Комарова Диана Валерьевна: другие произведения.

Глава 29. Last Romeo

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 9.08*35  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обернувшись на звук открывшейся дверцы душевой кабины, я ткнула в сторону Блондина зубной щеткой и назидательно выдала:
    - Нам. Надо. Поговорить.
    Обернув бедра полотенцем, Мика вопросительно поднял брови:
    - Сейчас?
    - Именно, - кивнула я, оборачиваясь к раковине и возвращая зубную щетку на место. Да, сейчас почти ночь. Да, это ванная комната. Но черт возьми, если не сейчас, то никогда.

  Глава 29. Last Romeo
  Кто утром все успел - тот я, хотя пришлось выползать из квартиры засветло и на двух светофорах проскочить на желтый. Но зато я в итоге успела на первую лекцию потока и даже благополучно пропала весь академический час, пристроившись на плече у Мэтта, играющего в "Temple run" на планшете. Благо, сидели мы на предпоследнем ряду, а предмет был обязательным для посещений, но жутко занудным. Под конец лекции, увидев, что я отвечаю на сообщение Сьюзен и договариваюсь встретиться на обеде у столовой, одногруппник хмыкнул:
  - А знаешь, куратор к сожалению все-таки не гей. Декольте Сьюз одержало победу.
  - Вчера?
  - По слухам, да. Вчера был какой-то весьма продуктивный на слухи день, как ни крути.
  - Парад контуженных, ага, - подтвердила я, откладывая телефон в сторону. - Во всей красе.
  - Мика Каллахен, кстати, жив? А его машина? - хмыкнул Мэтт, не отрываясь от игрушки - пальцы так и скользили по экрану. - Даже я вашу химию вижу.
  Я постаралась выразить весь скепсис в одном презрительном звуке, напоминающем фырканье, да и сосед больше не стал приставать. Все так же не отрываясь от игры, он шутливо пожаловался, как тяжела его судьба, что все классные парни логично заняты и это трагедия для его юношеского наивного сердца.
  Параl контуженных все же продолжался, особенно на перерывах. Судя по внимательным взглядам, все ждали что из-за угла выскочит Мика, как минимум взвалит меня на плечо и утащит в рассвет. Никакие блондины из-за угла не выскакивали, к их сожалению, я откровенно веселилась и даже предложила пустить слух, что на самом деле мы уже года три как женаты и у нас маленькая дочка. Не оценили, но хоть наблюдать перестали.
  Около столовой пришлось ждать опаздывающую Сьюзен, пристроившись у стены с ежедневником - день апокалипсиса все близился и грозился растянуться на несколько мучительных дней: сам день выпадал на четверг, а вот торжественная вечеринка - на вечер пятницы, затягивая с собой и выходные. Сьюз улыбалась как дурная шизофреничка, утянула мне в столовую и едва ли не висела на шее все то время, пока мы брали обед и выискивали стол. Ее можно было понять, учитывая вчерашнюю ночь, но... Впрочем, это же Сьюз, и она на порядок эмоциональнее меня.
  - Мы сегодня вечером идем в кино, - возбужденно затараторила она, ставя поднос на стол. - Представляешь? Он такой классный!
  Ничего более осмысленного, кроме пузырения эмоциями, я от нее не услышала, лишь смотрела с улыбкой, расправляясь с клаб-сэндвичем. В самой столовой было весьма тихо - баскетболистов почти всем составом не было, как и большей части старших курсов. Говорили, что у них там какие-то сборы и внеплановая лекция с каким-то крутым профессором из английского университета, поэтому в столовой были только младшие курсы. Из всех баскетболистов я успела увидеть только парочку ребят из второго состава и девочек-чирлидеров во главе с Кло, которые не обращали на них никакого внимания и болтали наверняка о чем-то высокоинтеллектуальном, пока никого не было рядом.
  - ...слышала, что у Мики Каллахена девушка есть, - донесся до меня обрывок разговора от столика позади нас. Я ткнула Сьюз локтем, и мы обе превратились в слух, делая вид что увлечены обедом и перелистыванием ленты твиттера.
  - ...ты веришь?
  - ...а если и есть, тебе-то какое дело?
  За столиком позади нас пристроились какие-то первокурсницы, целая поп-группа просто, даже спорить не стану - все в юбках! Они старались переговариваться тихо, в общем шуме столовой их местами и перекрывало, но тема у них была занятная.
  - Так все-таки есть?
  - Люси мне сказала, что ей сказала Кэтлин, а та слышала от...
  - ...она не из нашего университета?
  - Ее кто-нибудь видел?
  - ...Мадлена с ума по нему сходит, она обещала все волосы ей выдрать, если выяснит, что это за курица!
  - Мадлене все равно не светит.
  - Это тебе не светит, с такой-то кофтой, - огрызнулись сзади, и я с трудом сделала нормальный глоток, чтобы не прыснуть со смеху в самый неподходящий момент. - А она хвастается, что он ей "привет" вчера сказал.
  - Мика? Пф.
  - Может он с капитаном чирлидеров встречается? Посмотри на нее - подходит по всем параметрам...
  - ...ага, только сейчас она вроде как встречается с тем рокером, что привез ее вчера утром. Ага, так бы Мика ей и позволил такое. Включи мозги. Наверняка это кто-то со стороны абсолютно, или же наоборот, кто-то из своих.
  - Половина университетских девочек уже готовы снять с нее скальп, а ты еще удивляешься, посему мы о ней не знаем?
  Сьюзен над моим ухом задумчиво хмыкнула:
  - А ведь и правда.
  Обсуждать столь горячую тему первокурсницы долго не стали - за неимением доказательств и вариантов, быстро свернули свой разговор на тему недавнего шоппинга, и я смело вернулась к обеду. Ближе к концу перерыва в зал потянуло и остальных, которых наконец-то отпустили с лекции. Столовая сразу же наполнилась привычным шумом и столпотворением, жужжание голосов стояло просто стеной, большой улей, в центре которого я привычно выхватила Блондина в новой серой толстовке с высоким горлом, кожаными лентами и с запахом, которой пару дней назад пополнился его гардероб - похоже, решил выкупить всю новую коллекцию KTZ, не иначе. Первокурсницы за моей спиной оживились - капитан, начисто проигнорировав то, что в столовой полагается брать еду и трапезничать, с королевским видом держал направление куда-то... в другой конец общего зала. Я удивленно проследила за ним взглядом, пока не сообразила что и Мика, и Кло целенаправленно идут в сторону одного из столиков. Что такое могло заставить капитана чирлидеров покинуть своих подружек и отправиться штурмовать какой-то столик, мне пока было не очень понятно. Но факт остается фактом: Мика вальяжно уселся за один из столиков со стайкой девушек, подошедшая с другой стороны Клаудия с милой змеиной улыбкой облокотилась на спинку стула одной из них - и спустя минуту за столиком осталось только трое. Мика, Кло и неизвестная мне девушка, которая после пару слов со стороны капитана вскинула на него глаза и что-то ответила, сощурившись. На Кло она внимания не обращала вот вообще, хотя и на Каллахена, лениво подпиравшего подбородок напротив нее, тоже старалась не смотреть. Точка обзора с этого места мне была не особо удобна, и я уже умирала от любопытства, что такого он ей говорит - хотя и одновременно даже боялась представить, что и как он ей это говорит, учитывая как та менялась в лице. Тут и гадать было нечего, кто это. И то, что говорит ей Мика под гаденькие усмешки Кло - тоже.
  А никого не волнует, что в первую очередь пострадавшая сторона - я? И вообще-то мне стоит пообщаться с этой долбанутой (если это и есть та самая фанатка!), а не капитану, и уж тем более не Кло, которая вообще не должна там быть. Я только решительно отодвинула тарелку и собралась встать, как Сьюзен едва ли не рявкнула мне в ухо:
  - Сиди!
  - ...но.
  - Разберутся без тебя. Не в этот раз, тут нужен другой подход, а не кошачья драка, - пробормотала она, тоже наблюдая за дальним столиком. - Главное - результат.
  - Ты ее знаешь? - я слепо нашарила в сумке стеклянную бутылочку грушевого сока, достала его и звучно щелкнула крышкой, открывая. Пришлось оставить идею присоединиться к тому звездному трио и хоть раз оттаскать ту дуру с высветленными кончиками за волосы, хотя желание запустить бутылкой ей в голову так и не пропала. Спасало всех то, что с меткостью у меня до сих пор были проблемы.
  - Уммм, - Сьюзен прищурилась, приглядываясь. - По имени я ее не помню, но по окружению это кто-то с предвыпускного и скорее всего - с того же курса. Юридический или что-то вроде...
  Мике хватило и десяти минут, чтобы закончить разговор и вальяжно откинуться на спинку стула, продолжая в упор смотреть на девушку напротив. Та уже совсем не поднимала на него глаз и крутила в руке телефон, но судя по резким порывистым движениям - она была не сколько пристыжена, сколько зла. И я очень надеялась, что все не станет еще хуже.
  Хотя куда уж хуже? В больнице я уже была...
  Блондин уже с львиным достоинством поднялся со стула, и, даже не глядя на собеседницу, направился в сторону выхода из столовой - перерыв подходил к концу, а лекции и семинары никто не отменял даже у таких капитанов. Кло так же молча упорхнула к столику чирлидеров, а мне оставалось только меланхолично пить грушевый сок, потому что Сьюзен, положив мне руку на плечо, вкрадчиво мурлыкнула, что если я хоть движение сейчас в ту сторону сделаю, она мне высосет мозги через левый глаз. Я и сама отлично понимала, что любое мое поползновение - и окружающие, увлеченно делающие вид, что ничего не заметили, схватятся за этот факт, как грифы за кусок гнилого мяса. Но... Кло и Мика? О чем я и спросила Сьюзен, откинувшись на спинку стула - ясно давая понять, что все под контролем. Теоретически.
  - Сама у него спроси, я не в курсе, - отмахнулась подруга. - Но скажу одно - не очень мне хочется знать, о чем они там говорили... Зная Мику, эта курица должна уже собирать документы о переводе - и это в лучшем случае.
  Я полезла за телефоном в сумку: а чего еще мне оставалось делать?
  Упырь ответил на звонок со второй попытки, и то не сразу. Интересно, у него на все входящие звонки та ужасная мелодия?
  - Я вырву тебе печень и скормлю собачкам из приюта, хотя вряд ли они станут жрать такую мерзость амфетаминовую. Ты, токийская башня-блондинка, тебе жить надоело?
  - И тебе прекрасного дня.
  - Что ты ей сказал?
  - Прости?
  Ах, ну да. Это же Мика.
  Я молча сбросила звонок и закатила глаза в потолок. Время идет, ничего не меняется, ромашки, розы и прочая лабудень на голубых полях с единорогами и радугами. Просиживать зад в столовой смысла нет, сок я почти допила, а к Кло или той психичке я идти не планировала на задушевные беседы, потому что в обоих случаях воображение мне ясно рисовало, как я хватаю их за волосы и бью об стол лицом.
  - Вернусь на кафедру, созвонимся позднее, - я стала собираться, улыбнувшись Сьюз и соседям по столу. - Если что узнаешь, пиши. У меня чувство, что я опять за бортом, входит в привычку.
  - Может, так и лучше в этом случае? - кивнула соседка в ответ. - На связи.
  Подхватив поднос с использованной посудой, мне пришлось совершить моцион к мусорке в опасной зоне видимости для стола баскетболистов и чирлидеров. Там и так по-прежнему почти никого и не было, но Кло меня заметила, хотя я старалась делать вид, что с рождения глухонемая и говорю только на хинди. Выскользнув из столовой, я направилась через корпус к парковке, на ходу заматываясь в шарф - но выйти не успела, меня еще на полпути, на лестнице, перехватил улыбающийся Кайл, цапнул за запястье и поделился радостным откровением, что меня Каллахен ищет, а на телефон я не отвечаю.
  - У вас что, передатчики в мозгах? - огрызнулась я, один раз для приличия попытавшись вырвать руку - захват был цепкий, но мягкий, на рукав парки. - Идем, окей.
  - Ну какие передатчики, - хохотнул мулат, доставая телефон из кармана. - Групповой чат.
  Он продемонстрировал мне один из мессенджеров с групповой перепиской, где болталось каллахеновское "Если увидите моего хоббита, свистините. Осторожно, хоббит в пмс!"
  - Хоббит? ПМС? - уточнила я саркастично, поднимая взгляд на Кайла. Тот сразу же поднял руки, но улыбаться не перестал. - У вас у всех что, скидка большая в стоматологию?
  - Истинная леди, - мне на голову набросили огромный капюшон от куртки, ворчливый голос явно принадлежал вышеупомянутому гоблину. - Отвечай на звонки, или...
  - ...или что? - огрызнулась я, одним движением скидывая капюшон и обернувшись на невозмутимого, на первый взгляд, Мику. Кайл же, оценив ситуацию, сразу же направил навигатор на верхний этаж:
  - Я скажу профессору, что тебя в студсовет вызвали, когда семинар начнется.
  Мика кивнул ему в ответ, оценив свободное время до занятия и то, насколько он сможет задержаться - перерыв заканчивался уже через пару минут, и будучи оживленной пару минут назад лестница уже пустела.
  - Значит, твоя блондинистая подружка тоже в курсе?
  - Все случилось за пару часов, я не успел тебе рассказать, - развел руки Мика, подпирая бедром лестничные перила. - Тебе сейчас или как сказку на ночь?
  - Я хочу выяснить, светит ли мне кошачья драка - я хотя бы пилочку в карман положу, - саркастично приподняла я бровь. Блондин разулыбался в ответ и отрицательно помотал головой:
  - Если она сообразительная девочка, то больше ты ее не услышишь и не увидишь, не переживай. Последнюю неделю ты как припадочная крутишься ночью, ты хоть высыпаешься? - он оперся руками на перила сзади и я невольно засмотрелась, как натянулась на торсе толстовка. У нас странные отношения, но какие есть. И мы оба уже настолько зависим от странностей, что по другому и не могло быть - и не случилось бы вовсе. - Кло помогла найти ее, на самом деле. Она до сих пор кривит нос и не очень лестно о тебе отзывается, но, видимо, земля слухами полнится - а уж за яйца она умеет хватать, когда надо. В итоге выяснилось, что она даже знает, с кого снимать скальп. Ирония судьбы. В любом случае, мы постарались сделать это максимально тихо и быстро...
  - ...столовая на ушах второй день, - как бы невзначай хмыкнула я. - Без цирка никак?
  - Если бы я хотел цирк, было бы еще более торжественно, - подмигнул мне Блондин, и я толкнула его в плечо, не утерпела. Но он прав - провернули они относительно быстро всю эту свою операцию, а слухи в любом случае начнут ползти независимо от масштабов. - И я не хотел вообще каким-либо образом вовлекать в это тебя. Это моя проблема.
  - То есть, все-таки твоя курица?
  Каллахен сморщил нос и вздохнул, оглядывая опустевшую уже лестницу.
  - Я рассчитываю, что мы договорились.
  Мне вспомнились слова Сьюз о том, что наверняка та девушка уже на пути к переводу в другой университет, уж я-то за столько лет отлично знаю тактику этого гамадрила. Если есть возможность, почему бы ей не пользоваться? А Мика хорошо знаком с ректоратом и член студенческого совета, отлично этим прикрываясь при работе с неугодными. Мне повезло избежать подобной участи, после стольких-то стычек, просто видимо потому, что Блондину и тогда было любопытно и занятно со мной играть.
  - Что она сказала? - продолжила любопытничать я, а Мика ткнул меня пальцем в лоб.
  - Это был суровый мужской разговор, сводившийся к тому, что ты ей не нравишься и мы не можем встречаться.
  - А мы и не встречаемся.
  - Ага, у нас кружок вязания по вечерам, - ухмыльнулся тот, хитро сощурившись. - Я тоже так сказал, но она не очень поверила. Почему-то. Хм.
  - Очень странно.
  И тут я поняла, что не хочу знать больше. Не хочу услышать то, чего... правда не хотела бы услышать. Не знаю, что она успела сказать и что ей ответил Мика в итоге, но мне впервые в жизни захотелось оставить это где-то там. Я просто буду рассчитывать, что все уладилось каким-либо способом, и мне было все равно каким. Если ее отчислят - хорошо, потому что день в больнице и последующие пару дней ада не настраивали меня на роль Магдалены или какой святой, потому что вот так вот делать никому не позволено. А если бы все было еще более серьезно и плачевно для моего же здоровья?
  - Знаешь... - я заглянула Мике в глаза. - А ну все к чертям, а? Просто сделай так, чтобы все устаканилось, и не рассказывай мне больше ничего, хорошо? Уверена, ничего хорошего я не услышу. Впрочем, и нового тоже.
  - Придумывать о тебе новое - моя прерогатива, - умиленно закивал Мика, ослепительно зубоскаля мне во все тридцать два. Он бросил взгляд на лестничный пролет ниже, тут же посерьезнел и попытался сделать вид, что просто мимо шел, - но вывернувший на наш пролет староста моего курса лишь ухмыльнулся, тормознув на мгновение рядом. Ну да, ну да, кого тут обманывать, на пустой-то лестнице. Тем более - Саймона.
  - Не смей прогуливать, - беззлобно кивнул он мне, протягивая руку Блондину для рукопожатия. - Привет, Мика.
  - У меня окно. Честное дизайнерское.
  - Раз окно, идем со мной и поработаешь на благо Университета - мне как раз нужна помощь, - Саймон улыбнулся и ловко цапнул меня за край шарфа. - Давай-давай, лишний десяток баллов по правоведению того стоит, и реферат писать не придется. И ты должна мне свидание, помнишь? - беззаботно напомнил он, утягивая меня по лестнице вверх. - Работаю во благо, предотвращаю апокалипсис, чем не супергерой? Ты хоть кого-нибудь слушаешься? Я твой староста.
  Я обернулась на Блондина и получила в ответ такой насмешливо-едкий взгляд, что даже вслух говорить не надо было - про свидание он слышал. Но - говоря честно - чувства вины у меня не было. У нас же свободные...блин, я в полной заднице, сегодня точно ночую в общежитии!
  Саймон улыбался как гиена, но до самой кафедры политологии, что была двумя этажами выше, не проронил ни слова.
  - Ты мозгами поехал? - я постучала по маковке, стоило нам зайти на кафедру. - Саймон, ну... Сам говоришь про брачные игры, и сам же специально злишь этого упыря!
  - Мы оба старосты курсов, ничего не случится, - Саймон обернулся и покачал головой, со стуком открывая дверь в преподавательский кабинет. Пришлось отложить разбор полетов на более интимную обстановку, потому что в кабинете нас ждал один из профессоров, который очень обрадовался дополнительной помощи и нагрузил нас стопками контрольных работ и рефератов, которые стоило рассортировать. Работы на полчаса, да еще и за засчитанные баллы - я была очень не против помочь, тем более в таком непыльном деле. Стоило профессору оставить нас в кабинете вдвоем, староста тут же получил самым толстым рефератом в спину. Это было смело, но заслужено - тот только обернулся, пригрозил мне пальцем и сбросил на стол стопку работ, которые до этого держал в руках.
  - Никакого свидания, между прочим, - фыркнула я, возвращаясь к сортировке.
  - Что ты как маленькая? Это будет весело, - Саймон снова повернулся ко мне спиной, но в голос отчетливо вернулась эта гиенья усмешка. - Говорю же, я супергерой.
  - Ты летать умеешь? А то я подумываю отправить тебя в окно...
  - Джей Си, расслабься, - староста невозмутимо занимался своей работой. - Если что, у меня есть девушка и у нас все отлично, чего и ... вам желаю. Просто кто еще сможет так безнаказанно пощекотать самолюбие нашего капитана баскетбольной команды, пользуясь служебным положением? Он на самом деле же неплохой парень, но с брачными играми пора заканчивать, а то это ни к чему не приведет. Лови момент, женщина, я твой староста, хоть тут меня послушайся. Если что, я всегда готов на двойное свидание, говорят, что со следующей недели в кинотеатрах шикарный фильм выходит...
  - ...не пойду я с ним на свидание, - привычно отозвалась я.
  - У вас там клуб мазохистов?
  - Кружок вязания.
  - Ох, - участливо закивал тот. - Вы хотите об этом поговорить?
  - Со старостой курса?
  - ...и членом студенческого совета.
  - Нет.
  Саймон рассмеялся и отсалютировал мне.
  Доставать телефон я очень боялась, но все-таки решилась и... ничего. Мессенджер молчал, никаких новых сообщений, даже в твиттере глухо и спокойно. Пришлось - раз уж достала телефон - постить фотографию стопки рефератов в инстаграм с бессмысленной подписью. Да и там тоже было тихо - то ли все так заняты, то ли наоборот, так свободны, что не до социальных сетей.
  "Микааааа~"
  "Нуууу!"
  "Он же специально!"
  "Эй, ты!"
  "Мика?"
  "Ну и отлично!"
  Я откинула телефон на уже отсортированную стопку рефератов и фыркнула. Вот же! Я вижу, что прочитал. Двух минут мне хватило, чтобы взбеситься еще больше - а этот хер наверняка там сидит в аудитории и гнусно ржет!
  ...или бесится, что тоже вероятно, но - это же так по-детски!
  Работы было на час максимум, и я была отчасти благодарна Саймону, что больше он вообще и словом не обмолвился ни о Мике, ни о "свидании" - болтал как диджей на радио. У меня была мысль встать с битой напротив аудитории (расписание Каллахена узнать не проблема, когда рядом Саймон и его доступ к расписанию всего университета), но до конца занятий было еще не меньше двадцати минут, а работы у мадам Жюстин было по горло. Тем более сегодня она собиралась поехать отбирать моделей для показа, как консультант одного из домов моды, и мне предстояло поехать с ней. Я и так уже пару дней билась в сладком предвкушении этого события, это же так...
  ...чертов Мика.
  Логично, что когда повелитель ночи удостоил меня звонком, прошло не меньше часа, когда мы уже собирали материал и готовились выдвигаться на кастинг. Логично, что к тому моменту я уже успокоилась настолько, что даже рискнула ответить.
  - Удивительно, что практическое занятие впервые за семестр было действительно практическим. Не забудь прислать мне, откуда и во сколько тебя забрать сегодня.
  - Ты помнишь? - я даже забыла, что собиралась изображать железную леди, вот черт.
  - Помню что? - удивленно уточнил Мика.
  - Про кастинг с мадам.
  - Я не настолько стар, чтобы забыть то, о чем ты пару дней назад говорила. Я что, рыбка?
  - Ты нечисть, а их мозговые процессы не до конца изучены...
  - Вижу, кто-то хочет спать на диване?
  - И ты на такое решишься?
  Мика громко хохотнул в трубку, оставив вопрос без ответа, попрощался и отключился. До вечера от него была привычная тишина, да и мне самой было не до этого - кастинг был для меня настолько интересным, что я спохватилась только под самый вечер. Было уже за девять, хотя я писала Блондину про восемь - но на телефоне болталось сообщение, что он греет гости в кофейне через дорогу.
  Не один.
  Компанию ему составляла весьма симпатичная темноволосая девушка, ненавязчивая на первый взгляд, но бросающая весьма однозначные взгляды на своего соседа напротив. В столько удачный час кофейня была забита под завязку - я потратила не меньше минуты, чтобы отыскать взглядом Каллахена. Все в той же толстовке с лентами, с небрежно закинутым на спинку стула пальто, Мика не мог не выглядеть как местная суперзвезда, - а также не мог не болтать с этой незнакомой мне особой, улыбаясь как с рекламного ролика зубной пасты.
  Девушка так ненавязчиво и так легко флиртовала с ним, что я даже позавидовала. Ну да ладно. Впрочем, эти двое обнаружили меня только когда я, заказав кофе с собой, пробралась к столику и поставила на него стакан.
  - Оу, - удивленно отозвался Мика. - Отряд ниндзя-убийц?
  Девушка окинула меня не менее удивленным взглядом, в котором явно читалось "ты кто такая?" - пришлось любезно улыбаться и надеяться, что... а, да нет, все равно вышло неловко.
  - Вы знакомы? - спросила она, разглядывая меня снизу вверх. Я успела в ответ только нос сморщить, а Мика уже натягивал пальто с лаконичным "Да, знакомы". - Увидимся, - хмыкнула она, улыбаясь как ангелочек и закидывая ногу на ногу. Но Блондин уже тянул меня к выходу, подхватив стакан с кофе со стола - не оборачиваясь и абсолютно невозмутимо.
  - Что это было? - фыркнула я, стоило нам выйти на улицу.
  - О чем ты?
  Мне пришлось очень выразительно посмотреть на него как на полного идиота, прежде чем Мика закатил глаза и отмахнулся:
  - Джейсон, мы просто болтали.
  - Ты мне мстишь за Саймона?
  - ...ну раз ты собираешься...
  - Вот же упырь! - в сердцах буркнула я, врезав ему кулаком в плечо. Я опять не понимала, шутит он или говорит серьезно, и сделать уж точно ничего не могла - то, что к нему липнут девушки уже известный факт, как и то, что ему не меньшее удовольствие доставляло это пустое внимание, когда можно строить из себя недотрогу. Почему нельзя сказать, что у тебя есть девушка? Потому что... ее и правда нет?
  - В общежитие ты меня не отвезешь?
  - А тебе надо?
  - Нет, - честно ответила я, надевая капюшон и выискивая взглядом серебристую машину. - ...но я могла бы...
  - ...но не станешь, - Мика пощекотал меня под подбородком и улыбнулся. - Ну что, как кастинг? Они раздевались? ...а правда, что мадам Жюстин больше любит девушек, чем...? - развернувшись, он бодро зашагал к припаркованной серой любимице.
  - Мика! - рявкнула я в спину. Бесполезное занятие.
  - Она тебе ничего не...? - даже не оборачиваясь.
  - Мика.
  - Нет, ну мне просто любопытно.
  - Мика.
  - Пять лет, - внезапно выдал Блондин, разворачиваясь у самой машины так резко, что я в него почти врезалась, пока разглядывала витрину с пирожными по правую руку. - Пять лет понадобилось, чтобы ты начала называть меня по имени.
  - Пять лет понадобилось, чтобы ты перестал вести себя как семилетний.
  - Пф.
  - Пф? Очень взрослый ответ, - улыбнулась я, отсалютировав ему стаканом с кофе. - Что я не так сказала?
  - Четырнадцать. Мне уже начинают нравится девочки, - засунув руки в карманы пальто, Мика чуть наклонился и чмокнул меня в щеку, но отстраняться не стал, тепло вздохнув. - Целая одна.
  Я поцеловала его в ответ в уголок губ и практически ощутила эту улыбку. Как мне нравятся эти мимолетные и такие хрупкие нежные мгновения, когда Мика не то что кот - а самый настоящий котенок. Интересно, он сам это замечает?
  "Я люблю тебя" - крутилось на языке. Просто жгло, невыносимо, от невысказанности...
  - Я...
  Захлебнулась, задохнулась, как из-под воды вынырнула. Не смогла.
  Мика едва слышно усмехнулся, прижался губами к губам, смешно фыркнул, не разрывая своеобразный поцелуй - и отстранился, облизнув губы.
  - С тебя ужин, с меня - все остальное, - заключил он, доставая из кармана ключи от машины.
  - Что, и посуду вымоешь?
  - Вообще я имел в виду игры с наручниками, но мы можем начать с посуды, окей.
  Еще бы я отказывалась!
  
