Airwind: другие произведения.

Шестая симфония

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Третья Мировая война и противостояние GREMLIN закончены. Камидзе Тома возвращается в Академия-сити и вместе с остальными пытается вернуться к хоть сколько-то нормальной жизни. Но в Академия-сити не бывает спокойных дней. И улицы города эсперов вновь наполняются странными слухами. О чёрной жиже, ползающей в канализации. О глазах, открывающихся в ночном небе. О серийном убийце, проникшем в город. И о сотне разодетых девушек, ищущих что-то известное только им...

  Похоже, кондиционер опять полетел.
  По крайней мере, проснулся Тома именно от холода, и даже два прижавшихся к нему тела не помогали. Ицува и Мисаки, обе они тоже замёрзли и сейчас недовольно ворочались, однако пока что не просыпались.
  Большой экран на дальней стене комнаты передавал, что сейчас пять утра и есть возможность ещё поспать, но Тома решил ею не пользоваться. Он по всему своему гигантскому опыту знал, что ляжешь ещё поспать - и проспишь до десяти утра.
  Так что лучше встать, сразу в душ.
  Пройтись по комнате удалось без проблем, на этот раз не поскользнулся ни на чьей руке. Осторожно вышел из спящего царства, прикрыл дверь и отправился прямо в ванную.
  Туда тоже добрался без приключений, но сразу на входе небольшой цилиндрический предмет едва не врезался ему в переносицу и завертелся вокруг, громко жужжа.
  - Отинус? - Тома как можно аккуратнее отмахнулся от предмета. - Тебя опять кот сюда загнал?
  Жужжание остановилось, явив сидящую в крытом стуле с прицепленным пропеллером девушку. Она выглядела как ожившая мечта одинокого задрота: ростом пятнадцать сантиметров, длинные светлые волосы, изгибы одежды фактически прикрывают лишь срамные места, зато чёрные с красным подбоем плащ и шляпа казались немоверно большими. На правом глазу повязка, зато левый горит сердитым зелёным огнём.
  - Этот мерзавец такой глупый, не может отличить мышь от богини. А ты, Тома, ещё и запер внутри, пришлось всю ночь провести в обнимку с зубной щёткой. Сейчас же... - Отинус нажала на подлокотник, и стул немного отлетел в сторону. - Явился во всём своём сраме.
  - Знаешь, - Тома поднял указательный палец, нисколько не стесняясь своей наготы. - Ты первая подала плохой пример, Отинус. Серьёзно, это разве одеяние для бога?
  - Ты опять, Тома? - он зашёл в ванную, и стул с жужжанием поспешил следом. - Это очень стильный и красивый наряд, демонстрирующий все мои прелести божественной красоты.
  - Да-да, - парень как можно аккуратнее забрался в ванную и включил душ. - Вот только... ай, чёрт, холодно, чёрт!
  - Это тебе за то, что закрыл меня, - самодовольно сказала Отинус, наблюдая за тем, как Тома лихорадочно вертит краны.
  - Ты их открутила, что ли? - вроде наладилось, вода стала приятно-тёплой. - Тогда тебе повезло, что Мисака не зашла первой. Она бы ударила молнией на всю ванную и только потом начала бы разбираться.
  - Я ничего не откручивала, Тома. А с этой и не стала бы оставаться, - теперь Отинус ответила сварливо, замерев над раковиной.
  
  Тома практически распрощался с ней там, на берегу озера. Коснулся правой рукой в полной уверенности, что это уничтожит Магического Бога, абсолютно сверхъестественное создание.
  Вместо этого Отинус почему-то икнула, а затем уменьшилась до своего нынешнего роста. Тома аж целых пять секунд не смог среагировать, а затем будто по наитию осторожно взял лилипутку, посадил себе на плечо, наказал держаться - и натянул капюшон куртки, скрывая её от посторонних глаз. Так что когда к нему прибежали, то уже мог без проблем солгать, что коснулся Отинус и развеял её.
  Проверять не стали, тем более что битва закончилась в их пользу - Оллерус, Кайкине, Етцу и присоединившийся к ним после своего ухода Тор одолели и Лейвинию, и Фиамму с Венто и Аквой, и GREMLIN. Но ощущение победы пропало в секунду, когда Тома увидел лежащее на земле тело, полностью облачённое в шевелящуюся плоть Етцу, а рядом друзей: рыдающую Ицуву, совершенно бледную Лессар и утратившего весь лоск Цучимикадо.
  Как ему потом сказали, Химегами погибла мгновенно.
  Но тогда он даже не успел осознать, что произошло, как из примчавшихся вертолётов начали высаживаться вооружённые солдаты.
  До второй бойни не дошло - Оллерус выступил вперёд с поднятыми руками и начал переговоры, по итогу которых всех погрузили в эти самые вертолёты. Всех, кто дался - Акселератор с Эстер и клоном пропали ещё до этого, Кайкине просто утёк в землю, Тор под шумок тоже куда-то делся, как и Лейвиния.
  Томе ещё в полёте Етцу молча подлечила рёбра, а на месте прибытия его сопроводили в камеру. За себя он почему-то не опасался, куда больше за так и сидящую в его капюшоне Отинус, которую пока каким-то чудом сумели не обнаружить - обыска не проводилось, объяснений тоже.
  А потом ночью Етцу же пролезла через вентиляцию и прояснила ситуацию. Суммируя: Тому рассматривают как врага всего человечества за помощь Отинус, но у него такое сильное, яростное и уже обсуждающее подкоп лобби, что дело переходит в разряд переговоров на высшем уровне. Особенно когда узнали, что Тома же и "убил" Отинус, якобы реализуя свой хитрый план.
  Увы, скрыть от самой Етцу живую богиню не удалось: девушка принюхалась, а затем буквально залезла носом в капюшон Томы. Скандала не произошло, наоборот, последовало предложение обменять хранение тайны на ночь страстного секса, которым пришлось воспользоваться сразу же.
  Етцу заодно исполнила давнее обещание и меняла облики калейдоскопом, включая даже тех, что к Томе не приставали, и тех, что он потом хотел бы забыть.
  Но не включая Химегами.
  
  За всей этой болтовнёй с Отинус он совсем забыл запереть дверь, и только закрыл глаза расслабиться под душем, как та скрипнула, босые ноги быстро пробежали по полу, а мягкое тело прижалось сзади и обвило тонкими руками.
  - Так, значит, я должен буду угадать по размеру прижавшейся ко мне груди, - сказал Тома, хотя уже отметил лёгкий взмах длинных светлых волос. - Ммм... Лессар?
  - Боже, Томик, каждую ночь нас щупаешь и до сих пр не отличаешь? - хихикнули позади. Тома хотел повернуться, но Шокухо Мисаки лишь крепче его обняла и положила голову на плечо.
  - Не ходи сегодня в школу, а? - жалобно попросила она.
  - И это превратилось в наш утренний ритуал, - Тома очень аккуратно подвинулся, позволяя любимой также встать под душ. - Нет уж, Мисаки, я пойду в школу, дабы выучиться хоть на какую-то работу. С моей неудачей надо иметь несколько запасных вариантов. Тем более что фондовый рынок до сих пор трясёт?
  - Как мои сиськи вчера, но справляюсь, - он наконец сумел повернуться к ней и сразу же поцеловал. - Просто так хочется нормально посидеть с тобой, желательно даже наедине... и я имею в виду полноценно наедине...
  - Даже не надейся, человек, - отозвалась Отинус с полки шкафчика, куда она залетела при появлении Мисаки. - У меня с Томой контракт, по которому я его постоянно сопровождаю.
  - Это не контракт, ты просто вредная мошкара, пользующаяся его добротой, - Мисаки даже не дёрнулась повернуться в ту сторону.
  - Я не мошкара, а богиня! - Отинус от злости что-то нажала, моторчик стула совсем не под момент зажужжал прям как настоящее насекомое, и Мисаки довольно захохотала.
  
  Отинус так никто и не заметил, даже когда президент самолично выпустил его из тюрьмы. Они без проблем домчались до Академия-сити, где Мисаки без всяких возражений потащила всех в свой особняк.
  Там Тома продемонстрировал GEKOTA крошечную Отинус, уверив в её полной безопасности (Отинус действительно лишилась абсолютно всей магии) и попросив не раскрывать никому её существование.
  Девушки побурчали, но согласились.
  И Тома был уверен, что им можно доверять.
  Тем более что правда об Отинус буквально могла бы не выйти за пределы дома - другим обсуждением было решено, что все останутся жить тут, места хватит - но богиня упрямо требовала, чтобы Тома носил её всюду для безопасности. Пришлось согласиться.
  Потом девушки Мисаки притащили расшитые униформы, Етцу невесть откуда приволокла устройства связи, Лессар забраковала уже свою же третью версию логотипа. Серья, на этот раз присоединившаяся к ним всем, через пару дней выдала богине вертолётное кресло для удобного перемещения вне капюшона Томы.
  Обустройство команды шло полным ходом.
  В том числе на личном фронте.
  
  - Незапертая дверь равна приглашению, - Тома и Мисаки начали целоваться уже более целеустремлённо, когда дверь ванной открылась, щёлкнула замком и под душ зашла Мисака, всё ещё частично сонная.
  - Эй, Рейлган, - вновь пришлось подвигаться, благо роскошный душ под себя мог и ещё одного принять. - Я надеюсь, случайного тока не будет?
  - Будет, если не передадите шампунь. Спасибо. Мне не до токов сейчас, у меня сегодня важный день, - девушка мигом начала намыливать голову.
  - Первая пятиуровневая сотрудница Правосудия, - ласково пропела Мисаки.
  - Ага. Потому и спросят как с пяти нулевых, Куроко уже застращала. Тома, обними меня, пожалуйста.
  - Сейчас, - он вытянул левую руку и прижал к себе Мисаку, мигом уткнувшуюся ему в грудь и тяжело вздохнувшую. Мисаки тоже притянулась к нему, и обе девушки кое-как уместились, так что теперь они трое стояли, обнявшись. Отинус смотрела на всё это абсолютно молча.
  Через несколько секунд объятья зашевелились, и Тома осторожно спросил:
  - Так... что там с моральным обликом сотрудниц Правосудия?
  - Обязан оставаться на высоте, - улыбнулась Мисака; шампунь уже смылся с её головы, образовав ведущие к плечам и небольшой груди белые дорожки. - Намылишь мне голову ещё раз, пока внизу буду, хорошо?
  - Хорошо, - Тома взял у неё шампунь и нанёс немного на свои торчащие ёжиком чёрные волосы.
  - Я помню эту милую девочку жутко стесняющейся, - вздохнула Мисаки. - Томик, меня тоже намыль.
  - Не вопрос, - Тома подождал, пока обе девушки не сползут с медленными поцелуями вниз, после чего нанёс шампунь на макушки обеих и одновременно начал растирать.
  Отинус по-прежнему сидела на шкфчике и наблюдала с абсолютно безмятежным лицом. Дверь ванной трижды дёрнули - один раз с последующим приглушёным ругательством - но и только.
  
  Халаты висели в самой ванной, так что все четверо (Отинус мгновенно уселась на плечо Томы и вцепилась в шею) спокойно прошли до гардеробной. Особняк начал раскручивать повседневную жизнь, со стороны кухни уже слышался тихий шелест робоповара и возящейся с ним Ицувы; Лессар промчалась мимо них в ту сторону, на ходу пожелав доброго утра.
  - Стоило встать одному, и все следом, - Тома не спешил переодеваться. До выхода ещё долго, не стоит подвергать школьную форму миллионной опасности пострадать. Наверное, и позавтракать можно будет в халате.
  - Ты сегодня ещё тихо встал, я проснулась, а уже никого, - Мисака же переодеваться в форму Токивадай начала сразу, как и Мисаки. - Хотя я и спала плохо, если честно.
  - Волнуешься? - Тома слегка шагнул к ней.
  - Я помогала до сих пор как частное лицо. А теперь как официальное, со всеми отчётами, распорядком, субординацией... а ещё и Куроко будет мною руководить. Отыграется за всё.
  - Передай ей привет от меня... если он её устроит, - Тома лишь парой слов перекинулся с Куроко после возвращения, и девушка не выглядела нстроенной на разговор.
  - Может, устроит, - Мисака натянула на рукав блузки повязку с бело-зелёными полосами и всмотрелась в зеркало.
  - Мисаки, ты опять дома? - блондинка тоже переоделась в форму академии и опёрлась об Тому, прищурённо глядя на Отинус.
  - Если что не подвернётся. Кстати, Рейлган, мне отправить какую девочку тебе на помощь? Вдруг пригодится.
  - Не стоит, и... может, перестанем с этим всем "Рейлган-Королева"? - Мисака ещё раз оправила себя. - У нас у обеих имена есть.
  - Заодно и с "Многолик" прекратите! - Аогами сунул нос в гардеробную и тут же отшатнулся. - Ай, молнией-то за что?
  - Я единственный парень, что может наблюдать за переодеваниями, - усмехнулся ему Тома.
  - Так и я вообще-то девочка!
  - Пока ты парень, то парень, - буркнула Мисака, выдвигаясь в сторону столовой, и все поспешили за ней.
  
  Собиралась не только она одна; Ицува и Лессар тоже сидели в халатах, готовясь после завтрака сразу переодеваться. Обе от безделья устроились на работу в супермаркет, и теперь доносили Томе сведения о скидках, вызывая недовольство "я могу купить этот самый супермаркет" Мисаки.
  - Тома! - Индекс замахала руками, и парень мигом уселся на стул рядом с ней. - Доброе утро!
  - И тебе доброе утро, - улыбнулся он; тарелка с яичницей уже стояла перед ними. Все остальные потянулись в столовую, также желая доброго утра.
  - Тома, - Серья уселась напротив него, ибо стулья рядом уже расхватали. - Оставь сегодня свою фею дома, заметут же.
  - Полетит всё равно за мной следом. Или ты тут за ней проследишь, Серья?
  - Ещё чего. Я сегодня вообще уйду до вечера.
  - О как? Мисаки, не оставь опять Канзаки одну.
  - Да чего там, найду чем заняться, - отозвалась святая, просочившаяся в столовую последней. - Может, стирку устрою.
  - Нет! - Мисаки аж от Томы отвернулась. - Прости, Канзаки, но к стиральной машине ты больше не подойдёшь!
  - И к плите, и к пылесосу... - Аогами на всякий пожарный трансформировался обратно в Айхану. - Может, поиграешь со мной? Нормально поиграешь, в приставку.
  - Увидим, - не стала отрекаться надувшаяся Канзаки.
  
  Мисака первой же и убежала. Ицува и Лессар почти сразу за ней, перед этим урвав поцелуй у Томы. Тот тоже начал собираться, благо Аогами уже ждал в прихожей.
  - Отинус, серьёзно, весь мир думает, что ты мертва, - Он тщательно накинул капюшон, полностью скрывая миниатюрную фигурку от посторонних глаз. - Ты рискуешь себя выдать каждый день. Особенно с моей неудачей.
  - Не ходи в школу, - только и ответила богиня, залезая в кармашек на внутренней стороне капюшона.
  - И ты туда же.
  - Тома, ты серьёзно думаешь, что вы останетесь на мели? И ты будешь содержать всех своей работой?
  - Ой, ну только не начинай, - он оправил капюшон и вышел в прихожую, где уже собрались все.
  - Ну что, Тома? - Аогами при виде его оживлённо взмахнул портфелем. - Пойдём в школу вместе, как сладкая парочка любовников, коей мы и являемся?
  - Что? Прости, я тебя не слышу, целуюсь тут с девушками, - Тома обнял подошедшую к нему Серью.
  - Обижаешь. Ну ничего, мы ещё сделаем из тебя бисексуала, - Аогами, ничуть не возмущаясь, опёрся об косяк и стал ждать окончания поцелуйных прощаний.
  
  
  - Всё как я и обещал, Акселератор, - Нокан довольно высунул язык. - Вы помогли мне, я помогу вам. Своё слово я держу.
  - Вас таких не особо много, - проворчал эспер, аккуратно усаживаясь в кресло и отставляя костыль. Золотистый ретривер тоже уселся в кресло напротив, одновременно почесав себе за ухом.
  - До блох, что ли, докатился?
  - О нет, Акселератор, просто зачесалось. Но вы что, сами хотите уйти от темы?
  - Даже не думаю, - эспер поморщился и подтянул костыль к себе. - Выкладывай, как именно ты можешь вылечить клонов?
  Нокан медленно кивнул и сказал:
  - Вы ведь знаете про мифы Лавкрафта, Акселератор?
  - Допустим. И?
  - Хорошо, тогда вы хотя бы слышали про "Хребты Безумия", одну из самых известных его книг. Она повествует о встрече людей с шогготом - разумной бесформенной протоплазмой. Встреча происходит в Антарктиде, в глубинах которой эти шогготы и скрываются.
  Нокан выдержал паузу, а затем безо всякого перехода продолжил:
  - Чуть больше месяца назад экспедиция по изучению подлёдного рельефа Антарктиды столкнулась с существом, полностью похожим на шоггота. Только оно не проявляло никакого признака разума и сумело вселиться в тело одного из членов экспедиции. Та курировалась Академия-сити, поэтому мы сразу приняли меры, дабы больше никто не узнал о произошедшем. Человек с шогготом был объявлен пропавшим без вести и переправлен в Академия-сити, где мы начали его изучение.
  Акселератор пока что молчал, никак не реагируя и позволяя Нокану продолжать:
  - Как оказалось, шоггот не стал пожирать человека или контролировать его разум. Наоборот, оставил жизнь и сознание. Пожрал только подкожный жир, заменив его собой. Из-за этого мы не можем попросту извлечь его - в таком случае человек умрёт, и даже если сумеем мгновенно найти и впрыснуть заместитель подкожного жира, то всё равно неизвестно, не пожрал ли шоггот что-то ещё. Так что пока мы просто изучаем связь их обоих.
  - Ну и? - только и отозвался Акселератор. Нокан завилял хвостом:
  - Я не стану говорить заранее, потому что все исследования ещё впереди. Но вполне возможно, что шоггот не паразит, а симбиотическое существо, ценой вселения в человека и пожирания его подкожного жира выставляет возможность сберечь всё остальное тело.
  - Вы пробовали убить этого человека, но раны затягивались, - прокомментировал Акселератор. Нокан безмолвно уставился на него, а затем спокойно продолжил:
  - Именно в этом может быть решение проблемы клонов, Акселератор. Их тела разрушаются, некоторые функции не работают, мозговая активность ненормальна - но шоггота можно разделить на несколько частей, и каждая будет действовать как отдельное существо. Если мы убедимся, что шоггот действительно поддерживает жизнедеятельность захваченного организма без влияния на разум, то просто вживим его девочкам. И тогда они проживут не то что ещё год, а все тридцать, пятьдесят, да даже сто лет и далее.
  Нокан замолчал, но теперь Акселератор не спешил высказываться. Он уставился в пол и о чём-то долго думал, а затем поднял голову и прохрипел:
  - Надеюсь, ты не устроишь в итоге какой-нибудь карнавал монстров?
  - Что вы, - Нокан завилял хвостом. - Образцы шоггота и его носитель содержатся в герметичных условиях и не угрожают абсолютно никому.
  
  - ...я не знаю, что они там делали, - Конори Мии, высокая полногрудная брюнетка, поправила большие круглые очки на переносице. - Скорее всего, просто развлекались, наркотиков и вообще подозрительных вещей у них не было. Так что сообщение о чёрной жиже стоит обработать со всей серьёзностью.
  - Я и не спорю, Конори-сан, - вежливо ответила Куроко, опёршись на стол в совещательной комнате. - Но разве уместно бросать на поиски подозрительной жижи сразу пятерых?
  - Неуместно, - признала та. - Но у Уихару и Сатен сегодня уличное дежурство по расписанию, тебе надо обучать новенькую, а Мицуко-сан я наедине с документами больше не оставлю. Да и будто подменить вас некем.
  - Я просто хотела помочь... - черноволосая девушка в форме Токивадай смущённо потупилась и даже прикрыла лицо зелёным веером.
  - В следующий раз после такой помощи речь пойдёт об увольнении, - сухо ответила Конори. - А раз уж вы впятером и так пойдёте вместе, то хоть официально. Командой лезть в канализацию гораздо проще.
  - Я не хочу в канализацию, - Сатен обеспокоенно наклонилась к печатающей Уихару. - Может, вызовем твоего парня, он эту жижу взорвёт и лады?
  - Согиита может, но нам сначала надо всё проверить, - строго отозвалась та. - Что это за жижа, откуда появилась и насколько опасна. Спешка до добра не доведёт.
  - Ох, ну вы смотрите, - фыркнула Сатен. - Стоило переспать с парнем и сразу заважничала.
  - Сатен-сан! - Уихару порозовела так, что почти сравнялась цветом с венком на коротких чёрных волосах.
  - Прекращаем игрища, - вмешалась Куроко, закинув одну из перевязанных красным бантм каштановых косичек за спину. - Выступаем прямо сейчас, Конори-сан?
  - Да. Если что, я с вами свяжусь.
  
  - Вот, сестрица, теперь мы начнём изучать улицы, - Куроко закончила с вводной частью.
  - Изучать? - Мисака поглядела на спещащих в школу толпу учеников. - Но я и так их знаю.
  - Э-э-э, сестрица, - Куроко, окончательно войдя в режим строгой учительницы, внушительно подняла палец. - Ты их знаешь как обычный гражданин или как пятый уровень. Я же говорю о знании как члена Правосудия. Например...
  Она исчезла и появилась на фонарном столбе перекрёстка, после чего поглядела влево и удовлетворённо кивнула.
  - Мы сейчас в седьмом районе, где на пересечении пятой и шестой улиц часто возникают пробки и возникает необходимость в регулировке движения, - Куроко телепортировалась обратно к ним. - С этого фонаря можно заранее оценить, всё ли в порядке, и заодно получить хороший обзор на местность. Тебе с твоей силой, сестрица, можно так же спокойно забираться и осматриваться. Таких точек несколько...
  - Так вот почему я не преуспеваю, потому что сил летать нет, - проворчала Сатен, оценив взглядом высоту столба.
  - Ты не преуспеваешь, потому что любишь бить баклуши, - покосилась на неё Куроко.
  - Эй-эй, я тут была похищена неизвестно кем и стерта из вашей памяти, - Сатен оправдывающе замахала руками. - Моральная травма до сих пор!
  - Нет у тебя никакой моральной травмы, - Куроко отвернулась от подруги. - Идём, сестрица, я покажу тебе ещё пару подобных мест, они как раз по пути к этой жиже.
  
  Цукуёми Комое, тридцатилетняя учительница с телом десятилетней розоволосой девочки, оглядела свой класс и протяжно вздохнула.
  - Камидзе-сан, - звонко, но умоляюще протянула она. - Вы так и не снимете капюшон?
  - Простите, нет, - отозвался Тома. Учительница вновь столь же протяжно вздохнула и только после этого начала урок.
  Сегодня темой был пирокинез и его воздействие на окружающую среду. Комое-сенсей объясняла, что пламя не может быть выше определённой температуры, иначе в первую очередь пострадает сам создавший огонь эспер. Тома вспомнил, как во время последнего перед отправкой к Отинус сражения в него метали огненные шары, и грустно усмехнулся.
  Он старался слушать Комое-сенсей - и так пропустил уже столько, что приходилось днями заниматься дополнительно - и тем не менее иногда взгляд соскальзывал на ученика, сидевшего через ряд от него.
  Камисато Какеру выглядел абсолютно, можно даже сказать заштампованно стандартно. Тёмно-каштановые волосы, обычное телосложение, нормальный рост, ни единого изъяна или особой приметы. Только вид весьма акккуратный, но будто это что-то выдающееся. Тома и не обратил бы на него никакого внимания, однако это за него сделали Цучимикадо с Аогами.
  Камисато появился в отсутствие Томы, с каким-то подозрительным, по мнению обоих, случаем внезапного перевода. Мало того, появился не один.
  Эльза, вопреки имени, была японкой - но выглядела словно европейский варвар. Длинные каштановые волосы напоминали спутавшуюся гриву, взгляд в одноклассников метался не менее дикий, но Аогами куда больше заинтересовала большая грудь и её привычка покачиваться в те моменты, когда девушка всё же вступала в разговор. Он даже подбивал Тому поболтать с ней и убедиться самому, но тот отказывался не в последнюю очередь из-за того, что Эльза практически не покидала Камисато.
  Равно как и Тацума Клэр. Она выглядела бы куда стандартнее - девушка в очках и с двумя косичками чёрных волос, любящих висеть по разные стороны её тонкого тела - но из висков Клэр выходило два огромных алых цветка, а зелёные пряди с более мелкими жёлтыми и белыми бутонами образовывали ещё две косы куда длиннее обычных. Клэр была не просто эспером, но Самоцветом третьего уровня, управляющим растениями.
  Уровень Эльзы оставался неизвестным, равно как и сила, но Цучимикадо не сомневался, что даже с нулевым она выбьет дурь из кого угодно. Сам же Камисато был нулевым уровнем, судя по всему - без ярко выраженной силы.
  Именно это и закрепило внимание.
  Два "Ками-гаремщика" в одной школе, оба нулевые уровни, за обоими ходят девушки.
  Тома признавал сходство, но дальше дело не шло. Он не видел смысла как-то заводить знакомство с Камисато, а тот не то что с ним - со всем классом будто не желал иметь ничего общего, молчал большую часть времени и не покидал компании Эльзы с Клэр.
  Тем не менее, что-то было не так. Тома затруднялся сказать, можно ли обвинять в подобном бойцовские инстинкты или общую интуицию, но Камисато отчего-то приковывал его внимание и напрягал. Он никому не говорил - с Етцу сталось бы ещё и нарисовать всякое - но считал нужным доверять инстинктам и не доверять Камисато.
  Который всё равно не обращал на него никакого внимания, равно как и обе девушки.
  
  Вот и теперь, когда уроки закончились, эти трое вышли из школы едва ли не первыми и мигом отправились к воротам. Тома, Цучимикадо и Аоами напротив, задержались на крыльце, любусь не по-осеннему ярким солнцем.
  - Я так понимаю, мы опять разными путями расходимся? - блондин слегка поправил солнечные очки, защищая глаза от прямого света. - Нет бы вместе зарубиться в какое-нибудь кафе с наиболее симпатичными официантками.
  - Завтра можем, - предложил Тома, но Цучимикадо лишь фыркнул:
  - С нашим темпом жизни завтра объявится какой-нибудь зловредный маг, за которым придётся бегать через пол-мира. - Он понизил голос, дабы другие выходящие ученики не заинтересовались. - И мы про кафе совсем забудем.
  - Хорошо, тогда сходим после того, как закатаем этого зловредного мага в асфальт, - захохотал даже не попытавшийся быть тихим Аогами. - Будет у нас ещё кафе. Устроим, так сказать, крепкое мужское свидание.
  - Но-но! - Цучимикадо погрозил ему пальцем. - Не впутывайте меня во всякое, я абсолютно стопроцентный гетеро, и доказываю это тем, что даже не пытаюсь искать себе девушку! - он помолчал пару секунд. - Знаете, пойду-ка я от вас на всякий случай.
  - Ты можешь бежать от греха! - завыл Аогами ему вслед. - Но он обязательно догонит и протиснется в дырочку!
  Цучимикадо прямо на ходу, не оборачиваясь, показал средний палец, вызвав лишь усмешки.
  В следующую секунду Аогами толкнули; Фукиёсе едва не прошла сквозь него, просто глядя вперёд, не проронив ни слова. Тома тоже ничего не сказал ей, лишь поглядел вслед фигурке одинокой одноклассницы, пока та не исчезла за школьными воротами.
  - Что ж, Тома, - теперь Аогами посерьёзнел. - Сегодня я продолжаю, да?
  - Я уже не знаю, есть ли смысл бесцельно шарить, - тихо ответил тот, продолжая смотреть в сторону ворот. - Лучше бы узнать точно и бить сразу.
  - В том-то и дело, что все точные места проверены, и его нигде нет. Ты всё-таки уверен...
  - Нет, Аогами, не уверен. И доказательств не появилось, извини.
  Друг какое-то время помолчал, а затем похлопал его по плечу.
  - Ладно, так и быть. Расходимся, проверю один подозрительный район сегодня, а там посмотрим.
  
  Отинус зашевелилась и вылезла из кармана капюшона сразу после того, как он вышел за пределы школы.
  - Всё-таки вы, парни, постоянно отпускаете гейские шуточки, - печально сказала она, уцепившись за шею.
  - Думаю, что только мы как идиотское трио, - Тома даже под солнцем не стал откидывать капюшон и демонстрировать всем пятнадцатисантиметровую богиню.
  - Которое ты всё ещё ценишь, - Отинус сказала это утвердительно, и Тома не стал ничего добавлять.
  
  Кладбище лежало в десятом районе, почти у стен города. По иронии судьбы - на карте его точка была практически ровно на противоположной стороне круга от точки их нынешнего дома в третьем районе.
  Противостояние жизни и смерти.
  Так-то всех погибших выдавали родственникам за пределами Академия-сити - насколько Тома знал. Но было немало тех, кому некуда было идти вне города, и их хоронили тут. После Второго Эпизода число могил заметно выросло, хотя теперь многие гробы наверняка стояли пустыми.
  Отинус всех воскресила, хоть и оставила воспоминание об их смерти.
  Тома пока что не проверял, как именно это работает. Скоро проверит.
  Сейчас же он прошёл к небольшому холмику, дорогу к которому крепко запомнил. Плюс чёткими ориентирами служили две черноволосые девушки, стоявшие перед ним в молчании склонившихся голов. Они слегка обернулись, услышав его шаги, и слабо улыбнулись.
  - Рабочий день уже закончился? - спросил Тома у Ицувы.
  - У меня сегодня короткий, а у Лессар как обычно. Но она потом тоже хотела прийти.
  - Хорошо, - Тома посмотрел на Етцу. Та просто стояла, смурная и не желающая раскрывать рот.
  
  Они все винили себя в смерти Химегами, и Етцу в том числе. Она уверяла, что должна была не поддаваться желанию ударить общей толпой, а оставить Химегами с Марией на острове. И следить за ней пристально в бою, не оправдываясь тем, что в сражении с членом GREMLIN Хель старалась не умереть сама. Ибо Етцу увидела искалеченное тело подруги лишь после того, как победила волшебницу, и не смогла оживить ничем из своего арсенала.
  Она держалась молодцом и со стороны не изменилась никак, но Тома хорошо знал подругу и понимал, что та грустит. Косвенным признаком стало чёткое проявление её полного клона - именно он сейчас ходил в облике Аогами. Етцу больше не скрывала это от Томы (всем остальным они пока не говорили), а тот к своему же удивлению нормально это воспринимал.
  Два союзных метаморфа лучше одного, как ни крути.
  
  Девушки отошли подальше - но Тома и так не постеснялся бы преклонить колени перед небольшим гранитным камнем. Последним напоминанием о том, что в мире была девушка Химегами Айса, которой в один момент жутко не повезло по его вине.
  - Прости, Айса, - прошептал он. - Прости, что мы продолжаем жить.
  Все остальные слова Тома сказал про себя, а все слёзы уже давно пролил. Он постоял ещё немного, а затем поклонился, встал и обернулся к Ицуве с Етцу. Те сразу же зашагали в сторону выхода, и он поспешил следом, мигом нагнав.
  
  Заговорили они уже после того, как вышли с территории кладбища.
  - Етцу, что у тебя тут? - Ицува кивнула на небольшой пакет в руке девушки.
  - Это... - та помолчала, словно бы переключая настрой - и резко улыбнулась. - Это ещё один набор дилдо.
  - Ясно, значит, сегодня мы опять тушим пожар, - закивал Тома с абсолютно серьёзным лицом.
  - Будто я ожидала, что наше цундурко так резко отреагирует! - всплеснула руками Етцу. - И что её псионное величество установит в доме с тобой всего одну систему борьбы с огнём!
  - То есть виноваты все, кроме тебя, - с улыбкой подытожила Ицува.
  - Нет, ну... Тентакли вы забраковали, меня в облике Томы забраковали, надо же как-то разнообразить веселье! Плюс я подумала стратегически, и теперь одно из дилд в образе Гекоты! Так что больше не рискнёт стрелять молниями, а то и захочет попробовать.
  - Я не думаю, что страсть Мисаки к лягушке настолько велика, - покачал головой Тома.
  - Плюс, где ты добыла дилдо-Гекоту? - Ицува отчего-то не нашла вопроса лучше. - Их что, продают?
  - Продают? - улыбка Етцу стала особенно хитрой. - Ну зачем же тратить деньги, когда ты метаморф пятого уровня, и можешь воспользоваться, хе-хе, подручными материалами. А также подножными, ягодичными и вообще всем с мягкой кожей, обеспечивающей комфортное скольжение...
  - Так, всё, займу нейтральную сторону, - Ицува резко замахала руками, словно отгоняя образы.
  - Займи! - Етцу же оживилась ещё сильнее. - Я уверена, что опять забракуют и опять только Лессар меня поддержит, так хоть меньше голосов против будет!
  - Вот так всегда, откроешь ящик Пандоры и потом уже фиг захлопнешь, - пробормотал Тома.
  - Ты хотел этого, Тома. - довольно хмыкнула прячущаяся и сейчас Отинус. - Теперь наслаждайся.
  - И буду наслаждаться. Етцу, только подними вопрос перед сном, пожалуйста. Ибо если сейчас начнёшь, то у меня опять с уроками ничего не выйдет.
  - Я думала во время самого сна! Все расшалятся, и вытаскиваю, ограничивая пространство для манёвра! Но раз вы за кристально честную демократию...
  - Вопрос втыкания в себя вещей должен быть пристально изучен заранее, - нравоучительно произнесла Ицува, еле сдерживая смех.
  - Не, ну с этим спорить не буду, да.
  
  
  Козаку Митори пока что откровенно раслаблялась. Делать было нечего, Айхана Етцу отсутствовала и позволяла шалить, так что фиолетоволосая девушка в одном розовом белье залезла на шезлонг под лампу искусственного освещения, нацепила тёмные очки и закрыла глаза.
  Красота, в кои-то веки расслабиться.
  Она фактически бросила Юитцу и Кихар. Последствия будут, но Митори уже откровенно надоело яшкаться со злыми учёными. Тогда, при работе на Генсея, она была молодой и глупой, пока три месяца назад во время фестиваля не согласилась выступить вместе с ним против Шокухо Мисаки.
  Та заборола Генсея. Саму Митори избила её спиралеволосая подружка, не помогла даже форма жидкого металла. И тогда Козаку Митори, лежащая в канализации с ощущением полностью переломанных костей, задала себе вопрос - этого, что ли, она добивалась, изо всех сил пытаясь служить науке и добравшись до четвёртого уровня?
  Неприглядные моменты работы с Кихарами и так попадались, но теперь Митори стала смотреть на них несколько иначе. И раздумывать, что, может, оно того не стоит. Что в погоне за одобрением великих учёных она могла потерять ту человечность, о которой говорили в её любимых шоу.
  Неизвестно, к чему Митори пришла бы сама по себе, но там, в канализации, она даже не успела встать, как к ней подползла лужа плоти, вытянулась и превратилась в девушку.
  Митори стала сотрудничать с Етцу - и не пожалела. Она даже могла рискнуть назвать Шестую своим другом, не боссом или хозяином, а полноценным другом.
  И шпионила за Кихарами для неё.
  Однако сейчас пока что целей для шпионства не находилось. Всю информацию по деятельности Юитцу она передала, так что теперь могла отдыхать.
  Когда дверь в убежище с тихим механическим шумом распахнулась, то Митори всё же обернулась, приподняв очки.
  - Ох, блядь, - только и успела сказать она.
  
  Ну хоть с детьми разобрались.
  Когда Етцу усыпила Харуми и Ханзо, то добавила ещё и легкий амнезиак. Так что сразу после пробуждения они получили наготовое историю о том, как мерзкая хитрая Четвёртая наполнила их убежище усыпляющим газом и похитила Фремею, вернув ту Френде. Но девочка вроде бы в порядке, а сама Френда ушла из ITEM, так что беспокоиться не о чём.
  Плюс Кано Шинка нашёлся.
  Харуми вытребовала-таки встречу с Френдой, но полностью удовлетворилась её результатами: девушка подтвердила, что больше не желает связываться с преступным миром и вообще намеревается уехать в Скандинавию. Фремея была полностью за, так что Харуми отступила, особенно когда Етцу пообещала присмотреть. Отступила, взяла Шинку (на встрече прощания пообещавшему красной Мусуджиме, у которой сидел всё это время, когда-нибудь вернуться) с Ханзо и укатила из города.
  Всё, эту арку Етцу закрыла.
  Зато сразу же началась новая.
  И сейчас она в облике Аогами держалась на плаву канализационного стока, ничуть не смущаясь - через её тело что только не проходило. Она почему-то испытывала больше пристрастия к мужскому обличию, в отличие от оригинала, предпочитающего женские формы.
  Впрочем, это едва ли не единственное их различие.
  Аогами-Етцу немножко проплыла вперёд и опять уставилась на тёмные своды тоннеля, куда простому смертному не забраться. Натуральное "ищи то, не знаю что". Точнее, Тома знал и сумел их убедить, но...
  Что-то булькнуло, и Етцу мигом поглядела туда, но ничего не увидела. Нужно быть внимательнее, в канализации всё время что-то булькает, но мало ли.
  Булькнуло ещё раз, ближе.
  А затем чёрное пятно выпрыгнуло из воды и набросилось на неё.
  
  - Извините, - Хамазура широко развёл руками. - Увезу только одного.
  - Вы же вроде собирались ещё мотоцикл заграбастать? - удивился Тома, оглядываясь на Ицуву с Етцу.
  - Именно что собирались, сегодня Мугино вечером будет что-то обсуждать с нами, - Хамазура расстроенно поглядел на вызвавшую его троицу. Это стало несколько привычным делом - то и дело кто-нибудь из их большой группы звонил ему, прося подбросить из десятого района в третий.
  И Хамазура не отказывался. В конце концов, он сам напросился. Выждал, пока Камидзе Тома вернётся в город, явился и пожелал вступить в его команду. Тот посмотрел настолько тусклым взглядом, что Хамазура не был уверен, что его услышали. Однако затем сказал, что пусть лучше парень остаётся в ITEM, а им просто изредка помогает.
  "Изредка" превратилось едва ли не в ежедневное; Хамазура подтвердил, что мотоцикл остался при нём (однако умолчав об Анери), и уже через два дня ему позвонили с просьбой воспользоваться.
  Тогда он побросил активную черноволосую европейку, на прощание радостно провопившую "Спасибо огромное!". И стал работать извозчиком, ничуть не стесняясь этого.
  Во-первых, его искренне благодарили.
  Во-вторых, хоть он полностью верен Такицубо, но проехать через весь город на мотоцикле с девушкой за спиной всегда здорово.
  В-третьих, Камидзе Тома хотя бы запомнил его имя. И судя по тем слухам, что циркулировали по городу - с ним лучше дружить.
  - Слушайте, я всё же не поеду, - Ицува размышляла какое-то время и теперь взяла слово. - Вернусь в супермаркет, закуплюсь да проверю, как там Лессар.
  - Ну тогда и я прошвырнусь, - сразу решила Етцу. - Посмотрю там всякое. Едьте вдвоём.
  Хамазура слегка подобрался - эта невысокая черноволосая девушка могла в любой момент и с невинной улыбкой выдать такое, что приходилось краснеть за неё. Однако сейчас обошлось, девушки помахали и разбежались ещё до того, как Тома позволил костюму обволочь себя.
  Эпопеи с переодеванием остались в прошлом: когда Хамазура сказал было, что менять обычную одежду на мотоциклетный костюм и обратно хлопотно, то Анери "приняла к сведению", и уже на следующей поездке сделала его самонадевающимся. Только шлем всё ещё приходилось самостоятельно нацеплять, но искусственный интеллект обещала поработать и тут.
  С Анери вообще было неожиданно легко, едва ли не легче, чем с Такицубо. Хотя формально она предназначалась для контроля мотоцикла и подстраивания под окружающие условия, но на деле стремилась узнавать даже вещи вне своих обязанностей. Хамазура не мог рассказать многого и жалел об этом: Анери слушала очень внимательно и частенько задавала уточняющие вопросы - не обижаясь в тех частых случаях, когда ответа у него не было.
  Помощь Камидзе Томе она тоже одобряла, хотя по какой-то причине не стремилась с ним говорить. А когда Хамазура поинтересовался, то ответила загадочно "не хочу напрягать волю".
  Вот и сейчас говорила лишь с ним, когда они начали поездку через весь город. Но на этот раз как-то отвлечённо, сообщая лишь о прокладывании маршрута и изменении пути.
  - Анери, всё в порядке? - осторожно поинтересовался Хамазура, когда они сделали ещё один крюк, всё не покидая седьмой район.
  - Чувствую необычную электромагнитную аномалию, Хамазура. Прости, настройки даже сбиваются, - ответил ему мягкий женский голос. - Дай мне чуть больше времени, пожалуйста.
  - Да бери, конечно, бери... а что за аномалия и где?
  - Вот тут, - карта города перед его глазами увеличилась, высветив яркую красную точку в трёх кварталах от них. - Согласно моим данным, аномалия совпадает с другими аномалиями, вызванными активным действием силы Мисаки Микото, также известной как Рейлган или Третья.
  - Ага... - Рейлган, она ведь точно среди тех девушек, хоть на мотоцикле никогда не каталась. - Слушай, наверное, надо Томе сказать?
  - Сейчас установлю связь, - и Анери словно цокнула языком. Хамазура помедлил, не сразу догадавшись, что это сигнал, а затем нерешительно произнёс:
  - Э-э... Тома?
  - Да, Хамазура? - спокойно ответили ему.
  - Мне мой... навигатор передаёт, что в трёх кварталах от нас аномалия как у Рейлгана, и...
  - Отвези меня туда, Хамазура. Сейчас же. Пожалуйста.
  - Мигом, - чётко и ясно, всё как надо. - Анери, сможешь проехать поближе к той аномалии?
  - Я постараюсь. Но Хамазура, в случае угрозы отключения моих систем я наоборот, постараюсь скрыться.
  - Хорошо, думаю, его устроит...
  
  - Вот мы и на месте, - Куроко остановилась у небольшого люка. - Они заявили, что именно сюда спускались.
  - А теперь предстоит нам, - Мицуко всё ещё не блестела энтузиазмом, но и до нытья не опускалась. Раз надо, то надо.
  Мисака повела рукой, молнии тихо затрещали, и крышка сдвинулась в сторону, освобождая проход. Куроко мигом телепортировалась вниз, за ней полезла Уихару, Сатен, Мицуко, Мисака последней - задвигая крышку обратно, дабы никакой ребёнок не вздумал свалиться.
  Куроко уже давно зажгла фонарь и оглядывалась, но пока ничего не находила. Девушки тем временем активно повязывали респираторные маски, ибо вонь в канализации стояла невыносимая.
  - Серьёзно, кому взбредёт в голову спускаться сюда ради развлечения? - Сатен уже нацепила свою и её голос глухо дребезжал. - Ладно там по пути куда, но чисто позависать...
  - Прошу тишины, - строго сказала Куроко, и все забоялись шевелиться. Девушка прошла немного вперёд, осветила мутную воду, замызганные стены и неожиданно чистый пол.
  - Здесь частенько проходят техники и ремонтные роботы, у них есть инструкция сообщать о подозрительных находках. Получается, если жижа никому не привиделась, то появилась она буквально на днях. - Куроко вновь осветила воду. - Или заползла сюда случайно.
  - Что это может быть, а? - Сатен рискнула нарушить запрет шума. - Какая-то сила эспера? Мутант? Может даже пришелец?
  - Поймаем - узнаем, - Куроко не проявила энтузиазма, да и остальные интересовались больше возвращением на поверхность.
  Они зашагали вперёд, теперь уже все вытащили фонарики и освещали воду, но ничего подозрительного не обнаруживали. Мисака подумала, что если жижа сколько-то разумная, то догадается прилепиться к потолку или залечь на дно, дать им пройти мимо, а там...
  Куроко подняла руку, и они остановились - но вокруг ничего не изменилось, даже вода еле побулькивала.
  - Я ничего не слышу, - теперь осторожно сказала Уихару.
  - Я тоже, - прошептала Куроко. - Но у меня чутьё...
  Услышали разом все - какой-то далёкий звук, похожий на еле слышное ворчание желающего высказаться под нос. Но с каждой секундой ворчание нарастало, переходя в открытый гнев и даже рёв...
  - Отступаем! - приказала Куроко, и замыкающая группу Мицуко сразу помчалась обратно к выходу из канализации. Все бросились за ней - Уихару едва не подскользнулась, но Куроко телепортом подхватила её и толкнула бежать далее.
  В рёв добавилось бурчание голодного желудка, вода задрожала, предчувствуя приближение чего-то жуткого. Но пока что оно отставало, девушки успели добежать до лестницы наверх, Мицуко даже схватилась за неё - и тут тёмная масса метнулась вперёд бурной волной, обхватила лестницу вместе с девушкой и дёрнула на себя.
  - Мицуко! - Сатен схватила лежащую у стены доску, но даже не успела размахнуться, как сверкнула молния, и отсечённый сгусток темноты свалился в воду вместе с визжащей девушкой. Куроко мгновенным телепортом схватила её и прыгнула почти под потолок, а Мисака очередной молнией наконец высветила нападавшего.
  Чёрная, однородная, бурлящая масса без глаз и даже подобия лица, но до омерзения живая - на всёй ходящей волнами поверхности беспрестанно открывались рты-щели, а сгустки нечто трансформировались в щупальца, клешни, зазубренные пики, и всё это угрожающе тянулось к девушкам.
  Уихару бесполезно топталась у огрызка лестницы вместе с Сатен, Куроко положила рядом Мицуко и начала ощупывать испуганную девушку на предмет ран, а Мисака бросила в воздух монетку и закрепилась на ней. Она зазубрила этот трюк за две недели - силой удерживать монетку в воздухе и заодно притягиваться к ней, позволяя закрепить себя в любой точке пространства.
  Чуть потренируется - и сможет полноценно летать.
  Но пока Мисака зависла между девушками и монстром, после чего атаковала последнего молниями. Те отсекали тянущиеся выступы, хлестали само сжиженное тело и тому это не нравилось - из невидимой глотки вырвался жуткий вой. Одно из отсечённых щупалец упало вместе с лестницей, и Мисака мигом преобразовала её в несколько острых клинков, заряженных молнией и бросившихся рубить отвратительную массу.
  Масса быстро дрогнула. Бросилась назад, и в то же время вперёд. Заклокотала, завыла, впилась отращёнными жгутами сама в себя. Мисака прищурилась, в вспышках электрических клинков казалось, что чудовище ведёт какую-то внутреннюю борьбу.
  Неожиданная догадка вспыхнула в мозгу и одновременно подсказала, что делать.
  - Уихару! - крикнула она за спину. - Ты говорила мне, что можешь удерживать температуру на расстоянии!
  - Пирожков! - ответил ей истошный вопль.
  - А теперь придётся всей воды, сможешь? - Уихару первый уровень, сохраняет температуру вещей постоянной. До сих пор пользовалась лишь ради спокойной переноски мороженого и тех же пирожков от магазина до дома, но надо же двигаться дальше, да?
  Чудовище тем временем продолжало разбираться со своими проблемами, но не забывать про них, и новые отростки потянулись хватать девушек. Мисака обрубила их и задумалась.
  - Куроко, как там Мицуко? - она вновь крикнула не оборачиваясь.
  - Отделалась лёгким испугом. Сестрица, ты ведь понимаешь, что электролиз...
  - Понимаю, не беспокойся! - никакого электролиза. Взрыв, способный уничтожить такую тварь, скорее навредит им, во-первых. Разрушит канализацию и наружный асфальт, во-вторых. Откроет путь наверх, во-третьих, и если хотя бы один кусочек жижицы уцелеет...
  А самое главное - если Мисака права, то монстра нельзя уничтожать.
  - Куроко! Пусть Мицуко своей силой толкает монстра в воду! Полностью, по всем участкам! Помогай ей разместить точки в воздухе!
  - Хорошо! - и уже через секунду Куроко с побледневшей от ужаса Мицуко появилась рядом. Но даже побледневшая девушка взмахнула веером, и пространство слегка вспучилось. А затем ещё и ещё, отправляя напряжение уже в другие места.
  Мисака приземлилась, помахала также изготовившейся Уихару, над которой застыла Сатен с доской - и ударила молниями в воду. Но не как обычно: те зашевелились и расползлись сеткой над бурлящей поверхностью.
  Наверху мощно громыхнуло - аж уши заложило - и три воздушных удара смяли потянувшуюся тварь, бросили её в воду. Та заворочалась там, продолжая самобичевание, а Мисака продолжала разворачивать сетку, и вскоре вода закипела, от неё повалил пар, с каждой секундой всё больше и гуще...
  - Давай, Уихару! - крикнула она, и девушка вытянула руки к воде, мигом сжав зубы от напряжения. Первый уровень по определению не сумеет многого, но даже такое поможет Мисаке удержать температуру в нужных диапазонах.
  Вверху вновь выстрелило, и масса натурально завизжала. Пар уже почти скрыл мечущееся тело, оставалось ориентироваться по громкому хлюпанью да нацеленности Куроко, чей обзор пока держался. Мисака слегка раздвинула сетку, а Сатен отбросила доску и схватилась за Уихару, даже стала разминать застывшие от напряжения плечи подруги.
  Они продолжали держаться, и скоро визг перешёл в постепенно слабеющий вой. Мисака сняла сетку и крикнула Уихару продолжать, а Мицуко попробовать разогнать пар воздушными ударами. Та замахала веером, и белесое покрывало пронзили колющие дыры.
  Мисака зашагала вперёд по мокрой поверхности бортика, слегка искрясь и готовясь к атаке.
  Однако рассеявшиеся занавеси пара открыли лишь выползшую из воды на четвереньках обнажённую черноволосую девушку. Её кожа была обожжена по всей площади, кашель будто разрывал лёгкие, а в глазах застыл откровенный ужас.
  - Етцу, ты в порядке? - подбежала к ней Мисака.
  - Ты меня во все дырки выебала, но да... - прошептала девушка и вновь зашлась кашлем.
  В порядке. Мисака посмотрела на воду и теперь чётко увидела чёрную жижу так, как её наверняка увидели те ребята - мутное пятно, беспрерывно дёргающееся, но неспособное покинуть кипящие воды.
  Куски бывшей лестницы подлетели к ней и ещё по пути избавились от формы клинков, сливаясь и раздвигаясь, пока не получилось своеобразное яйцо, зачерпнувшее жижу и вобравшее её в себя, а потом с шумом захлопнувшееся.
  Только после этого Мисака, мельком взглянув в сторону девочек (Уихару и Мицуко без сил растянулсь прямо на полу канализации), достала экранированное устройство и тихо сказала в него:
  - GEKOTA, у нас проблема в седьмом районе, и похоже, что связана с нашими поисками. Етцу ранена...
  - Етцу только контужена, - донеслось от девушки, уже пытающейся встать.
  - Пострадала. Мне бы сюда кого-нибудь, передать опасную вещь.
  - Держись, - голос Томы был слышен только ей. - Мы с Хамазурой уже практически над вами.
  
  
  - ...я уверена, что собрала всё, но мало ли... - закончила Мисака рассказ, и все молча уставились на металлическое яйцо.
  Сейчас GEKOTA сидела в помещении, что не очень соответствовало убранству богатого особняка: белые стены и белый же свет, идущий словно отовсюду, несколько труднопонятных приборов вдоль стен, в одном из которых - два вытянутых друг к другу металлических стержня - висело удерживаемое электромагнитными силами яйцо с неизвестной чёрной жижей.
  - Кто-нибудь сможет предупредить всех, кто спускается в канализацию? - пока Тома задал отвлечённый вопрос. - Мисака, Етцу, Серья?
  - Мне кажется, Куроко это сделает за нас,- Мисака откинулась на мягком кресле, в которых они сидели вокруг стола с яйцом. - Там уже Анти-Навык прибыл, насколько я знаю.
  - Можно вопрос, что до сих пор не удалось задать? - Етцу подняла руку. Она уже выглядела абсолютно нормально, но закуталась в плед и притворялась больной. - Мисака, как ты догадалась, что эту дрянь от меня можно высокой температурой отделить?
  - Я скорее прикидывала наугад. Ты как-то говорила, что можешь регулировать температуру своего тела, даже хвасталась, что поэтому в Багаж-сити совершенно не мёрзла.
  - Да, вот почему я горяча...
  - Короче, я подумала, что эта жижа вряд ли такое умеет. И если ваше слияние ошпарить, то ты сможешь выдержать, а вот оно вряд ли, и отцепится... или ещё что-нибудь... прости, Етцу, я очень рисковала в первую очередь тобой, - Мисака покаянно опустила голову. - Но иначе пришлось бы либо взрывать тебя, либо позволять дряни выходить на поверхность...
  - Без обид, - кивнула Етцу. - Всё нормально. Если что, можешь взрывать, разберусь.
  Мисака лишь пожала плечами, и все вновь уставились на яйцо.
  - Нам нужен учёный, - наконец высказалась Мисаки. - Настоящий и нормальный.
  - Я предлагаю Гекоту-сенсея, - отозвался Тома, и все вновь погрузились в раздумья.
  - Гекота-сенсей и GEKOTA - лучшее сочетание, - Лессар аж хвост из-под себя вынула, весело замахав им. - Но мы уверены, что он не донесёт куда надо? Не пойдёт напрямую к этому вашему Генсею?
  
  Мысль пришла к Томе ещё в камере и даже до визита Етцу. Отинус воскресила всех, кто погиб во Втором эпизоде. Получается, среди них должен быть Кихара Генсей.
  Расспросы богини ничего не дали - та не возилась с каждым по отдельности, и потому допустила, что это могло произойти. И раз так, то выходило, что один из самых старых Кихар жив и вряд ли удовлетворится мирным существованием.
  То же самое следовало ждать от Рансу с Биёри.
  Но Генсей был самым опасным. Когда об этом узнала Мисаки, то побледнела и сказала, что нужно отыскать и убить его как можно быстрее. Именно "убить", без увиливаний - и её поддержала всполошившаяся не меньше Серья. Остальные тоже согласились, особенно когда им доступно объяснили, кто такой Генсей и насколько опасен.
  
  - Уверена, - отвергла Мисаки. - Они в некотором роде разнозарядны. На Гекоте-сенсее много мирной жизни держится, а Генсей едва ли не чистое зло. Чтоб они как-то вместе сотрудничали, да ещё по такой мерзости...
  - Значит, передадим этот шар Гекоте-сенсею, - решил Тома. - Кто понесёт? Я ещё посею обратно в канализацию...
  - Я и понесу, заодно ситуацию лучше объясню, - блондинка сразу встала. - Канзаки, сопроводишь меня? Одна я теперь точно никуда, а девочки пока ещё прибегут.
  - Не вопрос, - святая сразу подхватила ножны со своим двуметровым нодати.
  - Я кое-что и сейчас сказать могу, - Етцу чуть сильнее закуталась в плед. - Эта дрянь очень похожа на меня, такая же метаморфная протоплазма, но с какой-то примесью. Понятия не имею какой, вроде знакомое, но поди разбери...
  - Вот Гекота-сенсей и скажет, - Мисаки осторожно взяла металлический шар. - Я доложусь, когда приду в больницу и когда выйду. Канзаки тоже.
  - Удачи тебе, - Тома одобряюще улыбнулся девушке, а затем посмотрел на ряд приборов. - Откуда оно вообще могло взяться?
  - Десятки причин, - пожала плечами Етцу. - От нашкодившего эспера и расхлябанного лаборанта до ловушки специально для меня.
  - Или для Мисаки.
  - Или для Мисаки.
  - Для меня? - Мисака проводила взглядом вышедших из комнаты Мисаки с Канзаки. - Мне кажется, план слишком сложный. Обследовать жижу могли не мы, Етцу в борьбе с ней плыла в случайную сторону...
  - Да я вообще вслепую двигалась...
  - Простите, но вот мы пришли к выводу, что Генсей первым делом захочет отомстить Шокухо-сан, - Ицува заговорила тихо, но мигом приковала к себе общее внимание. - Мог он отправить такую жижу и если да, то как это может отомстить?
  Все пожали плечами, а затем Етцу выбралась из кресла.
  - Параноить, так уж полностью. Тома, я прослежу за ними обеими на всякий случай, опять-таки свяжусь. Да и послушаю разговор с доктором, вдруг по терминологии что-то проскользнёт.
  - Дерзай, - махнул он, и Етцу поспешила к двери. - Серья...
  Бессмысленно спрашивать, знает ли она что-нибудь - вряд ли в игре против Генсея Серья будет утаивать важное. Поэтому Тома спросил:
  - Подготовить тебе расслабляющую ванну?
  - Я сама сделаю, не разобьюсь, - вздохнула та. Серья за последнее время совсем осунулась, круги под глазами практически не уходили и Тома всерьёз подозревал - но не решался поднимать тему - что девушка воспринимает секс исключительно как избавление от стресса. Не то чтобы он возражал, и старался в этом плане быть для неё максимально эффективным, но...
  Но лучше бы Серья сумела поговорить с ним искренне.
  
  Хамазура вновь прибыл на совещание последним, хотя спешил как мог. Видимо, такая уж судьба - вваливаться позже всех и слушать насмешки.
  Однако сегодня насмешек не последовало. Мугино устроила встречу в роскошном офисе, что держала для каких-то своих нужд, однако стояла и смотрела в окно совсем не с роскошным выражением. Хамазура, активно учащийся читать выражения чужих лиц, кожей почувствовал, что Четвёртая в мрачном замешательстве.
  - Садись, - бросила та, и парень поспешил сесть за вытянутый стол рядом с Такицубо, миловидной брюнеткой, пытающейся выглядеть не типично-сонной, а сосредоточенной. Точно что-то не так.
  Остальные два члена ITEM внешне не походили на беспокоящихся: нацепившая любимые белые свитер с юбкой Кинухата и вовсе слегка улыбалась, а сидящая во всём чёрном Куроёри походила на безмятежную грозовую тучу.
  - Нам поступил новый заказ, - сразу, без вступления начала Мугино. - По обычному адресу, анонимно, аванс внесён с уже закрытого счёта. Целей двое, - она шагнула к столу и уселась во его главе. - Кихара Юитцу и Кихара Эншу.
  Несколько секунд все подумали, а затем Кинухата пошевелилась и уточнила:
  - Последний раз, когда в нашем заказе были дети, всё закончилось супер...
  - Я помню, как всё закончилось, - прервала её Мугино. - Потому и не хочу повторять.
  Дети? Хамазура даже не смог погасить дрожь. Он с ITEM уже так давно, что иногда забывал - они безжалостные убийцы. Даже Такицубо вроде не участвовала напрямую, но помогала и...
  - Плюс, Мугино, - Кинухата не обиделась на невежливость той. - Я сейчас лишь супердогадываюсь, но будь остальные из основного пучка Кихар живы - мы бы пошли по ним, так?
  - Скорее всего. И что?
  - Просто самих Кихар, насколько я знаю, супердохрена. Чем так супервыделяются эти двое?
  - Как ты и сказала, - Мугино подперла голову кулаком. - Основной пучок. Наиболее близкие к Генсею и Нокану, наиболее успешные, наиболее сильные и опасные. Нечто большее, чем просто аморальные учёные. И сейчас, если я правильно всё поняла, из пучка только эти двое и остались.
  - А сам Нокан?
  - В заказе о нём ничего.
  - В чём проблема-то? - заворчала Куроёри, бросая тяжелые взгляды на всех. - Нам дали цели и заплатили, значит, надо прихлопнуть. Чего тут важничать?
  - Киборг недоделанный, ты тут новичок, и потому не вякай, - мрачно уставилась на неё Мугино. - Мы не тупые наёмники, кидающиеся куда попало, лишь бы заплатили. Заказы надо уметь выбирать, а то вон совсем недавно к вампирам отправили. Тут вампиров вроде нет, но я не хочу становиться на карандаш у Нокана и остальных Кихар. Равно как и убивать ребёнка.
  - Мы можем выполнить наполовину, раз уж аванс есть, - неожиданно голос подала Такицубо. - Разобраться с Юитцу и не трогать Эншу.
  - Нокан всё равно недоволен будет, - Мугино перевела мрачность взгляда на Хамазуру. - Ну а ты что скажешь?
  - Я? - Хамазура даже не понял, что это к нему обращаются, но Мугино только кивнула. Что сказать такого, дабы не выглядеть окончательным балбесом? Он не очень-то хочет втягиваться в убийство ребёнка, он вообще едва не покинул ITEM...
  - Может, найти кого-нибудь другого и поручить дело им? Этот Нокан на них и обозлится, а мы вроде не при делах, и это, задание в итоге выполним.
  Его слова были встречены непонятным молчанием, Хамазура аж почувствовал себя неуютно. Даже Кинухата не спешила начать своё обычное "суперидиот Хамазура" и вообще будто бы задумалась всерьёз.
  - Ну... хорошо, что я как раз знаю команду... они, конечно, далеко не лучшее, но у тёмной стороны в последнее время плохо с нормальными кадрами... - забормотала Мугино. - Кинухата, поговоришь с ними?
  - Когда?
  - Если удастся, то сейчас, - Мугино посмотрела сквозь единственное окно на темнеющее небо. - Они всё равно недалеко отсюда окопались. И Куроёри возьми с собой, пусть втягивается в работу. Хамазура, ты с ними.
  - Почему? - содрогнулся парень.
  - Ты предложил. И послужишь грушей, когда эти две кошки сцепятся.
  Кинухата после этих слов усмехнулась и мяукнула, а лицо Куроёри омерзительно скривилось от омерзения.
  Инициатива наказуема, увы.
  
  Идти и впрямь оказалось недалеко - через квартал от офиса Мугино, деревянный дом прятался в окружении других деревянных домов. Но, в отличие от них, не пустовал.
  Хотя признаки жизни в нём появились лишь когда Кинухата уверенно постучала по толстенной двери, и ту открыла девушка в школьной форме и невероятно чёрными длинными волосами.
  - Суперприветствую! - Кинухата улыбнулась значительно светлее своей обычной замыслившей пакость мордочки. - Меня отправила Четвёртая поговорить с Падальщиками. Это ведь вы?
  Девушка как-то вздрогнула от упоминания Мугино, посмотрела назад - и после еле слышимого разрешения отступила, позволив всем зайти.
  Внутри дом выглядел настоящей обжитой берлогой. Четыре кровати - одна почему-то в стороне от остальных - небольшая электрическая плита, холодильник рядом с ней, раскиданные повсюду личные вещи с одеждой (хоть обошлось без трусов) и уютно выглядящая гора одеял перед выключенным камином, на которых уместились оставшиеся три девушки.
  Одна из них мигом приковала внимание Хамазуры - фиолетоволосая, изящная, нацепившая нечто схожее с дуэтом из костюмов горничной и девочки-кролика. Белые обортки и чепчик на голове, но тёмно-синее одеяние переходит в объёмные шорты, на задней части которых уместился белый помпончик. Он попытался вообразить Такицубо в чём-то похожем, может даже более открывающем, и заметил красноволосую девочку с маской на рту только когда та заговорила:
  - И что же пятому уровню нужно от нас?
  - Нанять для помощи в одном суперделе, - Кинухата спокойно уселась белой юбкой прямо на пол. - В соответствии с вашей изначальной ролью.
  - Мы были признаны как группа, - теперь заговорила четвёртая, в почти скрывающей волосы массивной оранжевой шапке. - И можем выполнять задачи не только по уборке. Как сейчас...
  - Я-кун! - красноволосая сказала это предостерегающе, и та мигом замолчала. - Мы отказываемся. Чем бы оно ни было, но мы не испытываем желания снова вмешиваться в дела пятых уровней.
  - А если вас заставить? - плащ Куроёри слегка взметнулся. - Я ведь могу всю вашу команду прямо сейчас положить.
  - Хо? - девушка в форме горничной-кролика встала с широкой улыбкой и полным отсутствием страха. - Ну рискни.
  - Эээ... - занервничал Хамазура; дело невероятно внезапно и быстро шло к драке, а Кинухата продолжала сидеть и молчать. Куроёри хрустнула шеей и прищурилась, но сразу после дверь отворилась, и все оглянулись туда.
  На пороге встала миниатюрная блондинка лет двенадцати, не старше. Её одежды казались белее свитера Кинухаты, а входной проём царапнуло крепко сжимаемое золотое копьё в форме злакового ростка. Девочка бесстрашно оглядела всех и сухо произнесла:
  - Я могу взорвать тут всё со скоростью мысли. Поэтому говорите правду и только правду. Что вы знаете о Патриции Бёрдвэй?
  
  
  Несколько секунд стояла полная тишина, а затем красноволосая, тоже встав с уверенностью во взгляде, ответила:
  - Мы никогда не слышали это имя.
  Ворвавшаяся девочка нахмурилась и пристально осмотрела всех, особо задержавшись на Куроёри, готовой рвать и метать. Затем ничуть не подобревшим тоном уточнила:
  - В таком случае, вы могли её видеть. Девочка, очень похожая на меня. Может носить бирюзовый спортивный костюм и массивные наушники. Скорее всего, содержится под замком. Возможно, тяжело ранена или даже в коме.
  Хамазура такой не видел, и все остальные тоже не спешили делиться. Молчание становилось всё напряжённее, и девочка не становилась доброжелательнее.
  - В таком случае, мне придётся считать ваши разумы, вдруг вы что просто не заметили, - она слегка шевельнула копьём. - Не стоит...
  Дверь позади неё вновь раскрылась - и прямо в нос обернувшейся девочке уткнулся палец, по которому то и дело проскакивали небольшие молнии.
  Пришла ещё одна порция тишины, теперь с шелестом - все четверо Падальщика, не сговариваясь, начали очень тихо отступать к противоположной стене. А затем Мисака слегка обернулась и крикнула за спину:
  - Куроко, что там я должна говорить?
  - Боже, сестрица, - ещё одна девушка появилась прямо из ниоткуда посреди жилища. - Я же утром раза три сказала.
  Она откашлялась и продемонстрировала всем бело-зелёную полосатую повязку на предплечье.
  - Это Правосудие. Вы все задержаны по обвинению в преступном сговоре... и, кажется, не зря, - Куроко недружелюбно уставилась на продолжавшую сидеть Кинухату. - Прошу не оказывать сопротивление, в противном случае мы вынуждены будем применить силу.
  - Лейвиния, что ты здесь делаешь? - тем временем спросила Мисака.
  - Не твоё дело, - буркнула та. - И не дело Томы.
  - Вот уж нет. Раз ты встряла в дела тёмной стороны Академия-сити, да ещё и хотела промыть им мозги, то это теперь наше дело.
  - Вот и разбирайтесь с этой тёмной стороной. А я со своими делами разберусь сама.
  - Лейвиния, слушай...
  Белая вспышка осветила всю комнату, и Хамазура рухнул на пол с дикой резью в глазах. От боли хотелось орать, перед глазами заверещали цвета, а в ушах словно застучали копыта целого табуна козлов. Даже звук, прорвавшийся сквозь них, был похож на мемеканье, и Хамазура рискнул открыть глаза.
  Те слезились, но даже он так различил лежащие на полу силуэты, в том числе у самой двери... а по ним кто-то выскакивал наружу, словно даже несколько...
  Он попробовал встать, но пошатнулся и протянул руку вытереть глаза - однако за ту сразу же схватились.
  - Хамазура, нет, - различил он Кинухату. - Ты в такой грязи занесёшь ещё инфекцию, ослепнешь, и кого я буду дразнить своими супербелыми трусиками?
  - Что произошло? - простонал он, чувствуя, что с непрекращающейся резью точно ослепнет.
  - Светошумовая граната, но супермощная. Даже Рейлган свалило, и меня с щитом суперзадело, хотя я старалась не смотреть в одну со всеми сторону. Хватай Куроёри, сейчас я тебе её кину, и суперделаем ноги, пока сюда всё это Правосудие не набежало.
  Теперь Хамазура сумел встать, даже подслеповато добраться до двери, а там ему на плечо легло чьё-то тело, на расплывчатый взгляд действительно Куроёри.
  - Супермужик ты, Хамазура, - это в ушах звенит или он слышит восхищение? - Всех супервырубило как миленьких, а ты до сих пор на ногах? Можешь в награду полапать супертощую киборгскую задницу.
  - А ты всё расскажешь потом Такицубо? - голова раскалывалась так, что если он и держал Куроёри за неприличные места, то не ощущал этого.
  - Суперобязательно. Давай, иди на мой голос, доберёмся до Мугино - выдам тебе капли из суперсекретного схрона.
  
  Девушки вылетели из портала такой слаженной кучей, что когда первая из них застыла, то остальные мигом врезались в неё и дружно брякнулись оземь.
  - Камисато-сан! - крикнула застывшая, пытаясь выбраться из-под своих товарок. - Пожалуйста, коснитесь этого копья!
  Парень, под ноги которому вся компания и упала, нахмурился, после чего вытащил Гунгнир из кучи-малы, положил его на металлический стол в углу комнаты и поднял правую руку.
  - Желаешь ли ты лучшего мира? - прошептал он, касаясь копья. То мгновенно исчезло.
  Камисато нахмурился, а затем обернулся к ещё разбирающимся в конечностях девушкам.
  - И что это вы мне притащили? - сердито спросил он. - Какое отношение это имеет к Магическому Богу?
  Куча-мала замерла, а затем потыкала первую девушку; та задрожала и едва ли не плачущим голосом сказала:
  - Но Камисато-сан... прибор Фран указал именно в ту сторону...
  - А что, прибор вам и мозги заменил? - парня интонации слёз ничуть не успокоили. - Видите, что это не Магический Бог, так чего мне несёте? И вы что, опять инструкцию забыли? Если натыкаетесь на следы его присутствия, то сразу же вызываете меня, никакой инициативы!
  - Там было много людей, Камисато-саааааааан... - девушка уже откровенно зарыдала, и остальные подхватили. - Мы за вас переживалиииии...
  - Переживали? Пока вы тратили время впустую, Нефтида могла неизвестно что сотворить с этим миром! Могла убить или искалечить кого-нибудь! И это теперь будет на вашей совести!
  Теперь девушки ударились в столь дикий вой, что Камисато поморщился и махнул рукой, приказывая уходить. Когда те наконец выползли за дверь, продолжая рыдать, он встал посреди практически пустой комнаты и тяжело вздохнул.
  - Грозный, несокрушимый Камисато-сан, - обнаружившийся в полу люк открылся, и оттуда вынырнула голова черноволосой девушки. - Опять всех стращаешь?
  - Они принесли мне какое-то копьё, и такие довольные, будто впереди ещё не куча работы, - оглянулся на неё Камисато. Девушка хохотнула и быстро выбралась наружу. В полный рост она оказалась столь низкой, что волосы буквально доставали до пола, а белый халат, накинутый на одеяние дворецкого, оказался чересчур велик.
  - Какое копьё-то? - она даже встряхнула свисающими рукавами. - Или ты уже его растворил?
  - Ну да, - Камисато посмотрел на стол, а девушка зацокала языком.
  - Не проверив, чего это ОМБ-3 на него среагировал? Не дав мне изучить молекулярный состав? Но выставляя главной дурочкой Музу? А, Камисато-сан?
  - Эллен, не надо, - парень устало вздохнул. - Если это не Магический Бог, подделавшийся под предмет, то и ну его.
  - Камисато-сан, ты со своею однобокостью на Магических Богах...
  - Их осталось ещё двое, Эллен. Целых...
  - Да-да, два хтонических создания, чья мысль может уничтожить реальность, но пока они отчего-то это не сделали. Я готова слушать тебя невероятно долго, Камисато-сан, но уже всё выучила.
  - Чем язвить, лучше скажи, не появилось ли что нового по Камидзе Томе.
  - Это не ко мне, это к Майе. Хотя она вроде бы не вернулась со слежки... а скоро ночь, так и вовсе там пропадёт.
  - Санни и Рэйн?
  - Ничего нового не предсказывают. И всё ещё жалуются, что тут трудно работать.
  - Вы все жалуетесь, - Камисато недовольно дёрнул головой. - Хорошо, пойду к Фран, сообщу, что её прибор дал сбой.
  - Или иди ко мне, - Эллен приглашающе указала на люк. - Я только соорудила новый афродизиак, и как раз стоит испытать...
  Камисато подошёл и обхватил её за бока - нежно, не щекоча, и Эллен проглотила фразу, залившись краской. Парень улыбнулся, отнёс её к люку, поднял ровно над ним - и отпустил. Внизу лишь очередным печальным вздохом скрипнул матрас, а затем Эллен крикнула:
  - Ах, какой же вы грубый мужчина, Камисато-сан!
  Парень ногой захлопнул люк и направился к выходу из комнаты.
  
  Камисато Какеру был настолько обычным старшеклассником, словно какой-то божественный любитель манги решил воплотить архетип в жизнь.
  Он прилежно учился, помогал семье с работой по дому, заботился о младшей сестре, давно прекратил общение с подругой детства, не проявлял открытого желания бегать за девушками и уже начинал задумываться о своём будущем, не желая абсолютно никаких приключений с чудесами.
  А однажды утром он проснулся - и как человек видит в окне дождь и понимает, что предстоит прогулка с зонтом, так и Камисато понял, что его правая рука после определённых слов может прикосновением себя или своей тени стирать из реальности что угодно. И что его задача - найти и уничтожить этой правой рукой всех Магических Богов.
  Имена и примерное местоположение которых он тоже просто знал.
  Сначала Камисато не понимал, как это сделать, и пошёл в школу как обычно. Но по пути прямо на него упала Эльза - та самая подруга детства - упала с неба и так, что отсутствующее бельё сразу отметилось. Когда Камисато разобрался с этим и пошёл дальше, то через пару поворотов в него врезалась абсолютно голая Клэр, с которой он был знаком только шапочно.
  По пути в школу Камисато столкнулся с ещё пятью девушками.
  Сразу восемь перевелись в его класс.
  Четырнадцать врезались в школьном коридоре.
  Девятеро попались по пути домой.
  Двое обнаружились в ванне во время предсонного купания.
  Трое вылезло из-под кровати.
  Так продолжалось три дня, три сумасшедших дня, по итогу которых Камисато обнаружил себя предметом обожания сразу сотни девиц.
  И не просто девиц. Все, включая Эльзу и Клэр, обладали теми или иными способностями, по большей частью сверхъестественными.
  А также все страстно желали затащить его в постель.
  От этих попыток Камисато неистово отбивался, стараясь в том числе натравливать девушек друг на друга, но одновременно понял: они не отстанут. Хоть что произойди. А поскольку девушки ещё и беспрекословно ему подчинялись, то остался единственный вариант.
  С их помощью уничтожить Магических Богов.
  
  - Ну что, Мисака, так лучше? - Тома обернул повязку вокруг её головы, прикрыв глаза и как следует завязав на затылке.
  - Да, пожалуй, - слабо ответила та, растянувшись на кровати. - Но до сих пор гудит... потише говори, пожалуйста...
  - Хорошо, - Тома и так говорил негромко, а сейчас вовсе перешёл почти на шёпот. - Надумала ещё что-нибудь?
  - Мне кажется, это не светошумовая граната, - прошептала девушка после недолгой паузы. - Я попадала под неё, было неприятно, но даже драться не перестала. А тут ударило, упала и практически сразу чувств лишилась. А остальное... не знаю, Тома, Куроко утверждает, что эти ребята не из Правосудия, но они назвались такими и помогали мне...
  - Ну, назваться можно кем угодно. Ладно, пускаю к тебе Куроко. Спокойной ночи, Мисака.
  - И тебе, Тома... только не увлекайся там...
  - Спокойнее, а не то я подумаю, что ты хочешь ночи со мной больше меня, - Тома улыбнулся в ответ на покрасневшие щёки, наклонился и поцеловал девушку в лоб. - Приятных снов.
  
  В коридоре он дал пройти Куроко (проворчавшей о том, что с каких это пор она должна ждать разрешения заходить к сестрице), после чего поглядел на сползающую с потолка массу.
  - Тебе, похоже, уже лучше? - сказал он, когда Етцу наконец оформила себя.
  - В основном пострадала моя гордость пятого уровня, - отмахнулась та. - Слушай, такое дело... похоже, тебе сегодня спать только с Ицувой и Лессар.
  - Почему? - насторожился Тома, и они зашагали по коридору.
  - Потому что Серья забирает меня на секретную встречу. Секретную даже от тебя.
  - Настолько секретную?
  - Ага, - Етцу неожиданно прямо на ходу обняла его за шею так, что Тома едва не начал отбиваться. А затем очень тихо прошептала:
  - Мы идём к Алистеру. Нас вызвали. Я не знаю, почему. Никому не слова об этом, даже нам, хорошо?
  - Да, - прошептал он в ответ, и Етцу с улыбкой отпустила его.
  Значит, они двое тоже уходят... как и Мисаки с Канзаки и второй Етцу. Они позвонили согласно обещанию, но сказали, что Гекота-сенсей попросил их остаться для обследования. Якобы всех контактирующих с этой жижей следовало проверить. Позже перезвонил и сам Гекота-сенсей, уточнив, что оставшимся обследование пока что не понадобится, но стоит быть готовым. Жижу он воспринял абсолютно серьёзно, но пока сам не знал, с чем имеет дело, и посоветовал не выходить завтра из дома. Тома обещать не мог, но про себя решил, что один день в школе стоит пропустить.
  Пока лучше подумать об ещё одном деле, что требовалось решить сегодня.
  
