Кононова Инга Борисовна: другие произведения.

Ярхст

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как будет себя чувствовать сирота из провинции, чудом поступивший в самую престижную Академию в могущественной галактической Империи? Радость? Эйфорию? Трудно сохранить себя среди высокомерных потомственных аристократов, когда ты совсем один. Когда богатенькие сынки смотрят на тебя как на забавную и довольно умную игрушку. Сексуальный раб и чудо-компьютер в одном флаконе. Не ожидал, сиротка? Думаешь, кто-то поможет тебе?

   Я Р Х С Т
  
  
  Название: Ярхст.
  Автор: Кононова Инга.
  Фендом: ориджинал.
  Рейтинг: NC-17.
  Саммари: фантастика, гомо- и гетеро-эротика, инцест, изнасилование.
  Размещение с согласия автора.
  Предупреждение: текст содержит описание нетрадиционных сексуальных отношений гомосексуального характера, сцены насилия, и пр. НЕ ЧИТАЙТЕ, если вы не являетесь приверженцем ЯОЯ! Претензии по жанру не принимаются.
  
  
   Как будет себя чувствовать сирота из провинции, чудом поступивший в самую престижную Академию в могущественной галактической Империи? Радость? Эйфорию? Трудно сохранить себя среди высокомерных потомственных аристократов, когда ты совсем один. Когда богатенькие сынки смотрят на тебя как на забавную и довольно умную игрушку. Сексуальный раб и чудо-компьютер в одном флаконе. Не ожидал, сиротка? Думаешь, кто-то поможет тебе?
  
  
  
   1 Г Л А В А
  
   А К А Д Е М И Я
  
  
   - Коте-е-нок, ты-ы куда-а-а?
  
   - А поигра-а-ать?
  
   От издевательски ласковых голосов у него мурашки пробежали по спине. Так, не бояться, не бояться! Угораздило же связаться с этими маньяками!
  
   Братьев Соренс, студентов второго года обучения, уважали и побаивались даже старшие курсы. За внешней красотой и утонченностью манер скрывались безжалостные мерзавцы. За малейшее оскорбление могли вызвать на дуэль, не чурались также ядов и услуг наемных убийц. Все это вместе плюс защита родных, одной из самых влиятельных семей королевства, делало их опасными и практически недосягаемыми для мести.
  
   Ярхст не обладал ничем из вышеперечисленного, чтобы защитить себя. Да и в Академии он оказался лишь благодаря таланту и упорству. На единственное бюджетное место факультета космонавигации был огромный конкурс. Более двух тысяч юношей хотели тут обучаться, но приняли его, Ярхста, сироту из провинции. И даже назначили неплохую стипендию.
  
   В первые же дни состояние эйфории сменилось разочарованием, а затем - страхом. Однокурсники общались с ним лишь до того момента, пока не узнавали, что он бюджетник. Так что не прошло и недели, как Ярхст оказался в некоем вакууме. Хорошо, что получилось сдружиться с несколькими парнями из обслуги, а ее было много: лаборанты, разносчики, курьеры, охрана в конце концов. Но и они не могли даже думать защищать Ярхста от навязчивой опеки со стороны некоторых однокурсников. Когда его в очередной раз зажали в углу и потребовали деньги за "защиту" или услуги интимного характера, Ярхст, обмирая от собственной наглости, сказал:
  
   - Извините, не могу. Я занят.
  
   - И кто же тебя уже занял, смазливая мордашка? Кому нужна твоя тощая задница?
  
   - А вот и нужна! Не трогайте меня!
   Липкие противные руки ощупывали его зад и пах, держали, не давали вырваться. Ярхст не был слабаком, но против пятерых даже он не устоит.
  
   - Я буду жаловаться...- голос превратился в комариный писк.
  
   - Кому ты будешь жаловаться, сиротка-бюджетник? Будь паинькой, и получишь такое удовольствие, какого никогда не получал!
  
   Шайка сынков высокопоставленных родителей, похохатывая, продолжала тискать парня в дальнем углу раздевалки. Они уже выбили из него всю стипендию, а теперь не сомневались, что в Академии их ожидают насыщенная сексуальная жизнь и всегда сделанные уроки. Личный раб обо все позаботится.
  
   - Я пожалуюсь братьям Соренс! - в отчаянии вскрикнул Ярхст. Видимо, вспомнились жуткие рассказы ребят из обслуги о самых опасных обитателях Академии. Руки, державшие его, исчезли как по волшебству.
  
   - Что же ты, милашка, не рассказал нам о своих друзьях?
  
   - Мы бы тебя не тронули!
  
   - Ты что-то обронил? Ах, деньги!
  
   - Поправь рубашку, любовничек!
  
   - Если надоест с близнецами, будем ждать!
  
   Руки заботливо одернули одежду, застегнули рубашку и штаны, сунули в карман пригоршню смятых купюр. Через пару минут Ярхст остался один. Голова кружилась, ноги ослабели, и он уселся прямо на пол.
  
   "Что я наделал!"
  
   Ярхст не сомневался, что последствия сегодняшнего "разговора" будут ужасными. Или близнецы Соренс его убьют, или однокурсники превратят жизнь в ад. "Надо не ломаться, а выторговать хотя бы денежную компенсацию за услуги, - говорил новый друг Ярхста, лаборант Силуран. - Ничего с тобой не станется, а без покровителей в Академии не выжить". Надо же, все умные советы выветрились из головы, стоило представить жизнь в качестве сексуальной игрушки. "Да уж, паниковать мне противопоказано", - устало пронеслось в голове. Руки и ноги уже почти не дрожали, так что надо поскорее найти себе убежище и затаиться на пару дней, пока страсти поутихнут. Да, это будет лучший вариант. Шаги шелестящим эхом разносились по огромной пустой раздевалке, заставляя дрожать и оглядываться. Пустые коридоры Академии нервировали не меньше. "Так, в общежитие лучше не соваться. К друзьям из обслуги тоже не пойдешь. Может, в парк?" Парк при Академии был огромным, подавляющим своим великолепием. Впрочем, как и все здесь. В парке даже было несколько прудов, так что смерть от жажды ему не грозит. Парень, все более успокаиваясь, быстрым шагом пересек Академию, спустился по ступенькам и нос к носу столкнулся с близнецами.
  
   - Коте-е-нок! Ты-ы куда-а-а?
  
   - А поигра-а-ать?
  
   Ярхст сам от себя не ожидал такой реакции. Петляя как заяц, с дикой скорость он промчался мимо фонтана, пересек площадь и мигом скрылся за деревьями.
  
  
   * * *
  
  
   Погоня продолжалась уже около часа. Бежать не было сил, но и останавливаться нельзя. Братья Соренс весело перекликались невдалеке.
   - Ты его видишь?
  
   - Да здесь он, здесь.
  
   - Малы-ыш, не прячься! Мы будем ласковыми! У нас даже резинки есть - хорошие, гладкие. Тебе не будет больно, не бойся!
  
   - Коте-е-нок! Ты-ы где-е? Ты же сам сказал, что мы твои друзья!
  
   Ярхст затаился за огромным деревом. Даже здесь, вдали от здания Академии, газон был идеален, а кусты подстрижены так, что спрятаться попросту негде. Сердце билось пойманной птицей. Неожиданно откуда-то сбоку Ярхста толкнули, он упал и покатился по траве. Как парень ни отбивался, его скрутили и раздели за минуту. Быстро поставили на колени, один из братьев держал руки, а второй надел презерватив и пристроился сзади. Дальше все как в тумане. Толчки сзади, его запястья, сдавленные жесткими ладонями, колкая трава царапает кожу на коленях и локтях. Братья меняются, и все повторяется снова. Больно почти не было, наверное, и правда презервативы были какие-то особенные. Но все заглушала одна мысль: меня насилуют! МЕНЯ НАСИЛУЮТ!!!
  
   Когда спустя целую вечность его отпустили, парень упал набок и, подтянув колени к груди, замер. Слезы текли из зажмуренных глаз.
  
   - Эй, малыш, ты чего?
  
   - Что это с ним?
  
   - М-м-м...
  
   - Не хочешь же ты сказать?..
  
   Один из братьев присел на корточки перед Ярхстом.
  
   - Котенок, это был твой первый раз? Ну, не молчи! Первый?
  
   - Угу.
  
   - Бедный малыш. Не бойся, мы тебя не обидим.
  
   - Вы меня уже не обидели.
  
   - Молодец! Если пациент огрызается, он еще жив! Пойдем, здесь рядом пруд. Да брось ты свои вещи! Не нужны тебе штаны! Марк, позвони охране, пусть привезут нам полотенца, еду, ну ты сам знаешь. А я займусь малышом.
  
   - Хорошо, Том.
  
   Сильные руки подняли Ярхста, как пушинку. Десяток шагов, и прохладная вода обняла тело так нежно, так спокойно. "Как жить дальше? Как вообще с этим жить?" Ярхст встал на ноги, вода доходила до пояса.
  
   - Я поплаваю.
  
   - Хорошо, малыш. Я рядом.
  
   Ярхст плавал достаточно хорошо, но чтобы утонуть, много ума не надо. Нырнуть поглубже, вдохнуть воды побольше. Очнулся он от сильной пощечины, потом чужие губы вдохнули воздух прямо ему в рот, еще вдох, еще... Ярхст закашлялся, его вырвало водой.
  
   - Котенок, ну что же ты так!
  
   - От секса ведь не умирают!
  
   Чужие горячие руки обняли за плечи, гладили по лицу, скользили по груди. Ярхст вдруг осознал, что он, полностью обнаженный, лежит на траве в объятиях таких же обнаженных Тома и Марка Соренс.
  
   - Марк, посмотри, как он мило краснеет!
  
   - Том, а ты умеешь краснеть всем телом, как наш малыш?
  
   - Что ты, братишка, так могут только редкие таланты. Правда, котенок?
  
   Невдалеке зарокотал мотор.
  
   - Лежи, малыш, лежи. Это нам еду привезли.
  
   Ярхст затих. Может, охранники его просто не заметят?
  
   - А целоваться ты умеешь?
  
   - Нет!
  
   - Он опять краснеет! Как мило.
  
   - Котенок, ты такой красивый! Расслабься.
  
   Том или Марк - да кто их разберет! - навис над Ярхстом и, глядя в глаза, стал медленно склоняться все ниже и ниже, горячее дыхание касалось кожи и обжигало, серые глаза смотрели ласково и нежно... Звучно чмокнув парня в губы, Соренс расхохотался:
  
   - А ты не такая уж ледышка! Пойдем есть!
  
   Вскочил на ноги, подал руку Ярхсту. Все трое, как были, голые, двинулись на запах еды. Охранники уже расстелили пушистый светлый ковер, разложили подушки. Посередине ковра стоял столик на маленьких гнутых ножках, уставленный разнообразной едой. Небрежный взмах рукой: "Не пускайте сюда никого", - и охранники разбежались в разные стороны.
  
   - Предлагаю поднять бокалы за новые знакомства!
  
   - За тебя, малыш!
  
   Выпив полный бокал вина, Ярхст решил, что все не так ужасно. Как здесь красиво! Светлый, цвета слоновой кости ковер с разбросанными по нему подушками, ярким пятном выделялся на зеленой траве. Деревья, пруд, узкая полоска песчаного пляжа. Небо с белыми барашками облаков. Голова кружилась - наверное, от вина.
  
   - Малыш, ты когда ел в последний раз?
  
   - Вчера, кажется...
  
   - Его надо накормить.
  
   - Котенок, мы тебя покормим?
  
   - Да.
  
   - Ну, раз ты сам согласился, руками не маши.
  
   - Что?
  
   - Открой ротик, скажи "а-а-а"! Дядя Марк тебя не отравит.
  
   - Что?
  
   - Рот, говорю, открой!
  
   - Зачем, я сам могу!
  
   - Ты же разрешил себя покормить, а теперь упрямишься. Ну, сделай нам приятное!
  
   Одинаковые красивые губы улыбнулись Ярхсту, одинаковые серые глаза подмигнули с двух сторон.
  
   - Ну малы-ыш, ну что тебе стоит! Мы же тебе жизнь спасли!
  
   - Ладно...
  
   - Открой ротик!
  
   Кусочек вкуснейшего мяса сразу же затолкнули ему в рот. Кормили Ярхста в четыре руки, а подливу или мясной сок, не стесняясь, слизывали и сцеловывали с губ и подбородка. Краснея, бледнея, Ярхст, тем не менее, ел и наслаждался каждым куском. Такой вкусной пищи ему еще не доводилось пробовать за все свои шестнадцать лет. А когда наступило время десерта, Ярхста просто повалили на ковер, намазали кремом с торта, украсили орешками и кусочками шоколада оттуда же и велели закрыть глаза. Легкий ветерок шевелил волосы на голове, охлаждал кожу, оставшуюся без крема. Солнечные блики проникали сквозь листву и сомкнутые веки. Два языка слизывали крем, щекоча и возбуждая одновременно. Голова кружилась сильнее, чем от вина.
  
   - Малыш, ты делал когда-нибудь минет?
  
   Внутри все заледенело, руки затряслись.
  
   - Не бойся! Если хочешь, смотри. Его усадили, подложили подушки под спину. Две головы платинового цвета склонились над его пахом. Они старались повернуться так, чтобы Ярхсту было все видно. Необычные ощущения заставляли плавиться что-то внутри, а зрелище сплетающихся языков на его члене обжигало и дурманило. Через короткое время он кончил, все вокруг закачалось, в глазах слегка потемнело.
  
   - Малыш, малыш, не бросай нас! Мы тоже хотим любви и ласки!
  
   - Не бойся, мы не сделаем тебе больно. Хорошо?
  
   - Да.
  
   Ярхсту помогли встать на четвереньки. Странное ощущение, что все это сон, не покидало его.
  
   - Какой ты красивый, малыш! Какой ты красивый.
  
   Член сзади толкнулся в анус, и тут же вышел. Потом снова толкнулся, войдя чуть больше, и снова вышел, еще раз, и еще, пока не вошел на всю свою длину, замер. Боли не было совершенно. Наверное, и правда дело в презервативах. Ярхст поднял голову. Прямо ему в лицо был направлен член.
  
