Кончеев: другие произведения.

Философия, мистика, Ницше и филистерство.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мистика есть то, что изначально находится за пределами здравого смысла, ограниченного нормальным пребыванием в этом реальном и прочном мире. Мистика, как зачастую и философия, пытается разобраться с вещами пограничными, а то и вообще потусторонними, со смертью, бессмертием, Богом, возможностью загробной или вообще иной жизни, чем та, которую мы наблюдаем ежедневно, но которую нам рано или поздно, видимо, придется покинуть.

Уважаемый Александр!

     Ваше эссе о Ницше очень мне понравилось и изрядно меня повеселило, потому что написано остроумно. Во многом Вы правы.
      Чтобы поддержать Вас в ваших убеждениях, хочу сообщить Вам, что в точности такое же мнение, как Ваше, высказывал о Ницше Лев Толстой, говоря, что "мальчишеское оригинальничанье полубезумного Ничше, не представляющее даже ничего цельного и связного, какие-то наброски безнравственных, ничем не обоснованных мыслей, признается передовыми людьми последним словом философской науки" [ПСС, т. 35, Москва - 1950, с. 183 (статья "Что такое религия и в чем сущность ее?"], а моду на него объяснял тем, что безнравственные люди находят в его писаниях "хоть бестолково, несвязно выраженное то учение эгоизма, жестокости, утверждения своего счастия и величия на жизни других людей, которым они живут" [там же, с. 185]. Обличая "одурение и озверение" до которого дошло "христианское человечество", Толстой писал, что сам успех сочинений Ницше это и доказывает. "Являются бессвязные, самым пошлым образом бьющие на эффект писания одержимого манией величия, бойкого, но ограниченного и ненормального немца. Писания эти ни по таланту, ни по основательности не имеют никакого права на внимание публики. Такие писания не только во времена Канта, Лейбница, Юма, но и 50 лет тому назад не только не обратили бы на себя внимания, но не могли бы и появиться. В наше же время всё так называемое образованное человечество восхищается бредом г-на Ничше, оспаривает и разъясняет его, и сочинения его печатаются на всех языках в бесчисленном количестве экземпляров" [там же, с. 184]. Статья, из которой я привел цитаты, написана в 1901-1902 годах, и слава Ницше была уже, как видите, в расцвете.
      Уважая мнение Толстого, я много лет Ницше совершенно не интересовался. Однако жизнь устроила так, что я его прочел и неоднократно и не только "Так говорил Заратустра". Может быть, Ницше и впрямь был сумасшедшим и просто бредил? Кто знает? Каждый ведь вычитывает свое. Как Вы помните, я не считаю Ницше философом. Философ обязан высказываться однозначно или, по крайней мере, оговаривать свою неоднозначность. Философ выстраивает конструкции понятий таким образом, чтобы их можно было соотнести с традицией, школами философии, с той или иной трактовкой космогонических или моральных проблем. Никакой такой стройности, ясности в Ницше нет. А вот мистикам все это очень даже свойственно.
      Я полагаю, что большинство мистиков не выдержат проверки с точки зрения здравого смысла. И объяснить их писания психическим заболеванием тоже проще простого. И Будда, и Христос, и Бёме, и Миларепа, Шанкара, Гаудапада, Рамакришна, Кришнамурти, Гурджиев, да и сам Толстой говорили, писали и делали очень много такого, что не лезет ни в какие ворота с точки зрения здравого смысла.
      Толстой проповедовал ненасилие. Если бы на его глазах избивали или убивали кого угодно, хоть жену или детей, он должен был бы воздержаться от любых "не добрых" действий в отношении насильника и постараться его полюбить (!) и простить. Обоснованию этой идеи у Толстого посвящены сотни страниц. Можно заслонить жертву насилия своей грудью, отдать свою жизнь. Если же насильник не захочет такой замены или убьет всех, то так тому и быть: значит так хочет Бог, а его воля превыше всего.
      Будда (тоже, кстати, сторонник ненасилия - ахимсы) призывал тренироваться в воздержании от желаний, в идеале отказаться от всех и тем самым обеспечить себе нирвану, которая просто ничто, отсутствие бытия. Его последователи (бодхисаттвы -люди достигшие просветления и могущие уйти в нирвану в любой момент) идут на невиданную жертву и отказываются от нирваны до тех пор пока не будут спасены все чувствующие существа, то есть и комары, и мухи, и крокодилы, все чикотилы, и, наверное, и микробы, и вирусы. Мне доводилось и такое читать.
      Христос пообещал, что "не кончится еще век сей, как все верующие в него если и умрут, то оживут". Говорил, что он есть "и воскресение, и жизнь" и много еще всего, что не имеет никакой реальности в этом мире и ни в коей мере не исполнилось. Хочу отослать Вас к статье Бертрана Рассела "Почему я не христианин", где он взвешенно и объективно анализирует нелепости и глупости сказанные и совершенные Иисусом.
      Рамакришна пол жизни провел в состоянии транса, а фактически недееспособности. Он описывал такие видения и представления, что все Кащенко пообзавидовалось бы.
      Кстати, это один из величайших и уважаемых мистиков современности.
     Он, будучи брахманом, специально ел мясо коровы, что бы доказать нелепость догматизма. Ночью он пробрался в хижину неприкасаемого и своими длинными волосами вымыл в ней пол.
      Нормален этот человек с точки зрения здравого смысла?
     Философски Рамакришна как и его ученик Вивекананда адвайта-ведентисты, то есть люди считающие, что весь мир иллюзия и не больше, чем просто сон Брахмана. Существует реально только Брахман, а мы все тот же Брахман, только во сне забывший о себе, кто он на самом деле. Очень здравое учение и, главное, такое очевидное.
      Гаудапада и Шанкара основоположники адвайта-веданты, в Индии эти имена окружены ореолом безупречной святости.
      Я открыл самую знаменитую книгу Бёме на первом попавшемся месте и выписываю два абзаца, первые, попавшиеся мне на глаза:

"33. Теперь заметь далее о Меркурии, звуке или звоне. Все качества берут свое первоначальное происхождение в середине: разумей, там, где рождается огонь; ибо там же восходит и молния жизни всех качеств, и пленяется в воде, так что сохраняет свое сияние; затем высыхает в терпкости, так что остается телесной, и ярко сияет.
34. Заметь здесь: зажги кусок дерева, и ты увидишь тайну: огонь загорается в твердости дерева, и это будет терпкий, твердый источник, источник Сатурна, делающий дерево твердым и грубым. Однако свет, то есть молния, держится не в твердости, иначе и камень мог бы гореть, но свет держится в соке дерева, то есть в воде. Огонь сияет светлым пламенем, пока в дереве есть сок; когда же сок в дереве истреблен, то светлое пламя погасает, и дерево становится раскаленным углем"
[Якоб Бёме. AURORA или утренняя заря в восхождении. Москва, 1914, с. 123-124].

     Это место не самое непонятное, есть куда покруче. Огонь содержится в воде, и дерево горит, пока в нем есть вода, а когда вода заканчивается, то превращается в раскаленные угли. Ну, не бред ли? А как Вам "терпкий источник Сатурна"? Сам Бёме говорил, что его книга есть величайшее чудо мира, продиктована она ему свыше и, когда он ее писал, то ничего не понимал и еле успевал записывать, да, собственно, и сейчас не много понимает. Он был простым башмачником. Наряду с Мейстером Экхартом он считается отцом немецкой мистики и одним из величайших мистиков вообще.
      Сумасшествие условное, относительное, чисто эмпирическое понятие. Для философии и мистики сумасшествия нет. Собственно, сумасшедший, что бы быть признанным таковым, должен быть социально неадекватен, попросту говоря должен начать доставать окружающих. А, что я там про себя думаю, никого не касается, пока я никому не врежу, зарабатываю себе на жизнь и ничем особым не выделяюсь. И еще есть важное различие между бредом и мистическим откровением: мистическое откровение, несмотря зачастую на внешнюю нелепость, заумность, алогичность, имеет общечеловеческое значение, находит приверженцев, последователей и единомышленников, что с классическим бредом вряд ли возможно.
      Есть один ложный стереотип, считается, что Л. Толстой не любил творчества Достоевского. Наверное, есть для этого основания. Однако в письме к Страхову он написал, что, несмотря на внешнюю странность и дикость писаний Достоевского, он интересен и волнует не только нас русских, близких ему людей, но и людей самых далеких от нас. Происходит это потому, что видимо очень уж глубоко зачерпнул в глубины человека Достоевский, что стал понятен и интересен столь многим.
      Примерно так теперь я смотрю и на Ницше.
      В 1889 году у Ницше случился удар, он упал на улице, произошло внезапное помрачение рассудка и больше Ницше никогда не был прежним. Да, писания его очень странны, порой маловразумительны и поражают загадками и нелепостями. Есть, однако, и удивительные места. Я советую Вам почитать кое-что помимо "Заратустры". Вряд ли его строй мысли Вам понравится, но Вы убедитесь, что во многом он совсем не безумец.
      Еще несколько слов о мистике.