  Лейвиния сидела в столовой абсолютно недовольная и в компании Индекс, смотрящей на неё волком. Тома понимал, что захоти девочка сбежать - и сбежала бы, но ей явно некуда было идти. Да и повязка на глазах ещё держалась: Лейвиния выдержала вспышку лучше Мисаки, но не идеально.
  - Давно не виделись, Лейвиния, - он сел неподалёку от неё и так, чтобы девочка оказалась по левую руку. Та слепо посмотрела на него, ориентируясь пока что лишь своей магией.
  - Тома? Почему ты приветствуешь меня как друга?
  - Потому что мы начали как друзья, Лейвиния. И я не вижу причин переходить к врагам.
  - Ты помогал Отинус, Тома. Сначала проиграл ей, а потом согласился помочь. Думаешь, я теперь назову тебя своим другом?
  - Я думал, ты едва ли не главная среди тех, кто выступает за дружбу между магами и эсперами.
  - Не за такую дружбу! - теперь Лейвиния заметно обозлилась. - Не за дружбу с теми, кто хочет разрушить наш мир! И я...
  Она резко осеклась и посмотрела на тарелку с налитым супом, коий сама и попросила на ужин.
  - Ты ведь слышал, что они там говорили, Тома? - девочка повозила ложкой в почти опустошённой тарелке. - Маги с силой и именем. Не доверяли Академия-сити, и имели причины не доверять. Все те усилия, что я предпринимала... всё практически полетело под откос, потому что в самый сложный момент, когда Третья мировая сидела в умах людей, ты предал весь возможный союз и склонился перед Магическим Богом.
  Тома промолчал. Ни Лейвиния, ни кто-то ещё не знает, что предал он не только союзы, а всё человечество. Лишил его шанса жить исключительно счастливой жизнью.
  - Государства помирились, а их лидеры встали на колени, - Лейвиния продолжала возить ложкой, не обращая внимания на раздражающий звон. - Но пропасть между магией и наукой только выросла. В том числе и сейчас, когда Патриция...
  Лейвиния замолчала, а затем ткнула ложкой в сторону Томы - вопреки повязке весьма точно:
  - Моя сестра, Патриция, пропала в Антарктиде. И мы все думали, что она погибла. Но когда я примчалась туда, то поняла, что мне лгут. Члены экспедиции путались в показаниях, не могли вспомнить, где находились в тот момент, и откровенно лгали. Копия Гунгнира была со мной, с её помощью я сумела пробраться в их разумы, а там увидеть, что Патрицию атаковало какое-то чудовище и ваши люди увезли её в Академия-сити, после чего изменили всем память. Понимаешь, Тома? - ложка слегка затряслась. - Мою сестру просто взяли и похитили, объявив погибшей! Похитил город, который я считала союзником! И наверняка скажет что-нибудь "ну, это же ради науки" с таким видом, будто ничего такого не произошло!
  - Не кричи на Тому! - Индекс и так кипела невероятно долго. - Он во всём этом не виноват! И будет теперь искать твою сестру, так что нечего капризничать!
  Лейвиния гневно дёрнулась в её сторону, но ничего не ответила; похоже, немного сорвала голос. Тома тихо произнёс:
  - Индекс права. Я теперь буду искать Патрицию.
  - Я не просила тебя...
  - Лейвиния, я не стану извиваться и утверждать, что мы не при делах. Я лучше тебя знаю, как много мрака в этом городе, но я не собираюсь становиться на сторону этого мрака лишь потому, что мы делим одну землю. Ты ведь не от простого развлечения решила примирить магов и эсперов? Раз так, то продолжай. А мы вернём тебе Патрицию и накажем тех, кто сделал это. Заодно сделаем всё, дабы подобное никогда не повторилось.
  - Это лишь слова, Тома. Ты же не думаешь, что я теперь буду верить тебе просто так?
  - Что ж, хорошо. Дай нам неделю, и если за это время мы не найдём Патрицию или не продвинемся всерьёз в её поисках, то можешь покинуть нас, окончательно разочаровываясь, и мы не станем препятствовать тебе.
  - Я всё равно не буду сидеть сложа руки. Мы ищем Патрицию вместе, и... - рука девочки вновь задрожала. - Пожалуйста, Тома, найди её.
  
  Тома устроил Лейвинию в одной из комнат и сходил проводить Куроко. Та заявила, что сестрицу лучше не беспокоить, но оставаться с ней отказалась. Сама Куроко пострадала от неизвестного взрыва меньше всех, сумев телепортироваться на рефлексах - но этого хватило, чтобы все "преступники" сбежали.
  Лессар ждала их у входа и после прощания тщательно заперла дверь, а также включила все охранные системы. Тома, памятуя о случае недельной давности, держался поодаль, а затем вместе с девушкой вновь поспешил в столовую, где уже должна была орудовать Ицува.
  Все дороги ведут к Кихарам. Лейвиния в памяти экспедиции увидела атаковавшего Патрицию монстра как всё ту же чёрную жижу, живую и активную. Генсей... а может, и не Генсей.
  Мисака рассказала ему, как именно её спасли. И Тома не сомневался, что Кихары и Юитцу в частности спокойно могли что-то получить от факта этого спасения. Но что именно - оставалось загадкой. Куроко, общавшаяся с ними всё это время, не отмечала ничего подозрительного, и с учётом её опытного нюха Правосудия имело смысл этому верить. Но верить в благородство Кихар, просто желающих спасти жизнь...
  - Тома, ты слишком много думаешь, - Отинус сидела у него на плече всё это время, разве что во время беседы с Лейвинией пряталась под капюшоном. Её теперь нельзя было отследить как Магического Бога, но красоваться перед ненавидящей девушкой, пусть и с завязанными глазами, Отинус не рисковала. - У тебя аж виски пульсируют. Лучше расслабься.
  - Это мы сейчас обеспечим! - Лессар схватила Тому за руку и прижалась к нему плечом. - Мне ведь сегодня за четверых отдуваться, да, Тома?
  - За трёх с половиной, включая тебя, - улыбнулся он, сам приобнимая девушку. - Ицува не будет уступать.
  - Так чего стоишь, давай, быстрее развлекаться! - она дёрнула Тому так, что Отинус едва не слетела с его плеча.
  
  Неудача на этот раз не стала отменять действие, но вместо этого вылезла другая пакость. И Тома теперь ещё лучше понял Серью.
  Они уложили Индекс спать (Тома немного поболтал с девочкой), запустили к ней кота и прикрыли дверь. Затем перешли к себе и там посадили Отинус в её мини-вертолётик. на котором та взлетела на верх шкафа, устроившись в позиции наблюдателя.
  Тома начал раздевать Ицуву, стянул с неё топ, расстегнул лифчик и они прямо рухнули на протяжённую кровать так, что он уткнулся в её объёмную грудь - а в голове пошла мысль, что стоит расспросить Хамазуру, узнать, что он там делал и общую точку зрения. А то и весь ITEM опросить.
  Лессар моментально разделась сама и залезла ему на спину, хихикая - Мисака была уверена, что эти Падальщики из Правосудия, они пару раз помогали ей. Нужно узнать, кто они на самом деле и насколько случайно во всё влезли.
  Он встал на колени перед кроватью и углубился между бедёр уже раздетой Ицувы, к которой прямо через его голову поползла Лессар - хорошо бы завтра выяснилось, что жижа не заразна. Если так, то фактически вся GEKOTA сядет на карантин, и не только она. Так можно весь город парализовать неизвестной болезнью, особенно раз Алистер забивает на его сохранение...
  Тома выпрямился, слегка подтянул к себе Ицуву и аккуратно вошёл в неё, а уже севшая на лицо подруги Лессар потянулась к нему за поцелуем - вот что Алистер вообще замышляет, а? Зачем вызвал Серью и Етцу? Почему никак им не помогает? И куда пропадал во время противостояния с Отинус?
  Они задвигались втроём, комнату наполнили стоны, руки начали цепляться друг за друга - почему Алистер вообще настолько безответственный? Такое впечатление что он, Тома, всего лишь человек, сделал для города больше, чем его основатель и глава. И уж точно защитил гораздо больше людей. В других условиях такого правителя давно скинули бы...
  Семя вырвалось с глухим стоном и вопросом - куда делась копия Гунгнир? У кого она теперь? У Хамазуры и ITEM? У Падальщиков? У не собирающейся докладывать об этом Куроко? У тех, кто устроил этот взрыв? А кто устроил этот взрыв, что это за неизвестная сторона и зачем им копия Гунгнир?
  Девушки зашевелились, меняясь местами и упоминая ранний договор. Ицува отползла далее по кровати, Лессар уместилась между ней и Томой животом вниз, свесив с кровати расставленные ноги, и сама жадно потянулась к девичьим бёдрам, пока Тома вновь опускался на колени.
  Оллерус упоминал, что копия Гунгнир может уничтожить планету. Как именно? Насколько это опасно в реальности? Может ли копьём воспользоваться эспер или обычный человек? А маг, не зная, что именно он держит?
  Лессар аж кошкой зашипела, умоляя наконец войти в неё, и Тома послушался. Патриция точно у Кихар, но где именно? В какой из множества скрытых лабораторий? И как им её отыскать? Етцу вроде упоминала, что имеет связь с бывшей помощницей Генсея, насколько им это поможет?
  Он смотрел на Ицуву, стонущую от работы язычка Лессар - хотя была самой ярой противницей подобного - отгонял от лица извивающийся в удовольствии золотой хвост и вновь чувствовал сострадание к Серье. Если она жила с подобными - а, скорее всего, куда большими и важными мыслями каждый день, то остаётся лишь сострадать.
  Или брать на себя часть её обязательств.
  Босс якудза, натурально. Осталось лишь костюмы по цвету подобрать - то есть они уже имеются, просто повода надеть не было. А дальше что? Разве это то, к чему он стремился?
  И ведь все эти мысли не мешают сейчас получать удовольствие и доставлять его девушкам. Тома выгнулся, а затем грузно опустился на Лессар. Та слегка вякнула под тяжестью его тела, и парень по мановению руки полез на кровать, в итоге уместившись между обеими девушками. Их губы нашли друг друга, а затем Лессар громко объявила об ещё одном договоре "раз уж мы втроём и никто не начнёт завистливо шипеть".
  Девушки сползли вниз по кровати, вынудив самого Тому частично опереться об стену, и вскоре успокаивающе мягкая грудь Ицувы коснулась его самого нежного места, а юркий язычок Лессар потянулся с другой стороны. Тома смотрел на всё это, сердце стучало в ушах, а в голове прыгала всего одна мысль.
  Завтра обязательно всё пойдёт не так.
  
  Он проснулся от того, что кто-то свалился прямо на него, прижав к полу. Тома едва не начал отбиваться, но вовремя распознал тяжело дышащую Серью.
  - Дай мне пару минут, Тома, хорошо? - прошептала она, по всем ощущениям уже раздетая, и потянулась к его губам. Он не стал вырываться и вернул поцелуй, уже чувствуя, как рядом заворочались Ицува и Лессар, как кто-то сверху возмущённо крикнул... но Серья уже оседлала его.
  И сама же задвигалась, достаточно яростно, ему пришлось даже обнимать девушку обеими руками и прижимать к себе, дабы вышло спокойнее. Серья трахала его - без всяких преувеличений - но Тома уже отметил её отрешённый вид, осознал, что почти наверняка есть причина, и просто держался. А когда девушка с протяжным стоном прижалась в последнем толчке, то погладил по длинным чёрным волосам.
  - Спасибо тебе, - сказала она столь тихо и нежно, что вряд ли кто другой однажды услышит такое от Кумокавы Серьи. Затем слегка приподнялась и начала уже куда твёрже:
  - Собирайся, Тома. И вы там все собирайтесь, - слегка обернулась она на наблюдавшую за всем этим Лессар. - Мы прямо сейчас идём к Гекоте-сенсею. У меня крайне дерьмовые новости.
  
  У врача собрался даже больший состав, чем обычно. Они взяли с собой Лейвинию, требующую полной прозрачности, и Индекс, которую не стоило оставлять одной. Уже в больнице их нагнали Цучимикадо с Мусуджиме, а в самом кабинете обнаружился радостно поздоровавшийся со всеми Гунха.
  - Похоже, со зрением у вас полный порядок, - Гекота-сенсей проверил состояние Мисаки и Лейвинии, пока все остальные здоровались и рассредоточивались по его кабинету. - Хотя лучше было бы сразу обратиться ко мне, заодно и ту жижу принести без промедления.
  - Она всё-таки опасна? - заволновался Тома, хоть и успел уже обняться со спокойно разгуливающей Мисаки.
  - Не в плане заразности, воздушно-капельным путём не передаётся. А так да, чрезвычайно опасна, - подтвердил доктор, отведя фонарик от глаз уже скривившейся Лейвинии. - Но не бойтесь, никто из вас ею не заразился. Иначе мы бы давно это поняли.
  - Что это за дрянь, Гекота-сенсей? - спросила устроившаяся на стуле рядом с Томой Мисака. Все остальные девушки тоже кто как устроился рядом, и парню было откровенно неудобно, особенно когда он видел обращённую к нему ухмылку Цучимикадо.
  - Как мисс Етцу и сказала, протоплазма, но с добавлением Тёмной Материи, позволяющей ей, собственно, вести активный образ жизни, - Гекота-сенсей перешёл за свой стол, нисколько не возмущаясь столь огромной толпе.
  - Тёмной Материи? Это как-то связано с Кайкине Тейтоку?
  - Не думаю. Тёмная сторона Академия-сити получила в свои руки немало образцов Тёмной Материи, даже сумела вживить её как минимум в одного человека - покойную Кихару Биёри. Так что я допускаю, что это ещё один их эксперимент, - доктор говорил устало, несмотря на раннее утро.
  - Давайте на время закончим с жижей, раз никто из нас её в себе не носит, - подала голос Серья, едва ли не единственная из всех стоявшая поодаль от Томы. - Есть беда куда тяжелее.
  Она вздохнула, будто собираясь с силами, и даже как-то обречённо сказала:
  - У нас появился ещё один Магический Бог, Нефтида. Она где-то здесь в Академия-сити, и нашей первостепенной задачей будет найти и обезвредить её.
  Отинус, всё это время прячущаяся в капюшоне Томы, вздрогнула - к счастью, никто не обратил внимания, все с открытыми ртами смотрели на Серью.
  - И что, что она хочет сделать? - первой пришла в себя Мисака. - Тоже мир изменить?
  - Неизвестно, - Серья опёрлась об книжный шкаф. - И неважно. Магического Бога надо либо контролировать, либо обезвредить, без вариантов.
  На этот раз Отинус не стала дёргаться, но Тома даже так ощутил её недовольство и спросил:
  - Если это тебе Алистер рассказал, то что тогда сам не занялся?
  - Не может он, понятно? - огрызнулась девушка столь неожиданно и с такой злобой, что абсолютно все посмотрели на неё удивлённо. И Серья даже смутилась под этими взглядами, заговорив уже куда спокойнее:
  - Он действительно не может, очень занят. К тому же он уверен, что Нефтида невероятно ослабла и не представляет такой же угрозы, как даже Отинус без Гунгнира. Однако она остаётся Магическим Богом с огромной силой, за которой явимся если не мы, то кто-то ещё.
  Тома вновь вспомнил противостояние у озера. Да, тогда активно злились на сам факт того, что Магический Бог может оказаться в Академия-сити. И если сейчас поймут, что это произошло... а если ещё и вызнают, что Магических Богов в городе двое...
  - Он дал хоть какую-то наводку, где искать?
  - Да, - кивнула Серья. - Прибор, позволяющий отследить Магического Бога.
  Ого. По меркам Алистера необычайная щедрость.
  - Тома, - резко сказала Лейвиния. - Нефтида Нефтидой, но наш договор в силе.
  - Знаю, - поспешил он с обещаниями. Притом что стоило предвидеть: дашь слово, и сразу же не повезёт с обстоятельствами.
  - Как она выглядит хоть, эта Нефтида? - теперь спросил Гунха. - Я могу снарядить ребят поискать.
  - Сейчас скину словесное описание, - Серья вынула телефон и быстро начала набирать. - Но Гунха, только искать. Даже тебе лучше не сражаться с Нефтидой, ибо Отинус, не выкладываясь полностью, сумела свалить Акселератора.
  Тома подумал, что формулировка неверна - Акселератор свалился, но встал обратно и даже каким-то непонятным образом прокачался. Но сейчас не время уточнять, вряд ли с Гунхой это сработает.
  - А самого Акселератора на помощь позвать? - Мисаки сидела прижавшись к нему и довольно жмурясь, будто игнорируя всю беседу. - Думаю, я сохранила с ним контакты.
  - Можно сказать? - Цучимикадо, продолжая улыбаться, поправил очки. - Мы как GROUP практически распались, особенно когда пропал Унубара. Я за него переживаю, честно... но с Акселератором контакты сохранил, и не думаю, что он на меня обижается. Могу тоже поговорить.
  Тома покосился на Мисаку - та была на постоянной связи с клонами, и могла бы что-то добавить. Но если и было что, то девушка предпочитала держать при себе.
  - Акселератора можно привлечь, но я бы поговорил ещё с Кайкине Тейтоку, если кто-нибудь знает, где он, - Тома даже слегка смешался, ибо начал говорить скорее про себя, но слушать повернулась и замолчала вся комната. - А раз тут опять Магический Бог, то можно обратиться к Оллерусу хотя бы за советом.
  - Гекота-сенсей, может, вы что скажете? - обратился Гунха к врачу. Тот лишь обвёл их всех взглядом мудрой пожившей лягушки.
  - Я хотел бы, чтобы вы жили какой-то другой жизнью, - тихо сказал он. - Но думаю, что это теперь невозможно. К сожалению, не могу дать вам хоть какую-то наводку, так что просто попрошу беречь себя и не сдаваться. Обещаю, если вы попадёте в мои руки живыми, то я не дам вам умереть.
  
  Отинус стояла на столе с крайне оскорблённым видом, и лишь рука Томы не позволяла крохотной богине бежать от такого унижения. Хоть то не продлилось и несколько секунд; Серья отвела небольшую коробочку в руках от Отинус.
  - Никакой реакции, как и ожидалось, - она на всякий случай всмотрелась в экран. - Магического Бога не отмечено. Перед нами просто обычное существо, ничем не выделяющееся.
  - Тома, убери меня подальше от этого общества, - холодно произнесла Отинус.
  - Да-да, - парень посадил её себе на плечо. - Ну что, в этом и план? Ходим толпой по городу и ждём, не запищит ли?
  - Вот ещё, - Серья даже слегка улыбнулась. - Я сейчас запущу программу Анти-Навыка, что определяет возможное местоположение эсперов на основе их силы. Попробуем испытать её на Магическом Боге.
  - Тогда пока что... - Тома пересадил Отинус себе на ладонь, и та вздрогнула:
  - Тома, ты опять хватаешь моё тело до того, как получил разрешение?
  Богиня отчётливо хмурилась, но парень лишь улыбнулся:
  - До того? Я ведь уже получил разрешение хватать тебя и ты не брала его обратно. А значит. я могу хватать тебя когда угодно, не так ли?
  - Что? Когда... - Отинус примолкла, а затем совсем ворчливо ответила:
  - Тома, ты всерьёз планируешь вступать в юридический спор с богиней?
  - Нет, и давай-ка не тратить больше времени, - посерьёзнел тот. - Нефтида. Что тебе о ней известно?
  - Она из Древнего Египта, - мгновенно сориентировалась Отинус, также посерьёзнев. - Прообраз богини, что вместе с Исидой нашла и оплакала Осириса. Только этим и запомнилась, правда, но Нефтида всегда оставляла у меня впечатление "себе на уме".
  - Ты общалась с другими Магическими Богами?
  - Не очень. Я, фактически, просто знаю, что есть такие-то и такие-то. Сумела бы понять, что они появились в мире. Хотя... - Отинус зашагала по ладони кругами. - Странно, что Нефтида тут объявилась.
  - Это же Академия-сити...
  - Я не про город, Тома. Я про реальность в целом. Магические Боги ушли из этого мира, ушли исследовать другие фазы реальности, и не могут вернуться. Потому что тогда они... как это объяснить вам, людям... - она всё продолжала нарезать круги. - Они могут притащить с собой законы и концепции других реальностей, абсолютно не совпадающие с этой. Например... Магический Бог вернётся, и постоянная Планка изменится. А в таком случае конец реальности как таковой.
  - И тем не менее Нефтида тут, - Тома не знал, что такое постоянная Планка, но побледневшее лицо Мисаки убедило его, что дело серьёзное. - И реальность жива.
  - Либо нам невероятно повезло, либо... - Отинус остановилась и дёрнула плечом. - Кто-то или что-то ослабило Нефтиду. Убрало с неё всё противоречащее этой реальности.
  - Так и она сама могла, нет? - Лессар заглянула в ноутбук, что Серья раскрыла под шумок. - Приняла душ и освежилась перед выходом в свет.
  - Душ?! - Отинус даже выглядела оскорблённой. - Человек, ты хоть понимаешь суть Магического Бога? Этот "душ" всё равно что для вас ампутация, и это ещё очень грубая аналогия! Думай своей пустой...
  - Не будем об этом, - Тома накрыл Отинус другой рукой, предупреждая скандал. - Нефтида ослабла, это точно. Тогда что ей тут надо, вернуть силу?
  - Может, - богиня выбралась из-под его ладони. - Думаю, она же и забрала копию Гунгнира. Это не более чем кустарная поделка, но для привлечения мощи сгодится.
  Тома примолк и оглядел собравшихся. Лейвинии тут не было: её удалось убедить, что прозрачность прозрачностью, но сейчас у них личная беседа. Етцу даже не отказала себе в удовольствии расписать якобы пошлые темы обсуждения, вынудив девочку с красным лицом согласиться и отправиться в столовую. Сейчас же Шестая выглядела столь же хмуро, как и остальные, прекрасно осознавая ситуацию: пусть неполноценный, но Магический Бог "себе на уме" блуждает в Академия-сити, с огромной вероятностью желая вернуть себе силы. И рассчитывать на его благодушие нет никакого повода.
  Особенно если она устроила тот взрыв.
  - Надеюсь, других Магических Богов за собой не привела? - тихо спросила Ицува; она пыталась держаться молодцом, но как человек магической стороны почти наверняка понимала ситуацию лучше многих.
  - Я теперь не могу их чувствовать, - буркнула Отинус, не высказывая желания покинуть ладонь. - Может, здесь только Нефтида, может, в мире теперь куча ослабленных Магических Богов.
  - Значит, сегодня вместо сериала смотрим новости, - Мисаки даже слегка улыбнулась, словно надеясь шуткой разрядить атмосферу. Тома тоже улыбнулся ей и поднял Отинус обратно на плечо.
  - Пока Серья ищет... - девушка всё смотрела в ноутбук и никакого просвета важной информации не демонстрировала. - Давайте подумаем. Мы Магический Бог, нам очень много лет и нас ослабили. Ослабили относительно нашего максимума, на деле мы можем надрать задницу всему миру. Мы прибыли в Академия-сити, скорее всего дабы восстановить свои силы. Где мы будем прятаться и что делать?
  Все погрузились в раздумья, и комната притихла, оставив лишь лёгкое жужжание ноутбука да слабый ветерок за окном. Ещё светло, ещё даже уроки в школах не окончились, хорошо бы пропустить только сегодняшний день... с его неудачей о таком можно лишь молиться...
  "Тома" - прозвучало в его голове, и парень посмотрел на Мисаки; та выглядела необычайно серьёзно. - "Никто из нас, кого я проверила, не является Нефтидой".
  Тома не мог ей ответить, но выражение его лица, похоже, сказало само за себя, и от Мисаки пришло ещё одно мысленное сообщение:
  "Если бы я искала возможность восстановить свои силы, то первым делом искала бы информацию и людей, что могут ею располагать или просто работать в схожей тематике. Думаю, во всём Академия-сити это либо мы, либо Кихары, либо Алистер. А как нашла бы - постаралась бы затесаться среди этих людей, стать для них своей".
  В варианте Магического Бога - принять чей-то облик. Благо им к смене внешности не привыкать.
  А ещё... "Никого из тех, кого я проверила"...
  Тома зашагал вокруг стола, добрался до удивлённой Мисаки и положил ладонь правой руки ей на лоб, слегка сбив каштановую чёлку.
  - А? - та вздрогнула и покраснела. - Тома, ты чего?
  Тот не ответил и пошёл касаться других, отведя в сторону и прикрыв собой Етцу.
  За пару минут он потрогал всех и вынужден был признать: либо Нефтида догадалась и перехитрила их, либо её тут действительно нет. Значит, надо проверить Лейвинию, Цучимикадо, Мусуджиме, Гунху... Куроко... много кого...
  - Хм, да, правильно подумал, - Серья лишь моргнула, когда он коснулся её головы. - Но знаешь, для надёжности... Нефтида, вы наверняка желаете убраться из нашей реальности, да и нам хочется того же. Предлагаю вместо игр в шпионов открыто выйти и начать сотрудничать.
  Они вновь замолчали, ожидая возможного ответа - но тишину ничего не разрушило. Ещё через минуту Серья вздохнула и закрыла ноутбук.
  - Ничего программа не дала, эспер с условно всеми способностями может быть только разве что в Безоконном Здании, - мрачно сообщила она. - А там Нефтиды точно нет. Но мы, пожалуй, действительно выдвинемся, ибо у меня есть ещё одна идея.
  
  Хамазуре как-то невероятно повезло. Они сумели выбраться незамеченными и вернуться обратно в офис, а там Кинухата без проблем закапала ему в глаза жидкость, от которой моментально полегчало, после чего посоветовала идти домой в нежные объятья Такицубо. Он так и сделал, оставив там Куроёри.
  А к утру и шум в ушах прошёл.
  Так что сейчас Хамазура садился на мотоцикл безо всяких опасений. И без цели - откровенно говоря, ему просто нравилось наматывать круги. Ощущать полный контроль, возможность уехать куда угодно, когда в ушах приятный голос девушки, что не ревнует по любому поводу и не стремится поддразнить...
  То есть да, он любит Такицубо и вроде как более-менее спелся с Кинухатой. Но...
  Телефон зазвонил прямо перед тем, как он потянулся к шлему. Можно было ответить и в нём, Анери уже установила такую возможность, но Хамазура сразу понял, что прокатиться свободно ему сегодня не дадут.
  И почти угадал; только звонила не Мугино или Кинухата, а Камидзе Тома.
  - Привет, Хамазура. У меня опять поездка намечается.
  - Хорошо, куда...
  - К Мугино.
  
  Черт подери, сколько же у Четвёртой тайных квартир для встреч.
  Эта вообще была в двенадцатом районе, невесть откуда. Говорят, тут занимались теологией: Хамазура само значение слова не очень понимал, а уж подробности тем более. Так что сейчас он просто домчал Тому до нужной квартиры и согласился подождать.
  Квартира находилась в здании общежития, учеников и народу в целом гуляло куда меньше обычного, так что Хамазура опёрся об мотоцикл и даже немного расслабился. Интересно, его будут спрашивать о вчерашнем...
  - Эй.
  - А? - он развернулся и обомлёл, увидав Куроёри. Та по-прежнему была чернее тучи, и стояла практически вплотную к мотоциклу, неизвестно откуда тут появившись.
  - Мог бы подождать, - сразу начала она, не двигаясь с места. - А то мне пришлось через весь город за тобой прыгать.
  - Зачем?
  - Ну уж не затем, о чём ты подумал! И даже не пытайся думать, будто я это сделала ради тебя!
  Вспышка ярости оказалась столь внезапной, что Хамазура даже отшатнулся от мотоцикла. Однако Куроёри и успокоилась столь же быстро, даже полуотвернулась, будто в смущении.
  - Короче, эта... - она скривилась. - Сказала, что ты вчера вытащил меня, хотя мог бросить. Потому что я вам всем никто, так, приблуда на замену... но ты меня всё-таки вытащил. Хотя мог бросить. Спас меня... хотя никто раньше не спасал...
  - Ну... всегда пожалуйста, - Хамазура аж почуял, что нельзя прояснять: вынести Куроёри ему приказала Кинухата. Хотя... он бы, пожалуй, и так вынес. Чужая-не чужая, а это вроде рефлекса - спасти попавшую в беду девушку.
  - Ага, и... в общем, спасибо тебе, - Куроёри так и стояла полуотвернувшейся. - Спасибо... что позаботился. Ну и... бывай.
  Хамазура попрощаться не успел - девушка мигом рванула и исчезла за углом здания, только белый плащ взметнулся единственным пятном света. Ну и что это было, что за спектакль благодарности? Могла бы просто написать "Спасибо" и разошлись.
  Девушки, вечно надо цирк устраивать.
  
  - Слушайте, просто наймите меня к вам на работу, и дело с концом, - мрачно сказала Мугино, когда Тома закончил.
  - Работа - это надо постоянно платить. А меня за ваши расценки и так Мисаки скоро убьёт, - улыбнулся тот.
  - Да уж, скидку постоянным клиентам мы не делаем! - захохотала та, но резко же прервала смех. - Прежде чем продолжим: ваша зверюшка в капюшоне не против меня случайно? Потому что если да, то по старой дружбе не рекомендую.
  - Нет... - Тома произнёс это лишь через несколько секунд, попытавшись ещё глубже натянуть капюшон. - Это исключительно моё.
  - Хорошо. В таком случае будем нарушать свои же правила, - Мугино слегка выгнулась, запрокинув руки за спину и выпячивая вперёд обвитую фиолетовым платьем грудь; Тома даже не моргнул. - Мои люди оказались там, потому что я отправила их поговорить с Падальщиками и, если удастся, нанять их для выполнения нашего же контракта. Контракт, с авансом, предписывает убить Кихару Юитцу и Кихару Эншу.
  - Юитцу и Эншу... - нахмурился Тома. - А Нокан?
  - В пролёте.
  - И кто заказал...
  - Без понятия, у нас условия анонимности. Даже рассказывать тебе сейчас не имею права, чего и говорю про нарушение.
  - Так зачем рассказываете?
  - Зачем? - Мугино вновь потянулась. - А вот скажи-ка мне, зачем ты со мной возишься? Всякий раз, когда я про тебя слышу, всегда с разными интонациями говорят о героизме. Даже как о родоначальнике Светлой стороны Академия-сити, пусть даже с издёвкой. И я твою Рейлган пыталась убить, трижды. Так чего же столь высокая личность возится со мной, убийцей и извергом, а? Благоговения перед пятым уровнем у тебя нет, страха тоже. Кто из нас победит в прямом бою - вопрос, раз уж ты свалил первую тройку. Так чего не атакуешь меня как злобную тварь?
  Тома посмотрел на женщину перед ним как-то устало, а затем чётко сказал:
  - Потому что если я решу охотиться за всеми убийцами, злодеями и предателями человечества, то вынужден буду начать с себя.
  Они молча смотрели друг на друга несколько секунд, а затем Мугино вздохнула и нагнулась вперёд, тыкнув пальцем в экран смартфона.
  - Хорошо, я позабочусь обо всём этом. Плата после каждого отчёта, с авансом можешь не возиться. Кинухата вроде сунула тебе свой телефон, связь держим через неё.
  
  Лифт ехал долго, девушки даже успели привалиться к стенам и заскучать.
  - Слушайте, я почти уверена, что в том номере хоть кто-то да водится, - наконец сказала одна из них, снимая шапку и проводя рукой по закреплённой на поясе кобуре.
  - Я-кун, ну хватит, - поморщилась темноволосая в школьной форме. - По нам никто не ползал, и по тебе тоже. Просто непривычное место.
  - Или я просто особенная! - Я-кун обмахнулась шапкой. - Самая привлекательная даже для клопов!
  - Ой, да ладно тебе, - насмешливо отозвалась фиолетоволосая в костюме горничной-кролика. - Если уж они не лезли ко мне, то к тебе тем более не нагрянут, Я-кун.
  - Да не скажи, Нару, - та аж встала в горделивую позу. - Мы ведь обе разделись, когда легли спать, и шансы уравнялись! Так ведь, Сейке?
  - Чего меня-то спрашивать, - черноволосая покраснела и отвернулась, а Нару с Я-кун одновременно захихикали.
  Красноволосая стояла молча, по-прежнему с маской на рту. Но когда лифт остановился и распахнул двери, то вышла первой - и её пропустили спокойно, сгрудившись за спиной.
  Юитцу ждала их неподалёку от лифта, с довольной улыбкой.
  - Приветствую, Падальщики... серьёзно, может вам другое название подобрать? Я всё время будто оскорбляю.
  - Не надо, мы не считаем это оскорблением, - голос сквозь маску слышался глухо.
  - Как хотите. В общем, приветствую и пройдёмте.
  Они зашагали вслед за учёной по коридору цвета океанской лазури - много где потускневшей, покрывшейся серыми пятнами и паутиной.
  - Понятия не имею, как он тут убирался, нам не до этого, - заметила Юитцу, подходя к той из дверей, на которой горел зелёный огонёк вместо ярко-красного. - Давайте, здесь поуютнее.
  Внутри действительно оказалось поуютнее, уборку здесь явно проводили, но зато и выглядело пустынно - стол с раскрытым ноутбуком да огромный диван. Все четверо уместились на нём спокойно, а Юитцу уселась за ноутбук, отвёрнутый от двери.
  - Я прочла ваш отчёт и даже подготовила отсек, где вы можете пока что перекантоваться, - нажала она несколько клавиш. - Появились ещё какие мысли о том, кто это мог быть?
  - Ни единой, - вновь отозвалась красноволосая. - Мы даже не подозреваем никого. Там присутствовали, так или иначе, члены всех заметных группировок города.
  - Да, потрепало нас весьма в последнее время... - Юитцу покачала головой.
  - Зато мы теперь заметная группировка города, Лидер! - оживленно толкнула подругу плечом Я-кун. - Выбираемся в люди!
  - Вот именно! - показала большой палец Юитцу. - Однако по этой теме... камера всё-таки засняла наших светлячков.
  - Но наша камера... - удивилась Нару.
  - Да не ваша. Вон, смотрите, - Юитцу развернула к ним ноутбук и все четверо встали, подойдя к экрану.
  Картина высокой чёткости как раз демонстрировала двух заворачивающих за угол в квартал деревянных хибар девушек, с крохотными пятнышками повязок Правосудия на руках. Затем пара минут спокойствия - и неясные очертания вспышки, взметнувшиеся над одним из домов. Уличная камера повернулась туда, и...
  - Заметили? - Юитцу аж перегнулась через ноутбук, тыкая в экран пальцем.
  - Заметили, - ответила Лидер. Падальщики закивали - они тоже углядели мелькнувшие в дальнем проходе тени.
  Прям как бегущие от места вспышки люди.
  - Всё заметили? - Юитцу вновь развернула к себе ноутбук и зашуровала мышкой. - Боже, качество конечно, но на таком расстоянии... во, узнаёте?
  На этот раз все смотрели гораздо дольше, а затем Нару неуверенно сказала:
  - Это словно бы то копьё, с которым та Лейвиния припёрлась?
  - Или обман зрения, - хихикнула Юитцу. - Но мы уверены, что да, это оно. И что негодники охотились именно за ним, вы просто случайно попались.
  - Ну так тогда и проблема решена, - Лидер вернулась на диван, и остальные следом за нею. - Это уже не наши дела и не наши интриги, так?
  - Так... почти что. Вы же слышали, кого искала эта девочка. Свою сестру, Патрицию Бёрдвэй.
  - И?
  - А... я вам об этом не сказала, в приступе секретности. Каюсь, - Юитцу сокрушённо почесала в затылке. - Наблюдать вы должны именно за Патрицией. И кстати, сейчас буду ругаться! Что это за сообщения Правосудия о чёрной жиже?!
  - Чёрной жиже? - вытаращила глаза Лидер. - Что за чёрная жижа?
  - Да вот вы мне скажите, почему то, что вы должны охранять, попало в канализацию и вляпалось во внимание Правосудия, двоих пятиуровневых и Камидзе Томы!
  - Мы должны были охранять чёрную жижу?
  - Ну да... э... - Юитцу помедлила, и Падальщики мигом перехватили инициативу:
  - Нам сказали лишь наблюдать за дверью!
  - В том числе по онлайн-связи!
  - И регистрировать, если что-то попытается войти или выйти!
  - Да-да, но секретность... - сказала Юитцу уже слабым голосом, и Лидер подняла руку, заставляя согрупниц умолкнуть.
  - Я помню, что вы сказали о секретности, Юитцу-сан, - вежливо обратилась она. - Но вы же сами возразили мне, что подобного режима будет достаточно. И я клянусь, что мы не прекращали наблюдение... ну, за исключением вчерашнего дня, когда пришлось сначала всё прятать от гостей, а затем бежать в чём пришлось.
  - Ну просто нельзя там всё время сидеть внутри... - почти жалобно протянула учёная, а затем вздохнула:
  - Ладно. Извините. Сама дала маху. Раз не могу пустить вас к Патриции, то о каком полном контроле идёт речь... а её камеры ничего не показали...
  - Извинения приняты, - ровно ответила Лидер. - И мы теперь уже никуда не уйдём.
  - Жаль домик... - пробурчала Нару. - Он такой тёпленький был...
  - Мы туда ещё вернёмся, когда все эти учителя убернутся, - пообещала ей Лидер. - Да и, может, тут будет даже лучше.
  - Я точно рекомендую, - к Юитцу мигом вернулось живое настроение. - Хоть и под землёй, но с отоплением тут всё в порядке! Только не разбредайтесь поодиночке, пожалуйста. В этих червоточинах даже с картой заплутать милое дело. А пока что, стоит сказать... Лейвиния сумела заручиться поддержкой Камидзе Томы. И его GEKOTA.
  - Нам бы не хотелось вновь выходить против пятиуровневого... - голос Лидера дрогнул, да и остальные сразу побледнели.
  - Мне тоже, - активно закивала Юитцу. - Но переживать рано. Во-первых, в рядах GEKOTA есть наш человек, во-вторых, никто из них не проникнет в эту базу, гарантирую. Вы тут в полной от них безопасности, и никто не помешает заниматься делом.
  
  Мисака такая милая и невинная, когда спит.
  Сейчас она не спит, а лежит на кровати, погрузившись в болтовню со своей сетью, но сверху разницы никакой.
  Шокухо аж хихикнула, не боясь разбудить: это очень походило на тот транс, в который она сама впадала, когда руководила сразу несколькими людьми снаружи. Тома утверждал, что в этот момент с ней можно делать что угодно - вредно отказавшись уточнять.
  С Мисакой тоже сейчас можно делать что угодно, но Шокухо решила оставить это на потом. Пока же достала смартфон и вновь взглянула на изображение небольшой камеры с показаниями датчика под кроватью.
  Всё в порядке. Когда Мисака встанет, то телефон сразу об этом пропищит. А пока можно пройтись по остальному дому.
  Удивительно звучало, но Шокухо фактически превратилась в домохозяйку. В том числе по факту того, что остальные так или иначе убегали на весь день. Тома в школу - а сейчас с Отинус и Етцу на всякие переговоры. Ицува и Лессар в свой супермаркет, отбившись тем, что могут узнавать слухи от обычных граждан. Канзаки просто гуляла по городу - и, как доносили ей девочки, распугивала те банды, что ещё умудрялись высовывать нос. Мисака ходила учиться в академию, нагонять упущенное, а сейчас вот в Правосудие записалась. Серья вообще жила без графика - могла уйти на весь день, могла, как сейчас, запереться в выделенном ей кабинете, вырубив все системы наблюдения.
  Так что Шокухо оставалась одна.
  Ну ещё Индекс, хотя с той наладить отношения не выходило. Всё ещё с тех пор, как она на крыльях любви переселилась в общежитие Томы и тот прямо заявил, что с Индекс придётся мириться. Девочка вроде бы перестала смотреть на всех волком, но и дружить не спешила. Может, с Лейвинией найдёт общий язык, она тоже осталась тут...
  Визг Шокухо услышала на лестнице - и успела взбежать наверх, когда выскочившие девочки едва не врезались в неё.
  - Что произошло? - она обхватила обеих, едва не упав при этом.
  - Т-т-т-т-там... - с заиканием выдавила Лейвиния, тыкая пальцем в коридор.
  - Привидение! - завизжала Индекс.
  - Привидение? - в указанной стороне были неиспользуемые комнаты, и Шокухо нахмурилась. Она не верила в призраков, зато верила в прикидывающихся призраками. А поскольку ещё не отмечала слежки за домом, хотя та должна быть... - Какое привидение?
  - Белое!
  - Мы просто шли, изучали дом, а оно вылетело из стены!
  - Волосы длинные, чёрные, жуть!
  - И заорало так бешено!
  - Хорошо... - Тома просил её не применять силы к Индекс, но про Лейвинию он ничего не говорил, так что Шокухо мигом подключилась и считала недавнюю картинку. И впрямь - вылетело из стены, заорало и напугало. Хм...
  - Сходим посмотрим, что это за призрак? Если что, тётя Шокухо прогонит его пультиком.
  - Скорее своей улыбкой, - буркнула надувшаяся от такого обращения Лейвиния, и Шокухо напомнила себе об общем деле, ради которого белокурую дурочку нельзя оттаскать за ухо. Индекс, хорошая девочка, лишь сопела и переживала больше о призраке.
  Ну-с, приступим. Шокухо зашагала в коридор, вынув пульт, девочки отпустили ноги и последовали за ней.
  Они дошли до того места, где увидели призрака, и остановились. Никого и ничего, однако нос Шокухо уловил как-то странный запах. Словно мята... но куда более резкий, хотя сейчас и почти расплывчатый...
  Ни от Индекс, ни от Лейвинии ничем подобным не пахнет. А от призрака тем более не должно. Кто-то пытается заморочить им мозги, но целью выбрал Королеву, так что чьи ещё мозги тут в опасности.
  Шокухо щёлкнула пультом и прислушалась к ощущениям. Она не могла улавливать людей на расстоянии так хорошо, как Мисака, но всё же умела ощущать чужое присутствие. Однако сейчас на расстоянии тоже ничего и никого.
  Она прошла дальше по коридору, щёлкая пультом каждую дверь. Шпион мог защититься от её силы, но это даже на руку, ибо в таком случае можно будет уверенно связать его с Кихарами. Шокухо и так думала, что это от них, хотя выглядело крайне странно. От Кихар ждёшь что-нибудь технологического, завязанного на силах эсперов, уж никак не призрака...
  Она дошла до конца коридора и остановилась. Далее лишь окно, выводящее в сад, и Шокухо уже видела, что оно не открывалось. Пульт на сад тоже не реагировал.
  Похоже, шпион смылся, и Шокухо обернулась сказать это девочкам, как вдруг увидала какое-то свечение в дальнем конце коридора, у лестницы.
  Спокойный жёлтый цвет стен приятно отражал лазурное свечение небольших шариков, медленно двигающихся в плавном и хаотичном танце. Они словно бы образовали стену, но непонятно от чего, даже лестница сквозь них была хорошо заметна. Шокухо выставила пульт вперёд как оружие и решительно зашагала к шарикам, Лейвиния и Индекс за ней.
  Те словно уловили - уже через несколько шагов все разом взлетели и будто втянулись в потолок. Когда девушки добежали до этого места, то о шариках напоминал только запах.
  Очень, очень резкая мята. Не то, что можно ассоциировать с призрачными огоньками. Шокухо вновь защёлкала пультом во все стороны, и на этот раз уловила движение.
  Серья примчалась наверх, сжимая пистолет сразу двумя руками, затормозила рядом с ними, огляделась, принюхалась и буркнула:
  - Смотрим камеры. Сейчас же.
  
  Тома ещё не вернулся, зато это сделала Канзаки, а там заодно и Мисака успела очнуться, так что за просмотр взялись большой компанией. Но пока что лишь молча пялились на экран, демонстрирующий пустой коридор - пустой в том числе когда Индекс с Лейвинией на изображении закричали и бросились наутёк.
  - Я в вашей магии совсем ничего не понимаю, - Шокухо покосилась на багровую от недовольства Лейвинию. - У вас призраки существуют?
  - Неизвестно, - буркнула та. - Всё, что отмечалось, это легенды, обман, вводящая в заблуждение магия ну или некромантия, но она призраков не призывает. Никто вообще не знает, что происходит с душой после смерти.
  - И славно. Ну что, списываем всё на магию? - Шокухо посмотрела на то, как Серья перематывает время камеры, пытаясь уцепить те огоньки.
  - Или в других фильтрах проверим, - отозвалась та, наконец проматывая до нужного момента. - О, ну вот и призраки.
  Шарики были видны ясно - хотя с такого расстояния ослепляли половину камеры. И передвигались, не обращая на неё никакого внимания. Затем взлетели, вынырнув из поля зрения, и на экране показались Шокухо с девочками.
  - Что они там делали? - Мисака удивлённо заморгала. - Просто висели?
  - А вот это, кстати, очень интересный вопрос, - Серья задвигала мышкой. - Что-то мне эти движения напоминают... и если я не ошибаюсь...
  Картинка отмоталась назад и включила тепловой фильтр - шарики света исчезли, но что-то всё равно двигалось сине-холодным мельтешением. Затем изображение стало чёрно-белым, и на их месте появился рой серых точек.
  - Наш шпион изобретателен, но неопытен, - довольно заключила Серья. - И он использует Сенсоры, особые дроны, что применяют в развлекательных целях. Бьюсь об заклад, что и запах и картинка призрака от них.
  - И что, они решили нас дронами испугать? - спросила вставшая позади девочек Канзаки.
  - Почему нет? Вполне возможно, что решили - мы как маленькие дети завизжим при виде призраков и начнём бояться ходить по дому. - Серья стояла спиной к Лейвинии, которая, судя по взгляду, готова была впасть в бешенство. - А они беспрепятственно соберут всю инфу.
  - Слушайте, но... - Канзаки успокаивающе положила руку на плечо также надувшейся Индекс. - Получается, это люди, что совсем нас не знают. Уверенные, что мы после всего пережитого испугаемся призраков. А ваши Кихары, если я правильно понимаю, не такие?
  - Понимаешь правильно, да и сомневаюсь, что они станут возиться с призраком. А эти дроны ещё и обмениваются информацией друг с другом так вот заметно, - Серья кивнула на экран, где вновь проигрывалось изображение танцующих шаров. - Но тогда кто? Нефтида, так зачем Магическому Богу дроны... - Она покосилась на Лейвинию. - Или, может, Тома по доброте душевной приютил шпиона?
  - Академия-сити после всего, что сделал с Патрицией, ещё и бездоказательно обвинять меня будет? - Лейвиния, похоже, находилась на грани срыва; Канзаки положила руку и ей на плечо, а Шокухо недовольно уставилась на Серью. Та же, будто не обратив внимания, продолжала упорно рассматривать повторяющееся видео.
  - А потом я причина всех скандалов, ага, - пробормотала Мисака, в свою очередь неприязненно косясь на Серью. - Слушайте, я не изучала всю тёмную сторону. Не могла у них появиться какая-то новая команда, из новых людей?
  - Нет, - мгновенно отрезала Серья. - Я бы знала.
  Мисаку это, похоже, не убедило - как и Шокухо. Но сейчас, без Томы, обсуждать что-то с Серьей бессмысленно.
  А он когда ещё придёт.
  
  Пришёл Тома ближе к вечеру, с компанией из Цучимикадо и Аогами.
  - Дамы, - блондин поправил солнцезащитные очки и подмигнул спустившейся Серье. - Уговорите Ками-яна перейти на домашнее обучение. Комое-сенсей мне сегодня уже даже не намекая заявила.
  - О да, - саркастически заметил Тома, обнимая всех по очереди. - Заниматься в тихой, спокойной обстановке, не прерываемый никем. Кроме разве что десятка несчастий и споров.
  - Зато сразу с тремя пятыми уровнями, не считая прочих! - Аогами похлопал его по плечу, тоже требуя обняться. - Мы ведь поднаторели в науках и можем объяснить всё, что хочешь!
  - Все трое сразу? Весело получится. - Тома увернулся от его объятий. - Давайте лучше с этим призраком разберёмся.
  - Мы просмотрели все камеры, - Серья подошла за своей порцией. - Никаких призраков.
  - Сквозь антипризрачный фильтр смотрели? - Тома и её обнял, Цучимикадо лишь покачал головой.
  - Сквозь все фильтры смотрели, ничего нет. Пойдём... - девушки потянули Тому за собой, а Цучимикадо потоптался, попрощался в спину и вышел.
  - Болтают, у кого-то так мужская дружба порушилась, - пробормотал он про себя, но скорее дружелюбно. Всё же стоит радоваться за приятеля, тем более что тому хорошо только на первый взгляд.
  Тома всё больше и больше думает - не то чтобы впервые в жизни открыл такое действие, но гораздо чаще замирает, морщит лоб, даже словно прислушивается к невидимому собеседнику. Постоянно носит капюшон натянутым чуть ли не до лба, веселье больше напускное...
  Хотя кто бы стал его упрекать. После гибели Химегами даже удивительно, как друг ещё держится так спокойно. И даже не упрекает Цучимикадо за то, что тот позволил девушке явиться на разборку сильнейших сущностей.
  Вообще никого не упрекает.
  Парень сел в чёрный джип, теперь на место водителя, но вместо руля взялся за телефон. После звонка он послушал некоторое время, а затем сразу, без переходов, сказал:
  - Но нам всё равно так или иначе надо встретиться.
  Послушал ещё немного и добавил:
  - Просто нас таких уже трое, и стоило бы скоординироваться.
  Ещё молчание.
  - Ничего я не собираюсь вызнавать, будто вчера родился. Но сама согласись, одной компанией куда лучше.
  Ещё пара секунд.
  - Хорошо, но хоть как-то сообщай. Тома себя всё активнее ведёт, нам же дадут по шапке, если влезет куда не надо. Ладно, бывай.
  Он отложил телефон и со вздохом завёл мотор.
  Да... Тома сейчас в любой момент может влезть куда не надо.
  Впрочем, будто впервые.
  
  - Короче, что мне Сёстры сказали... - Мисака как-то смущённо почесала в затылке. - Акселератор нам напрямую помогать не будет. Он принял к сведению, что в Академия-сити Магический Бог, но специально шевелиться и тем более с нами объединяться не собирается.
  - Как я и думал, - кивнул Тома, вновь уместившись во главе стола. - Но, может, Акселератор и не понадобится. Отинус... - он взял богиню и опять посадил её на ладонь. - Тебе для Гунгнира потребовались Кайкине Тейтоку и холастический эспер, дабы зарядить его на полную мощь и сделать себя всесильной, то есть...
  - Не всесильной, Тома. Всесильной я уже была, Гунгнир же убирал мою зависимость от удачи.
  - Да, извини. Получается, у Нефтиды то же самое?
  - Я бы не сказала... - Отинус вновь задумчиво зашагала. - Египетская магия ориентируется на веру в то, что мир является схваткой между маат и исфет... для вас, людей, наиболее близко будет порядок и хаос. Одно упорядочивает систему жизни Вселенной, другое разрушает. К примеру, они почитали Нил как маат, ибо вся жизнь зависела от реки, в случае её исчезновения исчез бы и Египет... но Нил разливается и затопляет поселения периодически, в нём всякие крокодилы водятся, да и вообще река опасная.
  - Порядок и хаос, - кивнул Тома. - Не добро и зло.
  - Именно. А Нефтида, как я сегодня посмотрела в ваших компьютерах, считается покровительницей мёртвых и особенно мумий. Тел, забальзамированных так, чтобы они не казались умершими.
  - Ну и? - Серья недовольно поглядела на крохотную богиню. - Что нам это даёт?
  - Тома, - Отинус не обратила на неё никакого внимания. - Ты всё-таки был прав, извини. Нам надо было посетить кладбище сегодня.
  
  И вновь у них собрание, но на этот раз никаких убийств детей. И вообще никаких убийств.
  - Проход туда закрыт по специальному распоряжению непосредственно Совета Директоров, - Мугино постукивала лазерной указкой по висящей в воздухе огромной проекции экрана ноутбука. Сейчас тот демонстрировал вид с камеры на небольшой люк. - И зуб даю, что закрыт с помощью сил эсперов, хотя никого из пятиуровневых вроде бы не привлекали.
  - То есть там внизу суперпусто? - Кинухата сидела ближе всех и рассматривала люк так, будто он ей мог что-то подсказать. Хамазуре он ничего не подсказывал, прижавшейся к нему Такицубо тоже, да и сидящая напротив них абсолютно мрачная Куроёри не демонстрировала знаний.
  - Официально - никого. На деле почти наверняка кто-то да облюбовал, охрана наверху не сказать чтобы сильная. Да и вряд ли огромную подземную базу просто оставят пустовать, это идеальное место для всяких каверз. Поэтому я думаю, что существует ещё как минимум один вход, - Мугино обрисовала указкой круг рядом с люком. - По самой логике у такой базы должно быть несколько выходов и входов.
  - И что, супернашлись?
  - Не совсем. Я взяла карту у этого искусственного интеллекта на мотоцикле, запомнила её полностью, но как стала обдумывать, то обнаружила проход, помеченный как "обвал". Сгоняла на то место, прошла по подземелью, кое-что расплавила и обнаружила проход, - Мугино дёрнула указкой, и изображение люка сменилось огромной рваной дырой в стене. С одной стороны дыры тёмное подземелье, похожее на то, куда они совсем недавно спускались в поисках Фремеи, а с другой стороны шёл уже блекло-лазурный коридор с горящими наверху лампами.
  - Понятия не имею, кто или что тут пробился, но это точно проход туда. И ничем не заделан, а если заделан, то я растворю. Вопросы есть? - Мугино указала на всех указкой.
  - И на кой нам туда лезть? - проворчала Куроёри, отчего-то с неприязнью глядя на Хамазуру. - Мало ли кто что приказал и заплатил. От прошлого заказа отказались, и от этого можно.
  - Во-первых, недоделанная ниндзя, мы ещё не отказались, - в голосе Мугино отчётливо зазвучал гнев. - Во-вторых, лично ты послушно пойдёшь, куда тебе укажут. Или хочешь, чтобы Кинухата опять пересчитала тебе рёбра?
  Та усмехнулась, показывая, что ничуть не возражает, и на Куроёри стало больно смотреть. Девушка просто уставилась в стол, не пытаясь искать возражения.
  - Отлично, - Мугино тоже не стала раздувать конфликт. - Выступаем завтра, в шесть утра встретимся на точке, что я сегодня вышлю. Как следует подготовьтесь. База очень большая и с хитростями, не исключено, что мы там весь день проведём.
  
  - Вот это очень хорошо, - сказала Такицубо, когда они вдвоём направились домой.
  - Что именно? - Хамазура аккуратно приобнимал девушку за плечи.
  - Что мы там можем весь день провести. Вместе на одном задании, делая одно и то же, разве не здорово, а, Хамазура? - она довольно улыбалась, и он не мог не улыбнуться в ответ. Хотя не был уверен, что на самой базе выйдет столь же здорово. Сама Мугино не знала, чего там можно ждать. Возможно, окажется действительно пусто, а возможно, тамошняя система охраны даст прикурить крупнейшим банкам.
  Но в компании с Мугино, Кинухатой и Куроёри любая охрана обещала стать незначительным препятствием.
  Кто знает, может, у них действительно выйдет вариант романтической прогулки?
  - Между прочим, Хамазура, мне не нравится, как Куроёри на тебя смотрит, - соскользнула на неожиданную тему Такицубо.
  - Да уж, от такого мрачного взгляда мне самому неуютно, - содрогнулся парень, однако девушка только нахмурилась.
  - Я не про это, Хамазура. Она вообще на тебя пристально смотрит, словно чего-то ожидает. Между вами не успело ничего произойти?
  - Да нет, разве что я вынес её из того дома, но это Кинухата тебе уже рассказала...
  - Рассказала? - Такицубо тоже обнимала его, и теперь вцепилась рукой в бок. - Кинухата ничего мне не рассказала. Откуда это ты её вынес? И как нёс?
  
  Вот ведь пустоголовый.
  Куроёри не просто так прозвали ниндзей - она умела передвигаться незаметно, благодаря и вопреки плащу. И вот сейчас, следуя поодаль от Хамазуры с Такицубо, чувствовала лишь горечь.
  Болван отбивался от своей подруги клятвенными заверениями, что он всего лишь вынес её из того дома и более ничего. И нёс чуть ли не силой мысли, совершенно нигде и никак не касаясь.
  Куроёри слышала о нём от Ханзо, ещё до всего этого SECTOR, чтоб Юитцу пусто было. Тот говорил, что Хамазура в некотором роде наивное дитя и недостаточно злобен для дела Нулевиков, но может куда больше, чем кажется, и своих в беде никогда не оставит. Тогда она особо не обратила внимания и не нуждалась в бывшем лидере Нулевиков, но сейчас...
  В этом ITEM он был единственным, кто нормально с ней общался. Не подкалывал, не угрожал, не воспринимал холодно. Ханзо дозвонился ей и сказал, что уезжает из города, решив начать новую жизнь, так что у Куроёри не осталось никого.
  Кроме Мистера Плавника.
  Но ей не хотелось видеть самым близким существом кровать-дельфина.
  Вот только этот парень занят, и занят прилично, девушкой с двумя этими большими, жирными... Куроёри прижала руки к своему топику, прилегающему абсолютно ровно, и вздохнула.
  А, к чёрту.
  Можно подумать, что это любовь.
  Нечего за ними тащиться, ещё обнаружат и обзовут сталкером.
  Вернуться к Мистеру Плавнику и готовиться к этому бессмысленному походу.
  Раз уж она увязла так, что теперь не может отказаться.
  
  Дорога до кладбища превратилась в целое приключение: сначала отказался заводиться лимузин Шокухо, и даже Мисака ничем не помогла. Затем Тома решил воспользоваться электричкой, но на ближайшей станции объявили задержку в полчаса. Пришлось ловить такси, а ещё всё это время вызванивать Ицуву с Лессар, что уже закончили работу в магазине. Девушки в итоге трижды меняли маршрут, и теперь даже золотой хвост висел усталой запятой.
  - Извините, - сокрушённо выдохнул Тома, наконец выбираясь из такси. То по пути огибало пробку и в итоге приехало позже остальных. Лейвиния с Шокухо и Мисакой, застолбившие его машину, явно жалели о своём желании, хоть и пытались не подавать виду.
  - Значит, нам в дополнение к костюмам, связи и логотипу нужен транспорт, - Етцу, похоже, единственная из всех сохраняла бодрую весёлость. - С защитой от всех видов неудачи.
  - За изобретение такого даже Академия-сити премию выдаст, - Серья меньше всех скрывала недовольный вид. - Идёмте уже, пока нас ещё может кто-нибудь ждать.
  Они расплатились с таксистами и наконец отправились в сторону кладбища. Со всеми этими поездками уже постепенно начинало темнеть, но посетителей ещё пускали, даже такой огромной толпой. Тома пока что выбрал целью именно могилу Химегами - и все остальные, не сговариваясь, её же.
  Не каждая из GEKOTA знала Химегами хорошо. Тома вообще подозревал, что он состыковался с ней лучше всех, даже за вычетом всякой постели. И тем не менее она была своей, старалась хоть как-то помочь, выступала на их стороне... и смерть в тот момент могла выбрать едва ли не каждую из них, просто зацепила именно её.
  Однако девушки и после этого отказались его бросить. Что вот с них взять.
  Тома постоял перед могилой, молча, а затем зашагал далее - а вот Индекс, напросившая пойти с ними, растерянно осталась стоять. Он не стал юлить с ней, и прямо объяснил, что Химегами умерла и больше не вернётся, а девочка сумела это понять, но приняла с большим трудом.
  Отинус и сейчас пряталась у него под капюшоном, рискуя попасться на глаза Лейвинии, но отказываясь покидать своё место. Она понимала свою беспомощность и просто молчала, пока Тома обходил другие холмики могил - с железными, серебряными, титановыми, даже парочкой золотых надгробий.
  Многие из них на самом деле живы, благодаря всё той же Отинус. Хаос оказался упорядочен и одновременно перевоплотился в совсем другую вариацию. И если подобное не привлечёт Магического Бога, прообраз ответственной за смерть...
  Девушки следовали за ним, Канзаки мягко повела Индекс. Теперь они шли без конкретной цели, Тома просто старался углядеть какие-нибудь подсказки, сам не зная, что он ищет.
  Мимо прошёл старик с лопатой, бормочущий про то, что придётся разрывать землю для новой могилы. Очевидно, смотритель кладбища. Тома посторонился, позволяя ему пройти, сделал пару шагов - и остановился.
  Кладбище, как и всё в Академия-сити, обтёсано высокими технологиями.
  Землю роют лазеры, площадь участков рассчитывают компьютеры, могилы опускают и поднимают роботизированные краны, сами гробы с возможностью подачи сигнала на случай летаргии и ящичком под ценные предметы на случай ярких эмоций. Про охрану и говорить нечего.
  Старичку с лопатой, самостоятельно разрывающему могилу, неоткуда взяться.
  Он развернулся - и шагавшая рядом Мисаки развернулась вместе с ним, Серья уже запустила руку в карман с пистолетом, и даже Мисака самую чуточку заискрила.
  Старичок ничуть не удивился такому вниманию, лишь повернулся обратно к Томе и улыбнулся рядом поредевших зубов.
  - Думаю, нам придётся подыскать лучшее место для беседы, - сообщил он, и мир закружился перед глазами.
  
  Когда краски остановили вращение, то Тома обнаружил себя в столовой своего же дома. А рядом ошеломлённо моргающую GEKOTA.
  - Я думала, тебя будет трудно переносить, даже придётся так добираться, - сообщил низкий женский голос с невероятным акцентом, и Тома увидел восседавшую во главе стола Нефтиду.
  Прочные белые бинты покрывали чуть ли не большую часть смуглого тела египтянки, при этом отчётливо давали простор воображению, чуть ли не как одеяния Отинус. Но если та напоминала скорее только выросшего подростка, то сейчас перед ними сидела взрослая, сформировавшаяся женщина. Её серебряные волосы длиной и цветом почти смешивались с бинтами, глаза горели разными цветами - правый голубым, левый оранжевым - а под ними светло-зелёными пятнышками блестели две капельки слёз.
  - Вы сумели найти меня первыми, молодцы, - усмехнулась она, восседая на обычном стуле как на троне. - Но наши желания отнюдь не совпадают. Я не могу и не намерена покидать эту реальность.
  - Давайте что ли чай приготовим... - растерянно предложил Тома, нутром чуя непростой разговор.
  - Чай? Я бы не отказалась от пива. Вряд ли у вас найдётся настоящее пиво из египетского ячменя, но даже аналог сойдёт, - у Нефтиды и тон сделался командным.
  - Сейчас посмотрю, - мрачно пообещала Шокухо, отправляясь к бару. Остальные тоже пришли в себя от внезапной телепортации и разбрелись собирать ужин, а Тома осторожно уселся на стул посредине стола.
  - Сядь ближе, - Нефтида помахала на стул по левую руку. - Не бойся, я уже не помню который век как не скучаю по сексу. А ты парень симпатичный, но не настолько, чтобы терять голову.
  - В кои-то веки нашёлся человек, что так думает, - Тома, не обращая внимания на негодующие выражения, смело пересел к Нефтиде, левой рукой к ней - и ему показалось, что та одобрительно подмигнула. Через несколько секунд Мисаки храбро уселась по правую руку перед богиней, поставив перед ней бокал с бутылкой.
  - Немецкое? - посмотрела на пиво Нефтида. - Молодец, хоть что-то. Я думала, вы японскую бурду притащите.
  - Хорошо, что тут нет ярых патриотов, - тихо прокомментировала Серья, усаживаясь за стол. Ицува и Канзаки тем временем раскладывали всем приборы.
  - Ицува, давай я займусь, - поднялся со стула Тома. - Ты сегодня и так устала.
  - Да не, по сравнению с тем, как я целый день гналась за...
  - Ничего не слышу, - он аккуратно взял тарелку из её рук и понёс ставить перед Мисакой, внимательно глядя под ноги.
  - Паренёк меня стесняется, - ухмыльнулась Нефтида; пиво вылетело прямо сквозь стенки бутылки и приземлилось в бокал. - Глядите ещё в оба, а то какая-нибудь взрослая женщина уведёт от сопливых подростков.
  - Мы с этим разберёмся, - ответила Серья столь ласковым тоном, что всем стало ясно: и с женщиной, и с Томой разберутся так, что об уводе думать забудут.
  - Ну-ну, - хмыкнула Нефтида, отпивая из бокала. - Чего держитесь-то как на иголках? Боитесь Магического Бога? Так уже третью неделю с ним рядом живёте, могли бы и привыкнуть.
  - Что? - Лейвиния посмотрела на Тому, как раз поставившего тарелку и перед ней. - Третью неделю?
  Нефтида взмахнула бокалом - и капюшон слетел с головы Томы, открыв не успевшую убраться Отинус. Лейвиния вскочила так, что стул упал с грохотом, и широко открыла рот.
  - Тома, - зашептала она, покрываясь румянцем гнева. - Откуда у тебя Отинус? Почему она маленькая? Почему она не мертва? Что всё это значит, Тома?
  - Лейвиния, я сейчас всё объясню... - начал парень, но девочка мигом перебила его:
  - Что ты объяснишь, Тома? Ты хоть понимаешь, кого таскаешь на плече? Ты что-то задумал, Тома, ты... - теперь Лейвиния резко побледнела, начала отступать от стола, а в её ладонях зажглись фиолетовые огоньки. - Вы заманили меня Патрицией в Академия-сити, так? Решили захватить или уничтожить, да? Живой я вам не дамся!
  - Девочка! - крикнула Мисаки со своего места. - Если бы мы заманивали тебя, то не стали бы корчить рожи, когда ты припёрлась к нам. А я бы мигом подчинила своим пультиком и заставила сесть.
  - Лейвиния, - Тома повернулся к ней и вытянул руки ладонями вперёд. - Я могу лишь повторить то, что сказал тогда, у озера. Отинус не враг нам и никогда не была, произошло огромное печальное недопонимание. А за все свои преступления она несёт наказание сейчас, лишившись магии, роста и возможности жить самостоятельно. И она, и я согласны с тем, что это справедливое наказание, даже не пытаемся изменить.
  - Хотя рост я могу вернуть, - равнодушно бросила Нефтида, бросая в бокал ещё пива. Тома помолчал пару секунд, а затем продолжил:
  - Мы не враги тебе, Лейвиния. Мы действительно хотим найти Патрицию, тем более что скорее всего её удерживают неприятные нам люди. Если ты желаешь нас покинуть, то мы не будем тебе препятствовать. Но пожалуйста, никому не говори о том, что Отинус тут. Слишком многие захотят её убить, не посмотрят, что она теперь безобидна.
  - Кстати, Патрицию я тоже ищу, - совсем лениво обронила Нефтида, отпивая из бокала, и теперь Тома с Лейвинией обернулись к ней, одновременно вскрикнув:
  - Что?
  - Я, собственно, для этого сюда и прибыла, - бутылка взлетела в воздух и наклонилась над открытым ртом Нефтиды. - Но давайте сначала поедим.
  
  Богине принесли целый бифштекс - судя по лицу Мисаки, отложенный на какое-то празднование. Та запросила ещё и хлеба, в секунду соорудив себе гору бутербродов и ни с кем не поделившись. Обед вообще прошёл в тягостном молчании, даже Етцу с Лессар не рисковали нарушать тишину, но Нефтиду это ничуть не смутило: она развалилась на стуле и позволяла бутербродам самим залетать ей в рот.
  - Что ж, спасибо за угощение, - пробормотала она с последним сжатием зубов. - Я предпочла бы побогаче, что-нибудь достойное Магического Бога, но что поделаешь, я и сама уже этому статусу не соответствую.
  - Почему? - решился спросить Тома. Он сел обратно на место по левую руку от Нефтиды и просидел там весь обед, к его концу перестав опасаться каверз.
  - Я ослабла, - Нефтида превратила стул в лежанку и с удовольствием растянулась на ней; бинты зашевелились словно змеи, окутывая её плотным клубком. - Настолько, что уже не могу претендовать на звание бога, и продолжаю слабеть. Так что вам придётся мне помочь, можете чувствовать себя польщёнными.
  Девушки скорее чувствовали себя недовольными, но теперь никто не рискнул высказаться.
  - И как же мы вам поможем? - Тома развернулся к лежащей Нефтиде, и та улыбнулась.
  - Парень, ты ведь знаешь, что такое фазы реальности? - потянулась она.
  - Да, несколько раз звучало, - Тома отвёл глаза в том числе чтобы посмотреть на Отинус. - Альтернативные версии нашего мира, так?
  - О, совсем нет. Это тоже, но нет. Ты что, не прочла ему лекцию? - Нефтида тоже посмотрела на крохотную богиню. - Решила придерживать знания, пока не станут нужны? Набиваешь себе цену?
  - Мне нет смысла набивать цену, - Отинус оскорблённо перелезла на дальнее плечо, и Нефтида хмыкнула.
  - Фазы реальности - это слои, наложенные на изначальный чистый мир и фильтрующие его, - она вновь растянулась на лежанке. - Вот только вместо избавления от примесей фазы наоборот, наполняют мир ими, делая всё более грязным. Именно так появляется то, что вы, люди, называете сверхъестественным. Мы, Магические Боги, единственные существа, кто может свободно путешествовать между фазами и изменять их... были до недавнего момента.
  - А? - но Нефтида проигнорировала вопрос, лениво отмахнувшись.
  - Фазы могут возникать по разным причинам, но вас интересует лишь одна из них - воображение людей. Если люди массово поверят, что существует тот или иной мир, и воплотят его в своём воображении, то он будет существовать.
  - То есть, скажем, мир Гарри Поттера существует? - Лессар аж подскочила.
  - Без понятия, - отозвалась Нефтида. - Но Рай и Ад, как их описала ваша религия, существуют как фазы. Ориентируйтесь на это.
  - И души людей попадают в них? - Тома аж напрягся, Мисаки даже взглянула на него.
  - Бросишь бога смерти рассказать о смерти? - Нефтила подняла голову и широко улыбнулась. - А вот и не расскажу.
  - Нефтида, - голос парня едва не сорвался. - Можешь не рассказывать, я обойдусь. Но скажи, пожалуйста, если человек умер, то его ведь можно вернуть? Забрать его душу из фазы?
  Стол погрузился в абсолютное молчание. Нефтида села, внимательно рассматривая напрягшегося Тому, а затем тихо сказала:
  - Я уже не полноценный Магический Бог. И думаю, что таких не осталось, они все ушли из этого мира окончательно. Прости, парень, я не смогу вернуть умершего и никто не сможет.
  Тома как-то резко обмяк, сгорбился так, что Отинус едва не свалилась с плеча. А затем заскрипели стулья - Мисаки подошла к нему спереди и крепко обняла, сзади так же обхватила Ицува, ужом скользнула Етцу, ткнулась в свободное место Индекс, огорчённо заметались не успевшие Лессар и Мисака.
  - Ладно, - прошептал Тома, а затем повторил громче. - Ладно. Извините... и спасибо вам огромное. Простите, я...
  - Тссссс, - Мисаки погладила его по волосам. - Все всё понимают.
  Все всё понимали - даже оставшиеся сидеть Лейвиния и Серья грустно уставились в стол. Тома улыбнулся и выпрямился, показывая, что с обнимашками можно заканчивать.
  - Извини, Нефтида, - девушки вернулись на свои места, но Лессар и Мисака всё же тихо обняли его перед этим. - Продолжай.
  - Помимо Рая и Ада, существует ещё одна фаза, порождённая воображением множества людей, в том числе магов, - теперь богиня звучала куда серьёзнее. - Фаза вселенной Говарда Лавкрафта. То влияние, что она оказала на умы, то огромное количество произведений, что породила и вдохновила, области магии, основанные под впечатлением. Всё это привело к тому, что кусочек фазы соприкоснулся с вашей реальностью. И воплотил шоггота. Одного шоггота, причём принявшего законы вашей реальности - то есть не созданного Старцами, не помогающего им и не поднявшего восстание. Просто чёрная протоплазма, жаждущая паразитировать на человеке, и Патриция стала его первым вместилищем.
  - Подождите! - Етцу аж подскочила. - Вы хотите сказать, что на меня напал шоггот?
  - Ага, - зевнула Нефтида, и девушка рухнула обратно на стул.
  - Я дралась с шогготом, - прошептала она, и рот дёрнулся, будто не зная, во что перевоплощаться: в улыбку или гримасу ужаса.
  - А Уихару помогала его вскипятить, - отчего-то именно это пробормотала Мисака.
  - Только один шоггот? - Тому пока интересовали более прагматичные вещи, и Нефтида кивнула:
  - Гарантирую. Но сейчас ваши учёные поймали его вместе с Патрицией, перевезли в Академия-сити и изучают. В месте, недоступном мне. А хотелось бы в доступном, чтобы я могла не только избавиться от шоггота, но и закрыть любое соединение вашего мира с той фазой.
  - Подождите-ка, - Серья тоже привстала. - Получается, любая дико популярная вымышленная вселенная в любой момент может выкинуть к нам всякую гадость?
  - Ага, - как-то радостно подтвердила Нефтида. - Живите с этим!
  - Кажется, нам придётся устроить глобальное очернение и забытие Вархаммера, - тихо сказала Ицува.
  - Да если бы только его, - буркнула Серья, обхватывая голову руками. - Твою ж налево, воистину во знании печаль...
  - Вот именно, а как насчёт Драгон Болла? - оживилась Етцу. - Мы сможем реально сравнить, осилит ли Гоку Акселератора!
  - И где же это место? - Тома предпочёл не вслушиваться в активно развернувшееся обсуждение.
  - Вы, люди, называете его базой Интри, - Нефтида тоже слушала со скукой в разноцветном взгляде. - Сейчас над ней стоит барьер специально против всего сверхъестественного, особенно против Магических Богов. В полную силу я бы нашла тысячу путей его взломать, но сейчас... - она лишь развела руками. - Придётся вам.
  
  - Ну хоть супердозвонился, - послышалось из телефона. - А то всё долбишься, когда я сплю или суперзанята.
  - Да, только сейчас вышло, - облегчённо вздохнул вновь не надеявшийся на ответ Тома. - Слушай, ты сможешь с Мугино быстро связаться?
  - Да хоть сейчас, или тебе её саму супернадо?
  - Необязательно. Передай, что мы пойдём туда же, но с парадного входа. Специально искать встречи не будем, но встретимся наверняка.
  - Чел, можешь не говорить суперзагадками, линия защищена и Мугино уже всё объяснила. Это всё?
  - Пока да.
  - Отлично, так и передам. Суперприятных снов, - и Кинухата сбросила звонок.
  - Так приятно в кои-то веки поболтать с девушкой, не желающей тебя соблазнить, - Тома положил телефон на тумбочку и оставил его там во избежание, сам зашагав в сторону лестницы.
  - Со мной ты каждый день говоришь, - отметила всё не покидающая плеча Отинус.
  - Вот и я об этом, - кивнул парень, заставляя богиню хмуриться. - Кстати, призови свой вертолётик, потому что мне надо сейчас с Серьей поговорить, а она вроде ушла мыться.
  - Не вроде, а ушла! - Етцу как раз шагала наверх и навстречу им. - А маленькую девочку понести и я могу!
  - Ещё чего! - Отинус возмущённо вынула из складок плаща крохотный пультик и нажала кнопку. Тома замер на лестничной площадке, и уже через несколько секунд послышалось жужжание. Цилиндрический стул примчался и с изяществом мухи едва не влетел ему в лицо, Етцу пришлось аж рукой его придержать. Отинус покинула плечо парня и аккуратно перебралась на стул, после чего велела отпустить её и немного взлетела.
  - Я ненадолго, - пообещал Тома и двинулся в сторону ванных. Отинус полетела в ближайший коридор, а Етцу последовала за ней.
  - Кстати, ты что-то проигнорировала предложение о возврате роста, - поинтересовалась она. - Опять. Хотя теперь будет магическое тяп-ляп и готово, а не моя собственная плоть.
  - Во-первых, человек, замолчи, - Отинус дёрнулась вместе с креслом. - Меня выворачивает даже думать о твоём предложении. Во-вторых, с моим нормальным ростом к Томе придут множество проблем, а я хочу избавить от них, не наоборот.
  - Зато сможешь не только посмотреть, но и поучаствовать, - Етцу не унималась, и Отинус уже без ответа направила кресло вверх, прерывая дальнейший разговор.
  
  Мисаки заявляла, что столько ванных комнат предназначалось для гостей, почему-либо пожелавших остаться на ночь. Так что GEKOTA хватало с лихвой, даже Лейвинии сейчас спокойно подобрали, а за две недели уже застолбили каждый свою.
  Ванная Серьи была в конце коридора, но сейчас мылась только она, так что Тома беспрепятственно прошёл и постучал.
  - Открыто, заходи, - сама ванна была закрыта занавесками, но рука лежащей девушки слегка отодвинула их и помахала, когда парень вступил внутрь.
  - Закрой, а то впустишь холод, - потребовала Серья, и Тома поспешил прикрыть дверь, а сам устроился на тёплом кафельном полу.
  - Ну что там? - рука исчезла с небольшим всплеском. - Надеюсь, не успел принести плохих новостей? Мне и так сегодня засыпать с мыслью, что в любой момент в любой точке мира может появиться какой-нибудь грёбаный Бэтмен.
  - Это же вроде к лучшему... - наморщил лоб Тома.
  - Да один фиг.
  - Не, не Бэтмен. Кинухата согласилась передать Мугино, что мы завтра базу Интри штурмуем, - Тома сел по-турецки, уставившись на силуэт девушки. - Ты так всё и уверена, что это лучший вариант?
  - Тома, - силуэт недовольно зашевелился. - Я подумала и теперь точно ручаюсь: нас там встретит весь костяк Кихар. Юитцу, Эншу, Рансу, Биёри, Генсей и Нокан разом. И это ещё самый минимум. А мне совсем не улыбается выходить против такого состава даже за спинами троих пятиуровневых и тебя. Так что если хотя бы парочка отвлечётся на Четвёртую с её миньонами, то нам уже кайф.
  - Просто не хочется их подставлять.
  - ITEM не те люди, что достойны сожаления. Мугино ещё более-менее помогала нам в контактах с Альянсом, но сейчас, когда Третья Мировая закончилась, в этом нет нужды. Как и в ней самой.
  Тома внимательно посмотрел на тёмное пятно моющейся девушки, а затем очень тихо спросил:
  - Серья, правильно ли я понимаю, что ты спокойно пожертвуешь людьми лишь потому, что они больше не нужны городу?
  Серья застыла, и молчание растянулось на время, после которого нет смысла ждать ответа. Так что Тома продолжил:
  - Просто я словно бы ощущаю, каково это - быть тобой. Постоянно думать о многих вещах, держать себя хладнокровным и идти на сделку с моралью. Мугино вон спросила меня, почему я не атакую её, как герой злодея, и я... ну, я там просто сказанул, но подумал, что в самом деле не вижу причин что-то с ней делать. Хотя она явное зло, наверняка даже больше того, что я знаю, но вот сейчас нам всем очень поможет, и...
  Силуэт девушки лишь слегка пошевелился, не прерывая, но Тома помолчал сам, продолжив через несколько секунд:
  - Просто, Серья, если тебе вдруг надо выговориться, на эту тему или какую другую, то не стесняйся обращаться ко мне. Можем даже уединиться... необязательно постельно уединиться, а вот как сейчас, и поговорить. Потому что я вот почувствовал, что мне надо кому-то это сказать, и тогда ты...
  Серья отдёрнула занавеску и оперлась локтем на бортик ванны. Её кожа блестела от только смытого мыла, а тёмные глаза смотрели с непередаваемой грустью.
  - Тут самое поганое то, что в итоге ты не просто привыкаешь, но и начинаешь идти только такой дорогой, - она слегка пошевелилась в сторону Томы, и верх соблазнительных полушарий вспорол мыльную пену. - Путь зла легче всего, там просто не надо думать, он требует меньше усилий и потому наиболее привлекателен в таких вот делах, когда хочешь добиться максимального преимущества при меньших затратах. И совершенно не обращаешь внимания или игнорируешь, что подобный путь очень часто аукается в долгосрочной перспективе, а ты сам попросту ограничиваешь себя. Тупеешь. И самое поганое, что иногда просто не видишь выхода, не думаешь, что добрый путь достижим... - она секунду помолчала. - Спасибо, Тома, и извини. Я не люблю тёмную сторону, даже когда вынуждена прибегать к их услугам, а ITEM сейчас едва ли не самая заметная организация там. И я честно говорю, что буду просто невероятно рада, если завтра они с Кихарами растерзают друг друга без нашего участия. Но да... с такими высказываниями я переусердствовала. Извини.
  - Извиняю. Просто будь аккуратнее. Честно говоря, ты уже не похожа на ту подкалывающую всех язву, что я запомнил по школе.
  - Как и ты на вздорного парня, пойманного на подглядывании в женскую раздевалку.
  Оба грустно усмехнулись друг другу, а затем Серья похлопала рукой по воде, подняв брызги:
  - Залезай.
  - Прости, - Тома мотнул головой и начал вставать. - Завтра рано вставать.
  - Вот, как раз измотаю тебя для здорового сна.
  - И остальным не достанется?
  - Разумеется! - Серья улыбнулась куда ярче.
  - Нет уж, спасибо, нам завтра нужна дружная компания. Но если всё хорошо пройдёт, то вечером приду, хорошо? - Тома кивнул ей и вышел. Серья задёрнула занавеску и с медленно угасающей улыбкой растянулась, оставив торчать над водой лишь черноволосую голову.
  - До вечера можно и не дожить, - тихо сказала она в пустоту. - А уж Рождество и вовсе многие из нас не встретят. Так что не отвергал бы ты то, что предлагают прямо сейчас.
  И затем опустилась с головой, лишь пузырьки пошли.
  
