Кондрашкин Александр Николаевич: другие произведения.

Студенческие и не только

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Маленький сборник стихов, которые я начал писать еще будучи студентом. Отсюда и название)


  
   * * *
  
   В белой вазе завяла гвоздика,
   За окном угасают огни.
   Я сегодня - открытая книга,
   Полистайте страницы мои.
  
   Пробегите по строчкам глазами,
   Поводите по буквам рукой,
   Каждый слог окропите слезами,
   Напоите соленой водой.
  
   Пусть польются соленые реки,
   Пусть бурлящим потоком бегут,
   Пусть от жажды раскроются веки,
   Пересохшие губы вздохнут.
  
   ...Одному одиноко и дико.
   Вечер в комнату тихо вошел.
   В белой вазе завяла гвоздика,
   Лепестки, осыпая на стол...
  
   1990 г.
  
   * * *
  
   Белый снег засыпал землю,
   Снега не было давно...
   Я обиды не приемлю -
   Мне сегодня все равно.
  
   Нет уже тоски и злости.
   Время свой замедлит бег.
   У меня сегодня гости -
   Мрак и ветер, ночь и снег.
  
   Кто-то в кресле тихо дремлет,
   Кто-то молча пьет вино...
   Белый снег засыпал землю,
   Снега не было давно...
  
   1990 г.
  
   Я хочу написать.
  
   Я хочу написать о разлуке,
   Непогоде и пасмурных днях,
   О тоске, о печали и скуке,
   О потерянных лучших друзьях.
  
   И о холоде каменных лестниц,
   О погасшем огне свечи,
   И о том, как усталый месяц
   Одиноко горит в ночи.
  
   Я хочу написать о стуже,
   О сырой и прохладной мгле,
   Сновиденье, в котором нужен...
   Я действительно нужен тебе.
  
   Я хочу написать о боли,
   Написать обо всем - и пусть...
   И о горьком хмельном застолье,
   Где хотел утопить я грусть...
  
   Но теперь у меня, как прежде,
   Снова вера живет в крови;
   Я хочу написать о надежде,
   Я хочу написать о любви.
  
   1990 г.
  
   * * *
  
   Повесьте меня на березе,
   Веревка б покрепче была.
   Я буду висеть на морозе -
   Плевать мне на ваши дела.
  
   Сожгите меня на кострище,
   И дров не жалейте, друзья.
   Пусть кости мои в пепелище
   Зароет суровый судья.
  
   Отрежьте мне голову, люди,
   И бросьте подальше в кусты.
   Смеяться, наверное, будет
   Толпа. А с толпою и ты.
  
   В реке вы меня утопите.
   Хочу утонуть наяву.
   Но долго по мне не грустите -
   Я дней через десять всплыву...
  
   1990 г.
  
  
  
   Объявление.
  
   Меняю я города звуки
   На дикие крики совы,
   И серые дни от разлуки
   На свежую зелень травы.
  
   Меняю квартиру на поле,
   На лес с изумрудной листвой,
   Где ветер гуляет на воле
   Над тихой, уставшей рекой.
  
   Где солнце лучами ласкает,
   Где утро умоет росой,
   Где горечь на сердце растает,
   Где есть и тепло и покой.
  
   Где в небо уносятся птицы,
   Где нет ни замков, ни ключей,
   Где в сумраке звонко струится,
   Прохладный и быстрый ручей...
  
   1991 г.
  
   Далекая гавань.
  
   Далекая гавань в далекой стране,
   И форт неприступный и грозный.
   Под ним, отражаясь на призрачном дне,
   Сверкают небесные звезды.
  
   Здесь женщины - юны, мужчины - сильны,
   Здесь злоба и ложь - неуместны.
   Далекая гавань далекой страны -
   Приют для отважных и честных.
  
   Века пронеслись... И среди тишины
   Обломки засыпаны снегом.
   Далекая гавань далекой страны
   Разбита пиратским набегом...
  
   1991 г.
  
  
   Глоток вина.
  
   А жажда мучает до боли,
   Хоть чаша выпита до дна.
   Плесните чуть - не надо боле,
   Всего один глоток вина.
  
   Гитары долгие страданья,
   Я ими малость утомлен.
   Соседа хриплое дыханье,
   А за столом - хрустальный звон.
  
   Пусть будет ночь... И лунным светом
   Вся наша жизнь озарена...
   Оставьте пошлые советы,
   Налейте мне глоток вина.
  
   Пусть будет горькое похмелье,
   Пусть лопнет звонкая струна,
   Пусть кружит голову весельем
   Последний мой глоток вина.
  
   1991 г.
  
  
   Дуэль.
  
   Он вынул шпагу, я - свою.
   Она стояла на балконе...
   Передо мной, склонясь в поклоне,
   Он изъявил готовность к бою,
   Ему сказал я: "Черт с тобою,
   Один из нас падет в бою!"
  
   А он смотрел, не пряча глаз,
   Не утруждаясь разговором,
   Меня, насквозь пронзая взором...
   Я не играл с судьбою в прятки.
   Одним движением перчатки
   Она решила все за нас.
  
   Его душил бессильный гнев,
   Он сделал шаг и я навстречу.
   Один из нас за этот вечер
   Был должен, видно, умереть.
   Боясь без дела заржаветь,
   Клинки скрестились, зазвенев.
  
   Чертей и ангелов кляня,
   Он взором молнии метал.
   Я - отступал, он - наступал,
   Кричал, смеясь: "Умри, каналья!"
   Пронзив мне грудь каленой сталью,
   Его клинок убил меня...
  
   Но не был он готов к награде...
   Бесславно свой закончил путь,
   Вкусив семейной жизни суть,
   Он удавился на ограде.
  
   1991 г.
  
   * * *
  
   Увяли все цветы и улетели птицы,
   В далекие края умчались поезда.
   И некого любить, и не к чему стремиться,
   И не вернуться счастью больше никогда.
  
   Оконное стекло украшено морозам,
   Навек погребена сугробами трава,
   Таится в небесах суровая угроза,
   Зима спешит вступить в забытые права.
  
   Холодным снежным мхом укрыты километры,
   Унылая луна глядит по сторонам.
   Безмолвие вокруг. Лишь северные ветры,
   Разбойничьи свистят, гуляя по лесам.
  
   1991 г.
  
   Завтра.
  
   Завтра будет злой мороз,
   А под вечер вьюга.
   Если сбудется прогноз -
   Нам придется туго.
  
   Но куда умчалась грусть,
   И печаль к тому же?!
   Я чего-то не боюсь
   Ни пурги, ни стужи.
  
   Видно - завтра день такой.
   Я вздохну свободней.
   Завтра будешь ты со мной...
   Жалко - не сегодня.
  
   1991 г.
  
   * * *
  
   С тобою мы не виделись два года...
   Немало перемен в моей судьбе...
   А за окном бушует непогода,
   Я снова вспоминаю о тебе.
  
