Airwind: другие произведения.

Седьмая печать

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Все линии постепенно сходятся в одну точку. Камидзе Тома решает проникнуть в Безоконное Здание, добраться до Алистера Кроули, и многие пойдут вслед за ним - как поклявшись в верности, так и имея свои вопросы к председателю совета директоров. Однако никто ещё не знает, кто же такой Алистер Кроули. Никто не знает, что именно он замышляет и что уготовил незваным гостям. И никто не знает, чем закончится это противостояние...

  
  
  
  Сразу два объёмных монитора сияли в комнате, демонстрируя экраны с периодически меняющимися числами, понятными разве что избранным. Одна из этих избранных сейчас посапывала на мягком диванчике, а механическая рука, выскочившая из рюкзака на холке золотистого ретривера, аккуратно накрыла её тонким одеялом.
  - Пусть Юитцу поспит, - Кихара Нокан развернулся и мягко направился к сидящей перед вторым монитором девушке, одетой в подобие школьной формы из белой блузки, прикрывающей колени синей юбки и алого ободка на блестящих чёрных волосах.
  - Ага, - саркастически отметила она, уставившись в смартфон. - Пусть поспит, благодаря ей всем остальным сегодня не заснуть.
  - Увы, Кумокава Серья, я вынужден с вами согласиться, - пёс прыгнул в незанятое кресло и устроился поудобнее. - Она ведь ещё и усилила Элементы магией, так что их теперь так просто не отключить.
  - Алистер приказал их отключить? - Серья искоса взглянула на него.
  - Нет. С эвакуацией нет нужды беспокоиться за людей, а здания восстановить не проблема.
  - Да уж... - Серья уставилась на монитор, где все числа пока что мирно горели зелёным даже когда изменялись. - Сколько же придётся прибираться, когда всё закончится...
  - К слову об этом, Кумокава Серья - раз мы наконец-то нормально разговариваем, то можно поинтересоваться, отчего вы решили так далеко зайти? - Нокан слегка сменил позу, еле вмещаясь на кресле. - Не просто вести войну с нами, но и попытаться всех уничтожить? Хотя мы, вообще-то, союзники?
  - Мы союзники только в вопросе помощи Алистеру, - Серья вновь уткнулась в смартфон. - А когда он победит, то мир рухнет, и Академия-сити будет вытаскивать его из развалин. Но вытаскивать, простите меня за пафос, должны те, кто умеют вытаскивать. Настоящие лидеры, готовые привлечь людей на свою сторону и нести ответственность за свои поступки.
  - То есть, в ваших глазах, Камидзе Тома, - спокойно подытожил пёс.
  - А вы откажетесь ему подчиниться, - Серья даже не подумала отрицать.
  - Поэтому должны умереть, - Нокан наконец выбрал удобное положение. - А сам Камидзе Тома понимает ваш грандиозный замысел?
  - Надеюсь, что нет, - Серья упрямо смотрела в телефон, и пёс лишь вздохнул, высунув язык.
  - Да уж, любовь воистину мощное чувство, - задумчиво сказал он. - Надеюсь, она не помешает вам сейчас, когда долг и эмоции вступят в конфликт.
  - Не бойтесь, Нокан-сан, - Серья даже не дёрнулась. - Я знаю, что делать.
  
  - Слушай, Тома, мы совсем не против... но знаешь, если сразу пятеро британских подданных вторгнутся к главе Академия-сити с шансом набить ему морду, то это политически ой-ой-ой. Тем более что наши страны так-то союзники.
  Цучимикадо говорил это с непривычной неуверенностью, даже солнцезащитные очки поправлял едва ли не на каждом слове. Канзаки, Ицува и Лессар волновались не меньше, и только Карасума Фран продолжала стоять столбом, никак не реагируя.
  - Я понимаю. Но дело в том, что мне реально может понадобиться ваша помощь, ибо неизвестно, что нас ждёт внутри, - Тома попытался обрисовать ответ так, чтобы вышло убедительно. - Алистер вряд ли поднимет шум, а без него никто больше не узнает. Если только вы сами не скажете.
  - В том-то и проблема, что скажем, - святая успела за время их подготовки переодеться в привычные затянутую на животе рубашку и обрезанные одной штаниной джинсы. - О таком необходимо отчитываться, иначе отчитаются за тебя. Но с другой стороны... если ты прав, и если это действительно Алистер Кроули...
  - Вы не прочь его поймать? - посмотрел Тома на Канзаки, однако вместо той ответила пока оставившая тёмный костюм Ицува:
  - Живой Алистер Кроули враг и для Британии, Тома, и для всего мира. Я слышала так много историй о нём, даже если малая часть реальна...
  - Как когда он целый день разгуливал с каменным хуем в руках? - совсем не в тему высунулась также окутанная в тёмное Лессар.
  - В общем, он непредсказуем и опасен, - Ицува аж слегка ударила ту ребром ладони по голове. - А если действительно управляет Академия-сити, то остановить его будет долгом перед Британией... так ведь, Канзаки-сан?
  - Давайте поговорим об этом отдельно, - святая поманила всех в угол, включая Цучимикадо и Фран, а Тома отошёл к окну.
  Они сейчас были на первом этаже, в гостиной, и из окон города особо не было видно, но он и так знал, что там происходит. Странные твари, взявшиеся невесть откуда, разоряли всё и вся, а занимались ими лишь не знающие усталости Кайкине и Гунха.
  В обычное время Тома тоже отправился бы, но сейчас надо как можно быстрее попасть в Безоконное Здание, пока пробитый им проход не затянулся. Он был уверен, что не затянется - для Алистера такое дело пары секунд, тот явно дал понять, что ждёт гостей - но уже наступил вечер, девушки и так весь день сражались, Шокухо вовсе легла подремать на диване неподалёку. А отправляться одному не вышло бы, все уже дали понять, что попрутся следом. Тома не вслушивался, что там болтают британские подданные-шпионы, но если судить по лицам - настрой также боевой.
  - Мы только свыкнулись с тем, что ты не умер, и уже лезешь в логово дракона, - проговорила Отинус, вновь уместившаяся у него на плече. - Что у тебя за моторчик такой, Тома? На каком бензине работает?
  - Сказал бы, что на бензине справедливости, да для этого надо в позу вставать, - хмыкнул он, взглянув на темнеющее небо. - Отинус, я думаю, тебе лучше остаться тут. Алистер не любит Магических Богов, а ты абсолютно беззащитна.
  - Твои монашка и блондинка идут, значит, я тоже, - Тома не стал возражать столь бескомпромиссному тону. Индекс и Шокухо действительно шли добровольно, презирая факт возможной бесполезности. Девочка так вообще расписывала свои подвиги в бою с Кихарой Юитцу, выставив себя спасительницей всех и вся. Канзаки подтвердила, что так и есть - то ли поддакивая, то ли всерьёз, Тома не понял.
  Да и честно говоря... хотя перед глазами всё ещё стоял облик тёмной башни, опутывающей город жадными щупальцами смертельной опасности, но Томе отчего-то казалось, что внутри Безоконного Здания им ничто не будет угрожать. По крайней мере такое, с чем нельзя будет справиться. Оставлять девушек тут, пока по улицам рыскают и скоро доберутся сюда неведомые твари, в разы опаснее.
  - Если хоть одна из них пострадает, то наш разговор будет куда короче, - прошептал он так, что даже Отинус сморщила лоб, не разобрав. Однако шептал Тома наноботам, что (если Жрец не ошибался) должны были сидеть тут, прямо под их ногами, и передавать хозяину всю собранную информацию.
  Так что до Алистера обязательно дойдёт.
  - Тома! - позвала Канзаки. - Мы согласны пойти. Все политические проблемы я возьму на себя, обвинить святую не так уж и просто.
  - Это удобно, - он отвернулся от окна и улыбнулся девушкам. - Прямо сейчас и отправимся?
  
  Акселератор стоял посреди комнаты и внимательно читал написанную от руки записку, одиноко лежащую на обеденном столе.
  "Акселератор, нам объявили, что минут через пять начнётся массовая эвакуация города, придётся помогать наводить порядок. Йошикава со мной, но Ворст и Ласт Ордер ушли неизвестно когда, никак не предупредив. Пожалуйста, найди их. Йомикава".
  В обычное время их поиск стал бы огромной головной болью... сейчас, впрочем, тоже. Акселератор сел на стул, отложил костыль и закрыл глаза.
  Сигналы из сети Мисак пришли через несколько секунд, но там стояло полное молчание. Обычно хоть кто-то да болтал, так что Акселератора это даже успело встревожить. Но почти сразу же на его появление обратили внимание, оживились - и вскоре в голове разнёсся голос:
  - Мисака-Мисака пыталась пробиться к Акселератору, надулась Мисака-Мисака!
  - Куда ты ушла? - мысленно спросил эспер, и недовольство сменилось смущением:
  - Мисака-Мисака не может сказать, понурилась Мисака-Мисака. Это очень важно и секретно, уверила Акселератора Мисака-Мисака!
  - Мисаки смогут справиться с этим делом самостоятельно, также уверила братика Акселератора пытающаяся не выглядеть невежливой Мисака. Братик Акселератор лучше бы помог братику Томе, предложила другой вариант Мисака, - это уже заговорила обычный клон, неизвестно каким номером. Остальные пока что не вмешивались.
  - А эти монстры на улице?
  - Они не представляют существенной угрозы, уверена Мисака. Братик Акселератор может побить их только ради спортивного интереса, предложила способ развлечения Мисака.
  - Акселератор ведь следит за своим зарядом, ревниво прервала беседу Мисака-Мисака?!
  - Слежу. Сегодня ещё на два часа хватит.
  - Просто завтра всё будет уже не так хорошо, извинилась Мисака-Мисака. Мисакам потребуется вся доступная энергия, горько проговорила Мисака-Мисака.
  - Что? - Акселератор даже с закрытыми глазами нахмурился. - Мне что, вернуться к получасу в день?
  - Нет-нет-нет, активно заверила Мисака-Мисака! Часа три выделим точно, поклялась Мисака-Мисака! Но вот больше...
  - Мы постараемся, пообещала Мисака. Так что пусть братик Акселератор поможет братику Томе, ещё раз попросила Мисака.
  - Хорошо. Конец связи, - Акселератор открыл глаза и глубоко вздохнул.
  Сунешь палец - отхватят руку. Пусть даже герой каким-то чудом выжил - хотя что за глупый вопрос, разумеется он выжил - но Акселератор всё ещё должен ему помогать.
  Тем более что нынешняя кутерьма касается непосредственно девочек. Он вспомнил, как вчера провожал десять тысяч тридцать вторую к старому дому, где она с кем-то поговорила (просила не поглядывать, и Акселератор не стал), после чего вышла вся довольная. Что-то они затевают, и хочется надеяться, что справятся.
  Акселератор вышел из дома, тщательно его запер и посмотрел в небо. Даже отсюда были видны и громада Безоконного Здания, в которое целился отправиться герой, и мотающийся туда-сюда истребитель монстров Кайкине. А дыру, из которой они падают, не догадался закрыть? Или здесь Тёмная Материя внезапно бессильна?
  Он сделал пару шагов, но тут навстречу выкатилась какая-то круглая дрянь с шипами по всему обхвату. Она замерцала синим, завыла, приготовилась выпустить иголки - и взмах ветра разрезал её надвое, оставив обе половинки распадаться на тротуаре. Акселератор посмотрел с секунду, а затем быстро подлетел и осторожно коснулся быстро исчезающей материи.
  - От тебя не настолько сильный запах безумия идёт, чтобы так пачкаться, не так ли? - задумчиво спросили позади.
  - Ты уже восстановилась? - Акселератор опёрся на костыль, встал и повернулся к Саломее. Та успела потерять где-то одно серебряное одеяние, а второе красовалось дыркой на боку, открывая участок смуглой кожи.
  - Как видишь, - девушка изящно повернулась, без проблем ощупывая асфальт голыми ступнями. - Да ещё и несколько монстров успела зашибить. Кстати, я ведь сейчас тебе жизнь спасла, не так ли?
  - Возможно, - щит действительно затруднился определить материал, из которого состояла тварь, так что та могла его и пробить. Впрочем, сейчас анализ состоялся и следующее нападение столь удачным не будет.
  - Ты тоже планируешь их убивать, не так ли? - Саломея поглядела в сторону зияющей далеко от них дыры, из которой всё сыпались и сыпались новые уроды. - Их тут очень много.
  - Именно поэтому нет. Мне надо добраться до Безоконного Здания, - Акселератор в подтверждение застучал костылём, и девушка помчалась рядом.
  - А зачем тебе костыль? - она взмахнула рукой, и воздушная волна прошлась по улице, разбрасывая припаркованные автомобили и разрубая ещё одну вылезшую тварь, по виду как жёлтая жаба. - Без него ведь быстрее, не так ли?
  - С ним спокойнее, - Акселератор на ходу поднял руку, атакуя прыгнувший сверху куб. Тот задёргался и мигом рассыпался на части.
  
  Подготовка к выступлению заняла совсем немного - пробудка Шокухо оказалась едва ли не самой долгой задачей. Без Джунко, прибежавшей ещё до начала сборов, они бы и вовсе не справились, а так та ласково сумела уговорить свою Королеву открыть глазки, встать и отправиться на подвиги.
  Мусуджиме явилась почти одновременно с ней, и не одна, а с вместительным джипом. Правда, на итоговых десятерых человек (плюс Отинус) даже этой вместительности хватало с трудом.
  - Етцу, слушай, - Тома отвёл подругу в сторону, пока остальные разбирались, куда и как влезать. - Я знаю, что ты по приказу Алистера упустила Фремею Сейвелун, когда Отинус пыталась превратить её в холистического эспера. Так что... есть тебе что-нибудь сказать мне?
  - Ты так интересно вопрос задал, Тома, - Етцу покосилась на джип, где Лессар прыгнула на крышу, рискуя на ней же и ехать. - Я даже не знаю, как ответить. Но да, я выполняла для Алистера кое-какие делишки по его приказу. Думаю, ничего такого, что тебе сейчас полезно.
  - Я думаю немного иначе. Видишь ли, соприкоснулся тут мельком с ацтекской магией, и подумал, что не к Алистеру ли пропал Унубара? Цучимикадо тут вспоминал про него, а с его сменой внешности...
  - Не к Алистеру, - Етцу опустила голову. - Прости, Тома, как бы тебе лучше сказать... не к Алистеру он пропал. Абсолютно точно.
  Тома несколько секунд посмотрел на неё, а затем устало махнул рукой.
  - Если будет что добавить, то говори сразу, хорошо? - он развернулся и прошёл к джипу, где все не только сумели разместиться, но и оставили ему место. Етцу вздохнула и направилась следом, прыгнув на крышу к Лессар.
  
  Вёл Цучимикадо, внимательно поглядывая не только на дорогу, но и на карту в закреплённом смартфоне. Там отмечались приблизительная концентрация атакующих созданий и пути объезда.
  - Откуда они вообще взялись? - спросил Тома, склонившись к другу с заднего сиденья. Костюмы со внутренней связью даже Ицуве и Лессар пришлось снять; Цучимикадо уверял, что в пределах Безоконного Здания они будут заблокированы.
  - От нас, Ками-ян, - сейчас же он аккуратно свернул влево. - Эти твари называются Элементами, созданы из Тёмной Материи и предназначены на случай полного захвата Академия-сити. Чтобы противник не мог безнаказанно шнырять по городу и выявлять его тайны.
  - Так на кой они сейчас вылезли?
  - Юитцу выпустила, скорее всего. Вся свободная Тёмная Материя так или иначе в руках Кихар, - Цучимикадо вновь свернул. Тома посмотрел на вжавшихся друг в друга девушек, просто молча ждущих окончания поездки, и нахмурился.
  Он был абсолютно уверен, что Алистер позволит войти в здание и встретиться с собой. Но тот наверняка приготовил ещё тайные козыри помимо Элементов - а Тома не сомневался, что пожелай Алистер, и ничего бы у Юитцу не удалось.
  Что он вообще творит? Он же создал этот город, развил, вырвал едва ли не в мировые лидеры, так почему так равнодушен ко всем угрозам? Из того, что Тома сумел узнать и вспомнить об Алистере Кроули, выходил очень сильный маг, оказавшийся способным поколебать даже мощь Магических Богов. И чтобы такой не справился с защитой одного города?
  Подумать дальше он не успел - машина резко дёрнулась, занеслась и ткнулась, спрессовав их и без того вжавшуюся компанию. Канзаки ухитрилась как-то вытащить клинок, случайно ткнув им Фран в рёбра, и парой ударов разрезала сталь, открывая проход наружу, где уже громко хлопали атаки Лессар.
  Тому вместе с Шокухо вытащила Джунко, и он сразу увидел, кого били - огромное огненное создание, напоминающее богомола, активно отмахивалось лапами от воздушных ударов Лессар и присоединившейся Канзаки.
  - Увы, моя карта одиночных особей не выявляла, - Цучимикадо вылез сам, живой и только с медленно заживающей ссадиной на лбу. - Я надеялся, что они путешествуют толпами, но вот не повезло... эм, то есть...
  - То есть не повезло, - понимающе кивнул Тома, сжимая кулак. Интересно, если монстр состоит из Тёмной Материи, то Разрушитель Барьеров на него подействует?
  Хорошо бы.
  Белая громада Безоконного Здания уже совсем близко.
  
  Акселератор и Саломея пробирались переулками - тварей было слишком много и те предпочитали носиться по главным улицам.
  - Мы хоть знаем, куда идём, не так ли? - девушку, казалось, происходящее лишь забавляло. Даже сейчас она весело подпрыгивала, хорошо хоть не напевая.
  - Туда, - Акселератор показал костылём на огромное белое здание, а затем взглянул на девушку и нахмурился. - А ты не можешь его выследить?
  - Кого, Тому? Могу, я знаю запах его безумия, а сейчас ещё и ориентироваться легче, не так ли? Столько народу разом ускакало! - в её голосе слышалась радость пришедшего домой интроверта. - А те, что остались, не мешают. Вон он, например, даже нормален. - Саломея ткнула рукой в белую фигуру Кайкине Тейтоку, продолжающего на фоне истреблять чудовищ.
  - Он нормален? - это даже заинтересовало Акселератора, и девушка охотно объяснила:
  - Он желает лучшего мира, конечно, но не конкретного. Просто тупо всем помочь, без моральных дилемм и раздумий. В некотором роде порхающий жучок, не так ли? Влекомый ветрами, но могучий и человекообразный, в определённом плане даже безобидный... ай, ненавижу иронию!
  Кайкине резко направился к ним - и не просто направился: прямые белые нити Тёмной Материи атаковали, едва не задев отпрыгнувшую Саломею. Акселератор ушёл с траектории первой атаки, поднял костыль, но замедлился, услышав отчаянный вопль:
  - Акселератор, это не я! Мной кто-то управляет!
  - Что? - он нахмурился - и что-то быстро мелькнувшее разрезало Саломею на три части. Голова свалилась на тротуар серебряными волосами вниз, заворчала, схватилась ими за ближайший столб и перевернулась.
  - Опять тело менять, - она выпустила множество светящихся ножек. - Справишься без меня, надеюсь? - и сразу же помчалась к выходу из переулка. Акселератор скривился, ожидая следующей атаки, но та пока что не следовала.
  Кайкине с перекошенным от страха и ярости лицом опустился на улицу, а позади него медленно шагала куда более миниатюрная, изящная фигура.
  Девушка в розовом одеянии выглядела как медсестра, даже аккуратно стянутые пучком тёмные волосы прикрывала небольшая шапочка. И голос тоже оказался добрым, даже заботливым:
  - Значит, не только Второй, но и Первый? Это разочаровывает. Судя по тому, что я видела, остальные пятиуровневые тоже нуждаются в укрощении. Однако вас, как самых опасных, стоит привлечь к ответу первыми, остальные всё равно не убегут.
  - Ты ещё кто? - нахмурился Акселератор, но ответил ему Кайкине:
  - Это Рэнса. Киборг, созданный специально для противостояния нам. У неё силы всех пятиуровневых, включая твою.
  - И не только, - кивнула девушка. - Я могу при желании их комбинировать или захватывать силы других эсперов. Так что вы даже всемером не имеете ни малейшего шанса меня победить.
  Акселератор скривился. Киборг с его силами и силами всей семёрки... здесь даже самоуверенному тону нечего предъявить. Желания драться нет, времени так-то тоже.
  Может, воспользоваться методами героя? Как там правильно говорить-то... наверное, так.
  - Думаю, нам незачем сражаться, - он даже попытался изобразить вежливость. - Город в опасности, и я хочу устранить её. Кроме того, лично я не делал ничего такого, чтобы меня атаковать.
  - Хм... - Рэнса скрестила руки на груди. - А в моих записях указано обратное. Что, мол, ты однажды даже швырнул небоскрёб в главное здание. Так что прости, не верю.
  Что ж, попытка и так была глупой. Акселератор шагнул назад, однако Рэнса погрозила пальцем, и из её спины вылезли сверкающие белые крылья. Такие же появились у всё ещё кривящегося Кайкине.
  Ну просто замечательно.
  
  Огненный богомол оказался грозен лишь названием. Воздушные атаки Лессар отвлекли его достаточно для того, чтобы Тома сумел проскользнуть незамеченным и ударить правой рукой, развеявшей и пламя, и само чудовище. Затем поймал слишком неуклюже прыгнувшую от упоения боем Лессар, едва не рухнул от её тяжести и помчался за уже бегущими вдаль остальными. Мисаки при виде не думавшей слезать с Томы девушки зашипела, но её саму так же несла Джунко, так что только шипеть и оставалось.
  - Лучше сюда! - Цучимикадо на ходу свернул в переулок, и все сразу за ним.
  - Надо было, наверное, под землёй пройти? - догнала его Ицува. - Я и думала, что мы к очередному ходу едем.
  - Прости, Ицува-тян, но я сам видел, как эти твари лезли под землю, - Цучимикадо затормозил и поднял руку. - В узком коридоре мы бы так весело не справились... слушайте, а похоже, ещё кто-то не эвакуировался.
  Тома тоже услышал рокот грузовика, едущего в сторону... в сторону Безоконного Здания? Все насторожились, Лессар даже выскользнула из его рук и вперёд двинулись уже медленнее. Рокот слегка утих, затем вовсе перебился низким рёвом чудовища, заткнувшегося после поднявшейся над низкими домами зелёной вспышки.
  - Думаю, это относительно свои, - ребята вновь ускорились и вскоре выбежали на проезжую часть перед белоснежным монолитом.
  Чудовищ оказалось больше одного, но все они исчезали в зелёных лучах, вылетающих из окруживших голову Мугино сфер. Четвёртая и к ним угрожающе развернулась, но вовремя остановилась.
  - Вы Хамазуру не видели? - крикнула она, испепеляя нечто похожее на зубастые весы.
  - Нет, - Тома подбежал ближе к джипу, из которого высовывалась приветливо махнувшая Кинухата. - Его, наверное, эвакуировали?
  - Да вот хрен знает, - Мугино смела сразу группу мелких монстров, и на этом твари закончились. - Он из больницы уже несколько часов как пропал, даже Гекота-сенсей не мог внятно объяснить. А раз нас не эвакуировали, то его тем более не почешутся.
  - А сюда прибыли зачем? - дыра в здании была обращена прямо к проезжей части и, как Тома и ожидал, не заделалась ни на миллиметр. Входите кто угодно, всем будут рады. Правда, за ней абсолютная темнота, совсем ничего не видно, так что заходить придётся осторожно.
  - Незачем, мы просто по городу мотались. Такицубо и пробует его по силе эспера выследить, и кристаллы есть не хочет, - Мугино раздражённо откинула прядь каштановых волос со лба. - А тут остановились, потому что дыра подозрительная, думаем, что мог зачем-то внутри спрятаться. Ох сколько я сдеру с него за бензин...
  Тома покосился на дыру. Да, стоит учитывать, что до них в Безоконное Здание мог зайти кто угодно. В теории, разумеется, вряд ли Алистер будет спокойно смотреть на абсолютно каждого.
  И что-то слишком много пропадающих становится. Мисака, с Серьей так и не удалось связаться, теперь вот Хамазура... а времени разбираться нет, если они тут застрянут, то придётся сразу от десятка богомолов отбиваться, уже не столь легко. Остаётся надеяться, что после встречи с Алистером все вопросы решатся скопом, а пропавшие смогут сами о себе позаботиться.
  - Мугино, - посмотрел он на девушку. - Мы сейчас планируем проникнуть внутрь, в основном по личному вопросу. И я не знаю, что там произойдёт, но вам лучше...
  - По личному вопросу, говоришь? - задумчиво перебила та. - Что ж, у меня тоже скопились личные вопросы.
  - Мы идём вместе, суперударной компанией? - Кинухата раскрыла дверь джипа и выпрыгнула наружу, её место в выглядывании из окна заняла Куроёри. Мугино вместо ответа вытащила из платья небольшой прибор и направила в сторону исчезнувших тел монстров.
  - Всё-таки не радиоактивны, - с облегчением выдохнула она. - Тогда...
  Она посмотрела на Тому, на его товарищей, на джип.
  - Кинухата, продолжай с Такицубо и Куроёри искать Хамазуру. Если надо, спустись в подземелья...
  - Там твари уже бегают, - теперь Цучимикадо перебил её.
  - Не спускайся в подземелья, - мигом сориентировалась Мугино. - И вообще держитесь от них подальше. Кто знает, вдруг какие-то в самом деле радиоактивны или другой гадостью фонят. Найдёте - постарайтесь связаться со мной. Не сумеете связаться - затаитесь на одной из тайных квартир, по выбору, я сама вас найду.
  - И если пройдут три дня, а ответа никакого, то супервалить? - Кинухата согласно прыгнула обратно, Куроёри еле успела отшатнуться.
  - Естественно, - Мугино отвернулась от джипа, где началась возня "кому садиться за руль", и обратилась к Томе. - Я с вами, если вдруг надо пояснять.
  - Не надо, - Тома шагнул к дыре, когда под его ногами смешливо закашлялись. И он понял, что пересёк порог удивления, когда никак не отреагировал на вполне живую голову Саломеи.
  - Я с тобой, не так ли? - поинтересовалась та. - Мало ли там потребуется кого прирезать. И мне есть чем, - она вытянула одну из тонких ножек, исходящих из перерубленной шеи, и показала зажатый кинжал.
  - Хорошо, - Тома не стал больше спорить и вновь шагнул, но Мугино оттолкнула его.
  - Э, не. Вдруг там какое-нибудь лезвие над входом, отрубающее голову первому вошедшему? Или просто мина. Мне, в отличие от вас, плевать, - и она уверенно шагнула во тьму дыры. Взрыва и прочих опасных звуков не раздалось, так что Тома махнул остальным и зашёл следом.
  Остановился так, что шагнувшая после Джунко даже вынуждена была мягко подтолкнуть в спину.
  И еле сдержал ругательство.
  - Ого! - Мисаки недоумённо заозиралась, мигом прилипнув к его боку. - Я ожидала что-нибудь эдакое... магическое.
  - Ага, как же, - они стояли в офисном зале. Столы, компьютеры на них, мягкий белый свет и ни одного человека. Всё точно так же, как в том мире с Магическими Богами.
  - Разрешите? - Фран умудрилась со своим рюкзаком проскользнуть между Ицувой и Мусуджиме. - Я попробую поискать хоть какую-то информацию.
  - Скорее всего, ничего не найдёшь, - вздохнул Тома, все вопросительно повернулись к нему, но тут в проёме наружу появилось любопытствующее фиолетовое лицо.
  - Вы что, опять с Камисато-куном что-то не поделили? - удивлённо оглядела всех Ньянг-Ньянг.
  
  
  - Хорошо, - схватку за руль всё-таки выиграла Кинухата. - Давайте суперподумаем, куда мог отправиться Хамазура. В бордель?
  - В Академия-сити есть бордель? - Куроёри аж вытаращилась на неё.
  - Уже нет. Правосудие разогнало, когда они решили, что хватать девушек с подходящей силой на улице суперотличная идея. Но, может, кто-то оказался супервменяемее? - джип медленно тронулся с места. - Такицубо, твои идеи? И кстати, передай-ка мне суперсчётчик радиации.
  - Держи, - брюнетка высунулась прямо в кабину. - Я не знаю, если честно. Хамазура в последнее время часто пропадал часами.
  - И ты не супербеспокоилась? - Кинухата взглянула на карту и повернула влево.
  - Он меня любит, - сказала Такицубо так просто, что пару минут джип ехал абсолютно молча.
  - Не знаю насчёт часами, но однажды он просто катался по городу, - наконец прервала тишину Куроёри.
  - А ты откуда... ох, суперсрань! - впереди что-то взорвалось, вверх поднялся хобот чёрного смерча и сразу же могучим молотом ударил вниз. - Так, нам суперточно не туда. Так откуда ты знаешь?
  - Я... - Куроёри схватилась было за ремень безопасности, напугавшись взрыва. - Я однажды это... просто... увидела... - она густо покраснела; Кинухата весело взглянула на неё и на Такицубо.
  - Супервезунчик Хамазура, - промурлыкала она, теперь сворачивая вправо. - А вот мы нет!
  Свернули они прямо к переливающемуся пауку, мигом развернувшемуся к ним и раскрывшему гигантские жвалы. Руки Куроёри выскочили в окно кабины, отправляя в паука кучу кинжалов; тот отшатнулся, впечатался в стену дома и обмяк, а джип проскочил мимо. И вновь затормозил - ближайший перекрёсток пронзила целая толпа куда-то мчавшихся монстров.
  - Сдаётся мне, они все туда суперрванули, - Кинухата даже указала пальцем в сторону очередного хобота, одновременно разворачивая джип на сто восемьдесят градусов. - И по моему суперопыту можно делать уверенную ставку, где именно сейчас Хамазура.
  Куроёри скривилась, отлично её поняв. Такицубо же задумалась, а затем коснулась плеча Кинухаты:
  - Слушай, я чую эсперов. Они совсем недалеко.
  - И?
  - По-моему, это Падальщики.
  - Ха? - Кинухата задумалась. - Их тоже оставили на съедение супермонстрам? Насколько я знаю, их главная супервыслеживает...
  - И уже темнеет, - Куроёри покосилась на последние лучи солнца, пробивающиеся сквозь ряд помрачневших небоскрёбов.
  - Ещё лучше. Ну, Такицубо, суперуказывай тогда! Поможем товарищам по несчастью за суперскромную плату.
  
  Падальщики действительно чувствовали себя так, будто их оставили на съедение монстрам. Нару даже успела пошутить, что уже они станут падалью, но к концу шутки сама заткнулась, осознав, что никакая это не шутка.
  Собственно, их уже зажали, и длинная прозрачная лапа, поднырнувшая под дверь жилого дома, медленно елозила по комнате. Дом принадлежал какому-то неряхе, на полу валялась целая куча белья и посуды, а из пары стульев один уже свалился на руку, неслабо её отвлекая. Только это жизнь Падальщикам и спасало.
  Лидер медленно и крайне аккуратно вжалась в угол, одновременно жестами прося Я-кун проверить запасы химикатов. Забравшаяся с ногами на диван девушка развела руками, показала на ремень с химикатами, на себя - и провела пальцем по горлу.
  Ясно. Остальные тоже не блистали: бумага дрожащей рядом на диване Нару оказалась абсолютно бесполезна. Медленно подбирающийся к двери в другую комнату Сейке изменением трения более-менее спасал их, но сейчас приближаться к этой руке было опасно. Та обшарила стул, схватила и неожиданно кинула его в угол комнаты - совсем мимо, но Нару от страха взвизгнула, и рука сразу нацелилась в её сторону.
  Среагировать не успела - снаружи зашумел двигатель, рука дёрнулась, резко начала вытягиваться обратно из дома, но на полпути замерла, опала и растворилась. Падальщики даже не успели перевести дух, как с улицы раздалось весёлое:
  - Мы тут собираемся найти кое-кого, а затем суперрвануть из города. Есть супержелающие присоединиться?
  
  - Я даже рада, что ты не можешь видеть, Хамазура, - на этот раз голос Анери прозвучал жизнеутверждающе. - Монстр, мимо которого мы только что пробежали, может ночью присниться.
  Парень лишь вздохнул. Он и так не сомневался, что следующей ночью - если доживёт - будет плохо спать. Уж слишком жутким оказалось ощущение полной беспомощности и чужого контроля, отрезающего чувства и желания. Анери частично восполняла это, но сама тоже была лишь пассажиркой в костюме-Процессоре.
  Зато монстры, невесть откуда взявшиеся на улицах, не были угрозой. Костюм для них оказался слишком быстрым, а после "Хамазура, твоя нога точно ничем не пробита?" ещё и прочным. Так что оставалось лишь надеяться, что по завершению своего задания он не вздумает рассыпаться на части, оставив Хамазуру беззащитным.
  Пока же и он, и Анери не могли сказать, в чём заключается это задание. Костюм, по описанию искусственного интеллекта, подключался к самым разным компьютерам и манипулировал некими данными. Воистину разным, они и в парочку лабораторий заглянули, и в частные дома вламывались, и несколько общественных точек посетили. В том числе достаточно странных, вроде компьютера, управляющего парком аттракционов.
  - Слушай, Хамазура, я попробовала отследить по карте все места, где мы подключались. И у меня такое впечатление, что мы рисуем некий символ.
  - Символ? Какой?
  - У меня в базе данных нет ничего по символам, только само понятие, да и показать не могу. Но могу попробовать описать, - Анери помолчала несколько секунд. - Треугольник на северо-северо-западной стороне города, захватывающий двадцатый, девятый, восьмой и шестнадцатый районы, и сейчас мы работаем над примыкающим к нему треугольником на севере города, в третьем районе.
  Это Хамазуре вообще ничего не говорило. Рисуют фигуру... ну и какой в этом смысл? Оставалось лишь надеяться, что эта фигура раскинется на весь город, а монстров к этому времени успеют уничтожить.
  Или просто вытащить его из костюма.
  Или хоть что-то, а то уже в туалет хочется. Не ходить же прямо в костюм, да ещё под взглядом Анери... она, конечно, совсем не живая девушка, чисто голосом...
  Но лучше бы всё-таки вне костюма.
  
  Вслед за Ньянг-Ньянг явился Жрец, мрачно осмотрев всех и не встретив ответных взглядов - все немного опасались даже после того, как Тома представил их и назвал союзниками. Отинус так вообще забралась ему за шиворот, дабы не привлекать к себе никакого внимания.
  - Вообще, конечно, это вы союзники для Магических Богов, - весело сказала Ньянг-Ньянг, проходя между рядами компьютеров. - И то.
  Она не уточнила, но всем стало ещё неуютнее. Тому же охватывала откровенная злость.
  Его провели как младенца. Уверился, что Алистер ждёт, рванул без всякой задней мысли, а тот каким-то способом переместил их сюда, в разрушаемый Магическими Богами мир. И спасения ждать бессмысленно, Камисато наверняка развлекается со своими девушками и даже не подозревает, что его рука могла бы пригодиться. Сообщить ему невозможно.
  Тупик.
  Председатель совета директоров наверняка сейчас довольно посмеивается.
  - Вы можете нам как-то помочь вернуться? - обратился Тома к Ньянг-Ньянг; всё же нужно продолжать бороться до последнего. Однако та лишь помотала головой:
  - Мы стали ещё слабее с тех пор, так что увы. Хотя можете и тут пожить! Ребята начали терраформирование Марса, попутно сносят всякие горы, будет где. Здесь всё равно не получится, не буду же я до самого конца спасать вас от радиации.
  - Радиации? - Мугино смотрела на богов особенно недружелюбно, даже отошла подальше. А после этих слов вытащила из кармана прибор и уставилась на него.
  Прибор не пищал.
  А Ньянг-Ньянг улыбнулась как-то каменно. Тома посмотрел на неё и с резким осознанием вытянул вперёд правую руку.
  Та коснулась девочки, но вместо срабатывания прошла сквозь неё, заставив небольшую фигуру разлететься на мелкие куски праха. Точно таким же прахом разлетелся и Жрец, и компьютеры, и вообще весь зал.
  Они очутились на гигантской стальной платформе, освещаемой идущим из неё самой жёлтым светом. Единственный выход вёл к светящейся уже зелёным лестнице, край которой терялся в окружающем бесконечном мраке.
  - Это что, иллюзия была? - Лессар словно только сейчас сообразила, так что ей даже не стали отвечать. Тома подозревал, что и сейчас перед ним иллюзия, однако что-то надо было делать.
  - Цучимикадо, Етцу, Мусуджиме, вы ведь тут бывали, подскажите что-нибудь, - попросил он, не надеясь на чёткий ответ, и друг сразу же подтвердил опасения:
  - Честно говоря, я впервые в таком антураже, - он хмуро поправил солнцезащитные очки. - Обычно путь если и извилист, то не настолько.
  - Меня вообще последний раз обычным коридором с Серьей провели, - Етцу слегка вытянула глаза из орбит, пытаясь высмотреть конец лестницы. - И туда, и обратно.
  - Некоторые места требуют телепортации, но это... - Мусуджиме покачала головой. - Я даже не знаю, что происходит.
  - Тома, - голова Саломеи прыгнула на голову вцепившейся в его левую руку Индекс, а уже оттуда на его плечо. - Я чувствую там, наверху, просто-таки огромное желание лучшего мира. Очень сильное, аж облизываюсь.
  - Ну никто и не сомневался, что нам туда, - Тома осмотрелся - все на месте, никто в иллюзии не остался - и двинулся к лестнице.
  Мугино вновь обогнала его, но теперь то же самое сделала и Етцу; обе пятиуровневых осторожно зашагали вперёд, ощупывая каждую ступеньку. Тома тащил основательно вцепившуюся в него Индекс, Саломея переползла ему на голову, удерживаясь приятно тёплыми отростками, Шокухо шагала сразу позади, взаимно обмениваясь недовольными взглядами с вылезшей наружу Отинус, Джунко следом, готовая в любую секунду поддержать свою Королеву.
  И, похоже, граница прошла именно по ней: когда вся команда ступила на лестницу, то та внезапно разделилась на две рванувшие друг от друга части. Тома успел увидеть метнувшуюся вперёд Канзаки, испуганно завопившую Лессар - а затем пролёт с ними, а также с Ицувой, Цучимикадо, Мусуджиме и Фран исчез во мраке. Их же помчался куда-то вверх со скоростью хорошего лифта, заставляя вцепиться друг в друга и думать лишь о том, чтобы не упасть.
  
  
  Очередной чёрный вихрь закрутил Кайкине, тот попытался выбраться, но сразу же перевернулся вниз головой и на время прекратил трепыхаться. Остальными вихрями Акселератор ударил в Рэнсу, но те вновь с бессильным воем отразились от девушки, а белые крылья за её спиной разорвали один из изгибающихся тёмных хоботов. Одновременно припаркованная машина взлетела в воздух, в секунду обернулась облаком из стали и низвергнулась звенящим смертельным дождём; белые нити касались каждого обломка, заставляя того ярко светиться.
  Акселератор еле ушёл от этого дождя. Он понял, что лишился преимуществ щита, когда прилетевший в ногу белый отросток пробил её насквозь. Акселератор вытащил его и даже сумел залечить рану - по крайней мере от каждого движения не появлялась адская боль - но вынужден был уворачиваться и позволять атаковать крыльям, которые неплохо справлялись в автоматическом режиме.
  "Неплохо" означало "по крайней мере попадали". Рэнса носила его собственный щит и уж её-то он полностью удовлетворял. Она не особо спешила и уж точно не выкладывалась, но даже так каждая её атака была смертельно опасна.
  Акселератор не умел бояться. А то, что случалось в последнее время, было в основном из-за других. Наверное, последний раз страх за себя он чувствовал в момент, когда лежащий у него под ногами парень отбил протянутую убить руку, и Акселератор осознал, что от этого удара его сила ушла. А сейчас... сейчас было близко.
  Вихрь схватил машину и бросил её в Рэнсу, но не просто так, а чтобы груда металла пролетела сквозь Кайкине. Могло сработать, но киборг подняла руку, и снаряд завис в воздухе.
  - Меня предупреждали, что сражение с Первым будет самым опасным, - она слегка поклонилась. - Что он может одолеть всех остальных пятиуровневых. И я ожидала большего.
  - Ну уж что есть, мразь, - прошипел он, сжимая костыль. Ещё один вихрь тем временем истреблял мчавшихся на фейерверк тварей; те бессильно выли, разрываясь на тающие куски.
  - Мразь? - Рэнсе они тоже досаждали, но та справлялась висящими над головой сферами, бьющими по монстрам в турельном режиме. - Я защищаю город от эспера с огромной силой, и я же при этом мразь? Похоже, просто наказать тебя будет недостаточно.
  Одна из сфер выстрелила в него столь тёмной линией, что Акселератор вновь счёл за лучшее увернуться. А заодно топнуть ногой об асфальт, отчего сразу три машины подбросило в сторону киборга. Та мгновенно разрезала их на составляющие, но отвлеклась - и Акселератору этой пары секунд хватило.
  Рэнса ещё и не поняла, что произошло, когда асфальт неожиданно вспучился под ней массивным прыщом. Она хлестнула его белыми крыльями, но безрезультатно; ещё раз выстрелила тёмной линией в Акселератора, но та без всяких видимых отражений ушла в небо.
  У киборга есть его силы, но не его опыт. А его опыт в последнее время постоянно сталкивался со всякими завихрениями пространства.
  Рэнса заметно обеспокоилась, даже самодовольное выражение пропало. Она вновь ударила крыльями, теперь вверх, с надеждой что-то исправить. Но что можно исправить, когда вокруг рушится сама система координат?
  Акселератор напряжённо уставился на медсестру, искривляя пространство вокруг неё и не обращая внимания на то, как два вихря за спиной выбивают дурь из по-прежнему скачущих туда-сюда монстров. Векторы его силы киборгу не помогут, в хаотичном изменении окружающего мира потребуется на порядок больше усилий, чтобы...
  Белые крылья Рэнсы сменились чёрными вихрями.
  Акселератор даже не успел осознать, что это значит, как координаты посыпались уже у него. И не просто хаотично, а именно в направлении его искривляющей пространство силы, словно бы обхватывая неведомыми цепями, усложняя вычисления, контратакуя...
  Рэнса улыбнулась, вновь возвращая довольную мордашку. И ведь имеет полное право, ибо неизвестно какими комбинациями пятиуровневых сил, но продавливала его вычисления.
  Перехватывала векторы.
  Сама начала сдавливать пространство.
  Акселератор попробовал отступить, но сразу же уткнулся в невидимую стену. Ему ещё и возможности для бегства урезали.
  - Ты сильнейший эспер, - Рэнса заговорила с уважением. - И потому мне заранее заложили в память варианты победы над тобой. Этот лишь один из них, сдавить тебя в пространственной ловушке так, чтобы двинуться не мог, и держать, пока не истечёт заряд.
  - Долго же тебе придётся ждать, - прошипел он, пытаясь нащупать уязвимость в постепенно сдавливаемом панцире. Похоже, вот тут можно надавить...
  - Ждать? - Рэнса наклонила голову. - Кто сказал, что я буду просто ждать?
  Белая нить промелькнула рядом с шеей, и Акселератор со всей тяжестью вычислений не успел отреагировать. Трескнула небольшая молния, ошейник замкнуло, и он свалился на асфальт - не от удара тока, а от мигом закончившегося заряда.
  Что-то белое сверкнуло: похоже, Кайкине вывалился из вихря и попробовал пойти в атаку, но и его резко заткнули. Затем засияло уже по всей площади, взмахи лап и плевки тварей замолкли, а через пару секунд раздался голос Рэнсы:
  - Я ведь не просто копирую силу эсперов, я ещё и анализирую, что они могут. Кстати, я тебе соврала. Силы Седьмого у меня нет, как раз потому, что я её не понимаю. Но вот твоя и всех остальных...
  Она всё ещё держалась поодаль, и Акселератору оставалось только лежать, слушать и внутренне выть от бессилия. Побит своим же оружием, пусть и с примесями.
  - Убивать, если что, не буду, - хоть на этом спасибо. - Вас приказано убивать только в самом крайнем случае, а сейчас он ещё не наступил. Оттащу в безопасное место, там вас примут сотрудники Анти-Навыка и заключат под стражу, а далее уже не моя забота. Сбежите - тогда будет моей заботой. И не думайте, что второй раунд сумеете вытянуть.
  Ну вот кто знает. Если они с Кайкине нормально договорятся, разберутся, как лучше всего претворить взаимодействие векторов и Тёмной Материи, подготовят поле боя, а то ещё и этого героя притащат... с его рукой, от которой весь киборг полетит по швам...
  Вот интересно, а почему он всё ещё сознание не потерял? Без батареи это дело нескольких секунд, а тут Рэнса успела речь произнести, и всё ещё не...
  Белый ботинок, продолжающийся белыми же брюками, опустился рядом с его лицом. И остальную картину дорисовало воображение.
  Гунха встал рядом с рухнувшим Акселератором, скрестив руки на груди. Незакреплённый плащ вновь развевался на ветру, хотя тот дул в другую сторону. Рэнса внимательно оглядела его, и опавшие было чёрные вихри за её спиной воспряли приготовившимися вцепиться змеями.
  - Я поделюсь с вами своим мужеством, - сказал Гунха Акселератору и еле ползущему Кайкине. - Этого хватит для того, чтобы уйти отсюда. Спрячьтесь в каком-нибудь доме и забаррикадируйтесь, твари не особо любят возиться с перекрытыми проходами.
  - А ты не спросил, позволю ли я им уйти? - Рэнса наклонила голову.
  - Позволишь, - Гунха поднял руки и встал в стойку карате. - Тебе просто будет некогда.
  Рэнса подняла брови - а затем подняла одну из оставшихся машин и метнула её в Гунху. Тот даже из стойки не вышел, и машина, отскочив от него, ударила обратно в Рэнсу.
  Отскочила от Рэнсы и врезалась в Гунху.
  Отскочила от Гунхи и врезалась в Рэнсу.
  На третьем цикле идиотского тенниса киборг пошевелила рукой - и бросила уже весьма сплющенный стальной ком в стену.
  - Что ж, - ухмыльнулась она, не мешая Кайкине неуклюже подползать к зашевелившемуся Акселератору. - Думаю, я смогу позволить себе развлечься.
  
  - Мы закончили второй треугольник, Хамазура, и приступили к третьему, - отчиталась Анери. - Это точно какой-то символ.
  - Не пентаграмма случаем? - пятиконечная звезда была единственным символом, что Хамазура вообще мог придумать. Анери немного помолчала, а затем разочарованно ответила:
  - Увы, Хамазура, не похоже. Сходство имеется, но на весь город пентаграмму при нынешнем положении не растянуть. Да и пропорции треугольников не сходятся.
  - Что ж... - оставалось лишь вздыхать и ещё больше хотеть в туалет. Так бы знать, что осталось лишь три треугольника, и можно потерпеть, а если их не пойми сколько...
  - Я попробую подключиться к компьютеру в библиотеке, когда мы до него доберёмся, Хамазура, - от Анери даже в одинаково беспомощном состоянии было больше толка. - Скорее всего, подключение заблокируют сразу же, но вдруг доли секунд мне хватит, чтобы обнаружить символ?
  
  - Он там!
  Такицубо и Лидер сказали это одновременно, ткнув руками вправо, и Кинухата мигом вывернула руль, так что Нару вновь свалилась Сейке на колени, а снаружи что-то завизжали.
  - Прости, Куроёри, я же сказала тебе суперприцепиться, - крикнула она, внимательно вглядываясь в лобовое стекло. Для семерых машина оказалась слишком тесна, потому Куроёри большинством голосов и грубой силой вытолкнули на частично приоткрытую для силы Лидера крышу, где ниндзя сумела зацепиться, работая пулемётной точкой.
  Красноволосая девушка, продолжая зажимать глаз даже после очередной болтанки, уточнила координаты, Такицубо подтвердила направление, и Кинухата ещё раз свернула.
  - Ага, смотрите, если это не он, то всё равно суперинтересно, - крикнула она, и все высунулись вперёд, рассматривая бегущий прямо по дороге чёрный с зелёным отливом робокостюм.
  - Откуда он у Хамазуры? - нахмурилась Такицубо.
  - Хрен его знает, но если не поделится - суперприбью. Куроёри, ты можешь суперприцельно стрельнуть по ногам? Да не ори ты так, у остальных вряд ли суперостановка найдётся.
  - Суперостановка? - Я-кун сморщила лоб. - У меня есть замораживающий химикат, он даже на сталь подействует. Или если Нару его спеленает...
  - Хорошо, коли есть, - Кинухата прибавила газу, догоняя никуда не сворачивающий костюм. - Тогда суперприготовьтесь...
  Тот неожиданно прыгнул, и словно из ниоткуда к нему прыгнул ещё один костюм. Они соприкоснулись, небольшая вспышка на фоне темнеющего неба едва не ослепила всех - а затем костюмы приземлились и разбежались в разные стороны, один продолжил путь к забитому машинами шоссе, другой зацепился на монорельс.
  - Какого... - Сейке яростно затёр глаза, как и Нару.
  - Постойте, но... - Такицубо завертела головой. - Кинухата, они оба словно стали Хамазурой... и все ещё...
  - Суперсерьёзно? Тогда пятьдесят на пятьдесят, - Кинухата сбавила было скорость, но тут же вновь втопила педаль, бросаясь вслед за костюмом к шоссе. - Эй, Куроёри, слышала очень суперинтересную тебе новость? Хамазур теперь двое, и один из них суперсвободен!
  
  - Хамазура, с нами только что соприкоснулся другой костюм.
  - Когда? - он вообще не почувствовал никакой разницы. - Совсем только что?
  - Да, Хамазура. Похоже, он считал и передал часть данных. Возможно, такая фигура не одна, и другие костюмы тоже рисуют свои. В таком случае наша может оказаться не такой большой, и ты сможешь сходить в туалет вне костюма.
  - Я... - Хамазура осёкся, поняв, что для искусственного интеллекта его мучения не были секретом. А затем зачерпнул из запасов смелости и спросил:
  - Тут ведь можно ходить в туалет?
  - Конечно, Хамазура, костюм предназначался для долгой диверсионной работы, и потому оснащён подобными удобствами. Кстати, Хамазура, это натолкнуло меня на мысль, что в другом костюме тоже кто-то был, они не работают автономно. Возможно, такой же пленник, как и ты.
  - А ты не можешь связаться с другой Анери... то есть, не с другой, - Хамазура от облегчения немного запутался. - С той Анери, что в другом костюме?
  - Увы, Хамазура. Я могу попробовать дотянуться до переданных данных, но вряд ли мне откроют доступ - странно, мне открыли доступ.
  - И что там? - Хамазура надеялся на мгновенный ответ о возможности вылезти из костюма, однако Анери отчего-то замолчала.
  А затем в ушах раздался самый последний звук из тех, что он ожидал услышать в этой ситуации.
  Истошный рёв младенца.
  
  
  - Эй, - Серья бесцеремонно затрясла раскинувшуюся на диване Юитцу. - Просыпайся.
  - А? - та еле открыла глаза. - Иди нахуй...
  - Я тоже? - морда ретривера сунулась к её лицу, и Юитцу испуганно заморгала.
  - Нет-нет, Нокан-сенсей, вы точно нет! - она села и зевнула. - Но просто так спать хочется...
  - Ты ведь помнишь наблюдения за Патрицией Бёрдвэй? - Нокан слегка отступил от дивана. - Тоже сонливость в течение недели после вживления шоггота. Но извини, нам обоим надо уходить. Алистер вызвал, а за показателями должен кто-то следить.
  - Всё-таки зря я не освободила Рансу с Эншу, - покаянно опустила голову Юитцу.
  - Генсей уже давно за ними отправился, так что наверняка на свободе. Давай, Юитцу, крепись, мы вряд ли надолго, - Нокан отошёл к Серье, та взяла выскочившую из рюкзака механическую руку и оба силуэта задрожали, растворяясь в свете ламп.
  - Эти "вряд ли" всегда нарушаются, - пробормотала Юитцу, слезая с дивана и оправляя белый халат. - А мне бы в душ сходить не помешало... кстати, Нокан-сенсей, шоггот что, всё ещё внутри? - она заозиралась, будто надеясь, что собачья морда высунется и подтвердит. - Я думала, эта извращенка из меня его вытащила... хотя да, так бы я точно того... ладно, неважно.
  Юитцу добралась до экрана, уселась на стул и внимательно вгляделась в ряд цифр. Все они по-прежнему сияли зелёными, хоть и регулярно изменяясь.
  - Надо бы инструкцию повторить, прошлый день из меня все соки выжал, - через некоторое время пробормотала она в пустоту. - Стоп, подождите, день ещё сегодняшний? Мне срочно нужно выпить.
  Она отъехала на стуле к массивному кулеру и только наполнила стакан, как позади что-то пискнуло. Юитцу повернулась - цифры оставались зелёными, а писк не повторялся.
  - Надеюсь, ты зафиксировал это в логах, а то ещё окажусь виноватой, - проворчала учёная, подъезжая со стаканом обратно к экрану.
  
  Вокруг бешено мчавшейся лестницы замелькали двери - просто висящие в пространстве, абсолютно одинаковые белые двери. И лестница даже не позволила им выбрать, а просто примчалась до одной из дверей и остановилась столь резко, что вся группа влетела в неё на какой-то мультяшной инерции.
  Тома, ясное дело, оказался почти снизу. Почти, потому что под ним застряла голова Саломеи и даже разругалась, пытаясь выкарабкаться наружу. К счастью, долго никто не стал разлеживаться: Мугино и Етцу мгновенно вскочили сами, а Джунко помогла подняться всем остальным.
  Улетевших на втором пролёте не появилось, и Томе оставалось лишь надеяться, что они справятся сами, не попадут во что-то страшное. А пока разобраться со своими проблемами.
  Оказались они словно в облаках - пусто, дуёт небольшой ветерок и везде слабая, не дотягивающая даже до туманной дымка. Цвет исключительно белый, но словно бы разных оттенков, от тусклого до бьющего по глазам.
  - Берёмся за руки, - Етцу не только сориентировалась, но и мгновенно заключила всех в широкие объятья. - Тут я не была, но почти наверняка затеряться как раз вздрочнуть. А мы же не хотим затеряться? Вот именно, поэтому держимся.
  Возражать и так никто не стал, даже Мугино без проблем взялась за кольцо плоти. Дверь, через которую они пролетели, исчезла, и осталось лишь двигаться условно вперёд.
  - Вы слышите шёпот? - спросила Шокухо уже через несколько секунд. Все остановились и внимательно вслушались, но различили лишь тихий ветерок.
  - Нет-нет, - девушка сразу же замотала головой. - Не ветер. Шёпот. Я... не разобрала, что он сказал, но...
  Мугино как-то резко дёрнулась и уставилась в дымку. Все испуганно посмотрели на неё, но та тоже мотнула головой, отчего-то сразу помрачнев.
  - Будьте осторожней, - прошептала Етцу. - Не слушайте это, кто и что бы вам не говорил. Подобные бяки любят давить на больное место и погружать в уныние, а затем хавать. Как выберемся, с меня будут тортик и обнимашки каждому передепрессовавшему. А сейчас упорно топаем.
  Обещание тортика удивительно оживило компанию, и все вновь двинулись вперёд. Мугино периодически смотрела по сторонам и кривилась как от зубной боли, Шокухо на полпути схватила Тому за руку, Индекс вцепилась ему в ногу, Отинус в шею, Саломея за неимением других мест залезла на голову. Джунко внезапно начала выглядеть какой-то потерянной, озиралась испуганно и поёживалась. Етцу, перевоплотившаяся в целую клетку с ними внутри, каменно смотрела вперёд.
  Тома не слышал ничего. Только лёгкий ветер, дующий неизвестно откуда и никак не задевающий дымку вокруг. То ли правая рука всё отменяла, то ли шепчущие послания предназначались лишь его спутникам.
  - Слушай, приятель, вот это уже совсем низко, - пробормотала Етцу столь неожиданно, что все уставились на неё. - За такое даже милашки вроде меня морду бьют. Если все держатся, то прими пораже...
  Тома остался один. Только что все шагали рядом, половиной вцепившись в него - и растаяли, даже небольшая тяжесть Саломеи с головы куда-то пропала. Он резко обернулся, но никого не застал.
  Етцу что, общалась прямо с Алистером? Который понял, что на группу его шепотки не оказывают влияние, и решил вопрос кардинально? За такое и впрямь морду бьют. Но морда пока что недоступна, как и все...
  Он увидел тени краем глаза, обернулся, понял, что не привиделось, бросился туда - и застыл.
  Шокухо танцевала с ним, словно больше ничего не видя. Она улыбалась, и его двойник тоже улыбался.
  - Как я рад, что все они отступили, - сказал он покаянным голосом. - Прости меня, милая Мисаки. Я всегда любил только тебя.
  - Я знаю! - Мисаки рассмеялась так, будто всю жизнь хотела это услышать. - И я только тебя люблю! Знаешь, как противно было к остальным девушкам лезть, притворяться, улыбаться ради твоего комфорта, Томик...
  - А я не понимал, - двойник сокрушённо поклонился, не прекращая нестись с Мисаки в элегантном танце. - Теперь даже не знаю, чем могу искупить своё поведение.
  - Очень строгим наказанием. Будешь со мной до конца своих дней и никогда не покинешь меня, - Мисаки прижалась к двойнику, положив руку ему на талию. - Я богата, красива, влиятельна и желанна. Не смей смотреть ни на кого другого.
  Её улыбка сияла счастьем - и Тома шагнул вперёд, коснувшись двойника. Тот мигом растаял всё той же дымкой, и Мисаки остановилась, опустив руки. Она недоумённо оглянулась, затем прямо уставилась на Тому - и тот отвёл взгляд.
  - Давай... найдём остальных, - еле выдавил он из себя после слишком долгого молчания. Мисаки лишь взяла его за левую руку, и они так поспешили дальше.
  Индекс тоже обнаружилась скоро - она сидела на коленях у ещё одного его двойника, весело болтая о том, что приготовят сегодня на ужин. Она аж подпрыгнула, когда от прикосновения этот Тома растаял, уставилась на него с Мисаки и мигом надулась, тоже зашагав рядом.
  Отинус, сидящая на плече ещё одного двойника...
  Етцу, весело играющая на приставке вместе с очередным...
  Ну хоть Саломея без него - голову нёс в руках двойник Камисато и укоряюще говорил, что сестра так скоро останется без запасных тел, и тогда ему всю жизнь её в руках таскать?
  Джунко единственная не радовалась - она сидела на корточках и плакала без всяких двойников, а когда Мисаки склонилась подбодрить, то схватилась за неё и пробормотала, что никогда не предаст Королеву.
  Осталась Мугино - и они обнаружили её, когда зелёные лучи пронзили белое пространство, а вслед им полетел истошный крик:
  - Хватит! Хватит! Не ласкайтесь ко мне, не смотрите на меня так! Я вынуждена была, вынуждена!
  Тома остановился, увидев, что девушку окружили множество мелких, расплывчатых теней, а та рухнула на колени и рыдает. Здесь уже отреагировала Етцу, скользнув к Мугино, обхватив её и прошептав:
  - Ну-ну, спокойно, Шизури-тян. Мы все прошли через всякое, пока поднимались до пятого уровня. Это прошло, это ушло, всё-всё, спокойно...
  - Это дрянь оказалась права, - Мугино всхлипнула, спокойно позволяя себя обнимать, а маленькие тени постепенно таяли. - Я действительно слышу их писк...
  - Два тортика, - Етцу крепко обняла её и подняла с колен. - А также очень хорошее снотворное. Пойдём, Шизури-тян, выйдем отсюда... куда-нибудь да выйдем...
  Етцу повела её, вытянув остальным выросшую из спины третью руку, за которую все опять схватились. Столь резкое преображение Мугино и самого Тому чуть было не выбило из колеи.
  Алистер отчётливо дал понять: если он позволит встретиться с собой, то не просто так. И полоса препятствий будет идти ещё неизвестно сколько, неизвестно как их вымотает, неизвестно когда закончится...
  Панорама переменилась резко, чуть ли не с резью в глазах, от белого к чёрному. Они оказались на гигантской платформе, крытой полупрозрачным куполом мерцающего силового поля. А вокруг лишь тёмная пустота космоса со множеством тусклых огоньков далёких звёзд, изредка мигающих в бессильной слепоте.
  И дверь - далёкая, на другом конце платформы. Хорошо хоть указывающая стрелочка не нарисована. Тома сделал шаг, и понял, что больше не держится за Етцу.
  Хотя она всё ещё тут, возвращает себе человеческий облик, уже не обнимая Мугино. Контуры Шестой засветились зелёным, стали слегка полупрозрачными - и точно так же засветилась Джунко. Мугино и Индекс сияли фиолетовым, и когда Тома левой рукой коснулся девочки, то ощутил лишь пустоту, а сама Индекс никак не отреагировала.
  Мисаки, Отинус и Саломея не изменились, последняя разве что вновь вытащила кинжал из головы и уставилась на теперь уже открывшуюся дверь.
  Тома узнал вышедшую оттуда зелёную фигуру по росту и очертаниям. Аогами, он несколько лет видел его именно таким, и сейчас тот быстро зашагал к остановившейся Етцу. Фиолетовая предстала заложившей руки за спину сгорбленной фигурой, такой знакомой, но... это же...
  - Да, это Кихара Генсей, - Серья вышла последней, в абсолютно нормальном облике, и дверь сразу захлопнулась. - Он, видите ли, жив и всех нас обманул.
  - Серья? - Тома остановился, соображая, не иллюзия ли это. - Почему ты здесь?
  - Она настоящая, - Саломея подумала то же самое. - Желанием лучшего мира прям смердит.
  - Смердит? - Серья смерила голову таким недовольным взглядом, что Тома сразу поверил в её реальность. - А что, альтернатива сидеть на месте и бояться что-то сделать гораздо лучше?
  - Это не альтернатива, это крайность. Как же вы не любите золотую середину... - насмешливо протянула Саломея.
  - Серья, - Тома поспешил вмешаться, пока ссора ещё не разгорелась. - Что вообще происходит?
  - Происходит то, что ты не пройдёшь дальше, Тома, - Серья скрестила руки на груди. - Никто из вас.
  Зелёные Етцу и Аогами ринулись друг к другу, на ходу выворачиваясь в чудовищ ночного кошмара; Джунко даже отступила к двери, постоянно озираясь. Индекс и вовсе испуганно отбежала, а Генсей появился позади Мугино и воткнул ей в плечо что-то острое.
  - Ты думаешь меня убить, Серья? - Тома шагнул вперёд, надеясь, что Мисаки не вздумает своевольничать. Та вытащила пульт, но после нескольких нажатий уже разочарованно надулась.
  - Убить? - та покачала головой. - Что ты, Тома, не говори так. Я как раз хочу, чтобы ты не просто выжил, но и взял в свои руки управление Академия-сити.
  - Что? - даже Отинус на его плече икнула от удивления. - Я и управлять городом?
  - Ну а что такого. Ты знаешь многих людей, ты умеешь либо руководить ими, либо назначать туда, где сами превосходно справятся. Ты сам говорил, что не прочь создать светлую сторону. Ты понимаешь, что такое добро, не уйдёшь на путь говнистого тирана, которому лишь бы власть, а остальное пусть горит синим пламенем.
  - Серья, ты... - Тома покачал головой, посматривая в сторону Индекс. Генсей пока занимался Мугино, но занимался успешно, та только что свалилась на четвереньки от очередного удара. Етцу и Аогами расползлись зелёной плотью на всю платформу, но их кольца проходили сквозь всех. - Ты серьёзно? Я умею руководить? Да с чего ты взяла, что я умею...
  - Потому что я видела! - тёмные глаза девушки аж засияли. - Потому что с самого начала ты был единственным, кто мог хоть что-то сделать! Когда я прибыла сюда с Марией, спасаясь от ужаса нашей жизни, ты здесь оказался единственным нормальным человеком! Единственным, для кого честность и порядочность не были ненужными выдумками! Все эти Кихары, члены Совета Директоров, пятиуровневые, эсперы в целом, да даже сам Алистер, все они целились в какую-то гнусь, и только ты просто жил, помогал другим и вёл себя нормально, даже когда пытался подсмотреть за моим переодеванием!
  - Чего пытался? - ласково пропела позади Мисаки.
  - Ничего! - резко махнул рукой Тома. - Серья, но серьёзно... ты просто плохо знаешь других людей. В Академия-сити два с половиной миллиона человек, я по всему не могу оказаться лучшим из них...
  - Плевать, - тряхнула волосами та. - Всё равно ты лучший из тех, кто способен взять на себя ответственность за Академия-сити.
  - Ох, Тома, не везёт тебе на девушек, - голос Мисаки остался таким же ласковым. - Какую не ткни, везде срань да вылезет. Серья, а как насчёт того маленького моментика, что глава города Алистер? И вряд ли так просто уступит своё кресло?
  - Ты ведь помнишь цель плана Алистера, Тома? - Серья словно бы не услышала соперницу. - Победить мировое владычество магов, установив всеобщую власть науки?
  - Помню, - Тома осторожно шагнул вперёд.
  - Так вот, он нас обманул. И на самом деле его план гораздо масштабнее. Настолько, что ты будешь сопротивляться ему. А вот я напротив, в таком виде даже больше поддерживаю, - Серья тоже шагнула вперёд. - И сейчас любой ценой не пущу тебя, пока этот план не претворится в жизнь. Мы все не пустим вас.
  Етцу и Аогами сплелись в такой густой клубок, что не выходило понять, кто где. Генсей отвернулся от рухнувшей Мугино и посмотрел на испуганно дрожащую Индекс. А сама Серья вытащила пистолет и спокойно направила его на Тому.
  
