Airwind: другие произведения.

В петлях надежды

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кроссовер Re:Zero и Higurashi. Нацуки и Рем перемещаются в деревню Хинамизаву. Они не могут колдовать, но теперь и Рем после своей смерти возвращается к контрольной точке. Или нет? Или что-то другое теперь распоряжается их смертью и воскрешением, устанавливая свои собственные правила?

  Нацуки Субару знал, что скоро умрёт.
  Знал, когда члены культа ведьмы схватили его. Знал, когда их глава Петельгейзе выкрутил ноги, руки и голову пришедшей на помощь Рем. Знал, когда девушка всё равно оставалась в живых, пока не сумела своей ледяной магией разбить оковы парня. Знал, когда в начавшуюся снежную бурю шёл с её телом к особняку Розваля. Знал, когда увидел мёртвую Рам. Знал, когда огромное звериного вида существо поднялось над особняком и повернулось в их сторону.
  - Спи. - услышал он. - Вместе с моей дочерью.
  И голова Нацуки упала в снег. Боль, холод и отчаяние - всё, что он успел ощутить в последние мгновения жизни.
  Уже в который раз.
  
  Когда Нацуки открыл глаза, то увидел перед собой лишь водную гладь. Он сидел на берегу небольшого водоёма, от которого шёл пар. Похоже на скрытый в горах источник...
  Горячо!
  Нацуки выдернул ноги из воды и в этот же момент кто-то рядом с ним, ойкнув, тоже поспешил поднять свои изящные ножки в фиолетовых чулках... слишком знакомые ножки...
  Рем сидела рядом с ним, быстро сдёргивая успевшие промокнуть чулки. Она нисколько не изменилась - всё те же украшенные чёрным с белыми цветочками ободком короткие лазурные волосы, слегка прикрывающие сияющие тем же цветом глаза, и бело-чёрный костюм горничной, наполовину открывавший грудь. Её шипастый шар на цепи - Нацуки всё время забывал его название - острым поблескивающим клубком лежал рядом. Девушка посмотрела на Нацуки и улыбнулась ему, но тут же испуганно огляделась.
  - Субару-кун, что произошло? - спросила она. Нацуки не ответил. Во-первых, он ещё не пришёл в себя после кошмара предыдущей смерти.
  А во-вторых - он и сам не знал.
  Точка сохранения была в городе, напротив Рем, в толпе людей. А сейчас они сидели на камнях у горячего источника, одни, явно вне городских стен - и точно никогда тут не были. Нацуки даже всмотрелся в отражение в воде на случай, если в нём что-то изменилось, но нет - всё тот же парень с колючими чёрными волосами, карими глазами и в бело-чёрном с оранжевым обрамлением спортивном костюме.
  А ещё с постепенно уходящими из глаз следами безумия. Когда Нацуки первый раз увидел сожжённую деревню и погибших от рук членов культа, то он словно отключился - всё видел и чувствовал, но только издавал нечленораздельные звуки и таращился пустым взглядом в никуда, вновь и вновь чувствуя вонь сожжённых тел, видя корчившиеся в предсмертной агонии трупы, смотря прямо в окровавленные глазницы Петры...
  Рем. Рем ухаживала за ним, тащила к особняку Розваля, спасла ценой своей жизни, ни разу не пожаловавшись и не заругавшись. И когда она умерла у него на руках, то это словно перезагрузило его мозг, заставило вынырнуть обратно в мир.
  Вот только в какой мир?
  - Это очень странно, Субару-кун. - Рем продолжала оглядываться, попутно выжимая чулки. - Я помню, как... стала засыпать в твоих руках после того, как разбила цепи... и почему мы теперь здесь?
  - Ты хочешь сказать, что помнишь, как умерла? - ошеломлённо спросил Нацуки.
  - Да. - Рем пыталась держаться молодцом, но её руки задрожали. - Я... помню... - она придвинулась ближе к Нацуки, а тот всё меньше понимал, что происходит. Неужели он теперь не один такой?
  Когда Нацуки попытался рассказать обо всём Эмилии, то не смог - невидимая рука сжала его сердце и заставила корчиться от боли. Но если вдруг сейчас удастся...
  - Рем, я могу возвращаться после смерти.
  - В смысле, Субару-кун?
  - Я могу возвращаться после смерти. - Сердце билось всё так же ровно. - Каждый раз, когда умираю, меня выкидывает в прошлое, и так пока не разберусь с причиной смерти. Я не мог никому говорить об этом, потому что это очень больно... но сейчас могу. И с тобой, Рем, похоже, произошло то же самое.
  - И сколько раз ты умирал, Субару-кун? - спросила Рем.
  - Я не запомнил... - растерялся парень. - Около десяти?
  В следующую секунду девушка молча двинулась вперёд и обняла его, прижав к себе так, что Нацуки тут же покрылся потом от волнения и жара её тела.
  - Десять... да хоть сколько раз. - тихо прошептала Рем. - Хоть сколько раз переживать такое... и никогда никому об этом не говорить... ты потому тогда и был не в себе, Субару-кун? Как же тебе было больно... - она обняла ещё крепче, так, что парень слегка похлопал её по плечу. Рем была не человеком, а демоном, одной из населяющих мир рас, и её сила обидно превосходила силу Нацуки.
  - Всё в порядке, Рем. - ему наконец удалось слегка ослабить её объятья. - Я привык. Давай потом поговорим об этом, а сейчас выясним, где мы.
  - Это точно не лес господина Розваля. - тут же ответила Рем. - И, Субару-кун... мои врата не работают.
  - То есть не можешь колдовать?
  - Нет. - Рем в подтверждение махнула рукой в сторону источника, но тот и не думал хотя бы остудиться. Её ледяная магия действительно не работала, и Нацуки всё меньше понимал происходящее. Он наконец встал (Рем послушно разжала объятья) и огляделся.
  Далеко за источником возвышались горы, отсюда совсем небольшие и угрюмо-серые. Вокруг же был сплошной лес, приветливо машущий густой, окрашенной ярким солнцем зеленью неожиданным гостям. После мрачной и кровожадной чащобы Розваля с её магзверями он вообще казался безобидным парком. К самому источнику вела небольшая протоптанная тропинка - ага, сюда ходят люди. Тропинка шла вглубь леса но, похоже, недалеко - за деревьями явственно виднелся просвет.
  - Похоже, нам туда. - за неимением лучших путей указал Нацуки.
  - Сейчас, Субару-кун. - Рем наконец выжала свои чулки и быстро нацепила, не забыв про туфли и шар, после чего оба зашагали по тропинке.
  - Субару-кун? - спросила Рем через несколько шагов.
  - Да?
  - Ты пришёл в себя?
  Нацуки поглядел на девушку и постарался улыбнуться.
  - Да, Рем. Прости, что заставил за собой ухаживать.
  - Для меня это скорее награда. - улыбнулась она. - Но Субару-кун... это произошло из-за твоей прошлой смерти?
  Нацуки молчал так долго, что Рем начала испуганно извиняться.
  - Нет-нет, всё в порядке. - остановил он её. - Да... я увидел последствия атаки этого культа... мертвую тебя, Рам, Эмилию, всех... и ушёл в себя. Сейчас всё в порядке, Рем. Честно.
  Девушка только обхватила его за локоть и прижалась. Так они шли ещё какое-то время - а затем вышли на автостраду.
  Нацуки даже не понял этого. Какое-то время они просто шли вниз по обочине, а затем он резко остановился и наклонился.
  Асфальт.
  Стопроцентно асфальт.
  - Субару-кун? - решилась спросить Рем. Нацуки не ответил ей, ошеломлённо уставившись вниз и боясь поверить в увиденное.
  Асфальт.
  В мире Эмилии не было асфальта. Это фэнтезийный мир, с каретами, ездовыми животными и брусчаткой разве что в городах.
  Нацуки разогнулся, подошёл к краю дороги и взглянул на деревню внизу, имевшую слишком знакомый облик зелёно-коричневых фигур рисовых полей, переходящих в ряды деревянных домиков с отчётливыми пятнами храмов - точно такой же пейзаж парень видел, когда однажды ездил с родителями к бабушке. Вбок от автострады к ней уходила пешеходная тропинка.
  - Рем. - он еле шевельнул губами. - Готова ещё к одной истине обо мне?
  - Надеюсь, их будет не слишком много. - улыбнулась она.
  - Я не из вашего мира, Рем. Мой мир не похож на ваш, в нём нет магии, но зато технологии гораздо выше... - Нацуки посмотрел на внимательно слушавшую девушку. - И, похоже, мы переместились в мой мир. Или похожий на него. - добавил он.
  Рем в ответ оглянулась на дорогу. Она тоже посматривала на неё с любопытством, но вопросов не задавала, только слегка стучала по асфальту туфлей.
  - У мастера Розваля были книги о существовании других миров. - наконец задумчиво сказала она. - Правда, мы с Рам никогда их не читали. И если в твоём мире нет магии, то понятно, почему мои врата не отвечают...
  - А ещё нам надо быть очень осторожными. - сказал Нацуки, пришедший в ужас от только сейчас возникшей мысли. - Если это мой мир, то наше возвращение после смерти не будет действовать.
  - Значит, надо не умирать. - улыбнулась Рем. - Но Субару-кун, если здесь нет магии, то и выжить будет легче?
  - Возможно. - Нацуки решил не углубляться в тему. - Только Рем, не атакуй, пока я не скажу. И постарайся куда-нибудь спрятать свой... шар, короче. Вообще, с тебя стоит снять это платье.
  - Субару-кун! - Рем прижала ладони к мигом покрасневшим щекам.
  - Не в этом смысле! - перепугался парень. - Просто синеволосые девушки в форме горничной и с оружием для моего мира настолько редкость, что нас могут задержать... ну да, стражники. А если начнём сопротивляться или, того хуже, убьём кого-нибудь, то столько проблем будет...
  - Субару-кун, мне это и так понятно. - надулась девушка. - И это не просто шар, а моргенштерн.
  - Прости. - вздохнул Нацуки. - Но переодеть тебя точно стоит... хотя интересно, какой здесь год?
  По деревеньке, особенно с такой высоты, не скажешь. Она могла так выглядеть и сотню лет назад. Автострада, конечно, показатель, но...
  - А что, у вас когда-то горничные с оружием всё же ходили? - полюбопытствовала Рем.
  - К сожалению, нет. - не мог не рассмеяться Нацуки. - Просто если это ближе к моему времени, то твой наряд можно представить как косплей.
  - Косплей?
  - Переодевание в любимого персонажа... в том числе и книги развлечения ради.
  - М. - Рем задумалась.
  - Но нам в любом случае надо выдвигаться. - Нацуки взглянул на небо. - Темнеет, а я понятия не имею, где переночевать и на какие деньги.
  - У меня с собой небольшой запас золота.
  - У нас не принято расплачиваться золотом. Ладно, разберёмся на месте. Держись за меня, я не знаю, насколько здесь спуск крутой. - Нацуки протянул Рем руку, и та тут же радостно схватилась за неё. Так они и начали движение по тропинке к деревне.
  И примерно через пару сотен шагов обнаружили себя вновь сидящими у источника. Начавшийся закат вернулся к яркому солнцу, вода была всё такой же горячей, а пейзаж ни на йоту не изменился.
  - Так и происходит возрождение, Субару-кун? - уточнила Рем, вновь выжимая чулки.
  - Да, но... мы же не умирали. - Нацуки посмотрел на свои ладони, словно надеялся увидеть там некую метку. - Я всегда помню всё, что предшествовало смерти, а сейчас ни боли, ни страха, ни осознания... Рем, у тебя так же?
  - Ага. - сказала она, безо всякого стеснения натягивая чулки обратно. - Может, это проклятая дорога? Мы шли по ней, шли - и внезапно умерли. О подобном у мастера Розваля я как раз читала.
  - Нет, но... в моём мире таких нет... - от вида одевающей чулки Рем мысли Нацуки немного путались, и он поспешил отвернуться.
  Они умерли на той дороге, в этом нет сомнений. И смерть была мгновенная и неосознанная, в этом тоже нет сомнений. Что же тогда могло произойти - особенно если это его мир, без магии и проклятий?
  Слишком много вариантов. Перерождение работает иначе, память о смерти вырезается, они попали в уже какой-то третий мир, дорога действительно проклята... Единственный вариант, который видел Нацуки - попробовать спуститься вновь, но теперь уже по автостраде. Если произойдёт то же самое, то отправиться в горы или обследовать этот уголок с источником, пытаясь понять, почему они очутились именно тут.
  Не для того же, чтобы залезть вместе в воду и расслабиться. Никто никогда не сделает ему такого подарка.
  
  
  - Значит так, Рем. - начал Нацуки, когда они зашагали по автостраде. - По этой дороге ездят машины, это как кареты, только без лошадей и стальные. Они громко шумят, но бояться нечего. Вставать на их пути нельзя, это очень больно, часто смертельно больно, почему мы сейчас и идём по обочине, сюда они не сворачивают. Внутри обычные люди, так что не атакуй их и не кидай свой шар. Тебе точно некуда его спрятать?
  - Если бы, Субару-кун. - Рем качнула оружием, которое тащила безо всяких усилий и с которым наотрез отказалась расставаться. - А как ваши кареты ездят без лошадей?
  - Сам не знаю. - признался Нацуки. - Точнее, кое-что знаю, но совсем забыл. Вот, кстати, сейчас и увидим. - Они остановились, услышав шум, и вскоре из-за недавно пройденного поворота показался белый фургончик. Он немного замедлился при виде двух стоящих на обочине ребят, но затем вновь дал по газам и поехал дальше. Нацуки не успел рассмотреть, кто там был, но обрадовался, что водитель не остановился. Он так и не придумал, как объяснить, почему двое подростков в таких одеждах путешествуют без родителей.
  - Эти машины действительно очень быстрые. - сказала Рем, провожая фургон оценивающим взглядом. - И воняют хуже лошадей. Субару-кун, может, попробуешь вспомнить, как они так ездят? Нам всё равно долго спускаться.
  - Попытаюсь. - Рем права, путь час займёт точно. - В общем, у нас есть такая штука, называется нефть...
  
  Всё же он помнил больше, чем думал, и пообещал рассказать Рем подробнее, когда доберётся до книг. Хотел сказать "До интернета", но вовремя сообразил, что тогда придётся объяснять ей, что такое интернет.
  А времени не было, они уже подходили к деревне под вновь сгустившемся закатом, а вопрос еды и жилья по-прежнему стоял. Рем показала ему один из золотых, которые несла с собой, и Нацуки подозревал, что на такую монетку можно не то что номер снять и поесть - пресловутую машину со всеми удобствами купить.
  Вот только вряд ли в обычной деревне найдётся богатый честный ювелир.
  - Субару-кун, если всё так сложно, может, нам на природе переночевать? - спросила Рем, убирая монету в кармашек формы. - Постель я организую, Рам как-то учила. Кроликов тут видела, поймаю одного и пожарю на костре, на ужин хватит, а завтрак завтра и обдумаем.
  - И всё это с карманом, полным золота. - вздохнул Нацуки. Он думал постучаться в какой-нибудь из домов, но придётся объяснять, кто они и откуда, а никакой убедительной истории так и не находилось.
  Кроме того, он понятия не имел, что делать дальше. По идее, если их сюда переместили, то достаточно шататься по деревне, и цель придёт к ним сама. Но до этого чем-то заниматься всё равно придётся.
  А пока можно и поспать на природе, ему не впервой.
  
  Рем действовала так, словно всё время устраивала ночёвки. В лесу, подальше от деревни, она развела костёр, поймала кролика, освежевала и приготовила его, после чего начала обустраивать подстилки из травы, шикая на Нацуки каждый раз, когда он порывался со всем этим помочь. В итоге насупившийся парень взял нарочито немного мяса и уселся жевать.
  - Прости, Субару-кун. - Рем подошла к нему со сплетённой подстилкой. - Но пусть лучше делом займётся тот, кто умеет.
  - Угу. - проворчал парень. Рем с улыбкой покачала головой и занялась второй подстилкой. Затем поужинала сама (едва ли не силой заставив Нацуки съесть ещё мяса), затушила костёр и легла на подстилку рядом с тоже успевшим устроиться парнем.
  - Спасибо тебе за всё, Рем. - сказал Нацуки, высматривая в темноте её силуэт.
  - Спасибо тебе, Субару-кун. - силуэт благодарно зашевелился. - И не переживай так, я же горничная, привыкла находиться в услужении. Лучше пользуйся. - она отчётливо хихикнула, и Нацуки улыбнулся в ответ.
  - Главное чтобы я не привык и не стал наглеть. - ответа не последовало, и Нацуки уставился в ночное звёздное небо.
  Да, что-то убило их на той тропе, но сейчас они в безопасности. Лежат близко от деревни, никаких хищников быть не должно, да и Рем спит чутко, всегда проснётся и пояснит, кто именно тут добыча. Можно заснуть без волнений - что Нацуки и сделал. Рем некоторое время смотрела на него с улыбкой, а затем тоже закрыла глаза и погрузилась в сон.
  
  Рем пришла в себя от того, что кто-то воткнул иглу ей в руку. Она попыталась дёрнуться, но обнаружила, что прикована к лежанке четырьмя металлическими скобами, плотно обхватывающими её руки и ноги. Яркий свет бил прямо в глаза, но даже так девушка различила несколько собравшихся около неё фигур. Они что-то говорили про лекарство, стадии болезни - со слухом и зрением почему-то стало плохо, ей не удавалось сфокусировать взгляд, а половина звуков проходила мимо ушей...
  - Не дёргайся. - человек в белом халате и сверкающих на бьющем с потолка свете очках склонился над ней. - Ты просто тут полежишь, мы тебя обследуем, и всё будет хорошо. - Он даже улыбнулся, и эта улыбка растянула его лицо, обнажив невероятно острые зубы, а человеческая маска растаяла, явив противно-жёлтую, похожую на лягушачью морду.
  Рем ударила сразу, не сомневаясь и не колеблясь. Скоба, удерживающая её правую руку, отлетела - и ещё до того, как со звоном ударилась в стену, чудовище полетело в своих собратьев, сгрудившихся у входа. За секунду Рем вырвала остальные скобы и прыгнула к монстрам.
  Убить их. Убить уродов. Убить их всех.
  Они пытались сопротивляться, их выпученные глаза наполнялись ужасом - и тут же закатывались, когда Рем отрывала их головы. Очень скоро вся комната покрылась гнилой, болотно-зелёной кровью, а девушка стояла посреди неё и чувствовала себя как никогда хорошо. Проблемы со зрением ушли, со слухом тоже, хотя ей стал слышаться какой-то странный шёпот на краю сознания...
  Это и есть режим демона? Рем уже впадала в него, но почти ничего не помнила, только кровавую пелену перед глазами и желание убивать. Сейчас пелены не было, а к желанию убивать добавлялось ещё одно.
  Найти Субару-куна. И защитить даже ценой своей жизни.
  Дверь в палату тоже была сделана из металла - и тоже вылетела от одного толчка. Рем вырвалась в коридор и принюхалась. Запах Субару-куна нельзя было спутать ни с каким другим, а в таком состоянии она могла учуять его за километр. Но километра не было, наоборот, он где-то рядом, совсем близко...
  Ещё толпа монстров в серой форме высыпала в коридор и помедлила с полсекунды, увидев, что их противник лазурноволосая окровавленная девушка в форме горничной и со светящимся на лбу небольшим белым рогом.
  Для большинства эти полсекунды стали последними в жизни. Рем убивала одним ударом, двигалась смазанным пятном и не задерживалась даже на миг. Вот, уже тут, запах, такой противный запах такого любимого человека... Она выбила ещё одну дверь, с грохотом упавшую в комнату.
  Запах Субару-куна особенно силён, но его тут нет. Только ещё монстры в серой и белой форме, а также один на кровати - посмевший нацепить одежду Субару-куна! Рем убила его первым, а затем и всех остальных, после чего встала посреди комнаты и взвыла.
  Запах любимого невероятно силён, но его нет. Где ты, Субару-кун? Не бойся, это твоя и навеки только твоя Рем. Куда ты спрятался? Я тебя не трону, разве что нежно...
  Чешется... чешется... чешется!!!
  Рем впилась себе в горло и начала с рёвом раздирать кожу ногтями. Чешется! Где ты, Субару-кун... (чешется) ты тут, ты где-то тут, надо найти, надо спасти... (чешется!) Рем никуда не уйдёт без тебя, убьёт всех, но не уйдёт... (ЧЕШЕТСЯ!!!)
  Девушка согнулась в клубок, бешено визжа и раздирая себе горло. Она даже не обратила внимания на то, как с потолка с шипением поплыли клубы белесого газа, обволакивая комнату в объятья смертельного тумана. Рем выла и рвала горло, пока белую мглу не пронзили алые капли, полоски, фонтанчики крови...
  
  Теперь оба сразу подняли ноги, выдёргивая их из горячего источника. Нацуки осторожно встал и только тогда взглянул на ещё сидящую Рем.
  - Что произошло? - удивлённо спросил он. - Нас убили во сне?
  Девушка, продолжавшая сидеть, вместо ответа громко всхлипнула. Нацуки мигом сел обратно и протянул к ней руки - но Рем отшатнулась, вновь всхлипнув.
  - Рем? - спросил парень и нахмурился, не получив ответа. - Рем, пожалуйста, мне нужно знать, как мы умерли. Иначе я не пойму, что делать дальше.
  - Прости, Субару-кун... я не могу тебе сказать... - а теперь девушка зарыдала, так что Нацуки с тяжёлым вздохом придвинулся ближе и положил руку ей на плечо.
  - Рем. - мягко сказал он. - Ты меня убила?
  Девушка икнула, изумлённо посмотрела на Нацуки и слабо кивнула.
  - Прости, Субару-кун... они чем-то укололи меня, и я впала в бешенство... всё ощущала, но видела тебя и остальных как монстров... и убила... - дальше она говорить не смогла и вновь зарыдала. Нацуки вновь тяжело вздохнул и придвинулся совсем близко.
  - Хочешь ещё один секрет, Рем? Это не впервой.
  - Что? - хлюпнула носом девушка.
  - Ты уже убивала меня. Давно, ещё когда я работал в вашем особняке и ты приняла меня за шпиона. Всё нормально.
  - Но... - Рем даже икнула. - Но... тогда ты...
  - Всё нормально. - Нацуки схватил её ладони. - Меня убивала ты, Рам, Пак и я сам, так что не собираюсь устраивать трагедию из каждого такого случая. Тогда ты стремилась защитить особняк, Рам, Эмилию и Розваля, и я на твоём месте сделал бы то же самое, а сейчас просто не контролировала себя. Поэтому всё нормально, Рем. Не горюй о том, что убила меня. Лучше расскажи как можно подробнее, что произошло, опиши каждую мелочь, даже если в чём-то не уверена или не считаешь важным.
  
  Рем не сразу начала рассказ, ещё немного выплакавшись. Похоже, само осознание того, что она могла убить Нацуки и убила несколько раз, далось ей нелегко. Но затем всё же начала - сначала сбивчиво и несколько раз возвращаясь к одному и тому же месту, а потом увереннее, описывая даже серую форму с белыми халатами, что носили чудовища.
  - Понятно. - на деле Нацуки ничего не было понятно. Какие-то врачебные эксперименты, перезагрузки времени, происходящие без видимых причин, Рем, получившая его способность - которая, кстати, по идее не должна работать в этом мире - само их перемещение сюда... Словно они стали пешками в какой-то глобальной партии, вот только ход игры совершенно не просматривался. Их просто вновь и вновь забрасывает к этому горячему источнику.
  Или в этом и смысл? Нацуки задумчиво посмотрел на тихую воду. Чистая, с небольшим паром, но дно прекрасно видно - и прекрасно видно, что на дне ничего нет. Если только надо выловить какой-то особый камешек из сотен... такие задания для его жизни были бы крайне логичны.
  - Давай, Рем, мы попробуем ещё раз. - решился он. - На этот раз в деревню не заходим, идём куда подальше от неё, хорошо?
  - Хорошо, Субару-кун. - Рем уже более-менее успокоилась и сидела, уткнувшись носом в его грудь. Нацуки попробовал аккуратно отстранить её, но Рем лишь сильнее прижалась.
  А затем с силой втянула воздух, словно что-то учуяла, но от груди парня так и не оторвалась.
  - Э, Рем, я знаю, что нормально вымыться тоже не помешает... - пробормотал смущённый Нацуки.
  - Нет, я не это... - она уже принюхивалась прям как собака. - Субару-кун, прости за вопрос... но ты ничего не ощущаешь?
  - А если точнее? - Рем не ответила, лишь ещё раз втянула воздух и посмотрела на него. Выражение её лица напомнило Нацуки их первые дни знакомства - такое же пренебрежительно-равнодушное, ибо прибыл совершенно незнакомый и по умолчанию неприятный гость, но обслужить его надо.
  А затем Рем моргнула и снова улыбнулась как ни в чём не бывало.
  - Прости, Субару-кун. Но помыться тебе точно не помешает.
  - Ещё бы знать, где. - проворчал парень. - Пойдём уже.
  
  На этот раз решили всё-таки проверить пешеходную тропу, прошли по ней совсем немного - и вновь очутились у пруда. Нацуки даже как следует выругался.
  - Всё в порядке, Субару-кун. - с улыбкой сказала Рем, когда парень бросился извиняться. - У меня у самой других слов нет. Нам точно надо отсюда уходить?
  - Да. Здесь лишь точка сохранения, а мы не добьёмся успеха, если будем сидеть на точке сохранения. - Червячок сомнения всё же грыз Нацуки, но если им необходимо оставаться тут, то давно бы кто-нибудь об этом объявил. Значит, надо идти вниз. Вот только в лесу ночевать теперь опасно, где тогда...
  - В таком случае, Субару-кун, эти машины, они ведь прочные?
  - Зависит от машины, но да. А что?
  - Просто там, недалеко от деревни, есть что-то похожее на свалку. - Рем даже протянула руку в указанном направлении. - И посреди неё стоит такая машина, как мимо нас проезжала. Или похожая, но цвет такой же.
  - Ты так зорко разглядела? - восхищённо спросил Нацуки.
  - Нет. - скромно потупилась Рем. - Просто я оглядывалась, где что, и запомнила место. Если эти машины прочные и их можно полностью закрыть, то попробуем остановиться и переночевать там. Будем дежурить по очереди и уж точно услышим, если кто придёт.
  - Хорошо. Спасибо тебе, Рем. - да и по самой свалке не помешает пройтись, вдруг найдётся что полезное, может даже оружие, или точный год удастся установить.
  Они вновь шли по автостраде, и их вновь обогнал фургон. Но теперь он даже не попробовал замедлиться.
  
  Свалка оказалась зрелищной. Нацуки даже подумал, что здесь можно с комфортом жить - а когда заглянул в стоявший на массивных каменных плитах фургон, то лишь укрепился в своём мнении.
  Тем более что там и впрямь кто-то жил. Слишком много вещей раскидано, слишком уютно поставлен стул, карта Солнечной системы на одной из панелей и минимум пыли. Единственное окно, через которое можно было проникнуть внутрь, было заляпано отпечатками пальцев. В небольшом комоде оказались пара контейнером с рисом и печеньем.
  Можно даже было не искать дом, а устроиться тут - и договориться с хозяином, когда тот прибудет. Благо среди вещей обнаружилась и тахта, приведшая к спору "кто должен на ней лежать". Нацуки загнал было Рем туда, но та в отместку вытащила из комода пару одеял и устроила из них на полу такую кровать, что вышло едва ли не шикарнее. В итоге оба решили уступать эту самую кровать друг другу, раз уж заодно будут дежурить. Парень заступил первым, хотя всё дежурство было в том, чтобы сидеть и вслушиваться в подозрительные звуки. Света не было - лампочку таинственный хозяин вкрутил, но общим решением поставили не включать и не привлекать внимания, хотя Рем смотрела на выключатель с любопытством. Сейчас же она удобно устроилась в груде одеял и с таким же любопытством глядела на Нацуки, который старательно делал вид, что ничего не замечает.
  - Что будем делать завтра, Субару-кун? - спросила Рем, убедившись, что на неё не смотрят намеренно.
  - Я думаю всё же пройтись до деревни. - ответил парень. - Нам надо добыть тебе одежду, да и вообще понять, куда идти. Вряд ли на нас нападут посреди бела дня.
  И год, в котором они оказались, хорошо бы узнать. Нацуки во время мимолётного осмотра свалки не нашёл ни одного компьютера или планшета, и хотя это ещё не означало, что они оказались в его прошлом, но уверенность в этом уже появилась.
  - А куда ты думаешь потом пойти, Субару-кун? - не унималась девушка. - К себе домой?
  - Возможно. - на самом деле вряд ли. Даже если они переместились во время после его пропажи, то придётся слишком много объяснять дома. Если же до... то толку возвращаться. Нацуки вообще не знал, что делать и куда идти после того, как они покинут деревню. И позволят ли им уйти, раз закинули сюда.
  Если бы позволили... у Рем золота прилично. Возможно, хватит на безбедную жизнь до старости. Купить дом в городе или даже такой же деревне, жить вместе, работать, завести детей, любить друг друга... всё это было бы вполне достижимо, если не одно "но".
  Эмилия.
  Нацуки аккуратно посмотрел на Рем. Та повернулась на спину, но, похоже, всё ещё не спала. Если бы она появилась раньше Эмилии...
  - Субару-кун? - Рем вновь посмотрела на него.
  - Спи. - ответил он. - А когда твой черёд наступит и я засну, то не забудь разбудить потом.
  Как ни странно, но на этот раз Рем его послушалась.
  
  Утром они отправились в деревню абсолютно зря.
  У первого же дома по улице мимо них пролетела полицейская машина. Она не заметила ребят, но Нацуки сразу толкнул Рем за этот дом, где шёпотом объяснил - это машины стражников, с которыми сейчас встречаться ну совсем не стоит. Рем всё поняла, и они стали передвигаться аккуратнее и не выходя на главные улицы. В итоге вышли к храму, где заметили мужчин в серой форме и хотели было убежать, но не смогли.
  Потому что один из этих мужчин грубо держал маленькую черноволосую девочку в зелёном платьице и тащил её к алтарю храма, а двое других шагали рядом и доставали длинные острые ножи.
  Они успели обернуться к подбегавшему Нацуки и спешащей за ним Рем с моргенштерном наготове, успели вынуть пистолеты и открыть огонь.
  Двоих это всё равно не спасло. Как и девочку, которой последний оставшийся в живых поспешил выстрелить в голову, заскочить в ждущий неподалёку фургон и убраться, оставив пять трупов покрывать кровью площадку перед храмом.
  
  
  Когда Рем открыла глаза, то тут же вынула ноги из воды и одновременно повернулась к Нацуки. Парень же этим не беспокоился и сидел сгорбившись.
  - Они хотели зарезать маленькую девочку. - прошептал он. - Без колебаний и сомнений, просто взять и зарезать. Трое мужчин. - Нацуки видел обезображенные и сгоревшие тела детей, когда культ напал на деревню, и сейчас у него вновь что-то замкнуло. Вместо того, чтобы подобраться тише и разобраться, он бросился в атаку напрямую - тем самым убив и себя, и Рем. И девочку не спасли.
  Куда они вообще попали? Во что вляпались? И что им делать?
  - Рем, прости... - начал он и понял, что девушки нет рядом. А затем её руки аккуратно пролезли у него под мышками и начали расстёгивать молнию костюма.
  - Рем? - изумлённо спросил парень.
  - Тебе надо вымыться, Субару-кун. - приказным тоном сообщила девушка. - Смоешь с себя всю усталость, там на свежую голову и разберёмся. Раздевайся и залезай, я отвернусь и пока мыло достану.
  - Э, Рем... - перепугался Нацуки. - Я...
  - Быстрее, не то силой раздену и кину в воду.
  Нацуки не нашёл что возразить. Он даже не сомневался, что именно это Рем и сделает, если продолжит упрямиться. Поэтому осторожно начал снимать футболку, благо руки девушки исчезли, а сама она, похоже, немного отошла. Нацуки бросил на неё быстрый взгляд - Рем честно отвернулась и начала копаться в кармашках формы - стянул штаны и скользнул в воду.
  Жар пронзил всё его тело и чудесным образом действительно принёс с собой расслабление, а пар немного скрывал даже то, что торчало над водой, так что Нацуки немного приободрился. Надо будет сейчас сказать Рем, что помоет он себя сам, как мылся до этого, тем более что тогда ей придётся залезть сюда...
  Ох. Залезть сюда.
  Он отчётливо услышал шорох падающей одежды и бульканье воды, принимающей в себя ещё одно тело. Через несколько секунд Рем аккуратно коснулась его обнажённого плеча.
  - Тебе надо расслабиться, Субару-кун. - ласково сказала она. - Я понимаю, что от такой жизни ты разучился, но попробуй. Здесь мы в безопасности.
  Нацуки не знал, как сказать, что присутствие Рем, точно лишившейся как минимум платья, не позволит ему расслабиться. Пусть даже она позади и ничего не видно. Девушка тем временем убрала руку с плеча, но лишь для того, чтобы коснуться чем-то жестко-мокрым между лопаток и начать усиленно тереть.
  - У тебя мочалка с мылом при себе? - спросил Нацуки, не нашедший другого повода открыть рот.
  - У меня много чего при себе. - ответила Рем, спускаясь чуть ниже. - Хорошая горничная имеет запасы на все случаи жизни.
  Нацуки восхищенно промолчал, тем более что Рем спускалась всё ниже, и волнение начало нарастать. Однако в запретную зону она не сунулась, ограничившись поясом - после чего приблизилась вплотную, схватила руки Нацуки и стала мыть их.
  И она была раздета.
  Она абсолютно точно была раздета, упиралась грудью в спину Нацуки и не собиралась отодвигаться, наоборот, прижималась как можно сильнее и даже двигала этой самой грудью так, словно спина оставалась грязной и требовала ещё одного захода. Парню оставалось лишь радоваться, что пар надёжно всё скрывает. Другое дело, что если Рем грозилась вымыть его всего...
  - Рем. - он перехватил её руку, когда она провела мочалкой по плечу. - Спасибо, но дальше я сам.
  - Субару-кун, я вымою тебя куда лучше, не придуривайся. - спокойно заявила она.
  - Я не придуриваюсь, я...
  - Субару-кун. - Рем убрала мочалку с плеча лишь затем, чтобы положить туда свою голову. - Если будешь хорошо себя вести и не мешать, то я сделаю тебе небольшой подарок.
  - Какой подарок? - хрипло спросил Нацуки. Рем вместо ответа прижалась к нему щекой.
  - Подумай, Субару-кун. - хихикнула она. - Какой подарок я могу преподнести тебе прямо сейчас?
  Парень едва не подавился собственным языком, а Рем тем временем вновь приступила к мытью, на этот раз его груди. Нацуки прекратил хоть какие-то попытки протестовать и просто молча ждал, пока девушка не достигла живота - а затем резко отодвинулась. На несколько секунд он подумал, что неправильно всё понял - но затем она вернулась на место.
  - Ну вот, я освободила руки. - Рем обняла его сзади и опять прижалась. - Теперь можно и подарок. - Она медленно поползла рукой вниз по телу Нацуки, который перехватил её примерно в районе пупка.
  Но ничего не сказал. Только молча смотрел в воду.
  А затем убрал руку.
  И не стал мешать, когда Рем осторожно поползла дальше, добралась до своей цели и мягко обхватила его, всё время поглядывая на Нацуки и отслеживая его реакцию. Тот закрыл глаза и старался удержать каменную маску на лице - что получалось плохо, когда девушка стала мягкими движениями водить туда-сюда, сначала аккуратно и нежно, затем внезапно ускорившись - и вновь замедлившись. Она улыбалась, глядя на колеблющееся лицо парня, и свободной рукой обнимала его, ласково поглаживая по груди, а также вновь прижавшись к нему щекой. Её движения становились всё увереннее и быстрее, и даже вода стала аккомпанировать всплесками в такт ритму.
  - Рем. - прошептал Нацуки, и девушка мигом замедлилась.
  - Да, Субару-кун?
  - Если оно сейчас всё выльется в воду, то может уплыть к тебе... или к другой девушке, если та сюда придёт. - Нацуки сам не знал, почему это пришло ему на ум. Вся мягкость, нежность и жар ситуации устраивали в голове такой кавардак, что ещё и не такие мысли возникали. Рем несколько секунд сидела недвижимо, после чего ткнулась носом ему в ухо и прошептала:
  - Значит, выльется не в воду.
  А затем она подняла парня, поднесла к краю водоёма и усадила на камни, развернув к себе лицом, улыбнулась, позволив некоторое время полюбоваться друг другом - а затем склонилась.
  И всё действительно вылилось не в воду.
  