   Друг другу много мы наобещали.
   Я слов счастливых этих не забыл.
   Ну а потом - расстались не прощаясь,
   Хотя, быть может, я тебя любил.
  
   Нет ничего воспоминаний кроме.
   Твой телефон я до сих пор храню.
   И, иногда, готов набрать я номер...
   Но ты не бойся, я - не позвоню...
  
   1991 г.
  
   В одной восьмой.
  
   Нас прыжки не волнуют Бубки,
   И на теннис махнем рукой...
   Европейские снова кубки
   И "Динамо" в одной восьмой.
  
   Мяч налево, направо, прямо,
   Был уже не один момент.
   Атакует опять "Динамо",
   В обороне бельгийский "Гент".
  
   Но не клеится что-то ныне
   И игра не идет - хоть режь!
   В обороне у бело-синих
   Вновь бельгийцы находят брешь.
  
   Но не верьте - вратарь не плачет,
   Он дождинки смахнул рукой.
   Мяч в воротах, а это значит -
   Мы остались в одной восьмой.
  
   1992 г.
  
   * * *
  
   Месяц с устали к лесу клонится,
   Средь сосновых крон он хоронится.
  
   Ночка темная, небо звездное,
   Поминать за жизнь - дело слезное.
  
   Сколько пройдено, перемолото,
   Мне теперь покой краше золота.
  
   Отлеталося, отмечталося
   И уже одно оставалося.
  
   Заливать тоску поприличнее,
   Отпевать судьбу горемычную.
  
   Чистой водкою, родниковою
   За башку мою непутевую...
  
   1993 г.
  
   Качели.
  
   Небо чисто и свежо,
   Облака уплыли.
   Нам с тобою хорошо -
   Обо всем забыли.
  
   На качелях вверх и вниз,
   К северу и к югу
   Мы с тобою понеслись,
   Милая подруга.
  
   Нежный воздуха поток
   Обдувает лица.
   От забот и от тревог
   Улетаем птицей.
  
   На качелях у реки
   Хорошо качаться.
   Эх, веревки коротки -
   Где тут разогнаться?!
  
   Убегал и догонял
   В этом ритме бешеном...
   ...Ветер весело играл
   Трупами повешенных.
  
   1993 г.
  
   * * *
  
   Снова огни на перроне,
   Скрылся холодный Ямал,
   В грязном плацкартном вагоне
   Мы проезжаем Урал.
  
   Топчемся словно в загоне.
   Чай нас уже доконал,
   В грязном плацкартном вагоне
   Мы проезжаем Урал.
  
   Поезд идет по равнине,
   Горы остались вдали.
   Мы приближаемся ныне
   К сердцу Российской земли.
  
   Дождь поливает дорогу,
   Прячется в мокрой траве.
   С каждой секундой немного
   Мы подъезжаем к Москве.
  
   Мчатся деревни, поселки
   В свете осеннего дня.
   Старая верхняя полка -
   Ты приютила меня.
  
   Больше уже не вздыхаю,
   Больше не нужно вздыхать.
   Ты дождалась бы - я знаю...
   Только не любишь ты ждать.
  
   Ехать осталось недолго,
   Ветер сомненья унес.
   Вечная верхняя полка,
   Вечная песня колес.
  
   1991 г.
  
  
  
   * * *
  
   Летели дни,
   Неслись недели,
   Для нас они
   Свое отпели.
   Сожгли мосты,
   Уйдя достойно.
   И можешь ты
   Уснуть спокойно.
   Неясный свет
   Сулил ненастье,
   И вроде нет
   Причин для счастья.
   Ушла гроза
   И день короче.
   Закрой глаза,
   Спокойной ночи...
  
   1991 г.
  
   Мои похороны.
  
   Вот в черном движется народ
   И бегают собаки.
   Вокруг стоят, разинув рот,
   Посадские зеваки.
  
   Тут трубы медные звучат
   И разный люд собрался.
   Чего-то тихо говорят -
   Я сам разволновался.
  
   Толпа поближе подошла
   И речи произносит.
   Но ты, конечно, не пришла -
   Опять ведь где-то носит!
  
   Меня обидела вдвойне -
   Хороший был я все же.
   Всю жизнь ты отравила мне...
   И похороны тоже...
  
   1991 г.
  
   С.
  
   Осенний снег и сырость,
   Шум ветра за спиной.
   По небу мгла стелилась
   Сплошною пеленой.
  
   Дороги в грязной жиже,
   А с крыш капели нить...
   В подъезд, что был поближе
   Зашел я покурить.
  
   Лишь призрачные тени
   Струились из окна.
   На ледяных ступенях
   Сидела ты одна.
  
   Сидела и молчала,
   И я стоял молчал.
   Ты, видимо, скучала.
   Я, видимо, скучал.
   ............................
   Холодною рукою
   Задернула окно.
   Мы не были собою,
   Нам было все равно.
  
   Рукой махнули как бы
   На все что в стороне.
   Под свет настольной лампы,
   На белой простыне.
  
   ...Потом одна курила,
   И я один курил.
   Ты обо мне забыла,
   Я о тебе забыл.
  
   Кружилась утром вьюга
   Снежинками по льду.
   Мы не нужны друг другу -
   Я больше не приду...
  
   1991 г.
  
  
  
  
  
   Никогда.
  
   По стеклам стекая, струится вода.
   Оттепель - облако пара.
   Стук часов: "никогда, никогда, никогда..."
   Луч заката, как свет от пожара.
  
   Умирают, затихнув вдали, поезда,
   Семафоры мигают печально.
   В дальнем ритме колес: "никогда, никогда..."
   Ты однажды услышишь случайно.
  
   Легкий дым, поднимаясь, несется туда,
   Где луна над рекою смеется.
   "Никогда, никогда, никогда, никогда..."
   Никогда эта ночь не вернется...
  
   1992 г.
  
   В очереди.
  
   Я Ваших глаз не помню, это точно,
   Улыбки милой никогда не знал,
   Ни светлым днем, ни тихой лунной ночью
   Не обнимал, не звал, не целовал.
  
   Волос прекрасных не припомню тоже,
   И алых губ, и длинных стройных ног,
   И сладкий запах белоснежной кожи,
   И с блеском перламутра ноготок.
  
   Мне наплевать, что Вы меня узнали,
   И Ваших слез мне безразличен вид.
   Я здесь стоял, а Вы здесь не стояли.
   Вот гражданин - он тоже подтвердит!..
  
   Уйдите прочь, не то сломаю ноги,
   Отрежу ногти, выколю глаза.
   И из себя не стройте недотроги...
   Не предо мной стояли Вы, а за!..
  
   1992 г.
  
   В палатке.
  
