Airwind: другие произведения.

Миниатюры по Кланнаду

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Простые миниатюры по Кланнаду, написанные ради тренировки или воплощения каких-то хедканонов. Разные миры, разные парочки, даже разные жанры. Во многом бессмысленны. Чужие идеи могут быть рассмотрены.


  

Один день жизни

  
   Наверное, однажды я всё-таки разобью этот будильник. Надоел. Каждое утро одно и то же - выныривай из сна, вставай, делай зарядку, умывайся, одевайся без всякой помощи, ибо слишком умная девочка Кё захотела самостоятельности и отдельную квартиру, посему будить и готовить завтрак никто не будет, шевелись сама.
   А появится парень - придётся ещё и на него готовить.
   В зеркале отразилось сонное чудовище. Ладно, очень симпатичное чудовище с гривой спутанных тёмно-каштановых волос, которому лишь причесаться надо. Давай, Кё, действуй. Ты же любишь свою работу? Ты любишь свою работу. Приступай.
   В субботу выспишься.
  
   На сборы, приведение себя в порядок, завтрак и путь до детского сада ушёл час. Мало - но я уже привыкла. Вставать на полчаса раньше просто не получается, я потом сижу и вместо общения с детьми думаю лишь о том, чтобы не зевать. Нельзя так.
   Блин, всё равно зевается. Нельзя же, я должна стоять в красном фартучке у входа в садик, приветствовать подтягивающихся детишек и их родителей, улыбаться и быть милой заботливой девушкой, которой вы без сомнений сможете доверить своего ребёнка, вернув его в целости и сохранности.
   Тем более что я такая и есть.
   - Здравствуйте, Минагава-сан! Здравствуйте, Токераки-сан! Привет, Отиро! По секрету - сегодня будет манная каша, твоя любимая. Да, Джун, и твоя нелюбимая, так что придётся потерпеть. Не бойся, я тебе опять почитаю, хочешь? О, здравствуйте, Оказаки-сан!
   - Здравствуйте, Фуджибаяши-сан. - приветливо ответила невысокая женщина в белом платье с каштановыми, собранными в конский хвост волосами и яркими золотисто-карими глазами. Она держала за руку коротко подстриженную, а в остальном очень похожую на мать девочку, одетую в синий матросский костюмчик детсадовца.
   Нам, к сожалению, запрещено обращаться к родителям по именам, поэтому мы устраиваем такое представление, хотя прекрасно знаем друг друга. Нагиса бывшая Фурукава и нынешняя Оказаки, моя школьная подруга.
   И жена Томои.
   - Ваш муж опять сегодня заберёт Усио? - поинтересовалась я.
   - Да, Фуджибаяши-сан. - Нагиса поклонилась. - Спасибо, что решили позаботиться об Усио.
   - Спасибо, что доверили её нам. - и на этом всё. Подходят другие родители, с которыми тоже надо раскланяться, да и другие знакомые среди них есть, поэтому я проследила краем глаза, чтобы Усио зашла прямо в здание детсада, и бросилась к остальным приходящим
   И ведь это ещё не самая сложная часть дня.
  
   Когда поток наконец иссяк, я зашла к детям, которые уже успели рассредоточиться по главной комнате и начать играть с машинками, конструкторами, шариками и прочим валяющимся под ногами. Отдельное искусство - пройти через комнату, полную игрушек, и ничего не раздавить.
   - Ребят, линейка! - захлопала я в ладоши. Сейчас они послушно собираются, а раньше мне стоило больших трудов до них достучаться. Спасибо Ботану - факт того, что кабан не любит непослушных детей, действовал на них неожиданно сильно.
   - А мы сегодня прокатимся на Ветчинке? - тут же крикнул один мальчик, и остальные дружно его поддержали. Раньше я бы убила любого, кто посмел называть моего малыша ветчиной, а сейчас надо терпеть.
   - Прокатимся, разумеется. Но Ветчинка сейчас ест и готовится, так что мы пока проведём линейку. Давайте, строимся в шеренгу.
   Дети послушно выстроились - не прекращая болтать и пихаться. Я посматривала на это, но не вмешивалась. Так можно весь день провести, заставляя их стоять смирно - а толку. Действовать силой и вовсе смертный приговор для себя.
   - Все здесь? - я-то вижу, что все, но надо, чтобы и они привыкали запоминать своих одногруппников, отмечать, что кого-то нет, а в идеале ещё и беспокоиться, почему. Как когда Сугита заболела, и я специально обратила внимание на то, что её нет, притворившись, что понятия не имею, где она. В итоге все запереживали, я сделала вид, что только сейчас получила новости, объявила, что всего лишь простуда, и успокоила детей. Сейчас же пятнадцать ребятишек на месте, все звонко отозвались и можно выходить гулять.
   Все на Ботане прокатиться, к сожалению, не могут - он большой, но не настолько, только трое влезают. Раньше был сплошной ужас выяснять, кто будет первый, но потом я нашла способ. И сейчас заранее разбитые по тройкам ребятишки без ссор лезли на грозно выглядевшую, но совершенно миролюбивую чёрную волосатую тушу.
   Ботан раньше был совсем маленьким кабанчиком, которого я подобрала в лесу хнычущим комком. Он очень быстро ко мне привязался, стал ходить по пятам, с большой охотой спал в ногах, принимал ванну и просился на ручки. А почти сразу после школы начал расти. И расти. И расти.
   Совсем не забыв своих привычек.
   Хоть я и стала местной знаменитостью - не за каждой девушкой вслед идёт кабан - но это приносило одни проблемы. Туша моего малыша требовала еды. Туша требовала места. Тушу уже нельзя было содержать дома, не получалось в саду, а привыкший бегать по улицам Ботан спокойно проделывал это и во взрослой форме, блокируя движение и отправляя к нам самых разных людей с общим вопросом "Вы что, охренели?".
   В лес его не выпустишь - он не приспособлен к дикой жизни. И я просто не могу расстаться с тем, кто утешал и поддерживал меня, так что зоопарк отпадает. Честно говоря, ситуация выходила тревожной и всё шло к тому, что нам придётся расстаться против нашей воли.
   Но слава богам, директор детсада всеми руками уцепился за возможность держать у себя кабана на потеху ребятишкам. Родители же не сразу это оценили, кто-то даже выступал о том, что его шкура полна опасных паразитов - на что я едва не дала им по морде, ибо Ботан чистоплотней иных матерей. Были и другие дикие страхи, вроде того, что кабан пойдёт кушать детей, но директор настоял на своём. А теперь, когда детвора ходит в детский сад ради Ботана, никто уже не выкатывает претензии.
   Ботан начал катать детей, а те, кому места не досталось, разбежались по площадке к каруселям и горкам. Усио сидела на качелях с другой девочкой, Шираики, и о чём-то весело с ней беседовала. Воспитатель не должна выделять себе любимчиков, и всё же за Усио я старалась особо приглядывать.
   Ребёнок Томои, как-никак. Парня, в которого была влюблена.
  
   Ботан с огромным удовольствием катал всех, нисколько не обижаясь на Ветчинку, а я смотрела за оставшимися, дабы никто не вздумал себе что-нибудь разбить. Хватило мне колена Нанако, спасибо. Вроде как обходится, ребятня активная как всегда, однако меру знает. Собственно, они все тут давно подружились, усвоили нехитрые правила и в теории не требуют моего присмотра.
   В теории.
   - Ребята! - захлопала я в ладоши. - Собираемся разыгрывать очередь на завтра!
   Те мигом сбежались, даже с послушно опустившегося на землю Ботана слезли. Я хитро улыбнулась и сказала:
   - Сегодняшнее состязание... ловить воспитателя!
   И сорвалась с места. Детвора постояла пару секунд, а затем восторженно заорала и помчалась следом. Ещё бы, такое счастье - ловить улепётывающего взрослого!
   Им счастье, а мне надо тормозить, поворачивать, уклоняться и ускоряться так, чтобы и не проиграть сразу, и детишки не заметили, что взрослый им подыгрывает. Плюс не поддаться азарту. Плюс следить, чтобы они и сейчас не расшиблись, и вообще поглядывать по сторонам.
   Я уже говорила, что люблю свою работу?
  
