Малахова Валерия : другие произведения.

Дело о пропавшем эльбиттейре

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Школа кожевенного мастерства: сумки, ремни своими руками
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Долгонько я это писала... Космоопера плюс детектив. Не ищите здесь ничего умного, никаких идей. Я РАЗВЛЕКАЛАСЬ. Да, вот такие у меня идиотские развлечения. Стилизовано под канцелярщину, предупреждаю сразу!


Малахова Валерия

Дело о пропавшем эльбиттейре

-1-

   Ровно семь витков Станции тому назад я впервые публично признал Радость равной себе. И произвёл ритуальное приветствие, раздвинув грудные пластины всех трёх слоёв и обнажив м'м'анн. Помнится, кожные покровы моей напарницы-хумки на некоторое время утратили естественную пигментацию. А двое её друзей выскочили из помещения, зажимая ротовые отверстия. Желудочные спазмы - конструкция хумов так несовершенна... Порядочному льхфи не следует воспринимать эти реакции, как оскорбление.
   Сейчас всё в порядке. Радость, не отрывая взгляда от бегущей по монитору строки, протянула руку и коснулась моего м'м'анн кончиками пальцев. К величайшему сожалению, ответить ей взаимностью я не мог - сердце, хумский аналог м'м'анн, находится у этих созданий глубоко внутри организма, и коснуться его, не нанеся непоправимого ущерба здоровью индивидуума, невозможно. Мы с Радостью долго бились над решением данной этической проблемы, но всё же нашли выход. Я аккуратно, двумя пальцами, взялся за горло напарницы и подержал его четыре положенных сокращения м'м'анн... то есть, сердца, конечно.
   В свою очередь, я, соблюдая хумские традиции, издал соответствующий набор звуков.
   - Привет. Как дела?
   - Как обычно, хуже всех, - данный набор информации не принадлежал к общерасовым образцам вежливости, но свидетельствовал об определённом уровне близости индивидуумов: Радость шутила. Моя напарница утверждает, что при долгой и упорной тренировке я не только пойму значение хумского слова "юмор", но даже научусь адекватно реагировать.
   Мне бы её уверенность... Перед тем, как зайти в комнату, приспособленную для нашего взаимодействия на работе и именуюмую на хумском языке "кабинет", я запросил у дежурного по сектору сводку новостей. Воистину удивительно, что некоторые из наших коллег считают знаниями, необходимым в работе! Я ещё понимаю, сообщение о том, что в Синих кварталах произошла крупнейшая за последние два года стычка между группировками, именующими себя "Пилоты" и "Занозы" - да, эти сведения могут пригодиться. Но история о новом сексуальном партнёре крупнейшего торговца наркотиками, хумки Даиль Сирины - чем это может помочь нашим расследованиям? Да у неё каждый новый виток станции меняется любовник! Позавчера - головизионный ведущий Анатоль Герански, сегодня - некий Серж Ранье, завтра ещё кто-нибудь... Все давно уже привыкли.
   А замечательное, полное драматизма и никогда не повторяющееся повествование о гонках на полуразумных растениях - энолях? Представители семи рас принимают участие в соревнованиях, и раз в три витка отборочные круги заканчиваются, а лучшие команды выходят в финал... Да, это великолепно, это достойно эпических сказаний, но разве гонки хоть какое-то отношение имеют к нашей работе?..
   И так - список из семнадцати пунктов. Однажды я попытался расспросить Радость - но она только смеялась. А потом, посерьезнев, изложила мне концепцию, согласно которой всё на Станции взаимосвязано. Относительно тотализаторов я понял, но остальное...
   Голос напарницы вывел меня из философских размышлений.
   - Шем, пока ты медитировал, на твои присоски налепили убийство. У туудорийского роя в блиффин-секторе компенсаторное поле отказало. Судя по лицензионному соглашению - совсем новенькое, четырёх стандарт-лет не отработало. Я роботов туда уже послала, обследую место происшествия. Ты займись чем-нибудь, я как закончу, тебе покажу...
   Из нас двоих я, согласно написанному в книге под названием "штатное расписание", считаюсь начальником. Видреха просто НЕЛЬЗЯ ставить в подчинение к хумке. И это моё начальственное положение всячески подчёркивается... в присутствии посторонних.
   Помню ту боль, которую я ощутил, впервые осознав свою зависимость от Радости. Поняв, что мною, видрехом в тридцать седьмом Изменении, весьма умело манипулируют. О, вот когда женщина была... как это у них говорится (заодно проверю себя на знание хумских устоявшихся словосочетаний)... на волосок от гибели! Я до сих пор отвожу сорок семь медитат-сокращений м'м'анн на очищение сознания от негативных эмоций, связанных с принятием правды и отказом от приведения ситуации в соответствие канонам видрех-ольт.
   Тогда Радость произвела корректировку своего поведения. И стала управлять мною в открытую. Разумеется, когда мы остаёмся одни. А также в критических ситуациях.
   Ведь и в самом деле: не льхфи-изгнаннику разбираться в безумии правил и условностей тридцати семи рас, открывших представительство на Станции! А вот хумке, живущей здесь с десяти биологических лет (сейчас Радости двадцать семь по меркам Гидры - её родной планеты), знающей все "переулочки-закоулочки", имеющей друзей и информаторов практически во всех секторах... Этой подобная задача вполне по плечам... Нет, по плечу! Странные всё-таки у хумов поговорки. Причём здесь соотношение длин?
   Надо будет спросить у Радости... как-нибудь позже. А пока мне предложили заняться делом - почему нет?
   Значки... Я никогда не пойму, зачем переводить информацию из самого надёжного хранилища - собственного мозга - в стрлизы. Вдобавок, мне постоянно приходится сосредотачиваться, дабы маленькие серые кристаллики, содержащие разнообразные сведения, не растаяли в моих рукоформах. Один раз я вот так впитал в себя Большую энциклопедию рас - напарница потом долго ругалась. А зря - я получил много информации, которой впоследствии неоднократно пользовался. Впрочем, новую Энциклопедию пришлось купить.
   На большинстве стрлизов требовалась всего лишь моя ратификация - я взял с рабочей подстилки идент-карточку и пометил ею необходимое. Затем я сочинил и надиктовал на стрлиз несколько протоколов осмотра места происшествия - вечно не успеваю это сделать в нашей ежеоборотной суете. А вообще, мне нравится писать протоколы. Даже немного жутковато делается - ведь через несколько поколений потомки будут судить о нас по вот таким невзрачным кристалликам. Там подробно описаны наши деяния, наши хитроумные враги, наши поражения и победы... В начале моей карьеры в ас-ци я пытался составлять протоколы в мехленском стиле "бру", с ритмическими вставками из народно-санардлинских мир'а'вхрильс. Но Радость категорически запретила мне делать подобное, указав, что для протоколов имеются собственные стандарты. Я не в обиде - люблю постигать новые искусства.
   Хрильс. Радость. Знаю, что нельзя ругаться - но хрильс! Коброльты видрехов были неправы, усмотрев в предоставлении мне напарника с одним набором половых органов лишнее унижение для изгнанника. Радость Карданкова (второе имя означает принадлежность индивидуума к определённой генной линии), возможно, одно из моих лучших приобретений на Станции. Я не верил в свою удачу, когда хумка согласилась пойти ко мне в ученицы. Поскольку Радости никогда не стать (в силу анатомических причин) полноценным видрехом, я буду до конца её дней обладать правом распоряжаться жизнью, смертью и свободным временем существа, решившего пойти ко мне в обучение...
   Правда, скорее всего, Радость об этом не подозревает. А я не злоупотребляю полномочиями Наставника. Ведь только благодаря напарнице я отправил на Родину несколько ценнейших отчётов о психологии хумов, туудори, цвейль-эгге и прочих рас. Может быть, Удай коброльтов смилуется, и мне, изгнаннику, лишённому поэда, разрешат вернуться домой. По Станционарному времени витков так через тысячу...
  

