не указывать на безумие друга, Рифи покорно отошел на несколько метров, поближе к кустам. Наблюдающие встали рядом с ним.
   Маленький маг, слегка прищурившись, бросил на свою противницу изучающий взгляд - девушка даже не соизволила переодеться в удобные для схваток штаны, так и оставшись в школьной юбке, видимо посчитав, что бой будет легким и быстрым. Впрочем, Кирт и сам был в форме, разве что пиджак и бабочку снял, выставив на показ белоснежную небрежно заправленную рубашку с расстегнутым воротником.
   Секундант и наблюдающие Файны встали по бокам холма.
  -- Ты готов?! - Злобно бросила девушка.
   Кирт выдержал небольшую паузу.
  -- Прежде, чем начать, - спокойно произнес он, - я хочу попросить всех присутствующих не разглашать то, чему они станут свидетелями... Ни друзьям, ни подругам, ни лучшим, ни худшим, ясно?
   Маленький маг обвел собравшихся суровым взглядом.
  -- Мальчик научился делать фаирбол и боится, что у него будут списывать на контрольных собственные друзья. - Дерзко констатировала Файна. - Да за кого ты нас принимаешь?!
  -- Мы немы, как щучки. - Обижено произнес Рифи. Наблюдающие зашатали головами.
  -- В таком случае, я готов. - Киртли провел рукой по волосам. - Можешь начинать.
  -- Умри! - Файна смешно закрутила руками, изображая какие-то фигуры. Видимо, в бой должно было пойти что-то сверх убийственное.
   Кирту даже стало немного жалко девушку. Пыхтит себе, старается, лапками машет...
   Нет, это не был удар, так, жалкое подобие - в воздухе всего лишь появился какой-то колючий серый шар, который оскорбительно медленно направился к своей жертве. Маленький маг был искренне поражен - это надо же, столько руками размахивать, а в результате какое-то уродство. Нет, магия Хранителей намного красивее, там всегда что-нибудь светится, мерцает, вспыхивает, каждое второе заклятие сопровождается горящими руками колдующего...
   Кирт небрежно хлопнул в ладоши, отправив навстречу колючке слегка светящуюся голубым прозрачную полусферу. Такое до безобразия простое заклятие обычно применялось против назойливых москит, да и то редко, когда спасало. Но что такое жалкий серый ежик по сравнению с миллионами лет эволюции совершеннейших насекомых?
   Колючий шар заклубился черным дымом и почти полностью остановился. Киртли повторил процедуру. Шар взорвался.
  -- Если это все, на что ты способна, - подавил зевок Кирт, - то я пошел отсюда. Мне становится скучно.
  -- Стоять! - Взбешенная Файна снова быстро закрутила руками, и в сторону маленького мага выстрелило сразу несколько горящих огнем хлыстов.
   Надо отдать должное, это заклятие было куда как более впечатляющим, да и по мощи чуточку сильней предыдущего. Кирту даже пришлось накинуть на себя настоящую защитную оболочку, которую он, впрочем, сразу же и снял - пускай еще проиграется.
   Но Файна не играла, она билась насмерть. В сторону маленького мага одно за другим полетели различные заклятия из ее, как считалось, богатейшего арсенала, и все они были отбиты с такой пугающей легкостью, с такой вялой небрежностью... одним единственным хлопком. Годы упорного учения и тренировок - и одно и то же защитное заклятие, простое, но какое быстрое! Один единственный хлопок!
   От бессилия Файна рухнула на одно колено и тяжело задышала. Красивые волосы некрасиво спутались. На до селе отражающем только злость лице наконец появилось горькое удивление.
   Воспользовавшись паузой, довольный Кирт оценил окружающую обстановку - таких широко открытых ртов, как у всех, без исключения, секундантов и наблюдающих он еще не видел.
  -- Сдавайся, девочка. - С некоторой издевкой произнес он. - Ничего у тебя не выйдет. Сдавайся.
  -- Нет! - Глаза Файна вспыхнули яростью. - Нет! Нет! Ты умрешь!
   Девушка резко бросилась на Кирта. Из изящных ладоней, сложенных в кулачки выдвинулись два магических шипа.
   Маленький маг в очередной раз хлопнул в ладоши, однако ожидавшая этого Файна резанула своей смертоносной рукой воздух, разрубив голубую полусферу надвое. Кирт повторил движение. Файна снова чиркнула рукой, но на этот раз удар оказался немного смазанным и, хотя оболочка все же была рассечена, одна ее половинка больно ударила по телу. Девушка вскрикнула, но останавливаться не собиралась. Расстояние угрожающе сокращалось, до Кирта оставалось уже какие-нибудь пять метров, а Файна все бежала и бежала. Положение обещало стать критическим, но так казалось только со стороны...
   Маленький маг быстро захлопал в ладоши. Нет, это уже были не вальяжные и унылые хлопки, это была настоящая овация. За одну секунду в воздухе появилось сразу с десяток светящихся полусфер. С первой Файна справилась легко, вторая хлестанула ее по лицу, третья сломала оба щипа на руках и ударила по подкашивающим ногам, остальные же беспрепятственно врезались в беззащитное тело. Девушка закричала и рухнула на колени, проехав еще пару метров по влажной траве.
  -- Бесполезно. - Прошептал Кирт, наклонившись вплотную к сопернице. - Я кастую с ладоней... Тебе никогда не победить.
   Файна тяжело подняла голову, в упор уставившись на Кирта своими горящими ненавистью глазами. Нет, такие не уступают!
  -- Ты проиграла, сдавайся. - Все-таки решил попробовать маленький маг.
  -- Никогда! - Прошипела девушка.
  -- В таком случае, я вынужден атаковать!
   Кирт сложил ладони вместе и резко дернул руками вверх. Земля под ногами Файны взорвалась грязными брызгами сырой земли. Девушку подбросило на пару метров и с силой откинуло назад. Это было первое за сегодня действительно стоящее заклятие, и впервые маленький маг обошелся без детских хлопков.
   Вообще, обычно после такого не встают, но пологий холм и мягкая трава значительно смягчили удар, так что всего через секунду взъерошенная девчонка снова была на ногах и уже делала какие-то пасы измазанными грязью руками.
  -- Не сметь! - Кирт выставил вперед кулак и щелкнул пальцами. Уже почти готовый ринуться в бой, созданный Файной огненный шар взорвался прямо у нее в руках, осыпав землю яркими искрами.
   Даже это ее не остановило!... Похоже, пора сворачивать эту фикцию, иначе девочка просто убьет сама себя.
   Киртли сосредоточился. Из выставленных вперед и чуть опущенных рук на встречу врагу пополз ядовито-розовый туман.
  -- Смотри, что он делает! - Не выдержал секундант Файны. - Нет! Надо прекратить это избиение!
  -- Не бойся! - Девушка истерически улыбнулась. - Вся его энергии исчезнет в первые же две секунды. И вот тогда-то я и посмеюсь.
   Да, действительно, такие заклинания обычно требуют колоссального количества энергии. Сама Файна сегодня днем в столовой воспользовалось чем-то подобным, когда маленький маг вытирал спиной столы. Единственная разница заключалась в том, что уже начинавший окутывать девушку розовый дым был в сотни раз мощней.
   Файна поняла, что она ошиблась, когда для нее было все кончено. Ее тело беспомощно висело в туманном сгустке, отказываясь выполнять хоть какие-то команды.
  -- Ну что же ты не смеешься? - Прищурился Киртли.
  -- Не надо. - Вдруг неожиданно жалобно простонала Файна. На глазах появились крупные слезы.
   Дуреха. Неужели она не понимает, что я никогда никого не убью... Никогда!
   Сегодня за обедом тело маленького мага всего лишь было парализовано, сейчас же Кирт получил полный контроль над организмом соперницы. Он мог приказывать. Он мог заставить прыгать девушку на одной ноге и лаять, как собачка, мог принудить сплясать какой-нибудь смешной танец... ну и другие ужаснейшие вещи, о которых даже страшно подумать.
  -- Надеюсь, теперь все согласны, что я выиграл дуэль? - Вместо этого спокойно спросил Кирт.
  -- Согласны! Согласны! - Закричали друзья Файны. Сама девушка быстро замахала головой.
  -- В таком случае, я волен удалиться. - Маленький маг отпустил чары, бережно положив вражеское тело на траву, развернулся и быстрым шагом направился в замок... Эх, спать хотелось, если честно, ужасно.
   Видимо, прибывающие в глубочайшем шоке Рифи с друзьями даже не последовали за Киртом, так и оставшись стоять, где стояли...
   Отсутствие приятелей было, в общем-то, на руку - расспросов бы сейчас маленький маг просто не выдержал. Правда вот, старая добрая задача по поиску оптимального пути до заветной кровати снова выдвинула себя для немедленного решения.
   Кирт потратил целые десять минут только на то, чтобы добраться до второго этажа. Отсюда дорогу он вроде бы помнил. Надо было дойти до конца длинного широкого коридора, а там свернуть налево и вверх. Маленький маг уже почти добрел до конца, когда впереди вдруг послышались чьи-то шаги.
   Кирт замер. Бежать было некуда... Из-за угла появился какой-то растрепанный и уж больно знакомый силуэт.
  -- Ну что тебе еще надо? - Маленький маг развернулся и быстрым шагом пошел в обратную сторону.
  -- Стой. - Файна быстро догнала мальчика и поравнялась с ним. - Стой Ниоли, подожди.
  -- Отстань. - Бросил Кирт, не оборачиваясь.
  -- Постой. - Девушка положила руку ему на плечо. - Я должна знать...
   Киртлан остановился и посмотрел на недавнюю соперницу усталыми глазами.
  -- Ты мог унизить меня, но не сделал этого. Почему? - Выпалила на одном дыхании Файна.
  -- Зачем мне это нужно? - Кирт снова пошел по коридору. - Ты ведь не сделала мне ничего плохого... Ну, разве что, в столовой немножко обидела, так я там и отыгрался... К тому же, я не издеваюсь над слабыми.
  -- Но я не слабая.
  -- Не в этом дело. - Киртлан снова остановился и посмотрел на Файну глубоким взглядом, слишком глубоким для ребенка. - Ты ненавидишь Кограда с Нильфусом, а действуешь их же методами. Нельзя так, понимаешь? А особенно девчонке... У тебя даже и магия какая-то колючая.
  -- Ты знаешь?! - Файна невольно замерла на месте. - Но как... Рифи! Маленький гаденыш, вот бы язык ему вырвать!
  -- Вот видишь, опять. - Кирт укоризненно покачал головой. - Пора бы уже понять. Злом нельзя победить зло. Никогда.
  -- Но... - Не зная что возразить, Файна осеклась.
  -- Не бойся, - едва заметно улыбнулся маленький маг, - я ненавижу их так же, как ты... и даже сильней.
   Кирт медленно пошел дальше, оставив обескураженную девушку за спиной.
  -- Так кто же ты все-таки такой, Ниоли? - успела крикнуть Файна, прежде чем он завернул за угол.
  -- Друг. - Улыбнулся Кирт. - Друг...... Да и как, разорви вас всех Зубастый, мне попасть в свою комнату?!
   Ночной коридор наполнился тихим детским смехом.
  

Глава 5.

   Старик медленно наклонился и подобрал один из влажных земляных комьев свежей пахати.
  -- Ну что говорит нынче земля кормилица? - Спросила его подошедшая старушка.
  -- Говорит, урожайным год будет. - Ком в руках старика развалился от малейшего движения иссохших, но еще крепких пальцев. - Вот только не земля матушка теперь кормилица наша, а молодец с небес.
  -- Ой добрый молодец, ой ладный! - Широко улыбнувшись старушка посмотрела на легко управляющегося с плугом Нэйта. - Вот счастье-то под старость.
  -- Смекалистый мужик, казистый, работу любит. - Прищурившись, старик провел рукой по длинным усам. - Такой бы целую ораву прокормил с детишками, да родней приезжей, а уж нас-то с тобой, бабка... а нам чего, не уж-то сеновалу жалко, да картошку с молоком... Ты посмотри, как трудиться! Не устал еще, Тешка?
  -- Зря ты, дед, ему такое имя дал, простое больно.
  -- Да мне все равно. - Весело ответил Нэйт. - Пусть бы и Тешка... А устать - не устал. Люблю я с плугом возиться. Мне кажется, я пахарем и был. Вот, бывает, смотрю, как сталь входит в мягкую плоть земную, так мерещится, будто и не в первой вовсе... Эх, мне бы голову встряхнуть, глядишь, еще какими-то ремеслами овладел бы.
  -- Не переживай, Тешка, - старик махнул рукой, - послали же за магом уж с три дня. Дороги, правда, ныне никакие, но через десять дней, глядишь, да будет. Мне ведали, что ему уже приходилось врачевать душевные болезни, да память возвращать.
  -- Уж побыстрей бы, а то вдруг я был не пахарем, а косарем. Уж больно мне с косою острою возиться тянет иногда.
  