   К обеденному перерыву меня поймали все - причём Усио сделала это четвёртой. Когда осталось пятеро не осаливших меня, то я подстроила так, чтобы они вцепились одновременно. Нельзя кого-то оставлять последним. Затем мы все поднялись и гурьбой потянулись на обед с пресловутой манной кашей, которую половина группы обожала, а вторая половина искренне ненавидела. Приходилось добавлять им самую капельку варенья (разумеется, проконсультировавшись с родителями) и развлекать разными историями. С последним проблем не было - моя школьная и внешкольная жизнь и так была бурной, а немного красок и преувеличения превращало её в повествования об эпических битвах с чудовищами. Под историю каша елась охотнее, а далее сытые и усталые дети потащились на тихий час.
   Наблюдать за спящими детьми постоянно было нельзя, но я и не протестовала, пока что сбегав покормив Ботана, вынув краски для послеобеденного рисования, покушав и просто отдохнув. Ну и периодически заглядывая проверять, всё ли нормально. Обычно так и было, но мало ли, вдруг Джун снова вообразит себя акробатом и начнёт перепрыгивать с кровати на кровать.
   Нет, сегодня порядок. Дети отдохнули, я отдохнула, Ботан, на котором ещё вечером покатаются, отдохнул. Начинаем рисование.
  
   Темы рисунков не было никогда, все рисовали что хотели. Практически у каждого ребёнка в коллекции был Ботан - и никогда он не был похожим на себя. Многие рисовали родителей. Усио тоже когда-то нарисовала Томою и Нагису - я потом передала им её рисунки и мы втроём поржали. Были те, кто рисовал меня в ничуть не лучшем виде. Обижаться не обижалась - здесь главное не результат, а труд. К тому же надо было пристально следить, ибо ситуация была не менее опасна, чем на горках, уж слишком дети любили сравнивать рисунки и спорить о том, чья кошка лучше получилась, даже если результат у обоих походил скорее на иероглиф обалдевшей собаки. Не проконтролируешь, не отвлечёшь и не найдёшь нужных слов - спор быстро перейдёт в драку и ещё быстрее в рёв. Вот и сегодня как раз Усио и Нанако сцепились из-за того, кто лучше нарисовал Ботана, хотя у обеих он походил на картошку с клыками.
   - А давайте у него и спросим. Ребята, выйдем ещё покататься! - объявила я, пресекая спор в зародыше.
  
   Ботан с огромным удовольствием вновь начал экскурсию по двору, хрустя недавно полученным кочаном капусты. На рисунки он посмотрел свысока, обнюхал их, вздохнул и отвернулся.
   - Что поделать, придётся нарисовать ещё раз. - с печальным лицом сказала я насупившимся девочкам.
   - У, плохой Ветчинка. - сердито сказала Усио. Ботан, уже успевший принять на себя ребятню, повернул к ней морду, насмешливо хрюкнул и потопал. Умный он у меня, гораздо умнее обычного кабана - отчего директор так выступал за его сохранение. Сейчас ребята сменяли друг друга чаще - скоро время ужина, а успеть надо всем. Я на всякий случай следила за временем, но позволяла детям разбираться самим - период скандалов уже в прошлом, хотя порою что-то да возникает.
   Но не сегодня, сегодня все успели покататься и побежали внутрь, где уже ждала горячая рисовая каша. Сейчас я ела вместе со всеми, посматривая, как бы кто не вздумал кашей швыряться.
  
   После ужина начали подтягиваться родители. Те дети, чьих пап и мам надо было ждать, занялись кубиками или попробовали порисовать ещё, хотя не в такой большой компании это было скучно. Нагиса за Усио тоже обычно приходила в числе первых, но сегодня её забирал Томоя, а значит, надо было немного подождать.
   - Ну как, Усио, хорошо день прошёл? - уселась я рядом с ней.
   - Хорошо, тётя Кё. - сообщила она. Усио не сказать чтобы болтушка, унаследовала от мамы не только внешность, но и стеснительность, особенно когда к ней взрослый обращается. Она долгое время даже мою сестру побаивалась, хотя характер той почти один в один с Нагисой. Мы немного поиграли с кубиками - точнее, Усио играла, а я то и дело бегала к родителям - пока наконец Томоя не заявился.
   На фоне дочери он выглядел гигантом - выше меня на голову, шире в плечах, а серая рабочая форма и вовсе превращала его в какого-то горного тролля. Исключительно до тех пор, пока не увидишь добрые глаза и сияющую улыбку.
   - Оп-па. - Томоя нагнулся, и Усио тут же забралась ему на шею. - Вот так, хорошо. Всё в порядке сегодня, Фуджибаяши-сан?
   - Да, Оказаки-сан. - он тоже был в курсе официоза. - Усио опять сегодня Ботана рисовала и манную кашу есть не хотела.
   - Так её никто не хочет. - усмехнулся он, а затем понизил голос. - Кё, если придёшь в воскресенье, то захвати пиво, Томоё хочет в гости нагрянуть.
   - Она же не пьёт. - тоже прошептала я.
   - Потому и захвати. - Усио схватила папу за уши и стала тянуть их. - Эй, доченька, так влево или вправо?
   - Вперёд! - сказала Усио, крутя ушами как рулём. Томоя помахал мне и вышел, а я следом, проводив обоих до выхода и наблюдая, как они удаляются.
   А ведь это могла быть наша дочь. Я и Нагиса не были единственными девушками, крутившимися около Томои, но мне выпала честь стать первой из них. Увы, не сумела вовремя признаться, не сумела настоять, не сумела воспользоваться даже тем благоприятным случаем, когда мы случайно оказались заперты на складе спортпринадлежностей. А когда Томоя серьёзно повернул к Нагисе, то и вовсе опустила лапки - его уже не переубедить, да и лишать её счастья просто-напросто сердце не поворачивалось.
   Сейчас всё это уже прошло... ну почти - Томоя слишком красив по моим стандартам. Но прошло. Из-за этого, правда, не сумела присмотреть другого парня в школе, так что сейчас свободна. Ну да ничего, найду ещё. Я красивая умная воспитательница, кто-нибудь да клюнет.
  
   Дома я сразу начала готовить. Ничего сложного - лапша с мясом и специями, вкусно, сытно, недорого. Поедала её за телевизором, просматривая очередную телевикторину, где участники вновь тупили перед элементарными вопросами. Интересно, а мне можно принять участие? Даже если ничего не выиграю, то засвечу на экране милую мордашку, вдруг кто прельстится.
   Позвонить Рё, что ли. Хотя это всегда лотерея, сестрёнка работает медсестрой и потому живёт по сложному графику, может в одно и то же время как час поболтать, так и через минутку трубку бросить. Да и вчера неплохо поболтали об очень интересном пациенте - для Рё интересном во всех смыслах.
   Моя стеснительная скромная сестрёнка найдёт себе парня раньше меня. В каком-то смысле логично.
   Участники шоу затупили совсем уж сильно, так что я выключила телевизор и переместилась на кровать, где засела с книгой. Котоми неосознанно привила мне любовь к простому, не относящемуся к учёбе чтению, ибо если буду смотреть одни викторины, то мозги совсем упадут. А я с детьми работаю, мне нельзя.
   Скучный вечер скучно и завершился - почитать, ванна, сон. До сих пор не привыкла жить одна, всё время рядом кто-то был, пусть даже и кабан. Может, котика завести? Ботан заревнует, но должен понять, что хозяйке одиноко.
   Ладно, в воскресенье пойду к Оказаки, так спрошу у Нагисы что-нибудь насчёт этого. Или у Томоё, хотя та котиков вряд ли держит, слишком уверенная в себе бизнес-леди. Томою лучше не спрашивать - он посоветует завести крокодила и водить на поводке.
   Хотя выглядело бы шикарно, не спорю. Ручной дрессированный крокодил... кусающий всех моих врагов... м...
   Надеюсь, он мне сегодня не приснится.
  