  
  - Ты осознаешь, что твой день рождения только завтра?
  - Мой день рождения официально начинается через два часа, - Мика ткнул мне пальцем в лоб. Его, собственно дело, и не сказать чтобы я против - просто решила уточнить, потому что на часах десять вечера, на столе куча вкусной еды и выпивка, а по квартире разгуливает вся знакомая компания в лице Нэйтана, Мелиссы и Кайла. Но - это было весьма здорово, вот такой вот маленькой компанией собраться за одним столом, поболтать и развеяться. Мисси, у которой на плечах был огромный курсовик, и которая последние пару дней выглядела как привидение - хотя бы смогла наверняка отвлечься от всего этого и просто ни о чем не думать.
  До самой полуночи Мика как ребенок крутился вокруг журнального столика, на который были поставлены запакованные подарки - мы не разрешили их распаковывать до какого-нибудь торжественного момента, и Блондин изнывал от любопытства. На свою коробку я специально наклеила огромный розовый бант и адресовала "моему другу Курту", ссылаясь на известный сериал "Glee" - мы недавно что-то его обсуждали, не смогла пройти мимо.
  - Надеюсь, там не маленький котенок с бантиком или не то серебряное боди, в котором вышеупомянутый Курт танцевал "Айм э сингл лэйди", - хмыкнул упырь, заинтересованно потыкав пальцем в бант. К его счастью, до такого я правда бы не додумалась.
  Вечер прошел чудесно - за разговорами и шутками. К моменту торжественного вручения подарков ребята успели прикончить бутылку дорогого гавайского рома, принялись за вторую такую же, разбили в суматохе кружку, и долго спорили, с кем бы они пошли на свидание, выбирая между двумя какими-то фотомоделями из журнала с рекламой домашней техники. В итоге Блондин разжился какой-то неизвестной мне очередной деталью для машины, которую тожественно поставил на разделочный стол (я так и не поняла, что это, на что Мисси посоветовала забить, потому что она тоже не в курсе, что это и что они купили), а от Кайла свалилось богатство в виде целой коллекции "кельвин кляйн", которое я оценила даже больше, чем неизвестную деталь. В любом случае, боксеры были практичнее.
  Я же котят и правда не дарила - ограничилась тремя рубашками, эскизы которых придумала я, а реализовала мадам Жюстин, поэтому Мика мог смело говорить, что таких моделей никогда ни у кого не будет. Все три ручной работы, из дорогой ткани, представительные и интересные одновременно. Например одна была бело-серого цвета, с серым воротником и зеленой окантовкой по низу: по моим рассчетам должна была выгодно оттенять зеленые глаза. Мика любил рубашки, но ничего лучше классических белых или в клеточку в магазинах уже давно не продавалось, поэтому Блондин ушел в щенячий восторг и не стал допытываться, где же костюм горничной.
  Наутро логично всем было "плохо", "странно", "грустно" и "тоскливо". Мика отказался вообще вылезать из кровати, Нэйт спал как медведь, а троим не очень удачливым нам пришлось собирать себя в нечто относительно целое и ехать на занятия. Мисси, например, ждала консультация с одним из профессоров по поводу курсовой, и я все дорогу в такси веселилась по поводу того, как тот впечатлится. У Кайла, как выяснилось, была куча долгов по курсу, и он частично их прикрывал работой на кафедре и посильной помощью. Да и предстоящей глобальной вечеринки вечером было не отвертеться - а это снова пить, много пить, активно пить.
  От этой вечеринки я сразу отказалась, хотя и с ужасом представляла, что там будет твориться - еще вчера Кайл сказал про отряд стриптизеров, бесплатный бар для всех посетителей и приглашенные две дружественные баскетбольные команды, которые должны были приехать после обеда.
  Капитан почтил своим вниманием университет и занятия ближе к обеду, и до этого привычно-спокойный кампус превратился в цирк с поздравлениями, поцелуями в щеку, шариками на зеркалах "Астон Мартин" и прочими милостями, которые срывали учебный процесс. К концу дня машина именнинника была вся обклеена стикерами с поздравлениями и признаниями в любви, я сбежала к мадам Жюстин и до самой ночи практически была вне событий. Мика сам заскочил под вечер на кафедру, энергичный, счастливый, в одной из моих рубашек поверх белой майки, рассказал про машину и о том, что сейчас вот-вот приедут ребята из тех самых дружественных команд, еще раз спросил, не пойду ли я на вечеринку и пожаловался, что на день святого Валентина столько признаний в любви не получал, как сегодня. Мне ничего не оставалось, как кивать и надеяться, что никаких активных действий на этой вечеринке он предпринимать не станет. Да, мы не встречаемся, но...
  - Ты точно... - в очередной раз уточнил Блондин, привычно положив ладонь мне на макушку и заглядывая в глаза.
  - Иди и развлекайся, - отмахнулась я. - Не доставай меня! Увидимся завтра.
  - Останешься в общаге? - удивленно спросил он.
  - Я должна там появляться хоть иногда, а то подумают, что у меня кто-то есть, - саркастично отозвалась я, ухмыльнувшись. - И я же обещала Саймону свидание, чем не повод?
  Мика рассмеялся, потрепал меня по голове и наклонился, чтобы поцеловать.
  - Окей, только предохраняйтесь, - улыбнулся он, кивнув. - Кстати, мне звонили из тропического Сан-Франциско, передавали тебе привет и терпения.
  - Оно мне понадобится, - согласилась я, чувствуя слабую вибрацию чужого телефона в кармане штанов. - Надеюсь, университет завтра придет на занятия.
  - О, я очень постараюсь, чтобы... - хитро заулыбался Мика, выуживая телефон из кармана. - Этой мой последний год, они должны его запомнить. Мне пора, ребята приехали.
  
