Комарова Диана Валерьевна: другие произведения.

Глава 30. Error

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 8.57*41  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    - Так как давно вы вместе? - наконец, спросила мама, когда с завтраком было покончено и на столе остался только чай и сладости, на которые покушался только Стивен - и тот в силу растущего организма и наверняка прямой кишки, как у чайки.
    Мика неопределенно пожал плечами и с хитрым прищуром посмотрел на меня, а я же в ответ выдала не менее хитрую рожицу:
    - Мне кажется, что вечность.

  Глава 30. ERROR
  
  - Маттиас? - тупо уточняю я, выдыхая. Или вдыхая, или вздыхая - господи, кислород! Меня даже коленки не слушаются, что делать? Бежать, бежать. - Ох, привет, мне пора...
  Он обнимает меня до того, как я успеваю вообще договорить, целует в щеку, и я замираю как сурикат и опять боюсь дышать - пахнет от него обалденно, хотя даже чересчур сладко и приторно, даже в носу щекочет. Но это все еще Маттиас, смуглый, томный и безбожно очаровательный, с полным отсутствием личного пространства и этакий поплавок из прошлого. О моих чувствах он догадывался тогда и пользовался, потому что клинило меня на него весьма здорово. Но, как я уже говорила, безответная любовь так и не вылилась ни во что серьезное или даже наоборот, бессмысленное и кратковременное, и я сумела переключиться на других ребят. Но Маттиас так и остался где-то там глубоко, странно, больно и с нотками сожаления в стиле "а если бы...".
  - Джейсон, ты выглядишь просто потрясающе! - продолжает улыбаться он. - Привет, Камилла, эээ... Я угощу тебя мохито или текилой, чего хочешь? - и этот тип просто берет и тащит меня с танцпола, а разве я могу вообще сопротивляться, когда это - Маттиас. - Как твои дела? Поверить не могу, ты приехала на встречу выпускников! Где-то должно начаться извержение вулкана как минимум... - болтает он у самого бара, а я опять хочу сбежать, потому что это - какое-то издевательство, удар по мозгам, ядерный взрыв с огромным расползающимся грибом в самое небо.
  - Ну вот так вот... да, - неопределенно отозвалась я у самого бара, хотя наверняка это звучит очень нервно. Маттиас отпускает мою руку, попутно успевает задержать взгляд на открытом вырезе моей майки - и тут же бесстыже поднимает взгляд:
  - Я так рад тебя видеть! Столько лет прошло, поверить не могу, и вот мы снова в городе, и вечеринка отличная, есть планы на вечер? Мы могли много чего упустить по юношеской глупости...
  Нет, не смей, даже не думай, убери этот томный взгляд, и кудряшки эти, и вообще! Я дернула себя, насколько смогла, потому что это - прошлое, старое, давно забытое и запрятанное. И, самое главное - никому не нужное.
  - Охтыж, вау! - нда, я мастер подбора слов по ситуации, но это все же лучше, чем просто моргать и пытаться поднять челюсть с пола. Но в любом случае тот факт, что мне нужно ограничить это общение по всем фронтам, ясен даже мне сейчас. Потому что это "матьегоМаттиас", и мне трудно бороться с глупыми юношескими чувствами, которые хоть и глубоко спрятаны, но все же есть. И мне надо с ними что-то сделать. Желательно - понять, что это дела давно минувших дней, и мне придется это осознать сейчас, спустив все тормоза.
  - Так каким ветром? - улыбнулся Маттиас, протягивая мне текилу с солью на ободке рюмки. - Эй, за внезапную встречу.
  Я закусываю шот лимоном, возвращаю стаканчик на место и улыбаюсь - очередная порция алкоголя придает и уверенности, и разговорчивости, и - как я надеюсь, правдивости. Потому что я ловлю в голове мысль о том, где же Блондин, и то, что это мне сейчас намного важнее латинского симпатяги из старшей школы, уже о многом говорит. Да что уж там - у меня и так все датчики давно настроены только на капитана.
  - Меня Камилла уговорила... точнее, она меня гнусно шантажировала - и вот я здесь. Всего на пару дней, у меня куча работы в университете.
  Ура, я снова могу говорить осознанные предложения, хотя равнодушно реагировать на так близко стоящего парня я еще не могла: у меня даже уши горели!
  - Но завтра ты будешь?
  - Конечно.
  - Как твои дела? Все хорошо? Университет в Миссури? Как там?
  За болтовней ни о чем, такой классической, с рассказами о кампусе, развлечениях и общажной жизни, Маттиас ненавязчиво так протянул еще один шот:
  - Как на личном фронте? Мальчики, девочки? - он пожал плечами и так мило закусил губу, разглядывая меня уже неприкрыто кокетливо, - а потом бросает взгляд поверх моего плеча и - о да, я узнаю этот взгляд из миллиона. Взгляд "ооопс, офигеть!" всегда означал, что там где-то на горизонте маячит упырь.
  Мне на плечо вальяжно закидывают руку, брови Маттиаса ползут вверх со скоростью экспресса, а мое сердце возвращается на место: все как надо, как и должно быть. Вид удивленного школьного товарища настолько резво вернул меня в реальность, наполненную страданием, тленностью бытия, жизнью в вампирском логове со скелетом на двери и все такое, что я едва ли не готова резвой ланью прыгнуть за стойку бара и затаиться.
  - Что? Там Хью Джекман?! - я передразнила эти брови домиком, даже не оборачиваясь. - Хотя вряд ли, конечно, учитывая его рост...
  - То есть уважения к старшим у тебя нет? - уточнил Мика невозмутимо, забирая текилу из рук и возвращая ее обратно на барную стойку.
  - Но ты же не Хью Джекман! - я толкнула его локтем, потому что капитан повис на мне совсем уж безбожно, а вот Маттиас воспринял это явно иначе и сообщил, что он тоже не вышеупомянутый актер и даже не Россомаха, но не нужна ли мне в любом случае помощь, потому что ночной клуб все равно остается таковым, даже если там собирается вся знакомая местная молодежь. И особенно такие ее представители, как Мика Каллахен.
  Ситуация ощутимо накаляется, потому что Маттиас явно не в восторге от руки Блондина на моем плече (он думает, что я кроткая монашка что ли?), а Мика не в восторге от самого смуглого красавчика. Наверняка они тоже еще со школы знакомы, оба конкурентоспособны и девчонки за обоими гонялись не хуже отрядов зомби за последними выжившими.
  - Не думаю, что ей нужна твоя помощь, Бэтмэн, - голос Мики был холодным настолько, что щедрая фантазия уже подкинула мне картинку, где капитан закидывает Маттиаса за барную стойку, - и как бы мне не хотелось где-то в глубине души это увидеть, я очень надеюсь что до такого не дойдет. Потому что Каллахен очень терпеливый, а смуглый красавчик - догадливый. Надеюсь, что догадливый.
  Маттиас посмотрел на меня, напрочь игнорируя Блондина, и я, не отводя взгляда, сняла капитанскую руку с плеча, привычно сжала его ладонь и отступила назад:
  - Нам пора, и помощь мне не нужна, все отлично.
  - Увидимся завтра, - Маттиас улыбнулся так, что и сомнений не оставалось - непременно увидимся. Этот взгляд мне не понравился, да и Мике тоже, потому что тот сразу же фыркнул в ответ:
  - И губу закатай к этому моменту, - и зашагал прочь, утягивая меня следом. Мимо бара, мимо танцпола, - мне было все равно куда, на самом деле, хоть в грязную узкую кладовку со швабрами, ведь мы снова вдвоем и совершенно одни.
  - Господи, Джейсон, я был готов застать тебя распивающей пиво из шланга стоя на барной стойке, но никак не в компании этого ушлепка, - возмущенно выдал Мика, стоило нам выйти в относительно тихое место - сменили басы от колонок, от которых закладывало уши, на шумовую завесу голосов и смеха в открытой лаундж-зоне на крыше. Я успела увидеть даже диван с нашими ребятами - и целую колоннаду бутылок и стаканов на столике, но Блондин утащил меня в другую сторону. Свежий вечерний воздух подействовал не хуже очередного алкогольного залпа - после душного танцпола с периодическими дымовыми эффектами у меня едва ли не голова закружилась.
  - Это мой школьный друг, что ты вообще..? - обняв его двумя руками, я уткнулась носом в его майку и посмотрела снизу вверх с преувеличенно-невинным видом. - Мы учились в параллельных классах.
  - Это не мешает ему развешивать вокруг свои слюни, - ворчливо отозвался Мика, сощурившись. Я заулыбалась в ответ, крепче сжала объятия и шутливо толкнула его коленкой. - Что-о-о?
  - Он же не знал.
  - И что?
  - Ты такой потрясающий, когда ревнуешь, - мурлыкнула я, прикоснувшись губами к выпирающей над вырезом майки ключице. Мика порывисто вздохнул, а я нахально продолжила поцелуи, поднимаясь выше - по шее, по линии напряженной и внезапно проступившей вены. Теряя голову от чувства вседозволенности - ведь капитан стоит и ничего не делает, мои ладони оказались уже под майкой, на горячем животе, пальцы пробежались по прессу и нырнули за пояс шорт.
  - Посмотрим, как ты будешь восторгаться, когда я буду гонять твоих любовников с ружьем наперевес, - шутливо огрызнулся Мика, а я фыркнула, дернула его за пояс, вовлекая в грубый поцелуй и прижимаясь близко-близко.
  - Я всегда буду тобой восторгаться, упырина. Только никаких любовников ты не дождешься, мне тебя и того цирка, что вокруг творится, с лихвой хватает для острых ощущений... - хмыкнула я. - Тем более, мы столько всего еще не попробовали.
  - Например?
  Я обняла его за шею, вынуждая наклониться ближе, и постаралась максимально доступно рассказать, как бы мне хотелось избавиться от шорт, и что мне майка как корсет, и "поговори с Тайки, неужели у него нет ничего для решения подобных проблем?"
  
  
  От клуба мы идем пешком, вдвоем, через половину города. Уже сильно заполночь, от музыки и у меня до сих пор шумит в ушах, но у нас чудесная прогулка по затихающим ночным улицам - Мика держит меня за руку и перекатывает во рту чупа-чупс из супермаркета по пути. Последнее, что я успела увидеть на выходе из клуба - это Камиллу и Стивена, целующихся уже на улице. Я подняла упавшую челюсть под смешки Каллахена, но мешать не стала, пришлось уходить не попрощавшись. Вряд ли это что изменило, в любом случае им в одну сторону домой добираться, не пропадут. Не маленькие.
  Пока мы неспешно шли, я рассказывала о том, что на той вечеринке у Тайки, с которой все и началось, "кое-кто упыриной наружности" наверняка использовал классический метод подката, за что и получил пиво на голову.
  - Я смотрю, традиция лить напитки у тебя с тех самых пор и осталась, - хохотнул Блондин, с причмокиванием вытаскивая конфету изо рта.
  - Ты правда не помнишь, что там случилось?
  - С трудом. Слишком много дури в голове, помноженное на литры алкоголя - чего ты от меня такого юного и беспечного хочешь?
  - Ты и сейчас... Эй!
  Мне в щеку ткнулась липкая конфета, я скорчила рожу и получила в ответ еще и легкий поджопник - пришлось смиренно соглашаться что да, юность была давно и от нее только воспоминания и остались. И дурь в голове. И убегать потом, конечно. Далеко.
  Мы болтали всю дорогу, вспоминая каждый о юности в этом городе, где мы выросли и уже тогда совершили миллиард глупых ошибок, которые должны были. Юность - она такая. Когда пробуешь все новое, и не всегда это "новое" оказывается действительно заслуживающим внимания.
  - Я, кстати, никогда не спрашивал про твой первый раз, - заулыбался Мика, закидывая мне руку на плечо скорее с целью удержать от побега. - Я его знаю? Вы потом виделись? Он будет завтра?
  - Не у всех "первый раз" выглядит романтичным и волшебным, у меня он был скорее нелепым и странным, - отозвалась я. - И очень, очень, о-о-очень неловким.
  - Так я его знаю?
  - Надеюсь, что нет. Ты уже свалил в университет, когда это случилось. На мое счастье.
  - Расскажи.
  - Вот уж нет!
  - Эй.
  - Ты и так знаешь обо мне достаточно нелепых вещей...
  - ...ты тоже!
  Я закрыла лицо ладошками - и рассказала, как смогла. Про то, что оба были неопытные, было страшно и больно, а еще никак не получалось расслабиться, но сейчас это вспоминалось скорее как "глупые и стеснительные были".
  - У тебя хотя бы кровать была. А у меня - заднее сиденье машины, да еще и чужой. Что ты знаешь о неловкости, когда у тебя первый раз с девочкой из выпускного класса? - Мика хмыкнул, замахал руками в воздухе не хуже истеричной ветряной мельницы и вздохнул.
  - Тебе больше повезло.
  - Я - мальчик.
  - Ого, правда?
  Тихая улица вывела нас на одну из площадей с фонтаном, который уже был к ночи отключен. Около него было место вечерней тусовки скейтеров и велобайкеров, которые и катались тут же, устроив небольшое шоу для вечерних пешеходов.
  - Я - старый больной старпер, поэтому я хочу выпить и вытянуть ноги, - Мика безапелляционно потащил меня к одной из ночных кофеен с открытой верандой, где нам даже дали два легких пледа и принесли теплый глинтвейн. На город опускалась прохладная ночь, и после разгоряченного клуба и целого дня на ногах мне тоже не меньше хотелось с комфортом расположиться на одном из диванчиков - и даже с видом на фонтан и скейтеров.
  Разувшись, я залезла на диван с ногами, прижалась к теплому каллахеновскому боку, окунулась в безмятежное ощущение комфорта и...
  - Смотри, у нас опять свидание.
  - Ничего это не свидание, - хмыкнула я, поднимая глаза на этого хитрого кота, чтобы получить мягкий поцелуй и шутливое обещание натянуть глаз на задницу. А ведь меньше часа назад этот упырь целовался так, что я не могла вздохнуть, не чета нынешнему дурачине в кепке, сдвинутой козырьком на макушку. Не знаю, кого я люблю больше - горячего капитана баскетбольной команды или насмешливого фаната супергеройских фильмов - наверное, обоих одинаково, но второго самую чуточку больше.