-=-

   Джимми нервно ходил по душной раздевалке, ожидая ушедшего узнавать правила Бонхо. Остальные ребята вели себя намного спокойней, но все равно, даже на их закаленных не одним сражением лицах отражалось явное предматчевое напряжение. За неполные сутки юный император толком не успел узнать ни одного из своих нынешних коллег, но одно он понял четко - здесь принято доверять друг другу, и если в чудную голову Эйвуса взбрела дурацкая мысль привести в команду неумелого сопляка, значит так надо. Вопросы тут задавать не любили.
   Наконец дверь приоткрылась и в раздевалку зашел капитан. По лицу его явно нельзя было сказать, что он чем-то расстроен.
  -- Расслабьтесь, команда, - Начал Бонхо без предисловий. - Более легких правил для нас я себе и представить не мог... Побеждает тот, кто первый уронит всех Бегущих соперника. Упавший единожды должен покинуть поле.
   По комнате пронеслись довольные вздохи облегчения, кто-то радостно хлопнул в ладоши.
  -- Обсуждать стратегию будем? - Лукаво улыбнулся Бонхо.
   Ребята дружно захохотали.
  -- Вот и отлично, тогда одеваемся! - Капитан уже хотел уходить, но случайно встретился взглядами с юным императором. - У тебя есть какие-то вопросы?
  -- Да. - Немного смущенно, но в то же время дерзко ответил Джимми. - Что значит уронить Бегущих? И во что одеваться?
  -- Ах, да, конечно. - Бонхо схватился за голову. - Совсем забыл сказать, твоя форма в шкафчике... да, и напомни потом, надо еще с тобой уладить кое-какие формальности.
  -- Спасибо. - Джимми осторожно открыл дверцу висящего над ним металлического шкафа. - А что на счет первого вопроса?
  -- Первого? - Бонхо напряженно сдвинул брови. - Честно говоря, я его не понял, Джимми, повтори еще раз.
  -- Что значит уронить Бегущих? - Старательно произнес юный император.
  -- Хм... Что-то ты не договариваешь, парень... Ну уронить, свалить, уложить на лопатки, треснуть головой о землю, шмякнуть с высоты...
  -- Секундочку! - Джимми расширил глаза. - Ты хочешь сказать, что противнику надо будет уложить на лопатки нашего Бон-Бона? Нашего милого десятитонного носорожка?!
  -- Именно так. - Усмехнулся Бонхо. - Причем не только его, но и Шошо с Лювертом - наших милых, как ты выражаешься, кабанчика и львенка.
  -- Тогда ты точно прав! - Выдохнул Джимми. - Более легких правил я в жизни не видел!
  -- Слабая сторона нашей команды - нехватка опыта и тактической подготовки. - Подытожил капитан. - Слишком уж новичков много. Зато сильная...
  -- Это наша физическая сила. - Закончил за него довольный собой Джимми.
  -- Конечно же ловкость. - Бонхо выглядел крайне разочарованным. - Причем тут сила?... Да вся наша физическая мощь перешибается одним единственным плевком!
  -- Это Бон-Бон перешибается плевком?! - Джимми аж побелел, наконец поняв, что у врага скорее всего водятся такие же Бон-Бончики, а то еще и покрупнее, причем раз этак в пять.
  -- Ни в коем случае! - Встрял в их разговор кто-то из команды. - Бон-Бон - исключение, он наш лучший игрок... Ну и капитан конечно.
  -- Ну-ну. - Бонхо широко улыбнулся. - Ладно, одевайтесь, не буду мешать.
   Джимми достал из шкафчика аккуратно сложенную форму и неторопливо в нее облачился. Ну что здесь можно было сказать?! У доселе, так сказать, обеспечивающего их одеждой Мэлора, конечно, был вкус, но что такое "облезлая пародия на ангела" в сравнении с тридцатью тысячами лет непрерывного дизайна. Форма выглядела просто обалденно! Вроде бы и ничего особенного в ней не было: обычная белая футболка из приятной телу плотной ткани, (по бокам, правда, она была порвана и заново сшита черной кожаной тесьмой), огромный левый наплечник из темной с золотыми вставками плотной кожи, черные брюки с блестящими пластиковыми щитками и, конечно же, большой защитный круг на груди, состоящий из нескольких слоев плотного, но эластичного материала, черная каемка, снежно-белый центр и великолепная объемистая гравюра - взмывающая ввысь золотая ласточка. Еще была целая куча всяких мелких элементов, вроде длинных напульсников с золотистыми шипами, перчаток без пальцев, кожаных ремней, на которых все это держится и прочих декоративных безделушек.
  -- Нравится? - Поинтересовался сидящий рядом с Джимми крепыш, подавив улыбку.
  -- Глупый вопрос. Еще бы! - Юный император снова посмотрел на себя. - Не пойму правда, почему белая... Маркая же.
  -- Да ты что! Белый - самый грамотный цвет... Понимаешь, когда кого-то из нас хорошенько чем-нибудь саданут, его хлынувшая кровь будет очень здорово выделяться на белом фоне, а это как раз то, что нужно! Известный факт - при виде крови все психи заметно активизируются, их реакция увеличивается, рефлексы начинают лучше работать, появляется потребность к виду новых порций сей алой жидкости, причем желательно у врага, ну и в таком духе... А ведь только настоящий псих может опуститься до такого безумия, как участие в Диком турнире.
  -- Звучит логично. - Кое-как выдавил Джимми, чтоб не обидеть своего коллегу. - Вот только кто потом будет все это стирать?
  -- Ну уж точно, не мы. - Улыбнулся крепыш.
   Раздевалка взорвалась грубым хохотом. Покрасневший Джимми смеялся громче всех (почти также громко, как в тот раз, когда Нэйт впервые (пока еще в спокойных тонах) предложил ему постирать свою императорскую одежду)...
   Через полчаса в раздевалку заглянула довольная голова Эйвуса и предложила последовать своим подопечным на выход. Джимми, правда, маг пока что попросил остаться, дабы уладить те самые организационные моменты, о которых говорил Бонхо. Через три минуты в комнату пожаловали эти самые моменты, в виде смешного мужичка в красной шапочке с палитрой и мольбертом в руках. Затем, Джимми попросили сделать как можно более пафосное выражения лица (это юный император умел) и начали рисовать. Через пятнадцать секунд портрет был готов...
  -- Нравится? - Заботливо поинтересовался Эйвус.
  -- Угу. - Джимми печально отвел глаза от красочного полотна. - Это у вас специально такая моральная поддержка перед матчем?
   Эйвус вопросительно поднял брови.
  -- Ну специально унизили, ткнули мордой в грязь? - Джимми сжал губы. - Человек впервые выходит на арену, волнуется, переживает, надеется, а здесь раз - ты дерьмо!
  -- Не понимаю тебя. - Немного обидчивым голосом ответил Эйвус. - По-моему, нормальный портрет.
  -- Нормальный?! - Джимми театрально вскинул руки вверх. - Да я кручу мечом десять убогих восьмерок в секунду и считаю себя кудесником, а тут приходит человек и за это же время... ну почти за это же... при помощи какой-то пушистой на конце палочки рисует мою точную копию! Какой же я после этого кудесник?!... Вот - кудесник!
  -- Да о чем вы, маэстро? - Художник застенчиво улыбнулся. - Это же дешевка, намалеванная за несколько секунд. Она всего лишь отображает вашу внешность. В настоящей же работе должно быть видно, какие мысли сейчас несутся в голове "натуры", о чем она думает, за что переживает.
   Джимми еще раз взглянул на свой портрет - сказать, что надменная, слегка улыбнувшаяся харя имеет планы без напряга выиграть Дикий турнир, а потом отлупить Нехорошую Парочку, язык, конечно, не поворачивался. Картина действительно была ширпотребом.
  -- Хотя и это будет бездарщиной. - Добавил художник. - Настоящие кудесники рисуют одно полотно всю жизнь, в результате, радуя нас несчастных божественным сочетанием двух-трех перетекающих друг в друга цветов и парочкой абстрактных линий в центре... Такие картины ничего не стоят, если посередине не проходит давнишний шрам от разрыва, один край не сожжен дотла, и цвета не размазаны от длительного пребывания в подоконной луже, к тому же, творец сего чуда должен быть мертв уже несколько столетий...
   Художник поймал на себе взгляд Эйвуса и поспешил удалиться.
  -- Эту картинку уменьшат, размножат на специальных станках в много миллиардном тираже и продадут всю эту макулатуру твоим фанатикам. - Прагматично закончил художественные дебаты владелец Ласточек. - А теперь, господин кудесник, прошу на выход...
  
   Они шли по длинному темному туннелю, в конце которого (как это водится) виднелся яркий солнечный свет. Первыми важно ступали три исполины Бегущих, каждым своим шагом отбрасывая от мрачных каменных стен гулкое эхо. Оказалось, что представители зубастой фауны в среде коллег Джимми были всего лишь тупыми животными, которые совершенно не знали правил матча. И хотя все в команде поговаривали о том, что Бон-Бон вполне смышлен и даже понимает человеческую речь, на его загривок, как и на загривки Шошо с Лювертом, все-таки усадили хлипкого наездника. Сам Джимми, как новичок, шел последним, держась за могучей спиной озирающего команду Бонхо. Все тело трясло, обделенные четкой работой нервной системы ноги с трудом перебирались - неожиданно накинувшееся волнение было просто чудовищным.
   А свет все приближался...
  
   И вот первые игроки вступили в золотистые лучи солнечного света, и в лицо ударила волна многотысячного ликования. Джимми и раньше слышал этот гул, даже когда сидел в раздевалке, но только сейчас он окончательно понял его истинное происхождение. Те несколько секунд жизни показались юному императору целой вечностью - плавно, бесшумно исчезающие в ярком свете бойцы и глухой рев жаждущей зрелища толпы. Такой страшный, но такой манящий...
   Наконец Джимми сделал последний шаг, и темный унылый туннель остался в прошлом. Как будто бы невидимая мембрана, все это время удерживающая звук, вдруг резко порвалась - по ушам ударил громовой звук славы. На мгновение ошеломленный Джимми замер на месте. Казавшийся вчера маленьким и унылым, стадион превратился в настоящий океан. Да, точно, именно океан, не повизгивание толпы придворных и даже не режущий уши гам гладиаторской арены, а великий, гремящий эмоциями бушующий океан. Мандраж мгновенно исчез, испарился, как будто и не было никакого волнения. Широко улыбнувшись, Джимми зажмурился от яркого света и двинулся туда, дальше, в глубину...
  -- Ну что, нравится? - Даже здесь, в цунами ликования дружелюбный голос капитана Ласточек был слышан за несколько метров.
   Джимми ничего не ответил, только улыбнулся еще шире. Немного привыкшие к свету глаза наконец-то можно было запустить в обзорную экскурсию по бушующим трибунам - на секунду вернувший юного императора в реальность голос Бонхо вновь был затуманен сладкой нирваной лучащейся славы. Все они были одеты в цвета своих команд, они стучали в огромные барабаны и гудели в странные трубки, они размахивали флагами и запускали в воздух тысячи разноцветных бумажек, они прыгали и танцевали, словно на празднике... хотя это и был праздник. Искусный маг или обыкновенный человек, богач или каким-то чудом добывший билет нищий - на трибунах все равны, все друзья. Великий праздник жизни!
  -- ...начнем... чт... то... со связ... - В воздухе раздался пронзительный писк, среди которого различался недовольный и немного смешной человеческий голос. Казалось, кто-то говорил прямо с неба.
  -- Что это было? - Джимми закрутил головой, тщетно пытаясь увидеть невидимое.
  -- Ты о голосе? - Бонхо весело сморщился. - Не бойся, это всего лишь Койс с Фрацгейром - наши комментаторы... Их голос усиливается специальный магический прибором.
  -- ...дьявол... как эт... штука включается?!
  -- Они иногда несут такую чушь. - Виновато добавил Бонхо. - Но все так к ним привыкли, что не хотят слышать никого другого... Впрочем, не бойся, во время матча их глушат, оставляя звуковой канал этого бреда только на прайтах.
  -- Нажми вон на ту штуку. - Прозвучал другой, чуть более ворчливый голос.
  -- А все, понял... Итак, дорогие болельщики, мы начинаем свой репортаж со стадиона в Кортливунде, где встречаются... слушай, что за название такое? Как, вообще, можно называть мир такой аброй-кадаброй?
  -- Не знаю на счет названия, а вот как можно строить главный стадион мира всего на пятьдесят тысяч?
  -- Веселые ребята, да?! - Усмехнулся Бонхо.
  -- Ага. - Криво улыбнулся Джимми. - Обхохочешься.
  -- ...и вот на арене появляются несравненные Золотые Ласточки, которые должны сегодня разнести Красных Быков в мелкие щепки!
  -- Будь объективным, Койс. Ласточки в последнее время показывают какую-то вялую игру, в то время как Быки...
  -- Да кому нужны эти твои быки!
   По арене прокатился недовольный свист.
  -- Тс-с, тише ты... Мы же сегодня, как-никак, вещаем с их родного стадиона. Они хозяева.
  -- О черт! Что ж ты сразу не предупредил!
   Команда Эйвуса остановилась, неподалеку от центра поля, и дружно подняла руки, приветствуя своих поклонников. Арена взорвалась радостным воплем - эффект был такой, как будто бы каждый второй болельщик Быков на самом деле с детства болел за Ласточек, а когда родная команда вдруг неожиданно так далеко прошла, решил переживать сразу за обоих. Хотя, до небольшой кучки сгруппировавшихся на одной из трибун бело-золотых фанатов, обычным болельщикам, кончено, было далеко.
  -- Итак перейдем к составам команд...
  -- Что ты несешь, Койс?! Какие составы!... Эти игроки уже давно всем во снах снятся, уже, я думаю, как члены семьи... Вон смотри, Бессмертный Бонхо... Ты что, впервые его видишь?
  -- Капитана Ласточек я конечно знаю... и даже автограф имеется! Завидуйте, щенки, завидуйте!... А вот остальные игроки... что-то здесь не так.
  -- Уважаемые организаторы, прошу больше не наливать работающему на вас комментатору под кодовым именем Койс, во всяком случае, до начала игры... Ну что здесь не так?! Вот Бон-Бон! Вот Шошо с Лювертом! Вот звезда Быков - Кровавый Гоз! Вот... Постой-ка!
  -- Что за!
  -- Кто это, Койс?!
   Неожиданно понявший, что речь идет именно о нем, Джимми застенчиво вжал голову в плечи и попытался спрятаться за спину Бонхо.
  -- Напоминает какого-нибудь фэста... Но как он туда пробрался... Эй, парень, как ты туда попал?! Возьми для меня автограф у Бон-Бона!
  -- Чего орешь, придурок? Ты что не видишь, парень в форме Ласточек? Это игрок, это новый игрок легендарных!
  -- Вот черт!
  -- Где списки, Койс?! Где стартовые составы, чтоб тебя?!
  -- Сейчас, сейчас...
  -- Куда ты вечно все деваешь?!
  -- Вот они, вот! Держи!
  -- ...Это состав Быков, Койс... Сам знаешь, куда можешь с ним сходить! Дай мне Ласточек!
  -- Обойдешься... Итак, дорогие друзья, любители спорта, жестокости и мордобоя, а также просто зрители! В команде Золотые Ласточки заявлен новый игрок по имени... Джимми!
  -- А сейчас послушаем рекламу. Оставайтесь с нами!
   По арене разнесся недовольный гомон.
  -- ...поче..у... не преду...дили о... сенсац... вы слышите меня?....
   Воздух снова разрезало острым писком и дальше продолжил уже другой, хорошо поставленный голос:
  -- Мечи и арбалеты, доспехи и средства для похудения...
   Голос резко затих.
  -- Эта галиматья идет только на прайты, расслабься. - Подмигнул юному императору Бонхо. - Потом...
   Дальше Джимми не расслышал, потому что на поле появилась команда соперников. Арена взорвалась красными цветами, в воздух вновь взмыли мириады пестрящих черно-алым листочков и длинные лоскуты бумажных полосок, уже засыпавшие половину поля.
   Команда противника, действительно, оказалась чуть покрупней Ласточек, самый маленький игрок был на голову выше Джимми и, что самое страшное, на метр шире в плечах. К тому же, черно-красные цвета формы предавали игрокам дополнительную суровость. Все трое Бегущих были, так сказать, одной породы - исполинские быки с четырьмя громадными рогами у каждого.
   Загипнотизированный ужасным шествием врага Джимми все-таки сумел перевести свой страдальческий взгляд на Бонхо. Капитан Ласточек успокаивающе подмигнул.
  -- Чего ты моргаешь? - Нервно крикнул Джимми. - Я не моральной поддержки жду! Скажи лучше, что делать будем?!
  -- Пока не знаю. - С каким-то ненормальным спокойствием и искренностью в голосе ответил Бонхо. - Вот матч начнется, тогда и будем думать.
   Юный император позорно раскрыл рот.
  -- Помни главное, Джимми, - добавил он, улыбнувшись, - здесь нету ветеранов и новобранцев, здесь нет правил, все ново, каждый раз ново. Здесь все новички... Просто делай, что умеешь и ничего не бойся... Импровизируй!
  -- ...только что нам в руки попала сводка последних новостей города, и пока мой коллега ознакомляется с этой бумажкой, поговорим о новом игроке Ласточек. Кто такой этот загадочный Джимми? Таким вопросом сейчас задаются миллиарды поклонников турнира во всей реальности... Ну что ж, попробуем разобраться... На первый взгляд становится совершенно ясно, это всего лишь ненужный весовой балласт Ласточек, который они, скорее всего, сегодня же и скинут. Парень очень маленький, щупленький и хиленький, такой перешибается пополам первым же неловким движением. Похоже, Эйвус Майкарс не соображает, что делает...
  -- Койс! Сюда, сюда смотри... Читай!
  -- Одну минуточку, дорогие фанатики, меня просят прочитать какую-то ерунду про местные гладиаторские бои, отгремевшие вчера... так... м-мм... Боги! Так это же!...
  -- Это наш Джимми, Койс.
  -- Вы присутствуете при историческом событии, уважаемые любители спорта! Похоже, папа Эйвус приготовил для нас настоящую сенсацию!..
   Команды построились, каждая на своей половине, ожидая начала к матчу.
  -- Не пора ли сказать несколько общих фраз, Койс, матч вот-вот начнется.
  -- Да кому теперь нужен этот матч?! Все думают только о Джимми!... Как же жалко, что я ничего отсюда не вижу... Что? А, спасибо... Итак, только что мне в руки попал свежий портрет сего чуда. Чуда! Чудо!!..
  -- Он же человек, Койс, он человек!
  -- Прильните к своим магическим зеркалам, девушки всех миров! Джимми примерно шестнадцать лет, у него красивые большие глаза, черные волосы, приятный, я бы сказал, даже немного золотистый загар, на левой щеке, знаете, такая маленькая родинка, а...
  -- Внимание, до начала матча пятнадцать секунд.
  -- Угу, спасибо... Так о чем я? А, да! У него белые жемчужные зубы...
  -- Реклама!
  -- Это предложение специально для вас! Всем, кто желает омолодить свое тело, обращайтесь в Верфиловкий замок (спросить мага Зеву)! Оплата наличными, принимаются острова, страны, небольшие континенты...
   Громовой голос затих, и сразу стало как-то неожиданно тихо. Трибуны замерли, ожидая начала матча. Джимми даже показалось, что он слышит биение собственного сердца, предстартовый мандраж снова вцепился в, и без того потрепанные последними высказываниями комментаторов, дрожащие ноги. Юный император нервно переступил с одной ноги на другую, сухой песок неприятно захрустел под голыми пятками (сапог на турнире носить не полагалось, ибо по мнению большинства, хлопот от полученного удара каблуком в весок гораздо больше, нежели удовольствия от самоличного проведения такого метода спортивной борьбы). Тишину нарушил один из Бегущих вражеской команды - бык начал интенсивно рыть копытом землю. В воздух взмыли выбитые горсти белого песка.
   И тут по ушам ударил короткий пронзительный гудок. Потерявший концентрацию Джимми еще не понял, что произошло, а игроки обоих команд уже рванулись со своих мест. И в этот же миг трибуны взорвались страшным ревом! Совершенно не представляя, что делать дальше, Джимми открыл рот и тупо уставился на несущихся друг на друга монстров.
   Те игроки, что стояли ближе к центру уже столкнулись в жестокой схватке. Все происходило, как будто бы в замедленном действии, движения казались вялыми, какими-то неуклюжими, но зато сила ударов виделась просто чудовищной. Боец вражеской команды вдарил кулачищем кому-то из Ласточек так, что было видно, как на песок летят капли пота и слюней. И тут же наглый обидчик буквально исчез под сокрушительным ударом Бонхо.
   Джимми повернул голову. Прямо на него летело несколько тонн рогов, копыт и красных глаз одного из ужасных быков. По-хорошему, надо было срочно выполнять панический пируэт, дабы через две секунды не сгинуть под грохочущими ногами мерзкого животного, но юный император остался стоять, где стоял - Люверт, милый львенок, находившийся метрах в десяти, вдруг осуществил резкий прыжок, крепко заняв место наездника на загривке рогатого чучела. Сбитый жокей к своему горю зацепился ногой за повисшее стремя и, заорав что-то неразборчивое, устремился за обезумевшим от острых когтей в собственной спине быком.
   Джимми тряхнул головой, прогоняя предательское оцепенение. Сработало - несущийся со всех сторон глухой рев толпы приобрел четкость, игроки задвигались быстрее. Издав отрезвляющий крик, юный император метнулся вперед.
   Оседланный не тем, кем нужно бы, бык умудрился прыгнуть в самую гущу собственных коллег и, хорошенько приложив кого-то своим нелегким крупом, ударил голову зацепившейся помехи о чьи-то ноги. Злосчастные стремена оборвались, но двое спортсменов на сегодня могли смело прекращать свою игру, ввиду невозможности продолжения оной по причине отключения мозговой деятельности на неопределенный срок.
   На пути у Джимми вырос какой-то небритый тип со зловещей ухмылкой. Пришлось выставить вперед ногу и ударить соперника в грудь. Какого же было удивление юного императора, когда обнаглевший мужлан умудрился не только укрыться от разящего удара, но еще и схватиться за ногу, чтобы отшвырнуть ее назад вместе с телом. Взбешенный таким ходом событий Джимми сделал свой излюбленный финт, оттолкнувшись одной рукой от земли и ударив ребром другой по виску жертвы. Оглушенный тип рухнул на мягкий песок, а Джимми уже летел дальше.
   Оседланный Лювертом зверь все-таки не выдержал и плюхнулся на бок, пытаясь стряхнуть зубастого наездника. К великому сожалению, львенок не успел вовремя спрыгнуть и тоже вышел из игры. Разогнавшийся Бон-Бон пустился по кругу, пытаясь достать убегающего от него врага. Пока что не получалось - рогатый оказался на удивление быстр.
   Убрав с пути еще пару двуногих, Джимми доблестно прыгнул под копыта противника, и, запутав те оторванными стременами, выскользнул с другой стороны вроде бы начавшей падать туши. Трибуны ахнули - бык все-таки остался стоять. Но юный император даже не успел удивиться подобной "стойкости" - все это время выжидавший подходящего момента Шошо вогнал свои чудовищные кабаньи клыки под ребра опустившемуся на колени вражескому собрату. Падая, парнокопытный задел-таки Джимми своей ревущей головой, отправив того в небольшой полет. А кто-то из соперников, разумеется, не поленился встретить летящую на него "сенсацию" выставленным локтем...
   И вот тут-то Джимми стало хреново. Да, Нэйтин довольно часто (если не сказать, каждый день) проделывал вещи и пожестче, но на тренировках всегда можно было полагаться на спасительный пояс Хранителя... По телу пробежала волна боли, а вместе с ней пришла и тьма в глазах. Джимми слышал, что происходит вокруг, понимал, где находиться, но пошевелиться не мог. К счастью, добивать лежачего в повадки игроков здесь явно не входило, так что секунд через десять гнусная пелена немного отступила, и Джимми смог раскрыть глаза. Бон-Бон, видимо, так и не догнал последнего из быков, потому как поблизости с Бегущим чучелом врага его не наблюдалось, зато рядом был Бонхо - капитан Ласточек ухватился за два устремившихся на него наивных рога и немного отклонился назад. Повисший в воздухе зверь смешно задергал лапами и жалобно замычал. Бонхо выдержал положенную паузу и метнул горбатое тело через свою голову. Трибуны заверещали в диком восторге. Матч был окончен. Итог: головокружительная победа Золотых Ласточек. Ура...
   Джимми кое-как поднялся на ноги (трибуны помогли, а так бы еще несколько минут понежился) и стал лениво отряхивать песок с одежды. Голова немного кружилась, перед глазами плыло. Большинство игроков команды, в том числе и герой матча - Бонхо, направлялись к нему. Джимми почувствовал себя полным идиотом. Все ребята, кому досталось, уже давно поднялись и весело о чем-то разговаривали, а он до сих пор был чуть живой.
  -- Как ты, Джимми? - довольным и одновременно тревожным голосом поинтересовался Бонхо.
  -- Извини, капитан, - юный император почесал рукой ушибленный затылок, - я сыграл просто отвратительно.
   Подошедшие ребята громко засмеялись, все стали дружески стучать Джимми по спине и плечам.
  -- Да ты что, парень?! - Усмехнулся тот самый крепыш, что сидел рядом с ним в раздевалке. - Ты же уронил Кровавого Гоза!
  -- Разве? - неуверенно спросил Джимми. - Хотя да, кого-то я там слегка приложил... Это что, ...
  -- Ты был лучшим! - Перебил его Бонхо.
   Джимми одарил свою команду укорительным взглядом - в жалости он не нуждался!
  -- Да никакой я...
  -- ...Итак, лучшим игроком матча признан Джимми, а мы заканчиваем наш репортаж. С вами были Койс и Фрацгейр. До новых встреч... Бежим быстрее за автогра... эй, ты где?
   В раздевалке Джимми и команду уже ждал довольный Эйвус. Маг просто сиял от счастья, так что каждый игрок немедленно получил свою порцию восклицательной похвалы. Затем принялись за активное обсуждение интересных моментов - трехминутный матч с трудом уложился в получасовой веселый гамм. Когда обо всем было сказано, все похвалы озвучены, а губы устали улыбаться, Эйвус начал размахивать руками, исполняя какой-то странный танец. Джимми очень развеселило такое поведение его нового наставника, правда радость эта длилась не долго - прямо посередине раздевалки вдруг развернулась красная спираль портала. Перед глазами всплыли "красочные" картины предыдущих прыжков в другие пласты реальности. Джимми застонал...
  
