Конкурс Апл: другие произведения.

Апл: Семеро охотников, или Инфернальное чтиво

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 7.06*4  Ваша оценка:


   Британской музы небылицы
   Тревожат сон отроковицы,
   И стал теперь ее кумир
   Или задумчивый Вампир...
  
   Гл.3, XII
  
  
  
   Если б ты знал, Николашка, как надоела мне эта работа! Бегаешь, охотишься за разными поганцами, выслеживаешь - и что в итоге? Гастрит, одышка и никакой благодарности. Хорошо еще, если жандармам не попадешься...
   Уйду я, Николашка, ей Богу, уйду - осяду в каком-нибудь захолустье, сяду за мемуары. Вон Кюхля говорит, во мне великий поэт умер, а уж ему о мертвецах известно все! Делька тоже недавно сказал, мол, есть у меня литературная жилка. А что? Думаешь, мне нечего рассказать читателю? Да я везде бывал: и на берегах Тавриды, и в глуши Молдавии, и на Кавказе! Я уж не говорю о Румынии... Сколько тем, сколько интересных сюжетов! Ты только представь, какие рассказы бы вышли: "Граф Нулин Задунайский", "Карпатский пленник", "Сказка о мертвой царевне и семи упырях", "Вампир во время чумы"...
   Или вот взять последнее мое дело - тоже, между прочим, нетривиальная история! Еле раскусил я этих голубчиков, так здорово замаскировались. Но я ведь тоже не лыком шит... Как догадался? Элементарно, Коля! Во-первых, клыки - ну не бывает у православных людей таких зубищ! Это меня и насторожило. Во-вторых, зеркала: во всем поместье ни единого стеклышка, даже в девичьих спальнях. Подозрительно, согласись? Наконец, режим необычный: днем они, видите ли, спят или в кабинете работают якобы, а вечером - балы, свидания, пиры! А на тех пирах - ни чеснока, ни серебряных ложек.
   Но я же все-таки лицо государственное и основываться на всяких там косвенных уликах не могу. Нужно было поймать этих гадов с поличным. И вот что я придумал: стал ползать перед ними на коленях. Они думают, я не в своем уме или, допустим, подхалим, а я тем временем черчу мелом тонкую белую линию. Минута - и фигура Гоголя-Циркуля готова. Они хотят выйти - а круг не пускает: попались, клыкастые! Так я их и обвел, пардон за каламбур.
   Господа струхнули, но вида не показывают, храбятся: мол, осины не хватит, чтобы всех заколоть. А я им так, знаешь, хладнокровно и с достоинством бросаю - дескать, я слуга закона, казнить без суда и следствия не уполномочен. Да только явится сюда с минуты на минуту толпа крепостных с факелами, вилами и серьезными намерениями. И сразу, понимаешь, все классовые противоречия разрешатся сами собой, без моей помощи.
   Зубастики, конечно, взмолились: не губи, арапчик, не губи, миленький! Освободи, а уж мы тебя за это бессмертием одарим, да не каким-нибудь вампирским, а настоящим, творческим! Станешь классиком, и ничто тебя не убьет: ни лучи славы, ни осиновые перья критиков. Мы тебе - убойный сюжет, а ты нам - "happy end". Есть у американцев такое выражение, означает: конец, который всем понравится. Говорят: напиши, что мы как бы исчезли, кто умер, кто уехал в путешествие. И начальству твоему спокойнее, и нам алиби, и тебе вечная слава. В положительном смысле, конечно.
   Так и быть, говорю, отпущу в обмен на историю. Клянусь черной вудой и всеми абиссинскими идолами! Выкладывайте, как дошли до жизни загробной? "Слушай же нашу правдивую исповедь", - молвит один, молодой такой повеса. - "Ты, должно быть, ненавидишь нас и хочешь уничтожить - между тем, если отбросить все предрассудки и физиологические особенности, мы такие же охотники, как и ты, только добыча у нас другая".
  