  Глинтвейн оказался безумно вкусным и таким ароматным, что я держала чашку у лица, откинувшись на спинку дивана и обернув ноги пледом, пока Мика рассказывал слухи, которые ему успели нагрести лопатой за эти пару дней пребывания: вроде такого, что новый капитан баскетбольной школьной команды очень криворукий и им ничего не светит на чемпионате, что в другой школе новый директор и она очень даже молоденькая для такой должности. Поэтому теперь одна школа завидует другой, постоянно отпускает в их сторону миллион подколов и ситуация теперь весьма непонятная - но в любом случае, это вообще не наше дело, а наши младшие в этом году выпускаются и наверняка жрут поп-корн пачками.
  - Они ничего не писали, кстати? Мало ли. Я понимаю, что Стивена можно ждать к утру - о, мои девственные глаза, я не хотела этого видеть! - но Марка я почти не видела в клубе. Он в порядке?
  - Судя по тому, что он успел мне рассказать, у него сейчас есть девушка и он пускает километры слюней. В общем, у нас синхронно, кажется, - хмыкнул Мика. - Я видел ее мельком сегодня, и они уехали из клуба давным-давно, потому что больше он мне не попадался на глаза.
  - И как она? - с любопытством спросила я, делая очередной крошечный глоток глинтвейна. - У вас один типаж вроде длинноногих блондинок с габаритами Барби?
  - Насколько я успел усмотреть в темноте, у нее нижняя часть волос выкрашена в розовый, и она явно не блондинка, - Мика сделал вид, что пропустил шпильку про типажи мимо ушей, но ухмылялся так насмешливо, что я заулыбалась в кружку. - Хотя по-правде я бы хотел, чтобы он погулял еще пару лет, но там такие слюни - едва ли не чувства какие серьезные, в восемнадцать-то лет!
  - Что в этом такого? - удивилась я.
  - Ему восемнадцать, - напомнил Мика занудным голосом. - Это когда еще толком нельзя, но хочется, и даже что-то получается. Я бы хотел, чтобы он попробовал... разное.
  - Боюсь предположить, насколько "разное" ты хотел бы ему предложить. Особенно с твоими гейскими предпочтениями...
  Мика скорчил зловещую рожу, но тут же спохватился и выдал:
  - Кстати! Ты должна помнить Синди, королеву бала моего выпуска...
  - Ага, мисс пятый размер? - сощурилась я. Конечно, должна. Эта силиконовая курица (хотя, говоря по-правде, там все было свое собственное) в свое время развлекала себя бесконечными шуточками в адрес моих "неприличных" маек как у мужиков, и даже, кажется, именно с нее пошла бородатая шутка о том, что у меня на самом деле есть член. Ко всему прочему она как раз "встречалась" с Блондином, будучи капитаном болельщиц - ну, если так это все можно было назвать, конечно, и - к ужасу, мозгов почти не имела.
  - Мы на днях встретились в озерном парке, представляешь? Оказывается, она переехала в Нью-Йорк, давным-давно замужем и у нее двое малышей! - глаза Мики были как две огромные тарелки.
  - Это тебя так факт наличия детишек поломал? - удивленно уточнила я, приподнимая брови.
  - Да нет, - Мика отрицательно замотал головой. - Просто на выпускном она рассказывала, что ей пришли документы из арт-школы и она собиралась уезжать куда-то в сторону Майами. Там шикарная база по танцам, по ее словам, и она и улетела почти сразу. А тут спустя пару лет тишины - Нью-Йорк, дети и муж-юрист. Внезапно. Она же всегда хотела танцевать и говорила, что в принципе не рассчитывает даже на постоянного парня, ирония...
  - Ты сам себе яркий пример, чего ты удивляешься?
  - Эй, у меня нет ни детей, ни мужа-юриста, - поспешно отозвался Мика, наиграно и в девчачьем стиле приложив ладошки к щекам. - И даже собаки нет.
  - О, ужас, - поддакнула я, хохотнув. - Как я могу тебе помочь?
  - Давай заведем единорога?
  - Тебе скелета мало?
  - ...я так скучаю по дому, это странно? Как там Саймон? А моя малышка? Ты попрощалась с ней перед отлетом? Ты замечала, как на кухне пахнет кофе? У мамы на кухне тоже постоянно витает этот запах зерен, но совсем не так.
  - Потому что ты привык к своему собственному быту, поэтому и "совсем не так", - улыбнулась я. - Малышка твоя в порядке, что с ней станется на подземной парковке? Я оставила там же "Жука", так что ей не будет скучно, - пристроив кружку с почти допитым глинтвейном на столик, я ткнулась щекой в каллахеновское плечо и поймала улыбку в ответ. Теплый напиток приятно разливался внутри, да еще и в сочетании с выпитым алкоголем ранее, который благополучно выветрился, но дурманящих звездочек из головы не убрал, - после такого хотелось оказаться в нашей большой кровати, под одеялом, и долго, очень долго любить друг друга. Я не смогу выкинуть Мику Каллахена из головы ближайшее столетие даже не потому, что он такой потрясающий и великолепный, вовсе нет. Он такой же по-прежнему ужасный и самовлюбленный пижон, и кружки за собой не моет никогда, а уж про раскиданные майки я вообще молчу - но он подходит мне. Мы можем говорить обо всякой ерунде, или же даже подолгу молчать, находясь в пределах одной квартиры и занимаясь своими делами, но он одним глазком следит за моей работой с мадам Жюстин, а я знаю расписание тренировок и список добавок, которые ему положено принимать. А кружки - дело наживное.
  - Наши друзья - идиоты, - хмыкнул Мика, показывая мне фотографию Мелиссы и Нэйтана, которые корчили дикие рожи на камеру. - Не очень-то они скучают там, паршивцы! - он вытянул руку с телефоном для ответной фотографии с постными лицами в стиле "ну и...?", радостно отправил ее с каким-то зловещим хихиканьем и отложил телефон на стол.
  - Да у них там неделя тишины, ты не понимаешь что ли? Это у них каникулы... Кстати, какой у нас на завтра план действий?
  
  
  - Не спишь?
  Мама обернулась от экрана телевизора в гостиной и заулыбалась в ответ:
  - У меня серия не закончилась еще, да и время не сказать чтобы позднее. Ты одна? Где младший?
  Сбросив сумку на пол, я прошла через полумрак комнаты к дивану, подсела к маме под бок и вытянула ноги, одним глазком заценив происходящую по одному из кабельных каналов медицинскую драму - мама у меня фанат подобных сериалов, да еще и полуночник не хуже меня. Да и время только ползло к двенадцати, чего уж там.
  - Мы для него староваты, я понятия не имею, где он.
  - Вот уж старушка, ага, - хмыкнула мама, потрепав меня по волосам. - Виделась с ребятами? Никто не баллотируется в мэры или работает на сотом этаже в большом кабинете с видом на Манхэттэн?
  - По-моему ты слишком потерялась во времени, мы только третий курс. Но знаешь, у меня из общаги отличный вид на кусты и кампус. Не хуже вашего Манхэттэна.
  На пару минут мама отвлеклась на какой-то момент на экране, согласилась на чашку чая перед сном на кухне, после завершения эпизода - я как раз успела переодеться в футболку и штаны, оглядеть так толком и нетронутую свою собственную комнату (я говорила, что папа грозился переделать ее в нечто более функциональное?) и вернуться на кухню. В моей комнате уже мало что осталось со школьных лет, постеры на стенах - ностальгия! - тетради и учебники, уже толком не нужные, но так и не убранные с полок, мягкие игрушки, всякий ценный юношеский хлам, диски и даже какие-то вещи, оставленные в шкафу "на всякий случай". Я уже настолько выросла из этой комнаты и этой обстановки, что наверняка почувствовала себя комфортней в гостиничном номере или даже на диване в гостинной. Но...это по-прежнему была моя комната, из которой я в свое время сбегала через окно поздними вечерами, с этой широкой кроватью и монстрами под ней. Хотя однажды под ней прятался незадачливый ухажер, потому что папа... но все обошлось!
  Я заварила в чайнике один из сортов зеленого чая, добавила туда немного сушеной мяты из банки, и только выставила с мойки чистые кружки, как на кухню пришла мама, кутаясь в любимый пушистый халат - вся такая непривычно-домашняя, на самом деле.
  - Папа уже спит?
  - Храп из спальни - показатель? - отозвалась я, приземляясь на стул. Мама отмахнулась от меня в стиле "не сочиняй!", достала с одной из навесных полок корзину сладостей - больше для себя, на самом деле, и стала разливать чай.
  - Это парфе - божественное. Пришли мне еще пару банок, если найдешь свободное время. Твой брат с утра едва ли не половину съел, хотя это МОЕ парфе. Ты его сама пробовала?
  - Конечно. Но сама знаешь - когда это можно купить в шаговой доступности, не считаешь особо раритетным. Но оно правда вкусное. Просто в общаге оно "живет" пару минут после открытия банки и иногда отлично подходит к утреннему кофе. Но специально мы его никогда не покупали...
  Мама подвинула мне под нос кружку с чаем, села напротив и расслаблено откинулась на спинку стула с большим песочным коржиком в руке. И посмотрела так хитро, что я сразу поняла - сейчас начнется. С горестным вздохом я повалилась на стол, на что мама засмеялась и ухмыльнулась:
  - Ага-ага, рассказывай. Почему твой брат в курсе, а мы - нет?
  - Потому что у твоего сыночка не в меру длинный нос, который... - пробормотала я, не поднимая головы от стола. - С чего это тебя так заинтересовало? У меня же там целый неуправляемый студенческий городок, само-собой у меня там кто-то периодически появляется, юность, молодость, алкогольные вечеринки и все такое. Я же не такая старая и древняя, ну!
  - То есть, "ничего особенного"? - логично уточнила мама.
  - Именно.
  - Он симпатичный?
  - Мама! - я даже голову подняла. - Конечно, симпатичный.
  - Вы вместе учитесь?
  - В одном университете. На разных курсах, к счастью.
  Говорить о подобном с мамой было немного непривычно. Раньше мы тоже очень редко касались этой темы, максимум говорили о выпускном бале и о том, с кем я на него пойду. Это был верх любопытства моих родителей, а тут...
  - Тебе Стив чего-то наговорил, о чем я не знаю? - подозрительно сощурилась я на маму. Та с равнодушием тибетского монаха сделала глоток чая, сладко вдохнула мятный аромат от кружки и очень лениво перевела на меня взгляд.
  - Нет. Просто то, что Стив об этом вообще стал говорить, и вызвало у меня любопытство на этот счет. Надеюсь, этот парень не страдает какими-либо отклонениями или не состоит в банде? Твой брат не высказывал подозрительных опасений на этот счет, но... все хорошо?
  - Все хорошо. Мам, серьезно, если Стивен нагоняет на все это странной таинственности, специально привлекая твое внимание, - спроси у него напрямую, что он имеет в виду. По большей части он делает это специально. Не со зла, конечно же, но он очень любит устроить цирк на выезде и посмотреть, что получится... - мне хотелось еще добавить про то, что у него отличный пример в лице лучшего друга и его старшего брата, но это было бы слишком лишним. Я не хотела говорить маме всю правду, хотя подозревала, что стоило бы рассказать ей все напрямую и не выкручиваться, мы же взрослые - по-крайней мере, я так считала про себя точно, покинув отчий дом пару лет назад.
  - Вы с ним опять что-то не поделили? Как вы успеваете вообще, находясь в разных городах? - мама закатила глаза в такой дико знакомой манере, напоминая меня саму. - Серьезно, Джейсон, вы два самых невыносимых ребенка на свете.
  - Современные мобильные технологии, к сожалению, позволяют твоему сыну доставать меня в любой промежуток времени. Отбери у него телефон - и он станет приличной ячейкой общества. Он еще не выбрал университет, кстати?
  
  
  Вжжж~
  Телефон под подушкой вибрировал весьма настойчиво - хоть и на беззвучном режиме, но из сладкого утреннего сна он меня безбожно выдернул.
  - Доброе утро, между прочим.
  - Оно было добрым до этой минуты, Каллахен. Чего тебе не спится? - сонно пробормотала я в трубку, с трудом разлепляя глаза и фокусируя взгляд на одном из постеров на стене.
  - Между прочим, уже десять.
  - Ланч в твоем святилище зла только в час, дай мне прожить последние сладкие минуты молодости...
  - Я подумал, что в качестве отпущения грехов мне стоит тоже повидать твоих родителей, поэтому я уже вынес свою потрясающую и бесподобную задницу из машины. Ты можешь помахать мне ручкой из окна, а то вдруг я ошибся районом?
  - Ты вселенной ошибся, супергерой, и в том, что твоя задница потрясающая - тоже, - беззлобно отозвалась я, сползая с кровати в сторону окна. - Десять утра, ты мне мстишь за старые грехи что ли?
  Я распахнула окно настежь и высунулась, заприметив знакомую макушку в яркой кепке козырьком набок. Мика помахал мне рукой, подходя ближе, чуть приспустил очки с носа и оценил масштаб бедствия, убирая телефон в карман:
  - О, прекрасная Рапунцель, скинь мне косу! - хмыкнул он, разглядывая мою наверняка лохматую ото сна шевелюру. Удивить я его вряд ли могла, особенно после случая, когда я легла спать с мокрой головой, а в процессе романтических игрищ так вообще умудрилась устроить на затылке воронье гнездо, после чего наутро я все время, отведенное на завтрак, расчёсывала это все в ванной и ругалась как грузчик после запоя.
  - О, прекрасный принц, злобный дракон охраняет этот замок... - трагично поддержала я тональность. - Кстати, твой мелкий дома? Мне интересно, мой вернулся и жив ли вообще? Особенно после такого бурного вечера.
  - Марк дома, и он уже готовит поп-корн к ланчу, прячет лопаты и острые предметы, в общем - занят с самого утра как бразильская служанка.
  Соседнее окно щелкнуло, открываясь, и явило миру не менее заспанную, но более довольную физиономию Стива, который вывалился с подоконника и хмыкнул:
  - А вот и очаровательный и харизматичный дракон!
  - Только не дыши в мою сторону, там наверняка такие алкогольные пары... - отозвалась я, сощурившись на тело сбоку. - Ты живой?
  - Живой и счастливый, - поправил меня брат, улыбаясь как суперзвезда. - Когда вы вчера успели сбежать?
  - Наверное где-то в тот момент, когда ты помогал Камилле... с искусственным дыханием, - отсалютировал ему Мика, ничуть при этом не смутив моего героя-любовника из соседней комнаты. Я громко хмыкнула и исчезла из окна - не хватало еще, чтобы вся улица еще какие подробности услышала, - и выпорхнула из комнаты в коридор. Видок у меня был специфический, я даже умыться не успевала. Внизу на кухне мама уже крутилась у плиты, с папой я столкнулась на лестнице.
