Airwind: другие произведения.

Изгои. Книга 1: Добро

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Устали от серых будней?
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Наймон. Мир, где магия иссякает, а технологии развиваются. Мир, переживший войну. Мир, служащий мишенью для атак ужасных чудовищ. Мир, даже не подозревающий, что именно в нём зародится легенда.

  - Алиса! Попытайся не шевелиться, стой где стоишь!
  Девушка лет шестнадцати, крепко обхватившая ствол сухого дерева посреди небольшого островка болотной зелени, кивнула в ответ. Её балахон окраской сливался с грязью ствола, а капюшон почти скрывал короткие серебряные волосы и фиолетовые глаза, слегка испуганно глядевшие на пятиметровую полоску булькающей воды, отделяющую её от нервно покусывающей губу женщины в таком же одеянии - только капюшон был откинут, высвобождая длинные чёрные волосы.
  Хайго понятия не имела, чем помочь дочери. Морлехонские болота всегда были коварны, но сейчас они работали на их окраине - и всё равно вляпались.
  Хотя сама виновата. Попросила Алису сорвать устриций у того дерева, не пошла следом - и вот результат. Цепь островков, по которым дочь добралась до нужного места, почти сразу после ушла под воду, оставив непреодолимый зазор. И помочь некому, она уже безрезультатно кричала в сторону деревни. Оно и понятно - они далеко, так что виден только шпиль вышки связи, а тишину нарушает лишь периодический визг комаров, злящихся от вони отпугивающего их репеллента.
  - Помо... - Хайго кинула взгляд налево, но тут же осеклась. То, что ей померещилось движением человеческой фигуры, оказалось медленно плывущим островком - точно таким же, на котором сейчас стояла её дочь. Даже с деревом посредине, благо хоть не точной копией, а то бы Хайго заподозрила, что некий маг наблюдает за ними и решил так подшутить. С них станется, тем более что она впервые видела землю, уходящую в ворчащую тину с такой покорностью и даже аккуратностью.
  И так невовремя.
  Но маг или не маг - дочь надо спасать. И... а ну-ка если...
  Хайго быстро вынула из кармана манипулятор - небольшую металлическую коробочку, из которой по нажатию кнопки выдвинулся гибкий щуп. Всего два метра длиной - до Алисы не дотянуться, но вот до плывущего островка...
  - Алиса, держись! Я сейчас. - девушка вновь кивнула, пристально наблюдая за тем, как мама крайне осторожно подошла к краю сухой земли и взмахнула манипулятором, пытаясь зацепить дерево на островке. Удалось со второй попытки - кончик щупа раскрылся небольшими челюстями и крепко вцепился в ветку, так что женщина без проблем подтянула к себе островок и повела за собой.
  Хайго прикидывала размеры прямо на глаз. От неё до Алисы метров пять - ну, допустим, шесть. Островок на привязи метра два в диаметре, если сравнивать с длиной щупа. Получается...
  - Алиса. - сказала она, остановившись. - У тебя получится прыгнуть на метр вперёд?
  Девушка слегка вздрогнула, и Хайго прекрасно понимала, в чём дело. Дочка не очень любила всякое спортивное, предпочитая сидеть за книжками да помогать маме. Но на метр-то её должно было хватить. Тем не менее Хайго начала оглядываться в поисках ещё одного островка, когда Алиса сказала:
  - Хорошо, мама. Сейчас.
  - Только не торопись. - встревоженно ответила Хайго; дочь кивнула и аккуратно, отпустив дерево, подошла к краю, за которым булькала обманчиво спокойная жижа. Мать, по-прежнему удерживая щупом приплывший островок, напряглась. Если сейчас Алиса промахнётся и упадёт, то надо будет сразу же нырять за ней, а там уже надеяться на то, что тут не настолько вязко и им удастся выбраться самостоятельно. Она встала почти на краю и вытянула руку максимально далеко, выдавая дочке лишние сантиметры...
  Алиса слегка отошла - готовила место для разбега, насколько это было возможно. Затем сконцентрировалась, наклонилась, рванула вперёд - и прыгнула.
  Почти! Ноги девушки погрузились в воду, но руки упрямо схватились за небольшие камни почти у основания дерева. Хайго мигом нажала кнопку на манипуляторе, и щуп с тихим треском втянулся внутрь коробочки, подтягивая к ней островок с уцепившейся дочерью.
  - Алиса! - Хайго вытащила дочь из воды сразу как только дотянулась. Алиса смущённо улыбалась, вода журчала в её сапогах и выливалась на траву недовольными струями.
  - Я вымокла, мам. - смущённо сказала девушка, и Хайго мигом подхватила её на руки.
  - Сейчас вернёмся домой и высушимся. - они ещё не все растения собрали, но и ладно - завтра вернётся и закончит. А пока быстро схватила до сих пор лежащий в траве металлический контейнер, защёлкнула его до появления зелёного индикатора и всё с дочкой на руках зашагала в сторону возвышавшегося над отделяющим их от людей мечом белоснежного шпиля.
  Болото чавкнуло им на прощание и погрузилось в задумчивое молчание, прерываемое только визгливым звоном комаров.
  
  Дома Хайго мигом раздела дочь и устроила ей горячую ванну, наказав кинуть одежду в таз, а сапоги поставить на сушилку. Сама быстро переоделась у себя в комнате и начала организовывать горячий чай, после чего уселась пересчитывать собранные травы.
  Да уж, и половины намеченного не набралось. Она предполагала, что в их первой вылазке будут проблемы, но чтобы так... хотя ладно, сама считала ворон. Хорошо, что всё обошлось, и островок с деревцем не ушёл под воду вслед за остальными, иначе бы... Хайго аж содрогнулась и резким движением закрыла контейнер с травами.
  Хвала Четверым, все живы и здоровы, а Алиса, возможно, даже не поняла, в какой опасности была. Несказанное везение - всегда бы так. Завтра сходит и соберёт оставшееся, а пока что все заботы о том, чтобы дочка не простудилась - тем более что чайник уже вопит, пора выключать.
  
  К моменту заваривания чая Алиса успела вымыться и переодеться в домашние одежды - бежевую блузку с длинной синей юбкой. Они уселись за небольшой обеденный стол, и Хайго внимательно всматривалась в дочь, но не видела ни следа страха. Наоборот - Алиса, как всегда, улыбалась и весело говорила про то, как смешно хлюпали сапоги.
  Вот и славно. Девочка у неё и так стеснительная, больше времени с книжками проводит, чем со сверстниками, ещё не хватало, чтобы окончательно испугалась внешнего мира и замкнулась. Красивая ведь - серебряные волосы почти до плеч, очень милые фиолетовые глаза, кожа со слегка салатовым отливом - как у всех в Наймоне, их мире - и очень добрая улыбка. Не будь стеснительности - давно бы нашла себе парня.
  Хотя вся в отца... да, вся в отца. Тот тоже любил читать и боялся общаться. Хотя и к лучшему, так бы его кто-нибудь прихватил задолго до Хайго...
  - Мама?
  Ох, она слишком ушла в воспоминания, сидит и смотрит в кружку.
  - Прости, Алиса. - Хайго улыбнулась слегка встревоженной дочке. - Задумалась. Маме всегда приходится об многом думать.
  Она ведь поэтому и вытащила дочку на болото. Книги это хорошо, но помощь тоже не помешает. Мало ли что случится, время нынче беспокойное, да и рано или поздно она состарится, Алисе придётся самой себе зарабатывать на жизнь, а простым сидением за книгами деньги не накопятся. Увы и ах.
  Хайго бы точно не отказалась.
  Прояви Алиса интерес к какому-либо делу - и проблем бы не было. Но пока что не проявляла, и потому стоит приобщать к маминой работе. Всё равно сама Хайго особо больше ничего и не умеет. Однако сейчас не стоит.
  Пусть доченька ещё немного отдохнёт с книжкой.
  
  После чая Алиса отправилась к себе в комнату собственно отдыхать с книжкой, а Хайго перебралась в лабораторию. Она предпочитала это гордое слово, хотя вся лаборатория состояла из длинного чёрно-металлического шкафа и нескольких приборов, строго выставленных в выемке серого стола сбоку от высокого и столь же чёрно-металлического табурета.
  Самый минимум. И так бурое пятно на белом плиточном полу не убирается, хоть чем его чисти. Из-за одной ошибки спалить весь дом... спасибо, не надо.
  Но сейчас не думать об этом. Режим предельной концентрации, но не перебарщивать. Алиса не побеспокоит - а если побеспокоит, то в случае, когда всю работу можно смело выбрасывать.
  - Такс... - Хайго нацепила белый халат, который слегка блестел. Сколько же её предки потратили на защитные наговоры... чудо, что всё ещё работает, а то другие жаловались, что совсем истёрлись. Затем вытащила из выемки устройство с длинным прямоугольным экраном и включила его нажатием кнопки сбоку.
  - Ну-ка, что тут у нас сегодня... - бормотала она про себя, аккуратно прикасаясь ногтем к экрану. Затем прочла выбежавшие символы и задумалась.
  Вот как раз лютенции они сегодня и не успели собрать, а сейчас потребуется. Запас, конечно, оставался (правило "Собирай ингридиенты до того, как они закончатся" Хайго выучила одним из первых), но хватит ли...
  Хотя чего думать? Хайго отложила прибор, подошла к шкафу и распахнула массивные двери. Сразу же она сняла с третьей полки контейнер, нажала кнопку - и индикатор на крышке загорелся красным, сдвинувшись в сторону вместе с самой крышкой.
  Внутри обнаружились небольшие растения, напоминавшие тяжёлые медные монеты на необычайно тонком стебле. Хайго аккуратно пересчитала их и пожевала губами.
  Да не, должно хватить. Она закрыла шкаф и вместе с контейнером вернулась к столу. Там ещё раз посмотрела на экран, подумала, вздохнула и опять сходила к шкафу - на этот раз принеся сразу три контейнера.
  - Переволновалась, что ли, коль не соображаю так. - проворчала она, открывая все, а затем опуская прибор с экраном обратно в выемку и вынимая оттуда же небольшую хромированную шкатулку. Ещё одно нажатие кнопки - и та отворилась, явив целый партер колбочек разных размеров. Хайго на этот раз уверенно выбрала две из них и отложила шкатулку на край стола, откуда тут же высунулись два манипулятора и крепко вцепились в её бока. Женщина тем временем что-то нажала на самом столе, и из того с тихим шипением вылезли блестящая пластина весов, горелка с чёрным держателем и огромное пузатое нечто, напоминающее алюминиевый чайник с носиками по обе стороны.
  - Ну что, сегодня работаем? - женщина аккуратно коснулась весов и поглядела на выскочившие на табло цифры. - Не отмерим на сотню грамм больше? Не свалим на меня ответственность за это вот? - она кивнула на пятно. Весы, как и положено, промолчали. Хайго хмыкнула, вставила одну из колб в зажим горелки, поставила чайник так, чтобы загнутый вниз носик смотрел прямо на колбу, а затем вынула из выемки резиновые перчатки и защитные очки.
  - Что ж. - сказала она, надевая всё это. - Приступаем.
  
  С Алисой у них давно была договорённость, что девочка готовит себе ужин сама. И именно что готовит, а не обходится бутербродами. Вот и сейчас, когда Хайго вывалилась из лаборатории, девушка сидела за столом и уплетала кашу.
  - Мам, тебе положить? - спокойно взглянула Алиса.
  - Положи, но не прямо сейчас. - махнула рукой оставшаяся в халате женщина. - Сейчас время проверки же.
  - А, да. - девушка ненамного встревожилась, но осталась сидеть, когда так и не переодевшаяся Хайго вышла из дома.
  На улице уже потемнело, но вся деревня освещалась летающими фонарями с блюдо размером, передвигающимися туда-сюда по сложным траекториям и умудряющимися никогда не сталкиваться. Они постоянно освещали белоснежные дома, вытянувшиеся вдоль всей асфальтовой дороги копиями друг друга. Где-то люди уже вышли, по одному или двое, а где-то ещё никого не было.
  Соседка из дома справа, старая и уже седая женщина в нечто напоминавшем разукрашенный халат, тоже вышла - и обратилась к Хайго сразу, как только та оперлась об окружавший их дом белесый заборчик.
  - Как мне надоели эти проверки, вы бы знали, родная. - ворчливым тоном начала она. - Они что, думают, кто-то всерьёз будет держать у себя дома мрока?
  - Говорят, случаи были, уважаемая Кадзура. - просто ответила Хайго.
  - Случаи. - фыркнула Кадзура. - Кто-нибудь один оказался безумен, а я теперь вынуждена тревожить свои старые кости и выходить на мороз.
  Старуха преувеличивала - стояло лето, и даже сейчас было довольно тепло. Однако не совсем врала - проверки вынуждали выходить и в жуткие зимние вечера, даже в метель. Наверняка она была не одной такой возмущавшейся.
  - Как ваша дочка-то, уважаемая Миядзава? - старуха сменила тон на более доброжелательный. - Вы её сегодня на руках принесли, я уж боялась, не случилась ли чего...
  - Ноги промочила. - улыбнулась Хайго. - И устала. Решила не мучать и дотащить до дома так.
  - Да уж, пройти совсем немного, а эта молодёжь сразу расклеилась. - вновь пустилась в ворчания старуха.
  - И пускай, вы сейчас и такого-то не пройдёте. - Хайго рассмеялась добродушно, но без шпильки обойтись не могла. Дочку надо защищать даже от таких сплетен, и Кадзура это явно поняла, однако предпочла надуть губы и не продолжать.
  Тем более что в конце дороги появилась и тут же остановилась ярко-лазурная машина, из которой вылезли двое в синих формах. Они подошли к первому же дому, где заговорили с ожидавшим за калиткой мужчиной.
  - Вот теперь полчаса ждать. - вновь заворчала Кадзура. - Никогда ничего не сделают нормально. А в городах всё автоматизировано, между прочим!
  Хайго на этот раз была с ней согласна, но мужчины работали быстро и добрались до них уже через пять минут.
  - Здравствуйте, уважаемая Кадзура. - сказал более молодой, рыжеволосый парень, держащий массивный прибор с издевательски небольшим экраном.
  - Здравствуйте. - проворчала женщина. - Предупреждаю, если у меня обвалится дом, то найду способ обвинить вас.
  - Не беспокойтесь, он только живое ищет. - служащий включил прибор, небольшая зелёная линия за несколько секунд проскользнула по дому - и тут же исчезла.
  - Вы живёте одни? - уточнил парень, взглянув на экран.
  - Вы же знаете. - Кадзура уже начала раздражаться всерьёз. - Знаете, что гоняете бедную одинокую старуху каждый день торчать на холоде целый час!
  - Хорошо, можете заходить. - тот коснулся экрана и вместе со своим молчавшим светловолосым напарником перешёл к дому Хайго.
  - Здравствуйте, уважаемая Хайго! - на этот раз оба оживились, и женщина улыбнулась им.
  - Здравствуйте, уважаемый Умазаки и уважаемый Кусораки. Надеюсь, мой дом тоже не развалится?
  - Не беспокойтесь. - зелёная линия вновь пробежала. - Ваша дочь внутри?
  - Да, опять читает.
  - Просто знайте, что с сегодняшнего дня выходить надо всем. Сейчас мы не будем ничего предпринимать, но завтра уже придётся.
  - Что-то случилось? - посерьёзнела Хайго.
  - Если бы мы знали. - вздохнул рыжий. - Просто пришло уточнение по директиве. Так что завтра попросите вашу дочь выйти вместе с вами. - и он с так и не сказавшим ни слова напарником поклонился и направился дальше.
  - Ещё не знают что придумать. - проворчала Кадзура, которая вопреки своим словам о холоде не спешила уходить. - Лишь бы гонять всех нас. Просто взять за жабры всех этих с Шеерпала, и мигом все проблемы решатся.
  - Жабры тонковаты будут. - усмехнулась Хайго, вспомнив недавно просмотренный с Алисой фильм. Он был для подростков и Кадзура его точно не видела, ибо посмотрела непонимающе. Хайго попрощалась с ней и вернулась к себе, а старуха осталась стоять и наблюдать за тем, как двое обходят оставшиеся дома.
  
  Больше вечером проблем не возникло. Алиса засела в своей комнате с книжкой; Хайго, пожелав дочери спокойной ночи, какое-то время обеспокоенно смотрела на неё, но ничего не углядела.
  Никаких следов страха или переживания. Дочка не имела привычки держать в себе сильные эмоции, так что, видимо, и беспокоиться не следовало. И всё же Хайго у себя в комнате со вздохом взяла фотографию в рамочке и посмотрела на такое родное лицо.
  Митцуру. Скромный парень с короткими серебряными волосами, который редко говорил, много читал, и не принимал участие во всей студенческой движухе. Как оказалось, не только из-за своего стеснения, но и из-за расходящихся с остальными взглядов.
  Люди были за продолжение войны с Шеерпалом - Митцуру выступал против. Люди спорили о необходимости существования Конгломерата Четырёх Миров - Митцуру считал необходимым сохранить его любой ценой. Он во многом расходился с остальными, и это Хайго полюбила в нём - своё мнение, которое он почти не показывал, но всегда хранил. Она сумела разговорить его, узнать его, они поженились для того, чтобы вместе уехать по распределению на рабочие места в деревню Оторакзаву, и здесь же она родила ему дочку.
  А потом Митцуру возвращался с работы, и его машина потерпела крушение. Подозрительное крушение - она просто свернула с полосы, словно водитель принудительно отключил автопилот и взял управление в свои руки. Всё в итоге списали на несчастный случай, хотя Хайго ещё нескоро избавилась от шепотков и мыслей о том, что её муж мог убить себя.
  Ему незачем было себя убивать. Он любил Алису, и сейчас наверняка сделал бы всё для того, чтобы та чувствовала себя прекрасно среди людей. Хайго тоже старалась, но, видимо, где-то допустила ошибку - и теперь дочка любила книги больше.
  - Дорогой... - прошептала она, прикасаясь к изображению любимого лица. - Всё хорошо, дорогой. Я выращу Алису замечательной девушкой.
  Фотография не ответила, но Хайго знала, какой ответ был бы - мягкая улыбка и тихий голос "Я знаю, что ты справишься, цветочек". Она всхлипнула, но тут же замотала головой - наказала же больше не плакать - отложила фотографию на прикроватный столик, легла и сказала:
  - Ночной режим.
  Свет в комнате мигом погас. Как вскоре и сознание погрузившейся в сон Хайго.
  