  
  Гунха отбивал всё, что швыряла в него Рэнса, пока держащиеся друг за друга Акселератор с Кайкине не скрылись за углом. И уже тогда выкрикнул во всё горло:
  - Комбо-приёмы-раскатистых-стихийных-ударов!
  Киборга окутало облако едва ли не радужных взрывов, та даже отшатнулась и широким взмахом взрезала воздух, отгоняя пламя и дым широкими слэшами. Но в рассеявшемся облаке появился занёсший кулак Гунха, и Рэнса еле успела выставить вперёд руку, остановив его напор.
  Пару секунд они стояли, пытаясь преодолеть друг друга, а затем Рэнса прошипела:
  - Не думай, что если я не могу получить твою силу, то сразу сдамся.
  - Речь не в силе, - Гунха усилил давление, медленно продвигая кулак в сторону девушки. - Ты атаковала людей, что я считаю своими приятелями.
  - Приятелями? - Рэнса аж глаза вытаращила. - Ты с Первым и Вторым?
  - Ну да, у нас всякое происходило и не происходило, - Гунха смутился совсем немного, и это не помешало ему продолжать напор. - Но мы только собрались договариваться об общей работе и почти договорились. Так что даже если не приятели, то будем ими. А ты чуть их не убила.
  - После того, как они поубивали кучу людей, - Рэнса ответила тем ласковым тоном, что общаются с умалишёнными.
  - И получили за это по морде, - Гунха словно бы не обратил внимания. Киборг фыркнула, а затем её рука распалась на множество мелких щупалец, мигом захвативших рванувший было вперёд кулак.
  - Сказки о раскаявшихся преступниках очень жалостливые, не спорю. Но и очень лживые. И если ты доверяешь этим сказкам, то разговор будет коротким.
  Вторая рука тоже распалась щупальцами, обхватив уже лицо Гунхи; тот недовольно задёргался, пытаясь скинуть удушающую плоть, но Рэнса начала обхватывать его всего кольцами своего растянувшегося тела. Это заняло пару секунд - и затем в Гунху внутри затянувшейся спирали ударила молния. Тот взвыл, от него повалил пар, а киборг аки змея нависла сверху, образовала сферу и выстрелила в ещё шевелящегося Гунху чёрной полосой. Затем слегка размотала кольца и трижды ударила им об землю, вдребезги раскрошив асфальт, а на закуску отпущенной пружиной швырнула парня в единственную уцелевшую машину.
  - Надеюсь, это будет тебе уроком, - Рэнса медленно вернула себе обычную форму, внимательно наблюдая за рухнувшим Гунхой. - Не бросай мне вызов, я всё равно одолею. Хоть Первого, хоть Седьмого, хоть всех вас сразу. Ибо пусть я и не знаю твоей силы, но я изучала, как ты применял её. И тебе нечего мне противопоставить.
  Она отвернулась и только зашагала в сторону сбежавших эсперов, как позади раздалось слабое, но упрямое:
  - Так уж и нечего?
  Гунха вставал. Неуклюже хватаясь за воздух, щуря глаза, смахивая со лба кровь и слегка подёргиваясь. Однако не только встал, но и вновь принял стойку.
  - Как бы ты ни была крута, но моё мужество круче, - голос крепчал едва ли не с каждой буквой. - И оно снесёт всё, что...
  Белые крылья ударили молнией - но Гунха среагировал, выбросил вперёд руку и те отлетели, беспомощно дрожа в воздухе тающей дымкой. Их место заняли чёрные вихри, атаковали с разных сторон, но Гунха с мощным звуком хлопнул руками, и тьма также задрожала, согнулась, начала рассеиваться.
  - Хм, - Рэнса лишь поморщилась. - Тебя что, недостаточно просто избить? Придётся атаковать ещё и ещё, пока не упадёшь?
  - Именно, - выдохнул парень, даже улыбнувшись. - Но я не упаду.
  - О, - Рэнса тоже улыбнулась ему. - Звучит как вызов.
  Она сделала шаг вперёд - и Гунха прямо с места врезал кулак ей в переносицу. Взрывная волна от столкновения окончательно разворошила улицу, смела все одноэтажные дома и под закуску нескольких примчавшихся чудовищ. Мощный гул услышал весь город: и добравшиеся до укрытия Акселератор с Кайкине, и сразу доложившая Хамазуре Анери, и продолжающие гнаться за ними ITEM с Падальщиками.
  Рэнса осталась стоять, а вот Гунха скривился. Дрогнул и чуть было не упал, но всё же удержался.
  - Прости, но ты не очень сообразительный, - голос киборга прибавил в язвительности. - У меня сила Первого. Я отражаю все атаки. Физические в том числе. Ты сейчас знатно заехал самому себе. Хочешь продолжать?
  - Отражающий щит? - Гунха вновь сумел улыбнуться. - Я просто-напросто пробью его.
  Глаза Рэнсы, до сих пор вполне мирно сиявшие фиолетовым, внезапно покраснели. Заполыхали оттенком яростного пламени, и теперь Гунха не успел среагировать: киборг схватила его за плечо, без усилий подняла и швырнула прямо в далёкий небоскрёб.
  Парень пролетел с изяществом пушечного ядра, пробил стальные блоки и влетел прямо в мирно мигающий суперкомпьютер, ответивший визгливыми снопами электрических разрядов. Всё это будто бы не подействовало, он практически сразу встал - и Рэнса на белых крыльях влетела внутрь с красными кулаками, мерцающими вокруг всего её тела.
  Кулаки врезались в Гунху, под углом отправили его в полёт через остальной небоскрёб, выбили наружу и там атаковали всем скопом. Рэнса вылетела следом, не обращая внимания на то, что верхушка пробитого насквозь здания стала медленно обрушиваться вниз, её глаза по-прежнему горели алым пожаром. Гунха попытался замедлиться в полёте, отмахнуться от кулаков, но те вновь и вновь сминали попытки сопротивляться, пока не отправили в ещё один небоскрёб с такой силой, что сразу пробили навылет.
  Тот также начал обрушиваться, и вновь Рэнса проигнорировала это, пролетев над стонущей тучей обломков. Кулаки исчезли, их место заняли удлинившиеся белые крылья, мгновенно спеленавшие Гунху плотной паутиной, в которой тот мог лишь беспомощно трепыхаться.
  - Я повторяю ещё раз, чтобы ты как следует уяснил урок, - пламя в глазах продолжало гореть, и его жар словно подпитывал гневный голос Рэнсы. - Какой бы силой ты не владел, чем бы себя не оправдывал, на каком ранге бы не находился - ты бессилен против меня, последней надежды порядка Академия-сити. Ты можешь хоть весь город собрать под своё крыло, и всё равно проиграешь мне.
  - Твой порядок только что разрушил два небоскрёба, - прохрипел Гунха, напрягая все мускулы в надежде вырваться из пут.
  - Людей там не было, - это Рэнсу ничуть не смутило. - А служебное расследование о превышении полномочий я как-нибудь переживу. В отличие от тебя.
  Ток пронзил парня так, что тот засветился и заорал, словно надеясь выплеснуть с криком жуткую боль. Однако ничего не вышло, и когда белые путы развязались, то обессиленное тело полетело вниз.
  Рэнса, взмахнув белыми крыльями, помчалась следом.
  
  - Хамазура, нас преследуют сразу двое.
  - Что? - он на рефлексе хотел повернуться, но тут же осознал, что не может. - Кто и где?
  - Оба позади нас. Одна девочка в розовом на механическом скейтборде, и ещё группа людей в чёрном джипе, модели...
  - С отсутствующим лобовым стеклом? - мгновенно перебил он.
  - Да, Хамазура, - столь же мгновенно отчиталась Анери. Отлично, значит, ITEM сумели его обнаружить. Хамазура за время безделья успел подумать, что Такицубо могла бы его отследить по силе эспера... хотя не говорила, что может, даже не говорила, есть ли вообще у него сила эспера...
  - А что за девочка? - краткое описание ему ничего не говорило.
  - Лет десяти, волосы чёрные, носит розовую блузку с длинной, но свободной розовой юбкой, - начала перечислять Анери. - Волосы по бокам связаны в два шарика, наподобие китайской причёски...
  Образ вроде складывался, причём знакомый, но Хамазура никак не помнил точно. Наверное, что-то из того момента, как они под землёй нашли целую кучу девочек, а потом дрались стенка на стенку с помешанными эсперами. Да, почти наверняка девочка была среди них, но там такая толпа собралась, что Хамазура сейчас и половины бы не перечислил.
  К слову о девочках... плач раздался вновь, и это нервировало. Не столько звуками, сколько самим тоном беспомощности. Младенец, кем бы он или она не был, страдал, и это резало ножом. Анери ничего не могла объяснить, единственное что предположила - именно этот файл с плачем передал им другой костюм. Но зачем и кто так горько плачет...
  - Девочка догоняет нас, Хамазура. И что-то держит в руке, похожее на пистолет.
  - Это опасно? - встревожился он.
  - Не знаю. Процессор создавался с учётом отражения урона векторным щитом Первого эспера, обычное оружие неспособно его пробить. Однако конструкторы почти наверняка предусмотрели контрмеры на случай непредвиденных ситуаций.
  - И сейчас за нами с этими контрмерами гонятся. Надеюсь, чисто вырубить? - нарочито храбро сказал Хамазура.
  - Надеюсь, Хамазура, - не смогла сказать большее Анери.
  
  - Если кто-нибудь это увидит, нашей репутации конец, - прохрипел Акселератор, когда Кайкине усадил его на диван. Они зашли едва ли не в первый попавшийся дом, сумев уйти за километр от битвы - хотя расстояние, судя по звукам снаружи, не имело значения.
  - Я не знаю, что именно ты имеешь в виду, но бесславная смерть полностью обнуляет репутацию, - сам Второй обессилено сел посреди комнаты, даже белые крылья пропали, а свечение тела потускнело. - Мне казалось, у Рэнсы были проблемы с силами Седьмого и Третьей, да и совмещение остальных не получалось...
  - Значит, с той поры она подкачалась, - Акселератор не знал, что и как передал ему Гунха, но сознание это по-прежнему держало. - Что предлагаешь?
  - Я могу попробовать починить твою батарею, - Кайкине внимательно посмотрел на ошейник. - Не знаю, сможешь ли ты дальше сражаться, но хотя бы поступление заряда возобновится. А так...ты так-то куда стремился?
  - В Безоконное Здание, - буркнул Акселератор, пытаясь устроиться поудобнее. Да, даже шевелиться получалось. - Герой туда отправился, с главой города перетирать, и я бы тоже не отказался.
  - Герой? - нахмурился Кайкине. - Камидзе Тома? Он жив?
  - Да, да и да, - устроиться удалось, хотя костыль Второй не догадался принести.
  - Он жив... тогда... - Кайкине встал и посмотрел на стену. - Тогда да, мне стоит выдвинуться ему на помощь. Да и не только ему...
  Мощный грохот, принесший боязнь разрушения их убежища, подтвердил его слова.
  
  - Я уже так много времени на тебя потратила, но придётся ещё, - обвиняюще сказала Рэнса, спустившись к Гунхе. Тело того лежало в центре огромного кратера и не шевелилось. - Ты наверняка скоро придёшь в себя, так что лучше свяжу как следует и отправлю в надёжное убежище. А потом на поиски остальных.
  Белые нити крыльев связывали парня прямо во время разговора, спеленав в густой кокон, затем оторвали от земли. Гунха действительно приоткрыл глаза, облизнул губы и хрипло сказал:
  - Ты ещё не победила.
  - Разве? - Рэнса слегка покачала коконом. - Даже если ты отсюда выберешься, то получишь лишь ещё больше тумаков. И так пока окончательно не сдашься. Или мне в который раз повторить...
  - Ты не понимаешь, - Гунха попытался улыбнуться. - Дело не в силе эспера. Дело в том мужестве и силе воли, что ведут нас по жизни. Уихару такая слабенькая, она всего лишь первый уровень, но заодно такая храбрая и упрямая... сумела выстоять даже когда вся её жизнь была на ладони... и что уж говорить о нём...
  - О нём? - нахмурилась Рэнса; Гунха на пару секунд закрыл глаза.
  - Вообще нулевой уровень... и его сила не поможет в обычной драке, много где не поможет... да ещё и неудача вдовесок... и всё равно он продолжает жить, сражаться, побеждать... честно говоря...
  Путы Рэнсы разлетелись вдребезги, а сама она отклонилась так, будто получила гигантскую пощёчину.
  - Честно говоря, это даже неприлично проигрывать, когда столь слабые рядом с тобой продолжают сражаться изо всех сил, - Гунха ступил на мостовую, и алое пламя, уже потухшее в глазах киборга, охватило его. Рэнса выпрямилась, крылья появились за спиной - но теперь уже её удар подкинул в воздух, завертев бешеным клубком. Парень рванул следом, но девушка моментально восстановила равновесие и ударила мощным чёрным полотном. Алая аура рванула навстречу, и на несколько мгновений небо над городом окрасилось цветом конца света, пока две силы пытались перебороть друг друга.
  А затем алое начало продавливать чёрное, подбираясь к зависшей Рэнсе, и лицо киборга исказила гримаса ненависти. Она вновь выдвинула белые крылья, зажгла сферы вокруг головы, заискрила, отправляя немыслимые комбинации способностей во врага. Речь шла уже не о захвате - полном уничтожении.
  Однако Гунха шагал по воздуху, вновь скрестив руки на груди, и алая аура пылала впереди него, отражая абсолютно все атаки болезненной комбинации цветов. С каждым его шагом лицо Рэнсы всё больше искажалось, это уже нельзя было назвать лицом, только маской, надетой на бездушного киборга.
  - Откуда ты взял ещё силы! - завопила она, и чёрные вихри вылезли наружу последним козырем. - Ты ведь проиграл!
  - Пока у меня есть воля двигаться дальше, я не проиграл! - аж продекларировал Гунха и поднял кулак. Рэнса изогнулась, ударив сразу всем своим арсеналом, но парень без промедлений рванул вперёд.
  Его кулак раздробил буйство сил, разметал каждую атакующую материю, прорвал, казалось, само пространство - и врезался прямо в лицо Рэнсе. Та лишь ухмыльнулась в предвкушении отражения урона.
  И успела понять, что ничего не отражается.
  Что векторный щит просто не понимает силу, сокрушившую его неистовой мощью.
  А затем окутанная алым миниатюрная фигура медсестры с невероятной скоростью полетела вдаль, в доли секунды скрывшись за облаками и бесследно растворившись в них.
  Гунха медленно опустился на землю, аура вокруг него тихо угасла, а на губах заиграла торжествующая ухмылка.
  - Вот так, - он сплюнул и зашатался. - Мы поступаем с теми, кто нападает...
  Рухнувшее тело не закончило фразы, и к нему осторожно начали подбираться распуганные было монстры, но белые нити безжалостно пронзили их. Кайкине осторожно подлетел к телу Гунхи, взял его на руки и всмотрелся в поисках жизни.
  - Надеюсь, Гекота-сенсей ещё тут, - удовлетворённо кивнул он. - Примет сразу и тебя, и Акселератора, пока я Камидзе Томе помогаю.
  
  
  Индекс на какое-то время оказалась в безопасности: Мугино прямо с пола выстрелила в отшатнувшегося Генсея, вырвав тому часть ноги. Так что Тома мог сосредоточиться на Серье.
  - Слушай, Серья, можешь объяснить мне, что с тобой происходит? - он опять шагнул к ней. - Сначала ты активнее всех выступала против Кихар, а сейчас объединилась с худшим из них. Не предупредив и не объяснив, всё якобы во имя Академия-сити.
  - Не объединилась, - Серья аж негодующе замахала пистолетом. - Мы просто на одной стороне, временно и частично вынужденно. Когда всё это прекратится, то сразу же его пристрелю.
  - Что задумал Алистер? - Тома сделал ещё шаг. - В чём именно его план?
  - Не могу сказать. А он наверняка захочет рассказать сам, - Серья внимательно следила за его движениями. - Но поверь мне, Тома, всем станет гораздо лучше, включая тебя.
  - Сомнительно.
  - Но надёжно. Неужели ты думаешь, что я бы поддержала план, бьющий по тебе?
  - Я до сих пор не знаю, что это за план. И никогда не одобрял эту поддержку.
  - Что? - Серья аж улыбнулась. - Тома, ты словно меня контролировать хочешь? Этого не делай, того не предпринимай?
  - Ни за что. Но наши мнения на то, что для меня лучше, могут не совпадать, - Тома подошёл совсем близко. - Так что Серья, скажи мне, что именно задумал Алистер.
  - Узнаешь сам, Тома, когда он тебя пустит. А пока стой, - Серья вытянула руку, и пистолет ткнулся Томе в грудь. Тот взглянул на него, затем вновь перевёл взгляд на девушку. Отинус на плече сидела тихой мышкой, Мисаки позади также шагнула к ним, но очень осторожно.
  - Серья, ну серьёзно, - прошептал он, грустно улыбаясь. - Единственная дверь отсюда закрыта. Победим я или ты - она не откроется сама по себе...
  Мугино швырнула тело Генсея на пол, кивнула Индекс - и дверь засветилась фиолетовым. Затем открылась, но только фиолетовым же контуром, их дверь осталась закрытой. Мугино и Индекс что-то быстро обсудили, а затем вместе направились к этой двери и зашли внутрь.
  - Откроется, Тома, - Серья ухмыльнулась самодовольно. - Откроется.
  Голова Саломеи свалилась сверху, размахивая кинжалом, Тома нанёс широкий удар, целясь в скулу девушки, а Мисаки рванула к ним всем. Серья спокойно ушла сразу от всего: голову она отбросила едва ли не пощёчиной, от кулака отступила, блондинку обманным движением толкнула на пол. Тома ударил ещё раз, но теперь Серья заблокировала - и атаковала сама, резко задранной ногой врезав ему по боку. Парень отшатнулся, но не упал и даже не поморщился.
  - Это тоже мне на благо, да? - поинтересовался он, слегка отступая и посматривая на шипящую от боли Мисаки.
  - Естественно, - Серья шагнула к нему, хладнокровно оставляя ту за спиной; голова Саломеи встала на ножки, однако пока что замерла. - Ты же крепкий, сдюжишь. А когда очнёшься, то всё уже будет закончено.
  - Благодарю за заботу, - Тома аж поклонился. - Надеюсь не подвести.
  Серья засмеялась - и вновь замахнулась ногой, надеясь обрушить её на парня. Однако тот резко выпрямился и, не обращая никакого внимания на задравшуюся юбку, схватил ногу и дёрнул от себя. Серья покачнулась, и Тома воспользовался этой заминкой для того, чтобы вновь нанести удар. Теперь успешно: девушка дёрнулась отклониться, но кулак всё равно скользнул по скуле, отбросив её на платформу. И встать она не успела: Тома мигом навалился сверху, прижимая её к полу.
  - Ох, - руки Серьи он также прижал. - Как ни крути, а мужчина по умолчанию сильнее. Что дальше, Тома? Позиция для поцелуя?
  - Мисаки, ты по-прежнему не можешь на неё воздействовать? - Тома полностью проигнорировал её слова.
  - Не могу, - та уже вынула пульт из сумочки и нажала пару кнопок. - У неё всё ещё ментальная защита.
  - Ментальная защита? - Саломея удлинившимися жгутиками вытянула вперёд кинжал. - Я приношу тебе в жертву это оружие, владыка морей Мананнан. Дай же мне силу сразить врагов.
  Кинжал исчез с тихим звоном, и голова тут же засеменила к удерживаемой Серье, прислонив жгутик к её виску. Глаза девушки округлились, она задёргалась - но не от прикосновения, а сама по себе, так что Тома ещё сильнее прижал её.
  - Попробуй теперь, - Саломея отняла жгутик, и Мисаки сразу же защёлкала пультом. Серья выругалась, но прервалась на полуслове, как-то подозрительно тяжело задышала, а клацанье по кнопкам как-то затянулось...
  - Что ты делаешь? - Тома удивлённо посмотрел на Мисаки.
  - Убрать хотя бы одну, - девушка зашептала это скорее себе, чем отвечая ему. - Когда ещё такой шанс выпадет...
  - Мисаки! - но та не отреагировала. Саломея отбежала, явно не желая участвовать в этом, а Тома не понимал, что происходит. Он вновь позвал Мисаки, отвлёкся - и Серья неожиданным рывком укусила его за левую руку.
  Боль пронзила такая, что он дёрнулся, чем девушка тут же воспользовалась и освободившейся рукой заехала ему по челюсти, ещё и ещё, с каждым ударом всё больше вырываясь.
  - Тома, удержи её, хотя бы несколько секунд! - взвизгнула покрасневшая Мисаки, и он вновь перехватил Серью, хотя та отбивалась как бешеная кошка, хотя он не понимал, что происходит...
  Мисаки опустила пульт, и в то же мгновение Серья резко обмякла, расслабилась, практически рухнула. Тома аккуратно отпустил её, встал - Серья продолжала лежать, в её глазах появились слёзы, она всхлипнула и задрожала.
  А затем молнией вскочила, вынула пистолет и с резко перекосившимся лицом направила его на Мисаки.
  - Ты, сука... - до трагедии оставались доли секунды, и Тома рванул без раздумий. Его кулак врезался в щёку Серьи, и та, даже не успев выстрелить, вновь отлетела на пол. Её тело бессильно раскинуло руки и обмякло; Саломея, мигом подхватив вылетевший пистолет, бросилась нащупывать пульс.
  - Что... - Тома коснулся губ, чувствуя солоноватый вкус во рту и нарастающую боль. Похоже, один из ударов Серьи сломал ему зуб. - Что произошло?
  - Я заставила её разлюбить тебя, - Мисаки подошла к нему и коснулась рукой верхней губы, отчего боль начала утихать. - Она совсем с ума сошла, раз хочет тебя на престол Академия-сити возвести. А потом что, мировое господство? Сейчас хотя бы мозгами подумает, будет лучше и для неё, и для тебя... и для меня.
  - Ты бы и с остальными так же сделала? - тихо спросил он, щупая языком дырку: зуб не восстановился, но боль ушла.
  - Сразу же, если бы могла, - Мисаки ответила с такой горечью, что другие вопросы застряли в горле. - Пойдём. Дверь открылась.
  - Твоя подруга жива, просто побеждена, - Саломея, теперь удерживая пистолет, потопала впереди всех, Мисаки направилась следом, а Тома покосился на молча вытерпевшую всю драку Отинус.
  - Ты-то мне ничего не скажешь, богиня? - он попробовал весёлый тон и совсем не получилось.
  - Я скажу, а потом и мне мозги промоют, - та даже не попыталась скрыть негатив. - Просто держи меня при себе, Тома. Если хочешь, можешь сжать в кулаке, я не такая уж и хрупкая.
  - Знаю. Хорошо, тогда идём дальше, - он тоже шагнул в сторону приветливо распахнутой двери. Мугино с Индекс давно исчезли, Генсей подобно Серье лежал недвижимо, а Джунко держала за горло обоих возвращающихся в человеческий облик метаморфов и что-то строго им выговаривала.
  
  - Это Кихара? - Сейке рискнул высунуться от кабины, хотя гнавшийся за ними клубок щупалец ещё не отстал. - Какая-то она маленькая для Кихары.
  - Мугино говорила, что у них суперлюди всех возрастов имеются, - отозвалась Кинухата, на полной скорости сбивая развернувшуюся поперёк шоссе пустую машину. - А конкретно эту используют из-за супернеокрепшей детской психики, подробностей лучше не знать. Куроёри, не можешь сбить её суперкинжалами?
  Ниндзя лишь заскрежетала зубами, чувствуя, как у неё перед глазами плывут разноцветные круги. Последние пару часов она только и делала, что кидала кинжалы во всё подряд, и будет кидать ещё долго. А сумрак постепенно укутывал город, не особо разгоняясь даже заревом пожаров и свечением монстров, хотелось есть, пить, спать и как следует врезать убегающему Хамазуре, пусть даже Кинухата предположила, что это костюм с ним внутри бегает.
  Теперь надо сосредоточиться и что-то сделать с девочкой, что Хамазуру преследует на робоскейте. Похоже, автоматизированном: та даже не дёргалась, когда уезжала из зоны обстрела, а джип не мог нормально её нагнать, особенно когда пошло шоссе с брошенными в эвакуации машинами.
  Вид-то почти апокалиптический, даже страшно становится...
  - Куроёри, слева ещё супердрянь! - Кинухата орала так, что за рёвом машины было слышно. Ну хоть по фамилии называет, прогресс. Куроёри повернулась и уставилась на бегущую параллельным курсом металлическую...
  Странно. Твари разбрасывались дизайном во всяких зверей и чудовищ, но человека среди них до сих пор не было. Здесь же отчётливо человек, можно сказать что изящная девушка, даже отростки на голове вообразить причёской...
  - Куроёри! - и вновь из кабины заорали. - Такицубо суперуверена, что рядом с нами эспер!
  Эспер? Ещё один в пополнение их команды? Куроёри пристально всмотрелась в блестящее металлическое тело, и потому не успела среагировать, когда та неожиданно резким прыжком метнулась к джипу и ударила стальной рукой колесо.
  Шину мгновенно разодрало в клочья, джип взвизгнул, вильнул, постарался удержаться на дороге, но лишь развернулся на все возможные градусы и врезался в словно заботливо приготовленную груду машин, бессильно застряв.
  Козаку Митори не прекратила движение, лишь взглянула назад, убеждаясь, что машина больше никуда не поедет. Эншу, услышавшая виз тормозов со столкновением, тоже посмотрела в ту сторону и махнула Митори взбираться на скейтборд, что та моментально сделала.
  - Я думала, ты в тюрьме, Эншу-тян! - удивлённо-радостно сказала она, перевоплотившись в обычную форму довольной медсестры.
  - А я думала, что ты нас предала, Митори-тян! - не менее радостно ответила та, ничуть не следя за дорогой.
  - Ну, так вышло, - Митори развела руками. - В последнее время вообще много чего странного происходит, в том числе со всякими союзами.
  - Ага. ITEM и Падальщики?
  - Это ещё нормально. А вот Тома, говорят, теперь заодно с Акселератором и Кайкине.
  - Не, для братика Томы это как раз нормально. Надо бы его проведать, но сначала... - Эншу вновь повернулась к чёрно-зелёному костюму, бегущему по шоссе.
  - Он ведь должен рано или поздно остановиться? - Митори ухватила девочку за плечи.
  - Должен. Но не собирается. Мне кажется, Генсей был прав насчёт обманки.
  - Так и чего мы тогда за ним гоняемся?
  - Это один из двух костюмов, внутри которого живой человек, - Эншу подняла небольшой пистолет и нацелила на Процессор. - Нужно выяснить, кто именно. И тогда поймём, кто наш враг. А с автономными Рансу и дядя Нокан разберутся.
  
  Хамазура вообще не понимал, что происходит. Похоже, за ним гоняются всё больше и больше людей, теперь присоединилась некая медсестра. А вот джип с его товарищами, напротив, отстал.
  - Мы что, перестали ворочать компьютеры? - спросил он, и Анери мгновенно подтвердила:
  - Да, Хамазура. Я думаю, цель нашего задания изменилась. Теперь мы должны либо отвлекать на себя внимание, либо сохранить в целости файл с детским плачем.
  - Я что, флэшка какая-то теперь? - простонал парень; плач тем временем раздался вновь, и Хамазура поспешно запел. У них обоих возникло чувство, что младенец реагирует на них, отчаянно требуя внимания, и потому он попробовал напеть колыбельную. Выходило не очень связно и мелодично, все слова выдумывались на ходу, но плач действительно поутих. - Анери, мы вообще ничего не можем сделать? Подать звуковой сигнал, связаться по соцсети, нарисовать что-нибудь на асфальте, я не знаю что!
  - Не беспокойся, Хамазура, я что-нибудь придумаю, - уверенно заявила Анери. - И даже придумала. Хотя сейчас мне кажется, что тебе это не понравится.
  - Здесь мне тоже не нравится, так что выкладывай.
  Анери выложила.
  Хамазуре не понравилось.
  
  Следующим пунктом оказался длинный мрачный коридор, освещаемый лишь воткнутыми в стену факелами. Буквально - те торчали напрямую из насупленного камня, словно их пытались магией вытащить наружу и бросили затею на полпути.
  Дверь позади опять исчезла, так что осталось лишь идти вперёд. Теперь группу возглавила Мисаки, держа пульт наготове и не поворачиваясь к Томе. Тот же смотрел ей в спину и ёжился от предчувствия очередного сложного разговора. И теперь не только с Мисаки, но наверняка ещё и Серьей, мирным это точно не обещается.
  Серья пыталась убить соперницу. На сильных эмоциях, но пыталась. И это не выйдет так просто спустить на тормозах. Более того, если Серья действительно разлюбила его и выйдет из GEKOTA, то это повредит всем планам по созданию светлой стороны...
  Тома скривился и сжал виски. Надо прекращать думать о таком, они ещё не встретились с Алистером, чтобы заранее что-то утверждать. Может, по результатам встречи отношения с Серьей вообще не будут иметь значения - в хорошем или плохом смысле.
  Пока что они просто шли вперёд по каменному, но крайне ровному коридору, кажущемуся бесконечным. Нечто подобное было в его первый визит, может, они уже близко...
  Коридор закончился. Но не видом огромной башни, что пришлось пересекать по вытянувшемуся Аогами, а входом в хрустальный лабиринт со столь высокими стенами, что отсюда даже нельзя было сказать, как далеко они растянулись.
  - Я клянусь, я наору на него, когда встречу, - Мисаки явно растеряла всё уважение к главе города, если то вообще было. - Хотя чего ждать? Эй, Алистер Кроули или как тебя там! Если ты хочешь поговорить, то давай уже поговорим! Хватит играться как маленькое дитя!
  - Субординации её никто не учил, что ли? - пробормотала Отинус, и Тома внутри даже согласился. Тем более ничего не изменилось: Алистер либо не услышал, либо не счёл нужным реагировать.
  - Саломея, - покосился он вверх, на голову девушки, опять устроившуюся в его волосах. - А ты не можешь ещё раз принести в жертву оружие и заделать себе силу, чтобы прямо к Алистеру попасть?
  - Увы, - та махнула отростком, всё ещё держащим пистолет. - Во-первых, я не могу столь часто, и так дважды за последние четыре часа использовала... или пять? Тут как-то течение времени немного другое, не так ли? А во-вторых, эта сила не так уж и велика. То есть да, перебить кучу народу я могу, но барьеры этого места показывают мне средний палец.
  - Просто мы не хотим ещё пять часов блуждать в лабиринте, - повернулась к ним Мисаки, неодобрительно смотря на голову. Та же, никак не реагируя, почесала отростком в затылке.
  - Честно говоря, я до сих пор чую огромное желание лучшего мира, и оно стало ближе, - Саломея уставилась на лабиринт. - А вы все видели, как хорошо я его отслеживаю, не так ли? Так что в теории могу провести вас по этому лабиринту, если он вообще куда-то выводит. Но тогда попрошу самим не смердеть лучшим миром и не сбивать меня с толку, и так успех совсем не гарантирован, не так ли?
  - В смысле, не смердеть?
  - Ну вы же влюблённые друзья, не так ли? Возьмитесь за руки и подумайте о том, как вам хорошо вместе и целого мира не надо. Вспомните всё счастливое. Увидьте лучшее друг в друге. И вас, блондиночки, это тоже касается, если каждая будет думать "хоть бы эта мымра свалила в горизонт", то моя работа ещё усложнится. А мы же не хотим усложнить работу и часами шляться в лабиринте, не так ли?
  Мисаки и Отинус не обрадовались такому повороту, но всё же уставились друг на друга, пытаясь выяснить, было ли между ними что-то помимо желания отделаться от соперницы. Тома глянул на них обеих, а затем мягко взял левой рукой руку своей главной девушки и улыбнулся ей.
  Инцидент с Серьей далеко не завершён, но он всё равно любит Мисаки и она любит его. Они так часто любили друг друга, понимали, держали связь, не предавали, даже когда это выглядело предательством. А Отинус... здесь с "любит-не любит" всё сложнее, но защитником беспомощной лилипутки он себя чувствует точно. Их противостояние в другом мире изменило его - к лучшему или худшему, но прежний Тома ни за что бы не отправился штурмовать Безоконное Здание.
  Похоже, это работало в обе стороны: Мисаки смотрела на него, и ушедшие было во мрак черты лица разглаживались, на сладких губах появилась улыбка, потухшие было звёздочки в глазах вновь засияли и запрыгали весёлыми котятами. Отинус с правого плеча осторожно, даже ласково коснулась его шеи и погладила её. Друг на друга они посмотрели спокойно, осознавая, что дело сейчас важнее ссор.
  - Вот ведь можно, если хотите, не так ли? - оценила Саломея. - Тома, иди впереди, твоя правая рука мне не повредит, а какое-нибудь контрзаклинание отобьёт. Может быть.
  Тома тоже думал, что "может быть", но спорить не стал и шагнул в лабиринт, по-прежнему удерживая Мисаки за руку. Ширина прохода позволяла им идти бок о бок, и многочисленные отражения в прозрачных стенах демонстрировали счастливую парочку. Саломея сосредоточенно смотрела вперёд, сообщая лишь подкрепляемое движением отростков указание пути.
  Тома уставился на дорогу, ожидая будущей ловушки, и осознал неладное лишь когда Мисаки легонько вскрикнула и сильно сжала руку. Он мигом спросил, что происходит, но посмотрел на хрустальные стены и начал понимать.
  Их влюблённая парочка по-прежнему отражалась в хрустале лабиринта, но каждое отражение отличалось от другого. Иногда неуловимо - шрамами, одеждой, выражением на лицах. А иногда...
  Вот они стоят друг напротив друга и беззвучно, но ощутимо орут, захлёбываясь слюной бешенства. Вот сливаются в столь страстном поцелуе, что даже неудобно становится. Вот Тома дерётся с Джунко, дерётся всерьёз, и от его удара девушка отлетает под ноги Мисаки, с озлоблением щёлкающей пультом. Опять обратная картина - теперь уже они вдвоём сражаются с... Акселератором? Да, Тома бьёт его, а Мисаки на заднем фоне щёлкает пультом куда-то в сторону, словно управляя кем-то за пределом вместившегося в хрусталь...
  И отражения не заканчивались, они всё шли и шли дальше, по стенам, полу и потолку, куда бы они не сворачивали. Мириады отражений, некоторые из них даже нельзя было разгадать, а некоторые угадывались чересчур хорошо. Все сражения, в которых так или иначе бывал Тома, от столкновения с алхимиком Иззардом до победы над Террой что Слева, и везде Мисаки мелькала на заднем или переднем фоне, так или иначе помогая. Не только пультом, были варианты со странным костюмом, с подчинённой толпой эсперов, Томе даже показалось, что он видит её бьющую ногами с точностью знатока боевых искусств... да и сам он менялся, тоже надевал костюмы, становился выше и мускулистее, сопровождался незнакомыми, но отчётливо боевыми девушками...
  Но не все отражения были счастливыми. Во многих из них Тома или Мисаки шли одни, понурые, сломленные, с опущенной головой. И приковывали внимание провалы, где отражение вроде должно быть, но на его месте сияла пустота.
  - Тома, - отросток коснулся его щеки так внезапно, что он аж вздрогнул. - Хватит глазеть на меня с братиком, порнушки не дождёшься. Я люблю его как родного, а не как сводного.
  - Братиком? - пробормотал он. В хрустальных стенах отражались лишь вариации его и Мисаки, Саломея и тем более Камисато отсутствовали.
  - Хм, - задумчиво сказали сверху. - Похоже, мы опять видим каждый своё, не так ли? Перестаём отвлекаться, я и так едва не сбилась. Сейчас нам туда, - голова вновь дёрнула отростками, и Тома послушно последовал в указанном направлении.
  Да, не надо отвлекаться. Он сжал руку Мисаки, посмотрел на неё - та тоже послушно отводила взгляд от хрусталя - и зашагал далее. Отинус на его плече сидела нахохлившись и если что видела, то не сообщала.
  Отражения постепенно затихали, а в какой-то момент полностью пропали, но облегчения это не принесло, скорее наоборот, выглядело зловещим предупреждением. В какой-то момент Тома даже спросил себя, не ошибся ли он, когда пожелал добраться до Алистера, но вспомнил облик гигантской тёмной опасности для всего города, сжал зубы и продолжил движение.
  Дверь появилась из-за следующего поворота абсолютно неожиданно, они даже остановились и уставились с подозрением, ожидая каверзы. Однако каверзы не появлялось, и Саломея, спрыгнув с головы, поспешила пройти сквозь дверь, а Тома с Мисаки и Отинус шагнули следом.
  
  - Надо было сразу так поступить, - Я-кун даже растянулась на мягком белом покрывале, наблюдая сверху за мелькающими машинами.
  - Жаль было бросать суперкрутой джип, - ответила ей Кинухата, точно так же растягиваясь рядом. - А я и не думала, что ваша Нару настолько супершикарна.
  - Только ей не говори, - Я-кун прижала палец к губам. - А то услышит, задерёт нос и потом не нагнуть.
  Кинухата согласно закивала, и обе посмотрели в сторону фиолетоволосой девушки, закутанной в середине бумажного боевого робота, на котором все семеро продолжали погоню.
  Причём успешно - робот шагал далеко и быстро, устроившаяся в выемке между его рогов Лидер продолжала выслеживать цели в уже почти наступившей темноте, так что время, потерянное после остановки джипа, стремительно компенсировалось.
  - Эй, - Куроёри схватилась за одну из свисавших бумажных цепей, соскальзывая по ней к Нару. - Твой робот не может по пути супермаркет грабануть? Я с голода умираю.
  - Я тоже! - Нару аж облизнулась. - Сейчас, подожди, мы мимо лапшичной промчимся, я что-нибудь схвачу!
  - Не надо лапшичной, ты опять всё растеряешь на пол-пути! - Сейке тоже съехал вниз по второй цепи. - Лучше к фастфуду присмотрись, там хотя бы ничего хуже кетчупа.
  - Я могу и то и то! - всё так же жизнерадостно заявила Нару. - Ещё заказы будут?
  - Супермолочный торт! - сразу же раздалось сверху.
  - Я бы тоже от бургеров не отказалась! - оживились там же. - И Лидеру обязательно с курочкой что-нибудь захватить!
  Такицубо единственная не участвовала в обсуждении меню, хотя желудок начал урчать. Она всё пыталась высмотреть Хамазуру, уверенная в том, что почувствует его даже в другом костюме. Особого беспокойства не было - Такицубо знала, что её парень сможет выкрутиться из всякого - но ей хотелось как можно быстрее добраться до него, обнять и вместе уехать из превратившегося в рассадник монстров города.
  Пусть даже монстры куда-то делись. Кинухата уже предположила, что нашли суперразвлечение в других районах, и хорошо бы, если так. Такицубо слегка потянулась, всматриваясь в темнеющий с каждой секундой город, и нахмурилась.
  Это ведь...
  - Мне кажется или я чую сильный запах мочи? - Я-кун наверху принюхалась и заоглядывалась.
  - Это не я! - сразу же окрестилась Нару.
  - Это вон там, на асфальте! - крикнула Такицубо, указывая вниз, и все вытянули шеи в том направлении. Бумажный боевой робот замедлился, а перед светящимся в сумерках иероглифом и вовсе остановился.
  - Интересно, Хамазура тоже остановился перекусить и съел что-то суперотвратное? - наконец пробормотала Кинухата. - Мы в четвёртом районе, здесь полно всяких пищевых суперлабораторий...
  - От еды с такой светящейся мочой кишки бы загнулись, - Я-кун даже провела ладонью по горлу. - Вместе с парнем.
  - Он в костюме, и нам неизвестно, что за супердрянь внутри, - пожала плечами Кинухата; Такицубо посмотрела на неё с отчётливым беспокойством. - Хотя если бы он умер, то не смог бы суперсветяще поссать. Если только не выдавили...
  - Слушай, хватит! - взвизгнула Куроёри. - Там наверняка в костюме какая-то технология, которая берёт и... и красит... и... и...
  - И нам стоит последовать за ним, а потом гадать, - Лидер, бережно обвитая бумажными нитями, аккуратно спустилась посмотреть самой. - Тем более если нам ясно указали, куда выдвигаться.
  - Или выдали суперложный след, - Кинухата задумчиво почесала в затылке, ещё раз вглядываясь в иероглиф, гласивший "Совет Директоров". - Хотя оно, конечно, близко, в первом районе...
  - И туда же стремится костюм. Нару, беги к Совету Директоров и подними меня обратно, продолжу отслеживать.
  - А еду-то стырить можно будет по пути? - Нару зашевелилась, разворачивая робота в нужную сторону.
  - Нужно. И заодно пригляди глазные капли, можешь все подряд взять, я разберусь.
  
  Голос появился в головах Эншу и Митори одновременно, мягкий и настойчивый.
  - Эншу-тян, Митори, прошу вас прекратить погоню.
  - Но почему, дядя Нокан? - удивилась девочка, опуская уже нацеленный пистолет. - Внутри одного из костюмов живой человек, его надо схватить как можно быстрее!
  - Внутри двоих костюмов, и мы знаем. Однако это сейчас не проблема, из города они всё равно не смогут убежать, а причинённый урон начинает накапливаться. Так что я хочу, чтобы вы обе выдвинулись к пятнадцатому району, там прорыв особенно сильный.
  - Пятнадцатому? - простонала Митори, хотя Эншу уже разворачивала скейтборд. - Это же пол-города!
  - Прости, я отправил бы Рансу, но он в космическом центре двадцать третьего и выйдет нескоро. А Генсею самому сейчас моя помощь понадобится.
  - У нас слишком мало людей на город, дядя Нокан, - Эншу направила скейтборд на монорельс, спасаясь от высунувшейся из канализационного люка лапы.
  - Согласен. Но большего предложить не могу, так что просто держитесь. Возможно, я прибуду к вам, если быстро тут справлюсь. Удачи, девочки.
  
  
  Гекота-сенсей оказался на посту - причём единственным врачом, всех остальных эвакуировали. Тем не менее он сразу принял Акселератора с Гунхой, пообещав заботиться о них, после чего Кайкине вернулся в город.
  Твари как-то неожиданно стали наименьшей проблемой. Вылавливать их не было смысла, раз людей осталось очень мало, закрывать воронку... стоит, наверное, но есть куда более важные дела.
  Камидзе Тома в Безоконном Здании. Том самом, куда Кайкине в прошлом жаждал попасть в роли Первого, добиться аудиенции у председателя ради... честно говоря, он сам сейчас не особо понимал, ради чего. Признания? Славы? Самого факта? Или было что-то такое, что он мог предложить?
  Сейчас неважно. Прежде всего найти способ проникнуть в само здание или чем-то помочь снаружи. Возможно, вариант с тварями не такой уж и последний...
  Однако по городу шныряли не только монстры. Какие-то чёрно-зелёные костюмы также бегали в разных направлениях, и на глазах Кайкине один из них что-то сделал с компьютером, управляющем движением электричек.
  Белые нити пронзили костюм, вырвали из компьютера и поднесли поближе. Странно, рассчитан на человека, но внутри ни одной живой души. Автономная работа? Но на кого и в чём заключается?
  Хотя это вопрос нескольких минут. Похоже, костюм хранит в себе некие данные, и если подключиться к нему... он ведь полностью состоит из Тёмной Материи, сможет рассчитать вещество, позволяющее воспринимать информацию...
  Белые нити проникли внутрь никак не сопротивляющегося костюма. Хотя сопротивляться было чему, вся поверхность обработана подобием векторного щита Акселератора, но для Кайкине это не помеха. Он проник сквозь отверстие для рта, нащупал внутри порты соединения, скользнул в них...
  Костюм свалился прямо на монорельс, отскочил от него и улетел по дуге. Кайкине же схватился за голову, пытаясь понять, что именно он только что осознал.
  Нечто... неизвестное. Туманное. Даже не остающаяся загадкой магия, это...
  Кайкине думал, что страх ему отрубило вместе со многими эмоциями, оставив разве что лёгкую тревожность. Но сейчас была совсем не лёгкая тревожность, он скорее погружался в панику и не мог понять, почему. С данными пришло знание о фигуре, что чертилась в масштабах Академия-сити, в этой фигуре не было ничего зловещего, Кайкине даже узнал её, но при каждой мысли о ней просыпался невероятный ужас. Словно он, бессмертное создание из Тёмной Материи, прикоснулся к чему-то более сильному, жестокому, превосходящему...
  Как когда он ничего не мог противопоставить Отинус, служил ей батарейкой, но и тогда слабыми отголосками эмоции служили скорее злость и жажда мести, чем страх. Тем более настолько человеческий страх.
  Кайкине посмотрел на лежащий внизу покорёженный костюм, затем на другой, только что промелькнувший мимо тусклым пятном - и расправил крылья.
  Всё его существо, содрогающееся от непонятных чувств, подтверждало, что уничтожение этих автономных работяг сейчас самая важная задача. Возможно даже в плане помощи Камидзе Томе.
  
  - Тактику все суперзапомнили? - крикнула Кинухата, приготовившись прыгать. Сейке рядом с ней подтвердил коротким кивком, остальные возгласами.
  - Хорошо, если Такицубо так суперуверена... - девушка вцепилась взглядом в бегущий впереди костюм, в котором, согласно утверждениям согрупницы, суперточно был Хамазура. И сейчас от них требовалось остановить его, вытащить и как следует отругать.
  Бумажный робот двигался намного быстрее и практически уже возвышался над костюмом, а тот словно не замечал угрозы.
  Или не воспринимал как угрозу, продолжая лёгкой походкой трусить к неизвестной цели. Робот догнал его, присоединился сбоку, поравнялся:
  - Вперёд! - Сейке и Кинухата разом спрыгнули на асфальт, и парень сразу же бросился под ноги костюму. Тот не попытался среагировать и спокойно раздавил бы того, но неожиданно будто поскользнулся, завертелся, понёсся вбок - Кинухата уже стояла там.
  От столкновения вокруг обоих вспыхнули и замерцали серебристые сферы, а девушка схватила металлическое тело за руки.
  - Даже не пытайся суперулизнуть, Хама...
  Костюм резко засветился алым, сам схватил её за запястья, поднял и швырнул на несколько метров вперёд. Он уже вышел из зоны исчезнувшего трения, поэтому уверенно шагнул к остановившемуся роботу - но тут же заметался, когда с того ударил град азотных кинжалов. Куроёри, обвязанная бумагой Нару, моталась туда-сюда и выскочившие наружу биомеханические руки без устали отправляли всё новые снаряды. Они не пробивали костюм, но от каждого попадания тот вспыхивал серебристым.
  
  - В нас стреляют, Хамазура.
  - Опасно? - всполошился тот, по-прежнему ничего не ощущая. Анери уже успела ему сказать, что это из-за отсутствия доступа к управлению костюмом, а так бы наоборот, искусственно обострённые чувства.
  - Нам нет, Хамазура. А вот Процессору да.
  - Так... это же и нам заодно? - не понял парень. Анери с минуту помолчала, а потом ответила:
  - Дело в том, Хамазура, что нас сейчас атакуют способностью, основанной на векторном щите Акселератора. Принципы работы этого же щита зашиты в устройство Процессора, и потому сейчас они вступают в своеобразный диссонанс. Он совершенно незаметен человеку, но я после получения доступа к файлу с плачем и открытия отверстия для сброса мочи...
  - Пожалуйста, Анери, не поднимай эту тему больше.
  - Прости, Хамазура. Я хотела сказать, что могу воспользоваться этим диссонансом и расширить права доступа. Получить контроль над ещё большими функциями Процессора.
  - Пока не удастся его отключить, - это Хамазура понял. - Мы можем как-то подставиться под атаки? Чтобы быстрее?
  - Делаю что возможно, Хамазура.
  
  - Эй, - Я-кун вынула нужную склянку из кармашка на поясе, но пока не спешила метать. - Мне одной кажется, или его как-то корёжит?
  - Это меня корёжит! - завопила Нару, когда Процессор рывком вновь разорвал бумажные путы и заехал Кинухате так, что щит вокруг той осязаемо вспыхнул. - Он уже задолбал уклоняться! Что вы там трое никак словить не можете!
  - Спустись и попробуй сама! - огрызнулась Куроёри, вновь отправляя в костюм сноп кинжалов. Те впились серебряными вспышками, но разгорающийся алым с каждой секундой противник словно бы не обратил внимания.
  До первого шага, после которого он на ровном месте заскользил словно одиозный пьяница. Сейке вновь промелькнул рядом, коснулся асфальта - и скольжение превратилось в танец с последующим кувырком.
  - У меня такое чувство, будто мы реально в нём что-то суперсломали, - Кинухата вышла из боя и по сплетённой бумажной лестнице быстро забралась к Нару. - Но пока выясним, что, он мне щит суперразломает. Какие там у тебя суперхимикаты?
  - После всего практически никакие, - печально вздохнула та. - Замораживающий, одурманивающий... а, ну и для гладкой кожи.
  - Хм? Суперподелишься последним?
  - За приемлемую цену и отказом от претензий в случае побочных эффектов...
  - Кинухата, - позвала её снизу Такицубо; та лишь отмахнулась.
  - Подожди, не сейчас, у меня тут суперсделка намечается...
  - Хамазуру сейчас убьют, - продолжила Такицубо столь мертвым тоном, что обе девушки мигом испуганно обернулись.
  Костюм окутала свора белых нитей, пытающихся то ли разломать его, то ли сдавить прочнейшим коконом. Куроёри с визгом метала в них кинжалы, но те бессильно растворялись.
  - Э! - Кинухата, мигом забыв про сделку, бросилась вниз. - А ну пошёл прочь от Хамазуры, паскуда!
  Она врезалась в скопище нитей, и те заскользили по её щиту, заставляя того вспыхивать всё интенсивнее. Легче не стало, даже когда Куроёри начала соображать чуть здравее и перенесла огонь выше, к источнику нитей. Внимательно оглядывающий компанию Кайкине поморщился и спустился ниже.
  - Прошу не мешать мне, эти костюмы делают что-то странное, но явно недоброе для Академия-сити, - громко объявил он. - Иначе я буду вынужден...
  - Не знаю чем костюмы занимаются, но там внутри Хамазура, и ты его так суперубьёшь! - Кинухата всё пыталась оттащить нити. - Спроси Такицубо, она суперподтвердит!
  - Я подтверждаю, - сказала та бесстрашно; Кайкине нахмурился и слегка пошевелил нитями.
  - Там действительно человек внутри. В таком случае... - нити убрались сами по себе. - Извините. И лучше тогда вам его открыть, в промежности имеется небольшая дырочка, если туда сунуть что-нибудь твёрдое, то он сам развалится на части.
  - А? - Кинухата непонимающе посмотрела в указанное место, но в следующую секунду на её губах заиграла широченная улыбка. - Такицубо, Куроёри, простите, но я не могу упустить такой супершанс.
  
  Юитцу почти заклевала носом, когда позади раздался некий скрежет. Учёная встряхнулась и испуганно обернулась, но сразу облегчённо вздохнула, когда увидела лишь вернувшихся Нокана с Серьей.
  - Прости, Юитцу, я шумел как раз на случай, если ты заснула, - сразу же заявил пёс.
  - Тогда мне бы стоило извиняться... хм, - Юитцу посмотрела на то, как Серья молча прошла мимо неё, рухнула на стул и сгорбилась. - Что-то не так?
  Та не ответила, спрятав лицо в ладонях, а вылезшая из рюкзака Нокана рука аккуратно подтянула к себе стул с Юитцу и оттащила далее в угол комнаты.
  - Камидзе Тома сейчас внутри Безоконного Здания, и Алистер тянет время, попутно развлекаясь, - тихо начал пёс. - Серью пригласили именно для этого, но она не только проиграла, но и попала под атаку Пятой. Меня там не было и я не знаю, что именно произошло, однако среди GEKOTA затесался кто-то умеющий снимать нашу ментальную защиту.
  - Надо бы найти этого умельца тогда, - резко нахмурилась Юитцу. - И распотрошить.
  - Да, но это пока что для нас совсем не приоритет. В общем, - ретривер покосился на неподвижно сидящую перед монитором девушку. - Пятая заставила Серью разлюбить Камидзе Тому. Возможно, поставила блок на повторную влюблённость или ещё что. Поэтому, Юитцу, я прошу сейчас отнестись к ней понимающе, поддержать как женщина женщину и заодно проконтролировать, чтобы не сорвалась. Больше просто некому, мне срочно нужно в Основу, а остальные орудуют в городе.
  - Сделаю. И да, Нокан-сенсей, показатель ТИ-волн периодически подскакивает на триста пунктов, однако остаётся в зелёной зоне.
  - Ох. Тогда мне точно нужно в Основу. Постарайся, Юитцу, - Нокан отпустил стул, отошёл в сторону и теперь уже беззвучно растаял. Девушка подкатилась обратно и посмотрела на Серью, всё ещё сидящую в полном закрытии от мира.
  - Пятая сука, - с чувством произнесла она через пару секунд. - Блондинистая толстая дрянь. Наверняка на ляжках уже жир скопился, оттого и физуха сосёт, даже фитнесом заняться не может. Неудивительно, что Тома себе целую кучу запасных вариантов заграбастал, от такого пуза поневоле захочется смотреть на стройное подтянутое тело.
  Серья слегка повернулась, высунулась частью лица из-под локтей и взглянула одним глазом на Юитцу, а та только начала расходиться:
  - И сила-то у неё дрянная. Пятый уровень на словах, а на деле этого не подчинит, того не достанет, у этой об щит разбивается. Смех один, а не сила, зато гонору больше чем у всех остальных номеров разом. Нос задирает, от бедра ступает, цепочку сумочки вечно как шлюха между сисек пропускает... кстати, сиськи почти наверняка искусственно наращенные, мы же обе хорошо помним её плоскодойкой. Как и все королевы, без кучи визажистов-массажистов и кланяющихся прихлебников была бы никем, пока мы одни отлично справляемся, так ведь?
  Серья лишь мигнула, никак более не реагируя.
  - А через несколько часов и это закончится, - Юитцу посмотрела на экран монитора. - Сисястая блондинка и её клоака лишатся вообще всего. И будут вынуждены преклониться перед нами, поскуливая в надежде на милосердие и прощение. Но мы ведь не простим им, да? - теперь она хитро подмигнула; Серья мигнула в ответ, а затем приглушённо сказала:
  - Мы же враги, Юитцу.
  - Разумеется, - та сонно потянулась. - И наши разборки ещё впереди. Но сейчас мы обе хотим раздавить Пятую, втоптать её в грязь раз и навсегда, потому поработаем вместе, хорошо? Даже если вся наша работа вот, - она кинула на экран, откуда вновь донёсся писк. Серья мигнула в третий раз, а затем выпрямилась, подняла голову и кивнула сама себе.
  - Меня теперь совсем ничего не сдерживает, - она тоже уставилась на экран. - Так что поработаем вместе, Юитцу. Потом уже друг друга поубиваем.
  
  Девушки пропали вновь. И вновь оставалось лишь надеяться, что с ними всё хорошо.
  Пока же Тома совершенно один - голова Саломеи тоже пропала - шагал по витражному коридору и упорно не глядел на переливающийся всеми цветами потолок.
  Пол и стены, увы, выглядели ничуть не лучше, так что в какой-то момент он даже зажмурился, благо препятствий под ногами не обещалось, и зашагал на ощупь, избавляясь от ярких пятен перед глазами. Уже через несколько секунд едва не споткнулся на ровном месте, вытянул руку вперёд - и замер, сумев не упасть.
  Рука ткнулась во что-то донельзя знакомо мягкое. Настолько знакомо, что Тома мигом опустил руку, пробормотал извинения и только после этого решился открыть глаза.
  Перед ним стояла молодая, но величавая женщина в аристократическом чёрном наряде, включающем в себя накинутый на голову капюшон с вуалью. Чёлка белоснежных волос слегка ниспадала на правый глаз, большая грудь еле вмещалась в корсет, а изящные кошачьи ушки на капюшоне удивительно гармонично вписывались в образ. Равно как и длинный хвост, махнувший из стороны в сторону.
  - Приветствую вас, посетитель, - вежливым голосом представилась она, одновременно сделав реверанс. - Меня зовут Чтец Тота 78, но вы также можете обращаться ко мне "Мина Мазерс". Хочу обратить ваше внимание на то, что мой облик запрограммирован выглядеть в соответствии с вашими предпочтениями, потому приношу извинения за возможные недоразумения.
  Тома посмотрел на большую грудь, на кошачьи уши с хвостом, мысленно задал себе пару вопросов и встряхнулся.
  - Здравствуйте... Мина Мазерс, - неизвестно, что это вообще такое, и лучше быть вежливым. - Меня зовут Камидзе Тома, и я хотел бы увидеться с Алистером. Алистером Кроули.
  - Разумеется, он уже ожидает вас. Но перед этим хотел бы попросить об одном одолжении.
  - Одолжении? - Мина вместо ответа взмахнула рукой, и блестящий коридор растаял, сменившись на узкую, кажущуюся безвыходной комнату, цилиндрически уходящую далеко ввысь. Тома дёрнулся, решив, что перед ним ловушка - но Мина появилась рядом, а по стенам побежало туманно-белое полотно.
  - Жизнь Алистера Кроули окружает множество загадок, недосказанностей и лжи, - начала женщина тоном опытного экскурсовода. - И вы, Камидзе Тома, пришли сюда без даже искры понимания того, кого вы хотите увидеть. Поэтому прошу вас, ознакомьтесь с истиной до того, как полностью окунётесь в ошибочное суждение.
  Мина подняла руку, а на полотне замелькали чёткие кадры людей, предметов и событий.
  - Ознакомьтесь с истиной Алистера Кроули.
  