-2-

  
   - Так, Шем, у меня всё, - Радость прикрыла глаза и расслабила мышцы, ожидая моей реакции.
   Напарница утверждает, что имя Ш'мао Д'ну'ргм Рам'аль слишком трудно для хумских речевых органов. Я как-то проверил на репликаторе - и впрямь, хумы не могут быстро произнести подряд столько непротяжных. Поэтому буквенный набор "Шем" показался мне вполне приемлемым. Льхфи непривередливы в отношении кличек. В отличие, скажем, от тех же хумов, которые упорно отказываются именоваться согласно классификации, а требуют, чтобы их называли "людьми". А если хум один - то он "человек". Признаться, я до сих пор недоумеваю, к чему столь сложное деление. Коброльт А'ниэ Т'ху'сгрм из поэда Мис'тве выдвинул теорию "взаимного погашения сознаний", основанную на некоторых лингвистических изысканиях. Он считает, что иногда несколько собравшихся вместе "человеков" усиливают общий уровень интеллекта в группе, но чаще всего происходит наоборот: сознания гасятся и включается "тупое бессознательное", наименованием для которого в хумском языке служит слово "толпа". Вот потому и нужно понятие "люди": для обозначения фактора риска.
   Когда я поделился гипотезой с Радостью, хумка долго издавала отрывистые звуки, указывающие на наличие у индивидуума чувства юмора и именуемые "смех". А потом вздохнула: "Знаешь, передай своим: что-то в этом есть". Правда, что именно - уточнять отказалась.
   Я отложил недодиктованный протокол, подошёл к напарнице и положил вторую справа конечность ей на лоб. Информация начала копироваться в мой мозг. Радость говорит, что для общения со мною выделяет "мысленную площадку" и тщательно закрывает её от остальных мыслей. Однако кое-какие эмоции хумки всё же просачиваются.
   Убитый - рой туудори 1517/шв/2003052083-07, известный среди прочих рас, как Жужжалка. Состоял из 20783 половозрелых особей, из которых не выжила ни одна. Стало быть, некого включить хотя бы временно в другой рой для получения воспоминаний.
   Последняя мысль была подумана Радостью специально для меня - промежуточный вывод - и снабжена схемой, показывающей, как туудори подсаживают в рой осколочек чужого сознания. Я с благодарностью впитал информацию, хоть она и была окрашена досадой. Но, как уже говорилось, Радость не всегда отлавливает эмоции, а в данном случае сердилась не на меня - на Отрицательную Ситуацию.
   Ничего, напарница, трудные пути приносят больше опыта. Ты сама мне об этом говорила.
   Профессия убитого стандартна для туудори - торговец-изобретатель... Мысль Радости: "О, а вот это любопытно! Жужжалку несколько раз видели в обществе Мушайшего!" Задумчиво шевелю присосками. Да, туудори по кличке Мушайший - личность на Станции известная. Бизнесмен, меценат... торговец оружием. По популярности в определённых кругах с ним может соперничать разве что Даиль Сирина.
   Так, внимание! Возбуждённо вращаю метательные шипы на левой половине туловища. Затем виновато оглядываюсь по сторонам. Нет, никто не заметил. Разволновался, словно фильб в первом Изменении...
   Но ведь есть, отчего! Большая часть роя Жужжалки была отравлена! Формула химического соединения и примечание Радости: "Стандартное средство для травли насекомых. Применяется на большинстве человеческих планет. На Станции запрещено к ввозу..."
   - Человеческих? - переспрашиваю на всякий случай, хумка ошибается редко. Радость, не открывая глаз (поскольку я продолжаю качать информацию, у напарницы проблемы с вестибулярным аппаратом), отвечает:
   - Да. Весьма популярная штуковина. Только это ничего не значит. Мы им торгуем с тремя расами, как минимум. Давай не будем зацикливаться на людях, ты дальше посмотри.
   Послушно смотрю. М'м'анн само производит тринадцать медитат-сокращений. Отказ компенсаторного поля?!! Но оно исправно!!! Оно работает!!! Ещё тринадцать медитат-сокращений. В памяти Радости всплывают предварительные расчёты экспертов. Поле отказало примерно на пять секунд (быстро перевожу хумские единицы времени в станционарные такты и в льхфийские миэльвер), затем снова включилось. Ситуация, невозможная в принципе. Только не туудорийская техника, работающая без ремонта на протяжении трёхсот Изменений кобральтов!!!
   Ещё двадцать семь медитат-сокращений.
   - Вот и я о том же, - Радости, как всегда, удаётся просчитать моё состояние. - Полагаю, его доставили в блиффин-сектор...эээ...оглушённого, если так можно выразиться. А там уже отключилось поле. Точнее, отключили.
   - Это если Жужжалка не торговал с блиффами, - я честно попытался выдвинуть контрверсию. Радость повертела головой (хумский жест отрицания).
   - Шем, найденную в телах Жужжалки отраву носят в баллончиках. Это аэрозоль. При семнадцати "же", которые в блиффин-секторе, баллончик человеческого производства рванёт, как пить дать.
   Я подумал. Извлёк из памяти информацию про загадочное "же"... один из многочисленных вариантов измерения силы тяжести. Вычислил, сколько это будет в м'ль'фа. Затем подумал ещё раз. Рванёт...
   - А если пронести баллончик в компенсаторном поле? А потом поле убрать?
   Если бы здесь был кто-то из коброльтов, я моментально получил бы благословение на новое Изменение за столь изящную схему умервщления.
   Но Радость не оценила.
   - Зачем? Если наш убийца может отключить поле туудори - к чему лишние хлопоты?
   Хумка, как обычно, была грубо и цинично права. Нет, этой расе никогда не разобраться в высоком искусстве лишения жизни!
   - Дабы утопить в т'форе подозрения ху... людей.
   - Хм... А мысль любопытная. Хорошо, принимаем, как рабочую версию. Одну из. Всех въезжавших и выезжавших из блиффин-сектора в те сутки придётся проверить. К блиффам, конечно, ездят не слишком часто, но...
   Я понимал. Работёнка та ещё...
   Трудные пути приносят больше опыта, всё верно. Вот только на некоторых путях запросто можно расплавить себе броню.
  

