Airwind: другие произведения.

Символ мужества

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жизнь Аполлона Хилла после побега от Второй Войны Волшебников проста, хороша и безоблачна. Ничто не может её омрачить. Ничто, кроме города, в котором он живёт. Странного города со странными людьми. Города, в котором скрывается нечто...

  Аполлон лежал в кровати один.
  Притом что та была рассчитана минимум на троих и занимала большую часть залитой утренним светом комнаты. Белоснежное лёгкое одеяло во всю ширину кровати смялось за ночь, отражая солнечные зайчики в разные углы. Один из них, похоже, и разбудил его, весёлым зверьком скакнув по глазам.
  Аполлон и не стал долго лежать - потянулся, сел, сразу же вытащил из груды одежды на небольшом прикроватном стуле чёрные спортивные трусы и нацепил их. Затем взял с тумбочки овальные очки в фиолетовой оправе, надел, подошёл к большому зеркалу - едва ли не единственному предмету в комнате помимо кровати со стулом и тумбочкой - и вгляделся в него.
  Низенький и некрасивый толстяк двулетней давности остался в прошлом. Сейчас на Аполлона смотрел подтянутый парень с чёрно-каштановыми волосами, гривой спадающих до лопаток. Практически без следов жира, с даже кое-какой маскулатурой. Свежевыбрит, красив, идеален.
  Всего-то и надо что работа над собой. И чуточку магии.
  Аполлон отошёл на чёрный коврик к окну и начал зарядку. Ноги слегка пощипывало - коврик был массажирующим и первое время парень не мог на нём стоять, но теперь, после всех этих походов, воспринимал как лёгкую щекотку. Сейчас его больше тревожили планы на день.
  Хотя "тревожили" - очень сильное слово. Тревожиться ему уже который месяц было не о чем. То есть было о чём, но этим охотно занимались другие. Как вот приготовление завтрака, например.
  Аполлон закончил зарядку отжиманием от кровати и оделся уже полностью, попутно взяв волшебную палочку. Свободные джинсовые шорты, уже потёртые и потому домашние, а также бежевая футболка с рядом чёрточек, складывающихся в иероглифы "Кактус". Парня это нисколько не беспокоило - ну кактус и кактус.
  Тем более что подарок.
  Двери налево и направо были прямо как в игре. За одной - кромешный ужас, за другой дальнейший путь. Сейчас Аполлону было не до ужаса и он вышел через левую дверь, очутившись в гостиной.
  Та была совмещена с кухней, на плите которой уже стояла ворчащая кастрюля, а за столом стояла и быстрыми постукиваниями нарезала огурец высокая японка. Она тоже надела джинсовые шорты и бежевую футболку, на которой похожими иероглифами было выписано "Лаванда" - только сейчас всё это скрывал серый рабочий фартук. А вот волосы ничего не скрывало и не могло скрыть - они торчали рядом отточенных клинков оттенка белее покинутой кровати. Когда Аполлон зашёл в гостиную, то она тут же вскинула голову и ярко улыбнулась.
  - Доброе утро, Аполлон. - радостно сказала девушка, он улыбнулся и столь же радостно ответил:
  - Доброе утро, Кей.
  
  
  Седьмой портал выкинул их группу прямо во внутренний двор особняка, покрытый каменной плиткой с небольшим фонтанчиком посредине.
  И толпой людей на балконах, все с направленными на них палочками. Все были одеты в болотно-зелёные мантии и выглядели одной угрожающей стеной, грозящей выпалить смерть при каждом неосторожном движении.
  Аполлон боялся даже дышать, благо отец Кей, который должен был вести все переговоры, тоже стоял и не шевелился. Так они продержались минут десять, после чего стена перед ними дала трещину, выпуская на балкон одетого в ярко-красную мантию старика с лысой головой и компенсирующе длинной белоснежной бородой.
  Старик не сразу начал говорить, ещё минут пять рассматривая людей внизу и лишь потом выкрикнув на японском (Кей потом перевела Аполлону весь последующий текст):
  - Ну и чего ты сюда явился, сын мой?
  Отец Кей был жестким на взгляд и общение мужчиной, для этого дня нацепивший вылизанный до блеска смокинг. И сейчас он аккуратно встал на колени, согнувшись так, что его лоб коснулся каменных плит. Его жена в синем длинном платье, отличавшаяся от дочери лишь длиной белоснежных волос, поступила точно так же, как и сама Кей. Аполлон поспешил склониться, и Лина рядом с ним тоже ткнулась лбом в камень. Мама возилась дольше всех - не только из-за гордости, но и из-за старого тела - однако никто не дёрнулся помочь ей, и светловолосая женщина наконец застыла в той же позе.
  - Мы пришли просить прощения, отец. - после этого начал мужчина. - Я прошу прощения за то, что оставил отчий дом и уехал в другую страну, наговорив много неприятных слов. Я прошу прощения за то, что не послушался родительских наставлений. Я прошу прощения за то, что опозорил клан Ока и едва не покинул его. И сейчас я прошу назначить мне наказание, но позволить встать под защиту клана теперь, когда моей дочери, её друзьям, моей семье угрожает огромная опасность.
  Мужчина замолк, и старик нахмурил могучие брови.
  - Извинения? - сердито сказал он. - После всего, что произошло, ты надеешься отделаться извинениями, да ещё и получить защиту клана? Или ты, сын, думаешь, что время залечило нанесённую тобой обиду? Сказанные тобой слова? Последствия твоего побега?
  Мужчина ничего не ответил, только умудрился склониться ещё почтительнее так, словно собирался разбить плиту лбом. Все остальные так и стояли, не смея двинуться.
  - Заходи внутрь. - наконец приказал старик. - Вместе со всеми. Пусть и отныне позор клана Ока останется за закрытыми дверями. - Он ушёл с балкона, и лишь тогда мужчина встал и помог встать жене. Все остальные тоже зашевелились (маме помогли Аполлон и Лина), а затем вошли в особняк через выдвижную дверь.
  По длинному освещённому коридору они прошли под взглядами безмолвно застывших людей, вытянутых в столь длинную цепь по обе стороны, что стены казались окрашенными в болотную зелень мантий. В какой-то момент цепь прервалась, они прошли ещё немного и зашли в небольшую, ярко освещённую комнату.
  Старик уже сидел там на соломенной циновке, а рядом с ним сидела пожилая женщина с затянутыми в пучок седыми волосами и куда более дружелюбным выражением. Все зашедшие в комнату, повинуясь молчаливому приказу, также расселись по циновкам - кроме Кей, подошедшей прямо к старику и обхватившей его за шею.
  - Дедушка! - взвизгнула она столь радостно, что мигом разрушила всю тягостную атмосферу. Старик, ничуть не обидевшись, сам крепко схватил её.
  - Внучка! - почти всхлипнул он.
  
  - Лина опять у себя? - спросил Аполлон, когда вышел из ванной и вновь подошёл к готовящей завтрак Кей.
  - Где ж ещё. - теперь она не стала отрываться от нарезания огурца. - Кто сегодня её вытаскивает?
  - Была твоя очередь.
  - А можно нет?
  - Нельзя. - усмехнулся Аполлон. Кей огорчённо смахнула огурцы в миску и посмотрела в кастрюлю.
  - Да уж. Я в своё время думала, что комната тёмного мага, слизеринца, родственника Пожирателя Смерти может быть кошмаром, но чтоб настолько...
  - Кей, ты преувеличиваешь.
  - Тогда сходи позови её вместо меня. - Кей с улыбкой протянула руку в сторону спальни, и Аполлон с такой же улыбкой мотнул головой. - Вот видишь. Ладно, сейчас подожду, пока нельзя будет оставить, и схожу.
  - Рис с огурцами опять? - Аполлон посмотрел на кастрюлю.
  - Ага. Но теперь нормальный, клянусь.
  - Да мне и тот хорошо был. - парень уселся на длинный алый диван и взял лежащую рядом игрушку серого кота с зелёными глазами и совершенно некошачьей улыбкой. Игрушка была одной из немногих лежащих тут, остальное образовывало уютную компанию на той стороне дивана - были здесь и собака, и утка, и слон, и что-то химерообразное из японского фольклора. Девушки во время просмотра телевизора любили сидеть в их окружении, порою даже поглаживать. Аполлон не только не протестовал - эта сцена всегда вызывала у него чувство тепла, радости и даже какого-то... превосходства?
  Через пару минут Кей ушла за Линой и ещё через минуту они вернулись. Девушка с короткими чёрными волосами была одета в чем только не заляпанную и когда-то белую футболку, едва прикрывавшую трусы в голубоватую полоску.
  - Лин! - кинулась она к нему с прозвищем, которое придумала ещё два года назад и с тех пор отказывалась звать иначе. - Доброе утро!
  - Доброе утро, Лина. - он обнял прижавшуюся к нему девушку. - Уже в трудах?
  - Ага. - та грустно потерлась об его щёку. - У меня сегодня работы до вечера. Купишь опять бургеров?
  - Мне Кей запретит.
  - Запрещаю. - подтвердила та, оставив кастрюлю и подойдя к не менее ворчливому котлу. - Бургеры у нас по воскресеньям, а до того ни-ни.
  - Лин, я же от голода скончаюсь. - жалобно сказала Лина, так и не выпуская парня. - Мне этот режим питания уже между рёбер сидит.
  - Не будешь его соблюдать - не сможешь эти рёбра нащупать. - отозвалась Кей, помешивая в котле серебряным черпаком. - И так жирок нарастаешь.
  - Что? Где? - Лина аж задрала футболку, призывая указать точно.
  - Всё в порядке, Лина. - Аполлон и не подумал её отпускать. - Мы ведь уже все привыкли к такому.
  - Лиииин. - девушка ткнулась лбом в его лоб. - Тебе хорошо говорить, а мне так есть порою хочется...
  - Овощи всегда есть. - отозвалась Кей.
  - Мяска хочется...
  - А будут овощи. Садитесь уже, сейчас завтрак будет. - хозяйка кухни вернулась к кастрюле и начала раскладывать ароматно пахнущий рис по тарелкам.
  
  Старик после объятий с Кей выглядел уже не таким грозным, да и голосом подобрел.
  - Вы очень вовремя оттуда ушли. - сказал он сыну после того, как все расселись окончательно. - Мне буквально час назад поступили новости о том, что оборотни разорвали волшебную семью, а младенца утащили - и даже не факт чтобы доесть потом.
  - Как раз полнолуние было. - задумчиво кивнул мужчина. - Но я не ожидал, что они так скоро решатся...
  - Да что уж там, ситуация паршивая даже с твоих слов. - вздохнул старик. - Оборотни, дементоры, великаны... Сейчас никто не сможет себя в безопасности чувствовать. А вы ведь ещё и под особым прицелом. Значит, эта самая Лина? - он вгляделся в девушку, сидящую рядом с Аполлоном и боязливо держащую его за руку.
  - Да. - кивнул мужчина.
  - Прости, дедушка. - сказала Кей. - Всё получилось настолько быстро и сумбурно, что просто не успели подумать.
  - Как всегда у молодёжи. - хмыкнул старик. - Сначала быстро, сумбурно и на волнах страсти, а потом старшие должны разбираться, помогать и утирать нос. Внучка, насколько это вообще опасно, как считаешь?
  - Корбан Яксли один из ближайших слуг Сам-Знаешь-Кого, особенно сейчас. И Лина его племянница, которая крайне больно наступила на мозоль и ему, и всем остальным. Почему мы привели не только её, но и Аполлона с его мамой. Он её парень, почти наверняка схватили бы, пытки... - Кей аж посерела. - Я... то есть, мы не могли этого допустить.
  - Понятно. - кивнул старик; сидящая рядом женщина спросила, не нужно ли кому чаю, и отошла к чайнику в глубине комнаты. - Как я и думал. Получается, заклинание Доверия.
  - На всех? - поинтересовалась Кей.
  - Нет, конечно. Заклинание Доверия действует лишь на троих, поэтому разделитесь на два дома. Сынок, я при всех буду орать и ворчать, как недоволен и помогаю сквозь зубы, но ты не обращай внимания, дома подберу достойные.
  - Спасибо, папа. - поклонился тот. - Ещё раз прости меня за всё. Я не хотел и не должен был так говорить.
  - Всё хорошо. - старик потянулся к нему, и мужчины какое-то время держали друг друга в объятьях. - Прости и ты, сынок. Я ещё тогда должен был выступить на твоей стороне, но слишком испугался последствий.
  Они похлопали друг друга по спине и наконец разомкнулись.
  - Хранителями Тайны будем я и бабаня. - женщина повернулась к нему и улыбнулась. - До нас не доберутся. А если и доберутся - Круциатус меня теперь лишь массажирует, бабаня и вовсе вздремнёт в процессе.
  - Дедушка. - аккуратно спросила Кей. - А как мы разделимся на тройки?
  - А? - недоумённо посмотрел тот. - Ты с родителями, а британцы у себя, как ещё-то?
  - Дедушка. - Кей несколько секунд собиралась с мыслями. - Я хотела бы жить с Аполлоном и Линой. Взрослые отдельно.
  На какое-то время в комнате наступила тишина - даже не понимающие японского уловили, что атмосфера изменилась. Старик поджал губы, уставился на Аполлона и осмотрел его так, что парень не знал куда деваться.
  - Плохой самурай. - сказал он. - Ленивый. Зрением худ. Поесть любит. Не мужчина.
  - Знаю. - спокойно кивнула Кей. - А ещё он хочет всё это исправить. Но ему потребуется помощь, и никто лучше меня её не окажет.
  Старик хмыкнул, покрутил головой и посмотрел на сына.
  - А ты что скажешь по поводу своей взбалмошной дочки, а? - поинтересовался он.
  - Папа. - вздохнул тот. - Я выбрал женщину из маглов и ради подтверждения своей любви сбежал от семьи в чужую страну. Если после этого буду укорять Кей в её выборе, то она мне так припомнит...
  - Да уж, сам себя в сети загнал! - расхохотался старик. - Клан Ока всегда глупел в вопросах любви, так ведь, бабаня? - женщина, начавшая разливать желающим чай, согласно улыбнулась. - Хорошо, внучка. Будь по-твоему. Но, Кей. - он посерьёзнел и слегка наклонился к девушке. - Иногда эта глупость приводила к очень большим бедам. Ужасным бедам. А наш враг силён настолько, что объединение и совместная работа - не пафосные высказывания, а жизненная необходимость. Уверена, что справишься?
  - Да, дедушка. - Кей тоже стала максимально серьёзной.
  - Тогда прямо сейчас и приступим. - кивнул дедушка. - Ритуал почти готов. Запомните главное - вы втроём должны держаться одной семьёй. Что бы ни случилось, что бы ни произошло, даже если вы будете спать и видеть, как режете на части остальных двоих - одной семьёй. Иначе заклятие разрушится и вас найдут. И не впадайте в паранойю. Мои ребята перехватят всех, может, вы вообще ни разу ни с чем таким не столкнётесь.
  
  - Как всегда? - спросила вышедшая в прихожую Кей.
  - Как всегда. - кивнул Аполлон. Он переоделся в джинсы и накинул лёгкую синюю куртку, в длинном кармане которой аккуратно спрятал волшебную палочку. - Покупать что?
  - Пока нет. Там вышлю Патронуса, если что. - Кей шагнула к Аполлону и они поцеловались; Лина уже давно ушла к себе. - Вечером салат будет.
  - Спасибо. До скорого. - Аполлон вышел наружу и замедлился, высматривая в людском потоке знакомую фигуру.
  Она всегда была пунктуальна, вот и сейчас появилась уже через пару минут, мигом заметила его торчащего на тротуаре и замедлилась, приветливо улыбнувшись.
  Розовая блузка с красными манжетами и воротником. Сиреневая складчатая юбка. Сиреневая же радужка глаз, прячущихся за большими круглыми очками. Длинные чёрные волосы, наполовину заплетённые в две перевязанные жёлтыми бантиками косы.
  - Здравствуйте, Апоро-сан. - девушка вежливо поклонилась, и Аполлон так же вежливо поклонился, в свою очередь поздоровавшись:
  - Здравствуйте, Ханэкава-сан.
  
  
  Они познакомились просто, обыденно и скучно. Аполлон дважды выходил утром из дома в одно и то же время, и дважды девушка в это же время проходила мимо. На третий раз они разговорились и вместе прошли до её школы.
  Цубаса Ханэкава, магл, о волшебном мире не имела ни малейшего понятия. Девушка умная и образованная - что продемонстрировала практически сразу, исправив его произношение. Кей обучала Аполлона японскому, и он делал удивительно большие успехи, но помощь Ханэкавы была ничуть не менее полезна. В частности, она сумела подробнее разъяснить ему суть кандзи, которых сама Кей не очень хорошо понимала.
  И это при том, что они не встречались специально. Аполлон не сразу привык к её пунктуальности, бывало что выходил позже, пару раз даже проспал - и Ханэкава спокойно уходила в школу. На выходных он её тоже встречал только если девушка решала прогуляться по городу и случайность сводила их.
  Интерес в общении всё равно был обоюдным. Ханэкава превосходно знала английский, но интересовалась произношением слов и грамматикой, особенно временами глаголов.
  - Я знаю, что у вас японский считается сложным языком, но у нас наоборот - не каждый может выучить английский. - спокойно рассказывала она. - Хотя по мне он гораздо проще. Японский более символичен... у вас, я слышала, любят пример о том, что "школа" записывается иероглифом "Когти над мальчиком"? На самом деле там иероглиф мальчика, закрытого крышкой от знаний, поэтому учитель через общение открывает эту крышку, открывая ребёнку путь к знанию. Английский не настолько сложен. Хотя мне очень нравится его словообразование, мой любимый пример - если к "наука" добавить приставку "кон-", то получится "совесть".
  Вопреки содержимому рассказывала Ханэкава увлечённо, при возможности даже рисовала сами иероглифы, указывая, какой элемент что означает. Вот только общались они исключительно об языковых темах - про девушку Аполлон так ничего не знал и не собирался выяснять. Тем более что Ханэкава была не более чем частью жизни, они спокойно могли не видеться несколько дней и выходил он наружу не ради неё.
  А ради бега. Город, в котором они жили, назывался Кофу и площадью был около двухсот километров, имел немало парков, лесных зон и огромную лестницу к заброшенному храму на вершине холма. Бегать было много где - и он бегал. Даже старался не использовать трансгрессию - тем более что их дом был закрыт от неё. И бегал. Бегал, бегал, бегал.
  Бег стал важной частью его жизни.
  
  - Пример с котиками я понял. - сказал Аполлон, когда он и девушка отправились в сторону её школы. - Вы правы, Ханэкава-сан, в переводе такое просто не звучит.
  - А жаль, Апоро-сан. - Кей была единственной японкой, что нормально выговаривала "л", и потому Ханэкава пользовалась таким вариантом имени. - Такие преграды к пониманию друг друга меня всегда расстраивали... - последнюю фразу она произнесла необычно грустным тоном, так что Аполлон слегка удивлённо посмотрел на неё.
  - Такие преграды позволяют не соприкасаться разным культурам... - пробормотал он, вспомнив то, что видел в Омуте Памяти.
  - Все современные культуры, особенно популярные, и так представляют из себя причудливую смесь других культур. - спокойно сказала Ханэкава. - И если одна из них разрушается при соприкосновении с другой, то это лишь означает, что она устарела, не отвечает вызовам времени и не находит отклика в сердцах людей.
  - Такое впечатление, что вы знаете всё на свете. - сказал Аполлон, не зная, чем на это ответить, да и не особо желая.
  - Я не знаю всего, я знаю только то, что знаю. - а это была коронная фраза, которой Ханэкава отвечала на любые попытки оценить её знания. - До скорого, Апоро-сан.
  Школа была относительно недалеко, они добирались минут за десять, вот и сейчас вежливо раскланялись, после чего Ханэкава направилась к школьным воротам, а Аполлон побежал в сторону парка.
  
  Заклинание Доверия запечатывало тайну о людях в сердце Хранителя так, что только он мог их выдать. И теперь семья Кей, Аполлон с мамой и Лина были надёжно укрыты от Пожирателей Смерти и их лидера, тёмного волшебника Волдеморта - настолько надёжно, что те могли столкнуться с ними лицом к лицу на улице, зайти в дом, сидеть напротив и всё равно не признать.
  Вот только это заклинание было большим, чем простое махание палочкой. Фактически, Аполлон, Кей и Лина привязали свои души к душе деда Кей и теперь полностью зависели от него. Впрочем, особо не жаловались: из дома, который им выделили, можно было выходить, имелось чем заняться внутри, деньгами их снабжали исправно. Родители жили на другом конце города и наведывались нечасто.
  Не жизнь, а сказка.
  
  До парка он добрался лишь слегка уставшим и сел на одну из шести скамеек, по три в ряд почтенно окруживших седьмую, заглатывающую свой хвост вокруг статуи телебашни. Всё это на небольшом искусственном холме, к которому вели белые лестницы, а жёлтая и синяя извивающимися змеями окружали его по периметру.
  Очень странное место. Хотя неудивительно, учитывая, с кем именно Аполлон встретился тут. И сейчас он закрыл глаза, а когда открыл, то она уже стояла напротив и весело улыбалась.
  Девочка лет десяти, с двумя длинными чёрными косичками - тоже подвязаны бантиками, только светло-зелёными. Белая блузка, пересекаемая вдоль двумя джинсовыми полосами подтяжек короткой юбки. Белый ободок, розовые туфельки, розовая птица-рюкзак за спиной непонятным образом не перевешивает, хотя по размеру почти в половину девочки. Ну и на закуску - горящие хитростью яркие глаза, подкрепляемые такой же улыбкой.
  - Привет, Хачикуджи. - сказал он, и девочка улыбнулась ещё хитрее.
  - Привет, Апоро-сан. - звонко сказала она. - Как пробежался?
  - Хорошо и пробегусь ещё. Надеюсь, ты не бежала опять за мной через полгорода?
  - Ты специально меня не слышал. - обиженно пропищала девочка. - Весь голос тогда сорвала.
  - И до сих пор злишься?
  - Нет. - улыбка вернулась. - Куда сегодня бежишь?
  - Наверное, опять к храму. И к Сумамото загляну, он обещал огурцов привезти.
  - А у храма ходят много злых духов, которые сожрут тебя с косточками. Ам - и всё! - девочка даже клацнула зубами, показывая этот ам, и Аполлон не удержался от улыбки.
  Маёй Хачикуджи была призраком. Точнее, блуждающим духом, обречённым на вечное скитание, пока кто-нибудь не отважится его освободить. Аполлон узнал это после того, как отправился с девочкой по адресу её дома и блуждал по городу пять часов, после чего сообразил, что дело нечисто. Он предлагал Хачикуджи свою помощь, но та отказалась, заявив про некую секретную миссию.
  - Не будет ам. Я быстрый, раз - и нету меня.
  - Ага, нету, потому что сожрут. - радостно сказала девочка и слегка махнула рюкзаком. - Даже не понимаю, как у тебя хватает наглости не слушать духа-покровителя города.
  - Так он же мне ничего не говорил.
  - Я дух-покровитель! - обиделась девочка. Аполлон придирчиво осмотрел её.
  - И чему же ты покровительствуешь? Собачьим какашкам?
  - Чего? - возопила девочка. - Ты... да ты... сам сегодня наступишь в какашку!
  - Спорим, что не наступлю?
  - Спорим, что наступишь!
  - Хорошо, если не наступлю, то буду звать тебя покровительницей какашек.
  - А если наступишь, то... то побьёшь Арараги-куна!
  - Кого? - Аполлон первый раз слышал это имя.
  - Вредного парня. - довольно улыбнулась Хачикуджи. - Парни ведь всё время бьют друг друга, вот и подерётесь.
  - Хорошо. - Аполлон дал обещание с лёгкой душой. Хачикуджи дух, но у неё нет какой-либо силы, она не сможет организовать какашку на его пути. А сам он будет внимательным и не наступит. - Тогда я побежал. Удачи, Хачикуджи!
  - До скорого! - помахала ему девочка и сама куда-то поспешила.
  
  Магическая Япония была совсем другой страной. Здесь было в некотором роде своё Министерство - в некотором роде, ибо города были поделены между кланами, подчинялись кланам и находились под защитой кланов.
  Что совсем не беспокоило маглов. Статут о секретности здесь был немного отличен от британского, но в целом требовал того же - не светиться, не колдовать в людных местах, скрывать свою сущность. Были и другие отличия, но опять-таки суть оставалась той же. Здешние волшебники тоже носили мантию, тоже использовали волшебные палочки, применяли те же заклинания.
  Маглы отличались куда разительнее. Аполлон не очень хорошо знал жизнь британских маглов, но всё же кое-какие представления имел, и их хватало для сравнения.
  Здесь все были вежливы. Все спокойно ждали, пока он родит фразу на японском. На каждом углу была лапшичная, или Макдональдс, или кафе, или ресторан, или что угодно с едой. Народ ходил настолько организованным потоком, что порою создавалось впечатление, будто он и Ханэкава идут одни. Это ощущение было настолько сильным, что Аполлон заподозрил бы, что кто-то воздействует ему на мозги - да вот только окклюменцию он также изучил.
  А вот где народу точно не было так это у храма, возвышающегося над городом. Лестница к нему стала для Аполлона частым пунктом пробежки - длинная, выводящая к огромной площадке перед частично обвалившемся вытянутым зданием. Хачикуджи регулярно рассказывала о злых духах, которые спят и видят как бы сожрать кого-нибудь, но Аполлон никогда ничего такого не видел и не чувствовал. Правда, и забегал не каждый день, в последнюю неделю вообще лишь раз заглянул. Духи-не духи, но было в этом пустом месте, покинутом всеми, что-то неприятное.
  Сейчас он тоже решил оставить на потом и пробежаться по лесу. Корни, кусты, стволы, выскакивающие наперерез кабаны - что может быть лучше. Сегодня, к счастью, никто не выскочил, и Аполлон пробежался без проблем, после чего взглянул на слегка покрасневшее небо и решил идти домой.
  Опять-таки пешком. В том числе делая крюк за огурцами, их и так мало оставалось, а с сегодняшним рисом наверняка ушло, хотя Кей не жаловалась и Патронуса со списком покупок не прислала.
  