   Один в сырой палатке...
   Погашены костры...
   На "спальнике" заплатки,
   На стенках комары.
   Я чай холодный с "таком"
   Коленками зажал.
   Недолгий дождь покапал
   И дальше убежал.
   Короче ночи стали
   И светит мне она,
   Через окно из марли -
   Ущербная луна.
   Я брошен и покинут,
   Я снова сам с собой,
   За сигаретным дымом
   Клубиться мыслей рой.
   А где-то кони скачут,
   И птицы гнезда вьют,
   А где-то люди плачут,
   Смеются и поют.
   Там мир иной устроен,
   Там глаз людских не счесть,
   Там был бы я спокоен -
   Ведь ты в том мире есть.
   Себе я врать не стану,
   Пусть это будет так:
   Пораньше завтра встану
   И соберу рюкзак.
   Перекушу немножко
   И выпью что-нибудь,
   Присяду на дорожку,
   И в путь, конечно, в путь.
   Но спичку зажигая,
   Чтоб снова закурить,
   Внезапно осознаю -
   Мне некуда спешить.
   Надеяться на чудо?
   Смеяться и шутить?
   Мы далеки покуда,
   Но ближе нам не быть.
   Твоей не трону чести,
   Тебе самой решать:
   Кого любить, с кем вместе
   И пить, и есть, и спать...
   ..................................
   Луна сияет ясно,
   Молчание храня...
   Мы встретились напрасно,
   Напрасно - для меня.
   Пусть сон приснится сладкий -
   Поверю я в обман,
   Один в сырой палатке,
   А над рекой туман.
  
   1992 г.
  
  
   Между нами - девушками...
  
   Кто-то любит тихо,
   Кто-то любит громко,
   Кто-то любит Миху,
   Кто-то любит Ромку,
   Кто-то любит Кольку,
   Кто-то любит Генку,
   Я одна стучуся
   Головой об стенку.
   Я подрежу юбку,
   Натяну лосины,
   Поднакрашу глазки
   Тушью темно-синей.
   Простучу морзянку
   Каблучками звонко,
   Окосеет Миха,
   Окривеет Ромка.
   Пусть ныряют парни
   В омут с головою.
   Вот уж мне, девчонке,
   Нет от них отбою.
   Только беспокойно,
   На душе тревожно.
   Где тут разобраться? -
   Просто невозможно!
   Ходят третий месяц
   Табуном за мною,
   Что-то я устала,
   Хочется покою.
   Ох, пошлю я Кольку!
   И туда же Генку!
   Лучше буду биться
   Головой об стенку.
  
   1992 г.
  
   Гроза.
  
   Грохочут грома звучные фанфары,
   Бледнеет свет на мокнущих листах,
   Объято небо пламенем пожара
   И вспышки молний блещут в облаках.
  
   И каплями, тяжелыми, как пули
   Стреляет дождь - их много у него.
   Люблю грозу в июне и в июле,
   В начале мая - тоже ничего...
  
   1992 г.
  
   Сон в майскую ночь.
  
   Ты приснилась мне как-то в мае,
   Только сон оборвал рассвет.
   Где живешь ты, увы, не знаю,
   Потому что тебя здесь нет.
  
   Снов мне снится, скажу, немало,
   Но никак не забыть о том.
   Над рекою луна сияла,
   И стоял на пригорке дом.
  
   Не со мной подойдешь ты к дому,
   И не мне ты нарвешь букет,
   Ты подаришь цветы другому,
   Потому что меня там нет...
  
   1992 г.
  
   Я бы...
  
   Я б вскочил в седло, ноги в стремена,
   И пропал бы к исходу дня.
   И врагам бы я отомстил сполна,
   Только нет у меня коня.
  
   Я б нашел его, я б сразился с ним,
   Рубанул бы его с плеча.
   Неповадно, чтоб было бы другим,
   Только нет у меня меча.
  
   Я купил бы меч и украл коня,
   За другими ушел бы я,
   И по свету мчал, шпорами звеня,
   Только нету желания...
  
   1992 г.
  
   * * *
  
   День промчался бешеный,
   На дворе темно.
   Месяц, как помешанный
   Пялится в окно.
  
   Фонари на улочках
   Светят в тишине,
   Звездочки, как дурочки
   Подмигнули мне.
  
   Над землей, как пьяница
   Кружит самолет,
   Следом надпись тянется:
   "Сам, как идиот..."
  
   1992 г.
  
  
  
   В пустыне.
  
   Уже рассвело...
   За верстою верста...
   Идти тяжело
   И фляга пуста.
   Глаза застилает
   Туманом заря,
   И смерть за барханом
   Смеется не зря.
   А солнце все выше -
   Ему все равно,
   Что высушит кости
   И душу оно.
   Пройти бы, однако,
   Еще хоть версту,
   Но ноги устали
   И сухо во рту.
   Раз выхода нету,
   То выход один -
   Ведь есть под рукою
   Еще карабин.
   Наверное, вышел
   Отпущенный срок.
   Хватило бы силы
   Нажать на курок.
   Но что это?!. Господи!
   Снова ль обман?..
   Навстречу цепочкой
   Идет караван.
   Пусть смерть обождет -
   Порешили на том,
   И жизнь возвращалась
   Глоток за глотком.
   Спасибо за помощь,
   За воду, еду.
   Простите, прощайте -
   Я дальше иду.
  
   1992 г.
  
   Апокалипсис.
  
   Огнем охвачена Земля,
   Вскипают реки и моря,
   И океаны.
   В умах смятенье и испуг,
   Штурвалы ветер рвет из рук
   У капитанов.
  
   От гари воздух стал седым,
   Над городами вьется дым
   И днем, и ночью.
   Швыряя искры в небеса,
   Горят и падают леса,
   Обуглив почву.
  
   Час грозный колокол пробил.
   Они выходят из могил,
   Как будто в сказке.
   И словно в кузне кузнецы,
   Гремят костями мертвецы
   В безумной пляске.
  
   1992 г.
  
   Полнолуние.
  
   Окончен вечер нудный
   С туманом и дождем.
   Мой город беспробудно
   Уснул спокойным сном.
  
   Свет в окнах угасает
   До самого утра,
   Лишь лунный круг сияет
   В венце из серебра.
  
   Лучи блестят, как струны,
   Как гриф дрожит луна,
   И на лучах бесшумно
   Играет тишина.
  
   1992 г.
  
  
  
  
  
   Все прошло.
  
   Я забыл и добро, и зло,
   В днях былых ни к чему копаться.
   То что было - давно прошло,
   И не надо бы возвращаться.
  
   Все исчезло - и летний зной,
   И январский морозный вечер.
   Все прошло... И тоска, и боль,
   И последняя наша встреча.
  
   Все прошло... И бессилье слов,
   И твой взгляд, как вода живая.
   Все прошло... Но в конце концов -
   Не могу позабыть тебя я.
  
   Много времени утекло...
   Я на картах судьбы гадаю:
   Почему это все прошло?
   Почему?.. Я и сам не знаю...
  
   1992 г.
  