-3-

   Пока Радость озадачивала работников видео архива, я вывел на экран информацию о Мушайшем. Разумеется, основные факты хранились в моём втором мозгу, однако данные архива ас-ци очень часто обновляются, и мне хотелось не автоматически загружать изменения в соответствующие участки памяти, а увидать картину целиком, с новыми штрихами и оттенками.
   2043/тм/9862035047 (именно так звучало имя объекта) прибыл на Станцию триста сорок два витка тому назад. Для практически бессмертных (если не принимать во внимание факторы риска, возникающие в окружающей природной среде) туудори срок не слишком большой. То есть, Мушайший не скоро заскучает настолько, чтобы возжелать перемены обстановки. Не при жизни моей напарницы - точно, о чём Радость неоднократно сожалела... вслух и очень громко.
   Туудори не сразу начал торговать оружием. Витков тридцать он присматривался к обстановке. Завёл семь легальных предприятий, пять из которых действуют до сих пор. Вышеизложенное, кстати, не означает, что новых законных капиталовложений Мушайший не делал. На сегодняшний день он контролирует одну семнадцатую официальной экономики Станции.
   В поле зрения ас-ци Мушайший попал около ста двенадцати витков тому назад. Однако до суда дело не доходило ни разу: исчезали доказательства, свидетели меняли показания... А туудори благоденствовал.
   И вот с этим криминальным элементом двое станционных суток тому назад встречался Жужжалка.
   Естественно, мы, как работники ас-ци, должны знать подробности разговора!
   - О, посмотрел на клиента? - Радость на ходу облачалась в механическую искусственную оболочку, служащую защитой слабого организма хумов. Густой рыжий волосяной покров верхней части головы, являющийся для данной расы одним из сексуальных раздражителей (но к функции размножения никакого отношения не имеющий... странно!) никак не хотел укладываться в верхнюю часть мех-оболочки... Вообще, желание людей прикрывать себя различного рода неорганическими материями, именуемыми "одеждой", казалось мне дикостью, но потом я понял: хумы даже друг перед другом испытывают стыд за несовершенство своих тел! Можно лишь пожалеть эту расу, а заодно - изумиться способности таких примитивных организмов превращать собственную слабость в преимущество. Скажем, та же мех-оболочка, которую люди называют "скафандр". Она выдерживает изменения температуры, силы тяжести, состава атмосферы... А ещё хумы в ней сражаются. И весьма неплохо. В скафандр можно всунуть много искусственно созданного оружия (естественных приспособлений у людей, можно сказать, нет), приборы наведения, сканирования окружающего пространства... Можно долго дискутировать по поводу этичности таких действий; можно отказывать существам, проделывающим подобное, в праве называться воинами - но, как сказала в своё время Радость, "силою слабых всегда считался ум". Цивилизация людей всегда была удручающе практична в военных вопросах; военачальники этих созданий предпочитали решения грубые, простые... ужасающе эффективные. Девиз хумов: "Но ведь оно работает!" Изящество, мастерство - зачем? Хумы неслись по Вселенной, словно спятившая чёрная дыра. Остановить их можно было только мирным договором.
   Трагедия для расы воинов. Но выбора у нас не было.
   Надеюсь, у Радости в скафандре подобные приспособления имеются в больших количествах.
   Я удлиннил рукоформу и помог напарнице спрятать в мех-оболочку "косу" - вот те самые волосы, сплетённые особым образом.
   - Спасибо, Шем. Докладываю: в архиве обещали отсмотреть все плёнки с пяти пропускников блиффин-сектора. Но сам понимаешь, времени они на это ухлопают кучу. Кстати, я сейчас использовала устоявшийся, отчасти шутливый речевой оборот: хумам известно, как измеряется время.
   Я сложил первый слой грудных пластин благодарственной мозаикой.
   - Эксперты сообщили что-нибудь новое?
   - Нет. И знаешь, я не стала бы надеяться. Мы подключили лучших техников Станции, но они только разводят руками... ну, или производят свои выражающие крайнее недоумение действия. Сообразно расе.
   - Стало быть, мы призваны разрешить загадку, неподвластную умам многомудрых специалистов? Принцип "свежий взгляд со стороны"?
   Радость издала звукосочетание, не несущее для меня никакой информативной нагрузки. Хумы иногда используют подобные вещи для обозначения эмоциональной оценки происходящего, однако я не настолько пока разбирался в интонационных оттенках...
   Я вновь привёл в действие грудные пластины, образовав проём в виде хуманского вопросительного знака. Одна из первых моих попыток пошутить; если верить мнению Радости - удачная. Впоследствии это действие стало ритуальным выражением недоумения. В темноте я изменял температуру тела и подсвечивал значок красным.
   - Нуу... я бы назвала ситуацию "бросили щенка в воду - авось выплывет". Ладно, нас с тобою не в первый раз вот так бросают.
   - И не второй, - похоже, я опять всё понял правильно. Губы Радости раздвинулись в улыбке.
   - Угу. Доплывём до берега. И начнём барахтаться прямо сейчас!
   - Отправляемся к Мушайшему? - я начал трансформировать конечности в походный вариант.
   - Точно! - моя напарница с щелчком захлопнула прозрачную лицевую пластину скафандра.
   Помнится, у хумов подобные жесты называются "выделываться"...
  