  За всё время он не встретил ни Ханэкаву, ни Хачикуджи. Да и очень удивился бы - девушка давно дома учит уроки, а призрак не имел привычки вылезать после утренних встреч.
  Лина сидела перед телевизором и смотрела очередной мультсериал, пока Кей вновь возилась у кухонного стола - однако обе прервали свои занятия для того, чтобы подойти к нему, обнять и поцеловать.
  - Как всё? - спросил он по завершении.
  - Да как всегда. - отозвалась Кей; Лина одним прыжком вернулась к телевизору. - Сказала, что если хочет бургеров, так пусть сама Патронусом тебя вызывает и заказывает, так надулась вся.
  - То есть всё как всегда. - вздохнул Аполлон, усаживаясь рядом с помрачневшей от услышанного Линой. - Сама можешь сходить купить, деньги есть...
  - Деньги есть, язык не знаю. - ответила девушка, схватив утреннего кота и положив к себе на колени. - А помочь некому. - Она стрельнула глазами в готовившую Кей. Та почему-то упрямо не пользовалась палочкой на кухне, отказываясь объясняться.
  - Воскресенья дождаться? - Аполлон откинулся на диване. Пусть бег и вошёл в привычку, но он всё равно уставал за день.
  - Лин, давай ты тоже воскресенья дождёшься, а? - игриво ткнула его Лина. - Понимаешь, да?
  - Понимаю. Хорошо, завтра тебе куплю чего-нибудь.
  - Лин! - девушка аж отвлеклась от телевизора и бросилась ему на шею. Кей посмотрела недовольно, но ничего не сказала.
  Весь остальной вечер прошёл спокойно.
  А затем пришла пора спать.
  
  Смешно, но Аполлон в их тройке был самым младшим, и его совершеннолетие они отпраздновали уже после поселения. Отпраздновали с шиком, стол прям ломился от еды, а сам дом едва не взорвался фейерверками лишь потому, что нельзя было привлекать и беспокоить маглов.
  Когда же опустилась темень, то Кей и Лина одновременно взялись за его руки и почти синхронно сказали, что вручение подарков ещё не закончено.
  Первой стала Кей. Не потому, что он хотел как-то отомстить Лине или типа того, просто спустя вечность поцелуев, ласк, нежных пальцев, счастливых вздохов и невероятного жара он понял, что больше не может, потянулся к той, что попалась первой, и уже тогда уменьшившимся животом лёг на неё. И не слезал, пока их вздохи не слились в один, а напряжение прошлого наконец-то отступило.
  Лину он тоже не обделил, более того, в своеобразную компенсацию был медленнее, двигался аккуратнее и чаще обменивался поцелуями.
  Всё получилось. Обиженным не ушёл никто. И с тех пор они засыпали так каждую ночь.
  Не "почти". Не "кроме нескольких". Не "иногда не выходило".
  Каждую.
  И это было очень весело и познавательно. Аполлон читал о сексе до этого, но ничто из прочитанного не готовило его ко множеству нюансов. Например, что чужие ноги и руки мешаются больше, чем казалось.
  Что Кей после всего может заплакать, а Лина засмеяться - и в обоих случаях это абсолютно нормально.
  Что в сексе множество забавных звуков и куда больше жидкости, чем казалось.
  Что это вообще очень весёлая штука, если всё делать правильно.
  Что полотенце во время очень важно, равно душ до и после.
  Что к голым телам быстро привыкаешь.
  Что вообще ко всему быстро привыкаешь.
  
  Девушки засыпали быстрее - вот и сейчас Кей раскинулась на своей трети кровати, не прикрываясь одеялом и чувствуя себя прекрасно. Лина прикрылась - но придвинулась близко к Аполлону и уютно устроилась на нём. Однажды она так отлежала ему руку, что пришлось слегка поспешно колдовать, но в итоге приноровилась.
  Аполлон же лежал с закрытыми глазами и проделывал комплекс упражнений для окклюменции. Расслабиться и очистить разум - самое то после секса. А завтра новый день, не несущий никаких забот - как куча дней до него и множество после. Абсолютно никаких...
  Треск.
  Аполлон мигом открыл глаза и вслушался. Одиночный звук сломал тишину, но больше не повторялся. Магическая защита дома не разрушилась - хотя Аполлон не знал точно, что бы тогда произошло, но точно шум и мигание цветов. Однако комнату по-прежнему обволакивала тёмная тишина.
  Плюс девушки так и спят. Лина, конечно, не показатель, у неё со сном вообще проблемы, но Кей вроде бы чутко, однако лежит голой и улыбающейся. Видимо, всё-таки ему показалось.
  Треск не повторился, так что Аполлон закрыл глаза и вскоре заснул.
  
  
  Этим утром он Ханэкаву не застал. Неудивительно - спал так крепко, что Лина сама пришла будить к завтраку. Так что к тому времени, как Аполлон вышел на улицу, девушка уже наверняка была в школе.
  Ничего страшного. Они, бывало, и недели две не виделись, а потом всё так же дружелюбно. Так что он вновь неторопливо побежал в сторону парка.
  И не сразу обратил внимание, что Хачикуджи бежит рядом, тщетно пытаясь угнаться, отставая и корча забавно-сердитые рожицы. А как заметил - остановился, дав девочке шанс отдышаться.
  Будто бы она в нём нуждалась.
  - В какашку не наступил. - сказал Аполлон, когда Хачикуджи выпрямилась. - Так что теперь ты покровительница какашек.
  - Наступил! - заверещала та.
  - Докажи.
  - Сам докажи!
  - Глянь. - Аполлон приподнял ногу, показывая чистый кроссовок. На мгновение мелькнула шальная мысль, что этот кроссовок можно и прижать к побагровевшему лицу девочки, дабы та убедилась точно.
  Какая-то слишком шальная мысль.
  Хачикуджи, похоже, кроссовок убедил - она насупилась, но уже через несколько секунд вернула довольную мордашку.
  - Наступил. - заявила она. - В призрачную какашку!
  - И кто её оставил, призрачный пёсик? - Аполлон опустил ногу.
  - Да! - оживилась Хачикуджи. - Очень милый пёсик, с длинными ушками и пушистой шёрсткой! Он такой послушный, мигом оставил призрачную какашку, в которую ты вляпался, бее! - она даже показала язык.
  - Охотно верю. - Аполлон двинулся дальше, и Хачикуджи зашагала рядом.
  - Куда сегодня бежишь? - спросила она.
  - Наверное, к храму. - решил Аполлон. - Я давно там не был, наверняка духи соскучились по моим косточкам.
  - Соскучились! - улыбнулась Хачикуджи. - Но, Апоро-сан... не ходи к храму, пожалуйста.
  - Что, сегодня повышенный шанс съедения? - усмехнулся парень.
  Только через несколько шагов он понял, что Хачикуджи встала, и повернулся к ней. Девочка слегка потупила взгляд, как нашкодивший котёнок, и слегка покачивалась на носочках взад-вперёд.
  - Некоторые духи действительно могут сожрать человека, Апоро-сан. - неожиданно серьёзным тоном пробормотала она. - Не кости, просто... сожрать. И если у тебя есть проблемы, то этим только делаешь себя вкуснее.
  - Какие проблемы, Хачикуджи? - вздохнул парень. - Нет у меня никаких проблем.
  - Ага, особенно ночью. - резко повеселела девочка, и Аполлон прищурился.
  - Подсматривала?
  - Нет. - и нарочито отвела взгляд.
  - Для некоторых вещей ты всё ещё слишком мала.
  - Я призрак, у нас нет возраста. - и вновь показала язык.
  - Малолетний призрак. Сможешь в уме высчитать кубический корень из тысячи семисот двадцати восьми?
  - Зачем?
  - Взрослые всё время этим занимаются. - серьёзно сказал Аполлон. Хачикуджи захлопала глазами.
  - Корень из... - протянула она.
  - Тысячи семисот двадцати восьми. Кубический.
  Хачикуджи несколько секунд думала, а затем решительно вытянула руку.
  - Я знаю ответ!
  - И какой же?
  - Мы этого не проходили! - и довольно улыбнулась.
  - Вот я и говорю, малолетний призрак.
  Девочка слегка зависла, пытаясь найти достойный ответ, но не смогла и лишь надулась.
  - Бывай. - Аполлон махнул ей. - Сбегаю до храма, в самом деле. Если вдруг объявится какой дух, то я волшебник и всех заколдую.
  Как он знал о сути Хачикуджи, так и она была в курсе его тайны. Ненарочно - просто в попытке помочь девочке безуспешно использовал несколько заклинаний.
  - Удачи! - крикнула она, ускоряясь по своим делам.
  
  Одна проблема у него была. Но настолько смехотворная, что Аполлон не сомневался - куча людей с удовольствием отняло бы у него эту проблему или как следует выругало за то, что вообще о таком заикается.
  А дело было в том, что Кей и Лина никак не взаимодействовали во время секса. Никаких укладываний друг на друга, никаких лесбийских игр, никакого двойного минета - ничего. Они ни разу не говорили об этом, даже не намекнули - и Аполлон тоже не намекал. Он уже имеет всё и сразу, наглость ещё приведёт к потере чего-либо.
  И так удивительно, что Лина вообще занимается сексом без проблем. В процессе их отношений выяснилось, что девушка плохо переносит чужие прикосновения. Аполлон стал исключением, но и тут Лина долго боролась с собой и прямо сказала ему, что ничего больше поцелуя не получит до своего совершеннолетия.
  А затем произошло то, отчего они все прибыли сюда. То, после чего он значительно сократил общение с Линой. Так что был даже в какой-то степени шокирован, когда она полезла к нему в постель - вместе с Кей, с решительным выражением на лице, неизвестно через какие муки пройдя.
  Наверное, не настаивал ещё и поэтому. Лина превозмогла себя ради него, но на Кей вряд ли расщедрится. И если он будет требовать чисто ради своего удовольствия...
  И так его полно, этого удовольствия.
  
  Лестница была несложная даже поначалу. Да, длинная - но ступени широкие, никаких совсем уж сильных выбоин и трещин. Храм всё-таки, много пожилых людей сюда ходили, даже с чужой помощью это ой как нелегко, потому за дорогой следили, ремонтировали и украшали.
  Нормально для Японии.
  Надо будет спросить у Ханэкавы, почему храм забросили. Должно было произойти что-то серьёзное, вроде...
  Может, Хачикуджи не шутит, когда говорит про духов? Скажем, в храме когда-то давно была жуткая резня - опять-таки, нормально для Японии - и теперь там бродят неупокоенные страдающие духи. А то, что он ни одного не видел, хотя волшебники видят призраков без проблем...
  Какие-то особые японские призраки? Аполлон в компании с девушками однажды смотрел передачу по местному фольклору и впечатлился. Духи деревьев, которых можно разозлить лишь осьминогом, поющие сандалии и прочее веселье.
  Притащить бы Кей сюда, благо давно говорила, что не против пробежаться вместе, но... вдруг она увидит духов, но и они её увидят. Аполлон Хачикуджи чисто дразнил, и единственное, что мог бы сделать против призраков - ноги.
  Плюс Лина наверняка за ними увяжется.
  
  На площадке перед храмом никаких призраков не было, однако Аполлон всё равно замедлился, уставившись на то, что в теории можно было бы назвать чужими следами.
  Несколько треснутых плит каменной дорожки и множество бурых пятен вокруг них.
  Здесь кого-то убили - или всё выглядело именно так, хотя Аполлон не мог найти альтернативы. Слишком много крови. Он очень осторожно вынул палочку и подошёл чуть ближе, готовый трансгрессировать в любую секунду.
  Храм спал. Даже поднявшийся было ветерок улёгся дремать. Тишина не казалось зловещей, обычное спокойствие покинутого места. Проходите, располагайтесь, вот старый колокол, вот высокое раскидистое дерево, вот засохшие лужи крови вокруг треснутой каменной плиты.
  Чувствуйте себя как дома.
  Аполлон аккуратно огляделся и сделал себе в памяти заметку обучиться заклинанию выявления чужого присутствия. Пусть даже он не ощущал на себе чужих взглядов, но мало ли. И что ему делать? По идее, надо было сообщить маглам, но Аполлон до сих пор понятия не имел, кому именно и как. Можно будет спросить у Ханэкавы, но как можно аккуратнее, а то она умная, сразу поймёт, что про пятна крови от трупа говорит не абстрактно. Или у Хачикуджи, она даже призраком должна быть в курсе.
  А сейчас лучше убраться. И, дабы не отследили - трансгрессией.
  
  Аполлон вынырнул посреди знакомой лесной поляны с давно очерченным кругом примятой травы. Полигон для боевых тренировок. Сейчас он не в лучшей форме - кровь выбила из колеи больше ожидаемого - но так даже хорошо.
  Враги могут появиться в худший момент - и не будут стоять ждать, пока он успокоится. Быстрый вздох, концентрация, вспомнить нужные символы так, чтобы они высветились в его мозгу, невербально прочесть их.
  Когда он открыл глаза, то перед ним стоял человек в полностью чёрной одежде, обволакивающей его тело подобно второй коже. Абсолютно лысый манекен без проблеска мысли в серых глазах. Он также держал палочку, но та была иллюзией, целиком и полностью.
  Это заклинание он прочёл в книгах семьи Кей, пока все ждали портала, из всего прочитанного запомнил только его и следующие полгода старательно прорабатывал, пока наконец не получилось. Вызов двойника - не строго двойника, но получившийся манекен мог выполнять простые команды и имитировать простейшие заклинания. До потолка возможностей было далеко, но Аполлон намеревался любыми способами достичь его.
  Будь у него ранее такой двойник - и Бет, возможно, осталась бы жива...
  Он почувствовал себя ещё хуже, но поднял палочку и указал ею на манекена. Тот послушно сделал то же самое.
  В следующее мгновение Аполлон выстрелил, вихрем перенёсся за спину манекену и выстрелил вновь. Тот попытался ответить, но парень вновь переместился и выстрелил. Вновь, вновь и вновь.
  Стрелял он мелким заклинанием Краски, оставлявшим заметную красную точку, и после короткой битвы манекен фактически переоделся - настолько часто точки покрывали его. Аполлон же словил всего парочку, а голова совсем не кружилась - не то что в первую тренировку, когда был вынужден отправить Кей Патронуса с просьбой забрать его домой.
  Что, кстати, забрало оставшиеся силы и он заснул ещё когда девушка магией взвалила себе на плечо. Сейчас же спокойно убрал манекена в никуда и посмотрел в ещё светлое небо.
  Противник из двойника, конечно, никакой. Стоит на месте и лишь поворачивается, но зато реакция ничуть не хуже. Если произойдёт страшное и Пожиратели всё же вычислят их, то хоть какой-то шанс будет.
  И не путаться под ногами у Кей, а реально помочь. Тем более что Лина сражаться не умеет вообще.
  
  Дома он после всех лобызаний рассказал Кей о пятнах крови перед храмом и непонимании, что делать и к кому обращаться. Та всерьёз задумалась.
  - Понимаешь, Аполлон. - нерешительно сказала она; Лина опять сидела перед телевизором. - Тот храм вотчина маглов, клан Ока вообще в него не суётся. Потому призраков там быть не должно, ибо сам знаешь - только волшебник может стать призраком. Маглы могли вырезать хоть тысячу человек, и храм всё равно остался бы самым обычным местом.
  Аполлон некоторое время смотрел на неё. Да, призраком может стать только волшебник - однако Хачикуджи не была волшебницей, и это нисколько не мешало ей бегать по улицам. Кей про неё не знала - и не было ни малейшего желания ей рассказывать.
  - Скорее всего, это магловские дела. - они прошли в гостиную и устроились на диване рядом с Линой. - Двое маглов пришли, один убил другого, труп утащил. Как вот тут. - Кей кивнула на экран, где двое нарисованных парней с длинными волосами резали друг друга мечами, вызывая фонтаны крови, и неизвестно почему ещё жили. Аполлон когда-то честно пытался вникнуть, но ничего не понял, а Лина сказала:
  - Конечно, это ведь уже восемьдесят третья серия! Ничего, сейчас я всё объясню.
  Через пять минут Аполлон понял, что запутывается в именах, и вежливо остановил девушку. Та огорчилась, но помочь ей ничем не мог и больше интереса к её мультфильмам не испытывал.
  Когда-то всё было иначе. Когда-то он сам сказал, что не против увидеть нарисованный ею мультфильм - и всерьёз хотел этого. Сейчас желание угасло почти полностью.
  
  Иногда ему казалось, что девушки негласно соревнуются друг с другом. Вот сейчас, например, первой была Лина, они сидели лицом друг к другу, вжимаясь так плотно, что точно останутся натёртости. Девушка, которая два года назад взвизгнула, когда он коснулся её ноги, теперь крепко обнимала его, периодически целовала и шарила руками по спине, поглаживая её всю. А когда наконец слезла с него, уступая место, то посмотрела на ожидающую своей очереди Кей дольше нужного. Аполлон не видел её лица, но Кей оставалась спокойной пока не пролезла между его ног и не начала ублажать грудью.
  Сейчас обе вновь крепко спали, и закончивший упражнения Аполлон тоже готовился, как вдруг услышал треск.
  Такой же, как прошлой ночью. Он вслушался ещё раз, и треск повторился.
  Что-то стояло за дверью комнаты.
  Аполлон мигом потянулся за очками и волшебной палочкой, в процессе придавив Кей. Та ойкнула и проснулась.
  - Тебе чего, ещё хочется? - пробормотала она, но парень мигом закрыл ей рот и поднёс палец сначала к губам, а затем к ушам. Кей мигом поняла его, моргнула и оба начали вслушиваться.
  Ничего. Никаких тресков. Аполлон даже не мог понять, почему решил, что кто-то стоит именно за дверью. Через минуту тишины он аккуратно убрал ладонь.
  - Что ты услышал? - тихо спросила Кей.
  - Треск. - пробормотал он. - Дважды. И вчера ночью один.
  Кей нахмурилась, а затем села и дотянулась до своей палочки.
  - Люмос. - прошептала она, и на кончике той зажёгся огонёк. Кей осторожно повела ею, освещая спальню, а затем шёпотом приказала Аполлону оставаться в кровати и как была, абсолютно голой, подошла к двери. Вновь прислушалась, а затем резко схватилась за ручку и открыла дверь.
  Никого. Кей ещё немного постояла, а затем осторожно прошла в сторону гостиной.
  Вернулась она минут через десять - Аполлон всё это время сидел с зажатой в кулаке палочкой, а Лина спала как ни в чём не бывало.
  - Аполлон, ты откуда его слышал? - спросила Кей, освещая палочкой противоположную дверь, ведущую в комнату Лины.
  - Не оттуда. Из левой двери, где ты стоишь.
  Кей вновь повернулась и посветила туда. Затем вернулась в постель и погасила палочку.
  - Возможно, какая-то мелочь шалит. - сказала она, укладываясь. - Завтра посмотрю там нормально. Спи, Аполлон.
  - Спасибо. Прости за беспокойство. - Кей не ответила, лишь сняла с него очки и вместе с палочками положила на тумбочку.
  Перед впаданием в сон Аполлон успел подумать, что это, возможно, Хачикуджи балуется. Встретит завтра - надерёт уши и потребует больше не лезть.
  
  
  Утром они обыскали весь дом, но ничего подозрительного обнаружить не удалось.
  - Это точно не от тебя? - спросила Кей Лину, когда закончила перетряхать игрушки и начала укладывать их где лежали.
  - Говорю же, я специально их всех затыкаю на ночь. - буркнула девушка, позёвывая. - И вчера точно это сделала. И позавчера. Не надо из меня забывчивую идиотку делать.
  - Ладно, Кей, извини. - вмешался парень, перестав рассматривать пятно на потолке и счищая его палочкой. - Наверное, мне просто послышалось.
  - Аполлон, нас всё ещё преследуют. - Кей положила на место последнюю уточку и начала готовить завтрак. - И Корбан Яксли всё ещё на высшем посту Министерства со всеми его возможностями. Поэтому лучше я попаранойю от неизвестных тресков, чем махну рукой и буду убита в собственной постели.
  Лина грустно опустила взгляд, да и Аполлон помрачнел. Он старался ни на секунду не забывать, что их ищут самые настоящие убийцы, но обманчивая благодать жизни порою была слишком уж обманчивой.
  - Может, мне не бегать сегодня? - спросил он.
  - Бегай, почему нет. - махнула ножом Кей. - Я ещё раз дом осмотрю и дедушке сообщу, да и родителям заодно, вдруг у них то же самое. Или сам к ним забежишь?
  - Нет. - мигом отрезал Аполлон. Последний раз он навещал свою маму с родителями Кей полгода назад и возвращаться не желал.
  - Хорошо. - Кей нисколько не обиделась.
  
  Аполлон вышел минут за пять до появления Ханэкавы, но уже заметил её на горизонте и подождал девушку. Они вновь обменялись приветствиями и направились в сторону школы.
  - Ханэкава-сан, можно вам задать несколько странный вопрос?
  - Разумеется, Апоро-сан.
  - Вы верите в сверхъестественное?
  Девушка не ответила - и молчала весь путь до школы. Аполлон не очень понимал, что делать, и просто шагал рядом с ней. Недалеко от школьных ворот, где они обычно расставались, Ханэкава наконец повернулась к нему.
  - Я отвечу вам с научной точки зрения, Апоро-сан. - мягко сказала она. - Сверхъестественного не существует вне зависимости от того, верим мы в него или нет. Если оно часть нашего мира, то может быть изучено и исследовано - отчего перестанет быть сверхъестественным. Если же оно существует вопреки логике и законам мира, то это может означать лишь то, что нам неизвестны эти логика и законы.
  - Значит, магии и призраков не существует? - он улыбнулся, но Ханэкава осталась вежливо-серьёзной.
  - Магию, как и духов, создают люди. - она поклонилась. - Простите, Апоро-сан, если чем-то вас обидела. До скорого. - и направилась к школе.
  
  Хачикуджи, похоже, чувствовала, что её могут призвать к ответу, и показываться не спешила. Аполлон успел заверить себя, что ночные скрипы не более чем шаги любопытствующего духа, но что-то всё равно его беспокоило.
  Словно он упускает какой-то факт, какую-то переменную уравнения, без которой ничто не решится...
  К храму решил не ходить - Кей дедушке сообщит об его открытии, а к Пожирателям оно вряд ли имеет отношение. Хотя бы потому, что там была кровь, а у них есть куча возможностей запытать и убить человека, не пролив ни капли. Могло бы пригодиться для некоего ритуала, но на кой им проводить его в магловском храме?
  Сказать бы самой Ханэкаве, да вот только неизвестно как отреагирует. Ещё сообщит другим маглам, которые заявятся к ним домой, или подумает, что он причастен. Снаружи-то тихая и вежливая, а на самом деле...
  Кто её знает, какая на самом деле. Аполлон вообще чувствовал, что хотя и бегает по городу весь день, более-менее знает японский, со многими поговорил и вообще чувствует себя хорошо - но Японии и японцев до сих пор не узнал как следует.
  И до сих пор чувствует себя чужим. Даже Лина, не выучившая язык, но умудрившаяся найти канал с переводом мультиков на английский и теперь поглощающая их тоннами, наверняка в теме. И на простейший дружеский вопрос Ханэкава, с которой они вроде бы уже приятели, отвечает уклончиво. Ибо он чужак, и неизвестно как отреагирует, и лучше бы с ним аккуратнее.
  С такими мыслями Аполлон зашагал в сторону леса. Состояние не очень, значит, пора тренироваться на двойнике. Надо бы ему как-то скорость увеличить, да вот как...
  - Хачикуджи!
  Девочка стояла на перекрёстке и смотрела по сторонам. От звуков своей фамилии она вздрогнула, повернулась и изумлённо захлопала глазами.
  - Апоро-сан? А вы здесь откуда?
  - Оттуда. - Аполлон подошёл к ней. - Ищу тебя высказывать неудовольствие.
  - А?
  - Хватит за нами подсматривать, Хачикуджи. Я понимаю, что тебе интересно, потому что... - Аполлон запнулся. Как сказать "потому что ты умерла, и никогда подобного не испытаешь"?
  - ...потому что это в целом интересно. - нашёлся он. - Но ты пугаешь своими тресками девушек, так что не надо, хорошо?
  - Апоро-сан.
  - Да?
  - Ты что из меня извращенку делаешь! - и Хачикуджи попыталась его пнуть.
  - Тот, кто подсматривает, и есть извращенец! - парень ловко увернулся.
  - Я не подсматриваю!
  - Ага, а кто скрипит там, призрачный котик? - он зашагал в сторону парка, и девочка поскакала рядом.
  - Да. - мигом ответила Хачикуджи. - Очень милый и ласковый котик. Только ты его не увидишь, потому что ты бяка! - и показала язык.
  - Сначала пёсик, потом котик... кто следующий? Кабан?
  - Фу. - скривилась Хачикуджи. - Какая леди заведёт себе кабана?
  - А ты разве леди?
  - А что, не видно?
  - Какая леди ходит с розовой птицей?
  Хачикуджи посмотрела на свой рюкзак и надулась.
  - Леди и с рюкзаком остаётся леди. - проворчала она.
  - Верю. Побежишь вслед за мной?
  - Да не, тебя никак не догонишь. До скорого! - она махнула ему и поскакала к ближайшему перекрёстку.
  - Больше не подглядывай! - крикнул ей вслед Аполлон. Девочка лишь качнула рюкзаком.
  Так-то он был не против - пусть смотрит, ей реально такого никогда не испытать. Но эти трески неприятно слушать, в их-то ситуации, и Кей с Линой беспокоятся.
  
