Кончеев Александр Сергеевич: другие произведения.

А. Кончеев "Воскрешение" - пьеса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В пьесе этой вымышлены все персонажи, кроме главного, у которого есть прототип. Маг, умеющий воскрешать людей, действительно существует. Это - Григорий Петрович Грабовой. Я с ним не знаком, читал только его книги и был на его сайте (http://www.grigoria.ru/). Произведение мое не ставит своей целью ни восхвалить его, ни порицать. Скорее всего, мой персонаж совершенно на него не похож.

http://www.koncheev.narod.ru сайт Кончеева на Народе

А. С. Кончеев

ВОСКРЕШЕНИЕ

Пьеса в четырех эпизодах с эпилогом

Действующие лица:

Кротов Юрий Филиппович — владелец и руководитель крупной фирмы. 40 лет.

Кротова Наталья Николаевна — его жена. 26 лет.

Иванов Сергей Юльевич — друг и компаньон Кротова, его правая рука в бизнесе. 38 лет.

Миллер Андрей Всеволдович — друг и помощник Кротова, его левая рука. 36 лет.

Мулик Аполлон Андрианович — двоюродный брат Кротовой. 20 лет.

Магильный Михаил Иванович — современный маг, профессиональный воскреситель. 35 лет.

Эпизод первый

В офисе очень солидной фирмы сидит Наталья Николаевна, красивая, молодая женщина в эффектном трауре и с очень грустным лицом. Входит Миллер.

А н д р е й. Здравствуй, Наташа.

Н а т а л ь я. Здравствуй, Андрей. (пауза) Андрюша, какой ужас, какой ужас...

А н д р е й. Да, хочется тебя утешить, но как? Я сам убит. Какая нелепая ситуация!

Н а т а л ь я. (прикладывает платок к глазам, плачет) Что же делать? Мы же без него, как слепые кутята...

А н д р е й. Да, положеньице... Я же без Юрия, как без рук. У него же не голова была, а компьютер. Все, все знал, всем управлял...(размышляет, говорит с обреченностью) Без него все развалится.

Н а т а л ь я. (обреченно) Ну, что делать? Придется все распродавать...

А н д р е й. Распродавать? (спокойно) Ты просто не понимаешь, о чем говоришь. Все это (показывает на компьютер и шкафы, которые, видимо, олицетворяют для него его бизнес) нельзя просто так взять и продать. Не заключатся сделки, пройдут сроки поставок, подойдет плата по кредитам, отчетность... Боже, боже... (пауза) Мы ничего не получим, Хорошо если еще должны не останемся.

Н а т а л ь я. (поражена) Ну, что ты говоришь? Юра говорил, что здесь миллионы баксов крутятся, сотни миллионов.

А н д р е Й. Так то — крутятся! А ты попробуй, останови. Все и рухнет.

Н а т а л ь я. Ну, что-то же должно остаться? Мне не нужны сотни миллионов. Да, господи, мне и одного хватит.

А н д р е й. Одного? Да, где он? Кстати, а у тебя как дома не осталось налички? Юра говорил, что у него на черный день кое-что накоплено.

Н а т а л ь я. Я еще не смотрела. Да там и не может много быть. Я знаю, что он еще лет пять назад очень большие деньги где-то на западе пристроил... Ой, я ничего не знаю в его делах, он мне ничего не рассказал.

А н д р е й. Ну, он же не знал, что все так...

Н а т а л ь я. (стонет) А... Какая несправедливость! Молодой, красивый, через месяц 41 год. (рыдает) Хотели ребенка завести уже.

А н д р е й. Да, вот проклятье! Как мы беспечны, как беспечны. Я ему давно говорил, давай, наймем менеджера тебе в помощь, а он мне, я что сам не оправляюсь, вот и, пожалуйста.

Н а т а л ь я. (успокоившись, грустно) Может сейчас его нанять? Он разберется, войдет в куре дела...

А н д р е й. Да, придется, конечно, но не известно, чем это может кончиться. В лучшем случае только что голыми не останемся.

Раздается стук, входит Аполлон Андрианович.

А п о л л о н. Здравствуй, Андрей. Ну, как ты Наташа? (торжественно) Крепись, крепись, сестра. Все там будем. Бог дал, бог взял.

А н д р е й. Здравствуй, Аполлон.

Н а т а л ь я. Да уж, креплюсь. А все равно хреново.

А п о л л о н. Гневишь бога, гневишь. (резонерствуя) Всевышнему виднее, кому жить, кому умереть.

А н д р е й. (с возмущением) Аполлон! Ну, что ты несешь? Нашел утешение!

А п о л л о н. Это, Андрюша, истинное утешение, а не ваше бабское. (с еще большей назидательностью) Глуп тот, кто засовывает голову в песок, а туловище оставляет на виду. Это я про вас — атеистов — говорю, не веруете вы в бога, потому и горюете безмерно. Я ведь тоже Юрика любил. И, признаться, в первую минуту как узнал, оторопел. Но теперь, поднявшись духом, понимаю, эта оторопь моя тоже от бога, Именно так нас бог наставляет...

А н д р е й. Слушай. Аполлон, прекрати! Ты достал со своим богом. Я тоже может в него верю, но когда мой друг погибает, то мне от этого твоего бога ни помощи, ни сочувствия. (успокаивается) Тут впору самим в петлю лезть — дела такие...

А п о л л о н. Вот ты кощунствуешь и упорствуешь в своем неверии, а того нет, чтобы пойти в церковь, помолиться, свечу поставить, исповедаться.

Н а т а л ь я. Аполлон, Аполлон, божья ты душа. Ну, хорошо ты веришь, а если я не верю в него, так как же я в церковь пойду и попу исповедоваться буду?

А п о л л о н. Ну, а ты попробуй. Божьи люди говорят, что веру просить надо, без просьбы она сама не приходит.

Н а т а л ь я. Аполлон, я это уже от тебя сто раз слышала. Я и без веры отлично жила, теперь же хоть и тысячу раз уверовала бы, а Юрик мой все равно не воскреснет. (собирается плакать, сдержанно стонет) 0-о-о...

Входит Иванов.