  
  Утром Алиса собралась в школу сама - Хайго старалась не носиться с ней как с малышкой, хотя очень хотелось и иногда прорывалось. Лазурная юбка ниже колен с колготками, такая же блузка и в дополнение небольшая треугольная шапочка.
  - Выглядишь как ягоды из провинции Бэйко. - усмехнулась Хайго.
  - Мам, эта шутка надоела. - проворчала Алиса. Хайго прекрасно это знала, но дочка немного взбадривалась от такой глупости. Не то чтобы в школе держалась букой, но друзей и приятельниц у неё не было, как и парня. А жаль - хоть Хайго и дулась от одной мысли об этом, но хороший парень вроде Митцуру мог бы сделать её дочь счастливой.
  Алиса действительно вышла из дома с лёгкой улыбкой, а вскоре собралась и Хайго - навёрстывать вчерашнее.
  
  Вчера из-за беспокойства и работы времени подумать не было, но сейчас, когда Хайго шла по лесу к болоту, мысль стала беспокоить как вновь злобно визжащие под ухом комары.
  Она никогда не видела, чтобы островки уходили под воду. Да, о Морлехонских болотах ходило много легенд, и не всё выдумки... но Хайго работала тут уже больше десяти лет, и не встречала ничего такого уж запредельного.
  Опасного так точно. А тут пришла с Алисой - и нате. И потом островок с деревом приплыл, как по заказу. Для развлечения мага как-то слишком... без развлечения. Ну оказалась девочка в опасности, ну вытащила её мама, ну намочилась в процессе... а дальше что?
  На месте всё осталось как вчера. Даже островки никуда не уплыли. Никаких следов хоть чего. Хайго с сомнением посмотрела на дерево, за которое вчера держалась Алиса, и задумалась всерьёз.
  Вот разве что... спровоцировать Всплеск. В теории Алиса ещё годится - девочка, восемнадцати нет, испуг от падения в воду... но ведь это запрещено? Всё равно магия до Всплеска не регистрируется, и обнаружить такого человека нельзя.
  Или... можно? Но считается, что нельзя?
  Хайго прямо почувствовала растущий внутри ужас. Если так... тогда Алисе может в любую секунду грозить... и ведь если получится, то её дочку просто отберут, абсолютно законно и даже логично...
  Захотелось бросить всё, бежать к школе, выхватывать оттуда девочку и держать дома до восемнадцати, но Хайго невероятным усилием воли сдержала себя. Это Морлехонские болота, пусть и самый краешек. Место битвы магов. Область, где всякое свечение над водой так, будничное явление. Лет десять земля не пропадала под ногами, а вчера захотела. Их деревня почти на краешке страны и никому не нужна. Всё хорошо, Хайго. Всё хорошо.
  Эти слова она повторяла себе, пока собирала оставшиеся растения. Всё хорошо. Алиса в безопасности. Беспокоиться не о чем.
  
  На обратном пути она уже на границе между лесом и деревней увидела идущего навстречу высокого безбородого старика в коричневом костюме - и замерла. Однако старик вежливо улыбнулся, прогнав часть нахлынувших страхов.
  - Уважаемая Миядзава. - слегка поклонился он.
  - Уважаемый Генджи. - поклонилась Хайго. - Что-то стряслось?
  - Да, увы. Так что когда я увидел, что вы пошли к болотам, и отметил, как вчера бежали с дочкой на руках, то решил спуститься. - старик слегка повёл головой в сторону огромной башни. Генджи был местным сторожем, в чьи обязанности входили наблюдение и работа со связью. - Решил, что в свете пришедших новостей стоит с вами побеседовать лично, пока оставил авторегистратор.
  - А что за новости?
  - Деревня Накализама уничтожена мроками.
  Какое-то время Хайго просто смотрела на старика, не зная, что сказать. И лишь затем выдавила:
  - А это... где?
  - Практически на другом конце Наймона. - ответил Генджи.
  - И что... совсем уничтожена?
  - Никто не выжил.
  - Ага. - мозг Хайго отказывался работать. Мроки, уничтожившие деревню... такую же деревню... - Это правда?
  - Увы.
  - Но... как?
  - Никто точно не знает. Деревня была сожжена, все её жители погибли. Больше ни о чём не сообщали. Вам нехорошо, уважаемая Миядзава?
  - Нет, я... всё в порядке. - Хайго почувствовала небольшое головокружение, но быстро пришла в себя. - Извините. Слишком шокирующие новости.
  - Понимаю. - кивнул старик. - Но потому и хочу спросить: вы не наблюдали ничего подозрительного? Необязательно вчера или сейчас, вообще хоть что-нибудь, что может быть связано с мроками?
  Хайго думала несколько секунд, а затем рассказала про вчерашний случай с Алисой, сделав особый упор на странность произошедшего. Генджи внимательно выслушал, а затем серьёзно задумался.
  - Я наблюдал со своего поста за болотом и тоже видел иногда всякое. - наконец сказал он. - Но пропаж островков... с другой стороны, как это может быть связано с мроками?
  - Не знаю. - тихо сказала Хайго. - Не думаю, что как-то связано. Они же не любители скрытности.
  - Скорее уж наоборот. - вздохнул старик. - Хорошо, я обращу особое внимание. Хотя мне сейчас на всё придётся обратить особое внимание...
  - Работа только издали легка. - прокомментировала Хайго цитату из старого фильма, и Генджи слегка улыбнулся.
  - Могу я попросить никому не говорить об этом? Дабы не раздувать слухов. Потом сам сделаю официальное объявление.
  Хайго охотно согласилась.
  
  Дома Алисы ещё не было - и час точно не будет. Хайго, подавляя позывы бежать за дочерью уже сейчас, разложила растения в шкафу и отправилась готовить обед, стараясь не отвлекаться на страшные мысли.
  Мроки. Твари, появившиеся после окончания войны с Шеерпалом, так что тем пришлось даже заявлять, что это не их рук дело - чему мало кто поверил. Мроки могли выглядеть и как люди, и как нечто изломанное, пародирующее человека, но общим было одно - ненависть ко всему живому, зачатки магии и желание убивать.
  Желание, не сдерживаемое ничем. Мроки появлялись из ниоткуда, и, если удавалось, исчезали в никуда. Они были смертны, но яростны и скоры на расправу. Какое-то время их даже считали легендой, отмечаемой лишь резким ростом исчезновения людей, пока отряд мроков не появился на школьном стадионе одного вполне обширного города.
  Войскам потребовалось пять минут, чтобы добраться до места. Но этого времени хватило для того, чтобы тридцать детей больше никогда не вернулись домой.
  После этого мроков стали искать на государственном уровне, устраивать проверки вроде вчерашней, прочёсывать самые потаённые уголки, даже требовать помощи у трёх других миров, входящих в Конгломерат - и ничего.
  Версия того, что мроки приходят из другого мира, была основной. Но из какого - оставалось загадкой. Кивали на Шеерпал, но никаких официальных доказательств не было. А пока все терялись в догадках - нападения продолжали происходить, а люди продолжали умирать и пропадать.
  И вот теперь целая деревня.
  Хайго не особо пользовалась Цулингом - новости, погода, рабочие заказы - но даже так натыкалась на комментарии, что с мроками сотрудничают люди. Прячут их у себя дома. Дрессируют. Комментариев было много, но Хайго сомневалась. Кто будет держать монстра, ненавидящего всё и вся?
  Разве что маги. Да, они могут. Маг сейчас на вес золота, и им многое могут позволить. Хотя работы у них немерено, да и это слишком серьёзное нарушение закона.
  Ладно, всё. Алиса скоро вернётся, так что прекращать думать об ужасах.
  
  Когда дочка пришла из школы, то Хайго осмотрела её пристальнее обычного. Но нет, всё нормально, даже улыбка чуть ярче утренней.
  - Всё в порядке, Алиса? - на всякий случай спросила она.
  - Да, мам. - весело сказала девочка, сразу устремляясь к супу на столе. Это немного успокоило Хайго - раз Алиса так довольна, значит, ничего угрожающего её жизни не произошло.
  Если не произойдёт в ближайшие два дня - всё это была материнская паника.
  Не впервой.
  
  Алиса вышла на проверку вместе с мамой, но ничего плохого не вышло - они вновь поговорили с недовольной Кадзурой и уважительно пообщались с вновь прибывшими служащими. Генджи ничего объявлять не стал - хотя все уже должны были узнать о случившемся, и Хайго видела много нахмуренных лиц среди вышедших.
  Перед сном она решила заглянуть в Цулинг и тоже почитать про Накализаму. Для спокойствия устроилась в постели и даже подоткнула подушку так, чтобы было помягче.
  Новости приходили разные, но если подытожить - не факт, что это мроки. Не было ни одного тела или следа присутствия, фактически их обвиняли "потому что больше некому". Деревня даже не столько деревня, сколько община с населением около двухсот человек - и все они были убиты. Хотя подсчёт ещё велся, ибо многие тела были сожжены вместе с самой деревней.
  Выглядело не настолько страшно, как показалось Хайго после слов Генджи, но всё равно ужасающе. Двести человек за ночь... даже после войны с Шеерпалом это невероятно.
  Особенно после войны с Шеерпалом, когда казалось, что наступил мир и такого просто не может произойти. Могут ли мроки действительно быть оттуда? Шеерпальцы народ жестокий и коварный, подкидывать монстров бывшему противнику, с которым они заключили мир - то есть, по своему мнению, проиграли...
  Хайго аж встряхнулась. Хватит, она всего лишь мастер зелий из захолустной деревни, и ничего не понимает в политике и народах других миров.
  Потому лучше думать о своих проблемах.
  И спать.
  
  
  Утром всё было как всегда - сбор Алисы в школу с напутственно-шутливым сравнением. Единственное отличие - Хайго попросила дочь держать поближе связное устройство, которое подростки называли простым словом "блевальник", и звонить ей при первой же возможности. Алиса слегка удивилась, но возражать не стала.
  Блевальник ей особо не нужен был - даже с мамой Алиса через него обычно не говорила. Но Хайго всё равно купила его для дочки с первых дней школы, дабы не выделялась в худшую сторону. Им и так повезло, что тихая книжная девочка не стала объектом травли.
  Хотя после печальных последствий некоторых Всплесков школьная травля почти исчезла, а кто начинал - тех останавливали свои же. Но Хайго всё равно беспокоилась.
  Она всегда беспокоилась за Алису. Сильнее, чем нужно. Хотела одновременно и её самостоятельности, и никогда не отпускать от себя, и эта двойственность невероятно бесила.
  Надо будет в ближайшие выходные свозить Алису в город, но не просто закупиться, а ещё и пройтись. Возможно даже попросить её сходить одну куда-то и проследить на всякий случай... так... над этим надо будет как следует подумать, но не сейчас.
  Сейчас работа. За ночь пришли аж три заказа, и несказанно повезло, что все материалы у неё имелись. Но и так придётся весь день посвятить работе, пусть и любимой.
  
  Искусству смешивания зелий Хайго стала учиться ещё лет в пять, аккуратно заполняя графы в приложении на компьютере и радостно вопя на весь дом, когда приложение не менее радостно вопило, что она умничка и всё сделала правильно. То, что казалось детской забавой, переросло в нехилое увлечение - Хайго просто нравилось анализировать рецепты, разбираться, что в составе на что влияет и как из этого создавать новые зелья, мази и настои. Она даже сама придумала мазь для век, снижающую усталость глаз после долгой работы с экранами.
  Ну... отправила свой вариант на площадку, где обменивались рецептами, дала согласие на бесплатное использование, а потом мазь поступила в продажу. Хайго не получила и шестака, но от самой мысли о вкладе в такое полезное дело всегда было тепло на сердце.
  Как и от мысли о Митцуру. Наверное, она точно так же его заполучила - просто вгляделась и проанализировала тихого парня как рецепт её любви.
  Жаль, с дочкой не получилось. Точнее, её настроение Хайго прекрасно чувствовала, а вот как сделать более весёлой и общительной - понятия не имела.
  Хотя, может, и не надо... такая скромная и мужа себе найдёт хорошего, как Митцуру нашёл её...
  Так, всё. Работа.
  
  Третий настой Хайго приготовила минут за пятнадцать до того, как Алиса пришла из школы и тут же позвала маму.
  - Да-да, доченька? - вышла она сразу с подносом.
  - Мама, про Накализаму это правда? - Алиса была отчётливо напугана. Наверняка в школе слухи приукрасились до тысяч жертв и массовых боёв, потому Хайго отложила поднос и притянула к себе дочку.
  - Да, правда. - спокойно сказала она. - Но все те ужасы, что ты услышала - неправда. Это один случай, и та деревня очень далеко от нас. Никто сюда не доберётся.
  Хайго знала, что начитанная впечатлительная девочка не поверит ей. Однако она говорила мягко, поглаживала дочку по серебряным волосам, и скоро та задышала спокойно.
  - Всё в порядке, дочка. - Хайго ещё чмокнула её в лоб. - Ты в безопасности, как и мы все.
  Ох, её бы кто с такими словами чмокнул.
  
  В школе с Алисой не произошло вообще ничего, тем более опасного. Хайго это слегка успокоило - если бы действительно пытались устроить дочке Всплеск, то пробовали бы каждый день.
  Ещё год и два месяца тревожных ожиданий - а там и беспокоиться не будет смысла. После восемнадцати Всплеск вообще не может произойти, давно доказано, хотя никто и не мог объяснить, почему именно это число. Даже в легендах ничего толкового не попадалось, ближайшим популярным числом было одиннадцать. Вроде истории об одиннадцати храбрых воинах, что выступили против многотысячной орды, сражаясь за истину.
  Все они в итоге умерли.
  Хайго даже ушла в ванную, подальше от дочери, и дала себе подзатыльник за такие мысли. Хватит думать о смерти и обо всём плохом. Сколько мам тоже переживают за своих дочек, и всё обходится. Всплеск вообще достаточно редкое явление, гомосексуализм встречается чаще. С чего это Алиса должна стать особенной?
  
  Перед сном Хайго посмотрела на фотографию мужа - похоже, теперь ей только так придётся успокаиваться.
  - Твоя Хайго вновь слишком много думает. - жалобно сказала она. - И вновь воображает всякие ужасы. С Алисой ведь ничего не случится, да? Ничего не может случиться с такой милой девочкой, да?
  Фотография не ответила. Говорят, уже проходят тестирования технологии, позволяющие делать и распечатывать анимированные фотографии, как в одной популярной серии книг. Но к уже имеющимся это точно не применится, и она больше никогда не увидит Митцуру в движении, не говоря уже о прикосновениях, которых так сильно, так невероятно не хватает...
  Слеза капнула на рамку - и мгновенно была стёрта. Не раскисать, Хайго, не раскисать. Сейчас ты живёшь для дочери и ради дочери. А с остальным как-нибудь справишься.
  