-4-

   Кварталы туудори - это огромные залы, в которых через определённые расстояния расположены мощные столбы. Столбы тянутся от пола к потолку и покрыты толстым слоем белого налёта - ячеек, где отдыхают многочисленные составляющие коллективных разумов.
   Туудори - раса весьма оригинальная. Разум зарождается, когда в один рой собирается около полутора тысяч насекомых; в зависимости от типа и соотношения насекомых в рое существует несколько... эээ... национальностей, в имени обозначаемых двухбуквенной кодировкой. Последние несколько тысяч лет туудори осуществляют "свильмебарз" - наиболее подходящим (по духу, не по форме) определением в языке большинства рас будет "генетическая коррекция". Рои подбираются и сводятся вместе искусственно, в требуемых пропорциях. Делается это так: после отделения излишков от "роя-матки" в, так сказать, новорожденного внедряются нужные насекомые, в результате чего новый туудори получает соответствующий набор качеств. Насколько я понимаю, задача достаточно сложная: рой может отторгнуть предлагаемых ему новых со-носителей разума... Каким образом туудори всё же добиваются новых результатов, я не знаю.
   Мушайший жил в третьем от пропускника зале. Ещё это помещение носило название Искрящегося, из-за облицовки специальным камнем, который много миллионов лет тому назад был смолой, и в нём застревали разнообразные светящиеся насекомые. Смола сохранила все их свойства, включая свечение. Хотя, признаться, не понимаю: как можно любоваться трупами себе подобных?
   В Искрящемся зале столбы располагались не так, как в прочих. Мушайший произвёл перестройку. Его дом, находившийся возле противоположной от входа стены, защищали четыре полукруга аналогичных сооружений: два полукруга внешней охраны, жилища советников и внутренняя охрана.
   На столбах, где жили телохранители Мушайшего, было прикреплено разнообразное оружие. Другие технические средства защиты висели на стенах.
   - Ну хоть бы что-то запрещённое... - мечтательно протянула Радость.
   - Вряд ли. Я видел список разрешений.
   - Я тоже. Но жаль.
   От ближайших ко входу столбов нам навстречу метнулось несколько туудори. Я обратил внимание, что их составляющие не пересекались. Для туудори проникновение части твоего тела-роя в чужое является весьма болезненным процессом.
   Радость поспешила высветить в воздухе голограмму сотрудника ас-ци. Я последовал её примеру.
   - Чего вам нужно? - механический шар-переводчик едва поспевал за охранником.
   - У нас дело к досточтимому Мушайшему, - как старший по званию, первым говорил я. Радость едва заметно кивнула - привычка, оставшаяся с тех времён, когда напарница контролировала каждый мой жест. Сейчас это меня уже почти не раздражает. Так, два-три медитат-сокращения м'м'анн...
   - Начальник занят, - срочно ещё одиннадцать медитат-сокращений! Хрильс, как же сложно порой общаться с иными разумными, не понимающими основных правил межрасового этикета! Хумы в этом отношении ещё весьма приемлемые создания, особенно здешние, рождённые на Станции.
   Но позвольте, туудори тоже в основной массе очень вежливы! А охранник даже не употребил формы "граждане" - хотя любой знает, что льхфи выезжают из Эзири-Согласия только став видрехами либо шеймон (философами - странное хумское определение оказалось весьма подходящим. Даже странно, как две такие несхожие расы сумели выработать настолько похожее отношение к Познающим скрытый смысл реального и нереального). Стало быть, к незнакомому льхфи следует обращаться "высокочтимый", "глубокоуважаемый" либо просто "воин" (если говорящий разбирается в ритуальных отметинах на внешней левой пластине). Также допустимо говорить "офицер" - как-никак, я сотрудник ас-ци...
   Следовательно, охранник меня оскорбил?!
   Вот, опять несовпадение статусов! Как видрех, я обязан испепелить обидчика на месте. Однако офицер ас-ци не имеет права на столь естественное удовлетворение социальных потребностей.
   Боковым зрением я уловил лёгкую гримаску на лице Радости. И вытянул вторую правую рукоформу, позволяя напарнице говорить.
   - Очень хорошо, многоуважаемые, - поразительно, как хумы умеют, если захотят, оперировать тембром и интонациями голоса, превращая вежливость в оскорбление. - В таком случае я выпишу повестку и вручу её полномочному представителю досточтимого Мушайшего...
   И действительно, Радость раскрыла стандартный голограф-принтер скафандра, нашла нужный файл и принялась его заполнять, сопровождая свои действия аудиопояснениями:
   - Вашему начальнику необходимо будет прибыть завтра к пятому промежутку по времени Станции в Опекунство ас-ци третьего сектора семнадцатой ступени для дачи показаний по делу об убийстве свободного гражданина. Опекунство расположено по адресу...
   - Начальник не поедет ни в какое ас-ци! Имеет право!
   Мимика Радости меня порадовала (кажется, в языке людей это называется каламбуром и не приветствуется - зато очень точно отражает действительность). Я долго изучал виды сокращений лицевых мышц напарницы и соотносил их с её последующими действиями. В данном случае она собиралась "ставить зарвавшегося сосунка на место". То есть, приводить действия индивидуума в соответствие с его социально-правовым статусом.
   Иногда Радость делает это столь виртуозно, что её поступки могут служить коброльтам видрехов примером для подражания.
   - В таком случае, досточтимый Мушайший будет подвергнут принудительной доставке в ас-ци. Под конвоем. Имеем право, - Радость позволила себе мимолётную улыбку. - Параграф шестой, статья двенадцатая, часть третья "Уложения о криминальных деяниях" - сотрудники ас-ци, ведущие следствие по делу об убийстве, обладают экстраординарными полномочиями. В том числе - требовать объяснений от любого лица, вне зависимости от его статуса. Я бы на вашем месте не создавала проблем начальнику, но - как хотите...
   - Подождите, подождите несколько тактов, высокочтимые офицеры!
   О, а вот этот туудори знает, как обращаться с представителями закона! И переводчик у него подороже будет, передаёт интонационные оттенки звуковых колебаний.
   - Произошло ужасающее недоразумение, высокочтимые, и виновник будет сурово наказан! Разумеется, досточтимый Мушайший, мой непосредственный начальник, всегда рад оказать помощь глубокоуважаемым органам правопорядка, как и любой законопослушный гражданин! Однако именно сейчас, в данный момент, досточтимый Мушайший крайне занят. Не могли бы вы подождать немного, совсем чуть-чуть, одну седьмую промежутка? Разумеется, мы сделаем всё возможное, дабы компенсировать и скрасить вам это впустую потраченное время. Могу предложить высокочтимому видреху слиток серебра, а глубокоуважаемой госпоже офицеру - кофе либо сок, а также низкокалорийные питательные смеси из фруктов, употребляемых людьми...
   - Полчаса подождать, говорите? - Радость еле заметно двинула плечом. - Если высокочтимый видрех не против...
   - Мы остаемся, - принял я решение. Окиси серебра - редкость, и они полезны для моего организма.
   Радости моментально были принесены стол и стул, мне - терморегулируемый коврик. Спустя десяток тактов левитирующий поднос доставил еду, и мы занялись её поглощением.
   Ровно через одну седьмую промежутка советник, носящий на станции имя Проникатель (моя напарница выяснила это в базе данных, не отрываясь от приёма пищи) вежливо пригласил нас проследовать за ним. Мы прошли первый круг охраны, после чего встали на транспортёр, доставивший нас к дому Мушайшего.
   Ничем особенным этот туудори от представителей своей расы не отличался. По крайней мере, на взгляд представителя другой расы. Сплетники (местное понятие для распространителей недостоверной информации, которые, в отличие от шпионов, делают это исключительно вследствие нравственной распущенности) рассказывают, будто Мушайший вызолочивает крылышки своим составным частям - так вот, данное утверждение не соответствует действительности. Обычный рой, встретишь где-нибудь в хумских кварталах - и не идентифицируешь сразу.
   - Приветствую, высокочтимые. Воин Ш'мао Д'ну'ргм, офицер Радость Карданкова... Мне сообщили, что цель вашего визита - расследование дела о некоем убийстве.
   Шар-переводчик Мушайшего воспроизводил аудиоволны, которые хумы назвали бы "баритоном". Скорее всего, именно этот диапазон частот вызывал в человеческом организме позитивные эмоции. И не сомневаюсь, что если бы разговор шёл на мирт'льхфе, то исходящая от шара вибрация доставила бы мне наслаждение.