П е р в а я о х о т а

  
   Повеса был охотником за впечатлениями. Всегда искал что-то новое, интересное, чтоб еще на зуб попробывать. Даже вампиром стал из любопытства, за компанию, в семь лет. Родители специальную мадам наняли, чтоб за ним ходила с распятием. А когда мадам пришла в негодность, заменили на месье. Но и месье надолго не хватило: ребенок был резов, но мил. Когда же, наконец, возмужал, выпустили его на свободу, и он увидел свет. Нет, не солнечный, а высший - иначе б сгорел мигом.
   Происходило это все в Петербурге, на брегах Невы. Городок не готический, но вполне себе мрачный. Туманы, аристократы, бурная ночная жизнь - все это, конечно, способствовало. Здесь наш носфератик, одетый и остриженный по последней моде, чувствовал себя как рыба в воде. Особенно поднаторел в науке страсти нежной - еще бы, с гипнотическими-то чарами!
   В поисках новых ощущений повеса прыгал с бала на бал, со званого вечера на незваный... Встанет ранним вечерком из гроба, оденет боливар пошире - чтобы спрятать красные глаза, и на карете с черным плюмажем едет в ресторан. Там его ждут вино, лимбургский сыр и ростбиф - заметьте, окровавленный! Только утер кровушку с губ - пора в театр, на ночной сеанс "отрокам до шестнадцати", оттуда - на бал, танцевать и разглядывать ножки. Хотя как раз тут-то я его отлично понимаю. Ножки - это самое прекрасное, что есть в женщине. Я готов целовать их часами - под скатертью столов, на мураве лугов, на чугуне камина... Извини, отвлекся.
   Погоня за впечатлениями не прошла даром. Когда число закусанных насмерть девиц перевалило за три дюжины, петербургские ищейки поняли: что-то неладно. Все следы указывали на юного полуночника; пришлось мне, как следователю по особо страшным делам, познакомиться с ним поближе. И мы сошлись: вода и камень... Нет, какая еще вода? Камень и кремень сошлись, вот как! Столкнулись, высекли сноп искр и подружились. Я завоевал доверие подозреваемого, а мне, в свою очередь, понравились его черты, мечтам невольная преданность... Нет, Коль, при чем тут гипноз? Просто родство душ: томила жизнь обоих нас, в обоих сердца жар угас... Нет, Николашка, и думать так не смей! Мне нравятся только дамы!
   Однако нам пришлось расстаться - как назло, когда я уже собрал почти все улики! Видно, юнец оказался не так прост и тоже о чем-то пронюхал. Дабы отвести от себя подозрения, он перестал появляться на балах, ссылаясь на хандру и сплин. По словам самого парня, "чувства в нем остыли", и он "к жизни вовсе охладел". Хотя, если вдуматься, он же и так ходячий труп - чему там остывать и охладевать? И о какой жизни может идти речь?
   И тут, весьма кстати, умирает дядя (конечно, не мой). Причина неясна, но, скорее всего, что-то наследственное: все его состоятельные братья имели свойство умирать, когда у племянничка кончались деньги. Наследник объяснял эту странность "волею Зевеса". Знаем мы этого Зевеса!
   Юноша тотчас ускакал в родовое поместье. План его был прост: отсидеться в глубинке, пока шум вокруг серийных убийств не уляжется. Плюс свежие ощущения, новые охотничьи угодья и деревенская, экологически чистая кровь. Заботясь о ее вкусе, юноша заменил барщину легким оброком, чем вызвал недоумение у остальных помещиков. Поползли нехорошие слухи: мол, сосед наш какой-то странный, пьет одно стаканом красное вино (ха!), дамам к ручке не подходит, гостей не принимает - загадочный тип! От разоблачения юношу спас еще один приезжий.
  

