Туманов Константин: другие произведения.

Зв-2. Великий трек 2.0

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 7.19*22  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Начинаю выкладку переработанной первой части. Несомненно что-то будет использовано из первого варианта, где-то старыми останутся только сюжетные линии, частично это будет полностью новый текст. Обновление постараюсь делать раз в неделю, в воскресенье-понедельник.

  Глава 1 Олег Караулов, человек, который никогда не хотел быть президентом
  - А-а-ле-же-е-к! - Светка повисла на шее, чуть боком, совсем по-девчоночьи болтая торчащими из широких цвета хаки шорт загорелыми до черноты ногами. Ну да, наметившийся животик все же начинает мешать. И с чего такие страсти? Два дня и одну ночь всего не было... Впрочем, беременным женщинам свойственна быстрая смена настроения. Раньше я это знал теоретически, наблюдая за подругами и женами немногочисленных друзей и приятелей. А теперь и на собственном опыте довелось.
  Осторожно опустив подругу на пол, я перевел дух после 'встречных' поцелуйных процедур. Вот, правда, сказать ничего не успел. Не дали. С тех пор как Света поселилась в моем же доме, главной частью тела Олега Караулова стали уши. Молчать, слушать и кивать в нужных местах. Вот, собственно, и все, что требовалось для спокойствия в этих стенах. Ответные реплики регламентом как-то не предусмотрены. От слова совсем. И такое положение вещей полностью устраивало обе стороны.
  - А я думала ты завтра приедешь, но пирог почему-то сегодня испекла. Сама не знаю, что на меня нашло. И рыба есть. Марлон... Нет, вроде не так... А, марлин, вот. Говорят почти на 700 кило вытянул. Я к нему пюре сделала, только греть придется. Если бы позвонил из Штаба, ведь наверняка заезжал, я бы кастрюльку в твой спальник замотала и покушал бы свежего... Ой, ты же его забирал с собой! Ну, во что-нибудь все равно завернула бы... Я на сессию отправлюсь - опять придется тебе к столовской еде привыкать, а пока лучше домашнего. Салат будешь?
  Не умолкая ни на секунду, 'электровеник' с двумя смешными косичками маленьким вихрем переместился в просторную кухню. И теперь гремел за бревенчатой стенкой кастрюльками-сковородками. Все правильно. Мужчина вернулся домой, а потому - положено кормить. Правда, я все же успею заскочить в душ, непременный атрибут каждого нашего дома в жарком африканском климате. Приятное, так сказать, с полезным. Признаться честно, в этот момент больше хотелось смыть с себя пот и грязь, чем ужинать, но опыт подсказывал совершенно точно: стоит выйти из ванной и на кухонные запахи появится зверский аппетит.
  - Как там Петр Фомич? Что-то давно носу не кажет к нам в Перевальное старый бирюк...
  За шумом воды зловредная девчонка неслышно просочилась в ванную и спряталась за непрозрачной полиэтиленовой занавеской, ограждающей комнату от сопровождающих процесс мытья брызг. Правда, ко мне благоразумно не лезла, оставаясь вне досягаемости. Ученая уже, зар-р-раза. Так просто не дотянешься. Ну ничего, и на нашей улице перевернется грузовик с пряниками. Аккурат после ужина, я думаю...
  Сценарий проведения вечера менялся редко и только по независящим от нас причинам: отсутствие кого-то дома, очередной аврал в Штабе в поздневечернее время или просто очень тяжелый день, после которого хочется только упасть и не шевелиться. В остальные вечера 'трудиться' приходилось дома. Ну, с тех самых пор, как я сдался на милость своей победительницы, потратившей, кстати говоря, больше полугода на осаду меня по всем правилам искусства обольщения. А потом последовал короткий, но энергичный штурм и 'крепость' выбросила флаг. Белый.
  - А что ему сделается? Кряхтит, скрипит, но помирать не собирается. Зебр вот разводить взялся.
  - Зебр? - В светкином голосе сквозили безмерное удивление и неутоленное любопытство.
  - Ага. Ну, не совсем... Так, серединка на половинку.
  Пока она сосредоточенно сопела за шторкой, пытаясь понять, что же означали мои слова, я перебирал в памяти события двухдневной 'рабочей поездки по регионам'. И посещение Бессоново вполне тянуло на один из самых светлых моментов.
  
  ***
  - А это у вас там что, Петр Фомич? Лошадки, никак... Вы же, ежели мне мой маразм не изменяет, еще в очереди на них должны стоять? - Я пристально всматривался в окуляры потертого бинокля 'Льюполд', пытаясь разглядеть корраль у дальнего конца небольшой долины, упорно сливавшийся с местностью. Каменистый, покрытый какой-то темно-зеленой кустарниковой растительностью холм, у подножия которого располагался фермерский поселок Бессоново, оказался отличной точкой для наблюдения. Да еще и с венчающей его вершину десятиметровой бревенчатой сторожевой вышкой. Очешуительный обзор.
  - Ну, если ты Олег Вячеславович, на маразм да склероз жаловаться начнешь, что тогда мне, старику, говорить? Молод ты для таких хворей.
  Петр Фомич Бессонов, по чьей фамилии и назвали этот хутор, постепенно превращающийся в настоящий поселок, не зря стал его основателем и старостой. Колоритный дедок, старый алтайский лесовик, имел при весьма обыденной внешности стальной характер настоящего кулака, звериное чутье на предмет нахапать чего-то плохо лежащего и при этом о себе думал в последнюю очередь. В чем я не раз имел возможность убедиться. Для своих людей, при необходимости, мог достать луну с неба, но и пахали они - куда там папе Карло.
  - А я, Петр Фомич, так сказать, заранее к старости готовлюсь. А что, лошадки мне не привиделись?
  - Привиделись, точное такое слово. Потому как зебры они, а не лошади. Хотя, по моему, однохренственно.
  - Постой, постой, как зебры? Пегие они, я отсюда вижу, а не полосатые...
  - Это племяш мой вычитал в своих книжках, что есть такая порода зебр, которую приручить можно. Не в первом поколении, конечно, во втором, третьем. Квагги называется. Ежели с научной точки зрения смотреть, так то не совсем зебры, но и не кони. Существует ученое слово - гибрид. Вот это оно и есть. Присутствуют в них кровя от одичалых лошадей.
  - Точно! - Я с досады чуть не хлопнул себя биноклем по лбу. - Я ж читал про них, сильно тогда удивился, а потом узнал, что к 20 веку их выбили уже. Вот они какие, оказывается... А чего ж ты их в эдакую даль сунул? Пусть бы поближе к людям, глядишь и попривыкли бы быстрее.
  - А ты глянь получше.
  Дальнозоркому старику оптика совсем не требовалась, он обошелся своей сухонькой ладонью, приложенной ко лбу.