   - Ну же, малыш, не бойся! Мы же тебе так делали!
  
   Может, и правда - ничего страшного? Ярхст открыл рот и лизнул головку члена.
  
   - О-о-о, ты такой нежный!
  
   Член вошел в рот как мороженое или леденец. Непривычно, необычно, но ничего ужасного. От тела Соренс пахло каким-то приятным одеколоном. Сзади начали двигаться. Член внутри Ярхста сводил с ума. Второй член, во рту, был покрыт такой нежной, гладкой кожицей. Видимо, братья Соренс были достаточно опытными, чтобы и самим получить удовольствие, и довести до второго подряд оргазма своего юного партнера. Наслаждение накрыло троицу практически одновременно. Развалившись на ковре, парни пытались отдышаться.
  
   - Малыш, вина хочешь?
  
   - М-м-м?
  
   - На, выпей!
  
   Бокалы с вином пришлись как нельзя кстати, помогли прийти в себя.
  
   - А теперь купаться!
  
   Том и Марк вскочили и набросились на Ярхста. Щекотали, целовали, а потом схватили за руки и за ноги и потащили к пруду.
  
   - Отпустите, монстры!
  
   - Это мы монстры? А кто ославил нас, таких хороших, на всю Академию? Получи за это!
  
   Плюх! Ярхст полетел в воду, следом попрыгали и близнецы. До самой темноты парни плавали и дурачились.
  
  
   * * *
  
  
   Спустя восемь долгих лет Ярхст получил диплом с отличием и лучшие рекомендации. Он мог остаться преподавать в Академии, поступить на службу Его Величества, а мог и отправиться в "свободное плавание" в качестве капитана космического судна любой категории - от маленькой частной яхты до линкора. Даже мог при желании возглавить военные силы какой-нибудь провинциальной планеты королевства. Ему было, чем гордиться.
  
   На праздник приехали его лучшие друзья, Марк и Том Соренс. Уже год после окончания Академии они служили в разведке. Много прошло времени со дня той памятной встречи, но их дружба только усилилась. Далеко не сразу Ярхст узнал, что близнецов самих на первом курсе изнасиловали. На первой же студенческой вечеринке, напоив до беспамятства. Без страсти, без корысти, просто прельстившись хорошенькими мордашками. Не помогли ни многолетние занятия единоборствами, ни богатые и влиятельные родители. Наутро вся Академия тыкала в них пальцами, рассматривая пикантные фото с вечеринки. Трое мерзавцев, сотворивших все это с ними, были из настолько влиятельных семей, что на открытый конфликт с ними никто бы не решился. Но в течение недели после знаменательного вечера всех троих не стало. Один отравился, попробовав экзотическое блюдо в ресторане, второй не справился с управлением автомобилем и рухнул в реку, третьего задушила любовница. Расследование ничего не дало. Близнецам пришлось и дальше отстаивать свою независимость. Были и дуэли, и интриги, и заказные убийства. Когда встает вопрос - или ты их, или они тебя, о морали не думаешь. А ведь братья Соренс были всего на год старше Ярхста. В дополнение ко всему их мрачная слава как магнитом притягивала жаждущих любви - как юношей, так и девушек. Ярхста они поначалу тоже приняли за очередного искателя острых ощущений. Но в итоге - подружились.
  
   Что же касается их интимных отношений... Что ж, дружба бывает разная.
  
  
  
   2 Г Л А В А
  
   А К А Д Е М И Я 2
  
  
  
  
   Ярхст уже больше недели не находил себе места. На занятиях не мог сосредоточиться, а по ночам почти не спал. Красивые карие глаза потускнели, лицо осунулось. Чувство вины давило, не давало спокойно уснуть.
  
   Два года в Академии не прошли даром. Ярхст окреп, многому научился, в том числе и давать отпор обидчикам. Сильно помогала дружба с близнецами Соренс. Марк и Том учили своего юного товарища стрелять, фехтовать, драться, управлять любым видом транспорта, плести интриги, разбираться в людях и так далее. Ярхст обзаводился полезными знакомствами, посещал великосветские мероприятия. Никто не смел тронуть протеже братьев Соренс. Вместе с тем юноша блестяще учился. На то, чтобы сдружиться с кем-либо из однокурсников, у него не было времени, да, если честно, и желания. Вся вселенная Ярхста вращалась вокруг Марка и Тома. Друзья, любовники, наставники. Они были всем. Красивые, как бывает красиво только смертельное оружие, или, может быть, опасные хищники. Ярхст много раз размышлял - а зачем он нужен им, и терялся в догадках. Лишь старался прилагать все усилия, чтобы дорогие ему люди в нем не разочаровались. Впрочем, правда была проста.
  
   Братья Соренс в силу своего общественного положения не могли слепо доверять людям и легкомысленно заводить друзей. Ярхст был сиротой, неискушенным, но подающим большие надежды мальчиком. Того, кто с помощью только своего таланта и энтузиазма победил в конкурсе две тысячи абитуриентов и получил бюджетное место в престижной Академии, уже можно уважать. А верный соратник в политической карьере будет незаменим. Соренс старались относиться к Ярхсту уважительно, никогда не унижали, учили всему, что знали сами. Рядом с ними не место затюканным ничтожествам. А ночи страсти делали их дружбу особенно пикантной. Хотя, если честно, Марк и Том тоже сильно увлеклись своим товарищем. Ярхст был очень красив, хотя и не придавал этому значения. Светло-карие глаза с более темным ободком ближе к зрачку мерцали желтоватым светом, как будто там, в глубине, зажгли по свече. Эти глаза дарили нежность и тепло. Чуть полноватые, четко очерченные губы будили мысли о поцелуях и более откровенных ласках. Стройная фигура, смуглая гладкая кожа, легкая походка. И вместе с этим страстность, скрытая за пудовыми замками условностей и табу. Как не увлечься этим немного наивным существом, как устоять перед ним? Братья Соренс ни о чем не жалели. А Ярхст переживал первую в своей жизни влюбленность.
  
   И сейчас, спустя два года со дня их знакомства, друзья впервые серьезно поссорились. И виноват он, Ярхст. Юноша по примеру некоторых своих сверстников увлекся мистикой. Все началось, казалось, достаточно безобидно. Гороскопы, походы к гадалкам, спиритические сеансы. Марк и Том уже тогда предостерегали Ярхста, уговаривали не позволять посторонним людям управлять его жизнью. Ярхст словно ничего не слышал. Доходило до смешного. Ярхст сверялся с гаданиями и гороскопами по любому поводу, вплоть до того, в какой позе заниматься сексом. После очередных уговоров оставить все эти глупости Ярхст вспылил настолько, что наорал на своих любимых Марка и Тома, грохнул об пол какую-то старинную статуэтку и сбежал. А теперь мучился от чувства вины и осознания собственной глупости и никчемности. Как попросить прощения? А вдруг не простят? А, может, у них уже другая любовь, другие друзья? Ночами снилось, что в ответ на извинения его прогоняют, избивают, плюют в лицо, даже вызывают на дуэль - и так каждую ночь. Наконец Ярхст придумал.
  
   На прошлый день рождения близнецы в шутку подарили ему маскарадный костюм, состоящий из очень короткого женского платья с париком, - но так и не уговорили даже примерить. Если внезапно предстать перед ними в таком соблазнительном виде, братья Соренс точно не устоят. Главное - незаметно пробраться в их апартаменты.
  
   В субботу вечером, когда близнецы, как обычно, были в театре, Ярхст,
  кутаясь в длинный плащ и с большой сумкой в руке, открыл своим ключом знакомую дверь. Сегодня он почти весь день провел в салоне красоты и чувствовал себя на все сто. Конечно, ноги подгибались от напряжения и нервы пошаливали, но пара бокалов вина почти свели это на нет. Быстро проверив квартиру и убедившись, что братья Соренс отсутствуют, Ярхст переоделся в маскарадный костюм. Парик решил не одевать. Пышное короткое синее платье с множеством белых нижних юбок едва прикрывало нижний край кружевных синих трусиков. Бело-голубые чулки крепились к синему кружевному же пояску. Туфли на высоком, но устойчивом каблуке с большими бантами довершали картину. Ярхст покрутился у зеркала, нервно огладил пальцами сбившийся рукав. Да... Может, еще выпить? Вино, стоявшее на столе, подошло как нельзя кстати. Ждать, видимо, еще долго. Чем бы заняться? В холле на бильярдном столе лежали несколько журналов-каталогов из тех, что братьям постоянно присылали из разных рекламных агентств. В кресло Ярхст усаживаться побоялся, чтобы не измять платье и не испортить свой внешний вид, а оперся на бильярдный стол, продолжая прихлебывать вино прямо из бутылки.
  
   Каталоги рекламировали престижные автомобили, яхты и небольшие межпланетные кораблики-скутеры. Углубившись в описание нового межпланетника, Ярхст улегся животом на бильярдный стол и, незаметно для себя, задремал. Видимо, сказалось нервное напряжение последних дней плюс вино на голодный желудок.
  
   Марк и Том Соренс возвращались из театра в подавленном настроении. Последние дни, проведенные без Ярхста, поражали пустотой и серостью. Как будто выключили свет. Парень, ставший их другом, незаметно влез в душу, стал незаменимым. Конечно, не хватало и секса. Соренс уже не сердились на него, но делать первый шаг не спешили. Уже зА полночь, устало перебрасываясь ничего не значащими фразами, они подходили к своей квартире. В холле горел свет. На цыпочках пробравшись туда, братья в изумлении наблюдали такую картину. Улегшись животом на бильярдный стол и, трогательно подложив ладошки под щеку, там спал Ярхст. Пустая бутылка из-под вина валялась рядом вместе с журналами. Бело-синее платье с корсетом задралось. От вида сзади перехватывало дух. Пышная многослойная юбочка торчала над синими кружевными трусиками, сквозь которые просвечивали округлые ягодицы. Туфли на каблуке удлиняли ноги. На обоих чулках прямо на кружевной кромке маркером было выведено: ПРОСТИ. ПРОСТИ. Как будто он просил прощения у каждого из братьев. Черт возьми, вот это да!
  
   Ярхст проснулся, когда его руки растянули, начали привязывать к столу и забился, как заяц в силках. Ноги уже были привязаны и широко раздвинуты.
  
   - Куда ты пропал, котенок? Бросил нас, да еще и обидел.
  
   - Да, а еще разбил любимую мамочкину статуэтку.
  
   - П-простите м-меня, - прошептал Ярхст.
  
   - Мы-то прощаем, а наказание? Впрочем, об этом потом.
  
   - Солнышко, ты оставил нас без секса на долгие десять дней. За это с тебя десять раз.
  
   - Каждому!
  
   - Я согласен...
  
   - Еще бы ты не был согласен. Все же, какой ты красивый!
  
   Близнецы зашли сзади, и Ярхст их не видел. Четыре руки гладили его ноги, зад, спину, забирались под трусики, проникали в задний проход. Ласкали, расширяли узкую дырочку, слегка царапали ягодицы. Сжимали мошонку, натягивали кожу на члене. Треск рвущейся ткани - и клочья бывших трусиков разлетелись по полу. Чей-то член с силой проник в анус и сразу же вошел полностью. Резкие толчки дарили наслаждение пополам с болью. Громкие стоны срывались с губ. Это было больше похоже на изнасилование, чем на акт любви, но Ярхст считал, что заслужил подобное обращение. Связанные руки и ноги давали ощущение полной беззащитности, но он твердо знал, что серьезной опасности нет. Толчки становились все сильнее, все быстрее, и вот уже один Соренс достиг оргазма. Его быстро сменил другой и все повторилось. Хриплые стоны, резкие движения, хлещущие по нервам, боль вперемешку с наслаждением. В этот раз они достигли оргазма вместе. Едва отдышавшись, близнецы обошли бильярдный стол и встали так, чтобы Ярхст мог их видеть.
  
   - Солнышко, мы тебя, конечно, любим, но это не отменяет наказание. Так и нас самих воспитывали.
  
   - И мы решили дать тебе выбор. Или мы месяц не общаемся, или...
  
   - Или что?
  
   - Или мы тебя выпорем.
  
   - Лучше порка, чем еще месяц без вас. Я уже и так измучился, - хриплый сорванный голос Ярхста казался самым красивым на свете.
  
   Первый удар ремня обжег кожу задницы, как кислота. Закусив губу, Ярхст терпел из последних сил. Стонать на ложе любви совсем не стыдно, но позволить вырваться стону или малейшей жалобе при физической наказании... За это Ярхст сам себя перестал бы уважать. Десять ударов ремнем заставили гореть зад, но не принесли особого вреда.
  
   Бурный секс, а после него наказание оставили Ярхста без сил. Марк и Том отвязали парня, подняли на руки и отнесли в ванную. Далее следовали вино и легкие закуски, теплая ванна на троих, а потом лечение пострадавшей части тела Ярхста. После все трое развалились на огромной кровати близнецов.
  
   - Малыш, ты помнишь, что должен нам еще девять раз?
  
   - Каждому...
  
   Шепот Марка и Тома заставил улыбнуться. Его простили. В эту ночь Ярхсту не снилось ничего.
  