  - Судя по воплям с улицы про драконов, у нас гости к завтраку? - хмыкнул папа, а я одарила его ухмылочкой и похлопала по плечу.
  - Ага, - и уже заглянула на кухню. - Хэй, доброе утро и как на счет внепланового знакомства с моим кавалером на вечер? - улыбнулась я маме, отдав честь.
  - Что, даже так? - обернулась та с улыбкой. - Достаю еще одну тарелку.
  Мама вернулась назад к плите, на которой радостно шипело в масле нечто безумно аппетитное, а я, отлепившись от косяка, пошла к входной двери.
  - Пам-пам-пам! - Мика подпирал перила на крыльце, пристроив у ног большую корзину с шоколадом, печеньями и конфетами. Надеюсь, что я никогда не привыкну к тому, как у меня отшибает мозги на первые пару секунд, как его вижу - мой чудесный, потрясающий мужчина. Еще не совсем мужчина, конечно, но...
  - Я надеюсь, это не мне, потому что тогда я бы уточнила, не забирали ли тебя пришельцы, - улыбнулась я, стараясь выглядеть хоть частично прилично для человека, поднявшего голову с подушки десять минут назад. - Но как орудие подкупа для моей мамы - очень даже, хотя мои родители не настолько пугающи, как твои.
  - Осс! Глава клана якудз восточного Токио! - Мика, впечатлившись моим видом, изобразил церемониальный поклон и привычно потянулся за поцелуем, снимая очки с носа.
  - Эй, я еще даже не умывалась, - поначалу дернулась я, но тот закатил глаза, фыркнул, что ему все равно и что с утра я до сих пор похожа на хомячка, и это очень мило.
  - Готова к бесконечному дню? - хмыкнул Мика, выпуская меня из объятий пару сладких мгновений спустя. - Расслабимся в следующей жизни.
  - Расслабимся уже в Миссури, - поправила я, открывая входную дверь. - Добро пожаловать в мир панкейков и чайных плантаций.
  - ...когда-нибудь и ты научишься готовить, - хмыкнул Каллахен за моей спиной, на что я возмущенно обернулась, получила легкий щелбан и не менее насмешливое: - Панкейки - это сложное блюдо, я знаю.
  - Я не могу печь оладушки без специальной любимой сковородки.
  - То есть все дело в какой-то сковородке?
  - Вот если бы! - хохотнула я, заглядывая на кухню с осторожностью и грациозностью тайного агента. Но ничего нового - вроде папы с двуствольным ружьем, - там и не было. Та же столовая, тот же стол, зачатки завтрака на нем и мама у холодильника с пакетом молока. Даже братец еще не спустился, но я его понимаю - для прохождения фэйс-контроля у мамы после подобных развлечений нужно как минимум минут пятнадцать в ванной. И холодный душ.
  - Доброе утро, миссис Сандерс, - Мика легким и почти незаметным толчком в филею впихнул меня на кухню, и сам, вооружившись корзиной, зашел едва ли не первым. - Торжественный подкуп в виде сладостей к чаю.
  Мама даже не моргнула. Поставив на разделочный столик молоко, она жестом указала, куда деть корзину и оглядела могучего капитана с ног до головы - узнала она его сразу, конечно же, но Оскара ей за невозмутимое лицо. А вы как думали, в кого я такая дурная?
  - Ох, так похожи с братом, - заулыбалась она. - Чай или кофе?
  Я незаметной рыбкой проскочила к столу, наслаждаясь моментом, плюхнулась на любимое место и стащила из тарелки апельсин с видом деревенской простушки.
  - Бергамот был где-то на самом верху, - подсказала я, счищая кожуру с оранжевой витаминки счастья. - О, "Спанч Боб" по телевизору?
  - Тебе сколько лет? - обернулась мама.
  - Девять.
  - Добро пожаловать в детский сад, - мама приподняла брови и снова повернулась к Блондину, который улыбнулся ей как голливудская звезда и обратил свой взор на оладьи (я еще вчера попросила повторить их на завтрак!), ненавязчиво уточнив не сложно ли их готовить.
  - Не так уж и сложно, конечно же. Присаживайся, все почти готово, - мама продолжила хлопотать над завтраком, а Мика скорчил мне рожицу и чинно уселся на соседний стул по левую руку, протянул руку за половинкой апельсина и хмыкнул:
  - Видишь, не сложно.
  Я молча едва ли не швырнула в него салфеткой, о которую вытирала пальцы, показала язык и за секунду успела сменить адскую ухмылку на равнодушное лицо, когда мама выставила на стол огромную тарелку вышеупомянутых блинчиков. В этот момент скорее уж на аромат пришел и папа, спустился из кабинета, видимо - и его уже в дверях в диком прыжке обошел и младший. Бодрый, с мокрой головой после душа, в свежей футболке и в отличном, как и всегда, настроении.
  - О, прекрасный принц, а вблизи ты мельче, чем из окна, - сострил он тут же, приземляя зад на стул по другую руку. - Охохо, прекрасный завтрак!
  Мика должным образом проигнорировал его, протягивая ладонь моему папе, который тут же спросил, как дела у Аарона и какой срок поставили его жене.
  - О, вы так близко общаетесь? - удивился Мика, расправляясь с апельсином. - У них все хорошо, срок на январь как минимум. И я очень надеюсь, что это девочка, потому что еще одного брата... кхм, ну да.
  Мы со Стивеном почти синхронно закивали, подтверждая слова Каллахена - еще одного такого мир не выдержит. Но это был бы просто шах и мат, родись у Джес мальчик. Семейный нокаут обеспечен.
  - Время от времени, - пояснил папа, отвечая на вопрос про "близко общаетесь". - Мы одно время работали вместе, когда Аарон еще руководил отделом местной фирмы, стараемся не терять контакты до сих пор. Как у вас дела? Приятно видеть, что спустя столько лет вы все-таки смогли найти общий язык.
  - Это было... сложно, - кивнул Блондин, и я только развесила уши, как меня дернула мама с просьбой помочь с кружками. Я очень надеялась, что папа не станет допекать Мику особо пикантными вопросами: учитывая, что он у меня очень спокойный и не любопытный, скорее уж Каллахена что за язык дернет. Мой папа в принципе человек-коала, мне кажется, эмоциональность у меня вся от мамы. Но если его довести до точки - тайфуны и цунами азиатских стран покажутся маленькими ветерками по сравнению с тем, что тебя ждет. Однажды он так разозлился после очередного сообщения из школы с моим упоминанием, что я две недели не вылезала из дома - это был мой первый и последний в жизни "домашний арест" и урок я усвоила. Правда, не очень это помогло ситуации в целом, но иногда и правда "через боль приходит познание". Да и звонков из школы поубавилось на порядок.
  - Ты меня удивила, - хмыкнула мне мама, когда я подошла к ней с чашками. Я могла лишь дернуть плечами, забирая у нее из рук сахар. - В том смысле, что спустя столько лет вы смогли наконец-то подружиться. Это очень взрослый поступок.
  Я отнесла сахарницу на стол, скорчила рожу Стивену, который изображал из себя макаку с очищенным бананом в руке, и вернулась к маме.
  - ...но выбор кавалера на вечер все равно необычный.
  - В последнее время слова "Мика" и "необычно" означают одно и то же...
  Я вернулась за стол, когда младший прикончил два банана, а Мика вообще увлеченно болтал с моим отцом о машинах, поливая пару горячих панкейков на тарелке сиропом.
  - Идеально, - хмыкнул мне Стивен, вальяжно упираясь пяткой в мой стул. - А твой любовничек, кажется, вполне себе папе по душе.
  - Не называй его так, - я шлепнула его по коленке, сморщив нос. - Что за слэнг?
  - Ты же сама говоришь, что все сложно, а это слово точно отражает...
  - ...какое слово? - мама поставила свою огромную кружку на стол, усаживаясь на свое привычное место - как и вчера, напротив меня. - И убери ногу, ты что, животное из зоопарка?
  - "Интегрированный", - ни секунды не раздумывая отозвался Стив. И ногу убрал, кстати. Просто потому что это - мама, а ее мой младший уважает иногда даже больше отца. - Эта высшая математика...
  Мама подняла брови, что явно говорило о том, что хрена лысого она поверила в это вот все, подтолкнула к нам вторую не менее впечатляющую по габаритам тарелку с панкейками и ненавязчиво уточнила:
  - Мика, так где ты учишься?
  Я увидела, как Стивен хитро сощурился над своей тарелкой, но стоически промолчал, а Мика бросил на меня удивленный взгляд сбоку, на что я подняла руки:
  - С чего мне им рассказывать?
  Блондин закатил глаза, промочил горло соком и невозмутимо сообщил, что в Миссури, что сейчас у него курс практического менеджмента и основ ведения бизнеса, и что вообще то да, мы учимся в одном университете.
  - Капитан баскетбольной команды, кстати, - отсалютировал ему Стивен поверх моей головы. Мама же улыбалась, разглядывая Блондина уже на порядок заинтересованней, и я все ждала, когда она посмотрит на меня и что-нибудь такое скажет по теме, но нет, мой сосед ее интересовал больше. Тем более тот начал рассказывать про кампус и факультет, про дополнительные тренировки и какого-то крутого профессора, с которого все "писают кипятком", и это его будущий научный руководитель для дипломной работы, над которой скоро придется начать работу. В общем-то, Мика отлично заполнял утреннюю расслабленную тишину - потому что я еще не проснулась толком, мой брат тем более, и двойной эспрессо тому доказательство.
  - Так как давно вы вместе? - наконец, спросила мама, когда с завтраком было покончено и на столе остался только чай и сладости, на которые покушался только Стивен - и тот в силу растущего организма и наверняка прямой кишки, как у чайки.
  Мика неопределенно пожал плечами и с хитрым прищуром посмотрел на меня, а я же в ответ выдала не менее хитрую рожицу:
  - Мне кажется, что вечность.
  Этот вопрос мы толком и не обсуждали никогда - не к спеху было. Потому что для Аарона и Джес мы уже больше года вместе, но сказать такое еще и моим родителям, а также миссис Каллахен у меня бы язык не повернулся. Слишком глупо и слишком странно. Что делать и что сказать, я понятия не имела, а Блондин и так уже раскидал харизмы на три этажа этого дома, пока я наслаждалась завтраком и своеобразным допросом со стороны папы. Впрочем - это меня саму ждало через пару часов, и это будет нелегким испытанием. Учитывая что миссис Каллахен не настолько лояльна как моя мама. Потому что моя-то мама по всем характеристикам уже от Мики в восторге.
  - С осени, - смело прорубила правду я.
  - ...живем вместе, - пояснил Блондин невозмутимо, сделав большой глоток чая.
  - Эй, кто-то мне говорил, что живет в общежитии! - хмыкнула мама.
  - ...так получилось, - развела я руки. - Я по-прежнему живу в общежитии.
  - Маленькая врунишка, - ухмыльнулся Мика через плечо, так тихо, чтобы услышала только я. Я возмущенно хлопнула его по плечу ладошкой, закатив глаза для убедительности, и парировала, придвинувшись к нему вплотную:
  - Это не я в состоянии аффекта стала называть папочке странное мужское имя и утверждать, что там все давно и серьезно.
  - Смотри не лопни, гиена, - отозвался Мика, прикрываясь кружкой с чаем, пользуясь моментом, пока мама отвлеклась на хлопоты с остатками завтрака на столе. Я показала ему язык в ответ, заполировала это дело воздушным поцелуем и откинулась на спинку стула.
  - Ох, и не переубивали еще друг друга? - шутливо уточнила мама.
  - Это случится, если кое-кто не снимет этот хохочущий скелет с двери. Хэллоуин закончился уже миллиард лет назад.
  - Между прочим, Саймон почти член семьи.
  - И он будет рад отдохнуть от мирских проблем в кладовке, уверяю тебя.
  Я поднялась со стула, чтобы отнести кружку в мойку, услышала звонок в дверь и пошла открывать - на пороге бодро потягивалась Камилла, сама едва ли не в домашних тапочках и пижаме.
  - Ты телефон не слышишь?
  - Он наверху остался, - я мотнула головой. - Как на счет чашечки кофе и интеллектуальной беседы? Мои все на кухне, - тут я сделала огромные глаза и таинственный голос. - Активно пытаются выяснить у упыриного короля, насколько все серьезно. Как ты там? Жива? Что с моим младшим, я все видела! - насмешливо добавила я, пропуская соседку в дом.
  - Шикарный пресс, но об этом ты и сама знаешь, - хмыкнула та, чмокнув меня в щеку. - Подробности потом. Дооооброе утро! - протянула она, вваливаясь на кухню. - Я уже позавтракала, но от вон той печеньки не откажусь.
  Мама обожала Камиллу больше всех из школьных друзей - впрочем, это понятно, учитывая что мы в свое время жили на два дома и ночевали друг у друга. Я протянула подруге чистую кружку, остальное от меня и не требовалось, а Камилла, привычно расцеловав каждого из сидящих за столом (Стивена она даже дернула за ухо, я видела!), вооружившись кофе, плюхнулась на мое свободное место. Она легко перетянула пальму главного говорящего за столом у Мики, за что тот был ей наверняка безмерно благодарен и почти сразу же вернулся к болтовне с моим папой - а спустя пару минут они вообще вдвоем поднялись из-за стола и сообщили, что для светской болтовни утомились и что их можно будет отыскать в гараже. Учитывая, что у папы наверняка были интересные данные с работы в сфере автомобилестроения - я отчасти была рада, что эти двое нашли общую тему. И папа там не воспользуется пассатижами по назначению на фоне "ты видел мою дочь голой?" - мы живем в современном мире как никак. На фоне этого мужского побега с ними же ускакал и Стивен, что и логично: и мы остались втроем с корзиной сладостей и типично женскими разговорами. В любом случае - ура!
  - Нам нужно выехать ко мне в районе часа, - мурлыкнул мне на ухо Мика, перед тем как ретироваться с кухни. - Даже если я буду сопротивляться. Твои родители чудесные и они сгорают от любопытства. И я правда не против, если ты переедешь ко мне.
  - Ох.
  - ...ну или я всегда могу попросить Мелиссу собрать все твои вещи, - этот несносный мужлан привычным движением ласково пощекотал меня под подбородком и сбежал вслед за остальными, на что мне осталось лишь сморщить нос ему вслед и вернуться за стол. Камилла одним движением освободила мое место, сдвинувшись на тот стул, где сидел Блондин, вручила в руку апельсин и просто в лоб спросила у мамы, о чем я успела им доложить и что я абсолютно эгоистичная особа, раз даже и намека не бросила, что "от ненависти до любви один шаг".