  - Они у нас посреди двух оград гуляют. Весь загон окружают изгороди в два ряда, а между ними те самые квагги. Тоже племяш в своих книжках вычитал. Лошадки эти дикие при опасности громко орать начинают, а по коридору сбежать легко. Так что, если слышно, как они там кричат и носятся, значит лев пожаловал или леопард. Пастух сразу же в ту сторону бежит, если что пуганет из ружья.
  - И часто у вас тут зверье озорует? Специально же облавы вместе с окрестными неграми устраивали, всю эту живность кошачью гоняли...
  - Да не сказать, что часто, но бывает. Опять, наверное, придется делать. А то и не одну, пока отвадим хищника.
  - Не боитесь? Лев все-таки, не котенок...
  - Ну да ничего, медведи да волки тоже не подарок. Только к моим заимкам на Алтае, давно никто из них не подходил. И здесь бояться приучим, дай срок. А лошадок настоящих ты мне все-таки уважь. С этими дикими еще не один год возиться придется, прежде чем что-то путное выйдет. Без лошадки никак. И пастуху трудно, да и к соседям, на охоту или еще куда... Джипов тут все-таки нет.
  - Дай срок, Петр Фомич. Это ж, в конце концов, не новомодный телефон, на каждом углу не продается. Здесь на всю португальскую колонию четыре лошади имелось, у коменданта, этого даже на развод мало. А новых... Климат жаркий, не всякая порода пойдет. Битюга какого-нибудь европейского привезешь, першерона или владимирского, к примеру, а он тут копыта откинет. Да и скаковых, навроде арабских круги по ипподрому наматывать, нам тоже не нужно. Нет, не нужно. Решили вот, по совету умных людей, казахскую породу брать. Она и к климату приспособится лучше многих. И под седло ее можно, и под вьюк, и в упряжи ходит нормально. А самое главное, везти недалеко. Три партии уже пригнали, сейчас они на первом ярусе у соседей ваших акклиматизируются. Ветеринар опять же присмотрит, чабан опытный с ними есть. А потом распределим по хозяйствам. Сам же знаешь - многие расселяются еще. Мимо вас же ездят...
  Бессонов только молча кивнул. Его фермерский поселок из трех пока семей находится прямо на 'трассе федерального значения' - дороге Приморск-Находка. По сути, само селение представляло собой небольшую крепость. В ней могли укрыться не только постоянные обитатели, но и автокараван под охраной переночевать. Это уже второе наше поселение подобного типа, расположившееся в Африке, если считать от начала горной части пути. Дальше по 'шоссе' - стояли еще два обжитых и третье, в процессе строительства.
  - Ты мне лучше скажи, зачем в заявке экскаватор записал? Ров вокруг своей крепости копать собрался, что ли? Он одного угля столько жрет, паровой наш, мне ажно страшно становится. А ведь у тебя тут карьера персонального нету. Все везти придется.
  - А ты глянь взглядом своим образованным во-о-он в ту сторонку.
  - Это где речка ваша протекает? Как ее, Комати?
  - Она самая. Инкубатор-от купили, хотели кроме курей еще и гусаков выращивать, да крокодилы боимся. Вроде и нет их здесь - течение довольно сильное. Но все же опасаемся. А так можно под уклон трубу проложить, а тут, неподалеку, пруд сделать. Ну и сток, стало быть, ниже по течению. Опять же для огородов самотеком пустить. Как же так - возле воды жить и не пользоваться.
  - Да какие тут крокодилы, побойся бога, Петр Фомич. Специально же подбирали места. Аборигенов, вон, расспрашивали. Выше, на плато, есть, ниже - кишмя кишит. Ваша, вон, речушка впадает в речку Крокодиловую. Одно название говорит само за себя. А у вас и вправду уже не реки, а ручьи-потоки. Тут им и не развернуться и течение сильное. А в сезон дождей не то что крокодила - кого хочешь снесет к ядреной фене до самого океана.
  - Так-то оно так, но все же боязно, Олег Вячеславович... Африка все ж таки...
  Вот же упертые люди, - я мысленно сплюнул, - даже собственным глазам, и то не верят. Сказано, что в Африке - крокодилы, значит живут и точка. Ладно, пусть делают свой пруд. В разговоре с Бессоновым я немного схитрил: бульдозер сюда и так будут буксировать. Ну, точнее не именно в этот поселок, а в следующий по трассе. Если и задержится на пару-тройку дней - не велика беда.
  
  ***
  На автомате прикрутив краны в душе, я, наконец-то, вынырнул из воспоминаний. И вовремя. В голосе Светки уже явственно прорезалось нетерпение.
  - Да ты заснул там, чудовище? Что у него за лошади такие, особенные?
  Рассказ о бессоновской живности и прочих успехах на ниве народного хозяйства занял все время пока я вытирался, добирался до кухни и работал ложкой. Вот только чуть не на половину сыпавшихся на меня вопросов приходилось пожимать плечами. Ну не обратил я как-то внимания ни на косу Бессоновской младшей дочки, а от воды без химии волосы, оказывается, растут лучше. И наряды остальных женщин не запомнил. В шортах, вроде, ходят... Поскольку местных португальцев в поселке нет, им на улице никто не удивляется. Жарковато в Африке все-таки. Но в Перевальном и Приморске прилюдно в них не походишь, не поймут-с, только дома. Да и другие мелочи, столь милые женщине оставил, оказывается, без внимания. Теперь вот отдуваюсь.
  Впрочем, меня быстро простили, все же в кои-то веки до дому добрался не вусмерть усталый, да еще и не поздно. Во всяком случае солнце за Драконовы горы спрятаться точно не успело. Так что из кухни мы перебазировались прямо в спальню, да еще и окна закрыли поплотнее. Очень уж не хотелось снова краснеть в ответ на ехидно-понимающие ухмылки соседей. Совсем как в тот раз, когда гордый и неприступный Измаил (это я, если кто не понял) таки был взят штурмом и пал, выбросив белый флаг. После чего уволочен в спальню и употреблен по прямому назначению.
  Вообще, ничего такого не планировалось. Во всяком случае мной. И, по крайней мере в ближайшие пару месяцев, пока Светка не отпразднует совершеннолетие. Но если женщина что-то вбила себе в голову, рано или поздно все будет так как она того хочет. Вот и у нас... случилось. На этой почве у меня сначала даже несколько испортились отношения со старшим Покрышкиным, единственным и любящим братиком Лешей. А по совместительству командиром нашей войсковой разведки. Правда, ровно до того момента, как на его замечание в мою сторону родная сестричка вдруг не вызверилась и не велела не лезть не в свое дело. С экспрессией так, с применением боцманских вывертов великого и могучего, которых и знать-то воспитанной девушке не полагается. И обещанием: а) оторвать ему голову, если некий индивидуум начнет прислушиваться к его словам и б) оторвать мне остальное, если я, невзначай, обнаружу что вокруг существуют другие представители противоположного пола. Сказала - как отрезала. Мол, не для того она потратила столько времени, чтобы теперь дать мне шанс сбежать. Опешив от такого страстного монолога, Алексей уже сочувственно посмотрел в мою сторону, и, со словами 'держись, зятек', испарился. Будто и не было.