  
  
  
  
   3 Г Л А В А
  
  
   А К А Д Е М И Я 3
  
  
  
  
  
   Серо-лиловые сумерки превращали знакомые вдоль и поперек комнаты в загадочный лабиринт теней и шорохов. Приятно поддаться очарованию этого времени суток. Побыть одному, удобно устроившись в кресле и смакуя какой-нибудь напиток из тех, что покрепче. Не напиваться, а так, снять напряжение, расслабиться. Последнее время из-за учебы было не продохнуть - сессия, чтоб ее. Марк и Том все экзамены уже сдали и уехали домой, оставив квартиру и слуг в полном распоряжении Ярхста. Всего нескольким людям на свете Соренс настолько доверяли, и как здорово, что он, Ярхст, в их числе. Конечно, доверие вовсе не означает полную откровенность, да Ярхсту и в голову не пришло бы требовать отчета за что-либо у близнецов. Им просто было хорошо вместе. Первые пару лет они никак не могли насытиться друг другом, и редкая ночь не была наполнена поцелуями, ласковым шепотом, страстными объятиями и такими сексуальными безумствами, что дрожь возбуждения пробегала по телу, стоило вспомнить все это. Братья были очень похожи друг на друга, но в постели Марк был заводилой, подбивал на новые и новые эксперименты, а Том больше любил наблюдать. Вот и вчера, накануне отъезда, Том весь вечер делал наброски, сидя в кресле перед кроватью, на которой Марк и Ярхст предавались любви, и присоединился только в конце. Вспоминая вчерашний вечер, Ярхст возбуждался все более и более. Вначале они с Марком танцевали под какую-то легкую и ритмичную мелодию, а потом просто покачивались обнявшись. Музыка была приятная, они соприкасались всем телом, руки Ярхста перебирали волосы на затылке Марка, а Марк уже просунул ладонь сзади под пояс брюк и поглаживал ягодицы. В танце они чуть терлись друг о друга пахом и внушительные бугорки активно требовали продолжения. Ярхст в танце развернул Марка к себе спиной и прижался всем телом. Он уже был не тем скромным парнишкой, как раньше. Руки Ярхста ласкали любимое тело нежно и страстно, и это было так красиво, что наблюдавший за ними Том сделал сразу три наброска для будущей картины. Постепенно избавляя от одежды Марка и избавляясь сам, Ярхст не выпускал его из рук, лаская, покрывая поцелуями шею, плечи, спину. Снимая брюки, нагнул над кроватью, раздвинул ягодицы и медленно провел языком по промежности. Марк оперся руками и одним коленом о кровать, позволяя Ярхсту делать все, что он желает. Ярхст стал ласкать языком и губами заветную дырочку, одновременно то сжимая, то поглаживая мошонку. Марк был особенно чувствителен к такого рода ласкам. А когда Ярхст стал расширять дырочку языком, хриплый стон стал наградой за усилия. Том не выдержал - отложив бумагу и карандаш, расстегнул брюки и запустил туда руку. Его глаза горели, и можно было поспорить, что наслаждался он не меньше тех двоих. Ярхст положил Марка на спину на кровать, а сам навис над ним и, медленно спустившись поцелуями вниз, взял его член в рот. Марк приподнялся на локте и потянул Ярхста к себе. И вот уже они оба заняли свои губы членами друг друга. Парни старались не торопиться, растягивая удовольствие. Том отвлекся и потратил пару минут на новый набросок. Никакие фотографии не передадут нежность, страсть, доверие, дружбу, любовь, и все то, что они испытывали друг к другу. Марк достал из тумбочки резиновое кольцо и надел его на член Ярхста, чтобы тот не кончил раньше времени. Потом уложил животом вниз на кровать и раздвинул его ноги. Смуглые бедра оттеняли светлую кожу рук. Марк, раздвинув ягодицы своего партнера, принялся языком и пальцами расширять отверстие, умоляя впустить, подарить блаженство. Ярхст вцепился пальцами в простыню.
  
   Осторожно, не желая причинить боль, член Марка проник внутрь, чуть помедлил, затем качнулся раз, другой... И, больше не сдерживаясь, задвигался в особом ритме, присущем только ему, Марку. Два тела слились в одно, два сердца бились в такт, все движения так гармоничны. Ярхст, распластавшись на простынях, ощущал на затылке отрывистое дыхание Марка, его грудь скользит туда-обратно по спине, член входит и выходит, даруя ни с чем не сравнимое удовольствие, а прохладные яички с мягким звуком шлепают по его собственным. Том уже расстегнул рубашку и снял брюки, его рука двигается внизу, а глаза, не отрываясь, смотрят на кровать. Том кончает даже раньше Марка. Ярхст, лишенный оргазма из-за резинового кольца, жаждет продолжения. Он выскальзывает из-под Марка, ставит его на четвереньки и силой сходит в мягкий, расслабленный анус. Резкие, быстрые движения заставляют Марка оживиться и через несколько минут он уже пытается подстроиться под ритм, насаживая свою беленькую попку на внушительный член Ярхста. Тот до боли вцепляется пальцами в плечи Марка и выбивает стоны и крики из парня. Том облизывает пересохшие губы и снова начинает ласкать себя. Когда Ярхст все же кончает, Том еще возбужден. А когда два распластавшихся на кровати тела удается загнать в душ, просто ставит их на колени и заставляет сосать то одного, то другого. Нет, не удается кончить, и Ярхсту приходится подставлять свой красивый зад второй раз за вечер, потому что Марк не дается и жалуется на ужасных монстров, обидевших его попу. В итоге все трое еле стоят на ногах, кое-как моются и чудом добираются до своего спального места.
  
   Утром не до нежностей - проспали. Два быстрых поцелуя, и Ярхст остается в одиночестве. Космический лайнер не будет ждать даже таких блестящих молодых людей, как Марк и Том Соренс. Весь день Ярхст провел в Академии. Сессия сдана. А теперь остается лишь сидеть одному в сгущающихся сумерках и пытаться удовлетворить себя. Нет, не получается. Надо горничную позвать, пусть хоть отсосет. Но это надо вставать, куда-то идти... Ярхст засыпает прямо в кресле. Завтра, все завтра...
  
  
  
  
   4 Г Л А В А
  
  
   Л Ю Б О В Ь
  
  
  
  
   - Минет - это не просто голая физиология. Минет - это философия жизни! - Стоя на коленях перед вздыбленным членом и держась за бедра мужчины, вещал Ярхст. Он был пьян, абсолютно, совершенно, под завязку накачан алкоголем.
  
   - Да заткни ты уже его! Сам знаешь как! - скорчился от смеха на диване Том Соренс.
  
   - Он же никакой! Еще покусает! Лечись потом от бешенства!
  
   Вырваться из загребущих ручек Ярхста было непросто. Поняв, что его хотят бросить, он, недолго думая, схватился одной рукой за член, немного пососал его и продолжал свою безумную речь, адресуя ее в первую очередь самому орудию любви.
  
   - О чем я? ...Да! Минет - это философия жизни! Во-первых, член, или фаллос, олицетово... оцилетово... оли-це-тво-ряет! саму жизнь, одно из проявлений которой - половой акт. Во-вторых, - Ярхст стал помогать себе, чуть помахивая членом Марка для убедительности, - минет - это акт подчинения. Почему мужчины любят смотреть, как им делают минет? Да потому что они просто наслаждаются своим превосходством, своим лидерством, своим му-жест-вом!
  
   Еще немного пососав, он продолжил:
  
   - А тот, кто делает минет, как бы говорит: я твой, я подчиняюсь, делай со мной, что хочешь, я - нижний! Вот!
  
   Отсмеявшись, Том сказал:
  
   - Ярхст, солнышко, если ты минет делать не будешь, уступи место мне!
  
   - Не дам! Иди себе другой найди! - и быстро засунул член Марка себе в рот.
  
   - Том... Я боюсь...
  
   - Не бойся, братишка, не съест же он тебя! Ха-ха-ха...
  
   - В том-то и дело, что съест!
  
   - Терпи, дорогой, терпи... Хи-хи-хи...
  
   Ярхст рьяно принялся воплощать в жизнь свою философию. Глаза у Марка расширились, и он прикусил себе кулак, чтобы не заорать. Впрочем, несмотря на то, что Ярхст слегка не соразмерял силу, минет получился. Марк даже сумел кончить. Не вставая с колен, Ярхст развернулся к Тому:
  
   - Тебе тоже минет?
  
   - Нет! Мне было достаточно этого незабываемого зрелища.
  
   - Ну, ладно. А давайте выпьем!
  
   Близнецы поддержали эту инициативу, и через два-три бокала Ярхст уже храпел на диване. Тихо, чтобы не разбудить своего друга, братья заговорили.
  
   - Том, он сегодня выдумал философию минета и чуть не оторвал мне член, а завтра? Завтра будет философия анала, и надо заказывать железные трусы? - Марк почти шипел от возмущения.
  
   - Не преувеличивай, дорогой. Просто наш малыш вырос. Вырос и влюбился. И я даже знаю в кого.
  
   - Влюбился?!
  
   - Да, представь себе. Причем влюбился безответно. Поэтому и пьет уже который день, отсюда и всякие безумства. Не обижайся на него, ладно?
  
   - Ладно. А как же мы, Том? Как мы без него?
  
   - Марк, Марк. А если бы ты влюбился в кого-нибудь, ты бы забыл меня или Ярхста?
  
   - Нет, конечно! НО Я НЕ ВЛЮБИЛСЯ!
  
   Ярхст на диване заворочался, устраиваясь поудобнее. Близнецы переглянулись и, укрыв парня пледом, вышли в другую комнату.
  
   - Знаешь, Марк, я тоже люблю этого паршивца. Но в то же время понимаю, что если его сейчас удерживать, в конце концов, мы потеряем не только его любовь, но и дружбу, и уважение. Уважение и дружба - это тоже немало.
  
   - Но... Том... как же...
  
   Слезы, выступившие на глазах у Марка, этого весельчака, жизнелюба и мачо, говорили о многом. За почти шесть лет знакомства с Ярхстом провинциальный мальчик-сирота превратился в ослепительного красавца, преуспевающего в учебе, влюбляющего в себя практически всех без исключения. Соренс полюбили своего товарища - верного, искреннего, надежного, отдающего себя без остатка тем, кого любит сам. Да, лучше уж сохранить дружбу и уважение такого человека, чем цепляться за угасающую страсть.
  
   - Марк, братишка... - парни, обнявшись, долго сидели молча. Да уж, хороших любовников и любовниц можно найти немало, но хороших друзей, проверенных временем и вместе пережитыми трудностями - единицы. А у них, братьев Соренс - один Ярхст. Уже где-то под утро они решили не подавать виду, что догадываются о причинах странного поведения друга, наслаждаться близостью с ним, а при случае и помочь в любовных делах. Они отпустят того, кто стал частью жизни, занял мысли, подчинил чувства. Марк и Том Соренс были очень разумными молодыми людьми.
  
  
  
   * * *
  
  
   - Что, голова болит? Алкоголик! А кто вчера Марка покусал?
  
   - Я?.. Кусал?..
  
   - Ты, моя радость, ты! За это ты наказан. Мы на две недели едем в поместье и берем тебя с собой. Наказание отрабатывать.
  
   - А занятия?
  
   - Мы обо всем договорились. На, пей, это от похмелья. Через полчаса будь готов.
  
   - Полчаса?!..
  
  
  
   * * *
  
  
  
   Средство от похмелья помогло не сразу, и всю дорогу - почти час - Ярхст промаялся с тошнотой и головной болью. Поместье семьи Соренс было в живописном месте: лес, река, огромный луг, вдалеке горы. Сейчас это было скорее место отдыха, а не центр управления земельными угодьями, как раньше. Сюда приезжали поохотиться и побыть наедине с природой. Сюда Марк и Том привезли своего друга, чтобы отвлечь его от неудачной любви.
  
   Весь день они занимались разной ерундой, а сами ждали, когда Ярхст придет в норму. Уже к вечеру молодой организм справился с алкогольной отравой. Ярхст хорошо поужинал и повеселел. Немного погодя Том предложил поплавать в бассейне. Спать легли достаточно рано, и как всегда, в одной кровати, положив Ярхста посередине.
  
   Утром следующего дня Ярхст проснулся от нежных ласк близнецов, и до обеда им было чем заняться. Две недели внеплановых каникул превратились в сплошную оргию, гимн любви. Ярхст ни на минуту не оставался один. Пара капель некоторого средства в кофе утром - и целый день чувствуешь себя неудовлетворенным животным. Тома нисколько не мучила совесть, когда он втайне опаивал своих любимых. Потом эти две недели вспоминались не полностью, а кусками, как будто интересный сон.
  
   Вот они около бассейна, переломав все шезлонги и найдя только один устойчивый, занимаются любовью втроем. Марк лежит, закрыв глаза и придерживая за попу оседлавшего его бедра Ярхста, который сидит к нему спиной. А Ярхст делает минет Тому. Том чуть наклонился, нежно ласкает волосы на затылке Ярхста, заглядывает ему в глаза.
  
   Вот их пикник в лесу. Ярхста привязали обнаженного к дереву, а сами занялись сексом перед ним на ковре. И все бы хорошо, но оказалось, что некто против такой любви. Полчища муравьев пошли в атаку и победили. Все трое, страшно матюкаясь и смеясь, отступили с поля сражения. Незамеченный ранее муравейник обнаружился рядом с местом пикника. Может, муравьи не желали, чтобы таким образом развращали их молодежь? А может, просто захотелось человечинки? Тем не менее, троица недалеко ушла. Распаленным страстью телам было уже все равно: где, как... Главное, чтобы секс был! ...Марк опирался ладонями о дерево, Том пристроился сзади, а Ярхсту досталась попка Тома. Том еще успевал рукой удовлетворять Марка, схватившись за его член. Этот кусочек воспоминаний вышел смешным и страстным.
  
   Вот еще один момент. Ярхст, наряженный по-царски, "принимает послов". Марк и Том, одетые в какие-то халаты и в чалмах на голове, входят в зал и сразу опускаются на колени, ползут к "трону". Ярхст встает, обходит "провинившихся", хлещет по спинам маленькой плеткой. Заставляет снять все, кроме чалмы и тут же, на полу, трахать друг друга в зад. Потом повелевает делать ему минет. Ярхст сидит на "троне" с плеткой в руке, а близнецы, полностью обнаженные, но в странных головных уборах, наперебой вылизывают ему член. Ярхст время от времени велит им целоваться, и кончает просто от вида сплетающихся одинаковых языков и губ, от любимых серых глаз, от вида голых, коленопреклоненных, будто светящихся тел. Игра в короля удалась.
  
