Airwind: другие произведения.

Четвёртая стена

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Интри погиб, но его предупреждения начинают сбываться. Академия-сити, Сибирь, Гавайи, Англия - везде начинают разгораться конфликты и расти напряжение. Третья мировая война грозит стать реальной, отнюдь не надуманной угрозой человечеству. А тем временем Камидзе Тома, оказавшийся в самой гуще событий, пытается понять: действительно ли реальность выстроена на его подсознательных желаниях? Или это не более чем застилающая разум иллюзия?

  Ярко освещённый конференц-зал нельзя было назвать огромным, фактически тот представлял из себя крохотную комнату, где места хватило для вытянутого овального стола и расставленных вдоль него девяти стульев - восемь из них заняты. Перед каждым сидящим стояла небольшая вазочка с печеньём и объёмный стакан с водой, но большинство взяло лишь немного на перекус, двое и вовсе не притронулись. Все они выжидательно смотрели в сторону единственной двери, крепкой, металлической и остающейся закрытой.
  Ненадолго - дверь наконец мягко, без единого скрипа отворилась и за порог ступила девушка. Самым примечательным в ней оказался белый халат, накинутый на офисный костюм, во всём остальном девушка была типичной черноволосой японкой, коих многие из присутствующих видели неоднократно.
  - Приветствую всех, - дружелюбно сказала она, усаживаясь на незанятый стул во главе стола. - Позвольте для начала представиться тем, кто только наслышан: меня зовут Кихара Юитсу, я учёная из достопочтенного клана Кихар, но не более чем скромная шестерёнка. Нет-нет, не надо отвечать! - она изящно выставила руку вперёд, когда остальные забормотали было свои имена. - Мы все представимся чуть позже. Пока же...
  Юитсу вынула из кармана небольшой пульт и нажала единственную кнопку, от которой на пустой столешнице появилось маленькое красное пятнышко. Учёная слегка пошевелила рукой, и пятнышко дёрнулось следом.
  - Это не более чем лазерная указка, но я знаю, что некоторые из вас и такое воспримут как угрозу. Потому заранее предупреждаю, а то наставлю на кого-нибудь, прыгнете меня убивать и испортите всю дружную атмосферу.
  Она довольно улыбнулась, и несколько людей тоже отозвались скупыми улыбками. Напряжение, вопреки словам Юитсу, только возрастало.
  - Что ж, весёлая часть закончилась, переходим к ознакомительной. Давайте каждый по моему примеру назовёт себя, своё занятие, свою силу и всё такое. Учтите, что я про всех всё знаю и добавлю, если пожелаю, так что... против часовой стрелки, начинаем! - пульт стрельнул красной точкой в ближайшую к ней девушку, нацепившую жёлтый обтягивающий костюм. Казалось, что всё её лицо (единственной европейки из присутствующих) было испещрено пирсингом, он обнаружился даже на языке, высунувшемся, когда та с ухмылкой начала:
  - Меня зовут Венто Что Спереди, и я одна из четырёх членов Трона Справа от Бога. Хотела уничтожить ваш городишко, но была остановлена. Хотела отомстить, но вновь проиграла. - Ухмылка исчезла, сменившись еле сдерживаемым гневом. - В итоге теперь сижу здесь по нелепому соглашению.
  - Ну, Венто-сан, не надо так обезличенно, - улыбнулась Юитсу. - Здесь все свои, и можно со спокойной душой признаться, что оба раза ты проиграла Камидзе Томе. Не первая и не последняя.
  Венто едва не заскрежетала зубами, но сдержала себя. Юитсу отвела от неё взгляд и посмотрела на остальных.
  - Да, стоит добавить: Венто-сан маг и потому не входит в ранговую систему, но всем остальным стоит сообщить ещё и свой уровень эспера. Или я опять-таки сообщу его сама. Вот как раз в твоём случае. - Она нацелила точку на следующую девушку, причём ровно в её открытый пупок.
  Обнажённый живот был едва ли не самым светлым пятном в образе девушки, всё остальное - длинные волосы, ботинки, полностью закрывшие ноги джинсы, скрывающий небольшую грудь топик, плащ с накинутым на голову капюшоном, злобно поблескивающие глаза - было тёмно-чёрным. Даже голос, казалось, подмешал в себя оттенок тьмы:
  - Куроёри Умидори. Одна из двух подопытных эксперимента по вживлению силы Акселератора, атакующий режим. Четвёртый уровень в итоге.
  - Киборг, - дополнила Юитсу и улыбнулась, однако Умидори лишь вновь яростно сверкнула глазами. - Приятно вновь тебя видеть живой и здоровой. Теперь следующая... упс, извините.
  - Ничего, я понимаю, что тут единственный парень. - Индеец в строгом бежевом костюме невозмутимо поклонился. - Этцали, он же Унубару Мицуки, бывший член отряда GROUP. Во время недавних событий по личным причинам попытался убить Камидзе Тому, был схвачен, бежал из тюрьмы и вновь схвачен. Маг, могу менять внешность.
  - Очень полезно, не спорю, - закивала Юитсу. - Ну и далее твоя знакомая, да?
  - Ксочитль, - быстро ответила сидевшая рядом с Унубарой девушка, тоже индианка. Она казалась наиболее нервничающей из всех и даже подвинула стул к парню. - Бывший член отряда MEMBER, единственная выжившая после атаки Акселератора. Тоже маг, тоже могу изменить внешность.
  - Вот уж повезло так повезло, - хмыкнула Юитсу, перемещая красную точку ей на лоб. - Выжить после Акселератора надо уметь. Далее у нас старая, давняя знакомая.
  Женщина в дальнем углу стола слегка подняла голову. Она выглядела самой старшей в компании молодых людей и подростков, а рой морщин на лице, блеклые глаза и напоминающее серую робу одеяние даже старили сверх меры. Длинные лазурные волосы точно когда-то сияли, но сейчас поблекли и выцвели. Тихий, заставляющий вслушиваться голос также казался выцветшим:
  - Даниэлла де Лима, правая рука Отца. Была взята в плен, когда он погибал. Передаю свою боль тому, кто её причинил.
  - Ну-ну, родная, что ж так невесело, будто тебя мучали и пытали. И ты не добавила, что эспер четвёртого уровня. Разве так можно, а? - Юитсу была само дружелюбие, но Даниэлла дёрнулась от заплясавшей на ней точки так, словно её выпускал настоящий лазерный прицел. - Ты же теперь будешь работать в команде, учись, как надо. Ладно, с тобой всё ясно, теперь следующая.
  - Козаку Митори-тян! - следующая, напротив, сияла. Фиолетовые волосы выпускали четыре хвостика, напоминающие лапы насекомого, под ними сияли фиолетовые глаза, а костюмом служила розовая униформа медсестры. - Одна из подручных Генсея-сенсея, жидкий металл четвёртого уровня! Ещё помните меня, Юитсу-тян?
  - Ну как же мне тебя не помнить, серьёзно, - вздохнула учёная. - Надеюсь на твою преданность и далее.
  - Ещё бы!
  Следующая девушка выглядела самой аристократичной из всех - изящное розовое платье, открывающее плечи и шею с белым ожерельем, светлые волосы, уложенные в завитую причёску, спокойный взгляд и прямая осанка.
  - Гокусай Кайби, - вежливо представилась она. - Бывший член отряда SCHOOL. Единственная выжившая после нападения Королевы.
  - Проститутка, - засмеялась Юитсу, и Кайби побледнела, с ненавистью уставившись на неё.
  - Я никогда ни с кем не спала, - отчётливо выговорила она.
  - Это уже частности. Дальше-то будешь говорить?
  - Третий уровень. Изменяю отношения с другими людьми от любви до ненависти, - процедила Кайби.
  - Не попробуешь применить на мне? - Юитсу насмешливо указала пальцем на свой правый глаз. - Сделать меня лучшей подругой?
  Кайби промолчала и даже опустила голову. Учёная хмыкнула и перевела указку на последнюю девушку.
  Та выглядела не просто спокойной - довольной и радостной не меньше Митори. Ниспадающая на плечи копна волос шоколадного оттенка, чёрный смахивающий на купальник костюм с длинными чёрными же перчатками и сапогами, и всё это венчала невероятно счастливая улыбка, от которой даже Юитсу отвела взгляд.
  - Митцури Аю. Вместе с Шокухо Мисаки претендовала на получение пятого уровня, но уступила ей. Попыталась убить за то, что она отняла у меня всё, но проиграла и была заточена в тюрьму, откуда сбежала совсем недавно. Псионические силы третьего уровня.
  Она неожиданно повернула голову и оглядела всех остальных, затем вновь посмотрела на Юитсу, всё с не покидающей лицо улыбкой.
  - Да, - только и высказалась учёная. - Ну а теперь, когда все узнали друг о друге... как я уже сказала, вам предстоит работать в одной команде взамен разрушенных. Я провозглашаюсь лидером и куратором, а кодовое имя нам назначили SECTOR. Что же до первого задания...
  Юитсу слегка откинулась на спинку стула и нахмурилась.
  - Пойдём чутка издалека. В определённых кругах имеется понятие "святой троицы" - тройки эсперов, что так или иначе причастны к ликвидации всех крупных инцидентов последних лет. Нулевой уровень Камидзе Тома, пятый уровень Мисака Микото, Рейлган, Третья, и пятый уровень Акселератор, Первый. Собственно, по вашим жизням хоть один из этой троицы тоже потоптался, и под "потоптался" я имею в виду "разнёс её ко всем чертям".
  Словно бы тень прошлась по лицам всех, даже Даниэлла исказилась как от сильной боли.
  - К счастью, троица распалась, - Юитсу будто бы ничего не заметила. - Эти данные абсолютно секретны и никто ничего не будет вам доказывать, так что верьте на слово: Мисака Микото погибла во время Затмения.
  Этцали дёрнулся и чуть было не вскочил, но Ксочитль вцепилась ему в руку; Митори слегка тряхнула волосами и задумалась.
  - Однако свято место, как известно, пусто не бывает. И на место Третьей, судя по всему, нацелилась та, что для вас всех куда актуальнее. - Юитсу покосилась на Аю. - Речь, разумеется, о Шокухо Мисаки, Королеве, Пятой.
  Улыбка на лице Аю мигом сменилась холодом, взгляд Кайби зажёгся ещё большей ненавистью, а Митори весьма хищно усмехнулась и спросила:
  - Получается, нам надо обкорнать эту заносчивую блондиночку?
  - Не совсем, - Юитсу тоже усмехнулась. - Когда Шокухо Мисаки только стала пятиуровневой, часть её мозга забрали и вырастили из него особый... устройство, если уж так, под названием Экстериор. Оно позволяло любому подключившемуся контролировать целые толпы, на максимальном потенциале речь шла обо всём Академия-сити... но увы, Королева сумела ограничить доступ к Экстериору, а когда Генсей-сенсей попытался перехватить доступ, то уничтожила его. - Она вновь уставилась на Аю. - Точнее, так мы думали до недавнего времени.
  Аю даже не моргнула, продолжая слушать.
  - Во время так называемого Второго эпизода Шокухо Мисаки сумела взять под контроль практически весь Академия-сити. Включая меня и, подозреваю, тех из вас, что были в городе в этот момент. Это может означать только одно - она либо сымитировала разрушение Экстериора, либо сумела втайне от всех вырастить новый. Потому первая задача SECTOR - разведать это так, чтобы не привлечь внимания Королевы, и если Экстериор действительно цел, то перехватить над ним контроль.
  Юитсу оглядела всех с серьёзным лицом, и её слова звучали как приказ. Возразить или дополнить не осмелился никто.
  - Приступаем прямо сейчас.
  
  Зеленоглазая блондинка в тёмной мантии так быстро мчалась по каменным коридорам замка, что у нужной двери для нормального торможения пришлось махать руками. Затем девушка поправила сбившиеся от бега волосы, вообще похлопала себя, сглаживая неровности, и только тогда постучала по красной стальной поверхности.
  Та мгновенно отъехала в сторону, открыв вид на стоявшего у книжного шкафа худощавого долговязого альбиноса в джинсах и чёрно-белом свитере. Он держал на весу толстенную книгу и внимательно вчитывался в неё, но от звука открываемой двери повернулся ко входу.
  - Простите, учитель, - блондинка смущённо застряла у порога. - Я опять вам помешала.
  - А, - только и ответил Акселератор, закрывая книгу и затем оглушительно чихая. - Это уже норма, Эстер.
  - Да, и... я принесла вам лекарство! - Эстер протянула ему небольшую бутылочку. - Учитель, всё же вы точно уверены, что вам надо ехать с вашей простудой?
  - Ты меня уже сорок второй раз спрашиваешь, - проворчал Акселератор. - И я устал отвечать. - Он вновь чихнул, всё старательно отворачиваясь и от девушки, и от книг. - Сёстры там уже собрались?
  - Почти. Я и пришла... помимо остального, сказать, что вас уже ждут.
  - Замечательно, - прогудел Акселератор, высмаркиваясь в платок. Затем достал смартфон, нажал на экран несколько раз и протянул его Эстер.
  - Вот эти книги я хотел бы забрать с собой. - Девушка осторожно взяла телефон и уставилась на список. - Посмотри там, вдруг что-то не устраивает.
  - Я ни в чём вам не откажу, учитель, - заявила Эстер, пряча телефон в карман мантии и освобождая дорогу выдвинувшемуся Акселератору.
  Тот шёл с металлическим, отбивающим едва слышимые звуки из каменного пола костылём, однако шёл уверенно, словно и не нуждался в опоре. Эстер поспешила следом; вдвоём они вышли на длинную галерею снаружи и по ней перешли на верхние трибуны деревянного стадиона.
  И на трибунах и на поле скопилась целая тьма девушек, созданных словно под копирку: короткие светло-каштановые волосы и униформа из серой юбки с бежевой блузкой, накинутой на белую рубашку. Когда Акселератор появился на трибунах, то все они как по команде повернулись к нему.
  - Ураааааа! - но кинулась обнимать только единственная непохожая на всех десятилетняя девочка в длинном лиловом платье. - Акселератор наконец-то вышел из своего убежища, завопила погрустневшая от долгой разлуки Мисака-Мисака!
  - Мы расстались полтора часа назад. - Акселератор эмоции проявлять не спешил, вместо этого уставившись на арену. - Лошадей ещё не подогнали?
  - Лошадей ещё полируют в кузнице, доложила Мисака десять тысяч сорок шесть, сразу же подбираясь к братику Акселератору.
  - Ясно, - тот покосился на подошедшую девушку, говорящую с абсолютно безэмоциональными лицом и тоном. - До завтра успеете?
  - До вечера справимся, с полной уверенностью заверила Мисака. Акселератор может уже садиться на главное место, представление скоро начнётся, указала на величественный трон Мисака.
  - Хорошо. - Эспер вновь чихнул и без возражений прошёл к деревянному трону на самом верху, походившему скорее на большой стул с оскалившейся головой льва, выгравированной на спинке. Девочка мигом уселась ему на колени, а слегка надувшаяся Эстер устроилась на трибуне рядом. Клон же уселась по другую сторону, завершив общий образ свирепого владыки с кучей жён.
  - Мы объявляем начало рыцарского турнира, сказала Мисака в микрофон. - На этот раз точно такой же безэмоциональный голос донёсся с нижней трибуны, . - Турнир продлится три дня, согласно книжке, что Мисаки прочли в интернете, верит данным из онлайна Мисака. Первый день будет неофициальными поединками по вызову, второй официальными поединками по жребию, выявляющими победителя турнира, а третий общей схваткой ради фана, настроилась получить фан Мисака. Кроме того, в первый день будут выступать шуты, музыканты, циркачи и дрессировщики, развлекая публику, улыбнулась в предвкушении Мисака. Главный приз остался неизменным - платок прекрасного рыцаря, братика Акселератора, который он обещал отдать победительнице, чувствует большое волнение Мисака.
  - Он весь в моих соплях, - проворчал Акселератор, вновь сморкаясь.
  - Это немного не тот генетический материал, что Мисака хотела бы получить от братика Акселератора, но тоже сойдёт, надеется на свою победу Мисака.
  - И кого тут лечить надо? - Эспер покосился на невозмутимо сказавшую это десять тысяч сорок шестую, но более никак не прокомментировал.
  - Учитель, это даже странно видеть вас одобряющим подобное, - зато прокомментировала Эстер. - Там, в Академия-сити, вы ворчали на каждую мою попытку развеселить вас.
  - А, - дёрнул головой тот. - Пусть поразвлекаются, пока я тут. Неизвестно, сколько там пробуду, может не один месяц придётся эту заразу выкорчёвывать...
  - Мисака-Мисака не хочет слышать о месяце разлуки с Акселератором, всерьёз рассердилась Мисака-Мисака!
  - Будто я рад слышать. Но тебя в этот гадюшник не потащу, ещё не хватало чтобы вновь похитили.
  - Не говори так, будто Мисака-Мисака дева в беде, яростно завопила Мисака-Мисака!
  - Тц. Ты она и есть.
  - Ну всё, уверенно заявила Мисака-Мисака! Мисака-Мисака теперь обиделась на такое отношение к себе, надулась Мисака-Мисака!
  - А с колен не слезешь, разумеется. - Девочка в ответ как можно усерднее надулась, изображая всерьёз оскорблённую. - Мне и так за одной придурочной следить придётся, вторую с собой брать не собираюсь.
  - А ещё Первый называется, решила поддеть Мисака-Мисака!
  Акселератор фактически прорычал в ответ, попутно закашлявшись, и уставился на поле, где клоны уже начали разыгрывать комедийную сценку.
  
  
  Три девушки и один парень, никто ничем не вооружён и сами просят об убежище - но они прибыли из Академия-сити и потому рассматривались как смертельная угроза по умолчанию. Хотя эсперсками силами в бою могла пользоваться только Кинухата.
  - Мне суперскучно, - как раз девушка в сером костюме и пожаловалась, выключив телевизор с новостями. Шли те на русском языке, и Хамазура ни слова не понимал; девушки понимали, но обсуждали только друг с другом. Разве что Такицубо пересказывала, но понятнее от этого не становилось.
  Всё одно и то же - Академия-сити плохие, они переманивают учёных, они нарушают международные соглашения, они не делятся научными разработками, они едва не поставили мир на тропу войны и так далее. Об ITEM, что интересно, новости не заявляли, хотя казалось бы, четыре перебежчика в такой ситуации должны приковать невероятное внимание.
  - Так чего тогда выключила? - пробурчала валяющаяся на одной из трёх кроватей блондинка в джинсах и поношенном свитере. - Там сериал этот начаться должен, как его...
  - Супернадоел. Супердура ходит и хнычет, что у неё нет мужика. Сто пятьдесят суперпустых серий. Нет бы что-нибудь про супервойну роботов и динозавров.
  - Мы всего лишь второй день тут, Сайа. Как можно оценить сериал за два дня?
  - Считай меня суперкультурной, Френда.
  - То есть роботы с динозаврами уже культура, а произведение о любви нет?
  - Такицубо, тебе-то как? - пробормотал Хамазура, очищая с куртки невесть откуда взявшееся пятно. Такицубо, сидевшая рядом на полу и выглядевшая невыспавшейся брюнетка в зелёном комбинезоне, мутно посмотрела на него.
  - Я уже видела похожий сериал, - тихо сказала она. - Тут ничего нового.
  - А, ну тогда хорошо, - только и пробормотал Хамазура, слегка растерянно приглаживая вставшие ёжиком осветлённые волосы. Вчера его девушка точно так же сидела рядом, даже слегка привалившись, и смотрела телевизор безо всяких возражений, у него даже возникло ощущение, что ей понравилось.
  
  Когда ITEM вытащили из озера, куда они свалились при прыжке с самолёта, то сразу укутали тёплыми одеялами и отвели в пустое, но тёплое помещение согреться, куда позже принесли одежду для переодевания и девушки едва не выкололи Хамазуре глаза. Затем долго и без объяснения везли вертолётом, сразу с его борта посадили в грузовик, где опять везли долго и под охраной нескольких солдат с оружием наизготове. Затем их вытащили у входа в небольшую гостиницу, привели в номер, велели сидеть здесь и никуда не уходить, после чего приставили к дверям охрану, ушли - и всё. Больше пленниками не интересовались, так что им пришлось самим организовывать свой быт, благо имелся телевизор и он работал, а трижды в день доставляли подносы с едой.
  Но и всё. Телевизор, естественно, передавал на русском, но даже знающие его девушки не находили что смотреть и скучали. Хамазура пытался крепиться и подавать пример стойкости, однако сам то и дело зевал от ничегонеделания.
  
  Изначальный план состоял в том, чтобы прилететь в Россию, представить себя беженцами и откупиться самолётом, после чего отправиться в Скандинавию и там жить припеваючи. Детали не раскрывались, но и Френда, и Кинухата, и Такицубо в своё время немало путешествовали по заграницам вместе со своим боссом Мугино, Четвёртой, так что Хамазура доверился им.
  Однако пока же девушки не показывали, что прорабатывают план дальше и готовятся к следующей стадии. Так что оставалось лишь сидеть и скучать.
  
  Пришли к ним вечером, без всякого предупреждения. Просто дверь открылась, и сначала зашли два шкафа с автоматами, оглядели собравшихся, доложили, что всё чисто - и через несколько секунд окружили появившегося высокого человека в чёрном костюме. Он оглядел собравшихся, а затем сказал на слегка коверканном японском:
  - Если хотите, можем перейти на русский или английский.
  - Давайте на английский, - попросила Френда. Возражать никто не стал, хотя Хамазура и понял, что теперь Такицубо вновь придётся всё ему пересказать.
  Человек же спокойно кивнул и уже на куда лучшем английском начал:
  - Думаю, в совокупности вам грозит минимум двадцать лет тюремного заключения.
  Хамазура без перевода понял угрозу, увидев окаменевшие лица девушек, и сжал кулак. Молчание первой нарушила Френда:
  - За что же, интересно?
  - Угон самолёта. Незаконное пересечение границы. Торговля военными секретами. Думаю, вполне можно прикрутить и шпионаж, - спокойно ответствовал человек.
  - Но мы же из Академия-сити...
  - И это если не учитывать прошлые ваши грехи, - закончил он, совершенно не обратив внимания на оправдания Френды. Теперь уже Кинухата сжала кулаки и уставилась на солдат, явно прикидывая, как именно она будет прорываться с боем.
  - Эти самые грехи мы и для вашей страны делали. - Опешившая было Френда вновь пошла в атаку. - Хотите сказать, это благодарность за Панаму и Анголу? Да за одну Венгрию вы должны нам медали вручить, а не двадцать лет!
  - Если судить по международным законам, то за Венгрию можно вообще до смертной казни натянуть. - Мужчина сказал это с абсолютно серьёзным лицом. - Но вы правы, будет совершенно некрасиво так поступать. Кроме того, вы ещё можете пригодиться, пусть даже ваш лидер объявлена пропавшей без вести, что, как я понимаю...
  Он сделал паузу, но Кинухата спросила совсем не по теме:
  - Получается, Академия-сити не отправила вам суперзапрос?
  - Суперзапрос? - Мужчина вопросительно взглянул на неё.
  - Если бы был суперзапрос на экстрадицию, то нас бы уже везли в наручниках. А с нами разговаривают, значит, чего-то суперхотят. Просто суперпугают.
  - Да, - не стал запираться мужчина. - Запрос пока не поступил, но обязательно поступит, и в таком случае Россия предпочтёт выдать вас.
  - Супервопреки телевизору? - Кинухата качнула головой в ту сторону.
  - Отношения между государствами основываются не на телевизоре.
  - Да-да, суперпрекрасно знаем. Так что же это за суперважное дело? Кого именно надо суперубить?
  Человек только теперь улыбнулся - и так ничего и не понявшему Хамазуре улыбка показалась весьма неприятной.
  - Об этом стоит поговорить в более подходящем месте.
  
  Заброшенная подземка давно не видела такое скопление людей. Примерно человек пятнадцать в тёмных одеждах рассредоточились по перрону опустевшей станции, направляя автоматы на любой подозрительный шорох или пляску тени. Большинство из них окружили группу детей, сидящих прямо на полу рядом с рельсами.
  Дети уже не плакали, хотя многие продолжали дрожать от холода и страха, держа за руку товарищей. Вся сцена, еле освещаемая зеленоватым светом прожектора, казалась подготовкой к съёмкам некоего кассового фильма.
  Но увы, здесь развернулась реальность.
  Напряжённую тишину разорвал звонок телефона - мигом оборвавшийся, когда один из людей нажал кнопку на обернувшейся вокруг его шеи гарнитуре и нервно закричал в микрофон:
  - Ещё раз повторяю, если сейчас мы не получим никаких сведений о DRAGON, то начнём убивать заложников! По одному каждые десять минут! Пока не получим хоть что-то!
  Дети вздрогнули, кто-то вновь начал плакать, а несколько фигур красноречиво наставили на них автоматы. Пару секунд в наушниках говорившего стояла тишина, а затем крепкий голос парня уверенно заявил:
  - Это вовсе не мужественно, так рисковать жизнями детей. Никакие знания не стоят этого.
  - Что? - опешил говорящий. - Кто ты?
  - Меня зовут Согиита Гунха, и я терпеть не могу тех, кто обижает детей. Сейчас я спущусь к вам, и если хоть один пострадает, то чьи-то кишки будут намотаны на рельсы. - Звонок сбросился, оставив человека смотреть в пустое пространство непонимающим взглядом.
  - Седьмой, - недоумённо сказал он. - Они... отправляют к нам Седьмого?
  Все даже отпустили автоматы, а на лицах детей запоявлялись улыбки. Растерянность словно упала с потолка, окутывая коконом осознания и страха.
  - Седьмой?
  - Но мы не справимся с Седьмым!
  - Надо бежать!
  - Никаких бежать! - главарь пришёл в себя и громко крикнул запаниковавшим товарищам. - Вы даже не представляете, какая удача нам улыбнулась! Когда Седьмой придёт, мы расскажем ему всё, что знаем о DRAGON, и привлечём на свою сторону!
  - Да, но... - послышался растерянный голос. - Если мы будем с детьми, то он даже не будет слушать, сразу в драку полезет.
  - Ты прав! Живо, отходим все от детей и встаём вот сюда, на рельсы! Подальше, ещё дальше! Вот так!
  Вооружённые люди, толкаясь и едва не падая в спешке, наконец сошли на рельсы и стали небольшой толпой, испуганно оглядываясь. Дети, оставшиеся без присмотра, уставились на них, кто-то даже осмелился встать.
  - Теперь хорошо! - прокричал главарь, когда все наконец встали на одном месте. - Теперь никуда...
  Земля под ними рухнула, в мгновение образовав обширную яму, куда бандиты рухнули с испуганными криками - мигом сменившимися неприятными чавкающими звуками. Дети вытянули шеи, пытаясь рассмотреть, что именно происходит, и не обратили внимания на две вышедшие из тени с противоположного конца станции фигуры.
  Впереди шагал крепкий парень в полностью белых одеждах, включая ничем не закреплённый плащ, гордо развевающийся за спиной. Следом, в стороне от плаща, шагала фигуристая блондинка в униформе академии Токивадай. В её глазах словно горели белые звёздочки, а руки крепко держали чёрный продолговатый пульт, нацеленный в сторону ямы.
  - Хэй, вы все в порядке? - Гунха запрыгнул к ребятишкам и внимательно осмотрел их. - Никто не пострадал?
  Те замотали головами, раздались вежливые возгласы, что они в порядке.
  - Чудесно! - парень продемонстрировал столь белоснежную улыбку, что казалось, будто та даже разогнала тьму подземки. - Тогда идём наверх, там вас уже ждут родители, готовые выдать месячный запас сладостей! Сюда, за мной, и не бойтесь никаких плохих парней!
  Блондинка тем временем склонилась над ямой, откуда уже не раздавалось никаких звуков, и позвала:
  - Етцу, ты их там не сожрала?
  В ответ длинная рука выскочила из тьмы обвала и вцепилась в край ямы, а следом показалась её хозяйка. Невысокая девушка с чёрными растрёпанными волосами, одетая в пурпурные шорты и топик, вытащила себя наружу и встала на рельсы, а её рука вернулась к нормальному виду.
  - Нет, конечно, - наконец ответила она, довольно облизнувшись. - И не смотри на меня с таким подозрением, Шокухо-тян! Лежат вон, без сознания, оружия и штанов. Можешь залезть посмотреть.
  - Поверю на слово. - Шокухо лишь покосилась на зияющий провал. - Не забудь сообщить Анти-Навыку, где они.
  - Да-да, всё помню, - махнула рукой Етцу. - Слушай, у нас на этом всё? Свободное время?
  - Если ты всех схватила...
  - Ага, но в таком случае можно с тобой поболтать? Наедине и внезапно.
  Шокухо удивлённо уставилась на Етцу, но лицо той не выражало никакого беспокойства.
  - Хорошо... где именно?
  
  Гунху и детей отряд Анти-Навыка встретил ещё под землёй и аккуратно проводил на поверхность, где их ждали родители и ещё больше полиции. Седьмой аккуратно выскользнул из мгновенно зашумевшей толпы и отошёл в сторону ближайшего от входа в подземный коллектор магазина, где тут же уставился на витрину.
  Через пару секунд его едва не сбила с ног девушка в белой рубашке и длинной синей юбке, на чёрных коротких волосах которой сидел красочный цветочный венок.
  - Эк... Уихару! - Гунха обхватил её, аккуратно удерживая обоих от падения. - Ты чего?
  - Скажи, что ты их всех побил! - девушка агрессивно заблестела глазами. - Всех напавших на бедных, беззащитных детей!
  - И пальцем не тронул, только напугал, - мотнул головой Гунха. - Их другие побили.
  - Тоже хорошо! - не стала придираться Уихару. - Главное что эти мерзавцы получили по заслугам!
  - Уихару, ты какая-то бойкая сегодня, - недоумённо заметила подошедшая к ним девушка. У неё вместо юбки красовались шорты, а тёмные блестящие волосы доставали почти до пояса.
  - Так детей же похитили, Сатен-сан! Уж я бы им! - сжала кулачки Уихару, а затем вздохнула. - Угх. Столько работы, а тут ещё и это...
  - Да уж, совсем перенапрягаешься, - на лице Сатен заплясала хитрая улыбка. - Надо бы тебя взбодрить...
  Она попробовала обманным манёвром зайти за спину подруги, но та вздрогнула и мгновенно повернулась.
  - Сатен-сан, мы же договорились, что не в присутствии парня! - завопила она.
  - Разве? - подняла руки Сатен. - Просто я не против, он тоже вряд ли против, да и ты втайне не против, а, Уихару? А?
  - Сатен-сан, я тебя арестую за нарушение общественного порядка! - Уихару, мигом покраснев, стрельнула глазами в молча слушающего это всё Гунху.
  - Ты не можешь арестовать другого члена Правосудия! - теперь уже Сатен завопила.
  - А вот и могу!
  Гунха продолжал слушать всё это с невозмутимым видом, когда они зашагали по улице вдаль от подземки. Всё равно детей уже начали увозить, а люди в синем отправляться вниз по команде выбравшейся наверх Шокухо.
  - Сатен-сан, ну почему ты не можешь вести себя аристократично, - недовольно пробурчала Уихару.
  - Это как Куроко? - хмыкнула та.
  - Не как Куроко-сан! - девушка аж подняла руки к небу. - Куроко-сан испортила мне всё представление о вежливых аристократичных девушках.
  - Пфф, я тоже обязательно испорчу, - закивала Сатен, и Уихару обиженно отвернулась от неё, слегка прижавшись к Гунхе.
  - Слушай, насчёт этого. - Обе девушки сразу же повернулись, как тот начал говорить. - В ближайшее воскресенье, я видел объявление, откроется какой-то музей высшего общества, и...
  - Хочу! - Уихару даже не стала дослушивать, и парень удовлетворённо кивнул.
  - А мне можно попросить? - Сатен слегка наклонилась вперёд. - Что-нибудь из городских легенд опять?
  - Например? - пожал плечами Гунха.
  - Шестой, - тут же ответила Сатен. - Я всё не решалась спросить, потому что это одна из самых известных городских легенд, и тот, кто её раскроет... хеее... но ты же пятиуровневый, ты можешь знать...
  - Ага. Так и ты знаешь, вы вместе сражались.
  - Чё? - Сатен аж остановилась. - Когда?
  - В той подземной базе, перед Затмением, - пояснил Гунха, обернувшись к ней вместе с Уихару.
  - Чё? Кто из них?
  - Та растягивающаяся девушка. Что ещё со мной сражалась, помнишь?
  - Чё, - повторила Сатен с невероятно тупым видом. - Я сражалась рядом с Шестой? Шестая девушка? Она существует?
  - Да, да, да, - перечислил Гунха, и Сатен широко открыла рот.
  - Уихару, я украду твоего парня, пока он не расскажет мне всё! - завопила она, начиная новый виток дружеских разборок.
  
  
  - Всё, теперь можно и поговорить, - сказала Шокухо, проходя в небольшую комнату с мягким диваном, на котором лежал ноутбук. Етцу зашла следом и потянулась, падая в не менее мягкое кресло.
  - Наконец-то, а то лежать в грязи под рельсами, пробивая яму-ловушку... там конфеты? Беру! - она удлинила руку, хватая вазочку с шоколадными конфетами, стоявшую на столике у изголовья дивана. Шокухо, тоже успевшая сесть, попыталась было перехватить вазочку, но её изящная ладошка цапнула лишь воздух.
  - Кому из нас тут не надо следить за фигурой, а? - Етцу мигом слопала конфетку и зажмурилась.
  - Выкладывай давай, чего хотела, - нахмурилась Шокухо. Етцу слопала ещё одну конфетку и поглядела на девушку:
  - Я хочу уйти.
  - В смысле?
  - В смысле, из всей этой кутерьмы уйти. То есть, активная служба городу хорошо, как сегодня, когда в тебя входят столько мужчин сразу...
  - Знаешь...
  - ...но Шестой вообще-то должен был оставаться в тени. Понимаю, что сама виновата. - Етцу слегка помахала рукой. - Соблазнилась твоим Томой, и не успела оглянуться, как уже в рядах армии наступаю на этого Интри. Но бло, меня столько народа засекло, ещё потащится кто-нибудь искать и разнюхивать, а потом Алистер придерётся, чего это я вне плана действую, ещё зарплату урежет...
  - И что, только поэтому? Тебе же раз плюнуть запутать следы, и я как всегда подсоблю.
  - Не только, Шокухо-тян. У меня ещё образовался вооооот такой завал по новым аниме. Я ж столько дней фактически домой возвращалась лишь поспать. И не только аниме, я из-за вас всех Клоннад бросила на самом интересном месте, где обычное свидание превращается в групповое! А ведь это версия без цензуры!
  - Етцу, - голос Шокухо стал неожиданно холодным. - То есть ты хочешь забить на город, на меня, на просьбы Томы ради аниме?
  - В точку. - Етцу довольно улыбнулась, и обе девушки уставились друг на друга.
  Шокухо отвела взгляд первой.
  - Тебя не переубедить, да? - печально вздохнула она. - Хорошо. Всё равно я... никогда не смогу отплатить тебе за всё, что ты сделала для Томы и для меня...
  - Вот и отплати отпуском. И радуйся, что спрашиваю. Могла бы сама по себе уйти, никого не предупредив, вольной пташкой. - Етцу высыпала оставшиеся конфеты прямо в глотку. - И да, прежде чем уйти...
  Она запустила руку себе в грудь, слегка повозилась там и начала вытаскивать смартфоны, укладывая их прямо на пол. Шокухо вздёрнула брови, взяла сумочку, вынула оттуда пластиковый пакет и начала аккуратно загружать телефоны туда, обернув руку уже целлофановым пакетом.
  - Они заблокированы, - сообщила она, коснувшись экрана одного из них и увидев табло с кодом.
  - Взломай, - хмыкнула Етцу. - Или обратись к Уихару через Гунху, она взломает. Так, стопэ, этот мой. - Она отвела руку с последним вынутым телефоном, который к тому же забренчал поющим женским голосом. - Да-да, слышу, сейчас отвечу. Короче, это всё и я пошла. Удачи тебе в твоих приключениях, Шокухо-тян!
  Эти слова Етцу выкрикнула уже выбегая из комнаты, так что Шокухо лишь попрощалась вслед. Затем аккуратно нацепила перчатки, взяла один из смартфонов и задумчиво уставилась на экран, требующий ввести четырёхзначный код.
  После чего быстро набрала первую комбинацию.
  
  - Да всё, всё, отвечаю. - Етцу прислонила телефон к уху, когда прямо из здания пролезла в канализацию и вернула нормальный облик. - Алло? Чего тебе, Йокосука?
  - Айхана, ты знаешь, что именем Шестого вновь прикрываются? - проворчал ей в ответ грубый мужской голос.
  - Ну, я как бы и разрешила. А что там, грабёж, убийство, изнасилование?
  - Не сегодня. Просто Кано Шинка пытается выдать себя за тебя, дабы выяснить, куда пропала Френда Севенлун.
  - Ммммм. - Етцу без всякой брезгливости зашла прямо в мутную воду и втянула в себя топик. - Ну и пускай выдаёт, Йокосука. Не беспокой такими глупостями. - Она отключила телефон и втянула его в себя вместе с шортами.
  После чего подняла руку, уставившись на серую капельку, слегка вибрирующую туда-сюда в сгибе локтя.
  - Держись там, - сказала Етцу капельке и окунулась прямо в сточные воды.
  
  Минут через пятнадцать она всплыла рядом с металлической лестницей, ведущей куда-то вверх, и полезла по ней. Отодвинула встретившуюся по пути крышку люка и оказалась в крохотной комнатушке, где по Етцу тут же скользнул луч лазера.
  Он прорезал девушку почти наискосок, но та лишь чихнула и спокойно взялась за ручку единственной двери, открыв её. Когда же убрала руку, то та начала кровоточить, а на ручке обнаружились поблескивающие шипы.
  Последней ловушкой стало копьё, пронзившее её в области паха сразу за дверью, но Етцу и это спокойно прошла. Она даже начала что-то мурлыкать, включая стоящий на столе компьютер с двумя огромными мониторами, а раны начали мгновенно затягиваться.
  - Ну ты и хардкорщица! - Капелька отслоилась от неё и упала на пушистый ковёр, где мгновенно вытянулась в человеческий рост и обернулась фиолетоволосой медсестрой в розовой униформе.
  - А, простейшие ловушки. Подготовленного человека или пьяного Акселератора и вовсе не отогнали бы, - отмахнулась Етцу. - Давай, Митори-тян, что там с этим SECTOR, не изменился состав?
  - Изменился. - Митори уселась на разукрашенное блёстками офисное кресло и завертелась. - Они ещё Куроёри туда втащили.
  - Как? - Етцу уселась на второе кресло, полностью розовое.
  - Без понятия. Прихожу на общий сбор, а она уже там и рожу кривит.
  - Ох ебанько. Минутку... - Етцу вынула телефон, быстро нашла контакт и позвонила. - Алло, Йокосука? Я опять тупая маленькая девочка. Найди этого Кано Шинку и предложи свою помощь от моего имени. А пока помогаешь, проследи за тем, чтобы парень ни за что не добрался до Фремии. Ага. Обязательно напиши, может, сама его встречу и поговорю. Ну что ты, Йокосука, разве я похожа на ту, что сразу соблазнит храброго отважного мальчика? Да... ой, да фиг с тобой. Выполняй давай.
  Етцу убрала телефон от уха и посмотрела на ухмыляющуюся Митори.
  - Шотакон это хорошо, но не сейчас, - погрозила она пальцем хохотнувшей медсестре.
  - Молчу, молчу, - та подняла руки и перестала вращаться. - А то опять пристанешь с идеей вибратора из жидкого металла.
  - Ну а что, с постоянным изменением формы самое то! Ладно, давай лучше... чего там решили-то, в самом деле Экстериор искать?
  - Ага. Так что давай мне план увода на ложный путь, а то они вопреки рекомендации полезут Королеву теребить.
  - Вот уж нет, сейчас только Тома может Королеву теребить! - Етцу открыла пустой текстовый файл и задумалась. - Ложный путь, хм... а как насчёт такого?
  
  - Всё в порядке, Королева? - Джунко, платиновая блондинка с закрученными в спирали длинными волосами, заглянула в комнату через несколько секунд после ухода Етцу.
  - Полностью. - Шокухо прекратила тыкать телефон, вынула пульт и щёлкнула в сторону девушки. - Я жива, здорова и не подчинена. Однако попрошу не беспокоить без серьёзных поводов.
  - Очень хорошо, Королева. - Джунко радостно улыбнулась и закрыла дверь. Шокухо убрала пульт, посмотрела на стопку телефонов и тяжело вздохнула.
  Пожалуй, надо будет действительно набрать Гунху. Но пока что...
  Она вновь устроилась на диване, поставила ноутбук на колени и раскрыла его. Ответ на сообщение пришёл очень быстро, и Шокухо просияла, устраиваясь поудобнее.
  Через несколько секунд на экране появилось изображение парня с чёрными, торчащими кверху волосами. Он также мгновенно заулыбался, но сразу испуганно бросил взгляд за спину, где была лишь закрытая дверь.
  - Привет, Тома! - у девушки мигом покраснели щёки. - Нет там никого полураздетого?
  - Теперь точно нет, - Тома повернулся обратно. - Ещё раз прости, Мисаки.
  - Ну, Томик, мы уже всё обсудили, - промурлыкала Шокухо, слегка наклоняясь так, чтобы приблизить к экрану свою грудь. - И я помню про твою неудачу. Так что никаких претензий.
  - Да, но я просто... - парень сконфуженно почесал в затылке. - Вся эта ситуация...
  - И это тоже обсудили, - улыбка не сходила с лица девушки. - Томик, хватит, а то каждый наш разговор будет одним и тем же. Надоест быстро.
  - Да, но... а, действительно, хватит. - Тома оборвал сам себя и тоже склонился к ноутбуку. - Как ты там?
  - Обезвредили террористов, захвативших заложников. Никто не пострадал, даже сами террористы.
  - Здорово! Они хотели чего-то?
  - Да. Томик, тебе что-нибудь говорит обозначение DRAGON?
  - В плане, не как дракон? - нахмурился парень. - Нет, ничего. Никогда не сталкивался.
  - Они хотели узнать, что за этим скрывается, и ради этого даже детей схватили. Похоже, что-то серьёзное.
  - Тогда ты бы туда не вмешивалась, - посерьёзнел Тома. - Всю тёмную сторону всё равно не проконтролируешь.
  - Я и не собираюсь, - Шокухо покосилась на груду смартфонов. - Лучше слушай, что я по словам Интри накопала.
  - Да-да? - Тома мигом подобрался.
  - Так-то ещё копаю, но Томик, похоже, что никаких сгоревших деревень нет. Последняя датировалась десятилетием назад и всего лишь бытовой пожар с неудачным стечением обстоятельств.
  - Официально или...
  - Да похоже что действительно, ибо все жители спаслись.
  - А, тогда да... тогда странно. - Тома вновь запустил руку в волосы. - Я ведь точно помню, как он сказал, что деревни начали гореть.
  - Он был безумцем. Может, услышал как раз про эту деревню и вообразил себе, или ему сказали и воспринял на веру, или просто для красного словца... безумцы не слушают логику и не воспринимают реальность, когда те препятствуют их желаниям. - Шокухо слегка сморщилась.
  - Поверю тебе как псионику, - слабо улыбнулся Тома. - Тогда и хорошо. Я думал, что если действительно всё началось...
  - Нет. По крайней мере так, как он описывал. Томик, как там Англия?
  - Да как Англия... пока всё то же самое. Сидим на одном месте, ничего не делаем и не знаем, когда начнём делать. Скоро загнёмся от скуки.
  - Ну ты-то, Томик, совсем не скучаешь.
  - Да знаешь... без тебя всё равно как-то не то, - теперь покраснел парень. - И это... не весь день же...
  - Не то? - звёздочки в глазах Шокухо заблестели особенно ярко. - Ну раз так, то обеспечу тебе то. - И она начала медленно снимать пиджак, а затем расстёгивать блузку. Тома округлил глаза, но не сказал ни слова, даже наклонился к экрану. Шокухо соблазнительно улыбнулась ему, когда приоткрыла вид на белоснежный бюстгалтер, за который тут же аккуратно взялась...
  - Тома, с кем ты говоришь?! - дверь позади парня распахнулась, и в комнату влетела среброволосая девочка в белых монашеских одеждах. - Тома!!!
  - Индекс! - парень мигом захлопнул ноутбук, и Шокухо несколько секунд смотрела на чёрный экран. Затем приложила руку ко лбу, разочарованно простонала и начала застёгиваться обратно.
  Похоже, в следующий раз надо будет сесть уже раздетой.
  Эта Индекс, чтоб её.
  
  - Я тебя не замечаю, Тома!
  - Ясно.
  - И не слушаю!
  - Хорошо.
  - И даже говорить не желаю!
  - Премного извиняюсь.
  - Фи! - больше Индекс не нашла слов и яростно сжала игральные карточки. Тома же бормотал ответы практически на автомате, уставившись в свои карточки и морща лоб.
  - Тома, и в самом деле, ты чуть не нанёс Индекс психическую травму, - весело сказала девушка в завязанной на внушительной груди рубашке. - Разве можно демонстрировать ей такой разврат?
  - Да не было там такого уж разврата...
  - И всё равно, Тома, - поддержала её другая девушка в розовой кофте. - Индекс ещё маленькая девочка, несмышлёная и беззащитная, ей нельзя демонстрировать подобное.
  - Вот слышишь! - завопила Индекс, и только потом осознала сказанное. - Ицува, я не несмышлёная и не беззащитная!
  - Ох, простите, Индекс-сан, - склонилась та. - Мой материнский инстинкт воспринимает вас исключительно как ребёнка.
  - Канзаки, они меня обижают! - Индекс придвинулась к первой девушке, и та мигом вытянула руку приобнять её.
  - Вот, переходи под бочок лучшей тёти Канзаки. Будем теперь вместе против всех этих бяк.
  Вопреки заключаемым союзам все сидящие за круглым столом с разложенной настольной игрой улыбались - кроме одной девушки в белом платье, что как раз повернулась к Томе.
  - Мисака ждёт, пока братик Тома сделает свой ход, нетерпеливо сказала Мисака.
  - Сейчас, я просто... это ведь отравленный кинжал, да? - парень показал столу карточку, и Ицува нагнулась, всматриваясь в текст под картинкой.
  - Увы, Тома, - улыбнулась она. - Это отравляющий кинжал. Ты теперь теряешь по два очка здоровья следующие три хода.
  - Что за неудача! - простонал Тома, вновь вызывая улыбки.
  - Зато английский подучишь, - хмыкнула Канзаки. - Так, теперь мой ход.
  Она кинула пару кубиков и передвинула фишку вперёд, после чего взяла карточку и прочитала:
  - Вы обманом втерелись в друзья к авантюристу и выспросили у него доспех для охоты на игольчатых лягушек. Игрок слева от вас должен отдать вам предмет экипировки. - Девушка мигом развернулась к парню и вытянула руку. - Тома, раскошеливайся.
  
  Трое казались вышедшей на прогулку молодой семейной парой - высокий блондин в зелёной гавайской рубашке, бесстыдно расстёгнутой и полуобнажающей накачанный торс, девушка с длинными рыжими волосами в куда более скромном белом платье, а между ними держащая руку каждого припрыгивающая девочка в таком же платье.
  - Нас наверняка принимают за мужа и жену, - отметил взгляды прохожих Цучимикадо. - Не возражаешь, Мусуджиме-тян?
  - Не возражаю, всё равно ты немного не в моём вкусе, - глянула на него Мусуджиме.
  - Ага, совсем не похож на маленького мальчика.
  - Цучимикадо, эта шутка перестала смешить ещё в Академия-сити.
  - Шутка? Это в твоём досье. - Они направились к ларьку с мороженым. - Ну что, всем ванили?
  - А давай клубничное, попробую. - Мусуджиме прямо ткнула пальцем в интересующий рожок.
  - А мне фисташковое, - попросила Майка.
  - Вечер пробы нового, ха? Ну и мне тогда... черничное. - Цучимикадо вынул из кармана пляжных шорт кошелёк.
  Когда троица оплатила мороженое, то тут же начала поедать его, двинувшись в сторону пляжа. Погода на Гаваях стояла туристически солнечная, пляж оказался набит людьми, но они всё же сумели без толкотни дойти до добродушно омывающего отдыхающих океана.
  - Тебе надо круг, Майка? - спросил Цучимикадо, кивая на очередной ларёк, теперь уже с товарами для плавания.
  - Сегодня нет, - мотнула головой девочка. - Если начну тонуть, то Мусуджиме меня вытащит.
  - Применять силы эспера в такой толпе? - скептически отозвалась девушка. - Рискованно будет, потом от всеобщего внимания не отобьёмся.
  - Я просто не буду тонуть! - хихикнула Майка.
  - Да уж постарайся. А то что я потом Индекс-тян скажу, что моя сестра больше не сможет с ней поиграть?
  
  Девушки ушли переодеваться в купальники - Мусуджиме тоже возжелала окунуться. Цучимикадо же купил лежанку, разложил её и тут же лёг, надвинув на лоб солнцезащитные очки и вынув смартфон.
  - Ну-ка, что там у нас в новостях на бирже, - пробурчал он громко, однако вместо сводок акций открыл небольшую фотографию, демонстрирующую посадку в небольшой частный самолёт.
  Садился парень, немного похожий на него - тоже солнцезащитные очки и светлые волосы, только не торчащие ёжиком, а волнистые. Рядом с ним стоял огромный короб, практически с него ростом, обвязанный цепями. Словно то, что внутри, могло ко всеобщему ужасу вырваться наружу.
  Цучимикадо ещё раз перечитал текст под фотографией, а затем переключился на карту острова и оттуда уже к карте национального парка "Гавайи-Волкейнос". Та уже была испещрена несколькими метками, но теперь Цучимикадо добавил ещё одну и быстро подписал.
  - Чего там? - Мусуджиме, нацепившая чёрный открытый купальник, склонилась над ним.
  - Спасибо за вид, Мусуджиме-тян! - Цучимикадо взглянул на неё снизу; девушка лишь моргнула. - Да всё то же самое. Пригляди лучше за Майкой, а то и в самом деле утонет.
  - Я ей утону, - пообещала Мусуджиме, разгибаясь и находя взглядом белый купальник рванувшей в сторону океана Майки. Цучимикадо, усмехнувшись, отложил смартфон, потянулся и теперь уже закрыл глаза, расслабляясь.
  
  
  Канзаки чётко уяснила, что в душ лучше идти уже в пижаме, с полотенцем, в халате поверху. Так риски снижались.
  И всё равно она фактически наткнулась на Тому. Тот стоял у двери в туалет и что-то набирал на телефоне, так что даже не заметил девушку, и та окликнула его.
  - Всё в порядке, Каори, - он поспешно спрятал телефон. - Просто болтовня перед сном.
  - О, да. - Она вспомнила, что совершенно забыла сказать. - Тома, я извиняюсь перед тобой за Индекс. За сегодняшнее.
  - А... сам виноват, - Тома махнул рукой. - С моей неудачей замки надо проверять трижды, а не думать, что если щёлкнуло, то уже и закрыто.
  - Я починю завтра, - пообещала Канзаки, непроизвольно улыбаясь.
  - Зачем? Я сам починю, будто впервой.
  - Доломав в процессе?
  - Ну... - Тома замялся. - Давай завтра и решим.
  Как раз по времени - Ицува вышла из душа, вся благоухающая и уже переодевшаяся в красную ночную сорочку.
  - Спокойной ночи, Канзаки-сан, - слегка поклонилась она. - Тома?
  - Да, идём. Спокойной ночи, Каори. - Тома спрятал телефон в карман, взял Ицуву за руку и они направились в сторону спальни. Канзаки тоже пожелала им спокойной ночи и только дёрнула дверь ванной, как у двери слабо звякнул колокольчик.
  Пришлось ещё раз проверить надёжность халата и поспешить открывать. По пути Канзаки на всякий случай прихватила катану, ибо мало ли. В нынешнее время с врага станется вежливо позвонить.
  Однако за дверью стоял не враг, хотя Канзаки всё равно не обрадовалась, увидев его.
  - Честно говоря, вы явились в немного неудобное время, Глава, - сказала она голубоглазому блондину в строгом костюме. Тот скользнул взглядом по её халату и поклонился.
  - Надеюсь, ваш наряд не означает, что слухи о творящихся здесь оргиях правдивы, святая Канзаки, - дружелюбно сказал он, и у девушки перехватило дыхание.
  - Что?.. Какие оргии? Я просто собиралась в душ перед сном.
  - А, тогда приношу свои извинения, - мужчина вновь поклонился. - В таком случае, не буду задерживать надолго. Прошу принять.
  И он протянул ей свиток, скрепленный печатью - мгновенно распавшейся с тихим звоном, когда Канзаки коснулась её. Святая развернула его и начала читать.
  - Королева хотела отправить вам послание через ЧёКак. - Неодобрение так и пыталось прорваться сквозь ровный голос мужчины. - Но я уговорил её воспользоваться официальной формой приглашения.
  - Приглашения только через два дня, Глава? - Канзаки вопросительно взглянула на него.
  - Королева заявила, что раз завтра к вам прилетят ещё двое из Академия-сити, то, цитируя, "надо дать молодости время порезвиться". - Неодобрение всё же прорвалось, но внешне мужчина остался невозмутимым. - А к тому времени все три принцессы как раз соберутся вместе.
  - Королева, три принцессы, приглашают нас всех после недели молчания... Глава, что-то затевается? - тихо спросила Канзаки, сворачивая свиток.
  - Что-то всегда затевается. Но я знаю не больше вашего, святая Канзаки. Спокойной ночи. - Мужчина опять поклонился и направился к лимузину, ожидавшему его у калитки. Канзаки подождала, пока тот отъехал и затерялся в изгибах лондонских улиц, после чего закрыла и заперла дверь.
  - Канзаки, кто там был? - Индекс, уже в фиолетовой пижаме, стояла позади и сонно потирала глаза.
  - Приглашение к королеве. Всех нас в воскресенье отведут во дворец.
  - Во дворец? - оживилась девочка. - К королеве? И королевскому столу?
  - Столу так обязательно! - развеселилась Канзаки. - Идём спать, Индекс.
  Когда они проходили мимо спальни Томы, то святая как бы невзначай зажала девочке уши. Ицува хотела было своей магией заблокировать звуки, но сам Тома отказался, заявив, что если что-нибудь выпрыгнет посреди спальни и начнёт кусаться, то они так не дозовутся помощи.
  В принципе, крепкие стены и так укрывали всякое, но... шум от любовной страсти троих людей всё равно прорывался.
  
  Канзаки только переместилась в Англию после разборок с этим Интри, как Тома, прибывший вместе с ними, отправил ей видео, на котором запинающе признался в любви и попросил разделить её с другими девушками. Это заявление настолько ошеломило святую, что она уже на следующий день пошла с ним разбираться.
  А ночь они провели вместе.
  Канзаки спрашивала саму себя, что на неё нашло, но... когда она говорила с Томой, то чувствовала, что это не юношеская похоть. Ему зачем-то нужно было собрать несколько девушек, прямо жизненно необходимо, и при этом парень нисколько не настаивал, даже боялся настаивать. Тома не сказал прямо, но именно это Канзаки прочла в его глазах, жестах, словах - и поддалась.
  Проведённая ночь стала их единственной. Не из-за Томы - тот, за вычетом сломавшейся кровати и отдавленной ноги, вообще оказался неплохим любовником, пусть даже сравнивать не с чем - а из-за Ицувы, забравшей себе право следующей ночи и всех последующих. Странная девочка, копия Мисаки Микото, спокойно присоединялась к ним, но для Канзаки это слишком.
  Да и разобраться в своих чувствах требовалось.
  Хорошо хоть всё это не в монастыре - Амакуса присмотрели им уютный дом недалеко от центра Лондона. Там их целую неделю никто не беспокоил, и Канзаки наконец-то как следует провела время с Индекс.
  И сегодня последняя спокойная ночь, видимо. Завтра приедут обещанные гости из Академия-сити - читай, кандидатки на Тому - а там встреча с королевой.
  Так-то, с Элизард сталось бы просто пригласить их на чай. Но слишком много тревожного говорилось по телевизору, печаталось в газетах, скользило в информационной сети.
  Покой после этой встречи уйдёт надолго.
  
  Хамазура готовился к тому, что их расстреляют. Всё, что он знал о русских - они очень любят расстреливать. И то, что забравший их из гостиничного номера человек просто обсуждал с Кинухатой план действий, здорово его смущало.
  План был странным: никакой хитрой подполёки, многоступенчатых кодов и прочего шпионского. Мы просто привозим вас сюда, высаживаем, вот куда идти, вот снаряжение, вот ваша цель, вот награда за неё, самолёт до Скандинавии? Почему нет.
  Снаружи было холодно и ровными шапками лежал снег, вопреки ещё только заканчивающемуся октябрю. Нормально для русских или нет, Хамазура не знал и решил на эту тему молчать, дабы вновь не позориться.
  - Так что, идём прямо туда? - спросил он, тыкая в сторону леса, когда машина наконец уехала, оставив ITEM на обочине подозрительно пустого шоссе. - Да не смотрите на меня как на идиота, я же городской житель!
  - Это супер не мешает быть идиотом, - хмыкнула Кинухата. - Подожди. Сначала... Блин, тебя даже не супервырубить, будешь ещё целый день валяться, а нужен сейчас.
  - А? - не понял парень.
  - Кинухата, я могу закрыть ему глаза, - тихо предложила Такицубо. - А потом, как моя очередь настанет, ты закроешь.
  - Чего?
  - Не суперклёво, но что поделаешь. Френда, пойдём, всё равно отойдём за дерево.
  - Да объясните! - взвыл Хамазура, но Такицубо скользнула ему за спину и закрыла глаза маленькими ладошками, вынуждая умолкнуть.
  - Прости, Хамазура, но иначе нельзя, - прошептала она.
  - Да я это, чтобы знать... - пробормотал он, начиная понимать. Для чего-то девушкам нужно было раздеться, и они ему не доверяли.
  В общем-то да, Кинухата с Френдой ему совсем не сдались, но подглядеть за Такицубо... однако она сейчас держалась руками за его лицо, вжималась грудью в спину, дышала обжигающим холодом под ухом и так можно было простоять вечность.
  Но вышло всего несколько минут.
  - Давай, Такицубо, супердвигай к Френде, я тебя заменю, - Кинухата мигом продемонстрировала свою натуру, схватив его так, что Хамазура едва не взвыл. - Тише ты, суперпривлечёшь внимание.
  - Так аккуратнее тогда!
  - Молчи, суперпривлечёшь внимание.
  - Да чьё внимание, здесь машин некхххх... - Кинухата сдавила ещё и шею, более не размениваясь на объяснения.
  Такицубо, к счастью, справилась быстрее - или Хамазура успел на минуту потерять сознание. Но всё равно облегчённо вздохнул, когда его наконец высвободили, и тут же повернулся.
  Ничего не изменилось - та же поношенная одежда. Но Френда, вышедшая из-за дерева, несла на ладони небольшое раздавленное устройство.
  - А теперь... - она посмотрела на Хамазуру вместе с остальными девушками, и тот попятился. - Что прикажешь делать?
  - Кажется, придётся всё-таки супервырубить, - выдохнула Кинухата.
  - Давайте я обыщу, - предложила Такицубо. - Если он в том же месте...
  - Да скорее всего. Ну суперрискни.
  - Хамазура, закрой глаза, - попросила девушка, и он не посмел ослушаться. Она вновь зашла сзади, но теперь руки зашарили по груди, расстёгивая куртку и мгновенно подпуская к телу стужу, полезли по груди, залезли в сторону подмышки... подцепили что-то изнутри и рванули, вырывая вместе с тканью.
  - Осторожнее! - взвыл Хамазура, хватаясь за дыру и пытаясь хоть как-то преградить дорогу морозу. Такицубо же раздавила крохотное устройство, вынутое из куртки, и протянула его Кинухате.
  - Френда, ты не сделаешь из этого супербомбу? - поглядела та на блондинку.
  - Издеваешься? - Френда начала пританцовывать от холода.
  - Нет, супер не разбираюсь в бомбах. Так, если коротко... что предлагаете делать?
  - А нам разве не убить кого-то надо? - растерянно спросил Хамазура, махнув рукой на дыру.
  - Даже времени супернет тебя ругать... - Кинухата и сама начала припрыгивать. - Значит, так. Убить нам надо суперлидера Альянса Независимых Наций, Элизалину. Сам Альянс начинается буквально в километре отсюда, но это километр через суперзаснеженную тундру. Плюс, нас вполне могут суперрасстрелять, приняв за русских шпионов. А если мы проникнем туда, то русские выставят нас как представителей Академия-сити, то есть дипломатическая супервонь. Если же попробуем двинуть лыжи куда подальше от всех, то русские нас объявят в суперрозыск. Ну и Академия-сити нас суперищет за угнанный самолёт и всё хорошее. Есть идеи?
  - Эээ... - протянул Хамазура, поняв только одно: ITEM в любом случае ждут неприятности.
  - Двигаем к Элизалине, - заявила Френда. - У меня есть пара фамилий, что она выслушает. А на дипломатическую вонь лично мне плевать. Мне вообще на всё плевать, давайте уже в ближайшее тёплое место, я тут замёрзну нахрен! - Она затанцевала ещё неистовее. - Хамазура, прекрати ухмыляться!
  - Суперсогласна. Значит, километр по суперзаснеженной тайге. Хамазура, пока идём - не сходи с моего следа, делай всё что велят, молчи и суперсмотри под ноги.
  - Да ладно, это же просто лес! - попробовал разрядить обстановку парень, и осёкся, когда три девушки посмотрели на него совсем уж неодобрительно. - Или не просто?
  