  Впрочем, после отказа большинства югоросов, как в шутку прозвали себя жители ЮАР, от вечерних 'медитаций' перед телевизорами, за неимением таковых, буквально косяком пошли свадьбы. Ну и их 'последствия' у многих представительниц прекрасной половины человечества выпирали уже вполне себе заметно. Рельефно, так сказать. Некоторым же парам, не будем тыкать в зеркало грязным пальцем, и отсутствие штампа в паспорте не помешало заняться тем же самым. Хотя наш православный батюшка, отец Михаил, весьма недоволен такими свободными нравами, о чем не устает напоминать. Уж мне - так точно. А падре католический из местных португальцев-хроноаборигенов вообще плюется, что твой верблюд. Так что, ждет нас демографический бум. А меня, как и всякого честного человека, марш Мендельсона. Не к ночи будь помянут...
  А уж как пошло на пользу отсутствие айфонов с прочими смартфонами и соцсетями... Хотя наиболее 'запущенные случаи' к нам и не ехали. Если же учесть, что здесь не только государство молодое, но и население совсем не старое, то удивляться постоянным требованиям медиков нарастить возможности родильного отделения больницы не приходится. Они вполне закономерны.
  
  ***
  
  В темпе вальса позавтракав тем, что нашлось в холодильнике и чмокнув на прощание сладко потягивавшуюся в кровати засоню, я быстрым шагом отправился в Штаб. Благо пока в Перевальном все недалеко, да и расположено компактно. Работа, она, знаете ли, не ждет. И если вовремя к ней не прийти - явится к вам сама. А пока ноги меряли расстояние от 'президентского особняка', на открытой веранде которого меня уже ждал персональный 'телоохранитель' Гриша Гришковец, голова крутилась во все стороны. И совсем не из-за непривычности маршрута или появления здесь чего-нибудь новенького. Просто выданная буквально на днях Батей и его штабными 'Справка о результатах развития Южно-Африканской России' заставила по новому взглянуть на примелькавшуюся окружающую действительность. Вот уж точно, глаз замыливается.
  А посмотреть вокруг, оказывается, есть на что. Особенно если вспомнить: чуть меньше года назад, во время первой экспедиции, здесь вообще ничего не было. Достаточно редкий кустарник на берегу полупересохшей речушки с непроизносимым туземным названием. Теперь же вырос пусть и не очень большой, но поселок. Места мы не жалели, не центр первопрестольной, чай. Правда застройка с самого начала шла только по единому плану, поскольку фронтир, как никак. И об обороне думать необходимо совсем не в последнюю очередь.
  Центральной площади, как это принято в нынешние времена в каждом уважающем себя европейском населенном пункте, не предусматривалось. Ну, почти. Вместо нее возвышалось здание Штаба, в котором и уместилась вся администрация нашей ЮАР. Благо бюрократии наплодили пока самый минимум. Квадратное трехэтажное строение серого камня с возвышающейся по центру вершиной округлой водонапорной башни, увенчанной никогда не пустующим наблюдательным пунктом и, словно вишенкой на торте, десятиметровым хлыстом антенной мачты. Как-никак самая высокая точка поселка.
  Две засыпанные от грязи красным кирпичным крошевом улицы, с западной стороны и северной, сразу за околицей превращались в дороги. Первая, петляя между сгущающейся к предгорьям растительности, вела к лесозаготовителям и порталу в 21 век. А вторая, соответственно, к перекрестку: река Крокодиловая - Приморск. Тот, что не так давно носил гордое название Лоренсу-Маркиш. Вот и все наши направления. Две же остальные заканчивались с последними домами. Широкие, с заранее проложенными тротуарами и будущим бульваром посередине, разбегавшиеся четко по сторонам света от Штаба. Хотя и возможность быстро их перекрыть тоже предусмотрели. Осталось только вырастить деревья, превратив центр в тенистое место прогулок. Впрочем, дело это не скорое и не первоочередное. Существовала и объездная дорога. Благо обогнуть небольшое и компактное поселение пока не представляет проблемы.
  Первые две линии, а точнее квадрата, домов получились деревянными. Изначально бревенчатые здания строили исходя из доступности материалов. Ну и скорость постройки, конечно. Все же напилить кругляка в не таких уж и далеких африканских лесах гораздо проще, чем везти цемент или кирпич из Российской федерации, за пару сотен верст и лет. И брус сделать не проблема. А уж потом, старательно почесав в затылке, решили: ну и правильно. Поскольку дома третьей линии изначально планировали приспособить под оборону, они строились позже, и уже полностью из местного бетона, кирпича и шлакоблоков. А первые в случае серьезной осады, во что верить все же не хотелось, можно разобрать и убить таким макаром сразу двоих а-а-агроменных зайцев. Расчистить пространство перед Штабом, сделав полностью простреливаемую зону, и снабдить бревнами вторую линию обороны. Запас воды находился в баке башни, где в подвале пробили скважину и заначили нехилый такой продуктовый НЗ.
  Вообще, мне лишь теперь становилось по-настоящему понятно, насколько в коммунальном плане жизнь в теплых странах проще, чем в России. Взять к примеру, те же водопровод и канализацию, что сейчас лежали прямо у меня под ногами. Полипропиленовые трубы закопали на каких-то тридцать - сорок сантиметров под тротуаром и можно не беспокоиться, что они перемерзнут зимой. Холодов тут не бывает. На нашей же хронородине и два метра промерзания почвы не предел даже в европейской части России. Электрокабели и телефонию в таких же трубах уложили здесь же. И пусть пока крышки колодцев деревянные, не страшно. Заказ на привычные выходцам из 21 века 'чугуниевые' металлурги уже получили. Так что скоро мы нанесем последние штрихи и Перевальный, как и другие наши поселки, окончательно приобретет знакомый и привычный вид, отличаясь разве что чистотой. Но с этим строго. Поддерживать порядок все же проще, чем потом разгребать быстро становящийся постоянным бардак.
  Несмотря на ранний час, поселок уже во всю жил своей жизнью. Мимо прошагала небольшая колонна 'инжбатовцев' Самедова из бывших португальских солдат, обмундированых в 'Мультикам'. Один из самых, наверное, распространенных видов камуфляжа. И, поскольку не используется российскими силовыми структурами, продающийся совершенно 'без пригляду'. Что и требовалось.