   Вот ночью в бассейне. Ярхст и Марк, надев акваланги на майки и оставив нижнюю половину тела голой, занимаются любовью в воде. Том сидит на краю бассейна и в любую секунду готов прийти на помощь, если что-то пойдет не так: акваланги - опасная штука. Бассейн с подсветкой, и вид Тому открывается отличный. Хоть парни и надели пояса с утяжелителями, движения их медленные, немного неловкие, как в невесомости. Со стороны они выглядят странными морскими животными, у которых нижняя часть тела человеческая. Нескоро, но все же приноровившись к окружающей среде, Ярхст и Марк кончают. Семя беловатым облачком расплывается в воде. Том помогает им вылезти из бассейна, снимает акваланги, обтирает полотенцами. Парни практически без сил, но даже упав на кровать, с полузакрытыми глазами, нежно гладят друг друга, целуются и не могут остановиться, пока не засыпают. А Том уходит "медитировать" над записью из бассейна. Эстет.
  
   Или вот еще. Ночной лес темной стеной обступает небольшую поляну. Костер, палатка. Все трое у костра. Том поет и играет на гитаре. Настроение у всех слегка меланхоличное. Хочется всю ночь сидеть вот так, смотреть на пламя, слушать голос Тома и наслаждаться неторопливыми мелодиями его песен, думать о чем-то красивом, далеком, нежном. Они долго сидят у костра, потом так же долго занимаются любовью прямо на расстеленном спальнике, ласкают друг друга, выцеловывают каждый сантиметр тела. И есть какая-то особенная красота в неспешных движениях, тихая нежность сквозит в ласковых прикосновениях. Они не трахаются - дарят друг другу тепло души. Этот их совместный вечер забыть невозможно.
  
   Уже ближе к концу их отдыха Марк и Ярхст поймали Тома, когда он колдовал над кофе, и выпытали, что же они пьют по утрам. Пытки были ужасны: один держал, другой щекотал. Кофе все же выпили и решили - если Тому не хватает секса, кто ему поможет, если не друзья? В этот день попка Тома была подвергнута массированной атаке двух жеребчиков по имени Марк и Ярхст. Перерывы были только на еду и душ. Да и в дУше его не оставляли в покое. Под вечер Том сидеть уже не мог, а только лежал на боку, стонал, жаловался и грозился отомстить. Парни сжалились и полечили пострадавшую часть тела друга. Немного выпили и крепко уснули.
  
   Следующий день был днем триумфа Тома. Марк и Ярхст спали очень-очень крепко благодаря злобному мстителю. Проснулись уже к обеду - абсолютно голыми и с небольшими такими сюрпризиками в виде вставленных, куда надо вибраторов, закрепленных внутри кожаных трусиков с полностью открытой передней частью и изящными замочками на поясе. Извращенец! Надо ли говорить, у кого были ключи и пульты от вибраторов?
  
   Сразу убить его не получилось. Стоило Тому включить режим повышенной вибрации - и у парней подкашивались ноги. А примерно через пять минут они были готовы на все.
  
   Следующие три часа Том руководил двумя горничными в развратной одежде. Заставлял поливать цветы и вытирать пыль, время от времени включая слабую вибрацию и наслаждаясь видом торчащих из-под очень коротких юбочек членов своих "служанок". Марк и Ярхст поклялись не мстить Тому. Ха-ха.
  
   Том, сидя на кресле, царственно принимал ласки своих подданных. Минет с вибраторами в задницах был наполнен страстью и огнем. А когда его высосали практически досуха, коварные подданные решили сменить власть, скрутили своего господина, привязали к кровати и... Что тут скажешь? Попка Тома опять пострадала. Но зато помирились.
  
  
   * * *
  
  
   Двухнедельный отдых пошел на пользу всем троим. Они загорели, подтянулись, посвежели. Ярхст вышел из депрессии, а после шуточки Тома с вином (когда он усыпил их с Марком, чтобы отомстить), на алкоголь смотрел с подозрением. Встретив парня, в которого, как он считал, был влюблен, Ярхст с удивлением отметил, насколько тот проигрывает его близнецам и в уме, и в красоте, и в сексуальности. Как он мог не замечать раньше эту презрительно вздернутую верхнюю губу, эту манерность и искусственность в каждом движении? Соренс никогда не позволяли себе даже тени высокомерия и превозношения по отношению к нему, Ярхсту. Хотя Марк и Том всегда были выше него и по положению, и по богатству, да и по уму, если честно. Но они всегда уважали и ценили своего друга. И на кого он готов был променять тех, кто его искренне любит? На это ничтожество? Рассмеявшись прямо в лицо ничего не понимающему парню, Ярхст развернулся и пошел на занятия. Хорошо, что близнецы ничего не знают.
  
  
   * * *
  
  
   - Том, как там Ярхст? Нужно, наверное, устраивать его любовные дела?
  
   - Нет, братишка, он передумал.
  
   - Как хорошо! А ты и поездку эту затеял, чтобы его удержать?
  
   - Как тебе сказать, Марк?.. Была вероятность примерно пятьдесят на пятьдесят. Или поездка обновит его чувства, или она стала бы нашей лебединой песней, прощальным подарком. И я очень рад, что не пришлось расставаться.
  
   - Я люблю его, Том! Как себя держать в руках? Я с ума по нему схожу!
  
   - Тише, тише... Знаешь, а давай ему что-нибудь подарим? Например, квартиру? В хорошем районе, сделаем там все по своему вкусу. Конечно, он уже понемногу зарабатывает, но на собственное жилье еще долго не хватит.
  
   - Давай!
  
   - И еще, Марк! Наслаждайся тем, что есть, не заглядывай в будущее. Он ведь любит нас? Любит. Не требуй от него слишком много, ладно?
  
   - Хорошо, я подумаю об этом. Здорово, что у меня такой брат!
  
   - Я тоже люблю тебя, братишка.
  
  
  
   5 Г Л А В А
  
   В И К Т О Р И Я
  
  
  
   Баронесса Лисина собиралась на свидание. Уже около месяца она встречалась с некоторым молодым человеком. Нет, он не был из знатного рода, да и небогат, но она была твердо уверена - ее любимый Ярхст добьется всего: и положения в обществе, и богатства. Недаром он являлся одним из лучших выпускников Академии, да еще и факультета космонавигации. Она уже представляла себе, как, провожая его в дальний космос, безутешно страдает в богатом особняке в окружении множества слуг и любовников. Служанка закончила возиться с прической, и баронесса окинула себя придирчивым взглядом. Волосы с легкой рыжинкой при искусственном освещении казались русыми, а в солнечном свете вспыхивали огнем. Серо-зеленые глаза с пушистыми ресницами, чуть узковатые губы, ярко выраженные скулы. Достаточно высокая, с пропорциональной фигурой. Она нечасто улыбалась. Многолетняя привычка сдерживать свой темперамент, скрывать мысли и чувства, легла на лицо как тень неудовольствия. Да и вся красота Лисиной отдавала холодом. В сексе она тоже была холодна. Дарила ласки, как драгоценные подарки - немного и ожидая благодарности. Раздвигала ноги, не меняясь в лице. Она не любила - она была благосклонна. Как царица, снисходя к простым смертным, позволяла себя боготворить. Нет, баронесса не была чопорной и надменной, в девятнадцать лет такие качества иметь практически невозможно. Просто женщина внутри нее еще спала.
  
   Ярхст познакомился с Викторией Лисиной на скачках. Он обратил внимание на чудесные огненные волосы и милое спокойное личико в гуще страстных болельщиков и болельщиц. И уже месяц с переменным успехом трахал эту леди. Она никогда ему не отказывала, но секс с ней превращался в ритуал: ресторан, такси, "можно зайти выпить кофе?", поцелуи, две-три позы на огромной белой кровати - и дворецкий провожает тебя до двери. Оральный секс баронесса считала приятным, но извращением, об анальном ничего не слышала. И лишь в последний раз Ярхсту удалось руками и губами довести Викторию до оргазма. Это ее настолько поразило, что на следующий день она сама позвонила. Заикаясь, сбиваясь на неразборчивый лепет, попросила "показать еще одно извращение", что в переводе на человеческий язык значило, что она от вчерашнего в восторге и хочет чего-нибудь новенького. И вот сегодня баронесса Лисина идет в гости к своему бой-френду.
  
  
   * * *
  
  
   - Дорогая, я рад Вас видеть! - склонился к ее руке Ярхст. Великолепно одетый, с идеальной прической, благоухающий дорогим парфюмом, он волновал девушку, а воспоминания о вчерашних "безумствах" заставляли краснеть. Да, Ярхст разительно отличался от ее прошлых любовников. Опытный, страстный, оделенный с лихвой яркой красотой и умом, он мог сводить с ума. Баронесса была по-своему влюблена.
  
   - Вы меня смущаете... - прошептала она.
  
   - Чем же, любовь моя? Или тем, что не в силах отвести взгляд от той, что занимает все мои мысли и днем, и ночью? - Ярхст увлекал девушку вглубь своей огромной квартиры. Процесс обольщения набирал обороты. Так, разливаясь соловьем перед благодарной публикой в лице одной юной баронессы, Ярхст привел ее в спальню и усадил в кресло. Спальня была отделана в светло-кремовых тонах с яркими пятнами подушек и цветов в кадках. В небольшой нише на возвышении расположились два кресла, диванчик и низкий столик, уставленный сейчас легкими закусками.
  
   - Могу ли я предложить сиятельной леди отведать этого удивительного вина 170-летней выдержки?
  
   - Ярхст, мы же не в обществе!
  
   - Прости, любовь моя! С тобой так легко забыть, где находишься, - легко рассмеялся юноша. - Так выпьешь вина?
  
   - Пожалуй.
  
   Они немного выпили, попробовали пирожные и маленькие бутербродики, долго болтали о разной ерунде, целовались. Когда баронесса расслабилась в его объятиях, Ярхст сказал:
  
   - У меня для тебя сюрприз, дорогая! Я загадал: если сюрприз тебе понравится, то мы будем вместе очень долго.
  
   - Ты меня пугаешь.
  
   - Не бойся, красавица моя, - целуя в шею и перебирая ее локоны, выдохнул наш ловелас. - Только одна просьба.
  
   - М-м-м?
  
   - Слушаться меня во всем.
  
   Виктория вскинулась:
  
   - Что это значит?
  
   - Как тебе объяснить, моя хорошая? - лаская ее плечи и шею, продолжал Ярхст. - Понимаешь, ты в силу своего положения в обществе более привыкла повелевать. И не можешь на себе почувствовать всю сладость подчинения. Когда кто-то другой на короткое время повелевает твоим телом, твоими эмоциями... Скажем, если тебя свяжут, тебе понравится?
  
   - Нет, конечно! Какие странные вещи ты говоришь!
  
   - А если я тебя свяжу и стану ласкать так, как это делал вчера? - Баронесса покраснела.
  
   - М-м-м, не знаю...
  
   - Но ты же не будешь против?
  
   - Нет...
   - Так же и в остальном. Не так важно, ЧТО с тобой делают, важнее - КТО и КАК. Хочешь попробовать?
  
   - Это и есть сюрприз?
  
   - Соглашайся, тебе понравится!
  
   - Ладно, я согласна.
  
   - Еще одно, любовь моя. Если ты захочешь все прекратить, тебе достаточно будет сказать: "Ярхст, остановись!" Запомнила?
  
   - Да, запомнила.
  
   - Это будет наш пароль. Пока ты этого не скажешь, я останавливаться не буду.
  
   - Что же ты придумал, хитрец?
  
   - Хитрые хитрости! Сейчас сама увидишь.
  
   Ярхст за руку отвел Викторию к кровати и начал медленно, лаская и целуя, раздевать. Раздев ее полностью, а сам сняв лишь рубашку, уложил девушку на кровать и достал белую атласную ленту.
  
   - Мне казалось, что "привяжу" - это просто фигура речи!
  
   - Не сегодня, мой ангел.
  
   Ярхст привязал руки девушки к спинке кровати и, убедившись, что запястья не пережаты, прибавил освещение. После интимного полумрака это резануло по нервам. Не давая думать о чем-то отвлеченном, Ярхст склонился над животом баронессы. Куннигулус - это его конек, и он это знал. Не зря изучал все, что попадалось на эту тему, и вовсю экспериментировал. Баронесса сразу потеряла дар речи. Да и кто сможет возразить, когда тебя ласкают так страстно и искусно, что кажется - душа отделяется от тела. Лаская клитор, проходясь до самого ануса, проталкивая туда язык и грубо пропахивая носом бороздку снова до клитора, повторяя все снова и снова, то замедляя, то увеличивая темп, Ярхст упивался эмоциями девушки. Она едва не теряла сознание от удовольствия. Оргазм вспыхнул как солнце, и Виктория закричала. Когда она смогла открыть глаза и более или менее осмысленно оглядеться, увидела Ярхста с бокалами.
  
   - Нам сейчас не помешает выпить, как ты думаешь?
  
   - Да, - ее голос, еще хрипловатый после оргазма, подействовал на Ярхста как афродизиак. Ярхст выпил сам и напоил свою любимую, не отвязывая ее от кровати. Потом улегся рядом, просунув руку ей под голову и обняв за плечи.
  
   - Тебе не холодно, дорогая?
  
   - Нет...
  
   - Тогда продолжим?
  
   Дверь спальни открылась и к кровати вызывающей походкой приблизилась... Как бы описать эту особу? Не слишком молодая, но с хорошей фигурой. Голубой парик со стрижкой "карэ", короткая черная кожаная курточка, алая маечка с блестками, синяя юбка длиной чуть ниже попы и ярко-розовые сетчатые чулки на поясе. Между краем юбки и верхом чулок полумесяцами виднелась голая кожа. И, конечно, туфли на шпильке и вульгарный макияж.
  
   - Это... это...
  
   - Да, дорогая, это проститутка. Не волнуйся, ее осматривал врач, она абсолютно здорова. А еще ее вымыли две служанки. Так что? Поиграем?
  
   - Что за игры?!
  
   - Обыкновенные игры, мой ангел! Помнишь, я говорил тебе про сладость подчинения? Подожди немного, и ты все почувствуешь сама. И не забудь про наш пароль. Хорошо?
  