   Техника туудори безупречна. Всегда.
   Но почему же компенсаторное поле Жужжалки дало сбой?
   - Досточтимый Мушайший, я с прискорбием вынужден сообщить, что мы расследуем гибель вашего соотечественника. Вчера в блиффин-секторе произошёл сбой в работе техники, в результате чего погиб некий Жужжала, среди туудори известный как...
   - Я знаю, о ком вы, - верхние и нижние насекомые Мушайшего взвились из ячеек - у туудори это обычно означало волнение. Впрочем, мушки почти тут же вернулись на место. - Сбой в работе техники? У Жужжалки? Невозможно.
   - Мы тоже так считаем, - я приоткрыл первый слой грудных пластин, одновременно трансформировав передние рукоформы в походно-боевой вариант: поза вежливой настойчивости. - И раз уж вы сами об этом заговорили, досточтимый...
   - Да-да, понимаю. что ж... я встречался с Жужжалкой. Три или четыре раза. Проникатель, сколько именно?
   - Четыре раза, досточтимый.
   - Хорошо, я вспомнил. Именно так. Мы говорили о делах. Жужжалка хотел показать образцы. Новая техника, он думал, мне будет интересно. Я взглянул. Неплохо, но я этим не торгую. Мне нужны иные разработки.
   Да, весьма откровенное заявление. Вот только доказать, что Мушайший имел в виду именно оружие, невозможно. Одна семнадцатая экономики Станции, я уже упоминал.
   - Вспомните, досточтимый, какие именно разработки он вам предлагал?
   Радость молчала - стало быть, я пока действовал правильно.
   - Сделаем иначе. Проще. В архивах хранятся послания Жужжалки. Там перечень товаров и цены. Проникатель их перенесёт на отдельный стрлиз. Сейчас же. И отдаст вам.
   Советник взвился с места и перелетел к стене возле дома Мушайшего. Часть её тут же начала интенсивно мигать и слегка завибрировала. Поскольку я впервые видел, как эта раса хранит свою документацию, то наблюдал с нескрываемым интересом.
   - Прошу подождать, высокочтимые. Письма туудори нуждаются в переводе. Я являюсь обладателем учёного звания по межрасовому общению и человеческой лингвистике, посему льщу себя надеждой, что достойно справлюсь с поставленным заданием.
   Я раздвинул грудные пластины в знак признательности, а затем, спохватившись, продублировал благодарность набором звуков. Туудорийские послания были набором специально подобранных пахучих веществ. Не-туудори, разумеется, испытывали трудности при их прочтении.
   Радость, однако, чуть нахмурилась и впервые вмешалась:
   - Да не затруднит досточтимого Мушайшего приказать глубокоуважаемому Проникателю, дабы тот скопировал и оригиналы послания. Несомненно, досточтимому Мушайшему известно, что начальником ас-ци сектора, где в меру своих сил тружусь я под блистательным руководством воина видрехов Ш'мао Д'ну'ргма, является туудори по прозвищу Рявкун, и он сумеет прочесть оригиналы...
   Да, официальный, протокольный язык Станции - это сложная вязь словесных символов и телодвижений. Радость владеет им в совершенстве, я - весьма посредственно. Но пожелание, озвученное таким образом, приобретает силу приказа. Разумеется, если пожелание исходит от представителя власти.
   - Хорошо. Проникатель сделает.
   Мне показалось, что Мушайший произнёс это без особого удовольствия. Впрочем, пока туудори спокойно шёл на контакт с нами, как с сотрудниками ас-ци. Я решил продолжить допрос.
   - Досточтимый, не предлагал ли убитый какие-нибудь разработки, помимо указанных в посланиях?
   - Нет, - ответ быстрый и чёткий. Возможно, слишком быстрый.
   - Что-либо из предложенного Жужжалкой может быть охарактеризовано, как оружие?
   - Очень расплывчатый вопрос. Высокочтимый воин сам знает: всё в мире может служить оружием. Отвечу так: предметов, запрещённых ко ввозу на Станцию в списке нет.
   Очень расплывчатый ответ. Каждый виток на Станции производится пересмотр списка предметов, веществ и организмов, запрещённых ко ввозу. Однако ясно, что большего Мушайший мне не скажет.
   - Как вы считаете, досточтимый, были ли у покойного враги?
   - Не знаю. Возможно. Я не следил за... почившим, - буквально фраза звучала "за ушедшим в дальний край, о котором туудори известно лишь то, что оттуда не возвращаются". У этой расы нет слова, обозначающего смерть. То есть, конечно, есть - для живых организмов имеется одно определение, для испорченных либо разрушенных предметов - другое. Но сами туудори не умирают. Как правило.
   - Да позволят высокочтимые высказаться, - подал голосовой сигнал Проникатель.
   Мы с Радостью, естественно, были не против. Мушайший промолчал.
   - Жужжалка - молодой рой. Был. Он весьма и весьма интересовался другими расами. Их потребностями, способами удовлетворения таковых...
   - Действительно, - вмешался Мушайший, - так и было. Хотел бизнес на этом сделать. Говорил, что туудори могут много дать иным разумным. И получить прибыль. Большую.
   - А что конкретно он хотел предложить "иным разумным", досточтимый Мушайший не помнит? - Радость говорила небрежно, но я-то видел, как напряглись мышцы у моей напарницы.
   - Не знаю. Я не просил его показать тот список товаров. Счёл это бесполезным.
   Других вопросов у нас не было. То есть, конечно, были... но именно данного убийства они вряд ли касались. Я взял стрлизы у Проникателя, тут же передал их Радости. Над стрлизами ещё предстояло провести ритуал "оформление вещественных доказательств". Без этого их нельзя читать.
   Мушайший и Проникатель поставили пахучие цветные метки и на переданной нам информации, и на одноразовом голографе, куда всё это время поступала информация. Таким образом туудори подтверждали, что несут ответственность за сказанное ими в ходе допроса.
   Одной из первых истин, внушённых мне Радостью, было: обитатели Станции лгут. В том числе представителям власти. И убивать за это строжайше запрещено.
   Помнится, я удивился и возмутился. Солгать старшему по'эда, не говоря уже о коброльтах - мне сложно вообразить такое. А в те времена я не мог этого представить. Вообще не мог. Служба в ас-ци стимулирует и развивает мышление. Радость же пояснила, что ложь является неотъемлемой частью хумской культуры, вмещающей в себя такое странное понятие, как "свобода слова". А также "свобода совести", хотя смысл этой пресловутой "совести" мне до сих пор неясен. Нечто вроде самоограничителей - но насколько же индивидуальных!
   С туудори всё ещё сложнее. Стержнем их философии является самосохранение - точнее, сохранение знаний, накопленных коллективным разумом, именно у данного конкретного носителя. Именно этим и определяется ценность индивида для общества. Вторым по значению является жажда познания... и стремление как-то развеять скуку.
   - Наш начальник, - со смешком поведала мне Радость, - тот ещё потрясатель туудорийских устоев. Ему, видишь ли, небезразличны судьбы различных сообществ. Хотя кто его знает, что он делал пятьсот лет назад и чем займётся через пятьсот лет...
   - По крайней мере, ему не скучно, - заметил я тогда.
   - Да уж, Станция не даёт скучать. Но вот что ты должен усвоить, Шем: туудори - почти все - эгоисты, каких поискать. Честными они бывают, когда торгуют - иначе репутация понизится. И с таким жуликом его товарищи побыстрее нас разберутся. А всё остальное... да туудори ложь даже проступком не считают!
   Большинство рас лгут - увы, это истина. И льхфи должны её усвоить.
   - Что теперь будем делать? - не является зазорным спросить пусть подчинённое и несовершенное, но более компетентное создание.
   Радость помолчала немного.
   - Ты - терроризировать работников станционных архивов... О, не пойми превратно: я вовсе не хочу, чтобы ты их запугивал либо избивал. Просто Жужжалка пробыл на Станции долго - значит, заключал сделки, где-то держал товар, верно?
   Я согласно раздвинул грудные пластины первого слоя.
   - Послать запросы в банки и кредитные ассоциации, допросить контрагентов... Сделаю. У туудори бывают друзья?
   Ответ я знал, но хотел лишний раз убедиться в правильности собственных выводов.
   - Разве что контрагенты, Шем. А я тем временем дёрну кое-кого из игроков Расплывшегося рынка.
   Увы, контрабандисты отказываются сотрудничать с льхфи. Даже с изгнанниками вроде меня. Созданий из Расплывшегося рынка пугает наличие у льхфи строгих морально-этических принципов и стремление ввести эти принципы в повседневный обиход всех рас.
   Хумы же признаются не слишком высоконравственными... и Радость успешно этим пользуется.
  