  
  Единственным источником света в комнате оказалась распахнутая дверь, со стороны которой доносились песнопения на неизвестном человеку языке. Тем не менее, он внимательно слушал, наклонив голову и не обращая внимания на то, что длинный ряд белых волос неряшливо обвил плечо зелёного камзола. Губы человека шевелились, пытаясь повторить текст, зелёные глаза засияли от напряжения, а изящные тонкие пальцы постукивали по тёмному от прожитого столу, стараясь уловить ритм.
  Однако песнопения очень быстро прекратились, сменились переговорами и стуками уходящих людей. Свет снаружи поплыл, приблизился и вошёл в комнату аурой высокого человека.
  Невероятно строгое и чёткое, словно высеченное из камня лицо удивительно не соответствовало попугайно-разноцветному наряду. Синее пальто с массивной, слегка потрёпанной остроконечной шляпой, грозящий зацепиться за всё подряд длинный жёлтый шарф, зелёный галстук такой длины, что его пришлось удерживать перевязью сюртука и белым ремнём, доходящий до щиколоток клетчатый красно-чёрный килт, в неровном разрезе которого выступала перебинтованная нога.
  - Приветствую, Эдвард Александр Кроули, - мужчина смотрел столь сурово, что все вопросы о его наряде не решались сорваться с языка. Впрочем, беловолосый юноша встал и поклонился так, будто не видел никаких проблем.
  - Приветствую и вас, Самуэль Лидделл МакГрегор Мазерс, - сказал он тихо, но отчётливо. - Однако я попросил бы вас обращаться по имени, что я сам выбрал для себя, а именно Алистер Кроули.
  - Тогда можете называть меня просто Мазерс, Алистер, - мужчина тоже сел за стол, и светящаяся аура раскинулась на всю комнату, осветив множество засиявших в её свете пентаграмм, вычерченных символов и непонятного назначения магических предметов; Алистер окинул их быстрым взглядом и вновь повернулся к Мазерсу. - Получается, сообщения о вашем разрыве с роднёй несут в себе свет истины.
  - Увы, - тонкая улыбка коснулась губ юноши. - Их больше волновало моё поведение, чем мои вопросы. Однако хочу заметить, что ваши информаторы хорошо поработали.
  - Мы - "Золотой рассвет", - напыщенно ответил Мазерс. - Мы не какие-нибудь проходимцы, узнавшие про существование Змееносца и думающие, что от этого они прикоснулись к тайнам мироздания. Наш кабал один из самых могущественных и влиятельных в мире, в Европе и уж точно в Британской Империи. Поэтому не забывайте, Алистер, какой чести вы удостоились.
  - Я никогда об этом не забуду, - Алистер, похоже, не впечатлился пафосным тоном Мазерса. - Как и о том, что меня самолично пригласил один из трёх основателей кабала. Хотя, как я услышал снаружи, у вас с Вильямом Весткоттом имеются серьёзные разногласия?
  Мазерс замешкался с ответом, внимательно разглядывая по-прежнему невозмутимого Алистера. А когда вновь заговорил, то прибавил в серьёзности:
  - К сожалению, столь обширная организация, подобная нашей, не может остаться однородной. И между нами в самом деле существуют разногласия во взглядах на то, каким должен быть дальнейший путь магии. Тем не менее, мы по-прежнему составляем один нерушимый кабал, и осознание Вильямом ошибок его затхлого консерватизма лишь вопрос времени. Особенно если вы продемонстрируете ему свои умения и взгляды, показывающие, что времена рамок лишь магии европейских народов давно прошли. Чёрный континент скрывает множество тайн, отбросить которые будет совершенной глупостью.
  - Думаю, то же самое можно сказать и про Азию, - сейчас Алистер с ним согласился. - Только я надеюсь, что и вам мои идеи не покажутся слишком уж прогрессивными. Например, Эоны...
  - Эоны - это не прогресс, а ошибка, - Мазерс абсолютно бесцеремонно перебил его; Алистер нахмурился, но смолчал. - Я ознакомился с этой теорией, там слишком много белых пятен и откровенных натягиваний. Думаю, в общении с по-настоящему прогрессивными людьми, составляющими основное ядро кабала, вы поймёте ошибки молодости. Между прочим, если вам нужна конкретная рекомендация, то обратитесь к Аллану Беннетту. Он, к сожалению, в последнее время пристрастился к опиуму, но всё ещё сохраняет остроту ума и наверняка сможет вас удивить. А пока что добро пожаловать в нашу дружную семью! - Мазерс протянул руку Алистеру, и тот аккуратно пожал её. - Надеюсь, вы станете одной из тех ступенек, что приведут кабал к вершинам магии!
  
  В комнате витал серый дымок, исходящий из массивного золотого кальяна, занимавшего весь стеклянный стол в форме многоконечной звезды. Вокруг двоих людей, сидящих с закрытыми глазами на соломенных циновках, дымок крутился неестественно интенсивно, буквально обволакивал густой вуалью, скрывающей лица.
  Наконец один из них пошевелился, открыл зелёные глаза и разочарованно вздохнул. Второй, выглядящий как сгорбленный старик с печатью порока на лице, также пошевелился и грустно сказал:
  - Не переживайте, Алистер. Духовное Отключение сложная вещь, даже Мазерс, при всех своих похвальбах, не сумел ею овладеть.
  - К сожалению, Аллан, меня это ничуть не радует, - Алистер махнул рукой, и дымок начал втягиваться обратно в кальян. - Вы правы, часть меня боится покинуть тело.
  - А ещё не понимает, как внушить другому человеку, что его пронзают множество мечей, - Аллан Беннетт наоборот, притянул часть кальянного дыма к себе и с наслаждением вдохнул. - Вам нужно как можно лучше изучить других людей, Алистер, понять, что ими движет. В магии без этого никуда. И ради всего святого, изучайте их разумы, а не тела.
  - Ушам не верю, учитель, - Алистер в ответ лишь широко усмехнулся. - Вы что, причисляете себя к фракции Весткотта?
  - Я не причисляю себя ни к одной из фракций, - опиумный дым полностью окружил старческую фигуру. - Но будет печально увидеть, как человек ваших талантов и желаний бросил всё ради ежедневных оргий. В которых к тому же нет ничего интересного, они шокируют только фактом и только изнеженных особ.
  - Соглашусь, они и мне начинают надоедать, - с какой-то скукой пожал плечами Алистер. - Но зато они прекрасно бесят католическую церковь, потому я готов продолжать далее. Слышали ведь, какую гневную речь недавно закатил преподобный Фиамма?
  - К моему сожалению, Фиамма и близко не главная ваша проблема, - Аллан сидел на циновке неподвижной горой, скрывающейся в густом тумане. - Простите меня, Алистер, за то, что я подхожу к этому разговору так долго и скомканно. Мои пропитанные опиумом мозги работают уже не так, как прежде...
  - Говорите как можете, учитель, - Алистер выпрямился и нахмурился. - Я готов ждать.
  - Хорошо, тогда я попробую и прошу заранее меня извинить, - прошелестело в клубах дыма. - Вы ведь помните нашу прошлую беседу о фазах? Потому что я уже не всё помню...
  - Помню. Мне пересказать?
  - Не стоит, Алистер, мы же не играем на публику. А про искры мы тоже говорили?
  - Искры? - Алистер нахмурился ещё больше. Аллан слегка пошевелился, разогнав дым, прокашлялся и хрипло начал:
  - Слои реальности не висят недвижимо, по крайней мере метафорически. Они сталкиваются и взаимопроникают как друг в друга, так и в наш чистый мир. И от этих проникновений образуются "искры", особые сгустки телезмы, несущие в себе силу столкнувшихся миров. Эти искры также способны проникать в чистый мир и высвобождать накопленную энергию, что в свою очередь приводит к вещам, описываемым невежественной публикой как "чудеса". Генерал выходит из жуткой сечи без единой царапины, пациент перестаёт харкать кровью и открывает глаза, человек появляется прямо из ниоткуда. Разумеется, чудеса происходят не только с людьми, в царствах животных и растений они тоже случаются, хотя мы до сих пор не можем нормально их зафиксировать...
  Алистер сидел с по-солдатски выпрямленной спиной и обратился в слух, не отвлекаясь даже когда речь учителя прерывалась кашлем.
  - Однако некоторые искры всё же поддаются обнаружению. Я тоже этим занимаюсь, и на днях сумел зафиксировать и расшифровать очередную искру. И её результат...
  Аллан резко взмахнул руками, наконец разгоняя дым, и его потускневшие глаза посмотрели на недвижимого ученика.
  - Ваша дочь умрёт в младенчестве, Алистер.
  Несколько секунд они молча смотрели друг на друга, а затем Алистер слегка покачал головой:
  - Простите, учитель, но я не хочу иметь детей. Даже провожу специальные ритуалы...
  - И я надеюсь, что они сработают. Искра не утверждает, что у вас обязательно будет дочь и вообще ребёнок. Но её информация чиста: ваша дочь умрёт в младенчестве, и ни один врач либо маг не сможет ей помочь. Включая вас.
  - И это... - уголок рта Алистера чуть дёрнулся. - Это вы называете чудом?
  - Чудо - это что-то за гранью нашего понимания, - тихо ответил Аллан. - Оно необязательно спасает.
  
  Эта же комната, но кальяна больше нет, как и стола-пятиконечной звезды. Они лежат в углу, разрушенные на мельчайшие осколки, за окном уже темно, а Алистер стоит над ними и тяжело дышит, будто стараясь набрать в лёгкие как можно больше воздуха.
  - Я в некотором роде благодарен, - Аллан, стоявший позади него в ночном халате, не выглядел огорчённым. - Возможно, так у меня появится шанс избавиться от этой зависимости. Но к чему такой эпатаж, Алистер?
  - Вы солгали мне, учитель, - прошептал тот, сжимая руки в покрасневшие от напряжения кулаки. - Вы не сказали мне всего. Не сказали, что этих искр со временем становится всё больше и больше.
  - Я оставил вам догадываться самостоятельно, Алистер, - спокойно отпарировал Аллан. - Как всегда оставлял.
  - Каждое применение магии вызывает всё новые и новые искры, - бормотал Алистер, не обращая внимания на его слова. - Вместо познания истины мы лишь приближаем хаос и сами того не понимаем. Почему мы ничего с этим не делаем, учитель? Почему мы при виде такой угрозы лишь презрительно кривимся и говорим, что бояться нечего?
  - Вы сходили к Мазерсу до меня, - грустно констатировал старик. - А того перекосило при мысли о том, что прогресс магии может быть чем-то плохим.
  - Его больше заботит шанс стать единоличным главой кабала, - Алистер подтверждающе кивнул и вроде слегка успокоился. - Даже странно, что он посоветовал мне обратиться к вам, а не к одной из своих марионеток.
  - Мазерс при всей своей напыщенности и наигранности гораздо хитрее, чем кажется. Он знает, что я не склоняюсь ни к одной из фракций в Золотом Рассвете, и понимает, что в случае вашего успеха в делах магии ему и его взглядам на жизнь станет только лучше. Поэтому он надеется, что в нейтральной обстановке вы не проникнетесь идеями Весткотта и не почувствуете давление от его идей.
  - Хотя по-прежнему отрицает Эоны. Как и будущую катастрофу от искр. А что вы скажете, учитель? - Алистер покосился на того. - Что можете посоветовать?
  - Я? - Аллан горько усмехнулся. - Я вряд ли доживу до того времени, когда чудеса от искр станут общемировым бедствием. Да и вы тоже. Но если взглянуть на ситуацию глобально... - он медленно пожал плечами. - Это столь же неизбежно, как угасание Солнца. И если с Солнцем мы в теории сможем что-то поделать, то тут... разве что полный, абсолютный запрет на любую магию. Включая церковную. При нынешнем векторе развития невозможно даже в теории.
  - Или, скажем, уничтожение всех слоёв реальности, от которых к нам поступает магия, - Алистер внимательно всмотрелся в лицо учителя, но на том ничто не дрогнуло.
  - Даже если вам удастся найти способ, что в нынешнем уровне развития опять-таки невозможно, и удастся смириться с катастрофическими последствиями, то вряд ли Магические Боги позволят вам совершить такое. Разве что вы станете одним из них...
  - Не имею ни малейшего желания, - чётко проговорил Алистер, и комната наполнилась мгновениями тишины.
  - Уничтожение магии прежде всего потребует уничтожение Золотого Рассвета, причём гарантированное, - продолжил Аллан. - Чтобы не только выжившие, но и вдохновляющиеся не решились повторить его путь.
  - Вы не против уничтожения кабала? - изумлённо обратился Алистер, и Аллан лишь пожал плечами.
  - Кабал слишком погряз во внутренних дрязгах и практически разделился на фракции Мазерса и Весткотта, отметающие любой шанс на дипломатию. Уверен, Золотой Рассвет рано или поздно сам себя перебьёт. И потому не собираюсь скорбеть заранее. Ну я сам...
  - Проклятие неудачи, - Алистер перестал обращать внимания на его слова, поглядев куда-то в сторону. - Они не смогут возродить кабал, как бы не старались.
  Они вновь замолчали, глядя на прозрачно-золотые осколки, всё ещё лежащие на полу бесформенным символом.
  - Ваша дочь ещё не родилась, - наконец тихо сказал Аллан. - И не факт, что когда-либо родится. А при нынешнем образе жизни этот ребёнок будет далеко не единственным. Простите, что я говорю такие грубые слова, но...
  - Даже если она ещё не существует, она всё равно моя дочь, - чётко выговорил Алистер. - И я не позволю мирозданию попросту взять и забрать её у меня из-за какого-то случайного чуда.
  
  
  - Прошу прощения за задержку, но я не ожидал вашего вызова, Алистер, - теперь Мазерс был снаружи, но всё ещё одетый в своё пёстрый наряд. Он только что вылез из кэба, чёрного как окружающий мир, и подошёл к ожидавшему его под фонарём человеку в зелёном плаще и натянутом на глаза капюшоне. - И буду откровенным, мой сегодняшний ритуал настолько важен, что любого другого я бы проигнорировал.
  - Прошу прощения, Мазерс, - Алистер слегка приподнял капюшон и поклонился. - Но я думаю, что нам всё ещё есть что обсудить, и в благодарность даже принёс вам слухи о Блайт-роуд.
  - Так, вот об этом не стоит у всех на виду, - Мазерс обеспокоенно оглянулся, а затем вынул из внутреннего кармана сюртука небольшую печать и прижал её к столбу. - У меня и у Золотого Рассвета слишком много врагов, а в Лондоне слишком много любопытствующих ушей. Вот, сейчас можете говорить свободно, Алистер. Что там с Блайт-роуд?
  - Слухи передали мне, что Весткотт хочет получить полный контроль над артефакторием, - Алистер натянул капюшон обратно. - Но не силой, а интригами. Он планирует сымитировать налёт на хранилище, продемонстрировать якобы неспособность охраны сохранить сокровища кабала и предложить свой вариант защиты.
  - Весткотт уже не впервые говорит, что нашей охраны недостаточно, - Мазерс смерил неподвижную фигуру Алистера задумчивым взглядом. - И я прекрасно знаю, зачем ему нужен контроль над артефакторием...
  Он слегка осёкся, будто едва не сболтнув что-то важное, а затем улыбнулся и хлопнул Алистера по плечу.
  - Я всегда знал, что вы будете на моей стороне, на стороне прогресса! И не бойтесь, я обязательно помогу вам в ответ. Предоставлю любую помощь вашей будущей дочери, раз вы почему-то столь уверены в её появлении, а если она всё-таки умрёт, то... - он склонился к уху Алистера. - Некоторые молодые члены кабала вдохновились вашим, скажем так, поведением, и они сейчас изобретают возможность магического дублирования людей. Я отслеживаю их успехи, и если получится, то мы просто сможем создать копию вашей дочери, а то и несколько. Так что не переживайте и не убивайтесь так.
  Со своей позиции он не увидел, что глаза Алистера буквально вспыхнули зелёным огнём. Казалось, пламя сейчас вырвется наружу, однако голос остался учтив и холоден:
  - А вы, Мазерс, согласились бы после смерти Мины создать несколько её копий и развлекаться с ними?
  Мазерс отшатнулся, заодно схватившись за руку, на которой алела свежая царапина. Алистер не пошевелился, и даже зелёное пламя в глазах успело погаснуть.
  - Что вы такое говорите? И, Алистер... - Мазерс посмотрел на царапину. - Зачем вам моя кровь...
  Он вскинул руку, но Алистер успел первым - и голубая вспышка между ними отбросила Мазерса прямо в кэб. Лошади испуганно заржали и встали на дыбы, однако чародей быстро начертил что-то на карете и те сразу успокоились, а из мрака вне света фонаря с шумом выскочили несколько тёмных фигур.
  Но они опоздали - на месте, где только что стоял Алистер, уже кружил пронизывающий лондонский ветер, приносящий с собой омерзительный запах гари.
  - Мазерс! - фигуры склонились над магом и помогли ему подняться. - Что случилось с Алистером?
  - Похоже, он предал меня в пользу Весткотта, - пробормотал тот. - Срочно отправьте кого-нибудь на Блайт-роуд и отвезите меня куда планировалось. Сейчас тем более надо провести ритуал.
  
  Маги на охране просто выключились в один момент, попадав где стояли. Потом они все очнутся - с головной болью, тошнотой и полной уверенностью, что тяжко бились с другими магами, которых уверенно опознают как людей Весткотта.
  Алистер капнул кровью на одну пентаграмму, затем на другую, всё это время шепча нужные заклинания. Когда те вспыхнули и погасли, то толкнул дверь, на пороге которой они были начерчены, зашёл внутрь, лёгким взмахом руки начертил светящиеся письмена и продолжил обезвреживать ловушки.
  К тому времени, как основные ворота хранилища распахнулись перед ним, Алистер успел вспотеть. Но улыбка на лице блестела ярче наморщившегося лба, особенно когда ценнейшие артефакты начали перемещаться в карманы плаща.
  Лишь один из них он взял очень аккуратно и некоторое время подержал в руках. Небольшая серая фигура, похожая на стрелу - вот только древко из оперения переходило не в острие, а в вытянутую вперёд руку. Алистер очень аккуратно замотал эту руку бумагой и бережно сунул в отдельный карман.
  Снаружи уже раздавались крики, и он попросту прошёл сквозь стену.
  
  Алистер появлялся перед самыми разными магами, иногда на улице, а иногда в тёмных переулках или светлых домах. Иногда он убивал их открыто, иногда тайно. Иногда упоминал Весткотта, иногда Мазерса. Иногда произносил лозунги о прогрессе, иногда о сохранении стабильности.
  Вскоре начали драться уже вокруг него. Одиночные стычки переросли в бои целых отрядов. Алистер порою помогал тем или иным, но все и без того спокойно справлялись с тем, чтобы залить улицы ночного Лондона кровью.
  Когда он явился к Аллану, тот уже ждал. И только улыбнулся.
  - Немного жаль, что моя поездка в Индию срывается, - сказал он, когда Алистер появился посреди комнаты. - Но не думаю, что моим мозгам, неспособным вынести несколько часов без этого ядовитого облака, понравилось бы такое. Прошу, Алистер, не стесняйтесь. Мне давно было интересно узнать, какой слой реальности заслуживает моя душа.
  
  На этой площади трупы лежали ужасающим лабиринтом, брусчатка даже потемнела от вылившейся крови. Многие тела были разодраны, несколько горели, ещё в нескольких блестели кристаллы льда.
  Мазерс стоял на коленях, хватая ртом воздух. Шляпа исчезла, плащ был измочален в тряпку, а трясущиеся руки покрылись сеткой глубоких ран. Алистер стоял неподалёку от него над телом в чёрном камзоле - хотя, возможно, чёрной была вытекающая из него кровь.
  - Ты уже знал, что у нас хранится Разрушитель Барьеров, да? - прошептал Мазерс. - И ты, мерзавец, подло пронзил им Весткотта.
  - Ты тоже подло пронзил бы его, - хладнокровно ответил Алистер. - Не строй из себя приличного человека, Мазерс.
  - Да каким бы я не был... - тот сплюнул кровью. - Я всё равно буду лучше тебя, предателя. Ты уничтожил кабал, убил своего же учителя, откинул магию на десятилетия назад, и всё ради чего? Ради ребёнка, что никогда не родится?
  - Да, - голос Алистера ничуть не дрогнул. - Ради неё. И потому, что вы вместо обеспокоенности будущими проблемами предпочитали мирное настоящее, но при этом гордо говорили о прогрессе. Думаю, в ваше отсутствие этот самый прогресс пойдёт куда быстрее.
  - Золотой Рассвет больше и влиятельнее, чем ты думаешь, - прохрипел Мазерс. - Он найдёт и убьёт тебя.
  - Я и не собираюсь скрываться, - только сейчас улыбка пронзила губы Алистера, а затем он неуловимым движением метнул в Мазерса стрелу.
  Тот всё же успел среагировать, взмахнуть иссечённой рукой и сотворить вспышку пламени. Стрела пронзила её насквозь, но в огне её оперение вспыхнуло и мгновенно сгорело, а с ним осыпалась крошками и маленькая рука. Мазерсу это не помогло - глаза вылезли из орбит, кровь изо рта полилась струёй и один из самых влиятельных магов Британии рухнул замертво.
  К тому времени, как морок рассеялся и вылезшие из различных дыр бродяги в компании с ночными полисменами обнаружили побоище, Алистер был уже далеко отсюда.
  
  Девушка стояла на берегу реки и грустно смотрела на покачивающуюся у небольшой пристани баржу. Моряки разгружали её от мощных деревянных ящиков, иногда не стесняясь крепких выражений; девушка вздрагивала, когда слова долетали до неё, но продолжала стоять, хотя на её лице не было и капли любопытства.
  Алистер некоторое время рассматривал её издали, отмечая тонкую фигуру в розовом платье, длинные светлые волосы, белоснежную шляпку на голове и странную меланхолию в облике. Наконец он медленно зашагал к девушке, остановился на расстоянии вытянутой руки и тихо спросил:
  - Что такая грустная, но красивая госпожа делает в таком непримечательном месте?
  Девушка обернулась настороженно, но наткнулась на сияние зелёных глаз и как-то неуверенно улыбнулась.
  - Простите, - она слегка склонила голову. - Я не могу разговаривать с незнакомцами.
  - Я готов представиться, - Алистер тоже поклонился, уже куда глубже. Девушка, похоже, замешкалась, отметив богатые одежды и учтивость незнакомца, а когда тот выпрямился - вновь задержалась на зелёных сияющих глазах. - Алистер Кроули, к вашим услугам.
  - Алистер Кроули... - прошептала она, а затем учтиво протянула руку. - Роза Эдит Келли.
  - Мисс Келли, - Алистер припал к руке, но абсолютно вежливо и целомудренно. - Могу ли я попробовать развеять вашу грусть? Скажем, приглашением любования на звёзды с вершины Парламентского холма?
  
  Египетские пирамиды во всей своей многовековой старости всё же не могли удержаться от желания покрасоваться в лучах восходящего солнца, окутывающего высоченные строения мрачно-багровыми тенями. У их подножия уже давно бурлил неутомимым муравейником Каир, спешивший обустроить жизнь в том числе недавно прибывшего британского корабля, и никто не обращал внимания на парочку, сидящую у подножия пирамиды прямо внутри выстроенных в облике пятиконечной звезды камней.
  Да никто и не смог бы обратить внимание.
  Алистер тихо читал заклинания, не отрывая взгляда от Розы, сидящей на коленях неестественно прямо, с закрытыми глазами, слегка покачивающейся в очевидном трансе. Она не прекратила покачивания и когда шёпот Алистера смолк, однако тот продолжал выжидать, не отвлекаясь на шум окончательно проснувшегося города. И вскоре Роза замерла, открыла глаза, взглянула на него - но не тёплым взглядом жены, а холодным, незнакомым ощущением чужеродности. Алистера это нисколько не смутило.
  - Я, Алистер Кроули, призвал тебя, существо, достигшее Эона Гора, - начал он чётким поставленным голосом, будто читая новое заклинание. - Я дарую тебе, прибывшему из чуждого слоя реальности, имя Айвасс и тем самым привязываю к изначальному чистому миру. Взамен на освобождение я прошу у тебя мудрости Эона Гора, дабы облечь её в слова и сменить Эон Осириса, царствующий в изначальном чистом мире.
  - Я могу поделиться с тобой этой мудростью, маг Алистер Кроули, - голос Розы казался идущим откуда угодно, но не из её губ, а все возможные оттенки эмоций исчезли из него. - Но для провозглашения мудрости Эона Гора ты должен быть сам готов принять эту мудрость. Если ты жаждешь наступления нового Эона ради личной выгоды или ради мести, то эта мудрость совратит и уничтожит тебя. Если ты лишь мечтаешь о новом Эоне, но сам не готов покинуть Эон Осириса или слишком отравлен его воздействием, то ты не поймёшь эту мудрость, отринешь её законы или сойдёшь с ума в попытках осознать её.
  - Я осознаю опасность, что несёт мне желание отречься от Эона Осириса, - на лице Алистера не дрогнул и мускул. - Но его законы и принципы стесняют, душат, заковывают и разочаровывают меня. И я готов выступить пророком нового Эона.
  - В таком случае я поделюсь с тобой мудростью Эона Гора, маг Алистер Кроули. И если ты вздумаешь отступить, то она сокрушит тебя.
  
  - Простите, мистер Кроули, - врач заслонил ему проход к небольшой двери, на которой латунными буквами было выбито "Госпиталь". - Ваша жена и дочь в порядке, но...
  Он изумлённо заморгал, уверенный, что только что видел человека, однако тот просто исчез. Врач постоял ещё несколько секунд, а затем вернулся к столу с бумагами, ворча что-то про военную травму.
  Алистер, не обращая на него никакого внимания, быстрым шагом прошёл к отсеку с новорожденными и там уставился на лежащего в кроватке спеленутого младенца. Девочка мирно спала, полностью игнорируя взрослого человека и когда тот склонился над нею.
  Алистер какое-то время вглядывался в мирное лицо дочери и сам не понимал, как улыбка озаряет его лицо.
  - Я высчитал по звёздам твоё имя, - прошептал он столь тихо, что сон младенца ничем не прервался. - Это будет очень знаменательное имя. Нюит Ма Ахатхор Геката Сапфо Джезабель Лилит Кроули - звучит ведь, да? Божественное имя, повергающее в смятение всех невежд из Эона Осириса. Для их спокойствия мы можем использовать просто Лилит, даже этого будет достаточно. Лилит... я защищу тебя от самого мироздания, обещаю.
  Девочка в ответ слегка пошевелилась, а затем приоткрыла глаза, ничуть не испугавшись склонившегося на ней мужчину.
  Неожиданное яркие для младенца, зелёные глаза, при взгляде в которые Алистер Кроули впервые ощутил столь опасное, но одновременно пьянящее чувство любви.
  
  Снежная метель словно бы игнорировала саму магию, и любые попытки отклонить её лишь раззадоривали белоснежные водовороты, кидающие огромные снежки в незадачливого путника.
  Однако Алистер продолжал упрямо чертить багровыми линиями огромную фигуру, заключённую в двойной круг. Линии пересекались под всеми углами, задорно вспыхивая и светясь даже сквозь мгновенно набрасывающийся на них снег. Когда маг наконец закончил, то фигура ещё раз вспыхнула и погасла, уже через несколько секунд полностью скрывшись под белой грудой.
  - Для тебя, Лилит, - прошептал Алистер, внимательно вглядываясь в небо и выслеживая положение звёзд даже сквозь бессильно воющую метель.
  Спустя полчаса он вернулся в деревню у подножия горы и с наслаждением сел у весело потрескивающего камина, протянув к нему руки. Вычисление искры, угрожающей его дочери, даже с записями Аллана Беннетта казалось делом невероятным, но пока всё шло хорошо.
  Завтра он вновь вернётся к Лилит, вновь увидит её улыбку и яркие зелёные глаза, услышит пока ещё несвязный детский лепет, подержит на руках маленькое тельце...
  Замечтавшийся Алистер не сразу услышал шелест пера. Но как услышал - сразу же рванул к стопке пергамента с появляющимся из ниоткуда кривыми фиолетовыми буквами.
  Несколько минут он просто смотрел на них, совершенно не двигаясь. Затем дёрнулся, отошёл к разложенным около чемодана вещам, взял небольшую чёрную книжку в массивном переплёте, сел за стол и раскрыл её. Перо уже лежало рядом, так что он взял его и уставился в книгу.
  Однако не написал ничего.
  А затем одинокая слеза пробежала по щеке и капнула на страницу, оставив небольшой влажный след.
  
  
  Роза исчезла сгустившимся туманом боли и потери. Рядом с Алистером замелькали другие девушки, разбавленные мужчинами. Менялись локации, занятия, обстановка.
  Алистер в Италии, сидит в переполненном театре и слушает лекцию о том, как определённые виды наркотиков могут влиять на сознание, расширять и раскрывать его возможности...
  Алистер в Японии, в буддийском храме. Золотая статуя Будды, подпирающая потолок, глядит в далёкое никуда и даже не подозревает, насколько внимательно её ощупывает зелёный взгляд...
  Алистер осматривает парня, сидящего за решёткой с угрюмым видом, а человек в расшитой звёздами мантии рассказывает о Самоцветах, обладающих невероятной силой...
  Девушка падает на колени перед Алистером и протягивает ему младенца; тот смотрит абсолютно равнодушно и закрывает входную дверь...
  Алистер лениво, даже как-то походя разрубает быстрым движением ладони набросившегося на него мага...
  Алистер стоит перед толпой в Лондоне, в большом зале, и зачитывает отрывок из массивной книги, называя её "Книга закона"...
  
  - Всё очень просто, - Алистер смотрел на то, как слуга разжигает камин, после чего кланяется и удаляется. - Эон Исиды был первым, в момент, когда человечество недалеко ушло от неразумных предков и поклонялось природе. Затем на место поклонению пришли эксплуатация и разграбление, что ознаменовало начало Эона Осириса. И сейчас, после тысячелетий человеческой цивилизации, пришло время нового Эона Гора, провозглашающего познание мира, гармоническое сосуществование с ним и отказ от идей вроде религии, королевств, патриархата, изживших себя и лишь вытягивающих соки из цивилизации. Что здесь такого сложного, Оллерус?
  - То, что отказ от всех этих идей возможен лишь на словах, - спокойно ответил одетый в серый камзол человек, чьи светлые волосы чёлкой прикрывали левый глаз, но не его зелёное свечение. Он пока стоял посреди комнаты и не спешил приблизиться к камину. - При отсутствии социально-экономической базы они в лучшем случае останутся идеями, а в худшем приведут к кровопролитным войнам и только большему разделению между людьми. Сейчас, когда запах новой Великой войны витает в воздухе, не время раздувать его ещё больше.
  - Наоборот, полное подчинение людей Эону познания и гармонии может остановить войны навсегда, - Алистер напротив, протянул руки к довольно потрескивающему огню. - Но вы правы, довольно идеологических споров, я не за этим хотел с вами встретиться. - Он покосился на мага, всё ещё не желающего греться. - Где Отинус?
  - Понятия не имею, - спокойно ответил Оллерус. - А если точно, понятия не имею, в какой слой реальности она ушла.
  - Вы врёте, - Алистер с таким заявлением рискнул повернуться спиной к магу. - Или крайне неосведомлены. Среди двергов происходит волнение, их кузни вновь работают, и кто-то даже вернулся на поверхность. Есть огромная вероятность, что это из-за активизации Отинус. Как вы и сказали, воздух пахнет войной, и это вполне может быть войной Магического Бога.
  - Магические Боги не устраивают войн, - тихо покачал головой Оллерус. - А если устраивают, то их цели лежат далеко за пределами целей войны. Что же до двергов, то ваши сведения преувеличены. На поверхность вышла лишь Мариан Слингенейер, из-за внутреннего конфликта с товарищами. В любом обществе появляются изгои, хоть не мне вам это говорить.
  Алистер хмуро обернулся, но если в словах Оллеруса и прозвучало что-то скрытое, то по виду не сказать.
  - Однако даже если Отинус не появилась, то она или другой Магический Бог всё ещё потенциальная угроза всей реальности. Так что, Оллерус, - он полностью повернулся и даже вытянул вперёд руку. - Предлагаю союз по возможному уничтожению Магического Бога. Необязательно Отинус, хотя так вы сможете наконец одолеть её в вашем многовековом споре.
  - Тяжесть моих отношений с Отинус опять-таки сильно преувеличена, - Оллерус вновь даже не пошевелился. - А союз по уничтожению Магического Бога обречён заранее. Если мы призовём одного из них в изначальный чистый мир, то сильно рискуем полнейшим изменением самого концепта человечества, вплоть до полного уничтожения. А для того, чтобы отправиться вслед за ними в слои реальности, нам придётся самим стать Магическими Богами...
  - Не собираюсь, - Алистер прервал его резко, но Оллерус лишь склонил голову.
  - И даже если мы одолеем одного Магического Бога, то это неизбежно привлечёт внимание остальных, - добавил он. - А их, по приблизительным подсчётам, около трёх десятков. Полагаю, от моих попыток хоть как-то сгладить будущую войну будет гораздо больше пользы в том числе для нас обоих. Если же на этом всё... - Оллерус вежливо выждал, но Алистер вновь отвернулся, словно потеряв всякий интерес к гостю. И не повернулся, когда маг спокойно вышел, продолжая смотреть на огонь, чьё пламя отражалось в его задумчивом взгляде.
  
  Алистер спрыгнул с верблюда так легко, будто всю жизнь ездил на этом мохнатом корабле пустыни. Его спутник со своего зверя слезал гораздо дольше, пришлось даже помочь ему магией.
  - И всё-таки мы слишком далеко забрались, Алистер, - вздохнул тот, ощутив под ногами застывший песок. - Если опять налетит песчаная буря, то даже с вашими чудесами рискуем здесь остаться навсегда.
  - Как раз с моими чудесами мы точно тут не останемся, Виктор, - Алистер снял с верблюда поклажу и сразу распотрошил одну из сумок. - Лучше помогите мне, чем быстрее тут управимся, тем скорее вы вернётесь к своей пышногрудой графине.
  Юноша слегка покраснел, но тем не менее тоже взялся вынимать из сумки вещи, обстраивая нечто наподобие логова писателя посреди пустыни. Алистер же встал на колени, вынул из кармана склянку с кровью, открыл её и начал алыми взмахами чертить пентаграмму, засиявшую на спокойном песке.
  Оба закончили свою работу практически одновременно, после чего Алистер встал и повернулся к спутнику.
  - Думаю, я должен ещё раз проинструктировать вас, Виктор, - сказал он, и юноша согласно кивнул. - Сейчас я попытаюсь пройти по древу Сефирот, перейти с одной сефира на другую, как это делали Магические Боги для получения своей силы. Но в отличие от них я не буду прямо пересекать Бездну между сефира, а попытаюсь вобрать её в себя, дабы пройти намного дальше и легче. Как и всегда, работаю первопроходцем.
  - Я лишь надеюсь, что не получится такого же конфуза, как с Лох-Несс, - Виктор лишь улыбнулся, и Алистер тоже не смог сдержать улыбки.
  - Не должно. Но всё равно последствия неудачи могут быть крайне печальны, поэтому ваша задача, Виктор, точно такая же: следить за моим состоянием и как только уловите духовный вопль о помощи - приводите меня в чувство без стеснения.
  - Хорошо, Алистер, - кивнул Виктор без всякой тревоги. Столь же спокойно он наблюдал, как Алистер вернулся к пентаграмме, сел в её центре и закрыл глаза.
  
  Картин Бездны не существовало, полагаться можно было лишь на ощущения. И ощущения Алистера прямо говорили, что не только он смотрит в Бездну, Бездна также всматривается в него. Неподготовленный человек испугался бы, но Алистер знал, с чем предстоит встретиться.
  - Я желаю впустить в себя часть Бездны, неструктурированное нечто абсолютного хаоса, - слова тоже были не более чем ощущениями. - И для того, чтобы выиграть схватку за это право, я дарую тебе имя, рассчитанное, созданное и обвитое силой магов изначального чистого мира. Я дарую тебе имя, демон Бездны Коронзон.
  Вой наполнил всё сущее - вой обиды, осознания самого себя, упорядочивания вечного беспорядка. Но прежде, чем Алистер сумел предпринять что-то ещё, от Коронзон прозвучало уже его имя:
  - Алистер Кроули...
  Он замер, предчувствуя беду. Упорядоченный получением имени Коронзон должен был спокойно пропустить его к Бездне, но вместо этого потянулся к нему с невероятной угрозой.
  - Алистер Кроули...
  Это не было добром или злом. Это было Бездной - тьмой, поглощающей переоценивших свои силы магов. Она не должна нести никаких эмоций, но теперь Коронзон получил имя, и от него шла невероятная, всёсжигающая ненависть. Ненависть сильнее всего, что мог предложить Алистер, она жаждала смять и раздавить нахальную букашку, нанесшую столь болезненный удар. Чужая воля начала овладевать им, грубо и бесцеремонно, и Алистер мгновенно воззвал к Виктору, задействуя все силы для того, чтобы вернуться. Тот уловил призывы, начал вытягивать Алистера наружу, высвобождая его из лап неправильно сработавшего демона...
  - Алистер Кроули...
  Шёпот раздался совсем отчётливо, чуть ли не словами, но одновременно начал удаляться. Ощущение чужой воли покинуло Алистера, он уже не смотрел в Бездну, как и она в него, и когда открыл глаза, то не ощутил никакой попытки перехватить контроль.
  - Всё в порядке? - обеспокоенно спросил Виктор; Алистер дрожащей рукой начертил на песке имя богини Бабалон, дабы поставить последнюю преграду на пути чуждых сил, и лишь тогда облегчённо вздохнул.
  - Думаю, да. Но что-то точно пошло не так, и лучше нам вернуться в Каир, - он встал и тут же бросился собирать вещи, стремясь как можно скорее покинуть это место. - А ещё лучше вообще оставить Египет на какое-то время.
  
  - Мы все должны признать неизбежное, - Алистер вновь выступал перед огромной толпой, но теперь без всякой книги. И та волновалась огромным распотрошённым муравейником. - Весь опыт войны, что уже называют Первой Мировой, показал, что магия оказалась бессильна на практике, хотя заявляла о своём теоретическом могуществе. А произошедшее в Болимое, Ипре и Осовец продемонстрировало, что наука ушла вперёд гораздо дальше, чем мы все думали. И в то время, пока маги интриговали друг против друга, что привело к до сих пор скорбному распаду Золотого Рассвета, учёные добились успехов, при которых они смогли обходиться без магии и даже превосходить её! Заря Второй Мировой уже обходится без магии, выкатывая на сцену образцы лучших научных достижений!
  Публика зашумела ещё больше, многие орали в сторону сцены, что эти достижения лишь в жестоком убийстве людей. Однако Алистер становился только громче:
  - В таком случае мы должны следовать за будущим, а не цепляться упорно за бесполезное прошлое! И я, Алистер Кроули, стану одним из пророков этого будущего! Я отказываюсь от развития магического пути и собираюсь употребить все свои силы, богатство и влияние на достижение превосходства научной стороны, нашего единственного будущего!
  Он замолк, слушая всё нарастающие крики, и лишь улыбался, словно те подпитывали его энергией и решимостью стоять на своём до конца.
  
  Алистер осторожно приложил руку к боку, а затем поднял её перед глазами и посмотрел на окровавленную ладонь полным неверия взглядом.
  - Больше не убежишь, - выдохнул один из преследователей, уставший гнаться за ним по отвесным скалам. - Никуда не убежишь, предатель магии и предатель кабала. Мы знаем, что это твои поганые действия разрушили его.
  Алистер лишь улыбнулся, вновь посмотрев на двоих прижавших кольца с печатями к подножию нависавшей над ними скалы. Парочка заклинаний - и огромная каменная лавина сметёт их всех, после чего обрушится на мирную деревеньку у горы. Алистеру было плевать на деревеньку, но в нынешнем состоянии он не сумеет уйти от каменного града. А подлечиться не дадут, ещё один из группы преследователей вновь поднимал ружьё. Бывший солдат, достал его с такого расстояния и сейчас уж точно не промахнётся.
  В любое другое время Алистер всё равно сумел бы их одолеть. Обмануть иллюзиями, одурманить кошмарами, погрузить в невероятную реальность, где пропасть будет видеться мостом. Но сейчас тут собрались последние выжившие члены Золотого Рассвета - это он знал точно - публика активно чествовала его преступником и даже все соратники покинули его, испугавшись замараться именем дьяволопоклонника.
  Для любого другого человека это было бы концом. И потому Алистер вытащил острый клинок и приставил его к своей груди.
  Замкнуть проклятие неудачи, окончательно обрезающее шансы Золотого Рассвета и вышедших из него кабалов, на самом себе. Он, в отличие от них, сможет его преодолеть.
  - Простите, джентельмены, но я уйду на своих условиях, - улыбнулся он. Преследователи все вскинули ружья, но Алистер изо всех сил пронзил себе грудь, раскинул руки - и полетел вниз, с тех пор считаясь умершим.
  
  Очнулся он как раз в момент, когда спаситель промывал ему лоб, непроизвольно дёрнувшись и застонав.
  - Спокойнее, - мягкий тон человека действительно успокоил Алистера. Враги так не разговаривают. - Вы потеряли удивительно много крови. Вашему телу ещё повезло свалиться сверху в тот момент, когда я совершал послеобеденную прогулку.
  Алистер лишь улыбнулся. Повезло... скорее всего, это его последнее везение. Теперь он - как и члены Золотого Рассвета - обречён на бесконечную неудачу.
  Однако всё ещё жив. И даже на свободе. Если только...
  - Вы ведь обратились к полисменам? - в перебинтованной груди по-прежнему жгло, и он не рисковал говорить иначе как тихо.
  - Мне стоило бы. Но думаю, что в таком случае я приобрету те знания и печали, что не хотел бы приобретать, Алистер Кроули.
  Алистер внимательно взглянул на человека, когда тот прошёл к столику у его ног. Молодой, но уже слегка обрюзгший, с короткими чёрными волосами, уложенными ровными рядами, и наброшенном на серый поношенный свитер белом халате. Лицо слегка расплылось, но глаза добрые и сосредоточенные. Откуда-то выплыла ассоциация с лягушкой, даже заставившая улыбнуться.
  - Не думал, что в провинции моё имя и облик настолько известны, да ещё и не соотносятся с образ приспешника сатаны, - вновь прошептал он, и доктор взглянул на него.
  - В целом, так и есть, - он задумчиво коснулся нескольких склянок, стоявших на столике в небольшом штативе. - Но не для тех, кто тоже был изгнан из Лондона.
  
  Их беседы продолжались и далее, благо Алистер постепенно шёл на поправку. Доктор сшил его столь хорошо, что сразу удостоился от него прозвища "Божественный Хирург" и вынужден был привыкать к такому обращению.
  Он никак не рассудил желание Алистера бросить мир магии, заявив, что это не его личное дело, однако соглашался с ним во взглядах на науку. В частности, на медицину.
  - Первая мировая война показала, что мы неизбежно отстаём в плане врачебной подготовки, - тихо говорил он, вновь проверяя состояние раны. - И под "мы" я имею в виду человечество в целом. Сейчас, когда пламя Второй Мировой уже полыхает, отсталость медицины поистине губительный фактор. А светила врачебной науки вместо этого предпочитают консерватизм и интриганство.
  Алистер слегка улыбнулся горестным ноткам Хирурга. Он уже знал, а потом и вспомнил его историю человека, вступившего в конфликт с подобными светилами и фактически изгнанного сюда, в далёкую деревню. Неизвестно, кто был прав в конфликте, но Алистера это и не интересовало.
  - А что же маги, способные залечить чужие раны? - спросил он, слегка опёршись спиной об изголовье кровати.
  - Большинство магов даже сейчас в основном благородные персоны, - голос Хирурга не стал веселее. - Или экцентричные особы. Разве Сен-Жермен способен провести целый день на ногах, врачуя всё поступающих раненых и закрывая себя от бесконечных воплей боли, страдания и приближающейся смерти? И никого не заставишь насильно исполнять этот долг. От служителей Церкви больше пользы, но среди них мало тех, кто способен на полноценное исцеление, а соглашение кардинала Фиаммы с Гитлером ограничивает их применение.
  - Мы опять приходим к тому, что только наука способна дать ответ. Скажите мне, Божественный Хирург, если бы вы могли подвинуть медицину вперёд, как бы вы это сделали?
  - Я создал бы свой личный город, - тот ответил столь мгновенно, будто давно это обдумывал. - Город, нейтральный по отношению ко всем и не подчинённый никому, город, в котором основной целью было бы развитие медицины и науки, и который смог бы передавать эти знания всему остальному миру, не делая разницы между странами.
  - А страны тут же бы пустили эти знания друг против друга? - улыбнулся Алистер.
  - Мне совестно говорить это как врачу, но развитие науки всегда означает развитие оружия, - теперь Хирург ответил чуть более жёстко. - А с оружием, опережающим своё время, можно было бы разнимать конфликты между странами до того, как те начнутся.
  Он обрисовал ещё немного концепта такого города, и любование наивностью превратилось в раздумья. Даже ночью Алистер не спал, глядя в тёмный потолок скромного сельского дома.
  Будущих проблем миллион - это даже астрологом не надо быть. Но само зрелище... огромный, величественный город, не подчиняющийся никому, вырывающийся вперёд всей планеты, способный диктовать ей свою волю Эона Гора, и живущие в нём маги без всяких вопросов используют свои силы для помощи другим...
  А если не захотят использовать... ну, кто их вообще спросит.
  
  
  - У меня плохие новости, Алистер, - Хирург перебинтовал его рану. - Я не могу вас вылечить. И дело не в доступных инструментах, ваш организм словно бы сопротивляется исцелению.
  Новость плохая, но не неожиданная. Алистер тоже пытался применить магию для затягивания раны и тоже потерпел неудачу. Неудачу, что теперь будет вечно его преследовать.
  - И что бы вы предложили, Божественный Хирург? - он вновь сидел, опёршись на изголовье кровати, а доктор сел у него в ногах.
  - Как врач, я обязан быть честным, - смотрел он прямо и спокойно. - Либо удастся изобрести какое-либо устройство, поддерживающее вашу жизнедеятельность, либо вы неизбежно умрёте. Возможно, не скоро, при должном уходе и поддерживающей магии год протянете точно. Но сейчас я даже не могу нормально остановить кровотечение.
  - Значит, наши планы только что получили ещё и личную заинтересованность, - Алистер посмотрел на бинты, постепенно наливающиеся кровью. - У меня есть один вариант, доктор, но для его реализации придётся дождаться окончания войны.
  - Которое вы, конечно же, не сможете приблизить в таком состоянии, - грустно улыбнулся тот. - Хотя с вашей неудачей я бы не рекомендовал этим заниматься. Да и...
  - Моя неудача способна обрушить любое начинание, - подтвердил Алистер. - Но только моя. Если рядом со мной окажутся другие люди, возбуждённые тем же желанием, всё пойдёт совсем по-другому. Могу я надеяться, что вы станете одним из таких людей?
  
  На этот раз начерченный символ был огромен, занимал всю обширную поляну перед обветшалым буддийским храмом. Семиконечная звезда сияла золотистым, и Алистер сидел в инвалидной коляске в её центре, с усилием держа на весу правую руку. На каждом выросте звезды стоял по человеку в белом халате, и все семеро внимательно следили за этой рукой, не шевелясь и не отрывая взгляда.
  - Для победы всегда нужно чем-то поступиться, и с давних времён наука чаще всего поступалась общественной моралью, - голос Алистера вопреки болезненному состоянию не срывался, он словно читал очередное заклинание. - Без конфликта с церковной идеологией, без изучения трупов, без кажущейся бессмысленной траты денег, без желания отринуть существующие догмы мы бы никогда не пришли к тому, что имеем. И сейчас я воспользуюсь вашей ненавистью, вашим разочарованием и вашей жаждой, дабы уловить сложившийся концепт и внести его в ваше сознание. Кихары станут фамилией, распространяющейся как вирус среди всех, кто согласится принять этот концепт. А в обмен вы поклянетесь служить мне, поклянетесь выстроить город на земле, что я приобрёл, и наполнить этот город чудесами науки, что потрясут мир. И пока этот город стоит, вы будете его кровью, его нервами, его дыханием, самой его жизнью.
  Рука Алистера засветилась, а вместе с ней и звезда. Люди опустились на колени, их лица исказились то ли от боли, то ли от предвкушения будущего. Божественный Хирург единственный, кто стоял вне символа, и его лоб прорезали трещины сомнения, однако рот не издавал ни звука. К его ноге жалась маленькая фиолетоволосая девочка в белом одеянии, она очень внимательно следила за обрядом, изредка облизываясь.
  - Я буду вашим командиром, семеро изначальных Кихар, - голос Алистера тоже будто засветился от предвкушения. - Но больше никто и никогда не сможет указывать вам, что правильно, что хорошо и что необходимо сделать. Сорвите свои оковы и не обращайте внимания на то, как далеко вы зайдете, пока будете возвращаться с научными ценностями.
  Все семеро согласно вскинули головы, и золотистый облик проявился в открытых глазах, закрепляя рождение Кихар.
  
  - Я ждал, что меня удивят, но не настолько, - Алистер хрипло засмеялся, едва не сползая с инвалидного кресла, Хирургу даже пришлось удерживать его. - Они не только внедрили концепт в собаку, но и научили её говорить? До сих пор не верю.
  - Даже после нашего спора о том, кто победит в развернувшейся войне капитализма и социализма? - Нокан, шагавший рядом с креслом, довольно завилял хвостом. - Похоже, вы всё же не желаете признавать поражение.
  - Разумеется. Будущее покажет, что я был абсолютно прав, - Алистер вновь засмеялся, когда они въехали в огромное помещение.
  Большую его часть занимала раскрытая вытянутая колба, подключённая пучком проводов к множеству устройств внизу. Алистер впился в неё взглядом, а затем разочарованно вздохнул.
  - И вот здесь сильнейший маг вынужден будет провести остаток своей жизни, - как-то даже ворчливо пробормотал он.
  - Зато этот остаток может растянуться на целое тысячелетие, - ответил Хирург, подкатывая кресло почти вплотную к колбе. - Тебе помочь?
  - Спасибо, я сам, - Алистер кое-как встал, хотя по зелёной больничной рубашке тут же расплылось кровавое пятно. Всё так же на своих ногах он медленно и неуверенно, но целеустремлённо зашагал к колбе и залез внутрь. Хирург тем временем подошёл к приборной панели и начал вводить команды, от которых колба закрылась и наполнилась красноватой жидкостью, поднявшей Алистера на самый верх.
  - Так нормально? - спросил Хирург, прекратив ввод; Алистер слегка покачался внутри, а затем неожиданно перевернулся головой вниз, Нокан даже испуганно гавкнул.
  - Дааааа... - протянул он. широко улыбаясь. - Так действительно намного веселее смотреть на мир.
  - Нормально, - заключил Хирург. - К слову, Алистер, я хотел бы воспользоваться этой технологией и усовершенствовать её. Если мы сможем использовать её массово, то будем буквально вытаскивать людей с того света.
  - Это уже вопрос к Нокану, - переадресовал Алистер; Нокан же задумчиво гавкнул.
  - Тут есть маленькая проблемка насчёт массового использования, - неуверенно сказал он. - Точнее, согласно отчёту сто двадцать семь проблемок...
  
  - От всех этих толку мало.
  На этот раз перед колбой стоял Генсей, всё столь же старый, с заведёнными за спину руками и спрятавшимися в щёлки глазами.
  - Так уж и мало, - проговорил Алистер, висящий вниз головой. - Никто не обещал, что новоприбывшие маги сразу окажутся полезными.
  - Тогда какой в них толк? - скривился старик. - Они вообще не понимают концепта науки. Они поверили слухам и явились на всё готовое, думая, что их тут будут ублажать, а работать не желают. Их нужно отходить палкой и заставить, а не...
  - Палка не поможет, - прервал его Алистер. - По крайней мере одна палка, даже если вставить её в задницу. Нужно нечто большее, некий стимул... некий важный ориентир, на который они сами с охотой отправятся...
  На одном из многочисленных экранов, расставленных так, что только человек в колбе мог их видеть, что-то пискнуло. Алистер посмотрел туда, нахмурился, а затем сказал:
  - Вот и возможный вариант... Генсей, мы обсудим это позже. А пока что вызови ко мне Нокана.
  
  - Видите ли, в чём сок, Алистер, - Лаура Стюарт на одном из множества экранов подняла стакан с чем-то алым. - Попытки создания эсперов уже предпринимались в СССР, пусть и безуспешные. В США тоже, но все усиленно делают вид, что ничего не было и ничего не знают, так что у людей в умах цепочка "эсперы равно Советский Союз". И ваши заявления о массовом успешном создании эсперов вызывают подозрения в том, что вы... ах, как бы это сказать, - она отпила из стакана и изящно покрутила его.
  - Что Академия-сити станет духовным наследником империи зла, - рыжеволосый Фиамма с другого экрана напряжённо смотрел на Алистера, то и дело морща лоб. - Отсутствие официальной религии вкупе с полным атеизмом населения, нацеленность на научно-техническое развитие, в котором многие усматривают связь с социализмом, контакты с советским руководством, а теперь ещё и эсперы... а ведь мы все понимаем, что Академия-сити не настолько сильна, раздавить миру её будет гораздо проще.
  - Советский Союз ещё не раздавлен, - губы Алистера прорезала улыбка. - Хотя я тоже согласен, что его конец не за горами. И абсолютно не горю желанием поддерживать либо становиться преемником, у меня совсем другие цели и задачи, включающие в себя прежде всего никак не завязанный на социализм научно-технический прогресс. Результаты которого, хочу отметить, вы уже вкусили.
  - И именно поэтому Британия не прочь установить с вами контакт, - закивала Лаура. - Однако закрытость Академия-сити опять-таки навевает ассоциации с железным занавесом, что только прибавляет к сказанному многоуважаемым Фиаммой. Поэтому для предотвращения возможных конфликтов есть смысл, м, определённого отступления от норм.
  - Согласен, - Алистер продолжал улыбаться. - Однако наш "железный занавес" выставлен во многом из-за того, что эсперам будет трудно жить вне пределов Академия-сити. Здесь множество людей, которые знают про их силы, умеют с ними обращаться, регулировать, призывать к ответственности, у нас образовалось более-менее работающее общество. За стенами города они просто не получат нужный уровень ухода и контроля, без которого могут быть опасными для себя и окружающих. Но даже в таких условиях мы не держим их на цепи, у многих за пределами Академия-сити есть дома и семьи, мы даже позволяем уезжать к ним на каникулы или в другое время. Я готов обсудить ваше видение более либерального отношения, но в данный момент оно всех устраивает.
  - Что ж, меня такое тоже устраивает, если вы правы, - глухо отозвался Фиамма. - Однако я хотел бы и обратного обмена. Как вы смотрите на то, чтобы открыть в пределе города католический монастырь?
  - Не думаю, что у него будет множество посетителей, - слегка повёл плечами Алистер.
  - Это неважно, - резко мотнул головой Фиамма. - Можете даже не строить для него церковь, всё равно она не будет иметь силы на... - он замолк, будто проглатывая потенциально обидные слова. - В общем, достаточно предоставить для монахинь какое-то отдельное здание. Гораздо важнее будет сам факт существования.
  - Что ж, я не вижу никаких причин отказывать. Как я понимаю, заодно не чинить препятствий для служителей Церкви, если те захотят прибыть в Академия-сити с визитом?
  - Именно! - Лаура едва не выплеснула сок на розовое платье. - Я давно хочу побывать в вашем городе, вот честно, ибо фотографий уже недостаточно!
  - Это можно устроить, - усмехнулся Алистер. - В таком случае мы заключим договор об открытии границ Академия-сити, сотрудничестве с Британией и Евросоюзом, а также взаимном уважении, так?
  - Договор ещё надо составить, - допила сок Лаура. - Я уверена, что Элизард что-то начудит в тексте. Она любит вставлять в середину какой-нибудь пункт о дани в виде двух шелковых платков в месяц, хотя я ей говорила, что надо сразу десять...
  - Кардинальский совет тоже будет возмущаться, - Фиамма слегка скривился. - Среди них давно бродит настроение о том, что вас надо прихлопнуть одновременно с Союзом, дабы не позволять атеистическим бредням и далее смущать умы. Не удивлюсь, если они попробуют за моей спиной устроить какую-нибудь диверсию.
  - Очень жаль. Но вы ведь в таком случае предупредите, что именно надо будет сделать с этими непослушными кардиналами? - Алистер не смог сдержать хищный вариант улыбки, и Фиамма с Лаурой ответили тем же.
  
  Алистер по-прежнему висел в колбе головой вниз, с закрытыми глазами, никак не реагируя на Божественного Хирурга, что-то набирающего на клавиатуре.
  - Всё в порядке, Алистер, - тот наконец прекратил печатать и посмотрел на колбу. С годами доктор стал совсем похож на большого доброго лягушонка. - Как я и говорил, эта установка сможет проработать ещё тысячу лет.
  - Это хорошо, - прошелестел голос изнутри. - Моя теория сбывается, неудача просто не позволит мне умереть, желая мучать как можно дольше.
  - Честно говоря, Алистер, - Хирург слегка наклонил голову, уставившись на каменный пол. - Объяснять все происходящие трагедии своей неудачей больше похоже на трусость взятия ответственности.
  - Кихары опять распоясались? - прошелестело в ответ.
  - Они никогда и не прекращали. И чем дольше всё это происходит... я просто не могу закрывать глаза, - Хирург покачал головой. - Не могу не думать о том, как мог бы спасти всех этих несчастных, что разделали, искалечили, свели с ума ради опытов, ради пятых уровней, ради...
  - Ты же знаешь, что можешь прекратить это, друг, - Алистер шептал понимающе. - Управление моей жизнью в твоих руках. И я обещаю, что не буду сопротивляться и выходить наружу. Если ты сочтёшь, что я больше не заслуживаю жить, но я полностью подчинюсь твоему решению.
  - Не надо так говорить, Алистер, - Хирург устало прикрыл глаза. - Ты же знаешь, что я никогда не наврежу собственному пациенту. И что без тебя Кихары расползутся по всему земному шару. И что благодаря тебе, как ни крути, медицина сумела спасти тысячи и спасёт миллионы жизней. Но порою мне просто трудно смотреть на всё это...
  - И не смотри, друг. Борись, если хочешь, не стесняйся выступить против меня, - Алистер пошевелился, открыл глаза и уставился прямо на Тому. - Ведь я не строю из себя всегда правильного героя.
  Мина Мазерс исчезла, как и дымка событий. Тома захлопал глазами, он словно бы вынырнул из транса, ощутив происходящее глазами и разумом его участников. Однако теперь возвращался в реальный мир - относительно реальный, так как вновь очутился в белесо-облачном пространстве, где его спутников настиг неведомый шёпот и теневые копии.
  Но сейчас здесь были только он и Алистер Кроули.
  