  Этот клон была полностью непохожа на остальных. Она выглядела значительно старше, в основном засчёт сформировавшейся фигуры, эмоции в лице и голосе читались влегкую, слегка безумная улыбка почти не сходила с лица, а самое главное - злобное, ядовитое поведение, стремление унизить и уколоть едва ли не каждым словом.
  - Неужели это главный парень всей жизни Мисаки явился, радостно сказала Мисака! Он опять будет её унижать и низводить, с надеждой поинтересовалась Мисака?
  - Я никогда тебя не унижал и низводил, - буркнул Акселератор, внимательно оглядывая клона.
  - Мисака очень красноречиво покосилась на свои наручники и темницу, не удержалась от сарказма Мисака.
  Теперь Акселератор не прокомментировал, лишь продолжая оглядывать клона, сидевшую на кровати в вообще-то неплохо оборудованной комнате.
  Ещё одно отличие - если нормальный клон мог похвастаться лишь вторым уровнем, то у этой, называющей себя Мисакой Ворст, был полноценный четвёртый. И после подключения к сети Мисак удалось вытянуть, что такая Мисака может быть не одна.
  Далеко не одна Мисака, воспитанная как убийца и готовая в любой момент сделать всю грязную работу.
  Акселератор не хотел возвращаться в Академия-сити. У него и тут, в замке Эстер, имелась определённая задача. Но в таких условиях даже выбора особого не оставалось.
  Не просто найти этих девушек, но и освободить, тоже подключить к сети Мисак и вывезти из города. А самое главное - разрушить саму возможность продолжения штамповки клонов, особенно всякими негодяями.
  Ну и прикончить собственно негодяев, разумеется. Это даже не обсуждается.
  - Заключим соглашение? - спросил он клона, удивлённо вздёрнувшую брови.
  - Соглашение, недоумённо переспросила Мисака? А, догадалась Мисака! Ты всё-таки решил перестать цундэрить и лечь в постель с одной из нас, но выбрал самую лучшую, одобрительно закивала Мисака! В таком случае пусть Акселератор выдаст ключ от наручников, чтобы Мисака разделась как можно быстрее! Или Акселератор предпочитает с наручниками, нисколько не удивилась его злобной натуре Мисака?
  - Прекрати идиотничать, - эспер держал себя в руках, помня, что клон не особо контролирует свою манеру поведения. - Ты прекрасно знаешь, что меня такое не интересует. Соглашение в том, чтобы указать, где именно находятся подобные тебе в Академия-сити, и помочь освободить их.
  - А в обмен, мигом спросила Мисака?
  - Свобода. От нас и от сети Мисак. Иди куда хочешь и твори что хочешь.
  - Звучит подозрительно, с подозрением сказала Мисака, оглядывая подозрительного Акселератора. Но Мисака уже задолбалась разговаривать в таком стиле, пожаловалась Мисака, и потому охотно поможет братику Акселератору с чем угодно, соблазнительно захлопала ресницами Мисака.
  - Вот уж прекрасно понимаю, - чихнул он.
  - Только как быть с неизбежным предательством Мисаки, задорно поинтересовалась Мисака?
  - Оставь это мне.
  
  - Девочки будут огорчены, что вы уедете прямо посреди турнира, учитель.
  Эстер уже давно поняла, что не сумеет уговорить Акселератора остаться. Однако "понять" и "прекратить стараться", видимо, для неё оказались разными понятиями. Ужинавший эспер уже и не возмущался, только сказал:
  - Они справятся, тем более что платок оставлю тут. Да и ты уже нашла чем занять, не так ли?
  - Ремонта замка надолго не хватит, учитель. А потом у меня на руках окажутся девять тысяч скучающих девочек.
  - Восемь тысяч девятьсот девяносто восемь.
  - Легче не стало, учитель.
  - Мисака-Мисака найдёт чем всех занять, смирилась с неугомонным Акселератором Мисака-Мисака! Мисака-Мисака может даже устроить саботаж для долгой работы, предположила Мисака-Мисака!
  - В таком случае Мисака устроит восстание, клятвенно заверила неустанно трудящаяся Мисака.
  - Мисака присоединится, согласно кивнула уставшая Мисака.
  - Мисака именно для этого сооружала тайный оружейный схрон, добавила невероятно предусмотрительная Мисака.
  - Скучно тебе точно не будет, - хмыкнул Акселератор закатившей глаза Эстер, смотря на длиннейшую, в обхват целого особняка двухъярусную столовую, переоборудованную за последнею неделю под вмещение всех клонов. - А так попроси их ещё что-нибудь тебе переделать.
  - Замок рухнет...
  - Тем более будет чем заняться, - Акселератор посерьёзнел. - Главное, держи связь. Я буду общаться с вами через Мисаку Ворст, но и ты отдельно держи связь. Если нападёт хоть кто, даже если отобьётесь - сообщи.
  - А ведь казалось, что зажила такой спокойной жизнью... - простонала Эстер. - Хорошо, учитель. Сообщу и отобьюсь.
  - Мисака ещё и систему противовоздушной обороны готовит, доброжелательно сообщила Мисака.
  
  
  Монолитный небоскрёб без единого окна в центре города так и назывался - Безоконное Здание. И для большинства не представлял никакого интереса. Подумаешь, небоскрёб без окон, архитекторы Академия-сити и не так выпендривались, один спиральный дом чего стоил.
  Многие слышали, что в этом здании заседал Совет Директоров, но это не пробуждало у них особого любопытства.
  Единицы знали, что в этом здании живёт таинственный глава города Алистер, и не спешили делиться своим знанием.
  И только Шокухо продвинулась дальше.
  Во время Второго эпизода, когда она останавливала побоище на улицах Академия-сити и вводила установку забыть об атакующих клонах, то скользнула разумом по Безоконному Зданию. И обнаружила сразу несколько сущностей, к которым даже тогда, с силой сети Мисак за её спиной, побоялась притронуться.
  Сейчас же она стояла на балконе в комнате Томы, где осталась после его отъезда и промывки пары десятков мозгов, и смотрела на это здание, кажущееся составленным из трёх прислонённых друг к другу блоков.
  DRAGON.
  Террористы, захватившие детей, были не какими-то наёмниками, бандитами и отбросами. Наоборот - учёные и лаборанты, некоторые даже весьма профессиональные и оттого зацепившие слухи о некоем проекте под ключевым названием DRAGON.
  Якобы супероружии, способном уничтожить мир. И все эти учёные, встревоженные подобными заявлениями, организовались в группировку, поставившей себе целью добиться истины об DRAGON. Действительно ли тот представляет угрозу для планеты и почему Академия-сити позволяет себе создавать такое оружие.
  Мирные методы добычи информации, очевидно, не помогли. Шокухо сумела взломать один из смартфонов, зайти в общий чат - и там творилась откровенная паника, а до этого на повышенных тонах, даже без смайликов, обсуждалась возможность ещё нескольких терактов для привлечения внимания общественности к теме.
  Что ж, в определённом смысле они своего добились.
  Мисака Микото после Затмения - отключения всей техники в пределах Академия-сити - куда-то исчезла вместе со своей подругой Куроко. Исчез и Акселератор. Её Тома укатил в Британию пережидать бурю и не только. Цучимикадо отправился на Гавайи. Кумокава сначала закопалась куда-то, а потом Тома сообщил, что она собирается приехать к нему. Теперь вот и Етцу собралась выйти из игры.
  За вычетом Гунхи Шокухо оставалась единственной из значимых личностей города, что могла справиться со внутренним кризисом без злодейской нацеленности. А теперь, после того, как Тома вернулся к ней - чувствовала себя обязанной.
  Обязанной самой узнать о DRAGON и оценить его опасность.
  - Королева... - Джунко приоткрыла балконную дверь. Её лучшая подруга отказалась вернуться в общежитие, но Шокухо не просто не возражала, но и сама попросила её приглядывать. Да и других девочек тоже.
  Мало ли.
  - Всё в порядке, Джунко, я сейчас пойду спать, - посмотрела на неё Шокухо. Да, сейчас спать.
  А на завтра уже есть планы.
  
  Пятничное утро для "Приют Добрых Сердец" уже который день было совсем не добрым. Само здание почти разрушилось, только одна стена ещё более-менее стояла, да шахта лифта торчала из-под земли обширной прозрачной трубкой.
  Никто не обращал на неё особого внимания - вокруг уже сиял с десяток ходов вниз, на подземную базу, до сих пор не открывшую все свои секреты. Отчего рядом с ней и сейчас копошилась куча людей и ждала не меньшая куча машин.
  Никто не обратил внимания, что людей и машин сегодня больше обычного.
  Двое мужчин в рабочей одежде прошли по площадке с уверенным видом, показывая, что они должны тут находиться, и их действительно никто не останавливал. Две девушки рядом с ними хоть и в той же одежде, но вызывали больше вопросов - однако всех любопытствующих мигом встречал двойной взгляд фиолетовых глаз, после которого вопросы мигом отпадали и на душе оставалось лишь приятное чувство встречи с давними знакомыми.
  - На всякий случай закольцовать камеры... - Юитсу, сидевшая внутри одного из целого ряда затонированных фургонов, пробежала пальцами по клавиатуре ноутбука. - Оп-ля! Ну разве я не молодец? Даниэлла, я молодец?
  - Да, Юитсу-сан, - блекло сказала сидевшая на выглядящим чужеродно диванчике женщина. Кихара развернулась к ней и улыбнулась.
  - Чего так равнодушно-то, а? Это ведь я уговорила тебя не резать себе руки. Я молодец? Я молодец. Я твоя благодетельница. - Юитсу вытянула руку, схватила Даниэллу за щёку и потрепала. - Так что в следующий раз говори с восхищением, поняла?
  - Эй, вы вообще в курсе, что это выглядит как лесбиянство какое-то? - фыркнула Венто, расположившаяся на другом диванчике и неприязненно посматривающая на обоих.
  - И что? - пожала плечами Юитсу. - Мы же не в вашей средневековой Европе, мы в Академия-сити, светоче прогресса и будущего всего мира, хочет он этого или нет. - От Даниэллы она, тем не менее, отстала, и вновь ткнулась в ноутбук. - Митори-тян, ты там как?
  - Ползу, цвету, и вроде бы уже пахну. Не отвлекайте, пожалуйста, - донеслось из ноутбука.
  - Ну, раз так вежливо... - развела руками Юитсу. - Тогда пока что поскучаем. Или Умидори-тян нам что-нибудь расскажет?
  - Мне самой бы кто-нибудь что-нибудь рассказал... - девушка, легшая на диван и упирающаяся ногами в Даниэллу, лениво двигала пальцем в смартфоне, явно играя.
  - Ох. - Юитсу зевнула от одного взгляда на неё. - Ну почему спецоперации это всегда так скучно?
  
  - Вот, если ориентироваться по этой карте, то нам сейчас налево в проход, а затем третья лестница налево, - указал Унубара, всё ещё замаскированный под рабочего. Ксочитль, также не снявшая маскировку, огляделась.
  Они стояли на перекрёстке абсолютно одинаковых коридоров базы Интри, теперь потрескавшихся и утративших лазурный оттенок спокойного моря. Только по этим осколкам и можно было ориентироваться, как и по составленной за время работ электронной карте.
  Дело было не в лабиринтном пересечении коридоров - некоторые из них уводили к случайно открывающимся порталам в другую точку базы, порою на много этажей вниз или вверх. Не особо случайно, в открытии порталов имелась определённая и уже вычисленная закономерность, но поначалу несколько рабочих всё же затерялось в недрах базы.
  По счастью, их спасли, заодно начав высчитывать эту самую закономерность. Так что теперь все четверо без страха прошли к развернувшейся посреди коридора прозрачной плёнке, почти невидимой под определённым углом, и зашли туда.
  А как очутились уже в более целом коридоре, то отправились к нужной лестнице. Та ещё сохранилась целой, но вёла в полную тьму, отчего всё вынули телефоны освещать дорогу.
  Передвигались абсолютно молча - и так представляли, куда идти, а личных тем не находилось.
  Наконец они добрались до нижнего этажа лестницы, вышли обратно в коридор и тут же свернули в первую дверь, после чего уставились на абсолютно пустой зал.
  - Ничего, - прокомментировал Унубара, делая отметку у себя на устройстве. - Теперь в следующую точку, она недалеко.
  
  Митори скользила по тем же коридорам вытянутой серой массой, с периодическим шуршанием втягиваясь под двери и вскоре выскальзывая оттуда. Однако же хорошее настроение не покидало девушку: в те секунды, что она перевоплощалась для тщательного осмотра, с её лица не сходила довольная улыбка.
  - Так, Юитсу-тян, ты ещё на связи? Офигеть, - сказала она в гарнитуру, стоя посреди очередного пустого зала. - Я не нашла и следов Экстериора, но тут есть папочка с документами, уложенная столь аккуратно, что даже дурочке мне подозрительно. Тащить с собой?
  - Тащи. Да и себя тащи, похоже, тут уже ничего не выцепим. Странно, не могла же Эншу соврать? Спрошу её сегодня... а? Ох, что?
  - Юитсу-тян? - переспросила Митори, но ей ответили не сразу.
  - Ага, короче... хорошая и плохая новость. Хорошая - ребята, похоже, всё-таки выцепили. Плохая - абсолютно невежливо сюда припёрлась та самая хакерша. Благо хоть без своего дружка, но от этого не легче. Так что хватай папочку и дуй к компании, предупреди и заодно посмотри, что именно нарыли, а то они снимают как рукожопы.
  
  - Уж прости, самой неудобно тебя сюда привозить, но...
  - Всё нормально, Йомикава-сан, - вежливо сказала Уихару, ни на секунду не забывая, что говорит с офицером Анти-Навыка.
  - Да можешь не по протоколу, - всё равно махнула черноволосая женщина в синей форме, закрывая дверь служебной машины, на которой обе сюда приехали. - Или нервничаешь?
  - Нисколько, - Уихару врала. Она не могла остаться спокойной в предвкушении возвращения на место, где её несколько дней держали пленницей, угрожали убить, заставляли взламывать непосильный код и один раз даже порезали.
  Друзья, включая Гунху, спасли её. Главный похититель умер, а его прислужников схватили. И даже сломанный во время освобождения нос прекрасно восстановился. Но Уихару всё равно помедлила, когда увидела ведущий под землю ход.
  - Можем не торопиться или вообще на другой день отложить, - её волнение не укрылось от Йомикавы.
  - И затормозить расследование? Ни за что! - ужаснулась Уихару. Она даже отказалась от моральной поддержки Гунхи и Сатен, хотя те весьма настаивали, дабы не спасовать. Йомикава лишь закатила глаза и повела её вниз, в самые глубины базы.
  Они воспользовались пространственными складками и скоро уже стояли перед медицинским отсеком, где Уихару когда-то лечилась. И сейчас, рядом с отключённым оборудованием, она вновь описала, как подручная Интри Даниэлла в ярости порезала ей руку, но сам злодей отвёл сюда и попросил лечь под прозрачный колпак, а когда девушка очнулась, то от царапины не осталось и следа.
  - Целебная технология, что даже в Академия-сити неизвестна, - Йомикава выключила микрофон. - Как все упустили такого человека?
  Уихару не ответила - ответа всё равно не знала. Всё, что она знала об Интри, уже несколько раз протоколировали, так что теперь перешли в комнату, где её держали.
  Не комнату, а компьютерный зал, но сейчас всё компьютеры уже вывезены, остались только голые столы. Вывезли и труп русского хакера, помогавшего ей в заточении, но погибшего во время Затмения.
  Именно Затмение, по всей видимости, и освободило её - последним, что помнила Уихару, был Камидзе Тома, стоявший посреди комнаты с Ласт Ордер, маленьким клоном Мисаки. Затем она очнулась уже в больнице, с Сатен и Гунхой у кровати. От них и узнала о массовом столкновении с силами Интри, перешедшее в сражение между Мисакой и Акселератором.
  Что не поделили эти двое - оставалось абсолютной загадкой. Но в результате столкновения их сил по всему городу прошла мощная электромагнитная волна, вырубившая полностью всю технику.
  Наверное, самым удивительным оказалось то, что подобная катастрофа особо не отразилась на жизни города. Место уничтоженных приборов, компьютеров, роботов мигом заняли новые, созданные из неизвестного чёрного материала, напоминавшего сталь, но по химическому составу лежащего ближе к пластику - этим с Уихару поделились знакомые криминалисты. Никто не знал, откуда взялся материал и как его создали, но большинство объясняли это новейшим технологическим прорывом, обычной для Академия-сити вещью.
  Уихару тоже удовлетворяло такое объяснение. И сейчас она сконцентрировалась на рассказе о её днях неотрывного сидения за компьютером в попытке взломать код искусственного интеллекта Ласт Ордер. Она не знала, имела ли право говорить это и выдавать тайну Мисаки, но когда замялась в попытке сформулировать, то Йомикава вновь выключила телефон и тихо сказала:
  - Я знаю про Ласт Ордер и клонов Мисаки. Говори свободно.
  И Уихару говорила свободно, расхаживая по залу и поёживаясь от воспоминаний. В один миг она даже словно почувствовала чьё-то присутствие, как тогда с Даниэллой, любившей подходить сзади и резко требовать отчёта. Девушка оглянулась - но никого не было, только её зашалившие нервы.
  - Думаю, хватит, - Йомикава тем более никого не заметила, но обеспокоенно посмотрела на Уихару. - А то ты так ещё расплачешься.
  - Я не расплачусь! - вспыхнула Уихару, но Йомикава посмотрела на неё так грустно, что девушка поняла: та не впервой видит подобное, и часто это заканчивалось слезами.
  А тут ещё и в глазах действительно защипало, так что Уихару перестала возражать и не сопротивлялась, когда женщина повела её обратно, наружу.
  
  
  В аэропорт за приехавшими отправилась только Канзаки - Томе не очень-то рекомендовалось выходить. Не стоило светиться больше положенного. Так что гостей он встретил только в коридоре, со стоявшей рядом клоном. Однако никого это не взволновало.
  - Привет, Тома, - улыбнулась Кумокава Серья, снимая белый полушубок. Она вообще принарядилась из своего обычно чёрного прикида - не розовое платье, что он углядел в видении Интри, но всё равно весьма фривольный фиолетовый наряд из коротких топика и юбки.
  Ну да, в переписке тоже выразилась чётко и ясно.
  - Привет, Серья. Знаешь, ты в таком выглядишь совсем непривычно. - Тома всё равно не мог не указать.
  - Естественно, - спокойно кивнула та. - Но уж что поделаешь, едешь к волкам - не наряжайся овцой. К слову, мне хотелось бы с тобой поговорить. Наедине... и именно поговорить, - покосилась Серья на невозмутимую внешне Ицуву.
  - Чуть позже, хорошо? - попросил он, шагнув ко второй госте, одевшейся в куда более скромные белую блузку с длинной синей юбкой.
  Химегами Айса смерила его немного мутным взглядом, словно не понимала, где она находится. Однако говорила абсолютно уверенно:
  - Привет, Тома. Ты позвал, и я пришла.
  - Спасибо, Химегами, - слегка поклонился Тома. - Ты тоже хочешь поговорить наедине?
  - Разве что наедине ночью. В этом же смысл, да? - прямо спросила девушка.
  - Ну... - парень смущённо почесал в затылке. - Не то чтобы наедине...
  - Братик Тома в последнее время делит кровать с Ицувой и Мисакой одновременно, поспешила уточнить Мисака. И не уверены, что братик Тома осилит ещё двоих сразу, задумчиво оценила Мисака.
  - Бля, Тома, - только и высказалась Серья. - Давайте разберёмся с постелью к началу постели, хорошо? А сейчас укажите мне дорогу к туалету, а то я с долгой дороги.
  
  Поговорить наедине удалось только примерно часа через полтора, когда гости получили комнаты, разложились и привели себя в порядок, после чего Серья пригласила Тому к себе.
  - Чёртов самолёт. - Она и не подумала встать с кровати, на которой лежала в полностью расслабленной форме. - Так трясло и болтало, словно в мясорубку швырнуло. А потом ещё этот паспортный контроль... жуть.
  - Ты прям на себя не похожа, - кивнул Тома, пока не зная, куда именно ткнуться, и просто встав посреди комнаты. Серья тяжело вздохнула:
  - И не буду. Тома, я... - она уставилась в потолок. - Я завалила ситуацию с Интри. Полностью.
  - Я бы не сказал...
  - Ты бы не сказал. А я, во-первых, взяла твою Королеву и посадила её под арест сразу нескольких Мисак. Тем самым позволила Интри до них добраться и вколоть тот вирус.
  - Ну знаешь...
  - Ещё решила, что Интри Пол Пот. Хотя он прямым текстом сказал - даже если расшифруете эти инициалы, то всё равно не поймёте, это исключительно для него имеет значение. В итоге едва всё не испортила.
  - Что именно...
  - И на его базу попёрлась, пусть даже спецназ с собой взяла. На кой? Захватить сразу побольше информации? А в итоге чуть не убили в общей свалке.
  - Ты же не могла знать...
  - А сама база?! Под Академия-сити куча народу выстроила огромную базу, где этот Интри хозяйничал как бог, а я вообще не в курсе! Где, в какой вселенной такая работа считается успешной!
  - Слушай, Серья, ну не вини ты только себя! - Тома рискнул подойти к кровати. - Весь Совет Директоров, все их заместители и прочие аналогичные тебе вообще ничего не сумели! И даже там не были!
  - Блин, Тома... - простонала Серья. - Давай не будем об этом. Я провалилась, я хочу отдохнуть, я хочу вести себя как Етцу. Тупая девочка, цель трахаться и развлекаться. Обеспечишь мне это, Тома?
  - Мы же договорились...
  - Мало ли, тут тебя сразу три пасли, а сейчас пять. Шесть, если мы записываем Королеву. Кстати... заодно сразу...
  Серья с усилием села на кровати и посмотрела на продолжавшего стоять Тому.
  - Я поговорила и пособачилась с Ноканом. И по итогу можешь не беспокоиться, Тома, Эншу не будет охотиться на тебя. А какое-то время, походу, и все Кихары.
  - У них что-то случилось?
  - Сама хочу знать, ибо Рансу с какой-то радости смылся на Гавайи с подозрительным грузом. Но если что и случилось, то Кихары не раскроют. А мне, пока это не прямо против Академия-сити, чутка плевать. - Серья зевнула и вновь рухнула на кровать. - Подремлю немного, а то реально устала от самолёта. Позовёте к ужину?
  
  - Короче, у меня есть предложение составить расписание.
  К ужину Серья выспалась, спустилась в столовую в отличном настроении и с самого начала заявила такое, вынудив всех посмотреть на неё.
  - Расписание чего? - удивилась Канзаки.
  - Секса, - спокойно ответила Серья. - Нас тут пятеро желающих перепихнуться с Томой, и стоит раскидаться по дням недели на двойки. Я этим и займусь, дабы мозг не тратить, просто что вдруг у кого уже союзы или разногласия возникли, так чтобы учесть.
  Какое-то время за столом царило абсолютное молчание, а затем Канзаки тихо сказала:
  - Если можно, меня не учитывать.
  - На одиночную ночь? - взглянула на неё Серья.
  - Вообще.
  - Ну, раз так... - не стала уточнять та. - Остальные согласны?
  - Если можно, я хотела бы свою первую ночь одной, - спокойно проговорила Химегами, ковыряясь в своей тарелке.
  - Ага, и я тоже. - кивнула Серья. - Причём именно сегодняшнюю ночь. Возражения?
  - Тома, - Ицува с невероятно мрачным лицом посмотрела на парня. - Ты главный, тебе решать.
  - Со всеми вами в первый раз был только я один, - тихо ответил Тома, не поднимая головы. - Не будем это менять.
  - Просто, Тома... - девушка сжала вилку как своё копьё. - Так мы две ночи подряд будем...
  - Лайфхак: сексом можно заниматься днём, - насмешливо фыркнула Серья, и Ицува посмотрела на неё уже злобно.
  - Ицува, я обещал всем, - Тома всё же оторвался от изучения тарелки, поднял голову и заговорил твёрдо. - И от всех услышал согласие не возражать. Включая тебя. Пару ночей можно и потерпеть.
  Ицува рывком развернулась к нему, но и Тома повернулся к ней. Какое-то время они смотрели друг другу в глаза, а затем девушка отвела взгляд.
  - Прости, Тома. Конечно же, я согласилась. Прости.
  - Ничего, - тихо ответил парень. - Я всё понимаю. Но пока что так. Мисака, тебе нормально?
  - У Мисаки есть право голоса, ненаигранно удивилась Мисака. Но в любом случае Мисака не посмеет возражать братику Томе и согласна с ним, чётко указала Мисака.
  - Спасибо, - Тома лишь кивнул, никак не комментируя. Серья переводила взгляд с одного на другого, хмурилась и больше за ужином разговора не заводила.
  
  - Тома, - зато начала вечером, когда они остались одни в комнате парня. Больше никаких споров и возражений не было, никто не решил мешать, врываться и канючить. - Как ты смотришь на то, чтобы выбрать главную девушку?
  - Я уже выбрал, - парень уселся на широченную кровать, однозначно купленную в расчёте на нескольких. - Прости, Серья.
  - Нет, я понимаю, что у тебя Королева номер один. - Девушка пока же продолжила стоять у двери. - Но её здесь нет. Поэтому как насчёт, не знаю, второго номера в виде меня?
  - И вообще распределиться по номерам, как эсперы? - фыркнул парень. - Со срачами между Первой и Второй.
  - Вот насчёт срачей ты прав, - закивала Серья. - Но без главной девочки они тем более неизбежны, сам уже видишь. Или предлагаешь звонить Королеве чуть что? Притом что её слово для остальных нисколько не закон?
  - Твоё так-то тоже...
  - У меня и возможностей с опытом больше. Наведу порядок без всяких пультиков. Подумай, короче, необязательно ведь даже именно меня, вдруг эта Канзаки может спокойно... я вообще развлекаться приехала.
  - Да... так что начнём? - Тома протянул к ней руки, но Серья с улыбкой погрозила пальцем.
  - Давай сначала разденемся, а потом обнимашки с голой кожей, хорошо? - И она сразу начала снимать топик. Тома согласно кивнул и сам стянул футболку.
  Голой Серья тоже держалась уверенно, даже когда парень задержал на ней взгляд. До фигуры и размеров Шокухо она не дотягивала, но тем даже Канзаки уступала. А так было вполне на уровне Ицувы, так что Тома даже загорелся предвкушением и вновь протянул руки.
  - Тома, - Серья тоже рассматривала его с огоньком в глазах. - Знаешь... как насчёт продолжить мне подчиняться?
  - То есть...
  - Закрой глаза. И не открывай, пока не скажу, хорошо?
  Тома послушно зажмурился. Несколько секунд ничего не было слышно, а затем Серья села рядом с ним на заскрипевшую кровать, обдав душистым ароматом шампуня.
  Села - и поползла дальше, забираясь ему за спину. Ещё через несколько секунд она мягко коснулась его запястий и потащила их, вынуждая завести руки за спину.
  И тут нежность девичьих прикосновений сменилась холодом металла.
  Тома дёрнулся, но Серья успела скатиться обратно на пол и встать. Когда он открыл глаза, то она уже торжествующе усмехалась.
  - Тома, я не знаю, что там было со всеми остальными, но для себя не хочу всякой портящей дело неудачи. - Она провела пальцем по губам. - Потому рискнула организовать её сама. Благо наручники достать вообще не проблема.
  - Ясно. - Тома попробовал пошевелить заведёнными за спину руками. Не, это он точно не сломает. - Что там на случай непредвиденного?
  - Ключ вот. - Серья продемонстрировала небольшой кусок металла и положила его на прикроватную тумбочку. - Если вломится какой злой маг, то мигом открою. А то и сама ему вдарю, ибо нефиг.
  - Кажется, ты хотела обнимашки...
  - Ну, я-то тебя обнять смогу? Засчитывается. Хватит болтать. - Серья подошла к Томе и сразу села ему на колени, одновременно поцеловав. Её руки обвились вокруг него, и в таком переплетении они рухнули на кровать.
  Тома в итоге лёг поперёк кровати, с вытянутыми вдаль руками и свисающими к полу ногами - но это, видимо, засчитывалось в неудачу. Ибо абсолютно ничто не помешало Серье взобраться на него и склониться для ещё одного поцелуя. Склониться и лечь, упираясь упругой грудью и обхватив его за щёки.
  Он не мог схватиться в ответ, но и так ощущение тёплой и большой девушки, ставшее неожиданно привычным за последнее время, вновь захватило его. Настолько, что когда Серья прервала поцелуй, оторвалась и выпрямилась, то он уже был готов.
  - Подумать только, как быстро всё изменилось, - прошептала она, тоже подметив. - Казалось, что я никогда не смогу так вот быть с тобой. А смогла не только я, смогли почти все остальные. Так что, Тома, спасибо огромное. - Серья вновь чуть наклонилась с серьёзным лицом. - Я знаю, чего тебе стоило такое решение, и потому не сожалей о нём. Ты сделал нас счастливыми, хотя бы ненадолго, и потому не сожалей.
  Тома лишь улыбнулся в ответ, и Серья тоже улыбнулась. А затем окончательно оседлала его и начала движение.
  Для первого раза она была слишком опытная - Тома после четырёх забранных девственностей считал, что уже разбирается. Серья знала, как двигаться, понимала, что его член не изгибается во все стороны, следила за ритмом даже когда полностью легла на него и вновь поцеловала.
  А дальше стало неважно, откуда она так всё понимает. Оба вошли в режим любви, синхронизировались без всяких команд, вжались друг в друга и остались одни во вселенной.
  И Тома мог покляться, что они умудрились кончить одновременно.
  
  Серья какое-то время просто лежала на нём, даже не реагируя на слова. И лишь когда Тома спросил совсем обеспокоенно - подняла голову и улыбнулась, заодно слегка поправив спутавшиеся волосы.
  - Всё хорошо, - и вновь поцеловала. - А тебе было хорошо, Тома?
  - Да, но с руками было бы лучше, - звякнул он наручниками. - Серья, ты... великолепна.
  - Комплиментам тебя тут не научили, понятно. - Она слегка шлёпнула его по груди. - Ничего, завтра очередь Химегами, а там я втиснусь с кем-то и получишь волю рукам какую захочешь.
  - Можно и сейчас...
  - Хе, нет, Тома. Я понимаю, что тебя на двоих хватает, но нет. - Серья качнула головой. Тома посмотрел на неё, а затем тихо спросил:
  - Серья, моя правая рука что-то сделает не так, если коснусь тебя?
  Девушка слегка наклонила голову, словно раздумывая, а затем встала и взяла ключ. Вновь залезла на кровать, отомкнула наручники, после чего ухватила его за правую руку, села - и прижала её к своей груди.
  - Я уважаю твою подозрительность, Тома. - Она даже хохотнула. - Но прости, никаких скрытых мотивов, наложенных заклинаний и смен облика. Просто девушка, решившая в свою первую ночь заковать парня в наручники. Хотя какая первая, Цучимикадо тебе разве не рассказывал про мой тройничок с клонами?
  - Мы оба решили, что ты шутишь... - неуверенно ответил Тома, сжимая руку так, словно требовалось время на срабатывание.
  - Шучу? Неа. Тройничок с клонами, ибо стресс требовалось снимать капитальными методами. Не веришь - спроси у своей. Так что это формально далеко не первая моя ночь. - Серья всё ухмылялась. - А теперь извини, Тома, я в самом деле пойду.
  - Просто...
  - Ты ведь каждую ночь в компании, да? - девушка мягко улыбнулась. - И вообще с уединением не получается. Вот и воспользуйся, поспи с возможностью раскинуть руки и ноги, никого не ущемив. А мне сейчас всё равно в душ надо. Не одолжишь полотенце?
  
  - И это извергающийся вулкан? - протянула Майка, встав на сиденье туристического автобуса и уставившись на кальдеру вдали от дороги.
  - Что-то не так? - улыбнулся вставший рядом Цучимикадо.
  - Я ожидала больше огня и лавы... а тут дым.
  Постоянное извержение вулкана Килауза, одной из главных достопримечательностей парка "Хавайи-Волкейнос", и впрямь со стороны выглядело лишь как идущий из дыры в земле дым. Громадный дым из громадной дыры, но на все остальные спецэффекты природа поскупилась.
  - Оно и к лучшему, Майка. - Мусуджиме опёрлась об поручень, внимательно рассматривая окрестности. - С лавой все Гавайи попросту закрыли бы, и никакого нам шведского стола вечером!
  - Понимаю, - закивала Майка. - Но всё равно, вулкан...
  - Задача реальности - разочаровывать нас! - громко захохотал Цучимикадо, не обращая внимания на то, что несколько туристов рядом вздрогнули от его смеха. - Зато уникальные процессы эволюции на земле постоянной вулканической активности живы! Например, многощетинковый червь благоденствует, разве не радость?
  Смеясь, он вынул телефон и начал снимать кальдеру, а затем и весь окружающий пейзаж - точно так же, как другие туристы.
  
  В отеле, когда Мусуджиме и Майка утянулись к шведскому столу, Цучимикадо скинул фотографии на ноутбук и начал пролистывать их, морща лоб. Сначала пробежался быстро, затем медленно начал рассматривать каждую, затем выбрал несколько из них и открыл заново, увеличивая масштаб и изучая самые непримечательные точки на заднем фоне.
  Когда девушки вернулись, то за этим его и застали; Мусуджиме включила Майке телевизор и подошла к парню.
  - Ну? - тихо спросила она. Тот покачал головой.
  - Бесполезно. Не вижу ни одного места, где можно было бы незамеченным посадить самолёт. И уж тем более возиться потом.
  Мусуджиме уцепила стул, уселась рядом, посмотрела на фотографию, где красовался как раз вид на кальдеру, и спросила:
  - Всё же отрицаешь, что он мог распылить химикаты?
  Цучимикадо осторожно коснулся клавиш, переключаясь на фото обширной равнины, а затем вздохнул.
  - Отрицаю. Ему нужно скрыть своё местоположение от всех, а галлюциногены затронут лишь процент жителей... хотя, если он вдруг воспользовался вулканической активностью... не знаю как, но это ведь Кихара...
  Они посидели молча, уставившись на экран, а затем Мусуджиме осторожно коснулась его плеча:
  - Мы обязательно найдём Рансу, - успокаивающе проговорила она. - Только возможно, он не на Гавайях. Ну в самом деле, куда тут сесть его самолёту? Не в вулкан же...
  Она осеклась, и оба вновь уставились на монитор. Затем Цучимикадо вздохнул, наклонился к ноутбуку и сказал в него:
  - Окей, Мидори. Можно ли залететь на самолёте в вулкан?
  
  - Мисака больше никогда не будет летать, клятвенно пообещала Мисака. Ох, зачем Мисака так плотно позавтракала, страдальчески согнулась Мисака!
  - Сказала бы сразу, а то молчала как с зашитым ртом, - буркнул Акселератор, оглядываясь и проверяя, не вздумал ли кто примчаться на звуки выворачиваемого желудка Мисаки Ворст.
  Они прибыли в Академия-сити точно так же, как он впервые улетел к Эстер и вернулся с группой врагов Камидзе Томы - на пассажирском самолёте, цепляясь за его хвост и манипулируя воздушными потоками, а потом прыгая вниз незаметными для всего. В прошлый раз все выворачивали желудки ничуть не хуже, так что сейчас он спокойно наблюдал за приходящей в себя Ворст.
  - Мисака боялась заговорить, ибо думала, что её в воздухе и вывернет, сообщила Мисака, утираясь рукавом.
  - Вынь платок, что ли, - чихнул Акселератор. Он так и не избавился от простуды, подхваченной в замке Эстер, но сейчас вроде стало лучше. Хотя после такого ветра на многокилометровой высоте как бы не ухудшилось...
  Так, значит, надо всего лишь найти сухое убежище. Возвращаться в его прошлый дом опасно - Йошикава и Йомикава подставятся под удар. Однако Акселератору и без этого было где ютиться.
  Благо приземлились совсем недалеко от входа в катакомбы.
  
  - И это обещанное укрытие, с подозрением спросила Мисака? Где можно комфортно жить, потребовала жить с комфортом Мисака?
  - О комфорте пока что забудь. И держись за меня, а то ещё куда-нибудь пропадёшь.
  Они сейчас стояли в одном из подземных убежищ, где клоны прятались в период, пока сеть Мисак не работала. Сейчас убежище было тёмным, пустым, безжизненным - и оставалось таким. Акселератор даже смартфон вырубил, дабы не подавать признаков жизни.
  Паранойя? И пускай. Чем дольше никто не знает, что он вернулся, тем лучше. Да и в идеале они тут буквально пару дней пробудут, всё разнесут - и обратно в замок Эстер.
  - Садись сюда, - он толкнул Ворст на одну из кроватей.
  - Акселератор всё-таки сподобился...
  - Нет, и мне надоела эта шутка! - пришлось зарычать, дабы та наконец заткнулась. - Ты должна сидеть здесь. Никуда не уходить. Если рискнёшь хотя бы высунуть нос, то я разозлюсь.
  - Акселератор фанат описанных штанишек, понимающе кивнула Мисака.
  - Ночной горшок под кроватью. На полках книги. Фонарик тебе оставлю. Можешь поспать, если хочешь.
  - Воистину мы в городе высоких технологий, только и прокомментировала Мисака!
  Акселератор лишь фыркнул, положил фонарик рядом с ней, закрыл и запер дверь. Формально замок не поможет - четвёртый уровень электромагнетизма преодолеет его десятком способов - но хоть какая защита.
  Так, теперь...
  Второй фонарик остался у него, и Акселератор воспользовался его светом, дабы пройти до столовой. Клоны покинули убежище почти второпях, в других спальнях он даже видел несколько личных вещей - заметка забрать потом как выйдет - и к еде это тоже относилось. В частности, банки тушенки оказались на месте, одна из них по велению его пальца вскрылась и предложила какой-никакой обед.
  Мисака Ворст могла рассказать не так уж и много - фактически, большую часть информации пришлось вытянуть из её памяти посредством других Мисак. Однако из анализа этой информации выплыло убеждение, что лаборатория по их изготовлению была где-то в седьмом районе.
  Самом активном - там и школы, и больница, и Безоконное Здание. Неудивительно, эксперимент наверняка курируется на самом верху, и держат его под высоким контролем. Лучшая охрана и всё такое.
  Акселератор усмехнулся, подумав об охране, рискнул включить телефон, ещё у Эстер заблокировав все возможные отслеживания, и открыл карту города.
  Так... сейчас он под семнадцатым районом. Клоны ещё тут составили карту подземных переходов, и Акселератор прекрасно её изучил. В частности, как пройти отсюда до седьмого района, к парочке наиболее интересных точек. Плюс стоит проверить эту новость о захвате заложников, кое-что показалось подозрительным.
  Акселератор закрыл карту и прошёл к выходу из убежища. Из комнаты Ворст не доносилось ни звука, но даже если задумывала побег - пускай. Он почти ожидал, что клон сбежит.
  А пока же доберётся так. Щит прикроет его и отразит свет, сделав практически невидимым.
  Так что враги обнаружат лишь в самый последний момент.
  
  Разумеется, Шокухо Мисаки не должна была получить копии допросов пойманных террористов.
  И, разумеется, она их получила.
  А толку? Все говорили одно и то же. Курсирующие слухи о супероружии. Согласие в том, что Академия-сити должна быть впереди в мирном плане, не боевом. Попытки разузнать, что же это за DRAGON. Неудача. Участие в схватке Второго Эпизода. Потеря памяти - но не добытого оружия. В лидеры обсуждения выбиваются сторонники силового разрешения конфликта. Они в итоге организуют захват автобуса с детьми, убеждая, что вреда никому не причинят, а перепуганные власти мигом всё расскажут - и кабинетные учёные поверили.
  Что интересно, эти лидеры в самом захвате не участвовали. Найти их дело техники, но у Шокухо на душе стало гадко, ибо неприятно напомнило её собственные манипуляции с чужими разумами.
  Она старалась после знакомства с Томой держать себя в узде и не срываться на полноценную ломку людей. Разве что тогда, со SCHOOL... и то это была банда отморозков, угрожавшая Томе и городу. Она даже не ожидала, что они действительно сумеют убить друг друга, когда отдала приказ сражаться.
  На ум приходили тревожные воспоминания о лаборатории, где развивали её силы. О том, как всё закончилось. И главным образом об её сопернице.
  Во время Второго эпизода в тюрьме произошёл массовый побег - даже лучше сказать, что убежали все. Но всех же в итоге поймали, за исключением единичных случаев.
  Митцури Аю оказалась одной из этих единичных случаев. И пусть она никак себя не проявляла и Шокухо была уверена, что не проявит - иначе бы давно заявилась к ним с Томой - но тревожность оставалась.
  Аю была одной из причин, отчего сейчас Джунко следовала за ней беспрекословно. Шокухо в своё время поставила ей пару блоков так, чтобы больше никто не мог взять над подругой контроль, и потому доверяла максимально. Но одной Джунко мало, невероятно мало.
  Надо будет договариваться с Гунхой, да и вдруг ему что-то известно о DRAGON. А так с кем ещё?
  Хотя, конечно, вариантов масса.
  
  - Слушай, это не я подвернул ногу, - терпеливо сказал Хамазура, перепрыгивая небольшой овраг.
  - Осторожнее! - Френда всё равно завизжала и сдавила ему шею. - Я из-за таких твоих прыжков и отвлеклась!
  - Сейчас сброшу!
  - Кинухата!
  - Кхм. - девушка, помогшая Такицубо перебраться через этот же овраг, кашлянула. - Френда, ленивая задница, ты суперможешь идти с таким. Так что суперпрекрати орать на Хамазуру, пока он тебя тащит.
  - Э? - оба уставились на Кинухату, совершенно не ожидая таких слов.
  - Мне нравятся наши супердружеские грызни. - Та вновь вышла во главу цепочки и потыкала палкой снег. - Но сейчас мы в суперзимней тайге. И нет никаких гарантий, что нас не суперпристрелят, как выберемся. Потому давайте суперкомандная работа, друг за друга и всё такое. Сейчас супернадо выжить, и ради этого можно вытерпеть спину Хамазуры.
  - Ага, - пробормотал Хамазура, сам не зная, как относиться к такой неожиданной доброте, и они зашагали далее.
  По ощущениям, половина пути была уже позади. За целый час - но километр проходил по очень пересечённой местности с полным отсутствием точного пути, ориентировались исключительно по GPS-карте и какое-то время вытаскивали провалившуюся в сугроб Френду.
  Хамазуре неожиданно понравилось. Холодно и никакой ровной поверхности города, но при этом словно некий вызов шёл из глубины сердца, дразнясь: "А вот не сможешь пройти, не сможешь!". Однако он шёл, а теперь ещё и тащил Френду, ступая ровно след-в-след от Кинухаты и то и дело оглядываясь, как там Такицубо.
  Он опасался внезапных медведей, но обходилось. Лес жил - пели птицы, по сугробу проскакал небольшой заяц - но хищники не рисковали появляться. И уже скоро стало ясно, почему.
  Они обогнули массивное дерево - и за рекой увидели дымящие здания, ещё маленькие, но кажущиеся близкими. А сверка с картой показала, что это уже территория Альянса.
  - И что, так открыто стоят? - удивился Хамазура, подталкивая вверх едва не сползшую Френду. - Их же отсюда любым танком можно достать.
  - Хамазура, если у тебя хватит сил забросить сюда танк, то хватит сил обойтись без него, - отозвалась Кинухата. - Почти наверняка здесь какой-нибудь супермагический барьер от всякого. И минное поле. К слову... - она потянулась и хлюпнула носом. - Нам надо выйти туда супермаксимально открыто, медленно, с поднятыми руками и невинным видом. Чтобы не суперстреляли сразу, а доложили наверх. Легенду не меняем - русские завербовали убить, но нам нафиг не сдалось, суперхотим в Скандинавию, в обмен расскажем всякое. Если эта Элизалина противостоит русским, то супер не откажется послушать про Венгрию.
  - Да что там было-то? - пробормотал Хамазура.
  - Неважно. Идём, аккуратно и супервежливо.
  И они пошли.
  Солдаты в белой форме выросли как из-под земли уже метров через сто, а с ними вырос и джип, на который их всех посадили. А когда заметили, что Френда морщится от движения ногой, то вынули бинты и на ломаном английском начали уговаривать перевязать.
  Хамазура от такого даже решил, что их вопреки опасениям Кинухаты принимают вполне гостеприимно.
  И беспокоиться не о чем.
  
  SECTOR сидели во всём том же конференц-зале, поменявшись местами - но Юитцу по-прежнему восседала во главе стола, теперь с двумя папками документов перед ней.
  - Короче, - она похлопала по синей папке. - Здесь действительно какая-то чушь, Митори-тян. Еженедельное перемещение Экстериора? На кого они вообще рассчитывали, на идиотов? Не, тут всё можно выбрасывать. А вот это... - Юитцу обратилась к красной папке. - Это гораздо интереснее. Вы что-нибудь поняли из неё? - поглядела она на Унубару.
  - Совсем ничего, - помотал тот головой. - Я открыл, а там на первом листе блондинка улыбается и магическую печать держит. Снять не смог.
  - Ну а мы сняли, - Юитцу в доказательство переложила несколько документов. - До чего же мило. Короче... вы все эту папку не видели, не брали, не знаете. Забудьте о ней, или вас заставят забыть. Понятно?
  Непонятливых не нашлось. Юитцу довольно кивнула и захлопнула папку.
  - Возвращаясь к этому... - она вновь коснулась синей папки. - Это чушь, но это вброшенная чушь. И настолько тупо вброшенная чушь, что у меня есть идея: нас пытаются увести на ложный путь. Причём хитро. Ожидают, что мы не поверим данным этой папочки, но сделаем вид, что поверим. Значит, нам надо обмануть ожидания.
  Юитцу аж рассмеялась, увидев, что никто из сидевших не понял её слов, и замахала синей папкой.
  - Всё на самом деле гораздо проще, если понимать, кто за этим стоит. Ибо есть только один человек, способный на подобный изворот в нашей ситуации.
  Она вновь открыла папку и достала одну из бумаг, при этом недобро улыбнувшись.
  - Точнее, один и одна сразу.
  
  
  
  Ицува воспользовалась лайфхаком и пришла к Томе утром, когда тот принимал ванну - а для объяснения пролепетала, всё ещё слегка стесняясь, что с увеличением гостей стоит мыться вместе для скорости.
  Так что они заодно и помылись.
  Остальные вроде бы не обратили внимания - даже Серья, ходившая с какой-то расслабленной улыбкой. Слегка потускневшей, когда они за обедом включили телевизор.
  - При всей напряжённости международной обстановки я хотел бы вновь призвать всех к рассудительности и дипломатическим решениям. Англия и Франция прошли долгий путь от непримиримых врагов до союзников, сражавшихся на одной стороне во Второй Мировой и Холодной войнах, и Соединённые Штаты Америки всегда помогали им всей своей мощью.
  Американский президент выглядел как и положено американскому президенту - большой, волосатый, улыбающийся латиноамериканец, всем своим видом излучающий уверенность и поддержку. "Роберто Катце" - гласила подпись на экране для тех, кто умудрялся остаться вне политики.
  - И хотя теракт в тоннеле под Ла-Манш осуждает вся мировая общественность, он не должен стать яблоком раздора между двумя великими странами. Особенно в такое нестабильное время, когда любая искра может зажечь мировой пожар, и мы все должны понимать нашу ответственность за недопущение этого.
  - Твоими бы словами, Роберто, да пирожки заправлять, - вздохнула Серья, чья улыбка уже совсем поблекла.
  - Он нам враг? - уточнил Тома, слегка беспокойно поглядывая на неё.
  - Кто, Роберто? Сам по себе нет, норм мужчина. Но как глава страны... в научном плане мы точно соперники. Да кто вообще нам не соперник, - поморщилась Серья, переключая канал.
  - Англия, - просто ответила Канзаки, прихлёбывая суп.
  - И мы это ценим. О, кстати... то есть не совсем кстати, но у меня мысль с утра крутится... - Серья слегка тряхнула волосами. - Как насчёт того, чтобы подобрать нашей группе имя?
  - Зачем? - удивилась Ицува, потихоньку севшая рядом с Томой.
  - Для порядка. У нас ведь, получается, Тома, шесть его девушек и Индекс. - Серья улыбнулась насупившейся девчушке, пытающейся влезть между парней и Ицувой. - И хоть режьте меня, но это точно лишь начало. Целая команда, а команде нужно название. Есть варианты?
  - Мисака слышала, что существует понятие "фракция Камидзе", может ошибаться Мисака.
  - Не ошибаешься, но это тупое название, - поморщилась Серья, выключая телевизор. - Нужно что-то такое... более яркое, запоминающееся, чтобы назвать - и все сразу "ох, да, этих бояться". Ну, варианты?
  Она обвела взглядом стол, но никто не спешил хвастаться воображением. Индекс и Ицува вели тихий спор за место, Канзаки молча ела, во всей позе Химегами тоже не читалось интереса, а сам Тома даже не знал, что тут сказать.
  - Ну... - выдохнула Серья. - Совсем никаких идей? Совсем ничего? Ничего такого, чтобы назвать - и моментально "о, это же гарем Камидзе Томы!"?
  - Гарем Камидзе Томы... - произнесла клон почему-то не на японском столь медленно, что даже не стала по обыкновению описывать свои действия. - ГКТ... - Она слегка наклонила голову, словно вслушиваясь в далёкий звук. - ...GEKOTA?
  Стол погрузился в полное ошарашенное молчание, а затем Серья хлопнула в ладоши.
  - Всё! - торжествующе объявила она. - Нас теперь зовут GEKOTA, и мне срать на альтернативы!
  Тома аж засмеялся, и тут же последующие улыбки окончательно закрепили название. Но смех быстро утих, сменившись апатией.
  Гекота... лягушонок, обожаемый Мисакой...
  
  Клон сказала ему и только ему, что после выхода Мисаки в космос связь с ней стала нестабильной, а в мыслях замелькали видения нежелания возвращаться. Потом всё и вовсе прервалось.
  То есть - Мисака умерла там, в космосе. И не просто умерла, а по непонятной причине решила совершить самоубийство.
  Хотя обещала, что ещё увидятся, когда они прощались на базе Интри.
  Тома не понимал, почему она так сделала. Но явственно чувствовал, что это из-за него. Он взял с клона обещание не говорить никому, даже если спросят, и старался прятать всю боль внутри, максимально притворяясь, дабы Каори, Ицува и Мисаки - а теперь Серья и Айса - ничего не заподозрили.
  Там, в иллюзии Интри, он поговорил с реальным Акселератором. И тот сказал, что Тома своей рассеивающей сверхъестественное правой рукой уничтожает не только удачу, но и вообще всё, что идёт от бога, отчего выстраивает реальность по своим законам.
  Законам сражения с магами голыми руками, привлечения красивых девушек и вообще приключений.
  Тома не сразу его понял, но потом сотни раз обдумал и решил: коли так, то надо подсознательно желать всем счастья. А раз девушки влюблены в него, то для счастья им нужна взаимность.
  И пока что всё подтверждало теорию. Все девушки согласились, все со скрипом разного уровня смирились с конкурентками, все постепенно съезжались к нему. Что это, если не взлом реальности?
  Ещё бы суметь управлять этим взломом. Тогда бы он, для начала, оживил Мисаку и сделал бы всё для того, чтобы она простила его.
  Ведь, скорее всего, именно его подсознание вопреки всем желаниям хозяина погубило её.
  
  Химегами немного задержалась в ванной, но Тома совершенно её не торопил. Благо было бы куда торопиться.
  - Прости за ожидание, - всё равно слегка покаянно сказала девушка, заходя в комнату. И похоже, что задержалась не только ради самой ванной: Химегами что-то сделала с халатом так, что тот наполовину открывал её грудь, а нога при движении оголялась почти до бедра.
  - Всё в порядке. Садись, - он похлопал по кровати рядом с собой, и Химегами послушно села. Однако ещё до того, как успел к ней потянуться, сказала:
  - Тома, я хочу с тобой поговорить.
  - Разумеется, - Тома скорее ожидал этого. Остальные тоже хотели поговорить, хотя это всё сводилось к "твоя лучшая девочка я, не забывай".
  - Тома, ты меня любишь?
  - Иначе бы не написал.
  - Я помню, - кивнула Химегами. - И я была очень удивлена. Думала, что между нами уже всё, пусть даже я первая, с кем ты пересёкся в своих геройствах.
  - Однако всё равно пришла, после той надписи-то, - Химегами ошибалась по незнанию, ибо была отнюдь не первой. Однако вносить в беседу имя Митцури Аю нет смысла, тем более что вряд ли она его знает.
  - Надежда ещё не умерла, - дёрнула плечом Химегами. - Да и думала, что лучше побыть рядом в это время. Вдруг улыбнётся удача? В итоге и улыбнулась.
  - Фукиёсе, небось, злилась?
  - Нет, почему? Просто пожелала удачи. Она же знает, что я в тебя влюблена, а сама устояла. Только попросила держать за шкирку, вот так, - и Химегами взялась за отворот его пижамы. Для этого она скользнула к нему, и Тома протянул к ней руки.
  - Тома, можно ещё сказать?
  - Разумеется.
  - Научи меня сражаться.
  - Э? - парень от удивления даже опустил руки. - Зачем?
  - У тебя каждая боец, - насупилась Химегами. - Даже эта Кумокава. Самолёт в одиночку освободила, пока я сидела болванчиком...
  - Что? Какой самолёт?
  - Она не рассказала? - теперь удивилась девушка. - Она сидела рядом со мной, а потом извинилась и ушла. И нас трясти начало, двигатель отказал, садились в итоге на шоссе, а Кумокава потом пришла вся уставшая и растрёпанная, сказала, что на самолёт нападали и всё теперь позади, а потом спала всё время. Я думала, она тебе рассказала...
  - Не рассказала, потом спрошу. - Причём утаила не только Серья, но и отправившаяся за ней Каори. Что там нужно было скрывать от него, интересно? - Но Айса, ты уверена, что хочешь уметь сражаться?
  - Как ты меня назвал? - неожиданно напряглась девушка.
  - Айса... а, да.
  - Теперь всегда зови меня по имени! - Химегами словно по сработавшему триггеру распахнула халат. - И научи сражаться!
  