  После этого Нацуки вновь залез обратно, и Рем придвинулась к нему. Они не обменялись ни словом, но на лице девушки горела счастливая улыбка - до тех пор, пока она не взглянула на парня, который сидел, пустым взглядом уставившись в воду.
  - Субару-кун. - улыбка сменилась на печальный взгляд. - Прости... ты ведь наверняка хотел впервые сделать это с госпожой Эмилией... но я решила, что тебе необходимо. Рам говорила, что надо делать, пусть даже мне и не приходилось...
  - Нет. - ответил Нацуки. - Нет, это не так важно... - он и в самом деле не видел ничего плохого в том, чтобы прийти к Эмилии уже опытным в их первую ночь и доставить ей как можно больше удовольствия.
  Дело было не в этом. И сейчас он пытался сформулировать всё так, чтобы Рем сумела понять.
  И чтобы он сам сумел понять.
  - Понимаешь, Рем, в этом мире я никто. - Девушка удивлённо посмотрела на него, и Нацуки поспешил продолжить, пока мысль не ушла. - Таких, как я, называют... да как только не называют. Обычно просто - "потерянное поколение". Мы не знаем, чем заниматься, где работать, как жить и что делать. Наши предки, те, кто жили сотню и больше лет назад, в этом возрасте работали, содержали семьи, женились и даже могли кого-то убить, нам же страшно от одной мысли об этом. Я, например, шатался по городу, бесцельно занимался спортом, читал всякую муть и ни с кем нормально не общался. И не знаю, почему так вышло. Даже не хочу разбираться, потому что если буду обвинять других, то буду оправдывать нежелание работать над собой, а если себя, то окончательно опущу руки. И поэтому я всегда мечтал попасть в другой мир, потому что... потому что разные манга, аниме и ранобэ пишут о том, что если ты попадёшь в другой мир, то сразу получишь сверхспособности, такие мощные, что вокруг мигом соберутся влюблённые в тебя красивые девушки, жить будешь со всеми удобствами, а злодеи обязательно падут. - Рем моргнула, когда услышала незнакомые слова, и придвинулась ближе, так, что их плечи соприкоснулись. - Поэтому я всегда мечтал о таком. И когда попал в ваш мир, то даже не удивился и не расстроился, наоборот, сразу дико обрадовался. И ведь нельзя сказать, что не сбылось - и сверхспособности есть, и красивые девушки, и живу в особняке с удобствами, и демонического зверя одолел...
  Нацуки ненадолго прервался, однако Рем не проронила ни слова, продолжая глядеть на него и внимательно слушать.
  - Именно поэтому я люблю Эмилию. Потому что когда увидел её, то... понял, что это мой путь к счастью. Путь, с которого не должен сворачивать. А чем больше я узнавал её как человека, тем больше любил, и поклялся сделать всё для того, чтобы сделать её королевой и добиться взаимности. А потом появилась ты, Рем.
  Девушка слегка напряглась и нашарила руку Нацуки под водой. Тот сжал её, продолжая говорить.
  - Понимаешь, Рем, для таких, как я, ты - идеал. Девушка, которая всегда будет с тобой, последует куда угодно, никогда не предаст, никогда не окунет в грязь твои планы, желания и надежды... это то, что мы ищем, о чём мечтаем, о чём плачем одинокими ночами. А ты ещё и красивая, заботливая, с большой грудью, можешь защитить в бою и сделать... вот такое... - Нацуки просто провёл рукой по воде, надеясь, что его поймут. - Тебя не только пропащие, но и нормальные, уверенные в себе парни захотят видеть своей девушкой. Да даже из добившихся огромного успеха, уверен, многие бы не отказались. Сними кто аниме по тебе - ты бы стала объектом поклонения, чьё лицо улыбается на каждом углу. Получить такую девушку - успех, который случается раз в столетие. Потому... просто не думаю, что заслуживаю тебя. Тем более что ты влюбилась в меня из-за успехов, которые я получил благодаря постоянным возрождениям. Если бы не они, то мы бы никогда не встретились - а даже если и встретились, то всё равно и не подумала бы меня полюбить. - Нацуки ещё больше опустил голову. - Всё то необыкновенное, что я сделал и чем ты восхищаешься - это практически ложь. Я умирал трижды, четырежды, прежде чем соображал, что надо делать - да и то всегда что-то выходило не так, и старался в основном ради Эмилии. При этом ... не хочу терять тебя. Ты единственная, в чьей преданности уверен, на кого могу положиться точно. Но разлюбить Эмилию и быть с тобой я... просто не могу. Потому уверен, что рано или поздно потеряю тебя, ибо ни одна девушка не захочет с таким мириться... так что если тебе кажется, что я холоден или держу на расстоянии, то прости, пожалуйста, я сам не хочу... но так будет легче, когда ты уйдёшь, нам обоим...
  Нацуки замолчал. Он не знал, что ещё сказать. На душе было так погано, что слёзы удерживал одной силой воли. Рем через пару минут молчания наконец шевельнулась, выпустила его руку - и обняла за шею.
  - В моём мире я тоже никто, Субару-кун. - спокойно сказала она. - Однорогий демон, которая потеряла дом, семью и вообще всё, кроме старшей сестры, и стала горничной в особняке мастера Розваля, потому что других вариантов не было. С детства обучалась тому, что должна ухаживать, прислуживать и быть готовой выполнить любой приказ хозяина. Даже без этого всё время находилась в чьей-то тени. Сначала Рам, затем мастера Розваля, после ещё и госпожи Эмилии - а затем твоей. Да, Субару-кун, не возражай. - Пальцем обнимающей руки она провела ему по губам. - Ты прибыл из ниоткуда, читай, с самого дна, но могущественный колдун, претендентка на престол и пара отнюдь не последних духов обращаются с тобой как с равным - чего мне за всю жизнь не добиться. Поэтому это я в твоей тени, не наоборот. Но твоя тень - это лучшее место, что мне когда-либо попадалось. Место, в котором не просто выполняю свою работу, но и получаю от этого огромное удовольствие, где могу обратиться на равных и даже проявить наглость, не получив наказания, и где на меня будут оглядываться, чтобы убедиться, тут ли я. И какая разница, сколько попыток тебе понадобилось? Главное то, что ты добиваешься успеха. Я могу перерождаться тысячу раз, но никогда не получу такую же силу, как мастер Розваль, не стану претенденткой на престол, как госпожа Эмилия, и даже не смогу нарезать хлеб так же тонко, как Рам.
  Она слегка улыбнулась, как и Нацуки. Он слегка повернулся к ней, как и она к нему, так что они фактически сидели друг напротив друга.
  - Поэтому всё то, чем я восхищаюсь в тебе, не ложь, Субару-кун. Ты можешь это сделать - и хоть с сотой попытки, для меня это значит лишь то, что ты никогда не сдаёшься, даже если не видишь другого выхода, и это скорее я тебя не заслуживаю, ибо не думаю, что сумела бы так жить. - Она тоже опустила голову. - Мне нехорошо от того, что ты любишь другую и не можешь быть со мной, но... Субару-кун, если бы ты отверг свою любовь ради другой девушки только потому, что она всегда рядом... ты, пожалуй, не был бы тем человеком, которого люблю. И даже если не чувствуешь, что заслуживаешь моей любви, то это чувствую я. Мир может считать тебя каким угодно, но это ты пришёл ко мне на помощь, а не мир, это ты принял меня какой есть, а не мир, это ты дал моей жизни смысл, а не мир. Потому, Субару-кун... даже когда ты добьёшься Эмилии, пожалуйста, позволь мне остаться рядом с тобой. Позволь и дальше быть в твоей тени. Позволь послушно следовать за тобой, куда бы ты ни шёл. Для меня нет и не будет места лучше.
  - Тебе даже не надо спрашивать. - растерянно ответил Нацуки. - Прости, Рем. Я люблю Эмилию... но не могу не думать о тебе. И не хочу терять тебя.
  - Это лучше того, на что я надеялась. Спасибо, Субару-кун.
  
  Оба некоторое время просто так и посидели, а затем вылезли и быстро оделись, стараясь особо не посматривать друг на друга.
  - Куда теперь, Субару-кун? - спросила Рем, поправляя ободок, который она тоже зачем-то сняла перед началом мытья.
  - Я теперь даже не знаю. - Нацуки задумчиво поиграл язычком молнии спортивной формы. - Если там действительно убивают девочку, то надо вмешаться, но как...
  - Её странно убивают. - Рем разгладила на себе одежду. - У чего-то похожего на храм, ножами... как жертвоприношение. Или это нормально для вашего мира?
  - Раньше было. Но сейчас это предрассудки и преступление даже для таких деревень. - Нацуки был уверен в этом. - Хотя тут не пойми что творится - жертвоприношение, опыты, мы во времени скачем абсолютно случайно... скоро, наверное, тоже будем. - взглянул он на темнеющее небо.
  - Переночуем здесь? - Рем тут же начала осматриваться. - Я тогда немного неудобные подстилки сделала, сейчас лучше получится...
  - Переночуем здесь. - согласился Нацуки. Если вдруг им и впрямь надо оставаться у воды, то за ночь это станет ясным. А пока они с Рем доберутся до деревни, то будет совсем уж темно, ещё скатятся по пути с горы и всё переломают.
  Рем не стала тратить время и тут же занялась подстилками. Кроликов здесь не было, но она вынула из кармана пару галет с фляжкой и протянула их Нацуки, взяв себе только после того, как он настоял. Сидеть без дела тоже не стали и вскоре легли - причём Рем подтащила свою подстилку так, чтобы лечь прямо напротив парня.
  - Субару-кун. - её глаза сияли в сгущающейся тьме. - На всякий случай, если вам опять понадобится девушка, чтобы грязно ею воспользоваться, то я всегда буду под рукой.
  - Рем, серьёзно, мой мир в твою честь мог бы религию основать. - улыбнулся Нацуки.
  - С горничной сразу в богини? Слишком много чести. - оба тихо рассмеялись и продолжили лежать, просто смотря друг на друга и чувствуя такое редкое спокойствие.
  Заснули они практически одновременно.
  
  Нацуки обнаружил, что после вчерашнего ему трудно смотреть на Рем. Казалось, будто девушка ждёт от него каких-то слов, подтверждений, официальных признаний, но он не знал, что именно сказать.
  Только утром осознание произошедшего развернулось во всей красе. Рем сделала ему минет, и прямо сказала, что может повторить в любой момент. Это настолько притягивало, что Нацуки всё утро держал перед собой образ Эмилии - прекрасной среброволосой полуэльфийки с фиолетовыми глазами, которая вопреки своей внешности и происхождению хотела взойти на престол и положить конец расовым предрассудкам. А раз она попала в число претенденток, то и шансы имела солидные - а Нацуки собирался сделать всё для того, чтобы они стали стопроцентными.
  Но для этого надо как-то вырваться обратно в тот мир. А он понятия не имел, как. Ночь у источника ничего не изменила - никто не пришёл, не выдал список заданий и не дал туманную подсказку. За неимением лучших идей они решили вновь сходить до свалки и засесть в фургоне - Нацуки порывался пойти в деревню и спасти девочку, но Рем уговорила его не спешить и сначала разведать, что именно тут происходит.
  Там уж, если что, они и так сюда вернутся.
  По пути вниз она попросила Нацуки рассказать про пистолеты ("Меня ужалило в переносицу - и всё") и после рассказа помрачнела, задумалась и аккуратно помахала моргенштерном - проверяла свою реакцию. Немного повеселевший Нацуки подумал было, что посмотрел бы на неё отбивающую пули - а затем испуганно понял, что ни в коем случае не допустит этого.
  
  - Субару-кун, мне кажется, тут всё поменялось. - сказала Рем, когда они залезли в фургон.
  - А? - Нацуки неуверенно огляделся. Он не особо запомнил, что где стояло, но что-то и впрямь выглядело не так, как раньше...
  Вот чего точно не было так это внушительного тесака в углу. Рем положила своё оружие, взяла его и задумчиво повертела в руке.
  - С таким у нас тоже не ходят. - на всякий случай предупредил Нацуки.
  - Понимаю, Субару-кун. - Рем осмотрела оружие. - Но за ним ухаживают, лезвие слишком чистое и острое.
  - Ну ещё бы. - тесак добавился к списку странностей, тем более что на жилище маньяка, расчленяющего свои жертвы, фургон не походил. Но если не маньяк хозяин тесака, то кто? Ещё одна милая девушка наподобие Рем? Очень смешно.
  Нацуки откровенно подозревал, что это не его мир. Уж слишком много странностей сходились в одном месте - и это они ещё только краем зацепили. С огромным шансом где-то тут могла лежать летающая тарелка, бродить злые духи и превращаться девочки-волшебницы. В его мире такое невозможно, да и для мира Эмилии это слишком.
  - Чем займёмся? - Рем оставила тесак и уютно устроилась на тахте, которая теперь была вытащена заранее. Эта картина сразу подкинула в мозг Нацуки варианты, от которых он покраснел и поспешно сказал:
  - Не хочешь узнать больше о моём мире? Например, о... - он наугад ткнул рукой в сторону, и Рем поглядела туда.
  - Это газета, у нас такие же есть. - она встала и подошла поближе. - Хотя я не буду против, если ты мне почитаешь вслух, с объяснениями, подробно... возможно, даже лёжа...
  - Рем? - побледнел Нацуки. Девушка подошла совсем вплотную, горячим дыханием обожгла ему ухо и прошептала:
  - Снаружи кто-то есть.
  - Кто? - так же тихо прошептал Нацуки.
  - Не знаю. Кто-то мелкий, но не кролик. Похоже на собаку или ребёнка.
  - Ребёнка? - Нацуки сразу подумал о той девочке, которую они рвались спасти. - Можешь выйти и посмотреть, делая вид, что шаришься на свалке?
  - Без проблем, Субару-кун. - и Рем наконец отошла, а парень выдохнул. Тело девушки было слишком близко, непозволительно близко. Если так пойдёт и дальше, то... ничего хорошего не выйдет.
  Рем же, нисколько не волнуясь, направилась к окну - и в этот самый момент по стене фургона постучали. Нацуки мигом рванул к тесаку, а Рем к моргенштерну.
  Стук повторился, но теперь уже оба вооружились, и Нацуки громко спросил:
  - Кто там?
  Стук прекратился, а через несколько секунд у окна завозилась маленькая фигурка. Ещё через секунду то отворилось, и в фургон очень медленно залезла девочка - та самая девочка, которую тащили убивать, лет десяти на вид, с чёрными длинными волосами, в платье салатового цвета и небольших сандалиях. Она аккуратно затворила дверь и посмотрела на Нацуки и Рем, а те смотрели на неё.
  Девочка как девочка - но Нацуки уже слишком хорошо уяснил, что безобидная внешность ещё ничего не значит, и потому сильнее сжал рукоять тесака.
  - Ты кто? - спросил он. Девочка взглянула на оружие и слегка улыбнулась.
  - Миии. - звонко сказала она. - Вы бы не трогали тесак, Рена обидится.
  - Рена? Его хозяйка? - тезис о милой девочке с тесаком неожиданно обрёл краски.
  - Ага. - кивнула девочка. - Я Рика Фурудэ. А вы кто?
  - Эм... - Нацуки посмотрел на Рем. Та осталась собранной, не думала расслабляться и пристально рассматривала неожиданную гостью. - А можно пока подержать имя в секрете?
  - Можно, нипа-а. - согласилась девочка. - Вы тут играете?
  - Нет. - от мысли об играх с Рем Нацуки даже покраснел. - Просто гуляем.
  - А то можете с нами поиграть. - сказала девочка. - У нас один мальчик в компании, ему иногда скучно. Второй будет как раз кстати.
  - Нет, спасибо. - даже без учёта подозрительности этого приглашения играть с десятилетним мальчиком Нацуки нисколько не собирался. Девочка внимательно оглядела их, а затем тяжело вздохнула.
  - Ладно, я хотела бы быть такой всегда, но увы. - её голос изменился так резко, что Нацуки и Рем завертели головами, высматривая его обладателя; из детского, звонкого и весёлого он стал усталым, мрачным, даже немного циничным, словно заговорила повидавшая виды женщина. - И у меня не так много времени, поэтому оставим бесполезные разговоры. Кто вы такие?
  - Мы не обязаны отвечать.
  - Не обязаны. Но вы ценой своих жизней пытались спасти меня. Поэтому я, во-первых, должна поблагодарить вас. - и девочка глубоко поклонилась. - А во-вторых, узнать, кто вы - друзья, враги или просто случайные прохожие.
  Нацуки некоторое время обкатывал в голове то, что она сказала. Если девочка помнит тот их рывок, то... она тоже перерождается? И их таких уже трое?
  - Не стоит благодарности. - наконец осторожно ответил он. - Всё равно мы не сумели тебя спасти.
  - Но вы попытались. Первые, кто попытались. И раз помните меня, то так или иначе тоже переходите в другой мир, не так ли? Поэтому я и хочу знать, друзья вы или кто? - девочка говорила каким-то умоляющим тоном, Рем даже немного опустила оружие. Да и Нацуки не чувствовал никакой угрозы.
  - Слушай, единственное, что знаю я - это очень странное место. И смертельно опасное. Мы не знаем никого тут, мы даже не знаем, должны ли здесь находиться. Поэтому ничего определённого не можем сказать.
  - В таком случае... - девочка прошла к тахте и спокойно уселась на неё. - Давайте проведём откровенный разговор.
  Нацуки и Рем переглянулись, а затем уселись прямо на пол. Парень отложил тесак, а девушка положила шипастый шар себе на колени, как кота.
  - Я Рика Фурудэ. - ещё раз представилась девочка. - Мне десять лет. Совсем скоро - может, даже сегодня - меня убьют, после чего мой союзник перенесёт нас в другой мир, где я проживу какое-то время до этого момента - обычно четыре года. После моей смерти по некоторой причине умирает вся остальная деревня. И так произошло уже сотни раз. За всеми этими смертями в большинстве случаев стоит кто-то неизвестный, но я ни разу не сумела понять, кто. Вопросы?
  - Их много. - растерянно сказал Нацуки. - Союзник?
  - Ханю, местное божество, которое по некоторым причинам помогает мне. Вы не можете её увидеть, даже не пытайтесь. И она не мой воображаемый друг, а реальна, даже слишком надоедливо реальна. - девочка посмотрела куда-то в сторону.
  - Хорошо, а... - Нацуки запнулся, осознав весь масштаб. - Подожди, но тогда получается, что тебе уже сотни лет?
  - Фактически да. - пожала плечами девочка.
  Наступило ошеломляющее молчание. Сотни лет... Нацуки только сейчас сообразил, что самый большой промежуток, который ему приходилось переживать со своей способностью, был недели три. И смертей у него около десяти. А эта Рика сотни раз проживала четыре года.
  Скажи ему хоть сегодня утром, что он будет чувствовать духовную связь с десятилетней девочкой - только рассмеялся бы.
  - Только не надо меня жалеть и рыдать. - Рика насупилась. - Я привыкла, и главное не это, а то, можете ли вы мне помочь.
  - Мы поможем. - тут же ответил Нацуки. Рем покосилась на него, но парень твёрдо нацелился спасти эту Рику Фурудэ, чего бы этого ему не стоило. Скорее всего, именно для этого они попали сюда. - Скажи, что делать.
  - Вы мне верите? - удивилась девочка.
  - Да. - Рем моргнула в ответ на слова парня, но ничего не сказала. - Даже в твоего невидимого помощника верим. В нашем мире такие тоже существуют, только они видимые и звериный вид имеют. Как котик, например.
  - Котик? - Рика повернула голову. - Ханю, с этого момента ты носишь кошачьи ушки.
  Похожа, реакция Ханю была настолько забавной, что девочка широко улыбнулась, и Нацуки с Рем тоже невольно улыбнулись.
  - В смысле - "в нашем мире"? - Рика вновь повернулась к ним.
  - Мы из другого мира. - Нацуки подумал, что это к нему не относится, но объяснять будет слишком сложно. - Там духи, магия, злодеи и прочая фэнтези.
  - И как вы попали сюда?
  - Сами хотели бы знать.
  - То есть вы засчёт магии и возрождаетесь? Или как? - нахмурилась девочка.
  - Не совсем. Видишь ли, я... мы оба после смерти переносимся в прошлое, в определённую точку, сохраняя всю память. И тут уже несколько раз перенеслись, хотя порою умирали на ровном месте, безо всяких причин.
  - Возможно, это когда Ханю переносила меня в новый мир? И как-то зацепила вас.
  - Возможно. - Нацуки и в мире Эмилии не понимал, как работает его воскрешение, а здесь всё становилось ещё запутаннее. - Потом разберёмся. Скажи лучше, почему у тебя никак не получается выжить? За сотни лет всё уже должно быть ясно, кто и почему...
  - Потому что условия всё время меняются. - обиженно насупилась Рика. - Даже моя смерть не всегда такая, какую вы видели. Иногда меня убивает... другие люди. Меняется всё, вплоть до того, что кто-то отсутствует, а кто-то появляется. Некоторые варианты повторяются, но даже они отличаются в мелочах, и когда я пойму, что именно происходит, то уже поздно. А и пойму заранее - что сможет десятилетняя девочка с невидимой помощницей, которая даже отлететь далеко от неё не в состоянии?
  - Ты говорила про компанию, неужели никто из них тебе не верит и не поможет? - поинтересовался Нацуки. Рика вздохнула и покачала головой.
  - Как вас зовут-то? - спросила она.
  - А, извини. - спохватился парень. - Я Нацуки Субару, а это Рем. Просто Рем? - он только сейчас понял, что не знает, есть ли у девушки фамилия.
  - Просто Рем. - подтвердила та.
  - Хорошо... Нацуки-кун. - определилась с именем Рика, и Рем слегка вздрогнула. - Давай я расскажу тебе, что именно тут происходит. Разговор длинный, но и спешить нам некуда... хотя да, Ханю, ты права, меня могут начать искать уже. - она вгляделась в окно. И ребята тогда точно сюда придут. Рена так обязательно.
  - Так и ладно? - предположил Нацуки. - Познакомимся, будем знать, кто есть кто.
  - Ну да, можно. Тогда я немного сокращу, ладно? - Рика призадумалась. - В общем, вся эта деревня больна вирусом, известным как "синдром Хинамизавы". Вирус проходит несколько стадий, и чем дальше, тем больше человек становится безумен и начинает видеть галлюцинации, такие яркие и объёмные, что не будь я уверена в своём здоровье, то посчитала бы вас галлюцинациями. - она без стеснения ткнула в парочку пальцем. - Да и тебя, Ханю. Однако я не просто здорова, но и выделяю особые вещества, которые уберегают остальных жителей от глюков и переходу к последней стадии, где человек впадает в бешенство и паранойю, способен убить даже самого близкого и любимого. А в итоге убивает сам себя, разодрав ногтями горло.
  Рем побледнела и поднесла руки к горлу.
  - Вирус изучает группа "Токио", которая, собственно, прибыла из Токио. Они стараются держать всё в тайне, и я одна из немногих, кто в это посвящен - потому что они узнали про то, как защищаю деревню, и пытаются с помощью моих анализов выработать лекарство.
  - Ты им доверяешь? - спросил Нацуки.
  - Да. - твёрдо сказала Рика. - Им нужно это лекарство и нужно как можно дольше изучать вирус, собрать как можно больше информации. Они даже пользуются своими ресурсами для того, чтобы меня берегли "Ямаину", отряд профессиональных военных. И всех троих руководителей убивают ещё до меня.
  - Кто?
  - Не знаю... - девочка вздохнула. - Меня обычно берут ночью и вкалывают снотворное. А даже когда не сплю, то... не помню. Память стирается из-за перемещения в другой мир. Ханю могла бы сказать, но у неё то же самое...
  Нацуки посмотрел на Рем, которая по-прежнему ощупывала горло. Нет сомнений, именно эти врачи их схватили, и они же вкололи Рем этот вирус. Но... тогда их сейчас заманивают в ловушку? Маленькой девочкой? Рассказывающей такую странную историю?
  Слишком сложно. Ни одна тайная организация не станет так делать, особенно если у неё военные под рукой. И если девочка говорит правду...
  - А почему ты решила к нам сюда прийти и всё рассказать?
  - Потому что я переместилась не так, как надо. Не в другой мир, а в прошлое этого. И Ханю этого не делала, а когда вы помчались меня спасать, то мы решили, что вы как-то причастны. Попробовали вас выследить, увидели, как уверенно идёте к фургону, словно знаете, что делать... ну и была не была. - Рика пожала плечами. В её изложении всё выглядело логично, хотя стоило спросить это раньше - теперь, когда Нацуки на воодушевлении выложил ей все карты, девочка могла и сообразить, что ответить.
  Рем всё молчала, и это в некотором роде его успокаивало - почувствуй она однозначную опасность, так давно бы уже заговорила. Да и обещание помочь он уже успел выпалить. Отступать будет просто позорно.
  - А что обычно происходит? - продолжил он. - Ты сказала, что некоторые события повторяются.
  - Да. Дело в том, что мои друзья тоже заражены, и половина из них то и дело переходит на последнюю стадию. Кейчи, Рена и Шион. Они не жили в деревне всю жизнь, уезжали на некоторый срок и проходили через несколько стадий, потому я на них действую не так сильно, как на остальных. Поэтому когда впадают в стресс, то болезнь начинает развиваться и приводит к безумию. Обычно один из них, но иногда и двое, и все трое... а иногда ни одного. Бывали миры, когда кто-то даже не приезжал обратно.
  - И кто сейчас безумен?
  - Не знаю, вроде как все держатся. Но я не могу отслеживать их постоянно...
  Входное окно неожиданно распахнулась и внутрь скользнула девушка с ярко-каштановыми волосами и в бело-голубой школьной форме матросского вида. Рем схватилась за шар, а Нацуки за тесак, но Рика мигом вскочила с тахты и встала между ними.
  - Миии, Рена! - её голос вновь стал детским. - Это мои родственники, Нацуки Фурудэ и Рем Фурудэ! Они только сегодня приехали и я им деревню показываю!
  - Родственники? - голос Рены был тих. Слишком тих. Это была тишина, которая в любой момент могла извергнуть всёсжигающее пламя.
  - Нацуки! - Рика повернулась к парню и вырвала у него тесак. - Я же сказала тебе, не трогай чужое! Прости, Рена, он парень, к оружию лезет как младенец, нипа-а! - она протянула девушке тесак, та взяла его и холодно уставилась на Нацуки.
  Тот уже видел такой взгляд, даже от Рем. Парень сейчас был не более чем целью, и весь вопрос состоял в том, прибить ли его сразу или подождать. Рена моргнула, резко перекинула взгляд на Рем - и расплылась в улыбке.
  - Хаууууууу!!! - неожиданно завопила она, сменив голос на весёлый почище Рики. - Горничная!
  - Они любят играть как мы, и она проиграла. - начала пояснять Рика, но Рена её уже не слушала. Она отбросила тесак в угол фургона, прыгнула к Рем так, что та даже не успела среагировать, и обхватила её.
  - Хочу утащить домой! - даже небезуспешно попыталась приподнять.
  - Не бойся, Рем, Рена так приветствует! - крикнула ей Рика. Рем лишь кивнула - или это её голова так застряслась, ибо Рена продолжала тискать её. Нацуки даже не смог сдержать улыбку.
  - Ладно, Рена, хватит. - Рика заметила, что девушка слишком уж стиснула цепь, и поспешила остановить подругу. - Они только сегодня приехали, ещё даже в себя не пришли.
  - Простите! - Рена разжала руки, и Рем едва не грохнулась на пол. - Но такая милая горничная... хауууу...
  - Извини, Рена, что я их сюда привела. - Рика ненавязчиво встала между девушками. - Но мне показалось, что ты не будешь против, а мы устали ходить.
  - Всё нормально. - улыбнулась девушка. - Друзья Рики и мои друзья. Ой, я забыла представиться! - она тут же с усердием поклонилась. - Я Рена Рюгу, подруга Рики.
  - Э... Нацуки Фурудэ. - сориентировался парень. - Я из Токио. А это Рем Фурудэ, моя... сестра. Она так выглядит, потому что я её заставил... то есть не заставил, она проиграла в "камень-ножницы-бумага". И она очень стеснительная, поэтому обычно молчит, а сейчас так особенно.
  - Стеснительная горничная, хауууу... - изо рта Рены отчётливо поползла слюна. - Забрать домой...
  - Они будут у меня жить. - твёрдо сказала Рика. - Но в играх клуба примут участие. Я сегодня позвоню Мион, предупрежу. А сейчас прости, мы пойдём.
  - До встречи! - Рена посторонилась, пропуская всех, но успела ещё раз схватить в охапку Рем. Наконец они вылезли в окно, и то захлопнулось, оставив девушку внутри.
  - Это и есть синдром? - ошеломлённо спросил Нацуки.
  - У Рены он протекает немного не так, как у остальных. - улыбнулась Рика. - В таком состоянии она безобидна, но когда прорывается... ну, вы видели тесак.
  Нацуки понимающе кивнул и поглядел на Рем, которая всё ещё не пришла в себя, однако слабо улыбнулась ему.
  - Как теперь поступим? - спросил он.
  - Идём ко мне домой, как и сказала. Если всё хорошо - проводим там ночь, утром смотрим по обстоятельствам. Если плохо - я найду вас в следующем мире. Этот не совсем привычен, такое впечатление, что тут врагов и нет...
  Нацуки ещё раз посмотрел на Рем, но та вновь ничего не сказала. Значит, пока считаем, что Рика не врёт и её надо спасать. Их точно забросило сюда с какой-то целью, и почти наверняка это она и есть.
  До дома Рики было относительно недалеко - они добрались за полчаса и всё это время не разговаривали. На деревню уже опускались сумерки, в которых всё тревожнее стрекотали цикады, и Нацуки только и успел рассмотреть, что дом двухэтажный и простой, без каких-то вычурностей. А ещё стоит немного в отдалении, рядом разве что скрытый забором то ли особняк, то ли что - да и дотуда надо топать.
  Рика предложила съесть немного салата, который у неё остался с утра, и сразу лечь спать, Рем быстро помогла ей с едой, все поужинали, вынули запасные футоны и улеглись где как на полу.
  Рика что-то бормотала у себя - возможно, говорила со своей Ханю. Рем вновь легла напротив Нацуки, но теперь уже быстро закрыв глаза. Тот же некоторое время глядел в тёмный потолок.
  Всё то, что произошло между ним и Рем, отступило на задний план - хотя Нацуки и понимал, что однажды к этому придётся вернуться. Но сейчас хотя бы появилась цель помочь этой девочке, вытащить из этого нечестно заколдованного круга. Если она не врёт, то вновь и вновь проживать четыре года, с шести до десяти лет, каждый раз жутко умирая и возрождаясь...
  А если врёт...
  В крайнем случае, они воскреснут и будут знать, что ей нельзя доверять. И хотя он рассказал о своей способности - абсолютно зря, пожалуй - врагам всё равно её не перехитрить. Убейте Нацуки и Рем - они просто вернутся в исходную точку, будут предупреждены и вооружены.
  А пока они живы, то разберутся с чем угодно.
  Так... допустим, Рика права. Тогда ей противостоят силы, которые способны убить человека под охраной отряда опытных солдат. Или... эти солдаты её и убивают? Притворяются друзьями и защитниками, а на деле... хотя подожди, им же надо изучать вирус и искать лекарство. Какая тогда выгода от того, что целая деревня вымрет?
  Кто вообще может получить выгоду от гибели целой деревни?
  Нацуки повернулся и уставился в окно. Далеко, только часть звёздного неба и видна. Деревня, в которой таится неизвестный смертоносный вирус, тайная организация проводит опыты, а с местной девочкой летает невидимое божество, если верить этой самой девочке... Можно придумать сотню причин стереть такое место с лица планеты.
  Всё это звучит как кино, но он, Нацуки, перерождается после смерти, попадал в другой мир и путешествует с влюблённой в него боевой горничной-демоном. И лучше будет заснуть и подумать об этом завтра, а то Рем уже повернулась и уставилась на него, безмолвно спрашивая, всё ли в порядке. Нацуки успокаивающе улыбнулся ей и прикрыл глаза.
  Даже если всё это одна большая ложь, то они смогут с ней разобраться.
  
  
  Проснулся Нацуки от оглушительного звонка будильника - и тут же подскочил. Рика только улыбнулась. Она сидела на корточках около его футона и держала дребезжащий ужас в руках.
  - Нипа-а. - весело сказала она. - Нацуки-кун так смешно пробуждается.
  - А как же иначе. - пробормотал парень, вспомнив, что давно уже не просыпался по звонку будильника, большей частью Рем будила.
  - А где Рем? - его подруги не было в комнате.
  - Завтрак готовит. - отозвалась Рика. - Решила взять всё в свои руки, и я не стала мешать. Тем более что мне надо ещё с тобой поговорить. - Её голос вновь сменил тональность. - Если вы говорите, что пришли из мира с магией, то и колдовать умеете?
  - Здесь нет. - признался Нацуки. - А так Рем может управлять льдом, а я устраивать завесу тьмы.
  - И всё? - удивилась Рика.
  - Да, увы. - от её взгляда парню стало как-то некомфортно. - Слушай, я схожу в туалет?
  - Потом вернись, ещё поговорим. - бросила девочка, и Нацуки поспешил уйти в уборную. На кухне и в самом деле что-то возились, поэтому парень после утренних процедур направился туда.
  Рем, так и не отказавшаяся от костюма горничной, управлялась с тостером так, словно давно уже была с ним знакома.
  - Доброе утро, Субару-кун. - она мигом повернулась к парню и улыбнулась. - Поджаренный хлеб с джемом тебя устроит?
  - Вполне. Тебе тут нормально?
  - Кое-что незнакомо. - Рем бросила взгляд на мясорубку. - Но Рам всегда говорила, что хорошая горничная должна управляться на любой кухне.
  - А, ну молодец тогда. - Нацуки замялся, не зная, что ещё тут сказать. - Я поговорю с Рикой ещё немного, хорошо?
  - Субару-кун, я только надеюсь, что ты не один из тех представителей высшего общества, что предпочитают компанию маленьких девочек? - сказала Рем ему в спину.
  - А? - обернулся изумлённый парень.
  - Ничего. - девушка достала масляной нож и подхватила выскочившие из тостера куски хлеба. Нацуки с подозрением глянул на неё, но никаких пояснений не дождался и поспешил уйти.
  Рика переместилась за небольшой столик, куда и Нацуки сел, прямо напротив неё. Больше мебели в комнате не было, обстановка вообще едва ли не спартанская, разбавляемая разве что уголком комнаты с небольшим холодильником.
  - А вы, похоже, быстро привыкли к моему миру. - сразу начала девочка. - Спокойно полезли в тот фургон вместо того, чтобы принять его за спящего дракона и начать колошматить.
  - Мы не идиоты из дремучего Средневековья. - кратко сказал Нацуки. Он решил пока не уточнять, что с его родным миром всё сложно. Рика поглядела на него, о чём-то задумалась и покачала головой.
  - Что сегодня делаем. - переключилась она. - В школу вам идти смысла нет, поэтому... можете сходить до того же фургона?
  - Зачем?
  - Одна из тех, кто исследует вирус и умирает - Такано Миё, медсестра. Она изучает легенды Хинамизавы, делает записи о них, и мне кажется, что она там написала про вирус что-то такое, что мои убийцы хотели бы скрыть. Поэтому иногда отдаёт эту тетрадку Рене, дабы та спрятала и никому не показывала.
  - Спрятала в фургоне, получается? - задумался Нацуки, вспоминая тамошнюю обстановку и прикидывая, где могут быть тайники.
  - Или вообще на свалке. - добавила Рика. - Просто я поболтала вчера с Ханю перед сном и подумала, что было бы полезно почитать, что там. Вдруг какая-то зацепка будет. А Рена мне их так просто не даст, она вообще считает, что я о них не знаю и не должна знать. Сможете?
  - Да. - Рем наконец вышла из кухни с чайником и грудой тостов на подносе. - Приятного аппетита!
  - Нипа-а! - радостно крикнула Рика, тут же хватая тост. - Да, ещё хотела спросить: вы кто друг другу?
  - Эм... - Нацуки с испугом посмотрел на усевшуюся рядом с ним Рем.
  - Я слуга Субару-куна. - спокойно сказала она. - Должна сопровождать его, куда бы не пошёл, и выполнять любую прихоть.
  - Любую прихоть мальчика-подростка? - нахмурилась Рика.
  - Именно. - столь же спокойно ответила Рем.
  - Рем! - шикнул Нацуки, и девушка умолкла. - Прости, Рика, я на самом деле ничего такого себе не позволяю, честно!
  - Мда. - только и сказала девочка. - Ладно, другой мир, другие законы, да и вы вроде как довольны друг другом. Только можно будет тебя переодеть во что-то менее выдающееся, чем костюм горничной?
  - Если мой хозяин пожелает, то я переоденусь во что угодно. - сказала Рем с абсолютно каменным лицом, и Нацуки сунул ей в зубы тост.
  - Наверное, я слишком насмотрелась на Кейчи с сёстрами Сонозаки, чтобы возмущаться. - подвела черту Рика. - Давайте перед выходом обсудим ещё один пункт. - Она неторопливо съела тост, отпила чаю, и только после этого невозмутима продолжила:
  - Где мы встретимся, когда умрём?
  Нацуки тоже отпил чаю, грустно подумав, что он к реальности, где такие вопросы вполне нормальны, уже привык. Рем же и вовсе вышколенно и невозмутимо, словно бывалая служанка, уминала тосты.
  - Мы всё время приходим в себя у горячего источника. - наконец ответил он. - В горах, могу даже показать дорогу, ибо уже который раз проходили.
  - Не надо, я знаю, где это. - кивнула Рика. - Во сколько?
  - Днём, и солнце высоко. Точное время где-то полдень, наверное.
  - Полдень... - каким-то странным тоном протянула Рика. - Понятно. Давайте договоримся: если сегодня умру я, а с вами ничего не случится, то ждите меня там. А то и заранее подойду, сразу и встретимся. Если же умрёте вы, то выйдите... миии... выйдите к чёрно-белому столбу, у которого поворот к деревне, знаете? Туда подбегу.
  Нацуки кивнул, вновь подумав о том, насколько же ненормально это выглядит для постороннего и насколько нормально для них, договариваться, где встретиться после смерти.
  - А твоя Ханю не может как-то сообщить нам, что ты мертва? - спросил он.
  - Вы же её совсем не видите. - отозвалась Рика. - Прямо сейчас она сидит на твоей голове и отдыхает, а ты и понятия не имеешь. - она засмеялась, увидев, как Рем тут же пристально уставилась в точку над головой Нацуки. - Да и зачем говорить? Она перезагружает мир вместе с вами, правильно? Значит, если вы на ровном месте придёте в себя у источника, то именно это и произошло. Да к тому же я уже там буду, чего тогда о моей смерти сообщать.
  И слышать такой цинизм в исполнении десятилетней девочки со взрослым голосом, полным усталости и надежды, тоже было нормально.
  