В т о р а я о х о т а

  
   Этот тоже был настоящий охотник, охотник за вдохновением. Красавец, в полном цвете лет, он объездил в поисках музы чуть ли не всю Европу. Его влекли таинственные лощины, заброшенные церкви и мрачные пещеры. Забравшись в какой-нибудь древний склеп, он упоенно рифмовал "вампира" с "кефиром", а "носферату" с "носом пирата". Увы, из этих путешествий он не вынес ни славы, ни таланта, лишь кудри черные до плеч и синдром графомана в запущенной стадии. Поэт, услыхав о помещике-вурдалаке, решил во что бы то ни стало отыскать чудовище.
   На ловца, как известно, и зверь бежит. Наш повеса сразу заприметил милого невежду и решил превратить в свое орудие. Тут даже гипноз не понадобился: голова поэта и без того была одурманена всякой романтической чушью: ко благу чистая любовь и славы сладкое мученье, всегда возвышенные чувства, порывы девственной мечты и прелесть важной простоты. В общем, жуткий коктейль. Узнав, что перед ним - самый настоящий вампир, пылкий юноша пришел в восторг! Они подружились, и вскоре стали неразлучны. Точнее, это поэт таскался за своим кумиром, как хвостик. А днем, когда кумир был беспомощен, рыскал по соседним усадьбам, высматривал и вынюхивал, чтобы после доложить обо всем хозяину.
   Как известно, пламенная младость не может ничего скрывать. Наивный мальчишка выкладывал злодею все свои мечты и секреты, и тот без труда узнал его любви младую повесть. Предмет любви был самый банальный: голубоглазая блондинка. Непонятно, как падкий на все необычное поэт польстился на такой штамп? Правда, была у этой куклы одна интересная деталь - ее сестра.
  

Т р е т ь я о х о т а

  
   О, она была охотницей за тайнами! Ее привлекали таинственные вещи и необъяснимые явления. Интересуясь снежными людьми, она сама стала чем-то неуловимо на них похожа: так же дика, печальна, молчалива, как лань лесная боязлива. И были детские проказы ей чужды: страшные рассказы пленяли больше сердце ей. Стоит ли уточнять, кто был героем этих рассказов?
   Ей рано нравились романы: Анна Райс, Брэм Стокер, Лорел Гамильтон - она перечитала их от корки до корки. Девица стала настоящим экспертом по части вампиров, да только кто это оценит в глуши забытого селенья? А тут такой случай! Увидев повесу, она сразу поняла - вот оно! То, ради чего она портила зрение и нервы, штудируя мистику. Давно ее воображенье алкало пищи роковой - и пища пришла, на блюдце с голубой каемочкой. В своих мечтах девица уже видела огромный сундук с ассигнациями, который отдаст ей мертвец в обмен на молчание.
   Шантажистка ищет встречи с вампиром; кому, как ни ей, знать, что привлекает этих тварей? Лунная ночь, спальня, потухшая лампа... "Не спится няня: здесь так душно! - говорит юная лицемерка. - Открой окно да сядь ко мне". Чуете, ловля на живца? Но верный, казалось бы, прием не срабатывает - проходит час, два, а ночного визитера все нет. Да и еще выжившая из ума старуха интуитивно отпугивает нечисть: "Господь помилуй и прости! Дай окроплю святой водою". Ну кто из вурдалаков сунется в окно после таких слов?
   Раздосадованная девушка переходит к плану Бэ. Она вырезает буквы из романов и, наклеивая их на бумагу, составляет таким нехитрым образом анонимку. И в необдуманном письме любовь невинной девы дышит - чистая и непорочная любовь к желтому металлу. Письмо девицы предо мною, его я свято берегу: вот, даже подшил к делу. Обрати внимание на сумму, там, в конце - губа не дура, а?
   На следующий день, ровно в полдень, девица уже ждала в условленном месте. И чем дольше ждала, тем страшнее ей становилось. Она дрожит и жаром пышет: а вдруг не придет? А вдруг придет, но с друзьями? Запоздалые, прямо скажу, мысли.
   И тут, как из неоткуда, возникает он: блистая взорами, стоит подобно грозной тени! И, как огнем обожжена, остановился она. Должно быть, только сейчас осознав, в какую авантюру вляпалась! "Вы ко мне писали. Не отпирайтесь!" - строго молвит вампир и начинает, что называется, воспитательную беседу. То есть подробно, в деталях описывает, что станется с ее сестрой, мамой, тетями и дядями, если она хоть где-нибудь, хоть кому-нибудь проговорится. А в конце лекции дает бесплатный совет: "Учитесь властвовать собою; не всякий вас, как я, поймет; к беде неопытность ведет". Да уж, повезло девице, что ей попался такой гуманный злодей. Не в первый раз он тут явил души прямое благородство!
   Угроза возымела действие. Любительница Стокера надежно спрятала язык за зубами, да и остальные дворяне, казалось, забыли про странного соседа, потеряв к нему интерес. Появились новые темы для пересудов - скажем, поезд-убийца, настигающий своих жертв - как правило, симпатичных брюнеток - даже в лесу и на озере (это дело сейчас расследует агент Граф). Но наступившее спокойствие было обманчивым: беда пришла, откуда не ждали, со стороны белокурой дурочки, о которой я уже упоминал.
  