  - Вы точно ведёте меня к Айхане Етцу?
  На улицах Академия-сити вопреки царству осени было ещё тепло, и всё равно мальчик в темном жакете с натянутым на голову капюшоном с небольшими выступами, создающими иллюзию медвежьих ушек, поёживался от редких дуновений холодного ветра. Шагавший рядом с ним крупный мужчина, кажущийся горой из мускулов в чёрной кожанке, лишь пробурчал:
  - Абсолютно. Я же показал тебе знак.
  - Это ещё ничего не означает... - протянул мальчик, не отставая ни на шаг.
  - Тогда необязательно идти за мной, - указал мужчина.
  - У меня больше нет вариантов, Йокосука-сан. - Мальчик попытался сказать это максимально взрослым голосом, даже спину выпрямил. - Но я боюсь потерять драгоценное время.
  - А меня не боишься?
  - Нет. Я же гораздо сильнее вас.
  - Ты нулевой уровень, Шинка.
  - Шинка-сан для вас. И я не просто нулевой уровень, я тот самый нулевой уровень, что победил Акселератора!
  Парень крикнул это едва ли не на всю улицу, но никто не обратил внимания. Даже Йокосука проигнорировал выкрик и вместо этого вытянул руку, указывая на небольшой дом в ряду подобных ему.
  - Шестой здесь, - объявил он. Шинка посмотрел на двухэтажное здание съёмных квартир и нахмурился.
  - Если вы меня обманете...
  - Я не обманываю, - Йокосука направился к одной из дверей первого этажа. Шинка замялся, но когда массивный кулак неожиданно осторожно постучал по двери, то кинулся следом.
  Как раз когда из квартиры высунулась девушка в завязанной узлом на животе рубашке и серых спортивных брюках. Но уставился мальчик на длинные красные волосы, словно вышедшие из типичного аниме.
  - Привет, Йокосука, - вежливо улыбнулась девушка и слегка наклонилась, дабы взглянуть на мальчика. - А вы и есть Кано Шинка-сан?
  Тот кивнул, только сейчас заметив обнажённый живот и покраснев. Девушка перехватила его взгляд, хихикнула и отступила в квартиру.
  - Заходите, - донёсся оттуда её голос. Йокосука зашёл; Шинка слегка помялся, но затем вздохнул, сжал кулаки, что-то решительно прошептал себе под нос - и шагнул внутрь.
  За это время девушка успела расправить и застегнуть рубашку, а также ушла на кухню готовить чай. Шинка сел рядом с Йокосукой за небольшой столик и украдкой заоглядывался.
  Комната делилась на две части. Первая, наибольшая, была абсолютно чистой, прибранной и украшенной. Вторая, в облике опоясывающей телевизор трапеции, содержала блокноты, карандаши, пару планшетов, множество эскизов и набросков разнообразных рисунков, разбросанных так, словно ими порою игрался шаловливый котёнок.
  - А вот и чай! - девушка принесла на подносе три чашки со слегка зеленоватой жидкостью, и все какое-то время просто отхлёбывали горячий напиток. Затем Шинка натужно, нарочито откашлялся и спросил:
  - Вы действительно Айхана Етцу? Шестая?
  - Разумеется, - весело ответила девушка. - И я вас слушаю. Вы ведь так усердно пытались прикрыться моим именем ради дела?
  - Извините, - мальчик отставил чашку и поклонился. - Но да, мне пришлось.
  - Дабы разыскать Френду Севенлун, - закивала Етцу. - Я не держу зла и давно позволила подобное. Но зачем вам Френда?
  - Она мой друг, - просто сказал Шинка. - И я чувствую, что она в опасности. Она всегда предупреждала меня, когда собиралась уезжать, но после этого урагана пропала и всё. Я ходил к ней домой, и там всё закрыто, ни записки, ничего.
  - Оу, - Етцу слегка отпила из чашки. - Вы были так близки с Френдой?
  - Она мой друг, - повторил Шинка, нахмуриваясь, и девушка еле сдержала улыбку. - И я не могу обратиться в Анти-Навык или Правосудие, потому что она меня предупреждала о них. А после Затмения многие покинули город, даже Камидзе Тома уехал. Так что я могу обратиться лишь к вам.
  - Вооб... секунду. - Етцу слегка наклонила голову. - Ты знаешь про Камидзе Тому?
  - Да, он... - Шинка осёкся и посмотрел на Йокосуку, но тот хранил молчание древнего памятника. - Он... нулевик, что победил всех парней и влюбил в себя всех девчонок пятого уровня. То есть! - он испуганно замахал руками. - Всех, кроме вас, Етцу-сан!
  - Гм, гм, - отпила чая Етцу. - Гм, гм. Вообще-то, в Академия-сити остались ещё два пятиуровневых, да и без них немало людей могут помочь. Чего не к ним?
  - Френда не доверяет Седьмому и этим многим, - продолжил Шинка, всё ещё с осторожностью посматривая на девушку. - А я не доверяю Пятой.
  - И почему же?
  Шинка насупился и не ответил. Молчание стояло примерно минуту, после чего Етцу кивнула, словно прочла мысли и получила ответ так.
  - Что ж, вполне логично. Ладно, помогу, только дай мне пару дней. Я как бы не очень в курсе, кто такая Френда, должна навести справки. Но будь уверен - отыщу.
  - Спасибо! - радостно вскрикнул Шинка и тут же смутился, уткнулся в свою чашку. Но Етцу лишь радостно улыбнулась ему.
  Мальчик постарался покинуть дом как можно быстрее, явно всё больше нервничая с каждой минутой. Никто не стал его держать, только девушка вышла проводить в прихожую. А когда Шинка уже взялся за ручку двери, громко говоря слова прощания, то неожиданно склонилась и обняла.
  - В следующий раз будь очень осторожен, используя моё имя, - очень тихо сказала она. - Мало ли кого привлечёшь. Вокруг каждого пятиуровневого эспера крутятся много людей, и частью очень злые. Ты слишком хороший мальчик, не выставляй себя мишенью, если хочешь прожить ещё долго.
  Шинка судорожно вздохнул и вылетел за дверь, едва только Етцу его отпустила. Он пробежал целый квартал, но потом обессиленно опустился на колени, дыша так громко, что едва не пропустил писк телефона. Шинка вынул его из кармана шорт и посмотрел на сообщение, подписанное латинскими буквами SG:
  "Как продвигается"?
  Мальчик слегка помедлил, а затем очень аккуратно написал:
  "Скоро всё узнаю".
  
  - Ты начала его трогать? - прогудел Йокосука, когда Етцу вернулась в гостиную.
  - Наоборот, сказала, чтоб никому не позволял себя трогать, - вздохнула та, усаживаясь обратно. - Нет, весело, вот так живёшь всю жизнь и не знаешь, что у Френды Севенлун есть друг, знающий про Тому. Причём так неприлично знающий! Надеюсь, он не сможет рявкнуть это в лицо Мугино, жалко мальчика будет.
  - Для начала ему надо выжить в целом. На что он вообще надеялся, когда пользовался твоим именем, не понимаю, - Йокосука только сейчас допил чай.
  - На то, что сила этого имени откроет достаточно дверей и позволит найти друга, - тихо ответила Етцу. - Нулевики же, Йокосука, будто это мне надо тебе объяснять.
  Мужчина не отреагировал, а девушка тоже допила чай и продолжила:
  - Постарайся проследить за ним. Чую, кто-то уже мог клюнуть на приманку Шестого. Даже хотя бы просто узнать, кто.
  
  
  Похоже, вся его бывшая команда либо уехала из города, либо затаилась... либо влезла во что-то не то. Телефоны всех молчали, лишь указывая, что абонент вне сети.
  Жаль, помощь бы не помешала. Акселератор всю вторую половину дня шастал по пустым лабораториям, мрачным подземным переходам и подозрительным ответвлениям, но пока оно всё подозрительным и оставалось.
  Сеть Мисак подняла срок работы его ошейника с получаса до двенадцати часов, но это всё равно означало, что целый день на поиски не потратить. Тем более что стоило сохранить заряд для Мисаки Ворст - как оказалось, не зря.
  - И на что ты рассчитывала? - бросил эспер, вытаскивая из найденной ранее аптечки бинты.
  - На то, что резкий рывок хищника увенчается успехом, ответила Мисака, невыносимо страдая.
  - Всего лишь гвоздь в плече.
  - Плюс моральные страдания от неудачной атаки, захлюпала носом Мисака!
  - Будешь дёргаться - парализую и на завтра такой оставлю. Стаскивай форму и если услышу хоть одну пошлую шутку, то перевяжу оба плеча и закреплю на шее, чтобы руками двигать не могла.
  - Акселератор определённо нравится Мисаке, с уважением сказала Мисака, слегка кокетничая.
  Хотя бы обнажила только плечо, и Акселератор начал перевязку. Отражённый гвоздь прошёл по касательной, но лишь потому, что он успел среагировать на атаку. Иначе в глаз или шею. Да неважно куда - на скорости рейлгана и попадание в ладонь смертельно опасно.
  Закончив перевязывать, он отошёл и уставился на девушку, пытавшуюся поправить пиджак так, чтобы особо не задевать бинты. Планы, видимо, не изменить...
  - Завтра ты пойдёшь со мной.
  - Мисака восхищена садизмом Акселератора, искренне улыбнулась Мисака!
  - Я бы в любом случае взял тебя. Понадобишься да и чтобы очередную дурь не надумала. Только скажи... - эспер сжал костыль. - Тебе что-нибудь говорит обозначение DRAGON?
  - Не дракон как ящерица, уточнила Мисака?
  - Нет, по всей видимости. Аббревиатура или, скорее, очередное бессмысленное кодовое имя. Не слышала?
  - Слышала, - Мисака Ворст наклонила голову. - Может ли Мисака поторговаться за сведения?
  - Нет.
  - Мисака ожидала этого, кивнула Мисака. Всё равно Мисака не знает многого, решила честно предупредить Мисака.
  - Что знаешь.
  - Это оружие, уверенно заявила Мисака. Что-то, обладающее несокрушимой мощью, уточнила Мисака. Такой мощью, что ответственные люди переговаривались о способах сдержать это, именно так и узнала Мисака. Однако Мисаке всегда было странно, что в этих способах упоминались клан ниндзя и собака, сама не понимает такое сочетание Мисака.
  - Клан ниндзя и собака... - Акселератор удивился бы в любом другом случае, но речь об Академия-сити. Ниндзи носят с собой лазерные катаны, а собака эспер четвёртого уровня, и потому сдержат любое оружие. Вполне себе вариант. - Всё?
  - Мисака это-то выудила благодаря тренировкам скрытности и подслушивания, хотела бы развести руками Мисака.
  - И то хорошо. Ложись спать и лечись, завтра пойдёшь со мной так или иначе.
  - Акселератор мог бы остаться и пялиться на тело Мисаки, проверяя, как она выздоравливает...
  - Уймись, это начинает раздражать. Спокойной ночи, - Акселератор вышел из её комнаты и вновь повесил замок, пусть даже он не помогает.
  Оружие с несокрушимой мощью. И Мисака Ворст, с потенциалом отправки десятков и сотен таких девочек в любую точку мира с ударом по важнейшим узлам государств. Узнавшие об этом учёные, осознавшие, к какой невероятной тирании подобное приведёт, и естественно выступившие против.
  Всё-таки жаль, что никого из GROUP нет. И Камидзе Тома убрался из города. К Йомикаве с Йошикавой тоже пока не стоит соваться.
  В таких условиях, пожалуй, есть лишь один человек, которому можно довериться.
  
  - Уихару, если честно, когда ты болтала про воскресный аристократический музей, то я ожидала что-то вроде платьев, шляп, карет, всяких балов - пробормотала Сатен, с открытым ртом осматривая слишком высокую даже для подруги башню из еды.
  - Но ведь аристократические закуски тоже здорово! - едва ли не пропела облизывающаяся Уихару. - Эти лебединые язычки такие изысканные в нежном соусе "Ле Фугюрье"! Хочешь?
  - Благодарю, - Сатен увернулась от вилки с подозрительного содержания куском мяса. - Предпочитаю простонародные бургеры.
  - Да, но когда ещё такого удастся отведать! Гунха, будешь? - повернулась Уихару к разрушающему свою башню парню.
  - Спрашиваешь! - Гунха открыл рот, и Уихару безо всякий колебаний занесла туда вилку. Сатен закатила глаза и в десятый раз спросила себя, на кой она потащилась с ними, если скорее мешает.
  - Я это... - она отложила вилку. - Пройдусь по музею, хорошо? Потом вас нагоню.
  - Хорошо! - Уихару сунула Гунхе ещё один язычок, так что Сатен поспешила оставить их.
  - Голубки, - проворчала она на безопасном расстоянии, окидывая взглядом музей.
  На удивление, такая специфичная тема привлекла немало народу. В основном девушек, за исключением стендов с оружием и бронёй. И, судя по довольным лицам с обрывками восторгов - не одна Уихару балдела от всего аристократичного.
  По-хорошему, не стоило приходить. Но сейчас, без Мисаки и Куроко, Уихару оставалась единственной её близкой подругой. А Сатен после всех дел в Правосудии, куда вступила во многом на эмоциях и откуда не имела морального права уходить, нуждалась в близкой подруге.
  - Парня найти, что ли? - она даже взглянула на группу парней, стоявших рядом с мечами, но те выглядели столь изящными и великолепными, словно сами сошли с витрин. Уровень много выше её личности.
  Какой парень ей вообще нужен? Сатен так задумалась над этим вопросом, когда зашагала сквозь толпу, что даже не посмотрела, куда идёт.
  - Ай! - она отшатнулась и тут же испуганно раскланялась. - Простите, пожалуйста, я нечаянно!
  - О. Это ты, что ли? - услышала она, разогнулась и изумлённо захлопала глазами.
  - Кияма-сан? Что вы здесь делаете?
  - По работе, - женщина в белом халате с бледно-каштановыми длинными волосами двинулась сквозь толпу, и Сатен поспешила следом. - Моим пациентам обещали одежду и часть выручки от продажи билетов, и я приехала проконтролировать. А ты, значит, гуляешь?
  - Ага... - они вышли на небольшой балкон, и сели на скамейки друг напротив друга. С момента их последней встречи у Киямы выросли без того внушительные мешки под глазами, да и само лицо словно прибавило в морщинах.
  - С вами всё в порядке? - Сатен даже рискнула осторожно спросить.
  - А. - Женщина потянулась и зевнула. - Работаю, спасаю детские жизни, значит, всё хорошо. Приюту помогаю... слышала, небось, что произошло с "Приют добрых сердец"?
  - Э, да... - замялась Сатен, не зная, что именно можно рассказать.
  - Мало того, что закрыли, так ещё и детей раскидали кто куда, и у них стресс. Тем более что к ним там прекрасно относились, прям как к родным... - Кияма вздохнула. - Надеюсь, платья и смокинги хоть чуточку помогут.
  - Ага, - повторила Сатен, не зная, что говорить. Встреча с их бывшим врагом и союзником теперь была слишком неожиданной. - Может, вам чем помочь?
  - Да знаешь... - начала Кияма, но тут их неожиданно прервал разлетевшийся усиленный микрофоном голос:
  - ВНИМАНИЕ! ВСЕМ ОСТАВАТЬСЯ НА СВОИХ МЕСТАХ! ЭТО ВООРУЖЁННОЕ НАПАДЕНИЕ! НИКТО НЕ ПОКИНЕТ МУЗЕЙ, ПОКА МЫ НЕ ПОЛУЧИМ СВЕДЕНИЙ О DRAААРГХХХ!
  - Чего? - зевнула ничуть не обеспокоившаяся Кияма, но Сатен не успела ответить - в микрофон теперь начал говорить Гунха:
  - ПРОШУ ПРОЩЕНИЯ, ЭТО ВСЕГО ЛИШЬ НЕУДАЧНАЯ ШУТКА! ВИНОВНИК УЖЕ ТОГО! НАСЛАЖДАЙТЕСЬ МУЗЕЕМ! КУДА ТЫ ПОЧАПАЛ... - и звук пропал.
  - Что-то весёлое, похоже? - меланхолично проговорила Кияма.
  - Самая короткая спецоперация в истории, - вздохнула Сатен. Умудриться атаковать музей в момент, когда у Гунхи и Уихару там свидание... похоже, Анти-Навыку даже не придётся обеспокоиться.
  - О, кстати, - женщина посмотрела на неё внимательно. - Ты ведь ещё дружишь с Мисакой Микото?
  - Да, но она уехала.
  - Хм. А эта её телепортёр... как её там...
  - Ширай Куроко. Тоже уехала.
  - Ну да, после всего, что у вас тут творилось... а эта с цветами на голове?
  - Уихару. У неё сейчас свидание.
  - О как, - Кияма немного помолчала. - Даже не помню, когда у меня было свидание в последний раз. Оно вообще было?
  - Ну, вы ведь влюблены в работу, да? - пошутила Сатен, хотя самой стало не до смеха. Если она останется без парня, и будет с такими вот мешками и морщинами...
  - Можно и так сказать. Вон, Усугава позавчера сумел сам пройтись, без костылей. Не зря с ним возилась. - Кияма улыбнулась, и от этого часть морщин словно резко исчезла.
  Возможно, превратиться в неё не так уж и плохо...
  - Но я о чём: мне надо бы двоих детей найти. А то по моим каналам им требуется помощь.
  - Говорите, - мигом отреагировала Сатен. - Я теперь тоже член Правосудия, мы разыщем.
  - В том-то и дело, что хотелось бы без привлечения Правосудия. Оба, так сказать, имеют не самых законных друзей, и от властей спрячутся куда подальше.
  - Кияма-сан, вы можете на меня положиться, - твёрдо сказала Сатен; женщина посмотрела на неё, а затем коротко кивнула.
  - Вот, смотри, - она протянула телефон, на котором закрепились сразу две детские фотографии: мальчика с ушками на капюшоне и голубоглазой блондинки. - Кано Шинка и Фремия Севенлун. На след Фремии я вроде вышла, а вот Шинка не попадается.
  - Я посмотрю, - неуверенно сказала Сатен, вынимая свой телефон. - О, кстати, можно услуга за услугу?
  - Ну давай, - Кияма начала скидывать фотографии.
  - Вы что-нибудь знаете о Шестом?
  - Шестой эспер? Не, без понятия. Он слишком скрытную жизнь ведёт. А что, тебе нужно?
  - Я, похоже, встретилась с ним и даже сражалась вместе, но не поняла, - сокрушенно вздохнула Сатен. - Так что хочу, не знаю, вновь увидеть.
  - А, любопытство. - Передача закончилась, и Кияма убрала было телефон в карман халата, но тот зазвонил. - Да? Понятно, сейчас.
  - Удачи вам, - сказала Сатен, поняв, что женщина собралась уходить. - Я обязательно найду этих двоих.
  - А я поищу что-нибудь о Шестом, - улыбнулась Кияма, и морщины вновь разгладились. - До скорого.
  
  Террористами оказались те красивые юноши, как рассказала Сатен запыхавшаяся Уихару. Похоже, засматриваться на благородный вид действительно нет смысла.
  - Жаль, я пропустила Кияму-сан, - огорчилась она, когда услышала ответный рассказ Сатен. - Двое детей?
  - Ага. Настроишь программу поиска?
  - Да, когда на работу приедем. - Уихару нахмурилась, всматриваясь в два детских лица. - Им ведь... ничего не угрожает?
  - Ничего прямого, как я поняла.
  - Кому что угрожает? - Гунха, дававший показания всё-таки приехавшим офицерам Анти-Навыка, наконец подошёл к ним, и Уихару развернула к нему телефон.
  - Кано Шинка и Фремия Севенлун, ты слышал о таких? - спросила она встревоженно.
  - Разумеется, - кивнул Гунха. - А что?
  
  
  На этот раз двойную ванну пришлось принимать всем и без игрищ - время поджимало. Девушки наряжались в платья едва ли не полного радужного спектра, и только Канзаки осталась в своих джинсах и рубашке, открывающей живот.
  - Эризард меня уже не раз видела и спокойно относится, так чего уж там, - объяснила она нацепившему приличный чёрный костюм Томе. - Не дёргайся, пожалуйста.
  - Просто это так несправедливо... - руки святой скользили по его телу, поправляя и разглаживая, и Тома от этого только больше волновался, тем более что Индекс в изящном салатовом платье критически рассматривала их.
  - Так никто не заставляет, сам решил принарядиться, - хмыкнула Канзаки, наконец отходя от него и пытаясь скрыть покрасневшие щёки.
  - Да, ну ведь... королева и три принцессы... - пробормотал парень, сам стараясь не краснеть.
  - Тома, пожалуйста - даже не пытайся их соблазнить. - Серья вышла вся в жёлтом. - Я и так еле составила расписание, сегодня вечером зачту. А если ты ещё день ляжешь всего с одной, то Ицува с ума сойдёт.
  - Я не сойду, - Ицува появилась в красном и холодно посмотрела на Серью. - И давайте не будем это обсуждать, особенно во дворце самой английской королевы.
  - Мисака согласна, решила показать свою осведомлённость о субординации Мисака.
  Клон почему-то вырядилась в голубое, почти небесного цвета, и от взгляда на неё у Томы неожиданно защемило на сердце.
  - Я тоже готова, - Химегами вышла в фиолетовом, и они все двинулись к выходу из дома, переговариваясь и проверяя, кто что запер и не забыл ли.
  Лимузин ждал у калитки - и внутри оказалось так просторно, что Тома заподозрил магию и на всякий случай отстранил правую руку. Ицува, похоже, подумала о том же - она взяла руку и аккуратно, без подтекста, положила себе на колени. Остальные тоже расселись кто куда (слева пристроилась Индекс), и лимузин тронулся с места.
  Правила этикета они обсудили ещё вчера. Точнее, одно правило - вести себя естественно. Канзаки, единственная из всех бывшая у королевы, сказала, что Эризард любит кидать за шиворот скованных гостей живых угрей, и теперь все гадали, чего от этого ждать. А сейчас просто молчали, только Серья сидела в телефоне да Ицува слегка ощупывала руку Томы - парень не сопротивлялся.
  Дверь им открыл высокий голубоглазый блондин, поклонившийся и заговоривший на почти безупречном японском:
  - Вы как раз вовремя. Принцессы уже во дворце, и ожидают встречи с вами. Я - Лидер Королевских Рыцарей, и я приветствую вас как гостей моей королевы.
  - Это ваше имя - Лидер? - не удержалась Серья.
  - Да, - просто ответил блондин, и девушка прикусила язык, решив не продолжать.
  Дворец возвышался над ними всей своей помпезной древностью, не растерявшей и капли красоты. Лимузин высадил их прямо перед массивными стальными воротами, охраняемыми традиционными стражами в не менее традиционных чёрных шапках и красных мундирах. Они выглядели столь строгими и недвижимыми, что Тома едва не вспотел, когда прошёл мимо и отправился вслед за Лидером с Канзаки по красной ковровой дорожке.
  Та привела их прямо ко дворцу, длинному многооконному зданию кремового оттенка, внутри сменившегося красным и золотым. Другим цветам тоже дозволялось присутствовать, но красный и золотой здесь руководили, огромную лестницу вверх и вовсе делили лишь они - продолжающейся дорожкой и массивными вычурными перилами, выгравированными некими символами, значения которых Тома не понимал. Но на всякий случай взялся левой рукой - а затем отдёрнул, вообразив скандал, если он упадёт и оторвёт кусок этих перил.
  По счастью, даже его неудача решила вести себя прилично и не проявляться. Они всей группой поднялись на третий этаж и прошли по зелёному коридору, украшенными портретами величаво смотрящих людей, после чего подошли к массивной белой двери. Стражи были на каждом шагу, тут тоже стояли двое - но столь недвижимо, словно по функции не отличались от прикрывающих окна зелёных занавесов. Лидер остановился и жестом приказал всем стоять, после чего аккуратно постучал по двери.
  - Его высочайшее величество Королева Эризард, ваши гости прибыли! - зычно возвестил он, так что слова наверняка проникли сквозь запертую дверь.
  Однако и ответ вернулся беспрепятственно, хоть чуть тише:
  - Что? Я всё ещё в одном пеньюаре. Ну да ладно, пусть войдут, разместятся как-нибудь.
  Лидер развернулся ко всем, поклонился и сказал ровным голосом:
  - Прошу прощения. Подождите минут пять.
  Затем приоткрыл дверь, мгновенно скользнул внутрь и резко захлопнул.
  - Ты, старая... - только и услышали все, а затем наступила тишина, через полминуты прерванная каким-то стуком, треском и руганью. Группа неуверенно кидала взгляды друг на друга, не понимая, что происходит, и шёпотом прося перевести. Только Канзаки вздохнула и слегка опустила голову.
  Ровно через пять минут дверь открылась, и появился Лидер - абсолютно невозмутимый, как всегда.
  - Ещё раз прошу прощения за ожидание. - вновь поклонился он. - Прошу.
  Комната, где они оказались, неожиданно блистала стенами цвета морской волны, на коих висели совсем уж внушительные портреты. По всему помещению были расставлены диванчики и столики с просто внушительным числом белых чашек и чайников. Сбежать от чая было невозможно, но пока что их интересовала не еда.
  У окна, в лучах только встающего солнца, стояла королева. Пожилая женщина в королевском белом платье с расходящимися чёрными полосами понизу, перетянутая золотым кушаком, и золотой короной на аккуратно уложенных седых волосах. В руках у неё блестели стальные ножны с вложенным массивным мечом, остриём упирающиеся в красный ковёр под ногами.
  - Приветствую гостей из Академия-сити. - Королева величаво поклонилась. - Равно как и своих почётных подданных из Нессесариуса.
  Все тут же поклонились, тоже поздоровавшись.
  - Прошу всех занять свои места, - указала королева на столики. - Выбирайте какое пожелаете. Принцессы скоро подойдут.
  Тома решился сесть только после того, как на своём месте устроилась Канзаки. Индекс уместилась рядом и неуверенно посмотрела на тарелку с овсяным печеньем; по другую сторону сели клон и Химегами. Ицува устроилась рядом с Канзаки, Серья напротив них - и Эризард неожиданно бухнулась рядом с ней.
  - Выглядит здорово, - слегка откинулась она, отставив меч. - Лидер Королевских Рыцарей сейчас принесёт нам ещё печенек и разольёт чай, так ведь?
  - Слушаюсь, Королева, - голос блондина ни на мгновение не дрогнул, и он отправился исполнять приказ. Эризард посмотрела на Серью и затем сказала:
  - Кумокава Серья, да? Я хотела бы потом, когда веселье закончится, обсудить с вами кое-какие вопросы. Камидзе Тома, вы тоже будете приглашены.
  - А... спасибо больше, ваше высочество, - едва не смешался парень.
  - Зови просто Эризард, - махнула та. - А теперь, пока нам несут печеньки... рассказывай.
  - Э... что?
  - Пять девушек! - Эризард словно обвела руками всех собравшихся. - Святая, член Амакуса, одна из ключевых шишек Академия-сити, несущая смерть вампирам и просто, хе, необычная девушка. И всё в центре Лондона! Будущие поколения хотят знать секрет, да и нынешнее не откажется.
  - Простите... так сложилось, - Тома чувствовал, что краснеет.
  - Ага-ага, - кивнула Эризард. - Просто сложилось. Лидер, если мы заключим Камидзе Тому в темницу и начнём пытать, пока он не расскажет секрет, то что произойдёт?
  - Дипломатический скандал, порушенная репутация, и, скорее всего, его девушки разрушат тюрьму и освободят пленника, - ровно перечислил вернувшийся с огромным чайником Лидер.
  - Ну, тогда ничего не поделаешь, - Эризард улыбнулась Томе столь добро, что он даже не воспринял её слова всерьёз. - Надеюсь, понимаешь, что мне тревожно, ибо три красивые, элегантные, весьма соблазнительные дочери... о, вот и они.
  Дверь распахнулась, и внутрь вошла голубоглазая блондинка, похожая на самую настоящую принцессу из книжек. Длинное зелёное платье, небольшая серебряная корона на длинных волосах, кроткий взгляд и добрая улыбка, с которой она сделала невероятно изящный реверанс.
  - Третья принцесса Вилиан! - объявил Лидер, и девушка испуганно посмотрела на него, словно лишь сейчас заметив.
  - Вот она наиболее вероятный кандидат, - хмыкнула Эризард. - Вилиан, садись куда хочешь. Где там остальные?
  - Не видела. - Девушка села за столик неподалёку и поклонилась в ответ на раздавшиеся приветствия.
  - Налей уже чаю, - Эризард махнула Лидеру, и тот мгновенно приступил. Запах чая оказался столь ароматным, что Томе и одного его хватило бы для насыщения, тем более что чашка жгла руки. Индекс же тем временем крайне аккуратно начала таскать печеньки.
  - Каори, Ицува, - королева переключилась на девушек перед ней. - Как у вас, всё хорошо?
  - Да, Королева, - Канзаки слегка склонила голову, в то время как полностью смутившаяся Ицува лишь еле пролепетала то же самое. - Вот только Ла-Манш...
  - Га! - Эризард поднесла руки к ушам. - Могу я хоть несколько часов не слушать про всякую войну? Она уже так надоела...
  - Это чем же я вам надоела, матушка? - в зал вошла ещё одна блондинка, теперь уже зеленоглазая. Её красное платье переходило в пурпурный бархат, отчего-то напомнивший Томе раскрытый зонтик.
  - Вторая принцесса Карисса!
  - Да, и тебе привет, - Карисса села рядом с Вилиан, и чашка перед ней появилась как по волшебству.
  - Ты-то мне не надоела, - ухмыльнулась Эризард. - Наоборот, сколько я тебя уже нормально не видела? Месяц? Ещё немного, и начала бы писать в социальные сети!
  - Я потому и закрыла их от тебя, - хладнокровно ответила Карисса, отпивая чай так, словно для её языка не существовало понятия "горячее". - Незачем беспокоить не по делу.
  - С каких пор материнские-дочерние узы стали "не по делу"?
  - С тех пор, как ты стремишься использовать их для своей выгоды, - в зал теперь зашла брюнетка в цельном синем платье и приковывающем взгляд золотом монокле на левом глазу. Прядь волос проходила ей чуть ли не по носу, будто отсекая правый глаз в мыс общего лица.
  - Первая принцесса Римея!
  Та лишь холодно поклонилась и села рядом с сёстрами, попутно продолжив:
  - И вообще, матушка, не стоит выносить сор из дворца при посторонних. Они ещё не так всё поймут.
  - А, здесь все свои, - безмятежно махнула Эризард. - Кстати, знакомьтесь - это и есть тот самый Камидзе Тома.
  - Хм? - все три принцессы разом воззрились на Тому, и тот сглотнул. Его не просто рассматривали - изучали, причём с видом беспристрастных судей.
  - Ты пользуешься лаком? - наконец спросила Римея на безупречном японском.
  - А? - он не сразу понял, о чём речь. - Это...
  - Для волос.
  - Да, я это... просто...
  - Ну это вполне в стиле, - Карисса слегка прищурилась. - Я слышала, что многие японские подростки такое используют, чтобы выпендриться. А здесь хотя бы результат приличный.
  - Даже красивый, - тихо добавила Вилиан.
  - О! - оживилась Эризард. - Что ты подмешиваешь в лак? Дело наверняка в лаке!
  - Я ничего не подмешиваю...
  - О чём ты, матушка? - Римея холодно уставилась на королеву. - Ты же не пообещала ему ничего?
  - Разумеется, нет, - возмутилась Эризард. - Я что, похожа на ту, что предложит своих дочерей далеко за двадцать первому встречному подростку с репутацией быка-осеменителя, дабы уже понянчить внуков?
  - "Далеко" за двадцать? Ты ещё и считать не умеешь, - Карисса покачала головой, пока Тома давился печенькой от своей характеристики. - И лучше уж подросток, чем тот барон.
  - Нидерландский или бельгийский? - уточнила Вилиан.
  - Оба. Серьёзно, почему баронство прибавляет объём талии и поведение мудака? Надо ввести закон не выдавать Лидеру никакого звания, во избежание.
  - Большое спасибо за заботу, принцесса Карисса, - произнёс слегка отошедший в глубину комнаты блондин, но Карисса и ухом не повела.
  - Ну так, если бароны мудаки, то воспользуетесь простым японским парнем? - оживлённо предложила Эризард. Принцессы вновь одновременно уставились на Тому, неприемлемо долго смотрели - а затем мотнули головами.
  - Он уже не в моём возрасте, да и я не в его, - добавила Римея.
  - Серьёзно, матушка, надо объяснять? - фыркнула Карисса. Вилиан же слегка смущённо поклонилась Томе - мол, извините, так уж вышло.
  - Да что же это... - растерянно пробормотала Эризард. - Даже Камидзе Тома бессилен... Британская Королева желает внуков! Это приказ!
  
  - Если Элизалина действительно имеет родственников во Франции, то мы влегкую представим это как иноземный проект по разрушению России и тем самым посеем смуту в самом Альянсе.
  Едва освещённая комната демонстрировала двоих стоящих над архитектурной схемой. Первый, грузный мужчина средних лет в белом одеянии епископа, не смотрел на схему, вместо этого уставившись на своего собеседника.
  - Это вам же на руку, - прошептал он, не дождавшись ответа. - С первым же бунтом среди этих предателей ваши проблемы закончатся. Ваши и наши.
  - Ваши - может. - улыбка коснулась губ второго, рыжеволосого мужчины в полосатом красно-кремовом костюме. - Но мне Миша Кройцева нужна живой, а в начавшемся хаосе её могут убить как русского агента. Кроме того, с чего вы взяли, Николай, что в Альянсе вспыхнет смута? Помощь Франции их скорее обрадует. И они прекрасно понимают, что в случае потери поддержки Евросоюза останутся один на один с Россией и будут неизбежно раздавлены.
  - Вы могли бы убрать эту поддержку, Фиамма. - возмущённо высказался Николай. - Россия, в конце концов, тоже член Евросоюза, и подобное отношение возмущает. С вашим влиянием главы Римско-Католической Церкви...
  - ...это всё равно будет нелегко. - Фиамма продолжал улыбаться. - Я глава, но не Папа Римский, пусть даже Маттиас доживает последние дни. А когда наше соглашение сработает, то у нас обоих будут все инструменты для победы хоть над Евросоюзом, хоть над США, хоть над Академия-сити.
  - Если они к тому времени не уничтожат сами себя, - довольно хрюкнул епископ. - Слышали ведь о происходящем между Англией и Францией?
  - О, разумеется. Но это не более чем мелкие дрязги, крупные дела ещё только начинают разворачиваться. Хэллоуин, время, когда нечисть выходит наружу и святые силы вынуждены сами переодеваться в чертей, дабы смешаться с толпой и не выдать себя.
  - Простите? - Николай захлопал глазами, но Фиамма ничего не объяснил, лишь постучал ногтем по схеме.
  - Уже к концу недели вы должны всё закончить. Иначе патриаршество от вас весьма отдалится.
  - Да, но Элизалина...
  - Не помешает вам, - улыбнулся Фиамма. - Она приютила у себя неких гостей, что могут оказаться мне полезны. В частности личностью, что отправится вызволять их и оставит дыру в защите Альянса.
  Теперь улыбка на его лице была скорее зловещей.
  - И уж я проскользну в эту дыру как миленький.
  
  К вечеру все более-менее приободрились, даже вместе посмеялись над выступлением приезжих комиков - на английском, так что Тома смеялся исключительно от вежливости, и потому сразу обратил внимание, когда Серья аккуратно коснулась его руки.
  Вместе они прошли в небольшую комнату, закрыли дверь - и та сразу замерцала лазурным.
  - Если вам кто-то хотел позвонить, то придётся подождать. - Эризард, уже стоявшая в комнате за приземистым круглым столом, что-то напечатала на ноутбуке столь массивном, что Тома сначала принял его за компьютер. - Вся мобильная, магическая, подслушивающая и прочая связи вырублены.
  - Отлично, - Серья опёрлась об стол по ту сторону от ноутбука, и Тома встал рядом. - Как ситуация?
  - Паршиво, если честно, - на лице Эризард не было и следа того веселья, что королева демонстрировала весь день. - Но сначала, куда исчезла Венто? Мои источники докладывают, что она вернулась в Академия Сити, но и всё.
  - Венто решила присоединиться к нам, - ответила Серья. - Простите, не могу доложить в подробностях.
  - И не стоит, - махнула рукой королева. - Значит, Венто встала на нашу сторону, Терра мёртв, а Аква... - она пожала плечами. - Остаётся только Фиамма.
  - Не покинул Россию?
  - Напротив, окопался там. Скорее всего, как мы и предполагали - Фиамма намерен подставить Россию под удар Академия-сити, равно как и Францию под наш.
  - Но пока атакует Франция.
  - Неофициально. Мне докладывают, что в их парламенте раскол, были даже призывы выйти из Евросоюза. Они, конечно, от каждого чиха раздаются. - Эризард слегка усмехнулась. - Но это не отменяет того факта, что именно членство в Евросоюзе бросает Францию против нас. И если мы не найдём достойный ответ, то теракты, подобные Ла-маншу или Скай Бас 365, не закончатся.
  - Пока вы не вступите в войну, - тихо вздохнула Серья. - Я сразу скажу, что Академия-сити не хочет воевать и уж тем более не стремится доводить дело до Третьей Мировой. И потому, если выступление в союзе с Англией приведёт к такому результату, то... - она пожала плечами, и Эризард спокойно кивнула, словно и не ожидала иного.
  - Тем не менее, кажется, у нас появился небольшой шанс, - продолжила она. - В Лондон проникла магическая группа "Новый свет", и похоже, что они работают на Францию.
  - Теракт?
  - Нет напрямую. Они везут какой-то артефакт, и собираются передать его сегодня вечером. Но мы не знаем, кому, что и даже где конкретно они сейчас.
  - Офигенная работа разведки, - нахмурилась Серья.
  - И не говорите. Мы и обнаружили только потому, что именно они создали иллюзию на ваш самолёт.
  - То есть целились всё-таки в меня? - вздохнула Серья. - Франция уничтожает английский самолёт с посланником Академия-сити, да, именно этого нам всем не хватало. И теперь вы предлагаете нам схватить их?
  - Не совсем, - Эризард повернулась к Томе, который пока что молча слушал. - Камидзе Тома, подобные дела находятся в ведомстве Несессариуса как преступление с магической основой. И при всей серьёзности...
  - Вам нужны Каори и Ицува, - тихо ответил парень. - И вы боитесь, что я могу сорваться следом за ними и всё испортить. Посему предлагаете сорваться официально и по плану.
  - Вы всё верно поняли, - усмехнулась Эризард. - Предлагаю, и вам и вашей компании. Думаю, Академия-сити тоже будет небезынтересно послушать, что эти террористы напоют.
  - Это уже к Серье. Она решает.
  - Я? - изумилась девушка. - Ну если так, то я согласна. GEKOTA и так обязана стать боевым гаремом, хоть потренируемся.
  - GEKOTA? - подняла брови Эризард.
  - Камидзе Тома и все его девушки теперь будут зваться так, - с какой-то даже гордостью отчиталась Серья. - Лучшего названия нет.
  - Ох! - Эризард расхохоталась. - Всё, в наших официальных документах вы теперь GEKOTA! А то всё "Фракция Камидзе", "Фракция Камидзе"... - Она резко умолкла и посмотрела на Тому и Серью. - А теперь приступим к деталям.
  
  - Ну и разумеется, весь этот "Новый свет" девушки, - вздохнул Тома, когда они наконец вышли от королевы и двинулись по этажам в сторону гостиной с остальными.
  - Нам же лучше. Вдруг одна из них в тебя влюбится и ради минета всё выложит? - усмехнулась Серья. - А если серьёзно, то женщины всегда считались лучшими волшебницами, так что неудивительно.
  - Ага, а сильнейшие маги у нас Алистер, Оллерус, Фиамма, Сен-Жермен... всё прям сплошь женщины.
  - Чё? - Серья едва не споткнулась. - Тома, откуда ты знаешь, кто сильнейшие маги?
  - Да всплыло откуда-то из памяти... - смутился парень.
  - Ха. Осторожнее там со всплывшим. И не забывай, что есть ещё Лаура Стюарт и Лавиния Бёрдвэй. Не говоря уже про Магических Богов...
  - Так, Серья, а ты откуда про это знаешь?
  - Ну, дык, все они потенциальные враги Академия-сити, так? Значит, на каждого оформили папочку.
  - Думаешь, они выступят против нас в этой войне? - мрачно спросил Тома. Серья покачала головой:
  - Все - точно нет. Я вообще удивляюсь, почему Оллерус ещё не тут и не примиряет собравшихся. Но просто, чтобы ты понимал, Тома... Третья Мировая неизбежна. Даже если мы сегодня случайно прикончим Фиамму. Ты ведь слушал Эризард - Франция атакует Великобританию фактически потому, что та в союзе с нами. Равно как и Россия настроена против нас, по той же схеме. Нужно какое-то массовое изменение, что-то совсем особое, чтобы это просто прекратилось. - Серья закинула выбившуюся прядь волос обратно за спину. - Всё, что мы сейчас можем сделать - отодвинуть начало, уменьшить число жертв, заложить фундамент для скорейшего прекращения. Сама война неизбежна.
  - Интри ведь именно об этом предупреждал, - тяжело проговорил Тома, даже замедлившись и сгорбившись. - Что столкновение двух сил приведёт ко всеобщей катастрофе. Похоже, он был прав.
  - Он был прав, но его решение полностью ошибочное, - Серья аккуратно коснулась плеча парня. - Разногласия между странами не остановить, если просто пригрозить им силой. Потушить, загнать в подполье, заставить утихнуть - но не остановить полностью. Для этого нужно привить обеим сторонам одинаковую идеологию, взгляд на жизнь, идеалы будущего. А сам понимаешь... маги-эсперы, молитвы-технологии, вера-атеизм, демократия-тирания. Трудновато.
  - И каждый уверен, что его путь верный, - кивнул парень. - Ладно, тогда постараюсь отодвинуть как можно дальше.
  - Как и я, - вновь похлопала его по плечу Серья. - Не впадай в тоску, Тома, уж ты-то невозможное совершал, да и я тут не задницу наращиваю. Справимся. Давай поспешим, Карисса уже наверняка начала движуху без нас, не ударим в грязь лицом.
  
  Шокухо понимала, как она рискует. Не факт, что послание отправил именно Акселератор - когда он вообще отправлял послания. И когда успел прибыть в город? Но он тоже спрашивал про DRAGON, и стоило бы иметь Акселератора в союзниках, и она как-то застряла с расследованием, и нужно рисковать.
  Она предупредила свою клоку девушек. Она взяла с собой Джунко. Она сжимала пульт и готовилась подчинять. Она надеялась, что тренировки последних дней позволят пробежать больше чем десять метров. Она была уверена, что идёт в засаду - и тем не менее Шокухо шла на встречу.
  Тома сказал, что их приглашают к британской королеве, и очень похоже, что на серьёзное дело, так что пусть не удивляется, если не сможет выходить на связь. Её парень там спасает мир или около того, так что и она здесь должна нацелиться на подобное. Даже если ради этого придётся подружиться с Акселератором.
  Хотя ладно, будто бы такое мерзкое дело.
  Сама встреча назначена в театре, пустующем уже какое-то время, но позволяющем спрятать хоть целую армию. Это, впрочем, даже к лучшему - всю армию от её ментального контроля не прикрыть, хоть кого-то и зацепит, а там уже в хаосе сбежит.
  Да и Джунко по-прежнему рядом.
  Сейчас они вдвоём зашли в полностью тёмный холл театра и сразу отправились к зрительному залу. При всей пустоте здание выглядело столь свежим и чистым, словно покинули его только вчера, да так наверняка и было - театр часто арендовали для тех или иных целей. Уже перед самой дверью Шокухо задержалась, вытянула в её сторону пульт и щёлкнула им.
  Никакого ответа. Что ж, рискнём.
  Она приоткрыла дверь, хотя Джунко и попробовала сунуться вперёд; вышла на лестницу, посмотрела на сцену...
  Парень с белыми волосами стоял там, один.
  Она сделала шаг... и поняла, что белые не только волосы, но и абсолютно всё. Тело, одежда, даже какая-то слабая аура...
  - Джунко, беги! - но сама не успела сделать и шага: множество белых полос рвануло к Шокухо, обвязало её и потащило вниз. Вторая порция схватила рванувшую на помощь Джунко и потащило следом, пока наконец не остановило обеих головой вниз в нескольких сантиметрах от лица парня.
  Одно не было белым - глаза, невероятно тёмные, но зрачки сияли огнём висящей в безжизненном космосе звезды. А когда он открыл рот, то за губами начиналась та же космическая тьма, не нуждающаяся в языке, зубах и прочих мелочах человеческого тела.
  Стоявшее перед ними не было человеком, но Шокухо в диком ужасе всё равно узнала его.
  Кайкине Тейтоку. Считавшийся погибшим, хотя его и сейчас трудно было назвать живым. Он моргнул, и затем тёмная трещина рта изогнулась в не предвещающей ничего хорошего улыбке.
  - Шокухо Мисаки, - девушка словно чувствовала холод, идущий от его слов. - Приказавшая моей команде перестрелять друг друга.
  Паника начала мешать думать. В голове бились лишь слова Серьи, пытавшейся тогда спасти её, пусть и экстравагантно:
  "Что помешает ему убивать тебя столько дней, сколько людей было в его группировке"?
  Стоявшее перед ней чудовище полностью, мгновенно подчинило её так, как никакой контроль разума не смог бы. Не могла сопротивляться, не могла воздействовать, не могла даже умолять.
  Она рискнула - и проиграла капитально. Вся надежда, что умрёт быстро.
  Джунко... привела подругу на верную смерть... не надо было её брать, вообще ввязывать во всю свою жизнь...
  Наверху чихнули.
  Кайкине отвёл от неё взгляд, слегка расширил черноту глаз - и нити, вырвавшиеся из его тела, мигом сплели столь яркий щит, что Шокухо вынуждена была зажмуриться. И мощный удар, подобный атаке огромного молота, скорее почувствовала, чем увидела.
  Только один удар, затем всё стихло, но отпускать её не торопились. А затем сверху раздался стук костыля.
  - Вообще-то, я назначил здесь встречу с этой девушкой, - спокойно сказал Акселератор, тихо спускаясь; Мисака Ворст держалась за его спиной.
  - Да, я знал это, - столь же спокойно ответил Кайкине. - Но и мне нужно ей кое-что сказать.
  - Я боюсь, что после твоей беседы мне не с кем будет поговорить.
  - А, да... - Кайкине медленно отстранил Шокухо и Джунко, поставил обоих на сцену рядом, и размотал свои нити. - Так лучше?
  Шокухо рухнула было, но Джунко мигом поддержала её. Такого страха... наверное, даже за Тому боялась меньше...
  Акселератор тоже вышел на сцену и застыл, недовольно шмыгнув носом. Ворст продолжала прятаться за ним, но никто не обращал на неё внимания.
  - Ты приказала моей команде перестрелять друг друга, - Кайкине продолжил как ни в чём не бывало. - Только Кайби осталась в живых. Но всё время, что я лежал в больнице, даже не попыталась меня навестить... или потом хотя бы оплакать мой труп... а сейчас и вовсе служит другим хозяевам. А ведь я считал её одной из самых верных. Остальные наверняка были такими же.
  От его речи, по идее, должно было идти сожаление или горечь - но ничего не было. Однако и безэмоциональности клонов не наблюдалось. Просто кусок космоса, холодного и пустого, но тем не менее живого.
  - Как ты стал таким? - тихо спросил Акселератор.
  - Я умер, - Кайкине посмотрел на свои руки. - И спасибо тебе, что сохранил моё тело и подселил в него суррогат сознания. Я не знаю, где был, это словно сон, но совершенно не помню, что мне снилось. И когда вернулся, то оказался в своём теле, только теперь сам стал своей силой.
  - То есть? - нахмурился эспер.
  - Я сам Тёмная Материя. Меня невозможно ранить, не требуются еда и сон, могу стать чем и каким угодно. Думаю, я полностью бессмертен. И... - Кайкине продолжал разглядывать свои руки, будто видел там что-то интересное, но они оставались смертельно белыми. - ни в чём не нуждаюсь. Ни в Первом номере, ни в сражении с тобой. Ни в чём.
  - Тогда зачем сюда пришёл? - Акселератор слегка сдвинулся в сторону девушек, но смотреть продолжал на своего врага. Кайкине перестал таращиться на руки, поднял голову и вновь темнеющее улыбнулся:
  - Подумал, что вы подскажете мне, что делать.
  Наступила тишина, и Шокухо наконец встала - неуверенно, поддерживаемая заботливой Джунко, но встала и даже рискнула посмотреть прямо на Кайкине.
  - У меня есть предложение. - дрожащим голосом начала она.
  
  Это было логично. Наверное. Но Хамазуре такая логика совсем не нравилась.
  Они сидели в тюрьме, да ещё и в разных камерах. Выглядело лучше, чем звучит - в какой ещё тюрьме так хорошо с простынями и есть радио - но всё равно тюрьма. Решётки на окнах, стальная дверь, никуда не выходить.
  Благо одиночка, но Хамазура после недели уже был согласен и на троицу амбалов, хоть поговорить. Он бесился от скуки, ибо всех дел оставалось только тренироваться да думать.
  Хотя думать было о чём.
  
  В какой-то момент Хамазура был на высоте - по меркам обычного парня нулевого уровня, не показавшего вообще никаких сил. Он не просто присоединился к Нулевикам, он своим умением драться и выпутываться из проблем стал прямым заместителем Комабы Ритоку и должен был возглавить движение, если бы тот погиб.
  Малейший нюанс - всё это движение было срежиссировано и управлялось снаружи. Ритоку был убит Акселератором, и он же явился за Хамазурой, когда тот попытался согласно выкручивающему руки приказу похитить Мисаку Мисузу.
  Но не Акселератор тогда победил Хамазуру.
  Вновь и вновь вспоминалась картина: парень с торчащими чёрными волосами заносил кулак, а громкие слова разили больнее последующего удара:
  - Вас принижают, потому что вы используете свою силу лишь для насилия! Никто не атакует тех нулевых, что пытаются помочь другим! Они живут спокойно и общаются даже с теми, кто много выше по уровню, и вы можете так же!
  Хамазура ушёл из Нулевиков. И тропа судьбы забросила его в ITEM, где он почти сразу приметил тихую и грудастую брюнетку.
  А Такицубо Рико почти сразу приметила его. Эспер четвёртого уровня - и беззащитная даже в уличной стычке, так что Хамазура вынужден был защищать её.
  В том числе помогая устраивать побег из Академия-сити.
  Вот только толку от побега... неизвестно, что они там делают с Такицубо. Может, давно уже увезли или... Хамазура старался не думать о том, что могут сделать с девушками, если заподозрят хоть что-то или поднимут их досье.
  Но сейчас всё, что мог - нарезать круги по камере.
  Пришли за ним к концу недели, воскресным утром.
  
  Девушки выглядели едва ли не посвежевшими, хотя переоделись в совершенно одинаковую серую армейскую форму. Такицубо словно бы выспалась, Френда невесть как нанесла макияж, и даже Кинухата светилась довольно.
  - Ну хотя бы душ принял, суперкруто, - поприветствовала она Хамазуру, когда тот аккуратно сел рядом на старый, тут же заскрипевший стул. Они расположились перед не менее старым столом, за которым пока что никто не сидел, однако трое мужчин в зелёной форме всё равно окружили его, будто охраняя невидимку.
  - Э... и что дальше? - неуверенно сказал Хамазура после пяти минут молчания. И его слова словно всколыхнули марево на стуле, засиявшее и образовавшее фигуру женщины в светло-коричневом пальто.
  Женщина выглядела сонной на манер прежней Такицубо, её светлые волосы поблекли и спутались, а цвет глаз отшатнувшийся Хамазура даже не мог разглядеть, настолько те помутнели. Однако когда она подняла голову, то выглядела уверенной в себе, да и голос звучал чётко:
  - Приветствую, ITEM. Я Элизалина.
  Женщина говорила на английском, так что Хамазура ничего не понял - но Такицубо, успевшая переместиться к нему со своим стулом, шёпотом перевела.
  - Здравствуйте, - Кинухата взяла на себя роль переговорщика.
  - Меня ознакомили с вашей просьбой, - Элизалина лишь слегка склонила голову. - Равно как и с историей ваших похождений. В том числе против Альянса.
  - В таком случае вас ознакомили и с суперпоследствиями нашей казни, - Кинухата невероятно напряглась.
  - Не такими уж и "супер", - холодно ответствовала Элизалина. - На притязания России нам уже давно плевать, а Академия-сити вряд ли разозлится, если казним разыскиваемых ими преступников. Да никто не разозлится.
  - Однако же мы не в супернаручниках и не на плахе, - Кинухата сжалась, готовясь дорого продать свою жизнь.
  - Потому что я хочу вас завербовать, - Элизалина этого словно не замечала. - Как охранников. Если вы годитесь на подобное без своего босса.
  - Вообще-то, мы больше по суператакам, взломам и убийствам...
  - То есть отказываетесь? - Элизалине словно было всё равно, и Кинухата после секунды молчания угрюмо мотнула головой. - Раз так, то будете охранять.
  - Кого? - буркнула девушка.
  - Весь этот посёлок. И постарайтесь не подвести. Вот, - Элизалина вынула словно из-под стола сумочку и кинула её Френде. - Мы собрали всё, что вы запрашивали.
  - Так какого хрена бросаете? - завопила та, мигом расстёгивая молнию и таращась на содержимое сумочки. - А. Хитро, однако.
  - Это аванс, - вторую сумочку Элизалина кинула Кинухате. - Потом...
  Что-то взорвалось вдали - Хамазура даже не уловил, что это взрыв, но инстинкты потребовали схватить Такицубо и свалиться на пол. А затем пошли странные звуки, словно струну рояля резали масляным ножом.
  - Что происходит? - Кинухата и Френда плюхнулись было рядом, но Элизалина встала над ними и чётко сказала:
  - Ваша работа началась.
  
  Хамазура слышал и видел многие чудеса технологического развития Академия-сити. Там было возможно то, что в других странах назвали бы чудом. Но даже он сейчас отказывался верить в то, что видит.
  Посёлок остался позади - ряд стальных домов с вышедшими на улицу поглядеть на колонну военных людьми. А впереди невидимой смертью, скрывающейся под толстым слоем снега, раскинулось минное поле. И некоторые мины даже сработали, однако это не остановило одинокую фигурку, бредущую в их сторону.
  - Быть не может... - прошептала Френда, прижавшая к себе сумочку. - Быть того не может... мы же видели... Кинухата, Такицубо, вы же видели?!
  Те кивнули, неотрывно следя за всё приближающейся фигуркой. Поднявшийся было ветер растрепал её длинные каштановые волосы и заворошил снегом белое пальто, но та даже не замедлилась - пока не натолкнулась на нечто невидимое, вроде прозрачного барьера.
  - Расстрелять её, - приказала стоявшая позади них Элизалина, но фигура внезапно вытянула руки и вся засветилась кислотно-зелёным.
  Шагнула вперёд, а возникшие из ничего лучи полусферой окружили её и выстрелили по направлению движения.
  Барьер заискрил подобно ограде под током, злобно зашипел и запереливался радужными цветами, пытаясь сдержать натиск.
  Но абсолютно живая Мугино Шизури продолжала неудержимо пробиваться сквозь него, и пущенные в неё пули исчезли в зелёной пелене силы пятиуровневого эспера.
  
  - Вот план, - постучала Серья небольшой электронной указкой по интерактивной карте Лондона. - Внимательно посмотрите на маршрут каждого и заучите.
  За столом сейчас собралась преимущественно GEKOTA, по-прежнему в нарядных платьях. Не хватало только Индекс - Карисса забрала её с Вилиан проехаться до тоннеля и выяснить конкретно, что за магия там поработала. Она поклялась Томе именем принцессы, что не причинит девочке вреда, но того убедил горящий от предвкушения прокатиться в королевской карете взгляд Индекс.
  - Искать вот их, - очередной стук вывел поверх карты изображения четырёх молодых девушек в красно-бело-синих одеждах. - Скорее всего, они не будут переодеваться и даже постараются выделиться, дабы если что, то обвинить Францию.
  - Подожди, обвинить Францию? - удивилась Канзаки. - Разве не должны они скрывать, от кого пришли?
  - Ага, но это не французы, а английская группа наёмников, - кивнула Серья. - Католическая церковь ставит Францию под удар, дабы Англия неизбежно втянулась в конфликт. Короче, политика, сойдёмся на этом. Далее...
  - А я этот район на своих двоих обегать буду, что ли? - взял слово Тома.
  - Как раз об этом. Тебя будет возить на своей машине Ориана Томсон, она тоже участвует.
  Все разом поглядели на сидящую в углу светловолосую наёмницу, одевшуюся более-менее цивильно - то есть длинная клетчатая рубашка обнажала лишь пупок. Та поймала взгляды всех, послала Томе воздушный поцелуй и ухмыльнулась, увидев поднявшуюся от этого рябь.
  - Занимаемся делом, - строго предупредила Серья. - Так...
  - А у Мисаки тоже будет машина, подняла руку не желающая бегать Мисака.
  - У тебя будет мотоцикл.
  - Мисака сейчас засветится от счастья, даже заискрила Мисака.
  - Так, подальше от приборов! Вот. Связь нам выдадут прямо сейчас, проверим и заодно скооперируемся. Докладываем обо всём подозрительном, не стесняемся ложной тревоги. Пытаемся думать, где бы мы передали важный артефакт так, чтобы по пути не запалили. Когда кого зацепим, то передаём координаты и вырубаем своими силами. Я всех курирую и собираю сведения, постарайтесь слушаться без выпендрёжа. Вопросы?
  - Мне дорогу не выдали, - тихо сказала Химегами.
  - Как и мне, - махнула рукой Серья. - Но мы кабинетные крысы, к бою непригодные. Будем вместе сидеть, глядишь, чему научишься. Ещё?
  - Я с кем-то? - глухо спросила держащаяся в тени другая блондинка, теперь смуглая и одетая в полностью закрытое черное платье.
  - О, да. Ицува, Шерри Кромвель пойдёт с тобой, не возражаешь?
  - Не возражаю, Шерри-сан, - и обе поклонились друг другу.
  - Отряды Амакуса и Несессариуса тоже будут разнюхивать, но их задача лишь разнюхивать, - продолжила Серья, вновь открывая карту. - Схватить их всех должны мы. Прошу не убивать и не калечить, а также как можно осторожнее с чемоданами. Никто не знает, что там, и магический бабах в центре Лондона будет провалом.
  - То есть мне их касаться или нет? - уточнил Тома.
  - Смотри по обстановке. Так-то не стоит, ибо артефакт надо вернуть на место, но если он начнёт тикать... - Серья пожала плечами. - Если что, валить всю политическую мерзость на меня, разгребу. Всё, выходим в ночь!
  
  - Кажется, это что-то напоминает, не так ли? - с улыбкой глянула на него Ориана, когда они вырулили на уже темнеющие, но ещё оживлённые лондонские улицы.
  - Да... только у нас машин не было, - по ту сторону Темзы зажёгся длиннейшим рядом огней Вестминстерский дворец, и Тома повернул туда голову. Так ярко и мирно... хотя война на пороге...
  - Между прочим, говоря о сходстве, - Ориана свернула, и огни исчезли, сменившись рядом гордых белых домов с вычурными подъездами, вдоль которых степенно двигались в сторону ближайших заведений помятые рабочим днём люди. - Не думаешь, что здесь то же самое?
  - На виду приманка, а истинный исполнитель где-то там?
  - В точку, малыш. Слишком уж избирательные сведения. Знаем, кто, но не знаем, где. Одеты будут так и никак иначе. Ловят представители пусть и союзного, но другого государства. Подозрительная ситуация, не находишь?
  - Серья наверняка об этом подумала.
  - Ну, я твою Серью не знаю, - Ориана вновь свернула, и дома стали пониже, а люди помятее. - Но четырёх человек на весь Лондон мы ловим простой ездой по улицам. Ещё бы мигалку включили, честное слово, так бы точно натолкнулись.
  На этот раз Тома предпочёл не ответить. Ориана взглянула на него, улыбнулась и мягко пропела:
  - Между прочим, у меня есть возможность добыть сок растения, увеличивающий мужскую силу. Так что сможешь за ночь сразу всех пятерых, если не получается. Хочешь?
  Тома покачал головой, показывая, что не хочет и не хочет говорить, да и задумался совсем не об этом.
  Он был уверен, что натолкнётся на хоть одну из этих девушек. Без вариантов. Ибо тогда оно обернётся погоней, дракой, спасением жизней... а ведь именно этого хочет его подсознание, не так ли? Причём скорее всего напорется на самую сильную, дабы никто больше не рисковал пострадать.
  Возможно, есть смысл сходить к психиатру, научиться брать подсознание под контроль. Только не тут, а когда вернутся в Академия-сити. Пока же приспосабливаться и надеяться, что никто не пострадает.
  Особенно Индекс.
  Тома чувствовал, что до сих пор не может состыковаться с Индекс как прежде, до возвращения памяти. Поначалу, не разобравшись, он вообще спрашивал себя, на кой так привязываться к этой вредной девчонке. Сейчас, особенно после периода совместной жизни, начал понимать, что за вредностью скрывается привязанность и преданность, коих даже у прочей GEKOTA может не оказаться. Однако что-то между ними теперь было упущено. Это чувствовал он и это наверняка чувствовала Индекс. Но что дальше? Тома совершенно не представлял, что дальше.
  А ведь впереди ещё, так или иначе, возвращение к Мисаки и её втискивание в эти гаремные рамки, чтоб их. И неизбежные конфликты - Серья права, нужно как можно скорее назначить Мисаки главной девушкой. И бог весть что...
  "Тебе больше никто не нужен".
  Шёпот выскользнул из глубин памяти и заставил содрогнуться. Нет, это должно быть забыто как страшный сон.
  - Чего там, холодно? - покосилась на него Ориана. - Можешь придвинуться ко мне.
  - Не стоит, - Тома сжал зубы и сосредоточился на деле.
  Разноцветные террористки, как и положено, не потрудились гулять по главным улицам, так что они просто медленно ехали во всё сгущающейся тьме старинного города. Ориана ещё пару раз стремилась затевать разговор, но Тома вежливо игнорировал её.
  Эта женщина едва не передала Академия-сити в руки церкви и только чудом не убила Химегами. Разумеется, в статусе наёмника и теперь сменила сторону, но всё же.
  - Кусь-кусь, проверка связи, - неожиданно раздалось в ухе, и Тома коснулся крепко держащегося наушника.
  - Да, Серья? - сказал он в тянущийся к уголку рта небольшой микрофон.
  - Ага, слышу, прекрасно. Нормально конструкция, не жмёт? Я думаю стырить для GEKOTA, нам в любом случае понадобится связь в диапазоне мира, так проглядываю варианты.
  - Что-нибудь засекли?
  - Увы. Хотя Мисака обещалась проверить ветку метро, магические контрабандисты обязаны проникнуть сквозь тайные волшебные ходы под землёй или как же иначе.
  - Серья, похоже, тебя это веселит, - только и выразился Тома, поглядывая в сторону подозрительно мелькнувшей тени. Не, бродячая кошка.
  - Ну тык, в сравнении с моими обычными обязанностями это буквально отдых, - фыркнули в ухе. - Так, где вы там на карте... а, вот. Хм. Тома, я отключаюсь, выдаду инструкции Ориане.
  И Серья замолкла, а спустя секунду Ориана слегка повела головой, вслушиваясь в приказ и поворачивая обратно к реке.
  