  Весь остальной вечер ничего такого не происходило. Аполлон сбегал до леса, потренировался там с двойником и выслушал Патронус Кей в виде светящейся золотистым девятихвостой лисы - "кицунэ", как она её называла. Полумифическое существо продиктовало список покупок, так что Аполлон вернулся в город и закупился, после чего потащился с пакетами домой.
  Там его встретила только Кей.
  - А что Лина? - поинтересовался он, позволяя Кей захватить пакеты магией.
  - У себя. - отозвалась та. - Опять надулась и изображает всеми обиженную. А вытаскивать её сегодня тебе.
  - Ясно. - вздохнул Аполлон. - Если через полчаса не вернусь, то вызывай спасателей.
  - Да я аж всё отделение мракоборцев вызову. - расхохоталась Кей. Парень тоже улыбнулся, прошёл в спальню и встал перед дверью справа от кровати.
  Там была комната Лины. И когда он постучал, то на двери алым зажглись буквы:
  "Я занята ещё полчаса точно, проваливай".
  - Лина, это я. - уточнил Аполлон, и надпись мигом сменилась на "Заходи".
  
  В комнате Лины фактически имелись лишь два стола и один стул. Но их совершенно не было видно за кучей плакатов, фигурок, подушек, книг и бог весть чего ещё с персонажами мультфильмов. У каждого этого персонажа был свой цвет волос, одежды и даже лица, все они то и дело двигались и перескакивали друг к другу, так что комната сливалась в огромную напрягающую глаза мозаику.
  И, для окончательного добивания - все они вопили на разные голоса.
  - Ну не такой у меня хохолок! Не такой!
  - Извините, но вы так и не выправили цвет моей юбки...
  - Ты уже мертва.
  - Серьёзно, таких художников в профессиональных студиях вышибают за порог.
  - Дура!
  - А ну заткнулись все! - а вот это уже Лина, схватившая палочку и очертившая ею круг, мигом убравший у комнаты звук. - Задолбали! Орут и орут, прямо все орут... ох, прости, Лин. У меня сегодня совсем всё плохо...
  - Мультик не идёт? - поинтересовался парень; в заглохшей комнате даже стало уютнее, и он рискнул присесть на одну из подушек, хозяйка которой как раз усвистала куда-то в группу мускулистых парней, поигрывающих бицепсами на одном из плакатов.
  - Какой мультик. - девушка придвинулась и устало ткнулась ему в грудь. - Я рисовать их нормально не могу. Вечно поднимают вой - блузка не та, грудь маленькая, у волос другой оттенок... А затыкаю, как сейчас - потом обижаются и дуются.
  - Вообще не позволяй говорить.
  - Да не, с ними общаться весело, всегда утешат и всё такое... не то что эта.
  - Чего сегодня поругались? - Аполлон погладил её по волосам.
  - Да я только начинаю рисовать, только погружаюсь, а она стучит - иди, мол, порядок в доме наводить. Мало того что концентрацию всю теряю, так ещё и вожусь долго, потому что тут пыль не протёрла, там пятно не заметила, на этом абсолютно чистом полу грязищи разведено... ну не умею я! - выкрикнула Лина, полностью обнимая его. - Я не умею прибираться и умею рисовать, так и пускай буду рисовать! Скажи ей, Лин!
  - Скажу. - успокоил её парень, и девушка вымученно улыбнулась.
  - Однажды Сам-Знаешь-Кого выгонят, моего дядю прижучат, и мы заживём вместе, так ведь, Лин? Только ты да я. Вернёмся в Британию, Кей оставим тут. И всё будет хорошо.
  - Я надеюсь, что его скоро выгонят. - только и ответил Аполлон, и Лина довольно улыбнулась.
  - Слушай, Лин... не хочешь сейчас по-быстрому, пока мы тут одни...
  - Нет, прости. Кей попросила помочь, да и просто скоро явится выяснять, что мы делаем...
  - Точно заживём вместе. - лицо Лины неприятно исказилось. - Ладно, иди, но ночью поласкай меня сильнее, хорошо?
  - Хорошо. Не забудь на ужин выйти.
  
  - Ну и как она там? - Кей вновь стояла и резала овощи, совершенно не пользуясь палочкой.
  - Жалуется. Говорит, что ты её уборкой загрузила, когда она только в режим рисования вошла. И придиралась к каждому шагу.
  - У неё этот режим рисования целый день. - девушка, казалось, даже ножом застучала яростнее. - А убираться надо учить, а то смотрит на сплошную грязь и такая "А мне чисто!". Ей и футболка её чисто, уже неделю, завтра просто парализую, сниму и пусть полуголой по дому ходит, и так почти уже!
  - Кей. - Аполлон, невзирая на опасность бьющего по разделочной доске ножа, потянулся к ней. - Всё хорошо, Кей. Ты же знаешь, Лина из аристократов. Она в принципе не умеет убираться.
  - Я тоже не из нищей голытьбы, вообще-то. Ещё неизвестно, чей род древнее, богаче и почётнее. Но почему-то всё это умею, а принцесса мультиков боится ручки запачкать. - Кей всё же начала успокаиваться. - Прости, Аполлон, но тебя весь день нет, она тоже сидит в комнате, весь дом на мне... и это мы ещё можем позволить себе не экономить. А если бы ограничивали себя во всём, то я вообще не знаю как с её тратами выживали бы...
  - Тогда бы у неё и трат не было. - уверенно заявил парень. - Слушай, Кей, может тогда назначим день в неделю, когда не буду бегать и помогу тебе с уборкой? Всё равно подвигаюсь же.
  - Я просто каждый день убираюсь. - девушка сунула нос в кастрюлю. - А то так оставишь всё на один день, а за день до этого дедушка заявится или родители наши. Или в назначенный срок произойдёт что-то, и не до уборки. Так что спасибо, Аполлон, но я лучше каждый день, а ты бегай и поддерживай форму.
  - Кей, я ведь не ради вежливости, если что. - сказал парень, смотря на покрытую уже лазурной футболкой спину девушки, полностью отвернувшейся к плите.
  - Знаю. - спокойно сказала та. - Но я и так довольна. Ведь... - она замедлилась на секунду. - Когда он падёт, то Лина точно вернётся в Британию, а ты... ты ведь можешь остаться тут, на нашем попечении придумывать заклинания, как двойника своего... а то и работать, я только за... вообще делать что хочешь, только ты да я...
  - Пусть сначала он падёт. - сказал Аполлон совсем уткнувшейся в кастрюлю девушке. Та сморгнула, наконец посмотрела на него и улыбнулась.
  - Падёт. Рано или поздно падёт. Зови Лину, ужин сейчас будет.
  
  На ночь они слегка усилили меры безопасности - Кей провела у порогов обеих дверей палочкой, словно натягивая невидимую верёвку, и пояснила, что переступать эту черту не стоит, иначе всех разбудит. А когда Лина заикнулась про душ и туалет, то мрачно сказала, что сегодня придётся без.
  Ночные горшки всё же наколдовали.
  После секса девушки опять быстро уснули, а Аполлон вновь делал упражнения по расслаблению. Он твёрдо был уверен, что скрипела подглядывающая Хачикуджи, и теперь, когда...
  Треск - очень сильный, парень аж сел в кровати. А затем тяжёлый скрип, и левая дверь в гостиную отворилась.
  Пропуская абсолютно игнорирующую бечёвку рыжеволосую девушку в белых одеждах и с красными, налитыми ненавистью глазами.
  От его визга Кей и Лина мигом сели и нацелили в темпе схваченные палочки на комнату, но девушка уже исчезла, и они занялись испуганно дышащим Аполлоном. Тот смотрел на место, где та только что стояла, и не мог поверить в то, что видел.
  Бет.
  Бет.
  Это была Бет.
  Злобная, ненавидящая, желающая убить его Бет.
  
  
  Бет была его первой... всем.
  Мама, возможно, воспитывала его правильно, но Аполлон от неё запомнил только постоянные упрёки и огромный страх сделать что-то не так даже в простейших делах. Однако в десять лет у него появился противовес этому страху в виде соседской рыжеволосой девушки, Бет.
  Бет была на семь лет старше его, однако веселилась совсем как дитя. В один из первых дней их знакомства она весело болтала, вертела в руках волшебную палочку - и выстрелила себе в лицо.
  Внешне всё обошлось прыщами, сошедшими через неделю, но Аполлон боялся, что девушка после этого будет менее оживлённой. Однако она ничуть не изменилась, по-прежнему вертела палочкой, а когда парень набрался смелости спросить, не боится ли она повторения прыщей, то недоумённо посмотрела на него и расхохоталась.
  - Мы все совершаем ошибки, Аполлон. Я буду осторожнее, только и всего. Если после каждой ошибки бояться и замыкаться, то не сможешь нормально жить.
  Бет стала первой девушкой, в которую он влюбился - уже тогда осознавая бессмысленность. Разница в возрасте плюс она однажды обмолвилась, что встречается с парнем. Однако же никогда не отказывала себе в общении с ним, в помощи, в обсуждении тех или иных вещей, что казались очень важными, но мама никогда о них не заговаривала.
  В одиннадцать лет он отправился в школу чародейства и волшебства Хогвартс, а Бет устроилась работать в Министерство Магии. Это сократило их общение - но не разрушило, и девушка по-прежнему интересовалась его успехами, хотя Аполлон с годами стал стесняться раскрывать ей те или иные события.
  Так, он не сразу рассказал ей, что в его жизни появились Лина, Кей и Дафна. Бет выяснила сама - помогая и тут, например, предоставив ему и Лине свой дом на пасхальные каникулы.
  А затем Аполлон, пытаясь разобраться в поведении Лины, заглянул в Омут Памяти. И там обнаружил, что все эти годы ничего не знал о своей подруге.
  Оказывается, Бет боялась маглов. Боялась, что они рано или поздно раскроют секрет волшебного сообщества и уничтожат его, начав охоту за магами. И этот страх толкнул её в ряды Пожирателей Смерти. Она умудрилась обратиться с этим к Корбану Яксли, который велел Лине взять её под контроль с помощью заклинания Империус - и Лина, старавшаяся работать против Пожирателей, получила в лице Бет послушного ценного союзника.
  Так что формально Бет не была Пожирателем, действовала против них и не успела совершить ничего плохого - но одного её стремления было достаточно.
  А сразу после того, как они это выяснили, их атаковал Корбан Яксли. И в схватке Бет была убита, её дом разрушен, а Аполлон словно бы лишился кусочка своей души.
  
  Кей предложила никуда не ходить сегодня, однако он отказался. Может, пробежка успокоит, да и что делать дома - сидеть погружённым в свои мысли на виду у обеих девушек? Весёлое занятие, да уж.
  Однако сразу после выхода Аполлон никуда не пошёл, а немного постоял у калитки. Сейчас он совсем не представлял, куда идти и что делать. Разве что позволить ногам самим выбрать путь...
  - Здравствуйте, Апоро-сан.
  Ох, она уже тут? Аполлон совсем не посмотрел на время, но, видимо, какие-то инстинкты шепнули ему выйти именно в этот момент.
  - Здравствуйте, Ханэкава-сан. - он даже попытался улыбнуться, но девушка всё равно посмотрела обеспокоенно. Да уж... после пережитого страха и груза воспоминаний на лице у него наверняка то ещё выражение.
  - Апоро-сан, с вами что-то случилось? - и она это выражение не проигнорировала. Вот только Аполлон не собирался ей выкладываться. Чем магл тут поможет? Даже если она примет существование призраков, то не сможет подсказать средство от них.
  - Всё в порядке, Ханэкава-сан. Простите. - и даже поклонился, но девушка неожиданно не ответила поклоном, а каких-то несколько секунд смотрела на него.
  - Апоро-сан, вас не затруднит сегодня в шесть вечера подойти к парку у железнодорожной станции? - неожиданно спросила она. - Или завтра в полдень.
  - Парку? - наверное, это тот парк, в котором он познакомился с Хачикуджи. - Ну... сегодня можно.
  Завтра у них день бургеров. В полдень уже будут сидеть, уминать и игнорировать ворчание Кей о калориях, лицемерно прерываемое третьей порцией.
  - Тогда сегодня. Пожалуйста, придите, это может быть очень важно. - а теперь Ханэкава поклонилась.
  
  Хачикуджи вообще нигде не было. Аполлон и не искал, просто слоняясь по городу и даже пробежав меньше обычного. Мысли и воспоминания о Бет никак не покидали её голову.
  Можно ли было её спасти? Всё произошло быстро, в суматохе боя, буквально за секунды. Лина передала им контроль над Бет, а когда Корбан ясно дал понять, что не выпустит живыми, то Дафна скомандовала ей схватить руку Пожирателя с палочкой и не дать ему выстрелить.
  Приказа умирать она не отдавала. И Аполлон нисколько не винил её. Но всё равно был скорее рад, что Дафна предпочла остаться в Британии.
  Тем более что куда бы она тут поместилась.
  
  К шести вечера он подошёл к парку и остановился у того же ряда скамеек. Ханэкавы не было, хотя с её пунктуальностью только через пять минут появится. Аполлон сел и уставился в небо, где уже расцветали оттенки ненависти в глазах Бет.
  Ненависти за то, что не спас...
  Кто-то сел на скамейку напротив него, и Аполлон посмотрел в ту сторону.
  Там устроился парень в строго чёрного цвета рубашке и брюках, с только едва заметной красной линией вдоль воротника. Его чёрные как смоль волосы ниспадали почти до плеч и платком прикрывали большую часть лица, полностью закрывая левый глаз и оставляя лишь небольшое пространство правому. Это не мешало парню уставиться на Аполлона столь пристально, что тот на всякий случай приготовился выхватывать палочку.
  - Это ведь у тебя проблемы со сверхъестественным? - неожиданно спросил он. Аполлон недоумённо заморгал. Это что получается...
  - Я от Ханэкавы-сан. - представился парень. - Арараги Коёми, приятно познакомиться. - и он слегка поклонился. Так, получается, Коёми это имя, Арараги фамилия... и он друг (родственник? парень?) Ханэкавы. А та...
  Та даже умнее, чем кажется. Вчера Аполлон спросил про веру в сверхъестественное, сегодня сам не свой - и девушка связала воедино. Связала и решила пригласить... кого?
  - Аполлон Хилл. - наконец ответил он на приветствие, тоже поклонившись. - Британец. Можешь звать Апоро-сан, меня все так зовут.
  - Хорошо, Апоро-сан. - Арараги не стал протестовать. - Так что у тебя со сверхъестественным?
  Что ему можно рассказать? Всю историю нельзя - это грубейшее нарушение статута о секретности, даже с учётом того, что Ока заметут все следы. Но если это и в самом деле человек от Ханэкавы, то ему можно доверять...
  А с другой стороны, если это игры Пожирателей Смерти? Вдруг они нашли способ обойти Заклинание Доверия, и потому этот парень сейчас сидит тут, утверждая, что он от Ханэкавы?
  Арараги продолжал смотреть на него, но как-то удивлённо - словно ожидал мгновенного ответа и сейчас не знал, что делать. Аполлон тоже не знал, что делать. Молчание грозилось затянуться...
  Арараги открыл было рот, но бросил взгляд в сторону и вскочил со скамейки. Аполлон потянулся за палочкой, но тут мимо него звуковой волной что-то пролетело и врезалось прямо в живот Арараги так, что тот согнулся. Бешено вращающийся предмет начал замедляться, и вскоре парень с удивлением узнал Хачикуджи, нарушающую все законы физики своим натиском.
  Арараги, что неожиданно, не свалился замертво. Наоборот - он распрямился, схватил девочку за воротник и без особых усилий подкинул в небо, а затем с мелькнувшей радостной ухмылкой поспешил к месту падения планирующего на рюкзаке духа.
  На мгновение Аполлону показалось, что тот в отместку пнёт девочку в живот, но вышло едва ли не хуже - Арараги поймал её в плотный захват.
  И начал тискать.
  - Хачикуджи! - его руки зашарили по рубашке девочки. - Привет, милашка!
  Девочка завопила во всю мощь лёгких, но парень не только остановился, но и схватил её губами за ухо.
  - Дай потискать, сколько времени не видел! - вопил он как умалишённый. - Интересно, твоя грудь выросла с последней встречи? Сейчас сравню на ощупь! - и действительно полез пальцами в ту сторону.
  - ААААААААА! - Хачикуджи не только заорала, но и каким-то невообразимым ужом ухитрилась извернуться в цепком капкане и зубами схватиться за нос Арараги. Тот завопил, разжал руки и попробовал отцепить девочку, но очередь мёртвой хватки перешла уже к ней.
  - Отпустиотпустиотпустиотпустиотпусти... - верещал Арараги, вращаясь вокруг своей оси. Ноги Хачикуджи яростно бьющими лопастями метались в воздухе, а зубы сжимались только крепче. Наконец парень остановился, вновь протянул руки к девочке, но теперь принялся её щекотать. Та захохотала и выпустила его нос - только для того, чтобы размахнуться и стукнуть Арараги своей головой.
  Тот с поистине идиотской солидарностью сделал то же самое. Аполлон даже на расстоянии услышал треск, после которого Арараги и Хачикуджи отлетели друг от друга и рухнули спинами на асфальт, блаженно застыв и вытянув руки по швам.
  Аполлон ещё с минуту посмотрел на два безжизненных тела, а затем развернулся и постарался как можно быстрее покинуть место происшествия. В голове царило слишком много вопросов - начиная с факта того, что Ханэкава откуда-то знает такого типа - и на некоторые из них он не хотел слышать ответ.
  Да и вряд ли такой человек сможет помочь с призраком... минутку!
  Аполлон аж остановился, сообразив, что этот Арараги преспокойно видел Хачикуджи. Более того - трогал её, хотя он всегда думал, что дух нематериален, и не пробовал касаться. Может... Аполлон повернулся в сторону парка и поколебался, но затем всё же зашагал домой.
  Посмотрим, что будет сегодня. Если что - завтра ещё раз поговорит с Ханэкавой.
  
  Дома Кей развернула такую бешеную деятельность, что Аполлон усомнился в необходимости эксперта со стороны. Лина ей в кои-то веки активно помогала, и обе девушки так осыпали дом защитными заклинаниями, что пол слегка переливался зелёным.
  - Хорошо, что у нас сегодня день принятия зелий. - сообщила Кей, плеская чем-то в угол. - Заодно и антипризрачное сварили.
  День принятия зелий. Аполлон совсем забыл про него - хотя именно благодаря такому дню он сейчас был таким.
  Началось это, похоже, ещё в Хогвартсе. Кей искала способы обеспечить ему похудание совместно с тренировками и привлекла к поискам Дафну. Вместе девушки выкопали что-то эдакое в библиотеке, и теперь Кей по известной только ей рецептуре каждую неделю из ингредиентов, что ей доставляли Ока, варила ему четыре зелья.
  Для выносливости. Для потенции. Для реакции. И неизвестное четвёртое, которое просто просила выпить и не спрашивать, что это. Лина тоже по этому поводу молчала, так что Аполлон не утруждал себя гаданиями.
  Так или иначе Кей действует ему во благо. Плюс эти зелья не делали его лучше сами по себе, только ускоряли результат тренировок. Как сказала Кей при объяснении - "это как с зельем прояснения разума: если ты думать не привык, то хоть бочку выпей, а экзамен не сдашь".
  Пил он их перед ужином, прямо в гостиной, и девушки всегда внимательно наблюдали за ним, словно мог внезапно взорваться. Но взрыва не было, а все четыре на вкус были как газировка, так что Аполлон с удовольствием выпил их.
  - Ну вот. - улыбнулась ему Кей. Сегодня она щеголяла в сером защитном свитере, надеваемом во время зельеварения, снизу по примеру Лины обходясь трусами. - А завтра день бургеров... ой, да как будто день рождения. - поморщилась она от радостного вопля Лины.
  - Почти! - та даже начала пританцовывать, а затем потянула Аполлона танцевать. Кей какое-то время наблюдала за ними, а затем решительно вклинилась и пригласила уже его на танец.
  В постели они тоже неплохо потанцевали, а когда успокоились, то ещё какое-то время лежали, ожидая призрака. Тот всё не являлся, и вскоре Лина устроилась поудобнее и засопела в подушку, не забыв положить руку на грудь парню.
  - Кей, ты уверена, что всё сработает? - спросил он, ничуть не протестуя.
  - Уверена. - тихо отозвалась та, перекатившись на спину и уставившись в потолок, игравший ночными тенями. - Вот только... призрак ли это?
  - В смысле?
  - Призраки привязываются к местам, где жили или любили бывать. И они не выглядят так... как ты описал. Красные глаза и внезапное исчезновение. Я думала было, что это что-нибудь из японского фольклора к нам прицепилось, но даже подходящие не трещат ночами до и не исчезают просто так.
  - То есть неизвестно, что это вчера было.
  - Да.
  Продолжать они не стали, просто лежали и думали каждый о своём. Причём Аполлон думал совсем не о призраке.
  В Хогвартсе Кей была болтушкой-хохотушкой, не сказать чтобы совсем успешной ученицей, ярким пятном даже на фоне других пятен. Жизнь с, фактически, двумя нахлебниками и ответственностью по дому превратили её в куда более серьёзную и зрелую девушку. Совсем веселья она не утратила - прошлые часы прекрасно это доказали - но единственной из их троицы заслуживала звания взрослого.
  Аполлон слегка пошевелился и аккуратно взял её за обрадованно шевельнувшуюся руку.
  - Спасибо тебе за всё, Кей. - тихо сказал он. - Мне никогда в жизни не отплатить тебе.
  - Мы голые и ты лежишь рядом. - ответила девушка. - Лично мне это уже награда.
  Они ласково улыбнулись друг другу, совершенно не замечая, что Лина лежит с открытыми глазами.
  И всё прекрасно слышит.
  Призрак этой ночью так и не появился.
  
  
  День бургеров у них был по воскресеньям, и начался ещё в начале привыкания к режиму питания, когда Аполлон рискнул не только посетить Макдональдс, но и принести девушкам оттуда целый пакет. Те схомячили его за вечер, после чего Кей заявила, что раз в неделю можно устраивать разгрузочный день.
  Сомневаться в её правоте никто не стал.
  Ханэкава им по пути не встретилась, да и внутри народу оказалось не так много, так что они втроём оккупировали свободный столик и отправили Кей за покупками со списком пожеланий. В самое первое посещение та решила подшутить и принесла Лине вместо двойного чизбургера овощной салат; девушка посмотрела, неожиданно всхлипнула и уткнулась Аполлону в плечо. Пришлось с извинениями обмениваться едой, оставив салат шутнице.
  Сейчас, по счастью, такого делать не стала, и притащила поднос настолько тяжёлый, что Аполлон ещё на полпути подскочил к ней помочь. Затем стали разбирать, что кому, весело болтая и строго следя за тем, чтобы на чужую порцию никто не разинул рот.
  Именно о таких моментах Аполлон мечтал в школе. Мир, спокойствие, блаженство. Все веселы, все довольны, все облизываются, избавляясь от кетчупа. Беспокоиться абсолютно не о чем.
  Жаль, Бет больше никогда не сможет быть с ними... Аполлон грустно улыбнулся стакану с газировкой.
  Он ведь не сумел даже похоронить её. Не факт что теперь, когда Сам-Знаешь-Кто пришёл к власти, кто-нибудь вообще озаботился её похоронами. В ближайших соседях только его семья - которая теперь в Японии - а Корбан Яксли вряд ли даже подумает. Вполне возможно, что её тело так и лежит в развалинах дома, гниёт, поедается какими-нибудь бродячими собаками или магическими падальщиками - Аполлон не знал, какими именно, на изучение магических существ он никогда не ходил...
  Бет точно должна ненавидеть их всех. Всех тех, кто пришёл к ней домой и ушёл без неё. Он, Кей, Лина, Дафна, Корбан Яксли. Странно только то, что...
  - Кей.
  - М? - посмотрела она на него, прожёвывая гамбургер.
  - Можешь обратиться к своему дедушке с одним вопросом?
  - Каким? - Кей прожевала и запила еду.
  - Пусть попытается узнать о том, что сейчас происходит с Дафной и Корбаном Яксли.
  Обе девушки застыли на мгновение, а затем Кей тяжело вздохнула.
  - Тоже думаешь, что сначала они должны были попасть под удар?
  - Да. Зачем призраку погибшего в Британии мотаться сначала в Японию, а потом обратно?
  - У призраков может быть своя логика. Я передам, но... о Дафне с тех пор никаких вестей, а Корбан даже сейчас не спешит светиться. Вполне возможно, что оба уже мертвы - но к тому времени, как об этом узнают, Бет доберётся и до нас.
  Весёлое настроение ушло окончательно, и все сидели, погружённые в свои мысли.
  - Я тоже по ней скучаю. - неожиданно сказала Лина, и повернувшийся Аполлон увидел слёзы на её лице. - Она ведь поддерживала меня, когда я... ну... хотела быть с тобой. Подбадривала. Советовала. И вообще была такой весёлой, а я... ненавидела за желание быть Пожирателем и не оценила... только сейчас... - она полностью заплакала, но и Кей, и Аполлон не потянулись её утешить.
  