  
  
  

Плохая концовка

  
   - Я же попросила его не бить. - у парня, которого поддерживали Обэнто-сан и Химэки-сан, оказался синяк под глазом.
   - Мы и не били! - возмущённо ответили они. - У него уже был. Сами знаете, Миядзава-сан, какой он дикий.
   - Ну да, отбиваться от всяких морд уже дикость. - проворчал парень, опустив голову и нарочно стараясь не смотреть на меня. Видимо, понимает своё поражение.
   - Оставьте нас. - попросила я Обэнто-сана и Химэки-сана.
   - Вы уверены? - встревожился второй. - Он и на девушек нападать не брезгует...
   - Я всего лишь сумки у них вырывал, это не нападение. - злобно ответил парень. - А ваша среброволосая сучка сама накинулась.
   - Оставьте нас. - повторила я, когда мои товарищи уже занесли над ним кулаки. Они переглянулись, и мне пришлось повторять в третий раз, лишь после чего оба наконец вышли. Не сомневаюсь - будут подслушивать под дверью.
   Пока парень разгибался и настороженно оглядывался, я отошла к плите и поставила чайник. Мы сейчас находились в самой обычной кухне - стол, стулья, плита, холодильник, всё как полагается. Только электричество и газ подведены полузаконно. И происходило тут всякое такое, чего ни одна кухня не должна была видеть.
   - Кажется, у вас тут было очень весело. - подтвердил мои мысли парень, показывая на засохшее кровавое пятно в трещине стола.
   - Увы. - я пока осталась стоять у плиты. - Хотите бутербродов?
   - Я бы хотел взять этот нож, приставить его к твоему горлу и выбраться, удерживая тебя как заложницу. - ответил парень.
   - Тогда не стоило этого говорить. Кроме того, у вас не получится.
   - Почему?
   - Потому что вас убьют.
   - А так меня не убьют, да? - он даже улыбнулся.
   - Нет. Наоборот, предложат новую жизнь.
   - В тюрьме.
   - Тоже нет. - я внимательно рассматривала парня. Определённо, когда-то он был красив, но сейчас волосы превратились в то и дело почёсываемое чёрное гнездо, глаза потускнели, в улыбке не хватало зубов, а тёмный рваный спортивный костюм окончательно ставил крест на его внешности.
   - Тогда в работе на бандитов. - равнодушно сказал он. - Немногим лучше.
   - Я понимаю ваше состояние, но уверяю вас, что моё предложение не будет "работой на бандитов". - чайник начал посвистывать, и я тут же выключила его. - Наоборот, у вас будет возможность получить работу и вернуться в общество, Оказаки-сан.
   Парень от упоминания своей фамилии дёрнулся как от удара током, но тут же ухмыльнулся.
   - Ага, как же, работа и общество. С моим послужным списком?
   - Я видела списки хуже. Хотите печенья?
   - Хочу. И хуже лишь потому, что я никого не убивал.
   - И не насиловали. - добавила я. - Не делали инвалидом. Не нападали на детей и животных.
   - Так я вообще ангелом предстану.
   - Нет, Оказаки-сан, не предстанете. - я разлила чай по чашкам. - Вы грабили женщин, похищали не только деньги, но и памятные им вещи, а также не стеснялись отнимать последнее, прекрасно это понимая. Возможно, какой-нибудь условный автор вашей биографии и представил бы такое поведение хорошим на фоне общей картины, но увы, мы оба знаем, что это не так.
   - Автор моей биографии. - он вновь усмехнулся. - Давно я так не веселился с тех пор, как вырубил трёх твоих мордоворотов.
   - Это и в самом деле было впечатляюще. - признала я, поставив перед ним блюдце с печеньем и усевшись напротив.
   - Ага. Надо было сколотить свою собственную банду и выступить против вашей.
   - Это и входит в список причин, почему вы здесь.
   Оказаки-сан кинул в рот горсть печенья и зажевал вплоть до выделения слюней. Возможно, это он так специально.
   - Ты ведь Миядзава, да? - сказал он с набитым ртом. - Не её двойник или какая-нибудь заместительница?
   - Да, это я.
   - Может, всё-таки взять нож и скрутить тебя?
   - Оказаки-сан, у вас есть причина не пользоваться шансом на лучшую жизнь? Я вас не обманываю, когда говорю, что могу подыскать работу и вернуть в общество.
   - Общество... - он умудрился развалиться на стуле. - То самое общество, которое махнуло рукой на то, что я расту с отцом-алкоголиком? О да, бегу и радуюсь, аж спотыкаюсь.
   - Но сейчас вы больше не зависите от своего отца...
   - Потому что он в тюрьме. - перебил меня Оказаки-сан. - И надеюсь, что там и сгниёт.
   - Д-да... в любом случае не зависите от него. И теперь можете жить, не оглядываясь на прошлое.
   - Увы, не получится, Миядзава. - махнул он рукой, попутно взяв печенья. - Я могу сейчас тебе наплести с три короба о том, как раскаиваюсь и прошу прощения, но толку. В этом так называемом обществе просто не смогу жить, работать на вас не желаю, а в тюрьму не хочу.
   Он посмотрел на нож уже слишком пристально, и я поторопилась спросить:
   - Оказаки-сан, а мы случайно не учились в одно время?
   - В смысле? - он удивлённо посмотрел на меня.
   - Я всего на год младше вас.
   - Да ладно? - знаю, знаю, хоть мне уже за двадцать, но людям может показаться, что и восемнадцати нет.
   - Именно так. Может, мы даже пересекались.
   - Нет. Вот чего точно не было, так это нашего пересечения.
   - Жаль. Тогда бы, возможно, вы бы не встали на этот путь.
   - Возможно, если, а вдруг. - он заграбастал ещё печенья. - Что сейчас горевать об ошибках прошлого.
   - Горевать не стоит. Но мне интересна такая мысль. - я тоже взяла печенья. - Вы в школе наверняка были красивы, потому что даже сейчас ничего. - Разумеется, если побрить, помыть и сводить к хорошему стоматологу. - Неужели так и не смогли найти себе девушку?
   Он замер, а затем осторожно положил взятое было печенье обратно на блюдце.
   - Всё как мне и рассказывали. Юкинэ Миядзава, лиса, в присутствии которой даже чудовища в обличии человека начинали рыдать, потому что она раскрывала их секреты, доставала спрятанное и находила постыдное.
   - Получается, что-то было?
   - Мне обязательно рассказывать?
   - Нет, но будет интересно послушать.
   Он тяжело вздохнул, но на нож, к счастью, больше не смотрел. Я не торопила и приготовилась слушать. Слишком хорошо знаю, что таким людям, как Оказаки, иногда надо просто выговориться.
   - Вот сказал про ошибки прошлого, а ведь именно так это и можно назвать. - начал он. - Просто я... не верил, что со мной, двоечником и прогульщиком, может такое произойти. Потому, наверное, всё и вышло как вышло. Если говоришь, что училась со мной, то должна помнить про близняшек Фуджибаяши.
   - Да, есть такое.
   - Краса школы. Обе старосты, обе красивы, обе популярны, особенно старшая... и, как выяснилось, обе влюблены в меня. Я как узнал об этом... точнее нет, я узнал об этом не сразу. Первой ко мне подошла младшая, Рё, предложила встречаться, ну и с радостью согласился. Старшая, Кё, сначала вроде как помогала нам, а потом попросила потренировать на ней поцелуи, да и в целом стало ясно, что она тоже на меня запала. Догадайся, что я сделал?
   - Здесь может быть много вариантов.
   - Ага. И я выбрал самый тупой - стал заигрывать с обеими. Принимать знаки внимания с двух сторон сразу, обеды, поцелуи... они, если правильно помню, не прочь были и до постели добраться постепенно, так что думал раскрутить на секс втроём... наивный идиот. Ну и дозаигрывался до того, что они всё поняли. Поняли, что я не собираюсь выбирать, что даже наслаждаюсь ситуацией и радуюсь, когда родные сёстры ссорятся из-за меня...
   Здесь Томоя прервался и немного пожевал губами. Улыбки на его лице с момента начала рассказа не было, наоборот, становился всё печальнее и печальнее.
   - Дальше не было ничего хорошего. Мы расстались - в дрязгах и обвинениях. Они любили меня, я... пожалуй, тоже любил обеих, но это ничем не помогло. Мы не могли смотреть друг на друга, отворачивались, когда проходили мимо, а когда я по-настоящему прочувствовал, чего лишился, и попробовал нагнать обеих на улице, поговорить... старшая вызвала полицию. И они обе так смотрели на меня... так смотрели...
   А вот теперь Оказаки-сан всплакнул - и тут же вздрогнул, утёрся прямо грязным рукавом и посмотрел на меня. Я сделала вид, что ничего не заметила.
   - А дальше не было ничего. - он начал скомкивать рассказ. - Мы больше не разговаривали, а после выпуска и не видел. Наверняка с их оценками и репутацией поступили в колледжи, уехали, нашли своё счастье, а я... я остался тут. С дрянной рекомендацией, без работы, без денег. Остальное знаешь.
   Остальное знаю. Оказаки-сан какое-то время, похоже, крепился, пытался найти работу, перебивался случайными заработками и зарплатой отца. А потом того посадили за мутную историю с мошенничеством, парень очутился на мели и начал грабить женщин, вырывая у них сумочки и убегая. Оказался быстр и силён, так что проблем с этим не было. Когда я в рамках приведения города в порядок послала за ним ребят, то он умудрился их избить. Пришлось обращаться за помощью к местной... да прямо сказать супергерою Томоё Сакагами, которая его выследила, скрутила и согласно договорённости принесла нам.
   И теперь ему надо предложить выбор.
   - Это была очень интересная история, Оказаки-сан. - я нисколько не покривила душой. - Но вы говорили, что сами виноваты в произошедшем, а не девушки или тем более общество. Так, может, сделаете ещё одну попытку вернуться в него?
   - Миядзава...
   - Я могу сделать так, что ваши дела закроют. Я могу сделать так, что вас устроят на работу. Я даже могу подыскать вам общежитие. Но я не могу сделать за вас выбор.
   - И что будет, если я откажусь?
   - Вы сможете беспрепятственно уйти отсюда. Но с тех пор и мои парни, и полиция будут вас искать, и если найдут - вы ответите по всей строгости закона.
   - Хороший выбор. А если я соглашусь, и потребую себе закрытие дел, работу и общежитие, то чем буду отплачивать?
   - Обещанием не совершать преступлений.
   - И всё?
   - И всё.
   Парень привык к миру, где любой может обмануть и предать, а за всё надо платить, и теперь сверлил меня глазами, пытаясь найти подвох. Что ж, выкатываем козырную карту.
   - Вы говорите, Кё Фуджибаяши?
   - Ага...
   - Просто я знаю бывшую воспитательницу, которую так зовут.
   - Бывшую?
   - Да. Она... не очень хорошо обращалась с детьми, и её уволили. Стала барменшей и до сих пор не замужем. Если вы решите начать новую жизнь, то можете сходить к ней и поговорить.
   - Не думаю, что в этом есть смысл. - нарочито спокойно сказал он.
   - Кто знает? - я посмотрела на него. - Не каждую ошибку можно исправить, Томоя Оказаки, но их список всё равно велик. И если вы сможете исправить ошибку, приведшую вас на преступный путь, то должны попытаться исправить и ошибку, которая лишила вас возлюбленной.
   Он молчал. Долго молчал. Чай перед ним успел остыть, а Оказаки-сан всё молчал. Парни даже рискнули открыть дверь и заглянуть в комнату, но после моего жеста вновь скрылись.
   - Хорошо. - наконец глухо сказал он. - Допустим. Сделаю вид, что ты ангел, дающий мне второй шанс. Что за бар?
   - "Полярная звезда". Но Оказаки-сан, сначала приведите себя в порядок.
   - Да уж вижу. - оглядел он себя. - Не будет наглостью потребовать от вас этим заняться?
   - Не будет. - теперь я постучала в дверь, и парни тут же открыли.
   - Программа "Возвращение". - сказала им.
   - Миядзава-сан, вы волшебница. - с восхищением ответили они.
   - Не преувеличивайте. - улыбнулась я. - Оказаки-сан, пройдите с ними, ребята вам всё расскажут, что и как. Только не грубите им, пожалуйста.
   - Постараюсь. - проворчал он, отправляясь вслед за ними. Я вернулась на кухню, немного прибралась и со вздохом посмотрела на пятно. Всё-таки лучше его закрасить.
   Что ж, дело сделано. Ещё один человек решил воспользоваться предоставленным шансом. Не думаю, что эта Кё Фуджибаяши, после школьного успеха ставшая барменшей, счастлива. И если Оказаки-сан решится встретиться с ней, поговорить с ней, если их чувства сумеют разгореться вновь, то получится, что я спасу уже двоих.
   - Братик. - тихо прошептала я. - Подтолкни их друг к другу, дай второй шанс, если он возможен.
   И слабое дуновение ветерка согласно погладило мою щёку.
  