  Это тяжело.
  От этого ощущения "а вдруг" - оно мне так надоело, что я была готова сделать все, что угодно, только чтобы от него избавиться. Вариантов у меня не было, точнее - был, но один. И я поняла, что вот она - точка кипения, потому что делить этого упыря с сотней университетских девушек я не намерена. Либо так, либо никак. Осталось дождаться окончания этого местного апокалипсиса, собраться с силами, и...
  
  Обернувшись на звук открывшейся дверцы душевой кабины, я ткнула в сторону Блондина зубной щеткой и назидательно выдала:
  - Нам. Надо. Поговорить.
  Обернув бедра полотенцем, Мика вопросительно поднял брови:
  - Сейчас?
  - Именно, - кивнула я, оборачиваясь к раковине и возвращая зубную щетку на место. Да, сейчас почти ночь. Да, это ванная комната. Но черт возьми, если не сейчас, то никогда.
  - Что ты успела придумать за пятнадцать минут? - Блондин взьерошил влажную после душа макушку. - В следующий раз я пойду первым, - он подошел сзади, оперся руками на раковину с двух сторон от меня и поймал мой взгляд в отражении большого зеркала. С равнодушием питона (хотя мне хотелось вскинуть руки и с воплем убежать) я выдавила на руки увлажняющий крем, растерла его, не отрывая взгляда от нашего отражения, и неопределенно дернула плечом.
  - Не в этом же дело.
  - Значит, все-таки сейчас? - Мика тоже пожал плечами, подарил мне весьма тягучий и весьма понятный взгляд, прежде чем ткнуться носом мне в затылок и слегка, нарочно медленно, чуть прикусить кожу на шее по линии позвоночника. Я вздохнула, инстинктивно наклонив голову, пока этот самый вампирский сын (прости, Аарон!) медленно и лениво целовал и прикусывал меня за шею, улыбаясь как последняя скотина - в данный момент это очень отвлекало, учитывая насколько сильна у меня эта эрогенная зона. Но...одно другому не мешает, а думать тут придется не мне.
  - Сейчас, - наконец-то смогла выдохнуть я, разглядывая в зеркало наши отражения. У Блондина такие красивые руки, и хотя он просто упирается ладонями в раковину, даже не напрягая их, - залюбоваться можно. Втирая остатки крема в кисти, я неприкрыто разглядывала как Мика, прикрыв глаза, медленно скользит губами и языком по линии плеча. Подняв голову, он ловит мой вгляд, ухмыляется и облизывает губы в такой пошлой манере, что - все. Я отстраняюсь, дергаюсь назад, натыкаюсь на него, - Блондин улыбается еще шире и щекочет языком ухо.
  - Ну? - улыбка становится ехидной.
  - Ты отвлекаешь.
  - Поэтому я и уточнил про "сейчас", - отзывается Мика. - Сама виновата. Ты после душа пахнешь так, что...
  - Мика.
  - Умм?
  - Я хочу целовать тебя, когда захочу. И обнимать, когда захочу. Не только тут, в этой квартире, или в любом другом месте, где нас не увидят. Давай решим что-нибудь с этим, пожалуйста, и прямо сейчас. Не на неделе, не на Рождество, - сейчас, - я сердито, насколько могла, сдвинула брови, глубоко вздохнула, ныряя все глубже, не отводя взгляда от нашего отражения.
  - Джи... - взгляд Мики стал отчасти обеспокоенным, но он, увидев мои сдвинутые брови, обреченно ткнулся лбом мне в изгиб шеи.
  - Ты достал, - бросила я, опуская голову. - Серьезно, ты, маменькин сынок, сделай ты уже этот шаг. Или прекрати издеваться надо мной. Я отдала тебе все, свое время и саму себя, я меняюсь - а ты нет. Прекрати топтаться, и сделай уже выбор, так нельзя. Если тебе можно, то мне - нельзя. Мне трудно. Да, я слышу миллион слухов, и университет просто как болото, но черт возьми, теперь - выбирай. Делай шаг, куда угодно, но делай уже.
  Мика вздохнул. По обнаженной спине, прикрытой лишь полотенцем, побежали мурашки. Мы подняли головы почти одновременно, встретились взглядами.
  - ...или я сделаю этот шаг за тебя, - договорила я.
  Я увидела и даже почувствовала, как напряглись руки по обе стороны от меня, как вздулись вены на предплечьях, но взгляд Мики не менялся - он смотрел на меня задумчиво, потом моргнул - и взгляд тут же сменился на насмешливый. Этакий привычный капитанский.
  - Да неужели?
  - ...смотрите, кто проснулся, - отозвалась я, слегка разворачивая и обернувшись на него, чтобы поймать уже не отражение, а прямой взгляд. - Мика, ты же самое потрясающее, что было в моей жизни, но я не кукольная девочка и не хочу постоянно жить по твоим правилам. Ты приучил меня отбивать твои же удары - вот получай, - я прикусила его за нижнюю губу, провела по ней языком, втянула его в поцелуй - неудобный, осторожный, перерастающий в грубый и жесткий, что мне пришлось хвататься за его руки, стараясь удержать хоть какую-то доминантность сейчас. Я должна была заставить его сделать выбор. Любой, но сделать. В первую очередь, конечно же в свою пользу, потому что как ни крути - сейчас Мика Каллахен от меня никуда не денется.
  Я разорвала поцелуй, облизала губы и снова развернулась к зеркалу и раковине, поймав в отражении возбужденно-раздраженный взгляд Блондина - он пока не мог решить, по каким правилам ему играть.
  - Чего ты хочешь? - наконец, спросил он. Я наклонила голову вбок, тряхнув волосами и полноценно развернулась к нему, подперев задом раковину.
  - А сам как думаешь? - приподняла я бровь. - Тебя, конечно же.
   Пробежавшись пальцами по рельефным бокам, поддразнивая его, я сжала их на ягодицах поверх полотенца, проведя языком мокрую дорожку от ключичной впадинки до плеча - прикусив кожу в конце и тут же прикоснувшись к ней губами. Мика судорожно вздохнул, сжимая края раковины пальцами, а мои ладони уже скользили по спине, вернулись на грудь. Выцеловывая его шею, я улыбалась, бедром ощущая нарастающее возбуждение под полотенцем, но пока ничего не предпринимала.
  - Мика? - мурлыкнула ему в ухо, приподнимаясь на носочки.
  - ...как же ты меня бесишь, - пробормотал он, на что я прыснула со смеху и похлопала его по заднице. - Как так можно? Серьезно, Джейсон.
  Я не успела ничего предпринять, как меня ощутимо прижали к раковине и целовали до тех пор, пока я не стала задыхаться, запустив руки в волосы и удерживая голову, не давая возможности вывернуться. А потом, пока я училась заново дышать как нормально функционирующий человек, меня подхватили на руки, донесли до спальни и скинули на кровать, по дороге конечно же зацепив моего лучшего друга, который добавил остроты ощущений своим адским замогильным гоготом.
  - Клянусь, если ты его не снимешь...! - рявкнула я в капитанскую спину, приподнимаясь на руках на уже расправленной кровати.
  - ...я сейчас найду скотч, - обернулся тот, выключая общий свет во всей квартире и оставляя работать только привычный ночник над кроватью. Я поперхнулась вариантом расправы над этим упырем, который уже слетал с языка:
  - ...только попробуй! - звучало не очень убедительно, конечно же.
  - Могу заменить подушкой, - зловеще заулыбался Мика, возвращаясь к кровати.
  - У меня сейчас голова заболит, - сощурилась я. - И если тебе завтра можно спать до десяти, то мне уже в девять надо быть на семинаре, упыриная ты голова, совсем обо мне...
  - Нет мне с тобой спокойной жизни, - он торжественно поправил сползающее полотенце. - Мне еще никто так изощренно не угрожал во время секса.
  - Какого-такого секса? - скорчила я рожу. - У упырей есть чем...?
  Я ожидала как минимум того, что меня сейчас спеленают и молча оттрахают, но Мика внезапно полез целоваться, навалившись сверху и поддерживая мою голову под затылком. Я сладко мурлыкнула ему в поцелуй, удивленная такой нежностью, потянулась избавиться от чужого полотенца, но на полпути забыла что хотела - его вторая рука абсолютно беззастенчиво нырнула под полотенце. Внутрь меня скользнул один палец, второй надавил на клитор - это хуже и лучше чем двести двадцать вольт по нервной системе! Я выгнулась, не разрывая поцелуй, судорожно, заморгала от неожиданности - Мика ухмыльнулся, прикусывая меня за нижнюю губу и не прекращая движения руки внизу, стал спускаться вниз по шее цепочкой легких невесомых поцелуев. Я смогла пробормотать "О, Господи", уже не сдерживая стона.
  - Девочка моя, ты... как на счет попробовать еще что-нибудь новенькое?
  
  
  
  Мика спал так крепко, что не проснулся не только от звука моего будильника, но и даже не от моих утренних похождений - впрочем, у спальни неплохая звукоизоляция. Я вызвала такси на половину девятого утра - пока его ждала, мстительно вернулась в спальню и пополнила коллекцию капитанского инстаграма на одну фотку спящего его, собственно, подписав ее "...и тленно бытие". Университету нужна новая волна сплетен, да и фотка была весьма однозначная - это явно фотографировали не после алко-вечеринки. К несчастью Блондина, я помнила пин-код телефона. Вернув телефон на место, я вернулась на кухню, где назидательно оставила свои ключи посреди обеденного стола с посланием "Подумай о том, о чем мы говорили ночью. Я заберу все свои вещи на неделе!", написанной в одной из рабочих тетрадей.
  К половине десятого у меня уже было как минимум двадцать пропущенных вызовов и угрожающее сообщение "Я убью тебя!" в единственном и весьма зловещем экземпляре. Меня спасло только то, что утренняя тренировка заканчивалась в обед, и на перерыве наши танковые войска перехлестнулись посреди коридора на пути в столовую. Как в старые добрые времена, охохо.
  - Джейсон.
  Пизанская башня сложила руки на груди, перегородив мне дорогу почти у самых дверей. Студенты с невозмутимостью уток проходили мимо, бросая привычно-недоуменные взгляды, но не тормозили, создавая нескончаемый потом вокруг. Башня по такому поводу даже надела свою любимую серо-белую рубашку навыпуск и подвернула рукава, на что пришлось вместо приветствия говорить то, что под такие рубашки носят майки, а то соски видно.
  - Ключи.
  - Мне казалось, я все доступно обьяснила вчера вечером, - приподняла я бровь. Мне пришлось все утро готовиться к этому разговору и настраиваться на статус нахальной Джей Си, потому что тут была игра на "кто кого переупрямит". - Ну, ты будешь что-то делать? Или мне стоит дать тебе время на раздумья, как деве в средневековье?
  - У тебя горло болит? Почему ты в шарфе? - иронично отозвался Мика, проигнорировав мой вопрос. Я гневно фыркнула на него, обходя по дуге, и зашла в столовую, отыскивая взглядом однокурсников. Мелисса помахала мне рукой со столика баскетболистов, потом увидела входящего за мной капитана, и схватилась за телефон.
  - Что, твою мать, случилось?! - рявкнула она в трубку, прикидывая расстояние от вошедшего в столовую Каллахена до столика команды, чтобы успеть. Я же, невозмутимо стоя в очереди за бутылкой колы, лишь пожала плечами:
  - Да все хорошо.
  - Нэйтан и Кайл уже полчаса мне в уши ноют, что капитан злой как ротвейлер, что вы не поделили на этот раз?
  - Технически мы расстались.
  - Что?! - Мисси рявкнула в трубку так, что ближайшее окружение столика - я специально обернулась - проявило к телефонному разговору немалый интерес, а Нэйт так вообще прижался ухом к задней крышке телефона.
  - Технически, - пояснила я. - Сама говорила, что надо что-то сделать. Ничего умнее ультиматума я не смогла придумать, сама понимаешь - сил у меня уже не осталось, а терпеть дальше еще ужаснее. Пусть сам решает, не трогайте его. Попроси ребят потерпеть.
  - Ты с ума сошла! - Нэйтан выхватил у нее телефон. - Он убьет сначала нас, потом тебя, а потом разложит универ по кирпичикам...
  - Не паникуй раньше времени, - закатила я глаза.
  - Мы все умрем. Мы все умрем, - пробормотал тот обреченно и отключился, увидев капитана у самого столика. Я фыркнула на свой телефон, засунула его в карман и на выходе из столовой столкнулась со Сьюз и нашим куратором общежития, - судя по всему, роман у них продолжался и набирал обороты. Я успела только улыбнуться и подмигнуть соседке, прежде чем бойфренд утащил ее за едой, пока очередь сравнительно небольшая.
  "Я боюсь за капитана, он молчит с самого обеда!" - пришло мне сообщение с номера Нэйтана. Отвечать я не стала. Ну что я могла ответить? Телефон отключить я не могла из-за работы, как бы мне не хотелось - но меня никто не донимал. Мика мне больше не попадался, да и я дальше кафедры не уходила потом в итоге. Ему правда нужно было подумать и принять решение, а то выходило как "собака на сене", и быть этим самым сеном мне уже надоело. И пока еще я не настолько сильно влюблена, я... Господи, мне было то безумно страшно за все это, что хотелось просто взять телефон, позвонить и извиниться, то не менее эгоистично, вроде мыслей о том, что я тоже чего-то стою, а не просто девушка на вечер. Пусть и на каждый. Но...
  В общем-то, мотало меня так до самого вечера из крайности в крайность, я пару раз даже хваталась за телефон, но в итоге снова откладывала его в сторону. Мне было страшно, очень страшно, что все это правда может (или уже?) кончиться вот так вот глупо, потом просыпался мой внутренний голос и убеждал, что все будет хорошо и это необходимая мера, но перепуганная девочка Джейсон Сандерс тряслась как мокрая мышь, но... держалась.
  Мика молчал.
  Ребята молчали.
  К концу дня две мои ведьмы с распростертыми обьятиями и бутылкой виски ждали меня в общаге, - на удивление, возбужденные до кончиков волос. После пары стопок даже захотелось поделиться с ними переживаниями по поводу того, что моей личной жизни, так толком и не начавшейся, конец, на что подруги махнули руками и ответили, что это только начало и что встряска нам не повредит. В любом случае, они уповали на то, что Каллахен работает как надо в состоянии стресса и аврала, поэтому либо он сейчас в таком состоянии обретет познание и просветление, либо...
  