  Лина обманула его. Даже можно сказать, что предала.
  В первое их совместное Рождество вся их четвёрка подверглась нападению Пожирателя и потеряла память о месяце до. Мама и Бет не потеряли - и в один голос утверждали, что в этот промежуток Аполлон признался в любви к Лине и та ответила согласием. Парень ничего не заподозрил и согласился встречаться с девушкой. Они были парочкой несколько месяцев - а затем после официального объявления о возвращении Сами-Знаете-Кого Лина исчезла. Аполлон сумел разыскать её, но девушка молчала, не хотела ничего объяснять, и ему пришлось обратиться к Омуту Памяти с её воспоминаниями.
  Тогда он узнал, что Бет была совсем не такой, какой он думал. А вот Лина... с Линой всё оказалось куда сложнее.
  Она действительно любила его. Любила настолько, что решила сделать своим во что бы то ни стало. И когда он на Рождество признался Кей, то Лина вместе с Бет провернула план фальшивого нападения Пожирателя и якобы признания Аполлона ей.
  Он успел полюбить её. Полюбить эту странную, но милую девушку, тихую на публике и без устали болтающую наедине с ним. Обожающую рисование и чтение. Заявившую, что не позволит себя касаться до общего совершеннолетия. Выросшую в семье и обществе сторонников Пожирателей Смерти и потому вынужденную притворяться сторонницей их убеждений, на деле при любой возможности суя палки в колёса.
  Он успел полюбить Лину. Понять, что ей двигало. Осознать глубину её любви.
  Но не простить.
  
  К моменту похода домой они обратно развеселились, и теперь шагали с нагруженным пакетом, о котором Кей наверняка будет ворчать позже. Сейчас же она аккуратно несла его за одну ручку, Аполлон держал за вторую, а Лина рядом едва ли не подпрыгивала.
  А когда подошли к дому, то увидели того вчерашнего парня, только теперь он был в белой водолазке с капюшоном и джинсах.
  - Аполлон, это твой знакомый? - тихо спросила Кей, когда Арараги помахал им, и как бы невзначай сунула руку в карман.
  - Да. - ответил он. - Заходите в дом, я с ним поговорю.
  Кей уставилась на него, явственно пытаясь прочитать мысли, но Аполлон мигом закрылся от неё. Девушку это ничуть не обрадовало, однако она не продолжила спор и вместе с Линой, перехватившей пакет и смотрящей на Арараги с большим подозрением, зашла в дом.
  - Сёстры? - спросил тот, когда дверь закрылась.
  - Девушки. - ответил Аполлон и насладился целой гаммой чувств на лице собеседника: удивлением, непониманием, озарением, завистью и нарочито горделивой улыбкой.
  - Слушайте. - Арараги после всего этого кривляния продолжил как ни в чём не бывало. - То, что произошло вчера... вы, возможно, всё неправильно поняли.
  - Ты тискал десятилетнюю девочку. - кивнул Аполлон. - Это я понял прекрасно. И давай перейдём на "ты".
  - Хорошо. - парень не проявил никакого замешательства. - И ей одиннадцать...
  - Велика разница...
  - ...а на деле все двадцать два. - спокойно продолжил парень, и Аполлон осёкся. Он как-то и не подумал, что Хачикуджи может бегать духом уже несколько нет.
  - Двадцать два?
  - Или двадцать один? - задумался парень. - В общем, за двадцать точно. И тискать её можно абсолютно легально!
  Аполлон сомневался - но решил не настаивать. Вдруг в Японии действительно возраст рассчитывается с учётом всех прожитых лет, включая посмертное существование. Уж этим-то вопросом он точно не задавался.
  - В общем. - Арараги тоже решил закрыть тему. - Ханэкава-сан сказала мне, что ты выглядел жутко и что...
  - Вчера призрака не было. - перебил его Аполлон. - Девушки кое-что смыслят в этом, провели обряд изгнания и всё пришло в норму.
  Арараги эти слова нисколько не успокоили.
  - Слушай. - он даже нахмурился. - Этот призрак может оказаться опаснее, чем ты думаешь. И даже не совсем призраком.
  - В смысле?
  - Понимаешь...
  На этот раз влетели ему в ноги точно выверенным подкатом. Арараги, однако же, едва не взлетел, но сумел избежать падения.
  - Камбару! - рявкнул он поднимающейся с земли девушке.
  - Простите, Арараги-сенпай. Я вас не признала!
  Короткие чёрные волосы, почти как у Лины. Высокая, худая, одета в бело-синий спортивный костюм. Левая рука почти полностью замотана бинтами. А в центре этого - горящий рвением взгляд и озорная улыбка.
  - Не признала? - Арараги обоснованно не поверил ей.
  - Ага. - кивнула девушка. - Если бы признала, то накинулась сзади. А это ваш приятель, Арараги-сенпай?
  - Ну... да. Апоро-сан, британец.
  - Британец? - с интересом посмотрела на Аполлона девушка. - Какое совпадение, я как раз читаю про то, как британец и француз...
  - Камбару, ему это будет неинтересно. - мгновенно прервал её Арараги. - А это Камбару Суруга, мой...
  - Вечная рабыня Арараги-сенпая! - теперь уже девушка прервала его, улыбаясь так, словно была полностью согласна с таким званием. Парень на несколько секунд закрыл глаза, а затем открыл и продолжил:
  - ...мой друг. И заодно кохай. - то есть ученица классом ниже, это Аполлон знал.
  - Не прибедняйтесь так, Арараги-сенпай. - потянулась Камбару. - Вы же знаете, что нас связывают особые отношения. Ведь мы...
  Она выдержала драматическую паузу, а затем резко выбросила вперёд руку:
  - Мы вместе смотрели на голую девушку!
  Арараги, похоже, хотел просто шлёпнуть её по губам, но ударил с такой силой, что та полетела на асфальт. И ещё в полёте выгнулась и запрокинула за голову руки так, что встала в позе "мостика".
  - Что, это же правда. - сказала она, ни на йоту не изменяя голос. Арараги только вздохнул.
  - Понимаешь, одну мою знакомую преследовал дух-змей. - смущённо пояснил он Аполлону. - И оставлял следы на её теле. Поэтому она разделась для того, чтобы показать их.
  - И это было весьма волнующе! - донеслось снизу.
  - Ты ей помог? - Аполлон решил по примеру Арараги не обращать на стоявшую колесом девушку внимания.
  - Эмм... - тот почему-то опустил взгляд. - Ей - помог.
  Аполлон поднял брови, но пояснений не последовало. А судя по тому, что Камбару встала с неожиданно серьёзным лицом - их не стоило и ожидать.
  - В общем. - сказал Арараги. - Я завтра в шесть вечера буду во всё том же парке. Если с твоим призраком будут хоть какие нелады - приходи. До свидания. - он поклонился и отправился далее по уже потемневшей улице. Камбару тоже поклонилась и поспешила за ним.
  - Арараги-сенпай, неужели вы наконец-то решили познать всю сладость мужеложства! - восхищённо спросила она.
  - Ничего я не решил! - возмущённо заорал парень.
  - Жаль. - не смутилась Камбару. - Тогда могли бы вместе с Сенджогахарой-сенпай устроить оргию на четверых. Представляете, девушка имеет девушку, а парень парня, и все довольны! Божественное зрелище.
  - Ты такими эпитетами навлечёшь на себя гнев богов!
  - Ну, если это боги Древней Греции...
  
  - И кто это был?
  Кей стояла в облике грозной жены, встречающей пьяного мужа - руки скрещены на груди, взгляд не обещает ничего хорошего, благо хоть в руках даже палочки нет. Лина рядом с ней тоже пыталась насупиться, но в этом соревновании проигрывала всухую.
  - Маглы. - честно ответил Аполлон. - Они что-то знают о призраках и хотят мне помочь.
  - Маглы? - Кей нахмурилась ещё больше. - Знают о призраках?
  - Похоже, это знакомые Ханэкавы-сан.
  - Даже если так... - Кей разомкнула руки и почесала в затылке. - Маглы, знающие о призраках... Лина, как ты думаешь, может это быть ловушкой Пожирателей?
  - Не уверена. Пожиратели не воспользовались бы маглами.
  - Лина, ради выполнения задачи...
  - Кей. - девушки повернулись друг к другу. - Для Пожирателей маглы - животные. Животные, не умеющие колдовать, ни на что не пригодные, максимум в качестве рабочей силы или игрушек для пыток. То, что они носят одежду, говорят, на что-то претендуют, а выходцы из маглов ещё и колдуют - величайшая наглость. Признать в маглах людей, суметь работать с ними, затеять план с их участием... - Лина медленно покачала головой. - Человек, способный на такое, не сможет быть Пожирателем. В том числе потому, что свои же мигом донесут или разорвут.
  Лина стала непривычно серьёзной, как всегда когда речь заходила о Пожирателях, и Кей ничего не смогла противопоставить этой серьёзности.
  - Просто это крайне подозрительно. - только и сказала она.
  - Мне тоже. - кивнула Лина. - Но если это и опасность, то не от Пожирателей.
  Кей вздохнула, поглядела на молча слушающего их Аполлона и слегка улыбнулась.
  - Давайте посмотрим как ночь пройдёт. А там и решим.
  
  Ночь сначала прошла по-привычному жарко. Затем они по привычной очереди быстро сходили в душ, устроились на кровати, взяли по книге - однако призрак так и не появлялся.
  - Я уже спать хочу. - пробормотала Лина, утыкиваясь в книгу.
  - Тогда спи, мы посмотрим. - повернулся к ней Аполлон. Лина выпустила книгу, зевнула и улыбнулась ему.
  Стоящая над ней Бет тоже улыбнулась и холодно сказала:
  - Умри.
  Аполлон на этот раз молча схватил Лину за руку и попробовал скатиться с кровати, но наткнулся на тело Кей. Та мигом вылезла образовавшегося голого клубка и размахнулась палочкой.
  - Где она была, Аполлон? - прокричала девушка.
  - Была? - Аполлон поднял голову. И впрямь никого. - Вот тут стояла, совсем близко!
  Кей посмотрела на место, куда он тыкал рукой, нахмурилась, посмотрела на встающих Аполлона с Линой и вновь в ту точку, где только что стояла и угрожала Бет.
  - Аполлон. - тихо сказала она. - Я в это время смотрела сюда же, не моргая и не отводя взгляд. И я никого не видела.
  Аполлон почувствовал, что его разум полностью онемел. Кей... не видела? И ничем не опровергающая её слова Лина тоже?
  Но тогда... это призрак для него одного? Или это вообще не призрак? Или...
  Что это?
  
  
  Арараги ждал его в парке в назначенное время - и вновь вместе с Камбару, которая подтягивалась, уцепившись за перекладину жёлтой лестницы. Сегодня на ней была та же школьная форма, что и у Ханэкавы - только юбка покороче, а под ней чёрные спортивные шорты.
  - Всё-таки появился, да? - спросил Арараги Аполлона после обмена приветствиями. Тот лишь кивнул.
  Сегодня он впервые за долгое время не бегал. Наоборот - был дома и занимался чем угодно, лишь бы не оставаться одному. Помог Кей с уборкой, посидел у Лины в комнате, посмотрел телевизор, тупо пялясь в экран.
  Он боялся, что если останется один, то Бет вновь придёт - и теперь уже не исчезнет. Этот страх едва не поглотил, и если бы не превысившие все нормы по успокаиванию и подбадриванию девушки, то и вовсе мог бы лежать в столбняке ужаса.
  Однако успокаивания всё же сработали - так, что Аполлон решился сходить поговорить с Арараги. Причём в одиночку - оставалась вероятность, что это всё-таки ловушка Пожирателей. На этот случай Кей даже сделала простое заклинание, которое в некотором роде связало её с Аполлоном, и если к нему применят чары, то сразу же об этом узнает - и сбежит вместе с Линой.
  Ни Ханэкавы, ни Хачикуджи по пути не встретилось.
  
  - И как ты мне поможешь? - спросил Аполлон.
  - Я сейчас - никак. - ответил Арараги. - Надо сходить к человеку, который точно скажет, что за призрак к тебе приходит.
  И они втроём отправились в старую часть города, к огромному заброшенному зданию школы, которое Аполлон игнорировал из-за множества знаков о стройке, опасностях и просьбах держаться подальше. Да и чем там было заниматься?
  Однако же сейчас Арараги и Камбару вели его именно туда, и парень всё больше тревожился. Это уж очень походило на ловушку, тем более что девушка хранила непонятное молчание, да и с Арараги он перекинулся разве что парой фраз.
  В таком молчании они прошли мимо всех знаков, открыли щель в заборе, протиснулись через штабель досок и наконец зашли внутрь здания, поднявшись по неизвестно каким чудом сохранившейся лестнице и зайдя в одну из дверей на втором этаже.
  Возможно, когда-то здесь была классная комната. Но сейчас она была до неузнаваемости заставлена строительным хламом, очертания которого терялись в темноте. Однако здесь, у самого входа, тьму разгоняло странное зеленоватое сияние, шедшее неизвестно откуда.
  И это сияние отлично демонстрировало парня, сидящего на вершине башни из парт посреди комнаты, на границе между светом и тьмой. Его расстёгнутая рубашка, короткие штаны и лицо заливались призрачным цветом, так что Аполлон разглядел лишь топорщившийся ёршик волос да массивный перевёрнутый крест, поблескивающий на голой груди.
  - М, Арараги-кун? - спросил оставшийся сидеть человек, когда троица уставилась на него. - Сегодня ты привёл парня? Неужто после инцеста и лоликона решил приобщиться к теме мужеложства?
  - В самом деле, Арараги-сенпай! - мигом оживилась Камбару, пока Арараги бешено вращал глазами. - Нас уже двое так думают, и если проведём абсолютно демократическое голосование...
  - Думаю, Шинобу нас не поддержит. - усмехнулся человек, и Аполлон только сейчас обнаружил сидящую в самом углу за их спинами девочку. Она носила небольшое платье и была настолько безучастна к происходящему, что на это было неприятно смотреть.
  Пока Аполлон отводил глаза от девочки, человек молча смотрел на него, заговорив лишь через несколько секунд:
  - Арараги-кун, не соизволишь ли ты взять Шинобу на ручки и сходить покормить её? Твоя обезьянка может понаблюдать за этим, познать мир, так сказать.
  - Вот уж возню Арараги-сенпая с маленькой девочкой я точно не пропущу! - ухмыльнулась Камбару. Парень недовольно посмотрел на неё, но к девочке шагнул беспрекословно.
  Хачикуджи он отчётливо тискал, здесь же наоборот, взял так аккуратно, словно это была его дочь - и в сопровождении Камбару вышел из комнаты, оставив Аполлона наедине со странным человеком.
  - Забыл представиться: меня зовут Ошино Мэмэ. А тебя, так понимаю, странным британским именем?
  - Аполлон Хилл. - ровно ответил он.
  - Как и думал. - кивнул человек. - И что же такое случилось, что не решить взмахом палочки и бормотанием случайных слов?
  - Откуда вы знаете? - напрягся Аполлон.
  - Много ездил по миру, много видел и много думал. - ухмыльнулся Ошино. - Вы ведь особо и не скрываетесь. Загадка века как вас ещё не обнаружили... маглы, да?
  Аполлон кивнул - а затем просто начал рассказывать о своей проблеме, благо Ошино не перебивал. Всего, разумеется, не рассказал, лишь кратко описал, что к нему приходит дух погибшей Бет и жаждет мести.
  Ошино промолчал ещё немного, а затем задумчиво сказал:
  - Кей Ока? Из клана Ока, делающего вид, что они контролируют этот город?
  - Да. - Аполлона насторожило это уточнение, но Ошино продолжил молчание.
  - Что ж, это может оказаться очень интересным. - наконец сказал он. - Приходи завтра, магик-кун, я поговорю с одной маленькой улиточкой и посмотрю, чем ты сможешь себе помочь.
  - А если призрак сегодня появится? - поинтересовался Аполлон.
  - Не думаю. - усмехнулся Ошино. - А если появится, то просто свали куда подальше. До завтра я всё равно ничего не смогу тебе ответить. А сейчас скажи Арараги-куну, что он может заходить.
  
  Арараги так и держал девочку на руках, а на губах той ничего не было - чем он мог её кормить в заброшенной школе, интересно? Камбару пояснять отказывалась, вновь включив задумчивое лицо. Ошион сказал им то же самое - прийти завтра - и они отправились обратно к цивилизации, оставив девочку внутри здания.
  - Кто это вообще? - спросил Аполлон, когда они отошли от школы.
  - Эксперт по всему сверхъестественному. - ответил Арараги, потирая шею. - Даже странно, что на завтра оставил, обычно он сразу в теме...
  - Сказал, что ему нужно с улиткой поговорить.
  - С улиткой? - парень помрачнел, но больше ничего не сказал. Да и Камбару неуютно молчала, обхватив правой рукой перебинтованную левую и словно погрузившись в себя. Когда они попрощались с Аполлоном и отправились в сторону кровавых домов, освещаемых закатным солнцем, то он ещё какое-то время смотрел им вслед.
  Маглы, знающие о волшебстве.
  Мужчина и маленькая девочка, живущие в заброшенной школе.
  Кормление этой девочки неизвестно чем.
  Забинтованная рука Камбару, непохожая на сломанную или вообще причиняющую неудобство.
  Странная связь между всеми сегодняшними лицами, Ханэкавой и Хачикуджи.
  Над этим нельзя было размышлять в одиночку.
  
  - Мирная и спокойная жизнь, как же, дедушка. - тихо сказала Кей. Они втроём сидели на диване в гостиной и обдумывали рассказ Аполлона, причём каждый для мыслительного процесса взял по игрушке. Лина вновь трепала улыбающегося кота, Кей теребила щупальца фиолетового осьминога, ну а парень держал красно-белый шар с глазами, понятия не имея, что это.
  К пониманию ситуации игрушки нисколько не приблизили.
  - Ошино Мэмэ... - повторила Кей, хмурясь. - Может, прямо вызвать дедушку? Чую, без него тут не обойдётся.
  - Вызови. - согласился Аполлон.
  - Лина, а ты что скажешь? - посмотрела на подругу Кей. Та откинулась на спинку дивана и тихо промолвила:
  - Это точно не Пожиратели. Совсем не их стиль. А так понятия не имею, слишком много надо думать.
  - Короче, вызываю дедушку. - Кей встала и бросила осьминога на голову Аполлона. - Пусть он и думает. Как-никак, ситуацию можно считать смертельно опасной. - и она прошла вглубь гостиной, открыла стоящий у окна чемодан и вынула оттуда небольшое зеркало на ручке в коричневом орнаменте. Дыхнула на стекло, тихо прошептала заклинание и всмотрелась в зеркало.
  - Дедушка, это я, Кей! - позвала девушка. - Твоя любимая внучка... ох, бабаня, и твоя любимая тоже! - она даже заулыбалась. - Позови дедушку, пожалуйста. В смысле? - улыбка быстро сползла с её лица. - Но... нет, но...
  Она посмотрела на Аполлона с Линой и каких-то несколько секунд словно принимала решение.
  - Ничего срочного, но пусть он позвонит нам, когда вернётся. - сказала она в зеркало. - Да. Пока, бабаня. - Кей убрала зеркало в чемодан и грустно подошла к ребятам.
  - Куда уехал? - спросил её Аполлон.
  - По делам. И это всё, что бабаня знает - или может сказать.
  - Как-то совершенно невовремя.
  - Ага. - Кей вновь уселась на диван. - Даже и не знаю, что думать...
  Лина задумчиво посмотрела на них, уставилась в пол, а затем рывком подняла голову и сказала:
  - Давайте вы сегодня спите вместе. Включая секс. Я у себя побуду, мне надо порисовать.
  
  Как ни странно, но слово она сдержала. Сразу после ужина пожелала всем спокойной ночи - без явного подтекста - и направилась к себе, где тут же заперлась.
  - Может, она тоже боится Бет? - спросил Аполлон, когда они разделись и легли.
  - Может... - задумчиво протянула Кей. - Но вряд ли, это не похоже на Лину. Тебе угрожает опасность, и она тогда торчала бы тут с палочкой наготове, даже если от страха теряет сознание. Мне кажется, хочет поговорить со своими вымышленными персонажами и получить совет.
  - Совет из вымышленных миров.
  - Ну а что, вдруг сработает? Пусть посидит и поболтает, а ты иди сюда. - Кей обняла Аполлона за шею и притянула к себе.
  Он только сообразил, что впервые займётся сексом с одной девушкой - вторая не будет лежать рядом и ждать. Не то чтобы это что-то меняло, но...
  - Совсем другие ощущения? - прошептала Кей. Аполлон улыбнулся.
  - Опять мои мысли читаешь?
  - Я привыкла. - девушка тоже улыбнулась. - И давай мы сейчас будем по-собачьи. Так больше обзора и легче сбежать, если призрак появится.
  Аполлон не нашёл причин возражать.
  
  В итоге они так расшалились, что едва не забыли про призрака. Точнее, Аполлон лишь на третьем заходе, нависая над постанывающей Кей, сообразил, что в такой позиции совершенно не видит комнату. Пришлось выпрямиться - стало даже лучше во всех смыслах.
  Однако призрак не появился - как Ошино и обещал. И Лина не собиралась выбираться из комнаты. Он так и заснул в объятьях Кей, расслабившийся, успокоившийся и счастливый.
  Успевший перед сном подумать, что с двумя девушками давно не засыпал таким счастливым.
  