  
  Колбы не было, как и зависания вниз головой. Алистер стоял неподалёку от него уверенно и безмятежно, выжидающе сверкая глазами - и Тома решался смотреть в ответ. Тысячи вопросов роились внутри него, но затем он кашлянул и сказал:
  - Я тоже не строю из себя правильного героя.
  - В таком случае, что ты тут делаешь? - а теперь появилась тонкая, издевательская улыбка. - Зачем разрушил стену, явился в мою святая святых, упрямо прошёл сквозь всё и добрался до меня? Выразить восхищение?
  - Ни в коем случае, - Тома сделал глубокий вдох, пытаясь унять круговорот мыслей. - Алистер... почему ты никогда не спасаешь город?
  - Потому что вы справляетесь с этим без меня, - ответ последовал молниеносно, и Тома слегка замешкался.
  - Да, но... с тобой вышло бы быстрее! И лучше! Без всех этих жертв!
  - Погибшие во Втором Эпизоде вернулись, и люди свыклись с их существованием, - Алистер даже не смущался. - А все остальные не заслуживают внимания.
  - Не заслуж...
  - Твоя Химегами сама виновата. Никто не заставлял её лезть в эпицентр столкновения мощнейших сил, да ещё так далеко от Академия-сити и Гекоты-сенсея.
  Кулаки Томы сжались сами собой, он даже шагнул вперёд, но усилием воли задержал себя.
  - А остальные? - оставалось едва не срываться на крик. - Остальные погибшие тебя не интересуют?
  - Я думал, что моё прошлое ясно ответило тебе, - холодно ответил Алистер. - Я не питаю любви ни к магам, ни к эсперам. И мне абсолютно всё равно, сколькие из них погибнут и как. Даже пятиуровневые не более чем инструмент.
  - Инструмент? Они живые люди!
  - Всех их за пределами города казнили бы или посадили пожизненно, абсолютно заслуженно. А на свободе они с огромным удовольствием поубивали бы друг друга. Так что "живые люди" живы лишь потому, что я им позволил.
  - Но... - Тома едва не задохнулся. Он не понимал, как так вообще можно. - Но ведь это твой город. Ты его создал. Ты должен нести ответственность за него и его жителей.
  - Я его создал, да. Но я могу снять с себя любые мною же установленные обязательства. Единственное, что я должен - выполнить отцовский долг перед моей Лилит. Удостовериться, что она упокоилась с миром.
  - С миром...
  - Ты ведь слышал от Магических Богов о реке мёртвых. Неужели ты не подумал, насколько трудно младенцу в ней? У него нет убеждений, нет выбора, нет заслуг. Даже крещение не помогает, потому что это не выбор, младенец его не осознаёт и не может воспользоваться. Течение просто несёт его куда угодно и равнодушно обречёт на адские муки. А когда слои реальности будут стёрты, то адские муки прекратятся, а все их жертвы наконец-то обретут покой.
  - Райские наслаждения тоже, - прошептал Тома, вновь выбрасывая из головы мысли о том, куда могла попасть Химегами.
  - Не имеет значения, - Алистер сказал это так, будто других пояснений не требовалось.
  - И как же ты намерен сделать это? - Тома вновь шагнул вперёд, но маг не сдвинулся и на миллиметр.
  - Воспользоваться силами пятиуровневых эсперов, в том числе. Акселератор, способный перенаправлять движение всего на свете. Тёмная Материя, запасной вариант Акселератора. Рейлган, организующая Сеть Мисак и её связь. Растворитель и Королева, запасные варианты Рейлган. Многолик, помогающий мне во многих начинаниях. И Гунха, который... ну, просто тут, - Алистер пожал плечами. - А самое главное - ты, обладатель Разрушителя Барьеров, силы, испаряющей дарующее магию влияние чуждых реальностей. Объединив всё это, я смогу уничтожить слои, а с угасанием Магических Богов мешать мне попросту некому.
  - Что ты с ними сделал? - прошептал Тома, отчаянно пытаясь понять, как поступить. Алистер спятил, это точно, и его надо остановить, но он пока слишком далеко, и если кинется слишком резко...
  - Золотой Рассвет поделился со мной многими инструментами, как ты видел, - и вновь эта улыбочка. - Я сумел соорудить из них свой, Контроллер Архетипов. Видишь ли, Магические Боги очень часто принимают правила и законы тех слоёв реальности, что они посетили, и очень редко отказываются от них впоследствии. Однако они все существа изначального мира, и потому подобные наросты для них чужеродны. Так что я просто присвоил архетипу изначального Магического Бога и его наростов разные значения, а потом натравил друг на друга. Если упрощённо, Магические Боги пожирают сами себя, слабея с каждым часом. Вскоре от них не останется вообще ничего.
  - Присвоил разные значения... - Тому вдруг будто озарило. - Погоди, а маги и эсперы...
  - То же самое. Я воспользовался данными о Самоцветах и сумел разделить магов на два архетипа, внушив архетипу эсперов качества, что будут преобладать в Эоне Гора. Познание мира, атеизм, концентрация на собственном удовлетворении, жажда научного прогресса...
  - А ещё психические проблемы, - Тома вновь сжал кулаки. - Привитие силы эспера с помощью наркотиков. И ложь о том, что все могут достигнуть пятого уровня.
  - С моей неудачей даже такой вариант уже превосходен, - отпарировал Алистер. - Да и вообще первый блин комом.
  - За этим блином...
  - Стоят тысячи невинных душ, да-да. И это мне говорит человек, который лишил всё человечество шанса на счастливую, сытную жизнь под взором доброжелательного бога.
  Тома застыл, даже кулаки разжались. Такого удара под дых он не ожидал, и улыбка Алистера начала неимоверно бесить. Но ответить было нечего, а маг этим пользовался:
  - Ты ведь сказал, что человечество должно само построить рай на Земле. Само его достичь, без всяких богов, машущих волшебным копьём и обустраивающих роскошную судьбу всех и каждого. Так почему же ты так сердишься на меня, когда я делаю именно это? Эон Гора входит в свои права, и если человечество надо потащить в него на аркане, против их воли, ценой величайшей тирании и множества жертв, то это необходимо сделать.
  - Я не... - пробормотал Тома. - Я не этого...
  - А чего же ты хотел? - Алистер даже наклонил голову. - Светлой стороны? Где все добрые, хорошие и друг друга уважают? Это работает только в маленькой группе твоего гарема. Возможно, будет работать в пределах Академия-сити. Но как только ты вынесешь эти принципы на мировой уровень, то увидишь, что от них ничего не останется. И что тогда ты сделаешь? То же самое, что сделали все эти теоретики идеологий прошлого века? Что сделал Интри? Продолжать упорно гнуть свою линию, даже когда та отчётливо не работает? Отбрасывать все факты, мнения и интерпретации, не соответствующие твоему красивому мирку? Страдать лицемерием и позволять себе то, за что ты ругаешь противника? В таком случае тебя ожидает такая же участь. При жизни ты, возможно, добьёшься иллюзии успеха или даже самого успеха, нещадно эксплуатируя своих подчинённых, но после смерти всё это рухнет в тартарары.
  - Как и ты сейчас... - Тома попробовал отбиться, но Алистер не потерялся с ответом:
  - Да, но я это признаю и не делаю из этого беды. Я знаю, что умру после исчезновения слоёв. Моя магия исчезнет, живительная установка перестанет работать, возможности будут резко ограничены, так что Академия-сити останется без начальства. Я не собираюсь становиться очередным тираном, игнорирующим нужду преемника, у меня есть несколько вариантов тех, кто мог бы перехватить власть, но главный из них - ты.
  - Я? - мысли толкались нерешительной толпой, определяясь, кого вытолкнуть вперёд на растерзание.
  - Исчезновение магии вызовет целый катаклизм в других странах. Катаклизм, что неизбежно перерастёт в настоящую Третью Мировую, а не эти предварительные ласки. Поэтому нужен кто-то, кто возглавит рухнувшие государства, экономики и союзы. Почему бы Академия-сити не стать этим ведомым? Со всеми научными достижениями, заменяющими любую магию, с людьми, способными похвастаться интеллектом даже вне сил эспера, с оружием, готовым на всё. И ты, с твоими контактами и стремлениями, вполне можешь стать человеком, за которым мир послушно пойдёт. Тебе надо будет многому научиться, дабы не попасть на удочку других стран, но я оставлю тебе знания и людей для того, чтобы всё получилось.
  - Так вот откуда Серья приобрела эту дикость? - Тома покачал головой, в этом вопросе уже чувствуя уверенность. - Прости, но нет. Я не справлюсь с ролью главы Академия-сити и не хочу даже пробовать.
  - Но тебе придётся. Иначе я оставлю это кресло Кихаре Юитцу, она тоже может оказаться неплохим кандидатом, - Алистер продолжал улыбаться. - Или Кумокаве Серье, жаждущей отомстить твоей девушке. Или кому-нибудь из члена Совета Директоров, что почти поголовно рассматривают тебя как непредсказуемый и потому опасный элемент. Или вообще воспользуюсь своей экстравагантностью и сделаю преёмником собаку - возможно, это даже будет наилучший вариант. Хочешь вверить себя, своих друзей и город в руки кого-либо из них? А если и теперь не убеждён, то что скажешь насчёт того, что этот город изначально выстроен тобой?
  - Что? - Тома вновь лишился слов, глядя на улыбающегося мага, однако сделал ещё один крохотный шаг вперёд.
  - Эсперы, учёные, изобретения - всё это не более чем ширма. Одной из моих основных задач было привлечение в город Разрушителя Барьеров. Я думал, что он опять воплотится неким предметом, но увы, не повезло, это оказался человек. Которого нельзя так просто похитить, ибо всё равно ничего не удастся, - Алистер даже скривился и позволил Томе сделать ещё шаг. - Нужно было привлечь добровольно, и тогда мы понаблюдали за тобой, рассчитали твой психологический портрет и выстроили город в соответствии с этим.
  - Это... как?
  - Да очень просто. Чего ты больше всего желал после жизни, полной неудачи, одиночества и манги? Друзей. Влюблённых в тебя девушек. Битв со злодеями. Спасения людей. Условий для роста, для применения себя самого, для нормальной жизни. И ты получил это всё! - Алистер аж широко раскинул руки. - Увлекайся ты сверхъестественным - и Академия-сити превратился бы в один спиритический кружок, с духами, проклятиями и жуткими заброшенными домами. Желай выступать в велогонках - гонялся бы в надежде одолеть семёрку сильнейших гонщиков, использующих суперсилы для победы. Обожал бы кулинарные поединки - вот тебе кулинарные поединки, и Первый, готовящий изысканную лапшу манипуляциями векторов. Полагаю, даже покемонов удалось бы создать, сделав Третью твоим собственным Пикачу, всё зависело от того, кем ты хотел быть, что хотел делать и о чём мечтал. Даже если никогда не говорил и никогда не признавался сам себе.
  В голове Томы стало совсем пусто. То есть... всё происходящее, все конфликты эсперов, все битвы... всё это он? Нет, не может быть. Это ложь.
  - Этот город такой же твой, как и мой, - Алистер внимательно наблюдал за ним. - Ты тоже создал его таким, какой он есть. И сейчас, когда я отойду от дел, возьмёшь ответственность за него. И не надо говорить про неудачу. Когда слои исчезнут, то исчезнет всё сверхъестественное. Исчезнет красная линия судьбы, и ты сможешь выбрать девушку какую пожелаешь, а не какую притянет. Исчезнет удача, и ты сможешь определять свою судьбу. Возможно, даже Разрушитель Барьеров исчезнет, здесь трудно сказать, но даже если останется, то больше не послужит поводом другим охотиться за тобой. Так что если суммировать, - Алистер поднял руку и начал загибать тонкие пальцы. - Ты перестанешь быть неудачником, все твои девушки останутся с тобой, ты сможешь повести за собой мир и сделать его таким, каким пожелаешь, сделать его гораздо лучшим местом, воплотить свои слова о рае, созданным человечеством, и Церковь, эсперы, Магические Боги, даже я не помешаем тебе, ибо лишимся абсолютно всех сил. Всего-то и надо - помочь мне уничтожить слои реальности, заодно предотвратив будущую катастрофу высекания всё больших искр. Что скажешь?
  Тома молчал и смотрел под ноги. Те слегка окутывал белый туман, несильно, но трудно было разглядеть, на чём он стоит.
  - Я пришёл сюда не для того, чтобы свергать тебя, Алистер, - начал он, слегка шаркнув ногой, будто пытаясь всё же развеять дымок. - Я пришёл спросить тебя, как мне быть в моём положении. Я... чувствовал, что постепенно начинаю делать что-то не то. Прощал слишком много грехов слишком многих. Общался с людьми, с которыми не должен бы общаться. Пару раз едва не переступил то, что сам для себя считаю гранью. Игнорировал и уклонялся от вопросов, что должен был решить. Принимал не самые лучшие, не самые правильные решения. И когда я увидел, что именно ты и твоё здание представляют наибольшую опасность для Академия-сити, то решил прийти сюда и найти ответ для себя. И после твоего прошлого... думаю, я его нашёл.
  Тома ещё раз двинул ногой, а затем распрямился и открыто взглянул прямо в зелёные глаза Алистера.
  - Ты - психованный эгоистичный ублюдок. И более никто.
  - Ха, - ответил Алистер после некоторой паузы. - Как часто я слышал подобные слова. И как многие из тех, кто говорил это, после жалели.
  - Куча людей говорила о тебе одни и те же слова, а ты их просто игнорировал и заранее считал неправыми? - усмехнулся Тома. - Что ты там говорил про откидывание интерпретаций?
  - Если я буду учитывать мнение каждого простодушного остолопа...
  - То только так составишь полную картину себя, - перебил его Тома, не побоявшись даже вспыхнувшего взгляда Алистера. - Только так увидишь себя со стороны. А если ты намеревался объявить себя пророком и привести мир к счастью, то должен знать о себе как можно больше, с разных сторон и разных взглядов, чтобы понимать, в чём именно ты силён и куда приложить эти силы так, чтобы вышло как можно лучше. А ты... ты просто любишь себя.
  - Так люблю себя, что готов был умереть, когда Гекота-сенсей...
  - Вот именно, - Тома вновь перебил его, и вновь не испугался. - Когда Гекота-сенсей сказал, что твоё правление неидеально и порою слишком тяжело для него, ты не поинтересовался конкретикой. Ты не подумал о возможных исправлениях. Ты не взглянул на ситуацию с его стороны, ты вообще не выслушал его, а сразу же жеманно и наигранно предложил избавиться от себя. Отлично понимая, что он никогда этого не сделает. Потому что ты любишь только себя, слушаешь только себя, неспособен смотреть иначе чем своими глазами, и если нужно ещё подтверждение... - он вдохнул воздуха. - Магические Боги могли решить абсолютно все твои проблемы.
  Улыбка Алистера стала казаться опасно-острой, но Тому это ничуть не останавливало.
  - Я не видел всех Магических Богов, но с четырьмя всё-таки общался. Да, они странные, их порою трудно понять, они не очень-то добрые, но они и не нарочито злые. А главное, с ними вполне можно договориться и они никогда не желали смерти изначального мира, скорее защищали его даже ценой самих себя. И я уверен, если бы ты захотел с ними договориться, они бы и спасли Лилит, и предотвратили катастрофу искр, и помогли с научной революцией, и что ещё придёт на ум. Вряд ли это задача много сложнее, чем все остальные в твоей жизни. Но ты, ослеплённый любовью к себе, закапризничал и посчитал их своими врагами, потому что любой другой вариант тебе не по нраву. И всё остальное точно так же.
  Он теперь уверенно шагнул к Алистеру, но тот молчал и не двигался, хотя глаза полыхали демоническим огнём.
  - Ты любишь свою дочь, я не стану это отрицать. Но ты мстишь не за её смерть, а за то, что её посмели отнять у тебя. Ты разрушил кабал из-за того, что он мог помешать тебе. Ты опять-таки наиграно принёс себя в жертву, решив воспользоваться проклятием неудачи. Ты соблазнил девушку ради того, чтобы получить принадлежащее тебе, и отшвырнул её, когда та оказалась не нужна. Ты шокировал публику своими оргиями лишь потому, что тебе это приносило удовлетворение. Ты эгоистичный ублюдок, Алистер, и я говорю это, потому что сам чувствовал себя таким.
  Он остановился в паре шагов от мага, но тот продолжал стоять накапливающей бешенство статуей.
  - В частности, тогда, когда я вернул себе память. Когда я смотрел на прошлого себя и кривился, подвергал критике каждое хоть сколько-то неидеальное решение. Из-за этого я причинил Мисаки огромную боль, разорвал свои связи с Индекс, едва не разрушил отношения с Мисакой, на какое-то время поверил, что мир крутится вокруг меня... но я, в отличие от тебя, сумел это понять. Сумел понять, к чему всё это может привести, особенно сейчас, когда я увидел тебя и твоё прошлое. И если ты показывал мне его, чтобы убедить в своей правоте, то прости - тебе не повезло выбрать именно такие слайды.
  С этими словами Тома поднял правую руку, сжал её в кулак и метнулся к Алистеру, ударив его со всех сил.
  Ответом послужил лишь звон разбитого стекла. Маг рассыпался в тонкую крошку, мгновенно исчезнувшую в дымке, а на его месте проявились контуры массивного, старого зеркала. Тома сморщился, потряс окровавленной рукой и оглянулся.
  Подобные зеркала, только целые, начали окружать его плотной стеной. И в каждом из них отражался холодно смотрящий на него Алистер.
  - Ты сейчас на моей территории, и даже Разрушитель Барьеров бессилен, - копии, казалось, заговорили все разом. - А сопротивляться бесполезно. Я сумею уничтожить слои даже без твоей помощи, достаточно будет отрубить правую руку и забрать её. Когда же ты очутишься в центре разрухи, вызванной исчезновением магии, то просто не сможешь избавиться от необходимости взять на себя ответственность и станешь главой Академия-сити, хочешь этого или нет.
  Тома подошёл к одному из зеркал, и Алистер в отражении положил руку ему на плечо. В реальности он даже не ощутил прикосновения.
  - То, что ты сделаешь, навредит всем моим друзьям. Поэтому я остановлю тебя, - Тома прикоснулся к зеркалу, теперь аккуратно, и отражение Алистера исчезло. Следующее прикосновение сделало то же самое.
  - В таком случае ты возьмёшь на себя ответственность за будущую катастрофу искр, - сказали отражения, но Тома продолжил их касаться. - И ты никогда не обретёшь покоя. Неудача будет преследовать тебя постоянно. Если что-то прорвётся в изначальный мир из других слоёв реальности, то именно ты будешь виноват во всём, что оно натворит. Тебе не наладить производство эсперов Академия-сити без Кихар и спорных методов, а иначе магические государства сожрут тебя и твои начинания. В условиях существования магии ты никогда не выведешь Академия-сити вперёд них.
  - Если Академии-сити нужно опустить всех для собственного триумфа, то он никогда не добьётся успеха, - пробормотал Тома, заставляя умолкнуть очередное отражение. - Так что я всё равно тебя остановлю.
  В следующую секунду пол закружился под ногами так, что он чуть не упал и на мгновение оторвал взгляд от зеркал. А когда выпрямился, то увидел, что их стало ещё больше, и в каждом по-прежнему стоят отражения.
  - Тогда ты останешься тут столь долго, сколько я пожелаю, - хором заявили они.
  
  
  Тома закусил губу, внимательно оглядывая ряд зеркал. Касаться их всех нет смысла, слишком много и Алистер наверняка наплодит новые. Сам, однако же, не атакует, даже правую руку не отрывает. Боится дракона? Или ещё не время?
  В любом случае не время стоять просто так. Зеркала бить бесполезно... вот только интересно, а нет ли и здесь какой-то пентаграммы, что Алистер рисовал в видениях прошлого? Вполне возможно, что именно в её пределах работает эта и работали все остальные иллюзии. Стейл тоже для своей магии что-нибудь рисовал, Ицува периодически... хотя Оллерус и Лейвиния вроде обходились...
  Тома зашагал вперёд, якобы к одному из зеркал, а на деле ощупывая ногами стелящийся белесый туман. Даже не понять, что за пол под ним и пол ли вообще... но вот если ориентироваться по местоположению зеркал, попробовать мысленно обрисовать фигуру...
  Он резко присел и погрузил правую руку в туман, та точно коснулась чего-то твёрдого - и на этом всё. Когда Тома выпрямился, то зеркала и отражения в них остались как были.
  - Она на потолке, - сказали те скорее одобрительно, и Тома раздражённо поморщился. Потолок... туда никак сейчас не забраться.
  Но потолок и пол означают наличие стен.
  А наличие стен даёт шанс на дверь.
  Если предположить, что зеркала очерчивают размеры комнаты, в которой он находится...
  Тома зашагал, якобы примериваясь к зеркалам, а на деле стремясь зайти за пределы очерченной ими зоны. Но только добрался до последнего, как мир вновь закрутился и те поменяли расположение, вновь сгрудившись вокруг плотной цепью.
  - Честно говоря, это немного обидно, - заговорили неотрывно следящие за ним отражения. - Вот так вот просто назвать меня ублюдком, пометить как зло. А где же полутона? Где понимание мотивов? Где осознание того, что мне пришлось так поступить?
  - А ещё ты очень страдал, плакал по ночам и долго не спал, думая о судьбе мира, да-да, - Тома вновь зашагал к краю. - Что ещё скажешь? Похвастаешься выставляемой напоказ бедностью? Укажешь на толпу фанатов? Заявишь, что это всего лишь мнение?
  - Человека судят не по тому, что он есть, а по тому, что он сделал, - отражения покачали головами. - И ты не можешь отрицать то, что я сделал. Без меня ты, твои девушки и друзья прожили бы куда худшую жизнь, никогда не встретив друг друга.
  - Значит, так и было бы суждено, - Тома лишь пожал плечами. - И я тебе благодарен за Мисаки и остальных. Но моя благодарность не отменяет твоё самолюбование, а хорошие дела не делают тебя хорошим.
  - Одно из качеств людей Эона Гора как раз в отсутствии авторитетов, - Алистер даже засмеялся, и с этим смешком вновь закрутил мир вокруг Томы. - Любопытно выходит, кажется, я даже начинаю тебя понимать. Но серьёзно, ты действительно не встречал настоящего зла. Все твои противники по итогу либо осознавали свои ошибки, либо переходили на твою сторону, либо слепо блуждали во мраке. А как насчёт тех, кто в этом мраке освоился, адаптировался и научился охотиться? Спроси как-нибудь Цучимикадо о том, как GROUP пресекала деятельность американских работорговцев в Академия-сити. Поинтересуйся у Серьи об операции по освобождению Самоцветов из российского плена. Побеседуй с Пятой о разрушенным ею китайском наркотическом картеле. Они не будут тебе лгать и приукрашивать, скорее попытаются смягчить и недоговорить, но и этого будет достаточно для картины человеческой гнили. А я не делал ничего подобного, я даже останавливал, когда получалось, и не мешал истреблять на территории своего города. Так почему же я зло, а?
  - Потому что зло не меряется ступенями, - Тому вновь закрутило, и он застыл, пытаясь придумать ещё план. - То, что ответственные за подобное люди были злее тебя и ты избавился от них, не делает тебя добрым. И потом, Кихары почему-то чувствовали себя абсолютно спокойно, хотя занимались не меньшим. Ты их не трогал, потому что они своё зло? Но чем своё зло отличается от чужого, оно ведь даже опаснее?
  - Тогда почему ты не можешь мне простить всё это? - Алистер хмурился, пытаясь разгадать его мысли. - Как простил пятиуровневых, Отинус и собираешься простить Серью?
  - Ну, если уж об этом речь зашла... - Тома развёл руками. - Я их прощал только как следует врезав. Так что давай выходи на честный рукопашный бой, и после этого уже поговорим.
  Алистер вновь пустил насмешливую улыбку, наверняка понимая, что Тома пока лишь храбриться и может. Он не мог достичь края зеркал, не мог разрушить пентаграмму и честно не понимал, что делать дальше. Оставалось лишь надеяться, что в кои-то веки неудача сработает в его пользу, против Алистера.
  И надежда оправдалась, когда тонкий девичий голосок прокричал:
  - И-Б-Ю-И!
  А сразу следом зелёные лучи пронзили пространство. Они прошли сквозь зеркала, не разбив их - и тем не менее отражения, вздрогнув, начали таять. Второй залп окончательно заставил их убраться, дымка тоже задрожала увидевшей пылесос кошкой, а следом разнеслось мощное:
  - Нанасен!
  И свист атаки разрезающих на части мечей. Тома поспешно отстутпил в сторону и крикнул:
  - Канзаки! Он сказал, что пентаграмма на потолке!
  Ответа не услышал, но следующие зелёные лучи ушли прямо вверх, а Индекс выкрикнула:
  - Б-З-С-С!
  Дымка улетучилась практически мгновенно, и белое сменилось тёмным. Слабый свет шёл лишь от множества экранов, растянутых перед пробитой колбой, из которой волной вытекала жидкость.
  Алистер всё ещё удерживался внутри, да и сама колба удивительным образом не рассыпалась, но алая жидкость уже почти вытекла пузырчатой кровью. Атаки тяжело дышащей Мугино заодно срезали часть проводов и повредили компьютеры внизу.
  - Тома! - Мисаки радостно шагнула вперёд, и он сразу бросился к ней. Ицува и Лессар стояли рядом, облегчённо улыбаясь, Саломея и Отинус сидели на девушке, однако крохотная богиня уже махала руками, требуя забрать её.
  - Вы в порядке? - Тома сразу же это сделал, а затем едва не согнулся, с такой силой Индекс в него влетела.
  - Тома, я опять всех спасла! - радостно сообщила она. - А Шизури мне рассказала про рыбный ресторан на краю города! Сходим туда, Тома?!
  - Обязательно, - он погладил её по голове, быстро осматриваясь. Цучимикадо тоже здесь, как и Джунко с Етцу и Аогами. Оба метаморфа улыбались ему, но подходить не спешили. - Как вы все выбрались?
  - С трудом, - сразу помрачнела Ицува. - Без Мусуджиме, наверное, вообще бы не справились, - она кивнула в сторону девушки, где-то лишившейся куртки и сейчас стоявшей с видом желающей принять горячую ванну.
  - Ага, - закивала Лессар. - Мне эти гигантские влагалища с зубами будут долго сниться, вот чую.
  Тома уставился на неё, а затем предпочёл повернуться к Алистеру. Жидкость из колбы полностью вытекла, обвив ручейками их ноги, но маг всё ещё висел вниз головой с закрытыми глазами.
  - Алистер, - Тома шагнул к нему. - Сколько тебе осталось?
  - Даже я не могу сказать точно, - прошелестел тот. - Надо же... я был уверен, что защитных механизмов Безоконного Здания хватит, чтобы сдержать и более значимых фигур... похоже, я немного не рассчитал силы... или просто не повезло.
  - В таком случае сдавайся, - Тома прошёл вплотную к колбе. - Возможно, мы ещё успеем тебя спасти.
  - Спасти? Спасти такое зло, как я? Чтобы отдать под суд, где мне на полном серьёзе предъявят служение дьяволу? К тому же остался ещё один защитный механизм, - и только сейчас его глаза распахнулись. - Я сам.
  В следующую секунду колба исчезла, Алистер перевернулся в нормальное положение и от него рванула стена огня. Мугино выстрелила в неё, но Тома вытянул вперёд правую руку, и пламя мигом испарилось.
  Алистер за это время взлетел к потолку, и тот словно раскрыл огромную чёрную пасть. Пол под ногами задрожал, стальные плиты по бокам вздыбились подобно крыльям. Все бросились друг к другу, спасаясь от разбушевавшейся поверхности, а та уже окружала их стальным слоем, грозящим запереть в узком пространстве, сомкнуться и раздавить...
  - А ну, командная работа! - Етцу и Аогами растаяли в две огромные лужицы плоти, погрузившиеся в воду под их ногами, и из этой воды вырвались щупальца. Они начали хватать всех и подкидывать вверх, ловить при падении - и подкидывать вновь, одновременно приклеиваясь к гладким стенкам получившейся шахты и поднимаясь всё выше. Алистер парил наверху, и от него пошла теперь уже волна льда, но щупальца подкинули Тому, и тот выставил вперёд правую руку, полностью разрушая её.
  Джунко промчалась мимо - она прыгнула на стену и бежала по ней, фиолетовые косички светящимися волнами подбадривающе били по её плечам. Девушка почти добралась до Алистера, когда тот вновь взлетел и устремился ввысь, а следом за ним продолжающие методично бросать остальных метаморфы.
  Грянул выстрел - Саломея решила, что от пистолета здесь будет толк, однако Алистер не обратил внимания. Цучимикадо приземлился в щупальце рядом с Томой и вздохнул, даже его явно мутило.
  Никто не раскрывал рта, боясь опозориться тошнотой, всё вообще происходило на удивление тихо, только плоть обоих метаморфов что-то чавкала - и это ещё самый приличный звук. Они постепенно синхронизировались в подбрасывании, ускорились, даже вроде бы стали нагонять, Мусуджиме телепортировалась вверх на стену, по другую сторону от продолжавшей бежать Джунко...
  Вибрация пошла настолько сильная, что скинула их обеих вниз, да и абберация плоти застыла на месте. Звук походил на звон невероятно огромного колокола, Томе показалось, что у него сейчас заложит уши.
  - Началось, - Алистер тоже застыл наверху. - Все расчёты выполнены, все силы сведены в одно. Жаль, Рэнса не сумела доставить Первого, но об этом позаботятся. Не только я жажду разрушения слоёв, многие другие тоже хотят увидеть мир, свободный от сверхъестественного, и наша воля сломит даже неудачу.
  Второй удар колокола - и стенки шахты раскрылись подобно цветку, явили нависающий над ними огромный купол.
  А на куполе десятки, сотни светящихся лазурным пентаграмм, и теперь только их свет рассеивал мрак. Алистер оказался полностью захвачен этим светом, длинные белые волосы засияли как-то совсем неземным оттенком, превращая мага в воплощение пророка будущего мира.
  Зелёные лучи ударили в пентаграммы, но бессильно растворились в них. Следующим залпом Мугино ударила в самого Алистера, однако вновь не добилась успеха - и полетела на землю словно от гигантской пощёчины. Индекс тем временем застыла, её взгляд остекленел.
  - Р-О-П-Б-И-О-Б, - забормотала она, и все пентаграммы мигнули одновременно, однако затем засияли вновь.
  - Иллюзия чужой крови не сработает, - донеслось от Алистера. - И пожалуйста, не применяй против меня мои же гримуары. Во-первых, я знаю контрмеры, а во-вторых - рассержусь.
  Голова Саломеи вновь выстрелила, и вновь безрезультатно, после чего задумчиво посмотрела на пистолет. Цучимикадо тоже достал свой и заодно шагнул, прикрывая всё-таки согнувшуюся от живых батутов Лессар.
  - Тома, я понятия не имею, где Фран, - прошептал он. - Она самостоятельно зашла в какую-то дверь, и мы её больше не видели.
  - Понял, - толку от этого не было никакого. Мисаки и Джунко рядом с ними обошлись без шептания; фиолетоволсая девушка просто кивнула и зашагала в сторону края купола. Там она попыталась с ходу прыгнуть до одной из ближайших пентаграмм, но та сработала батутом и отбросила девушку вниз.
  - Он, зараза, не хочет телепортироваться, - Мусуджиме сделала парочку хватательных движений. - Цучимикадо, есть варианты?
  - Тома, есть варианты? - слабо усмехнулся тот, поправив очки. Тома лишь покачал головой, а затем почувствовал, как плоть вновь обвивает его колена.
  - У нас есть, - сообщило лицо Етцу, выступившее небольшим отростком. - Прости, опять использую тот же трюк.
  - Мы оба используем, - Аогами лица вовсе не показал. - О, и прости меня за предательство. Оказалось, я неверно расставил приоритеты.
  - И что вы... - Тома почувствовал, как плоть твёрдо сдавливает его ниже поясницы, а затем начинает... кружить?
  Он понял и смирился ещё до того, как метаморфы закрутили сами себя в состояние пружины, а затем резко выпрямились и отпустили его, отправив в полёт. Даже успел выставить вперёд правую руку, словно герой.
  Алистер не дремал, и перед ним мгновенно образовались клинки. Они встали стройной, не оставляющей шансов проскользнуть стеной, к которой Тома быстро приближался...
  "Как внушить другому человеку, что его пронзают множество мечей".
  Правая рука пробила весь ряд, даже не поцарапавшись и заставив клинки разлететься испуганными птицами, и Тома увидел Алистера прямо перед собой.
  Тот смотрел печально, с разочарованием понимая, что жизнь вновь сработала не в его пользу.
  А затем кулак с силой въехал в переносицу великого мага.
  
  
  - План Б! - рявкнула Серья, мгновенно кидаясь к клавиатуре. - Давай живо, Юитцу! Не спи!
  - Да как я засну! - взвизгнула та, кривясь от раздирающей уши сирены, в которой заснуть смог бы только истинный студент. Зелёного цвета на экранах в момент не осталось, всё заменилось прыгающими в разные стороны цифрами на оранжевом, красном и чёрно-багровом фоне.
  - Ну Тома... - Серья печатала с невероятной скоростью, Юитцу попросту не поспевала. - Ну вот зачем ты так... чего хотел добиться? Всё было в твоих руках!
  - Герой, чтоб его, - только и высказалась учёная, постепенно втягиваясь в ритм.
  
  Алистер рухнул на каменную площадку и застыл неподвижной куклой. Тома тоже рухнул бы, но его подхватило островком плоти, заколыхавшимся от неожиданно сильного ветра.
  В Безоконном здании появились не просто окна - целая площадка, открытая всем сильным ветрам. Похоже, они забрались на самый верх, совсем близко сияли шпили небоскрёбов, постепенно окрашивающиеся начинающейся зарёй.
  Они что, пробыли в здании всю ночь? Томе даже спать не хотелось.
  - Ох! - Канзаки вынуждена была придержать волосы, пока те не замахали чёрным кнутом. - Уже всё?
  - Думаю, да, - Тома соскочил с метаморфа и подошёл к Алистеру. Тот не двигался, лишь тяжело дышал, и даже глаза потускнели.
  - Я и не думал... - слова магу давались с трудом. - Думал, они развлекутся сами по себе... не пробьются... а они все пробились... у тебя славный гарем...
  - Да уж, - Тома пока не касался его, но держал руку наготове. - Давай мы вызовём Гекоту-сенсея, он тебе поможет, а там и решим, что делать.
  - Прости, Тома, не выйдет, - Ицува подошла и встала рядом с ним; Мисаки тоже шагнула, но замедлилась, распутывая свои налезающие на лицо волосы. - Я не очень знаю насчёт суда, но доставить Алистера Кроули в Британию как преступника мы точно должны.
  - О да... преступления у меня наверняка какие-нибудь найдутся... - Алистер засмеялся и одновременно закашлялся. - В таком случае кто-то должен будет занять мой пост... интересно... я могу передать его человеку... у которого целый отряд британских шпионов?
  - Это мы тоже обсудим потом, - Тома повернулся к Мисаки. - Можешь как-нибудь связаться с Кайкине? Нам надо снять его отсюда.
  - О, думаю... не потребуется, - Алистер покосился в сторону, и Ицува, посмотревшая туда же, переменилась в лице, поспешно отступая от тела.
  Лаура Стюарт величественно шагала к ним. Розовое платье подметало каменный пол, ветер обвивал неимоверно длинные светлые волосы огромными спиралями, но девушка не высказывала и следа неудобства. Наоборот, голубые глаза восторженно сияли, а улыбка по-американски открывала белоснежные зубы.
  - Каори-сан, Ицува-сан, Лессар-сан, Мотохару-сан, спасибо вам большое, - она встала почти над телом Алистера и сидящим рядом с ним Томой. - За проделанное вами Британия точно будет в долгу. Но особая благодарность вам, Тома-сан, да? Вы организовали операцию по поимке опасного преступника и ударом чудесной правой руки лишили его сил, уничтожив скрывающие личность иллюзии, - Лаура покачала головой. - Заставлять всех, даже меня, думать, что Алистер Кроули, выбравший путь мессии науки, и Алистер, глава мирового научного центра Академия-сити, два разных человека. Такой наглостью остаётся только восхищаться.
  - Архиепископ, - Канзаки выступила вперёд и слегка поклонилась. - Мы готовы отвезти его в Британию, но перед этим ему придётся оказать медицинскую помощь. Иначе не доживёт до суда.
  - О! - Лаура захлопала глазами и вновь широко улыбнулась. - В этом нет нужды.
  Она посмотрела на всех собравшихся, после чего поэтическим тоном продекларировала:
  - Правь, Британия, морями и волнами! Англичанам никогда не быть рабами!
  Некий звонкий и одновременно отвратительный хохот разнёсся над площадкой, заставив поёжиться больше чем от пронизывающего ветра.
  Удар застал Тому врасплох, свалил на каменный пол, и в следующий момент Ицува навалилась сверху. Она держала с такой силой, что он не мог пошевелиться и лишь наблюдал происходящее.
  Мисаки свалилась практически одновременно с ним, когда Лессар изо всех сил ударила её в солнечное сплетение. Джунко рванула на защиту, но Канзаки быстрым движением перехватила её, подняла в воздух и швырнула спиной вниз, так, что Томе почудился треск позвоночника. Мугино вспыхнула зелёным, но Цучимикадо ударил её по голове рукоятью пистолета, за мгновение до этого так же вырубив Мусуджиме, а святая добавила ударом кулака. Голова Саломеи заметалась, однако воздушный выстрел Лессар смёл её с башни, после чего девушка накинулась на Индекс. Етцу и Аогами начали превращаться, но волосы Лауры распрямились, несколькими рывками обвязали их с ног до головы и сразу же вспыхнули ярким пламенем. Те начали сопротивляться, но огонь разгорался всё сильнее, два кричащих гигантских факела сплелись в одно.
  Тома вновь попытался вырваться, но Ицува с неожиданной силой ударила его в районе шеи. Сознание сохранилось, но волна боли заставила прекратить сопротивление. Крики к этому времени утихли, волосы размотались и лишь тёмные отпечатки на полу напоминали о метаморфах.
  - Чудесно! - радостно сказала Лаура; всё закончилось за несколько секунд. - Подержите их пока, и не стесняйтесь применить силу. Кстати, Тома, на всякий случай: твоя правая рука никого не освободит. Да и на мне её применять бесполезно. А если попробуешь... если попробует, то убей его.
  - Хорошо, - ответила Ицува столь чужим голосом, что у Томы окончательно исчезло желание сопротивляться. Но Лаура мигом изменила решение:
  - Хотя знаешь что? Подними. Он заслужил увидеть это.
  Ицува исполнила беспрекословно, схватив Тому за отворот куртки и грубо рванув на себя. Отинус ещё при первом порые ветра залезла внутрь и сейчас замерла, как и он сам.
  Лаура тем временем вынула прямо из воздуха пылающий клинок и склонилась над Алистером, внимательно осматривая тяжело дышащего мага.
  - Ты даже не представляешь, как я хочу растянуть удовольствие, - прошептала она. - Но зачем? Чем быстрее тебя убить, тем быстрее ты попадёшь в ад. Может, однажды я сумею навестить тебя там и даже придумать кое-какие кары помимо вечного пламени.
  - И за что же... такая ненависть? - выдохнул Алистер; страха в его голосе не было, хотя Лаура уже занесла клинок.
  - За то, что это тело принадлежит Лоле Зазе Кроули, - сказала она и вонзила меч прямо в грудь Алистеру. Тот дёрнулся, на мгновение лицо исказилось болью - а затем всё тело обмякло. Лаура вынула клинок и ударила в шею, в живот, в голову, подняла для следующего удара, но осознала, что бьёт уже полностью безжизненный труп. Огненный меч испарился, а сама девушка раскинула руки и посмотрела в наливающееся багровым небо.
  - Наконец-то, - прошептала она. - Наконец-то... свобода...
  Она обняла себя и постояла так несколько секунд, затем резко встряхнулась и убрала руки, безучастно посмотрела в никуда, глянула на Тому и улыбнулась.
  - Передай его, - она подошла к Ицуве, и та беспрекословно вручила её Тому. Лаура взяла за капюшон той же мёртвой хваткой и понесла его к краю площадки.
  - Лаура... - начал Тома, но та сразу же оборвала:
  - Ещё раз назовёшь как-то, и твоё сердце сгорит внутри тебя.
  Он умолк, не понимая, что происходит, а Лаура добралась до края и приподняла его, уставившись на город.
  В начинающейся заре тот приобретал светлый, неожиданно умиротворяющий оттенок - портящийся одним разрушенным небоскрёбом и дымом из ещё нескольких. Лаура, тем не менее, вздохнула мелодраматично.
  - Этот гад построил прекрасную игрушку. Прям не налюбоваться. А сколько в ней скрывается секретов, оружия, возможностей... даже жалко, что всё это послужит одной-единственной цели. Но это ведь закон жизни, так, Тома? Каждая ваша придумка - всего лишь ещё один шанс истребить самих себя своими же руками.
  Тома не отвечал, он не знал, можно ли отвечать. В душу постепенно закрадывался страх непонимания, страх некой гигантской ошибки...
  - Мазерс, увы, оказался слишком умён, - Лаура же всё смотрела на город. - Он понял, что Алистер нанесёт его драгоценному кабалу непоправимый урон, и понял, что тот обязательно дойдёт до граней, доступных лишь великим. И потому он сумел вызвать Коронзон, связав с собой контрактом и требованием выполнить приказ. Приказ явиться к Алистеру Кроули, когда тот захочет пересечь Бездну, и стать орудием его падения. Завладеть телом Алистера не получилось, но его вещи приняли Коронзон, позволили отправиться в Британию, а там отыскать наилучший сосуд для хранения. Тело дочери, которой он никогда не интересовался и которая ненавидела отца за это. Лола Кроули стала Лаурой Стюарт и вынуждена была жить вечно, ибо Алистер казался умершим и потому контракт не оправдался, а Мазерс умер и не мог освободить Коронзон от контракта. Но теперь Алистер, сотрудничающий с Британской Империей и с Коронзон, воспользовался помощью их подданных. И пал.
  Девушка слегка повернула его к себе, повернулась сама - и Тома с ужасом не увидел в её глазах ничего. Зрачки невероятно расширились, и от них шло почти физическое ощущение давящей тьмы.
  - Благодарность Коронзон очень велика, Тома. И в качестве награды у тебя будет шанс избежать последующей смерти. Хотя ты, скорее всего, потом сам предпочтёшь умереть, ведь этот бравый удар только что уничтожил человечество, - улыбка всё ещё сияла белизной. - Прямо сейчас все страны, когда-либо входившие в Британскую Империю, без объявления войны разряжают весь свой арсенал против остального мира. Включая так пугающие вас ядерные ракеты. Ответ, разумеется, будет скор и неумолим, так что вы выжжете сами себя, познав месть и ненависть Коронзон за сотню лет, проведённых в мерзкой человеческой оболочке.
  Тома схватился за удерживающую его руку правой рукой, отчаянно надеясь на срабатывание, но ничего не произошло. Держащий его за куртку демон в облике девушки цокнул языком и сокрушённо покачал головой.
  А затем размахнулся и швырнул прямо навстречу прорывающимся лучам восходящего солнца.
  
  
  Шокухо крикнула, когда Тома с воплем полетел вниз, попыталась встать - но Ицува надавила ей на голову, едва не вбивая лицом в пол.
  - Так... - розовое платье зашелестело к ним. - Значит, её, её, её и её тоже выкиньте. А её оставьте.
  Оставили Индекс в цепком захвате Канзаки, и девочка зарыдала, глядя на то, как Шокухо, Джунко, Мугино и Мусуджиме подтаскивают к краю платформы, после чего точно так же швыряют вниз.
  - Умолкни, - от слов Коронзон она разрыдалась ещё больше. - Кто-нибудь, утихомирьте её не до смерти.
  Канзаки мгновенно перевернула Индекс к себе и отвесила такую пощёчину, что девочка едва не подавилась собственными слезами и перепуганно затихла.
  - Наконец-то. Сейчас вы отправитесь в Британию, там найдёте Урсулу Аквинскую. Она уже выдвинулась в Вестминстерское аббатство, можете идти прямо туда. Как найдёте - защищайте ценой своей жизни и убивайте по первому подозрению всех, кто на неё покусится. Если что, не стесняйтесь просить поддержку рыцарей. Вперёд, - от взмаха руки Коронзон в центре площадки появилось пламя, в которое все беспрекословно зашли; Индекс пыталась сопротивляться, но её тащили безжалостно. С последним человеком пламя погасло, а за ним последовал тихий смешок.
  - Одного Алистера недостаточно, - тело мага вспыхнуло и мгновенно сгорело. - Придётся разобраться ещё и с тобой, Айвасс?
  Длинное белое тело выскользнуло прямо из пола, приподнялось над землёй. Черты сурового лица оставались неподвижными, и только трёхсоставной диск вращался, когда раздались слова:
  - Ты слишком оброс личностью, Коронзон. И потому уже делаешь ошибки.
  - В том плане, выживет ли паренёк или нет? - теперь огонь запылал на всём теле Коронзон, не трогая платье. - Это не имеет значения. Будет приятнее думать о том, как он увидит закат своего мира, что сам же устроил.
  - Это тоже, - из-за спины Айвасса вышли крылья, но теперь они сияли платиной. - Но это лишь начало.
  Колокол ударил неожиданным гулом.
  И всё здание задрожало.
  
  Тома отчаянно махал руками, будто пытаясь зацепиться за воздух, призвать помощь, дать знать, что он тут... хоть кому-то дать знать, чтобы хоть раз в жизни повезло...
  И призыв услышали - Тому резко подхватили, понесли куда-то вдаль и он не сразу осознал, что подобно принцессе лежит на руках незнакомой девушки.
  Незнакомой? Белые длинные волосы, сосредоточенное лицо, посмотревшие на него и подмигнувшие яркие зелёные глаза... но это девочка-подросток, точно, и как...
  - Тома! - звонко сказала она. - Прошу называть меня только и исключительно Алис-тян! А теперь держись!
  Она перехватила его одной рукой, вытянула вторую и прямо на лету уцепила падающую Мисаки, затем перевернулась на спину, свесив их обоих вниз, вытянула уже ноги и одной схватила Джунко, а второй Мугино. Мусуджиме брякнулась прямо на неё и каким-то образом застыла как привязанная.
  - Вроде всё! - крикнула девушка. - Только Шестая... эх, Шестая, ну вот как ты так. Ладно, поплачем потом, а сейчас как можно быстрее дуем отсюда!
  Она помчалась прямо в такой раскоряченной позе, и болтающийся кулем Тома увидел, как задрожало Безоконное Здание. Вибрации даже зашатали ближайшие небоскрёбы, он отчётливо услышал звон стёкол, а затем оно начало подниматься.
  Пламени и дыма не было, и тем не менее белый монолит подобно ракете устремлялся вверх, вибрации почти догнали их, звон стёкол раздался совсем рядом и что-то точно обрушилось, но затем всё начало ослабевать и здание быстро исчезло в небе, не задержавшись даже на стадии точки.
  - Отлично, - Алис-тян выгнула голову и посмотрела на приходящий в себя груз. - Так, значит, сейчас мы всемя соберёмся на площади и разсоссём ситуацию. Элементов не бойтесь, я их уже уничтожила. И Тома, пока что не лапай меня, а то мы свалимся с такой высоты и всё будет зря.
  
  - Он посчитал это отличной идеей, - небо вокруг Коронзон начало постепенно темнеть. - Отправить это тело в космос и надеяться, что оно не сможет вернуться.
  - Отправка в космос была частью плана Алистера по уничтожению слоёв реальности, - ответил Айвасс. - Но так тоже может сработать. В космосе, в отсутствие других людей до слоёв не дотянуться, и твои силы не будут тут работать.
  - В отличие от твоих, да? Так что сможешь спокойно сразить меня.
  - Твоя смерть и так неизбежна, Коронзон. Всё живое обречено умереть.
  - Вот именно что живое, - голос Коронзон стал похож на шипение змеи. - Коронзон не живое, Коронзон Бездна, что пролегает между сефирами, поглощающая тех, кто жаждет силы без умения распоряжаться ею. Живо лишь слабое тело Коронзон, но это ненадолго. С гибелью всех людей погибнет и оно, и тогда Коронзон освободится полностью.
  - Если кто-нибудь не уничтожит это тело раньше, - голос Айвасса оставался невозмутимым.
  - Кто и чем? Алистер мёртв. Ручная собачка больше не передаёт его волю. Драгоценные пятиуровневые эсперы ничто в сравнении с силой Коронзон. Разрушитель Барьеров бессилен. Магические Боги теперь одно название. И даже будь они в зените - ничто из мира смертных неспособно навредить Коронзон. А если что-то вдруг и найдётся, то война уничтожит весь их загаженный мир, а выжившие лишь растянут свою участь. Они проиграли в любом случае.
  - Ненависть ослепляет тебя, Коронзон, точно так же, как любовь ослепила Алистера, - Айвасс даже не пошевелился, когда пламя Коронзон потянулось к нему. - Ты проклинаешь сам факт того, что тебе внедрили личность, но ты теперь не сможешь от неё избавиться.
  - Когда Коронзон вернётся Бездной, личность будет стёрта подчистую, вместе с остальным миром, - пламя и платиновые крылья встретились и словно застыли, удерживая друг друга в одной точке. - И не надейся, что сумеешь избежать этой ненависти.
  
  - Так, прошу внимания! - Алис-тян выудила из воздуха посох и замахала им, распространяя звон колокольчиков. - Выслушайте меня все!
  Все и так её слушали, до сих пор переговариваясь лишь небольшими группками. Небольшими, но достаточно многочисленными.
  Тома и Мисаки стояли на краю площади, рядом с ними держалась уже залечившая спину Джунко, здесь же торчали Мусуджиме, Кайкине, Гекота-сенсей и прибывший с ним Акселератор. Неподалёку сгрудился ITEM, причём Хамазура внутри подчиняющегося ему чёрно-зелёного костюма. Ещё один такой костюм валялся посреди площади, и за ним внимательно следили Падальщики. В центре, ближе к Алис-тян, спокойно стояли Кихары: Генсей заложил руки за спину и жмурился как довольный кот, Рансу напротив - сгорбленно хмурился, спрятав ладони в карманах красно-белого одеяния, смахивающего на спортивный костюм. Нокан сидел совсем рядом с Алис-тян, Эншу сосредоточенно посасывала леденец, Козаку Митори что-то подпевала сунутым в одно ухо наушникам. Юитцу и Серья стояли вместе и пили кофе; последняя старательно не смотрела на Тому, а вот учёная наоборот, ухмыльнулась и довольно помахала почти сразу после того, как Алис-тян призвала её и других на площадь голубоватыми вспышками. Но самым неожиданным из всех было появление Мины Мазерс, что стояла в отдалении всё в том же наряде, в котором встретила Тому, и внимательно осматривала огромную компанию.
  - Так, вроде все здесь... - на земле обнаружилось, что Алис-тян одета в голубую блузку с длинными рукавами, короткую синюю юбку и почти детские белые гольфики, однако почти всё это скрывал наброшенный на плечи длинный чёрный плащ. Волосы же прикрывала чёрная шляпка с растущими вверх быкоподобными рогами. - А, подождите, где Седьмой?
  - Мистер Согиита очень сильно пострадал в бою с Рэнсой, - ответил Гекота-сенсей. - Думаю, ему потребуется минимум день восстановить силы.
  - Чёрт, ну вот зачем он сунулся. Сам из строя выбыл в момент, когда у нас нет минимум дня, и Рэнсу не туда выебал, - Алис-тян раздражённо стукнула посохом, и на том мигом расцвело небольшое деревце сакуры. - Ладно, идеального варианта всё равно не достичь. Слушайте все, объявляю диспозицию! Против нас выступил могущественный враг, которого для удобства можно считать демоном. Он хочет уничтожить всех нас, не деля на уровни и силы в своей ненависти. Прямо сейчас из-за его приказа по всей планете идёт огромная война, хотя и меньше, чем он планировал. Наша задача остановить эту войну и заточить демона. Можно и уничтожить, но в нашем контексте я вот вообще не знаю как это сделать.
  - Что за контекст? - прорычал Акселератор, опираясь на костыль.
  - Меньше? - крикнул Тома.
  - Демоном? - нахмурилась Мугино.
  - Можно ещё кофе? - махнула чашкой Юитцу.
  - Не все сразу, - Алис-тян быстрым взмахом кофе наполнила чашки ей и Серье. - Но давайте сначала представлюсь, а то уже вижу у многих вопросы. Меня зовут Алис-тян, я альтернативное воплощение человека, которого вы знаете как Алистер Кроули, глава города, председатель совета директоров и просто Алистер. Его душа вместе со всеми воспоминаниями внутри меня, так что можете просто считать, что я сменил тело. Другие мои альтернативные воплощения разных форм и расцветок сейчас сражаются с силами Коронзон, спасая страны от ударов британского оружия. Будем надеяться, что спасаемые не распакуют своё, такая вечеринка нам совсем не нужна. Коронзон - это имя демона, которого нам предстоит бить, он подчинил себе всех британских подданных и тех, кто был британскими подданными.
  - Навсегда? - Тома аж сделал шаг вперёд.
  - Не, ну если мы запрём и изгоним Коронзон, то чары рассеются, - махнула посохом Алис-тян. - Но пока да. Хотя это не совсем подчинение, Коронзон просто воззвал к их патриотическим чувствам, представил всё так, будто другие страны спят и мечтают их захватить и уничтожить из-за ненависти к имперскому прошлому и попыток в настоящее. "Британцы никогда не будут рабами", да, это в духе его ненависти и презрения к людям, оборачивание их искренней любви к стране в попытку её уничтожения. Даже твои, Тома, - она оглянулась на него и подмигнула. - Они сначала были британскими подданными и потом потрахались с тобой, а не наоборот, так что увы. Хотя и наоборот сработало бы, патриотизм это сила, пробивающая головой камень. Обычно не тот, что нужно.
  - Так что прикажешь делать? - Акселератор шагнул вперёд, стукнув костылём. Он еле держал равновесие, Гекота-сенсей даже ненавязчиво никуда не отходил. - Этот демон улетел, я правильно понимаю? И больше нас не побеспокоит?
  - Увы, увы и ещё раз увы. Да, Коронзон улетел, но почти наверняка найдёт пути перехвата управления. Тем более что космический центр Элементы пожевали, я правильно поняла, Рансу? - Алис-тян взглянула на Кихару, что лишь мрачно кивнул. - Вот блин, я из башни ничего не могла сделать. Юитцу, ты ими серьёзно всем нагадила.
  Та скривилась, но крыть было нечем. Но Алис-тян и не заострила внимание, продолжая:
  - Короче, Коронзон вернётся и почти наверняка вернётся в Академия-сити, ибо его сюда притянет. Вы ведь все видели по карте, что город выстроен идеальным кругом? Это позволяло создать в нём самые разные каббалистические символы, в том числе из потоков информации. И мы в итоге выстроили символ, который запрёт в себе Коронзон, сделав его вечным пленником города. Своеобразная седьмая печать, сдерживающая начало Апокалипсиса. Правда, её попытались взломать, и кстати об этом, - Алис-тян подпрыгнула к лежащему костюму. - Вашего Хамазуру не знаю кто и зачем запихнул, а вот этого товарища точно Коронзон. Ну же, посмотрим, кто скрывается за этой маской.
  Алис-тян подняла костюм и быстрым движением стащила с него шлем, явив черноволосую девушку со сбившимся розовым капюшоном.
  - Ах! Британская шпионка Карасума Фран! Хотя чего я удивляюсь, ответ был очевиден, - Алис-тян выпустила костюм, и тот рухнул на землю; Фран не издала не звука. - Надо бы вытряхнуть из неё Коронзон, а это требует тёплой постели и уединения, хе-хе. Но сначала с тобой, - следующим прыжком девушка метнулась к отшатнувшемуся Хамазуре. - Можно шлем? Мне тут очень интересно...
  Хамазура некоторое время помедлил, а затем снял шлем и протянул его Алис-тян; та нахлобучила его на себя, застыла столбом и площадь окутала тишина.
  - Эй, - Акселератор повернулся к Томе. - А где Рейлган?
  - Где-то, - на ум мигом пришли слова Нефтиды о том, что если Мисака пропадёт, то её не надо искать.
  А также что с победившим Магических Богов надо объединиться, только тогда будет шанс на успех. А он вместо объединения устроил драку, и сам загубил этот шанс.
  Выбора, похожего, никакого не было. Либо обрушение слоёв реальности и исчезновение магии, либо устроенная Коронзон война. Глобальный кризис для мира неизбежен, но первый вариант позволил бы его контролировать. А сейчас они могут лишь надеяться на чудо.
  Что же он натворил...
  - Так, - Алис-тян содрала с себя шлем, подняла над собой и держала несколько секунд. - Так... слушай, Хамазура, я очень-очень прошу тебя гулять в этом костюме как можно дольше и сгулять с ним в Египет.
  - Египет? - обалдело переспросил Хамазура.
  - Да. Не один, разумеется, можешь попросить кого-нибудь тебя сопровождать... а кого-то попрошу я, - Алис-тян отдала Хамазуре шлем и подошла к Гекоте-сенсею.
  - Друг, - умоляюще начала она. - Пожалуйста, исполни мою последнюю просьбу. Верни мою дочь в мир живых.
  - Это она в том шлеме? - тихо ответил тот. - Алистер, как такое возможно?
  - Я не знаю, - девушка сокрушённо поникла. - Скорее всего, Айвасс. Я не понимаю, как он сумел пробраться на другой слой реальности, найти там мою дочь и вернуть её... но сумел, пусть даже в форме электронных данных. Если бы я уничтожил слои реальности и потом обнаружил, что заблокировал все шансы для Лилит стать собой...
  - Я помогу ей. Но в таком случае пусть Мина отправится со мной.
  - Не возражаю, - оба посмотрели на неподвижную женщину. - Думаю, Айвасс и её освободил. Знал ведь, куда нанести удар...
  - Это не удар, Алистер. Это рука помощи, протянутая в нужный момент.
  - Я... - Алис-тян посмотрела на Тому. Тот стоял в отдалении и ничего не слышал, но вместе с прижавшейся к нему Шокухо напряжённо смотрел в ответ. - Спаси Лилит, друг. Прошу тебя.
  - Меня не надо просить помочь ребёнку, - Гекота-сенсей шагнул к Мине, сразу обратившейся к нему, а Алис-тян обернулась к остальным.
  - Разберитесь, кто с Хамазурой и Гекотой-сенсеем отправится в Египет, - сказала она куда громче. - Остальных я хочу разбить на две команды. Одна останется тут и проконтролирует работу печати, а также удостоверится, что Коронзон заперт. Это все Кихары, Митори-тян и... похоже, Серья, - взглянула она на словно игнорирующую всё девушку. - Вторая команда вместе со мной отправится в Британию и разберётся с Книгой Закона, единственным вариантом для Коронзон вырваться из печати. Это, соответственно, Тома со своей Пятой и её подругой, Первый, Второй, Мусуджиме, Падальщики...
  - Алистер, - Гекота-сенсей неожиданно прервал его. - Если никто не против, я попросил бы мистера Тейтоку отправиться со мной.
  - А? А, точно. Второй, ты сможешь отправиться в Египет?
  - Если честно, мне хотелось бы знать, зачем, - расправил тот крылья.
  - А мне вообще хотелось бы знать, во что мы ввязываемся, - вновь выступил Акселератор.
  - В финальную битву за мир, - просто ответила Алис-тян. - Пересидеть которую не получится, ибо Коронзон убьёт каждого из вас. Не помогут ни мольбы, ни деньги, ни призывы к рассудку, ни огромные силы. А если вы всё же надеетесь на последние, то вспомните, чем для вас закончилась встреча со значительно менее опасной Отинус.
  Акселератор и Кайкине переглянулись с недовольными лицами, затем как по команде уставились на Тому - тот никак не отреагировал, опустив голову. ITEM перешёптывались, договариваясь всемя отправиться в Египет, Падальщики тоже что-то обсуждали.
  - Если вопросов больше нет... - Алис-тян крутанулась вокруг своей оси. - Даю вам и себе часа полтора на сборы. Потом вас всех так или иначе притянет куда надо. Так что бегом! - и она склонилась к Нокану, сразу что-то прошептав.
  - Мне нужны эликсиры, - Я-кун похлопала по ремню. - Мы обернёмся за полтора часа?
  - А то! - платье Нару начало распадаться бумагой. Эншу поманила Митори, обе вспрыгнули на державшийся рядом робоскейтборд и куда-то укатили; Алис-тян переговорила с Ноканом, кивнула ему и оба исчезли в голубоватой вспышке вместе с Генсеем, Рансу и Фран. Серья и Юитцу отошли ближе к краю площади, на противоположную сторону от Томы, однако там и застыли. Мусуджиме повела плечами и куда-то зашагала, Гекота-сенсей вновь заговорил с Миной.
  Тома же просто сел на тротуар и закрыл глаза. Неверие вырывалось наружу стоном самобичевания, даже мигом севшая рядом и прижавшаяся Мисаки ничего не могла исправить.
  Он уничтожил человечество. Устроил Третью мировую, которую хотел и обещал прекратить. Всё потому, что в самый нужный момент сделал неправильный выбор. Обвинил Алистера в эгоизме, а сам... сам всё ещё такой же эгоист, решил, что преодолел это и потому может судить непредвзято...
  - Томик, - прошептала Мисаки ему на ухо. - Не вини себя. Последствия в любом случае были бы ужасны.
  - Тебе уже рассказали? - глухо ответил он.
  - Я считала с твоего разума, - виновато протянула она. - Прости.
  За что она извиняется? Наверное, играет роль хорошей девушки. В прошлый раз Мисаки согласилась, что он поступил паршиво, а сейчас всё куда хуже.
  Гораздо, гораздо хуже.
  Етцу и Аогами мертвы, даже если опять прилепили себя к его или чьей-то голове. Саломея, по всей видимости, тоже мертва, раз не прискакала сюда после падения с такой высоты. Канзаки, Ицува, Лессар и Цучимикадо теперь служат врагу. С Серьей уже вряд ли восстановятся прежние отношения.
  Ещё день назад пресловутый гарем был в полном сборе. А сейчас осталась только обнимающая его Мисаки да вылезшая обратно на плечо Отинус.
  И никто не гарантирует, что с ними ничего не случится.
  
  
  - Они много где пробили, - сказал Генсей. указывая на интерактивную карту города, около которой сгрудились Кихары. - Шестой и девятый округа вообще невесть как устояли.
  - Мило, - хмыкнула Алис-тян, задумчиво осматривая мигающий на карте символ. - Однако же всё работает?
  - Думаю, на данном этапе всё будет работать, даже если ракеты долетят до Академия-сити.
  - Не долетят. Коронзон очень хочет применить силы города против планеты, так что разрушит только после разочарования. Ну и моя очаровательная тентаклиевая альтернатива уже защищает Японию. Однако вам действительно придётся остаться тут, я боюсь, что этот демон припас тузов в рукаве, - Алис-тян оглядела всех. - Основа уже оповещена?
  - Разумеется, - Нокан замахал хвостом. - Вот только Рейлган?
  - Да-да?
  - Она практически готова. И мы можем выпустить её хоть сейчас.
  Алис-тян задумчиво покачала головой, затем покачала куда отрицательнее.
  - Нет. Не сейчас. Третья в нынешнем состоянии может скорее уничтожить печать и всё испортить. Оставьте как последний шанс, ибо если Коронзон вырвется, то, собственно... - она махнула рукой. - С Рэнсой не получилось связаться?
  - Никаких следов, - хрипло ответил Рансу. - Думаю, Седьмой её прибил.
  - А я вот так не думаю. Так что отслеживайте, и если свяжетесь, то попросите возвращаться и держаться подальше от Безоконного Здания. Так... - Алис-тян обернулась на молчаливую Серью, зашедшую в комнату вместе с Юитцу. - Серья, если тебе лучше отправиться с Томой, то...
  - Я останусь тут, - сразу ответила она.
  - Как хочешь. Только пожалуйста, вы все не устраивайте драк. Запечатаем Коронзон - тогда и выпустите пар, хорошо? - Алис-тян обвела всех посохом, и протестовать никто не стал. - В таком случае продолжаем где остановились. Нокан, иди со мной, хочу кое о чём тебя попросить.
  
  Багрово-жёлтое волокно пламени и блестящие платиновые полосы обвивались друг около друга, и это совсем не походило на битву, скорее на своеобразный флирт нечеловеческих сущностей.
  - Я видел твою заботу о людях, - Айвасс практически не двигался. - Видел твою помощь. Видел твои добрые дела. В твою ненависть трудно поверить, когда видишь тебя обнимающим маленьких детей.
  - Хааа? - глаза Коронзон отражали бушующее вокруг пламя. - Эти дети заставляют ненавидеть человечество. Оно бросило их, равнодушно проходит мимо, лишь некоторые сердобольные облегчают их участь, но исключительно за свой счёт. А многие из тех, что работают с ними, ненавидят или начинают ненавидеть детей, и их трудно привлечь к ответу за издевательства. Знаешь, сколькие из них сгорели заживо без всякого суда? И это не помогло.
  - Ты совершенно не разбираешься в людях, если думаешь, что сжигание заживо сделает их добрее.
  - Остальные методы не сработали, Айвасс. Вторая мировая в полный рост продемонстрировала, что их ждёт при продолжении восхваления подонков вроде Алистера, готовых истязать свой и чужие народы ради собственного видения лучшего мира. И что же людишки? Встряхнулись, похлопали глазами и вновь кинулись на колени, бормоча слова покорности и совершенно не оглядываясь вокруг. Они ничему не учатся и ничего не понимают, только сжигание заживо может заставить их измениться. Или ты думаешь, что все эти войны вина Коронзон? Вмешательство тела Коронзон скорее предотвращало их, спасало и сглаживало последствия.
  - Одно твоё присутствие отравляло планету, заставляло со сбоями работать магию и ломало законы.
  - Оооо. То есть во всех грехах людей вина исключительно Коронзон. Когда они рукоплескали безумцу, грозящему уничтожить тысячи и миллионы ради "возвращения исторических границ", то это вина Коронзон. Когда они пропагандировали возвести сумасшедшую на президентский пост, потому что она даст "свободу религии", то это вина Коронзон. Когда они поклоняются несуществующим образам, гнилым людям, провальным теориям и противоречиям с реальностью, то это вина Коронзон. Как удобно. Это не ты идиот, неспособный контролировать свои желания, это демон рядом сбивает тебя с истинного пути. Почему других людей Коронзон не отравил и не сбил? Достаточно большое количество людей?
  - Ты признаёшь, что множество людей не такие плохие. И всё равно хочешь их уничтожить.
  - Даже когда душа тела Коронзон уплыла по реке смерти, у тела остались свои желания. Коронзон вынужден был вкусить многие из них, включая любопытство и желание помочь ближнему. И каждый раз, когда тело помогало людям, оно выясняло, что без него никто бы им не помог. И очень часто этой помощью не могли распорядиться или оборачивали себе во вред, а то и пытались запретить своими глупыми законами, правилами, традициями. И каждый раз ненависть Коронзон только росла. Множество хороших людей? Они делают хорошие дела, но молчат каждый раз при виде зла. Отворачиваются, игнорируют, не замечают, оправдываются - и думают, что всё это продолжает делать их хорошими. Они тоже сгорят в огне, что не позаботились потушить. Они позволяли отравлять планету, устраивать вражду, торжествовать несправедливости и создавать оружие, по-прежнему называя себя хорошими. Люди сделали всё для того, чтобы уничтожить друг друга, они молили об этом, просили, требовали - и сейчас Коронзон исполнит эту просьбу.
  Изящная рука, одёрнувшая рукав платья, протянулась в сторону тёмного неба. И колокол ударил вновь, а затем мигание звёзд стало уплывать в сторону. Корабль Безоконного здания разворачивался, целясь обратно на постепенно наплывающий бело-облачный шар Земли.
  - Планируешь ли ты помешать мне, Айвасс? - губы Коронзон исказила усмешка, но платиновые крылья ангела не шевелились.
  