  - Так вышло, - привычно отозвалась я, смиренно опустив взгляд на собственные колени. - Все было настолько странно и сложно, что говорить об этом как-то не получалось. На самом деле, мало кто в университете об этом знает, чего уж там. Мы не выносим вот это все дальше песочницы и узкого круга друзей. То, что происходит сейчас - вот как раз очередное "странно" и "сложно". Я боюсь лишний раз моргнуть и проснуться.
  - Он очень вырос, на самом деле, - Камилла положила ладошку мне на плечо. - Мы виделись мельком прошлым летом тут, пересеклись на одной из общих встреч, - и это два разных человека. Сейчас Мика - потрясающий, особенно когда он рядом с тобой. Как ты так сделала?
  - Надавала ему пинков под зад. Живительных.
  - Не бойся ничего и тяни его за собой, - улыбнулась мама, глядя на меня тепло-тепло. - Или пусть он тянет тебя, куда захочет, не сопротивляйся. Вы настолько два странных исключения, что внезапно дополняете друг друга. Он мне нравится, и он уверен в себе - и, что не сразу заметно, уверен в тебе, а это уже о многом говорит. И от зеленоглазых внуков я бы не отказалась...
  Я возмущенно вякнула что-то уж совсем не по-женски, но оно потонуло в смехе и категоричном мамином "лалала, ничего не слышу" и гнусном "раз вы вместе живете, то у вас давно уже...?" - конечно, по части ведения допросов им не сравниться с Мисси, но...
  
  Я успела переодеться, сходить в душ, привести себя в порядок - заодно перед этим рассказать с тоскливым видом, что меня ждет удивительно веселое путешествие в самое сердце упыриного семейства, на что даже мама сказала, что я нагнетаю обстановку. Нагнетать я не пыталась, но и не думать об этом я не могла.
  Камилла убежала домой ближе к полудню, а я гипнотизировала взглядом чемодан и не могла понять, что надеть. Платье и туфли на вечер лежали в отдельном пакете на столе, время неумолимо приближалось к единице на циферблате, а я сидела с ногами на окне и листала страничку социальной сети, успев отправить и Мисси и Сьюз по истеричному сообщению что "я умру", что "паника-паника" и "хочу оказаться дома". Подруги, увы, отвечать мне не спешили, на что я со вздохом сползла вниз по подоконнику, подгибая колени - и весьма скептически глянула на заглянувшего в комнату Блондина.
  - Все в порядке?
  - Нет.
  - Ясно, - отозвался он, продолжая маячить на пороге. - Мама?
  - Твоя, между прочим, - вздохнула я, каракатицей сползая с окна с видом идущего на казнь раба с галеры. - Если я надену шорты, вдруг это будет слишком вульгарно, а если я надену платье...но я не хочу надевать платье! - выдохнула я возмущенно, вытаскивая из чемодана сарафан и тут же разжимая руку. - Пщщщ. Я ей совсем не понравлюсь в любом виде.
  Бровь Мики поползли вверх, он усмехнулся, тут же словил мой возмущенный взгляд и - на удивление - присел на корточки перед чемоданом, глядя на меня снизу вверх:
  - Ты думаешь, она забыла, как ты выглядишь или что?
  - Давай ты скажешь, что я вывалилась из окна и сломала ногу?
  - Мне кажется, ты зря паникуешь. Не надо платье - я думаю, этим ты ее очень удивишь, а потом точно вывихнешь лодыжку, потому что у меня дома дурной брат и не менее дурной и слюнявый хаски...
  - ...ты не говорил, что у тебя дома собака, - удивилась я, а Мика протянул мне джинсы из чемодана.
  - Ты не спрашивала, - он скорчил забавную рожицу, сдвинув брови, а я, отложив джинсы на кровать, заглянула в чемодан с надеждой, что мироздание пошлет мне "идеальную майку для знакомства с мамой". Мика же заглянул мне в ворот майки, после чего вежливо и церемонно сообщил, что подождет меня внизу, и что мама просила заехать в центр и купить для всех смузи, а это еще полчаса дороги. Я ухмыльнулась, выпрямляясь и стягивая футболку через голову, а Блондин, трезво оценив возможности и желания, мгновенно ретировался в коридор, на ходу вещая что-то про "нечестно" и "я отыграюсь".
  Спустя какое-то время я уже десантировалась на улицу, попрощавшись с родителями до вечера - Стив тоже собирался куда-то стартовать и крутился во дворе, дожидаясь нашего отъезда. Огромный черный джип, на котором видимо и приехал Блондин, закрывал ему выезд, но пока они оба не проявляли какой-то нетерпеливости. Мика был вооружен огромным сэндвичем, как и младший, и по-моему они пытались сфотографироваться с ними на фоне машин, но при виде меня резво разбежались.
  - Это у тебя брат на таком передвигается? - почти присвистнула я, когда Мика открыл заднюю дверь, чтобы скинуть туда пакет с платьем для "торжественной непринужденной вечеринки".
  - Если бы, - отозвался он. - Марк на пушечный выстрел не пускает за руль своего "Ауди", поэтому...
  - ...как будто ты бы ему дал ключи от "Астон-Мартин", - хмыкнула я, забираясь на переднее сиденье. Стивен помахал нам рукой, дожидаясь нашего отбытия, чтобы тоже стартануть на поиски приключений, и мироздание мне подсказывало, что это приключение будет с моей соседкой напротив - уж стреляли они друг в друга взглядами так, словно и не было у них ничего вчера.
  - Хм, принято, - Мика поерзал на кожаном сиденье, застегивая ремень безопасности. - Жутко непривычно, такая высокая машина, - пояснил он, вздыхая и выруливая с парковочной дорожки. Открытый джип двинул следом, посигналил фарами и свернул в другую сторону, мы же поехали в центр, за этими стаканами со смузи, которые так просил Марк. После наших миниатюрных машин внутри этого джипа можно было жить! Пока я оглядывала непривычно огромный салон, пытаясь не удушиться на ремне безопасности, Мика успел поиграть с навигатором, включить радио и доесть сэндвич и три огромных укуса.
  - Папа что сказал? - полюбопытствовала я, вытягиваясь на сиденье.
  - Удивился, что я до сих пор тебя не прикопал на заднем дворе университета. Но это так, добродушно, конечно. Но с твоим характером...
  - ...да я - солнышко!
  - Угу. Но, знаешь, вот так вот если подумать - он не очень-то и удивился. Вот твоя мама - да, но тут - может ему папа сказал? Откуда-то он знает, что Джес беременна?
  Я пожала плечами, разглядывая проплывающие жилые дома за окном. Не сказать, что я сильно соскучилась по родному городу, но мы тут выросли и я помнила каждую улицу, каждую площадку и каждое укромное местечко, где собиралась молодежь. Воспоминания у нас были схожие, отличались только людьми и событиями, но город был наш, на двоих, и у нас были эти выходные, чтобы все вспомнить и наверняка - навсегда отпустить прошлое.
  По радио играл один из треков Green Day, Мика старался не подпевать слишком уж откровенно, но отбивал ритм по ободу руля и слегка сбавлял ход на поворотах. Из-за внушительных габаритов скорость почти не чувствовалась, и мы уже въезжали на центральную улицу под аккомпанемент очередной зажигательной песни местной радиостанции. На одном из светофоров Блондин открыл свое окно и поболтал с каким-то парнем из соседней машины - обменялся приветствием и обещанием пропустить по стаканчику вечером в тренерской, - после чего покивал и закрыл окно.
  - Так здорово, когда ребята съезжаются со своих университетов на один день, - заулыбался он, сворачивая направо. - Старые знакомые... - мечтательно хмыкнул Мика, а я не удержалась от шпильки:
  - Ты еще переобнимайся со всеми чирлидершами!
  Капитан показал мне язык, выворачивая на парковку у одного из ресторанов быстрого питания с окошком для выдачи заказа, пристроился в хвост очереди из целых двух машин и расслабленно откинулся на сиденье, отстегнув ремень безопасности. Тут же сработал сигнал о непристегнутом ремне, который был выключен одним движением руки и сопровождался громким вздохом.
  - Киви или манго? - задумчиво спросил он сам себя, лениво разглядывая огромную вывеску с ассортиментом через лобовое стекло. - Мороженое не хочешь?
  - Ноуп, - отмахнулась я, пролистывая ленту социальных сетей. - Если есть смузи с бананом, возьми мне большой стакан.
  Я улыбнулась, обнаружив сообщение от Мисси "Женщина, достала! Все будет отлично!" и даже показала его Блондину. Мика закатил глаза, отобрал телефон одним движением и легонько ткнул пальцем в мой нос:
  - Вот именно.
  Сморщив нос и облокотившись на массивный бардачок между нашими сиденьями, я потянулась за мягким поцелуем, сдвинув козырек капитанской кепки набок. Не прошло и полминуты, как с приборной панели взвыл каллахеновский телефон - обиженно фыркнув на него, Мика нажал громкую связь.
  - Ну что?! - не менее истеричней мелодии звонка осведомился Марк, стараясь убрать из голоса дьявольские нотки. - Где смузи? Я уже ковровую дорожку постелил.
  - Лепестками роз закидал? - отозвался Мика, откидывая голову на подголовник. - Что тебе? Мы в процессе.
  - Боюсь уточнять, в процессе чего...
  - Мелкий, зубы лишние? - хмыкнула я, толкая Блондина в плечо и напоминая о двигающейся машино-очереди.
  - О, Великая! - позубоскалил тот в ответ так радостно, словно я только что подарила ему как минимум годовое членство в фитнес-клубе. - Приезжай скорее, во мне так много нерастраченной юношеской любви.
  Мика прыснул в кулак, стараясь чтобы младший его веселья не услышал, ну а мне гоготнуть в ответ это не помешало.
  - Вообще мама просила уточнить, голодные ли вы. И даже если нет, мне кажется, это глупый вопрос. Она пару часов назад отправила меня за мидиями, потому что "как же без них" - поэтому кое-кому очень повезло, что он сбежал из дома с утра пораньше.
  - Ну как же без мидий! - хмыкнул Мика. - Подожди секунду, мы у окна заказов.
  Разобравшись с этими злополучными смузи-коктейлями и под драматичные завывания младшего в стиле "они растают, быстрее!" и "мы все умрем, ломка по смузи!" мы добрались до пункта назначения меньше чем за десять минут. Я ни разу не была в том спальном районе, на самом деле - поэтому остаток дороги с интересом гадала, каким окажется дом Каллахенов.
  Как оказалось на деле - я ожидала едва ли не замок, а не кирпичный классический дом из двух этажей. Дом ничем не отличался от остальных, за исключением большого гаража, но оно и понятно с таким-то джипом. Перед крыльцом еще оставались остатки хэллоуинских празднеств, по поводу чего я не удержалась и сообщила Мике, что это точно семейное.
  Мы только остановились на дорожке у гаража, посигналив о прибытии, как с заднего двора метровыми прыжками в высоту выскочил серый пушистый шар, про который Блондин сказал, что это да, их "щеночек" хаски, которого зовут Кай. То, что щеночку было уже два года, не мешало ему быть любимцем мамы в первую очередь. Поскуливая от радости, хаски крутился у водительской двери, потом едва не сшиб Мику с ног, заглянул в салон - и если бы я не стала выбираться из машины, полез бы внутрь знакомиться самостоятельно.
  - Он мне лицо не откусит? - на всякий случай уточнила я, на что мне натужно ответили, что нет, пытаясь хоть как-то успокоить повизгивающего члена семьи. Пушистый зверь в три прыжка оббежал машину, как только я захлопнула дверцу пассажирского, закрутился у ног, счастливо вывалив язык набок и тыкаясь в меня носом.
  - Он слишком гиперактивный, прости, - заулыбался Мика, доставая с заднего сиденья пакет со смузи и пакет с моим платьем. - Расслабься и чувствуй себя как дома. Кай, домой. Прекрати! - чуть прикрикнул он на голубоглазого пса, который продолжал крутиться под ногами. На того это особо не подействовало, на самом деле, и воодушевленный пес попытался в прыжке достать хозяйское ухо - Мика устоял чудом.
  Мы поспешно ретировались в сторону дома в сопровождении радостного "щеночка", и на крыльце нас уже встречал не менее радостный Марк. Этот хотя бы не стал прыгать как макака, а просто пропустил нас внутрь, забирая пакеты и невозмутимо отпихивая ногой Кая.
  - Чуть заднюю дверь не снес, когда гудок услышал... - беззлобно проворчал младший. - Мозгов ноль. Как всегда. Иди на место! Маму опять с самого утра атакуют с работы, как можно работать даже в выходные?
  Мика потянул меня вглубь дома, и обернулся, улыбнувшись, когда почувствовал как я нервно сжала под пальцами его футболку.
  - Миссис Каллахен, вы же мне обещали - никакой работы и выключенный телефон! Хотя бы на пару часов, мам!
  Голос Мики звучал обиженно и с нотками раздражения, которые он сумел быстро скрыть, вытягивая гласные. Я думала мой папа трудоголик? Вот уж нет! Миссис Каллахен, в классическом стильном синем платье до колена, с надетым поверх передником с окровавленными ножами разных видов, одним глазом смотрела на экран раскрытого макбука на краю разделочного стола, держа зажатый между плечом и щекой телефон - так еще и с невозмутимостью питона вытирала полотенцем хрустальные бокалы для вина. Она подняла на нас глаза - и на секунду на серьезно-суровом лице бизнес-леди мелькнуло этакое детское "упс, меня застали на месте преступления", но тут же сменилось на привычной каллахеновской невозмутимостью.
  Я помню миссис Селену Каллахен со школьной скамьи - к счастью, мы больше не пересекались с тех пор. Однажды я весьма иронично хмыкнула при ней, видя молчаливого Мику у кабинета директора и его смиренный вид, на что была удостоена такого взгляда, который запомнила на века. Миссис Каллахен умеет быть убедительной, даже не говоря ни слова - она один из директоров крупного холдинга и ей приходится по доле службы быть весьма жесткой и в работе, и в жизни. Один плюс в этом был - вечная занятость позволяла ее сыновьям жить в свое удовольствие, стараясь не доставлять маме неудобств с вызовами в школу. Потому что даже я с мстительным злорадством припоминаю, что пару раз Мика лишался и машины, и финансирования, - ненадолго, конечно, но сурово.
  И самое страшное для меня - если Селена Каллахен скажет, что я ей не нравлюсь.
  Потому что с памятью у нее проблем нет. И она отлично знает и меня, и мою семью.