  Сирена едва не выбросила её из кровати. Она была громкой, истошной, похожей на вопль жуткого зверя, вызывающего все возможные инстинкты. Прямо как была, в белой ночной рубашке, Хайго помчалась в комнату дочери.
  Та уже сидела на кровати и прижимала руки к ушам. Сегодня Алиса была в розовой пижаме с котятами, и от одного вида своей маленькой миленькой девочки у Хайго сжалось сердце.
  - Мама, что происходит? - Алиса попыталась перекричать сирену, но Хайго вместо ответа схватила в охапку и быстро потащила вниз.
  - Мы идём в подвал. - сказала она на ходу, и Алиса испуганным детёнышем обхватила её за шею. Они спустились в кухню, где Хайго открыла кухонный шкаф и нажала несколько кнопок на прикреплённом к его задней стене пульте.
  Часть пола отъехала в сторону, открыв освещённую лестницу, ведущую куда-то в глубины. Хайго, всё ещё с Алисой в руках, мигом отправилась туда, но перед этим бросила взгляд в ближайшее окно.
  Там стоял дом семьи Аджара, двух молодожёнов, которые приехали совсем недавно и были счастливы в браке, так что Хайго старалась особо с ними не общаться. И теперь там было только пламя и мелькающие чёрные фигуры...
  Пол закрылся за ними, но едва ли не бегущую вниз Хайго это ничуть не успокоило. Она даже не стала включать освещение, когда они зашли в сам подвал - хорошо хоть Алиса догадалась посветить своим блевальником. Его свет выхватил небольшой матрас рядом со стеллажом - куда Хайго наконец опустила девочку.
  - Мама, что происходит? - мгновенно спросила она.
  - Не знаю, Алиса. Сейчас. - Хайго взяла её блевальник, мигом вышла в Цулинг и начала отсылать просьбы о помощи куда попало. Она дважды - на странице дочери и на своей - успела написать о нападении, после чего связь прервалась и следующие две минуты не восстанавливалась.
  Точно нападение. Её страхи воплотились в жизнь. Мроки всё-таки пришли, и теперь вся надежда на цирконий, которым был обделан подвал и который не пропускал звук и тепло. Очень популярный металл времён войны с Шеерпалом, прежние хозяева дома даже сумели сделать небольшой обогрев, так что за ночь они тут не окоченеют.
  Вылезать раньше утра нет смысла. За это время хоть какая-то помощь придёт - раз Генджи включил сирену, значит, и сигнал успел отправить. Хотя если связь прервалась, то до него всё же добрались...
  Хайго отдала блевальник Алисе, села на матрас рядом с ней и закрыла глаза. Спать бы дальше... да нельзя. Мало ли что. Тут им ничего не угрожает, но лучше остаться бодрствовать, а завтра просто сделать себе выходной от работы...
  Работа! Хайго подкинуло так, что успевшая пристроиться ей под бочок Алиса испуганно отодвинулась и посмотрела на ошарашенную мыслью маму.
  Работа. Если горит дом Аджара, то и их почти наверняка сгорит. И тогда всё их имущество обратится в пепел, все приборы, все запасы, все дорогие вещи, все...
  Фотография Митцуру!
  Хайго чуть было не рванула наверх, но остановила себя. У них есть куча электронных, сохранённых во всяких местах, любую бери и распечатывай. И с домом им помогут, страховку выплатят, всем миром деньги соберут... наверняка ведь не они одни из деревни успели залезть в подвалы, и мроки же не могут убить всех, здесь не община на двести человек, а около тысячи, у многих оружие...
  Они восстановятся. Главное - пережить эту ночь. Блевальник Алисы показывал, что время уже за полночь, и Хайго шёпотом сказала дочке немного поспать. Самой бы тоже, но противосонное снадобье наверху, потому придётся клевать носом...
  Свет ворвался в подвал сверху, одновременно со страшным грохотом и тёмной массивной фигурой. Хайго успела только вскочить и заслонить дочь, когда пришелец схватил её за плечо и с невероятной силой подкинул вверх так, что женщина пролетела через дыру и приземлилась в том, что осталось от её коридора.
  Невероятная какофония звуков обрушилась на неё. Горел не только дом Аджара - горело всё. Даже вокруг было одно пламя, а на улице за отсутствовавшей дверью слышались выстрелы, нечеловеческое рычание, всё ещё орущая сирена - и заглушавший их вопль боли и страха сотен голосов.
  Но даже среди шума Хайго различила крик дочки - а в следующую секунду Алиса точно так же вылетела из дыры и приземлилась рядом с ней. Женщина сморщилась от боли во всём теле, но сумела встать и подхватить её на руки.
  Бежать. Бежать к болотам. Она ходила там, она найдёт тропу. Они спрячутся. Бежать.
  Хайго сделала всего два шага в сторону двери - а затем мощный удар вновь опрокинул её. Мрок схватил Алису, швырнул визжащую девочку к стене, а затем склонился над перевернувшейся на спину женщиной.
  Это был огромный человек, обнажённый по пояс - ниже сидели штаны из какого-то грязного материала. Всю его массивную, тоже слегка зеленоватую грудь украшала сетка шрамов, ухо отсутствовало, а посреди лба торчал всего один глаз, залитый смердящим гноем настолько, что удивительно как он ещё что-то видел.
  Дальше Хайго не стала всматриваться а, нашарив лежащую рядом палку, изо всех сил ударила мрока, целясь прямо в глаз. Тот даже как-то лениво перехватил палку и тут же сломал её, а затем просто открыл рот.
  Внутри, между рядов чёрных клыков, плескалось готовое вырваться наружу адское пламя, и Хайго осознала свою участь.
  Прости, Алиса. Я не сумела тебя вырастить.
  Прости, Митцуру. Мы придём к тебе уродливыми и вопящими от боли.
  Мрок выдохнул огонь. А затем повернулся к визжащей у стены девочке и выдохнул ещё раз.
  
  Деревня ещё горела, на окраине продолжался бой, но капитан подразделения спасателей вместе с подчинёнными уже отправился обыскивать дома на предмет выживших.
  Шанс найти которых становился всё призрачнее. Они среагировали максимально быстро, но по прибытии их уже ждала резня, для прекращения которой пришлось вызывать подкрепление - своих сил попросту не хватало. Одно хорошо что тела мроков тоже валялись где попало, и их было очень много.
  Страшно много.
  Если так пойдёт и дальше, то встанет вопрос о национальной угрозе. Но сейчас капитан думал не об этом, а о том, чтобы спасти хоть кого-то, а другие спасатели с биосканерами в руках и под прикрытием оставшихся военных обегали дома. Была надежда, что жители сумели укрыться в подвалах, но после десятой дыры в полу как раз над убежищем угасла и она. А башня связи, возвышавшаяся над городом, пылала так, что вопросов о ней не возникало.
  Цифры уточнялись, но капитан и так знал, что в деревне жило около тысячи человек. Вот только мроков, похоже, напало ничуть не меньше. И они знали о подвалах.
  Происходящее нравилось ему всё меньше и меньше, особенно когда продолжил надиктовывать обстановку на записывающее устройство. Теперь меры безопасности будут усилены как никогда, и если это снова окажется Шеерпал, то о самом сохранении Конгломерата не может быть и речи.
  С мыслью о Шеерпале некстати вспомнились и картины войны, до ужаса похожие на потрескивающую деревню. И тот же запах... выворачивающий запах сотен сожжённых заживо людей... Капитан, увы, ощущал его не впервые и привык, а вот многие другие спасатели бледнели с каждым шагом, да и среди военных виднелись явно не привыкшие к такому лица.
  Хоть моли Четверых о чуде, о чём-то хорошем, насколько здесь вообще может оказаться что-то хорошее...
  Один из шедших впереди спасателей остановился у очередных пылающих развалин и направил на них биосканер. Уставился на экран, а затем подозвал к себе ближайшего солдата и вместе с ним вбежал внутрь. Сквозь обгоревшие дыры капитан увидел, как они над чем-то склонились, и успел подбежать как раз к моменту, когда солдат вышел наружу. Вытянувшись по струнке, он сразу же сухо отчитался:
  - Есть один выживший. Девочка, лет шестнадцати. Либо незарегистрированный маг, либо только что произошёл Всплеск. Судя по окружившему тело свечению, происходит полная регенерация. Рядом с ней тело женщины, возраст трудно определить из-за многочисленных ожогов. Более живых в здании не обнаружено.
  Капитан смотрел на то, как отчитавшийся солдат вернулся в дом, и про себя вознёс Четверым благодарственную мантру.
  Хоть кому-то повезло. Кто-то выжил. И теперь будет элитой их мира, магической элитой, которой многое будет позволено и обслужено.
  Ибо сейчас каждый маг будет необходим как воздух.
  
  Год спустя
  
  Алисе дали почитать всего пять минут, после чего легли на неё сзади и почти закрыли руками книгу.
  - Шизука. - слегка недовольно сказала девушка. Над ухом всхрапнули. - Шизука, ты не настолько устала!
  - Я слушала лекцию уважаемой Ванессы, потому настолько. - пробормотала лежащая на ней девушка с длинными волосами, окрашенными во все цвета радуги. - А ты мягкая. И не вывернешь голову на сто восемьдесят градусов, как некоторые.
  - Если бы я выворачивала голову на сто восемьдесят градусов, то не сидела бы тут. - язвительно сказали рядом с ними. - Подморозь её, Алиса, тогда сама слезет.
  - Шизука. - Алиса осторожно убрала прядь фиолетово-зелёных волос от своего носа. - Мне действительно нужно прочесть эту книгу. Пожалуйста, вечером можешь хоть покататься.
  - Ну, раз уж так вежливо... - Шизука не стала настаивать и распрямилась, взглянув на третью девушку с короткими сиреневыми волосами.
  Все они сидели в обширной комнате, одну половину которой занимали три кровати в ряд и шкаф с висящими внутри комплектами фиолетовых блузок с короткими юбками - которые девушки носили и сейчас. Вторая же половина была отдана под четыре стола, где стояло такое огромное количество приборов, что казалось страшным даже смотреть в ту сторону - что-нибудь обязательно да сломается.
  Девушки и не смотрели; Алиса сидела на ближайшей к рабочим местам кровати и впивалась взглядом в лежащую на коленях огромную, тиснённую золотом книгу с кучей символов на обложке. Шизука плюхнулась на среднюю кровать и потянулась.
  - Я сейчас выгляжу отщепенцем, Китаро. - сообщила она.
  - Не прочтёшь нужный материал - будешь им. - спокойно отреагировала сиреневолосая, сидевшая на дальней от приборов и ближайшей к двери кровати. Она перелистнула страницу не менее толстой книги, чем у Алисы, и продолжила:
   - Тогда комната достанется нам двоим. Так что, Шизука, продолжай лежать, отдыхать, жаловаться и ничего не делать. С радостью поддерживаю.
  - Алиса, Китаро меня опять выгнать хочет. - пожаловалась Шизука, опять развернувшись в её сторону.
  - Шизука, если я не заучу эту книгу, то и меня выгонят. - сообщила та.
  - Тебя? - девушка аж хохотнула. - Кто ж тебя выгонит? Ты же у нас лучший маг всяких категорий!
  - Тогда бы я понимала, что тут пишется. - Алиса аккуратно коснулась одного абзаца. - А я не понимаю. Шизука, пожалуйста, у меня и так проблемы с концентрацией.
  - Ладно уж. - проворчала та, сходила до лежащего на полу набитого портфеля, вынула оттуда книгу и улеглась читать на свою кровать - причём её подушка была напротив подушек остальных. Читала она неожиданно вдумчиво, так что комната погрузилась в тишину, прерываемую лишь шелестом страниц да редкими жужжащими звуками со стороны плотно закрытого окна, в стёкла которого бил яркий солнечный свет.
  Алисе такая обстановка была как раз кстати. Текст не такой уж и сложный - но по её теме.
  "Эмоции - ключевой инструмент владения магией. Маг, способная оставаться хладнокровной и концентрироваться на цели, добьётся больших успехов, чем поддающаяся эмоциям и позволяющая другим играть на них. Да, в этом случае общий эффект может оказаться более разрушительным, но и более опасным в том числе для самой мага (смотри страницу 413). Однако маг для наибольшей эффективности должна уметь не только контролировать свои эмоции, но и ощущать чужие.
  В этом вопросе существует любопытный эффект, названный "парадоксом Келлана" - работа с эмоциями никак не зависит от стихии, служащей основой для силы мага. Маги Воды могут быть восприимчивы к чужой ярости и разжигать её, а маги Огня наоборот - внушать собеседнику чувство любви. Из-за этого нельзя сказать точно, как именно та или иная маг будет использовать эмоции для своей выгоды.
  Стоит отметить, что управление чужими эмоциями не только является уголовно наказуемым деянием в пределах Конгломерата, но и чрезвычайно трудно, так как требует некоторой совместимости в эмоциональной стабильности с объектом, высокой концентрации и психической стабильности. В ином случае существует огромный риск для объекта и субъекта управления эмоциями, вплоть до полного безумия."
  Алиса и не думала даже пытаться управлять чужими эмоциями. А вот концентрация и эмоциональная стабильность... вот это бы ей точно не помешало.
  
  Все три девушки были магами - пусть даже в случае Шизуки и Китаро это скорее название. Девушка с радужными волосами только и умела, что охлаждать предметы прикосновением, и теперь усердно трудилась над попытками проделывать подобное на расстоянии. Китаро была чуть успешнее - она уже могла вытягивать руку на два метра вперёд и надеялась творить подобное с остальными частями тела. Когда Шизука пошутила про то, что на самом деле та хочет увеличить грудь, то получила такую серьёзную и долгую обиду, что вынуждена была вымаливать прощение - заодно уверившись в этом.
  Алиса же была сильнее не только подруг, но и большинства других магов. Она умела управлять водой и льдом, исцелять чужие раны, а её собственные затягивались автоматически. И всё на весьма высоком уровне, недостижимом даже для читавших им лекции преподавателей. Казалось, даже не было смысла в обучении, но проблема в другом - Алиса с трудом концентрировалась. Лёд шёл не прямой линией, а спиралями, созданная вода обрушивалась на пол, а царапина вместо секунды исцелялась минут пять. Всё потому, что сцена смерти мамы никак не выходила из головы девушки и возвращалась в страшных снах. Настолько, что на свой семнадцатый день рождения она, осознав, что мама больше никогда не устроит ей великолепный праздник, просто вышибла окно и на водной сфере улетела в сторону ближайшего озера, первый и единственный раз пропустив уроки. Там Алиса сидела и рыдала до самого вечера, затем немного искупалась, почувствовала себя на капельку лучше - и вернулась, ожидая выволочки. Которая не последовала незамедлительно, даже Шизука и Китаро, с которыми она уже общалась и делила комнату, скорее восхитились её поступком.
  К директору её вызвали на следующий день, после уроков. Сандраса Сорейти была женщиной строгой и прямой, хотя и доброй, поэтому разговор у них вышел откровенным. Она прямо объяснила Алисе, что маг с такой силой уже является объектом пристального внимания со стороны всех четырёх миров Конгломерата, потому такие выходки весьма опасны, ибо её могут счесть неуправляемой или даже безумной и ничего хорошего от этого не дождёшься. Также Сандраса добавила, что на беззащитную девушку у озера спокойно могли напасть если и не люди, то мроки - и её страшно повезло, что подобного не случилось. За ней приглядывали автоматические камеры, но даже так помощь могла не поспеть вовремя, как не поспела к её и ещё четырём деревням.
  После упоминания об этом Алиса не выдержала и вновь расплакалась, отчего Сандраса сменила тон на более тёплый и сказала, что девушке окажут полную психологическую поддержку. И что пусть она сконцентрируется на учёбе и на своей магии - особенно лечебной, ибо в свете нападений мроков это понадобится им всем.
  Говорившие с ней после этого люди утверждали то же самое - хоть мама Алисы и умерла, но мамы других живы. И если они погибнут, то в мире станет ещё больше таких же девочек, просыпающихся ночью от запаха палёной плоти и рыдающих в подушку. Со своими силами Алиса может и должна спасти их всех. Это постепенно выжглось у неё в сердце: должна.
  Должна лечить других. Должна спасти других. А если придётся встать лицом к лицу с мроками, то и сразиться, защищая таких же девочек, как она, и таких же мам, как её мама - ушедшая навсегда, но наверняка одобрившая бы выбор дочери мама.
  Алиса взялась за учёбу так рьяно, что даже относившаяся к этому не менее серьёзно Китаро уступала ей. Она тренировала свою магию, она развивала концентрацию, она изучала анатомию человека - от этого лечение становилось лучше, хотя девушка не могла объяснить взаимосвязь - и методы успокоения людей, мягкого обращения с ними. От постоянной зубрёжки кошмары отступили, сменившись полным отсутствием снов - всё лучше, чем ночь за ночью смотреть, как её мама воет, объятая пламенем, а невероятно ужасный человек поворачивается к ней, неся с собой дикую боль и разрывающий сердце страх смерти.
  
  Когда-то, в очень далёком прошлом, Нэйко был одним из лучших университетов магии, обучающим сотни учеников. Но со спадом волшебства его коридоры становились пустынными, классы серели от пыли, а вокруг появлялось всё больше приборов и устройств. Теперь Нэйко срочно менял структуру, ориентируясь на сохранение магии в целом, а Алиса, Шизука и Китаро были фактически единственными ученицами некогда блиставшего заведения.
  Фактически, потому что ходили слухи об ещё двух девушках, испытавших Всплеск, и одна из них опять-таки после нападения мроков. Если так, то вскоре они должны были прибыть на обучение, однако троица подруг рисковала с ними разминуться - академия Сэнгецу приглашала их на дополнительное обучение. Она была куда менее древней и благородной, но что-то в методиках там отличалось настолько, что Сандраса фактически оформила это как приказ. Девушки возмутились лишь тем, что путешествовать придётся на скоростной электричке, а не на дисколёте - причём директор не объяснила, почему, лишь сказала, что для Сэнгецу будет удобнее так.
  Возмущались девушки потому, что электричка намного медленнее, и добираться им предстояло фактически день. Но спорить было бессмысленно, и пришлось начать готовиться к путешествию.
  
  Их могли поселить в разных комнатах - в академии таких хватало - но Шизука и Китаро уже дружно жили вместе, когда Алиса прибыла в академию из больницы, знали её историю и приняли с распростёртыми объятьями. Даже её ночные крики их не смущали - хотя должны были. Уже позже Алиса выяснила, что обе ещё до неё принимали специальное снотворное, которое точно так же погружало в сон без сновидений, а в одной из бесед с ними узнала, что половина Наймона использует что-то подобное для работоспособности и повышения внимания. Сама Алиса ничего не принимала - отчего-то опасалась, и никто её не принуждал - но была рада, что не мешает подругам заниматься. Те старались всерьёз, даже любившая жаловаться на непомерный труд Шизука держалась на уровне остальных двоих, уступая совсем немного. Хотя об этом никто не говорил, но все понимали - на них лежит большая ответственность. Мроки по-прежнему серьёзная угроза, и даже после того, как в горах нашли и уничтожили обширное гнездо, опасность продолжала сохраняться. Любая магия, даже похолодание Шизуки, могла оказаться жизненно необходимой. Её изучение было не их личным, а общественным делом, за которым могут стоять спасённые жизни.
  И если ради этого надо вытерпеть день поездки в академию Сэнгецу, то так тому и быть.
  