С е р г е й. Привет, друзья. (Все, кто как, отвечают) Крепись. Наташа, ну, что делать? (после небольшой паузы) Знаешь, у царя Соломона было кольцо, на которое надо было смотреть, когда тебе или очень хорошо, или очень плохо. И знаешь, что на нем было написано? (не ждет ответа, а после небольшой паузы говорит) "И это пройдет." И это пройдет. Сейчас плохо, но это пройдет.

А н д р е й. Нас уже Аполлон тут утешал. Призывал богу молиться.

С е р г е й. (серьезно) Ну, и помолитесь.

Н а т а л ь я. Не могу я Сережа молиться. У меня горе, тоска на душе и недоумение. Неужели же это все со мной произошло? Почему, зачем? Да, если бы бог существовал, разве бы он мог допустить такое горе, такую несправедливость? (плачет)

А п о л л о н. Ты не права, ты не права, Наташа! Только бог слезы осушает, а горе все от Сатаны, от дьявольских сил. Бог хочет только добра, а мы своим неверием Сатану-то и поддерживаем. Юру не вернешь, а ты своим горем Сатану-то радуешь.

А н д р е й. Аполлон, ну, что ты все заладил?! Бог, Сатана, молитесь, креститесь... У людей горе, не до бога тут. Это все теории, философия, а горе-то настоящее.

А п о л л о н. А! Что вам говорить? Вам про веру, про бога, а вы про горе.

А н д р е й. (оставляет Аполлона и обращается к Сергею) Сергей, что делать? Положение-то безвыходное. Ну, месяц еще протянем, ну два и хана. Все начнет валиться.

С е р г е й. Дело еще хуже, чем ты думаешь. Я пытался сейчас разобраться с бумагами... Двух очень важных папок не хватает. Они наверно сгорели... (оглядывается на Наташу, она в глубокой задумчивости смотрит в окно) Он их с собой забрал. А там вся последняя информация. Короче, мы в такой яме... хоть на спиритический сеанс его вызывай и все выспрашивай.

А н д р е й. (помолчав) Может, правда. Ты же говорил как-то, что покойники действительно на спиритические сеансы приходят.

А п о л л о н. Это все вранье и бесовские происки.

С е р г е й. Погоди. Вообще-то это бывает, но, кажется, редко. Да и всегда это делают только особые специалисты. У нас не получится. Я еще в одно место загляну, но если ничего не найду, то нам действительно останется только или духов вызывать, или идти милостыню просить. И где-нибудь подальше отсюда.

Н а т а л ь я. (Она, видимо, все-таки слышала разговор) А вот в духов я верю, в бога не верю, а в духов почему-то верю. Только, говорят, что после смерти их нельзя тревожить. Почему-то нельзя.

А п о л л о н. Душа к богу идет на отчет, а вы бесовским волхованием ее назад притянуть хотите. Да и вообще, это никакие не духи умерших разговаривают, а бесенята на этих сеансах ваших спиритических людям голову морочат.

С е р г е й. Стой, стой. Я вот, что вспомнил... Ого-го. Слушайте. Вот это да!

А н д р е й. Что такое? Вспомнил, где бумаги?

С е р г е й. Нет, не то. Другое. Месяц назад я шастал по интернету и прочел удивительнейшую книгу... Как же я мог забыть? Вот, да! Ну, ни разу не вспоминал, а сейчас вспомнил. Как же его фамилия?..Ум-м-м... Могила, могильщик? Нет. А, вспомнил! Наоборот, Магильный. Он великий маг, и потому его Фамилия на маг начинается, а могилы-то как раз не причем. Это тоже там в книге объясняется, в еще одной. Так, вот. Книга потрясная. Я вообще люблю про всякие мистические дела почитать...

А н д р е й. Ну, не тяни, что за книга? Может, Юра написал нам в ней, что же нам теперь делать?

С е р г е й. Ну, и шуточки у тебя... Нет. Книга про воскрешение из мертвых. (Все молчат.) В общем, этот парень. Очень крутой экстрасенс, маг и все такое. Так вот он людей воскрешает. За деньги, а может и за так.

А п о л л о н. Ну, это же сказки.

А н д р е й. Действительно, это какая-то чепуха.

Наталья внимательно слушает.

Н а т а л ь я. Ты дальше говори, как это воскрешает? И, что? Кто-нибудь воскрес?

С е р г е й. Да, уже целая толпа. Об этом же книга. В общем, у него сначала теория, ну, не очень понятная, как-то он там объясняет, что при помощи каких-то полей что ли, Формул, в общем хитрых приемчиков, которые он знает, он может почти любого человека воскресить.

А п о л л о н. Вот, ахинея!

С е р г е й. Вы слушайте. Он там описывает, в книге, три случая. Одного он воскресил через год после смерти, другого через месяц, а третьего аж через пять лет.

А н д р е й. Ну, знаешь, я тебе еще и не то могу выдумать. Таких сказок понарасскажу, ты мне только плати. Ясно, это все лажа, чтобы с лохов деньги выворачивать.

С е р г е й. Ну, я сначала тоже так думал. Как бы не так. У этого Магильного в интернете три тома материалов. И знаешь, что за материалы? Это почти все расписки, заверенные нотариусами, в которых люди рассказывают о всяких чудесах, которые он понатворил.

Н а т а л ь я. Какая, ты говоришь, у него фамилия?

С е р г е й. Магильный. Я же говорил, от слова "маг". Да, это и неважно. Главное вот что: а вдруг это все, правда? Давайте ему позвоним и спросим, может он нам Юрку-то и воскресит.

Н а т а л ь я. Да, это было бы чудо! (с грустью и сомнением) Только чудес не бывает.

С е р г е й. Да, почему же не бывает? Ты только почитай все эти книги по мистике. Всякие там "Книги тайн". Там такое написано, что уму непостижимо.

А н д р е й. Да, может, это все вранье?

С е р г е й. Все не может быть вранье, да и часто настоящие ученые, очень серьезные люди, все это подтверждают. Вот, хоть Спиркин-академик...