  - Дай мне две минутки, дорогой, - кивнула она, неопределенно махнув рукой. Она мельком глянула на меня, приветственно улыбнулась, и ее взгляд снова вернулся к экрану макбука. - Не пускайте собаку на веранду, всё на столе.
  - Ничего нового, - хмыкнул Мика, утягивая меня по лестнице на второй этаж. - Видишь, жива?
  - Погоди, она еще не прицелилась, - пробормотала я, на ходу потрепав счастливого пса, сопровождавшего нас, по голове. На втором этаже, кроме спален, был огромный просторный холл с выходом на открытую веранду-балкон. Хаски туда не пустили, но судя по тому, что он не сильно расстроился по этому поводу - его туда в принципе не пускали. Мика закрыл стеклянную в японском стиле дверь за нами, сбросил кепку на мягкий плетеный диванчик, сладко потянулся и показал в сторону частично завешенного воздушными шторками окна-балкона:
  - Вид на озерный парк шикарный. Один из плюсов этого дома - именно эта веранда. Вечером тут очень красиво, и озеро подсвечивают. Кай жрет землю и копается в маминых цветах, поэтому его сюда почти не пускают. Отсюда даже нашу школу видно и стадион, смотри!
  Звук откатывающейся за спиной двери предугадал появление младшего, вооруженного смузи и огромной тарелкой картошки-фри, на которую Мика воззрился с алчностью голодающего африканца - хотя он набил пузо у меня дома как минимум два часа назад.
  - Мама с этим горящим контрактом - обычное дело. Так и живем, - вздохнул он, выставляя стаканы со смузи.
  Накидав на диван гору подушек, мы расселись за столом. Марк вообще залез с ногами, пристроил смузи на подлокотник и цапнул с тарелки рыбный сэндвич.
  - Стивен живой? - уточнил он деловито, расправляясь заодно и с большой королевской креветкой - судя по ассортименту на столе, морепродукты были привычной составляющей каллахеновского рациона. Креветки и мидии так точно. Впрочем, Мика нацелился на картошку, как и всегда, и к моменту появления Селены Каллахен уже успел ополовинить свой стакан со смузи. Зловещий передник она снимать не стала, создавая контраст классики платья с общей обстановкой и внешним видом обитателей дома. Марк, например, натянул какую-то абсолютно адскую футболку, на фоне которой та злополучная Born to be wild майка была образцом стиля, а про драные джинсы, которые были одной сплошной дыркой, я старалась не думать. И если Мика к нынешним годам хоть как-то чувствовал цветовые сочетания, то Марку это пока не грозило - но его это не сильно волновало. Это также не мешало ему уронить на себя остатки бутерброда. Образец изящества.
  Миссис Каллахен с щелчком закрыла за собой роликовую дверь, на вопросительный взгляд старшего сына продемонстрировала бокалы и "видишь, телефона нет" жест, после чего забрала у младшего часть подушек и устроилась в плетеном большом кресле во главе стола.
  - Ты в школу приедешь? - уточнил Мика, забирая у нее бокалы - бутылка красного ждала своей очереди на краю стола.
  - К сожалению, я все еще член родительского попечения, это вроде как обязательно, - Селена закатила глаза в такой знакомой манере, подцепив мидии в раковине с тарелки. - Джейсон, очень рада наконец-то с тобой нормально познакомиться. Ты учишься на дизайнера? Наверняка это гораздо интереснее тонны расчётов и экономических теорий, которыми пичкают факультеты бизнеса и управления...
  Теперь была моя очередь быть в центре внимания - но я помню, что и как говорил Мика часами ранее и старалась не отходить от его манеры. Я, конечно, не оратор и не душа компании - но как тут не расслабиться, когда на замену смузи пришло вкусное вино, а сидящий напротив Марк корчит рожи?
  Селена Каллахен со мной почти и не знакома, и чтобы делать какие-то выводы, ей в любом случае придется оценить меня со всех сторон. Я бы сделала так же. Особого негатива она не высказывала с первых же минут, поэтому...
  Ланч упал в желудки двоих троглодитов, как будто они сутки не ели, к середине трапезы на веранду даже пустили скулящего под дверью пса, который улегся под столом почти сразу же, успокоившись. Пушистый бок грел мне ноги, разговор ушел на тему прошедшего дня Всех Святых и дня рождения, и я уже расслабилась окончательно, как...
  - Ты беременна?
  Мика даже жевать перестал на целую вечность - вопросом он был сбит наповал не хуже меня.
  - Эээ, нет, - я поставила стакан на столик. - С чего такой странный вопрос?
  - Не беременна? - сощурилась миссис Каллахен.
  - Нет, - за меня ответил Мика.
  - Я разговаривала на днях с Аароном, почему он мне с уверенностью сказал, что у вас церемония на июль назначена?
  - ...какая церемо... - я посмотрела на Мику так, что он должен был просто превратиться в соляной столп. - Он опять за свое?! Ты с ним так и не поговорил? Я убью тебя, - зловеще прошептала я, стиснув зубы.
  - Время для поп-корна, - радостно отозвался Марк, а я откинулась на спинку дивана и закрыла глаза:
  - Я не беременна, не планирую, и никакой церемонии в июле, - вздохнула я.
  - А кольцо? - разбрасывался воображаемым поп-корном Марк, и я посмотрела на него не менее зловеще, чем полминуты назад на его братца.
  - Папа давит на меня очень сильно. Не могу понять его мотивов, учитывая, что после выпуска мне придется думать о работе по большей части - это слишком странный поступок. Нам пришлось соврать про кольцо, просто чтобы избежать очередного конфликта... - отозвался Мика.
  - У вас по прежнему проблемы? Мика, ты же мне обещал... - вздохнула миссис Каллахен.
  - Это не так-то просто, сама знаешь, - отозвался Блондин. - Не требуй от меня невозможного.
  - Но ты же идешь работать в его компанию...
  - ...я уже не планирую идти работать к нему.
  - Что?
  - Ооопс, понеслось! - прокомментировал Марк, бросив на меня умоляющий взгляд. Вариантов посильной помощи у меня толком и не было - я не нашла ничего умнее, чем быстро закрыть ладонью капитанский рот с серьезным "не сейчас".
  - Пожалуйста, - добавила я. - Да, ситуация раздражающая, но... не сейчас.
  Я убрала руку, потому что на секунду грозовой взгляд Мики отлично дал понять, что он мне сейчас по самый локоть эту самую руку и отгрызет, помедли я хоть мгновение. Но в ответ смолчал, посмотрел на маму и кивнул:
  - Я объясню все позже, но я думаю ты отлично понимаешь, почему я так делаю. Потому что в свое время поступила так же. Я не хочу от него зависеть. Тем более - в таких вещах, это равносильно шантажу.
  Селена посмотрела на старшего сына очень внимательно и спустя пару долгих мгновений кивнула, выпрямляясь в кресле.
  - Хорошо. Думаю, еще одна бутылочка вина не помешает, поэтому... - она посмотрела на обеих сыновей весьма выразительно, на что Мика уточнил сорт и полку в погребке, а Марк вдруг "вспомнил" о важном деле и пообещал вернуться по возможности быстро. О да, веселье только начиналось.
  - Обиделся? - невозмутимо уточнила миссис Каллахен, когда за братьями закрылась дверь.
  - Ага, - кивнула я. - Высочество.
  - Хотела спросить - у них всегда так? Я не в курсе большинства вещей, но я знаю, какой трудный Аарон, и как он умеет садиться дятлом на плечи.
  - Я могу только догадываться... - призналась я. - Мика не любитель откровенничать, чтобы вытянуть правду, иногда стоит загнать его в угол. А оно по большей части бессмысленно, потому что процесс трудоемкий.
  - У тебя тоже с этим проблемы? - как-то по-домашнему улыбнулась Селена. - Вот ведь дурной мальчишка! Вы ведь с ним не говорили об этом?
  - Нет, и я не очень-то сама готова говорить об этом. Мы не так давно...
  - То есть никакой церемонии?
  - Никакой церемонии, миссис Каллахен.
  - Я надеюсь, что ты отлично понимаешь, что это выпускной год и что карьерный рост - самое важное. Я ничего не имею против ваших отношений - но помни об этом. Что бы там не говорил Аарон. Я изначально поощряла столь заметное непостоянство своего сына, потому что в будущем ему рано или поздно придется пойти на брак на выгодных условиях. Он мой старший сын, поэтому у него весьма понятный нам всем жизненный путь, - Селена в мгновение ока превратилась в одного из директоров, для которого сын - очень ценное вложение. И отчасти я могла предположить, что на должность "миссис Каллахен" она примет исключительно такое же ценное вложение. В глубине души я знала это изначально, просто сейчас волею судьбы это все ткнули мне под нос - и намек я поняла. Так же, как и могла понять, почему Аарон вдруг внезапно давит на церемонию - и извечное старое деление сына так и остается актуальным. Им обоим интересно, кто выиграет, в этом я тоже не сомневалась.
  - Поэтому, - Селена посмотрела на меня прямо, сделав паузу и глоток вина, - никаких церемоний, никаких внезапных "у меня задержка" фраз, иначе... - взгляд был весьма однозначный, хотя миссис Каллахен продолжать фразу не стала, залпом допила вино и поставила бокал на стол. - Ты ведь весьма смышленая девочка. Не зря ему так нравишься, поэтому я должна была попросить тебя об этом одолжении.
  - Так это "одолжение"? - осторожно хмыкнула я.
  - В каком-то смысле - да.
  - Он же все равно будет делать, как ему вздумается.
  - Поэтому я и предупредила именно тебя.
  - Почему вам тогда не поставить в известность сына? - невинно уточнила я.
  - Ты думаешь, что он не в курсе? - заулыбалась миссис Каллахен. - Приступы глухоты - любимое развлечение всей нашей семьи. Хорошо работает. Мика знает, но никогда не станет говорить об этом даже со мной - и я очень надеюсь, что он понимает, что тут ему не выкрутиться. Слишком много поставлено на кон - тем более, для такого как он.
  В голосе Селены не было ни капли раздражения или какой-то неприязни - она была расчётлива и умна, и я для нее в лучшем случае представляла слабую угрозу. И мне с ужасом отчетливо представилось, что все так и пойдет - она сосватает за старшего сына перспективную дочку какого-нибудь директора крупного холдинга, и вуаля!
  Мое "ценное вложение" вернулось спустя пару минут, было частично обеспокоено итогом нашего недолгого тет-а-тет с матерью, но я невозмутимо допивала вино, а Селена набирала сообщение в магически появившемся в руке телефоне.
  - Мам! - возмущенно фыркнул Мика на телефон.
  - Меня ждут в офисе и да, я успею вернуться к вашему школьному мероприятию. Не нальешь мне еще немного вина? Мой шофер приедет через полчаса.
  "Я провожу маму и вернусь, пять минут!" - Мика показал пальцем на дверь своей комнаты, когда мы вышли с веранды, я попрощалась с Селеной до вечера и с облегчением сбежала в указанном направлении.
  Побывать в этой комнате мне хотелось еще со школы - просто из любопытства. Но как и квартира в Миссури, комната выглядела весьма обычно - хотя буйство гормонов в школьные годы Мика тоже оставил нетронутым. Пара баскетбольных постеров на стенах, растяжки от Лэйкерс и Чикаго Буллс, даже мяч в углу! На фоне всего этого великолепия мне хотелось сказать спасибо за то, что этого нет в квартире - даже мяча! К счастью...
  Я подхватила мяч с пола, покрутила его в руках, такой непривычно тяжелый и шершавый, забралась с ногами на кровать и села по турецки, облокотившись на него. Ситуация выходила забавно-странная, и мне пока было непонятно, как на нее реагировать - оставить как есть или начать паниковать? Если я начну давить на Мику еще и со своей, третьей стороны, он выселит меня из своей жизни вместе с кофе и плойкой в ванной, - а потом примет сторону отца или матери.
  Обе стороны - сущий ад, поэтому мне надо постараться вывести его на компромисс - к чему этот упырь наверняка и стремится сейчас, чтобы и папе угодить, и финансирования не лишиться. Охохо, мой бедный маленький капитан!
  Селена ждет, когда ее старшее "выгодное вложение" закончит университет, получит в карман должность - и тогда случится рынок невест? Я не особо хотела об этом думать, но картинка в моем впечатлительном мозгу уже стояла - дорогая свадьба, как многомиллиардная сделка, и...
  Ну вот нет!
  Я ткнулась лбом в мяч и вздохнула.
  Это мой упырь, и пусть всякие ведьмы с состоянием Пэрис Хилтон ищут себе дядечку постарше. А с этим и я сама помучаюсь!
  Вернувшийся в комнату Мика со вздохом вытянулся на спине поперек кровати позади меня:
  - Спасибо.
  - Твоя мама - стресс.
  - Что она тебе сказала? - Блондин потянул меня за майку на спине и я привычно откинулась назад, облокотившись на капитанский живот и подперев щеку ладошкой.
  - Чтобы я контролировала свои циклы.
  - Опс, - Мика приподнялся на локтях, удивленный таким прямым ответом - а я просто пожала плечами. - Психические или..?
  - Или, - кивнула я в ответ, на что Блондин со вздохом упал на кровать и закрыл глаза ладошками, как маленький ребенок.
  - Я маленькая рыбка, я хочу просто плавать в своем аквариуме, - пробормотал он страдальчески, а я в ответ погладила его по груди и без предупреждения вытянула свободную руку и схватила того за нос.
  - Вот еще и поскули тут, - ласково улыбнулась я, поудобнее устраиваясь на капитанском животе. Мррр, мой теплый миндальный тигренок.
  Некоторое время мы просто валялись так на кровати, молча, наслаждаясь этим одиночеством на двоих - редкая штука, оттого и более ценная. Пригревшись, я даже задремала, уткнувшись носом в хлопковую футболку - так бы и проспала до вечера, если бы не эта куча дел. Но сейчас у нас была весьма продолжительная пауза, и лично я с удовольствием никуда бы и не поехала, этот вечер выпускников мне вообще не сдался, своих ребят и Камиллу я уже повидала и пообщала, миссия выполнена.
  - Джи?
  - Ваше капитанство?
  - Что, и правда переедешь?
  - Я преисполнена сомнений, вашество, что смогу нести тяжкий крест по хозяйственной части, - сонно хмыкнула я в футболку, не открывая глаз. - Я даже на оладушки не способна.
  - Выживали же мы как-то до этого.
  - На удивление.
  - Мне не хочется заводить себе другую модель "Джейсон", если ты не справишься...