   Археологи.
  
   Как я попал сюда -
   И сам не ведаю.
   И кто завлек меня?
   Какой беседою?
   Хоть люди здесь вокруг
   И не бездарные,
   Дела творят они
   Порой кошмарные.
   Но мысли темные
   Я не вынашивал,
   И только изредка
   У них я спрашивал:
   "Зачем природу-мать
   Так обижаете?
   Цветы вы губите,
   Деревья валите!"
   Но слышу я в ответ:
   "Мы - не биологи,
   Нам наплевать на все,
   Мы - археологи!"
   Опять работаем,
   Не отвлекаемся,
   В земную твердь
   Все дальше углубляемся.
   И камни мелкие,
   И камни крупные,
   Бросают прочь они
   Рукой преступною.
   И я не выдержал,
   Давай выпытывать:
   "Зачем же все подряд
   Вот так выкидывать?!
   Зачем швыряетесь
   Вы андезитами,
   Пиролюзитами
   И магнетитами?"
   Они мне: "Так и так -
   Мы не геологи,
   Нам наплевать на все,
   Мы - археологи!"
   Перекурили чуть,
   Опять копаемся,
   И в землю-матушку,
   Штыком впиваемся.
   Вот сняли пятый слой,
   Шестой доделали,
   Вдруг из земли полезли
   Кости белые.
   И я спросил опять:
   "Ну как вы можете?!
   Чужие косточки
   Зачем тревожите?!
   Нехорошо, ребята,
   Получается..."
   Лопаты бросили,
   Стоят, ругаются.
   И говорит старшой
   Со мною искренне:
   "Запомни навсегда
   Простую истину:
   Мы не биологи,
   И не геологи,
   И не зоологи,
   И не астрологи,
   И не технологи,
   Не пульмонологи.
   Нам наплевать на все!
   Мы - археологи!
   А вот кто ты такой -
   Я не заметил?!."
   И откровенно я
   Ему ответил:
   "Как я попал сюда -
   И сам не знаю.
   Мне наплевать на все,
   Я - уезжаю."
  
   1992 г.
  
   Три часа ночи.
  
   Три часа ночи...
   Бабочка очень,
   Выбить стекло,
   Крыльями хочет.
  
   Свет за окном
   Долго не гаснет,
   Бабочку он
   Ласково дразнит.
  
   Голову ей
   Тихо морочит.
   Три часа ночи,
   Три часа ночи...
  
   1992 г.
  
   В дорогу.
  
   Вы не судите строго -
   До вас мне дела нет.
   Меня опять в дорогу
   Зовет седой рассвет.
  
   В дорогу ливень манит,
   Все утро, как гвоздем
   В окно мне барабанит:
   "Пойдем, пойдем, пойдем..."
  
   И ветер, словно кошка,
   Скребется в дверь мою...
   Ты подожди немножко -
   Я только докурю...
  
   1992 г.
  
   От себя.
  
   Я от себя готов уйти,
   И я почти ушел.
   И пусть встречает на пути
   Страшнейшее из зол.
  
   Все в прошлом - радость от побед,
   Улыбки и цветы.
   Меня во мне отныне нет,
   С другим осталась ты.
  
   Сомненья, страхи, стыд и боль -
   Все выпито до дна.
   Судьба смеялась надо мной,
   И не она одна.
  
   Я от себя готов уйти,
   И я почти ушел...
   Но кто-то шепчет: "Не грусти -
   Все будет хорошо."
  
   1992 г.
  
   * * *
  
   Он не любил тебя, ты это знаешь,
   Но не погас огонь в твоей груди.
   Зачем ты ждешь его? Зачем вздыхаешь ?
   И шепчешь в забытьи - "Не уходи..."
  
   Холодный ветер не остудит душу.
   Обиды нет, заплачены долги...
   Осталось - ночью безнадежно слушать
   В пустом подъезде тихие шаги.
  
   1992 г.
  
   * * *
  
   Я хочу уехать в тундру,
   Так хочу, что нету сил.
   Чтоб меня полярным утром
   Свежий ветер разбудил.
  
   Чтоб тебя не видеть долго,
   Чтоб оленей гнать по льду,
   Чтобы выть голодным волком
   На далекую звезду.
  
   Чтобы вьюге той сердитой
   Душу бедную излить,
   В океане Ледовитом
   Искупаться и остыть.
  
   Смыть водою ледяною
   С сердца жаркое клеймо.
   А потом уж, черт с тобою,
   Напишу тебе письмо.
  
   1992 г.
  
   Ночной звонок.
   (Ученик школы N ... звонит маме
   из Санкт-Петербурга.)
  
  -- Хеллоу, мам ! Прости, звоню в три ночи.
   Тут очередь... Тебя не разбудил ?
   Что говоришь ? Чего гнусавлю очень ?
   Да я по горло... Ноги промочил.
  
   Перед гостиницей у нас бассейн прямо,
   Я по ночам чихаю и хриплю.
   Зато я плавать научился, мама,
   И вас приятно с папой удивлю.
  
   Чего, чего?.. Да все у нас в порядке,
   Ты не волнуйся - наживешь мигрень.
   С утра подъем и до метро зарядка,
   У нас зарядка длится целый день.
  
   А от метро по тротуарам строем,
   Без песен, жалко, я бы точно спел.
   По городу нас водят под конвоем,
   Шаг влево-вправо - карцер и расстрел.
  
   Весь день пешком, но ничего - выносим,
   Вот только ноги пухнут и гудят.
   Сегодня километров тридцать восемь,
   А завтра обещали - пятьдесят.
  
   И так шагаем мы с утра до ночи.
   Куда деваться, мама, от судьбы ?!
   Хоть ноги стали раза в два короче,
   Наверно, внутрь влезли от ходьбы.
  
   Ну а в музеях интересно даже,
   Хотя не всем. (Я лично проверял).
   Да ! Я тебе кусочек Эрмитажа
   На память от стены отковырял.
  
   Сегодня утром на "Авроре" были.
   Я стать теперь мечтаю моряком.
   Орудия огромные такие,
   Что голова влезает целиком !
  
   Тут страшный ветер ураганной силы,
   Он дует так, что я почти лечу.
   И чтоб в Неву с моста не уносило,
   В карманы я кладу по кирпичу.
  
   Мы тут едим и "Баунти" и "Марсы".
   Плевать на цены... Что для нас - цена ?!
   Я тут немного, мам, поиздержался,
   Но что поделать - молодость одна.
  
   А как приятно "Сникерс" до обеда,
   Вот только деньги тают, как мираж.
   Я занял сотню баксов у соседа...
   Когда приедем, знаю, ты отдашь.
  
   От "жвачки" пломбы часто выпадают,
   Зато я третьи сутки не курю...
   Меня тут постоянно отвлекают...
  -- Отстань, козел ! Я с мамой говорю !
  