  Кивнув браво откозырявшему на советский манер сержанту Кардозу, я прибавил шагу: ребята сменяют пост у Штаба ровно в семь. Опаздываем, опаздываем... Не дело это, подавать дурной пример. А мне еще нужно обойти здание кругом, поскольку крыльцо с большой и тенистой верандой расположено с северной стороны, а мой дом - с юга.
  Несмотря на скромный срок - на дворе конец июля 1761 года - мы успели неправдоподобно много. Ну, для современной нам российской реальности. Все же над нами нет огромного и неповоротливого бюрократического аппарата, большая часть чиновников которого думает в основном о двух вещах: как на твои действия отреагирует начальство и чего бы 'прихватизировать' в свою пользу... А некоторые мыслить о чем-то другом и не умеют. В принципе.
  Четыре поселка на территории Мозамбика и ЮАР 21 века, плюс дорога через Свазиленд. Приморск, совсем недавно считавшийся португальским Лоренсу-Маркишем, Перевальный, Находка вместо Йоханнесбурга и Рудный. Лет 200 спустя на его месте мог бы появиться небольшой африканский поселок с истинно русским названием Тхабазимби. Надеюсь, что уже не возникнет.
  А еще 'в активе' три хутора, по несколько семей в каждом, призванных обеспечить, как модно говорить в нашем прошлом будущем, продовольственную безопасность - Михайловский, Бессоново и Высокий. Все на 'трассе федерального значения' Перевальный - Находка. И если климат первого не так уж отличался от прибрежного, жаркого и влажного, то последний расположился, считай, в Высоком вельде. То есть на самом плато. Чуть ли не в верхней его точке. Главное достоинство - можно сказать идеальная температура для выращивания картофеля и прочих привычных любому советскому гражданину овощей. И останавливаться на этом мы не собираемся. В планах нанизать на эту нашу дорожную ниточку еще как минимум парочку таких же небольших поселочков-хуторков, дальше на плато. Уж больно удобно в местной африканской степи площади под зерновые трактором распахивать. А про то, что ЮАР в 20 веке чуть ли не всю Африку способна была хлебом обеспечить даже такой неуч как я знает. Ну и рапсовые плантации, поскольку к великому моему сожалению, нефти в южной оконечности Черного континента нет. От слова совсем.
  Кивком поздоровавшись с поприветствовавшим начальство часовым, я легко взбежал по массивной лестнице из широких деревянных плах на третий этаж. Привычная уже приемная, обставленная в лучших традициях канцелярского консерватизма. Главные достопримечательности здесь - неизменный Гришковец и обшитая красным деревом дверь моего кабинета. Мало кто знает, что на самом деле ее и из автомата не прошибить. Я тоже как узнал - аж заколбасился. Но 'премьер-министр', а по совместительству отец, полковник Рише... то есть Караулов мнения всяких там африканских президентов сроду не спрашивал. Тем более, гражданских шпаков, пусть и отслуживших когда-то свои два года.
  На самом деле настоящее место власти этажом ниже. Именно там расположились полукругом вокруг основания центральной башни кабинеты глав всех наших департаментов. Ну, и отцовский, заодно, прямо под хранилищем воды. И хотя по большей части они пустуют, ну не любят наши люди сидеть на попе ровно, как минимум треть своего времени проводят именно здесь. Правда, особой бюрократии стараются все же не разводить.
  Моя же работа предусматривает еще меньшее присутствие 'в офисе'. Приехал из очередной командировки, ознакомился с подготовленными документами, закорючку нарисовал, денек отдохнул и снова умотал. На подаренном мне 'Урале' с газогенератором вместо коляски в Приморск. На купленной когда-то в Барнауле грузопассажирской 'буханке' по хуторам или постам. Или на гидросамолете к металлургам или старателям. Если раньше дома меня никто не ждал, да и жилище мне и не требовалось, холостяцкой общагой обходился, то теперь ситуация в корне изменилась. Так что придется немного перестраивать свою работу. Или нет?
  Кроме гражданских объектов, с небольшим военным 'напылением', существуют и исключительно милитаристские. То есть посты и наблюдательные пункты, выполняющие охранную функцию. И ведь без каждого не обойтись. Например блокпост у переправы через Крокодиловую прикрывает наш наплавной мост. Вражеских войск там пока, тьфу-тьфу, не замечено, а вот доски настила два раза 'исчезнули' местные. Благо, деревня их не так далеко, пропажу нашли и наказали кого попало штрафами и исправительными работами. Но негров местных не исправить: если не бдит человек с ружьем (луком или копьем, нужное подчеркнуть) - вещь считается бесхозной. С тех самых пор парный пост с прожектором бдит круглосуточно.
  Еще пара неподалеку от Перевального охраняет сам 'проем' в другие времена и поселковый водозабор. И если в первом случае 'инжбатовцы' сидят в натуральных бетонных дотах, способных и легкую бронетехнику остановить, то во втором обошлись дерево-земляной огневой точкой. От аборигенов отбиться хватит, а в случае серьезной осады европейской армией, например португальцами или нагличанами, поселок все равно перейдет на водоснабжение со скважины. Правда, водоносный слой не богат и с мытьем тогда возникнут проблемы, но их пережить можно.
  Самый крупный, но и удаленный от 'столицы' пост - Ретрансляторный. В наивысшей точке местных отрогов Драконовых гор, между хуторами Михайловский и Высокий, главрадист капитан Иконников установил ретрансляционную вышку. Ну, почти сам... Именно она позволяет в любое время дня и ночи поддерживать связь не только с Находкой и Рудным, но и с хуторами, самолетом и находящимися в пути машинами. Рядом бойцы выстроили себе небольшой обложенный мешками с землей блокгауз и присматривают 'за хозяйством'. Мы давно уже поняли, что в нынешней Африке ничего металлического без пригляда оставлять низ-з-зя. 'Исчезнут' в момент. А тут здоровенная антенна... Железо здесь не только редкий, но и невероятный ценный 'артефакт'. Так что с телефонной линией между населенными пунктами мы пролетели как фанера над французской столицей. Радио и только радио. Исключение - внутрипоселковые сети, но там есть кому за ними присмотреть. И ручки шаловливые на карьере пристроить.
  Большое, практически французское, окно кабинета выходило на неширокий круговой балкончик, опоясывающий здание по кругу. Жаль, лазурных волн залива Делагоа из Перевального не разглядеть, больше сорока километров по прямой все же. Так что в свое время я выбрал себе кабинет не на восточной, а на западной стороне. И если зрелища встающего из океанских глубин солнца мне не видать, то закатами полюбоваться можно. Прячущийся за горами багровый диск светила - тоже завораживающее зрелище. Бывает, даже кресло свое выношу на улицу, особенно когда хочется дать мозгу немного отдыха. Но, случается, выхожу сюда и по утрам. Вот как сегодня.