  - Я не поняла, а зачем вас всех туда тащить? - поинтересовалась Етцу, едва ли не переворачиваясь вместе с джойстиком.
  - Спроси Юитсу-тян, - Митори тоже отрастила себе металлические руки, пытаясь ровно отбивать комбинации. - Она стратегический гений.
  - Не, я знаю, что она стратегический гений. Я к тому, что там для вас добычи нет. Ай, ну вот!
  - Третий раунд!
  - Не веселись, я сейчас выберу... - огромной диагонали телевизор едва не замерцал, настолько быстро на нём начали сменяться разнообразные позирующие чудовища. - "Дианоид" же полностью цивильное, я бы даже сказала что нейтральное здание. Места отдыха для тёмной стороны Академия-сити. Что Юитсу там надеется найти по Экстериору?
  - Может, кто-то принёс работу на отдых. Боже, у него с клыков яд капает?
  - Кислота. Всё, выбирай. Нет, я допускаю, что там документы валяются, но на кой весь SECTOR за собой тащить? Для тихого проникновения хватило бы одной Аю.
  - Да и без неё. Ну пошла учёная в белом халате повеселиться в богатом гостиничном комплексе, это же Академия-сити. Ха, шестерёнки зайдут против кислоты?
  - Попробуй. В общем, идти иди, но не стесняйся смыться. Сдаётся мне, Юитсу чего-то опасается и намерена держать всех вас как живой щит.
  - Чего именно, ня?
  - А я знаю?
  
  Через час, когда разгромленная и обещавшая отомстить Митори стальной лужицей выскользнула в унитаз, Етцу позвонил Йокосука.
  - Паренёк меня засёк и раскрыл, - недовольно пробурчал он.
  - Ничего удивительного, - девушка отжималась, держа телефон у уха третьей выросшей рукой. - Я и ожидала, что раскроет.
  - Да, но не просто раскрыл, а попросил передать, что ему нужна наша помощь. Оказывается, у Френды была ещё одна квартира, скрытая даже от него.
  - Опять-таки ничего удивительного. Как обнаружил?
  - Сказал, что нашёл человека, которому Хамазура жаловался, что Френда попросила его доставить кучу еды к себе в "Дианоид". Причём не выписав пропуска, так что чуть не выпнули.
  - "Дианоид"? Ты уверен?
  - Да. Собственно, парень боится, что и его выпнут, так что просит тебя найти комнату Френды. Мол, там могут оказаться улики.
  - Хорошо. Передай ему, что завтра там буду, с самого утра пойду.
  - Он уже сбежал...
  - Тогда напиши. Номер чуть позже кину. И, Йокосука... - Етцу выгнулась. - Сам в этот отель не ползи. Вообще. И сегодня, и завтра, и пока не станешь богатым папиком.
  На той стороне вздохнули, попрощались и повесили трубку. Етцу усмехнулась, отложила телефон и встала только для того, чтобы усесться к двум мониторам, на которых вертелись разноцветные модели чего-то непонятного.
  - Чем вас всех так привлёк "Дианоид"? - Она только прикоснулась к клавиатуре, как телефон вновь зазвонил. - Ну кто там... о, Шокухо! Привет, ты как?
  - Етцу, ты знаешь, что Кайкине Тейтоку жив? - выпалили на том конце без всяких приветствий.
  - Теперь знаю. Гонится за тобой?
  - Нет, я... он перешёл на что-то вроде нового уровня силы, но... как бы... на нашей стороне сейчас.
  - Чегооо?
  - А, ещё и Акселератор в городе!
  - Чёрт, это же...
  - Нет, он тоже на нашей стороне и он уже согласился работать вместе с Кайкине. Более того, они оба знают про DRAGON! И знают, куда с этим идти!
  - Так, Шокухо, если ты сейчас мне скажешь, что DRAGON в "Дианоиде"...
  - Что? Нет. Он где-то под землёй, и я позвонила сказать, что они двое как раз направились туда. А что с "Дианоидом"? - голос Шокухо стал подозревающим, и Етцу хмыкнула.
  - Шокухо, чисто в залог нашей дружбы, - слегка пропела она. - Завтра я, Кихара Юитсу и всякие вспомогающие будем в "Дианоиде", потому даже не вздумай совать туда свой нос. Это не твоя битва.
  - Хорошо, - ответили ей через несколько секунд. - Поняла. Спасибо, что предупредила.
  - Спасибо, что ты предупредила. До скорого. - Етцу выключила телефон и вновь уставилась на мониторы, где продолжали вращаться модели.
  - Алистер, ты не хочешь мне ничего сказать? - поинтересовалась она в пустоту. - А то там DRAGON идут взламывать, в "Дианоиде" веселье устраивать, а тут ещё папка с магической печатью и неизвестной девушкой... не хочешь хотя бы знак подать?
  Етцу прождала с минуту, но не получила абсолютно ничего, однако плечами пожала с довольным лицом.
  - Ну, как всегда, - она наконец коснулась клавиатуры, и модель на одном из мониторов сменилась картой города. - Ха. А ведь прогнозировалось, что воскресший Кайкине пойдёт убивать Акселератора, так ведь, Алистер? Опять провал. Ну да ничего, уж я-то завтра не провалюсь. Так... - карта задвигалась по её команде. - Что там у нас вообще в "Дианоиде" такого сладкого может быть?
  
  Как-то не очень получается быть Королевой.
  Она должна быть на острие атаки, повелевать, самой идти в бой. Шокухо в последнее время даже пробовала к физическим упражнениям приступать, а то стыдоба - во время секса преимущественно парень активничает.
  И в целом.
  Сейчас же она чувствовала себя брошенной по всем фронтам. Двое сильнейших эсперов не только прямо сказали, что от неё в поисках DRAGON никакого толку, но и оставили присматривать за клоном. А Етцу столь же прямо посоветовала не заявляться в гостиничный комплекс, где она будет сражаться с Кихарой Юитсу.
  Будто бы Шокухо не Пятая. Будто ей нельзя ничего доверить. Или что, она грудастое приложение к Камидзе Томе?
  - Королева, может, всё-таки её связать?
  - Чем, Джунко? - Шокухо посмотрела на подругу, держащую в захвате беспрестанно бьющую током и ухмыляющуюся Мисаку Ворст. - Её никакая верёвка не выдержит.
  - Но Королева, я тоже... - Джунко регенировала все травмы, но если уж она жалуется... а приказать Шокухо не может, у этой Мисаки электромагнитный щит достаточно силён, её сила не пробивается.
  Словно плюс один в копилку бесполезности.
  - Мисака может прекратить бить током, заметила отчаяние соперницы Мисака!
  - И что тебе для этого нужно? - мрачно спросила Шокухо, отметив это "соперницы". Ведь действительно, если в Тому влюблены все клоны, то и эта должна. А она фигуристее обычной Мисаки...
  - Чтобы Шокухо выслушала Мисаку, прекратила бить током в знак послушания Мисака. Ибо Мисака знает, что именно Кихаре Юитсу нужно в "Дианоиде", честно сообщила Мисака.
  - Откуда? - нахмурилась Шокухо.
  - Кихара Юитсу одна из ответственных за Мисаку, призналась Мисака. И сегодня Мисака получила по секретному каналу связи приглашение явиться завтра в отель, честно говорит Мисака. С пояснением причины, добавила Мисака.
  - И что за причина?
  
  В номер все трое поднимались, громко хохоча.
  - Я и не подозревал, что тут такие хорошие клоуны! - объявил Цучимикадо, распахивая дверь. - Совсем на маньяков не похожи!
  - Да не скажи, тот с рыжим гримом вполне мог сойти! - прыснула Мусуджиме, заходя следом за ним и мгновенно двигая рукой.
  - Рыжим? Это который с тортом носился? - Цучимикадо в ту же секунду выбросил вперёд кулак, врезавшийся в скулу появившегося перед ним человека. Майка мгновенно закрыла дверь номера, заглушая шум падения незнакомца в появившееся позади него кресло. Он охнул, поднял голову - и внимательно посмотрел на дуло пистолета.
  - Хм, - высказался Цучимикадо, предусмотрительно выдерживая дистанцию. - Либо у нас тут очередная интрига, либо...
  Крупный латиноамериканец, которого весь мир знал как американского президента Роберто Катце, широко улыбнулся и слегка подтянулся, дабы удобнее сесть.
  - Честно говоря, скорее последствия интриги, - казалось, нацеленный пистолет его нисколько не пугал. - Можно узнать, как вы поняли, что я здесь?
  - Камера с захватом движения и отправкой снимков на телефон, - просто сказал Цучимикадо, не опуская оружие; Мусуджиме притянула к себе Майку и заглянула в спальню.
  - И всё? - Роберто ощутимо огорчился. - Я так надеялся на какие-то особые эсперские силы. Хотя приложили вы меня знатно, не спорю. - Он аккуратно, стараясь не делать резких движений, потёр скулу.
  - Можете доказать, что это вы? - спросил Цучимикадо; Мусуджиме отвернулась от спальни и заглянула в холодильник. - А то я не впервой встречаюсь со сменой внешности, знаете ли.
  - О, ну в таком случае... - Роберто столь же аккуратно развёл руками. - Разве что сведениями секретной важности, с которыми к вам и пришёл.
  - Никого, - сообщила Мусуджиме уже с балкона. - И вроде никто не наблюдает.
  - Это хорошо, - Цучимикадо попытался ногой нашарить себе кресло. Мусуджиме телепортировала то, и парень сел, продолжая удерживать пистолет.
  - Ну выкладывайте, - велел он, и Роберто ещё немного выпрямился, откашлялся, а затем начал:
  - Скорее всего, в ближайшее время на Килауэа произойдёт извержение. Не как сейчас, вялое и туристическое, а полноценное. По тем оценкам, что увидел я - Гавайи будут уничтожены, морское и воздушное сообщение в Тихом океане нарушено, а сам взрыв представят как результат атаки Академия-сити, тем самым втягивая США в Третью Мировую войну.
  Мусуджиме, усевшаяся в кресло с по-прежнему с сидящей у неё на коленях Майкой, переглянулась с Цучимикадо.
  - Откуда сведения? - спросил тот.
  - Секретный доклад моему вице-президенту со стороны подозрительных личностей. Покушение на президента, узнавшего слишком много. Его побег с оставлением двойника - всё это, разумеется, без привлечения внимания СМИ.
  - И вы явились сюда предотвращать извержение?
  - Прямо как в наших фильмах, да? - расхохотался Роберто. - Доблестный американский президент в одиночку останавливает группу вооружённых до зубов террористов и спасает мир! Увы, моя роль куда скромнее, хоть и важна. Вот теперь пойдёт черёд особо секретных сведений, не возражаете?
  Все замотали головами.
  - Просто что за несанкционированный доступ к ним тюрьма и казнь, не обязательно в законном порядке... В общем, я передаю чужие слова, но по ним Килауэа служит полигоном для испытания особой технологии под именем TRIGGER. Её цель... - Роберто почесал чёрные бакенбарды, клыкастыми полосами стягивающими лицо. - Как я себе определил, что множество мелких приборчиков вибрациями распределяют энергию вулкана, не позволяя ему извергаться в полную мощь. Но они могут и обратное, если перенастроить - из вялого извержения устроить большой бум. Собственно... я забрал коды доступа к перепрограммированию TRIGGER, но не уверен, что это как-то поможет. Вот они. - Роберто продемонстрировал им небольшую чёрную флэшку.
  - Хорошо, - Цучимикадо слегка повёл рукой, продолжая удерживать пистолет. - И почему вы пришли к нам? Что, среди всех ваших советников не нашлось доверенных людей?
  - Я же сказал про подозрительных личностей? Так вот, они не только к вице-президенту пришли. Я почувствовал, что меня начали пасти, никуда не пускать, тщательно следить... в плане, тщательней обычного. В том числе люди, которым доверял. - Улыбка с лица Роберто уже практически исчезла. - Но когда в меня выстрелили, то спасла исключительно реакция морпеха, никого не оказалось рядом. Тогда я и понял, что не могу доверять никому. О вас сообщили ещё до всего этого, так что просто сумел замаскироваться, слиться с толпой и прибыть сюда.
  - Ещё раз, почему именно к нам?
  - Не думаю, что Академия-сити нужно видеть США в прямых врагах, даже хотя бы со стратегической точки зрения. И уж тем более не вижу у вас причин взрывать Гавайи. А раз именно вы прибыли сюда, значит, тоже что-то знаете о вулкане, так? Стоит объединить силы.
  
  Если Камидзе Тома действительно меняет мир своим подсознанием, то Акселератору стоит с ним как следует поговорить.
  Возможно, привести с собой психолога.
  Иначе как объяснить ситуацию, по которой он и Кайкине Тейтоку вместе шагают в сторону невероятно мощного оружия, и "вместе" означает, что уже успели спасти друг другу жизни? И как жить в мире, где подобное нормально?
  - Не думаю, что кислота убила бы меня. Я уже начал превращаться в неё, - заметил Кайкине, шагающий впереди и принимающий на себя основные удары ловушек. Он не врал о своих новых силах - абсолютно ничего не могло причинить ему вреда, включая ту самую кислоту.
  - Так выбрался бы сразу, а то мне пришлось трудиться, - буркнул Акселератор, вновь отключая ошейник. Заряд стоило беречь, основной бой ещё впереди, пока лишь коридор с ловушками. Никаких ниндзей и собак.
  - Прости, - только и ответил Кайкине. Что бы с ним не случилось, но бывший враг изменился. Акселератор оставлял возможность того, что он всё-таки усиленно притворяется, однако Кайкине никогда не выглядел хорошим актёром.
  Хотя не стоит забывать, что мнимыми амнезией и комой многих одурачил...
  Сбоку послышался какой-то шум, и оба встали, ожидая очередной ловушки. Шорох становился всё громче и тревожнее, словно бы что-то большое падало вниз, и в нём послышались слова...
  Одна из металлических панелей коридора отъехала в сторону, выпуская падающую девушку в окружении всякого мусора. Девушка плюхнулась на пол ровно задницей, так что даже позволила несколько крепких выражений.
  - Ха? - на ниндзю не была похожа и видом: обычная черноволосая школьница в белой блузке и длинной синей юбке. От хмыканья Акселератора она замерла и медленно повернулась к парням - мгновенно едва не упав от облика Кайкине.
  - Ты кто? - Акселератор вышел вперёд, прищуриваясь. Девушка была знакомой, и он вспомнил её, когда услышал:
  - Сатен Рюко! Ближайшая подруга Мисаки Микото и Согииты Гунхи! Пожалуйста, не ешьте меня!
  - Слышал? - точно, рядом с Третьей болталась похожая девочка. - Тебя уже за людоеда принимают.
  Кайкине в ответ словно специально раскрыл тёмную трещину рта - и Сатен, икнув, заперебирала ногами, словно надеясь сбежать сидя.
  - Откуда ты здесь? - Акселератор шагнул к ней. Надо бы остановить, ещё активирует задницей что-нибудь.
  - Э... я искала Шестую, потому что Гунха сказал мне, что тут якобы один из её проходов, и я могу залезть, и я залезла! - затараторила Сатен, таращась на альбиноса. Панель уже вернулась на место, и Акселератор скривился. Нет, ну что за дура.
  - Что предлагаешь? - повернулся он к Кайкине. - Она ведь погибнет, куда не ткни.
  - Э? - теперь Сатен и вовсе пискнула, но оба проигнорировали это. Кайкине лишь моргнул, а затем без всякого выражения сказал:
  - Взять с собой, если тебе не плевать. Одна погибнет, а с нами будет шанс.
  Акселератору хотелось на кого-нибудь нарычать, но вместо этого он вновь обратился к Сатен:
  - Вставай. Иди с нами след-в-след, и чтобы никаких жалоб, никаких просьб, никакой самодеятельности. Поняла?
  - Да... - Сатен наконец-то встала, отряхнула себя - и заняла место между Кайкине и Акселератором. Так они и двинулись вперёд, молчаливой цепочкой.
  Похоже, Ласт Ордер нужно было чем-то компенсировать, и вот ещё одна бесполезная девушка. Можно даже не спрашивать - она нулевого уровня, в лучшем случае первого. Пользы никакой, особенно там, куда идут.
  Но хоть не капризничает. Старается держаться подальше от Кайкине, вздрагивает, когда смотрит на него, но идёт послушно. Понимает, в какой ситуации оказалась. Глядишь, переживёт это всё.
  Они вышли в длиннющий пустой коридор, двинулись по нему - и тут позади с грохотом рухнула массивная стальная перегородка. Сатен взвизгнула, да и Акселератор несколько лихорадочно нажал кнопку на ошейнике.
  - Наконец-то, - прокомментировал очевидное Кайкине. Он и ухом не двинул, только равнодушно поглядел на стену. - Думаю, скоро нас встретят.
  Однако прошло минут пять, даже Сатен перестала дрожать, а никто так и не пришёл. Они продолжили путь, и вскоре безжизненный коридор сменился не менее безжизненной комнатой.
  Причём двояко безжизненной - в центре, у длинного дубового стола, лежали четыре тела. Акселератор ещё на подходе понял, что они живы, а вот Сатен аж спряталась за него. Ничего, зато отучится ползать во всякие катакомбы.
  - Никакого газа нет, - огляделся Кайкине. Акселератор присмотрелся к телам - трое мужчин и девушка. Двое, включая её - индейцы, остальные японцы.
  - А ведь это Шиокиши, - Кайкине тоже подошёл поглядеть на людей. - Один из Совета Директоров.
  - Ну как же иначе, - только и ответил Акселератор. - Эй, ты там не обнаглела?
  Сатен совсем уж навалилась ему на спину, как нахальная любовница. А когда Акселератор повернулся к ней - сползла на пол с закрывшимися глазами.
  Но обоим мгновенно стало не до неё - в противоположном конце комнаты проявилась яркая белая фигура, повисшая высоко над полом.
  Существо походило одновременно и на женщину - длинное платье, приоткрывающее тонкие ноги, словно бы конусообразная сеть белейших волос вплоть до пояса - и на мужчину - ровная фигура, широкие плечи и застывшее неземной маской суровое лицо. А над головой белый трёхсоставной диск, вращающийся полностью параллельно телу.
  - Я не могу понять, из какой материи он состоит, - очень тихо сказал Кайкине, однако существо услышало, и сказало неожиданно ровно:
  - Не стоит гадать. Этой материи ещё не существует. О, да, позвольте представиться. Имя мне Айвасс, и я...
  Дальнейшие слова были чем-то похожим на белый шум, странным набором помех, заставляющих сморщиться.
  - О, я и забыл. Этого понятия не существует в данном слое реальности. В таком случае, думаю, можете обращаться ко мне как "ангел".
  - Ты и есть то самое оружие? - Акселератор выпрямился лишь когда убедился, что Сатен просто потеряла сознание. - DRAGON?
  - Оружие, о да. Хотя не в том плане, что вы понимаете под оружием. - Фигура абсолютно не двигалась, даже губы не шевелились. - Я лишь предоставил любопытному магу Алистеру Кроули себя, став ключевым звеном его плана.
  - Алистеру Кроули? - Кайкине сделал шаг вперёд. - Он... имеет какое-то отношение к Алистеру, основателю и главе Академия-сити?
  - То, что вы задаёте этот вопрос, уже показывает, каких успехов он добился.
  Акселератор нахмурился. Алистер Кроули... и Алистер... он не мог понять, откуда тут связь, хотя она определённо была...
  - И что же Алистер планирует? - продолжал расспросы Кайкине.
  - Не знаю. Мне известен результат, но неизвестны все аспекты. И поэтому я здесь, узнать, как Алистер дойдёт до своего конца, и как его план рассыплется по дороге.
  - Это грозит нам чем-нибудь?
  - Нет. В том значении, что вы вкладываете. Вы оба такая же важная часть плана Алистера, как и всё остальное. Как Камидзе Тома и его Разрушитель Барьеров, Отинус и её Гунгнир, Ласт Ордер и сеть Мисак.
  - Что? - прорычал Акселератор. - При чём здесь Ласт Ордер?
  - Она и её вычислительные мощности сформируют нужную среду для исполнения плана. Станут ключом к достижению состояния, что вы описываете как шестой уровень. К сожалению, после этого её тело неизбежно распадётся.
  Акселератор сжал кулаки, а затем, стараясь держать себя в руках, произнёс:
  - Значит, если я уничтожу Камидзе Тому, Алистера, эту Отинус, себя, его или тебя, то весь план развалится?
  - Нет, - прошелестел ответ. - Я потому и не знаю план Алистера, что он предусматривает все варианты развития. Как бы не сопротивлялись и не изворачивались пешки, они всё равно будут ходить по правилам, даже если превратятся в ферзей. Я ключевая часть плана, без которой не обойтись, но у вас и нет возможностей навредить мне.
  - Это лишь теория, - Акселератор взмахнул ладонью, и словно рябь прошла по воздуху в сторону Айвасса. Белая фигура не шелохнулась, однако яркие лазурные крылья выросли у неё из-за спины и ударили вперёд, отражая невидимую атаку и сочетаясь прямоугольной защитой.
  Белые же крылья ударили из-за спины Кайкине, вместе со второй атакой Акселератора, однако они не смогли пробить лазурный занавес Айвасса.
  - Не пытайтесь меня просчитать, это перегрузит ваш мозг, - сказал тот, когда лица сильнейших эсперов скривились от натуги. - И не надейтесь, что сможете предсказать будущее. Я всё равно не в полной силе после того, как Фьюз Казакири был развоплощён и лишил меня постоянного источника.
  - ТОГДА ЗАТКНИСЬ! - заорал Акселератор, и словно по команде очередной удар был нанесён чёрный вихрем, по согласию с остальными выросшим у него из спины широким крылом. Он точно так же ударился об занавес, но через секунду к Айвассу устремились уже четыре вихря.
  Тот опять-таки не двинулся, и вихри бессильно рассыпались вместе с мириадами белых полос, потянувшихся от Кайкине.
  А затем щит трансформировался обратно в крылья, те ударили, развеяли вихри, прошли далее и пронзили плечи обоих парней.
  Кровь брызнула на пол, и оба рухнули, в то же мгновение застонав от нестерпимой боли. Айвасс появился над ними, и его лицо не выражало абсолютно ничего.
  - Кажется, я переусердствовал, - высказался он, наблюдая за тем, как растут лужи крови, и вновь приближая к павшим эсперам крылья.
  Акселератор давно не испытывал такой боли, попавшая в него материя, влегкую пробившая щит своей инородностью, засела в организме подобно зловредной опухоли. И сквозь эту боль пробился только раздавшийся в голове спокойный, безразличный голос Айвасса:
  - Ты решил обучиться магии, не так ли? Ты понял, что эти крылья появились после того, как ты услышал и проанализировал песню Индекса запрещённых книг. И решил пройти ещё дальше по этому пути, изучить книги своей ученицы, стать эспером, полноценно сочетающим в себе силы двух разных природ. Как и положено Первому.
  Акселератор сжал зубы, стараясь не умереть от боли - и вдруг ощутил облегчение. Опухоль выдрали из тела и выбросили в мусорную корзину. А голос Айвасса продолжил:
  - Есть несколько мест, где бы ты сейчас пригодился. И везде будет интересно наблюдать за тобой. Выбирай или иди своим путём, помни, что другой тоже будет выбирать, и постарайся обмануть судьбу.
  
  - Куда? - Кинухата ухватила за воротник дёрнувшуюся было Френду. - Лучше супербомбу собери побыстрее.
  - Мы же только обрели Мугино, неужели теперь будем её взрывать? - мрачно сказала та, всё же послушно залезая в сумочку.
  - Иначе она нас. Или они. - ITEM фактически оказались между двух огней. Сзади расположились силы Элизалины, охраняя границу поселения и готовясь стрелять. Спереди Мугино всё ещё прожигала барьер, медленно двигаясь вперёд.
  - Может, попробовать встать на колени и умолять выслушать? - всё же робко спросила Френда, что-то усиленно крутя.
  - Мы супербросили Мугино умирать, теперь она суперрасплавит нас, - хладнокровно ответила Кинухата.
  - Хоть бы оружие дали! - крикнул Хамазура собравшимся позади солдатам. Те заволновались, но Элизалина лишь покачала головой. - И на что вообще рассчитывают? Нас же сметут и на них пойдут!
  - Отставить суперпанику, Хамазура. Держи, - Кинухата вынула из сумочки Френды заострённую железяку и вопреки протестующим воплям бросила её Хамазуре. - Когда Мугино пробьётся, я брошусь на неё с щитом, а Френда кинет супербомбу. Если не выйдет, то ты суперподлетаешь и суёшь остриё ей под рёбра или по шее. Знаешь, как?
  Хамазура кивнул, хотя в горле сразу пересохло. Пока он был у Нулевиков, то многое видел и делал, но ножом по шее...
  - А можно мне тоже железяку? - попросила Такицубо, прижавшись к нему и вынуждая отбросить волнение. Никаких соплей, его любимой грозит смерть, а Мугино не из тех людей, от убийства которых стоит мучаться моральными дилеммами.
  - Да пожалуйста, - Кинухата кинула ещё одну. - Но Такицубо, если уж только ты останешься сражаться, то супервоткни в себя. Быстрее и приятнее будет.
  Хамазура сглотнул и постарался сжать железяку, хотя уже начало холодать и рука затряслась. Остались какие-то... секунды...
  Зелёный луч прорвался сквозь барьер, растаял в небе - и прозрачная ограда осыпалась сверкающими на солнце обломками.
  Кинухата рванула вперёд ещё до того, как Мугино шагнула к ним, и врезалась в своего бывшего босса. В ту же секунду Френда наконец вынула руки из сумочки и швырнула вращающийся диск...
  Один зелёный луч расплавил его. Второй врезался в Кинухату и бросил её в ближайший дом. Третий прошёлся в миллиметре от Френды, сдетонировав её сумочку, так что девушка с криком упала на спину.
  - Так вот как мне верна моя команда, - Мугино погасила зелёное сияние, явив безумную ухмылку. - Сначала бросили умирать, а теперь и вовсе решили убить! Вот только без меня вы никто, соплючки! Даже тактику не выдумали новую! О, Хамазура, и ты здесь? - ухмылка превратилась в полноценный оскал хищника. - И Такицубо с тобой, как же повезло!
  - Мугино, - лихорадочно сказал Хамазура, заслоняя собой девушку и пытаясь спрятать железку в руке. - Прости нас. Нас тут заставили, понимаешь? - он кивнул на солдат позади.
  - Понимаю! - захохотала Мугино. - Тебе прикажешь, Хамазура, и побежишь выполнять как миленький. Ну ничего, вмешаются - и я их убью. А вот ты, может, и выживешь, если отойдёшь от Такицубо.
  - Что? З-зачем тебе Такицубо?
  - Всё тебе выложи, Хамазура? Знай своё место! - неожиданно заорала женщина, шагнув вперёд. - И изволь подчиняться, когда приказывают!
  Она подняла руку, и десятки сфер вспыхнули по всему радиусу тела, готовясь выстрелить мучительную смерть.
  Вот и всё. Пан или пропал. Хамазура шагнул навстречу и поднял жалкое оружие.
  Нулевик с ножом против восставшей из мёртвых пятиуровневой.
  Шансов никаких.
  Но говорили, что однажды нулевику повезло. Он вышел на бой с пятиуровневым - и победил.
  Возможно, чудо может произойти дважды.
  Он сжался, готовясь рвануть к ухмыляющейся убийце с её сферами...
  Это словно почувствовалось. Не увидел, не услышал - осознал странным звуком, слабым движением, бликом света... как в Академия-сити чуял засады Анти-Навыка и атаки Правосудия, разборки с эсперами, бандитские войны, и вновь и вновь выходил целым...
  Он схватил Такицубо за руку, бросился к пытавшейся встать Френде, рухнул с ними всеми в снег - и с небес ударил столб света.
  Гигантским клинком он обрушился на Мугино, полностью скрыв её своим бушующим пламенем, и отправился дальше, испаряя собравшихся солдат и разрушая дома как игрушки. Огромная выжженная полоса протянулась через весь посёлок, заверещали сигналы тревоги - и из ниоткуда возникли танки.
  Их стрельба только усилила панику, но Хамазура, обхватив обеих девушек, не двигался с места и не позволял им. Он слегка приподнял голову, всматриваясь в начавшую движение колонну серых боевых машин, но единственным заметным пятном оказался лежащий прямо на стволе одного из них рыжеволосый мужчина в бордовом костюме. Он обнимал торчащее дуло и выглядел бледным, но довольным.
  Защитники начали организовывать оборону, к танкам потянулись белые следы реактивных снарядов и Хамазура понял, что теперь надо убираться ко всем чертям. Он аккуратно встал и поднял обеих девушек.
  - Вы в порядке? - Такицубо в ответ кивнула, а вот Френда подняла руку, иссечённую осколками, и заплакала.
  - Суперчудом да. - Кинухата вышла из развалин дома ещё до того, как Хамазура посмотрел туда. - Не плачь, сейчас... я же не зря суперприхватила бинты...
  - Что нам делать? - с тревогой спросил Хамазура, передавая ей Френду и прижимая к себе дрожащую Такицубо.
  - Бежать. Но я супер не знаю, как, - Кинухата начала перевязку. - Пешком, без припасов, с раненой Френдой и нелегально... суперпиздец.
  - Там неподалёку есть магазин, я видела. - Такицубо, не отпуская парня, вытянула руку в сторону взрывов, стрельбы и криков.
  - Думаю, магазин супертого, - оценила Кинухата. - И даже если соберём, то как...
  Снег зашуршал, вздрогнул, осыпался - и Мугино медленно поднялась. Платье на ней почти испарилось, но его заменило светящееся зелёное покрывало, сквозь которое проступали очертания обнажённой фигуры - но даже Хамазуру взволновало совсем не это.
  - Сбежать? - тихо выдохнуло чудовище, уставившись на них горящим яростью взглядом. - Ну уж нет. Никуда вы от меня не сбежите!
  - Бежим! - заорал Хамазура и потащил Такицубо в сторону деревни. Бой там только разгорался, но и так безопаснее, чем тут, перед неубиваемым эспером. Кинухата точно так же потащила Френду, и вовремя - снег на месте, где они только что стояли, расплавился от выстрела.
  Мугино взвыла, и сферы зажглись вокруг неё, целясь в беглецов, но те нырнули в дым начавшихся пожаров и скрылись из виду. Залп не достиг цели, и бешеная зелень двинулась в их сторону, слепо стреляя вперёд и не заботясь о том, куда попадает.
  
  Лансис сидела на холме и балдела.
  Магия струилась по всему её телу. Магия, коей Новый Свет накачались ещё в Эдинбурге, когда они выкопали, добыли и вытащили артефакт, а затем доставили его в Лондон.
  Даже после того, как их попросили наложить иллюзию на самолёт, магии оставалось вдоволь, и можно было беспрепятственно сидеть, тихо смеяться, приятно вздрагивать от покалываний жизненной энергии. С этим даже ожидание не выглядело мучительным.
  Лансис немного не понимала, почему Новый Свет не мог просто передать артефакт заказчику, зачем понадобилась столь сложная схема. Но какая разница? Она теперь накачана магией!
  Ну и остальные тоже. И они в самом Лондоне, в отличие от Лансис. И их драгоценный чемодан, Скиёблаёнир, с ней.
  Всего лишь подожда...
  - Слушаю!
  - Вы вне Лондона? - звонивший даже не стал отвлекаться на приветствия.
  - Разумеется!
  - Планы изменились, и вам теперь нужно отправиться...
  - Сейчас же! - движуха началась! Когда девочки получат такое же сообщение, то просто передадут артефакт в её чемодан.
  Теперь главное чтобы Лессар ничего не напутала.
  
  - Тома, Ориана, какая-то девушка со внешностью разыскиваемых взяла в заложники паб совсем недалеко от вас! Даю координаты!
  - Поняла! - Ориана, уставившись в телефон, одновременно мотнула руль так, что Тома едва не выпал из машины.
  - Зачем ей брать заложников, должны же не привлекать внимания? - только и выдал он, усаживаясь обратно.
  - Значит, пришлось привлечь внимание. Обманный манёвр или... - а теперь Ориана резко затормозила, так что даже ремень швырнул Тому вперёд, но он всё равно увидел черноволосую девушку, перебегающую улицу перед ними.
  Она тащила сразу три чемодана, и выглядела так, словно уронит их в любую секунду. Белая куртка с красными рукавами, короткая синяя юбка, из-под которой выглядывает золотой, нервно подёргивающийся хвостик чертёнка...
  - Нашли, - Ориана почти на ходу выпрыгнула на тротуар и надкусила одну из бумажных карт, веером разложившихся в руке. Девушка уловила это, обернулась - и взвизгнула, когда воздушный клубок помчался к ней параллельно машине.
  Каким-то образом ей удалось отшатнуться от обоих, но чемоданы рухнули на тротуар. Девушка уставилась на них с полной растерянностью, а затем взвыла и вытащила из-за пазухи мгновенно удлинившуюся металлическую палку с рукой-крючьями на конце.
  - Твою... - Тома вынужден был ждать, пока машина остановится, и еле успел выскочить, когда взбешённая девушка подлетела к нему и вонзила получившееся копьё в дверь. Она подняла эту ношу без всякий усилий, слегка двинула палкой - и автомобиль полетел в Тому.
  - Твою! - он распластался на тротуаре, а Ориана позади рванула ещё одну карту, новым воздушным облаком отбивая машину в стену дома. Нападавшая за это время успела подхватить все три чемодана и рвануть вниз по улице, сбивая неосторожных прохожих.
  - Двигай за ней! - Ориана помчалась следом, и Тома поспешно встал, кидаясь за ними. Девушка мчалась быстро, но несла три чемодана и всё не могла их нормально схватить, так что скорости выравнивались.
  
  Бэйлоуп лишь выключила телефон. Лессар облажалась, это уже стоит заносить в правила. Было бы кем её заменить...
  Она единственная из всей четвёрки поняла, для чего такой странный план. Заказчик сам не знал, в каком районе Лондона будет и будет ли в городе вообще, посему выдал наиболее вероятные точки.
  Хорошо, что это оказалась не точка Лессар. Впрочем, так даже лучше - отвлечёт внимание. Бэйлоуп подняла чемодан и направилась к выходу из заброшенной станции, как вдруг уловила движение впереди.
  К ней шагала очень странная девушка - одетая в лазурное платье, совершенно неподходящее для подземки. Бэйлоуп сама оделась не по местности, но у неё униформа команды, благодаря усилиям которой история Англии и мира сегодня изменится.
  А тут что?
  Девушка подошла поближе, и Бэйлоуп похолодела. Чернота в её руках, кажущаяся палкой, оказалась винтовкой. И незнакомой винтовкой, она среди английского оружия такого не видела.
  - Ты кто? - спросила она, вынимая Стальную Перчатку и мигом удлиняя её в боевую форму. Девушка остановилась в десяти шагах и поклонилась.
  - Мисака хотела бы успокоить, что не собирается применять оружие, твёрдо заверила Мисака. У Мисаки есть некоторые моральные травмы по поводу стрельбы в людей, содрогнулась от воспоминаний Мисака. Кроме того, Мисака уверена, что сможет одержать победу и так, верит в себя Мисака.
  - Ого? - Бэйлоуп ничего не понимала, но самое главное осознала - перед ней враг. - Вынуждена тебя разочаровать. Эта Стальная Перчатка воспроизводит оружие, коим пользуется Тор, и даже твоя винтовка ничто в сравнении с этим.
  - Мисака пользуется силой Сети Мисак, решила не уступать Мисака. Получается, что наша битва приобретает эпический размах, довольно кивнула Мисака.
  Довольно, возиться с ней нет времени и желания. Бэйлоуп нацелила копьё в сторону девушки и выстрелила.
  Мощнейший воздушный удар прошёлся по тоннелю и смёл небольшую фигурку, так что когда поднятая им пыль улеглась, то врага след простыл. Как и следовало ожидать - толчок подобной мощи подобен удару от автомобиля, странная девушка корчится где-то там от сломанной шеи или позвоночника. Проверять времени нет, нужно поскорее...
  - Мисака хотела бы пояснить, что Акселератор часто использовал против них подобные атаки, вежливо пояснила Мисака. Так что Мисаки научились реагировать, избегать и ускользать, гордится подобным навыком Мисака.
  Бэйлоуп с отвисшей челюстью смотрела на то, как противник поднимается с железнодорожных путей, метров в пяти от места, где только что прошла воздушная стена. Неужто она тоже накачана магией? Или...
  Неизвестное оружие. Странная речь. Невероятная скорость. И сейчас, когда девушка приблизилась, стали отчётливо видны азиатские черты...
  Эспер из Академия-сити!
  Бэйлоуп взмахнула Перчаткой, готовясь атаковать напрямую - но оружие неожиданно повело вверх, и руку следом, она аж вскрикнула от боли, а в следующую секунду враг был уже рядом, и по ней скользили небольшие молнии.
  Заряженный ими кулак вонзился ей в солнечное сплетение, и на секунду Бэйлоуп показалось, что сердце остановилось.
  А затем свет выключили.
  
  - Жива, доложила Мисака. Террористка тоже, проверила её пульс Мисака.
  - Ну вот просто умничка, - раздался в её наушниках голос Серьи. - Кого именно?
  - Серебряные волосы и четыре торчащие из них загогулины, кратко описала Мисака.
  - Ага, Бэйлоуп. Не трогай загогулины, пожалуйста, это её личное. Хорошо, получается, минус одна... а? Секунду. - Серья ненадолго пропала. - Минус две, Каори вытерла пол Флорис. Возможно, скоро будут минус три, Тома с Орианой сели на хвост Лессар.
  - Мисака желала бы помочь братику Томе, хочет сражаться бок о бок с ним Мисака.
  - Желание одобряю, но я бы рекомендовала тебе сосредоточиться на Лансис. Ицува с остальными Амакуса едва ли не по всему городу рассыпались, но даже найти не могут. А это означает... - Серья ненадолго замолчала. - Так, мотоцикл всё ещё при тебе? Тогда едь-ка ты вот куда.
  
  Чемодан врезался Томе прямо в живот, едва не выбив весь дух - и Ориана мгновенно оказалась рядом.
  - Ну-ка, - она бросила карту на замки и те раскрылись, продемонстрировав стопку документов. - Так, это что? Это не артефакт, это бумаги клерка. Дальше!
  Тома вздохнул, встал и передал чемодан ближайшему члену Амакуса, для защиты от которых Лессар и кинула один из трёх снарядов.
  - Похоже, она это у кого-то украла, передайте, - кинул он мужчине, устремляясь следом за наёмницей. Серья по наушникам уже подключилась к погоне, передав имя цели и стягивая к ней Амакуса.
  Поимка Лессар оставалась делом времени, но лишившаяся тяжести девушка помчалась шустрее. А когда обернулась и поняла, что погоня не думает утихать, то взвесила на ходу два чемодана - и метнула один. На этот раз мимо, тот раскрылся и вывалил кучу грязной одежды.
  - За ней! - бросила Ориана, тормозя у кучи; Тома кивнул, стараясь набрать ход, но Лессар помчалась совсем уж быстро...
  Всколыхнулось красное платье - Ицува с копьём выскочила из переулка и бросилась наперерез. Лессар затормозила, едва не упала и рванула обратно, но замерла, увидав Тому.
  - Брось чемодан и ничего тебе не будет! - крикнул он, но Лессар явно не поверила, быстро огляделась, а затем подпрыгнула, оперлась на спружинивший хвост - и бросила себя на площадку пожарной лестницы ближайшего дома.
  - Да чтоб тебя! - Тома побежал по этой лестнице, а Ицува, оценив ситуацию, заскочила внутрь здания. Лессар при приземлении упала и выпустила чемодан, быстро поднялась, но этих секунд Томе хватило, дабы подбежать к залезающей в окно девушке.
  Он топал как слон, уже выматываясь, Лессар повернулась, выругалась и своим копьём быстро разрезала пожарную лестницу, так что та мигом завалилась набок, унося Тому к земле...
  - Вот уж нет! - злость от упускаемой добычи словно придала сил, и он прыгнул вперёд, в окно. Лессар аж открыла рот от такого, и Тома врезался в неё, обрушив на пол и приземлившись сверху.
  Знакомое ощущение извивающегося под ним девичьего тела захватило так, что не сразу среагировал, и Лессар с громким визгом сбросила его. Она выскочила из комнаты в коридор, но Тома помчался следом.
  Ицува возникла на том конце коридора, и помчалась с вытянутым копьём как спортсмен с шестом. Лессар вновь взвизгнула, в отчаянии огляделась и нырнула в первую попавшуюся дверь, даже не закрыв перед носом у преследователей.
  Внутри было темно и Лессар бросилась к окну, но то разбилось: Ориана в вихре осколков влетела в комнату, выпрямилась и распахнула карты, недружелюбно улыбаясь. Лессар отшатнулась от неё, повернулась к Томе и Ицуве, вновь отшатнулась и лихорадочно заозиралась.
  - Дорогуша, рекомендую сдаться, - промурлыкала Ориана. - И не творить глупостей. Иначе уставшая я разозлюсь.
  - Э-э... - хвост Лессар дёрнулся. - Только не бейте меня... всё равно опоздали.
  - Что? - все остановились, и террористка с улыбкой подняла чемодан.
  - Я по пути передала артефакт, - довольно заявила она. - И он добрался до адресата. Так что извините... только не бейте! И не убивайте! Я буду защищаться!
  Они стояли молча, Тома посмотрел в сторону разбитого окна - и увидел слабый синий свет...
  Приближающийся к ним...
  - Ицува, Ориана, в сторону! - девушки как по команде отрыгнули назад, а Лессар замешкалась, и Тома рванул к ней...
  Что-то просвистело рядом с ним, и рот наполнился солёным привкусом крови, а над ухом завизжали от боли. Стрела пробила Лессар плечо и вонзилась в стену - пробила бы голову, если бы не его рывок.
  - Тома! - Ицува бросилась к окровавленному парню, пока Ориана ползком добиралась до стрелы. Она взглянула на неё и нервно сглотнула.
  - Серья, да? - коснулась она наушника. - Убирайся оттуда куда подальше от столицы. Сейчас же. В нас только стреляли из лука Робин Гуда, артефакта королевских рыцарей.
  
  Карета домчала Лансис невероятно быстро, и вот она уже перед заказчиком. Даже без до сих пор переполняющей тело магии дрожала бы от восхищения.
  Всё получилось. Они изменили историю.
  Лансис открыла чемодан, проверила, что драгоценная реликвия уже там - от конфуза её отсутствия сердце бы не выдержало - и с поклоном протянула раскрытый чемодан.
  И сам меч, и рукоять не выглядели как что-то особенное. Обычный клинок, коих тысячи. Но когда его вынули из чемодана и подняли над головой, то десятки окружавших их рыцарей огромной волной встали на одно колено и склонили головы, а скрежет сияющих лат словно пропел гимн верности.
  - Превосходно, - клинок скользнул в воздухе и указал на Лансис. - А теперь твоя заслуженная награда.
  В следующее мгновение сразу два рыцаря схватили девушку и скрутили её, не позволяя и дёрнуть ногой. Хотя Лансис всё равно попыталась, но даже струящаяся по жилам магия не позволила вырваться из стального захвата.
  - Технически, ты всё равно предательница короны. И твоя история не должна стать всеобщим достоянием.
  - Но... - Лансис всё равно попыталась вырваться. - Вторая Принцесса...
  - Вообще-то уже практически королева. - Карисса опустила меч и абсолютно равнодушно отвернулась. - Изначальная Куртана у меня, как и поддержка рыцарей, так что трон уже в моих руках. Лидер, разберись.
  - Слушаюсь, Ваше Величество. - Лидер обнажил свой клинок и подошёл к побледневшей от ужаса девушке.
  - Нет... - прошептала та. - Нет, пожалуйста...
  - Вы предали старую Британию, но помогли зажечь свет новой. - Мужчина занёс меч. - Поэтому обещаю, что вы не почувствуете боли.
  - НЕТ!!! - завизжала Лансис, изворачиваясь так, что даже удерживающие её рыцари напряглись. - НЕТ!!!! НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!!!
  Карисса уже шагала к следующей цели - не шевельнув и бровью, когда еле слышный удар обрубил звук. Её внимание сосредоточилось на двух фигурах, стоящих на коленях в окружении безмолвных лат.
  Индекс бледно всматривалась в ту сторону, откуда к ним направился вытирающий меч Лидер, и казалась парализованной от ужаса - но Вилиан выглядела ещё хуже. В лице светловолосой принцессы не осталось ни капли жизни, даже проблески надежды исчезли.
  - Мне нечего сказать тебе, сестра, - Карисса остановилась перед ней. - Разве что: я предпочла бы, чтобы здесь стояла Римея или матушка. Но в любом случае надо прикончить вас троих, чтобы даже в теории никто не мог претендовать на Куртану.
  Она подняла клинок, помедлила, а затем обратилась к вставшему рядом Лидеру:
  - Хотя знаешь, соблюдем традиции. Не зря же мы тащили его из Лондона.
  - Разумеется, Ваше Величество, - тот подал знак рыцарям, и уже через несколько секунд один из них с поклоном подал короткий чёрный топор.
  - Ваша голова будет не первой королевской головой, отсечённой этим оружием. - Лидер обратился к и без того похожей на мёртвую Вилиан. - И это тоже будет безболезненно и быстро. Простите меня, Третья Принцесса.
  И он взмахнул топором.
  
  - Что происходит? - прошептал Тома, стараясь не высовываться из тени переулка. По счастью, пробежавший мимо отряд рыцарей проигнорировал их, устремляясь к точке, где только недавно прозвучал взрыв.
  - Дворцовый переворот, - прокомментировала Ориана, также аккуратно высовываясь. - Раз эти девчушки передавали Куртану, то должны были передать кому-то королевской крови. Ставлю на Кариссу.
  - Кариссу?
  - А кому ещё будут подчиняться рыцари, кроме королевы? Первая и Третья принцессы руководили совсем другим, на чём сейчас и погорают. - Ориана поманила Тому вглубь переулка, где Ицува придерживала кое-как залечённую, но всё равно потерявшую сознание Лессар. - Ну что, паренёк, тебе нужен план или сам?
  - Мне нужно найти Индекс, - сказал Тома сразу же. - И остальную GEKOTA. У вас тоже связь не работает?
  - У меня и мобильный не ловит. - Ориана вытащила его из кармана брюк, по пути качнув бёдрами. - Похоже, сеть глушат... зато карта работает. Ну что, за Индекс пойдёшь?
  - Да, - Тома на всякий случай посмотрел на Ицуву, но та лишь кивнула.
  - Отлично. Смотри, вот тут станция Ватерлоо, от неё скоро отойдёт поезд Евростар. Увидела, что сегодня отправляется, когда изучала пути бегства. Он перевозит рыцарей, их снаряжение и прочее по мелочи, и отправляется в Фолкстон. Твоя дорогая Индекс там... и там же Карисса. - Ориана обворожительно улыбнулась. - Если Куртана при ней и если ты сможешь своей чудесной правой рукой сломать клинок, то восстание мгновенно закончится.
  - Хорошо. Но что с ней... - Тома указал на Лессар.
  - Я оттащу её в больницу Несессариуса, там займутся. Думаю, Несессариус останется верен Эризард... и, похоже, не ошибаюсь!
  Тома сам услышал яростный рёв голема совсем неподалёку, сменившийся тяжёлым ударом и лязгом подброшенных доспехов. Значит, Шерри Кромвель сражается на их стороне, уже замечательно.
  - Тогда мы побежали. Спасибо вам.
  - Тебе спасибо, - улыбнулась Ориана, бережно принимая Лессар. - Заглядывай как-нибудь, можно даже на чай, за которым мы обсудим достижения европейской художественной живописи... славящейся изображениями с натуры...
  - Спасибо и до свидания! - Тома припустил вглубь лабиринта переулков, и надувшаяся от услышанного Ицува побежала следом. Орина усмехнулась им вслед, а затем осторожно выглянула на резко опустевшую улицу.
  - Ну, где наша не пропадала, - выдохнула она, поудобнее ухватывая бессознательное тело.
  
  Хамазуру откровенно мутило. Слишком много трупов, и ладно бы просто трупов, лежащих смирно и спокойно, будто лишь заснули. Нет, это тела обожженные пожарами, раздавленные рухнувшими домами, разлетевшиеся на части от взрывов. И даже всё же лежащие смирно плыли в луже из своей и чужой крови.
  Всё это под непрекращающуюся стрельбу, крики и взрывы, бьющую по ушам ритмом призыва сдаваться, подчиниться страху и бежать...
  Хамазура спасался от гигантского урагана в Академия-сити и почему-то плохо помнил, как всё было, даже обнаружившуюся в руках винтовку не смог объяснить. Но осталось чувство постоянной опасности, ужаса, понимания, что смерть может прийти в любой момент...
  Теперь оно десятикратно увеличивалось.
  Однако Такицубо продолжала бежать, как и Кинухата с Френдой, и он тоже продолжал. Более того, начал продумывать ситуацию.
  Мугино позади - зелёный луч то и дело прорывал дым множества кострищ. Впереди война, и она всё ближе. Хамазура едва не поскользнулся на оторванной руке и швырнул в снег горящего человека, орущего и извивающегося в пляске агонии. Однако чем дальше, тем лучше становилась защита, и вот наконец он увидел то, что искал.
  Двое танков дымились так, что беглого взгляда хватило, а вот один стоял абсолютно целый. И люк открыт, а когда Хамазура подлетел к нему, то не уловил ни единого движения.
  Вот он, единственный шанс.
  - Кинухата, проверь, нет ли кого внутри! - крикнул он.
  - А? Зачем? - спросила Кинухата уже когда пронеслась мимо него и прыгнула прямо в люк. Через секунду оттуда донеслось:
  - Суперсюда!
  Все заскочили внутрь, сразу же почти вжавшись друг в друга. Кинухата скользнула на кресло механика и тут же начала орудовать рычагами.
  - Ты что, знаешь, что делать? - удивлённо спросил Хамазура, закрывая люк. - Это же передовая российская технология!
  - Суперхрень это. Мы с Мугино суперпробегали в этих местах, встречали технику. Хамазура, садись сюда, будешь супервести.
  - Э?
  - Это суперстарые танки. Когда этот Альянс появился, то российские войска ввели практику суперхуёвых отрядов на старой технике и составленных из всякого отребья. Заключённые, штрафники, наёмники, всякие горящие желанием вернуть исконные земли... суперсволочи, короче. Коих разбазировали на границе с Альянсом и наказали регулярно суперщипать. Поймают - суперотбрехаются, что никого не посылали, что эти не служат официально, что их самих разыскивают, а оружие и танки добыли со складов оружия, до которых не добрался Альянс... короче, техника суперстарая, предназначена для супермразей и даже ты разберёшься.
  - Ага... - тут был руль, но были ещё и массивные педали, коробка передач и какие-то дополнительные рычаги. Но если уж русский заключённый смог разобраться, то он, Хамазура, житель продвинутого Академия-сити, сможет тем более!
  - Хамазура, ты поехал назад, суперидиот!
  
   Элизалина стояла в центре своеобразного круга, составленного в основном из танков - как с её стороны, так и со стороны лениво прохаживающегося Фиаммы.
  - Я не шучу, - сказала она, держа включённый телефон. - Дёрнешься, и я отдам приказ на устранение Миши Кройцевой.
  Фиамма лишь вздохнул и покачал головой.
  - Из-за неё пришлось вторгнуться к вам, - дружелюбно ответил он. - Ибо вы, Элизалина, почему-то упорствуете и не отдаёте её. Хотя столько раз просил по-хорошему. Прошу и сейчас. - Он усмехнулся, внимательно оглядывая напряжённую девушку. - Выдайте мне Мишу Кройцеву, и я уйду вместе с войсками, а всё это станет не более чем прискорбным инцидентом. Думаю, жестом доброй воли я даже попрошу российское руководство извиниться перед вами и уважительно отозваться о ненарушении границ.
  - Я знаю, что ты строишь в тайге, Фиамма, - прошептала Элизалина. - И знаю, зачем тебе Миша Кройцева. Я скорее позволю уничтожить Альянс, чем выдам её тебе.
  - Ну-ну, Элизалина. - улыбка не покинула лица Фиаммы. - Отсутствие Миши Кройцевой не так уж сильно повредит моим планам. А вот без Альянса, детища всей вашей жизни, созданного в ответ на гонения и преследования... кому вы будете нужны?
  - Если я отдам Мишу Кройцеву, то исчезнет не только Альянс, исчезнет весь мир. И будет совершенно неважно, что произойдёт со мной.
  - Исчезнет? О, вы преувеличиваете. Но мне надоело, - Фиамма потянулся. - Раз выбрали силу...
  Зелёный луч расплавил снег у него под ногами, ещё один попал прямо в танк и взорвал его. Пласт металла, плоти и огня пронзил Фиамму - но тот остался невредимым, только улыбка потускнела.
  - Ох, ну как не вовремя... - он развернулся к выходящей из дыма Мугино и лениво поднял правую руку.
  Огромная бордовая клешня, окружённая алым сиянием, выскочила у него из-за плеча и помчалась к эсперу. Та выстрелила зелёными лучами, но клешня безразлично подлетела к ней и сжалась, выставив кольцо сомкнутых большого и указательного когтя.
  А затем щёлкнула ими.
  Мугино взлетела в воздух с такой силой, что мигом очистила воздух от дыма пожарищ. Она скрылась в той же стороне, откуда пришла, за секунду, и Фиамма удовлетворённо кивнул.
  - А теперь... - он обернулся и печально вздохнул, когда не обнаружил Элизалины. - Никто никогда не выбирает лёгкий путь.
  Фиамма покачал головой, вынимая из кармана небольшую рацию и спокойно говоря в неё:
  - Найдите Мишу Кройцеву живой. Если найдёте мёртвой - принесите мне её труп. Со всеми остальными делайте что хотите. И перестаньте стесняться.
  Он спрятал рацию и поглядел в небо, где пока лишь малюсенькими точками со всё нарастающим гулом появилась эскадрилья бомбадировщиков.
  - Всё равно пришествие нового мира теперь не остановить.
  
  Хамазура быстро разобрался с управлением, тем более что Кинухате пока не в кого было стрелять и она подсказывала, что да как. Такицубо служила наводчиком - опять-таки стрелять некуда - а Френда валялась у дальней стенки раненым, бесполезным и оттого недовольным кулем.
  На танке можно попробовать выбраться обратно на шоссе, перегородить его и захватить первую проехавшую машину - если кто рискнёт поехать к боевым действиям. А там уже просто угонять новые и такими пересадками добраться до, скорее всего, Китая.
  Уверенности больше не было, даже Кинухата о конечной цели отвечала скорее уклончиво. Как бы не вышло, что ITEM вообще нигде нет пристанища...
  - Ох, суперхрень, - Кинухата удивительно тихо прошептала, и Хамазура поднял голову к дисплею как раз чтобы увидеть зарывшееся в снег тело Мугино.
  - Её словно бросили сюда, - пояснила стоявшая позади Такицубо, и Хамазура схватился за руль. Подальше от войны, подальше от Мугино, подальше от швыряющих её сил. Он начал переключать передачи, стараясь объехать недвижимое тело и выехать уже из деревни.
  - Эй, Хамазура, ты чего? - Кинухата уставилась на него. - Суперпроедься по Мугино!
  - Чего? - он едва не врубил неправильную передачу. - Это же твой босс и спасла тебя!
  - Союзник, пытавшийся тебя убить, суперпревращается во врага, - жёстко ответила Кинухата. - А... ладно. Суперпроехали, буквально.
  Хамазура облегчённо вздохнул. Он и так проехался по нескольким трупам, ибо обогнуть все было невозможно, ещё специально давить человека, пусть даже Мугино...
  Зелёный луч прорезал броню танка и расплавил гусеницу. Френда закричала, да и остальные переполошились, а затем Мугино прорезала и второй бок, сбила крышу, расплавила оставшуюся гусеницу.
  ITEM выскочили наружу, но зелёные лучи ударили по бокам, отрезая желание бежать. Они вчетвером повернулись к светящейся зелёным женщине и сглотнули.
  - Вы только и можете что бежать как крысы с тонущего корабля, - невероятно, но Мугино словно бы успокоилась, даже смотрела не с бешенством. - Я разочарована.
  - Мугино... - пискнула Френда. - Прости нас...
  Та лишь криво усмехнулась, одновременно уставившись в небо. Только сейчас Хамазура вычленил из общего шума гул самолётов, и сердце ушло в пятки.
  - Значит, все эти разговоры о Третьей Мировой не шутки... - прошептала Мугино и вновь уставилась на четвёрку. - И поэтому им нужна Такицубо...
  - Мугино, - Хамазура шагнул к ней, хотя от страха ноги, наверное, буквально тряслись. - Самолеты сейчас начнут сбрасывать бомбы, поэтому давай уйдём вместе. С тобой мы уж точно доберёмся до Скандинавии, а там...
  - Хамазура, - лениво прервала его та. - Ты что, всерьёз думаешь, что в Скандинавии окажешься в безопасности? Особенно когда Академия-сити узнает, что Такицубо с тобой и не у них? - Мугино вновь посмотрела на самолёты, ставшие заметными точками. - Тем более что мне заплатили за неё.
  - Сколько? - Хамазура всё равно пытался держаться стойко. Мугино уставилась на него и расхохоталась, а затем показала на зелёную броню, после полёта окутывавшую теперь всё её тело.
  - Мне заплатили возможностью жить в обмен на Такицубо, - глухо ответила она. - И я вынуждена буду вернуть плату в случае провала. Ну, Хамазура... - Мугино злобно усмехнулась. - Можешь ли ты предложить что-то больше? Я слушаю.
  Хамазура не мог. В голове стало пусто. И он думал, что ходил по тёмной стороне, многое узнал и повидал, ничего не удивит... и вот перед ним вернувшаяся из мёртвых, использующая свою силу для замены недостающих частей тела, и...
  - Ты ведь теперь у них в ловушке, так, Мугино? - прошептал он. - На крючке. Некуда бежать. И придётся исполнить что угодно, лишь бы выжить. Во что ты тогда превратишься, Четвёртая?
  Хамазура ожидал зелёной вспышки и нестерпимой боли - но ничего.
  А затем вниз полетели бомбы, с ужасающим свистом, и взорвались где-то вдалеке. Одна из них угодила куда-то особо удачно, и за спиной молчащей Мугино в небо поднялся огненный шар.
  - Сколько же раз мне говорили, что я безумна, - наконец сказала она. - А теперь в безумие впадает мир, и знаете... неуютно. Неуютно, потому что смотришь на это всё и понимаешь, что ты всё же нормальна.
  Вопреки сказанному Мугино оскалилась, но ничего зелёного не появилось.
  - Знаешь, зачем Академия-сити нужна Такицубо, а, Хамазура? Она обладает потенциалом пятого уровня. Я в своё время отбила её у экспериментаторов, пообещала, что в постоянных боях сумею развить и так, но зачем мне это нужно? - она хохотнула. - На пятом уровне она ведь сможет не просто засекать чужие силы, она сможет управлять ими. Представь, наша милая беззащитная Такицубо скрутит в рог Акселератора, просто-напросто отключив все его вектора! - и вновь расхохоталась. - А нулевики и вовсе исчезнут как явление! Такицубо посмотрит на него - и готов ещё один пятый уровень! Неудивительно, что по ней так страдают!
  - Мугино, - теперь сама Такицубо вышла вперёд. - Пожалуйста, спаси меня, Мугино. Я не хочу становиться пятиуровневой.
  Хамазура осторожно коснулся её плеча, и девушка привалилась к нему, умоляюще глядя на фигуру своего босса. В отдалении вновь сбросили бомбы, и ещё один столб пламени рассёк воздух.
  - Я пятый уровень, и поэтому я не хочу мир, полный пятых уровней, - после ещё одного молчания произнесла Мугино. - Эту силу надо заслужить ежедневным, упорным трудом, иссушающим тело и мозг. И что выйдет, если мы вручим её тупому школьнику, желающему лишь развлекаться, мять девок и бить морды?
  Что-то опять взорвалось, и теперь Мугино вздрогнула, словно лишь сейчас услышала. А затем снова оскалилась:
  - Ну, ITEM не впервой облапошивать клиента, не так ли? И чтобы клиент ничего не понял. Поэтому предлагаю вернуться в Академия-сити, якобы доставив Такицубо, но затем выяснить, куда её хотят отправить, и там всё уничтожить.
  - Какая похвальная дерзость.
  Мугино резко повернулась и сделала шаг назад, так что Хамазура вновь увидел рыжего. Только теперь он был без танка и вообще один, ничуть не смущаясь полной трупов улицы.
  - Иди отсюда, ещё зацепит, - равнодушно бросила Мугино; рыжий вздёрнул брови и усмехнулся.
  - Ответь мне, пожалуйста, пятый уровень Шизури Мугино, - он слегка наклонил голову. - Зачем ты носишься с этими людьми? Ты их не любишь. Они предали тебя. И как минимум двое абсолютно бесполезны.
  Его взгляд абсолютно незаинтересованно скользнул по Хамазуре, сжавшем зубы от понимания намёка.
  - Я что, обязана отчитываться перед всяким пижоном? - фыркнула Мугино и подняла руку. - Вали, пока жив.
  - О, мне даже надо бы, - усмехнулся тот. - Индекс запрещённых книг и правая рука того парня не будут ждать вечно. Только поэтому не могу с вами потанцевать, но если что - увидимся.
  И он просто исчез. Мугино сплюнула под ноги и вновь повернулась к своим.
  - Значит, так, - хрипло сказала она. - До самолётов отсюда идти и идти, без них не сбежать, а с этой войной они все наверняка уже летают. Поэтому нам придётся заручиться поддержкой ближайшего колдуна. Не нужно объяснять, кто тут ближайший колдун?
  