А п о л л о н. Да, бесовских дел в мире не счесть, и если вы с этим Могилой или как там его свяжетесь то, я вам точно говорю, будете гореть в аду. Потому что это все дела дьявольские, бесовские и сатанинские.

Н а т а л ь я. Слушай, Аполлон, мало того, что мы, все в таком дерьме, мало того, что Юрик погиб так глупо, еще ты своим адом пугаешь. Да, что это за бог, что сначала здесь нас долбит, горе насылает, смерть, так потом еще и в ад засунет? Я бы еще кое-как в бога бы поверила (почему и нет), только без всей этой твоей болтовня, а уж в ад ты меня не заставишь поверить, (почти кричит) нет никакого ада, потому что его не может быть никогда!

А н д р е й. (спокойно, рассуждая) Действительно, зачем богу какой-то еще ад? ну, вот людей в тюрьму сажают, чтобы не дать им новые преступления совершить, чтобы наказать на будущее. А в аду какое будущее? Человек-то умер и натворить уже ничего не может.

А п о л л о н. А что б другим не повадно было грешить! В назидание нам!

С е р г е й. Аполлон! Какое назидание, если ад — это просто слова никем не доказанные. Тюрьму или электрический стул — все знают, что они есть, а ад где? Да, и вообще, люди не виноваты, что они такие, какие есть, их такими сам бог и создал. За что ж он их теперь будет в ад отправлять? Пусть сам туда тогда и отправляется.

А п о л л о н. У людей есть свободная воля...

Н а т а л ь я. Все. Сворачиваем полемику. Серега, включай компьютер и ищи адрес этого волшебника. Утопающий цепляется за соломинку.

А п о л л о н. Я вас предупреждаю, вы идете к вечной погибели...

Н а т а л ь я. Да, по мне хоть к черту в зубы. (Аполлон демонстративно уходит. Сергей садится за компьютер и начинает поиск. Андрей и Наталья ждут.)

Занавес

Эпизод второй

Кабинет Магильного. В нем почти ничего не выдает кабинет мага. Обычный офис средней руки. Правда, если приглядеться, можно заметить в интерьере мелкие детали выдающие характер занятий хозяина. Какое-нибудь экзотическое чучело, стоящие не на виду старая антикварная чаша из черепа, громадная хрустальная пирамида и тому подобнее.
Магильный сидит, закрыв глаза, с медитативным выражением на лице, За полминуты до появления гостей он открывает глаза, встает, потягивается, делает несколько разминочных упражнений, садится за стол и в это время из селектора раздается голоc секретаря.

Г о л о с   с е к р е т а р я. Михаил Иванович, к вам посетители.

М а г. Пусть проходят.

Входят Кротова, Иванов, Миллер. Иванов представляет вошедших и представляется сам.

С е р г е й. Наталья Николаевна, Андрей Всеволодович и я, Сергей Юльевич.

М а г. Магильный Михаил Иванович, добро пожаловать, присаживайтесь. (все рассаживаются)

М а г. (после небольшого молчания, спокойно, взвешенно, почти без интонаций) Ваше дело мне в основных чертах ясно из телефонного разговора с Сергеем Юльевичем. Разрешите теперь задать вам несколько дополнительных вопросов.

Вы, Наталья Николаевна, жена погибшего главы и владельца известной фирмы. Вы принимали какое-нибудь участие в бизнесе вашего мужа?

Н а т а л ь я. Нет, никакого. Самое большее, я могла случайно знать о каких-то его планах, действиях, но особо во все это не вникала.

М а г. Оставил ли вам муж какие-нибудь деньги, помимо недвижимости?

Н а т а л ь я. Дома в сейфе осталось около 50 000 долларов наличными, сами понимаете, по сравнению с состоянием мужа, это совсем мало, и в банке на моем личном счету лежат уж совсем какие-то крохи.

М а г. Теперь вопросы к вам, Андрей Всеволодович. Вы, видимо,немец, но не чистокровный. (Миллер, озадаченный, молчит.) Да или нет?

А н д р е й. Я немец наполовину, по отцу, мать моя чистокровная еврейка. Разве это имеет какое-то отношение к нашему делу?

М а г. Имеет. Извините, но я праздных вопросов не задаю и ни антисемитом, ни сионистом не являюсь. (Миллер успокаивается) Вы богаты, Андрей Всеволодович?

А н д р е й. (с усмешкой) Увы, нет. Юра мне хорошо платил, говорил, что у меня есть доля в предприятиях, но я люблю пожить, не люблю экономить и, потому никаких сбережений у меня нет. Есть дома около 3 000 долларов и все.

М а г. Я так и думал. Чем вы нанимались на фирме?

А н д р е й. Я был Юрин помощник, и заниматься приходилось многими вопросами. Поставки, маркетинг, кредиты, контроль самый разнообразный. Но все нити бизнеса были у Юры и отчасти у Сергея, Сергея Юльевича.

М а г. Вы можете распоряжаться какими-то суммами, принадлежащими фирме?

А н д р е й. В не очень больших пределах могу. Это что-то около 20 000 долларов. У меня есть свой спецсчет.

М а г. Хорошо. Теперь вы, Сергей Юльевич. Вы могли бы заменить вашего шефа в его бизнесе?

С е р г е й. Я уже сказал вам по телефону, что основная наша проблема в том, что Юра незаменим. Понимаете, у него была не голова, а Дом Советов. Гигантская память, оперативность. Он был своего рода гений.

М а г. Был ли он человеком властным?

С е р г е й. В обиходе это был приятный человек, очень обаятельный, но в тонкости своего бизнеса он предпочитал никого не посвящать. Да, и правильно. Лучше него никто бы с управлением не справился.

М а г. Ну что ж, картина мне ясна. Сейчас я выскажу вам свое предложение, вы же выслушаете меня, не перебивая. Когда я закончу, тогда и выскажитесь. Я берусь за ваше дело. Обойдется оно вам не дешево, но то, что я сделаю, вообще никакой цены не имеет. Я верну Юрия Филипповича к жизни. (Наталья негромко ахает, Сергей и Андрей тоже очевидно поражены столь категоричным заявлением.) Но до того как я начну работать, я должен объявить вам свои условия и заключить договор.