  - Башня Пизанская, нет больше второй такой модели, наслаждайся этой, - привычно огрызнулась я на смешливое подтрунивание, попихала его локтями с мстительным прищуром, после чего получила подушкой по маковке.
  Битва была короткой и с явным перевесом в мою сторону просто исходя из того, что Мика боится щекотки - обнаружилось это совершенно случайно и теперь использовалось как тяжелая артиллерия. Ну и "лежачего удобно бить" отлично работает, даже если это шутливые бои хомячков.
  
  
  - Мне кажется, что это платье точно станет фетишем, - хмыкнул Мика за моей спиной, застегивая черно-белую рубашку под классический черный костюм. Точнее говоря, пиджак он брать и не собирался, только брюки, поэтому в рубашке с ромбическим рисунком какая-либо официальность терялась на раз. Вырез моего платья и его длина тоже были весьма далеки от официальности - я уже и забыла о том, какое оно непривычно короткое и о том, что скрытый в лифе пуш-ап еще летом добавлял моей груди как минимум размер. Черное с серебряным - и я как будто снова в Сан-Франциско. Только на этот раз без чудесной компании Джес, но с бонусом в виде уже настоящего бойфренда, который уже строит из себя чику из Квинса, корча рожи за моей спиной в единственное большое зеркало.
  - И почему у него нет застежки на спине, как в голливудских фильмах? Я бы застегнул, и расстегнул, ну и там далее по сюжету?
  Я привычно вытягивала волосы плойкой и только хмыкнула в ответ, бросив на Блондина взгляд через зеркало. Застежка у платья была, конечно, но сбоку - как раз образец удобства для таких косоруких ни разу не гибких девиц вроде меня.
  - Ты, кстати, понимаешь в какую ситуацию ты загнал сам себя? - невозмутимо уточнила я, продолжая орудовать плойкой. - Аарон хочет твоей женитьбы. А Селена наоборот, очень даже против нее, особенно сейчас, пока она не подыскала тебе дочку миллиардного бумажника. Аарон хочет пристроить тебя в свой офис, а ты, насколько я поняла, хочешь от этого сбежать?
  - Смотрю, дочка бумажника тебя впечатлила? - не менее буднично отозвался Мика, хотя дурной хитрющий взгляд я в зеркале успела поймать.
  - То есть я должна была это проглотить? Твой отец меня тыкает подготовкой к церемонии, а мама - тем чтобы я и мысли не допускала. Оно мне надо? С каких пор глупая фразочка стала такой актуальной?
  - С каких пор ты считаешь всю эту...
  - Но пока ты мне ничего не сказал! - возмущенно фыркнула я. - Как я могу считать по другому? Ты хотя бы можешь хоть иногда ставить меня в известность? Я скоро стану совсем седая, с нервным тиком на правый глаз и с бейсбольной битой в багажнике. И - самое ироничное - я злюсь на то, что мне вроде как надо выходить за тебя летом, но при этом еще и наоборот - категорически нельзя, и это меня тоже бесит. Что за..?
  - Так ты хочешь или нет? - Мика так ехидно заулыбался в зеркало, что я показала отражению средний палец и приподняла бровь.
  - Нет.
  - Это как со свиданиями?
  - Нет, это взаправду.
  Мика скорчил мне рожу - я обернулась и ответила ему тем же.
  - Истинная леди, - подтвердил он. - Обещаю, что все будет хорошо.
  - Для тебя или для меня? - на всякий случай уточнила я. - Потому что в большинстве случаев в странные и неловкие ситуации попадаю именно я. И я от этого не в восторге.
  - Для нас обоих. А твои "странные и неловкие ситуации" в итоге завершились весьма выгодно, не сочиняй, оно что, того не стоило?
  - Иногда - нет.
  - Например?
  - Например, Ник.
  В комнате ощутимо запахло грозой, хотя Мика и сощурился в ответ, никак не выдавая в итоге никаких других эмоций, кроме этого взгляда. Я отвернулась к зеркалу, стараясь сохранять бесстрастное лицо, уложила последнюю прядь и потом добавила масла в огонь:
  - Мне кажется, ты слишком уверен в том, что мое терпение не имеет границ?
  - Мне кажется, ты слишком уверена в том, что будешь спать не на диване?
  Я бы поверила, честное слово, если бы не хитрая ухмылочка! Ах ты ж~
  Бросив последний оценивающий взгляд в зеркало, я громко фыркнула и пошла доставать туфли из коробки. Телефон на столе завибрировал пришедшим сообщением, Мика зачитал его вслух, крутясь на стуле - о том, что у меня есть десять минут, и что у них там увлекательные гонки с каким-то белым джипом по дублеру центральной улицы.
  - Когда твои бульдоги приедут?
  Еще вчера мы договорились, что апокалипсис не будет таковым, если мы приедем вместе - эффект не тот. Поэтому за мной вот с минуты на минуту должны были заехать Камилла и ребята, как и за Блондином - его школьные товарищи во главе с Джейком, тем самым потрясающе эрудированным Нарциссом (шикарный пресс, метр восемьдесят и успешная карьера модели - что еще с такими данными надо?).
  - Ну я очень надеюсь, что они в пути, - пожал плечами Мика, наблюдая за моими героическими подвигами по надеванию туфель и чудесам балансировки на них. Хотя за полгода я и приноровилась, но тонкая шпилька выглядела и ощущалась весьма шатко, хотя и не настолько, чтобы ломать ноги. Пройдясь в них от кровати до зеркала, я даже осталась довольна результатом, хотя длина платья по моим чопорным меркам все-таки была критической.
  - Так ты скажешь Аарону о том, что мы не собираемся...
  - Да.
  - Прямо сейчас?
  - Нет.
  - Ты издеваешься?
  - Джейсон.
  - Ок, хорошо, увидимся в школе, - я протянула руку за телефоном, наклонившись и специально чмокнув капитана в уголок губ. - Сегодня же встреча выпускников, а у меня еще со школьных времен остались невыполненные обещания, - тихонечко хмыкнула я, но выпрямиться не смогла. Пользуясь моментом, Блондин удерживал меня в таком положении, всего лишь зацепив пальцем вырез платья.
  - Тогда постарайся держаться подальше от алкоголя и от того кудрявого засранца, потому что его "невыполненное обещание" я отлично вижу, - отозвался Мика, горячо выдохнув мне в шею и едва-едва прикоснувшись к коже губами. - Если оно у вас совпадает, скажи сразу.
  - Я была чудесным подростком в юности, мои желания отнюдь не крутятся вокруг каких-то кудрявых смуглых красавчиков, - улыбнулась я. - А вот вокруг молодого преподавателя по истории...
  - Развлекайся.
  Блондин с улыбкой утянул меня в поцелуй, обхватив свободной рукой за шею, потом сам же протянул сумку и пошел провожать до входной двери. Кроме лениво развалившегося у подножия лестницы пса, который только глаза и открыл, да лениво зевнул, провожая нас взглядом, дома до сих пор никого не было - Марк сбежал еще с того ланча на веранде.
  - Ну, в пределах разумности и морали, - хмыкнул Мика, открывая дверь под настойчивые гудки подъехавшей машины. - Если что, на секс втроем я согласен при наличии только Анжелины Джоли.
  
  
  Понятное дело, на встречу выпускников приносят свои бренные тела те, кто хоть как-то в состоянии это сделать по причине территориальной близости - не все университеты располагают адекватным расписанием перед концом семестра. С моего выпуска приехало намного меньше половины, в большинстве те, с кем я и не общалась толком.
  Непривычно было заново плюхнуться на свое место у окна на предпоследнем ряду, рядом с Камиллой, а вот нашего куратора - преподавателя по математике - я не видела с самого выпускного. С математикой у меня всегда было очень и очень плохо, но мисс Браун специально завысила мне балл в итоге, чтобы на выходе общий балл был выше среднего. Когда я училась, ей не было даже тридцати, и даже отчасти благодаря ее опеке и контролю я за последний год не разнесла школу по кирпичикам, а наоборот, занялась учебой и подготовкой к вступительным в Миссури и в Чикаго. Судя по кольцу на пальце, дела у нашей миссис Гордон в порядке, и темный цвет волос ей очень идет. Степенности это ей не прибавило, она все так же сидела на крышке стола, надевала яркие браслеты и носила красные конверсы с узкими джинсами.
  Еще в начале "урока" она окинула нас долгим взглядом, улыбнулась каждому и деловито уточнила у части присутствующих, как там у них дела. Учитывая, что все мои документы изначально были рассчитаны на Чикаго и местный дизайнерский курс, Миссури ее весьма удивил, хотя про конкурс и грант на обучение она помнила.
  Камилла в итоге сбежала к учителю по экономике, а меня поглотила аудитория рисунка и изобразительного искусства - выпускной год я там застряла не хуже, чем спортсмены в тренажерном зале. Из аудитории меня вместе с преподавателем забирали ребята на торжественный перекус в столовой - в том самом зловещем месте, где всегда пересекались пути всех классов, годов и направлений. Вечеринкой там и не пахло, но еды было навалом, как и налетевших голодных студентов и учителей, фоном стояла болтовня и смех, какие-то научные шутки доносились из угла, кто-то позировал для фотографий. Мы традиционно и негласно сходили поздороваться с директорским составом, потом обнаружили столик с напитками (никакого алкоголя, это же учебное заведение!) и прибились в итоге к выпускникам следующего после нас года - со многими из них была знакома Камилла, и уроки физподготовки у нас часто были вместе. Маттиаса я успела увидеть на другом конце зала с ребятами из команды по лакроссу, но пока он меня не заметил - и счастье. Я и так подозреваю, что совсем скоро нам точно придется пообщаться, и розовые сопли я надеялась из моей головы уже испарились. "Если что, не оставляй меня с ним наедине, всеми правдами и неправдами" - попыталась донести я до подруги, опасаясь за последствия. Один поцелуй ничего бы не изменил, но разбитый нос?
  Был ли Мика тут до этого, или появился позднее, я не знала, но заметила его случайно - он разговаривал с тренером и директором, все втроем улыбались едва ли не как для обложки журнала (их как раз сфотографировали для школьной газеты, когда я их заметила, но сразу же отвернулась) - но вот прошедшая мимо нас стая бывшей баскетбольной команды, во главе с Джейком, детекторами меня все-таки зацепила. У лучшего школьного друга капитана на меня была просто островыраженная аллергия, хотя как я и говорила ранее - мозгов на словесные перепалки у него не хватало. С парой ребят мы виделись вчера, но их больше мое декольте впечатлило, чем вообще сам факт того, что Нарцисс меня заметил.
  - Привет, сладкий! - я улыбнулась как невинный ангел, насколько вообще смогла перебороть саркастичную ухмылку. - Да ты вес набрал? Девушку завел или мальчика? Где там твой бойфренд, вы еще встречаетесь? Бросай ты это дело, с такой то потрясающей задницей, - доверительно сообщила я на полтона ниже. - Обниматься будем? Мне уже можно. Приехала только ради тебя.
  Джейк открыл рот. Всего на секунду, на самом деле, потом снова поднял взгляд от платья на меня.
  - Ого.
  - Многословно и емко.
  - Ну так...
  Я деловито покивала в ответ, развернулась, чтобы поставить опустевший стакан с соком на столик и почти врезалась в мистера "дизайнерская черно-белая рубашка, видели?" - как раз уже хотела выяснить, где его носит. Засунув руки в карманы брюк в той самой небрежной манере, на которую у меня стабильно была стойка с колкостями, Блондин все так же классически поднял взгляд от платья и сощурился. Оскар, где Оскар?
  Стоящая рядом с ним Камилла сделала вид, что изучает потолок, чтобы не начать откровенно гиенить над лицами окружающих, потому что пауза и тишина наступила очень быстро в ближайшем окружении. Я не вру, у нас была ужасная бойня в школьные годы. И если мой выпуск как-то об этом призабыл, потому что два года мы учились в тишине и радости, то выпуск капитана лелеял эти чудесные деньки с нежностью. Чего уж говорить про учительский состав...
  Напряженная тишина была такой вкусной, что даже Мика не удержался и усмехнулся - но со стороны это выглядело скорее как первое нарушение торжественного молчания: все ждали реакции.
  - Рубашка миленькая.
  Мика моргнул. К такому повороту он был не готов просто потому, что план действий мы не обсуждали - просто хотели посмотреть реакцию школы. Ответить никто не успел - с громким назидательным кашлем к нам приблизился внушительных размеров директор, с заранее суровым лицом.
  - Мистер Каллахен. Мисс Сандерс. Вы помните, что вы взрослые самостоятельные люди, а не два гормональных подростка? - на всякий случай уточнил он, но смотрел почему-то только на меня. - Даже ваши младшие братья дружат, какой пример вы им подаете?
  - Простите, мы едва ли можем быть примером для подражания, - смиренно кашлянул Мика.
  - ...просто не доводите дело до вызова полиции, хотя бы сегодня, - директор бросил на него быстрый взгляд. - Мы же сошлись на барбекю.
  - Барбекю? - уточнил радостно Джейк за моей спиной.
  - На заднем дворе, - директор махнул рукой в сторону дверей на улицу, потом окинул взглядом меня и Блондина. - Если у вас до сих пор проблемы...
  - ...мистер Салливан, у них действительно неразрешимые проблемы, - этот насмешливый голос я узнаю из миллиона и миллиарда, и по спине у меня пробежал холодок. - Вы знаете, выбрать цветовую гамму подружек невесты не так уж и просто, как оказалось!
  Я уже чувствовала, как мои пальцы смыкаются на шее младшего Каллахена, но судя по тому, как на него посмотрела Селена - она это с удовольствием сделает и сама. Я смотрю, они оба как раз вовремя зашли, чтобы все испортить, хотя теперь лица вытянулись абсолютно у всех. Абсолютно, говорю вам.
  - Да чтоб вас, вы издеваетесь? - мои нервы на пределе и мне надо перевести дух, а единственный выход - просто проветриться. Марка я убью позднее, вместе с его старшим братом, который явно мало того, что сделал ситуацию неуправляемой, так еще и ничего не делает по ее устранению. Я перевела взгляд на Блондина и склонила голову набок. - Ну что, ты сам с ним справишься или нужна мужская сила, Принцесса?
  - Я принесу тебе его ногу как трофей, - с мрачной решимостью кивнул мне Мика. Я подавила смешок и обернулась, но капитан всего лишь подошел к Селене, перекинулся с семьей парой слов и вот уже улыбался директору. Выпускники прошлых лет вернулись к болтовне и дружному позированию на телефонные камеры, как будто ничего и не случилось, часть уже выбиралась во внутренний двор. Камилла, уже не подавляя смех, повисла у меня на плече:
  - Теперь наконец-то хоть что-то веселое. И без полиции и разбитых окон, заметь.