  Тома ушёл в свою ванную, Отинус юркнула в уже закрывающуюся дверь и зависла в воздухе.
  - Я думала, ты останешься с ней, - заявила она, наблюдая за тем, как парень залезает в ванну.
  - И чтоб у неё тоже вода остыла, - температура в ванной поддерживалась датчиками, но у Томы они опять вышли из строя, так что вода быстро уходила в разряд тёплой и он поспешно добрался до мыла. - Отинус, слушай...
  - Да? - кресло застыло над полом.
  - Когда ты воскресила всех, ты тоже забрала их души из фаз?
  - Нет, Тома. Я просто откатила их несуществование, так, чтобы они не казались по-настоящему воскресшими. Если ты не понимаешь, как это, то...
  - Думаю, что понимаю, - Тома слегка махнул мылом, едва не выпустив его. - Посмертие вообще запретная тема, да?
  - Она не то чтобы запретная, Тома, - Отинус подлетела поближе. - Она просто очень неприятная и сложная. И знать о ней людям массово не стоит. Но...
  - Но тогда и я не буду, - остановил её жестом Тома. - Сегодня действительно надо выспаться, а если я начну обо всём этом думать... главное, Нефтида не соврала, когда сказала, что не может воскресить?
  - Ни капли.
  - И не соврала, что не она забрала Гунгнир?
  - Тут уже не скажу, Тома. Однако не вижу смысла ей врать. Думаю, наоборот - похвасталась бы.
  - Да, соглашусь. Ладно, пока на этом всё, - Тома начал мыться, а Отинус подлетела и устроилась на шкафчике, с грустью глядя на него.
  
  Когда Тома вышел из ванной и спустился в гостиную, то с удивлением обнаружил там рыдающих Мисаку, Лессар и Нефтиду. Даже успел испугаться, но затем посмотрел на экран широкоформатного телевизора, на диване перед которым устроились все трое, и с облегчением вздохнул.
  - Что сейчас за мелодрама? - поинтересовался он, оглядываясь в поисках других девушек.
  - Такая жгучая любовь, но он вынужден исполнять свой долг, а она обещает ждать хоть целую вечность! - провыла Лессар. - Но они ведь сойдутся, да?
  Она высморкалась в один из бинтов Нефтиды, но та рядом вытирала глаза ими же и никак не отреагировала.
  - Тома, - Мисака потянулась и уцепилась ему за халат, её глаза тоже мокро дрожали. - Ты же не уйдёшь в долгое плавание, выполняя долг перед страной?
  - Мисака, если я устроюсь на корабль, то одним кораблекрушением станет больше, - вздохнул Тома, и лицо девушки озарилось радостью.
  - Тома, как же я рада, что ты из-за своей неудачи ни к чему не пригоден! - словно бы искренне произнесла она.
  - О да, я уж очень рад, - он не смог удержаться от сарказма. - Спасибо за добрые слова, Мисака. Нефтида, может, вам платок принести? - та тоже высморкалась в свой бинт.
  - Не надо, - слабо ответила богиня. - Меня просто так резануло... необходимость выполнить свой долг, даже если сердце разрывается... так в точку...
  Она вновь всхлипнула, и девушки одновременно с ней, так что Тома предпочёл покинуть гостиную и отправиться в спальную комнату.
  Там уже орудовали Мисаки и Ицува: первая возилась с автоматическим освежителем воздуха у стены, вторая в углу что-то раскладывала, шепча под нос.
  - Тома? - она же первой и оглянулась на парня. - Я тут для лучшего сна орудую. Мы тут пошушукались и решили, что сегодня можно без секса, сохранить силы на завтра.
  - Ага, значит, я зря не принял предложение Серьи, - хмыкнул он; Мисаки подошла сзади и легонько стукнула пультом по голове.
  - Лейвиния опять с Индекс заночует, смотри, чтобы они там не спелись, - и вновь отошла, теперь расстилая на полу одеяла. - Нефтида не знаю где, сказала, сама себе найдёт.
  - Я решила тут, - объявила богиня из угла, заставив всех троих нервно обернуться. - Полюбуюсь на оргию.
  - Вы же сказали, что не интересуетесь... - начал было Тома.
  - Ага. Но посмотреть-то любопытно, я давно оргии не видела, - Нефтида вынула из воздуха одеяло с подушкой, бросила на пол и мгновенно устроилась там.
  - Сегодня не планируется, мы спать собираемся, - буркнула Ицува, явно не горя желанием демонстрировать.
  - Я могу усыпить сразу по окончании так, что проснётесь бодрыми. Ну, тебя не смогу, придётся самому, - Нефтида кивнула Томе. - Впрочем, как хотите.
  Она нисколько не обиженно повернулась и словно бы мгновенно заснула.
  
  - Камисато-сан! - Эльза подняла руки практически в молитвенном жесте. - Я тебя не узнаю! То ты рвёшься уничтожить Магических Богов, то упускаешь такую прекрасную возможность!
  - Я не упускаю, - Камисато сделал шаг назад. Сейчас он стоял в невероятно растянутом зале, большая часть которого превратилась в оранжерею, а сейчас и вовсе была забита девушками. И парень внимательно следил за тем, чтобы не оказаться в их окружении. - Мы не знаем всей охранной системы особняка Шокухо Мисаки. Особенно сейчас, когда Майя отказалась шпионить.
  - Я не отказалась, Камисато-сан, - обиженно протянула плывущая в воздухе девочка, сквозь которую отлично просматривался стальной потолок. Её белые одеяния полностью окутывали фигуру, но оставляли декольте с внушительной грудью, а вокруг тела кружилось несколько голубых огоньков. - Я просто испугалась, что эта электрическая девочка меня засечёт и развеет. А я не хочу развеиваться, я с вами хочу быть, Камисато-сан!
  - В общем, шпионить за ними ты больше не сможешь, - подытожил Камисато, после чего повернулся к двум светловолосым близняшкам. - Санни, Рэйн, вы можете хоть что-то предсказать или по-прежнему в Академия-сити управляют погодой?
  - По-прежнему, Камисато-сан, - ответили обе понурым дуэтом.
  - Фран? - повернулся он к другой девушке, сидящей на полу в окружении электроники. Девушка, помимо нижнего белья, носила лишь розовую пижаму с капюшоном, сейчас полурасстёгнутую, а на голове и попке красовались выдвигающиеся антенны, вызывающие ощущения кролика-пришельца.
  - Мои инопланетные технологии неспособны пробиться сквозь тамошние помехи, - заявила она, щелкая кнопками на радиоприёмнике. - Думаю, здесь замешано правительство.
  - Так... - Камисато особенно устало вздохнул, а затем обратился к толпе. - Есть среди вас кто-нибудь ещё, кто может пробраться в особняк, получить нужную информацию, а затем вернуться живым и незамеченным?
  Повисла тишина - девушки обеспокоенно зашевелили губами, поглядывая друг на друга и морща лбы.
  - Зачем незамеченным, зачем информация? - вновь забушевала Эльза. - У нас уже есть план особняка, мы знаем, кто состоит в этой GEKOTA и на что способен, мы даже просчитали варианты сражения! Они скоро лягут спать или уже легли, и если мы ворвёмся быстрой, молниеносной атакой, то даже два Магических Бога и три пятых уровня не помогут! Вы просто сотрёте всех своей рукой, Камисато-сан!
  Она так разбушевалась жестикуляцией, что грудь под тканью блузки начала выписывать едва ли не мёртвые петли, и ближайшие девушки даже уставились с зачарованной завистью. Камисато же не только не уставился, но и явно обозлился.
  - Не помогут? - едва ли не прошипел он. - Вот именно что там два Магических Бога и три пятых уровня. Скорее всего, они уже знают про нас. Почти наверняка готовят ловушку. И это не орден добрых волшебников, Эльза, это преступники чуть ли не международного уровня. Знаешь, что они со всеми нами сделают, если поймают?
  - Гениталии отрежут, - брякнул кто-то в толпе.
  - Я не просил подробностей, - холодно сообщил Камисато, и девушка ойкнула, зажав себе рот. - Ещё раз, если не доходит: наша задача не только уничтожить Магических Богов, но и не потерять никого из вас. Поэтому таиться в тенях, скрывать своё присутствие, атаковать быстро, решительно и по плану. А "навалимся на сильнейших в мире, глядишь затоптаем" - не план. Тем более что они нас ждут.
  - Камисато-сан... - Эльза всхлипнула. - Вы... так о нас заботитесь...
  Остальные девушки тоже завсхлипывали, некоторые дёрнулись встать на колени, парочка в такой позе поползла к парню - но голос Клэр позади всех разрушил атмосферу:
  - Я бы не сказала, что они нас ждут.
  Девушка вышла вперёд, уверенно поправив очки, и два красных бутона на её висках шевелились словно от отсутствующего ветерка.
  - Дом очень компьютизирован, но там имеется небольшой садик. И немного цветов внутри, - она встала рядом с Эльзой. - Я пока ещё не установила полноценный контакт, да и шпионы из них никакие, однако сегодня внутри очень много говорили не про нас, а про "базу Интри".
  - База Интри? - нахмурился Камисато. - Что это?
  - Я знаю! - часть пола отъехала, и голова Эллен появилась едва ли не у него под ногами. - В Академия-сити недавно орудовал безумный воспитатель детсада, хотел всех уничтожить и для этого отгрохал просто огромную базу. У него был полк помощников, как мы для Камисато-сана, и они активно затирали следы, так что базу обнаружили едва ли не случайно. Ну там взломали, зачистили, безумного воспитателя убили, и сейчас используют втихую. Вся история.
  - Безумный воспитатель с огромной подземной базой? - повторил Камисато, непонимающе моргая. - Господи, что за город.
  - О, о, мои инопланетные технологии сообщили, что ITEM завтра собираются туда же! - активно замахала Фран. - Уже в шесть утра!
  - Вот как? - Камисато ненадолго задумался. - Так... притащите мне ноутбук, откройте на нём программу с видом города, отметьте там, где эта база Интри, и наложите на карту мест, где мы обнаруживали присутствие Нефтиды.
  Начался переполох, ибо ноутбук притащили быстро, а вот орудовать на нём хотела каждая, Камисато даже вынужден был прикрикнуть. После этого дело ускорилось, и вскоре карты наложились друг на друга, демонстрируя: да, Нефтида очень часто появлялась именно над базой Интри.
  - Так... - Камисато сам глянул на карту, когда ему поднесли ноутбук. - Так... получается, завтра и ITEM, и GEKOTA намерены сунуться в одно и то же место. Скорее всего, вместе с обоими Магическими Богами.
  - Вот там мы их прибьём, да? - вновь оживилась Эльза.
  - Сначала отследим обе команды и убедимся, что они действительно зашли туда, - одёрнул её Камисато. - Затем... Люка, Оливия, подготовьте ударную группу из тех, кто умеет сражаться в замкнутом пространстве, а также сможет выжить под вражеским огнём. Пусть будут готовы завтра атаковать с тыла и мгновенно сообщить, если наткнутся на Магических Богов, - он внимательно оглядел ударившихся в слух девушек. - Вопросы есть?
  
  - Что ж, замечательно, - Мугино внимательно оглядела дыру в стене. - Будем думать о том, ловушка это или расхлябанность?
  Хамазура лишь прокряхтел. ITEM согласились с тем, что поход может затянуться, и стоит потащить с собой всевозможные аптечки с перекусами. Вопрос о том, кто будет носильщиком, даже не поднимался.
  - Здесь суперпустынно, - Кинухата прошла по осыпавшимся камням и заглянула в еле освещённый коридор. - Возможно, неделями все суперзабивали. Снаружи суперзаделали и всё.
  - Будем надеяться, - Мугино согласно кивнула. - Запомнила, что идёшь впереди?
  - Есть поработать суперсмертником! - девушка без колебаний прыгнула в дыру, приземлилась на лазурный пол и застыла, внимательно прислушиваясь. А затем помахала рукой.
  - Куроёри, помоги Хамазуре, если он свалится с этим рюкзаком и поднимет шум, то будешь виновата, - приказала Мугино, пролезая следом. - И запомни, что ты прикрываешь тыл. Никакой самодеятельности.
  Та скривилась, но молча схватилась за Хамазуру и помогла ему пролезть в дыру. Тот даже поблагодарил её, сразу наткнувшись на тяжёлый взгляд прошедшей самой Такицубо.
  - Эсперов не чуешь? - обратилась к той Мугино; Такицубо посмотрела в обе стороны протяжённого коридора и замотала головой. - Хотелось бы применять кристаллы только в крайнем случае.
  Она тоже огляделась, а затем взяла Кинухату за плечо и толкнула влево. Та послушно зашагала и ITEM вслед за ней, выстроившись в аккуратную цепочку.
  
  Цучимикадо с Майкой явились утром, как договаривались - кому-то в любом случае требовалось присмотреть за Индекс - и уже отправились к девочке. Так что сейчас GEKOTA переодевалась в одном зале без них всех и без Лейвинии, наотрез отказавшейся лишаться белого платья.
  - Я скажу честно, - переодевшаяся Канзаки вгляделась в огромное, с рост человека зеркало на стене. - После слов "командная униформа" я думала о всяком обтягивающем в коротких юбках, а не... это.
  Тома даже хмыкнул - он думал то же самое, но Мисаки выбрала вариант полностью чёрной формы, закрывающей абсолютно всё тело. Даже волосы убирались под неё, а для Отинус в его случае был предусмотрен специальный кармашек на груди, куда та уже забралась и сердито хлопала глазами на пошутившую про кенгуру Ицуву. При этом форма чувствовалась свободной, не облегала тело, в случае Мисаки и Лессар даже нельзя было на взгляд назвать пол человека.
  - И хорошо, - как раз Мисака сделала несколько боксёрских движений, передвигаясь абсолютно свободно. - Это костюмы против врагов, и демонстрировать врагам надо хук слева, а не облегающий сиськи костюм.
  - Это зависит от размера сисек, - пропела Мисаки, поворачиваясь и оглядывая себя.
  - Шокухо, - Мисака аж прекратила боксировать. - Не вынуждай меня там, внизу, случайно смотреть в другую сторону при нападении.
  - Будешь хлопать глазами в одну точку, и сама же первой пострадаешь, - не осталась в долгу та.
  - Ну что, давайте ещё поцапаемся перед выходом в свет? - недовольно произнесла Серья, и обе пристыжено умолкли.
  Лессар наконец сориентировалась в костюме, и переодевания завершились. Перед Томой сейчас стоял отряд пафосных ниндзя, закутанных в чёрное с головы до пят.
  Но он хоть мог их различать. В костюм был вмонтирован целый компьютер, отображающий кучу данных, в том числе кто в каком одеянии скрывается. Общались они тоже через него, так что посторонний человек не услышал бы и звука из нынешней беседы.
  А вот нечеловеку было легче.
  - Главное чтобы оно могло выдержать пулемёты, - отозвалась Нефтида. Она единственная из всех стояла без костюма, предпочитая обычный забинтованный облик. - Или что сейчас самое смертоносное у охраны?
  - С пулемётами беда, а вот многое остальное должно выдержать, - Серья посмотрела на плечо, где красовалась всё-таки выстраданная Лессар эмблема - Гекота, вокруг которого подобно электронам в атоме кружились ещё с десяток мелких лягушат. - Перепады температур так точно.
  - Мне ведь нет смысла его носить, - Етцу тем временем вертелась больше всех. - Я помню, как громче всех орала за высокотехнологичную униформу, но в таком виде оно меня скорее ослабляет.
  - Потренируйся как-нибудь, - предложил ей Тома, и костюм девушки зашевелился, пробуя границы возможного.
  
  В предоставленном Цучимикадо джипе Етцу всё же избавилась от костюма, а после небольшого скандала обернула его вокруг себя так, чтобы выглядеть прилично. Ицува села за руль, Серья рядом с ней, остальные уместились позади.
  - Ещё раз порядок, - Канзаки взяла слово. - Етцу впереди, разведывает и принимает удар. Ицува и Лессар за нею, готовятся атаковать. Затем Тома, Мисаки и Серья, прикрывают друг друга. Микото и Лейвиния позади них, работают дистанционно и если нападут сзади. Я и Нефтида закрываем тыл. Вопросов не появилось?
  Тактика была обговорена ещё вчера, и все замотали головами. Тома предположил, что Патрицию могли держать также на нижних этажах, как когда-то Ласт Ордер, и никто не нашёл возражений - только Серья сказала, что для надёжности лучше прочесать всё. Она же несколько раз повторила про пространственные червоточины, связывающие разные этажи, и даже загрузила в компьютер карту базы с их указаниями.
  - Нет бы Анти-Навык на всё это натравить, - Тома сказал это тихо, но всё равно услышали все.
  - Анти-Навык пригодится тут, - даже Серья, сидящая через перегородку от них, услышала. - Как и Правосудие.
  Да, все они пригодятся тут, и не только. Гунха и Джунко оставались наверху, равно как и Мусуджиме. А под землёй орудовать должны были GEKOTA и ITEM.
  
  Площадка, у которой они остановились, была отгорожена от чужих глаз, но Нефтида пошевелила пальцем - и все переместились туда прямо из джипа. Мисака мгновенно заискрила, откидывая металлическую крышку люка, и Тома осторожно заглянул в него.
  Как и описывалось - полупрозрачная белесая преграда, иногда мигающая тем или иным цветом. Барьер от всего сверхъестественного... сам, разумеется, сверхъестественный.
  Етцу без всякой команды встала позади и обняла за пояс, так что Тома уверенно шагнул в люк, в падении выставив вперёд правую руку. Та уткнулась в преграду, мгновенно развеяла её и Тома спустился далее, пока не достиг лазурного пола абсолютно пустого и тихого коридора, даже лампы наверху еле гудели. Он подёргал вытянутую Етцу, и скоро все остальные - кто по лестнице, кто по девушке - также спустились к нему. Нефтида попросту переместилась к ним и аж принюхалась, пока шедшая последней Мисака закрывала за собой люк.
  - Думаю, я сейчас вброшу на ваши компьютеры, что где, - наконец сказала она, и у каждого на плане базы начали загораться точки. - Но просто переместить не смогу. Похоже, кроме барьера есть ещё подавляющие меня штуки, и я сейчас не скажу, где их надо выключить.
  - Значит, ножками, - Серья махнула всем становиться в боевой порядок; Етцу уже потопала в сторону ближайшего изгиба. - Будем пользоваться червоточинами, как раз ближайшая нас прямо куда нужно вынесет.
  Все согласно выстроились и направились вслед за Етцу, уже заглядывающей за угол. Она обернулась и помахала рукой, затем скользнула туда и все повернули следом, не встречая никакого сопротивления.
  А через несколько шагов Тома исчез.
  Никто не успел как следует испугаться, как в головах прозвучал его голос:
  - Так, я... похоже, где-то этажей на двадцать ниже. Если моя карта не врёт.
  - Наши говорят то же самое, - успокоенно вгляделась Серья. - Что произошло?
  - Похоже, червоточины тут динамически-нестабильные, - Нефтида посмотрела туда, где только что был парень. - Выскочила, переместила и исчезла.
  - Мило. Тома, меня слышно? Третий сценарий. Постарайся сориентироваться в сторону ближайших лестниц.
  - Лучше иди налево, - вновь выступила Нефтида. - Тогда у тебя появится проводник.
  
  Проводник?
  Тома недоумённо посмотрел за спину, куда ему велели идти. Пока никакого проводника не было, один лишь длиннющий коридор. Освещение уже более тусклое, ряд ламп не работает и тишина выходит к зловещей, не обещая никаких союзников.
  Операция должна была пройти невероятно быстро и чётко, но с неудачей Томы рассчитывать на такое не приходилось. Он предлагал остаться наверху, и это очень серьёзно обсуждалось, но по итогу решили всё-таки взять вниз. Тома мог помешать операции снаружи, да и Нефтида без всяких объяснений сказала, что так будет лучше. Так что попросту подготовили варианты действий на случай возможных неудач.
  Третий сценарий - Тома отрывается от группы, оставаясь в одиночестве либо с кем-то. В данном случае с якобы проводником и завозившейся в кармане Отинус. Её Нефтида тоже потребовала взять, никак не объясняя.
  - Тихо, - он аккуратно прижал руку к карману. - Не выдавай себя, я не знаю, кто именно тут проводник.
  Остающиеся на связи девушки поняли, что допытывать Нефтиду бесполезно, и продолжили идти к нужной червоточине. Тома тоже двинулся в путь - и вскоре услышал лёгкие шаги впереди. Совсем лёгкие, будто...
  Фиолетоволосая девочка в белых одеяниях вышла из-за угла и остановилась, внимательно глядя на него. Тома тоже остановился, осознав, что она-то его узнает даже в этой чёрной оболочке.
  - Привет, Фройляйн Кройтун, - осторожно поздоровался он.
  
  Мугино прямо на ходу вынула из рюкзака Хамазуры небольшой приборчик и нажала на единственную кнопку, после чего посмотрела на выскочившие в окошке цифры.
  - Всё ещё нет, - пробормотала она, и теперь оставила прибор при себе, вновь выйдя вперёд.
  Пока дорога была исключительно пустынной. Ничего не взрывалось, не выпрыгивало из-за очередного угла, не свисало с потолка и не выскакивало из горевших красными огоньками дверей. Заброшенная на словах база выглядела заброшенной на деле даже с полностью включённым светом, но и Кинухата, и Мугино и даже Такицубо оставались напряжёнными.
  А вот Куроёри, похоже, расслабилась. Она продолжала идти в тылу, регулярно оглядывалась за спину и не говорила ни слова, но Хамазура видел - девушка скучает. Он попытался взглядом показать ей, что надо сосредоточиться, но ниндзя отворачивалась каждый глаз, когда их глаза смотрели друг на друга.
  Хотя Хамазура и сам чувствовал, что устаёт. Они мотались уже пару часов, и даже быстрый перекус не сделал рюкзак легче. Стоило бы попросить о привале, но кто его послушает.
  - Осторожно, впереди ещё суперпортал.
  Они уже зашли в один, Хамазура даже не осознал этого - один коридор сменился идентичным другим - но Кинухата с Мугино сразу же всем сообщили. Они до сих пор не уточняли, куда именно ведут, но хотя бы дорогу знали, так что Хамазура уверенно шагнул вперёд.
  И девушки исчезли.
  Он дёрнулся, обернулся - и едва не зашиб рюкзаком Куроёри, та даже схватилась за него и открыла было рот возмущаться, но тут же начала оглядываться.
  Посреди коридора они стояли только вдвоём.
  
  - Хамазура пропал, - Такицубо сказала это удивительно ровно, но Мугино с Кинухатой мгновенно замерли и обернулись.
  - Не поняла. Почему это мы прошли, а он нет? - Четвёртая аж шагнула в точку, откуда они только что появились.
  - Похоже, червоточина супердвойная, - Кинухата же осталась стоять. - Или улавливает суперпохотливые мысли. Хамазура хотел остаться наедине с ниндзей и получил супершанс.
  - Серьёзно? - а вот теперь Такицубо забеспокоилась.
  - Кстати да, эта тоже куда-то ушмыгнула, - Мугино будто лишь сейчас отметила исчезновение Куроёри. - Ну... ничего не поделаешь, идём дальше. Инструкции у них есть и не сопливые детишки, как-нибудь выпутаются. А нам нечего на месте стоять.
  - Теперь мы без нямки супернадолго.
  - Ты что, серьёзно думаешь, что я всё в одно сложила?
  
  Тома шагал следом за Кройтун, не задавая вопросов. Всё равно не ответили бы: девочка с момента своего проявления не произнесла ни слова, лишь поманила за собой. Отинус, к счастью, не высовывалась, даже забилась поглубже в карман. Пока что опасности никакой не было, да Тома и не думал, что Кройтун заведёт его в ловушку. Но затем уши уловили звук, от которого сердце забилось сильнее, а разум напомнил, что неудача никуда не делась.
  Звук бьющего по металлическому полу костыля.
  Тома остановился посреди коридора, Кройтун прошла немного вперёд и обернулась - а из-за ближайшего перед ними поворота показалась высокая фигура альбиноса с горящими красными глазами.
  - Приветствую, герой, - сказал Акселератор невероятно прохладно. - Что это ты на себя нацепил?
  Тома сглотнул, сделал шаг назад - и вновь замер, услышав позади себя низкий и добродушный голос:
  - Здравствуйте, Камидзе Тома. Сожалею, что наша первая встреча происходит при таких сложных обстоятельствах.
  
  - Я затащил? - Хамазура даже с рюкзаком выпрямился оскорблённо. - Я никого сюда не затаскивал!
  - А почему тогда я тут, а? - прошипела Куроёри. - А все остальные где-то там? Потому что ты сюда меня затащил, с... - она отшатнулась и прищурилась. - С какой целью ты сюда меня затащил?
  - Ну явно для развратных действий посреди вражеской базы под прицелом всяких скрытых камер! - Хамазура впустил в голос как можно больше сарказма, и это подействовало: Куроёри перестала щуриться, окинула взглядом потолок и вздохнула.
  - Ладно, чёрт с тобой. Идём, куда-нибудь да выйдем, - она зашагала вперёд, Хамазура с рюкзаком двинулся за ней, но обоих остановил раздавшийся сзади голос:
  - Так это вы заблудшие овечки?
  - О, горничная-кролик! - Хамазура сразу узнал девушку, как только оглянулся. Та узнала его тоже, и даже улыбнулась:
  - Один из ITEM! Даже двое! - она нагнулась, высматривая Куроёри. - Если я вас одолею, то наша команда точно поднимется наверх!
  - Вот именно что если! - рявкнула Куроёри, и механические руки выскочили из-под плаща, швыряя азотные клинки прямо над головой отшатнувшегося Хамазуры. Однако горничная-кролик лишь улыбнулась, а пространство перед ней заполнилось множеством белых клочков.
  Это что... бумага?
  Бумага - и азотные клинки пронзали её, мгновенно растворяясь и не пробивая белоснежную защитную стену. Та спала лишь когда залп утих, явив необычайно довольную фиолетоволосую девушку... точно, её одеяние прибавило голых мест и сексуальности.
  - Не если, - с яркой ухмылкой заявила она. - Когда.
  
  - Готовимся, опять переброс, - предупредила Мугино. Когда коридор вновь сменился идентичным, то Такицубо завертела головой, а затем тихо вздохнула.
  - Не надо суперуныния, подруга, - Кинухата точно угадала её состояние. - Хамазура суперболван, но он выкарабкается. А этой ниндзе хоть разорваться, без твоих суперсисек он на неё и не взглянет, суперпохотливое животное.
  - Заканчивайте там и лучше слушайте в оба уха, - недовольно сказала Мугино, сама напряжённо оглядываясь. - Почему-то никто на нас не нападает, словно забыли...
  - Да не, мы просто бросали жребий, кто куда пойдёт, - сообщили с потолка, и Мугино даже до разворота выстрелила туда зелёным лучом. Однако говоривший мигом спрыгнул вниз и замер посреди коридора вместе с какой-то металлической конструкцией, за несколько секунд обернувшейся инвалидной коляской.
  - Биёри? - Мугино придержала следующий луч. - Ты же мертва, сука!
  - Узнаю милую Четвёртую, - ухмыльнулась сидящая в коляске женщина, носящая лишь больничную рубашку. - Всё так же в любой ситуации оскорбляет и доминирует. Правда, говорят, ты как-то сцедилась в последнее время, даже свою подчинённую на вольные хлеба выпустила без претензий. Что такое, Четвёртая? Неужели ты... - она прижала руки ко рту так, будто осознала нечто ужасное. - ...подобрела?
  - Воздух стал намного чище, когда ты сдохла, - прошипела Мугино, и ещё несколько шариков зажглось рядом с нею.
  - Вот уж не надо, - Биёри абсолютно бесстрашно погрозила пальцем. - Я забочусь об экологии, как любой уважающий себя учёный. Это ты, тупоголовый наёмник, даже термина такого не знаешь. Или вдруг ощутила любовь к природе? Неужели писк растворённых тобой котят и щенят начал преследовать во снах?
  Зелёные лучи ударили прямо ей в лоб, но кресло активно запередвигалось, увозя хозяйку подальше от опасности, а та вновь погрозила пальцем.
  - Такицубо Рико, потенциальная Восьмая! - крикнула она. - Я тебя не трону, не бойся! Ты ещё понадобишься нам всем! А вот живые отходы рядом с тобой придётся утилизировать!
  Она визгливо засмеялась, а выступившие из подлокотника кресла пулемёты открыли огонь.
  
  Золотистый ретривер поклонился Томе - насколько ему позволяло тело собаки. А две механические руки, высовывающиеся из рюкзака на холке, изобразили жест поднятия отсутствующей шляпы.
  - Я действительно удручён, что нам пришлось встретиться в таких условиях, - сообщил Нокан, когда закончил с формальностями. - Даже чая, похоже, не удастся вам предложить.
  Тома поглядел на него, на пока что застывшего Акселератора, на полностью неподвижную Кройтун - и вновь повернулся к Нокану.
  - Думаю, вы знаете, зачем я здесь, - он тоже постарался выдержать вежливый тон, и пёс вновь повёл головой в имитации кивка.
  - Вы хотите спасти Патрицию Бёрдвэй от шоггота. А явившийся с вами Магический Бог хочет через него запечатать проход мифам Лавкрафта в наш мир. Более чем достойные желания, в других условиях я бы даже помог вам.
  - А сейчас не можете, потому что...
  - Думаю, об этом лучше меня вам расскажет Акселератор, - Нокан даже сделал шаг назад, будто освобождая место у микрофона, и Тома повернулся к Первому.
  Тот продолжал смотреть с резким недовольством, а затем будто нехотя произнёс:
  - Девочкам осталось меньше года.
  - Ты про Сестёр? - Тома сразу понял, куда всё пойдёт. Он ведь в водовороте происходящего умудрился упустить из виду их состояние...
  - Про них. Тебе, может, и плевать, порезвился в постели и отвязался. А вот мне не плевать, - Акселератор говорил сухо, даже как-то равнодушно.
  - Мне тоже не плевать, - Тома наоборот, подпустил эмоций. - Но я не знаю, как им помочь...
  - С такой собранной командой и не знаешь? - появившейся эмоцией стало презрение, и Тома съёжился. - В таком случае не мешай нам решать этот вопрос лишь потому, что у тебя опять воспаление геройства.
  - Шоггот как-то поможет им?
  - Именно, - Нокан начал было, но Акселератор прервал его. - Эта дрянь поедает подкожный жир, но взамен поддерживает жизнь хозяина. Нормальную жизнь, а не овощное существование. И хоть мне тоже не улыбается пускать её в организм девочек, но варианта лучше у нас просто нет.
  - А Етцу? - Тома посмотрел на них обоих. - Она то же самое может сделать! Я с ней поговорю...
  - Увы, Камидзе Тома, но даже у пятиуровневых есть свои ограничения, - на этот раз Нокан твёрдо взял слово. - Если мы будем округлять и упрощать, то Айхана Етцу должна будет внедрять свою плоть тридцати Сёстрам за день, дабы спасти их всех в течение года. И тридцать - это самый-самый минимум, для надёжно благополучного исхода следует идти от пятидесяти и выше. В то время как Айхана Етцу, по нашим расчётам, вряд ли будет способна превысить ежедневный порог в двадцать расставаний с плотью - и это при условии работы двадцать четыре часа семь дней в неделю, без учёта накапливающейся усталости и увеличения времени восстановления плоти самой Айханы Етцу...
  - Спасибо, можете не продолжать, - у Етцу есть клон. Но вряд ли о нём можно сообщать Нокану, и даже с его помощью успеха не выходило. Стоило поговорить с кем-нибудь умеющим оперировать числами, в том числе с самой Етцу... но раз Акселератор сейчас стоит и не поправляет, значит, всё так. - У шоггота такой проблемы нет, я так понимаю?
  - Да. Его деление происходит куда проще, а процесс разрастания куда быстрее. Предварительные расчёты показывают, что мы можем выйти на уровень семидесяти внедрений в день, а скорее всего даже больше, так как в подобном проекте захотят поучаствовать многие учёные и мы сможем спокойно организовать процесс, - Нокан и выглядел, и говорил уверенно. - Таким образом мы внедрим шоггота во всех Сестёр за три-четыре месяца, задолго до самого раннего срока отказа их организмов, у нас даже останется достаточно времени для наблюдения за побочными эффектами и вмешательства в случае непредвиденных ситуаций.
  - И... - Тома ненадолго задумался. - Из-за этих побочных эффектов вы не можете отпустить Патрицию?
  - К сожалению. Она хорошо переносит симбиоз, но нельзя забывать, что мы имеем дело с тварью Мифов Лавкрафта. Никто не знает, может ли шоггот повлиять на её рассудок, или сожрать что-то кроме подкожного жира, или ещё целый список возможных проблем. И пока мы не будем уверены в том, что с ней всё в порядке - мы не можем её отпустить.
  Тома сейчас как никогда желал союзника, разбирающегося в этом лучше. Кого-то способного доказать, что Нокан неправ. Потому что у него осталась всего одна мысль:
  - А вы не боитесь, что с незакрытым проходом к нам вылезет что-то опаснее шоггота?
  - Во-первых, Камидзе Тома, сам шанс этого неимоверно мал. Даже нынешний эпизод, как нам кажется, является результатом пересечения нескольких событий и чьей-то злой воли. Во-вторых, - Нокан завилял хвостом. - Не сочтите за бахвальство, но объединённый потенциал пятиуровневых эсперов и технологий Академия-сити позволит справиться с большинством из того, что могут предложить Мифы. Ктулху, например, мы уничтожим без проблем.
  - Сомневаюсь. Если вы так безответственно выпустили шоггота в канализацию...
  - Мы не выпускали, - впервые за весь разговор у Нокана появились сердитые нотки. - Кто-то украл образец, находящийся вне тела Патриции, и просто выбросил его туда. Мы не знаем, кто, даже не можем предположить, и давно усилили охрану. Обещаю под свою ответственность, что подобного больше не повторится.
  Это привело Тому в окончательное замешательство. Кто-то похитил шоггота у Кихар? Но как и чего добивался? От этих мыслей становилось нехорошо, он сам уже не знал, чью сторону принять.
  И там и там сплошная невезуха.
  - Я сочувствую вам, Камидзе Тома, - пёс даже сделал умильно-грустную морду. - Если вы решите продолжать свою задачу, то закроете верный шанс Сёстрам, а я и Акселератор вынуждены будем препятствовать этому. Но если встанете на нашу сторону, то вам придётся объясняться уже с вашими девушками, а также выступить против Лейвинии...
  - И меня, - Нефтида появилась из ниоткуда позади Акселератора; тот отшатнулся, выругался и даже ткнул в неё костылём. - Я слышала всё то, что вы тут говорили. Всё очень складно и хорошо, но даже один шоггот здесь может стать ниточкой к остальным тварям, а девять тысяч их распахнут дверь чему-то поопаснее Ктулху. Вплоть до Азатота.
  - При необходимости у нас найдётся чем ответить и на Азатота, - Нокан продолжал говорить с полной уверенностью, однако взгляд Нефтиды заполнился скепсисом.
  - Найдётся чем ответить? - она фыркнула. - Ну давайте ещё раз вернёмся к Ктулху. Что он для вас - огромное зелёное чудовище с щупальцами, плавающее где-то там?
  Она сделала небольшую паузу, однако Нокан промолчал, и богиня расплылась в улыбке.
  - Ктулху - это безумие, подбирающееся мелкими шажками. Это шёпоты на грани сознания. Это голоса, приказывающие тебе изнутри. Это странное ощущение, исходящее из моря. Это белесые тела, мелькающие в освещенных луной водах залива. Это люди, собирающиеся в странном месте для странных дел, приносящие жертвы неведомо кому, поющие песни, что не мог породить рассудок человека. Это факелы в ночи, поглощающие всех, кто пойдёт на свет аки безмятежный мотылёк. Это паранойя, паника, страх, ощущение чего-то чуждого этому миру, чудовища, пришедшего из глубины веков, силы, смерть от рук которой будет подарком. Ты всего лишь пёс, исполняющий волю хозяина - но неужели ты в самом деле думаешь, что Академия-сити справится с таким? И тем более с чем-то большим?
  Нокан всё ещё молчал, как и все остальные. И нарушать молчание никто не собирался.
  - В общем, похоже, нам не решить это мирным путём, - слёзы под глазами богини налились зелёным. - Выбирай, Тома, с кем ты, или посчитаю своим врагом.
  Тома вздрогнул, выходя из навеянного её словами транса, быстро огляделся - руки Нокана зашевелились, Акселератор нацелил костыль совсем угрожающе, и только Фройляйн Кройтун стояла безучастно - а затем выдохнул:
  - Я с тобой, Нефтида.
  
   - От нас смылись уже двое, - только и прокомментировала Мисаки, когда Нефтида сказала "отлучусь по маленькому" и растаяла.
  - И ладно, зато внимание на себя отвлекут, - Серья всмотрелась в карту. Группа прошла уже две червоточины и сейчас подбиралась к нужному месту.
  - Внимание? - недовольно качнулась Мисаки, уже давно вынувшая пульт и даже проверившая его на Лессар. - Серья, даже если Тома выживал после невообразимого, то это не повод подвергать его опасности.
  - Ну так притащи Тому сюда, - отмахнулась та. - Причём не в ущерб всей операции. Сможешь? Вот. Я Тому знаю гораздо дольше тебя и уверена, что ничего ему не грозит. Скорее он всем грозит.
  - Не мне говорить, конечно, но я тоже не хочу, чтобы он пострадал, - теперь высказалась Мисака. - Может, в самом деле разделиться? Кто-то отправится за Томой, кто-то пойдёт далее.
  - Слушайте, - Серья аж остановилась. - У нас есть задача. Нам надо её выполнить. Если мы её не выполним, то в самом лучшем случае день будет потерян зря. А если мы разделимся, то Кихары нападут на меньшую группу и разделают её. Или вы думаете, что они...
  - А вот и хозяева! - Етцу выскользнула из-за очередного поворота, оборвав разговор. Все сразу напряжённо уставились в её направлении, приготовив оружие.
  Хозяев вышло сразу трое - нервничающая черноволосая девушка в матросской школьной форме, седая женщина с абсолютно каменным лицом и сидящая у неё на плече черноволосая девочка в розовом, безмятежно сосущая леденец.
  - И всё? - удивилась Мисака, даже слегка опуская руку.
  - Мы тут слегка разделились, дабы накрыть каждого из вас, - Эншу не могла их слышать, но заговорила в тон. - И мне выпали вы все. Несчастливый жребий, увы, так как вас надо вежливо попросить покинуть нашу базу. Вот и прошу.
  - Неубедительная просьба, - Серья одним движением освободила лицо от костюма. - Не сработает.
  - Да... мне всё ещё недостаёт кихарности, - вздохнула девочка. - Вон, даже паттерн нужный выбрать не могу. Дядя Нокан или всё же Юитцу-тян?
  - Эншу, - Серья сделала шаг вперёд, не разрушая боевой порядок. - Ты ещё можешь заслужить прощение, если скажешь нам, где Генсей. И если выведешь нас к нему.
  - Выведешь? - глаза девочки неприятно сузились. - А ты не увлеклась, Серья? Думаешь, если тусовалась с нами последнее время, передавая сведения о GEKOTA, то теперь и приказывать можешь?
  Все уставились на Серью, та никак не отреагировала на обвинение, но Эншу всё равно холодно улыбнулась:
  - Генсей мёртв, Серья. И мы знаем, что это ты убила его. А сейчас хочешь поглумиться над его телом? В таком случае иди на кладбище. Хотя ты и так туда попадёшь.
  Она спрыгнула с плеча женщины и коснулась рукой её пояса.
  - Даниэлла, возьми всё, что мы в тебя заложили. И преврати этих шлюх в фарш.
  
  Биёри не целилась в Такицубо, и потому девушка умчалась прочь, дабы не мешать подругам. Здесь она всё равно была бесполезна, а пулемётная очередь могла задеть вопреки обещаниям.
  Впрочем, скоро Кихара осознала, что от пуль толку мало: Мугино растворяла всё зелёными дугами, а Кинухата переживала то, от чего не успевала увернуться, своим щитом. Поэтому кресло в секунду перекатилось в механического паука и засеменило по потолку, выпуская струи пламени.
  - У неё нет антиэсперских суперглушилок? - Кинухата перекатилась, уходя от одной такой струи.
  - Они наверняка её тёмную материю выключат, - прорычала Мугино, отправляя сразу семь лучей в паука. - Или играется.
  Лучи били с упреждением, но машина ловко лавировала между ними. Пара зелёных вспышек попала в Биёри, но та лишь расхохоталась, а ужасные раны мигом начали затягиваться.
  - Твою! Кинухата, прикрой меня! - Мугино встала на месте и начала светиться, будто готовясь взорваться. Бтёри заметила это и вытянула вперёд руку, ощетинившуюся рядом вылезших из неё белых игл.
  - Суперосторожно! - Кинухата метнулась вперёд, но иглы выстрелили все сразу, и хоть что-то отразилось от её щита, но почти половина улетела далее и пронзила Мугино. Та рухнула, а Биёри визгливо засмеялась.
  - Что, Четвёртая, вот и сдулась? - паук спрыгнул на пол и засеменил к также упавшей Кинухате. - Хотя чего ещё от тебя ожидать. Весь потенциал растратила на растворение всяких богачей и противников власти. Одна из сильнейших эсперов не придумала ничего лучше, чем убивать за деньги, которые и так у неё были! До чего же уныло.
  Паук подобрался к Кинухате, и Биёри склонилась над ней, внимательно оглядывая закусившую губу девушку.
  - Ну, тут совсем ничего интересного, - заключила она. - Отброс и есть отброс. А раз без Четвёртой ты не выжила бы, то так и сделаем.
  Биёри подняла руку, вновь ощетинившуюся иглами.
  А в следующую секунду её смело зелёным потоком. Мугино медленно села, затем встала - а небольшие шары рядом с ней вновь и вновь били в Кихару. Почти вся верхняя часть тела, куда попали иглы, заменилась ярким свечением, прерываемым кое-где остатками кожи - в том числе на лице, более-менее уцелевшем и сейчас сочившемся яростью.
  - Не знаю, как ты восстала из мёртвых! - заорала она. - Но сейчас это исправлю!
  Биёри завизжала - но лучи уже расплавили лапы паука, истребляли его тело и впивались в женщину столь быстро, что раны не успевали затягиваться. И с каждым мгновением их становилось всё больше, пока не слились в один огромный луч, а крик Биёри не сменился протяжным визгом нечеловеческих страданий.
  Вскоре он оборвался, сменившись шумом разрушений - лучи пробурили потолок, и весь коридор начал обваливаться, одна из каменных плит рухнула совсем рядом с девушками, обдав их пылью.
  - Чёрт, не рассчитала! - Мугино помчалась прочь от разрушений, и Кинухата кинулась следом. - Такицубо, не торчи на месте, давайте быстрее к лестнице! Я не знаю, обвалится ли она тоже, так что живее! Ох, если эти двое там развлекаются, то я такое им устрою!
  
  - Ого! - стены резко задрожали, но девушка осталась на месте и недоумённо уставилась в потолок. - Там что, прибили кого-то?
  Куроёри практически зарычала от бессилия - даже взгляд в сторону не помешал противнику вновь выставить бумагу на пути её кинжалов. Эта бумага витала уже везде, даже забивалась в глаза, и приходилось больше уворачиваться от образующихся белых кулаков, чем атаковать самой. Хамазуру один такой кулак отбросил в сторону, и теперь парень лежал рюкзаком вниз, как беспомощная черепаха. Вроде живой, уточнять некогда.
  Она прыгала по всему коридору, отправляла кинжалы один за другим, даже перепрыгивала через саму девушку, пытаясь поразить целой дугой - но всё это обрывалось вездесущей бумагой. Кинухата хотя бы активно передвигалась, а эта просто стояла на месте с бесящей ухмылочкой.
  - Меня Нару зовут, - крикнула она, собирая ещё два кулака. - А ты Куроёри Умидори, не так ли? Приятно познакомиться!
  - Да уж! - Куроёри сделала ещё один пируэт, отправляя кинжалы и уклоняясь от атаки кулаков. И снова впустую, да сколько ж можно!
  Стены вновь задрожали, теперь сильнее, Нару качнулась на месте, и один кинжал прошёл совсем близко. Он даже разодрал форму на плече, и та мигом осыпалась дополнительной бумагой.
  - Эй! - Нару создала аж три кулака. - Будь со мной нежной!
  Куроёри лишь прорычала, а затем приземлилась и начала обстрел кинжалами, столь интенсивно, что горничная вынуждена была уйти в оборону.
  - Думаешь, сможешь пробить? - её оптимизма это ничуть не убавило. - Ну давай посмотрим, кто кого! Я...
  Фигура появилась у неё за спиной и резко замахнулась. Нару вздрогнула, успела дёрнуться - но тазер ударил ей в шею, раздался треск, и девушка моментально рухнула. Бумага тут же осыпалась, часть кинжалов пролетела в воздухе, но Нару уже лежала недвижимо. Куроёри лишь фыркнула и посмотрела на отшатнувшегося от остатков кинжалов Хамазуру.
  - Ты меня заметила, да? - с облегчением произнёс он, вновь нагибаясь за рюкзаком. - Я уж подумал, что придётся знак подавать. Ох... - Хамазура посмотрел на Нару, лежащую в покрывале из обрезанных бумаг, задержался взглядом на обнажённых местах - и почти сразу отвернулся.
  - Ты что меня, за тупую держишь? - Куроёри моментально обозлилась, но постаралась контролировать гнев. - Увидела, что ты встаёшь и в рюкзаке шаришь, явно не пожрать. Да, воды мне, в горле пересохло.
  - Пожалуйста, - Хамазура мигом протянул ей бутылку, и Куроёри сразу присосалась к ней. Фух, ещё бы посидеть отдохнуть... но стены вновь задрожали, а если ещё эта очнётся для второго раунда...
  - Идём, - приказала она, кидая бутылку вновь облачившемуся в рюкзак Хамазуре. Тот принял, повертел в руках - там осталось совсем немного - и выпил остатки.
  У Куроёри аж рот открылся, особенно когда теперь уже пустая бутылка перекочевала обратно в рюкзак.
  - Ну, идём? - Хамазура недоумённо посмотрел на неё; ниндзя вспыхнула и резко зашагала вперёд, оставив парня далеко за спиной.
  Дурак, дурак, дурак!
  
  Етцу бросилась вперёд едва ли не до того, как Эншу завершила фразу - но та успела среагировать, взмахнув своим телефоном. Множество мелких бляшек вылетело из него, в полете они раскрылись большими жуками и влетели в Етцу, мигом заискрив и отбросив заоравшую девушку к стене. Мисака выбросила вперёд руку, но бляшки не обратили на это никакого внимания.
  Эншу и Даниэлла сорвались с места одновременно, проигнорировав пульт Шокухо и мгновенным движением уйдя от воздушной струи Лессар. Та атаковала копьём напрямую, но из руки седой женщины выскочил клинок, заблокировавший атаку - и с другой стороны на такой же клинок напоролось копьё Ицувы. Эншу поднырнула у них под руками и бросилась на Серью. Та уже вскинула пистолет - а Мисаки рядом с ней уронила пульт и зажала уши, вскрикнула от неожиданной боли Мисака, перестала трепыхаться Етцу...
  Эншу одним ударом кинжала прорезала костюм на руке, держащей оружие, пуля тревожной сиреной ударила по полу и срикошетила вглубь коридора. Пистолет выпал и закапала кровь, но металлические струны сотнями ударили со стороны Канзаки и закутали девочку плотным коконом. Лейвиния взлетела под потолок и её руки засветились фиолетовым, окутанная Эншу перестала биться - а Даниэлла после нескольких выпадов сильным ударом ноги отбросила Лессар в стену, атаковав Ицуву сразу двумя клинками, и Сейке промчалась мимо них.
  Она на ходу коснулась пола и сразу же запрыгнула на стену, рванувшая к ней Канзаки неожиданно потеряла равновесие и едва не задела лезвием сжавшуюся Мисаки. Сейке же отпрыгнула прямо на Лейвинию, повернувшуюся к ней со всё ещё светящимися руками - и нож от Даниэллы пролетел перед глазами волшебницы, заставив отшатнуться и позволить врагу добраться до себя. Мощным ударом Сейке сломала Лейвинии нос и отбросила ту в стену. Спустя мгновение в эту же стену влетела и медленно сползла Ицува, зажимая рану на боку, а Даниэлла рванула к Мисаки, занеся клинок.
  Канзаки атаковала прямо с пола, подставив свой меч под удар, и завязалась рукопашная. Сейке прыгнула на пол и нацелилась на Мисаку, но Серья, зажимая раненую руку, молниеносным ударом пнула ту в висок. Девушка покачнулась, но не упала, и атаковала в ответ.
  Всего несколько секунд, а на ногах остались только четверо, и сейчас сражались друг с другом. Но долго не продлилось и это: Сейке вновь нагнулась коснуться пола, и Серья едва не полетела кувырком, но умудрилась изогнуться и ещё раз пнуть в висок, на этот раз успешно отправив в обморок. Канзаки успешно заблокировала один удар и налегла на клинок с такой силой, что оттолкнула соперницу, после чего крикнула:
  - Нанасен!
  Клинки Даниэллы разлетелись стальной окрошкой, та замешкалась - и святая ударила рукой сначала в шею, затем в живот, выводя её из строя. Затем остановилась, резко огляделась и за неимением врагов кинулась к недвижимой Лессар.
  - Твою, неужели она ещё и портативная глушилка... - Серья, кривясь от боли, залезла в карман и вытащила маленькую чёрную коробочку. Нажала - и Мисаки с Мисакой мигом очнулись и подняли головы, а Етцу затрепыхалась. На несколько секунд шар плоти расширился и поглотил все ползающие по ней искрящиеся бляшки, после чего опал и заволновался, перевоплощаясь обратно в девушку.
  - Все живы? - Серья огляделась; Лейвиния постепенно приходила в себя и сама занималась своим носом, Ицува тоже неуверенно вставала, кровь у неё уже не шла. - Мисаки, твои костюмы отстой.
  - Сама сначала одобрила, - слабо огрызнулась та, открыв голову и массируя виски. - У меня теперь до конца дня голова гудеть будет...
  Мисака выглядела ничуть не лучше, а вот Етцу, вернув себе прежний облик, подошла к оброненному Эншу кинжалу и аккуратно ткнула его.
  - Между прочим, вот он и те бомбочки, что сейчас перевариваю, словно бы из Тёмной Материи сделаны, - задумчиво сказала она. - Как все наши смартфоны. Если их тут как-то специально покрутили, то они не то что костюмы - сталь порежут.
  - Тогда забери, - приказала Серья; Канзаки подняла Лессар, быстро убедилась, что та лишь контужена, и подошла помогать с её раной. Етцу согласно вобрала в кинжал себя и уже хотела встать, но замерла, принюхалась и подобралась к Сейке. Ещё раз принюхалась, а затем без всякого стеснения полезла под синюю юбку.
  - О, это парень, - заметно повеселела она. - Собрат по повёрнутой ориентации? Прости, друг, тут уже не до этого было.
  - Ты ещё в своё логово затащи, - Мисаки всё же немного пришла в себя и вытянула в сторону Сейке пульт. - Кстати, похоже, на нём защиты нет. Сейчас, дайте мне чуть побольше времени...
  - Никто не торопит, - прокряхтела Мисака, тоже более-менее поднимаясь. - Кто за то, что эта наша драка практически провал?
  Все красноречиво промолчали, занимаясь ранами друг друга и обездвиживая павших врагов.
  Серья опустила залеченную руку и только раскрыла было рот, как Канзаки аккуратно положила руку ей на голову.
  - Я бы очень хотела подробностей о том, что ты передавала им информацию о нас, - тихо сказала она, и это была тишина надвигающейся грозы.
  
  Нокан ударил первым - два белых луча вырвались из рюкзака на холке и потянулись в сторону Нефтиды. Однако богиня мгновенно исчезла.
  Вместе с ней исчезли пол и потолок - Тома, рванув было к Акселератору, обнаружил себя мотающимся прямо в воздухе. А когда всё же рухнул, то рухнул на мигающую красным огоньком дверь. Пространство сместилось и перетасовалось карточным домиком, а затем наполнилось белыми бинтами.
  Нефтида парила в центре огромного лазурного треугольника, в которого превратились только что ровные коридоры базы, и что-то вспыхивало синими искрами неподалёку от неё, приковывая загоревшийся оранжево-голубым взгляд богини.
  Да уж... ослабла, но исключительно по меркам Магического Бога.
  Тома встал - и вновь полетел в пустоту, когда пространство начало сворачиваться. Он рухнул на ещё одну дверь, и отсюда приметил Акселератора как раз в момент, когда тот стукнул костылём по стене коридора, на которой стоял параллельно полу. От удара словно бы прошла рябь, и эспер рухнул на пол, но там ещё раз ударил костылём - ещё одна рябь, исправляющая перекосившийся коридор рядом с ним.
  Над ними прямо из ниоткуда вылетел Нокан, на реактивных двигателях, также вылезших из слишком маленького для них рюкзака. От него тоже расходилась рябь, но теперь куда мощнее, и коридоры из переплетения, напоминающего картины Эшера, со скрипом распрямлялись в привычное состояние.
  Бинты Нефтиды зашевелились, и те коридоры, что ещё не успели разогнуться, ещё яростнее вгрызлись друг в друга. На глазах Томы дверь, рядом с которой плясали синие искры, вползла в другую, исчезла внутри неё - а затем громкий треск разодрал воздух вместе с голубой вспышкой.
  - Вы неплохо подготовились, - заметила Нефтида, медленно планируя в центре гигантского буйства свёртывающегося пространства. - Но и я тоже.
  Механические руки Нокана распахнули рюкзак - и десятки мелких штрихов рванули к Нефтиде. Та повела рукой, открывая багровую воронку воющих ветров, поглотивших атаку - и тут же из рюкзака выскочили гигантские свёрла, но потянулись не к богине, а по разные стороны от пса. Вытянувшись, они засверлили казалось бы пустое пространство, и от этого пошёл такой звон и дребезжание, что Тома резко закрыл уши. Акселератор, успевший выправить коридор, тоже - а у Нефтиды задрожал сам облик богини, словно угодив в облако неких помех. Она подняла руку, и пространство вновь пошло складками, ещё одна голубая вспышка резанула глаза.
  Когда Тома наконец проморгался, то с удивлением обнаружил себя посреди абсолютно обычного коридора. Нокан и Нефтида вместе с искривлением реальности исчезли, однако пол слегка подрагивал - похоже, их битва просто переместилась подальше от...
  От них.
  Акселератор тоже стоял посреди коридора и тоже моргал, однако уже поднял голову и смотрел на Тому. Они так стояли несколько секунд, абсолютно молча уставившись друг на друга и даже перестав моргать.
  А затем костыль стукнул по полу - и тот разверзся рваной пастью. Но ещё до её открытия Тома рванул вперёд, костюм освободил его правую руку, занесённую для удара. Акселератор врезал по ближайшей стене, и та выбросила огрызки металла в Тому, но тот увернулся и как следует размахнулся. Атака прошла мимо - эспер отшатнулся и движением костыля закрутил вихрь, приложивший Тому огромным молотом.
  В сравнении с пытками вновь зашевелившейся в кармане Отинус детские шалости. Акселератору же удар наверняка казался мощным, и он растерялся, когда противник рванул к нему на всё той же скорости. И на этот раз кулак врезался альбиносу в переносицу, уже тот отшатнулся - зарычал и с красными от ярости глазами ударил в ответ. Сам удар оказался слабым, сила Акселератор не успела вернуться, так что Тома удержался на ногах и атаковал ещё раз. Он бил вновь и вновь, Акселератор отвечал, но очень слабо и сильнейший эспер отступал, как в тот первый их бой. И если всё пойдёт точно так же...
  Акселератор взревел, ударил костылём об пол и отпрыгнул. Чёрный вихрь крылом выскользнул из-за его спины, обхватил Тому, швырнул прямо в стену. Тот остался на ногах - и успел отдёрнуться, когда ещё один вихрь ударил рядом с головой, оставив жуткую вмятину. Акселератор продолжал отступать, но теперь оставляя пространство, и теперь сразу четыре вихря вылезли у него из-за спины, со злобным воем готовясь уничтожить любого.
  Тома сжал кулаки и вновь бросился в бой, вихри ему навстречу. За секунду до столкновения он выбросил вперёд правую руку, те ударились в неё, дрогнули - и разом растаяли. Тома не замедлился ни на мгновение, метнулся к совсем ошеломлённому таким поворотом Акселератору и ударил уже изо всех сил. От замаха он не удержался и рухнул на пол, но и сильнейший эспер не просто свалился, но проехал несколько метров.
  И остался лежать, раскинув руки. Костыль выпал в полёте и теперь бесполезно поблескивал на полу. Тома встал, всё ещё ощущая боль, с трудом восстанавливая дыхание и здравые мысли.
  Получается, два-один. По соглашению компьютерных игр победа за ним. Вот только Акселератор словно бы поддавался - не то что ударов, прикосновений хватило бы для победы, однако он не воспользовался этим. И явно должен быть быстрее. Тогда... полтора-полтора? Вполне справедливо. Тома заковылял к противнику, который слабо шевелился, но встать пока что не желал. Взял левой рукой костыль и опёрся на него, скособочено, но довольно.
  - Не наглей там, герой, - донеслось от лежащего тела.
  - Ох, дай мне пару минут, раз уж так приложил, - выдохнул Тома, чувствуя огромное неуместное желание рассмеяться. Мгновенно пропавшее, когда Акселератор тихо произнёс:
  - Получается, надежды для них больше нет?
  Тома не сразу дал ответ - постоял, собрался с ещё одной долей здравых мыслей и только затем произнёс:
  - Я всё-таки поговорю с Етцу. Даже если она сама не сможет, то вдруг укажет верный путь. И много с кем поговорю. Я и в самом деле просто выпустил из виду, потому что... да не, не потому что, просто выпустил из виду. Так что теперь... - он закашлялся, но смысла продолжать фразу не было.
  - Мне действительно не улыбается пускать эту дрянь внутри них, даже будь это не шоггот, - прохрипел Акселератор, продолжая лежать. - И тем более привлекать сюда ещё больше дряни. Но иначе я бы себя не простил. И вообще, - у него даже нога дёрнулась. - Когда это злодей так просто соглашался с героем в сложном вопросе?
  - Акселератор, - вздохнул Тома. - В других местах кто-нибудь назвал бы тебя чунькой.
  - Чегооооо?! - теперь нога дёрнулась угрожающе, и Тома лишь хмыкнул.
  - Слушай, - он потянулся, и в спине что-то хрустнуло. Больничная палата ждёт, когда вообще было иначе. - Может, договоримся на боевой ничье, или спортивной, или как там её лучше называть и закончим с этим? А то чуть ли не каждый раз, как встречаемся, думаем о том, набьём друг другу морды или нет.
  - Говори за себя, герой. Но согласен, мне уже до чёртиков надоело с тобой возиться.
  - Вот и славно, - Тома наконец нормально выпрямился и отпустил костыль; тот рухнул на Акселератора, вызвав ещё одно дёрганье ноги. - Тогда начнём сразу? Мне надо освободить Патрицию, а впереди ещё неизвестно что. Мы подозреваем, что Генсей к этому всему причастен, но мне одному с ним встречаться, особенно... айййй... - теперь хрустнуло плечо.
  - Генсей? - Акселератор нащупал костыль и сам начал медленно вставать. - Он же мёртв.
  - Долго объяснять, но скорее всего нет.
  - Просто замечательно. Ладно, мне тоже надо освободить одну из девочек... то есть не совсем из них, но... - он тоже сморщился, пока вставал. - Короче, идём. Прикончим Генсея и разнесём тут всё.
  
  По пути к Томе пришла одна идея, он коснулся слегка пошевелившуюся в кармане Отинус, но не стал заводить разговор. Он тут вообще не разбирается, это надо к другим людям, а те пока что недоступны.
  Акселератор тоже не видел темы обсуждать, и шли они в относительной тишине. Относительной, потому что со стороны потолка что-то поскрипывало, а когда Тома взглянул на интерактивную карту, то подумал сначала, что та в согласии с неудачей вышла из строя. Треть базы предстала движущимся смазанным пятном, часть обозначений исчезла, а точки GEKOTA стояли на месте. Он попробовал связаться с ними, но услышал лишь гул помех.
  Скорее всего карта в порядке, просто Нокан и Нефтида развеселились не на шутку. Но пока пятно висело в стороне от всех точек людей, и хорошо бы так осталось.
  Фройляйн Кройтун, кстати, исчезла столь же внезапно, как и появилась.
  - Эй, идёт кто-то, - Акселератор опустил костыль и застыл, нахмурившись. Тома слегка отошёл за него, готовый атаковать. Вскоре и он услышал торопливые шаги, даже словно бы бегущие. Для всамделишных хозяев базы слишком шумно...
  Девушка в белом плаще выскочила из-за поворота развилки, взвизгнула, встала в боевую стойку - и застыла, уставившись на Акселератора. Тома нахмурился, размышляя, кто именно перед ним, но тут же услышал знакомый голос:
  - Куроёри, что там? - и светловолосый парень с массивным рюкзаком остановился рядом, тяжело дыша.
  - Хамазура? - Тома сначала удивился, а затем испугался и шагнул к нему. - А где остальные?
  - О, привет, - тот даже выдавил из себя улыбку. - Без понятия, я просто шагал и они исчезли. Сейчас вот ищем.
  - А, похоже, вы тоже на разные этажи переместились, - Тома вздохнул с облегчением. Конечно, ему кто только не говорил про негодяйство ITEM - и сам понимал - но если бы они погибли, да ещё и не выполнив задачу...
  - Я тоже надеюсь, - также вздохнул Хамазура. - Мы, наверное, всё же зря затащили сюда Такицубо, но Мугино настояла.
  - Зачем? - Тома зашагал вперёд, перпендикулярно его курсу, и парень с рюкзаком зашагал рядом. - Я думал, что она её оставит.
  - Не знаю, но поди разбери Мугино, она после ухода Френды какая-то не своя стала... мне кажется, - испуганно добавил Хамазура, оглядываясь на Куроёри. Та вместе с Акселератором одинаково мрачно последовала за ними. - Но я даже не знаю, что мы тут делать намерены. Не подскажешь?
  - Прости... - Тома остановился, а затем осмотрелся.
  Он не сразу узнал это место, но обрушившийся неподалёку потолок и торчащие вдалеке остатки стальной двери подсказали, а память обрисовала остальное.
  Именно за этой дверью держали Ласт Ордер, именно здесь произошло последнее сражение с Интри и именно здесь тот погиб от рук Акселератора. Эспер тоже слегка шевелил головой, вряд ли подвергаясь хоть капле ностальгии, но явно узнавая место.
  Что ж, если одна высказанная при обсуждении теория окажется верной...
  - Думаю, нам туда, - Тома указал на остатки двери и зашагал к ним. Все поспешили следом; Акселератор обогнал его и встал перед дверью первым, застряв на секунду.
  Затем дёрнул головой и зашёл внутрь.
  Помещение то ли прибавило в площади, то ли всегда было таким, но казалось меньше из-за устройства с Ласт Ордер. Сейчас от тех щупалец кабелей не осталось и следа, обстановка превратилась в уютную, с ноутбуком на одном столе и несколькими приборами на другом. У стены приткнулся мягкий диванчик с накинутым одеялом, словно предназначенный для сна, а рядом кофейный столик на одного человека.
  Черноволосая молодая девушка в белом халате встала из-за ноутбука и улыбнулась так, словно увидела дорогих гостей.
  - Сегодня прямо день долгожданных встреч, не так ли, Камидзе Тома? - радостно прощебетала она. - Меня зовут Кихара Юитцу. Я, конечно, очень скромная учёная, но всё равно рада вас видеть...
  - Кихара Юитцу, - задумчиво сказал Тома, встав посреди комнаты. - Одна из так называемого костяка Кихар, отличающихся так или иначе даже среди своих. При этом единственная, кто не подверг себя никакой операции по вживлению сил эспера.
  - Рансу тоже не подвергался, - спокойно кивнула та, не убавив живости. - Просто его изыскания были более практическими, чем мои. А так да, и потому я тут на правах пешки, которую сметут в одно мгновение. Чаю?
  - Нет, спасибо, - Тома взглянул на Хамазуру, опустившего рюкзак и устало прислонившегося к нему. - Я предпочту задать пару вопросов.
  - Пару? - Юитцу аж вышла из-за стола. - Честно говоря, при таком контроле над Кихарой многие задали бы куда больше пары вопросов. Вы упускаете шанс, Камидзе Тома. Можно мне звать вас просто Тома?
  - Зовите как хотите. Но я боюсь, что пока мы задаём больше пары вопросов, то всё здесь будет сметено, - эмбиент подрагивающего потолка всё ещё не унимался.
  - О, да, - Юитцу понимающе посмотрела наверх. - Хотя я думаю, что Нокан-сенсей справится. Он, знаете ли, в теории мог победить Отинус вместо вас, просто... не захотел.
  На мгновение её улыбка дёрнулась, и Тома занёс себе в память ещё одну зарубку.
  - Тогда не будем медлить, - он шагнул к девушке. - Вопрос первый: где Патриция Бёрдвэй? Или, если вам неважно имя, заражённая шогготом девочка?
  - Это не заражение, а симбиотический процесс, - поправила та, продолжая улыбаться. - Но Акселератор, разве Нокан-сенсей не договорился с вами о защите шоггота?
  - Планы изменились, - только и отозвался тот.
  - Ох, ну как всегда, - горестно выдохнула Юитцу. - Я отведу вас к ней, хорошо. Второй вопрос по пути решим?
  - Сейчас, - Тома сделал ещё шаг вперёд. - Юитцу, где Кихара Генсей?
  Он напряжённо всматривался в лицо девушки, жалея, что рядом нет Мисаки или Серьи. Предполагалось, что допрос Юитцу будет идти с ними, так что сейчас оставалось довериться лишь своему чутью.
  И оно молчало, когда девушка удивлённо подняла брови и ответила:
  - Лежит в своей могиле.
  
  Они вновь двинулись в путь - Хамазура с тихими проклятиями, так как тащить рюкзак мог лишь он, а оставлять было нельзя. Юитцу шагала впереди абсолютно уверенно, и Томе оставалось лишь смотреть ей в спину.
  И Серья, и Мисаки подчёркивали - она, возможно, самая хитрая из всех Кихар. Верить нельзя ни в коем случае. Однако сейчас оставалось лишь верить. Отметки Патриции на карте не было даже приблизительной, а Акселератор видел её только наверху, без Юитцу блуждать по базе можно было часами.
  Они свернули в одну из дверей: Юитцу дала сначала пройти Акселератору, затем зашла сама и Тома следом. Они очутились на стальных мостках, ведущих к массивной двери, он поглядел вниз и на мгновение лишился дара речи.
  Под их ногами в толще скалы раскинулся целый комплекс, по которому сновали множество фигурок в белых халатах. Кажущиеся жилыми здания чередовались со сферами и вытянутыми многоугольниками, сияющими серебряной научной гордостью. Множество разноцветных огней мелькали сонными светлячками, какие-то перемещались, какие-то оставались неподвижными, какие-то следовали за людьми. Сверху всё это казалось подземным городом трудолюбивых гномов, и Тома сглотнул, будто лишь сейчас осознав, насколько далеко они ушли от поверхности земли. Академия-сити стремился не только ввысь небоскрёбами, но и вглубь такой вот базой, стараясь не упускать ни одну из возможностей заявить о себе необычайными достижениями - даже скрытыми от всех огромной толщей земли.
  Как же они собрали тут столько людей...
  - Нас, Кихар, невероятно много, - пробормотала Юитцу, вставшая рядом с ним и тоже вглядевшаяся в картину светящегося научного комплекса. - И город без нас ничто.
  Томе не понравился её взгляд - остекленевший на мгновение, мигом убравший все эмоции с живого лица. Но когда Юитцу повернулась к нему, то вновь держала милую улыбку.
  - Идёмте, нам не вниз, к счастью, - она зашагала к двери, и все следом за ней.
  Но уже через пару шагов рядом открылся портал, и оттуда выскочила девушка. Другие порталы засияли рядом, и из них тоже выскочили девушки, мигом нацелившие на всех оружие. Томе шею защекотало что-то острое, но его куда больше заинтересовал вид спереди.
  В Академия-сити крутилось аниме про девочку-волшебницу Канамин, что сражалась с охотниками на ведьм из католической церкви. Индекс только вчера его смотрела, вместе с Ицувой (потом смущённо говорящей, что ей совсем не нравится глядеть на то, как из католиков вышибают дурь). И девушка перед его глазами была точной копией синеглазой Канамин, с двумя светло-каштановыми короткими косичками, в сине-белом наряде с короткой юбкой и обязательными белыми гольфиками. А также "волшебной палочкой" - бело-розовой оглоблей выше её ростом, смахивающей на инопланетный цветок.
  - Мы схватили всех! - и эту оглоблю девушка подняла без труда, наставив её на ошеломлённую Юитцу. - Можно атаковать Магического Бога, Камисато-сан!
  Тома нахмурил лоб, а ещё один открывшийся портал пропустил сквозь себя Камисато Какеру.
  Тот встал на стальной мостик, посмотрел на толпу, увидел Тому с едва ли не весело посматривающим вокруг себя Акселератором - и шагнул обратно. Девушки как одна вздрогнули, щекотание шеи исчезло, а порталы поглотили всех, включая девочку-волшебницу.
  - Предупреждая вопросы: я сама в ахуе, - весело сообщила Юитцу, когда странная сцена закончилась. Тома огляделся: Хамазура и Куроёри совершенно не понимали, что происходит, а Акселератор отчего-то тыкал костылём воздух на месте закрытого портала. Похоже, тыканье не приносило пользы.
  - Что-то произошло? - воздух сгустился, и на площадку ступил Нокан. Отчётливо уставший, обе торчащие из рюкзака руки покорёжены, но сам не пострадал.
  - А, случайные гости заглянули. Вы как, Нокан-сенсей? - Юитцу мигом подбежала к нему.
  - Я в порядке, а вот Нефтида нас больше не побеспокоит, - пёс повернулся к остальным. - Акселератор, вы...
  - Прости, но к чёрту договорённости, - отозвался тот, опустив костыль. - Найдём что-нибудь другое, а так эта гадость ещё сожрёт девочек.
  - Я понимаю, что вы мне не верите из-за репутации Кихар, - пёс устало заскулил. - Но уверяю, никакого вторжения Ктулху и прочих ужасов, что она расписывала, не произойдёт. А поскольку я не могу отдать вам Патрицию, то...
  Механические руки заволновались, и Тома вздохнул. Драться с Ноканом не было никакого желания - особенно если он действительно победил Магического Бога - но выхода не оставалось.
  Точнее, выход был, но шёл запасным планом. И берёгся как раз на случай, если Нефтида не сможет ничего поделать с шогготом.
  - Нокан, может, тогда поторгуемся? - тихо сказал он. - Какие-то уступки в обмен на Патрицию.
  Пёс взглянул на него, и руки перестали шевелиться. Тома подумал было, что это хороший знак, но затем Нокан спокойно произнёс:
  - Человеческие тела уязвимы, Камидзе Тома. Уязвимы к радиации, к перегрузкам, к составу воздуха, к качеству воды, к очень многим вещам. А поскольку мы обречены жить в мире разрушенной экологии и предназначены вырваться к звёздам, то нам необходимо как-то улучшать наши тела. Это вопрос выживания человечества. Довериться магии и эсперам нельзя, они слишком немногочисленны, а силы действуют слишком выборочно, мы не можем как следует полагаться даже на Второго и его Тёмную Материю. Нужно искать какой-то другой путь, и шоггот может стать этим путём. Симбионт, позволяющий выжить в кошмарных ситуациях, не требующий особых условий, способный переноситься даже ребенком. Вы предлагаете поторговаться, Камидзе Тома? В таком случае ваше предложение должно быть полноценной работающей альтернативой. Иначе я вынужден отказать.
  Да уж, ситуация. Тома грустно подумал, что в очередной раз словно выступает против хороших парней. Он в противостоянии с Отинус предал человечество, а Нокан наоборот - желает его спасти, ради чего сразился с Магическим Богом по-настоящему и победил как полагается. А самое главное - нельзя взять и поменять сторону, это не противостояние Амакуса с монахинями.
  Придётся сражаться с Ноканом. И Юитцу, если её стоит учитывать - Тома предпочитал заранее учитывать. Даже если Акселератор, Хамазура и Куроёри поддержат...
  Впрочем, не только они. Запасной план так запасной план. В нынешней ситуации, похоже, даже второй запасной.
  - У меня есть альтернативное предложение, Нокан, - сказал он, опустив левую руку в карман костюма и медленно вынув оттуда Отинус. Пёс и Юитцу взглянули на крохотную фигурку спокойно, а вот Акселератор подобрался и сжал костыль.
  - И в чём оно? - Нокан наклонил голову, издали обнюхивая Отинус. - Она ведь потеряла все силы, насколько нам известно.
  - Да, - согласился Тома. - Все до последней капли. И потому бесполезна.
  С этими словами он размахнулся и изо всех сил швырнул Отинус на сталь мостика.
  Та рухнула и мгновенно переломилась надвое, никто не успел и слова сказать.
  Но из ран потекла не кровь. Белые нити рванули с невероятной скоростью, очертили под Ноканом с Юитцу круги - и оба совершенно безмолвно рухнули вниз, равно как и весь мостик.
  - Бежим! - Тома помчался к двери, до которой нити также добрались и превратили в металлическую пыль. Акселератор, Хамазура и Куроёри помчались следом, нити поддержали секции моста для них, а затем швырнули их в сторону города. Фигура Кайкине Тейтоку, всё это время притворявшегося Отинус, медленно сформировалась из белого кружения, и распахнувшиеся крылья ударили в стену, мгновенно слившись с ней.
  
  - Тома освободил Кайкине! - доложила Ицува в костюм, когда перед её глазами замигало сообщение. - Запускаем!
  Мисаки аккуратно приложила чёрный надутый шарик к стене коридора и замерла, глядя на выскочившие перед глазами данные.
  - Похоже, Мугино ещё не на месте! - крикнула она остальным. - Синхронизации нет!
  
  - Мугино, я нашла! - Кинухата от скорости даже про любимую приставку забыла.
  - Да бегу я, бегу! Хватай лучше Такицубо, она уже из сил выбивается! - рявкнула женщина, заскакивая в помещение со включёнными компьютерами, подсоединёнными к огромным металлическим цилиндрам. Она мгновенно прижала к моноблоку одного из них небольшую коробочку, подождала пару секунд и кинулась к следующему, сильно ругаясь.
  
  Вылетевший снизу Нокан с сидящей на нём Юитцу не стал рассуждать, а сразу испепелил Кайкине пушкой белого света. Затем сразу повернулся к двери - и тут из всё ещё плавающих в воздухе белых нитей сформировались сразу два улыбающихся чёрной извилиной рта эспера.
  Нокан зарычал впервые на памяти испуганной Юитцу.
  
  - Есть синхронизация! Пошло! - Етцу тоже оставила устройство и помчалась к застывшим от напряжения девушкам. - Теперь делаем ноги! Мисаки, извини, но тебя несу на руках!
  
  - Они что, всерьёз надеются отравить всю базу? - недоумённо спросила Я-кун, кидая Рансу ещё две пробирки.
  - Не отравить, а усыпить, - буркнул тот, вкладывая их в подключённый к компьютеру стенд. - Юитцу была права всё-таки, опять. Ну да ничего, наша смесь их как раз отравит. Даже одной желудок вывернем - уже плюс.
  - Для меня честь работать с таким выдающимся химиком, - глаза девушки аж засияли, и Рансу слегка покраснел.
  - Да чего уж там... - пробормотал он, набирая команды на клавиатуре. Компьютер же отозвался красным миганием и воем.
  - Что? - Рансу аж подпрыгнул и уставился на экран. - Что ты мне дала?
  - Значит, всё-таки Юитцу про тебя знает, - удовлетворённо сказала Я-кун, перевоплощаясь в Аогами. - Вопросов больше не имею.
  И он вырубил блондина одним ударом, после чего наклонился к компьютеру и стал набирать уже свою команду.
  
  Дверной проём засветился серебряным, но Тома уже не обращал на это внимания. Всех четверых привлекло огромное устройство посреди комнаты с двумя капсулами. В правой лежала девушка, похожая на подросшую Мисаку, и Акселератор уже склонился над ней. А слева, соединённая с той вереницей белых шлангов...
  Патриция очень смахивала на сестру по крайней мере внешне, столь же белокурыми волосами и хрупким телосложением. Только одета была в чёрное, нечто наподобие специального экспериментального костюма с продольными красно-жёлтыми полосами от ног до шеи. И похоже, цвет подобрали не просто так: от её правой руки по дну капсулы расползлась чёрная жижа, также вспыхивающая случайными красно-жёлтыми пятнами.
  Эти пятна были единственным признаком активности: и Патриция, и шоггот будто дремали, отгороженные от всего мира невероятно прочным стеклом.
  - Разбивать не рекомендуется, - пробормотал Тома, когда Акселератор прикоснулся к такому же стеклу у другой капсулы.
  - Думаю, её ещё не успели заразить, - отозвался тот. - Я только сегодня привёл, почти сразу перед вашим вторжением. Её не так жалко, как остальных...
  Слова не убедили Тому - Акселератор то и дело посматривал на девушку, а его пальцы трогали стекло, готовясь разрушить его в любую секунду. Но сейчас это неважно.
  Главный план - от шоггота избавляется Нефтида. Запасной план - это проделывает Кайкине Тейтоку, основываясь на том, что в состав монстра входит Тёмная Энергия. Запасной план запасного плана - шоггот сверхъестественен, и потому уязвим перед Разрушителем Барьеров. Даже вселиться в Тому не сможет.
  Он поглядел на Хамазуру, продолжавшего невесть зачем тащить рюкзак, и мрачно оглядывающуюся Куроёри. Сейчас, конечно, толку от них... Если Нокан сюда прорвётся - пока из-за серебряного свечения не доносилось ни звука - то даже закрыть своими телами не смогут. А если шоггот вырвется на свободу, то как бы не посчитал лучшим вместилищем. Но отправить обратно на базу нельзя, усыпляющее средство, полученное совместными усилиями Мисаки, Етцу, Гекоты-сенсея и Мугино, накроет их точно. Хотя...
  Если его запустили. По времени уже должны были, но всё-таки мало ли что. Они, конечно, прикрывали друг друга: GEKOTA устанавливала приборчики в разных местах, имеющих выход к общей паутине воздухопровода, ITEM добирались до ответственного за его работу компьютера и активировала заслонки, выпускающие газ в коридор, клон Етцу разбирался с возможным вмешательством Рансу и заодно орудовал с альтернативных точек на случай провала одной из команд. А на самый крайний случай газ генерирует и направляет Кайкине, чьей изначальной целью был Нокан. Вчера весь день обсуждали и обрисовывали, ориентируясь во многом на в своё время полазавшую по базе Серью, и должно было получиться.
  Если бы Тома не потерялся сам, то так или иначе свернул бы отдельно. Только не один, а с кем-нибудь: предварительно Лейвинией, но зависело от обстановки. В идеале вообще проплутать по коридорам без цели, дабы неудаче не было на что влиять, но та решила по-своему.
  Итак... медлить некогда. Нокан победил Нефтиду, значит, пробьётся и сквозь Кайкине.
  