   Родной город Ласточек оказался удивительно прогрессивным, насыщенность заумных благ цивилизация просто восхищала и пугала. Здесь, например, догадались изобрести такую необходимую во всех отношениях вещь, как газета; сумели построить огромную водонапорную башню, напрочь лишившую несколько тысяч человек удовольствия простаивания в очереди к колодцам, а так же посмели реализовать самую великую идею мирового окультуривания - городскую канализацию.
   Следующий матч, который должен был проходить на великолепном сто тысячнике, красовавшимся прямо в центре города, намечался только через три дня, так что пока можно было отдохнуть на тренировочной базе (грандиозном дворце) или поиграть в туриста, чем Джимми с удовольствием и занялся.
   Город буквально жил Диким турниром. Одних только фанатских клубов юный император насчитал около двух десятков, а уж небольших магазинчиков с атрибутикой Ласточек здесь было целые и целые сотни, и, что самое удивительное, все они уже успели наклепать, нашить, накроить и напечатать великую кучу флагов и транспарантов с надменной рожей какого-то шестнадцатилетнего сопляка. После долгих пререканий, Эйвусу все-таки удалось уговорить Джимми натянуть на голову широкую шляпу с сеткой от насекомых, так как "скоро они выучат твою походку и тогда даже это не спасет!" Вообще, юный император был вовсе не против пообщаться с двумя-тремя своими поклонниками и даже довольно бурно на этом настаивал. Отсмеявшись, Эйвус пообещал, что непременно устроит подобную встречу, но только в недельный перерыв между четверть и полуфиналом, ибо за два дня до матча он не намерен подвергать своих игроков подобному шоку. Громко не согласившийся с такого рода рассуждениями Джимми немедленно избавил владельца Ласточек от своего присутствия, направившись в свои пяти-комнатные апартаменты, где он обитал вместе с Бонхо. Капитан вальяжно разлегся на шикарном диване и потягивал через трубочку какой-то фруктовый коктейль.
  -- Ты чем-то недоволен, дружище? - Начал он, даже не посмотрев в сторону Джимми.
  -- Нет, с чего ты взял! - Рявкнул юный император.
   Собственно, на этом плохому настроению и пришел конец.
  -- Ну почему Эйвус не пускает меня к болельщикам? - Капризно простонал Джимми, как только приступ смеха отпустил легкие.
   А вот легким Бонхо негодный смех пока что такого шанса не дал.
  -- Да чего здесь смешного?! - Джимми схватил зеленое яблоко со стола и плюхнулся на огромное кресло. - Вот все смеются!
  -- Ты зря его ругаешь. - Наконец выдавил капитан Ласточек. - Эйвус просто хочет подарить тебе еще пару дней спокойной жизни.
  -- А что, если мы проиграем следующий матч? Тогда я так и не искупаюсь в лучах славы!
  -- Ой, лучше даже не напоминай мне про следующий матч. - Лицо Бонхо вдруг стало до предела серьезным. - Я и так уже всю голову сломал, думая, как нам быть с этими монстрами... Хорошо еще домашняя игра.
  -- Что значит с монстрами? - Джимми с хрустом впился зубами в сочное яблоко. - Вроде бы общий вес команды...
  -- Ну не с монстрами, а с монстром, какая разница! - Бонхо встал с дивана и начал нервно ходить по комнате. - Понимаешь, эта команда, эти Чародеи из Горфиса, они умудрились отрыть где-то пятнадцати тонную машину для убийств и нарядить ее в свою форму... Безжалостный Гырдыбыр! И как они могли придумать такое невинное прозвище этому чудищу?!
  -- Но ведь остальная команда должна быть невесомыми дохляками. - Продолжил свою мысль Джимми.
  -- Да в том то и дело, что дохляки эти, вопреки всем прогнозам, показывают хорошую игру... достаточно хорошую, чтобы их коллега успел разметать всю вражескую команду... Обычно на это уходит одна-две минуты.
  -- И что же делать? - Ради интереса поинтересовался Джимми, уже представляя, как бьет пальцем в глаз неповоротливого монстра.
  -- Ждать благоприятных для нас правил на матч. - Мгновенно ответил Бонхо. - Только это.
  -- Ну так и жди себе спокойно, чего ты нервничаешь раньше времени?
  -- Если бы ты видел обзор последних матчей Чародеев, ты бы тоже нервничал.
  -- Да не стал бы я из-за какой-то ерунды нервничать.
  -- Ага, так значит. А вот я сейчас из принципа схожу вниз и принесу его тебе. - Бонхо направился к двери. - Жди минут через пятнадцать.
  -- Можешь не торопиться.
   Джимми встал с кресла, медленно подошел к окну и, перегнувшись через подоконник, принялся в очередной раз рассматривать красоты города. Ударившее в лицо послеобеденное солнце порекомендовало немедленно вернуться в полулежачее положение и по возможности закрыть глаза на пару часиков. Джимми широко распахнул рот и развел руки в сторону. Справиться с зевком помог робкий стук в дверь.
  -- Входите, кто там. - Крикнул он, не оборачиваясь.
   Стук повторился.
  -- Открыто, входите. - Джимми направился к двери ленивыми шаркающими шагами. - Это ты, Бонхо? Заходи.
  -- Я не могу войти, здесь заперто. - Послышался чей-то незнакомый взволнованный голос.
  -- Что за дурацкая привычка, закрывать за собой двери? Сейчас, подожди.
   Джимми повернул круглую ручку до щелчка и ударил мыском ноги. В дверном проеме стоял молодой парень, примерно лет семнадцати, со светлыми взъерошенными волосами бледной кожей и красными, совершенно ошалелыми глазами.
  -- Привет, ты кто? - Поинтересовался Джимми, с трудом сумев подавить очередной зевок.
  -- Я... я Фэстильо. - Затараторил парень. - Можно я...
  -- Заходи, Фэстильо. - Юный император втащил парня в комнату и захлопнул дверь. - Рад познакомиться, а меня Джимми зовут.
  -- Я знаю, - заулыбался парень, - Я фэстильо, фэст, фанат Ласточек... А зовут меня Тони.
  -- Фанат? Это как, болельщик что ли? - Джимми подошел к столику, взял еще одно яблоко. - Будешь? Бери, угощайся.
  -- А можно я спрошу?
  -- Можно. - Джимми плюхнулся обратно в кресло и зажмурился. - Но лучше давай хвали меня... Какой я виртуозный игрок, и все такое... А я пока, если не возражаешь, вздремну.
  -- Я вот, что хотел узнать, - снова затараторил Тони, - перед твоим попаданием в команду, ты дрался на гладиаторской арене... ну это все знают, это неинтересно, а вот дальше, мы... ну то есть фэсты, мы прошли по следам твоего грандиозного шествия! И мы выяснили все: как ты пытался бежать из тюрьмы, элегантно расправившись с целой армией стражников, как вырвал оковы вместе со стеной и смертельно испугал своих сокамерников, как...
  -- Продолжай, Тони, продолжай. - На лице Джимми появилась сладкая улыбка.
  -- Как ловко ты разметал весь бар, уничтожив дерзких наглецов в лице нескольких стражников... кстати, все очевидцы, теперь узнав кем ты был, ходят с выпученной грудью и демонстрируют свои ушибы, а вдовы погибших охранников просили непременно поблагодарить тебя, потому как с твоей легкой руки они не только избавились от своих вечно пьяных и небритых семейных тиранов, но еще и получили награды от городского правления, как жены великих воинов, павших в битве с самим легендарным Джимми!.. Мы также разыскали тех двух нищих, что увидели тебя первыми. Ублюдки зачем-то ляпнули, что хотели убить тебя и ограбить. Мы разорвали их на клочья, но перед этим совсем позабыли спросить, а с какой стороны ты вошел в переулок, и, соответственно, не знали, куда нам двигаться дальше. Мы обыскали весь город, но так больше и не нашли твоих следов. Откуда же...
  -- Издалека. - Джимми окончательно закрыл глаза и забросил руки за голову. - Так можешь всем и передать. Больше вы ничего не узнаете, и не старайтесь.
  -- Вот это да! Какая таинственность! - Руки Тони задрожали. - Я вот еще зачем пришел, Джимми... Хочу предложить тебе свои услуги.
  -- Хочешь что-то для меня сделать?... Валяй, я не против.
  -- Да, можно я буду твоим слугой? Я хочу выполнять все твои приказы, я буду все время ходить за тобой и выполнять все поручения...
   Блаженная улыбка на лице Джимми стала немного меньше - в пробежавших пред глазами воспоминаниях из детства не нашлось ничего интересного, что бы наводило на слово "слуга".
  -- А еще я буду твоим самым верным рабом! - Продолжал Тони. - Я хочу ползать у тебя в ногах, когда ты будешь гневаться. И если тебе захочется кого-нибудь ударить сапогом в нос, я всегда буду рядом...
   Джимми открыл удивленные глаза. Улыбка исчезла.
  -- Я буду твоей половой тряпкой! Я всегда рядом! Я буду кормить тебя с ложечки, чтобы твое величие не напрягалось, буду причесывать тебя и одевать! Ну и, конечно же, буду подтирать твою...
  