  После чая Рика утащила Рем переодеваться, а Нацуки повторил про себя все выданные инструкции, а заодно начал думать, где в фургоне можно спрятать папку с бумагами.
  Да где угодно, видимо.
  Главное чтобы эта Рена не заявилась в момент обыска. Вчера она Нацуки немного напугала, да и Рем тоже. А по словам Рики могла не только пугать, так что лучше держаться от этой девушки подальше.
  И надо будет попросить Рику как-то замаскировать моргенштерн, который Рем так и таскала с собой. Ладно они вчера в сумерках прошли, но сейчас придётся пол-деревни пересечь, с ним не получится...
  - А вот и мы! - объявила Рика, заталкивая Рем в комнату. Нацуки мгновенно обернулся к ним - и обомлел.
  Лазурноволосая горничная исчезла. Вместо неё стояла девушка, чьи чёрные длинные волосы, казалось, прикрывали уже оба глаза и падали аж до выцветших синих джинсов, почти полностью закрывая фиолетовую футболку с непонятной надписью на ней.
  - Что нашла. - развела руками Рика. - Парик опять криво сидит, поправь. - Рем послушно сдвинула волосы, наконец открыв глаза и белую надпись "Let"s rock". - Да закинь их вообще назад, долго не походишь, а на следующий цикл я тебе подберу получше. И бельё заодно.
  Взгляд Нацуки практически сразу метнулся к футболке, проверяя, что там сказали насчёт белья, и парень вынужден был отвернуться.
  - Красиво выглядишь. - выдавил он, хотя пока что сам не понимал, как относиться к такой смене имиджа.
  - Хотела платье сделать, но твоя кто-она-там заупрямилась, сказала, что карманы нужны. - Рика плюхнулась на пол рядом с ним. Она тоже успела переодеться в белую блузку и короткую чёрную юбку на подтяжках, дополненные причудливо завязанным розовым бантиком. - Потому джинсы.
  - Спасибо, Субару-кун... - Рем тоже села рядом с ним. Она выглядела настолько непривычно, что парню даже приходилось напоминать самому себе, что это всё та же Рем. - Но это всё так неудобно...
  - Раз горничная, то привыкнешь. - заявила Рика. - А сейчас идём, я так скоро в школу опоздаю.
  
  У дома они и расстались - Рика укатила на велосипеде, а Нацуки и Рем направились к свалке. Они старались кланяться всем встречным жителям, те смотрели с любопытством, но кланялись в ответ, а Рика обещала к концу дня всем объявить, что к ней приехали "родственники" - если Рена ещё не успела.
  - И ребята, оставайтесь на свалке, мы всемя к вам и подойдём. - сказала Рика перед самым выходом. - Я придумаю, почему вы там оказались, так что даже Рена не обидится.
  - Похоже, мы сегодня весь день проведём среди мусора. - отметил Нацуки, когда они выбрались за пределы деревни. Рем всё оправляла футболку и лазила в карманы джинсов, словно никак не могла привыкнуть к одежде. - Так что даже хорошо, Рем, что ты без платья, только запачкала бы.
  - Так и ладно, Субару-кун. Просто в эти карманы всё не вмещается, пришлось часть вещей оставить в доме, так непривычно и неудобно... - Рем наконец прекратила себя ощупывать. - Даже золото и оружие пришлось там оставить...
  - Думаю, Рика не покусится. - смысл воровать золото и портить отношения, когда всё равно мир начнётся заново. - Или ты ей не доверяешь?
  - Ты ей доверяешь, Субару-кун, значит, и я тоже. - спокойно ответила Рем. Нацуки посмотрел на неё и улыбнулся.
  - Значит, говоришь, исполнишь любую мою прихоть?
  - Да, Субару-кун! - с интересом повернулась к нему девушка.
  - Тогда я велю тебе рассказать, что обо всём этом думаешь! - парень даже повелительно выбросил вперёд руку. - Прямо и без утайки!
  - В таком случае, Субару-кун, я говорю прямо и без утайки, что не верю этой Рике. - Рем и не подумала обижаться.
  - Я вот совсем не уверен. - Нацуки опустил руку. - Поделишься мнением?
  - Как-то это всё... подозрительно. И наигранно.
  - Как в книге.
  - Как в книге. Я к тому же не все слова понимаю. Что такое "вирус"?
  - Ты не знаешь? - удивился Нацуки.
  - Я семнадцатилетняя горничная из другого мира, Субару-кун. Я многого не знаю.
  - Да, прости. В общем, вирус - это такие маленькие организмы, которые вызывают всякие болезни. Вроде простуды. Хотя нет, подожди, простуда не то...
  - Похоже, и ты не знаешь, Субару-кун! - засмеялась Рем, когда парень задумался.
  - Да я просто забыл. - сконфуженно признался он. - Неуч же... в общем, вызывают болезни. Они неразумны, неволшебны... просто такие вот.
  - Ясно. - не стала дальше уточнять девушка. - Значит, им можно заразиться только в этой деревне, и этот вирус изучают, чтобы его излечить... - теперь уже она задумалась. - Но тех, кто изучает, убивают. И деревню убивают.
  - И я не могу понять, зачем. - подхватил Нацуки.
  - Вот поэтому я ей и не верю. - Рем задумчиво уставилась на котлован, к которому они постепенно начали подходить. - В нашем мире убийство деревни имеет смысл - колдовские ритуалы на крови и боли, месть, да даже просто насолить противнику. Но в вашем ведь такое не практикуется?
  - Сейчас нет.
  - Тогда она могла такое выдумать. Десять лет, активный ребёнок, с речевыми тиками... выдумала невидимое божество, которое у неё на побегушках, и врагов, которые хотят уничтожить деревню...
  - Её убивали, Рем. Как и нас. И она это помнила.
  - Да, но я всё равно... Ох, скоро голова разболится. - Рем прижала ладонь ко лбу. - Субару-кун, давай просто поищем эти записи и там уже поглядим, что да как.
  - Хорошо. - Нацуки прижал свою ладонь к её лбу, и на лицо Рем вернулась улыбка. Так они и дошли до фургона - вновь пустого.
  - Не бойся ничего трогать, Рем. - сказал он девушке, когда они забрались внутрь. - Того бензина, о котором я рассказывал, уже точно нет, так что дёргай любую щель и всё, что покажется подозрительным. Ну и не порежься.
  Рем кивнула и тут же приступила, занявшись комодом. Нацуки отошёл в заднюю часть фургона и принялся рассматривать тамошний хлам вроде сломанных часов, явно отброшенный туда за ненадобностью. Он не знал, где именно окажутся эти бумаги и есть ли они вообще, но если эта Рена впадает в безумие, то может использовать очень альтернативную логику. Поэтому стоит начать с неочевидных мест.
  Но что очевидные, что неочевидные - результата не было. Они перерыли и простучали весь фургон, обнаружив только пару пустых тайников. Нацуки даже предположил, что бумаги могут храниться вне фургона, они вышли и со всей осторожностью осмотрелись вокруг плит, на которых стоял фургон, но так ничего и не нашли.
  - Значит, в этот раз их нет. - вздохнул Нацуки, отказываясь от поисков. Рем тоже прекратила ковыряться в мусоре и пыталась своим ободком закрепить сползающий парик. За время взглядов украдкой парень пришёл к выводу, что джинсы с футболкой ей скорее идут. С такой Рем, похожей на обычную девочку, а не на героиню аниме, даже было как-то спокойнее.
  - Нацуки! Рем! - донёсся до них знакомый звонкий голос. - Мы идём к вам!
  Появившаяся на вершине котлована Рика приветственно замахала им и начала спускаться по кучам мусора.
  А следом за ней начали спускаться ещё пятеро человек.
  
  
  Нацуки почему-то казалось, что компания Рики будет такими же десятилетками с затесавшейся туда странной Реной, посему надо готовиться к возне с малышами. Но сейчас к фургону спускались совсем не малыши, подошедший первым черноволосый парень, одетый в синие джинсы и белую рубашку с проглядывающим в расстёгнутом воротнике краешком красной футболки, и вовсе был лишь чуть ниже Нацуки.
  - Приветствую городского! - они обменялись рукопожатиями. - Решил отдохнуть в деревне? Думаешь, что придётся лежать в травке, купаться в речке и ничего не делать? - парень улыбался дружелюбно, но взгляд был вызывающим. На его территорию вторгся чужой самец, и надо было показать себя молодцом.
  - Будто ты деревенский, Кей-тян. - прежде, чем Нацуки успел ответить, в их разговор влезла девушка с заправленными в длинный хвост волосами, чёрными со странным зеленоватым оттенком. Одета она была наряднее всех - белая блузка с небольшой бежевой жилеткой, которую практически поровно разделял длинный багровый галстук, переходящий в такого же цвета юбку. Самое то ползать по свалке. Что-то её наряд напоминал Нацуки, но он не помнил, что именно. - Приветствую! - она тоже пожала руку Нацуки. - Я Мион Сонозаки, а это Кейчи Майбара и мы всегда рады новым жерт... то есть гостям! - она так задорно улыбнулась, словно никакой оговорки и не было. - А это Рена Рюгу... Рена!
  - Пусть и не горничная, но всё равно забрать домой! - Рена, не сменившая свой вчерашний матросский наряд, успела ужом проскользнуть за спину Нацуки и вновь облапать побледневшую Рем.
  - Не бойся, Рена просто любит всё милое, вроде твоей сестры. - усмехнулась Мион. - Дальше, это Сатоко Ходзё.
  - Привет. - махнула Нацуки девочка в длинном зелёном платье, аккуратным жёлтым галстуком на груди и такими светло-каштановыми волосами, что они могли показаться белокурыми. Она стояла рядом с Рикой и единственная из всех походила на её ровесницу.
  - Ну и последняя из всех - Шион Сонозаки, моя сестра. - вытянула руку Мион в сторону невероятно похожей на неё девушки, только та оставила волосы распущенными и надела серые кофту и юбку.
  - Последняя, но зато и самая старшая. - с вежливой улыбкой сказала та, тоже протягивая Нацуки руку.
  - Пфф, Шион, я на какие-то секунды старше тебя! - тут же надулась Мион.
  - Да, и не старшая, но и с самой большой грудью. - тут же уточнила Шион, не переставая улыбаться.
  - Чего! - возопила Мион. - В прошлый раз у меня было больше!
  - Тебе показалось.
  - Ах так? Тогда померяемся вновь?
  - Я тоже хочу! - Рена ради такого важного вопроса даже Рем отпустила. - Мне хочется победить в этом соревновании, хочется!
  - Давай и проведём! Прямо сейчас уз... - Мион осеклась и уставилась на Кейчи, который скрестил руки на груди и с большим интересом слушал их.
  - Лучше потом, дабы нас Кейчи не подслушал. - решила она.
  - Пфф, будто бы мне это хоть сколько-то интересно. - фыркнул он, а затем театрально приложил ладонь ко рту и нарочито громко прошептал:
  - Шион, поделишься потом циферками?
  - Обязательно, Кей-тян. - точно так же прошептала она, и Мион с Реной возмущённо взвыли.
  - Э... - взволнованно сказал Нацуки, не знающий, как на всё это реагировать; Рем, судя по её ошарашенному виду, тоже не имела понятия.
  - Рика уже сказала нам, как вас зовут. - вновь повернулась к ним Мион. - Нацуки Фурудэ и Рем Фурудэ, так?
  - Так. - ответил Нацуки, сделав себе памятку привыкнуть отзываться на другую фамилию. Рем должна тоже это понять, но надо будет незаметно ей шепнуть.
  - Приветствуем в Хинамизаве! - Мион развела руками так, словно планировала обхватить всю деревню. - Здесь всегда рады гостям и бесплатной рабочей силе! Вы, разумеется, первые. Беспокоиться не о чем! - она улыбалась так хитро, словно призывала не верить своим словам. - О, и хотите вступить в наш клуб?
  - Клуб? - переспросил Нацуки.
  - Клуб любителей игр. Мы после школы собираемся вместе и играем в шахматы, карты или настольные игры - честно, с уважением к правилам и на интерес. - улыбка Мион стала ещё шире, да и остальные члены клуба заулыбались, Кейчи так вовсе нарочито закашлялся. - Всегда рады новым участникам. Хотите?
  - Можно. - Нацуки взглянул на Рику, не увидел никаких качаний головы и решил, что лучше согласиться.
  - Давайте сейчас и сыграем во что-нибудь лёгкое, в знак приветствия! Знаете отсюда путь до деревни?
  - Знаем.
  - Тогда пробежимся до первого дома, хорошо? Просто так, посмотреть, кто первый. - Мион махнула рукой в сторону дороги. Все дружно согласились и тут же начали выстраиваться в линию, насколько позволяли плиты перед фургоном. Рем мигом встала рядом с Нацуки, оттеснив его к краю очереди.
  - Если ты вырвешься вперёд, то не жди меня, беги и выигрывай. - тихо сказал ей парень. Девушка кивнула ему и приготовилась.
  - Начинаем! - крикнула Мион, вылезшая в середину живой стены. - Три... два... никому не двигаться, пока я не скажу один!
  И с этими словами она помчалась к краю котлована. Рена и Кейчи тут же бросились за ней, а не сообразивший Нацуки замедлился.
  Рем осознала гораздо быстрее - и одним рывком вскочила на кучу мусора, увенчанную старым диваном. Оттолкнувшись от него, девушка неведомыми материями перескочила на следующую кучу, где диванов уже не было. Нисколько этим не смутившаяся Рем продолжила прыгать, пока не достигла края котлована, за который ухватилась, подтянулась, перелезла - и скрылась из виду.
  - Э, э, это что ещё такое! - заорала только подобравшаяся туда Мион. - Кейчи, Рена, а ну догоните её и сбейте с ног, новичок не должна выиграть!
  Настигнувшие её ребята на ходу кивнули, после чего они втроём тоже выбрались из котлована и скрылись из виду. К тому времени, как Нацуки тоже добрался туда, все четверо уже бешеными фигурками приближались к повороту, за которым грозились скрыться.
  - Кажется, лидирующая группа определилась. - Шион вылезла следом за Нацуки и ничуть не выглядела огорчённой. - Твоя сестра случайно не тайная извращенка?
  - Нет. - ответил Нацуки, хотя после эпизода с мытьём это требовало уточнения. - А что?
  - Просто наше правило гласит, что победивший может сделать с последним из проигравших что угодно. - они вдвоём потрусили дальше по дороге. - Сам понимаешь, что происходит, когда выигрывает Кейчи.
  - И что же?
  - Ох. - вздохнула Шион. - Лучше тебе не знать всех ужасов власти половозрелого парня, обретшего контроль над беззащитными девушками... - она взглянула на Нацуки. - Ты ведь, надеюсь, не такой, Фурудэ-кун?
  - Нет, конечно. - другого ответа здесь быть не могло.
  - Хмм. Раз ты ещё и новичок... тогда знаешь что? - она слегка наклонилась к уху Нацуки и тихо произнесла:
  - Вот там, видишь? Небольшая тропинка в лес, почти заросшая. Мы ею не пользуемся, ибо в такой траве ходить неудобно, а Кейчи про неё не знает. Но по ней можно неслабо так срезать путь, так что если поспешишь, то даже прибежишь впереди всех. - Шион оторвалась от его уха и мило улыбнулась. - На первый раз будет простительно.
  - Э... хорошо. - Нацуки с удивлением обнаружил, что присутствие Шион его слегка нервирует - и это после всего с Рем! - Тогда я побежал.
  - Если выиграешь, то будь нежным! - прокричала Шион ему вслед. Нацуки только помахал ей, заодно приметив, что Рика с Сатоко идут неторопливо и даже не думают спешить.
  Нечестно, конечно, но Мион и старт объявила нечестно, всегда можно будет на это сослаться. А трава тут оказалась не такая уж и густая, даже когда Нацуки углубился в лес - если можно сказать "углубился", когда тебе до сих пор сквозь деревья видна дорога и бегущие по ней...
  Нога парня с хлюпаньем ушла в жижу, вынудив замереть и опасно забалансировать на второй ноге. Наконец он опустил её на предыдущий сухой участок, едва не свалившись при этом, и вгляделся. Разницы между землёй и внезапно возникшим болотом не было никакой, так что Нацуки, с чавкающим звуком выдернувший ногу из грязи, взял близлежащую палку и осторожно пощупал ей впереди докуда дотягивался.
  Болото. Везде болото, благо неглубокое. Даже если и есть тут цепь сухих островков, то он весь перемажется, пока её отыщет. Не говоря уже о том, что так просто прибежит последним.
  Обманули. Провели как младенца. И ведь это было абсолютно очевидно, так что Нацуки мог злиться лишь на самого себя. Тогда не стоит терять времени, развернуться, быстро бежать обратно и попробовать хотя бы Рику с Сатоко обогнать, чтоб не прийти совсем уж последним.
  
  Не удалось. То ли девочки резко ускорились, то ли знали уже настоящий обходной путь, но до финиша Нацуки добрался последним - и был встречен громогласным хохотом.
  - Что, тоже решил сжульничать и пробежать короткой дорогой? - крикнул ему Кейчи. - Не выйдет!
  - Мы не мухлюем! - поддержала его Мион. - За исключением случаев, когда надо победить!
  Рем тем временем подошла к Нацуки. Она единственная не хохотала, но всё равно немного смущённо улыбалась.
  - Всё в порядке, Субару-кун. - прошептала она. - Это не плохие люди. Они тут рассказывали истории, пока тебя ждали - поверьте, друг с другом так обходились, что твоё болото сущие пустяки.
  - Верю. - Нацуки стало легче от её слов и от её улыбки. - Только называй меня при всех по имени, пожалуйста, или Фурудэ-куном. Мы родственники Рики, не забывай.
  - Я помню. - кивнула Рем.
  - Твоя сестра просто чудо, парень! - вновь завопила Мион. - Она всех нас обогнала!
  - Молодец! - Нацуки потянулся было привычно потрепать Рем по голове, но отдёрнул руку, сообразив, что они же братом с сестрой притворяются и это будет подозрительно выглядеть. Девушка всё равно скуксилась.
  - Хауууу! - Рена врезалась в Рем так, что толкнула её в Нацуки и все трое чуть не упали. - Хочу такую сестру! Ты нарядишься в горничную для меня ещё раз, пожалуйста?
  - Сегодня она если и будет кого наряжать, то брата! - сообщила Мион. - Ну что, Рем, придумала наказание?
  - А ведь точно, Нацуки. - Рем широко улыбнулась, и парень сглотнул, осознав, что это значит. - Раз я выиграла, а ты пришёл последним, то теперь обязан выполнить любое моё желание...
  Её слова прервал рокот сразу нескольких желудков.
  - Можно устроить наказание после обеда? - подняла руку Мион под новые взрывы общего хохота. - Сходим к нам и там всемя поедим!
  - Согласна! - звонко отозвалась Рем, и компания дружной гурьбой направилась в указанном направлении. Мион отметила недовольное выражение лица Нацуки и отошла к нему.
  - Слушай, ты не обиделся? - обеспокоенно спросила она. - Мы тут привыкли друг с другом так, и Рика сказала, что с вами тоже можно, но как-то это...
  Нацуки посмотрел на неё, на Рем, а затем на всех остальных. Ни на чьём лице не было презрения к прибежавшему последним и позволившему себя обмануть слабаку, наоборот, читалось одно беспокойство. Шион и вовсе потупила глаза.
  - Всё нормально! - громко объявил парень. - Это был лишь первый раунд, а далее... - он поднял руку к небу и сжал кулак. - Далее я неминуемо обыграю вас всех! И месть моя будет страшна!
  - Вот это по-нашему! - радостно вскричала Мион, и все тоже одобрительно загалдели. - Но не думай, что это будет легко, мы тут все опытные прожжённые профессионалы.
  - Хо-хо-хо! - Сатоко, так и шедшая рядом с Рикой, засмеялась как чванливая аристократка. - Обыграть меня? Я бы посмотрела на это!
  - Такую малявку? Да без проблем! - указал на неё Нацуки.
  - Что? - взбеленилась девочка. - Ну всё, не будет тебе пощады!
  - Лучше не зли Сатоко, Нацуки-кун. - Шион тоже подошла к нему. - А то она капканы вокруг твоего дома расставит. И прости за обман, я не могла удержаться. Хочешь, компенсирую? - она подошла чуть ближе.
  - Компенсируешь. - улыбнулся ей Нацуки. - Когда я выиграю, то тебя ждёт особое наказание. - Он зашевелил пальцами в воздухе, притворяясь, будто что-то хватает, и Шион лишь звонко расхохоталась.
  - Субару-кун, я рада, что ты стал таким, как раньше. - прошептала Рем ему на ухо. - Но аккуратнее, а то обижусь.
  Парень лишь улыбнулся ей - хотя и сам почувствовал себя спокойнее, когда Шион отошла.
  До дома Мион они добрались очень быстро. И это был тот самый особняк недалеко от Рики, огромный, деревянный и с высоким всёскрывающим забором. Нацуки посмотрел на этого пришельца из прошлого, вновь поглядел на наряд Мион и призадумался.
  - Слушай, Рика. - наклонился он к уху девочки, когда они стали подходить к массивным воротам. - Мион случайно не якудза?
  - Да, но ты не обращай внимания. - тихо ответила девочка.
  
  Внутри Рем попросила Нацуки в качестве наказания посидеть с ней в гостиной и помассировать плечи, а все остальные потянулись на кухню, где вскоре стали греметь посудой и переругиваться.
  - Похоже, ты уже осваиваешься. - весело сказал Нацуки, без пререканий приступая к делу. Они сидели на циновках перед одним из четырёх низеньких светло-коричневых столов, а прямо над их головами ветер из распахнутого окна аккуратно двигал колокольчики, наполняя комнату приятным звоном. Рем молчала, словно погрузившись в атмосферу расслабленности, и лишь через пару минут тихо произнесла:
  - Просто ещё никогда столько людей не относились ко мне как к равной.
  Больше они ничего не сказали - Нацуки вообще понятия не имел, как на такое реагировать. Вместо этого он сосредоточился на том, чтобы сделать как можно лучший массаж - похоже, выходило, ибо Рем неожиданно муркнула.
  - Инцест - это плохо, нипа-а. - Рика зашла в комнату и села напротив них. Нацуки тут же смущённо отодвинулся и перелез на циновку рядом с разочарованно вздохнувшей Рем.
  - Повтори ещё раз, кто заражён и за кем надо особо присматривать. - спросил он Рику.
  - Кейчи, Рена и Шион. Мион и Сатоко тоже, но они всю жизнь прожили здесь, под моей защитой, и потому с ними легче. А вот те трое надолго уезжали, и потому могут взбеситься. Но сейчас всё в порядке. - Рика задумчиво постучала пальцами по столу. - Даже слишком в порядке. Такое впечатление, что с вашим появлением всё пришло в норму.
  - И хорошо же?
  - Посмотрим, как пойдёт. - уклончиво ответила девочка.
  - Рика, открой, а то я этот суп скоро вылью куда придётся!. - донёсся до них голос Кейчи, чья тень с кастрюлей в руках замаячила на фоне двери.
  - Миии. - Рика мигом вскочила и отворила ему; Кейчи поставил кастрюлю на стол перед Нацуки и Рем, а следом за ним Рена занесла тарелки и начала их расставлять.
  - Потом ещё жаркое будет, если Мион и Шион его всё-таки не опрокинут на себя. - пояснил Кейчи, и в кухне тут же что-то громыхнуло. - Да ладно вам! - он тут же помчался обратно, а Рена села рядом с вернувшейся на своё место Рикой и уставилась на гостей.
  - Расскажите про Токио. - потребовала она, сверкая глазами от любопытства.
  - Э... - Нацуки немного растерялся. Он так и не узнал, какой тут год, а описывать столицу его времени не стоило. Надо импровизировать. - Честно говоря, мы в Токио чисто по названию живём, а так глубокий пригород, даже не сказать чтобы от вашей деревни особо отличался...
  - Но всё равно город рядом, рядом? Расскажи! - потребовала Рена. Нацуки неуверенно огляделся, но Рика помогать не спешила, а от Рем сейчас и вовсе не было толку.
  Придётся выдумывать на ходу.
  
  Любопытство Рены скоро превратилось едва ли не в допрос, во время которого девушка начала улыбаться куда менее приятно и пару раз даже сужала глаза, как при первой встрече. Тем не менее, Нацуки старался быть убедительным, благо они приступили к супу с клёцками, и во время пережёвывания можно было лучше продумать ответ, так что никто ничего ему не сказал. А там уже Сонозаки принесли жаркое, потолкавшись в дверях, Кейчи с Сатоко пришли вместе с ними, и атмосфера вновь стала шуточно-ругательной. Рена, так и оставшаяся сидеть за их столиком рядом с Рикой, уже в который раз переключилась на Рем; Мион и Кейчи принялись обсуждать телешоу, которое Нацуки с удивлением узнал и вступил в беседу, так что вскоре уже все громко выясняли, кто из роботов самый крутой. Взрослых, как оказалось, дома нет - Мион объяснила, что они уехали на важную встречу, даже бабушку с собой захватили. Нацуки был только рад: после всего пережитого им якудза выглядели едва ли не хорошими парнями, но встречаться с ними не было никакого желания.
  - Мион, а куда тут по-маленькому сходить? - громко спросил он, рассудив, что в такой компании можно не стесняться.
  - Если по-маленькому, то направо третья дверь, рядом с ванной. - махнула та, действительно нисколько не смутившись.
  - А если большой, то четвёртая налево, там моя комната. - указала Шион с ухмылкой. Мион завопила на неё, Рем тоже дёрнулась, и Нацуки поспешил выйти.
  После туалета он вымыл в ванной руки и какое-то время смотрел в зеркало.
  "Просто ещё никогда столько людей не относились ко мне как к равной".
  Слова Рем порождали эмоции, которые он только сейчас понимал. Эти люди считали равными себе и Рем, и Нацуки. Ни преградами на пути, ни мелкой блохой, ни слугами, ни пешками в своей игре, ни низшим слоём, ни неудачниками - а равными себе.
  Конечно, это всего лишь подростки. Со взрослыми будет совсем другой разговор - особенно теми же якудза. Но... если он вернётся в тот мир, то больше никогда не окажется в настолько большой и дружелюбной компании... и уж тем более в такой компании не окажется Рем...
  Лицо Эмилии вновь всплыло перед его глазами. Девушки, которую он поклялся любить, защищать и привести на престол. Нацуки встряхнулся, плеснул себе в лицо холодной водой и вышел из ванной.
  - Миии. - Рика торчала прямо у двери. - Тоже писать ходила. Подожди меня здесь, вопрос обсудить надо. - она мгновенно переключилась на взрослый голос и тоже скрылась в ванной. Нацуки, не возражая, прислонился к стене, благо из столовой, откуда периодически доносился хохот, никто не собирался выходить и прислушиваться.
  - Скажи-ка мне, Нацуки. - Рика быстро закончила свои дела и вышла. - Ты из этого мира, не так ли? То есть не этого вообще, а в целом.
  - А как ты узнала? - растерянно спросил Нацуки.
  - Ты всё-таки умом не блещешь. - вздохнула девушка. - Знаешь, что такое "якудза", "полдень" и "Средневековье", головой по сторонам не крутишь, в отличие от Рем, одет в спортивный костюм, да и в реалии фэнтезийного мира с японскими обычаями я не очень верю.
  - Последнее как раз правда. - указал Нацуки. - Сам не особо понимаю, но так оно и есть. А с остальным... - он развёл руками. - Прости. Не думал, что это будет важно, а объяснять долго и не всё смогу. Тем более что... какой сейчас год?
  - От Рождества Христова? Тогда тысяча девятьсот восемьдесят третий.
  - Ого. - Нацуки даже немного остолбенел. Он ожидал куда более близкого числа. - Я больше чем на тридцать лет в будущем жил.
  - Вот как? - удивилась Рика.
  - И я не уверен, что это мой мир. - поспешил добавить Нацуки. - Мой мир, он... обычный. Всё то, что происходит тут, все эти богини, вирусы безумия и прочее - в нём такое просто невозможно.
  - Для парня из Токио. - хмыкнула Рика. - Но да, соглашусь. Хотя мы особое место, потому что и причина особая...
  - А? - девочка не ответила, вместо этого повернувшись в сторону и что-то слушая - точнее, кого-то, эту свою Ханю.
  - Давай поступим так. - наконец продолжила она. - Мион тут предложила вам устроить по ночёвке в доме у каждого, начиная с себя. Понятия не имею, почему, но все были не против. Так что переночуете у них сегодня, посмотрим, что из этого выйдет, поэкспериментируем. А завтра утром я сюда приду, там разберёмся. И да, Нацуки. - она погрозила ему пальцем. - Я думаю, ты и сам уже сообразил, но на всякий случай: ни за что не клюй на флирт Шион. Даже без учёта того, что Рем начнёт звереть. Она именно из-за этого переходит на последнюю стадию, и это гораздо хуже, чем последняя стадия у Кейчи и Рены.
  - Я даже не думал. - твёрдо ответил Нацуки. - Кому нужна Шион, когда есть Рем?
  - Миии. - Рика похлопала его по руке. - Только не говори так громко. У Шион сложные отношения со всей семьёй, но Мион за неё горой. А раз ты из этого мира, то не надо объяснять, как опасно ссориться с дочками якудза.
  - Хорошо. Ещё что-нибудь о них надо знать?
  - Миии... - Рика задумалась. - Мион и Шион любят выдавать себя друг за друга и почти наверняка постараются вас так сегодня обмануть. На флирт Мион тоже не поддавайся, но она вряд ли будет особо и всерьёз, слишком в Кейчи влюблена. А так даже не знаю, что. И пойдём уже, а то скоро народ начнёт высовываться и выяснять, почему мы так долго ходим в туалет.
  
  Но испытать опыт обмена близняшками Нацуки и Рем так и не удалось. Когда все стали расходиться (Рика ушла с Сатоко), те отвели парня с девушкой в комнату для гостей, где и оставили, отправившись готовить ужин.
  А затем мир расплылся перед глазами, вернувшись в облике до неудобно знакомого горячего источника. И сразу же за их спинами радостно вскрикнули, так что ребята мигом обернулись.
  Рика стояла там, ничуть не изменившаяся, и слёзы текли по её щекам таким градом, что Нацуки на несколько мгновений даже стало страшно.
  - Вы вернулись! - крикнула девочка, захлёбываясь в слезах и при этом радостно улыбаясь. - Наконец-то вы вернулись!
  
  
  Сразу поговорить не удалось - Рика ещё какое-то время рыдала в объятьях у Рем, в которые попала, когда попыталась обнять Нацуки. Парень просто стоял и даже не знал, что можно сделать, только утешительно говорил, что они здесь, всё хорошо и не надо плакать. Когда девочка наконец успокоилась, то потянулась к пакету, лежавшему неподалёку, и вынула оттуда всё тот же длинный черноволосый парик.
  - Нацепи его. - протянула она парик Рем. - Одежду пока не меняй, сейчас объясню, почему.
  - Рика, что вообще произошло? - спросил Нацуки. - Тебя убили после того, как мы расстались?
  - Ага. - грустно кивнула девочка. - Просто шла рядом с Сатоко, и... то ли издалека выстрелили, то ли не знаю что. - она тяжело вздохнула. - Всё-таки следили. А потом опять переродилась и поняла, что придётся вас ждать... четыре года... и вдруг вы не появитесь, забудете меня, откажетесь помогать... - она вновь разрыдалась, и успевшая нацепить парик Рем вновь притянула её к себе.
  - Мы даже не собирались. - успокаивающе сказал Нацуки. Эти слёзы убеждали его лучше всяких слов. Рике надо помочь, и они помогут. - Для нас вообще секунда прошла. И я же сказал, сделаем всё для того, чтобы тебя спасти.
  - Спасибо. - Рика всхлипнула ещё раз. - Сейчас и проверим. - Она улыбнулась сквозь слёзы. - Потому что тебе придётся выкапывать и перетаскивать трупы.
  