Условия мои таковы: вы выплачиваете мне 50 000 долларов авансом и наличными. Если воскрешение будет осуществлено мною в течение 30 дней, начиная с завтрашнего, вы выплачиваете мне гонорар — 300 000 долларов, если это произойдет позже, то цена будет ниже и составит — 200 000. Это финансовая сторона. Я позже отвечу на ваши вопросы. (Андрей и Сергей явно пытаются начать обсуждение финансовых условий.) Продолжу. Воскрешение — глубоко интимный акт. Это — интимный акт и для самого воскрешаемого и для всех посвященных в детали, и так же он интимен и для общества, в котором он производится. Я вот, что имею в виду. В нашем обществе прямая информация о происшедшем воскрешении может иметь самые катастрофические последствия. Вы уж мне поверьте. Даже для вас это будет глубоким потрясением, хотя я сделаю все, чтобы всячески вас к нему подготовить. Воскрешение не может произойти так, что Юрий Филиппович, как ни в чем ни бывало, после него выйдет на работу и будет вести прежнюю жизнь. К сожалению, это пока не в моих силах. Юрию Филипповичу придется некоторое время вести свой бизнес как бы из подполья. Скорее всего, именно этот бизнес ему придется свернуть. Это связано с тем, что ему придется переехать туда, где его никто не знает. Но ваша цель будет вполне постигнута: предприятие ваше не обанкротится, жена получит мужа, а вы возможность и дальше общаться и работать со столь любимым вами и уважаемым шефом. Я беру на себя обязательство уничтожить всю документацию, связанную с захоронением и само захоронение. Я восстановлю те документы Юрия Филипповича, без которых ему сложно было бы оставаться полноценным гражданином. Пожалуй, все.

А н д р е й. (после небольшой паузы) Михаил Иванович, мы, конечно, можем рискнуть пятидесятью тысячами ради такого дела, но, что если через месяц никакое воскресение не произойдет? Вы нам скажете: ждите и готовьте двести тысяч. Мы и будем готовить, готовить и так и останемся с носом. (Маг невозмутим) Извините, но я обязан предположить и такой вариант. Да, и зачем вам аванс? В особенности такой огромный. Это же почти все наши деньги. Если Юра не воскреснет, фирма наша полетит в тартарары, и мы останемся вообще на нулях. А вы будете считать, что договор выполнен, ведь по нему вы можете воскресить Юру и через сто лет.

М а г. Я ждал этот вопрос и специально не затронул эту тему раньше. Дело в том, что есть не большая вероятность, что воскрешение может не произойти даже и в течение полугода. Как я понял, вы столько ждать не можете.

С е р г е й. Да, даже месяц очень большой срок. Я говорил вам по телефону, что с Юрой пропали две папки очень важных документов, содержания которых мы не знаем, но знаем, что без них наш крах может очень ускориться, Юра знает, что в них было, и этого достаточно чтобы их восстановить.

М а г. Да, я помню. Я собираюсь войти в контакт с Юрием Филипповичем и восстановить эти документы, раз, и, второе, я возьму на себя руководство вашей фирмой, которой руководить буду не я, разумеется, а Юрий Филиппович через меня, до тех пор, пока не произойдет воскрешение. Мне будут необходимы все соответствующие документы, доверенности и другие сопутствующие условия.

А н д р е й. (ошарашенно) И вы уверены, что у вае получится?

М а г. Вот в этом-то я уверен на сто процентов. Я приступлю к работе завтра с утра. Кроме того, для самого воскрешения мне будет необходима ваша специфическая помощь. Мы будем собираться у меня каждый вечер, и я буду говорить, что вам надо делать.

Прежде чем обратиться ко мне вы выяснили, что я не мошенник. Сейчас вы видите, что мошенники так, как я, не действуют. Так, что эту тему, я полагаю, можно дальше не обсуждать.

Завтра в девять я у вас. До свидания.

Все встают. Видно, как они потрясены.

Занавес.

Эпизод третий

Прошло около недели. Опять офис фирмы. За столом сидит Аполлон и читает библию. Заходит Андрей.

А н д р е й. А, привет, Аполлон. (Здоровается за руку, Аполлон подает руку, не вставая) Ну, что там есть новенького про господа бога? (кивает на Библию)

А п о л л о н. (торжественно, подняв палец) Всякая хула простится человеку, не простится только хула на Святого Духа.

А н д р е й. И это значит, что Отца и Сына можно поливать как угодно и все простится?

А п о л л о н. Не суесловь. На Отца и Сына ты но легкомыслию хулу возносишь, а возводя ее на Духа Святаго (подчеркивает "а" в предпоследнем слоге) ты и саму возможность спасения у себя отнимаешь.

А и д р е й. Во завернул. Да, какую же я хулу возвожу хоть на Духа, хоть на Сына, хоть на Отца? Я просто спросил, нет ли у тебя чего-нибудь новенького про них. Ну, просто пошутил, человек ты без юмора.

А и о л л о н. За такой юмор ты на том свете языком раскаленные сковороды лизать будешь.

А н д р е й. Он пугает, а мне не страшно. Я бы посоветовал тебе к психиатру обратиться, но, боюсь, тебе уже ничего не поможет. Хорошо хоть ваша церковь к нашему времени основательно обкакалась, а то бы ты костров на каждом углу понаставил. Савонарола ты наш. Спасал бы нас, грешных, из когтей Диавола и от адских мук.

А н о л л о н. Я все знаю. Вы были уже у этого вашего сатаниста. Это его дьявольская сила через тебя на меня ополчается. Не успел увидеть меня, сразу богохульствовать кинулся.

А н д р е й. Ладно, прости, если что. Я понимаю, ты любишь своего Иегову, ну и бог в помощь, я, в общем, не против. (Аполлон, разочарованный покладистостью Андрея, угрюмо молчит. Входит Наталья с Сергеем.)

Н а т а л ь я. Здравствуй, Аполлон, чего такой хмурый? Привет, Андрюша.

С е р г е й. Привет, честной кампании.

А п о л л о н. (с места в карьер и торжественно) Я пришел сегодня призвать вас к покаянию. Еще не поздно снасти ваши души...