   Учителя все в "мафию" играют,
   У них такой обычай перед сном.
   Да что с них взять - профессия такая...
   Да ладно, мам, не будем о больном.
  
   Вчера под вечер в дом Петра попали,
   Чуть-чуть устали (капал пот с ушей).
   А там все стены ядом пропитали.
   Зачем - не понял. Вроде - от мышей.
  
   Экскурсовод на нас орал, зараза,
   Чтоб стены мы не трогали рукой.
   Я этот дом назло лизнул два раза.
   Да ничего... Солененький такой.
  
   Как кормят ? Суп, конечно, недоваренный.
   Ну что ты хочешь - это ж не Париж !
   Зато сосиски прямо из Кунсткамеры,
   На цвет и запах - труп. Не отличишь !
  
   Ну ладно, мам. Гляди - уже светает.
   Я спать хочу, замерз и весь дрожу.
   Меня от телефона отрывают,
   Об остальном потом дорасскажу...
  
   1994 г.
  
  
   На лыжне.
   (Быль.)
   Елене П. посвящается.
  
   Для спорта важнее массы,
   В спорте рекорды - не главное.
   И Лена вышла на трассу
   Поступью твердой, славною.
  
   Палки в руках зажала,
   Взором природу окинула,
   С места, рванув, побежала,
   За горизонтом сгинула.
  
   Страха, неслась, не зная,
   Снега вздымая стену,
   И старичков сметая,
   Мчалась вперед Елена.
  
   Вдруг оступилась... Боже !
   Резко вперед нагнулась,
   Прямо мороз по коже -
   Палка в висок воткнулась.
  
   И под поникшим кленом,
   К небу, задрав колена,
   Из головы со стоном,
   Вынула палку Лена.
  
   Слов не убрать из песни...
   И накатавшись вволю,
   Как на войне Мересьев,
   Лена ползет по полю.
  
   Люди вокруг здоровы,
   Люди идут беспечно.
   Лена глядит сурово,
   Лена рычит на встречных.
  
   Голову, вскинув гордо,
   Думает Лена, плача:
   "В спорте - важны рекорды,
   Массы - к чертям собачьим !"
  
   1991 г.
  
   Любовь зла...
  
   Дождик землю напоил,
   На дворе цветет кизил,
   Ох, шайтан меня попутал -
   Я узбечку полюбил.
  
   Замедляя быстрый шаг,
   Вдоль арыка шел ишак.
   Где ты ходишь, дорогая ?!
   Приходи ко мне в кишлак.
  
   Бил меня басмач и бай,
   Нынче праздник Первомай.
   Приходи ко мне скорее,
   Чай в пиалы разливай.
  
   Я урюк давно собрал,
   На арбу его наклал.
   Что же ты все не приходишь ?!
   Покусай тебя шакал !
  
   1991 г.
  
   Про негра.
  
   Я намедни полюбила
   Парня чернокожего.
   Он меня зовет Камиллой,
   Я его - Сережею.
  
   На телеге мы катились,
   С милым обнималися,
   Бабки охали, крестились,
   Девки - обзывалися.
  
   Прогулялись с ним, конечно,
   И у самого сельпо.
   Он рассказывал весь вечер
   Про какой-то "Люмпопо".
  
   На груди моей рыдая,
   Сидя под акацией,
   Говорил он, как страдает
   От дискриминации.
  
   Я же - баба боевая,
   Баба голосистая !
   Так что - чао, уезжаю
   Воевать с расистами.
  
   Вы же, девки, помахайте
   Мне вослед платочками,
   На Замбези присылайте
   Письмецо с цветочками...
  
   1992 г.
  
   По минному полю.
  
   Здесь мины сокрыты землею от глаз.
   Шагаем вперед понемногу.
   Своими ногами (приказ - есть приказ)
   Проложим для танков дорогу.
  
   Где смерть затаилась - не знает никто,
   Нельзя ни свернуть, ни вернуться.
   По полю к опушке идти далеко,
   До леса не все доберутся.
  
   А может быть в этом овражке она -
   Укрылась погибель стальная ?
   Все нервы натянуты словно струна,
   Ступаем, глаза закрывая.
  
   А кто-то правее нашел что искал...
   Земля содрогнулась от взрыва.
   Он кости по полю свои разметал
   И кровью забрызгал крапиву.
  
   От пота уже застилает глаза,
   Он катится градом по коже.
   Мы, взглядом безумным по почве скользя,
   Бормочем: "Быть может, быть может ?.."
  
   И слева теперь загремело опять,
   И замерло сердце... Но все же -
   Недолго до леса осталось шагать,
   Быть может, быть может, быть может ...
  
   Последние метры и пахнет смолой,
   Дойду и тебе напишу я письмо,
   В лесу под густою прохладной листвой,
   Быть может, быть может, быть может, быть мо...
  
   1992 г.
  
  
  
  
   Как все это будет.
  
   То очевидно - что стареют люди.
   Я это вижу ясно, наяву.
   И представляю, как все это будет -
   Лет через сорок (если доживу).
  
   Вставные зубы (не упали б часом),
   Волос уж нет иль голова бела.
   Мы соберемся у бочонка с квасом,
   Чтоб обсудить минувшие дела.
  
   -Я помню, ты за Машкой увивался,
   И ей носил букетики из роз.
  -- Да ладно ! Вспомни, как ты сам таскался
   За этой рыжей...Как ее...Склероз ...
  
   Но что-то больше хочется покою
   И позабыть немного обо всем.
   Забить "козла" дрожащею рукою
   В тенистом сквере с маленьким столом.
  
   ...То очевидно - что стареют люди.
   Я это вижу ясно, наяву.
   И представляю, как все это будет,
   Но сомневаюсь в том, что...
  
   1992 г.
  
   * * *
  
   С окраин Вселенной,
   Из темных миров,
   Мы - дети Сирены,
   Мы - ангелы снов.
  
   В огнях метеоров,
   С мечами в руках,
   Мы сеем раздоры,
   Погибель и страх.
  
   По белому свету,
   Отсюда - туда !
   Мы рушим планеты
   И жжем города.
  
   И в гневе сжигая
   Дома и мосты,
   Сажаем, сажаем,
   Сажаем цветы.
  
   1992 г.
  
   * * *
  
   Я задержать тебя хотел потоком слов,
   Но навсегда, видать, лишился я доверья.
   И ты опять ушла, негромко хлопнув дверью,
   Мое фарфоровое сердце расколов.
  
   О, если б смог узреть твое лицо
   В такой же близости, как раньше остальное,
   Тогда б узнал минуты счастья и покоя.
   А что важнее для меня, в конце концов ?!
  
   Твой нежный лик, навек запомнив сразу
   И равнодушный до журчания воды,
   Я получил тогда б награду за труды
   И стал счастливейшим из унитазов.
  
   1994 г.
  
  
  
  
   Не говоря о прочем...
  