-5-

  
   Расплывшийся рынок, как я уже отмечал в докладе коброльтам видрехов, не является территорией, предназначенной для заключения торговых сделок. Это скорее сообщество. Ассоциация вольных торговцев - так они себя иногда называют. А "воля" их заключается в несоблюдении законов Станции и в уклонении от уплаты налогов!
   Вообще, идея налогообложения меня воодушевила. Как же она должна сплотить общество! Каждый живущий отдаёт частицу своего труда, своих знаний и умений на благо сограждан. Это очень сильно отличается от финансирования по'эдами разумных потребностей! Стройная, ясная система...
   Услышав мои соображения, Радость посмотрела на потолок, сделала глубокий вдох, издала звук "м-м-м" - и комментировать столь необычное поведение отказалась. Очевидно, хумы с их аномальной логикой, воспринимают налоги несколько иначе.
   Итак, Радость отправилась контактировать с личностями, известными как активные участники Расплывшегося рынка. Я же заполнил стандартный стрлиз запроса в банки и кредитные ассоциации. Затем затребовал курьера - подобные документы не следует доверять электронной почте. Ещё раз вызвал из запасной памяти картины осмотра места происшествия. Ценных идей не появилось.
   - Шем, очень занят? - голос Радости из коммутатора отвлёк меня от меланхоличных размышлений по поводу собственного несовершенства.
   - Вообще не занят. Всё уже...
   - Поняла. Слушай адрес: Девятый человеческий сектор. Это на Жёлтом уровне. Улица Гагарина, дом семь. Возле него - маленький скверик. Я буду там. Подлетай как можно скорее!
   Трансформировался я уже... как это у хумов? - "на ходу". Вначале на ходу, затем - на лету... Спинные пластины развернулись, дабы удерживать меня в атмосферном слое хумских секторов; из органов выделения сформировался двигатель.
   Данная форма вызывает у представителей человеческой расы рефлекторное желание сотрудничать. По крайней мере, проблемы с нахождением указанного скверика не возникло. Мог бы, конечно, вызвать из запасной памяти карту сектора, но у хумов просто врождённая страсть к перепланировке.
   Радость действительно ожидала меня на одной из лавочек. Держа на прицеле взволнованного кадахи, с большой амплитудой меняющего цветовую гамму кожных покровов.
   - Шем, этот тип должен быть препровождён в ас-ци за отказ давать показания по делу об убийстве.
   Кадахи испуганно заскрипел. Из переводчика раздалось:
   - Не понимаю, чего хотят офицеры. Виль-ни-виль честный торговец. Виль-ни-виль никого не убивал.
   - Виль-ни-виль ответит сейчас и здесь, или хочет быть посаженным в клетку? - нехорошо улыбаясь, осведомилась Радость.
   - Виль-ни-виль ничего не знает и не хочет знать!
   Я перестроил тело в первую боевую форму, выдвинул жвала, раскрыл крючья на одной паре рукоформ. Правая половина кадахи окрасилась в пурпурный цвет, левая стала чёрной.
   - Но Виль-ни-виль с радостью ответит на вопросы достойных офицеров!
   Я привык. Привык, что Радость использует меня в качестве орудия устрашения. Раньше даже испытывал гордость.
   Теперь мне грустно. Я не считаю свою расу обезумевшими воинами, которые жаждут крови всех разумных существ. А ведь именно так представляет себе льхфи большинство встреченных мною индивидуумов.
   Но эмоции - эмоциями, а работа - работой. Радость произнесла - очень медленно, очень отчётливо, как говорят с умственно неполноценными индивидами:
   - Жужжалка. Торговец-туудори. Убит вчера. Ты с ним знаком, вас видело, по крайней мере, четверо существ. Чего он хотел?
   По телу кадахи побежали оранжевые пятна.
   - Виль-ни-виль разговаривал с Жужжалкой, да, да. Это же разрешено, верно? Два торговца поговорили...
   - О чём? - воистину, терпение у моей напарницы подобно бескрайнему космосу.
   - О чём? А, Виль-ни-виль не помнит...
   Я качнулся вперёд.
   - Но Виль-ни-виль уже вспоминает! Быстро вспоминает, да, да! Мы говорили о новых технологиях - а о чём ещё можно говорить с туудори?
   - О каких технологиях? Советуют вспоминать ещё быстрее - кажется, высокочтимый офицер-льхфи раздражён!
   Я послушно махнул спинными пластинами несколько раз. Затем на четверть выдвинул жвала. Жесты абсолютно безобидные, однако многие представители иных рас пугаются.
   Этот кадахи не был исключением.
   - Исполнение желаний! Он говорил об исполнении желаний!
   - Все туудори исполняют желания клиентов!
   - Нет, нет, господа офицеры, нет! Он говорил о технике, исполняющей любые желания. Нужно только пожелать - и это у тебя появится. Виль-ни-виль не поверил. Виль-ни-виль прогнал Жужжалку. И всё! Только разрешённые действия! Прогонять и не слушать разрешено!
   Радость покосилась на меня. Насколько я разбираюсь в мимике напарницы, мне приказали принять менее пугающую разумных позу. Я убрал жвала. Расцветка кадахи стала более естественной.
   Мы ушли, оставив Виль-ни-виля причитать. Ушли растерянными. Требовалось доложить о полученной информации начальству и как следует обдумать случившееся.
  

-6-

  
   А через двое станционарных суток, когда мы окончательно уверились в том, что расследование продлится не день и не два, нас вызвали к непосредственному начальству.
   К тому моменту мы узнали, сколько разумных существ посещало блиффин-сектор в день убийства. Двести семьдесят три. И о каждом из них я счёл своим долгом узнать хотя бы основную информацию. Три дня ушло на просмотр биографий - и ещё два дня на проверку тех двенадцати, которые считались неблагонадёжными. Никто из нарушителей общественного порядка, посещавших блиффинов, с Жужжалкой не контактировал.
   Ещё мы прочли о технике, которую убитый хотел продать Мушайшему. Информацию почти сразу отправили экспертам - ничего разумного из неё извлечь не удалось. Слишком сложной оказалась для меня и Радости туудорийская техника, слишком мало знакомых слов попадалось в её описании. Эксперты подтвердили, что техника вполне могла быть провезена на Станцию - по крайней мере, никто её до сих пор не запрещал.
   По этому поводу моя напарница снова пошутила. Или даже сыронизировала. Сказала, что у туудори сложно понять, где заканчивается массажная щётка и начинается вакуумная бомба, а потому отсутствие запрета - не показатель. Я понял шутку не полностью, однако эксперт-хум рассмеялся и отмёл все подозрения, заявив о полной безопасности привезённых Жужжалкой образцов.
   Было отчего впасть в уныние. Но тем не менее, вызов к Опекуну не показался мне событием ординарным. Ругать нас согласно ритуалам присмотра за подчинёнными не имело смысла - сроки расследования пока не нарушались.
   Тут нужно сделать отступление и прояснить некоторые затемнённые участки понимания обстоятельств. Служба в ас-ци, как я уже упоминал, имеет мало общего с охраной спокойствия по'эда. Это дома зловредного льхфи будут разыскивать даже потомки наших потомков. Здесь же преступление должно быть раскрыто за определённое количество времени - жизнь на Станции слишком мимолётна, существа слишком часто меняют место жительства, а то и вовсе теряются в глубинах космоса. И за неумение раскрывать злодейские дела в установленные сроки полагается наказание. Как правило, оно заключается в невыдаче части зарплаты. Меня, воина видрехов, избавили от позорного предположения, будто клочки бумаги определяют мою верность долгу. Вовсе нет - я в случае несоблюдения сроков в соответствии с собственным выбором прохожу терапию электрошоком. Однако напарница вовсе не желает терять причитающиеся ей деньги. Коброльтами видрехов это может быть сочтено постыдным, но позволю себе смиренно напомнить об отличии в психологии наших рас. Хумы представляют себе честь и верность вовсе не так, как мы. И потому, возможно, в случае с ними потеря денег является адекватным наказанием.
   А теперь я вернусь к рассказу о событиях того дня.
   Радость часто говорила, что ставить туудори Опекуном ас-ци хумского сектора - непрактично. Впрочем, тут же добавляла: "Но он вполне справляется".
   7913/бр/5052799025-63, которого все называли Рявкуном, беспокойно перемещался всеми своими 37067 элементами в огромном аквариуме, водружённом на элегантное (по словам Радости) большое чёрное кресло. Рявкун считал кресло показателем солидности (и хумы его в этом поддерживали), однако туудори просто нечем сидеть...
   Из динамика переводчика, висевшего рядом с аквариумом, доносилась меланхоличная хумская песенка: "Раз-два-три, по почкам...".
   Радость напряглась. Обычно Опекун предпочитал напевать суильданские венки или арии из древних хумских опер. А тут - нечто, к чему удивительно подходит человеческое слово "попса"...
   На столе из настоящего дерева, привезённом прямиком с Земли (и изъятом у какого-то казнокрада ещё до моего поступления в ас-ци), тихо мигал лампочками туудорийский импульс-счётчик. Я задал своему мозгу комбинацию из восьми огоньков... но тут Радость, даже не спросив разрешения, плюхнулась на мягкий стул напротив Рявкуна. Мне, как начальнику нашей группы, оставалось лишь последовать её примеру: я перегруппировался и опустился на гостевой коврик.
   - И что за государственную тайну туудори нам собираются сообщить? - голос напарницы звучал в странной тональности. В этот миэльвер моё оперативное подсознание выдало искомую комбинацию. Данный тип пси-импульсов (настроенный на каждую расу индивидуально) применялся, когда требовалось обеспечить сохранность особо секретной информации. Тогда в мозг посылался пучок волн, и впоследствии, при попытке несанкционированно обсудить запретную тему с кем-либо, разумный сходил с ума.
   Судя по тому, как быстро догадалась о происходящем Радость, это был не первый случай в её жизни. Мои подозрения только усилились, когда Рявкун заговорил. Он обращался исключительно ко мне.
   - Видрех Ш'мао, умоляю: не сочтите данную процедуру оскорблением. Поверьте: я тоже прошёл через эту формальность. Таковы правила. Не мы их устанавливали, не нам их нарушать. В противном случае мне придётся отстранить вашу пару от расследования...
   - Сделайте одолжение, - буркнула Радость.
   - ...что, несомненно, дурно повлияет на конечный результат, - Рявкун подчёркнуто игнорировал мнение моей напарницы.
   - Ага, всё протухнет и прокиснет. И вообще, поставят штампик "забраковано", - определённо, хумка была...как это там? Вне духа. Или не в духе - точно не помню, да и есть ли разница?
   Однако процедуре принудительного сокрытия тайн меня не подвергали никогда. Поразмыслив, я решил принять столь бесценный дар в склады личного опыта. Тем более, плата за новое знание оказалась ничтожно малой - провести расследование. Всё равно основную работу выполнит Радость... Она придумает, как. Моя напарница и ученица мудра.
   - Слушайте волю видреха: мы сделаем это, - включил я голосовую мембрану. Радость искривила лицевые мышцы, но ответила ритуальной формулой:
   - Воля видреха священна, и мы сделаем, как ты скажешь, Наставник.
   ...А сам процесс засекречивания информации был весьма поучительно прост. Я последовательно почувствовал в подкорке мозга вначале жжение, затем лёгкий зуд, потом холод. Те же самые ощущения были продублированы в моих резервных мозгах. На этом всё завершилось.
   И мы узнали одну из многочисленных тайн туудори.
   Льхфи ещё удивлялись, почему нам не удалось покорить эту расу!
   Одно из изобретений коллективных роёв-разумов называется эльбиттейр. Данный приборчик весьма компактен, прост в обращении, стоит очень дорого (не всякому туудори по кредитке) и выполняет желания владельца.
   От весьма скромных до любых - в зависимости от цены и искусства изготовителя.
   А я удивлялся, почему Рявкун иногда вызывает нас в кабинет и выкладывает улики по очередному делу! Да, у него тоже есть эльбиттейр. Недорогой. Заставить убийцу прийти с повинной не может, но собрать недостающие доказательства...
   Эльбиттейры настроены на пси-излучения туудори и только туудори. В коллективных сознаниях существует чёткий свод запретов, не позволяющих своими желаниями ставить мир на грань катастрофы.
   Но благодаря разлагающему влиянию иных цивилизаций (вот тут я с Рявкуном не мог не согласиться!) некоторые туудори научились указанные запреты обходить.
   Жужжалка принадлежал к таким.
   Он был гениальным изобретателем. Ему удалось перенастроить эльбиттейр на пси-излучение не-туудори...
   - На какую расу настроен этот... исполнитель желаний? - резко подалась вперёд Радость.
   - Не знаю, - переводчик издал вполне человеческий вздох, - мой эльбиттейр разряжен полностью. Удалось выяснить только, что Жужжалка привёз рекламный образец. Одно желание. Всего одно. Но... никаких ограничений.
   - Ве-се-ло... - у Радости побелели губы. - Другие эльбиттейры на Станции есть? Кроме Вашего и того, который мы ищем?
   - Два, насколько мне известно. Оба - у Мушайшего. К нему я обращаться не буду, - голос в переводчике стал весьма строгим, но Радость не сдавалась:
   - Он не заинтересован в изъятии подобного непотребства?
   - Мушайший заинтересован только в собственной прибыли. Я не знаю, что он сделает, заполучив столь серьёзную информацию. Рисковать не стану.
   - Ну, хорошо. Мы получили инструкции. Можно идти? - моя напарница явно злилась.
   - Иди, Радость моя. Видрех Ш'мао, Ваш визит был для меня честью, - Рявкун никогда не забывает о традициях льхфи, когда говорит со мной. Моя напарница называет это "индивидуальным подходом".
   - Разговор с Вами, Опекун, заменил моему м'м'анн медитат-сокращение, - вернул я вежливость и встал с гостевого коврика.
   Мы пошли работать.
  