Битва титанов

  
   Последний нападавший держался хорошо, он даже сумел увернуться от моей атаки.
   Один раз.
   Я опустила ногу, вытерла пот со лба и оглядела поле боя - берег реки, где поздно вечером должна была произойти сходка двух банд, которые хотели подраться ради чего-нибудь вроде контроля территории.
   Хотели подраться и подрались. Кто-то даже искупался, по такой жаре самое то, так что нечего сейчас лежать и материть меня. Особо сквернословящим пнула по рёбрам, после чего остальные тоже успокоились. Все живы хоть? Да вроде все. Хотя ноги и руки точно поломаны, ну да ничего - вызову скорую, за ней приедет полиция, и там уже кого куда. А мне тут больше нечего делать.
   Развернулась - и обомлела: всего в нескольких метрах позади стоял парень. Светлые каштановые волосы, белая толстовка с джинсами, полузакрытые глаза, скучающий вид. Однако после того, как мы увидели друг друга, он заметно оживился и даже зааплодировал.
   - Блестяще. - сказал он. - Я слышал легенды о вас, Сакагами-сан, но не предполагал, что они настолько правдивы.
   Я не ответила, пристально всматриваясь в парня. Он походил на одного из тех, что сейчас стонали на берегу, но в бой не вступал, и вообще его до сих пор не замечала. Только подошёл? Так услышала бы.
   - К сожалению, я не могу ограничиться одним просмотром. - продолжил он. - Видите ли, среди тех, кого вы только что расшвыряли, есть мои парни, так что придётся за них заступиться.
   Всё понятно, ещё один ищет взбучки.
   - В этом не будет толку. - предупредить всё-таки обязана. - Закончите так же, как и они.
   - Ага, но дело в том, что вступиться всё равно должен. Законы братства и всё такое. Сегодня вступишься ты, завтра вступятся за тебя, и если это нарушить, то кому тогда можно доверять?
   Возможно, это не бандит? Слишком уж умно разговаривает, даже не выматерился ни разу.
   - Кто вы? - так прямо и спросила.
   - Простите, забыл представиться. - он слегка улыбнулся. - Казуто Миядзава. - и слегка поклонился. Я поклонилась в ответ - и едва не упустила момент, когда он атаковал.
   Если бы попал, то просто вбил бы меня в землю. Но кулак просвистел мимо, а я схватила его за руку и перебросила через себя. Казуто как-то сумел сгруппироваться, тут же поднялся и атаковал вновь - и вновь я уклонилась, на этот раз подняв ногу и вмазав поперёк живота.
   Точнее, попыталась - теперь уже он увернулся, отскочив на несколько шагов. Мы застыли, рассматривая врага и обдумывая, что дальше.
   - У вас под юбкой спортивные штаны? - наконец прервал молчание Казуто. - А то я приметил, что вы в основном ногами пользуетесь, и при таких замахах всё должно быть видно.
   - Да, штаны.
   - Хм. А какая разница между ними и трусами? Скрывающий слой ткани ненамного толще, выглядят почти одинаково, да и весь смысл в том, чтобы заглянуть под юбку, а уж что там надето...
   Я не отвечала, прекрасно видя, что парень забалтывает меня в попытке отвлечь и расслабить.
   - Наверное, это уже из разряда психологии. - заключил он. - Хотя не могу не признать, это здорово отвлекает, когда вы так задираете ноги и машете грудью перед тем, как ударить. Специально?
   - Даже не думала.
   - А вот подумайте. - и он вновь атаковал.
   Мы махались минуты две, но на этот раз даже не задели друг друга. Ударить - увернуться - контратаковать. Противник быстр, очень быстр, возможно, быстрее меня. И не слабее. Мои удары ногами позволяют держать дистанцию, но его руки лишь немногим короче.
   А ещё то и дело заглядывает под юбку, но я уже не обращаю внимания, потому что мысли сменяются инстинктами. Ударить. Угадать, откуда придёт ответ. Блокировать. Отскочить в сторону. Потратить драгоценную секунду на то, чтобы откинуть застилающие глаза волосы. Блокировать - и тут же контратака.
   Казуто однозначно сильнее и понимает это. В этом мой шанс. Если он считает себя сильнее, то не будет выкладываться на полную. Проморгает удачный момент. Запоздает на долю секунды.
   Подумать, говоришь? Я специально качнула своей грудью вправо, чтобы его глаза метнулись туда же и моя атака слева прошла. Заблокировал - но не так быстро, и даже слегка удивился этому. Значит, пробить можно и его. А если так?
   Ещё бы к стилю приноровиться. Похоже на бокс, но он держит ладони открытыми и словно рубит. Руки, блокирующие его удары, уже болят. Нужно немного отдышаться, но разве ж позволит...
   Слишком быстро! Он сделал обманный манёвр и рубанул одной рукой сверху, а вторую направил в живот. Отбила обе - и тут парень ухмыльнулся, с недоступной мне скоростью влез в открывшийся проём и схватил за грудь. Я тут же вцепилась ему в запястье и вновь перебросила так, чтобы он скатился с небольшого холмика, где мы сражались, в воду. Затем упёрла руки в колени и начала тяжело дышать, одновременно следя за медленно садящимся парнем.
   Уф... я что... победила?
   - Прости! - крикнул мне Казуто. - Побывать рядом с такой грудью и не пощупать её слишком большой соблазн!
   Я не ответила ему - а если и покраснела, то только от усталости. Однозначно, самый сложный бой на моей памяти.
   - А ты действительно здорово дерёшься! - он наконец встал. Вода стала стекать вниз по джинсам, но не похоже, чтобы парня это заботило. - Хотя над реакцией надо ещё поработать.
   - Мы закончили или на второй раунд пойдёшь? - крикнула я в ответ.
   - Да какое там. - он отряхнулся. - И так неплохо вышло.
   Похоже, ещё и улыбается, несмотря на проигрыш.
   - Тогда мне уже пора. - развернулась я.
   - Эй, подожди, Сакагами! - Казуто быстро взобрался обратно на холмик. - Слушай, как насчёт того, чтобы объединить усилия?
   - В смысле?
   - В прямом. Я вообще-то хочу привести этот город в порядок. Это не прозвучало пафосно? - задумался он. - А, даже если и прозвучало. Не хочу, чтобы Юкитян боялась на улицу выходить, она и так девочка боязливая.
   - Юкитян?
   - Сестрёнка моя. - он посмотрел на товарищей, которые за время нашей битвы успели прийти в себя, встать и частично расползтись. - Мы тут как раз собрались, чтобы особо упорствующим морды набить, но не ожидали, что ты заранее поджидать будешь.
   - Ага, столько народу в курсе, а я нет.
   - Мда, не учли. Так что, сделаем вместе город лучше?
   - Лучше? - тихо сказала я. - Ваше лучше заключается в том, что сидеть в нём будет одна банда, а не несколько. И будете вести себя точно так же. Сейчас у вас все силы уходят на то, чтобы отбиваться от конкурентов, а останетесь одни - и возьмётесь за мой город всерьёз. Сделаете его лучше... для себя.
   - Мы можем договориться в этом плане. - безмятежно ответил он.