  ...никаких продвижений не происходило и мы словно замерли в пространстве и времени - поздним вечером следующего дня я, выбравшись из комнаты общежития в холл на первом этаже, к автоматам с кофе и диванам, с альбомом для эскизов - позвонила Мике. Это стоило мне пяти минут подготовки и выпитой банки теплого кофе (какая же химическая гадость!) - и сердца, словно подскочившего куда-то к горлу, когда гудки сменились голосом. Странным, хрипловатым, чужим и совсем не чужим одновременно.
  - Ого.
  - Ого?
  - Ого. На землю падает метеорит, и ты решила, раз есть последние пару минут...
  Я вздохнула и откинулась на спинку дивана, бесцельно вырисовывая карандашом фигуру на эскизном листе:
  - Не дождешься.
  - Ого.
  - Ты меня игнорируешь?
  - Ну, я ответил на звонок... - равнодушный хмык.
  - О, достижение. Так игнорируешь?
  - Скажем так: моя тонкая душевная организация затронута.
  - Ах вот как, - я не смогла сдержать этакой усмешки с издевательскими нотками, на что Мика хмыкнул мне в трубку. - Ты дома?
  - А хочешь приехать?
  - Мне казалось, я ясно оформила свою мысль.
  - Неужели не скучаешь?
  - Очень скучаю, - подтвердила я, вздохнув и закрыв глаза. - Но ты так и не определился, насколько я вижу, поэтому...
  - Когда передумаешь, дай мне знать.
  - Я не передумаю. Либо все, либо ничего, Каллахен. Зачем какие-то полумеры? Я не хочу быть девочкой на ночь, и если тебе нужен только такой человек рядом - оглянись по сторонам и выбери кого-то другого. Кому это действительно будет нужно. Потому что мне ты даешь чертовски мало, и если это твой потолок, то извини.
  - И кто из нас упырь? - ворчливо отозвался Мика. В голосе звучал такой мурлыкающий смех, и мне так захотелось его обнять, прижаться, обернуться, - я отлично чувствовала, что я сейчас могу приехать и все будет, но... по-старому. А это означало бы, что я сдалась. И проиграла.
  Ну уж нет.
  Но тоскливого вздоха я сдержать не смогла.
  - Джейсон, - отозвался Блондин. - Серьезно, прекращай. У тебя опять луна в стрельце? Если так...
  - Почему ты всегда считаешь, что это какие-то мои тараканы?
  - Потому что это так и есть, - фыркнул Мика мгновенно.
  - У тебя всегда "это так и есть", эгоцентрик. Раздражаешь. В этом мире есть множество людей, кроме тебя, которые могут быть со своим мнением, отношением и...
  - ...я сейчас приеду.
  - Не смей, - нервно отрезала я, едва ли не подскакивая на диване. - У меня хороший хук правой.
  - Окей, хорошо, - констатировал тот и отключился. Я окрысилась на собственный телефон, передразнила эту последнюю фразу и сердито швырнула его на диван рядом. Ничего особенного, на самом деле, но сколько можно вообще тянуть кота за яйца? Теоретически мы расстались и не расстались - в общем, все как всегда. Непонятно, туманно, глупо и совершенно неадекватно. По логике вещей (хотя какая логика вообще в отношениях с Каллахеном может быть, ну?) и моей удачливости - я должна торжественно еще и забеременеть, но к счастью, с контрацепцией у меня (нас?) все в порядке.
  Не успела я дорисовать эскиз: из-за раздражения получились какие-то готические мотивы, пришлось в итоге выкинуть это все в мусорку - на почту упало письмо от Камиллы. Да-да, от той самой соседки напротив, на которую залипал мой неугомонный братец. Подруга в сто первый раз напомнила про встречу и о том, что если через неделю, в субботу утром в девять ноль-ноль она не увидит мою физиономию на подьездной дорожке к дому - я не то, чтобы труп, я хуже. Она приписала, что найдет меня даже в горах Тибета и меня не спасет ни один крутой супергерой. Пришлось вздыхать, отвечать о том, что она может не переживать и что я приеду, - и писать сообщение домой. Представляю, как обрадуется мама, мы миллиард лет не виделись, тем более с их путешествиями. Интересно, папа уже переделал мою комнату в мастерскую, как и хотел? А то он грозился сделать это весь последний год.
  В процессе бесцельного листания ежедневника я наткнулась где-то на пустых его страничках на привычное "Пойдешь со мной на свидание?" с дописанным "...ты по-прежнему бросаешь его где попало!" и датированное еще началом октября. "Ты должна мне поцелуй!" На эту страничку я раньше не натыкалась, учитывая что бесцельно листать ежедневник мне раньше не хватало мозгов в первую очередь из-за нехватки времени на подобное - и я так в нее и уставилась, разглядывая наспех написанное послание на листе. С датой и зловещей оскаленной рожицей рядом.
  - Как же ты бесишь... - фыркнула я себе под нос, захлопнув ежедневник. Не могла сказать конкретно, кто именно меня раздражал больше - вампир или я сама, что думаю об этом вампире едва ли не каждые десять минут, и это безмерно и необьятно злило. Разумная половина меня сходила с ума от бешенства на ту самую неразумную половину, которая...
  Подхватив вещи, я вернулась в комнату - соседки еще не явились ночевать (могли и не прийти вовсе, на самом деле), сходила в душ, но так и не смогла выбросить миллион глупых мыслей из головы. Даже под горячими струями и шоколадным гелем, даже под серию очередного бессмысленного сериала по ТВ - я даже его название не могла вспомнить. Просто может... ну его, этот ультиматум? Мика даже не переживает, по-моему, а я места себе не нахожу. Возможно, я сама эгоистично много требую от него? Или вот прямо сейчас просто ведусь на все это и "мне все равно, ты сама прибежишь, вот увидишь"? Пока я перебирала в голове все варианты развития событий, успела даже голову высушить. Для варианта "мы разошлись как в море корабли", Каллахен весьма бодро отвечает на звонки и позволяет себе намеки размером с гору, а для варианта "мистер и миссис Смит" этот же упырь подозрительно не реагирует и держит свой ультиматум, хотя и не озвучивает его условия.
  К середине чашки кофе и периода между одиннадцатью и полуночью я поняла что "черт возьми!". А еще там в упырской ванной осталась моя плойка, без которой мне очень грустно и не очень удобно вытягивать феном волосы, я и так даже сейчас в зеркале как пушистое лохматое недоразумение. Темноволосое к тому же. Если считать, что мне жизненно необходима плойка... да блин, какая плойка, когда я уже пару часов стою как над пропастью - при этом знаю, что не упаду, нет-нет, но могу это сделать в любой момент, стоит сделать всего пару сознательных шагов. И перелезть через перила, видимо. Так и допив кофе, я отставила кружку, приглушила свет и полезла под одеяло, закутавшись в огромную толстовку с капюшоном - даже капюшон натянула на голову для верности. Спать конечно же, не хотелось, и меня крутило под одеялом с бока на спину, на живот и снова на спину, социальные сети для меня молчали, писать кому-либо мне не хотелось - да и это выглядело бы странно, напиши я сообщение "как дела?" в полночь, учитывая что подобным я никогда не страдала. Мне стоило если только написать Блондину упрекающее сообщение о бессоннице, но я не уверена, что он воспримет его нужным образом и будет страдать до скончания столетия. Компания Сьюз и Мелиссы мне тоже сегодня не грозила: Мисси точно даже утром не заглянет, а вот вторая соседка наверняка ночует у своего нового бойфренда - у куратора общежития вряд ли есть проблемы с соседями, у него отдельная комната.
  Я только провалилась в сон, как на тумбочке начал вибрировать телефон, оставленный на зарядке. К счастью, я приучила себя ставить его на беззвучный режим, иначе схлопотала бы отличный урок левитации над кроватью с перепугу. Что, Мисси решила вернуться? ...но обычно она пишет сообщения.
  Спросонья меня хватило только на какое-то сопение в трубку.
  - Этаж какой?
  Я попыталась разлепить глаза в полумраке комнаты, даже не сразу поняла кто это, практически на автомате ответила. И только потом, вернув телефон на место, а голову на подушку, опознала звонившего: чудом посетивший меня сон уходить не хотел все равно, и спустя полминуты я, щурясь от света в комнате, открывала дверь заранее уже видимо нахмуренному Мике Каллахену. Вид у него был ну очень не терпящим возражений, он умеет иногда такую мордашку делать, если надо. Оглядев меня с ног до головы (хотя чего там оглядывать, толстовка одна!), капитан невозмутимо отодвинул меня в сторону, вошел внутрь и стал стягивать пальто с плеч. Я моргнула и закрыла рот. И дверь.
  Блондин молча пристроил пальто в шкаф (я пальцем указала на вешалку), скинул сумку на стул и привычными движениями стал выворачивать карманы на стол: телефон, кошелек, документы, ключи. За эти пару минут мы оба не сказали ни слова, я как раз закрыла дверь, шкаф, задвинула ботинки на коврик и только потом выдала:
  - ...час ночи! Нормальные люди...
  - Спят, знаю. Есть свободная розетка?
  - Ты пришел телефон зарядить? - мои брови поползли вверх. Мика глянул на меня через плечо, раскручивая шнур от зарядного устройства, и хмыкнул:
  - Я пришел спать.
  - Давно из окна не летал? У тебя совсем шурупы раскрутились? - я даже вот не нашлась сразу, что ответить, а у меня в руках уже было зарядное устройство и черный каллахеновский телефон. - Мика!
  - Что, не пустишь старого друга переночевать? - наиграно удивленно отозвался упырь.
  - У "старого друга" есть своя большая квартира, - напомнила я, ткнув в его сторону телефоном. - И теплая.
  - Знаешь... - Мика состроил удивленно-милую мордочку, расстегивая рубашку. - У меня там... какой-то скелет, и я его боюсь.
  - Для главной секс-машины кампуса это какой-то неубедительный развод. Девочки, которые "не против", кончились? - зевнув, я привычно и наощупь полезла искать свободные розетки у кроватей. Мика фыркнул мне в спину, но в этом звуке была не столько ожидаемая насмешка, сколько этакая смесь довольства и расслабленности. Поставив телефон на зарядку и еще раз убедившись, что время уже далеко за час ночи, я сладко потянулась, разминая спину - и вперилась суровым (я надеялась!) взглядом в Блондина. Тот невозмутимо поднял взгляд от моих голых колен куда-то в район встрепанной челки и капюшона, намеренно стараясь не встречаться глазами, отвернулся тут же к стулу, чтобы стянуть рубашку и аккуратно сложить ее. Я отлично знала, что он не педант в этом деле, но утром занятия никто не отменял, а рубашка была одна. Тем более - одна из моих типа-дизайнерских, и это приятно, что он их носит.
  - Может, тебе чай сделать? Или молоко? - любезно предложила я. Настроение Каллахена распознать было сложно, закрытый скорпионище же, но по большей части все было предсказуемо и прозаично, и мне не хотелось его лишний раз дразнить, хотя язык так и чесался. Мика отрицательно мотнул головой, стягивая следом за рубашкой майку и джинсы.
  - Просто пойдем спать, - он мимоходом коснулся моего капюшона и полез под одеяло. Закатив глаза, я прошлепала к выключателю и вернулась к кровати. Легко сказать - спать, когда в твоей полутораспальной кровати сейчас упырина в одних трусах, и вы вроде как вообще-то еще не то чтобы в ссоре, но в стадии "не определились". Поэтому вариант "хочется, но не можется" - вообще цветочная стадия варианта "и хочется, и можется, и оба не против, но не стоит". Тьфу ты.
  Подушка у меня была одна, как и одеяло. Логичнее описывать: одна подушка, одна простынь, одно одеяло, один Мика, и теперь это было все то, что мне нужно для нормального здорового сна, как и не странно было в этом признаваться. Блондин был привычно горячим, захватившим подушку в полное пользование, и места на кровати стало в три раза меньше - но меня укрыли одеялом, обняли, поделились подушкой и невозмутимо стянули капюшон с головы. Я даже сообразить толком ничего не успела, как мне довольно вздохнули в макушку, толстовка оказалась где-то выше живота, а к груди скользнула ладонь. Ничего особенного, на самом деле, дело привычки. Если Блондину чего-то захочется, он уже привык говорить об этом прямо. И сейчас ему на самом деле хочется спать, как это ни странно.
  - У тебя все хорошо? - тихо спросила я, стараясь пристроить голову на свободном скорбном остатке подушки. - Вы же со скелетом отлично ладили. Я уже собиралась купить вам анальной смазки для первой брачной ночи...
  - Все хорошо, - отозвался Мика спустя полминуты точно, я уже подумала что он заснул, но нет. - Все действительно хорошо.
  - Оу.
  - Оу? - хмыкнули мне в затылок. Тепло-тепло.
  - Это ты начал...?
  - ...я просто соскучился.
  - Упырь.
  - Но ты же открыла мне дверь.
  Изначально бесполезный разговор, и так вижу. Кто кого переговорит?
  - Я сейчас наговорю всякой чуши, но я в последнее время какая-то сопливая девочка, а не робот-убийца, прости уж, но... Мне нравится проводить с тобой время, пусть иногда мы и проводим его весьма странно, не как нормальные люди. Точнее - не как нормальные пары, потому что мы вроде как и не пара, но вообще на самом деле пара, и иди ты в задницу, Мика Каллахен, не выеживайся со своими потусторонними мнениями на эту тему. У меня хороший хук правой, напомню, а еще я могу отправить тебя спать на диван в твоей же собственной квартире - и никакие девочки "не против" тебя не спасут. Хук правой. Он самый. Поэтому если тебя все устраивает - прекрати выделываться, тем более мы так и не доехали до джакузи в Сан-Франциско, ты мне обещал полевые испытания. Если мы занимаем друг у друга важное место в жизни, такое, что ты с другого конца города приехал сюда, заметь, в час ночи - а я открыла и ничего не стала спрашивать...
  - Иногда мне кажется, что ты единственный человек в мире, который так бы поступил, - отозвался Мика, сонно вздохнув. - И единственный человек, которого я не смогу отпустить. Это странно, это до чертиков пугает, потому что я думаю о тебе, о том что "нужно показать этот бар Джейсон, ей бы понравилось", вместо того, чтобы взять пару шотов и начать флиртовать с соседкой, которая явно не против.
  - Да ладно, через еще пару-тройку шотов она показалась бы тебе Анжелиной Джоли! - поддразнила я его, улыбаясь в темноту комнаты.
  - Вот уж нет.
  - Не твой тип? А кто скакал как обкурившийся ниндзя, когда по телевизору показывали Лару Крофт?
  - Джейсон.
  - Что?
  - ...переставь будильник на полчаса раньше, хорошо?
  