  
  Лина своё ночное отсутствие так и не объяснила, а на Аполлона и Кей глядела без малейшего признака злобы. Правда, за завтраком объявила, что сегодня в порядке очереди она одна спит с Аполлоном. А нахмурившейся было Кей что-то шепнула на ухо - так быстро, что парень не уловил, но тему девушки больше не поднимали.
  День он опять провёл дома - компенсируя отсутствие бега физкультурой и очередной помощью в уборке. А к назначенному времени отправился к заброшенной школе - вновь обменявшись заклинанием с Кей и отказавшись от её сопровождения.
  На этот раз по пути ему не встретилось вообще никого - даже Арараги не появился. Аполлон беспрепятственно и безошибочно прошёл к школе и нужному кабинету.
  И там застыл, уставившись на людей, которых совершенно не ожидал тут увидеть.
  Ошино и девочка остались где были, словно они весь день тут просидели. А вот внизу собранных парт стояла Хачикуджи со своим неизменным птичьим рюкзаком и совершенно непривычной серьёзной мордашкой.
  А рядом с ней, во всё той же красной мантии, как при первой встрече, стоял дедушка Кей.
  - Всё, все здесь. - Ошино мгновенно спустился на пол, когда Аполлон зашёл. - Пришла пора серьёзного разговора.
  - Что происходит? - Аполлон на всякий случай полез за палочкой.
  - Сбор насчёт тебя. - ответил Ошино, и парень застыл. При ближайшем рассмотрении эскперт по сверхъестественному оказался чуть старше, чем думалось, засветил крест ещё и в правом ухе, а распахнутая рубашка даже в оставшемся зеленоватом свете оказалась гавайско-багровой.
  - Насчёт меня? - всё же спросил он. Ошино кивнул и поглядел на собравшихся.
  - Ну что, время экспозиции? - весело спросил он. - Слушай внимательно, магик-кун, особенно если хочешь жить. - Ошино заложил руки за спину, а Хачикуджи со стариком так и продолжали молчать. Не моргай они - Аполлон решил бы, что перед ним парализованные куклы.
  - Для начала я тебя успокою. Твоя подруга, возможно, ходит призраком, но лишь у себя дома. В Японии её никогда не было и быть не могло.
  - Но...
  - Постарайся не перебивать, хорошо? - слегка повёл рукой Ошино. - Дальше. Тебе что-нибудь известно про кайи?
  - Кайи?
  - Как и думал. Кайи - это сверхъестественные создания, порождённые воображением людей. Они цепляются к тем, кто так или иначе привлекают их. Удобства ради будем говорить, что это люди с психологическими проблемами. И к тебе, магик-кун, прицепилась одна кайи.
  - Кто?
  - Одна очень милая улиточка. - и Ошино указал на Хачикуджи. Аполлон уставился на потупившую взгляд девочку, ничего не понимая.
  - И что, это она ко мне приходила? - спросил он.
  - И да, и нет. - ответил Ошино. - Видишь ли, задача улиточки - находить людей, которые не хотят возвращаться домой, и помогать им в этом. Делать так, чтобы они и впрямь никогда туда не вернулись.
  Аполлон вновь уставился на Хачикуджи. Получается, когда он впервые встретил её и несколько часов бродил по городу, пытаясь найти нужный адрес... то на деле не хотел возвращаться домой? И Хачикуджи увела его? Но...
  - Но я ведь стою тут. - пробормотал он. - Нигде не заблудился. И Хачикуджи ко мне каждый день подбегала...
  - Ага. - кивнул Ошино. - Маленькая улиточка ещё и весьма безалаберна. Если ей показалось, что человек не хочет никуда уходить, то она освободит его от себя и будет встречать как обычно - если захочет. Так произошло с Арараги-куном, так же произошло и с тобой, магик-кун.
  - Так при чём тут призрак?
  - О, а с этого места всё становится интереснее. Вы ему расскажете, Ока-сан?
  - В клане Ока существует легенда. - мгновенно, без перехода начал старик. - Однажды муж изменил своей жене. Та очень любила его, но когда узнала об измене, то сошла с ума и убила сначала мужа, а потом себя. Оба они были членами клана, и перед смертью женщина поклялась, что сохранит клан Ока от измен и убьёт всех, кто осмелится запятнать его честь этим низменным действием.
  - Проще говоря, легенда правдива. - вновь взял слово Ошино. - Женщина стала мстительным призраком - юрэй. И так уж вышло, что ты спишь с дочерью клана Ока и с другой девушкой. То есть изменяешь.
  - Но...
  - Плюс, ты знаешь, что ваши фамилии означают одно и то же слово - "холм"?
  Аполлона это выбило из колеи едва ли не больше всего. Одинаковые фамилии?
  У него одно имя с Линой - сокращённого от "Апполинария". Но что ещё и одна фамилия с Кей... и ведь она ни разу, ни единым словом, и он сам в процессе изучения японского как-то выпустил...
  - В общем, и юрэй, и призраки в целом не очень-то сообразительны, особенно когда дело касается личного. - продолжил Ошино. - И всё, что она видит - парень и девушка живут вместе с одной фамилией, но парень при этом спит с другой. Значит, его надо порвать на кусочки. Частности и контекст никому не интересны.
  - Но...
  - А вот тут начинается совсем уж интересное. - Ошино ухмылкой аж белоснежные зубы показал. - Улиточка сумела понять, что юрэй точит на тебя зуб - и каким-то образом увести её. Сама не может рассказать подробности, и я бы с охотой написал диссертацию, если б пожелал - но похоже, что юрэй не желала заявляться в дом, где мерзкий грязный изменник лишает чести её клан, и улиточка сыграла на этом.
  Аполлон вновь посмотрел на Хачикуджи, так упрямо и державшей голову глазами вниз. То есть, получается, всё это время девочка не просто так крутилась рядом, а каждый день спасала жизнь? Ничего не требуя взамен?
  - Купи ей леденца хотя бы. - посоветовал Ошино. - Без улиточки юрэй разорвала бы тебя максимум через месяц после того, как ты начал спать с обеими девушками.
  - Куплю. - мигом ответил Аполлон. - И... если вы так много знаете про эту юрэй, то знаете и как её изгнать?
  - Разумеется. - кивнул Ошино. - Это очень легко. Надо всего лишь прийти сюда, провести небольшой ритуал и навсегда выгнать из дома одну из девушек.
  Аполлон уставился на него, не понимая, о чём речь.
  - В смысле, выгнать? - у него даже во рту пересохло.
  - В прямом. - простодушно сказал Ошино. - Юрэй не успокоить, если просто почитать молитвы. С одной из девушек надо расстаться, чтобы исчез сам факт измены. Лучше бы с той, что не из клана Ока, но и обратное разрулить выйдет.
  - Но... но ведь если мы расстанемся, то разорвём связь, и...
  - А если не расстанетесь, то ты умрёшь. И так удивительно, что улиточке хватило духовной силы столь надолго. Наверное, тисканья Арараги-куна её перезаряжали.
  Аполлон сглотнул и мигом повернулся к дедушке Кей.
  - Вы ведь понимаете, что для этого придётся разрушить заклинание. - сказал он молчащему старику, холодея от ужаса. - И тогда нам всем грозит опасность.
  - И вы даже не представляете, какая. - вновь заговорил тот. - Мы пресекли четыре попытки Пожирателей проникнуть в город. А трое моих ребят оказались под Империусом - и это кого выявили. Я уже подумал над тем, чтобы отдельно оформить заклинание Доверия на Лине, когда вы выставите её, но полноценно доверять могу только себе и бабане. И мы, как ты знаешь, уже заняты.
  - А разве у вас нет никакого заместителя или правой руки...
  - Он как раз среди тех, кто попал под Империус.
  - А... - парень заставил мозги работать. - Если высвободить Лину от заклинания, но её Хранителем станет я?
  - Те, кто находятся под заклинанием, не могут становиться Хранителями. Их душа уже связана.
  - Но... - Аполлон замолк. - Хачикуджи, может, ты что скажешь!
  - Она придёт сегодня, Апоро-сан. - ответила девочка. - Прошлой ночью я сумела её отвлечь, но теперь ничего не получится. Так что будь готов.
  
  Он так и не смог найти решение - а вскоре Ошино попросил всех уйти, так как Шинобу захотела есть. Девочка сидела как прежде, но Хачикуджи мигом выскочила из здания, а за ней направился дедушка Кей. Аполлон зашагал за ним, не зная, можно ли ещё что тут сказать.
  - Есть ещё одно "но". - старик заговорил сам. - Подготовка ритуала требует времени, целую неделю. Даже если вы сегодня договоритесь, кому покинуть дом, то неделю вам придётся ещё жить вместе, под угрозой юрэй.
  - Может, мне пожить отдельно. - пробормотал Аполлон. - Похоже, только я вижу эту юрэй, но мало ли, вдруг Кей и Лина могут пострадать...
  - Сначала я не считал вас достойным кандидатом для моей внучки. - они уже вышли на улицу и старик остановился, пристально глядя на Аполлона. - Просто потому, что вы выглядели как человек, о котором придётся заботиться. И даже если внучка была готова этим заниматься, я как дедушка не был рад этому. Особенно учитывая условия, в которых она оказалась. Делить постель с другой девушкой, фактически взять на себя уход по дому с двумя лентяями... Это не то, что любой дедушка захотел бы для своей внучки.
  Аполлон опустил взгляд. Ему было нечего сказать.
  - Но внучка выбрала это сама - и я знал, что не смогу её переубедить. - продолжил старик. - Она была упрямой ещё до того, как вынуждена была уехать в Британию. А женщины клана Ока всегда знали основы легилименции - а значит, видит ваше нутро, ваше истинное "я". Видит - и невероятно любит. Поэтому я решил подождать и попробовать самому увидеть это ваше "я".
  Они ещё немного помолчали. Хачикуджи не было, как и вообще хоть кого-то. Видимо, даже местная шпана не решалась лазать в эту школу - особенно в такой опускающейся тьме, когда собеседника-то не особо видно, не то что доски под ногами и нависающие сверху балки.
  - И сейчас мне кажется, что я его увидел. Вы не бросились спасать свою жизнь и сразу же выталкивать одну из девушек, невзирая на последствия, а попытались защитить их, предложив себя на роль Хранителя. В пренебрежении своей жизнью нет ничего хорошего, но в чрезмерной любви к ней тем более. Возможно, это и есть одна из тех вещей, за которые внучка любит вас.
  Аполлон всё молчал. Наверное, его сейчас хвалили - но он не чувствовал себя заслуживающим похвалы. Ведь сейчас ещё придётся рассказывать девушкам об ужасной новости...
  - Мне кажется, вы сможете выстоять. - старик поклонился ему, и Аполлон быстро вернул поклон. - Я распоряжусь о начале ритуала, а вы пока поговорите с девушками. И ничего не бойтесь. До встречи. - и он мигом трансгрессировал. Как и Аполлон - идти по тёмным улицам ещё полчаса и думать не было никакого желания.
  
  - То есть, грубо говоря, мы должны выбрать, кто из нас должен умереть. - тихо сказала Кей.
  Они вновь сидели на диване, но теперь не включая телевизор и не возясь с игрушками. Слишком не до этого.
  Аполлону не нравились слова Кей, но он и не знал, чем на них возразить. Именно так всё и выглядело - либо он расстаётся с одной девушкой и тем самым делает её полностью уязвимой перед Пожирателями, либо оставляет всё как есть - но тогда каждая ночь может стать последней.
  - Лина, извини, но сегодня придётся ночевать как всегда. - после недолгого молчания сказала Кей.
  - Мы договорились. - ответила та. - И к юрэй я готова.
  - Лина...
  - Кей, только эту ночь.
  Девушка промолчала, а Аполлон, пытаясь найти какую угодно тему, спросил:
  - Кей, а где ты будешь спать?
  - Тут. - та похлопала по дивану. - Поколдую слегка и кровать удобную сделаю.
  И вновь замолчали. А затем Аполлон потянулся и обнял обеих девушек так, что прижал их друг к другу.
  - Кей, Лина, я найду третий путь. - сказал он. - Чтобы никто из нас не умер и не ушёл. Надо просто пошевелить мозгами. Уж надеюсь, что я это умею.
  Девушки улыбнулись, а затем Кей качнулась ему на плечо и парень осторожно погладил её по волосам.
  Ряд мечей на её голове неожиданно был совсем не колючим. Девушка носила его просто по желанию - увидела однажды в одной книге - и каждое утро колдовала с ним прямо в душе, что Аполлон увидел ещё в начале совместной жизни, когда по непривычке ткнулся в ванную, не постучав, и какое-то время постыдно стоял, не смея отвести взгляд.
  Эта сцена вспомнилась ему теперь - как и многие другие сцены из их совместной жизни. Жизни, которая оказалась под нешуточной угрозой, и теперь только он должен был найти способ вернуть мир и покой.
  
  До ночи Аполлон так ничего и не придумал. А там пришла пора спать - вновь вместе с одной девушкой.
  - Не бойся призрака, Лин. - сказала ему Лина, снимая недавно выстиранную и уже заляпанную футболку. - Я вчера не просто так сидела, сумела узнать заклинание против юрэй. Уничтожить не смогу - но отгоню.
  - Спасибо. - искренне ответил парень, Лина тут же села на кровать и потянулась его поцеловать.
  - Лин. - прошептала она, когда их губы разомкнулись. - Сделай то же самое, что и вчера. Те же позы, тот же распорядок. Ты же знаешь, я позволю тебе всё.
  - Знаю, но мы вчера не особо извращались. - усмехнулся парень. - И начали по-собачьи.
  - О, моё любимое!
  
  Призрак, как положено, явился в самый неподходящий момент. Когда Аполлон заметил появляющиеся прямо из воздуха у изголовья кровати рыжие волосы, то сразу же похлопал по плечу уместившуюся между его ног Лину. Та сразу же прервалась, схватила палочку и повернулась.
  - Прямо на неё смотришь! - крикнул парень, девушка нацелила палочку на уже злобно ухмыльнувшуюся юрэй - теперь было чётко видно, что это азиатка и никакая не Бет - и выкрикнула заклинание. На японском - Аполлон не понял ни слова, однако образ скалящейся от ненависти женщины мигом замерцал и растаял.
  - Удалось? - спросила Лина, вращая головой.
  - Да. - изумлённо ответил Аполлон. - Похоже, что да. Оно исчезло.
  - Ну вот, а все переживали. - девушка удовлетворённо отложила палочку. - Наверное, сможем так прожить и дальше? Просто научу вас этому заклинанию, и пусть каждый гоняет.
  - Ух ты. - восхищённо сказал Аполлон. - Спасибо тебе, Лина. Это ты вчера ночью его выучила, что ли?
  - Ага. Понимаешь, Лин... - девушка неожиданно погрустнела. - Я знаю, что ты не разделяешь моё увлечение, но эти все персонажи, которые в моей комнате... они очень много знают. О многом могут рассказать. И отлично меня понимают. Да, выглядят странно, я сама к разноцветным волосам не сразу привыкла, но... они хоть и нарисованные на плакатах, но разумные. Когда попросила их решить нашу проблему, то устроили целый диспут, сумели выдумать заклинание, заверить, что сработает... и сработало ведь!
  Аполлон только хлопал глазами. В Британии он хотел стать экспериментатором - человеком, создающим новые заклинания. Сейчас это желание почти угасло - в том числе и потому, что появилось благодаря Бет - но отзвуки сказанного Линой шевельнулись внутри.
  Создать заклинание за ночь... просто посоветовавшись с нарисованными картинками...
  - Лина, слушай, давай ты мне завтра расскажешь об этом всём твоём? О персонажах, о всём что смотришь...
  - Давай! - оживилась та. - Но давай вечером, днём я всё же рисовать хочу. А сейчас хочу... - Лина посмотрела на него и облизнулась. - Что мы там не закончили?
  
  
  Кей утром была абсолютно спокойна и осталась спокойной даже после завтрака, когда Лина в третий раз за утро напомнила Аполлону об его обещании поговорить о её увлечении вечером и ускакала к себе.
  - Чего это тебя мультфильмы заинтересовали, Аполлон? - спросила она, впервые за долгое время палочкой отправляя стопку посуды мыть саму себя в раковину.
  - Лина ведь рассказала тебе об заклинании и призраке?
  - Да. Так и заявила - "сосу я член Аполлона, вдруг призрак воет, я знатно его колдую и продолжаю, ура мне!"
  Одна тарелка врезалась в пол и мигом разлетелась на кусочки. Аполлон вынул палочку и осторожно приманил к себе осколки, а затем лёгкими взмахами собрал их в тарелку и сказал:
  - Репаро.
  Мигом починившуюся тарелку он отправил вслед за её соседками в раковину, а затем взглянул на стоявшую к нему спиной Кей.
  - Они сумели за ночь создать заклинание. - спокойно начал он. - И я подумал, что раз так, то стоит больше узнать об них. Я ведь не буду всю жизнь только бегать и сидеть дома, надо будет искать какую-нибудь работу. Не знаю, как тут в Японии с экспериментаторами, примут ли они иностранца и вообще человека всего с шестью курсами Хогвартса... но постараться всё равно надо.
  - Аполлон. - Кей повернулась к нему с наполненными слезами глазами и всхлипнула. - Ты... всё ещё хочешь стать экспериментатором?
  - Я больше ничего не умею. - улыбнулся парень, девушка вновь всхлипнула, подошла к нему и обняла.
  - Ну-ну, Кей, всё хорошо. - он похлопал её по плечу. - Я понимаю, что тебе нелегко, извини, теперь буду помогать по дому...
  - Не надо. - хрюкнула та. - Лучше бегай. А то так меня оставишь без работы.
  - И что, ты этому огорчишься? - усмехнулся Аполлон, а Кей вместо ответа потянулась к нему и поцеловала.
  - Кстати, ты уже давно меня Полей не называла. - вспомнил он её ласковое обращение, когда их губы разомкнулись.
  - Какой же ты Поля. - улыбнулась она. - Ты теперь Аполлон.
  
  Побегать ему всё же не удалось. Когда Аполлон, задумавшийся над словами Кей, вышел из дому, то у самой калитки его ждала одетая в школьную форму Ханэкава.
  Хотя уроки уже час как должны были начаться.
  
  Они почти не обменивались фразами по пути в парк - Ханэкава только и сказала, что хотела бы поговорить наедине. На месте она не прошла к скамейкам, а уселась на старые деревянные качели и сразу обхватила слегка потускневшие цепи, которыми они были привязаны к перекладине. Аполлон молча опустился на соседние качели.
  - Арараги-сан сказал мне, что вы, Апоро-сан, живёте с двумя девушками. - Ханэкава приступила к делу сразу же, без церемоний и увёрток, так что и Аполлон не увидел в них смысла.
  - Да. - он ждал обвинений в непристойности и даже начал думать, чем ответить, но Ханэкава спросила совсем неожиданную вещь:
  - И вы счастливы, Апоро-сан?
  - Я... скорее да. - смешался парень.
  - А девушки? - тут же продолжила Ханэкава, уставившись в землю и продолжая сжимать цепи. - Девушки счастливы?
  - Девушки...
  Он вспомнил утреннюю Кей. Которая от одной мысли о том, что Лина помогла там, где она оказалась бессильна, расколотила тарелку. Вспомнил всю их прошлую ругань. Вспомнил тот недавний раз, когда он заходил в комнату Лины и девушки диаметрально жаловались друг на друга. Вспомнил их молчаливый отказ взаимодействовать в постели. Всё то, через что они прошли за эти два года совместной жизни...
  Словно зажгли лампочку в мозгу и он только сейчас всё осознал. Вот почему каждый день уходил бегать, вот почему Хачикуджи решила, что не хочет возвращаться домой...
  Каким же мерзавцем был всё это время...
  - Нет. - сказал он; Ханэкава успела поднять взгляд и посмотреть на него, в свою очередь уставившегося на подходящую к качелям серую заасфальтированную дорожку. - Девушки несчастны. Потому что ни одна нормальная девушка не захочет делить любимого парня с кем-то ещё.
  - Апоро-сан, вы считаете Арараги-сана нормальным?
  Ещё более резкая смена темы. И Ханэкава теперь не отворачивалась, наоборот, смотрела со всей серьёзностью.
  - Ну... мне трудно сказать. Я не особо его знаю.
  - Он может полапать маленькую девочку. Встречается с одной из самых странных девушек, которую не выдержит ни один нормальный парень. Имеет некрасивое прошлое высокомерного засранца. Контактирует со сверхъестественным и периодически уходит в заброшенную школу говорить с живущим там странным человеком. Арараги-сан нормален?
  - Ну...
  - А ещё он поможет без спросу. В любом вопросе, в любой проблеме, доберётся до сути дела вопреки вашему желанию - но поможет. Не делает проблем из агрессивного отношения к себе. Порвёт за своих сестёр. Очень надёжный человек, которому можно что угодно доверить и как угодно довериться, зная, что не предаст. А теперь Арараги-сан нормален?
  - Тогда для меня да.
  - Вот как? И что для вас норма, Апоро-сан?
  - То, что Арараги можно доверить и довериться.
  Людей уже почти не было - все на работе или в школе. Всё как обычно в это время. Они словно бы были одни в огромном радиусе, сидя на качелях и тихо беседуя друг с другом.
  - Вот как? А что тогда для вас ненормальность?
  - Ненормальность... Когда человек не пытается думать о том, как другие воспринимают мир. Когда уверен, что все видят его одинаково. И потому называет глупыми и ненормальными тех, кто видит, думает, ощущает как-то иначе. И ладно если называет, а не стремится переделать, сломить и уничтожить.
  - Похоже, наши мнения совпадают. Люди, которым нужно постоянно угождать, у которых любое слово, мысль или мнение, не совпадающее с их собственным, вызывают желание атаковать. Драться, оскорблять, унижать, угрожать, распускать слухи или ещё как-нибудь - но атаковать. А ещё те, кто взял на себя ответственность за что-либо или кого-либо - но не собирается её исполнять.
  Девушка подняла голову и уставилась в небо, её тёмные косички соскользнули с плеч и слегка стукнулись об спину.
  - То есть Арараги нормальный.
  - Арараги-сан нормальный. А вот я...
  - А с вами что не так?
  - А я нормальная, Апоро-сан?
  - Думаю, мне тут опять нужен список недостатков и достоинств.
  - Список недостатков... Лучше скажите мне, Апоро-сан, если человек собирается сделать абсолютно ненормальное дело, то можно ли его назвать нормальным?
  - Один раз? Тогда да.
  - А если один раз с последствиями на всю жизнь?
  - Ханэкава-сан, вам надо чем-то помочь? Я понимаю, что мы не особо близки, но...
  - Нет, мне не надо помогать. Просто... хотела поговорить с нейтральным человеком и разобраться в своих мыслях. Простите за беспокойство, Апоро-сан... я пойду, если вы не возражаете.
  - Не возражаю.
  Ханэкава встала со скамейки и медленно потопала вдаль. Аполлон же остался сидеть и смотреть ей вслед, пытаясь проанализировать разговор.
  Что по итогу получается? Ханэкава, предположительно, влюблена в Арараги. Наверняка вместе учатся или в этом роде. Со всем сверхъестественным туманом можно предположить, что он спас её от чего-то эдакого - потому, кстати, и влюбилась. Однако...
  Как же там Камбару называла её фамилию... сложную, но не сложнее формул заклинания... Сенджогахара, вроде. Сенджогахара. Девушка Арараги, наверняка отсекает всех кандидаток, кроме этой же Камбару - и то неизвестно, что там.
  Получается давняя история - девочка любит, но парень занят. Аполлон представил себе, что было бы, если в постель с ним ложилась лишь одна девушка из живущих вместе. Что бы чувствовала вторая, как жила со своей несбывшейся любовью, не имея возможности бежать, каждый день наблюдая чужое счастье, и при этом вынуждая себя быть дружелюбной и улыбаться...
  Какая же он сволочь. Два года делал вид, что всё в порядке, и в итоге уверил сам себя. А теперь что? Воспользоваться тем, что Лина выкопала заклинание против юрэй, и жить дальше, как ни в чём не бывало?
  
  Он так просидел до вечера, пока в парк не заглянул Арараги. Вновь не один - но на этот раз не с Камбару и тем более Ханэкавой, которую как раз искал.
  Хотя девушка похожа - в такой же школьной форме, такие же чёрные волосы, только очень длинные, забранные в конский хвост. И взгляд... Девушка смотрела на Аполлона, но он был для неё никем и исчезнет из жизни, когда через несколько минут они расстанутся.
  Парень отлично понимал это и не видел причин умалчивать об Ханэкаве, поэтому честно рассказал, что сидел тут с ней. Правда, разговор не пересказал, лишь сообщил, что они немного пофилософствовали и девушка выглядела задумчивой.
  - Понятно. - Арараги немного постоял и посмотрел в землю. - Ладно, с ней всё в порядке, а там чуть позже позвоню. Надеюсь, теперь ответит. А пока что давай с тобой поговорим.
  - А что со мной говорить? - насторожился Аполлон.
  - Ошино рассказал мне о твоей ситуации и о твоём призраке. - Аполлон покосился на Сенджогахару, но та даже не моргнула. Похоже, в теме. - Что тебе надо расстаться с одной из девушек, чтобы выжить...
  - Мы справимся.
  Аполлон был благодарен за сочувствие, но это всё же было их личное дело. Как он не собирался лезть в личное дело Арараги и Ханэкавы, так и их участия не желал. Сегодня поговорит с девушками ещё раз и подумают, как быть.
  Однако Арараги это ничуть не убедило.
  - Слушай, я понимаю, что ты хочешь справиться сам. - нахмурился он. - Но ты раньше никогда не встречался с таким. Не сможешь просто махнуть рукой, призрак будет донимать тебя, пока не достанет...
  - Мы уже нашли и опробовали ритуал, который его отгоняет. И всё сработало. - вновь перебил его Аполлон. Ханэкава права: этот парень в желании помочь так просто не отстанет.
  - Один раз сработало. А потом? - он действительно не унимался. - Говорю же, это нельзя так бросать на полпути...
  Аполлон неожиданно почувствовал раздражение. Оно редко приходило к нему, но если уж приходило, то сильно.
  - Я же сказал. - однако постарался держать себя в руках. - Мне не надо помогать. Нам не надо помогать. Большое спасибо за всё, что вы для меня сделали, Арараги-сан, но мы разберёмся сами. - Аполлон даже быстро поклонился и тут же разогнулся. - Так что...
  - До чего же ты оиерзителен.
  Арараги хотел было продолжить, но осёкся и посмотрел на заговорившую девушку, как и ошеломлённый этими словами Аполлон.
  - Когда я стала терять вес, то обошла всех врачей и экстрасенсов. - тихим, спокойным, но каким-то довлеюще-зловещим голосом сказала она. - И когда никто не смог помочь, то стала свыкаться с этим, стала даже искать преимущества - что, мол, могу упасть с высоты и не разбиться. И когда Арараги-кун предложил мне помощь, то я отказалась. Но мой милый Арараги-кун настоял, сумел избавить меня от Краба Веса, и стал моим любимым парнем, а я его любимой девушкой. Потому что я решила проблему вместо того, чтобы игнорировать её. - от этого пронзительного взгляда Аполлону стало совсем не по себе. - И ты сейчас вместо того, чтобы решать свою проблему, игнорируешь её. И потому ты мне омерзителен. Нет, ты мне невероятно омерзителен. Нет, ты мне абсолютно омерзителен. Омерзителен как человек, не желающий вырывать гнилой зуб и теперь воняющий им на всю округу.
  - Сенджогахара... - рискнул выступить Арараги, но девушка его проигнорировала.
  - Если у тебя есть проблема - ты должен решить её. - продолжила она, так всё смотря на Аполлона и умудряясь почти не моргать. - Если к тебе приходит юрэй из-за того, что ты спишь с двумя девушками, и надо выбросить одну - выбрось её. И ты, и она сможете это пережить.
  - Во-первых, я не могу. - Аполлон ответил спокойно. Удивительно, но только разгоревшаяся агрессия от её слов словно вылетела наружу и больше не беспокоила. - Я обязан им обеим. И не могу выбросить просто так. Во-вторых. - он слегка повысил голос, дабы Сенджогахара не вздумала перебить. - Я не знаю, кого из них выбрать. И не знаю, кого выбросить. В-третьих... мы не можем расстаться пока что. Не буду объяснять, почему.
  Сенджогахара какое-то время помолчала, оглядывая его, а затем резко отвернулась к Арараги.
  - Арараги-кун, забери меня отсюда. - сказала она. - У меня больше нет никакого желания присутствовать в этом произведении. Парень выбрал путь самооправданий, и я не хочу прыгать вокруг него и переубеждать. Как не хочу, чтобы ты прыгал и переубеждал. Пойдём. - она взяла его за руку и потянула.
  - Секунду. - ответил Арараги, и Сенджогахара отпустила его руку, а сам он подошёл к Аполлону и поклонился.
  - Приношу свои извинения. И желаю удачи. Если что - вы всегда можете ко мне обратиться через Ханэкаву-сан. - и теперь они оба отправились в сторону от парка, даже не думая оборачиваться.
  