Ч е т в е р т а я о х о т а

  
   Да, и она была охотницей! Охотилась на мужиков. Нет, головы кавалеров не висели у нее над камином - так никакой стенки бы не хватило. Для учета трофеев имелся альбом, что все подружки измарали с конца, с начала и кругом. Вот, кстати, и он - полюбуйся. Чего тут только нет: стихи без меры, мадригалы, элегии... Что, узнал? Да, наш знакомый пиит, только он один рифмует "Дракула" и "два кола". Но не это самое ужасное. Вчитайся - это же стихотворный компромат на повесу! Нужно быть цензором - извини, Коль, без обид - чтобы не увидеть этого! А теперь представь, сколько подружек листало альбом? А сколько было возлюбленных у каждой подружки? То-то. Тайне конец, конспирация насмарку.
   Вампиру не остается ничего иного, как идти ва-банк. Но сначала нужно подыскать нового союзника, поумней и понадежней. Злодей вспоминает о давешней шантажистке - неплохо бы завербовать ее! Благо подходящий рычаг уже найден - девичий суеверный страх. И повеса запугивает бедняжку на славу: травит ручным медведем, приводит на бандитскую сходку. А там народ суровый, у каждого три ходки как минимум. Все в наколках, шрамах, уже и на людей-то почти не похожи: один в рогах с собачьей мордой, другой с петушьей головой, ведьма с козьей бородой, остов чопорный и гордый. Лай, хохот, феня, свист и мат!
   Девушка, правда, держится молодцом: думает, это ей снится чудный сон. А у всех уголовников, кроме того петуха, уже горят глаза и текут слюни: женщина!!! Все указует на нее, и все кричат: мое! мое! "Мое!" - грозно ревет главарь. Пасть собачью порву, моргалы козьи выколю! И шайка вся сокрылась вдруг. А главарь-то - старый знакомец, молодой помещик-кровопийца!
   "Спаситель" доверяет девице свой кошмарный план: убрать всех свидетелей разом. Под предлогом именин пригласить их в усадьбу - и отравить. А если кто не захочет есть грибочки - ему помогут рогатые-бородатые.
   Такая вот дилемма: согласишься - всех прикончат. Не согласишься - тоже всех прикончат, но тебя в первую очередь. К счастью, делать сей судьбоносный выбора бедняжке не пришлось: в последнюю секунду явился... нет, не отряд жандармов. Всего лишь кудрявый поэт вместе со своей блондинкой. Да, я знаю, такое бывает только в дешевых пьесках! Ну и что? Разве весь мир не есть театр?
   Спрашиваешь, кто привел пиита к разбойничьему логову, да еще и так вовремя?
  