  - Нокан-сенсей, - тихо сказала Юитцу, склонившись к уху пса. - Простите меня, но не лучше ли отступить?
  Ситуация действительно выглядела нехорошо. Кайкине аки лернейская гидра раздваивался после каждой атаки, и сейчас в воздухе над научным городком носились уже десятка два издевательски хохочущих белых фигур.
  - В этом вопросе я не могу отступить, Юитцу, - ответил тот, пока одна из механических рук, скособочившись, нажимала уцелевшими пальцами что-то в рюкзаке. - Особенно если не было приказа. Вот, наконец-то...
  Рука выудила небольшой прямоугольник и сразу приклеила его к спине девушки.
  - Спускайся в сторону квадрата С-1, Юитцу. Прикажи всем уйти глубже под землю и сама уходи, возможно, что-нибудь обрушится на Основу. Я потом с тобой свяжусь.
  Возразить та не успела - пёс перевернулся, сбрасывая девушку со спины. Когда Юитцу после пары секунд падения открыла парашют, то Нокан активировал ракетные двигатели, до сих пор лишь мирно сопевшие, и рванул в сторону светящейся серебристым двери.
  Множество копий Кайкине кинулись ему наперерез.
  
  Акселератор всё же убрал стекло - без всяких осколков, то просто само в себе проделало дыру, сквозь которую он вытащил клона Мисаки.
  - Понесёшь? - обратился он к Хамазуре. Тот глянул на рюкзак, а затем со вздохом, смешавшим обречённость и облегчение, скинул тот и осторожно принял девушку.
  - Слушай, а если я... - Куроёри взялась за лямки рюкзака, подёргала - и сумела набросить на себя. - Эй, он не такой уж и тяжёлый!
  - Поноси несколько часов, потом и скажи, - Хамазура даже распрямился, держа клона как принцессу. Акселератор прикоснулся к стеклу Патриции, но вместо дыры ещё раз посмотрел на Тому.
  - Не беспокойся за меня, я справлюсь один, - тот даже улыбнулся. - Лучше их от газа защити.
  - Беспокоюсь? Я? - Акселератор сказал абсолютно возмущённо, и тем не менее ещё помедлил перед тем, как отдать команду. А когда отверстие на втором стекле начало расширяться, то вместе с Хамазурой и Куроёри отправился к другой, дальней двери.
  - Удачи! - крикнули они, уже открывая её, и Тома вновь улыбнулся. Удачи, ха. Самое бесполезное пожелание.
  Ни Патриция, ни шоггот не отреагировали на появившуюся дыру, тем самым облегчая задачу. Тома вновь освободил правую руку, готовясь коснуться светящейся массы...
  - Молодец, паренёк.
  Нефтида появилась сбоку от него, облокотившись об уже пустую капсулу. Она тяжело дышала, бинтов словно бы резко поубавилось в том числе на теле, свечение глаз потускнело.
  Но всё ещё жива.
  
  Сферы, появляющиеся вокруг Нокана, теперь не уничтожали Кайкине, а отталкивали его в сторону. Так что копий больше не появлялось, а белые нити, что те вонзали в блестящую поверхность сфер, беспомощно трепыхались.
  Пёс фактически освободил себе проход к помещению, успевшему засветиться серебряным не только в проёме, но и по всему периметру. Рука шмыгнула в рюкзак, готовя новое орудие...
  - Сидеть.
  Голос слышал только он - и замер в воздухе, даже обиженно заскулив.
  - Хороший мальчик. Но фу. Иди к хозяину.
  Нокан повисел ещё пару секунд, а затем резкой петлёй отправился наверх, в абсолютную тьму.
  
  - Я тебе многое не рассказала, если честно, - Нефтида, всё ещё держась за капсулу, сделала крохотный шажок. - Возможно, где-то и нарвала, сейчас не помню.
  - О чём вы? - Тома пока что не двигался с места.
  - Шоггот пожирает подкожный жир. Так что если его убрать, то уберётся и жир из человека. А это смерть, - Нефтида отцепилась от пустой капсулы лишь для того, чтобы вцепиться в капсулу с Патрицией. - А я промолчала, когда вы это обсуждали.
  - Почему? - Тома побледнел и уставился на всё ещё неподвижную массу. Если бы он сейчас растворил её, то Патриция умерла бы у него на руках.
  - Я думала, ты придёшь сюда с кем-то, у вас полно людей, способных минимум продержать её до операции, - Нефтида уцепилась за отверстие и застыла. - И не думала, что пёс так меня вымотает. Пришлось даже сымитировать смерть, ну да не впервой.
  Они немного постояли и посмотрели на Шоггота, а затем богиня вновь зашевелилась.
  - Арабские джинны у вас якобы три желания выполняют? - Нефтида говорила хрипло, но веселья у неё в голосе прибавилось. - Не советую проверять, если встретишься. И я не джинн, но воспользуюсь параллелями. Вместо трёх желаний - три совета. Прислушаешься к ним и, возможно, сумеешь даже победить.
  - Победить кого? - уставился на неё Тома, но богиня лишь улыбнулась.
  - Совет номер один, - она слегка выпрямилась, будто силы постепенно возвращались к ней. - Узнай, кто помог Лейвинии Бёрдвэй создать копию Гунгнира, и кто состоит у него в подчинении.
  - Но...
  - Совет номер два, - Нефтида не собиралась прерываться. - За всю историю лишь четверо людей сумели в прямом противостоянии одолеть Магического Бога. Ты - один из них. Найди остальных троих и объединись с ними, даже если будет невероятно противно.
  Троих? Сразу троих?
  - Совет номер три, - она вновь улыбнулась. - Когда Мисака Микото исчезнет, не ищи её и не спасай. Кто бы ни просил тебя придти ей на помощь - даже не вздумай.
  Теперь и мыслей не пришло. Отказаться идти на помощь Мисаке?
  Больше Нефтида ничего не сказала, только отодвинула Тому от отверстия и вновь уставилась на шоггота.
  - Тебя ведь стоит пожалеть, - прошептала она. - Дитя иного мира, очутившийся на чужой земле, забывший свою историю, свою гордость и свою личность. Для живущих здесь ты монстр, но мы оба знаем, насколько это эфемерно в срезах реальности...
  Смуглые руки погрузились в жижу, и та только сейчас заволновалась, попробовала обхватить женщину.
  - Увы, я должна закрыть проход между реальностями, потому что ваши концепты не должны просочиться сюда, в мой родной мир... но не бойтесь, вам распахнутся врата туда, где вы сможете славно повеселиться...
  Жижа полезла наверх по её телу, закрыла собой бинты, сгрудилась вокруг оранжево-голубых глаз. Она окончательно проснулась, активно зашевелилась, пятна цвета затанцевали с невероятной скоростью, и Тома прикрыл ладонью глаза, отступив к стене. Несколько минут ничего не происходило, а затем танец цветов замедлился, остановился, угас.
  Шоггот исчез, но Нефтида осталась, и её рука теперь лежала на теле тяжело дышащей во сне Патриции.
  - Сторожевой пёс очень славно потрепал меня, практически не оставил выбора, - опять зашептала она, сгорбившись и практически опёршись об девочку. - Но и так я думала сделать это... прощальный подарок богини, оплакивающей ушедших...
  Теперь она полностью легла на Патрицию, прижала голову к груди девочки. Бинты целиком опали, покрыв капсулу белоснежным снегом.
  Тома не понял, как она исчезла. Это словно бы длилось несколько секунд, воспринятых как одна. Богиня была тут, лежала на девочке - и растворилась тонкой паутинкой, влекомой ветром, вместе с бинтами.
  Сразу же Патриция зашевелилась, открыла глаза. Тома поспешил к ней, напряжённо всмотрелся - но девочка не выглядела умирающей, на щёки навернулся румянец, глаза заблестели. Она пошевелила руками и взглянула вниз.
  - А где шоггот? - спросила она, теперь шевеля и ногами.
  - Исчез, - ответил Тома, запоздало сообразив, что мнения Патриции никто из них не спросил, а Нокан мог убедить её в пользе чудовища. Однако девочка не показала возмущения, даже грустно улыбнулась.
  - У меня было такое чувство, что ему неудобно тут. Что он хочет домой, - она наконец села, и Тома помог ей вылезти из капсулы. - Это ведь моя сестра всё провернула?
  - Она в том числе, - подтвердил парень, и Патриция улыбнулась ещё ярче.
  - Лейвиния молодец. Я всегда знала, что она придёт и что ничего ей не сообщили. Как бы мы не ссорились, но друг друга не бросим. Она здесь?
  - Думаю, она достаточно далеко, - Тома сам не знал точно. - Я сейчас свяжусь с кем-нибудь и пойдём. Возможно, тебе придётся ещё поспать, так что я тебя понесу. Надеюсь, сам не засну.
  - Засни! - дальняя дверь отворилась, явив довольного Аогами. - Тогда наткнулись бы все на Тому, спящего в обнимку с только встреченной лолей! Я бы фотографий на всё нащёлкал!
  
  Никогда не связываться с пятыми уровнями.
  Хоть за них, хоть против - проблемы будут одинаковы. А она сейчас не просто связалась, но и согласилась разделить команду. В итоге Нару и Сейке побили, Я-кун вообще неизвестно где, а ей приходится бежать по пустым коридорам.
  Лидер даже не могла выбрать какой угодно путь, ибо большая часть базы оказалась покорёжена неизвестной силой. Тоже, по всей видимости, пятого уровня. Проклятые пятые уровни, нет бы напороться на четвёртого или третьего!
  А ещё лучше ни на кого не напороться.
  Лидер свернула в коридор и даже не вздрогнула, когда прошла сквозь червоточину. Падальщики хоть и доверились Кихарам, но пути отступления всё же изучили. Нет бы ещё изучить возможность отказаться на предложение разделиться, но их окружили таким почётом, спрашивали мнение, интересовались возможной тактикой...
  Лидер даже зарычала в маску. Ладно, спокойно, она выберется отсюда, а потом вернётся за девочками и Сейке. Газ их усыпит, а при удаче даже не попадутся. Если же и попадутся - Лидер поможет им сбежать. А если Я-кун догадается притвориться пострадавшей и тоже останется на свободе...
  Ну вот и выход. Прямо тупо люк наружу, осталось совсем немного. Лидер уцепилась за лестницу, быстро забралась по ней, отодвинула люк, выбралась наружу...
  И её сразу же толкнули на землю, надавили сверху, а на руках щёлкнули наручники. Лидер взвыла и торопливо сказала:
  - Подождите, я не с ними, я...
  - Увы, Изуми Рита, ваша связь с тёмной стороной давно подтверждена, - Лидер замерла, узнав скрипучий голос одной из соратницы Рейлган. Телепорт четвёртого уровня, едва ли не хуже пятиуровневого... - Это Правосудие, вы задержаны по подозрению в соучастии в похищении и укрывательстве Патриции Бёрдвэй. Напоминаю, что чистосердечное признание может уменьшить ваше наказание.
  Лидер ничего не ответила, и Куроко выпрямилась, вынув рацию.
  - Йомикава-сан, крысы побежали с корабля, - доложила она. - Думаю, можно приступать к уборке.
  
  - Да, учёный из меня никакой, - Тома сокрушённо почесал в затылке. - Даже не подумал о таком сразу, потом лишь в голову пришло.
  - Хотя бы пришло, я вот и вовсе не догадалась, - Етцу лишь развела руками. - Хотя скорее нет привычки помнить, что Кайкине Тейтоку теперь хороший парень.
  - Понимаю, - тот дрогнул чёрной расщелиной рта на белоснежном лице. - Придётся выправлять репутацию в том числе и так. Но сначала хотел бы узнать мнение Акселератора, думаю, я вряд ли для него милее шоггота.
  - Эй, не говори таких слов в присутствии способной яойно сшиппить, - хмыкнула Етцу; Кайкине внимательно посмотрел на неё, но ничего не сказал.
  - Я поговорю с Акселератором сам, - заверил их Тома. - Надеюсь, смогу ему объяснить. Потому как Нокан прав, тела Сестёр надо как-то укреплять и раз уж только вашей Тёмной Материей... должен понять.
  - Только сообщите мне сразу, хорошо? - Кайкине согласно повел плавающими по комнате нитями, исходящими из его спины очертаниями крыльев. - Связь опять через Кайби.
  И он медленно выплыл сквозь окно комнаты особняка, где они только что разговаривали, мгновенно исчезнув в подступающих сумерках.
  - Хотя он и добряк, но нам надо продумать что-нибудь анти-тёмно-матерчатое, - Етцу выглянула в окно, выходящее на небольшой пруд, не менее крохотный лес и возвышающуюся прямо за ними обширную стену, окружающую Академия-сити. - Чем больше линий защиты, тем лучше. Хотя враги, как показало сегодня, могут подобраться изнутри. Ну что, идём, Тома?
  - Ты иди и присмотри там, - парень уже открыл дверь. - А я навещу девочек, у меня есть разговор с Лейвинией.
  - А, ну хорошо, только не задерживайся! - и Етцу поспешила вдаль по коридору, пока Тома направлялся к лестнице. Отинус, просидевшая на плече всю беседу, встала и потянула его за ухо.
  - И всё-таки ты веришь Нефтиде, - заявила она, когда привлекла к себе внимание.
  - Не вижу причин не верить, - они пришли к выводу, что Нефтида ради спасения Патриции пожертвовала собой. Возможно, в варианте Магического Бога и не умерла полноценно, но всё равно пожертвовала. И, скорее всего, её последним словам стоило верить.
  А один из советов проверить прямо сейчас.
  К выделенной сёстрам комнате они подошли как раз в момент как Лейвиния закрывала дверь. Она замерла, увидав Отинус на плече Томы, но прежнего страха уже не было.
  - Как там Патриция? - спросил он сразу.
  - Решила немного подремать, - девочка слегка качнула белокурой головой. - Я поставила пару охранных заклинаний, да и вернусь скоро.
  - Хорошо, просто мне надо с тобой поговорить...
  - Сначала я, - Лейвиния, перебив, тут же глубоко поклонилась. - Прости, братик Тома, что столь преступно разочаровалась в тебе. Сделала только хуже и себе, и тебе, и, пожалуй, всему миру. Я... даже не заслужила твоей ответной доброты...
  Она неожиданно всхлипнула, и Тома сразу растерялся, не ожидая такого. Однако инициативу перехватила Отинус.
  - Он вышел против меня, и потому неудивительно, что проиграл, - она скрестила руки на груди, с плеча смотря вниз на Лейвинию. - И пусть это будет тебе уроком, человек. Прежде чем обвинять другого в поражении, оцени то, с чем ему пришлось столкнуться.
  Тома слегка опасливо смотрел на девочку, нутром понимая, что неудача вполне может занести его в эпицентр магического скандала. Однако Лейвиния сдержалась, утерла слёзы и прошептала:
  - Да. Вы абсолютно правы, Магический Бог Отинус, и я признаю свою вину. Братик Тома, если я могу что-то для тебя сделать...
  - Можешь. Мне нужно знать, кто помог тебе в создании копии Гунгнир.
  Лейвиния подняла голову с удивлённым взглядом - видимо, ожидала другого. Однако сразу же сориентировалась и ответила:
  - О, это...
  Её губы шевелились, но не слышалось ни звука. Тома нахмурился, посмотрел на Отинус - та качнула головой.
  - Прости, мы ничего не услышали. Можно ещё раз?
  Лейвиния ещё удивлённее повторила - и вновь ни звука. По их лицам она поняла, что опять ничего не услышали, подняла руку и прямо в воздухе начертила вертикальную фиолетовую линию.
  А в следующую секунду та вспыхнула ярким пламенем, набросившимся на девочку. Лейвиния неистово закричала, Тома бросился ей на выручку - но столь же мгновенно пламя утихло, словно его и не было, оставив обоих целыми и невредимыми. Лейвиния поглядела на Тому и вновь всхлипнула, от страха у неё аж зубы застучали.
  - Ладно, всё, - тот торопливо выставил вперёд руку. - Не говори. Обойдусь. Тебя сопроводить... э...
  Лейвиния мотнула головой, зачем-то ещё раз поклонилась и убежала в слезах. Патриция сразу приоткрыла дверь, вопросительно уставившись на него.
  - Всё в порядке, - махнул Тома; девочка улыбнулась, кивнула и вновь закрылась.
  - Хорошо, теперь я тоже поверю Нефтиде, - Отинус устала стоять и села, вцепившись в его шею. - Тома, рекомендовала бы обратить на это пристальное внимание. Похоже, оно важнее, чем кажется.
  - Список требующего пристального внимания уже, поди, из двадцати пунктов состоит, - устало выдохнул тот. - Если не больше. Пойдём с самым актуальным разберёмся, что ли.
  
  - Всё, я пришёл, - объявил Тома, заходя в гостиную. - Можно начинать и вот это уже никуда не годится.
  Он в несколько шагов пересёк комнату, взял Серью за плечи и поднял её с колен. Остальная GEKOTA, стоявшая вокруг той осуждающим полукругом, отпрянула.
  - Сначала разберёмся с делом, а потом уже всякие позорные сцены, - строго сказал им Тома. - Даже если Серья сообщала о нас Кихарам, это не повод устраивать всякое. С Лессар же мы не делаем ничего.
  - А? - вздрогнула та, нервно забив хвостом. - А я тут при чём?
  Тома поглядел на неё несколько секунд, после чего улыбнулся и сказал:
  - Думаю, надо кое-что уточнить. Лессар, мы все знаем, что ты шпионишь на Эризард.
  - Что? - хвост аж пропеллером закрутился. - Откуда? То есть, у вас нет доказательств! То есть... ох, ну блин...
  - Да это с первого дня было очевидно, - её понурый вид лишь развеселил Тому. - Тебя по всем законам требовалось судить, а вместо этого впихнули мне в статусе полезной красивой девушки. Ясно же, что перевербовали. А отказываться не видел смысла, и мне и Эризард так только спокойнее будет.
  - И вы все знали? - Лессар поглядела на остальных девушек, ни у кого не увидела изумления от неожиданной правды и осунулась. - А я так радовалась, что до сих пор нигде не спалилась, вся такая из себя хитрая прекрасная шпионка... ну вот... но я вас не предавала! Никогда! Про Отинус ничего не говорила! И вообще не хочу вас покидать!
  - Разумеется. Ладно, возвращаясь к нашим Кихарам... - Тома посмотрел на Серью, которую так и держал за плечи. - Сначала я хочу послушать тебя и твою версию.
  - Мою версию? - как-то безразлично ответила Серья. - Ну слушай. Я убила Кихару Генсея во время Второго Эпизода, обставив всё как нападение клонов. Я убила Кихару Рансу, втеревшись в доверие и вмонтировав в его одежду взрывное устройство, которое активировала в нужный момент. Я косвенно убила Кихару Биёри, поспособствовав её отправке в Багаж-сити, зная, что Кагун скрывается там и разрабатывал приёмы по контролю Тёмной Материи. В надежде убить сразу двух зайцев я заказала ITEM Кихару Юитцу и Кихару Эншу. И я передавала Кихарам и GEKOTA нужные данные так, чтобы устроить их встречу с последующей победой GEKOTA.
  Все слушали произносимые едва ли не монотонно признания в полной тишине, не веря своим ушам.
  - Зачем? - только и вымолвил Тома.
  - Зачем? - Серья криво усмехнулась. - Причина "потому что это Кихара" не устраивает? Ну тогда потому что Академия-сити должен завязывать с порочными научными практиками. Уничтожить тёмную сторону, а не претворять её едва ли не официальной организацией. Ты, Тома, и все мы действительно можем организовать аналог светлой стороны, а в таком случае главные сторонники тёмной должны либо примкнуть, либо умереть. А какие шансы, что хоть кто-то из Кихар присоединится к нам?
  - Но ты начала всё это ещё до того, как вся GEKOTA образовалась... - пробормотал Тома, не зная, что ещё сказать.
  - Да... я вначале не верила, что из этого получится толк, - теперь Серья погрустнела. - Была уверена, что твоя неудача обломает гарем из боевых красивых девушек. Но затем ты вернул себе память, начал собирать команду в целом, и я поняла, что есть определённый шанс. К Генсею заявилась едва ли не случайно, решила проверить, может ли он быть причастен ко всей заварушке, обнаружила полностью беззащитным... и дальше всё сформировалось само. А когда команда боевых красивых девушек образовалась, то у меня не осталось выхода. Я пообтиралась среди Кихар, сотрудничала с ними, приняла участие в их планах, и лишь утвердилась - они ни за что не присоединятся к нам. Не помогут строить светлую сторону. Так что приговор сами себе подписали.
  Тома отпустил её плечи и сейчас лишь молча глядел в чёрные глаза, сияющие бездонными провалами. Серья чуть смутилась от его взгляда, даже слегка отвернула голову, после чего спокойно сказала:
  - Академия-сити должен вести за собой мир. И процветать. А под руководством бандитской клоаки, пусть даже в белых халатах, он не сможет ни того, ни другого. Весь грех и всю ответственность за уничтожение этой клоаки я беру лишь на себя. Так что если захочешь меня осудить...
  - Нет.
  Тома покачал головой. Что бы ни сотворила Серья, это всё равно не сравнится с предательством человечества. И даже если он перенёс и продолжает переносить наказание, то всё равно не имеет права осуждать её. К тому же он помнит Серью давно, она чуть ли не подруга детства, и что-то подсказывало: в глубине души девушка мучается так же, как и он. Отчаянно не хочет всего этого - но оказывается единственной, кто может и соглашается справиться.
  - Я не собираюсь осуждать тебя, Серья. Я не знаю, как поступил бы на твоём месте, и потому не могу осуждать.
  Похоже, та удивилась - глаза слегка расширились, и взгляды вновь пересеклись. Теперь уже отвернулся Тома, заодно взглянув на остальных.
  Там уже имелись другие мнения: Мисаки стояла мрачнее тучи, на лице Канзаки читался откровенный ужас, да и среди остальных особой поддержки не чувствовалось.
  - Я не могу вам приказать, - обратился он ко всем. - Но я прошу не осуждать Серью. Сегодня мы помогли Нефтиде спасти Патрицию, уничтожить шоггота и закрыть порождениям Лавкрафта проход в наш мир. Без Серьи не получилось бы столь чётко и выигрышно. И я уверен: что бы ни произошло, но она всегда будет на нашей стороне.
  Теперь девушки смутились, задумались. Тома посмотрел на Серью, отчего-то опустившую голову, и опять сказал прямо ей:
  - Я не против создать так называемую светлую сторону и убрать тёмную. Никто не против. Но над этим надо работать сообща, а не прикрываться всякими планами и тем более не обманывать. Особенно... раз не всегда выходит, если уж честно.
  Серья дёрнулась, но ответить ей было нечем.
  Они не нашли Генсея на базе Интри. Ни единого следа. Сами Кихары были уверены, что он всё ещё мёртв. Возможно, имеет смысл проверить могилу, ибо вопрос оставался открытым.
  Биёри погибла во второй раз - Мугино заверяла в этом. А вот Рансу и Эншу сейчас ожидали в камере начала суда. Пока тот ещё состоится...
  Юитцу куда-то исчезла. Нокан тем более. Вход в подземный научный комплекс оказался скрыт огромной червоточиной по всему периметру, даже Кайкине не смог пробраться.
  Они победили, но не до конца. И у врага оставалось немало возможностей для реванша.
  А у Томы поводов для головной боли.
  Вот, к примеру, завтра едва ли не с утра разбираться с одним из них.
  
  К счастью, когда Тома вместе с Цучимикадо и Аогами утром зашёл в класс, то Камисато Какеру подошёл сам. Также в сопровождении: Эльза и Клэр приклеились к бокам недобро зыркающими телохранителями.
  - Камидзе Тома, встретимся на крыше во время обеденного перерыва, - сказал он и сразу зашагал обратно к своему месту, девушки, обжигающе взглянув напоследок, как привязанные ушли следом. Парни переглянулись, а затем Тома кивнул.
  Цучимикадо и Аогами лишь пожали плечами, уйдя к своим партам.
  
  - Я понимаю тебя, Мисака-сан, - Конори Мии поправила круглые очки и нахмурила брови. - Но даже на такое не грех было бы получить разрешение.
  - Я тоже понимаю, Конори-сан, мне Куроко успела как следует разъяснить всё сегодня, - вздохнула Мисака, косясь на подругу, застывшую рядом с компьютером Уихару. - Но я не хочу, чтобы об этом знали по официальным каналам.
  - Хм? - брюнетка нахмурилась ещё сильнее. - А почему?
  - Потому что сообщники пойманных вчера преступников остались на свободе. И могут подсунуть обманку, уводя нас прочь от истины.
  - Ох, ещё недели не на службе, а как мы заговорили... - Конори тоже посмотрела на Куроко, зачем-то яростно тычущую в экран, а затем склонилась к Мисаке. - Но Мисака-сан, пусть и без разрешения, но оно должно быть запротоколировано.
  - Хорошо, Конори-сан, но я думаю, что после подтверждения уже неважно, узнает кто или нет, - согласно кивнула Мисака.
  
  На крышу они поднялись специально после Камисато - Аогами заодно купил всем покушать. Так что тому пришлось недолго подождать в компании всё так же застывших Эльзы и Клэр.
  - Что ж, я пришёл, - сказал Тома, подойдя поближе; Цучимикадо и Аогами слегка отстали, но на всякий случай напряглись. Камисато кивнул и тоже вышел вперёд своих. Они остановились в паре метров друг от друга и несколько секунд тщательно изучали собеседника.
  - Меня зовут Камисато Какеру, - тот почему-то начал с представления. - Я обычный японский школьник, но в моей правой руке находится устройство под названием "Отвержение мира". С его помощью после особых слов я могу стереть из мира всё, чего коснётся моя рука или её тень.
  Солнце стояло высоко, светило Камисато в глаза и тень уехала назад, в сторону девушек.
  - Я не знаю, как и почему я получил это устройство, - яркий свет не мешал Камисато смотреть прямо, даже слегка задрать подбородок. - Но я знаю, для чего оно предназначено. Уничтожить всех без исключения Магических Богов.
  - И скольких из них ты уничтожил? - спокойно спросил Тома.
  - Всех, за исключением двоих. Но Нефтида, по ощущениям этого устройства, погибла вчера. И остаётся всего один Магический Бог.
  Отинус, опять прячущаяся в капюшоне, пошевелилась, но Камисато этого не заметил. Он слегка опустил подбородок и теперь смотрел чуть исподлобья.
  - Камидзе Тома, я знаю, что вы сымитировали смерть Отинус и прячете её у себя. Но я не хочу конфликтов ни с вами, ни с вашим городом. И не хочу ничьих смертей. Поэтому прошу, позвольте мне уничтожить Отинус.
  - А если я не разрешу? - Тома продолжал говорить спокойно. Камисато слегка поколебался, а затем уже не высокопарно сказал:
  - Слушайте, я видел, слышал и знаю, что творили Магические Боги. И я не думаю, что такие существа должны жить в нашем мире. А раз я получил это устройство, то есть кто-то высший, считающий так же, и только я могу это сделать. И... - он замешкался со словами. - О вас говорят разное, Камидзе Тома, но большинство слухов оценивает вас как хорошего человека. И даже если у вас есть причина защищать Отинус, я прошу подумать о том, насколько рискованно для всего мира её присутствие.
  - Камисато, - Тома ещё раз взглянул на тень. - А вот если допустить, что Отинус по той или иной причине потеряла силы? Не может колдовать вообще и уж тем более угрожать миру? Что ты тогда скажешь?
  Тот помолчал несколько секунд, а затем с недоверием сказал:
  - Во-первых, я всё ещё чувствую её как Магического Бога. Во-вторых... это неважно. Потеряла она силы или нет, Отинус должна быть уничтожена.
  - Почему же тебе надо именно уничтожить Магических Богов? Только потому, что ты получил Отвержение Мира?
  - Я... - а вот сейчас Камисато замешкался всерьёз, даже оглянулся на своих девушек. - Это мои личные причины.
  Тома замолчал, внимательно разглядывая парня.
  Он прекрасно знал, что бы на его месте сделала Серья. Да что бы кто угодно сделал на его месте.
  Камисато сейчас очень близко. Позади отменный драчун Цучимикадо и пятиуровневый метаморф Аогами. Даже если Камисато держит в кулаке какую-то хитрость - а он держит, не может же быть таким глупым и явиться просто так - то всё равно его можно одолеть сразу. Избавиться и от очередной странной руки, и от её владельца, и от возникшей угрозы Отинус. Вот только...
  Если Разрушитель Барьеров перейдёт куда-то ещё после его смерти, то Отвержение Мира может сделать то же самое. И точно так же выбрать более опасный вариант.
  Плюс подобное... оно абсолютно разумно, но Тома чувствовал, что если нападёт и убьёт стоящего перед ним парня, или позволит убить, или отдаст приказ убить, то перейдёт черту. За которой лишь тьма. Он и так в последнее время выступал на минимум сомнительной стороне.
  А самое главное...
  "За всю историю лишь четверо людей сумели в прямом противостоянии одолеть Магического Бога".
  Тома один из них. Второй, бесспорно, Оллерус. И если сейчас прозвучала правда, то Камисато - третий из четырёх, и тогда...
  "Найди остальных троих и объединись с ними, даже если будет невероятно противно".
  К первому совету Нефтиды уже стоило прислушаться, значит, и к остальным тоже. Пусть даже их смысл неизвестен.
  - А если я откажусь, Камисато? Что тогда?
  - Я уже сказал, что не хочу ссориться с вами. Но выхода у меня не останется. Мир должен быть избавлен от Магических Богов.
  Он сам не знает, что делать. И боится. Неизвестно, кто и что ему наплёл про Тому, но почти наверняка приукрасил в разы. Что-нибудь вроде "в одиночку побил сотню тысяч магов". Боится - но намерен сражаться.
  Тома отступил, даже отвернулся, лишь бросив:
  - Удачи.
  И зашагал к месту у козырька, где они иногда устраивались. Все, включая его друзей, ошалело посмотрели вслед - но скоро оба нагнали его.
  Камисато не стал рисковать и вместе с девушками побыстрее ушёл. Тома сел, уставился на то, как Аогами расстилает скатерть и с мурлыканьем достаёт бенто, а затем спросил:
  - Кто что думает?
  - Я бы спутал его с главным персонажем супергеройского гаремника, - Аогами же и отозвался. - Такой, знаешь, абсолютно обычный парень с мощной штуковиной, окружённый толпой девушек и бьющий морды могущественным силам. Ни на кого не намекаю.
  - Да уж, - Тома слегка усмехнулся. - Цучимикадо?
  - Одно из двух, - тот уже раскрыл свою коробку и углубился в еду. - Парень либо дико неопытный, либо дико хитрый. Так вот приходить к своему противнику, раскладывать все карты, обещать на него напасть как-нибудь потом... он бы ещё на коленях умолял. Здесь всё либо слишком прозрачно, либо слишком нечисто.
  - И мы по старой традиции погружаемся во второе, - Томе сегодня обед делала Ицува, а это обещало вкуснятину вопреки неудаче.
  - Я прослежу за ним сегодня, - Аогами и вовсе давно набил рот. - Ты вчера сказал про десяток девушек, сегодня эти две, и почти наверняка не предел. Вряд ли он тоже держит особняк, так что даже интересно, где будет ютиться.
  - Почему вряд ли? - Тома удивлённо уставился на друга.
  - Ты что, давно не читал гаремной манги? Главные герои ютятся максимум в небольшом личном доме, и вынуждены держать там всех восьмерых девушек! И это максимум, его вполне могут и в съёмную квартиру запихать с тем же результатом! - Аогами аж размахался палочками, едва не ткнув Томе в глаз. - Не, наш Ками-второй не сидит в особняке. А вот где - сегодня и узнаю.
  - Ками-второй? - Цучимикадо тоже взглянул удивлённо.
  - Тома Ками-первый, потому что он уже добрался до женских прелестей, - Аогами набрал в рот ещё еды. - А этот парень вряд ли. Главный герой гаремной манги должен остаться девственником в лучшем случае до самого конца, даже если две голые девушки каждую ночь спят в его кровати. Закон жанра, рейтингов и всякого такого.
  - Да, но у нас-то тут жанра нет, - усмехнулся Тома, слегка отодвигаясь от брызг еды.
  - Во-первых, откуда ты знаешь, - хитро посмотрел на него Аогами. - Во-вторых, серьёзно, здесь всё соответствует сценарию. Самый обычный парень? Есть. Непонятно откуда взявшаяся суперсила? Есть. Вьющиеся рядом девушки всех подвидов? Есть. Враги разных уровней? Есть. Даже соперник, с которым чувствуешь много общего, есть! Да, это я про тебя, Тома! Ты тут правила немного порушил, но Ками-второй чётко им следует. Ставлю почку, он ещё не целовался даже.
  - Смех смехом, а оно и в самом деле странно, - Цучимикадо лишь качал головой. - Кто это такой мог дать ему столь мощное устройство? Да ещё и с требованием уничтожить всех Магических Богов?
  - Отинус, - Тома слегка отвернулся к плечу. - Есть мысли?
  - Пока нет, Тома. Я думаю. Но могу лишь сказать, что он не чует меня напрямую. Иначе бы как-то отреагировал.
  - Уже что-то, - если Камисато честен, то так или иначе сказал бы про Отинус в капюшоне. А если ведёт свою игру и хитрит...
  Развелось их немерено, этих хитрецов.
  - Слушай, Ками-первый...
  - Аогами, хватит.
  - Да чего обижаешься, всего лишь новая кличка, - отмахнулся тот. - Короче, мы вчера не очень здорово, но всё-таки победили. Как насчёт того, чтобы закатить вечеринку?
  - Вечеринку? - оба вновь с удивлением уставились на товарища.
  - Ага. Ну или бал, в масштабах особняка и статуса Мисаки. Пригласить всех кого сможем, установить и укрепить социальные связи, потанцевать, поесть, использовать комнаты наверху для укромных дел... да честно говоря, просто повеселиться. - Аогами кинул в рот ещё риса. - Я тупо хочу как следует оттянуться.
  Тома аж не нашёл что ответить. Тупо оттянуться...
  Иллюзия Интри пришла на ум. В ней они тоже устроили вечеринку, превратившуюся в массовое погребение. Картины обгоревших трупов друзей и любимых вновь заставили содрогнуться, однако губы сказали:
  - Хорошо, вечеринка так вечеринка.
  
  Мисаке нравилось работать в Правосудии. Это отлично прочищало голову и отвлекало от всяких проблем бытия, сочетающихся в вопросе "как ты дошла до жизни такой". Ловить преступников с пятиуровневой силой, заучивать правила с пятиуровневой памятью, ориентироваться в городе... Мисака даже чувствовала себя какой-то привилегированной.
  Но не сейчас, сейчас она посмотрела на могилу Химегами и поёжилась. Тома говорил, что сегодня опять сюда придёт, можно попроситься так или иначе остаться тут, дабы его встретить...
  Только не задержаться навсегда...
  Мисака вздрогнула и догнала Конори, которую сопровождала Сатен с рабочим планшетом. Они прошли ещё несколько рядов могил и наконец остановились перед табличкой на камне из стали, гласящей лишь "Кихара Генсей".
  Куратор проекта Сестёр. Один из главных среди Кихар. Видный учёный, вжививший в себя множество сил эсперов и теперь, возможно, восставший из мёртвых.
  Последнее сейчас проверим. Конори встала над могилой, поправила очки и взглянула на неё. Сатен и Мисака сделали шаг назад, дабы не помешать. Третьеуровневая сила босса позволяла видеть сквозь твёрдые предметы, и именно это она сейчас делала - сквозь толщу земли смотрела, что происходит в гробу Генсея.
  Наконец Конори кашлянула и сказала:
  - Сатен-сан, записывай, - та мигом коснулась планшета. - В гробу лежит лысый старик, одетый в белый халат, со скрещёнными на груди руками. Тело не подверглось разложению, однако гроб оборудован корректировщиком температуры и влажности, предназначенным для сохранения трупа. Дыхание не обнаружено. Движение тоже. Форма и цвет пигментарных пятен на голове соответствует посмертному описанию, а именно...
  Конори продолжала, но Мисака уже слушала вполуха. Главное прозвучало.
  Никто не выкапывал могилу с момента погребения. Никто не подбирался снизу, Конори только начала описывать, что земля под гробом не повреждена. Оставался шанс на идеально сделанную куклу, но Серья вчера сказала, что на такой случай полностью контролировала похороны и заверяла, что в гроб положили настоящее тело.
  Кихара Генсей по-прежнему мёртв.
  Они всё это время шли по ложному следу.
  
  После школы Аогами, как и обещал, помчался следом за Камисато, а Тома направился в сторону кладбища. И теперь Цучимикадо составил ему компанию.
  - Слушай, Тома, - заговорил он совсем невесело. - Если эта вечеринка всё-таки состоится, я думаю пригласить Фукиосе. Она сама не своя из-за Химегами.
  - Не уверен, что вечеринка её расшевелит, - Тома всмотрелся в расписание электричек, обожающее подводить его. Но сейчас вроде ничего не предвещало.
  - Да я тоже думаю, но заодно и как-нибудь растормошу её там, - друг встал на перроне, всматриваясь вдаль. - По идее можно было бы весь класс пригласить, да только с Химегами лишь Фукиосе и наше идиотское трио общалось нормально.
  - Наверное, можно и пригласить, я поговорю с Мисаки. Какую-то часть вечеринки выделим под воспоминания.
  - Да, можно так.
  В электричке они не болтали, зажатые народом и собственными мыслями, однако на свежем воздухе продолжили.
  - Хотя я думаю, что Фукиосе возмутится от самой идеи вечеринки, - Цучимикадо тоже натянул капюшон, но теперь прячась от внезапно холодного ветра. - Это мы согласились не превращаться в унылое царство, а ей наверняка покажется кощунственным.
  - Значит, я ей объясню, почему не считаю кощунственным.
  - Да я сам объясню. Не надо брать на себя все тяжёлые разговоры, Ками-ян, - Цучимикадо слегка развеселился, но вновь погрустнел, когда они добрались до кладбища.
  С последнего посещения не изменилось абсолютно ничего, разве что патруль Правосудия обходил могилы. На вокзале те тоже были, да и сама обстановка после вчерашней спецоперации оставалась нервной, так что Тома больше удивился появлению Мисаки. Та махнула ему, обратилась к сопровождающей брюнетке и, получив кивок разрешения, мигом подбежала.
  - Ладно, Ками-ян, я тогда к могиле подойду пока что, - вовремя сориентировался Цучимикадо; Тома поблагодарил и сам шагнул к Мисаке.
  - В гробу лежит Генсей, - мгновенно выпалила та. - Тело его, земля и гроб не повреждены. И, в общем-то...
  В общем-то, как они вчера предположили. Когда Мисаки в борьбе за контроль над Экстериором одолела Генсея, то замкнула всю его мозговую деятельность. Кихара фактически перешёл в вегетативное состояние, застрял между жизнью и смертью - и если Гунгнир и тут споткнулся на двойственности, то Отинус могла его не воскресить автоматом. Это всё ещё было лишь предположением, но сейчас, если тело Генсея действительно покоится в могиле...
  Может, они в самом деле изначально пошли по ложному пути. Слишком хорошо знали Генсея и его последствия, слишком перепугались, что тот взялся за старое.
  Хорошо бы так всё и осталось, одной проблемой меньше.
  - Ладно, тогда пока что успокоимся, - улыбнулся ей Тома. - Ты долго в патруле?
  - Да нет, мы тут фактически из принципа обходим. Попробую отпроситься у Конори-сан, подождёшь меня, если что?
  - Ага. И если не удастся, то и не настаивай.
  
  Удалось: Конори была более-менее в курсе её ситуации (как и, возможно, весь город), поэтому хмыкнула, огорошила заявлением о завтрашней проверке теории и дала добро.
  Пока Мисака разбиралась с ней, Тома успел постоять у могилы. Он никогда не говорил о том, что чувствует, за исключением одного из разговоров в первые дни, когда попросил остальных не впадать в апатию из-за Химегами и продолжать жить, помня о ней. Сам при этом выглядел так, будто апатия в нём уже прописалась, так что все согласились потормошить друг друга и не унывать.
  Стыдно признаваться, но вышло легче, чем казалось. Они все знали Химегами, но мало кто сумел хоть как-то узнать, и потому с её отсутствием даже свыклись. Только здесь, на кладбище, вновь приходило понимание - умерла одна из них, в ситуации, когда пострадать мог абсолютно любой, не повезло только ей.
  Так что Мисака кивнула уходящему Цучимикадо и тоже постояла, уставившись на могильную плиту. Её дополнительно грыз сам факт смерти, случившейся рядом, когда она не сумела ни предотвратить, ни защитить. Именно этим объясняла своё официальное вступление в Правосудие - попробовать всерьёз спасать людей заместо Химегами. Перед которой оставалось лишь молча извиниться.
  После небольшого молчания Тома повернулся к ней, улыбнулся и направился к воротам, Мисака поспешила следом. В этом скрывающем Отинус капюшоне он походил на какого-то бандита, но ей странным образом это нравилось. Хотя скольких уже бандитов поджарила как следует.
  - Етцу сказала, что не прочь закатить вечеринку по поводу избавления от шоггота, - сказал Тома, когда они вышли за пределы кладбища. - А Цучимикадо не прочь весь мой класс собрать.
  - О? - Мисака поправила сбившуюся повязку Правосудия. - Мисаки окаменеет от мысли о том, сколько народу будет топтать её ковры.
  - Да, я ей ещё не говорил, - Тома тоже развеселился от этой мысли, и Мисака искоса взглянула на него.
  Тогда на Гавайях и неоднократно после Тома прямо говорил: его девушка номер один Шокухо Мисаки, делайте с этим что угодно. Однако на деле нельзя сказать, чтобы он выделял её и вообще кого-то, словно пытаясь равно угодить всем. И, на взгляд Мисаки, удивительно справлялся: за любыми штучками вроде болтовни, внезапных обнимашек, какого-то совместного дела к нему можно было подойти без проблем, получив абсолютную помощь и обожание в ответ. Как-то поддевать остальных он тоже не стеснялся, включая Мисаки. Не говоря уже о том, что происходило по ночам.
  Тем не менее, Мисаку что-то тут беспокоило. Она сама не могла внятно объяснить, что. Не просто странность самой ситуации - тут уж давно привыкли - а что-то в самом Томе. Иногда ей чувствовалось, что он слишком устал, слишком напряжён, слишком неестественно на всё смотрит, и тогда она тянулась обнять его, краснеюще погладить, и Тома охотно откликался.
  Вот и сейчас взяла за руку, а тот нежно сжал, и они отправились обратно к электричке.
  
  - Вечеринка, - с бледным лицом сказала Мисаки, оглядывая столовую.
  - Ты же вроде говорила и даже намекала, что устраиваешь балы, - посмотрел на неё курсирующий из кухни к столу Тома.
  - Да, но там были все из круга Токивадай, с какими-нибудь залётными юношами, места всем хватало. А сейчас... даже без твоего класса человек двадцать точно будут. А уж с ним придётся две бальные комнаты организовать...
  - Я хочу своих из Амакуса пригласить, - высказалась Ицува, расставляя на стол тарелки. - Когда ещё повод будет.
  - Я тоже своих приглашу. Куроко, Уихару, Сатен, Мицуко, Конори... - начала перечислять Мисака.
  - Гунху не забудьте! - возбуждённо замахала Лессар. - Я давно с ним поболтать хочу, всё не удаётся!
  - ITEM, я так понимаю, мы тоже зовём? - глянула Етцу на Тому. - И Кайкине с Акселератором, раз уж надо их встречу устроить и полный комплект пятиуровневых?
  - А ещё и неудача Томы... - пробормотала Мисаки в пустоту. - Во сколько же это всё обойдётся... и платить придётся только мне, так? - она обвела взглядом стол, но все тут же сделали вид абсолютно бедных нахлебников.
  - Я могу кое-что оплатить, но думаю, что много не сумею, - Канзаки единственная из всех осталась честной. - Так что помогу с украшением дома. Мы тематическую вечеринку закатываем или просто так?
  - Тематическую! - аж подпрыгнула на стуле Етцу. - В стиле Ктулху! И тогда я смогу наконец-то применить тентакли...ай!
  Серья метнула ложку с такой силой, что угодила той в лоб и опрокинула на пол. Никто особо не отреагировал - все и так знали, что от ложки Шестой ничего не сделается.
  - Ну а почему нет, - Тома поставил тарелку перед мигом взявшейся за еду Индекс. - Без всяких тентаклей, разумеется, но маски там, музыка соответственная...
  - Жертвоприношения... - в таком же задумчивом стиле протянула Ицува, и Тома попросту отмахнулся от неё.
  - Ктулху так Ктулху, - не стала спорить Мисаки. - Значит, ещё и атрибутику закупать. Наверняка потребуется маленький костюм какого-то мозгошмыга...
  Тома покосился на Отинус, но та уже морщилась, отлично поняв намёк.
  - Между прочим, - Етцу подняла стул с самой собой. - Мне реально интересен дизайн фансервисного костюма по мифам Лавкрафта. Пошурую в косплейных фото, что-то да должны были придумать. Хотя я скорее шогготом наряжусь, никто лучше не сыграет. А вот Шокухо отлично подойдёт Ми-Го.
  - Так, я мало знаю об этом всём, но почти уверена, что это какая-то страхолюдина, - нахмурилась та, и Етцу бросилась описывать.
  
  - Угадай с трёх раз, чей он сосед, - сказала она Томе позже, когда оба утянулись поговорить о Камисато.
  - Эм... Фукиосе?
  - Почти, он в одном доме с Комое-сенсей живёт! В обычной квартире, как и предсказывала. Только Аогами внутрь не пробирался, понятия не имею, как он там всех девушек держит. А держит точно, Эльза и Клэр вместе с ним зашли.
  - Получается, он эспер, - нахмурился Тома, вспоминая, в связи с чем недавно мелькало упоминание жилья у Комое-сенсей. - Или...
  Он посмотрел на свою правую руку и сжал кулак.
  - Етцу, как ты думаешь, мог ли всю его ситуацию устроить Алистер?
  - Старый развратник решил воплотить в жизнь гаремную мангу? - хмыкнула та, загибаясь в кольцо. - Почему нет, хотя странно, что он тобой не удовлетворился.
  - Две гаремные манги лучше одной, видать, - выхода не остаётся, нужно так или иначе налаживать контакты с Камисато. Раз и Нефтида на него указала, и Алистер как-то курирует. Пригласить на вечеринку стоит точно, весь класс есть весь класс, а вот далее...
  Нужно будет как-то спрятать Отинус.
  
  - Тома, вот ты точно герой манги, - выразилась та, когда Тома уже с ней уединился. - Видишь перед собой врага и первая мысль "О, из него выйдет замечательный друг!".
  - Ну не настолько же всё плохо, - он поставил крохотную богиню на прикроватный столик и уселся на полностью застеленную кровать. Хотя спали они все вместе, но каждый располагал отдельной комнатой для одежды, оружия и просто уединения. Тома тоже ею пользовался, хотя замок уже сломался и зайти нарушить уединение мог кто угодно. - И потом, раз Нефтида так сказала, то надо выполнять.
  - Была бы я в расцвете сил... так даже не могу сказать, стоит ли ей доверять, - Отинус огорчённо прошлась по столику. - Тем более что всё это очень странно.
  - Ты про то, что он уничтожил большинство Магических Богов?
  - Если не врёт и если в радиусе тени работает... - Отинус дошла до края столика и развернулась. - Я не могу представить Магического Бога, что просто стоит и ждёт, пока его уничтожат. Ладно там один раз вышло, два, три, но каждый?
  - Он мог их как-то разом накрыть.
  - Это ещё страннее, потому что если бы Магические Боги скопом прибыли в наш мир, то реальность точно разорвало бы. Получается, их всех ослабили, как и Нефтиду. Но сила, способная массово ослабить Магических Богов...
  - Мало ли на что они наткнулись в других реальностях, - предположил Тома, осознавая масштабы подобного и чувствуя себя неуютно.
  - Да. И я надеюсь, это нечто не вздумало преследовать их досюда. В таком случае у нас просто нет шансов...
  - ...именно об этом говорила Нефтида, не так ли?
  Оба мрачно уставились друг на друга, а затем Отинус дёрнула плечом.
  - Вот что ей стоило сказать прямо? - и вновь зашагала. - Думала, что мы испугаемся? В панику впадём и уныние? Наоборот, подготовились бы лучше, раз шанс есть.
  - Тогда, выходит, нам нужен создатель копии Гунгнира, потому что тот может создать ещё... кстати, надо уже искать эту копию, - Тома прислонился к стене. - Затем надо объединиться тем, у кого есть опыт противостояния всемогущей сущности. Но причём тогда Мисака?
  - Не знаю. И прошу не принимать за истину. Возможно, к нам действительно движется что-то хтоническое, а возможно и нет. Как ты и сказал, Тома - мало ли на что они наткнулись в других реальностях, - Отинус прыгнула на кровать и начала забираться по его ноге. - Вдруг собрались на одну большую вечеринку, окунулись в первое попавшееся озеро, а то вытолкнуло их в родной мир в первозданной форме.
  - И настучало Камисато, где их искать, - Тома слегка приподнялся, и Отинус перелезла ему на футболку, выпрямившись в районе пупка.
  - Ему действительно кто-то настучал. Даже если он чует присутствие Магического Бога, а его девушки собрали прибор наподобие того, что... та притащила, то он всё равно бы не успел их разом засечь и атаковать. Плюс ещё раз, почему они не стёрли его в порошок? Нефтида даже ослабевшая могла бы одним пальцем!
  - Это точно, - Тома вспомнил картины закрученного пространства базы. - Выходит, он опаснее, чем кажется.
  Отинус слегка прошлась по футболке - крохотные каблучки чуточку тыкали, но ничего неприятного.
  - Тома, слушай, мне и так нельзя было показываться на этой вечеринке, но теперь ещё и охрана нужна, - оглянулась она на него. - Как бы этот Камисато со своими девушками не начал за мной охоту. В том числе попивая вино где-то внизу, пока те ломают всё тут.
  - Покинуть особняк?
  - Только если с тобой.
  - Это, конечно... слушай, ты ведь была не против Цучимикадо с Мусуджиме?
  - Они хотя бы не сюсюкались со мной как с лилипуткой, - признала Отинус. - Но разве они справятся?
  - С необходимостью сторожить, пока внизу идёт вечеринка? Точно нет. Но я всё равно их спрошу. Хотя слушай... - на лицо Томы наползла улыбка. - Что если в самом деле нарядить тебя какой-нибудь ктулхуобразной, сделать ещё таких и прицепить к моему костюму?
  - Даже не со... твоему костюму?
  - Наряжусь каким-нибудь крабом, с клешнями вместо рук, со всякими мальками, прилипшими к телу, и ты будешь одним из этих мальков. Даже если они засекут прибором, что ты здесь, то поди разбери, в котором из. А с моей правой рукой, глядишь, не засекут. Плюс я постоянно на виду буду, если кто нападёт - GEKOTA на икринки порвёт.
  Отинус в полном замешательстве уставилась на него, а затем негодующе вскрикнула:
  - Оно может сработать, но ты совсем того уже?!
  
  После вчерашнего разноса девушки ходили на цыпочках, в кои-то веки не скребясь в его комнату.
  Однако лучше не стало. Камисато мрачно смотрел на ряд уравнений, на описания практик телепатии, на требующие заучивания тексты и вновь остро ощущал: ему это совсем не нужно. Он в этом городе исключительно потому, что здесь последний Магический Бог. Школа не более чем прикрытие, а заодно ниточка к спокойному прошлому.
  Ибо Камисато уже начал забывать, что такое спокойное прошлое. Все эти Магические Боги, маги, эсперы, сверхсилы, всякие преступники... а вчера их ещё и раскрыли. Ведь знают, кто такой Акселератор, знают, что в обычном состоянии всей их сотне не победить его, однако учуяли Магического Бога рядом с ним, возбудились, атаковали, вызвали Камисато... спасли его лишь реакция и удивление противников.
  Сегодня он попробовал угрожать Камидзе Томе, описав свою силу и надавив на то, что Магический Бог опасен для всех. Вышло или нет - поди пойми, но Тома хотя бы не атаковал сразу, хотя Камисато на этот случай готов был выпалить фразу и вцепиться в противника.
  Так что теперь сидеть как на иголках, ожидать в любой момент вражеского нападения. Конечно, завихрение пространства, позволившее им преобразить обычную квартиру в целый штаб, само по себе трудно пробить. Да и общая мощь девушек не шутка в деле. Но если за них возьмутся всерьёз...
  Камисато отъехал от стола на вращающемся кресле. Отнесёт потом всё девушкам, те за минуты сделают и только рады будут. Подобная власть откровенно пугала, и ещё поэтому он отказывал им всем в близости. Позволишь одной, хотя бы той же Эльзе - и потянутся все. А последствия невообразимы.
  Надо не ждать, надо атаковать самим. Закончить всё максимально быстро. Чтобы не погиб никто, особенно среди девушек. Продумать план максимально молниеносной операции.
  
  На следующее утро один из парней, что обычно сопровождал Камидзе Тому, встал перед ним прямо у школьных дверей. Камисато застыл, шедшие рядом Эльза и Клэр напряглись - но тот лишь улыбнулся и протянул листовку.
  "Камисато Какеру, приглашаем вас на тематическую вечеринку по миру Лавкрафта, что состоится в это воскресенье в третьем районе. В программе богатый особняк, банкет, театральное представление и самый настоящий бал. Форма одежды свободная, косплей в тематике только приветствуется. Вход по приглашению".
  Такие же листовки, со своими именами, получили Эльза и Клэр, после чего парень подмигнул им и отправился в школу. Камисато повертел её - толстая бумага, текст обтекает изображение морды с щупальцами - и посмотрел на девушек.
  А вот и возможность для операции.
  
  Фигура шла по ночным улицам абсолютно уверенно - хотя в последнее время кто угодно мог так шагать по ним. Уличные бандиты рисковали едва ли не больше случайных прохожих. Однако сейчас она заворачивала в район, где они и ранее не рисковали появляться.
  Реформаторий. Тюрьма для эсперов, после массового побега усилившая свою охрану. Седая женщина же шагала невероятно уверенно, будто на работу, и если бы кто взглянул на неё, то не увидел бы лишь пустое пространство.
  - Так, невидимость работает, подавление шумов работает... - бормотала Кихара Юитцу, застыв перед экраном компьютера, передающим вид из глаз Даниэллы. - Охрана тоже работает, как вижу...
  Двое людей, застывших с ружьями у главного входа, были не более чем ширмой. От вторжения и от побега тюрьма защищалась отнюдь не этим, и Юитцу знала это едва ли не лучше всех.
  Такой сложности вообще не требовалось, она могла и сама, и Даниэллой пройти на территорию беспрепятственно. Но сейчас держала в руках предмет, похожий на игровой джойстик, и горела азартом.
  - Тэкс, что тут у нас? Ага, вот в этом месте слепое пятно камер. Если бы мы были самоуверенным взломщиком, то с задранным носом полезли бы и напоролись на более умную систему охраны. Так что выберем местечко поинтереснее, - Юитцу дотянулась до куска горячей пиццы из коробки сбоку от неё. - А ещё я говорю сама с собой, опять. Потому что больше говорить не с кем. Из тебя хорошая слушательница, Даниэлла, но собеседник ужасный.
  Она начала жевать и одновременно нажала на джойстик, отчего женщина выдвинулась к стене тюрьмы и практически вжалась в неё.
  - Как хорошо, что мы отключили твою способность, и сейчас ты не потревожишь ни одну срабатывающую на эспера сигнализацию, - Юитцу зажевала пиццу так, что часть крошек посыпались ей на халат. - Ох, вот я растяпа. Ладно, спишем на милую девичью неуклюжесть.
  Даниэлла коснулась стены, а затем резко поползла по ней аки паук, активно переставляя руки и ноги. Наверху она не задержалась и доли секунды, спрыгнув - и сразу спланировав вниз.
  - Датчики, фиксирующие изменения веса. Нет, надо всё-таки спросить у Нокан-сенсея, кто именно оснащал тюрьму, - Юитцу облизнула губы. - С таким параноиком лучше дружить.
  Даниэлла тем временем спланировала через весь двор, ни разу не коснувшись каменных плит, и прижалась к стене уже самой тюрьмы, после чего уставилась на неё.
  - Так-с, что там у нас по карте? - Юитцу вывела на экран схему со множеством обозначений. - Ага. Ага. Совсем не ага. Ну-ка, ползи туда...
  Конечности женщины вновь зашевелились, отправляя её наверх, пока та наконец не достигла отверстия выходящей из здания трубы. Для обычного тела слишком узкий.
  - Геймдизайнер-сан, ты бы здесь сделал один из пяти проходов, да? Для любителей скрытного прохождения. Вот только тут скорее для любителей попасться охране. О да, я вижу, что для нас заготовлено в этой абсолютно пустой трубе. Ну что ж... - Юитцу проглотила последний кусок пиццы и вцепилась в джойстик. - Пришло время испытания твоего апгрейда, дорогая.
  Тело женщины дрогнуло, сжалось, скомкалось в узкую полосу, мигом полезшую в трубу - причём не касаясь стенок, как бы паря между ними. А когда труба изогнулась, то изогнулось в полном соответствии с ней.
  - Работает, работает, замечательно работает... нет, дорогая, ползи-ка лучше сюда... так, осторожно... зуб даю, к этой крышке тоже что-то прилеплено, так что давай так...
  Минут через десять путешествия по внутренностям тюрьмы Даниэлла наконец выползла к коридору и затаилась. Сейчас она торчала в системе воздухопровода и внимательно смотрела вниз, просвечивая взглядом метры стали.
  - Всё-таки мы далековато... но тот лабиринт из свистелок просто не одолели бы. А тут... - Юитцу аж склонилась к монитору. - О, точно, Эншу-тян тут! И смотри-ка, не одна!
  
  - Почему сразу издеваться? - устало ответила Кумокава Мария, рассматривая отгороженную силовым полем Эншу. Неподалёку от них стояла пара охранников в униформе, делающей их похожими на футуристических киборгов, и держали девочку на прицеле, но та не обращала внимания.
  - Потому что от тебя я лишь это и слышу, - голос Эншу донёсся из динамика рядом с полем. - С тех самых пор, как я посмела усомниться в величии твоего любимого Кагуна, ты только и делаешь, что издеваешься.
  - Это ты издеваешься! И хоть знаешь, что он мёртв?!
  - Разумеется. Причём забрал с собой тётю Биёри, это я даже уважаю. Правда, та потом воскресла, но теперь её Четвёртая прибила. Хоть что-то в жизни правильно сделала. И зачем ты пришла сюда, Мария? - Эншу за синей гранью силового поля отчётливо нахмурилась. - Рассказать мне то, что я и так знаю?
  - Нет, - девочка глубоко вдохнула. - Эншу, ты сейчас в тюрьме. Скорее всего, тут и останешься, потому что моя сестра не хочет тебя выпускать, а она имеет прямой доступ к руководству города. Останешься надолго, и будешь перевоспитываться. Я могла бы помочь тебе с этим.
  Эншу уставилась на Марию, а затем расхохоталась - но из динамика донёсся совсем не детский смех, яростный, безумный, почти звериный.
  - Перевоспитание? О чём ты говоришь, малявка, какое перевоспитание?! Этот концепт практически неприменим ко мне. Паттерны личностей зашиты в моё сознание, и о каком перевоспитании может идти речь, если я могу сменить их в любой момент?
  Каждую фразу Эншу произнесла разным тоном и тембром, так, будто говорили их разные люди, и Мария испуганно отступила.
  - Паттерн твоей личности тоже во мне, Мария, - теперь Эншу говорила спокойно. - И я знаю, чего ты хочешь. Освободить и вернуть к свету девочку, с которой вы практически стали подругами. Но прости, эта девочка захотела быть Кихарой, и для повышения кихарности так сильно пользовалась чужими личностями, что потеряла свою. Перевоспитывать попросту нечего, и ни ты, ни даже Гекота-сенсей не сможет удалить эти паттерны, для этого надо удалить всю мою нервную систему. Плюс, я здесь ненадолго, - Эншу вновь расхохоталась. - Дядя Нокан разберётся со всеми мелкими проблемами и освободит меня. Он тоже, знаешь ли, имеет прямой доступ к руководству. И неизвестно, чей доступ толще. Тем более что твоей сестре недолго осталось, - последняя фраза была сказана с таким шипением, что Мария вновь отпрянула.
  
  - Ах, миленькая Эншу-тян. Прости, но вынуждена тебя огорчить, - Юитцу взялась за джойстик. - Ты разболтала этой GEKOTA, что Серья работала на нас, и они уже приняли меры. Так что в наказание тебе придётся посидеть и подумать о своём поведении. Рансу тоже, но это чисто за компанию. Я же пришла не за вами. Даниэлла, вперёд!
  Женщина вновь активизировалась и поползла по воздухопроводу, внимательно осматриваясь каждый шаг.
  - Интересно, а тут ничего нет. Параноик-сан, ты решил, что посчитают шаблоном и не попрутся? Ну извини, я не постесняюсь воспользоваться шаблоном, если он работает. О, ты ещё их и в одну камеру запер? Вот никакого хардкора!
  
  - Скучно, - сказала Нару, уставившись в синий потолок.
  - Это тюрьма. Здесь всегда скучно, - отозвалась сидящая в ногах на её кровати Я-кун. Нару помолчала несколько секунд, а затем снова сказала:
  - Скучно.
  - Это тюрьма. Здесь всегда скучно, - Я-кун не изменила тона, и Сейке прижал руки к ушам.
  - Я не выдержу этой пытки, Лидер, - простонал он. - Сделай что-нибудь!
  Лидер промолчала. Сделать она не могла ничего.
  Падальщиков лишили всех средств к самовыражению, вместо одежды выдав серые робы. Забрали даже её маску, без которой девушка чувствовала себя уязвимой. Заперли в большой, но абсолютно непробиваемой сфере, подавляющей их силы эсперов. Но самым ужасным было прозвучавшее слово "перевоспитание".
  Падальщики ненавидели учителей. Ненависть к учителям объединила их в команду и как людей. Все учителя были не более чем высокомерными придурками, издевающимися над их стилем жизни. И сейчас эти придурки вновь появятся, вновь заведут разговор про "ты всё делаешь неправильно", "ты слишком злой", "у тебя явные проблемы". И сбежать либо убить их нет никакой возможности.
  Так, глядишь, они друг против друга обернутся. Уже из-за Сейке возникали интимные проблемы - в обычной-то жизни они давно установили порядки, но здесь порядки устанавливали им. И чем дальше, тем хуже всё будет.
  Нару и Я-кун продолжили давить на нервы, но Лидер держалась и даже взяла за руку Сейке, помогая тому успокоиться. Девочки выпускают свой пар как умеют, и если она на них сорвётся, то учителя одержат первую победу. Фиг им, а не победа, Падальщики пусть и низкого ранга, но всё же низкого ранга тёмной стороны. Так просто не сдадутся.
  - Хочу пи-пи, - прервалась Нару. - Сейке, отвернись и заткни уши.
  - Больно надо, - тот высвободил руку и потянулся к ушам, но замер, как и все услышав шипящий голос:
  - Падальщикиии... я пришла вам помоооочь...
  - А? - завертела головой Я-кун. - Где?
  - Наш контракт ещё не окончееееен... и вы нужны наааааам... сейчас, когда силовое поле спадёт, бегите налевоооо...
  
  - Уууууу, - дополнительно провыла Юитцу в микрофон. - Нет, эта игра мне нравится всё больше. Если не возникнет багов, то десять из десяти. Даниэлла, проверка ещё одной разработки!
  Та прямо в воздухопроводе вытянула руку в сторону силового поля с недоумённо оглядывающимися Падальщиками, и через пару секунд оно заискрило, а ещё через одну выключилось вовсе. Те мигом вскочили и помчались в нужном направлении.
  - Вот как хорошо, - удовлетворённо закивала Юитцу. - И камеры зациклены, так что не углядят, и датчики обмануты. А сейчас прозвучит ложная сирена!
  Сирена взвыла так, что оглушила даже в наушниках - Падальшики и вовсе сбились в испуганную кучку. Однако учёную это не обрадовало.
  - Что происходит? Она же должна была сработать не тут! - Юитцу бросила взгляд на схему, где все точки охранников бросились к бежавшим пленникам. - Что ещё за повышение сложности? Я пошутила про хардкор, я сраный казуал, выше лёгкого не приемлю!
  С этими словами она нажимала на кнопки, Даниэлла спрыгнула на пол, мгновенно превратившись в прежнюю себя и помчавшись по коридору. Сирена взвыла уже в ней, заглушая звуки изначальной.
  - Чёрт, ребятки, спасайтесь сами... вот молодцы, - Юитцу одобрительно закивала, когда Падальщики после нескольких секунд шока бросились дальше. - Да-да, вам в эту дверку. Хотелось тихо, а теперь придётся громко. Даниэлла, фу!
  Охранники выскочили женщине наперерез, и та вынула два белых клинка, но после команды спрятала их и прыгнула на потолок. Пули вылетели ей наперерез, но пролетели мимо - и та, рухнув обратно на пол, помчалась далее, вынуждая охранников бежать следом.
  - Да! Так вот! - Юитцу в азарте замахала джойстиком. - Интересно, если я спрячусь на минуту, они успокоятся и продолжат патрулирование? Вопрос очень риторический! Ах чёрт, у них тут проблемы... уже нет?
  Пара охранников выскочила к Падальщикам, но оказалась слишком близко - и Сейке, нагнувшись, влетел им в ноги, а остальная троица навалилась сверху.
  - Слушайте, а почему у них такая репутация поганая? - задумчиво спросила Юитцу, наблюдая, как четвёрка помчалась дальше, оставив за собой два безжизненных тела. - Те придурки из BLOCK тупили вплоть до самой смерти, а считались более клёвой командой. Воистину, нет в мире справедливости. Хоп, Даниэлла, опять фу! Нам надо пройти этот уровень в режиме пацифиста! Хотя те двое... а не, шевелятся. Продолжаем!
  
  - Как хорошо, что мы ещё и тюрьму заранее изучили! - Нару выглянула за угол и поманила остальных.
  - Точнее, я, - Лидер вновь возглавила группу, мощными перебежками мчащуюся по техническим коридорам. Охранников не было, но это к лучшему - те двое даже упавшие отбивались сильно, Я-кун после них всё ещё держалась за бок.
  Наружу - а там уже свобода. Они вынырнули в соседний зал - и сразу с десяток охранников, за которыми виднелись два суровых робота, наставили на них оружие.
  - Ох, мне всё ещё нужно пи-пи, - пропищала Нару в наступившей тишине.
  
  - Так, мы действуем отлично, за нами уже свора гоняется... прости ещё раз, Эншу-тян, - Даниэлла пробежала мимо пары охранников. уводящих обеспокоенную Марию. - А как идут дела на том конце... ого!
  На её камерах Падальщики уже выскочили во двор, где как раз приземлялась отправленная несколько минут назад капсула. По той стреляли, но чёрная поверхность неизвестного материала не обращала внимания на пули. В зале, откуда они выбегали, лежали обездвиженные охранники, штук десять.
  - Чего? - Юитцу ошарашенно оглядела тела. - Великий Эйнштейн, это уже уровень SCHOOL без её лидера! Да и то в затылках почесали бы. Серьёзно, почему эта четвёрка так низко оценивается?
  Четвёрка тем временем верно всё поняла и заскочила в капсулу, что моментально рванула в небо. Юитцу покачала головой и вернулась к управлению Даниэллой.
  - Теперь сбежать осталось лишь нам. Финальный рывок!
  Минут через пятнадцать она наконец сняла наушники, отставила джойстик и вытерла пот со лба.
  - Фух. Десять из десяти. Бутылочка, иди сюда... фух, - она начала жадно пить. - Нет, если бы все компьютерные напарники были такими зверьми... да уж. Давно я так не веселилась.
  Юитцу сделала ещё глоток и уставилась на карту, где продолжалось мельтешение точек.
  - И всё же параноик-сан меня сделал, не могу не признать. Где я прошляпилась, интересно? Всё ведь так хорошо шло.
  - Воздухопровод, - сказали позади неё. - Его проверяют на наличие смесей, смахивающих на типичные запахи человеческого тела. А Даниэлла их до сих пор испускает.
  Юитцу замерла, а затем медленно оглянулась. Нокан лежал позади неё спокойной собакой, довольно высунув язык.
  - Нокан-сенсей, давно вы здесь? - осторожно спросила она.
  - Всё время был. Наушники звук не пропускают, знаешь ли.
  - Но... - Юитцу посмотрела на экран. - С тем десятком охранников ребята разобрались или вы?
  - Я. Не бойся, они лишь парализованы, путь пацифиста пройден.
  - Ох, ну это хорошо. Так, они скоро прибудут, и... - она встала, но Нокан твёрдо сказал:
  - Сядь, Юитцу. Нам надо поговорить.
  Девушка медленно уселась обратно в кресло и сжала подлокотники. Нокан, заметив это, завилял хвостом.
  - Не настолько серьёзно, расслабься. Я просто хочу знать, зачем ты их освободила. Теперь, с исчезновением шоггота, все наши планы порушены и в Падальщиках нет нужды.
  Юитцу слегка помялась, а затем осторожно улыбнулась:
  - Не порушены, Нокан-сенсей. Я не послушалась вас, поступила по-своему и добилась успеха.
  Тишина длилась несколько секунд, а затем Нокан уточнил:
  - Юитцу, ты что, сумела синтезировать шоггота?
  - И не просто синтезировать, - улыбка стала шире. - Я гарантирую, что в той массе нет и проблеска личности. Оно лишь похоже на шоггота, но не является им, так что теперь все эти герои могут захлопнуться с нытьём о том, что всякие щупальца полезут к нам. А к тому времени, как они узнают, новый шоггот уже будет использоваться с таким размахом, что придётся принять реальность.
  Юитцу смотрела на Нокана с нескрываемой гордостью, совсем широко улыбаясь. Тот же ещё немного помолчал, после чего спросил:
  - То есть ты всё-таки хочешь забрать Разрушитель Барьеров?
  Улыбка мигом исчезла, сменившись испугом, и Юитцу промямлила:
  - Нокан-сенсей, я тогда сказала лишь теоретически, и вы сами мне объяснили, да и...
  - Не притворяйся, Юитцу. Это было невозможно с обычным шогготом. А синтезированный вкупе с вирусом Сен-Жермен имеет куда большие шансы на успех. Я бы сказал даже что отличные шансы. А уж мотивацию и объяснять не надо, так?
  Юитцу молчала, даже слегка опустила голову, и Нокан чисто по-человечески вздохнул.
  - Ты не хочешь говорить, потому что тогда я посчитаю тебя врагом Алистера, не так ли? Юитцу, это и в самом деле пойдёт вразрез с его планами, но я не намерен тебя останавливать. Честно говоря, я хоть и вынужденно, но предоставляю тебе полную свободу действий.
  - Что? - ошеломлённо вздрогнула та. - Почему?
  - Потому что я с этого момента буду заниматься одним крайне деликатным делом вдали от всего. Даже тебе не собираюсь сообщать, о чём речь, - пёс недовольно заскулил. - И потому работу Кихар теперь курируешь ты. Занимаешь моё место, так сказать.
  - Что? - Юитцу вскочила с кресла. - Но там ведь столько всего! И у меня теперь ещё это, и это, и... ох, но... Нокан-сенсей, пожалуйста...
  - Никаких "пожалуйста", Юитцу, - голос Нокана зазвучал твёрже. - Генсей и Биёри мертвы, Рансу и Эншу в тюрьме. Из тех, кто вник в общий курс всей работы, остаёшься только ты. Набери себе заместителей, спихни на них часть работы, только не повтори ошибок с SECTOR. Делай что хочешь, как я и сказал - полная свобода действий. Сумеешь одолеть GEKOTA или не сумеешь - ответственность будешь нести только ты.
  Юитцу замерла, а затем встала, вытянула руки по швам, вытянулась сама и глубоко поклонилась.
  - Я не подведу вас, Нокан-сенсей, - горячо сказала она. - И заберу себе Разрушитель Барьеров.
  
  Даниэлла могла функционировать автономно, и теперь пробиралась подворотнями к секретному входу под землю, внимательно следя за камерами. Про людей ей ничего не сказали, а сейчас в ночи их почти не было, так что Даниэлла игнорировала это.
  Проигнорировала она и встреченную в переулке девушку в белом одеянии, открывающем босые ноги выше колена, с большой спортивной сумкой на боку. Прошла мимо неё как ни в чём не бывало - и тут почувствовала, как ей в бок вонзился клинок.
  Женщина мигом отпрыгнула к стене, схватилась за свой белый меч, появившийся из её руки, и уставилась на нападавшую. Та откинула капюшон, явив длинные серебряные волосы, закрученные у висков в нечто напоминающее рога демона-козла.
  - У тебя не идёт крови, красотка, не так ли? - девушка улыбнулась, приподняв серебряный клинок. - Очень-очень интересно. Я ведь чую твоё безумие.
  Даниэлла атаковала, но девушка заблокировала удар клинком, а свободной рукой схватилась за её лезвие и сильно сжала. Крови не появилось даже когда она сильно дёрнула рукой, пытаясь вырвать меч, и Даниэлла еле-еле удержала его.
  - Твой запах безумия очень странный, не так ли? - незнакомка продолжала тянуть. - Но он есть. И массовая убийца должна развеять его.
  Даниэлла выпустила меч - девушка, не ожидавшая этого, отпрянула - развернулась и бросилась бежать. Такова инструкция. Встречаешь что-то неизвестное - удираешь, и потом докладываешь.
  Девушка не бросилась за ней, лишь аккуратно повертела меч, а затем лизнула его.
  - Сгодится, не так ли? - она открыла спортивную сумку и затолкала его туда. - Я же массовая убийца. А этот город полон безумия.
  Она аж втянула воздух полной грудью, словно могла чуять запах, и улыбнулась.
  - Но главное безумие ещё впереди, - девушка поглядела на дирижабль, медленно курсирующий в ночном небе. - Скоро состоится вечеринка, не так ли? И массовая убийца посетит её. Там меня будет ждать главный безумец, и я уже припасла для него клинок.
  Она вновь улыбнулась и зашагала босыми ногами по переулку, вскоре скрывшись среди наступающей тьмы.
  
  Тома ещё раз перечитал сообщение, что прислала ему Лейвиния. Сёстры Бёрдвэй решили не оставаться на вечеринку и вернуться в Британию, удерживать их после дачи показаний никто не стал - Патриция в госпитализации не нуждалась, а сама Лейвиния явно очень хотела как можно раньше покинуть город. И теперь, практически сразу после отбытия, ему пришла донельзя странная фраза:
  "Летим афигенно, уже рядом Англия".
  Сначала Тома ничего не понял, но торчащая на плече Отинус велела перечитать фразу. Он перечитал раз десять - и лишь тогда осознал.
  - Отинус, - взглянул он на успевшую приложить ладонь к лицу богиню. - Когда ты преобразовывала мир, то ничего странного не углядела в Лауре Стюарт?
  - Ни капельки, - та отняла ладонь. - По крайней мере такого, на что обратила бы внимание.
  Тома кивнул и вновь уставился на сообщение.
  Лаура Стюарт. Глава англиканской церкви, Несессариуса - и, выходит, Канзаки с Ицувой, равно как и всех Амакуса. Считается одной из сильнейших магов планеты. И доказала это помощью в создании копии Гунгнир.
  Первый совет выполнен. Что дальше?
  - Тома, ты меня звал? - Ицува открыла незапертую дверь его комнаты, благоухающая после ванны и не заботящаяся запахнуть розовый халатик. Мысли едва не уехали в сладостное путешествие, но он всё же собрался и спросил:
  - Я просто хотел узнать про Лауру Стюарт. Какая она из себя.
  - Зачем? - нахмурилась Ицува, и Тома замялся.
  Он почему-то не рассказывал девушкам про три совета Нефтиды. Сначала всё не получалось, а затем откладывалось, а затем... он сам точно не знал. Но если уж так...
  - Я расскажу вам всем чуть позже. Но пока мне нужно знать про Лауру Стюарт. Связано ли с ней что-то... эдакое.
  Ицува нахмурилась ещё побольше, даже всё-таки запахнула халатик, но ответила обычным мягким голосом:
  - Трудно сказать, я даже в Амакуса не самое высшее звено, и напрямую редко её видела. Наедине никогда не встречались. А если по слухам... - она слегка повела плечами. - Архиепископ очень добрая, она благотворительностью занимается как никто. Была одним из инициаторов союза между Британией и Академия-сити. Волосы у неё невероятно длинные, и никто не знает, как она за ними ухаживает. Розовое платье исключительно её каприз, на него даже какое-то время строго смотрели, но теперь привыкли. А так... - Ицува вновь повела плечом. - Не знаю, Тома, что ещё сказать. Архиепископ одновременно и на виду, и мало что о ней известно. Живёт одна, часто днюет и ночует в церкви, сирота, детей нет. В магии, судя по всему, такая же талантливая самоучка, как и мисс Бёрдвэй. А, ещё говорят, что она в Академия-сити часто ездит по всяким переговорам, но тут я не знаю точно.
  
  Канзаки лишь подтвердила, что Лаура Стюарт частенько заезжает в Академия-сити, да Тома и сам это понял, вспомнив, как именно она навела его на след Акселератора - который в итоге прервался встречей с Эншу. А ещё святая добавила, что Стейл теперь подчиняется ей напрямую, очень занят и именно поэтому они давно не виделись.
  Пока не выходило ничего плохого и хорошего. Пока Лаура Стюарт казалась добрым талантливым магом, союзником Академия-сити по крайней мере в отношениях с Британией. Это всё при условии, что советы Нефтиды имеют значение.
  Ицува вернулась к ним в самый неподходящий момент - после того, как они блаженно растянулись, собираясь засыпать. Понимание "Тома что-то от нас скрывает" взбудоражило всех, ему пришлось сдаться и рассказать всё как есть.
  - Хмммм, - промурлыкала Мисаки, укладываясь ему на плечо. - Зато я понимаю, почему ты молчал об этом. Последний пункт не самый приятный.
  - Легко сказано! - Мисака уже накрылась одеялом, из-под которого торчала лишь взлохмаченная голова с недоумённо хлопающими глазами. - Если я пропаду, то меня не искать? Что бы ни случилось?
  - Выполнять не собираюсь, - сообщил Тома, также накрываясь одеялом. Мисаки оно погребло полностью, а вот Канзаки зашевелилась, вытаскивая голову наружу.
  - Мне надо проверить древние легенды, но я убеждена: Магических Богов побеждало куда больше чем четыре человека, - она прижалась к Томе щекой, устраиваясь поудобнее. - Даже если не брать времена, когда они ещё не были Магическими Богами.
  - Думаю, здесь скорее четыре ещё живых человека, - Етцу натурально свернулась кошачьим клубком в ногах.
  - Тогда тем более странно, - нахмурилась Канзаки. - Ты, Оллерус и если действительно этот Камисато... то кто тогда четвёртый? Он не сражался с Отинус, значит, либо сейчас с кем-то умудрился, либо тысячелетия назад, пока они ещё тут были...
  Алистер.
  Как Тома ни думал, но мысли упорно возвращались к Алистеру.
  Никто не знал точно, кто он. Эспер? Маг? Или что-то другое? Отинус сказала, что он отсутствовал в этой реальности, когда она меняла мир. Но Серья и Етцу ходили к нему...
  Тома слегка пошевелился, взглянув на Серью. Та после произошедшего сама от всех отдалилась, сейчас лежала и уже спала, красноречиво сжимая чёрный вибратор. Девушки заканчивали обсуждение и тоже укладывались, от хлопка Ицувы свет в комнате погас.
  Если Алистер как-то вышел из этой реальности, то получается, что он Магический Бог. Но Камисато его не чуял, иначе бы заявил, что есть кто-то кроме Отинус. А человек... разве можно обладать такой силой и оставаться человеком?
  Нужно поговорить с Оллерусом. И найти способ напроситься к Алистеру. А завтра ещё готовиться к вечеринке. И...
  Одеяло зашевелилось, Тома приподнял его и уставился в хитрющие голубые глаза Лессар, протиснувшейся мимо Етцу и достигнувшей его живота.
  - Хочу опять на тебе поспать, - прошептала она. - А завтра утром если проснусь раньше, то отсосу.
  - Спокойной ночи, - сказал Тома, опуская одеяло и закрывая глаза.
  Будто бы его живот подушка для спанья. И так плечи с ногами заняты, опять всё затечёт к утру.
  
