Ася Березкина: другие произведения.

Ася Березкина "Бог И Любовь Сильнее Зла"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Трогательная история про продажу души дьяволу с хорошим концом. Не без весьма глубокомысленного подтекста. Рассказ участвовал в конкурсе рождественского рассказа на СИ Мошкова, но призового места не получил, хотя и вышел в финал. Я написал к нему несколько хвалебных комментариев.

Раздел А. Кончеева в Журнале Самиздат библиотеки
М. Мошкова

Хорош тем, что имеет удобный по интерфейсу форум ко всем публикациям, что позволяет всем желающим их обсуждать и получать ответы от хозяина раздела.



АСЯ БЕРЕЗКИНА

БОГ И ЛЮБОВЬ СИЛЬНЕЕ ЗЛА

страшная сказка со счастливым концом

Папа их бросил в два годика. Ушел к другой. И врал до конца.
В рассказах не бывает, а в жизни только так. Мать умерла через месяц. Теща его. Папу-то она не любила, но за то, что бросил, проклинать не уставала. Даже на смерть его заговаривала. С бабкой какой-то советовалась. Вот и дозаговаривалась, сама умерла. Теперь там разбираются, кто из-за кого умер. Потому что папа наш разбился на машине.
Ольга его уже не любила. Правду сказать, не любила никогда. Жила с ним неплохо, ладила. Даже и сексуальная жизнь была вполне полноценной. Но знала с самого начала, что сильной любви нет, и не будет. Когда ушел, правда, заплакала. От обиды. Ведь хорошей женой была, а он ушел. Но успокоилась быстро. Теперь вот умер. Погиб. Глупая такая смерть. Он и ведь не лихачил никогда. На работе разбился. На автобусе.
Остались вдвоем. Папа развестись не успел. Квартира осталась, машина. На первое время должно было хватить. Но тут, Алик заболел. Поднялась температура, стало очень плохо. Ольга бедная чуть с ума не сошла, пока ждала скорую. Скорая определила гепатит (кал белый, моча коричневая, а она-то думала грипп) и увезла в инфекционное. В инфекционное мать к ребенку не кладут. А ребенку два годика только. Варвары! Ольга сидела под окнами. Врач еще попался равнодушный. И не старый, но какой-то задумчивый. Его спрашиваешь, а он не отвечает. Потом сказал, что дело плохо. Лекарств нет, облегчить никак нельзя. Как нет лекарств? Все можно достать. Деньги есть, какое лекарство, скажите! А лекарств не в больнице нет, в больнице лекарства как раз таки были, хорошая больница, а от болезни лекарств нет. В самом тяжелом периоде никакие лекарства не помогают, не придумали еще. Это другая объяснила. Хорошая женщина. Все говорила, вы успокойтесь, вы успокойтесь, может все и обойдется. Капельницы все время ему ставим. Боже, капельницы! Там ручки-то какие, а жилочки? Лучше бы и не знать. Нет, нет, лучше все знать, материнское сердце даже болью своей поможет. Мыслями как бы как-нибудь маленькому помочь!
Два дня прошли без изменений. Хуже, правда, не стало. А в отделении детей полно, все с гепатитом, а в соседней инфекции с дизентерией. Дети бодрые, хоть и желтоватые, но ведь таких маленьких нет.