  Утро понедельника приносило одно беспокойство. По новостям объявляли о государственном перевороте в Британии, но почему-то скупились на подробности, даже не могли сказать, оказался ли тот успешен. Тома не отвечал и на сообщения, и на звонки, а потом его телефон и вовсе пропал из сети.
  Однако как бы Шокухо не волновалась, но дело есть дело, и его надо выполнять.
  Особенно такое дело.
  
  Реклама "Дианоида" утверждала, что шестнадцатиэтажное здание в форме шестиугольной призмы сделано полностью из алмазов. Фальшь понимал каждый имеющий мозги, ибо трата стольких алмазов обрушила бы экономику всей Евразии; на деле комплекс целиком и полностью состоял из углерода. Однако же полы и стены меняли цвет в зависимости от положения солнечных лучей, территория гостиничного комплекса считалась нейтральной территорией, в магазинчиках на нижнем этаже присутствовал весь цвет моды, и потому все мирились с обманом.
  Вот и сейчас, когда Шокухо зашла внутрь, то вынуждена была пощёлкать пультом для освобождения пути сквозь оживлённую толпу. Особой цели у неё не было, но если Етцу действительно решила сразиться тут с Кихарой Юитцу, то скорее всего наверху.
  Даже почти наверняка на крыше.
  Внизу негде - в "Дианоиде", удивительно, не было подвала. А только на крыше не наткнуться на людей и достаточно места.
  В том числе достаточно места для Экстериора.
  Шокухо не понимала, почему его решили установить в таком неподходящем помещении. И была уверена, что через клона её обманули, никакого Экстрериора там нет, просто заманивают в ловушку. Но идти надо.
  Зря она отправила Акселератора и Кайкине к DRAGON, даже с одним из них можно было бы хоть против всех Кихар выходить спокойно. А теперь оба, как и Тома, не выходят на связь, и до Етцу не достучаться, а Гунха вчера сказал, что поможет, но где-то шляется...
  Джунко осталась сторожить того клона. Остальных девочек и вовсе тащить сюда нельзя.
  А раз Юитцу действительно привлекла на свою сторону Митцури Аю... тогда Шокухо тем более должна появиться. Етцу так и не сообразила себе нормальной ментальной защиты, и если её смогут подчинить...
  Она наконец протолкалась к лифтам и вызвала один, готовясь щёлкать всех желающих прокатиться. Если её заметили, то именно в лифте ждёт атака, так что никаких посторонних.
  Ничего, всё получится. Она тренировалась. Она готова. Она никакое не блондинистое приложение к своему рыцарю.
  Она Шокухо Мисаки, Пятая, Королева.
  Она справится со всем.
  
  - Алло, Уихару? - Гунха прижал к уху телефон, откуда встревоженно доносилось:
  - Гунха, я засекла Кано Шинку! Он сейчас на первой улице в пятнадцатом районе, идёт... - перестук клавиш. - Идёт в сторону "Дианоида"!
  - "Дианоида"? - нахмурился Гунха. - Шокухо меня тоже сегодня туда приглашала...
  - Чегооооо?!! - трубка едва не завибрировала от крика. - Зачем это Пятая с большой грудью приглашала тебя в дорогой отель?!!!
  - Да чего ты, такие большие наверняка искусственные, - ухмыльнулся Гунха. - Твои небольшие, но натуральные куда приятнее для мужчины.
  Он даже слегка отстранил телефон - звуки оттуда перестали напоминать человеческую речь. Однако затем резко сменились на:
  - Гунха, его кто-то преследует!
  - Что? - он вновь прижал телефон к уху. - Шинку?
  - Да! Я просто увидела на камерах огромного мужчину, идущего следом, и... так, сейчас, посмотрю по времени... да, везде мальчик проходит, а через полминуты там же мужчина, и в его сторону смотрит!
  - Больше не слова, я выдвигаюсь в "Дианоид"! Купить чего там?
  - Тортик. В каждой лавке!
  - Слушаюсь! - и Гунха отключился. Хорошо, эта ревность даже забавна, по крайней мере ничего не ломает. Интересно, удастся с Уихару как-нибудь... того? Раз по груди комплексует и ревнует, то лучший способ разрешить комплексы - воздать этой самой груди хлаву.
  Вернётся с тортиками, а там по обстоятельствам.
  
  - А чего ты белый плащ нацепила?
  - А? - Куроёри недовольно уставилась на подошедшую Юитцу. Сейчас девушка действительно сменила чёрную накидку, обволакивающую всё тело со спины вплоть до капюшона, на такую же белую. - Захотела и нацепила. Девушки часто меняют одежду.
  - Это что, шпилька в мой адрес? - засмеялась учёная, дёргая белый халат на себе. - Ну извини, я бедная зашуганная лаборантка, ежедневную смену одежды позволить не могу. И вообще это стиль, не осуждать!
  - Да кому какое дело, - недовольно дёрнула головой Куроёри. Юитцу внимательно посмотрела на неё, улыбнулась и больше не поднимала тему.
  - Значит, так, - вместо этого она остановилась напротив двери в коридоре отеля, постепенно сменяющим зелёную окраску на жёлтую. Весь остальной SECTOR, послушно шагавший рядом, также остановился. - Сейчас мы... может, сходим поедим? Каждый себе закажет.
  - Мы зачем сюда явились? - гневно спросила Венто. - Шататься по этажам целый час?
  - Да! - подняла палец Юитсу и вновь улыбнулась. - Не обижайтесь так, я понимаю недовольство, но нам действительно стоит подождать.
  - Чего ждать? - столь же недовольно высказалась Кайби.
  - Чего-то. Не надейтесь узнать, полная картина лишь у меня, и я ей не поделюсь, - Юитсу довольно усмехнулась, глядя на багровеющие от недовольства лица. - Лучше повторяйте про себя инструкции, а не то всем будет бобо. Ну, как насчёт поесть?
  - Если тут номера стоят как яхты, то и еда наверняка столько же, - хохотнула Митори.
  - Разве? Никто случайно не принёс с собой?
  
  Не было никакого оповещения, сигнализации, предупреждения и даже особого шума.
  Но люди всё равно бежали. И посетители, и разодетые в красное служащие отеля, и модно выглядящие продавщицы бутиков, и, видимо, даже жильцы, выходящие из набитых лифтов.
  Гунха успел в самом начале уйти в сторону от массивного людского потока и теперь внимательно наблюдал за ними. Он хотел было связаться с Уихару, но услышал лишь длинные гудки.
  Паниковать ещё не стоит, скорее уж наоборот. Если тут действительно начнётся драка, то никто посторонний не пострадает. А будущую драку Гунха едва ли не чувствовал и давно настроился.
  Одно плохо - среди выходящих он не заметил описанную фигурку мальчика в наряде с медвежьими ушками. Мог и пропустить, однако кишками чувствовал, что Кано Шинка тоже проигнорировал желание выбежать на улицу и наоборот, отправился вглубь комплекса.
  Последний человек выбежал из двери, та закрылась и наступила абсолютная тишина, даже жёлтый пол оранжевел беззвучно.
  Ну, приступим.
  Гунха сделал шаг к лифту - и свалился в открывшуюся под ногами яму.
  
  Шокухо предполагала, что на неё нападут в лифте.
  Но не предполагала, что сам лифт после секунд десяти поездки вверх неожиданно рванёт вбок, так что её даже швырнуло в стену, а затем и вовсе поедет куда-то наискосок. А ещё секунд через десять под ней открылась дыра, и Шокухо рухнула в неизвестное, но очень освещённое помещение.
  Рядом кто-то взвизгнул и отшатнулся; она мигом встала на колени, вытаскивая из сумочки пульт, и замерла, увидев мальчика. Даже под накинутым капюшоном было видно, как тот дрожит.
  - Спокойно, большая сестрёнка тебя не обидит, - ласково сказала Шокухо, одновременно нащупывая кнопку на пульте - а в следующее мгновение потолок раздвинулся, и между ними с натуральным мявком свалилась девушка в красной форме отеля с голубыми волосами, завязанными в две косички. Она тоже мгновенно села, посмотрела на мальчика, на коленопреклонную Шокухо, вздохнула - и перевоплотилась в коротковолосую брюнетку.
  - Ну и что ты тут забыла, Шокухо? - спросила Етцу достаточно недружелюбно. - Я не просила тебя приходить.
  - Личное, - мрачно ответила та.
  - Всё твоё личное я бы тут сделала. А теперь прикры...
  Гунха рухнул прямо на неё, заставив Етцу с бряканьем вновь растягиваться на полу. Он вскочил и даже наклонился помочь, но Шестая недовольно собралась сама.
  Теперь и словом обменяться не получилось - на той стороне абсолютно пустого зала раскрылось сразу несколько дыр, и из них выкатилась целая группа человек. Они начали с проклятиями вставать, и Шокухо мигом увидела ту, за кем и пришла сюда.
  Митцури Аю, вновь нацепившая чёрный купальнообразный костюм, тоже увидела её, и обе девушки вскочили. Остальные тоже за секунду развернулись в боевую позицию, готовясь атаковать...
  Прозрачная стена разделила зал напополам - и поглотила звуковую волну от удара Венто, как и взрыв Гунхи. Затем разделилась надвое, раздвинулась - и в образовавшийся проём сквозь пол проскользнула девушка.
  Экстравагантность - единственное впечатление, остававшееся от её облика. Длинные чёрные кроличьи ушки на светлых волнистых волосах - но на самом теле красно-белая полосатая футболка, украшенная алым бантом и полностью открывающая руки. На неё наброшена чёрная жилетка, а сзади от ещё большего банта на поясе вниз шла накидка, напоминающая павлиньи перья. Ноги также открыты, но их покрывали бархатные чёрные чулки, заканчивающиеся тёмными туфлями на каблуках. Лазурные глаза светились даже на фоне полной освещённости, и левый из них украшал монокль в виде ангельского крыла.
  В руке девушка держала трость в облике скрипичного ключа, и слегка махнула ею, приподнимаясь над полом.
  - Добро пожаловать на наше сегодняшнее представление! - она поклонилась обеим группам. - Нас зовут Сен-Жермен, и мы сильнейший маг в истории, создавший философский камень, раскрывший множество тайн магии, среди которых главный - секрет бессмертия!
  Девушка говорила куда-то вперёд себя, словно невидимым зрителям, и все застыли, погрузившись в слух.
  - Однако теперь, когда Магические Боги нисходят в мир, наше положение под угрозой! И нужна демонстрация силы, силы Сен-Жермена - мага, способного изменить саму реальность!
  Девушка взмахнула ключом, и из стен высунулись прозрачные руки, потянувшиеся к собравшимся. Все отшатнулись, но руки мгновенно исчезли, а представление продолжилось:
  - Мы хотел поймать в ловушку Камидзе Тому, главную угрозу магии и Магическим Богам - но он сбежал! Сбежал, когда мы готовил ловушку, и теперь его не достать! Как же грустно, - девушка на несколько секунд поникла, но затем вновь оживилась. - Однако такой вариант тоже хорошо! Его женщина, его друзья, его враги! Отличная возможность! И в качестве демонстрации... устроим же игру!
  Руки вновь появились, но теперь зааплодировали с раздражающе каменным стуком, и девушка раскланялась.
  - Позвольте же объяснить правила игры! Мы привлёк сюда две группы участников - группу героев, благородных и отважных, старающихся спасти и защитить! И группу злодеев, мерзких и кровожадных, жаждущих разрушить и уничтожить! Да, это будет очередная битва между Добром и Злом, но... - девушка поднесла палец к губам и подмигнула в пустоту, - мы же против застарелых, скучных клише, так ведь? А какое клише самое застарелое и скучное? Ответ очевиден - это превосходство злодея!
  Руки вновь зааплодировали.
  - Везде, куда не кинь взгляд - злодей сильнее, злодей контролирует ситуацию, у злодея больше сторонников! Даже мотивация злодея может быть весомее, а среди зрителей он станет куда большим любимчиком! Разве это не устаревшая ситуация, требующая встряски? Само собой! Так сделаем же наоборот! - она неистово замахала ключом. - И да, вы можете задать вопрос "Но Сен-Жермен, мы уже видим, что злодеев больше, чем героев? Неужели вы обманываешь, под соусом разрушения клише лишь притаскивая другие?" Нет! Мы никогда не обманывает! Да, злодеев больше, но теперь поле им не подчиняется! Теперь на них пойдёт охота, теперь они в невыигрышном положении, теперь они окажутся в ситуациях, когда только и вызовут что издевательский смех! Как именно, спросите вы? О, пусть это будет сюрпризом!
  Девушка медленно опустилась, пока не коснулась пола носками туфель, встала на каблуки и вновь посмотрела на обе команды, широко улыбаясь.
  - Однако какая же игра без интриги, без вопроса, что будет мучать всю дорогу? Никакая! И мы приготовил вам особую интригу! Видите ли, уважаемые, это поле полностью закрыто от влияния извне магией самого могущественного волшебника - вашего покорного слуги. Никто не пробьётся сюда и ничто не выйдет отсюда, пока не будет исполнено одно-единственное условие!
  Девушка улыбнулась так радостно и светло, что даже с трудом верилось в последующие слова:
  - Определённый герой должен убить определённого злодея.
  Она закружилась в танце веселья, довольная собой.
  - Вы спросите, что же это за герой со злодеем? О, именно в этом и состоит интрига повествования! Мы уже дал подсказки героям, абсолютно конкретные подсказки, и они должны разгадать сами!
  Девушка остановилась и вновь взмахнула ключом.
  - Но что если герои не захотят убивать, спросите вы? Что если они настолько тупы, что не поймут очевидные подсказки? Что если злодея убьёт совсем не тот герой? В таком случае... это будет расценено как грубое попирательство сюжета! И в таком случае все останутся здесь... навсегда! А теперь же да начнётся приключение!
  Очередной взмах ключа - и открывшиеся дыры всосали всех под аккомпанемент аплодисментов прозрачных рук.
  
  Вилиан каким-то чудом держалась в сознании, пока острие топора падало ей на шею. И не потеряла его даже когда сталь натолкнулась на сталь, а на плечо позади легла мягкая рука.
  Лидер сделал шаг назад - как и все рыцари, только Карисса осталась стоять, недовольно сузив глаза.
  - Вы как спаситель из легенд, святая Канзаки, появляетесь в самый последний момент, - невозмутимо сказал он. Канзаки посмотрела на Индекс, одобрительно кивнула ей и шагнула вперёд, прикрывая собою обеих девушек.
  - Что здесь происходит, Лидер? - гневно спросила она. - Почему вы пытаетесь убить третью принцессу?
  - Потому что королева отдала такой приказ.
  - Эризард ни за что бы не... - Канзаки увидела Кариссу с мечом и охнула. - Неужели... Изначальная Куртана?
  - И тот, кто держит её, правит Британией, - подтвердил Лидер. Канзаки сглотнула, но клинок в её руке не опустился.
  - Я верна своей королеве, - прошептала она. - И не допущу убийства невинных.
  - В таком случае ты предаёшь свою страну, - холодно отозвалась Карисса. - Лидер, избавься от неё.
  - Слушаюсь, Ваше Величество, - тот отдал топор ближайшему рыцарю и вытащил из ножен широкий бесформенный клинок. - Святая Канзаки, я считаю своим долгом предупредить, что стою на британской земле и защищаю британскую корону от посягательства уроженца другого государства. Вы понимаете, что это означает.
  - Разумеется, - ответила Канзаки. - А я стремлюсь ценой своей жизни защитить две невинные души. Вы тоже понимаете, что это означает.
  Они поклонились друг другу - и Лидер атаковал.
  Канзаки не только не ударила в ответ - она за долю секунды убрала катану в ножны, схватила обеих девушек и подлетела в небо. Вслед ей полетели белые полосы, рассекающие воздух, но святая увернулась от них.
  - Не беспокойтесь, - прошептала она. - Я сейчас отнесу вас...
  Лидер попросту прыгнул к ним - и взмахнул мечом, Канзаки только и успела что повернуться, принимая удар на себя. Она рухнула, и уже у земли отшвырнула Индекс с Вилиан так, что обе покатились по травянистому холму.
  - С таким спасением мне не придётся трудиться, - Лидер спокойно приземлился неподалёку от еле встающей святой.
  - Почему ты её поддерживаешь? - сплюнула та. - Почему ты пошёл против Эризард?
  - Потому что я в первую очередь служу Британии, - Лидер поднял меч. - И Карисса хочет спасти её от вступления в войну без победителей. Отказать Академия-сити и Евросоюзу, уйти на периферию их сражения, выдержать осаду как выдержали осаду гитлеровской коалиции. И на осколках разрушенных империй восстановить свою.
  - Сейчас не сороковые года, - прошептала Канзаки. - Оружие ушло дальше бомбадировщиков и магов-диверсантов. Менять сторону уже слишком поздно.
  - Даже так у нас гораздо больше шансов выжить как стране. Поэтому, святая Канзаки... прощайте.
  Он рванул к ней с мечом, но и Канзаки уже подняла катану, готовясь встретить атаку. Её клинок сверкнул в ночной тьме, но за секунду до того, как он встретился с телом Лидера, тот крикнул:
  - Обнуление!
  Катана попросту ударилась об него, не прорезав даже костюм. А ответный удар кровавым фонтаном сбросил Канзаки с холма в ближайший кустарник, где она и застыла.
  - Ещё раз прошу прощения, - опустил Лидер меч, наблюдая за безжизненным телом святой. - И прошу прощения у вас, третья принцесса. Придётся обойтись без топора и разобраться быстро. Разве что успею выкопать вам могилу и отметить её, дабы потом вернуться для достойных похорон, - он шагнул в сторону Вилиан с Индекс, но резко остановился.
  Крупный мужчина, успевший взвалить на свои широкие плечи обеих девушек, повернулся и равнодушно посмотрел на него. А затем гигантским прыжком исчез из виду.
  - Ваше Величество, - Лидер мгновенно поднёс ко рту небольшую рацию. - Уильям Орвелл забрал вашу сестру и Индекс.
  - Он-то что тут забыл? - простонали ему в ответ.
  - Прикажете пускаться в погоню?
  - Да, и прямо сейчас. С матушкой я разберусь без тебя, её уже схватили и скоро доставят. А потом брось все силы на поиски Римеи.
  - Слушаюсь, Ваше Величество. - Лидер опустил рацию, сжал рукоять и понёсся в ту сторону, где скрылся новый враг.
  
  Карета разлетелась минут через пятнадцать после того, как выехала из города, и огненный шар выплюнул из себя несколько фигур в латах, безжизненно рухнувших в придорожную канаву. А вот двое из эпицентра взрыва совершенно не пострадали.
  - Надеюсь, они живы? - присмотрелась Эризард к ближайшему телу. - Не хотелось бы терять ещё больше рыцарей.
  - Живы, конечно, - возмутилась Лаура Стюарт, поправляя закрученные в валик и всё равно ниспадающие до земли светлые волосы. - Я что, чудовище какое-то?
  - Вот и хорошо, - королева опёрлась об меч и встала. - Есть предложения, куда нам идти?
  - Я думала, у вас есть, - потянулась блондинка. - Вы же тут главная.
  - Архиепископ англиканской церкви в каком-то плане главнее меня, - указала Эризард, всматриваясь в город, над которым висело уже несколько хоботов пожаров. - Как ты думаешь, где сейчас Римея?
  - С её интеллектом и прагматичностью наверняка чесанула куда подальше.
  - Согласна. Ну тогда по коням и в Эдинбург! Я практически уверена, что моя дочь бульдогом вцепилась в Куртану и проморгала другой, не менее важный артефакт.
  - Кажется, я понимаю, о чём вы, - Лаура повернулась вокруг своей оси, проверяя, цело ли длинное розовое облачение епископа. - Но как мы туда доберёмся? Автостопом?
  - Вот сейчас и узнаем, - Эризард уставилась на дорогу, где со стороны Лондона мчался чёрный джип. Он нёсся так быстро, что и после удара по тормозам пролетел мимо обеих, остановившись лишь метров через пятьдесят и заставив их бежать трусцой.
  - Какие люди! - Серья распахнула дверь и выглянула наружу. - Если я пущу вас, то подвергну нас смертельной опасности, не так ли?
  - Разумеется, - Эризард быстро открыла заднюю дверь и забралась внутрь; Лаура по ту сторону сделала то же самое. - Ещё раз приветствую, Химегами-сан. Вам всё-таки удалось сбежать?
  - Да нас и предупредили почти сразу, и до этого порохом запахло. - Серья захлопнула дверь и вдавила педаль газа так, что не успевшая пристегнуться Лаура едва не ударилась головой о затылок Химегами. - Так что угна... честным трудом заработали машину и в бега. Связь с GEKOTA прервалась, понятия не имеем, кто где.
  - И что, просто в никуда едете? - Эризард даже с ремнём мотнуло на повороте.
  - Не совсем. Наша чудо-девочка с мотоциклом и винтовочкой должна была выдвинуться примерно в эту сторону, так что ищу её методом тыка, ибо мотоциклетный след поди разбери. - Серья говорила всё это, практически не отрывая взгляд от дороги.
  - Как тогда насчёт того, чтобы спасти Британию, добравшись до Эдинбурга?
  - Только если хватит топлива.
  
  Поезд стоял на станции, но был окружен таким числом рыцарей, что Тома с Ицувой какое-то время просто смотрели, ощущая отчаяние и не понимая, как вообще пробраться туда незамеченными. По счастью, вскоре с небес спустились ведьмы и начали бомбадировку из волшебных палочек; их отогнали, но в суматохе обоим всё же удалось проскользнуть в дальний вагон и там забиться за ящики.
  По вагону скоро загрохотали латы, но так поспешно, что проверкой и не назовёшь - видимо, времени не было. Затем поезд тихо завибрировал, тронулся и стадия квеста выполнилась.
  - Кто это нам помог? - тихо спросил Тома, убедившись, что рыцарей не слышно.
  - С Ковенского Компаса. - Ицува практически шептала. - Мобильная крепость ведьм, подчиняющаяся Несессариусу. Тома, у тебя есть какой-то план?
  - С планом у меня всегда плохо, - грустно улыбнулся парень. - Главное спасти Индекс. И что это за Куртана? Там не было времени спрашивать...
  - Это клинок королевской семьи, по преданию вручённый самим архангелом Михаилом. - Ицува прислонилась к стенке ящика и вытянула ноги, расслабляясь. - Я не знаю точно, в чём его сила, это охраняемый секрет, но она как минимум символична. Тот, кто владеет клинком, может претендовать на престол. Особенно если это Изначальная Куртана, не созданная впоследствии копия, ибо оригинал считался утраченным...
  - И я теперь должен буду это разрушить? Изначальную Куртану? - потрясённо спросил Тома, устроившийся рядом.
  - Возможно, - Ицува положила голову ему на плечо. - Но Тома... надо подумать над планом. Если Кариссе подчиняются рыцари, то подчиняется и Лидер. А он едва ли не опаснее Аквы.
  Тома сглотнул. Так, это серьёзно.
  Частично, конечно, сыграла уверенность, что после Венто и Терры ещё один член Трона Справа от Бога окажется лишь чуточку сложнее. Однако Аква попросту избил его так, что Тома очнулся лишь в больнице - и это ещё Ицува была рядом. Одолеть смогли только с помощью Каори и других Амакуса - еле-еле, во многом потому, что Тома сумел явиться ровно в нужный момент и подставить руку под атаку врага.
  А теперь вот разбираться с не менее опасным Лидером, пока вся GEKOTA неизвестно где. И ведь там ещё куча рыцарей наверняка, да и сама Карисса точно не неженка...
  План.
  Но какой план можно составить без знания местности и врага, при полном его преимуществе? Разве что надеяться, что подсознание не даст ему и Ицуве умереть... Тома не думал, что на такое стоит полноценно рассчитывать.
  Ицува если и придумывала что, то про себя. Или вовсе оставила на него, ибо сейчас повернулась, и её нос коснулся его подбородка.
  А между прочим, по времени... да, обычно они уже любили друг друга. Неужели решила не прерываться форс-мажорами? Всё же далеко не самое подходящее место...
  - Тома...
  - Да?
  - В соседнем вагоне кто-то есть. Не рыцарь, я слышу девичьи всхлипы.
  - Кого-то из наших?
  - Не могу разобрать.
  - Тогда стоит рискнуть проверить, - вполне возможно, что рыцари заодно везут Кариссе кого-нибудь из GEKOTA. И даже если нет, с пленником можно заключить союз и хоть немного обрисовать план.
  Они осторожно, вслушиваясь в каждый звук, добрались до двери, прошли тамбур и заглянули в соседний вагон. Рыцарей, что очень удивительно, не было - только всхлипывающая девушка.
  Красно-сине-белые одежды - ясно, одна из "Нового света", но не гонявшая их Лессар. Короткие светлые волосы и полностью подавленное лицо, она даже не услышала их.
  - Это Флорис, - прошептала Томе Ицува. - Я слышала, что её победила Канзаки-сан.
  И почти наверняка сразу передала властям, чего девушку и успели погрузить на поезд. Что ж... союзников не выбирают, и Тома подобрался поближе.
  Он успел заметить, что на руках и ногах Флорис нацеплены колодки, когда она заметила его и тихо вскрикнула, но затем нахмурилась.
  - Ещё двое азиатов, пришли добивать меня? - даже как-то злобно сказала девушка.
  - Скорее наоборот, - Тома придвинулся к ней. - Нам нужна твоя помощь, чтобы остановить Кариссу.
  - Остановить Кариссу? - девушка перепросила с каким-то ужасом, а затем обмякла и уткнулась головой в колени. - Ещё утром я бы вас отвергла, но теперь... когда Лансис...
  Слёзы потекли у неё по щеке, и Тома отметил, что далеко не первые. Да и глаза у Флорис по-прежнему красные от рыданий.
  - Что с Лансис? - в разговор вступила Ицува.
  - Убили, - всхлюпнула Флорис. - Казнили. Мы были так накачаны магией, что могли чувствовать друг друга... и мы все почувствовали, услышали, поняли... а теперь вот и меня, везут...
  - Мы сейчас же тебя освободим, - прошептал Тома, потрясённый услышанным.
  - Как? - Флорис вытянула вперёд руки. - Это магические цепи, закованные так, что...
  - А, ну то есть просто, - Тома коснулся колодок, и те мгновенно развалились, как и на ногах.
  - Что?! - Флорис вскочила, но тперь выглядела разозлённой. - Ты дебил!
  И в следующий момент завыла сирена.
  - Они же отслеживают попытки взлома! - девушка в ужасе схватилась за голову. - Нам конец!
  - Бежим обратно! - крикнул Тома, и они помчались в тамбур, уже слыша громыхание рыцарских лат.
  - А толку бежать, они всё обыщут и найдут, хоть куда забьёмся! - сразу же взвыла Флорис.
  - Тогда... - Тома притормозил в тамбуре и посмотрел в сторону растущей по ходу движения громады моста. - Прыгаем в реку!
  - Чего? - отшатнулась девушка, но Тома и Ицува вцепились в неё. - Отпустите, самоубийцы!
  - Да ладно, я совсем недавно с такого упал, и выжил, - пробормотал парень, напрягаясь для прыжка.
  - Так ты идиот, а я нет! - Флорис от ужаса совсем сбилась с логики. - Отпустиииии...
  Латы зазвучали уже в том вагоне, из которого только что выскочили, поезд въехал на мост - и они прыгнули, перемахнув через перила и устремившись вниз.
  - Идиоты, там же глубины никакой, мы разобъёмся! - Флорис повела лопатками, и из тех вырвались складные белые крылья. Они замедлили падение, и девушка забила ими, удерживая тяжёлую ношу, ибо Ицува вцепилась в неё левой рукой, а Тома...
  - Твоююююююю! - от его прикосновения крылья исчезли, и все трое с криком полетели в реку.
  
  - Фиамма!
  Крик многократно усиленным эхом прокатился по тёмному лону спящего собора, вынуждая рыжеволосого мужчину остановиться и посмотреть на подошедшего старика. Одежды того казались странно гармонирующими с седой бородой и волосами, прикрытыми столь же белой шапочкой Папы Римского, а красный плащ развевался позади, не поспевая за хозяином.
  - Матиас Риз? - улыбнулся Фиамма. - Какими судьбами?
  - Фиамма, - сатрик остановился неподалёку и ударил золотым посохом по расписному мраморному полу, высвобождая ярость. - Что ты забрал из реликвария Ватикана?
  - То, что и собирался, - Фиамма продемонстрировал зажатый в руке небольшой белый цилиндр, покрытый множеством символов. Матиас взглянул на них и посерел.
  - Получается, ты... то, что сейчас приходит из Англии и России... это из-за тебя?
  - Из-за меня? - Фиамма, усмехнувшись, опустил руку. - Вы хотите выставить меня виновником Третьей Мировой, Папа Римский? Вы, поддерживающий меня всё это время, дававший добро на атаки Академия-сити, прямо назвавший его жителей "пренебрегающие истиной Господа"? Или вы захотели сдаться в самый последний момент?
  - Я говорил и я позволял это, - старик крепко вцепился в посох. - Но чем дальше, тем больше я понимал, что это не путь служителей Господа. Особенно когда вы позволили кардиналу Лоренцо Биготта подвергнуть всех нас опасности крестового похода.
  - Его попытка была обречена изначально, - изящно улыбнулся Фиамма. - А я благодаря этому едва не добился успеха с другим человеком.
  - Интри, так вы называли его...
  - Так он называл себя. Его план остановить Третью Мировую прекрасен. Принудить к миру абсолютно все стороны, угрожая атаковать и уничтожить всех, кто нарушит соглашение. Это почти совпадает с моими планами, должен заметить.
  - Вашими планами? - Маттиас сделал шаг вперёд. - Вы тоже хотите установить абсолютную тиранию?
  - А разве не это главное желание Церкви? - Фиамма, похоже, откровенно забавлялся. - Абсолютная тирания. Недопустимость атеизма или других верований, да даже других ветвей христианства. Полное соблюдение законов и канонов. Отрицание иных толкований. Или вы видите во мне конкурента?
  - Но установить такой порядок Третьей Мировой...
  - А что, есть ещё вариант? - Фиамма вновь улыбнулся - а затем улыбка погасла, оставив лишь жёсткий взгляд. - Мир нуждается в обновлении, Папа Римский. В новом потопе, смывающем страны. Само появление СССР и Академия-сити, их расцвет, пропаганда их образа жизни показывает, насколько прогнила христианская мораль и как люди отворачиваются от неё. Церковь должна была содержать и контролировать идеальную систему, дарованную нам Богом, но вместо этого сама погрязла в грехе и допустила весь этот хаос. Рычаги заржавели, шестерёнки не вращаются, а смазка давно выкинута. - К концу речи благодушное состояние вернулось к нему. - И если вы решитесь противостоять мне, Папа Римский, то вы будете противостоять Церкви, Богу и самому себе.
  Двое уставились друг на друга, а затем Матиас тихо произнёс:
  - Уничтожение миллионов невинных людей для искоренения греха - не то, чем Церковь должна заниматься и одобрять. И если у нас нет другого выхода, то мы должны отказаться от малейшей тени претензий на подобное. - Он поднял посох. - Я Папа Римский, и здесь, в соборе Святого Петра, призываю двенадцать апостолов, верящих в Единого Бога, передать мне свою силу, мощь и веру для сокрушения моего врага и врага Церкви!
  Тринадцать светящихся сфер появились из ниоткуда и закружили около отшатнувшегося Фиаммы. Ещё до того, как он успел что-то сделать, на сферах зажглись символы переплетающихся линий и Фиамма оказался заключён в тринадцатиугольную фигуру, с застывшим на лице выражением удивления.
  - Сорок лет, - Папа опустил посох. - Сорок лет пробегут для тебя как одна секунда, но за это время мы сможем всё исправить и не допустить этой войны.
  Он отвернулся и зашагал к выходу из собора - но застыл, услышав позади:
  - Китай и Индия объявили о поддержке Академия-сити. Россия вторглась в Альянс Независимых Наций. И даже государственный переворот не спасёт Англию от войны с Францией.
  Фигура из сфер исчезла, а за плечом пылающего гневом Фиаммы выросла рука - скрюченная, уродливая, чудовищная.
  - Третья Мировая началась, Папа Римский. Теперь даже я не смогу её остановить. И никто не сможет. А то, что ты пошёл против меня, означает только одно - Церковь тоже нуждается в обновлении. Абсолютном обновлении.
  Рука дрогнула, распрямила длинные пальцы, окружённые красной аурой уничтожения.
  И атаковала.
  
  Их выбросило прямо посреди пустого коридора, и Шинка попробовал уползти на четвереньках, но Етцу, вскочив, удлинившейся рукой взяла его за шкирку.
  - Ну, милаш, - дружелюбно спросила она, тем не менее поднимая мальчика в воздух. - Не расскажешь нам, что это за девушка, а?
  - Я не знаю! - забился Шинка. - Отпустите меня!
  - Слушай... - нахмурился Гунха, и Етцу поспешно объяснила:
  - Нас заманили сюда. Меня так точно, но и вас, похоже? - она перевела взгляд с Гунхи на мрачную Шокухо. - И есть у меня чувство, что этот очень хороший мальчик причастен. Ну так, не хочешь сказать? Или тебя экстремально ара-ара нужно, так это я мигом...
  - Я ничего не знаю! - Шинка расплакался. - Она занимается розыском людей, и она сказала мне, что нашла комнату Френды тут! А я бы не рискнул сунуться, вот и попросил вас!
  - И что за "она"?
  - Назвалась европейским детективом Сен-Жермен...
  - И ты не проверил, есть ли такой на самом деле? - вздохнула Етцу. - Эх...
  Она опустила его на пол и повернулась к остальным.
  - Есть идеи, что нам теперь делать?
  - Предлагаю подождать. - Шокухо поглядела на стены с постепенно наползающим красным. - Акселератор и Кайкине на нашей стороне, и когда они вернутся от DRAGON, то спасут нас.
  - Если вернутся, - со скепсисом произнесла Етцу. - И если захотят. И если спасут. Для полных болванчиков в магии - Сен-Жермен действительно сильный маг, живущий уже несколько веков и тщательно скрывающий свои секреты. Его даже Тома с наскока не возьмёт.
  - И что нам тогда, убивать кого-то? - хмуро поинтересовался Гунха.
  - Нет. Однако... - Етцу завязала руки узлом. - У кого какие мысли об этом? Потому что если вы спросите меня, то героем для убийства я бы выбрала...
  
  - ...Шокухо Мисаки. - Юитцу осторожно посмотрела вниз лестницы, на площадке которой они все оказались. - Она из пятых меньше всего чувствуется как убийца.
  - Ага, - скептически ответила Кайби.
  - Цыц, девочка просто пультом щёлкнула, наверняка сама такого не ожидала. Да и мерзавцами вы все были, чего страдать.
  - А разве не парень? - вежливо спросил Унубара, задумчиво глядя вверх. - Милый, невинный мальчик вынужден будет убить.
  - Может и парень, - согласилась Юитцу. - Совсем не исключаю. Но к слову о милых мерзавцах... злодея ведь выбрали по той же схеме, не находите? Кто-то весь такой няшный, хороший, на злодея не похожий, хнык убивать. И я бы поставила...
  
  - ...на Козаку Митори. - Етцу отошла, предоставляя Гунхе место. - Косплеющая медсестру няша-терминатор, добровольно отказавшаяся работать на злых учёных и вместо этого шпионящая за ними. Таких прибавлять надо, а не убивать.
  - И это получается в некотором роде справедливость, - задумчиво сказала Шокухо, отводя за собой Шинку. - Смерть предателю.
  - По меркам двинутой особы вполне. Кстати, все обратили внимание на её речь?
  - Да, но что это означает?
  - Есть идея... сейчас, - обе уставились на Гунху, вставшего в каратистскую стойку напротив стены. Так он постоял несколько секунд, а затем с боевым кличем выбросил вперёд кулак.
  От удара, казалось, всё здание задрожало и содрогнулось. Вибрация швырнула девушек и заверещавшего Шинку на пол, да и по самому Гунхе словно волна пробежала. Однако на стене не появилось и трещинки.
  А через несколько секунд здание вновь задрожало.
  
  - Да могла бы не пробовать! - крикнула Юитцу Венто, прижимая руки к ушам. - Седьмой явно не пробился, иначе бы всё разрушилось! А ты тем более не сможешь!
  Венто скривилась и сплюнула, но ко всеобщему облегчению опустила дубину, и вибрация начала постепенно утихать.
  - Ух, - учёная аж отошла подальше от стен и вновь посмотрела вниз, на следующую лестничную площадку. - Больше никакой самодеятельности, ясно? И вообще, все поняли, чего "эта задротка такие странные приказы отдаёт", а?
  Кайби отвела взгляд, но Юитцу и не посмотрела на неё, вместо этого положив руку на плечо безмолвной Даниэллы.
  - Ну что, злодеи? - потрясла она девушку. - Идём убиваться об героев и устраивать им моральные выборы? Всего-то псионик, метаморф и супергерой пятых уровней, раз плюнуть!
  
  Лошадь стояла перед круглым, явно искусственным входом в пещеру абсолютно неподвижно, не дрогнув даже когда мускулистый шатен приземлился рядом со светловолосой девушкой на руках.
  - Вилиан, приходи в себя, - он аккуратно посадил её на лошадь, но принцесса вместо этого сомкнула руки вокруг его шеи.
  - Уильям, ты только вернулся и опять нас бросишь? - прошептала она, но мужчина молча и нежно разомкнул её руки, вкладывая в них уздечку.
  - Она доставит вас в ближайшее убежище Нессесариуса. А я прикрою ваш отход, - он хлопнул по крупу лошади и отступил, когда та поскакала в туннель; Вилиан крепко ухватилась, но всё равно оглянулась и смотрела, пока не исчезла во мраке.
  Мужчина вынул огромный, с него ростом меч, после чего взмахнул им - и воздушая волна обрушила камни у входа, полностью запечатав его. И только тогда обернулся.
  Рыцари уже практически окружили его, обнажив сверкающие в свете поднявшейся луны мечи. Лидер выступил вперёд них, бесстрашно глядя на невозмутимо держащегося мужчину.
  - Уильям Орвелл... или лучше обращаться к тебе Аква, Что Сзади? - спросил он, также обнажив клинок. На лице Аквы не дрогнул ни единый мускул.
  - Моё имя уже не так важно, - спокойно и твёрдо сказал он. - Моя цель исключительно в спасении Британии.
  - Тем не менее, ты украл третью принцессу и не горишь желанием присоединяться к Кариссе.
  - Её авантюра не спасёт Британию, а погубит.
  - Вот как? И тем не менее нынешний путь погубит её однозначно, а с Кариссой шансы остаются.
  - Ты продолжаешь говорить так, будто знаешь всё, - Аква поднял меч и указал остриём на Лидера. - Неужели годы ничему не научили тебя?
  - Если бы мы могли устроить дуэль, то я опровергнул бы тебя. - Лидер тоже поднял меч. - И добился бы реванша. Но в нынешних условиях нет возможности раскланиваться и играть честно. Уильям Орвелл, ты задержан как бунтовщик, выступающий против хозяйки Изначальной Куртаны и своей королевы. Сдавайся или выбери смерть.
  - Я выбираю Британию, - ответил Аква, и рыцари слаженным строем бросились на него.
  Но клинки пронзили воздух; Аква мгновенно подпрыгнул до уровня макушек деревьев и оттуда махнул мечом, очередной волной расшвыривая нападавших. Лидер рванул к нему, и мечи скрестились; оба рухнули на землю и устремились друг к другу, столкнувшись с такой силой, что оставшихся на ногах рыцарей просто сдуло к протекающей неподалёку реке.
  Бой продолжился, и без всякого изящества; каждое столкновение словно сопровождалось невидимым взрывом, расшвыривающим всё кроме самих дуэлянтов и круживших маленькие смерчи камней и земли. Аква первый обратил на них внимание, и лёгким движением меча отправил один такой смерч в лицо Лидеру - тот закрылся и даже контратаковал, но всё же сделал шаг назад, к густому лесу.
  - Ты опять не чураешься нечестных приёмов, - заметил он.
  - Я наёмник, - просто ответил Аква. - Нам платят не за изящную технику.
  - И ты всё ещё считаешь себя наёмником. Даже когда стал святым и присоединился к Трону Справа от Бога. Может, стоило тебя просто перекупить?
  - Ни у тебя, ни у Кариссы не найдётся ничего, что могло бы перекупить меня.
  - Большая жалость, - они продолжали сражаться, но Лидер опять отступил под яростным напором. - Британии будет горько терять столь доблестного воина.
  - В отличие от тебя, я не собираюсь убивать.
  - И в этом твой недостаток! - Лидер внезапно размахнулся и атаковал напрямую, открываясь для удара. Но ещё до того, как Аква воспользовался этим, он крикнул:
  - Обнуление!
  Меч даже не поцарапал Лидера, а вот его удар отбросил наёмника в ближайшее дерево. Однако тот мгновенно поднялся, даже несмотря на то, что рубашка начала темнеть от крови.
  - Ты выучил технику по игнорированию урона? - и спросил так, словно не был ранен.
  - Я готовился к битве с тобой, - повернулся к нему Лидер. Аква кивнул, а затем резко махнул мечом, отправляя воздушную волну.
  - Обнуление! - и та тоже не причинила вреда.
  - К моему сожалению, тебя это не спасёт, - Лидер вновь атаковал, и вновь Аква ударил в открытое место.
  - Обнуление! - меч ударился о дорогой костюм, и затем Аква резко рванул вверх рукоять так, что та вонзилась в гортань противника.
  Лидер отшатнулся.
  Выпустил меч.
  Закашлялся и рухнул на колени. Он попытался что-то сказать, но Аква перехватил меч плашмя и огрел его по голове, окончательно лишая сознания.
  Задерживаться у поверженного тела он не стал, лишь развернулся и отправился к реке. Рыцари не пытались шевелиться, но Акву они и не интересовали.
  Теперь главная цель - Карисса.
  
  - Успокойся ты, - прошипел Тома, аккуратно разуваясь. - Мы все живы, это главное.
  - Успокоиться?! - светлая голова взбешённой Флорис замелькала в кустарнике. - Я чуть не утонула, я вся вымокла, я теперь вынуждена раздеться рядом с подозрительными азиатами, а мне предлагают успокоиться?!! А когда начнёте насиловать, то тоже успокоиться прикажете?
  - Да кому вы нужны, - очень тихо сказала Ицува, уже сняв платье и установив его на импровизированную жердь в центре круга, рядом с пиджаком парня. - Тома, давай, и рубашку и брюки.
  - Вы чем там собрались заняться?!!!
  - Флорис, - устало позвал Тома, без проблем снимая остальное и оставаясь в одних трусах. - Ты либо мокнешь, мёрзнешь и простужаешься, либо кидаешь сюда одежду.
  - Простуда лечится магически...
  - Ну как хочешь, - настроения спорить не было. Флорис замолчала, а через несколько секунд её белая блузка и синяя юбка пролетели к ним и опустились на траву.
  - Я подниму, - шагнул было Тома, но Ицува мягко остановила его и нагнулась подобрать сама, пришлось даже отвести взгляд от аппетитного зрелища.
  Они выплыли. Правда, неизвестно где, все телефоны радостно утопились, а по местности Тома и Ицува не ориентировались. Флорис предпочитала заниматься руганью, особенно когда осознала, что мокрую одежду надо снять и просушить.
  Единственный плюс - от такого заплыва спать совсем не хотелось. А не спать придётся, видимо, всю ночь, бои ещё впереди.
  Ицува наконец развесила всю одежду и пригласила Тому в круг. По его радиусу лежали всякие предметы, вроде расчёски и красивого цветка, и места осталось мало, так что они даже обнялись. Девушка щеголяла лишь в белом белье, но крайне уверенно сомкнула руки вокруг Томы.
  Да уж... Ицува прошла долгий путь от крайне стеснительной до сегодняшней. Тома до сих пор помнил тот момент, незадолго до обретения нынешнего себя, когда она отказала ему в сексе, на деле совсем не возражая - и уже тут покаянно сказав, что несла чушь и очень жалеет об этом.
  Доказывая сожаление со всей страстью.
  Ицува зашептала заклинание, и тут Флорис выскочила в круг, крича, что это она и пусть не бьют. Тома стоял спиной к ней и не собирался поворачиваться - волна жара прошла по его телу, не только высушая, но и дополнительно приобадривая. Ицува, разомкнувшая объятья, тоже улыбалась, а вот Флорис уже шуршала обратно в кустах, одеваясь.
  - План у вас есть, самоубийцы? - выкрикнула она оттуда. Хороший вопрос, ибо плана не было. Ицува, надевшая платье, собрала вещи из магического круга и тихо сказала:
  - У меня не хватает медной монетки и брелка с животным, дать сигнал остальным Амакуса не смогу.
  - Значит, просто идти куда глаза глядят и надеяться на уда... подожди, это ведь не тот же...
  - Уверена, что да, - девушка подхватила копьё и всмотрелась в ту сторону, откуда послышался рёв мотоцикла, а затем рванула сквозь кусты. Тома лихорадочно начал одеваться, и только успел накинуть пиджак, как Ицува вернулась с клоном и Индекс.
  - Тома! - девочка мигом рванула к нему и обхватила, тут же заревев. - Тома! Тома!
  - Ну-ну, всё хорошо, - он мгновенно обхватил её и начал успокаивающе гладить по голове. - Что произошло?
  - Мисака поняла из её рыданий, что кого-то убили, не успела разузнать больше Мисака.
  - Что? Кого?
  - Девушку... - зарыдала Индекс. - Просто... отрубили голову...
  - Девушку... - Тома быстро понял и крепко обнял девочку, начав успокаивать её.
  - Лансис... - прошептала посеревшая Флорис, вышедшая из кустов уже одетой. - Господи, Лансис... это же... как же...
  Она опустила голову и вдруг завыла, так, что сердце раскалывалось и даже клон неуютно переминулась с ноги на ногу. Индекс продолжила плакать ещё сильнее, и Тома лишь гладил её по волосам, наблюдая за тем, как Ицува отошла утешать Флорис.
  Лансис убита Кариссой или по её приказу, точно так же чуть было не убили Лессар. Флорис, очевидно, тоже везли казнить, и осталась только Бэйлоуп. Кажется, Серья упоминала...
  - Сестрёнка Мисака, ты ведь одолела Бэйлоуп? - спросил он, когда рыданья Индекс чуть утихли.
  - Да, подтвердила Мисака. Но Мисака оставила её там живой, поспешно добавила Мисака.
  - Разумеется. Так... Индекс, а что с Вилиан? Она жива?
  - Думаю, да, - Индекс потихоньку начала успокаиваться. - Нас унёс тот мужчина, он передал меня этой...
  - Мужчина?
  - Очень мужественный, мускулистый и с мечом, уточнила Мисака. Но не такой мужественный, как братик Тома, поспешно добавила Мисака.
  - Да тут сейчас таких дофига бродит...
  - Волосы цвета чая, что Мисака сегодня пила, и лицо такое каменное, начала уточнять Мисака.
  - Подожди... - у Томы аж дыхание перехватило. - Прям как неподвижная маска, да?
  - Да, ещё раз подтвердила Мисака.
  Аква... и он тут? Да ещё и принцессу похитил... или спас, в нынешней ситуации не поймёшь. Но в любом случае так у неё хоть какой-то шанс.
  - Хорошо, тогда... - Флорис продолжала всхлипывать, но Ицува, отбросив прежние конфликты, одобряюще шептала ей. - Нам надо найти Каори, Серью и Айсу, это раз. Разбить Куртану, это два. Разобраться с этим переворотом и выжить, это три. Есть у кого идеи, куда нам вообще двигаться?
  - Мисака приехала сюда именно по приказу Серьи, доложила Мисака. Серья боялась, что Лансис также направилась в Фолкстон и попросила Мисаку перехватить её, была самой быстроходной из всех Мисака. Но Мисака не успела и приносит свои искренние извинения, поклонилась всем Мисака.
  - Не вини себя. То есть конкретной точки не было?
  - Мисака после того, как получила Индекс от того человека, получила и совет выдвигаться на северо-северо-запад, в сторону ближайшей базы Несессариуса, добавила Мисака.
  - Ох, слушай... - Тома прижал руку к лицу. - Это надо говорить в самом начале.
  - Мисака всё это время отвечала на вопросы братика Томы, обиженно сказала Мисака.
  - А... ладно, извини, братик Тома нервничает. Так куда нам к этой базе?
  
  - Я до последнего думала, что нас схватят, - только и сказала Серья, когда Эризард и Лаура вернулись в машину с огромным свёртком.
  - Моя дочь так вцепилась в Изначальную Куртану, что даже не подумала проверить остальное, - довольно сообщила королева. - Или не приняла в расчёт. Всё же такое скорее забота Вилиан.
  - То есть она нам понадобится? - уточнила Серья. - А то я прикинула по дороге, что принцессу, извините, того. Карисса же её забрала с собой.
  - Да, но я уверена, что Вилиан она займётся самой последней. Нет смысла её убивать, пока не поймает меня и Римею.
  - А Римея где?
  - Она всегда была умной и прагматичной, поэтому почти наверняка уже за границей.
  - Да уж, самый прагматичный вариант. А теперь, предупреждая вопросы - бензина у нас почти нет. Чуть-чуть проедем только если, и так не знаю как до Эдинбурга домчались.
  - С вашей скоростью никакого бензина не хватит, - Эризард наклонилась и взглянула на приборную панель. - А "чуть-чуть" на километр хватит?
  - Надеюсь. Куда ехать?
  Лидер проиграл, Вилиан сбежала, эта девочка тоже. Ушла и мать вместе с архиепископом. Вернувшийся Уильям на стороне врага, как и Камидзе Тома, похитивший члена Нового Света прямо из поезда.
  И тем не менее Карисса сохраняла спокойствие, возвращаясь в столицу с отрядом рыцарей. Лондон в её руках, бунтовщики Несессариуса рассеяны и сбежали, равно как и Амакуса. Оставались ведьмы, но это уже дело оружия.
  А когда Куртана обеспечит ей престол, то за оружием дело не станет. Британия буквально покорится своей новой королеве и будет спасена. У неё есть гарантии, есть план, есть силы добиться успеха.
  Уязвимая точка под контролем. Врагам не будет везти постоянно. И Куртана при ней.
  Рядом что-то затрещало, карету тряхнуло, и Карисса улыбнулась. Пришёл.
  Она не стала ожидать атаки, а сама вылетела наружу, размахнувшись Куртаной и обрушив её на появившегося посреди дороги наёмника. Тот лениво заблокировал удар, но мгновенно округлил глаза, когда осознал его силу.
  - Рыцари, отправляйтесь в столицу и подготовьте трон для вашей королевы! Это приказ! - Карисса не собиралась медлить, и меч со свистом разрезал воздух. Место разреза замерцало, и через секунду жёлтый куб вылетел из него, устремившись к Акве. Тот отпрыгнул, но Карисса продолжала водить мечом, порождая новые кубы и улыбаясь.
  Он-то, небось, думает, что это просто кубы. Но она видела, как в них дрожат деревья знаменитых британских лесов.
  Куртана резала четвёртое измерение самой Британии, перевоплощая его в третье. Ибо обладатель Изначальной Куртаны и правитель распоряжается своей страной беспрекословно и в любую минуту может рассчитывать на её силу.
  Символизм как оружие. Отличительная черта британской магии.
  Аква вошёл во вкус и начал спокойно уворачиваться от всех кубов. Значит, пришёл черёд следующего шага. Карисса перестала резать пространство, размахнулась и вогнала клинок в асфальт.
  Ей нужна вся сила - и та пришла огромным взрывом. Волна белесого пламени рванула от Кариссы сразу во все стороны, поглощая кубы и врезаясь в Акву, не успевшего сбежать. Наёмника швырнуло в лес и протащило сквозь деревья, мгновенно вспыхивающие факелами королевского торжества. Меч вылетел у него из рук, удар об ствол едва не вышиб дух - и затем пламя окончательно пожрало его.
  Карисса встала, посмотрела на начавшийся лесной пожар и удовлетворённо кивнула. Даже если Уильям выжил, он выведен из игры. А рыцари, успевшие по приказу уехать на безопасное расстояние, возвращались за своей королевой.
  Теперь дальше в Лондон. Удержать до утра все ключевые точки - и тогда даже без Куртаны власть будет её.
  
  Шокухо и не подозревала, насколько это страшно - пустой гостиничный комплекс. Эхо тихих шагов разносится далеко, двери намертво закрыты, и даже пустая болтовня Етцу кажется чужеродной в отсутствие людей. А ведь там, за непробиваемой стеной - Академия-сити, два с половиной миллиона человек.
  Их спасут. Даже если Алистер не соберётся, то Акселератору и Кайкине не составит труда. Анти-Навык точно прибыл на место массового побега. В самом крайнем случае дождаться возвращения Томы, тот обязательно вытащит их.
  И этого не хотелось бы.
  Она должна быть равной ему. А то и сама спасти. Не выступать как требующая помощь беззащитная девушка, благодарящая потом в постели.
  В конце концов, она уже почти свыклась с тем, что придётся жить без него и справится со всем сама.
  Справится и сейчас.
  Главное - не убивать, если героем действительно выбрали её. Найти какой-то другой путь...
  - Похоже, вы скучаете!
  Стена коридора, только что пурпурная, стала прозрачной - и за ней появилась Сен-Жермен. Она яростно дирижировала тростью и улыбалась.
  - Как известно, задача сюжета - помочь героям! - крикнула она. - И знаете, что важнее всего для героев?
  - Запас зелий? - оживилась Етцу.
  - Тактика на босса! - поднял кулак Гунха.
  - Чего? - Сен-Жермен удивлённо уставилась на них. - Нет, конечно! Главное - это невероятно стильный внешний вид! Так что сейчас вы все переоденетесь!
  Под ногами у них раскрылись дыры и затянули всех без предупреждения. Шокухо пролетела совсем немного, после чего рухнула прямо в груду одежды, сброшенную неровно посреди торгового бутика.
  Невидимые руки начали раздевать её, не обращая внимания на протестующие извивания и визги - а затем вновь одевать. Шокухо даже не поняла, во что, ибо в процессе вращало так, что замутило и пришлось закрыть глаза. Кошмар длился минут десять, а затем её вновь швырнуло и вынесло прямо в коридор.
  Стена перед ней заскрипела и повернулась второй стороной, с зеркалом на всю высоту. Но Шокухо и без зеркала с ужасом осматривала себя.
  Бронелифчик. Стальной, уже натирающий - на размер меньше, чем нужно. А в комплекте меховые шорты, даже скорее трусы, и такие же меховые ботинки. Её что, нарядили как стереотипную варварку? Шокухо зашарила по спине, пытаясь разобраться, где его расстегнуть, и тут рядом с ней вынесло Етцу.
  Этой досталась длинная фиолетовая мантия, украшенная множеством сияющих серебряных звёздочек. Прям как одежда некоего фэнтезийного мага.
  - Что за... - Етцу вскочила, взглянула на Шокухо и присвистнула. - Ну нам и уебан попался. Меняемся.
  - А? - Шокухо всё не могла нашарить застёжку, и Етцу скользнула ей за спину.
  - Меняемся. Мне в таком белье нормально ходить, а вот ты только перед Томой, да? Во, а сейчас парней сюда вынесет. Да убери руки, я сама расстегну, время теряем!
  Шинку вынесло как раз когда Етцу наконец избавила Шокухо от бронелифчика и стянула шорты. Блондинка взвизгнула и прикрылась, но паренёк и сам отвернулся с ужасом на лице. Теперь он был засунут в снежно-пушистый закрытый костюм, буквально напоминая испуганно сжимающегося белого медвежонка.
  - Храни этот момент в воспоминаниях беззаботной юности, паренёк, - Етцу хладнокровно сняла с себя мантию, накинула её на Шокухо и потянулась к шортам. - И больше никогда не подвергай себя такой опасности. Блин, действительно неудобно...
  Гунха вышел к ним сквозь дыру в стене - всё так же в белом и уверенный в себе, даже плащ продолжал развеваться на отсутствующем ветру.
  - Я отказался, - только и сказал он, бросив взгляд на успевших переодеться девушек.
  - Вот же ж... ладно, теперь вроде нормально, - Етцу закончила экспериментировать с размером груди, а в следующую секунду ставшая салатовой стена вновь проявила за собой Сен-Жермен.
  - Ну, как вам стиль, подобранный лично нами? - крикнула она. Шокухо напряглась, но девушка никак не отреагировала на обмен одеждой. - Не правда ли, вы теперь похожи на героев? А теперь вперёд, в бой со злодеями! Мы пойду и заставлю их униженно бояться!
  Она помахала рукой, и стена вновь стала обычной. Тягостное молчание нарушил Гунха, высказав общую мысль:
  - Она ведь совсем того, не так ли?
  