  - Лин, заходи! - Лина мгновенно обвела палочкой комнату, затыкая многоголосый хор обиженно разбежавшихся по своим местам персонажей. Аполлон присел уже на обычную подушку, без чьего-то лица на ней, а девушка осталась сидеть на стуле.
  - Ну, Лин. - она наклонилась к нему, ярко улыбаясь, по-прежнему в трусах и запачканной футболке. - Может, ты что-то хочешь спросить?
  - Да. Лина, ты счастлива?
  Повисла тишина, а затем девушка медленно распрямилась.
  - Я занимаюсь делом, которое люблю. Живу с парнем, которого люблю. Могу думать о жизни, не о выживании.
  Однако далее она не продолжила, и даже отвернулась от Аполлона, посмотрев на кучу налезающих друг на друга плакатов. Те помахали ей.
  - Потому что мне кажется, что ты несчастна. - тихо продолжил Аполлон. - Как и Кей. И я. И сегодня я... подумал. Подумал, что счастливы ли мы, когда живём такой жизнью. Опасаться Пожирателей, в чужой стране, каждую ночь придётся гонять призрака...
  - Ты ведь так и не простил меня, Лин?
  Они спокойно уставились друг на друга. Это не было битвой взглядов, напротив, оба словно пытались успокоить собеседника, подготовить к словам, которые сейчас прозвучат.
  - Я долго думал об этом, Лина. - наконец сказал парень. - И до сих пор не знаю, простил или нет. Я полюбил тебя - а потом оказалось, что любил Кей. И когда мы встречались, я... периодически думал о Кей. Но решил, что нашёл причину любить тебя, и любил. А потом оказалось, что не должен. И до сих пор с этим не разобрался. Я не собираюсь тебя винить, потому что... будь ты девушкой, которая не стала бы сражаться за свою любовь, и ты бы стала Пожирателем или погибла. По крайней мере, мне так кажется. А твоей смерти я не хочу в любом случае. Просто... я считаю, что если ты любишь человека, то должен думать о его мнении, его желании, его удобстве. Знаю, не всегда выйдет, знаю... но это как с учёбой. Ты можешь чего-то не знать, что-то завалить, позволять себе лениться и отвлечься - но учиться всё равно должен хорошо. Так и тут. Ты же, Лина, не думала обо мне. Ты хотела заполучить меня, чтобы я был рядом любой ценой - и тебе было плевать на то, что я об этом думаю.
  - Нет, Лин. - ответила девушка. - Я понимала, что ты захочешь меня касаться, и потому готовила себя к этому, хотя мне неприятны чужие прикосновения. Я хотела узнать побольше о тебе. Я...
  - Это не имеет значения. Что бы там ни было после, но когда ты разрабатывала свой план, то думала о том, как заполучить меня, а не о том, что мне будет хорошо. Или я неправ?
  Девушка покинула стул и приманила к себе ещё одну безличную подушку, на которую и уселась, скрестив ноги, прямо напротив парня.
  - Неправ. - затем сказала она. - Потому что я единственная, кто могла бы тогда спасти тебя. Точнее, думала так. С Дафной ты бы стал мишенью, а Кей уехала бы в любом случае, и кто знает, что у вас получилось бы тогда. Я же могла предоставить какую-никакую защиту от Пожирателей. Плюс... Аполлон, я смотрела на тебя и думала, что вижу парня, скрывающего очень много боли, и рассказы Бет это подтверждали. И потому считала, что я и только я знаю, как снять эту твою боль, ибо чувствую такую же у себя. Ни Кей, ни Дафна - я.
  - Лина, ты притворялась сочувствующей Пожирателям. Даже потворствовала игрищам малолетних ублюдков. И ты считаешь, что сумела бы спасти меня от участия во всём этом?
  - Я была молодой влюблённой девочкой. Я жила в эпицентре зла и пыталась противостоять ему. И я хотела, чтобы парень, которого люблю, был рядом и поддерживал меня. - Лина не отводила взгляда, но голос понизила. - И если я ради этого нарушила какие-то моральные нормы...
  - Мне плевать на моральные нормы, Лина. Но я и так был бы рядом и поддерживал тебя, даже выбрав Кей. А этими стираниями памяти ты сделала только хуже. Заставила меня думать, что в нашей паре я буду заботиться о твоих нуждах, желаниях и счастье, но ты сама будешь решать, в чём состоят мои нужды и желания, и заботиться именно о выдуманных тобою, а не о реальных.
  На какое-то время повисла тишина, а затем Лина тяжело вздохнула.
  - Ты изменился, Лин. - она подтащила к себе ещё одну подушку и прижала к груди. - Ты стал... равнодушнее.
  - Равнодушнее?
  - Прежний ты был более чутким. Старался бы понять меня, а не обвинять. И в целом... когда ты начал худеть, то я думала, что это будет очень весело. Записывать килограммы, сравнивать, награждать... а ты просто молча бегал один, затем раз в неделю вставал на весы и хоть бы улыбнулся. И с сексом так же. Я ждала, что раз ты дорвался, то будешь воплощать все свои фантазии, позы попробуешь, вообще эксперименты... а ты так. То есть нет, с тобой хорошо, но... я чувствую, что если бы предложили всё это время заниматься сексом в одной позиции, то ты бы и слова против не сказал. А когда я стала увлекаться аниме и предложила тебе, то прежний ты хотя бы постарался - ему есть что тебе предложить, поверь - а ты нынешний только из вежливости и сразу же забросил. Ты изменился, Лин.
  - То есть я уже не такой, каким ты меня полюбила. - подытожил Аполлон. Лина не сказала ничего неправильного, плюс он подумал о том, что она не знала - вроде того, что не против позволить Хачикуджи смотреть, раз уж ей не испытать такого.
  - Я знала, что ты изменишься. - ответила девушка, прижимая к себе подушку. - Я не думала, что ты изменишься в такую сторону.
  И опять молчание подготавливало их к тому, что сейчас будет сказано. Слова, которые нельзя будет отменить.
  - Давай расстанемся, Лина.
  Девушка промолчала.
  - Я не буду тебя выгонять, потому что тогда ты умрёшь. Но как парочка мы расстанемся. Никаких поцелуев, объятий, секса, вообще спать вместе. А когда Сам-Знаешь-Кто падёт, когда всё закончится... ты уедешь в Британию.
  Лина продолжала молчать и прижимать к себе подушку.
  - Мне давно нужно было это сделать. И так будет лучше для всех нас. - закончил Аполлон, девушка сморгнула и неестественно спокойным тоном сказала:
  - Я всегда знала, что так будет. С тех самых пор, как ты окунулся в мой Омут Памяти. Знала, что ты там увидишь и как воспримешь. Но за это время стала надеяться, что удалось избежать, удалось исправить... - она вновь, уже подольше, закрыла и открыла глаза. - Спасибо тебе, Лин. Спасибо за всё. Всё было не так, как я мечтала, но гораздо лучше, чем опасалась. Спасибо.
  - И тебе спасибо, Лина. Я не хочу этого, но думаю, что так всем будет лучше. И мне с тобой было хорошо. Спасибо и прости за всё.
  Он чисто машинально поклонился - и Лина после секундного замешательства тоже поклонилась. А когда Аполлон вышел из комнаты, то вновь уткнулась в подушку.
  И только теперь дала волю слезам.
  
  
  Утром он Ханэкаву не встретил - хотя вышел за пять минут до привычного времени. Ждать и искать не стал, поэтому просто отправился гулять по городу.
  Кей восприняла новость о расставании сдержанно. Аполлон отчётливо видел её радость, но девушка не стремилась показывать это в присутствии конкурентки.
  А вот в кровати она уже не стеснялась и словно бы стремилась работать за двоих. И улыбки нисколько не скрывала.
  Лина из комнаты не выходила вообще - даже ужин пришлось отнести туда. Звуков оттуда тоже не раздавалось, так что Кей даже проверяла заклинанием, жива ли она там. Аполлон чувствовал стыд и подумывал зайти и поговорить ещё раз, но не находил слов.
  Что говорить, всё уже сказано.
  Однако он всё равно думал о том, что именно сказал Лине, когда бежал трусцой по медленно опустевающим улицам. Возможно, надо было мягче. Спокойнее. Не обвиняя.
  Лина права - он стал наплевательски относиться к себе и окружающим. Всё же, видимо, смерть Бет сказалась куда сильнее, чем можно было подумать. Слишком много он потерял с гибелью подруги детства.
  Надо будет так или иначе съездить к её дому. Проститься. Разобраться, что там с телом, похоронить, если удастся. Вот только когда удастся? Как долго Сами-Знаете-Кто будет наводить ужас на магическую Британию и быть смертельной угрозой для всех них?
  
  Хачикуджи Аполлон вновь встретил на перекрёстке. И хотя девочка обернулась на его оклик, но радостной не выглядела.
  - Хачикуджи, я прежде всего хочу поблагодарить тебя. Ты не просто спасла мне жизнь, но аж два года спасала её каждый день. Даже не знаю, чем тебя отблагодарить.
  - Не за что, Апоро-сан.
  Аполлон посмотрел на зашагавшую рядом с ним девочку, а затем спросил:
  - Слушай, меня нисколько не беспокоит, что ты пыталась при первой встрече увести от дома. Нисколько не обижен и всё в порядке.
  Хачикуджи молчала до тех пор, пока они не подошли к железнодорожному переходу, уже закрытому мигающим и пищащим шлагбаумом. И за несколько секунд до поезда сказала:
  - Мир мёртвых всегда враждебен миру живых.
  Поезд проехал, вселяя неосознанный ужас перед громким быстрым существом. Аполлон почувствовал, что его волосы зашевелились от воздушного потока, но Хачикуджи стояла нетронутой.
  Не принадлежащей этому миру.
  Поезд прошёл, и они двинулись дальше.
  - Я не просто блуждающий дух, Апоро-сан. Я - кайи. Порождение человеческого разума, не желающего возвращаться домой, где ему вопреки названию хуже всего. И я должна искать людей, которые тоже не хотят возвращаться, и уводить ещё дальше так, чтобы они и впрямь не вернулись.
  - Но я же вернулся.
  - Как и Арараги. Я просто не хочу это делать, да и вы оба показались мне симпатичными. Но я всё равно кайи, и должна делать то, что делают кайи.
  - А что делают кайи?
  Они шли по деловому кварталу, с возвышавшимися блоками офисных зданий и бледными телами выходящих оттуда на обед. Некоторые посматривали на Аполлона, но никто не реагировал на шагавшую рядом с ним девочку. Очевидно, просто не замечали.
  - Когда твоё тело повреждено, пусть даже это просто царапина - в рану лезут микробы. Когда повреждены твои разум и душа - в рану лезут кайи.
  - Тогда они должны быть у каждого.
  - Я не смогу объяснить это живому. Можешь назвать случайностью, если пожелаешь. Девяносто девять человек испытают жуткий стресс - но лишь к сотому придёт кайи. Девяносто девять девочек умрут в одиннадцать лет - но лишь сотая после смерти станет кайи. Девяносто девять людей проведут ритуал - но лишь сотому откликнется кайи.
  - И как же от них избавиться?
  - Только помочь человеку. Исправить то, что гложет его изнутри и привлекает кайи. Тогда ему не за что будет цепляться, и оно уйдёт. Хотя некоторые считают, что проще убить человека, потому что кайи могут быть опасны для окружающих, но в основном это подростки, и не у всех поднимется рука.
  Они стояли и смотрели на начало длинной лестницы, ведущей к храму. Несколько ступеней уже слегка потрескались, а перила начали зарастать зеленью.
  - Здесь действительно много духов, Апоро-сан. Арараги даже пришлось запечатывать их тут, а потом драться с хозяином этих мест. Будь осторожен, если продолжишь бегать сюда. Если печать сорвут, то храм может стать опасным.
  - А почему здесь так много духов?
  - Потому что в городе сейчас находится самый опасный из всех кайи. Король, способный сожрать любое другое кайи. Я не назову его имя, настоящее имя и внешность. Но ты можешь не опасаться.
  - Получается, этот город какая-то опасная зона?
  - В некотором роде. Арараги меньше чем за год помог уже шестерым девушкам, так или иначе связанным с кайи. Ты седьмой.
  - Семь у волшебников считается магическим числом.
  Они шли по лесу, и ветер трепал их волосы - на этот раз и у Хачикуджи тоже. Девочка вообще приободрилась и пританцовывала так охотно, что ещё немного - и взлетит на своём розовом рюкзаке.
  - Насколько это плохо - быть мёртвой?
  - Я не смогу объяснить это живому. Мёртвые больше видят - но мало что могут рассказать. И они не ощущают всего того, что чувствует живой. Я не ощущаю этот ветер - а ведь я кайи и потому более живая, чем обычный дух.
  - Поэтому позволяешь Арараги тискать тебя, потому что от такого чувствуешь себя более живой?
  - Апоро-сан, не превращай меня в извращенку!
  - Прости.
  - Ладно.
  Он продемонстрировал ей двойника, но Хачикуджи это нисколько не впечатлило. Хотя за их ужимками по попытке выкрасить друг друга она понаблюдала с удовольствием.
  - Получается, Арараги как-то притягивает или находит этих кайи?
  - Спроси у него. И вообще попытайся подружиться с ним.
  - Зачем?
  - У него нет парня в друзьях. У тебя тоже. Вы же не будете до конца жизни общаться только с девушками?
  - Словно бы это плохо.
  - Кроме того, ему просто нужен друг, да ещё и волшебник. Ты не последний, кому Арараги захочет помочь. Будут ещё кайи. Возможно, однажды ему потребуется действительно серьёзная помощь.
  - Я подумаю.
  А затем светящийся золотым лис появился перед ними и распустил своё шикарное девятихвостое оперение. Кицунэ посмотрел на него и сказал голосом Кей:
  - Аполлон, возвращайся домой. Как можно быстрее. У нас гости.
  
  В дверь дома Аполлон постучал с зажатой в кулаке волшебной палочкой. Слишком неожиданные гости, а от опасности их никто не избавлял.
  Открыла ему улыбающаяся Кей.
  - Заходи, Аполлон. - сказала она, складывая пальцы в условный жест, который они как-то отрепетировали на всякий случай, но до сих пор не применяли. - Всё хорошо. Всё даже слишком хорошо.
  Аполлон всё же не спешил опускать палочку - до момента, когда зашёл в дом и взаимно уставился на сидевшего за обеденным столом гостя.
  А затем светловолосая девушка с двумя длинными косами вздохнула и сказала:
  - Боже, Аппо, тебя совсем не узнать.
  
  - Волдеморт мёртв. - повторила Дафна для Аполлона, когда они собрались все вместе. - Мёртв настолько, что его имя можно и нужно произносить без страха. Многие Пожиратели смерти тоже убиты или схвачены.
  - Корбан Яксли? - мигом спросил парень.
  - Схвачен и осуждён на пожизненное в Азкабане.
  Над столом раздался общий вздох облегчения.
  - Правда, имелись сведения, что он отправил людей в Японию. - добавила Дафна, и все опять напряглись. - Я здесь ещё и поэтому.
  - Дафна, ты что, важной шишкой стала? - удивилась Кей. Девушка посмотрела на неё, вздохнула и попросила чаю.
  - В общем. - начала она, когда Кей метнулась к плите. - После вашего телепорта я, как и говорила, сразу отправилась к Дамблдору. Мы поболтали, и он не стал вас осуждать, сказав, что у каждого свой путь. Мне же посоветовал проучиться в Хогвартсе последний год - ну, вы понимаете, "мирная жизнь важна даже во время войны" и всё такое.
  Все закивали.
  - Я и осталась, ибо почему нет. Хотела вступить в этот ОД, но Поттер на следующем году не продолжил его... хрен знает почему. А спрашивать и тем более критиковать было опасно. Он мигом стал Избранным, бывшие хулители ластились, бешеная популярность у девчонок, а когда стал капитаном сборной по квиддичу и начал набирать команду, то люди из других факультетов пытались вступить - и я не шучу. Не стала тогда дёргать, а просто в маленькое свободное время от подготовки к ЖАБА начала заниматься самой. Тем более что... без вас троих учёба была неимоверно одинокой и скучной.
  Теперь все погрустнели, и Аполлон даже начал извиняться, но Дафна прервала его взмахом руки.
  - Ненадолго. Кто-то заметил, как я тренирую боевые заклинания, начали подходить с просьбой заниматься вместе, мальчики с девочками без намёка на флирт... ну и образовались в такую небольшую, но плотную группку. Старались вообще друг друга поддерживать, потому что, ну... это были очень плохие времена.
  В общем молчании Кей подала ей чашку, Дафна поблагодарила, дунула на чай и продолжила:
  - Каждую неделю что-то происходило. Кто-то умирал - и хорошо если умирал. Людей находили разорванными на части, лишившимися рассудка, запытанными до смерти... Детей делали оборотнями в назидание родителям. Великаны устроили хаос в мире маглов - неимоверными усилиями удалось списать на ураган. Человек пришёл с работы домой и увидел, как его жена сидит и смотрит в стену, потому что пробравшийся дементор высосал ей душу...
  Холод и ужас в комнате стал почти ощутимыми, особенно когда Дафна с невероятно грустным лицом добавила:
  - А потом, в конце учебного года, Пожиратели ворвались в Хогвартс. И убили Дамблдора.
  Никто даже не знал, как реагировать, и все молча слушали продолжавшую рассказывать девушку.
  - После этого казалось, что всё закончилось. Пожиратели фактически захватили Министерство Магии и поставили министром Пия Толстоватого, которого контролировали Империусом. Официально это всё было оформлено как чистка рядов от Пожирателей, но в такое верили только совсем идиоты, особенно когда началась официальная охота за Гарри Поттером и начали выявлять "магических выродков" - то есть тех, у кого в роду так или иначе был магл. Поттер исчез, несколько месяцев никто не знал, где он и что делает, Дамблдор мёртв, объявленные в розыск Пожиратели Смерти спокойно ходят по улицам... в общем, весёлое времечко. Многие просто бросили свои дома и, как вы, свалили из страны. Или просто жили на природе, а то и пытались в какое-то сопротивление... ну и я среди них.
  Дафна наконец стала пить чай, маленькими глоточками.
  - Интересного мало было, кстати. Слушали радио, организованное одним из членов ОД, пытались проработать хоть какой-то план ответного удара, собирали крохи информации о погибших... ну и прятались от егерей, которых рассылали за группами вроде нашей. Впрочем, мою защиту никто из них не пробил. - хвастливо заявила она, слегка осветив общую хмурость. - В районе года так просуществовали, а потом... потом Поттер объявился, да так, как никто бы не смог. Проник в "Гринготтс" и мало того что сейф обчистил, так ещё и свинтил на одном из тамошних драконов. И заявился в Хогвартс. Тот тоже под власть Пожирателей попал, с их порядками, но пока основные силы всполошились и стянулись - защитники замка успели скинуть врагов, включить всю свою защиту и мобилизоваться. А заодно начали рассылать во все стороны и всеми способами призывы о помощи - который уловила и я.
  На короткое время Дафна замолчала, и никто не торопил её продолжать.
  - Знаете, ребят... мне кажется, это войдёт в историю. Потому что все - и Поттер, и Волдеморт - начали стягивать к Хогвартсу своих союзников. И не только стягивать... слухи о том, что происходит, распространились невероятно быстро и многие... очень многие просто поняли - это последний шанс. Они всё равно не смогут жить при этом режиме ненависти, лжи и разрушения, так почему бы не умереть, сражаясь против него и стараясь прихватить с собой хоть кого-то? Потому люди прибывали и прибывали в замок, поодиночке, маленькими ручейками, и сражались с Пожирателями в стенах, где провели семь лет чудесной жизни... а самая большая волна пришла после того, как Гарри Поттер обманул Волдеморта и заставил того поверить в свою победу. Прибыли волшебники, прибыли кентавры, а когда Пожирателей погнали в замок, то там напали домовые эльфы. У них у всех просто не было шансов, на каждого приходилось пятеро, а когда Гарри Поттер сразил Волдеморта, то... всё закончилось. Я сражалась там, я видела смерти многих, я еле сумела залечить рану от каменного осколка, одного из тысяч после разрушения стены великаном... - Дафна слегка прикоснулась к боку. - Но мы победили. И теперь занимаемся восстановлением порядка, отловом немногих сбежавших, привлекают всех кого можно... включая меня.
  - Тебе надо поговорить с семьёй Кей. - сказал Аполлон, когда Дафна закончила рассказ и углубилась в чай. - Они вроде как кого-то ловили...
  - Что? - всполошились Кей и Лина.
  - Знаю. - спокойно ответила Дафна. - Я ведь сюда благодаря им и попала, знаешь ли. Уже поговорила, уже получила все сведения, и осталось последнее. Кто куда едет?
  Все вновь замолчали, поглядывая друг на друга и словно интересуясь, правильно ли поняли. Тишину вновь разрушил Аполлон:
  - Мы буквально на днях решили, что Лина в таком случае уедет в Британию, а я и Кей останемся здесь.
  Дафна на этот раз увлеклась чаем подольше, а потом задумчиво сказала:
  - Вот хочется мне узнать, что между вами такое было тут. Но чувствую - если начну узнавать, то окунусь в тот ещё котелок с грязью. Я права?
  - Да. - просто ответил Аполлон. Дафна кивнула и сменила тему:
  - Если всё так и есть, то я могу тебя забрать. - она повернулась к Лине. - Хоть прямо сейчас.
  - Прямо сейчас не надо. - тихо сказала та. - Давай завтра.
  - Завтра так завтра. - не стала возражать Дафна. - А пока что... расскажите, как у вас тут вообще всё?
  
  Дафна вытянула из них правду о том, что уже полтора года занимаются сексом втроём, но нисколько не возмутилась. Наоборот - заявила, что очень сильно удивилась бы обратному. Сама она на Аполлона больше не претендовала в том числе и потому, что нашла себе парня. Правда, особо о нём не говорила, сказав, что "для всех вас он очень скучный".
  Япония её заинтересовала едва ли не больше - тут в основном отдувалась Кей. Впрочем, Линой Дафна заинтересовалась не меньше, даже осмотрела её комнату - и вышла вся восхищённая. Аполлону сказать было нечего, а обо всех призраках и прочем связанном с Арараги и Хачикуджи он умолчал, только спросил Дафну, не знает ли она чего про тело Бет.
  - Я её похоронила. - та мигом помрачнела. - Сразу после разговора с Дамблдором. Восстановила дом, насколько сумела, вроде там уже кто-то поселился, у нас идёт программа по предоставлению жилья тем, кто серьёзно пострадал во время правления Волдеморта.
  Дафна помрачнела настолько, что Аполлону подумалось: а не могла ли она винить себя в смерти Бет? Как-никак отдала приказ напасть на Корбана Яксли. Однако интересоваться он не стал.
  На ночь Дафна, разумеется, не осталась - сказала, что семья Кей предоставила ей ночлег. Лина остаток вечера убиралась в комнате, тщательно сворачивая, упаковывая и укладывая в расширенный заклинанием чемодан всё вплоть до мельчайшей фигурки. Аполлон всё равно подумал, что она и спать будет там же - но когда пришло время миловаться с Кей, то Лина вышла из комнаты.
  - Ребята. - сказала она, залезая на кровать, где Аполлон и Кей уже успели раздеться. - Позвольте мне последний раз, перед расставанием.
  Парень с девушкой взглянули друг на друга и пожали плечами. А затем Кей повернулась к Лине и кивнула. Та тоже успела раздеться, словно и не сомневалась в успехе, после чего поползла к ним.
  Однако вместо Аполлона направилась к Кей - и прежде, чем кто-либо успел что-либо понять, поцеловала её.
  Взасос и с языком.
  Аполлон смотрел на это с широко открытыми глазами, пока Лина не оторвалась от ошеломлённой Кей так, что струйка слюны успела мелькнуть и исчезнуть в пространстве между их губами. А затем она посмотрела на Аполлона и улыбнулась. Не пошло, не игриво - просто мягко улыбнулась и сказала:
  - Нам давно нужно было так сделать.
  
  Кей нисколько не сопротивлялась. Возможно, она прочла в разумах Аполлона и Лины свою участь и решила, что в данном случае расслабиться и получить удовольствие будет лучше всего.
  А удовольствие получали они все. Всё то, о чём Аполлон хотел и не мог попросить, воплощалось в жизнь. Девушки охотно развлекались друг с другом так, словно сами до сих пор себя сдерживали, а их ласки и языки словно зарядились какой-то энергией. Более того - когда показалось, что всё закончилось и Аполлон ушёл в душ, то минуты через три дверь отворилась, девушки зашли, прямо под струями воды опустились перед ним на колени и начали работать языками.
  Призрак появился ещё до этого и попытался погрузить комнату в тьму и сумрак, но Лина стеганула его заклятием, почти не прерываясь. И когда Аполлон наконец растянулся на кровати, то ощутил неведомое прежде чувство абсолютного покоя и блаженства. А когда девушки улеглись рядом, то вытянул руки, обнял обеих и прижал к себе.
  Сегодня у них действительно был секс втроём, а не троих. И, видимо, последний в их жизни.
  
  Лина сразу утром и уехала. Дафна по вчерашней договорённости пришла к десяти, и после её появления девушка взялась за чемодан, повернулась к Аполлону с Кей и поклонилась.
  - Спасибо вам за всё. - тихо сказала она. - За приют, за любовь, за еду, за то, что терпели и выносили меня. Простите за всё плохое, что совершила. Чем бы это ни было, я никогда не желала вам зла. Ещё раз простите и... прощайте.
  Аполлон грустно помахал ей, а Кей обхватила его за бок, вытянула руку - и незаметно для парня показала Лине знак победы.
  Та посмотрела, безо всяких эмоций повернулась к двери и мгновенно вышла. Дафна попрощалась с ребятами и поспешила за ней.
  И закрытая дверь разделила пути их последующих жизней.
  