  - Этот вариант событий мне хорошо знаком. - начала рассказывать Рика, когда вышедший из столбняка Нацуки потребовал объяснений и они двинулись в сторону деревни. - Отец Рены знакомится с девушкой Риной, которая охотится за его деньгами по наущению дяди Сатоко. Рена это обнаруживает, не может ничего доказать отцу, попадает под влияние синдрома и в итоге убивает и Рину, и дядю Сатоко. Я об их смерти ничуть не жалею. - голос Рики стал неожиданно жёстким. - Рина та ещё тварь, а за убийство дяди Сатоко и вовсе надо медаль выдавать. Но этим делом начинает интересоваться полиция и лично Оиши-сан, а наша компания обнаруживает, что это сделала Рена. Затем. - Рика недолго помолчала. - Пытаемся помочь ей замести следы. Вот только Мион всегда без предупреждения перепрятывает тела, а Рена, которая и так держится на ниточке, обнаруживает это, окончательно сходит с ума, перестаёт нам доверять и берёт в заложники нас и всю школу. Она хочет этим привлечь внимание к записям Такано.
  - Но ведь это хорошо? - спросил Нацуки. - То, что о вирусе узнают все.
  - Нет. - мотнула головой Рика. - Как только враги понимают, что информация всплыла, они тут же похищают и убивают меня. И, как следствие, всю деревню. А после этого записи если и всплывают, то только в среде верящих в зелёных человечков, и веры им никакой. Кроме того... Рена настроена очень серьёзно и устанавливает в здании бомбу. Обычно Кейчи успевает её обезвредить, но иногда всё же взрывается...
  - То есть сейчас Мион уже утащила тела, получается. - прикинул Нацуки. - И мы должны вернуть их обратно?
  - Да. - кивнула Рика. - И надо действовать как можно быстрее, поэтому Рем, беги сейчас к свалке и лови Рену. Скажешь, что моя родственница, Рем Фурудэ, но тебя не встретили, поэтому пошла сама, заблудилась, потерялась, вообще стеснительная дурочка, в костюме горничной ходишь потому, что я потребовала так приехать. Рена даже в синдроме на такое западает, как минимум в деревню отведёт, а то и к себе домой.
  - Субару-кун? - вместо ответа Рем посмотрела на парня.
  - Делай как она скажет, Рем. - кивнул он, и девушка не стала возражать.
  - В общем, главное - уведи Рену от свалки и леса как можно дальше. - подытожила Рика. - Причём мирно, от постукивания по голове ей крышу снесёт. И лучше бы тебе сейчас и побежать, чтобы спокойнее перехватить. Можешь даже запыхаться по пути, усталую горничную Рена тем более одобрит. И шар свой оставь, он подозрителен.
  - Субару-кун, унесёшь? - Рем протянула ему моргенштерн. Парень улыбнулся, взял его за цепь - и еле удержал и улыбку, и оружие. Насколько же Рем сильнее его? И не пора ли возобновить регулярные интенсивные тренировки?
  Девушка посмотрела на него с беспокойством, но Нацуки скомандовал ей бежать - и Рем побежала с такой скоростью, что совсем скоро исчезла из виду.
  - Оставь ты его тут. - посоветовала Рика, указывая на кусты под ближайшим деревом. - Здесь никто не ходит и никто не унесёт. Потом скажешь, что оставил где расстались, Рем сбегает и заберёт, раз она такая сильная. Человек хоть вообще или что-то фэнтезийное?
  - Что-то фэнтезийное. - "демон" потребует слишком много объяснений.
  - Понятно. - Рика и не стала расспрашивать.
  - А я подумал, что ты меня заставишь так и тащить его вниз. - улыбнулся Нацуки, когда они уложили шар в кусты и отправились дальше.
  - В другой раз обязательно! - звонко рассмеялась Рика. - Но сейчас ты мне бодрым нужен, трупы выкапывать.
  - А, да. - Нацуки немного смешался. Скоро будет совсем не до веселья. И ведь, возможно, дальше пойдёт только хуже.
  Возможно, ему придётся убивать людей.
  - За нами сейчас никто не следит? - спросил он, пытаясь отвлечься от страха, пришедшего с этой мыслью. Даже в мире Эмилии до такого, к счастью, не доходило, и Нацуки не чувствовал себя готовым.
  - Ханю говорит, что нет. - ответила Рика. - А я за эти годы её поднатаскала, так что доверюсь.
  - С этими врачами пока всё так и идёт?
  - Да. Дядя Нацуки, можно на вас прокатиться? - сказала Рика столь жалобным тоном, что Нацуки не сразу понял, чего от него хотят.
  - В смысле, на шею мне сесть? - догадался он. - Давай. - Нацуки пригнулся, и Рика запрыгнула на него. Едва не съехала вниз, но удержалась за уши (парень слегка зашипел), подтянулась, залезла и уселась, обхватив голову.
  - Держишься? - он встал, и Рика слезла руками на глаза. - Эй, мне не видно!
  - Извини. - девочка убрала руки. - У тебя такие волосы неухоженные, страх просто. И воняешь.
  - Я когда последний раз до твоего мира мылся-то нормально. - проворчал Нацуки. Память тут же услужливо подкинула ощущения последнего купания, после чего он покраснел и прибавил шагу.
  - Если всё пройдёт хорошо, то вечером устрою тебе ванну. - решила Рика. - Тебе и Рем. Если хотите, то можно совместную.
  - Никакой совместной. - Нацуки зашагал ещё быстрее.
  - Я, если что, не против. - Рика слегка постучала ему по голове. - За эти сотни лет видела столько всего, что сексом уже не удивишь. У Шион язык на этот счёт крайне подвешен, да и Мион с Реной отнюдь не скромные девочки, особенно когда дело до Кейчи доходит. Так что если вам и вашим странным отношениям нужно уединиться, то всегда пожалуйста. Только предупредите - то, что я не имею ничего против, ещё не означает, что хочу смотреть и слушать. Ханю тоже проконтролирую, пусть она сейчас и вопит, что даже не думает.
  - Хорошо. - кратко отозвался Нацуки. Они уже вышли на автостраду и зашагали по ней. - Куда именно идти?
  - Мион прячет тела в разных местах. Но сейчас, к счастью, она их утащила недалеко, так что спускайся к свалке, оттуда укажу. И зачем вообще взялась тогда, просила же не делать этого. - заворчала Рика. - Пока ещё лес вырубят. Ясно, что от беспокойства за Рену логика страдает, но так надоело...
  Девочка продолжала ворчать, но Нацуки не собирался возмущаться и прерывать. Пусть выговорится, когда ещё шанс получит. Одним фактом своих страданий заслужила. Тем более что было интересно слушать о том, как болезнь преображала людей, которых он знал с хорошей стороны, в монстров. После краткого пересказа того, что происходило с Шион, у него даже пропали малейшие отголоски желания реагировать на её флирт.
  - А я не могу заразиться? - спросил он, когда девочка устала ныть и опёрлась на его голову.
  - Я не знаю... - неуверенно протянула та. - Это чисто местная болезнь, она только в нашем болотном климате может существовать. Тебе тут придётся несколько лет прожить, тогда разве что...
  - То есть твоя защита не поможет?
  - Она развитие вируса подавляет, а не его появление.
  - И что ж вам так не повезло здесь поселиться... - Нацуки взглянул на деревню, к которой они уже приближались. Рика не ответила, лишь грустно засопела.
  Так они и пришли к знакомой свалке, где Рем не было - видимо, задача по отвлечению Рены прошла успешно.
  - Сюда. - Рика с его плеч указала в сторону леса. - Только осторожней, здесь тропинки никакой нет. И лучше я слезу. - Нацуки присел, позволяя девочке без проблем спрыгнуть на землю. - За мной.
  По лесу они шли ещё минут десять, пока не остановились посреди ничем не примечательной поляны. Рика огляделась - и шагнула в кусты.
  - Помоги мне. - Нацуки шагнул следом и вдвоём они вытащили две массивные лопаты, завёрнутые в брезент. - Копать вот тут. - девочка постучала ногой по земле и тут же взялась за лопату.
  - Я один выкопаю. - Нацуки тоже принялся за работу.
  - Да знаю, что толку от меня мало, но даже так пару минут выиграю. - Рика была высотой с лопату и потому больше пыхтела, чем копала. - Если Мион вздумала их глубоко закопать, то я специально в следующий раз обыграю её в карты и заставлю в школьном купальнике комнату Кейчи вымыть. Уверена, сама будет не против. Тоже, из-за её нерешительности Шион скатывается, а Кейчи не в том состоянии, чтобы догадываться...
  Девочка вновь углубилась в ворчание, но теперь Нацуки слушал вполуха, сосредоточившись на том, что он выкапывает трупы. Время бесед, веселья и непонимания прошло, теперь надо действовать.
  К счастью, закопала Мион и впрямь неглубоко ("Первая полицейская собака обнаружила бы! Якудза, тоже мне"), так что уже через минуту лопата наткнулась на препятствие и ребята ускорили работу. Скоро из-под земли показался пакет с ясно чем жёстким внутри.
  - Рика их расчленила и раскидала по пакетам, хотела было вначале в холодильнике на свалке оставить. - Рика, плюнув вообще на всё, отбросила лопату и начала разрыхлять землю так. - Давай, их тут много должно быть.
  Она оказалась права - пакеты всё прибывали и прибывали. Рика сбегала в кусты ещё раз и вытащила оттуда большую тачку, на которую начала всё грузить. Вскоре пакеты скрыли дно, образовали небольшую горку и перестали попадаться на пути лопаты.
  - Надеюсь, это всё. Утащишь? - посмотрела Рика на Нацуки. Тот стоял весь вспотевший, стряхивал землю с костюма и пытался не думать о том, что вот эта кучка пакетов когда-то была двумя людьми.
  - Утащу. - твёрдо сказал он. - Только нас не поймают с таким грузом?
  - Ханю торчит там - и завопила бы на весь лес при появлении кого угодно. - указала Рика. - Помочь?
  - Лучше веди. - Нацуки подавил брезгливость, поправил пакеты так, чтобы не вздумали падать, и взялся за ручку. Тяжело, тяжелее даже, чем оружие Рем - но утащить утащит. Рика согласно кивнула и помчалась вперёд, предупреждая обо всех возможных корнях на пути.
  Тащить в итоге пришлось недалеко, минут десять, прежде чем они добрались до небольшой пещеры в скале, куда и сложили всё с тачки. Внутри и без того стояла неслыханная вонь, вход зарос плющом так, что даже их проход его особо не повредил - в общем, следовало надеяться, что никто не обнаружит.
  - Лес тут вырубать собираются, и Мион побоялась, что пещеру с трупами обнаружат. - рассказала Рика, когда они потащили тачку с лопатами обратно на место. - По мне так пока сюда доберутся, то уже никто с Реной не свяжет. А если что - семья Сонозаки настроена защищать Рену, с их влиянием и адвокатами её не посадят даже если застанут над трупом с окровавленным тесаком. Но вот увы... ребята всё время теряются, а от Рены разумных действий вообще нельзя ждать.
  - Рем её развлечёт. - Нацуки невероятно устал и, пожалуй, залез бы в ванную даже сейчас.
  - Ага. - девочка тоже устала и вновь залезла ему на шею, когда они бросили тачку с лопатами там, где взяли ("Потом заберу, не беспокойся") и направились домой. - Все руки завтра в мозолях будут, гарантирую... Ты там с Рем связаться не сможешь мысленно?
  - Увы. - Нацуки даже уставший старался шагать по лесу как можно быстрее, а то ещё нагрянет кто и заметит. - Тебе она нужна?
  - Прямо нет. А так надо бы вырвать её из плена Рены, вдруг заодно чем полезным поделится. Ханю, разведай дорогу и всматривайся ещё тщательнее, я сейчас даже Сатоко не хочу встречать.
  - Ты, похоже, дружишь с этой Сатоко?
  - Мы обе лишились родных и поддерживаем друг друга. И в этом мире она живёт у меня... ох, забудь, что я сказала про уединение с Рем. Сатоко это точно не одобрит и не позволит.
  - Я и не собирался. Может, нам тогда пожить в другом месте и вас не стеснять?
  - Рена уже знает, что Рем якобы моя родственница. Да и как ещё вас представить? Ничего, потеснимся, Сатоко добрая, хоть и неуживчивая. Попробуй тоже после такого дяди нормально с людьми уживаться...
  Нацуки решил, что Рика пойдёт по третьему кругу, но девочка замолчала и обхватила его шею руками. Так они и добрались до её дома, где Рика быстро вытащила парню зелёную футболку без рукавов и новёхонько выглядящие джинсы.
  - Мион помогла купить. - сказала она, выскочив из комнаты на время переодевания Нацуки. - Выдумала, что хочу однажды дать проигравшему Кейчи как обычную одежду, при этом подсунув что-нибудь в карман. Не бойся, тебе ничего не подсунуто. А костюм оставь, потом выстираю.
  Пока Нацуки переодевался, Рика вышла в коридор, сняла трубку телефона и набрала Рену.
  - Миии, Рена, привет. - сказала она. - Ты случайно не натыкалась на мою родственницу... нипа-а! Да, она. К свалке вышла? Ох, спасибо, что подобрала. Можешь к нам её привести? Знаю, знаю, миии, но её брат тоже приехал, он умудрился выскочить из поезда на станции и прохлопать ушами, когда тот тронулся. Дурачок совсем, ага. Не бойся, завтра с ней поиграешь, вновь попрошу специально для тебя костюм горничной нацепить. Так приведёшь? Ладно, жду. Нипа-а! - она повесила трубку. - Нацуки, можно уже заходить?
  - Давно можно. - отозвался тот, успевший с наслаждением привалиться к стене.
  - Рена с Рем скоро прибудут. - Рика собрала его одежду и утащила из комнаты. - Похоже, твоя девушка сработала на все сто, я давно такой радости от Рены не слышала. Похвали её как следует.
  - Обязательно.
  Рика дальше не стала отвечать и закрыла дверь ванной. Почти сразу же входную дверь заскребли ключом, открыли - и в комнату к вскочившему Нацуки зашла одетая во всё то же зелёное платье Сатоко.
  - Ааааааа! - завопила она, тут же швыряя в парня портфель. Тот поймал его и выставил как щит, ибо девочка тут же налетела с желанием разорвать.
  - Сатоко, это друг! - завопила выскочившая из ванной Рика, и успевшая садануть кулачком по животу парня Сатоко замерла, настороженно вглядываясь в подругу.
  - Рика, ты почему в школе не была? - спросила она. - И что у тебя с руками?
  - Я родственника встречала, миии. - та мигом спрятала руки за спину. - А это потом объясню.
  - Хм. - Сатоко нахмурилась, но продолжать разборки не стала и вновь повернулась к парню. - Что за родственник?
  - Сложное геологическое древо от городских, нипа-а. Вчера вечером только позвонили, помнишь, я к телефону отходила.
  - Я уже заснула. И долго он тут будет?
  - С неделю. Ещё сестра с ним приехала, но она миленькая и нарвалась на Рену.
  - Понятно. - Сатоко тут же повеселела. - Как тебя зовут?
  - Нацуки Фурудэ. - ответил парень, потирая живот. Удар вышел неожиданно сильным, словно девочка лупила молотком.
  - А я Сатоко Ходзё. И я надеюсь, что ты будешь нормально себя вести, проживая в одном доме с двумя дамами, хо-хо-хо!.. тремя дамами, коль с сестрой. - поправилась она.
  - Не бойся, Сатоко Ходзё! - Нацуки резко выбросил руку в её сторону, так что девочка даже вздрогнула. - Я не только не трону тебя, но и защищу от любых напастей! Кто бы на тебя не покусился, он будет иметь дело со мной, Нацуки Фурудэ!
  - Это было бы шикарно, но от тебя несёт как от обделавшегося козла. - оценила девочка. - Рика, засунь его в ванную побыстрее, пока я не начала пшикать духами.
  - Миии, иди сюда, Нацуки. - поманила его улыбающаяся девочка. - Извини, если что с Сатоко не так. - прошептала она по пути в ванную.
  - Добрая, но неуживчивая, я помню. - кивнул парень; боль от удара уже прошла.
  Рика наполнила ванную как раз когда зазвонил дверной звонок.
  - Похоже, это Рена с Рем. Залезай, сейчас всё равно с ней не поплескаешься. - показала она на ванну. - Я там всех встречу и сообщу. Приятного купания. - Она вышла, Нацуки разделся и наконец погрузился в горячую воду.
  Как же хорошо. И Рем рядом нет, нечего напрягаться. А ведь не будь Сатоко, и Рика наверняка пустила бы её сюда. Или уложила бы спать вместе на ночь. Ну или просто не вздумала мешать Рем всё это делать.
  И что тогда? Отболтаться, что сначала выполним задание, а там уже поговорим? Можно было бы, но...
  Но.
  Кто-то прошёлся по коридору, зазвучали голоса, захлопала дверь. Нацуки поспешил вылезти из ванной и вытереться, пока не стали ломиться и обзывать извращенцем. Однако никто даже не постучал, и к тому времени, как он вышел, Рем, Рика и Сатоко уже сидели за столиком в комнате и весело чаёвничали.
  - Миии. - принюхалась Рика, когда Нацуки прошёл к ним. - Другое дело. Садись. - она указала на место рядом с Рем, которая так и оставалась в костюме горничной. Сатоко не обращала на это внимания - видимо, ей уже преподнесли легенду.
  - Ну как всё прошло, сестрёнка? - спросил Нацуки, уверенный в том, что Рем подхватит выдумку Рики.
  - Нормально, братик. - та нисколько не разочаровала. - В следующий раз смотри на поезд.
  - Да я загляделся на журналы, вот и всё.
  - Какие журналы?
  - О машинах.
  - О машинах или там есть ещё и машины?
  - А ведь с Реной такой стеснительной была. - оценила Сатоко. Нацуки и Рем подобрались, но девочка продолжила:
  - С негодным братом так и надо, какой бы скромной не была... ведь... братик... - она неожиданно уставилась в чашку и задрожала. Рика мигом привалилась к ней и обняла.
  - Миии, Сатоко, давай в честь гостей банку с малиновым джемом откроем. - ласково сказала она.
  - Она у нас есть? - взглянула на неё девочка.
  - Да. Я принесу сейчас.
  - Нет, я... я сама. Посмотрю, что ещё там лежит. Да и просто... посмотрю. Извините. - Сатоко поклонилась ребятам и ушла на кухню.
  - Брат Сатоко, Сатоши, один из тех, кто пропадает на Ватанагаши. - печальным взрослым голосом пояснила Рика. - Он убивает тётю Сатоко - она такая же мерзкая, как и дядя - после чего просто исчезает. Я никогда не могла его найти, даже не знаю, жив ли он. Мы все пытались, Сатоши наш друг, до Кейчи был единственным парнем здесь, и Шион... она так в него влюблена...
  - А кто ещё пропадает, Рика? - спросил Нацуки.
  - Мои родители и родители Сатоко. Чего и говорю, что только мы друг у друга остались.
  - Подожди, но... если этот Ватанагаши каждый год... получается...
  - Что в каждом новом мире я лишаюсь родителей и ничего не могу с этим сделать, да. - спокойно дополнила девочка. - И пожалуйста, не надо меня хватать и плакать.
  Нацуки взглянул на Рем, но та сидела спокойно - то ли дёрнулась и успела взять себя в руки, то ли Рика просто так сказала.
  - Как там Рена? - спросил он, решив больше не касаться темы.
  - Нормально. Рем с ней повеселилась, никого не убила, была бодра и весела. Подробнее, если захочешь, потом расскажет.
  Больше поговорить они не успели - Сатоко вернулась с улыбкой, джемом и покрасневшими глазами.
  
  Перед самым сном Нацуки вышел на улицу позаниматься гимнастикой и немного размяться, а то и в самом деле мышщы после всего сегодняшнего побаливали. Совсем некстати вспомнился Юлиус с "Нет у тебя никакой силы", и уж его слова Нацуки подтверждать не собирался.
  К его удивлению, Рика вышла вслед за ним и занялась тем же самым.
  - От десятилетнего тела толку мало, но хоть как-то поразвиваться. - пояснила она Нацуки, сев на шпагат и по очереди потягиваясь к каждой из ног. - Да и рано или поздно у меня будет будущее, так лучше в него спортивной зайти. Мион, правда, заявляла, что от этого грудь не растёт...
  - Мы что дальше делаем? - поспешно спросил Нацуки, пока просто приседавший.
  - Дальше? - Рика потянулась так, что схватилась за краешек сандалии. - Так-то мне надо завтра в школу. Ладно сегодня вами отбилась, но если второй день не приду, то вся славная компания пойдёт меня выручать. - она уцепилась и за вторую сандаль. - А вы знаете что... ой, нет, плохая идея.
  - Ты про что?
  - Я думала поручить вам прогуляться по деревне, изучить окрестности и народ, но сейчас с убийством дяди Сатоко и этой Рины здесь полиция и здесь Оиши-сан. А если он начнёт вас допрашивать, то вы проколетесь и сами этого не поймёте.
  - А если рассказать ему правду, то поверит?
  На этот раз Рика молчала долго, всё занимаясь, потом встала, начала наклоняться влево-вправо - и лишь тогда продолжила:
  - Возможно, что и поверит. Мне трудно сказать. Понимаешь, Оиши-сан тоже хочет во всём этом разобраться, но... он полицейский. И если мы будем ему всё рассказывать, то вынуждены будем рассказать и про трупы. И сомнительно, что сумеем убедить не трогать их. А тогда Рену либо схватят, либо она впадёт в безумие - а скорее всего, и то и то.
  - Тогда опять ищем её записи?
  - О, это можно. - Рика даже подпрыгнула. - Обыщите завтра её фургон, но пожалуйста, очень аккуратно. И... знаете, если найдёте там бомбу или похожее, то не трогайте. - Она наконец устала заниматься и уселась на край небольшой веранды. - Хотя, может, не идти вам туда, вдруг Рена явится... Даже и не знаю, что делать...
  - Я тоже не знаю. - Нацуки уселся рядом. Наверное, можно будет слегка передохнуть и вновь поотжиматься. - Тебе должно быть виднее, Рика. Точно совсем ничего не помнишь? И уверена, что эти исследователи вируса твои друзья?
  - Точно не помню и точно уверена. - заявила девочка.
  - Просто знаешь... - Нацуки какое-то время поколебался, а затем выложил Рике обстоятельства их первой смерти тут - насколько он запомнил со слов Рем. Девочка слушала молча, пока он наконец не закончил на том, что Рем умерла, разодрав себе горло - и молчала ещё несколько минут.
  - Вы не знаете их. - наконец заявила она; Нацуки к этому моменту успел вернуться к упражнениям. - Ни Ириё, ни Томитаке, ни Такано. Они действительно хотят вылечить больных, ищут противоядие и... просто добрые. Они не станут хватать, приковывать и вводить этот самый вирус. Обманывать и действовать за их спинами просто некому.
  - Кто-то же их убивает. Значит, есть кому.
  - Но... кому? - Рика сжала кулачки. - Неужели кто-то из Ямаину? Или даже из Токио? И зачем, Нацуки? Зачем им уничтожать всю деревню? Если так нужен эксперимент на людях, то схватите всяких маньяков, свезите на полигон и экспериментируйте сколько хотите! Зачем убивать всех нас, за что, мы ничего никому не сделали!
  - Рика! - Нацуки прекратил заниматься и обхватил едва не орущую девочку за плечи. - Успокойся. Кто бы не был ваш враг - мы с Рем его найдём и обезвредим. Обещаю.
  - Какое успокойся. - девочка уже и плакать начала. - Может, ты прав. Может, добрый доктор Ириё веселится с бейсбольной командой и называет меня прекрасной девочкой, а затем проходит в кабинет и подписывает приказ заразить вирусом ещё десятерых. Но я хочу им доверять, как хочу доверять ребятам, даже если они в безумии убивают своих друзей... потому что всех их хочу спасти, хочу, чтобы все жили...
  Рика уже рыдала, хотя Нацуки успел сесть и как можно аккуратнее обнять её, успокаивая. Он старался не думать о том, что скажет Рем, если увидит их так.
  - И я всё никак не могу сообразить, что делать. Вроде сотни лет живу, должна быть умнее всех людей на планете, но мне не хочется думать. Мне хочется бегать с друзьями, смеяться, веселиться, быть милой, есть вкусности, завести котёнка, ощущать любовь и обожание... все нормальные желания десятилетней девочки... а вместо этого надо думать, составлять план спасения друзей, вновь переживать смерть родителей, впадать в отчаяние, умирать, умирать, умирать... я так не хочу, мне так надоело, уже и сдаться думала, но Ханю не позволит, и что же делать...
  Нацуки молчал, пока девочка не перестала всхлипывать. Только после этого он сказал:
  - Мы не можем умереть, Рика. Если мы умрём, то просто вернёмся - со знанием того, кто и как убил. И будем очень злы. Поэтому больше не плачь. Я и Рем здесь - а значит, всё будет хорошо.
  Девочка удивлённо посмотрела на него, а затем ярко улыбнулась и начала утирать слёзы.
  - Спасибо, Нацуки. - сказала она. - Больше не буду. Но я действительно не знаю, что вам завтра делать...
  - Мы пойдём с тобой в школу. - Нацуки успел подумать об этом. - Со всеми познакомимся, примелькаемся, поживём обычной жизнью. Правда, если школа какая-то особая, то научи правилам - я учился в обычной и очень давно, а Рем не знаю была ли вообще.
  - Да не, просто школа. Только мы все в одном классе и занимаемся самостоятельно, учительница больше с младшими сидит. Даже не знаю, позволят ли вам...
  - Если Рем останется горничной, то не позволят.
  - Не, это понятно. - Рика чуточку развеселилась. - Но я ей одежду давно подобрала, горничной чисто для Рены оставила. Переоденем и действительно, пойдём завтра все вместе. Ребят вы знаете, они вас ещё раз узнают...
  - Ну вот и определились с планом. - улыбнулся ей Нацуки. - А теперь давай в дом, а то я боюсь, что Рем нас уже высматривает и злится.
  - Она ревнует к десятилетней девочке?
  - Должен же у неё быть хоть какой-то недостаток.
  - Ха, ну если только.
  
  На ночь Нацуки и Рем неожиданно досталась комната с двуспальной кроватью - похоже, когда-то принадлежавшая родителям Рики. Девочка мило улыбалась и миипала, а Сатоко не сказала ни слова и даже не скривилась - то ли отношения "брата и сестры" были слишком больной темой, то ли просто не задумалась.
  - Как у тебя всё прошло с Реной? - спросил Нацуки. Возможность поговорить наедине с Рем у него появилась только сейчас.
  - Нормально, Субару-кун. - девушка начала снимать платье, и парень отвернулся, стараясь побыстрее переодеться в вытащенную Рикой пижаму. - Она хорошая девушка, эта Рена, даже и не поверишь в те ужасы, что про неё Рика рассказывает.
  - Поверишь-не поверишь, а расчленённые трупы я сегодня выкапывал.
  - Это ещё ничего не доказывает. - Рем надела ночную рубашку, сняла парик и только тогда повернулась к кровати, где уже лежал так и не смотрящий на неё Нацуки. - Но да, у неё проскальзывало что-то такое... неправильное.
  - Например, желание тащить тебя домой.
  - Нет, я про такое... знаешь... - Рем залезла в кровать и накрыла обоих одеялом. - Она то и дело застывала и словно во что-то вслушивалась. А также иногда чесала шею, сама не замечая. Но не всё время, не наблюдай я за ней, так могла бы и не увидеть...
  - Рика хочет нас завтра в школу отвести, так я тогда посмотрю на неё. Может даже посидим, поучимся.
  - М, Субару-кун, я языка вашего не знаю, прочитать и написать не смогу.
  - Э... завтра как-нибудь с этим разберёмся.
  - Хорошо. - рука Рем задвигалась под одеялом, и Нацуки напрягся, но девушка только нащупала его ладонь и обхватила её.
  - Как тебе в целом мой мир? - пытался придумать он тему для разговора.
  - Очень спокойный. - Рем даже удивила его ответом. - Здесь нет магии, духов и тех самых псов. А самое главное - здесь нет культа ведьмы. Даже от тебя её запаха уже почти не исходит. - она неожиданно придвинулась и ткнулась носом ему в ключицу. - И это так здорово...
  - Подожди, её запаха? - встревожился Нацуки.
  - Ты не знал, Субару-кун? - удивлённо поглядела Рем.
  - Я... - Нацуки замолчал. Рем ведь именно это и говорила, когда убивала в самый первый раз. Запах ведьмы, идущий от него. - Он тебе ведь неприятен, да?
  - Очень. - подтвердила девушка. - Но Субару-кун, от тех мерзавцев и особенно от... него... несёт в разы сильнее. И ты не похож на слугу ведьмы ничем, так что не переживай об этом. От тебя пахнет всё меньше и меньше, а остальной аромат очень даже приятен... - она немного подвигала головой, фактически водя носом по шее и... начиная урчать?
  - Рем, не сегодня. - взволнованно сказал парень.
  - Разумеется, Субару-кун. - искоса глянула на него девушка. - Ты же не думаешь, что я начну тебя насиловать?
  - В список моих фетишей это точно не входит.
  - А что входит? - Рем с интересом приподнялась на локте.
  - Голые девушки. - с серьёзностью ответил Нацуки, обнаружив про себя, что список и в самом деле не составлял. - Давай спать, Рем. Завтра нам обоим нелегко придётся.
  - Спокойной ночи, Субару-кун. - Рем закрыла глаза, но отодвигаться от парня и не подумала.
  Так что заснул он далеко не сразу.
  
  
  Проснулся Нацуки от того, что его поглаживали по щеке и дули в ухо. Рем за ночь не только не отодвинулась, но и прижалась ещё ближе.
  - Доброе утро, Субару-кун. - ласково сказала она. - Как выспался?
  - Хорошо. - ответил Нацуки. Рем была совсем близко, солнце окрашивало её лазурные волосы в небесно-божественный цвет, а улыбка девушки казалась лучшей картиной, какую только можно увидеть утром.
  Поэтому Нацуки вытянул руки, обнял и поцеловал её.
  Оба даже не думали отодвигаться и прерывать поцелуй. В его мозгу запульсировала мысль, что это может быть неправильно, но Рем была слишком мягкая, тёплая и сладкая... Когда они наконец прервались, то Нацуки ожидал, что всё пойдёт дальше, но Рем улыбнулась и неожиданно стала выбираться из кровати.
  - Я пойду делать завтрак, Субару-кун. - весело сказала она, даже не собираясь переодеваться из ночной рубашки. - Сегодня будет особенно вкусно, обещаю! - она быстро нацепила парик и выбежала из комнаты.
  Нацуки лишь уронил лишившиеся тепла руки на кровать. Мысль запульсировала ещё сильнее, неожиданно заставив злиться на себя.
  Он только что впервые в жизни поцеловался, с девушкой, которая его любит и которую... которую он любит. Так почему же чувствует себя так нехорошо?
  
  Ответ не нашёлся и когда Нацуки вышел на улицу делать зарядку. Солнце успело окрасить всю деревню в цвет счастливой улыбки, но спокойствия эта картина не принесла.
  - Миии, Нацуки-кун, доброе утро. Мог бы подождать меня.
  Рика тоже выбралась наружу, но хоть не в ночном, а в привычном уже салатовом платье.
  - Да я это... - Нацуки улыбнулся ей, но и от потягивающейся девочки легче не стало, так что он отвернулся и начал приседать. Рика же принялась разминать плечи.
  - Как поспали? - поинтересовалась она. - А то я беруши вставляла, не слышала.
  - Мы просто поспали. - только и ответил Нацуки. Девочка посмотрела на него и нахмурилась.
  - Слушай, Нацуки. - она перешла на взрослый голос. - Я эти сотни лет наблюдала в том числе и всякие подростковые дрязги. Могу чем-то помочь вашим отношениям.
  Нацуки ещё с минуту приседал, размышляя над предложением. С одной стороны, это всё личное дело. С другой... он доверял Рике. А она и впрямь намного старше его, плюс непохоже что будет ругаться.
  - Дело в том, что я люблю другую. - наконец признался он, закончив с приседаниями и начав отжиматься от веранды.
  - Вот оно что. - девочка присвистнула позади него и вновь села в позу для растяжки. - А она тебя?
  - Даже если нет, то собираюсь добиться её любви. Просто Эмилия - её так зовут - появилась гораздо раньше Рем. И я поклялся помочь ей и служить.
  - Как верный благородный рыцарь. - если в голосе Рики и была ирония, то самую капельку. - Вот только ничто не мешало рыцарям вожделеть прекрасную даму и одновременно забавляться с на всё готовой служанкой.
  - Рем не служанка. Я... для меня она значит ничуть не меньше. Можно даже сказать, что я люблю её.
  - И в чём проблема? Оковы морали требуют выбрать одну?
  - Да. - Нацуки даже прервался. - Да, пожалуй, так и есть.
  - А ваши фэнтезийные законы не позволяют выбрать двоих?
  - Не знаю. Но если бы и позволяли, как я смогу уделять внимание обеим сразу? Одна непременно будет обделена и обидится.
  - Что есть, то есть. - Рика на некоторое время замолчала, вставая из растяжки и в свою очередь начиная приседания. - Сказать самый логичный вариант?
  - Я и так его знаю.
  - Ну, ты не будешь с той, кого любишь, зато с тобой будет та, кто любит тебя, чья установка "служить и защищать", а худшая черта - ревность к десятилетним девочкам.
  - Ага.
  - Или любить не люби, но в постель уложи пару раз. Рем хорошо, тебе хорошо, а если она действительно послушная горничная, то и претендовать не будет.
  - И я привыкну. Буду укладывать её в постель когда вздумается. Буду воспринимать исключительно в постели. Что она думает, чего хочет и желает - какая разница, главное постель.
  - Дядя Нацуки, ты дурак. Надеюсь, осознаёшь, что вся проблема именно в твоём моральном компасе?
  - Предлагаешь его сломать?
  - Разумеется, нет. - Рика села с рядом всё отжимающимся Нацуки. - Только благодаря этому компасу ты помогаешь мне вместо того, чтобы послать на все четыре стороны, взять позвякивающее в платье горничной золото и отправиться покупать особняк с машинами. И даже без этого человек с компасом надёжнее, не вздумает в первый же трудный момент усвистать куда подальше. Но Нацуки, в этом вопросе ты слишком правильный и этим всем вредишь. Не думаю, что хоть когда-нибудь будешь видеть в Рем куклу для услад, просто не такой человек, тем более раз переживаешь о самой возможности.
  - Предлагаешь всё-таки переспать с Рем? - Нацуки устал отжиматься и уселся на веранду рядом с Рикой.
  - Предлагаю как следует разобраться в себе. - ответила девочка. - Потому что сейчас Рем несчастна, да и ты тоже. И я понятия не имею, что происходит в голове у этой Эмилии. Может, она смотрит на то, как ты игнорируешь Рем, и думает - если он влюблённость готовой на всё девушки третирует, то что же со мной творить будет.
  - Я... - Нацуки осёкся. Он ещё никогда не рассматривал ситуацию с такой стороны. А ведь верно, Эмилия прекрасно знает про Рем и... если уже знает, что та в него влюблена... как она воспринимает всё это?
  - Ты наступил в кучку, дядя Нацуки. - Рика похлопала его по плечу. - Но знаешь, я не буду тебя осуждать, если решишь всё-таки развлечься с хорошенькой горничной, подарив ей и себе ночь любви. И советую об этом поговорить с ней - а когда вернёшься, то и со своей Эмилией. Если у вас действительно любовь, то начнёте разбираться, уступать и делать друг друга счастливыми. Как однажды сказала Шион: "В любви в позу надо становиться, а не вставать".
  - Получается, универсального ответа не будет. - улыбнулся Нацуки.
  - А его и нет. - безмятежно сказала Рика. - По крайней мере для тебя, ибо логичному следовать не желаешь. Правда, ещё неизвестно, как Рем воспримет логичный, что у неё там в голове происходит...
  - Сейчас у неё в голове приготовление завтрака, так что пойдём уже. - встал Нацуки. Всё это следовало обдумать не на пустой желудок.
  
  Уже в доме он, спохватившись, сказал Рике про то, что Рем не знает японского.
  - Ну и пускай. - равнодушно ответила она. - На уроках можешь подучить, сказать, что сестрёнка страдает забывчивостью и путает иероглифы. Наши спрашивать не будут, Чиё-сенсей больше с детьми сидит, никто не придерётся.
  Возражений не нашлось ни у Нацуки, ни у Рем. Последняя вообще больше переживала из-за платья, в которое её нарядила Рика - длинное, чёрное, похоже на пресловутый наряд горничной, с которого срезали всё лишнее. Нацуки тоже переоделся во вчерашнюю футболку с джинсами.
  - Рика, я не уверена, что их так пустят. - протянула Сатоко, оглядывая ребят. Она уже давно оделась, закинула з а спину ранец и недовольно притоптывала. - Придерутся, что галстуков нет.
  - Миии. - развела руками Рика. - Может, простят на первый день, а там мы до магазина пройдёмся.
  - Да одолжила бы у Мион, они этими галстуками небось целую комнату завалили.
  - Ладно, если что, домой пойдут. - решила Рика. - Выдвигаемся, а то уже опаздываем.
  
  После выхода ещё немного поразбирались на тему "что делать с велосипедами", в итоге Сатоко укатила вперёд, а остальные отправились очень быстрым шагом. Разговора на этот раз не было, и Нацуки просто смотрел на приклеившуюся к нему Рем.
  И думал.
  Девушка уловила его взгляд, повернула голову и улыбнулась. Новое платье тоже было с огромным количеством кармашков, по который Рем успела кое-что раскидать и теперь выглядела ещё довольнее обычного.
  - Похоже, я тебя сегодня учить буду. - сказал ей Нацуки.
  - Жду с нетерпением и готова запоминать каждое твоё слово. - кивнула Рем. Рика никак это не прокомментировала и вообще была непривычно молчаливой и постоянно оглядывалась.
  - Что-то не так, Рика? - обратился к ней Нацуки.
  - Ничего, просто меня в любую секунду убить могут. - слишком спокойно для такой фразы ответила та, оба подростка тут же подобрались, вспомнив, что вся безмятежность им только кажется, и даже подошли поближе к девочке, пытаясь прикрыть её, если опять начнут стрелять издали.
  На этот раз никто не сподобился.
  
  Проблема оказалась не только в галстуках: для Нацуки и Рем банально не было парты. Они поговорили с высоким лысым мужчиной, который представился директором школы Каэдой-сенсеем, извинились друг перед другом, получили заверения, что к завтрашнему дню парта будет доставлена - и вышли на улицу.
  - Похоже, сегодня нам не поучиться. - сказал Нацуки, поглядывая в сторону школы, берущей их в клещи огромной подковы. Рика уже отправилась в класс и занятия начались.
  - Субару-кун, можно я тогда сбегаю и своё оружие возьму? - они ещё вчера объяснили Рем, где оставили моргенштерн, но забрать времени не было.
  - Я бы не хотел разделяться. И как ты его понесёшь, ведь кучу вопросов зададут.
  - Сумочку захвачу, в ней спрячу. - улыбнулась девушка. - Видела тут у Рики одну, как раз по мне. Пожалуйста, Субару-кун, я без оружия так непривычно себя чувствую...
  - Хорошо, но давай потом мы тебе что-нибудь другое вручим, более скрытное. - разрешил Нацуки. Рем радостно взвизгнула, обняла его и тут же умчалась.
  Да уж, девушка, которая радуется, что будет таскать с собой шипованный металлический шар на цепи. Нацуки улыбнулся своим мыслям и потому не сразу заметил постороннего.
  - Прогуливаем? - добродушно спросили рядом. Нацуки оглянулся и увидел человека-гору, возвышавшегося над ним. Чёрная рубашка и пересекающие её кровавые полосы подтяжек бежевых брюк и массивного галстука, ряд седых волос, скрученных небольшим узлом в центре лба, и невероятно усталое выражение лица, с которым он утирал бегущий по еле различимой шее пот.
  - Я тут первый день. - осторожно сказал Нацуки, понятия не имея, кто перед ним. - И мне даже парту не успели приготовить.
  - Понятно. - присвистнул мужчина, немного растягивая окончания. - А что так, не предупредили заранее?
  - Только вчера приехали.
  - А, так это вы родственники Фурудэ Рики? - оживился мужчина. - Хотя постой, вас же двое?
  - Да, но сестра ушла по деревне погулять.
  - Ох, не следовало бы ей. Слышал, что тут произошло?
  - Вы про что именно?
  - Вот сейчас, например, двое местных жителей пропало. Тоже пошли погулять по деревне - и не вернулись.
  А это не тот ли самый полицейский Оиши-сан, о котором упоминала Рика? Одет цивильно и голос добродушный, но гора мускулов слишком большая, а взгляд слишком изучающий.
  - Она бегает быстро. - Нацуки старался держаться спокойно. - И знает, что от маньяков надо драпать, визжа на весь лес.
  - Умная девочка, всем бы так. - захохотал мужчина. - Не возражаешь, если я закурю? - он вынул из кармана рубашки пачку сигарет. Нацуки не возражал.
  - Благодарю. - мужчина быстро прикурил от зажигалки и выпустил струю дыма в сторону деревни. - Меня Курадо Оиши зовут, а тебя?
  - Нацуки Фурудэ. - и в самом деле полицейский.
  - Нацуки Фурудэ. - произнёс мужчина так, словно записывал себе в память. - А сестру?
  - А вам зачем? - парень напрягся, но Курадо лишь расхохотался.
  - Не доверяешь мне? И правильно, парень, а то в месте, где уже трое пропали, легко стать четвёртым.
  - Так двое или трое? - надо было строить из себя неосведомлённого.
  - Тебе не рассказали? - пристально взглянул на него полицейский. - Я думал, в первый же день выложат.
  - Нет, не рассказали. - Нацуки уже хотелось оказаться подальше от этого человека. Рика права, он может что-то не то сболтнуть и в итоге оказаться главным подозреваемым.
  - Значит, сегодня расскажут. - мужчина выпустил ещё один клуб дыма. - Да, можно узнать - почему у тебя руки в мозолях?
  - А, это... - они после вчерашнего копания с перетаскиванием трупов и в самом деле плохо выглядели. Мужчина продолжал оставаться добродушным, но если он не найдётся с ответом, то долго это не продержится.
  - Это... - а, будь что будет. - Я просто ехал в поезде очень долго в компании сестры, уединения никакого, ну и тут прошлой ночью наконец остался один и... переусердствовал.
  Несколько секунд стояла полная тишина, а затем мужчина разразился таким хохотом, что его точно услышали в классе.
  - Ну ты даёшь, парень! - он от смеха едва не заглотил сигарету. - Найди себе девушку тогда, благо тут улов богатый. Ладно, бывай. - он наконец двинулся в сторону деревни, продолжая посмеиваться. Нацуки спокойно вздохнул лишь когда тот скрылся из виду.
  Хорошо бы это не вышло за пределы их разговора, а то Рем ещё предложит помощь. Может, пойти к ней? Рике в школе вряд ли что угрожает, ему тоже, по идее, ничего не должно средь бела дня. А так просто сидеть тут наскучит...
  Внутри зазвенел звонок - и через минуту вся компания высыпала на улицу, и Нацуки вновь со всеми познакомился. Только Шион отсутствовала, но никто про неё не упоминал.
  - Жаль, что ты ещё не ученик. - огорчилась Мион, узнав о произошедшем. - Так бы сразу вписали вас обоих в клуб... а кстати, где твоя сестра?
  - Решила пройтись по деревне. - ответил Нацуки, и все тут же нахмурились.
  - Куда пройтись? - ровно сказала Рена, и хмурость сменилась тревогой. Девушка стояла абсолютно спокойно, улыбалась - и нисколько не походила на ту, что сумела убить двоих людей.
  - Не знаю. - Нацуки от её взгляда стало жутко. - По деревне пройтись. Возможно, поискать, где тут магазины, вещи присмотреть.
  - Вещи присмотреть. - даже не знаешь, кто пристальнее смотрит: полицейский Оиши или Рена. Девушка слегка наклонила голову - и звонко расхохоталась.
  - Наверное, опять к дому Рены придёт. - радостно объявила она, и все сразу расслабились. - Фурудэ-кун, она ведь снова милая горничная, горничная?
  - Нет, Рика её переодела.
  - Ууу, Рика, зачем ты так, зачем? - горестно возопила Рена.
  - Прости. - улыбнулась девочка. - Но она же ничего не проиграла, чтобы вечно так ходить.
  - Хаууууу... - Рена аж поникла.
  - Кажется, я знаю, кто выиграет следующую игру. - хмыкнула Мион. - Твоя сестра к концу уроков подоспеет? Сыграем неофициально, так сказать.
  - Не знаю. - Нацуки и правда не знал. - Пойду, пожалуй, поищу её, пока время есть.
  - Ага, давай. - внутри здания раздался колокольчик, которым директор размахивал вместо школьного звонка, и ребята поспешили внутрь.
  - Только вернитесь, пожалуйста. - успела прошептать Рика. - Не хочу идти домой без вас.
  