  Заварив крепкого чаю, раздвигаю стальные ставни на роликах, закрываемые охраной на ночь, и направляюсь на балкон. Справа вдалеке можно различить серый дымок, плод индустриализации, так сказать. Это портит атмосферу небольшая поселковая мобильная ТЭС. Но тут хоть дым не угольно черный, поскольку топливо - брикеты из отходов лесозаготовки. Обе наши пилорамы, в 'девичестве' бывшие военные ЛРВ-1, обросшие солидной инфраструктурой, работают в две смены. А еще довольно большой деревообрабатывающий цех. Да и верфь - тоже не безотходное производство. Так что топлива хватает.
  Но это в любом случае временное решение. Рано или поздно, с расширением потребителей электроэнергии, нам придется переходить на жидкое топливо. Переводить на дрова нормальную деловую древесину смысла нет, а отходов практически не скапливается, все уже идет в дело. Эта же установка отправится в один из поселков, где растительность погуще. Осталось только дождаться появления в достаточном количестве биотоплива, рапсового и из масличной пальмы. Опыты показали, что первое быстрее растет, второе содержит больше масла. Хотя и дикорастущее сырье в округе имеется. И даже понемногу покупается у 'прикормленных' окрестных племен. Но солидных объемов, пока не появятся свои плантации это не даст. В общем, ждем.
  Большинство же наших промышленных, так сказать, объектов, дымит все же на угле. И если в Рудном с этим, можно сказать, нет проблем - рядом свой карьер, питающий и многочисленные паровые машины и электростанцию, то в Приморске уголек привозной. Его спускают небольшими и узкими речными баржами по Умбелузи, где геологи по наводке местных нашли в предгорьях край выходящего на поверхность пласта. За скромное, но постоянное вознаграждение в виде металлических изделий, самогона и цветастых тканей местный вождь силами наловленных по вражеским поселениям рабов устроил карьер и теперь вооружен и обеспечен лучше всех соседей. И может целыми днями валяться в тени своей хижины, поплевывая в тростниковый потолок. Чем, собственно, и занимается. А вот в Находке, совсем небольшом старательском поселке, пришлось ставить ветрогенератор. Ни воды с быстрым течением, ни угля, ни леса вокруг не имеется. Правда, и энергопотребление у них смешное.
  Я решительно покинул чуть скрипнувшее кресло и перетащил его в помещение. Не стоит оставлять на весь день под палящими лучами солнца. Да и дождь во второй половине дня вполне возможен - на носу сезон дождей и краткие, но мощные ливни уже нет-нет да и проливаются над побережьем. За бумаги браться не хотелось, но все равно придется, так что оттягивать этот момент смысла нет.
  Бухтение на отца, взвалившего на меня 'президентские' обязанности, давно стало своеобразной традицией. Но мы оба прекрасно понимали, что это все спектакль. Не желай я работать на благо общества - никто бы не смог заставить. Да и громоздкий бюрократический, то есть управленческий, аппарат при нашем малолюдстве не требуется. Любителей бумажки перебирать мы постарались оставить с той, 'будущей' стороны.
  Правда, сначала меня вся эта затея не сильно привлекала. Если совсем уж честно, и сейчас не очень. Ответственность она такая штука, никому не по нраву. Особенно за жизнь других людей. Все изменилось после откровенного разговора с батей и профессором Третьяковым, 'открывателем' портала между двадцать первым веком и восемнадцатым. Состоялся он в резиденции бывшего коменданта поселения, на тот момент являвшейся оплотом и новой власти. Ну не пропадать же зданию...
  - Решил, значит, сын, взвалить на себя ответственность за жизни и судьбы людей? - Этот тон я хорошо помнил с детства. Обманчиво добродушный, можно сказать доброжелательный. Ключевое слово здесь 'обманчиво'. Да и обращение 'сын' вместо хотя бы 'Олег', не говоря уж про более домашние, сулило серьезный, а может и неприятный разговор. А батя между тем продолжал, неторопливо попыхивая торчащей из уголка рта сигареткой, чуть прищурившись от дыма. Ну чисто котяра на солнышке.
  - Учти, это не только те, кто пришел и еще придет с тобой из России 21 века. На 'местных', так сказать, аборигенов, ты тоже повлияешь самым что ни на есть кардинальным образом одним фактом существования тут технологически развитого анклава европейцев.
  - Ты что, с дуба рухнул? Цирк уехал, клоуны остались? - Я в некоторой растерянности... Да что там, в полном обалдении посмотрел на невозмутимого как Великий змей родителя. - Чур меня, чур... Вот уж чего мне не нужно... Ты же у нас 'настоящий полковник', так что тебе и рулить всем этим шапито. Не впервой. А насчет кардинального влияния не перебарщиваешь? Нас тут горсточка в забытой Богом дыре. Любой Мумба-Юмба, местный вожденок, плевать хотел с самой большой окрестной пальмы и на нас и на этот поселок.
  - Да если удастся реализовать хотя бы половину фантазий, крупными буквами написанных на твоей физиономии, то можно и карту мира полностью перекроить. Не забывай - прямо у нас под носом самый удобный путь из Европы в Индию и Китай. Именно разграбление этих территорий под видом торговли и сделали англосаксов доминирующей силой. И процесс этот только начинается. Причем такими смешными силами, меня аж завидки берут. Вот что значит: правильное использование человеческих и материальных ресурсов. А насчет ответственности... Помнишь анекдот про мужика в лесу и бабку с ружьем? Так вот, он про тебя...
  - Бать, не дури. У меня ни опыта руководства, ни стремления к власти. Любым делом должен заниматься профессионал...
  - Профессионалы они такие, им бы все 'Титаники' строить... Которые потом ко дну идут. - Отец рассыпался мелким дробным смешком. Вот только взгляд оставался все таким же изучающе-холодным, как у строгого экзаменатора, принимающего зачет у нерадивого студента.
  - Если же серьезно, то любого горящего желанием взять на себя ответственность за этот, как ты говоришь, 'шапито', и мечтающего в подобной ситуации 'порулить', я пристрелю не колеблясь. Поскольку он или клинический идиот, не понимающий, за что берется, или сволочь первостатейная, которая и не собирается думать о ком-то кроме себя. Вверять такому свою жизнь... Нет уж, увольте.
  - Что касается опыта, молодой человек, то он пока и не особо нужен, - вступил в разговор молчавший до сих пор Третьяков. - Слишком нас мало и продлится это долго. Да и более старшие товарищи, - тут он хитро покосился на батю, - всегда могут помочь. Советом, например, хе-хе. На первый же план выходит умение ладить и договариваться с совершенно разными людьми. Не с подчиненными, заметь, которым можно просто приказать. А еще принимать в нестандартных ситуациях дурацкие, но единственно правильные решения. Вот этого у тебя не отнять...