  - А вот и вы, мерзкие злодеи!
  Сен-Жермен появилась за прозрачной стеной - и лишь ухмыльнулась, когда Венто безрезультатно врезала по ней дубиной.
  - Можете изгаляться сколько угодно, но победы вам не видать, - с наслаждением сказала она. - И помните, что один из вас очень скоро умрёт! Каково ощущать это, а?
  - Рабочие будни, - спокойно ответила Юитцу, однако Сен-Жермен это нисколько не смутило.
  - Вот как? Значит, вы привыкли к дышащей в затылок смерти? Чудесно, чудесно, будет глубина персонажам! Стоило бы и вас переодеть, но... - её взгляд скользнул по чёрному открытому костюму Аю, фиолетовому наряду медсестры Митори, пирсингу на лице оскалившейся Венто. - Вы и так уже одеты по-злодейски! Однако стильные костюмчики не спасут злодеев! Герои размажут их в мушиное пятнышко!
  - Да-да, очень страшно, - пропела Юитцу, всё это время шагая по коридору наравне со всеми. - Мы так боимся, что просим пощады.
  - О, вы будете бояться, - и Сен-Жермен махнула ключом.
  Пол под SECTOR исчез, и все разом рухнули вниз, прямо в гигантский бассейн. Только Ксочитль попала на мирно покачивающуюся большую резиновую уточку, все остальные окунулись с головой и тут же выплыли, отплёвываясь.
  - До чего же уморительно! - Сен-Жермен теперь шагала над прозрачным потолком и хохотала. - Великие злодеи, не спящие ночью от желания очередных пакостей, теперь мокнут как курицы! Вот это унижение!
  - Я не знаю, кто её целевая аудитория, но надеюсь однажды их вскрыть заживо. Эй, на уточке, потеснитесь!
  Ксочитль, уже затянувшая на утку Унубару, помогла и Юитцу. Остальные тоже подплыли и начали взбираться, Митори вообще скользнула серой лужицей на клюв.
  - Так гораздо лучше! - оценила Сен-Жермен. - Группа злодеев на жёлтой уточке! Может, вам ещё и бантики повязать?
  - А может, ты уже спустишься сюда? - заорала Венто, запрокинув голову и с ненавистью уставившись на потолок.
  - Ещё чего! - Сен-Жермен махнула тростью. - Время нашей битвы ещё не пришло. Вам предстоит ещё множество мучений до этого момента!
  - Юитцу-сан, думаю, я смогу её достать, - очень тихо прошептал Унубара.
  - Если ты про нашу тактику, то нет, - столь же тихо ответила учёная, обняв утку за шею. - Переждём, потом отомстим сполна.
  Митори на клюве перевоплотилась в человека, после чего тоже посмотрела на потолок и замахала руками.
  - Эй-эй! - весело крикнула она. - Можно один интересующий вопрос - а это не я злодейка на заклание случаем? А то ведь страшно, такая милая девочка и вдруг умрёт?
  - Ты? - Сен-Жермен склонилась. - А кто ты?
  - Козаку Митори, ценный винтик в делах тёмной стороны Академия-сити! Юитцу-тян, я же ценный винтик?
  - Твой телевизор ценнее будет.
  - И это за годы упорной работы? Надо будет пожаловаться в профсоюз злых приспешников!
  Кайби под шум пыталась сверлить глазами Сен-Жермен, но ничего не выходило. У Аю взгляд и вовсе словно остекленел, однако безрезультатно.
  - Вы не сможете нас расколоть, - тем временем Сен-Жермен надменно дирижовала тростью. - Нет зла страшнее спойлеров, и мы их не выдам! Один из вас умрёт, это всё, что нужно знать.
  - А остальные что? - поинтересовалась Юитцу. - Пойдут по домам?
  - По домам? По каким домам? - Сен-Жермен пожала плечами. - Не знаю. Наверное, вас тоже герои убьют. Я им помогу в этом. Какая разница, когда Магические Боги придут в мир окончательно, то вы сами не захотите жить. Привыкли же ко всей этой... - она сделала тростью круг. - ...науке. Без неё мигом одичаете.
  - Вы хотите сказать, что эти Магические Боги отшвырнут нас всех в каменный век? - поинтересовалась Юитцу.
  - Каменный? - Сен-Жермен расхохоталась. - Нет! Это будет век торжества магии и богов! Не бога церкви, который творит чудеса лениво и лишь по приказу - настоящих богов, переворачивающих мир одним пальцем! Вы, сейчас, злодеи, вы не можете ничего поделать с могуществом Сен-Жермен, а ведь мы, увы, на ступень ниже той же Отинус!
  - Что же это за Отинус? - всё так же спокойно спросила Юитцу.
  - Отинус? - Сен-Жермен неожиданно застыла. - Отинус наше будущее. Наш спаситель. Наш козырь в уничтожении науки. Мы собрал вас здесь и устроил игру ради того, чтобы впечатлить Отинус. Иначе нам не найдётся места в новом мире.
  Она посмотрела вниз, на молча слушающую группу. Сейчас Сен-Жермен казалась какой-то поникшей, даже грустной.
  - Мы хотел поймать Камидзе Тому, главную угрозу Отинус. Но даже вас... чем меньше врагов Отинус и союзников Камидзе Томы, тем лучше.
  Сен-Жермен как-то даже мягко улыбнулась.
  - Так что мы постараюсь убить вас всех.
  И после этих слов потолок засверкал бирюзовым, скрыв её от пристальных взглядов. После нескольких секунд молчания Юитцу тяжело вздохнула и произнесла:
  - Нас записали в союзники Камидзе Томы, очаровательно. Хорошо хоть не в гарем. Что бы я тогда сказала Нокан-сенсею? Ещё решил бы, что его лаборантка встала на путь Кигуна. - Она ещё раз вздохнула. - Ладно, давайте как-нибудь выплываем на бортик, и... там ведь раздевалка, да? Надо высушиться, а то у меня халат уже совсем несексуально прилипает к телу. А пока плывём, господа злодеи - наша милая хозяйка прячется за непробиваемыми стенками, и при всём своём долбоебизме догадается прятаться и далее. Есть у кого здравые идеи по поводу того, как её оттуда вытащить?
  
  - Урсула, - тихо сказал Тома, оглядывая площадку. - Совсем близко происходит дворцовый переворот. Сражаются и гибнут люди. Третья Мировая война если и не началась, то вот-вот. И как-то... не чувствуется.
  Светловолосая монашка, стоявшая рядом с ним, тоже оглядела площадку. Большое каменное плато со множеством деревянных столов действительно наполнилось смехом, оживлёнными беседами и, в стороне Индекс, воплями о том, что тут было пять фрикаделек, где ещё четыре, мелочь пузатая!
  - Мы всегда найдём время повеселиться, Тома-сан, - наконец с улыбкой сказала Урсула. - Несессариус не такое унылое место, каким его рисуют. Видели бы вы наши чайные посиделки с Шерри...
  - Это не посиделки! - Шерри, до сих пор болтавшая о чём-то с клоном неподалёку, резко повернулась к ним. - Ты просто приходишь с чаем каждые пять минут и отвлекаешь от работы!
  - Но вы ведь всегда его пьёте, Шерри, - ответила Урсула без капли смущения, заставив ту скрежетать зубами. Тома переглянулся с Канзаки, прислонившейся к камню позади них. Её живот и спина были перебинтованы, и святая морщилась от резких движений, но рана обещала вскорости зарубцеваться.
  Ицува оторвалась от компании, вызвавшись разносить блюда; однако же сейчас Татемия Сайджи, лидер Амакуса, что-то расписывал ей, и девушка отчаянно краснела. Агнес увела Флорис в сторону портала, а Вилиан, прибывшая незадолго до самого Томы, сидела за одним из столов и старалась держаться непринуждённо. Ещё одним знакомым лицом стала бегающая между столами Одеялко; Тома ни за что не узнал бы девушку, обрезавшую себе волосы в изящное каре, если бы Урсула не указала на неё, заодно рассыпавшись похвальбой по поводу её сил, позволивших избежать многих жертв при отступлении из Лондона.
  - Римею с Эризард так и не обнаружили? - пока же Тома глядел на успевшую запачкать соусом платье принцессу.
  - Как и архиепископа, - подтвердила Урсула.
  - Подозреваю, что они как-то ухватили Серью и Химегами и теперь вместе несут нам победу на блюдечке, - добавила Канзаки.
  - Надеюсь на это, - победа на блюдечке теперь не помешала бы точно,
  - Ху-ху-ху, - насмешливо сказали рядом с ними. - Победу надо добывать, ждать её бесполезно.
  Тома сначала никого не увидел, но затем догадался опустить голову. Рядом с ним невесть откуда появилась светловолосая девочка в белом платье, с деревянным искривлённым посохом и очень самодовольным видом.
  - Привет? - неуверенно поздоровался Тома. Девочка в ответ протянула ему руку.
  - Лейвиния Бёрдвэй. Одна из самых сильных магов Британии и мира.
  Тома понимающе протянул левую руку - но Лейвиния, сверкнув глазами, настойчиво схватила его за правую и на несколько секунд замерла.
  - Ох, наконец-то я это прочувствовала! - широко улыбнулась она. - Не буду мыть эту руку какое-то время!
  - Не стоит, - Тома растерянно посмотрел на Канзаки, но та лишь закатила глаза и вновь поморщилась. Урсула же с улыбкой поклонилась и зашагала к столам, предоставляя ему право разбираться.
  - Меня зовут Лейвиния, - зачем-то повторила девочка, смотрящая лишь на него. - Это созвучно с "лей-линия", потому что лей-линии это...
  - Лейвиния, не надоедай нашему гостю, - появившийся рядом мужчина был так похож на Лидера, что Тома даже отшатнулся. - Он испытал слишком много за эту ночь, ваша лекция добьёт.
  - Слушай, ты... - девочка мгновенно надулась. - Братик Тома никогда не откажется со мной поговорить! Так ведь, братик Тома?
  - Это... - проговорил Тома, испуганно проверяя, не слышит ли их клон. Она считала "братик Тома" своей прерогативой, и только сцены ревности ему не хватало. Мужчина же тем временем вежливо поклонился.
  - Меня зовут Марк Спейс, - представился он. - Я присматриваю за Лейвинией как наставник, телохранитель и спутник, коего ни разу не называли "братик".
  - Братика надо заслужить, - Лейвиния всё ещё дулась. - А ты вредный. Всё время мне что-то запрещаешь!
  - Я должен был разрешать тебе пробовать заклинания по магической трансформации?
  - Я же не знала, что в книге опечатка в руне! - теперь девочка и вовсе побагровела. - Как они смели допускать такую опечатку?
  - Ты её сама сделала, не стерев рисунок кролика.
  - Хватит, Марк! Ты позоришь меня перед братиком! И всю английскую магию перед технологиями Академия-сити!
  - У меня из технологий даже смартфона нет, - хмыкнул Тома. Лейвиния капризностью начала напоминать Индекс, в хорошем смысле.
  - Так смартфон-то у меня есть, - девочка вытащила из кармана платья розовый телефон и хвастливо повертела его. - Хочешь, кстати, посмотреть на приложение лей-линий? Они там все отмечены!
  - Эй! - Индекс даже за едой увидела, что её место мелкой нахалки грозят занять, и прискакала с куриной ножкой в зубах. - Ты кто ещё такая?
  - О, Индекс запрещённых книг! - Лейвиния обрадовалась едва ли не больше и помчалась навстречу. - Слушай, у тебя ведь есть гримуар...
  - Там сейчас будет опасно, - пробормотал Тома, когда Индекс начала что-то отвечать.
  - Разумеется, - с удивительным хладнокровием отозвался Марк. - Но я уверен, что Лейвиния сдержится. Прошу извинить за её поведение, - он слегка поклонился. - Статус одной из сильнейших магов мира и лидера развитого магического культа давит на Лейвинию, так что она будет пытаться самоутвердиться за ваш счёт. Прошу отнестись к этому с пониманием.
  - Что за культ? - обречённо спросил Тома, понимая, что отнестись придётся.
  - "Луч закатного солнца". Мы организация, ставящая себе целью примирить и сблизить магическую и научную стороны бытия. Союз Академия-сити с Британией во многом состоялся благодаря нам.
  - В таком случае спасибо...
  - И вам спасибо, что пытаетесь сейчас сохранить достоинство нашей страны, - оба поклонились друг другу. - Даже если исключительно в своих интересах.
  - Получается, Эризард для вас важнее Кариссы? - спросил Тома, разогнувшись.
  - Желания Кариссы не секрет для нас, - кивнул Марк. - Она хочет спасти Британию от вступления в Третью Мировую войну, отказавшись от всех союзов и надеясь, что в таком случае ни у кого не будет повода нападать. К сожалению, она слишком молода и слишком зациклена на военном деле, не понимает сложившуюся обстановку н не осознаёт, что Третья Мировая не спросит, хочешь ты участвовать или нет. И что даже если её замысел удастся, то экономический и социальный крах в любом случае вгонит Британию в невероятный кризис. Как, впрочем, и любую другую страну.
  - Тогда почему они вообще это устраивают? - тихо спросил Тома.
  - Людям свойственно недооценивать опасность, мистер Камидзе. Вы и сами наверняка отшатнулись бы от многих своих приключений, заранее понимая, что ждёт впереди. А когда газеты, телевидение и Интернет по всему миру раз за разом убеждают, что бояться нечего, что ваше оружие самое мощное, что кризис великая страна переживала не единожды, и что никто не посмеет напасть... даже высокопоставленные люди перестают понимать, что такое реальность Третьей Мировой войны.
  Оба посмотрели на накрытые столы, где веселье и не думало утихать.
  - Я отлично понимаю, во что ввязываюсь, и мне часто очень страшно, - сказал Тома, наблюдая за тем, как Ицува наконей кивает в ответ на притязания Татемии, смотрит в его сторону и краснеет. - Но я дал слово, что постараюсь сделать всё, дабы предотвратить и остановить Третью Мировую. И в таком случае хотел бы видеть Британию среди тех, кто на моей стороне.
  - Одному человеку остановить Третью Мировую...
  - Я не один, - Тома посмотрел на улыбнувшуюся ему Канзаки. - Нас очень много. Осталось лишь объединить силы.
  - Что ж... теперь я понимаю, почему Лейвиния сразу записала вас в братики.
  Марк улыбнулся сам себе, а затем посерьёзнел:
  - Мистер Камидзе, вы ведь знаете, что делать дальше?
  - Вопреки пафосному настрою не очень, - признал Тома, и Марк усмехнулся.
  - Как же мне это знакомо. Раз так - неизвестно, действительно ли Куртана подарок архангела, но известно, что её сила нестабильна, может перегружаться и выходить из строя. Разумеется, со всякими взрывами. Поэтому для сдерживания Куртаны под Букингемским дворцом находится поезд со специальным артефактом, способным снизить и запечатать её силу в случае опасности.
  - И в случае таких вот переворотов, - мрачно сказал Тома.
  - Разумеется. Так или иначе, Карисса именно поэтому не решится воспользоваться им, а вот для нас это едва ли не главный шанс. Но, как вы понимаете, куча условностей. Во-первых, открыть проход к поезду может лишь особа королевской крови. Во-вторых, там немало магических ловушек. В-третьих, Карисса почти наверняка отправила туда охрану. В-четвёртых и самых смешных, Эризард не так давно установила на тамошние ворота электронный замок из Академия-сити, код от которого знает лишь она. А без кода никакая магия не пробьёт.
  - Всё ясно, - Тома тяжело вздохнул. - Беру Вилиан и GEKOTA, после чего пробиваемся туда. Или стоит подождать Эризард?
  - Думаю, она с архиепископом, первой принцессой и вашими подругами что-то готовит отдельно. Будет даже забавно, если в итоге справятся без нас.
  
  - А давайте мы просто побежим?! - Лаура аж заломила руки. - Я вас всех ускорю, как ускорила машину, и ножками, ножками!
  - Вы ускорили машину? - удивлённо посмотрела на неё Серья.
  - Ну а что вы думаете, мы бы иначе доехали от Лондона до Эдинбурга за два часа?
  - Нихренасе ускорение! Спасибо, если я побегу в таком режиме, то все красивые ноги отвалятся, а мне их ещё вокруг Томы обвивать!
  - Не упорствуй, Лаура, - хмыкнула Эризард, подводя к ним лошадей. - Однако нам, ребята, всё равно придётся ускориться, не ломая ног. С этим артефактом, - она похлопала по свёртку, привязанному к спине. - надо появляться на лошадях. Увы.
  - Для полноты ощущений не хватает вампиров, - Серья взглянула на молча ожидавшую Химегами. - В Британии их нету, что ли?
  - Я взяла с собой крест. - Химегами указала на серебряную цепочку, идущую по её шее к декольте. - С ним меня не трогают.
  - А, было такое. Ну что, больше ничего интересного не предвидится?
  - Вы меня игнорируете специально, не так ли? - пробурчала Римея, сидящая на одной из лошадей. - Могу засчитать за оскорбление принцессы, карается мерой вплоть до пожизненного заключения.
  - Ну тогда и я заодно сяду, - Эризард крепко держала её лошадь за уздечку. - Римея, умная ты моя доченька, почему твой ум убедил тебя, что конокрадство это здорово? Особенно если не умеешь?
  - Я хотела не привлекать к себе внимания, - пробурчала поникшая принцесса.
  - Пытаясь выкрасть лошадь? Нет, я серьёзно возьму и оставлю трон Вилиан. Одна принцесса лошадь выкрасть не может, другая успешный переворот не в состоянии устроить... чего-то я провалилась как мать, получается.
  - Может, реабилитируетесь тогда как конный инструктор? - спросила Серья, опасливо смотря на лошадь. - Я дитя компьютерного века, ручки не держала, планшет вместо расчёски, эти звери меня пугают.
  - Чего тут страшного, они мирные, - Химегами тем временем спокойно забралась на свою, а вот Лаура тоже беспокойно покусывала губы.
  - Боже, - вздохнула Эризард. - Королева учит архиепископа и министра по особым делам ездить на лошадях, пока принцесса и охотница на вампиров наблюдают. И зарисовать эту беспомощность некому. Точно поставлю Вилиан у руля, будете жить по законам доброты и пацифизма, потому что так вам и надо!
  
  - Готово, объявила Мисака, отбрасывая замок.
  - Молодец, - Тома выступил вперёд и осторожно потянул на себя дверь. Индекс вцепилась ему в левую руку, готовясь помогать, и все вместе они шагнули в подземный железнодорожный туннель. Не было только Канзаки - она и отряд монашек ещё сражались с охраной, на которую они умудрились напороться сразу после того, как вылезли из тайного хода Несессариуса.
  Здесь явно давно никого не было, и мрачнота тихого, пугающего неясными силуэтами в свете фонариков места заставляла поёжиться. Тома вспомнил, как в похожем месте они впервые встретились с Интри, вздрогнул и сосредоточился на деле.
  Магические ловушки торчали едва ли не на каждом шагу, но Индекс все чуяла, сообщала Томе и тот осторожно касался рукой нужного места, разрушая магию. Клон прикрывала ему спину, а Ицува тыл в целом и Вилиан особенно.
  - Я что-то не вижу никаких барьеров, - тихо сказал Тома, когда они уже углубились в туннельную тьму и даже фонарики словно с опасением разгоняли мрак. - Может, я успел его уже... ух!
  Он врезался в невидимую стену и едва не расквасил нос, даже отшатнувшись. И от шага назад что-то активировалось, зашевелилось сбоку от группы, выпрямилось...
  - Мёккуркальви! - крикнула Индекс, и двухметровая безголовая фигура из бумажных лент протянула к ней белесую руку. Тома прикрыл девочку, ударил - рука рассыпалась, но лишь для того, чтобы стаей листов собраться уже вокруг него, сжаться и поймать в крепкую сеть, мешавшую двигаться и начавшую сдавливать рёбра.
  Прозвучала очередь - но пули клона лишь слегка помяли бумажного великана, даже не заметившего их. Ицува прикрыла Вилиан и начала копаться в сумочке у пояса, а принцесса с неожиданной решимостью сжала стальной прут, подобранный где-то по пути.
  Но полезнее их всех оказалась Индекс, уставившаяся на великана и чётко сказавшая:
  - Эм-Тэ-Эр-Эл-Ю.
  Бумажная фигура задрала правую ногу как принюхавшаяся к столбу собака, зашаталась и едва не рухнула, но удержала равновесие. Однако листы, удерживающие Тому, ослабли и высвободили правую руку.
  - Индекс, отбей девушек! - крикнул он, изо всех сил хлопая по исчезающим от прикосновения бумагам; великан не собирался сдаваться и угрожающе протянул длинные конечности к Вилиан. Девочка кивнула и вновь забормотала под нос, а Тома, окончательно высвободившись, рванул к угрожающей фигуре. Ещё одна очередь прошла над дырой вместо шеи, однако же отвлекла великана достаточно для того, чтобы поднырнуть под бумажную петлю и врезать кулаком в живот. Мёккуркальви вновь разлетелся множеством белых платочков, но теперь те обрушились на железнодорожные пути и застыли обычными клочками.
  - Наверное, древние зачарователи предусмотрели, что к ним ты придёшь! - сразу же радостно сказала Индекс.
  - Вот и молодцы, - обижаться на древних зачарователей Тома не думал, те свою задачу даже перевыполнили. - Принцесса, барьер...
  Вилиан уже стояла перед невидимой завесой, осторожно прижимая к ней руку. Затем лёгкий звук - и та исчезла, а вдали что-то зашумело.
  - Бёрдвэй-сан, мы сняли барьер, - тут же отчиталась Ицува в маленькую ракушку, врученную Лейвинией для связи
  - Бёрдвэй-сан, - с удовольствием сказали на той стороне. - Как же хорошо это звучит... Марк, не прерывай... а, да. Убирайтесь оттуда, поезд прямо к вам едет!
  Команда уже бежала, видя огни позади себя и примериваясь к техническому туннелю, в который и заскочили всемя - через полминуты светящийся словно поезд-призрак состав промчался по путям.
  - Что дальше, принцесса? - спросил Тома после того, как они на всякий случай ушли подальше от путей.
  - Зовите просто Вилиан, - она успела прийти в себя после всех ночных перепетий, но улыбалась слегка нервно. - Сейчас, если я правильно понимаю, Куртана будет ограничена и... надеюсь, сестра это переживёт.
  - А что, это по ней ударит?
  - Куртана даёт своему владельцу силу, позволяющую сравниться со святыми и даже превзойти их. А также делиться этой силой с теми, кто вам предан, рыцари только поэтому так быстро захватили Лондон. Теперь же, без силы Куртаны... - Вилиан вздохнула. - Сестра мигом потеряет главную опору. Надеюсь, она сможет сдаться без боя. ведь... сколько доблестных защитников Британии полегло сегодня...
  И полягут, подумал Тома. Это ведь ещё цветочки, а вот когда в гости нагрянет Третья Мировая... если только он её не остановит. План постепенно начал вырисовываться, но для этого требовалось достучаться до Оллеруса, через клона попробовать уговорить Акселератора и решить один очень интересный вопрос...
  Помещение затряслось, а затем наполнилось странным звуком, вынуждающим заткнуть уши. Словно скрипка в агонии выплёвала последнюю гамму - и затихла.
  
  Ковёр испортился. Такой дорогой... кажется, матушка привезла его из дипломатической поездки в Турцию...
  Карисса ещё раз кашлянула кровью. Она уступила и тут, хотя пыталась предугадать, отправила элитных рыцарей охранять поезд... если бы Лидер не проиграл, он бы тоже пошёл туда, и всё обернулось бы иначе...
  Если бы, если бы...
  Римея уже начала бы переговоры. Вилиан и вовсе сдастся. Но она... столица всё ещё в её руках. Куртана ослабла - но не потеряла силу полностью и не убила внезапным откатом.
  Если она уступит, то Британия вступит в войну. И пламя пожрёт империю, раскалывая гигантский остров и навсегда топя в океанской пучине саму память о величии.
  Избежать Третьей Мировой... любой ценой. Даже если все рыцари полягут, даже если её голову насадят на кол, даже если Лондон захлебнётся в крови... но Британия будет спасена.
  Карисса выпрямилась, хотя желудок выворачивался, и рыцари, отпрянувшие было после её вопля не вмешиваться, вновь осторожно приблизились.
  - Нас атакуют, - прохрипела она. - Несессариус уже в Лондоне. Защитите свою королеву, доблестные рыцари, и Британия не забудет вашей жертвы.
  Те отсалютовали мечами и сразу же бросились передавать приказы, а Карисса прижала руку к груди.
  В самом крайнем случае... раз уж не останется выбора... если они доберутся сюда, до Букингемского дворца...
  То здесь и полягут.
  
  Аква ушёл подальше от тушащих лес пожарных служб, дабы не мешать им. В поражении стоило винить только себя, осмелившегося выступить против Куртаны. И не горевать, а думать, что делать дальше.
  Телефон зазвонил совершенно неожиданно, и ещё неожиданнее оказалось имя звонившего. Но когда Аква ответил, то говорил невозмутимо:
  - Слушаю, Лидер.
  - Я хотел бы знать, как именно ты победил меня, - спокойно, будто прося сходить в магазин, спросили на том конце.
  - Я не знаю, где ты изучил этот приём, но ты не учёл его основную слабость, - без промедления и так же спокойно ответил Аква. - Если моментально сменить оружие, которое ты посчитал угрозой, то уже не хватит времени отреагировать. Ты считал оружием не мой меч, а его лезвие - и не подумал, что рукоять тоже опасна.
  Лидер несколько секунд помолчал, а затем уже чуть менее невозмутимо сказал:
  - Куртана потеряла силу. Я предупреждал Кариссу, что поезд стоит охранять, и даже сам хотел отправиться после того, как расправлюсь с тобой. Можешь гордиться, Уильям, ты послужил Британии.
  - Это долг, а не повод для гордости. Тот долг, что ты должен был выполнять.
  - Я всё ещё поддерживаю идею Кариссы. Британия должна избежать войны.
  - Несомненно. Но сейчас ни один лидер не решает, участвовать его стране в войне или нет, - Аква смотрел в небо. - Когда я присоединился к Фиамме, когда разделял его идеалы, то тоже думал, что спасу Британию от участи стать вассалом Академия-сити, не позволю христианской стране попасть под власть атеизма. Но потом я побывал в Академия-сити, увидел его изнутри, увидел, как искренне верующие и другие святые встают на его защиту... я понял, что мы сделали гигантскую ошибку, когда присвоили себе право различать хороших и плохих. Право, достойное лишь Бога.
  По небу в сторону Лондона потянулись длинные белые полосы, и Аква проводил их взглядом.
  - Третью Мировую не остановить, Лидер. Для этого надо было заранее сразить Фиамму и наладить отношения между странами, но ты не располагал знаниями и компетенцией, а я позволил гордыне затуманить свой взгляд. Теперь всё, что мы можем - как можно скорее её закончить. И для этого нам нужна сильная, единая Британия, а не разодранная гражданской войной. И союзники, ибо нас одиноких Ватикан растопчет в любой момент, а с мощью Академия-сити будут все возможности надеть намордник на его пасть.
  - Даже с ослабленной Куртаной рыцари будут подчиняться Кариссе, - только и ответил Лидер. - Не думаю, что я добьюсь чего-то простыми уговорами.
  - Тебе видней. Я пока что выдвигаюсь в Лондон, попробую закончить то, что начал.
  - Только не убивай Кариссу. Пусть её судьбу решит королева.
  - Разумеется, - Аква выключил телефон и посмотрел на ещё один залп полос, тянувшихся по всему небу.
  
  - Мисака может пройти и одна, решила уточнить Мисака. Мисака умеет передвигаться скрытно, похвасталась не совсем своими навыками Мисака.
  - Так толку-то от тебя одной... - Тома всмотрелся из-за угла. Рыцари пока что их не замечали, но и стоять на одном месте нельзя. Компанию из пятерых засекут даже в полной неподвижности.
  Они выбрались из технических помещений прямо во дворец, после чего получили от Лейвинии сообщение о том, что Конвенский Компас начал обстрел дворца и лучше бы убираться. До первого залпа не успели: тот пришёлся в какую-то дальную часть, но следующий вряд ли настолько расщедрится.
  Рыцари думали точно так же, поэтому маленькими группами спешили наружу. Двигаться приходилось осторожно и тихо.
  А потом плюнуть на всё, когда потолок обрушился на голову.
  
  Рыцари уже не оказывали сопротивления, после ослабления Куртаны их натиск резко снизился. Несессариус ещё в начале нападения получил инструкцию оставлять их в живых, если получится, и выполнять её сейчас было проще простого.
  Канзаки схватила двоих за шлемы и стукнула друг об друга - относительно несильно, но оба всё равно потеряли сознание - и удовлетворённо вздохнула. Восстанию конец, и это теперь чувствовали все, но битва продолжалась.
  Наверное, это вот теперь зря, стрелять по Букингемскому дворцу - но ведьмы думали иначе, и вот уже второй залп магии осветил небо, обрушиваясь разрушительным дождём. Канзаки подождала, пока грохот от попадания стихнет, и зашла в ворота.
  Вчера утром она пересекла их как гость. Сегодня как враг для девушки, стоявшей посредине усеянного обломками поля с обнажённым мечом. Красное платье помялось, истрепалось и, как видела Канзаки, добавило себе кровавого оттенка - но Карисса всё ещё стояла уверенно.
  - Святая Канзаки, - и даже голос лучился издёвкой победителя. - Вы в конце списка тех, кого я ожидала увидеть первой.
  - Карисса, просто сдайтесь, - ответила Канзаки, поднимая катану.
  - Сдаться? - глаза принцессы холодно блестнули. - Пока я держу Куртану - я не проиграла. И моё восстание не закончено.
  - Честно говоря, Карисса... - вряд ли кто ей ещё это скажет. - Восстание довольно-таки бездарное.
  Даже звуки битвы словно решили утихнуть от ошеломления. А затем Карисса тихо, хрипло пробормотала:
  - Не прощу.
  И взмахнула Куртаной.
  
  - Это скучно, - пожаловалась Сен-Жермен, вновь появившись за прозрачной стеной. - Мы хотел яркое приключение, с интригой и переживанием за каждый шаг! А всё как-то скучно...
  - Вы заключил нас в отель из углерода и ждёшь приключений? - Етцу аж постучала по потолку. - Даже не продумал ничего.
  - Мы продумал! - возмущённо задирижовала скрипичным ключом Сен-Жермен. - Главная интрига, удастся ли нужному герою убить нужного злодея! Она держит на себе весь сюжет, в напряжении!
  - А если бы Тома был тут, то ты бы его назначила убийцей, да? - тихо спросила Шокухо.
  - Что? Нет. Не знаю. Мы готовил для Камидзе Томы грандиозный замысел! Изучил его связи и наметил план. Но он уехал, и мы... - Сен-Жермен почесала ключом в затылке, взъерошив волосы, но нисколько не обеспокоившись этим. - Знаете что? Давайте сразу перейдём к кульминации!
  Все четверо уже даже с какой-то обречённостью скользнули в открывшиеся под ногами дыры.
  
  - Вам ведь скучно? - Сен-Жермен появилась за стеной рядом с Венто так неожиданно, что та чисто на автомате ударила кулаком. - Нам вот скучно.
  - Выйди к нам, мигом развеселим, - даже Юитцу потеряла весёлый настрой, остальные и вовсе смотрели угрюмо. SECTOR за это время успели высушиться, Унубара с Ксочитль переоделись в дорогие тёмные костюмы, обнаруженные в одном из магазинов по пути, однако вид всех был как у мокрых куриц.
  - Мы не такие глупый! - пресные лица развеселили Сен-Жермен и та даже погрозила пальцем. - Но вы правы, надо заканчивать с этим!
  И дыры также поглотили их.
  
  Пустой зал сиял вообще всеми оттенками - но как-то приглушённо, словно не желая раздражать глаза и мозг. Прозрачная перегородка вновь разделила его, и команды приземлились по разные стороны от неё.
  - Дамы и господа! - перегородка разъехалась, пропуская Сен-Жермен в щель между половинами зала. - Невероятно интересное приключение подошло к концу!
  - И мы готовы к последней битве! - ещё одна Сен-Жермен, точная копия первой, вылезла из пола рядом с ней. - Сможет ли нужный герой сразить злодея? Давайте же узнаем!
  - Их двое? - удивлённо спросил Гунха.
  - Ага, девочки-клоняшки, - пробормотала Етцу. - Вариант номер пять.
  Шокухо кивнула, тоже ожидая подобного. Странная манера речи Сен-Жермен напомнила ей клонов, пусть даже эта девушка в разы эмоциональнее. Возможно, другой способ клонирования, интересно будет узнать...
  - А для того, чтобы разогреть интерес и сделать победу неоспоримой... - одинаковые девушки и одинаково улыбнулись и подмигнули Шокухо. - Мы, как мудрый наставник, сразимся в одном ряду с героями!
  Прозрачная перегородка со стороны "геройской" команды рассыпалась, и обе Сен-Жермен шагнули к ним, улыбаясь. Никто даже не дёрнулся, кроме Шинки; мальчик спрятался за спиной Етцу. дрожа от страха. Он так шёл всю дорогу, но хоть не кричал - сумели убедить, что трое пятых уровней смогут его защитить. Шокухо слегка обследовала его пультом, узнала много интересного, однако всё это надо было ещё обдумать.
  А времени думать не было; левая Сен-Жермен, вставшая рядом с ней, подняла ключ-трость.
  - Что же, да начнём наш бой! - взмахнула она, и перегородка мгновенно исчезла.
  Ещё через миг в шее мага задрожал небольшой дротик. Сен-Жермен недоумённо подняла к нему руку, пока копия в замешательстве обернулась и уставилась на неё.
  - Это же... - прошептала она, а затем рухнула разом двумя телами.
  И сразу же зал изменился, на обоих его концах появились двери, где-то вдали послышался треск. Похоже, здание освободилось от чужой воли и теперь возвращалось в норму.
  Шокухо посмотрела на два распростёртых тела, а затем уставилась на SECTOR, особо выделив опускающую пистолет Даниэллу. Та смотрела в ответ полностью безучастно, как и все остальные - молча, не двигаясь, оставляя неприятное ощущение.
  - Знаете... - начала Шокухо. - Мы можем разойтись миром...
  - Ага, - задумчиво ответила Юитцу, отступив к стене; Даниэлла молча последовала за ней. - Можем. Но когда ещё такой удобный случай будет, а? Ребята, инструкции у вас есть. Прикончим же всех этих зазнавшихся пятых, потом на мага спихнём.
  Гунха выдвинулся вперёд ещё до того, как Юитцу закончила говорить, и хлопнул в ладоши. Взрывная волна отшвырнула весь SECTOR - кроме Венто.
  Та ударила дубиной об пол и как-то сумела удержаться на ногах, а как волна прошла - широким взмахом отправила ответную. Гунха полностью принял её на себя и рванул ко врагу, не кривясь даже когда дубина обрушилась ему на голову.
  Куроёри вскочила быстрее остальных - и сбросила плащ. Етцу уже мчалась к ним, выспростав две дополнительные руки, но замедлилась, когда из-за спины девушки выскочил целый десяток механических, и в их ладонях замерцали белые полупрозрачные копья.
  Залп отбросил Шестую, разрывая её тело на части, но Куроёри и не думала заканчивать; всё больше и больше рук выходило из её спины, стреляя копьями как из автомата. Гунха обрушил кулак на Венто, отбрасывая её на пол, и вытянул руку к Куроёри...
  Унубара и Ксочитль указали на него обсидиановыми ножами, зажатыми в правых руках. Левой рукой они практически синхронно достали смартфоны, раскрыли над ножами - и рука Гунхи начала рассыпаться как песчаная скульптура. Тот напрягся и вернул её в прежний вид, но тут рассыпаться начали ноги, а затем и всё тело. Седьмой сжал зубы, неимоверным усилием воли сохраняя себя в целости, но двигаться и атаковать уже не мог.
  Изо лба Етцу выскочили два кулака, вытянулись и мощным хуком вырубили Куроёри, двинулись к индейцам. Митори выросла рядом с ней серой лужицей; Етцу взглянула на неё, подмигнула, уставилась на остальных - и вскрикнула, когда медсестра вонзила шприц с полупрозрачной жидкостью ей в шею. Кулаки застыли в сантиметре от даже не отреагировавшего Унубары, бессильно свалились на землю и втянулись в тело хозяйки, также упавшей и забившейся в судорогах.
  Шокухо всё интенсивнее щёлкала пультом, но никто не подчинялся ей. На каждом словно стояла мощная защита, не позволяющая заграбастать сразу всех.
  - Мы коллеги и друзья, - монотонно говорила Кайби, оглядывая сражающийся SECTOR. - Мы коллеги и друзья...
  Аю смотрела в никуда, её глаза закатились, по лбу побежал пот, руки задрожали. Юитцу с Даниэллой просто смотрели на всё это, и когда Шокухо потянулась к ним, то с ужасом поняла, что здесь не просто барьер - непробиваемая стена.
  Будь у неё время... но Гунха опустился на колено, Етцу в своём обычном виде билась рядом, и из её рта ползла пена - а Куроёри и Венто уже встали, уже уставились, механические руки поднялись вновь...
  Она не ощущала Шинку - очевидно, парень сбежал, хоть о его жизни не надо беспокоиться. Так, если не получается всех...
  Куроёри дёрнулась, механические ладони замерцали, повернулись ко всё ещё держащим ножы индейцам - и Венто врезала ей дубиной, даже не пытаясь смягчить удар. Шокухо переключилась на неё, но серая масса скольнула к ней и тяжёлым металлом врезала по лицу. Пятую отбросило к стене, она больно ударилось затылком и сползла на пол.
  Белое копьё раздробило выпавший из руки пульт, Шокухо ждала, что следующее вонзится в неё - но всё утихло. В наступившей тишине было слышно лишь скрежетание зубов ещё борющегося Гунхи.
  - Чудесно, ребята! Просто замечательно!
  Этот голос... это не Юитцу говорит... Шокухо открыла глаза, поморщилась от боли в затылке...
  Аю стояла практически перед ней, торжествующая. Такие знакомые шоколадные волосы... когда-то преследовавшие её во снах...
  - Ты подчинила их всех? - прошептала она, и милое личико Аю скривилось.
  - Не говори за меня, - её шёпот вышел шипением. - Хватит занимать моё место. Да, всех.
  - Кихара должны были сделать защиту от воздействия...
  - Они и сделали. Но у этой защиты есть одна уязвимая точка, и я её на-шла, - к Аю мгновенно вернулось благодушное настроение. - А уж с Кихарой на поводке удалось воспользоваться представлением этой фокусницы и заманить тебя на разборку, прикрываясь Экстериором. Ты ведь его уничтожила, да? Уничтожила, ты всегда была такой дурой.
  - Тебе нужен Тома? - зрение почти вернулось в норму, хоть Шокухо и предпочла бы не видеть эту одетую в открыто-чёрное фигуру.
  - Какие догадливые, - вздохнула Аю. - Тома? Да, но не только за тем, о чём ты думаешь, - она приложила палец к губам и улыбнулась. - Знакомство с обладателем Разрушителя Барьеров, наокнец-то обретшего вес среди высших людей Академия-сити, открывает столько возможностей... но ты окончательно перебежала мне дорогу, не так ли, Пятая?
  Её карие глаза потемнели, а улыбка сменилась угрожающим оскалом.
  - Ты легла под Тому, раздвинула ноги и окончательно закрыла мне путь в будущее. Даже в тюрьме я продолжала надеяться, что ещё смогу вернуться к нему, а сейчас и надежды не осталось. Этот идиот уже больше и не взглянет на меня. А если и взглянет - что прикажешь, быть пятнадцатой в очереди? И это всё из-за тебя. - Оскал стал ещё безумнее. - Ты вынудила меня, Пятая, устроить всё это. Ты виновата, ясно?
  Шокухо сконцентрировалась. Аю не более чем третий уровень, её можно подчинить, пусть даже это займёт время...
  Боль пронзила грудь резким наскоком. И пару мгновений было неясно, почему...
  Откуда...
  Зачем в её груди торчит рукоять...
  - Когда ты умрёшь, то городу потребуется новый пятиуровневый псионик, - торжествующе прошептала Аю, выпрямляясь. - И Кихара начнут работу надо мной. Возможно, для скорости задействуют даже Апгрейд Уровня. А потом кусочек моего мозга возьмут и по проверенной технологии вырастят новый Экстериор. И когда Тома вернётся в Академия-сити, то он увидит во мне только Шокухо Мисаки, и все остальные увидят только Шокухо Мисаки. Новую Королеву города.
  Аю выдернула нож - и Шокухо закричала от боли, чувствуя, что жизнь вырывается вместе с ним.
  -Знаешь... а ведь ты хитрая бестия, - стоявшая над ней убийца наклонила голову, любуясь кровью, сбегающей на бархат мантии. - Ещё переживёшь. Куроёри, преврати её в решето.
  Она отошла - и Шокухо увидела десятки механических рук, повернувшихся к ней и замерцавших светом небытия.
  Выстрелили они одновременно.
  
  
  - Слушайте, - удручающе сказал Тома, проползая под каменной плитой. - Если что пришло из-за моей неудачи, то извините, пожалуйста.
  Ицува лишь хлопнула его по плечу и помогла выбраться наружу. Все остальные уже стояли рядом - фактор неудачи заставил Тому идти последним, дабы всё свалилось на него.
  Но хоть выбрались из разрушенного дворца. Там, внутри, уже никого не осталось, и поэтому лупили словно по обычному дому, а не по королевской резиденции. Тома не знал, что там вообще представляют из себя ведьмы, но не похоже, что верных подданных.
  Так, ладно, выбрались, теперь отбежать подальше и...
  - Мисака слышит звуки битвы, предупредила Мисака.
  - Спасибо, - хотя звон скрещиваемых мечей буквально за углом услышали все, и сразу побежали помогать.
  Тем более что помогать нужно было - Карисса откровенно теснила Канзаки, атакуя с такой скоростью, что даже святая еле поспевала. А Тома и вовсе сразу понял, что если сунется в такую мясорубку, то вопреки руке изрубят и не заметят.
  - Мисака могла бы расстрелять сразу всех с учётом того, что святая лечится, предложила прагматичный план Мисака.
  - Индекс, у тебя не получится ничего с Куртаной сделать? - Тома решил проигнорировать клона и вместо этого нагнулся к измученной девочке.
  - Не знаю, - буркнула та. - Пока это просто меч.
  Её живот заурчал, и Индекс окончательно скуксилась. Тома похлопал её по голове, едва избежав голодных зубов в ответ, и вновь уставился на дерущихся.
  Ицува соорудила себе копьё и явно примерялась к удобному моменту, клон уже целилась и только Вилиан не спешила выдвигаться вперёд, напряжённо наблюдая за сестрой. Та мощным ударом едва не переломила катану Канзаки, бросила на них взгляд - и отпрыгнула к дверям замка, одна створка которых уже свалилась оземь.
  - Вилиан! - крикнула она недружелюбно. - Ты всё же выжила, вот чертовка! И как умудрилась?
  - Карисса, пожалуйста, останови это безумие! - взмолилась та. - Ты уже проиграла, смирись!
  - Проиграла? Как бы ни так! - Карисса отступила ближе к замку. - У меня Куртана и у меня мощь Британии! И рыцари до сих пор верны мне...
  - Простите, Ваше Высочество.
  Лидер встал ровно в арке разрушенных ворот, окружённый отрядом рыцарей. Карисса торжествующе ухмыльнулась - но улыбка тут же погасла, когда все они бросили оземь мечи.
  - Значит, вы меня предали, - неестественно спокойно сказала она. - Стоило только Куртане потерять силу, и сразу предали.
  - Мы служим Куртане и Британии, - ответил Лидер. - Но мы ошиблись, думая, что это одно и то же. Я прошу вас сложить оружие и сдаться, вторая принцесса, иначе я вынужден буду арестовать вас за попытку государственного переворота.
  - Отлично, - прошептала Карисса. - Просто превосходно. Теперь осталось только матушке появиться, не так ли? Дабы окончательно добить.
  - Ни за что не подведу свою дочь!
  Королева прошла мимо бухнувшихся на колени рыцарей, неся свёрток в руках так величаво, словно тащила корону. Серья следовала за ней и мигом помахала Томе, а тот облегчённо вздохнул, увидев за воротами ещё слезающих с лошадей Римею, Химегами... и Акву, запрокинувшего огромный меч себе на плечо.
  - На что я могла ещё рассчитывать, - выдохнула Карисса и вытянула вперёд Куртану. - Что у тебя там, матушка?
  - Твоё спасение, - ответила Эризард, останавливаясь в нескольких шагах от дочери. - Если ты откажешься сдаться.
  - Матушка, не притворяйся любящей, - Карисса слегка опустила Куртану. - Мы же обе знаем, что наказание для бунтовщика - смерть. Кем бы он ни был. И я уж лучше умру в бою, чем на плахе.
  - Зачем ты вообще пошла на это, доченька? Тебя так испугала Третья Мировая?
  - Меня испугала судьба Британии. Я ведь изучала современное вооружение, я видела выкладки его мощи. Наша страна будет разрушена буквально.
  - Именно поэтому я и заручилась поддержкой Академия-сити. Противоречия между католической и англиканской церквями неизбежно втянут нас в войну, а с таким могущественным союзником велика вероятность, что это будет исключительно холодная война. - Эризард грустно улыбнулась. - Ты же решила ровно обратное, да, Карисса?
  Принцесса молчала. На секунду Томе показалось, что она сейчас сдастся, но слова прозвучали совсем другие:
  - Давай решим это в бою, матушка. Куртана против Куртаны. Кто сильнее, кому улыбнётся Бог - тот и прав.
  И атаковала ещё до того, как кто-то успел двинуться, камни по её траектории чуть ли не взорвались, разлетевшись в стороны продолжением смертоносного рывка. А когда они упали, то все увидели, что Эризард успела вытащить свой клинок и подставить его под удар Кариссы.
  Две Куртаны словно притянулись магнитом, слегка потрескивая, а мать и дочь уставились друг на друга. Затем Карисса отпрыгнула назад и ещё в прыжке взмахнула мечом.
  Трещины в воздухе начали появляться по всему двору, и жёлтые кубы выскочили из них, метнувшись в толпу. Тома схватил Индекс и отшатнулся, Ицува же дёрнула на себя Вилиан. Эризард никто не успел прийти на помощь - она сама запетляла между необычными снарядами.
  - Копия Куртаны тоже силу даёт, - Серья вопреки рассудку метнулась к Томе и улыбнулась ему. - Привет, мы тут Британию спасали, а ты?
  - Тоже, - Тома оттолкнул её, и в следующую секунду куб приземлился ровно в ту точку. - Что это у Эризард во свертке?
  - Понятия не имею, таинственно болтала всю дорогу. - Серья уже с земли перекувырнулась подальше от битвы. - Британский королевский артефакт, держись от него подальше. Произошло что-нибудь особенное?
  - Уточнить бы, - усмехнулся Тома. - А так... Лансис, из Нового Света, мертва, знаешь?
  - Нет. Остальные?
  - Флорис у Несессариуса, Лессар должна быть там же. Эта...
  - Бэйлоуп.
  - Понятия не имею где.
  - Лейвиния Бёрдвэй называет братика Тому братиком, ревниво пожаловалась Мисака, не желая отставать от всех.
  - Лейвиния Бёрдвэй? - вздрогнула Серья. - Тома, в твой гарем въебалась лоли?
  - Серья, - укоризненно сказал парень, предусмотрительно зажимая уши Индекс.
  - А, да, извините. Вырвалось.
  Кубы перестали падать - ибо Канзаки прорвалась сквозь них и напрямую атаковала Кариссу. На этот раз не одна, Лидер и Аква тоже сумели подтянуться к бою, и принцессе приходилось сражаться сразу с тремя.
  Что выходило легче, чем казалось: Карисса крутилась алым вихрем, отбивая абсолютно все атаки. Трое не мешали друг другу, однако и слаженности не было, а принцесса с Куртаной превосходила каждого как минимум в скорости. Она даже попыталась контратаковать Лидера, надеясь зацепить его, и тому пришлось отступить.
  Позади сражающихся Эризард подобрала свёрток, вздохнула - и раскрыла его. Развернула то, что было там, и подняла над головой.
  Огромный британский флаг затрепетал на ночном ветру, и даже сеча прекратилась, когда королева зычно крикнула:
  - Жители Британии! Бароны и рабочие, лорды и крестьяне, солдаты и клерки! В этот тяжёлый для нашей страны час я обращаюсь к вам и прошу вашей помощи! Моя дочь, вторая принцесса Карисса, не может справиться с силой Изначальной Куртаны! Поэтому я передаю эту силу вам, и прошу встать на защиту своей страны!
  - Что? - не понял Тома.
  - Самой интересно... - прошептала Серья. - Ты смотри...
  Тома смотрел - люди, самые обычные, шагавшие по улицам ещё до начала сражения, теперь подтягивались к воротам замка. Мужчины и женщины разных лет, от юного до пожилого, начали собираться, с неким благоговением уставившись на флаг, и словно бы засветились изнутри.
  Карисса вновь отпрыгнула от схватки, на этот раз почти к воротам дворца, и вытянула Куртану вперёд, удерживая её горизонтально словно щит от некоего воздействия. Но теперь, похоже, безуспешно - ноги, видимые сквозь дыры измочаленного платья, ощутимо задрожали.
  - Так... я девушка простая, вижу возможность - пользуюсь. Аква! - заорала Серья так, что тот даже вздрогнул и вопросительно повернулся. - У вас и оглобля шикарная, и обращаться умеете! Помогите мне с "швырнуть Тому в проблему и пить чай"!
  - Чего? - всполошился парень, но девушка схватила его за шиворот.
  - Всё как всегда, - улыбнулась она. - Вытягиваешь правую руку, спасаешь всех, потом обязательно отблагодарят. Поехали!!!
  - Что, стоп, Серья! - но та уже швырнула его в сторону Аквы вперёд ногами, с такой силой, что в ушах засвистело. Тот абсолютно спокойно размахнулся и ударил мечом плашмя по этим ногам.
  Боли не было вообще. Наоборот, Тому словно бы бережно встряхнуло, перевернуло - и ещё один удар отправил в полёт столь скоростной, что еле успел выставить вперёд правую руку.
  Он успел увидеть изумлённое лицо Кариссы - а затем кулак пробил Куртану, вмазался в это лицо и швырнул обоих вперёд так, что они выбили оставшуюся створку и влетели во дворец.
  От приземления из Томы едва дух не вышибло, но Карисса проскользила ещё дальше, а обломки главного британского артефакта бессильно звякнули об пол.
  Чёрт... больше не иметь дело с Аквой. Этот святой орудует мечом как дъявол. Тома поморщился, встал и обеспокоенно посмотрел на принцессу, а то после таких столкновений мало ли...
  Дышит, уже хорошо. Но вставать не спешит. Надо медиков звать...
  - Тома! - Канзаки и Ицува едва не столкнулись в разрушенных дверях, но всё же пролезли. За ними потянулась и остальная GEKOTA, включая невероятно довольную собой Серью.
  - Занесём это в список коронных приёмов, - весело сообщила она, с интересом глядя на показанный ей кулак. - Сработало же, ну.
  - Не до такого маразма, - сердито ответила Канзаки, убедившись, что с Томой всё в порядке.
  - Как хотите, - Серья прошла к Кариссе. - Ваша матушка там пока что разбирается с Лидером. Последним, что услышала, было пожелание неделю ходить в костюме хот-дога. Интересно, какое она тебе наказание придумает?
  - Я планировала устроить заговор против себя, когда всё закончится, - прохрипела Карисса, и все навострили уши. - Нашла бы нужного человека, может даже Лидера, и уговорила бы его устроить спектакль. Казнят, и ладно, было бы по закону. Ведь... - она раскашлялась. - Когда вор грабит банк, чтобы накормить своих детей... мы садим его в тюрьму. Так почему повстанец, крадущий подданных... должен иначе...
  - Дошли до философии, - вздохнула Серья.
  - Согласен. Это уже последнее дело.
  Фиамма улыбнулся, идя к ним по разрушенному коридору. Тома сжал кулаки, остальные тоже приготовили оружие, но тот словно не обратил внимания.
  - Как вы понимаете, Карисса, - взглянул он на распростёртую принцессу. - Наша сделка расторгнута. Хоть я и не собирался её выполнять. В чём смысл трястись над Британией? Она уже доказала, что неспособна вести мир за собой.
  Фиамма поднял голову и уставился на ощетинившуюся GEKOTA. Их боевой вид его только рассмешил.
  - Камидзе Тома? Я Фиамма Что Справа, - он даже не склонил головы. - Мы впервые встречаемся лично, но уже не раз сражались заочно.
  - Да, - Тома сжал кулаки. - Вы стояли за всеми атаками церкви на Академия-сити.
  - Что поделаешь, - развёл тот руками. - Надо же чем-то развлекаться, пока план не пришёл в движение.
  - Развлекаться? - прошептал парень. - Погибло столько людей...
  - Ну... - Фиамма пожал плечами. - Без этого не построишь лучшего мира.
  Тома занёс кулак и шагнул к нему, но Фиамма поднял руку и раскрыл ладонь, продемонстрировав белый цилиндр.
  - Знаешь, что это? - усмехнулся он. - Устройство по контролю твоей Индекс. На случай, если бы пришлось записывать в неё новые гримуары или изымать имеющиеся. Их всего два, у католической и у англиканской церкви, чтобы не вздумали записывать друг друга в запрещённые книги. Догадайся, что тут? - Фиамма жестом фокусника вытянул и вторую руку. - Теперь твоя Индекс и её память полностью в моей власти.
  - Что тебе нужно, Фиамма? - Тома сжал зубы, пока остальные сгрудились вокруг побледневшей Индекс.
  - Твоя правая рука, - мгновенно ответил тот. - Отдай её сейчас, и мы сэкономим кучу времени. А не отдашь...
  Он моргнул - и Индекс сразу переместилась ему за спину, окруженная белесым полем, а из-за правого плеча угрожающе вылезла монструозная рука и погрозила пальцем Канзаки. Святая бросилась было в бой, но Тома преградил ей путь, без стеснения хватаясь правой рукой.
  - Хм, ты пытаешься спасти жизнь своей подруги? - оценил Фиамма. - Благородно. Жду тебя в России, Камидзе Тома. Спроси Лауру Стюарт, куда идти, она подскажет. До встречи!
  Руки с цилиндрами всё ещё были вытянуты вперёд, как издевательская приманка, а пространство сбоку пошло складками, готовясь переместить прочь из дворца...
  И девичьи руки вынырнувшей позади Серьи скользнули Фиамме под костюм.
  - Кути-кути, - они активно задвигались по телу; маг вздрогнул, ошеломлённо моргнул - а затем захохотал и задёргался.
  Цилиндры выпали из разжавшихся кулаков и свалились на ковёр.
  Тома ещё никогда не двигался так быстро, фактически просто бросил себя к ближайшему из них и прихлопнул правой рукой. Резкий звук - и символы исчезли, оставив белоснежное полотно. Ещё одно движение, и второй цилиндр постигла та же участь.
  Серья выдернула руки из-под костюма Фиаммы, подхватила упавшую Индекс и рванула глубже во дворец. Тома мгновенно вскочил, а от Канзаки потянулись множество металлических нитей, опутывающих ошеломлённого Фиамму. Огромная рука дёрнулась и одним движением распорола нити, после чего завибрировала, не зная, кого атаковать: убегающую Серью или нападающего Тому.
  За мгновение до решения пространство сгустилось вновь, и прямо перед Фиаммой из ничего вышел человек. Он посмотрел отшатнувшемуся рыжеволосому магу прямо в глаза и тихо сказал:
  - Прекрати, Фиамма. Миру нужна твоя помощь, а не очищение. Отинус уже сделала первый шаг.
  Молчание окутало приёмную дворца, только вдали было слышно ещё убегающую Серью - а затем Фиамма без единого комментария убрал руку и зашёл в очередной сгустившийся портал. Человек вздохнул и повернулся ко всем.
  Светлые волосы полностью закрывали левый глаз - но правый, открытый, светился изумрудно-магически, отображая невероятную усталость. Он оглядел всех собравшихся, но не успел открыть рот, как Тома слегка поклонился и тихо сказал:
  - Приветствую вас, Оллерус.
  