  
  - Он опаздывает или у меня блевальник барахлит? - проворчала Шизука, всматриваясь в оранжевый прямоугольник, лежащий у неё на ладони. Алиса посмотрела с некоторой завистью - её прошлый блевальник погиб в огне, а нынешний был простым серым квадратиком для приёма учебных сообщений и болтовни с подругами.
  Сейчас они стояли вместе на перроне вокзала и ждали прибытия скоростной, но отчего-то запаздывающей электрички. Стены здания были серы как её блевальник, да и в мыслях особых красок не было.
  Целый день по жаре, из дел только чтение и слушание непременных жалоб Шизуки, и как ещё встретят на новом месте, что там будет... они захватили с собой всё необходимое, в итоге набившееся в три чемодана, но вдруг потребуется...
  - Алиса, не улетай. - Китаро осторожно потянула её за плечо. - А то так на рельсы свалишься.
  - Ох, спасибо! - девушка и впрямь обнаружила себя близко к краю платформы и поспешно отошла оттуда. - Опять задумалась, похоже.
  - Да ничего. - махнула рукой подруга. - Слушай, заодно уж - можешь нам что-нибудь замораживающее организовать? Мне солнце уже печёт. Шизуке тоже, но она делает крутой вид.
  - Что значит "делаю"? - возопила та. - А так у меня что, не крутой вид?
  - В короткой юбке-то?
  - И что? Сама знаешь, это традиция как раз для того, чтобы перестать смущаться и вести себя увереннее.
  - Спорим на что угодно, что её придумал мужчина?
  - Я и так знаю, что её придумал мужчина! Но работает же!
  Пока они препирались, Алиса быстро скрутила три маленьких ледяных шарика, от которых тут же повеяло прохладой. Даже морозом - пришлось ещё немного их покрутить.
  - Куда вам лучше прицепить? - обратилась она к девушкам.
  - На макушку! - мигом оживилась Шизука. - Вот так! - она аккуратно взяла ледяной шарик, в самом деле положила себе на голову и удовлетворённо вздохнула.
  - Слушай, Алиса, а их нельзя так, чтобы просто летали вокруг тебя? - спросила Китаро, перебрасывая свой шарик из руки в руку.
  - Ммм... - Алиса задумчиво посмотрела на свой шарик, а затем аккуратно выпустила его из рук и сосредоточилась. Тот послушно завис в воздухе, продолжая испускать прохладу, а затем по её команде обернулся вокруг девушки. Алиса нацелилась на шарик Китаро, тот столь же послушно закружился - а затем её собственный упал на асфальт и тут же превратился в лужицу.
  - Простите. - виновато сказала Алиса, мигом возвращая оставшийся шарик в руку Китаро и создавая ещё один. - У меня не хватит концентрации...
  - И так сойдёт. - улыбнулась Китаро, вновь занявшаяся перебрасыванием шарика. - Где они там? Я понимаю, что приходится останавливаться ради трёх девушек-подростков, но не настолько же.
  - Может, в аварию попали? - Шизука от приятной свежести аж стояла с закрытыми глазами. - Въехали в тоннель, а он возьми да обрушься. Теперь будут день копать.
  - Нам бы тогда сообщили... - Китаро с сомнением вгляделась в свой розовый блевальник. - А у меня ничего. И здесь спросить не у кого.
  Они и впрямь стояли на платформе одни. Вокзал принадлежал Нэйко, и электричка не так часто здесь останавливалась - многие почётные гости предпочитали дисколёт либо собственные силы, если тех хватало. Касса была исключительно электронной и вряд ли могла внятно ответить, почему электричка запаздывает. Китаро всё равно шагнула в ту сторону, когда Алиса наконец её увидела.
  - Едет! - крикнула она продолжавшей млеть Шизуке. Скоростная электричка вынырнула из далёкой дыры тоннеля как серебристый угорь из норы. Она приблизилась неимоверно быстро - девушки едва успели схватить чемоданы - а затем невероятно плавно остановилась. Все трое подбежали к дверям, но резко остановились, когда те распахнулись и явили группу мужчин, мигом схвативших их вместе с вещами.
  Уже через минуту девушек втолкнули в отсек, где за столом у окна сидел мужчина в военной салатовой форме со шрамом от ожога над левой бровью. Он читал какие-то бумаги, взглянул на девушек холодно-деловито - и тут же радостно привстал.
  - Уважаемая Миядзава. - и даже поклонился.
  - Уважаемый Хиракато? - узнала его Алиса. - Ох, у вас так и не зажило...
  - Да пускай. - он великодушно махнул рукой. - Без вас было бы куда страшнее. Присаживайтесь, сейчас инструктаж надо провести.
  - Что-то серьёзное? - Алиса спокойно болтала с офицером, когда залечивала ему рану три месяца назад, и сейчас без проблем уселась рядом; Шизука и Китаро предпочли молча устроиться по другую сторону стола.
  - Формально опасности нет. - Хиракато положил бумаги на стол и слегка развернулся к ней. - Но мы имеем дело с мроками, которые могут хлынуть из ниоткуда. А вы - очень важные люди, путешествие долгое и с ночёвкой. Поэтому будете под охраной отряда солдат по дороге туда и обратно. Они будут в отсеках по обе стороны от вашего, не стесняйтесь обращаться. Однако всё же советую вам отсюда не выходить, для безопасности.
  - А поссать... - начала Шизука.
  - Ночные горшки. - военный постучал сапогом по сиденьям. - Извините, но иначе никак. Безопасность должна быть на высоте. Камеры работают, если что. - он указал на потолок, где блестело несколько записывающих кружочков.
  - А почему тогда не дисколёт? - удивилась Алиса. - Он гораздо быстрее.
  - Дисколёт труднее беречь. - ответил Хиратако. - И отслеживать. И... - он быстро наклонился к уху девушки и прошептал:
  - Существует огромная вероятность воздушного нападения.
  После чего выпрямился и уже спокойно продолжил.
  - Остальные люди в электричке обычные, но отсеки, соседние с нами, будут пустовать. Будем надеяться, что всё пройдёт гладко. Еду вам сейчас принесут, чемоданы тоже. Если больше вопросов нет, то на этом всё.
  Он уже хотел выйти из купе, когда Шизука спросила:
  - Электричка из-за вас задержалась?
  - Ага. - просто ответил тот и вышел; циркониевая дверь захлопнулась сама.
  - Ссать в ночные горшки под прицелом камер. - с непередаваемым клубком чувств выдохнула Шизука. - О Четверо, я запомню это путешествие!
  
  Китаро начала разговор после того как девушки получили назад чемоданы вместе с едой, сразу же немного поели и устроились скучать. Она пересела к Алисе, оставив Шизуку всматриваться в блевальник и ворчать про то, что связь в электричках страдает до сих пор.
  - Алиса, слушай, заранее извини, что такую плохую тему задеваю. - начала Китаро. - Но что ты думаешь о мроках? О том, кто они и откуда? Нам ведь... ты ведь уже сталкивалась с ними и их... последствиями. И нам предстоит. Может, даже в бою, особенно тебе. Так... что думаешь?
  Шизука оторвалась от экрана и встревоженно взглянула на Алису. Та успела вынуть книгу и какое-то время смотрела в неё, надеясь тем самым отбиться от ответа, но поняла, что уже сама не может сосредоточиться на тексте.
  - Я честно не знаю, Китаро. - прошептала она. - О них столько всего говорят... и не знаю, что правда. Не думаю, что кто-то знает. Я... просто хочу помочь их жертвам, вот и всё. А если... действительно придётся в бою... - она задумывалась об этом ранее, и вновь задрожала. - Не знаю, сумею ли убить даже мрока... мне страшно от одной мысли об убийстве...
  - Всё. - Китаро приобняла её. - Всё, извини. Мне тоже от этого нехорошо. Просто, что... придётся же. Заранее как-то высказаться, приободрить друг друга... Шизука, не хочешь?
  - Хочу, конечно, я ведь тоже не мясник. - кивнула та. - Только мне кажется, что это Шеерпал гадит. У них ведь чуть ли не аксиома "мы самый великий, правильный, высоконравственный и дружелюбный мир", а тут хоп - проиграли войну, которую сами же и устроили. Наверняка вонь до сих пор всюду стоит.
  - Сами же и устроили? - Китаро уставилась на неё. - Ты думаешь, что это Шеерпал развязал войну?
  - А? - Шизука искренне уставилась в ответ. - А разве нет?
  Китаро пару секунд посмотрела на неё, затем перевела взгляд на кружочки камер.
  - Ладно, мы маги, потому разве что отчитают. - она сказала это камерам и вновь посмотрела на подругу. - Шизука, ты ведь знаешь, что мой папа член императорской коллегии?
  - Прости, политикой интересуюсь лишь на сытой желудок. - процитировала та, и Китаро слегка усмехнулась.
  - Ну, у нас сейчас как раз такие, потому слушай. Войну начал не Шеерпал, и не Наймон. Мацуранский инцидент произошёл из-за атаки неизвестной стороны, чьи люди были замаскированы под солдат Шеерпала - серая кожа, опознавательные знаки, особенности языка. Выяснилось это через несколько лет после начала войны, когда стали разбираться усилиями обоих миров. Широкой общественности не сообщали - не хотели сеять панику о том, что против нас ведёт игру какой-то неизвестный враг. Но теперь вместе с Шеерпалом ведём работу в этом направлении.
  - Они тоже?
  - Я сейчас скажу дивную вещь, но руководство Шеерпала очень адекватное. Им от того, что втянулись в войну на основе подобной провокации, даже стыдно, все контрибуции возместили без возражений. Правда, народную молву у себя не заткнули, но у нас-то после войны до сих пор ходит...
  - То есть ты считаешь, что мроки не с Шеерпала?
  - Я считаю, что мроки не с Шеерпала, а с какого-то третьего мира. Скорее всего, не входящего в Конгломерат. Мы ведь даже о Затерре знаем крайне мало, а ведь считается крайне богатым миром. Если существует какой-то мир, у которого хватает ресурсов, желания и возможностей пытаться разрушить Конгломерат изнутри, то мы можем об этом и не узнать, пока он не добьётся успеха.
  - Но тогда и против Эмилиона с Хайтером должно что-то затеваться, разве нет? - подала голос Алиса.
  - Должно. - кивнула Китаро. - И они предупреждены. С Эмилионом, насколько я знаю, пока что всё в порядке, а вот Хайтер лихорадит. Тамошний правитель опять не учёл интересы аристократических семейств... там вообще ни один правитель не способен учесть интересы аристократических семейств, но в этот раз что-то совсем нехорошо, и от этого тревожно.
  - Мы все умрём. - заключила Шизука. - А так ты думаешь, что мроками кто-то руководит, и этот кто-то хочет вбить клин между нами и Шеерпалом, опять?
  - Скорее всего. Он учитывает то, что общественное мнение приписывает мроков Шеерпалу, и потому для новой войны потребуется даже меньший повод, чем Мацу...
  - Я думаю, что ты неправа.
  - Э? - Китаро даже растерялась от резко перебившей её Шизуки.
  - Ты что сказала в самом начале? Кто-то выдал себя за солдат Шеерпала. А здесь где это? Где хоть один признак того, что мроки прибыли с Шеерпала? Серая кожа, опознавательный знак, особенности языка... ну последнее да, поди пойми, но всё равно, где хоть что-то, на что можно указать и объявить возмущённому народу, что оно с Шеерпала, абсолютно точно, идите их бить?
  - Но общественное мнение...
  - Оно требует косточки, на которую можно накинуться, и то предпочтёт заранее обнюхать. Вот крикнешь ты "Мроки с Шеерпала, айда на Шеерпал", а из толпы выскочит кто-нибудь бойкий и скажет: "А почему Шеерпал, я все глаза проглядел и не вижу у них ничего с Шеерпала. А цвет кожи как у нас, так, может, это наше правительство их напускает? Ату правительство!". И пойдут они атутать правительство, ибо и в самом деле кожа салатовая, чой-то подозрительно, в эту косточку стоит вцепиться.
  Китаро уставилась на Шизуку с открытым ртом, словно впервые видела такую подругу. Та же вынула из чемодана беспроводные наушники и стала орудовать с блевальником.
  - Так откуда тогда мроки? - быстро спросила Китаро.
  - Без понятия. - Шизука нацепила наушники и легла на сиденье. - Но мне эта тема надоела, а Алисе наверняка ещё и по сердцу режет. К обеду побеспокойте, пожалуйста. - и она закрыла глаза.
  - Ох, прости, Алиса. - Китаро испуганно повернулась к подруге.
  - Всё в порядке. - улыбнулась та. - А теперь прости, я воспользуюсь Шизукиным молчанием. - и вновь окунулась в книгу. Китаро тихо посидела, а затем достала свою книгу и погрузилась в неё.
  Однако чтение так и не налаживалось. Слова подруг не давали Алисе покоя, ведь если они правы, то...
  То мама умерла жуткой смертью ни за что. Она не была угрозой, врагом, добычей, даже не вела себя неправильно. Она просто жила в той деревне - и только потому её убили. Как и Алису. Ни за что. Просто так. Они заслужили смерть просто потому, что были там.
  Алиса и в самом деле не хотела убивать. Однако если она найдёт того мрока, что убил маму, и если найдёт тех, кто привёл его туда... то не знала, что тогда сделает.
  В глубине души девушка надеялась, что этого никогда не произойдёт.
  
  Шизука, похоже, заснула по-настоящему, а там вскоре и Китаро задремала. Алиса им не мешала, благо всё же сумела сосредоточиться на чтении. Электричка мирно гудела, из соседних отсеков не доносилось ни звука даже когда девушка всё же воспользовалась ночным горшком, минут пять пытаясь устроиться так, чтобы оказаться вне камер.
  К обеду обе проснулись, однако после еды и небольшой болтовни вновь завалились спать. Да и Алиса почувствовала сонливость, так что открыла верхнюю полку, забралась туда и тоже уснула.
  Разбудило её осторожное потряхивание: удлинённая рука Китаро елозила рядом, а снизу доносился старавшийся быть громким шёпот хозяйки:
  - Алиса, просыпайся. Похоже, у нас проблемы.
  - Что? - сонно сказала та, и только тут поняла, что электричка стоит. - Мы приехали?
  - Если бы. - ответила Китаро, возвращая руке нормальную длину. Алиса осторожно спустилась вниз, и в процессе посмотрела за окно.
  Темень - причём далеко ночная. А приехать они должны были утром. Ещё одна станция - но Китаро встревожена, да и Шизука, уже без наушников, сидит и смотрит в сторону двери.
  - Мы когда остановились, то думали, что ненадолго. - продолжала шептать Китаро. - А затем всё стоим и стоим, в чистом поле, а затем электричку качнуло и мы вроде как слышали, будто что-то взорвалось.
  - И что? - с Алисы мигом слетел весь сон.
  - И ничего. - Китаро испуганно смотрела на дверь. - Через неё тут ничего не слышно, а взрыв через окно услыхали. Да и не взрыв... хлопок.
  Алиса не знала, что сказать - она никогда не слышала взрывы. Шизука тоже молчала и смотрела на дверь.
  Все трое понятия не имели, что делать. Открывать дверь было страшно, а сидеть и ждать мучительно. Снаружи не доносилось ни звука, электричка по-прежнему стояла, и ожидание выматывало.
  - Слушайте. - наконец заговорила Шизука. - Нам этот цирконий все звуки заглушает. Давайте я подойду, осторожно открою и мы вслушаемся. Совсем немного приоткрою, а если сюда какая лапа когтистая потянется, то сразу закрою. Или ты, Алиса, лапу приморозишь.
  Возражений не встретила - и Алиса, и Китаро с ней согласились и приготовились морозить возможную лапу. Шизука аккуратно взялась за ручку, вдавила кнопку и осторожно приоткрыла дверь.
  Ворвавшаяся внутрь какофония мигом заставила её захлопнуть обратно. Но даже секундного фонтана до ужаса знакомых звуков хватило Алисе для того, чтобы отшатнуться и свалиться на сиденье.
  - Мроки! - вырвалось у неё, и Шизука отскочила от двери.
  - Остановили электричку с военными? - недоумённо спросила Китаро, но девушки не собирались разбираться; Шизука вместо двери подскочила к окну и вгляделась наружу.
  - Никого. - наконец сказала она. - И ничего. Алиса, попытайся как-нибудь, не знаю, свою магию применить.
  - Да... хорошо. - Алиса кивнула. Она видела, что подруги напуганы, особенно Китаро, но пытаются держаться молодцом.
  Их всех готовили к тому, что рано или поздно придётся столкнуться с мроками. Вышло рано, раньше, чем кто-либо ожидал, но если они начнут реветь в первом же сражении, то больше ни на что не будут способны.
  Если выживут.
  Лучше бы это сражение до них не добралось.
  Ладно, об этом потом. Применить магию. Как она может применить магию? Разбить окно, создать водную сферу и укатить всех троих в небо, подальше от всего? Алиса уже хотела так сделать, но вспомнила слова Хиратако о возможном воздушном нападении и начала впадать в отчаяние.
  Что делать, что делать, что дела...
  - Твою мать! - заорала Шизука, отскакивая теперь от окна, а в следующую секунду оно разбилось и шестипалая рука в шрамах от ожогов схватилась за раму. Мешкать было нельзя, и Алиса ударила потоком воды.
  Тот снёс было залезшего в окно мрока, однако на его место прыгнули сразу два. Алиса ударила вновь и вновь; Китаро с Шизукой встали за ней и вооружились чемоданами - больше нечем. Вода смывала мроков, но всё новые рожи в жутких ранах, волдырях, гнойниках лезли в окно, и девушка поняла, что долго так не продержится. С выносливостью у неё тоже было не очень... да с чем вообще у неё хорошо?
  Уничижающие мысли прервал град выстрелом за окном, смешавшийся с диким, неотличимым от человеческого воем мроков. Вскоре пальба утихла и знакомый голос крикнул:
  - Девушки, живо выпрыгивайте, без вещей!
  Все трое даже не стали задумываться, дружно рванув на голос Хиратако и выпрыгнув из окна прямо в подставленные руки солдат. Небольшой отряд топтался в образовавшейся от воды Алисы грязи, где плавали трупы мроков.
  - Все целы? - Хиратако быстро осмотрел их. - Идти можете? Тогда уходим. Сората, Изумо, Кантейки, если девушки устанут - поддерживать, да хоть тащить на себе! Наша задача - доставить их в академию Сэнгецу живыми и невредимыми! Всем ясно?
  - Так точно! - крикнул единый хор.
  - Тогда идём. - и группа во главе с Хиратако направилась в сторону видневшейся неподалёку вышки связи - прямого указателя на деревню.
  Прошли они не более пяти минут, после чего Алиса оглянулась на электричку и даже в ночной тьме увидела, что та стоит недвижимо, а кабина управления разворочена взрывом. И более ничего, кроме приближающейся стаи мроков, многие из которых по-звериному бежали на руках и ногах, приближаясь страшно быстро. Солдаты заметили их раньше, тут же по приказу выстроились полукругом, закрывая девушек, и открыли огонь.
  Первые ряды мроков смело лавиной пуль, но их было слишком много и они были слишком быстры, так что уже через несколько секунд врубились в солдат. Кровь брызнула во все стороны; Алиса попыталась хоть что-то сделать, но один из мроков попросту схватил её и потащил за собой, не обращая внимания на визг и попытки высвободиться.
  Впрочем, визгом маг немного сконцентрировала себя и выбросила полосу льда в тащившего её мрока. Тот отпустил девушку, и она мигом бросилась бежать сама не зная куда, лишь бы подальше...
  Её схватили вновь и вновь поволокли. Алиса опять сконцентрировалась, но тут на пути её головы, видимо, встретился увесистый камень.
  Потому что далее были лишь острая боль и тьма.
  