  - Взросление, оно такое, - отозвалась я, улыбаясь. - Что на счет барбекю? Я даже отсюда запах стейка чувствую...
  Я потянула подругу в сторону улицы, но по пути увидела подзывающую меня миссис Каллахен - вид у нее был привычно-серьезный, отчего у меня даже как-то и задор весь пропал. Впрочем, в любом случае, что еще они могут мне сказать? Я уже не ученица школы. Камилла недовольно вздохнула, но отпустила меня, сообщив что ждет меня "где-то там" снаружи - не потеряемся, чего уж. Улыбка Мики была отчасти ободряющей, когда он тоже обернулся ко мне и почти незаметно протянул руку: вроде как "иди сюда". Это обнадеживает. Если что, я всегда могу уйти в глухую оборону, спрятавшись у него за спиной - и пусть разбираются как хотят. Привет, я Джейсон и мне три года.
  - Никакой полиции и жалоб в участки, - заранее взъерошилась я, ныряя под защиту обоих Каллахенов. Я не решилась взять Мику за руку, хотя и очень хотелось, ограничилась тем, что подцепила пальчиками рукав рубашки. Особо внушительно в платье и на каблуках я не выглядела, но я та же Джей Си, что могло измениться за пару лет?
  - Выглядите потрясающе, мисс Сандерс. Или... - улыбнулся мне директор. От этого он не стал менее зловещим, школьные ассоциации так и остались, да и в сочетании с компанией Селены, строгого завуча миссис Симпсон, которая до сих пор оказывается еще не на пенсии, и тренера - я в такой важной компании не была даже в учебный выпускной год. Момент был бы тожественным, если бы директор не улыбался. Но он и так улыбается весь вечер, в этом ничего необычного нет.
  - Мисс Сандерс, - покачала я головой. - Это была очень неудачная шутка в стиле Марка.
  Я попыталась посмотреть на младшего Каллахена как можно более обиженно, но тот мгновенно состроил мне умиленную рожицу и мне пришлось отвернуться.
  - Да, Селена уже пояснила, - невозмутимо отмахнулся директор. - Мика, и в целом, это была не очень удачная шутка, учитывая ваши... - он назидательно ткнул пальцем в сторону капитана.
  - Еще какая удачная, вас всех стоило снимать на камеру, - отозвался тот, приподнимая бровь. - Признайте же.
  По-моему они все посмотрели на него так, словно он сказал что-то явно не то, но скорее всего дело было в неформальной манере самой фразы. Марк над ухом тихо хихикнул, что это все того стоило, и что его нога все же останется с ним и будет его радовать до самой смерти. Он отвлек меня в своей привычной дурной манере от самого разговора, что я даже подзабыла, что у меня тут отряд назгулов крыльями хлопает, пока меня Мика не толкнул плечом.
  - Университет в Миссури так и остался у вас в гранте на обучение? - миссис Симпсон смотрела на меня. - Как с учебой дела? Я слышал, там достойный профессорский состав...
  Мы успели пообщаться на тему моего университета, прежде чем Селена, до этого лениво высматривающая что-то в зале, повернулась и, извинившись перед директором Салливаном, уточнила у меня:
  - Джейсон, так у тебя грант на Миссури?
  В голосе у нее была такая странная нотка удивления, на что я кивнула:
  - Да, а что в этом такого? Ничего криминального, по итогам конкурса, меня на него пропихнул в свое время наш учитель по изобразительному искусству, но я не ожидала, что работы привлекут внимание...
  - А кто проспонсировал грант?
  - Я должна это знать? - теперь моя очередь удивляться, да и директор тоже покачал головой:
  - Это уже не наша документация, а университетская, конкурс был по штату и не относился к школьным делам, как и все подобные конкурсы.
  Лично мне на самом деле было все равно, кто спонсировал грант - никаких отчислений с моей стороны от меня не требовалось и не должно было требоваться, главное - вовремя пройденные курсы. У меня было очень много знакомых по грантам, это ничего особенного. Тем более - для творческих факультетов.
  Миссис Каллахен кивнула и не стала больше продолжать эту тему. Чувство неуютности рядом с ней, наверное, никогда меня не покинет - она слишком самоуверенная и независимая, и даже в возрасте сорока лет я буду ощущать такое же напряжение. Ох, поскорее бы сбежать...
  Наконец, назгулы во главе с директором степенно отправились к столику с закусками, оставив в покое нас и наши персоналии. Марк тоже пообещал явиться к нам позднее, если получится, и рыбкой нырнул во внутренний двор.
  - Это был один из немногих наших разговоров с директором Салливаном, где он не отчитывал меня за очередную глупость. В последний раз мы так говорили перед самым выпуском, да и то... - я бросила быстрый взгляд в сторону отошедших. - Мне казалось, что твоя мама откусит нам головы.
  - Нет, и не придумывай глупости, - Мика приподнял уголки губ в своей кошачьей ухмылке, и я потянулась за поцелуем - потому что нельзя так улыбаться, нельзя, у меня голова кругом. Блондин в рубашке и так настолько шикарно смотрится, что глаз не отвести, а тут еще и это. Поцелуй быстрый и нежный, я не могу позволить себе больше в такой обстановке, точнее сказать - мы оба это отлично понимаем, поэтому я лишь улыбаюсь и наконец отпускаю ткань рубашки на рукаве.
  - Идем, покрутимся во дворе, - хмыкает Мика мне в ухо. - Я обязан насладиться шоу по полной.
  Выбора у меня нет, да и чем еще заняться?
  Мы выходим на запах жареного мяса, но едва ли продвигаемся куда-либо после дверей: без бдительного ока назгулов бывшие выпускники заметно расслабляются, а друзья капитана так и прут едва ли не целыми делегациями. Просто поболтать. Узнать, как дела. Спросить о белковой диете и витаминах. Спросить о погоде, конечно же. Единственный человек, который сказал что-то вменяемое, была Синди в компании еще пары бывших чирлидерш, которая выдала что-то вроде "о мои глаза, да неужели?". То, что при этом она закинула руку мне на плечо, приобняла и сказала, что очень за нас рада, вынудило меня едва ли не рот открыть от удивления, но я даже улыбнулась в ответ. Учитывая, что она уже мама и замужем, что-то в ее жизни поменялось - в том числе и мозги. Да и выглядела она потрясающе, на самом деле.
  - Я всегда подозревала, что у него на тебя пунктик, - хмыкнула Синди мне, бросив быстрый взгляд на Блондина, на котором с грацией бабуина уже висел Джейк. - До меня дошли слухи о свадьбе, а?
  Возразить я не успела, Нарцисс решил сменить локацию и уже собирался обнять меня, но я успела вытянуть руки и отпихнуть его. Еще чего! С каких пор мы подружки?
  - Эй, тестостерон, полегче, - беззлобно покачала я головой, показывая ему язык. - Не в этой жизни.
  - Ты когда-нибудь была на крыше? - Мика вопросительно приподнимает брови, когда я шепчу ему о том, что еще пара минут - и я начну убивать. Мне становится скучно, увы, уже после ухода Синди к столикам, а Джейк меня не впечатляет, хотя и болтает не хуже Сьюзен в порыв эмоционального возбуждения. Но я почти никого не знаю, а своих ребят не могу найти. Поэтому вопрос про крышу - глоток свежего воздуха.
  - Нет, а туда есть доступный выход? - тут же подхватываю я идею.
  - Идем, - он хватает меня за руку и тут же тянет в сторону коридора. Наш неторопливый путь лежит через коридор со шкафчиками ("Эй, ты помнишь, как мы запихивали друг другу всякие гадкие записки?"), кабинетов истории и английского ("Что, правда учитель по истории был красивый?"), но мы сворачиваем в сторону спортзала и раздевалок - поэтому я наверняка и не могла знать, что именно там выход на крышу.
  Из-за двери тренерской слышен смех и болтовня, Мика показывает мне жестами "две секунды, я сейчас", заглядывает внутрь и под геометрически увеличивающиеся радостные вопли пытается что-то спросить. Впрочем, отвечают ему почти сразу, что-то передают из глубины кабинета в сопровождении насмешек и подколов, и вот уже Мика демонстрирует мне красный с черным школьный бомбер, прикрывая дверь.
  Выход на крышу находится за спортзалом, и, действительно, даже не заперт - мало кто им пользуется, на самом деле, да и на крыше по сути ничего занятного и нет для обычного школьника. Уже наверху Блондин протягивает мне бомбер, который оказывается именным и с номером - школьная баскетбольная команды называлась "Дьяволы", кстати. Куртка явно не новая, но пахнет прачечной - Мика говорит, что это подарок тренера, и что это действительно его бомбер, в котором он рассекал в школьные годы. Тот самый, от которого у меня в глазах рябило в свое время настолько, что хотелось ее просто сжечь и развеять пепел по миру.
  А теперь - ирония - я стою на крыше, спрятавшись от ветра в этой самой куртке, а ее владелец едва ли не по парапету гуляет и показывает на город вокруг. Уже давно стемнело, но луны еще не было, а вокруг нас были огоньки и вывески, где-то вдалеке горели огни торговых центров, красные кресты протестантских церквей и мрачной темнотой зияли дыры больших парков.
  - Хочешь пива? - внезапно спрашивает Блондин, направляясь куда-то в сторону люков. - Годы идут, но места тайников передаются из поколения в поколения. Мы часто тут сидели после тренировок и просто болтали. О девчонках, об учебе и о том, кто куда хотел бы пойти после окончания, - он дернул за одну из опущенных крышек, заглянул внутрь и радостно заулыбался. - Ну да, традиции не меняются, это шикарно.
  Он вытащил оттуда две банки пива, с щелчком вскрыл и протянул мне одну, усаживаясь на одну из каких-то перегородок и похлопав по свободному месту рядом. Я счастливо вытянула ноги, сделала глоток пива и закуталась в объёмный бомбер поплотнее, хотя в этой части крыши было не так ветрено, как в той, где был выход на нее.
  - И я на самом деле до сих пор не знаю, как ведут себя встречающиеся пары, - хмыкнул Мика, разглядывая мигающий вдалеке небольшой бизнес-центр с яркой надписью "Европа" у самого основания крыши. - Что летом, что сейчас.
  - Думаешь, есть определенная манера поведения? - заулыбалась я, толкая его легонько плечом. - Вовсе нет. Главное - понимать друг друга. Хотя я до сих пор тебя иногда совсем не понимаю, особенно когда дело доходит до ситуации с Аароном.
  - Собираешься отчитать меня? - в голосе нет ни насмешки, ни упрека, и я начинаю понимать, что эта вся тягомотина не только у меня поперек горла стоит. И он тоже иногда не понимает, что же с ней делать.
  - Собираюсь помочь тебе, - покачала я головой, делая глоток пива. - Что бы ты не решил, я на твоей стороне. Просто помни о том, что они оба - твои родители, и каждый из них по-своему хочет тебе добра. Благополучия, успеха и комфортной жизни, - в первую очередь, потому что ты их сын. Тебе стоит понять их мотивы, и все встанет на свои места. Я надеюсь.
  - Мотивы... Отлично, тогда зачем Аарону эта треклятая свадьба?
  - Назло твоей маме?
  - Что это за игры на уровне детского сада? - обиженно пробормотал Мика, проворачивая банку в руке, пристроив ее на колене. - Мне правда стоит с ним поговорить, и не по телефону...
  Я согласно закивала, ткнулась щекой в теплую рубашку на плече, пригревшись в этом бомбере на пару размеров больше, сидя на еще не остывшей с жаркого дня перегородке - момент получился теплым, комфортным, окутанный запахом миндаля и с привкусом пива.
  - Мелкая?
  - Да, ваше упырство?
  - Как далеко мне еще до мужчины твоей мечты?
  Я удивленно поднимаю взгляд наверх, от теплого плеча, но Мика на удивление спрашивает вполне серьезно, даже смотрит задумчиво куда-то в сторону городских огней. Я разглядываю острую линию скулы и подбородок, протягиваю руку и тяну его за мочку уха - не сильно, просто так.
  - Пару лет взросления? - честно ответила я. - Но ты на верном пути.
  Блондин непонятно усмехается, делает большой глоток пива. Мне тоже хочется спросить о подобном, но я и так знаю, что да, мне так же далеко, потому что я все еще та же дурная Джей Си, с этими глупыми периодическими скачками настроения, которая дальше своего носа не видит по большей части...
  Мы допиваем пиво, а потом долго-долго целуемся, почти не касаясь друг друга - до момента, пока мне не начинает названивать Камилла. На пятый раз мне приходится ответить, и Мика кивает почти сразу, поднимает меня и мы идем к выходу с крыши.
  - Вы и так раз в пару лет видитесь, - шутливо поучает меня Блондин, лениво улыбаясь, я легонько бью его кулачками в плечо и получаю в ответ гнусное вторжение в идеальную целостность моей прически. Со смехом скинув его ладонь с макушки, я первая спускаюсь в темноту лестницы. У тренерской Мика застегивает бомбер на молнию, не прерывая поцелуя, а я стараюсь не улыбаться в ответ. Мне отчаянно хочется сказать, какая же я влюбленная дурочка, но эти слова опять застревают где-то в горле и я никак не могу их протолкнуть.
  Внизу, уже в самом коридоре со шкафчиками, откуда уже слышен смех из столовой и витает запах вкусного поджаренного мяса, я засовываю руки в карманы и выхожу во внутренний дворик через главные двери, лавируя среди кучек болтающихся и местами даже удивительно знакомых выпускников не моего года. Камиллу, Дугласа и остальных найти оказалось проще простого: у нас всегда был один и тот же столик во время большой перемены и сейчас они там и устроились, заставив все свободное пространство тарелками. За столиком теснился почти весь наш выпуск, и я уже вознамерилась, пользуясь моментом, переобнимать каждого из них со спины, как, вытаскивая руку из кармана, нащупала там "что-то" и вытащила наружу.
  - Джей Си? - подавилась куском мяса Камилла. На красную куртку она внимания не обратила вот вообще, а вот на кольцо в моей руке - да. Само кольцо было мне трагически знакомо еще с осени, и мне даже было больше любопытно, где он его отыскал в завалах вещей, чем то, как и зачем оно оказалось в кармане. Впрочем, судя по очередным отвисшим челюстям и мгновенно прекратившимся разговорам, кольцо впечатлило остальных больше, чем меня. Потому что я буднично сунула его в карман, и только потом уточнила:
  - Что?