Н а т а л ь я. Поздно, Аполлон, поздно. Мы уже давно взрослые, и если ты будешь доставать нас своим богословием, то я буду тебя выпроваживать. Ты завтракал?

А п о л л о н. (мрачно) Чего-нибудь бы съел.

Н а т а л ь я. Ну, что, всем кофе? (не получив ответа, нажимает кнопку селектора н заказывает кофе и бутерброды).

А н д р е й. Михаила Ивановича что-то до сих пор нет. Наверное, Аполлона испугался.

Н а т а л ь я. Его сегодня не будет, да он и не нужен. Вот, человек! Мне кажется, что если он нас и дурит, то как менеджер он гений. Слушайте, все идет, как по маслу. Он свои деньги уже оправдал.

С е р г е й. Да, нет. Он или действительно с Юрой общается, или ясновиденьем обладает.

А н д р е й. Он мне сказал, что и то, и другое. Ты почитай в интернете. У него там книга есть интересная. Не та, что про воскрешения, а другая. Про гармонизацию событий. Хоть и непонятно, но очень интересно.

А п о л л о н. Вот вам не нравится, что я говорю, а я говорю вам — он дьявол. Дьявол!

А н д р е й. (вразумляюще) Аполлон, Михаил Иванович никакой не дьявол, а просто очень развитый человек. Ты почитай, почитай в интернете. Там не только его книги, но и о нем. В прошлых жизнях он был Александром Македонским, Аллахом, Буддой и Христом.

А п о л л о н. Глупость и кощунство. Может этим дьяволом Буддой или Македонским, этим Чингизханом греческим, он и был, но не Аллахом и не Христом. Аллах — это Бог по арабски, а Христос — Сын Божий, единосущий Ему, второе лицо Троицы, Ее вторая ипостась. Он как ушел на небо после воскресения, так больше и не появлялся. И ученикам заповедал, что кто бы ни выдавал себя за Христа, не верили. Как молния, когда сверкнет, бывает видна с востока до запада, так будет и явление Сына Человеческого. Тут уж не ошибешься. (говорит резко и быстро, постепенно распаляясь)

А н д р е й. (спокойно) Что ты раскричался? За Христа своего обиделся? Да, с Аллахом — это действительно какая-то накладка, а с Христом другая история. Он прошел обучение в Гималаях у Махатмов...

С е р г е й. У Махатм, правильно Махатм.

А н д р е й. Да, у Махатм. Я в какой-то газете читал недавно. И пошел он потом в Израиль, на родину, думал им что-нибудь там втолковать. Ну, евреи тогда были темные, ничего не поняли, взяли его и распяли от греха подальше. А христианство искаженное уже потом римляне ввели...

С е р г е й. Ну, ты сильно все упрощаешь. Он и хотел, чтобы его распяли...

Н а т а л ь я. (до этого слушавшая в пол уха) Как можно этого хотеть? Ты ничего не путаешь?

С е р г е й. Ничего я не путаю. Он хотел пострадать, чтобы засвидетельствовать истину учения. А так бы про него и до сих пор никто бы ничего не знал. Мало ли проповедников ходит?

А н д р е й. Ну, почему же? Не всех же распинали...

Н а т а л ь я. Ну, вы и богословы, с кем я связалась? У вас что, работы нет? (Андрей и Сергей спохватываются, берут какие-то документы, Андрей надевает халат и со словами: "В лабораторию пошел", уходит.)

С е р г е й. Я тоже побежал. Чао. (уходит)

Аполлон, очумевший от обрушившихся на него кощунств и ересей, принимается наконец за остывшие кофе и бутерброды. Наталья садится за стол и разглядывает цветной журнал. Аполлон смотрит на нее и собирается приступить к увещевательным речам. Наталья, не глядя на него, говорит довольно мягко, но вразумляюще.

Н а т а л ь я. Молчи, Аполоша, молчи. Я твои речи все наизусть знаю. Могу сразу тебе ответить: бога — нет, черта — нет, каяться мне не в чем, в церковь я не пойду. Мне и тебя выше крыши хватает. Ты человек не плохой, только маленько съехавший. Ну, что ж, бывает и хуже, но реже.

А п о л л о н. (спокойно) Хорошо. Ты ни во что не веришь. Так как же ты поверила этому жулику, что он тебе Юру вернет? Ну, где это видано, чтобы за деньги покойников воскрешали?

Н а т а л ь я. Какая разница, за деньги, без денег? Он уже целую армию их воскресил. Да, и Христос тоже из мертвых воскрешал, я точно помню.

А п о л л о н. Так то Христос. Он Лазаря воскресил. Только слово сказал, и Лазарь воскрес.

Н а т а л ь я. Ничего, я подожду. Мне все равно кто, Христос или Михаил Иванович, лишь бы он воскрес. Христос когда жил? Тогда все проще было. Михаил Иванович говорит, что все люди воскресают по-разному, а ему еще кучу разрешений надо всяких получить в каких-то там небесных инстанциях. Это не так быстро. Как получит, так и воскресит. И Юра, главное, уже согласился, понял.

Включается селектор.

Г о л о с с е к р е т а р ш и. Наталья Николаевна, к вам Михаил Иванович направляется, позвонили с проходной.

А п о л л о н. (бормочет) Вот уж не хочу с этим чертом встречаться... Завтра можно зайти?

Н а т а л ь я. Заходи, Аполоша, заходи, я буду дома. (Аполлон собирается уходить) Подожди. Возьми денег. (дает Аполлону 500 рублей) Кушай хорошо и не бухти. Тетке привет передавай. До свидания. (Аполлон уходит)

Входят Магильный и человек в костюме Деда Мороза и в темных очках.

М а г. Здравствуйте, Наталья Николаевна.

Н а т а л ь я. Здравствуйте, Михаил Иванович. К Новому Году готовитесь?

М а г. Да, что-то вроде того. У меня есть для вас важная информация. Сядьте, пожалуйста, в кресло. Поудобнее. (Наталья садится) Вот так. Вдохните глубоко, выдохните и задержите дыхание секунд на пять.