  Нацуки подумал было и в самом деле поискать Рем, но тут же отказался. Она найдёт его сама, хоть по тому же запаху, как бы странно это не звучало. А пока что стоит изучить деревню, а то они уже который день тут и всё никак.
  Особо изучать, правда, нечего. Деревенька была совсем не маленькой, за час ходьбы Нацуки обошёл едва ли треть - но ничего особо интересного в этой трети не было. Дома. Храмы, включая тот, где тогда убивали Рику. Статуя местного божества на главной площади. Несколько лавок. Водяная мельница у границы растянувшихся до горизонта полей. Спешащие по своим делам люди.
  Все они кланялись Нацуки, и он кланялся в ответ, но разговора не заводилось. Некоторые посматривали на него с любопытством, но останавливать и выяснять, кто таков будет, не спешили. Собираться в группки и обсуждать пропажу людей тоже никто не стремился. Деревня мирно жила и работала, как и всегда.
  Перемещение на тридцать лет назад не чувствовалось чем-то необыкновенным. Тем более что у Рики был небольшой телевизор, они вчера даже посмотрели пару мультиков (Рем глядела с любопытством, но быстро разобралась, что да как, и уже научилась переключать каналы). Люди остались теми же, дела не изменились, даже в храмы можно было так же зайти и помолиться - надо будет выпросить у Рики монеток, кстати.
  Даже если это не тот мир, что он покинул давным-давно, то всё равно его мир. Мир, в котором родился и жил первые семнадцать лет, пусть даже частично бессмысленным существованием. Но сейчас Нацуки обрёл смысл жизни, стал сильнее, пережил то, что не каждый человек, не то что его ровесник, смог бы пережить. И он теперь не один, у него есть Рем, которая будет с ним, даже если придётся остаться в этом мире навсегда.
  Если бы не Эмилия...
  Нацуки аж вздрогнул - настолько внезапно эта мысль проникла в голову. Нет... нет, так нельзя. Здесь даже не "правильно-неправильно" - он любит Эмилию, действительно любит, вспоминает её лицо и улыбку в каждой удобной ситуации, мечтает вновь увидеть... и он поклялся спасти её, поклялся сделать королевой... поэтому не может остаться тут навсегда. Не имеет права.
  Нужно спасти Рику как можно быстрее, и тогда то, что перенесло их сюда, откроет обратный путь. Нацуки решительно сжал кулаки, взывая к своему боевому духу, развернулся и направился в сторону больницы.
  Пришла пора делать свои ходы.
  
  Внезапно оказалось, что почти рядом с ней находится поле для бейсбола - и какая-то команда уже играла там, а за ними наблюдал человек с тёмно-каштановыми волосами и в белом халате, накинутом на чёрные рубашку с брюками. Когда он повернулся к подошедшему Нацуки, то продемонстрировал заодно и жёлтый галстук вместе с овальными очками.
  - М? - мужчина поправил очки указательным пальцем. - На приём или на бейсбол идёшь?
  - Сразу на оба не получится? - Нацуки встал рядом с ним, на всякий случай приглядываясь. Люди в белых халатах автоматически попадали в список подозреваемых.
  - Ну это смотря как играть. - широко улыбнулся мужчина. - Хотя "Бойцы Хинамизавы" никогда не опускаются до драк на поле, это неуважение прежде всего к самому себе.
  - Они и играют сейчас? - Нацуки пригляделся к ребятам.
  - Не, это из Окиномии приехали. У них там за бейсбольное поле чуть ли не бои разворачиваются, а тут даже две команды поместятся. А в плату позволяют мне смотреть сколько угодно на свои тренировки, "Бойцам" пригодится. - мужчина с удовольствием зажмурился. Он нисколько не походил на человека, который проводит тайные опыты с неизвестным вирусом и отправляет военных убивать детей, однако Нацуки это ничуть не убеждало.
  - Я Ирие Кёске. - представился мужчина. - Но можешь звать меня Кёске-кун. А ты, так понимаю, тот самый таинственный родственник Рики?
  - Да, но я не таинственный. - Ирие, тот самый врач, что изучает вирус втайне от всех. Значит, вполне умеет лгать в лицо.
  - Тут уже кому как. - вновь усмехнулся он. - Всё же приехал с сестрой, из ниоткуда, да ещё и будешь жить с двумя милейшими маленькими девочками на свете, аххх!
  - Эээ... - протянул Нацуки, делая шаг назад.
  - Не подумай ничего плохого! - спохватился Ирие. - Просто Сатоко и Рика такие милые и бедные создания... эх... Сатоко ещё не рассказывала о своём брате?
  - Только что он исчез. - аккуратно ответил Нацуки.
  - Увы. - вздохнул Ирие. - А ведь был в "Бойцах", такие надежды подавал, но вот... Сатоко считает, что он уехал на заработки и обязательно вернётся, и я тоже надеюсь, что Сатоши вернётся...
  Он молча посмотрел на поле и какое-то время так и стоял, потускневший, словно из него вынули лампочку. На человека, причастного к убийствам и исчезновениям, врач теперь никак не походил.
  - О, так ты сюда по делу пришёл, нет? - наконец встрепенулся Ирие. - Если да, то можешь идти в больницу, я скоро подойду. - он кивнул на белое двухэтажное здание, растянувшееся перпендикулярно автомобильной дороге.
  - Нет, я просто изучаю деревню. - отказался Нацуки. Побывать в самой больнице не помешает, но вряд ли он увидит знак "На секретную базу туда", а так ещё возьмут на заметку - кто это такой появился и начал вынюхивать. - Так что пойду дальше. И не надейтесь, что вернусь, я здоров как бык!
  - Как и надо! - довольно прокричал ему вслед Ирие. Нацуки махнул ему, теперь прекрасно понимая сомнения Рики. Конечно, это всего лишь один врач, но добродушный любитель бейсбола и милых девочек, приказывающий уничтожить деревню... к которой, такое чувство, уже прикипел...
  Надо будет как следует расспросить Рику о нём.
  И кстати, пора бы уже возвращаться к школе.
  
  До самой школы Нацуки не добрался - натолкнулся на Рику и Рем у лестницы перед домом, где девочки без опасений оставляли велосипеды. Девушки шли вместе и заметно оживились при виде парня.
  - Мы уж боялись, что что-то случилось, нипа-а! - радостно сказала Рика. Во взгляде Рем тоже читалось облегчение. - А то все уже разошлись, а тебя нет.
  - Я по деревне прогулялся. - махнул рукой Нацуки. - Слушай, Рика... Рем? - подруга подошла совсем близко и прошептала:
  - Субару-кун, надо поговорить. Наедине.
  - Эм... - Нацуки виновато поглядел на Рику, и та всё поняла.
  - Миии, нацелуйтесь, только особо не задерживайтесь, Сатоко там небось уже обед готовит. - и она побежала наверх, к дому.
  - Рем. - бурчание желудка напомнило Нацуки, что он с утра не ел. - Если не совсем срочное, то отложим до вечера? Наверняка опять спать вместе будем...
  - Это совсем срочное, Субару-кун. - он и не помнил, когда Рем последний раз смотрела с такой тревогой. - Я подслушала, как Рика говорит по телефону. Она работает на наших врагов, Субару-кун!
  
  
  - Когда я вернулась к школе, то увидела, что никого нет, Субару-кун. - начала рассказывать Рем после того, как ошеломлённый услышанным Нацуки потребовал объясниться. - Начала вас искать и увидела Рику, которая звонила с телефона в том кабинете, где мы утром сидели. Я заподозрила неладное, спряталась под окном и услышала, как она говорит про то, что отправит в больницу девушку в костюме горничной. В ту самую больницу. - Рем аж сжала кулаки.
  - Ты уверена? - спросил Нацуки, не понимая, что происходит. - Можно точно повторить, что Рика сказала?
  - Я отправлю её к вам. Да, в костюме горничной. Да, сразу после обеда. Нет, она ничего не подозревает. Я знаю, что вы давно хотели, но не увлекайтесь, она мне ещё живой нужна. - воспроизвела Рем. - Ну и всякие там "миии" среди этого. - она попыталась скопировать Рику, но получилось плохо.
  - Это... - только и сказал Нацуки. Рика на стороне врагов? Рика врала им всё это время? Но это же чушь. Зачем ей... и как? Она знает, что Нацуки и Рем не получится убить, а если надо захватить их и выведать секрет возрождения, то ещё прошлой ночью могла бы привести солдат и взять спящими. - Нет, Рем, ты ошибаешься. Рика не может быть врагом. Скорее всего, ты что-то не так поняла.
  - Ошибаюсь? - прошептала Рем. - Тогда что означает этот разговор, а, Субару-кун? Кого Рика хочет отправить в больницу в костюме горничной на опыты?
  - Сатоко. - сказал Нацуки первое, что пришло в голову. - Да, точно, Сатоко. Там врач есть, который её любит, и Рика могла направить Сатоко к нему, потому что... они играли опять, и Сатоко проиграла, это её наказание. Теперь пойдёт туда в костюме горничной, вот.
  - Ты сейчас изобретаешь объяснение, Субару-кун. - Рем продолжала шептать, и Нацуки не понравился её взгляд. На секунду даже показалось, что на него смотрит Рена. - Почему ты мне не веришь? Я не собираюсь предавать тебя или обманывать, Субару-кун. - она внезапно подалась вперёд и обняла его. - Я единственная, кто никогда тебя не предаст и не обманет. Так почему же ты не веришь мне?
  - Я верю тебе, Рем. - Нацуки обнял её в ответ. - Но пойми, мы здесь потому, что должны помочь Рике. Это наша цель, и если не выполним, то не вернёмся. А мы ведь оба хотим вернуться, так? - он коснулся подбородка Рем и слегка приподнял его, чтобы видеть её лицо. - Нам есть к кому возвращаться. Мне к Эмилии, а тебе к Рам. Мы же не хотим оставлять их одних против культа и прочих невзгод?
  При упоминании сестры Рем вздрогнула, из её глаз начали катиться слёзы, и она вновь опустила голову и прижалась к парню.
  - Рика не может быть нашим врагом. - тихо продолжил Нацуки. - Если она наш враг, то всё это не имеет смысла. Поэтому мне кажется, что ты просто не то услышала и не так поняла. Согласись, это же в духе их игр, заставить пройтись по всей деревне в костюме горничной до обожающего тебя врача.
  - Субару-кун...
  - Да, Рем?
  - Субару-кун... а что... если мы не вернёмся?
  - Мы вернёмся. - значит, не только его мучает этот вопрос.
  - А если всё-таки не вернёмся?
  - Останемся жить тут. Уж не пропадём.
  - Тут... с этой Рикой... - Рем чуть сильнее сдавила его.
  - Рем, в самом деле ревнуешь? - попытался улыбнуться Нацуки. - К десятилетней девочке?
  - Да, сейчас ей десять лет. А через десять лет будет двадцать лет. И вы всё это время будете общаться, вместе делать зарядку и выкапывать трупы.
  - Рем, ну ты чего. - растерянно ответил Нацуки. - Ты же не всерьёз. Да за эти десять лет мы жениться успеем и даже детей заведём, о какой ревности вообще можно говорить?
  - Может, успеем. А может, не успеем. - Рем резко отодвинулась, со всё ещё заплаканным лицом. - Но сейчас, Субару-кун, ты веришь ей и не веришь мне. А раз так, то я докажу, что права.
  - Рем? - девушка развернулась и побежала в сторону деревни.
  - Не ходи за мной! - крикнула она на бегу.
  - Рем! - но та исчезла из виду. Нацуки дёрнулся было бежать за ней - но куда? Она сейчас могла отправиться и к свалке, и к больнице, и куда глаза глядят, а догнать её теперь невозможно.
  Да и как-то не хотелось, ибо внезапно вспыхнувшая обида затмила всё остальное. Почему Рем не хочет понять, что он верит ей, просто считает, что она ошиблась? Все ведь ошибаются, он сам постоянно ошибается. Ну примет он её сторону, начнёт подозревать Рику, в итоге они разругаются и будут перебиты поодиночке, а при следующем возрождении всё доверие уйдет, может даже безвозвратно. Они должны верить Рике, у них нет вариантов, кроме как верить Рике, и один случайный телефонный звонок ничего не значит.
  Нацуки резко повернулся и отправился к дому. Пусть Рем побегает, потом к ужину всё равно явится, и тогда помирятся. Может даже что-нибудь полезное узнает и расскажет.
  
  Едва только он взялся за ручку двери, как изнутри завопили:
  - Не открывай!
  - Просто закрой глаза, Нацуки-кун! - добавила Рика, парень послушно зажмурился и так вслепую зашёл в комнату.
  - И когда открывать? - спросил он, аккуратно щупая воздух перед собой.
  - Когда скажу! - вопила Сатоко. - Рика, серьёзно, у тебя других идей нет?!
  - Миии. Тебе же нравится Ирие-сан, он добрый.
  - То, что нравится, не означает, что я хочу прийти к нему в таком!
  - Но ты же такая красивая в этой форме, нипа-а!
  - Рика... - судя по стону, Сатоко уже осознала свою судьбу и сопротивлялась чисто из упрямства. - Ну не надо...
  - Карточный долг, Сатоко. Или ты хочешь не выполнить наказание? Тогда Мион обо всём узнает. И будет очень недовольна.
  - Вот пусть сама в таком и ходит. Ты там не подсматриваешь? - крикнула Сатоко прислонившемуся к стене Нацуки. - И не вздумай в следующие минут десять открывать глаза, понял? - возня с переругиванием продолжалась ещё какое-то время, а затем входная дверь резко хлопнула.
  - И что я пропустил? - спросил Нацуки, рискнув открыть глаза; Рика стояла посреди слегка захламлённой одеждой комнаты и аккуратно собирала всё в кучку.
  - Переодевание Сатоко в горничную, нипа-а. - весело ответила она. - Проиграла мне сегодня в клубе, так я и придумала к Ирие-сану отправить в таком виде, он её обожает.
   - А я что говорил? - обрадовался Нацуки. Рика перестала собирать одежду и повернулась к нему.
  - Что ты говорил? И... где Рем?
  - Рем это... - парню тут же стало неуютно. - Убежала.
  - Куда?
  - Не знаю.
  - Почему?
  - Она... - вот как это сказать нормально. - она подслушала, как ты звонишь доктору, и приняла на свой счёт, ибо костюм горничной и всё это. Решила, что ты хочешь отправить её в больницу на опыты. Я попытался объяснить, что она неправа, но вместо этого опять заревновала и заявила, что пойдёт искать доказательства...
  - Иди за ней.
  - Чего?
  - Чего? Твоя девушка пришла к тебе с тем, что посчитала важными сведениями, а ты весь "пфф, да это глупости", обидел так, что убежала, а теперь чегокаешь? Иди за ней и извиняйся.
  - Я не знаю, куда она убежала...
  - Ох, да чтоб вас. - Рика рванула на улицу. - Идём вместе, поищем. Не так уж и много мест, куда она может пойти, раз доказательства против меня нужны.
  
  Рем чуть ли не плакала. Субару-кун, её милый Субару-кун, с которым она только сегодня утром впервые поцеловалась, и так, что даже поспешила уединиться и тихонько повизжать от восторга... не поверил ей. Решил, что она несёт чушь. Сразу встал на сторону этой Рики, не попробовал хотя бы проверить её, выяснить и разобраться... с места - ты неправа, Рем. Ты ошибаешься.
  Когда Субару-кун ошибается, Рем всё равно остаётся на его стороне - даже когда эта ошибка касается её. Но когда Рем ошиблась, то Субару-кун мигом встал на сторону Рики. Как он посмел! Мало ли что эта девочка занимается с ним физкультурой вместе... Рем бы тоже пришла заниматься, но не хочет беспокоить Субару-куна, потому что тогда он будет точно так же конфузиться, как когда она и госпожа Эмилия находятся в одной комнате...
  От мысли об Эмилии настроение Рем ещё больше испортилось. И там Эмилия, и тут "Эмилия". Рем понимает, что в сравнении с прекрасными королевскими полуэльфийками она никто, но... тут-то маленькая девочка! С обычными волосами! В потасканном платье!
  И после того, как Субару-кун её встретил, он... она сделала ему то, что, по словам Рам, мужчина больше всего обожает, и он даже не поблагодарил её, не приласкал, не попросил ещё, а ведь она готова и сама хочет, в любой момент... даже если думает, что изменяет госпоже Эмилии, то всё равно бы хоть как-то... да и какая измена, изменить хозяйке с горничной невозможно... вместо этого сразу упёрся в эту Рику... как будто она сможет дать ему то, что не сможет Рем...
  Решено. Даже если Рем ошиблась насчёт Рики, то всё равно должна сделать что-то. Например, найти уже те самые записи. После этого Субару-кун сразу поймёт, кто именно ему полезен, без кого он не сможет прожить. Не какая-то задрипанная девочка с речевыми тиками и вымышленным другом, а она, Рем, его любимая и верная Рем. Сейчас она отправится к фургону и, если потребуется, разберёт его на части, но найдёт эти записи и принесёт их Субару-куну. А если эта Рена появится там...
  Рем коснулась сумочки, в которой незаметно лежало её оружие. Если Рена появится там, если попробует помешать ей доказать Субару-куну свою любовь... лучше бы даже не пытаться.
  Рука Рем сжала цепь моргенштерна, за которым пришлось бежать, потому что Субару-кун оставил его там же, где взял. Рика сказала ей, что не хотела его загружать, но... разве это тяжесть? Субару-кун сильный, он бы спокойно утащил. А и устанет - уж Рем-то прекрасно знает, как снять его усталость и заодно поблагодарить. Но нет - Рика сказала, что надо оставить, и Субару-кун послушно оставляет.
  Когда Рем вернётся с записями, то это будет последний раз, когда Субару-кун слушал другую девушку.
  От волнения даже шея зачесалась.
  
  Весь путь до фургона она напряжённо оглядывалась, вслушивалась и внюхивалась - и только внутри немного расслабилась.
  Записи. Где они могут быть? Рем с минуту оглядывалась и вспоминала прошлый обыск, а затем подошла к небольшому комоду и аккуратно простучала по нему пальцами. Тогда тайник был сбоку, совершенно незаметный, но если аккуратно подцепить... вот так... и выдвигается целая полка, пустая в тот раз.
  Но не сейчас. Сейчас там лежала большая тетрадь с серой обложкой. Рем на всякий случай открыла первую страницу, но лишь убедилась, что там всё на японском, который она не могла читать. Субару-кун ещё в прошлом мире рассказывал ей о том, что их язык он понимал сразу, а вот с чтением были проблемы.
  Ничего, он в итоге выучился, значит, и Рем выучится. Но не сейчас. Это определённо те записи - они не находили такой тетрадки в прошлом обыске, и что ещё может находиться в тайнике - и надо как можно быстрее доставить их Субару-куну. Он похвалит свою Рем, извинится перед ней, погладит по голове - и, может, не только по голове...
  - Я так и знала.
  Окно фургона хлопнуло, и перед резко повернувшейся Рем предстала Рена. Не весёлая, улыбающаяся и желающая утащить домой Рена - нет, эта девушка была мрачной, холодной, зловещей.
  И в её руке угрожающе поблескивал тесак.
  - Это было слишком хорошо. - Рена говорила спокойным, даже каким-то равнодушным тоном. - Приехавшая из ниоткуда девушка сразу является ко мне в костюме горничной. Я чуть даже не повелась.
  - О чём ты? - так же спокойно спросила Рем, незаметно опустив руку в сумочку и сжав цепь.
  - Втереться в доверие. Притвориться хорошей девочкой. Воспользоваться этим, чтобы украсть записи Такано-сан. - Рена наклонила голову вправо. - На кого ты работаешь? На правительство?
  - Я ни на кого не работаю. - Рем уже понимала, что мирно разойтись не удастся, но пока с ней говорят - надо отвечать. Вдруг Субару-кун успеет прийти на помощь.
  - Тогда почему же ты взяла записи? Почему же? - ещё тише прошептала Рена. - Почему ты была горничной, почему? Ты не хочешь, чтобы все узнали про вирус? Чтобы все умерли?
  - Какой вирус? - Рем прекрасно знала, какой, но надо было потянуть время.
  - Какой? - Рена сжала тесак. - Болезнь Ояширо-сама. Его наказание. Мы все им больны. Мы все не сможем от него спастись. Мы все никогда не покинем Хинамизаву. Все больны. Кейчи болен. Мион больна. Рика больна. Сатоко больна. Шион больна. Рена больна. - она перешла на безостановочный шёпот, глаза потускнели, а дыхание стало тяжёлым, прерывистым. - Папа Рены болен. Каждый болен. Все больны. Никто не сможет уехать, никто не сможет сбежать, ибо Ояширо-сама всех найдёт, всех заставит вернуться...
  - Тогда лечитесь. - ответила ей Рем. - Пригласите врачей. Расскажите на всю страну.
  - Рена хочет. Но в правительстве не хотят. В правительстве хотят изучать вирус, изучать нас... у них везде люди, любой может оказаться их агентом... Такано-сан потому и передала мне записи, чтобы спрятать, дать им шанс, ибо её подозревали, её преследовали, она никому не могла доверять... и в итоге умерла... И ТЫ УМРЁШЬ, ЕСЛИ НЕ ОТДАШЬ ЕЁ ЗАПИСИ!
  Переход случился так резко, что Рем не успела как следует отреагировать - и тесак Рены взрезал воздух перед ней, зацепив руку и выплеснув сгусток крови на открытый комод. Рена махнула ещё раз, но Рем врезалась в неё, сбила с ног - и бросилась к выходному окну. Задержалась всего на секунду, чтобы открыть - но этой секунды Рене хватило для того, чтобы прямо с пола метнуть тесак.
  Ногу обожгло, и Рем вывалилась из фургона прямо на плиты, продолжая сжимать записи и сумочку. Лезвие сверкнуло рядом с ней, тоже свалившись, а затем Рена быстро выпрыгнула на Рем, схватила её за шею сзади и начала сдавливать. Рем выпустила записи и попыталась отодрать руки противника, но те держали мёртвой хваткой. Тогда она напряглась, мощным рывком выпрямилась и впечатала Рену в край другой плиты, оглушая её и вынуждая разомкнуть захват. Пока та приходила в себя, Рем успела развернуться и вынуть руку из сумочки.
  За то время, пока Рена говорила, она незаметно намотала цепь на руку так, что ощерившийся лезвиями шар не достигал земли. Для ближнего боя самое то, но Рена ничуть не испугалась грозного орудия, наоборот, зло сощурилась.
  - Всё-таки ты из них. - практически выплюнула она. - И твой брат, да? Если он тебе брат. А Рика? Она тоже на вашей стороне?
  Рем не отвечала. Порезы на руке и ноге болели, болели сильнее, чем обычно. Выносливость демона никуда не пропала, но без целительной магии даже такие раны будут кровоточить и ослаблять её.
  - На вашей. - сама себе ответила Рена. - Тварь, а ведь я ей верила... и всем верила... получается, все меня предали... - она затряслась. - Ненавижу. Ненавижу. НЕНАВИЖУ!!!
  Она сорвалась с места, и Рем отпрыгнула. Рена тут же подхватила тесак с плиты и рванула вновь. Шар пролетел к ней, со свистом рассекая воздух, но девушка успела отшатнуться и атаковать, на этот раз промахнувшись. Неудача лишь разозлила её, и Рена принялась бить вновь и вновь, и с каждым ударом Рем отступала.
  Моргенштерн даже укороченный был жутко неудобен. Он постоянно цеплялся за всякий хлам из мусорных куч, к которым они переместились, сбрасывал его на землю и на девушек, замедлялся - и Рена легко уходила от него. Рем в свою очередь уходила от тесака, но тот ещё пару раз легко поцарапал её, и враг не собиралась сбавлять темп.
  И ведь Рену нельзя убить. Эта Рика тогда расплачется, Субару-кун будет недоволен и Рем окажется виноватой, хотя она всего лишь защищалась. Придётся вырубить, но для этого надо подойти, и наверняка получить ещё несколько ударов...
  Ладно. Ради Субару-куна, даже если он этого не ценит. Рем дождалась очередного взмаха Рены и швырнула в неё первым, что оказалось под рукой - старинными массивными часами. Они попали Рене прямо в грудь и уже едва не опрокинули на землю, а налетевшая Рем добавила ещё и сильный удар по голове.
  Рена не только не упала, а схватилась за Рем и изо всех сил дважды ударила её тесаком по шее. В последнюю секунду девушка отдёрнулась, но лезвие всё равно вошло в грудную клетку и забрызгало мир кровью. Рем упала на колени - теперь уже и не пытаясь встать. Рана смертельная, это она поняла сразу. Пару минут, может, ещё и проживёт на силе воли, но не больше. А похоже, что и меньше - Рена вновь занесла тесак, теперь уже целясь ровно в голову.
  - Умри. - равнодушно сказала она и опустила оружие. Но вместо головы оно ударило выставленную руку Рем, рассекло её между средним и указательными пальцами - и застряло, когда покалеченная девушка с диким воплем сжала кулак и схватилась за лезвие, которое мигом начало пропитываться её кровью.
  А затем рывком подняла голову и продемонстрировала светящийся белым рог и огромную, неестественную ухмылку.
  Рена не успела ни удивиться, ни испугаться, ни отшатнуться. Рем, по-прежнему удерживая лезвие, размахнулась и заехала колючим шаром ей в бок с такой силой, что явственно послышался хруст, а девушка издала громкий вопль взрывающей мир боли. Лишь тогда Рем отпустила лезвие, и обе они окончательно рухнули.
  Рена продолжала громко кричать, а затем булькать, когда задёргалась и каша из раздавленных костей начала впиваться в тело. Рем лежала недвижимо и думала лишь о том, что умрёт совсем скоро. Режим демона пропал - уйти стоило с ясным рассудком.
  И вновь увидеть Субару-куна.
  Он не прибежал. Не помог ей. Им слишком о многом придётся поговорить, когда... она откроет глаза и вновь увидит его... Но главное, что увидит... поговорят...
  Даже если он... Рику, Эмилию, да кого угодно... главное чтобы Субару-кун позволил видеть его, говорить с ним...
  Без него так плохо умирать... так больно... холодно... одиноко...
  Субару-кун...
  
  
  Рика практически втолкнула Нацуки в лес и прыгнула туда сама, встав за дерево и жестом приказав ему спрятаться в кустах. Через несколько секунд стало ясно, почему - раздались вопли сирен и мимо них пронеслась скорая, а через минуту сразу три полицейские машины. Даже без объяснений Нацуки понял - Рем. Что-то случилось с его подругой, что-то ужасное.
  - Ох не нравится мне это. - пробормотала Рика, когда сирены стали почти неразличимы. - Они ведь к свалке поехали. Если Рем пошла туда и нарвалась на Рену... даже думать не хочется... пойдём дальше лесом, а то ещё увидят.
  Они помчались к свалке, вглядываясь в дорогу и вслушиваясь в каждый посторонний звук - а затем притормозили, увидев скопище проехавших машин и высыпавших из них людей прямо у края котлована. Нацуки обнаружил среди них и Оиши-сана, спускающегося вниз в компании нескольких полицейских.
  - Сюда. - прошептала Рика, и они ещё аккуратнее проползли дальше, пока наконец не сумели увидеть низ котлована. Там суетились медики и ещё немного полицейских, а также стояли пара носилок, на которых что-то лежало.
  Что-то, накрытое простынёй.
  Нацуки не требовалось уточнять, доказывать и предполагать. Он и так знал, что там, на носилках, Рем.
  Рем, которую он отправил умирать. Которую даже не попытался уговорить остаться, выслушать и понять, не стал задерживать, ещё и дуться начал... и вот он, результат. Два тела - очевидно, на вторых носилках лежит Рена. Полностью и абсолютно его вина.
  - Рика, прости, мне теперь надо самоубиться и вернуть Рем. - он даже попытался придать голосу весёлости, но получилось плохо.
  - Не сейчас. - девочка ухватила его за футболку. - Идём, у меня есть план.
  Они отправились обратно и отошли так, чтобы машины с людьми скрылись из виду, вышли на дорогу - и зашагали к свалке уже как обычно, словно прогуливаясь. Нацуки по просьбе Рики постарался выглядеть нормально, а девочка и вовсе стала мило напевать что-то незнакомое.
  - Миии? - остановилась она, когда оба подошли к машинам и на них обратили внимание. Оиши-сан, успевший вылезти из котлована, что-то сказал человеку рядом с собой, кивнул и отправился к ним.
  - Приветствую, Фурудэ-сан. - он немного пожевал уже потухшую сигару. - Что вас сюда привело?
  - Мы Рем ищем, нипа-а. - отозвалась Рика. - Она ушла деревню изучать, а у нас ужин скоро, хочу на ней один соус испытать, нипа-а! - она улыбалась и привычно строила из себя милую девочку, так что Нацуки тоже нашёл в себе силы улыбнуться.
  - Рем? - Оиши оглянулся на котлован. - Понятно... Слушайте, можете сесть в машину, я сейчас закончу и поговорим с вами.
  - Что-то произошло? - сделал грозное лицо Нацуки.
  - Сядьте, пожалуйста. - Оиши не обратил на него никакого внимания, лишь прошёл к полицейской машине и открыл дверь. Рика послушно направилась туда, и Нацуки пришлось последовать за ней. Оба устроились на задних сиденьях, Оиши захлопнул дверь и отошёл к полицейским.
  Рика потянула Нацуки за футболку, прижала палец к губам и обвела рукой салон. Парень кивнул - он тоже подозревал о микрофонах - и привалился лбом к спинке переднего сиденья.
  Да, это не навсегда. Они с Рем ещё встретятся. Но боль и стыд от этого никуда не уходили. Если бы он был более чутким, то сейчас Рем была бы рядом с ним, а не лежала там, внизу. Как она умирала? Что думала? Наверняка про то, что человек, которая она любила, отказался последовать за ней, прийти и спасти от смерти. Что он скажет ей в следующий раз, когда очнутся у того источника? Что извиняется? Что сожалеет? Что не должен был так поступить?
  Этого недостаточно. Даже для Рем этого недостаточно. Она простит его, но если он не найдёт нужных слов, то уже ничто между ними не будет как прежде - в худшем смысле. И сейчас, пока Рика молчит и тоже что-то обдумывает, а Оиши их не беспокоит, надо поискать эти слова.
  Сказать что-то такое, чтобы выразить всё, что он к ней чувствует.
  
  Долго тишина не продлилась - уже через пять минут Оиши с кряхтением уселся на водительское место.
  - Ребята, вы не будете прочь прокатиться до больницы? - посмотрел он на своих пассажиров в стекло заднего вида.
  - Что произошло? - бесцветным голосом спросил Нацуки. Оиши поколебался какую-то секунду, а затем закурил и выдохнул дым в окно.
  - Местный житель услышал доносящиеся отсюда странные звуки и сразу побежал звонить нам. Один из них он описал как самый ужасный крик, что когда-либо слышал. Мы после всех этих убийств с исчезновениями давно на ушах, поэтому приехали полным эскортом. Ну и. - он вновь выдохнул дым наружу. - Два трупа, оба принадлежат девушкам-подросткам. Одна из них Рена Рюгу, а вторая, по всей видимости, ваша Рем.
  - Рем. - прошептал Нацуки. - Как?
  - Экспертиза скажет, но похоже, что они умудрились откопать тут оружие и нанести друг другу смертельные раны. - Оиши говорил абсолютно равнодушно, словно это для него нормально. - Так что я хотел бы попросить вас проехать вместе со мной в больницу на опознание. Согласны?
  - Да. - отозвалась Рика и посмотрела на Нацуки. Тот лишь кивнул, а затем аккуратно взглянул на девочку, надеясь взглядом передать ей, что можно будет заодно попытаться что-нибудь развездать о больнице, пусть даже это и цинично. Рика не подала знака, что поняла, лишь с грустным лицом похлопала его по руке.
  Оиши наконец докурил сигару, выбросил её в окно и завёл машину.
  - Вы можете что-нибудь сказать о том, почему ваша родственница туда пошла? - поинтересовался он, когда они поехали прочь от свалки.
  - Она хотела погулять по деревне, миии. - отозвалась Рика. - Наверное, пришла поискать Рену, они вчера неплохо поразвлекались вместе.
  - Хм. А почему сюда, а не к ней домой? - вновь посмотрел на них в зеркало Оиши.
  - Рена всё время тут ходит, вчера тут и встретились, миии.
  - Всё время ходит, говоришь? - больше Оиши ничего не сказал, и весь путь они проехали в молчании - разве что ненадолго прижались к обочине, когда скорая с сиреной промчалась мимо них.
  - Там что, кто-то ещё жив? - удивлённо посмотрел ей вслед Оиши. - Месиво же такое... Давайте тогда и мы с ветерком поедем. - он тоже включил сирену и прибавил газу, но прибыл уже после того, как обе пары носилок скрылись внутри больницы.
  - Посидите ещё немного, я сейчас выясню, что да как. - Оиши заглушил мотор и вылез из машины, сразу направившись в больницу. Рика прильнула к окну и стала высматривать что-то снаружи; Нацуки посмотрел в своё окно, но ничего не увидел, только багровые краски подступающего заката.
  Сейчас они бы уже ужинали. А потом смотрели телевизор. А потом ушли спать - и Рем вновь улеглась рядом с ним и, может, опять поцеловалась. Но теперь вместо поцелуя девушку ждёт лишь опознание, вскрытие и холодный морг. Даже если чудо произошло и она как-то выжила, то ей всё равно сейчас очень больно, а Нацуки не может оказаться рядом и утешить.
  Парень заплакал - тихо, даже не шмыгая носом, просто позволяя слезам стекать по щекам. Рем... его Рем, которая ради него сумела впервые за долгое время расстаться с любимой сестрой, буквально тащила на себе, пока его разум замыкался в вопле ужаса, не побоялась в одиночку выйти против зловещего культа и, страдая от невыносимой боли, пыталась прежде всего спасти его... и он так её обидел, усомнился, не оценил...
  Нацуки теперь точно знал, что сказать Рем. Но прежде надо собраться и сделать так, чтобы её смерть не была напрасной. Узнать как можно больше, наконец предпринять что-то, а не ждать нападения, продвинуться хоть немного...
  - Выходите. - Оиши распахнул дверь так неожиданно, что Нацуки едва не вывалился наружу. Полицейский посмотрел на заплаканное лицо парня, но ничего не сказал и велел обоим - Рика вылезла из машины сама - следовать за ним внутрь.
  Там их прямо в фойе перехватил Ирие Кёске с мрачным лицом, которое стало ещё печальнее при виде Рики.
  - Ваша родственница жива. - объявил он. - И я не знаю, как, после такого не выживают. У неё грудная клетка разворочена, огромная потеря крови, наверняка заражение... но жива. Сейчас её готовят к операции, пока больше ничего не могу сказать. Сатоко сидит у меня, скоро к вам выйдет.
  - А Рена? - спросила Рика. Ирие лишь молча опустил голову, и объяснений не потребовалось никому.
  Вскоре доктор ушёл, Нацуки и Рика уселись на стулья, как и Оиши.
  - Можете подробно рассказать мне, чем вы занимались весь день? - он вынул блокнот.
  