   - Договориться? - я устало вздохнула и потёрла руки. Хоть один синяк да появится, как пить дать. - Вот об этом и говорю. Вы не собираетесь бросать преступный путь и возвращаться в общество, вы собираетесь договариваться, чтобы в обмен на ваши услуги все закрыли глаза на некоторые "грешки" - за которыми стоят обворованные, плачущие, неспособные добиться компенсации и справедливости люди. И если так сделать, то вы станете наглеть, станете требовать всё большего и большего прикрытия, повернёте дело так, что без вас всё реально рухнет, поэтому люди вынуждены будут вновь и вновь закрывать глаза. А в итоге получится, что именно вы главная угроза, что городу стало только хуже и что вас всё равно придётся выкорчевать - возможно, с помощью уже других желающих предложить свои услуги в обмен на прикрытие. И если мы вернёмся к тому же, с чего начали, то не лучше ли закончить прямо сейчас?
   - И что же вы предлагаете, Сакагами-сан? - он перешёл на вежливый тон, но я по глазам увидела, что сказанное ему не понравилось. - Так просто взять и пойти работать? При том, что нас никто никуда не примет, а если и примет, то дня через два прямо на рабочее место полиция придёт?
   - Нет, не так просто. - устало вздохнула я. - Прекратить разбойничать самим, помогать ловить других, наладить контакты с полицией. Постепенно сделать из себя нормальных людей.
   - Этим ничего не решить. Многие ребята здесь не потому, что хотят "разбойничать".
   - Тогда тем более. Если вы такой крутой лидер, что планировали подмять под себя целый город, то и достаточно круты, чтобы разобраться с проблемами тех, кого называете своими ребятами, и сделать город лучше не для себя, а для всех. А если вы этого не можете, то вся крутость лишь у вас в голове и город перед вами не падёт.
   А вот теперь однозначно задела больное место - у Казуто аж кулаки сжались. Но всё же он нашёл в себе силы улыбнуться.
   - Вижу, не только ваши удары болезненны. Значит, никакого сотрудничества?
   - Никакого сотрудничества.
   - Хорошо. - по его лицу пробежала тень. - В таком случае разрешите откланяться. - он и впрямь поклонился, а затем отошёл к дожидавшимся его товарищам.
   - Только одно, Сакагами. - бросил напоследок через плечо. - Если так продолжите драться со всеми, то однажды нарвётесь на того, кто выше и сильнее вас. И не будет щадить.
   Я лишь улыбнулась ему в спину. Незачем это говорить, успела понять, что этот Казуто Миядзава не выкладывался на полную и даже поддавался. Возьмись он за меня всерьёз и напади вместе со своими прихвостнями - и, пожалуй, это был бы мой последний бой.
   Но и ладно.
   Мне тоже есть ради кого вычищать эти улицы.
   В полицию, кстати, всё равно позвоню, хотя имён называть не буду. Вдруг парень подумает над моими словами и всё-таки решит измениться сам и изменить других.
   Тогда и помогу.
  

История повторяется

  
   Алкоголь ко всему меня приучил. К головной боли. К помутнению в глазах. К пробуждению на твёрдом и иногда холодном полу. Даже к укоряющим взглядам сына, как и к тому, что тот спокойно перешагивает через родного отца. Протестовать не собираюсь, я заслужил это целиком и полностью.
   Испоганивший жизнь человека должен быть рад, что тот всего лишь равнодушно перешагивает.
   Каждый раз, когда я просыпался после очередной бутылки, дом был тих и обычно пуст. Томоя приходит сюда только чтобы ночевать, да и то уверен - будь у него выбор, так совсем бы ушёл.
   Но не к кому. Плохо у моего сына с приятелями. И это тоже моя вина.
  
   Вчера перед сном я хотя бы дополз до постели - не каждый день удавалось. Но просыпаться надо, надо идти на работу, где меня ещё неизвестно как держат, в основном из-за коллег, которые со мной выпивают и даже предлагали поучаствовать в каком-то выгодном деле - не понял, в каком, и потому вежливо отказался.
   Дом всё ещё тих и пуст, только на кухне слышен какой-то шум. Наверное, Ацуко готовит завтрак, как всегда...
   Нет. Нет, не может быть. Ацуко ушла, уже лет шестнадцать как ушла. Она не может возиться на кухне и больше никогда не сможет. Однако там явственно зашипела плита и женский голос что-то пробормотал.
   Я быстро оделся и направился на кухню - и замер, потрясённый открывшейся картиной. Высокая среброволосая девушка в красном фартуке на бежевую школьную форму стояла у плиты и помешивала что-то в кастрюле. Она сразу же повернулась ко мне, но одним глазом продолжала смотреть на еду.
   - Доброе утро. - она даже поклонилась. - Вы, я так понимаю, отец Томои?
   - Да. - тихо сказал я.
   - Приношу свои извинения, Оказаки-сан, что пришла без спросу. - сказала она, опустив в кастрюлю поварешку и продолжив помешивать. - Однако Томоя всё время приходит не к первому уроку, а когда захочет, поэтому я решила попробовать разбудить его вовремя и заодно накормить, а то на одних булочках ещё заработает себе гастрит. Да, меня зовут Томоё Сакагами, я кохай Томои. - она ещё раз поклонилась.
   Я закрыл глаза. Затем открыл - девушка уже отвернулась от меня и стала сыпать в кастрюлю соль. До галлюцинаций ещё никогда не допивался, но она похожа на реальную всем - звуками, запахом, осторожными движениями, облизыванием губ после пробы супа...
   - Пускай постоит, а я пока Томою разбужу. - решила девушка. - Разрешите, Оказаки-сан? - я освободил ей проход, и она ушла в сторону комнаты сына. Хотел было пойти за ней, но потом подумал, что скажет Томоя, когда я нарушу его утреннее уединение с девушкой... а если это галлюцинация, то я окончательно упаду в его глазах.
   Хотя, казалось бы, ниже некуда.
   В комнате заговорили на два голоса, и сын, судя по тону, не был рад. Возможно, она не его девушка - но они учатся в одной школе, и кто ещё станет приходить к нему домой рано утром, будить и готовить завтрак?
   - Томоя, вставай, не заставляй меня вытаскивать тебя силой! - явственно донеслось из комнаты. И она его по имени зовёт. Либо девушка, либо желающая ею стать, иначе и быть не может.
   А раз так, то надо бы побыстрее уйти. Поем на работе, не впервой, зато никого не побеспокою.
   - Оказаки-сан, вы уходите? - девушка как догадалась и возникла на пороге комнаты; Томоя следом пока не появился.
   - Вы же не готовили на меня... - пробормотал я.
   - Нет, я как раз с расчётом на троих. - возразила она. - Посидим за одним столом, поедим, как нормальные люди.
   За одним столом с Томоей... многое бы отдал за это, но сомневаюсь, что сын захочет. Он видеть-то меня не желает, а уж за одним столом сидеть...
   - Спасибо, Сакагами-сан, но лучше пойду, уже на работу опаздываю. - соврал я. Девушка понимающе вздохнула и оглянулась через плечо на комнату Томои.
   - Надеюсь, не вздумал заснуть. - проворчала она. - Простите, можно узнать ваше имя?
   - Наюки Оказаки. - протягивать друг другу руки, к счастью, не стали, и я поспешил покинуть дом прежде, чем сын выйдет из своей комнаты.
  