"Мистика в самом широком смысле слова - это руководство к непосредственному восприятию данных из той области, куда не проникают ни восприятия, ни понятия, - следовательно, никакое познание. Таким образом мистики представляют противоположность философам, так как они идут извнутри, а философия извне. Мистик исходит из своего внутреннего, позитивного, индивидуального опыта, в котором он видит себя, как вечное и единственное существо в мире и т. д. Но из этого познания он не может ничего передать другим, кроме утверждений, в которых ему надо верить на слово, - следовательно, он не может никого убедить. А философ исходит из общего всем, объективного, всем предлежащего явления и из фактов самосознания, как они даются в сознании каждого" [Артур Шопенгауэр. Мир как воля и представление. С-Петербург, 1893. с. 739].

Говоря о запредельном этому миру Шопенгауэр добавляет:

"Здесь именно тот пункт, относительно которого только мистики дают положительные откровения и за которым не остается ничего, кроме мистики. Кто хочет иметь, - в виде некоторого дополнения к этому отрицательному познанию, до которого только и могла довести его философия - положительные выводы, тот лучше всего и полнее всего найдет их в Oupnekhat, затем в Эннеадах Плотина, у Скота Эриугены, по местам у Якоба Беме, особенно же в удивительном произведении Гюйон Les torrens и у Ангелиуса Силезия; наконец в стихотворениях Суфи, сборник которых дал нам Толук, а так же в других произведениях". "Теизм, рассчитанный на восприимчивость толпы, полагает первоисточник нашего бытия вне нас, как объект; вся мистика, а так же суфизм, снова и постепенно - по мере неодинакового посвящения в тайну - вбирает этот первоисточник бытия в нас, как субъект; и адепт в конце концов с удивлением и радостью узнает, что этот первоисточник бытия - сам он1 " [там же, с. 739-740].

     Мистика есть то, что изначально находится за пределами здравого смысла, ограниченного нормальным пребыванием в этом реальном и прочном мире. Мистика, как зачастую и философия, пытается разобраться с вещами пограничными, а то и вообще потусторонними, со смертью, бессмертием, Богом, возможностью загробной или вообще иной жизни, чем та, которую мы наблюдаем ежедневно, но которую нам рано или поздно, видимо, придется покинуть. И здесь каждое лыко идет в строку. Бывает, что душу постигают такие откровения, что Ницше или Бёме делаются для понимания не сложнее таблицы умножения. Тогда и понимаешь, как верблюд превращается во льва, а лев в ребенка и почему лягушки холодные, а жабы теплые.
      Один умный человек сказал, что во всех философах есть то общее, что они каждый по отдельности не согласны со всеми остальными. Другой, не менее умный и знаменитый, заметил, что нет такой глупости, которая не стала бы предметом философского разбирательства и утверждения. Большинство философских сочинений просто абстрактные умствования, не имеющие никакой ценности. (Я лично к таковым отношу Хайдеггера, хоть он и был вполне здоров). Чтение таких сочинений зачастую вызывает стойкое убеждение в том, что читаешь бред умалишенного (последний пример для меня Бодрийяр). Однако кому-то это нравится, а в психическом здоровье таких философов никто и не сомневается.
      Житейски Ницше был тихим и спокойным человеком, взвешенным и разумным. Он был болен физически, переживал жестокие страдания, что не могло не сказаться на его восприятии внешнего и собственного внутреннего мира, но никому, из знавших его, не приходило в голову, что он сумасшедший, пока он действительно не сошел с ума. Его манию величия, идеи о вечном возвращении, сверхчеловеке, о том, что все зло мира от добрых и остальные завиральности я думаю надо воспринимать как-то иначе, чем в прямом и непосредственном смысле, а лучше не воспринимать вообще, пока в этом не возникнет необходимость.
      О Ницше и его взглядах написаны тонны книг. (Лучшие, что я читал: В. Вересаев. "Аполлон и Дионис" (О Ницше), Москва, 1991 и Стефан Цвейг "Борьба с демоном", Москва, 1992.) Я же только попытался в своем к Вам послании показать, что с Ницше и здравым смыслом, и даже самой философией все не так уж просто в этом мире. Преуспел ли, судить Вам.