  - Я бы действительно хотела побывать на этой базе, Хамазура, - сказала Анери, когда тот закончил рассказ.
  - Да, но как туда мотоцикл затащишь, - вздохнул тот, вновь поворачивая в ту же сторону. Вчера ему прокатиться не удалось: Мугино вызвала всех на совещание по разбору допущенных ошибок. Досталось всем: и неспособной защитить себя Такицубо, и не раскрывающей свой потенциал Куроёри, и рванувшей для тупого самопожертвования Кинухаты. Только Хамазура почему-то пролетел, а когда Кинухата попробовала обратить на это внимание, то Мугино мрачно сказала, что он-то лютых ошибок не допустил, скорее наоборот, выжил в отсутствие приказов и с бешеной ниндзя на подхвате. Хамазура не знал, чего это она так взъелась на Куроёри, но выступить в её защиту побоялся. Мугино отчитывала строго, хоть и без угроз убийством, даже не стрельнула для острастки.
  Поэтому Хамазура сегодня ездил по кругу - очень длинному кругу, дабы никакое Правосудие не прицепилось - и рассказывал Анери о произошедшем на базе, а та очень внимательно слушала.
  - Мой диапазон действия не ограничивается мотоциклами, Хамазура. При необходимости меня можно встроить в любую другую военную технику или приспособление. Например, переговорное устройство.
  - О, - удивился Хамазура. - То есть в смартфон ты тоже влезешь?
  - Легко, Хамазура. Кстати, тебе как раз звонит Кинухата Сайя. Отвечать?
  - Отвечай, - хотя и не стоило бы, наверняка вместо свободной поездки придётся мотаться куда-нибудь и брать на себя весь физический труд. Однако раздавшийся в шлеме весёлый голос сообщил:
  - Хамазура, хочешь посмотреть на суперпредставление?
  
  Они как-то бывали в этой части города, очень старой, напрямую примыкающей к оградительной стене. Хамазуре здесь не понравилось - тихо, пустынно, страшно и серая громада давит кажущимся заслоном. Однако сейчас всё выглядело куда оживлённее.
  - Хамазура, сюда! - замахала ему фигурка Кинухаты, и тут не колеблющейся надеть всё белое. - Живее, никто не будет суперждать!
  Махала она с огромной металлической скамейки - шпалы, уложенной на пару блоков - и Такицубо рядом с ней повернулась, сразу же улыбнувшись. Но Хамазура в кои-то веки посмотрел мимо улыбки своей девушки.
  За скамейкой шло железнодорожное депо, заброшенное после массового перехода на монорельсы, и там кипел бой. Куроёри прыгала потревоженной кошкой по вагонам, изо всех сил пытаясь попасть в бегущую Мугино, а та бешено отстреливалась.
  - Со времён суперпоявления Френды такого не было, - Хамазура сел, и Кинухата сразу же ткнулась ему под бочок. Такицубо, насупившись, вжалась с другой стороны. - Тогда Мугино весь её запас бомб спустила и берет растворила, в наказание.
  - Так это тренировка? - бой занял Хамазуру даже больше вжимающихся в него девичьих тел. Обе петляли между вагонами, непрестанно отстреливаясь друг от друга и явно не собираясь сдерживаться. До них долетало мало и мимо, а вот парочка вагонов уже превращались в решето.
  - Ага. Она нам иногда устраивает такое, чтобы бока супержиром не заплыли. Даже Такицубо просто супергоняет. А сейчас вот из ниндзи супербойца делает.
  Вот сейчас Кинухата с "супер" промахнулась - даже Хамазура видел, что та выдыхается. Клинков летало всё меньше, Мугино била всё прицельнее, а когда Куроёри прыгнула на один из вагонов, то отчётливо задержалась отдышаться на несколько секунд - да и то прекратила лишь когда зелёный луч едва не попал в неё.
  - Дура! - громкий рёв они услышали даже тут. - Зачем ты прыгаешь, словно задница горит, если в итоге так быстро выдыхаешься?!
  Куроёри словно в отрицание прыгнула ещё раз, пытаясь перелететь между вагонами, но не удержалась на краю, замахала руками и едва не упала. Она сумела восстановить равновесие, мигом оглянулась - и вновь чуть не упала, увидев разозлённое выражение Мугино.
  - Ты уже мертва, знаешь ли, - процедила та. - От самой обычной пули. Которую может выпустить даже нулевик. В тебя, киборга четвёртого уровня.
  Куроёри сжалась наверху, но протестовать не пыталась. Мугино оглядела её, фыркнула и продолжила:
  - Вот скажи, на кой тебе эта акробатика? Я понимаю, что она выглядит эффектно и большую площадь задевает, но ты и выдыхаешься очень быстро. Если у противника есть броня, регенерация или скорость, то такая тактика не поможет ничем, он тебя тупо пересидит, как Кинухата пересидела. Без эффекта внезапности всё преимущество теряешь. К тому же киборг ты исключительно руками, от таких плясок начинает голова кружиться и восприятие сбивается.
  - Я тренировалась... - теперь Куроёри рискнула сказать, но Мугино холодно отбрила:
  - Ничего ты не тренировалась, лишь слегка увеличила время, до которого будешь так вот ошибаться, как сейчас. Тебя, по сути, можно использовать лишь для быстрого набега, когда надо выпрыгнуть, ударить и убежать. Чем дольше идёт бой, тем меньше у тебя шансов на победу. А у нас тут не игры, девочка, где можно встать в последний ряд, оттуда наносить большой урон и не беспокоиться, товарищ с щитом прикроет. Я знаю эту с бумагой, она не прибила тебя лишь благодаря Хамазуре, хотя по таблице уровней ты сильнее.
  К концу речи Мугино успокоилась и задумчиво осмотрела совсем поникшую девушку. Даже ряд рук, вылезших из-под плаща, уныло опустился.
  - Снимай плащ, - потребовала она.
  - А?
  - Плащ снимай. Выкидывай его. Полностью. Я понимаю, что ты его как планер иногда используешь, но любое изменение ветра только хуже делает. Снимай.
  Куроёри молча сняла белый плащ и положила его на крышу вагона, оставшись в топике и узких брюках.
  - Далее. Ты пробовала создавать щит из кинжалов?
  - Да. Они улетают сразу же.
  - И что? Спускайся.
  Куроёри, успевшая за это время отдохнуть, теперь куда изящнее спрыгнула к Мугино - и та мгновенно взялась за её биомеханические руки.
  - Так, они загибаются, отлично, - она поставила пару рук под углом в сторону неба. - Стреляй ими одновременно.
  Куроёри, открывшая было рот от такого обращения, исполнила приказ - азотные клинки, сверкающие в лучах солнца, мгновенно улетели и исчезли.
  - А теперь точно также загни сразу десяток, соедини их и опять одновременно.
  Куроёри выполнила и это - вылетевшие кинжалы действительно на секунду образовали небольшую преграду.
  - Вот и смотри, в теории можно так вот блокировать чужие удары. Моя сила твои клинки не растворяет, значит, многое другое не пробьёт тоже. Эти руки держишь внизу и ставишь щит при прямой атаке, другие поверху и бьёшь уже напрямую. Это, конечно, неидеально, со спины уязвима и над реакцией придётся поработать, но зато и сражаться можешь дольше, а также хоть какую-то защиту получишь.
  Мугино объясняла это абсолютно спокойно, и Куроёри аж рот открыла. Изначально к ней было совсем другое отношение...
  - Ну и тогда уж сразу поработаем над реакцией, - Мугино сделала несколько шагов назад, и вокруг неё зажглись зелёные огоньки.
  Нет, ничего не изменилось.
  
  - Я сначала подумал, что с вами что-то плохое приключилось, - только и сказал Оллерус, безучастно взирая с экрана ноутбука.
  - У нас вечеринка готовится, так что почти. А вы ещё и позвонили так внезапно, - пожаловался Тома, пытаясь освободить левую руку от клешни. Праздничный костюм, сделанный на основе боевого, опять заклинило, и как всегда в неудачный момент.
  - Вы написали, что готовы поговорить в любое время, - пожал плечами маг. - И извините, что не смог раньше. Сейчас занятость просто огромная.
  - Да, мы каждый день новости смотрим, - Тома наконец отцепил клешню. - В США и России совсем всё плохо?
  - Да и во Франции только кажется спокойным, и это ещё выборы нового Папы не прошли. Но вас ведь не политика интересует, Камидзе Тома?
  - Именно. Слушайте. Оллерус, я не знаю, насколько вам это будет полезно, но мы абсолютно убеждены, что копию Гунгнира Лейвинии изготовила Лаура Стюарт. И кто-то пытался это скрыть.
  - Лаура Стюарт? - нахмурился Оллерус, и Тома рассказал ему про то, как Лейвинии буквально затыкали рот, и о пришедшем от неё сообщении.
  - А почему вы думаете, что это кто-то наслал огонь, а не сама Лаура Стюарт? - только и сказал Оллерус, когда он закончил.
  - Потому что я её не знаю, - признался Тома. - Ицува и Канзаки говорят о ней только хорошее, в том числе то, что благодаря ей Британия и Академия-сити подружились. И я думаю, что Эризард давно бы расколола её, будь та злодейкой...
  - С чего вы вообще захотели узнать, кто создал копию Гунгнир?
  - Нефтида сказала мне обратить на это внимание.
  - Нефтида? - маг резко напрягся. - Она действительно мертва?
  - Насколько мы понимаем, да. Но...
  Оллерус махнул рукой, словно призывая замолчать, и задумался.
  - Эй, Оллерус, там ещё прибыли... о, прости. О, Камидзе-сан! - на экране рядом с магом появился ухмыляющийся Тор. - Давно не виделись! Что ты на себя нацепил?
  - Да мы тут костюмированную вечеринку устраиваем, - сказал Тома и тут же пожалел: Тор аж засиял от восторга.
  - Вечеринка с Камидзе-саном? Я точно её посещу! Особенно если мы проведём настоящий спарринг, честный и спортивный! Без всяких...
  - Тор, ты ничего не забыл? - перебил его Оллерус; блондин застыл, а затем в голубых глазах появилась скука.
  - Ах да. Прости, Камидзе-сан, у нас тут очень тайное дело. Но спарринг ты мне всё равно должен, хорошо?
  - Слушай, уйди. И скажи гостям, что могут сами подобрать себе жильё, - Оллерус аж надавил рукой ему на макушку, выталкивая Тора за пределы монитора, после чего уставился на Тому.
  - У нас тут действительно относительно тайное дело, Камидзе Тома, и... - он несколько секунд подумал. - Могу ли я попросить вас не заниматься Лаурой Стюарт? Думаю, мы с этим сами разберёмся.
  - Хорошо. Только копия Гунгнира где-то в Академия-сити. Мы не знаем, кто её похитил и зачем, хотя подозреваем...
  - Копия Гунгнира меня не особо интересует, - маг прервал совсем уж невежливо. - В руках эсперов она бесполезна, и даже маг не извлечёт особого толка, Лейвиния всё-таки догадалась, если позволите, нацепить предохранитель. Если найдёте, то сообщите.
  И он без прощания вырубился. Тома несколько секунд посмотрел на тёмный экран, а затем коснулся одного из множества грибоообразных остростков, висящих на животе костюма, и оторвал его. От прикосновения отросток распустился, явив задумчивую Отинус.
  - Впервые вижу, чтобы Оллерус так себя вёл, - сразу же заявила она. - Похоже, его действительно что-то беспокоит. Что ещё за тайное дело?
  - Ты не знаешь?
  - Я даже предположить не могу, Тома. Оллерус, Тор и кто-то ещё, причём их явно много, они где-то собираются... такого никогда на моей памяти не случалось, - Отинус встала на его ладони. - Так невовремя лишилась сил, когда самое интересное началось...
  - Если это интересное нас заденет, - пока не стал впадать в панику Тома. - Вполне возможно, что это какая-то уже магическая вечеринка.
  - Оллерус закатывает магическую вечеринку? Нет, это не настолько невозможно, видел бы ты его в молодые годы, но... - Отинус вздохнула. - Ты ведь защитишь меня, Тома?
  - Обязательно. Особенно если ты продолжишь висеть на мне грибком.
  - Почти ничего не вижу, костюм воняет, абсолютно беспомощна. О да, самое то.
  - Разумеется, костюм воняет. Когда это лавкрафтианская тварь пахла изысканными жасминами?
  - Ну почему, вполне может. Изысканные жасмины с примесью крови и безумия.
  - Думаю, такого аромата у Мисаки не найдётся, - Тома подобрал Отинус, аккуратно завернул её и прикрепил к поясу, после чего поспешил вниз, где GEKOTA уже второй день активно переругивались о декорациях.
  
  - Мисака-Мисака хочет быть милым пожирателем мозгов, размечталась о костюме Мисака-Мисака!
  - Ты и без костюма уже, - отозвался Акселератор, мрачно втягивая в себя лапшу. Девочка уставилась на него и смерила взглядом.
  - А из Акселератора выйдет превосходный упырь и без костюма, остроумно ответила Мисака-Мисака!
  - Мисака поддерживает, встала на сторону малявки Мисака! Пусть это будет наказанием Акселератора, наконец определилась с наказанием Мисака!
  - Моих извинений недостаточно? - он тяжело уставился на Ворст, которая лишь зловредно усмехнулась.
  - Недостаточно, подтвердила Мисака! За то, что он чуть не встроил в тело Мисаки жуткого монстра, Акселератор сам станет жутким монстром, провозгласила Мисака! То есть ещё более жутким, уточнила Мисака.
  - И вы тоже идёте, - обречённо взглянул он на ужинающих женщин.
  - Весь выходной не думать о том, что бы приготовить на пятерых, - усмехнулась Йомикава. - За такое я хоть куда пойду.
  - Между прочим, Акселератор, упырь тебе действительно подойдёт, - словно бы всерьёз улыбнулась Йошикава. - С подсветкой всех напугаешь.
  - Все девушки намокнут от страха... э! - Ворст вздрогнула, когда Йошикава столь же добродушным тоном сказала: "Язык". - Мисака не употребила грубых слов, выучила список Мисака! И это смешно, уверена в своём чувстве юмора Мисака!
  - О, ну тогда извини, - отмахнулась женщина. - Помоешь тарелки?
  - Само собой, нацелилась на свои чудеса ловкости Мисака!
  
  Акселератор не знал почему, но Ворст обожала мыть посуду. Даже не била её и обязательно что-то напевала под нос. Вот и сейчас она помчалась на кухню с подносом, а он вместе с Ласт Ордер переместился в гостиную, где Йошикава и Йомикава уже трясли антресоли в поисках вариантов для костюма милого пожирателя мозгов.
  Приглашения им принесли вчера, девушка в форме Токивадай и на всех пятерых. "Вечеринка в богатом доме с Ктулху-тематикой" - у девушек глаза загорелись от каждого слова, и Акселератор сразу осознал поражение.
  Хотя костюма упыря не дождутся.
  Он сел на диван и стал смотреть на то, как женщины выворачивают кусок зелёной ткани, сами удивляясь, откуда он взялся. Йошикава предположила, что это старая форма, оставшаяся после задержания огненного эспера и забытая после этого; Йомикава согласилась и напялила ту на Ласт Ордер, сразу проверяя размер. Девочке мигом закрыло глаза и та закружилась, испуганно прося включить свет.
  На вечеринку придётся идти не только за компанию. Герой всё-таки добрался до него и через сеть Мисак передал, что вроде бы нашёл альтернативу для спасения девочек, но её потребуется обсудить лично. Вот и обсудим, хотя Акселератор уже выбрал тот вариант, что он мог предложить, и заранее не одобрял.
  Но у других вариантов свои проблемы.
  
  - Короче, мы все хотим пойти на вечеринку! - Эллен высунулась из люка столь резко, что крышка едва не ударила Камисато по ногам, тому даже пришлось отпрыгнуть.
  - А я говорю, что не могу взять всех! - он слегка пнул крышку, не закрывая её, ибо девушка выбиралась наружу. - Потому что пригласили только Эльзу и Клэр, и они мне как раз подходят!
  - Я тоже могу подойти, Камисато-сан! - обиженно протянула призрачная Майя, зависая над его головой. - В такой толпе меня вряд ли отыщут, а я хотя бы укажу, где что.
  - Поддерживаю, Камисато-сан, - Клэр выступила вперёд. - Хоть я и так уже представляю, где мне разместить цветы, но помощь Майи будет просто неоценима.
  - Хорошо, - сдался парень. - Пусть Майя тоже идёт. Но...
  - И я хочу! - Фран аж запрыгала, пытаясь выделить себя из толпы. - В таком большом доме правительство наверняка прячет аппаратуру для наблюдения за пришельцами, и я смогу её обезвредить!
  - И я, я смогу управлять их костюмами!
  - А я подмешаю в питьё что-нибудь!
  - Я могу очаровать кого нужно!
  Остальные девушки тоже загалдели, обрисовывая свои плюсы, и Камисато страдальчески прижал руки к ушам. Это было условным знаком, от которого те медленно начали утихать - и тогда заговорила Эллен.
  - Хоть я и хочу пойти, но поддерживаю Камисато-сана, - она сама захлопнула ногой люк и махнула свисающим рукавом белого халата. - Нам нет никакой нужды идти всем вместе, тогда вечеринка перерастёт в бойню. Честно говоря, Камисато-сан, я ещё раз не рекомендую идти...
  - А я ещё раз говорю, что хочу решить дело мирным путём.
  - Вы невероятно благородны, Камисато-сан, - умилилась Эллен, да и остальные девушки согласно закивали. - Но в таком случае возьмите с собой Люку. Думаю, мы сможем загримировать ей костюм под тематику, а она сможет отвлечь врагов, если всё пойдёт вкривь и вкось.
  Камисато посмотрел на девушку-пиратку, и та согласно улыбнулась. Гримировать было что: хотя Люка красовалась всеми пиратскими атрибутами вроде мушкета, шляпы с белым пером и повязки на правый глаз, остальная одежда состояла из синего нижнего белья с небрежно наброшенным камзолом.
  - Если что-то пойдёт не так, Камисато-сан, то я всегда могу оставить временные бомбы, - радостно заявила она. - И тогда мы отомстим за вашу смерть, разрушив весь особняк.
  - Ну вот настолько не надо, - поморщился тот. - Хорошо... возьму с собой ещё и Люку. Но на этом всё! Никакой самодеятельности, понятно?! Если вы ещё раз втянете меня в беду или провалите задание, потому что решите впечатлить...
  - Ни за что, Камисато-сан! - девушки аж в струнку вытянулись.
  
  Огромная чёрная масса с переливающимися разноцветными огнями придвинулась к Томе, легла на него и невероятно замогильно сказала:
  - Ням.
  - Вижу, тебе костюм уже проработали, Етцу? - улыбнулся он, осторожно отталкивая шоггота левой рукой. Тот выпрямился и закивал.
  - По крайней мере видеть в нём могу и кое-как растягиваться. А там, если уж что, быстро раздеваться всегда умела.
  - Дай тогда на остальных посмотреть, - Тома сделал шаг в сторону, уставившись на девушек. Некоторые ещё заканчивали с костюмами, но Ицува и Лессар уже красовались в тёмных робах культистов. Трезубец первой и стальная перчатка второй дополнительно украсились зловещего вида письменами, а вместо лица под надвинутыми капюшонами скалились белые клыкастые зубы.
  - Всё равно будем носить оружие на всякий случай, так совместить, - Ицува обернулась вокруг оси, проверяя, не будет ли балахон робы цепляться за туфли. Тома одобрительно кивнул и посмотрел на Мисаки.
  Та поддалась общему настрою и теперь красовалась в костюме отвратно-червивого цвета, с торчащими лапами и перепончатыми крыльями. Руки тоже заканчивались клешнями, как и у Томы, но на животе ничего не висело, и лицо пока что было открыто.
  - Я впервые надеваю столь жуткий наряд, - сразу же пожаловалась она, махая клешнями. - Эти ваши Ми-го отвратительны.
  - Ну а как иначе, - Тома подошёл ближе к ней. - Зато когда начнётся, то пойдём клешня в клешню встречать гостей. Много стоит, не так ли?
  - Так, - Мисаки сразу заулыбалась, и сбоку кашлянули.
  - Как я тебе, Тома? - Мисака нарядилась в Дагона, услышав про "подобие гигантской жабы", но не выглядела довольной. Жаба оказалась не совсем жабой и совсем уродливой, зад костюма набился металлическими бляшками, позволяющими магнетически вилять хвостом, а голова девушки торчала между рядами оскаленных, сочащихся искусственной гнилью зубов.
  - Неплохо, - прокомментировал он, но Мисаке лучше не стало.
  - Вот именно что неплохо, - она всмотрелась в огромное зеркало и скривилась. - Похоже, мой костюм хуже всех будет.
  - Уверена? - скептически отозвалась Канзаки. Эта перевоплотилась в чёрного конусообразного Йитианца и слишком недовольно размахивала клешнями-отростками. - Я вот точно ошиблась с выбором. Но уж лучше в этом, чем какой-нибудь падший ангел...
  - Да, падший ангел не в тему будет. Серья, ты как? - Тома повернулся к фигуре в углу. Та повернулась в ответ, вся чёрная, с лицом, закрытым маской с изогнутыми рогами. Неясно, как Серья видела сквозь неё, но лишь махнула длинным хвостом и вновь отвернулась.
  - Хотела ведь это взять, но так с лестницы навернусь, - Лессар тоже обернулась вокруг своей оси. - Да и хвост красить такое тоже...
  - Хвост красить не надо... Индекс? - Тома поднял руку, в которую острыми зубками вцепилось белесое существо.
  - Ам-ням, - проворчало существо, не разжимая зубов. - Хочу мясо глупого Томы, ам-ням.
  - Ясно, сейчас пойдём ужинать.
  
  - Так, мы всё учли? - за столом Серья сняла маску ночного призрака и начала загибать пальцы. - Костюмы, декорации, сцена в саду. Верхние комнаты убраны и застелены. Порядок в целом наведён. Список гостей утверждён. Продукты готовы. Список возможных неприятностей от Томы проработан.
  - Я вымотана, - закончила Лессар, рухнув головой на стол. Остальные молчали, Серью вообще старались игнорировать в последнее время, и Тома поспешно сказал:
  - Что по поводу внезапной атаки?
  - У нас тут обещаются все семеро пятиуровневых, - мрачно ответила Серья. - Внезапный атакующий сам заорёт "невезуха".
  Ей опять никто не ответил, и Тома лишь устало вздохнул.
  Если завтрашняя вечеринка не ослабит напряжение, то придётся что-то делать, пока Серья не стала изгоем. Ибо ни она, ни остальные девушки это что-то делать не собирались.
  
  Ночью он выбрал Серью первой, но и тут только Етцу, которой всё равно, подлезла под бочок. Все остальные даже не пошевелились, Томе даже показалось, что он чувствует угрожающие взгляды - а когда расслабился и опустился на Серью, то та обняла и тихо сказала на ухо:
  - Спасибо, но иди к ним. Не порть отношения с командой. Я уж как-нибудь сама.
  
  - Простите, что поднимаю так рано, самой бы кофе, - Юитцу действительно сидела перед ноутбуком вся сонная и отхлёбывала из чашки. - Но эти мрыки тоже рано всё затевают, ибо совесть их не мучает...
  - Кто? - столь же сонно отозвалась Нару. Падальщики сидели вчетвером на одном диване и тоже отхлёбывали из чашек.
  - Ну эти... GEKOTA, - Юитцу нажала пару клавиш. - Вечеринка на весь день, ибо богатенькие девочки могут себе позволить. Эх, мне бы так жить...
  - Так, может, нам сходить? - Я-кун слегка покачнулась. - Лидер пусть смотрит, а мы гуляем, веселимся...
  - Вот ещё, - пробормотала вернувшая себе маску Лидер. - Я же сказала, мне придётся смотреть наверху и концентрироваться полностью, ибо на свету моя способность плохо работает. А вы охраняете.
  - О, кстати об этом, - Юитцу ещё немного напечатала. - Они там какую-то муть навели над особняком, так что там весь день будет темно.
  - А, - Лидер помедлила, а затем погрозила пальцем оживившейся Нару. - Но всё равно без меня никуда!
  - Да уж, сделаем своё дело чётко и профессионально! О, Лидер, ещё вопрос, - Юитцу отхлебнула из чашки и слегка наклонилась в сторону. - Вы умеете смотреть вверх?
  
  - Воистину, деньги лучшая суперсила, - пробормотал Тома, ещё раз взглянув в тёмное небо. Мисаки рядом вытянула клешню и ткнула его, после чего опустила, готовясь встретить новую порцию гостей.
  Они уже в костюмах стояли перед главными дверьми особняка, испачканными подобием болотной тины. Над головой вопреки утру раскинулось абсолютно тёмное небо, угрожающе давящее бесконечной пустотой. Неподалёку от входа раскинулся огромный бассейн, в мирное время предназначенный для обычных купаний, а сейчас утробно булькающий. Булькала Мисака, подтянувшая свой костюм Дагона-жабы до приемлемого уровня и теперь плавающая под водой.
  - Керо, - донеслось от бассейна; похоже, третья по силе эспер решила полностью развеяться. Тома лишь покачал головой и ещё раз бросил взгляд на группу куколок-мальков, покрывающих его живот цвета грязи.
  Отинус висела среди них, и изредка что-нибудь говорила по внутренней связи, вмонтированной в их костюмы - просто показать, что она в порядке. Беспокойство за неё слегка уменьшилось, когда Камисато прошёл мимо с тремя девушками - синюшную пиратку без приглашения не хотели впускать Ицува и Лессар, играющие из себя стражников-культистов, но Мисаки после быстрых переговоров велела пропустить.
  Сейчас же девушки обрабатывали явившихся Гунху, Уихару и Сатен - звуковой датчик в костюмах подавал звуки щёлкающих где-то в отдалении челюстей вместе с туманным эмбиентом, а уж замогильный голос, призывающий показать пропуск, обе освоили сами и с удовольствием.
  Наконец первая полоса была преодолена, и троица отправилась к особняку по заросшей подозрительно высокой и шелестящей травой дорожке. Похоже, они не очень разобрались с правильными костюмами, и Уихару щеголяла со змеиной головой на чешуйчатом платье, а Сатен вовсе нацепила маску волколака. Зато Гунха...
  Вокруг того светило пламя, раздуваясь в приличный такой шар, держащий за своими границами даже девушек. Гунха удерживал этот шар то ли силой воли, то ли пойми чем, и хищно улыбался.
  - Кого это он, а? - тихо спросил Тома.
  - Думаю, огненного вампира, - предположила Мисаки, и все вопросы сразу отпали. Тома уставился на гостей и торжественно поднял клешню.
  - Приветствую вас в царстве ужаса, - теперь отвратно-червивый костюм скрывал и лицо Мисаки, а голос благодаря динамику сделался скрипучим. - Прошу вас оставить мозги на входе, иначе вы рискуете навеки потерять разум от картин, что вас ждут.
  Уже проинструктированные гости положили в протянутую банку свои приглашения, оглянулись на ещё один бульк из озера и зашли внутрь. Через пару секунд раздались крики: Етцу-шоггот, притворяющаяся полом, встала поприветствовать гостей и заключить их в крепкие объятья. Тома на всякий случай повернулся, но взрывов не донеслось - Гунха всё-таки сообразил.
  - Что по пропускам? - спросил он в микрофон.
  - ITEM ещё должны появиться, и Акселератора нет. Как и его семьи, - взглянула на банку Мисака.
  - Подождём ещё, - решил Тома; внутри есть кому развлекать гостей. - Отинус, ты как?
  - Стукаюсь о твой живот.
  - Значит, полный порядок.
  
  Ждать пришлось недолго - Акселератор вскоре явился со всеми своими. Причём переоделась лишь Ласт Ордер, в миловидного гнилого упыря - эспер всё же отбился от костюма, Ворст заявила, что она и так чудовище, а Йомикава и Йошикава в вечерних платьях хором сказали про "форма одежды свободная". Тома не стал настаивать - они были не единственными такими.
  ITEM подошли к делу ответственнее - только Мугино не нацепила ничего тематического, Хамазура же взял маску упыря, такую же нацепила Такицубо. Куроёри натянула на все руки зелёные отростки, хаотично шевелящиеся у неё за спиной. Ну а Кинухата и вовсе пришла в облике рыбочеловека, издавая по пути булькающие звуки.
  На этом приглашения закончились, Ицува с Лессар тщательно заперли ворота и пришли к дверям, так что в особняк они зашли все вместе.
  Етцу тоже поднялась поприветствовать их чёрной массой, а затем с нарочитым чавканьем поползла в сторону первой из четырёх комнат, подготовленных для празднования. Мисаки отправилась туда же; Тома сказал Мисаке в микрофон, что можно вылезать из бассейна, услышал в ответ "Керо" и решил не настаивать. Ицува ушла во вторую комнату, где уже что-то рычало, Лессар в третью, откуда доносились подозрительные хлюпания.
  - Цучимикадо, как там? - Тома пока что задержался в холле.
  - Прости, Ками-ян, я тут пытаюсь сожрать, - весело ответил друг. - Фукиосе со мной, за неё не волнуйся. А твои два голубка уже на месте.
  - Ну, удачи мне, - только и сказал Тома, щёлчком изнутри высвободив маску и зашагав к комнатке неподалёку, маленькой и обычно закрытой, с небольшим диваном и столом непонятно для чего.
  Сейчас она была открыта, и Акселератор расселся на диване, положив костыль на колени. Кайкине же застыл по другую сторону, почти не шевелясь.
  - Здравствуйте ещё раз, - Тома неуклюже открыл дверь клешнёй. - Простите, что в такой обстановке, но раз уж подвернулся случай...
  - Можешь не так официально, - Акселератор проворчал это, но ворчание выглядело мирным. Тома кивнул, попытался закрыть дверь, махнул клешнёй и начал:
  - В общем-то, Кайкине предлагает то же самое, что Нокан. Но вместо шоггота Сёстры получат Тёмную Материю.
  Акселератор посмотрел на светящегося белым парня, затем на прямоходящего краба, скривился и прошептал:
  - Это для тебя лучший вариант?
  - Я не учёный, я не знаю, можно ли укрепить тела изнутри, - признался Тома. - Но мне кажется, если бы было можно, то сами Сёстры это сделали бы. А так остаётся укреплять чем-то извне, и... самый надёжный вариант. От человека... - он посмотрел на Кайкине, но тот величаво кивнул. - Человека, которому мы доверяем, и материи, которой мы доверяем.
  - Доверять Тёмной Материи - это, знаешь ли, та ещё глупость. И я не тебя имею в виду, я вообще, - Акселератор тоже посмотрел на Кайкине. - Хотя до недавнего времени я и тебя имел в виду.
  Он немного помолчал, но ни Тома, не Кайкине не рискнули вмешиваться.
  - Девочек надо спасать, и не время тянуть резину, - сказал Акселератор уже куда тише. - А раз вся научная машина не может предложить ничего лучше... но запомни, - костыль подлетел и указал на Кайкине. - Если ты хоть как-то им навредишь, то я не посмотрю ни на кого и ни на что. Разорву тебя, каким бы бессмертным ни был.
  - Я не собираюсь им вредить, - тот наконец прервал молчание. - Я наоборот, в некотором роде... задолжал им.
  Тома только сейчас вспомнил, что во время Второго Эпизода Кайкине убил нескольких клонов. Однако Акселератор если и вспомнил тоже, то никак не отреагировал.
  - Хорошо, если договорились, то можете поразвлекаться, а там уже скоординироваться, как всё, - Тома вышел наружу, и Акселератор выбрался через несколько секунд, отправившись к большим залам. То же самое сделал Кайкине, задержавшись лишь для преобразования во фрактальное существо.
  - И зачем я был нужен, спрашивается... - сказал Тома в микрофон. Ответа он не знал: оба сильнейших эспера просто заранее потребовали его присутствия. То ли как некий гарант, то ли поди их пойми.
  Так, хорошо, это выполнено. Теперь к следующему пункту.
  - Етцу, где Камисато?
  
  Камисато сидел в условно третьем зале на диване. Он тоже не оделся по тематике, и в синей школьной форме походил на главного героя, забредшего в логово ужасных чудовищ.
  Хотя Тома, чуть понаблюдав издали, заподозрил, что в этом соль: Камисато слегка нервно косился на вышагивающих рядом монстров, а из его девушек осталась только синюшная пиратка. Да и та ушла ко столу, на котором расставились вазы с ужасными на вид и весьма вкусными продуктами, вроде сделанных из рисовых шариков глаз. А уж над бедными кальмарами как поиздевались...
  Пока шёл период начальных развлечений, однако вскоре все должны были отправиться наружу, к импровизированному представлению по сценарию Етцу. Мисаки в наушниках уже требовала освобождать бассейн, и если она услышит ещё одно "керо"...
  Тома перестал наблюдать и прошёл к Камисато. Тот с подозрением уставился на прямоходящего краба, даже собрался - совсем не расслабившись, когда Тома случайно стукнул по голове проходящего мимо рыбочеловека и тот хлопнул его ластой, пробормотав про суперувальней.
  - Это я, Камидзе Тома, - представился он на всякий случай, аккуратно усаживаясь на диван. Камисато тоже поздоровался, однако напряжение не спало.
  - Я так понимаю, такой свет будет весь день? - тьма за окнами ничуть не развеивалась несколькими газовыми шарами, медленно дрейфующими над головами гостей.
  - Тематика есть тематика, - Тома задумался, как бы лучше продолжить разговор, однако Камисато сделал это сам:
  - Вы просто так пригласили меня сюда или под шумок что-то предложить насчёт Отинус?
  - Я пригласил сюда весь свой класс, - Тома покосился на ребят, парочка из которых решили потанцевать в тишине и мраке, не дожидаясь объявленного бала. - Ты в том числе. Но если тебе есть сказать что-то новое, то прошу.
  Подслушивания он не боялся, они за этим следили. Случайные люди вокруг вряд ли что поймут - а если что, то Мисаки пообещала проверить их разумы потом. А Камисато в такой свободной обстановке, глядишь, расслабится и разоткровенничается.
  - Не думаю, что скажу нечто новое, - однако пока что оставался напряжённым. - Даже если мы подружимся, я всё равно буду стараться изгнать Отинус.
  - Моё допущение было не просто так, - Тома бросил взгляд на пиратку; та уже уставилась в их сторону, очень внимательно, но ещё не отходя от стола. - Я не уверен, поверишь ли ты мне, но готов поклясться: Отинус потеряла все свои силы и даже как человек практически беспомощна. Фактически она больше не Магический Бог и никогда не станет им. Ты, может быть, ощущаешь её прошлое, её суть, но на деле Отинус абсолютно безобидна.
  Богиня заворчала ему в уши, но особо сильно протестовать не стала. Камисато задумался, тоже взглянул на пиратку, но тайного знака вроде не подал, почти сразу же посмотрев обратно на Тому.
  - Слушайте, я... - он осёкся и вновь задумался. - Можно я подумаю об этом, хорошо?
  - Хорошо, - только и ответил Тома; Камисато тут же сорвался с места, но никуда не убежал, а встал рядом с пираткой и принялся за еду. Если они что и обсуждали, то тихо.
  Потом с камер прочитать можно будет, а пока Тома просто развалился на диване, ещё не натягивая маску обратно. Девушки в наушниках делали последние приготовления, Мисака вылезала из бассейна, освобождая его для лишних мест тех гостей, что рискнут сидеть над булькающей гладью. Толпа пойдёт туда, но он останется в особняке, на случай...
  - Братик Тома, угадай кто, спросила Мисака, зажимая глаза братику Томе.
  - Знаешь, это даже по твоим меркам палево, - Тома на секунду замер, когда мягкие ручки скользнули по его лицу, но клон заговорила сразу же. - Привет, сестрёнка Мисака. Ты как прошла мимо охраны?
  - Секрет, призналась проворная Мисака. И не совсем палево, ибо братик Тома не знает, которая Мисака перед ним, уверенно кивнула Мисака.
  - Мисака десять тысяч тридцать два, - ответил Тома, когда девушка обогнула диван и уселась рядом с ним. Сейчас она носила открытое зелёное платье, украшенное изображениями множества чёрных клинков, скрещённых под разными углами.
  - Похоже, братик Тома не забыл сестрёнку Мисаку и верх её прекрасного тела, удовлетворённо кивнула Мисака.
  - Я действовал методом исключения. Плюс ты носишь подаренный мною кулон, - даже без того кто ещё из клонов решился бы заглянуть сюда. - Пришла поразвлечься?
  - Братик Тома не отправил Мисаке приглашения, оскорблённо надулась Мисака.
  - Хэй, я попросил старшую Мисаку связаться с вами по сети, не надо тут.
  - И всё равно приглашения не было, надулась Мисака. Мисака ждала своё приглашение, украшенное какими-нибудь щупальцами, очень надеялась Мисака, именно поэтому не дав ответа.
  - А мы наоборот, ждали твоего ответа и лишь тогда отправить приглашение, - вздохнул Тома. - Ладно, главное что ты здесь. Хочешь поплавать на жабе-Мисаке? Та после представления наверняка опять в бассейн полезет.
  - Это очень интересное зрелище, мигом представила своим развитым воображением Мисака. Однако Мисака интересуется несколько другим катанием, томно потянулась Мисака.
  - Ты о...
  - Мисака обещала братику Томе двух одинаковых Мисак в постели и Мисака не хотела бы нарушать обещание, чётко заявила Мисака. Поэтому Мисака уже сообщила об этом старшей Мисаке, ожидает появление сестры Мисака.
  Тома уже слышал, как открывается дверь и жаба ползёт по коридору, так что тихо сказал:
  - Сестрёнка Мисака, я знаю, что ты фригидна.
  Клон безэмоционально уставилась на него и так же ответила:
  - Да, не стала скрывать Мисака. А братик Тома нет, с уверенностью сказала Мисака. И сестрёнка Мисака нет, с той же уверенностью сказала Мисака.
  Жаба дотащилась до дивана, плюхнулась на него и привалилась к Томе, тот даже слегка отодвинул её, дабы Отинус не раздавило.
  - Ну и что ты явилась сюда? - со вздохом спросил он; жаба уставилась на него и звучно ответила "керо-керо". - Ладно, где-нибудь перед сном...
  - Сон у братика Томы расписан на многих других, справедливо отметила Мисака. Поэтому почему бы не прямо сейчас, развязно предложила Мисака.
  - Керо, - изогнулась попыткой в кивок жаба.
  - Сейчас? Но... - Тома посмотрел на обеих, а затем в наушниках раздался голос Серьи.
  - Иди с ними, Тома. Мы тут всё устроим.
  
  Мисаки уже стояла снаружи и смотрела на импровизированную сцену напротив бассейна, но была уверена: даже если бы осталась внутри и напрямую подошла к Томе, его бы всё равно потащили наверх.
  Слёз не было.
  Толку плакать, она уже и не к такому привыкла. А исправить ничем не может. И если начнёт - доставит Томе кучу неприятностей, хотя должна наоборот.
  Проживём как-нибудь...
  Кто-то похлопал её по плечу, и Мисаки узнала Ицуву, всё ещё в костюме культиста. Та указала на сцену, куда уже ползла Етцу, а затем освободила лицо и тихо сказала:
  - Я потом сама с ним поговорю. А пока повеселим гостей.
  Кивнула и тоже ушла к сцене, а Мисаки посмотрела ей вслед, чувствуя хоть какое-то облегчение.
  Да. Пока что гостей. А там и рассосётся.
  
  Индекс лопала глаза так, что Мария аж посмотрела на неё с изумлением.
  - Что? - заметила девочка этот взгляд и сразу зажевала все разом, так что щёки расширились как у запасливого хомяка.
  - Ты так много ешь, что ничего не останется, - отметила маленькая горничная, непроизвольно улыбаясь при виде того, как белоснежный упырь кидает себе в глотку ещё глаз.
  - Я не могу не есть, - пробурчала она с набитым ртом. - А Тома опять занят и не обращает на меня внимания.
  - Старшие всегда так, - понимающе закивала Мария. - Я вот тоже пришла к Серье, а сейчас понятия не имею, в каком она костюме. А сама не подойдёт.
  - В чёрном. Такая страхолюдина... с крыльями, рогами и хвостом, - не совсем подробно описала Индекс, но Мария сразу нарисовала себе образ.
  - О, ты тоже тут? - Майка подошла к ним и тоже полюбовалась прожорливым упырём. - Слушай, брата моего не видела?
  - Неа, но я только пришла, Серью ищу.
  - Ммм, Серья последний раз была снаружи, но она подготавливала сцену, так что почти наверняка будет занята.
  - Как всегда, - вздохнула Мария; Майка грустно кивнула, а затем прищурилась.
  - Ты тоже жвалы нацепила?
  - Ага! - оживилась Мария. - Они так во рту шевелятся, щекотно даже!
  - Жвалы? - Индекс отвернулась от стола. - Что за жвалы?
  Мария и Майка посмотрели на неё, улыбнулись - и открыли рот. Там, за рядом зубов, извивались небольшие тёмные щупальца, иногда потягиваясь в сторону потока воздуха. Выглядело довольно жутко, и Индекс аж отступила.
  - Это что за магия? - прошептала она.
  - Это не магия, - фыркнула Майка. - Это из магазина розыгрышей. Прикрепляешь и можешь пугать кого угодно! А потом сжевать, они как жвачка.
  - Продавец говорил, девушки любят этим пугать парней, - подхватила Мария. - Откроют рот для поцелуя, а там такое.
  - О! А чём ещё парня пугать можно? - Индекс аж тарелку отставила и проглотила всё накопленное.
  
  - Ну, что? - сразу же спросил Камисато, когда Эльза и Клэр, одетые в абсолютно одинаковые чёрные платья, остановились перед ним.
  - Проход наверх закрыт, Камисато-сан, - для такого случая Эльза причесала свою обычную гриву в нечто более изящное, но всё равно выглядело диковато. - Устройством, с которым открыть дверь могут лишь двое одновременно, если хотят увеселений.
  - Ну и вы что, воспользовались? - нахмурился Камисато. Девушки уставились на него, затем друг на друга.
  - У меня нет особого желания, Камисато-сан, - Клэр нервно коснулась правого цветка. - Но если вас такое заводит...
  - Мы можем даже заснять, - сглотнула Эльза.
  - Я не про увеселения, - ему стоило больших усилий не заорать. - Я про то, чтобы вы вдвоём открыли дверь и сходили наверх, разведав обстановку и прикинув, где могут прятать Отинус.
  - То есть, на увеселения с вами не получится? - жалобно спросила Люка позади, и Камисато порадовался, что всё-таки согласился отправить Майю на разведку отдельно.
  - Никаких увеселений. А сейчас пока не стоит, почти наверняка они будут смотреть, кто туда пойдёт. Потом, если другие парочки потянутся. Давайте посмотрим, что у них тут за представление, - он подошёл поближе к бассейну и уставился на сцену. Девушки встали рядом, Эльза и Клэр вновь посмотрели друг на друга - и задумчиво провели языком по губам.
  
  Акселератор не пошёл за всеми, когда объявили о начале представления, и быстро остался один в зале. От стола воротило, Ласт Ордер убежала в компании всех, делать абсолютно нечего, даже думать не хотелось.
  Одна из клонов прибыла сюда и даже успела перекинуться парой слов, но потом убежала искать Камидзе Тому. Акселератор присоединяться не захотел, а сказать ей про эту Тёмную Материю не получилось, так что он просто сел на диван, закрыл глаза и расслабился.
  Расслабился, но не лишился сознания, и чужое присутствие ощутил сразу. Открыл глаза - и увидел стоявшую посреди комнаты девушку.
  Серебряные волосы, смуглая кожа, белое одеяние... даже два белых одеяния, накинутых друг на друга. Оружия не видно, только розовый кулон-сердечко, свисающий на грудь - но в Академия-сити пустые руки часто опаснее вооружённых.
  Акселератор включил ошейник ещё на подходе к особняку, и сейчас мог ничего не опасаться, но всё равно неприязненно взглянул на девушку. Та и вовсе смотрела в упор, иногда наклоняя голову словно дикая сова.
  - А в тебе меньше безумия, чем казалось, парень, - наконец задумчиво сказала она. - Я ожидала больше запаха от самого опасного человека тут, не так ли? Даже разочарована, гых.
  - Ты кто? - нахмурился Акселератор, и девушка вновь посмотрела на него.
  - Для тебя никто, и такой останусь, не так ли? Жаль, жаль... хотя, возможно, мы ещё увидимся. Пока!
  И девушка дунула прочь с такой скоростью, что Акселератор с тревогой встал и вышел в коридор, но к тому времени её и след простыл. Он повертел головой, сморщился и вернулся обратно.
  Раз болтала про безумие, то наверняка местная пугалка вроде той ползающей жижи, только с обратным знаком.
  Не его проблема точно.
  
  Спектакль Етцу был абсолютно прост - милая девушка с золотым хвостиком шла по тёмному, мрачному лесу, регулярно натыкаясь на злобных чудищ. Однако её филигранно зачитанные хокку пробуждали в них восхищение и вдохновение, после чего они присоединялись в надежде познать ещё больше шедевров словосложения.
  Лавкрафт, наверно, крутился в могиле не хуже городских ветряков, но на серьёзность никто и не претендовал. Плюс монстры появлялись в сопровождении достаточно пугающих и неприятных звуков, выполняя обязательную программу. Етцу вообще в ответ на критику заявила, что после сказанного Нефтидой небольшая издевка над вселенной и тыканье в её нереальность не повредит.
  Окна комнаты Томы выходили как раз на сцену и спектакль, судя по всему, уже заканчивался. Тем более что Мисака вместо роли одного из чудищ теперь посапывала на кровати. Темень никуда не уходила, а она вымоталась и плавая жабой, и сейчас, хоть частично из-за активности клона.
  Та посапывала рядом, тоже успевшая вымотаться. Если их тела постепенно разрушаются, то неудивительно, что дела с выносливостью всё хуже и хуже. Сейчас, когда спустится, надо будет сказать Кайкине и Акселератору, что клон тут. Возможно даже сразу провести какой-нибудь эксперимент, когда проснётся и оденется. А пока исполнение обещания - единственное, чем может помочь.
  Хотя врать бессмысленно - опыт двух одинаковых девушек Томе понравился. Тем более что Мисака давно перестала жаться, включилась в ситуацию так, будто всё ей абсолютно нормально. Надо бы действительно взять конфискованное у Етцу Гекоту-дилдо и предложить, оценить реакцию.
  Пока что Тома обратно облачился в костюм - тот во многом надевался сам, иначе клешнями было бы невозможно натягивать - проверил, на месте ли Отинус (та всё слышала и сейчас лишь хмыкала), и аккуратно вышел в дверь. Так, теперь основная задача спуститься во всём этом по лестнице, не навернувшись...
  Уже на лестничной площадке он вдруг почувствовал взгляд в спину - настолько сильный, что сразу же обернулся. У стены коридора стояла смуглая девушка в белоснежных одеждах и с серебряными волосами, привалившись так, будто уже полчаса кого-то ждёт, хотя несколько секунд назад её тут не было.
  - Хо, привет, Тома, - слегка развязно сказала она, сразу же улыбнувшись. Тома нахмурился, освободив лицо и на всякий случай правую руку. На тот же случай он отошёл от лестницы: резкий рывок мог скинуть вниз без всякой неудачи.
  - Кто ты? - спросил он одновременно.
  - Я? Это трудно сказать, не так ли? На самом деле нетрудно, но я кривляюсь. А так в некотором роде твоя фанатка, Тома.
  - Фанатка? - это его ничуть не успокоило. Тома встал так, чтобы и от лестницы подальше, и к ней поближе. Девушка очень внимательно посмотрела на него.
  - Твоя жизнь совершенно замечательная, не так ли? - улыбнулась она странной, морозящей улыбкой, и фиолетовые глаза слегка засияли. - Богатый дом с кучей комнат и четырьмя этажами. Богатая жизнь. Опасная и захватывающая жизнь, ведь ты всегда на острие атаки, всегда справляешься с жуткими силами, превозносишься как герой и заслуживаешь этого звания, не так ли?
  - Кто ты? - повторил он, чувствуя возникшее невесть откуда неприятие. Только сейчас Тома заметил, что у неё босые, но при этом удивительно чистые ноги, будто девушка десантировалась из ниоткуда.
  - Прекрасная жизнь, - та словно бы не услышала. - Дохрена кто хочет такую. Один сегодняшний день вбухать кучу денег в вечеринку, пригласить кучу гостей, большинство из которых весьма опасные и влиятельные люди, а потом отправиться наверх, где две одинаковые девушки с одновременным наслаждением водят языком по твоему члену. Просто шикарно. Но в таком случае ты ответишь на вопрос, Тома, не так ли? Почему ты всё ещё ходишь в школу?
  Тома настолько не ожидал этого, что вздрогнул и словно виновато промямлил:
  - Просто...
  - Просто, - закивала незнакомка. - Да, просто. Он сказал то же самое. Но Тома, если ты забросишь школу, всего этого будет больше, не так ли? Богатой жизни, жизни на острие атаки, жизни спасения других, жизни вождения язычком по твоему члену. Так почему же ты не хочешь бросать школу, Тома? Просто, не так ли?
  Она слегка переместилась, вышла в центр коридора, пока что не выглядя угрожающе, но Тома не собирался расслабляться - как и прерывать. Чем больше выскажется, тем лучше поймёт, что происходит.
  - Ты ведь какое-то время был обычным парнем, не так ли? - она посмотрела на него и улыбнулась куда хитрее. - Самым обычным парнем, мечтающим обо всём этом, но не рискующем даже претендовать. Особенно с твоей хвалёной неудачей, с которой, казалось бы, вообще нельзя на что-то претендовать, не так ли? А тут вдруг свалилось. Причём относительно быстро, мощно, хорошо так. И ты не уверен, что справишься с этим, не так ли?
  Девушка продолжала улыбаться, а Тома ещё сильнее напрягся. Что она имеет в виду?
  - Ты герой, Тома. Ты и те, на кого ты повлиял, спасли мир от Третьей Мировой, от Отинус, от чего угодно спасут. Но ты боишься, что однажды неудача будет сильнее, не так ли? Что однажды ты не спасёшь мир, не спасёшь тех, кого должен защищать. Тем более что это уже произошло, и теперь ты при каждом удобном случае выбираешься на могилу, не так ли?
  Кулаки сжались сами собой, в душе вспыхнула невесть откуда появившаяся злость, однако девушка продолжала:
  - И поэтому ты стараешься беречь всех от каких-то особых знаний, даёшь едва ли не второстепенные задачи, посвящаешь в опасные моменты не сразу, и сколько раз ты хотел, чтобы они зажили своей жизнью? Берёшь на себя всё, вызываешь огонь на себя, даже нелюбовь между девушками пытаешься перевести на себя. Потому что никто не должен пострадать больше и вообще, не так ли?
  Девушка заговорила серьёзнее, но Тома молчал, даже когда она нагнулась вперёд и свистяще спросила:
  - Знаешь, Тома, что такое безумие?
  Не дождалась ответа, но всё равно улыбнулась.
  - Ты желаешь лучшего мира, Тома, не так ли? Как и очень многие. И те, что смиряются или довольны имеющимся - нормальные люди. Неинтересные. Скучные. С ними очень легко и даже хорошо, но у них нет стремлений и желаний меняться. В отличие от тех, кто жаждет лучшего мира. Для себя или для всех? Неважно, не так ли? - девушка аж начала слегка пританцовывать. - Те, кто добиваются успеха - гении, звёзды, небожители, кумиры. Те, на кого надо равняться, те, кто не просто захотел лучшей жизни, но добился её. Однако есть и те, и их гораздо больше, кому не суждено войти в эти ряды, не так ли? - она вновь улыбнулась, будто радуясь сказанному. - Те, кому не хватает сил, времени, денег, воли добраться до лучшего мира. Ибо как ты доберёшься, если над головой каждый день свистят пули? Как ты доберёшься, если твоей зарплаты хватает лишь на то, чтобы не помереть с голоду? Как ты доберёшься, когда вздох может быть поводом оскорбить и избить тебя? Никак. Выхода нет, не так ли? А если есть, то его невозможно разглядеть.
  Она выгнулась, запрокинув шею так, будто хотела рассмотреть что-то на потолке.
  - И тогда приходит безумие. Разница между желанием лучшего мира и невозможностью достичь. Она подтачивает изнутри, день за днём, капля за каплей. Ей можно сопротивляться, и даже успешно, но без входа в лучший мир она добьётся своего. И тогда ты шагнёшь с крыши, думая, что нет иного способа создать лучший мир. Или впадёшь в ненависть, желая уничтожить чужие лучшие миры. Или уничтожишь свой нынешний, не понимая, зачем. У каждого протекает по-разному, не так ли? Но безумие одно.
  Тома окаменел, особенно после слов о шаге с крыши. Если бы Воля не успела тогда, или не смогла бы, и он шагал бы вновь и вновь, желая уберечь лучший мир...
  - Тебя можно причислить к первым, Тома, - девушка вернулась в нормальное положение. - Со стороны ты сумел войти в лучший мир и наслаждаешься им. Но это не тот лучший мир, что ты хотел, не так ли? И ты боишься, что однажды он разлетится на кусочки, ибо трещина уже появилась. Боишься, что уже несколько могил придётся посещать вновь и вновь. Боишься, что однажды всё это закончится - и жаждешь лучшего мира, мира, в котором ничего не закончится или за который не придётся беспокоиться. Вот только не имеешь ни малейшего понятия, как войти в этот мир, не так ли? И тщетно хватаешься за иллюзию обыденной жизни в надежде успокоиться, не так ли?
  Улыбка стала зловещей.
  - Ты идёшь к безумию, Тома. Оно уже дышит тебе в спину. Оно шепчет на ухо и скоро лишит сна. Но это будет особое безумие, не так ли? Безумие человека, имеющего доступ к крупным мировым фигурам. Безумие человека, на которого рассчитывают многие. Безумие человека, обладающего одним из наиболее могущественных артефактов человечества. Герой однажды сойдёт с ума, и именно поэтому я здесь.
  - Кто ты? - прошептал он, и теперь девушка ответила.
  - Я серийная убийца, - и даже поклонилась. - Я иду по запаху безумия. Я нахожу тех, кто ради своего лучшего мира уничтожает чужие. Преступников, охотящихся на одиноких путников. Насильников, уверенных в своём желании. Наркоторговцев, зарабатывающих на превращении в ничто. Я нахожу их всех и я убиваю их. Я беру их оружие, приношу в жертву своему богу, и тот дарует мне своё благословение. И когда ты, Тома, погрузишься в безумие, я хочу быть рядом, чтобы убить тебя. Мой кинжал вонзится тебе в сердце, и оно разорвётся на части. Мой кинжал вонзится тебе в горло, и ты захлебнёшься кровью. Мой кинжал вонзится тебе в глаз, и ты перестанешь думать навсегда. И тогда никто не пострадает от твоего безумия.
  - Убирайся, - только и прошептал он. - Убирайся.
  - Не думаю, - наклонила голову девушка. - Ты сам захочешь, чтобы я была рядом. Особенно когда узнаешь, кто я, не так ли?
  Она сделала шаг назад.
  - Меня зовут Саломея, Тома, - и вновь поклонилась. - Камисато Саломея.
  
  Представление закончилось, и люди потянулись обратно в дом, смеясь и переговариваясь. Шокухо отдала приказы девочкам на следующее мероприятие, попросила Етцу вместе открыть дверь наверх и одна отправилась по лестнице. Не спешила - бег на третий этаж вымотает так, что придётся ползти - но и не выступала величавой походкой.
  Тома где-то там, с Мисакой и клоном. Забавляется. Не то чтобы они были тут нужны - Рейлган пусть плавает жабой, а ему опасно стоять рядом со всем заготовленным, и так вчера декорация едва на голову не обрушилась. Но...
  Как же хочется иного. Чтобы все девушки... нет, чтобы с ними было всё в порядке, но разом переключили Тому в друзья, откланялись и разбежались, оставив их тут вдвоём на весь особняк.
  И оставшись в общем костяке группы, да. Где-то так. В общем, прошу всех на выход, девушка хочет весь день провести с парнем, опционально не вылезая этот день из постели. И следующий день. И последующий...
  Шокухо так замечталась, что не сразу увидела Тому. Тот стоял в коридоре, неподалёку от лестницы, всё ещё в костюме краба и как-то странно смотрел на стену.
  - Томик? - спросила она; тот вздрогнул, быстро повернулся и даже постарался улыбнуться.
  - О, Мисаки, вы уже всё, да? Я, пожалуй, вернусь вниз... - на лбу у него выступил пот, и Шокухо нахмурилась.
  - Тома, что-то произошло?
  - Нет, - ответил он мгновенно, но глаза забегали. Она постояла и некоторое время посмотрела на него, а затем вздохнула.
  Вот как на это реагировать, а? Попросить рассказать? Тома упрям, будет молчать до последнего как защищающий честь господина самурай. Пройти мимо, сделать вид, что всё в порядке? Он ещё подумает, что его беспокойство не имеет для неё значение. Шокухо закрыла глаза и ещё раз вздохнула.
  Она любит Тому, а он её.
  Это прежде всего.
  - Тома, - взглянула она на ещё нервничающего парня. - Расскажи мне, пожалуйста.
  Он мрачно взглянул на неё, но кивнул.
  Они зашли в её комнату - совсем рядом с его. Тома по пути сказал, что Мисака и клон спят у него, Шокухо на всякий случай проверила, натолкнулась на два электромагнитных щита и не стала ничего предпринимать.
  Даже если обе осознают и прижмутся к стенке подслушать - невелика беда. Отинус, в конце концов, тоже будет их слушать, Тома не собирался с ней расставаться. Он уселся на кровать, а она подтянула стул и уселась так, чтобы их колени касались друг друга. После чего просто улыбнулась.
  
  Саломея, вопреки сказанному, после представления сразу же умчалась вглубь коридора. Похоже, явившаяся через несколько секунд Мисаки в костюме вспугнула её, оставив Тому таращиться в пустое пространство.
  Он едва не свернул всё в очередное отрицание, но увидел Мисаки, с которой уже так давно не был наедине, услышал просьбу рассказать, подумал про слова Саломеи - и решился.
  Сейчас, на мягкой кровати и с улыбающейся девушкой напротив (пусть наполовину носящей костюм членистоногого), страх вновь едва не взял своё. Тома ещё раз взглянул на танцующие звёздочки в глазах любимой, и слова вырвались сами собой:
  - Мисаки, как ты думаешь, я плохой человек?
  Та аж рот открыла от удивления, но мгновенно сориентировалась:
  - Знаешь, Томик, с твоей стороны это выглядит едва ли не кокетством. Для плохого человека ты совершил слишком много хорошего.
  - Это только так выглядит, Мисаки. Я...
  Если он сейчас скажет, то обратного пути не будет. Но он должен сказать, потому что...
  Тома не знал, почему. Не знал ответа на этот вопрос.
  - Когда там, в Токийском заливе, мы встретились с Отинус, то она победила. Создала Гунгнир и изменила реальность, изменила всех вас, в том числе тебя. Лишь я остался как был, из-за Разрушителя Барьеров, который Отинус не могла преодолеть или вынуть из меня... и потому решила сломать меня, свести с ума. И показала мне... многое показала. Моё прошлое. Мир, где все пятые уровни обернулись против меня. Мир, в котором меня нет и в котором все счастливы. В том числе GEKOTA. В том числе ты.
  Шокухо пока что молчала, стараясь не перебивать даже жестом, и его медленная и тихая поначалу речь начала ускоряться:
  - Я сначала решил, что будет правильно сохранить такой мир. И решил начать убивать себя, в надежде, что так сойду с ума. Но ещё до первой попытки меня остановила Воля Сети Мисак.
  Шокухо вздрогнула - и Тома остановился было, но девушка вновь обратилась в слух.
  - Она сказала, что не хочет мир без меня или со страдающим мной. Потому что любит меня. И я понял, что вы все скажете то же самое. И что человечество должно само создать счастливый мир. Я выступил против Отинус, решил убедить её согласиться со мной. Она устроила мне пытку смертью, убивала множество раз...
  Боль и страдания, что он перенёс и что спрятал в потаённых уголках разума, вновь воззвали к нему, едва не заставив зарыдать, как он рыдал тогда, извиваясь в кольце бесконечных мук...
  - ...но поняла, что это превращает её в чудовище, и согласилась со мной.... вернула мир как было. И получается, что я... я никого не спас. Люди могли бы жить в вечном раю, а я обрёк их на труд и страдания... ради лишь возможного рукотворного рая. Я предал всех. На мне теперь кровь миллионов. Включая Химегами...
  Пощечина была несильной в сравнении с тем, что ему доставалось обычно, и обожгла больше своей внезапностью. А сразу следом вторая, по другой щеке. Шокухо застыла с поднятой рукой, освобождённой от клешни, звёздочки в дрожащих глазах закружились снегопадом.
  - Ты обрёк миллионы на смерть и страдания... - прошептала она. - Да как ты мог, Тома?
  Тома опустил голову. Он не знал, что ждал от Мисаки. Возможно что объятья с утешениями и доказательствами, что никакой он не плохой, всё хорошо и не надо себя казнить. Вместо этого...
  Нахлынуло то же чувство, что после того, как он сломал нос Мисаке. Ощущение конца, бесповоротного момента, после которого ничто не будет как прежде. И хотя в том случае они сумели как-то выкрутиться, но сейчас...
  - Мне нечего прощать здесь, Тома, - продолжала Мисаки, и рука на весу слегка затряслась. - Ты лишил нас всех лучшего мира. Но как ты посмел... как ты посмел даже подумать о том, чтобы убить себя... ты... как ты мог...
  Она заплакала - без оглушительных рыданий, словно перевоплощая ярость в обильные слёзы. Дрожащая рука опустилась, взяла его за руку, крепко сжала. Тома сжал в ответ, одновременно не понимая, чего от него ждали. Что он сможет сохранить лучший мир, не сводя себя с ума? Надо ей получше объяснить...
  - Я знала многих из тех, кто в итоге убивал себя, - прошептала Мисаки. - Я слишком многих знала. Людей, что ожидали от себя лучшего уровня эспера. Людей, что сводили с ума бесконечные боли. Я знаю их, я помогаю им, я радуюсь, когда удаётся помочь им... но я и не думала, что ты окажешься одним из них...
  - Прости, пожалуйста... - он не знал, что ещё сказать, и Мисаки ещё сильнее сжала его руку.
  - Мы создадим светлую сторону Академия-сити, вместе, - улыбнулась она сквозь слёзы. - Не просто прижать Кихар, а полноценно. Ты ведь согласен, Тома?
  - Ты что? - он ошеломлённо посмотрел на неё. - Ты... не бросаешь меня?
  Рука дёрнулась для третьей пощёчины, но Тома постарался удержать её и забормотал извинения.
  - Бросать? Тома, ты сегодня переходишь все границы, - Мисаки подняла свободную от клешни левую руку, но лишь чтобы утереть слёзы. - Я люблю тебя, с какой стати буду бросать?
  - Но ведь ты сама сказала, что я обрёк миллионы...
  - Тома, я никогда не была хорошей девочкой, - резко ответила она. - Только за время подъёма уровня подчинила сотни, и заставляла их делать что вздумается. Да и потом никогда не стеснялась. SCHOOL перестреляли друг друга, потому что я им это приказала. Люди в нашем положении, с нашими силами и желаниями не могут оказаться незапятнанными. Но Тома... главное не то, что ты творишь зло, а то, насколько ты это осознаёшь и готов искупить, - она вновь всхлипнула. - Почему, ты думаешь, мы так недовольны Серьей? Не потому, что она манипулировала нами для победы над Кихарами, это вполне можно простить. А потому, что она не осознаёт это как нечто плохое, уверена, что действовала ради блага и её не в чем обвинять. И я не смогу объяснить это, она уже показала полную непробиваемость. Но ты... ты ведь полностью осознаёшь, да? И пусть я не могу простить то, что ты сделал, я всё равно помогу тебе в искуплении.
  - Я более чем осознаю, - с трудом выговорил Тома, чувствуя, что и к нему подбираются слёзы. - И ты права насчёт Серьи, Мисаки. Я понимаю, каково ей сейчас... но ты права. Я должен буду поговорить с ней...
  - Томик, - Мисаки левой рукой аккуратно взялась ему за щёку. - Лучше поговори со мной, и выложи абсолютно всё, что скрываешь.
  - Скрываю? - промычал тот, и девушка слабо улыбнулась.
  - Ты скрыл от нас советы Нефтиды. И когда я гляжу на тебя, то явственно вижу, как ещё что-то гложет. Рассказывай всё. Не держи ничего от нас в тайне, мы образовали GEKOTA не только для любовных утех. Команда есть команда.
  - Я... - он тут же вспомнил слова Саломеи. - Хорошо. Прости, пожалуйста, я просто не хочу, чтобы вы как Химегами...
  - Томик, сокрытие информации как раз скорее повредит.
  - Я знаю, знаю, я просто... - он вздохнул и приложил руку ко лбу. - Я хочу создать светлую сторону Академия-сити, но я не очень представляю, как и что надо сделать. Оллерус и Тор что-то замышляют у себя, и попросили меня не соваться, и я не знаю, должен ли прислушаться, потому что как бы всё не порушил своей неудачей, но вдруг это настолько важно, что нужно знать. Я хочу, чтобы вы помирились с Серьей и вообще не вступали в конфликты, но я не знаю, как это устроить, ибо просто сказать недостаточно, и не хватать же за шкирку и сталкивать носами. Если мы будем обустраивать светлую сторону, то надо что-то делать с ITEM, я не хочу конфликтовать с ними, но я не вижу выхода, если они откажутся присоединиться. С Камисато я тоже конфликтовать не хочу, он тоже настроен на переговоры, но с условием убийства Отинус, а я ни за что на это не соглашусь. С Ноканом тем более не хочу враждовать, он способен перебить нас всех, и я опасаюсь, что сделает это в любую секунду. Я нервничаю из-за того, что Мисака тоже в любую секунду может пропасть, и я не должен буду её искать. И я уверен, что вся эта ситуация с остальными девушками бесит тебя. но я не знаю, как её решить, потому что выделение исключительно тебя обидит остальных. Я не хочу ходить в школу, даже без Отинус просто не хочу, но думаю, что надо и мало ли что произойдёт. Я уверен, что Етцу что-то от нас скрывает, потому что она должна была беречь Фремею, когда Отинус пыталась создать холистического эспера, но вместо этого спокойно её упустила. Я думаю, что Алистер тот четвёртый человек, с которым мне надо объединиться, и я хотел бы как-то пройти к нему, но я не знаю, как. Копия Гунгнира где-то затерялась и я не имею малейшего понятия, у кого она может быть. И я постоянно думаю обо всём этом, и оно чуть ли не с каждым днём прибывает, и я порою обнаруживаю, что о чём-то забываю, не учитываю, не реагирую вовремя...
  Он уже говорил взахлёб, едва ли не глотая слова, и Мисаки прижалась лбом к его лбу. А когда закончил - тихо сказала:
  - И ты обо всём этом молчишь. Томик, ты дурак.
  - Знаю, - оставалось лишь согласиться. - Я просто не привык к такому. И совершенно не знаю, что делать.
  - Вот и оставляй всё нам.
  - Я привык один со всем разбираться. Даже если в компании направляюсь, то и с Интри один бился, и с Отинус, и с Акселератором...
  - Больше не надо, Томик. Не надо. Никогда никуда не иди один.
  - Даже в туалет?
  - Отинус и тогда на твоём плече сидит. Или Етцу с собой бери, ей всё равно.
  - Моя жизнь станет ещё веселее.
  Мисаки лишь засмеялась - звонко, уже с исчезнувшими слезами, и он тоже улыбнулся в ответ. Их губы нашли друг друга, а затем Тома прошептал:
  - Мисака десять тысяч тридцать два давно просила этого. А Мисака главная ничуть не возразила, по крайней мере мне.
  - Мисака главная вообще оказалась похотливее, чем я надеялась, - мягко хмыкнула Мисаки. - Забей, Томик, меня покорёжило от этого, но что случилось - то случилось. А ты небось и так мечтал переспать с близняшками, да?
  - Ну не то чтобы я думал... ай, Мисаки, щёку порвёшь!
  - Врунишка. Хорошо, Томик... я займусь всем этим. Копию Гунгнира уже ищу по своим каналам, но теперь их и остальным нагружу. И с девочками поговорю, посмотрим, кто что на себя возьмёт. А пока что...
  - Я ещё кое-что не сказал, - Тома посерьёзнел и положил руки на плечи девушке. - Прямо перед тем, как ты пришла, я говорил с... кем-то очень странным.
  
  Чёрная фигура с изогнутыми рогами уверенно прошла мимо залов с веселящимися гостями наружу, где шагнула было к бассейну - но тут её схватили за хвост. Фигура сразу же повернулась и уставилась на черноволосую девочку в форме горничной.
  - Тётенька, а тётенька, дайте мне денег, - протянула та, открывая рот с шевелящимися жвалами. Фигура раздражённо вырвала хвост из её хватки, а затем освободила лицо.
  - Чего тебе надо, Мария? - спросила Серья, но девочку грубость ничуть не смутила.
  - Поговорить с сестрой, разумеется, - спокойно ответила она. - А раз бегает от разговора как маленькая девочка, то пришлось изобразить из себя маленькую девочку.
  - Ты и есть маленькая девочка, - Серья недовольно смотрела сверху вниз. - И я не бегаю, у меня даже тут куча дел. Или ты думаешь, что вечеринка сама собой организуется?
  - Я маленькая девочка, поэтому да, так и думаю. Сестра, я была в тюрьме, когда Падальщики сбежали, а ты не хочешь со мной поговорить?
  - О чём мне с тобой говорить? Я уже со всеми там поговорила, и картину представляю. Или хочешь опять на Эншу нажаловаться? Тогда у меня тем более нет времени.
  - Сестрица, Эншу сказала, что тебе недолго осталось. Я беспокоюсь.
  - Пусть говорит что угодно. За решёткой только и может что показывать зубы. Я точно знаю, что Нокан занят. И раз он не освободил её сейчас, значит, не планирует и далее. Эншу посидит в тюрьме, ей пойдёт на пользу и нам тоже. Если у тебя на этом всё, Мария...
  - Ты меня совсем забросила, Серья, - печально сказала та. - Я с Майкой больше времени провожу, чем с тобой, а я ведь даже не живу с ней. Всё прикрываешься заботой о городе...
  - Заботой? - Серья склонилась. - Мария, мы сейчас не просто в эпохе перемен, мы её возглавляем. И если ошибёмся хотя бы на мгновение, то сразу потеряем это главенство и подчинимся Кихарам. А они устроят своё светлое будущее, с неэтичными экспериментами такого уровня, что однажды о них весь мир узнает. Мы историю с клонами еле замяли, во многом за счёт окончания Третьей Мировой, далее так не получится. И что тогда? Мы должны вести мир за собой, без конфликтов в упряжке, и...
  - Ты уже надоела этими речами, сестрица, - Мария развернулась и зашагала к особняку. - Сегодня ночую у Майки.
  Серья аж замерла с открытым ртом, затем пробормотала ругательство, закрыла лицо и недовольно зашевелила крыльями, также отправляясь к особняку.
  
  После представления объявили танцы, для чего открыли большую бальную комнату, и Хамазура сразу занервничал. Они ещё до собственно прибытия обсуждали вероятность танцев, и пришлось храбриться, а сейчас скорее бояться.
  Ну не умел он танцевать. Некому и некогда было учить. Он попробовал перед сном несколько движений, но это даже тренировкой не назовёшь. Так что сейчас, когда несколько пар двинулись в сторону зала, а Такицубо повернулась с желанием, заметным даже под маской упыря, то на миг проснулась заячья трусость отказаться и сбежать.
  Всего на миг.
  А затем Хамазура сам взял Такицубо за руку и повёл в центр зала. Там, лихорадочно роясь в памяти, положил руку ей на талию и ещё больше заволновался, сообразив, что полуоткрытое платье Такицубо как раз талию на боках обнажает.
  - Немного щекотно, Хамазура. Не убирай, - сразу же добавила Такицубо, когда его рука дёрнулась. - Это даже приятно.
  - А, хорошо, - они встали наконец в типично танцующую позицию, какую Хамазура видел в фильмах. - Слушай, я это...
  - Я готова к тому, что ты наступишь мне на ноги, - Такицубо и ухом не повела. - Главное, потанцуй со мной, Хамазура.
  Музыка слегка нервирующих скрипок уже звучала вперемешку с удивительно гармоничным завыванием покачивающейся у входа жижи. Одна парочка уже крутилась в танце - пылающий шар и девушка с нависающей над ней змеиной головой - так что Хамазура решительно взялся за Такицубо и начал.
  Первой на ноги наступила она ему.
  
  Разговор с Мисаки очень помог. Тома спустился вниз уже спокойным, даже с редкой уверенностью, что всё пойдёт хорошо.
  - Уж прости, Отинус, - тихо сказал он по внутренней связи, уже после сообразив, что по ней же вся GEKOTA слышала их разговор. - И вы все простите.
  - Мы потом разберёмся, - мягко ответила Ицува, да и остальные высказались в той же форме. Отинус заворчала, что выбрала такого неудобного носильщика, но сразу после пообещала спеть какую-нибудь скандинавскую балладу, из тех, после которых кровь пылает огнём. Тома даже не стал ей отказывать.
  Внизу он направился к бальной комнате, где уже притворно изысканно кружились несколько пар. Тома узнал Гунху с Уихару, Хамазуру с Такицубо, здесь же весело вертелись Цучимикадо с Мусуджиме, несколько людей из Амакуса, ещё больше из его класса. Танцевала, что удивительно, даже Фукиосе - и, ещё удивительнее, танцевала с Камисато, причём Эльзы, Клэр и пиратки не наблюдалось.
  - Эй, крабик, - донеслось сбоку. Там стояла небольшая барная стойка, для того, чтобы выдохшиеся пары могли промочить горло свежей водой. Сейчас же там сидела одна Мугино в длинном красном платье и махала ему бокалом явно не с водой.
  - Вы тут совсем без алкоголя. Боитесь, что кто-нибудь из пятиуровневых напьётся? - хмыкнула она, когда Тома подошёл и освободил лицо.
  - Боимся, что вообще кто-нибудь напьётся, - он встал у стойки; барменша, одна из девочек Мисаки, с улыбкой поднесла ему бокал.
  - И правильно, - отпила из своего Мугино. - Я ещё до этого города участвовала в пьяных вечеринках, и знаешь, они хороши только если набухаться. Иначе такое скотство, что противно. Слушай, парень, не хочешь поболтать немного?
  - Вы можете присесть на диван, дабы не мешать другим гостям, - сразу сказала девушка.
  - А давай, - Мугино уставилась на диван и отошла от стойки; Тома последовал за ней. Они одновременно уселись и несколько секунд смотрели на кружащиеся пары.
  - Что ж, думаю, с тобой можно говорить откровенно, - Мугино не стала растягивать молчание. - ITEM всё ещё считает себя принадлежащей тёмной стороне. А раз идут слухи о том, что ты собираешься заделать светлую сторону, то наша драка неизбежна.
  - Это если мы не договоримся, - Тома посмотрел на Хамазуру с Такицубо. Парочка явно не попадала в такт и то и дело тыкала ногами друг друга, но выглядела довольной.
  - Вот да, договариваться, - Мугино отпила всё ещё неясно что. - Ибо у меня нет ни малейшего желания драться. Даже если все слухи о том, что ты в одиночку побил первую тройку, преувеличивают, то всё равно твоя команда мою уложит. И знаешь...
  Она тоже уставилась в зал, и такое впечатление, что тоже на Хамазуру с Такицубо.
  - Знаешь, я приехала сюда во многом из-за скуки. Богатая девочка, со склонностью к насилию, но не желающая иметь дело со всякими там ножами, плётками, прочей дрянью... странно выглядит, но вот так мерзко было. А тут я обнаружила, что моя сила позволяет растворять предметы. Разумеется, я развила её до максимума, и чем дальше, тем лучше всё шло. Блестящий ум, отличная память, известность в определённых кругах, собственная и очень хорошая команда, которую сама обучила... - Мугино проговорила это с улыбкой, понимая дерзость самовосхваления. - А потом я напоролась на Рейлган. И если в первый раз она просто меня победила, то во второй убила.
  Тома обратился в слух, хотя надеялся, что остальные девушки этого не услышат. Если они и против Мисаки после сказанного обернутся...
  - Я воскресла... и я не знаю, как. Мне сказали, что мозг даже после попадания Рейлгана остался жив, так что его просто заморозили вместе с телом, подлатали, вставили немного механических частей и повлияли на мою силу. Я потом собирала данные, но так толком и не поняла, как умудрились. В общем, - она махнула бокалом так, что напиток едва не выплеснулся. - В качестве платы от меня потребовали отправиться в Россию за Такицубо и вернуть её в Академия-сити, а всех остальных как захочу. И я хотела убить их, считала предателями... ведь если бы Френда и Кинухата не проиграли приспешнице Рейлган, то я не умерла бы... а они потом сбежали при первых признаках Анти-Навыка... - Мугино на некоторое время задумалась. - Однако там, в России, я передумала. Они поступили правильно, точно так, как я их учила. Так что я решила, что фиг вам, а не Такицубо, выжгла атаку русских, добралась до той блондинки, что Альянсом управляла, и пообещала ей поддержку и связь с Академия-сити. Ну а этим всем, соответственно, поддержку и связь с Альянсом. Сейчас я понимаю, что была для собаки пятой ногой, ибо они все и так общались, но... - Мугино дёрнула плечами. - Сработало. Обе стороны стали меня использовать, и тут...
  Она осторожно, теперь уже стараясь не пролить, покрутила бокал пальцами. Скрипки на потолком взвыли так, что подвывающая им Етцу поперхнулась, сдалась и направилась в сторону наиболее короткого платья.
  - Понимаешь, парень, я ведь поначалу гордилась этим. Что вся из себя такое оружие. Стильное, всёпрожигающее, во всех направлениях, врага можно как убить мгновенно, так и помучать, не запачкав руки. А Рейлган перед тем, как убить, заявила, что она со своими молниями может немало пользы принести, а я кроме как оружие не гожусь никуда. И эти из Альянса рассчитывали на меня как на оружие, говорили, что я смогу остановить следующую атаку русских... и я вот всё больше думала, что и в самом деле, а могу ли я быть чем-то кроме оружия? Как думаешь?
  Тома аж вздрогнул и помедлил, благо Мугино не торопила с ответом. Ну, если сама сказала про честность...
  - Я не знаю границ вашей силы, Мугино. Возможно, что да. Но из того, что знаю я... нет. Не можете.
  Та на мгновение замерла, а затем расхохоталась так, что ближайшие пары сбились с ритма и негодующе обернулись.
  - Парень, серьёзно, я рада тому, что не исполнила заказ на тебя, - она поспешила отпить из бокала. - Ты абсолютно прав, вне убийств я ничто. Кто-нибудь наверняка этим возгордился бы, но я-то привыкла видеть себя на вершине, привыкла к исключительности, а тут во как - Мугино Шизури весьма узкоспециализированная. Даже ограниченная. И это совсем не утешает. Так что, парень...
  Она опустошила бокал и вновь повертела им.
  - Я не сомневаюсь, что ты желаешь основать светлую сторону. Но желания мало. Мировая история знает множество примеров, когда люди начинали строить светлое будущее, а потом связывались со мной и моими аналогами и в итоге падали на всю ту же тёмную сторону, которую так жаждали истребить. Потому что никто не понимал, что хочет строить и как, не мог распорядиться доставшимися инструментами и набирал такой сброд, с которым по определению ничего не построишь. Поэтому... найди мне занятие, Камидзе Тома. Найди мне мирное занятие на светлой стороне. Что-то соответствующее моему статусу и умениям, ибо если предложишь плавить отверстия на заводе, то я твои отверстия расплавлю. Справишься - можешь весь ITEM хоть в свой гарем записывать. Не справишься... - она пожала плечами. - Уступим лишь грубой силе.
  Ну вот и ещё одна мысль на обдумывание. Хотя у Томы сразу появилась пара вариантов, но это тоже надо с девушками обсудить. Пока же он кивнул и сказал:
  - В любом случае я надеюсь, что смогу обратиться к вам за помощью.
  - Я сейчас не беру никакие контракты. После ухода Френды как-то уже не хочется, да и вообще. Но за деньги любой каприз, - Мугино откинулась на диванчике и вновь уставилась на танцующие пары; Тома рискнул встать и ещё раз сходить к бару за водой. Костюм нисколько не прел, но попить в целом не мешало бы.
  