И бедная мать от всех этих ужасов и переживаний сошла с ума. Нет, внешне это никак не проявилось. Только ночью ей пригрезился черт. Приснилось ей, что она лежит в кровати и совсем не спит, а только не может пошевелиться. Рядом черт стоит и на нее смотрит. В общем, на человека похож больше, чем на черта. Только выражение лица и черты все такие, что у людей бывают очень редко, а когда бывают все так и говорят, что он на черта похож.
Лыбится этот черт и говорит: «Папочка-то с того света сыночка зовет». С ухмылочкой и злобно так. «Помрет сынуля твой». У Ольги тут припадок случился, и она сознание вроде как потеряла. А когда очнулась, того черта уже не было, а был другой, поприличнее и даже симпатичный. И очнулась она не на кровати, где до этого лежала и сознание потеряла, а за столом в кухне. Смотрит на нее новый пришлец и говорит: «Знаешь, зачем мы к тебе пришли, догадываешься?» А зачем черти приходят? Гадость сделать какую-нибудь, подбить на что-нибудь подлое. Ольга тут омертвела вся, так, что даже и беспокоиться почти перестала, как будто Алик уже умер, и подумала, что пришли черти к ней затем, чтобы рассказать об этом и горем ее насладиться. Очень хотелось ей зарыдать, но она не могла, а только молчала как каменная. И тут черт говорит: напрасно ты так плохо о нас думаешь. Нам тебя мучить незачем и не надо. Наоборот, я уверен, ты моему предложению только обрадуешься. Ты ведь понимаешь, что Алик твой в любой момент умереть может. А мы, черти, не только убивать можем, но и продлевать жизнь тоже. Если согласишься на наше предложение, выживет твой Алик, вырастет, красавцем станет, гордиться им будешь. А нет, можешь с ним попрощаться. Прям, как цыган уговаривает, даже с акцентом каким-то, только Ольгу уговаривать не надо было.
Успокоилась Ольга, и спокойным голосом говорит, что надо сделать, я заранее на все согласна? Черт, ухмыльнулся так, чуть ехидно, и говорит, ты же меня еще не дослушала, а уже согласна? Хотела Ольга заорать, завопить, ударить его может быть чем-нибудь, но не могла, видно, черт свои меры принял. Сказала только, говори быстрей и Алика спасай. А сама подумала, что раз она договаривается, то Алик еще жив и уже не умрет, потому что она, конечно, договорится и на все согласится. И отлегло у нее от сердца. Обрадовалась она, сил нет, правда, виду не подала, потому что боялась, вдруг черти передумают или не захотят Алика спасать. Ну, черт и говорит, ты нам пишешь расписку, что твоя душа после смерти будет наша, от Бога ты тем самым, значит, отрекаешься, а Алик твой выздоравливает.
Ольга все подписывает, соглашается, а что еще делать? И бежит в больницу. А в больнице говорят, что кризис прошел и Алик скоро выздоровеет. Потом уже она узнала, что у него и клиническая смерть была, но его вытянули.
Очень Ольга обрадовалась. Ночью уже перестала перед больницей сидеть, стала дома спать, а через две недели Алика и выписали. Худенький он стал, но поправлялся быстро.
В церковь Ольга не пошла, понимала, что нельзя. Ведь может такое быть, что церковь колдовство чертей разрушит, Ольга от них спасется (и то точно неизвестно), но Алик-то опять может заболеть или погибнуть. Нет, уж, взялся за гуж, не говори, что не дюж.

Так прошло пять лет, потом еще пять, а там и десять. Обещания свои черти сдержали. Алик стал парнем хоть куда, красивым и успешным. А Ольга в хорошего человека влюбилась и замуж вышла. И был этот человек очень необычным человеком. То есть внешне он был совершенно нормальным, работал в налоговой инспекции на хорошей должности, но в душе был он, хоть и очень верующий, но в церковь не ходил. А Оленьке как-то признался, что верит он так серьезно потому, что ему верить и вовсе не надо, он знает саму правду. Есть и Бог, есть и Дьявол. Но Дьявол в этом мире сильнее.
И рассказал ей Филипп Демьянович, муж ее, ужасную историю, очень на ее собственную похожую. Только к Филиппу Демьяновичу никто не являлся, а он сам роковой договор заключил. Можно так сделать, как говорится, в одностороннем порядке. У Филиппа Демьяновича была такая книга, «Гримуар», с разными сатанинскими заклинаниями, он ее из любопытства купил и прочитал. От первой жены у него тоже сын был. И стал сын наркоманом и попал в реанимацию. Должен был умереть. Ну, Филипп Демьянович договор с Сатаной и заключил. Сам так придумал. Написал на бумаге кровью и ночью на свече сжег. Почему не с Богом? Дело в том, что Богу жена молилась, но все без пользы. А с другой стороны, мир-то под управлением Князя Тьмы находится, это и в Библии написано, так какой смысл тогда к Богу обращаться?
Там еще такая история. Бабка была у него в детстве, деревенская, в делах таких сведущая. Так она рассказывала, что Бог обещал Сатане дать ему царствовать на земле еще 2000 лет, а что потом будет, неизвестно, может, и закончится вообще все.
Так вот и попал Филипп Демьянович в лапы к Сатане. Ну, сын поначалу выздоровел. А потом приснился Филиппу Демьяновичу сон, не такой как Ольге, а настоящий, где Сатана ему сказал, что сын его, хотя сейчас и не умер, но проживет недолго, попадет скоро в тюрьму и там погибнет.
Так и произошло. Вот, после этого Филипп Демьянович и стал совсем верующим. А в церковь не ходил, потому что плохо он себя начинал в ней чувствовать, и если думал к священнику пойти, то понимал, что этого делать не надо, и не поможет. Поэтому он только книги читал: религиозные, разные мистические, но сатанинские не читал. Говорил он, что к злу его зло заставило пойти, но это не значит, что он ему теперь поклоняться должен. И не поклонялся.
Вообще, хороший Филипп Демьянович был человек, добрый и праведный. Жаль, что все равно ему был ад уготован, как и Ольге. Ольга ему тоже свою историю рассказала. Не сразу, а уже после него. Поплакала. А Филипп Демьянович очень поразился и сказал, что лучше, больше об этом не говорить и не вспоминать или только очень редко. Вот, какие два удивительных человека встретились.
Филипп Демьянович утешал Ольгу и говорил то, что и себе всегда говорил, всю жизнь. Он говорил: «Оленька, ведь мы же ничего не знаем. Может, никакого ада и нет. Или там вовсе не плохо. А с другой стороны, за что Богу нас так наказывать, мы-то ни в чем не провинились, нас жизнь вынудила». И Ольга видела, что кругом прав Филипп Демьянович, но понимала, что если бы было так, как он говорил, тогда и чертям незачем было бы приходить и расписки брать. Значит, есть ад, и в аду должно быть плохо.
Так что Ольга была уверена, что после смерти попадет прямо к чертям. Правда, она почему-то этого совсем не боялась. Она думала, я от чертей ведь ничего плохого не видела, ребенок мой жив, может и мне плохо у них не будет. Иногда говорила она об этом Филиппу Демьяновичу, и тот молчал и не возражал, даже как будто соглашался. Ему тоже хотелось верить в лучшее.
И вот однажды пришло супругам письмо.
Обычное письмо, в обычном конверте. Обычным письмо было потому, что было оно на простой бумаге, даже, кажется, в клеточку и оборван листок был не совсем ровно. Написано было оно от руки ручкой. Только содержание у него было очень странное и необычное. А в конце письма был вообще странный приказ, сжечь это письмо в тот же день, как оно будет получено.
Вот это письмо.