   Вечером я попытался посмотреть на Томою и уловить хоть какие-то изменения после появления девушки. Но ничего не смог углядеть, а сын, заметив, что я смотрю на него, ожидаемо скривился и поспешил уйти к себе.
   Возможно, ничего и не должно появляться. Но мне казалось, что Ацуко изменила меня, что с её появлением я стал больше улыбаться и попросту сиять, а Томое именно это сейчас нужно. Может, поговорить с ним? Хотя вряд ли будет слушать, да и что говорить.
  
   Томоё Сакагами пришла и на следующий день. Теперь уже точно можно не думать про галлюцинацию - я видел, как Томоя разговаривал с ней, смущённо и вместе с тем немного агрессивно. Похоже, между ними всё-таки что-то есть, однако я благоразумно не совался и даже отказался сесть за один стол - девушка приглашала, но Томоя сразу же нахмурился. В школу они ушли вместе.
   Прямо как Ацуко и я. Мы практически росли одной семьёй и так сильно любили друг друга, что рискнули сыграть свадьбу ещё в старшей школе. Было сложно, не все нас поддержали, а некоторые друзья с родственниками и вовсе отвернулись, но мы сумели справиться. А когда на свет появился Томоя, то казалось, что нашему счастью уже ничто не помешает.
   Как же мы ошибались.
  
   - Томоя, а твоя девушка завтра придёт? - рискнул спросить я вечером, когда сын явился домой. Как всегда, встретил неприязненный взгляд, но он соизволил ответить:
   - Она не моя девушка. И понятия не имею.
   Больше ничего не сказал и ушёл к себе, но по нашим меркам это уже длинная беседа. Я прошёл на кухню, открыл холодильник и посмотрел на лежащую там бутылку пива.
   А затем закрыл холодильник.
   Девушка на следующее утро не только появилась, но и вынудила нас сесть за один стол.
  
   В той аварии не было виноватых. У машины отказали тормоза, та врезалась в другую, которую откинуло прямо на тротуар и на возвращавшуюся с работы девушку.
   После похорон на мне оказались сразу и работа, и младенец, и отсутствие помощи от не сменивших гнев на милость родственников. Только старшая сестра помогала мне, но жила очень далеко и больше я отвозил Томою к ней, чем она могла выбраться к нам. Лишь благодаря ей я сумел сохранить работу, но Томоя часто оставался дома один. Садик немного помог, но на летних каникулах мальчик часто оказывался предоставлен самому себе. Тогда ещё не потерял веру в меня, и когда однажды спросил, где именно он гуляет, то честно ответил, что ходит в гости к семье Ичиносэ.
   Я встревожился, но коллеги рассказали мне, что это семья учёных, очень уважаемых и известных даже вне города, и у них есть дочь одного с сыном возраста. После этого и мыслей не возникало о том, чтобы как-то ему помешать. Учёные, с дочкой-ровесницей и радушно принимающие Томою - это был билет в будущее, который ни за что нельзя было упускать.
   А потом семья погибла в авиакатастрофе. И Томоя больше никогда о них не вспоминал.
  
   Похоже, они из школы тоже пришли вместе, потому как при моём возвращении оба сидели за столом в гостиной, окружённые тетрадками, и занимались.
   - Не так, Томоя. - недовольно сказала девушка, когда я заглянул в комнату. - Когда мы находим логарифм числа степени, то показатель степени умножаем на логарифм этого числа.
   - Томоё, я прекрасно всё понял из такого простого объяснения. - хмыкнул сын.
   - Ты ведь опять меня дразнишь, да? - нахмурилась она. - Где бумажка с формулами, которую я тебе выдавала?
   - Использовал как салфетку.
   - Томоя, я серьёзно.
   - Тогда не знаю. Где-то в тетрадях, наверное.
   - Боже. - вздохнула она. Оба так меня и не заметили, так что поспешил уйти и не беспокоил до ужина, на который девушка вновь меня позвала и безуспешно пыталась нас разговорить.
  
   К концу младшей школы Томоя увлёкся баскетболом, а в средней занялся им всерьёз, даже манги тематической понакупал. И тогда же он начал отдаляться от меня, потому что я стал выпивать.
   Не от хорошей жизни, просто время так и не залечило рану потери Ацуко. Я не мог привыкнуть к жизни без неё, и алкоголь стал единственным средством забыться. Томоя воспринял это в штыки, стал прятать бутылки и даже разбивать их. Мы начали ссориться, потому что без алкоголя я начинал осознавать свою ничтожность и становилось только хуже.
   А затем это и произошло - я вновь вернулся с работы с желанием выпить, вновь не обнаружил бутылок, вновь накинулся на сына и мы начали драться. Томоя за время игры в баскетбол вырос и окреп, но ему было пятнадцать, он не мог противостоять взрослому разгневанному мужчине.
   Когда я пришёл в себя, то окно было разбито, сын недвижимо лежал снаружи, а под ним растекалась лужа крови.
   Больше он ни разу не играл в баскетбол.
  
   Сегодня было воскресенье, но Томоё Сакагами это нисколько не смутило, и она всё так же стояла у плиты.
   - Вы сегодня с Томоей прогуляетесь куда-нибудь? - с надеждой спросил я. Выгонять не хочу, но если и в самом деле отправятся на свидание, то это огромный повод для радости.
   - Я надеюсь. - улыбнулась девушка. - Или он вам нужен?
   - Нет. То есть... мне кажется, вам он сейчас куда нужнее, чем мне.
   - Не говорите так. - девушка немного покраснела. - Семья гораздо важнее, чем можно подумать, а я ведь не его семья пока что. - она нахмурилась. - То есть не "пока что", а в целом.
   - Спасибо. - оговорка убедила меня окончательно. Девушка покраснела ещё больше и поспешила вернуться к готовке.
   В третий раз Томоя за один стол со мной сел без проблем, даже немного поболтал с девушкой. Речь зашла про президентские выборы - оказалось, что Томоё Сакагами ещё и на пост президента школы претендует. Наверное, сами небеса решили вспомнить о справедливости и наградить сына за все годы страданий.
   И девушка действительно похожа на Ацуко. Нет, не внешне - здесь как раз почти противоположно - но точно так же смотрит на Томою, как Ацуко смотрела на меня, точно так же протягивает руку и улыбается. Когда они оделись и отправились на прогулку, то я даже рискнул выбраться наружу и посмотреть, как те удаляются. Пока что идут не держась за руки, но это пока что. Скоро начнут, как ходили мы с Ацуко.
   И их дорога будет намного дольше и счастливее.
  