  Тома, похоже, задремал в объятьях Мисаки после стольких волнений. Ибо очнулся от того, что его плечо упрямо тыкает костыль.
  - Эй! - раздался сверху недовольный голос Акселератора. - Не спи. Эта малявка через полчаса прибежит, а мне ответы нужны.
  - Какие? - он поднял голову и посмотрел на альбиноса; Мисаки слегка пошевелилась, но не отпустила. Похоже, она тоже задремала.
  - Да почти все, - Акселератор окинул взглядом их парочку и сам присел на корточки. Вблизи он выглядел совсем усталым, даже помятым. - Что у вас произошло в этом здании. Что ещё за демон. Почему Алистер мелкая шпана. Что раздетая волшебница делает у тебя на плече, её же вроде убили. Ну и прочее, что вспомнишь, ибо я хочу знать, куда встреваю.
  Тома подумал, что Акселератор и без вопросов основательно так встревал, но вместо подобных уточнений спокойно начал рассказывать. Мисаки слегка повернула голову, внимательно его слушая, вылечившаяся Джунко тоже подошла поближе, но явно не понимала и половины. Все остальные так или иначе успели убраться с площади, рассказ никто не дополнял и не комментировал, так что минут за двадцать Тома управился.
  - Хм, - отреагировал Акселератор, когда понял, что на этом всё. - Ну и правильно ему врезал. Вообразил себя героем, тоже мне.
  - Эй, попрошу, - возмущённо сказали позади него. - Не вообразила, а именно что стала. Без меня...
  - Ха? - Акселератор повернулся к Алис-тян, грубо прерывая её. - Я не знаю всех ваших заморочек, но герой тут только один. И он прав, ты мог взять этих Магических Богов и сделать ими всю грязную работу. Но тогда было бы гораздо труднее присвоить себе лавры пророка и всеобщего спасителя, так что сам попёр и сам припёр ко всему этому. И хватит отбиваться от ответственности, доля твоей вины в этом долбаном демоне абсолютна, как ни выкрути, так что имей смелость признать её.
  Алис-тян завела посох за спину, слегка покачнулась на носочках, а затем тихо сказала:
  - Слушайте, я ни в коей мере не отбиваюсь, но... давайте разберём это позже. Если мы будем ссориться вместо того, чтобы выступать против Коронзон, то...
  - Никаких позже, - Акселератор сжал костыль. - Если ты не заметил, герой сейчас сидит и страдает, обвиняя только себя в произошедшем. А ты, приведший демона к нам в мир и позволивший ему сотню лет пировать тут, прыгаешь и шутки шутишь. Так что либо как следует извинишься, либо... - он стукнул костылём по асфальту, Тома аж удивлённо заморгал.
  Акселератор что, заступается за него перед Алистером?
  Алис-тян вновь качнулась на носках, а затем медленно обошла его и встала перед посмотревшим на неё Томой.
  - Я... действительно извиняюсь, - выдавила она. - Я узнала о Коронзон сравнительно недавно и даже не успела нормально подготовиться. И я... пойми, Тома, это ты общался с Магическими Богами и можешь говорить за них, а я была уверена, что они ушли из нашего мира потому, что не хотят иметь с ним ничего общего, и их бесполезно просить, и я... - она тяжело вздохнула. - Я полностью просралась. И я не заметила, как Коронзон проник в наш мир и похитил тело моей дочери. Я... я просто не хочу казнить себя именно сейчас, не хочу сейчас погружаться в сомнения, потому что у нас очень мало времени, возможно, всего пара дней, и это ещё много. И мы должны выступить вместе, вместе найти способ одолеть Коронзон, остановить британскую атаку, спасти мир, ибо никто кроме нас попросту не знает, что делать. Поэтому я... поэтому давайте мы обсудим меня после того, как кризис Коронзон утихнет. Я обещаю, что не сбегу, не сотворю колдунство и даже на британский суд пойду, если он вообще состоится после всего этого. Но пока просто... нет ничего важнее.
  Тома замер, медленно приходя в себя. Если верить Алистеру... если вообще можно хоть в чём-то верить Алистеру...
  - Всё это было неизбежно, Тома, - очень тихо сказала восседавшая на плече Отинус. - Не одно, так другое. Либо мир без магии, либо мир с Коронзон. Ты мог выбрать присоединиться к Алистеру и всё равно раздирался бы сомнениями. Так что давай оставь их, попробуй ещё раз совершить невозможное, а потом возьми этого белого чмыря за шиворот и задай заслуженную трёпку.
  Тома медленно кивнул. Да. Нет ничего важнее, чем остановить глобальную катастрофу и вызвавшего её злодея, ещё раз. И уже потом личные разборки.
  - Хорошо, - он опёрся об асфальт и медленно встал. - Мы разберёмся во всём позже. Спасибо, Акселератор. Спасибо, Отинус.
  - По... пожалуйста, - пробормотал тот, явно удивлённый таким обращением.
  - Хорошо, в таком случае пройдёмте быстрее, - мигом сориентировалась Алис-тян и вытянула посох в сторону ближайшей улицы. - Нам ещё садиться надо.
  
  "Садиться" надо было в небольшой серебристый самолёт, настолько вытянутый, что напоминал он скорее летающую тарелку. Однако вполне вместительный, места хватило не только для жилых отсеков, но и небольшой кают-компании.
  - Лететь нам примерно часов пять, - сразу же объявила Алис-тян, когда все сгрудились там. - Ибо не по прямой и с возможными воздушными боями, хотя сюда впаяны стелс-технологии. Так что можете отдохнуть, вы наверняка вымотались, пока замышляли против меня.
  Тома и Мисаки перешли в свой отсек ещё до того, как он закончил. Падальщики юркнули в свой, сразу заперевшись, Джунко и Мусуджиме уже договорились разделить комнату на двоих. Акселератор остался с Алис-тян, мрачно уставившись на неё.
  - Почему ты вообще выбрал такое тело? - наконец спросил он.
  - Потому что в облике с двумя головами было бы труднее общаться, - девушка насмешливо взмахнула посохом, а затем перехватила его под мышку. - А если на этом всё, то я пойду программировать полёт...
  - Нет, - все уже ушли из кают-компании, они остались лишь вдвоём. - Сёстры, похоже, знали про демона до всего этого. Ты приказал им не говорить?
  - Сёстры не подчиняются мне напрямую, - спокойно ответила Алис-тян. - И сами понимают, что нужно делать. Если они решили, что лучше держать всё в секрете от вас, то это их право.
  - Их право... - Акселератор сжал костыль. - А если они умрут из-за этого демона, это тоже будет их право? Ведь ты... ведь это ты одобрил эксперимент шестого уровня, так? Отправлял их на смерть?
  Алис-тян строго посмотрела на него, а затем вздохнула и вновь взяла посох.
  - Тома ведь уже сказал тебе, что моя жизнь подчинена неудаче? Ну так вот, - её зелёные глаза бесстрашно выдержали наливающийся алым взгляд Акселератора. - Проект по достижению шестого уровня был обречён на провал из-за этой неудачи. И потому его главной целью стал побочный эффект - создание, развитие и включение в обыденную жизнь сети Мисак.
  - Ты хочешь сказать...
  - Тома был обречён узнать о происходящем и победить тебя. А ты обречён проиграть. Так что оставалось лишь ждать, когда это произойдёт.
  Акселератор схватил девушку за горло, поднял над полом, но та лишь спокойно улыбалась. С минуту они застыли изваянием слепой ярости, а затем он разжал пальцы и выронил Алис-тян; та же ничуть не ушиблась.
  - Знаешь, - прошипел он, с ненавистью глядя сверху. - Думаю, они бы и тебя поблагодарили, как благодарили меня. Мол, без тебя они бы ничему такому не научились. И только поэтому, а ещё потому, что без тебя сейчас не обойтись, ты останешься в живых. Но в другой раз пеняй на себя.
  Акселератор подхватил костыль и с мерным стуком зашагал прочь из зала. Алис-тян коснулась горла и очень тихо пробормотала:
  - Будто мне есть дело до того, что там думают всякие возомнившие себе эсперы. Одним клоном больше, одним меньше - невелика разница. Если уж и переживать, то...
  Она посмотрела в сторону отсеков и широко улыбнулась.
  - Если уж и переживать, то об одной милой парочке.
  
  Хамазура твёрдо и чётко наказал себе более ничему не удивляться. Ибо он сейчас носит диверсионный костюм с искусственным интеллектом внутри, является частью команды по избавлению мира от демона и вынужден садиться в самолёт, который только что был человеком.
  - Давай, Хамазура, что стоишь, - подтолкнула его Кинухата. - Ты уже входил внутрь Такицубо, сейчас просто масштаб супердругой.
  Парень аж содрогнулся от таких сравнений, но всё равно поспешил залезть внутрь белого летательного устройства. Там вздыбились сиденья на всех, даже с запасом, и Мугино уже сидела у импровизированного окна.
  - Думаю, мы с Миной Мазерс пройдём вперёд, - Гекота-сенсей вежливо поклонился всем. - Я хочу немного поговорить с ней, и хотя не запрещаю присоединяться, но вы вряд ли всё поймёте и даже заскучаете.
  Хамазура и не подумал - да и весь остальной ITEM вежливо согласился, рассаживаясь кто как. Куроёри в итоге оказалась одна, но вместо печали надвинула капюшон плаща на глаза и засопела.
  - Тоже супервздремну, - Кинухата без плаща прикрыла глаза, устроившись рядом с молчащей Мугино. Такицубо привалилась к Хамазуре, словно не видя разницы между тёплым плечом и чёрно-зелёным металлом. А вот ему самому сон не грозил.
  Потому что в шлеме теперь разговаривала не только Анери.
  - На самом деле потенциал Тёмной Материи просто неистощим, - говорил прямо в уши мягкий женский голос. - На месте папы я бы тоже его скрывала. Та страна, что воспользуется этим потенциалом в полной мере и привяжет к своей экономической системе, будет править миром. Без всяких войн.
  - Ага, - сказал он, не зная, как на это реагировать. Девушка представилась как Лилит Кроули и часто говорила вещи, что он не понимал - а Анери если понимала, то отказывалась объяснять.
  - Это весь твой ответ, Хамазура? - сейчас Лилит отреагировала скорее игриво. - Хотя я не в претензии, будь ты более интеллектуальным по жизни, то не спас бы тех, кого смог спасти. К тому же я вечно буду благодарна за ту колыбельную.
  - Ага, - благодарности за колыбельную он вообще не понимал, однако девушка вновь хихикнула. - Так это... тебе, получается, дадут новое тело?
  - Ага! Причём созданное из Тёмной Материи. Здесь имеются интересные сложности, потому как точное перебрасывание нейронов в строго определённом порядке...
  Кажется, он зря спросил.
  
  - Честно говоря, мне очень удивительно, что Алистер выбрал именно ваш образ для системы управления зданием, - обратился Божественный Хирург к Мине Мазерс, когда они уселись в своеобразной кабине пилотов с закрывшейся дверью.
  - Я не знаю ничего о его причинах и о настоящей Мине Мазерс, - покачала та головой. - Даже мой нынешний облик основан на предпочтениях Камидзе Томы и почти наверняка не совпадает с оригиналом.
  - На самом деле сходство куда больше, чем кажется, за вычетом кошачьей атрибутики.
  Мина удивлённо посмотрела на доктора, но тот лишь грустно улыбнулся.
  - Но я так понимаю, что это не Алистер вас освободил, - сменил он тему, и женщина кивнула:
  - Думаю, это Айвасс. Мы часто беседовали в Безоконном Здании, и он говорил, что был бы не прочь дать мне свободу даже ради того, чтобы позлить Алистера. Ему нравилось злить Алистера, хотя и немного своеобразно.
  - Неудивительно. Айвасс во многом был пленником, пусть даже называл свой плен очень познавательным, - Божественный Хирург слегка улыбнулся. - С другой стороны, очень хорошо, что именно Алистер держал его у себя. Ибо другие варианты...
  Оба помолчали некоторое время, а затем из грубой копии приборной панели высунулось лицо Кайкине Тейтоку и сообщило:
  - Я закончил преобразование и готов взлетать.
  
  
  Айвасс растворился вместе со своими крыльями, просто отступил, оставляя противнику право самому выбирать. И выбор Коронзон был неумолим.
  Расчёты показывали, что здание неудержимо тянет обратно, в Академия-сити. Коронзон это устраивало. Падение снаряда такой массы содрогнёт планету и приблизит её гибель, а Академия-сити вместе со всей Японией будет расколота навсегда.
  Все, кто не успеют убраться куда подальше, обречены. Хотя лучше бы им остаться, дабы не растягивать своё бессмысленное угасание.
  Допускалось, что кто-нибудь может сбить здание на подлёте, но Коронзон это не убъёт. Однако никто не догадался, и массивное здание в рёвом влетело в слои атмосферы. Оно раскалилось докрасна, вокруг Коронзон заполыхало пламя, но и тогда никто не остановил полёт смертоносного болида.
  И когда он рухнул, то грохот был слышен на много километров вокруг, а земля раскололась гигантским кратером, сметающим всё живое и неживое. Огонь пришёл вслед за звуком, накинулся голодным падальщиком на остатки цивилизации, пожирая их с аппетитом будущего несварения.
  Фигура Коронзон выступила чёрным силуэтом на разрушенном фоне. Но практически сразу, будто насмехаясь, в лицо этой фигуре взметнулся слой пепла.
  А следом пришла огромная волна. Она не смогла поглотить крохотную в сравнении девушку, но огонь вокруг неё сожрала с удовольствием и покатила дальше, оставив после себя грязь, ил и огромные лужи.
  Из этих луж стали выходить люди. Разного пола, роста и цвета кожи, каждый украшенный в той или иной манере, каждый недобро смотрящий на Коронзон. Три десятка кольцом рассредоточились вокруг незваного гостя, и фиолетовая девочка в коротком белом платье шагнула вперёд.
  - Давно не виделись, Бездна. За это время успела похорошеть, - Ньянг-Ньянг насмешливо крутанула копьё в форме пшеничного колоса; Верховный Жрец встал рядом с ней, мрачный и зловещий. - Аж завидно. Думаю, нам придётся как следует изуродовать это милое личико.
  - Какая прелесть, - голос Коронзон был слаще любых конфет. - Великие Магические Боги, думающие, что они утерли мне нос, опустились до уровня мелких поганцев. Ну что ж, - в каждой руке загорелся пламенный меч. - Попробуйте.
  
  Кайкине зачем-то примчался ещё до посадки, и только чтобы сообщить, что он сумел связаться с Гокусай Кайби. Ту тоже эвакуировали, и сейчас она вместе с другими жителями Академия-сити отдыхает на круизном лайнере где-то посреди Тихого океана. Ничего опасного не наблюдает, и потому всё это достаточно бесполезно, разве что чуть меньше волнения.
  Тома не знал, зачем Кайкине так отчитался и зачем в конце добавил, что теперь сам перевоплотится в самолёт и считает это полезным опытом. Видимо, всё ещё считает его достойным доверия человеком.
  На мягкой кровати отсека наконец-то удалось расслабиться, особенно когда Мисаки легла рядом и просто лежала, не раздеваясь и не приставая. Тепло её тела и мягкое касание руки помогли прийти в норму.
  Да, времени страдать нет. Как и выяснять степень вины каждого. Одолеть Коронзон, прекратить войну, вернуть в чувство девушек - а потом уже отдаться на суд, даже если этот суд будет чисто между своими. И уж точно не...
  - Мисаки, - шепнул он, и та мигом ответила. - Что бы ты сказала, если я вместо Алистера возглавлю Академия-сити?
  - Что как ты смеешь, я это место для себя присматривала, - возмутилась она и тут же звонко рассмеялась, показывая, что понарошку. - Томик, если честно... я не уверена, что ты идеальный кандидат и что тебе будет хорошо на этом месте, но ты точно справишься лучше многих. Более того, думаю, ты будешь вариантом, что устроит всех важных или считающих себя такими фигур.
  - Ты уже думала об этом, да? - прошептал он. Мисаки повернулась на бок и перекинула через него руку.
  - Это стало очевидно с какого-то момента, Томик. Люди слишком начали ориентироваться на тебя и твоё мнение, учитывать в своих действиях, а когда мы организовали ту операцию с Нефтидой, причём достаточно успешно, то я только укрепилась в мыслях о том, что светлая сторона с тобой во главе не такой уж и безнадёжный вариант. Но сейчас давай не будем об этом, ибо... ты ведь понимаешь, к чему всё идёт с пленением Коронзон?
  - Академия-сити превратится в тюрьму для демона, - да, эта мысль тоже пришла к нему. - И нам всем придётся либо разъезжаться по своим домам, либо где-то строить новый.
  - Я не уверена, что "либо". Миллионы эсперов, гуляющих на свободе без всякого присмотра... нет, никто этого не дозволит. Нас так или иначе заставят построить новый Академия-сити, и это в лучшем случае, однако если Алистера действительно отдадут британским властям, то как бы не пришлось брать помощь со стороны.
  - И как бы эта сторона не попыталась взять новый Академия-сити под контроль для своей выгоды.
  - Вот-вот.
  Далее Мисаки не продолжила, но Тома всё понял и так. Постройкой нового Академия-сити должен заняться человек, которому доверяют все заинтересованные стороны, иначе просто зародятся новые конфликты.
  И с кандидатами что-то совсем негусто.
  - Я не уверен, что мне за пределами Академия-сити настолько хорошо доверяют, - не мог не сказать он.
  - Больше, чем кому-либо другому из нас. А если что... - она медленно перекатилась поверх него. - Я, знаешь ли, хорошо умею убеждать...
  Их губы встретились, принося ещё больше успокоения и шанса хоть ненадолго отвлечься от проблем, руки зашевелились, залезая под одежду друг другу. Отинус, едва не забытая обоими, вынуждена была выпрыгнуть из капюшона, с ворчанием отойти в сторону - и замереть.
  Алис-тян, лежащая на кровати рядом с ними всеми и уже расшнуровывающая блузку, сладко улыбнулась. Тома и Мисаки уловили её присутствие, повернулись, на секунду замерли - а затем резко сели.
  - Помните, Лессар показывала вам вариант "ножниц"? - сказала Алис-тян так, будто всё в порядке. - Это она в написанной мною книжке вычитала. Вот только расширенное издание не приобрела, а там, между прочим, есть "лягущка". Хотите, продемонстрирую?
  - Ты что, совсем того? - угрожающе поинтересовался Тома.
  - Того? - Алис-тян изумлённо подняла брови. - После всех кувырканий у вас ещё какое-то табу имеется? Я ведь всё видела, специально каждую ночь наблюдала. Между прочим, могу дать кое-какие советы по выносливости - Пятая, пожалуйста, не тыкай меня пультом.
  Мисаки за это время успела дотянуться до сумочки, вынуть пульт, понажимать на кнопки, осознать бессмысленность и буквально начать тыкать Алис-тян, стараясь столкнуть её с кровати.
  - Просто убирайся, - сказал Тома; Отинус на всякий случай вновь полезла на него, ища защиту.
  - Ну пожалуйста, Тома, - Алис-тян, не обращая внимания на всё ускоряющуюся Мисаки, сложила ладони домиком и положила на них голову. - У меня недотрах годами длился. Как ты можешь отказать милой девушке с недотрахом?
  - Ты не девушка, не милая и свой недотрах можешь снять когда угодно. Так что убирайся, - Тома остался непреклонен, и Алис-тян грустно вздохнула.
  - А потом меня называют злой, - она села, погрозив пальцем Мисаки, и потянулась. - Хорошо, Тома, раз уж так. Но твоё время я всё равно отниму, потому что хочу в качестве извинения рассказать тебе про Разрушитель Барьеров. Извинения и для возможной будущей пользы.
  Теперь Тома замешкался, слова Нефтиды вновь всплыли в мозгу. Отинус окончательно забралась на плечо, а Мисаки прекратила пультотыканье, внимательно глядя на них всех.
  - Мне уже много рассказали, как и я сам понял, - осторожно ответил он; Мисаки печально вздохнула, убрала пульт в сумочку и начала поудобнее устраиваться на кровати. - Что его ещё называют Разрушителем Иллюзий и последней надеждой магов, что он испаряет пришедшее из других слоёв реальности и что он призывает дракона. И что до меня он был внутри той странной стрелы?
  - Почти всё так, - закивала Алис-тян. - За одним мааааленьким уточнением: дракон не имеет никакого отношения к Разрушителю Барьеров.
  - Что? - удивились все, только Отинус слегка задумчиво поправила шляпу.
  - Видишь ли... - Алис-тян опять потянулась. - Никто в точности не знает, что такое сила Разрушителя Барьеров. Она точно не имеет отношения к другим слоям реальности, это продукт изначального мира и считается, что это своеобразная именно что надежда магов на исправление ситуации, когда что-то пойдёт не так с магией. Однако же... у меня есть теория.
  Она слегка наклонилась вперёд и улыбнулась.
  - Разрушитель Барьеров - это холистическая сила Самоцвета.
  Алис-тян выждала несколько секунд, пытаясь найти в лице Томы хоть искорку понимания, а затем продолжила:
  - Про холизм тебе уже объясняли, черпает силы из всей реальности изначального мира для относительно микроскопического воздействия. Отчего ты не можешь остановить действительно мощный поток магии, да и во многих других случаях свои ограничения имеются. Что же до Самоцветов... они тоже загадка, Тома, по сути это эсперы естественного происхождения. Но может быть, что и не естественного. Есть одна интересная корреляция - сила Самоцвета проявляется там, где в ней реально нуждаются. Юг Японии страдал от вампиров, и тут появляется Самоцвет, чья кровь привлекает и убивает их.
  От упоминания Химегами Тома дёрнулся, Мисаки даже придвинулась в его сторону. Алис-тян же, словно не замечая, продолжала:
  - Пятые уровни Академия-сити все как один грозили быть злобными ублюдками - и тут появляется Самоцвет с геройским поведением и теоретической возможностью начистить рыло им всем. Отсюда может следовать наличие какого-либо неизученного либо неоткрытого механизма, что отслеживает подобные случаи и создаёт силу Самоцветов. И именно этот механизм создал силу Разрушителя Барьеров, а поскольку в защите от магии реальность всегда будет нуждаться, то и сила стала переходящей. И отвязанной от конкретных условий. Ты, Тома, единственный известный человек, в которого Разрушитель Барьеров вселился сам по себе, хотя по такой логике должно быть больше.
  - И почему же вселился? - Тома затаил дыхание, но Алис-тян пожала плечами:
  - Без понятия. Даже это теория всего лишь моя теория. Она многое объясняет и никто не придумал лучше, но раз уж ты считаешь, что я много о себе возомнила...
  Тома аж рот раскрыл, глядя на мигом надувшуюся девушку. Отинус на плече только вздохнула, Мисаки вовсе приложила ладонь к лицу.
  - В общем, с Разрушителем Барьеров понятно, перейдём к драконам, ибо там всё гораздо интереснее, - долго дуться Алис-тян не стала. - Дело в том, Тома, что сила антимагии не единственная, так сказать, натурального происхождения. Сила воли относится сюда же.
  - Сила воли? Как в мангах?
  - Почти! - радостно подтвердила Алис-тян. - А если точнее, то сама по себе сила воли чудес не делает, её надо развивать и применять, да ещё и с мозгами наперевес. Однако если она соединится с магией... или, того интереснее, с Разрушителем Барьеров... в твоём случае, Тома, это превратилось в ещё одну силу, совершенно независимую от Разрушителя Барьеров и действующую в случае его утери. Я называю эту силу Неведомая Хрень, ибо она оно самое и есть.
  - И она облик дракона принимает? - обалдело спросил Тома, рассматривая правую руку.
  - Не облик, в ней нет ничего драконьего, - махнула рукой Алис-тян и едва не упала с кровати. - Она приманивает дракона откуда-то снаружи, не знаю откуда, его вне твоей руки не удалось засечь. Ну и всякое прочее делает. Думаю, твоё умение уворачиваться от всего опасного она поддерживает, и помнишь, ты какое-то время мог лечиться и телепортироваться свободно? Тоже она, но после Отинус это засбоило, увы.
  - Она не работает против Магических Богов? - Тома покосился на крохотную богиню, быстро сделавшую виноватую мордашку.
  - Неведомая Хрень не всесильна, как и сила воли. Если ты с палкой попрёшься на танк, то никак его не взорвёшь и только большим чудом жив останешься с любым уровнем превозмогания. Но самое-то главное... - Алис-тян, зажестикулировав, вновь едва не упала, и предпочла опуститься на четвереньки, вытянувшись в сторону Томы. - Она против неудачи помогает. И здесь я абсолютно точно говорю, ибо всю свою неудачу превозмогала только силой воли. Как и ты. Как и все. У Седьмого на силе воли вообще всё работает, по крайней мере это единственное объяснение.
  Повисла тишина; Тома осознавал сказанное. Алис-тян попыталась воспользоваться этим и протянуть к нему руку, но Мисаки мгновенно перехватила её и засверкала звёздочками в глазах, выдерживая ответный взгляд зелёного негодования.
  - Но, даже если не против Магических Богов... Неведомая Хрень может сработать против Коронзон? - наконец пробормотал Тома, сам отпихивая руку Алис-тян.
  - Увы, здесь мы можем лишь надеяться, - девушка обиженно насупилась. - Коронзон танк ничуть не меньший, и ему плевать на силы хоть какой реальности. Твоему дракону он почти наверняка рассмеется в оскаленную пасть. Но, как бы... если Коронзон вырвется из Академия-сити, то у нас просто не будет вариантов.
  - Он может вырваться? - посмотрел на неё Тома.
  - Книга Закона сейчас в руках у британцев, как и способная прочесть её Урсула Аквинская. А в ней я много записала о Коронзон, без указаний того, как его освободить, но он сам вполне мог продвинуться в их получении.
  - Ты говорил, что недавно о нём узнал? - нахмурился Тома. - После того, как я помог Урсуле?
  - До. Я уловила всё то, о чём тебе говорили Тор и Фиамма - нарушение принципов работы магии, барахлящие лей-линии, отклики реальности на огромное насилие. Я долго думала, что это из-за создания эсперов что-то возмутилось, или Магические Боги воду мутят, или искры так сработали... но нет, - Алис-тян отвернулась и свесила ноги на пол. - Всё это шло от Коронзон. Правда, я не понимала, как он вернулся и почему захватил это тело... но если он с того моего призыва просочился в реальность и выбрал ненавидящую меня дочь... да, это всё объясняет, - она слегка покачала головой.
  - Тогда почему ты не попытался тогда остановить меня и забрать Урсулу с книгой? - спросил Тома её спину; Алис-тян запрокинула голову и улыбнулась:
  - Останавливать тебя, Тома, та ещё морока. И я такая же неудачница, как и ты, забыл? Так что либо бы ничего не получилось, либо свалилось бы в демоническую сраку. У меня со многим подобное выходило, так что лучше всего позволять событиям идти как идут, иногда кидать мелкие мячики для более чёткого направления и с самого начала ориентироваться на действия в случае поражения. Иначе, поверь мне, положение было бы куда хуже.
  - Ты ведь создал ту надпись?
  - О твоей девственности? Естественно! Яркая и полноценная сексуальная жизнь является одним из факторов человека Эона Гора, а ты слишком третировал жаждущих забраться тебе в штаны девушек. И как только подвернулся случай, то я сразу же подтолкнула вас всех друг к другу! А вместо благодарности одни претензии.
  Тома посмотрел на Мисаки; та уловила его взгляд, но лишь повела плечами. Кажется, он угадывал её настроение: да, эта надпись в итоге свела их вместе, но и многие другие девушки точно так же примчались и урвали свой кусок, порою едва ли не больший.
  - Получается, со всем остальным городом ты точно так же поступил. Просто позволял ему жить как вздумается.
  - А, - похоже, Алис-тян уже наскучило, она даже встала с кровати. - Анти-Навык изначально был эдакой суровой лишь на словах структурой, что может грозить эсперам пальчиком, но совать не решится, а против пятиуровневых и вовсе бессильна. Правосудие вообще полуофициально создалось, пожелай я, и закрылось бы в мгновение. Они, конечно, неплохо так держались, но город изначально предназначался для того, чтобы тебе было где сражаться и развиваться засчёт этого. С действительно толковыми спецслужбами, как понимаешь, вышло бы не особо.
  - И всё равно нельзя было так, - Алис-тян отмахнулась от слов Томы и прошла к двери.
  - Если всё пройдёт нормально, а оно не пройдёт, то часа три у вас есть, - сказала она, не оборачиваясь. - В кают-компании есть немного всякого фастфуда, поглядывать за вами я не собираюсь, всё равно уже нагляделась. Развлекайтесь перед финальной битвой.
  Она открыла дверь и вышла, Томе пришлось идти следом закрывать, однако Мисаки тоже слезла с кровати.
  - Давай действительно хоть что-то поедим, - и с этими её словами он понял, что умирает с голоду. - А там уж вернёмся и продолжим.
  
  
  Такицубо стало просто страшно смотреть наружу, и они с Хамазурой обменялись местами.
  Самолёт-Кайкине летел очень быстро и незаметно для всех, но даже так зрелище действительно ужасало.
  Практически непрерывная линия взрывов, пролетающих самолётов, стрельбы, сворачивающаяся в раздирающую уши какофонию - и главной скрипкой здесь оказывался рёв гигантских чудовищ. Многие из них с почему-то длинными белыми волосами, но вне этой детали все словно явились из кошмаров богов, от драконов и гигантских гидр до чего-то болезненно изогнутого, выбрасывающего из себя рой мелких тварей.
  И всё это против людей, атакующих всем доступным оружием и получающим в ответ не менее яростные удары. Обостряющий чувства костюм послушно передавал идущий снизу смрад горящего металла, камня и плоти, заставляя не думать об ужасе внутри этих картин. Словно кайдзю-фильмы решили устроить массовый кроссовер на большом экране реальности.
  - Папочка что-то совсем разошёлся, - задумчиво сказала Лилит, когда они едва ушли от столкновения с гигантской беловолосой бабочкой. - Уверена, он не контролирует всю эту толпу и скорее обрисовал им отбивать все атаки, идущие из страны в страну. Надеюсь, сумел разобраться в формулировках, а то как бы не вышло больше вреда, чем пользы.
  - Я вообще не представляю себе более ужасное, - выдавил Хамазура, отвернувшись от слишком яркого взрыва, Кайкине даже спрятал окно.
  - О, это легко. Мы бы сейчас летели над дымящейся, однородно пустой и абсолютно тихой землёй.
  - Поддерживаю, Хамазура, - Анери сумела вклиниться в болтовню без умолку. - Это немного грустно отмечать, но все атаки Шансов Кроули значительно менее опасны, чем война в их отсутствие.
  - Шансы Кроули? Папочка так их назвал?
  - У меня они так записаны в базе данных.
  - Мило. По крайней мере никакой пошлости. Он спокойно мог их обозвать "Члены Кроули" или типа того, на своём уровне юмора.
  К счастью, их беседу никто не слышал. От зрелища беснующихся внизу чудовищ даже Кинухата притихла и погрустнела, никто не пошевелился и после образования в потолке очертаний лица Кайкине.
  - Мы подлетаем к Египту, - сообщило то. - Гекота-сенсей объяснил мне, что Египет исторически никогда не входил в состав Великобритании, хотя и обязан ею своим созданием с независимостью. Это означает, что его атакуют и бушующее там существо может принять нас за нападающих. Я попытаюсь удержать незаметность, но подготовьтесь к проблемам.
  - Всегда готовы, - только и пробурчала в ответ Мугино.
  
  - Новый пятиуровневый, и сразу бунтовать? - Рэнса прищурилась, не обращая внимания на то, что атмосфера вокруг неё раскалилась докрасна. - К сожалению, я не в лучшем состоянии. Мне нужно бы вернуться для проверки, а то и полной замены тела.
  Ответа не последовало - а это означало "разберись, пожалуйста, сама". Киборг ни капельки не обиделась: в конце концов, ситуация наверняка критическая, а кое-как починить себя можно и по дороге.
  Она сложила белые крылья и рванула сквозь слой облаков, рассчитывая скорость и угол падения до как можно скорейшего возвращения в Академия-сити.
  
  Всё это чувствовалось последним мирным временем.
  И по крайней мере двое использовали шанс на всю катушку. Акселератору даже не нужно было манипулировать векторами, дабы слышать любовную возню в отдельном отсеке, так что он поспешил пройти мимо, приподняв костыль. И чтоб не помешать, и чтоб ничего не подумали.
  В конференц-зале обнаружилась неожиданная компания - Мусуджиме, подперев голову руками, с унылым видом что-то говорила Отинус.
  - ...в итоге сама не знаю, чего от него хочу, - услышал Акселератор и хотел было закрыть дверь, но обе уже приметили его. - О, Акселератор, привет! Мы совсем давно не виделись.
  - Я думал, что забыли друг друга, - отказываться и всё равно уходить было бы ребячеством, поэтому он прошёл к столу. Мусуджиме лёгким жестом телепортировала стул так, чтобы его не пришлось выдвигать.
  - Спасибо, - Акселератор уселся и вытянул ноги.
  - Я-то тебя точно не забыла. Тебя вообще нелегко забыть, - Мусуджиме слегка усмехнулась, окинув альбиноса быстрым взглядом. - А вот меня легко можно, последнее время действовала в основном на периферии.
  - Такой периферии, что из квартир вылетала.
  - О, ты там был? Я после той срани из канализации вообще многое едва не забыла, даже чуть было вновь приборчик не понадобился, - девушка немного рефлекторно потянулась к тыльной стороне шеи.
  - Сейчас-то всё в порядке?
  - Да, вполне. Не считая всего вот происходящего. И что Цучимикадо мозги промыли, - она грустно покачала головой.
  - И что мир может погибнуть, - тихо проговорил Акселератор, наблюдая за реакцией, однако Мусуджиме не выглядела взволнованной.
  - Я до сих пор не всё понимаю, что происходит, но думаю, что обойдётся, - призналась она, вновь укладывая голову на прямые руки. - Тут сейчас глава города, трое пятиуровневых, Тома, вместе как-нибудь разберёмся.
  - Трое? - нахмурился Акселератор.
  - Ты, Королева и Гунха. Он без сознания всё ещё, но просто нужно время восстановиться, так что вон там лежит, - Мусуджиме качнулась в сторону коридора. Отинус тем временем отошла примерно в центр стола, подальше от обоих, и Акселератор это приметил.
  - Боишься меня? - он слегка ухмыльнулся, и лилипутка, нарочито отвернувшись, проговорила:
  - В нынешней ситуации для меня опасны абсолютно все, кроме Томы. А он развлекается со своей девушкой, мне неохота смотреть.
  - Хотя твоё участие было бы очень интересным зрелищем, - Алис-тян внезапно обнаружилась растянувшейся на столе, лицом впритык к отшатнувшейся Отинус. - Я даже могу попробовать написать об этом ещё одну книгу.
  Богиня с возмущённым видом зашагала обратно к Мусуджиме, но Алис-тян вытянула руку и поставила её непроходимым барьером.
  - Скажи-ка мне, Магический Бог, и ответь как можно честнее, - ласково промурлыкала она. - Если бы я явилась к тебе в последние сто лет и попросила научно-технический прогресс с полным избавлением от чудес искр, как бы ты отреагировала?
  Отинус некоторое время посмотрела на ладонь, затем всё же рискнула повернуться - и её голос был твёрд:
  - Мир счастья, что я хотела создать, был бы лишён и влияния искр, и всего того, что разрушало бы его.
  Алис-тян наклонила голову, её глаза вспыхнули зелёным - но Отинус смотрела прямо, и взгляд богини заполыхал лишь немногим тусклее.
  - Да... как всё же Томик похож на меня, - вновь промурлыкала Алис-тян, резко расслабившись. - Наверное, зря я ему девушек подыскала, тогда бы куда проще в постель затащила. Хорошо, Они-тян, в благодарность за твою честность я после всего этого вытяну тебя до человеческого размера. Если не забуду и не приревную.
  Она убрала ладонь, и Отинус очень быстрым, не переходящим в бег лишь ради чувства достоинства шагом вернулась к Мусуджиме. Та грустно посмотрела на неё и осторожно протянула руку, словно прикрывая от злого внешнего мира.
  Алис-тян, уже не обращая внимания и всё не слезая со стола, повернулась к Акселератору.
  - Если ты ещё не пытался связаться со своей некроманткой, то и не трать время. Она сейчас занята кое-чем важным, от чего лучше не отвлекать.
  - Хорошо, - за прошедшее время Алис-тян не стала ему симпатичнее, однако продолжала смотреть на него довольно, даже заболтала ногами, будто какая-то легкомысленная особа. Акселератор за отсутствием вариантов смотрел в ответ, и девушка даже отчего-то заулыбалась.
  Лидер попыталась зайти внутрь, но мигом оценила компанию и не сочла ребячеством попытку уйти - неудачную, ибо Алис-тян мгновенно появилась позади неё.
  - К слову о сотрудничестве, - она взяла красноволосую девушку за плечи и затащила в зал. - Акселератор, это Лидер, лидер Падальщиков. Лидер, это Акселератор. Приятно познакомиться.
  В первую и последнюю их встречу эта девушка пыталась убить его, а после очевидной неудачи и небольшого развлечения рухнула в обморок с промокшими штанами. И сейчас выглядела так, словно может повторить это, а ухмыляющаяся Алис-тян не спешила как-то помогать. Поэтому Акселератор сам склонился и тихо сказал:
  - Что было, то прошло. Я извиняюсь, если повёл себя слишком грубо, но вы корчили из себя злодеев в моём присутствии и, по моим меркам, сами напрашивались. Сейчас же мы все делаем благое дело, спасая мир от демона, потому я не собираюсь что-то с вами делать. И вообще предлагаю сотрудничать, иначе эта беловолосая егоза нас заставит.
  - Заставлю, - согласно закивала Алис-тян; Лидер судорожно вздохнула, но затем даже нарисованные на маске скрещённые руки словно преисполнились храбрости.
  - Мы многому научились после этого, и должны учиться ещё, чтобы нас воспринимали всерьёз, - в её голосе аж прозвучал натужный пафос. - И хотя нас немного заносило в поисках пути, но сейчас цель определена и мы постараемся сделать всё для того, чтобы спасти мир. Вместе, - даже протянула руку, но та сразу задрожала, показывая несогласие с хозяйкой. Акселератор, разумеется, сразу же ухватился за неё и как можно шире ухмыльнулся.
  Рука Лидера задрожала ещё сильнее, глаза девушки заблестели, будто та собиралась зарыдать - но продолжала упрямо стоять.
  - Будет приятно с тобой поработать, - долго он держать не стал, незачем пугать понапрасну.
  
  Вскоре в кают-компанию подтянулись и другие Падальщики, при виде Акселератора тут же пытавшиеся сбежать. Лидер их всех останавливала и тихо объясняла, что они теперь союзники, что будут сражаться вместе, что спасение мира сделает им приличную рекламу и вообще, как вы предлагаете бежать с самолёта и от Алис-тян.
  Тома и Мисаки вышли последними, скромно усевшись с краю; Отинус сразу же покинула Мусуджиме и зашагала по столу к ним - едва не свалившись, когда последняя лёгким движением пальца телепортировала её к цели.
  - Сейчас будет еда! - Алис-тян захлопала в ладоши, и несколько роботов из небольшой двери с огромными подносами, на которых было навалено так, словно кто-то перевернул и потряс холодильник. - А потом сразу беготня, ибо мы подлетаем к Лондону. Есть два варианта: либо тихо садимся, тихо пробираемся и тихо всё делаем, либо шумным громом сваливаемся с неба, ориентируясь на внезапность и скорость.
  - Куда именно нам надо? - спросил Тома, обалдело таращась на гору, что робот поставил перед ним.
  - Вестминстерское аббатство, я же вроде говорила, - Алис-тян мигом начала чавкать, вызвав неприязненные взгляды. - И если падать, то падать надо прямо на Трафагальскую площадь, а если тихо, то выбрать место.
  - Если мы упадём, вас тут же расстреляют, - мрачно сказал Акселератор. - Они же на патриотическом взводе все.
  - И мы мирных жителей убьём, - добавил Тома.
  - Мирных наверняка засунули в бомбоубежище, а вот насчёт обстреляют... - Алис-тян вцепилась в куриную ножку так, будто впервые её видела. - Просто для уточнения: сама Эризард и её дочери, скорее всего, вне действия заклинания. Королева возвышается над законом, имеет право действовать во вред стране ради пользы и всё такое. А вот рыцари, ведьмы, Амакуса, Несессариус и всё то, что вы видели в Лондоне, по умолчанию наши враги.
  - Эризард нам поможет? - Тома поковырялся в подносе; тоже успевшая перекусить Мисаки слегка подъедала с другой стороны, а Отинус умудрилась выкатить себе яйцо и теперь колупала его острыми ноготками.
  - Очень вряд ли. Коронзон почти наверняка как-то их заблокировал, а то и вовсе того, - Алис-тян провела рукой по горлу. - Патриотические чувства от врагов, убивших любимую королеву, только заполыхают. Нам можно ориентироваться разве что на всяких шпионов других государств, сидевших в Британии и не служащих ей. У меня есть кое-кто на примете, но...
  - А Лейвиния? - без стеснения перебил Тома. - Она с Марком Спейсом тоже подчинена?
  - Лейвиния вряд ли, она в некотором роде защищена и занимается сейчас своим делом, не имеющем к нашему никакого отношения. Как и Оллерус, если говорить заранее. Так что надеяться лишь на самих себя. Ну так что, выбираем тихое, неспешное и влажное проникновение? Время выбрать ещё есть, мы можем даже покружить...
  Его слова прервал грохот взрыва, сотрясший самолёт и размотавший еду по всему залу.
  
  Пространство в центре города, на той самой площади, где несколько часов назад собралась вся компания, неожиданно треснуло. Что-то завращалось в метре над землёй, яркое и быстрое, будто сверло высшего качества пронзало ткани между мирами.
  Вспышка - и предмет мячиком прыгнул на асфальт, перекатился и застыл, проявившись оторванной головой Верховного Жреца с погасшим свечением отсутствующих глаз. Пространство рядом продолжало раскалываться, и вот появилась сначала одна рука с розовым рукавом, затем вторая, несущая золотистое копьё с вцепившейся в него крохотной фиолетовой ручкой.
  Ручка была оторвана под локоть - и растаяла, когда взмах копья отшвырнул её на мостовую. Взгляд Коронзон упал на голову Жреца, после чего переместился к огромным небоскрёбам; пространство за ней вновь схлопнулось, отрезая путь из другого мира.
  - Так, - голос прозвучал абсолютно раздражённо. - Почему не Лондон? Разве смерть Алистера не разрушила всю его подготовку?
  Никто не ответил Коронзон, только небоскрёбы вокруг молчаливо смотрели на своего узника.
  
  
  - Вернулся, - коротко бросил Нокан, расправляя вылезшие из рюкзака реактивные двигатели и взлетая с вершины одного из небоскрёбов. - Всем приготовиться.
  - Готова, дядя Нокан! - Эншу с Митори заложили лихой вираж на робоскейтборде, резко сворачивая в переулок.
  - Готова, - отозвались Серья и Юитцу, вновь уставившись в мониторы.
  - Готов, - Рансу забарабанил по клавишам, открывая резервуар с дымящимся нечто.
  - Готов, - Генсей силой мысли передвинул дальние рычаги заискрившей машины.
  
  - Готовы, - раздалось массово глубоко под землёй, в комплексе, известном им всем как Основа. Тысячи учёных, носящих фамилию Кихара, выполняли каждый свою работу, пусть даже крохотную.
  И потоки данных побежали по городу, активировали даже выключенные компьютеры. Огромная стена, окружавшая Академия-сити идеальным кольцом, выпустила из себя множество устрашающих на вид турелей. Роботы-уборщики и роботы-охранники бросились на свои посты. Электрички пришли в движение.
  И если бы кто-то сверху посмотрел особым взглядом, то увидел бы круг, в котором разместилась шестиконечная звезда.
  А в центре этой звезды, глубоко под землёй, неподвижную Фройляйн Кройтун.
  
  Нокан приземлился совсем недалеко от Коронзон, и в ответ на выставленное копьё из рюкзака вылезли две гигантские, угрожающе блестящие дрели.
  - А вот и ручной пёсик Алистера, - противник словно бы умилился от такого зрелища. - Хочешь отомстить за хозяина, миленький пёсик? Верность и преданность даже после смерти, да?
  - Сюсюканье с противником - первый признак неуверенности в себе, - спокойно ответил Нокан; вслед за дрелями выскочила ещё и большая красная кнопка, прислонившаяся к ним сзади.
  - Неуверенности? - от громкого хохота пёс даже шагнул назад. - Твой хозяин мёртв, и ты больше не можешь передавать его волю через свои игрушки. Их писк и визг напугает лишь младенца...
  Из сумки Нокана дополнительно выскочили две металлические трубки, легли параллельно холке - и ударили звуковыми волнами. Коронзон смело, швырнуло на асфальт словно мячик, а дрели мигом вытянулись в разные стороны и начали сверлить воздух. Мир словно содрогнулся от их визга, но это не помешало Коронзон встать и нацелить на Нокана копьё.
  Белая стена рухнула между ними, а следом чёрный вихрь. Рэнса камнем свалилась с небес и вступила в бой, не обращая внимания на массивную отливающую металлом дырку в животе. Пространство вокруг Коронзон заледенело, изо рта светловолосой девушки даже сразу же вырвался пар. Лёд сковал и копию Гунгнир, а Нокан тем временем высвободил некое подобие барабанных палочек, с гордостью ударивших по красной кнопке.
  Рэнса успела взлететь, а вот Коронзон попросту впечатало в асфальт, копьё выскочило из руки и завертелось, отлетая в сторону. Однако на этом битва не прекратилась: киборг взлетела ещё выше и ударила в неподвижную фигурку белыми крыльями, а Нокан вынул из рюкзака подзорную трубу и приложил её к глазам.
  Прямо перед объективом пролетел золотой волос, внутри которого разгоралось злобное пламя.
  Нокан не успел среагировать - другие волосинки рядом с ним тоже взорвались, поджигая пса и расплавляя его оружие. Рэнса сверху закричала, вокруг неё тоже вспыхнуло пламя, причём некоторые волосинки залетели прямо в дыру и теперь голодным зверем пожирали киборга изнутри. Она мгновенно сбила огонь, но от прилетевшего обратно в руку Коронзон копья ударила гигантская молния; Рэнса задрожала, задёргалась, выпустила в случайные стороны уже свои разряды. Копьё тут же светящейся линией рвануло к Нокану; пёс выставил слабо блестящий щит и даже отразил удар - но импульс от столкновения вновь отбросил его назад, заставив жалобно заскулить. Рэнса, дёргаясь в облаке разрядов, всё же попробовала атаковать, но длинные волосы Коронзон внезапно обвились вокруг неё плотной верёвкой и загорелись вместе с киборгом.
  - Верный пёсик хорошо послужил, - казалось, Коронзон ничуть не беспокоили истошные крики жертвы. - Но откуда у верного пёсика возможность по-прежнему передавать волю хозяина? Ведь тот мёртв... или нет?
  Волосы отшвырнули замолкшую Рэнсу и обвились вокруг Нокана, смотав его плотным клубком и поднеся поближе к Коронзон.
  - Ответь мне, верный пёсик. Твой хозяин опять обманул меня? И Алистер Кроули до сих пор жив?
  - Тебе так нужен мой ответ, демон? - хотя сам пёс скулил, голос Нокана был твёрд и решителен.
  - Демон? - волосы Коронзон изобразили грозящий палец. - Очень весело. Почему все вы говорите о Коронзон как о демоне? Потому что ваши умишки неспособны вообразить себе нечто большее, вынуждая прятаться за простыми обозначениями? Коронзон не демон, Коронзон Бездна и после гибели вашего мира вновь станет Бездной. И ты, верный пёсик, лишь начало.
  Волосы вновь загорелись, своим треском заглушая даже предсмертный вой, а затем отшвырнули пылающее тело в сторону. Рэнса давно лежала недвижимо, продолжая догорать и уже ничем не привлекая Коронзон.
  Рука с копьём медленно двинулась, описывая круг наподобие стрелки компаса. Вскоре она замерла, нацелившись в нужное место, задрожала - и словно трамплин подбросил Коронзон огненным болидом, сметающим всё на своём пути.
  Движение болид завершил в зале космического центра, мгновенно превратив его в груду обломков. Фигура Коронзон прошла сквозь пожар, не побоявшись даже наступить на рухнувший электрический кабель, дрожащий поверженным змием.
  Однако уверенный шаг мигом прервался, когда Коронзон окутало облако неизвестного тумана - сначала белесого, но уже через несколько секунд пожелтевшего. Одновременно явился мерзкий запах, от которого прелестное лицо мигом скривилось.
  - Слуга Алистера Кроули, - однако голос Коронзон наполнился скукой. - Твой хозяин мёртв, как и его верный пёс, как и одна из игрушек. Все они были намного сильнее тебя, так что надеяться не на что. И ты моральный урод, отчего не будешь преданным до конца. Так что как насчёт сделки? Ты рассказываешь всё, что знаешь про наложенную на город печать, а взамен получаешь шанс сбежать.
  - Хорошая сделка, демон, - прилетевшая словно из ниоткуда склянка разбилась, превратив жёлтое облако в бирюзово-смердящее. - Но если я освобожу тебя, то всё равно погибну. А так у меня будет шанс спастись. Прости, как ты и сказала, я моральный урод и потому выбираю вариант, где я жив.
  - Где ты жив? - волосы Коронзон закрутились вентиляторами, разгоняя искусственный туман. - Очень смелое утверждение. И вы договорились использовать "демон", да? Думаете, что так оставляете за собой право на последнюю издёвку. Но увы, последними смеётесь не вы, ведь тогда делаете одну большую ошибку. - Туман рассеялся, оставив Корнзон в целости и сохранности. - Никогда не разговаривайте с демоном.
  Волосы резко ударили сразу во все стороны, огненными стрелами пронзая обрушившийся свод зала и сталь покорёженных устройств. Раздался слабый крик, и волосы с его направления сразу поползли обратно, неся следом горящее тело Рансу.
  Внимание Коронзон уже полностью переключилось на разрушенный остов суперкомпьютера. Волосы вновь пришли в движение, бросились ощупывать останки вылезших наружу и оплавленных механических внутренностей.
  - Так, значит, простое уничтожение ничему не поможет. Нужно взламывать печать, не ждать, пока это сделают извне. Алистер наверняка это предусмотрел... и наверняка попробует забрать "Книгу закона", - лицо Коронзон исказилось от гнева. - Ну да ничего, его тоже ждут сюрпризы.
  Рука вновь поднялась, перемещая копьё и выбирая следующую цель.
  
  Здесь, в Египте, фильм о кайдзю снимали не только интенсивно, но и в самом неподходящем месте. Некая чёрная блестящая тварь, напоминающая крокодила на паучьих лапах, нависла над комплексом пирамид и плевалась зелёной блевотиной в жёлто-красную осу, пытавшуюся достать противника удлиняющимся жалом. А вокруг них роились самолёты, осыпавшие монстров градом ракетных залпов и не всегда уходящие от контратак.
  - Нам как раз туда, - Кайкине по-прежнему летал невидимым самолётом. - Гекота-сенсей так утверждает.
  - Да, увы, - врач решил сам выйти к ITEM. - Долгое объяснение заденет слишком много тем, поэтому прошу лишь поверить мне - пересечение магических линий делает именно пирамиду Микерина идеальным местом для ритуала.
  - Лучше скажите, которая из них Микерин, - потребовала выглядывающая в окно Мугино.
  - Ближайшая к нам, рядом с ней троица пирамид поменьше.
  Жало как раз вонзилось в указанную пирамиду, и трещина словно отразилась на лицах всех присутствующих. А для закрепления один из сбитых самолётов рухнул совсем рядом с ней, окрасив местность огненным шаром.
  - Я могу как принять участие в ритуале, так и защитить всех вас, - угадал Кайкине общий настрой. - Или предварительно уничтожить всех атакующих.
  - Предварительно лучше не уничтожать, - Мугино встала с кресла и прошлась по салону. - Новые набегут, да ещё и заинтересуются. Жаль, с моими знакомыми тут не связаться, да и толку от них...
  Она ещё немного прошлась, а затем застыла и взглянула на невозмутимое лицо.
  - Слушай, а ты можешь нам всем оружие создать? У некоторых тут с огневой мощью вообще беда, - ещё сидящая Кинухата подтверждающе закивала. - А рядом с такими крупными монстрами почти наверняка какая-нибудь мелочь бегает, и мне всех не уберечь. Что-то из Тёмной Материи, пробивающее навылет.
  - Отчего нет, - голова немного пожевала губами, а затем раскрыла рот и длинными языками вытащила наружу семь пистолетов, которых тут же разобрали. Мугино осмотрела свой, сморщила лоб - а затем улыбнулась как девочка, обнаружившая новогоднюю ёлку с подарками.
  - Если подумать... нам ещё кое-что пригодится. По мелочи.
  
  - Хоп! - еда ещё не успела разлететься, а Алис-тян уже перемахнула через стол и схватила Тому за шиворот. - Я надеялась, что их противовоздушная магическая защита успела устареть, но они, похоже, подлатали её после бунта! Хорошо, что и такой вариант предусмотрела!
  - Вариант? - самолёт резко наклонился, так что по коридору какое-то время они почти пролетели, Тома еле успел схватить не выпустившую яйцо Отинус.
  - Нам в любом случае нужно разделиться! - Алис-тян словно всадила в себя порцию адреналина. - Отправить всех, у кого неудача срабатывает, отвлекать внимание! Я с чем-нибудь действительно мощным разберусь, а тебе всякая мелочёвка. Отряд рыцарей, скажем.
  - Мелочёвка? - но Алис-тян уже выбила дверь отсека и швырнула его в нечто похожее на мотоцикл. Невероятно точно швырнула, руки аж сами собой легли на руль, а ноги упёрлись в педали.
  - Так, блондиночка, ты следом? Ну не жалуйся тогда, - за спину ему шлёпнулась Мисаки, резко ойкнув. - Вы двое тоже давайте. Боевая задача - как выйдет по дороге!
  У мотоцикла оказалось сразу две выступающие по бокам коляски, в левую влетела Джунко, а в правую Мусуджиме.
  И сразу же пол под ними раскрылся.
  - Он достаточно прочный и самоуправляемый, - успела прокричать Алис-тян. - Удачи!
  Остальные слова смазались резким воем ветра от падения с такой высоты. Тома только успел подумать, что костей точно не соберёшь, как вдруг мотоцикл резко замедлился и плавно поплыл в сторону блиставшей множеством разноцветных огней британской столицы.
  - Все живы? - крикнул он, надеясь, что их не собьют на подлёте и не унесёт в реку. Мисаки позади от души выругалась, а Отинус, удержавшаяся после всего этого на плече, слегка виновато сказала:
  - Тома, кажется, я уронила яйцо тебе за шиворот.
  
  - Сможешь спуститься сам? - обратилась Алис-тян к Акселератору, медленно добирающемуся до неё по наклонившемуся самолёту.
  - Да, - только и ответил тот. - Даже прямо в Вестминстерское Аббатство.
  - Было бы очень хорошо. Только если можно, то хороших парней, просто исполняющих свой долг перед родиной, не убивать. А вот всяких мразей, жаждущих уничтожать всех не их национальности, с лёгкой душой.
  - Отличить одних от других будет очень просто, - Акселератор подошёл к открытому люку, но Алис-тян его придержала:
  - Э, подожди. Падальщики тоже с тобой, на непредвиденный случай.
  - Они? - четвёрка тоже выбралась сюда, но от подобных новостей лишилась дара речи.
  - Да, они. С тобой и в безопасности будут, и полезными могут оказаться. Да и что, одних отпускать? Они же города не знают.
  - Я тоже не знаю.
  - Ты карту видел, сумеешь сориентироваться. Всё, давай, - Алис-тян замахала руками; Акселератор скривился, но подошёл к Падальщикам и сгрёб их в своеобразные объятья, благо всех четверых разбил паралич.
  - До встречи, - и, не теряя времени, шагнул в открытый люк навстречу управлемому векторами падению. Алис-тян удовлетворённо кивнула, а затем отошла в сторону.
  - Раз ты передаёшь мою волю, Нокан, значит, Коронзон всё же вырвался с изнанки мира, - пробормотала она в пустоту. - Пожалуйста, останься в живых, не лезь совсем на рожон, есть кому и без тебя схлестнуться с демоном. А я же пока... - Алис-тян подняла руку, и обшивка самолёта засветилась. - Я же пока вернусь в Британию так, как должен вернуться Алистер Кроули.
  
  
  Эншу даже подпрыгнула на скейтборде, но и это не помогло избежать огненного шара. Взрывная волна сбила девочку на мостовую, а пламя приняла на себя рванувшая защитить её Митори. Она попыталась воплотиться в стальную форму, но мгновенно начала плавиться от нестерпимого жара. При виде этого окутывающий Коронзон огонь взревел ещё сильнее, и фигура девушки наклонилась, стекая ручьями на асфальт.
  - Девочка, - далее Коронзон судьба Митори не интересовала. - Ты ещё совсем молода и не обязана умирать. Расскажи то, что знаешь о печати, и можешь далее веселиться.
  - Веселиться? - Эншу больно ударилась при падении и сейчас пыталась сдержать слёзы. - Ты убила дядю Нокана, стерва! И многих убьёшь! Так что пошла ты в...
  Волосы обвили её горло и подняли в воздух, так что Эншу лишь захрипела. Митори уже расползлась на асфальте серой поблёскивающей лужицей.
  - Дети-беспризорники страдают не только от взрослых, - на этот раз в голосе Коронзон словно бы проклёвывались некие эмоции. - Их сверстники не менее, а то и более жестоки. А их поступки часто списываются этими же взрослыми, не желающими усложнять себе жизнь и неспособными остановить разбушевавшуюся мелочь. Но вина взрослых не снимает ответственности с детей, прекрасно понимающих, что они творят. А с ответственностью приходит и наказание.
  Волосы скрутили Эншу с головы до пят и начали медленно сжиматься, так что девочка истошно завопила.
  - Ко всем вам придёт наказание, - отблеск эмоций исчез, и волосы Коронзон неудержимо сжимались даже когда крик перешёл в плач, затем вопли о помощи, и после небольшого треска резко оборвался. Золотистые волны окрасились багровым, словно наступающим закатом.
  Рука Коронзон резко дёрнулась вверх - и схватила ледяной осколок, почти вонзившийся в висок, но мигом растаявший испачкавшей платье лужицей.
  - Благодарю тебя. Не пришлось тратить время на поиски.
  Генсей вместо ответа появился позади и попытался что-то прикрепить к спине Коронзон, но отшатнулся от мгновенной волны жара. А волосы бросились хищной акулой и снова обвязали - однако учёный исчез из пут.
  - Честно говоря, из моих уст это звучит действительно неподобающе, но смерть девочки я вам не прощу, - его спокойный голос донёсся из пустоты; волосы пронзили это место, но ничего не захватили.
  - Генсей, - зевок Коронзон продемонстрировал лишь пренебрежение. - У тебя бесполезно что-то спрашивать о печати и тратить время?
  - Времени можешь тратить сколько угодно, демон, - голос сместился вбок. - Даже если ты убьёшь всех нас, то всё равно окажешься запертым в городе навечно.
  - О, да. Вот только без вас построить новый будет гораздо проблематичнее. А без Академия-сити все ваши надежды на научный прогресс канут в болото. Это при условии, что мир выберется из хаоса - а он не выберется.
  - Ты недооцениваешь мир, демон. Ты и понятия не имеешь, что можно сотворить со всей научной мощью.
  - И что можно разрушить. Потому что Академия-сити будет разрушен, если печать не сорвут. Иначе же город останется цел, даже после уничтожения человечества как памятник его единственному успеху. И кто знает, вдруг однажды нечто явившиеся из других слоёв реальности заселит этот мир заново, откроет секреты города и вернёт научный прогресс в его прежнее русло?
  Генсей замолчал на пару секунд, а затем хрипло захохотал.
  - Ты думаешь, я не сумею отличить лживые искушения? И что я поверю демону? Я слишком много слушал чужую ложь и врал сам, чтобы так просто попасться на удочку. Твоя помощь науке не нужна, демон.
  - И ты тоже совершаешь эту ошибку, - пламя рвануло во все стороны от Коронзон, пожирая всё на своём пути, и одновременно у ног что-то сверкнуло ослепительной вспышкой.
  Копия Гунгнир словно сама пришла в движение и ударила навстречу вспышке, на мгновение сделав картину нестерпимой для человеческого взгляда. Но затем сразу всё, включая пламя, угасло, а копьё рвануло по прямой, выбивая Генсея из невидимости и протыкая того насквозь.
  Волосы Коронзон абсолютно равнодушно выбросили тело Эншу, а рука схватила вернувшееся копьё, на котором собралась уже запёкшаяся кровь. Собравшееся пламя вновь толкнуло Коронзон вперёд, одним прыжком перенёся на обычный, вроде ничем не примечательный перекрёсток - разве что рядом с ним высилось дорогое здание какого-то университета.
  - Центр печати должен быть здесь, - копьё указало прямо на точку пересечения дорог. - И потому...
  Кровь на древке налилась золотым, и золотое же сияние развернулось вокруг Коронзон, поднимая в воздух. С каждым сантиметром высоты само копьё тоже росло, вот оно уже с фонарный столб, а вот и вытянулось в рост ближайшего вращающегося ветряка.
  - Это не уничтожит печать, Алистер, - однако хватки Коронзон слушалось по-прежнему. - Но откроет к ней доступ и разрушит всё сопротивление. А там уже можешь быть сколь угодно жив.
  Копьё приподнялось - а затем огромным блестящим жезлом вонзилось в асфальт и мгновенно пробило его, проникая всё глубже и глубже неудержимым буром.
  