  Утром вместо будильника сработала Сьюзен, позвонив мне на телефон. Время только перевалило за девять утра, и голос соседки звучал так тошнотворно бодро, что хотелось молча сбросить звонок и уткнуться в подушку снова.
  - У вас там порно-весело-задорно, или я могу войти?
  Я покосилась на едва не похрапывающее тело сбоку и зевнула:
  - Заходи, все прилично. За исключением слюней на подушке, но они не мои.
  - Отлично! - Сьюзен уже открывала дверь в комнату, на ходу опуская руку с телефоном. Ночевала она у своего бойфренда, поэтому ввалилась в чем и уходила: пижамные штаны в розовых кроликах и в футболке, благо до комнаты куратора был один этаж вниз. - Часть общаги, кто вчера поймал капитана на лестнице, до сих пор в раздумьях, где он и кого посетил... - трагическим шепотом хмыкнула она, заваливаясь на собственную кровать едва ли не звездочкой. - Учитывая толщину здешних стен...
  - ...пусть помучаются, учитывая, что наше крыло напоминало детский сад в тихий час, - тихо отозвалась я, покосившись на целиком закутавшегося в одеяло Мику - он все еще спал, поэтому мы обе старались говорить максимально тихо.
  - Что, и трезвый был? - поддразнила меня соседка, показательно понюхав воздух. Я подавила смешок, осторожно переворачиваясь на бок, к ней лицом. - Что, и без примирительного минета обошлось? Где салфетки со следами преступления? Совсем без маминого контроля расслабились? - Сьюзен улыбалась как маленькая коварная лисичка.
  - Ты слишком лучишься энергией для девяти утра.
  - Уилл сбежал на свою первую пару, а мне куда деваться? Не всем можно вот так вот безбожно спать до половины десятого, женщина. Сделать тебе кофе?
  - ...две кружки, - сонно отозвались из-за моей спины. - Мне с молоком. Доброе утро, Сьюз.
  - Омг, оно со мной и здоровается! - соседка вернула тональность и звук голоса в обычный режим и заулыбалась. - Великий день, великий день!
  Впрочем, она так же воодушевленно уже вскочила с кровати и спустя полминуты уже гремела кружками в другом конце комнаты, включив чайник. Мика заворочался, прогоняя остатки сна, мне пришлось толкнуть его локтем, чтобы он не спихнул меня случайно на пол, кровать не настолько широка для нас двоих.
  - Я смотрю, у кого-то было хорошее утро, - ухмыльнулся он, подпирая локтем подушку и приподнимаясь. Сьюзен обернулась на него и изобразила выстрел из пальца, продолжая улыбаться. - Что, правда кофе сделаешь?
  - Поднимайтесь уже, птички уже поют и рабочий планктон вовсю горбатится в офисных зданиях, а гранит науки истомился по вашим зубам, - закивала соседка. - А еще половина общежития сейчас пытается выяснить, это кому сегодня так повезло. Ты бы еще и машину припарковал у главного входа!
  - Ну... - нервно хмыкнул Мика, лениво ероша волосы на затылке и улыбаясь невинно-невинно, я аж к нему развернулась, насколько ситуация позволяла:
  - Прямо у подьезда?
  Мика равнодушно передернул плечами, а я влепила ему раскрытой ладошкой в лоб - совсем не сильно, просто для проформы. Блондин гоготнул, повалившись на кровать как подстреленная жертва, а я, щелкнув ему по лбу, откинула одеяло и поднялась с кровати, чтобы помочь Сьюз с легким завтраком на троих.
  Мика практически сразу встал и соседка, повернувшись от холодильника, разыграла пантомиму, что она сейчас ослепнет, хотя капитан уже джинсы застегивал.
  - Сьюз! - я толкнула ее пяткой, выставляя кружки на стол.
  - Я не виновата, что он у тебя настолько "вау" даже просто в штанах, с утра и сонный!
  Мика заулыбался, как девица на выданье, натянул майку и плюхнулся на один из стульев, протянув руки к кружке кофе. Особо запасами еды мы не располагали, питаясь едой на вынос или пиццей, поэтому кроме сэндвичей с сыром, ингридиенты которого вчера почему-то оказались у нас в холодильнике - видимо у кого-то был приступ жора, потому что Мисси обожает сыр, - у нас и не было. Благо, кофе и молоко было всегда. И йогурт, но от него Каллахен отказался сразу.
  После легкого перекуса и болтовни о погоде, Сьюз отползла в душ, чтобы не мешать нам собираться. Судя по всему, занятий у нее сегодня вообще не было, в отличие от меня, да еще и с прибавленным дополнительным курсом по культуре речи. Я не особо была в восторге, как и большая часть факультета, но что поделать?
  Вытянув руку, я запустила пальцы в блондинистую шевелюру, все еще лохматую после подушки и сна - минутка нежности, Мика заулыбался, а я одним привычным движением оказалась у него на коленях, лицом к лицу, ладони заскользили по волосам к затылку, на шею. Это могло быть чертовки возбуждающе, но вышло все так же нежно, потому что он просто обнял меня, на выдохе.
  - Прости меня.
  - То есть я зря на вечер столик заказал в "Ла Севилья"?
  Вопрос был риторический, и я только фыркнула в ответ.
  - Пригласи Кайла, он умрет от восторга.
  
  
  
  Если день и начался хорошо, то к обеду посреди коридора я встретила ту самую курицу, что хотела подпортить жизнь почему-то именно мне. Учитывая, что смотрела она четко на меня и траекторию менять не собиралась, даже к моменту когда я ее заметила в толпе из идущих навстречу студентов - ей было все равно. Назвать ее смертницей я не планировала, но интересно, догадывается ли она, что я в курсе?
  Ответом на мой сощуренный взляд стала ее едкая усмешка, когда мы, почти поравнялись в толпе:
  - Ну как, ноги не устала раздвигать?
  Она тряхнула длинными волосами, покосившись на меня и едва ли не толкнув плечом в толпе. Я тормознула, оборачиваясь - ожидала увидеть удаляющуюся спину, но нет, она смело развернулась ко мне лицом, с таким презрением и желчью, словно это я когда-то ей под дверь кучу наложила и надо отчитать малолетку.
  - А тебе, я смотрю, учиться надоело?
  Я понятия не имею, откуда у меня вылез этот высокомерный тон, но в данной ситуации я была за него благодарна. Подумалось, что год наза мы так же с Микой посреди коридора перекидывались словечками, и ничего шибко дружеского там не было. Тогда еще.
  Русоволосая если и удивилась, то виду не подала.
  - Если я еще не нашла тебя и не подала в полицию - это явно не потому, что ты такая чудесная, - хмыкнула я. - Поэтому я очень прозрачно намекаю тебе впредь быть осторожнее со словами, они очень часто любят работать против того, кто их сказал. Куда мне прислать счет на оплату ремонта моей машины и за услуги больничного стационара? Или мне просто рассказать об этом парочке людей? - я развернулась и сделала шаг в ее сторону, сложив руки на груди. - Мне не нужна защита сверху, как ты сейчас наивно ляпнешь, чтобы раскатать тебя по стеночке, потому что ты совсем мозги потеряла, творить такое? Я не девочка-цветочек, чтобы впечатлиться подобными показательными выступлениями, а ты не грызи решетку от досады, что какой-то там парень не обратил на тебя внимание. Он того не стоит.
  - Мика Каллахен того не стоит?
  - Еще как стоит, конечно же. Но тебе - не светит.
  Русоволосая дернулась, как от пощечины, посмотрела на меня ошалело, обиженно и весьма, очень весьма недобро. Я даже ждала, что она залепит мне в лоб, но нет.
  - Да ты посмотри на себя... - начала было она, но я закатила глаза:
  - ..да-да, придумай аргументы пооригинальней, ну? В зеркале я себя каждый день вижу. Что за манера лезть в чужие дела? Тем более - в чужие личные дела? Тебя это ни на мгновение не касается, а играть в вершителя судеб ты можешь на планшете, иначе я могу ненароком закрыть тебя в туалете и проверить на оригинальность собственную фантазию. А если, - я подняла палец, предупреждая открывшийся было рот собеседницы, - ты хочешь еще и вякнуть, что кто-то там заслуживает лучшего, и если это самое "лучшее" - ты, то извини меня. У меня хотя бы совесть на месте.
  - Ты мне сейчас угрожаешь?
  - Скорее, предупреждаю, - невинно и елейно заулыбалась я, не отводя от нее пристального взгляда. - Не в первый раз.
  - Зато я могу и угрожать, поэтому засунула жвалы поглубже и чтобы даже и намека твоего тут не было, как мы и "договаривались" на днях, иначе тебе светит ректорат и отчисление, - голос Клаудии за моей спиной звучал раздраженно и весьма нетерпеливо, на что русоволосая кинула на нее не менее выражающий взгляд поверх моего плеча, и развернулась.
  - Эй, - возмущенно обернулась я теперь и на блондинку. Иронично приподняв бровь, та лишь отмахнулась от меня и даже сменила злобный привычный оскал на некую дружелюбную улыбку:
  - "Спасибо, Кло", - подсказала она, стоя в окружении нескольких своих подруг из группы поддержки. Те смотрели на меня с любопытством (еще бы, целая и живая Джей Си!), но без негатива. - О, не стоит! - продолжила монолог Кло. - Таскать за волосы и нарываться на неприятности - моя прерогатива, но это было внушительно. Еще одна такая тирада, и она вдолбила бы тебя в стену.
  - Кто кого еще... - пробормотала я, закатив глаза. Кло громко хмыкнула, пожала плечами и пошла дальше по коридору, попрощавшись лаконичным "еще увидимся". Одна из ее подружек обернулась, улыбнулась и очень даже стеснительно помахала мне на прощание ладошкой. Даю ногу на отсечение, не только команда ловит слухи и располагает информацией о личной жизни капитана, но и эти тоже молчат и не высовываются, но их можно было понять.
  Пробегающий мимо занятый по уши Саймон успел бросить через плечо напоминание про двойное свидание, и тут же свернул за угол, улыбаясь при этом как гиена. Я улыбнулась уже сама себе, покачала головой, а этажом ниже, когда я влетела в библиотеку, пользуясь последними драгоценными минутами, наткнулась взглядом на блондинистую макушку. Устроившись за двумя огромными столами совсем рядом со стеллажами, Каллахен и его парочка согруппников/сокурсников, обложившись огромными толстенными учебниками, занималась нечто непоминающим...учебу.
  Нет, ну зрелище было вполне привычным - у нас по всей территории сидячие места для этого и сделаны, диваны и скамейки, и даже журнальные столики и столы, и не только в аудиториях - часто бывало такое неудачное расписание, когда приходилось пару часов убивать вне аудиторий, и студенты выбирали окружение по вкусу. Кому-то импонировала тихая библиотека, кому-то - столовая или местная кофейня за кампусом, а в теплое время все вообще атаковали газоны и уличный стадион.
  В библиотеке, как и положено, было тихо - насколько было возможно. Студенты старались общаться на пару тональностей ниже, шуршали карандашами и страницами книг - сейчас самый пик, предновогодние защиты и конец семестра. Я отошла от регистратуры с бланком и списком книг, подошла к одному из столов с сокурсниками, которые подозвали уточнить кое-что, сигнализируя огромным томом по психологии с портретом Фрейда на обложке. Заодно дали мне ксерокопии, которые оказались бесценными для реферата по истории искусств, потому что там была моя тема. Пока я дефилировала от стеллажей и копировальной машине, переглянулась с Блондином пару раз (еще бы он не заметил меня после драматичного басистого шепота сокурсников на весь читальный зал!), и уже во время ксерокопирования увидела, как Мика молча вытащил из сумки знакомую мне рабочую тетрадь, которую я обыскалась последнюю неделю. Я наблюдала за ним, подпирая локтем ксерокс, пока он распечатывал нужные мне листы, стараясь не слишком палиться - но эта чертова рубашка, закатанные до локтей рукава и линия ключиц за расстегнутым воротником, все это весьма гипнотизировало. Казалось, с утра прошла целая вечность. Моя рабочая тетрадь успешно отвлекла меня от рук, рукавов и рубашки, я даже встрепенулась. Мика поднял на меня взгляд и похлопал по обложке, типа - приходи, забирай.
  Напустив на себя небрежно-невозмутимый вид, я рыбкой подгребла к столу со старшекурсниками, собрав свои учебники и распечатки.
  - Я очень надеюсь, что эта не была нужна тебе вчера, или позавчера, например, - Мика буднично протянул мне тетрадь. Его товарищи по несчастью посмотрели на меня удивленно, но внезапно не настолько, чтобы бежать и устраивать тревогу, что грядет апокалипсис. Даже тот его большой товарищ, которого я пару месяцев назад обозвала чихуахуа тут был, и даже кивнул в ответ на мой настороженый взгляд. Такое ощущение, что университет догадывался, но молчал. Или надеялся - и тоже молчал.
  - Нет, к счастью, - я покачала головой, пристроив тетрадь на вершину башни из учебников и справочников. - Под диваном нашел? - шепотом спросила я.
  - Хуже. В ванной, - покачал головой Мика, постучав карандашом по собственной голове. Его друзья продолжали шебуршать над справочниками, а также спорить над тем, какое правило подходит под эту задачу - причем так яростно, словно от этого зависела судьба всего мира. За этим обсуждением я их и застала, и мое появление на радаре вообще на них не повлияло, - меня удостоили отрывистым взглядом, и только. Наверное, это удивление и было у меня на лбу написано, на что Мика хмыкнул:
  - Многие думают, что такая умница как ты не светит такоему дуралею как я. Так что...
  Я закатила глаза и собралась было откатиться пончиком по своим делам, как Каллахен ногой отодвинул стул рядом и состроил умилительную мордашку:
  - У меня тут высшая математика и я совсем...
  Звучало это как "просто поторчи тут со мной еще пару минут", потому что мои знания в математике выпускного курса наверняка сводились к нулю, но как я могла отказаться?
  Испустив обреченный вздох в стиле "обогинутыитупицавматематике!", я сгрузила свои учебники на краешек стола, сбросила сумку на пол и устремила взгляд в подставленный учебник. Через пять секунд я моргнула, подняла на развеселившегося Каллахена чумной взгляд, ткнула пальцем в скопище непонятных формул и сморщила нос:
  - Издеваешься? Что это за пентаграммы?
  - В тебе умерла блондинка.
  - Это сейчас в тебе умрет блондинка, - беззлобно огрызнулась я, старась даже не смотреть на страницы. - Это что, математика для физиков-ядерщиков? Нашел что показать...
  - ...вообще обычно что-то другое девушкам показывают, - подсказал его сосед, зацепив конец моей фразы. Улыбнулся он тоже вполне дружелюбно, перелистнул учебник и продолжил переписывать с него что-то в рабочую тетрадь.
  - Не в общественном же месте, - невозмутимо улыбнулся Мика, не отрывая взгляда от собственной тетради, где вполне даже бодро решал какое-то уравнение с логарифмами и степенями, я даже засмотрелась на появляющиеся на бумаге закорючки и цифры. - Если вы еще не знакомы, Джейсон - это Макс, и это мой практически бессменный напарник в группе по большинству предметов курса. Ну, в те моменты, когда я посещаю занятия, конечно.
  Макс глянул на меня уже более внимательно, приспустил очки с переносицы и сообщил, что они без диоптрий, но преподавателям этот образ нравится, что дает пару лишних баллов даже при нулевых знаниях. И что его знания поэтому ничуть не ниже капитанских. С однокурсниками Каллахена я вообще была практически не знакома, хотя могла узнать их в лицо при желании. По сравнению с ребятами из команды, с ними Мика проводил минимально положенное время, ограничиваясь общением на занятиях и в увеселительных заведениях.
  Пока Мика решал уравнение, практически не отрываясь от рабочей тетради, я закопалась в свои ксерокопии, вооружившись запасным карандашом, вытащенным откуда-то из завалов капитанских тетрадей. Странице на третьей я заметила, как Блондин на меня беззастенчиво пялится, стрельнула в него взглядом и сощурилась:
  - Ты чего?
  - Представляешь, мы сидим за одним столом в библиотеке.
  - Ты ждешь, когда стены начнут осыпаться и весь мир поглотит черная дыра? - я откинулась на спинку стула, играясь с карандашом в руке. - Что в этом такого? Или мне для полноты картины пару раз долбануть тебя учебником по голове или там... хм... ну чтобы не расслаблялись.
  - Пойдешь со мной на свидание? - хитро улыбнулся Мика.
  - Нет, - привычно отбрила я.
  - Но как же мой заказанный столик?
  - У тебя еще два примера в тетради, младшеклассник, - я назидательно ткнула в сторону учебника и незавершенного уравнения. - Не выросло еще.
  - Окей, - покорно кивнул тот, возвращаясь к высшей математике. Но через полминуты снова поднял глаза, не написав и строчки из цифр. Мы играли в переглядывания довольно долго, не выходя при этом за рамки обычного невинного флирта - уж я то знала, как Мика на самом деле может смотреть, если отключить его тормоза.
  - Ого! - Макс заглянул соседу через плечо. - Какая производительность! - удивленно присвистнул он, тыкая карандашом в чужую тетрадь. До твоего прихода он час над глупым заданием сидел.
  - Потому что я играл, - поправил его Мика, приподняв одну из тетрадей, под которой притаился планшет. - Никак не могу пройти этот злополучный 81 уровень в "Кэнди Краш".
  Мне кажется мы с Максом синхронно вздохнули и переглянулись.
  - Мне уже надо ретироваться на кафедру к мадам, поэтому... - я похлопала его по плечу, собирая распечатки и поднимаясь со стула. - ...но мы сегодня до шести. Почти как офисный планктон.
  - Ок, принято.
  