   Бонхо поднялся по винтовой лестнице и завернул в нужный коридор. Около стены, прямо возле двери в его с Джимми комнату, спокойно сидел немытый четырнадцати летний подросток.
  -- О боги! - Капитан Ласточек закатил глаза. - Ты что здесь делаешь, Дин? Как ты сюда пролез?!
  -- Бонхо! - Глаза мальчишки зажглись радостным огнем. - Можно я...
  -- Нельзя! Я спрашиваю, что ты здесь делаешь?!
  -- Я жду здесь Тони, сейчас...
   Договорить он не успел. Дверь резко открылась и в коридор с грохотом вылетела чья-то фигура - Тони прокатился кубарем по гладкому полу и треснулся головой о стену.
  -- Пошел к черту, ублюдок! - Из дверного проема показалась разгневанная голова юного императора с покрасневшим лицом. - Еще раз мне на глаза попадешься, кадык вырву!
   И Джимми с такой силой захлопнул дверь, что с потолка посыпалась штукатурка.
  -- Ну как? - Дрожащим от нетерпения голосом спросил парнишка.
  -- Он трогал меня, Дин, трогал! - Тони развалился на полу с безумной улыбкой на устах. - Я теперь два месяца мыться не буду, а эту одежду повешу на стену и буду молиться!
  -- Везет! - Просиял Дин. - А я видел его с двух метров! Это божественно!.. Пожалуй, я тоже не буду мыться, за компанию.
  -- Вот психи. - Буркнул капитан Ласточек.
  -- Бонхо! - Тони только сейчас заметил гигантскую фигуру своего идола. - А можно...
  -- Нельзя! - Бонхо зашел в комнату и тоже не пожалел сил, закрывая за собой дверь.
   На это раз с потолка отвалился целый пласт штукатурки, полностью накрывший двух развалившихся на полу подростков.
  -- Во кайф! - Простонал через несколько секунд Тони.
  -- Божественно! - Закончил Дин.
   Так Джимми узнал, что такое настоящие фэсты.
  
   ...А что такое настоящие болельщики, он узнал, когда вышел вместе с командой на освещенное ярким сиянием магниевых прожекторов поле. Поле стадиона красавца. Матч проходил вечером, что придавало ревущей арене дополнительную грандиозность. Заполненные до отказа бело-золотые трибуны вели себя так, будто это был главный матч в их жизни. Воздух гремел от многотысячного скандирования названия любимой команды, которое плавно перешло во всеобщий распев какой-то прославляющей Ласточек песни. Такое нельзя описать. Такое нельзя увидеть. Надо просто там быть.
   Все, кроме Джимми, выходили на поле с дрожащими ногами, ибо правила были ужасны. По словам Бонхо, подобное выпадало раз в сто лет. Побеждал тот, кто уничтожит всех врагов. Да, и еще... это был бой с оружием.
   Форма команды поменялась на сказочной красоты доспехи, закрывающие все тело сплошным слоем золотой брони с белоснежными вставками неизвестного металла. Не единой щели не оставили мастера кузнечного ремесла в непробиваемой защите, так что, если и стоило о чем-то заботиться, так это совсем о незначительной мелочи - отсутствии шлема...
  -- Добрый вечер, дорогие любители острых ощущений, мы начинаем наш головокружительный репортаж о четвертьфинальном матче Дикого, нет, я бы даже сказал, дичайшего турнира! Для вас сегодня работаю я, то есть Койс, и мой почтенный коллега, то есть Фрацгейр... Слушай, что вообще должно упасть на голову родителям, чтобы они вдруг назвали своего сына такой аброй-кадаброй?
  -- Спроси это у родителей Безжалостного Гырдыбыра... хм-м, если, конечно, успеешь открыть рот, прежде чем они тебя проглотят.
  -- Спасибо за совет, но фэсты Чародеев уже давно сделали это за меня. И, что удивительно, родственники Гырды оказались вполне обычными чудовищами, а сам урод просто цитирую его мамочку: "чересчур злоупотреблял людоедством, вот и вымахал! Будь он проклят! Эта сволочь сожрала все наши запасы и все время пробивала головой потолок!", - конец цитаты...
  -- А вот, кстати, появляется и сам виновник наших дебатов. Не волнуйтесь, та мелюзга, что крутиться вокруг него, вовсе не десерт, а всего лишь остальные игроки Чародеев из Горфиса.
   Джимми повернул голову в сторону надвигающейся угрозы. Облаченный в черные доспехи монстр просто ужасал!
  -- ...Так мы, собственно, почему потратили так много вашего бесценного времени, дорогие друзья, на рассказы о Гырдыбыре... Да потому, что дальше о нем не будет сказано ни единого слова.
  -- Дальше речь пойдет только о Джимми!
   Трибуны разразились довольным ревом.
   Юный император застенчиво улыбнулся и помахал своим поклонникам рукой.
  -- Давай, парень. - Бонхо положил ему на плечо свою тяжелую длань, которая, как он ни старался, все равно немного подрагивала. - Сегодня нам нужна не просто красивая игра, сегодня решается судьба Ласточек, и она в твоих руках... Жить нам или умереть!
  -- В таких схватках не умирают, а погибают смертью великих воинов! - Гордо поправил своего капитана Джимми. - Так что обещаю, долго еще будут слагаться легенды о доблестной смерти Гырдыбыра!
  -- ...такой популярности не было ни у одного игрока вот уже пять тысяч лет, с тех самых времен, когда в одну из команд тайно внедрился молодой закройте уши, нервные.. Хранитель Миров.
  -- Краз Гэлиант, так его звали. Уделывавший всех соперников с удивительным милосердием, в конце концов, он не удержался и использовал магию. Целая армия была послана на поимку ненавистного шпиона, так что пришлось народному любимцу быстренько разметать ее и ретироваться на свою родину... Эту красивую легенду, а проще говоря, байку знает каждый младенец, Койс! С чего это ты решил вспомнить историю о "Разящем Милосердием"?
  -- Да так, не с чего... Я просто хотел сказать, что наш Джимми блеснул всего лишь на одной игре и, думаю, очень скоро станет еще попопулярней всяких там героев из детских сказок... прошу извинения у всех любителей статистики, что называю их ремесло сказкой, но... пять тысяч лет - есть пять тысяч лет... также извиняйте живые свидетели. Моему дедушке всего лишь девяносто два, а он уже не понимает, где находится... Да, так разве я не прав?!
  -- Ну кончено же прав! Скоро Джимми уроет всех этих героев древности, как младенцев!... Кстати, у нашего любимца до сих пор нет достойного прозвища.
  -- Да, дорогие друзья, нами и вами уже было придумано великое множество нарецаний для этого великолепного игрока, но, к сожалению, все они не прижились.
  -- Ну что ж, может быть этот матч подскажет нам нужное имя, тем более что начнется он через десять секунд.
  -- Вы ждете рекламу?... Хочу вас обрадовать, сегодня ее не будет! Наш главный спонсор, сеть магазинов "ярый фэст" дарит вам целый матч без единой рекламы, а также сообщает, что "вы всегда можете приобрести у нас отличные флаги, плащи, бисер, шляпы с плюшевыми крыльями ласточек. Разумеется, вся продукция с изображением Джимми"...
   Глупый треп комментаторов сменился коротким пронзительным гудком. Матч начался.
   Не замечая других соперников, которые предусмотрительно держались от него подальше, Джимми медленно пошел на встречу пытавшемуся понять, где та популярная букашка, что надо раздавить в первую очередь, Гырдыбыру. Конечно, можно было и пробежаться, но тогда бы матч закончился уже через десять секунд, а юный император уважал своих болельщиков.
   Трибуны на мгновение затаили дыхание - расстояние между красотой и уродством сократилось до вполне боевого; панически ахнули - Безжалостный направил свою гигантскую дубину прямо в голову вселенского любимца; и взорвались овациями - развернувшийся в прыжке Джимми подскочил вплотную к неповоротливой куче отсутствия мозгов и, сверкнув Джаром, полоснул ее по лицу.
   Мерзкая кожа монстра оказалась достаточно грубой, чтобы не дать голове развалиться пополам, так что, пустившейся в пляс арене предстояло увидеть еще один великолепный росчерк острого меча, если бы... если бы, наконец, ни случилось то, о чем Нэйт вдалбливал в бестолковую императорскую голову целые три года, о чем предупреждалось сотни и сотни раз, и чего Джимми в глубине души всегда боялся - Джар превратился в гигантский молот, ни поднять который было невозможно, ни, стуча трое суток по столь крепкому черепу, как у Гырды, убить эту тварь.
   Джимми еще пытался справиться с неприподъемным оружием, а вражеская дубина уже неслась к его крохотному тельцу. Трибуны ахнули и тут же вздохнули - юный император успел откатиться в сторону, хотя и не без труда. Джимми сумел увернуться еще от нескольких ударов, прежде чем пришла паника. Нет, конечно, неповоротливую кучу мускул нельзя было сравнивать ни с быстротой Нэйта и Фарх-Харада, ни с их злобой, но продержаться против такого града ударов целую минуту, казалось задачей довольно нереальной.
  -- Оружие! - Завопил Джимми, укрываясь от очередного стокилограммового вихря. - Кто-нибудь, дайте меч!
   По ахающим трибунам на мгновение пронеслись радостные вопли, видимо, как догадался Джимми, кто-то из Ласточек заколол своего спаринг-врага. Юный император сделал несколько быстрых кувырков назад и, выполнив подъем с земли с передним сальто, нашел время, чтобы обернуться - счастливый игрок стоял совсем рядом и вполне мог одолжить свой меч.
  -- Оруж... - Возглас застрял в горле у Джимми. В глазах удачливого коллеги читалось явное колебание. Отдав своего стального друга, он непременно становился бы жертвой для освободившихся от спарринга врагов, а такие были (несколько Ласточек лежали на песке, ухватившись за раненые конечности).
  -- Флаг! Дайте мне наш флаг! - Выкрикнул юный император. Грош ему цена, если он испугался какого-то неповоротливого урода.
   Увернувшись от очередной зубодробилки, Джимми подхватил брошенный с трибун бело-золотой флаг Ласточек, прикрепленный к длинному флагштоку.
   Арена вновь разразилась радостным воплем - вокруг всеобщего любимчика закрутился золотистый вихрь дерева. Сразу же получивший с десяток жестких тычков по всей морде, Гырдыбыр, казалось, даже не заметил подобное неудобство. Впрочем, Джимми это сейчас не очень-то волновало.
  -- Сорок! - Выкрикнул он, на мгновение повернувшись к трибунам и вскинув флаг. - Тридцать девять!
  -- Тридцать восемь! - Подхватили первые болельщики легендарной команды.
   Чародейский монстр чуть было не воспользовался заминкой своей крошечной жертвы, но, к счастью, попутно пробегающий Бон-Бон решил не сворачивать, увидев перед собой груду черной стали - сбитое с ног чудовище потратило целые десять секунд, чтобы проораться от боли, безрезультатно попытаться поймать шатающуюся, но все же бегущую дальше зверушку, и подняться на ноги.
  -- Двадцать пять! - Посчитали уже все трибуны. Заинтригованные болельщики совершенно не понимали, к чему Джимми затеял подобный отсчет, но сомнений по поводу будущего сюрприза на счете нуль ни у кого даже не возникало.
   Сумевший еще кое-как продержаться пять секунд, юный император, наконец, сделал неаккуратное движение и чуть было не превратился в мясное отбивное. Спасла вовремя выставленная вперед палка с флагом. Удар прошел мимо, но от гордого стяга остались лишь мелкие обрывки, накрученные на опилки.
  -- Двадцать!
   Следующая критическая ситуация возникла совсем уже под конец счета - Гырдыбыр неожиданно открыл свою зловонную пасть и издал громовой рык. Обескураженный таким малоэффективным приемчиком, Джимми чуть было не схлопотал последовавший за сей психической атакой быстрый выпад. И снова положение исправил другой игрок Ласточек - уже расправившийся с двумя соперниками Бонхо огрел уродливую массу своим не дюжим топором. В мгновение оглушенный ударом наотмашь, капитан Ласточек плюхнулся на песок в десяти метрах от схватки, но большего от героя и не требовалось.
  -- Пять!
   Джимми ушел в сторону и сблизился с противником.
  -- Четыре!
   Джимми наступил на согнутое гигантское колено и подпрыгнул. Разумеется, пролетая над пакостной головой, он не упустил момента хорошенько пнуть врага в глаз. И тут же, оказавшись за спиной, разъярившегося монстра, он метнулся к уже соскучившемуся по теплой крови Джару.
  -- Два!
   Джимми с трудом приподнял тяжелый молот и с размаху опустил его на удачно подвернувшуюся под руку жертву Бонхо. Чего-чего, а уж крови-то на поле хватало.
  -- Один!
   В руке у юного императора заблестел длинный узкий меч с коротким эфесом. Таким оружием не очень удобно сражаться в сечи, такое не сравниться в быстроте со шпагой и не поспорит мощью с полуторным мечом. И уж, конечно, совершенно невозможно сражаться им против гигантской дубины... Такие клинки служат для одного единственного удара, смертельного удара. Очень уж убивать таким удобно.
   Отсчет был окончен, зрители с нетерпением повскакивали с мест.
   Джимми в последний раз сместился в сторону и исполнил короткий и четкий выпад вверх и вперед. Тонкое лезвие бесшумно вошло в огромную ноздрю монстра и, побывав в гостях у глупого мозга, так же легко покинуло в мгновение помертвевшую голову бывшей "звезды" Чародеев.
   Арену окутало тишиной - десятки тысяч глоток набирали дыхание, чтобы через секунду выплеснуть рвущиеся наружу эмоции в виде победоносного визга счастливой победы.
   Джимми обернулся. Все игроки Ласточек неслись к нему, радостно размахивая руками. Потеряв своего лучшего бойца, вражеская команда позорно распрыгалась по трибунам, спасаясь среди своих фанатов и, тем самым, даря Чародеям столетнею дисквалификацию. Матч был окончен.
   Юный император захотел крикнуть что-нибудь победное, но ничего из этой идеи не вышло, ибо первое: из-за неистового рева трибун он даже сам себя не услышал, и второе: через секунду его сбили с ног и стали наваливаться своими радостными телами, еще и пытаясь хлопать по спине.
   После нескольких секунд поросячьей возни, кто-то из Ласточек (а именно, Бонхо), догадался извлечь героя из-под кучи счастливых коллег и водрузил себе на шею. Слегка помятый Джимми все-таки нашел в себе силы, помахать рукой грохочущим болельщикам. Трибуны вскипели!
  -- ...Невероятно!
  -- Потрясающие!
  -- Божественно! Божественно!... У меня нет слов, дорогие друзья, мы с вами были около своих прайтов и видели это!.. А у кого не оказалось в этот день магического зеркала, рекомендуется немедленно повеситься!
  -- Великолепие Джимми ошеломляет!
   Вся команда подхватила юного императора под ноги и понесла по кругу.
  -- Я в шоке, дорогие мои любители узаконенного насилия! Не понимаю, как зрителям еще сидится, а точнее, "прыгается", на своих местах?!
  -- Ты что несешь, Койс?! Тихо.
  -- Вот черт... по-моему, поздно.
  -- О Боже!
   Клюнувшие на отличную идею зрители, как по команде, сорвались со своих мест и ринулись на поле. Бушующее кольцо вокруг Джимми начало опасно сужаться.
  -- Что делать, тренер?! - С веселым испугом завопили несколько игроков Ласточек.
   Но Эйвус уже начал свой танец.
  -- Портал, Койс! Сейчас папа Эйвус уведет свою команду!
  -- Не быть великим растерзанными собственной аудиторией!
  -- Прыгайте! - Скомандовал Эйвус, раскрыв яркий желтый портал.
  -- Они уходят! А мы... мы еще не успели придумать прозвище для Джимми!
  -- А-а-а! Быстрее, Койс! Думай! Думай!
  -- Сейчас... что-то крутиться в голове... сейчас...
  -- Ну! Ну!
   Ярко горящие светом десятков прожекторов, золотые доспехи Джимми в последний раз сверкнули слепящим отливом и исчезли в свернувшемся портале.
  -- Придумал.
  -- Говори! Ну говори же! Ну... ну!
  -- Солнцеподобный!
  