  Первой говорила Рика - Нацуки до сих пор частично притворялся убитым горем и внимательно слушал девочку, дабы потом не запутаться в показаниях. Правда, особой лжи у неё не было - отучилась в школе, поиграла в клубе, отправила Сатоко к Ирие, а когда Нацуки пришёл без сестры, то встревожилась из-за всех этих исчезновений и вместе с ним пошла искать. Решили, что её могла перехватить Рена, но дома у той никого не обнаружили и отправились к свалке, где и встретились с Оиши.
  Нацуки же сказал, что Рем после разговора с директором попросилась воспользоваться случаем и прошвырнуться по деревне, выяснить, где что. В Токио она без проблем гуляла одна, потому отпустил и сейчас, сам погулял немного, пришёл домой - а там вместе с Рикой отправился на поиски.
  - Мда, парень. - только и сказал Оиши. - Понятно, что совсем зелёные, но у нас тут четыре убийства с исчезновением произошло... теперь уже пять, хвала богам, если не шесть. И ты своей сестре позволяешь уходить одной, да и сам бродишь. Хотя мне, конечно, следовало тебе днём сразу сказать... эх.
  Нацуки только повесил голову.
  - А, кстати, где именно в Токио вы живёте? Надо будет родителям сообщить же. - спросил Оиши. Нацуки без колебаний назвал свой адрес и телефон. К тому времени, как полицейский всё поймёт, они уже наверняка перезагрузятся.
  - Хорошо. - Оиши слегка нахмурился, но записал всё. - Можете идти домой. Или останетесь?
  - Сатоко тут, там с ней и решим. - ответила Рика. Оиши ещё раз посмотрел на обоих, со вздохом закрыл блокнот и наконец вышел.
  - Нацуки, мы ночуем тут. - тут же зашептала девочка. - Сатоко я всё объясню.
  - Я понял. - прошептал парень в ответ, а затем Сатоко вылетела в фойе, всё ещё одетая в маленький костюм горничной.
  - Рика! - подбежала она к подруге. - Это правда?
  - Миии. - грустно кивнула та, и Сатоко с посеревшим лицом рухнула на стул рядом с ней.
  - Но... как же... Рена... и Рем... - прошептала она, а затем приобняла Рику, которая в ответ обняла её. Нацуки отвернулся, дабы не смущать их, и очень удивился, когда Сатоко неожиданно прервала объятья и подошла к нему.
  - Нацуки. - и заодно взяла за руку. - Крепись, Нацуки. Ирие-сан прекрасный доктор, он сделает всё для того, чтобы спасти Рем. Она будет жить.
  - Спасибо, Сатоко. - тяжело сказал Нацуки, и девочка улыбнулась ему, хотя в её глазах уже начали блестеть слёзы. Она вернулась к Рике, уткнулась ей в плечо и захныкала. Та аккуратно начала гладить её, тихо успокаивая.
  Через несколько минут тишина разрушилась возвращением Оиши - а вместе с ним пришла разгневанная Мион.
  - Меня абсолютно не волнует, кого вы там считаете подозреваемой. - сказала она полицейскому, когда оба зашли в фойе. - С чего вы взяли, что они напали друг на друга? Их мог атаковать кто-то третий, а затем подстроить якобы дуэль. Или хотите сказать мне, что две девочки-подростка, которые только провели день в дружеских визгах, пришли на свалку, откопали тесак и моргенштерн, а затем ни с того ни с сего решили друг друга убить?
  - Я понимаю ваш скептицизм, Сонозаки-сан. - спокойно ответил Оиши. - Но полиция должна работать с тем, что есть. Если там был кто-то третий, то мы непременно обнаружим его следы. А пока же считаем, что Рем Фурудэ убила вашу подругу Рену Рюгу - и не знаем, кто атаковал первым, кто защищался и в чём мотив преступления.
  - Ясно. - кивнула Мион. - Значит, следующий наш разговор состоится в присутствии адвоката семьи Сонозаки, который будет заодно и адвокатом Рем Фурудэ на суде, если тот состоится. Всего хорошего. - она отвернулась от Оиши и приблизилась к ребятам.
  - Рика, Сатоко, Нацуки, вы как? - тревожно спросила она.
  - Нормально. - ответила за всех Рика. Мион уселась на стул рядом с Нацуки, поглядела на него, отметила заплаканные глаза и понурый вид.
  - С Рем всё будет хорошо. - успокаивающе сказала она. - Семья Сонозаки защитит её. Это почти наверняка тот же мерзавец, что причастен ко всем предыдущим убийствам, и мы найдём его, не сомневайся.
  - Спасибо. - только и ответил Нацуки. Мион аккуратно похлопала его по спине, повернулась к Рике и попросила точнее рассказать, что произошло. Та выдала ей ту же самую историю (Оиши уже давно ушёл), по-прежнему не отпуская Сатоко. Мион посмотрела на Нацуки, затем поманила Рику и Сатоко за собой на улицу.
  Вернулась Рика уже одна минут через десять.
  - Мион считает, что это Рена совсем поехала с катушек и напала на Рем. - сказала она, усевшись рядом с Нацуки. - Но она не соображает, откуда взялся моргенштерн. Думает, что Рена откуда-то выкопала, но как тогда Рем сумела его взять и использовать, с таким оружием надо уметь обращаться, просто так не помашешь. В общем, никто ничего не понимает. - девочка посмотрела на двух медсестёр, прошедших в сторону выхода. - Как ты думаешь, Рем выживет?
  - Я теперь не знаю. - честно ответил Нацуки. Рем выжила, когда ей свернули шею и все конечности, но тогда у неё была целительная магия. Сейчас же...
  Наверное, это ничего не меняет. Они всё равно поговорят, рано или поздно. Только разве что нет особого смысла лезть на рожон, ибо если он умрёт, то... они сразу переместятся? Или пока не умрёт Рем?
  
  Ирие-сан вышел к ним через пару часов, когда на улице уже было темно.
  - Я сам не верю, что говорю это, но операция прошла успешно. - он и впрямь говорил с изумлённым лицом. - Фурудэ-сан спит, даже не в коме. Не хочу пока ничего обещать, но такими темпами она, того и гляди, скоро выздоровеет.
  - Спасибо, Ирие-сан. - поклонились ему Нацуки и Рика.
  - Да какое там, главное что хоть кого-то спас. - отмахнулся он. - А то со всеми этими убийствами совсем жутко становится... кстати, переночуете тут. Я вас ни за что в такую темень не выпущу. Жаль, Сатоко уже ушла...
  - Её Мион к себе пригласила ночевать. - пояснила Рика.
  - Вот как? А её семья не... - Ирие резко оборвал сам себя. - Хорошо, тогда давайте пройдёмте в палату. Лапши я вам сейчас принесу, а вот умываться только раковина, извините.
  - Спасибо, Ирие-сан. - повторили ребята.
  
  В палате Ирие вскоре принёс им лапши и горячей воды разводить её, извинился, ушёл - и лишь тогда они сумели поговорить свободно.
  - Нацуки, могу я заранее извиниться за цинизм? - спросила Рика, усевшаяся на кровать и с аппетитом всасывающая лапшу.
  - Конечно. - слегка удивился тоже приступивший к ужину парень. Только сейчас он понял, что весь день ничего не ел. Не впервой, но Рем всегда старалась ему что-то подкинуть, и от этой мысли чувство вины лишь нарастало.
  Девочка проглотила макаронины и вздохнула.
  - Нацуки, мне было бы спокойнее, если бы Рем сейчас умерла.
  - Потому что?..
  - Потому что она всё равно воскреснет, а умри ты раньше меня - и не придётся жить ещё четыре года в неизвестно каком мире. Сейчас же придётся, кто бы не умер первым.
  - Ты думаешь, что мы скоро умрём. - спокойно подытожил Нацуки.
  - Я не помню, говорила ли, поэтому повторю: Ирие-сан тоже умирает.
  - Как?
  - Официально самоубийство, якобы наглотался снотворного. Но скорее всего, его точно так же убивают. И это всегда происходит незадолго до моей смерти.
  - Думаешь, его этой ночью попытаются убить?
  - Ночью, утром... Скоро. А затем и меня. Поэтому, Нацуки, мы сейчас поедим и пойдём исследовать больницу. Если они действительно меня предают, то надо узнать хоть что-то, пока есть такая возможность, даже если потом окажемся в совсем другом мире.
  
  За оставшейся лапшой прикинули план действия. Ханю уже отправилась изучать, кто где из врачей, и намечать маршрут. Рика предложила добраться до подвала и обойти его весь в поисках секретного прохода или лифта. Нацуки усомнился было, что он сможет передвигаться скрытно, но девочка заявила, что одна никуда не уйдёт. На этом и порешили, после чего дождались Ханю и под её руководством осторожно выдвинулись в сторону подвала.
  Часть врачей и медсестёр ушли домой, часть возились с Рем и сидели на своих постах, дежурная медсестра ещё не начала обход - идеальные условия. Вплоть до того, как выяснилось, что стальная дверь в подвал закрыта на ключ.
  - Ханю. - недовольно сказала Рика. - Только не говори мне "Я забыла, что такое дверь".
  Похоже, ответ был как раз в таком стиле, ибо Рика тяжело вздохнула и стукнулась лбом об стену. Нацуки на всякий случай подёргал дверь и присмотрелся к косяку.
  - Не надо выбивать. - угадала Рика. - Даже если сможешь, то сюда вся больница сбежится.
  - И что тогда?
  - Идём к Ирие-сану. Было бы неплохо стянуть у него связку ключей, хоть он такое почти наверняка сразу обнаружит... эх, ладно, уже без разницы.
  
  Ирие обнаружился в своём кабинете, ещё не спал, заполняя какие-то бумаги, и страшно обрадовался Рике.
  - Мне кажется, твоя сестра уже завтра в сознание придёт. - улыбнулся он Нацуки, и тут же помрачнел. - Вот только...
  - Да? - Ирие не сразу ответил и какое-то время молча смотрел на ребят, а затем тяжело вздохнул и произнёс:
  - Вот только у неё лазурные волосы. А чёрные - это парик. И человек не смог бы выжить после такой раны, особенно подросток. Что она?
  Нацуки и Рика переглянулись, а затем парень сказал:
  - Давай сейчас я поговорю, хорошо?
  Девочка кивнула, и Нацуки обратился к мгновенно подобравшемуся врачу:
  - Нам нужно знать, что здесь происходит.
  - О чём вы? - спокойно спросил он.
  - Обо всём. Почему вы похищаете людей. Почему деревню хотят уничтожить. Почему на Ватанагаши каждый год кто-то исчезает и погибает. Почему Рику хотят убить. Почему вас хотят убить.
  - Подождите, но... Меня и Рику хотят убить? - маска спокойной напряжённости на лице Ирие тут же сменилась изумлением и страхом.
  - Да. В ближайшее время вы должны наглотаться снотворного, якобы убивая себя.
  - Снотворного... - доктор как-то резко сгорбился. - Ясно... тогда, пожалуй, совсем не якобы...
  - Расскажите нам.
  - Ямаину следят за тобой, Рика? - вместо этого сказал он.
  - Да. Но я надеюсь, что потеряли и не вздумают искать здесь.
  - На это не стоит надеяться. Я уверен, в больнице кто-то докладывает им. Максимум - выиграем час... полчаса...
  - Тогда не медлите.
  - Мне кажется, что Ямаину работают не на нас. - прямо сказал Ирие. - Они не очень подчиняются приказам, как должны. Но убивать Рику... зачем им убивать Рику? Это же погубит всю деревню и просто бессмысленно. Да и мы не можем сворачиваться, уже на верном пути, и что делать с пациентами...
  - Пациентами?
  - Сатоши тут, Рика. Он тут, внизу. - посмотрел на девочку Ирие. - Он всё ещё жив. И он не один...
  - Сатоши жив... - прошептала Рика. - Жив... Почему вы не рассказали Сатоко?
  - Потому что я трус. - Ирие сжался комком стыда. - Потому что я надеялся, что наступит день, когда мы создадим антидот. Надеялся стать тем, кто вернёт Сатоко её брата. Но если вы говорите, что Рику хотят убить, значит... это не имело смысла... и я лишь помогал этому... я действительно не заслуживаю ничего, кроме как принять снотворное и избавить мир от себя...
  - Вы искупите всё, если расскажете как можно больше. - сказал Нацуки. Ему было жаль этого запутавшегося в непонятных петлях человека, но следовало его поторопить. - Кто убивает Томитаке и Такано?
  - Это... - начал Ирие, а затем струйка крови с небольшим треском выплеснулась из его черепа в сторону двери, а сам доктор рухнул на бумаги, тут же окрасившиеся багровым.
  - Ай-яй-яй. - мелодично сказал женский голос. - Наш добрый доктор совсем разум потерял.
  Нацуки схватил стул и бросил его в возникший на пороге силуэт, но женщина легко увернулась. Однако для этого ей пришлось отшатнуться в коридор, и парень, схватив Рику в охапку, мигом выпрыгнул в окно. Кабинет Ирие был на первом этаже, и они сразу помчались в ночь.
  - Я знаю этот голос. - сказала Рика, болтаясь в захвате Нацуки.
  - Отлично, но лучше бы знать, куда бежать. - Нацуки помчался к лесу и даже не слышал - чуял погоню.
  - Если заберёшь влево, то там болото. - мигом оценила ситуацию девочка. - Давай правее, но осторожнее, тут корни.
  - А ярко освещённого эскалатора не будет? - теперь он погоню слышал. За ними бежали несколько мужчин, которые неизвестно почему не стреляли - возможно, хотели схватить живыми.
  Ну уж фигушки. Нацуки ускорился и влетел в лес, тут же забрав вправо и помчавшись по чащобам. Смерть Ирие, рассказанное им, судьба Рем - всё это ушло на второй план, сменившись желанием убежать, перехитрить противников и выжить.
  И должно получиться. Он окончательно научился бегать по лесу, Рика практически ничего не весит, а за деревьями только что мелькнула река...
  Две тёмные фигуры как из-под земли выскочили, так, что Нацуки в них врезался и полетел на землю. Подняться ему не дали, удержали за плечи, выхватили Рику, а когда начал сопротивляться - врезали так, что мир завертелся перед глазами.
  Однако же и убивать, и тащить обратно не спешили. Атаковавшие их люди - всё мужчины в серой форме, сливающейся с лесной тьмой - встали полукругом, словно кого-то ожидая. Один из них держал Рику и поигрывал ножом у её горла, остальные следили за Нацуки, также вынув ножи.
  Долго они так не простояли.
  - До чего же шустрый мальчик! - женщина с мелодичным голосом вернулась, и мужчины расступились перед ней. Одета она была в чёрное платье с плащом, пришпиленным к груди неожиданно яркой светло-зелёной ленточкой, завязанной в виде удлинённого креста и скреплённой булавкой в форме уже маленького жёлтого крестика, а из-под чёрного берета выбивались длинные светлые волосы. Нацуки первый раз видел её - а вот Рика точно нет.
  - Такано Миё. - отчётливо произнесла она, и женщина посмотрела на неё.
  - Ах, Рика, непослушная ты девочка. - Такано Миё грустно покачала головой. - Сколько же нам пришлось за тобой побегать. Но зато убила двух зайцев одним махом. - Она вынула пистолет и посмотрела на Нацуки.
  - Знаешь, я услышала о твоей сестре. - сказала она, широко улыбаясь. - Естественные лазурные волосы, невероятная живучесть и сила... много кто счёл бы за честь исследовать такое, не находишь? Особенно если экземпляр ещё жив.
  Нацуки не стал отвечать. Такано Миё, та самая медсестра, которая должна быть мертва, но вместо этого наклонилась к нему, обдав неожиданно приятным запахом лаванды.
  - В целом, ты мне не особо и нужен. - она говорила с ним как с близким приятелем. - Но у меня хорошее настроение, а вокруг вас есть некоторые загадки, которые, возможно, не стоит хоронить. Так что попробуй убедить не убивать тебя. Мне будет интересно поболтать с тобой, да и знаешь, иметь друга среди людей со связями в правительстве лучше, чем среди всякой деревенской ребятни. Ты бы мог даже стать моим учеником, получившим доступ ко всем секретам и исследованиям. - Миё крутанула пистолет. - Знаешь, мне вот сейчас очень понравилась эта мысль. Что скажешь?
  - Только если вы отпустите Рем и Рику. - сказал Нацуки, не ожидая согласия.
  - Ах. - Миё прицелилась ему прямо в лоб. - А ведь казался умным мальчиком, бойким, с потенциалом...
  - Убьёшь меня - и проиграешь. - спокойно ответил Нацуки. Рука Миё даже не дрогнула.
  - Надеешься вернуться призраком и изводить меня? - насмешливо сказала она, а затем на секунду её улыбка погасла и лицо превратилось в каменную маску. - Надейся, мальчик. Мёртвые не возвращаются.
  И она выстрелила.
  
  
  Когда Нацуки открыл глаза, то первым делом подумал о Рем.
  И о том, что должен сказать ей.
  Но когда он повернулся к девушке, то увидел, что та сидит с закрытыми глазами, сильно наклоняясь вперёд. А затем наклонилась ещё больше и рухнула в воду.
  - Рем! - Нацуки мигом кинулся в источник, подхватил её и вытащил на берег. Рика вновь была здесь и опустилась на колени рядом с девушкой, испуганно зовя её. Рем не шевелилась, и открыла глаза только когда Нацуки, впавший в панику, уже готовился сделать искусственное дыхание.
  - Субару-кун. - она обхватила склонившегося над ней парня и прижала к себе. - Субару-кун, наконец-то...
  - Рем. - пробормотал он. - Рем, прости меня, я не должен был...
  - Молчи, Субару-кун. - прошептала она. - Просто молчи.
  Парень послушно замолчал, а девушка продолжала обнимать его, фактически укладывая на себя, и тяжело задышала. Рика встала с колен, вежливо отошла и отвернулась.
  Через пару минут Рем наконец отпустила Нацуки, и тот поспешил сесть, весь красный и не знающий, что сказать. Рем также села, тоже порозовевшая и тоже не стремившаяся начать разговор.
  - Кхм. - кашлянула Рика, мельком повернувшись и убедившись, что молчание естественное. - Рем, можешь сказать, что именно с тобой произошло? Начиная с момента, как ты убежала?
  Рем посмотрела на Рику, а затем вновь обернулась к Нацуки.
  - Я ушла на свалку, надеялась найти записи. - ровно начала она, продолжая смотреть на парня. - Но там появилась Рена и атаковала меня. Она уже стала безумной и мне пришлось защищаться, в процессе я впала в демона и убила её. Но перед этим она ударила меня... думала, что умру... но затем очнулась на кровати, окружённая людьми... и та женщина...
  - Женщина? - мигом подобрались Нацуки и Рика.
  - Она сказала, что убила тебя... и что если я не хочу умереть, то должна слушаться её... а затем они вкололи мне то же самое... и я... убила их всех... а затем себя... - Рем вновь сгорбилась, и Нацуки осторожно взял её за руку.
  - Рем, ты не виновата. Это из-за меня тебе пришлось убежать. Прости, что не поверил тебе...
  - Нет-нет, что ты, Субару-кун! - хоть немного оживилась девушка. - Это я виновата, что приревновала на пустом месте! Это из-за меня всё так вышло!
  - Не из-за тебя, а из-за меня! - возмутился парень.
  - Из-за меня!
  - Из-за меня!
  - Из-за Такано. - сказала Рика, и оба осеклись. - Она достала бы нас вне зависимости от ваших танцев. И почему она? Она ведь... они ведь... - девочка уселась в траву и грустно вздохнула, погрузившись в свои мысли. Нацуки прекрасно понимал её состояние - те, кого она считала своими союзниками столько времени, оказались врагами и фальсифицировали свою смерть.
  - Рем, мы теперь знаем, кто ответственен за всё это. - сказал он девушке. - Такано Миё, медсестра, которая якобы умирает на Ватанагаши.
  - Её надо убить? - Рем подтащила к себе цепь.
  - Видимо, да. - парень оглянулся на Рику, но та никак не отреагировала. - Только она с солдатами ходит, их, наверное, тоже придётся...
  - Тоже придётся устроить резню. - произнесла девочка. и Нацуки осёкся, поняв, что это не выглядит хорошей идеей.
  Но что тогда? Выйти к ним, поговорить и решить всё магией дружбы? Очень смешно. Натравить полицию и этого Оиши? Убедить уехать отсюда? Поднять всю деревню на штурм больницы?
  Он посмотрел на Рем, которая, видимо, пришла в себя, ибо уже улыбалась. Хоть Рика и остановила их перебрасывание мяча, но виноватым он по-прежнему считал себя. Ведь из-за него Рем едва не отдали на опыты, могли бы так держать несколько лет в руках этой Такано, бог знает на что способной...
  Минуточку...
  Если Рем убила Такано, то получается, что она точно умерла позже него... но Такано была нацелена убить Рику, и...
  - Рика, тебя успели убить или мир перезагрузился?
  - Миии? - девочка повернула к нему голову. - А. Успели.
  То есть, выходит... сначала погиб он, потом Рика, потом Рем... и только после этого мир перезагрузился... получается, Ханю не смогла перезапустить мир до гибели Рем... а их воскрешение произошло только после того, как погибли оба...
  Нацуки почувствовал, что его мозги начали закипать. С этим надо бы разобраться, может, удастся вычленить какую-то пользу... но только общим мозговым штурмом, сам он ничего не понимает.
  - Мне кажется, без разницы, кто когда умирает. - Рика словно угадала его мысли. - Итог один. Ладно бы нам пришлось иметь дело с одной Такано, но ведь тогда придётся убивать и всех Ямаину, а это мало того что невозможно, так ещё и... - девочка покачала головой. - Опять будет куча убитых. Это не тот мир, который я хочу...
  - Тогда надо придумывать варианты. Рем, может, у тебя что-то есть? - посмотрел Нацуки на молча слушавшую их девушку.
  - Сбежать. - ответила она.
  - Рем, мы не сбежим от Рики...
  - Не "от Рики", а "с Рикой". Если эти парни не смогут её найти, то их хозяева будут очень недовольны, объявят пропавшей и отступятся, после чего можно будет спокойно жить.
  - Я не могу убежать из деревни. - глухо сказала Рика. - Иначе все умрут. Так что не подходит.
  - Подожди, подожди... - Нацуки теперь не собирался откидывать даже откровенно неудачные планы Рем. - А что если... тебе спрятаться где-нибудь в деревне? Так, чтобы вообще никто не знал и не нашёл, может, даже мы? И чтобы они посчитали тебя умершей и убрались отсюда.
  - И что дальше? Хотя... - Рика задумалась. - Если им действительно надо убить меня... но не смогут в назначенный день...
  - Такано говорила, что у неё связи в правительстве. - вспомнил Нацуки. - И там вряд ли заступятся за неё, если сядет в лужу из-за твоей пропажи, отзовут и запретят. И никого не придётся убивать.
  - Тогда где мне прятаться? Хотя откуда вам знать. - Рика тоже немного оживилась, похоже, идея ей понравилась. - А вот я думаю, что уже знаю.
  - И где же?
  - За мной.
  
  На этот раз Рика не потребовала от Рем переодеваться, нацеплять парик, выкидывать моргенштерн и бежать к Рене - хотя пакет с вещами для неё потащила с собой. В деревню они шли вместе, и Нацуки с Рем пользовались возможностью идти рука об руку.
  Он так и не сказал то, что хотел - и теперь не знал, когда сможет сказать. Рем вроде как простила его - раз уж так обняла и пыталась взять вину на себя - но Нацуки это ничуть не успокаивало. Им надо было поговорить - и, пожалуй, наедине. Тогда он думал, что присутствие Рики нисколько ему не помешает, но сейчас без неё будет легче.
  Рем прямо на ходу аккуратно прижалась к нему, так что Нацуки даже вздрогнул, но затем решительно обнял девушку за талию, отчего та в очередной раз радостно муркнула. Было мокро - высушиваться после купания в источнике она не стала - но всё равно приятно. Рика обернулась проверить, что там происходит, улыбнулась и сама зашагала бодрее, даже немного пританцовывая.
  Как и положено маленькой девочке.
  - За нами следят Ямаину. - сообщила она, не прекращая пританцовывать, но сразу сбивая весь настрой. Объятий это не разрушило, но Нацуки и Рем теперь сосредоточились на том, чтобы вслушиваться в каждый посторонний звук.
  - А они не отследят, где именно ты прячешься? - спросил Нацуки, упорно никого не замечая.
  - Нет. - кратко ответила Рика.
  Деревню они слегка обогнули, так, чтобы ни с кем не встретиться - и вышли к дому Сонозаки.
  - Без меня они не будут устраивать игры, так что Мион должна быть дома. - пробормотала Рика, нажимая на кнопку звонка.
  - Да? - раздалось из двери.
  - Мион, это я, Рика, нипа-а! - сообщила девочка. - Можно нам всем войти?
  Какое-то время дверь молчала, а затем щёлкнула и приоткрылась. Рика уверенно толкнула её и зашла внутрь, Нацуки и Рем последовали за ней.
  Мион, ещё не успевшая переодеть школьную форму, стояла на крыльце с обеспокоенным лицом. Она внимательно осмотрела парня, но ещё внимательнее разглядывала лазурноволосую горничную. Улыбки и веселья - как тогда, в прошлый визит - не было и в помине.
  - Кто это, Рика? - наконец спросила она.
  - Друзья. - ответила та. - Можно зайти внутрь?
  Мион ещё раз осмотрела вошедших, но затем кивнула и пригласила всех войти. В доме ребята разместились в гостиной за низким столиком, причём одну сторону заняла Мион, а вторую все остальные.
  - Чаю? - предложила хозяйка.
  - Нет, спасибо. - отказалась Рика. - Мион, мне надо с тобой очень серьёзно поговорить. Поговорить как с будущей главой семьи Сонозаки и всей деревни.
  - Слушаю. - Мион и глазом не моргнула.
  - Мион, меня хотят убить. Я знаю, кто, но не скажу тебе, потому что это очень опасные люди. Настолько, что им под силу уничтожить всю семью Сонозаки. Если прямо выступить против них, то это превратится в резню, какую Хинамизава ещё не видела. Поэтому мне надо спрятаться, где-то пересидеть как минимум два дня, так, чтобы никто не нашёл - после чего эти люди уйдут и больше никогда не появятся. И я не вижу места лучше, чем ваше подземелье.
  - Если угроза так велика, то мы можем увезти тебя и подальше. - Мион продолжала оставаться удивительно хладнокровной. - Думаю, даже вывезти из Японии.
  - Я должна оставаться в Хинамизаве, Мион. Даже в Окиномии не могу быть всё это время.
  - Ясно. Но что тогда сказать о том, где ты? Притвориться, что исчезла?
  - Нет. Можно я выйду в туалет?
  - Да, конечно. - Мион даже не моргнула от такой резкой смены темы, и Рика поспешила выскочить из комнаты, предоставив оставшимся возможность пялиться друг на друга.
  Хотя Нацуки старался особо её не рассматривать. Он видел балбеску Мион, утешающую Мион - но не серьёзную, молчаливую, даже немного страшную Мион. Та не говорила ни слова, но внимательно осматривала их так, словно стремилась запомнить все черточки лица на будущее.
  И мигом отвлеклась от этого, когда Рика привела из туалета девочку с себя ростом, одетую в красно-белый костюм мико. Её лиловые волосы украшали два небольших чёрных загнутых книзу рога. Девочка смотрела на всех со страхом и пыталась спрятаться за Рику, но получалось плохо.
  - Это ещё кто? - приподнялась Мион.
  - Это Ханю. - Рика взяла девочку за плечи и вытолкнула впереди себя. - Она будет притворяться мною всё это время.
  - Аууу... - хныкнула Ханю и слегка обмякла.
  - А кто это? - с немного глупым видом повторила Мион.
  - Я жрица Ояширо-сама, поэтому он прислал троих своих слуг мне на помощь. - с абсолютно серьёзным лицом сказала Рика.
  - Э... - Мион, судя по взгляду, начала переписывать картину мира. Рика не стала ей мешать, и через пару минут молчания девушка очнулась, огляделась - и отвесила поклоны Ханю, Нацуки и Рем.
  - Простите за такой холодный приём! - крикнула она даже несколько испуганно. - Сейчас, если вы немного, совсем немного подождёте, то я вам такое организую! Мама...
  - Тихо, Мион! - зашипела Рика, и та тут же заткнулась. - Нам не надо никаких приёмов и тем более мам. Сейчас мы должны переодеть Ханю в меня, я даже парик заготовила. - она потрясла пакетом. - Затем спускаюсь в ваши казематы и сижу там, можешь особо не обустраивать и даже не заглядывать ко мне, небольшой постели и запаса еды хватит.
  - Но Рика...
  - Мион, всё очень серьёзно. Настолько, что я не хочу, чтобы все остальные знали. Ни Кейчи, ни Рена, ни Шион, ни даже Сатоко. Ханю сможет меня сыграть. - девочка испуганно аукнула. - Нацуки и Рем тоже прикроют, изобразят моих приехавших родственников. Если ребята будут знать об этом, то окажутся в большой опасности.
  - А для меня как для наследницы Сонозаки это привычно. - сказала Мион без капли сарказма. - Тогда давайте сразу и приступим.
  
  После этих слов Мион и Рика отправились переодевать Ханю - но хозяйка через некоторое время примчалась обратно с чаем и вкусностями, не забывая кланяться. Это было настолько необычно, что Нацуки даже развеселился.
  - Можно и привыкнуть к такой жизни. - сказал он Рем, когда Мион, ещё раз откланявшись, убежала, и они приступили к еде.
  - Ага. - Рем довольно хрустела печеньем. - Чувствовать себя превозносимой хозяйкой. Значит, Ханю всё же существует...
  - Рика видела то, что не должна была видеть. Так что я и не сомневался.
  - Я сомневалась. - слегка погрустнела Рем. - Надеюсь, эти переодевания сработают. Прости, Субару-кун, но хотела бы как можно быстрее с этим всем закончить, даже если бы пришлось всех перерезать.
  - Понимаю, Рем, но это мой мир. И в нём убийство кучи людей принесёт куда больше проблем, чем их решения. Особенно в нашей ситуации.
  - Ну так и хорошо, Субару-кун. - улыбнулась девушка. - Я сама не хочу убивать всех подряд. Хочу жить с тобой в мире и спокойствии, не умирать каждые два дня, просыпаться рядом по утрам и стирать носки.
  - Сказала Рем, ласково прижимая к себе шипастый шар на цепи.
  - Это украшение, Субару-кун. Раз уж у меня нет ожерелья...
  - Нацуки Субару сделал вид, что не понял намёка.
  - Рем Субару довольно улыбается.
  - Нацуки Субару... э, что?
  - Ничего. - Рем в процессе прижалась к Нацуки и не собиралась никуда отходить. Они наконец-то были одни, но Нацуки не решался завести разговор и портить девушке настроение. Да и... дело это небыстрое, а скоро к ним придут, прервут...
  Лучше потом.
  Пока же он просто насладится сидящей чуть ли не у него на коленях девушкой. Может, это скоро закончится.
  - Миии. - как и ожидалось, долго наслаждаться не вышло. - Ну, кто из нас кто?
  Нацуки вряд ли бы смог ответить с первого взгляда. Девочки были неотличимы друг от друга в салатовых платьицах, а бывший парик Рем теперь сидел на Ханю, практически точно копируя волосы Рики и даже скрывая рога.
  - Вот только если так. - Мион зашла следом за "близняшками". - Ханю, дальше тебе постараться. Главное Сатоко обыграй, тогда и всех остальных сможешь.
  - Хауууу... - поникла девочка.
  - Никаких "хаууууу", Ханю. - строго сказала ей Рика. - Ты меня скопируешь так, что вообще никто не догадается. Это ради нашего спасения.
  - Да... - Ханю слегка улыбнулась, но всё ещё нервно дрожала. - Я... я смогу, Рика. Смогу. Можешь не беспокоиться. - с каждым словом она словно вливала в себя уверенность и даже распрямилась.
  - Я верю в тебя, Ханю. - кивнула Рика, и девочки ненадолго обнялись. Затем она посмотрела на Нацуки с Рем.
  - Идите ко мне домой и ведите себя как всегда вели. Постарайтесь, чтобы Сатоко вас не раскрыла. Притворяйтесь опять моими родственниками. Ханю не бойтесь, она девочка хорошая, и подыгрывайте ей. Т... - Рика покосилась на внимательно слушающую Мион. - Сами-знаете-кого не трогайте. Меня не навещайте. Рика теперь вот. - она подтолкнула вперёд Ханю. - Обращайтесь к ней как к Рике и как с Рикой.
  - Хорошо, не-Рика. - кивнул Нацуки, и девочка хоть немного улыбнулась. - Береги тут себя.
  - А что ещё делать остаётся. Удачи вам всем, нипа-а. - Рика помахала рукой и отвернулась. - Мион, проводи их и делай вид, будто всё в порядке. До подземелья дойду сама, знаю как.
  - А... хорошо. - быстро сориентировалась Мион.
  
  - Я тут одну настольную игру выкопала, завтра в клуб принесу. Только никому не говори, Рика. И если что - играй за красных, они сильнее. До завтра!
  Мион помахала им вслед и закрыла ворота. Она быстро приспособилась к ситуации, даже не стала уважительно кланяться на прощание.
  - Рика. - сказал Нацуки Ханю, когда они выдвинулись к дому. Девочка никак не отреагировала. - Рика!
  - Ха... хаууу! То есть, миии! Ох...
  - Всё нормально. - успокаивающе сказал парень. - Просто запомни, что ты Рика. И если сотни лет её наблюдала, то должна копировать только так.
  - Да, простите. - Ханю тяжело вздохнула. - Это так неожиданно случилось просто... хорошо, что я сумела воплотиться, потому как опасалась, что тогда придётся Рике опять умереть... к счастью, вышло.
  - Ты ведь богиня, да?
  - Э... это очень сложно объяснить, но да. - замялась девочка. - Только не воздавайте мне почестей! Тем более что... я их не заслужила...
  Нацуки и Рем переглянулись, уж слишком знакомые нотки слышались в голосе девочки. Такие же были в их голосах тогда, в воде источника.
  "Мы этого не заслужили".
  - А я уверен, что заслужила, Ханю. - ответил Нацуки. - Хотя бы потому, что только благодаря тебе Рика ещё борется.
  - Миии, спасибо. - только и сказала девочка. Весь остальной путь они преодолели молча, только Ханю иногда что-то шептала себе под нос - видимо, настраивалась. И это тут же пригодилось, когда навстречу им из дома выскочила Сатоко, успевшая переодеться в розовую блузку с джинсовыми шортиками.
  - Рика, ты в порядке? - крикнула она. - Сейчас, я тебя спасу! - и наклонилась подобрать камень.
  - Ми... миии, Сатоко, всё хорошо! - завопила Ханю. - Это мои родственники из Токио!
  - Твои родственники? - притормозила Сатоко. - А почему ты мне не сказала, что они приедут?
  - Мне только вчера вечером позвонили, нипа-а, и с утра пришлось бежать, а потом ещё сразу к Мион отвела познакомить. Прости, Сатоко, что не предупредила.
  - Записку напиши в следующий раз. Какие-то они странные, эти родственники... - Сатоко во все глаза уставилась на Рем.
  - Это я её заставил. - выступил вперёд Нацуки. - Сестра проигралась мне в "камень-ножницы-бумага", и потому неделю вынуждена ходить в таком наряде.
  - Неделю? - отшатнулась Сатоко. - Ну ты и изверг!
  - А что, Сатоко-тян нежное милое создание, которое боится чего-то крепче щелбана? - Нацуки специально дразнил её, и девочка ожидаемо взвилась.
  - Чтооо? А ну пришёл завтра в наш школьный клуб! Там ты узнаешь, что такое настоящее поражение! - завопила Сатоко. - И да, я нежное милое создание! Рика, подтверди!
  - Миии. - кивнула Ханю. - Сатоко лучшая, нипа-а!
  - Храмовая жрица Ояширо-сама врать не будет. - гордо заявила Сатоко. - Заходите в дом, обед придётся немного подождать. Знала бы заранее... Рика, у нас вообще есть что-то в холодильнике?
  - Я могу им острые соусы отдать. - тут же сориентировалась девочка.
  - Ну, это несерьёзно. А хотя... Мясо под острым соусом будете? - обратилась она к Нацуки и Рем.
  - Будем. - радостно кивнули оба.
  - Тогда придётся немного подождать. - Сатоко из прихожей сразу ушла на кухню; Ханю, поколебавшись, последовала за ней, а прошедшие в гостиную Нацуки и Рем вновь остались вдвоём.
  - Рем, мы, скорее всего, сегодня опять в одной кровати. - сказал парень, когда они уселись на пол рядом друг с другом.
  - Я так и думала. Или ты на что-то намекаешь, Субару-кун?
  - Нет. Абсолютно ни на что.
  - Совсем ни на что?
  - Совсем. Мы как только ляжем, так сразу и заснём. Будем видеть хорошие сны о том, как решили не засыпать и чем-то заняться.
  - Я уже хочу увидеть этот сон.
  В коридоре предупреждающе замиипали, и девочки зашли в гостиную. Сатоко принялась расспрашивать Нацуки о Токио, и во второй раз выдумка прошла легче - девочка не допрашивала, как Рена, и верила даже в нарочито откровенную чушь. Рем заскучала и отправилась на кухню; Сатоко сбегала к ней и девочки, судя по звукам, какое-то время делили сферу влияния, но обратно вернулись довольные и с мясом. Ханю в беседе особо не участвовала, а когда вытащила из холодильника пирожные, то и вовсе перестала отвлекаться на что-то другое. Сатоко на неё с подозрением не смотрела, каверзных вопросов не задавала, стянуть парик не пыталась.
  Мясо было вкусным, мультики по телевизору весёлыми, разговоры спокойными.
  Всё шло хорошо.
  
  Нацуки с Рем и впрямь легли спать в одной кровати. Сатоко предлагала улечься в комнате, даже начала вытаскивать футоны, но парень выдумал, что они оба жутко храпят и не будят только друг друга.
  - Субару-кун, ты и в самом деле немного постанываешь во сне. - сказала ему Рем, когда они уже улеглись.
  - Разве? - удивился тот. - Никогда не замечал...
  - Ну, Субару-кун, разве ж это можно заметить. - развеселилась девушка. - Да и достаточно тебя погладить, чтобы успокоился. Ничего страшного.
  - Всё равно прости за беспокойство.
  - Субару-кун. - девушка, как и тогда, ткнулась носом ему в ключицу. - Лучше просыпаться от беспокойства любимого, чем одной...
  - Согласен. - он обнял её. Лучший момент поговорить, другого просто не будет, но...
  Но то, что он хочет сказать, может обидеть Рем. Да даже точно обидит. Она не захочет лежать с ним в одной кровати, уйдёт - и тогда он лишится тепла близкого человека. Близкого, но после его слов способного стать таким далёким...
  - Субару-кун. - Рем посмотрела на него. - Ты действительно на что-то намекал днём? Потому что если так...
  - Нет, я просто развлекался. - поспешил сказать Нацуки. - Давай лучше спать, завтра нам, скорее всего, опять не достанется парты и придётся шататься по деревне, со всеми знакомиться...
  На этот раз Рем не отодвинулась, а продолжала смотреть. И от этого пронзительного лазурного взгляда Нацуки стало совсем не по себе, он даже не мог смотреть в ответ.
  - Субару-кун. - теперь голос Рем был тих и печален. - Я же прямо сказала, что ты можешь воспользоваться мной как хочешь. И я знаю, что хочешь. Почему, Субару-кун?
  Идеальная возможность заговорить. Но Нацуки не мог, не мог открыть рот и прогнать её.
  - Давай спать, Рем. - повторил он. Девушка тяжело вздохнула, отодвинулась от него и легла на свою сторону кровати.
  И хотя больше она не приближалась, Нацуки всё равно уснул далеко не сразу.
  