  После танцев гости, как и предсказывала заранее Етцу, потянулись парочками наверх - Хамазура с Такицубо воровато оглядываясь, а Гунха с Уихару вполне уверенно. Ещё несколько из Амакуса шмыгнули туда же, а вот Камисато и Фукиосе, к большому облегчению Томы, даже не подумали и вообще разделились. Зато Эльза и Клэр также отправились, болтая друг с другом так развязно, что не обманули никого.
  - Ну что, я за ними? - Етцу опять навалилась на него плотной массой. - Заодно видеоотчёт сделаю. Они наверняка ведь для убедительности потащатся в одну спальню стонать, а нам нужно знать о противнике как можно больше, не так ли?
  - Етцу, ты неисправима, - Тома стукнул шоггота клешнёй. - Главное, проследи, где они следы оставят. И о призраке не забудь. И да, если начнёшь снимать остальных и спалишься, то я трусливо выдам тебя на растерзание.
  - Спасибо, босс, - масса оставила его и поползла в сторону туалета, примериваясь через унитаз попасть наверх. Тома заранее мысленно извинился перед всеми ушедшими, понимая, что подруга ни за что не упустит шанс хотя бы взглянуть.
  И вряд ли попадётся, разве что Гунха как-то учует.
  В компенсацию сверху спустилась Мисака, вновь нацепившая костюм жабы, и опять бухнулась в бассейн. Но теперь не одна: Кинухата рыбочеловеком скользнула к ней, и обе заквакали. Ещё несколько одевшихся рыболюдьми также присоединились, и бассейн наполнился негармоничным кваканьем. Кажется, из этого пытались извлечь мелодию, но пока выходило поистине жуткое песнопение.
  Настроение улучшилось, и Тома прошёл в основной зал, высматривая девушек. Народу стало куда меньше: кто тоже отправился наверх, кто ещё не покинул бальную комнату (где вопреки названию звучала электрогитара), кто вышел наружу полюбоваться на гигантских земноводных.
  - Как всё? - Тома подошёл к уродливому созданию, клешнёй стукающему по голове одну из горничных.
  - Небольшая помарка. Давай, Юри, ничего страшного.
  Девочка с косичками, из которых периодически вылезали бледные руки, решительно кивнула, ничуть не обращая внимания на клешню, и Мисаки отошла от неё.
  - Всё в порядке, Томик? - прошептала она.
  - Да, всё хорошо. Спасибо тебе, Мисаки, огромное.
  - Выполняю долг милой девушки, только и всего. Ничего не наблюдалось подозрительного?
  - Совсем.
  - Отлично... а? - Мисаки прислушалась ко внутренней связи. - Сейчас подойду, Ицува. Прости, опять еда заканчивается.
  
  Камисато узнавал по описанию некоторых людей, и это ему совсем не нравилось. Всех их можно было считать друзьями Камидзе Томы, но тогда...
  Акселератор тут.
  Команда наёмных убийц тут.
  Члены Правосудия и Анти-Навыка тут.
  Как он вообще собрал такую мощную поддержку? Камисато чувствовал... нет, даже не зависть. Обречённость.
  Парень его возраста по-нормальному обласкан девушками, не чувствует себя рабом механизма в правой руке, может влиять на чужие умы, обладает связями вне всякого понимания, а он...
  Эльза и Клэр прямо сказали, что для отвода глаз "побалуются" и в доказательство пришлют ему видео. И Камисато уже знал, что удалит то моментально, но при этом чувствуя огромное желание не делать этого. Открыть и посмотреть. Прийти к девушкам, перестать мучать себя и их. Но...
  Он знал, что случится, когда Отинус будет уничтожена. И что случится, если она останется жива. Устраивающий его вариант всего один, и прийти к нему надо дипломатическим, мирным путём. Но для этого найти способ уговорить Камидзе Тому перестать защищать Отинус.
  Вполне возможно, что его оговорка истинна, это подходило под устроенное девушками моделирование ситуации. Отинус лишилась сил, отчего весь кризис закончился, а Камидзе Тома забрал её себе, потому что... ну нет, он не похож на насильника, подчиняющего себе проигравших девушек.
  Вроде бы.
  В общем, забрал себе и отказывается отпускать. Сам тоже нацелен на мирные переговоры, но чтобы Отинус осталась жива. И если она действительно лишилась сил, то этому просто нечего противопоставить.
  Он пробовал узнавать о слабых точках, сейчас вот поболтал и даже потанцевал с Фукиосе Сейри, якобы подругой Томы, но та была столь же вялой, как и всегда, и это ничего не дало. Какой-нибудь мастер красноречия или обольщения на его месте наверняка бы уже имел всю нужную информацию, но он...
  Он не более чем обычный старшеклассник.
  Он не знает, как уговорить Камидзе Тому отказаться от Отинус.
  Вполне возможно, что та скрывается в одном из многочисленных костюмов. Но тогда её вовек не обнаружить, и... надо было взять с собой Дороти, та бы мгновенно обнаружила, кто где, посмотрев сквозь одежду. А сейчас остаётся лишь довольствоваться едой и надеяться, что обедающий рядом призрак не насмехающийся над ним Магический Бог.
  Люка ещё немного прогулялась, красуясь пусть и синюшным, но раздетым обликом пиратки, после чего вернулась к нему, прижалась выросшей по дороге грудью и зашептала:
  - Камисато-сан, может, мы тоже пойдём наверх? Прикроем девочек, проверим комнаты... особенно комнаты с кроватью...
  - Нет, Люка, наша задача наблюдать тут, - её случай был особенно тяжёлым, так как Люка локально управляла временем, и могла изменять своё тело во всём возрастном диапазоне. Камисато видел её маленькой девочкой, более того, знал, что Люка вне его взгляда предпочитает именно такой облик, и потому ей отказывал особенно решительно.
  Если бы подослать её к Камидзе Томе... или кого-нибудь ещё, обольстительную в том числе засчёт сверхсил... но у того такие девушки, что это не поможет.
  Оставался ещё один вариант. Непонятно как сработает, но раз Камидзе Тома то и дело уходит на кладбище... Камисато не считал себя мастером психологических трюков, скорее наоборот, сам лишь чудом не попал ни в одну из устроенных девушками ловушек, но если сработает...
  В общем, надеяться и работать. Всё, что остаётся.
  
  - Мисака очень рада видеть братика Акселератора, приветственно сказала Мисака.
  - Взаимно, - эспер присмотрелся к девушке, усевшейся на диван рядом с ним, хотя он переместился в бальную комнату, а для полноты картины вырубил звук. Пар осталось мало, фактически лишь две кружились, в том числе что-то обсуждающие Цучимикадо и Мусуджиме.
  - Мисака передаёт братику Акселератору привет от Эстер, первым делом отчиталась Мисака.
  - А чего она сама не пришла?
  - Эстер, во-первых, не получила приглашение, удручена невежливостью братика Томы Мисака. Во-вторых, она очень сильно занята очень тайным делом, очень тихо прошептала Мисака.
  - А? - Акселератор нахмурился. Тайное дело у Эстер? Хорошо бы это не какая-нибудь некромантия, та хоть и клялась, что больше никогда, но знания-то себе вернула.
  - Эстер попросила держать это в секрете от братика Акселератора, таинственно призналась Мисака. Плюс Мисаки тоже заняты весьма сильно, напустила ещё большего туману Мисака.
  - Короче, что от меня надо? - эти игры надоели ещё до их начала.
  - Мисака хотела бы сегодня ночью добраться до одного места в городе, согласилась не испытывать терпение братика Акселератора Мисака. Но Мисака боится, что по пути или на этом месте её может кто-нибудь атаковать с целью захватить, не уверена в своих способностях Мисака. Поэтому Мисака хотела бы, чтобы братик Акселератор сопровождал и охранял её, состроила щенячьи глазки Мисака.
  - Пойдём сейчас?
  - Мисака хотела бы ещё потусить на вечеринке, давно не развлекалась Мисака.
  
  Всю беседу GEKOTA вела по внутренней связи, даже когда дела разбросали их по всему дому.
  - Ну всё, девочки, эти две действительно заперлись в одной комнате и предались страсти, чертовки. Перед этим рассадив цветочки по всему этажу.
  - Значит, всё-таки цветы. Эх, даже жалко срывать.
  - Срывать ладно, Шокухо, нам надо и уже растущие проверить. Ицува, займёшься потом? Ты говорила, у тебя в магии есть подобное.
  - Да, но мне потребуются парочка Амакуса.
  - Ну так возьми. Етцу, остальное в порядке?
  - Ага, Серья. Между прочим, Мисака, ты тут?
  - Керо.
  - Ты знала, что Уихару настолько страстная? Я нет. А вот Хамазура с Такицубо более консервативные, но...
  - Етцу, давай ты свои извращения только себе скажешь! И прекрати подглядывать за гостями!
  - Хэй, я не подглядываю, я собираю всю возможную информацию и проверяю на предмет прослушки! А смотреть на то, как ебутся по-собачьи, лишь бонус!
  - Эм... ребят, кто тут недалеко от туалета на первом этаже? Кажется, тот не работает.
  - Туалет? Так, Тома, медленно отойди от него.
  - Я уже за дверью, но там журчит.
  - Ох, ну почему сейчас... так, минутку, у меня как раз есть девушка на такой случай. Если не побрезгует...
  - Тома, иди в сад. Чем дольше ты тут, тем больше шанс потопа. И вообще, там на всякий случай пригодишься.
  - На всякий случай?
  - Керо!
  
  Кайкине висел над бассейном в каком-то совсем трудногуманоидном облике, перебирая условными конечностями. Рыболюди собрались внизу плотной группой и под это своеобразное дирижирование пели, как Тома не сразу понял, опенинг Евангелиона - заменяя все слова на истошное "керо". Выглядело поистине явившимся из мрака воплощённым безумием.
  - И это мы ещё алкоголь не дозволили, - вздохнула подошедшая Мисаки. - Наша Третья, похоже, совсем того уже.
  - А мне нравится, - слегка покачнулась Лессар. - Они ритм нашли. Так можно и в хор отправиться.
  - Мне кажется, этому хору медаль дадут сразу, чтобы не выступал больше, - Тома прикрыл рукой глаза, когда Кайкине ещё и засиял. - Нам там Второй реальность не пробьёт?
  - Я тут как раз за этим, - вздохнула Канзаки. Своим конусом она так и осталась недовольна, даже вылезшие наружу металлические нити не удовлетворили, так что предпочла держаться вдали от остальных и отвлекаться на второстепенные задачи. - Раз тогда сумела зарубить, то и сейчас... надеюсь.
  - Лучше окатите из шланга, - поспешил сказать Тома. Ещё в самом деле начнут рубиться, а ему Кайкине нужен, и не только ему. Не говоря уже о том, что в нынешнем варианте он Канзаки положит точно. - Или мне правой рукой погрозить?
  - Погрози, - оживилась Лессар, и Тома зашагал к бассейну.
  
  Куроёри тоже стояла в саду и смотрела на лягушачий оркестр. Когда Тома подошёл и начал что-то говорить Второму, а тот медленно угасать, то насупилась и недовольно фыркнула.
  Ей было скучно. Из собравшихся почти никого не знала, а свои разбежались. Оставаться рядом с Мугино не хотелось, от мысли о Хамазуре, уводящем Такицубо наверх, становилось пасмурно, а присоединяться с Кинухатой к лягушачьему дуэту...
  Вот если бы это были дельфины - тогда да.
  А так заняться нечем. Танцевать не с кем и не хотелось, поесть тоже. Отправиться к Хамазуре, так он ещё не спустился, и подходить будет мерзко, словно надеясь на подачку...
  Ну да, Хамазура ей нравится. Признавать стыдно, и Куроёри до сих пор надеялась, что это какая-то блажь, но ещё никогда рядом с парнем не чувствовала такое биение сердца. Однако если бы он ей предложил уйти наверх, в комнату для двоих, то максимум получил бы гневный отказ.
  Мугино права: она, Куроёри, ещё очень незрела при всей своей силе и пребывании на тёмной стороне. Надо как-то становиться взрослее... поди пойми, как.
  - Куроёри-сан? - услышала она позади, вздрогнула от такого обращения (что-то кроме "ниндзя" в последнее время стало редкостью) и сразу же обернулась. Стоявшая позади блондинка выглядела лучом элегантности в держащемся мраке, со всеми дорогими украшениями и атласным платьем, открывающим изящные плечи.
  - Э... Гокусай-сан? - Куроёри не сразу вспомнила фамилию бывшей согрупницы, но Гокусай Кайби вежливо дождалась и поклонилась.
  - Я рада видеть, что у вас всё в порядке, Куроёри-сан, - удивительно дружелюбно заговорила она. - Не каждому из SECTOR так повезло. Тейтоку-сан на днях пытался разыскать всех и выяснил, что Унубара Мицуки, Ксочитль и Козаку Митори исчезли. Мы боимся, что они погибли точно так же, как и Митцури Аю.
  Куроёри сглотнула. Четверо из только недавно собранной команды мертвы... похоже, встревание в ITEM спасло ей жизнь при всех передрягах.
  - У вас тоже всё хорошо, да? - пробормотала она.
  - Да. Тейтоку-сан загорелся возможностью создать светлую сторону Академия-сити. И я очень рада помогать ему, потому что... - она улыбнулась, наблюдая за тем, как Второй медленно перетекает в человеческую фигуру и спускается. - Честно говоря, такой Тейтоку-сан мне больше по душе. Да и я ему...
  Куроёри вновь почувствовала невероятную горечь. Ну вот, ещё парочка счастливых возлюбленных. Девушка выглядит шикарнее её, да и держится уверенно, отчего отхватила парня. И теперь словно бы тыкает этим в лицо Куроёри, мол, смотри и учись.
  А что ей учиться? Полностью менять имидж? Для кого, для уже занятого Хамазуры?
  - Совет вам да любовь, - буркнула она, надеясь, что этого будет достаточно для прекращения разговора. Однако Кайби посмотрела на неё, слегка наклонилась и прошептала:
  - Честно говоря, я не рискую говорить с Мугино-сан напрямую, а Тейтоку-сан пока пусть развлекается. Поэтому можете ей передать кое-что? Только чтобы больше никто не узнал.
  
  Постепенно все спустились вниз. Эльза и Клэр подошли к Камисато и мигом зашушукались так, что тот неизбежно покрылся краской. Хамазура с Такицубо вели себя как ни в чём не бывало, а вот столь же красная Уихару пыталась отбиться от любопытствующей Сатен. Но все они, как и остальные, замолкли, когда свет зажёгся и сосредоточился на Томе, переодевшемся в обычную одежду и вставшем посреди зала.
  - Я надеюсь, что вы все хорошо проводите время, - обратился он к молча слушающим его людям. - И я не хочу портить никому настроение, но хочу сказать: сегодняшняя вечеринка ещё и дань памяти той, что должна была веселиться вместе с нами. Химегами Айса была моим другом и нашей одноклассницей, часто незаметной, но без неё часть моей жизни попросту ушла. Она погибла по абсолютной случайности, и я не могу раскрыть истинные причины, потому что так вовлеку очень многих людей, но... я был рядом. И не уберёг её. И сейчас могу надеяться лишь на то, что она в лучшем из миров. Иначе мой проступок не будет иметь никаких оправданий. Я... - Тома посмотрел на молчащую толпу. - Я знаю, у некоторых из вас появился вопрос о том, как вообще можно в качестве скорби закатить вечеринку, особенно такую. И я сам серьёзно себя спрашивал, как вообще можно продолжать радоваться жизни. Но затем понял, что и Айса не хотела бы этого, и в целом будет неправильно лишать себя и других всего того света, что несёт эта жизнь. Поэтому... я буду помнить о ней, и хочу, чтобы вы тоже о ней помнили, как можно дольше, но при этом не унывали. На этом всё. Спасибо, что выслушали.
  Он быстро поклонился, вышел из света и поспешил отойти в угол, к лежащему там костюму. Встал в него, после чего тот приподнялся и вновь обволок.
  - Камидзе-сан? - он повернулся и едва не пришиб клешнёй Джунко, но та ловко придержала. Девушка тоже носила костюм горничной, но из кармана передника периодически высовывалось фиолетовое щупальце. - Ваша речь растрогала меня...
  - Не стоит, Джунко, в ней не было ничего такого, - слегка улыбнулся Тома, но девушка мотнула головой, отчего её закрученные спиралью косички уже сами едва не стукнули его.
  - Видите ли, Камидзе-сан... не сочтите меня за сумасшедшую, но... - она понизила голос. - Возможно, её дух так или иначе наблюдает за вами. И ей хорошо от того, что вы не забыли про неё и устроили такую вечеринку в её честь.
  - О, - только и сказал он; Джунко смущённо поклонилась.
  - Простите, Камидзе-сан. Извините за беспокойство, - она ужом скользнула в сторону толпы, а Тома немножко подумал и пожал плечами.
  Надо бы поспрашивать Отинус про мир мёртвых. Только аккуратно, ибо он боялся услышать про неотвратимый ад для каждого эспера, раз все они атеисты. Призраком всё-таки лучше... относительно.
  - Тома, ты не ушёл ещё? - послышался в ушах голос Етцу.
  - Нет, а что?
  - Можешь пройти на небольшое собрание?
  
  "Небольшое собрание" оказалось в той же комнате, где в самом начале договаривались Акселератор и Кайкине. Сейчас вместе с ними в комнату набились все остальные пятиуровневые, плюс Гокусай Кайби, сразу же вежливо улыбнувшаяся Томе.
  - Все в сборе, - она внимательно, с достоинством оглядела еле разместившуюся толпу. - Думаю, нет смысла представляться, потому сразу перейду к делу. Тейтоку-сан при моей поддержке хотел бы заключить между пятиуровневыми эсперами если и не дружеский договор, то хотя бы планы о ненападении. В связи с, если позволите, нынешней обстановкой.
  Акселератор уставился прямо на Тому, да и остальные тоже, тот даже слегка сжался. Несомненно, под "нынешней обстановкой" понимается создание светлой стороны Академия-сити.
  - Думаю, следует немного пояснить, - Кайби заметила обмен взглядами, но истолковала немного иначе. - Произошедшие за последние месяцы события показали, что у Академия-сити существуют достаточно могущественные внешние враги, способные даже уничтожить город, а внутренняя обстановка, мягко говоря, нестабильна, - она склонила голову, блеснув белым светом серёжек. - Тейтоку-сан заключил, что сейчас мы сотрудничаем даже в тех комбинациях, что казались невозможными, и потому решил сделать это чуть более официальным.
  - У тебя и текст договора уже прописан? - хрипло сказал Акселератор; Тома тоже подумал, что ещё неизвестно, какой процент идеи принадлежит Кайкине, а какой его верной помощнице.
  - В юридическом плане нет и не планирую, - Кайби держалась потрясающе уверенно для человека, предлагающего пятым уровням начать мириться. - Тейтоку-сан хочет не букву закона, но дух людей, понимающих, что они так или иначе связаны в одно. Нам нечего делить, а коли так, то имеет смысл не враждовать и даже объединяться в особо тяжёлые для города моменты.
  Тома сразу же вспомнил созданный Отинус мир, где как раз все семеро объединились для того, чтобы избавить город от угрозы в лице его самого. Вышло эффективно, нечего сказать.
  - Ну хотя бы не просишь устраивать дружеские пикники по субботам, и то хорошо, - Мугино покосилась на Мисаку, отказывающуюся снимать костюм жабы. - Но я поддерживаю. Видели новости вчера? В мире действительно чёрти что творится, так что если мы ещё и свой город своротим, то вообще без всего останемся.
  - Я давно предлагал вам всем делом заняться, - проворчал Акселератор.
  - Керо, - сказала Мисака и замолчала, явно полагая, что этого будет достаточно.
  - Ну, мы тоже согласны, - Етцу жижей обхватила зашевелившую клешнями Шокухо. - Это даже эпично будет, все семеро пятиуровневых выступают против одной общей угрозы! Хотя Королева будет в тылу, конечно.
  - Зато я на передовой, - усмехнулся Гунха; огненное сияние вокруг него никуда не исчезло, так что парень и занял больше всех места. - Я тоже согласен, но думаю, что одних пятиуровневых для наведения порядка мало.
  - Разумеется, - вежливо склонилась Кайби. - И вот тут как раз договор нам потребуется, распределить, кто за что будет ответственен или от чего откажется ради других бонусов. Тейтоку-сан ещё составляет его, и...
  - Думаю, уже завтра можно будет обсудить, - тот наконец прервал молчание, и Кайби смешалась, но всего на мгновение.
  - В таком случае прошу обменяться контактами, и завтра я вам сообщу, когда и как мы встретимся.
  
  - И зачем я опять тут был, - вздохнул Тома, когда все обменялись контактами и после ещё пары предложений разошлись.
  - Гарант на случай проблем, - его пятиуровневые девушки с большим облегчением поделили диван, и Мисаки потянулась. - А то один скажет плохое слово, второй скажет, а потом дом взорвётся.
  - Хотя сегодня самой удивительно, как всё прошло, - Етцу перелезла на стол. - В прошлый раз друг в друга плевались и убить хотели, а сейчас ещё не дружеская попойка, но вполне себе мирно. Глядишь, завтра без тебя встретимся.
  - Керо, - согласилась жаба, и Мисаки стукнула её клешнёй.
  - Ты что-то совсем поплыла, Рейлган. Скоро сама в жабу превратишься. С бородавками.
  Та лишь отмахнулась лапой, в процессе упала в дивана и потопала обратно к бассейну.
  
  Камисато ушёл одним из первых, всё равно на вечеринке больше делать было нечего.
  - Я уверена, что никто не заметит все цветы, - довольно сказала Клэр, когда они вышли за пределы ограды и сразу зажмурились от вечернего, но яркого после долгой тьмы солнца. - Так что все их планы будут у нас как на ладони.
  - Мы и в комнате оставили, под кроватью. Посмотрите видео, Камисато-сан, оцените, - предложила улыбающаяся Эльза.
  - Верю на слово. Люка, ты не оставила никаких временных бомб?
  - Вы не приказали, Камисато-сан, - та изящно пожала плечами. - Надо было?
  - Нет, абсолютно нет, - хорошо, будем надеяться, что вся эта GEKOTA проворонит шпионов. Иначе...
  Он даже не очень знал, что именно подслушивать. Выцепить Отинус? По звукам догадаться, в какой комнате она живёт, и нагрянуть ночью? А потом бежать, сломя голову?
  Возможно, не стоило признаваться Камидзе Томе во всём. Да... даже после раскрытия строить из себя тупого парня. Вам привиделось, я самый обычный старшеклассник, девушкам просто нравлюсь. Ничего больше.
  Дома Камисато вновь заперся в своей комнате и повертел видеокамеру, что девушки всё-таки всучили ему. Похоже, они действительно... действительно...
  Он всё-таки обычный старшеклассник. Он не может держаться вечно. Особенно когда в руки попадает такое сокровище.
  Во рту пересохло от резкого понимания того, что достаточно просто открыть камеру, включить видео, или даже скачать его на ноутбук, и смотреть на то, как Эльза и Клэр...
  Да, точно.
  Эльза и Клэр.
  Одну он знал с детства. Вторую со школы, пусть и весьма заочно.
  Камисато опустил камеру, после нескольких секунд колебаний спрятал её в ящик стола и отошёл попить из, как всегда, заботливо наполненного графина. Он заранее нарочито строго предупредил, что произойдёт, если ему что-то подмешают в напиток, и это действовало.
  Сотня девушек, готовых выполнить любой твой приказ...
  Надо разобраться с Отинус. И как можно скорее. Попробовать ещё одну дипломатическую попытку, и если не выйдет...
  - М, братик, а я так надеялась, что ты посмотришь. И фотографии сделала бы, девушкам твоим вручила. У них бы от такого надежда зажглась, не так ли?
  Камисато резко повернулся - Саломея стояла рядом со столом, появившись будто из ниоткуда, и вертела в руках камеру.
  - Привет, сестрёнка, - обречённо вздохнул он, шагнув к ней. - Я всё ждал, когда ты появишься. Думал уже, что ты решила не вмешиваться.
  - Не вмешиваться в то, как сотня девушек желает обесчестить моего дорого братика? Я же не настолько паршивая овца, не так ли? - Саломея, разгадав его манёвр, сразу спрятала камеру в висящую у неё на плече спортивную сумку.
  - Ты опять? - Камисато от такого вынужден был остановиться. - Никакая ты не паршивая отца.
  - Увы, братик, только так можно назвать единственную в семье, пожелавшую лучшего мира, не так ли? - озорно улыбнулась девушка, откинув капюшон с серебряных волос. - Хотя сейчас и ты, похоже, желаешь лучшего мира.
  - Не начинай. И отдай камеру.
  - О, ты всё-таки хочешь посмотреть, не так ли?
  - Просто она принадлежит Эльзе, и я её верну.
  - А ведь я одобряю Эльзу-тян. Она мне нравится. Такая дикая, своенравная хулиганка, которой не помешает добрый и спокойный парень. А доброму и спокойному парню не помешают её огромные сиськи, не так ли?
  - Сейчас она совсем другая, - с горечью сказал Камисато, и улыбка Саломеи тоже погасла.
  - Ты желаешь лучшего мира, братик. Но ты знаешь, чем закончится это желание, не так ли?
  - Ты можешь помочь мне, сестрёнка? - с неожиданной надеждой спросил Камисато. - Мне нужно узнать, где Камидзе Тома держит Отинус, и прокрасться туда. С твоими...
  - Прости, братик, я уже появилась перед Томой.
  - Ч-что? - он аж отшатнулся.
  - Тома действительно похож на тебя, - улыбнулась Саломея, копаясь в сумке. - Просто он ушёл намного дальше в поисках лучшего мира. Настолько, что я не уверена, сможет ли вернуться. Только вперёд, не так ли?
  - Ушёл дальше? То есть, он практически безумец?
  - Ах, братик, ты такой чурбан часто, - Саломея вынула длинную бирюзовую палку и легонько стукнула Камисато по голове. - Он не безумец, он станет им. И я хочу быть рядом, когда это произойдёт, чтобы убить его.
  - А если я стану таким же...
  - Ну-ну, братик, - промурлыкала Саломея, ещё раз легонько стукнув палкой. - Я же серийная убийца, не забыл? Я убиваю тех, кто разрушает чужие лучшие миры. Так что... девочки считают лучшим миром тот, в котором ты срываешь с них одежду, не так ли? Не разрушай эти миры, братик, или я вынуждена буду заняться тобой.
  Она звонко захохотала, а затем кинула ему в руки камеру и вместе с сумкой сделала кульбит над его головой. Когда ошеломлённый Камисато обернулся, то Саломеи и след простыл. Он вздохнул, покачал головой и вновь глянул на камеру.
  Завтра же, решающая попытка.
  
  Индекс и Ласт Ордер носились в саду кровожадным упырём и милым пожирателем мозгов, когда Акселератор крикнул своей девочке закругляться.
  - Грррр, но Мисака-Мисака хочет съесть ещё какой-нибудь желатиновый мозг, хотела набежать на стол Мисака-Мисака!
  - Я попрошу Йомикаву забрать с собой, всё равно разрешили еду брать, - по крайней мере, Акселератора никто не рискнул остановить, когда тот вложил в пакет пирог на вечер. - А мне ещё надо человека сопроводить.
  - Мисака не хотела бы затягивать, согласно кивнула Мисака.
  - Ууууу! - девочка остановилась, откинула с глаз зелёный нарост и ткнула во вставшую рядом с Акселератором клона. - Мисака-Мисака может приказать тебе сходить завтра, капризно потребовала Мисака-Мисака!
  - Мисака-Мисака знает, что Мисаке нужно сходить сегодня, холодно указала Мисака. И Мисака-Мисака знает, насколько важно это для Мисак, сохраняет атмосферу таинственности Мисака. Если при всём при этом Мисака-Мисака будет препятствовать Мисаке, то Мисака поднимет вопрос о революции, считает правильным сражаться с оковами тирании Мисака.
  - Мисака-Мисака могла бы остаться с остальной семьёй, использовала последнюю попытку Мисака-Мисака...
  - Прости, я не рискну, - Акселератор прервал её. - Лучше туда тебя потащить с собой, чем оставить им здесь.
  - Мисака-Мисака понимает, грустно закивала Мисака-Мисака. Но можно Мисака-Мисака съест хотя бы пару булочек, дабы не волновался живот, рискнула спросить Мисака-Мисака?
  
  Гости постепенно расходились. Даже некоторые рыболюди вылезли из бассейна и хлюпающе запереваливались к воротам, благо для выхода пропуска не требовалось. После Камисато и Акселератора ушла Мугино, вместе с ней Хамазура и Такицубо. Куроёри напротив, бухнулась в бассейн, что-то буркнув возмущённо квакнувшей Мисаке.
  - Надеюсь, всем понравилось, - Мисаки застыла на небольшом балкончике, внимательно наблюдая за тем, как целая группа одноклассников Томы также покидает дом. - Для меня такое первый опыт, всяким богатым особам ничего особого не нужно, а девочки у меня предпочитали танцевать и флиртовать.
  - Недовольных я не видел, - Тома держался в проёме на случай, если балкон вздумает обрушиться. - Да и пользы вышло немало.
  - Да уж, эта Кайби... удивила, если честно. Не думала, что она рискнёт устраивать подобное.
  - И хорошо, что рискнула. Хотя это нам щелчок по носу.
  - В плане того, что должны были сами заняться? - взглянула на него Мисаки. - Да, ощутимый щелчок. Надо бы в самом деле работать лучше. А пока что... как насчёт снять с меня этот костюм и помочь переодеться во что-нибудь нормальное? Думаю, провожать уже почти некого.
  
  Пока Тома и Мисаки, дразня друг друга, переодевались в обычную одежду, остальные занимались кто чем: Ицува проводила своих Амакуса и с парочкой оставшихся поспешила наверх, искать следы подслушивающих цветов, Лессар ещё с середины праздника влезла к Гунхе с болтовнёй обожания (на что с явным неудовольствием посматривала Уихару), Серья просто скользила чёрной тенью. Мисака наконец-то частично стянула костюм, вылезла из бассейна и болтала с устроившимися рядом Кинухатой и Куроёри. До вышедшего наружу Томы донеслось "попробуй ударить его током", и он не рискнул вслушиваться далее.
  Тем более что Фукиосе неожиданно схватила его за плечо и развернула к себе.
  - Тома! - стальным голосом произнесла она. - Спасибо, что подумал об Айсе. И спасибо за те тёплые слова. Я теперь тоже продолжу жить своей жизнью, помня о ней.
  Она ещё раз хлопнула его по плечу, попрощалась и зашагала к выходу.
  - Иногда людям так мало надо, Ками-ян, - улыбающийся Цучимикадо встал рядом с ним. - Или просто я обрабатывал её целый вечер.
  - Спасибо в любом случае, - словно небольшой камешек упал с души. - Мусуджиме, надеюсь, не ревновала?
  - А зачем ей? Или погоди, Ками-ян, - Цучимикадо слегка нервно поправил солнцезащитные очки. - Неужели мы обменялись ролями, и теперь ты отмечаешь виснущих на мне девушек, пока я остаюсь слепым и не чувствую, что заслуживаю подобного отношения?
  - Эй, Мусуджиме! - шоггот встал позади них бурной массой. - Ты бы трахнулась с Цучимикадо, носи он узкие детские шортики?!
  Позади что-то провизжали, не особо радостным тоном - но Етцу сообщила:
  - Сказала, что рассмотрит этот вопрос, если ты подашь три заявления в письменной форме.
  - Или найду эспера, умеющего менять чужой возраст, - хмыкнул блондин. - Что ж, спасибо огромное, верные и желающие мне лишь лучшего друзья.
  - Зато это будет точно по любви. Ибо с формами у твоей Мусуджиме всё не очень... э? - массу внезапно телепортировало внутрь дома, и там девушка с рыжими косичками угрожающе склонилась над ней.
  - Пойду запутаю всё ещё больше, - решил Цучимикадо и направился к ним, пока Тома с интересом наблюдал за зрелищем. Но отвлекли его буквально через секунду: Кайкине положил белый отросток на левое плечо.
  - Я тоже собираюсь, - кажется, его позабавило, когда Тома от неожиданности дёрнулся. - И Кайби со мной. Думаю, завтра утром пришлю всем, где собираемся.
  - Удачи вам, - кивнул Тома, и белый силуэт величаво поплыл прочь; Кайби поклонилась Томе, поблагодарила за вечеринку и сразу помчалась следом. Практически сразу туда же зашагали Кинухата с Куроёри, а Мисака подошла к нему.
  - У неё, оказывается, те же проблемы, что у меня были, - наконец-то она отказалась от "керо". - Чуть ли не точь-в-точь.
  - У кого?
  - Куроёри эта, она в Хамазуру влюблена. А тот и внимания не обращает, и с Такицубо всё серьёзно.
  - Надеюсь, не предложила ему наше решение? - серьёзно спросил Тома, и Мисака ткнула его в бок.
  - Нет, конечно, оно только на нас сработало невесть как. Ладно, я пошла переодеваться, - и она зашла внутрь, по дуге обогнув Цучимикадо и Мусуджиме, покачивающихся близко друг к другу в объятьях шоггота.
  Хорошо бы не пришлось задействовать правую руку.
  
  Наконец вечеринку покинули последние гости - Гунха, Уихару и Сатен - и GEKOTA начала уборку, быстро перешедшую в отдых.
  - Давайте оставим эту тьму, - Лессар и вовсе растянулась на полу, уставившись на окно. - И переделаемся в такой мрачный замок. Да ещё и молний добавим.
  - Руки прочь от моего милого элегантного домика, - лениво отозвалась Шокухо, усевшаяся на диван рядом с Томой.
  - И вообще я сейчас отключу, - Серья тоже сняла костюм, но вместо переодевания осталась в одном белье, и так зашагала к выходу из комнаты. - Всё, праздник закончился.
  - И я не знаю насчёт вас, а мне понравилось, - Етцу костюм шоггота заботливо держала под мышкой. - Особенно когда некоторые девушки пришли в юбках и перестали обращать внимание на ползущую меня. Эх, как же по мне исправительное плачет...
  - Между прочим, мне тоже понравилось, - Мисака зачем-то переоделась в форму Токивадай и тоже застряла у окна. - Весь день плавать и квакать в костюме гигантской лягушки. Так, знаете, мозги прочистило... всем советую.
  - Как и советуешь со своей близняшкой парня захомутать, - вздохнула Шокухо. Все слегка напряглись, но повернувшаяся Мисака ответила совсем виновато:
  - Извини. У нас тут немного личное обещание, а она сказала, что в городе едва ли не проездом...
  - А, неважно, - отмахнулась Шокухо, ткнув столь же виноватого Тому. Тот улыбнулся ей, а затем внимательно посмотрел на то, как рассеивается искусственная тьма за окном.
  - Ну вот, теперь говорить можно полностью свободно, - Серья вернулась к ним, и Тома понимающе кивнул.
  Они знали, что Юитцу обязательно подсмотрит за ними.
  И упростили ей задачу, дабы выбрала один конкретный вариант подслушки.
  Далее осталось лишь ждать.
  
  - Всё, Лидер, спасибо большое, - Юитцу потрепала по плечу красноволосую девушку. Та сидела на стуле под звёздным небом за городской стеной и смотрела вверх, прикрыв левый глаз, но после этих слов повернулась и безжизненно уставилась на учёную. Падальщики рядом с ней сразу же придвинулись с мокрым полотенцем и бутылкой воды наготове.
  - Можно заканчивать, - кивнула Юитцу, и Лидер мгновенно отняла руку, быстро заморгав, а полотенце легло ей на глаза. - Сейчас мы быстро спустимся, ещё быстрее высвободим камеру и всё будет просто замечательно, договорились?
  
  Если бы участники вечеринки могли видеть невидимое и озаботились вглядыванием в ночное небо, то увидели бы сотню дрожащих тёмных очертаний глаз, висящих над особняком весь день. А присоединение к зрительному нерву Лидера миниатюрной камеры гарантировало, что абсолютно все события будут зафиксированы.
  Юитцу весь день наблюдала запись в прямом эфире, даже еду ей принесли товарищи (а горшком запаслась заранее), и сейчас она уже полное видео перенесла на ноутбук, проматывая туда-сюда и останавливая на интересных моментах.
  - Ну что ж... - наконец сказала она пустому кабинету, затем взяла разноцветные стаканчики, оставшиеся после трапезы, перевернула их и выставила на поднос.
  - Это, - указала она на красный. - Камидзе Тома и его отношения с девушками. Он хочет их всех беречь и защищать, что очень мило, а нам ещё и полезно. Это, - теперь указала на зелёный. - Кумокава Серья, не ценящая заботу своей милой младшей сестры.
  Следующим она указала на синий, но ничего не сказала, лишь подержала палец несколько секунд. Затем переместилась к жёлтому:
  - А тут у нас вышедший из портала паренёк Камисато Какеру, который куда интереснее, чем казался. Тоже хочет беречь девушек и неистово ищет Отинус... хм-хм-хм... что если ему подсказать? Как там правильно говорилось? Если двое могут помеситься, то науськай их друг на друга, а потом с умным лицом говори о необходимости мирного урегулирования. Очень, очень заманчиво, но...
  Её палец вновь переместился к синему стаканчику, а через пару секунд Юитцу поставила на поднос оранжевый стаканчик.
  - Это у нас будут клоны и то, как все с ними носятся, - прошептала она. - Тем более что одной из них что-то нужно в городе... и я скоро узнаю, что...
  Юитцу помассировала виски и коснулась каждого из стаканчиков.
  - Мне нужен план, что приведёт ко мне Камидзе Тому. Одного, без всех своих неудобных союзников. Что-то такое, что вновь заставит его пройти по тропе безумия и вызвать огонь на себя.
  Она посмотрела на красный стаканчик.
  - Например, одна милая монашка, которая лишилась части его внимания. Что имеем - не храним. Ради неё он уже пошёл один и натолкнулся на Эншу-тян. И если повторить...
  Юитцу похлопала по всем стаканчикам и задумалась.
  - А что если сразу всё и всех, а? Такое сложное, многоступенчатое, что разрушит все надежды на светлую сторону? Но в таком случае...
  Она осеклась, а затем медленно поставила ещё один стаканчик, фиолетовый, после чего прошептала:
  - В таком случае вот это едва ли не самое важное сейчас.
  
  Утром Тому разбудил Кайкине, белыми нитями обвязав ему голову и замотав ею, а когда парень открыл глаза и едва не обделался от страха - сообщил, что встреча состоится сегодня в шесть вечера в его резиденции, продиктовал адрес, равнодушно посмотрел на прячущихся под одеялами девушек и вылетел в окно. Все сразу же указали первейшим приоритетом установку анти-тёмноматерчатой защиты, после чего обнаружили, что спать можно было ещё час.
  Следующим приоритетом поставили нормальный утренний секс.
  
  Тома шёл в школу прощаться. Разговор с Саломеей и Мисаки убедил его перестать разыгрывать из себя обычного школьника.
  Никакой он не обычный школьник. И пора уже это признать.
  Оставался тогда шанс, что если он примет роль создателя светлой стороны, то неудача испортит и это... но ничего не поделаешь. Придётся либо бороться, либо приспосабливаться. Тем более что он не один сражается, и другие не так зависимы от удачи. Если сегодня они договорятся о мирном сосуществовании пятиуровневых - которое уже началось, без всяких договоров - то это станет огромным шагом вперёд.
  Вот только ничего из этого не объяснишь Комое-сенсей. А та в итоге аж заплакала.
  - В моём сердце вы всегда были особенным учеником, Камидзе-сан, - и высморкалась в платочек цвета её волос. - Так упорно шли вперёд, невзирая на все пропуски, на травмы, на собственную тупость...
  - Спасибо, Комое-сенсей, - Тома не мог не согласиться с таким списком. - Простите меня, пожалуйста.
  - Нет-нет, я понимаю! - замахала та промокшей розовой тканью. - Удачный брак с богатой невестой это как раз то, что вам нужно! И я искренне желаю вам счастья! Но... - и она вновь промокнула глаза. - Как подумаю о том, что не увижу вас на выпускном... прям сердце разрывается!
  
  На уроки он не остался, и из школы вышел сразу же - после чего остановился и посмотрел на массивное белое здание, годами приносившие ему как множество неудач, так и...
  Цучимикадо, Аогами-Етцу, Серья, Фукиосе - и Химегами. Со всеми ними либо познакомился тут, либо они сами пришли сюда. Столько проблем и столько веселья... а теперь он всё это оставляет позади, ради более важных задач.
  Цучимикадо с Аогами пока остались учиться - оба уклончиво ответили на вопрос покидания школы. Мисаки, Етцу и Мисака будут ждать его на встрече пятиуровневых. Ицува и Лессар работают. Только Канзаки свободна, но она присматривает за Индекс, так что Томе остаётся лишь сидящая в капюшоне Отинус.
  Девушки предлагали выделить хотя бы одну из них для охраны, но Тома отказался на сегодня. Во-первых, надо опять сходить к Химегами и может даже поговорить с могилой. Во-вторых, на улице светло и многолюдно, патруль Правосудия только что прошёл мимо, вряд ли кто нападёт. В-третьих...
  Тома прямо чувствовал, что это его последняя возможность нормального уединения. Ему и до этого намекали, что теперь, со всей этой светлой стороной, оставлять его гулять просто так невероятно опасно. Так что пройтись и как следует подумать.
  Пока дозволяют.
  А если Юитцу набросится, то на этот случай план есть.
  
  - Я пойду с тобой, сестрица, - Куроко, заметив Мисаку, сразу же телепортировалась к ней. - Как официальный представитель Правосудия.
  - Куда? - не поняла та.
  - На встречу пятиуровневых по включению в официальную организацию для защиты города. Уихару сообщила, - Куроко показала на девушку с венком в волосах; та повернулась и смущённо улыбнулась.
  - Согиита хотел меня пригласить, - она не глядя коснулась клавиатуры. -но мне немного... неловко.
  - Честно говоря, оно не настолько официально, - Мисака закрепила на руке бело-зелёную повязку. - Да и я, вообще-то, представитель Правосудия...
  - Ты ещё совсем неопытна, сестрица, - снисходительно задрала подбородок Куроко. - Здесь нужен профессионал.
  - Профессионал Куроко, ваш отчёт должен был поступить вчера, - выглянула из-за своего ноутбука Конори.
  - Ох, Конори-сан, я сейчас, - но Куроко не успела телепортироваться; Мисака взяла её за локоть.
  - Конори-сан, можете дать нам пару минут поговорить?
  - Только пару, - Мисака в ответ кивнула и оттащила Куроко в угол. Уихару проводила их полным любопытства взглядом, но тут Сатен и заглянула в экран.
  - Уи-ха-ру! - довольно пропела она. - У тебя тут сразу две отметки цвета твоих сегодняшних трусиков!
  - Что? - всполошилась та. - Где? И когда ты успела?
  - Что-то серьёзное, сестрица? - Куроко настороженно уставилась на Мисаку, а та на неё. Причём положила обе руки на плечи, будто в любовный захват.
  - Сестрица? - та даже покраснела от долгого молчания, а Мисака слегка наклонила голову и задумчиво произнесла:
  - Слушай, Куроко, тебе не надо объяснять, какая у меня ситуация. И не надо объяснять, что происходит по ночам.
  - Сестрица...
  - И я за последнее время очень многое обдумала, Куроко. Очень многое в себе открыла. Даже, так сказать... неожиданное, - она посмотрела куда-то в сторону. - А ты спасла мне жизнь... не раз... и вообще моя подруга лучшая, так что... я могла бы тебя отблагодарить, скажем, даже сегодняшней ночью...
  - Сестрица, - неестественно спокойна произнесла Куроко. - Я не лесбиянка.
  - А? - вздрогнула Мисака. - Подожди, но ты...
  - Я выглядела такой, не буду спорить. Но я не чувствую себя лесбиянкой. Я бы на самом деле охотно познакомилась с парнем, просто сравнимых с тобой нет. И люблю я только тебя, сестрица.
  - Да, но...
  - Ты выбрала не меня и я это приняла. И ты счастлива, я вчера на вечеринке видела, как ты балдеешь, - Куроко даже хихикнула, и Мисака тоже улыбнулась. - Так что не устраивай из этого беды и не надо мне никакой благодарности.
  - Просто ещё ведь есть клоны...
  - Сестрица, ты что, не слушаешь меня? - Куроко стала рассерженно-строгой. - Всё в порядке. Я не лесбиянка и не полезу к другим девушкам, даже если они выглядят в точности как ты. Этот вопрос мы можем закрыть.
  
  До кладбища Тома добрался без происшествий, спокойно прошёл мимо рядов могил - и застыл.
  Рядом с могилой Химегами стоял Камисато Какеру. Стоял и просто смотрел на неё, не склонившись, словно ожидая. И это зрелище отчего-то сильно не понравилось Томе, он даже огляделся. Признаков засады нет, всё вроде бы тихо, люди ходят мирно. Конечно, с его невезением сразу расслабляться нельзя.
  Никогда нельзя.
  Он вновь зашагал - и Камисато услышал, оглянулся, полностью развернулся. Тома подошёл к могиле и уставился на парня, пока что ничего не говорящего. Камисато занервничал, сглотнул.
  - Отойди, мне надо побыть одному, - Тома даже не сдержал грубость, но парень ничуть не обиделся и мигом отошёл подальше.
  - Ты словно хищник, увидевший конкурента, - тихо сказала Отинус прямо в ухо.
  - Потише, если он услышит, то действительно станет хищником, - смягчить грубость не получилось, и он аж почувствовал, что богиня замолчала обиженно. Тогда Тома посмотрел на могилу и тяжело вздохнул, успокаиваясь от неожиданной вспышки.
  - Наверное, скоро я прекращу ходить к тебе, Химегами, - грустно прошептал он, присев на корточки. - Столько дел навалится, что даже если время будет, то сил не останется. Мне надо узнать, что там происходит в мире мёртвых, сегодня же допрошу Отинус, - богиня вздрогнула, но ничего не сказала. - Потому что... если Кайкине и Мугино как-то вернули, то... возможно, и тебя можно вернуть. Так что давай, Химегами... до встречи. Надеюсь, мы ещё встретимся.
  Он ещё немного посмотрел на могилу, а затем встал и зашагал к выходу. Надеялся, что Камисато не рискнёт последовать - но тот наоборот, сразу же догнал и зашагал чуть поодаль.
  - Чего тебе? - только и бросил Тома.
  - Вы ведь потеряли её в одном из своих боёв, не так ли? - спокойно ответил Камисато. - Химегами Айсу.
  - Тебе до этого нет никакого дела, - Тома даже сам удивился волне злобы, накрывшей его. Сначала одна Камисато едва не выбила из колеи, теперь второй лезет. И прямо в больное место.
  - Думаю, есть, - Камисато обогнал его, развернулся и слегка поднял правую руку. - Я привлёк сотню девушек за три дня, Камидзе-сан. И я боюсь потерять даже одну из них в нашем противостоянии.
  - Никакого противостояния нет, - Тома слегка отступил и сразу взглянул на тень Камисато, но та дрожала сбоку от них и никак пока что не угрожала. - Прекрати донимать Отинус, и все твои девушки будут целы.
  Это прозвучало неправильно, нежеланной угрозой - но Камисато уже нахмурился. Тем не менее, в его голосе было одно терпение:
  - Камидзе-сан, моё Отвержение Мира останется со мной, пока все Магические Боги не будут уничтожены. И именно оно привлекло всех этих девушек, я сам не знаю, как. И потому...
  - Потому я ещё раз тебе объясню, - это начало всерьёз давить на нервы. - Отинус больше не Магический Бог. Она лишилась всей магии. И она теперь под моей защитой, читай как член моей семьи. Я буду защищать её даже ценой своей жизни, понятно?
  - Ты что, думаешь, я совсем тупой?
  Тон Камисато так резко сменился, что у Томы даже агрессия отхлынула. Парень перед ним опустил голову и яростно сказал:
  - Думаешь, я весь из себя упрямый осёл, что ничего не понимает, только и может что талдычить про убийство Магического Бога? Я верю тебе, верю, что Отинус сейчас обычный человек или вроде того, что она не представляет угрозы и лишилась магии. И я бы с огромной охотой свернул всё это, пожелал бы вам удачи и отправился вместе с сотней девушек развлекаться в карманное измерение, на что они мне давно намекали. Но я...
  Он запнулся, сделал глубокий вздох, а Тома отступил ещё на шаг и приготовился сражаться.
  - Я знаю Эльзу с детства. И она никогда не была такой. Мы действительно дружили, потому что в один момент уже я интересовался ей, пытался найти взаимность - и ничего. Она хотела делать карьеру модели, говорила, что такой дикий облик наверняка заинтересует... а сейчас хочет лишь залезть ко мне в постель. Ни с того ни с сего.
  Его кулаки сжались, а у Томы наоборот, расслабились. Он живо представил такую картину у себя, и понял, что был бы ошеломлён подобным.
  - Клэр... - Камисато тем временем продолжал. - Я не особо её знал, но кружок земледелия во главе с ней планировал через месяц участвовать в состязаниях. Она готовилась к этому, а теперь жаждет залезть ко мне в постель. Майе давно пора упокоиться, и она должна была упокоиться, я провёл нужные обряды, но она остаётся, потому что хочет залезть ко мне в постель. Эллен потрясающий химик, компания её отца работает на правительство и она могла бы жить невероятной жизнью, но бросила всё ради того, чтобы залезть ко мне в постель. Фран использует технологии, разработанные с помощью её силы, хоть и утверждает, что это инопланетяне ей поставляют. Даже ваш город заинтересовался бы её устройствами, наверняка купил бы их или патенты... но всё, что она хочет - залезть ко мне в постель. Лайка...
  Он продолжал бормотать, и всё было об одном и том же. Девушка, которая могла бы достичь невероятных высот, но вместо этого предпочла соблазнить обычного старшеклассника Камисато Какеру. Просто потому, что в его руке появилось устройство, существующее вплоть до исчезновения последнего Магического Бога.
  И это невероятно царапало Тому. Ведь то же самое, то же самое... он точно так же пытался отказаться от девушек, желал, чтобы они пошли каждая своей дорогой... кроме Шокухо Мисаки... хотя в мире Отинус готов был отпустить и её...
  Он отчётливо понял, что в ситуации Камисато действовал бы точно так же. Девушек надо спасать от привязанности к самому себе, и раз для этого надо уничтожить и без того опасного Магического Бога...
  А раз так, то договариваться нет смысла. И выхода нет.
  Камисато что-то почувствовал, прервался на полуслове, поднял голову - и кулак Томы заехал ему в подбородок.
  
  - Знаете, это такой провал безопасности, что даже Куроёри не допустила бы, - насмешливо сказала Мугино, уставившись на прижавшую телефон к уху Шокухо. Та нахмурилась, но сразу же сказала в трубку:
  - Канзаки? Тома не отвечает, и мы не знаем, почему. То ли опять телефон разбил, то ли что. Слетай к кладбищу, его маячок сейчас там мигает, и проверь. Да, побыстрее, он нам тут нужен.
  - Маячок? - недоверчиво улыбнулась Мугино. - Вы прицепили на него маячок?
  - А иначе его можно годами искать, - буркнула Мисака, уже уместив голову на скрещенные руки. Мугино посмотрела на неё и подняла бровь.
  - Нет, я не отрицаю, что идея дельная. Но просто... это так смешно! Моя команда вроде должна быть более тёмной и опытной, а на меня никакой маячок не подвесила!
  Мугино прекратила смех, осмотрела надетое белое пальто с признаками множества тайных кармашков, после чего задумчиво сказала:
  - А если подвесили, то уши оборву.
  - Я могу сам слетать, - Кайкине, сидящий в компании Кайби, слегка расправил крылья, но Шокухо, усевшаяся рядом с Етцу и Мисакой, замотала головой.
  - Канзаки ближе лететь, и она знает, где искать, - пояснила она. Акселератор, нахально занявший место главы длинного стола, скривился.
  Придётся ждать, как же неуважительно со стороны героя.
  Шокухо внимательно поглядела на него, но сильнейший эспер никуда не сдвинулся, и это успокоило. Как ни крути, но если бы Акселератор не пришёл или встал в оппозицию, то любой вариант договора терял смысл.
  Она взглянула в телефон, где уже была открыта памятка всего, на что ей пожаловался Тома. Если хотя бы один из пунктов удастся выдать хотя бы одному из семёрки...
  Тома, не задерживайся там, пожалуйста.
  
  Камисато не умел драться. Даже без сравнения с Томой. И сейчас уже лежал на мостовой, тяжело дыша.
  Тома встал над ним, сжимая кулаки и словно бы слыша некий тихий, почти невидимый голосок, идущий откуда-то изнутри.
  Враг беззащитен. И оторвался от всех своих девушек, иначе бы те уже выпрыгнули. Вокруг вообще удивительно никого нет, все в школе и на работе. Всего-то и надо... нет, никто не говорит о "убивать". Просто избить. Избить так, чтобы больше не рисковал даже высунуться. Пусть его заберут, вылечат любовью сотни девушек, а там сам не захочет их лишаться, что бы ни говорил.
  Это самое разумное. Все останутся живы, конфликт угаснет. Его сестра ещё как-нибудь вылезет, но без возможной поддержки брата не составить труда науськать на неё пятиуровневых. В безумие он всё равно не впадёт, его девушки присмотрят.
  Абсолютно правильно и разумно. И противник-то не пятый уровень, не Магический Бог. Самый обычный парень, пусть с необычной правой рукой... и если он, Тома, продолжит медлить, то Камисато воспользуется этой рукой.
  Но Тома продолжал медлить. Ибо в воображении вновь и вновь крутилось изображение того, как он подходит к лежащему Камисато, опускается на корточки, поднимает кулак и начинает бить. Бить, пока лежащий перед ним парень, просто оказавшийся по другую сторону похожей ситуации, не перестанет просить о пощаде.
  Вот это действительно грань. Самая настоящая. И перейти её...
  Камисато приподнялся на локте. Посмотрел на Тому. И сказал - практически сплюнул:
  - Так вот какая она теперь... но это ничего не меняет...
  Тома сначала не понял, о чём он. А затем ощутил, что Отинус напрямую переползла ему за шею, прячась от чужих взглядов.
  Капюшон слетел за время недолгой драки.
  Держался все эти дни - и слетел в самый неудачный момент.
  Вот и всё. Теперь уже грань или не грань, но Камисато надо одолеть. Иначе он ещё и разболтает всем...
  Тома занёс кулак, но Камисато уже вставал - и уклонился от удара, едва не рухнув вновь. Тома размахнулся ещё раз, и теперь сам едва не упал, ибо противник резко перекатился и теперь успешно поднялся, сразу бросившись в атаку.
  Тень? Всё ещё отвёрнута. Значит, опасно лишь прикосновение, а Камисато по старой доброй традиции целится в лицо. Поднырнуть под кулак и...
  - Желаешь ли ты лучшего мира?
  Как и ожидалось. Тома слегка пригнулся, напряг правую руку. В последний момент отклониться, кулак Камисато пройдёт мимо, а сам он получит в живот или солнечное сплетение. А далее ещё и ещё, сбивая настрой, мешая сконцентрироваться, вселяя страх...
  Но Камисато ударил не по лицу. Его кулак опустился вниз, целясь ровно...
  Ровно в его правую руку.
  Удар вышел слабым.
  Просто-таки смехотворным.
  Но прикосновения хватило, чтобы правая рука моментально исчезла, кровь хлынула на мостовую и теперь уже Тома упал. Камисато опустил кулак, посмотрел на противника и едва ли не с отчаянием сказал:
  - Подожди, я сейчас вызову помощь... и прости, но если не убивать тебя, то остаётся лишь это... и...
  Он шагнул, явно целясь к чудом удержавшейся на плече Отинус - и застыл.
  Похоже, тоже уловил это.
  Дракона не появилось. Но что-то возникло вместо него, и Тома явственно это чувствовал. Нечто невидимое, пока что колеблющееся... и ничуть не менее опасное.
  Оно сделало бросок - и правая рука Камисато разлетелась клочьями плоти. Тот опять рухнул, закричал от жуткой боли, а Тома уже вставал. Невидимая сила, мгновенно успокоившись, нарисовала очертания руки и промчалась чёрным контуром, обволакивая себя плотью.
  Как новенькая. Тома повертел рукой перед глазами, проверяя сам не зная что, и вновь посмотрел на Камисато. Тот полз, стона от боли, и вокруг по-прежнему никого.
  - Что дальше? - спросил он; Камисато не ответил, всего лишь отполз на пару метров и застыл, прекратив стонать.
  А затем резко встал.
  Его утерянная было правая рука светилась белым, также возвращая себе форму.
  И Камисато уже поднимал её.
  - Желаешь ли ты...
  Тома посмотрел под ноги и всё сразу понял.
  Его провели.
  Стонущий от боли Камисато отполз так, чтобы его тень сменила направление. И теперь падала ровно на него.
  Рука уже поднята. Слова начаты.
  Времени нет.
  Всё, что осталось - быстро схватить Отинус, бросить её за спину, в надежде хоть как-то спасти.
  
  Богиня полетела, сама не осознав этого. Всё, что она видела - спину одетого в куртку парня, за капюшоном которой пряталась всё это время опустошающей бесполезности.
  Она попыталась крикнуть, остановить, признаться...
  - ...лучшего мира?
  Отинус рухнула на мостовую.
  А Камидзе Тома исчез.
  Только правая рука шлёпнулась рядом, едва не забрызгав кровью.
  И сразу за ней - угрожающе высокая фигура врага. Шагнувшая к ней с безжалостно занесённой рукой, готовящими вырваться словами, и Отинус заперебирала крохотными ножками, путаясь в плаще, пытаясь вскочить и отчётливо понимая, что не успеет даже шагнуть...
  Десятки металлических нитей просвистели над ней, яростным роем впились в Камисато, начали обвязывать в прочный кокон. Канзаки неслась к ним, с занесённым клинком и ненавистью во взгляде.
  А навстречу ей с неба ударил хор десятков голосов:
  - НЕ ТРОГАЙ КАМИСАТО-САНА!
  
  Шокухо вновь позвонила Канзаки, но та долго не отвечала, и от этого сердце начало сжиматься. Она поняла, что произошло страшное, ещё до того, как святая наконец прокричала на том конце:
  - Шокухо, живо стягивай всех к кладбищу! Тому убили!
  Затем что-то взорвалось, и связь прервалась.
  - Тому убили? - тупо спросила она уже замолчавший наушник, и вокруг зашевелились.
  - Что? - резко побледневшая Мисака схватила её за плечо. - Что с Томой?
  - Тому убили, - отстранённо ответила Шокухо. - У кладбища.
  Кто-то распахнул дверь - пинком. Застучал костыль, а затем Мугино рявкнула на краю сознания:
  - Хамазура, собирай машину и обзванивай всех! У нас новый заказ! Живее!
  - Кайби, я полетел, - Кайкине вошёл прямо в стену, девушка не успела и слова сказать. Костыль простучал мимо, Мисака сжала плечо и отпустила, а следом раздалось "сестрица, подожди!".
  Почему все уходят? Что произошло? Всё в порядке. Канзаки просто пошутила. Она ведь известная шутница... всегда хохмит и разыгрывает...
  Кажется, ей... нехорошо...
  - Эй, аккуратнее! - Шокухо обнаружила, что падает на стол, но кто-то удержал её в паре сантиметров от твёрдого дерева. Голос Гунхи. - Слушай, давай я сейчас врачей вызову... да прямо Гекоте-сенсею позвоню... и посижу с тобой, хорошо? А то это... нельзя сейчас тебя одну оставлять.
  Одну? Но она ведь не одна. У неё есть Тома. Она не одна.
  Она не одна?
  
  Все разбежались с такой скоростью, что когда Акселератор вышел наружу, то увидел лишь летящую меж небоскрёбами, окружённую молниями фигурку, рядом с которой появлялась и исчезала ещё одна.
  Камидзе Тома умер.
  Скорее всего, чья-то дрянная шутка. В Академия-сити не было злодея, масштаб которого может убить Камидзе Тому. Акселератор знал бы о нём. Надо срочно найти этого шутника и как следует с ним потолковать.
  Давно он не пытал людей...
  - Вот, так с запахом гораздо лучше.
  Смуглая среброволосая девушка вновь была тут, теперь со спортивной сумкой через плечо, и смотрела в том же направлении. Акселератор уставился на неё, а затем процедил:
  - Ты, случаем, не моя личная галлюцинация?
  - А что, парень, тебе так будет гораздо удобнее, не так ли? - хмыкнула та. - Рассматривай как хочешь, мы оба знаем, что тебя заботит совсем не этот вопрос.
  - А что же меня заботит? - Акселератор полностью развернулся к ней. Девушка поправила выбившиеся из-под прозрачного капюшона волосы, улыбнулась и ответила:
  - Ты ведь обожаешь его, не так ли?
  - Что...
  - Не в любовном смысле, остынь. Обожаешь как героя, который заехал по роже тебе и многим другим, тем самым спасая чужие жизни. Изменяя тех, кто вокруг него, своей героической аурой - и мы оба знаем, что я говорю это серьёзно, не так ли? И ты хочешь, чтобы это продолжалось, не так ли? Чтобы герой менял мир к лучшему и далее. Поэтому ты уступаешь ему, поддаёшься, сдерживаешься, колеблешься. Ты хочешь, чтобы герой продолжал существовать, не так ли?
  Акселератор уставился на ухмыляющуюся девушку, а затем прошептал:
  - Ты задаёшь невероятно глупые вопросы, - он отвернулся и взглянул на город, освещённый висящим в зените солнцем. Небоскрёбы сверкали в своём величии, сеть монорельсов казалась пересекающей самой себя, как и едущие по ней поезда, а огромные ветряки без устали вертелись, снабжая энергией поднявшегося сильного ветра мир будущего. - Разумеется, я хочу. А кто не хочет?
  Объятая молнией Мисака уже исчезла вдали.
  - Все хотят, чтобы герой существовал. Чтобы невинные были спасены, преступники наказаны, справедливость восторжествовала. Чтобы у каждого был шанс на протянутую с желанием помочь руку. Это мечты абсолютного большинства, за исключением тех, чьи мерзкие делишки этот самый герой разрушит. Но и те, возможно... - он сжал костыль. - Возможно, надеются, что однажды кто-то сможет остановить их и указать другой, верный путь.
  - Вот только герой уязвим, не так ли? - в голосе девушки теперь слышался холод. - Куда уязвимее чем даже те, кого он спасает. Ведь они сталкиваются со злом однажды, и это становится чернейшим моментом жизни, в то время как герой видит его каждый день. Каждый час. Каждую секунду. И даже если он выходит целым и невредимым, то картины горя и разрушения оставляют шрамы в душе. А каждая ошибка давит непосильным грузом. И каждый раз герой всё больше и больше желает лучшего мира. Но что он может сделать для этого? Брать власть в свои руки? Но на честном пути ему придётся начать лгать, изворачиваться, очаровывать и доказывать, что он вытащил ребёнка из горящего дома не ради рейтингов, не так ли? А силовой путь принесёт лишь ненависть, и самому герою встанет поперёк горла, калеча его душу. Но если он вовсе откажется от власти, то будет подвергаться критике за это, и сам себя будет спрашивать, правильно ли сделал. Герой сильнее всех нас, но и удары получает постоянно, и лучшего мира желает больше остальных, и однажды всё это сломает его. Как сломало сейчас, не так ли?
  Акселератор вновь рывком развернулся к ней, но девушка лишь улыбалась, а ветер трепал её серебристые волосы.
  - Он действительно умер?
  Она не сразу ответила, вместо этого превратив улыбку в безумный оскал. А затем прошептала:
  - Что ты сделаешь, когда герой сломается?
  
  Огромная металлическая ящерица неслась по городу, не обращая никакого внимания на происходящее. Автомобили она просто огибала, патрули Правосудия игнорировала, редкие всплески сил даже не замечала.
  - Подождите ещё немного, Камисато-сан! - внутри Эльза задрала его рубашку, позволяя одной из девушек обработать раны. - Скоро мы прибудем на место!
  - Кто сражается? - под шумок его закрепили на носилках, уже пропитавшихся кровью, и оставалось лишь беспомощно трепыхаться.
  - Не обращайте внимания, Камисато-сан, - Эллен тоже была здесь, и от неё уже несло каким-то препаратом. - Мы со всем разберёмся. Давайте-ка вас усыпим...
  Ящерица затряслась, электрические разряды побежали по её внутренностям. Эльза успела отдать приказы - и тут целые куски обшивки начали вылетать, разрушая механического монстра.
  Мисака спрыгнула на ящерицу, вырывая из неё листы металла и тут же закручивая их в смертоносные копья. Одним разрядом она оторвала целую лапу, окончательно прервав бег, и подняла руку.
  - Сестрица! - Куроко появилась сзади и уцепилась за руку. - Что ты намерена сделать?
  - Добраться вон до того ублюдка! - зарычала Мисака, показывая на Камисато, которого бережно выносили из обломков ящерицы. - И поджарить его как следует!
  - Сестрица! - Куроко повисла на руке, обхватив её. - Ты же Правосудие!
  - Он убил Тому!
  - Мы ещё не знаем, что точно произошло, сестрица! И пока не узнаем - он невиновен! Не заставляй...
  Мисака попыталась стряхнуть подругу, даже заискрила - Куроко вздрогнула, но лишь сильнее обхватила руку.
  - Не заставляй меня вновь тебя арестовывать, сестрица!
  Они замерли, посмотрев друг другу в глаза, а затем Мисака уже спокойнее произнесла:
  - Он уходит.
  - Далеко не уйдёт, - Кайкине появился рядом с ними, и его крылья ударили в группу прицелившихся было девушек. Всевозможные снаряды завязли в белых полосах, а те, кого они коснулись, мгновенно свалились на асфальт.
  - Они, разумеется, живы, - пояснил Кайкине, выцеливая убегающих с Камисато. - Я же больше не монстр.
  Группе от этого было не легче: красноволосая девушка прикоснулась к пустому месту, открывая лазурь портала, а все остальные закрыли Камисато собой.
  - Эллен! - крикнула Эльза, увидев, что девушка в халате отошла в сторону.
  - Уводи его, Эльза. Я прикрою, - та вынула из кармана склянку с чем-то серым и взболтала её. - Ну, начнём.
  
  - Канзаки, как ты там? - Серья стукнулась об борт автомобиля на резком повороте, но даже не поморщилась, сосредоточившись на гарнитуре, где с тяжёлым дыханием ответили:
  - Сбежала. Их оказалось слишком много, а я ещё чуть не потеряла над собой контроль.
  - Отинус жива?
  - Жива и со мной. И это... - Канзаки помолчала пару секунд. - Я забрала руку Томы.
  - От... - у Серьи аж голос дрогнул. - От него осталась только рука?
  - Да, - святая тоже сказала это так, будто вот-вот разрыдается. - Правая...
  - Возвращайся в особняк и сразу её в холод. Только не показывай Индекс... вообще никому. Отинус может поговорить?
  - Да, сейчас я её закреплю...
  - Можете брать любую плату за устранение Камисато, - Серья в ожидании повернулась к Мугино, сидящей рядом. Та мрачно смотрела в окно и никак не отреагировала, даже когда Хамазура вновь закрутил руль, чуть не переворачивая машину.
  И было от чего: фургон едва не раздавила гигантская нога. Девушка, втрое возвышающаяся над всевозможными ресторанчиками, спешила к полю боя, без усилий неся за собой оторванный ветряк как дубину.
  - Супер! - Кинухата даже высунулась посмотреть, пока Куроёри от страха схватилась за Такицубо.
  - Отинус? - Серья вернулась к своему разговору. - Выкладывай всё, что произошло.
  
  - Мы уже всё сделали! - крикнула девушка в одеяниях жрицы и обнажённым клинком, когда Эльза с Камисато вывалились из портала. - Все жители дома усыплены! Оборона готова!
  Цепь, окружившая небольшой двухэтажный дом, решительно закивала. У всех уже было оружие, холодное, огнестрельное и магическое, а на лицах застыло желание умереть за господина.
  - Клэр? - на ходу крикнула Эльза.
  - Внутри! - девушка кивнула, таща на себе Камисато, хотя тот неуверенно пытался шагать сам. Она быстро промчалась по лестнице до второго этажа, протянула руку распахнуть дверь - и та открылась сама, выбросив тело Клэр.
  Эльза еле увернулась, а вслед за девушкой вылетела Мусуджиме, на ходу срывая с себя куртку. Та исчезла и приземлилась на голову обоим, а в следующее мгновение сам Камисато исчез, переносясь на площадку перед домом, за кольцо девушек. Через секунду Мусуджиме появилась рядом с ним - и тут же рухнула: одна из девушек предугадала точку появления и выстрелила в неё сетью, мгновенно сжавшуюся и выпустившую вонзившиеся в кожу иглы.
  - Камисато-сан! - Эльза наконец скинула куртку и рванула к медленно встающему парню, прыгнув прямо со второго этажа. Она вновь схватила его, пока другие девушки проверяли пульс Клэр и облегчённо вздыхали, после чего рванула обратно к квартире.
  - Как эта дрянь пробралась туда? - прошипела она, забегая внутрь. - Наша гравитационная защита ведь действует! Неужели Клэр её пустила? Или телепортация пробивает? Это плохо, Камисато-сан!
  - Прости, Эльза, - выдавил тот. - Похоже, я совершил ошибку...
  - Вы неспособны совершить ошибку, Камисато-сан, - категорично заявила та, затаскивая его в больничный отсек. - Сейчас я обработаю ваши раны и буду охранять ценой...
  Эльза схватилась за шею, и Камисато сначала даже не увидел, почему, настолько тонкой оказалась воткнувшаяся туда игла. Девушка не упала сразу - отпустила его, сделала несколько неуверенных шагов, привалилась к стене коридора и медленно сползла вниз, прикрыв глаза.
  - Уж извини, - весело сказала прячущая в карман белого халата небольшой пистолет женщина, обнаружившаяся посреди отсека. - Но я хочу поговорить с тобой наедине, без всяких посторонних ушей. А то начнут ещё "Камисато-сан отдыхать желает, прошу на выход, пока не выкинула своей суперклёвой магией".
  - Кто ты? - Камисато постарался отойти подальше: женщина улыбнулась и вопреки этому протянула ему руку.
  - Меня зовут Кихара Юитцу. И в нынешние времена я твой друг.
  
  Девушки подготовились всерьёз. Дом окружили цепью, все прикрывали друг друга, даже по совокупности умений организовали какую-никакую тактику.
  Какая жалость, что для Акселератора всё это не имело значения.
  Он не стал никого убивать - так даже быстрее - и беспрепятственно прошёл к двери, около которой уже застыла среброволосая девушка.
  - О, у братика защита на полную работает, - задумчиво сказала она. - Теперь даже мне не пройти.
  - Братика? - нахмурился Акселератор.
  - Я не представилась, не так ли? - девушка ткнула в себя пальцем. - Камисато Саломея!
  Акселератор посмотрел на неё секунды три, затем дёрнул головой и уставился на открытую дверь.
  Там демонстрировался вид на самую обычную, едва запустелую прихожую, но в дверном проёме висела еле вращающаяся и еле различимая спираль, смазывающая пространство в мутную лужу.
  - Девочки вообще хотели уговорить братика создать полноценное карманное измерение, они могут, - сообщила Саломея. - Но он забоялся, что они засунут ключик от этого измерения в декольте и не выдадут, пока сам не достанет. И не зря опасался, не так ли?
  Акселератор, не слушая её трескотню, поднял руку и осторожно прикоснулся к спирали. А, ну как и думал, своеобразный замок. Достаточно лишь рассчитать движение векторов, заставить их течь в нужном направлении, а там уже ларчик сам откроется.
  Он опёрся на костыль, полностью заигнорировал Саломею и погрузил руку в спираль, начав взлом.
  
  Камисато смотрел на экран ноутбука, что любезно демонстрировала Юитцу, и чувствовал почти животный страх.
  Девушки сейчас сражаются на улицах.
  Акселератор взламывает проход на его базу.
  Саломея даже не пытается остановить, почти наверняка думая, что братик сошёл с ума.
  И всё потому, что он не сдержал себя.
  Нарушил своё же обещание и применил Отвержение Мира к человеку.
  Убил Камидзе Тому, рассердившись на то, что тот не желает ничего понять. Возжелал закончить всё это, уничтожить Отинус любой ценой, освободить девушек... в итоге не только последняя Магический Бог всё ещё жива, но и...
  Сколько их сейчас погибнет там, в городской сече?
  Наверное, стоит подождать, пока Акселератор прорвётся неизбежным наказанием...
  - Я прям демоном себя чувствую, - Юитцу же всё это ничуть не беспокоило. - Таким, знаешь, что приходит в момент наивысшего отчаяния и протягивает контракт. Готов заключить его, Какеру-кун?
  - Что ты хочешь? - прохрипел он, чувствуя ещё и боль от ран. Учёная слегка обработала их, без всякого стеснения, но слабость никуда не уходила.
  - Нагадить GEKOTA, - мгновенно ответила Юитцу. - Они мои враги по многим причинам, и желание избавиться от Магического Бога тоже в списке. Я пробовала пробиться к тебе, но эту вашу базу было так трудно засечь, только сейчас и смогла... потрясающе вовремя, да?
  - Пробиться? - не понял Камисато.
  - У нас есть время объяснять? - Юитцу красноречиво указала на ноутбук. - Прошу, поверь, я действительно твой союзник. Так что пойдём со мной, и быстрее. Если Акселератор прорвётся сюда, то я вынуждена буду бежать, и что тогда, хватать тебя за шкирку? С твоими-то ранами?
  Она очень походила на выросшую Эллен. И внешне, и вроде бы стилем, хотя Камисато в этом не разбирался, особенно сейчас. Так что он лишь прохрипел:
  - Куда пойдём?
  - По обратному тоннелю. Давай сюда, - Юитцу без всякого стеснения подхватила его и помогла дойти до ничем не примечательной точки у окна. Из того ничего не было видно, значит, Акселератор ещё не пробился - учёная заодно держала ноутбук под мышкой, как-то умудряясь справляться со всем сразу.
  - Так, вот сюда, - она очень аккуратно остановила Камисато. - И теперь... полетели!
  Они рванули вниз - не резко, но быстро, по непрозрачному синему тоннелю. Камисато едва не закрутился, но сумел удержаться в более-менее нормальной позе; Юитцу даже с ноутбуком скрестила руки и словно уместилась на невидимом ложе.
  Летели где-то с минуту и приземлились неожиданно мягко, замедлившись за несколько секунд до этого. Синие стены исчезли, и появилась мини-лаборатория с парой столов, один из которых как по учебнику оказался заставлен всевозможными колбами. Камисато лишь мельком взглянул на него - Юитцу всё так же вежливо проводила к медицинской койке, там велела раздеться до пояса и лечь. Когда парень послушно сделал это, заодно впервые взглянув на раны, оставленные Канзаки - словно плётка прошлась, пусть даже лечение Софии смягчило узоры - то Юитцу нажала кнопку на стене.
  Небольшие белые путы обвили его тело, мгновенно безболезненно обездвижив. Учёная же отложила ноутбук, рухнула на стул и тихо хихикнула.
  - Как легко, - словно даже недовольным тоном сказала она. - Дура, надо было сразу заняться тобой. Увы, нацелилась на более крупную рыбу и не сразу сообразила. Хотя сейчас без разницы.
  - Что происходит? - белые верёвки не зажали ему рот, но полностью обездвижили.
  - Я хотела похитить Такицубо, - как-то невпопад заявила Юитцу. - Всё равно девочкой рано или поздно придётся заняться. Если бы ITEM полезли спасать её сами, то объяснила бы Мугино, что нечего бежать с тонущего корабля, когда пробоину можно заделать. Если бы вместе с GEKOTA, то уцепила бы Тому. Если бы ещё что-нибудь придумали, то придумала бы в ответ. Но тут ты убиваешь нашего героя, и абсолютно весь план летит в пропасть. Да и всё летит в пропасть. Ну, зато на ходу новый план придумала.
  - Что вам от меня нужно? - кажется, Камисато побегом от Акселератора ничуть не спасся.
  - О, а ты не догадался? Хотя если учесть, что ты наделал и как мне поверил... - Юитцу вздохнула. - Я как-то привыкла к более умным противникам. Короче, я хотела забрать у Томы Разрушитель Барьеров. В моих руках, прости за каламбур, ему будет куда лучше. Но раз уж так... придётся хватать то, что есть.
  - Вы... хотите забрать Отвержение Мира? - Камисато не верил своим ушам. - Но это невозможно!
  - Поправка, - Юитцу погрозила ему пальцем. - Было невозможно. Даже с технологиями Академия-сити под нашим контролем. А потом к нам подарочком прибыл Сен-Жермен, умеющее разделять сознание. Булькнулся шоггот, поддерживающий жизнь в своём владельце и штопающий ему раны. Оба позволили как следует в себе поковыряться, и вуаля. Так что...
  Она встала и подошла к дальнему столу - Камисато там уже не видел, путы не позволяли и голову повернуть.
  - Это, конечно, рискованно, - он мог только слышать её. - Я предпочла бы условия куда лучше и Нокана-сенсея на случай дофига чего непредвиденного. Будем надеяться, что он и так присмотрит. Что ж...
  Он вновь её увидел - учёная встала у стола, положив на него два шприца.
  - О, кстати, - Юитцу вновь повернулась к Камисато. - Если что, я против тебя ничего такого не имею. Развлекаешься с девушками, вот и молодец. Навредить мне даже косвенно не успел, помыслы благородные, руки чистые... такое всё. Просто оказался не в то время, не в том месте и со слишком ценным грузом. Хм, я прям как бандит говорю. Да уж, с кем поведёшься...
  Она вновь отвернулась, взяла шприц, наполненный желтоватой жидкостью, и подошла к Камисато.
  - Будет немного больно, - белые линии открыли ей точку на левой руке, Юитцу протёрла её ваткой и ввела иглу.
  Было действительно больно, Камисато даже вскрикнул, однако белая паутина держала его крепко, не позволяя дёргаться. Через несколько секунд Юитцу вытащила иглу, отошла к столу и внимательно поглядела на шприц.
  - Так, реакция проходит как надо... - теперь учёная говорила сама себе, слегка наклоняя шприц. - Вот, теперь всё...
  Она положила шприц на стол, посмотрела на Камисато и как-то нервно улыбнулась, затем вновь отвернулась.
  - Ладно, Юитцу, - и вновь прошептала самой себе. - Великие учёные часто испытывали на себе. А когда получится, то ты однозначно станешь великой учёной. Так что... раз, два, три... начали.
  Она закатала рукав халата на левой руке и вонзила шприц точно в вену, лишь слегка поморщившись. Отняла его, взяла другой - с ярко-алым содержимым - и вонзила выше, почти у локтя.
  Вот теперь Юитцу сама зашипела от боли, но твёрдо удерживала шприц, пока не ввела себе всё содержимое. Отняла его и взяла всё той же левой рукой небольшую коробочку, из которой по щелчку выскочило светящееся белым светом пут лезвие.
  Секундное замешательство - и затем Юитцу прикоснулась им к правому плечу.
  Крика на этот раз не было, как и крови - рука просто свалилась на пол, а Юитцу повернулась и шагнула к Камисато, путы которого слегка разошлись, освобождая плечо правой руки и заодно затыкая рот.
  Всю боль затмил абсолютный ужас происходящего. Юитцу подхватила его отрезанную руку, мгновенно освобождённую от пут, и приставила к своей ране. Чёрная масса сразу же появилась из плеча и словно жвачка прицепилась к чужой плоти, притягивая её, обвивая и закрепляя.
  Вот теперь Юитцу завизжала - неожиданно громко, с какой-то нечеловеческой интонацией. Она выронила лезвие, сама рухнула и задёргалась, затем задом наперёд засеменила подальше от Камисато, продолжая визжать, пока не достигла одного из столов. Там она попросту ударилась лбом о стальную ножку, набрала в лёгкие воздуха - и ударилась ещё раз.
  Камисато не видел, что именно происходит, но визг стих. И минут пять ничего не происходило, он успел даже испугаться, что учёная умерла и оставила его здесь связанным, без руки, отчего-то не желающей восстанавливаться.
  Но затем Юитцу встала. Очень неуверенно, на полпути у неё даже разъехались ноги и пришлось рухнуть на стол, дабы не упасть совсем - но всё же встала. Подвигала правой рукой. Подержалась обеими руками за виски. Развернулась и вновь схватилась за стол.
  - Да уж... имитация твоего сознания и звучит-то кошмарно, а на себе пробовать не рекомендую. Совсем. - Юитцу наклонила голову к левому плечу, затем к правому и очень осторожно махнула правой рукой. - Но зато теория полностью сработала на практике. Хотя... одно дельце у нас осталось.
  Улыбка вернулась на её губы, и Юитцу осторожно, держась за всё подряд, начала подбираться к бессильному что-то сделать Камисато.
  - Как я и сказала, ничего личного. В других условиях мы могли бы стать... друзьями, может, вряд ли, но что-то такое. А сейчас я попросту воспользуюсь твоей смертью в своих целях. Очень, очень далеко идущих целях. И несомненно достойных, за это можешь не переживать.
  Надо было всё-таки уважить девушек. Дать им и себе хоть капельку счастья. Потому что сейчас, с исчезновением Отвержения Мира, они могут даже забыть его.
  Но хотя бы вернутся к нормальной жизни... к миру, что он так хотел достичь...
  Юитцу положила руку ему на бок с очень мягкой, почти вежливой улыбкой.
  - Желаешь ли ты лучшего мира?
  