Глава 6.

   Следующая неделя пребывания Кирта в школе оказалась намного приятнее, чем первый день. Пронесшийся по всем классам и в сто крат преувеличенный слух о его с Файной дуэли одарил маленького мага такой порцией всеобщего уважения, что для полного счастья не хватало только четырех молчаливых негров и опахала. Помимо Рифи, у Кирта появилась целая куча приятелей, так что на месте сидеть не приходилось. Наблюдая за тренировками Джимми, маленький маг, конечно, догадывался, что детское тело способно двигаться практически вечно, но сейчас ему удалось убедиться в этом на собственном опыте - они бегали круглые сутки! Вставали и бежали завтракать, учились и бежали на следующий урок, обедали и бежали в парк (где бегали), возвращались в школу и бегали там, ужинали, делали вид, что бегут спать, а сами высыпали ночью в школьные коридоры и бегали до изнеможения, но даже после этого их неутомимые детские организмы находили в себе силы, чтобы болтать друг с другом еще по полночи. И самое главное, что все это было безумно интересно. Впервые, за свою недолгую жизнь, Киртли обнаружил, что она ему очень даже нравится.
   Короткие уроки между веселыми переменами так же не показались маленькому магу особенно сложным времяпрепровождением. Почти все они заключались в том, что надо было шататься на стуле и слушать чей-нибудь приятный усыпляющий голос, несущий никому ненужную галиматью о каких-то, опять же, никому не понятных вещах. Впрочем, были и интересные уроки. Магистр Кели, например, вела свои занятия весьма живо, а интрига уйти с урока, не имея при себе очередного Фуктуса, заставляла маленького мага с удовольствием заходить в ее класс (смотреть, на кислые рожи своих друзей ему тоже очень нравилось). Еще были уроки магистра Марка, на которых думающим только о беге по коридорам ученикам рассказывали о сущности бытия, тщетности сущего, первопричинах благодетели, структуре мироздания и прочей заумной чуши, слушали которую, тем не менее, все с открытыми ртами. Официально, предмет старого магистра назывался философией, и хотя Киртли так и не понял, что конкретно изучает эта наука, слушать, как Марк ведет свои уроки, постоянно украшая их описанием исторических битв и значимых событий минувших веков, было одним удовольствием. И не важно, что в этих лже-трактатах, Хранители Миров были представлены безжалостными тварями, уничтожающими все, что попадало в их поле зрения, сказка, она и есть сказка. Главное, что было интересно, а то, что Нэйтин, Джимми и сам Кирт были представлены, как вселенские злодеи, лишь веселило маленького мага.
   Еще, раз в три дня учеников отводили в Лоинер - небольшой городишка, вальяжно раскинувшийся в нескольких километрах за школьным парком, и являющийся чем-то вроде курорта для магов. Ужасно богатый и сказочно уютный, он с удовольствием принимал в себя всех свободных от работы чародеев, а так как таких всегда было и будет предостаточно, город просто кипел беззаботностью, весельем и развлечениями. Учителя говорили, что походы в Лоинер чрезвычайно полезны для детей, ибо сближают тех с будущей работой, но, на самом деле, все, конечно, понимали, что "тиранам с указками" просто хочется пообщаться со своими коллегами, но так как перспектива оставить школу без присмотра не предвещала ничего хорошего, маленьких бестий приходилось брать с собой. И хотя растерзать обделенную присутствием учителей школу было бы, наверное, весьма занятно, дети с удовольствием не сопротивлялись экскурсиям к палаткам с различными игрушками, сладостями и магическими безделушками...
   Так вот, пожалуй, эти уроки Кирту больше всего и нравились. Ошарашенный развлечениями мальчик просто купался в удовольствии пребывания на улицах этого города. И, если бы, не целая куча старичков с конфетными лотками, от вида которых у него каждый раз мурашки по коже бегали, счастье маленького мага, вообще, было бы поросячьим. Киртли старался держаться Рифи или Файны, с которой они в последнее время стали настоящими друзьями, но в этот раз Рифи очень серьезно провинился, сбросив из окна капитошку с неотмывающейся краской, и в наказание был оставлен в школе под присмотром целой кучи учителей, которые, почему-то, сегодня решили отдохнуть от Лоинера, так что маленький маг попал под опеку Файны, а это значило - никаких сладких леденцов и тупых игрушек сегодня не будет.
  -- Подожди, ты! Куда мы хоть идем? - Кирт с трудом успевал за проскальзывающей сквозь толпу девушкой.
  -- Не отставай, а то потеряешься, набредешь на какой-нибудь магазинчик со сладостями, наешься жирных пирожных и будешь потом три дня с животом мается.
   Кирт фыркнул. Файне довольно часто приходилось на подсознательном уровне исполнять роль старшей сестры, и это ужасно раздражало маленького мага.
  -- Идем на центральную площадь, - тут же исправилась девушка, - надо узнать, что там новенького творится в Великой реальности.
  -- А откуда узнать? - Поинтересовался Киртли.
   Файна сделала вид, что не услышала бесполезного вопроса.
   Они свернули за угол и оказались на небольшой людной площади с красивым фонтаном в центре. По контуру располагались какие-то красочные вывески и, конечно же, торговые палатки.
  -- Откуда узнать? - Повторил свой вопрос маленький маг, вновь едва не потеряв из вида рванувшую дальше Файну.
   Девушка опять ничего не ответила, но зато остановилась, причем так резко, что Кирт чуть ни врезался ей в спину.
  -- Смотри. - Восторженно прошептала она, уставившись на какой-то огромный деревянный щит, разукрашенный цветными надписями.
  -- "Финальная битва". - Прочитал маленький маг центральную фразу, написанную самыми большими буквами и, ниже, чуть мельче. - "Добро пожаловать на финальный матч Дикого турнира! Ровно через неделю! Бросайте все и бегите, летите, портальтесь! Магаларская арена ждет вас!" Что это? Хочешь пойти?
  -- Чего? - Файна посмотрела на Кирта, как на сумасшедшего. - Да ты в курсе, сколько туда билет стоит?! За одно только перемещение в другой мир пару килограммов сдерут!
  -- Пару килограммов чего? - Поинтересовался маленький маг.
  -- Золота, конечно! - Развела руками Файна. - А ты чего думал, картошки, что ли?
  -- А почему здесь написано, стоимость билета всего двести грамм?
  -- Так то бриллиантами, глупый. - Улыбнулась Файна.
   Пропустивший последнее высказывание мимо ушей, посчитав его абсурдным, Кирт начал рассматривать другие красочные надписи, расположившимся по контуру плаката. Все это была никому не нужная реклама, и хотя глаза маленького мага еще бегали по цветным буквам, его мысли постепенно переключились на другую тему, на то, какие вкусные ватрушки продаются на соседней улице и на то, что были времена, когда он ел всего раз в день, причем какие-то объедки. Кирт вдруг вспомнил, Нэйта с Джимми, и как они вырвали его из ужасного свинарника, подарив настоящую жизнь. "Внимание, сразу по окончанию матча, вас ждет потрясающее зрелище! Впервые за тысячу лет, самый большой..." - скользнул взгляд по последней надписи, выделенной красным цветом. И тут же, мысли Кирта снова перепрыгнули на грустные воспоминания о прежней жизни.
  -- Ладно, пойдем дальше, - дернула его за руку Файна, - хватит слюнями истекать.
   Кирт в последний раз обернулся на исчезающий за спинами прохожих плакат, как будто бы было там что-то очень важное, что-то такое, к чему надо стремиться, без чего нельзя... Нэйт. Джимми... Что-то очень-очень важное...
  -- У нас в школе есть один прайт. - Сбил его с мысли голос Файны. - Так что, не переживай, посмотрим.
  -- Прайт? - Спросил Киртли резвым голосом. Минутное наваждение бесследно растворилось.
  -- Ну да, магическое зеркало... Смотри, новые карточки! Побежали, а то все раскупят!...
  
   Это был самый скучный день в жизни Рифлса Шо. Его заперли в учительской и вручили какую-то толстенную книгу с тягомотиной внутри, читать которую он, конечно, не собирался, а значит оставалось только думать о том, как другие дети сейчас, должно быть, веселятся. Солнце уже завалило за зенит, когда скучнейшее безделье, наконец, прервалось хлопком двери соседнего кабинета и чьими-то голосами. Рифи схватил фарфоровую чашку, оставленную кем-то из учителей на серванте, и приставил ее к стене вместе со своим ухом. Слышно было просто потрясающе. На лице Рифи появилась ехидная ухмылка.
  -- ...Думаю, проблема гораздо серьезнее, чем мы думаем. - Послышался голос магистра Эдальго.
  -- Простите, коллега, но что вы называете проблемой? - Поинтересовался мягкий голос Марка.
  -- Мальчик крайне странный!
  -- Мало, что странный, - возмутился еще чей-то голос, - он еще и опасный.
  -- Избавьте, это просто ребенок, какая еще опасность...
  -- Да на моем уроке он чуть весь класс не подорвал! Его энергия меня просто ужасает!
  -- Спокойно, спокойно. - Встрял в разговор голос директора. - Сейчас во всем разберемся... Киртлан Ниоли прибыл к нам совсем из другого мира и, возможно, некоторые его поступки могут показаться немного странными.
  -- Немного?! Да вы бы...
  -- Остынь, Эдаль! - Повысил голос директор. - Я сам все проверил. Уровень энергии мальчика довольно низкий.
  -- Но зато она как будто бы неиссякаема! Разве может такое быть?
  -- Возможно, ребенок просто очень талантливый. - Заметил Марк. - Его умственное развитие намного опережает ту детскую несуразность, что мы привыкли наблюдать у его сверстников, и, соответственно, приводит к мыслям о некоторых странностях Киртлана.
  -- Талантливый?! - Снова возмутился чей-то голос, как оказалось позже, голос учителя теоретической магии. - Да вы посмотрите, что он написал в последнем сочинении на тему "что есть заклинание".
  -- С удовольствием послушаем. - Отреагировал директор.
  -- Сейчас... где-то оно у меня здесь было... А вот. Смотрите, читаю: "Что такое заклинание? Что такое магия? Когда-то я долго размышлял об этом, пытаясь придумать для себя ответы на эти, вот уже тысячелетья терзающие умы великих магов вопросы. Я не спал целыми ночами, желая собрать обрывки имеющихся у меня ответов в одну единую цепь. Я придумывал глупые теории и пытался доказать их. Но каждый раз меня постигал лишь полный умственный крах и головная боль, и тогда я решил больше не тратить время на подобные мысли, решив, что моих скромных знаний пока недостаточно. Именно эти, на первый взгляд удручающие рассуждения, в дальнейшем дали толчок моей бедующей теории, коей я придерживаюсь и до нынешнего момента... Знания - вот в чем была моя ошибка. Я все время хотел сопоставить собственный опыт с полученными знаниями, а это не правильно, ибо магия абсолютно иррациональна к стандартным законам природы. Ее нельзя знать, ее надо чувствовать. Только внутренние ощущения могут открыть истину. Только невидимое осязание тех самых сосредоточений силы, что и делают нас магами, являются проводником в мир волшебной энергии, в мир великих заклинаний. Доверься им!.. Магия, это как искусство - минимум знаний и максимум чувств. Я просто направляю потоки своей энергии, потоки самого себя в нужное русло и творю, изменяю реальность так, как мне нужно. Сотни комбинаций сплетаются в одну, в одну единственную уникальную, в одно нужное заклятие. Говорят, для некоторых, это очень сложно, но я никогда не забываю то, что сотворил единожды. Думаю, мне дано это от рождения. Я просто делаю так, и я точно знаю, что это и есть истина магии"...
   Несколько секунд за стеной стояла тишина, Рифи даже попробовал прижаться ухом сильнее, но ничего не вышло, магистры молчали.
  -- Ну что вы на это скажите? - Наконец прозвучал все тот же стервозный тембр учителя теоретической магии.
  -- А что тут говорить? - Ответил мягкий голос Марка. - По-моему, это гениально.
  -- Я извиняюсь, но чему тогда мы обучаем наших учеников, если, судя по этому "гениальному" перлу, вся магическая теория и практика, тысячелетиями передаваемая лучшими умами из поколения в поколения, оказывается лже учением, а если выражаться проще, стариковским маразмом!
  -- Ну не надо так грубо, - поправил коллегу директор, - ясное дело, что мальчик не мог сам придти к таким странным выводам. Проштудируйте нашу библиотеку и вы найдете уйму подобных злоключений, обретающих смысл, лишь для проживших сотни лет чародеев, которые, действительно, уже настолько слились с магией, что действуют на уровне чувств, забыв про каноны. А маленький мальчик, разве может он так рассуждать?
  -- Полностью согласен. - Встрял Эдальго. - Это не сочинение, а изложение чьих-то теоретических потуг, в данном случае являющееся обыкновенной провокацией против получаемых честным усердием знаний.
  -- Очень может быть, - проскрипел голос учителя математики, - но сути это не меняет. Разум Киртлана действительно поражает своей гениальной логикой... Хотя и тут есть кое-какие странности.
  -- Что значит, странности?
  -- Ну как бы это сказать... Помните, вчера я должен был срочно съездить в город? Время поджимало, а проверять накануне написанные контрольные ночью, откровенно говоря, не было желания...
  -- Короче, коллега.
  -- Ну так вот, я попросил Киртлана проверить работы вместо меня, благо мальчик, в отличие от остальных, в состоянии сложить в уме пару чисел.
   Прилипший ухом к стене Рифи чуть ни закричал от неожиданности. От этой контрольной завесило все, и если Кирт посмеет поставить ему что-нибудь ниже Нильфуса, он просто повесится, но сначала, конечно, повесит самого Кирта.
  -- Отлично! - Угадал магистр мысль Рифи. - Мало того, что дети ничего не хотят учить, мы еще и даем им аттестовывать друг друга положительными оценками!
  -- Я не думаю, что Ниоли оценил кого-то незаслуженно, поставив Нильфуса только за дружеские отношения. - Снова вмешался Марк.
  -- В том-то и дело, что ни одного Нильфуса он не поставил! - выкрикнул математик.
   Покрасневший Рифи сжал кулаки.
  -- Понятно, - усмехнулся Эдальго, - мальчик прибыл недавно и еще не успел обзавестись друзьями. Фуктусы всему классу. Замечательно!
  -- Да нет же! - Опять послышался голос старого счетовода. - Вы не хотите меня слушать!.. Ниоли не поставил ни Нильфуса, ни Фуктуса, ни какую-либо другую общепринятую оценку. Я принес эти контрольные с собой... Вот, взгляните... Отличная работа. Что здесь написано внизу?
  -- Неус. - Едва слышно выдавил кто-то из учителей.
  -- Еще одна, пожалуйста!
  -- Рэйнфос... Это?..
  -- В том-то и дело, что это! Рэйнфос Халт - та самая небесная жуть!.. Смотрите дальше, Краз Гэлиант, Нелина Зоунд, Катрисия Фэй, еще один мерзкий Неус. Это все великие маги, самые известные Хранители Миров... ну, кроме двух безобразных работ Рифлса Шо и Кроволда Грона, оцененных неизвестными мне именами Джимми и Нэйт, и одной великолепной работы, ставить оценку которой, мальчик, видимо, постеснялся и просто написал внизу свое имя.
  -- Ну что ж, это уже более весомый аргумент. - Начал директор после некоторой паузы. - И хотя, в принципе, нигде не сказано, что оценки должны выставляться именно именами наших магов, подобное проявление поведения Киртлана, действительно, вызывает некоторую опаску.
  -- Думаю, все же стоит послать в город нашего человека, может быть удастся узнать о мальце что-то большее.
  -- Согласен. - Закончил директор. - Во всяком случае, лишним это не будет.
  -- Увидимся, коллеги.
  -- Увидимся.
   Рифи еще несколько секунд пытался вслушаться в чашку, а потом плюхнулся обратно на стул и продолжил скучные рассуждения на тему "если бы ни эта капитошка, то..."
  