   - Хорошо...
  
   Виктория была ошеломлена. Она, полностью обнаженная, привязана к кровати в объятиях любимого мужчины, а тут... это... ЭТА... Виктория была по натуре не ревнива и вполне могла делить своего мужчину с любовницами. Но проститутка! В другое время она бы отвергла с презрением подобное предложение, но сейчас... После ошеломительного оргазма - если честно, второго в ее жизни - она была более расположена и к другим "извращениям". Да и чисто женское любопытство нельзя сбрасывать со счетов. Впрочем, она была уверена, что в любой момент сможет прервать данное сомнительное развлечение.
  
   - Хорошо, - повторила она уже более твердо.
  
   - Замечательно. Действуй, детка, - это уже проститутке.
  
   Зазвучала музыка, и девушка начала танцевать. Виктория никогда не видела стриптиз вживую. Зрелище завораживало. Мальвина, так про себя окрестила девушку Виктория из-за цвета волос, стриптиз танцевать умела. То плавно, то резко изгибаясь, постепенно избавляясь от одежды, то лаская себя руками, то задирая ноги так высоко, что было видно абсолютно голую промежность, Мальвина возбуждала и обжигала одновременно. В конце она осталась только в кружевном поясе, чулках и туфлях. Темные острые соски на белой коже, плавный изгиб тела, черный коротко подстриженный треугольник между ног, беззащитная полоска тела над чулками, да и сами розовые чулки... Все это будило в юной баронессе такие сильные и противоречивые чувства, что она едва владела собой. Хотелось и обнять, и оттолкнуть; и приласкать, и избить. А вместе с невозможностью двигаться из-за связанных рук... Чувства пьянили, она едва дышала.
  
   - Тише, мой ангел, тише. Это еще не все, - прохладные губы Ярхста скользнули по виску. И - Мальвине:
  
   - Дальше, детка.
  
   Проститутка влезла на кровать и, изгибаясь как кошка, на четвереньках приблизилась к Виктории. Глаза ее горели, вульгарный макияж делал ее похожей на дикого зверя. Видимо, ситуация ее тоже сильно возбуждала. Горячий язык Мальвины прошелся по шее баронессы, вызвав судорожный вздох. Довольно ухмыльнувшись прямо ей в лицо, Мальвина стала языком и губами ласкать грудь Виктории, спускаясь ниже и ниже, вылизывать живот, бедра, клитор, вход во влагалище. Влажная от слюны кожа, остывая, становилась почти ледяной, а под губами жрицы любви та же кожа, казалось, покрывается ожогами.
  
   - Дальше, детка.
  
   Мальвина по кровати переместилась от Виктории к Ярхсту. Ловко справившись с застежкой, стянула брюки, оставив его обнаженным. В ярком свете ламп Виктории было видно, как в глазах Мальвины при виде стоящего во всеоружии члена появились предвкушение и восторг.
  
   - Что... Что это значит?
  
   - Потерпи, дорогая, ты все увидишь. Уверен - тебе понравится. Помни про наш пароль.
  
   Мальвина умостилась между ног Ярхста и, глядя прямо баронессе в глаза, медленно прошлась языком по всей длине члена, в конце облизав головку, как мороженое. У баронессы перехватило дыхание. Этот же язычок только минуту назад ласкал ее саму так нежно, так интимно. Сердце забилось еще сильнее.
  
   - Дальше... - в хриплом голосе она с удивлением узнала свой.
  
   - Хорошо, дорогая, как скажешь, - нежный поцелуй в губы связанной принцессе понравился.
  
   - Дальше, детка.
  
   Мальвина об оральном сексе тоже знала не понаслышке. Виктории было все отлично видно. И как член входит до конца на всю свою немаленькую длину в рот девушки (как он там помещается?), и как она, придерживая член руками, самозабвенно вылизывает головку, как рука Ярхста задает темп движения члена у нее во рту. Несколько минут в реальности растянулись для баронессы в часы.
  
   Мальвина привстала и одним движением оседлала бедра Ярхста. Член вошел во влагалище, направляемый ее рукой. Она замерла на мгновение, как от острого наслаждения, выгнулась назад. Острый подбородок смотрел в потолок, руки легли сзади на бедра мужчины. Стала двигаться. Виктория не могла отвести взгляд от тонкой шеи, таких беззащитных худеньких плеч, от страстного танца подпрыгивающих грудей с манящими сосками. Талия подчеркнута поясом для чулок, два курчавых треугольника - Ярхста и Мальвины - то приближаются, то удаляются друг от друга, сплетаясь на мгновение. Член возбуждающе ныряет в такую красивую норку. Ноги в розовых чулках похожи на ноги какого-то инопланетного животного. Ярхст потянул за конец атласной ленты, и руки Виктории освободились. Она легла на плечо своего возлюбленного и, не отрываясь, продолжала наблюдать за девушкой. Грудь Мальвины подпрыгивала, нахальные соски напрашивались на поцелуй.
  
   - Хватит, детка. Ложись на спину, - скомандовал Ярхст. Мальвина остановилась, одним изящным движением соскользнула с мужчины и легла рядом.
  
   - Ну же, ангел мой, сделай то, что хочешь, не бойся! - шепот мужчины обжигал ухо, заставляя сжимать в кулак истерзанные чувства. Виктория решилась. Перебравшись через Ярхста, склонилась над Мальвиной.
  
   - Ты красивая... - прошептала баронесса прямо той в губы, - очень красивая...
  
   Виктория никогда и не помышляла даже о поцелуе с девушкой, а теперь сама с большим наслаждением выцеловывала губы, лицо и тело изгибавшейся под ласками Мальвины. Так же, как до этого ласкали ее, медленно поцелуями спустилась к животу девушки и увидела то, что обычно прячут от нескромных взоров: в обрамлении коротких курчавых волос... Вспоминалось старинное слово "лоно". Распластанная на кровати, раскрасневшаяся от возбуждения, Мальвина была потрясающе красива. Эти яркие глаза, изящный нос, припухлые искусанные губы... Виктория опустила голову и лизнула клитор. Мальвина выгнулась от наслаждения и едва слышно всхлипнула.
  
   - Тебе хорошо? - голос баронессы звучал невнятно.
  
   - Да! Да! Да... да... да...
  
   Шепот, такой страстный, полностью срывал тормоза. Лоно Мальвины манило, как глоток воды изнывающего путника. В этот вечер, сама не ожидая, Виктория открыла в себе новый талант. Куннигулус в ее исполнении был великолепен. Мальвина не была избалована подобным вниманием и чувствовала себя так, будто стартовала в космос без скафандра и космического корабля. Ярхст любовался девушками, слегка поглаживая свой член, и наслаждался неожиданным действием. Попка Виктории так манила, что он не устоял. Подобравшись сзади, вошел во влагалище и задвигался вначале медленно, потом все быстрее и быстрее. Мальвина затуманенным взглядом смотрела то на Викторию, вылизывающую ее клитор, то на Ярхста, пристроившегося к попке баронессы. Ярхст мог сдерживаться столько, сколько нужно и позволил себе кончить, только когда девушки действительно получили оргазм. Все трое без сил рухнули на кровать. Ярхст обнял баронессу и укрыл их обоих одеялом. Через несколько минут Мальвина, слегка отдышавшись, встала с кровати и, пошатываясь и спотыкаясь, собрала свои вещи и вышла.
  
   "Надо будет особо отблагодарить Сандру", - сквозь сон подумалось Ярхсту.
  
  
  
   * * *
  
  
  
   - Мне нужна Мальвина! Ты хочешь, чтобы я обошла все бордели в округе?
  
   Истеричные нотки в голосе Виктории Лисиной, дрожащая чашка кофе в руке и осунувшееся лицо говорили о нервном срыве. Ярхст с баронессой сидели в кафе на открытом воздухе, еще немного - и на них стали бы обращать внимание.
  
   - Тише, моя дорогая. Пойми, я ее не прячу. Скажи лучше: что тебе от нее нужно? Если просто переспать, я сам сниму ее для тебя и даже оставлю вас наедине.
  
   - Ты не понимаешь! Она... она нуждается в защите, она такая хрупкая, такая красивая, а ее заставляют... А я не хочу... - баронесса вконец запуталась и замолчала.
  
   - Хорошо, Виктория. Допустим, я ее нашел и привел к тебе. Что ты будешь делать дальше?
  
   - Я не знаю! Но что-нибудь придумаю!
  
   - Тише, не кричи. Давай прогуляемся.
  
   Оставив на столе деньги за кофе, Ярхст встал и предложил руку баронессе. Они направились в сторону набережной, время от времени издали раскланиваясь со знакомыми.
  
   - Понимаешь, Ярхст, уже неделю с той встречи я не могу ни спать, ни есть, все думаю о ней. Хочется ее защитить, вырвать из порочной среды, дать образование, как-то позаботиться... Знаю, это звучит безумно, но что-то же надо делать!
  
   - Дорогая, ты просто влюбилась. Как жаль, что не в меня.
  
   - Влюбилась? В женщину? Ты с ума сошел?
  
   - Запомни, солнце, влюбляются не в мужчину или женщину, а в человека. Подумай, ты могла бы быть с ней рядом долгие годы, защищать, заботиться, оберегать? Или тебе проще представить рядом с собой меня?
  
   - ...Я не знаю... А как ее найти...
  
   - Найти ее нетрудно. Пообещай мне, дорогая, сохранить одну тайну. Это очень важно.
  
   - Важно? Хорошо, обещаю.
  
   - Наша Мальвина не так проста. Она из известной семьи, получила хорошее образование. Когда ей было восемнадцать, наемные бандиты украли ее. Сандре - так ее зовут - предстояло умереть. Но бандиты оказались жадными. Развлеклись с девушкой сами и продали ее в бордель. Бордель оказался не из худших, ее научили танцевать стриптиз, и только потом заставили работать. Через полгода она не выдержала и сбежала. Из новостей узнала, что вся ее семья убита, а место отца в бизнесе занял любимый дядюшка. В общем, возвращаться ей некуда. В отчаянии пробралась на космодром и спряталась на первом попавшемся корабле. Корабль оказался моим...
  
   - А дальше? - глаза Виктории наливались слезами. Ярхст подал ей платок.
  
   - Дальше? Я вылечил ее, оплатил легкую пластику лица. Она захотела остаться со мной. Сейчас Сандра моя горничная, хотя я дал ей достаточно денег, чтобы начать новую жизнь. Мы даже иногда занимаемся сексом, но я уверен, что кроме уважения и благодарности, у нее чувств ко мне нет.
  
   - Нет?.. А можно с ней познакомиться? В смысле, увидеть ее?
  
   - Почему бы и нет, дорогая. Такси!
  
  
  
   * * *
  
  
  
   - Леди, вы великолепны! Обе! - целуя девушкам руки, Ярхст любовался на их открытые улыбки, милые лица, ладные фигурки.
  
   - Капитан гвардии Его Величества, если не ошибаюсь? - улыбнулась Сандра.
  
   - Да, можете поздравить.
  
   Хором:
  
   - Поздравляем!
  
   - Как мы рады тебя видеть, Ярхст! Три года, целых три года не виделись! - оживленно заговорила баронесса.
  
   - Три года, а вы еще вместе. Я рад и расстроен одновременно.
  
   - Почему, дорогой?
  
   - Самые лучшие девушки на свете покинули меня и оставили безутешно скитаться по свету.
  
   - Скиталец! - смеясь, девушки с двух сторон чмокнули его в щеки.
  
   - Ты же знаешь, что для тебя в нашей жизни всегда есть место!
  
   - Только в жизни?
  
   - И в жизни, и в постели! - прошептали ему в ухо.
  
   - Когда?
  
   Смеясь, баронесса и ее подруга взялись за руки, и пошли прочь.
  
   - Когда?!
  
   - Сегодня! Адрес знаешь! - крикнула Виктория Лисина. Ярхст опять залюбовался стройными фигурками девушек в красивых платьях. Они пересекли поле для скачек и стали подниматься на трибуны. Перерыв между заездами заканчивался. Нужно идти. Сегодняшний вечер будет особенным, в этом не стоило и сомневаться.
  
  
  
  
  6 Г Л А В А
  
  
   Д О Ч Ь П О С Л А
  
  
  
  
   Короткая клетчатая юбочка в складку совсем задралась, обнажив аппетитные ягодицы девчонки, украшенные небольшими синяками от пальцев. Процесс укрощения был в самом разгаре. Она стояла на кровати на коленях, уронив взъерошенную голову на руки, и уже не плакала, а только чуть всхлипывала, когда Ярхст особенно сильно толкал ее сзади. Любовный процесс продолжался уже часа полтора, и сил у нее почти не осталось. Ярхст не зря прославился на весь пиратский Торн своими сексуальными подвигами. Девчонку он купил по дешевке из-за строптивого нрава, и сначала ему пришлось при помощи кулаков объяснить, кто из них хозяин, а кто рабыня. Сейчас же была самая сладкая часть их отношений. Воинственный дух девчонки был сломлен, и она была готова на многое, чтобы угодить хозяину.
  
   Ярхст только входил во вкус, чередуя сильные глубокие толчки с короткими быстрыми, когда дверь его гостиничного номера распахнулась, и на пороге возник один из офицеров местной полиции, толстяк Сэм. Ярхст даже не сбился с ритма движений, хотя девчонка вся сжалась как от удара, сильно обхватив его член мышцами влагалища.
  
   - Привет, Сэм, чем обязан? Извини, занят немного.
  
   - Да уж, вижу, вижу, чем ты занят! Тут вот какое дело. Украли дочку королевского посла, не она ли тебе тут зад подставляет?
  
   - Что ты, Сэм, дружище! Рабыню вот себе прикупил. Документы все есть.
  
   - И показать сможешь?
  
   Девчонка подняла голову, волосы откинулись набок, открыв большой в пол-лица, синяк, и прохрипела: "Помогите!" Сэм рассмеялся, а Ярхст немного рассердился:
  
   - Что, рот нечем занять? Сейчас исправим!
  