  
  Очнулась Алиса от жутко неудобного ощущения. Спину немного ломило, и она лежала на чём-то твёрдом и колющем. Маг повернулась - и рухнула лицом на каменный пол, благо тот был совсем близко. Девушка охнула, потерла ушибленный нос и огляделась.
  Она была в камере - небольшая каменная скамейка, с которой и навернулась, дыра в углу и всё это отгорожено полуовалом металлических прутьев от огромного коридора со множеством массивных стальных дверей, каждая из которых выводила к своей камере. Все они были пустыми. А на потолке, словно насмехаясь над несовременной обстановкой, сиял огромный светодиод, заливающий всё видимое ему настолько ярким жёлтым светом, что поднимать взгляд было больно. Алиса и не смотрела туда, пытаясь понять, где она.
  Абсолютно точно не в академии. Её... тащили мроки и... ударили или что, отчего потеряла сознание. Голова при этом совсем не болела - видимо, исцелилась за это время. И теперь она неизвестно где и... почему-то жива.
  Алиса вспомнила слова подруг о том, что за мроками кто-то стоит, а затем вспомнила и о самих подругах, после чего села на скамью и заплакала. Шизука и Китаро мертвы, можно даже не сомневаться, как и Хиратако, и остальные солдаты, и вообще все в той электричке...
  Мертвы. Просто попались под руку - как мама. Люди, которые стали ей близки, вновь погибли, и из-за чего? Из-за сил, которые она не просила? Потому что оказались рядом? И теперь ей нельзя будет даже появляться среди людей и рисковать их жизнями?
  Алиса могла бы рыдать ещё долго, но её вскоре прервали громко распахнувшейся дверью. В коридор почти напротив её камеры вышла слегка полноватая женщина с багровой кожей, короткими чёрными волосами и в белом халате, напоминающем тот, что надевала мама, когда собиралась работать.
  - Очнулась. - удовлетворённо сказала женщина. - Как ты? Голова не болит?
  - Кто вы? - спросила Алиса, продолжая сидеть на скамье и не зная, как быть. Женщина всмотрелась в неё (дверь за её спиной захлопнулась сама), после чего сама уселась на скамью между дверьми.
  - Прости, что далеко сижу, но тут звук хорошо распространяется. - её и впрямь было прекрасно слышно. - Ибо если ближе подойду, то меня фалнг захватит.
  - Кто? - не поняла Алиса.
  - Фалнг. Грибочек с Хайтера. Пока он растёт на стене над твоей камерой - ты магически бессильна и не сможешь швырнуть в меня какую-нибудь сосульку.
  Алиса недоумённо посмотрела вверх, и точно - прямо над ней, на каменной стене висело какое-то фиолетовое пупырчатое образование.
  - Меры безопасности, прости. - виновато сказала женщина. - Зато сейчас сможем нормально поговорить. У тебя ведь наверняка куча вопросов, так?
  - Так. - Алиса попыталась устроиться поудобнее.
  - Что ж, первым делом представлюсь. - женщина откашлялась. - Меня зовут Фиокса. Я уроженка Хайтера, но выросла в Наймоне. По личным обстоятельствам, так сказать. Маг, умею зажигать небольшой огонь. - в доказательство она подняла правую ладонь, которая тут же запылала. - В данное время занята одним секретным делом, о котором и хочу с тобой поговорить.
  - Очень приятно. - Алиса решила быть ответно вежливой. - Меня зовут Алиса, я... - вежливость вежливостью, но что именно можно сообщить? - Я тоже маг. Управляю льдом.
  - Льдом, водой, лечишь себя и других. - кивнула Фиокса. - По осторожным прикидкам, имеешь все шансы быть сильнейшим магом Наймона на текущий момент. Соответственно, очень важная фигура, которую каждый захочет использовать в своих целях.
  - И как вы планируете меня использовать? - рискнула спросить Алиса. Женщина тяжело вздохнула.
  - Никак не планирую - грустно сказала она. - Я хочу, чтобы ты помогла мне. Помогла искренне, как твои подруги.
  - Они живы? - Алиса мигом слетела со скамьи и прижалась лицом к прутьям.
  - Живы, разумеется. - улыбнулась Фиокса. - И уже помогают мне.
  - Можно с ними увидеться?
  - Через несколько часов, сейчас они заняты. А если ты согласишься помогать мне, то сразу пойдём к ним.
  - А если не соглашусь?
  - Останешься тут, пока не согласишься.
  Фиокса сказала это настолько спокойным тоном, что Алиса даже испугалась и отошла обратно к скамье.
  - Не нужно так бояться. - похоже, женщина это заметила. - Но я не могу тебя отпустить, ты мигом расскажешь всё властям. Поэтому будешь сидеть тут, пока не согласишься мне помогать. А когда начнёшь помогать - выйдешь самостоятельно и с истиной, которая перевернёт мир.
  - О чём вы?
  - Если расскажу, то ты точно никуда не выйдешь отсюда. Поэтому я расскажу. - женщина улыбнулась мило, но Алиса почувствовала новый приступ страха.
  Ей попросту не оставляли выбора. И точно пытались во что-то втянуть. Алисе захотелось вернуться назад во времени и жить вместе с мамой, не получать силу, не втягиваться во всё происходящее... но она не могла.
  - Расскажите.
  - Начну немного издалека - Мацуранский инцидент. Он показал, что Наймон уязвим ко внезапным нападениям из других миров. Это и так было ясно, но после стольких погибших вопросом занялись всерьёз. - Фиокса даже оперлась на стену, устраиваясь поудобнее. - Именно тогда появились отряды быстрого реагирования, способные долететь до любой точки максимум за пять минут и там держать оборону до прибытия подкрепления. Но это было не единственным успехом, предполагалась разработка самой возможности предсказывать проходы между мирами. И оказалось... что лучше всех с этим справляются живые существа.
  Фиокса как-то неожиданно обмякла, Алиса даже успела испуганно подумать, что та сейчас потеряет сознание. Но женщина всё же продолжила:
  - Я не думаю, что это задумывалось специально. Время уходило, большие задницы подгоняли, использовали магию и технологии... и именно так из преступника получилось существо, которое ты знаешь под именем "мрок".
  - То есть это человек? - Алиса вспомнила беседу подруг в поезде. Они сами не подозревали, как близко подобрались к истине...
  - Люди. - поправила Фиокса. - Я сама не верю, что это произошло, но ответственным за это понравилось то, что они сделали. И они перевоплотили в мроков ещё пару десятков людей. Искалечили их тела, разумы, души... я не знаю, чего они хотели добиться, но получились безумные, страдающие существа, которые тянутся к проходам между мирами. Настолько безумные, что их попросту не смогли использовать и хотели просто уничтожить, но мне удалось спасти всех и собрать тут.
  - Где?
  - Тут. - махнула рукой Фиокса. - В моей личной крепости, если позволишь. Я отсюда практически не выхожу, ибо все мроки уже тут, и занимаюсь исключительно ими.
  - Все мроки? - спросила Алиса.
  - Ну да. - девушка посмотрела на удивившуюся Фиоксу и аккуратно спросила:
  - Все два десятка?
  - Да. А что?
  - Просто в мире существуют сотни мроков. И они нападают на деревни. Они... - девушка невероятным усилием сдержала слёзы. - ...убивают людей.
  - Не может быть. - твёрдо заявила Фиокса. - За мроками ведётся круглосуточное наблюдение. Ни один из них не покидал стены крепости. И тем более их не может быть сотни, ведь тогда... кто-то попросту искалечил сотни людей.
  Какое-то время они просто молча смотрели друг на друга. А затем Алиса тихо спросила:
  - Почему их назвали мроками?
  - Мировые ходоки. - ответила Фиокса. - Сокращённо мроки. Предполагалось, что они могут проходить между мирами даже без порталов, но не вышло. И хорошо, иначе бы их в других мирах попросту убили, а здесь я надеюсь им помочь.
  - Но они убивают людей!
  - Мроки не могут никого убить. Разве что как-то случайно получится.
  - Случайно?! Они убили мою маму!
  Фиокса спокойно посмотрела на вскочившую Алису и так же спокойно сказала:
  - Я не знаю, кто или что убило твою маму, но это точно не мрок. Возможно, вы называете мроками какую-то другую тварь. Если ты поможешь им, то увидишь, что они не могли кого-то убить.
  Алиса в очередной раз опустилась на скамью и тихо сказала:
  - Дайте мне подумать, пожалуйста.
  - Хорошо. - не стала спорить Фиокса. - Если тебе что-то понадобится, то просто скажи этой двери, а там я узнаю. И да... извини за такие неудобства, но где растёт гриб - туда и посадили. Сейчас принесу тебе еду и что-нибудь для туалета. До скорого. - она поспешно вышла в открывшуюся дверь, а Алиса растянулась на скамье и обхватила голову руками.
  Что здесь вообще происходит?
  Мроков не сотни, а два десятка. Все они не покидали этих стен. И никого не убивали.
  Но... ей ведь лгут, так? Эта Фиокса, она лжёт. Потому что если не мроки, то... кто? И сколько же тогда всяких монстров в Наймоне?
  И что бы сказала мама? Она старше, умнее, наверняка бы смогла понять, что происходит. Но больше не сможет. Никогда не сможет. И Алиса даже не знает, кто в этом виноват.
  Девушка вновь заплакала, но на этот раз никто не пришёл, даже обещанную еду не принесли.
  
  Пришли через несколько часов сразу и Шизука, и Китаро - первая, узнав, что Алиса ничего не ела, тут же кинулась обратно и стала что-то вопить, после чего притащила нагруженный поднос.
  - Прости, но тебя боятся. - виновато сказала она, просовывая еду через прутья клетки. - Боятся, что в теории ты можешь всё тут разнести.
  Алиса лишь промычала в ответ, вцепляясь в хлеб.
  - И прости Фиоксу. - добавила Китаро, без проблем усевшаяся прямо на каменный пол у клетки. - Она вышла от тебя, получила сообщение о прогрессе в состоянии здоровья и всё забыла. Очень уж увлечена.
  - Девочки, что здесь происходит? - Алиса быстро запила хлеб переданным квасом. - Я уже ничего не понимаю.
  - Да мы тоже не особенно. - Шизука уселась рядом с подругой. - Мроки меня вырубили сразу, Китаро тоже. Очнулись в шикарных постелях, я успела подумать, что умерла и попала в рай, а потом пришла Фиокса и рассказала про то, что она тут собрала мроков и лечит, понятия не имея, о каких чудовищах мы рассказываем. И тебе так сказала, да?
  - Мы обсудили это, когда она нас оставила, и не поняли, что делать. - продолжила Китаро. - Поэтому решили согласиться помочь ей, а там как видно будет. И знаешь, Алиса... - обе как-то одновременно содрогнулись. - Это мроки. Это те самые мроки, что мы встречали, точно так же выглядят. И они действительно безобидные, и... их очень жалко.
  - Но как такое может быть? - тихо спросила Алиса. - Как тут может быть два десятка безобидных мрока, а за этими стенами сотни опасных?
  - Честно говоря, Фиокса... несколько не от мира сего. - ответила Шизука. - Так что не стоит опираться на её слова. Но... это всё очень странно. И потому, Алиса, помоги ей. Ты со своей магией сможешь понять, действительно ли мроки бывшие люди. Ибо если так - мы должны им помочь и втроём разобраться, что происходит и чем это угрожает Наймону.
  Обе девушки были абсолютно серьёзны, и вновь вгрызшаяся в хлеб Алиса не могла не признать их правоту. Они - маги, одни из немногих магов своего мира, а лично её ещё и называют одной из сильнейших. Разбираться с возможной проблемой, пусть даже такой странной - их задача. Даже если придётся работать с таким странным человеком, как Фиокса.
  - Помогу. - кивнула Алиса.
  - И ещё. - добавила Китаро. - Фиокса почему-то убеждена, что мы вдвоём притащили тебя к её крепости. Мы сами ничего не понимаем, ибо очнулись уже тут, потому... не поднимай тему, ладно? Я сама этим займусь, есть одна мысль.
  - Хорошо. - думать ещё и об этом было бы слишком для её головы.
  - Тогда сейчас мы скажем Фиоксе, что тебя надо выпускать. - Шизука распрямилась и мрачно взглянула на гриб. - И сразу отведём в комнату. Перестраховщица, тоже мне...
  
  Дальше всё прошло спокойно. Фиокса мигом выпустила Алису и вся рассыпалась в извинениях, а Шизука и Китаро проводили её до роскошной комнаты - в одной только кровати можно было утонуть. Сюда же подруги доставили настолько огромный ужин, что Алиса непроизвольно подумала, на какие же деньги живёт Фиокса.
  - Богатая наследница, скорее всего. - пожала плечами Шизука, тоже устроившаяся у подноса и аккуратно перебирающая фрукты. - Она же с Хайтера, а там полно богачей. Меня больше интересует как человека с Хайтера допустили к такому секрету Наймона.
  - Она сказала, что выросла в нашем мире. - ответила Алиса, даже немного уставшая есть.
  - Мда? Всё равно странно.
  - Слушайте, у меня уже голова от всего этого болит. - устало сказала Китаро. - Мы живы, целы, здоровы, давайте на этом всё. Завтра во всех интригах разберёмся. И Алиса. - она поморщилась. - Завтра мы пойдём к мрокам. Постарайся... быть аккуратнее, хорошо? Не замораживать всех.
  - Будто я всегда это делаю. - улыбнулась Алиса, слегка разряжая атмосферу.
  Однако мысль стоила обдумывания. Если их приведут в ловушку... то придётся драться.
  Уже в кровати Алиса попробовала создать ледяной клинок на запястье. Обычно после этого вся рука оказывалась в воде и долго отогревалась, но сейчас ледяной зуб возник неожиданно легко и просто.
  Вряд ли она сможет им ударить... против мрока так вообще бесполезно. Но хоть что-то.
  А пока что попытаться уснуть.
  