  Лессар прыгнула прямо на крышу одного из автомобилей, оттолкнулась от неё - и уже в воздухе быстро задвигала копьём-перчаткой. Асфальт вздрогнул от невидимых взрывов, и цепь девушек перемешалась, избегая попаданий, но продолжала слаженно отвечать огнём. Гигантская девушка с ветряком над ними занесла своё оружие, намереваясь обрушить его, но Кайкине ударил ей в грудь всеми своими крыльями, вынудив замереть.
  - Ицува, чего ты возишься? - Мисака пролетела мимо сражающейся с Люкой девушки и на ходу ударила молниями. Пиратка, до сих пор успешно уворачивающаяся от всех выпадов, не сумела выйти из импровизированного электрического квадрата и рухнула лицом вниз, а Ицува мгновенно бросилась к отбившейся от группы девушке с мечом. Мисака же отправила разряды молний в наиболее плотную группу - и еле перекувырнулась, когда те словно отразились от невидимой стены и ударили обратно.
  - Рейлган, ты совсем ума лишилась? - Мугино зелёными лучами растворяла мечи, коими кидалась в неё закованная в доспех девушка. - Выжди, пока отвлекутся хотя бы на Кинухату!
  - Суперобманка! - та рухнула как раз в эту группу, приняв на щит все атаки. Раздались выстрелы, и несколько девушек завизжали, когда одеяния в районе колен окрасились кровью.
  - Как там Хамазура? - бросила Серья Мугино, переведя пистолет на следующую цель. Четвёртая наконец расплавила мечи и ударила лучом в плечо девушки, вырвав кусок того и заставив её рухнуть.
  - Хамазура, как ты там? - рявкнула она в смартфон, выбирая в качестве цели девушку с копьём.
  - Просто еду! - тот вновь вильнул туда-сюда. - Но Куроёри от своих отбиться не может!
  - Ты мне всё время прицел сбиваешь! - ниндзя сидела на крыше, вцепившись половиной биомеханических рук в автомобиль. Другая половина охотно раскидывала кинжалы, но из-за постоянного мотания попадали они исключительно случайно. Плюс Куроёри сейчас больше заботила девушка, грызущая одну из держащихся за кузов рук.
  Успешно грызущая, дрянь.
  Куроёри попыталась сбить её кинжалом, но машину мотнуло на очередном повороте и тот едва не пробил шину, так что оставалось лишь материться. Такицубо, сидящая рядом с Хамазурой, высунулась из окна и уставилась вперёд, на преследуемый ими джип с группой девушек, двое из которых также торчали снаружи. Пока улица оставалась второстепенной и относительно пустынной, но вдалеке уже слышались сирены Анти-Навыка и приближалась оживлённая автострада.
  А затем их машину совсем резко повело - Куроёри едва не слетела, а вот девушка с обломком руки в зубах куда-то упрыгала - та едва не воткнулась в столб, но как-то удержалась и даже избежала столкновения с другой машиной чудом увернувшегося водителя.
  - Хамазура! - заорала Куроёри, но похолодела, услышав в ответ:
  - Хамазура ранен!
  Она мигом прекратила обстрел и бросилась к окну кабины - парень откинулся на сиденье и побледнел, а по серой ткани водолазки в районе плеча расплывалось красное пятно. Левой, непострадавшей рукой он ещё держался за руль, с правой стороны мгновенно уцепилась Такицубо, но такой дуэт долго не продержится. Куроёри протянула часть рук внутрь салона, вспоминая, где именно лежала аптечка - и только тогда сообразила, что в Хамазуру выстрелили спереди.
  Ещё одна пуля - лобовое стекло, на первый раз отделавшееся трещиной, разбилось, и что-то свистнуло прямо у неё под носом. Хамазура отклонился, не удержав руль, машина вновь вильнула, и только это их спасло.
  Куроёри зарычала, нащупала аптечку, мгновенно перекинула её Такицубо - а сама уже взлетела обратно на крышу и уставилась в сторону джипа. Тот приближался к автостраде, грозя затеряться в ней, и у девушки снаружи в руках что-то блеснуло.
  Руки разошлись на зависть любому тентаклиевому монстру. Какие-то зацепились за кузов, какие-то сжали руль, но большинство водопадом лапши покрыло машину спереди, загнулось - и начало выпускать клинки.
  Следующая же пуля отразилась от бесконечно воплощающегося щита и срикошетила в асфальт, а Куроёри прищурилась и выпустила серию клинков по машине. Та попыталась отвернуть, но белоснежная буря ударила по слишком большой площади, и обе задние шины просто взорвались. Джип закрутило, обе девушки слетели с него...
  И исчезли во вспышке голубого света. Те же вспышки донеслись из джипа, и когда Куроёри залезла в кабину, аккуратно отодвигая раненого Хамазуру, схватилась за руль и посмотрела в ту сторону, то увидела полное отсутствие тел.
  Опять эсперские штучки.
  Но это ладно, сейчас скорее в больницу. Рана плеча это не шутки.
  С Мугино она объяснится сама и потом, хотя при мысли об этом становилось страшно.
  
  - Они все исчезли, - Кайкине спустился к Серье и Мугино, оглядывающихся в поисках куда-то пропавших в голубых вспышках врагов. - Я в районе автострады тоже приметил сияние.
  - Сбежали, что ли? - Мугино посмотрела туда, где только что буянила великанша. - Нашли портативный телепорт и всё. Я давно хотела своей команде, но даже на тёмной стороне лишь руками разводили.
  - Да, нам бы тоже не помешал. Мисака? - спросила Серья в переговорное устройство. - У тебя тоже все исчезли?
  - Ага, - та вместе с Куроко успела улететь за несколько кварталов и сейчас тихо искрила, надеясь обнаружить хоть кого-то. - Возвращаться?
  - Нет, патрулируй город. И Правосудие попроси, я сейчас с Анти-Навыком свяжусь... а, они сами летят.
  - В таком случае извини, я предпочту сделать ноги, - мгновенно сориентировалась Мугино. - Кинухата, что там с нашими? В смысле "костюм супермедсестры"?
  - Канзаки, - Серья тем временем переключила связь и махнула Ицуве с Лессар подойти. - Как у тебя там?
  - Положила в холодильник, Индекс пока обманула, - отчиталась та абсолютно мертвецким тоном. - Но знаешь что...
  - Что? - Канзаки почему-то не сразу ответила и лишь затем прошептала:
  - Его рука ещё работает. До сих пор.
  - Работает? - Серья прикрыла глаза, а затем медленно, словно сама не веря в сказанное, произнесла:
  - Хочешь сказать, что Тома может быть ещё жив?
  
  Тома каким-то чудом был ещё жив.
  Хотя когда он открыл глаза и увидел фиолетовую девочку, на зелёный правый глаз которой со шляпы свисал оберёг, то решил, что всё-таки попал в ад. Но практически севшая на него девочка протянула руку и так сильно ущипнула за щёку, что он весь дёрнулся.
  - Тсс, спокойно, дружок! - весело засмеялась та. - Я тебе тут жизнь спасаю! А то прибыл, понимаешь ли, не в едином куске!
  Она похлопала его по правому плечу, и Тома с ужасом обнаружил, что руки там больше нет. И чего-то невидимого, ощущаемого во время битвы с Камисато - тоже.
  Битвы... драки. Которую он проиграл и готовился умереть. Но... не умер? И Разрушитель Барьеров не восстановился?
  - Кто ты? - спросил он девочку.
  - Кто ты, где я, почему тут так мерзко пахнет, вся серия вопросов, - закивала та. - Постараюсь ответить разом!
  Она вскочила с него и крутанулась, взметнув белое платье и обнажив лёгким взмахом фиолетовые бёдра.
  - Меня зовут Ньянг-Ньянг, я Магический Бог, ты в другом мире, здесь всё разрушено, отвали, Верховный Жрец! - последняя часть речетатива относилась к невероятно высокому старику в фиолетовом халате, чья голова походила на череп с некоей иллюзией кожи. Он отпихнул девочку длинным посохом, подошёл к севшему Томе и протянул ему конверт.
  Закреплённый стикером розового сердечка.
  - Верховный Жрец хотел согласно своим ацтекским традициям вручить тебе живое сердце, но увы, - Ньянг-Ньянг прошлась колесом. - Здесь с ними совсем плохо.
  - Здесь? - Тома огляделся. Они находились в словно бы разрушенном универмаге - стены и потолок практически исчезли, а на перекошенных полках лежало на удивление много продуктов. Но на всех них покоились и носились по воздуху мелкие чёрные точки, словно какая-то мошкара или... пепел?
  Удивительным образом не задевающий его.
  - Ага, - Ньянг-Ньянг как раз схватила пачку хлопьев и быстрейшим движением разрезала её. - Он может своё вырвать, конечно, но его утомляет отращивать новое.
  - Не утомляет, - проскрипел старик, неодобрительно уставившись на то, как хлопья сами начали залетать девочке в рот. - Он пока что не заслуживает моего сердца.
  - Почему это? Или вы незнакомы? - Ньянг-Ньянг ткнула в обоих. - Камидзе Тома, это Верховный Жрец, один из старейших и брутальных Магических Богов. Верховный Жрец, это Камидзе Тома, нынешний хранитель Разрушителя Барьеров... хотя сейчас, пожалуй, уже прошлый?
  - Я ведь могу задать кучу вопросов? - Тома постепенно начал соображать.
  Он не умер - по крайней мере как должно. Он перенёсся, очевидно, в какой-то слой реальности, и там же оказались двое Магических Богов. Пока относительно мирных, но это всё равно боги, и стоит быть настороже.
  - О, конечно, я сама с удовольствием выдам ответы, но... - Ньянг-Ньянг прислушалась. - Кажется, опять землетрясение устраивают. Спорим, на этот раз волна сюда дойдёт?
  - Разумеется, дойдёт, - проскрежетал Жрец, а затем наклонился и удивительно бережно поднял Тому. - Не бойся, парень, я часто для своих ритуалов носил пленников перед тем, как содрать с них кожу и вырвать сердце. Уж тебя-то удержу.
  Тома аж дыхание задержал - едва не потеряв его, когда Жрец мгновенно взмыл в воздух. Судя по хохоту, Ньянг-Ньянг полетела рядом с ними. Держали его действительно крепко, и Тома рискнул взглянуть вниз.
  Город стремительно уменьшался, и...
  Стоп.
  Это же Академия-сити.
  Полностью разрушенная Академия-сити. Руины везде, куда не кинь взгляд. Томе даже показалось, что он видит лежащий на огромной куче обломков дирижабль - но тут Жрец сделал петлю и они приземлились на нечто дрейфующее в воздухе.
  Именно нечто - казалось полностью каменным по цвету и ощущениям, но на стенах и полу пробегали мириады разноцветных огоньков, вызывающих ассоциации с красочными гирляндами. Тома даже сказал бы, что перед ним какой-то каменный инопланетный аппарат, хотя подобная смесь лишь смущала.
  Жрец опустил его на площадку, и Тома сделал пару шагов - отсутствие правой руки отчего-то не сказывалось на общем самочувствии. Он даже спокойно принял опять протянутое письмо.
  - Между прочим, благодари меня за здоровье, - Ньянг-Ньянг приземлилась рядом с ними и дружелюбно оскалилась. - Там внизу такая радиация, что не защити я тебя - и даже сердце растопило бы в кашу.
  - Радиация?
  - Ага. Мы абсолютно случайно семнадцать раз взорвали все ядерные реакторы. А сейчас вон, смотри!
  Пол под ногами сделался прозрачным, и Тома увидел впечатляющий даже с такой высоты водный гребень, надвигающийся на город.
  - Там ведь не осталось никого живого? - с тревогой спросил он, понимая ответ, но чувствуя себя крайне неуютно. Вновь, пусть и не в привычной реальности, город разрушен.
  - И не было. Это мир без единой живой души. Но прежде чем ты задашь все свои вопросы...
  Ньянг-Ньянг неожиданно прыгнула на Тому, вцепилась ему в куртку и придвинулась так, что они едва не столкнулись носами.
  - Скажи! - её зелёные глаза горели жаждой. - Тебя ведь Какеру-кун сюда отправил, да?
  - Да. - Тома отвёл голову, уж слишком близко оказалась девочка. - Вы о нём знаете?
  - Мы его создали, - проворчал Верховный Жрец, усевшийся прямо на каменное плато, остающееся прозрачным. Волна внизу уже накатила на город, с доносящимся досюда мрачным гулом раскидывая сохранившиеся развалины как детские кубики.
  - Не столько его, - Ньянг-Ньянг отпрыгнула от Томы и также уселась, вытянув вперёд ноги и совершенно не обращая внимания на то, насколько коротко её платье. Тома отвернулся - он понимал, что девочка может быть старше даже Отинус, но так спокойнее. - Просто так вышло, что до нас докопался один маг...
  - Вы его знаете как Алистера Кроули, - скривился Жрец. Алистер Кроули? Это имя Томе ничего не говорило. Алистер Кроули... Алистер... Алистер...
  Нет, абсолютно незнакомо.
  - Короче, он докопался с целью нас уничтожить и даже начал преуспевать, - отмахнулась Ньянг-Ньянг. - Но мы Магические Боги, и всё должно пройти по нашему сценарию. Так что мы всемя скинулись, сотворили Отвержение Мира и внедрили его в вашу реальность с наказом использовать против нас же. Правда, мы немного не ожидали, что оно воплотится правой рукой обычного парня. Некоторые даже приуныли, - она хитро взглянула на Жреца, который закутался в свой халат и шипяще произнёс:
  - Проклятое зеркало, поглощающее каждого посмотревшего в него, было бы куда уместнее.
  - Не спорю, - кивнула Ньянг-Ньянг. - Но случайность нашей магии и не такое вытворяла. Так что мы просто позволили этому пареньку себя "уничтожить", а на самом деле перенести в эту изнанку мира. Правда, мы не ожидали, что он и людей сюда забросит. Кстати, Жрец, я теперь тебе должна.
  - Наше пари изначально обречено, - губы обтянутого кожей скелета тронула сухая улыбка. - Ты ставила на то, что молодой горячий ум сумеет не поддаться дарованной ему силе.
  - Не, ну он-то справился, - Ньянг-Ньянг ткнула в Тому. - Так что шанс был.
  - Простите, но... - он замешкался, особенно когда оба бога сразу уставились на него. - Вы позволили себя одолеть?
  - Ну а что, - Ньянг-Ньянг даже выглядела изумлённой. - Алистер нас действительно сильно приложил, вариантов не оставалось. Зато чуть повеселились там и здорово тут. Этот слой реальности создан нами специально как некий мир мёртвых. Никто сюда не пробьётся, разве что попав под Отвержение Мира, и никто отсюда не выйдет.
  - Подождите... никто? - Тома, тоже усевшийся было на пол, едва не вскочил, но Ньянг-Ньянг вновь напрыгнула на него и прямо ткнулась носом к носу.
  - Ага, - причём улыбаясь так, будто в этом было что-то хорошее. - Прости, Ками-ян, но для привычной реальности ты мёртв.
  
  Тома мёртв.
  Шокухо лежала на больничной кровати, то и дело шептала эти слова - и тогда Джунко склонялась над ней и начинала тормошить, успокаивающе приговаривая, что всё ещё обойдётся, наладится и вновь будет блистать. И как бы Шокухо не была ей благодарна, но одновременно понимала - не наладится.
  Тома мёртв.
  Её самый большой кошмар воплотился.
  Она слышала звуки боя снаружи, и девочки приходили с сообщениями о погонях, но ей уже было абсолютно неважно.
  Тома мёртв. Человек, давший ей вкус к жизни и ставший её неотъемлемой частью, ушёл навсегда. И это было невероятно трудно переварить, настолько, что целый час она просто плакала, накрывшись одеялом, Джунко даже позвала Гекоту-сенсея.
  Но к этому времени слёзы закончились, а вместе с ними ушла часть горечи и пришло понимание.
  Вся идея о светлой стороне Академия-сити рассыпается. Слишком многое держалось на самом присутствии Томы, его авторитете и связях. Те же ITEM сейчас заартачатся куда больше. Но Шокухо просто обязана взять всё в свои руки и добиться успеха. Ради Томы.
  Она отказалась от укола и госпитализации, велела Джунко принести ей вещи и застыла в коридоре, ожидая её и заодно думая. А затем услышала гневный стук каблуков.
  Мугино поднималась по лестнице вместе с Кинухатой. На Шокухо она посмотрела лишь мельком и сразу же отправилась далее наверх, а вот Кинухата задержалась.
  - У нас тут Хамазура суперпоранился, - слишком весело для такой фразы произнесла она. - В порядке будет, но Такицубо теперь к его кровати суперприклеится, а мы все рядом потусуемся. Пусть болван решит, что у него тоже супергарем.
  - Удачи, - блекло ответила Шокухо. Кинухата нахмурилась, а затем резко схватила её за руку.
  - Не роняй слёзы, - неожиданно жёстко сказала она. - Ты суперэспер, одна из сильнейших тут. Никто и не думал, что он доживёт до суперспокойной старости, так что соберись. Поблагодари за то счастье, что принёс тебе, и продолжи его супердело.
  - Королева? - Джунко застыла позади них с её сумочкой, очень внимательно следя за рукой Кинухаты. Та разжала её, улыбнулась и побежала вслед за давно исчезнувшей Мугино.
  - Королева, если она вас обидела...
  - Всё в порядке, Джунко, - Шокухо слегка потерла руку. Синяк, наверное, останется, Кинухата не рассчитала силы. Но сказала всё правильно.
  Она приняла от Джунко сумочку, вынула оттуда переговорное устройство и сразу вставила наушники.
  - Хорошо, девочки, - сказала она в микрофон, отправляясь вместе с Джунко вниз. - Докладывайте, что происходит.
  
  Акселератор провозился с этой преградой куда дольше, чем рассчитывал. Похоже, ставили её на совесть.
  Но вот наконец вся пространственная плёнка спала, и он вместе с Саломеей вошёл в коридор, слишком большой для квартиры. Из коридора вело множество дверей, пока неизвестно куда.
  - Ага, скромное такое карманное измерение, - закивала вышедшая вперёд Саломея. - Нету другого способа вместить сотню человек без привлечения внимания, не так ли? За мной, я тут знаю, что да как. Эльза почти наверняка его в медицинский повела. Костюм медсестры заодно наденет, не так ли?
  Акселератор шагнул следом - но услышал шум за спиной и мгновенно развернулся.
  Канализационный люк на площадке перед домом просто швырнуло в воздух, и оттуда начала появляться гидрообразная тварь. Каждый отросток, высовывающийся наружу, заканчивался внушительной зубастой пастью, с клыков которых текло что-то гнойное. Глаз не было, и тем не менее гидра уставилась на разбросанные по площадке тела и только вставшую, но свалившуюся обратно в обморок от такой картины Мусуджиме, после чего с чувством пророкотала:
  - Ну ебать...
  Акселератор отвернулся и вошёл внутрь, однако Етцу присоединилась уже через несколько секунд, в своём обычном виде, и затараторила:
  - Я-то сначала полезла через канализацию, думала разведать и всех сразу схватить. А там на уровне трубы непробиваемая дрянь держится, я как ни старалась - обогнуть не смогла. Решила так вот вылезти, но пока туда-сюда, всё уже сделали до меня.
  Акселератор не отвечал ей, сосредоточившись на Саломее, которая в свою очередь сосредоточилась на лежащей у стены коридора девушке с длинными каштановыми волосами, напоминавшими спутанную гриву. Девушка лежала недвижимо, и Акселератор заметил торчащую у неё из шеи иглу.
  - Нехороший знак, не так ли? - Саломея пока не касалась иглы. - Я ведь и братика не чую. Неужто...
  Девушка засияла голубым свечением и исчезла - все трое даже отшатнулись. Саломея мгновенно выхватила какой-то прозрачный клинок, и через пару секунд молчания осторожно ткнула им уже пустое пространство.
  - Ага, тоже об этом слышала, - пробормотала она. - Кажется, наши проблемы только начались.
  
  - Знаешь, Даниэлла, мне кажется, парень свою руку совсем не для того использовал, - пробормотала Юитцу, усевшись на диван с кружкой кофе. - И даже не для того, о чём ты подумала, извращенка. Просто не знаю, прям такие ощущения, что у неё гораздо больший потенциал. Например...
  - Вызывали? - Падальщики зашли в комнату, прервав болтовню Юитцу с безмолвно стоящей Даниэллой, но учёная ничуть не обиделась, лишь кивнула сесть за круглый столик с расставленными чашками.
  - Садитесь, но будьте готовы в любую минуту начать драться, - предупредила она, поворачиваясь к огромному помосту, невесть как оказавшемуся в большом зале. Пока на нём было абсолютно пусто, и Падальщики насторожились - кроме Нару, сразу отпившей горячий кофе и с ойканьем высунувшей обожженный язычок.
  А через несколько секунд появилась и причина для тревоги - пространство над помостом засветилось голубым и проявило десятки девушек в самой разнообразной экипировке. Однако большинство из них мгновенно свалилось, а остальные бросились к ним, и теперь помост засиял цветами, напоминающими о целебных заклинаниях.
  - Ага, как и думала, они её всё-таки учуяли, - Юитцу отпила кофе и встала. Несколько девушек, не занятых в помощи раненым, повернулись к ней и угрожающе занесли мечи с копьями.
  - Камисато Какеру мой заложник, - привычный добродушный тон исчез, сменившись неожиданной жёсткостью. Юитцу подняла правую руку и указала ею на девушек. - Я стерла его Отвержением Мира, и только я же могу вернуть его обратно.
  - Чем докажешь? - Эллен агрессивно протолкалась вперёд. Юитцу посмотрела на неё и усмехнулась.
  - Тем, что вы появились здесь. Кто-то из вас создал устройство, позволяющее разом перемещаться к Отвержению Мира, не так ли?
  Фран, стоявшая едва ли не позади всех, беспокойно зашевелилась.
  - Так вот, оно теперь принадлежит мне. Я забрала Отвержение Мира у Камисато Какеру и заключила его внутри. Теперь только я и смогу его освободить, - Юитцу продемонстрировала всем правую руку. - А если убьёте меня, то убьёте и своего Камисато-сана.
  - Что тебе надо? - с дрожащей ненавистью выпалила Эллен.
  - Ваше послушание, - Юитцу оставалась абсолютно хладнокровной. - Делаете то, что я скажу, и я освобожу вашего Камисато. Откажетесь - он будет заточён навечно.
  Девушки переглянулись, а затем Эльза, поддерживаемая двумя соратницами, неуверенно встала.
  - И чего же ты хочешь? - ярость девушка абсолютно не скрывала, но Юитцу только улыбнулась.
  - GEKOTA забрала себе Разрушитель Барьеров. Выглядит как оторванная правая рука, прикосновение которой лишает сверхспособностей. Добудьте мне эту руку, а в качестве дополнительного задания уничтожьте GEKOTA, их особняк и всех, кто встанет на вашем пути. Выполните это всё - и ваш милый мальчик вернётся к вам.
  Девушки вновь переглянулись, а затем Эльза прохрипела:
  - Нам потребуется время залечить раны и уточнить план атаки.
  - Можете не торопиться, с ним ничего не случится, - теперь Юитцу добавила дружелюбия, даже игриво улыбнулась. Однако все отвернулись от неё и начали помогать друг другу заходить в открывшийся портал.
  - Вот и славно, - Юитцу опустилась на диван лишь после того, как последняя девушка шагнула в лазурное свечение и то закрылось. - Теперь, если всё получится, мы можем вообще ничего не делать. Так что извините, что побеспокоила, и сопроводите меня до лаборатории, надо себе пару укольчиков поставить.
  
  Мисака оторвалась от всех, и от GEKOTA и от Куроко. Долг члена Правосудия тоже отступил - ей сейчас просто необходимо было побыть одной.
  Тома мёртв.
  Это казалось невероятным.
  Тома, выживший в бою один на один с Акселератором. И не просто выживший - победивший. Тут же какой-то Камисато Какеру...
  Она шла по опустевшим улицам, скрылась в переулке от промчавшейся машины Анти-Навыка и плакала прямо на ходу.
  Как же ты так, Тома? Почему ты себя не уберёг?
  И почему она его не уберегла?
  Почему уже который человек погибает рядом с ней, и она бессильна что-то сделать?
  Бессильна... до сих пор.
  Мисака углубилась в извивающуюся кишку переулков и вскоре встала перед деревянным зданием, безжизненным и запустелым.
  Вчера ночью именно сюда пришла клон в сопровождении Акселератора. И Мисака знала, зачем та сюда пришла.
  Знала, с кем та говорила.
  Знала, что готовится.
  Нефтида всё сказала верно, чёртов Магический Бог. Мисака Микото должна исчезнуть, и чтоб никто не нашёл её. Даже не пытался.
  А там, если она всё правильно понимает...
  Мисака улыбнулась сквозь слёзы, подошла к двери, без труда распахнула её и исчезла внутри.
  
  Мёртв.
  Тома лишь сейчас осознал, что происходит.
  Там, для всего мира, он мёртв. Если только Камисато не сумеет объясниться... и если он знает, что Отвержение Мира не убивает.
  - Может и не знать, - согласилась Ньянг-Ньянг, косясь вниз на отступающую от города волну. - Он до нас и тебя никогда не проверял на живых существах, всё предметы отправлял. Вон, смотри!
  Так вот куда делась копия Гунгнира - оказалась в руках фиолетовой девочки, вытащившей её из ниоткуда и вращающей как стрелку часов. Однако этот вопрос Тому совсем не заботил.
  Для мира он мёртв. И зная своих девушек - те бросятся мстить, не считаясь ни с чем. Если никто не вмешается...
  Все договорённости между пятиуровневыми, все мысли о светлой стороне, всё это рискует полететь вверх дном. Если только Мисаки не сможет проконтролировать, а Тома был уверен, что она приложит все усилия.
  - Точно нет никакого способа отсюда выйти? - с надеждой спросил он.
  - Будь мы в полной силе - и обязательно выкинули бы, - пожала плечами Ньянг-Ньянг и кинула копьё куда-то вверх. - Но сейчас постепенно угасаем и уже не в той форме. А больше Магических Богов в слоях реальности не осталось, Алистер Кроули зацепил всех.
  - Расскажите хоть про этого Алистера Кроули, - оставалось лишь цепляться за каждую соломинку.
  - Маг, - кратко ответил Жрец, немало поморщившись при этом. - Уровня Магического Бога, но не является им.
  - И что, это всё? - осторожно спросил Тома после нескольких секунд молчания.
  - Он появился в мире гораздо позже нас. Мы уже развлекались в других слоях и не обращали внимания на эту реальность, так что не знаем точно, - Ньянг-Ньянг посерьёзнела, даже одёрнула платье. - А когда вернулись, то не сумели выяснить подробнее.
  - Он пользуется какой-то очень искусной иллюзией, - вновь перебил её Жрец. - Или раздваивает себя. Потому что в слоях реальности нас атаковал Алистер Кроули, но здесь встретил невероятно похожий, но совсем другой по сути человек.
  - Другой по сути? - Жрец в ответ вскинул руку, и в центре их неровного треугольника засияла бирюзовая диаграмма, напоминающая какой-то извращённый оккультный символ, не признающий углов, но и на круг смахивающий меньше всего. У Томы сразу заболела голова при попытке осознать, что именно он видит.
  - Жрец, думаю, наш гость совсем не разбирается в таком, - Ньянг-Ньянг аж захохотала, увидев его лицо. - Без своей руки и вовсе обычный человек, его ещё вывернет наизнанку!
  Тома отвернулся и вновь взглянул на правое плечо. Не ощущалось ни боли, ни какого-то неудобства. А сейчас, когда он наполовину мёртв, и вовсе нет смысла просить отрастить новую, раз уж та сама не хочет. Жрец вновь скривился, но послушно убрал диаграмму, однако Ньянг-Ньянг отвернулась, встала и поймала вернувшееся сверху копьё. Затем словно прислушалась к чему-то, нахмурилась - и провалилась прямо сквозь площадку, устремившись обратно к городу.
  Тома даже не успел спросить - Жрец вновь невероятно бережливо подхватил его и прыгнул следом, в ушах засвистел ветер, совсем некстати вспомнилось предупреждение о радиации. Однако защита от богов всё ещё работала, и они приземлились без всяких помех.
  Похоже, к тому же разрушенному супермаркету, и Ньянг-Ньянг вновь залезла на кого-то, едва ли не обнюхивая.
  На... Камисато, пока лежащего без сознания. Он был обнажён по пояс, и по всему телу прошли красные полосы, словно парень попал к особо злобному осьминогу. Правая рука также отсутствовала.
  Если это его девушки, то они действительно сорвались с цепи...
  - Так-с, обратно, - Ньянг-Ньянг взяла Камисато на руки и взлетела; Жрец, так и не выпустивший Тому, помчался следом.
  Они вернулись на летающую платформу, где уже выросла огромная кровать, куда девочка сразу же положила Камисато и что-то тихо забормотала. Раны мгновенно начали бледнеть и исчезать, хотя тот пока что не очнулся.
  - Как он попал сюда? - Тома быстро пришёл в себя от нового полёта, благо сейчас Жрец отпустил его и сразу ответил:
  - Мог осознать, что сделал, и совершить самоубийство. Но скорее всего, кто-то заставил его применить Отвержение Мира на себе.
  Заставил? Тома сразу нарисовал картину того, как Мисаки пультом подчиняет Камисато и приказывает точно так же стереть себя из реальности. Да, такое вполне могло произойти.
  - Скоро узнаем, - Ньянг-Ньянг по параболе отлетела от кровати, пару раз перекувырнувшись. - Пусть поспит недолго, а пока что... Знаешь, хоть мне ещё есть о чём с тобой поболтать, Ками-ян, но так могу и заскучать. И свалить менять русло Амазонки. Так что давай-ка...
  Она закружилась в танце, и её платье замерцало, словно бы трансформируясь во что-то - неизвестно что. Издалека донеслась мелодия флейты, её ритм казался неким стихотворением, но Тома не понимал слов...
  Мир поблек, очертания Жреца и Камисато растворились, осталась лишь Ньянг-Ньянг. Её танец со всеми прыжками и уворотами походил скорее на представление мастера боевых искусств... и девочка словно раздвоилась, Тома видел её одновременно танцующей с копьём в руках и играющей на флейте...
  Чужое присутствие явилось неожиданно, что-то цветное проплыло рядом, затем ближе - Тома не мог повернуть головы, но ощутил мощное тело, непробиваемую чешую, раскрытую пасть...
  Драконы. Красный, синий, лиловый, пурпурный. Множество разноцветных драконов летало вокруг него и танцующей Ньянг-Ньянг. Они ничего не делали, не угрожали, даже, казалось, не замечали никого. Просто летали, создавая антураж непонятной картины. Силуэт девочки замигал всеми цветами, флейта уже явно пела песню, но слова всё ещё неизвестны, непонятны, неосознанны...
  Очередное вытянутое тело скользнуло рядом, и Тома увидел фиолетового дракона. Тот, в отличие от остальных, заметил его и уставился ничего не выражающим пылающим взглядом. Они смотрели друг на друга, и не было ни слов, ни образов, ни понимания. Просто смотрели.
  Затем дракон отвернулся, отлетел в сторону и открыл Ньянг-Ньянг.
  Силуэт Магического Бога застыл, и Тома увидел направленную в него угрозу. Увидел - и вытянул правую руку, защищаясь от неё...
  Шар пламени ударил по нему, грозя сжечь заживо до того, как придёт осознание, но застыл в нескольких миллиметрах от его лица. И постепенно сдулся бесполезным воздушным шариком, превратившись в ничто.
  Флейта умолкла. Драконы растворились. Мир робко вернулся в свои права. Силуэт обрёл задумчивые очертания.
  - Однакооооо... - протянула Ньянг-Ньянг, начав расхаживать вокруг Томы и осматривать его. - Хм, да, вполне тебе подойдёт. Я так серьёзно могу валить в Амазонку и не беспокоиться.
  - Что произошло? - похоже, этот вопрос теперь с ним надолго.
  - Раз у тебя больше нет Разрушителя Барьеров, а этот мир смертельно опасен, то Ньянг-Ньянг решила пробудить твою силу эспера, - Жрец тоже заинтересованно подошёл поближе. - Ту, что была бы у тебя, с твоей... персональной реальностью, так вы это называете? Уродливый термин, хотя в чём-то точный, не могу не признать.
  - И, разумеется, пятый уровень, - девочка остановилась и подмигнула Томе. - Иначе уже не то.
  - Что... - он словно услышал стук собственного сердца. - Что за сила?
  - А вот сейчас и узнаешь, - оба бога одновременно повернулись к кровати, на которой только сел недоумённо озирающийся Камисато. - Заодно повеселимся.
  С этими словами Ньянг-Ньянг мгновенно прыгнула к кровати и замахнулась копьём. Камисато дёрнулся, но это явно не помешало бы его голове расстаться с шеей.
  Вот только Тома видел это. Видел, как копьё опускается и прорезает шею парня, выбрасывая фонтан крови. Видел до того, как последовал удар - и вновь, по рефлексу, попытался вытянуть вперёд правую руку.
  Что-то замерцало у шеи Камисато - и копия Гунгнир отскочила от этого мерцания, едва не сломав руку Ньянг-Ньянг. Та даже немного потрясла ею, но сама заулыбалась.
  - Ты теперь можешь чувствовать смертельную опасность, как свою, так и чужую, - мрачно прокомментировал вставший позади Жрец. - И предотвращать её. Правда, только смертельную.
  Он ткнул Тому в бок, и тот свалился кулем, закрыв глаза и мгновенно захрапев - а старик направился к оцепеневшему от ужаса Камисато, подняв посох.
  - Не то чтобы ты очень виноват, - хитро улыбнулась Ньянг-Ньянг, вновь занося копьё. - Но всё равно явился к нам и насильно отправил в этот мир. Так что сейчас получишь своё заслуженное наказание. Не бойся, я потом всё вылечу.
  Жрец улыбнулся невероятно плотоядно, уже вырисовывая посохом какие-то изогнутые символы.
  
  - Видите ли, в чём дело... - Лессар невероятно нервничала, её даже била дрожь, она всё оглядывалась на стоявших у стены Канзаки с Ицувой. - Когда в Британии узнают о том, что произошло... они, наверное, уже узнали... они меня почти наверняка отзовут, потому что без Томы... да и я... без Томы... - она вновь заплакала, и Ицува вновь её обняла, сама еле срывающимся голосом умоляя успокоиться.
  Их уже стало меньше. В гостиной, где ещё вчера шло веселье, не было ни Мисаки, ни Етцу - и Шокухо не знала, куда те пропали. А сейчас ещё и эта троица окольными путями фактически говорила, что Тома был для них первым приоритетом, а вторым является Британия. Академия-сити даже не на подиуме.
  GEKOTA читай что всё. Останутся Серья, Мисака, Етцу... хотя от мысли о том, что с первой из них придётся сотрудничать активнее ожидаемого, аж зубы ныли. Ещё Отинус, но та сейчас висела в своём кресле-вертолёте под потолком и отчётливо хандрила, устремляя свою бесполезность к нулю.
  - Я в любом случае свяжусь с Эризард, - Серья стояла в углу, сложив руки на груди и опустив голову. - Речь ведь не только о Томе, но и о Разрушителе Барьеров. Мировой порядок без них обоих рискует измениться.
  - Мы ведь вроде допустили, что Тома ещё жив, - упоминание Разрушителя Барьеров напомнило о последней надежде, за которую они цеплялись.
  И Тома в разговоре с ней, и Отинус подтверждали: в случае смерти прежнего хозяина Разрушитель Барьеров переходит в другую форму, понятную лишь ему одному. Однако наскоро замороженная правая рука продолжала работать, уже все убедились. И это могло означать только одно: Тома не погиб. Отвержение Мира сделало с ним что-то, но не убило.
  - Даже если он жив, то может сейчас быть где угодно, - холодно ответила Серья. - И неизвестно, как долго пробудет. Нам сейчас главное найти Камисато Какеру. Я жду Етцу...
  Вдали отчётливо сильно булькнул унитаз. Все прислушались, на всякий случай приготовив оружие, и Етцу вломилась в гостиную, вся мокрая и уставшая.
  - Короче, не перебивайте, - выпалила она. - Акселератор нашёл квартиру этого Камисато и взломал её, но там никого не было. Точнее, одна девушка, но она сразу того... в лазурном сиянии растворилась. Эта Саломея, о которой Тома рассказывал, она там и похоже что на нашей стороне, подсказала искать тайные ходы. Акселератор их начал искать, когда я оттуда ломанулась по канализации шарить... ничего.
  Все выслушали и переглянулись.
  - Спрятался всё-таки, мерзавец, - прокомментировала Серья.
  - Ага, но... - Етцу рухнула в кресло. - Я уверена, что Юитцу как-то к этому причастна. Потому как та девушка лежала с иглой в шее.
  - Живая?
  - По мне так да.
  - Ха... - Серья призадумалась, как и Шокухо.
  Если Юитцу похитила Камисато... она, во-первых, надёжно его спрячет. Во-вторых, так или иначе окрутит. В-третьих...
  Если она тоже осознает, что Тома может быть жив, и что это зависит от Камисато...
  - Нам нужно добраться до Юитцу, - Шокухо аж встала. - Срочно.
  - Зачем? - насмешливо спросила комната. - Я уже здесь.
  Все испуганно дернулись, оглядываясь и не замечая, откуда несётся довольный смех.
  - На улицу выгляните, уважаемые, - отсмеялся голос; Серья мгновенно раскрыла ноутбук и в несколько кликов вывела обзор с передней камеры.
  Особняк был окружён. За белоснежной оградой отчётливо угадывались стоявшие живой цепью девушки, направившие оружие прямо на дом. И не только обычное оружие: рядом стояло нечто вроде миниатюрного, но выглядевшего грозным танка.
  - Тут вся сотня его девочек, - продолжала вещать невидимая Юитцу. - А я вас полностью вижу и слышу. И полностью же их контролирую. Видите ли, Отвержение Мира теперь принадлежит мне, и если они не будут подчиняться, то драгоценный Какеру-тян будет потерян навсегда. И кстати, к Томе это точно так же относится. Так что как насчёт дипломатии?
  - Чего ты хочешь? - спросила Серья пустоту, и та вновь захихикала.
  - Я хочу дать вам выбор между двумя вариантами. Вариант первый: вы сдаётесь, выходите с поднятыми руками и клянётесь стать моими подчинёнными. Одновременно приносите Разрушитель Барьеров, отдаёте мне беспрекословно. Завязываете со всеми этими играми в светлую сторону, так что мы возвращаемся к привычному статус-кво. Будете хорошими девочками и выполните всё это - я верну вам Тому. Всё равно без Разрушителя Барьеров и с восстановленной тёмной стороной он ничем не угрожает.
  Юитцу немного помолчала, однако не услышала ответа и продолжила:
  - Вариант второй: вы в своём благородстве отказываетесь и решите стоять до конца. В этом случае девочки забирают Разрушитель Барьеров силой, убивая и уничтожая всё, что попадётся им на пути. И вас, и этот милый домик, и себя, и если вдруг какой патруль примчится или другая помощь извне. Так что даже если вы победите, то будете стоять по колено в крови, чувствовать себя совсем не героически и осознавать, что замять такое не удастся при всём желании. А, ну и Тома навеки вас покинет.
  Юитцу вновь помолчала и вновь не дождалась ответа.
  - В общем, основное я вам расписала, дополнительное можете додумать сами. Даю вам... хм, побыть добренькой, что ли... даю вам полчаса. Если за эти полчаса ответа не появится, или вы захотите сбежать с правой рукой, или что-нибудь в этом роде, то атака начнётся незамедлительно. И помните, что я за вами слежу.
  Молчание продолжилось, девушки лишь переглядывались, не зная, что именно можно говорить. Шокухо села в кресло и сжала подлокотники.
  Первый вариант на первый же взгляд казался самым приемлемым. Они избегут кровавой бани, вернут всё как было, но спрячут за маской послушания желание отомстить. И когда Юитцу оступится - отомстят молниеносно. Да и Тома вернётся, она примет его любым, и без Разрушителя Барьеров, да вообще без правой руки, это не имеет значения... но только так не сработает.
  Если Юитцу может контролировать эту сотню девушек, то GEKOTA ей не особо и нужна.
  И ладно там она не решится трогать британских подданных. Ладно Етцу так просто не убить. Ладно Мисака оказалась снаружи и, хочется надеяться, что-то сообразит.
  Но Серья и она, Шокухо, для Юитцу слишком опасны. И в случае сдачи их ждёт только смерть. Обездвижат, приставят пистолет ко лбу - и всё.
  Шокухо посмотрела на Серью и увидела, как та мрачно шепчет сама себе. Скорее всего, тоже осознаёт угрозу. И раз так...
  Ни у кого нет желания сдаться. Хвост Лессар боевито дёргался, да и остальные нацелились сражаться. Значит, только это и остаётся.
  Принять бой, надеясь на помощь извне.
  В этой помощи много кто может прийти. Акселератор, Кайкине, Мисака, Гунха, да хотя бы ITEM... или вдруг Анти-Навык с Правосудием в кои-то веки успеют, а то сам Алистер сочтёт нужным вмешаться...
  Принять бой в надежде на лучшее.
  Как-никак, сейчас неудача точно не на их стороне.
  
  Ньянг-Ньянг не шутила и в самом деле куда-то умчалась - не факт что к Амазонке, но вскоре полностью исчезла из виду. Жрец остался, чертя посохом что-то светящееся прямо на утратившем прозрачность полу, а Тома подошёл к Камисато.
  Тому досталось сильно. И хоть сейчас всё залечилось, но парень предпочёл едва ли не вжаться в угол, и подходящий Тома явно не прибавлял ему уверенности.
  - Всё в порядке, - тот даже остановился поодаль. - Я-то тебя бить точно не буду. Тем более по яйцам.
  - Не напоминай, - скривился Камисато. Ему наколдовали свитер с почему-то долбанутого вида оленем, больше Ньянг-Ньянг ничего на ум не пришло. - И не будь таким добрым.
  - Ну а отчего бы мне не побыть добрым? - Тома нисколько не жалел его, но и издеваться далее не видел смысла. А теперь, выспавшись, чувствовал себя как никогда хорошо. - Тем более что мне, пожалуй, твоя помощь потребуется.
  - Зачем? - недоверчиво взглянул на него Камисато.
  - Затем, - Тома ткнул себе под ноги. - Ньянг-Ньянг сказала, что с моим отрицанием опасности я могу прыгнуть и спокойно приземлиться, а также приземлить тебя.
  - А зачем нам прыгать?
  - Потому что я уверен, что наши девушки найдут способ вытащить нас отсюда, - Тома говорил на полном серьёзе. - И пока этого не произошло, я хотел бы исследовать одно место.
  Одно-единственное место в Академия-сити, что не поддалось разрушениям и сейчас красовалось памятником разрушенному городу.
  Безоконное Здание.
  - А я там зачем? - Камисато продолжал цикл вопросов, но Тома не злился. Он и сам желал бы мирного покоя после тумаков от сразу двоих богов. Но забившийся в угол Камисато ему сейчас совершенно не нужен.
  - Затем. Вставай, иначе одной левой подниму.
  Обеих правых рук они лишились, и для Камисато Магические Боги отказались отращивать, лишь отмахнувшись. Но с его силой это превращалось не более чем в неудобство.
  Камисато осознал, что от него не отвяжутся, и послушно отправился следом. Они подошли уже к краю площадки, когда Жрец перестал чертить и посмотрел на них.
  - Я с вами, - сказал он, поудобнее запахивая халат. Тома удивлённо оглянулся:
  - Вы же вроде хотели изучать...
  - Тут будет интереснее, - Жрец без всякий замедлений и вопросов схватил отпрянувшего было Камисато, второй рукой заграбастал Тому - и полетел вниз.
  Тёмный горизонт окрасился багровым - третий раз за последние десять минут. Возможно, это уже сама Ньянг-Ньянг извергла вулкан по пути в Южную Америку. Жрец даже не повернул головы и уже через несколько секунд опустился рядом с белоснежным зданием, возвышающемся над развалинами гигантским обелиском.
  - Его хотели сначала уничтожить, но я отбил. А потом отвлеклись на извержение Йеллоустоуна, потом на цунами, перемахнувшее Африку, и выпустили из виду, - пояснил он, отпуская обоих парней. - И хорошо, я не прочь его изучить.
  - Уверен, без Алистера там особо нечего изучать, - посмотрел Тома на монолитную стену.
  - Мы же объяснили, - глаза Жреца, до сих пор еле видимые, внезапно зажглись ярко-зелёным. - В этом мире отсутствуют люди, но всё остальное на месте. Включая компьютеры с данными.
  Тома и Камисато посмотрели сначала на обтянутый кожей скелет в фиолетовой мантии, затем друг на друга.
  - Я Магический Бог, - совсем сварливо произнёс Жрец. - Я знаю, что такое компьютеры.
  И он прикоснулся к белой стене, мгновенно образовавшей проход. Оба парня поспешили нырнуть в него, и Жрец зашёл последним, оставив проход открытым.
  Тома ожидал увидеть что угодно. Первый и последний раз, когда он посещал Безоконное Здание, выглядел путешествием по мрачному замку, в конце им даже пришлось преодолевать пропасть гигантской башни по Аогами, создавшему из себя лестницу.
  А сейчас это был офисный кабинет. Нарочито чистый, нарочито прибранный, с мирно застывшими компьютерами на множестве столах, выглядящий так, будто весь офис ушёл на обед и скоро вернётся. Жрец шагнул к ближайшему компьютеру, включил его жестом и поглядел на экран.
  - Какая-то белиберда, - нахмурился он и подошёл к следующему. Там ничего не изменилось, а когда Тома сам взглянул на экран, то увидел лишь сообщение об отсутствии диска.
  - Они тут что, все такие? - Камисато посмотрел на другой компьютер, с той же надписью.
  - Оставайтесь здесь, - велел Жрец и пролетел сквозь потолок. Тома уселся в офисное кресло и сделал полный разворот.
  Опасности не чуялось никакой, а что появится - уже не будет опасностью. Осознание того, что он теперь пятиуровневый эспер, далось неожиданно легко и приносило успокоение вопреки всему кошмару ситуации.
  Хотя стоило бы с этим уже начать разбираться.
  - Камисато, - поглядел он на усевшегося поодаль парня. - Как ты сюда попал? Шокухо Мисаки пультом заставила?
  - Нет, это... - он на секунду нахмурился. - Юитцу, если я правильно запомнил.
  - Юитцу? Кихара Юитцу?
  - Да, она... отрезала мою руку, вместе с Отвержением Мира... - Камисато посмотрел на правое плечо и поморщился. - И как-то пришила себе. Говорила, что сначала твоё хотела, упомянула Сен-Жермен, кажется... я уже почти отключился...
  - Так, минутку... если твоё Отвержение Мира работает так же, как мой Разрушитель Барьеров, то он не мог подчиниться чужой воле при живом хозяине.
  - Я не знаю, понятно! - Камисато едва не дал слабину, но всё же осекся и мрачно отвернулся. Тома пару секунд посмотрел на него, а затем вздохнул.
  Значит, у Кихары Юитцу теперь есть Отвержение Мира. А сначала она хотела Разрушитель Барьеров. Поскольку тот остался в обычной реальности, то скорее всего попытается схватить и его.
  Интересно, они не отменят друг друга? Его правая рука истребляла всю магию и внутри тела, и применяемую на нём. Хотя в какой-то неуловимый момент...
  Да, но сейчас это не сработает. И если Юитцу добьётся успеха...
  Тома аж заржал, вынудив Камисато опасливо отъехать. Выражение лица Юитцу, пришившей себе оба механизма и осознавшей, что теперь её правая рука будет постоянно взрываться и восстанавливаться... он очень хотел бы это увидеть.
  - Без хозяина это здание бесполезно, - Жрец спустился вниз с едва ли не заметной аурой мрачного разочарования. - Данных либо нет, либо одна сплошная путаница.
  - Может, их просто поискать надо? - предположил Тома, проглотив "я же говорил"; Жрец сам забрался в кресло, слегка повертелся и сказал:
  - Может. Я потому и сохранил это здание, что оно может скрывать много тайн. Честно говоря, меня привлёк этот город, я едва не отправился вместо Нефтиды... надо было так и поступить, да Ньянг-Ньянг пожаловалась, что без меня ей скучно будет.
  - И сама улетела, - хмыкнул Тома; Жрец проворчал что-то совсем нечленораздельное и уставился на пол.
  - К слову, ты ведь давний житель этого города, - через несколько секунд он медленно поднял голову и посмотрел на Тому загоревшимися изумрудными глазами. - Можешь рассказать какие-нибудь его секреты?
  - Эээ... - протянул тот. - Честно говоря, я сейчас даже не знаю, что именно секрет. А что-то и сам не прочь узнать.
  - Про наноботов можешь не рассказывать, это очевидно, - Жрец ткнул посохом пол.
  - Наноботы?
  Они посмотрели друг на друга, а затем иссохший череп прорезала узкая щель, пародия на улыбку.
  - Наноботы. Они в этом городе везде. На каждой улице, в каждом доме, в каждой комнате. Сейчас они лежат бесполезным барахлом, но в обычное время, подозреваю, собирают информацию. А может и ещё что.
  В каждом доме? Это как-то огорошило Тому больше, чем он думал. Одно дело когда следили через смартфоны или камеры, к этому они привыкли, а GEKOTA ещё и защищалась. Но наноботы...
  - Какую тайну вам тогда поведать? - спросил он, стараясь отвлечься от картины постоянной слежки. - Клоны? База Интри? Или, не знаю, про Кихар...
  - Нет, это не представляет особого интереса. Лучше ответь, - изумруды глаз быстро мигнули. - Как Разрушитель Барьеров оказался привязан к твоему городу?
  - Привязан?
  - Академия-сити появился в тысяча девятьсот сорок шестом году по вашему летосчислению, - на этот раз Жрец не стал медлить. - И очень долго не представлял из себя ничего особенного. Самый обычный город, даже без небоскрёбов. А потом ровно в год твоего рождения зарегистрировал сразу несколько патентов, начал разрастаться вверх и вдоль. К моменту твоей зрелости подоспела программа эсперов, а все пятые уровни были достигнуты только после твоего появления в городе. Вряд ли ты причина всему этому, скорее всего такое быстрое развитие завязано на воплощении в правой руке Разрушителя Барьеров. - Жрец слегка подкатился. - И ты, как его хозяин, должен ощущать эту связь.
  Тома помедлил, уставившись на пустое место правой руки. Вспомнилась давняя, отброшенная было теория о том, что он как-то изменяет реальность под себя.
  - Я знаю, что Разрушитель Барьеров уничтожает магию, но узнал это лишь в Академия-сити, - медленно начал он. - И что это какой-то древний артефакт, переходящий в разных формах от одного хозяина к другому после их смерти. А если мне отрезать правую руку, то он вырвется наружу в форме дракона...
  - Дракона? - перебил Жрец; Камисато всё так же в отдалении внимательно слушал.
  - Да. Фиолетовый дракон. Одного он памяти лишил, другого в ужас поверг... ну и я словно бы становлюсь частью этого дракона, даже совсем иначе себя ощущаю... будто эйфория.
  - Дракон, - повторил Жрец, слегка крутанувшись на кресле. - Разрушитель Барьеров, он же Разрушитель Иллюзий, он же Последняя Надежда Магов. Устройство, известное с самого начала зарождения магии - сил, проникающих в изначальный чистый мир из других слоёв реальности. И его задача уничтожать эти силы, возвращать мир в истинный облик. Оно неоднократно изменялось, неоднократно принадлежало тому или иному человеку... Но я не помню, чтобы оно становилось частью организма. И уж тем более никогда не отмечалась связь с драконами.
  - И что это может означать? Что я какой-то особенный? - серьёзно спросил Тома. Жрец лишь прикрыл глаза.
  - Я не знаю, кто был прошлым обладателем Разрушителя Барьеров. Возможно, в этом есть какая-то нить. А так я даже не знаю, кто его создал и был ли вообще у этого устройства некий создатель. Точно не Магический Бог, как у Отвержения Мира.
  - Отвержение Мира создал Магический Бог? - Камисато не сдержал возглас, и Жрец, повернувшись к нему, спокойно объяснил, что да как. Парень какое-то время таращился в пустоту, обмозговывая переворачивающую жизнь информацию, а затем крикнул:
  - А девушек вы ко мне зачем привлекли?
  - Побочный эффект. Как и у Разрушителя Барьеров, - пожал плечами Жрец, перемещаясь к экрану одного из компьютеров.
  - Побочный эффект? - Тома аж подкатил к нему, не боясь нарваться на недовольный взгляд скелета.
  - Красная линия судьбы, - тот отчего-то внимательно осматривал экран. - Связывающая тебя с человеком, что будет любить всегда. Таких связей несколько, даже множество, ибо многие люди подходят друг другу, но она тоже является продуктом иной реальности. Поэтому ты, - тонкий длинный палец указал на Тому, - разрываешь все свои возможные связи с девушками. А поскольку линия отчаянно пытается восстановиться, то захватывает едва ли не каждую приблизившуюся к тебе. У тебя же, - палец переместился к Камисато. - идёт отвержение привычного хода реальности, и потому линия сплелась в огромный клубок, захватив сразу всех возможных кандидаток с полностью нереальными умениями.
  - То есть, получается, все они это те, кто так или иначе мог влюбиться в меня? - сжал спинку стула Камисато, и Жрец только кивнул. - Всего сотня?
  - Не наглей, некоторые в существование одной-то не верят, - проворчал Тома, размышляя, как у него получилось всё же добиться успеха. Тоже линии сплелись в клубок? Или Алистер, повесивший взволновавшую всех надпись, заодно что-то подправил?
  Алистер. Все дороги теперь ведут к Алистеру. Вот только тут, в этом варианте Безоконного Здания, его нет. А последними, кто видел, были Серья и Етцу, и он не смог с ними нормально поговорить.
  Столько ошибок допустил, что прям стыдно. Не поговорил с теми, с кем нужно, не сделал то, что надо было сделать, не подготовился как следует... и теперь сидит тут, в иной реальности, с могущественной мумией и собственным вроде как убийцей. С огромной вероятностью остаться тут навсегда.
  Хоть Тома и не сомневался, что девушки найдут способ его вытащить.
  
  - Хорошо, выкладываем карты, - Серья натянула костюм и сразу же сказала это в переговорное устройство. Даже если Юитцу полностью видела и слышала их, то сейчас могла наблюдать лишь застывшие посреди гостиной силуэты в чёрном. - Я и Етцу знаем, как именно Юитцу могла заполучить руку Камисато, потому что она до этого планировала сделать то же самое с рукой Томы.
  - Что? - Шокухо аж дёрнулась. - Эта дрянь планировала напасть на Тому, а ты знала и ничего не делала?
  - Я делала, - Серья едва не заскрежетала зубами. - Я входила к ним в доверие, дабы потом расстроить все планы. И если бы Эншу не проболталась, а вы не встали на дыбы, то сейчас я бы держала Юитцу за горло в прямом смысле. Но хватит об этом. Тем более что изначально всё было не более чем мечтой захватить Разрушитель Барьеров и показать всем. Юитцу сама понимала, насколько это бессмысленно, Нокан прямо объяснил ей, что Разрушитель Барьеров невозможно просто вырвать и пришить себе, он накрепко привязан к Томе и просто отрастёт заново, а оторванная рука станет бесполезной. А потом появился этот Сен-Жермен, - Серья вновь сжала зубы. - Маг, способный расщеплять своё сознание и переносить его в разные тела, причём не просто взмахами руки, а особым алхимическим веществом, что у нас проходит под обозначением "Вирус Сен-Жермен". А там попутно ещё и шоггот подоспел, так что у Юитцу зародилась идея: привить себе сознание Томы и одновременно шогготом внутри себя привязать его правую руку.
  - Но ведь... - Шокухо аж остолбенела от услышанного. - Тома уничтожает рукой и собственные силы, он мгновенно бы растворил шоггота, и... она бы просто умерла.
  - Ага. И это только один подводный камень, так что Юитцу очень долго держала всё в теории, тем более что Нокан не запрещал напрямую, но и не одобрял. А сейчас же... Камисато и схватить легче, и проблемы уничтожения шоггота нет, и вон сразу какую армию собрала, - кивнула Серья в сторону окна. Девушки там ещё стояли плотными рядами, а за ними висело прозрачное марево, по камерам ограждающее происходящее в особняке от чужих глаз. Так что ждать патрули не было смысла, даже среди пятиуровневых можно было надеяться разве что на Акселератора или Кайкине.
  - Я и не рассчитывала, что Юитцу на такое решится, - теперь голос подала Етцу. - Она даже дразнилась тем, что достигает всего силой ума, а не привитыми способностями. Зато сейчас, с шогготом и Отвержением Мира, против четвёртых уровней точно сможет выйти. Да и пятых побеспокоит.
  - Так какой у нас тогда план? - обеспокоенно спросила Ицува, также выглядывая в окно. - Если только она может вернуть Тому...
  - Сомневаюсь, что может, - покачала головой Серья. - Это же Отвержение Мира, а не "туда-сюда" Мира. Просто блефует в надежде, что ещё и мы к этой толпе присоединимся. Но...
  - Но я уверена, что это не блеф, - перебила её Етцу. - Потому что девушки, которых эта штуковина к себе привязала, восприняли всё всерьёз, а они должны лучше знать. Ну или ощущать. Так что наша задача - проникнуть в лабораторию Юитцу, разыскать там все материалы, записи и прочее, разобраться, воссоздать, оттяпать руку обратно и попробовать. В худшем случае мы её остановим и прибьём.
  - А зачем нам проникать в лабораторию? - нахмурилась Шокухо. - Если вы так хорошо знаете, что происходит, то сможете и сами по себе разобраться? Етцу, тут ведь как раз твой профиль...
  - Шоггот, - сразу ответила Серья. - Нефтида должна была полностью испарить его из реальности, однако Юитцу то ли нашла ему замену, то ли умудрилась сохранить.
  - И вирус Сен-Жермен мне понадобится в любом случае, - подхватила Етцу. - А Юитцу могла как-то совместить его с тем, что взяла вместо шоггота, и мне нужно посмотреть на это совмещение. Короче, грубыми варварами разгромить храм науки точно придётся.
  - То есть мы оставляем домик на разграбление? - жалобно спросила Лессар. - У меня тут много блестяшек...
  - У нас у всех тут много блестяшек, но да, оставляем. И руку Томы оставляем, нам она лишь помешает, а Юитцу пусть подавится. И... - Серья оглянулась на Канзаки, держащую в объятьях Индекс. От девочки ничего не удалось скрыть, и та уже прекратила реветь, но сейчас практически висела на руках святой с таким пустым взглядом, что впору было звать врача.
  - Я её не оставлю, - Канзаки сказала стальным тоном, на который даже Серья не нашла что ответить.
  - Ну хорошо. Раз так... - она бросила взгляд на чёрные силуэты и вопреки ситуации почувствовала тонкую улыбку на губах. - Сколькие из вас никогда не прокатывались с Етцу по канализации?
  
  Юитцу лежала грудью на столе и тяжело дышала. Неправильно тяжело, хотя уже сделала себе укол.
  Сейчас она сидела в разложенном больничном фургоне, между цепью девушек и ограждающим барьером, борясь со сдавившей мозги болью.
  Нокан-сенсей предупреждал её, да и сама прекрасно понимала, что имитационное сосуществование сразу двух сознаний - не шутка. Всякое фантомное просто обязано будет преследовать, особенно учитывая всю спешку обстоятельств. Так что... давай, Юитцу, будь настоящей учёной и не позволяй всякой головной боли сбить тебя с курса. Минут десять - и по программе минимум она получит Разрушитель Барьеров.
  А максимум - GEKOTA будет раздавлена и уничтожена.
  Кстати, надо бы не отвлекаться. Юитцу подняла голову и уставилась на экран ноутбука, демонстрирующий происходящее в особняке и около него. Лидер опять поделилась своими глазами, а девочки запустили в небо несколько поглощающих солнечный свет пятен. Как же хорошо иметь команду на все руки... этот дурень так и не смог ей толково воспользоваться...
  Как и своей рукой. Юитцу терпеть не могла ориентироваться исключительно на ощущения, однако Нокан-сенсей рекомендовал не игнорировать их, указывая, что подобная интуиция является отражением опыта и не до конца изученных генетических реакций. И хотя вряд ли генетические реакции знали, что делать с волшебной правой рукой, но ощущения тем не менее приходили.
  Нечто большее, чем даже уничтожение прикосновением...
  Что-то холодное прикоснулось к её шее. Ого, да это же кинжал. И его хозяйка промурлыкала сзади:
  - Вот именно таких я и убиваю, не так ли? Людей, что первым делом разрушают чужие лучшие миры ради собственного.
  - Убиваешь? - подняла брови Юитцу. - Дорогуша, даже если простить твой недостаток информации, то всё равно я затрудняюсь сосчитать все допущенные ошибки.
  - Хммм... - голос не утратил кошачьей ласки. - Но у тебя ведь тоже недостаток информации, не так ли?
  - Да не думаю... Камисато Саломея.
  Рука с кинжалом дрогнула - и в следующую секунду появившаяся позади девушки Даниэлла клинком снесла ей голову. Юитцу встала и сбросила с себя тело.
  - А если бы я решила не драматизировать, милочка, то просто схватила бы тебя правой рукой и прошептала заветную фразу, - сказала она закутанному в белое трупу. - Хотя ты наверняка сейчас благодарна, ибо воссоединилась со своим братиком. Правда, теперь он может тебя в лицо не узнать, ахаха! - смех вышел столь визгливым, что учёная сама себе испуганно зажала рот.
  - Осторожнее, Юитцу, - прошептала она через несколько секунд. - Ты уже разговариваешь с трупом, так совсем с ума сойдёшь. И опять сама с собой беседуешь, ещё галлюцинаций не хватало. Вот, уже видишь, как голова этой девочки сама по себе бежит. Даниэлла, родная, если ты тоже это видишь, то пришей её, пожалуйста.
  Седая женщина мгновенно высвободила из руки копьё и метнула в бегущую голову Саломеи, но та не только увернулась, но и выброшенными белыми отростками схватилась за просвистевшее рядом оружие и вместе с ним вылетела из фургона.
  - А потом ещё спрашивают, за что можно не любить сверхспособности, - вздохнула Юитцу, проследив за ней взглядом. Она подняла голову, приложила руку ко всё-таки оставленной кинжалом, но быстро заживающей царапине, взглянула на экран ноутбука - и обомлела.
  Акселератор стоял за барьером и явно слушал мельтешившую рядом с ним голову. Затем посмотрел хищным взглядом в сторону Юитцу, усмехнулся, вытянул вперёд руку и погрузил пальцы в мгновенно задрожавший барьер.
  - Так, дево... - слова застряли в горле, когда Юитцу кинула взгляд на другие камеры и увидела, что особняк пуст. GEKOTA просто взяла и исчезла. - Ага, они выбрали третий вариант. Девочки, вламывайтесь и ищите руку. Их там нет, но будьте осторожнее. Проверьте морозильники, почти наверняка туда засунули. А как найдёте - подожгите особняк, пусть он горит со всеми их вещичками. И если не найдёте, тоже поджигайте.
  Эльза, которой эти приказы поступили в наушник, мгновенно начала отдавать команды, выделяя подходящую группу для быстрого штурма, а Юитцу повернулась к Даниэлле:
  - Даниэлла-тян, едем отсюда. А то наш сильнейший эспер скоро пробьётся сюда, и не хотелось бы оставаться. Заодно свяжи меня с Основой, передай, что гости пробьются прямо туда.
  
  Тома стоял посреди улицы, отмахивался от пепла и внимательно наблюдал за идущей к нему гигантской волной. Жрец и Камисато стояли позади, не менее внимательно наблюдая, ведь если Тома ошибётся, то смоет и их.
  Конечно, Магический Бог справится в случае провала, но условие задачи подразумевало их полную беззащитность. Только Тома может спасти своей новой силой.
  И это получилось просто-таки без проблем. Он опять представил, как выставляет вперёд правую руку - так почему-то работало лучше - и словно гигантский конус объял их, заставив воду хлынуть в разных направлениях, снося остатки развалин.
  - Ньянг-Ньянг точно будет довольна, - одобрительно проворчал Жрец, когда водяной вал утих. - Думаю, заберёт с собой в Антарктиду, там давно хотели вулкан под ледяной коркой пробудить.
  - И что, только этим и стоит заниматься? - Тома опустил воображаемую руку. - Разрушать всё подряд?
  - Больше нечем, - Жрец, похоже, тоже не радовался этому. - Я иногда делаю вычисления, но лишь чтобы уйти в ясном рассудке. А другие часто и долго сдерживали силу, дабы не навредить, так что сейчас развлекаются. Для нас это в некотором роде рай.
  - Вы тоже, как Отинус, хотели изменить мир? - Тома смерил его взглядом, и Жрец возмущённо фыркнул:
  - Я не хотел изменить мир, я его изменил, - с достоинством проговорил он. - Я создал ацтекскую магию, сдирая кожу с людей, протыкая их насквозь, вырывая их сердца и изучая то, как бурление медленно вытекающей крови порождает резонанс в лей-линиях, какие слои реальности принюхиваются к её запаху и какой силой неведомое готово поделиться за часть человеческой плоти. Именно так я стал Магическим Богом.
  Тома отступил. Зелёный огонь в глазах Верховного Жреца горел столь ярко, что сам старик напоминал какого-то древнего лича, ужасного и жестокого, познавшие такие тайны магии, что смертные могут лишь завидовать. И пришло ощущение: вот с этим в бою он ни за что не хочет встречаться, даже со своей новой силой.
  - Не бойся, - кажется, Жрец сам осознал, какое впечатление произвёл. - Я уже много сотен лет занимаюсь лишь теорией. А сейчас, когда мои силы угасают, даже желания не испытываю. Кстати, - он взглянул наверх. - У меня сейчас время вычислений. Надеюсь, вы тут выживете.
  И Жрец едва ли не вертикально взлетел, устремившись к еле видимой точке платформы. Тома посмотрел на Камисато, а затем огляделся.
  Что же, в таких развалинах действительно есть смысл только продолжать разрушения, раз людей нет, и не было, и непохоже что будет. Вот только его сила разрушать может с условиями, а Камисато...
  Камисато сейчас обычный человек, да ещё и калека. Хотя сейчас устроился на разрушенных ступеньках с относительно спокойным видом. Ещё бы, Тома защищал его от радиации и пепла, можно расслабиться.
  - Ну что, - он устроился рядом с Камисато. - Продолжим нашу культурную беседу?
  - Мне тебе сейчас вообще нечем ответить, - горько сказал тот, махнув пустым рукавом.
  - Значит, сможем серьёзно поговорить, - Тома взглянул в небо, где вспыхнуло и тут же погасло несколько звёздочек. Боги добрались до спутников? А ведь если подумать, то на других планетах можно ничуть не меньше поразрушать.
  - Отинус крохотная именно потому, что потеряла все силы, - начал он. - Её ударили заклинанием, превращающем в фею, и когда я коснулся её, то как-то вот так сработало. Она сейчас не Магический Бог ни в коем разе.
  - Если мы опять идём по кругу... - тяжело вздохнул Камисато. - Отвержению Мира плевать... было плевать. Оно ощущало её как Магического Бога, и без разницы, как там обстоят дела.
  - Да, опять пошли по кругу. Но знаешь... - Тома продолжал смотреть в небо. - Почему бы тебе действительно не жить с ними? Со всей сотней?
  - Ты сдурел? - Камисато и взглянул на него как на безумца, даже чуть отодвинулся. - Как ты себе это представляешь?
  - Как представляю... - а вот сейчас точно не спутник взорвался, уж слишком яркое, да ещё и зелёное. - Просто я думаю, а ты не пытался с ними поговорить о том, что сказал мне у кладбища? Что, мол, они должны идти по всем своим карьерам, а не к тебе лезть?
  - Я говорил... - но сказал это Камисато достаточно неуверенно. - Но они всё о том, что я такой милый, раз беспокоюсь о них, но не стоит, ибо их любовь ко мне справится и так... ну знаешь... - похоже, он покраснел, из-за мимолётно пролетевшего пепла не разобрать. - Такие девчачьи штучки.
  - Просто я в твоей же ситуации был. Говорил и думал, что без меня им будет лучше. Это даже чуть к трагедии не привело... ну не то чтобы трагедии, но едва не привело, - объяснять Камисато случившееся в реальности с Отинус будет слишком долго. - И я понял, что как раз без меня им будет куда хуже. Что их любовь не просто увлечение спасшим парнем.
  Как они там все, могли понять, что он не мёртв? Пытаются ли вернуть? Или уже повязли в бессмысленной мести?
  - Да и честно говоря, - Тома криво улыбнулся очередной вспышке в небе. - Я тоже полюбил их, всех. Каждую ведь есть за что. И пусть оно странно всё вышло, сам не понимаю как срослось, а до полной гармонии не факт что вообще доберёмся... но как-то мы организовались. Думаю, и вы сможете, у тебя вся проблема лишь в размере.
  - Нет у меня проблемы в размере, - пробурчал Камисато, и тут же дёрнулся. - А, размер группы? Да, это проблема, я не знаю, как с сотней девушек вообще... ну... это.
  - Распределитесь по месяцу, три-четыре штуки в день. Вполне справишься, особенно если с размером проблемы нет! - Тома безудержно развеселился.
  - Тебе легко говорить, ты-то небось всех семерых за ночь можешь! - теперь Камисато говорил с завистью. - Или сколько их у тебя там.
  - Пока что семеро, да, - Тома даже пересчитал по пальцам. - Мисаки, Мисака, Серья, Ицува, Етцу, Лессар, Канзаки. Это кто постоянный.
  - Есть ещё и непостоянные? - Камисато едва ли не взвыл. - И подожди, Мисака это которая Мисака Микото?
  - Да, а что?
  - Аннабель на её отца работает, он достаточно богат.
  - Ага, как и Шокухо. Да и остальные вроде более-менее.
  - Ну вот как так? - Камисато тоже уставился в небо. - Хотя я их денег не считал. Я вообще старался их внимание как можно меньше привлекать.
  - Получалось?
  - Нет, конечно! Первые несколько дней вообще адскими были, я от посещений ванны едва параноиком не стал. Потом стало лучше, но и до сих пор могут пристать.
  - Слушай, а что ты так, в целом-то? - Тома даже отвлёкся от развернувшегося в небе фейерверка. - Кого-то уже любишь?
  - Да нет вроде... - Камисато ответил как-то неуверенно, даже задумался. - Просто оно как-то неправильно. Я ведь думал, что это они к Отвержению Мира липнут, а не ко мне, и когда оно развеется, то... а если ещё кто забеременеет...
  - Да, беременность это невовремя. Я всё опасаюсь, что при нашем предохранении однажды случится.
  - Так у тебя и проблем с твоими доходами не будет, - удивлённо взглянул Камисато, и Тома покраснел:
  - Доходы ладно, но это... я отцом стать не готов... и ребёнок мой в опасности будет, честно говоря...
  - Да уж, я столько о тебе наслушался, пока девушки информацию собирали... - Камисато покачал головой. - Боялся едва ли не больше, чем Магических Богов. Хотя, видимо, не зря.
  - Зря. Я не такой страшный и злой.
  - Дело не о "страшный и злой", ты... - Камисато некоторое время обдумывал точное слово. - Опасный. И слишком преуспевающий. И слишком много сторонников имеешь. Вплоть до того, что можешь попытаться стать эдаким мировым серым кардиналом.
  - Не, ну вот это абсолютная глупость, - решительно заявил Тома, даже замотал головой. - Мировым кардиналом я быть не могу и не хочу.
  - Я повторяю то, что мне девушки говорили, - Камисато только пожал плечами. - Хотя когда я был на той вечеринке, видел тусующихся там людей и, ну... их наверняка на деле ещё больше.
  Они немного посидели и потаращились в небо. Фейерверк взрывов утих, поднявшийся от них ветер принёс небольшой смерч пепла, но тот просвистел мимо и вскоре исчез.
  - Понимаю теперь твою уверенность, что нас вытащат... - вновь пробормотал Камисато.
  - Нас вытащат, - подтвердил Тома. - Хотя думаю, что такой крутой силой мне в нормальном мире не воспользоваться. Не знаю, почему Разрушитель Барьеров не восстановился тут, но там-то сможет точно. И всю силу мгновенно отберёт.
  - У меня не так хорошо, - Камисато слегка повёл пустым рукавом. - Если не выйдет как у тебя, то придётся как-то пользоваться знаниями этой Юитцу, отрывать руку ей и пришивать мне обратно. А пока сидеть и ничего не делать.
  - Сидеть и ничего не делать, - по крайней мере, Тома не видел, чем ещё можно заняться. К разрушениям не влекло, и его силой на пустом месте особо не поразрушаешь. - Заодно ещё поговорим. Слушай, ты ведь сведения не только обо мне собирал, но и о городе?
  - Ну да, в целом...
  - Находил что-нибудь по Алистеру?
  - Алистеру... - медленно повторил Камисато. - Думаю, только то, что ты и так знаешь. Глава и основатель города, на публике не показывается, управляет через Совет Директоров. По идее уже старик, наверняка на аппарате жизнеобеспечения... но сам понимаешь, это лишь догадки.
  - Хорошо, а... Алистер Кроули, о таком слышал?
  - Алистер Кроули... - у Камисато аж морщины на лбу появились. - Саломея что-то упоминала, как о могущественном маге прошлого или вроде того...
  - Я просто словно бы помнил это имя, - Тома отмахнулся от ещё одного смерча. - Хорошо помнил, и совсем недавно. А сейчас всё как в тумане. Хотя я прошёл через столько всего, конечно...
  - Алистер Кроули... - Камисато прижал пальцы к вискам. - Алистер...
  Оба посмотрели на белую громаду Безоконного Здания, словно надеясь, что его облик позволит уловить нечто, ускользающее прямо на кончиках пальцев...
  - Хэй! - Ньянг-Ньянг появилась в воздухе над ними, всё ещё с копьём в руках. - Вы что, уже подружились?
  
  GEKOTA даже в переговорных устройствах молчала, благо ведущая группу Етцу не давала повода что-то спрашивать. Проходы подземных тоннелей следовали один за другим, часто изгибаясь и требуя крайне аккуратных движений, так что закутанная в тёмное плоть Шестой обматывала девушек, удерживая их на ногах.
  Шокухо уже какое-то время практически плелась в обруче этой плоти, проклиная свою физическую форму. Вроде бы подкачалась, на днях сумела отжаться целых три раза - но сейчас выдохлась уже после пары переходов. Даже решимость и надежда освободить Тому не помогали.
  Так бы Джунко потащила, но она наверху, позвать её попросту не успела, да и барьер вокруг особняка отсекал мобильную связь. Приходится полагаться на Етцу, убирать всю брезгливость от обволакивающей человеческой плоти да терпеть подталкивания в спину от Канзаки. Та не просто не устала, но и тащила на себе всё ещё не вышедшую из ступора Индекс. А впереди мотался вылезший из костюма золотой хвост Лессар, дёргающийся туда-сюда и неимоверно этим бесящий.
  Ицува шла сразу за Етцу и внимательно осматривалась, а Серья за ней просто шагала вперёд. Так вшестером (всемером с Индекс) они шли примерно часа два - и перед следующим переходом Етцу подняла руку, призывая остановиться.
  - Я чую Падальщиков, - даже по внутренней связи её голос прозвучал тихо. - Похоже, мы почти на месте.
  - У них проблемы со сражением против пятых уровней, - столь же тихо отозвалась Серья. - Ты напугаешь их простым появлением.
  - Ага, но знают ли они, что я пятый уровень? Вряд ли моё лицо примелькалось... хотя и вряд ли у них оружие есть, дабы меня побить...
  - Вообще-то есть, - Серья слегка повысила голос. - Когда они нарвались на Акселератора, то попробовали заключить его в импровизированную "железную деву" и поджарить живьём.
  - Тогда нафиг, это меня точно убьёт.
  - Может, мы их вдвоём с Ицувой разгоним? - сунулась Лессар. - Я ловкая, я ни в какую деву не попаду!
  - Тогда уж лучше я, - возразила Канзаки. - Етцу, подержишь Индекс? Только очень аккуратно, прошу.
  - Да уж понятно, что не болванчика потащу.
  