   Он встал, взял со стола документы о купле-продаже рабыни и отдал толстяку. Потом сдернул девчонку с кровати на пол, поставил на колени и, схватив за волосы, стал ртом нанизывать на свой член. Она пыталась отбиваться, но пара звонких оплеух отбила охоту спорить с хозяином.
  
   - Что, Сэм, все в порядке?
  
   - Хорошая у тебя жизнь, как я погляжу! Девчонка что надо, только зачем ты ей рожу-то попортил?
  
   - Ничего, заживет. Хочешь, я ее тебе завтра вечером пришлю?
  
   - Нет, у меня на такую красавицу и не встанет.
  
   - А у меня ничего, и стоит, и бегает, - рассмеялся Ярхст, чуть замедляя движения члена во рту у невольницы. - Хочешь, угощу тебя обедом в "Океане"?
  
   - О, ты помнишь мою слабость к морепродуктам? Давай, только во сколько?
  
   - Завтра в четыре устроит?
  
   - Договорились. Ладно, пойду я. Трахни ее в задницу за мое беспокойство.
  
   Сэм наклонился и сильно шлепнул девушку по голому заду. Если бы Ярхст не придерживал ее челюсть большими пальцами рук, она бы прикусила член. Дверь за толстяком Сэмом закрылась. Ярхст остановился, но член изо рта девчонки не вытащил.
  
   - Ты что-то хочешь мне сказать?
  
   Она подняла свои опухшие от слез глаза и закивала. С членом во рту это выглядело так уморительно, что Ярхст расхохотался.
  
   - Что, ты дочь посла и хочешь к папочке?
  
   Она опять закивала и хотела что-то сказать. Это снова выглядело смешно, а движения языка по головке члена снова раззадорили Ярхста.
  
   - Ладно, потом поговорим, посмотрю на твое поведение. Только попробуй еще жаловаться, и если мне что-то не понравится, я и слушать тебя не буду. Поняла?
  
   Еще несколько кивков.
  
   - Ложись на кровать на живот и раздвинь ноги, только подушку подложи. Надо же наказ Сэма исполнять?
  
   Девчонка послушалась. Наверняка в задницу ее никогда не трахали. Ярхст уже пытался сунуть ей в анус пару пальцев, но рабыня так вскинулась и забилась, что успокоить ее можно было только кулаком. Теперь уж она будет послушной!
  
   - Так и быть, - сказал Ярхст, - воспользуюсь смазкой, не буду портить свое имущество.
  
   Выдавив специальный гель на ладонь, мужчина подошел к раскинувшейся на кровати девушке. У Ярхста давно не было женщин, уже где-то неделю, что для такого темпераментного мачо просто недопустимо. Поэтому он был слегка на взводе. После покупки рабыни он сразу же затащил ее в ближайший мотель и, даже не дав раздеться, приступил к делу. Девица и сейчас была в своей клетчатой юбчонке и изорванной голубой трикотажной маечке. Она лежала на животе, подложив под себя подушку и широко раздвинув ноги. Ее зад был приподнят, а раздвинутые ягодицы позволяли увидеть все тайные места. Половые губы и клитор распухли и покраснели, а кожа вокруг самой дырочки слегка кровоточила. Столько любовных упражнений в разных позах с непривычки! Таких любовников, как Ярхст, у нее точно не было. Она лежала, замерев и почти не дыша, вход в анус то сжимался, то чуть раскрывался. Ярхст даже залюбовался на эту никем еще не тронутую красоту. Пальцы в смазке скользнули по члену, а затем стали массировать, давить, прорываться внутрь ануса рабыни, расширять вход. Член у Ярхста немаленький, и если сразу сунуть - девке будет очень плохо. Она терпит, пытается расслабиться, а когда член все же входит в анус - надрывно, со всхлипами, стонет. Это так заводит Ярхста, что он, потеряв над собой контроль, вколачивается в зад своей рабыни сильнее и сильнее. Нет мыслей, только этот хриплый стон, рваная голубая маечка, задранная юбка и его безумные движения. Член ходит туго, но благодаря смазке разрывов должно быть немного. Минут десять дикой скачки - и оргазм просто опустошает Ярхста. Он падает на свою партнершу, и некоторое время приходит в себя. Потом слезает с нее и велит приготовить для себя ванну, а самой быстренько принять душ в комнате для прислуги и бежать сюда. Она не убежит и ничего с собой не сделает - здесь за ней проследят. Не одеваясь, наливает себе выпить и устраивается в кресле. Сладкая истома наполняет все тело, губы разъезжаются в улыбке. Девчонке предстоит хорошо поработать, если она хочет домой. А про то, что она - дочь посла, пусть рассказывает. Если ничем другим не будет занят ее нежный ротик.
  
  
  
  
   * * *
  
  
  
   Почти три месяца Ярхст провел в "командировке". Из них два месяца на Торне, пиратской планетке у черта на куличках. А теперь домой! Наконец-то он снова станет самим собой: блистательным капитаном королевской гвардии, юным придворным франтом, одним из лучших выпускников Академии и просто замечательным парнем. За выполнение этого задания ему был обещан титул барона. Титул, можно сказать, уже в кармане, но от этого как-то не по себе. Если бы его наградили за воинские подвиги, но за это... Гордиться нечем. Да и не расскажешь никому. Даже близнецам Соренс, его ближайшим друзьям.
  
   Три месяца назад ему сделали предложение, от которого он не мог отказаться. Есть на свете одна девушка, дочь главного королевского посла и внучка Его Величества по материнской линии. Эта пустоголовая девица уже третий раз за последний год сбежала с очередным ухажером. Первые два раза ее возвращали в течение недели, но сейчас все пошло не так. У юнца оказалась быстроходная космическая яхта, и пока родные спохватились, вертихвостка с бой-френдом были уже далеко и наверняка чувствовали себя Ромео и Джульеттой. Яхта приглянулась пиратам. Так девчонка оказалась на Торне в качестве рабыни. Дедушка-король рвал и метал. Если бы пираты узнали, кто у них в руках... На выкуп за девицу они могли бы купить парочку неплохих планетных систем. А если бы действовали поумней, то, выдав ее замуж за какого-нибудь местного "капитана Крюка", могли бы попытаться вытряхнуть из дедушки-короля что-нибудь посущественней.
  
   Ярхсту сделали небольшую пластику лица и отправили на поиски "Джульетты". Его Величество в личной беседе сказали: "Капитан, делай что хочешь, хоть затрахай ее до полусмерти, но привези мне послушную внучку. Или не привози вовсе". Да уж.
  
   Два месяца на Торне прошли в поисках. Пришлось строить из себя прожженного пирата, таскаться по борделям, аукционам, налаживать связи и искать, искать, искать. Счастье улыбнулось, когда он отчаялся. Просматривая файлы с некондиционным товаром, наткнулся на знакомое лицо. "Строптива, высокомерна, дерзка. Обучена единоборствам, фехтованию, стрельбе. Опасна. Выставлена на торги до 12.15.20349г. По истечении срока продаж подлежит уничтожению по приговору 29.13". Что же такого сделала девчонка, что если ее не смогут продать, то уничтожат? Так, у меня еще три дня до конца продаж.
  
   Выкупив девчонку, пришлось поработать над ее укрощением. Чуть не умер, причем в самом прямом смысле. Эта фурия так накинулась на нового хозяина, что, будь обучение рукопашному бою в Академии поставлено поплоше, Ярхста отскребали бы со стен и пола. Отбиваясь, он и подправил ей личико. Дальше было просто. Трахать ее, чтоб и имя свое забыла. Пока не станет шелковой. Пока дурь из головы не вылетит. Вместе с романтическими бреднями про Ромео, Джульетту и злобных родителей, что мешают их счастью. Чтобы поняла: дома - лучше! Дома - защитят!
  
   Ну, а пока она НЕ дома. И злобный пират не даст ей об этом забыть.
  
  
   * * *
  
  
  
   После возвращения домой секс был изумителен. Марк превзошел себя, и даже Том выделывал такое... Может, они ходили на какие-нибудь акробатические курсы? Вдвоем. "Ох, моя бедная попка". Чего стоит только фокус со связыванием. Лишенный возможности двигаться, подвешенный под потолком огромного холла вниз лицом с раздвинутыми ногами, почти на одном уровне с хрустальной люстрой на огромной высоте. Два сексуальных маньяка на трапециях. Это такие качельки для гимнастов (и для белобрысых монстров). Вышло забавно. Длилось часа три. После всего близнецам пришлось отливать Ярхста холодной водой и отпаивать вином. Думали даже вызывать врача. А этим хоть бы что. Маньяки.
  
  
   * * *
  
  
  
   - Господин капитан, за заслуги перед отечеством Вам дарован титул барона Виссайского. Ваши владения зарегистрированы в королевском земельном реестре, позже можете ознакомиться.
  
   - Служу Его Величеству!
  
   - Садитесь. - Полковник Дивельн, непосредственный начальник Ярхста, выглядел усталым. После долгого молчания он продолжил: - Капитан, я боролся за Вас как лев. После того щекотливого дельца, что Вы выполнили, надо сказать, блестяще, некоторые хотели бы видеть Вас как можно дальше от столицы. А вовсе не в апартаментах Его Величества, где Вы служите. Так что у Вас есть выбор: перевод в какое-нибудь захолустье или... Или разведка.
  
   - Разведка?
  
   - Понимаете, Ярхст. После того, что Вы сделали... Есть опасения, что пойдут слухи, - решился полковник.
  
   - Я же давал присягу!
  
   - Этого мало. В разведке используют ментальную блокировку, что, согласитесь, эффективней.
  
   - Согласен.
  
   - Тем более братья Соренс, Ваши давние друзья, смогут о Вас позаботиться.
  
   - Все так серьезно? Мне нужна защита?
  
   - Да, мой мальчик. Я вижу, как ты стараешься. А у нас, в королевской гвардии, тебя съедят. Некоторым псам не хватает только намека, чтобы наброситься. Так что - разведка?
  
   - Разведка. Спасибо, господин полковник! За все спасибо!
  
   - Береги себя, мальчик!
  
  
  
   * * *
  
  
  
   - Том, Ярхст будет с нами постоянно! Ты рад? Скажи, ты рад?
  
   - Марк, сколько лет ты сходишь по нему с ума? Впрочем, не важно.
  
   - Важно, Том, важно. Прости, если разочаровываю. Но тебе-то я могу показать свои переживания? Не волнуйся, глупостей я не наделаю.
  
   - Надеюсь.
  
   - А ты Ярхста разлюбил?
  
   - Для меня он всегда самый лучший друг. После тебя, конечно.
  
   - А для меня - больше любимый. Почему так, Том?
  
   - Хоть мы и близнецы, братишка, но все же разные. Знай одно - и за тебя, и за Ярхста я любого уничтожу.
  
   - Знаешь, я готов сказать то же самое! Ты лучший брат на свете!
  
   - Спи давай, болтун...
  
  
   7 Г Л А В А
  
  
   Ш А Х Т А С У М Е Р Е Ч Н А Я
  
  
  
  
   Тот, кто назвал шахту Сумеречной, был, наверное, большим шутником. Или приезжал сюда ночью. Полярной ночью. А сейчас, в середине лета, когда незаходящее солнце круглые сутки освещало серые бараки шахтеров, огромные валы пустой породы, выкрашенное темно-зеленой краской здание офиса и серо-розовый трехэтажный бордель - сейчас шахту можно было назвать как угодно, только не Сумеречной. Два шахтера, методично напивающиеся в отдельной кабинке ресторана при борделе, уже довольно давно спорили об этом. Спор шел вяло. Не то чтобы это был принципиальный вопрос. Просто здесь нельзя обсуждать более серьезные темы. Прослушивать разговоры клиентов и своевременно реагировать на них определенная служба умеет хорошо. Дверь открылась.
  
   - Что изволят господа?
  
   - Иди сюда, милашка!
  
   Парень, вошедший в их кабинет, мог бы быть моделью, если бы не достаточно изможденный вид. Но красив, чертяка! Один из шахтеров поймал его за руку, усадил на колени.
  
   - У нас сегодня праздник, дорогуша. Ты здесь только официантом или как? Отсосать можешь?
  
   Длинные ресницы опущенных глаз дрогнули.
  
   - Все, что господа пожелают.
  
   - Так давай, не ломайся!
  
   Грубые руки спихнули с колен, схватили за волосы и ткнули лицом в ширинку.
  
   - Старайся, а то своих денег не получишь.
  
   Второй шахтер откинулся в кресле и с жадностью вглядывался в это красивое лицо, смотрел на двигающийся во рту парня член. Склоненная фигура возбуждала дикое желание. Когда его друг кончил, он просто перетянул официантика за волосы к себе. Сделав все, что от него требовали, юноша остался на коленях.
  
   - Чем еще могу услужить, господа?
  
   - Хочешь услужить, малыш? Ну ладно...
  
   Тарелки и бутылки сдвинули на край стола, часть упала на пол. Парня завалили животом прямо в какую-то лужу - то ли от вина, то ли от соуса. Прозрачные брючки, униформу заведения, и снимать не надо: на широком поясе две штанины закреплены внахлест, осталось только раздвинуть ткань, как занавеску. Руки с корявыми мозолями царапали нежную кожу ягодиц, лезли в анус, хватали за член. Красные пятна от пальцев позже превратятся в синяки. Длинные стройные ноги просвечивают сквозь ткань, одна нога подогнута и опирается о край стола. Темные волосы даже на вид шелковистые. Узкая спина, бамбуковые узелки позвоночника. Талия подчеркнута широким поясом. Такой беззащитный, такой соблазнительный. Колечко мышц выделяется на бледной коже промежности темноватой звездочкой. Но некому любоваться красивым телом юноши. Шахтеры, изголодавшиеся по любви, по-простому драли его во всех позах. По очереди отдыхая и накачиваясь алкоголем еще больше, наваливались, терзали задний проход парня. Чуть не сломали стол, толкая его сзади. Устроившись в креслах, усаживали на колени то спиной к себе, то лицом к лицу и подбадривали затрещинами, если он замедлял движения. Пол тоже подходящая поверхность для занятий сексом. Как и подоконник, и спинка кресла. До утра шахтеры забавлялись с новой игрушкой. Красивой, абсолютно послушной. Когда были перепробованы все позы, что только приходили на ум, а члены повисли как высохшие тряпочки, они забили парню в задний проход бутылку из-под вина и заставили прибирать в комнате, а потом прислуживать за столом. Это казалось очень смешным - смотреть, как сквозь прозрачную ткань брючек просвечивает донышко бутылки, а затраханный официантик еле волочит ноги, сдерживая слезы. Как нагибается, собирая осколки, моет пол под смешки мужчин. Как, с трудом выпрямившись, уходит за подносом, расставляет тарелки, наливает вино. Вдоволь навеселившись и отдохнув, мужчины вновь чувствуют прилив желания. Что ж, минет мальчишка делает неплохо. Послушный мальчик. Заслужил чаевые.
  