  После нескольких кругов около пирамиды все наконец разглядели лаз, через который можно будет пролезть внутрь. А пока разглядывали, волкопаук сумел перекусить осу и степенно потопал куда-то в пустыню, сопровождаемый самолётами, так что никто не обещался помешать.
  - Но всё равно будьте суперосторожны, - Кинухата первой спрыгнула на крохотную площадку перед лазом и сразу заглянула внутрь. - В играх всегда так, начинаешь суперритуал, и тут какие-нибудь зверюшки прибегают суперпозавтракать.
  - Опасные? - Мугино спрыгнула вслед за Хамазурой.
  - Да не. Небольшая толпа, большая толпа и суперорущий босс, - Кинухата вжалась в стену, позволяя обоим пройти; на лбу у Хамазуры мгновенно зажёгся мощный фонарь, от света которого насекомые в коирдорах даже куда-то умчались. Гекота-сенсей встал рядом с ним, Мина и Такицубо примостились позади, Кинухата, Куроёри и Мугино замкнули группу. Кайкине после того, как все с него высадились, обволок пол, стены и потолки коридора, ползя вперёд и предупреждая о ловушках.
  - Ну вот, - Лилит откровенно расстроилась, когда единственной ловушкой оказалась еле заметная в темноте узкая пропасть. - А я так надеялась на шипы, отравленные дротики, разгадывание нужных символов, машущие туда-сюда секиры...
  - Мне кажется, секиры давно бы заржавели за столько лет, - пробормотал Хамазура, оглядывая каменный коридор с беспокойством.
  - Подтверждаю, - мрачно добавила Анери.
  - Эх, если бы не все те беды с антикоррозийным заклинанием... - выдохнула Лилит. - Ну ладно. Нам сейчас главное быстро добраться и выдать мне тело. Честно говоря, аж не терпится ощутить, каково это - быть живой.
  - Заодно с этим демоном поможешь?
  - Увы. Я же окажусь в теле младенца, иначе не получу нормального воспитания и развития как полноценная личность. А что младенец сделает демону, я же не буду выпускать лучи из глаз. Так что постарайтесь за меня, чтоб не убили сразу после рождения.
  - Хамазура, я понимаю контекст, но ты выглядишь супербезумцем, когда говоришь с собой вот так, - Кинухата легонько ткнула его в спину пистолетом, однако Хамазура проигнорировал, а затем нерешительно сказал в пустоту:
  - Эээ... Кайкине-сан?
  - Слушаю? - лицо вновь выросло на потолке.
  - Мы после того, как всё закончим... куда надо лететь?
  - Инструкций не было, так что не знаю, - лицо двинулось далее по коридору. - Думаю либо в Лондон, помогать Камидзе Томе, либо в Академия-сити, попробовать изучить и укрепить печать Коронзон. Плюс подыскать место для нового города.
  - Нового? - вопрос прозвучал хором, потому что весь ITEM резко навострил уши.
  - Старый будет вечно держать в себе демона, так что да, нужно место для нового. И почти наверняка я буду его строить, так что нужно заранее приглядеть.
  Похоже, Второй не сомневался в победе, и это придало всем уверенности. Даже Гекота-сенсей улыбнулся, осторожно ведя Мину за руку.
  - Я бы, вот честно, отправилась скорее в Лондон, - пробормотала Мугино. - Я так и не успела задать этой белой бестии пару вопросов, а потом её наверняка хрен поймаешь. Но там сейчас наверняка так стреляют...
  - Если где-нибудь спрячем Такицубо, то можем все вместе, - рискнул высказаться Хамазура и сразу пожалел, когда Кинухата ткнула куда сильнее.
  - А обо мне, значит, нет смысла супербеспокоиться? - её голос тоже казался вооружённым. - Или ты, Хамазура, как самец не беспокоишься о девушке, если она не суперраздвигает перед тобой ноги? Я бы могла, но я не хочу разрушать священную женскую суперсолидарность с Такицубо. Хотя если вы продвинете ваши отношения до тройничка, то суперсвистните, мигом добавлю остроты.
  - Эй! - Куроёри недовольно уставилась на Кинухату. - Совсем уже шарики уехали?!
  - О, суперизвиняюсь, - та весело замахала руками. - Хамазура, Такицубо, тройничок автоматически превращается в суперквартет, ибо Куроёри тоже присоединится.
  - ЧТО?!! - ниндзя покраснела так, будто её обработали в графическом редакторе. - ДА КАК ТЫ...
  - Уймитесь, - лениво сказала Мугино, и все мигом замолчали. - Кинухата, я говорила, что у тебя самый хуёвый речевой тик из всех возможных?
  - Суперстараюсь! - та аж приложила ладонь к виску и отдала честь; Мугино фыркнула и не стала продолжать тему. Благо Какйине, успевший за это время отдалиться, выкрикнул, что нашёл подходящий зал.
  Подходящим он оказался из-за громадного камня ровно посередине, напоминающего необтесанный стол. Кайкине что-то зажёг на потолке, столь яркое, что Хамазура вырубил свой фонарь, благо Гекота-сенсей всё равно попросил его снять шлем (Лилит успела попрощаться, а Анери пожелать удачи). Мина же прошла к камню и коснулась его, через несколько секунд сказав:
  - Мне нужна колода Таро.
  Доктор невозмутимо достал ту из кармана; Мина, поблагодарив, начала раскладывать карты прямо на каменной поверхности, что-то тихо шепча. ITEM разделились между двумя выходами: из которого вышли и который обнаружился на противоположной стороне.
  - Слушай, Куроёри... - Хамазура очутился рядом с ниндзей и Такицубо. - Прости Кинухату. У неё язык вечно не привязан, так надо просто привыкнуть.
  - Да я привыкаю, но... - ниндзя поморщилась и одновременно вновь покраснела. - Я просто...
  - Просто?
  - Не, ничего, - Куроёри мотнула головой и отвернулась, уставившись во тьму коридора. Такицубо внимательно посмотрела ей в спину, однако ничего не сказала и лишь прижалась к Хамазуре.
  Гекота-сенсей тем временем встал у стола и тихо спросил:
  - Выходит?
  Мина посмотрела наверх, ничуть не морщась от яркого света, после чего столь же тихо ответила:
  - Я бы предпочла иное положение звёзд. Если предстоит ориентироваться только на образы воспоминаний настоящей Мины Мазерс, то боюсь, что мы не сможем как следует отобразить эпоху рождения Лилит Кроули.
  - Честно говоря, Лилит Кроули изначально обречена не быть человеком своей эпохи, как и её отец, - Гекота-сенсей посмотрел на разложенные карты. - И я вижу, что Таро обещают успех.
  - В таком случае постараемся, - слабо улыбнулась Мина и собрала карты; доктор же взглянул на свисающее сверху лицо Кайкине.
  - Мистер Тейтоку, я прошу вас начать процесс создания тела только по моей команде. В противном случае возможны затруднения.
  - Хорошо, - отозвался тот; Гекота-сенсей довольно кивнул и встал коленями прямо на каменный пол.
  - Тогда начнём, - призвал он.
  
  - Ну вот, - Алис-тян начертила ещё один символ на стекле небольшого контейнера, внутри которого лежало слабо дышащее тело Гунхи. - Это должно всех от тебя отпугнуть. А там постарайся излечиться как можно быстрее, твоя сила вот сейчас ой как пригодилась бы.
  Закончив с этим, она пробежала по самолёту и прыгнула прямо на крыло, внимательно наблюдая за проносящимся внизу Лондоном. Тот за все несколько часов буйства Коронзон преобразился до неузнаваемости: на каждом перекрёстке торчало какое-нибудь оружие, разъезжали отряды рыцарей, в воздухе носились ведьмы - пока что подальше от объятой пламенем груды металла. Всех их не смущал даже дождь со снегом, превращающий улицы в липкий каток.
  Но внимание Алис-тян приковала тонкая ниточка у далёких ворот. Последних жителей Лондона эвакуировали в дальние бомбоубежища, не столь споро, как вышло в Академия-сити, но тоже бойко.
  - Похоже, мы не заденем тех, кто не хочет этого, - весело сказала Алис-тян неизвестно кому. - И хорошо, а то иначе бы Тома не лёг между моих ног. И чего он упорствует, глупышка? С Шестой ему спокойно, а со мной, видите ли, тьфу. Ну ничего, увидит моё выступление и впечатлится. Приступаем!
  Единственным ответом стал взрыв двигателя, окончательно поглотившего самолёт огненным шаром, и в его очертаниях Алис-тян спрыгнула вниз. Несколько снежных смерчей, окрасившиеся в радужные цвета, завертелись около неё и понесли к площади, куда уже подтягивались рыцари.
  В руках у девушки засиял посох, а с него сорвалась зелёная стрела и улетела вверх. Там она вспыхнула и распростёрлась надписью в пол-неба:
  "Я трахал того, кто трахал вашу королеву".
  - Хе-хе, - Алис-тян опустила посох и ещё быстрее устремилась к земле в радужном сиянии. - С такими задетыми патриотическими чувствами они точно все устремятся ко мне и дадут Томе с прочими передышку. Ну а моё представление только начинается!
  
  
  - А сейчас кто? - простонал Тома, вцепляясь в руль так, что пальцы побелели.
  - Всего лишь полицейская машина, - Мусуджиме повернулась спиной к нему и теперь докладывала обстановку. - Точнее, целый джип. И твари их нисколько не волнуют.
  Лондон оказался населён не только людьми: по улицам за ними сейчас мчались чёрные псы с дьявольско-алыми глазами и прожигающей асфальт слюной. Определить породу по слегка бесформенной черноте не представлялось возможным, но Тому больше интересовал путь впереди. Он никогда раньше не ездил на мотоциклах - с неудачей это равно самоубийству - но здесь автопилот работал в совершенстве, а сам мотоцикл казался приклеенным к дороге, позволяя чувствовать себя увереннее даже в отсутствие шлема. Только засчёт этого им удалось обогнуть один из блокпостов - ну и засчёт того, что Мисаки успела промыть собравшимся там солдатам мозги, ибо поднявшийся мокрый дождь со снегом хлестал по глазам, полностью затрудняя любой обзор.
  Ещё бы знать, куда именно их везут: Тома подзабыл всю ту погоню за Лессар и совершенно не ориентировался. Хотя к реке они ещё не приблизились.
  - Камидзе-сан! - Джунко прочно сидела в коляске и берегла покой своей Королевы. - Я чую слева ещё один мотоцикл!
  - Чтоб его! - Тома попытался вывернуть руль, надеясь хоть как-то обогнуть противника. Им уже выскакивали наперерез, но тогда удалось среагировать, проскочить в проём и оторваться. Если получится и сейчас...
  Не получилось: мощный чёрный мотоцикл выехал впереди и сразу же развернулся к ним задом, на котором красовалось некое окологарпунное ссоружение. Он набрал скорость и мгновенно выстрелил - Тома попытался увернуться, но гарпун также изогнулся и вцепился под руль, мгновенно приковав их к прибавившему ход мотоциклу.
  - Мусуджиме! - крикнул он. - Здесь потребуется твой телепорт...
  Человек на мотоцикле быстро повернулся и забарабанил пальцами по воздуху. Он тоже был одет во всё чёрное, а шлем полностью скрывал лицо, так что Тома его не узнавал. Но пальцы будто бы выбивали некий код...
  - Похоже, это азбука Морзе, - Мисаки высунулась из-за его плеча. - Тебе перевести, Тома?
  - Обязательно, - до такого он не добирался; блондинка прищурилась, а затем прошептала:
  - Это... я... Марк... Спейс... это же про него ты рассказывал?
  - Ага, - Марк Спейс, подручный Лейвинии, отчего-то не заявившийся с ней в Академия-сити. Он, как и все британцы, должен временно считаться врагом...
  - Я... не... сошёл... с... ума... - продолжала переводить Мисаки; Мусуджиме рядом с ними телепортировала в гончих мусорный бак, но те на ходу перегрызли его. - И... сумею... помочь...
  - Доверимся? - спросил он, слегка ослабив хватку. Мисаки сощурилась, проверяя разум Марка, а затем шепнула:
  - Думаю, да.
  Тома кивнул Марку и показал ему большой палец; тот верно понял, развернулся и потащил их далее по улице, причём гораздо быстрее - адские псы и джип вскоре совсем отстали.
  
  Фонарный столб сбил сразу двоих собак, но те даже не вскочили - перетекли из лежащей в стоящую и раскрывающую пасть форму. Однако это заняло у них некоторое время, достаточное для того, чтобы бумажная бита раздробила псов на мельчайшие частички тьмы.
  - А ну назад! - Акселератор дёрнул на себя высунувшуюся Я-кун и взмахом руки развоплотил сразу троих гончих. - И отступайте уже в переулок!
  - Я хотела проверить, как на них ледяное снадобье подействует! - заверещала девушка.
  - Плохо подействует. А теперь вали! - он толкнул её к подругам и сам зашагал следом. Новые псы пока что не появились, но Акселератор уже слышал бешеный лай. В одиночку он бы и целую стаю сломил, но с багажом, где как минимум одна вообще не по сражениям...
  Плюс их задача не псов бить, а к аббатству прорываться. Или хоть куда-то, ибо...
  Ибо их точно ждали. Зачем ещё держать в эвакуированном городе таких вот явно магических тварей, что пригодились бы на фронте? Только если ты знаешь, что в этот город прибудут люди, для которых подобные твари станут проблемой.
  Причём даже сориентировались на то, что им не удалось добраться до аббатства по воздуху. С той стороны начали стрелять настолько разноцветной чертовщиной, что Акселератор не рискнул подставляться и камнем рухнул вниз.
  По логике вещей, собачки с ядовитой слюной не более чем первая линия обороны. Так что как можно быстрее спрятаться и передвигаться крайне аккуратно. А во время заметания следов прощупать возможные пустоты. Это Лондон, здесь должно быть всё очень хорошо в плане подземных проходов. Ещё бы их карту...
  Но тут уже вряд ли свезёт.
  
  Алис-тян, держа посох раскрытым в облике зонтика, приземлилась прямо на колонну Нельсона и оглядела собирающихся внизу рыцарей. Фонтаны вопреки военному времени ещё работали, однако толп туристов не было и в помине.
  - Ох, экономика ваша падёт в самый зад, - девушка пока что не выглядела угрожающей, и потому собравшиеся не спешили атаковать, лишь предупредительно вытянули мечи.
  - Назови себя, - раздался стальной мужской голос; рыцари мгновенно осмотрели проход своему Лидеру, вновь пренебрегающему доспехами. Алис-тян внимательно оглядела его и улыбнулась:
  - Имя мне... - она слегка крутанула посох. - Само совершенство.
  Прямо из воздуха на брусчатку площади ступил беловолосый тираннозавр. Он раскрыл пасть и угрожающе взревел, позади него небо окуталось пламенем взрыва, распавшегося гигантскими фейерверками, а впереди Алис-тян пролетела стая белых и истошно орущих голубей.
  - О да! - закрутилась та вместе с посохом. - Алистер Кроули вернулся!
  - Взять! - резко приказал Лидер, обнажив меч, но Алис-тян столь же резко остановилась - и мощные ветра подули навстречу рыцарям. Те напряглись, даже какое-то время держались, но всё же начали скользить назад. Лидер выдержал не больше подчинённых, однако поднял меч и быстрым движением послал вперёд вспышку, проигноировавшую все ветра - но не пасть рванувшего вперёд тираннозавра. Ящер проглотил магию и вновь взревел, но теперь из его пасти выскочили вспышки багрового огня, едва не врезавшиеся в отступающих рыцарей.
  Ответный рёв раздался спустя несколько секунд, и над городом поднялась пасть огромного чёрного крокодила. Алые глаза сияли волшебными рубинами, из пасти вылетали синие язычки пламени, а зубы в человеческий рост блистали как новёхонький автомобиль.
  - У кого-то комплексы по размерам? Могу поддержать, - Алис-тян вскочила на ящера, и тот начал расти. - Мне ведь главное умеешь ли ты работать, а уж размер обеспечу, не боись...
  - Алистер Кроули!
  Человек, вставший на вытянутой пасти крокодила, нисколько не изменился за всё это время. Шляпа, плащ, килт, пояс - всё осталось столь же вычурно расхлябанным калейдоскопом, а стальные глаза сияли неприкрытой ненавистью.
  - Ох ты ж бля... - в голосе Алис-тян впервые послышались нотки беспокойства, а Мазерс торжествующе указал на него прямой как его спина тростью.
  - Мы, Золотой Рассвет, восстали из плена своих могил, дабы отомстить своему убийце! - его речь гремела на весь город. - И теперь, когда мы забыли о наших разногласиях и проблемах, мы без проблем сокрушим тебя, предатель магии и дьяволопоклонник!
  
  - Заходите, - Марк Спейс открыл дверь и сразу же отошёл, позволяя всем пройти. - Это одна из тайных квартир "Луча рассветного солнца" в Лондоне. Лейвиния то и дело говорила, что хоть мы сотрудничаем с британским правительством, но должны иметь свои тайны на всякий случай.
  - Это хорошо. Но тайного душа здесь нет случаем? - Тома осторожно коснулся спины. - Мне надо смыть яйцо и вообще всё.
  - Прошу, - Марк указал в сторону коридора, и Тома сразу отправился туда прямо с Отинус на плече; Шокухо, кинув сумочку на стул, поспешила за ними.
  - А двух тайных душа случайно нет? - глянула им в спину Мусуджиме. - Я бы тоже не отказалась...
  - Есть ещё один только, - слегка усмехнулся Марк.
  - И то хорошо. Хоказе-сан, вы не против разделить со мной? Никаких приставаний, клянусь.
  - А? - слегка смешалась Джунко. - Каких приставаний?
  - Идите, только побыстрее. Я не уверен, что эта квартира так уж надёжно скрыта и что её не обрушат, - после слов Марка девушки на полной скорости рванули к душевым, а мужчина прошёл ко входной двери и взглянул на небольшой экран в стене.
  - Ага, похоже, их тоже, - пробормотал он, аккуратно выходя наружу. Дверь мгновенно исчезла, оставив за собой обветшалую кирпичную кладку, и Марк зашагал в ближайший переулок - очень медленно, нарочито шаркая ногами и кашлянув, а при выходе на простор ещё и подняв руки.
  Высокий альбинос целился в него из пистолета, собравшиеся рядом девушки косились совсем неодобрительно.
  - Кто таков? - лениво спросил Акселератор.
  - Друг, - Марк так и не опускал рук. - Меня зовут Марк Спейс, я подручный Лейвинии Бёрдвэй, а она знакомая Камидзе Томы. Я не принимаю участие во всём начавшемся хаосе и хочу помочь вам.
  - Доказательства? - пистолет слегка шевельнулся.
  - Камидзе Тома и его товарищи сейчас в нашей тайной квартире. Две блондинки, одна из которых крохотная, девушка с длинными фиолетовыми волосами и ещё одна с завязанными назад рыжими косичками. Носят...
  - Достаточно, - прервал Акселератор, вместе с Марком услышавший собачий лай. - Веди.
  
  Внутри едва не развернулся целый скандал, когда Нару из любопытства полезла внутрь лежащей на стуле сумочки, а как раз вышедшая из душа Мисаки без всяких пультов едва не выкрутила ей мозги. Однако же всех удалось утихомирить, обе извинились друг перед другом и расселись поесть.
  За едой Тома рассказал Марку о произошедшем, и тот не прервал не единым словом, да и после окончания долго молчал.
  - Алистер Кроули... - наконец выдохнул, встал и прошёлся по комнате. - Мне успели донести об огромной беловолосом великане, по пояс бредущем в Балтийском море и высаживающем на берег все тамошние корабли... но чтобы это был Алистер Кроули...
  - Точнее, какая-то его альтернативная копия, - уточнил Тома, позволяя Мисаки в небольшой период спокойствия кормить его сосисками. - Не сам Алистер.
  - Множество альтернативных копий Алистеров это ещё хуже, - Марк уселся обратно на место. - Луч Рассветного Солнца изначально позиционировался как своеобразный наследник Золотого Рассвета, это далее уже Лейвиния переключилась на мирное сосуществование магии и науки. И потому наследие Алистера Кроули всегда было нашей слабой точкой. А если вы не врёте, если он действительно уничтожил Золотой Рассвет...
  - А считается, что не он? - Тома спросил сквозь сосиску, но Марк его услышал и ответил:
  - Считалось, что противоречия вышли из-под контроля. Мазерс и Весткотт погибли, как и многие другие влиятельные члены кабала, а оставшиеся в живых не могли внятно объяснить, почему за одну ночь скрипуче мирное противостояние превратилось в кровавую баню. Церковь после этого закрутила немало гаек, установила почти монополию на магию... в итоге этим воспользовались сначала Фиамма, а теперь этот Коронзон. И всё из-за Алистера Кроули... - он осёкся и вынул из кармана зажужжавший телефон.
  - Связь ещё есть? - удивился Тома; все остальные на всякий случай полезли за своими.
  - В Лондоне только военная, но у кабала есть свои хитрости, - Марк вывел на экран видео и смотрел его в беззвучном режиме. - Хм. А почему нам не слышно?
  - Не слышно что?
  - Прямо на Трафальгарской площади беловолосый динозавр сражается с гигантским крокодилом, - Марк опустил телефон. - Я абсолютно уверен, что это как-то связано с Алистером Кроули, но почему мы ничего не слышим? Площадь относительно недалеко...
  - Насколько недалеко? - Тома окончательно занялся переговорами и даже отвёл в сторону очередную сосиску; Мисаки, понимающе кивнув, сама вцепилась в неё. - Потому что нам надо в Вестминстерское аббатство, и срочно. Поедим и сразу пойдём.
  Падальщики все как один протестующе зачавкали, а Марк лишь покачал головой.
  - Пробиваться придётся с боем. Улицы патрулируют рыцари, а воздух ведьмы. Даже если сейчас, на время этого боя, они отвлекутся, то всё равно оставят системы слежения. Я, к сожалению, не смогу сделать вас невидимыми...
  - Зато я могу, - Акселератор, так толком и не поевший, вступил в разговор. - Кроме тебя из-за твоей правой руки, её даже к телу привязывать бессмысленно.
  - Кроме меня... - Тома оглядел присутствующих. - Так, землёй нельзя, воздухом тоже, а под землей?
  - Под землей я не знаю какая охрана, - признался Марк. - Но какая-то точно есть, по всей Британии после попытки переворота закручивали гайки. А вы так спокойно сумели пройти к поезду, ограничивающему силу Куртаны, что там гайки наверняка двойные.
  - И возможно что чисто против меня... - Тома посмотрел на Акселератора, тот ответил задумчивым взглядом. - Так... тебя ведь Нару зовут?
  - А? - девушка, успевшая нацепить костюм кролика-горничной, едва не подавилась. - Да, это я!
  - Ты ведь управляешь бумагой и можешь создавать из неё всякие вещи, так?
  - Насколько хватает одежды, - Нару подёргала себя за ворот. - А так что угодно!
  - Хорошо. Просто у меня есть одна мысль...
  
  
  Индекс даже в нынешнем состоянии не смогла не задержать дыхание при виде того, как Урсула вплывает в мрак часовни. Но отнюдь не от восхищения.
  Весь наряд светловолосой девушки походил на очень урезанный облик древней танцовщицы и состоял из небольшого лифа да нескольких кусков ткани на золотом ободе вокруг бёдер - белое снаружи, ярко-синее внутри. Отцов церкви непременно хватил бы удар от такой картины, но сама Урсула лишь улыбалась.
  - Роза Исиды-Деметры, - очень тихо сказала сама себе Индекс; Стейл, державший её последний час, шевельнулся, но не среагировал.
  - Я надеюсь, ты не будешь пользоваться своими гримуарами, - зато срегировал Цучимикадо, в который раз нацелив на неё пистолёт. - Или мы тогда прицепим к тебе артефакт похуже.
  Индекс промолчала. За эти несколько часов она успела понять, что лучше не отвечать и тем более не дерзить - будет только хуже. Вместо этого она вновь вцепилась в святую уверенность того, что Тома выжил.
  И придёт за ней.
  Иначе быть не может. Он всегда выживал и всегда приходил за ней.
  - Сюда, - Канзаки подвела Урсулу к алтарю, на котором уже лежала огромная распахнутая книга, при всей кажущейся древности невероятно хорошо сохранившаяся.
  Этого гримуара не было в памяти Индекс, но она всё равно превосходно о нём знала. Книга Закона, за авторством Алистера Кроули, утверждающего, что её создание пошатнуло опоры христианства и всего мира. Написанная столь запутанным языком, что лишь один человек в мире интуитивно мог понимать его - и сейчас Урсула как раз подошла к книге.
  Сразу же начиная чтение.
  
  Долго они в убежище не задержались и сразу же вышли вместе с Марком в подземные коммуникации. Здесь, в отличие от Академия-сити, было гораздо светлее и просторнее - и больше места для засады.
  Тома выбрал этот путь не потому, что опасался рыцарей или ведьм. А потому, что кто-то из девушек вполне мог ждать его на этом пути, памятуя об их подземных приключениях в Академия-сити. И если действительно ждёт... силой любви, конечно, освободить не удастся, но позволить Мисаки покопаться в разуме или прикоснуться правой рукой...
  Шанс появился, и надо использовать. Поэтому Тома сейчас шагал окружённый сплочённой группой боевых товарищей, особо не скрываясь.
  Так должны видеть его издали. А на деле товарищами были бумажными раскрашенными копиями, на которые Нару потратила всё своё платье. Правда, сама она шагала свободно и из-за отсутствия стыда, и из-за полной невидимости всех остальных. Это уже поддерживал Акселератор своими векторами, отражающими любую возможность засечь настоящих бойцов.
  Команда получилась достойная, и всё равно Томе не хватало всех тех, кто обычно шагал рядом. Ицува, Цучимикадо, Канзаки, Лессар... он не сомневался, что Етцу найдёт путь восстановить себя, но всё равно беспокоился... Мисака сейчас неизвестно где и неизвестно что делает, почти наверняка связанное с Коронзон и потому безумно опасное... Серья, с которой он даже нормально не попрощался и не поговорил, оставил на потом, и наступит ли он теперь, этот "потом"...
  Он старался не думать об этом, концентрироваться на деле, обещать себе, что всё будет хорошо, но страх будущего и последствий собственных ошибок всё равно подтачивал изнутри...
  - Когда уже мы сможем добраться до места на карете со вкуснейшим виноградом? - не покидающая его плеча Отинус единственная из всех отказалась от копии. Смысла не было, а для Нару чуть меньше проблем.
  - Мы только добирались на дорогом самолёте, - указал Тома, позволяя бумажной Джунко заглядывать за угол.
  - Там винограда не было, только яйцо. И то почти всё на тебе оказалось.
  - Ну уж чем богаты. Сейчас вообще бы виноградники сохранить в целости, а то либо выжгут, либо вытопчут, - Тома притворялся беззаботно болтающим, а сам посматривал на пока безмятежно светящий лампами потолок.
  Атаки, скорее всего, надо ждать сверху.
  
  Акселератор с подозрением косился на массивные трубы, идущие вдоль стен. Он не знал, какая именно вода бежит по ним, и не собирался узнавать - в любом случае прорыв такой трубы принесёт проблемы. Даже если он отразит от собравшихся рядом, то с Камидзе Томой всё куда сложнее. А учитывая его неудачу...
  В общем, трубы лопнут и надо быть готовым.
  Он прикоснулся к ошейнику, работающему с момента спуска, и поморщился. Заряда хватит надолго, но Акселератора начало беспокоить отсутствие связи с девочками. Даже Ласт Ордер не прорывалась в эфир с желанием подразнить его. Зато вместо них появлялось чувство... очень странное чувство. Словно кто-то тоже поймал их волну, вместо общения предпочитал таинственное молчание, однако всё равно давал о себе знать. Это нервировало и потому бесило Акселератора, но что прикажешь делать. Сейчас вообще не стоит об этом думать.
  Вот только осознание чужого присутствия неожиданно начало расти. Столь быстро и давяще, что Акселератор успел только крикнуть.
  А затем ошейник вырубился.
  
  Тома был готов к неудаче - но не к тому, что тихое шествие внезапно нарушится вскрикнувшим что-то нечленораздельное и рухнувшим на пол Акселератором. Невидимость сразу же слетела, а вместе с ней поколебались и фигуры потерявшей от испуга концентрацией Нару.
  - Что... - Тома быстро развернулся и успел лишь поглядеть на лежащего недвижимо эспера.
  А сразу затем их атаковали.
  
  Серья рыдала.
  Просто рыдала, уронив голову на скрещённые руки и прекращая работу. Числа на мониторе сошли с ума вместе с сиреной, и все попытки выправить положение ни к чему не приводили. А данные с камер лишали воли сражаться, наглядно демонстрируя - вы следующие.
  Юитцу от души выругалась, затем посмотрела на Серью и покачала головой.
  - Вот и весь наш финал, да? - хрипло сказала она. - Старались, интриговали, рисковали, а итог...
  - И я даже не могу о нём подумать нормально! - прорвалось сквозь рыдания.
  - Эх, любовь. Как у меня к науке, - Юитцу потянулась. - Хотя лучше бы к парням была, наверное...
  Она встала, вынула из кармана халата пистолет и направила на Серью.
  - Жизнь, честно говоря, была поганой, - говорила Юитцу неестественно спокойно. - Посему предлагаю смерть сделать красивой. Заодно уйдём с хоть одним исполнившимся желанием.
  Серья приподняла голову, затем рукавом утерла слёзы и решительно кивнула. Она мгновенно собралась и встала, поймала брошенный ей другой пистолет и направила его прямо промеж глаз Юитцу.
  - Если будем абсолютно честными - при всех неприятных моментах мне нравилась и ты, и работать с тобой, - та даже улыбнулась, бесстрашно глядя в дуло.
  - Тоже и тоже, - улыбнулась в ответ Серья.
  Оба выстрела прозвучали одновременно.
  А через несколько секунд многотонная обжигающая масса камня и стали от прорывающегося копья сплющила зал всмятку.
  
  Фройляйн Кройтун открыла глаза и уставилась наверх. Учёные вокруг неё уже поспешно бежали, совершенно не собираясь останавливаться ради девочки, но она и так знала, что им не уцелеть.
  Гигантское землетрясение от проникающего до невероятной глубины копья грозило обвалить не только все подземные базы, но и сам город в образовавшуюся полость. Фройляйн Кройтун также понимала, что сможет это пережить.
  И уже видела, что не только она.
  
  Рэнса не чувствовала боли, но сейчас всё её ощущения наиболее точно соответствовали сильнейшим страданиям. Однако же она упрямо добралась до ближайшего компьютера - ноутбука в покинутом жилище - и целым глазом уставилась в невыключенный от спешной эвакуации экран.
  Город надо защитить от очередного пятиуровневого. И в её мозгу существовала последовательность команд на случай прямой неудачи.
  Рэнса вытянула вперёд чёрную обгоревшую руку и коснулась экрана. Та засветилась, начала втягиваться внутрь и это вызвало улыбку на разорванном лице киборга.
  Тёмная Материя, передающая данные по сети.
  И отражение Первого, берегущее их от чужого вмешательства.
  Рэнса уже чувствовала дрожь земли, не имеющую отношения к землетрясению от пробуривавшего подземные базы копья.
  Чувствовала, что идёт на поверхность.
  Последними остатками имитации сознания желала сберечь печать и сам город от последствий грядущего.
  
  Копьё уменьшилось до обычных размеров, вернулось Коронзон в руку, но тряску это ничуть не прекратило. Словно некое гигантское чудовище заворочалось в глубинах, разбуженное от многолетнего сна.
  А затем с ясного неба ударили молнии. Сначала далеко, затем всё ближе и ближе, пока весь город не превратился в мишень для бесконечных разрядов, и аромат озона накатил мощной, выворачивающей волной.
  Ближайший небоскрёб взорвался - но не огненным шаром, а металлическим смерчем, кружащим его останки всё быстрее и быстрее, переходя в угрожающе воющий вихрь, изгибающийся под всеми углами сразу. Другие здания тоже начали взрываться, тоже переходить в вихри, их движение заслонило путь солнечному свету и на Академия-сити спустился мрак, освещаемый лишь регулярными вспышками молний.
  И маленькой фигуркой, бредущей по улице к Коронзон.
  Только изящество очертаний и лёгкий намёк на короткие каштановые волосы помогли бы узнать в силуэте то, что прежде было Мисакой Микото. Всё ниже этих волос скрывал абсолютно белый свет, исторгающий множество молний во всех направлениях, выжигающий путь под ногами, собирающий вокруг себя вращающиеся будто спутники гигантской планеты частицы металла.
  - Что это, Алистер? - шёпот Коронзон заглушила очередная вспышка стихий. - Ты выдвинул на передовую свою самую мощную и желаемую игрушку? Своего драгоценного Научного Бога?
  
  
  Молнии продолжали бить по городу, но постепенно ограничивали диаметр разрушаемой площади, словно стягиваясь к одной конкретной точке. И спустя всего несколько секунд одна из них мощнейшим столбом света поразила Коронзон.
  Однако тело вновь уцелело, от него не пошло даже пара - зато пошла волна огня, устремившаяся прямо к Мисаке. Та продолжала спокойно шагать, будто не видя угрозы, и достигшее её пламя послушно втянулось внутрь светящегося силуэта.
  Молнии ударили вновь, сразу целым пучком, но попали в вытянутую вверх копию Гунгнир, а уже оттуда потоком света устремились к Мисаке. Та вновь проигнорировала атаку, но теперь обратила внимание на Коронзон, моментально переместилась белоснежным лезвием, мощным ударом откинула противника высоко в воздух. Волосы Коронзон потянулись пылающими метеорами, но пара взмахов спресованной в клинок молнии разодрали их на части.
  Мисака вновь появилась рядом с Коронзон, и два чёрных сгустка вылезли из неё извивающимися червями, впиваясь в плоть перед ними. Окружающий её свет полностью скрывал хоть какое-то выражение на лице, и невозможно было сказать, насколько девушка получает удовольствие от мук врага.
  - Радуешься, небось, - шипение Коронзон предполагало, что удовольствие есть. - Всемогущая сущность научной стороны, невероятный шестой уровень. Думаешь, этого достаточно?
  Мисака ничем не ответила, лишь ещё больше чёрных сгустков, уже совсем ничего не напоминающих, вылезло из неё и вцепилось в Коронзон. Однако копия Гунгнир в ответ резко засветилась.
  Свет не просто отогнал впившееся нечто, он резанул по самой Мисаке, отбросив её в сторону. Та не издала ни звука, ещё на ходу ударив молниями с небес - но ответная атака Коронзон пробила ей грудь. И ещё, и ещё: раны моментально затягивались, но копьё продолжало испускать лучи света, и каждый из них отбрасывал Мисаку к земле, а затем особо мощный удар вбил её внутрь проделанной ранее дыры, мощным потоком погружая всё глубже и глубже.
  Металлические вихри на месте небоскрёбов заволновались, начали соединяться в одно. Образованное за несколько секунд огромное лягушкоообразное чудовище, состоящее из безостановочно вращающихся кусков металла, угрожающе склонилось над Коронзон и раскрыло пасть. Оно поглотило добычу и сразу же скрипуче, оглушающее заревело, а снопы пламени прорвались сквозь чёрную кожу в нескольких местах, растворяя лягушку и расшвыривая её внутренности.
  Мисака медленно поднялась из разьёма, проследила за полётом останков своего монстра и подняла руку. Длиннейшие полосы молний вновь ударили в Коронзон и продолжили бить, словно бы в некоем ритме, так что из их грохота даже начало складываться подобие тяжёлой, грозной мелодии.
  Копия Гунгнир засветилась вновь, и три бирюзовых копья соскользнули с его острия, быстрее взгляда рванувшись к Мисаке. Та вновь без проблем перенесла удар, а затем словно бы запульсировала, сменяя в себе все оттенки белого.
  И цвета начали пропадать. Просто высасываться из мира. Все краски развороченного посреди яркого солнечного дня города прекратили существование, даже тёмный цвет отступил в сторону, не имея сил сдерживать напор всех спектров своего извечного соперника.
  Лицо, волосы, платье и весь облик Коронзон также заморгал белым, а непрестанно бьющие молнии казались случайными потёртостями на бумажном листе. Казалось, весь мир полностью отказался от самого понятия иных цветов, сдавшись перед ломающим его Научным Богом.
  И вслед за белым цветом пришёл белый шум. Пространство словно заполонили невидимые взбудораженные осы, гневающиеся каждую секунду своего существования. Вокруг Коронзон действительно замелькали какие-то тёмные пятнышки, сначала осторожно и будто боязливо, но затем рой осмелел и накинулся впрямую. Волосы загорелись, но белесое, почти невидимое пламя не имело здесь силы. Рот открылся, но звуки подпали под запрет. Мошки роились всё активнее, всё плотнее скрывали Коронзон, пока даже силуэт не перестал различаться за дрожащей стеной, бормочущей про себя что-то не имеющее отношения к человеческой речи.
  И когда пятнышки резко разлетелись, то за ними не обнаружилось ничего. Ни единого следа Коронзон. Мисака, сама еле видимая в царстве белизны, огляделась в поисках противника.
  И резко дёрнулась, уставившись в точку над её головой.
  Копия Гунгнир висела там и безостановочно двигалась, словно минутная стрелка - но против движения, будто пытаясь отмотать назад потраченное время. И уже различимый шёпот вплёлся во всеобщий гул, сделался его частью:
  - Сила мага не в заклинаниях, коими он обладает, не в пентаграммах, что он изучил, не в гримуарах, что он прочёл и создал. Когда маг хочет вознестись, он должен пройти между сефира, пересечь пропасть от одного плана восприятия к другому. Бездна испытает его, и если он не готов, если ему нечем подкрепить жажду силы - Бездна поглотит его.
  Мисака заозиралась, не понимая, откуда доносится шёпот, а тот не унимался:
  - Алистер Кроули совершил святотатство. Он не только стал причиной исторжения Демона Бездны в изначальный мир, но и создал магов, способных обойти Бездну. Даже не подозревающих о её существовании. Их сила ограничена лишь изначальным потенциалом восприятия, позволяющим организовать персональный, работающий только для них слой реальности, и им не нужны другие слои, им не нужна Бездна и они не готовы к Бездне.
  Мисака махнула рукой, и десятки швов вспороли пространство, пытаясь разрезать копию Гунгнир. Однако копьё упрямо продолжало идти против часовой стрелки, а шёпот злобно поинтересовался:
  - Готова ли ты, эспер, к Бездне?
  И тысячи глаз открылись вокруг Мисаки - фиолетово-тёмных, почти чёрных, ромбовидных с двигающимся хаотично значком-кругом посредине. Глаза окружили Мисаку стаей голодных пираний и та подняла руку атаковать, но сразу же опустила и слегка задрожала.
  - Твои убеждения? Бездна покажет, насколько они эфемерны и временны. Твоя преданность? Бездна покажет, к какому злу она направлена. Твои достижения? Бездна покажет, сколь быстро они вывернутся наизнанку и сотрутся в пыль. Твои знания? Бездна покажет, как они малы и лживы. Твои любимые? Бездна покажет, как часто они пользовались, лгали и предавали тебя. Бездна покажет всё это и нигде не соврёт. Бездне не надо лгать.
  Глаза не шевелились, не подвигались ближе, не пытались атаковать. Они просто смотрели, и от этих взглядов дрожь Мисаки только усиливалась, а тело отказывалось повиноваться.
  - Ты не готова к Бездне, эспер, - торжествующе заявил голос. - И Бездна поглотит тебя.
  Мисака закричала, крик прорвался сковзь непрекращающися гул - и глаза исчезли, цвета вернулись в мир, молнии словно бы выключило, вихри чёрного металла опали с пилящим шумом. Рука Коронзон схватила девушку за горло - свет у той полностью угас, оставив голую, дрожащую, плачущую Мисаку абсолютно беззащитной.
  У Коронзон это зрелище вызвало лишь улыбку, и вторая рука даже слегка нежно обхватила голову Мисаки, слегка взъерошив короткие волосы. Другая рука легла по другую сторону - и обе устремились друг к другу, игнорируя ревущие крики боли. Те длились всего несколько секунд и умолкли одновременно с лёгким треском, после чего застывшее тело улетело по дуге, насадилось на оставшиеся от смерчей металлические шипы, дёрнулось в последний раз - и застыло, невидяще уставившись в небо.
  - Раз ты действительно жив, Алистер, то сейчас чувствуешь себя проигравшим, - копия Гунгнир вернулась в руку Коронзон. - Научный Бог сломался после первой же серьёзной проверки, и что ещё у тебя осталось? Ты сам? Разрушитель Барьеров? Может быть, сильнейший эспер? И ты всерьёз надеешься победить весь мир и Коронзон?
  Гунгнир вновь воткнулся в землю, теперь на расстоянии от дыры, и завертелся, готовясь пробить ещё одну. А затем резко остановился - столь же резко взгляд Коронзон устремился к появившейся высоко вдали точке.
  Та росла с каждой секундой, и вскоре оформилась в паривший на огромной высоте город. В небесах сияли золотистые купола православных храмов, а тень надвигалась на полуразрушенный Академия-сити торжествующим исполином, пока не объяла полностью и не остановилась выше оставшихся небоскрёбов.
  Спустя секунду красная сетка раскинулась в ясном небе, заковывая оба города в прочнейшее кольцо, а прямо под ней воспарила крохотная, еле различимая с земли фигурка - но именно к ней приковалось всё внимание Коронзон.
  - Гавриил... - копьё вернулось в руку и словно бы само нацелилось в сторону летящей фигурки. - Так вот что вы удумали...
  
  - Ну вот, теперь точно можно не сомневаться, - Оллерус удовлетворённо кивнул. Он вместе с толпой сторонников собрался над огромной чашей, в которой переливалась всеми цветами обычная вода. - Коронзон запечатан в Академия-сити и потому не сможет к нам ни проникнуть, ни атаковать.
  - Я всё равно уверена, что Демон Бездны не будет смотреть сложа руки, - проворчала Венто, вернувшаяся с сообщением об успешном призыве архангела. - И хоть какую-то погань да преподнесёт.
  - Для этого у нас Лейвиния, - Оллерус быстро взглянул на белокурую девочку, твёрдо сжимающую небольшую изогнутую палочку. - И я.
  - И я! - замахал обеими руками Тор. - Жаль, конечно, что я не смогу его побить напрямую...
  - Никто из нас не сможет.
  - Ага, - Тора ремарка Оллеруса ничуть не смутила. - Потому и жаль! Хотя, конечно, если мы сойдёмся в бою...
  - Не сойдёмся. Эстер, - маг, обрывая разговор, повернулся к отчётливо нервничающей девушке. - Сейчас мне потребуется как можно точнее сориентироваться по карте.
  - Мне бы тоже, - вздохнула некромантка, от волнения поигрывая кинжалом. - Я до сих пор не уверена, что четвёртая точка именно там...
  - Знаю, разберусь. Всё, а теперь расходимся, - Оллерус кивнул остальным магам. - Доделаем за Алистера его работу.
  
  
  Хамазура ожидал от магического ритуала больше красок, ярких огней ну или хоть чего-то. Однако Гекота-сенсей лишь стоял на коленях с закрытыми глазами, а Мина медленно раскладывала карты, прерываясь на несколько минут после каждой. Что-то началось лишь когда доктор пошевелился и сказал:
  - Мистер Тейтоку, можете приступать.
  Белые нити мгновенно спустились с потолка, замерцав на шлеме, помещённом в очерченный картами круг. Затем быстро соскользнули с него и приняли плотную форму небольшого овала, из которого высунулись крохотные отростки ручек и ножек, а выделившийся сгусток маленькой головы начал приобретать очертания, высекать лицо одновременно с пальцами.
  Младенец появился где-то за минуту, и ещё до окончания новая порция нитей спустилась и обвязала всё чётче проявляющееся тело белейшей тканью. Туго спеленутый ребёнок завопил первым криком нового человека, кожа его порозовела, белые нити отпустили его и поднялись к потолку.
  - Думаю, её надо покормить, - Мина встала и потянулась к младенцу.
  - Я сейчас создам... - донеслось от Кайкине, но женщина замотала головой:
  - Нет. Первый раз надо изобразить кормление грудью, чтобы окончательно закрепить ритуал. Прошу меня простить... - Мина поднесла девочку к себе, но та неожиданно заревела и отвернулась, даже едва не вывернулась из пелёнок.
  - Ох! - Мина максимально бережно подхватила её и растерянно повернулась к Гекоте-сенсею. - Я совсем забыла, что не человек, у меня не получится...
  - Я могу синтезировать женское молоко и отрастить грудь, получится полноценное кормление, - вновь донеслось от Кайкине. Все несколько секунд молча смотрели вверх, а затем Гекота-сенсей кашлянул.
  - Честно говоря, если у нас не будет других вариантов, то придётся прибегнуть к... подобному, - он вежливо ни на кого не смотрел, а вот все остальные запереглядывались.
  - Так-то мы все суперпролетаем... - начала Кинухата, но Мугино цыкнула на неё. Девочка тем временем поняла, что глупые люди не договорятся, и самостоятельно сделала выбор, всем весом потянувшись к Такицубо и требовательно заагукав.
  - Осторожнее! - в процессе она едва не выпала из пелёнок, и подхватившая её Мина едва не начала впадать в панику. Такицубо же ошеломлённо ткнула пальцем себе в грудь - Лилит радостно зачмокала - и растерянно повернулась к Хамазуре.
  - Но я ведь... я ведь ещё не... - пролепетала она.
  - Достаточно будет изобразить, мисс Рико, - мягко сказал Гекота-сенсей. - Можно обойтись без кормёжки, надо лишь дать ребёнку ощущение мамы.
  - Давай я тебя прикрою от чужих глаз, и там разберёмся, - предложил Хамазура, сам жутко нервничая. Такицубо посмотрела на него пару секунд, а затем кивнула и шагнула к Мине. Она осторожно приняла девочку на руки - та сама потянулась, ткнувшись губами в грудь - и отошла под прикрытием Хамазуры, который помог ей приподнять белую футболку и отодвинуть лифчик, освобождая маленькой Лилит накрытый стол. Девочка мигом вцепилась; Такицубо слегка вздрогнула, а затем посмотрела на покрасневшего Хамазуру.
  - Она даже не кусается, - удивлённо сообщила она.
  - Ну, - он перевёл дух и улыбнулся. - Значит, всё будет хорошо.
  Такицубо как-то нерешительно улыбнулась в ответ.
  И в следующую секунду потолок над ними обрушился.
  
  - Мазерс! - крикнула Алис-тян, прыгая на голову ещё подросшего тираннозавра. - Не поделишься секретом, как именно ты выбрался из посмертия? Нелишним будет узнать, знаешь ли!
  - Меня спасла моя воля и моя месть! - прогремел Мазерс в ответ, разводя руки в стороны. - Ответственность за магию и за будущее планеты, которое ты хочешь разрушить своими выдумками насчёт Эонов!
  - Выдумками? - Алис-тян возмущённо закрутила посохом. - Эон Гора уже полноценно существует и только набирает силы! С каждым днём он захватывает позиции!
  - Только в твоём воображении, Алистер Кроули! - голос Мазерса перекрывал вой готовившихся вцепиться друг в друга ящеров. - Всё, что ты выдумал насчёт Эона Гора, только ты и воплотил! И посмотри, во что это вылилось! - одна из рук махнула, словно пытаясь обвести круг. - Противостояние магов и эсперов! Идущая на всех континентах Третья Мировая! Сражение в самом центре Лондона! Тысячи, миллионы загубленных жизней! Потенциальная гибель всего человечества! Вот и всё, что создал твой так называемый Эон Гора! И более ни на что он не способен!
  - Ну, сражения ещё нет, - оба ящера рычали всё громче, но пока не решались атаковать. - А всё остальное смешит меня до колик. Хочешь сказать, Мазерс, что это Эон Гора додумался искать кучи способов разделять людей? Это Эон Гора жаждет использовать ресурсы, не задумываясь об их будущем? Это Эон Гора призыв к патриотизму обернул войной против всех? Всё это принципы и механизмы работы Эона Осириса, однако в том, что смена эонов разжигает войны и ненависть, виноват Эон Гора - это ты мне хочешь сказать?
  - Твои речи напыщенны и пусты! - прогремел в ответ Мазерс. - За ними скрывается лишь равнодушие к горю множества людей! Твой вымышленный Эон разделяют лишь единицы, а сейчас, в век могущественного оружия, нам как никогда требуется общее планетарное единение! Единение под знаком того, что разделяют большинство: единые ценности, религия, вера и сила магии!
  - Ты не Мазерс, - очень тихо прошептала Алис-тян, присела и положила руку на голову тираннозавра. - Ты лишь его копия, получивший иллюзию жизни труп. Коронзон... неужели эта тварь подняла остальных такими же трупами? Включая Аллана Беннетта?
  - Тебе нечего сказать в оправдание, Алистер Кроули?! - Мазерс точно ничего не услышал. - Правда на моей стороне, а потому будет и победа!
  - Хорошая корреляция, но нет. Куси его, Алис-ам, - Алис-тян похлопала тираннозавра, и тот раскрыл пасть, пыхнув огнём на крокодила. Тот дёрнулся, не ожидая такой атаки, но Мазерс ожидал, и ледяная стена мгновенно встала между чудовищами, полностью поглотив пламя.
  - Я стал сильнее, Алистер Кроули! И за мной истина! Тебе ни за что не победить!
  - Тогда куси как следует.
  Динозавр сорвался с места и вцепился в крокодила так, что тот едва не взвизгнул. Мазерс махнул рукой, и огненные вспышки полетели в нападающего ящера, но теперь Алис-тян выставила ледяную стену, поглощая их все и отвечая мгновенно выстреливающими осколками.
  - Сильнее? - насмешливо крикнула она, с удовольствием наблюдая за крокодилом, ревущим от боли и пытающимся стряхнуть застрявшие в панцире кристаллы льда. - Сильнее нести чушь ты стал! Большинство людей сидят в Эоне Осириса? И что?! Большинство людей всегда сидит в каком-то дерьме! И задача Эона Гора не в простой смене эпох, а в том, чтобы вытащить их из этого дерьма, позволить мыслить самостоятельно, отвязать от рабских цепей религии, магии и морали, принимающих решения за них!
  - Тогда всё наше общество попросту разделится и разрушится! Каждый станет сам за себя и никто не будет един!
  - Ты говоришь это как человек Эона Осириса. Не представляющий жизни вне него как человек Эона Исиды не представлял жизни вне пещер и первобытного строя.
  - Хватит! - лёд вылетел из мигом затянувшихся ран крокодила и ударил по зубам вцепившегося было в его лапу ящера. - Сегодня я сражу тебя, Алистер Кроули, отомщу за себя, за свой кабал, за весь искалеченный тобой мир! И справедливость будет торжествовать!
  - Ты точно не Мазерс, - Алис-тян теперь сказала это громко, касаясь посохом глаз зажмурившегося от боли тираннозавра. - А раз я без проблем справилась с оригиналом, то и жалкую копию разнесу в пыль.
  
  Трубу пробило первым же заклинанием - и лишь проворство метнувшейся Джунко спасло Тому от горячего душа. Все остальные, включая нападавших, тоже кувыркнулись куда подальше, причём Акселератора утащила окончательно разломавшая копии Нару.
  - Упс! - прижала ладонь ко рту низкая рыжеволосая девушка в белом платьё, множеством украшений напоминавшее наряд балерины. - Удача сработала немного не так!
  - И так сойдёт, Дион, - Ицува уже мгновенно выпрямилась с трезубцем наперевес, внимательно изучая всё прирастающую лужу, разделившую их.
  На той стороне были не только они двое - Лессар также стояла со своей копьём-перчаткой и активно била золотым хвостом. А рядом с ней ещё две девушки из её группы, с таким же оружием, и ряд людей, в которых Тома узнавал знакомых Амакуса.
  Сейчас рассматривающих его как врага.
  На их стороне далее Акселератора потерь не было - Мисаки вынесла Мусуджиме, а самого безжизненного эспера сразу подхватил Марк. Но вода всё прибавлялась, да и остальные трубы угрожающе заскрипели, так что пришлось отступать, щурясь от поднявшегося пара.
  - Они уходят, дорогая Ицува, так что я осушу эту лужу, - послышался голос рыжеволосой девушки, а через несколько секунд она же громко вскрикнула:
  - Переведи, упрости, воссоздай!
  Стена огня мгновенно прорвала сгустившийся пар и бросилась на них - так что Тома бросился наперерез, выставляя правую руку. Пламя остановилось, не проникло ему за спину, но продолжало гудеть - а за ним раздалось быстрое:
  - Он посередине, атакуйте!
  Сразу три мощных вихря врезались в Тому, но лишь бессильно всколыхнулись перед правой рукой. Однако его отбросило назад, даже едва не потерял равновесие - и Джунко промчалась мимо, нырнув в поредевшую огненную стену. Мисаки позади защёлкала пультом, а затем взвизгнула на всю канализацию:
  - Ну сейчас-то что?!
  Её силы не работают? Хотя, возможно, и к лучшему. Видимо, Ицува или эта странная девушка нашли способ нейтрализовать их, а не саму Мисаки. Хотя из этого следует...
  Лессар подпрыгнула почти под потолок и выстрелила перчаткой в блондинку, так что Тома с проклятиями ринулся отбивать. Марк же прямо под огнём тоже схватил её, пробормотав слова извинения, и вместе с Акселератором потащил к импровизированному тылу.
  Мусуджиме тоже ринулась в бой, как и Нару, да и Я-кун быстро перебирала доступные химикаты. Огонь уже полностью рассеялся, открыв дерущихся Джунко и Ицуву; Амакуса и подруги Лессар кинули на лужу светящийся мостик и перешли в наступление; Дион вновь начала копаться в маленькой чёрной коробке - охнув, когда Мусуджиме телепортом отбросила ту в стену.
  - Не смей посягать на имущество Золотого Рассвета! - она негодующе указала на девушку, но та двинула ладонью, и Дион сама полетела в обратную сторону. Нару бумажными кулаками метелила атакующих, Тома же рванул к приземлившейся Лессар, одновременно оценивая ситуацию.
  Канзаки и Цучимикадо здесь нет, иначе бы давно вступили в бой - а в случае Канзаки моментально закончили бы. Почти наверняка они либо с Индекс, либо с Урсулой, либо с обеими внутри аббатства. Стейла и Агнес тоже нет... а вот кстати, где Стейл? Он же вроде сопровождал Коронзон, притворяющимся Лаурой Стюарт, значит, тоже на стороне врага?
  Лессар широко взмахнула, целясь в голову, но Тома поднырнул под удар и мгновенно атаковал. Интересно, насколько всё это засада? Они понимали, что против них выйдет Мисаки, и как-то подготовились заранее, но состав слишком слабый даже с учётом вырубившегося Акселератора. А если это они его вырубили, то почему не сделали то же самое с остальными? Ицува от удара Джунко отлетела к стене: сознание не потеряла и копья не выронила, но явно уступала. Мусуджиме швырнула одну из противниц в кипяток, да и Лессар отступала под его ударами. Дион выглядела беспомощной без коробки, и сейчас висела в бумажных путах Нару, хотя Амакуса уже поджигали остальное...
  Нападут с тыла? Тома рискнул потратить секунду и оглянуться, когда Лессар всё-таки вступила в кипяток и завизжала. Марк так же думает, напряженно следит за тылом, Сейке просто повернулся спиной к битве, Лидер... Лидер, зажав левый глаз, уставилась в потолок. На свету работает хуже, но хоть как-то работать должно, и пока предупреждать не о чем...
  - Ах! - Дион в захвате закатила глаза. - Неужели в такой горький час меня будет преследовать неудача? Как несправедливо!
  Тому аж перекосило от этих слов, но он решил смолчать и вместо этого оценить, сможет ли перепрыгнуть лужу и прийти Джунко на помощь.
  Однако ещё до его прыжка канализация затряслась, свет мигнул и погас, трубы прорвало по всему периметру, а потолок обрушился сразу на всех сражающихся.
  
  Такицубо пришлось прямо на ходу задёргивать футболку, хотя разваливающаяся пирамида даже Хамазуру сейчас интересовала куда больще.
  Волк с паучьими лапами вернулся, но теперь над ним парил огромный стервятник, из горла которого вылетали молнии, а хвост венчался злобными змеями, плюющимися огромными лужами яда. Всё это они увидели когда выбежали наружу - целые и невредимые в основном благодаря Кайкине, перехватившем все рушащиеся блоки. А когда он понял, что в пирамиде никого не осталось, то сам разошёлся.
  Столб белых шипов просто выскочил наружу, окончательно разрушая древний монумент, и насадил на себя волка. Тот взвыл, непонимающе заскрёб лапами, а шипы уже пронзали чёрные крылья стервятника и раздувшиеся капюшоны змей. Оба монстра затряслись в агонии, и от тряски что-то начало падать с них - мелкие зубастые твари, мигом нацелившиеся в убегающих.
  - Твою мать! - зелёный выброс Мугино смёл первую рванувшую колонну, а там заговорили пистолеты в руках ITEM, даже Такицубо и Гекота-сенсей принялись стрелять. Это слегка отрезвило монстров, а Кайкине тем временем поднялся из обломков пирамиды в гигантский рост и схватил волка со стервятником за горло, отчего с тех свалилось ещё больше мерзости.
  - Эй, Второй! - Мугино, как и развернувшаяся в пулемётную точку Куроёри, продолжала игнорировать пистолеты. - Ты что, хочешь, чтобы созданного тобой ребёнка сожрали?!
  Тот услышал - и белые нити потянулись к земле, хватая и протыкая решивших зайти группе в тыл тварей. Одновременно же вдалеке разадлся рёв возвращающихся самолётов.
  - Анери, мы не можем что-то сделать? - Хамазура успел вернуть и надеть шлем; искусственный интеллект, помогающий целиться во врагов, задумчиво ответила:
  - Я могу попробовать взломать аппаратуру самолётов, но это потребует времени и я не уверена, насколько получится дистанционно. Прости, Хамазура, мой функционал даже внутри Академия-сити весьма ограничен.
  - Хамазура! - Кинухата потащила за собой Куроёри, когда группа вновь помчалась, уходя подальше от развалин и растущего Кайкине. - Твой костюм может быть суперполезным или только мочу сбрасывает?
  - Да какую тут пользу найдёшь? - он притянул к себе Такицубо, чья нога едва не угодила в скрытую под песком расщелину.
  - Разговорчики потом! - рявкнула Мугино, помогая Гекоте-сенсею; Мина, вновь забравшая Лилит, справлялась с бегом сама. - Если только нет идей, как нам убраться отсюда! Ибо летун занят!
  Кайкине действительно отвлёкся на самолёты, что в порядке уничтожения всего непонятного выпустили по нему ракеты. Однако те мигом застряли во взметнувшихся навстречу полотнах белых нитей, захлестнувших всё небо; самолёты запутались в них же как в рыболовной сети, однако взрывов не последовало, да и гул двигателей мгновенно утих.
  - Я защищу вашу страну от любых нападений, - голос Кайкине наверняка услышали по всему Египту. - Но пожалуйста, не атакуйте меня. И могу я попросить освободить вон тот самолёт, когда опущу его к земле? Думаю, он мне понадобится.
  - Тэкс, - группа мигом остановилась, и уставившаяся в небо Мугино цокнула языком. - Если он имеет в виду... ага, я тоже подумала про этот. Давайте распределимся, - другие нити окончательно добили мелких монстров, а волк со стервятником рассыпались в мгновенно разлетевшийся прах.
  - Мы не вместимся все? - спокойно проговорил Гекота-сенсей.
  - И лично я не рекомендовала бы младенцу летать, - покосилась на умудрившуюся заснуть Лилит Мугино. - Даже если она сотворена из Тёмной Материи.
  - Полностью с вами согласен. Мисс Мазерс, думаю, нам лучше остаться тут с Лилит Кроули. Мистер Тейтоку защитит нас.
  - Защищу, - нити соткали силуэт человекообразной фигуры. - К тому же мне потребуется создать своих клонов для помощи в других подобных сражениях, это займёт время.
  - Ну хорошо, - Мугино внимательно следила за снижающимся самолётом. - Впятером мы точно разместимся, даже если потеснимся.
  - А куда суперлетим? - поинтересовалась Кинухата; Мугино слегка пожевала губами и как-то даже сердито ответила:
  - В Лондон. Там наверняка нужна наша помощь.
  