Н а т а л ь я. (встревожено) Все срывается? Воскрешение не удастся? Да?!

М а г. Нет. Наоборот. Дышите. (Наталия выполняет указания, пауза) Перед вами ваш муж.

Н а т а л ь я. (забыв про стушевавшегося Деда Мороза, простодушно) Вы хотите сказать, что он вселился в вас, и я могу с ним пообщаться?

М а г. Нет. (показывает на Деда Мороза) Вот ваш муж. (Наталья пытается подняться) Сидите.

Н а т а л ь я. (потрясенно) Это не гипноз?

М а г. Это — не гипноз. (Дед Мороз снимает очки, и потрясенная Наталья узнает глаза мужа. Она ахает. Тот снимает шапку, бороду с усами, Наталья теряет сознание и медленно заваливается на ручку кресла. Магильный, не торопясь, подходит к ней и усаживает ее прямо. Юрию) Присядьте.

Наталья приходит в себя уже несколько успокоившаяся. Не отрываясь смотрит на Юрия.

М а г. Всего за неделю, прямо рекорд...

Ю р и й. Наташа. (Подходит и берет ее за руку. Наталья молча прижимается к его руке щекой.)

М а г. Я пошел. У меня еще дел на фирме предостаточно. Юрий Филиппович, помните и соблюдайте все, что я говорил. Наталья Николаевна, главное, чтобы его никто не увидел. Предельная осторожность. До завтра. (уходит)

Занавес

Эпизод четвертый

Гостинная в доме Кротовых. В центре большое окно с прекрасной панорамой, из гостиной ведут три двери: одна в спальню, другая в ванную, туалет и на кухню, третья на выход. Стол, стулья, диван. На столе стоит ваза с яблоками, пепельница, рядом сигареты инесколько в стороне бутылка с минеральной водой. Остальной интерьер произвольный, типичный для богатой квартиры богатых людей.

Утро. Из спальни появляется Юрий. Берет со стола сигареты, закуривает, с наслаждением затягивается и стоит, любуясь видом из окна. Из ванной выходит Наталья в халатике с влажными волосами.

Н а т а л ь я. Ты встал? Завтракать хочешь? (светится счастьем)

Ю р ж и. Сейчас, докурю. Боже, какое наслаждение вот так вот просто закурить!

Н а т а л ь я. А тебе не вредно?

Ю р и и. Чем же вредно? Я, ты знаешь, ни куревом, ни питьем не злоупотребляю. Мой девиз: ничего слишком. Да, теперь я лет до ста точно проживу.

Н а т а л ь я. (обрадовано) Правда? А почему?

Ю р и й. Ну, я имею в виду, что, пережив то, что я пережил, уже ничего не боишься. Это примета такая, кто смерти избежал, тот до ста лет жить будет. А я уже там был и вырвался.

Н а т а л ь я. Юра, а что ты там делал? Как там вообще? Ты имеешь право рассказывать?

Ю р и й. (смеется) Кто же мне запретит? Конечно, имею. И расскажу. Постепенно расскажу. Знаешь, как-то слова подобрать трудно. Вроде вижу ясно все, но когда хочу сказать выходит как-то неточно. (берет из вазы яблоко и начинает грызть) Вот этих ощущений там нет. Каких-то таких земных, настоящих,серьезных, ярких. Нет, там тоже все очень серьезно, но все другое, а с другой стороны все такое же. В чем-то такое же. (Ест яблоко)

Н а т а л ь я. Знаешь, ты и внешне изменился. Во-первых, моложе выглядишь и худее. Даже как будто чуть ниже стал.

Ю р и й. Усох. Там, в основном, все молодеют, только дети взрослеют.

Н а т а л ь я. А меня ты видел? Друзей?

Ю р и й. Нет. Этот мир был как в тумане. Некоторые видят. Я не видел. А очень хотел. И ничего не получалось. Иногда музыка долетает, иногда шум какой-то. Смотря где находишься... Здесь, кажется, совсем немного времени прошло?

На т а л ь я. Так, сколько же? Да, мало совсем. 12 дней. Сегодня двенадцатый.

Ю р ж й. Ну вот, а я там не меньше года парился. Точно. Не меньше, а может и больше.

Н а т а л ь я. Может это только так показалось — от скуки.

Ю р и й. Нет-нет. Да, там и не скучно было. Мне, по крайней мере. Я там в одно место летал, очень далеко отсюда. И пробыл там долго. Может из-за этого такая разница во времени. Надо у Магильного спросить.

Н а т а л ь я. А он, что все это знает?

Ю р и й. Конечно. Он, знаешь, какой крутой? Это здесь он такой скромный, сидит в кабинетике, делает вид, что деньги зарабатывает.

Н а т а л ь я. Да, кстати, а ты сможешь с ним рассчитаться?

Ю р и й. Конечно, смогу. Этим Андрей сейчас займется. (бросает взгляд на панораму за окном) Ты не представляешь, как здесь хорошо. Яблоки, сигареты, кофе, мороз на улице и снег.

Н а т а л ь я. А там, что ничего нет?

Ю р и й. Там много чего есть, но все не такое. Оно по-своему там тоже крутое. И даже очень, но вот всех этих милых радостей нет.

В порыве чувства обнимает Наталью и нежно целует. Наталья радостно к нему прижимается.
Раздается мелодичный звонок. Наталья нажимает кнопку и говорит.

Н а т а л ь я. Кто там?

Г о л о с  и з  д и н а м и к а. Это — я, Аполлон. Пришел в гости.

Наталья с Юрием счастливо смеются.

Ю р и й. Я спрячусь, а то Аполлон еще дар речи потеряет.

Н а т а л ь я. Он меня тут во всю и адом, и богом пугал... (внезапно вспоминает что-то и говорит очень серьезно) Юра, скажи, а бог есть? Ты-то уж должен точно знать.

Ю р и й. Я думаю, что должен быть, но только там в этом отношении как и здесь. Никто толком ничего не знает. Каждый врет, кто во что горазд.

Н а т а л ь я. Ладно, пойду открою, а ты спрячься. (Юрий уходит в ванную)

Наталья выходит и возвращается с Аполлоном. Наталья напевает и вообще видно, что она в превосходном настроении.