-7-

  
   Два раза по двенадцать станционарных суток не дали никаких ощутимых результатов. Только любимые Радостью "промежуточные".
   Едва эльбиттейр Рявкуна заработал, мы втроём собрались в кабинете Опекуна и вновь разрядили умный прибор. Удалось выяснить, что привезённый Жужжалкой "рекламный экспонат" был настроен на психику хумов.
   После этого Радость развила сумасшедшую деятельность. Каждые сутки напарница ныряла в лабиринты узких улочек хумских секторов, с кем-то завтракала, обедала и ужинала, с кем-то просто беседовала, с кем-то заигрывала (особенности половой системы людей заставляют второй слой моей грудной пластины скрипеть от отвращения!), кому-то угрожала... Несколько раз подчинённая брала меня с собой. Дважды одного моего вида оказалось достаточно, чтобы собеседники Радости поделились с нею информацией; дважды мне пришлось схватить хума за голову и слегка сжать рукоформу. Держать этих существ за горло я отказался наотрез: слишком много чести!
   Мы узнали многое о жизни хумских секторов. Но ничего - об эльбиттейре.
   Радость нервничала. Однажды я, пребывая в недоумении по поводу столь ярко выраженных эмоциональных реакций на происходящее, прямо спросил об этом.
   Напарница дёрнула плечом.
   - Я всё время думаю: мы живём в уже изменённом мире, или кто-то ещё вертит эльбиттейр в руках, задумывает желание, скотина!
   Я проигнорировал последний эпитет, так как он нёс исключительно эмоциональную нагрузку.
   - Какая разница? Мы, скорее всего, ничего не заметим.
   Некоторое время Радость пристально смотрела на меня.
   - Скажи, Шем: тебе приятно знать, что завтра ты можешь проснуться не видрехом, а слугой какого-нибудь выскочки Хумского? Тебя ободряет, что завтра ты будешь считать это вполне естественным?
   У хумов слишком грубая правда для меня, простого видреха... Я опомнился, лишь когда кости моей ученицы и напарницы затрещали под напором боевой рукоформы.
   - Прости Радость, - и пусть коброльты вновь меня изгонят, если я признаю себя неправым, прося извинения у хумки.
   - Ничего, всё нормально, - женщина встала с пола, покрутила головой и даже попыталась меня утешить. Давно я не испытывал столь всесокрушающего стыда! А напарница, видимо, угадав моё состояние, пробормотала: "О! Кстати..." - и вновь куда-то заторопилась.
   С этого момента меня стали использовать, как сиделку... нет - как секретаршу! Я записывал приходящие на почтовый адрес Радости сообщения (многие из которых казались мне откровенно плодом больного разума) и, когда моя напарница связывалась со мною, передавал ей информацию.
   Так, однажды я прочёл ей некое коротенькое письмо...
   - Что?!!
   Радость вполне могла оглушить любого хума.
   "Даиль третий десяток суток разменивает с одним и тем же хахалем. Зовут Серж Ранье. Занюханный инженеришка. Открыла ему счёт в банке, сделала владельцем нескольких фирм".
   Подписи, разумеется, не было.
   - Даиль Сирина двадцать с лишним дней трахается с одним мужчиной. Двадцать с лишним... Шен, собрать всё, что есть у нас на Сержа Ранье! Я еду, жди! И скажи Рявкуну, чтобы никуда не уходил!
   - Не улетал, - поправил я, но Радость уже отключилась. Я так и не успел сообщить хумке о том, как давно мне это было известно. По зрелому размышлению мне перехотелось делиться с напарницей данным фактом. Её психическое состояние внушало мне тревогу и странное опасение, что подобное знание вызовет бурный всплеск эмоций. Ни к чему. Пусть лучше работает.
   Вместо этого я дисциплинированно ввёл в поисковую систему имя Сержа Ранье. Не был, не привлекался, не состоял... Что?!!
   Двадцать три медитат-сокращения м'м'анн!!!
   Когда Радость атмосферным возмущением ворвалась к нам в кабинет, я молча показал ей распечатку.
   Серж Ранье был сто семьдесят восьмым из списка посещавших блиффин-сектор в те стационарные сутки, когда убили Жужжалку.
   - Неужели нашли? - голос моей напарницы подозрительно осип.
   - Ранье был один...
   - Неважно! Отравленный рой вполне можно запихать в небольшой чемоданчик. Или сумку... Идём к Рявкуну, послушаем, что он скажет.
   Рявкун не сказал ничего. Он набрал какой-то видеофонный номер, вылетел из аквариума, станцевал перед экраном некую сложную композицию... и через двадцать четыре больших такта возле здания ас-ци стояли четыре гравиплатформы, набитые хумским спецназом. Я не стану рассказывать о том, что такое спецназ - информация наверняка имеется у любого по'эда, который сталкивался с хумами во время нашего противостояния. Здешнее подразделение построено по аналогичным принципам и выполняет те же функции.
   Рявкун аккуратно внёс имя Сержа Ранье в ордер на арест, на котором стояла пометка с идент-карточки туудорийского Опекуна Станции.
  