   К ристалищу звал трубный вой,
   К шатру, что солнцем позолочен,
   Съезжались рыцари на бой,
   Не говоря уже о прочем...
  
   Сверкнуло молнией кольцо
   И взгляд мой стал сосредоточен.
   Я разглядел ее лицо,
   Не говоря уже о прочем...
  
   Мой конь был молод, рвался в бой,
   Мой меч был остр, а щит был прочен.
   Она махнула мне рукой,
   Не говоря уже о прочем...
  
   Я прижимал врага к флажку,
   Удар мой был предельно точен,
   Я отрубил ему башку,
   Не говоря уже о прочем...
  
   Когда ж турнир окончен был
   И летний день клонился к ночи,
   Ей руку с сердцем предложил,
   Не говоря уже о прочем...
  
   В ответ на просьбу о любви,
   Она мне, откровенно впрочем,
   Сказала тихо: "Отвали !.."
   Не говоря уже о прочем...
  
   И я на волю ускакал,
   От горя бледен и всклокочен.
   Я меч в бессилии сжимал,
   Не говоря уже о прочем...
  
   С тех пор не плачу, не скорблю,
   Что было - то прошло... Короче,
   Я с корнем вырвал страсть свою,
   И все !..
  
   1994 г.
  
   * * *
  
   Что-то вновь меня тревожит,
   Нагоняет грусть.
   Осень листьями прохожих
   Забросает пусть.
  
   Пусть по речкам быстрым бегом
   Замелькает лед.
   Пусть октябрь первым снегом
   Землю заметет.
  
   Лунный серп под утро тает,
   Догорит звезда.
   На перроне я встречаю
   Снова поезда.
  
   Уезжаю, догоняю
   Пасмурный рассвет.
   В сером небе догорает
   Серебристый свет.
  
   Светлым днем и темной ночью
   Я опять в пути.
   Мне тебя, я знаю точно,
   Лучше не найти.
  
   И пускай никто не знает
   Про печаль мою.
   Как тебя мне не хватает,
   Как тебя люблю.
  
   Я надеюсь, что дождешься
   Все-таки меня.
   Мне как прежде улыбнешься
   На исходе дня.
  
   Долгий путь зовет, но все же
   Я к тебе вернусь...
   Только что-то все тревожит,
   Нагоняет грусть...
  
   1994 г.
  
   * * *
  
   Мне приснился сон -
   Колокольный звон
   Отпевал закат на рассвете.
   Мне приснился сон -
   Ты пришла в наш дом,
   А с тобою был кто-то третий.
  
   Я смеялся вам,
   Уходя, в лицо,
   Мне дорогу листва стелила.
   Закопал я боль
   Под чужим крыльцом,
   Крест поставил над всем, что было.
  
   Я покинул дом,
   Я забыл о нем,
   И куда ушел - сам не знаю.
   Мне плевала осень
   В лицо дождем,
   Злость-обиду на мне срывая.
  
   Над землей легла
   Ледяная мгла,
   Чтобы стало душе теплее,
   Я один в ночи
   На огне свечи
   Жег любовь свою, не жалея.
  
   Мне приснился сон...
   Все что было в нем
   Я, быть может, еще исправлю.
   Я устал лежать,
   Я не мог понять,
   То что было сном или явью.
  
   Мне приснился сон...
   Я забыл о нем...
   Солнце за окном ярко светит.
   И погожим днем
   Ты вошла в наш дом,
   А с тобою был кто-то третий...
  
   1996 г.
  
  
   К 8 марта.
  
   Женщины, женщины, милые женщины,
   Что вам хотим пожелать ?
   Счастья огромного, солнца весеннего -
   Что к нам приходит опять.
  
   Дружбы, здоровья, любви бесконечной,
   Розы в жару и в метель,
   Звезды Вселенной у ног и, конечно,
   Завтрак и кофе в постель.
  
   Пусть, вы коня на скаку остановите,
   Броситесь - где горячо...
   Только мы любим, прошу вас, запомните
   И за другое еще.
  
   Дни пусть умчаться морозные, снежные,
   Сгинут опять холода.
   Вы же по-прежнему - милые, нежные.
   Будьте такими всегда !
  
   Нами вам горы златые обещаны,
   Страны, дворцы, города.
   Милые женщины - как вы доверчивы...
   Будьте такими всегда !
  
   Ради кого все века мы страдали ?
   Не надо гадать - не до карт.
   Мы наши сердца навсегда вам отдали,
   Остался один перикард.
  
   Откуда ж взялись вы - красивые, славные ?
   Где появились, когда ?
   Милые дамы, не верьте вы Дарвину !
   Вас то за что он туда ?!
  
   Может быть вы снизошли с небосклона
   Свежей росою до нас.
   Матери, дочери, сестры и жены,
   Тещи... Куда мы без вас ?!
  
   Будьте же счастливы, веселы, молоды,
   Завтра, сегодня, всегда !
   Мы же - готовы терять свои головы
   И не найти никогда !
  
   2001 г.
  
   Инне А.
  
   Второго кабинета на порог
   С волнением и трепетом ступаю.
   Последний час, студенты ждут звонок,
   А я все злюсь, краснею и страдаю.
  
   Уже февраль... Недолго быть зиме,
   Что принесет весна нам - неизвестно.
   И все-таки я знаю то, что мне -
   Не знать покоя до конца семестра.
  
   О, Инна !.. Ни к чему слова.
   Она всегда бодра, всегда в ударе.
   Пакетик сухарей, а лучше два -
   Вот все что нужно ей на этой паре.
  
   С последней парты не переманить...
   Там дует и меня не слышно даже.
   Ее пытался ближе посадить,
   Увы - она опять уходит к Даше.
  
   Ах, Инна ! Опоздания не в счет,
   Я в ожиданье устаю томиться,
   Когда же дверь откроет и войдет
   И скажет мне, что ей опять не спится.
  
   Когда Вас выгоняю - сам не свой...
   А двойки - только повод, точно знаю.
   Когда на отработках Вы со мной
   Я больше никого не замечаю.
  
   От Ваших взглядов, жестов и речей
   Порой седеют волосы, как иней.
   В водоворот житейских мелочей
   Бросаюсь я, чтоб позабыть об Инне.
  
   Но это невозможно - видит Бог !
   И снова, как обычно, я ступаю
   Второго кабинета на порог
   И обо всем насущном забываю...
  
   2003 г.
  
  
   * * *
   Ветер мчится по снегу рысью
   И в балконные щели дует,
   На окне невесомой кистью
   Черно-белая ночь рисует.
  
   На стекле серебрятся грёзы,
   И декабрь метель заводит.
   Я не верю в Деда Мороза,
   И теперь он ко мне не ходит.
  
   Тихо вьётся еловый запах,
   Огоньками по стенам скачет-
   Это ёлки в лохматых лапах
   Золотистые шишки прячут.
  