  
  Спала она слишком плохо для роскошной кровати. Во сне девушку кто-то звал, манил к себе, обещал, умолял... а она и рада была ответить, но когда глядела в сторону говорившего, то видела лишь яркий свет. И почему-то знала, что нужно его увидеть, добраться, поговорить...
  Её невыспанность отметила даже пришедшая будить Китаро.
  - Алиса, сама себя хотя бы водой облей. - встревоженно сказала она, похлопывая подругу по щекам. - Если ты в таком виде придёшь ко мрокам, то совсем ничего не разберёшь.
  Маг согласилась с ней и сонно потащилась в обнаруженную ещё вчера огромную ванную, где наконец сумела освежиться и прийти в себя.
  Мроки. Ужас её и всего мира последнего года - которому она теперь должна была прийти на помощь, если считать, что всё творящееся не дурной сон. Но если их действительно сотворил Наймон... и если...
  Так, ладно, Алиса. Сначала посмотрим на мроков, а потом уже разберёмся, ибо на сонную голову ничего не выводится.
  
  Позавтракали они вместе с Фиоксой - причём та свой халат нисколько не снимала, однако и грязным тот не выглядел. Даже несмотря на то, что хозяйка во время еды активно говорила.
  - Сегодня мы будем на втором уровне. - говорила она, вгрызаясь в завитые конструкции из теста, сыра и мяса. - Там относительно лёгкие варианты, которым я точно смогу вернуть разум. Посмотрите, что именно происходит, а там и на высшие уровни допущу, если всё хорошо пойдёт. Алиса, вы ведь вроде специализируетесь на лечении?
  - Не специализируюсь. - ответила девушка, после вчерашнего обжорства предпочетшая чай с парой бутербродов. - Просто умею лечить. Но только раны, безумие не смогу.
  - Не сможете или не пытались?
  - Не пыталась. - призналась Алиса. - Но ни одно безумие не лечится магией, я читала об этом. Даже технологии лишь дают надежду.
  - Не такую уж и слабую надежду. Технологии Наймона - да, но если совместить их с технологиями Конгломерата или не входящих в него миров...
  - Договор о разделённом техническом развитии же.
  - Ну... да. - поморщилась Фиокса. - Отменять его надо бы уже, из-за этого куча проблем с перевозом оборудования, приходится даже контрабандно...
  - Фиокса, можно вас спросить? - Алиса даже отставила чашку.
  - Да, конечно. - кивнула та.
  - Фиокса, во что мы вляпываемся? Вы явно вне закона, это даже без упоминания контрабанды было ясно. Говорите о секретном проекте Наймона, с последствиями которого разбираетесь, но ни словом ни обмолвились о том, кто вы были в этом проекте. Живёте на невероятно огромные деньги, но откуда они? Поймите меня правильно, я верю вам. - Алиса заговорила быстрее, опасаясь, что её прервут. - Но я не хочу после всего этого иметь проблемы с законом, хотя мне уже кажется, что их не избежать.
  - Алиса, я понимаю ваши опасения, но у вас не будет проблем с законом. - спокойно сказала Фиокса, когда девушка выдохлась и потянулась промочить горло. - Вы очень важные особы, важные для мира в целом. Магов прощали и за большее, особенно вашего уровня силы и с вашими последующими объяснениями. Не говоря уже про то, что общество будет на вашей стороне.
  - Просто я хотела бы знать...
  - Тоже понимаю, но многое тут не только моя тайна. - на этот раз Фиокса прервала её. - Максимум, что могу сказать... проблема мроков беспокоит не только меня. Есть и другие люди, готовые вложиться в это дело. В том числе потому, что сама возможность вылечить безумие открывает слишком много дорог для того, чтобы отворачиваться. Вы ведь понимаете это, Алиса?
  Алиса кивнула - она всё это понимала. Как понимала и то, что ничего внятного ей не скажут. Шизука и Китаро тоже молчали и ничего не говорили - очевидно, успели понять всё заранее и смириться с отсутствием ответов.
  Как, видимо, придётся смириться и ей.
  
  После завтрака Фиокса выдала всем девушкам точно такие же халаты, что на ней.
  - Они заговорены. - пояснила она из-за двери раздевалки. - От грязи, пыли, прорезов, кислот, крови и всего подобного. Чтобы не пачкаться в процессе и не получать травмы. Мроки безобидны, но лучше так.
  Алиса не слушала её, а смотрела в зеркало. Девушка в белом халате отражалась в полный рост и при взгляде на себя вновь и вновь вспоминала маму.
  Маму, которая носила такой же халат, и он ей ничем не помог. И сейчас Алиса видела её в зеркале, маму, которая всегда была добра к ней, покупала и советовала книги, иногда что-то напевала и была полностью довольна жизнью. Довольна, пока не пришли мроки и не прервали эту жизнь.
  И вот теперь Алиса должна была идти к мрокам и вместо мести помогать им. Мести... она вновь посмотрела в зеркало и попыталась представить маму, требующую мести. Требующую убить.
  Не получалось. Много кто после такой смерти потребовал бы мести - но только не мама. Особенно в ситуации, когда неизвестно, кто именно виноват.
  - Потому сейчас ты, Алиса, пойдёшь и начнёшь разбираться так, чтобы никто не пострадал. - сказала она сама себе. Переодевающиеся рядом Шизука и Китаро удивлённо взглянули на неё, но маг впервые не обратила на них внимания.
  
  Второй уровень располагался этажом выше раздевалки. Весь путь до него был облачён в камень - голые стены, лестница, окно наружу, слишком высокое для того, чтобы в него посмотреть - но затем они добрались до двери из циркония, и вся дальнейшая дорога пролегала среди этого металла.
  На что все четверо совершенно не обращали внимания. Взгляды были прикованы к просторным, прекрасно оборудованными и отделёнными от коридора прочнейшим стеклом секциями, в которых сидели мроки.
  Это точно были мроки - похожие на людей, с салатовой кожей, у многих частью скрытой огромными ранами, гнойниками и нарывами. Кто-то из них сидел прямо на полу (с подогревом, как пояснила Фиокса), кто-то лежал, кто-то ходил туда-сюда, как по прямой, так и сложными зигзагами. Пришедших замечали кто как - некоторые остановились, один и вовсе подбежал к стеклу с широкой ухмылкой, но большинство проигнорировало.
  - Десятеро. - сообщила Фиокса, когда они добрались до следующей двери и развернулись. - Самых лёгких, которые реагируют на внешние раздражители, которые относительно адекватны и с которыми можно работать без повышенного ожидания проблем. Номер семь вообще неплохо себя чувствует. - она показала на мрока, по-прежнему стоявшего у стекла. Теперь, когда Алиса вгляделась в него пристальнее, можно было сказать, что он и выглядит неплохо - никаких струпьев или ожогов, только почти заживший шрам от левого уха к подбородку да жутко выглядящая ухмылка.
  - Он так всё и улыбается. - тихо прокомментировала Китаро.
  - На него воздействовали электричеством. - пояснила Фиокса Алисе. - И повредили нервы, причём сильно. Сейчас, после курса фиоксата-два он ещё нормально выглядит, а что было год назад... - она покачала головой, подошла к стеклу и набрала на выдвинувшемся пульте короткую команду - причём мрок наблюдал за этим, ни на секунду не теряя ухмылку. Не потерял он её и когда из потолка выдвинулся металлический щуп с поблескивающей на кончике иглой, завис на мгновение - а затем молнией вонзился в мрока, через пару секунд вытащил иглу и вновь скрылся в потолке.
  - Сегодня я вам объясню, что да как. - сказала Фиокса, переходя к следующей секции, где мрок выглядел куда хуже, но при этом спокойно спал. - Пока просто наблюдайте, если есть что спрашивать, то спрашивайте. - и вновь набрала команду на пульте.
  
  На другие уровни Фиокса их не пустила - заявила, что пока ещё не готовы, и ушла одна через следующую дверь. Когда та открылась, то доносившиеся оттуда жуткие вопли убедили девушек не настаивать. Тем более что без работы не остались: Фиокса попросила их заносить в регистратор все странности в поведении мроков. А когда Алиса посмотрела на мрока, вырисовывающего пальцем на стене сложный узор, и попросила уточнить про странности, то так и сказала - любое изменение поведения после инъекций.
  Всё изменение было в том, что скоро мроки ушли спать - не разом, но в течение получаса все легли на достаточно оборудованные, хоть кое-где и порванные кровати, и погрузились в сон. Фиокса к тому времени вернулась, понаблюдала за этой картиной со странным блеском в глазах и велела девушкам идти за ней.
  Они поднялись ещё на один этаж и зашли в кабинет академии - выглядело именно так, с восемью партами перед обширным учительским столом, причём на этот раз всё было деревянным. Фиокса мигом прошла за большой стол, там строгим голосом велела взять лежащие на партах планшеты и начать вбивать текст, который тут же стала диктовать.
  Медленно и подробно она рассказывала про фиоксат - группу препаратов, которую сама разработала и назвала своим именем.
  Всего их было пять, и каждый, вопреки общему названию, отвечал за свою область. Фиоксат-один улучшал работу сердца, фиоксат-два восстанавливал нервные волокна, фиоксат-три отвечал за восстановление зубов, фиоксат-четыре работал с почками, а фиоксат-пять наращивал кожный покров. Все эти краткие определения Фиокса развёрнуто описывала составом препарата (даже Алиса, иногда совавшая нос в рецепты мамы, не знала о большей части ингридиентов) и конкретным механизмом действия. Всё это она диктовала достаточно медленно, но монотонно, прервавшись лишь на обед - и то когда проголодавшиеся девушки осторожно попросили. Далее лекция продолжалась до вечера, после чего Фиокса сказала, что завтра они продолжат - изучат её записи по истории создания препарата и начнут обозревать шаги по созданию фиоксата-шесть.
  - По крайней мере, она не притворяется исследователем. - проворчала Шизука, выходя из кабинета в сторону ужина, который уже был накрыт. Фиокса последовала за ними и уже за столом попросила извинить её.
  - Мне просто нужно, чтобы вы понимали - нам не удастся ни с магией, ни с технологиями взмахнуть рукой и всё исправить. Особенно раз Алиса такого не может. И нужно понимать, что именно мы делаем, просчитывать каждый шаг, дабы лечение не обернулось мучением.
  - Фиокса, можно ещё один нескромный вопрос? - Алиса посмотрела на стол.
  - Конечно.
  - В крепости только мы четверо?
  - Живых людей и без учёта мроков? Да. Если ты про стол, то это механизмы накрыли особые, могу показать... хотя лучше завтра. - качнула головой Фиокса. - Придите сюда на полчаса раньше и всё увидите, они по программе работают и сейчас не выедут.
  Алиса только кивнула и решила сосредоточиться на еде.
  
  Уже перед сном, в кровати, она стала обдумывать происходящее.
  Фиокса не врёт - либо гениальный и подготовленный актёр. И если бы мроки действительно были агрессивны, то попробовали бы напасть даже сквозь стекло. Или крушили всё внутри. Но они... попросту ничего не делали. Как самые обычные выздоравливающие больные, которых маг уже повидала.
  Алиса поверила бы Фиоксе, но... та утверждала, что девушки пришли к ней сами. И пусть Китаро обещала с этим разобраться, но это всё равно беспокоило. Они точно не могли прийти сами, а значит, Фиокса врёт.
  Знает, что их принесли мроки.
  Знает, что мроки ходят на свободе.
  И потому ей нельзя верить. Но и показывать это нельзя - вполне возможно, что Фиокса врёт и о живых людях в крепости. Что-то или кто-то может прятаться за циркониевыми дверьми на следующие уровни, на верхних этажах, в подвалах - где угодно! И при раскрытии обмана атаковать.
  Лучше действительно выждать, узнать больше и подумать, что делать дальше. И аккуратнее с подругами болтать - Алиса заметила камеры, нацеленные на секции мроков и снаружи и внутри. Почти наверняка такие же незаметные камеры по всему зданию, записывают и подслушивают.
  Главное чтобы их переодевания не записывали...
  
  
  Её вновь звали во сне, и вновь она шла к ярко светящемуся пятну, но не могла до него добраться. Даже не видела, кто её зовёт, но было ощущение кого-то невероятно родного, знакомого, ради кого она должна была...
  Алиса проснулась так резко, что едва не свалилась с кровати. Света не было, только полумрак, едва разгоняемый сиянием из небольшого окна наверху. Так-то она могла бы на водном хоботе или ледяном шпиле подняться туда и выглянуть наружу, но вряд ли бы это закончилось чем-то хорошим.
  Да и подозревала Алиса, что ничего путного она не увидит.
  
  Второй день мало чем отличался от первого. Всё такое же наблюдение за мроками, только на этот раз Фиокса показала, что именно она вводит на пульте. Особой ясности продемонстрированный ряд цифр не внёс, но девушки всё равно послушно записали его с прямым указанием, что в будущем им придётся вводить его самостоятельно.
  На следующий уровень их не пустили, мроки никаких улучшений не демонстрировали, лекция прошла всё в таком же стиле, Алиса больше ни о чём не спрашивала.
  Дни потянулись, но не были похожими друг на друга - Фиокса постоянно двигалась вперёд в обучении. После фиоксита они перешли к теме самих повреждений организма мроков, а на пятый день девушки уже набирали на пультах нужную комбинацию - под присмотром хозяйки, конечно же. И хотя голова у Алисы начала гудеть как на занятиях, она не могла не задаться одним вопросом - почему их ещё не нашли?
  Да, только они втроём выжили в той электричке. Но должны же быть у солдат сигналы бедствия, дополнительная подстраховка, наблюдение, деревня рядом была, однако уже почти неделя - и ничего. Алиса терялась в догадках, но с Фиоксой такое нельзя было обсудить, а с Шизукой и Китаро не получалось.
  Подруги вообще неожиданно серьёзно занялись делом - набирали команды и во все глаза следили за тем, как в мроков втыкаются иглы, а на лекциях умудрялись не только записывать, но и спрашивать непонятные места. Однако Алиса видела, что это им даётся нелегко - обе ходили с мешками под глазами, отчётливо не высыпались и открыто принимали снотворное. Заодно она узнала его название - пейсилин. Фиокса, кстати, тоже на нём сидела, однако Алиса отказалась.
  Хотя сны продолжали приходить, одни и те же - она бежит к светящемуся нечто, зовущему её, но никак не может добраться, а затем резко просыпается. Девушка совершенно не понимала, что это за сон, и даже думала пожаловаться Фиоксе - вдруг это имеет какое-то значение - но в день, когда всё-таки решилась, та взяла Алису на следующий уровень.
  Там было очень страшно. Мроков было тоже с десяток, но они не сидели спокойно и не выписывали круги, а громко выли и кричали - даже сквозь стекло пробивалось. И не только выли, но и терзали сами себя, впиваясь зубами в лохмотья на месте рук, а салатовая кожа едва пробивалась из-за слоя гноя, крови и тёмных пятен совершенно непонятного происхождения. Фиокса стала ещё серьёзнее, ещё дольше вбивала команды на пульте и ещё больше игл вонзались в мроков, усыпляя и вводя благотворные вещества.
  - Я во многом из-за них всё и начала. - устало сказала она Алисе, когда закончила с вводом и все мроки улеглись спать, хотя частью подёргивались во сне. - Когда увидала их, когда поняла, что живых людей превратили в... такое... то решила исправить любой ценой и вопреки всему.
  Фиокса прислонилась к стене, и Алиса встала рядом с ней. Мысли о том, что женщина может врать им, отступили, и она спросила:
  - Вы уверены, что сможете? Ведь если это раскроется, то наверняка захотят уничтожить и вас, и мроков.
  - Знаю. - спокойно ответила Фиокса, поправляя халат. - Но не бойся, крепость под надёжной защитой. Очень надёжной. А мои союзники прикроют.
  - Кто они?
  - Прости, не скажу. И лучше не думай об этом, твоя задача - помочь им. - Фиокса кивнула в сторону секций. - И подготовиться к тому, что это не последний уровень.
  - Но вы же вроде сказали, что два десятка...
  - Да. И на последнем уровне - самый сложный пациент. Я потому и не взяла сюда твоих подруг, завтра их приведу, что хотела сказать о нём. Он... - Фиокса несколько секунд помолчала. - Он искалечен особенно жутко. И душой, и телом. На всех остальных проводили эксперименты, но из него пытались сделать настоящую машину для убийств. И для его лечения я хотела бы, чтобы ты прикоснулась к нему и воспользовалась своей магией.
  Она ненадолго замолчала, предоставляя Алисе шанс переварить слова. Прикоснуться к мроку, излечить его... она за последние дни успела понять, что эти мроки лишь внешне схожи с теми, но всё равно на сердце стало неприятно. Пускай и должна.
  - Ещё, Алиса. - продолжила Фиокса, пристально взглянув на девушку. - Я тут подумала над вашими словами о сотнях мроков, которые убивают людей. Сначала действительно считала, что привираете, извините, но сейчас... вы уверены абсолютно точно?
  - Собственными глазами. - тихо ответила Алиса.
  - Тогда может... тогда это плохо. - Фиокса тоже сбавила тон. - Если кто-то возобновил создание мроков, похищает людей сотнями, уродует, выпускает... я должна вмешаться хоть как-то!
  Огонь неожиданно зажёгся прямо у неё на волосах - Алиса даже испуганно отшатнулась. Но тот горел безо всякого ущерба для хозяйки, которая сжала кулаки и бормотала:
  - Сотни людей... сотни людей, в таком кошмаре... и ведь наверняка найдут повод, наверняка... Алиса, вы мне верите?
  - Да. - Фиокса спросила слишком резко для иного ответа.
  - Хорошо. - женщина даже чуть улыбнулась. - Потому что я хочу верить вам, Алиса. Я ещё до всего этого мечтала о том, чтобы заручиться поддержкой сильного мага из Наймона, и сейчас, когда мечта может сбыться... когда с вашей помощью удастся рассказать всем, что происходит...
  - Как императорская семья пошла на такое? - тихо спросила Алиса.
  - Не думаю, что вся семья знает. Возможно, только император и в курсе. И Алиса, я вас сейчас удивлю... но я понимаю тех, кто творил это. Шла война с Шеерпалом, она не казалась выигрышной заранее. Многие боялись за судьбу Наймона как независимого мира, не говоря уже про сохранение Конгломерата, и в таких условиях сделать пару десятков преступников мроками, способными дать преимущество и защитить мир... это выглядело неплохим решением. Однако теперь, когда проект потерпел неудачу, когда мроки просто-напросто безумцы, никто... никто не понёс наказания. Не взял ответственность. - Фиокса тяжело посмотрела на подёргивающихся во сне мроков. - И я всегда считала это самым страшным, когда проступок остаётся безнаказанным или даже оправданным. То есть понимаете, Алиса... убийство страшная вещь, но куда страшнее его оправдание, одобрение и отсутствие раскаяния. Война ужасная вещь, но ещё ужаснее если её воспевают, называют великой, грозятся повторить победу или отомстить за поражение. И... превращение людей в исковерканное нечто ужасно, но когда никто не несёт наказания, не пытается исправить, не кается в произошедшем, и история скорее запомнит их как выдающихся деятелей, умолчав о случившемся...
  Фиокса немного помолчала, со всё возрастающей грустью продолжая рассматривать мроков, и продолжила:
  - Я была причастна к проекту. Однако не сразу узнала и до сих пор не понимаю, какой именно вред причинила. И... больше никто не желал хоть как-то компенсировать, излечить, рассказать... только я. Потому и решила помочь мрокам, ибо... больше никто не станет.
  Обе они ещё помолчали - Алиса смотрела в пол и думала о том, что её сомнения по поводу Фиоксы с каждым днём рассеиваются всё больше. Та, может, и солгала об их приходе сюда, но выглядит слишком искренней и искренне же хочет помочь мрокам.
  Пожалуй, Алисе имеет смысл в свою очередь помочь ей.
  