-8-

  
   Хозяйка жилого комплекса, где по последним данным пребывал Серж Ранье, отсутствовала. Я не удивился: как и Мушайший, Даиль Сирина официально считалась предпринимателем. Она была владелицей множества художественных салонов, где продавались, как считалось, произведения искусства. Для меня это определение не является истиной; для Радости - тоже, однако так записано в учредительных документах заведений.
   Жилище Даиль Сирины я видел и раньше. Снаружи. Внутри же оно показалось мне... чересчур набитым излишествами. Обитые дорогой тканью стены ярчайшей раскраски, наверняка раздражающей человеческий глаз. Много золотых изделий, некоторые из которых были абсолютно нефункциональными. Человеческая пища животного и растительного происхождения, расставленная на расписных подносах (некоторые росписи показались мне очень символичными. Я запечатлел их и отправил в дополнительную память для последующего изучения). Излишество, желание показать своё богатство и значимость в человеческом понимании этого слова сквозили во всём.
   Именно так. Я знаком с физиологией хумов намного серьёзнее, нежели это может показаться постороннему наблюдателю (учитывая то, что моя ученица и напарница - человек, мне жизненно важно было составить ей график тренировок, который не убьёт подопечную). И поэтому мне известно, что необходимо для нормальной жизнедеятельности среднестатистического хумского организма.
   А что является вредным для его жизнедеятельности.
   В частности, вреден был распространяющийся по одной из комнат аромат. Ещё раньше, чем я успел порыться в своём запасном мозгу и извлечь оттуда информацию, запищал один из приборов-анализаторов Радости. А то, что соответствующие приспособления хумского спецназа не отреагировали, меня вовсе не удивило - люди с самого начала надели на себя лёгкие защитные скафандры.
   Радость поморщилась и достала приспособление, известное мне как "респиратор". С его помощью люди фильтруют воздух (надеюсь, мне не нужно напоминать, что эти существа дышат смесью кислорода и азота с мелкими примесями других субстанций?), отсекая ненужные для организма газы. Спустя некоторое время из отложенной памяти всплыла информация: в воздухе распылено наркотическое вещество, известное под семнадцатью названиями. На человеческий организм оказывает расслабляющее воздействие. Обычно вызывает привыкание со второго-четвёртого применения.
   Очевидным было, что обнажённый человек мужского пола, лежащий на горе подушек посреди комнаты, подвергается воздействию наркотика не в первый раз.
   Радость склонилась над мужчиной, проверила пульс, оттянула веко и взглянула на зрачок. Пробормотала: "Н-да..." - и повернулась ко мне.
   - Шем, это он? Серж Ранье?
   - Именно он, - голограмму с паспорта хума я постоянно держал на поверхности одного из зрительных сенсоров.
   - Отлично, - напарница обернулась к одному из спецназовцев, - забираем это и пошли отсюда.
   Я не успел выяснить, отчего же Радость говорит о мужчине, как о неживом предмете, и решил помедитировать над проблемой позже. Почему-то мне казалось, что в такой постановке предложения кроется некий философский смысл.
   Помимо же описания произошедшего могу добавить, что появление спецназа в жилище Даиль Сирины было одним из самых неэстетичных впечатлений в моей жизни. Грубость и изнеженность нельзя сталкивать таким примитивным способом. Те, кто жил в данном комплексе комнат, тоже это осознавали. И, хотя и не оказывали сопротивления (справедливо полагая его бессмысленным), в мыслях явно осуждали наше вторжение.
   Делиться подобными мыслями с Радостью я не стал. У неё пока слишком испорченный вкус.
  

-9-

   Очнувшись, Серж Ранье во всём признался. Сразу.
   Радость, я и Рявкун расположились треугольником возле молоденького хума и слушали...есть хорошее людское словечко "исповедь".
   - Я люблю её, понимаете?!! Я как её увидал, так сразу и... А что ей до меня? Одна ночь, а потом она забыла, я же видел, я всё видел...
   Радость подала Сержу воды. Зубы хума цокали о край небьющегося стакана.
   Радость Карданкова понимала, о чём говорит представитель её расы. Даже Рявкун, с его многолетним опытом работы в человеческом секторе, имел представление о предмете разговора. А вот я... Мне вспомнились физические особенности Даиль Сирины. Хумская особь женского пола, модифицированная под "эльфийку", что бы это ни означало. Нет, я, конечно, могу понять, зачем увеличивать глаза. Для создания хорошего обзора (хотя я бы отрастил глаз на затылке). Но почему хумы находят красивыми абсолютно нефункциональные крылья, неспособные удержать хозяйку в воздухе и пары минут?
   Так или иначе, но отвергнутый и забытый Ранье был неплохим компьютерным взломщиком. И ему удалось добраться до переговоров Жужжалки с хумской корпорацией "Стил энд Файе".
   Этими разумными будут заниматься другие структуры, не ас-ци.
   А бедолага Серж (глядя на Радость с Рявкуном, я даже сам как-то начал жалеть хума) решил, что это - его шанс. Выдав себя за представителя "Стил энд Файе", он встретился с Жужжалкой... и понял, что дела его плохи.
   - Я честно хотел заплатить, правда! Но у меня нет таких денег! А я люблю Даиль, понимаете, люблю!
   Серж сказал Жужжалке, что деньги с собою не взял, желая вначале удостовериться в благонадёжности предполагаемого партнёра. Но обусловленная сумма недалеко, и он сходит за ней. Вместо денег Ранье принёс баллончик с отравой для насекомых, приобретённый на стихийном рынке... На Станции можно найти почти всё - если знаешь, где искать.
   А программку, изменяющую параметры компенсаторного поля, Серж написал ещё в детстве. В шутку. На спор...
   Собственно, вот и вся история.
  

-10-

  
   Окончательное резюме для данной истории кажется мне скомканным и не до конца передающим все нюансы и оттенки произошедшего. Однако Радость испытывает чувство удовлетворения, Рявкун - тоже, а потому я вынужден признать себя малокомпетентным в данном вопросе.
   Эльбиттейр вернулся к туудори. Зачем он им, абсолютно разряженный, я не знаю. Пытался спросить. Мне не ответили.
   Компьютерный вирус Ранье привёл туудори в восторг. Они долго гудели и рисовали в воздухе фигуры умопомрачительной сложности. Радость кривила мышцы лица и бормотала что-то очень эмоциональное и малоинформативное. По всей видимости, ехидничала.
   Серж остался на свободе. Спустя половину большого такта после его ареста Даиль подняла ТАКОЙ ШУМ... хума предпочли отпустить.
   Пока шло разбирательство, Радость завербовала бедолагу (вот ведь и впрямь - влип парень, как говорят хумы) себе в информаторы. Путём шантажа. При всей своей пылкой и страстной любви Даиль, не задумываясь, убьёт любого, кто посягнёт на её сознание.
   Я приобрёл новый, весьма ценный опыт.
   Похоже, все удовлетворены.
  
  
  
   23
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"