   Новый Год всё подходит ближе,
   Свечи жёлтые светят тускло.
   На меня Дед Мороз обижен,
   И под ёлкой, наверно, пусто.
  
   На столе, вроде, всё на месте,
   Хрусталём огоньки играют,
   И опять, как в далёком детстве,
   Я желание загадаю.
  
   Под луной, по сугробам тёмным,
   За пургой, для людей незримо,
   На санях и с мешком огромным,
   Дед Мороз проезжает мимо.
  
   На щеках не засохли слёзы...
   Но я слышу шаги за дверью...
   Я не верю в Деда Мороза,
   Но зато я в Снегурочку верю.
  
   2003г.
  
  
   * * *
   Отчего, не знаю сам,
   Я гуляю по лесам.
   Я не плачу, не грущу,
   Я судьбу свою ищу.
   Чтоб в дубраве вековой
   Для души найти покой,
   Чтоб реально, наяву
   Осознать - зачем живу.
   Только надо бы до дна
   Выпить доброго вина,
   Чтобы снова все начать,
   Чтобы бегать и кричать,
   Чтобы целовать взасос
   Желтых с проседью берез.
   Чтобы обнимать стволы
   Сосен, липких от смолы.
   Чтобы попросить лучин
   У пылающих рябин.
   Осветить лучиной путь
   И за грань перешагнуть.
   И увидеть вдалеке
   Плот, плывущий по реке.
   Круг, очерченный огнем,
   Свеч, мерцающих на нем.
   Далеко от берегов,
   В окружении венков,
   Он скользит вслед за луной
   По дорожке золотой.
   Я войду в речную гладь,
   Я хочу его догнать
   И понять, достав рукой,
   Кто послал его за мной.
   Кто ты? Демон или Бог?
   За собой зовешь в поток.
   Ты даруешь мне покой?
   Иль смеешься надо мной?
   Предлагаешь мне гроши
   За бессмертие души?
   Грозным гневом сдавишь грудь?
   Или мне укажешь путь?..
   Но не слышу я ответ,
   Только свеч мерцает свет,
   Только тихий плеск волны
   В свете меркнущей луны.
  
   Отчего, не знаю сам,
   Я гуляю по лесам...
  
   2004г.
  
   * * *
   Не осенью, не летом, не зимой,
   Не днем, не ночью, не с врагом, не с другом,
   Не ложью, не корыстью, не тоской,
   Не хамством, не презреньем, не испугом.
  
   Не в лютый холод, не в жару, не в зной,
   Не подлостью, не ядом, не лекарством,
   Не наглостью, не завистью пустой,
   Не мелкой местью, не большим коварством.
  
   Не равнодушьем к боли, пусть - чужой,
   Не жадностью, не ожиданьем платы,
   Не мыслями, не сердцем, не душой,
   Не оскверните белые халаты.
  
  
  
  
   * * *
  
   Пронзая крыльями холодную печаль,
   Пристроившись за журавлиной стаей,
   От прошлых лет я улетаю вдаль,
   Свинцовых туч громадами играя.
  
   Но с журавлями нам не по пути.
   Маршрут мой ветром северным проложен
   Моей душе поможет он найти
   Тот берег, что казалось невозможен.
  
   Тот берег, где на северных песках,
   Средь дивных сосен, что от ветров стонут,
   В затерянных в тумане островах
   Таится замок...Временем не тронут.
  
   На стенах флагов не узреет взор,
   Гербы от всех заботливо укрыты
   И никакой не трогает узор
   Четыре башни черного гранита.
  
   Не видно никого на берегах,
   Лишь сыплет снег, покой не нарушая,
   И только часовые на постах,
   Всё смотрят вдаль, кого-то ожидая.
  
   А в замке рыцари у круглого стола,
   Не веселятся, не смеются, не пируют.
   Трещат дрова в камине, капает смола
   И тени серые под сводами танцуют
  
   Покрыты сединой у воинов виски,
   Завалены углы доспехами из стали
   А взгляды их полны лишь боли и тоски
   Баллады прошлых лет они слагать устали.
  
   Во мгле тумана тонут острова,
   На стенах замка снег лежит не тая
   Там среди рыцарей у круглого стола
   Свободно место...Чьё оно - я знаю.
  
  
  
  
   * * *
  
   Мужчины глупее женщин,
   Они ведь понять не могут
   О чем говорить можно
   Сутки по телефону.
  
   Подруга жене позвонила
   Минута проходит, другая,
   Теперь уже тридцать третья
   А вот - шестьдесят восьмая.
  
   И так день за днем проходит,
   Недели, месяцы, годы.
   Узнать от подруги можно,
   Все новости - вплоть до погоды.
  
   Нельзя ничего исправить
   Напрасны и ссоры и споры
   Еда на плите сгорает,
   Растут из белья горы.
  
   Но вдруг приключилось чудо
   Жена, правда, приуныла,
   Но нет звонков от подруги,
   Неужели совсем забыла?
  
   А дома теперь порядок
   Еда больше не сгорает
   И стирка идет как надо
   Бельё чистотой сияет.
  
   Мужчины глупее женщин,
   Но это для грусти не повод,
   Просто я перерезал
   Телефонный провод.
  
  
  
  
   * * *
  
   Жизнь хороша, как ни крути -
   Красивая, желанная.
   Она как женщина почти -
   Немножечко жеманная.
  
   Жизнь хороша, как ни крути -
   Всё платьица, да бантики
   Жизнь хороша до тридцати,
   Когда полна романтики.
  
   Жизнь хороша, как ни крути -
   Хотя порой кусается.
   Но только после тридцати
   Чего-то вдруг ломается.
  
   Один к вершинам, как солдат,
   С боями пробивается,
   Топча по ходу всех подряд,
   Кто на пути встречается.
  
   Другой идеей поглощен,
   Не разлученной с практикой -
   Он сбором денег увлечен,
   Но вряд ли - нумизматикой.
  
   А третий думает, что крут,
   Не приходя в сознание.
   Его налево всё ведут
   Порочные желания.
  
   Четвертый всех лизнуть горазд,
   Без всякого стеснения
   Наверно, просто - (дурачок)
   Достоин сожаления.
  
   Сожрать любого пятый рад
   Утроба ненасытная.
   А что тут сделаешь? - примат!
   А не парнокопытное.
  
   Жизнь хороша, как ни крути -
   Хотя порой кусается.
   Но то, что после тридцати
   Не жизнью называется.
  
   Жизнь хороша, как ни крути -
   Но вам скажу со знанием -
   Нет жизни после тридцати...
   Борьба за выживание!
  
  
  
  
  
  
   Стоматолирическое
  
   Я просто таял, я был сам не свой,
   Я перестал быть просто пациентом,
   Когда склонилась тихо надо мной
   Та женщина с блестящим инструментом.
  
   То - сон иль явь, обман или мечта?
   Я задыхался под волной желаний.
   Она же лишь "восьмеркой" занята
   И ей не до моих переживаний.
  