II (продолжение)

     В предыдущем комментарии я в принципе высказал свою позицию, исходя только из текста эссе. Сейчас хочу добавить кое-что, прочитав комментарии остальных и ответы на них. Прочитать их раньше у меня не было возможности.
      И комментарии, и ответы умны и обоснованны. Есть и весьма глубокие. Пожалуй, только мнение Alex Shlenski вызвало у меня явное несогласие, несмотря на весь его пафос и демонстративный интеллектуализм.
      (Вот, что поместил Alex Shlenski в комментарии к Каневскому:
     Что касается таких книг как эта - искать в ней обоснованную систему взглядов и целостное мировоззрение столь же нелепо как искать его в библии или в коране или в торе или в бхагават-гите.
      Любые священные или квазисвященные писания используют одни и те же приемы NLP, кодирования, создания установки у того, кто читает или слушает эти тексты. Те, кто на них ведётся, воспринимают их в том ключе, в каком желали авторы, то есть пациент кодируется.
      Но есть и такие, которые на это не ведутся. Они не видят в этих письменных воплях никакого тайного смысла, и поэтому они представляются им бредом.
      Идеи же, если отбросить, словесную шелуху, в таких книжонках самые ширпотребовские, и умные люди их высказывают походя.
      Например, Сорос вскользь заметил, что стать богатым вовсе не так трудно. Самое трудное - это не отвлекаться от своей цели на другие дела, которые намного интереснее чем зарабатывание денег. То есть, у человека должна быть воля, которая обеспечивает сосредоточение на цели. Эта же мысль относится и к захвату власти. И тут нужна сильная воля, идущая к поставленной цели. Чего тут сильно умного?
      Что касается интеллектуальной переработки морали в метафизику - вся эта заратустра умещается в один хорошо известный тезис Сталина: убийство одного человека - это преступление. Убийство миллионов - всего лишь статистика.
      Массовый психоз вокруг некоторых книжонок, продолжающийся достаточно долго, объясняется единственным обстоятельством: механизмы гипнотического кодирования с помощью слова, текста, предметов и прочих вещей, то есть, механизм внушения, пока не изучен. Наука еще не преодолела этот рубеж. Когда это явление будет полностью изучено и практически подконтрольно - все эти книжонки и книжульки пойдут большей частью тиража на свалку, а меньшей частью - в библиотеки. Попам же и прочим шаманам придется подыскивать работу, на которой населению оказываются реальные услуги, а не изымаются бабки при помощи гипноза. Воможно, часть их подастся в психотерапевты :-)
      А на книжку про Заратустру и все прочие евангелия и пятикнижия будут смотреть так как сейчас смотрят на Месмеровский чан.
)
      Я припомнил то, как часто мне приходилось выслушивать подобные наукообразные глупости, и даже вспомнил, как это называется.
      Есть такое понятие "филистерство". Шопенгауэр определяет филистера как "человека неспособного вследствие, нормальной впрочем, ограниченности умственных способностей к пониманию высших вопросов человеческой жизни или, проще говоря, считающего реальным то, что на самом деле нереально". Но Shlenski-то разве не умен? Умен-то, умен, но филистер.
      Объяснять высшие запросы души и духа, а также собранные в величайших текстах мировой культуры те или иные ответы на них, способностью некоторых людей поддаваться программированию или кодированию, проще гипнозу неких зловредных умников, создавших эти тексты, и есть филистерство.
      "Массовый психоз" вокруг Вед, Бхагаватгиты (кстати, одной из самых однозначно понятных и разумных книг), речей Будды, Библии, Корана и всего подобного происходит не потому, что "механизмы гипнотического кодирования с помощью слова, текста, предметов и прочих вещей, то есть, механизм внушения, пока не изучен" и потому наука пока не может помочь отправить их на свалку (думать так и есть филистерство), а потому, что в сути вещей изначала заложено нечто противостоящее мелочной суете происходящей между рождением и смертью. К такой мелочной суете я отношу и НЛП, и "власть над миром", о которой я даже понять не могу, что это такое, и науку, будь это хоть и психология, социология или теория сложных систем, и богатство, и даже погоню за счастьем.
      Всё это суета сует и томленье духа, сказал Эклезеаст, которого Shlenski как реалист и материалист с удовольствием бы выбросил на свалку.
      От суеты никуда не деться, она даже нужна для того, чтобы как-то примирить нас с мрачной таинственностью жизни и бытия, но делать из нее божество, кумира очень уж приземленно и убого. А именно этим занимаются все филистеры, т. е. плоские реалисты, — поклоняются бытию самому по себе, а, главное, величественно презирают тех, кто смог увидеть, что "в этом нет ничего отрадного" [Брихадараньяка-упанишада]. Асуры они и есть асуры.
      Выскажусь более определенно. В нашем мире есть одна "тайна Полишинеля", о которой самые наивные думают, что это действительно "тайна тайн", а филистеры вообще ничего не думают. Это великий и "основной вопрос философии" как его называют коммунисты на своем воляпюке. "Тайна" же заключается в том, что он имеет однозначное решение и, именно, противоположное тому, на котором настаивают материалисты. "Голова наша не больше кокосового ореха, а ведь именно в ней находятся все миры и вся вселенная", - говорит один мудрый негр в романе Симоны Шварц-Барт. И это так.
      Может быть, невозможно или невероятно сложно определить или узнать, что же такое сознание, дух, внутренняя сущность мира сама по себе, но очевидно, что, именно, она первична, а не материя, которая ВСЕГДА только нечто воспринимаемое субъектом, и потому вторичное. После Беркли, Канта, Шопенгауэра, Нагарджуны, Гаудапады, Шанкары просто стыдно это как-то еще особо доказывать. Демокрит сказал: "Весь мир это только скопление атомов, остальное же только(?) мнение". Как же мертвые атомы могут иметь "мнение"? И что тогда такое "мнение"? "Тот, кто отрицает Атмана, сам Атман" [Шанкара].
      Мудрецы, философы, поэты, мистики, каждый своим путем, ищут разгадку тайны мира. Зачем? Не лучше ли заняться психотерапией как предлагает Alex Shlenski? Я ничего не имею против психотерапии, но она эту болезнь не лечит. Сократ, умирая, попросил принести жертву Асклепию (богу врачевания) намекая, что излечился от болезни жизни в нашем подлом мире. Совершенно напрасно. Он жив. Жив, пока живы мы все, пока живем этой несовершенной и странной жизнью. Вот основной вопрос философии, - что такое мир, что такое "мировая душа" и, если это она порождает все, а в этом вряд ли можно сомневаться, то почему она так болит и, наряду с прекрасным, порождает и все мерзкое?
      Ницше не последний человек в ряду тех, кто положил свою жизнь на разрешение этих загадок, пусть странным и полубезумным образом.
      Про тех же, кто "не ведется" и "не видят в этих письменных воплях никакого тайного смысла, и поэтому они представляются им бредом" Иисус Христос сказал: "Блаженны нищие духом". Только я не верю, что они действительно блаженны.
      Не могу удержаться, чтобы под конец не процитировать еще раз Шопенгауэра как подведение итога наших бесед о Ницше и философии: "Если есть что-либо в этом мире достойное желания, - было бы желательно, чтобы даже грубая и глупая толпа в минуты некоторого просветления ценила людей серьезной мысли гораздо выше серебра и золота, так как здесь в потемки нашего существования падает солнечный луч, - здесь дается тот или другой вывод относительно нашего загадочного существования, в котором нет ничего ясного, кроме наших страданий и нашего ничтожества" [Артур Шопенгауэр. Мир как воля и представление. С-Петербург, 1893. с. 197].