  - Это когда мои решения были дурацкими? - Недовольно пробурчал я.
  - Когда ты выкрадывал у боевиков из под носа Покрышкина и его семью, когда в одиночку поперся в дальнюю разведку по неисследованным джунглям, когда один вышел на переговоры с этим португальским доном Женей, когда просвещал местного католического священника насчет нашего происхождения... Достаточно или продолжать?
  - Но ведь сработало? - удивление таким наездом было вполне искренним.
  - Конечно сработало. Поэтому и добавляю про 'единственно правильные' решения. Ты везунчик, Олежек, а еще отлично находишь общий язык с совершенно разными людьми. Очевидно, это профессиональное. А нашему поселению, которое тут будет, надеюсь, развиваться, сейчас нужен не грамотный управленец. И не командир - слуга царю, отец солдатам... Этому проекту кровь из носу необходим лидер, способный идти вперед в неизведанное и увлечь за собой других. - Профессор, неожиданно бодро вскочив с места, принялся рубить воздух рукой, повышая голос от фразы к фразе.
  - Нужен энтузиаст и первопроходец. А администраторы найдутся. В том числе и среди тех, кто пойдет за тобой туда, в неизведанное. Так было всегда. Сначала на новые земли шли пионеры, в первоначальном смысле этого слова. Искатели приключений на свои задницы. Потом приходили труженики, их обживавшие. Крестьяне и ремесленники, искавшие лучшей доли. Авантюристы всех мастей. И только потом - чиновники, завершавшие процесс присоединения новых территорий. И не думай, что тебе удастся отвертеться от ответственности. Сделав первый шаг в портал, без всякого принуждения, замечу, ты уже принял решение. просто не признавался пока даже себе. А зря. Самому себе врать вообще последнее дело. Вот это упущение мы сейчас и исправляем. Лишаем, так сказать, некоторых опасных иллюзий.
  Закончив свой страстный монолог, заставивший меня выпучить глаза от удивления, Третьяков как бы сдулся и буквально упал обратно в кресло. А эстафету принял батя. Репетировали они, что ли?
  - В общем, с мужиками я переговорил. Майор Волосюк со мной согласен. А Покрышкин и Ерошин и вовсе твои протеже. Так что, если тебе отчего-то, сдуру наверное, хочется верить в какой-то 'демократизьм', можешь считать себя победителем на выборах.
  - Пипец, приплыли! Нет, вас точно нужно доктору показать... Психиатру...
  - И это... - Батя задумчиво пожевал губами, на секунду обернувшись в дверях... - Надеюсь ты понимаешь - головной убор главы такого вот, с позволения сказать государства, снимается нередко вместе с головой. Ну прямо как корона. Не в Америках живешь. И задний ход эта машина давать не умеет... Не подведи, сын.
  Тут он невесело усмехнулся и оставил меня в состоянии, которое я и описать то толком не мог. Будто пыльным мешком из-за угла шандарахнули, а потом сунули за руль непонятно куда несущегося по узкой горной дороге многотонного самосвала: верти шоферку, баран!
  - Переложили все заботы на маленького, да? - Скорбно спросил я у закрывшейся двери. - Звери вы, господа...
  Последнее слово осталось за мной, но что же так паршиво на душе, а?
  
  Глава 2 Олег Караулов, президент и просто хороший человек вечером трудового дня
  - Чертовы бумаги, когда ж вы закончитесь, - с отвращением отодвинув в угол стола стопку чуть сероватых листов, я перевел взгляд на красочный настенный календарь. 15 сентября нынче, весна начинается. По меркам южного полушария, понятно. И солнце жарит совсем не по детски, и год уже ставший привычным - 1761. А поначалу рука все время тянулась переправить цифры. Привыкли, мы, привыкли. Человек - такая скотинка, ко всему приспосабливается моментом. И удивляется потом вроде бы недавним воспоминаниям, отчего-то ставшим такими далекими.
  Очередной опус Третьякова уже рябил в глазах. Старый решил, похоже, показать мне бюрократический мастер-класс. Ну, и немного отомстить за дополнительную нагрузку. И почерк у нашего ученого явно не типографский. Дождется, отправлю к китайцам, каллиграфии учиться... Ладно хоть и бумага, пусть и не слишком качественная, но своя. Не экспорт запортальный.
  Несмотря на накопившуюся усталость, настроение было не таким уж мрачным, как я хотел показать самому себе. Вечер пятницы, завтра в Южно-Африканской России законный выходной. То есть можно будет поспать подольше, и только потом браться за дела. Я мысленно усмехнулся и поглядел в окно. А по улице, пересмеиваясь и размахивая руками, проскочила стайка детишек, наверняка только что покинувшая стены нашего учебного заведения. Да, судя по часам, как раз их время. Вторая смена идет по домам. Вон как разгомонились, что твои сороки... Русско-португальский 'суржик' у подрастающего поколения такой, что мы, взрослые, иногда вообще с трудом понимаем о чем речь.
  Школу мы открыли, конечно же, первого сентября. Да, школу. И я обрадовался этому больше, чем двум орудиям, наконец-то установленным на 'Приз', первый относительно боевой корабль. Для нашего единственного учебного заведения специально выстроили отдельное здание, просторное и светлое. Огромные окна чуть ли не во всю стену от яркого южного солнышка прикрывали специальные наружные жалюзи, но они все равно не мешали прекрасному освещению помещения от рассвета до самого заката. Пусть учеников пока заметно меньше сотни - требовалось создать интернат. Далеко не все дети жили в самом Перевальном, поэтому пять дней они проводили в нем, а на выходные отправлялись домой - на отдельно стоящие фермерские поселки или в Приморск. А через месяц небольшой школьный филиал появится и в Рудном. Там смогут учиться живущие в городке старателей, окрестных фермерских хозяйствах. Ну, и дети металлургов, конечно.