  
  Мадам уже собиралась покинуть обитель зла в лице кафедры и даже достала пальто, когда в кабинет заглянул Блондин, вооруженный огромным букетом цветов в корзине с длинной ручкой. Та удивленно приподняла брови, особенно при виде букета, потом обернулась на меня:
  - Да неужели? - скептически уточнила она, мгновенно развеселившись. - У вас наконец-то свидание или я что-то упустила?
  - Это не свидание, - замотала я головой, захлопнув крышку ноутбука. Мика улыбался как ехидная гиена, наслаждаясь результатом, поздоровался с мадам Жюстин и водрузил корзину прямиком мне на стол, заняв им все свободное пространство. Пахло от него одурительно, букет был такой огромный и такой красивый, а еще мне пришлось из-за него выглядывать, потому что обзор он заслонил полностью.
  - Не свидание? - переспросила патронесса, улыбаясь Мике. - Как жаль, как жаль.
  Я снова спряталась за букетом, откинувшись на спинку рабочего кресла и закрыла глаза.
  - Я понимаю, что горячего латинского поцелуя я не достоин, но хотя бы начни собираться тоже, - ненавязчиво так напомнил упырь, помогающий моей начальнице надеть пальто. - У нас столик на семь. И да, это свидание. И да, я знаю, что утром у вас съемки в восточном квартале.
  - ...вот бы ты так на экзаменах отвечал, - пробормотала я, собирая со стола, насколько это было возможно с этим букетом, личное имущество. Ежедневник, телефон, зарядка.
  - Тогда хорошего вечера и до завтра, - попрощалась мадам, забирая со своего стола ключи от машины. - И Джейсон, - она строго глянула на меня от двери, - поменьше там вредничай.
  Мика прыснул в кулак, я возмущенно подорвалась со стула, но мадам уже вышла в коридор - мне лишь осталось сердито топнуть ногой и сбросить сумку на кресло.
  - Видишь, - назидательно сообщил мне Блондин, отсмеявшись. - Даже мадам...
  - ...это не свидание.
  - Конечно.
  - Зачем тогда цветы?
  - То есть мне их выкинуть? - Мика вздернул бровь. Я поспешно спохватилась, отрицательно замотала головой.
  - Они шикарные.
  - Когда-то же я должен дарить тебе цветы, женщина, - Блондин ткнул в мою сторону обвиняющим перстом, закрыв дверь кабинета. - Не все же кофе покупать.
  Я улыбнулась, проведя ладошкой по бархатным лепесткам и листьям. Цветовая гамма самого букета колебалась от нежно-розового бархатного, я увидела розы, лилии и даже орхидеи по краю, с отделкой серебряным и совсем едва - зеленым, в цвет стеблей.
  - Столик на семь? - уточнила я, прикрывая глаза - Мика обнял меня со спины, прижался, ладони скользнули от бедер к груди. По спине мурашки побежали - он привычно ткнулся носом мне в сгиб шеи, глубоко вздохнул и едва коснулся кожи губами, а у меня уже пульс сбился.
  "Я так тебя люблю, паршивец"
   - На восемь, - целует в ухо и шепчет это с такой нахальной усмешкой. - Но я запер дверь, и если мы не будем сильно шуметь...
  - ...мы постараемся сильно не шуметь, - выдохнула я, стараясь выделить слово "постараемся". Очень надеюсь, что никому в голову не взбредет вломиться в кабинет в ближайший час, или что мадам не вернется за забытой папкой с жизненно-важными-эскизами. И, говоря начистоту, в кабинете на кафедре у нас как-то даже и...
  Мика умеет торопиться, и так же умеет не торопиться. Сейчас он на удивление чертовки медлителен, расстегивая мою блузку от воротника вниз, и на мои нетерпеливые попытки ускорить процесс реагирует усмешками в ухо - и только. Он целует меня в шею, пока снимает блузку и расстегивает молнию на джинсах, запуская туда руку и вынуждая наклониться, прогнуться в пояснице и упереться ладонями в край стола...
  
  А спустя час мы уже на пути к французскому ресторану, и Мика уже сходит с ума от голода и размышляет вслух, насколько вероятно, что лягушачьи лапки там действительно лягушачьи. Моя машина осталась на парковке у университета, а цветы - в кабинете, и мне очень интересно, висит ли до сих пор на двери в спальню тот злополучный скелет. Хотя прошло меньше недели, о чем это я? Конечно же он на месте.
  - Так ты едешь домой на будущие выходные или нет? - невзначай вспоминает Блондин, не отрываясь от дороги. - Я вылетаю послезавтра и пробуду там около недели, поэтому спешно прикрываю зад кучей дополнительных контрольных. Мама очень хочет меня видеть, и никак не меньше недели, раз я не смогу приехать на Рождество.
  - А ты не сможешь приехать на Рождество? - потянувшись, я закинула руки за подголовник сиденья. - В том году, насколько я помню, Рождество ты мне испортил своим триумфальным загулом по второму этажу общаги...
  - Нельзя быть такой ехидной, Санта не подарит тебе платье с бантиком, - Блондин протянул руку, чтобы щелкнуть меня по лбу, а мне было так лениво менять позу, что я даже не стала возмущаться или уворачиваться. - Так ты прилетишь?
  - На неделю - упаси! Моя мама за неделю превратит меня в зомби без мозгов. Но я обещала Камилле и прилечу на выходные.
  - Камилла? Я ее знаю?
  - Надеюсь, что нет, - ворчливо отозвалась я, а Мика хохотнул.
  - Знаешь, а я бы посмотрел на реакцию нашей школы, когда мы окажемся вдвоем в ограниченном пространстве. Представляешь, как они с ума сойдут от этого? Предвкушаю...
  - ...апокалипсис?
  - Именно, Ватсон.
  - Я в деле.
  - Не сомневался ни секунды, - Мика подарил мне ласковую улыбку и вернулся к дороге. - О, раз ты полетишь позднее, отвезешь меня в аэропорт?
  
  - Если это наше первое свидание...
  - ...это не свидание.
  - ...я должен терпеливо поцеловать тебя в щеку перед дверью и отправиться спать.
  - Но это не свидание.
  - Но в любом случае...
  - Эй, аккуратней, я тебе не мешок запчастей. Проспорил - исполняй долг перед Родиной.
  Мика был не очень в восторге тащить на руках меня и мою сумку от самой машины до квартиры - но он сам проиграл. Не сказать, что ему было тяжело, но жутко неудобно, особенно в узком коридоре на этаже.
  - Ты можешь поцеловать меня в щеку перед дверью спальни и идти спать на диван, если у тебя снезапно проснулась какая-то совесть. Но это в любом случае не свидание, потому что "я лучше гориллу поцелую" и "я никогда не пойду с тобой на свидание" все еще в силе. Должны же у меня быть хоть какие-то принципы.
  Мика с печальным вздохом переступил через порог квартиры, мстительно разжал руки и потопал в ванную, на ходу сбросив ботинки и пальто. Упырь, а не человек. Пока я расшнуровала свои ботинки, за ним уже захлопнулась дверь - а я поняла, как соскучилась по этой квартире. Всего пару дней - и я как домой вернулась. Даже моя кружка на привычном месте. И два новых пакета с молотым кофе, ого.
  
  
  В местном аэропорту меня встречает папа - перелет был чуть больше часа, но мне не очень повезло с пилотом на этом рейсе и под конец мне уже казалось, что камикадзе и те мягче планируют. Мика писал, что да, жарко, и очень жарко - но после леденющего Миссури попасть в забытые юношеские двадцать пять тепла и ослепительное солнце так непривычно, что я напоминала сама себе вампира. Особо много вещей я не брала - всего три дня, но была рада, что прихватила шорты и майки, потому что в джинсах уже было некомфортно.
  В отличие от мамы, папа у меня не очень многословный - но я видела, как он рад меня видеть, и едва ли не висела у него на шее, словно мне пять лет. Первым делом он конечно же спросил, как там "Жук" и не раздолбала ли я его за последний год. Понятное дело, рассказывать о том, как мы поливали в свое время наши машины жидкостями из фастфудов я еще и в прошлые разговоры не стала, поэтому для папиного успокоения рассказала, что все ок и что недавно у машины был техосмотр.
  От аэропорта до нашего города было также не меньше получаса езды, большую часть которого мы обсуждали, что "жука" пока сменить, и что если менять - то на нечто покрупнее в размерах. Как отвлечь папу от разговоров на тему "как дела у дочери в университете" я могла, но меня ждала битва с мамой, которая по повадкам была не хуже клеща.
  Город у нас не слишком большой - старших школы всего две, и к сожалению, да - нашей старшей школе не повезло принять в свои стены в свое время и меня, и Мику, и наших младших братьев. Пока мы крутились по району, папа успел обмолвиться, что Стивена опять вызывали к директору - и он понятия не имеет, как вообще мелкий сможет школу закончить с такими оценками и таким подходом к школьным правилам.
  - Постарайся за эти выходные тоже... ничего не... - отчасти смущенно попросил папа, когда мы вьехали на парковочную дорожку перед домом. Для субботнего раннего утра квартал был привычно мертв, даже машин толком и не было. Я вылезла из машины, потягиваясь и разминая спину, мельком глянула на дом подруги напротив: у меня был еще как минимум час до назначенного ей времени, когда я должна была ступить на отмеченную крестиком точку на газоне. Второе парковочное место у дома занимал открытый джип ярко-желтого цвета, и я даже оценила, ткнув в его сторону пальчиком.
  - Вы его балуете!
  - Первое место на чемпионате штата, между прочим, - улыбнулся папа, вытаскивая мою небольшую дорожную сумку из багажника. Я скорчила рожицу, показала машине язык и направилась к дому.
  - Мелкий еще спит?
  - Понятное дело. Я даже боюсь представить, во сколько он вернулся домой. Удивительно то, что он вообще вернулся, сегодня же суббота... - хмыкнул за спиной папа.
  Я открыла дверь, и в нос мне ударил аромат блинчиков с кленовым сиропом - сто лет их не ела! Догадываюсь, мама тоже об этом знает, и...
  - Мама! Отлично выглядишь! - я залетела на кухню со скоростью баллистической ракеты. - Соскучилась неимоверно!
  - Вы там пешком от аэропорта шли, что так долго? - обернулась от плиты моя совсем молодая мама, улыбаясь. Отбросив лопатку и выключив конфорку, она поспешила заобнимать меня до смерти, звучно чмокнула в щеку и показала на обеденный стол. - Завтракать, все остальное потом.
  Зашедший следом папа звучно втянул носом воздух и спустя мгновение уже занимал свое привычное место за столом. А я уже нацелилась на кофемашину, потому что для меня это был почти что вкус школьной юности, когда по утрам приходилось выпивать кружки три, чтобы разлепить глаза. Сейчас мне хватает и одной, но сейчас я и сплю намного больше, чем три часа. Наполнив кружку кофе, я подсела к папе, прихватив по дороге тарелки. Как домашняя мамина дочка я давно провалилась, на самом деле, но мама упрямо отказалась от помощи и стала накрывать на стол сама.
  - Ты похудела, все в порядке?
  - Все в порядке, - улыбнулась я.
  - Как твоя практика? Выезжате на показы?
  - Пока что нет, мы работаем локально, но это очень здорово и интересно. Я пару эскизов отправила на конкурсы, надеюсь получится.
  Пока родители засыпали меня вопросами об учебе и студенческой жизни (на самом деле, мало что изменилось с момента нашей прошлой встречи, исключая мадам Жюстин и... Мику), я успела съесть двойную порцию маминых блинчиков, а от непривычно забытого крепкого кофе едва ли не полезла на стенку.
  - Ну что, как там твой бойфренд? - Стивен, зевая во весь рот и не скрывая ухмылки, ввалился на кухню, уже привычно наощупь отыскал стул и потянулся к моей кружке. - Что, не стала еще маме и папе рассказывать, сестренка? Оставила вкусное на потом?
  Мама даже рот открыла. Как и я.
  - Стив! - возмущенно рявкнула я, выдернув кружку из его руки - он даже отпить не успел. - Гаденыш, прирежу тебя!
  - Джейсон, сбавь тональность, - удивленно перебил мой вопль папа, приподняв брови. - Ты что, банши?
  Младший брат гнусно заржал, автоматически дернувшись от меня в сторону, показал язык:
  - Я же любя.
  - Я сейчас любя тебя привяжу к машине и мы будем по району кататься под Бритни Спирс, - зашипела я, сощурившись. - Приезжай, называется, в гости! Тебя прикопать мало.
  - Что, и знакомить не станешь? - продолжал ехидничать младший, увернувшись от моей затрещины. Место еще удачное выбрал, поганец, даже под столом не достанешь...
  Я обреченно вздохнула, села ровно, оставив бесплотные попытки достать брата со своего места и сделала вальяжный глоток кофе. Папа привычно наблюдал за нами, как за двумя опоссумами в клетке, мама как раз сгрузила грязные тарелки в мойку, а перед Стивом поставила последнюю порцию блинчиков, для него оставленных ранее.
  - Ты чего не спишь? Выспался что ли? - поддела я его, демонстративно посмотрев на часы на стене. - Ого.
  - Ради любимой сестренки поставил будильник! Не каждый день такое событие, тем более - Камилла!
  - По-моему, кое-кто наивно полагает, что впихнет свою необьятную задницу в наш женский коллектив? - уточнила я. - Вот уж нет.
  Стивен посмотрел на меня хитро-хитро, одним махом запихнул в рот блинчик, прожевал и повернулся к маме:
  - ...и она еще не хотела рассказывать вам о бойфренде! - с торжеством хмыкнул он.
  - Был бы бойфренд, - отмахнулась я.
  - Только вчера его...
  - Стив! - я посмотрела на него поверх кружки. - Ты что, перестал чуять опасность, мелкий?
  - Ладно-ладно, - невозмутимо заулыбался тот, запихивая в рот очередной блинчик. Я же виновато посмотрела в сторону мамы:
  - Прости. У нас немного... все сложно сейчас.
  - Угу, конечно, сложно, до июля так точно, - занудным голосом привидения поддакнул Стив. На него если и мои взгляды не действуют, то что говорить про остальное? И как он еще про Сан-Франциско не рассказал и не перекрутил на свой манер? Я притворилась глухой и тупой, с хрустом и нескрываемым удовольствием откусила тост с джемом и перестала обращать на мелкого внимание, заулыбавшись маме во все тридцать два.
  - Мои соседки передавали вам привет. И я привезла местного хлеба и шоколадное парфе, как ты и просила. У нас оно разлетается с ярмарок за утро...
  Если мама и умерла от любопытства по поводу моего бойфренда, то решила потерпеть до вечера и только там прижать меня за яйца. Судя по ее виду, так и будет, поэтому я уже предвкушала миллион вопросов и думала, как бы обойти тот пункт со знакомством. Наши родители часто встречались у директорского кабинета, когда мы еще учились в школе - на наши столкновения с Блондином они реагировали примерно так же, как было бы, если в песочнице девочка долбила мальчика совком.
  Девять утра близилось, и я, рыбкой переодевшись из джинс в шорты и майку, успев отфутболить в сторону Стива с его маниакальным желанием в такой ранний час показать подруге пресс, выскочила на улицу, запихнув в карман телефон и документы с кредиткой. По ощущениям я вернулась на лет пять назад, когда только-только перешла в старшую школу, когда мы как-то раз поспорили, что я смогу перецеловать всех ребят на домашней вечеринке...
  Камилла выскочила на крыльцо, не дожидаясь точного времени, радостно замахала мне рукой с крыльца и поспешила навстречу. Мы не виделись два года точно, хотя и переписывались по возможности и созванивались в скайпе, но... я соскучилась! Камилла - это мой личный Нэйтан для Мики, взбаламошная, очаровательная, обаятельная и чертовски симпатичная, насколько может быть симпатичной кудрявая светло-русая девушка, которая не вылезает из фитнесс-клуба последний год, да и ростом при этом едва ли выше меня.
  Мы стиснули друг друга в медвежьих обьятиях и подруга тотчас же потянула меня домой, чтобы поболтать без лишних глаз.
  - Насколько я понимаю, твой мелкий мне проходу не даст, поэтому поговорим у меня. Тем более у меня есть черничный пирог, и я вчера его сама готовила, не смей нести бред про диету и жирную задницу, ты офигенно выглядишь. Особенно - в этих шортах.
  Мы привычно, как и пару лет назад, атаковали семейную кухню, прихватив и пирог, и холодный чай, и тарелку снэков - выбрались на заднее крыльцо. Там по-прежнему стоял стол и огромная мягкая плетеная лавочка, на которой мы проводили вечера за болтовней и подготовкой к тестам в школе.
  - Хээээй, привет, Шерлок!
  К нам практически выкатился счастливый и сопящий мопс, уже с сединой на морде, откормленный и пузатый, оттого хрюкающий не менее восторженно. Когда тот, исполнив моцион приветствия и получив какую-то вкусняшку от подруги, счастливо укатился под скамью дремать, мы устроились на подушках, вкусили вкусный пирог и посмотрели друг на друга с тем предвкушением, что сейчас столько друг другу расскажем! Я не собиралась говорить ей про Мику (пока что), чтобы не испортить то самое клоунское шоу, которое произойдет завтра на встрече выпускников в школе, ну а про "все сложно" она примерно догадывалась и так. Я просто не собиралась называть имен. Зато с радостью рассказала про мадам Жюстин, эту работу на кафедре, услышала совет о том, что встречаться с мужчинами, живущими в качалках - только время зря терять, и о том, что подруга сейчас подрабатывает моделью для различных спортивных брендов.
  - Поедем в обед в "Криспи"? - спросила Камилла, развалившись на подушках с остатками пирога в руке. - Это, конечно, не вопрос. Я собрала всех из нашего потока, кто смог принести кости на эти выходные. Завтра обещают три потока в школе, впервые за столько лет!
  Я состроила удивленную мордашку, стараясь не слишком ухмыляться.
  - Дай мне час на душ и переодеться, и мы можем хоть к черту на рога сегодня.
  - Да нет, к черту на рога нас ожидает завтра, а сегодня... просто напомни родителям, что придешь как всегда поздно. Или не придешь. Эти выходные - наши.
  