   Все-таки вышедший на полчаса из-под контроля Файны и, соответственно обожравшийся конфетами Кирт, схватившись за живот, медленно перебирал ногами, следуя за обещавшей снять недуг девушкой.
  -- Не знаю, на сколько процентов из воды состоит тело взрослого человека, - возмущалась Файна, - но тело маленького мальчика уж точно процентов на девяносто состоит из сахара!
  -- Кто это здесь маленький мальчик. - Вяло попытался оказать сопротивление Кирт.
  -- Ну, во всяком случае, не я! - Урезонила его Файна. - Ты чего, ни разу в жизни конфет не видел, что так на них набросился?
  -- Да. - Закончил спор маленький маг.
   Они вошли в комнату Файны, и Кирт получил стакан какой-то мерзкой белесой жидкости. Сопротивляться было бесполезно, так что через несколько страшных секунд тошнотворная гадость оказалась внутри скорчившегося от ужаса маленького мага.
  -- Ну как? - Озабоченно поинтересовалась Файна.
  -- Плохо. - Отмахнулся Киртлан. Повесить себе на лицо страдальческую гримасу оказалось довольно сложно, ибо так хорошо, как после этого чудесного напитка, маленькому магу еще никогда не было.
  -- Тогда ты должен отдохнуть. - Взволнованно затараторила девушка. - Ложись скорее. Через полчаса все пройдет.
   Что и требовалось доказать. Кирт просто обожал бывать в гостях у Файны и мучить ее глупыми вопросами.
  -- Хорошо. - Едва сдерживая смех, выдавил он.
  -- Стой!.. Ну не с ногами же! А кто ботинки снимать будет, Киртли?!
   Ответом маленького мага была скорченная рожа, причем скорее дразнящая, чем страдающая, однако скованные материнским инстинктом рефлексы Файны сделали все "как надо" - девушка заботливо стянула обувь с его ног и накрыла тело теплым плетом. На самом деле, конечно, через несколько минут Файна разгадала уловку маленького хитреца, но показывать этого не стала, потому что, если честно, она тоже обожала общаться с Киртом - единственным человеком во всей Вселенной, способным ее понять...
  -- Ну что, тебе лучше? - Спросила она, когда маленький маг уже настолько обнаглел, что встал с кровати и начал рассматривать стоявшие на красивой полке книги.
  -- Нет, мне по-прежнему очень плохо. - Машинально ответил Кирт, сцапав какую-то аппетитную безделушку, коими была полна комната его новой подруги. Вообще, он уже несколько раз успел побывать в уютном жилище Файны, и до сих пор не мог привыкнуть, что вместо рюшечек, аляповатых шмоток и старых кукол, здесь находятся такие вещи, как, например, пыльные фолианты о древней магии или деревянные макеты великолепных парусников. К тому же, комната находилась абсолютно в другом крыле замка и, соответственно, имела совершенно другую планировку, нежели его с Рифи берлога. Во-первых, она была в два раза больше, во-вторых, дерево здесь имело более темную фактуру, что придавало царящей внутри атмосфере какую-то дополнительную, неописуемую таинственность, и, в-третьих, Файна жила здесь одна!..
  -- Ну тогда, побудь тут еще немного. - Сдерживая улыбку приказала она. - А то, чего доброго, скрутит живот как раз в таком месте, где расстояние до туалета будет столь же велико, сколь велико твое незнание пути до него от этого самого места.
  -- Неужели ты прочитала все эти книги? - Поинтересовался маленький маг, пропустив мимо ушей язвительную фразу Файны.
  -- Ну нет, конечно, - рассмеялась она, - зайди в гости к любому нормальному человеку и уведешь у него тоже самое. Книжные полки - это всего лишь красивый способ утаить свою истинную безграмотность. Впрочем, кое-что я действительно читала.
  -- Ну и как оно? - Заинтересованно повернул голову Кирт к своей собеседнице.
  -- Ты у меня спрашиваешь?! - Изумилась Файна. - Сам же небось прочитал в десять раз больше меня.
   Глаза Кирта медленно поползли на лоб. В течение всей жизни его обвиняли в чем угодно, но только не в таком.
  -- Ну и шутки у тебя, - выдавил он, - ты сама хоть понимаешь, что говоришь? Тринадцатилетние мальчишки, книги и беготня по коридорам с друзьями - вещи несовместимые в принципе.
  -- Но... Ты ведь... - Нахмурила брови Файны. - Ты ведь так хорошо колдуешь. Как такое возможно без книг?
  -- А, ты об этом. - Кирт снова повернулся спиной к девушке и продолжил рассматривать макет старинного фрегата. - Знаешь, у меня это как-то само собой получается... Базовых основ вполне хватает.
  -- Но как?! - Изумилась Файна. - Такая отточенность просто невозможна без "многотомных" знаний!
  -- Да какая уж тут отточенность, - отмахнулся Кирт, не оборачиваясь, - если я даже собственную энергию удержать не могу!
  -- Не поняла... В каком смысле?
   Маленький маг развернулся, быстро подошел к ближайшему стулу и, надувшись, плюхнулся на него.
  -- Ну знаешь, - начал сочинять он, понимая, что повернул разговор немножко не в ту сторону, - моя энергия, она какая-то безудержная. Я не могу с ней справиться... Колдую, вот, например, что-нибудь совсем простенькое, а получается, как боевой удар. Я даже свечку зажечь не могу, все время выходит обугленный огарок. А один раз, вообще, чуть кисти себе не отсандалил - всего лишь хотел немного погреть руки... И знаешь, что самое страшное?.. Иногда мне кажется, что я ее боюсь.
  -- Кого? - Не поняла сбитая с толку Файна.
  -- Свою энергию. - Прошептал Кирт.
   Глаза маленького мага прорезали сумрачную атмосферу тусклым блеском. По спине пробежал легкий холодок - не так-то много времени прошло, что бы страшный ураган вырвавшейся энергии и та Боль, что последовала за ним, вспоминались с ностальгической улыбкой на устах.
  -- Так вот в чем дело. - Понимающе, даже немного нежно улыбнулась Файна. - Ты, оказывается, просто трусишка.
   Рот маленького мага широко открылся, имея желание немедленно выплеснуть на собеседницу неплохую тираду, в мгновение генерирующихся в таких случаях, унижающе-ласкательных и не особо пестрящих разнообразием ругательств.
  -- Смотри! - Опередила его девушка.
   Из ее рук вырвался иллюзорный щегол, который начал смешно порхать по всей комнате. Птица сделала несколько кругов и приземлилась на пол перед Киртом. Приятно удивленный фокусом маленький маг наклонился вперед, чтобы лучше разглядеть забавную иллюзию. Щегол как-то странно надулся и задрожал.
  -- Смотри. - Снова повторила Файна.
   Магическая птица вдруг взорвалась на мелкие клочья, а из ее тела прямо в лицо Кирту вырвалась иллюзия огромного саблезубого тигра, полоснувшего своей лапой прямо по носу испугавшуюся жертву. Убитый таким неожиданном поворотом событий, Кирт нервно отдернулся назад и, естественно, рухнул на спину вместе со стулом.
   Комната наполнилась язвительным смехом ехидной Файны.
  -- Очень смешно. - Буркнул покрасневший Кирт, схватившись за ушибленную точку приземления.
  -- Да, очень! - Файна поправила рукой упавшую от смеха челку. - Видишь, ты даже какого-то щегла боишься...
  -- Не щегла, а тигра! - Возмутился маленький маг. - И вообще...
  -- Все равно, - перебила его Файна, лицо которой неожиданно снова стало серьезным, - ты же знал, что это иллюзия, знал, что никакого вреда тебе не будет, а что в результате... Вот-вот... Тоже самое и с магической энергией. Ты не должен ее боятся, она твоя, она часть тебя, ты с ней един. Пугаться своей силы все равно, что шарахаться от собственного отражения в зеркале.
  -- Да, но отражение не может нанести тебе физическую боль!
  -- Магическая энергия тоже.
   Кирт с вопросительным укором поднял одну бровь.
  -- Ты делаешь это сам. - Поняла намек Файна. - Тебе видится лишь страх, а твое подсознание пытается выстроить защиту против себя же самого. Возникает напряжение, ничего не получается и так далее. Естественно, это больно!.. Зеркало тоже может драться, если врезаться в него головой, а подави свой страх и оно улыбнется... Понимаешь, Кирти, щегол и тигр - они одинаковые, если они твои, и ты их любишь.
  -- Так ты предлагаешь мне любить себя? - Задумался Кирт.
  -- Я предлагаю тебе любить колдовать. - Улыбнулась Файна. - Любить, а не бояться... Впрочем, самовлюбленность тоже штука приятная.
   Они засмеялись.
  -- Ладно, - Весело зажмурилась девушка, - я, наверное, тебе уже надоела своими лекциями. Как будто без меня учителей не хватает!
  -- Перестань, - подмигнул Кирт, - знаешь же, что пропускная способность вбиваемых тебе в голову сотнями магистров заумных речей и советы настоящего друга - вещи настолько разные, что даже глупо их сравнивать... А тем более, если этот друг старше. Да ты сейчас могла бы мне сказать, что биться головой о стену - это необходимая во всех отношениях вещь, и я бы стал интенсивно массировать лоб.
  -- Не сомневаюсь, что стал бы. - Файна села на кровать, достала из-под подушки какой-то красивый альбом и начала вставлять в его страницы купленные накануне карточки. - Но вот стал бы, посоветуй я выучить заданную тебе поэму наизусть? Ответ очевиден.
  -- Что это? - Сменил тему Кирт, решив, что еще немного и "настоящий друг" действительно насоветует какую-нибудь гадость, вроде учения всяких поэм. - Книга что ли какая-то?
  -- Нет, ты что, - оживилась Файна, - это же альбом, альбом турнира.
  -- Какого еще турнира? Дикого? - Сдвинувший брови Кирт сел рядом с девушкой и заинтересованно уставился на красочную обложку с чьим-то величественным портретом в центре. В мыслях снова мелькнула тень неведомой тревоги - все-таки что-то важное было в той афише.
  -- Нет, прирученного! - Повысила голос Файна. - Ты меня удивляешь, дружок. Уже второй раз создается такое впечатление, что твои знания в этом вопросе весьма неглубоки.
  -- Там, откуда я, спорт не очень популярен. - Виновато пожал плечами Киртли. - Может расскажешь поподробней?
  -- Ну конечно расскажу. - Засуетилась Файна. - Только, причем тут спорт?.. Хотя ты прав, некоторые считают это спортом, а по мне, так образ жизни. Вот, смотри.
   Девушка положила тяжеленный альбом на колени маленькому магу и повернула первую страницу.
  -- Чьи это морды? - Искренне спросил Кирт, вглядываясь в наклеенные на пустые страницы маленькие портреты.
  -- Сам ты морда! - Насупилась Файна, с трудом удержав улыбку. - Это же все великие игроки!.. Вот, смотри, это, например, Гросфус Жадный. Пять лет назад он был признан самым кровавым бойцом последнего столетия.
  -- А потом что?
  -- А что потом? Ну замочили его конечно, здесь игроки подолгу не живут... Да суть-то не в этом...
  -- Занятно. - Крякнул Кирт, переворачивая на следующую страницу. - "Искрящиеся Бестии"... Ну и уроды!
  -- Зато название какое! Да и играют неплохо. А вот, гляди... - Файна затараторила с такой скоростью, что Кирт потихоньку начал пропускать ее тирады о мутузящих друг дружку монстрах, углубившись в собственные мысли - ...в том году их остановили лишь в двух шагах от финальной битвы...
   Через несколько минут Кирту окончательно надоело такое положение дел, и он начал быстро пролистывать альбом, делая вид, что восхищается изображениями надменных физиономий и интенсивно поддакивая (естественно, не в такт) на комментарии "разбушевавшейся" подруги. Впрочем, ушедшей с головой в собственный рассказ и активно жестикулирующей Файне уже было все равно.
  -- ...А это "Серые Ангелы" - просто ужасная команда! Они выиграли все матчи за последние несколько лет... Видишь этого парня? Он пугающе неудержим!...
   Кирт качнул головой и благополучно отправил изображавшую "ангелов" страницу в прошлое.
  -- Золотые Ласточки! - Чуть было ни взвизгнула Файна. - Вот они народные любимцы, запоминай!.. Если встретишь в нашей школе кого-то, кто болеет не за них, скажи мне, понял?.. Они великолепны!... Вот, Бонхо Бессмертный, смотри же, смотри!
  -- Да-да. - Машинально ответил Киртли, с облегчением переворачивая последнюю страницу.
  -- Знаешь, он держится уже больше десяти лет, и никто не может его уничтожить! - Продолжала Файна, устремив свой гордый взгляд куда-то вдаль. - Естественно, капитан команды - именно он.
  -- Да-да. - Не зная, что придумать, повторился маленький маг.
   Альбом уже готов был захлопнуться, когда усталый взгляд скользнул по последней карточке. Кирт вздрогнул...
  -- ...Между прочим, Ласточки уже в полуфинале и завтра должны...
   Наглая, до боли знакомая, такая родная, физиономия Джимми впилась в маленького мага своим потрясающим, неотразимым, сковавшим все тело взглядом.
  -- ...Если магистры разрешат, можем вынести прайт в главный зал...
  -- Гхы-э-э. - Нашел-таки в себе силы Кирт, привлечь внимание собеседницы, протянув дрожащую руку к императорскому лику, еще надеясь на чудо.
  -- Ах да, ну конечно! - Вскрикнула Файна. - А вот и лучший игрок всех времен и народов!.. Джимми! Он такой красавчик, правда?!.... Кирт, Кирти, что с тобой?! Перестань кашлять! О Боже, да ты чего?! Давай по спине ударю?! Кирт!..
  