П я т а я о х о т а

  
   Это был охотник за адреналином. Истинный la mertxe, то есть наоборот - extremal. Он искал опасности на полях сражений и в трактирных драках, причем везде был одинаково смел и жесток, и никогда не брал пленных! Выслушав сбивчивый рассказ поэта, бравый вояка не побоялся отправиться в логово монстра. Не побоялся в одиночку - хилый и плоскостопый пиит не в счет - сразиться с целой толпой ублюдков, и вышел из этой схватки победителем!
   Но вампир - это вам не собака с рогами. Его не берет ни шпага, ни пуля. И тут, неожиданно для всех, вперед выходит кудрявый романтик. Учтиво, с ясностью холодной, позвал он друга на дуэль. И никто, никто не воспротивился! Им бы накинуться на душегуба скопом, закрестить, заколоть, порезать в мелкую крошку! Но законы пьесы не изменишь, финальный поединок уже неотвратим. Охотник должен встретиться с жертвой один на один; хотя и непонятно, кто есть кто?
   И вот - враги стоят, потупя взор. Давно ль они часы досуга делили дружно? Но теперь посиделкам конец: наивный мальчик прозрел и восстал против недавнего хозяина. Плащи бросают два врага. "Теперь сходитесь" - кричит офицер. Противники медленно перетаптываются, словно американские ковбои, пальцы танцуют у курков.
   Выстрел! Другой! Третий? Четвертый?! Пятый?!!?!
   Да, вручать злодею пистолет было о-очень большой ошибкой. И пытаться сразить вампира, затолкав в ствол серебряную пуговицу, тоже не стоило. Вот плоды легкомыслия: поэт роняет молча пистолет, неподалеку падают его друзья - блондинка с сестрой, отставной солдат, месье Гильо...
   Я разве не рассказал о нем раньше?
  

Ш е с т а я о х о т а

  
   Он был охотником за славой. Жалкий человечек, ничем не выдающийся, ничем не примечательный... Всю жизнь пытался к кому-то примазаться, попасть в какую-нибудь знаменитую историю. Попал. Прославился. Умер со счастливой улыбкой.
   Хватит с него.
   Как остальные? Пока живы, но по ранам видать: ненадолго. Валяются на земле в красивых позах, а вапир, торжествуя, обходит это маленькое поле брани. Что, мол, господа хорошие, съели? Поняли наконец, что зло всегда побеждает добро? Му-ха-ха!
   В этот миг, по всем законам, герой должен был приподняться из последних сил, из распоследних нацелить пистолет, из совсем-совсем последних выстрелить в негодяя...
   Но нет, ничего такого не случилось - и это доказывает правдивость моей истории! Сил не нашлось: ни последних, никаких. Никто не пришел на помощь. Кавалерия не выскочила из-за кустов и не порубала злодея в капусту. Все умерли. А потом сами стали вампирами.
   Вот вам реальный мир. Вот вам жестокая правда.
   Правда?
  

С е д ь м а я о х о т а

  
   Это не для ровного счета. Седьмой охотник - я, и моя добыча, наверное, самая любопытная из всех. Моя добыча - это коварный убийца, пылкий графоман, глуповатая блондинка, ее сестра - знаток потустороннего, вояка с бородинским синдромом и даже этот... забыл имя. Словом, всякого рода душевнобольные.
   Вот правда - в этой коробке. Последняя улика, которая объясняет решительно все.
   Осторожно, не пораньтесь... Забавная вещица, не так ли? Помните рекламу? "Все, чем для прихоти обильной торгует Лондон щепетильный!" А если у меня прихоть - гулять по ночам, сверкая клыками? Пожалуйста: вот вам настоящая вампирская челюсть, всего за девять долларов и девяносто девять центов!
   Да, да, заурядная шизофрения! Вспомните: за весь рассказ наш непобедимый демон ни разу не взлетел, не превратился в туман, не взглянул в зеркало! Людская наивность, суеверие, страх перед неведомым - вот и все чудеса. А если заметить, что эти таинственные события происходили весной, когда любое безумие обостряется до предела, все окончательно встанет на свои места! Тихие и спокойные места в уездном желтом доме, который уже заждался наших героев!
   Там вылечат всех! И повесу, и романтика, и солдата... И меня.
   Потому что в последнее время я тоже начал верить в мистику. Иногда мне кажется, что мой сосед сверху, Дантес, каждое полнолуние принимает облик волка, чтобы охотиться за моей женой. Я, конечно, государственный человек и не могу основываться на косвенных уликах, поэтому на всякий случай ношу с собой серебряную пуговицу...
   .

Оценка: 7.06*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика) А.Респов "Эскул Небытие Варрагон"(Боевая фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Н.Семин "Контакт. Игра"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"