  Лекция началась не с очередного рассказа о нервной системе - вместо этого Фиокса какое-то время просто смотрела на ожидавших девушек, а затем неожиданно спросила:
  - Вы ведь знаете о Четверых?
  Те недоумённо переглянулись, а затем Шизука осторожно сказала:
  - Все знают.
  - И смысл знаете? - продолжила Фиокса.
  - Да. Добро, сила созидания. Зло, сила разрушения. Порядок, сила сохранения. Хаос, сила изменения. Четыре силы, что направляют человека и определяют его бытиё. Вера в Четверых основана на том, что в мире существуют воплощения всех четырёх сил в образе людей, распространена в Конгломерате. - Шизука проговаривала всё это осторожно, словно боялась, что Фиокса вцепится в неё за малейшую ошибку. - Ещё что-то?
  - Нет, спасибо. - кивнула та. - С одной поправкой - в образе не людей, а предметов. Четырёх реликвий, обладающих невероятной мощью и несущих в себе сущность своих сил. Реликвия создания - Кинжал Добра. Реликвия разрушения - Посох Зла. Реликвия сохранения - Кольцо Порядка. И реликвия изменения - Нечто Хаоса.
  - Нечто Хаоса? - теперь спросила Китаро.
  - Никто не знает, что оно и как выглядит. В отличие от трёх других реликвий, Нечто Хаоса не находили и не применяли. Можно только считать по аналогии с остальными, что оно существует - и находится на Хайтере.
  - Получается, кинжал, посох и кольцо на Наймоне, Шеерпале и Эмилионе соответственно? - тихо подытожила Алиса.
  - Да. И потому... - Фиокса молчала долго, сцепив руки за спиной в замок и приходя к решению. - Я хочу попросить вашей помощи. Всех троих. Если вы согласитесь, то мы в ближайшее время отправимся на Шеерпал в поисках Посоха, ибо у меня есть некоторые зацепки. Почему Шеерпал? - предупредила она вопрос Шизуки. - Потому что у меня есть там контакты, есть определённые зацепки, как сейчас сказала, есть в какую сторону копать. Единственное что плохо - реликвия должна даться в руки, а она может и не сделать этого. Ей потребуется определённый человек, и его придётся искать. А теперь к тому, почему именно Посох. - Фиокса зашагала как во время лекции, девушки на всякий случай даже начали печатать. - Нечто Хаоса неизвестно где и что, возможно, его вовсе не удастся найти. След Кольца тоже теряется, и пока ничего не удалось нарыть. А Кинжал... - Фиокса вновь сцепила руки за спиной и какое-то время помолчала. - Кинжал уже у меня.
  Она остановилась и взглянула на девушек, а те просто не знали, как реагировать. Вещь-воплощение одной из четырёх сил у Фиоксы? В этой крепости?
  - Именно поэтому никто из тех, кто хотел бы скрыть следы существования мроков, не может нас найти. - сказала Фиокса. - Именно поэтому лечение идёт успешно, даже если вы этого не замечаете. И поэтому же вообще стало возможным это лечение - Кинжал. Но теперь, с вашими рассказами о том, что творится в мире, о ваших мроках, которые сжигают деревни... Кинжала будет недостаточно для того, чтобы остановить это. Нужны другие реликвии, нужен Посох - воплощённое разрушение, способное уничтожить тех, кто направляет ваших мроков. - Фиокса вновь взглянула на девушек. - Я обещаю применить эти реликвии только для исцеления мроков и искоренения самой возможности сотворить их вновь. Больше ни для чего, клянусь вам. И когда справлюсь - спрячу реликвии так, чтобы их добыли с максимальными сложностями. Вы ведь... поможете мне?
  Впервые её тон сменился на умоляющий, и девушки вопросительно переглянулись.
  - Можно мы обсудим это? - спросила Шизука. - Всё же непростое решение.
  - Да, конечно. - кивнула Фиокса. - А сейчас, пожалуй, мы ещё сможем поговорить о мозжечке...
  
  - Кто что думает? - спросила Шизука, когда они перед сном зашли в комнату Алисы поболтать об услышанном. - Ибо я ни на грош ей не верю. Одно дело Четверо и всякие реликвии, которые их воплощают или как там она сказала. - девушка бухнулась на кровать и тут же растянулась. - И другое искать их.
  - А ещё она ничего не показала. - Китаро села прямо на пол, разве что подушку к себе подтащила. - Одни обещания. У меня есть крутой артефакт, у меня есть следы к крутому артефакту, я приглашаю вас на веселье. Она могла сейчас попросту наложить грибов в мускану, думая, что три дуры тут же соблазнятся путешествием за волшебными предметами для спасения мира. Прям "Три голодных мышонка".
  Алиса села в ногах лежащей Шизуки и задумалась. Подруги абсолютно правы, и нельзя забывать о том, что Фиокса уже абсолютно точно им врёт, но...
  Но сейчас она продолжала видеть полноватую усталую женщину в белом халате, которая смотрит на страдающих людей с неподдельной болью во взгляде и говорит, что сделает всё для их спасения.
  - Я помогу ей. - сказала Алиса. - Помогу. Девочки, простите, я сама не очень верю, но... если Фиокса действительно хочет использовать эти реликвии для того, чтобы остановить мроков, то мы должны помочь ей в любом случае.
  - Так вот чего и говорим, что для этого ли. - протянула Шизука. - Хотя знаешь, ты права. Мроки важнее. - Она даже села на кровати и потрепала Алису за щёку. - А на Шеерпале, если что, и сбежать недолго. После всех этих затыков с войной обидеть жителей Наймона они не осмелятся. Особенно магов, у одной из которых папа во дворце работает.
  На этом в итоге и порешили, после чего уже поболтали не об серьёзных делах. Внутри крепости не работала сеть, блевальники не выходили в Цулинг - а у Шизуки там была вся музыка, поэтому её недовольные стоны пришлось выслушивать полчаса.
  Ночью приснилось всё то же самое.
  
  
  Фиокса, услышавшая за завтраком от Алисы об их согласии, прямо расцвела - и тут же посмурнела в ответ на просьбу показать Кинжал.
  - Я понимаю, что вы без него мне не поверите, но... это фактически сердце крепости. Без него ничего не будет работать, и... я просто не могу.
  Алиса не стала настаивать. А после обеда, когда к воющим мрокам пришли они все, возражений против помощи Фиоксе сразу стало меньше.
  Так прошло ещё два дня, и за это время тема особо не поднималась. Разве что Алиса чуть позже спросила, что Фиокса собирается делать с мроками, и та сказала, что её есть кому заменить. Лекции стали ещё дольше, женщина словно спешила выдать как можно больше информации, тем более что использовала не только фиоксит, но и другие препараты, уже не её изготовления - однако всё равно считала нужным рассказать о них. Тема сложного пациента какое-то время тоже не поднималась, однако на третий день, когда оба уровня вновь были пройдены и уколы сделаны, Фиокса поманила Алису.
  - Сюда. - она открыла дверь, за которой скрывалась автоматическая лестница, поехавшая сразу как только обе встали на неё. Фиокса поднялась на ступеньку выше, дабы не толкаться, и тихо сказала:
  - Будь готова, хорошо? Скорее всего, он будет выглядеть спокойным, но в любую секунду может атаковать. Бояться нечего, есть чем удержать, но... будь готова.
  - Хорошо. - сказала Алиса, холодея изнутри. К какому же чудовищу её везут? В голове мигом всплыли все подозрения насчёт Фиоксы, и девушка постаралась сконцентрироваться. Если придётся драться, то хоть с каким-то результатом.
  Лестница двигалась примерно минуту, а затем остановилась перед ещё одной дверью, за которой обнаружился полный мрак. Пока Фиокса не зашла в него - и тогда мрак сменился мгновенно вспыхнувшим светом потолочных ламп, Алиса даже зажмурилась.
  - В темноте ему удобнее. Сейчас, вот сюда. - Фиокса осторожно взяла её за руку. - Вот, смотри, только осторожно.
  Алиса мигом открыла глаза, заморгала - а затем уставилась на очередное стекло.
  Оно, казалось, было толще - а наверху торчал целый кряж устройств непонятного происхождения. У дальней металлической и слегка искрящейся стены сидела огромная фигура и не двигалась.
  - Сейчас подойдёт. - добавила Фиокса, и действительно, фигура через пару минут зашевелилась, медленно встала, выпрямилась в двухметровый рост - и развернулась. Столь же медленно мрок подошёл к стеклу и уставился на Алису, а та на него.
  Огромный мужчина. Сетка шрамов на груди. Уха нет. Во лбу - один-единственный глаз, залитый гноем.
  - Совершенно слепой, но прекрасно ориентируется на запах и слух. - начала пояснять Фиокса. - Скорее всего, так и задумывалось. Есть теория, что... Алиса?
  Девушка, взаимно не отрывая взгляда от мрока, начала медленно отступать. Добралась до двери, развернулась - и бросилась бежать.
  Лестница покатила её вниз, но Алиса всё равно бежала, лишь чудом не свалившись. Она ворвалась обратно на уровни, пробежала мимо изумлённых Шизуки и Китаро и продолжила бежать, пока не добралась до своей комнаты. Там захлопнула дверь, прыгнула на кровать и сразу залезла под одеяло - но там было так темно, что девушка приподняла краешек, пуская лучики света, и заревела.
  - Мама! - крикнула она, дрожа всем телом. - Мама!
  Что здесь происходит? Что происходит? Неважно, бежать. Бежать куда угодно. Скорее. Алиса села на кровати, но тут дверь открылась и в проёме появилась Фиокса.
  - Не подходите! - девушка вскинула руки, в которых тут же засияли кристаллы льда, и женщина застыла. - Что вам от меня нужно? Чего вы добиваетесь?
  - Алиса, пожалуйста, успокойтесь. - чётко и медленно выговорила Фиокса. - Лучше объясните мне, что произошло.
  - Вы сами знаете, что! - девушка и не думала успокаиваться, вновь заревев. - Это он... он маму... зачем, почему я... почему...
  - Алиса, вы хотите сказать, что именно этот мрок убил вашу маму? - так же спокойно спросила Фиокса.
  - Да!
  - Вы уверены?
  - Да!
  - У него и в самом деле запоминающаяся внешность... - пробормотала Фиокса.
  На несколько секунд повисла тишина, а затем женщина взглянула нервно дрожащей девушке прямо в глаза.
  - Алиса, я знаю, что вы мне сейчас не верите. Я не думаю, что на вашем месте поверила бы. Но всё же, прошу вас - если вашу маму убил точно такой же мрок, то я теряюсь в догадках, потому что он не покидал пределы этой крепости. В его секции нет потайных ходов, камеры следят регулярно, Кинжал не отмечал вражеской магии.
  - Тогда что происходит?!
  - Я сама не знаю, и от этого мне страшнее, чем вам. Если этого мрока, других мроков кто-то регулярно крадёт и использует для нападений, то получается, что все мои труды последних лет уходят в никуда. А раз враг проделывает такое, то он невероятно силён. Поэтому, Алиса, пожалуйста - помогите мне с реликвиями. Я отдам вам Кинжал, сама возьму Посох, и тогда мы решим проблему мроков, раз и навсегда.
  - Почему вы говорите, что мы пришли сюда сами?
  - Простите?
  - Мы не могли прийти сами. - Алиса показала пальцем, вокруг которого вращались небольшие льдинки, на спокойную Фиоксу. - На нас троих напали мроки. Все мы потеряли сознание. Мы не могли прийти сами. Говорите правду, если хотите, чтобы я вам помогла.
  На этот раз молчание длилось дольше, а затем Фиокса во всё том же спокойном тоне произнесла:
  - Да, я вам солгала. Потому что нашла вас троих лежащих без сознания у дверей крепости. Затащила внутрь на чистом желании помочь, и уже после сообразила, что вы можете быть врагами, посоветовалась с Кинжалом и посадила вас под гриб для надёжности. И солгала потому... что Кинжал посоветовал так сказать, мол, вы можете не помнить точно. И это было очень глупо и я сейчас невероятно извиняюсь. Простите. - Фиокса склонилась. - Честно говоря, от неожиданности я не сумела сообразить как следует и теперь расплачиваюсь за это вашим доверием.
  Алиса продолжала указывать на неё, но вновь засомневалась. Фиокса говорила слишком неуверенно, но ей хотелось верить. Хотелось верить, что эта женщина действительно только и хочет, что излечить мроков. Но...
  - Докажите, что вам можно доверять.
  - Разумеется...
  - Отведите меня к Кинжалу.
  А вот теперь Фиокса явно смешалась, и даже чуть было не возразила, но Алиса повторила:
  - Отведите меня к Кинжалу. Я хочу знать, что он существует, и что он именно такая реликвия. Хочу посмотреть на него, тем более что вы не против отдать мне его. Значит, покажите, что именно вы собираетесь отдать.
  - Хорошо. - пауза была долгой. - Хорошо, я... покажу его вам. Следуйте за мной.
  
  Алиса так и не убрала лёд со своих рук, даже когда те начали подмерзать - слишком боялась нападения. Однако Фиокса шла спокойно и неторопливо, без каких-либо резких движений. Вышедшие им навстречу Шизука и Китаро посмотрели со страхом, но почему-то не решились последовать за ними. До мроков они не дошли, отправились по совсем другой, теперь уже неподвижной каменной лестнице. И поднимались долго, Алиса даже подумала, что добрались до самого верха.
  Видимо, так и было: лестница закончилась выходом в небольшой коридор с единственной металлической дверью из чёрного металла - точно не циркония. С её открытием Фиокса возилась долго: приложила ладонь к одной панели на стене рядом, кашлянула в другую, позволила небольшому сканеру провести зелёной линией по своему лицу, зажгла на руке огонь и поднесла его к двери, подержав секунд десять - и только после этого с недовольным скрипом проход отворился.
  - Заходите. - сказала Фиокса, ещё приоткрывая дверь и направляясь внутрь. Алиса пошла следом, максимально готовая - если где и нападут, то здесь.
  А затем застыла, уставившись на единственный в небольшой комнатке предмет, висящий прямо в воздухе.
  Это действительно был кинжал - с серебряной рукоятью, на которой вычерчены крохотные бронзовые символы, и лезвием из белесого дыма. В клубах такого же дыма мама однажды выскочила из лаборатории, ругаясь, а потом просила Алису забыть эти слова и никогда не употреблять. Сейчас же он тихонько струился так, что нельзя было сказать, какой именно длины и формы клинок, колеблющийся от иглы до огромного клыка.
  - Он прекрасен. - Фиокса смотрела не менее завороженно. - Только благодаря ему я смогу вылечить мроков. А сколько жизней Кинжал спас до этого - не пересчитать.
  - Можно потрогать? - прошептала Алиса, сама не понимая, отчего это пришло ей на ум. Туманное лезвие притягивало взгляд, манило, просило подойти...
  - Да. Конечно. - Фиокса тоже перешла на шёпот. - Он не бьёт в ответ и слушается только меня. Им вообще невозможно ранить.
  Алиса тут же протянула руку к Кинжалу, и в воздухе словно зазвенели колокольчики. Она должна... должна была...
  Кто-то невероятно знакомый... невероятно близкий...
  Её рука легла на рукоять, накрыла крохотные символы - и всё стало белым дымом.
  