  
  - В общем, смотри. Жить ты будешь в Лондоне, под охраной. Хотя жить, честно говоря... мотаться на допросы всё время. - махнула рукой Дафна. Девушки сидели на циновках в одной из комнат особняка клана Ока, где дожидались конца подготовки к возвращению в Британию. Лина молча кивнула.
  - Только ничего не бойся. Я объяснила твою ситуацию, плюс возиться больше будут с Омутом Памяти. Скоро оставят в покое и тогда можешь жить как пожелаешь.
  Ещё один кивок. Дафна взглянула на Лину и слегка нахмурилась.
  - Слушай, если уж так... Аппо всё-таки не тебя выбрал?
  - Сама видишь. - только и ответила Лина. Дафна помолчала, а затем придвинулась к девушке и схватила ту за плечи.
  - Лина. - даже слегка встряхнула. - Жизнь на нём не сходится. Я знаю, как он был тебе дорог, и знаю, что будет очень больно, но ты сможешь это пережить.
  - Я переживу. - Лина самую капельку улыбнулась. - Я... просто не знаю, как.
  - Слушай, я... потеряла многих. - Дафна продолжала держать её за плечи. - Мы все потеряли многих. И потому я... поняла, что не хочу разбрасываться людьми. И больше не хочу называть их глупыми. Ведь... даже если глупый... это всё равно больно... - она неожиданно начала всхлипывать, и теперь уже Лина потянулась обнять её за плечи. - Так больно терять...
  Девочки сидели какое-то время просто держась друг за друга, соприкасаясь лбами и плача. А затем Дафна рукавом мантии утерла слёзы.
  - Давай дружить. - тихо сказала она. - Не так, как в школе. Честно говоря, я никогда не думала плохо о тебе и... не была так настроена против, как Кей, но всё равно... он стоял между нами. Теперь же не стоит, и... давай дружить. Я ведь всё ещё плохо тебя знаю, хотя... ты, можно сказать, моя лучшая школьная подруга...
  - Ты изменилась, Дафна. - улыбнулась Лина сквозь ещё продолжающиеся слёзы. - И я изменилась. У меня теперь очень дикие увлечения.
  - Я работаю над заклинанием по избавлению от ушной серы. Думаю, мы сработаемся.
  - Может. Но Дафна... мне тогда надо кое в чём признаться тебе.
  - Ты о том, что стерла нам всем память в то Рождество?
  - Э? - Лина изумлённо уставилась на девушку.
  - Я и так думала, что тут что-то нечисто. - вздохнула Дафна. - А после падения Волдеморта специально заглянула в архив Министерства и раскопала это дело. До чего же дошла коррупция, что удалось с такими уликами всё замять...
  - Это...
  - Я тебя не виню. Да, вышло нехорошо, но полностью тебя понимаю. Плюс Аппо именно это увидел в Омуте, так? Иначе бы простил тебя. Да и знаешь... я бы не смогла. Не смогла бы провернуть всё так быстро и так хорошо. Потому даже... восхищаюсь, что ли.
  - Я и сейчас не смогу. - опустила взгляд Лина. - Тогда словно... мобилизовала себя всю. Чудо, что вообще вышло. И постой... Дафна, ты так просто взяла и заглянула в архив Министерства?
  Блондинка улыбнулась, встала и протянула Лине руку, за которую та мигом ухватилась.
  - Ты же не думаешь, что я рассказала всё? - сообщила она, вытирая остатки слёз. - О многом пришлось умолчать. Так что идём, выслушаешь мою полную историю... и продолжишь свою.
  
  Кей направилась в комнату ещё до того, как за Дафной и Линой закрылась дверь. Когда Аполлон зашёл следом, то девушка уже сидела на диване, обнимая кота, которого так любила тискать Лина. Парень сел рядом, не зная, что сказать в такой ситуации, однако Кей заговорила сама:
  - Аполлон, я хочу признаться тебе в лжи.
  - Какой?
  - Я говорила, что это дедушка заставил нас жить втроём. На самом деле это я его уговорила на такое.
  - И зачем?
  - А ещё я хочу извиниться. Потому что сразу после смерти Бет думала, что Лина окажет тебе поддержку, и не хотела вмешиваться. А когда поняла, что у вас не выходит, то ты уже ходил по дому и ни с кем не общался.
  - Так и зачем?
  - Поддержка же. Аполлон, ты не видел себя со стороны, но был почти как Лина, когда мы познакомились. Даже хуже. На всё плевать, на всех плевать, замкнуться в своей раковине. И я знала, что мои родители и твоя мама не помогут тут. Особенно твоя мама - моя ещё как-нибудь сообразила и постаралась, но твоя выдумала бы себе что угодно, лишь бы не оказывать тебе помощь. Или я неправа?
  - Скорее права.
  - Ну вот. И потому попросилась жить с тобой и Линой, чтобы постараться успокоить тебя, вернуть к жизни. А для этого старалась обеспечивать максимальный комфорт. Хочешь бегать - бегай, даже вдохновлю. Режим питания - отлично. День бургеров - хорошо. Всё для того, чтобы ты не чувствовал стресса, одни лишь любовь и обожание, и приходил в себя.
  - Значит, совместная постель тоже была твоей задумкой?
  - Да. Мне совсем не нравилась и не нравится эта идея, но так ты должен был лучше восстанавливаться. А ради этого я бы и не на такое пошла.
  - Вроде готовки без палочки?
  - Наверное. Просто хотела... даже не знаю, почему. Может, что-то такое передалось, пока читала твои чувства, проверяя, как ты приходишь в себя. Теперь буду готовить с ней, а то в самом деле глупо выглядит.
  - Значит, всё это было ради меня?
  - Я люблю тебя, Аполлон. Люблю с того момента, как мы встретились взглядами и я признала в тебе самого дорогого человека. И никогда не разочаровывалась в тебе, даже когда казалось, что выбрал Лину и надо искать другого парня. Я люблю тебя, Аполлон, и всегда любила.
  - И я люблю тебя, Кей. - они прервались на поцелуй. - Прости, что висел на тебе таким грузом.
  - Всё нормально, Аполлон. Я хочу провести с тобой всю жизнь, и если два года из неё пришлось заниматься восстановлением и обхаживанием тебя, то и хорошо.
  - Спасибо. И Кей... думаю, теперь мы сможем провести ритуал.
  - Какой ритуал?
  
  Аполлон впервые был за пределами дома такой поздней ночью, и это даже будоражило его. Его вообще после той последней ночи многое будоражило, словно зверь внутри проснулся после долгой спячки и набивал брюхо. Видимо, Кей права - он действительно всё это время восстанавливался.
  Девушка в белом платье стояла рядом, крепко держала за руку и внимательно смотрела на то, как Ошино расставляет свечки на полу огромной комнаты внутри всё той же заброшенной школы. Расставлял он их явно со смыслом, но в образовывавшейся фигуре угадывался треугольник.
  Ещё двое участников не спешили делиться своими наблюдениями. Дедушка Кей слегка пошушукался с внучкой в уголке, после чего накинул маску серьёзной молчаливости. Арараги сам смотрел на фигуру из белых точек с недоумением, однако спрашивать не торопился. Он в кои-то веки был без сопровождающей девушки и перекинулся с Аполлоном парой слов, однако темень за окном не располагала к приятной беседе. Аполлон помнил наставления Хачикуджи, но не очень понимал, как именно подружиться с Арараги. Возможно, следовало просто поговорить, но пока что было не до разговоров.
  Призрак должен был явиться очень скоро, однако Ошино только сейчас начал зажигать свечи - такое впечатление что нарочито неторопливо. Наконец он закончил и подманил Аполлона и Кей.
  - Встаньте сюда. - указал он на край фигуры. - Когда юрэй появится, то Ока-сан начнёт молитву. Вы же стойте, держитесь за руки, можете даже обняться, дабы показать, что любите друг друга и об измене речи не идёт. Арараги-кун, ты свою роль знаешь.
  - Ага. - тот помрачнел. Эта роль для Аполлона была загадкой, но времени выяснять не было - он вместе с девушкой вступил в указанное место.
  Минуты шли, но ничего не происходило. Троица слегка отошла назад, но по-прежнему стояла и смотрела на них. Кей всё так и стискивала его руку, а затем тихо прошептала в ухо:
  - Может, оно действительно только после секса появляется? По логике вполне...
  - И что ты предлагаешь, сейчас им и заняться при троих парнях, один из которых твой дедушка? - прошептал в ответ Аполлон, и Кей хихикнула. И этот звук словно послужил сигналом - по обратную сторону от горящих свечей появилась рыжеволосая фигура в белом одеянии.
  Это точно не Бет - незнакомая азиатка, чьё лицо исказилось от ненависти. Он от страха и неожиданности просто спутал, но теперь собирался избавиться сразу от обеих.
  От юрэй. И от тени Бет в своём сердце.
  Дедушка Кей забормотал молитвы - и призрак, двинувшийся в сторону парочки, застыл уже внутри треугольника. Женщина стояла, и лицо ещё больше искажалось ненавистью, глаза закатились, рот стал расширяться подобно трещине после землетрясения...
  А затем комната дрогнула, и такие же трещины побежали по стенам. Аполлон обхватил Кей, но объятья ничуть не изменили обстановку. Наоборот - юрэй двинулась вперёд, и даже увеличивший громкость старик не мог её остановить. Трещины стали ещё больше, здание застонало от неожиданной боли, и с потолка повалила штукатурка.
  Ещё немного - и комната начнёт разваливаться. Аполлон взглянул на подходящую мелкими шажками юрэй, на стоявшего без движения Ошино и словно изготовившегося рвануть вперёд Арараги.
  А затем посмотрел прямо в глаза Кей.
  Это всегда казалось чем-то непристойным - даже на фоне всех этих ночей. Но сейчас он спокойно разглядывал жёлтые глаза своей девушки, в которых уже начал появляться страх. Страх и беспокойство за него.
  Он с первого взгляда её приметил, но даже не думал как о возможном варианте. Пока они не встретились в коридоре и Кей, что-то уловив своей легилименцией, не заглянула ему в глаза. С этого дня она стала флиртовать с ним - а он, уверенный в своём уродстве, никак не мог поверить в случившиеся и переживал это лишь во влажных мечтах. Однако затем её флирт просто стало нельзя игнорировать, он признался - и Кей ответила взаимностью. И пусть даже оба забыли об этом и Аполлон какое-то время встречался с Линой, но Кей всегда отвечала ему взаимностью и даже пыталась отбить - отступив после мысли о том, что должна уважать выбор парня.
  И теперь он смотрел на девушку, и связь между ними словно заработала в обратную сторону. Теперь Аполлон читал её и видел, как же сильно Кей выстрадалась за эти годы, угождая и фактически прислуживая ему, слепо идя на поводке своей любви и даже не понимая, насколько себя гробит.
  А ведь он почти прошёл по грани. Почти стал человеком, который воспринимает такое как должное. Почти привык к полному обслуживанию, к тому, что всё делают за него.
  Всё, хватит.
  - Кей. - сказал он, положив руки на плечи девушки и слегка отряхнув их от штукатурки. - Юрэй приближается. Если мы хотим жить, и жить счастливо, то я должен доказать свою любовь к тебе!
  - Аполлон, зачем так громко. - та одновременно улыбнулась и сморщилась, но парень орал не для неё, а для парней, стоявших неподалёку.
  Для дедушки Кей.
  И для себя.
  С плеч он перенёс руки на пылающие жаром щёки девушки и тут же как можно более страстно поцеловал её. Краем глаза отметил, что и без того медленная юрэй ещё больше затормозила, а потолок словно бы стал меньше трещать. Но не остановилась.
  Что ж... дойдём до конца.
  Он вновь коснулся её плеч, на этот раз заводя руки за лямки платья и отодвигая их. Кей округлила глаза и приоткрыла рот, но ничего не сказала. Как и мужчины. Старик не прервал молитву даже когда платье его внучки полностью упало на пол, а через несколько секунд к нему присоединились его джинсы и футболка с кактусом.
  Оба легли прямо на них, оставшись в одном белье и незабвенно целуясь. У них была уже сотня ночей, но сейчас должна быть особенной. И начал Аполлон с того, что сам раздел девушку. Для него это было важно - Кей обычно раздевалась сама, в постель они залезали уже голые.
  Но теперь всё по-другому. Теперь он сам расстегнул чёрный лифчик и стянул с неё трусики, а затем зарылся в щель между её ногами. Подобное он делал не очень охотно - ибо привык к обслуживанию. Однако сейчас всё иначе, и он приступил со всем возможным усердием. Всё-таки кое-что знал, и Кей сначала вздрогнула, а затем простонала. А когда Аполлон заработал языком ещё усерднее, то сжала его голову бёдрами, а руками вцепилась в волосы.
  Он не стал заканчивать, вместо этого поцелуями поднявшись вверх по животу, обласкав большую, мягкую, успокаивающую грудь и вновь добравшись до губ. Они целовались так самозабвенно, словно это был их первый раз - но Аполлон и чувствовал себя словно в первый раз. Даже волновался так же, и не сразу сумел войти в неё - но как только они соединились в одно, то всё волнение ушло.
  И пришла эйфория.
  Его душа действительно пострадала от смерти Бет. И сейчас, когда он лежал на мягкой Кей, чьи руки обвивали его спину и стоны могли разбудить глухого, под звуки непрекращающейся молитвы, с жаром ближайших свечей и застрявшим в разумной части мозга осознанием несуразности момента... каждый толчок словно возвращал часть души, воскрешал, обновлял, добавлял ингредиент в зелье его жизни...
  Он приподнял голову и посмотрел на юрэй. Та неожиданно присела, пристально разглядывая их. Ненависть из её глаз никуда не ушла, но в этом состоянии Аполлон неожиданно всё понял.
  Юрэй не ненавидела чисто его. Она ненавидела изменщиков, тех, кто клянется в любви к девушке, а затем предаёт её ради другой. Обещает - и отвлекается. Не может выбрать и не желает.
  Юрэй не желала убивать его и уж тем более не хотела зла Кей. Она всего лишь хотела, чтобы в мире был кусочек справедливости, любви и верности - кусочек, который не достался ей. И готова была растерзать любого разрушающего этот кусочек. Она не поняла ситуацию - но Аполлон и сам её не слишком понимал.
  Злодеем здесь был не дух, а он сам. И потому Аполлон, не прекращая двигаться, сказал наклонившейся юрэй:
  - Прости. Прости за всё. Я поступил как последняя сволочь. Я не оценил эту прекрасную девушку и весь её вклад в меня. Прошу, дай мне ещё один шанс. Теперь я буду о ней заботиться, и ни за что не взгляну на другую. Пожалуйста.
  Юрэй посмотрела на него, и в её глазах всё ещё горела ненависть. Аполлон не смог глядеть в ответ, тем более что Кей вцепилась ногтями ему в спину, что было знаком - долго она не продержится. Поэтому парень фактически свалился на неё и продолжил двигаться, возвращая себе вкус к жизни.
  Наверное, они кончили одновременно - Аполлон не знал, его в этот момент захватила такая эйфория, что лишь через полминуты смог осознавать мир.
  Юрэй растаяла - и теперь он точно знал, что больше она не вернётся. Кей под ним тяжело дышала.
  А молитва прекратилась.
  
  - Я бы выдал тебе медаль, магик-кун, если бы не пожадничал денег на неё. - только и сказал Ошино, когда они вернулись в комнату, по-прежнему освещённую зелёным светом и с безмолвной девочкой в углу. Арараги отошёл к ней и присел на корточки, а Ока-сан остался стоять неподалёку. Кей, вся красная и пытающаяся разгладить на себе платье, жалась к Аполлону.
  - Юрэй больше не появится? - спросил он чисто для облегчения.
  - После такого? - Ошино не стал забираться наверх и просто уселся на одну из парт. - Разумеется, не появится. Ей бы и поцелуя хватило, если что, это относительно безобидный дух.
  Ей бы хватило - но не ему. Однако Аполлон не стал такое говорить. Слишком много придётся объяснить, в том числе то, что сам не до конца понимает.
  - В таком случае спасибо вам большое. - он поклонился и вместе с держащейся за него Кей пошёл к выходу, попутно попрощавшись со всеми. Арараги махнул рукой, а вот дедеушка Кей вышел вслед за ними. Когда они очутились снаружи, то Аполлон обратился к ней:
  - Иди домой. Я скоро буду.
  Кей молча кивнула и трансгрессировала, а парень повернулся лицом к старику.
  - Мои родители застукали меня и бабаню в постели, когда нам было шестнадцать лет. - начал тот первым. - Они тут же прикрыли дверь и крикнули, чтобы мы продолжали. Я потом вышел весь красный, ожидая наказания, то никто и слова не сказал. А когда спросил, почему не ругают, то засмеялись и объяснили, что секс - одно из лучших занятий в жизни. И что они знают меня достаточно, чтобы понять - я займусь сексом лишь с девушкой, которую люблю. Поэтому о каком наказании может идти речь, если они наоборот, необычайно рады за меня?
  Аполлон вежливо улыбнулся - и неожиданно грустно подумал, что с таким стариком и его бабаней в родителях он, возможно, вырос бы совсем другим человеком. Не таким, что несколько месяцев мнётся признаться девушке - из-за чего всё это и произошло.
  - Всё равно извините. - поклонился он. - Не думаю, что вам было приятно созерцать эту картину.
  - Да уж, пожалуй, я даже выну её из памяти. - подтвердил старик. - Или заретуширую. Но, Аполлон Хилл. - он произнёс его имя и фамилию так, что "р" вместо "л" всё равно было слышно. - Если бы я считал вас недостойным моей внучки, то давно бы нашёл способ спасти её. А так... она выбрала, и ни разу не пожалела о своём выборе. Даже если отфильтровать её восторги, то вы всё равно не выглядите одним из тех балбесов, что будут лежать на диване и требовать кормиться с ложечки.
  - Спасибо вам за ваше доверие. - ещё раз поклонился Аполлон, думая, что как раз к такому был очень близок.
  - И вам за заботу о дочери. - ответно поклонился старик.
  Трансгрессировали они практически одновременно.
  
  Кей ждала его в коридоре, всё ещё красная.
  - И что это было, а, Аполлон? - спросила она, грозно сверкая глазами.
  - Изгнание духа. - сообщил парень.
  - Да уж, я и в самом деле думала, что дедушка из тебя дух выбьет! - рассмеялась девушка. - Но серьёзно, это было...
  - Волнующе? Страстно?
  - Да. - она ответила с мягкой улыбкой. - Я ещё никогда не чувствовала тебя настолько сильно. Словно мы всё время до этого лишь разминались.
  - Наверное, так и есть. - он обнял её и провёл рукой по белым пикам волос. - Идём спать?
  - Идём. И давай всё же спать, у меня такое чувство, что совсем вымоталась.
  - Тоже. И, Кей... с завтрашнего дня я помогаю тебе в уборке и готовке.
  - Не разевай рот. Кухню я тебе не уступлю, и не надейся.
  - А где-нибудь через неделю пойду узнавать, можно ли устроиться экспериментатором.
  - Ты серьёзно? - Кей даже прервала начатый было зевок.
  - Да. - кивнул он. - Я должен кем-то работать. И раз знаний не думаю что растерял и шесть лет Хогвартса есть как-никак... может, и примут.
  - Я сообщу дедушке.
  - Кей, не надо...
  - Надо. Он всего лишь поможет с устройством, удерживаться на месте будешь уже сам. И удержишься.
  - Теперь точно не подведу.
  - Не подведёшь. - Кей обхватила его. - А почему через неделю?
  - Потому что эту неделю мы будем выбираться в разные места. Кино, аттракционы, выставки и всё такое. И развлекаться. Добьём остатки всего плохого.
  - Хорошо.
  
  Но оказалось, что всё ещё не закончилось.
  В следующий понедельник вечером, уже даже после ужина, на их пороге возник Арараги, весь задыхающийся от долгого бега.
  И сообщил, что Шинобу пропала, и её нужно срочно найти.
  
  
  - Как Ошино-сан её упустил? - спросил Аполлон, когда они с Арараги вышли из дома; Кей не горела желанием идти в ночь искать невесть кого. И Аполлона упрашивала не ходить, но тот решил, что искать потерявшуюся маленькую девочку надо найти без раздумий.
  - Ошино уехал. - отозвался Арараги, вскакивая на велосипед; оказывается, он так от езды запыхался. - А Шинобу, видимо, сама ушла за пончиками, и я не успел её перехватить. Её нужно срочно найти, потом расскажу обо всём, если захочешь. Хачикуджи, Камбару и Надеко тоже ищут, если что. Спасибо за помощь! - и он быстро укатил, Аполлон даже не успел уточнить подробности. Осталось лишь качать головой и оглядываться.
  Даже если Шинобу очевидно что-то сверхъестественное, то ночной город всё равно не для маленьких девочек. И вряд ли это ловушка - во-первых, уже некому её устраивать, а во-вторых, тогда бы его зазвали в конкретное место. А хотели бы напасть вне дома - напали вчера, когда они с Кей тренировались и занимались сексом в лесу.
  Так... куда может пойти в ночном городе сверхъестественная маленькая девочка, которая хочет пончиков?
  
  Кондитерских было не так много, как лапшичных, и к появлению звёзд на небе Аполлон успел трансгрессировать ко всем. Но девочки нигде не появлялось, и продавцы на вопрос о ней только разводили руками и встревоженно рекомендовали обратиться в полицию. Аполлон благодарил, прекрасно понимая, что от полиции маглов тут толку мало. На улице он тоже девочку не встречал, единственной заметной встречей была какая-то девушка в оранжевой кепке и вроде такой же куртке - не удалось особо рассмотреть, ибо та при встрече мигом шарахнулась в тень и надвинула на глаза и так низко сидящую кепку. Это заинтересовало Аполлона настолько, что через несколько шагов он обернулся.
  Девушка смотрела ему вслед, но тут же вновь надвинула кепку и шмыгнула в ближайший переулок.
  Наверное, очередной дух. Или обычная скромная девочка, хотя для них уже слишком поздно. Или знакомая Арараги... а случайно не та самая Надеко, что тоже Шинобу ищет?
  Разыскать бы, поинтересоваться успехами, да она наверняка уже далеко. Ладно, пускай так, а пока что искать дальше.
  