А п о л л о н. (мрачно) Конечно, хорошо, что ты такая веселая, но ведь, Наташа, это же ложь все! Как ты разочаруешься, как ты будешь страдать, ведь слезами умоешься.

Н а т а л ь я. (напевает) Аполлон, Аполлон, Аполлонович. Не бросай ты в окно мне кирпич. Ты кирпич кирпичьевич ля-ля-ля, ля-ля-ля...

Ничего не придумываетея больше и она просто лялякает. Поправляет стулья смахивает пыль, видно, что она занята больше собой, чем Аполлоном.

А п о л л о н. (садится, видит окурок в пепельнице и сигареты) Ты что курить начала?

Н а т а л ь я. (дурачась) Да, покуриваю иногда. Для разгулки времени, для поправки здоровья. (пауза) Ну, что скажешь? Работу нашел?

А п о л л о н. Еще не устроился, но обещают точно. Кстати, хорошая работа, церковные книжки продавать.

Н а т а л ь я. С лотка или в киоске?

А н о л л о и. В киоске.

Н а т а л ь я. Это лучше, не будешь мерзнуть. Заодно и перечитаешь их все. Домой будешь брать и читать.

А п о л л о н. Да, я давно их и так уже все перечитал. Разве по второму разу.

Н а т а л ь я. А... Ну, тогда с тобой все ясно. А то я и думаю себе, что это Аполлон все мне проповеди читает, да умные какие, и про бога, и про ад, и про грехи...

А п о л л о н. (почти жалобно) Вот, ты дура, Наташка! Дура конченная, ну, как можно так богохульствовать? Ну, ты хоть и не веришь, а вдруг он есть. Нет, ты представь только, ты над богом насмехаешься, богохульствуешь, а он на тебя смотрит и головой качает.

Наталья счастливо смеется. Аполлон смотрит на нее с удивлением. Потом говорит раздраженно.

А п о л л о н. Ты думаешь он тебе его воскресит? Шиш с маком. Денежки прикарманит и адью.

Н а т а л ь я. (не выдерживает) Уже, уже воскресил! Это все оказалось правдой, и Юрка мой уже живой, уже живет и жизни радуется!

А п о л л о н. Это он тебе сказал? По телефону с утра позвонил и обрадовал. Так мол и так, чудо свершилось. Приезжайте, забирайте.

Н а т а л ь я. Вчера, вчера воскресил, чудо ты в перьях.

А п о л л о н. Это я-то чудо? Да, если хочешь знать, после Христа ни одного крупного чуда уже 2 000 лет не совершалось, а воскрешений и подавно. Мне это вчера один священник точно разъяснил. Ты думаешь для твоего Магильного бог сделает исключение? А Сатана никого воскресить не может при всем желании. Нет у него той силы, как у Бога,

Раздается звонок. Пришел Сергей, Наталья впускает Сергея.

С е р г е й. Здравствуй, Аполлон, Как дела? Опять проповедовал? Почему бы тебе в бурсу не поступить? Сейчас есть бурсы, или только семинарии? Закончишь, получишь сан и будешь проповедовать на законных основаниях. (Аполлон гордо молчит. Входит Наталья. Сергей сразу переключается на нее.) Ну, как он? Нормальный? С головой все в порядке?

Н а т а л ь я. Что у него может быть с головой не в порядке? Все в порядке. И с головой, и со всем. (Краснеет, Сергей серьезно и понимающе кивает.) Вот, Аполоша не верит, что все удалось.

С е р г е й. А где он сейчас?

Н а т а л ь я. Пошел в ванную, а сейчас, наверное, на кухне кофе пьет. Специально ушел, чтобы Аполлона не шокировать.

А п о л л о н. Да, о чем вы говорите? Вы что меня разыгрывать договорились? Кто он? Кто кофе пьет? Вы чего болтаете?

Из кухни выходит Юрий.

Ю р и й. А вот и привидение. (Шутливо поднимает руки, потрясает ими, изображая привидение из мультфильмов.) А-га-га... (Аполлон впадает в ступор. Потом начинает нести, бог знает что.)

А п о л л о н. Значит я всегда, и там... Вот, как. Его не стали хоронить, он ведь сам сказал... Теперь мюжно и по другому, а может и вообще по-всячески. Он же ставил свечки еще тогда... (замолкает)

Н а т а л ь я. Аполоша, что с тобой? Аполоша, очнись. (Аполлон молча хлопает глазами. Юрий наклоняется над ним, встревоженный действием своей щутки и своего появления.)

С е р г е й. Юра, ты отойди от него, а то он придет в себя и опять уйдет, на тебя глядючи. (Юрий поворачивается к Сергею и подает ему руку.)

Ю р и й. Ну, здравствуй!

С е р г е й. Главное, ты здравствуй. Как ты себя чувствуешь? Все в порядке?

Ю р и й. Нормально.

С е р г е й. Все помнишь, голова работает нормально?

Ю р и й. Лучше, чем раньше.

С е р г е и. И ты как, много помнишь? Ну, как ты там был?

Ю р и й. Помню. Я уже Наташе пытался рассказывать, не так-то это просто. Но вам узнать будет полезно. Главное, что особо бояться нечего. Мы тут все вс¨ время боимся. И так привыкли бояться, что думаем, что как бы и не боимся, а сами боимся. Главное...

А п о л л о н. Ад, ад! Ада надо бояться. (все еще бредит)

Н а т а л ь я. Успокойся, Аполоша, успокойся. (берет со стола бутылку, смачивает платок и прикладывает Аполлону ко лбу. Аполлон приходит в себя, смотрит на Юрия.)

А п о л л о н. Так ты действительно воскрес? Но ведь этого же не может быть!!

Ю р и й. Воскрес, Аполлон, воскрес. Странно то, что ты у нас такой верующий, а в то, что я могу воскреснуть, никак не можешь поверить. Где-то в библии сказано: "Богу все возможно".