  Гунха скосил взгляд, уже понимая, что увидит.
  Нельзя сказать, чтобы он как-то особо относился к Пятой. Она не перешла даже грань дружбы, и тем не менее они вместе спасли детей, рылись в этом DRAGON, явились сюда ради ребёнка... как и Шестая, неподвижная даже после того, как Аю ткнула её носком туфли.
  - Ещё жива? Ну ничего, этот яд специально для тебя разработан. Скоро сдохнешь. А вот ты... - она уставилась на Гунху. - Ты всё не желаешь?
  Гунха не смотрел на неё, он смотрел на Шокухо. Там буквально живого места не осталось, даже ему неприятно такое рассматривать.
  Камидзе Тома тоже не сказать что друг, но тут Гунха был бы не прочь. Ещё тогда, когда они шли сражаться со Вторым, он почувствовал в нём то самое мужское начало, что требует приходить на помощь слабым и униженным. Надо будет, когда всё это закончится, потусить с ним... и успокоить.
  Гунха видел людей, у которых погибли любимые. Совсем недавно утешал прошедшую через это Одеялко. Камидзе Тома теперь в той же ситуации, и ему потребуется мужская помощь.
  А если Гунху самого сложат тут, то Уихару... маленькая, но храбрая, целеустремлённая и знающая больше него Уихару...
  - Давайте, атакуйте всем, что у вас есть. Нельзя оставлять свидетелей, - приказала Аю.
  Гунха закрыл глаза.
  Гунха открыл глаза.
  И волна жёлтой энергии рванула от него во все стороны, опрокинула Аю, прошла сквозь Етцу, обволокла тело Шокухо, пошатнула индейцев... и разломала на куски их ножи со смартфонами.
  Одним шагом Гухна добрался до них и одним ударом вырубил. Ещё шаг, и в стену полетела Венто, взмах - руки Куроёри отлетают получившими свободу стальными птицами, хлопок - замертво падает Кайби. Митори тает лужицей, Аю встаёт лишь чтобы свалиться вновь и визжит от ужаса, чувствуя на лодыжках крепко вцепившиеся ладони...
  Етцу подняла голову, а её тело начало взбучиваться гигантскими гнойниками.
  - Яд специально против меня? - прошипела она. - Против меня, давно изучившей все вариации воздействия ядов? Даже ваша убойная порция ничто!
  Гнойник лопнул, выплюнув в сторону врагов жёлтую жидкость, мигом накрывшую Куроёри. Гунха остановился, посмотрел на вжавшихся в стену Юитцу с Даниэллой, после чего недобро уставился на Аю. Лужица металла попробовала сбежать, но следующий прорвавшийся гнойник выстрелил в неё, переплетая жёлтое с серым и приковывая к полу.
  - Пощадите! - захныкала Аю, лихорадочно озираясь в поисках помощи. - Пощадите! Я была не в себе! Состояние аффекта! Я раскаиваюсь!
  - Неужели думаешь, что кто-то тебе поверит?
  Аю почувствовала, как ужас буквально душит её. Медленно, не веря своим ушам, она повернула голову.
  Всё тело Шокухо зияло одной громадной раной - но кровь неведомой силой удерживалась внутри, а глаза горели невероятной яростью.
  - Ты, лживая тварь, - рассечённый рот открылся, искривившись. - Из-за тебя Тома потерял веру в то, что им может заинтересоваться девушка. Из-за тебя мы воссоединились только сейчас. И ты хотела вновь разрушить наше счастье?
  Гунха молча смотрел на происходящее, Етцу брызнула третьим гнойником в сторону стены. Оба не спешили вмешиваться.
  - Знаешь... - Шокухо слегка дёрнулась в сторону неподвижных Сен-Жермен. - Я разгадала её интригу. Она знала о Томе, хорошо знала, и она выделила меня как его женщину. Значит, я должна стать героем, который убьёт. И злодея надо выбрать именно того, с кем я связана через Тому. Того, кого захочу убить больше всех.
  - Прости, прости, я ошиблась, я больше не буду, отпусти меня, отпусти меня, отпусти меня... - забормотала Аю, но Шокухо подняла искалеченную руку и указала на неё пальцем.
  - Ты думаешь, что я контролем жидкостей только и могу, что подчинять. Но я пятый уровень, тварь, и я способна на гораздо большее.
  - Нет, нет, нет, пожалуйста...
  - Кровоизлияние в мозг.
  Бормотание затихло, а затем у Аю закатились глаза и она мешком свалилась на пол, застыв. Шокухо опустила руку и едва не упала следом за ней, но Етцу, лопнув последний гнойник, метнулась к ней удобным покрывалом.
  - Сейчас, сейчас, - пробормотала она, обёртывая Шокухо в себя. - Поделимся кожей, заделаем раны, отвезём ко врачу, полный курс салона красоты пройдёшь...
  - С этими что делать? - Гунха указал на Юитцу и Даниэллу, единственных из всего SECTOR оставшихся в сознании.
  Шокухо, уже почти окутанная Етцу, посмотрела оценивающе в ту сторону.
  И Даниэлла шагнула к ним.
  
  Серья села на кровати с полным ожиданием дальнейшего - выставив руки назад, выпятив грудь и повесив на лицо улыбку, ставшую только шире, когда Тома запер дверь.
  - Поспали, поели, вымылись, и теперь черёд более интересных потребностей? - замурлыкала она.
  - Да уж, - Тома прошёл к ней, но сел на стул напротив. - Потребности в знании, например.
  - И каком знании? - наклонила голову Серья. - Ничего такого не случилось, пока мы тусили с королевой. По крайней мере такого, чтобы просить Оллеруса повременить ради этого.
  - С королевой-то да, но... - Тома почесал в затылке, а затем наклонился в сторону девушки. - Ладно, тут все свои. Что именно случилось с Серьей, Етцу?
  
  Зелёные полосы пробежали по Даниэлле, искажая её очертания, и серый костюм перевоплотился в сине-белую школьную форму, лазурные волосы сменились на чёрные, а глаза стали бездонными тёмными омутами, безразлично смотрящими на остолбеневших пятиуровневых.
  - Что... - прошептала Шокухо и закашлялась. - Что ты здесь делаешь, Серья?
  
  
  Тома не ждал сиюминутного ответа, и девушка перед ним действительно сначала медленно выпрямилась, одновременно как-то грустно улыбнувшись.
  - Доказательство? - мягко сказала она.
  - Не думаю, что Серья даже отдыхающая будет говорить "кусь-кусь" или "кути-кути". Плюс, ты действительно боишься моей правой руки. Когда идём, то стараешься держаться левой стороны и всё такое, прям как Етцу. Ну и Фиамма... я не отрывал от него взгляд, но совершенно не заметил, как ты к нему подкралась. Серья ведь обычный человек, ей такое не под силу.
  - Никакой суд не принял бы такие косвенные доказательства, - вздохнула та. - Но ты ведь не отстанешь...
  Она посмотрела на Тому уже без улыбки, с абсолютно серьёзным лицом.
  - Что ж, ты прав. Но говорю я это потому, что Серья позволила раскрыть себя, если догадаешься. Иначе бы я отпиралась полностью, до последнего вздоха, и потому дальше буду ходить только в её образе и остальным молчок, хорошо? Ибо это не мой секрет, а её.
  - Етцу... - Тома помедлил. - Давай сделку? Ты расскажешь мне, что там с Серьей. А я в обмен расскажу свой секрет. То, что никто не знает.
  - Только попробуй сказать, что на самом деле любишь лолей. Неразмерно будет.
  - Нет, конечно. Действительно серьёзное.
  Только мелькнувшая улыбка исчезла, и Етцу согласно кивнула.
  - В таком случае... - она вновь откинулась на кровати. - Честно говоря, в основном всё мои предположения, но... Серья что-то нашла, когда осматривала базу Интри. И это что-то сломало её даже больше, чем осознание того, что Алистер готов пожертвовать Академия-сити и его жителями ради своих планов. Так что наша школьная подруга задумала использовать это что-то для того, чтобы даровать Академия-сити победу в Третьей Мировой и заодно утереть нос Алистеру.
  - Да, это её масштаб, - признал Тома. - И что это может быть?
  - Без понятия. Честно, я заподозрила всё после того, как она собственно предложила поменяться. Сказала, что уже расписала тебе перспективы ночи с ней, но обстоятельства повернулись и нужно остаться в городе. А так и ты будешь ублажен, и все подумают, что Серья покинула Академия-сити и занимается какой-то левой дурью. И выглядела при этом так... - Етцу даже попыталась изобразить на себе. - Ну словно реально хочет прыгнуть на твой член, но работа важнее стократ.
  - Понимаю, - Томе стало неуютно от безжизненного облика девушки. - И ты не выведала, что именно она задумала?
  - Попыталась, конечно же. Но Серья ушла в несознанку, однако просила так, что отказать не смогла. Ну, переняла её внешность, привычки уже знала, выслушала кое-какие секретные сведения, чтобы с Эризард болтать можно было беспалевно... и вот.
  - И за неё со мной переспала, - хмыкнул Тома.
  - Ага! Кстати, - Етцу уставилась на него. - Ты не спрашиваешь, как я не перевоплотилась от хватания за сиськи. Неужели догадался?
  - Да тут догадываться-то... когда я в тебе катался, то всегда при высвобождении свою правую руку в какой-то слизи находил. Ну и подумал, что ты эту слизь для защиты от Разрушителя Барьеров используешь, и могла просто наружу вывести.
  - Блядь, Тома! - Етцу аж рухнула на кровать и удлинённой рукой зацепила подушку. - Надоел так много наблюдать.
  - Потому и жив, не ворчи. Всё так?
  - Только это не слизь как таковая. Это типа вроде кокона бабочки, защита от страшного наружного мира. Пока ещё экспериментирую, хочу с постоянным бафом доспехов ходить, а то регенерация регенерацией, но больно вообще-то. - Етцу выпрямилась, прижимая к груди подушку.
  - Зато я о другом не догадался, - успокаивающе сказал Тома. - Если ты всё
  то время была тут, то кто там с Мисаки возится?
  - А... - теперь Етцу прижала подушку к лицу. - Можно не говорить? Это уже мой секрет.
  Тома смотрел на неё с полминуты, затем кашлянул и предположил:
  - Клон всё-таки удался?
  В следующий момент подушка полетела в него, врезалась в лицо и взорвалась грудой пуха.
  - Так тебе и надо, - сердито заявила Етцу, наблюдая за тем, как парень поспешно очищает себя. - Да, чёрт с тобой, удался. Да, я трахнулась с собственным клоном, ибо это была моя мечта. Да, он полностью мой бро, обладает такой же силой и делает то же самое, что и я. Ещё вопросы?
  - Ладно, понял. - Тома отбросил на пол полупустую наволочку. - Значит, и за Серьей твой клон следит?
  - Она про него знает, так что да и не скрывает. И за Королевой твоей приглядывает, а то та горит желанием ввязаться в приключения ради тебя.
  - В смысле? - изумился парень.
  - Боевая парочка. Оба решают проблемы города рука об руку, заодно моча всяких плохишей. У неё аж глаза горят от такой перспективы.
  - Добуду телефон - сразу же с ней свяжусь, - нахмурился Тома. - Так ещё влезет в какую неприятность.
  - Обязательно. И Серье попробуй позвонить. Я не думаю, что ей нужна какая-то помощь, но... чтобы она знала, что ты знаешь.
  - Хорошо.
  - А теперь... - Етцу склонилась к нему и улыбнулась. - Выкладывай свою страшную тайну.
  
  Серья не ответила на вопрос Шокухо, вместо этого подойдя к одному из неподвижных тел Сен-Жермен и склонившись над ним. Она осторожно взяла тонкую руку, пощупала пульс, выпрямилась и только тогда сказала:
  - Сен-Жермен не такой уж и сильный маг. Во многом знает лишь основы. Точнее, помнит лишь основы, ибо открыл секрет своеобразного бессмертия. - Серья холодно уставилась на Шокухо, практически полностью окутанную телом Етцу. - Клоны, связанные в единую сеть общим разумом. Как Сеть Мисак, только магическая. И, поскольку человеческий мозг слабее искусственного - нестабильная, со сбитой логикой, даже не может определить свой пол. Настоящий Сен-Жермен был мужчиной, однако решил, что его клоны должны быть женщинами, но от этого стало только хуже.
  Она стрельнула взглядом в пошевелившегося Гунху, но тот лишь слушал.
  - По всей видимости, Сен-Жермен потратил всю силу своей магии на функционирование клонов с возможностью воспроизводить новых. Однако одно умение у него осталось - умение контролировать углерод. Именно поэтому он стремился завлечь всех нас в "Дианоид" - любое другое поле попросту не сработало бы.
  Серья вновь посмотрела на Шокухо, предпочитавшую слушать и беречь силы.
  - Как вы все понимаете, Третья Мировая не просто приближается - сейчас, в это время, она уже идёт. И хотя воюющие страны решают свои задачи, но основной кнофликт в вызове, что магия и церковь бросили Академия-сити. И в это время один клонирующийся недомаг со сбитыми мозгами проникает в город, завлекает в ловушку половину пятиуровневых и не последних людей тёмной стороны, запирает их без возможности вырваться, а не убивает лишь потому, что Интри знал о его существовании, подготовил досье и мы сумели это досье обнаружить. Иначе оказались бы абсолютно неподготовленными и, скорее всего, погибли бы тут. Однако и так одна из нас поплатилась жизнью ради своих личных разборок.
  Тело Аю не удостоилось и взгляда.
  - Понимаете? - голос Серьи стал жёще. - Один неполноценный маг натворил столько. И мы охотно, даже без его указки столкнулись лбами в момент, когда единство необходимо как воздух. А что будет, когда следующий маг окажется с мозгами? Когда на Академия-сити обратят взор сущности, желающие и способные стереть наш город с лица земли?
  - Ты ведь это подстроила, Серья, - прошептала Шокухо. - Могла остановить её раньше, но решила устроить демонстрацию. Решила напугать.
  - Вы, пятиуровневые, эгоисты, - холодно посмотрела на неё Серья. - Даже если отрицаете, то всё равно думаете лишь о себе любимых. Вам не понять, что такое труд на общую пользу и общее спасение. Поэтому нужно было вас напугать, продемонстрировать, какое именно дерьмо происходит. Ибо только тогда вы зашевелитесь. А я хочу, чтобы вы зашевелились, чтобы стали оружием города в Третьей Мировой. Перестаньте шататься по улицам, перестаньте попивать чаёк и сидеть в подземном бункере, бездумно играя, перестаньте делать вид, что оружие, способное принести нам победу - ужасно плохо и должно быть запрещено. Мы все должны выступить против магического мира, должны ответить на все его ядовитые плевки и заставить покориться. А если откажетесь... - темнота глаз Серьи стала абсолютной. - Отказавшийся станет предателем Академия-сити. И будет убит без промедлений и сожалений.
  В полной тишине она оглянулась и посмотрела на постепенно приходящий в себя SECTOR.
  - Анти-Навык уже в здании и скоро будет здесь. Многим из нас потребуется медицинская помощь, можете воспринимать её как время подумать. Ибо потом вы начнёте трудиться на победу в войне, делая всё, что потребуют - или умрёте. Время для моральных рассуждений прошло, сейчас хорошо лишь то, что принесёт нам победу в Третьей Мировой, и плохо всё остальное.
  Никто ей не ответил. Шокухо закрыла глаза, полностью отдавая себя во власть Етцу, а Гунха глубоко задумался. Венто села, громко жалуясь на головную боль, остальные по цепочке тоже начали ворчать.
  И только на лице прижавшейся к стене Юитцу играла широкая улыбка.
  
  Теперь уже Тома не спешил объясняться, однако Етцу, отказавшаяся менять облик Серьи даже сейчас, терпеливо ждала.
  - Это, в общем-то, тоже скорее предположения, - начал он наконец. - Но это сказал Акселератор, потому понимаешь... в общем, я своей правой руку отвергаю удачу, которая божье благословление. И раз так, то отвергаю вообще всю силу, идущую от Бога. И реальность вокруг меня строится не по его законам, а по моим, моего подсознания. То есть, понимаешь, вот весь этот переворот, приключения, девушки, всё это всего лишь моё подсознание. То, что я хочу, даже если отрицаю.
  - В смысле, и я тоже? - подняла брови Етцу.
  - Ну... да. Ты тоже. Хоть я не знаю как.
  - Заебись! - девушка аж фыркнула. - Акселератор так сказал, серьёзно?
  - Етцу, посуди сама, - Тома сгорбился. - Такая жизнь, как у меня, невозможна. Даже с магией, даже с силами эспера, а ведь у меня их и нет.
  - Гм, - Етцу сложила руки на груди и задумчиво закивала. - Гм, гм. Но нет, Тома, ты неправ.
  - Тогда что это?
  - Кажется, я вынуждена буду раскрыть тебе страшную тайну. - Етцу задрала голову. - На самом деле семеро пятиуровневых эсперов - воплощения семи смертных грехов.
  - А?..
  - Первый - тщеславие. Мечтал стать сильнее всех и добраться до шестого, божественного уровня. Второй - зависть. Жаждал оказаться на его месте и воспользоваться его благами. Третья - гнев. Бешеная цундэрэ. Четвёртая - алчность. Убивает людей ради денег. Пятая - уныние. Была бы в нём, если бы ты не появился в её жизни. Шестая - похоть. Без комментариев. Седьмой - чревоугодие. Жрёт много.
  - Что?..
  - Как ты понимаешь, эти грехи должны быть истреблены, ибо только тогда пятиуровневые засияют в истинном цвете и станут вестниками нового, счастливого мира. И ты, Камидзе Тома, избранный! - Етцу, продолжающая смотреть вверх, подняла сразу обе руки. - Тот, кто должен помочь им преодолеть свои грехи! Вот в чём твоя главная цель и задача всей жизни, возложенная на тебя Богом!
  Повисла тишина; Тома с октрытым ртом смотрел на Етцу, понятия не имея, как реагировать. Та же со всё поднятыми руками и головой завалилась на кровать и расхохоталась - так задорно, что аж икать начала.
  - Слушай, Етцу... - Тома пробовал сказать сердито, но губы сами собой растянулись в улыбке и он захохотал вместе с ней. Они смеялись несколько минут, а затем Етцу всё же выдавила из себя:
  - Ты ведь поверил, Тома. На секунду, но поверил. Хотя это я только что выдумала.
  - Слушай, ну... - простонал парень.
  - Но ты ведь понял, да? - девушка вновь села, ещё посмеиваясь. - Твоему состоянию можно найти кучу объяснений, и необязательно сразу и сходу винить себя. Жизнь кажется необычной? Дай мне минут пять в Гугле, и я тебе таких биографий скину - закачаешься!
  - Да, но... - Тома вздохнул, унимая смех. - Всё же... Пусть даже это не я, но всё равно... словно бы живу в манге, понимаешь? Герой, которому отсыпают плюшки... эм, Етцу?
  Девушка резко прекратила смеяться и выпрямилась. Томе её взгляд не понравился - прищуренный, оценивающий, недоброжелательный.
  - Как в произведении... - прошептала она. - Чёрт, Тома... ты ведь можешь так и подумать, так и привыкнуть...
  - Етцу?
  - А... ладно. Чтоб тебя. Давно надо было это сделать. - Етцу встала и наклонилась к нему. - Вытяни вперёд правую руку.
  - Что?..
  - Никакой слизи в этот раз.
  Тома заткнулся и вытянул вперёд руку, а Етцу, наклонившись, прижалась к ней лбом.
  Черты Серьи мгновенно исчезли, и на их место пришло лицо...
  Тома заморгал.
  Это была Етцу - волосы такие же короткие, чёрные и растрёпанные, да и лицо... одновременно знакомое и одновременно...
  Нос вырос. Левый глаз словно бы уменьшился. Рот искривился резкой раной. Скулы сильно выступили вперёд.
  Тома скорее отрезал бы себе язык, чем сказал - но перед ним стояла уродина. С непропорциональным, набухшим, отталкивающим лицом. Однако же в этой уродине было что-то от стандартной симпатичной Етцу...
  - Ты думал, что я на самом деле парень, - уродина оскалилась, ещё больше искажая картину. - Скажи, ты думал так, да? Кавайная Айхана Етцу, с который ты так здорово переспал, на самом деле парень. Вот был бы облом, да?
  - Етцу... - прошептал Тома, но девушка разогнулась - и уродливый облик мигом исчез, вернув внешность Серьи.
  - Есть такое понятие как "слом четвёртой стены", - она вернулась на кровать. - Художественный приём, когда персонаж произведения осознаёт, что он собственно персонаж, и обращается к реальным людям. Разумеется, это именно художественный приём. Никто никогда не сможет проникнуть из вымышленного мира в реальный, даже усилиями магии и науки. Максимум достоверно точная копия с памятью персонажа, и даже это пока недостижимо. Но есть и обратная сторона, - Етцу потянула к себе вторую подушку. - Люди, которым настолько опостылела реальность, что они мечтают сбежать из неё в фантазию. Мечтают сломать четвёртую стену и уйти в мир, где все красивые и хорошие, где спокойно общаются друг с другом, где всегда выслушают, где твои желания и истинное я не секрет, где с небес на врага всегда упадёт благословенный рояль, после чего враг станет твоим лучшим другом. Но и это невозможно. Никто никогда не сломает четвёртую стену. Максимум - иллюзия вымышленной жизни, иллюзия, которую можно разрушить в любую секунду.
  Етцу обняла подушку.
  - Я знаю, каково это, Тома. Некрасивая девочка - позор для всей семьи, без шанса на друзей, на любовь, на радости мира. Отчаянное желание убежать туда, где тебя всё равно примут и полюбят даже такой, пристрастие ко всему этому виабушному хозяйству, где иллюзия счастья просто бесподобна... Затем Академия-сити, и узнаю, что могу изменять свою внешность, и решаю добраться до заветного пятого уровня, отринув себя, всё лишь для того, чтобы перестать быть собой. Стать такой красавицей, что даже твоей Королеве завидно будет, или парнем, ибо парень может выглядеть как бабуин, ему простят... Ну а дальше... проблемы с гормонами, с похотью, с собой... ты всё сам видел, Тома. Так что я вернула себя как есть, даже сделалась не красавицей, а, ну... обычной. Не отталкивающей, но и не притягивающей. Ибо бесполезно бежать от реальности, вымышленный мир не более чем иллюзия.
  Етцу посмотрела на Тому, и тот даже вздрогнул, увидев, что та плачет.
  - Поэтому никогда не думай, что твоя жизнь "как в манге", Тома. Она в реальности, даже если выглядит как в манге. И определяешь эту реальность не ты один, а люди и события вокруг тебя. Все люди, от самых близких до тех, о ком ты никогда не услышишь. И если продолжишь думать, что на деле всё зависит лишь от твоих желаний... однажды реальность ударит тебя, и ты не будешь готов. Как я оказалась не готова.
  - Я... - начал Тома. - Я... не это имел в виду... я... то есть... я же именно это говорю всем...
  - И именно поэтому можешь пропустить в самом себе, - сквозь слёзы улыбнулась Етцу. - Если решишь, что знаешь, как быть. Если уверишься, что ничего с тобой плохого не случится. Если перестанешь применять свои убеждения к самому себе.
  - Я... - Тома уставился на свои ноги. - Спасибо, Етцу. Я... должен подумать.
  - Разумеется. Подумай, - она начала утирать слёзы. - Прости, я сбегаю до душа... подержи Оллеруса, пока не вернусь, хорошо? Не хочу ничего пропустить.
  - Хорошо.
  
  Абсолютная тишина. Видимо, войска Альянса не сумели оказать даже минимальное сопротивление и позволили российским силам продвинуться дальше рассчитываемого. Фиамма этому только радовался, в том числе и потому, что тишина помогала осмысливать происходящее.
  Его благословенная рука, к сожалению, подавляла всю остальную магию. Для её полноценного использования ему и нужна была эта Индекс. Однако её не просто отбили, но уничтожили саму возможность использовать.
  Не стоило красоваться, но необходимо было подразнить Камидзе Тому так, чтобы он сам прибыл в Россию, в нужное место. И кто ж ожидал...
  Фиамма наложил на себя защиту от всего, что могла преподнести Третья Мировая война. Даже атака планетарного масштаба не повредит ему. Кто ж ожидал, что это не относится к крайне эффективной щекотке!
  Он организовал атаку на самолет Кумокавы Серьи больше ради забавы, дабы уколоть Алистера, лишить его одной из шестерёнок. Но сейчас, похоже, девушке придётся уделить внимание.
  Пока же... Индекс недоступна, вопрос применения магии надо как-то решать, Оллерус вступил в игру и Камидзе Тома, скорее всего, не отправится в Россию. Тем не менее Третья Мировая началась, строительство продолжается, русские скоро или уже нашли Мишу Кройцеву... кстати...
  У Камидзе Томы ведь не только Индекс на привязи. Скажем, эта Шокухо Мисаки, его девушка. За ней он прибежит как миленький. И она подчиняет людей, если удастся это применить...
  Фиамма улыбнулся, а затем краем глаза уловил движение и повернул голову.
  Заснеженная улица посёлка опустела, трупы исчезли, а фонари разрушились вместе с домами. Однако свет взошедшей луны слегка освещал пространство, и не составило труда заметить небольшую фигурку, остановившуюся неподалёку.
  Потребовалась минута вспомнить и разобраться, кто перед ним в этой розовой куртке. Такицубо Рико, везде проходящая как одна из важных единиц для будущего Академия-сити.
  Что ж, Алистер, придётся уколоть тебя так.
  Фиамма повернулся к девушке и сощурился. Та не пыталась бежать или атаковать, она просто стояла и смотрела с полностью неподвижным лицом. Даже словно не на него, Фиамму, а куда-то вдаль.
  Хм. По их классификации четвёртый уровень, с потенциалом пятого. Может отслеживать чужие силы. И... вроде всё? Что она тогда делает тут?
  Фиамма позволил благословленной руке выползти из-за плеча, явив себя миру. Один удар - и от девочки останутся лишь клочья плоти. Но...
  Он что-то не учёл. Что-то не понимает.
  Девочка была не одна, с ней бежало ещё несколько. Где они? В засаде? Но что они могут сделать с ним, защищённым от разрушения континента? Ещё одна щекотка?
  Такицубо начала мелко дрожать, и Фиамма нахмурился. А ведь... чёрт, он даже не помнит про неё полностью, просто взял на заметку и всё...
  Рука замерцала. Фиамма изумлённо посмотрел на неё, приказал двинуться вправо - и та дёрнулась с каким-то замедлением. Он ещё немного посмотрел, а затем сразу понял.
  Академия-сити открывает и увеличивает силы множеством разных способов, включая гипноз и наркотики.
  Девочке что-то дали. Что-то очень сильное, настолько, что она теперь не только видит... потенциал пятого уровня, с возможностью манипулировать чужими силами, ослабляя, усиливая, даря и отбирая...
  И что, даже он уязвим?
  Фиамма приказал - и рука рванула к трясущейся Такицубо. Но не так быстро, как обычно, не так...
  Зелёное сияние появилось словно из ниоткуда и встало на её пути. Рука разметала его, но застряла, не дотянулась, а оставшееся свечение сомкнулось вокруг неё. Шизури Мугино, узнаваемая лишь очертаниями, изо всех сил пыталась расплавить благословленную руку, и её усилия обречены на неудачу, но...
  Над левым ухом что-то пропищало и взорвалось. Фиамма дёрнулся, но лишь усмехнулся. Это всего лишь бомба, ему нечего бояться, даже болит самую чуточку... болит?
  Он растерянно коснулся тонкого стержня, вонзившегося в скулу, и от этого движения боль усилилась стократ. Как?! Как они...
  Снег под ногами зашуршал, вздыбился - и светловолосый парень с автоматом в руке выпрямился. Фиамма изумлённо посмотрел на него, и даже не отреагировал, когда тот с перекошенным лицом выпустил очередь ему в грудь.
  Чувствовалась каждая пуля, однако болела пока лишь скула. Как они... неужели всего лишь четвёртый уровень... его, благословлённого рукой и даром вызвать архангела...
  Фиамма рухнул в снег, сердце словно бы разорвалось, рука исчезла - а он до сих пор ничего не понимал. Как... обычные люди... и даже необычные, но не стоявшие даже близко рядом с ним, выполняющим божественную волю по возвращению миру порядка...
  Как они... могли его...
  - Супер, - услышал он невероятно довольный голос. - Просто супер.
  И всё пропало.
  
  - В последний раз я слышал совсем другое определение "приватный", Камидзе Тома.
  Оллерус упрямо отказывался походить на сильнейшего мага, одними потёртыми джинсами и серой жилеткой бросая вызов своему званию. Только его яркий зелёный глаз, обшаривающий всех, хоть как-то символизировал.
  Тома не боялся смотреть в ответ. Сейчас он расположился на диване в самой неразрушенной гостевой комнате Букингемского дворца, с Индекс на коленях. Ицува вместилась слева, Етцу, так и носящая маскировку Серьи - справа. Канзаки стояла у двери в позе охранника, как и клон рядом с ней; Химегами раскинулась на кресле у дивана. Добивали обстановку шатающаяся по траектории подальше от Оллеруса Лейвиния и абсолютно неподвижный Марк Спейс.
  - Мы все GEKOTA, - твёрдо ответил Тома. - И работать будем вместе.
  - Она тоже? - Оллерус, уютно чувствовавший себя на обычном стуле, указал в сторону Лейвинии, аж вздрогнувшей от этого жеста.
  - Братик Тома разрешил мне быть в его команде! - тем не менее уверенно заявила она, перемещаясь поближе к Томе. - И очень обрадовался!
  - Лейвиния, - наклонился к ней Марк. - Когда человек закатывает глаза, вздыхает и говорит "ну, от тебя всё равно не отделаешься", то это не соответствует радости.
  - Почему? - побагровела девочка. - Между прочим, без меня ведьмы разнесли бы в труху весь дворец! А сейчас вон, даже свечи нашли!
  - Да, без свечей совсем разруха. - Все посмотрели на несколько подсвечников, только и освещавших комнату. - Но вся твоя заслуга лишь в том, что ты сбегала из точки А в точку Б.
  - Вот только почему-то только я и смогла сбегать! Больше никто не подписался!
  - Не хочу говорить, что ваша команда, Камидзе Тома, лучшее из доступного, но... - Оллерус сделал многозначительную паузу, и только это заткнуло Лейвинию.
  - Я сам понимаю, что мы не лучшее, - признал парень. - Но мы хотя бы хотим остановить эту войну.
  - Открою вам секрет, Камидзе Тома: подавляющее большинство людей не хотят Третьей Мировой и желало бы остановить её. Включая тех, кто воюет по все стороны. И со Второй Мировой, и с Первой, и с остальными было то же самое. Никто из тех, кто побывал в самом сердце войны, не жаждет жить там и заставить других переживать подобное. Если, конечно, мы не говорим про психически больных людей.
  - Это для меня не секрет, - Тома нахмурился, но Оллерус лишь склонил голову, будто извиняясь.
  - Наша проблема не только в Третьей Мировой и усилиях Фиаммы по её раскручиванию, - объявил он. - Отинус вступила во всеобщий хаос, и почти наверняка приведёт за собой других Магических Богов. Судя по тому, что вы откуда-то знаете меня, - его глаз на секунду неподвижно уставился на парня. - Вы можете знать и про Магических Богов, так?
  - Так, - признал Тома, а затем обернулся к Етцу с Химегами. - Магические Боги - это сильнейшие существа в мире. Они... как бы люди, настолько посвятили себя магии, что буквально стали частью её, так?
  - Всё сложнее, но допустим, - ответил Оллерус, пока Лейвиния морщила лоб.
  - Да... и они настолько сильны, что могут поменять нашу реальность силой мысли. Собственно, Отинус одна из них.
  - Так и... - Етцу помахала рукой. - Почему мы не видим изменения этой реальности? Они, типа, заставляют нас думать, что на самом деле ничего не поменялось?
  - Во-первых, да, - кивнул Оллерус. - Во-вторых, Магические Боги почему-то не любят пользоваться магией. Не знаю, почему, мне не удалось расспросить их... но, возможно, из-за третьего пункта: по природе своей силы любое заклинание Магического Бога может как получиться, так и не получиться. С неизвестным эффектом.
  - То есть, они могут пожелать себе бутербродик, а на деле убьют всех людей, и наоборот? - подняла брови Етцу.
  - Примерно. А в случае Отинус это особенно значимо. Она исполняет роль верховного бога в скандинавской мифологии, одноглазого бога мудрости, а скандинавская магия очень зависима от понятия двойственности.
  - Как, скажем, британская от символизма? - пробормотала Лейвиния, и вновь Оллерус лишь кивнул.
  - Тем не менее, по меркам Магических Богов Отинус можно назвать выскочкой, - продолжил он. - Ибо она собрала GREMLIN, команду из магов, в основном символизирующих других представителей скандинавского пантеона, и с её помощью желает выковать копьё Грунгир. С копьём Отинус избавится от ограничения двойственности и сможет изменить мир как пожелает. - Оллерус вновь посмотрел на Тому. - И судя по тому, что я узнал за всё это время, её желание - мир победившей магии. Мир без Академия-сити и без эсперов. Кроме того, ваш Разрушитель Барьеров, Камидзе Тома, главное оружие против Отинус, так как сможет уничтожить и её, и Грунгир. Поэтому для неё вы враг вопреки вашему желанию, и поэтому я обращаюсь к вам с просьбой остановить её.
  - Я совсем не против, - Тома слегка приобнял молча слушающую всё это Индекс. - Вот только я обещал остановить и Третью Мировую. И как-то трудно решить, что сейчас важнее.
  - Понимаю и предлагаю разделение труда. Вы и ваша команда отправитесь к месту первого замысла Отинус, а я возьму на себя Третью Мировую.
  Оллерус немного помолчал, а затем с какой-то горечью добавил:
  - Тем более что я должен был ею заняться в самом начале. Но опоздал.
  - Почему? - на этот вопрос маг не ответил, вновь склонив голову. Тома слегка откинулся на спинку дивана, а затем поглядел на остальных.
  - Это будет в разы опаснее восстания, - сказал он. - И, пожалуйста, подумайте как следует. Прежде всего я хочу, чтобы вы были живы. Химегами...
  - Мне уже показали пару уроков, - ответила та. - Скоро буду драться круче тебя.
  Остальные и вовсе ничего не сказали, лишь улыбнулись. Тома понимающе вздохнул, улыбнулся в ответ и выпрямился.
  - Куда? - только и спросил он.
  - Гавайи, - так же ответил Оллерус. - GREMLIN хочет устроить там извержение вулкана и собрать полученную энергию для создания Грунгира.
  - Гавайи... Цучимикадо же туда хотел отправиться... - нахмурился Тома. - Связаться бы с ним...
  - Бери уже мой смартфон, - Етцу протянула тот. - Только не читай абсолютно секретное всё остальное.
  - Хорошо, - Тома принял его и начал печатать, а через несколько секунд Вилиан смущённо заглянула в дыру в стене.
  - Простите, но меня попросили тут привести вам... можно? - сказала она. Тома не глядя махнул рукой, и сквозь дыру перебралась Лессар. Она уверенно вышла посерёд комнаты, повернулась к дивану и бухнулась на колени.
  - Возьмите меня с собой! - потребовала она, и Тома удивлённо оторвался от смартфона.
  - В смысле? - переспросил он.
  - Флорис сказала, что вы спасли её и чуть было не изнасиловали! - Лессар сказала это так оживлённо, словно одобряла. - А теперь, когда Лансис... - оживлённость мигом ушла, даже золотой хвост поник. - ...и Бэйлоуп сбежала, а Флорис хочет выйти из дела... мне некуда идти. Ну и... меня вы тоже спасли, да и вообще принимаете к себе девушек... возьмите меня с собой!
  Все молча уставились на неё, и Лессар, ощутив напряжённость, затараторила:
  - Я хороший воин, вот честно! И магию знаю! И красивая! А ещё у меня есть хвост! - тот в подтверждение дёрнулся. - Между прочим, я изучала особые техники... как им удовлетворять... - она игриво улыбнулась Томе и скрутила хвост в кольцо.
  Парень непонимающе посмотрел на Индекс; та запрокинула голову и ответила насупленным взглядом. Так же насупилась и Ицува; Етцу показала большой палец, Химегами смотрела равнодушно, Канзаки явно не знала, как реагировать, а клон ничем своё мнение не демонстрировала.
  - Нам понадобится лишний хвост, - наконец улыбнулся он. - Но мы бросим тебя в самый жар боя с могучими магами, не оставляющими свидетелей. Всё ещё согласна?
  - Э... - хвост неуверённо дёрнулся, но затем аж встал штырём. - Да! Но перед смертельной схваткой навались на меня точно так же, как навалился тогда, и покажи всю мощь Академия-сити!
  - Как тогда? - тихо спросила Ицува; Тома усердно отвернулся от неё обратно в телефон.
  - Так, значит, к нам в гарем добавились лоли и студентка по обмену, - пробормотала Етцу. - Интересно, кого ещё не хватает? Кудэрэ есть... большегрудая с катаной есть...
  Оллерус закрыл глаз, но ничего не сказал.
  
  Итоговые сборы заняли почти день. GEKOTA добрались до своего дома, наконец избавились от испорченных платьев и смокинга (Етцу брякнула про важность командной униформы, но подробнее не высказалась) и разобралась с запасами на будущие сражения. Ицува даже смоталась до Амакуса за всем необходимым, да и клон выцепила в сети магазинчик, где продавали гранаты, и отпросилась сбегать проверить.
  Вернулись обе с полными пакетами и довольные, как раз когда Вилиан уже пила чай. Она передала слова Эризард о том, что команде выделят военный самолёт и откроют коридор до Гаваев, ибо порталом было нельзя из-за правой руки. На вопрос о судьбе Кариссы и Лидера печально ответила, что надеется на лучшее. Тома подозревал, что Эризард обвиняет в перевороте саму себя и потому найдёт способ пощадить их, но решил не выяснять. Это теперь будет во многом личным вопросом королевской семьи, забот и без них хватает.
  Оллерус ушёл ещё из дворца, поделившись всем, что знал о GREMLIN. Лейвиния напротив - покинула было их, но к вечеру заявилась вновь, с Марком Спейсом за спиной. Чуть позже, в ожидании ужина, за готовку коего Тома принялся вместе с Ицувой, Етцу в неснимаемом облике Серьи начала обрисовывать мировую обстановку.
  - От Франции пока никакой реакции, но Эризард заявила, что восставшие устраивали провокации в стремлении столкнуть страны лбами и развязать войну, - заявила она, развалившись в кресле с телефоном. - Индекс, слушай, Карисса ведь тебя до всего этого бунта в тоннель водила проверить, хотела по крайней мере. Как оно там?
  - Там были символы французской магии, - сообщила девочка, пытаясь утащить заготовленную для супа морковь.
  - Ага, шикарно. Ладно, если нам повезёт, то обе страны сделают вид, что всё было провокациями, мир и обнимашки. Хоть что-то хорошее...
  - Академия-сити ещё не начала ничего? - спросил Тома, откладывая нож и вынимая из кухонного стола бинт.
  - Официально нет. Но у нас теперь поддержка не только Британии, но и Китая с Индией, на месте Совета я бы отсиделась за их спинами. О, и зацените иронию - Германия выступила с официальным заявлением к России прекратить агрессию в сторону Альянса Независимых Наций.
  - Россия проявляет агрессию? - нахмурился парень, перевязывая себе палец.
  - Опять-таки нет официально, но Фиамма сейчас вертит её на... кхм. - Етцу осторожно взглянула на выставленный в её сторону нож. - В общем, наверняка что-то есть. Мне бы доступ к сводкам своих линий...
  - Ведьмы погадали и говорят, что русские войска вторглись в Альянс, но атака была отбита, - добавила Лейвиния, что-то рисуя стилусом в своём смартфоне.
  - Точно надо сводки. А, и ну ещё: пока мы все веселились, Ватикан взорвали.
  - Как? - теперь на неё уставились все.
  - Мощно, но фактически пострадал лишь собор Святого Петра. И сам Папа, но его доставили в больницу. Кардиналы, естественно, обвинили Академия-сити, но доказательств нет и лично мне сомнительно.
  - И во всё это ещё и Магический Бог вмешаться решил, - Тома слегка стукнул по голове Лессар, тоже нацелишевшуюся на морковку. - Без Оллеруса нам точно не справиться.
  - Эй! - обидевшая Лейвиния аж стилус откинула. - Не говорите так, будто только он сильнейший в мире маг, что может помочь!
  - Несомненно, - Марк практически без движения поймал его. - Ты, Лейвиния, уже неоднократно показала себя в деле. Как и Патрисия.
  Девочка как-то дёрнулась, опустила телефон и тихо прошептала на английском:
  - Марк, это было слишком.
  - Прости, - тот переменился в лице, осознав, что зашёл далеко.
  - Я понимаю, что твоя задача держать меня в узде, - ещё тише прошептала она. - Но знай границу. Моя сестра - это моя сестра. Её успехи - не мои успехи.
  - Прости, Лейвиния, я перегнул палку. Больше не повторится, - Марк даже глубоко поклонился. Девочка вздохнула, помолчала несколько секунд, а затем забрала у него стилус и продолжила рисовать.
  - Простите, личные дела, - обратился Марк ко всем. Никто не стал хмуриться, Тома и вовсе перестал обращать внимание, когда обнаружил пропажу двух морковок и невинное личико Лессар.
  - Так, значит, - слово вновь взяла Етцу. - Все те, кто в расцвете, выберите себе номер от одного до шести. Я запущу приложение, которое выведет два случайных варианта, и на этом на сегодня порешим, хорошо?
  - От одного до пяти, - сразу же отреагировала Канзаки и потёрла ещё забинтованный живот.
  - А? - вновь оторвалась от рисования Лейвиния. - Что за номера?
  Марк наклонился и что-то быстро прошептал ей; девочка вспыхнула и ещё яростнее задвигала стилусом.
  - Один, быстрее всех высказалась Мисака.
  - Два, - Ицува поймала огрызок морковки и положила в кастрюлю.
  - Три, - спокойно сказала Химегами, расположившаяся перед телевизором.
  - Четыре! - Лессар, божащаяся перед Томой больше не красть овощи, одновременно почесала хвостом ему за ухом.
  - Так уж и быть, пять, - решила Етцу и коснулась экрана. - Тэкс... два и четыре. Тома, постарайся выжить.
  - Придётся. - его мнения, разумеется, никто не спрашивал. Тома отвернулся от радостно завопившей Лессар и вернулся к готовке, с грустью думая о Мисаки.
  Он написал ей сразу после того, как списался с Цучимикадо. Кратко пересказал произошедшее, извинился, что ещё не может вернуться, и спросил, как у неё дела. Мисаки отвечала так долго, что он приготовился читать целое произведение - но пришло лишь пожелание удачи и заверение, что у неё всё в порядке.
  Несомненно, она обижается. Кто бы на её месте не обижался. А когда он привезёт с собой ещё одну... Тома даже решил было отказать Лессар в любом сближении, но затем поглядел на неё поющую от радости, вспомнил миг растерянности и ужаса на лице девушки, осознавшей, что она в одночасье оказалась покинутой всеми...
  Чёрт, он же не может приютить каждую одинокую девушку. Даже если Етцу неправа и он действительно живёт в собственной фантазии.
  Но выбора, похоже, не остаётся.
  
  - "Трезубец", - пробормотал Цучимикадо, когда они наконец вышли из отеля. - Чёрт его дери, "Трезубец".
  - Частная армия, способная позволить себе мини-подлодки для защиты Гаваев со стороны океана, где плавает всякое русско-китайское, - вздохнул Роберто, крепко держа кейс с ноутбуком. - Увы, мне показалось тогда здравой идеей.
  - Ага. Но теперь в Белом Доме люди, желающие взорвать Гавайи, и идея уже не здравая. - Цучимикадо на ходу огляделся, проверяя, нет ли слежки. - Мы же не думаем, что наёмники искренне возмутятся такому приказу и откажутся выполнять?
  - После того, что они творили для нас в Южной Америке? Скорее обрадуются. Кстати, - Роберто тоже огляделся. - Вам не кажется, что здесь подозрительно мало народу?
  - И ладно бы только здесь, - Цучимикадо уже смотрел в смартфон. - Если верить моим дронам, то большая часть города потопала по домам, а туристы по отелям.
  - Магия?
  - Причём весьма большого объёма. Ну что, президент Роберто Катце, всё ещё хотите рискнуть жизнью ради своей страны?
  - Разумеется. Я дал присягу.
  - Очень хорошо, - Цучимикадо добрался до припаркованного тёмного багги и одним прыжком уселся на водительское сидение; Роберто с ноутбуком предпочёл открыть дверь. - Ками-ян вот-вот прибудет, так что надо бы не запаздывать.
  
  Эстер не понла, почему её мирный сон про кадавра с лицом учителя внезапно прервался шумом взрывов и ощущением каменного пола.
  Лишь через несколько секунд она осознала себя лежащей на этом полу, куда свалилась с кровати. А ещё через несколько дверь открылась.
  - Мисака желает доброго утра, вежливо сказала Мисака. Но утро не доброе, так как замок атакуют, противоречиво продолжила Мисака.
  - Кто? - встала Эстер.
  - Мисаке самой хотелось бы знать, ещё изучает нападавших Мисака. Но пока предполагается, что некая частная армия, высказала предположение Мисака.
  - Частная армия? - Эстер накинула халат прямо на ночную рубашку и выбежала из комнаты вместе с клоном. По её наводке причалась к лифту, на котором уехала в ближайшую башню.
  Та за это время превратилась в боевой пункт, и несколько девушек уже сидели с высунутыми сквозь трещины в стене снайперскими винтовками. И не просто сидели, а стреляли, чётко и монотонно.
  - Мисака опознаёт бойцов по базе данных, доложила Мисака. Это практически невозможно, потому что они закрыты с головы до ног и их костюмы экранируют высокотехнологичные сенсоры Мисак, пожаловалась Мисака.
  - Однако это именно выдаёт их, гордо добавила Мисака. Это бойцы армии наёмников "Трезубец", точно уверена Мисака.
  - Ага, - растерянно сказала Эстер. - И... что они на нас нападают?
  - Мисака не имеет не малейшего понятия, призналась Мисака. Но Мисака оценивает их количество примерно равным количеству Мисак, приблизительно оценила Мисака.
  - Их тактика пока заключается в использовании миномётных установок и мобильных противоракетных комплексов для разрушения замка, попыталась объяснить Эстер Мисака. Далее они пустят вперед БМП и транспортники для полноценного штурма дезориентированного врага, прикинула тактику Мисака.
  - Множество солдат "Трезубца" составляют бывшие американские военные, поэтому они часто используют тактику американской пехоты, пояснила Мисака.
  - И это... - Эстер осеклась, только сейчас осознав происходящее. - Они же мне весь замок разрушат! Мы только его улучшили, утеплили и... вы сможете их прикончить?
  - Мисаки рассматривают возможность несмертельного обезвреживания противника, содрогнулась от необходимости стрелять по людям Мисака.
  - Сейчас Мисаки ведут обстрел по установленным ловушкам, дабы поймать в них солдат противника и внести суматоху в их ряды, уточнила Мисака.
  - А, ну... - Эстер нервно сжала кинжал, с который не расставалась теперь. Некромантия... требует прийти к трупу и возиться с ним какое-то время... то есть бесполезна. Порталы... их надо знать, куда открывать, и они бесполезны против тысяч.
  Похоже, она вообще бесполезна - и это крайне обидело после очередного взрыва. Клоны работали молча, сообщаясь друг с другом мысленно, и двое из них без всяких разъяснений покинули башню.
  - Возможно, Эстер следует спуститься вниз, подошла к хозяйке замка Мисака. Так больше шансов выжить в случае попадания, объяснила Мисака.
  - Вы берегите себя! - спохватилась Эстер, аж побледнев от всё большего осознания опасности.
  - Мисака благодарна за заботу, но пока все Мисаки целы, поклонилась Мисака. Основные потери придутся на рукопашную схватку, но и там Мисаки постараются атаковать скрытно и издалека, понадеялась на это Мисака.
  - И всё же берегите себя, - так, ладно, пока всё так... надо сбегать до библиотеки. Может, там отыщется какое заклинание или ритуал на тему "если вас атакует огромная армия наёмников".
  Без "героически взорвите себя в толпе врагов".
  
  План операции прост - они выпрыгивают с парашютами над указанной Цучимикадо кальдерой. Все, кроме Химегами и Индекс - тех отвезут в аэропорт, где их встретят Мусуджиме и Майка. Затем в кальдере все добираются до места расположения TRIGGER и берегут его от возможных атак GREMLIN, отвлекая на себя внимание, пока Цучимикадо и Роберто под присмотром Марка Спейса переводят устройство в режим безопасной вибрации.
  - Плюс "Трезубец", - добавила Етцу, Она ещё держала облик Серьи, хотя они с Томой условились - когда придётся раскрыть, то не медлить и потом всё объяснить. "Когда", потому что оба не сомневались, что в неизвестности жерла вулкана её способности пригодятся обязательно.
  - Наш орден мог бы попробовать перекупить их, - Лейвиния сидела на кресле напротив Томы и сейчас аж встала на сиденье, повернувшись к парню. - Это же наёмники. Предложить большую цену.
  - Если их действительно наняли GREMLIN, то боюсь, что мы все такую цену не найдём, - вздохнул парень. Индекс сидела рядом надувшаяся - вопли о том, что она должна сражаться рядом с Томой, не возымели воздействия, и девочка спасалась лишь притащенным обедом.
  - Так и ладно, это всего лишь наёмники! - Лессар пробежала по салону без всякой видимой цели, исключительно на воодушевлении. - С тобой мы их только так сломим!
  - Не, простые солдаты это к Каори, - святая, севшая рядом с Индекс, лишь улыбнулась. - Я чисто по магии.
  - Так и я могу с ними потанцевать! - лишь обрадовалась Лессар. - Как и Ицува! Так ведь, Ицува? - она плюхнулась к севшей подальше девушке, и та мигом пошла красными пятнами, вынудив Тому ухмыльнуться.
  Он не просто пережил ночь, но и нашёл её лучшей из прошедших. Ицува вознамерилась доказать своё превосходство и в какой-то момент попросту оттолкнула Лессар, на что та возмущённо заявила, что пришла пора демонстрации могущества хвоста.
  И продемонстрировала.
  На Ицуве.
  И той понравилось. Она неистово отрицала, но Тома уже хорошо её знал и понимал - понравилось.
  Особая пикантность в том, что Лессар тоже оказалась девственницей.
  От всего этого у него до сих пор держалось хорошее настроение, наконец-то. Почти наверняка оно скоро испортится, начиная с того, что прыгать придётся без парашюта, иначе тот не раскроется.
  Решилось прыжком вместе с Етцу - для остальных что она лучше всех обращается с парашютом, для них двоих подразумевалось, что Тома плюхнется прямо на очередную форму метаморфа, смягчающую падение.
  Сейчас предосталвенный Эризард самолёт уже почти пересёк США, оставалась пара часов - что хоть немного скрашивало проведённые одиннадцать. Были опасения и подготовка на случай того, что стоявшие за двойником Роберто Катце силы попробуют сбить их, но обходилось, так что все пока занимались чем придётся. Етцу сидела в телефоне и будто что-то писала, Тома тоже практически не вылезал из него, однако лишь играя - сети не было - да и остальные тоже уткнулись в свои девайсы. Только Лессар пыталась всех разговорить, даже заявила, что согласна на совместную оргию, после чего Томе пришлось стукнуть её по голове и закрыть тему.
  
  - Вы уверены, что этот ваш Кихара не вмешается? - спросил Роберто, когда они вырулили под защиту деревьев.
  - Он не просто вмешается, он почти наверняка этого и ждал, - отозвался Цучимикадо, напряжённо лавируя по неровной дороге. - И то, что привёз, наверняка готовил для этого дня.
  - А что он привёз?
  - Не знаю, но догадываюсь. И если я прав... честно говоря, не очень хочется оказаться правым.
  - Почему? - удивлённо посмотрел на него Роберто.
  - Потому что тогда выйдет, что всей нашей победой мы будем обязаны Кихаре, - они вырулили уже на территорию парка, и под колёсами заскрипели камни.
  - Как я вас понимаю, - вхдохнул Роберто и больше не отвлекал. Ноутбук всё ещё не откликался на запросы, и это означало лишь одно - нужно подобраться ещё ближе.
  Меж тем по пути уже никто не попадался. Ни охрана парка, ни охрана TRIGGER, ни заблудавшие туристы, так что Цучимикадо предельно сконцентрировался.
  Враг мог атаковать в любой момент.
  
  - Канзаки первой, после меня, - на этот раз руководство взял на себя Марк Спейс. - Лейвиния, пожалуйста, только после неё. За ними Камидзе и Кумокава. Затем Ицува, затем Лессар. Мисака, ты замыкаешь. Диапазон две секунды, самолёт сделает один круг, этого должно хватить.
  Все кивнули, уже надев парашюты и морально приготовившись. Тома постарался отбросить все лишние мысли и сосредоточиться.
  Если Цучимикадо прав, то в случае неудачи Гавайи будут уничтожены, а США втянутся в войну против Академия-сити.
  Так что никакой неудачи.
  - Удачи, Тома! - сказали одновременно Химегами и Индекс. Они примирились с необходимостью остаться позади и не быть балластами, так что сейчас просто стояли и махали на прощание. Тома тоже махнул им, надеясь, что девушки будут в безопасности - основные силы сейчас должны быть брошены против них.
  А если что - Лейвиния оформила им парочку заклинаний.
  - Пошёл! - скомандовал сам себе Марк Спейс и выпрыгнул в открывшуюся дверь самолёта, хотя мигом ворвавшийся воздушный поток едва не втащил его обратно.
  - Пошёл! - скомандовала назначеная заменить его Лессар, и Канзаки вывалилась следом.
  - Пошёл! - Етцу обхватила Тому и выпрыгнула из самолёта.
  Мир завращался, а желудок мигом запротестовал, благо по совету Марка Тома поел довольно давно. Несколько выворачивающих секунд - всё резко замедлилось, и он повис на девушке.
  - Шуш, лапай сколько хочешь, но не возбуждайся, - Етцу он обнимал сначала обеими руками, но сейчас отпустил правую, позволив ей свободно схватиться за лямки парашюта. - Так, рассчитывая воздушный поток... надо же, соответствует погодной сводке, вот умничка...
  Тома смотрел вниз, на огромную дымящуюся кальдеру посреди тёмного безлюдного поля, в которой блистала опасно-жгучая лава. Ещё в Британии с Оллерусом они изучили её строение, а Цучимикадо потом ещё и снимков прислал, так что траекторию приземления примерно рассчитали. Плюс Канзаки и Лейвиния обязались облегчить путь остальным - и святая уже практически опустилась в расщелину, а девочка над ней испускала из себя фиолетовые полосы. Марка не наблюдалось - он должен был забрать сильно в сторону, дабы выцепить Цучимикадо с Роберто и заодно разведать обстановку. Со связью пока выходило плохо, стационарная грозилась не работать в условиях вулкана, а магическая покрывала не всех.
  - Если я правильно вижу, то все выпрыгнули нормально, - сообщила Етцу, и гул самолёта начал потихоньку слабеть, удаляясь. - Тома, ты сползаешь. Давай-ка...
  Его левая рука слегка вжалась в её тело и застряла, плотно закрепившись складками плоти.
  - Етцу, как же хорошо, что мы давно знакомы, - выдохнул Тома. - А то бы я стремался каждой такой тебя.
  - Ой, да ладно. Пережил же ржущего вблизи Акселератора, переживёшь и это. Лучше волнуйся по поводу того, что вообще никого не заботит наш прыжок в вулкан. А хотя... если не ошибаюсь, в нашу сторону едут два багги.
  - Где?
  - Вон та точка, на пятнадцать минут, и та на тридцать семь.
  - Э... то есть они не вместе?
  - Видать. Ладно, сделаем вид, что это проблемы Марка и Цучимикадо? А сейчас готовься падать, - трещина в земле была не такой уж и большой, пролететь сквозь неё на парашюте не получилось бы.
  Именно здесь в дело вступала Лейвиния, обещавшая всем мягкую посадку. На глазах у Томы её парашют отделился от девочки после фиолетового взмаха и отлетел в сторону, а волшебница камнем рухнула прямо в кальдеру. Незадолго до неё то же самое сделала Канзаки.
  - Ну что, Тома, - подтянулась Етцу. - Этой ночью нам двоим будет очень жарко, но увы, не так, как хочется. Хотя строго между нами - очень жду нормальной ночи, без смены внешности. А потом ночи с изображением вообще всех девушек, даже тех, что не в гареме. Вроде Фукиёсе.
  - Если кто узнает - меня убьют.
  - Обязательно узнают, это же твоя неудача! Всё, - Етцу преобразила левую руку в клинок. - Удачного падения.
  
  Марк приземлился на отлично, даже парашют отстегнул практически мгновенно, и тот серым кулём рухнул на землю.
  Два разных багги он заприметил ещё в воздухе, и вынужден был делать выбор. В итоге взял тот, что ехал со стороны отеля. Если так посмотреть, то даже если ошибся - пойдёт на пользу узнать, кто это там примчался. И обезвредить.
  Пока же он выпрямился и зашагал по каменному плато, ничуть не скрываясь. С Лейвинией Марк привык вызывать огонь на себя, сейчас всего лишь один эпизод из многих...
  Он остановился. Поглядел на ничем не примечательную точку. Но не успел двинуться либо заговорить, как на ней из ниоткуда проявилась девушка.
  Длинные светлые волосы, голубые глаза - и лёгкое, кажущееся прозрачным платье, защитным слоём окружавшее тело. Девушка улыбнулась Марку, а затем на чистом французском сказала:
  - Не ты ли прекрасный принц, явившийся за бедной, несчастной Золушкой? Но прежде, предложишь ли ты примерить хрустальную туфельку её злым сёстрам?
  В руке Марка мгновенно появился пистолет. А в ногах - жуткая боль, опрокинувшая на землю ещё до первого выстрела.
  - Увы, но туфелька изящной ножки Золушки не подошла грубым, большим ногам сестёр. Они сумели вместиться лишь после того, как отсекли себе пятку, но и без этого узкая туфля доставляла им невероятные мучения.
  Марку было не привыкать к боли, но сейчас он аж губу закусил. Даже неподжвиные ноги горели огнём, и он только и мог, что смотреть на невероятно изящные ножки противницы, обутые в совершенно неуместные хрустальные туфельки.
  Неужели... старинная общеевропейская магия... магия сказок...
  Девушка направилась к нему, и несколько мучительных секунд казалось, что она подберёт пистолет - но туфельки простучали мимо, направившись именно туда, куда он стремился. Марк сжал зубы и всё же попробовал встать...
  - Тыква для Золушки стала каретой, запряженной могучей конями. Каретой, домчавшей её до бала вовремя и вовремя позволившей сбежать.
  Его словно приложили резко затормозившим автомобилем и подняли в воздух, после чего бросили прямо на камни. Марк начал лечение ещё в полёте, и только поэтому не потерял сознание, но... на Кипре тогда было легче...
  Он притворился потерявшим сознание, дабы девушка перестала интересоваться, и одновременно начал сообщать Лейвинии, что GREMLIN уже здесь. Девушка, по счастью, перестала им интересоваться.
  Видимо, из-за шума приближающегося багги.
  
  - Чёрт! - Цучимикадо вывернул руль, едва не покачнув Роберто вместе с ноутбуком.
  - Что там? - крикнул он.
  - Враг. Ты ещё не установил связь?
  - Надо подъехать поближе к кальдере... - президент замолк, уставившись на небольшую фигурку в хрустальном платье, вновь появившуюся у них на пути.
  - Хрустальная туфелька оказалась слишком мала для злых сестёр.
  Оба закричали от боли в ногах, Цучимикадо даже отнял их от педалей и дёрнул рулём, едва не сбросив багги с небольшого холма. Роберто схватился за ноутбук, сжимая зубы, и кое-как начал вытаскивать пистолет.
  - Тыква для Золушки стала каретой, запряжённой могучими конями.
  И вот теперь багги перевернулся от мощного удара, выбрасывая обоих наружу. Цучимикадо сразу же попробовал встать, но опустился на колено, морщась от боли.
  - Ноутбук цел? - крикнул он Роберто. Тот успел закрыть его собой и сейчас просто кивнул, сам еле сдерживая стон.
  - Живём, - прошипел парень, вытаскивая свой пистолет и наставляя его на приближающуюся девушку.
  - В своих лохмотьях Золушка была незаметна для всех, и даже принц не узнал её.
  Девушка исчезла, растворилась в ночи. Цучимикадо всё равно выстрелил, но отчётливо промахнулся. Он застыл и обратился в слух, надеясь уловить невидимый удар - но тот получил Роберто, прямо в лицо, а ноутбук потянули из его рук. Однако бывший морпех лишь скривился и упрямо сжал драгоценную ношу, позволяя Цучимикадо выстрелить вновь.
  Девушка вскрикнула и отшатнулась, вновь став видимой. Пуля попала ей в руку, мгновенно разворотив ту до кости, но не остановила.
  Цучимикадо вновь прицелился - и услышал сзади шум ещё одного приближающегося багги. Девушка тоже его услышала, и спокойствие на её лице впервые заместилось страхом.
  А затем она набрала в лёгкие воздуха и прокричала, фактически прорыдала:
  - Мариан!!!
  