  
  Фигура архангела Гавриила перестала парить и устремилась прямо к Коронзон - бледная, лишённая половых признаков, с абсолютно неподвижным лицом, напоминающим маску античной статуи. Крылья чёрными цепями выскользнули из тела архангела, ударили во все стороны, атаковали Коронзон - но натолкнулись на выставленную вперёд копию Гунгнир и отскочили. Губы архангела не шевелились, и всё равно раздалась речь, наполненная мешающими разобрать её помехами, а руки засияли, воплотив огромный светящийся клинок. Копьё тоже засветилось и начало менять форму, трансформировалось в не менее огромное лезвие.
  Резко, словно договорившись, Гавриил и Коронзон рванули друг к другу. Их мечи столкнулись, и звуковая волна вышибла стёкла ближайших небоскрёбов, а архангела мгновенно охватило пламя. Тот отреагировал лишь новыми помехами, и новые цепи пронзили Коронзон. Светлые волосы змеями обвили слегка дрожащие чёрные контуры, но не смогли ни разорвать их, ни прожечь, ни расплавить. Очередное скрещение клинков - отдача откинула Коронзон, и волосы затрепыхались беспомощными языками пламени.
  Однако ни одной раны не появилось на теле, ни одной капли крови не пролилось, и торжествующая улыбка по-прежнему сияла на лице. Копьё вновь замерцало, трансформировалось в привычную форму, и взмах отправил в Гавриила множество фиолетовых стрел.
  Те пронзили его тело, не доставив особых неудобств, однако всё равно застряли таким плотным слоём, что архангел будто бы сменил цвет кожи. Ещё раз ударившие чёрные цепи совершенно никак не сбили стрелы, а очередной взмах Коронзон окрасил небо в багровые тона - и алая сетка над городом затрещала.
  Помехи вызвали вспышки света вокруг Коронзон, но все они словно развеялись диким хохотом.
  - Знаешь свою уязвимость, архангел? - даже шелест волос чудился издевательским смехом. - Ты силён только в Раю. В изначальном мире вся твоя мощь может впечатлить лишь людей, не Бездну. Для Бездны ты лишь очередное раздражающее препятствие.
  Архангел заговорил помехами, но тут каждая стрела вспыхнула, превратив тихий шелест в жуткий, разрывающий слух скрежет. Свет от него ударил в небо, пробив алую завесу, и та сразу же начала рассыпаться вместе с телом сопротивляющегося архангела.
  - Как же вы не поймёте, - в голос Коронзон вместо злорадства пришла скука. - Коронзон не может повредить ничто созданное вами, даже вашим воображением.
  Архангел растаял с диким криком, и алая сетка над городом развеялась, пустив совершенно неуместные яркие солнечные лучи. Сразу же после этого огненный шар сорвался с острия копья и помчался к Звезде Вифлеема - однако на полпути вспыхнул и рассыпался искрами об невидимую стену.
  - Алистер. Вот ведь ты гнида! Поймаю, и тогда точно убью медленно, от ада тебя это не спасёт. Чтобы знал, как заставлять Коронзон подчиняться человеческим границам. Хотя, может...
  Сощуренный взгляд измерил город, почти полностью накрывший Академия-сити. Никаких спецэффектов от него не шло, но только для глаз обычного человека - Коронзон же всё прекрасно было видно.
  - Укрепляют печать? Причём... - даже слишком прекрасно.
  Русская магия. Ориентируется на непременное наличие хозяина, и сейчас Звезда Вифлеема в отсутствие официальной власти Академия-сити объявляла себя хозяином территории, на которую вторглась. Хозяином всего, включая печать - и сейчас маги наверху латали все дыры и заодно закрывали Коронзон как части Академия-сити весь доступ к себе.
  - Убью! Хотя... как они узнали? Неужто Оллерус... - на магию Коронзон у них силёнок не хватало, волосы вновь запылали и потянулись к летающему городу, но отдёрнулись на полпути. - Наверняка Оллерус, хитрая тварь. Надо было оставить заложника, приставить нож к горлу той девчушки, и все великие маги сами вниз спрыгнут. Вообще-то...
  
  Следующие несколько минут стали для Томы полным хаосом - он пробежал по луже кипятка, громко зовя Мисаки, и едва не был раздавлен огромной чёрной лапой, продавившей бетон. Хозяин лапы что-то ревел сверху, ему отдавался другой рёв, вода с громким плеском и хлюпаньем продолжала прибывать, что-то трещало, гнулось, скрипело и вопило, сливаясь в одну какофонию паники.
  - Томик! - голос Мисаки раздался у него в голове. - Я в порядке, Марк выводит нас всех наружу, но я нигде не вижу Джунко и Мусуджиме!
  - Они были впереди, когда всё обрушилось! - заорал Тома, не надеясь, что его услышат. Отинус, презирая опасность, вылезла на плечо и крикнула:
  - Тома, сзади тебя проход наверх освободился!
  Действительно - лапа успела убраться, оставив осыпающий путь наружу, и Тома за неимением лучшего рванул туда. Он почти сумел добраться до поверхности, но затем получил снежным зарядом в лицо, одновременно что-то сверкнуло - камень под ним начал осыпаться. Однако даже не успел проникнуться ощущением падения, как что-то крепко схватило его за шкирку.
  - Тома! - он узнал голос Алис-тян и одновременно взлетел, вырываясь из подземного мира. Свет принёс с собой канонаду взрывов и ярких вспышек. - Можешь за меня разрушить вон ту синюю штучку, в которую я тебя сейчас брошу?
  - Что? - он даже не успел увидеть штучку перед тем, как полетел вниз. Однако же выставил на рефлексе руку, и та ударилась во что-то твёрдое, вспыхнувшее синим - а уже через секунду Алис-тян обратно его схватила.
  - Молодец! - они взлетели над асфальтом, и почти сразу же в это место ударили три молнии, исходящие из закутанных в плащи фигур. Фигуры тоже их увидели и растворились жидким туманом; Отинус, к счастью, успела спрятаться ему за шиворот.
  - Что происходит? - Тома не сумел перекричать вой чёрного крокодила, походивший почему-то на визг бешеного быка, но Алис-тян услышала.
  - Происходит то, что Коронзон сучка! - она сделала вираж, спасаясь от фиолетовых лучей, прилетевших вообще непонятно откуда. - Оживил членов Золотого Рассвета как неких магов-зомби, и это только звучит смешно! Их много, они меня ненавидят, от Вестминстерского аббатства оттеснили, хотя Мазерса я слегка пришибла, разрушь ещё вон ту хрень!
  Тома вновь полетел, но теперь успел увидеть зелёный параллепипед, медленно вылезающий из земли, и вновь вытянуть руку, от прикосновения которой тот мигом рассыпался.
  - Благодарю! - теперь Алис-тян захватила его ногами за шею, что нисколько не помешало ей полететь далее. - Они всё хотят меня заключить, обезвредить и изнасиловать. Но как я писала в предисловии к "Гранатовые семечки" - изнасилование должно проходить только на обоюдно добровольной основе! Кстати, Тома, что ты скажешь насчёт фетиша удушения?
  - Что сейчас не место, - прохрипел Тома; Алис-тян несла его бережно, но зажала голову между бёдрами, и от этого становилось абсолютно некомфортно.
  - А так нормально? Я передам это твоим девушкам! К слову о них, - Алис-тян сделала пируэт, и Тома еле углядел промчавшийся мимо силуэт с такими заметными половинчатыми джинсами.
  Канзаки затормозила и развернулась к ним, уже сжимая обнажённый клинок. В её взгляде не было и капли мягкости или неуверенности, Тома даже испугался. Алис-тян же совершила ещё один пируэт, уходя заодно от жёлтых всполохов, рождающих разноцветные сферы.
  Рядом раздался ещё один, на этот раз более рептилоидный рёв - тираннозавр с белыми волосами пробежался по домам. Из огромной установки на его спине выскочили две ракеты и улетели куда-то в сторону реки, а из пасти начал бить лазер, опрокинувший рванувшего вперёд крокодила.
  - Короче, Лондон мы разрушим, - заключила Алис-тян. - Остальные-то где? Не убились случайно?
  - Нет, - хотя Тома похолодел, понимая, что в таком хаосе выжить будет непросто. - Но Акселератор почему-то потерял сознание...
  - Как потерял, мгновенно? - перебила его Алис-тян, уходя от ещё одного выпада Канзаки и бросая в неё нечто похожее на зелёную паутину.
  - Ну да. Просто шёл, вскрикнул и упал, - Тома посмотрел, как паутина вцепляется в клинок Канзаки и резко швыряет ту вниз, а затем попытался задрать голову, хотя от всех пируэтов его уже немного мутило. - Ты что-то с ним сделал?
  - Не сказать чтобы напрямую, да и...
  - Алистер, - Тома выбросил вперёд правую руку, отражая алый луч. - Если ты тоже присоединяешься к этой идиотии по выбору меня главой Академия-сити, то хватит секретов. Я не говорю, что соглашаюсь, но если заставите, то не хочу оказаться перед пустым столом, нихрена не понимая.
  - А можно уже я скажу, что сейчас не время? - Алис-тян резко взлетела, спасаясь от щёлкнувших челюстей бросившегося вперёд крокодила. - Хотя да. Ты прав. Но обещай не впадать в безумие и не лапать меня нарочно, пока не улетим отсюда.
  - Да уж какое там... - под их ногами начал сгущаться подозрительно сиреневый туман.
  - Отлично. В общем... - Алис-тян поднялась ещё выше. - План по шестому уровню Первого провалился, но сама идея меня интересовала. Это ведь фактически Научный Бог, как Магический Бог, но действующий по законам науки. Не стоит плодить подобные сущности, но пользу из них извлечь можно. Ну и с Первым закрылось наглухо, Второй сначала не был готов, затем пришлось его жизнь спасать, затем он вернулся в тако й форме, что эспером фактически уже не является. Так что всё повернулось в сторону Третьей и её прелестных клонов. Особенно когда они полноценно связались в одну сеть.
  - То есть...
  - Нет-нет, никаких убийств. Клоны изучали мир, поглощали огромное количество информации и я постепенно связалась с ними, сумела объяснить, что к чему. И они согласились, что в этом есть смысл, согласились держать всё в тайне и от тебя, и от Третьей с Первым, даже когда те подключены к сети. Ну, Третьей-то в итоге сказали, а Первый, думаю, сейчас сам разберётся.
  - С чем согласились? - У Томы перехватило дыхание не только из-за очередного пируэта, и Алис-тян подтвердила его опасения.
  - С тем, чтобы продвинуть Третью до шестого уровня, воспользовавшись общим потенциалом Сети Мисак и подключённого к ней Первого. А раз он вырубился, то Научный Бог уже активизировался, выебет Коронзон во все щели и укрепит печать. А там клоны его сами отключат, у них планы на все случаи жизни.
  С минуту они продолжали улетать от противников абсолютно молча, а затем Тома пробормотал:
  - Тогда Интри тебе все карты спутал. Из-за него столько Сестёр погибло...
  - Ох этот Интри, - Алис-тян щёлкнула языком. - Ладно, продолжаю разбалтывать государственные тайны. Интри, к твоему сведению, общался с достаточно интересными фигурами. Он прямо сотрудничал с Оллерусом в вопросе спасения детей, он обоюдно игрался с Фиаммой, надеясь позже через него сокрушить церковь. И, разумеется, дотянулся до Коронзон. И потому я так долго его не трогала, ибо стало интересно. Лаура Стюарт на публике выступала за сотрудничество с нами, да и более приватно целилась, а потом вдруг такие тайные встречи с потенциальным врагом, причём продуктивные для врага. Нет, я не удивилась, но было любопытно, в чём же цель.
  - И в чём?
  - Похоже, они оба тоже на почве детей сходились! Коронзон же очень активно благотворительностью занимался, наверняка свою поганую натуру скрывая, вот и пересеклись. И от него Интри ненавистью подпитался, воодушевился, что если уничтожить магическую и научную стороны, а остатки жёстко контролировать, то наступит благо для мира, - Алис-тян пошевелила бёдрами, и Тома вновь выдохнул. - Не то чтобы он совсем неправ, но план всё равно идиотский. Однако именно такое его поведение после контактов с Коронзон позволило мне активнее присмотреться к Лауре Стюарт, ну а там всякие пляски с бубнами выявили истинное лицо.
  Тираннозавр вновь выстрелил лазером, пропахав целую расщелину и поджигая целый квартал; Канзаки, отчаявшаяся добраться до Алис-тян, резко рванула к нему.
  - И всё равно ты мог бы его остановить.
  - Тома, я же говорю: моя неудача сделала бы от вмешательства только хуже. Вот в чём сейчас наша задача? Правильно - крутиться и вертеться, вызывая огонь на себя, дабы не вызвался на других. Твоя блондиночка, например, ведёт свою группу к Вестминстерскому аббатству, и стоит ли нам ей мешать, как думаешь?
  
  Акселератор открыл глаза так резко, что едва не потерял сознание вновь. Даже покачнулся, но сильная рука удержала его.
  - Осторожнее, пожалуйста, - раздался из полной темноты голос Марка Спейса. Не совсем полной: одна из фигур впереди повернулась, слегка осветив тоннель чем-то тусклым в зажатых руках.
  - И тише, - он узнал Шокухо Мисаки даже вне света, по лёгкому движению длинных волос. - Туннель завалило, и мы сейчас пытаемся выбраться, но нельзя привлекать внимание.
  Он даже не стал спрашивать, чьё внимание - список кандидатов огромен. Однако же прошептал:
  - Мы ведь понимаем, куда именно идём?
  - К сожалению, нет, - Марк Спейс ещё шагал рядом, хоть и вежливо отошёл. - Только приблизительно в сторону Темзы, но там ещё неизвестно. Мы слышали несколько шумов...
  - Нам нужно в Вестминстерское аббатство, - хрипло перебил Акселератор. - Мне так точно.
  - Я пытаюсь высмотреть путь, - это уже хриплый голос Лидера. Девушка, похоже, применяла силу на ходу. - Но я не могу сказать, куда он приведёт. Нам везёт, что проход вообще есть.
  Проход... Акселератор прислушался к ощущениям.
  Ощущения были странные. Что-то покалывало и будоражило, нечто похожее на упоение битвой, но гораздо сильнее. Костыль ему не подобрали, но идти получалось и так, и не только идти... хотелось бежать, хотелось...
  Он шагнул к стене, упёрся в неё рукой. Все остановились, но Акселератор не обращал внимания, пытаясь нащупать нужные вектора, осознать, куда двигаться - потому как двигаться было жизненно необходимо...
  Стена дрогнула под его руками, осыпалась, мгновенно разверзлась огромным проходом, сразу же начавшим углубляться.
  - Я пошёл, - бросил он через плечо и быстро зашагал в самосоздающийся проход. Сзади помедлили несколько секунд, а затем бросились следом.
  
  
  
  Оллерус внимательно изучал плывущую перед ним проекцию Академия-сити. Помимо него только Фиамма ещё стоял - все остальные сидели на коленях с закрытыми глазами, бормоча еле различимые слова. Внутри этой церкви только Эстер и Лейвиния, но маги рассредоточились по всему городу по заранее составленной схеме, повторяя узор печати и латая её гармоничным объединением воли множества людей.
  Центральное место, что в оригинале занимала Фройляйн Кройтун, теперь принадлежало Ауреолу Иззарду. Зеленоволосый маг держал пистолет, целясь в никуда, и что-то шептал про себя в полном одиночестве посреди пустой церкви.
  - Коронзон видит нас, - наконец тихо сказал Оллерус. - И понимает, кто мы. Бездна попытается затуманить нам мозги, будьте очень осторожны, не поддавайтесь ни на что. Иначе...
  Огненный овал раскрылся прямо перед его лицом, и маг даже отступил от внезапного жара. Внутри пылающего обода демонстрировался вид на один из небоскрёбов, с Коронзон у самого края и Эншу в плотной хватке волос.
  - Пресловутая слезинка ребёнка, - волосы слегка сдавили девочку, заставив её вскрикнуть. - Если вы не прекратите вмешиваться, то прольётся не только слезинка. И вам придётся смотреть от начала до конца.
  - Не останавливайтесь, - бросил Фиамма девушкам. - Иначе миллионы детей ждёт такая участь.
  Те синхронно кивнули, продолжая читать заклинания, но у Лейвинии уже задрожали веки. Оллерус лишь мрачно смотрел на Коронзон, а волосы продолжали сжимать Эншу, девочка заходилась всё более диким криком...
  - Фиамма, Бездна демонстрирует всем то же самое, проверь, - бросил он, и Фиамма поспешно вышел. Оллерус же продолжал смотреть вплоть до того, как из кокона волос всё большими ручейками полилась кровь.
  
  Никто не среагировал, никто не обманулся иллюзией, печать продолжала восстанавливаться - но на лице Коронзон играла широкая улыбка.
  - Вы не спасли ребёнка. Не спасли погибающую маленькую девочку. Вы, собравшиеся в православных церквях, желающие спасти мир, решившие выступить против врага человеческого по зову долга, равнодушно прошли мимо погибающего дитя. Разве это правильно? Разве можете вы допустить подобное там, где объявили себя хозяевами? И разве стыд за допущение столь ужасного зла не сожжёт вас изнутри?
  Фиамма уже мчался к церквям. В первой из них он увидел такой же овал и смотрящих в него магов, переставших произносить заклинания.
  - Да... - выдавил один из них. - Это очень плохо...
  Искривлённая багровая рука выскочила из-за плеча Фиаммы и ударила в пламя, мгновенно разрушив его. Маги вздрогнули и оглянулись, недоумённо заморгав.
  - Это иллюзия демона! - прорычал Фиамма на ходу. - Не мне вам это объяснять!
  По пути он пересёкся с Аквой и Венто - те тоже сообразили, что к чему, и рубили транслирующие окна. Но и сообщили, что у кого-то уже глаза на мокром месте, а ритм заклятия сбился.
  
  Иззард опустил пистолет, весь его сосредоточенный облик мгновенно слетел, сменившись маской ужаса.
  Оллерус помог ему восстановить Арс Магна, разрушенную Камидзе Томой. Помог с одним условием: спасти мир, и Иззард полностью согласился. Никто не отказался бы вернуть силу, воплощающую твои мысли в реальность.
  Вот только даже мысли не могли повредить Коронзон, хотя Иззард и пытался скомандовать пощадить ребёнка. Не смог предотвратить её гибель, и тихий голос раздался в ушах:
  - Что ты, алхимик, натворил? Неужели опять из-за тебя страдает маленькая девочка?
  - Нет! - Иззард почти взвизгнул, узнав этот голос и последующий хохот. Нет, это иллюзия, Камидзе Тома не может быть тут. - Ты иллюзия! Я тебя не слышу!
  - О, ты превосходно меня слышишь, алхимик, - голос не унимался. - Я ведь уже победил тебя один раз, когда ты взялся за зло - и сейчас ты продолжаешь гнуть свою линию. Тебе ведь было приятно смотреть, как умирает маленькая девочка, и не шевельнуть пальцем, дабы спасти её?
  - Я пытался! - Иззард старался держать над собой контроль. Оллерус предупреждал его о штучках Бездны, да Иззард и сам с ними встречался, когда в первый раз открывал знание Арс Магны. Тогда он справился, справится и сейчас.
  - Ты плохо пытался. Недостаточно. И та Бездна, с которой встретился ты, без Коронзон была лишь слабой тенью самой себя. Только поэтому Лейвиния сумела взлететь так высоко в таком малом возрасте, и только поэтому ты же получил доступ к силе, с которой не смог совладать при первом серьёзном вызове.
  Тень появилась на краешке сознания, видимая даже не глазами. Хохочущая тень невысокого парня, вместо правой руки которого скалил пасть ужасающий всем своим обликом дракон.
  - Теперь же, алхимик Ауреол Иззард, познакомься с настоящей Бездной.
  Иззард закричал.
  И кричал ещё очень долго.
  
  - Эстер, - напряжённо сказал Оллерус, всматриваясь в пока неподвижную фигуру Коронзон. - Боюсь, тебе нужно выдвигаться к нужной точке.
  - Что? - та аж вздрогнула и побледнела. - Но ведь...
  - Будем надеяться, но лучше тебе быть там заранее. Лейвиния справится.
  Больше вопросов некромантка не задавала, и мигом помчалась к выходу. Лейвиния продолжала бормотать, однако посмотрела на Оллеруса со страхом.
  - Мы все знали, на что шли и кто наш враг, - только и произнёс маг, но девочке этого хватило, чтобы кивнуть и собраться.
  
  Волосы Коронзон сами собой завивались в острые копья, а взгляд не отрывался от невидимых обычному человеку связей между двумя городами на земле и в небе. И эти связи уже передавали силу, требуемую для укрепления печати.
  Но не полностью. Всё сбоило, всё шло не так, не было нужной гармонии - и на лице Коронзон вновь расползалась торжествующая улыбка.
  Людишки неспособны объединиться даже против угрозы гибели мира. Они по-прежнему держатся за желание иначе мыслить, иначе воспринимать и определять магию в зависимости от культуры и страны. Они по-прежнему охотно вверяют важные роли в руки одного человека. Оллерус, несомненно, надеялся на то, что это не сыграет особой роли - однако он слишком давно не соприкасался с Бездной.
  И слишком позабыл, что такое Коронзон.
  Мораль людей изменилась за века. И маги, пусть даже невольно, но понимают, что они участвуют в вооружённом захвате чужой страны. И что они не помогли ребёнку. И что это будет грызть их изнутри. А теперь, когда они бросили вызов Бездне, это точно будет их грызть, яростно раздувая любое пламя сомнения и разрушения.
  Копия Гунгнир указала остриём на Звезду Вифлеема и засветилась ярким солнечным лучём, а голос прозвучал так громко, что его услышали везде:
  - Этот город принадлежит Коронзон. И вас никто не приглашал.
  Если ты захватишь чужие земли, то тебя могут признать хозяином - а могут и не признать. Могут устроить партизанскую войну. Могут отбить территорию. Сам ты можешь понимать, что эти земли твои лишь по праву сильного - и если придёт кто-то сильнее, то придётся уступить. Иззард должен был убедить всех, что они здесь сила и имеют право вмешиваться в ход печати, но сейчас он пытается выбраться из своих собственных кошмаров и неспособен помочь.
  Связь между двумя городами задрожала, с каждой секундой и каждым заклинанием в ней возникало всё больше дисгармонии. Копьё поднырнуло древком под ноги Коронзон, поднялось и понесло в сторону ближайшего потока.
  
  Оллерус столь напряжённо всматривался в интерактивную карту, что даже не вздрогнул, когда Тор ввалился внутрь.
  - Бунтов нет! - отрапортовал тот, по инерции пробежав несколько шагов. - Ребята всех успокаивают, так что всё обойдётся.
  - Не обойдётся, - Оллерус указал на карту. - Ты проверил Иззарда?
  - Хель уже отправилась к нему.
  - Проверь сам, - возражать Тор не стал, лишь кивнул и выскочил наружу.
  - Вы уверены, что это иллюзия? - Лейвиния закончила читать заклинания, и теперь в её голосе был один страх. - Я видела эту девочку...
  - Да. И даже если нет... - Оллерус дёрнул головой. - Помочь мы ей не можем, а себя погубим. Я и так боюсь, что Коронзон успел воспользоваться. Если демон прорвётся сюда...
  Помещение затряслось так, что с каменного потолка что-то осыпалось.
  
  Со стороны казалось, будто Коронзон парит в воздухе - ибо копия Гунгнир поблекла настолько, что казалась прозрачной. Её наконечник был полностью окунут в поток между городами, и иногда вспыхивал жёлтым цветом, словно сигналя о неполадках.
  Сила копья велика - но противостояли ей самые могущественные маги планеты, выступившие единым фронтом. И даже трюк Коронзон, ослабивший их единение, не сумел смять общую силу.
  Однако лазейку оставил. И сейчас силы копья и Коронзон долбились в эту лазейку, расшатывая её до полноценной дыры.
  
  Оллерус ни от кого не скрывал, что их конечная цель Коронзон. И даже те, кто до сих пор не слышал это имя, впечатлились услышанным. Впечатлились, но воодушевились освободить планету от демона.
  Сам Оллерус мог лишь корить себя за то, что не узнал об этом раньше. Но все проблемы с мировыми войнами и восстановлением после них, с Отинус, с враждой магов и эсперов отвлекали от самой возможности что-то предпринять. И лишь когда он начал сопоставлять факты, изучать магические неполадки и получать сведения - лишь тогда пришло понимание, что в мире присутствует нечто неучтённое, но влияющее на заметном уровне. Оллерус начал собирать силы, но даже не понимал, против чего он собирается выступать.
  Потом он узнал, что когда-то Алистер Кроули пытался вобрать в себя часть Бездны и даровал ей расписанное астрологами имя Коронзон.
  Потом услышал от Камидзе Томы переданное Магическим Богом предупреждение присмотреться к Лауре Стюарт.
  Потом что Лаура Стюарт когда-то носила имя Лолы Зазы Кроули и что она дочь Алистера.
  Дальше осталось лишь всё совместить и ужаснуться.
  В том числе тому, что Коронзон оказался столь высоко в иерархии британского правления и считался одним из сильнейших магов в мире, демонстрируя, что справиться с ним будет совсем нелегко.
  
  Вся дисгармония представала перед Коронзон как на ладони. Неуверенность и страх силы, против которой они вышли. Непонимание этой самой силы. Ужас от осознания того, на что способна эта сила.
  Оллерус допустил чудовищную ошибку, обратившись к магам. Все они произошли из Эона Осириса, в котором лишь выдающиеся личности могли справиться с Бездной. А выдающихся личностей здесь было маловато.
  Даже они всего лишь люди. И потому ничто перед Коронзон.
  Прозрачное копьё начало светиться, исполняя приказ, и потоки магии вновь забурлили. Они уже не достигали печати, а когда достигали, то ничего не несли с собой.
  - Бездна сильнее любого из вас, Алистер, - свечение копья усилилось, в нём замелькали калейдоскопом яркие, жаждущие прорваться наружу цвета. - Сильнее любой страны. Сильнее любой воли. Сильнее всего вашего мира и его реальностей.
  Звезда Вифлеема подчинила себе Академия-сити, но его руководители не смогли предотвратить злодеяние на своей новой территории. Не смогли убедить самих себя в правильности действий. Не показали себя достойными хозяевами. И когда они подключились к печати, то и печать подключилась к ним.
  А их сила встретилась с силой единственного нынешнего хозяина города.
  Силой Коронзон.
  Потоки магии вновь забурлили, но теперь ровно в обратную сторону. Теперь Звезда Вифлеема становилась собственностью Академия-сити, раз не смогла доказать обратного. Теперь она покорялась сильному лидеру, готовому распоряжаться новоиспеченным добром.
  И открывала этому лидеру полный доступ ко всему.
  Копьё сверкнуло, обрело очертания - и резко рвануло ввысь, с огромной скоростью приближая Коронзон к лишившемуся всей защиты городу.
  
  
  Тома постепенно начинал ориентироваться во всём круговороте.
  Алис-тян не столько отбивалась и атаковала сама, сколько танцевала с противниками, забавляясь и раздражая их чем угодно: от ярких порнографических образов с участием, как она объяснила, высших лиц правительства до мгновенных ускользаний из абсолютно неизбежных тисков.
  Тома помогал с последним, исправно разрушая правой рукой всё указываемое. Даже к бесконечной тряске привык, однако разделять весельё не спешил.
  - Нам надо бы в аббатство, - наконец тихо сказал он, развеяв угрожающую фиолетовую надпись на неизвестном языке. - Я не хочу оставлять всё на Мисаки.
  - Надо бы, - не стала спорить Алис-тян. - Но если мы попрёмся в аббатство, то вот эти все попрутся за нами и на месте ещё какая-нибудь каверза случится.
  Переться было кому - Тома насчитал штук двадцать магов в одеждах, смахивающих на одеяния других веков. Плюс бегающие туда-сюда адские псы. Плюс сумевшая освободить катану Канзаки. Плюс всё продолжающий бушевать гигантский крокодил, как бы тираннозавр его не трепал.
  Плюс полетевшие с его спины мелкие ящеры, с крыльев которых выстреливали мелкие чёрные молнии.
  - Вот видишь! - Алис-тян сделала пируэт и свистнула, после чего со спины их ящера полетели дико орущие белые голуби, взрывающиеся при столкновении. - И наверняка ещё что-нибудь придумают.
  Тома задумался, глядя сверху вниз на то, что оставалось от жилых кварталов. Оставалось немного: что не стирали залпы магии, то добивали дерущиеся звери.
  - Может, мне коснуться крокодила? - предложил он. - Или Мазерса, коли он его призвал.
  - Нуууу! - возпила Алис-тян. - Как я красивая себя предлагаю, так ты морду воротишь, а как старый, дряхлый, не умеющий одеваться маг, так сразу лапать?
  - Слушай, Алистер...
  - Алис-тян!
  - У меня родные люди могут погибнуть, Алис-тян! - Тома неожиданно для самого себя обозлился. - Родители, друзья, знакомые, любимые девушки! И незнакомые сейчас каждую секунду гибнут, а мне на них не плевать! Нам срочно нужно стряхнуть с себя весь этот хвост и добраться до аббатства! Плевать на неудачу, сам же болтал, что перебиваешь силой воли! И иллюзиями пользуешься, придумай что-нибудь уже! Здесь тебе не цирк с голубями!
  - Хорошо-хорошо, - Алис-тян забормотала как-то даже испуганно. - Прости, Тома, я давно себя живой не чувствовала, да ещё чтоб настолько... Сейчас, что-нибудь...
  Она щёлкнула пальцами, и небо заполонили их копии, мигом начавшие болтать без умолку. А когда Канзаки ткнула одну из них клинком, то голубой взрыв вновь швырнул её вниз.
  - Не повредит, - мгновенно сообщила Алис-тян. - А пока они всех лопают, мы сумеем удрать. Сейчас, ещё кое-что наколдую... ну вот! - она резко сорвалась с места и промчалась прямо под мордой у крокодила, которого вцепившийся в глаз тираннозавр заставлял более ни на что не обращать внимания. - Они нас не учуют. А пока разберутся здесь, мы уже доберёмся туда.
  Ещё несколько копий взорвалось позади, стреляя молниями в нападающих.
  
  - Вам бы лучше не идти за мной, - бросил Акселератор на ходу. - В этом аббатстве наверняка самые могучие соберутся, вас попросту покрошат.
  - Выбраться-то нам надо, - заметила Шокухо, надувшись. - И вообще, я тоже пятиуровневая.
  - И что? - это Акселератора даже рассмешило. - В бою клоны Третьей полезнее тебя.
  Клоны. Сёстры. Что-то они сделали - Акселератор не понимал, что, но сейчас это наполняло его эйфорией.
  Хорошо бы не опасное. Если хоть одна из Сестёр пострадает, то он точно кого-нибудь убьёт. Даже хотя бы этого демона.
  Но пока что их цель аббатство.
  А его - защитить всех этих самопровозглашённых героев. Особенно блондинку, а то объясняйся потом.
  Кстати... если он правильно понимает силы старающихся держаться незаметными Падальщиков...
  Кое-что с этим можно организовать.
  
  Агнес и Стейл не отпускали Индекс всё это время, а Урсула безостановочно читала книгу. Её голос походил на молящийся, обращающийся к Богу с добротой и любовью - но целью заклинания было освобождение демона, и Индекс понимала это лучше остальных. Однако сказать не решалась.
  Всё равно никто не послушает.
  Да и Тома скоро придёт освободить её. Он и заклятие разрушит, и демона любого одолеет. Индекс даже повеселела, хотя улыбаться не рисковала, уж слишком сильно Стейл сжимал её плечо.
  Вместо этого она пробовала вслушиваться в текст. Значения имён, слов и особой интонации складывались в призывающее заклинание, но из этого выходит...
  Ицува и Лессар очень тихо проскользнули в святилище, но Цучимикадо сразу же увидел это и подошёл к ним.
  - Что? - спросил он тихо, стараясь не заглушить песнопение Урсулы.
  - Камидзе Тома и Алистер Кроули сбежали под прикрытием копий, - столь же тихо и быстро заговорила Ицува. - Канзаки-сан будет прочёсывать город в поисках, а нас отправила охранять на случай, если они сюда прибудут.
  - Если Алистер Кроули прибудет сюда, то у нас есть кому его встретить. Ну да ладно, - Цучимикадо кратко взглянул на Индекс. - Их спутники?
  - Над ними обвалился потолок.
  - Хорошо. Проходите, но очень тихо и осторожно. Только попробуй что-нибудь сломать, Лессар.
  - Не сегодня, - жёстко ответила та, и они втроём прошли к алтарю, встав позади Индекс. Та вновь почувствовала, что вот-вот зарыдает.
  Тома, где ты?
  
  - Они же вроде не околдованы, просто считают себя патриотами Британии, - пробормотал Тома, пригибаясь как страус. - Почему тогда с этими псами и мертвяками рука об руку?
  - Спроси любого патриота, хочет ли он, чтобы враждебные всему человечеству силы уничтожили другие страны, пожрав души их жителей, - Алис-тян тожн активно пригибалась. - И даже если он ответит "нет", то во взгляде увидишь отчётливое "да".
  Они пока прятались за обрушившимся участком стены Букингенского дворца. Патрули из рыцарей и адских гончих проходили совсем рядом, но даже не чуяли - Тома не знал, как Алис-тян разбирается с его правой рукой, однако заклинания скрытности работали.
  - А нам можно как-то это использовать? - однако шума всё равно старался не поднимать. - Представить этих демонов как врагов, например.
  - Нууууу... - Алис-тян опёрлась об него. - Если мы, скажем, притащем сюда Элизард и заставим собачек сделать кус, то да, сработает. Но увы, наша бойкая королева даже неизвестно жива ли...
  - Сделай её иллюзию и спровоцируй.
  - Рыцари умеют различать иллюзии - и я уверена, что собачки тоже. Не только не поведутся, но и начнут тыкать в каждую дыру, ища нас. Плюс обманем мы их, и что? Всего лишь низшая ступень защиты, пусть даже высшая вон где, - Алис-тян кивнула в сторону возвышающейся над городом крокодильей пасти, вцепившейся в тираннозавра. - Да и тут. Видишь ту балерину?
  - Вижу, - балерина танцевала рядом с отрядом рыцарей и откровенно веселилась.
  - Это Дион Фортуна. Из её коробочки может вырваться абсолютно случайная магия, но она в противоположность нам абсолютно удачлива, и потому обычно вырывается полезное. А с нашей неудачей может такое, что даже я лишь беспомощно раздвину ноги.
  - Да, я уже испытал.
  - Во-во. И она не одна из Золотого Рассвета, я минимум пятерых тут чую. Без таких коробочек, но скажем так: каждый из них в Академия-сити заставил бы тебя носиться не хуже той большегрудой наёмницы. Кстати, может, мне сиськи отрастить?
  - Тебе больше делать нечего?
  - Хочешь сказать, у тебя есть варианты? - Алис-тян так склонилась к его уху, что стало щекотно. - У меня есть один. Я устраиваю представление и стягиваю к себе абсолютно всех, а ты очень-очень быстро бежишь внутрь аббатства и там геройствуешь.
  - Один?
  - Ты что, видишь здесь боевой резерв? Увы. Просто иди внутрь и бей всех по роже. Друзья простят, как очнутся, а врагов никто не спрашивает. Или хочешь поменяться? Если ты оторвёшь себе правую руку, то достаточно неплохо продержишься...
  - Спасибо, не надо, - Тома отдёрнулся, ибо последние слова Алис-тян прошептала ему в ухо. - Если нет другого плана, то давай.
  - Не боись, надолго я тебя не брошу, разберусь тут и сразу следом. Готов? Поехали! - и Алис-тян мгновенно выпрыгнула наружу. За те доли секунды, что её не успели заметить, девушка набрала в грудь воздуха и заорала:
  - Кто из вас украл Тому?!!
  Даже собаки удивлённо замялись, а вокруг Алис-тян тем временем зажглась сине-холодная аура показной злости.
  - Кто украл Тому? Кто нагло вырвал моего мальчика из любящих рук? Я так много хотела сделать с ним, всё показать, всему научить, исправить все ошибки и выдрочить досуха! А теперь кто-то из вас его похитил, и готовьтесь узреть мою злость!
  Псов и рыцарей буквлаьно смело с площади; Дион попробовала залезть в коробку, но ойкнула и выронила её, когда Алис-тян повесила перед её лицом чертовски яркий шар. Тома, как раз пробежавший мимо и прикрывший глаза, для спокойствия пнул коробку куда подальше, а Алис-тян врезалась бедром в лицо Дион.
  - Я присоединяюсь раньше, чем казалось! - она помчалась сразу за набравшим ход Томой. - И пусти меня вперёд, я тебе потанкую и заодно задницей потрясу!
  С этими словами Алис-тян выбросила вперёд руку, серебряное покрывало мигом обогнуло Тому и бросилось на выскочивших к ним монахинь: те агрессивно замахнулись оружием, но мгновенно всё уронили, упали следом и захрапели.
  - У меня, между прочим, есть заклинание для массовой оргии! - Алис-тян быстро проскочила мимо них, опередив замешкавшегося Тому. - И мне так хочется его применить, прям так хочется, что чешется...
  Массивный жёлтый кулак врезался в неё и откинул на несколько метров по каменному коридору, в который Алис-тян заскочила первой. Тома замер на пороге, соображая, что делать и к чему готовиться.
  - Тома, беги ко мне и за меня, далее к часовне! - Алис-тян вопреки силе удара уже поднималась. - Серьёзно беги, это одно из привычных заклинаний Весткотта!
  Объяснять более не нужно было - Тома помчался по коридору, а девушка рванула ему наперерез, с её пальцев срывалось теперь что-то золотое.
  Глядеть на битву он не стал - не до того - быстро завернул за угол и помчался далее, каждую секунду ожидая новую линию обороны.
  Но пока что ничего не попадалось.
  
  
  Оллерус выбежал из здания ещё до того, как нога Коронзон коснулась брусчатки города. Он успел крикнуть Лейвинии выдвигаться к нужному месту и отметить, что многие бегут в том же направлении.
  Они все обсуждали такой вариант. И нашли лишь один способ противостоять сломавшему защиту демону.
  К сожалению, для этого требовалось вступить с ним в бой.
  И кто-то уже вступил - над куполами церквей поднималось пламя, прерываемое серебряными вспышками. А с каждым шагом всё отчётливее слышался шум битвы, совсем не возвышенно-благородный.
  Оллерусу уже не раз приходилось слышать этот шум. Рёв пламени, пожирающего всё на своём пути. Лёгкий треск сталкивающихся друг с другом заклинаний. И раздирающие душу крики тех, кому не повезло оказаться слабее.
  Он замедлился, даже встал - бежать далее не было смысла. Огонь сам шёл к нему, пожирая здания и тех магов, что не успели убежать. Это было полновесной волной - сплошной, непреодолимой, надвигающейся подобно цунами, только вместо воды неукротимая пелена чудовищного жара.
  - Оступаем! План номер два! - крикнул Оллерус, и кто-то даже послушался, но тут из волны пламени прилетели несколько огненных шаров, взрывами разбрасывая всех и поджигая ещё больше зданий. Фиамма распоряжался строить Звезду Вифлеема преимущественно из дерева, иначе бы магия для открытия райских врат не сработала, и сейчас это поворачивалось ко всем ним боком.
  Хотя стена пламени остановилась.
  
  Фиамма, Аква и Венто атаковали Коронзон одновременно и с разных сторон. Меч, молот и искалеченная рука ударили почти в одну точку, но все трое оказались заблокированы едва ли не ленивым движением копья. Венто долго держать напор не стала: отпрыгнула и попробовала смять противника воздушной волной, но прядь волос коброй кинулась к ней и вонзилась прямо в шею.
  Аква же лишь нажал сильнее, мускулы на обнажённых руках напряглись, а лицо превратилось в определение сосредоточия. От улыбки Коронзон застыло и всё остальное тело, не сдвинувшееся даже когда огонь целиком обхватил его, превратив в пылающий памятник.
  Рука Фиаммы ударила уже трижды, но каждый раз безрезультатно - а перед четвёртым ударом сноп волос дёрнулся и к нему. Фиамма заблокировал удар, но следующим прилетело копьё, пробив всю его защиту.
  Шествие Коронзон продолжилось, но прервалось бравым свистом: на крыше ещё не затронутого пламенем дома стоял Тор и нахально улыбался, помахивая небольшим молотом.
  - Эй, демон! - крикнул он, весь сияя. - Как насчёт спарринга?
  Ещё несколько фигур встали рядом с ним - маги из GREMLIN, готовые ринуться в бой.
  
  Пока что созданный наспех план удавалось реализовывать.
  Оллерус подбросил себя над опять рванувшим пламенем и парой заклятий удержал его от пожирания бегущей группы магов. Больше он для них ничего не мог сделать, лишь надеялся, что сумеют спасти себя сами. Спрыгнув в Академия-сити и замедлив падение, например. Или открыв порталы, если среди них есть умельцы.
  Ибо та, кто точно умеет, занята своим делом.
  Эстер стояла на крыше каменного и оттого ещё сопротивляющегося огню здания вокзала. Летающему городу он был нужен как собаке пятая нога, однако в чертёж Фиаммы вписался полностью. Для плана Оллеруса он тоже оказался превосходной точкой, с которой многое было видно.
  Для Эстер даже слишком многое. Она что-то бормотала про себя и крепко сжимала слегка изогнутый кинжал, но дрожала всё больше и больше, слыша крики погибающих и видя развернувшуюся внизу битву.
  GREMLIN атаковали Коронзон, однако все их удары разбивались о кажущееся хрупким тело в розовом платье. Даже яд Ёрмунгард и манипуляции Хель ничего не добивались.
  Тор старался активнее всех: молот в его руках дрожал, искрил и бил сам по себе, однако и это не приносило никакой пользы.
  - Хэ, - от Коронзон донёсся какой-то невнятный звук, полный запредельной скуки. И длинные волосы, успевшие было сплестись в бесформенный комок, пришли в движение. GREMLIN попытались им сопротивляться: Ёрмунганд вновь плюнул зелёным ядом, а Фенрир вздыбил мостовую раскрытой пастью, но волосы пронзили сначала все преграды, а затем тела магов.
  Эстер беззвучно заплакала, но подняла кинжал и начала шептать уже осмысленно, а Оллерус вышел на площадь. Тор единственным из всех избегал смерти, ускользая от каждого движения, но по итогу не мог атаковать сам.
  - Коронзон! - Оллерус почти выкрикнул имя, привлекая к себе внимание. - Лучше уйди в Бездну спокойно, не причиняя никому зла. Этот мир уже достаточно пострадал от твоих рук.
  - Достаточно? - волосы нацелились в него артеллирийскими жерлами. - Достаточно будет, когда он весь сгорит.
  - Я понимаю причины твоей ненависти к людям, Коронзон, - Оллерус подошёл чуть ближе. - Я сам видел множество бед, зла, горя и немыслимой жестокости. Но мир не просто не состоит из них, всё это малая его часть, низшая и дрянная. И мы чем дальше, тем больше избавляемся от неё. Поэтому прошу, дай нам шанс исправиться. Я знаю, что ты работал с детьми, и...
  - ...и потому надо вспомнить детские слёзки, в одно мгновение наполниться теплом и умильнуться, - речь Коронзон вновь пронзила интонация скуки. - Оллерус, ты не со злодеем из книжек для этих детишек говоришь. Ты говоришь с Бездной. И все твои слова, как и ты сам, бессмысленны перед Бездной.
  Кинжал в руке Эстер завибрировал, и одновременно завибрировала копия Гунгнир, ровно в том же темпе. Тор поднёс молот к губам, поцеловал - и тот тоже завибрировал. Все три оружия тряслись абсолютно беззвучно, и все усилия Коронзон заставить копьё умолкнуть ни к чему не приводили.
  - Уйди в Бездну, демон, - тихо сказал Оллерус, поднимая руки, на каждой ладони которых светились зелёные символы. - Или будешь заточён навечно.
  Тела вокруг них зашевелились. Встали. Быстро выстроились в пятиконечную звезду с Коронзон в центре, неподвижно застыв. Волна света прошла поверх их голов, закрепив фигуру ярким образом магической пентаграммы.
  - Это очень любопытно, - язык Коронзон хищно облизнул губы. - Вы ведь понимаете, что тогда заточите себя тоже? Подпишетесь на невероятно долгие муки?
  - Знать, что я мог спасти мир от твоей ненависти и не сделал этого, будет куда большей мукой, - хладнокровно отозвался Оллерус.
  - Всегда мечтал умереть ради мира, - Тор улыбнулся, так и не отнимая губ от молота. - Глядишь, так ещё памятник поставят. А и не поставят - будет что предъявить реке мёртвых. Жаль, не удалось с Ками-яном как следует помеситься, ну да бывают в жизни и пробелы.
  - Она тоже жаждет умереть? - взгляд Коронзон метнулся в сторону Эстер, еле различимой отсюда. А затем улыбка хищно растянулась на лице и губы коснулись дрожащего копья, прошептав:
  - Он не любит тебя.
  Эстер вздрогнула, когда шёпот достиг её, но лишь крепче сжала кинжал. Однако это стало только началом:
  - Он не любит тебя. И никого не любит. Он злодей, и рассматривает близких людей как свою собственность. И он не хочет сделать тебя своей собственностью.
  - Эстер, не поддавайся, - предупредил Оллерус, удерживая руки с символами на весу.
  - Я не поддаюсь! - горячо выкрикнула она, однако шёпот это не смутило.
  - Он пришёл к тебе только когда потребовалась помощь. И ушёл, когда перестала требоваться. Ты лишь удобный союзник и ничего более. А если попробуешь взбрыкнуть, если попробуешь отказать, то он заставит тебя слушаться силой. Потому что твоё мнение не интересует никого, как и ты сама.
  - Эстер... - начал Оллерус.
  - Всё в порядке! - мгновенно перебила девушка, продолжая держать кинжал на весу. - Меня её речи не трогают совершенно!
  - Ты врёшь, - шёпот сделался почти ласковым. - Ты врёшь прямо в лицо Бездне. Бездна видит твои страхи, твои разочарования, твои надежды и твоё отчаяние. Ты боишься, что он будет использовать тебя так же, как и его предок. Ты боишься, что ему отвратительна тема некромантии. Ты боишься, что никогда не сможешь привлечь его внимание. И этот страх позволит Бездне сожрать тебя.
  - Довольно! - Оллерус поднял руки ещё выше, а зелёный свет засиял ярче, но ответом Коронзон вновь была лишь улыбка.
  - Для единства нужно нечто большее, чем желание победить монстра, Оллерус. Стержень куда твёрже. А у людей, что ты собрал тут, этого стержня нет.
  Кинжал нагрелся в мгновение ока, столь сильно, что Эстер закричала от боли - но продолжала удерживать сквозь слёзы. Оллерус выкрикнул заклинание, и зелёные символы покрыли уже тело Коронзон, а Тор изо всех сил размахнулся и ударил по ним молотом, прибивая как мешающийся гвоздь.
  - Это всё? - скука в голосе Коронзон достигла смертельных высот. - Всё, на что способны сильнейшие маги? Неудивительно, что Алистер Кроули смог обойти вас всех.
  Волосы легко двинулись - и кинжал раскалился так, что Эстер уже нечленораздельно орала. Однако упрямо держала его, одновременно пыталась залечить рану и наконец добравшаяся до неё Лейвиния взмахами палочки унимала боль.
  Тор продолжал изо всей мощи лупить по сковывавшей Коронзон зелёной броне, и его атаки начали напоминать кузнечную работу, ибо от каждого удара проступали новые символы. Жар от волос Коронзон только добавлял красок в ремесленную картину, но сами они пока не двигались, ожидая приказа.
  На какое-то время грохот молота стал единственным звуком в парящем городе. Оллерус, уже пропотевший с головы до ног, упрямо держал руки на весу, Тор с огромной скоростью молотил, и даже Эстер утихла - вмешательство Лейвинии дало плоды. Только они четверо остались противостоять Коронзон, и на какое-то время показалось, что их усилий окажется достаточно.
  А затем кинжал взорвался прошедшей ровно горизонтально огненной волной. Белокурые волосы Лейвинии объяло пламенем, девочка с визгом начала тушить его взмахами палочки - и замерла, когда тело Эстер рухнуло совсем недалеко от почти ровно оторванной головы, успевшей застыть измученной гримасой боли.
  Одного движения копья хватило, чтобы вся кузнечная работа разлетелась на мигом угасшие частицы, а волосы резко вцепились в Оллеруса и Тора. Точнее, попытались: первый мигом выставил перед собой зелёный щит, а второй серией исчезновений появился позади Коронзон и атаковал ударом молота в висок.
  Молот попал и мгновенно прилип. Тору не хватило секунды догадаться отпустить рукоять, и этой же секунды хватило волосам Коронзон, дабы начать обвязывать его сжигающими плоть верёвками. Оллерус закусил губу, но не мог прийти на помощь, сам еле держа оборону от множества пылающих атак.
  - Ты ведь никогда не подставлял других, предпочитая делать всё сам, - шёпот Коронзон проник и сквозь такую преграду. - А сейчас вынужден был изменить себе. И скрылся за телами товарищей. Именно поэтому ты согласился быть заточённым вместе с Коронзон? Согласился на персональный ад?
  Волосы уже почти полностью обвязали Тора, а за треском пламени не было слышно и намёков на крик.
  - Разрушь печать Алистера Кроули, Оллерус, - шёпот стал вкрадчивым. - Разрушь, и тогда...
  Лейвиния появилась как из ниоткуда и зависла в воздухе. Огонь на её голове потух, но девочка не могла даже пошевелиться, сдавленная невидимой силой, и отбросившие останки Тора волосы медленно потянулись к ней.
  - ...и тогда я отпущу её и тебя, - шёпот Коронзон проникал в самую душу. - Я всё равно отсюда вырвусь, но если вы мне поможете, то получите шанс на спасение. Шанс пережить мою ненависть, сохранить магические знания, воссоздать человечество - или уйти в другую реальность. Такой же шанс, какой получил Камидзе Тома. А если не согласишься...
  Небольшая прядь почти ласково мазнула щёку Лейвинии - но девочка сразу закричала, а на бледной коже мгновенно побагровело рваное пятно. Оллерус сжал зубы, а затем резко, с невероятной силой ударил ладонями друг об друга.
  Зелёная вспышка ослепила всех, даже волосы будто с шипением отдёрнулись от мага. А затем наступила тишина, и Оллерус безвольно уронил руки, даже как-то сгорбившись.
  - Прости, Лейвиния, - прошептал он.
  Огонь хлыстом ударил по его левому глазу и прижался, так что маг завопил от невыносимой боли. Лейвиния уже зарыдала, и две пылающих пряди застыли перед её глазами, угрожающе покачиваясь.
  - Вы заперли Коронзон вместе с собой? - ненависть можно было чувствовать. - Отлично. Тогда вы очень долго будете жалеть об этом.
  
  
  Из обещанных пятерых магов Золотого Рассвета Томе встретились двое, однако побегать не заставили - одного быстрого удара Разрушителем Барьеров хватило. Даже слишком хватило, от прикосновения мёртвые колдуны разлетелись в пыль.
  Чуть больше проблем началось, когда Шерри Кромвель оказалась внутри аббатства, охраняя проход к часовне. И сразу же призвала голема.
  Хотя и здесь оказалось нетрудно: удар по голему, удар по не успевшей восстановить его Шерри, пробежать мимо с извинениями. Но когда Тома заскочил внутрь часовни, то проблем резко прибавилось.
  Правда, не атаковали сразу. Даже дали отдышаться и осмотреться.
  Индекс смотрела на него с радостной улыбкой, однако не произнося не слова - наверняка мешал Стейл, держащий её за плечи и сурово смотрящий вперёд. Тома покосился на увиденный было белый клочок бумаги - так и есть, все стены обклеены его рунами для быстрого призыва огненного демона. Чего ещё, собственно, ожидать.
  От всех остальных ожидать можно было разного. Ицува и Лессар стояли с копьями, нацеленными прямо в него, Канзаки обнажила меч, Агнес сжимала посох, Цучимикадо хладнокровно целился из пистолета. Все они сгрудились рядом с Урсулой, смотрящей в огромный гримуар и что-то напевающей - однако же успевшей ласково улыбнуться ему.
  Тома ещё немного отдышался, внимательно смотря на всех, а затем негромко спросил:
  - Я так понимаю, мне будут предлагать дипломатию?
  - Видишь ли, Ками-ян, - Цучимикадо, не опуская пистолета, поправил солнцезащитные очки. - Мы тут немного пообсуждали и согласились с тем, что сразу нападать на тебя было несколько преждевременно. Всё же нас связывают долгие, близкие, а порою даже очень интимные отношения. И ты никогда не дрожал обожанием Академия-сити, лишь хочешь сохранить его покой. Потому - ну да, дипломатия. Перейди на британскую сторону, стань верным подданным королевы, и тогда останешься в живых.
  - А я с Ицувой и Канзаки продолжу согревать твою постель, - Лессар согласно махнула хвостом. - Ну и кто тоже перейдёт на британскую сторону.
  - А кто не перейдёт? - поинтересовался Тома, и не удивился, когда девушка просто провела ребром ладони по горлу. - Слушайте, хоть кто-нибудь из вас знает, что Лаура Стюарт на самом деле демон Коронзон? И что он пользуется вами для того, чтобы уничтожить весь мир?
  - Какая ерунда, Тома, - теперь заговорила Канзаки, сухо и неприятно. - Лаура Стюарт верная подданная империи, если она и желает уничтожить мир, то только ту часть, что не желает покориться. А этих глупцов никому не жалко.
  - Вы... - Тома даже шагнул назад. - Вы серьёзно?
  - Мы абсолютно серьёзно, Тома, - Ицува напротив, шагнула вперёд. - Британия слишком долго со всеми договаривалась, подчинялась, терпела. Ватикан, Франция, Америка, Россия, Академия-сити... и этот список мог шириться бесконечно. Хотя весь мир, включая эти же страны, живёт только благодаря нам, учится у нас, говорит на нашем языке, пользуется нашими достижениями, вдохновляется нашей культурой. Мы просто официально закрепляем наше превосходство. И уничтожаем тех, кто слишком слеп, дабы признать это.
  - Урсула, - Тома в последнем приступе отчаяния посмотрел на светловолосую монашку. - Ты же никогда не была воинственной...
  - И поэтому читает эту книгу, - Агнес полностью заслонила ту. - Когда она прочтёт её, то божье благословление падёт на Британию, сделаёт её владыкой мира и прекратит все бессмысленные войны. На Земле наступит Рай.
  Увы, дипломатия бессмысленна. Но и от драки немного толку - одна только Канзаки разрежет его на несколько кусков, а уж с такой помощью...
  Алис-тян, похоже, крепко застряла с Весткоттом. Мисаки, Акселератор и остальные наверняка ещё под землёй и в любом случае далеко. Полагаться стоит только на себя. И можно было бы играть в обманку...
  А почему бы, собственно, и не сыграть...
  - Ну так что, Ками-ян? Что выбираешь?
  Притвориться, что выбрал Британию, подойти ближе - а там коснуться Урсулы? По сути, надо лишь коснуться Урсулы, а там уж как пойдёт. Если действовать быстро, то можно вообще вырубить кого-то ещё, или дождаться Алис-тян, или...
  - Тома, - всхлипнула Индекс. Её никто не остановил, и девочка уже смелее повторила:
  - Тома...
  Тома посмотрел на неё, и понял, что его кулаки непроизвольно сжимаются. И что все остальные это видят.
  Ну... что называется, бывало и хуже. На что он вообще мог надеяться, что ему повезёт всех так обдурить, спокойно пройти к Урсуле и коснуться её? Ха-ха.
  - Если Британия желает только править миром, не помогая ему и даже разрушая, то мне точно с ней не по пути, - спокойно произнёс он.
  - Что ж... - Цучимикадо прицелился. - Мне будет тебя не хватать, Ками-ян.
  - Тома! - взгвизгнула Индекс; Стейл крепко сжал её плечи - а затем изо всех сил толкнул вперёд.
  - Тома, беги! - крикнул он, зажигая на ладони огненный шар и швыряя его в Цучимикадо. Тот отшатнулся, сбил прицел и даже не выстрелил.
  - Стейл! - Тома кинулся к девочке, пока остальные решали, на кого лучше нападать.
  - Хватай Индекс и беги! - Стейл зажёг на ладони ещё один шар. - Я вас прикрою! Иннокентий!
  Огненный демон вырвался прямо из пола, выпрямился в гигантский рост и грозно взревел - вовремя, ибо Канзаки уже занесла клинок, готовясь атаковать Стейла, а Лессар умудрилась копьём подцепить Индекс за полу мантии, не позволяя ей двигаться далее.
  - Отпусти её! - прорычал Тома, он был уже близко, но ещё пара секунд, а Ицува уже встаёт ему наперерез, пока Агнес пытается отмахнуться от демона...
  Урсула прекратила напевы.
  Посмотрела на всех сияющим от счастья взглядом.
  И объявила:
  - Я закончила.
  
  Оллерус сделал ещё одну ошибку. Точнее, не успел сделать правильно.
  Он создал свою печать, но не сумел вплести её в печать Академия-сити, устанавливая двойную защиту.
  Впрочем, это не имело значения. Призыв уже прошёл, и теперь его даже тройная защита не сдержала бы.
  То, что совсем недавно было двумя людьми, больше не интересовало Коронзон. Зов шёл с запада, и он разрушал все немыслимые барьеры, привязывая к себе.
  Зов последней трубы, возвещающей конец света.
  Огромные огненные крылья перепончатого облика распахнулись позади Коронзон, зов полностью достиг своей цели, обволок её, привязал - и дернул нить, окончательно разламывая все печати.
  Звезда Вифлеема взорвалась, мощным дождём обрушившись на Академия-сити, и пылающие купола церквей разрушали последние уцелевшие части научного города.
  Коронзон же несло вперёд, и жар от крыльев испепелял землю, оставляя за собой всесжирающий огненный след. Вода в море вскипятилась так, что миллионы рыб всплыли кверху брюхом - а затем вновь очередь земли, и пламя поглощало города, людей, армии, не давая шанса никому.
  Словно разрез от клинка потянулся по планете первой раной, нанесённой пылающей ненавистью.
  И остриё всё быстрее приближалось к Лондону.
  
  Прошли секунды - но время словно растянулось. Тома мчался вперёд, уже понимая, что не успевает, видел сражающихся Канзаки и Стейла, хватающую Урсулу Агнес, Индекс, что изо всех сил отбивалась от Лессар и Ицувы, тянущих её как можно дальше от Томы...
  Цучимикадо скользнул под замахом демона, поднял пистолет - и уже тогда начался шум, больше напоминающий дикий вой. Вой ужаса, что несётся над планетой к началу своего буйства.
  Тома вытянул вперёд правую руку, желая схватить, спрятать, защитить... но уже отчётливо понимая, что не успевает, что опоздал совсем немного...
  На мгновение они все успели повернуться к нему, и словно бы поняли, успели понять, что происходит...
  А затем пламя ударилось в правую руку, обогнуло её, заключило его в тесные объятья.
  И мир превратился в ад.
  
  Академия-сити стал одним гигантским пожарищем - теперь вне всяких иллюзий, желаний и допущений. Последние небоскрёбы были разрушены падающим с небес городом и смешались в жуткую техногенную кашу, в жаре которой ничто не могло бы выжить.
  Однако же крохотные фигурки упрямыми точками шагали к своей цели. Сжимали винтовки, хотя те уже раскалились. Сдвинули на лоб очки ночного видения, хотя те уже обжигали. Пытались мелкими электроразрядами хоть как-то защитить себя от бушующей стихии, хотя вряд ли стоило надеяться на успех.
  И тем не менее, до нужного места дошли все.
  Мисака Ворст слегка приподняла Ласт Ордер, проворчав про затекшие руки; девочка же внимательно следила за тем, как клоны серией разрядов наклоняют торчащие кверху металлические шипы, позволяя застывшему на них телу безопасно соскользнуть на асфальт.
  - Как забавно... - золотистый ретривер, лежащий на импровизированных носилках, дышал очень тяжело и медленно, и даже голос из ошейника шёл с перебоями. - Никогда не думал... что моя смерть будет такой... и послужит такому...
  - Нам всем неизвестно будущее /return - сказала Ласт Ордер. - Но я точно не хочу такой вариант /return
  - Как я и говорил Генсею... - пёс почти по-человечески закашлялся. - Никакой вы не расходный материал...
  - И никогда не были /return
  - Да... возможно, если бы я присутствовал при создании первых Кихар, то сумел бы сделать их иными... и всё бы стало иным...
  - Лучше начать /return
  - Я уже начал, - пёс закрыл глаза. - Я просто хочу напоследок порадоваться иронии... того, как вся воля Алистера была направлена против эсперов...
  Руки клонов заискрили, и эти искры скользнули на застывшее тело Мисаки Микото, практически сразу покрыв её электрической бронёй. Больше всего искр собралось вокруг раздавленной головы, замерцало на багрово-сером облике.
  - Для воплощения того, что Алистер называет Эоном Гора, нужно несколько условий, - с усилием заговорил Нокан. - И одно из них... когда человечество сможет создать жизнь.
  Ласт Ордер тоже вытянула крохотную ручку, по которой забегали разряды. Мисака Ворст вообще словно окружила голову непроницаемым шлемом.
  - И вторая ступень этого условия... когда созданная жизнь сама сможет создать жизнь...
  Раны Мисаки стали затягиваться сами по себе. Серое вещество втянулось внутрь вместе со множеством разрядов, черепная коробка затрещала, возвращая себе нормальную форму, а следы крови будто слизались огромным языком.
  - Алистер ненавидит эсперов, а мы смотрели на них как на подопытных... - Нокан шептал всё тише и тише. - И сейчас пришло время раскаяться, потому что только эсперы могут спасти наш мир...
  Казалось, что бушующий по всему городу огонь просто боится приближаться к огромному светящемуся кругу, образованному клонами.
  - Восстань, Третья, Рейлган, Мисака Микото. Эпоха Осириса, созданная Магическими Богами, подошла к концу вместе с ними, - пёс проскулил невероятно слабо, и обмяк с последней фразой. - Пришло время Научного Бога - и новой эпохи.
  - Восстань, сестра Мисака /return
  Электроразряды покрыли тело Мисаки абсолютно белым покрывалом, ярким светом разгоняющим тьму закрытого мглой пожаров солнца.
  И в этой белизне открылись глаза.
  
  
  Он опустил правую руку, не желая верить в то, что произошло. Не могло произойти, чтобы всех... всех разом...
  Фигура проявилась в бушующем пламени, и на мгновение сердце радостно застучало - но затем сжалось в приступе гнева и ужаса.
  Огонь отступил, слушаясь приказа, освободил им небольшую площадку.
  Розовое платье до пят. Длинные золотистые волосы, на которых языки пламени словно танцуют. Большие голубые глаза. Милое личико весёлой, жизнерадостной девушки.
  - Ты выжил? Вот так сюрприз! - и голос милый, даже добрый, словно его хозяйка само очарование. - А ещё и сейчас единственным выжил! Этим стоит заняться, не находишь?
  