   Не самая плохая ночь для обитателя борделя шахты Сумеречная. Пара часов в регенераторе, денек на остальное лечение - и снова за работу. А слезы и обиды безымянной бордельной шлюхи никто не считает. Разве они люди?
  
  
  
   * * *
  
  
  
   Он спал, и видел во сне облако. Нежное, родное. Наверное, это его дом. А может быть, он - часть этого огромного, во все небо, существа? Облако обняло его, обдав таким знакомым запахом. Потом отрастило руку и погладило по волосам. В ухо дунул теплый ветерок. Он рассмеялся. Его любят, как же это здорово. Прозрачные облачные пальцы прогулялись по скуле, очертили губы, прикоснулись к глазам. Я тоже тебя люблю!
  
   - Ярхст, проснись!
  
   Голос - мужской. Тело рывком перекатилось по кровати, привычно приняло коленопреклоненную позу на полу.
  
   - Да, господин.
  
   - Ярхст, ты чего? Что с тобой?
  
   - Что желает мой господин?
  
   - Ярхст!
  
   - Что желает мой...
  
   - Ярхст!!!
  
   Хлопнула дверь.
  
   - Кто вас сюда пустил? Почему пугаете пациента? Марш из палаты, быстро!
  
   Дверь снова хлопнула. Самый красивый голос на свете произнес:
  
   - Я должна была сама проследить, чтобы тебя не беспокоили!
  
   Самая нежная рука коснулась волос.
  
   - Госпожа...
  
   Он поднял голову и потерся щекой о ладонь девушки, как бездомный котенок - с нежностью и безумной надеждой: а друг именно эта рука станет родной?
  
   - Госпожа, Вы меня не оставите?..
  
   - Нет, конечно. Пойдем завтракать. А потом - к доктору.
  
   - Да, госпожа.
  
  
   * * *
  
  
  
   В комнате царила напряженная атмосфера. Все молчали, хмуро разглядывая доктора Кастэна. Здесь были только самые близкие для Ярхста люди: Том и Марк Соренс, а также баронесса Виктория Лисина с подругой Сандрой. Доктор Кастэн заговорил снова:
  
   - Пациент сейчас не в себе, он попросту вас не узнает. Еще раз повторяю: лечение займет не меньше года, а потом возможны рецидивы. Тело вылечить нетрудно, но разум... Нам еще повезло, что вашему другу эти горе-гипнотизеры дали только одну установку - абсолютное послушание. Думаю, мы с этим справимся. Но после шахты Сумеречной он нуждается в длительной реабилитации. Вы уже заметили, что пациент неадекватно реагирует на мужчин, - строгий взгляд в сторону Марка Соренс. - Рекомендации мои неизменны: только женское общество минимум год. Если так желаете, посещайте его, хоть каждый день, но в женском обличьи. Конечно, это касается Вас, господин Соренс. Надеюсь, не надо уточнять, что в течение этого года - никакого секса! Лечащий врач, госпожа Манилина, вполне справляется с лечением. Курировать вашего друга буду я. И, как понимаете, лечение в нашей клинике не из дешевых. Но реальные результаты будут, я вам гарантирую. Если, конечно, не повторится сегодняшний инцидент. Не стоит тайно пробираться в палату и укладываться в его постель.
  
   Марк Соренс смущенно опустил глаза. Том поднялся:
  
   - Инцидентов больше не будет. Лечение оплатим в полном объеме, давайте прямо сейчас осуществим финансовый перевод. В случае хороших результатов лечения по истечении года Вас ожидает солидная премия. Еще Вы должны понимать: за нашего друга Вы отвечаете головой, и это не шутка. Те, кто довел Ярхста до такого состояния, уже не может порадоваться как своей работе, так и жизни. Финансовые вопросы решите с Марком. Всего наилучшего.
  
   Том Соренс кратко поклонился и вышел. Баронесса с подругой вышли вслед за ним. Марк остался оформлять бумаги и оплачивать лечение. Баронесса догнала Тома.
  
   - Пожалуйста, я хотела поговорить с Вами!
  
   - Простите, но в данный момент я несколько расстроен. Если хотите, приезжайте в нашу резиденцию сегодня вечером, часов в семь.
  
   - С удовольствием. До встречи.
  
  
  
   * * *
  
  
  
   В гостиной уютно потрескивает камин. Ярко горят лампы. В воздухе парят ароматы кофе, сигар, дорогого парфюма. Четверо, расположившиеся в креслах вокруг небольшого кофейного столика, были напряжены, но старались избежать ссоры.
  
   - Как же получилось, что Ярхста так запросто украли, зомбировали и продали в бордель? И кто виноват в этом? - баронесса Лисина была явно расстроена.
  
   - Дорогая, поздно делать "разбор полетов", все уже произошло. Нам надо решить, что делать дальше. И можем ли мы доверять лично Вам, баронесса. Извините за прямоту.
  
   - Что ж, после всего, что произошло с нашим общим другом, Вы вправе подозревать всех и все. Но Вы должны также понимать: я и Сандра - два самых преданных друга Ярхста. Конечно, после вас. Ведь именно Ярхсту Сандра обязана жизнью, а мы обе - своим счастьем. Жаль, что мы не были представлены друг другу ранее, хотя Ярхст нам много рассказывал о вас двоих. И еще знайте: враги Ярхста - и наши враги. Можете нами полностью располагать.
  
   - Спасибо. Я очень рад, что не ошибся в вас, дамы. - Том Соренс впервые за последние месяцы искренно улыбнулся. - Прошу вас извинить меня, столько всего в последнее время произошло.
  
   Все немного расслабились. Том и Марк весь вечер рассказывали Виктории и Сандре о том, как оскорбленная до глубины души родня девушки, которую он довольно оригинальным способом спас из лап пиратов, отомстила Ярхсту. Анонимное письмо на пиратский Торн открывало всю подноготную данной истории. Как, не стерпев насмешки над собой (а еще больше разозлившись на потерю огромного выкупа), пиратский "президент" придумал чудесный план. И все бы удалось, но в расчеты "президента" вкралась ошибка, и имя ей - братья Соренс. Том и Марк совершили чудо: отыскали Ярхста на краю света. Но к тому времени он уже был зомбирован и, проведя неполные три месяца в борделе, имел проблемы со здоровьем, душевным и физическим. А теперь, когда Ярхст в надежных руках врачей, нужно решать вопрос о его врагах.
  
   Общая боль и беспокойство за Ярхста сплотило этих настолько разных людей. Мстить решили единогласно и без тени сомнения. Список претендентов на смерть обдумывали тщательно, без спешки. Если бы люди, о которых шла сейчас речь в уютной гостиной, услышали хоть часть планов этих красивых юношей и девушек, он поспешили бы спрятаться подальше или нанять самую лучшую охрану. Впрочем, сомнительно, что эти меры принесли бы хоть какой-то эффект.
  
   Список открывал лично Его Величество Тобронис Пятый. Когда близнецы обратились к нему с прошением о предоставлении помощи в розыске Ярхста, его слова были: "Мальчик перестарался, спасая внучку. Неудивительно, что ему отомстили. Значит, заслужил наказание". Что ж, первое место в списке Его Величество тоже заслужил.
  
   Второе место - семейка безмозглой внучки короля. Третье - весь пиратский Торн. Четвертое - шахта Сумеречная. И, по мелочи: каждый, кто лично попользовался Ярхстом в борделе и вложил свою лепту в его сумасшествие. Последнее, но не по значению, место, в списке занял "президент" пиратского Торна, придумавший план наказания Ярхста. Что ж, придется и для него придумать планчик поинтересней, чтобы этот боров не скучал всю оставшуюся жизнь, а прожил долго-долго. Кстати, бордель на Сумеречной неожиданным образом взорвался несколько дней назад (когда оттуда забирали Ярхста), а директор этого неуважаемого заведения наплакал целое ведро слез, раскаиваясь в своем поведении и пытаясь собрать с пола отрезанные пальчики, член, яйца и вывалившиеся кишки. Быструю смерть этот подонок не заслужил. Гипнотизер-мозгоправ, подчинивший Ярхста, тоже не прожил долгую и счастливую жизнь: отравился за обедом какой-то дрянью. И теперь медленно, но верно приближается к смерти, скрипя полусгнившими костями и вспоминая всех, кого обидел. А в это время его родственники с жаром уничтожают друг друга из-за наследства.
  
  
  
   * * *
  
  
  
   Новости были неутешительные. Весь цивилизованный мир охватила истерия. "Грядет конец света!" - кричали на всех углах сумасшедшие проповедники. Некоторые богатые люди покупали себе убежища где-нибудь на краю света и скоростные корабли, чтобы добраться туда побыстрее в случае эвакуации. Люди столкнулись с инопланетной угрозой! Без объявления войны иные напали на людские планеты. Уничтожена звездная система Торна, звезда просто превратилась в сверхновую. Несколько планет в разных частях обитаемой вселенной как будто вскипели, уничтожив сами себя. Такие технологии людям были неизвестны, и только некоторые ученые вспоминали, что очень давно велись исследования по разогреванию магмы внутри планеты, но были признаны бесчеловечными и запрещены. Но инопланетянам человеческая мораль неизвестна. Кораблей иных замечено не было, но кто знает, может, они перелетают с планеты на планету как птицы. Или вообще имеют фантомную природу, как привидения. Истерика в обществе поддерживалась тем, что Его Величество молчал. И только люди из ближнего круга знали, что Тобронис Пятый парализован. Странная аллергическая реакция на обычные персики вызвала анафилактический шок, чуть не закончившийся смертью короля. Самоотверженная работа команды врачей сохранила жизнь Его Величества, но вывести его из этого состояния оказалось им не под силу. Король не мог даже говорить. Положительных прогнозов медики дать не могли. В то время, когда Тобронис Пятый превратился в растение, его министры занимались разнообразной интеллектуальной работой. Честно говоря, галактическую империю уже через месяц поделили, переделили, растащили по кусочкам. А Его Величество Тобронис Пятый лежал, увитый трубочками и капельницами, в блаженном неведении, пока какой-то неприметный человек не принес ему новостной проектор. Далее Его Величество так же лежал, но о душевном покое не было и речи.
  
  
   * * *
  
  
  
   - Привет, док! Как дела?
  
   - Да эти собаки заключенные опять одного затрахали до смерти, а половина из них нуждается в капитальном ремонте.
  
   - Что ж ты жалуешься, из нас всех только ты загружен работой. А мы тут со скуки подыхаем. Наверное, тебе даже перепихнуться с кем-нибудь некогда?
  
   - Насмотришься на этих тварей, и о сексе забудешь надолго.
  
   - Да уж. Слушай, док, бросай ты их, из регенератора они сами ведь не вылезут. Пойдем, выпьем!
  
   - Ладно, только оставлять их тут не буду. Сейчас выгоню обратно. Хотят друг друга калечить, пусть и терпят. Ты иди, я через полчаса буду. Коньячку принести?
  
   - Спрашиваешь! У тебя, док, самый лучший коньяк во вселенной! Где ты его берешь?
  
   - Начальство подгоняет, когда приезжает с проверкой. А они почитай каждый месяц тут ошиваются.
  
   - Замучили, наверное?
  
   - Да нет, приезжают, как будто полюбоваться. Смотрят на наши порядки, как заключенные друг друга имеют, как рвут друг друга будто звери. И уезжают всегда довольные.
  
   - А какие они? Я только издалека видел.
  
   - Обычные люди. Два парня, две девушки. Молодые, красивые, видимо, аристократы. Относятся уважительно, никогда не хамят. Но я даже не знаю, как их зовут. Да оно мне и не надо. Контракт еще на год, отработаю - и домой. Платят хорошо, так что я себе полпланеты куплю и буду жить в свое удовольствие.
  
   - Я тоже поеду домой, открою свое казино, буду играть там, там же и жить. Девок заведу себе штук десять, и чтобы все с сиськами размера не меньше четвертого. Трахать буду их и вместе, и по-отдельности. Представь, док - лежишь в кровати, а вокруг - море сисек...
  
   - Ладно, слюни тут не распускай! Иди на стол накрой, а я с заключенными разберусь - и к вам. Привести кого-нибудь посимпатичнее?
  
   - Ну, если только того, черненького. Он минет хорошо делает. Да и попку подставлять умеет. Ты его береги, док. Таких тут больше нету.
  
   - Да я его в отдельную камеру посадил. Так сказать, для личного пользования. Он мне самому нравится.
  
   - Ну давай, приходи. Я пошел.
  
   - Давай.
  
   Жизнь в безымянном астероиде-тюрьме шла своим чередом. Ужин для зеков, наполненный возбуждающими сексуальное желание добавками, потом бурная ночь. Воздух наполняется стонами страсти и боли, секс со всем, что движется - норма для этой тюрьмы. Заключенные похожи на похотливых животных. Даже видевшие многое охранники морщат носы. Хотя есть и такие, которым интересно, контингент подобрался разнообразный. Набирали их с такой окраины, где, наверное, секс с овцами и козами - каждодневная практика, кто знает. Заключенные этой тюрьмы - бывшие шахтеры с Сумеречной со своим начальством, "президент" пиратского Торна со своими подручными, а также бОльшая часть семьи прекрасной королевской внучки. Она тоже была здесь, но пользовалась бешеным успехом, как единственная женщина, так что прожила недолго. Было их около трехсот, а уже через год осталось двести пятьдесят четыре. Секс без перерыва, говорят, не очень-то полезен. А чтобы отыметь во все дыры свое начальство, стояла очередь. Что ж, животным - животная жизнь. И смерть тоже.
  