  

День рождения

  
   Девятое сентября. Мой зевок быстро перешёл в радостный вопль. Быстро, ещё даже не проснувшись, я вскочила с кровати и забарабанила по стене, за которой спала моя сестра.
   - Рё, просыпайся! У нас сегодня день рождения!
   За стеной заворчали, но я уже принялась одеваться. Ботан, мой домашний кабанчик, от слов "день рождения" пришёл ещё в большее возбуждение, прыгнул на кровать, а уже оттуда мне на голову.
   - Да етить тебя, Ботан! - ему удалось, так что едва не рухнула обратно на кровать. - Брысь, а то мамочка что-нибудь себе сломает, вместо празднования попадёт в больницу и там съест суп из кабанятины!
   Ботан спрыгнул вниз и здорово обиделся на суп, пришлось брать его на ручки и утешать. Так и спустились вниз к завтраку, где Рё уже сидела за столом и наслаждалась тостами, как и родители.
   - Утра всем! - я уселась за свой стул и подвинула к себе кружку с чаем; Ботан спрыгнул к миске на полу. - Рё, ну что, готова?
   - Утра, Кё. Готова. - отозвалась она.
   - И опять вас не ждать к ужину. - вздохнул папа. - Придётся мне наслаждаться обществом прекрасной жены, которая ровно восемнадцать лет назад умудрилась родить двоих дочурок.
   - Можно подумать, пап, ты к нашему рождению отношения не имеешь. - покосилась я на него. Папу сейчас трудно записать в красавцы, он толще и лысее, чем нужно по определению, но восемнадцать лет назад наверняка блистал. В конце концов, мама, которая свою красоту с длинными тёмно-каштановыми волосами сохранила куда лучше, что-то в нём тогда нашла.
   А в итоге на свет появились мы, две прекрасные, неудержимые и просто шикарные близняшки.
   - Имею, как ни крути. - усмехнулся он. - Так и вспоминаю, гляжу первый раз на моих девочек, а там два мелких вопящих существа. Кё с тех пор особо и не изменилась.
   - Какая я тебе мелкая. - день рождения, и тосты сегодня особенно вкусные. - Скоро выше буду.
   - Главное чтоб не толще. - отца это ничуть не смутило. - А то двойной день рождения требует два торта, придётся есть и одновременно бегать.
   - Не впервой. - отмахнулась я. - Если что, так с Томоей побегаю, килограммы легче снимаются.
   - Ага, особенно если не только бегать. - папа ушёл на скользкое поле. - Он не придёт к нам сегодня? А то можно было бы и пообщаться.
   - Мы же к ужину не придём.
   - Говори за себя, Кё, мама на ужин сегодня тефтельки обещала. - вступила в разговор Рё.
   - Первый раз слышу. - удивилась я. - Мам, правда?
   - Да, я подумала, что давно их не делала. - кивнула мама. - Так что если не придёшь, то всё достанется Рё.
   - Потому не приходи, сестра. - тут же улыбнулась Рё. - Поешь в какой-нибудь забегаловке, тебе хватит.
   - Ага, щас, сначала соблазнили меня едой, а теперь не приходи. - на деле мы шутим, мамины тефтели не только вкусные, но и многочисленные, в прошлый раз даже Ботан не доел за один присест, так что хватит всем.
  
   К сожалению, сегодня не выходной, а самый обычный вторник, так что надо отправляться в школу вместо того, чтобы сразу компанией куда-нибудь зарубиться. Ну ничего, после уроков отправимся, уже договорились.
   Да и перед воротами школы нас уже ждали Томоя и Котоми. Оба для абсолютно незнакомого человека могли показаться братом и сестрой - высокие, черноволосые, постоянно ходят вместе. Но они не брат и сестра, и не возлюбленные, слава богу, а просто друзья. По крайней мере, ни разу не дали моей ревности повод думать иначе.
   - Томоя! - я повисла на шее у парня. Будь поменьше народу - ещё бы и поцеловала, а так пока стесняемся.
   - С днём рождения тебя, Кё! - но обнять меня он всё-таки обнял. - Расти большой и сильной, а то сейчас прям плоскогрудый задохлик.
   - Кто-то манги перечитал с тамошними сиськами, что мою грудь уже плоской видит, а?
   - Искусство отражает жизнь, если что-то регулярно появляется в манге, то оно реально. С книгами точно так же, Котоми?
   - А? - вздрогнула та. Котоми у нас книжный червь, будь её воля - питалась бы книгами. Хотя заодно и без пяти минут учёный, возможно, в будущем для этого что-нибудь изобретёт. - Ну... это зависит от книги, Томоя-кун...
   - Романтика так точно лжёт. - Рё не собиралась молчать, а мы наконец выдвинулись в сторону самой школы. - Там всегда говорят, что к тебе прилетит принц на белом коне. Где твой белый конь, Томоя?
   - Я могу нарядить в него Сунохару, но оно нам надо?
   - Спасибо, но нет, моё воображение уже блюет. - поморщилась я. Вчетвером мы разбежались по классам.
  
   Другие ребята подходили поздравлять Рё и меня на различных переменах. Юкинэ Миядзава, таинственная хозяйка архива, уже на первой принесла нам серёжки с зелёными и красными камнями соответственно, причём держалась так, словно это самый обычный подарок. Президент школы и мой босс Томоё Сакагами вручила книги по психологии - нам обеим придётся работать с людьми, так что полезно. Нагиса Фурукава, глава драмкружка и формально босс Рё, выдала пакеты с кучей булочек в виде иероглифов наших имён. Кажется, она решила сделать это своим вариантом стандартного подарка, но лично я не жалуюсь - булочки вкусные. Ёхей Сунохара, приятель Томои, и вовсе превзошёл сам себя, вручив нам по манге о воспитательнице и медсестре. Я понятия не имею, где он их достал, но от растерянности впервые в жизни поблагодарила. Подходили и другие знакомые, волейбольный клуб преподнёс мяч, который опять закончит свою жизнь в кладовке, многие просто дарили коробки конфет, как сговорившись. В суматохе кто-то подкинул на стол любовное письмо с мольбой забыть про двоечника и обратить внимание на страдающую милую девушку. Пришлось аккуратно накатывать ответ.
  