  - Это что, кольцо? - Камилла выгнула бровь.
  - Не то! - отмахнулась я, закатывая глаза, и подсаживаясь к Дугласу под бок. - Честное слово.
  - Как это может быть "не то кольцо", если это кольцо? - уточнил тот удивленно, двигая ко мне тарелку с жареной свининой.
  - Просто кольцо.
  - Просто кольцо? - возмущенно отозвалась Камилла со своей стороны стола. - Иди сюда. Иди сюда, говорю, я вырву тебе кишки через рот и на них подробно расскажу...
  - Лиззи, передай мне перец, пожалуйста, - привычно закивала я, показывая пальцем на целое огромное блюдо с овощами-гриль. - Эй, оставьте мне хоть немного говядины, троглодиты!
  
  И как не избегала я Маттиаса, прячась и от любопытных глаз, и от него самого за широкоплечим Дугласом, мы столкнулись в итоге у туалетов. Не знаю, специально или нет, но отчасти я была рада и такому варианту: мне хотелось решить эту проблему в первую очередь в своей голове.
  - Хэй, привет, - Маттиас подпирал плечом ближайшие шкафчики и будь он вот так вот на пару лет раньше, я уже бы свихнулась от чувств и розовых фейерверков в голове. В голове, конечно, здорово бабахнуло и посыпались конфетти, но я смогла вздохнуть и улыбнулась в ответ. Ну привет, мое прошлое, сейчас я тебя скручу в бараний рог!
  - Матти! - в голове сразу же с каким-то странным сладким привкусом всплыло старое школьное имя, которое и на языке вкусное до сих пор. - Ну как тебе?
  - Твое платье или вечер в целом? - он даже глазом не моргнул.
  - И то, и то. Хотя о том, что мое платье чудесное, я и так знаю.
  Я старалась не флиртовать, но как еще отвечать на подобные вопросы?
  - Мне надо...
  - ...я провожу, - мгновенно кивнул он, отлепляясь от шкафчиков. - Повторюсь, но внезапно тебя видеть тут, особенно учитывая обстоятельства прошлых лет.
  - Обстоятельства прошлых лет на то и обстоятельства, - покачала я головой, неторопливо вышагивая по коридору в сторону лестницы. - Иногда многие вещи ты не можешь контролировать. Ты все еще танцуешь, кстати?
  - Я уже преподаю, - Маттиас развел руки. - Будешь заезжать еще - обязательно заходи, у меня своя школа, совсем недалеко от "Рио" - легко найти.
  - Ты в городе остался? - я даже удивленно притормозила. - Ого.
  - "Иногда многие вещи ты не можешь контролировать" - передразнил меня же он. - Я вернулся в прошлом году. И пока что всем доволен.
  Вывернувшие из поворота коридора несколько девушек, до этого весело хихикающие между собой, мгновенно замолкли и сменили свои милые мордашки на насмешливые.
  - Ох, кто-то научился работать ртом... - хмыкнула одна из них, окинув меня взглядом с ног до головы.
  - Ну а как еще можно хоть на один вечер заполучить старшего Каллахена? - поддакнула ей вторая, сощурившись. - Что ты ему пообещала?
  Девиц я не помнила, что спасало их в первую очередь, - я фыркнула, покачав головой и сложив руки на груди:
  - А что, тоже хочешь? Прости, но с такой тощей задницей ты пролетаешь даже без вопросов...
  - Что, надеешься, что хоть тут еще сможешь ноги раздвинуть?
  Вторая сморщила носик, но ее подружки уже уводили ее прочь, продолжая на ходу насмешливо шептаться и хихикать. Понятное дело, теперь они могли поговорить еще и обо мне. В этой школе даже через десяток лет ничего не изменится, особенно мозги некоторых выпускников.
  - Не обращай внимания, - Маттиас покачал головой, провожая девиц взглядом и удерживая меня за распахнутый бомбер, чтобы я привычно не дернулась следом. - Я даже не помню, кто это.
  - Я тоже, но дела это не меняет, - фыркнула я, выворачиваясь из-под его руки и сворачивая за угол, откуда как раз девицы и пришли.
  - Так что ты ему пообещала? - хмыкнул Маттиас мне в спину, на что я обернулась с явным намерением убивать и оставлять за собой дорожки из крови - а мой смуглый спутник просто неприлично очаровательно заулыбался в ответ, ох, эти ямочки на щеках! Вот что я могу сказать в ответ? Я даже огрызнуться толком не могу...
  - Я что, выгляжу как человек, который может что-то пообещать?
  - ...я ничего и не попрошу взамен, - внезапно Маттиас оказался очень близко. Он не стал прикасаться ко мне, но он был на долю секунды, до того как я сделала шаг назад, так близко, что я почувствовала теплое дыхание на щеке. На его счастье, он не попытался меня поцеловать, но мой шаг назад его удивил. Темные брови на мгновение сошлись на переносице, прежде чем я предупредительно ткнула в его сторону пальчиком:
  - Еще одно движение..!
  - Тебе не любопытно? - Маттиас улыбнулся так кокетливо, что у меня под ложечкой засосало от мысли что вот можно взять и вот так вот просто его поцеловать. В свои шестнадцать я так об этом мечтала - и теперь вот на, Джейсон, забирай тепленького, а кто узнает? У меня аж руки зачесались сделать этот шаг вперед, запустить пальчики в темные кудряшки и заглянуть в омут темных глаз. Кто об этом узнает?
  - Любопытно - что? - голос меня подводит всего на мгновение, но Маттиасу и этого достаточно, он продолжает улыбаться и снова делает осторожный шаг в мою сторону. А я - снова отступаю назад, но бежать в спасительный шум кабинета на втором этаже слишком трусливо, я должна перебороть в себе того глупого шумного подростка. Да, он красивый и эффектный, наверняка очень горячий... и все? Это все, что я могу вспомнить о Маттиасе. За что он мне все-таки нравился? За яркую обертку?
  - Мы же друг другу нравились тогда, - почти мурлычет он, протягивая руку ладонью вверх. - И нам уже давно не шестнадцать, что в этом такого?
  - Это ты мне нравился, - признаю я, и это так легко слетает у меня с языка, словно я заказываю мороженое в магазине. - Тогда, в шестнадцать, да. Но глупо думать, что и сейчас я на такое куплюсь, Маттиас. Это все давно забытое детское прошлое.
  - Ты правда так думаешь или уговариваешь сама себя?
  Я подняла на него взгляд и неопределенно пожала плечами:
  - И то, и то. Большинство моих жизненных принципов не изменилось со школы, с чего это вдруг я должна бросаться тебе на шею при первом же комплименте? Я в шестнадцать не бросилась, хотя в те года мне хотелось это сделать намного сильней, чем сейчас. Но знаешь, - я улыбнулась, - мне это действительно не надо.
  - Ты говоришь о принципах и при этом используешь Каллахена...
  - Тоже думаешь, что я просто Мику попросила... Что, правда думаешь? - у меня глаза на лоб полезли, глядя на внезапно серьезно кивнувшего ненавязчивого кавалера. - Боже, да что с вами всеми?
  Я всплеснула руками, многозначительно хмыкнув, развернулась и направилась дальше по коридору. На удивление, Маттиас не стал меня догонять, чему я вот впервые была рада. Учитывая пустой коридор, я позволила себе просто громко сказать вслух:
  - Нам что, правда пожениться, чтобы все поверили?
  Маленькая гиена молчаливо поджидала меня на лестнице, посадив задницу на ступеньки между первым этажом и пролетом. Я приподняла бровь на его такое же молчаливое приветствие, и вот если бы Марк еще не улыбался - подумала бы, что он не слышал.
  - Ты еще тут, зараза? - хмыкнула я, останавливаясь у подножия. Марк закатил глаза, вальяжно завалился на ступеньки позади и после этого торжественно показал мне язык.
  - Так что на счет свадьбы?
  - Тебе-то от нее какая польза? Ну, кроме той, что твой брат впадает в бешенство, а это весьма щекочет нервы такому экстремалу как ты...
  - Не только брат, сама знаешь, - отмахнулся тот. Я поднялась на пару ступенек и подсела к нему, застегнув бомбер на всю молнию. - Тренер последнюю неделю с ним носился, - кивнул Марк на униформу баскетболистов. - У меня тоже такая есть, только цвет другой и номер, я же футболист. Чувствуешь важность момента и зависть всех девчонок школы? - задорно улыбнулся он.
  - Зависть - так точно, - закивала я, пряча подбородок за воротником бомбера. - Как твоя девочка? Расскажи~
  - Девушка! - поправил он меня, доставая из кармана телефон. - Ее зовут Юна и она очень хочет с тобой познакомиться, хотя и очень стесняется. Ее папа региональный представитель одной крупной южнокорейской компании, поэтому в этом году они переехали сюда, - Марк показал несколько сегодняшних фотографий с очень симпатичной и миловидной девушкой азиатской внешности, с раскосыми глазами и длинными темными волосами, кончики которых были выкрашены в темно-розовый. Внешность у нее была очень необычная для меня, тем более - иностранка же!
  - Я обязательно должна с ней познакомиться. Она говорит по английски?
  - Конечно, говорит, - Марк подавился смешком. - Ты думаешь, я так силен в других языках, кроме родного?
  - Ты в курсе, что твой брат в искреннем удивлении от этого? - таинственно и заговорщическим тоном прошептала я, наклонившись к младшему. Марк слегка боднул меня головой, скорчив смешную рожицу, и выдал:
  - А сам-то!
  - Ну, он старше, - логично хмыкнула я в ответ, складывая руки на коленках. Бомбер был такой большой, что у меня руки в нем тонули, создавая образ какой-то маленькой девочки. Марк полез со мной фотографироваться, пояснив это тем что уж очень вид у меня невинный и это стоит пары совместных кадров. Возвращаться к друзьям мне не очень хотелось - я и так провела с ними весь вечер, а Марка видела и того меньше за все это время. Не сказать, что мы с ним уже такие друзья, но он мне импонировал, хотя по языкастости вполне был сравним и с моим собственным младшим братом. С ним ощутимо проще, чем с Микой - изначально, конечно, - он более дружелюбный по факту, и одевать на лицо эту язвительную маску он еще либо не научился, либо просто не хочет. Это и так прерогатива старшего, кстати, о нем...
  "Эй, ты там живой?" - набрала я сообщение с каким-то дурным смайликом в конце.
  - Ты не ходил в районе тренерской, они там что, забаррикадировались? - спросила я, убирая телефон назад в карман.
  - Это еще хуже студенческого братства, ты что! - покачал головой младший. - Если я туда даже загляну, я не выйду живым и адекватным. Ты думала, я поэтому тут торчу? Вот уж нет, я обещал отвезти потом маму домой, сегодня я снова примерный сын - хочу на Рождество хороший подарок, поэтому... - Марк резво соскочил на пару ступенек ниже, потянулся и облокотился на перила. - Присматривай там за моим братом, и не переживай по поводу мамы. Это она с виду такая грозная...
  - ...ничего не с виду! - беззлобно огрызнулась я, мотнув головой.
  > "У меня сейчас пицца полезет из ушей!"
  "Выбирайся оттуда, иначе я начну флиртовать с невменяемыми самцами"
  "Ты помнишь, что я в платье и это опасно для здоровья?"
  
  
  Я прощаюсь с ребятами: с кем-то до теоретически будущего раза, с кем-то вроде Камиллы - до завтрашнего утра, и вездесущий Марк утягивает меня в общий зал едва ли не за шкирку. По пути я снова натыкаюсь на кольцо в кармане, кручу его между пальцев, но не хочу доставать его оттуда, а уж и надевать, даже на другой палец - тем более. Мика нагоняет нас уже у шкафчиков главного коридора, чмокает меня в висок и спрашивает у брата, привез ли он наши обычные вещи и что если у того есть время, не отвезет ли он как раз нас к "Плазе", или нам удобнее вызвать такси?
  На удивление, от него пахнет только пиццей - хотя по предупреждениям там едва ли не десяток литров виски было припрятано, но...
  - "Плаза"? - уточнила я удивленно. - У нас культурная программа?
  Вышеупомянутое место было одним из дорогих и самых крупных отелей в городе - там останавливались всякие важные персоны или приезжающие по делам бизнесмены. В любом случае, я не планировала этот вечер никак, да и Мика мне ничего не говорил - я удивилась, потому что забронировать там номер или столик в местном ресторане было частенько нереально, особенно в выходные.
  - У нас свидание.
  - Ого.
  Мика улыбнулся мне так, что я поняла, что завтра я буду вставать с кровати с большим трудом, да я и сама понимала - потому что за последние пару недель у нас совсем не было времени друг для друга, и это прискорбно, но легко разрешимо. Поэтому, распрощавшись со всеми, кого смогли найти за время, пока до нас доезжало местное такси, мы торжественно и привычно собирались сбежать.
  Миссис Каллахен, которую мы нашли в компании ее подруг из родительского попечения у секретариата в компании бутылочки вина, лишь поджала губы и кивнула, уточнив, ждать ли старшего сына сегодня или уже завтра, и помнит ли этот самый старший сын, что у него после обеда самолет. Мика бросил на нее многозначительно хитрый взгляд, отвесил легкого пинка ехидно поддакивающему братцу, и мы наконец-то забрались в такси. Захлопнувшаяся дверца машины была для нас такой пограничной, мы даже вздохнули синхронно и откинулись на сиденье. Лично я с таким облегчением закрыла глаза: все самое страшное на сегодня осталось позади.
  - Больше никаких встреч выпускников. И никаких внеплановых встреч с твоей мамой. Мне впечатлений на год вперед...
  
  Мы скидываем пакеты с вещами в гостиной одного из люксов на самом верхнем этаже комплекса, где для нас уже накрыт столик у окна с видом на весь город, и этот вид намного круче того, что мы видели с крыши. Спустя вечность мы остаемся в номере одни, без обслуги и официантов, с приглушенным светом, свечами и мне кажется - тоннами ароматных живых цветов. Я впервые чувствую себя девушкой на волшебном ужине с вином и закусками, мы болтаем ни о чем и обо всем сразу, и это один из тех моментов, когда Мика - настолько мужчина мечты, что я боюсь верить, что такое вообще возможно.
  Я хочу влюбляться в него сильнее и сильнее с каждым днем, как сейчас.
  Я хочу смотреть только на него. Есть ли этому взгляду замена?
  Есть ли замена этим губам, этим плечам и этой спине?
  Для меня - нет. Да и наверняка никогда и не было.
  
  - Ты знаешь, а тут есть джакузи...
Оценка: 8.57*41  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"