  
  
   * * *
  
  
  
   Место, куда привезли Ярхста, показалось ему самым красивым на свете. Зеленые холмы, озеро, березовая рощица около него, вдалеке - лес. Красивые дорожки, на холме старинный замок. После года лечения пусть в самой хорошей, но больнице, даже небольшой кусочек огромного мира кажется удивительным. На берегу озера расстелен большой светлый ковер с подушками и небольшим столиком посередине.
  
   - Пойдем, пойдем! Для тебя есть сюрприз! - баронесса тянула Ярхста за одну руку, Сандра за другую. Вот неугомонные!
  
   Двое светловолосых парней сидели на ковре, поджав под себя ноги, и курили кальян.
  
   - Привет, я - Марк. Хочешь? - кальян перекочевал в руки к Ярхсту. Девушки сидели по бокам от него, успокаивающе обнимая за плечи. Что-то знакомое чудилось Ярхсту в этом месте. Этот ковер, деревья рядом, пляж... Нет, не вспомнить. А кальян вкусный.
  
   - А я Том. Потом меня вспомнишь. Давай выпьем! - вино красной струйкой лилось в бокалы, красиво сияло на солнце. - За тебя, Ярхст, за твое выздоровление!
  
   Терпкий, чуть кисловатый вкус и изумительный запах составляли такой букет, что казалось святотатством пить такое вино мимоходом, просто как апперетив перед обедом. Ярхст зажмурился, пытаясь прочувствовать всю гамму вкуса. Да, в больнице такого нет.
  
   - Предлагаю искупаться! - веселый возглас Сандры заставил открыть глаза. Девушки вскочили и снова потянули за руки, уже к пляжу. Ну как на них сердиться? Они такие милые. Оу, и красивые! Баронесса и Сандра, подавая пример, скинули одежду и, абсолютно не стесняясь обнаженного тела, стали стаскивать рубашку с Ярхста.
  
   - Не надо, я сам!
  
   - Надо-надо, нам только приятно!
  
   Парни тоже разделись догола и первыми полезли в воду. Откуда-то взялся надувной мяч, и пришлось расстаться с желанием тихонько поплавать в стороне от всех. Веселая игра захватила, обнаженные тела уже не воспринимались с опаской. Нет, они были красивыми рыбами и русалками (грудь Виктории и Сандры не могла принадлежать какой-то там рыбке!). В игре его касались руками, задевали плечом, и это больше не пугало. Как можно бояться таких красивых существ? Немного устав играть, решили подкрепиться. Ярхст вышел на берег и во все глаза смотрел на своих спутников. Никто из них не стал одеваться - решили позагорать, как они объяснили. Лишь вытерлись хорошенько полотенцами. Ярхст решил не выделяться и тоже отказался от одежды, хотя определенный дискомфорт чувствовал. Но никто его не разглядывал, и пришлось смириться. Еда оказалась выше всяких похвал. Мясо в каком-то сложном соусе, запеченные овощи, грибной салат, небольшие бутербродики, закуски острые и пряные, все не только вкусное, но и красивое, как в музее. Насытившись, Ярхст поднял глаза. Сандра смотрела на его губы.
  
   - Солнце, ты вымазался.
  
   - Где?
  
   - Позволь, я тебе помогу, - Сандра придвинулась, ее глаза были так близко. За этот год они с Викторией стали ему родными людьми, и бояться их глупо. Горячий язык прошелся по щеке, по губам. - Не больно?
  
   - Нет...
  
   - Можно тебя поцеловать?
  
   - З-зачем?
   - Ну, просто захотелось. Ты ведь не против?
  
   - Нет... Да... Не против...
  
   Сандра снова придвинулась, обняла одной рукой Ярхста за плечи. Поцелуй был нежным, сладким. И таким долгим. Грудь девушки упиралась в него двумя холмиками. Это волновало. Но на них же смотрят!
  
   Ярхст оторвался от Сандры и оглянулся. Том сидел на дальнем краю ковра, потягивая вино. Рядом целовались Марк и баронесса. Это было красиво. Огненные кудряшки баронессы смешивались с платиновыми волосами Марка. Они обнимали друг друга с нежностью, ласкали грудь, опускались ладонями до бедер. Сандра снова потянулась к губам Ярхста: "Мне так хочется быть с тобой... Можно?.." - "Можно..." Руки потянулись к такому соблазнительному телу девушки, губы сами нашли ее губы, член уже изнывал от желания. Вскользь, краем глаза Ярхст видел, что Марк с баронессой уже лежат, лаская друг друга все так же нежно и страстно. А сам уже терял связь с этим миром, глядя в красивые глаза подруги, целуя ее, обнимая. Сандра в сексе была богиней. Девушка оседлала бедра Ярхста, направила член в себя, стала двигаться. Пляшущие перед глазами груди вызывали прямо-таки охотничий инстинкт, хотелось поймать их, сжать ладонями, целовать, покусывать. Забытые ощущения поражали, а занимающаяся любовью парочка рядом добавляла остроты ощущений. Ярхст уже не боялся, позабыв обо всем. Продержаться подольше не смог бы никто после целого года целибата. Кончив, Ярхст упал на ковер. Сандра прилегла рядом, поглаживая его по груди, плечам. Голова сама повернулась в сторону Марка и Виктории. Гибкая фигурка девушки в объятиях такого же красивого Марка снова заводили с полоборота. Она стояла на коленях, подставляя свою попку парню, рыжие кудряшки от каждого толчка сзади забавно подпрыгивали, выражение лица Марка было таким ласковым, что Ярхсту захотелось, чтобы и на него смотрели так же. Марк повернулся, выражение лица почти не изменилось. Он остановился, приподнял Викторию за плечи, поцеловал в щеку, что-то сказал ей на ушко, отстранился. Сандра на червереньках переползла к Виктории, стала ее целовать. А Марк повернулся к Ярхсту. "Можно тебя поцеловать?" Глаза парня смотрели на него в упор, красивое лицо сияло любовью. "Можно..." Губы его были нежными и сильными одновременно. И если Сандра на ощупь казалась бархатисто-упругой, обняв Марка, можно было почувствовать, что ласкаешь дикого зверя. Плотные мышцы под кожей перекатываются бугорками, гибкое тело прижимается страстно и почти грубо. Ощущения от этих объятий и поцелуев заставляли почти терять сознание. Прижиматься всем телом, обнимать Марка, ласкать ладонями плечи, спину, казалось самым правильным делом во вселенной. Марк уже целовал шею Ярхста, а тот подставлял себя под поцелуи, постанывая и что-то шепча. Обладать Ярхстом, наслаждаться его телом, это... Мечты Марка сбывались уже сейчас. А Том смотрел на них, и в его сердце политика и интригана впервые за долгое время был мир. Только почему-то на глазах слезы. Ничего, так бывает, когда кого-то любишь. Даже сильные духом могут любить.
  
   Сандра и Виктория целовались рядом. Ярхст и Марк тоже целовались. Ярхст все так же лежал на спине, а Марк устроился сверху. "Можно?" - рука Марка погладила члена Ярхста, прошлась по промежности. "Ммм... Можно..." Не открывая глаз, Ярхст изгибался, подаваясь за руками и губами любимого человека. Пальцы Марка погладили ягодицы, скользнули в анус, а губы нашли член. Восхитительное ощущение от минета, уже забытое, но от этого не менее приятное, обожгло Ярхста. Приподнявшись на локтях, он смотрел на Марка, а тот, отрываясь на мгновение от члена, улыбнулся. Не только физическое наслаждение, а тепло, любовь, радость от обладания - это лучшее лекарство, которое нужно было Ярхсту сейчас. И он это получал с лихвой, захлебывался, и эта волна счастья смывала горечь, скованность, боль, все защитные стены, возведенные в душе. Как можно бояться тех, кто тебя любит, кто наслаждается тобой настолько, что секс превращается из механического действия в любовный акт. Есть такое старинное слово "соитие". Как будто сливаются две реки, или смешиваются несколько красок в одну. И получается что-то нереально красивое. Марк и Ярхст, не замечая ничего вокруг, занимались любовью. Кончая, стонали друг другу в губы, дышали прерывисто, гладили, обнимали крепче, потом обессиленно сплетали пальцы... невнятный шепот, нос, уткнувшийся в плечо... Ярхст с Марком уснули. Том и девушки укрыли их пледом, пошли на пляж, захватив бутылку вина и бокалы.
  
   - Спасибо вам, Виктория, Сандра. Я не знаю, что бы мы делали без вас. Весь этот год, сейчас... Вы вернули нам Ярхста.
  
   - Не вам, Том, а нам. Мы его тоже любим. Может, не так, как ты или Марк, но не менее сильно.
  
   - Все равно спасибо. Если вы останетесь, мы будем очень рады. Замок настолько большой, что можно потеряться.
  
   - А это ваш замок?
  
   - В свете последних событий... В общем, мы с Марком - одни из одиннадцати правителей Империи. Империи как таковой уже нет, но кусочек мира мы себе "откусили".
  
   - Том, скажи, а если бы не Ярхст, вы бы пошли на такое? Я имею в виду, настолько повлиять на мировые события непросто.
  
   - Знаешь, Виктория, из-за Ярхста мы с Марком готовы были не только перекроить мир, но и уничтожить. Я не шучу. Когда Ярхст пропал, я вполне серьезно искал ученых, способных взрывать звезды. Нашел. Даже попробовал эту технологию на Торне. Планеты тоже пробовал взрывать, получилось. Может, мы с Марком и неправильно поступаем, но в Ярхсте для нас сосредоточен смысл жизни. И если этого парня не станет... Пусть весь мир сгорит.
  
   - Но это же ужасно. Весь мир не виноват, что несколько подонков решили уничтожить Ярхста!
  
   - Прости, Виктория. Мы с братом так живем. И, если нужно, умрем вместе.
  
   - Спасибо, что сказал, доверился. Наверное, мы останемся здесь. Если не помешаем.
  
   - Нет, помешать вы просто не сможете. Вы теперь часть нашей семьи. Ярхст связал нас навсегда, как бы это высокопарно не звучало.
  
   - Наверное.
  
   - А сексом с вами можно заниматься? - подала голос Сандра.
  
   - Почту за честь, дамы!
  
   Смеясь и балуясь, молодые люди занялись сексом прямо на пляже. После такого долгого напряжения, когда нельзя было расслабиться, после войны против всего мира - секс тоже был как лекарство. Близость с пока не любимыми, но очень дорогими девушками для Тома стала теми стенами, которые укрыли от всей окружающей вселенной. Ему это было нужно.
  
  
  
   * * *
  
  
  
   - Виктория, уже пора!
  
   - Нет, не пора.
  
   - Вставай, соня!
  
   - А вот и не встану.
  
   - Если не встанешь, я сам съем твое мороженое!
  
   - А какое мороженое?
  
   - Ну не знаю... Тут целую тележку привезли, и фисташковое, и клубничное, есть даже соленое какое-то, синее такое...
  
   - Мое любимое! Саритовое!
  
   - Саритовое, саритовое. Вставай давай.
  
   - А может, принесешь мне его в кроватку?
  
   - Я сейчас кроватку с тобой вместе принесу в столовую! Вставай.
  
   - Ладно, уже встаю. - Виктория перевернулась на бок, с трудом встала. Последний месяц беременности подходил к концу, и ходить было трудновато. Виктория казалась себе каким-то китом. Вот у Сандры животик был поменьше. Или это ей так кажется?
  
   - Пойдем, солнышко. Там уже доктор пришел, ждет на осмотр.
  
   - Ярхст, а может, потом?
  
   - Потом, потом. После мороженого. Есть еще фруктовые пирожные, как ты любишь.
  
   - А с рыбкой пирожных нет?
  
   - Если захочешь, будут и с рыбкой.
  
   Виктория счастливо вздохнула. В их большой семейке было так уютно. Вокруг Ярхста, как вокруг солнца, вращались все домочадцы-планеты. Для каждого у него было доброе слово, нагоняй или поцелуй. Такая вот мамочка большого семейства. Когда несколько лет назад баронесса Виктория Лисина и Сандра согласились погостить в замке близнецов, они не ожидали, что в скором времени Сандра забеременеет. Родилась крепенькая девчонка, ей уже полтора года. Бегает по замку от прислуги, тянет все в рот. И при этом дарит столько радости, что даже суровый Том тает, как воск на солнце. И из этого воска маленькие детские пальчики лепят что захотят. У них три папы и две мамы. Семья. Может, необычная, но не такая уж и редкая в этом мире.
  
   Том сейчас правит королевством, не самым маленьким из четырнадцати, оставшихся после распада Империи. Его Величество Король Соренс Первый - звучит внушительно. Первым министром и правой рукой, конечно, является Марк. А Ярхст больше по связям с общественностью. Виктория и Сандра тоже рядом, занимаются благотворительностью, создают имидж королевской семьи. Все пятеро официально в браке. Что ж, это не старые времена, когда было "один мужчина - одна женщина". Сейчас такой семьей никого не удивишь. Конечно, у них бывают конфликты. Без этого, наверное, не обходится ни одна семья. Мирит всех Ярхст. Этот молодой мужчина умеет найти подход к каждому.
  
   Выросший в приюте в далекой провинции, Ярхст прошел через многое. Ему пришлось бороться и с людьми, и с жизненными обстоятельствами, и с призраками в своей душе. И он выстоял. Выстоял и не сломался. Нашел свое место в жизни. И семью, которой у него никогда не было. И очень дорожит всеми своими любимыми. А Его Величество Соренс Первый правит спокойно, ощущая твердый тыл у себя за спиной, тех, кто поддержит. И не предаст. Не у каждого короля есть такая уверенность. И такая любящая семья.
  
  
   2012 год.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"