   После школы мы собрались у ворот уже всей компанией. На обычном дне рождения завернули бы в кафе или домой к Котоми, но сегодня собираемся вместе навестить ещё одного члена нашей группы - Каппея, парня Рё, который всё ещё лежал в больнице. У нас в городе больничный центр начинают строить, но пока ещё построят, так что со всем сложным отправляют в другой город.
   - Слушай, Кё. - обратилась ко мне Томоё. - Такафуми тоже изъявил желание присоединиться, но он прибудет прямо туда. Ты не против?
   - Да нет, почему я должна быть против. - Такафуми, брат Томоё, пару раз нам попадался, но особо с ним не разговаривали. Ничего такого, но парень всё ещё проходил реабилитацию после двойного перелома ног и в другом городе практически жил, так что общение не заладилось.
   - Кё, мы как к Каппею заходить будем? - спросил меня Томоя. - Сомневаюсь, что такую ораву пропустят.
   - Рё? - повернулась я к сестре вместо ответа.
   - Я так-то договаривалась, но кто знает. - сказала та. Рё так часто бегала к Каппею, что в больнице стала своей - а с учётом того, что ещё раньше присматривалась туда работать медсестрой, даже имела определённое влияние.
   В электричку мы заскочили буквально через пару минут после того, как начал накрапывать дождик, и тут же начали разбирать места. Томоя, сразу прикинув, что на всех не хватит, уцепился за поручни, я ухватилась за него, а Котоми поспешила примоститься по левую руку. Томоё и Нагиса сели, а Рё, Юкинэ и Сунохара отошли куда-то глубже. Станцию выхода все знали, так что беспокоиться о том, что проспят остановку, не было смысла. Идти электричке полчаса, так что Томоё и Котоми раскрыли тетради, а я предпочла прикрыть глаза, держаться за Томою и мечтать.
   - Кё. - тихо сказал он, и я взглянула на него. - Давай после сбора пройдёмся немного вдвоём, потом отдельно уедем.
   - Давай. - Томоя мне подарка так и не вручил, очевидно, в этот момент и собирается. Он улыбнулся и больше ничего не сказал, а я спокойно подержалась за него, опираясь, когда электричку немного потряхивало.
   Больница от остановки была относительно недалеко, и у входа нас уже ждал крепкий черноволосый парень - тот самый Такафуми. Мы поздоровались с ним, и Рё зашла внутрь - уточнять, можно ли девяти людям беспокоить больного.
   - Что-нибудь нового сказали, Такафуми? - подошла к нему Томоё.
   - Не. - он мотнул головой. - Вообще кажется, что меня чисто для профилактики мотают, ноги уже даже не немеют.
   - Ты там не вздумай сбегать. - нахмурилась та. - Я же тебе читала, что может быть, если решить, что уже здоров и проверки не нужны.
   - Я не собираюсь, Томоё, тем более что ты меня тогда за шкирку потащишь. - вздохнул он. Я хихикнула - Томоё добрая, но жёсткая и немного уверена в своей правоте, да к тому же и очень сильная, так что за шкирку таскать умеет.
   - Нам разрешили. - Рё вышла на крыльцо. - Но очень тихо, аккуратно, глаза в пол и скромно. Любой, кто нарушит, будет выпровожен. Да, Кё, я смотрю на тебя.
   - А я чего, я милая скромная девочка. - тихо и аккуратно, будто что-то сложное. Мы спокойной цепочкой зашли внутрь, отметились у дружелюбной медсестры и отправились на второй этаж, где лежал Каппей.
   Каппей в бело-зелёной пижаме лежал на кровати и, похоже, дремал. У него тоже была беда с ногами, как и Такафуми, и такая же серьёзная - запущенная остеосаркома. То, как это обнаружили, пережили и излечили - целая история, но сейчас операция была проведена, Каппею поставили протезы и теперь он восстанавливался, заодно пытаясь учиться ходить с ними.
   Рё знаком попросила нас молчать, подошла к Каппею и уверенно, так, словно в комнате были они одни, взяла его за щёку и потянула.
   - Дорогой, вставай. - ласково сказала она. - У меня для тебя сюрприз.
   - А? - он мигом распахнул глаза. - Рё, привет! Ты же вроде обещала в среду приехать?
   - А что, не рад? - прищурилась сестра.
   - Рад, конечно! - ответил Каппей даже слишком быстро. - Но я думал... э? - он всё же уловил наши шевеления, обернулся и широко раскрыл глаза.
   - Каппей. - я вышла вперёд. - Угадай с трёх раз, почему мы все тут.
   - Ээээээ... - протянул он, оглядывая всех. - Вы вновь все принесли мне поесть?
   - Нет. - усмехнулась я, вспомнив тот случай, и Каппей погрузился в раздумья.
   - Не знаю. - наконец ответил он.
   - Эх, балда. Рё, скажешь ему?
   - У меня сегодня день рождения, Каппей, как и у Кё. - улыбнулась она.
   - Что? - парень едва не вскочил с кровати. - А я... у меня... - он судорожно зашарил по одеялу.
   - Спокойно, мы пришли сюда праздновать, а ты дарить не обязан. - Рё взяла его за руку. - Стулья только надо притащить...
   - Ребята пошли за ними уже. - сказала Нагиса позади нас. И точно, пока мы стояли и молчали, Томоя с Томоё и Сунохарой решили не торчать столбом, а сбегать на первый этаж за стулом для каждого. Мы аккуратно занесли их внутрь, расселись и начали праздновать.
  
   Тортиков мы с собой принесли четыре, но небольших - всем и так хватило. Каппей извинился, что не знал о празднике и не приготовил подарка, обещал сделать это, как выпишется и найдёт работу, но мы посоветовали не заостряться. Сунохара вспомнил, как Каппей пообещал оплатить ему использованное мыло, тот под общий хохот стал вообще припоминать все свои долги, а заодно и связанные с ними истории. Мы, разумеется, комментировали и часто смеялись, однако голос старались не повышать, а то и в самом деле выкинут. Такафуми, как оказалось, Каппея знал, ибо они встречались на занятиях по восстановлению подвижности, и даже обменивались впечатлениями и советами. Юкинэ посреди разговора встала, извинилась и вышла - мы думали, что в туалет, но она не появлялась целый час, а на расспросы отвечала уклончиво.
   Наконец стало темнеть, и мы начали собираться. Рё потребовала от нас подмести, дабы не было крошек от торта, и мы стали разыгрывать, на кого это спихнуть. Выпало Нагисе, но все ей помогли, после чего попрощались с Каппеем и вышли из палаты. Говорить о том, что на воскресенье запланировали уже более громкую вечеринку дома у Котоми, не стали - нечего расстраивать и так много пережившего парня. Рё осталась с ним, посидеть наедине в тишине, и я с теми же целями потянула за собой Томою, когда мы высыпали на улицу. Все понимающе попрощались и поредевшей гурьбой направились к электричке, а мы тихо отправились вдаль по улице, освещённой и уже знакомой.
   - Мне гадать, что получу в подарок? - поинтересовалась я.
   - Кстати, ты сегодня скромная. - покосился на меня Томоя. - Тогда на дне рождения Котоми только так орала, что на своём дне рождения надо быть тираном-самодуром.
   - Ну одно дело орать, а другое выполнять, не так ли? - усмехнулась я. - Томоя, понесёшь меня на руках?
   - Легко. - я с помощью ближайшей скамейки забралась ему на руки и обхватила за шею, попутно поцеловав.
   - Тебя отнести куда-то? - поинтересовался Томоя.
   - Не. просто понеси. - неожиданно устала сидеть и трещать в такой большой компании. Котоми наверняка хуже пришлось, она большие сборища не любит, но самоотверженно терпит. Томоя, который на подобном не заострялся, спокойно понёс так, словно я не съела только что пол-торта.
   - Так что за подарок? - я прижала голову к его груди. - И если скажешь, что твоя теплота и забота, то рассержусь.
   - Ты меня раскусила. Нет, кое-что получше. Помнишь, говорила, что тебе аметисты нравятся?
   - Ага. Стоп, ты не...
   - Оно в кармане брюк. Ты сейчас даже дотянуться сможешь.
   Я осторожно дотянулась и нащупала небольшой пакетик. А в пакетике...
   - Томоя!
   - Ну ты же видишь, что я не встаю перед тобой на колено, так что не беспокойся.
   Я достала пакетик и развернула его. Кольцо небольшим камушком сверкнуло в свете фонаря.
   - Особо не свети, я не знаю, как тут с преступностью. - сказал Томоя, и я быстро убрала пакетик себе в карман. - Ну, как тебе?
   - Томоя, оно же дорогое...
   - Да пускай. Только извини, я думал и пришёл к выводу, что больше не знаю, чем тебя порадовать... ну, кроме этого. - добавил он, когда я вновь его поцеловала.
   - Томоя, как насчёт сопливой романтики?
   - Мне даже немного страшно.
   - Мне тоже. Просто знаешь ту муть, типа мне достаточно того, что ты рядом? Так вот, она работает.
   - А ведь только что говорила...
   - Шучу же.
   - Как и понял. - он чуть сильнее прижал меня к себе. - Возможно, в воскресенье на праздник что-нибудь притащу отдельно, побегаю в субботу по магазинам.
   - И не забудь, что в субботу я опять у Котоми ночую.
   - Как же забыть. - мы обменялись улыбками. Уже занимались сексом, и не раз, но Томоя наверняка сочтёт это сексом на день рождения и попытается сделать что-нибудь особенное. Прям изнываю от любопытства, что именно.
   Мы вернулись ко входу больницы как раз когда Рё вышла наружу.
   - Вы что, меня ждали? - заметила она нас.
   - Честно, специально нет. Томоя, спусти меня. - на его руках приятно, но надо бы и честь знать, парень не железный. - Вместе пойдём?
   - Почему нет. - пожала она плечами. - В воскресенье собираемся?
   - Ага. Я вот думаю приготовить рис со специями, как думаешь, сойдёт?
   - Рис на день рождения?
   - Рис моего изготовления.
   - Хорошо, соглашусь. Но спроси других, вдруг они рожи скорчат.
   - Привереды. Томоя, тебе как?
   - Если там будет мясо, то можете хоть стебли бамбука.
   - Стебли бамбука с мясом, хмммм...
   - Кё, тебе сейчас любой повар голову оторвёт за такую ересь.
   - Не говори, чего не знаешь, сестрёнка, такой рецепт есть.
   - Серьёзно, что ли?
   Мы втроём выдвигались к электричке, продолжая болтать и наслаждаться вечерним ветерком.
   Восемнадцать лет. Конец детства, школы и прежней весёлой жизни.
   Последний беззаботный день рождения.
   Но не последний счастливый.
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"