  Лейвиния пока что оправдывала звание сильной волшебницы - она не только подхватила Тому, Етцу и всех последующих фиолетовой дорожкой, но и спустила их на небольшую площадку, а там ещё и подрегулировала температуру, дабы окружающее озеро лавы не испепелило их своим жаром.
  - Это и есть TRIGGER? - кивнул Тома на вгрызшийся в камни четырёхногий металлический барабан, освещённый несколькими разгоняющими дым магическими огоньками. Кивнул и утёр пот со лба - даже с заклинанием было очень жарко.
  - Один из звеньев цепи. Вон, смотри, там ещё, - Етцу, нисколько не стесняясь, распахнула рубашку, высвободив чёрный лифчик и негодующие взгляды окружающих, и указала на жерло, сквозь которое они только что пролетели. - Похоже, они работают как положено, да?
  - Да. Тут в самом деле проходит лей-линия, и она не повреждена, - пальцы Лейвинии забегали по воздуху, словно девочка печатала на невидимой клавиатуре. - Похоже, мы на шаг впереди врага.
  - И можно было сюда не спускаться? - Лессар второй расстегнула цветастую курточку, открыв уже белый.
  - Опыт посещения вулкана, чо, - Етцу склонилась над барабаном. - Ага, и впрямь еле вибрирует.
  - Не трогай ничего, - теперь Лейвиния начала вырисовывать круги, после чего нахмурилась. - Однако... там, наверху, на Марка напали.
  Все беспокойно зашевелились, однако за постоянным недовольным треском текущей лавы расслышать что-то сверху не представлялось возможным.
  - Я пойду туда, - решила Лейвиния. - Потом за вами вернусь. Одна минута. - и она запрыгнула на воплотившуюся из ниоткуда фиолетовую сферу, что мгновенно поднялась как лифт.
  - А если ты не вернёшься? - уже запоздало пробормотал Тома.
  
  Цучимикадо, откровенно говоря, направил всех в вулкан с надеждой, что там на крохотном пространстве никто не спасётся от кулака друга. А теперь, похоже, устроил Томе могилу.
  - Сендриллион, ты чуть не угробила ноутбук, - сердито заявила смуглая среброволосая девочка в комбинезоне на голое тело, опуская руку. - Где бы я его тебе тут отыскала?
  - Создала бы, Мариан, - заискивающе улыбнулась Сендриллион, шаркнув ножкой в хрустальной туфельке.
  - Я магический кузнец, а не фабрика компьютерная. - Мариан раскрыла ноутбук, поправила очки с красной оправой и прямо в перчатках начала печатать. - Хель, он всё же успел настроить на обычный режим. Придётся переделывать, так что сиди и скучай.
  - Может, пока от них избавиться? - Сендриллион села на капот багги, в котором уместилась кузнец, и посмотрела на лежащие недвижимо тела.
  - Оставь, - приказала Мариан. - Я их пока что на скорую руку трансформировала, потом заберу для коллекции. Президент, Кихара и эспер-маг, вполне достойные пополнения. Да и того вон прихвачу, вдруг пригодится.
  Цучимикадо мог только вздохнуть. Когда по вызову Сендриллион рядом с ними сбивающим с ног шумом приземлился чёрный конь, то дело сразу запахло жареным. Однако он и не ожидал, что его ноги и руки почти сразу завяжутся узлом.
  Как и у Роберто с приехавшим Рансу. И у Марка Спейса, успевшего было незаметно подобраться и выстрелить, однако мимо.
  Цучимикадо мог видеть Кихару со своей позиции, и лишь изумлялся, видя на лице того зловредную ухмылку. То ли другое выражение уже не налезало, то ли...
  Когда точных сведений нет, то приходится довольствоваться допущениями.
  И если допущение работает, то всё закончится хорошо. Главное чтобы ноги можно было распутать.
  - Вот и всё, - Мариан захлопнула ноутбук. - Сейчас опять призову Хримфакси и уезжаем, пока остров не начал разрушаться.
  - Там Камидзе Тома внизу, - показала пальцем на землю Сендриллион.
  - Тем лучше. Не знаю, что у него с рукой, но выбраться точно не поможет. Всё, сейчас только соберу экспонаты...
  Выброс дыма из кальдеры - и Лейвиния вылетела вместе с ним. Деревянный посох материализовался в её руках, но Сендриллион спокойно спрыгнула с капота и шагнула навстречу.
  - Злая сестра вынуждена была отрубить себе пятку, дабы нацепить хрустальную туфельку.
  Лейвиния наклонила голову, задумавшись, а Сендриллион испуганно захлопала глазами.
  - У нас, похоже, ступни примерно одинаковые, - решила девочка, демонстративно выставляя вперёд ногу в белом чулке. - Магия сказок, ха? Причём Золушки? Оригинально, но увы, контратака просчитывается сразу.
  Она подняла руку, и в той материализовались золотые часы. Их стрелки дёрнулись и завращались, пока не слились в самой высшей точке.
  - Когда пробило полночь, карета мигом превратилась в тыкву, кони в крыс, а платье Золушки стало лохмотьями, - нараспев произнесла Лейвиния, и страх на лице Сендриллион сменился ужасом. А затем взмах посоха обвязал её белым шнуром, и девушка рухнула на камни.
  Мариан отложила ноутбук, спокойно встала и вытянула вперёд руку, но Лейвиния успела выставить посох.
  - Я так и знала, что ты будешь в рядах GREMLIN, Мариан Слингенейер, - прохрипела она, мгновенно обливаясь потом. - Последний оставшийся дверг.
  - Последний оставшийся? - Мариан тоже тяжело задышала. - Ну, если даже предположительно одна из сильнейших так думает...
  Они уставились друг на друга, стараясь победить в этом поединке невидимых сил. Но пока никто не превосходил.
  
  - Он завибрировал сильнее! - Етцу испуганно отошла от барабана. Тома не учуял было разницы, но вскоре вся пещера наполнилась всё усиливающимся гулом.
  Словно что-то огромное падало и ударяло, вновь и вновь. Площадка задрожала, а неподалёку вырвался язык лавы и с вгоняющим душу в пятки шипением прожёг камни.
  - Чёрт вас дери, они начинают извержение! Канзаки! - святая уже взлетела, а Ицува подхватила Тому и вместе с ним прыгнула вверх. Ждать Лейвинию опасно, раз извержение началось, надо выбираться и что-то делать наверху...
  Стена перед ними внезапно раскололась, и целый пласт лавы и горячих камней полетел прямо на Тому...
  - Я справлюсь! - Лессар, подхватившая было клона, выставила вперёд копьё. Струя воздуха ударила в камни и разметала их, отклонила поток лавы...
  Полетела дальше и взорвала стену, вызвав ещё больший выброс...
  Гул усилился, и лава стала прорываться, казалось, везде, полностью отрезая путь наверх...
  Етцу плюнула на маскировку - вытянулась и расширилась, накрыла Тому, Ицуву, Лессар и клона защитным покрывалом, толкнула их туда-сюда. Рука Томы вновь запачкалась в слизи, а страх сковал параличом, когда он услышал истошный вопль девушки, принявшей на себя все удары...
  Тело Шестой начало разрываться, покрывая кровью их всех, один разрыв появился прямо над ним, и Тома поднял голову.
  Канзаки двигалась быстрее позволенного, пытаясь разрубить, отбросить и отклонить все камни, но даже она не успевала...
  А над ней...
  Над ней...
  Самое прекрасное зрелище в жизни.
  
  Лейвиния и Мариан держались исключительно на девчоночьем упрямстве. Каждая понимала - если уступит, то умрёт.
  Только Роберто лежал так, что мог видеть их противостояние.
  И только он увидел, как взметнулись в воздух завитые косички.
  И как мощный удар в голову выбросил Мариан из багги.
  
  Десятки барабанов TRIGGER, расположившихся по всему жерлу, искрили один за другим.
  И с каждым искрящимся устройством гул словно утихал, даже камней будто стало меньше падать.
  Канзаки поняла всё без слов - и выпустила мириады металлических нитей, обвившие всех в прочную сетку. Тома расположил правую руку так, чтобы даже случайно не коснуться, и продолжал неотрывно смотреть на коротковолосую шатенку в греющей сердце форме Токивадай, чьи электрические разряды окутали сетку.
  Второй серией разрядов Мисака Микото прицепилась к чему-то наверху - и начала поднимать их прочь из бушующей лавы.
  
  
  - Ну, а что говорила? Просто красавица!
  Шокухо смотрела в зеркало придирчиво как никогда, но, похоже, даже шрамов не осталось. Етцу сидела у её кровати вся довольная собой, давным-давно избавившаяся от яда.
  - Я подтверждаю, Королева, вы ослепительны, - Джунко также склонилась с оценивающим взглядом. - Но в следующий раз я иду с вами. И такого не допущу.
  - Джунко, ты это чуть ли не каждой второй фразой говоришь, - простонала Шокухо.
  - Так вы всё понять не можете! - в голосе подруги слышалась такая обида, что Етцу даже хохотнула.
  - Серьёзно, Королева, ходи уже со свитой. Контроль разума для того и существует, чтобы бросать в бой других, а свои священные сиськи оставлять целыми. А кто возмутится - и его пультиком.
  - Дело не в возмущении, - тихо ответила Шокухо. Етцу ударила прямо в больную точку. - Я...
  В палате только они трое и за дверью никто не подслушивает, но Шокухо всё равно огляделась, словно опасаясь посторонних.
  - Я хочу поддерживать Тому, - призналась она. - Напрямую. Не только морально, не только... всем, но прямо в бою. Я ведь уже делаю успехи, выжила потому, что практиковала управление кровью... и потому не хочу прятаться за чужие спины. Прости, Джунко, тебя я ещё и не хочу подвергать опасности.
  - Королева, я после взрыва восстановилась, - осторожно сказала Джунко. - А вы мне если поможете с кровью...
  - Да в самом деле, как можно отказываться от помощи танка? А если серьёзно, - Етцу склонилась к ней. - Сначала узнай мнение Томы.
  - Он предпочтёт, чтобы я ни во что не встревала...
  - Так и выполняй. Он рано или поздно вернётся в Академия-сити, и ты должна его встретить живой, цветущей и в одном переднике. Или думаешь, что я всегда буду бегать рядом и лечить? Тебе повезло, что в "Дианоид" меня привели свои делишки. И вообще, - она выпрямилась. - Сейчас нам придётся подчиняться Серье. И делать что она скажет. Я, конечно, упрошу её не кидать тебя на передовую, но сама понимаешь, Третья мировая и всё такое.
  Шокухо закрыла глаза. Третья мировая... и ещё не высказанное, но уже согласие выступить на стороне Академия-сити, под началом Серьи...
  Создавалось впечатление, что у неё нет выбора. А тот, что имеется - фальшив. Она не может сбежать ни от Томы, ни от Академия-сити, потому вынуждена будет подчиняться их желаниям.
  Поступать так, как надо.
  Разумно.
  И без вариантов.
  Главное, чтобы Тома всё ещё её любил.
  
  - Да я уже сегодня думаю выписаться, - сообщил Гунха, в доказательство здоровья хорошо потянувшись. - Меня и держали-то для профилактики.
  - Ну всё равно, ты же чуть на куски не рассыпался, - Уихару с соседнего стула в фойе больницы осторожно коснулась его плеча.
  - А, пустяки. Тебе куда хуже пришлось.
  - Нет, но... - девушка опустила голову. - Прости ещё раз, что заманила туда.
  - Не ты, а эта Аю через тебя, потому сплюнь, - махнул рукой Гунха. Уихару лишь прижалась к нему.
  - Я это навсегда запомню, как вдруг просыпаюсь перед включённым компьютером и не понимаю, где и когда я... - она вздрогнула так, что тут же пришлось обнять. - Прости. Ты, похоже, единственный, кому можно высказаться...
  - Да уж, - вздохнул Гунха. - Хорошо, что ты милая и скромная, но не обзавестись подругами за столько лет работы...
  - Я обзавелась! Но Мисака-сан и Куроко-сан до сих пор где-то пропадают...
  - Короче, тебе нужно больше подруг! - решил Гунха. - Слушай, как насчёт того, чтобы вывести тебя в наш свет? Пусть ты и сотрудница Правосудия, но всё равно могу тебя с нормальными ребятами познакомить.
  - А давай! - закивала Уихару. - Только чтобы они мне юбку не задирали!
  - Что?
  - Что?.. - она сама осеклась и несколько секунд оба непонимающе смотрели друг на друга. А затем Уихару резко запунцовела и прошептала:
  - Ну... это... нормальные чтоб были... да.
  - Тебе кто-то задирает юбки?
  - Нет! И ты не смей!
  
  Етцу вышла из больницы совершенно нормально, не через унитаз или по стене вывернутым паучком.
  - Надо же и ногами работать, - бормотала она под нос самой себе, одновременно заворачивая в сторону небольшого парка, звуки из которого привлекли внимание Шестой.
  Здесь нередко устраивали представления для больных, с полным размахом эсперских способностей, однако на этот раз не для разнообразия сюжета.
  - Бум! Бум! Бум! - одетый в болезненно-красное парень выбрасывал вперёд кулак, откровенно подражая Гунхе, и каждый удар огненной вспышкой отбрасывал болванчика, одетого каждый в свою форму и со своим флагом, воткнутым прямо в чурбанную голову.
  Католический священник, герб Ватикана.
  Военный, российский флаг.
  Жирный в дорогом костюме, американский флаг.
  - Вот так я, Лавовый Коготь, одолел врагов Академия-сити. И так мы все одолеем их, осмелившихся объявлять нам Третью мировую. Мы эсперы! Мы живые супергерои! Они должны кланяться нам, а не воевать - или тогда они суперзлодеи!
  Логика парня хромала хуже старой кобылы, но другие собравшиеся, одетые в такие же костюмы разных цветов, восхищённо заулюлюкали. Похоже, тут не столько спектакль, сколько митинг.
  Супергерои, хы. Даже Етцу не считала себя супергероиней, а уж эти-то, в самом лучшем случае добравшиеся до третьего уровня... главное чтоб не вздумали сбежать воевать.
  Хотя до ближайших сражений далеко бежать. А в Академия-сити война не должна прийти. Если, конечно...
  - Тебя совершенно не волнует, что произойдёт, так ведь, Алистер? - прошептала она, не боясь быть замеченной; сейчас Етцу сливалась окраской с деревом, к которому прислонилась. - Даже Третья мировая лишь пружинка в твоём плане. Возможно, ты сможешь смириться даже с гибелью мира?
  В свою обитель Етцу скользнула в полной задумчивости, даже пройдя мимо разложившейся в кресле Митори.
  - Э, ня? - той даже пришлось напомнить о себе. Етцу отмахнулась, тем более что тут же запищал телефон, и на экране появилось сообщение от Йокисуки:
  "Я нашёл Шинку".
  "Теперь не упусти", - напечатала в ответ Етцу, отложила телефон и только тогда повернулась к медсестре. Та подчинённо улыбнулась, но только чертами лица и могла двигать - руки и ноги приклеились к креслу и даже не дёргались.
  - Я теперь тут сколько просижу? - тем не менее задорно поинтересовалась она.
  - О, сколько понадобится. Я уже определила наказание тебе и твоим промытым мозгам.
  - Эй, будто я виновата! И что за наказание?
  - Перескажу визуальную новеллу, что сейчас прохожу, - подняла палец Етцу. - В лицах и персонажах!
  - Нееееее... что за новелла?
  - "Судьба: Утро Обнимашек".
  - НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!!
  
  - Ну вот как это называется, а? - растерянно спросила Эстер, уставившись на монитор. - Я же так хотела там садик устроить...
  Обломки башни, разбившей входной двор на мелкие осколки, отрицали любой садик. Хорошо хоть внутри никого не было - клоны просчитывали траектории ударов и мгновенно перемещались.
  - Мы сможем всё починить, оценила разрушения Мисака-Мисака! Хоть это займёт много времени и денег, вздохнула от неизбежности трат Мисака-Мисака!
  - Нам сначала надо победить, - Эстер сейчас стояла с девочкой и несколькими клонами в подземном бункере, самом относительно безопасном месте. Рукопашная схватка казалась неизбежной, массированный огонь грозил обрушить вторую башню над входом - причём обрушить в сам замок, грозя похоронить под собой множество его защитников - и девушка не могла избавиться от выворачивающего чувства страха, ничуть не уходящего от вида спокойствия клонов.
  - О, мы несомненно победим, уверенно заявила Мисака-Мисака! Потому что к Мисаке-Мисаке пришла помощь, драматично вытянула руку Мисака-Мисака!
  Эстер недоумевающее посмотрела на экран - и вздрогнула, когда на нём появилась вращающаяся тьма.
  
  Никто из атакующих солдат не был готов к такому. Они снарядились для борьбы с клонами, со специальным оружием и костюмами, глушилками, отсутствием металла хоть где.
  Против тёмных вихрей "Трезубец" не припас ничего. И теперь те яростно засасывали в себя солдат, разрывали их на части, швыряли с огромной скоростью. Неистово хохочущая беловолосая фигура, из которой они исходили, казалась ангелом мщения, неуязвимым для оружия.
  Один из вихрей подхватил пытающуюся сбежать БМП, завертел, а затем гигантским молотком ударил им об землю, сметая сразу отряд. Тактический строй давно разрушился, люди бежали, думая лишь о спасении жизни - но вихри огромными хоботами резали воздух, не оставляя шанса никому.
  Что-то мелькнуло, и яркий луч прорезал костюм одного из солдат, сумевших убежать в сторону от воющего ада. Мисака Ворст резким ударом выбила у второго винтовку, выстрелила ещё одним гвоздём в третьего и довольно расхохоталась.
  - Ну что, ублюдки, получили своё, неистово спросила Мисака? Знайте теперь ярость Академия-сити, яростно закружилась Мисака!
  Вихрь рядом с ней подхватил транспортник и швырнул его в небо так, что автомобиль вскоре исчез из виду. Мисака Ворст расстреляла оставшегося солдата, от страха даже не попытавшегося сбежать, расхохоталась и кинулась в бой.
  К тому времени, как Эстер с девочкой выбрались из бункера и добежали до поля боя, всё закончилось. Акселератор сидел посреди горы трупов, отдыхая, а Мисака Ворст с песенкой на устах мародёрствовала, собирая оружие и технологичные костюмы в кучу.
  - Учитель... - даже бывшей некромантке стало не по себе в этом тихом царстве окровавленного мяса, недавно бывшего людьми. Акселератор посмотрел на неё, огляделся, поморщился - и поспешно встал.
  - Простите за опоздание, - заворчал он. - Этот ублюдок держал нас дольше нужного.
  - Учитель? - но Акселератор не стал уточнять, вместо этого поглядев на замок.
  - Все живы? - дёрнулся он, увидев разрушенную башню.
  - Да, обхватила братика Акселератора Мисака-Мисака! Однако у нескольких Мисак есть ранения, как, например...
  - Прости, что прерываю, - захрипел Акселератор. - Но нам всем надо сейчас как можно быстрее починить это, - он вновь дёрнул головой в сторону разрушенной башни. - И как следует подготовиться к долгой изоляции. Ибо мы переходим на осадное положение.
  
  
  - Хэй, Лессар, - Тома склонился над сидящей в углу девушкой. - Прикажешь на руках тебя тащить?
  - Я бы не отказалась, - поникший хвост слегка дёрнулся. - Но зачем? Вы же меня выгоните.
  - Никто тебя не выгоняет, не выдумывай.
  - Выгоните. Я же чуть всех не убила.
  - Даже Етцу не держит зла.
  - Да хоть кто! - девушка уткнулась в свои колени и будто ещё сильнее вжалась в угол. - Прости, эм... Тома, ты не понимаешь. Я всё время что-то порчу. Ну вот... пытаюсь помочь, но увлекаюсь, или какая-то дрянь выходит... а потом Лессар виновата! Да вот когда за мной гнались! - она даже чуть повернулась. - Я решила перекусить, поставила чемодан на пол, а потом смотрю - три одинаковых чемодана рядом стоят, поставили какие-то пьянчуги! И ладно бы тихо разобраться, так чуть ли не взяла всех в заложники. - Лессар вновь отвернулась. - И так вот всегда. Кому нужна такая неудачница?
  Тома вдохнул и выдохнул, чувствуя неудержимое желание заржать.
  - Лессар, - еле выдавил из себя он. - Я только при тебе порезал палец, почти свалился с лестницы, споткнулся и рухнул на Куроко, а также спустил шину багги, просто ударив по ней ногой. А вдобавок все камни и лава полетели в нас именно когда не надо. Потому что я такой же неудачник.
  - Нет, ну я слышала... - Лессар вновь повернулась. - Но тебе-то простительно...
  - Пусть и простительно, но до отеля пришлось добираться в четыре захода, - вздохнул Тома. - Так что вставай. Вытерпели одного неудачника, вытерпим и двоих. Плюс Ицува собиралась Химегами учить драться, можешь тоже поучаствовать и подкачаться.
  - Не встану! - Лессар задрала нос. - Только если отнесёшь!
  В следующее мгновение она взвизгнула - Тома без колебаний наклонился и подобрал её, устраивая поудобнее. Лессар обхватила его за шею и парень аж вздрогнул, когда её горячее дыхание едва не обожгло щёку.
  - Спасибо, что веришь в меня, - голубые глаза засияли от счастья, и Тома только улыбнулся, аккуратно направляясь к выходу.
  
  У выхода он спустил Лессар - та и не возражала, осознавая, что иначе окажется под шквалом ревности. На автостоянке по-прежнему пустынного отеля красовалась только Лейвиния, подобно Атласу державшая что-то невидимое на своих плечах.
  - Ну наконец-то, - прохрипела она, когда заметила их. - Давай, как можно аккуратнее своей рукой, иначе ещё полчаса потратим, а я лично уже спать хочу. - С этими словами Лейвиния отступила, освободив мигающий оранжевым проход. Тома прижал руку к телу и прошёл в него, Лессар шмыгнула следом и девочка с облегчением опустила руки, закрывая проход.
  Площадка автомобильной стоянки вздулась огромным каменным столом, за которым все уже расселись на белых стульчиках местного кафе, так что они тоже поспешили занять места. Тома устроился между Индекс и Мисакой, Лессар шмыгнула рядом с Ицувой и Цучимикадо, Лейвиния уселась поближе к Марку.
  - Отлично, - вздохнула явно скучающая всё это время Канзаки. - Давайте уже начнём. У нас тут выходит один, надеюсь, простой вопрос и три явно сложных.
  - Плюс что всплывёт по дороге, - добавила Етцу. - Правильно понимаю, что простой вопрос я?
  - Да, - кивнула Канзаки. - Пусть даже Тома поручился за тебя, но хотелось бы знать, кто ты и что от тебя ждать.
  - Ну, основное он уже сказал, да мы и виделись во время сражения у Интри, - развела та руками. - Айхана Етцу, Шестая. Метаморф, то есть могу изменять внешность и вообще творить со своим телом такое, что потом спать не сможете. Долго не проявляла себя и шмыгала в тенях, но... - она поглядела на Тому. - Череда случайных событий и вот я на острие атаки. Сама не понимаю, как.
  - Я думала, что Шестой выдумка для ровного счёта, - посмотрела на неё сидящая сбоку Химегами.
  - Не, я просто в себе разбиралась и общалась только с самыми близкими. Ну, кроме Томы, там всё очень сложно, хотя я его школьная подруга и так... давно друг друга знаем.
  - Подожди, это ведь не ты... - нахмурилась святая.
  - Вылезла тогда из головы Томы и всех напугала? Ага, об этом и говорю.
  Индекс икнула и сразу же вцепилась в Тому, а Ицува побледнела. Воспоминания были явно не из приятных.
  - Хорошо, тогда на этом и закончим. - поспешно заключила Канзаки. - Раз Тома верит тебе, то верим и мы, всё. Дальше, думаю, наименее сложный вопрос - куда далее отправляться? Где они следующий удар нанесут?
  Теперь все уставились на Рансу. Светловолосый Кихара сидел помятый и потирал болевшие после распутывания руки, но на лице по-прежнему красовалась ехидная ухмылка.
  - Прежде чем сообщу, позвольте мне кое-что сказать, - вкрадчиво произнёс он. - Камидзе Тома, хотя вы никогда не выступали против кого-либо из клана Кихар напрямую... ах, да, забыл вашу недавнюю встречу с милашкой Эншу. Но и вы предпочли бы её забыть, так? - он ухмыльнулся, даже несмотря на то, что по Мисаке пробежала молния. - В любом случае, несмотря на это, Кихары считают вас одним из своих главных врагов, да и вы нас не обожаете. Но вас Кихары ещё могут терпеть, а вот мир магии с уничтоженным Академия-сити ни в какую. Поэтому Нокан-сенсей попросил передать вам своё желание заключить перемирие. Не ставить палки в колёса, делиться информацией, помогать.
  - Очень жаль, что подобное требует отдельного уточнения, - тихо ответил Тома.
  - Увы, не я начал это противостояние, - пожал плечами Рансу. - Вы согласны?
  - Разумеется.
  - Отлично. В таком случае, следующая точка нападения GREMLIN - Багаж-сити.
  - Кто? - теперь все обменивались недоумёнными взглядами.
  - Постой-постой, - забормотала Етцу. - Это же вроде на территории Альянса, недалеко от Мурманска. Но он же маленький городок...
  - Маленький? Там три миллиона жителей! - Рансу даже засмеялся. - Больше, чем у нас! Но дело не в числе. Город взяли под контроль Научные Стражи, знаете таких?
  - Мисака знает, удивлённо ответила Мисака. Но Мисака не уверена, что имеет право рассказывать, спохватилась Мисака.
  Тома обменялся взглядами с оригинальной Мисакой - та вздохнула, но уверенно кивнула.
  - Для тех, кто ещё не понял: у Мисаки есть целая куча идентичных клонов, - объявил Тома столу.
  - Эй-эй-эй, Ками-ян! - заволновался Цучимикадо. - Ты как бы в присутствии американского президента говоришь!
  - Думаю, я уже скорее двойник президента, объявленный в розыск за покушение на убийство, - хмыкнул Роберто. - Так что не стесняйтесь. Плюс, слухи ходили давно, особенно после того "урагана"...
  - Ну и хорошо тогда, - поспешил замять Тома. - Э... сестрёнка Мисака, продолжай.
  - Многие Мисаки содержались, работали и развлекались вне Академия-сити, решила не сдерживаться Мисака. Были заключены соглашения с несколькими лабораториями, объединившимися под общим именем "Научные Стражи", немного не понимает этот пафос Мисака. И Мисака получила сведения, что после Второго Эпизода многие эти лаборатории оставили Мисак, украли часть технологий Академия-сити и сбежали, сокрушённо вздохнула Мисака.
  - Кихары давно искали мерзавцев, но была одна проблемка: они пользуются услугами "Трезубца", - перехватил беседу Рансу. - А совсем недавно с его помощью и какими-то тёрками с русскими вторглись на территорию Альянса и захватили Багаж-сити. Угадайте, зачем? Они хотят сделать его прямым конкурентом нас! Нашими же технологиями! - он вновь расхохотался.
  - Раз за ними стоит "Трезубец", значит, и GREMLIN тоже, - пробормотала Етцу. - Так вот почему они ничего не сделали и нас не атаковали. Улетели на север России буянить.
  - Возможно, - равнодушно ответил Рансу. - Но Нокан-сенсей передаёт: эти в Багаж-сити хотят создать какую-то альтернативу эсперам. И GREMLIN заинтересованы на все сто.
  Тома обменялся хмурым взглядом с Цучимикадо. "Нокан-сенсей передаёт" стоило читать здесь как "Алистер передаёт" - но отсутствие подробностей означало лишь то же самое, что и в противостоянии с Интри.
  Не факт, что Алистер на их стороне. И почти наверняка разворачивает какой-то свой замысел.
  - Значит, Багаж-сити, - заключила Канзаки. - Хорошо. Но вот и ещё одна проблема организовалась - что нам делать с американским президентом? Гавайи им взорвать не удалось, значит, взорвут что-то ещё.
  - И вообще враги Академия-сити с доступом к американским силам не то, что надо, - сумела вставить слово молчавшая до сих пор Мусуджиме.
  - О, здесь обычный контроль разума со стороны одного из ченов GREMLIN, - Рансу ответил так, будто это было что-то не заслуживающее внимания. - Нокан-сенсей попросил меня разобраться после того, как закончу с Гавайями. Но если кто согласится помочь, то я всегда за, - он заинтересованно обвёл взглядом стол. Желающих пока не находилось, и Канзаки, кашлянув, продолжила:
  - Разберёмся. Давайте следующую проблему. Тома... возможно, я вынуждена буду вас покинуть и отправиться в Британию.
  - Тебя вызывают? - удивился тот.
  - Нет, пока что, я ещё должна поговорить с Эризард. Но Тома... если Франция не удовлетворится объяснениями - а она не удовлетворится, раз Фиамма ещё действует - то мне придётся защищать Британию как страну, которой поклялась служить.
  - Даже несмотря на то, что Тома лишится ценного союзника? - неожиданно гневно проговорила Индекс.
  - Нет, я не... - надувшаяся девочка выбила Канзаки из колеи. - Я всегда ему помогу, и тебе, и всем! Я просто...
  - Эти GREMLIN хотят весь мир уничтожить! - не унималась Индекс. - И Британию твою в том числе, и Тому! Так что ты должна с ними сражаться, а не ко Франциям всяким бегать!
  - Индекс, родная... - Канзаки едва ли не зарыдала. - Если Эризард мне прикажет, то...
  - Каори, - тихо ответил Тома, положив руку на плечо вновь открывшей рот Индекс. - Я никому не приказываю оставаться рядом с собой, не связываю контрактом и не делаю обиженную моську от временной разлуки. Если ты чувствуешь, что должна быть в другом месте, то ты должна быть там. Мы ведь не можем утверждать, что там ты пригодишься мне меньше, чем здесь, если уж так.
  - Хорошо, - склонилась святая; Индекс продолжала дуться, но больше не высказывалась. - Спасибо, Тома. И тогда уж давай последнюю проблему... Ицува, твой черёд.
  Девушка всё это время просидела лицом в стол, но теперь вздрогнула и подняла голову, сразу же посмотрев на Тому. Одновременно покраснела, вздохнула - и сказала твёрдо:
  - Тома, я хочу быть твоей единственной.
  Мисака рядом отчётливо простонала; Ицува взглянула на неё с ожиданием комментария, не дождалась и продолжила:
  - Я понимаю, что опять приношу тебе одни проблемы, но я не хочу так всю жизнь. Разыгрывать очередь в постель по жребию, делить с кем-то, пропускать целые ночи и... - она взглянула на Лессар и покраснела. - Хочу принадлежать только тебе. Но чем больше ты набираешь девушек... - она опять взглянула на Мисаку, и по той пробежали молнии. - Я хочу быть только с тобой, или... я ведь тоже британская подданная. Как и Канзаки-сан.
  - Нихерасе шантаж, - прошептала Етцу в наступившей тишине, однако никто не засмеялся. Тома открыл было рот, но Мисака неожиданно выставила руку:
  - Можно мне? - попросила она; Тома закрыл рот и кивнул, с явным облегчением. Мисака улыбнулась, посмотрела на Ицуву - и сразу же нахмурилась.
  - Видишь ли, Ицува, я думала точно так же, - однако начала девушка абсолютно спокойно. - Что я хочу быть только с ним, а если кто ещё влезет, то никаких. И... ну, у меня там завороты мозгов были, но всё равно, дошла до того, что решила пожертвовать жизнью. Как полная, абсолютная, никчёмная идиотка. Если бы не Куроко...
  Она тепло посмотрела на подругу, и та вся сжалась, захихикав.
  - И после этого, пока меня готовили к отправке на Гавайи, часами было нечего делать, и я всё думала об этом. Поняла, что самоубийство не выход, и что я люблю этого идиота, и что он... - Мисака покосилась на Тому. - Я ведь знаю тебя, Тома. Знаю, что ты собираешь девушек не потому, что сам хочешь... то есть, ты наверняка парень и хочешь, но это...
  - Она замахала руками, словно хватая нужные слова. - Ты больше ради них. Чтобы если девушка влюбилась в тебя, то не чувствовала бы себя покинутой, отвергнутой и одинокой. То есть... это, честно говоря, тоже не выход, но...
  Мисака неожиданно поникла.
  - Но мы не можем контролировать всё. Всегда что-то будет мешать нам. Всё пойдёт не так, как мы хотим. В Академия-сити всё время происходит что-то страшное, что-то, что я не могу остановить. Сколько бы я и все те, кто на моей стороне, не старались, мы не сможем никогда очистить наш город полностью. И хотя я никогда не остановлюсь, но... я смирилась с этим. Смирилась с тем, что зло будет всегда. И... я не знаю, как вы все думаете, - она посмотрела на каждую из девушек. - Но я хочу быть с тем, кого люблю. И если для этого его придётся делить с остальными... значит, я смирюсь с этим.
  Мисака закончила - и под столом аккуратно коснулась руки Томы, услыбнувшись, когда он ласково сжал её в ответ.
  - Прости, Тома, - прошептала абсолютно растерянная Ицува. - Я... я совсем не... прости... - она вновь уткнулась в стол, еле сдерживая слёзы.
  - Хорошо, но... - теперь он вздохнул. - Давайте уж и я выскажусь начистоту.
  Тома выпрямился и твёрдо сказал:
  - Моя девушка номер один - Шокухо Мисаки. Кто бы ни присоединился и что бы ни случилось. Даже если она умрёт, то всё равно будет для меня первой. Это раз. Два... как я и сказал, я никого не держу. Если вы поймёте, что вам неудобно, неприятно и неправильно так жить, вы вольны уйти. Я лишь надеюсь, что мы останемся друзьями. Потому что я уверен, что однажды если не все, то большинство из вас так уйдут. Три... я... - Тома постарался улыбнуться. - Если вам вдруг показалось, что я вас лишь терплю, то это неправда. Я... пожалуй... люблю всех и каждую из вас. За твою самоотверженность, Каори. За твою милоту, Мисака. За твою доброту, Ицува. За твоё дружелюбие, Етцу. За твоё очарование, Химегами. За твою нестандартность, сестрёнка Мисака. И даже с тобой, Лессар, думаю, уже нашёл точки соприкосновения. Ну и тебя, разумеется, - он положил руку на голову Индекс. - За твою преданность. Каждая из вас мне нравится, и с каждой из вас я не хотел бы расставаться. Но если вы решите, что ваша жизнь больше не связана со мной, то у меня не будет ни единого права удерживать вас. Вот и всё.
  Он поклонился и сел. Сразу после этого Химегами зашевелилась и тихо спросила:
  - Я очаровательна?
  - Ещё как, - улыбнулся Тома. Ицува абсолютно истощённо уткнулась лбом в стол, и Канзаки протянула руку утешительно гладить по плечу.
  - Ну, значит, с завтрашнего утра всей компанией в Багаж-сити, - подвела итог Етцу. - Нам ведь подгонят ещё один самолёт, да?
  
  Самолёт вновь вели Кинухата и Френда - от пилота Альянса они отказались, Мугино могла лететь лишь в специальной капсуле, а Хамазура никуда не отходил от Такицубо. Та уже пришла в себя, улыбалась, не желала вставать и не желала отпускать его руку, как и он её.
  Если бы Хамазура решал здесь, то ни за что не подвергнул бы свою девушку такой опасности. Но это Мугино пробилась сквозь российские войска, расплавляя танки вместе с экипажами и прицельно сбивая самолёты, это Мугино договорилась с Элизалиной и вместе высчитали точку появления Фиаммы, и это Мугино для победы над ним скормила Такицубо сразу три кристалла.
  А сейчас они летели в Академия-сити, всё ещё в качестве преступников - но преступников, готовых пойти на сделку со следствием.
  - Не беспокойся за меня, Хамазура, - тонкие тёплые пальчики Такицубо были единственным светом в жизни. - Я не умру.
  - Не говори так, - хрипло ответил парень. - Я уже терял близких.
  - Это не значит, что ты продолжишь их терять. Ты всё время спасаешь меня, Хамазура, и всегда сможешь спасти.
  - Чего я тебя спас? - горько улыбнулся он. - Мы сейчас летим туда, где тебя в любой момент могут забрать на опыты.
  - Да. Но мне никуда не сбежать от Академия-сити. Даже если его уничтожат, то меня рано или поздно засекут маги, и всё повторится, - Такицубо особенно сильно сжала его руку. - Но я верю, что Мугино сможет защитить нас там, внутри города, и нигде больше.
  - И я тоже, - Хамазура не верил так же сильно, но больше ему ничто не оставалось.
  Он пешка. Нулевой уровень, потерявший всё. Единственное, на что способен - выполнять приказы. Даже этого Фиамму - кто он там вообще - застрелил, когда тот оказался полностью стреножен.
  Всё, что остаётся - попытаться защить свою девушку. Единственная цель в жизни.
  - Хамазура?
  - Да?
  - Наклонись.
  Он наклонился - и её горячее дыхание несколько секунд наполняло его жизнью.
  - Тебе надо побриться, Хамазура. Щекотно...
  - Прости! Как прибудем, сразу же побреюсь!
  - ...приятно щекотно. Можно, я ещё раз тебя поцелую?
  
  - Значит, ITEM возвращается, - Серья потёрла виски.
  - Не хочешь вина? - Юитцу игриво протянула ей бокал. В комнате перед камином были только они одни.
  - Нет. Только алкоголя мне и не хватало.
  - Как хочешь, - Юитцы отпила из своего. - Что думаешь с ними делать?
  - Приспосабливать к делу, что делать, - буркнула Серья, не отрывая взгляд от огня. - Они почти наверняка вцепятся не отдавать Такицубо Рико, надо что-то с этим сделать...
  - Только вы разминётесь.
  - Необязательно. Я ведь ещё только думаю...
  - Не, уже обязательно. Вот, смотри, ещё одна новость, - Юитцу отставила бокал и взяла телефон. Через несколько секунд у Серьи пискнуло, она вынула свой, нахмурилась и нажала на кнопку воспроизведения.
  Через минуту она отложила телефон и срывающимся голосом перепросила:
  - Это правда?
  - Там ещё второе видео, - указала Юитцу; Серья посмотрела его, после чего схватилась за голову. - Можешь считать, что твоё решение поехать в Багаж-сити продиктовано судьбой.
  - Точно надо брать Гунху, - пробормотала Серья. - Без него никак.
  - Эй, не принижай так Эншу-тян! - обиженно протянула Юитцу. - И ты ещё не видела, на что способна Даниэлла-тян после модернизации!
  - Так расскажи, а то всё дразнишь.
  - И буду дразнить! Нет, инструкцию вручу, но там, в этом городишке, у неё будет первый настоящий пробег.
  - Только без всяких тайно снятых ограничителей. Задача в том, чтобы переманить на нашу сторону Тому и прищучить GREMLIN, а не устраивать кровавую баню.
  - О, само собой... что теперь?
  - Очередная проблема, - бросила Серья, вновь взяв запищавший телефон. - И теперь надо бежать. Спасибо, что пустила погреться.
  - Всегда пожалуйста! - Юитцу отсалютовала бокалом и не двинулась с места, пока дверь комнаты не захлопнулась за ушедшей гостьей. Затем посмотрела на пустое кресло, улыбнулась и громко сказала:
  - Серья, ты ведь почти наверняка оставила тут жучок? Не доверяешь старым знакомым, так? - она хохотнула и уютно растеклась на своём. - Умная девочка.
  
  Выбор Акселератора был, пожалуй, очевиден. Кайкине и до перерождения, и сейчас не понимал, что Первого так тянуло защищать этих девочек, но это уже его дело.
  Айвасс что-то намудрил со временем, они вышли через два дня после того, как спустились под землю. Но хоть в целости.
  Двое пришли - двое ушли.
  И пока Акселератор мчался на защиту клонов, Кайкине летел к куда более важной точке.
  Он уже видел летающую крепость в небе над Россией, двигающуюся в сторону Скандинавии. И знал - GREMLIN, главная угроза Академия-сити, там.
  Ненадолго главная угроза. Он, Второй, теперь гораздо сильнее и бессмертен. Бой его с Акселератором теперь как минимум неоднозначен по итогу.
  Но драться с Акселератором не тянуло.
  Ещё до выхода в мир Кайкине создал своими силами кучу приборов, от обычных телефонов до сложного медицинского оборудования, и всё с одним условием: чтобы материал был устойчив к электромагнитному воздействию. И осознал смысл такой странной просьбы, когда мощная волна прошла по Академия-сити, сжигая технику и грозя разрушить город будущего.
  Но не разрушила.
  Он, Второй, спас Академия-сити.
  И от такой мысли нечто словно загоралось в его душе. Требовало повторения. Ещё раз спасти город - не ради почитания, не ради денег, не ради славы.
  Ради... чего-то.
  Кайкине расправил белоснежные крылья и опустился на ближайшую ровную поверхность. Одну из немногих - крепость вблизи казалась бракованной заготовкой, швырнутой в угол. Всё перекручено, изогнуто и блестит острыми краями, так что даже не сказать, что тут планировалось. Обычные здания? Или что-то потустороннее?
  Кайкине аж хмыкнул от такой мысли, отправляя белоснежные нити ощупывать заострённые пики металла. Вряд ли тут есть что-то более потустороннее, чем он.
  Такое впечатление, что вообще никого нет. Враг заприметил его, убоялся и сбежал? Нехорошо. Но бегут всегда в спешке, всегда что-то оставляют после себя, имеет смысл поискать это что-то.
  Кайкине сделал несколько шагов вперёд, так, чтобы встать напротив прохода между искривлёнными грудами в центр своеобразной арены. И там сразу же увидел её.
  Девушка стояла и смотрела на него. Чёрная остроконечная с бордовой отделкой шляпа еле помещалась на светловолосой голове, а выдержанный в той же гамме плащ развевался позади. Вся остальная одежда состояла из подобия топа, наполовину открывающего небольшую грудь, небольшого амулета ровно на ложбинке, юбки-трусов и обвивающих икры ботинок на высокой платформе. И ещё повязка на правом глазу, подчёркивающая яркий изумрудный свет левого.
  Кайкине наклонил голову, оглядывая незнакомку. Интересно, она так оделась в попытке соблазнить его и избежать смерти? Если так, то девушка не выиграла бы даже с прошлым им. Слишком хрупкой, слишком безобидной выглядит. Как подросток, решившая, что сексуальность - это когда обнажаешь побольше кожи.
  Между прочим... нити пока сновали вокруг неё, но и сама девушка не реагировала, и он как-то не чувствовал ничего. Словно бы она при желании могла подкрасться незаметно.
  - Если ты одна из GREMLIN, то советую сдаться, - наконец нарушил тишину Кайкине. - Иначе придётся применить силу.
  - Силу? - голос совершенно не соответствовал нутру. С Кайкине говорила взрослая, умудрённая опытом женщина. - Ты совершенно не понимаешь, что такое сила, человек.
  - Продемонстрировать? - это "человек" неприятно цепануло его. Человек? Он, полностью состоящий из тёмной материи - человек?
  Девушка не ответила, только посмотрела на подбирающиеся к ней нити. Без всякого страха.
  - Ты сейчас думаешь, что сможешь победить меня этим, человек? - она издала тяжёлый вздох. - Почему вы вновь и вновь меня разочаровываете.
  - Я не разочарую, - эта уверенность в себе разозлила Кайкине. Даже если у девушки в рукаве есть пара секретов, ничто в этом мире не способно ему повредить. Достаточно одного удара, чтобы стереть равнодушие с милого личика.
  Крылья дёрнулись - и пронзили ей плечи.
  В следующую секунду Кайкине скрутило так, что мир засиял цветами всех оттенков. Голова едва не взорвалась сильнейшей болью, желудок скрутило в спираль... откуда... у него же теперь нечему болеть, нет желудка...
  - Всё одно и то же, человек, - девушка подошла к нему, по-прежнему пронзённая крыльями, но не убравшая равнодушие и даже подмешав в него презрение. - Вы начинаете хвастаться, что обладаете силой, а затем оказывается, что совершенно не понимаете эту силу. И именно поэтому ваш мир продолжает страдать.
  Она слегка склонилась.
  - Меня зовут Отинус, человек, и я Магический Бог. А ты всего лишь один из этих эсперов, решивший, что сможет беспрепятственно прикоснуться ко мне.
  Магия! Так вот в чём дело! Магия и эсперы несовместимы, вот почему его скрутило. Но... он же тёмная материя... его же не должно...
  Однако не успел Кайкине подумать, как почувствовал, что его вновь скрутило.
  На этот раз всем телом.
  Отинус вытянула вперёд руки, словно принимая дар, и белый клубок материи завертелся над её ладонями. Крылья вылезли из плечей, не выпустивших ни капельки крови, и потеряли форму, также втянувшись во вращающийся клубок.
  Через минуту он принял форму футбольного меча, и Отинус осторожно прикоснулась к нему - даже не моргнув, когда на мяче открылись сияющие холодом Вселенной глаза.
  - У нас не получилось с вулканом, - сказала Отинус клубку. - Но ты станешь в разы лучшим источником энергии для Гунгнира. Надеюсь, это преподнесёт тебе урок.
  Клубок лишь бессильно моргнул.
  
  - ...да, прости, пап, я углубился в уроки. Да, знаю, что происходит в мире, но оно рано или поздно закончится, и колледж придёт! Да, пап, я надеюсь поступить, серьёзно. Да, давай, тебе тоже особенной удачи. Не скажу! Пока, пап, - Тома выключил телефон и грустно вздохнул.
  - Тебе ещё хорошо, - проворчала Мисака, откладывая свой. - А я вот не знаю, как с мамой говорить буду.
  - Помочь?
  - Да чем ты поможешь...
  Оба помолчали, глядя в окно отеля, то и дело вспыхивающее белым. Раз уж всем им пришлось тут ночевать, то Лейвиния так выложилась на выставление защиты, что натурально захрапела на полуслове. Марк унёс её в номер, да и все остальные за отсутствием магически вытуренной администрации разбрелись по незанятым.
  Победа получилась с горьким привкусом - и Мариан и Сендриллион сбежали, пока они обсуждали все свои проблемы. Хорошо хоть только сбежали, хоть пока было неясно, как.
  Однако пока Тома отодвинул мысли об этом в дальний угол. Сидящая напротив, старающаяся не смотреть и отчётливо нервничающая Мисака в приоритете.
  - Ещё раз, тебе не обязательно... - начал он.
  - Обязательно! - прервала она и вздрогнула от звука своего же голоса. - Просто... Тома... сейчас хотя бы нам позволили побыть одним. А иначе кто-нибудь ещё явится, и я это... не готова.
  - Ты и сейчас не готова...
  - Я готова! Мы уже столько друг друга знаем и целовались, значит, я готова! - слова были храбрыми, а голос дрожащим. Срочно требовалось что-то делать.
  Не то чтобы было зачем... но Тома понимал: Мисака особенная. Её речь о "надо смириться" скрывала даже больше высказанного, и стоило её первый раз сделать нормальным.
  Телефон вновь пискнул, Тома открыл его - и увидел сообщение от Етцу:
  "Если до сих пор кочевряжится, то возьми себя в кулак и покомандуй. Ей должно понравиться. Если уже приступили, то извините и продолжайте".
  Ни прибавить, ни отнять. Тома хмыкнул, выключил телефон и посмотрел на Мисаку. Та сидела вся красная, жалась и явно ждала какого-то разрешения ситуации.
  Отлично. Какая это его девственница? Мисаки, Каори, Ицува, сестрёнка Мисака, Химегами, Лессар... седьмая.
  Осталось лишь по номерам распределить, как пятиуровневых эсперов.
  Етцу, конечно, права - нельзя считать влияние его подсознания на реальность панацеей. Но и отвергать его нельзя. Он хотел, чтобы Мисака выжила - и вот, она выжила. И если он хочет, чтобы Третья мировая закончилась, а Отинус потерпела сокрушительную неудачу - именно так и произойдёт.
  Мысль придала уверенности, так что Тома встал и подошёл к посмотревшей со страхом и ожиданием девушке.
  - Мисака, я раздену тебя. Полностью.
  
  Это не было совсем уж пассивно. И, скорее, именно таким и должно быть в первый раз. Мисака обвила руки вокруг него, прижимала к себе, постепенно уничтожила стеснение стонать - но всё равно отдала руль управления собою. И действительно подчинялась - краснея и бормоча, но беспрекословно.
  Тома всё время касался её правой рукой, но чувствовал - молнии и так не вылетели бы. Мисака лежала под ним, старалась двигаться в такт, просила ещё и ничем не напоминала бешеную девушку, грозящую испепелить при первой встрече. А когда они закончили и отвалились друг от друга, то мигом накрылась одеялом.
  - Я думала, что всё будет хуже и с твоей неудачей, - облегчённо вхдохнула она. - А мне даже не особо больно было...
  Когда Тома снял с неё пиджак формы, то тот упал на пол отчётливо телефоном вниз. Девушка не услышала из-за своего тяжёлого дыхания, и он решил не прнвлекать внимания.
  - Мисака... - вместо этого нашарил под одеялом её руку и сжал её. - Всё это время я хотел, чтобы ты была жива. И верил.
  - Спасибо, что простил меня... - она тоже сцепила пальцы. - Позволь теперь сражаться рядом с тобой, что бы не произошло.
  - Не могу запретить.
  - Да, я... хоть и сказала так, но не хочу быть просто пятой в третьем ряду...
  - Не будешь. Для меня ты всегда будешь особенной, Мисака.
  Они улыбнулись друг другу, отлично чувствуя тень Шокухо Мисаки. Но Тома знал - он хочет, чтобы они сумели договориться в своей любви.
  И всё будет так, как он хочет.
  
  
  - Как-как они его назвали? - оживлённо спросила Юитцу по телефону. - Ну юмористы! Да не, какая зачистка свидетелей, Биёри, о чём ты? И времени нет, вези её быстрее сюда, а потом опять в жуткий холод. Ну а что поделаешь? Расскажу всё тут, но обещаю - ты обрадуешься. Ага. Всё, бывай, я и так начало опыта откладываю из-за тебя.
  Она выключила телефон и убрала его в карман белого халата, после чего раскрыла небольшой микрофон и пробормотала:
  - Среда, четырнадцатое ноября две тысячи двенадцатого года, двенадцать часов сорок пять минут, лаборатория тридцать два. Кихара Юитцу. Проводит эксперимент по определению реакций связанных общим разумом клонов на раздражение отдельных особей.
  Она посмотрела на стоящие перед ней в лаборатории пять колб в человеческий рост. В каждой из них была полностью раздетая Сен-Жермен, скованная по рукам и ногам. Все отчётливо шевелили головами и что-то говорили, но колбы не пропускали звук.
  Юитцу нажала пару клавиш на компьютере перед собой, пластины на стальном потолке раздвинулись и выпустили камеру, нацелившуюся в сторону колб.
  - Первый опыт - проверка общей взаимосвязи. Приступаю. - Юитцу набрала ещё команду, и внутри самой левой колбы выскочил манипулятор с миниатюрной дисковой пилой. Та включилась, изогнулась и вгрызлась в ногу Сен-Жермен.
  Девушка задёргалась, беззвучно завопила, из её глаз хлынули слёзы - и то же самое произошло со всеми остальными. С минуту обнаженные девушки выли от боли, бьясь в путах, и только после этого Кихара набрала следующую команду, остановив пилу.
  - Эксперимент прошёл успешно, - сообщила она микрофону абсолютно спокойно. - Результат раздражения одной единицы переносится на всех. Теперь же попробуем отсечь реакцию подопытной номер четыре от остальных.
  По команде во второй справа колбе появился шприц, вонзившийся в руку девушке. Та лишь посмотрела на него с бегущими по щеке слезами.
  В следующую секунду пила активизировалась вновь и сделала разрез у левой девушки на пару сантиметров выше.
  Сен-Жермен вновь забились - все, кроме четвёртой, лишь хлопающей глазами. Она тоже дёрнулась, но совсем слабо, будто желая почесаться.
  - Миллиграмм Тайп-14 отсекает и видоизменяет сознание... как и ожидалось, - добавила Юитцу, выключив пилу. - Тем не менее, остаточные рефлексы наблюдаются. Попробуем увеличить дозу.
  И она опять потянулась к клавиатуре.
  
  Завывание метели было слышно даже сквозь мотоциклетный шлем и толстые стены дома, но давно стало фоновой музыкой. На такой широте в середине ноября снег не был редкостью, а после его небольшого эксперимента и подавно.
  Человек отложил ручку и удовлетворённо вздохнул. Людям на улицах, конечно, неудобно, но большинство и так сидят по домам. А кто продолжает ходить... тех пускай подморозит. В такую метель даже ревностные фанатики исполняются прагматизма и предпочитают рыскать исключительно в тёплых местах.
  Хотя вот сейчас кто-то превзошёл себя, и металлическая дверь в его каморку начала медленно открываться. Настолько медленно, что он опустил схваченный было пистолет, а потом и вовсе узнал напряжённое пыхтенье.
  Черноволосая девочка в форме горничной всё же раскрыла дверь, скользнула в каморку - и с тем же напряжённым пыхтением начала её закрывать, пока бросившийся в щель снег не осел плотным сугробом. Справившись с этим, она прислонилась к двери и тяжело задышала, а человек всё наблюдал.
  - Значит, ты научилась использовать свою центробежную силу, Кумокава? - спросил он наконец; девочка оглянулась и радостно кивнула.
  - Да, Кихара-сан! - она резко бросилась к нему - а затем едва не рухнула и схватилась за голову, когда на ту опустилось ребро ладони.
  - Для тебя Кигун-сан, - спокойно сказал человек, так и не снимая шлема. - А лучше просто Кигун.
  - Тогда и для вас просто Мария! - вскинулась девочка, отняв руки от головы. - Знаете, через что я прошла, чтобы вас отыскать?
  - Догадываюсь, - Кихара Кигун вслушался в завывающую метель, проверяя, не придут ли с ней звуки вооружённых людей. - Ну и зачем же ты искала меня?
  
  Он жив.
  Эта ведьма нового времени не сломала его силы полностью. И даже пули в сердце лишь вывели из строя, но не убили.
  Фиамма слабо открыл глаза, сразу же почувствовав жар камина и тепло одеяла. А в следующую секунду и шаги, подходящие к его кровати.
  - Как я и думал, - Оллерус склонился над ним, пристально уставившись изумрудным глазом. - Ничего себе не отморозил?
  - Не знаю... - слабо сказал Фиамма, пробуя пошевелить ногами. Вроде слушаются. - Это вы спасли меня?
  - Да. Я и Аква, что Сзади. Не ищи, он пока ушёл, - Оллерус отошёл, но сразу вернулся с дымящейся похлёбкой. - Съешь, это поставит на ноги.
  Фиамма и без похлёбки сумел сесть и взять протянутую тарелку. Его защита продолжала действовать - обычный человек от такого жара сразу бы получил ожог.
  Он жив. Всё ещё в игре и всё ещё может спасти мир. Вот только...
  - Это не враки? - спросил он после первой ложки. - Насчёт Отинус?
  - Увы, - Оллерус сел на небольшой стул рядом с камином. - Твой план по спасению мира и без того спорный, а ты ещё и начал его так невовремя.
  - Я надеялся на то, что этот Интри сделает работу за меня, - буркнул Фиамма.
  - За тебя? - медленно посмотрел на него Оллерус. - То есть это ты манипулировал им и привёл к гибели?
  Фиамма сжался. Его рука - если ещё работает - и защита позволяли выступить на равных против Оллеруса, но именно на равных. А сейчас, когда он ещё слаб, равенство превращалось в явное поражение.
  - Я не контролировал каждый его шаг, - постарался выбрать слова Фиамма. - И не вкладывал в него установки. Просто наши задачи совпали, и я дал ему подсказку для лучшего воплощения.
  Оллерус уставился в огонь, и Фиамма отхлебнул ещё немного, опасаясь, что тарелка сейчас полетит ему в лицо.
  - Да уж, - однако маг встал без резких движений и намерений. - Установку он вложил в себя сам. И я... и здесь не успел. Прости меня, дружище, - последнюю фразу он прошептал точно не для Фиаммы, уставившись в потолок. Но не забыл о его существовании, сразу же повернулся и прожигающее-изумрудно уставился.
  - Фиамма что Справа, мне нужна твоя помощь для настоящего, не всамделишного, спасения мира. И я не приму отказа.
  
  - Привет, Фремея, - тихо сказала Кияма Харуми, аккуратно присаживаясь на камень рядом с девочкой. Та выглядела совершенно неподходяще для тёмного переулка - белое пушистое платье, розовые колготы, светлые волосы с таким же розовым беретом и широко распахнутые голубые глаза. Стоявший рядом с ней невысокий парень в чёрном только подчёркивал контраст.
  - Ей можно доверять, Фремея, - хрипло сказал он, но девочка и так осторожно приблизилась к Кияме, улыбнувшись.
  - Я знаю, что вам можно доверять, - её мордашка светилась приветливостью. - Вы ведь пришли спасти меня?
  - Тебя надо от чего-то спасать? - Кияма бросила быстрый взгляд на парня. - Ханзо, ты заверял, что она в полной безопасности!
  - Она и была, - проворчал парень. - А потом Куроёри спуталась с какими-то подозрительными личностями, сейчас и вовсе пропала. И Френда пропала со своими товарищами. И вообще творится что-то непонятное в последнее время.
  - Ну если уж лидер того, что осталось от Нулевиков, переживает... - Кияма посмотрела на девочку. - Не бойся, тётя Харуми тебя спасёт. Тебя и Кано Шинку.
  - Я знаю, - радостно улыбнулась Фремея. - Вы ведь герой?
  - Увы, на высокотехнологичный костюм нет денег.
  - Я не про это! - засмеялась девочка. - Я про то, что вы пришли мне на помощь! Значит, вы герой! Герои всегда приходят мне на помощь!
  
  Айвасс стоял в абсолютно белом пространстве без входа и выхода, уставившись в точку, видимую ему одному.
  - Колеса жизней продолжают крутиться, - наконец донеслось от него. - Продолжают сталкиваться и высекать искры. Однажды эти искры перерастут в пожар, где твой план сгорит, Алистер.
  Далеко от него фигура в огромной колбе открыла яркие зёлёные глаза и исказила губы в довольной улыбке.
  - Я и не подозревал, что ты такой поэт, Айвасс. Тогда позволь мне ответить твоими словами: шахматные фигуры могут ходить куда угодно и разыгрывать любую партию, но они никогда не покинут доску. Хотя ты, я вижу, пытаешься мне помешать?
  - Ты допустил разрушение Фьюз Казакири. А мне к тому же хочется посмотреть, порушит ли твои планы колесо, катящееся далеко от основной дороги.
  Сатен стояла неподалёку от Айвасса - в сознании, но настолько недвижимо и пусто, словно душа покинула её тело. Что-то заворочалось в углу, будто невидимая дверь открылась - и в пространство скользнула женщина.
  Невероятно высокая, под два метра ростом, со спутанными фиолетовыми волосами, достигающими пояса, в белой тунике, закрывающей тело от шеи до колен - женщина сразу же уставилась на Сатен, и её ноздри расширились.
  - Должен сказать, Айвасс, даже допущение подобного действия считается злом.
  Следующие слова прозвучали белым шумом, и за это время женщина неуловимыми движениями скользнула к Сатен.
  - У вас нет описания этого состояния? Хм. Думаю, наиболее близким тогда будет сказать, что мне...
  Женщина облизнулась.
  - ...любопытно.
  Женщина схватила абсолютно не сопротивляющуюся Сатен за голову.
  И широко раскрыла рот.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"