  Перед Алисой сидела женщина в белом. Белые волосы - значительно более яркие, чем её серебристые. Белая кожа - ни у кого в Конгломерате и близко такой нет. Белоснежная улыбка - от блеска зубов даже было немного неудобно. И длинные, белоснежные одежды, ниспадающие до пола огромным куском ткани, по сравнению с которыми даже белоснежный же высокий стул казался грязным. Единственным не-белым были глаза - зелёные, улыбающиеся, спокойные.
  - Привет, Алиса. - сказала женщина, не шевелясь.
  - Здравствуйте. - ответила девушка, оглядываясь. Она сидела на таком же стуле, и вокруг них был лишь дым лезвия Кинжала.
  - У тебя много вопросов, не так ли? - продолжила улыбающаяся женщина. - Не бойся, я отвечу на них. Но прежде позволь представиться - меня зовут Нийа.
  - Здравствуйте, Нийа.
  - Ещё раз привет. - улыбка так всё и оставалась на её лице, но выглядело это нереально естественным. - Я - хранитель реликвии, которую вы называете Кинжалом Добра. И сейчас мы, как уже наверняка догадалась, внутри него.
  - Внутри Кинжала? - Алиса и впрямь не видела других вариантов.
  - Да. Реликвия может забирать к себе особых людей, людей, которых считает достойными быть её владельцами. Как Фиокса... и как ты.
  - Фиокса тоже была здесь?
  - Да, и мы с ней неплохо поговорили. У неё благородная цель и требуется именно та помощь, что реликвия может предоставить.
  - То есть она не врёт?
  - Нет, Алиса. - улыбка вроде бы стала грустнее. - Фиокса та, кто есть. И ей действительно нужна твоя помощь.
  - Если так... - Алиса даже не знала, что ещё спросить. Вопросы выплывали постепенно, рождались мучительно в полной тишине. - Кто контролирует тех мроков, что убили маму?
  Улыбка женщины стала совсем грустной - и Алиса поняла ответ до его появления:
  - Я не могу тебе сказать.
  - Почему?
  - Потому что ты должна узнать это сама.
  - Если это люди у власти в Наймоне, то я готова узнать сейчас.
  - Не в этом дело. Я... - Нийа посмотрела как-то жалобно. - Я просто не смогу тебе рассказать. И когда ты узнаешь сама, ты куда лучше поймёшь. Прости меня.
  Алиса ничем не ответила, ей просто стало грустно. Самое важное опять скрывалось в куда более густом тумане, чем тот, что сейчас струился вокруг них.
  - Что вообще происходит? - прошептала она.
  - Война за существование жизни во всех мирах.
  Алиса недоумённо посмотрела на Нийю, но та говорила уже совсем не улыбаясь. И была полностью серьёзна.
  - Алиса, Кинжал затащил тебя сюда не для того, чтобы поболтать со мной. - продолжила Нийа. - Ты избрана. Избрана как герои в тех книгах, что читала.
  - Я разные книги читала... - пробормотала Алиса.
  - Да. Поэтому я надеюсь, что ты представляешь, на что пойдёшь. Когда выберешься наружу, то возьми Кинжал и скажи Фиоксе, что теперь ты его хозяйка. Не опасайся, она поймёт. После этого вы должны будете отправиться на Шеерпал, искать другие реликвии.
  - Посох, кольцо и нечто.
  - Да. Но не только их, Алиса. Фиокса после потери Кинжала не сможет воспользоваться другой реликвией, поэтому тебе необходимо найти троих людей, достойных использовать их. По одному человеку из мира.
  - С Шеерпала, Эмилиона и Хайтера.
  - Да. И Алиса... эти люди важнее, чем реликвии. Если ты нашла человека, но не можешь найти реликвию - двигайся дальше. Они сами так или иначе найдут её.
  - И как я узнаю этих людей.
  - Я расскажу тебе, когда мы окажемся в нужном мире. Я смогу почувствовать тех, кто будет достоин обладать реликвиями, и всегда тебе расскажу.
  Нийа посмотрела на девушку, склонившую голову и каждую фразу произносящую со всё большим равнодушием, и протянула к ней руку.
  - Алиса. - она осторожно коснулась плеча собеседницы. - Я понимаю, как тебе тяжело. Но пойми, пожалуйста, ты единственная на всём Наймоне, кто может помочь Фиоксе и кому Кинжал доверится. Больше некому. И без тебя стоящие за мроками пойдут на куда более ужасные вещи, которые в итоге разрушат не только Конгломерат, но и все миры. И...
  - Я понимаю, уважаемая Нийа. - пробормотала Алиса и подняла голову, демонстрируя ручейки слёз на щеках. - Я понимаю. Мне целый год говорили про ответственность, и я понимаю, что должна это сделать. Но я... - она заревела. - почему я... и я так хочу к маме...
  Нийа потянулась было к ней, но Алиса сама вскочила со стула и бросилась в её объятья, безостановочно рыдая о том, как хочет обратно к маме, как хочет, чтобы всё было как прежде, как ей страшно... Нийа гладила её по голове и шептала слова успокоения о том, что её мама сейчас в лучшем месте, что девушка справится, что она самая замечательная...
  - Ты никогда не будешь одна, Алиса. - сказала она, когда всхлипывания почти замолкли. - С тобой буду я, Фиокса, и те трое, кого ты найдёшь. Как и многие другие. Мы все поможем тебе и поддержим. Да, это трудное бремя - но тебе никогда не придётся нести его в одиночку.
  - Хорошо. - ещё раз всхлипнула Алиса. - Мне теперь... слушаться Фиоксу?
  - Да. Передай ей мои слова, она поверит, особенно когда опишешь меня. И постарайтесь как следует. Вы можете победить, я знаю это.
  - Я... наверное. - Алиса выпрямилась, её взгляд затуманился. - Как отсюда выйти?
  - Сейчас. - Нийа провела рукой в воздухе, и девушка исчезла. Женщина какое-то время смотрела в опустевшее пространство, а затем спокойно произнесла:
  - Можно было сказать ей. Она бы поняла.
  - Сейчас нет. - голос доносился отовсюду, настолько бесцветный, что даже тон не удавалось различить. - Сейчас Алиса ничего не поймёт.
  - Но если то, что вы говорите - правда...
  - Это не твоя задача, Нийа. Твоя задача - помочь Алисе собрать всю четвёрку. Об остальном я позабочусь.
  - Я и не сомневаюсь. Просто... даже вы играете с девочкой как с куклой.
  - Именно поэтому ей нельзя сейчас ничего говорить. Алиса должна сама увидеть и сама понять. Если мы растолкуем всё и сразу, то сделаем только хуже. Алиса придёт на Шеерпал, уже зная, что должна сказать и как поступить - и это приведёт к катастрофе.
  - Это как?
  - Это так. - голос издал нечто похожее на смешок. - Теперь слушай.
  
  
  - Алиса! Алиса, очнись! Быстрее очнись!
  Её ударили по щекам, и только тогда Алиса пришла в себя и открыла глаза. Фиокса стояла над ней вся взволнованная.
  - Алиса! - крикнула она. - Прикажи Кинжалу восстановить барьер! Сейчас же!
  Приказать? Алиса посмотрела на Кинжал, который уютно лежал в её руке, и мысленно попросила восстановить барьер. Она ничего не почувствовала, но напряжённость в лице Фиоксы мигом ушла и женщина привалилась к стене.
  - Вроде получилось... хотя не время отдыхать. Надо проверить. - она отцепилась от стены и быстро зашагала вниз, Алиса поспешила следом. Вдвоём они прошли по всему первому этажу, во все кабинеты Фиокса заходила одна и выходила со всё более довольным выражением.
  - Кажется, обошлось. - сказала она наконец, закрыв очередную дверь.
  - А что произошло?
  - Когда ты коснулась Кинжала, то исчезла. А вся сигнализация завопила мне, что барьер, который стоял над крепостью, убран. И пока я размышляла, что делать, ты появилась вновь и восстановила барьер. - Фиокса тяжело посмотрела на Алису. - Я правильно понимаю, что Кинжал теперь твой?
  - Нийа так сказала.
  - Да... она и мне говорила, что лишь арендую, истинный владелец ещё придёт... - Фиокса вздохнула. - Что ж... Алиса, я теперь попросту зависима от тебя. Решаешь мою судьбу. И потому ещё раз попрошу...
  - Я согласна помочь вам, Фиокса. - мигом ответила девушка. - Нийа сказала, что вы делаете благородное дело, а раз она хранитель реликвии создания, то я ей верю. И вам верю.
  - Спасибо. - Фиокса улыбнулась радостно как никогда. - Прости, что вынудила не верить себе.
  - И вы простите. Только, Фиокса, это ещё не всё...
  - Тогда пройдём в кабинет. Поговорим без ваших подруг... кстати, где они?
  
  Шизука и Китаро обнаружились штудирующими лекции у себя в комнатах. Обе не заметили отключение барьера, но зато насели на Алису с вопросами о том, что это вообще было. Пришлось отбиваться выдумкой, что у неё засбоила магия и вместо лечения выдала обезображивание. Китаро точно ей не поверила, но и совсем мучать расспросами не стали, так что скоро Алиса пришла в кабинет для лекций и рассказала ожидавшей её Фиоксе о словах Нийи.
  - Ещё троих... - пробормотала Фиокса по окончанию рассказа. - Троих, по одному с каждого мира... и я не в их числе...
  - Извините. - виновато сказала Алиса. Женщина лишь махнула рукой.
  - Реликвии сами решают, кого выбрать. Жаль, конечно, но... главное разобраться с мроками, а там поглядим. Трое, по одному с каждого мира... хорошо хоть Нийа сможет рассказать, кого именно.
  - Проблемы?
  - Люди будут абсолютно случайными. Потому я не удивлюсь, если на Хайтере окажется, скажем, главный наследник высокопоставленной семьи. Который предпочтёт наблюдать за тем, как мроки нападают на людей, чем останавливать это. Ну и в таком духе. - Фиокса даже усмехнулась. - Ничего, разберёмся. Завтра уже выдвинемся.
  - Завтра? - изумилась Алиса.
  - Да. Прости, что так быстро, но я и не думала сидеть долго, а сейчас тем более придётся. Под барьер никто не успел проникнуть, но наверняка наснимали и отправили куда надо. Сегодня-завтра здесь будет куча народу, и не исключено, что они найдут способ пробиться - особенно если Кинжал как сегодня поступит. Поэтому сейчас... - Фиокса прошагала вокруг стола. - Сейчас я схожу поговорю с твоими подругами, разберусь с мроками и сообщу союзникам.
  - А зачем вам говорить с Шизукой и Китаро?
  - Мы оставим их здесь. Магические способности у обеих слабые, будут лишь обузой, а кто-то должен нас прикрыть и подготавливать почву для возвращения. Так что надо будет обговорить, как именно прикрыться. О, и... можно мне твой блевальник?
  - Держите. - протянула Алиса. Фиокса вынула свой - багровый, с приклеенными язычками пламени - и на некоторое время приложила их боковой стороной друг к другу.
  - Вот. - протянула она блевальник обратно. - На всякий случай: мы остановимся в гостинице "Светлые ночи", номер на двоих, билеты я тебе скинула. Сейчас схожу к ним, а ты отдыхай и готовься. - Фиокса зашагала к дверям, но остановилась прямо перед входом. - И спасибо тебе, Алиса. Я надеялась на твою помощь, но не думала, что получу её.
  - Не за что, Фиокса. - сказала Алиса, выходя вместе с ней и впервые за несколько дней чувствуя хоть какую-то определённость.
  Фиокса на её стороне. Ей можно доверять.
  Готовить было нечего, девушка и вовсе предпочла побыстрее заснуть. Все рыдания за день вымотали её, и голова уже не работала.
  Спать. Завтра будет ещё тяжелее.
  
  Утро уже началось тяжело, хотя снов на этот раз не было совсем. И тем не менее Алиса зевала, когда вышла из комнаты - и мгновенно оказалась в захвате Шизуки.
  - А? - изумилась она.
  - Планы изменились. - бросила девушка. - За мной. - и потащила по коридору, не обращая внимания на вопросы. Объяснение она выдала лишь когда подтащила к незнакомой двери.
  - Мы вчера облажались. - Шизука начала работать с пультом двери. - Я сидела, тыкала в блевальник от нечего делать и он вдруг заработал. Тут же вышла в Цулинг почитать новости, а через минуту на меня вышли военные и потребовали рассказать, что да как. И... я рассказала. Прости, Алиса. - Шизука виновато повернулась к подруге. - Скоро здесь будет огромный отряд и он прорвётся сюда. Но! Я сказала, что Фиокса не похищала нас, а мы сами вышли к ней. И что она пытается лечить мроков. Поэтому стрелять и убивать не будут, будут разбираться - но Фиоксе потребуется остаться тут. Мы вчера обсудили это, и она согласилась. Заглянула к тебе, но ты уже спала, поэтому попросила передать утром, когда проснёшься, а она будет готовиться к солдатам.
  - Так а зачем нам тут быть? - Алиса посмотрела на дверь, к которой Шизука вновь приступила.
  - Тут портал на Шеерпал. Ты отправишься одна... с этим. - Шизука кивнула на Кинжал, который Алиса ещё утром зажала в руке. - Фиокса сказала, что разберёшься и так.
  - Но... - дверь открылась, и Шизука без дальнейших комментариев взяла Алису за плечи и подтолкнула туда.
  Портал был огромным металлическим кругом, стоявшим на небольшом постаменте. По его окружности что-то было написано, но Алиса не успела прочитать - Шизука буквально толкала её туда.
  - Подожди, но... подожди! - девушка попыталась вырваться, однако Шизука обхватила её плотно и прошептала на ухо:
  - Справишься. Ты - справишься.
  После чего толкнула прямо в круг.
  И через секунду крепость сотряслась от взрыва.
  
  Когда отряд солдат в салатовой форме ворвался в главный зал, то они сразу натолкнулись на поднявшую руки Китаро. Точнее, одну руку - вторую она обернула вокруг безжизненного тела Фиоксы.
  - Я Китаро Хонэока, ученица академии Нэйко! - закричала она. - Была похищена мроками и доставлена к их хозяйке вместе с двумя другими ученицами, Алисой Миядзавой и Шизукой Антегро! Содержалась в плену и сумела сбежать, отправить сигнал тревоги, который вы и уловили. - Солдаты окружили её, и Китаро заговорила тише. - Вот эта хозяйка, Фиокса. - она выпустила тело, которое безжизненно выскользнуло на каменный пол. - И, к сожалению, она какой-то магией промыла мозги Алисе и отправила её в другой мир, я не знаю куда. Шизука на нашёй стороне, она следит за тем, чтобы мроки наверху не сбежали. - Китаро говорила последние слова уже на бегу, ведя солдатов к секциям с мроками. - Уничтожьте их всех, пожалуйста! Их нельзя оставлять в живых!
  Командир на ходу кивнул и начал говорить в шлем, передавая по связи солдатам слышные только им команды. Китаро пожелала удачи и после того, как указала на ведущую к мрокам дверь, вернулась к Фиоксе. Несколько солдат остались там и уже закончили обвязывать безжизненное тело женщины синими объёмными шлангами, вылетающими из длинных серых трубок. Китаро отошла им за спины, боязливо смотря на Фиоксу - однако её взгляд мигом сменился на насмешливый.
  - Китаро! - Шизука выскочила в коридор и тут же испуганно подняла руки, когда трубки нацелились на неё. - Я своя!
  - Она своя! - Китаро вновь протолкалась мимо солдат. - Шизука, иди сюда!
  Девушки обнялись - солдаты уставились обратно на Фиоксу - и Шизука очень тихо прошептала:
  - Алиса отправилась в Шеерпал. Ничего не заподозрила.
  - Молодец. - прошептала в ответ Китаро. - Ну всё, теперь как обычно.
  И они вновь перешли за спины солдат, прислушиваясь к выстрелам наверху, прерывающим жизни мроков.
  
  Алиса стояла на окраине города, серыми коробками домов хмуро смотрящего на вывалившуюся из ниоткуда гостью. Стояло раннее утро, и на улице не было людей, однако девушка и так понимала, где она.
  - Шеерпал...
  Мир, ещё пару десятков лет воевавший с Наймоном. Мир, о котором она слышала много плохого. Мир, в котором скрывается могущественная реликвия и человек, обречённый заполучить её и объединиться с Алисой.
  Ради избавления от мроков и, видимо, спасения миров.
  - Кто он? - прошептала Алиса Кинжалу. Она надеялась вновь оказаться у Нийи и заодно узнать, как быть с ожиданием Фиоксы, но вместо этого перед взором проявился образ незнакомого человека.
  П-парень?
  Алиса аж растерялась. Она до сих пор не общалась с парнями, даже в школе как-то проскакивало. А теперь не просто общаться, но и упрашивать помочь ей. Провести какое-то время вместе.
  Да и... парень-маг? Парень, испытавший Всплеск? Разве такое вообще возможно?
  Алиса нервно взглянула на город и увидела, что в нескольких окнах зажглись огни.
  Чужой мир просыпался.
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Пылаев "Пятый посланник"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) С.Лайм "Сын кровавой луны-2"(Любовное фэнтези) А.Черчень "Все хотят меня. В жены"(Любовное фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Л.Малюдка "Монк"(Уся (Wuxia)) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) Д.Кейн "Дэйхан"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"