А п о л л о н. Так то Богу... (осекается)

Ю р и й. Странный ты, Аполлон. Ты же читал Евангелие, должен помнить, что там сказано: "Две малые птички продаются за ассарий, а и те на счету у бога, у вас же и каждый волос на голове сосчитан". Разве может в этом мире хоть что-то произойти без воли бога и без его ведома?

А п о л л о н. (молчит, потом говорит неуверенно) Так-то оно так, но Сатана... (начинает воодушевляться, но все это замечают и решительно пресекают очередную его проповедь в зародыше. Одновременно.)

С е р г е й. Стоп, стоп, стоп.

Ю р и й. Ни слова о Сатане!

Н а т а л ь я. Аполлон! Ты задолбал своим Сатаной!

А п о л л о п. (обиженно) Да, какой он мой, он ваш!

Н а т а л ь я. Все, молчи! (к Юрию) Он своими глупостями не может повредить?

Ю р и й. (не понимает) Чему?

Н а т а л ь я. Ну, магии Магильного.

Ю р и й. (смеется) Ну, что ты? Это же просто словеса. Наносная мудрость. Если только вообще мудрость, а Магильный сила, да и знание. Нет, все в порядке.

С е р г е й. Слушай, Юра, ну, а что с нашими делами? С бизнесом? Тебе же высовываться нельзя. Ты что, отсюда будешь руководить?

Ю р и й. (помолчав) Нет. Этот бизнес будем прикрывать и уедем. Магильный сказал, что надо сделать только так. А он если говорит, то точно знает. Да, все нормально. Здесь все пройдет нормально, а у меня еще и на западе заначка есть, какая-никакая. Проживем. Начнем сначала.

Н а т а л ь я. (с упреком) Как же ты мне ничего не рассказал?

Ю р и й. А я знал, что умру?

С е р г е й. Ну, теперь будешь знать, что даже такой счастливчик, как ты, может умереть. (радостно) Нет. Ну, каков? И здесь выкрутился.

Ю р и й. Мы с Наташей хотим на Канары поехать отдохнуть от всех этих передряг. Ты поедешь с нами?

С е р г е й. Я сейчас не могу, может, попозже подъеду. Андрей, тот, точно согласится.

Ю р и й. Вот и отлично, сейчас закажу три билета на самолет.

А п о л л о н. (тихий и задумчивый) Ну, я пойду. Хочу еще сегодня насчет работы окончательно договориться.

Н а т а л ь я. Давай, Аполоша, давай. Устраивайся. Тете передавай привет.

С е р г е й. До свидания, Аполлон.

Ю р и й. (хлопает дружески Аполлона по плечу) Ну, успеха в делах. (Аполлон уходит)

Занавес.

Эпилог

Та же гостиная. Входит Юрий. Подходит к зеркалу, берет со столика перед зеркалом парик, примеряет. Волосы почти до плеч. Надевает темные очки. Делается неузнаваем. Надевает шляпу, в это время входит Наталья. Смотрит оценивающим взглядам.

Н а т а л ь я. Отлично.

Ю р и й. Считаем, что я практически готов. Михаил Иванович скоро придет, а Андрея все нет. (раздается звонок) А, вот и он. (Наталья идет открывать. Возвращается с Андреем. У Андрея в руках дипломат.) Все в порядке?

А н д р е й. Как в аптеке. Триста штук, как один цент. (разглядывает Юрия) Все никак к тебе не привыкну, а в этом маскараде ты, вообще, как будто и не ты, а какой-то твой родственник.

Ю р и й. Это только до самолета. Там пойду в туалет, а вернусь уже самим собой. Ты вещи собрал?

А н д р е й. Собрал. Отдаем деньги, потом я домой, и встречаемся в аэропорту.

Раздается звонок. Пришел Магильный. Входит первым, чуть позже Наталья. Магильный проходит и останавливается рядом с дипломатом, который стоит на столе.

А н д р е й и Ю р и й. (вместе) Здравствуйте, Михаил Иванович!

М а г. Здравствуйте, господа.

Ю р и й. (показывает на дипломат) Ваш гонорар.

М а г. (Берет дипломат и поворачивается к Юрию и Сергею. Наталья становится рядом с ними.) Господа, хочу пожелать вам всяческих успехов. В этом городе, Юрий Филиппович, вы в ближайшие 15 лет появляться не должны. Дела ваши коммерческие будут идти успешно. Работайте, зарабатывайте. Состаритесь, умрете — обращайтесь ко мне. Почаще заглядывайте в интернет на мой сайт, в мире скоро должны произойти грандиозные события. Мои книги смогут вас к этому подготовить. Книги же мои на сайте. Адрес знаете. До свиданья. (Поворачивается, чтобы уйти. Наталья идет за ним проводить. У двери Магильный останавливается, и, повернувшись, пристально смотрит Наталье в глаза. Она смущается и опускает их.) Бог, Наталья Николаевна, существует. Только вера ему наша ни к чему. Лучше знание.

Н а т а л ь я. Знание чего? Что за знание?

М а г. Гносис. Внутреннее познание бога. Только оно дает силу, бессмертие, вечность. Ну, да вам, пожалуй, об этом пока рановато задумываться. Прощайте. (Уходит. Все стоят, осмысливая последние слова Магильного.)

Занавес

http://www.koncheev.narod.ru

    Copyright © Кончеев (e-mail:  falter@hotmail.com), 2003


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Савич " " 1 "" (Боевое фэнтези) | | Л.Тимофеева "Заклятье для неверной жены" (Юмористическое фэнтези) | | В.Свободина "Преданная помощница для короля " (Современный любовный роман) | | Д.Данберг "Элитная школа магии 2. Факультет Защитников" (Попаданцы в другие миры) | | К.Корр "Секретарь дьявола или черти танцуют ламбаду " (Приключенческое фэнтези) | | Е.Горская "Я для тебя сойду с ума" (Любовное фэнтези) | | Е.Кариди "Навязанная жена" (Любовное фэнтези) | | Р.Вешневецкая "Хозяйка поместья Триани. Камни, кости и сердца" (Любовное фэнтези) | | Кьяза "Офисные записки" (Современный любовный роман) | | М.Боталова "Академия Равновесия. Охота на феникса" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"