   Спешит иглу в десну скорей вогнать-
   Заметила, что боль меня тревожит.
   "Колите в сердце!" - ей хотел сказать,-
   "Иначе заморозка не поможет!"
  
   В халате белом - ангелу под стать,
   В сиянье лампы неземной казалась.
   И глаз своих не мог я оторвать,
   Пока она во рту моем копалась.
  
   Но вот и всё... Погашен лампы свет.
   "Восьмерка" в норме, пломба затвердела.
   Но я в тоске покинул кабинет -
   Как быстро процедура пролетела...
  
   Не вечны зубы - чисть или не чисть,
   Но, всё-таки, не лишние заботы.
   Я, если надо, буду гвозди грызть,
   Но Вас я не оставлю без работы!
  
  
  
  
   В ожидании 2010.
  
   Звезды шепчутся устало.
   Белая зима
   Невесомым покрывалом
   Кутает дома.
   Этот вечер новогодний
   Выпьется до дна,
   Ты не ждешь гостей сегодня,
   Ты сидишь одна.
   В мыслей ворохе скитальцев,
   В мире без границ,
   Белизною тонких пальцев
   В шелесте страниц...
   ...Приземляясь и взлетая
   В серебристой мгле,
   Лапой снег с ветвей сбивая
   В сказочной игре,
   Он спешит дорогой млечной,
   Зов услышав твой -
   Тот кто будет, пусть - не вечно,
   Целый год с тобой.
   По ступеням поднимаясь,
   Не споткнется зверь,
   И ничуть не сомневаясь,
   Ты откроешь дверь.
   Не спеша, хвостом помашет
   И, устав от игр,
   Возле ног тихонько ляжет
   Полосатый тигр.
  
  
  
  
  
   Нельсону
   (не адмиралу)
   Остается ждать немножко
   Скоро Новый год.
   Занавеска на окошке,
   А за нею - кот.
   Отложил свои заботы,
   Отогнал их прочь,
   Видно тоже ждет чего-то
   В сказочную ночь.
   Чертит по стеклу усами
   Бархатный узор,
   Смотрит грустными глазами
   На пустынный двор.
   За окном снежинки вьются,
   Кружатся пургой,
   Об стекло роями бьются,
   Манят за собой.
   Очень хочется потрогать
   Лапой их чуть-чуть,
   Или подцепить на коготь,
   Или всех спугнуть.
   Кто провел границу мира?
   Где ориентир?
   Так уж вышло, что квартира -
   Это весь твой мир.
   Нос сердечком, хвост лохматый,
   И наивный взгляд.
   Не грусти, мой друг, не надо,
   Я и сам не рад.
   Не в моей, похоже, власти,
   Чтобы он принес
   И котам немножко счастья
   Дедушка Мороз.
   Но слова простые эти
   Я сказать готов,
   Я ведь знаю, кто на свете
   ЛУЧШИЙ ИЗ КОТОВ!
  
  
   * * *
  
   Если было что не так - прости,
   Ведь порой мы чувства не скрывали...
   Сколько "фоток" выложил в сети,
   Только мне дороже та, в начале,
   На которой ты со мной вдвоем,
   Улыбаясь в объектив несмело,
   В сарафане легком голубом
   На ступеньках колледжа сидела.
   Сколько это было лет назад?
   Сколько память сохранить сумеет?
   Колледжу сегодня - пятьдесят,
   Только он с годами не стареет.
   К бегу лет, по-прежнему, он глух,
   Времени поток не замечает,
   Новых поколений юный дух
   Каждый год его собой питает.
   Он помог нам отыскать пути,
   Направленья целей и желаний
   И, чтоб проще было нам идти,
   Дал с собой багаж приличных знаний.
   Не забыты старые друзья,
   Та весна и душная погода...
   И совсем недавно понял я -
   Это были лучшие три года.
   Я сегодня выложу в сети:
   "На крыльце. Суббота. Восемь. Вечер."
   И меня сумеешь ты найти.
   Ты ведь тоже знаешь место встречи.
  
  
  
   Зимняя сказка.
  
   На излучине реки,
   У сухой рябины,
   Смертным боем мужики
   Бились без причины.
   В нос и в зубы, в глаз и в бровь
   Сыпались удары,
   Наспех сплевывали кровь
   Вместе с перегаром.
   Только кто-то крикнул: "Стой!"
   С краю от дороги,
   И разбитою рукой
   Указал под ноги.
   Разгоняя пьяный бред,
   При неярком свете,
   От копыта четкий след
   На снегу приметив.
   И гурьбой, кто трезв, кто пьян
   Двинулись по следу,
   На ходу, кляня цыган,
   Что стояли в среду.
   Но не к табору пока
   След ведет уныло,
   А к утесу, где река
   Подо льдом застыла.
   Над обрывом мужики
   Замерли тревожно.
   Вниз глядят из-под руки,
   Матерясь безбожно.
   Только кто-то ахнул вдруг,
   Очи вверх подняли
   И, на всех деля испуг,
   Рты поразевали.
   В небеса глядят, а там,
   Меря шаг умелый,
   Высоко по облакам
   Конь шагает белый.
   Между тучами мосты
   Солнце не расплавит.
   Дева дивной красоты
   Путь неблизкий правит.
   Машет тонкою рукой,
   Перстнями сверкает,
   Белоснежною фатой
   Землю укрывает.
   Мужики вослед глядят,
   Путаясь в сомненьях,
   Свой испуг переводя
   В крестное знаменье.
   На мгновенье ветер стих,
   Обождав немного.
   Сверху всадница на них
   Посмотрела строго.
   Синим взглядом леденя,
   Хмурясь бровью тонкой,
   Вдруг пришпорила коня,
   Рассмеявшись звонко.
   На дыбы поднявшись ввысь,
   Конь заржал сурово,
   И серебряные вниз
   Сыпались подковы.
   Кто из речки, кто с земли
   Взрослые и дети,
   Поднимали и несли
   В дом подарки эти.
   Кто подковы во дворы
   Принести спешили,
   Тем небесные дары
   Счастье приносили.
   Счастье разное у всех.
   Это тоже ясно.
   Для кого-то - детский смех,
   Для других - богатство.
   Кто - нашел свою любовь
   И пылает страстью.
   Для других - людская боль,
   Упоенье властью...
   Только вот молва идет
   Средь простого люда -
   Нужен лишь особый год,
   Чтоб случилось чудо.
   Год, когда небесный конь
   Над землей проскачет,
   Звездным светом на ладонь
   Принеся удачу.
   Чтобы счастье на пути
   Повстречалось снова -
   Просто побыстрей найди
   Нужную подкову...
   2013
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) А.Тополян "Механист"(Боевик) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Л.Алая "Хозяйка приюта магических существ"(Любовное фэнтези) М.Бюте "Другой мир 2 •белая ворона•"(Боевое фэнтези) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"