  "Криспи" - одна из местных закусочных в стиле 80-х, в которой мы часто проводили вечера. Кухня там была недорогая и вкусная, бургеры и картошка, все как надо. Сейчас мы могли там даже пиво заказать, благо возраст позволял, но мне до сих пор было непривычно, что уже можно. И покупать алкоголь, и заходить в бары. В школьные годы нам было труднее, особенно по части выпивки.
  От параллели нас собралось человек шесть - остальные учились насколько далеко, а кто-то даже за границей, что смогли приехать самые ближайшие и те, кому на самом деле хотелось. Я бы тоже не поехала, если бы не атака с двух фронтов. Приехал даже Дуглас - главный симпатяжка моего класса, и уже успел навострить лыжи в сторону меня и моих шорт, но получил в лоб и вернулся в режим боевого товарища, как мы и держались все учебные семестры. Мы все так давно не виделись и нам так много надо было вспомнить, что "к черту на рога" мы поехали сразу же после торжественного обеда - добрая любимая школа была на другом конце города, и завтра там будет слишком шумно и многолюдно. В любом случае, здание и территория всегда открыта как для школьников, так и для бывших учеников. И если многие корпуса и могли быть закрыты на выходные, наш любимый школьный двор всегда был местом встреч.
  Парковка была привычно подзабита машинами, субботние кружки и тренировки никто не отменял, у нас хорошая база по физподготовке, но желтый почти-знакомый джип бросился в глаза сразу. Я очень надеялась, что у мелких тренировка, я бы посмотрела. В любом случае, мы пройдем мимо стадиона - судя по тому, как бодро Камилла взяла курс в ту сторону, не одна я об этом подумала. Мы опоздали совсем немного - ребята уже уходили с поля, но оба младших меня заметили и до меня донесся вопль Марка, чтобы я никуда не уходила, они переоденутся и вернутся. Я отлично понимала, что и Марк та еще задница, не хуже брата, но с ним мы тоже не виделись с самого лета!
  Никто никуда не спешил, мы пристроились на трибунах на краю уже опустевшего стадиона, сделали пару веселых фотографий на фоне зеленого газона и пары одиноко бегущих марафонщиков и торжественно доели остатки картошки-фри из "Криспи".
  - Мне не терпится увидеть твоего брата, - Камилла потерла руки как заправский злодей. - Он наверняка так вымахал, что...
  - ...тебя посадят за растление малолетних, ему нет восемнадцати, - хмыкнула я, пригрозив ей пальцем. - Я не стану передавать тебе напильник в самодельном кексе. Во-первых, я не умею готовить кексы...
  Ребята дружно поймали волну и с упоением начали сочинять всевозможные варианты побега Камиллы из тюрьмы. Дуглас даже радостно сообщил, что готов сделать татуировку плана побега на все тело, только если ему дадут на это денег и хорошего мастера.
  - Оооо, нет-нет-нет, - внезапно сбоку вздохнула одна из моих одноклассниц. - Это что, Мика Каллахен? Божечки, готова отдать почку и печень за свидание!
  Я закатила глаза, но Камилла расценила это по своему, увидев компанию, свернувшую к стадиону. Компания была исключительно мужская, знакомая мне еще со школы, и я даже увидела как Мика приспустил очки с носа, разглядывая нас. Ломать комедию мы не собирались, но... хотя бы немного, а?
  - Джейсон, - мгновенно насторожилась подруга, перестраиваясь в режим боевого робота. - Пожалуйста. Просто. Молчи.
  Она четко, как будто сторожевой собаке, выплюнула просьбу, с ужасом в глазах увидев, что пятерка из тогдашнего выпускного класса направила тентакли в нашу сторону. Подруги чуть не умерли от восторга, Дуглас и Кевин помахали им руками - школа у нас была дружная, ну, за некоторым исключением, конечно. Но мы тоже дружили! Своеобразно, но...
  - Я не... - фыркнула я, стараясь изобразить на лице сначала крайнюю степень удивления "о боже, ты, презренный хлыщ!", а потом и "ну иди сюда, бегемот, сейчас я тебя завалю и отпинаю!".
  - Джейсон! - голос Камиллы сейчас ну очень походил на каллахеновский, когда я не совсем его достаю ехидными шуточками. - Сколько лет уже прошло. Ты до самой смерти будешь...
  - Что такого в том, что я угрожала ему вырвать печень и скормить местным бомжам? - зашипела я возмущенно.
  - Только то, что тогда у тебя была бита в руке и стояла ты около его машины, - зашипела Камилла в ответ. - Тебе уши открутят, если будешь выпендриваться, вы давно уже взрослые и сознательные... эй, привет, Мика! Ты тоже на встречу приехал, ого, мир тесен.
  Голос Камиллы был преувеличенно бодр и весел, но я почувствовала, как крепко она сжала руку на моем плече. Мика посмотрел на Камиллу, кивнул, глянул на меня (я мысленно отдала ему Оскар и Грэмми!) и выдал:
  - Опс, Джей Си, неужели грудь?
  Как же без любимой фразы всех времен и народов! Даже интонация нужная!
  Я привычно фыркнула в ответ, на что Камилла кашлянула, намекая сбавить обороты и раболепно упасть, но мы же не на такой эффект рассчитывали.
  - Опс, Каллахен, да неужели мозги? Или... Да нет, вряд ли. Ты играешь в сборной лиге или папочка тебя пристроил офисным планктоном?
  За моей спиной грустно вздохнул Дуглас, переглядываясь с ребятами. Даю руку на отсечение, что они там пантомиму изображают, только чтобы развести нас по углам ринга и больше не сталкивать.
  У нас обмен любезностями закончился, и мы оба прикидывали в голове, за что можно уцепиться, чтобы заставить друзей понервничать еще немного - совсем чуть-чуть. Как в старые добрые времена, когда мы действительно хотели оторвать друг другу головы.
  - Можно я не стану при твоих друзьях интересоваться сферами твоей работы, но кажется я видел пару интересных фотографий... - Блондин ухмыльнулся, окинув таким взглядом мои шорты, что я дала ему еще один Грэмми за самообладание, а потом еще даже не постеснялся заглянуть в вырез майки. - Хочешь сходить со мной на свидание? Признайся уже, что хочется, ну?
  В джинсовых шортах выше колен и простой черной майке Мика выглядел настолько одурительно, что мне стоило рвануть к нему с воплем про "я согласна, забирай меня всю!", наверняка у моих девочек нокаут. Камилла даже забыла, как дышать, судя по тому, как ослабла ее хватка на плече.
  - Сплю и вижу, - отмахнулась я. - На что ты мне тут такой импо...
  - Джейсон! - пробормотал уже и Дуглас, тяжело положив мне ладонь на второе плечо. - Серьезно, прекращай.
  Ладонь боевого товарища на моем плече Мике не очень понравилась, но убрать обе руки я не могла, они бы еще больше взьерепенились на это, восприняв как активные действия. Вдруг я возжелаю дать капитану в нос? Я как-то пробовала, но не вышло.
  - Иди куда шел, старый. Не порть атмосферу тленностью и пылью времен... - в притворном прискорбии выдала я, по-царски взмахнув головой в сторону выхода со стадиона. Как раз и вовремя - к нам уже приближались свежевымытые и бодрые футболисты в лице наших братишек. Свежая кровь, свежий десант.
  Марк так деловито подвинул всех со своего пути с командным "все в стороны, дайте обниму эту курицу!", что удивились все. У меня даже чужие руки с плеч соскользнули, а не менее огромный младший Каллахен уже навалился на меня всем весом и попытался пересчитать ребра и выяснить, насколько ужасно меня кормят в университетской столовой, раз у меня внезапно грудь и...
  Договорить он не договорил, получил затрещину и отскочил с гоготом, и только потом соизволил со всеми поздороваться. Стивен между тем уже навострил свои сто семьдесят три метра обаяния на Камиллу, нацепил на лицо дежурную улыбку местного эксгибициониста и получил едва ли не красочный средний палец в лицо и напоминание про растление малолетних. Не расстроившись, он хохотнул и сообщил, что готов ждать еще пять лет ради такого.
  - Кстати, вы на вечеринку к Тайки собираетесь вечером? - спросил Марк.
  - Ну, эээ... - Камилла как-то задумалась, стоит ли вообще, раз такая пьянка вообще, а младший Каллахен лишь догадливо всплеснул руками:
  - Хэй, так вы им еще не сказали?
  - Не сказали что? - удивленно уточнила подруга. Она посмотрела сначала на него, потом на меня, Мика там за спиной младшего гнусно гоготнул в кулак, но тут же вернул на лицо свое это классическое насмешливое выражение.
  - ...мне казалось, многие в курсе, что мы учимся в одном университете, - я обыденно пожала плечами, закидывая ногу на ногу. - Простите за представление, не могли удержаться.
  - Вы оба? Оба два? - приподняла брови Камилла. - Джейсон, это я тебе сейчас кишки выпущу, почему ты мне не сказала?! Вы что, даже общаетесь? - подруга подскочила с трибуду и ткнула пальцем в вышеупомянутый образец социопатии. Мика, в этот момент с видом блаженного идиота фотографирующий в инстаграм футбольное поле, стоя к нам задом, обернулся и приподнял брови:
  - Хуже.
  - Намного хуже, - закивал Стивен. - Кстати, никто не хочет поиграть в баскетбол? Площадка пустая.
  Я почувствовала как пальцы подруги ненавязчиво сжимаются на моей шее и попыталась сползти с трибуны, но Камилла дернула меня назад:
  - А ну!
  - Пойдем поиграем, - дружно загудели ребята, специально не обращая на нас внимания. Кроме одного человека, естественно, который с невозмутимостью бенгальского тигра убрал телефон в карман, и, бросив на Камиллу один-единственный взгляд, протянул руку ладонью вверх:
  - Сэнсей.
  Подруга убрала руку, и я сбежала под капитанскую защиту, схватив его за руку, спускаясь с трибун. На мой вопросительный взгляд он лишь пожал плечами:
  - Кстати, моя мама хочет повидаться с тобой.
  - Кстати? - зашипела я, дернувшись и попытавшись выдернуть руку. О нет, я никак не хотела и не намеревалась и...совсем забыла о том, что у Мики есть мама и что она - та еще гарпия. - Я не выживу после встречи с ней.
  - Определенно, - подтвердил Марк, похлопав меня по плечу. Блондин попытался изобразить в его сторону "взгляд-повергающий-в-трепет", но на мелких, мне кажется, давно уже перестало что-либо действовать, потому что тот только криво ухмыльнулся.
  - Камилла? Привет. Мы на самом деле почти не знакомы, но... - Мика проигнорировал брата, улыбнулся во все 32 моей подруге и протянул ей ладонь для приветствия. - ...я отлично помню твой высокий хвост и розовый пушистый брелок на сумке. Ты ходишь в зал? Плечевой пояс отлично проработан.
  Камилла растаяла, как мороженое в знойную погоду - заулыбалась в ответ смущенно, выдала про зал "ну иногда хожу, по выходным, если есть время...", но потом привычно схватила быка за рога:
  - "Все сложно" и "Хуже", надеюсь, относится к одному и тому же?
  - "Все сложно"? - Мика бросил на меня любопытный взгляд, на что я показательно закатила глаза, а Камилла попыталась незаметно ретироваться к брату и остальным ребятам, которые уже двинули в сторону площадки.
  - А когда у нас было все легко? - логично хмыкнула я, провожая взглядом уже невозмутимо повисшую на шее Дугласа подругу. Догонять уходившую компанию мы пока не стали - мне так же хотелось хотя бы пять минут тишины вдвоем, как и Блондину. - И я правда боюсь твой мамы, зачем ты ей сказал? - пробормотала я, уткнувшись лбом в каллахеновское плечо и обняв его руку.
  - Это не я, это мелкий растрещал. Специально, видимо, ждал момента, - вздохнул Мика, пощекотав меня за ухом. - И понеслось... Он даже удивленные глаза сделал в стиле "как, ты что, даже маме не сказал?", после чего она впервые сама позвонила Аарону... Они по телефону раз в столетие общаются, а тут такой повод! - я услышала как Блондин замялся и догадалась сама:
  - Июль? Церемония?
  - Мой брат тот еще гоблин, - ворчливо сообщил тот.
  Я хмыкнула, поднимая на него взгляд - что уж тут поделать, фамилия говорит сама за себя, младшие тоже растут. И берут пример со старших. Привстав на носочки, я чмокнула его в щеку и улыбнулась.
  - У наших мелких отличные примеры для подражания, к сожалению. Выпороть бы их.
  - Ничего, настанет и наше время, - мстительно сощурился Мика, зловеще ухмыльнувшись. - Старые динозавры еще более опасны, чем всякая пузатая мелочь.
  - Эй, говори за себя, - загиенила я тут же. - Я младше.
  - Скажи это песку времен, который с тебя сыпется, женщина, - драматично выдал Мика и получил кулачком возмездия в грудь. - Эй. Кто, если не я? Самый терпеливый, неотразимый, тактичный и дипломатичный парень на свете, - он прибнял меня одной рукой, скользнув ладонью с поясницы вниз. - В шортах, к тому же.
  - Дипломатичность и тактичность - твой конек, - подтвердила я.
  - Ой, ну... - протянул он, потянувшись за поцелуем. - И не беспокойся по поводу моей мамы, она не настолько...
  - Настолько.
  - Настолько, да, - тут же согласился Мика, утягивая меня за руку в сторону ушедших школьных друзей. - Просто оставайся собой. Ты не блондинка на шпильках с отсутствием коры головного мозга, которая умеет только ноги развигать - и это самое главное. И погоди, это еще твои родители не в курсе, а я тот еще экземпляр, вдруг твой папа схватит ружье?
  - У нас нет ружья.
  - О, это обнадеживает.
  