  
  На этот раз Нацуки проснулся раньше. Рем тихо посапывала, за ночь она успела прижаться к нему. Возможно, опять просыпалась гладить по голове, успокаивая ночные стоны.
  И чего он так боится? Это ведь Рем. Рем, которая с начала их странных отношений понимала его - или изо всех сил старалась понять. Она должна понять и сейчас. Решено, сегодня им предстоит погулять по деревне, и они как следует обо всём поговорят. Даже если из кустов выпрыгнет Такано со своими солдатами - Нацуки всё равно попросит их не встревать, пока не поговорит с Рем.
  Условно, конечно, вряд ли они послушаются.
  Мысль принесла с собой успокоение, Нацуки слегка повернул голову и подул Рем в ухо, та заворчала и приоткрыла глаза.
  - Субару-кун? - и сразу же улыбнулась. - Доброе утро, Субару-кун.
  - И тебе доброе утро.
  - Мы сегодня всё тем же занимаемся, что и тогда?
  - Ага. Сходим в школу, затем прогуляемся по деревне. К Рике не идём, не будем привлекать внимания. К свалке тоже, и пожалуйста, не нападай на Рену.
  - Не собиралась. - Рем пальцем ткнула его нос. - И мы тогда заодно в какой-нибудь ресторанчик зайдём, раз у нас будет свидание?
  - Свидание? - ох. А ведь именно что - они собираются вдвоём прогуляться по деревне, поболтать, заглянуть в ресторанчик, если он тут есть, в прошлый раз Нацуки не нашёл...
  Свидание. Даже, пожалуй, их первое полноценное свидание. И раз так, то стоит сжечь мосты.
  - Рем.
  - М?
  - Я хочу сегодня днём с тобой серьёзно поговорить. Пожалуйста, не постесняйся мне напомнить, ибо могу сделать вид, что ничего не помню, не понимаю, проголодался, устал, просто дурачок.
  - Это настолько сложный разговор для тебя, Субару-кун? - мигом посерьёзнела Рем.
  - Настолько. И поэтому я должен его провести.
  - А сейчас...
  - Времени нет. Там Сатоко, похоже, уже гремит на кухне.
  - Действительно. - Рем наклонила голову, вслушиваясь в дом. - Хорошо, напомню.
  - А пока, если хочешь, можешь сделать со мной зарядку. - Нацуки скорее пошутил, однако Рем сразу засияла.
  
  Зарядка прошла волнующе. Рем потягивалась, изгибалась и подпрыгивала слишком уж пленительно, особенно когда заметила, что Нацуки на неё смотрит. Оба сделали вид, что так и надо, и вообще старались больше улыбаться друг другу. Ханю к ним заниматься не вышла, Сатоко тоже не побеспокоила.
  В школу Рем отправилась без парика и в наряде горничной, благо хоть оружие дома оставила. Сатоко смотрела на это с большим неудовольствием, но Ханю уговорила её не обращать внимания, мол, в школе всё равно разберутся. Её маскировка ещё держалась, а Мион неминуемо должна будет прикрыть в школе, так что Нацуки за девочку не переживал.
  Только разве что именно Ханю будут пытаться убить, но та попросила Нацуки и Рем не встревать, мол, сама всё сделает. Те и не собирались.
  Директор посмотрел на Рем одобрительнее, чем должен был, но попросил завтра одеться нормально, если будет возможно. Причём это касалось обоих; Мион, заглянувшая к ним во время беседы, тут же пообещала одолжить форму. Хоть кланяться не стала, но смотрела всё же с благоволением перед посланниками бога. Наконец переговоры закончились, Нацуки и Рем попрощались с Мион, согласились подойти к концу уроков на общее знакомство и оказались предоставлены самим себе.
  - Только знаешь, тут ресторана нет. - сказал девушке Нацуки, когда они пришли в деревню. - Он в этой Окиномии, а туда без машины или велосипеда долго добираться.
  - Я могу взять тебя на руки и побежать, Субару-кун. - спокойно ответила Рем. - Я быстро бегаю.
  - Знаю, но если побежишь со скоростью автомобиля, то нас арестуют.
  - Нууу, так неинтересно.
  - Без еды не останешься, тут лавки есть.
  - Хорошо. Но Субару-кун, давай ты скажешь мне то, что хотел. Вот тут сядем. - Рем указала на небольшой холм неподалёку от водяной мельницы, к которой они подошли. - И поговорим.
  - Ладно. - только и ответил Нацуки, хотя внутри всё забеспокоилось.
  Рем его понимает. От и до. Поймёт и сейчас. Должна понять.
  Они уселись на траву и уставились на рисовые поля, где согнутыми фигурками работали люди. Никто не смотрел в их сторону, не думал подходить, задавать вопросы и гнать отсюда. Никто не помешает.
  Отступать некуда.
  - Рем. - Нацуки опёрся на выставленные назад руки и посмотрел в добродушное голубое небо. - Я люблю тебя, Рем. И я люблю Эмилию.
  Девушка положила руки на колени и приготовилась слушать.
  - В такой ситуации я должен выбрать одну. - продолжал Нацуки. - Но не могу выбрать. Даже не потому, что люблю вас одинаково... я просто не хочу оставлять одну из вас с разбитым сердцем. И потому единственный выход, который вижу - принять вас обеих. Пусть и ты, и Эмилия будете моими девушками. Я не стану обещать, что это будет к лучшему, решит все наши проблемы, сделает нас счастливыми... не сделает. Но так мы хотя бы можем быть вместе. Да и, если честно - для парня это своего рода вызов, добиться любви сразу двух прекрасных девушек.
  Рем только моргнула.
  - И Рем, я прекрасно знаю, что после этого все и всё будет против меня. Даже если ваши законы позволяют жениться на двоих сразу, и ваше общество не осуждает такое, и это не вызовет никаких шепотков и последствий, в том числе для трона Эмилии... вы сами будете против. Как можно предлагать девушке делить её с кем-то? Говорить, что любишь не только её одну? Оказывать на её глазах другой знаки внимания, улыбаться и целовать, постель я вообще боюсь касаться... даже если вы обе скажете, что всё нормально... одно дело сказать, и другое - жить так. Та жизнь, которую я предлагаю тебе... это не та жизнь, которую ты хотела бы. Да и если согласишься, то не думаю, что сумеем на то же самое уговорить Эмилию. Но я всё равно хочу добиться этого. - Нацуки сжал кулаки. - Это плохой вариант, но лучшего просто не вижу. И если мне вновь придётся выступить против мира, против всех, даже если против тебя и Эмилии... я опять сделаю это. Потому что хочу счастья для нас троих, и уверен, что нет лучшего варианта достичь его, если не хотим лишиться друг друга.
  Рем не говорила ничего, не шевелилась, даже моргала аккуратно, боясь пропустить хоть слово.
  - Вот об этом я и хотел поговорить, Рем. - Нацуки нашёл в себе силы повернуться к ней. - О том, что я люблю тебя, и хочу, чтобы ты стала моей. Но только если в наших отношениях также будет и Эмилия. Иначе... не думаю, что это будут счастливые отношения, те, что ты ищешь.
  Он замолчал, ожидая ответа - с которым Рем не торопилась. Она отвела взгляд, разгладила платье на коленях, какое-то время смотрела на поля - а затем неожиданно прыснула.
  - Такие сложности лишь для того, чтобы затащить в постель двух девушек сразу. - сказала она.
  - Рем, я не про это... - начал объяснять Нацуки, но Рем тут же оборвала его:
  - Знаю, что не про это. Эх, Субару-кун. Ты так уверен, что сможешь уговорить госпожу Эмилию?
  - Я сделаю это. - только и ответил Нацуки. Рем улыбнулась - а затем резко наклонилась к нему и обхватила за шею.
  - Потому я и люблю тебя, Субару-кун. - прошептала она на ухо. - Ты не собираешься жить по правилам, если они мешают счастью твоему и твоих любимых. И всегда найдёшь способ их преодолеть. Так что не беспокойся. Не буду говорить за госпожу Эмилию, но я всегда буду с тобой, даже если прибудут ещё три девушки и ты провернёшь с ними такой же трюк.
  - Рем, я не думаю, что такое возможно. - попытался улыбнуться Нацуки.
  - Мы не знаем будущего, Субару-кун. Когда впервые увидела тебя, то не чувствовала ничего такого. Я пообщалась с тобой, трогала тебя, снимала мерку, даже вместе работали на кухне... и ничего во мне не просыпалось. А потом мы ушли в лес мастера Розваля, и когда вышли, то уже не могла жить без тебя. Я понимаю твои страхи, Субару-кун. - Рем прижалась к нему щекой. - И я действительно не очень довольна делить тебя с кем-то в жизни, в общении, в постели... но ты любишь меня. А любовь невозможно поделить и измерить. И даже если буду в конце списка из десятка твоих девушек... пока ты позволяешь быть с тобой, для меня всё хорошо. В конце концов, я однорогая горничная, с самого детства никому не нужная, кроме сестры. Моим мнением можно и не интересоваться.
  - Не говори так, Рем. - Нацуки обнял её. - Вообще никогда так не говори. Для меня ты никогда не будешь горничной. И в конце десятки не будешь, даже если случится невероятное и она соберётся. Ты слишком дорога мне, Рем. Настолько, что я не хотел говорить, думал, что ты уйдёшь...
  - Я не уйду, Субару-кун. Я никогда и никуда не уйду по своей воле. Как я смогу прожить без тебя... да и ты без меня, если честно.
  Оба согласно засмеялись, а затем взглянули друг другу в глаза и поцеловались. Нацуки подумал, что если кто-то из работающих в поле людей видит это и потом всем расскажет, то им придётся ответить на слишком много вопросов.
  А также подумал, что его это нисколько не волнует.
  - Субару-кун. - сказала Рем, когда они оторвались друг от друга. - Раз уж мы любим друг друга и настолько откровенны... когда я предлагаю воспользоваться собой, то вовсе не приношу себя в жертву злобному чудовищу, а сама хочу и даже требую.
  - Понимаю. - улыбнулся Нацуки. - Прости, Рем, я и в самом деле перегнул с моральным кодексом. Поэтому сегодняшняя ночь... точнее, следующая ночь, когда нам позволят спокойно поспать вместе - твоя.
  - Думаешь, сегодня не позволят? - спокойно спросила Рем.
  - Сегодня могут убить Рику. И я не исключаю, что как раз ночью.
  - Так и? Ханю попросила не вмешиваться. Делаем вид, что спим, а как утащат - за дело.
  - Эээээ... - Нацуки не понравилась эта формулировка, и Рем тут же это поняла.
  - Прости, не так выразилась. Просто если Ханю богиня, то вряд ли ей что грозит - изобразит умершую, а затем встанет и пойдёт. А раз нас просит не вмешиваться, то тем более. И если нельзя вмешиваться, то почему бы тогда не заняться чем-нибудь?
  - Ты бы хоть посопротивлялась, Рем, а то привыкну и не смогу Эмилию завоевать.
  - Если только пять минут. Больше не выдержу.
  - Ну разве что... Да, Рем... по поводу детей...
  - Я позабочусь об этом, Субару-кун. - прямо сказала Рем. - Или подожди, ты хочешь, чтобы они были?
  - Не прямо сейчас. - поспешно ответил парень, и и девушка понимающе улыбнулась.
  
  Они ещё немного посидели и подразнили друг друга, а затем продолжили прогулку. Ресторана и в самом деле не было, но зато купили пирожков в лавке и с удовольствием перекусили на одной из скамеек, посмотрели на огромную статую божества, полюбовались храмами и вообще старались развлекаться как могли. С лица Рем не сходила улыбка, а сама она никуда не отходила от Нацуки и периодически, когда рядом не было людей, приобнимала его, принося в душу парня покой.
  Рем поняла его. Он так боялся, что она навсегда обидится или даже захочет уйти, но она поняла его. И всегда поймёт. Никогда не покинет. Больше не надо об этом беспокоиться, нервничать и переживать, можно целиком и полностью сосредоточиться на помощи Рике.
  И на сегодняшней ночи. Нацуки немного волновался, но не жалел об обещании. В конце концов, он парень или кто? Да, его первый раз будет не с Эмилией, но и нормально. Он тогда сможет доставить ей куда больше удовольствия потом, со всем полученным опытом. А если ещё и Рем присоединится к ним... Нацуки едва не пустил слюну. Стоп, не надо фантазировать, только не сейчас, Рем и так уже с интересом поглядывает.
  - Хмммм. - Оиши совершенно неожиданно оказался у них на пути и с любопытством вгляделся. - Кто-то уже встретился с местной детворой?
  - Нет, это мы сами. - ответил Нацуки, внутренне собравшись. - Здравствуйте.
  - Здравствуйте, здравствуйте. Меня зовут Оиши Курадо, я местный полицейский. Точнее, из Окиномии, но в Хинамизаве едва ли не живу. Слышали ведь, что тут произошло?
  - Да. - ответил Нацуки. - Четыре убийства.
  - Убийства? - взглянул на него Оиши. - Вообще-то одно убийство и три исчезновения. Конечно, молва не сомневается, что пропавшие мертвы, но до обнаружения тел нельзя сказать точно.
  Нацуки мысленно обругал себя. Вот ведь, на такой мелочи споткнулся, и теперь Оиши смотрит слишком пристально.
  - Нам просто Рика с Сатоко сказали, что раз одного нашли мёртвым, то и остальных трёх скорее всего так найдут. - неожиданно сказала Рем и протянула полицейскому руку. - Здравствуйте, я Рэм Фурудэ, а это мой брат Нацуки Фурудэ.
  - Родственники Рики, значит? Здравствуйте, Фурудэ-сан. - Оиши аккуратно пожал ей руку. - Честно говоря, я надеюсь на то, что всё-таки мы кого-нибудь найдём живым. Полицейская практика и опыт, знаете ли, позволяют надеяться. Вы тут гуляете?
  - Да, Оиши-сан. - Рем полностью взяла переговоры в свои руки. - И вы не знаете, куда тут можно сходить? Деревня очень красивая, никогда такой не видела, но посидеть в каком-нибудь заведении так хочется...
  - Это вам надо в Окиномию. - развёл руками Оиши. - Особенно советую кафе "Ангел Морт", твоему брату там точно понравится. - Он усмехнулся и подмигнул Нацуки, вся подозрительность из его взгляда уже давно ушла.
  - Хорошо. - кивнула Рем. - Спасибо вам, Оиши-сан.
  - Да не за что. И знаете, лучше бы вам прервать ваши прогулки. Вечер скоро, и я не хочу себе дополнительной работы по поиску. - он гулко рассмеялся.
  - Мы и так собирались, Рика и Сатоко уже должны прийти. - отозвалась Рем. - До свиданья, Оиши-сан.
  - До свиданья, Фурудэ-сан. - они раскланялись, Рем взяла Нацуки за руку и потащила за собой.
  - Мы действительно идём домой? - спросил парень.
  - А куда ещё-то. - поглядела на него девушка. - Рика и Сатоко в самом деле скоро придут. А сегодняшним свиданием я довольна. Потом, если удастся, съездим в Окиномию, пойдём куда угодно, но только не в "Ангел Морт".
  - А чего так?
  - Наверняка там официантки очень милые и одеты не полностью. Так что нет.
  - Рем, ты серьёзно будешь меня ко всем подряд ревновать?
  - Считай это моей изюминкой, Субару-кун.
  
  Ханю и Сатоко действительно уже были дома и строго отчитали их за опоздание. Сатоко дополнительно сказала, что Мион не дождалась новичков, ужасно разозлилась и завтра будет мстить. Нацуки и Рем искренне извинились, после чего начали собираться в школу - хоть и требовалось немного, фактически лишь тетради да письменные принадлежности. И то их большей частью принесла Мион, которая была куда злее, чем описала Сатоко, и заявила, что новичкам завтра после уроков спуску не будет - а потом тихо извинилась и попросила не гневаться. Заодно же она принесла обрамлённую синими полосами белую школьную форму с красными галстуками, в которую Нацуки и Рем быстро переоделись и убедились, что им впору и вообще идёт.
  Надолго Мион не засиделась и вскоре убежала. Сатоко уселась смотреть телевизор, а Ханю поманила обоих ребят на кухню.
  - Похоже, у меня получается изображать Рику. - немного удивлённо сказала она, поправляя парик. - Никто и слова не сказал, даже Рена.
  - Кстати, что там с трупами? - спросил Нацуки. - В прошлый раз их надо было перепрятывать...
  - Я уже сказала Мион. - кивнула Ханю. - Пока она не смеет протестовать, то надо пользоваться. - Похоже, она слишком хорошо вжилась в роль, уже и разговаривала как Рика. - Надеюсь, успеет перепрятать. В любом случае для нас куда важнее Такано.
  - Сегодня тебя могут постараться убить, так? - спросил Нацуки.
  - Да. Но не волнуйтесь, мне ничего не угрожает. Я богиня, сумею справиться. А там надо будет пересидеть всего пару дней, после чего Такано окажется в ловушке. Дело не в этом, дело в вас.
  - В нас?
  - Скорее всего, за мной придут сюда. Сатоко они не тронут, а вот если Такано успела вами заинтересоваться...
  - Ханю, это точно ты? Или Рика успела тебя заменить?
  - Хаууу, я о вас беспокоюсь! - обиделась та. - То есть, миии! Ну вот, опять сбилась...
  - Ладно, извини. - Нацуки не мог сдержать улыбки. - Предлагаешь нам спрятаться?
  - Мне кажется, вам надо было прятаться с самого начала. - вздохнула Ханю. - Не подумали. А сейчас нельзя, чтобы Такано хоть что-то заподозрила - а она заподозрит, если спрячетесь сразу перед появлением Ямаину. Так что... постарайтесь просто чутко спать и будьте готовы... убегать, наверное.
  - Кстати, об этом. - Нацуки посмотрел на Рем, которая молча слушала их, как и всегда. - Можешь уговорить Сатоко надеть на ночь беруши?
  - Зачем? - удивилась девочка.
  - Мы, чтобы не скучать, немного пошумим. - Нацуки притянул Рем к себе, и та улыбнулась так, что Ханю всё поняла без объяснений.
  - Но... - заволновалась она. - Хаууууу! Аууу... ууу!
  - Рика, там всё нормально? - окликнула их Сатоко из комнаты.
  - Да, Сатоко, мы сейчас придём! - крикнула Ханю. - Вы хотя бы осторожно. - умоляюще обратилась она к ребятам.
  - Ничего не могу обещать. - ответил Нацуки, и Ханю вновь захаукала.
  
  Долгожданная ночь наконец наступила. Сатоко и сейчас не высказала ни одной претензии к тому, что брат и сестра пожелали спать вместе. Ханю смотрела жалобно, но протестовать больше не пыталась. И когда они все пожелали друг другу спокойной ночи и разошлись по комнатам, то Рем сразу после входа схватила Нацуки, и они вновь поцеловались - не размыкаясь, пока не рухнули на кровать.
  - Слушай, Рем. - спросил Нацуки, пока они устраивались поудобнее лицом друг к другу. - А откуда ты настолько опытная?
  - Ммм? Теперь Субару-кун ревнует? Ему всё равно, что к Эмилии придёт опытным, но опытная Рем его беспокоит? - она явно забавлялась и ярко улыбалась.
  - Нет, я так... - Нацуки и сам не понимал, чего это он начал. - Забудь.
  - Так а чего "забудь", я могу сказать. - они наконец улеглись, и она придвинулась поближе, заодно посерьёзнев. - Только обещай, что никому не расскажешь то, что сейчас услышишь.
  - Обещаю.
  - Рам спит с мастером Розвалем.
  Нацуки на мгновение даже забыл, где находится. Рам с Розвалем... но ведь они никогда... то есть... он и не думал...
  - При посторонних они всегда строго держат себя. - угадала его удивление Рем. - Но мне она рассказала. И заодно рассказала... подробности. Так что я знаю, что, куда и как.
  - Ясно. Буду теперь всю ночь об этом думать.
  - Даже не смей, Субару-кун. Да, минутку... - Рем скатилась с кровати и быстро выключила весь свет в комнате.
  - А то ещё привлечём внимание этих. - прошептала она, укладываясь обратно, и Нацуки согласно кивнул. Пусть солдаты решат, что все легли спать.
  Они укрылись одеялом и пару минут просто тихо целовались, одновременно внимательно вслушиваясь. Затем точно так же тихо стали раздеваться - и оказалось, что снять платье горничной и спортивный костюм партнёра в темноте под одеялом та ещё задачка. Пришлось откинуть одеяло, сесть - и тут Рем встрепенулась и схватила Нацуки за руку.
  - Идут. - прошептала она, и они вновь легли. Слух Рем был гораздо более острый, но скоро и Нацуки стал улавливать осторожные шорохи, пару сломанных веток, приглушённые шаги...
  А затем скрип входной двери.
  Они договорились строить из себя перепуганных подростков, если за ними всё же явятся, и послушно идти куда укажут, дабы оказаться ближе к эпицентру действий и больше узнать. Так что сейчас оба лежали под одеялом, делали вид, что спят - и были напряжены как никогда.
  Но никто не пришёл. Входная дверь вновь скрипнула, и люди поспешили прочь от дома - теперь уже куда более шумно, хотя и всё равно тихо по общим меркам. Нацуки и Рем вновь сели на кровати, слушая, не вздумал ли кто остаться в доме и устроить ловушку.
  - Субару-кун, я схожу проверю, как там всё. - прошептала Рем, ещё не успевшая как следует стянуть с себя платье.
  - Будь осторожна. - прошептал в ответ парень; девушка кивнула, тихо приоткрыла дверь, вслушалась, выскользнула в коридор и мигом исчезла. Нацуки посмотрел на окно, но подходить и выглядывать не решился - ещё заметят и вернутся. Поэтому он просто разделся до трусов и лёг обратно.
  Секунды переходили в минуты, а Рем всё не возвращалась. Нацуки уже начал в тревоге одеваться обратно, когда она наконец проскользнула в комнату и закрыла дверь.
  - Как всё? - тут же спросил парень.
  - Ханю забрали. - ответила Рем, усаживаясь на кровать. - Сатоко тут, но ей, похоже, снотворное вкололи - у неё свежий укол на руке и она спит. Спит спокойно, так что и не стала будить.
  - И пускай. - Нацуки теперь решился выглянуть в окно. Никого и ничего, обычная ночная деревня. - Тогда, выходит... нам надо лишь подождать пару дней. Ничего не искать, не вынюхивать, не нападать.
  - И пользоваться моментом. - Рем обняла его сзади. Нацуки развернулся к ней, они вновь поцеловались и наконец-то вернулись в кровать. Платье горничной улетело на стул, туда же постепенно отправилось и остальное бельё, разве что чулки промахнулись и обиженно спланировали на пол.
  - Прости, Рем, если будет больно. - пробормотал Нацуки, когда между ними уже ничего не осталось.
  - Субару-кун, давай для разнообразия не будем говорить. - попросила Рем.
  
  И они действительно не говорили. Только шумели тем самым шумом влюблённых, наконец-то нашедших друг друга. Запретных тем и желаний больше не было. Двигаться быстрее или медленнее? Воплотить фантазию? Дать волю рукам? С удовольствием. Они не думали о том, насколько правильно поступают, не думали, что недалеко ножи кромсают тело девочки, не думали, что их может кто-то услышать.
  На какое-то время весь мир перестал иметь значение.
  
  - И ведь это только наша первая ночь. - наконец выдохнул Нацуки, когда всё закончилось и они стали просто лежать в объятьях друг друга. - Рем, неужели ты думаешь, что я теперь на кого-то просто так переключусь?
  - Я не думаю, Субару-кун, я боюсь. - прошептала девушка, вновь уткнувшаяся ему в ключицу. - Боюсь каждый раз, когда возникает хоть малейшая угроза. Я демон, мы слишком активно проявляем сильные чувства, пусть и не собираюсь этим оправдываться...
  - И не оправдывайся. - Нацуки аккуратно погладил её по волосам. - Оставайся всё такой же прекрасной ревнивицей.
  - Хорошо, Субару-кун. Но к Рике ревновать больше не буду, всё равно она мне не угроза и не сможет повторить всё то, что мы сейчас делали.
  - В этом возрасте не сможет.
  - Субару-кун, я пальцами могу не только нежно...
  - Молчу и ничего не говорил.
  - То-то же. - довольно хмыкнула Рем. Нацуки улыбнулся и посмотрел на ясное небо за окном. Он даже мог видеть несколько звёзд, возможно что часть созвездия...
  Спать. Завтра он всё обдумает - если позволят, потому что Ханю наверняка найдут утром, поднимется шум, им придётся изображать из себя потрясённых и убитых горем... и ждать. Ждать два дня.
  А затем всё закончится.
  
  
  Шум начался уже с утра. Рем встала намного раньше Нацуки и к тому времени, как в дом вломились полицейские, успела одеться и встретить их воплями "А я как раз к вам хотела идти, Рику искать!"
  Рику-Ханю нашли у алтаря, голую, выпотрошенную, окружённую стаей воронья - и вся деревня содрогнулась от ужаса и горя. Нацуки и Рем увезли в полицейский участок Окиномии, допрашивали вместе, раздельно, разными людьми - и не посадили в камеру лишь потому, что Мион мигом взяла их защиту в свои руки. Она убедительно притворялась убитой горем и требовала у полиции искать настоящего преступника, а не хватать первого попавшегося.
  А вот Кейчи не притворялся. Он ходил с абсолютно осунувшимся лицом и старался не отходить от Мион - да и та, видя его состояние, далеко парня не отпускала. Нацуки его пустые, полностью безжизненные глаза слегка напугали, и он старался не смотреть на Кейчи. Впрочем, с Сатоко было ничуть не легче - девочка натурально билась в истерике. Даже Ирие забрать её не мог, потому что тем же утром был найден мёртвым - передозировка снотворного - и вызвал ещё больший переполох. В итоге девочку взяла к себе примчавшаяся Шион.
  Рена пропала. Просто взяла и пропала. Её не было ни в школе, ни дома. Полиция пока об этом не знала, в курсе были лишь Мион с Кейчи, которые и рассказали об этом Нацуки и Рем, попросив их молчать и никому не говорить.
  Во второй половине дня их наконец отпустили - строго потребовав не выезжать из Хинамизавы и быть готовыми в любое время дать новые показания. Мион и Кейчи задержались в участке и не стали провожать, но разрешили воспользоваться их велосипедами на обратную дорогу, сказав, что Шион подвезёт. Заодно и объяснили путь, который пролегал как раз по той трассе, на которую они выходили после источника.
  Дома они решили немного прибраться, не зная, чем себя занять. Попутно Нацуки объяснил Рем про пылесос - она всё ухватила на ходу. Настроения у него не было. Да, убийство ложное, но горе Кейчи и Сатоко реально, и наблюдать его невыносимо, а сказать им нельзя - слишком рискованно.
  Вечер они провели за телевизором. Рем было интересно всё подряд, а Нацуки просто смотрел. Некоторые передачи он не узнавал, но это и неудивительно - тридцать лет прошло.
  Этой ночью они опять занимались сексом. Рем, похоже, быстро привыкла к обстановке и была абсолютно довольна, а вот Нацуки так и не смог успокоиться - даже когда они уже привычно прижались друг к другу. Мысли в голову лезли неприятные и не желали уходить.
  Завтра они, возможно, проведут последнюю такую ночь, ибо если всё удастся, то предстоит вернуться к себе, в свой мир, к Эмилии. Там он просто не сможет позволить себе спать с Рем, иначе Эмилия обязательно узнает, и как тогда прикажете её завоёвывать и убеждать, что он любит обеих одинаково сильно?
  Тем более что они ещё не помирились. Он попробовал выступить в её поддержку на церемонии объявления кандидаток, но только опозорил, и от одного воспоминания об этом горели щёки и побаливали едва не сломанные Юлиусом кости. И теперь для того, чтобы просто добраться до Эмилии, им с Рем надо уничтожить культ ведьмы.
  Вдвоём с такой задачей не справиться.
  Позвать на помощь других претенденток? Но они потребуют чего-нибудь взамен, а что им дать? Или просто сделать упор на том, что культ ведьмы опасен для всех, и нужно забыть все распри? Для Круш такое может прокатить, она похожа на рыцаря и наверняка поставит общую угрозу выше своих амбиций. Но даже и так... Нацуки устало прикрыл глаза.
  Если бы не Эмилия, то он ни за что бы не вернулся в тот мир со всеми его проблемами.
  Эта мысль какое-то время просто плавала у него в голове. Да. Да, так и есть. Его там убивают каждую неделю, и только из-за Эмилии он стремится вернуться туда. Если бы вытащить её сюда, предложить вместе с Рем жить в его мире, втроём, без страха умереть, без волнений о престоле, без...
  Нет. Нет, стоп, это неправильно. Эмилия хочет стать королевой, и не ради себя, а ради других, ради помощи всем, кто в этом нуждается. И что теперь, она всё это бросит и забудет только потому, что он захотел спокойствия? Нет уж.
  Рем зашевелилась, подтянулась и муркнула. Нацуки ничем не ответил, и девушка взглянула на него.
  - Субару-кун, всё в порядке? - встревоженно спросила она.
  - В полном. - он всё же нашёл силы улыбнуться. - Прости, задумался о многом.
  - Понимаю. - Рем вытащила из-под одеяла руку и погладила его по щеке. - Например, о том, что нам больше не лежать так, когда вернёмся?
  - А я думал, что придётся ещё одну тяжёлую беседу проводить.
  - Всё нормально, Субару-кун. Я ведь тоже попытаюсь уговорить госпожу Эмилию, особенно если у тебя не получится. Но получится точно, мастер Розваль учил её дипломатии и сдержанности, а она ещё и добрая, сумеет понять.
  - С твоей стороны это так легко выглядит.
  - Мне всё кажется лёгким, когда я с тобой, Субару-кун. - улыбнулась Рем, и её рука от щеки поползла ниже. - И раз уж мы не спим, то давай чем-нибудь займёмся. У меня есть одна идея, думаю, она тебе понравится...
  
  Второй день ожидания принёс ещё допросы. На этот раз к ним заявился Оиши; он и вчера их допрашивал, но теперь соизволил прийти прямо домой. В нём не было и грамма добродушия, наоборот, угрюмый и разозлённый полицейский лишь усилием воли не повышал голос. Он явно в чём-то подозревал Нацуки и Рем, но ребята упорно повторяли одно и то же - они спали, ничего не слышали, Рем проснулась первой, не обнаружила Рику и уже хотела идти на поиски. Нацуки опять назвал свой адрес в Токио, и Оиши опять его записал. Он продолжал допрос, прогоняя их по третьему кругу с одними и теми же вопросами, но тут явилась Мион, устроила скандал, полицейский наконец сдался и покинул дом.
  - Терпеть его не могу. - пробормотала Мион, выглядывая в окно и убеждаясь, что тот действиельно ушёл. - Подозревает нашу семью чуть ли не в людоедстве, столько крови попортил. Что-то произошло в городе? Ясное дело, к этому причастны Сонозаки, кто ж ещё.
  Нацуки подумал, что обширная и богатая семья якудзы реально должна быть причастна к любым происшествиям, но говорить вслух не стал.
  - С Кейчи всё в порядке? - поинтересовался он вместо этого.
  - Почти. - вздохнула Мион и оторвалась от окна. - Я ему ничего не говорила, только успокоила как могла... да и сейчас пойду. Чего сюда пришла - Рика попросила вам передать сегодня ночью быть наготове. Когда её враги поймут, что после "смерти" прошло сорок восемь часов и ничего не происходит, то они попытаются сделать хоть что-то. Может, вломятся сюда и схватят вас.
  - Тогда стоит вообще уйти? - похоже, сегодня ночью секса у них не будет.
  - Рика сказала, что если уйдёте заранее, то это лишь усилит подозрения. Потому просто будьте готовы сбежать, но не так, чтобы сразу как увидите нападающих. - Мион развела руками. - Я без понятия, как сумеете, её слова передаю. Но ведь... - её голос ненадолго наполнился благоговением. - для слуг Ояширы-сама это не составит трудностей?
  Похоже, Мион всё ещё считала их божьими посланниками, и Нацуки не стал её разубеждать.
  Ещё одна новость - Рена так и не вернулась. Её отец сообщил в полицию, но те сейчас слишком заняты, а у Мион с Кейчи не было времени её искать.
  - Я беспокоюсь. - сказала Мион с отчаянием в голосе. - Рена и так была на волоске, а сейчас даже не знаю, что могла подумать и куда уйти. Кейчи хочет поискать её, но одного его никуда не отпущу.
  - Как Сатоко? - Нацуки беспокоился о девочке, которую последний раз видел рыдающей в обьятьях бледной Шион.
  - Шион её забрала к себе, всё равно она одна живёт. Говорит, что Сатоко уже пришла в себя, но очень грустит по Рике. Ох, когда она узнает, что мы притворялись... Перед Кейчи-то я извинюсь, а вот перед Сатоко придётся целый год вину заглаживать...
  
  Больше передавать было нечего, так что Мион поспешила распрощаться и уйти.
  - Субару-кун. - Рем всё это время молчала. - Нам стоит быть осторожнее.
  - В смысле, ещё осторожнее? - не понял парень.
  - Мне кажется, сюда могут явиться не только солдаты, но и Рена. А я не хотела бы ещё раз с ней встречаться.
  - Рем, прости за любопытство, но как ты ей умудрилась проиграть? - Нацуки вспомнил, что они об этом так и не поговорили. - Разве обычный человек для тебя проблема?
  - Она сильнее, чем кажется. - ответила Рем. - Если этот вирус переводит человека в что-то наподобие моего демона, то он будет со мной почти на равных. А к тому времени, как в демона впала я, она уже ударила. Да и пыталась решить дело миром...
  - Кстати, об этом. Рем, тебе ведь уже дважды укол делали, и ты сразу после этого в демона переходила, так?
  - Не совсем. - помрачнела девушка. - Когда я демон, то не помню, что делала. Так, обрывками. Тут же я всё осознаю, но совсем себя не контролирую.
  - Я просто к чему - возможно, у тебя уже этот вирус есть, и тебе вкалывали противоядие. Должны же были за столько времени хоть что-то создать. Но ты не человек, и у тебя с противоядием, видимо, какие-то тёрки, поэтому сразу перескакиваешь на последнюю стадию и начинаешь убивать.
  - И что из этого, Субару-кун?
  - То, что мы в любом случае не сможем жить в Хинамизаве. И даже в Окиномии вряд ли. Так что попрощаемся с Рикой вне зависимости от того, чем это закончится.
  - Это если мы не вернёмся обратно?
  - Я уверен, что вернёмся. Но... надо обдумать и худший вариант.
  - Худший вариант... - Рем отвернулась, и Нацуки не видел, с каким лицом она это сказала. - Да, надо обдумать. Но особо не переживай, Субару-кун. Золото всё ещё при мне, и его хватит на то, чтобы купить дом.
  - Ты уже и приценилась небось? - улыбнулся Нацуки.
  - Времени не было. - Рем снова повернулась к нему, уже улыбаясь. - Даже стыдно, так своими обязанностями горничной пренебрегать. Хозяин должен пожурить меня за это. - она неожиданно подошла к парню и обняла его.
  - Э, Рем? - растерялся тот.
  - Похоже, ночь у нас будет занята. - ответила та. - А сейчас нам вроде как нечего делать. Так давай попробуем не в темноте?
  
  Рем ушла на кухню готовить ужин - в одном фартуке, абсолютно никого и ничего не стесняясь. Рам, похоже, рассказала ей слишком много. Но беспокоило Нацуки отнюдь не это.
  Он осознал, что может привыкнуть так жить. Ничего не добиваясь, не достигая, не имея цели, просто жить вместе с Рем. Золота у них хватит с запасом, особенно при такой жизни, мир не будет каждый день пытаться их убить, Рем вряд ли от него уйдёт, раз сама мечтает о таком, и не похоже, чтобы он захотел от неё уйти...
  Поди объясни, чем плоха такая жизнь. В том числе и самому себе поди объясни. Ему нравится заниматься сексом с Рем, ему нравится сидеть с ней в доме и ничего не делать - а если куда выбраться, так она без проблем и с ним сходит, и одного отпустит.
  Если... если им удастся поговорить с тем, кто их сюда отправил... может, попросить его переместить сюда Эмилию? И Рам заодно. Может, даже Пака удастся. Или ещё что-нибудь в этом роде, но так, чтобы они все собрались тут и зажили счастливой и спокойной жизнью. А если Эмилия захочет, она вполне может пойти в политику, решать проблемы уже этой страны и этого мира, а он ей поможет. Заодно и цель будет.
  Нацуки сам не знал, насколько правильны эти мысли. Он не сомневался - на предложение переселиться в его мир Эмилия ответит решительным отказом. Но...
  Но ему сейчас так хорошо, и это они ещё по-прежнему в опасности... а когда всё решится... он больше не будет умирать... и никто не будет...
  Наверное, с позиции морали этот вопрос вообще не решить.
  