-=-

  
   Ласточки поднялись на высокую кафедру и дружно подняли руки. Пять тысяч счастливчиков, а именно столько вмещал в себя самый большой и роскошный театральный зал города, ответили восторженным визгом и улюлюканьем.
  -- По-моему, перебор. - Озабоченно почесал подбородок Спрятавшийся за кулисами Эйвус. - А вдруг стражники не справятся.
   Джимми посмотрел в узкую манящую щель. Толпу сдерживали два ряда крепких парней в униформе, взявшихся за руки.
  -- Да удержат! - Попытался избавится он от крепко вцепившейся в его запястье руки Бонхо. - Ну Пусти!
  -- Куда? - Тревожно присвистнул капитан. - Твой выход еще не сейчас, дай другим ребятам поотвечать на глупые вопросы.
  -- И все-таки опасно. - Продолжал рассуждать Эйвус. - Что такое жалкая кучка стражников по сравнению с твоей симпатичной мордашкой вылезающей из-под кафедры... Эх, нельзя все-таки в таких больших залах встречи с болельщиками проводить.
  -- Но это же даже не болельщики! - Возмутился Джимми. - Это всего лишь пресса! Они милые люди... Да что они мне, в конце концов, сделают?!
  -- Значит так. - Сдвинул брови Эйвус. - Отвечаю по порядку: первое, пресса - тоже болельщики; второе, это всего лишь демоны; третье, они ужасны; четвертое, они растерзают тебя на части, и никакое владение мечом тут уже не поможет!
  -- Счастливая толпа намного страшней несчастной армии. - Дополнил его Бонхо. - Попасть в ее власть означает неминуемую смерть, если, конечно, ты не расшвыривающий всех Бон-Бон, хотя в тот единственный раз, когда оцепление было прорвано, и он с трудом выполнил этот нехитрый маневр, в последний момент успев прыгнуть в спасительный портал... А ведь тогда, собравшихся было куда как меньше.
   Джимми театрально фыркнул и, освободившись-таки от хватки Бонхо, повернулся к собеседникам спиной. Правда, не надолго, потому что кто-то из Ласточек одарил поклонников победным кличем, те завизжали, и, соответственно, глаза юного императора снова зажглись ярким пламенем славы.
  -- Ладно, - усмехнулся Эйвус, - выходи, Бонхо. Фанатики должны быть подготовлены к созерцанию своего идола.
  -- И побыстрей, побыстрей там! - Чуть ли ни запрыгал на месте Джимми. - Я уже очень хочу!
   Бонхо, нервно опустив голову, начал неуклюже просачиваться сквозь занавес.
  -- Итак, Джимми, - Эйвус схватился рукой за подбородок юного императора и повернул его взгляд к себе, - сейчас ты будешь слушать меня очень внимательно... Во-первых, не вздумай показывать этим бестиям, что тебе нравится это ужасное мероприятие. Понимаешь о чем я?
   Джимми уверенно качнул головой.
  -- Хорошо... Во-вторых, не повышай голос, в-третьих, попытайся увести свой диалог поближе к матчам и подальше от своего участия в них. Не смей смеяться и...
   Окончание фразы Джимми не услышал, ибо так и не найдя свой конец в опутавшем его шею занавесе, Бонхо все-таки прорвался на ту сторону. И хотя по расчетам архитекторов, театральные своды должны были выдерживать хоры лучших теноров сущного, окутанная ревом пяти тысяч глоток штукатурка опасно посыпалась.
  -- ...Привет всем. - Вяло поднял капитан руку.
  -- Бонхо! Бонхо! - Заскандировала толпа.
   Через две минуты, когда рев более-менее утих, виновник шума сдуру улыбнулся, тем самым, отложив спокойную атмосферу еще на пять минут.
  -- ...Спасибо, конечно. - Наконец, прорезал он шум своим громогласным голосом. - Но, может быть, пора вам задать мне несколько вопросов?
  -- Как ты так долго остаешься в живых, Бонхо?! - Выкрикнул кто-то.
  -- Ответ очень прост... Я бессмертен.
   По залу прокатилась волна довольного смеха.
  -- А если честно, - продолжил он, - я всего лишь иногда думаю, прежде чем кидать свое тело на вражеское оружие.
  -- Для этого у него имеются наши тела! - Хлопнул его по плечу рядом стоящий коллега, отправив, так называемую, прессу в глубокий покат.
  -- ...Ну хорошо, хорошо. - Выставил Бонхо вперед руки, когда в зале установился относительный штиль. - Думаю, смеялись вы сегодня уже достаточно, пора и повизжать... Встречайте то, за что вы продали душу дьяволу, дабы попасть сегодня сюда. Солнцеподобный Джимми!
   Занавес откинулся и на кафедру поднялась улыбающаяся фигура хлипкого подростка. Обязанная по сценарию заорать что есть мочи, окутанная счастьем толпа наоборот затаила дыхание, не веря своим глазам.
   Как всегда, в самый ответственный момент покинутый своей наглостью Джимми тоже не сразу нашел слов для этих тысячей сияющих взглядов и просто скромно помахал им рукой.
  -- Мы любим тебя, Джимми! - Выкрикнул кто-то с задних рядов.
  -- Я тоже всех вас очень люблю! - Юный император широко улыбнулся, несмотря на то, что тычок Бонхо был довольно неприятным.
   Вздохнувший одним разом зал интенсивно зашептался, по-прежнему боясь кричать, дыбы не пропустить хотя бы одного слова своего кумира.
  -- Расскажи нам о себе! Расскажи, Джимми!
  -- Хм... Мне нравится бездельничать и повелевать.
  -- Что ты несешь?! - Буркнул ему в ухо встревоженный Бонхо.
   Оглушенная созерцанием божества толпа начала потихоньку отходить от первоначального шока и издала что-то, напоминающее визг. На лицах вцепившихся друг в друга стражников отразилось явное напряжение.
  -- Где ты так хорошо научился драться?! - Закричало сразу несколько "журналистов".
  -- Слушай, а почему среди прессы так много молоденьких девушек? - Прошептал Джимми на ухо Бонхо. Тот закатил глаза.
  -- Откуда такая быстрота в твоем мече?! Джимми! Джимми!
  -- У меня был хороший учитель. - Снова улыбнулся юный император. - Правда сейчас он мне в подметки не годится.
   Толпа забесновалась, следующий вопрос Джимми уже услышал с трудом. В оцепление стражников замечалось явное смятение.
  -- Пора сворачивать этот балаган. - Вырвалось у покрывшегося испариной Бонхо. - Они выходят из-под контроля.
  -- Да все нормально. - Отмахнулся купающийся в славе Джимми.
   Тысячи рук протянулись в его сторону, желая хотя бы одним пальчиком коснуться живую святыню, тысячи глаз впились в его раскрасневшееся от удовольствия лицо, с тысячей губ срывалось его гордое имя.
  -- Все, уходим, дружок. - Бонхо взял юного императора за руку.
  -- Джимми, Джимми, у тебя уже есть подружка?! - Прорвался сквозь нескончаемый рев чей-то детский подрагивающий голосок.
   Бонхо вздрогнул. Его рот начал открываться, чтобы успеть спасти положение, но глаза уже видели, что он опоздал. Язык лучшего игрока всех времен оказался столь же быстр, сколь и его меч.
  -- Нет! - Совершил Джимми самую большую ошибку в своей жизни. - У меня нет девушки! Я свободен...
   И началось...
   Побледневший Эйвус как вихрь выскочил на сцену и начал свой танец. Однако чтобы открыть портал, магу его уровня требовалось целых десять секунд, в то время, как два ряда стражников были разметаны за один единственный миг.
   Очарованный действиями заливающихся слезами счастья девочек, Джимми даже попытался сохранить спокойное выражение лица, но, увидев, как, спотыкнувшись, какой-то парень был буквально затоптан взбесившейся лавиной фанатиков, побледнел и он. Прекрасная перспектива быть зацелованным до смерти почему-то сейчас казалась ему не очень притягательной. Но, к сожалению, его мнение совершенно никого не волновало, неизбежная смерть была близко, и поделать с этим он не мог ничего.
   Сбившиеся в кучку Ласточки вопрошающе посмотрели на свою единственную надежду. Эйвус принял единственно правильное решение, накрыв свою команду непробиваемым куполом энергии. Последнее, что успел увидеть Джимми, исчезая в открывшимся чуть позже портале, это одержимые лица, смешно прижатые к прозрачной оболочке и горькие слезы несостоявшейся мечты.
   Юный император был в шоке.
  

Глава 7.

  
   Такого списка правил, как на полуфинальную игру, по словам Эйвуса, не было уже давно. На две команды выдавался всего лишь один мяч (каучуковая сфера со свинцовой сердцевиной), который надо было забить в указанный квадрат, называемый воротами и имеющий размер два метра на четыре. Сей мяч должен был быть заколдован специальным способом, так, чтобы метаться по полю совершенно в случайном направлении. Выигрывал тот, кто первый заколотит один единственный гол. Здесь все по-обычному, а вот дальше в правилах шли настоящие причуды: во-первых, на этом матче нельзя было "бить" соперника, и даже прилагался целый перечень подразумеваемых под этим словом действий, который гласил: "не бить, тупые мордовороты, это значит не бить! Не трогать своим кулаком чужие физиономии, не ломать чужие ноги, не тыкать в болевые точки, не вырывать вражеские кадыки/ноздри/сердца... для тебя написано, скотина, слушай, если читать не умеешь... также нельзя таскать врагов за волосы и ломать им хребет...". В общем, список был длинным и красноречивым. Единственным, что можно было делать с противостоящем тебе телом, так это смещать его плечом или аккуратно отталкивать своим корпусом. За нарушения правил игроком, тому полагалось штрафное очко и, в случае достижения количества таких штрафов отметки в пять единиц (цифре катастрофически маленькой), он немедленно удалялся с поля. Самым же страшным в этом беспределе было наличии судьи, чья воля могла остановить матч, отправить команды на перерыв и даже не засчитать гол! "Хватать мяч своими грязными культяпками" - слава богам - все-таки было разрешено...
  -- А это еще что такое?! - Изумился Джимми, выйдя вместе с командой на беснующуюся арену.
   Все поле находилось под колпаком прямоугольной клетки с толстыми стальными прутьями, по ту сторону которых повисла лишенная сидячих мест на трибунах часть болельщиков.
  -- Ну понимаешь, - скорчился Бонхо, - в этом мире, как бы лучше сказать, официально разрешены убийства. Полная анархия, в общем.
  -- Но как же наши фэсты?! - Возмутился юный император, заметив в руках у половины болельщиков наточенные клинки. - Их же...
  -- Да, думаю их руки сегодня окропятся кровью неопытных агнцев.
  -- Добрый день, дорогие любители честной игры по правилам! Приветствуем вас на полуфинальном матче Дикого турнира между супер, мега, ультра легендарной командой Золотые Ласточки и... слушай, а как называется это убожество, что представляет местный мир?
  -- Кажется, Доблестные Рыцари, Койс... Ну или что-то в этом роде. Главное не это, а то, что сегодня наша комментаторская кабина представляет собой нечто, вроде титановой оболочки, проникнуть в которую абсолютно не возможно, а это значит, что мы наконец-то сможем говорить то, что думаем!
  -- А думаем мы вот что: Не пройдет и десяти секунд, как Бон-Бон отнимет мячик у одного из этих щенков, Бонхо передаст его Джимми, тот заколотит гол-красавец, и мы с вами благополучно отправимся отстаивать очередь за билетом на финал!
  -- А еще, сегодня мы будем вещать на стадион в течение всего матча. Закон ныне действует только внутри клетки! А сейчас реклама...
  -- Ваша голова еще ощущает под собой шею, а в груди что-то колотится? Тогда быстрее смывайтесь из этого ужасного мира, пока вас не грохнули! Содружество магов Калирона оказывает любые услуги по транспортировки ваших тел туда, где властвует Закон!
   Команды построились друг напротив друга и тупо уставились на появившегося из подтрибунного помещения небольшого человечка с реденькой козлиной бородкой и крючковатым носом. Удивился даже видавший виды Бонхо - такой судья не то что не сможет растащить сцепившихся бойцов, он и до кромки-то доползти не сумеет, когда его "случайно" кто-нибудь заденет.
  -- Значит так, - начал судья усталым голосом, - перед вами стоит великий маг Шийн-Ша-Ши Кайн, командующий пятой армией великого властителя Нильфуса, герой древних битв и так далее, и тому подобное... Мне совершенно не интересен ваш ублюдочный турнир, и я не хочу смотреть на ваши мерзкие морды. Однако приказ есть приказ, и я отсужу этот матч, как полагается. Но учтите, спорить с теми, кто окажет сопротивление, я не буду.
   Между пальцами чародея забегала одинокая молния.
   Вопросов не было.
  -- Итак, матч начался!
   В центре поля, прямо из-под земли выскочил резиновый кругляш размером с человеческую голову. Первым, как всегда, оказался Люверт - ручной левушка выполнил молниеносный прыжок в сторону зависшего в воздухе мяча, но, не сумев уцепиться за гладкую поверхность оного, рухнул на голову зазевавшемуся сопернику, который, в свою очередь попытался немедленно задушить назойливую зверюгу. Судья небрежно дунул в свисток, матч был остановлен. После долгих разбирательств, уже с первых секунд начавшему нервничать арбитру все-таки удалось вдолбить в глупые головы, что атаковать игрока, не владеющего мячом, оказывается, тоже запрещено! Как выяснил засмотревшийся на прыжок усатого коллеги Джимми, большая половина бойцов из обоих команд в это время по привычке настучали друг другу морды.
  -- Смотрим, что покажет судья?..
  -- Судья показывает, десять штрафных очков! Что же это получается, Койс, теперь и по рылу не двинешь?!
  -- Ну что ж поделаешь, если правила такие.
  -- Мало ли какие там правила! В чем интерес матча-то тогда?
  -- А тем временем, судья дает свисток к продолжению игры!
   Мяч сорвался с места и начал плавно парить на высоте метра, медленно подлетая в руки юного императора. Уже представляющий себя мчавшимся в атаку героем, Джимми жадно сцапал мячик ручками. Тот не сдвинулся с места. Джимми напряг все свои мышцы и, скорчившись, со всей силы дернул того в сторону. Не ожидавшие такого сопротивления ладони предательски соскользнули с мерзкого кругляша, и обескураженный юный император плюхнулся животом на песок.
  -- Что это за финт вытворил наш Солнцеподобный?
  -- Не знаю... Видимо, нам дано это узнать, только когда через несколько секунд, начатая таким хитрым способом атака завершится голом-красавцем.
   Однако не прошло и мгновения, как выяснилось, что "финт" Джимми был лишь первым крохотным звеном в великой, как окажется позже, комбинации - обхвативший всем телом на время освободившийся от прилипалы мяч, Бонхо был подброшен в воздух, со свистом пронесен несколько метров, и сброшенный в самую гущу вражеской команды (соответственно, заработавшей на аппетитной близости соперника еще десяток штрафных очков).
   А приковывавший миллиарды глаз каучуковый мерзавец, тем временем, решил, что игр на сегодня хватит и начал заниматься делом. Свинцовая сфера, со свистом рассекая наполненный ропотом болельщиков воздух, метнулась поперек поля и, врезавшись в боковую стенку клетки, со звоном отскочила прямо в ворота Золотых Ласточек. Слава богам, ужасу, воцарившемуся в сердцах миллионов, было уделено буквально мгновение, ибо в последний момент мяч сделал крутой вираж и устремился в противоположную сторону.
  -- А вот это уже интересно!
  -- Да он двигается абсолютно в случайном направлении!
  -- Попробуйте завладеть им, ребятки!
   Наконец поняв, что в этом матче надо разделаться с мячиком, а не с головой врага, игроки распределились по полю, и начали пытаться уцепиться за летающее ядро.
   Бесполезно! Мяч закрутился в таких немыслимых зигзагах, что преградить ему путь было практически невозможно, а те, кому это все-таки иногда удавалось, отлетали вверх тормашками как игрушечные кегли.
  -- Да что же это творится, Койс?! Мячишка сейчас перекалечит нам всех бойцов!
  -- Ну так это ж здорово.
  -- Ты думаешь?.. Ну тогда сворачивай эти нюни и начинай уже комментировать!
  -- Итак, дорогие друзья, смею вернуть ваше внимание на безумную арену Рыцарей, трибуны которой, кстати, уже начали междоусобную резню, где ошалелый мячик собирает урожай отшвырянных им тел великих "звезд" современного спорта... Смотреть на это зрелище, сидячи на диване, скажу вам, очень занимательное занятие!
  -- А, тем временем, Шошо устремляется на зависший во фланге мяч. Какой прыжок!... Увы, мимо, мой милый свинтус с чешуей.
  -- Джимми прыгает с плеча Бонхо! Делает сальто! Уцепляется за мяч... Держись, держись, Солнце.... О, Боже!
  -- Надеюсь, милые девушки, вы успели закрыть свои глазки, ибо вашу мечту только что размазали по фронтовой стенке ужасной клетки.
  -- А фэсты Ласточек в это время начали штурмовать несчастную южную трибуну! Вот отскочила чья-то голова!.. Неплохой матч, правда?
  -- Ага!
   ...Юный император был обескуражен. За все время с начала игры, у него ни разу не получилось не то что забить великолепный гол, но даже и завладеть мячом хотя бы на пару секунд. Радовало пока лишь одно: остальные парни находились точно в таком же положении. И даже судья, по началу проявлявший не дюжую строгость, потихоньку начал пропускать мимо глаз обоюдные тычки соперников, в первую очередь, конечно, потому, что по сравнению с действиями единственного владевшего сейчас ситуацией на поле предмета, то бишь мяча, эти пушечные удары по чужим частям тела и щекоткой-то назвать было трудно. Маленькая и мягкая на вид, указанная сфера производила эффект запущенного в песочницу с младенцами катапультного ядра...
   Кошмарный первый тайм закончился через целые сорок минут. Уставший от потуг в свою свистульку судья подарил командам, уже потерявшим половину состава из-за удалений, десять минут отдыха...
   Измотанные и избитые Ласточки грохнулись на деревянные лавки раздевалки. Звенящая тишина неприятно давила на уши после оглушительного издевательского рева трибун.
  -- Я не знаю, тренер... но... - виновато начал Бонхо.
  -- Не надо оправдываться! - Перебил его нервно расхаживающий из угла в угол Эйвус. - Сам все вижу. Это же не мяч, это убийца! Не понимаю, как вы вообще еще на ногах стоите.
  -- Стоять на ногах - не сложно. - Вмешался нахмуренный Джимми. - Любой человек умеет делать это с двух летнего возраста. Суметь заколошматить гол, вот где проблемка затесалась.
  -- Мы не смогли пощупать мяч, даже когда были свежими! - Не выдержал кто-то из игроков. - Куда уж нам сейчас... Не знаю, как вы, а я чуть живой.
  -- Усталость тут не причем. - Джимми от злости двинул ногой по стене. - Сколько там длился этот первый тайм? Сорок минут? Я, по-моему, даже вспотеть не успел... Нет, мое мнение, конечно, маленькое, я здесь недавно, но, даже за это славное время уже успел понять - все команды рано или поздно проигрывают. Но одно дело, если это доблестное поражение в финальной битве, а совсем другое, если это проигрыш куску резины! Хватит распускать сопли, парни! Мы великая команда! Мы сделаем его, мы сделаем этот мяч! Вперед!
   Команда не сдвинулась с места.
  -- Спасибо тебе конечно, Джимми, - криво улыбнулся Бонхо, - что выполняешь мою работу... Моральная поддержка - вещь, конечно, хорошая, только вот... бестолку.
  -- Но... - Попытался возмутиться юный император.
  -- Бонхо прав, Джимми. - Остановил его Эйвус. - Вы бессильны. Здесь что-то не так... Мы с Ушером уже все головы себе сломали... А? Это тренер Рыцарей, мой старый приятель... Есть одно подозрение.
  -- Сколько штрафов у Бон-Бона? - Не успокоился Джимми.
  -- Четыре.
  -- Угу... ну что ж, значит у нас один единственный шанс. Вперед команда!
   На этот раз Ласточки, хоть и нехотя, но все же поднялись со своих мест (в основном потому, что время перерыва подошло к концу).
  -- И вот отдохнувшие и отработавшие победную стратегию, команды снова появляются из чрева бешенной арены, поле битвы которой нам предстоит наблюдать еще весь второй тайм.
  -- И весь третий, Койс.
  -- Да, и весь четвертый... В общем, пока герой сегодняшней игры случайно сам не залетит в чьи-нибудь пустые ворота.
  -- Арбитр гудит в свою свистульку.
  -- Вперед! - Джимми рванулся со своего места, выбивая ногами влажную землю. - В сторону, в сторону, я сказал!
   Мяч проплыл несколько метров над головами и дернулся вверх.
  -- Стоп! Не сейчас! - Джимми, решивший схватиться за мяч, с трудом успел отпрыгнуть в сторону, ибо тот вдруг резко вспорхнул под самый купол клетки и с силой рухнул назад, разметав песок в двух метрах от юного императора.
  -- Спокойно, спокойно... Держи того урода, Бонхо... Сейчас! вперед!
   Джимми ловко просчитал рикошет мячика от чьей-то головы и, вцепившись в него руками, изо всех сил прижал наглую сферу к груди.
  -- Сейчас! Сейчас, Бон-Бон! - Что есть мочи завопил он. - Ну давай же, мой хороший, давай!
   Тоже понявший, что это последний шанс, бесстрашный носорожек подскочил к начинавшему терзаться телу Джимми и, угадав, когда то беспомощно отлетит в сторону, ударил своим рогом адский спортивный снаряд.
   Стадион замер. Мяч плотно засел на носу у многотонного Бон-Бона и не двигался с места. Глаза игроков обоих команд зажглись ярким пламенем надежды.
  -- Невероятно! Ему удалось это! Мячу не вырваться, это победа!
  -- Никто не справится с весом нашего Бон-Бончика! Никто в целой вселенной, никто во всей...
   Удивленная, тревожно фыркающая голова носорога начала подниматься вверх, причем делая это явно не по своей воле. Прошла еще секунда, и передние лапы уже жадно искали под собой какую-нибудь опору.
  -- Но... - Попытался сказать что-то Бонхо. Фраза застряла в горле.
   На время успокоившийся мячик наконец дернулся по крутой дуге. Взвывший от ужаса Бон-Бон попытался высвободиться из хватки кошмарного кругляша, но тот сегодня шансов не давал никому, а уж для безмозглого зверя исключения и подавно. Тело носорожка взметнулось вверх, с грохотом рухнуло на землю, снова взмыло на высоту в десять метров и с разгону врезалось в боковую стену клетки.
   Арена наполнилась гулом разочарования и явного не довольствия. Закатившие глаза и побледневшие от несправедливости игроки небрежно опустили вскинутые руки. Продолжать матч дальше, смысла не было абсолютно.
  -- И откуда только такие мячи извлекают?!
  -- Хм... Сейчас посмотрим... Так, по моим записям сей спортивный снаряд прибыл на матч прямо из бюро выдумки турнирных правил.
  -- Ну тогда ничего удивительного. От этих ребят можно ожидать чего угодно. Помнишь, какие...
  -- Извини, что перебиваю, Койс, но, кажется, тренеры команд хотят что-то сказать нашему почтенному арбитру.
   Остановивший матч судья быстро подошел к Эйвусу с Ушером и в течение нескольких секунд внимательно вслушивался в их волнительное негодование. Затем, все трое взялись на руки и на мгновение замерли, пытаясь на чем-то сосредоточиться.
   Три указывающие руки медленно поползли в сторону южной трибуны. Уже уставшие драться друг с другом, зрители невольно отшатнулись от направленных в их сторону пальцев, открыв взору миллионов трех совсем еще молодых парней в длинных мантиях и с покрасневшими от неожиданности, якобы невинными лицами.
  -- Так-так, дорогие друзья, похоже на поле замечено запрещенное применение магии.
  -- Щенкам конец!
   Соображавшие чуть дольше, нежели видавшие виды комментаторы, трибуны наконец разразились громогласным свистом и недовольными визгами. Однако надо отдать им должное, оказавшиеся в центре взрыва негодования студенты-маги не поддались паники и уже начали плести какое-то спасительное заклятие.
  -- Что они делают, Фран?
  -- Боюсь ошибиться, но, по-моему, они сматывают удочки, Койс... И еще, по-моему, они все правильно делают.
  -- В таком случае, я буду за них молиться... Жалко только уровень разный.
  -- Чей уровень?
  -- Уровень этих сопливых выучек и великого мага Шийн-Ша-Ши Кайна, Фран.
   Портал почти уже был открыт, когда из земли вылез вызванный арбитром светящийся парень с витыми рогами и огромной, мерцающей молниями, дубиной.
   Взвизгнувшие студенты попрыгали в полуоткрытую лазейку, что уже само по себе не предвещало им ничего хорошего, и судорожно захлопнули за собой спираль. Причем сделали этот как раз в тот момент, когда пробивший в своем прыжке стальную решетку клетки, взъярившийся элементаль исчез за крутящейся поверхностью портала.
  -- Ха-ха, он наслал на них Экзекутора! Посмотрел бы я сейчас на их лица!
  -- Расслабьтесь, дорогие любители спорта, магический Экзекутор не страшен для жизни, он просто очень больный... Эх, хороший все-таки матч получился!
  -- Ну а Джимми, тем временем, подхватывает вялую сферу и забивает фантастический гол. А мы прощаемся с вами, друзья.
  -- Увидимся на Финале, где Золотые Ласточки встретятся с просто разорвавшими в другом полуфинальном матче своих соперников Серыми Ангелами.
  -- Всего вам хорошего.
  