  После, кажется, шестой кондитерской он вышел и устало посмотрел на ряды зданий. Те уже горели разными огоньками - люди сидели дома и готовились ко сну, даже на улице никого не было видно.
  О не, чей-то силуэт шевельнулся. И этот силуэт...
  На крыше небольшого магазина напротив кондитерской сидела и намывалась... девушка. С длиннейшими серебристыми волосами, в непонятного из-за освещения цвета пижаме с маленькими белыми мордочками по всей поверхности, и белыми же, огромными кошачьими ушами на макушке.
  Девушка-кошка. И намывалась она как кошка.
  - Ня? - она прекратила намываться и посмотрела на Аполлона. А затем с невероятной скоростью и лёгкостью спрыгнула на асфальт. Вблизи обнаружилась, что её глаза горят хищным жёлтым светом, а наполовину прикрываемая пижамой грудь...
  Боже, у Кей меньше.
  - Это же Апоро-сан, ня? - кошка махнула ушами.
  - Вы меня знаете? - выдавил из себя парень.
  - Ещё как, ня. - муркнула кошка. - Тебя многие зняют, ня. Ты в някотором роде знямянитость, ня.
  Её голос был ласковый, в самом деле напоминал мурчанье кошки - но Аполлон аккуратно положил руку на палочку в кармане. Мало ли.
  - Так что ты делаешь здесь нячью, ня? - поинтересовалась кошка.
  - Ищу девочку. - сдержанно ответил парень.
  - Девочку, ня? - уши активно зашевелились. - Случайня ня Шинобу, ня?
  - Её.
  - Тогда поищем вместе, ня. - предложила девушка-кошка. - Котяток няльзя оставлять однях, ня!
  - Поищем. - Аполлон осторожно двинулся дальше, и девушка зашагала рядом, как самый обычный человек. - А ты кто?
  - Кошка, ня.
  - Кошка?
  - Ня.
  - Просто я никогда о такой не видел и не слышал.
  - Ты о мнягом ня видел и ня слышал, Апоро-ня! - расхохоталась девушка. - В этом городе существует мнягое всякое, ня. Ты ведь даже ня зняешь, кто такие Аряряги и Шинобу, ня?
  - Я знаю, что Шинобу что-то сверхъестественное. А Арараги разве тоже?
  - Нья-ха-ха! - кошка в ответ только рассмеялась, а затем встала на четвереньки, запрыгнула на ближайший забор, отгораживающий дорогу от мрачной темноты стройки, и пошла по нему. Теперь она и двигалась как кошка - столь же естественно, как на двух ногах.
  - То есть вас много таких?
  - Ня! И ты ведь от одняго нядавно избавился, ня?
  - Было дело.
  - Ня захотел жить с двумя девушками, ня?
  - Откуда ты знаешь? - Аполлон всё ещё держался настороже и сжимал палочку. Кошка вновь расхохоталась.
  - А почему ня захотел, ня? Гоняй духа и живите вместе сколько хотите, ня! Две девушки с одним парням, ня!
  - Две девушки никогда не смогут жить с одним парнем. Они быстро рассорятся и начнут его делить, и это превратится в кошмар для них и парня даже если снаружи выглядит хорошо. Ни голос разума, ни смирение и понимание не помогут.
  Кошка на этот раз не ответила никакими звуками, только продолжала шагать по забору. Когда тот наконец закончился, то она спрыгнула на асфальт и сказала:
  - Апоро-ня, зняешь один факт о кошках, ня?
  - Какой?
  - Они любят предварительно играться со своей добычей.
  Рывок был молниеносный, и Аполлон рухнул на колени. Бок мигом пронзила боль, но он успел отшатнуться. Целились в сердце, но успел отшатнуться. Тренировки с двойником и постоянное чувство опасности дали плоды.
  Он мигом, за долю секунды, выстроил невербальное заклинание - и в обхвативший его щит тут же врезалась кошка. Она больше не веселилась, нет, это был жестокий хищник, жаждущий разорвать и впиться в плоть. Её руки засветились чем-то белым, и щит тоже засветился чем-то белым...
  Боль становилась всё сильнее, но Аполлон сумел выстроить ещё одно заклинание. Небольшой беззвучный взрыв - кошку откинуло во всю длину преодолённого забора, и Аполлону хватило нескольких секунд встать, ткнуть палочкой в бок и выстроить лечение, а затем ещё один щит. В который кошка врезалась вновь, одним прыжком перемахнув десятки метров. Она бешено оскалилась, желтизна её взгляда горела демоническим огнём, но парень уже был готов к бою. Заклинание мигом обвило кошку сотней крепких верёвок; та зарычала и замахала заострёнными и удлинёнными ногтями, но очень скоро оказалась связана с ног до головы и с приглушённым мявком рухнула на мостовую.
  Аполлон ещё раз коснулся бока палочкой, пробормотав лечебное заклинание и осторожно посмотрев туда. Боль уступала место приятной прохладе, но весь бок белой футболки, которую он носил вместо старой с кактусом, был покрыт кровью.
  По уму стоило трансгрессировать к Кей и выстраивать осаду, но Аполлон вместо этого посмотрел на бешено дёргающуюся кошку. Если удастся узнать хоть что-то...
  - Зачем ты напала на меня?
  Ответом ему был вой. Кошка попыталась рвать верёвки зубами, но те не поддавались, и она вновь взвыла, уставившись на Аполлона горящим взглядом.
  - Зачем ты напала на меня? - повторил он, и теперь кошка ответила с ненавидящим шипеньем.
  - Потому что это ты виняват. Из-за тебя хозяйка потеряла последнюю нядежду и вызвала меня.
  - Хозяйка? Кто она?
  - Ты ведь не знаешь, ня? - на лицо кошки вернулась улыбка, но теперь она была хищной. - Ну так и не узняй, ня. Оставайся в няведении и страхе всю оставшуюся жизнь, ня. Вполне хорошая кара за то, что ты сотворил, ня.
  - Кошка. - Аполлон надеялся, что это не будет оскорбительным. - Если я действительно сделал что-то плохое твоей хозяйке, то, может, смогу чем-то компенсировать? Или даже исправить ситуацию. Сама видишь, я многое могу. - он указал на верёвки.
  - Вижу, ня. - кошка вновь завертелась. - Но вряд ли ты поможешь этим, ня. Единственное, чем поможешь - если умрёшь, ня. И больше ня будешь докучать хозяйке, ня.
  - Умру? А если уехать?
  Кошка неожиданно замолчала и даже вертеться перестала.
  - Не додумалась? - ситуация рассмешила Аполлона больше, чем нужно. - Хищники думают лишь об убийстве, другие варианты не в почёте?
  - Я кошка, ня. - проворчала та. - Какая кошка думает о дипломатии, ня. Инстинкты, ня.
  - Всё ясно с тобой. - Аполлон опустил палочку. - Слушай, кошка... может, мне действительно поговорить с твоей хозяйкой? Вдруг так удастся помочь...
  - Давай лучше я.
  Арараги уверенным шагом вступил в луч света ближайшего фонаря. Он махнул Аполлону, мигом убравшему палочку, и склонился над связанной кошкой.
  - Привет, Ханэкава. - сказал он. Аполлон, только начавший выдумывать объяснение "откуда ты достал верёвки", мигом смотал мысли.
  Это... Ханэкава?
  - Аряряги. - кошка повернула к нему голову и задвигала ушами. - Давно ня виделись.
  - Да, уже давненько. - Арараги присел на корточки. - Что на этот раз, Ханэкава?
  - Аряряги. - кошка задвигала ушами куда сердитее. - Зняешь же, что я не хозяйка.
  - Знаю. - спокойно подтвердил тот. - Но поговорить хочу с Ханэкавой. Ведь из-за неё ты опять пришла?
  - Не из-за неё.
  - Тогда из-за кого? Кто теперь тебя обидел?
  - Он. - кошка дёрнулась в сторону Аполлона, и Арараги взглянул на него.
  - Я ничего не знаю. - тут же ответил парень. - Ханэкаву-сан уже больше недели не видел.
  - Кошка? - поглядел на неё Арараги.
  Та вновь шевельнула ушами, а затем тихо сказала:
  - Хозяйка любит тебя, Аряряги. Давно и сильно. Ещё до этой Сенджогахары. И она потеряла было надежду, потеряла шанс на тебя... а потом появился он. - кошка вновь дёрнула головой в сторону Аполлона. - Живущий с двумя девушками. Весь довольный. И хозяйка решила, что так можно. Что если она присоединится к тебе и Сенджогахаре, то так всем будет хорошо. Однако это нелёгкое дело, Аряряги - предложить такое. Ты же знаешь хозяйку, она долго сомневалась, колебалась и просто не решалась. Однако когда всё же решилась, собрала в кулак все силы... он расстался с одной. И начал говорить о том, что так надо, так правильно, иначе быть не могло.
  Аполлон занервничал. То есть... всё ещё серьёзнее, чем он думал? И его слова оказали именно такое влияние?
  - Сам понимаешь, что творилось в душе хозяйки, Аряряги. Её единственный шанс на счастье пал. Она могла привести ситуацию Апоро-ня как аргумент, что так можно - но оказалось, что так нельзя. Реальный мир растоптал в труху её желания. И та повязка на щеке, помнишь? Хозяйка очутилась в таком стрессе, что я вновь пришла.
  - Об этом я и хочу поговорить с тобой, Ханэкава.
  - Хозяйки здесь нет! - рявкнула кошка истеричным мявом. - И знаю, что вы ей скажете! "Ой, ну так вышло, мы не можем ничего поделать, давай как-нибудь сама". Это не поможет!
  - Кошка. - Арараги был само терпение и настойчивость. - Пожалуйста, дай мне поговорить с Ханэкавой.
  Кошка замолчала, а затем тихо сказала:
  - Если ты поговоришь с Ханэкавой, то она сделает всё, что попросишь. Но это не избавит её от стресса. Нет, вы оба должны исчезнуть.
  И в следующее мгновение верёвки, которые кошка всё это время тихо царапала, разорвались, а сама она яростным прыжком чуть ли не разрезала Арараги надвое. Крови брызнуло столько, что даже на мигом отскочившую кошку попало, и парень бесформенным кулем свалился на тротуар.
  Струя пламени прошла в миллиметре от вновь отпрыгнувшей кошки, которая встала на все конечности, хищно выгнула спину и прошипела взбешённо готовящему следующее заклинание Аполлону:
  - Ты следующий.
  
  
  Аполлон видел сцены сражений великих волшебников, читал о них, даже представлял себя в этой роли. И не ожидал, что битва требует настолько невероятной концентрации.
  Кошка всё же была быстрее - и ему требовалось выкладываться на максимум, дабы сразить её.
  В одном из разговоров Кей призналась, что в школе держала при себе две волшебные палочки. Решила, что угроза потери основной достаточно велика, и стоит иметь запасную плюс уметь орудовать обеими сразу. Это спасло их во время стычки с Корбаном, да и в сражении с Бет Кей использовала такую технику. И теперь Аполлон дико жалел, что не захотел выучиться подобному.
  С двумя палочками подловил бы кошку, а так она тоже мобилизовалась и легко уходила от его атак. Правда, и напрыгивать не получалось - он всё время ставил щит, буквально в последние доли секунды. Всё же в некотором роде оттеснил её - тело Арараги теперь было у него за спиной - но если не придёт помощь, то скоро рухнет рядом таким же трупом. Он подумал о создании двойника, даже с его отсутствием разума кошке пришлось бы отбиваться от двоих, но на создание требовалось время, требовалась секунда, а секунды кошка ему не давала, этот танец не продолжится вечно...
  Хоть бы даже маглы помогли! Они были в относительно безлюдном районе, забор очерчивал какую-то заброшенную стройку и до домов было далеко, но всё равно странно, что их никто не слышит и не бежит...
  Кошка опять врезалась в щит и начала царапать его, утробно воя. Она настолько увлеклась этим, что даже не заметила вынырнувшую из-за угла фигуру - Камбару размахнулась и перебинтованной рукой, даже не морщась, отправила кошку в полёт почище заклятий Аполлона. Тот быстро снял щит, но девушка успела посмотреть на него.
  - Магия. - довольно сказала она. - Отлично.
  Аполлон не успел придумать ни единого оправдания - кошка непозволительно быстро рванула к ним.
  И впечаталась мордой в асфальт, так что даже куски камня полетели. Хачикуджи откуда-то сверху не просто спрыгнула - ударила копьём взметнувшихся чёрных хвостиков, ногами врезавшись в спину монстра.
  - Бегите! - крикнула она Аполлону и Камбару, а в следующее мгновение кошка, не отрывая лица от асфальта, схватила её за щиколотку. Затем резко вскочила и ударила девочкой как дубинкой. Аполлон на рефлексах поставил щит, а вот Камбару не успела даже дёрнуться - и вместе с выпущенной Хачикуджи улетела куда-то в сторону тела Арараги.
  Парень мигом сделал шаг вперёд, скороговоркой заклинаний расширяя щит и тесня кошку, пытаясь укрыть раненых от хищника. Раненые, впрочем, переговаривались неожиданно бойко.
  - Ох, Арараги-сенпай, вы всю меня залили своей жидкостью! Нет, стоп, уже совсем плохо прозвучало.
  - Педораги-сан, если ты сейчас же не уберёшь свои руки...
  - Прости, это я. Пользуюсь шансом пощупать лолю! Арараги-сенпай, не хотите?
  - Я хочу, чтобы вы обе слезли с меня!
  Аполлон едва не выпустил палочку из рук. Арараги жив? А судя по голосу - ещё и в неплохой форме. Получается, он не обычный парень, втянутый в мистическую кутерьму, а... что-то?
  Кошка тоже заметила неладное и обиженно заурчала. Её глаза за это время слегка потускнели - вряд ли дух мог устать, но битва ей точно поднадоела.
  - Слушай, кошка. - сказал ей Аполлон. - Сейчас тебе придётся убивать четверых. Из которых одного, похоже, так просто не убьёшь, а одна дух - и это только что мне известно. Точно не хочешь дать слово Ханэкаве?
  - Апоро-ня. - дёрнулись уши. - Я хочу помочь хозяйке, помочь избавить её от стресса. Унячтожить тех, из-за кого он появился - лучшей способ.
  - Здесь нет никакой логики.
  - Разумеется, я же кошка, ня. Убить четверых, ня? Не так уж и сложня, ня.
  - И мораль тебя не беспокоит.
  - Когда ты последний раз видел кошку с моралью, ня?
  - В Хогвартсе. - пробормотал Аполлон, вспомнив профессора МакГонагалл, строгую и справедливую учительницу, умевшую превращаться в кошку. Вот бы она сейчас была тут... вообще кто-нибудь был тут, а то кошка изготавливается к новому рывку... и ведь права, вполне может убить всех четверых, даже если Арараги со своей неубиваемостью выживет, то от этого ничуть не легче...
  Арараги встал рядом с ним - окровавленный, но живой и целый. На палочку Аполлона он не обратил никакого внимания и смотрел только на кошку.
  - Ханэкава. - сказал он. - Давай ещё раз попробуем поговорить.
  - Ты ведь всё равня чувствуешь боль, Аряряги, ня? - кошка изготовилась для атаки. - И тебе всё равно будет няприятно оказаться с распоротым животом, ня. Жертва, залечивающая свои раны, ня. Очень хорошо для игры, ня.
  - Ханэкава, ты можешь изодрать меня всего. Ты можешь убить остальных. Но это ничего не изменит. Неужели ты думаешь, что не будешь испытывать стресс всю оставшуюся жизнь, осознав, что стала убийцей в том числе любимого парня?
  Кошка замерла, по-прежнему готовая прыгнуть, но уши вновь дёрнулись. Её и Арараги разделяла только еле видимая преграда щитового заклинания.
  - И Ханэкава, я понимаю, что ты чувствуешь. Прекрасно понимаю. Но... я выбрал Сенджогахару. И она выбрала меня. И я не думаю, что кто-то ещё нам нужен, даже если мы будем не против.
  - Апоро-ня...
  - Даже без него я бы так сказал. Ты ведь знаешь про ситуацию с Камбару, Ханэкава? Мы обсуждали, что произошло. Что бывает, когда твой возлюбленный не принадлежит тебе. Мы можем думать, что такого никогда не случится, но наши чувства и эмоции всё равно возьмут верх. Твой стресс будет точно так же копиться, и точно так же призовёт кошку. Ничего не изменится.
  - И что ты предлагаешь, ня? Разлюбить, ня? Думаешь, это так легко, ня?
  - Я знаю, что разлюбить просто так невозможно. Но я знаю, Ханэкава, что ты сумеешь. Мы уже давно знакомы, и ты всегда справлялась с трудностями. Ты сможешь справиться сейчас. Я знаю, как тяжело тебе будет, и обязуюсь помогать во всём. И ты справишься. Ты очень сильная, Ханэкава, и я восхищаюсь тобой - но не могу быть с тобой. Постарайся смириться и справиться с этим.
  На несколько секунд они замолчали, и Аполлон подумал о Лине. У неё ведь сейчас точно так же. Осознание того, что любимый не будет с тобой. Тот же стресс. То же понимание задолго до развязки. Только Лина, похоже, сумела с этим справиться. А Ханэкава нет.
  А ведь если бы Волдеморт не пал сейчас, и его правление растянулось надолго, то и Лина бы не выдержала. И всё бы закончилось, возможно, даже хуже...
  - Время играет против меня, ня? - наконец сказала кошка. - Я думала, что сумею воспользоваться сегодняшней ночью, ня. Пока она куда-то ушла, ня. Но ня этот раз нячего ня вышло, ня? И вы все правы, ня.
  - Ханэкава...
  - Твои слова подействуют совсем нядолго, Аряряги. А твою помощь хозяйка обязательно воспримет как новую нядежду. Она ведь ня вспомнит нячего из сегодняшнего, ня.
  - Я поговорю с ней ещё раз.
  - Сенджогахара разозлится, ня.
  - Не разозлится.
  - Аряряги. - кошка теперь улыбнулась. - Мы ведь точно ещё встретимся. Возможня, уже ня в такой компании. До скорого. - она развернулась и прыгнула на забор.
  А в следующее мгновение откуда-то из-за спины Аполлона метнулась маленькая тень и вцепилась в кошку. На мгновение он подумал, что это вновь Хачикуджи - но кошка неожиданно заорала, по её телу побежали электрические разряды, а к её шее присосалась...
  Шинобу. Во всё том же простеньком белом платье - с открытой спиной, Аполлон только сейчас это увидел - она крепко вцепилась зубами в шею дико вопящей кошки. Та даже не могла пошевелиться и отбиваться, а просто держалась за забор и вопила в окружении всё учащающихся разрядов...
  И буквально спустя секунды последовала вспышка, и тело кошки рухнуло прямо на руки успевшего подбежать Арараги. Шинобу уселась на забор, развернулась и посмотрела на них сверху вниз.
  - Ты пряталась в моей тени? - посмотрел на неё парень. Девочка кивнула.
  - Ясно... - он перевёл взгляд на Ханэкаву. Теперь это точно была Ханэкава - волосы вновь стали чёрными, уши исчезли, а глаза закрыты. Грудь мирно вздымалась - девушка спала, причём абсолютно спокойно.
  Аполлон, Камбару и Хачикуджи подошли ближе; Арараги взглянул на них и несколько секунд принимал решение.
  - Камбару, можешь отнести её домой? - он протянул девушке спящую Ханэкаву. - Я бы сам, но мне придётся поговорить с Апоро-саном.
  - И если вас застанут ночью с полураздетой девушкой на руках, то теперь точно заметут. - ухмыльнулась та. - Хорошо, Арараги-сенпай. Вот, так. - Камбару осторожно взяла Ханэкаву и уставилась на неё. - Я ведь могу в награду пожамкать её грудь по дороге? В плане, такой случай с такой грудью когда ещё представится...
  - Это сексуальное домогательство, Камбару.
  - А разве девушка к девушке учитывается?
  - Это для всех учитывается.
  - Уж вы-то знаете, о чём говорите, Похораги-сан. - проворчала Хачикуджи.
  - Не коверкай мою фамилию!
  - Простите, прикусила язык.
  - А вот и не прикусила!
  - Прякусила!
  - Стоп, реально прикусила?
  Аполлон отошёл было от этого праздника жизни, но Арараги взглянул на него, попрощался с девушками и быстро подошёл.
  - Давай найдём какое-нибудь более светлое и удобное место, хорошо? - предложил он.
  
  Светлое и удобное место они нашли во всё том же парке - оказалось, он относительно недалеко отсюда, Аполлон в неразберихе не понял этого. Шинобу буквально втянулась в тень Арараги, и тот молчал, пока не сел на всё те же качели, на которых уже сколько дней назад они сидели с Ханэкавой.
  Тогда он сказал ей, что любовь на троих невозможна. И едва не подписал себе смертный приговор.
  - Давай начнём обмен признаниями. - сказал Арараги, когда Аполлон уселся на соседние качели. - Кто ты?
  - Волшебник. И большего сказать не могу. Ты и так узнал столько, что вполне возможно потеряешь память обо всём, а я и Кей внезапно уедем.
  - Ясно. А я бывший вампир.
  - Бывший?
  - Шинобу сделала меня вампиром, а Ошино помог исцелиться. Но кое-что осталось, и теперь я могу восстановиться даже после таких ран. Хотя кровь не пью. И не пил!
  - Верю. Ты бывший вампир, Хачикуджи дух, а Ханэкава, получается, превращается в кошку?
  - Она не превращается в кошку. Она привлекла кайи, дух кошки, которых захватывает её тело, когда уровень стресса слишком высок. Ты случаем не отмечал у неё головную боль? Это знак.
  Единственный свет шёл от близлежащих фонарей, которые не особенно-то и охватывали качели, погружая парней во мрак, сгущающийся с каждой секундой.
  - И ты готовился к этому?
  - Я вместе с Ошино её пробудил. Шинобу усыпила кошку в прошлый раз и хотел сейчас сделать то же самое, только быстрее и без пострадавших. Но Шинобу исчезла, а пока искал её - кошка решила прогуляться сама по себе. Наткнулась на тебя, мне повезло увидеть вас издали... остальное знаешь.
  - В прошлый раз, выходит, пострадавшие были?
  - Понимаешь... у Ханэкавы очень поганая жизнь. Она не знает родного отца, а мать совершила суицид, но перед этим вышла замуж за мужчину, который стал ей отчимом. После её смерти отчим тоже женился, а потом и он умер, и уже её мачеха вышла замуж. Да, я знаю, что это выглядит как шутка Хидехару Егаширы! Но Ханэкаве-то от этого не легче. Она сама себе готовит еду, спит в коридоре и буквально днях ходила с повязкой на щеке, ибо отчим её ударил. Нет, он её не бьёт, просто... ударил.
  Ночной холод и сопереживание заставили обоих поёжиться - но не прекратить.
  - И когда кошка первый раз овладела Ханэкавой, то напала на её отчима и мачеху. Она может забирать жизненные силы, и хоть не убила, но в больнице им пришлось долго лежать. Плюс ещё несколько человек - там уже просто вошла во вкус.
  - И это всё стресс.
  - Да. Я поговорю с Ханэкавой, она ничего не помнит о том, как была кошкой, но знает о первом превращении. Это будет трудно, но... что поделаешь.
  - Ты говоришь, с Камбару у тебя было то же самое.
  - Нет... Я, наверное, зря это говорю, всё же личное дело Камбару... хотя ладно, просто чтобы ты понимал, что тут происходит. У Камбару была обезьянья лапа. Точнее, рука демона, выполняющая её желания, но до Ошино мы все думали, что это обезьянья лапа. Ну знаешь, которая исполняет желания с подвывертами, так что сам не рад. Камбару хотела стать первой на соревнованиях - и остальные участники получили травмы. Хотела быть с Сенджогахарой - и демон едва не убил меня.
  - Подожди, с Сенджогахарой?
  - Камбару лесбиянка. Точнее, вообще невесть кто, ибо и ко мне лезет, и ходит без трусов... забудь это, пожалуйста, а то поинтересуешься, а она продемонстрирует.
  - Да не, у меня есть кому демонстрировать.
  - Тем более. В общем... Ошино сказал нам, что никакая это не обезьянья лапа, ибо те не прирастают к хозяину. И что желания исполнялись точь-в-точь - Камбару хотела и травм соперников, и моей смерти. У нас потом была очень серьёзная... разговор. Но благодаря Сенджогахаре демон ушёл, и всё более-менее пришло в норму. Правда, лапа осталась, но она рано или поздно исцелится и станет обратно рукой.
  - А пока ею можно славно бить.
  - Ты что, испытал?
  - Она кошку ударила.
  - Ох. Вот идиотка.
  Волшебник и вампир засмеялись, держась за цепи качелей и поглядывая на высыпавшие в ночное небо звёзды.
  - Получается, здесь много таких со всякими духами?
  - Ну не все. Мои родители, например, ни о чём сверхъестественном даже не знают. Да и я ещё только в это втягиваюсь, повстречал от силы с десяток человек, большинство из которых ещё до этого знал или Сенджогахара знала. Но да, тут очень много кайи, сам не знаю почему.
  - Слушай, давай странный вопрос?
  - Давай.
  - Я недели две назад пришёл вон в тот храм и там увидел, что камни площадки расколоты и кровью покрыты. Это случайно не ты?
  - Случайно я. Вместе с Камбару дрались против змея... слушай, можно вот об этом не рассказывать? Дико не люблю вспоминать.
  - Извини.
  - Ничего, просто...
  Фраза повисла в воздухе подобно лунному свету от небольшого, но уже растущего полумесяца.
  - Хачикуджи просила с тобой подружиться.
  - А я думал, что мы уже фактически приятели...
  - Да, но мало ли, после того, что Сенджогахара сказала обо мне...
  - Обо мне она говорила ещё хуже. Не волнуйся, Сенджогахара добрая, просто у неё очень много слоёв.
  - Как у лука.
  - Пожалуйста, не говори ей об этом.
  - Хорошо, не буду.
  - Но если захочешь ещё раз с ней пообщаться, то не бойся. Хотя лучше возьми с собой... Кей, да? Возможно, она охотнее найдёт с Сенджогахарой общий язык.
  - Хорошо.
  Ночь стала совсем уж тёмной, даже звёзды словно бы потускнели.
  - Знаешь, Сенджогахара в последнее время всерьёз занимается моим обучением, кучу знаний впихивает... И вот что я запомнил, что треугольник много где считается символом мужества. И думаю - тут, похоже, тоже что-то типа такого.
  Арараги издал смешок, но Аполлон воспринял это со всей серьёзностью. Символ мужества - мужества выдержать испытание этим треугольником, мужества разорвать его, пока не стало слишком поздно, и мужества взять на себя последствия.
  - Тебе помочь с Ханэкавой?
  - Мне-то не надо, а вот ей помоги, пожалуйста. Ханэкава всегда хорощо о тебе отзывалась, так что не откажет. Только постарайся не влюбить в себя, хорошо?
  - Сделаю всё возможное.
  Они вновь посмеялись, хоть уже и не так весело, и встали с качель.
  - Значит, я могу уже завтра о тебе забыть?
  - Я постараюсь что-нибудь сделать. Ты, главное, проследи за тем, чтобы Камбару не болтала.
  - Та ещё задачка. Но она и сама должна сообразить. Тогда... до скорого?
  - До скорого.
  И они разошлись в разные стороны.
  
  Аполлон шагал домой и допускал, что нарушение статута было слишком серьёзным. Возможно, они действительно завтра уедут, а Арараги забудет, что его приятель волшебник.
  Но он всё-таки уже завтра... сегодня по времени поговорит с Ока-саном и всё ему объяснит.
  Потому что Аполлон хотел остаться тут. Хотел помочь Арараги. Снять стресс Ханекавы. Проследить за Хачикуджи. Дождаться возвращения руки Камбару. Узнать про эту Надеко. Ещё раз поговорить с Сенджогахарой, почему бы и нет.
  Он зацепил их мир всего кусочком и едва не погиб - но пробудившееся желание жить вцепилось в него. Узнать больше историй. Сразиться с новыми духами. Просто познать этот закрытый даже для волшебников мир.
  Будущее неизвестно - как и всегда. Но сейчас Аполлон смотрел в него с желанием и уверенностью. Да, сейчас он нацелен стать экспериментатором - но так тем более сможет больше узнать о магии и использовать её на благо Арараги, его девушек и прочих встречных.
  Стайка бабочек, еле заметных в лунном свете, пролетела мимо него и вновь скрылась во мраке. Аполлон всё равно немного проводил их взглядом, чувствуя себя на подъёме.
  Он восстановился после смерти Бет - и примирился с этим. Нашёл свою настоящую любовь. Обрёл новых друзей. И добровольно встал на путь, который наверняка принесёт ему много проблем, беспокойства и страхов.
  Аполлон ждал их с нетерпением. И улыбался.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"