  Сложнее дело обстояло с учительскими кадрами. Слишком мало пока в Южно-Африканской России людей, 'заточенных' именно под педагогику. А ведь умение учить это даже не наука. Ну на мой взгляд. Это целое искусство, и дается оно не каждому. Впрочем, проблему кадров я повесил на Третьякова, заявив ему без обиняков:
  - Вот что, многоуважаемый Виктор Викентьевич. Придется вам, кроме науки, взвалить на себя еще и образование. Изучение портала дело нужное, но значительную часть подготовительной работы может взять на себя ваш новый помощник Колонников. На то его и брали. А теоретическая работа не отнимает все время, так что впрягайтесь - больше некому. Профильных преподавателей по дисциплинам легко найдете среди наших же людей. Практически каждый второй - специалист в какой-то узкой области, вот и будет читать лекции. Пока не решим проблему комплектования преподавательского состава профессионалами. Нужно только всю эту затею упорядочить, так что опыт советской школы вам в руки. Адаптируйте его под наши условия. И не забудьте отдельный класс под португальских детишек. Для начала русский язык, арифметика и Закон Божий от нашего батюшки. А там уже по способностям и возможностям
  Старик, понятно, попытался отбояриться, но скорее для виду. Все же ощущать свою нужность в любом возрасте - дорогого стоит. В его - в особенности. Про болезни, от которых помирать собирался, тьфу, тьфу, даже не вспоминает. А я, если честно, боюсь спрашивать. Но сроки, отмеренные ему медиками, уже давно прошли, а старый физик только бодрее забегал под африканским солнышком. Вот только напоминает он теперь не доктора наук и профессора, а американского пенсионера на заслуженном майямском отдыхе. В аляповатой гавайской рубахе, шортах и вечно мятой защитного цвета панаме на смешно облысевшей голове.
  Отложив документ с пометками красной ручкой на правую сторону немаленького письменного стола к другим уже просмотренным, я с кряхтением поднялся из глубокого кресла. Доставшегося мне, кстати говоря, в наследство от португальского коменданта. Все же к кабинетной работе нужна привычка, которой пока нет. Никогда не завидовал 'офисному планктону', просиживающему на заднице свои 'с восьми до пяти'. Даже в институте с немалым трудом удавалось высидеть два часа академической 'пары'. Благо, большую часть рутинной работы взвалили на свои широкие плечи Батя с комендантом Приморска и 'заместителем премьер-министра по военным вопросам' Волосюком. Так что чаще всего приходится читать уже подготовленные бумаги, работая эдаким 'свежим взглядом' и 'генератором нестандартных идей'. Подойдя к распахнутой створке окна, я всей грудью вдохнул солоновато пахнущий морем воздух. Но даже у любимого места, открывающего вид на гористую западную часть поселка вновь потянуло на 'размышлизмы' Мысли неторопливо текли, как бы плавно перелистывая странички ежедневника, иллюстрированного картинками. Вот, раскинув голубовато-серые в тон моря крылья, по бухте грациозно, словно лебедь, движется красавец парусник...
  'Приз' у Баталова, нашего судостроителя, получился на загляденье. Получился - потому что от старой трофейной пиратской бригантины там остался только корпус, да и то борта местами пришлось латать. Блестя новехонькой медной обшивкой, подпирая небо стальными мачтами, правда, выкрашенными под цвет дерева, почти 32-метровый красавец сполз со слипа верфи уже два месяца назад. Водомет со стороны не увидеть, но на ходовых испытаниях по спокойной воде бухты Приморска, бывшей бухты Делагоа, он 'выдал' четыре узла. То есть все, как и задумывалось - маневровый движок для 'парковки' в порту, движении в штиль и небольшая прибавка к общей скорости, если вдруг потребуется дать самый полный вперед. А ткань из 21 века, заметно легче и прочнее местной, и крепкий рангоут позволили сделать реи как на клипере поздних лет - раздвижными. Так что при необходимости площадь парусов увеличивается чуть не на четверть. В итоге при среднем попутном ветре и включенном водомете 'Приз' разгонялся до 17 узлов, что по нынешним временам считалось чистой воды фантастикой. А косой парус на грот-мачте позволял идти круто к ветру.
  Нашли для нашего первого кораблика и капитана. Коренной архангелогородец Михаил Мэлсович Изварин оказался из заядлых яхтсменов, увлекающихся стариной и жалеющих в этой жизни только об одном - что век белоснежных парусников ушел безвозвратно. В общем, получив предложение принять под команду солидного водоизмещения бригантину, а впоследствии, возможно, и более крупный корабль, раздумывал недолго. Правда, мои с ним разногласия начались сразу же, как только новый 'первый после Бога' увидел список имевшегося личного состава. Он тут же начал требовать укомплектовать экипаж на сто процентов. Морально я приготовился давно, так что натиск отбил с легкостью, которой и сам не ожидал. Просто сразу отступил на 'заранее подготовленные позиции' и уже тут уперся намертво. А вот от молодого старпома без опыта, только с двумя курсами одесской мореходки за плечами, Изварин пытался отбояриться. Пришлось проявить твердость характера: на его 'Призе' свет клином не сошелся. А нам нужны свои моряки, и чем больше - тем лучше. Пусть учит.
  Кораблик стал не только быстрым, но и зубастым. Две 76-мм советские образца 1958 года горные пушки с переделанными под корабельные нужды лафетами, прикрыли полубашнями из 15-мм стальных листов, расположенных под наклоном. По замыслу наших инженеров, что-то бухтевших про рациональные углы бронирования, такой защиты вполне достаточно, чтобы остановить любую картечь. Да и от ядер есть большой шанс укрыться. Хотя подпускать к себе противника на расстояние выстрела нынешних пушек нежелательно, особенно при собственном дальнобойном вооружении.
  Одно орудие разместилось на баке, другое на юте 'Приза'. Переводя на общепонятный, на носу и в корме. Обе закрепили на поворотных кругах, так что корабль мог дать два выстрела на борт, а также обстреливать цели впереди или позади. Впрочем, основное оружие бригантины - скорость. А если учесть современный радар, то опасность неожиданной встречи с другими кораблями стремилась к нулю. Теоретически.
  Разнокалиберные местные орудия, стоявшие на бригантине раньше, числом аж в восемнадцать штук, отволокли было в форт и установили на стенах. Но судьба их решилась очень быстро. На бронзу у наших производственников всегда обширные планы, оставалось только переплавить 'мечи на орала'. Повысилась после модернизации и грузоподъемность. По крайней мере, за 120 тонн при водоизмещении в 300 капитан ручался железно. Впрочем, проверить это на практике пока не случилось... Первый же пробный рейс закончился досрочно, и не по вине наших не очень опытных мореплавателей. Ну, почти... Вот как описывал это Изварин, отчитываясь о плавании:
  - Не успели мы подойти к Мадагаскару - сдох генератор. И хрен бы с ним, но радар без электропитания не работает. А аккумуляторов на него не напасешься. Механик, ну ты его знаешь, молоденький такой, Витя Беленький, клятвенно обещал вот-вот починить. Два дня подряд, выхухоль земноводная.
  - Ага, - вспомнилось мне, - это тот белобрысый улыбчивый парнишка, недавно вернувшийся после срочной. Из морпехов, потому и 'земноводный'. И, кстати, а почему не озаботились запасным генератором? Техника есть техника...