  - Можно тупой вопрос? - Нару, уже наполовину перевоплотив костюм горничной в бумажную броню, неожиданно подняла руку.
  - У тебя бывают другие? - изумилась Я-кун, ещё раз взглянув в кошель с химикатами.
  - Уууу, Я-кун, не дразнись! - та состроила обиженную мордочку, но Лидер нетерпеливо спросила.
  - Что за вопрос?
  - Мы можем свинтить отсюда? Я всё равно не хочу встречаться с пятым уровнем.
  - У нас есть псионическая защита, Королева полное дно в физическом плане, и лично я не хочу ссориться с Кихарами, - практически скороговоркой ответила Лидер. Уже не в первый раз всё это говорилось, но Нару лишь скривилась.
  - Я не хочу с пятыми уровнями связываться, - проскулила она, да и Я-кун с Сейке обеспокоенно зашевелились. Лидер смерила их взглядом и вздохнула.
  - Слушайте, я понимаю, насколько это страшно, - сказала она доброжелательно. - Но если мы хотим стать лучшей командой тёмной стороны, то должны преодолеть страх перед пятыми уровнями. И нет лучше способа, чем убить одного из них. Только представьте, какой почёт нас будет ждать после этого. А с этим, - она подняла небольшую узкую палку, похожую на указку. - Мы обязательно её убьём.
  - Мне не нравится эта вещь, - Сейке настороженно взглянул на свою палку. - Мы словно учителями становимся.
  - Да, - Лидер добавила жёсткости. - Учителями тех, кто выступит против тёмной стороны. И потому сейчас...
  Часть стены отъехала в сторону, впуская внутрь сразу шесть чёрных фигур.
  Одна из них замахнулась мечом.
  
  - Даниэлла, слушай, беги вперёд, - Юитцу схватилась за стену и махнула седой женщине, что мгновенно помчалась по длинному светло-лазурному коридору. Учёная же сделала несколько шагов и замерла, чувствуя, как у неё дрожат ноги.
  - Всё же... без побочных эффектов не обошлось, Юитцу... - пробормотала она, усилием воли выпрямляясь. - Но давай, вперёд... а то в самом деле эти мерзавки разберут лабораторию по кирпичикам... не будь тем тупым злодеем, что проигрывает уступающему герою, потому что у него с головой непорядок, и что родственные чувства проснулись, и что геройскую ауру почувствовал, и что что что блядь!
  Она ударилась лбом об стену и даже простонала от боли. Нокан-сенсей... вы оставили всю ответственность на своей ученице, но могли бы и помочь... особенно когда голова раскалывается...
  Что-то сработало не так. Не рассчиталось, не прошла нужная реакция, теоретические выкладки упустили важный момент. Добраться до лаборатории... там есть парочка препаратов, что должна помочь... и побыстрее.
  Она недооценила GEKOTA. Здорово недооценила. Решила, что у них нет сотрудничества, что без Томы они все никто, что каждой есть что противопоставить... решила, что загнала в угол, что они ни за что не оставят руку Томы и особняк... но они оставили. Преспокойно.
  Но даже если она проиграет - а она совсем ещё не проиграла - то враги будут пировать на пепелище. А девочки Камисато тоже заявятся сюда, и помогут добить. Юитцу и с собой бы нескольких взяла, дабы не брести вот сейчас еле-еле, но не доверяла им.
  Ладно пока она с охранниками и те были слабыми после драки. А сейчас отлечились, отдохнули, подумают и скажут что-нибудь "а давайте начнём её пытать, пока не согласится освободить Камисато-сана".
  Ммм... не стоило ведь отпускать Даниэллу, да? Мало ли, действительно нагонят со всяким острым. Но Даниэлла, в отличие от Падальщиков, способна GEKOTA остановить или хотя бы серьёзно задержать.
  Ну а если всё совсем плохо пойдёт... то ещё один вариант. На случай поражения.
  А пока что ножками, Юитцу. Ножками топ-топ.
  Пока не опоздала.
  
  - Думаю, эта рука, - Эллен оказалась единственной, кто смог нормально её держать. - По крайней мере, на Суоми сработало.
  - Вот и хорошо, - буркнула Эльза, уставившись на начавший гореть особняк. Внутри уже работали системы пожаротушения, и девушка не собиралась им мешать.
  Они подожгли особняк, но потом получили приказ выдвигаться к подземной лаборатории, вместе с маршрутом. Подчинились ему, а что пожар будет потушен автоматически - не их вина.
  Приказ был поджечь, не сжечь.
  Недовольство засуньте себе в зад.
  - Что будем делать, если эта дрянь откажется освободить Камисато-сана? - спросила Эллен, и Эльза вместо ответа подкинула монетку, молниеносно поймав её.
  - Заставим пожалеть о том, что связалась с нами.
  Эллен кивнула - и прозрачная преграда позади них растаяла.
  
  Акселератор опустил руку и уставился на девушек; голова Саломеи с копьём давно куда-то умчалась. Девушки тоже посмотрели на него, а затем та, что совсем недавно лежала с иглой в шее, вышла вперёд.
  - Вы ведь Акселератор? - спросила она, показав пустые руки, что отнюдь не успокаивало. - Мы не враги вам.
  Он учуял запах горелого, посмотрел на особняк, из входной двери которого выходили языки пламени, и нахмурился.
  - Пожар скоро будет потушен, особо не повредит, - девушка держалась на удивление стойко. - И если вы Акселератор, то, возможно, не откажетесь помочь нам?
  - С какой стати? - проворчал он, удивляясь, когда это его имя начало ассоциироваться с "помочь".
  - Нам нужно победить Кихару Юитцу и освободить Камисато-сана. А заодно мы освободим Камидзе Тому. Вы же союзник Камидзе Томы, нет?
  И когда он заодно успел стать союзником Камидзе Томы. Акселератор прислушался - да, в доме действительно работали системы тушения - и внимательно оглядел девушку.
  А также небольшой танк рядом с ней.
  Что-то в последнее время слишком часто ему приходится туда-сюда топать и помогать всяким девушкам. Так не успеет оглянуться и примерит на себя геройскую жизнь.
  Но не время ворчать.
  - И как же прикажете вам помочь?
  
  Они вернулись на платформу над городом, и сейчас Тома стоял напротив Магических Богов, будто бросая им вызов, а Камисато предпочёл отойти подальше от них всех - однако внимательно слушая каждое слово.
  - Я не могу сказать, что это настолько уж неприятный вопрос, - задумчиво сказала Ньянг-Ньянг. - Возможно, только для малышки Отинус, раз она теперь смертная. Ну или для обычного человека...
  - Человек точно не приемлет положение дел, - проскрежетал Верховный Жрец. - В людях слишком велико чувство справедливости.
  - Неудивительно, карма-то существует, - захихикала девочка. - От этого ещё обиднее.
  - Дайте угадаю, - Тома приложил ладонь ко лбу. - Плохие люди попадают в Рай, а хорошие в Ад?
  Он едва успел отклонить полетевшее ему в лоб копьё, а Жрец начал рисовать посохом что-то напоминающее о сдирании кожи заживо.
  - Ками-ян, за такие формулировки надо наказывать, пусть даже ты не знаешь истинной картины, - Ньянг-Ньянг вернула Гунгнир в руку. - В Рай. В Ад. В Диюй. В Миктлан. В Дуат. В Джаннат. Шеол, Аид, Вальгалла, Иркалла... любой загробный мир. Путь мёртвых - это река, впадающая в Бездну, - она встала и закружилась в танце, делая выпады копьём. - Бурная река, разветвляющаяся на множество рукавов, и каждый рукав ведёт к своему загробному миру. И если ты верил в этот мир, если ты своими действиями заслужил этот мир, если твоя карма приняла этот мир, то твоя душа понесётся по этой реке к заслуженной участи.
  - А куда попадают атеисты? - спросил Тома, и понял, что знал ответ, когда услышал:
  - В персональную реальность.
  То есть Химегами... она, конечно, любила носить костюм жрицы, но никогда не говорила, что верует во что-то всерьёз... и Тома не спрашивал... а раз она эспер, то должна быть атеисткой... хотя не просто эспер, а Самоцвет...
  - Но что тогда здесь такого страшного? - ладно, сейчас это уже не выяснить. - Каждый попадает туда, куда заслужил. Неприятно, но справедливо.
  - Справедливо? - Ньянг-Ньянг в танце вновь подкинула копьё. - Ты ищешь справедливость в мироздании, человек? Река мёртвых - не находящийся под наблюдением и контролем ручеёк, это бешеный вал, мчащийся по непредсказуемому руслу. Ты не можешь плыть по ней свободно, тебя подхватит и унесёт течением. И никто не знает, куда оно тебя принесёт, в какое ответление закинет и не вымоет ли вообще на берег, оставив вечно скитаться бессильной тенью в мире живых. Твоя вера и заслуга могут быть вёслами в этом бешеном потоке, но никто не гарантирует, что эти вёсла не сломаются в следующую секунду, сколь бы сильными они не были.
  - То есть, - Тома вдруг почувствовал невероятный страх. - Кем бы ты ни был и что бы ты не делал, ты всё равно можешь попасть не туда, куда заслужил? В слишком хорошее или слишком ужасное место?
  - Я же говорил, - буркнул Жрец, что-то чертя посохом на камне. - Человек неспособен смириться с истинной Вселенной.
  Тома чувствовал, что слова попали точно в цель, он даже закрыл лицо руками, словно боялся, что боги увидят его лицо. Навалилась некая обречённость, ведь тогда получается, что всё проделанное, прожитое, созданное, уверованное - всё это бессмысленно...
  Нет.
  Не бессмысленно.
  Он вспомнил улыбки девушек и предшествующую им боль. Вспомнил тела, лежащие на тротуаре. Вспомнил детство, проведённое с неудачей за спиной. Родителей, что всегда поддерживали его. Идиотское трио, расширившееся до квинтета с Мисаки и Серьей.
  Мисаки...
  Разве она была бессмысленной? Её существование, их чувства, все преграды, в том числе созданные самолично - разве всё это было бессмысленным?
  Нет.
  Ни за что.
  Вселенная несправедлива? Тоже мне новость. Он же сам сказал, смело глядя в глаза Отинус, что они построят лучший, справедливый мир сами, единым человечеством. И прошёл через чудовищную пытку за свои слова.
  Тома посмотрел вниз, на прозрачный пол, выискав белый монолит Безоконного Здания.
  Некий Алистер Кроули сумел победить всех Магических Богов, хотя сам не принадлежал к их числу. Осилил кажущееся невозможным.
  Однажды, точно так же, они сумеют победить несправедливость реки мёртвых.
  Тома вновь повернулся к богам и постарался улыбнуться. Те же лишь переглянулись.
  - Мдаааа... - Ньянг-Ньянг покачала головой. - Кажется, я понимаю, что именно малышка Отинус могла тут найти.
  - Истерики не будет? - Жрец спросил даже как-то разочарованно.
  - Не будет, - Тома не удержался и посмотрел на Камисато. Тот явно воспринял новость куда хуже, таращился в пустоту с абсолютно потерянным видом, но всё же держался. - Я справлюсь. Лучше скажите мне тогда...
  Он вновь глянул вниз.
  - Скажите, как выглядит Алистер Кроули в обоих ипостасях?
  
  От мгновенного поражения Падальщиков спасло лишь то, что Нару от испуга выбросила целый пласт бумажных листов, мгновенно перекрыв всем обзор и поглотив первые атаки. Лидер крикнула в висящий на рубашке значок лягушки делать ноги и сама первой подала пример.
  Бежали в привычном ритме - она вторая, перед ней готовая бросаться кислотой Я-кун. Сразу за ними Сейке, замыкает огромный бумажный медведь Нару.
  В масштабах коридора базы достаточно маленький медведь.
  Через четыре поворота Лидер подумала, что вроде бы никто за ними не гонится. Ещё через два приказала остановиться и очень внимательно вслушалась.
  Погони не было. Совсем. И не будет.
  GEKOTA пришла сюда не для того, чтобы заняться Падальщиками. У них какое-то своё дело, они даже не знают, какое - Юитцу велела просто охранять.
  Велела охранять, а они...
  - Кажется, наша репутация улетела, - Сейке успел не только отдышаться, но и подумать. - Если мы её наработали, конечно.
  - Что прикажешь делать! - Нару, сидящая в прямоходящем медведе как в кабине, бестолково замотала лапами. - Там был пятиуровневый!
  - Всего одна, и с которой мы должны были справиться, - устало задышала Лидер, опираясь на блекло-лазурную стену.
  - Так ведь одна из них неизвестно какая одна! - Нару окончательно запуталась в словах, но суть передала точно.
  Сразу шестеро фигур, в полностью чёрных одеяниях, даже на очертаниях вряд ли погадаешь. Не знаешь, в кого стрелять можно, а от кого твоя же пуля обратно прилетит.
  Падльщики спасали свою жизнь, это вообще нормально для тёмной стороны. Здесь никто не подписывался умирать друг за друга. И раз уж так...
  Может, действительно уйти подальше от всего этого?
  
  Шоггот даже синтетический просто прелесть. Как только особый приступ головной боли прошёл, то Юитцу сразу смогла двигаться быстрее, дольше и бодрее, чем когда-либо.
  Так что весь побег Падальщиков от GEKOTA наблюдала уже с камеры в лаборатории.
  - Даниэлла, - сказала она ноутбуку. - Милые девочки Томы на три этажа выше тебя. Пожалуйста, прирежь хотя бы одну. Ты можешь, я знаю.
  Она откатилась от ноутбука, взяла ещё один шприц, после чего аккуратно опустила его в карман халата и опять помассировала виски.
  - Итак, что мы имеем? GEKOTA припёрлась сюда, явно отрубать мне руку и наводить свои порядки. Падальщики бегут как... падальщики. Девочки Камисато... - она вновь посмотрела на ноутбук. - Либо они взяли в плен Акселератора, либо решили с ним объединиться, в любом случае пиздец. Но хотя бы руку несут. И выходит...
  Она слегка покачала головой.
  - Надо было, наверное, не выделываться и освободить Эншу-тян с Рансу. Но я просто... что я просто? - Юитцу почесала в затылке. - Вообразила себя опорой и надеждой всех Кихар, что ли? Да ну, это даже звучит тупо. И силёнок маловато. Разве что...
  Она посмотрела на правую руку, сжала и разжала кулак, затем вновь прислушалась к ощущениям.
  - А ведь ты не просто вирус, да? - прошептала учёная сама себе. - И, похоже, куда полезнее, чем я думала.
  Затем немного помолчала, будто вслушиваясь.
  - Твоя печаль меня нисколько не интересует. Можешь кривиться сколько пожелаешь, шоггот на моей стороне, а аппараты подавят твоё сознание. Уж ещё двоих я точно перенесу.
  Юитцу резко дёрнулась, так, будто бы сейчас упадёт со стула - но удержалась и даже улыбнулась.
  - Магия, значит... раз так, то я сделаю своих деток ещё сильнее, ещё смертоноснее, ещё... ахаха... хаха... АХАХАХАХАХАААХХХХХХ!!!!
  Она согнулась клубком, резко схватившись за голову, и застонала от боли. Стон едва не перешёл в крик, но тут же оборвался - Юитцу тяжело задышала и постепенно разогнулась, на её глазах выступили слёзы.
  - Всё хорошо, Юитцу, всё замечательно, не надо так плакать... вот, давай, ещё один укольчик, а там отправимся... только аккуратнее, подожди, пока руки перестанут трястись... и пойдём готовить для них всех представление.
  Она вымученно улыбнулась и потянулась к стопке лежащих неподалёку шприцев.
  
  - Серья, серьёзно, - устало сказала Шокухо, наблюдая за тем, как Етцу пробивает кулаками стальную дверь. - Ты им и бомбу не подложила, и вирус не запустила, и в кофе ничего не подкинула. Что ты здесь вообще делала?
  - Втиралась в доверие и собирала информацию, я уже устала повторять, - Серья действительно практически огрызнулась. - Ты не делала и этого, вместо этого вертя жирными бёдрами перед Томой.
  - Так, девочки, - Етцу обрушила дверь, грохотом заглушив поднявшийся скандал. - Хватит ругаться. У нас тут очень важное дело, и если из-за чьей-то стервозности Юитцу продолжит теребонить Тому, то я лично придушу скандалистку.
  Она сказала это столь серьёзным тоном, что все обеспокоенно притихли и гурьбой пошли следом. А открывшаяся картина и вовсе заставила забыть обо всём.
  Украшением лаборатории оказалась огромная колба, внутри которой висела в обречённой позе девушка. Полностью обнажённая, светловолосая, необычайно истощённая - и даже желтоватая жидкость, обволакивающая её тело, не могла скрыть искромсавшие его уродливые шрамы.
  - Это же Сен-Жермен... - прошептала Шокухо. А затем, как и все, вздрогнула - девушка пошевелилась, открыла глаза, посмотрела на тёмные фигуры и попыталась дёрнуть руками. Её лицо исказилось невыносимой мукой, рот приоткрылся... слишком сильно приоткрылся, уголки рта разъехались в стороны, открывая глубокие разрезы, словно кто-то решил создать ей поистине широкую улыбку...
  Клинок просвистел в воздухе и прорезал колбу. Та взвыла сиреной - и тут же взмолкла, когда следующий удар пересёк прикрепляющие её к полу когти проводов. Девушка, первым ударом сражённая прямо в сердце, закрыла глаза и начала медленно опускаться на дно, пока желтоватая жидкость струйкой выливалась наружу.
  - Пожалуйста, скажите мне, что мы не увидим больше ничего такого, - Канзаки убрала клинок и с отвращением отступила от лужи.
  - Это лаборатория Кихары, - Серья тоже отошла подальше. - Не надейся.
  Етцу, проигнорировав происходящее, уже добралась до небольшого стола, открыла его и начала копаться в бумагах, что-то шепча себе под нос. Ицува, получив разрешение, добралась до следующей двери и осторожно ткнула её копьём, им же раскрыла и заглянула внутрь.
  - Вижу ещё одну лабораторию, - отчиталась она. - Пустую.
  - Флешек никаких не валяется? - откликнулась Етцу, продолжая просматривать бумаги.
  - Не вижу, как и компьютеров. Только пустые колбы. Вдали ещё одна дверь.
  - Уверена, что тут есть тайник, - Серья прошлась по комнате. - На кой ей ставить Сен-Жермен, а данные по ней хранить за несколько отсеков?
  - Если данные по ней нужны, - Етцу откинула бумаги. - Юитцу теперь работает с вирусом Сен-Жермен, само тело ей необязательно. Хранила на всякий случай, а сюда поставила гостей пугать.
  - Гостей пугать? - тихо переспросила Канзаки, тем временем закрывшая глаза и уши висящей в прострации Индекс; Лессар же обошла колбу по широкой дуге и направилась вслед за Ицувой. Серья не ответила, лишь зашагала за ней, и все постепенно переместились в следующий отсек, а затем в следующий.
  Что-то интересное обнаружилось лишь в последующем отсеке - ноутбук, мгновенно включённый Етцу. Одновременно она сказала, что это может быть надолго, и девушки двинулись далее.
  Чем больше данных открывал ноутбук, тем больше Етцу понимала - это действительно надолго. Он оказался подключён к местной сети, но особые папки были защищены каждая своим паролем. Етцу пожевала губами, переговорила с Серьей - и начала перебирать варианты.
  Однако даже увлечённый стук по клавишам не дал ей расслабиться, и позволил вовремя уклониться, когда белый клинок едва не вспорол шею. Даниэлла появилась словно из ниоткуда, но Етцу, не отвлекаясь от перебора паролей, быстро расстегнула костюм и высвободила третью руку, мгновенно заехавшую врагу между глаз.
  Даниэлла покачнулась, однако не только не упала, но и вновь атаковала, пытаясь ударом разрубить заодно руку и ноутбук. Етцу подхватила его и отвернулась: часть её плоти высвободилась из-под костюма, открыв ещё одну пару глаз и высвободив пару рук со сжатыми кулаками.
  - Так, Серья, до меня докопалась Даниэлла, - сказала она в переговорное. - Задержу её сколько смогу.
  - Задержишь... - вздохнули на той стороне. - Слушай... Канзаки, я не знаю, как тебя об этом просить... но нам нужен ещё один удар милосердия.
  
  - Они всё-таки добрались, - прошептала Юитцу, вновь склонившись над экраном ноутбука. - И уже шуруют вовсю.
  Она уже связалась с учёными внизу, и те принимали меры, но пока оставалось лишь наблюдать.
  - Вот как это называется, а? Только подумала о том, как бы забрать правую руку, и сразу неудача привалила. Ну не совсем неудача, всё-таки тут нет Третьей с её цветочной подружкой... минутку! - она вздрогнула и впилась в изображения с камер, даже прищурилась. - Где Третья?! Где эта ходячая электромагнитная проблема?
  Она осмотрела как следует каждую картинку, а затем обречённо рухнула на стул. За тем, как Канзаки появляется рядом с Даниэллой и сносит ей голову, Юитцу вовсе наблюдала с равнодушием.
  - А вы правы, Нокан-сенсей, - наконец она пошевелила ртом. - Правы, как всегда. Я не умею дружить и привязывать людей. В итоге Тома делает меня даже мёртвым... или какой он сейчас, - Юитцу покосилась на правую руку. - Если бы я собрала нормально SECTOR, не позволила бы смыться Падальщикам... и если бы эта сволочь помогла мне...
  Юитцу пару секунд таращилась в пустоту, а затем, найдя силы на весёлый тон, спросила:
  - Нокан-сенсей, а вы не хотите мне помочь? Я помню, что учёный должен уметь справляться сам и не бояться трудностей, но... в качестве исключения для своей милой ученицы? Один-единственный, вот именно этот очень важный раз? Не даря подарков на Рождество и день рождения?
  Она выждала пять минут, десять - а затем резко встала и уже совсем не добродушно рявкнула:
  - Ну раз вы так хотите, то пусть по-вашему! Сейчас просто пойду и разотру эту лягушачью банду в порошок!
  
  - Сработало! - Етцу наконец подобрала пароль и одновременно нагнала девушек. - Сейчас всё найдём...
  - Позволь, - Серья прижалась к ней и уставилась на экран. - Кажется, я знаю, в какой директории может храниться.
  - Ну вот почему ты не подкинула им вирус, а? - Етцу, полностью обнажившая верх, послушно начала открывать указанную папку. - Сейчас бы всё стало легче.
  - Какой вирус? Все вирусы Кихары либо изобрели, либо взяли на вооружение. А в поисках наглеца, осмелившегося обрушить их систему, весь город перевернули бы. Нет, вернись обратно, проверь папку "Отчёты".
  - Мисаки не хватает, - прокомментировала Шокухо, издали наблюдая за всем. - У неё как раз подруга хакер.
  - Времени не было связываться с подругой-хакером... вот это открой, тут почти наверняка что нужно.
  - Надеюсь, она не пропала? - Лессар всё время озиралась. Сейчас они стояли неподалёку от очередной колбы, теперь без тела, но опять заполненной жидкостью. - А то ведь как Тома сказал, искать нельзя будет.
  - Нам и некогда искать, - ответила Ицува, слегка опустив копьё, но продолжая всматриваться в сторону следующей двери. - Самим бы не потеряться.
  - Это не беспокойтесь, - третий глаз Етцу выглянул на небольшом отростке в сторону девушек. - Я вас выведу и починю по дороге. А пока что...
  Она внимательно прочла открытый файл и щёлкнула языком.
  - Обратила внимание? - тихо сказала Серья. - В побочных эффектах паранойя и даже раздвоение личности.
  - Обратила, - столь же тихо ответила Етцу. - И у меня, если честно, уже есть план. Но нам придётся добраться до вот этой 5-Z лаборатории. Где карта комплекса?
  - Это сейчас придётся искать... - они вернулись к файлам, а все остальные пока продолжали настороженно оглядываться.
  Вот только не происходило вообще ничего. Из всей системы охраны появилась лишь Даниэлла, и словно бы на этом всё. Но все знали: охраны нет тогда, когда заманивают в ловушку.
  Однако и ловушки пока не было. Шокухо посмотрела на Отинус: та примостилась на плече у Индекс и точно так же молча страдала всю дорогу. Спускаться в злодейскую лабораторию с балластом, который нигде не оставишь, да уж...
  Серья и Етцу добрались до схемы, просмотрели, пообсуждали и наконец объявили, куда идти. Следующая дверь открылась в светло-лазурный коридор, Етцу оглянулась и уверенно зашагала в сторону наибольшей протяжённости.
  Однако уже через несколько шагов Юитцу прямо свалилась с потолка перед ними в голубоватом свечении и улыбнулась, вынуждая замереть.
  - Дальше ходу нет, - ласково сказала она. - Предлагаю вновь прибегнуть к дипломатии.
  - Юитцу, ты защищаешь труп, - Серья выступила вперёд. - Тёмная сторона практически исчезла, даже без Томы мы сможем удержать всё в своих руках. И даже если ты всех нас прикончишь, то не сможешь противостоять естественным процессам.
  - Естественные процессы? - Юитцу приподняла брови. - В Академия-сити? Очень весёлая шутка, признаю. И если ты думаешь, что тёмная сторона практически исчезла, то ты вообще ничего не понимаешь, Серья. Впрочем, когда это ты хоть что-то понимала?
  - Больше твоего точно, - чётко выговорила Серья, но Юитцу лишь захохотала.
  - Нет, прости, Серья, не больше моего. Помнишь, как мы обе болтали о том, что нам не нужны суперсилы для успеха? Так вот, оказывается, с ними придёт ещё больший успех. И как бы мы не издевались и не насмехались, но обе служим суперсилам, и отвергаем их исключительно из-за упрямства и глупости.
  - Ты всего лишь приобрела возможность убивать людей прикосновением, - холодно ответила Серья, вынимая из костюма пистолет. - Нечего гордиться.
  - О, всего лишь? - Юитцу перешла на громкий шёпот. - А как же шоггот? Как же Сен-Жермен? Как же неожиданные эффекты их связи, стянутой с Отвержением Мира? Желаешь демонстрацию всех этих чудес, Серья? Ну пожалуйста.
  Она подняла правую руку - и Канзаки, успевшая опустить Индекс, промчалась мимо неё с обнажённым клинком. Голова учёной словно бы подпрыгнула, из обрубка выплеснулась алая кровь - и вместе с ней переливающаяся всеми цветами жижа, потянувшаяся к голове, схватившая её и приставившая обратно на место. Юитцу дёрнулась, глубоко вздохнула - и взмахнула не успевшей упасть правой рукой.
  Чёрные сферы появились по всему коридору, миниатюрные и неподвижные, но вокруг них стало заметно холоднее. И не только осязаемо: кристаллы льда начали с бешеной скоростью расходиться в разные стороны, мгновенно увеличиваясь и грозясь проткнуть блестящими шипами. GEKOTA попытались шарахнуться от стен и шипов, но те, казалось, надвигались отовсюду, а Юитцу улыбнулась, сжала кулак и прошептала:
  - Бум.
  Сферы взорвались - и место льда заняло бушующее пламя, мигом пожравшее весь коридор. Юитцу накрыла светящаяся фиолетовым сфера, и огонь прошёл мимо неё, набросившись на остальных жертв.
  Но учёная не успела даже победно улыбнуться - всё пламя извернулось и потекло в одном направлении, будто всасываясь в огромную воронку в метре над полом.
  Воронкой служила Индекс - слегка парящая, с совершенно пустыми глазами и двумя пятиконечными звёздами, соединёнными за её спиной в алую пентаграмму. Девочка что-то шептала, и огонь послушно втягивался в неё, оставляя остальных девушек лишь испуганными.
  Юитцу помедлила всего секунду - а затем подняла руку, и прямо в воздухе сформировались серые копья, метнувшиеся в Индекс. Пламя ещё не успело втянуться, но девочка спокойно сказала:
  - Г-А-Т.
  Копья слились одним серым комом, резко изогнулись и впились в потолок, где и остались торчать. Серебристые одеяния монашки даже не шелохнулись, а сама она механическим голосом добавила:
  - Т-О-Т-Р-Х.
  Правая рука Юитцу оторвалась и шлёпнулась ей под ноги, но та сморщилась - и белое свечение охватило обрубок, восстанавливая руку. Канзаки позади неё занесла меч, взглянула в сторону Ицувы и замешкалась.
  Та с копьем в руках поворачивалась к открываемой двери из лаборатории, откуда они недавно вышли. Оттуда появилась Даниэлла - голова тоже на месте, но удерживается белым светящимся ошейником, из которого исходят такие же угрожающе протянутые щупальца.
  - Не прикасайтесь к ним, это Тёмная Материя! - Серья вынула небольшой приборчик и шагнула к Даниэлле, давя единственную кнопку; то, что недавно было женщиной, отшатнулось и непонятно чем зашипело.
  Юитцу взмахнула руками, и тёмные бесформенные фигуры полезли из пола, вцепляясь в костюмы и пытаясь разодрать их на части. Лессар снесла одну из них воздушным ударом и прицелилась в остальные, Етцу бросила своё тело на Кихару, Канзаки прошмыгнула мимо них на помощь Ицуве, что уже отбивалась копьём от пошедших в атаку щупалец...
  Образовалась настоящая куча-мала, в которой едва не дошло до дружественного огня, когда очередной залп Лессар прошёл рядом с Серьей, та даже выругалась, пытаясь контролировать вылезающую из Даниэллы материю. Юитцу сделала шаг назад, точно так же удерживая в фиолетовом захвате тянущуюся к ней плоть Етцу, и прищурилась.
  Где, спрашивается, подкрепление? Ребята снизу должны были отправить как минимум пулемётные дроны, однако до сих пор пусто. Она что, единственная тут должна отдуваться?
  Юитцу пробормотала несколько слов - и дальним зрением увидала вместо подмоги новых гостей. Акселератор, в сопровождении девушек Камисато, идут уверенно, словно зная куда.
  Хотя почему словно? Шум битвы наверняка слышат, хоть кто-то с чутким слухом да должен быть.
  И никакой он не пленник. С чего она вообще приняла его за пленника? Идёт свободно и целеустремлённо, вряд ли помогать, сейчас его драгоценным клонам ничего не угрожает. В таком случае...
  - Прощайте, - она размахнулась и бросила в потолок зажегшийся в руке багровый, распираемый от неведомой силы шар. Индекс вновь зашевелилась губами, но Юитцу опять провалилась вниз в голубоватом свечении прозрачной трубы.
  Летела она долго, минут пять, шум битвы и взрыва шара уже исчезли. Приземлилась посреди тёмной лаборатории и сразу бросилась к ближайшему ноутбуку, врубая его и входя в систему.
  - Надо бы не забыть сменить пароли, - пробормотала Юитцу, быстро набирая свой - а в следующий момент резко падая на спину.
  Боль сразила адская, сильнее всех предыдущих. И вместе с болью пришёл шёпот:
  - Ты не самая умная здесь, Юитцу.
  - Что? - прорычала та, и словно раскалённый прут вонзился в голову, превращая слова в крики.
  - Я даже не верю, что у меня получилось, - продолжал голос. - Это же такой старый, почти тупой приём. Притворись весёлой дурочкой, и все как-то тебя проигнорируют. Даже Лессар в итоге оказалась британской шпионкой, и всё равно никто обо мне не подумал. По крайней мере, ты точно.
  Юитцу сжала виски, крича от боли. Она не могла бы ответить в любом случае, боль мешала думать, мешала понимать, кто...
  - Видишь ли, я как редкостная извращенка так или иначе касалась людей, - издевательски продолжал голос. - И очень незаметно забирала их частичку, достаточную для того, чтобы затем выделить и сохранить ДНК. Чисто для коллекции, но сама понимаешь, в Академия-сити не помешает иметь ДНК тех или иных важных людей. Да, почти так же, как вы сделали с малышкой Эншу. Ну и пригодилось в итоге, когда я и у Отинус взяла, и у Патриции после того, как Нефтида её своей силой обволокла. Догадываешься, к чему клоню?
  Юитцу не отвечала - образы и так представали в её голове. Однако голос Етцу не утихал:
  - У меня под рукой два ДНК Магических Богов. Плюс моя собственная воля и данные о том, как ты смешала шоггота с вирусом Сен-Жермен. А если что недостаёт, то считаю из твоей памяти. Сейчас всё, что мне надо - перехватить контроль над твоим сознанием и Отвержением Мира. А поскольку я уже сколько лет зависаю с Королевой... - Етцу вновь захохотала. - У тебя нет шансов, Юитцу.
  Учёная замычала. Шансы были, но для этого надо добраться до препаратов... а сейчас не могла и пальцем шевельнуть...
  Понадеялась, что магия её защитит. Нарушила один из принципов Кихар - важна только наука. И сейчас расплачивается за это, абсолютно заслуженно.
  Пошевелиться... хотя бы немного...
  
  - Думаю, вам недолго осталось.
  Тома, сидевший на краю платформы и любующийся заревом огромного извержения на горизонте, недоумённо обернулся к Ньянг-Ньянг. Камисато, не рискнувший свесить ноги наружу и стоявший неподалёку, обернулся с куда большим испугом. Наверняка тоже понял превратно.
  - Я про то, что в этом мире недолго осталось, - фиолетовая девочка захихикала, увидев их реакцию. - Твоя уверенность не подвела, и тебя действительно можно высвободить. Как и его.
  - Как и вас? - предположил Тома, но Ньянг-Ньянг замотала головой.
  - Не. Лично мне и тут хорошо. А вернусь в ваш мир, так начнутся всякие погони Алистера, драки, моральные дилеммы... я от них устала, если честно. Лучше тут разрушу... Жрец, мы ведь найдём что разрушать?
  - Если понадобится, я могу выстроить пирамиду, - отозвался опять что-то чертящий старик.
  - Ну, как вариант. Так что удачи вам! - Ньянг-Ньянг отсалютовала копьём и отошла к Жрецу. Камисато, напротив, подошёл к Томе.
  - Слушай, - он аж нервно почесал шею. - Честно говоря, мои с твоими дрались, когда меня перенесли. И я не знаю, как всё проходило. Так что давай... как бы...
  - Не предъявлять друг к другу никаких претензий, что бы ни произошло, - кивнул Тома. Камисато тоже кивнул, однако добавил:
  - Просто... я не хочу новых драк. Я даже думаю, что когда, ну, возвращу Отвержение Мира, то просто уйду с девушками. В карманное измерение. Чтобы, понимаешь, - он покраснел.
  - Понимаю! - Тома похлопал его по плечу. - Неделю из постели не вылезать!
  - Я про то, что твои проблемы...
  - ...не твои проблемы, - закончил Тома за него и улыбнулся. - Камисато, я не собираю армию из всех подряд. Если мы останемся приятелями, то это уже будет прекрасно.
  - Мы приятели?
  - А разве нет?
  Камисато не нашёлся что ответить, и слегка отошёл, надеясь этим прекратить разговор. Осуждать его не было смысла: все противостояния Томы касаются лишь Академия-сити, Камисато здесь чужой. Возможно, будет даже лучше, если он и его девушки уйдут, перестав быть хоть какой фигурой.
  
  Оба парня просто растаяли, Ньянг-Ньянг успела обернуться и посмотреть на то, как от них не остаётся даже крохотной дымки.
  - Не знаю, что именно там Нефтида сотворила, но всё-таки послужила ключом, как и хотела, - задумчиво сказала она, касаясь копьём вычерченных Жрецом символов. Те сразу же засветились зелёным, но более никак не отреагировали.
  - Вот только мы им не воспользовались, - Жрец слегка стукнул посохом по краю текста.
  - Надеюсь, ты им не выболтал ничего лишнего? - девочка покосилась на него. - А то мало ли, расхвастался своими знаниями и сказанул не то, что людям стоит знать. Особенно этим людям.
  - Ты что, думаешь, я настолько болтлив? - Жрец аж сжал посох, но Ньянг-Ньянг вытянула копьё и указала на него.
  - Я старше тебя, и должна следить за непоседливыми горячими юношами, - нараспев произнесла она. - Особенно когда они сходятся с другими непоседливыми горячими юношами. И особенно когда от правильного пути этих юношей зависит судьба самой реальности.
  
  Когда Тома открыл глаза, то сразу понял - сила не ушла.
  Он видел всех девушек обеих сторон, хотя те были далеко и многими этажами выше. Девушек и его, и Камисато. Его сражались с Тёмной Материей, выплёскивающейся из тела Даниэллы, и странным огненным образованием, отправляющим обжигающие струи в мечущиеся чёрные фигуры. Девушки Камисато уже приблизились к этому хаосу и целились своими орудиями - явно не разбирая, кто есть кто, пытаясь накрыть сразу всех. Акселератор шагал посреди них, и тоже догадался, что происходит - Тома аж видел, как он воздействует на векторы окружающих газов, изменяя их концентрацию, силу, направление и готовясь атаковать девушек Камисато...
  До бойни оставались секунды, Тома вытянул отсутствующую правую руку, но что-то зашевелилось внутри. Та же сила, те же ощущения покоя, что появлялись, когда оторванная рука восстанавливалась...
  Нет, пожалуйста.
  Не сейчас.
  Дай мне хоть несколько секунд.
  Отчаянная мольба - но нечто к ней прислушалось. Замедлилось.
  Всего лишь несколько секунд. Дольше процесс не удержать.
  Томе хватило и этого. Сила промчалась сквозь коридоры, настигла поле боя, развоплотила огонь и Тёмную Материю, заставив тело Даниэллы рухнуть - теперь уже точно навсегда. Векторы заволновались, изменились, вернули воздух в обычное состояние. Оружие девушек заклинило, вырвавшиеся снаряды развоплотило, магию заблокировало.
  А над ними...
  Всё выше и выше...
  Безоконное здание. Видимое силой даже с такого расстояния, сквозь сотни метров поверхности.
  И сейчас белый монолит был иссиня-чёрным, а исходяшие из него щупальца окутывали Академия-сити прочнейшим коконом, не упускающим ни пяди. Каждый человек, каждая улица, каждый дом были сдавлены этими щупальцами, в захват столь прочный, что он казался неразрушимым.
  Щупальца несли опасность.
  Смертельную угрозу для всех.
  Для самого Томы, для его девушек, друзей, врагов, знакомых и незнакомых, абсолютно всего города.
  Безоконное здание было главным врагом Академия-сити.
  И в оставшиеся мгновения Тома потянулся к нему, надеясь хоть как-то избавиться от этой опасности. Сила коснулась здания, то завибрировало в ответ, между ними словно бы возник резонанс...
  И основание здания прорезали трещины. Сразу множество, словно невидимые клинки рассекали белый материал, пока не образовалось рваное отверстие в рост человека.
  Дверь, приглашающая войти.
  
  Сила померкла. Очертания правой руки засветились, возвращая на место Разрушитель Барьеров. Картина белоснежного монолита растаяла, явив вместо этого тёмную лабораторию. Тома опустился на колени - последние мгновения бытия пятиуровневым эспером словно высосали из него все силы.
  Правая рука истребляла всю магию в его организме как домохозяйка пыль. И последним взмахом мозги словно прочистились, истина пришла на ум, а губы вымолвили:
  - Алистер Кроули и Алистер это одно и то же лицо.
  
  - Тома жив, - подтвердила Етцу, посмотрев на рухнувшие от усталости чёрные фигуры GEKOTA. - Моя плоть сейчас говорит с ним. И Камисато тоже жив! - крикнула она девушкам. - Они сейчас вместе и разбираются, как им выбраться.
  - Мы можем переместиться к ним? - повернулась Эльза к своим. - Где Фран?
  Быстрое обсуждение дало понять, что Фран исчезла. И никто не уловил, когда и куда.
  
  - Вот так хоть сколько-то хорошо, - пропищала небольшая человекоподобная фигура, собравшаяся из комков плоти. - Тома, все сейчас на несколько этажей выше и очень волнуются.
  - Сначала тут надо сделать дело, Етцу, - Тома кивнул на неподвижное тело Юитцу. - Сразу же помочь Камисато. Только не убивай, я хочу наедине с ней поговорить.
  - Ну, это не проблема, - фигурка слегка изогнула руку, и та заблестела подобием клинка. - Давай, паренёк, подходи сюда, отрезанное надо будет сразу же приставить.
  Камисато выглядел так, словно его сейчас вырвет, однако не только шагнул вперёд, но и закатал пустой рукав.
  
  Когда Юитцу очнулась, то понадеялась, что умерла. Однако ноющая боль во всём теле виновато опровергла желаемое.
  Она простонала, вытянула левую руку - правой не ощущалось - надеясь ухватиться хоть за что-то. Но что-то само ухватилось за неё, тёплое и крепкое, бережно поднявшее и опустившее на мягкий диван.
  - Пить... - прохрипела Юитцу, опираясь на его спинку и с трудом открывая глаза. Невдалеке что-то разбилось, ругнулись - но уже через несколько секунд стакан прикоснулся к губам, приоткрывая их и пуская в рот живительную влагу.
  Организм заработал лучше. Мозг постепенно подтянулся следом. Юитцу наконец сумела открыть глаза, и сразу зажмурилась, когда её благодетель включил лампу на столе.
  Но даже быстрого очертания ей хватило понять, кто с ней возится. И осознать, что всё пропало.
  - Как ты? - Тома уселся на офисное кресло, слегка подкатив его к дивану. Лампу он повернул так, чтобы та не била по глазам, и Юитцу вновь слабо посмотрела на него.
  - Что ты разбил? - тихо спросила она.
  - Первый стакан, - ответ почему-то невероятно развеселил учёную, резкий смех едва не превратился в бульканье - и сразу же осёкся, а тело в полураспахнутом белом халате расслабилось.
  - Ну вот разве это справедливо... - прошептала она. - Ты своей неудачей на ровном месте разбиваешь стаканы, но выигрываешь в итоге. Я ведь на какой-то момент была одной из сильнейших в Академия-сити... с магией, шогготом, Сен-Жерменом, чей голос мог лишь звучать внутри, Отвержением Мира... - Юитцу вновь засмеялась, уже куда слабее. - Ещё считала себя умной, и думала, что такой комбинации достаточно для победы. А потом Шестая прилепила ко мне маленький кусочек своей плоти, и всё разом просто... - она дёрнулась, а затем завозилась, устраиваясь поудобнее. Халат окончательно распахнулся, продемонстрировав, что хозяйка носит лишь чёрное нижнее бельё.
  - О, - Юитцу заметила это и посмотрела на Тому. - Ну что, дружбомагия? Будешь говорить о том, чтобы я исправилась, осознала и встала на светлую сторону?
  - Именно, - кивнул Тома.
  - И в твой гарем прыгнула?
  - Это совсем необязательно.
  - А что так? - Юитцу улыбнулась. - Боишься, что не справишься? Что все остальные со мной драться начнут?
  - Скажу так: как эксперт и учёный ты привлекаешь меня куда больше, - Тома тоже улыбнулся, а Юитцу вновь расхохоталась.
  - Да... по сравнению с Королевой любая будет уже не то... как учёный, говоришь? Учёный светлой стороны? А скажи-ка мне, Тома, - Юитцу перестала смеяться и вновь откинулась на спинку дивана. - Что такое вообще эта твоя светлая сторона? А то я только и слышу "светлая сторона, светлая сторона", а вот что это - никаких пояснений. Вся наука строго по закону, без смертей и под контролем сторонних органов?
  - В том числе, - подтвердил Тома. - Я...
  - Ну тогда науки не будет, - равнодушно перебила Юитцу. - Мы ушли на тридцать лет вперёд не только потому, что как следует воспользовались силой эсперов, но и потому, что никто не мешал этой силой пользоваться. Строгать армию клонов Третьей? Набивать закрома Тёмной Материей Второго? Растить детей с вживлёнными силами Первого? Так или иначе окучивать всех остальных хоть сколько-то сильных и полезных эсперов? Да, пожалуйста, в любое время, без всяких согласий в том числе со стороны самого эспера. А с тобой наверняка потребуется куча разрешений, и отказ по подозрению, и преследование великих умов за их "аморальность"... дойдёт до запрета целых ветвей науки, можешь даже не отрицать. И исследования вместо месяцев займут годы. Не успеем оглянуться, и уже вся планета без подобных кандалов нас обскачет.
  Юитцу выпрямилась, уже восстановив силы, в её голосе добавилось красок.
  - Или призываешь жить по совести? Мол, если видишь что-то неэтичное, то не участвуй в этом? Такое хорошо говорить, когда ты на "ты" со всякими важными шишками, и живёшь в богатом доме на всё готовое, включая на всё готовых девушек, Камидзе Тома. А когда ты не можешь ни с кем подружиться, не знаешь, как общаться на их любимые темы, когда твои работы никому не нужны и ты работаешь продавцом в лавке, упорно продолжая заниматься наукой по ночам и с каждым днём чувствуя всё большее опустошение? Когда тебя замечают и приглашают работать с ними такие имена, что захватывает дух, то что тогда, Тома? Что тогда сделать с неэтичным? Отказаться и вернуться к унылой жизни совсем без всяких шансов, но зато с "я поступила правильно", или плюнуть на всю эту этику и продолжать заниматься любимым делом, не обращая внимания на то, сколько умрут после этого?
  Она уже едва ли не кричала, но Тома продолжал внимательно слушать.
  - Вот что ты скажешь, Тома? - Юитцу даже ткнула в него указательным пальцем. - Мораль или счастье? С учётом того, что никто твою мораль не оценит? Скажи, баловень судьбы, что бы ты выбрал на моём месте и за что продолжал бы держаться далее? И дай мне ещё воды, - она аж откашлялась, и Тома беспрекословно наполнил из графина ещё один стакан.
  - Серьёзно, Юитцу, - он уселся обратно на кресло. - Ты называешь баловнем судьбы человека, что с самого рождения жил в постоянной неудаче.
  - Ага, я видела телесюжет о тебе, - хмыкнула та, отпивая аккуратно. - "Парень утверждает, что его преследует неудача. В школе о нём отзываются как о драчуне и двоечнике".
  - И это только учителя, - Тома аж помрачнел. - И если хочешь ответа, Юитцу - да, на твоём месте я бы выбрал то же самое. Но затем наши пути разделились бы.
  - Хм? - та подняла брови, отпив ещё и слегка запахнув халат.
  - Для меня светлая сторона - это не какое-то абстрактное добро, - Тома всё равно не обращал на её тело никакого внимания. - Это, скорее, понимание того, что ты творишь зло. Избегание этого зла при любом удобном случае. И отсутствие оправданий. Я выбрал бы то же самое - но осознавал, что поступаю плохо, что в результате моих действий умирают люди, кем бы они ни были. И не оправдывался бы тем, что раз строю карьеру и даю своей жизни единственный шанс, то всё правильно. Старался бы прекратить это как только смогу. Так что, если спрашивать тебя, Юитцу - пыталась ли ты, встав фактически во главе Кихар, исправить ситуацию с погибающими от ваших рук? И сейчас ты жалеешь себя? Думаешь, что заслуживала победы, заслуживала большего?
  - Я что, должна тебе отчитываться? - Юитцу сжала стакан, и Тома лишь грустно покачал головой.
  - Нет. Но светлая сторона будет состоять именно в этом. Люди, осознающие, что они творят зло - и ищущие пути избавления от этого. Медленные, требующие шагнуть назад и что-то потерять, требующие последующего искупления, но постепенно выводящие на лучшую дорогу. И мы всегда будем готовы понести наказание и искупить грехи. Помочь как можно большему числу живых. Хоть как-то улучшить и исправить жизнь тех, кто стал жертвами наших деяний. Отдаться реке мёртвых, приняв то направление, в котором она нас вынесет.
  Они замолчали, и только ноутбук тихо жужжал единственным источником света. Юитцу взглянула на него, затем усмехнулась и сказала:
  - Тома, подойди к этому ноутбуку и найди на столе папку "Список параметров". Пароль от неё... так, дай мне пару секунд... - она слегка помассировала виски. - Пароль Y85kz7xc4bAin.
  - Ты его целиком запомнила? - уважительно спросил Тома, когда папка открылась.
  - Мы не пятиуровневые, но что-то можем, - хмыкнула Юитцу. - И вот в этой стопке документов найди Митцури Аю. В поиск вбей, быстрее будет.
  Тома так и сделал - нашёл документ, открыл его и пристально вгляделся.
  Данные об Аю, причём десятилетней Аю. И ничего такого особенного - вес, рост, возраст... он даже оглянулся на Юитцу, но та лишь махнула рукой. Мол, продолжай, сама не скажу.
  Возраст, объёмы тела, максимальный уровень эспера, тип крови, цвет волос и глаз...
  Стоп.
  Тома не сразу сообразил, даже когда сконцентрировался на строчке "Максимальный уровень эспера: третий".
  Третий уровень для Аю, что мечтала стать пятиуровневой, что пыталась изменить его и вырвать из идиотского трио в статус "парня пятиуровневой", что сошла с ума и атаковала Мисаки, считая её виновной в краже шанса стать пятиуровневой...
  С самого начала пятый уровень был недостижим для Аю. И раз этот список составили в десять лет, то об этом знали заранее. Знали - и продолжали мучать девочку, продолжали давать ей ложную надежду, позволяя сойти с ума от невозможности достичь желаемого, достичь лучшего мира... и точно так же мучали тысячи, миллионы детей до и после неё...
  - Вот, Тома, выйди ко всем этим нулевым и первым уровням, после чего честно и с ответственностью скажи, что они по умолчанию бесполезны, - Юитцу позади него аж захихикала. - Что как бы они не старались, но нынешняя сила их предел и это не изменить обычными способами, а необычные требуют что-нибудь вроде полной промывки мозгов Такицубо Рико - для тебя то самое плохое дело, к которому надо прибегнуть? Правда, после этого ITEM переметнутся в твои враги, от них придётся избавиться, прикончить в том числе двух милых девочек, и это только начало... дорога светлой стороны, говоришь?
  Продолжая хихикать, Юитцу полезла в карман и вынула оттуда прибор с одной-единственной кнопкой. Затем, смотря Томе в понурую спину, нажала эту кнопку и усмехнулась.
  - Прости. Я не понимаю твоей морали, для меня она абсолютно чужда. И я уверена, что ты ничего с ней не добьёшься. А если встану на твою сторону, то предам тех, кто превратил меня во что-то значимое.
  Она опустила руку в карман и, не вынимая, нажала что-то ещё. Голубое свечение разлилось прямо по дивану, и Юитцу рухнула в него, устремляясь ещё ниже. Тома даже не двинулся, продолжая смотреть в экран ноутбука и чувствуя полную опустошённость.
  Наверняка на всё это можно как-то ответить, найти путь, изогнуться, но пока что он не видел ничего.
  И с этими мыслями приходило чувство, что Юитцу, вопреки всему произошедшему, победила.
  
  Кайкине наконец-то нашёл, откуда именно исчезнувшая великанша выдрала ветряк, и теперь аккуратно приматывал его на место Тёмной Материей.
  С гибелью Камидзе Томы кто-то должен будет взять на себя заботу о городе, и почему бы не ему занять этот пост? Он теперь добрый, он сильный, он активнее Акселератора и мобильнее всех, при необходимости может вернуть прежний очаровательный облик. Возможно, собрать боевую группу девушек тоже сможет - Кайкине лишился всех сексуальных позывов, но группа боевых девушек на твоей стороне, похоже, становится каким-то трендом, а спасителю города лучше следовать трендам.
  Но для этого не помешает изучить сам город как следует. В прошлой жизни - Кайкине предпочитал такой термин - он доверял подобные мелочи другим, но сейчас даже на Кайби лучше не полагаться безоговорочно. Пусть даже они поговорили и выяснили, что она его не предавала.
  И под "город" нужно понимать не только пересечение улиц. Вся эта подземная база, тайные лаборатории, места сбора различных группировок - или того, что от них осталось. Причём не только внизу, в громадах небоскрёбов тоже творится всякое.
  Сейчас, например, Кайкине беспокоили исходящие от одной из башен радиоволны. В их природе было что-то очень странное - настолько, что когда он закрепил ветряк и тот вновь завращался, то помчался к башне, размышляя, не стоит ли на всякий случай просто её уничтожить.
  Однако решил сначала проанализировать, что это за радиоволны, потянулся к ним - и словно бы дыра в пространстве открылась рядом с башней.
  Оттуда посыпались чудовища.
  Гигантские богомолы, сороконожки, каменные глыбы, акулы, драконы и совсем невразумительные создания обрушились на город одной гигантской лавиной. И Кайкине, теперь не рассуждая, рванул ей наперерез.
  Крылья сложились в массивное полотно, попытавшееся поймать монстров как сверчков, но те падали отнюдь не беззащитными: множество когтей и зубов вцепились в преграду, разрывая ту на куски. Белые нити стали бить прямо по пришельцам, развоплощая их в одно мгновение, но те всё равно отбивались.
  И всё больше летело вниз, на переполненные улицы города. Кайкине атаковал сотни, тысячи целей ежесекундно, но врагов было гораздо больше.
  Возможно, мириады.
  Внизу что-то взорвалось - Седьмой встал с вытянутой рукой, и разноцветные каскады его силы разносили тварей, однако и это не задевало всех. Кто-то уже плюхнулся на мостовую и приготовился к атаке...
  - ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ! - металлический бесполый голос наполнил весь город. - В АКАДЕМИЯ-СИТИ ЗАФИКСИРОВАН КРАСНЫЙ УРОВЕНЬ ОПАСНОСТИ! ОБЪЯВЛЯЕТСЯ МАССОВАЯ ЭВАКУАЦИЯ! ОТ ВСЕХ ТРЕБУЕТСЯ СТРОГО ИСПОЛНЯТЬ ИНСТРУКЦИИ АНТИ-НАВЫКА И ПРАВОСУДИЯ! ЭВАКУАЦИЯ БУДЕТ ПРОХОДИТЬ С ПОМОЩЬЮ СИЛ ЭСПЕРОВ, ПРОШУ НЕ УДИВЛЯТЬСЯ ВНЕЗАПНОЙ ТЕЛЕПОРТАЦИИ ИЛИ ДРУГОМУ СПОСОБУ ПЕРЕМЕЩЕНИЯ, ПРОИЗВЕДЁННОМУ ПРОТИВ ВАШЕЙ ВОЛИ!
  
  - Это что? - Лессар, огорчённо лежавшая сверху кучи, испуганно подняла голову. - Тома, ты знаешь, что происходит?
  - Сначала слезьте с меня, - прохрипел парень. Когда он в сопровождении Етцу наконец вышел к своим, то Индекс мощным рывком сбила его с ног, оглушив смесью ругани и рыданий, а Мисаки примчалась с серией жалоб на то, как она еле избежала всего кошмарного и жутко перепугалась. Затем куда большей плотью навалились все остальные, с ничуть не менее тихими звуками, и Томе показалось, что у него затрещали кости.
  Просьбу услышали - встали сами и помогли подняться ему, попутно обхлопав и схватившись хоть за что-то. Объявление об эвакуации тем временем начали повторять, и Тома уже понимал, что происходит.
  Нападение Интри и устроенные Отинус беспорядки, равно как электромагнитная волна от Мисаки, не послужили поводом эвакуировать город. А сейчас, что бы ни произошло, этот повод появился.
  Алистер принял атаку на Безоконное Здание как вызов.
  И ответил, расчищая место будущего боя и не оставляя ему шансов.
  Хотя Тома понимал - шансов и так не было.
  Алистер, позволяющий опасностям вновь и вновь обрушиваться на город. Алистер, контролирующий Кихар и творимое ими зло. Алистер, позволивший делать что угодно с подконтрольными ему эсперами. Алистер, равнодушно взирающий на бои группировок и гибель множества людей. Алистер, одолевший Магических Богов, хотя сам не являлся одним из них.
  Их встреча, наверное, изначально была неизбежна.
  - Ребят, - посмотрел он на них всех. - Я сейчас попрошу вас помочь мне в, возможно, самом опасном и серьёзном деле из всего, в чём мы участвовали.
  Теперь Тома проглотил "так что если хотите отказаться, то никто не держит", однако никто и не пошевелился. Наоборот, в глазах зажглась страсть и любопытство.
  - Я хочу пробраться в Безоконное Здание и встретиться с главным председателем Алистером. Он же маг Алистер Кроули.
  
  Камисато тоже еле пережил своё воссоединение с девушками, после чего все они скрылись в открывшихся порталах - скорее всего, отправляясь в пресловутое карманное измерение для разборок и веселья.
  Прибывший с ними Акселератор остался, ничего не объясняя - а когда все двинулись к выходу, то зашагал рядом. Все косились на него, но стук костыля отбивал желание что-то спрашивать.
  Отстал он только на той части пути, где потребовалось общим скопом лезть в канализацию. Там заявил, что пойдёт разбираться с эвакуацией, и буркнул звонить, если что произойдёт.
  - Вы с ним как-то пообщались, что ли? - недоумённо спросил Тома; все лишь замотали головами.
  - Может, Мисака в него влетела и что-то сказала? - предположила Ицува. - Она куда-то пропала, и кто знает...
  Пропала? Всё как Нефтида предупреждала - если исчезнет, то не искать. В нынешней обстановке, пожалуй, искать и не получится...
  Секунду...
  Пять силуэтов, замотанных в костюмы. Один из них - Етцу - колеблется в разные стороны. Отинус ещё внизу кучи вновь уселась ему на плечо, обхватив за шею...
  - А где Серья?
  
  Они не нашли Серью, та не отзывалась даже в переговорное устройство. Особого беспокойства не было - почти наверняка та сбежала сама и по своим делам - и потому все наконец-то вернулись в особняк.
  Цучимикадо ждал их в обгорелом холле, сразу же открестившись. А пока Шокухо клялась отомстить - подошёл к Томе.
  - Слушай, Ками-ян, тут такое дело... - он почесал в затылке. - Во-первых, извини, что не примчался помогать. Мы с Мусуджиме попробовали зайти с другого конца, но она провалилась, а меня отвлекли. Во-вторых...возможно, не лучший момент, но я должен тебе признаться.
  - Что-что? - Етцу мгновенно перевоплотилась в Аогами. - Идиотское трио теперь ещё и гомо-тройничок?
  - Не надейся. Увы, Ками-ян, я попробовал сказать раньше и как-нибудь представительнее, но... В общем, - Цучимикадо развёл руками и улыбнулся. - Я британский шпион.
  Все мгновенно уставились на Лессар, что побледнела и отступила.
  - Я не знала! - выпалила она, испуганно озираясь. - Клянусь своей честью... если она есть, но я точно не знала!
  - Она не знала, - подтвердил Цучимикадо. - Я служил Британии задолго до неё и никогда прежде себя не раскрывал.
  - А отчего сейчас решил? - Тома нахмурился, и приятель как-то неуверенно кашлянул.
  - Мне приказали. Не знаю почему. Власти города и так знали, кто я, это вообще та ещё история... и я пришёл не только признаться, но и... - Цучимикадо оглянулся на входную дверь, в сторону которой Шокухо уже давно смотрела. - Заходи!
  Сразу же послышалось движение, и в обгорелый проём спокойно зашла девушка. Миниатюрная, черноволосая, в розовом пуховике с капюшоном, застёгнутом спереди на одну пуговицу. Самую нижнюю, так что тело прикрывал лишь белый лифчик. Однако куда удивительнее был торчащий за спиной девушки рюкзак, из которого высовывалось... да что только не высовывалось, включая миниатюрную радиотарелку и связку чертежей. Рожки на капюшоне делали её похожей на некоего заблудившегося пришельца, а довершали образ беспроводные наушники на шее, вместо затычек которых красовались миниатюрные морковки.
  - Ками-ян, - протянул руку Цучимикадо. - Знакомься. Это Карасума Фран, одна из девочек Камисато и по совместительству тоже британский шпион.
  
  Честно говоря, Хамазура скорее радовался своему положению. Плечо побаливало, и врач с лицом доброго лягушонка запретил весь день покидать постель, но зато Такицубо перешла в режим заботливой девушки, берегущей раненого бойца.
  Когда остальной состав ITEM ввалился в палату, то на удивление хуже не стало. Кинухата отпускала шуточки о том, что правой рукой теперь не попользоваться, но заодно нацепила на Такицубо кроличьи ушки (и пришлось отвернуться, пока кровь ещё и из носа не полилась) и вообще словно бы подбадривала его. Куроёри восторженно заявляла, что это она спасла Хамазуру, и смотрела так, будто простой благодарности было мало. Но больше всех удивила Мугино, сказавшая, чтобы он поправлялся, ибо без рабочей руки полностью бесполезен, и пообещавшая оплатить больничный счёт. Странность последнего девушки подтвердили: по словам Кинухаты, Мугино считала, что раз сам поранился, то сам и ищи деньги на лечение.
  Как бы то ни было, но заснул Хамазура уже через пару часов, когда врач пришёл и сделал укол.
  А очнулся в полной тьме, едва не перепугался, однако затем услышал спокойный и знакомый голос:
  - Привет, Хамазура. Давно не виделись.
  - Анери? - он попытался повертеть головой, но безрезультатно. - Что происходит?
  - Прости, Хамазура, я сама не очень понимаю, - печально сообщил искусственный интеллект. - Судя по всему, нас обоих поместили в Процессор.
  - Во что?
  - Особый боевой костюм, предназначенный для диверсионных действий. К сожалению, мои блоки памяти были отключены, и не осталось никаких записей о том, кто это сделал, почему ты оказался в этом костюме и какова наша задача. У меня даже нет доступа к управлению Процессором. - Анери немного помолчала, а затем виновато добавила. - Прости, Хамазура, я такой же пассажир, как и ты.
  
  Фиамма пробыл в тюрьме всё это время. Во время сражения за Отинус Оллерус не только победил его, но и как-то сковал божественную руку, сделав практически беззащитным. Он ожидал допросов, суда, обвинений - но приходили лишь охранники с едой.
  А затем, спустя недели неведения, стена его камеры растаяла, и Оллерус вновь предстал перед ним, на этот раз схватив за руку и утянув в портал до того, как начались вопросы.
  Фиамма даже не сразу понял, где именно он очутился. Но затем посмотрел на растянувшийся во все стороны ряд православных церквей и соборов, присмотрелся к планировке улиц и ощутил пронизывающий ветер, что даже согревающие заклинания не могли унять.
  Звезда Вифлеема. Город-крепость, что он сооружал в Сибири. Громада, предназначенная подняться в небо и помочь ему открыть врата Рая, обрушив священную телезму на мир, требующий очищения от порчи.
  И она поднялась. Фиамма даже чувствовал, как кружит ветер от еле заметного отсюда движения, и расхохотался. Похоже, они все поняли, что он был прав всё это время! Ликование только усилилось, когда он заметил рядом с Оллерусом невысокую девушку в красном балахоне, надвинутом на глаза, и чёрной одежде, напоминающей доспех любителя связываний.
  Миша Кройцева тоже здесь. Похоже, все собрались чествовать его... хотя он не знал всех.
  Аква и Венто, разумеется, тут - хотя смотрят отчего-то равнодушно. Лейвиния Бёрдвэй с невероятно мрачным видом, даже руки засунула в карманы серебристого пальто. Рядом с ней незнакомая голубоглазая блондинка с почему-то зажатым в кулаке кинжалом - та якобы единственная оставшаяся некромантка?
  Тор, в отличие от многих, не нацепил на себя ничего тёплого, да ещё и улыбается. Рядом с ним некоторые члены GREMLIN, хотя вроде бы во время поражения Фиаммы они передрались. Фиамма точно узнал высокую и мрачную Хель, а остальными и до этого не особо интересовался.
  И это только кто держался более-менее близко. А в отдалении туда-сюда шаталась и занималась чем-то непонятным целая куча народа. И не только православные маги, что должны были поднять город в воздух. Фиамма углядывал одежды и внешность людей из совсем других стран, даже других континентов, вроде абсолютно неуместного в таком холоде африканского одеяния.
  Неужели для его чествования собралось так много народа? Фиамма даже засомневался - и Оллерус мгновенно подтвердил его сомнения, тихо сказав:
  - Нам нужна твоя помощь, Фиамма Что Справа. Нам всем. Потому что всё это время мы сражались совсем не с тем врагом, что должны были.
  Зелёное сияние глаза, казалось, потускнело со времени их последней встречи. Маг вообще выглядел крайне измотанным, а следующие слова словно потребовали от него усилий:
  - Алистер Кроули жив. И именно он скрывается за обликом главы Академия-сити.
  
  Колба напоминала ту, в которой содержали Сен-Жермен - только на порядок огромнее, почти в половину и без того обширного зала. А ещё часть пространства отъедал мерцающий лазурный щит, ограждающий её от всех возможных атак.
  Серья влетела в этот щит так, что разбила нос и бурые капли мигом покрыли белоснежный пол, однако сама девушка не только не закричала, но и обернулась пнуть нападавшего. Тот отлетел в сторону, но сразу же исчез - и пуля прошла мимо. Серья, кривясь от боли, сжала пистолет и застыла, вслушиваясь. Нос оказался не единственной травмой - под правым глазом алел глубокий порез, щека вздулась, с головы свисал клок волос.
  - Вы держитесь даже лучше, чем я думал, Кумокава Серья, - произнёс скрипучий голос словно бы из ниоткуда. - Мне даже немного жаль продолжать портить вашу красоту.
  - Не лицемерь, Генсей, - девушка выплюнула слова вместе с зубом. - Ты никогда не обращал внимания на внешность. И спокойно убивал людей красивее меня.
  - Теперь, когда я побывал за порогом смерти, я могу позволить себе быть более сентиментальным, - хозяин голоса всё ещё не показывался. - Могу я спросить, чисто из старческого любопытства: как ты сумела найти меня, девочка?
  - Покопалась в файлах Юитцу, - Серья хмыкнула, внимательно наблюдая за лёгкими колебаниями в воздухе. - Она тоже знает, что ты на самом деле жив, и практически высчитала это логово.
  - Я особо и не скрывался, - Генсей захохотал как-то совсем гнусно. - Не моя вина, что вы не видите подсказок у себя под носом.
  - Не выпендривайся, в эту штуку с гробом даже я поверила.
  - Между прочим, весьма рекомендую, Кумокава Серья. Тепло, сделано по размеру, никто не беспокоит. Вводишь себя в анабиоз, лежишь несколько часов - и проблема, с которой мозг не может разобраться бодрствующим, решится сама собой.
  - Благодарю, но нет, - Серья медленно подняла пистолет. - Если кто и упокоится в гробу, то это ты, Генсей.
  Прозрачная фигура мелькнула в паре сантиметров впереди, Серья выстрелила, пуля выбила часть плоти - однако занесённая нога с тяжестью дубины влетела девушке в живот, отшвыривая её на пол. Ослабевшая рука не удержала пистолет, тот выпал - и мощным пинком теряющей прозрачность ноги отлетел в дальний угол.
  - Я не понимаю, на что вы надеялись, Кумокава Серья, - воплотившийся старик с пигментными пятнами на лысой голове и глазами, спрятавшимися в узкие щёлки, брезгливо поправил окровавленный халат; пулевое ранение в плече уже затянулось. - Вы знали про вживлённые силы эсперов. Вы должны были предугадать, что за это время я сумел пополнить их список и продумать вариант, при котором на меня нацелят ПЭГ. Я же помогал его создавать, в самом деле. И что у вас есть помимо эсперского выключателя? Пистолет? - Генсей аж покачал головой, наблюдая за окровавленным телом слабо шевелящейся девушки. - Или уверились в своём превосходстве и решили, что в бою со мной справитесь даже лучше вашей извечной соперницы Пятой?
  Серья не отвечала. Казалось, просто держать глаза открытыми было выше её сил. Генсей тоже замолчал и создал из воздуха острую ледышку.
  Размахнулся и бросил её в девушку.
  В эту же секунду белая полоса прошила зал, впилась прямо в кусок льда и разрушила его на множество мелких осколков, упавших неопасным градом.
  - О как, - довольно сказала Юитцу, держа вытянутый пистолет в левой руке. - С такого ракурса уже я предателем выгляжу.
  - Именно, - Генсей медленно повернулся к ней и улыбнулся. - Иначе стоило пристрелить нас обоих.
  - Ну, Серья мне теперь жизнью обязана, будет весело посмотреть, как её от этого корежит, - хмыкнула Юитцу. - А с тобой хотела бы поговорить.
  - Вежливость до сих пор не твоя сильная сторона, Юитцу.
  - Имею причину, - девушка качнула пустым рукавом халата на месте правой руки, не сводя пистолета с Генсея, а глаз с колбы.
  - А я-то всё гадала, на кой ты шоггота похитил и в канализацию выпустил, - задумчиво сказала она через несколько секунд. - Решила даже, что просто нагадить хотел.
  - Нагадить? - кажется, Генсея это всерьёз возмутило. - Я занимался наукой, девочка. И не собирался отвлекаться от неё ради "нагадить"...
  - Да-да, - Юитцу перебила совсем невежливо, качнув пистолетом. - Ну что ж... тогда больше не о чем говорить.
  Она выстрелила - но серая плеть ударила её по руке, сбивая прицел, и белая полоса прошла над головой старика. Юитцу резко развернулась к выросшей за спиной фигуре из жидкого металла, но в следующую секунду Генсей появился рядом и неуловимым движением отбросил её в стену.
  - Забери пистолет и передай мне, - приказал он; Козаку Митори послушно выполнила приказ. - Стрельба Тёмной Материей? Весь потенциал полученного невероятного материала вы тратите на оружие?
  - Зато оружие невероятное, - улыбнулась сползшая на пол Юитцу; Генсей холодно посмотрел на неё и прицелился, готовясь равнодушно выстрелить в ответ.
  - Думаю, на этом хватит, - раздался позади него тихий голос, и пистолет мгновенно растаял.
  Алистер стоял посреди зала, высокий и изящный, в зелёном одеянии и серебристыми волосами почти до пола. Нокан застыл у его ног, с тревогой уставившись на Генсея и Юитцу - завиляв хвостом, когда правая рука его ученицы неожиданно отросла сама собой.
  - Вы славно порезвились друг с другом, - Алистер бросил мимолётный взгляд на Серью, и раны той мгновенно затянулись, а сама девушка начала подниматься. - Однако время игр прошло. Камидзе Тома пробил проход в Безоконное Здание и намерен пройти туда, дабы добраться до меня.
  - Вот как? - Генсей повернулся к нему. - Могу убить его быстро и безболезненно.
  - Зачем? - от взгляда зелёных глаз старику стало как-то не по себе. - Пусть он продолжает творить что хочет, мне это нисколько не помешает. Мне главное чтобы вы приступили к самой важной задаче вашей жизни. Надеюсь, все готовы? - он прямо взглянул на успевшую встать Серью. Та обхватила себя руками, будто замёрзнув, и несколько секунд выжидала невесть что, а затем тихо ответила:
  - Я готова. И я не подведу.
  - Замечательно. А ещё один из нашей славной компании... - Алистер посмотрел на потолок, и оттуда свалился невесть откуда взявшийся Аогами. Он упал прямо под ноги Алистеру, но не смутился, вскочил и громко сказал:
  - Я с вами, можно и не спрашивать. А вот оригинал, скорее всего, предпочтёт Тому.
  - Разумеется, - Алистера всё это ничуть не обеспокоило.
  - Слушайте, я ведь в абсолютном пролёте тут, хотя спасибо за руку, - Юитцу согнула и разогнула ту. - Что ещё за внезапные союзы примирения?
  - Я тебе всё объясню, Юитцу, - пообещал Нокан, подходя к девушке и ласкаясь у её ног. - И прости, что не помог тебе. Дело, над которым я работал, гораздо важнее победы над GEKOTA.
  - Я его ещё и провалила с треском, - вздохнула Юитццу; ретривер лишь ткнулся ей в колено холодным носом, заставляя слегка взвизгивать.
  Алистер тем временем отвернулся и посмотрел на колбу.
  Внутри висела не удерживаемая ничем Мисака Микото, никак не реагирующая на происходящее снаружи. По полностью обнажённому телу ежесекундно пробегали разряды молний, практически скрывая её от взглядов снаружи. Эти же разряды прыгали по всей колбе, однако стеклянные стенки выдерживали.
  - Надо было сработать лучше, Генсей. А так Третьей не удалось даже соприкоснуться с тварью из другого слоя, не то чтобы соединиться с нею, - наконец сказал он, оборачиваясь обратно к притихшим помощникам. - Значит, нам необходимо потянуть время...
  Тонкая улыбка опустилась на губы, а зелёные глаза засияли чуточку ярче.
  - Пятая в любом случае выступит против меня. А раз так, то воспользуемся своими же правилами и активируем Рэнсу.
  
  Свет в пустынной лаборатории зажёгся сам по себе, и сама же открылась дверь морозильной камеры, из которой в клубах ледяного пара медленно вышла нагая, очень худая и практически плоская девушка. Она неуверенно пересекла комнату и подошла к столу, на котором лежала розовая форма медсестры. Фиолетовые глаза только сейчас сонно открылись и осмотрели костюм, тонкие руки поднялись и пригладили тёмные волосы, стянутые сзади в строгий пучок.
  Девушка моргнула, затем ещё раз, затем улыбнулась и потянулась надевать форму. Придирчиво оглядела себя, разгладила бугры и задумчиво посмотрела на закрытую дверь.
  По телу пробежали электроразряды, и дверь мгновенно вырвало с петель в сторону девушки. Та не пошевелилась - массивное стальное лезвие, угрожающее разрубить её, срикошетило в миллиметре от головы и бросило в сторону. Вслед двери полетели зелёные лучи из зажегшихся над головой шаров, разрезая её на несколько частей.
  Девушка подняла резко удлинившуюся правую руку и схватила один из ещё летящих обломков, после чего притянула к себе. Белые крылья вышли из её спины, изогнулись и влились в сталь, отчего та мгновенно засветилась зелёным. Сияние всё разгоралось, до уровня явной смертельной опасности, но девушка лишь смотрела с любопытством. А затем сжала руку, превращая получившееся в пыль.
  - Так-так, - Рэнса вынула из кармана пульт, прислонила его к губам и улыбнулась. - Значит, один из пятых уровней оказался плохим ребёнком. И теперь его предстоит отшлёпать.
  
  Саломея в уже полностью восстановленном теле стояла прямо посреди улицы и прислушивалась к городским звукам.
  Сейчас полностью отсутствующим. Не ездили с тихим шумом машины, не пели электрички на монорельсах, не переговаривались весело спешившие домой школьники, и даже ветер утих, замедляя работу гигантских ветряков.
  Эвакуация со сверхъестественными способностями - это, конечно, мощно. Саломея могла поклясться, что от лап и прочих отростков высыпающихся из ниоткуда тварей не погиб ни один житель города.
  Пока что. Некоторые остались сражаться, и твари за неимением лучшей цели кинутся на них однозначно.
  Саломея улыбнулась, удобнее перехватила доставшееся ей копьё и преклонила колени.
  - Я приношу тебе в жертву это оружие, владыка морей Мананнан, - прошептала она, также склонив голову и вытянув копьё вперёд. - Дай же мне силу сразить врагов.
  Лёгкое дуновение ветерка, принесшее с собой выходящий из пляжной раковины шум моря - и копьё исчезло. Саломея улыбнулась, встала и побежала в сторону нескончаемо падающих тварей.
  Пришло время серийной убийцы.
  
  - Похоже, братик остался там, - выдохнула Майка, резко затормозив и едва не свалившись под ноги Марии. - Я не могу его найти, и он наверняка во всё это сунется.
  - У меня сестра точно осталась, - маленькая горничная помогла подруге встать и они обе уставились на творившийся вокруг хаос.
  Их выбросило на борт корабля лазурным свечением, втянувшим в себя сразу после объявления об эвакуации. И далеко не их одних: корабль постепенно заполнялся выброшенными из ниоткуда людьми, а члены Правосудия и Анти-Навыка наводили порядок. Одна девочка с бело-зелёной повязкой на рукаве пробежала мимо них, практически телепортируясь каждый шаг; её партнёрша с цветочным венком на голове старалась не отставать.
  - Смотри! - Майка ткнула подругу, и та увидела, как стоявший рядом с ними огромный белоснежный круизный лайнер с оглушительным гудком медленно начал двигаться вперёд. На его палубе тоже скопилась уйма народу, а когда девочки быстро огляделись, то увидели, что таких кораблей на обширной водной глади покачивается с десяток.
  - Похоже, мы тоже на таком же, - проговорила Мария, и Майка согласно кивнула. Сквозь шум недовольной толпы пробилось телефонное звяканье: обе девочки потянулась к своим устройствам, но сообщение пришло только Марии:
  "Прости, что была такой плохой старшей сестрой. Обещаю, когда всё это закончится, я больше никогда не оставлю тебя. С любовью, Серья".
  - Что там? - с любопытством спросила Майка, но Мария лишь опустила телефон и посмотрела на то, как ещё один лайнер гудит, постепенно набирая ход.
  Отчего-то ей стало невероятно страшно.
  
  - Етцу-тян! - позвала Митори, застыв перед закрытой дверью. - Прости, что я вновь начала помогать Генсею и тебя не предупредила. От предложения участвовать в его эксперименте нельзя так просто взять и отказаться, так что... пожалуйста, не обижайся на меня?
  Она прислушалась, а затем аккуратно толкнула дверь.
  Наружу сразу же вырвались звуки музыки, однако музыки странной, такой Митори у Етцу никогда не слышала. Медленная, печальная, давящая каким-то потусторонним чувством. Будто траурные песнопения, вот только Етцу активно танцевала под эту музыку посреди комнаты. Она сразу же повернулась к Митори, кивнула ей и коснулась лежащего рядом с телевизором телефона, отключая звук.
  - Всё нормально, ты же не мой сексуальный раб, Митори-тян, - улыбнулась девушка, ехидно подмигивая. - Только сообщи моему клону, что я пойду на стороне Томы. Любовь, понимаешь.
  - Он уже сказал, что так и выйдет, - Митори покосилась на телефон. - Это что за музыка была, из какого аниме?
  - Это не аниме, - фыркнула Етцу. - Это шестая симфония Чайковского. Классика для разнообразия вкуса.
  - Она грустная какая-то, словно похоронная.
  - А так почти и есть. Последняя его симфония, премьера за девять дней до смерти состоялась, так что сразу окутали всякой мистикой, - Етцу тоже посмотрела на телефон. - Ты на заключительную часть попала, до этого она более яркая. Считают даже, что в ней Чайковский отобразил течение всей своей жизни.
  - И сразу же умёр, - поежилась Митори. - Неудивительно, что мистика. - Ага. Так и стала легендарной под самым обычным названием "Симфония номер шесть" или "шестая симфония", - Етцу посмотрела на потолок, будто сумела там что-то разглядеть. - Симфония грядущей смерти.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"