-=-

   Следующие несколько дней не показались Кирту столь же веселыми, как предыдущая неделя. И хотя он продолжал так же носиться по коридорам и играть с друзьями, "явление" Джимми отложило значительный отпечаток на неустойчивое детское сознание. В голову маленького мага все время лезли какие-то совершенно не нужные для веселья тревожные мысли, которые приходилось обдумывать и каждый раз приходить к тому, что самый важный вселенский вывод так и не выдвинут. Разумеется, замещать какими-то там дурацкими мыслями развлечения свободного времени суть Кирта была совершенно не согласна, поэтому тяжелые думы обычно заставали его во время очередного урока, что, в принципе, маленького мага вполне устраивало.
   Сегодня, это был урок магистра Марка, во-первых, на котором философствовать о бытие, по идее, должно было, вообще, поощряться, а во-вторых, на котором ученики не получали плохих оценок, даже засыпая на столь скучном мероприятии.
   Сверившись на досуге с учебником, что, вообще, обычно происходило крайне редко, Киртли настроился на очередной рассказ о славных походах великих армий всеобщего властителя Нильфуса. Однако Марк на сей раз решил уйти в сторону от программы, приготовив нечто иное.
  -- Сегодня, дети, мы с вами поиграем в одну игру, - начал он, когда беснующийся класс наконец кое-как уселся, - один из вас будет вести себя как-нибудь неправильно, а другие должны доказать, что он не прав.
  -- Дети захлопали непонятливыми глазами. Игра, сама по себе, хорошая вещь, но только, когда у нее простые правила.
  -- То есть один из нас будет притворяться кучей навоза, а другие доказывать, что от него воняет? - Выдвинул версию кто-то из отличников.
   По классу пробежал звон детского смеха.
  -- Ну что-то, вроде этого. - Улыбнулся Марк. - Однако же, ничего смешного здесь не вижу. Даже самым очевидным вещам и незыблемым догмам бывает часто не легко найти должное доказательство... Вот, например, как вы думаете, лучше быть сильным или слабым?
  -- Сильным! Сильным. - Загалдели дети. - Сила лучше...
  -- А я, вот, считаю, что лучше-то, как раз, быть слабым. - Марк убрал руки за спину и немножко наклонился.
  -- Ерунда. - Выкрикнул толстый мальчишка с галерки, чьи факты преобладания силы над слабостью все ученики наблюдали чуть ли ни на каждой перемене (причем на собственной шкуре). - Не может, чтобы слабачки были лучше, это...
  -- А ты докажи, - перебил его магистр, - поведай нам причины твоего столь безапелляционного мнения.
  -- Да легко! - Оживился толстяк. - Сильный делает, что хочет, он всегда прав, он может вдарить тому, кто считает, будто он не всегда прав, и тот изменит свое мнение. Когда я вырасту, я стану воином, а слабачки будут сидеть в душных комнатах и рыться в дурацких бумажках. Вот так!
  -- Ты абсолютно не прав, причем, во всем. - Скривил губы Марк. - По твоим словам получается, что в детстве быстрее других сформировавшийся физически ребенок волен удовлетворить любую свою шалость. Таким образом, привыкая получать все, что угодно, не прикладывая особых усилий, в отрочестве и юношестве, когда каждому из нас волей-неволей приходиться столкнуться с пакостями взрослой жизни, такой молодой человек непременно попадет впросак и, в результате, уйдет в себя, станет гипер активным, нервным и кровожадным типом, либо же сопьется. В то же время, окажись мальчик слабее своих сверстников, жизнь не только приспособит его разум и тело к различного рода трудностям, но и, без каких-либо сомнений, потянет к дополнительным знаниям. Предпочтя бестолковой беготни с приятелями умные книги, такой ребенок, в итоге, обретет великое могущество, став искусным магом и проживет долгую, счастливую, наделенную властью жизнь.
   Дети проглотили языки. Не от того, конечно, что были согласны с учителем, а от того, что "нечего возражать, если половина сказанных этим учителем слов произнесены на незнакомом языке".
  -- Ну что, кто еще попробует? - Улыбнулся Марк, выдержав паузу.
   Несколько отличников, воодушевленных своим преобладанием над силой, с радостью подняли руки...
   Через несколько минут Кирту стало скучно от того, как легко и издевательски взрослый и умный мужик разделывается с незнающими жизни детьми, и он ушел в свои мысли.
   До конца занятия, которое, кстати, на сегодня было последним, оставалось не так уж много, когда магистр вдруг привел в чувство начинающий засыпать класс совершенно неожиданной и пугающей фразой:
  -- А теперь скажите, дети, кто прав, доблестная армия великого властителя Нильфуса и мастера Кограда или ужасные легионы Хранителей Миров?
   Дети притихли. Лишь несколько человек тревожно перешептывались.
  -- Ну что, кто решится со мной поспорить? - Развел руками Марк.
   Несколько отличников показательно опустили глаза. Спорить о том, что зло - есть добро, а добро - есть зло, было уж слишком.
  -- Вопрос задан некорректно. - Нарушил тишину спокойный голос Кирта.
  -- Замечательно, - оживился Марк, - Ниоли попробует.
  -- О чем здесь спорить, - продолжал маленький маг, - если уже в самом вопросе заложено, что кое-кто доблестный, а кое-кто ужасный.
  -- Ну сути это не меняет, Киртлан... Понимаешь, просто многим привычней воспринимать некоторые вещи...
  -- Может быть. Но тогда первое слово уж точно за вами... Мы слушаем. Доказывайте, что вы правы.
   Класс уставился на маленького мага с неподдельным интересом.
  -- Ну что ж, хорошо, - прищурился магистр, - ты хочешь, чтобы я доказал ужасность Хранителей? Пожалуйста... Если ты возьмешь учебник по истории...
  -- Кто написал этот учебник? - Бесцеремонно перебил его Кирт.
  -- Известно кто, почтеннейший магистр Клоуфс.
  -- Он что, был Хранителем или сражался на их стороне?
  -- Нет, конечно... Не понимаю, Киртлан, к чему ты клонишь? Разумеется, этот историк был верен великому властителю Нильфусу.
  -- Как и все остальные сочинители той туфты, которой забита школьная библиотека. - Подытожил Кирт.
   Дети зашумели.
  -- Не понимаю вас, молодой человек. - Улыбка с лица Марка постепенно испарилась. - Что, собственно, дало вам право называть труды жизни известнейших людей таким грубым словом?
  -- Прошу прощения, если кого-нибудь обидел, - Киртли обвел класс важным взглядом, - но мне казалось, мы всего лишь играем, а значит, можно говорить все, что вздумается... Надеюсь, вы не воспринимаете мой лепет серьезно.
   Несколько человек облегченно захихикали.
  -- Ну все же, попрошу без личных оскорблений. - Чуть смягчил голос магистр Марк. - А то, знаете ли...
  -- В любом случае, вы не отрицаете, что все историки находились на стороне Парочки? - Снова перебил его Кирт.
  -- Какой еще парочки? - Шепнул сидящий рядом Рифи.
   Но магистр, видимо, понял, о чем идет речь.
  -- Конечно, не отрицаю! - Ответил он несколько нервозно.
   Вздохнув, Кирт откинулся на спинку стула.
  -- А теперь скажите мне, любезные, - продолжил он издевательским голосом, - какой идиот будет писать, что его враги, на самом деле, хорошие, а он мерзкий прислужник двух тиранов? К тому же, ни один историк не мог видеть ничего самолично, а все рассказы о боевых подвигах, как известно, своей точностью не отличаются.
  -- Но... - Попытался что-то возразить Марк.
  -- Да о чем тут спорить! - Не выдержал тот самый толстяк с последней парты. - Зловонные Хранители Миров - это настоящие исчадья ада! Они нелюди! У них огромные зубы и красные глаза...
  -- Да что ты говоришь?! - Оборвал его несуразицу ехидный голос Кирта. - То-то я и смотрю, как вместо Хранителей, зубастым вы называете почему-то нашего пушистого друга - мастера Кограда!
 &nb