  Перед ужином Нацуки попросил Рем одеться. Та не стала возражать и даже вместо платья горничной нацепила найденные в доме джинсы и фиолетовую футболку. За едой и после они вновь посмотрели телевизор, на этот раз переключив на канал о японской природе. Рем это неожиданно сильно заинтересовало, хоть Нацуки объяснил ей, что опасных монстров тут нет, и они поговорили об его стране в целом - точнее, о стране через тридцать лет. Похоже, Рем всерьёз думала, что они могут тут остаться, и хотела узнать больше.
  На ночь они вновь отправились в комнату, но теперь не разделись, а сели на кровать и стали вслушиваться. Рем даже не совершала поползновений, стараясь уловить любой подозрительный звук - так что Нацуки рискнул расслабиться и переложить эту работу на неё.
  Честно говоря, хотелось спать. Прошлая ночь была слишком бурной, и ему теперь позёвывалось. Но надо держаться.
  - Субару-кун, подремли. - сказала Рем, даже не поворачиваясь к нему. - Я разбужу, если что. А то и спящего утащу.
  - Да не, нормально и не впервой. - очнулся Нацуки.
  - Тогда можешь... идут. - резко переключилась Рем.
  - Сколько? - прошептал Нацуки, тут же повернувшись к окну и напрягшись. Рем какое-то время молчала, а затем несколько удивлённо сказала:
  - Двое и ничуть не прячутся.
  Нацуки задумался, а затем очень осторожно подобрался к окну и выглянул наружу. Оно выходило как раз на деревню, и парень увидел две знакомые фигурки, подходившие к дому.
  - Похоже, свои. - сказал он Рем. - Пойдём.
  Девушка на всякий случай подобрала моргенштерн, и они спустились вниз как раз когда в дверь постучали.
  - Да? - спросил Нацуки.
  - Нипа-а. - откликнулись снаружи, и он аккуратно приоткрыл дверь, не снимая цепочку.
  Мион помахала ему, довольно улыбаясь, а Рика наклонилась и едва не просунула голову в образовавшуюся щель.
  - Миии, Нацуки. - она тоже ярко улыбалась. - Мы победили!
  
  
  - У боссов Такано действительно есть вражда группировок. - сказала Рика, когда они все зашли и устроились за столом, на который Рем начала организовывать поздний перекус. - И когда они узнали о моей смерти, то всполошились и отправили отряды Банкен разбираться, что произошло. А Банкен сильнее Ямаину, быстро поняли, что тут что-то нечисто, сама Такано умудрилась спалиться... в общем, всех арестовали, всех увезли, работы по изучению вируса прикрыли.
  - И как ты объяснишь своё воскрешение? - поинтересовался Нацуки.
  - Скажу, что это чудо Ояширо-сама. - отмахнулась Рика. - И Ханю какой-нибудь спецэффект устроит. Главное, что мне больше бояться не надо!
  - Жаль, не всех спасти удалось. - вздохнул Нацуки, и улыбка Рики поблекла.
  - Да... Томитаке-сан, похоже, был на стороне Банкен, да и Ирие-сан, но... стоит довольствоваться тем, что есть. Сейчас мы справились, а если пойду на новый виток, то может выйти совсем не так... - Мион слушала всё это, но не задавала вопросов. То ли Рика успела ей рассказать, то ли решила, что соваться в подобное себе дороже.
  - А что Рена? - спросил Нацуки про последний непонятный момент; Рем принесла всем по тарелке риса, и ребята принялись за еду.
  - Рену ищут Шион с Касаем, сказала позвонить сюда, если что будет. - Мион всё же заговорила. - И Кейчи с ними. Он настолько ошалел от всего этого, что пусть прогуляется, освежится и всё обдумает. - её улыбка стала слегка мечтательной.
  - Касаем?
  - Это, м, телохранитель сеструхи. Он ей заодно и водитель, и друг, и так далее. Утверждает, что работа трудная и надо бы прибавлять зарплату, но сам наверняка веселится. С Шион невозможно не веселиться. - Мион всё больше оживлялась. - Да и из школы она вряд ли сама сбежала, тоже наверняка помог. Он давно нашей семье служит и во всяком побывал, так что Рену сдюжит, не бойтесь.
  - Если так... - Нацуки немного расслабился. Если так, то... всё? Им остаётся только ждать, пока их вернут в свой мир? Или надо будет сходить до того самого источника и уже оттуда переместиться? Или...
  Звонок телефона заставил всех вздрогнуть. Рика слезла было со стула, однако Мион остановила её.
  - Рика, это Шион меня. - она схватила трубку. - Дом Фурудэ, Сонозаки Мион слушает. А, Шион, ну как? Э... - какое-то время Мион просто слушала, и улыбка сползала с её лица. - И Касай ничего не может сделать? Серьёзно? Ох ты... А Кейчи? Поняла... Шион, "всем" то есть вообще всем? - она оглянулась на Нацуки и Рем. - Потому что тогда Сатоко... а, Касай уже за ней поехал, ясно. Нет, стоп, не ясно, если Касай уехал, то откуда ты звонишь? Ты...ты что, Кейчи наедине с ней оставила? Да мало ли что Рена сказала! Сеструха, если с его головы хоть волос упадёт, тебе не жить! Живо беги обратно, хоть с ног падай, но присмотри! - и Мион швырнула трубку на рычаг.
  - Рена стоит на подвесном мосту. - сердито пояснила она. - Угрожает прыгнуть, если не соберут всех и не дадут ей высказаться. Стоит так, что Касай её снотворным не может подстрелить.
  - Тогда идём к ней. - Рика решила не терять и секунды, тем более что рис за время разговора Мион она успела прикончить. - Я и так знаю, что она хочет сказать, даже знаю, что ответить. Уговорим её вернуться в себя.
  
  Мост, оказалось, был совсем недалеко. Он был протянут высоко над рекой, которая в это ночное время спокойно несла свои воды, равнодушно смотря на развернушееся наверху представление.
  Рена была одета в длинное белое платье с такой же белой шапочкой на голове, вызывая непонятные ассоциации с поваром, которые только усиливались тесаком в правой руке.
  Левой рукой она вцепилась в стальную ограду моста, наклонившись так, что стоит разжать руки - и девушка полетит прямо в воду. С такой высоты падать будет очень больно. И наверняка смертельно.
  - Рена! - крикнула Мион, приставив ладони рупором ко рту. - Тебе точно Сатоко нужна?
  - Мне все нужны! - отозвалась девочка. - Весь кружок! И он пусть послушает! - она указала тесаком на пришедшего со всеми Нацуки.
  А вот Рем не было. Она осталась дома, заявив, что уберёт оставшийся рис и позже подойдёт, а ждать её не нужно. Однако всё не подходила, и Нацуки беспокоился. Что его подруга задумала? Но Рена на её отсутствие не обращала внимания и ждала только Сатоко.
  Ждать пришлось недолго - скоро послышался шум двигателя, машина остановилась на трассе неподалёку - и вот уже Сатоко бежит к ним в сопровождении высокого человека в чёрных очках и строгом костюме, с усами, очерчивающими квадрат вокруг плотно сжатых губ.
  - Рика!!! - первый делом девочка влетела в свою подругу и едва не опрокинула ту на землю. - Ты жива!! Как ты выжила?! Что происходит?
  - Я бы тоже хотел знать. - проворчал Кейчи, но Мион что-то зашептала ему.
  - Миии, Сатоко. - Рика крепко обняла подругу. - Я притворилась. Прости, но должна была, иначе бы мы ничего не сделали.
  - Что не сделали? - Сатоко уже начала реветь. - И почему ты мне не сказала! Ты что, не веришь мне, Рика?!!!
  - Миии, прости, Сатоко, сейчас мы тут закончим, и я пойду тебя утешать. - успокаивала её Рика.
  - Сатоко, я тут! - крикнула ей Рена, улыбаясь так, словно не планировала никуда прыгать. - Послушаешь меня, как и вы все? - она тщательно осмотрела семерых собравшихся людей. - Рика, ответь на один простой вопрос: как ты выжила? Только не говори мне, что это Ояширо-сама. Его не существует!
  - Он существует. - спокойно ответила Рика, слегка отстранив Сатоко. - Рена, не стоит верить записям Такано Миё. Многое там детские сказки.
  - Согласна! - рассмеялась Рена. - Там много веселого, вроде демонов, которые живут под землёй! Но Рика, часть с вирусом ведь правдива, правдива? Рена пряталась, слушала, вынюхивала и была неожиданно хороша в этом. - она самодовольно улыбнулась. - Никакого Ояширо-сама нет - то есть уже нет. Это всего лишь врач, который пытался вылечить болезнь и разработал правила для её сдерживания, за что ему стали воздавать почести как богу. Но он был человеком, умер много лет назад и не мог тебя воскресить, не мог! - весёлая улыбка быстро переросла в свирепую, однако Рика не только не испугалась, но и стала медленно подходить к Рене.
  - Да, всё так. - спокойно говорила она. - Ты права. Это всего лишь вирус, а Ояширо-сама был врачом. Но ты не знаешь всей правды, Рена. Хочешь её знать?
  - Какой правды? - Рена слегка повела тесаком. - Спутанной с ложью?
  - Никакой лжи. - Рика подошла ещё ближе. - Больше никакой лжи. Рена, ты моя лучшая подруга, как и для всех остальных из кружка и не только. Ты можешь довериться нам всем, как доверилась тогда, несколько дней назад.
  - Я доверилась. - Рена слегка успокоилась, однако опускать тесак и не думала. - А потом обнаружила, что кто-то перетаскивал тела. Оставил их совсем не там, где они лежали. Это мог быть только тот, кто о них знает, знает? И зачем это ему, зачем?
  - Это наша вина, Рена. Мион хотела спасти тебя и спрятать тела там, где их вообще никто не найдёт, но я велела ей перетащить их обратно, чтобы ты не подумала ничего плохого. А сказать мы просто не успели. Мы обе глупенькие девочки, нипа-а! - Рика даже игриво стукнула себя по голове.
  Рену это не развеселило.
  - Ну тогда расскажи мне правду, Рика. - тихо ответила она. - Расскажи, что здесь происходит. И почему. И кто виноват.
  - Я путешествую по мирам, Рена. - девочка не стала ни задумываться, ни колебаться, ни изворачиваться. - Подобное этому происходило во многих и многих мирах. Кто-нибудь из заболевших - ты, Кейчи, Шион - впадали в безумие и начинали убивать остальных. Это всегда происходило по-разному, но неизменно одно - так или иначе убивали меня. А после этого вся деревня, которую я охраняла от активации вируса одним своим существованием, вымирала.
  Ребята рядом с Нацуки начали перешёптываться и обсуждать услышанное, но ни Рика, ни Рена не обращали на это внимания.
  - Однако я не умирала навсегда. У этой деревни есть своя защитница, которая фактически исполняет роль Ояширо-сама - Ханю. Она практически бесполезна в боевом плане, только я могу её видеть и ощущать... но именно она после смерти переносит меня в новый мир. Мир, который мы пытаемся изменить так, чтобы ничего плохого не произошло. И нам это не удавалось... сотни раз, сотни лет пытались, и не удавалось... и только сейчас всё более-менее прошло хорошо. Такано, которая ответственна за всё это, повержена и арестована. Вы останетесь под моей защитой. Больше никто не умрёт.
  - Так вот почему... - прошептала Рена, а затем рукой с тесаком почесала себе шею. - Я... мне казалось, что я уже убивала Рину и дядю Сатоко... потому и сейчас смогла, так, словно уже сотню раз это делала... и когда думала взять в заложники всю школу, чтобы меня выслушали... знала, что делать, как создать бомбу и куда её установить... но разве не Сонозаки хотят контролировать вирус и управлять деревней, разве?
  - Нет, Рена. Сонозаки и так управляют деревней, зачем им ещё власть. Они добрее, чем тебе кажется, и ни за что бы на такое не пошли.
  Саркастический смешок Шион донёсся даже до них. Кейчи же не смеялся, наоборот - помрачнел, опустил голову и что-то зашептал. Нацуки стоял далеко и не слышал ни слова, а вот Мион явно слышала - и обеспокоенно посмотрела на парня. Впрочем, она тоже о чём-то размышляла, да и Сатоко уставилась в землю, и Шион смеялась недолго, быстро погрузившись в задумчивую меланхолию.
  Что с ними происходит?
  - Рена. - тем временем продолжила Рика, заметно взволновавшись и подойдя ещё ближе. - Ты что, помнишь, что с тобой было в тех мирах?
  - Я не знаю! - девушка нервно взмахнула тесаком. - Я... как во сне... далёком сне, от которого помнишь лишь отрывки...
  - Постарайся вспомнить больше, Рена! - Рика в волнении подошла к ней совсем близко.
  - Я... я пытаюсь! - Рена вновь почесала шею. - Пытаюсь!
  - Мион, я ведь убивал тебя. - а теперь Нацуки отчётливо услышал Кейчи. - Думал, что ты мой враг. Как я мог, Мион...
  - Мама... папа... - заплакала Сатоко, падая на землю и сворачиваясь дрожащим клубочком. - Мама... папа... братик, где ты!
  - Сатоко! - Шион кинулась к ней, но девочка с невероятно сильным визгом оттолкнула её.
  - Сатоко... - девушка сама села на землю и стала дёргаться. - Сатоко... прости меня, Сатоко... прости, Сатоши... как я могла...
  Касай стоял недвижимо, словно его всё это совсем не заботило - но Нацуки чувствовал, что мужчина невероятно взволнован. Рика повернулась к друзьям ужасом на лице, не понимая, что происходит.
  - Они вспоминают. - весело сказала позади неё Рена. - И это разбивает их сердца, Рика. То, как мы все обошлись друг с другом. Ты говоришь, что тебя перенесут в другой мир, где всё можно начать заново? Можно попытаться сделать лучше?
  - Рена... - Рика даже не успела повернуться, как девушка оторвала руку от поручня, качнулась вперёд, схватила её за отворот платья и притянула к себе.
  - Так давай же уйдём в этот прекрасный новый мир. - прошептала она.
  - Рика! - Нацуки и Касай помчались к ним, но обе девушки уже падали вниз, прямо в реку, чьи воды надёжно обещали укрыть навсегда...
  Цепь выстрелила как язык наконец-то дождавшейся мухи лягушки - и подобно же языку обхватила Рену и Рику, затянув их под мост.
  - Это что ещё такое? - впервые за всё время пробормотал Касай, перегнувшийся через поручни. А затем эта же цепь, с таким знакомым шаром на конце, взмыла над мостом и перелетела через перила. Шар ударился прямо об поверхность моста и пополз обратно к краю, Нацуки помчался к цепи, схватил её - и зашипел от боли, когда та начала впиваться в ладони, выскальзывая и продолжая падать. Уже через секунду за цепь схватился Касай, а ещё через несколько примчавшийся на выручку Кейчи. Втроём они удержали импровизированный канат, по которому Рем взбиралась, таща на своих плечах Рику и успевшую потерять сознание Рену. Когда она наконец добралась до перил, перевалилась через них и спустила обеих девочек на мост, то Касай даже восхищённо присвистнул.
  - Спасибо, Рем. - сказала Рика устало склонившейся девушке. - Ребята, нам сейчас срочно надо отправить Рену в больницу...
  - Заткнись, тварь.
  Никто ничего не понял даже когда Рем распрямилась. У неё не белел рог, не горели глаза, не натягивалась безумная ухмылка - но это всё равно была не та Рем, что все ожидали увидеть.
  - Как ты мне надоела. - девушка злобным взглядом посмотрела на Рику. - Надо что-то делать, но я не знаю, что. Ах, кто-то умрёт, как с этим быть. Смотрите, я придумала план - только он полон дыр, но план же!
  - Рем... - прошептала потрясённая Рика.
  - Я горничная, и поэтому вам всем кажется, что только хожу хвостиком за Субару-куном, выполняю его приказы и еду готовлю? Хотя так и есть, но я ещё и всё слушаю, всё вижу и всё мотаю на ус. Хочешь знать, Рика, что именно я слышу?
  Девочка вместо ответа сделала крохотный шажок назад.
  - Рика Фурудэ замечательная девочка. - Рем стала пытаться имитировать чьи-то голоса. - Хорошая девочка. Бедная девочка. Тяжко ей, наверное, живётся. Надо бы помочь чем сможем. Да и семья Фурудэ всё ещё вес в деревне имеет. Если бедная маленькая Рика нас о чём-то попросит, то выполним не задумываясь. Остальные две семьи тоже благоволят Рике и помогут ей чем угодно. Кимиёши староста деревни, а Сонозаки вообще всех крутят на чём хотят, причём не только Хинамизаву, но и Окиномию. Стоит бедной несчастной Рике пальчиком шевельнуть - и целый город с деревней побегут исполнять её просьбу.
  Рика потрясённо уставилась на разозлённую Рем, уставшую коверкать тон и говорящую уже своим голосом. И не собиравшуюся прекращать.
  - Посмотри на Субару-куна. - она тут же ярко улыбнулась парню. - До меня у него не было вообще никого. Он начал с нуля, в чужом мире, а стал гостем в особняке могущественного чародея, небезуспешно соблазняет претендентку на трон и навсегда завоевал моё сердце. Никакой магии, никаких штучек, никакого артефакта - просто Субару-кун твёрдо идёт к своей цели и не стесняется ничего. Попросить чужой помощи? Он попросит. Унизиться? Он унизится. Притвориться идиотом? Он притворится. Но всё равно достигнет того, чего хочет.
  Нацуки смущённо кашлянул. Он что, действительно такой? Или, скорее, Рем со своей влюблённостью ему очков накидывает?
  - Поэтому я люблю его и хочу помогать ему. - она всё не унималась. - Идти рядом и придавать сил, оберегать от бед, выдавать заслуженную награду. А тебе, дряни малолетней, не хочу. У тебя столько друзей, помощников, влияния, возможностей, да целая богиня под рукой! Но ты сотни лет просидела на заднице, когда Субару-куну понадобилась всего неделя для того, чтобы к хорошему результату привести.
  - Это не хороший результат. - наконец рискнула вставить Рика. - Я могла спасти как минимум двоих...
  - Ага. - кивнула Рем. - И ты оскорбляешь этим Субару-куна. Если надо, он умрёт ещё раз, но спасёт всех, а не будет ныть, что и так неплохо вышло, значит, можно схалтурить. Поэтому проживи ещё один мир, но на этот раз сделай всё правильно. Кейчи и Мион надо сойтись? Ну так подтолкни друг к другу. Рена не должна впасть в безумие? Следи за ней, контролируй, общайся, приглашай на девичники, пусть тебе и остальным доверяет больше, чем себе. Кто-то должен умереть? Скажи ему об этом, опиши в мельчайших подробностях, чтобы подумал, поверил и послушался. Раскрой ребятам всё и сразу, раз они вспоминают, твои преданные друзья и всегда поймут. Если ты так хочешь идеальный мир, то сотвори его сама, и не стесняйся чужими руками.
  - Но этот мир уже хорош! - Рика в отчаянии повернулась к ребятам, которые все подтянулись и молча слушали выступление. - Он лучше всего, что я хотела! Добиться идеала всё равно нельзя!
  - Нельзя. - сказала Рем, наклонилась и взялась за цепь. - Но ты попытаешься.
  Касай прыгнул к ней - но это не помешало девушке метким броском проломить голову не успевшей даже отшатнуться Рике.
  
  
  Когда Нацуки открыл глаза, то тут же повернулся к Рем. Девушка даже не взглянула на него, просто сидела на берегу, болтала ногами в воде и в этот раз ничуть не беспокоилась об намокающих чулках.
  - Рем. - она бросила на него быстрый взгляд - и вновь отвернулась, уставившись на своё отражение в источнике.
  - Мне нельзя здесь жить, Субару-кун. - тихо сказала она. - Я не про твой мир, а про деревню с её вирусом. Он проникает в меня быстрее, чем нужно, я это точно чувствую. Становлюсь кровожаднее, чем нужно. Если бы вы, например, заслонили Рику своими телами, то просто бы смела всех...
  - Всё нормально, Рем. - улыбнулся Нацуки. - Убила бы меня раз в третий, ничего такого.
  - Это тебе ничего такого, Субару-кун. А для меня теперь главный страх - убить тебя. Но... я сделала то, что должна была, и не сожалею. Столько возможностей, и не пользоваться ими, а потом ещё и страдать, в то время как ты с куда меньшим достигаешь успеха... - Рем сжала кулаки. - Она просто оскорбляет тебя и всё, что ты делаешь, Субару-кун.
  - И ладно, я переживу это оскорбление.
  - А вот не надо бы, Субару-кун. - искоса взглянула на него Рем. - Если все увидят, что ты легко воспринимаешь оскорбления, то и сыпать ими будут легко. В итоге ничего, кроме оскорблений, и не дождёшься.
  - Есть такое. - в словах Рем была истина, хотя Нацуки подумал, что имел в виду совсем не это. - Ладно, давай забудем об этом. Нам теперь придётся самим идти к Рике, потому что её тут нет. - он оглянулся на случай, если девочка стоит совсем недвижимо и слушает их. Увы.
  - Не думаю, что она меня встретит с радостью.
  - Рика умная, наверняка уже поняла, что иначе было никак, и простила тебя.
  - Сомневаюсь, иначе бы сюда пришла.
  - Может, у них спецоперация какая идёт по захвату, им не до этого.
  - Субару-кун, ну вот ты опять изобретаешь объяснения.
  - Да лучше предположить лучшее и разочароваться, Рем, чем сразу подозревать её обиду и потом извиняться.
  
  Небольшой спор никак не повлиял на отношения - в деревню они спускались, держась за руки. Рем вновь расспрашивала Нацуки о Японии, и тот отвечал что помнил. Деревня встретила их как всегда - спокойная мирная жизнь, никаких погонь, военных и убийств. Дом Рики никуда не делся, а вот хозяева на стук не отозвались.
  - Они, наверное, в школе, Субару-кун. - сказала Рем, и парень мысленно поругал себя. Конечно же в школе... в которую они так и не сумели сходить. Как и принять участие в играх клуба. От этого становилось грустно, словно упустили что-то волшебное, что-то, что никогда больше не повторится...
  Они отправились к школе, но не прошли и половины пути, как увидели трёх идущих навстречу девочек. Сатоко, Рика... и Ханю, переодевшаяся в белую блузку с лиловой юбкой. Девочки тоже их увидели и застыли.
  - Миии, Сатоко. - повернулась Рика к подруге. - Это к Ханю приехали. Иди вперёд, мы нагоним.
  - Хорошо. - та ничуть не удивилась и спокойно пошла дальше, что-то напевая себе под нос. Нацуки немного удивлённо поглядел ей вслед - казалось, Сатоко ещё никогда не была в таком хорошем настроении.
  - Вам не было смысла приходить. - тем временем сказала им Рика. - Я прекрасно со всем справилась и так, всех спасла, всех свела, всё сделала правильно. Такано схвачена, ждёт суда, который будет справедлив, ибо никто не стремится её защищать. Мион и Кейчи вместе. Дядю Сатоко арестовали по доносу незнакомца, во время следствия вскрылись множество грязных делишек и теперь сидит в тюрьме, а саму Сатоко теперь признают в деревне за свою, ибо так велели Сонозаки. - Нацуки не понял, о чём она. Похоже, Рика во что-то их не посвятила. - Рена никого не убила, бегает весёлая и пытается утащить домой Ханю. Шион оберегает Сатоко, обнаружила, что Сатоши жив, и вместе с Ириё стремится излечить его. Я даже Томитаке-сана спасла, сумела убедить, что ему грозит опасность, и заранее вызвать отряды Банкен. Все живы, все счастливы, все радуются жизни, и это славно, потому что из-за воплощения Ханю в прошлом мире сил у неё осталось только на этот, и если бы я умерла, то навсегда. - она с вызовом уставилась на Рем. - Теперь довольна?
  - Мне всё равно. - та лишь пожала плечами. - Главное чтобы ты была довольна.
  - Рика, не надо. - осторожно вмешалась Ханю. - Мы ведь уже столько раз об этом говорили...
  - Говорили, и не только с тобой. И я всё сделала правильно. На этот раз нигде не ошиблась, не хныкала, задействовала всё, что было под рукой. Ну что, теперь не маленькая глупенькая девочка, да? - Рика всё не успокаивалась, едва ли не притоптывала и смотрела на невозмутимую Рем с яростью, а Ханю со встревоженным хауканьем пыталась её успокоить. Нацуки смотрел на них и думал о том, что Рем сказала ему ещё тогда. О том, что...
  - Ты не глупая, Рика.
  Все с удивлением уставились на него.
  - Ты не глупая, что хотела всё сделать в одиночку. Я понимаю, насколько сложно было объяснить остальным, что происходит, чего ты от них хочешь. Это всегда страшно - просить других о помощи, ведь они могут отказать, не понять, пострадать... а ведь в твоём случае их ещё и убивали, так? И ты сама говорила, что при всех прожитых годах всё ещё ощущаешь себя десятилетней девочкой, так неудивительно, что не сумела понять, сколько людей на твоей стороне и безоговорочно помогут. И неудивительно, что тебя обманули. Когда люди старательно прикидываются своими, то не хочется верить, что они могут обмануть, многие попадались в эту ловушку. Ты не глупая, тебе просто до сих пор десять лет, и сотни раз было десять лет. Я всего того, что ты пережила, не перенёс бы, особенно в эти же десять лет, так что не считай себя глупой. И... не горюй, что так долго разбиралась. Какая разница, сколько попыток у тебя было, если в итоге добилась результата. - он посмотрел на Рем и с внезапным удовольствием увидел у неё на лице редкую доселе эмоцию.
  Стыд.
  - Не принижай себя, дядя Нацуки. - наконец-то повеселела Рика. - Рем права, ты всё сделал за несколько дней, а я столько лет возилась. Без тебя... без вас обоих неизвестно сколько ещё бы... переживала всё это. - Ханю осторожно погладила её по плечу. - Спасибо. Вам всем спасибо. - Рика по очереди поклонилась Ханю, Нацуки и Рем. - Даже не знаю чем вас ещё отблагодарить.
  - Ничего не надо. - ответил Нацуки. - Благодаря тебе я сумел наконец всё прояснить с Рем. Если бы не твои советы, то и по-прежнему торчал на одном месте и придумывал отмазки.
  - Да? - все вновь уставились на него. - Ну тогда...
  - Тогда давай прощаться.
  Они какое-то время помолчали, привыкая к этой мысли.
  - Вы ведь... вернётесь в свой мир? - наконец спросила Рика.
  - Скорее всего. Ханю, ты не сможешь нас туда отправить?
  - Хаууууу... я даже не знаю, как вы сюда попали...
  - Ладно, значит, это кто-то другой сделал. Будем искать его.
  - А если не найдёте?
  - В Окиномии есть ювелир?
  - Да. Хочешь своё золото продать?
  - Если Сонозаки его контролируют...
  - Я поговорю с Мион. - улыбнулась Рика. - А потом?
  - Скорее всего, уедем. - со вздохом сказал Нацуки. - Рем считает, что она слишком легко ловит этот ваш вирус. Поэтому мы не сможем жить ни в Хинамизаве, ни в Окиномии.
  - Не, Окиномию можно, её вирус не задевает. Он от человека к человеку не переходит.
  - Тогда попробуем. Если Мион нам ещё и дом продаст дёшево...
  - Она пока что не глава семьи Сонозаки. - рассмеялась Рика. - Но я и это скажу. Если вы тут останетесь, то одни не будете, обещаю.
  - А если всё же уйдём... - Нацуки протянул руку. - Давай на всякий случай попрощаемся.
  Рика вновь погрустнела, но согласно пожала его руку. Они немного удержали рукопожатие, смотря друг на друга и понимая, что уже вряд ли встретятся.
  Нацуки не то чтобы прикипел к девочке... просто она стала билетом в мир, где он мог бы жить спокойно и счастливо.
  Но если он будет жить спокойно и счастливо, то потеряет всё, к чему стремится.
  И только поэтому им необходимо расстаться.
  - Рика, если вдруг я вернусь уже в свой родной мир, то постараюсь найти тебя. - сказал ей Нацуки.
  - К тому времени мне будет за сорок, я абсолютно точно выйду замуж и не буду помнить о каком-то там подростке. - ещё раз улыбнулась Рика. - Если вообще там буду. Но поищи.
  Они ещё немного подержались за руки, а затем разомкнули их. Рика и Ханю помахали им и первые начали отступать, продолжая махать. Потом развернулись и пошли дальше, возвращаясь к своим заботам, делам и радостям.
  Всему тому, к чему Нацуки и Рем больше не имели ни малейшего отношения.
  
  Рем дулась. Они уже минут пять шагали в сторону Окиномии, а девушка не только молчала, но и картинно отворачивалась. Настолько картинно, что Нацуки особо и не беспокоился.
  - Ну, Рем. - сказал он ещё через пять минут молчания. - Слова обо мне к другим людям неприменимы?
  - Да. Субару-кун единственный и неповторимый, другим нельзя то, что можно ему.
  - Так уж и нельзя?
  - Субару-кун будет рад, если Рем позволит всем остальным делать с ней то, что делает с ней он? - наконец взглянула на него девушка. - Не будет. Вот и всё. - и она вновь отвернулась.
  - Знаешь, Рем. - сказал парень, с трудом сдерживая улыбку. - Я уверен, что в глубине души ты очень добрая.
  - Субару-кун. - девушка аж голову повесила. - Я понимаю, что сделала много плохого и зачастую нарочно, но не надо так...
  - Постой, Рем, ты серьёзно обиделась? - растерянно сказал парень. - Прости...
  - Нет-нет, не извиняйся! - девушка тут же развернулась и прижала палец к его губам. - Я действительно виновата. И ты прав, раз уж тебе прощаю, то и остальным так же должна. Просто... так неприятно ощущать себя злодеем, хотя вроде и помогла...
  - Не обращай внимания. Просто не убивай больше маленьких девочек.
  - А если они сверкают острыми зубами и готовятся наложить проклятие?
  - Маленьких девочек, а не мерзких чудовищ.
  - А если маленькая девочка громко и протяжно орёт, её можно назвать мерзким чудовищем?
  - Да, но этих тоже не убивай.
  - А если её вопль разрывает баранные перепонки и сводит с ума, заставляя кинуться с ближайшей скалы?
  - Как вы вообще цивилизацию у себя построили?
  
  Нацуки высматривал, не поедет ли кто по дороге попутно им и не согласится ли подвезти. А то пешком до Окиномии, того и гляди, к ночи доберутся.
  Но никого не было.
  Они шли уже полчаса, час, полтора - и никого.
  Нацуки даже стал останавливаться и глядеть назад, на изогнувшуюся алгебраическим графиком дорогу, но никакого движения не вырисовывалось. Навстречу тоже никто не ехал, и тяжёлое чувство закралось ему в душу.
  Могла ли Рика ошибиться? И на деле ничто не кончено? Но ведь она с уверенностью сказала, что Такано проиграла...
  - Слушай, Рем, может, нам вернуться? - предложил он.
  - Мне не хочется. - посмотрела та в сторону деревни. - И так, может, уже заразилась. А вы что скажете? - обратилась она к женщине, шагавшей позади них.
  - Да, что вы скажете? - тоже обратился Нацуки. Женщина меланхолично взглянула на них.
  - Зависит от того, где именно вы хотите оказаться. - ответила она.
  - Тогда лучше пойти дальше. - решили оба и отправились куда шли, а женщина напрвилась вслед за ними. Через пару секунд Нацуки резко отпрыгнул в сторону, а Рем развернулась и изо всех сил ударила моргенштерном.
  Тот ударился об женщину и свалился так, словно был чем-то притянут к асфальту.
  - Хорошее оружие. - та даже не шелохнулась. - Если умеешь обращаться. Я умею. И теперь могу тебе проломить голову.
  - Кто вы? - сказал Нацуки, тут же заслоняя собой Рем.
  - А говорил, что будешь искать. Даже если стукнет сорок лет, то будешь искать. - голос женщины ни на тон не менялся, оставаясь всё таким же меланхоличным, и Нацуки присмотрелся к ней.
  Насколько мог. Он не улавливал её одежды, даже лицо и волосы воспринимались с трудом. Мозг сообщал, что всё это есть, но на конкретных описаниях спотыкался. Женщина моргнула - и неожиданно её голова стала чётче, высвободив длинные чёрные волосы со странно знакомым взглядом...
  - Рика? - пронзила его догадка. Женщина покачала головой.
  - Всё очень сложно. Но благодарность не была получена, и я должна её вручить. И согласись, нет лучшей благодарности, чем будущее.
  - Какое будущее? И это вы нас сюда вызвали? - Нацуки обнаружил, что Рем не собирается выходить из-за его спины. Наоборот - спряталась и даже слегка дрожит, так что он протянул руку её успокоить.
  - Вызвала. - продолжила женщина. - Вас. Других. Кого угодно. Никого не вызывала.
  Нацуки с удивлением понял, что её слова сами собой сложились в какую-то мелодию. Да даже больше - стихотворение. Странное, написанное вопреки всем правилам стихотворение.
  - Какое будущее? Какое захотите. Можете выбрать что угодно. Много вариантов. Даже у меня много вариантов. Другие варианты и не думали звать вас на помощь. Я подумала.
  Насколько Ханю не выглядела как богиня, настолько же эта женщина походила на некое божество, снизошедшее до смертных. Она не шевелилась, даже губы, казалось, двигались только потому, что так надо - и вместе с тем не производила впечатления застывшей статуи.
  Нацуки вообще не понимал, какое впечатление она на него производила.
  - Хорошо, допустим, что вы Рика. - Женщина даже не моргнула. - И что именно под "какое захотите" вы имеете в виду?
  - Всё то, что ты думал, возможно. Вернуться в свой мир. Вернуться в свой настоящий мир. Остаться здесь. Кого-то забрать. Кого-то оставить. Последствия. Выбирай.
  - Рем, ты там в порядке? - шепнул Нацуки за спину.
  - Я боюсь её, Субару-кун. - девушка упрямо не высовывалась. - Не знаю, почему. Просто страшно.
  Нацуки успокаивающе похлопал её по голове и задумчиво посмотрел на женщину. Любое будущее? Например...
  - Если я попрошу вернуться в мир Эмилии, но так, чтобы её и мои желания сбылись и нам больше ничего не угрожало?
  - Тогда ты не вернёшься. - только и ответила женщина.
  - В смысле?
  - Мира не будет.
  - Хорошо... а если перенести Эмилию сюда, в этот мир?
  - Последствия.
  - Какие?
  Женщина неожиданно улыбнулась - мягко, как лучшему другу.
  - Лучше скажу так. Если ты и Рем решите вернуться в свой мир и продолжить делать то, что делаете, то вы расстанетесь навсегда.
  Нацуки сглотнул, а Рем изо всех сил вцепилась в его костюм.
  - Если вы решите остаться здесь, то останетесь здесь. Никто из других миров не дотянется до вас, и вы больше никого из других миров не увидите. Никогда. А ещё станете смертными окончательно. Если умрёте, то навсегда.
  - А что за последствия, если перенести Эмилию сюда?
  - Тот мир погибнет, как и все живущие там. Навсегда.
  - Это не очень похоже на награду... - пробормотал Нацуки, уже не понимая, какой из вариантов лучше.
  - Наоборот. Информация и честность. Ясный взгляд. Лучший выбор. Уверенность. - женщина вновь словно прочла стихотворение, однако Нацуки не чувствовал никакой уверенности.
  Если он вернётся, то лишится Рем, его любимой и преданной Рем - но вновь увидит Эмилию. Если он останется здесь, то останется и с Рем... обречёт ту, кого любит, на смерть, и больше никогда её не увидит. А если попробует совместить, то уничтожит целый мир.
  Нацуки полностью повернулся к Рем и посмотрел ей в глаза. Девушка уже не дрожала, но смотрела всё равно с испугом.
  Ждала его выбора.
  И Нацуки понял - что бы он не выбрал, Рем всё равно останется с ним. Даже если они пойдут дорогой расставания, то они всё равно пройдут её до конца.
  Его верная, милая, любящая Рем.
  Уверенная в том, что он всё делает правильно и ради своей цели ни перед чем не отступит.
  А какова сейчас его цель?
  - Нет варианта, при котором всем будет хорошо? - спросил он.
  - Его никогда не существовало. Всегда кто-то страдает. Каждую секунду. Такано Миё хотела совершить прорыв в науке, который мог изменить человечество к лучшему, найти причины ненависти и доказать, что глупцы ошибаются, а хорошие люди правы. Ради этого стоит пожертвовать деревней и всеми её жителями, включая маленьких детей. А сейчас от неё отвернулся любовник, покровители, руководители, друзья, её карьера закончена, жизнь никчёмна и бессмысленна, а болезнь хочет убить. И пока Рика радуется жизни, Такано Миё не сумела спасти человечество. Но значит ли это, что надо было помочь Такано? Ведь Ириё Кёске остался жив, и твёрдо нацелен создать лекарство, а за его спиной вся мощь семьи Сонозаки. Семьи, которая не такая злая, как всем казалось, и когда все это поймут, то кто-то вздохнёт свободнее и будет счастлив, а помощь членов клана спасёт немало жизней. А кто-то решит занять трон, и не будет стесняться в средствах.
  Женщина так и не двигалась. По крайней мере, Нацуки не уловил хоть что-то похожее на движение,
  - Всегда кто-то счастлив. Всегда кто-то страдает. Всегда выходит хорошее. Всегда выходит плохое. Нет универсального рецепта. Выбирай.
  Нацуки молча посмотрел на женщину, а затем вновь повернулся к Рем.
  - Рем, ты ведь в любом случае примешь меня?
  - Да, Субару-кун. - сказала она без запинки. Нацуки улыбнулся, притянул её поближе и аккуратно поцеловал.
  А затем повернулся к ждущей ответа женщине.
  И сделал выбор.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Росс "Апгрейд сознания"(ЛитРПГ) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Я.Малышкина "Кикимора для хама"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны. Приручение"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) К.Леола "Покорители Марса"(Научная фантастика) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"