  
  - Ты что, правда ни разу не пробовала закинуть мяч в корзину?
  - Нет.
  Я держу в руках непривычно тяжелый и шершавый на ощупь баскетбольный мяч, - и правда понятия не имею, что с ним делать. Нет, ну я знаю правила игры и всякое такое, но как-то и не получалось у меня раньше попробовать. В университете площадка была во власти тренера и команды, а в школьные годы я это баскетбольное пастбище по кругу обходила.
  Стивен не удержался от очередного остроумного подкола, позабыв о мяче - за что логично и получил. Мика невозмутимо поймал отскочивший от филеи брата мяч и снова протянул мне его. Скорчив мелкому рожу в ответ на не менее зловещий оскал, я подняла взгляд на корзину, торжественно маячившую где-то над головой, и поняла, что мяч я так высоко не заброшу.
  - Держи мяч вот так... - контуженной креветкой подкатил ко мне Блондин, безапелляционно всунул мяч и включил капитана. - Локти расставь, кидай от груди. И присядь, мягкие колени и все такое - будет проще.
  - Давай лучше все станут думать, что я боюсь испортить маникюр? - обреченно пробормотала я, прикидывая расстояние для броска. - Или что у меня тотальная близорукость, и я крот?
  - Кидай уже! - нетерпеливо хмыкнул Мика, наклонившись и подстраиваясь под мой рост и глазометр. - Целься вон в тот угол и все будет окей, - он показал пальцем примерное направление.
  В ближайшие полчаса все забавлялись игрой "попади хоть раз в кольцо" - мне удалось сделать это трижды и один раз - даже издалека. И знаете, - играть так с друзьями, школьными, старыми, да еще и с братьями и с Микой - непередаваемо. Когда можно смело визжать, бегать и топать, спасаясь от Стивена, а еще пасовать Мике, и изображать кунг-фу приемы против Марка с Дугласом, которые вопили что-то про стиль "пьяная обезьяна". И конечно же - снимать и фотографировать, чтобы оставить это все в памяти как минимум нас десятерых.
  - Ты меняешь его, спасибо, - улыбнулся мне Марк, наблюдая как у самой корзины шутливо теснят друг друга Мика и один из его друзей. - Честное слово, прошлым летом картина была плачевная, хотя нельзя, конечно, говорить про собственного брата такое.
  Я улыбнулась ему в ответ, потянулась и взлохматила вихрастую макушку:
  - Возможно, кто-то просто взрослеет.
  - Возможно, кто-то наконец пристроен в надежные руки, - Камилла вальяжно закинула руку мне на плечо. - Теперь я буду спать спокойно каждую ночь.
  - Если ты пойдешь со мной на свидание, то спокойно спать ночами я тебе не позволю, - насмешливо пообещал ей Стив, повиснув на втором моем плече. Мы скривились синхронно, а я отпихнула брата в сторону.
  - Мои уши! Я не хотела этого слышать!
  - Напиши мне, когда исполнится 18, - подруга ухмыльнулась, изобразив телефонную трубку у уха. - Обсудим это, когда надо мной не будет висеть угроза статьи за растление несовершеннолетних...
  
  
  Тайки и его вечеринки для своих - отдельный пункт меню развлечений нашего города. Сам Тайки устраивал подобные увеселения не чаще раза в пару месяцев, изначально учился в нашей школе на год младше, чем Мика, а так и остался в городе - учитывая, что его семья занималась ресторанным бизнесом и держала пару ночных клубов, университетское образование ему не особо было необходимо, учитывая что он уже сейчас отлично держался на плаву.
  В школьные годы я была на вечеринках у Тайки всего дважды, первый раз еще в бытность присутствия Мики в числе гостей, и потом еще раз перед выпускным. Не пить на вечеринке запрещалось, поэтому я не особо и стремилась их посещать, да и контингент там бывал весьма специфический.
  Как звали Тайки на самом деле, никто уже и не помнил, но внешность у него была запоминающаяся, учитывая дреды и пирсинг на лице, а также офигенно красивую татуировку на всю спину - там были и персонажи Звездных Войн, и какие-то драконы, волки и змеи, переплетающиеся причудливой вязью. Я до сих пор так и не смогла это все рассмотреть, да и подкатывать к парню с такими деликатными просьбами мне не слишком хотелось. В любом случае, сам Тайки очень любил девушек. Бывает, даже нескольких сразу, так что от таких стоило держаться подальше, если ты не хочешь чего-то мимолетного.
  В клубе было жарко, но он был наполовину открытый - с выходом на веранду с лаундж-зоной. Судя по контингенту, тут были и выпускники, на которые закрыла глаза и охрана, и руководство (и наверняка - местный полицейский пункт) из обеих школ, и ребята постарше, оставшиеся или заглянувшие в город на выходные - я не знала почти никого, в отличие от младших, которые оказались как рыбы в воде. Поэтому компания братьев сразу же растворилась в потоке веселящейся толпы, мои ребята отправились за ударными дозами к бару, а Мика, так и не отпускающий мой локоть от входа, сказал, что ему надо повидать Тайки, пока тот не набрался алкоголем до состояния амебы.
  - То есть, нам? - уточнила я.
  - В сторону твоих шорт уже нацелилось три малолетки, не будем их обнадеживать лишний раз... - ухмыльнулся тот мне на ухо. - Они мои.
  - Мне их снять и торжественно подарить? По размеру подойдут?
  - Давай тему про "снять" через полчасика? - взмолился Мика, утягивая меня куда-то в сторону администрации. - Потому что шорты ну слишком короткие, а у меня богатая фантазия, мы не виделись больше четырех дней - к слову, и шорты ну правда...
  Я гнусно хмыкнула, похлопав его по филее и пообещала мало того, что быть кроткой девой в ближайшие полчаса, да еще и молчать, если это будет необходимо. Один из работников клуба, которого Мика поймал в толпе, проводил нас в сторону одного из лаундж-уголков - там и музыка не так играла, этаким фоном ненавязчивым, да и на паре диванов было пару человек. Одним из них, конечно же, был сам Тайки, его две длинноногие спутницы-близняшки и еще пара ребят, один из которых равнодушно уткнулся в планшет, растянувшись на диване с ногами, а второй развлекал себя болтовней с владельцем клуба, вооружившись армией ярких шотов на подносе.
  На появление Мики Тайки среагировал однозначно и привычно - издал вопль павиана, заулыбался и полез жать руку. Потом посмотрел на мою грудь, поздоровался с ней (я уверена, что именно с ней!) и жестом радушного хозяина указал на диваны. Понятное дело, до меня ему дела не было, да и вряд ли он вообще понятие имел, кто я - ну и отлично. Через пару мгновений ребята непринужденно болтали между собой как последние сплетницы, близняшки сбежали на танцпол, а у меня был адского цвета коктейль, отличный вид на толпу сверху и теплый каллахеновский бок, из-за которого я, не мешая и не влезая в разговор, разглядывала татуировки на левой руке Тайки. Они были наверняка новые, с комично-мультяшными персонажами комиксов - я увидела Россомаху, Бэтмэна, Супермэна и даже Капитана Америку. Моего присутствия в беседе и правда не требовалось (да и о чем мне говорить, я понятия не имею, кому они промывают кишки!), и через пару минут и допитый коктейль я уже лежала на диване, закинув ноги на подлокотник и пристроив голову на капитанское бедро, набирала ответ Сьюзен на ее сообщение в фейсбуке. Для нас это была такая домашняя поза, такая привычная, что я невольно заулыбалась. Под конец эти засранцы даже втянули меня в разговор, покончив со сплетнями и сравнительным анализом развлечений в университете и здесь, упомянули что я милашка, и что мой братец еще ужаснее чем Мика в школьные годы хотя бы тем, что однажды умудрился увести девушку из-под носа Тайки. Не сказать, чтобы тот сильно переживал по этому поводу, просто как факт, но "Мика у меня девушек не уводил хотя бы из мужской солидарности и уважения к старшим". Уважение к старшим? У Стивена? Кхм. Ага.
  После нескольких сообщений от Камиллы, что если я не появлюсь перед ее глазами "вотпрямщаз", она натянет Тайки всухую в туалете, а Каллахену до кучи устроит темную, потому что "ты вообще-то сегодня вся моя!", мне пришлось сбежать вниз, искать в этой толпе притворно надутую подругу и, хлопнув по текиле, нырять в толпу танцующих. Потому что "ты мне обещала", а еще "твой брат нарезает вокруг меня круги, что делать?". В подтверждение ее слов мой неугомонный мелкий появился через пару треков с тремя шотами текилы, с улыбкой юного мазохиста, и по ответной улыбке Камиллы даже я уже поняла, что у нее нет шансов. Стивен был упрям и неумолим, как айсберг перед Титаником, и если подруга уже поддается, значит сама хочет и отдает себе отчет в том, что делает. Пока я с ухмылкой наблюдала за их взаимодействием, успела заметить спускающегося по лестнице капитана (проще сказать: "как перестать смотреть в сторону вип-лаунджа гугл поиск"), и после шотов и всего этого, в шуме и под яркими вспышками - я видела только его одного. Странное потрясающее ощущение, когда ты глаз не можешь отвести в сторону, наблюдая за каждым движением, еще и майка эта - как будто и нет ее. Ключицы, такие странно острые на фоне выреза майки, очерченные плечи и руки с едва заметными линиями выпирающих вен. Сколько лет уже за ним наблюдаю - ведь ничего и не меняется, - но каждый раз как первый, хотя руки отлично помнят всю эту теплоту его кожи, бугристость плеч даже то, как напрягаются мускулы на руках. Сейчас все воспринимается ярче и острее - всему виной алкоголь, наверняка, ну и вся эта круговерть, когда ни секунды свободной...
  Мика улыбается, поймав мой странный взгляд, но настроение ловит на раз - если бы взгляд и правда умел раздевать, я бы уже стояла без одежды. Но не подходит - его перехватывает какой-то парень и девушка, и в руках уже очередной коктейль, и он общается с ними, но взгляд - что очень импонирует - все еще на мне. Камилла тянет меня в танец, но потом виснет на шее и громко говорит в ухо:
  - Ты же помнишь, как вы первый раз встретились? На первой же вечеринке у Тайки.
  - Эээ?
  - Слишком много халявного алкоголя, я удивлюсь, если ты помнишь о той вечеринке что-то после первого шота абсента в середине ночи.
  - Выходит, Мика был...
  - ...еще как был. Он тебе половину ночи строил глазки и у вас там что-то уже вроде как наклюнулось, но потом я только помню, как ты ему на голову пиво вылила - ну и понеслась моча по трубам. Ты не помнишь? Правда?
  - Честное слово!
  - Видишь, я принесла тебе познание.
  - Скорее, флэшбэк в прошлое. Потому что много алкоголя на юные умы - это всегда проблема. Ничего удивительного.
  Я жаждала поделиться полученным знанием с Блондином, но тот уже пропал из поля зрения - наверняка ловил приключения в толпе. Тем более на такой вечеринке, где наверняка полно его старых друзей, это нормально и ожидаемо. Но... А как же...
  Пока я оглядывала зал, несколько пикап-мастеров пытались привлечь мое внимание, а один из особо нахальных подумал было прижаться ко мне в танце, но был остановлен предупреждением о бойфренде и "прижмется так же, потом не убежишь". Вот она, магия шорт. Впрочем, мне правда было не до этого, и эти сопливые приставания весьма раздражали, но... куда деваться? Бросив напоследок взгляд в сторону барной стойки, я наткнулась взглядом на весьма заинтересованный, но до боли знакомый взгляд, от которого у меня не то, чтобы мурашки по спине побежали: хуже, - сердце подскочило сначала куда-то в район глотки, а потом упало куда-то в желудок. Темные волнистые волосы, потрясающая голливудская улыбка и легкая щетина, которая вот именно сейчас просто потрясающе ему подходила - столько лет прошло с нашей последней встречи, на самом деле.
  Сердце, казалось, вообще отказалось работать. Ну привет, Маттиас, парень из параллельного класса и моя первая любовь. Безответная, кстати.
  Я моргнула, пытаясь восстановиться, а Маттиас уже махал мне рукой, улыбаясь во весь рот и лавируя в толпе, навострив лыжи в мою сторону. Нет-нет-нет, исчезни, ты! Мне хотелось сгинуть, слиться с толпой, пропасть, улететь из страны - все что угодно, только не начинать с ним разговор, не сейчас, никогда. Исчезни, перепутай меня, откуда ты вообще меня помнишь, ты, кошмар из прошлого?!
  - Привет, вот так встреча!
  У меня ком в горле, и мне хочется улететь на луну. Желательно - прямо сейчас, вот давай, старт! Улыбается, красивый такой, выйди вон, пожалуйста!
  Камилла замечает одного из красавчиков курса только вот после приветствия, но смотрит-то он на меня, и здоровается - к сожалению - тоже. А мне снова эти глупые шестнадцать, и я снова тону в темных глазах, снова забываю все слова и...
Оценка: 9.08*35  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Эльденберт "Поющая для дракона" (Любовное фэнтези) | | Н.Кофф "Вопреки..." (Современный любовный роман) | | Е.Васина "Крылья для Доминанта" (Романтическая проза) | | М.Весенняя "Беглянка. Будешь ее ловить!" (Приключенческое фэнтези) | | В.Свободина "Покорность не для меня" (Городское фэнтези) | | Ш.Галина "Когда-то моя половинка..." (Любовные романы) | | А.Кувайкова "Ришик или Личная собственность медведя" (Современный любовный роман) | | Д.Елизарьева "Если я так решила (Следом за судьбой - 1)" (Любовное фэнтези) | | Е.Гичко "Тяжесть слова" (Фэнтези) | | Лаэндэл "Заханд. Начало" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"