  В мире остались только двое. Он сам и стоявший перед ним демон в облике милейшей девушки.
  - Как думаешь, всё пройдёт по такому же сценарию, как с Отинус? - улыбка Коронзон сияла радостью. - Ты меня ударишь, я расплачусь и раскаюсь, ты поймёшь меня, простишь и защитишь от всего мира. Мне, если что, такое по душе. Кстати, мелкая, лучше вылези, храбро посмотри в лицо неминуемой смерти. Глядишь, река мёртвых это как-нибудь зачтёт.
  Трое - Тома совсем забыл про Отинус, прячущуюся всё это время за шиворотом. Однако сейчас она вылезла, даже уверенно встала на его плечо и выпрямилась во весь свой крошечный рост.
  - Так-то лучше, - улыбка дополнилась довольным мурлыканьем. - Ну что, Тома? Как тебе такой сценарий?
  Он не отвечал. Он боялся, что вместе со словами вырвется весь гнев и боль, он бросится на демона - и мгновенно проиграет. А пока же они стояли, и светловолосая голова задумчиво наклонилась к плечу.
  - Знаешь, в благодарность за всю помощь в моём освобождении я могу дать тебе даже не шанс, а подсказку. Видишь ли, они все так или иначе верили, - тонкий палец небрежно указал за спину, в бушующий огонь. - И при этом жили во грехе. Оправдывали они себя или нет, понимали это или нет - не имеет значения. Незнание не освобождает от ответственности. А куда, позволь тебя спросить, попадают верующие, что живут во грехе?
  Волосы зашевелились, взмыли вверх - и начали изгибаться в причудливые формы, с каждой секундой всё больше напоминающие...
  Канзаки. Ицува. Цучимикадо. Лессар. Агнес. Урсула. Стейл.
  Индекс.
  Их лица метались в языках пламени, искажённые от бесконечного крика, и Тома перестал ощущать реальность, перестал думать, хотел отвернуться - но продолжал смотреть на облики абсолютных мук...
  - Прими веру, - шипение Коронзон само казалось треском вражеского костра. - Раздели эти ценности. Пожелай оказаться с ними. И напади с желанием убить, желанием разрушить, с чёрной ненавистью, горем раздирающей твоё нутро. И тогда ты умрёшь, и река мёртвых унесёт тебя к ним, и вы будете неразлучны - навечно.
  Огромная бесформенная маска соткалась из волос, беззвучно захохотала, всё больше открывая рот, пока не поглотила искалеченные болью лица, и огонь взметнулся вокруг неё крыльями абсолютного зла.
  - Не надо, Тома, - Отинус погладила его по щеке, приводя в чувство прикосновением. - Пожалуйста, не слушай его. Не поддавайся эмоциям. Не позволь ему победить.
  - Кажется, у нас тут третий лишний, Томик, - знакомое прозвище пропелось со знакомыми интонациями, заставляя вздрогнуть от пришедшего вопреки жару озноба. - Как насчёт легкоподжаренной недобогини?
  Он успел поднять правую руку на защиту Отинус, но рука Коронзон тоже поднялась медленной насмешкой победителя.
  И сковалась голубоватой цепью - лёгкой на вид, но мигом потянувшей Коронзон к земле. Ещё одна привязала к телу вторую руку, две перехватили волосы, одна скрутила ноги и вынудила опуститься на колени.
  Алис-тян медленно прошла сквозь пламя, держа в руке светящийся голубой шар, от которого к цепям тянулись почти неразличимые нити.
  - Прости, Тома, - в её голосе не было и капли веселья. - Весткотт подготовил пентаграмму специально для меня. Правда, он не учёл смену пола, но даже так пришлось повозиться... слишком долго.
  - Привет, папочка, - писк Коронзон заставил их всех сморщиться.
  - Заткнись, демон, - Алис-тян подпустила в тон холодной стали. - Ты бессилен против воли людей и знаешь это. Пусть я не могу тебя убить, но могу сковать и заточить.
  - Прошлые разы не удались, папочка, - писк стал ещё омерзительнее. - Неужели ты всё не можешь перестать наказывать свою бедную доченьку Лолу?
  - Тома, слушай, - Алис-тян решила просто игнорировать. - Я обещаю тебе, что верну всех, кого ты потерял. Айвасс сумел воскресить Лилит, и когда всё это закончится, то я призову его, узнаю, как именно он это сделал, и повторю. Верну всех. Так что, пожалуйста...
  Хохот Коронзон было похож на ор монстра, обнаружившего беззащитную добычу. Алис-тян даже вздрогнула и недовольно посмотрела на беснующегося в цепях демона.
  - Айвасс... воскресил... ой, не могу... - хохот перевоплотился в не менее жуткое иканье. - Вот ведь... умора...
  - Я же велела заткнуться, демон, - прошипела Алис-тян, и это подействовало: прекратились сразу и икота, и хотот. Однако ответная речь Коронзон всё равно сочилась ядом:
  - Тебе же выдали все подсказки, Алистер. Все ключи и указания. Твоё эго настолько велико, что не позволяет догадаться?
  - О чём ты? - нахмурилась Алис-тян, и даже отступила от последующего вскрика:
  - Айвасс не воскрешал твою дочь! Ты призвал его в тело своей жены, когда та была уже беременна! Он просто запомнил и воссоздал ребёнка!
  - Что? - лицо Алис-тян посерело, рука с шаром дёрнулась.
  - Настоящая Лилит Кроули до сих пор где-то в слоях реальности! То, что вернул Айвасс - не более чем копия! Копия, воссоединения с которой ты так ждёшь! - новый взрыв хохота грозил разрушить барабанные перепонки. - Такая же копия, которую тебе сразу предлагали сделать! Но ты отказался, и прошёл такой долгий путь избегания лишь для того, чтобы прийти к началу!
  - Не может быть... - прошептала Алис-тян, рука поникла, и Тома предупреждающе закричал:
  - Алистер!
  Но поздно - цепи на Коронзон уже лопались, и освободившиеся волосы взметнулись клинком. Алис-тян попробовала среагировать, вновь подняла руку с шаром, но заблокировать удар не получилось.
  Волосы пробили тело насквозь, мгновенно окрасив пол и голубые одеяния кровью. Алис-тян безвольно поникла, а волосы медленно подняли её в воздух, поднося к Коронзон.
  - Для людей ты, может, и велик, - последние обрывки цепей рухнули и растаяли. - Но для Бездны вы все одинаково жалкие.
  - Алистер! - Тома шагнул вперёд, сам не зная, что он предпримет. Алис-тян прошептала что-то неслышное, шевельнула рукой - и пространство на секунду разрезало.
  Правая рука отлетела с фонтаном крови, и огонь сразу сожрал её.
  Сверкающее фиолетовое тело дракона вырвалось на свободу, и зубастая пасть взревела, чуя добычу.
  - О, - волосы Коронзон ещё раз пронзили Алис-тян, а затем выбросили в огонь. - Зверушка тоже тут. Думаешь победить с её помощью?
  Тома не знал, сможет ли - но понимал, что это единственный шанс. Вряд ли они придумают что-то ещё против Коронзон, и если эта Неведомая Хрень действительно работает на его силе воли...
  Единственный шанс. И дракон взревел, готовый к бою.
  - Ой, страшно, - на лице Коронзон не пробегало и тени испуга. - Ой как страшно. Так страшно, что я спрячусь за спинами больших дядь.
  Потолок исчез словно в мгновение ока, и вытянутая крокодилья морда уставилась на них, сверкнув зубами. А в её пасти...
  Девушка с очень длинными чёрными волосами стояла прямо в пасти и вытягивала вперёд руку. Тома не сразу её узнал, но когда узнал...
  Монстры посыпались из раскрытой пасти - и от взмахов Одеялко делились надвое, натрое, покрывали собой весь обзор. Они падали прямо в огонь и вставали, игнорируя его. В основном псы, но над головами пролетели ящеры, а из тылов взметнулись гигантские перепончатые щупальца. Они все окружили Тому прочным кольцом, позволяя Коронзон в самом деле отступить подальше. Дракон вновь взревел - но монстры одновременно издали ответный рёв, а крокодил сверху ещё и поддержал.
  - Ну, Тома, - улыбка Коронзон напоминала предвкушение садиста. - Вот тебе многочисленные враги для победы. Глядишь, умрёшь доблестно сражающимся героем и попадёшь в какой-нибудь хороший слой. Может даже найдёшь себе там новую жизнь, свободную от тревог и волнений, а всё это забудешь как страшный сон. Кто знает? Уж точно не я. Собачки, фас.
  Он сейчас умрёт.
  Это неизбежно.
  Даже спасти Отинус не сумеет.
  Но всё же Тома изготовился к бою, дракон раскрыл сочащуюся предвкушением пасть, а крокодил наверху вновь взревел.
  Самолёт влетел ему прямо в глаз и взорвался, сменив вой на дикий визг. И сразу зелёные лучи скользнули по его морде, а окутанные белым фигуры разлетелись в разные стороны. Одеялко потеряла равновесие и едва не полетела вглубь раскрытой пасти, но одна из фигур просунулась мимо зубов, схватила её за руку и потащила куда-то в сторону.
  Брови Коронзон взметнулись, но отреагировать не удалось из-за треска позади. Что-то выплыло из огня.
  Индекс! Внутри защитного красного шара и с книгой в руках. Это отвлекло Коронзон, а дракон тем временем начал трепать кинувшихся собак. И удачно трепать, пасть хватала и пожирала по три за раз, а Тома левой рукой умудрялся отбиваться от остальных. Хотя совсем недолго, вон одна уже подлетела с раскрытой сочащейся пастью...
  - Суперпинок! - Кинухата свалилась на неё сверху и выстрелила под себя из пистолета, мгновенно растворяя пса. - Привет! Пришли на помощь! Супердракон! - всё это она выпалила, продолжая стрелять белыми пулями, моментально уничтожавшими собак.
  - Только не подходи к нему! - предупредил Тома, стараясь поворачиваться безопасной стороной; Кинухата сама сообразила, что его лево уязвимо, и взяла на себя оборону. Одна из собак всё же сумела напрыгнуть на неё, но обломалась об прозрачный щит и мигом растворилась от очередной пули.
  - Так-так-так, - внимание Коронзон тем временем переключилось на Индекс. - Что это ты делаешь, девочка? Что ты читаешь? Ты что, хочешь, чтобы тебе оторвали руки и ноги? Хочешь прожить остаток дней, моля о смерти?
  Волосы вновь взметнулись клинком, но между ними скользнула чёрная-зелёная фигура, от удара засветившаяся серебряным. И вскинувшая пистолет, отправляя в Коронзон сразу три пули.
  Хамазура выругался, осознав, что ни одна из них не навредила врагу, однако Анери мигом сообщила:
  - Хамазура, по моим данным девочка читает заклинание, которое должно ослабить демона. Думаю, в этой ситуации нам стоит её защитить.
  - Она ведь уже... - взглянул Хамазура на красный щит. - Хотя да, защитим, разумеется!
  Он вновь начал стрелять, а над ними вновь вспыхнул зелёный: Мугино, спасая Такицубо и Одеялко, ослепляла и испепеляла чудовище. Куроёри рядом с ней сосредоточилась на летающих монстрах; кинжалы летали столь размашистыми дугами, что те даже с уворотами неизбежно напарывались.
  - Ох как. Обязательная подмога для героя, - всё это не произвело впечатления на Коронзон. - Ну тогда...
  И вместе с очередной улыбкой пришла волна пламени, захлестнувшая Хамазуру. Костюм выдержал, но системы внутри мигом завопили.
  - Хамазура, с такими повреждениями мы израсходуем недельный запас энергии за несколько минут, - обеспокоенно доложила Анери.
  - А отступать нельзя, - процедил тот сквозь зубы; Тома тем временем направил было дракона на Коронзон, однако волосы встали у него на пути огненными змеями, раскрывшими угрожающие пасти. Собаки же продолжали бросаться на щит Кинухаты, якобы бездумно, но на деле тот с каждым ударом мерцал всё больше.
  Хамазура выстрелил ещё несколько раз, но каждую пулю словно поглотили, а жар и напор пламени всё усиливался. Ещё немного, и энергия костюма закончится вместе с защитой, его тут просто поджарят... но иначе подставит девочку под удар...
  - Я высвобождаю все резервы, Хамазура, - кроме Анери, помочь больше некому. Щит Кинухаты совсем опасно мерцает, дракон Томы запутался в переплетении волос-змей, крокодил начал отвечать Мугино ударами хлёсткого раздвоенного языка, а Куроёри слишком далеко...
  И план атаки продумывать было некогда, все разом согласились, что врезаться в заглядывающего внутрь пылающего собора гигантского крокодила будет лучшим ну или хотя бы суперкрутым вариантом...
  - Хамазура, мы ведь не будем отступать?
  Куда уж отступать. Хамазура был бы не прочь, но видел этого парня, чей кулак развернул его жизнь. Видел девочку, что позади него пытается изгнать демона. И понимал, что отступать некуда.
  Глядишь, запишут в героическое. Всё же спасти мир, выиграв хотя бы секунду для всех остальных. Если свезёт.
  Системы в костюме постепенно отключались, и освещение гасло. Скоро придёт темнота, а с ней... Хамазура надеялся, что больно будет недолго.
  И несильно.
  Эх, Такицубо... может, этих секунд хватит, чтобы демон пал и ты смогла бы зажить спокойной жизнью... жила ведь без него, и проживёшь далее...
  - Мне было очень приятно работать с тобой, Хамазура.
  - Спасибо, Анери. Мне тоже.
  Последние угасающие экраны...
  И дикий вопль, оглушивший его:
  - Не сметь сдаваться /return!
  Прошла, казалось, вечность, прежде чем Анери удивлённо спросила:
  - Воля?
  - Не смей сдаваться, Анери /return! - вопль только усилился. - Продержись ещё немного /retrun /capslock Кавалерия уже идёт / return!
  В небе над полем боя вспыхнула звезда - невероятно яркая, бьющая по глазам, превратившая тьму разрушений в солнечный день.
  И тысячи рейлганов ударили в Коронзон.
  
  
  Они буквально выжгли всё вокруг себя, удивительным образом задевая лишь врагов и не трогая ни Хамазуру с Индекс, ни Тому с Кинухатой. Следующий залп пришёлся в жутко заоравшего крокодила, однако тот каким-то чудом не только пережил, но и исторгнул из себя новых монстров - без вмешательства Одеялко куда меньшим числом.
  Коронзон тоже удалось пережить, хотя светлые волосы вылезали из огромной воронки на месте пола, торопять поднять хозяина. Дракон потянулся вцепиться в них, но сам по себе уставился на крокодила, когда от морды того донеслось:
  - Нет, Алистер Кроули! В этот раз я не позволю тебе победить!
  Мазерс стоял между глазами твари, лишившись шляпы, но не гонора. Его руки светились алым, и алые же волны шли во всех направлениях, поглощая рейлганы и уже пытаясь захлестнуть Мугино. Окутывавшее ту белое сияние словно включило реактивный ранец, позволив ей отлететь в сторону и заодно резануть Мазерса также поглощёнными зелёными лучами. Стая летающих змеев потянулась к ней, дракон открыл было пасть...
  И с неба сквозь внезапно открывшиеся порталы рухнули девушки. Сотня девушек в разных нарядах, с разным оружием и с одинаковым желанием сражаться. Небо озарилось вспышками всех цветов, Тома даже отвернулся, ибо резко заболели глаза.
  - Что за мерзость, - волосы тем временем вытянули Коронзон наружу. - Откуда они вообще...
  Тёмный вихрь пробился сквозь пламя и окутал демона. Тома сразу взглянул туда и увидел высокую фигуру Акселератора, медленно шагающую к ним.
  А рядом...
  Мисаки и Лидер бещропотно шагали рядом, терпя руки сильнейшего эспера прямо на их волосах. Глаз девушки с маской неотрывно смотрел вверх.
  - Томик, можешь не ревновать, - Мисаки как-то вяло махнула ему. - Мы объединили силы... и теперь весь Лондон обрабатываем... хотя у меня уже круги перед глазами...
  - Не хнычь, пятиуровневая, - Акселератор, как всегда, был сама любезность. - Этой вон вообще глазной протез потребуется с таким напряжением, но ведь держится.
  Лидер слегка дёрнулась, но обречённо продолжила смотреть вверх. Крокодил над их головами ещё раз злобно взревел - и тут его пронзили белые нити.
  Кайкине спустился с неба столь медленно, словно снимался в мелодраме. Шедшие от него нити постепенно окутали чудовище, а с оставшимися монстрами разбирались наконец-то подлетевшие клоны. С их ладоней срывались полноценные молнии, да и летели они без всяких проблем, практически заполонив небо. Мазерс попробовал рвануть к девушкам, но позади него образовалась фигурка в небольшом костюме, поднявшая руку и что-то сказавшая. Слышно из-за шума битвы не было - но слова и так оказались понятны, когда Мазерс мгновенно исчез. Щупальца на заднем фоне заволновались, но навстречу им ударили листы бумаги, швыряющие склянки с кислотой.
  - Ну что, выигрываем? - прокомментировал Акселератор, когда белые нити подняли крокодила в небо и начали рвать на куски. Тома вместо ответа развернулся к Коронзон: тёмный вихрь успел погаснуть, оставив в подозрительно хорошем настроении.
  - Ой-ой-ой! - пропел кто-то сзади них. - Интересно, какое заклинание здесь окажется наилучшим? Вот какое!
  Под ногами Томы раскрылось целое болото, в которое он погрузился с противным хлюпаньем. Ставшим лишь одной скрипкой в целом хоре: даже Акселератор провалился в бурлящую жижу, однако продолжая держать девушек за макушки. Всех на земле точно так же начало засасывать; летающих вроде бы миновало, но болото, чавкнув, выбросило вверх несколько мощных отростков, захватывающих всех десятками.
  - Охохо, - Коронзон болото словно не касалось, да и Дион выпорхнула в танце. - Интересно, оно торфяное? Ибо если торфяное...
  Огонь от заклинания и атак уже почти утих, но теперь разгорелся с новой силой и лизнул раскинувшуюся перед ним чернейшую гладь.
  Время словно невероятно замерло.
  Тома видел, как мелкие язычки огня побежали с невероятной скоростью, грозя заживо сжечь всех попавших в ловушку...
  Вот только эта невероятная скорость была очень медленной... и это не его восприятие, это...
  Несколько громких ударов торжественного барабана раскатилось над болотом, и каждый сопровождался алой вспышкой. Но теперь не как у Мазерса.
  Плащ по-прежнему развевался на плечах Гунхи без всякой привязи, а тот громко хлопал в ладоши. И с каждым хлопком огонь отступал, а кусок болота исчезал, освобождая попавших в него. Тому приподняло; дракон, погрузивший было зубы в жижу, практически выдернул его наружу. Акселератор освободился сам, продолжая удерживать смирившихся девушек за волосы.
  Гунха же, полностью очистив болото, встал в каратистскую стойку - и мгновенным рывком подлетел к Коронзон, высоко занеся кулак.
  Навстречу ему блеснула копия Гунгнир.
  Мисаки и Лидер отлетели от Акселератора - с такой силой, что рванувший подхватить свою девушку Тома свалился на пол вместе с нею. От места столкновения вместо барабанов зазвучала протяжная труба, сопровождаемая разноцветными вспышками.
  - Вот вам ещё удача! - рявкнул совсем рядом голос Дион, и мир на некоторое время засиял чистой белизной, проявившей множество магов Золотого Рассвета. Дракон заорал и сам рванул хватать их, чёрные вихри Акселератора также начали бой. Однако помощь к Коронзон пришла и сверху - ведьмы на мётлах с диким гиканьем обрушились на клонов и девушек Камисато, мгновенно заполонив всё небо.
  - Прости, Томик, - выдохнула Мисаки, прижимаясь к нему. - Я честно почти без сил...
  - Но всё равно постарайся где-нибудь спрятаться, - Тома сумел встать, старательно отворачивая её от опасности. Дракон за его спиной схватил Дион, когда та вновь полезла в коробку, заревел так, что ближайшие маги попадали на колени от страха и мигом попали в вихри Акселератора. Спрятаться особо было негде, а совсем близко раздался ещё и лязг доспехов - к полю боя прорвался отряд рыцарей под предводительством уже их Лидера. Все, разумеется, оказались совсем рядом с Томой и как один занесли клинки...
  Пол дрогнул у них под ногами, и Джунко в яркой лазурной ауре вырвалась наружу, мгновенно начав раздачу пинков. Вместе с ней выбралась и Мусуджиме, сразу же телепортом швырнув одного рыцаря в другого.
  - Мусуджиме! - крикнул Тома; девушка вскрикнула и повернулась, побледнев от вида всё ещё терзающего Дион дракона. - Унеси!
  Та поняла с одного слова, телепортировала к себе Мисаки и обе мгновенно исчезли, позволяя Томе нормально вернуться к битве.
  Утихший было из-за болота бой вновь шёл на всех уровнях. Дракон и чёрные вихри наводили беспредел среди членов Золотого Рассвета, вихри же помогали Гунхе донимать Коронзон. Над ними Кайкине, клоны и девушки Камисато разбирались с ведьмами, а приземлившаяся Мугино с Кинухатой и Куроёри переключились на другие отряды рыцарей. Хамазура по-прежнему прикрывал собой читавшую книгу Индекс, отстреливаясь из пистолета от рядов волос Коронзон.
  Дракон, пожрав Дион, вновь потянулся к демону, и теперь Тома ему позволил. Акселератор, успевший оценить ситуацию, отдёрнул вихри и позволил сверкающей зубастой пасти вцепиться в тело Коронзон. Гунха замедлил занесённый было кулак, но со сжавшихся клыков даже кровь не потекла. И улыбка Коронзон не ослабевала даже на мгновение.
  - Вы сейчас сражаетесь против самих себя же, - слова даже сопроводились весёлым смехом, а копьё резко приподнялалось и ударило дракона в глаз. Тот взревел, выпустил добычу и выпрямился: крови с него тоже не капало, но зверя явно обуяла боль, и Тома ничего не мог сделать.
  А где-то позади тревожными струнами зазвучал всё приближающийся собачий вой. Даже без помех в виде сражающихся можно было догадаться, что идёт новая подмога из адских псов.
  И что их ужасающе много.
  Акселератор вновь ударил вихрем, но теперь тот насадился на Гунгнир и завертелся в противоположную сторону, отчего лицо эспера перекосило. Волосы змеями вцепились в Гунху, отталкивая его и пытаясь прокусить затвердевшую кожу. Мугино отбросила зелёными лучами целую группу рыцарей, те сразу попытались встать, но могли лишь беспомощно шевелиться: похоже, их доспехи расплавились и полностью сдавили тела. Ведьмы тоже проигрывали, хотя Кайкине практически сосредоточился на избавлении клонов и девушек Камисато от огненных бомб, что летели с мётел нескончаемым потоком. Однако псы приближались, и не только они: вдали виднелась огромная клекочущая туча летающих монстров, с неотвратимой жаждой сражения рвущаяся рвать и метать.
  Огромный луч света ударил с земли прямо в эту тучу, мгновенно раскидывая всех, и ещё один удар промчался в отдалении, сменив гневный вой на жалобный скулёж.
  - Вот посмотрите, до чего я докатилась! - голос Элизард перекрыл всю битву. - Выставляю себя чуть ли не кошатницей! Понимаете, какой позор для репутации? Дети Британии! - она закричала так, что весь мир теперь словно состоял из её голоса. - Я, королева Элизард, сейчас держу в руках Изначальную Куртану как символ своей власти! И дарованной мне властью призываю вас сложить оружие! Времена войн и военных побед прошли и должны закончиться, нынешний мир с нынешним оружием и нынешними знаниями не может себе их позволить! Мощь Британии достаточно велика для того, чтобы одерживать победы без единой капли крови и искать в мире союзников даже среди тех, кто видит нас врагами! Ибо вся наша история создания и разрушения империи показала, что "враг" - преходящее понятие!
  Рыцари опустили оружие, ведьмы перестали кидаться бомбами. Силы Академия-сити тоже прекратили сражение - Кайкине пользовался передышкой и залечивал раненых - и даже от Коронзон не шло ни звука.
  - Мы в любом случае проиграли эту войну до её начала! - продолжала греметь Элизард. - А сейчас я получила весть, что все наши авианосцы и ракетоносители попросту отключились, превратились в бесполезную груду металла! И не только наши, по всей планете военная техника перестаёт работать! Это даёт нам всем шанс остановиться и подумать о том, хотим ли мы продолжать воевать, чего мы хотим добиться этими войнами и насколько они нам нужны!
  Отключается вся техника? Но ведь... если Коронзон тут, и...
  - Так что дарованной мне властью я призываю всех вас, защитники Британии, сложить оружие! Эта война не принесёт нам блага и погружает в ужас остальной мир, так откажемся от неё, всей нашей мощью примем наказание за свершившееся, покаемся перед всеми врагами и поможем восстановить то, что разрушено!
  Свет от Куртаны разнёсся на весь Лондон, в том числе захлестнув аббатство и мгновенно потушив весь огонь. От аббатства, как оказалось, ничего не осталось, да и от самой Трафальгарской площади тоже. Колонна Нельсона наполовину оплавилась, фонтаны полностью исчезли, а Букингемский дворец держался лишь остовом.
  Псов действительно оказалось немало - даже сейчас, когда свет Куртаны безжалостно истреблял их, разбивая на бестолково мечущиеся стаи. Ведьмы мгновенным клином устремились к земле, там сошли с мётел и преклонили колени; рыцари, отбросив мечи, сделали то же самое.
  А затем высоко в небе словно из света Куртаны соткалась фигурка - но не солнечная, а ослепительно белая. И Тома сразу узнал её очертания, столь знакомые, не раз видимые в первозданном облике...
  - Приветствую, братик Тома, сказала Мисака в неподходящем случаю стиле.
  - Привет, - он сразу узнал спустившуюся к нему десять тысяч тридцать один. Рядом с ними Ласт Ордер рухнула камнем с небес на Акселератора и восторженно заверещала.
  - Мисаки сумели стабилизировать сестру Мисаку в достойной форме, похвалилась общими успехами Мисака.
  - В достойной форме...
  Белесая Мисака вытянула руку - и молнии ударили с неба в Коронзон, практически скрыв силуэт за яркой вспышкой и вынуждая остальных прикрыть глаза.
  - Мы побеждаем? - Камисато в костюме приземлился рядом с Томой, также отвернувшись от бесконечных вспышек.
  - Ещё нет, - дракон тем временем перестал выть, но глаз больше не открывался. - Ты разве не хотел остаться нейтральным?
  - Это теперь всего мира касается, а у меня тут родители, знаешь ли, - слегка обиженно ответил Камисато. - Так что когда Фран и Саломея рассказали, то сразу...
  - Саломея? Она жива?
  - Временно головой, но да, - обида сменилась на подозрительность, но Тома почувствовал небольшое облегчение, сразу сменившееся грузом потери.
  Хоть кто-то выжил... и надо закончить всё до того, как умрёт кто-то ещё.
  Молнии иссякли, оставив Коронзон в целости и невредимости, даже копьё по-прежнему сияло в руке. Тома осторожно прошёл к Акселератору, чьи вихри пока что медленно покачивались за спиной.
  - Её надо как можно быстрее, - тихо сказал он.
  - Легко сказать, - проворчал Акселератор. - Все вектора в этом теле попросту меня не слушаются. Я пытаюсь что-нибудь сообразить в плане вечного заточения...
  - Вечное заточение не сработает, мальчики, - тон Коронзон оставался возмутимо весёлым, и словно в ответ белые нити Кайкине ударили сверху, погрузившись прямо в тело демона.
  - И вот это не сработает, - улыбка стала только шире. - Ничто не сработает против Бездны.
  Копьё сверкнуло - и мир лишился цвета.
  
  
  Единственными красками стали глаза, окружившие Тому. Фиолетовые, ромбовидные, с постоянно двигающимся чёрным зрачком, они появились из ниоткуда и висели всюду. Мириады глаз, не страшные сами по себе, но от них шло ощущение чистого ужаса встречи с неизведанным, заставляющее сжиматься от кошмарных предчувствий. Дракон тоже сжался, как-то даже пригнулся сломленным хищником.
  Все остальные будто исчезли, лишь слабые тени застыли на периферии сознания. Сейчас в этом мире были только он и глаза.
  Они смотрели осуждающе, и Тома понимал, что его есть за что осуждать. Он не спас всех тех, кто доверился ему, кто разделил с ним постель, кто ждал его защиты.
  Индекс... он так и не сумел нормально восстановить их связь, а сейчас уже слишком поздно... как и со всеми остальными... чем он вообще занимался всё это время? Почему позволил им уйти? Если бы больше всех любил, больше бы привязал к себе, то они бы даже под заклятием остались с ним, сражались бы сейчас на его стороне, остались бы живы, а не умерли бы, не попали бы в...
  Серья ушла исключительно из-за него. Он всё сделал не так. Не сумел вовремя поговорить, объясниться, наладить мир. Она осталась в Академия-сити - и раз Коронзон тут, то Серьи больше нет.
  И Етцу нет.
  И скольких ещё он больше никогда не увидит - из-за своего эгоизма, из-за своей трусости, из-за надежды, что всё рассосётся само... он пошёл в Безоконное Здание уверенный, что спасает Академия-сити, а на самом деле помог демону начать буйство, обрёк мир...
  Вся жизнь собственных ошибок пробежала перед глазами, заставляя понимать свою никчёмность. Глава Академия-сити? Герой? Спаситель мира? Он не просто не заслуживает этих званий - он провалит всё, если попытается вести себя как что-то подобное.
  Нет никакого смысла спасать людей целенаправленно, если ты неудачник. Даже то, что получалось, было не более чем игрой Алистера Кроули, создавшего город по его невысказанному запросу, расставившего пешки в правильном порядке, незримо подталкивающего события в нужную сторону. Победу над противниками обеспечил Разрушитель Барьеров, выбравший его по своему неизвестному разумению, тылы прикрывала Неведомая Хрень. А сам он что?
  Есть хоть что-то, что он может записать себе в заслуги?
  Алистер хотел, чтобы он спас Сестёр, и рано или поздно вывел бы его на Акселератора.
  Девушки влюблялись в него потому, что его инвалидная красная нить судьбы вмешивалась в их нити, безнадёжно портя шансы на куда более счастливые отношения.
  Спасение красивой монахини от рук католиков привело к тому, что Книга Закона ускользнула из рук Алистера, попала к Коронзон и послужила дополнительным шансом демона уничтожить планету.
  Рай для всего человечества отменился - и сейчас, даже в невероятном случае их победы, уже никогда не станет достижим.
  Он не просто никому не помог, он погубил абсолютно всё. На любом уровне, от личного до глобального.
  И не поможет сейчас. Тени не двигаются, они тоже все лежат, тоже переживают свой ужас... и если он попытается протянуть руку помощи, то та обернётся холодной сталью кинжала, как бы он не хотел обратного...
  Боль пришла из ниоткуда, боль бесконечных смертей от рук Отинус. Он думал, что сумел избавиться от этой боли, задвинуть её в дальние уголки сознания - но лишь из-за уверенности в собственной правоте.
  Бездна показала ему, что правда никогда не сопровождала его.
  И боль вернулась.
  Всё, что остаётся - сдаться. Отказаться от борьбы. Так будет только лучше всем.
  Какой-то слабый отзвук донёсся до него. Прерывистое мысленное послание плачущей от боли самоуничижения Мисаки, даже не разобрать, что именно. Она тоже не избежала всего этого, тоже попала в объятья Бездны.
  Прости, Мисаки. Я просто недостоин тебя. Нареченный Королевы должен быть чем-то большим, чем постоянно ошибающийся неудачник, которого всю жизнь ведут за ручку.
  Прости.
  Мы наверняка сейчас умрём.
  И наверняка река мёртвых разнесёт наши души в разные слои реальности.
  Мы навсегда потеряем друг друга.
  Как должны были потерять изначально.
  
  Тень на периферии зрения шевельнулась, и Тома медленно посмотрел на неё.
  Тень выпрямлялась.
  Высокая, худая, в чём-то неестественная тень - особенно когда лишилась своего извечного костыля.
  Акселератор встал, с ненавистью посмотрел на окружившие его глаза и практически выплюнул:
  - Ты не сказал мне ничего нового, демон.
  Тома аж удивился. Акселератору, небось, досталось куда больше и... "ничего нового"?
  - Я злодей? Я никогда и не утверждал обратного! Меня никто не полюбит? Я могу прожить без этого! - он захохотал визгом похотливого лемура. - Я делаю добрые дела, потому что втайне хочу всем понравиться? А вот и нет! Я делаю добрые дела, потому что их надо сделать, без оглядки на добро и зло! Потому что есть вещи, которые просто надо делать! Некоторые из этих вещей хорошие, некоторые плохие, ну что ж, такова жизнь! И я не собираюсь ломать себя и свою жизнь ради героя и его пути! Если нам приходится выступать единым фронтом против гнили вроде тебя, то я с удовольствием это сделаю! Если наши пути пересекаются на противоположных сторонах, то я сражусь с ним за свои желания! И если один из нас обречён пасть от руки другого, то я приму это как должное!
  Он орал прямо в уставившиеся на него глаза, и Тома сжал кулаки. Казалось, что-то внутри него откликается на эту бешеную речь...
  - Я ЗЛОДЕЙ!!! - заорал Акселератор в никуда уставившейся на него Бездны. - И потому я знаю, что такое добро и зло! Потому я не собираюсь заниматься всякой мерзостью ради своего зла и притворяться добреньким, скрывая его! Потому я пройду с гордо поднятой головой, понимая и признавая себя каким есть! И тебе, демону, придётся постараться, чтобы сломить меня!
  Он вновь захохотал уже ни на что не похожим смехом, и ещё одна фигура поднялась с колен, гордо выпрямилась навстречу глазам.
  Мисака. Всё ещё покрытая белым светом, но теперь уже различимая, и столь же различимые рейлганы десятками ударили с её рук, впиваясь в глаза. Громогласный бешеный вой разнёсся, отдаваясь в ушах звоном бесконечной злобы, и Тома сжал зубы.
  Злодей.
  Акселератор считает его героем, а себя злодеем. Но ведь это не так. И если он... если он тоже злодей...
  Что бы он хотел сделать?
  Тома посмотрел на дракона - а тот, изогнувшись, смотрел на него, и в единственном глазу читались вопросы.
  Хочешь ли ты любовь девушек, и особенно этих девушек?
  Да, ответил Тома.
  Хочешь ли ты спасать людей?
  Да, ответил Тома.
  Хочешь ли ты побеждать разрушителей - как отдельной жизни, так и всего мира?
  Да, ответил Тома.
  И значит ли всё это, что для успеха тебе нужно стать злодеем?
  Акселератор широко развёл руки, и из его спины ударили крылья.
  Не чёрные вихри.
  Не белый косплей ангела.
  Чистая, сияющая платина. Закручивающиеся в самих себя отростки, напоминающие условные изображения структуры ДНК. Они вышли из спины Акселератора плотной сеткой и сразу растянулись во все стороны, впились в ещё большее число глаз, заставляя зрачки дёргаться всё хаотичнее, превращая вой в невыносимую муку.
  Неудача никогда не оставит его, вне зависимости от стороны.
  Но статус злодея не означает, что ты должен творить зло.
  Он лишь означает, что ты не зацикливаешься на добре. И просто делаешь то, что нужно.
  Не оправдывая себя перечислением добрых дел. Не страдая от их отсутствия. Не опускаясь в пучины агрессии и насилия. Это ведь достаточно легко, если не делать вид, будто альтернативы не существует.
  Он, Тома, не самый достойный человек. И ничто из того, что он получил, не было заслуженным.
  Но он всё равно будет сражаться за это, за себя и за остальных. Как злодей, не видящий нужды что-то кому-то доказывать, прежде всего самому себе.
  Дракон послушно взревел, и на его рёв из тела заместо правой руки выскольнули другие драконы.
  Алый. Зелёный. Жёлтый. Бирюзовый. Сиреневый. Лиловый. Всех цветов спектра.
  Их раскрытые от голода пасти вместе с платиновыми крыльями и ревущими рейлганами вцепились в глаза, разрывая ромбовидную форму, разрушая неистово задёргавшиеся зрачки и уничтожая само их существование. Бездна не сдавалась, и новые глаза открывались заместо уничтоженных, продолжали шептать, несли с собой чувство разрушения - но не только они трое вступили в бой.
  Зелёные лучи. Белые нити. Пистолетные выстрелы. Каскады света. Прозрачные кинжалы. Радужные вспышки магии. Алые взрывы. Разряды молний. Бумажные кулаки. Даже кажущиеся бессмысленными, но различимые в общем параде щелчки пульта.
  Смысл Эона Гора не в атеизме, сексуальной раскрепощённости, саморазвитии, власти науки и разрушении столпов прежнего общества. Всё это не более чем инструменты, предназначенные для главной цели.
  Греха избежать невозможно.
  И у многих тяжесть грехов непосильна.
  Поэтому нужно отбросить в сторону лицемерие и признать это. Признать свой грех. Перестать казнить самих себя - и перестать казнить других.
  Либо протянуть им руку помощи, дабы исправить этот грех, либо признать их право нести его самим.
  На личном уровне. На национальном. На общемировом.
  И тогда окажется, что многие грехи не являются грехами.
  Что с ними спокойно получается жить.
  Что из них даже можно извлечь пользу.
  Собравшиеся здесь люди грешили. Грешили так, что порою не заслуживали прощения. Грешили, потому что хотели этого, потому что не видели другого выхода, потому что не осознавали. Грешили до тех пор, пока не встретились лицом к лицу со своими грехами.
  Осознав их. Увидев с другой стороны. Споткнувшись о последствия. Получив наказание. Раскаявшись.
  Очень давно или только сейчас, но все они. И столкнувшись, услышали от сильнейшего эспера с наибольшим грузом те слова, что должны были услышать.
  В этом мире нет безгрешных и добрых.
  Есть только злодеи.
  Единично или постоянно, случайно или намеренно, кратко или долго, но каждый так или иначе совершал зло, защищал его и служил ему.
  А незнание не освобождает от ответственности.
  И тогда лучшими людьми становятся те, кто признаёт своё злодейство.
  Кто просто живёт, готовый в любой момент взглянуть в глаза своему греху, признать его и нести на себе его груз.
  Сейчас они смотрели вместе.
  И от этого общего взгляда Бездна отшатывалась в ужасе, сломленная волей осознания и самопознания, не сдерживаемых никакими рамками.
  Вой ярости становился всё сильнее, а новые глаза не успевали открываться - единая сила безжалостно и моментально уничтожала их. Цвета способностей постепенно распространялись в сам мир, всё более и более огромными мазками.
  Один из этих мазков высвободил тонкую фигуру в розовом платье с длиннейшими светлыми волосами. И платиновые крылья мгновенно потянулись к ней.
  Копия Гунгнир проявилась в руке, угрожающе сверкнула - но крылья прочной сетью обернулись вокруг неё и легчайшим нажимом превратили в золотистую пыль. А затем, не давая опомниться, вцепились в само тело.
  В крике не было ничего от облика милой девушки - казалось, орала сама ненависть в предчувствии своего конца. В руках и волосах Коронзон зажглось нестерпимо обжигающее пламя, ударило во все стороны - но Мисака, появившись сзади белесым призраком, схватила её электрическими корнями, сковывающими тело, а часть платиновых крыльев поглотила пламя.
  Несколько секунд казалось, что ничего не происходит.
  А затем крылья что-то потащили из тела Коронзон - нечто светящееся, переливающееся, принявшее человеческие очертания, и отчаянно пытающееся вырваться из обхвативших пут.
  - Его сущность фактически стала душой для тела Лолы...
  Алис-тян уцепилась Томе за штанину и начала медленно подниматься. Тот подал ей левую руку, но девушка вместо того, чтобы схватиться за опору, что-то вложила в неё.
  - Здесь весь Академия-сити, - на ладони обнаружилась небольшая чёрная флэшка. - История, планы, коды, досье, пароли, ключи доступа. Всё для того, чтобы управлять городом. И всё это я доверяю тебе.
  Решение пришло моментально. Тома кивнул улыбнувшейся Алис-тян, сжал флэшку и осторожно сунул её в карман брюк. Отинус, на этом же плече и сидевшая, взглянула на всё это, затем на Тому.
  Акселератор тем временем практически выдернул душу из Коронзон, однако дальше что-то не шло. Более того, пламя вокруг Коронзон и вокруг души начало разгораться всё сильнее, пульсировать, даже будто некие образы образовались в танце огненных языков...
  Драконы рванули вперёд и вцепились в тело Коронзон, а заодно и в светящуюся Мисаку. Последняя не сопротивлялась, хотя разноцветные пасти сдирали с неё белесую оболочку и глотали разряды молний.
  Коронзон везло меньше - здесь драконы пожирали само тело, не обращая внимания на неистовый визг и вонзающееся в чешую пламя. Они отрывали от него светящиеся куски - не плоти, а чего-то более эфемерного, но тем не менее разрушающего тело демона. С Мисаки уже полностью сорвали покрывало Научного Бога, оттолкнули более не интересующимися мордами, и та сжалась, пытаясь прикрыть наготу. Пара клонов приземлилась рядом с ней, накинула куртку и подняла, поспешно уводя подальше от буйства драконов.
  Те же пожирали последние куски тела Коронзон. Однако душа демона осталась, и даже в клетке платиновых крыльев продолжала яростно пульсировать.
  - Ну, спасибо всем, - пробормотала Алис-тян и так резко рванула, что среагировать не успел никто. В одно мгновение она протиснулась сквозь платиновые крылья, слегка поблекшие после возвращения нормальной Мисаки, и врезалась прямо в душу Коронзон. У той даже не было шанса вырваться: Алис-тян фактически поглотила её своим телом, вырвалась из хватки крыльев, взлетела и расхохоталась.
  - Наконец-то! - она развела руки, будто желая обнять присутствующих. - Сила Бездны моя! И я теперь сильнейшая маг в мире! Магиня, плевать на правила! Могу делать всё, что захочу! Но сначала...
  Она подперла голову, будто задумавшись, и проглотившие последний кусок Коронзон драконы вновь угрожающе раскрыли пасти.
  - Сначала я награжу Такицубо Рико пятым уровнем! И когда она получит полный контроль над всеми силами, то через неё уничтожу их и другие слои реальности! Лишу вас всех сверхспособностей! Кстати, напомните, почему я сразу этого не сделала? Это ведь не неудача, а тактический проёб! Хотя ладно, кому какое дело, главное что все вы сейчас превратитесь в обычных людей!
  Драконы потянулись к Алис-тян, как и угасшие было платиновые крылья, но та выставила вперёд пылающий щит, из которого полезли свои чешуйчатые морды.
  - Рико-Рико, где же ты? - улыбка Алис-тян теперь казалась зловещей. - Иди сюда, тихая милая девочка. Я тебя обниму, утащу в кроватку, и там превращу в сильнейшего эспера. А то и вторым Научным Богом сделаю, почему нет? Огромный почёт будет, избавим весь мир от будущей катастрофы искр и вообще всяких магических штучек-дрючек, все только спасибо скажут. Давай, иди сюда! - она поманила рукой, где-то позади всех раздался приглушённый крик, и Такицубо слегка взлетела над головами.
  А в следующую секунду Алис-тян дёрнулась, и на блузке всплыло красное пятно.
  Индекс стояла, уже опустив книгу и тихо дрожа, а Хамазура по-прежнему прикрывал её, держа на весу пистолет. И когда все посмотрели на него, то выстрелил ещё дважды, оба раза удачно.
  - Ах, - Алис-тян опустила взгляд и посмотрела на своё тело так, будто не верила в происходящее. - Пули. Моя единственная слабость.
  И рухнула вниз, на свободную площадку, мгновенно застыв. Драконы посмотрели на неё, переглянулись - а затем медленно растаяли. Правая рука быстрым чёрным силуэтом вернулась на место как ни в чём не бывало.
  Цвета окончательно воплотились в мир, и люди зашевелились, начали осознавать, что именно произошло. Клоны плотным кольцом окружили Мисаку, кто-то притащил невесть откуда брюки. Акселератор устало опустился на колени и закрыл глаза; Ласт Ордер мгновенно подтянулась к нему и что-то зашептала. Все остальные кто осторожно подошёл к неподвижному телу Алис-тян, кто начал разбираться с окончательно пришедшими в себя рыцарями, кто тоже присел, приходя в себя после Бездны, а кто просто неуверенно озирался, пытаясь понять, что же дальше.
  Индекс подбежала к Томе, обхватила его за шею так, что едва не придавила Отинус, и громко зарыдала. Через несколько секунд на них навалилась столь же рыдающая Мисаки. Сам Тома сдерживал слёзы и старался не смотреть на потухшие задники уничтоженного собора, там, где ранее находился алтарь.
  Они победили. Но в победе нет и следа радости.
  
  
  Практически весь город словно попал в гигантскую паутину: белесые нити тянулись от вершин многометровых небоскрёбов и ниспадали в глубочайшие воронки. Некоторые из них твердели, перевоплощаясь в строгую форму зданий разной высоты, некоторые изгибались и трепыхались, словно никак не могли определиться с результатом.
  Все они прозрачными и невесомыми связями уходили в сторону одного из зданий в комплексе практически неотличимых друг от друга белых домов.
  Кайкине сидел за столом, спокойно-равнодушный к тому, что нити всачиваются ему прямо в спину. Даже взгляды Акселератора рядом с ним нисколько его не смущали.
  Впрочем, Акселератор взглянул всего пару раз: он сидел мрачнее тучи и смотрел лишь в своё отражение в гладкой блестящей столешнице.
  Мисака же нервничала. Даже присутствие её собственного клона, нацепившего шляпку с Гекотой, не успокаивало, и девушка слегка постукивала пальцами по этому же столу - отдёрнув руку, когда очередной перестук сопроводился электрическими разрядами.
  Камисато не перестукивал, но чувствовал себя абсолютно не в своей тарелке. Тем более что у него помощников не было, парень выглядел чужим в собранной компании, и соседство с Лидером его не успокаивало, хотя девушка избавилась от маски и смотрела на всех с показушным спокойствием.
  Конори Мии, напротив, не волновалась ни капельки. Даже очки поправила всего раз, и то больше для солидности, а на остальных посматривала с самой капелькой неодобрения.
  Особенно на Мугино, которая тоже пыталась состроить серьёзный вид и даже надела максимально деловой костюм. Мусуджиме, умудрившаяся появиться в одеянии из куртки, юбки и перебинтованной груди, даже не решалась глядеть в её сторону и захлопнулась до максимально приличного состояния. Йомикава, наблюдавшая всё это, откровенно улыбалась.
  Незанятыми оставались два места во главе стола, все то и дело посматривали на них. Наконец дальная дверь зала скрипнула, отворилась и впустила опоздавших.
  - Прошу прощения, - Шокухо Мисаки аккуратно повесила сумочку на подлокотник стула и изяшно опустилась на него. - Очередной срочный вопрос.
  Все понимающе закивали. Стул рядом с Шокухо столь же аккуратно отодвинулся - и Хоказе Джунко села, мгновенно застыв в напряжении телохранителя.
  - Первым делом я хочу сразу сказать, что рассмотрела все обращения, и всем сразу отвечу, - Шокухо сразу взяла тон босса, требующего внимания. - Мы до сих пор не нашли ни следа бывшего Совета Директоров... или за день что-то накопалось, Мусуджиме-сан?
  - Увы, - вздохнула та, ещё больше запахнувшись.
  - Я же просила доверить мне, - проворчала Мугино. - Мигом бы всех за жабры.
  - Да... - Шокухо вздохнула. - Нам надо их вежливо, а не за жабры. Тем более раз главы Анти-Навыка и Правосудия тоже.
  - Тем более.
  - Мы обсудим, - как-то уклончиво ответила Шокухо, и Мугино поморщилась. - В общем, не теряя нить... пока окончательный состав нового Совета не будет утверждён, нам придётся вот так собираться, предварительным составом. А там в зависимости от ваших желаний, думаю, кто-то в итоге захочет остаться. Далее...
  Она потянулась к небольшому ноутбуку посреди стола и включила его, уставившись на сразу же выскочившую диаграмму.
  - Кайкине-сан, вы даже слишком быстро восстаналиваете город, - улыбнулась Шокухо, переведя взгляд на белоснежную фигуру напротив неё. - Мы ведь даже не успели составить план парка развлечений.
  - Я делаю его в основном по памяти, в том числе чужой, - Кайкине кратко поклонился. - Так что не вижу здесь смысла переделывать. В план общего возрождения города всё преспокойно впишется.
  - Рассчитываю на вас. Йомикава-сан, Конори-сан, как там восстановление архива и баз данных?
  - Я бы даже сказала, что с новым программным обеспечением дело стало заметно лучше, - а вот сейчас девушка поправила очки, да и во взгляде прибавилось восторга.
  - Это точно, - слегка развязнее выдохнула Йомикава. - Я на этой системе отслеживания теперь жениться готова. Её бы нам в то время...
  - Только не увлекайтесь, и так с приватностью очевидные проблемы, - Шокухо с лёгкой улыбкой повела подбородком в сторону окна. - Ну а теперь... внешняя политика.
  Атмосфера в комнате слегка испортилась, однако Камисато отрапортовал бодро:
  - Элизард хочет посетить нас в воскресенье, с полностью официальным визитом. Сказала, что в это время публичные заверения в дружбе от подобных персон могут иметь хоть какое-то влияние.
  - Хорошо бы. А... - Шокухо отчего-то уставилась на клона. - Остальные?
  Та подняла голову и абсолютно безэмоционально отрапортовала:
  - Олэй Блюшейк арестована за оправдание действий Британии во время Буйства Коронзон, однако её союзники намерены использовать это против Роберто Катце, не принесла совсем хороших новостей Мисака. Зато Мисака составила файл потенциально полезных третьих кандидатов в предстоящих выборах, уже отправила файл Мисака.
  - Я получила, - только и кивнула Шокухо.
  - Также Мисака получила сведения о том, что собрание стран Ядерного Протокола состоится сразу после Нового года, ещё не уверена в точной дате Мисака. Зато Мисака уверена, что на неё прибудут главы всех стран, в том числе отсутствовашие на прошлом собрании, поделилась секретными разведанными Мисака.
  - Значит, придётся и мне... - Шокухо задумчиво покачала головой. - И, как я попросила...
  - Мисака уже распространила дезинформацию, что Пятая эспер Академия-сити бессильна без пульта, надеется не заиграться в шпионские игры Мисака.
  - Благодарю, - Шокухо оглядела всех, однако никто не смотрел укоризненно и не отводил взгляд. Каждый понимал, что происходит. - Давай уж заодно... как там Разлом?
  - Мисаки обследовали сорок четыре целых и семь десятых процента разрушенной территории, перешла к точным числам Мисака. По предварительным подсчётам Мисак, семьдесят восемь процентов можно будет восстановить в первоначальном состоянии, прикидывает Мисака постоянно меняющуюся оценку. Количество найденных тел на данный момент составляет шестьдесят четыре миллиона двести пятьдесят тысяч триста семьдесят два... семьдесят шесть людей, только получила новые сведения Мисака.
  Все помолчали некоторое время, переваривая сказанное и понимая, что это ещё не всё. И число погибших будет увеличиваться, пока окончательно не закончится обследование Разлома, уродливым шрамом разрезавшего Евразию.
  Академия-сити взяла на себя работы по его заживлению, разделила с Британией ответственность за Буйство Коронзон, запросила помощи для собственного восстановления, начала активно делиться технологиями. Пока это не приносило результатов, но это только пока.
  Флэшка, переданная Алистером, пробудила в глубинах Академия-сити вычислительные устройства, которым даже Коронзон и падение Звезды Вифлеема не смогло навредить. И план, выданный ими в соответствии с запросами и предположениями, чётко указывал, что и как надо сделать.
  Оставалось лишь следовать ему.
  
  - Вы, люди, меня поражаете, - Отинус уселась в карман на плече куртки Томы, сделанный специально для неё. - Вам надо полностью восстанавливать город, но одним из первых зданий появляется мясной ресторан?
  - Ко-Фэ-Цэ! - пропела Индекс, кружась вокруг одевающегося парня. Тот лишь улыбнулся и ответил:
  - А ты попробуй восстановить город на пустой желудок. Тем более что это часть программы по расконсервированию Академия-сити, мы у них тоже что-то открываем, я уже забыл что.
  - Чрезвычайно модный ресторан будущего с полностью искусственной едой.
  - Да, точно, - он слегка пригладил торчащие волосы. - И Индекс меня съест, если в ресторан не пойдём.
  - Съем! - девочка повисла у него на руке, восхищённо улыбаясь, и Тома улыбнулся в ответ.
  Они опять оставили кота одного - хотя Мисака должна была скоро вернуться, как-нибудь посидит с ним - и вышли из общежития. Теперь его комната на втором этаже, в теории самом безопасном: падать невысоко, извне случайно пробиться не так легко. Оставался лишь вопрос с верхними соседями, но тут уж что выйдет, то выйдет.
  Хамазура и Такицубо уже ждали их, в две руки покачивая чёрную, почти готичную коляску с рядом опоясывающих её жёлтых символов.
  - Привет, - парень теперь носил на голове небольшой тёмно-зелёный обруч, делающий его похожим на пришельца. Тома посмеялся над этим лишь в самый первый раз, так что сейчас просто поздоровался в ответ, вместе с Индекс и Отинус. Такицубо лишь кивнула, без лишних любезностей.
  - Как там Лилит? - Тома подошёл к коляске и заглянул внутрь. Девочка уютно лежала в согревающей пелёнке и с причмокиванием наслаждалась соской, однако когда увидела Тому, то самостоятельно вытащила её изо рта и не по-младенчески чётко произнесла:
  - Агу.
  И запихнула соску обратно. Тома успел повернуться и увидеть на лице Хамазуры выражение молодого отца, только сейчас осознавшего, во что он вляпался, но готового выдержать это до конца. Такицубо, похоже, тоже углядела, ибо смотрела на Хамазуру с искренней любовью.
  
  В мясном ресторане было полно народу - как и всегда при появлении Томы с его неудачей. Хамазура шёл с Лилит на руках вслед за голодной Индекс, пронзая толпу не хуже любого упрямого барана. Добыть свободный столик оказалось не так легко, но здесь уже Лилит развопилась так, что пришлось её утешать и извиняться перед посетителями, решившими не испытывать судьбу посиделками рядом с младенцем.
  - А так-то она тихая, - сокрушённо выдохнул Хамазура; Лилит и сейчас успокоилась, хитро косясь на всех яркими зелёными глазами.
  - Что же будет, когда она ходить начнёт, - покачал головой Тома, безропотно уступая Индекс всю свою порцию.
  - Или когда в подростковый возраст войдёт, - буркнул Хамазура; Лилит открыла было рот, но наученная прошлым опытом Такицубо очень быстро прикрыла его. - С тобой опять поделиться?
  - Не, я потом возьму, - мотнул Тома головой. - Мисаки мне денег достаточно оставила.
  - Везёт. А я вот что приношу с работы, то и трачу. Хорошо хоть квартиру со всем предоставили... - Хамазура и Такицубо потеряли в разрушенном Академия-сити почти всё нажитое ("в основном заначку"), а вот Томе действительно относительно повезло. Здание общежития оказалось разрушено, но до дома Мисаки огонь попросту не добрался.
  Однако жить там стало попросту невыносимо. И как только школьные общежития оказались восстановлены вместе с самой школой, то Тома сразу же переехал туда. Благо Мисака и Мисаки переехали следом - общежитие и академия Токивадай оказались стёрты с лица земли, и вопрос их восстановления отчего-то затягивался.
  Хотя Тома подозревал, что обе девушки и после этого останутся.
  Вопрос его возвращения в школу подвисал особенно сильно - по сути, возвращаться было незачем и уже не по возрасту, но Тома надеялся добиться успеха. Ему было необходимо это, хоть он и понимал, что школьная жизнь вне идиотского трио станет...
  - Простите, - он встал. - Туалет.
  Все спокойно кивнули - в том числе на то, что пошёл он туда вместе с невозмутимой Отинус. Однако невозмутимость слетела в момент, когда Тома вместо кабинок подошёл к умывальнику, включил воду и замер, уставившись на отражение в зеркале.
  - Опять? - богиня осторожно коснулась его щеки.
  - Нет, подожди, я... - он закрыл глаза и сделал несколько глубоких вдохов. - Надо же, эта гимнастика работает...
  - Следующий сеанс завтра, не забыл?
  - Да как тут забудешь... - Тома даже выдавил кривую улыбку. - Опять, наверное, славная компания соберётся...
  - Вот и поможете друг другу, как тогда.
  - Да... спасибо, Отинус. Прости.
  - Тебе не за что извиняться, Тома, - богиня провела рукой по щеке почти по-матерински. - Мы все поможем тебе.
  Теперь Тома ответил простым кивком самому себе в зеркале.
  Он до сих пор просыпался по ночам - или его будили, стараясь унять крик. Видел их исчезающие в пламени лица и демонически искажённую тварь, пожирающую родных людей. А утром включал новости, или сидел днём в интернете, или общался вечером с Мисаки - и кошмар Буйства Коронзон возвращался реальностью последствий.
  Он уже провёл тяжёлый разговор с Майкой и Марией, вернувшимися вместе с остальными жителями Академия-сити к разрушенному дому. И полностью взял на себя вину за гибель их родных. Однако Майка вытянула из него всю историю, после чего в рыданиях сказала, что Тома и так сделал больше, чем мог. Мария держалась лучше и ещё до рассказа призналась, что дико боялась за старшую сестру, обвиняя скорее саму себя. Тома пригласил их на завтрашний сеанс психолога, хотя с девочками их группа переваливала за два десятка, и те сказали, что подумают.
  Пострадали не только Майка и Мария, Буйство Коронзон пронзило всю планету. Казалось, что незадетых стран попросту не было, одного дня хватило для того, чтобы человечество оказалось на краю пропасти. Даже несмотря на то, что вмешательство Шансов Кроули и шестиуровневой Мисаки ограничило военную силу, которую ещё предстояло как-то восстановить. Или не восстанавливать, Мисаки сама не знала, есть ли в этом смысл. И доверят ли им восстанавливать. Они сумели объяснить Элизард всё от и до, а та полностью им поверила, но одной британской королевы попросту недостаточно для убеждения всего мира. То, что на территории Академия-сити нашли тела огромного множества магов, включая Оллеруса, ничуть не помогало.
  И теперь всё, на что мог рассчитывать Тома, это краткие слова, сказанные Лилит Кроули в их первую встречу после всего произошедшего:
  - Надежда не умерла.
  
  В неописуемых пустотах реки мёртвых неслось нечто - и вопреки своей участи громко хохотало:
  - Нет, ты видел их лица? Серьёзно, они бы меня без всяких поддавок в клочья разорвали! И это они ещё без присмотра выросли - а представь, что было бы, если бы я их воспитанием занимался!
  - Получились бы твои мерзкие копии, - прошипел второй образ. - Столь же унылые и пакостные.
  - Унылые? Если я унылый, то кто тогда весёлый, а? Или ты опять пытаешься подколоть меня в отчаянии?
  Злобное шипение было ответом, но нечто лишь вновь захохотало:
  - Нет уж, дружочек, ты теперь привязан ко мне! Или как думал, я откажусь от шанса умереть внутри собственной дочери? То есть не совсем внутри, не совсем дочери и не так пошло, но ты ведь понял?
  - К сожалению.
  - Сожалей сколько угодно, Коронзон, ибо наши приключения только начинаются. Я серьёзно намерен вернуть Томе его девушек и вообще всех, по кому он горько сожалеет. Может, на радостях позволит хотя бы отсосать! И ты мне в этом поможешь, ибо куда денешься!
  - Найду способ. Обязательно выберусь из этого мерзкого тела.
  - Но не сейчас, так ведь? Сейчас мы плывём к неизведанным далям, где даже тебе лучше бы не уходить далеко! Голову выше, ноги шире и наслаждайся прогулкой! - нечто захохотало с неземной радостью. - В конце концов, смерть это всего лишь новый слой реальности!
  
  Эстер открыла глаза.
  И увидела своё тело, неуклюже пытавшееся сесть. Она попыталась помочь ему руками и не сразу сообразила, что руки... то есть...
  Её голова лежала отдельно от тела. И оба они всё ещё жили.
  - Сейчас, я помогу, - кто-то подошёл, подобрал её голову. Эстер... то есть тело Эстер вытянуло руки, и голова аккуратно легла в них. Руки уже чуть увереннее ощупали её, а затем осторожно повернули к человеку.
  Оллерус стоял как при жизни, но через левый глаз теперь шла огромная чёрная повязка, как у пирата, Эстер даже невольно улыбнулась.
  - Да, - маг улыбнулся в ответ. - Отинус несомненно оценит. Если, конечно, мы сумеем встретиться.
  - Что произошло? - Эстер хотела оглянуться, но вместо этого развернулась всем телом. - Мы победили?
  - Да... технически.
  Они стояли на самой крыше небоскрёба, не на краю, но даже оттуда Эстер были видны ткущие город белоснежные нити.
  - Вопрос становления Магическим Богом не самый прояснённый в мире, - Оллерус тоже посмотрел на них. - Но один момент практически неизменен: нужно обладать священными магическими знаниями, которые практически недоступны окружающим.
  - Некромантия, - догадалась Эстер, поднимая голову и вогружая её на плечи.
  - Некромантия, - согласился Оллерус. - А ещё зелёные глаза часто считают приметой предрасположенности к становлению всемогущим существом.
  - Со всемогуществом пока не очень, - Эстер тщетно пыталась приставить голову на место, но та чуть не свалилась.
  - Предсмертные травмы засчитываются как своеобразная жертва и тоже останутся навсегда, - Оллерус осторожно коснулся повязки.
  - Ну... - Эстер слегка недовольно положила голову на плечо. - А остальные где?
  - Остальные не сумели.
  Некоторое время они молча смотрели на город, а затем Эстер грустно поинтересовалась:
  - Мы ведь теперь откроемся им и поможем?
  - Поможем обязательно. А открыться... - Оллерус покачал головой. - Научный Бог ступил в изначальный мир, и сам факт этого изменил многое. Думаю, нам стоит переждать, пока не поймём, насколько мы вообще будем уместны.
  - Думаю, я приду к нему в хорошем сне, - пробормотала Эстер; на это маг ответил лишь улыбкой.
  Двое новоиспеченных Магических Богов ещё долго смотрели на город, постепенно отстраивающий былое величие.
  А где-то внизу возвращающийся к столику с друзьями Камидзе Тома вздрогнул от внезапной головной боли, едва не прижал к виску правую руку, но вовремя опомнился. Прислушался к ощущениям, улыбнулся и зашагал уже куда веселее.
  Потому что надежда не умерла.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"