Дорогие Ольга Николаевна и Филипп Демьянович!

Пишет вам ваш Бог. Не удивляйтесь, Богу любые чудеса возможны, в том числе и писать письма тем, кому Он пожелает. Случайно001 узнал о ваших обстоятельствах и решил больше не мучить вас неопределенностью и пустыми страхами.
Так как люди вы хорошие, простые и бесхитростные, Я вам проступок ваш прощаю и обещаю, что никаких последствий он иметь не будет. После смерти вы попадете в рай, Я вам это гарантирую.
Письмо это сожгите сегодня же. Так надо.
Ваш Бог.


Ни числа, кроме как на конверте, ни подписи другой не было.
Ну, что говорить? Герои наши, понятное дело, были на седьмом небе от счастья, хотя и не сразу поверили, и поняли всё. Но с другой стороны, кто же им мог такое написать, кроме Бога. Не сатана же? Ему незачем.
Вот, так счастливо закончилась эта история. И прожили Ольга Николаевна и Филипп Демьянович долгую после этого жизнь, ходили мирно в церковь002 и молились Богу. Умерли они в один день, полностью насытясь жизнью. А после смерти, конечно, попали в рай.

001 Случайно... — Наверное, Сатана проговорился. :о) Я не стала убирать это слово, вызвавшее столько нареканий. У меня не вышло перестроить текст адекватно моим чувствам, но без этого слова.
Разумеется, Бог не подвержен случайностям и не может что-то "случайно" узнать. Но то, что написано Богом в этом письме вовсе и не требуется понимать буквально. Именно такая стилистика, именно такие слова выбраны были Им по Своей воле для тех, кому Он пишет. Они не характеризуют каким-то образом Бога (ибо Бог, по сути дела, выше любых характеристик и воистину непостижим), а только отражают то, кем являются Ольга Николаевна и Филлип Демьянович. А для них в этом слове и самом письме ничего не было странным (или было странным всё). Они для этого не были настолько сведущи и искушены, как мои критики.
Священная История - Библия - изобилует антропоморфными описаниями Бога вплоть до якобы кощунственных, когда Бог наслаждается запахом дыма от сжигаемых жертв, предписывает убийства, гневается, скорбит и даже раскаивается в своих поступках: "И раскаялся Господь, что создал человека на земле, и воскорбел в сердце Своем" Бытие 6.6. (Кстати, эта фраза взята А.С. Кончеевым к его разделу на СИ.) Бывает, и нередко, что Он и не знает чего-нибудь.

002 Про хождение в церковь — поздняя вставка, сделанная первоначально исключительно из уважения к Яне Завацкой, члену жюри, выведшей мой рассказ в финал, в котором он, правда, и занял благополучно последнее место. Впоследствии же я поняла, что для героев было вполне естественно и последовательно начать "мирно ходить" в церковь.


Раздел А. Кончеева в Журнале Самиздат библиотеки
М. Мошкова

Хорош тем, что имеет удобный по интерфейсу форум ко всем публикациям, что позволяет всем желающим их обсуждать и получать ответы от хозяина раздела.

      Copyright © Кончеев (e-mail:  koncheev@narod.ru), 2007


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Минаева "Академия Галэйн-2. Душа дракона" (Приключенческое фэнтези) | | Ю.Меллер "Опустошенный север" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Соболевская "Ненавижу, потому что люблю " (Современный любовный роман) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | Я.Зыров "Темный принц и блондинка-репортерша" (Любовное фэнтези) | | И.Смирнова "Проклятие мертвого короля" (Приключенческое фэнтези) | | К.Марго "Мужская принципиальность, или Как поймать суженую" (Любовное фэнтези) | | Е.Флат "Замуж на три дня" (Любовное фэнтези) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-3" (ЛитРПГ) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"