А. Кончеев

1. ...первоисточник бытия - сам он... - Вот как описывает это познание современный нам мистик, пытавшийся поставить мистическое познание на научную основу, Л. К. Лилли, совпадение впечатляющее: "Центр циклона есть то восходящее спокойное место с низким давлением в центре, где можно научиться, как жить вечно.
      Сразу вне этого центра кружится вихрь вашего собственного эго, в бешенном круговом танце борющийся с другими эго. Если уходишь от центра, рев вихря оглушает вас все более и более по мере того, как вы присоединяетесь к этому танцу.
      Ваша концентрированная мыслящая и чувствующая сущность, ваше собственное Сатори только в центре, никак не снаружи. Все ваши противоречивые действия, состояния заброшенности
(Лилли, как можно видеть, не чужд экзистенциализму), направленные против Сатори, ваш ад, вами самими сотворенный, лежит вне центра. В центре циклона вы вне колеса Кармы, вне колеса Жизни, вы поднимаетесь, чтобы соединиться с Творцами Вселенной, Творцами Нас.
      Здесь мы узнаем, что именно мы творим Тех, которые есть мы сами".
[Л. К. Лилли. Центр циклона].

Последний вариант "Великого Делания" http://www.koncheev.narod.ru

 Copyright © Кончеев (e-mail:  falter@hotmail.com), 2002


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  К.Татьяна "Его собственность" (Современный любовный роман) | | Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Современный любовный роман) | | К.Марго "Мужская принципиальность, или Как поймать суженую" (Любовное фэнтези) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | А.Елисеева "Заложница мага" (Любовная фантастика) | | М.Воронцова "Виски для пиарщицы" (Женский роман) | | Е.Флат "Замуж на три дня" (Любовное фэнтези) | | Т.Михаль "Когда я стала ведьмой" (Юмористическое фэнтези) | | И.Смирнова "Проклятие мертвого короля" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"