  - В общем, не успел он. К утру третьего дня заметили два парусника, идущих контркурсом. Как потом оказалось, суда английской ост-индской компании. Разглядели друг друга уже после рассвета, ходовых-то огней сейчас не носят. Расстояние не такое и большое, они пошли на перехват. А ближний еще и пальнул. Типа требование остановки.
  До этого момента я верил в рассказ нашего капитана практически полностью. Не до последнего слова, но все же... А вот дальше начиналась самая настоящая военно-морская байка, из тех что 'тельняшки' любят 'травить' в кабаках и бабам.
  - Они пошли в бейдевинд, прижимая меня к берегу. Выбор не богат: или выбрасываться на берег, или идти прямо на них. Ну, можно еще повернуть назад и попытаться удрать. Я решил, что 'Приз', пользуясь южным ветром, успеет проскочить между англичанами и берегом и потом им нас будет не догнать, круто к ветру они со своим прямым парусным вооружением все равно ходить не могут. Не успели... Оставалось кабельтовых пять, как головной начал по нам палить из двух погонных орудий. Ну и второй отметился.
  - Ага, 'палить', - внутренний голос продолжал ехидно комментировать процесс развешивания 'Доширака' на моих ушах. - По два выстрела в четверть часа с каждого с расстояния почти в километр... При том, что прицельно в этом времени стреляют метров на триста, иначе бесполезно.
  - Когда рядом с бортом упало ядро, - Вдохновенно продолжал Изварин, - я подумал: гады могут повредить мою малышку и приказал 'канонирам' расчехлить орудия и открыть ответный огонь. Парни как-то быстро пристрелялись...
  Действительно быстро, мне уже жаловались, что Изварин потратил 23 снаряда к орудиям.
  -... и неожиданно, за каких-то десять минут, снесли наглам весь рангоут. Ну, они и сдались сразу... Вот, как-то так.
  А вот как себе это представлял я. Наши заметили англичан слишком поздно. Когда рассвело, те оказались достаточно близко. Но вместо того, чтобы сваливаться на ветер и уходить прямо на юг, благо и течение должно быть попутным, собрались посмотреть на хроноаборигенов поближе. Ост-индцы же, увидев незнакомый флаг на судне, явно направлявшемся к Индии, решили 'пресечь незаконную торговлю'. Они же, едрить их коромысло, монополистами себя считают. Да и не раз слышал, что в эти лихие времена любой купец в море превращался в пирата. Если мог, конечно, прибрать к рукам имущество соперника. Вот и решили: полсотни их пушек на двоих хватит одинокой бригантине за глаза. Тем более, что кораблик, для опытного взгляда, наверняка имел отличия от аутентичного эпохе аналога. Интересно стало. А наш кэп 'благородно' им мешать не стал и позволил сделать первый выстрел, сто пудов предупредительный. И понеслась... Скорострельность у наших двух орудий на порядок выше, чем у жителей туманных островов. Дальность тоже. А фугасно-осколочного действия снарядов хватило, чтобы в считанные минуты 'подмести' тесные палубы, порвать к чертям такелаж и повредить рангоут. После чего потерявшие ход 'индийцы' превратились просто в мишени для наших артиллеристов. Болтающиеся на голубой морской волне контрастные поплавки.
  - Ну, не бросать же нам было их в море, мало ли, потонут, - честность на физиономии нашего Мэлсовича нарисовалась прямо-таки кристальная. Как у кандидата в Государственную Думу перед выборами. - Вот мы и подошли на маневровом с носа, собрали все оружие, заставили перетащить на 'Приз' порох, потом заперли команды внизу. Ну, дабы не придумали чего 'эдакого'. И на буксир. Телепались еле-еле, даже с водометом всего 3-4 узла. И вот, доползли, наконец... Чего теперь с ними делать-то? В смысле с командами...
  Что делать, что делать... Вот такой вот 'рассказ Мюнхгаузена' послушаешь и в ступор впадаешь. Уже во второй. Первый был, когда 'Приз' появился на рейде через неделю после ухода, таща на толстых синтетических 'концах' два неизвестных корыта. Правда, после доклада нашего особиста майора Смурова я знал о деле немного больше того, чем поделился наш бравый капитан. Наверняка беспокоившийся исключительно о моей нервной системе. И про попытки противостоять абордажу, жестко подавленные в несколько автоматических стволов. И про потуги команд сбежать ночью, пресеченные караульными с ночной оптикой. И что капитана одного из кораблей, вздумавшего показать свой гонор и бросившегося на Изварина со шпагой, банально 'забыли' за бортом, после того как сами туда и выбросили. А бывшие бойцы разведроты ВДВ Славик Васин и Иван Вахрамеев, приданные для увеличения боеспособности команды, за пару минут уложили на палубе в красивую композицию десяток самых 'борзых' матросов. Местные, на свою голову, решили показать немногочисленным пришлым, кто на борту хозяин.
  Выслушав мою версию произошедшего, Изварин повинился (ага, так я и поверил этому прохиндею) и пообещал что впредь, да никогда... В общем, в первый и последний раз. А я вот теперь думай, как расхлебывать эту кашу. Ну, положим с грузом все понятно, не выбрасывать же, в самом-то деле. Тем более, там столько всего 'вкусного', что гнать прочь мысли о прибыльности пиратства приходится с заметным усилием. Сахар, чай, хлопок, специи, медь в слитках и индийская селитра. Вполне себе приличные суммы в монете, английской, голландской и немного индийской.
  А вот с самими трофеями сложнее. Два однотипных корабля, как мне сказали, без труда опознаваемые всеми сведущими людьми, как 'достопочтимые' индийцы. Примерно по 650 тонн грузоподъемностью, по прикидкам нашего доморощенного Флинта - HEICS 'India' и 'Ajax'. То есть, переводя на русский, Достопочтимые корабли восточно-индийской компании 'Индия' и 'Аякс'. Оба спущены на воду на верфях в Глазго два года назад. в 1758-м, и совершали третий рейс в Бомбей и обратно. Судовые документы захапал наш 'гэбин', правда обещал вернуть после изучения. Собирает он все официальные бумажки нынешнего века на предмет способов подделки. Так вот, просто затопить суда мне не даст жаба, и ежику понятно. Заходить на них в какой-либо порт категорически не рекомендуется во избежание развешивания новой команды на реях как пиратов. В общем, как говорится, будем посмотреть. Нужно дождаться диагноза нашего корабела. Может все-таки реально как-то переделать и приспособить для наших нужд.
  А вот что делать с двумя сотнями моряков - думал долго. Ясно только одно - просто отпустить уже не получится. Доберись они до соотечественников, в их рассказе будут фигурировать наши злобные пираты, без всякой причины напавшие на мирные торговые суда и зверски расправившиеся с командами. Это во-первых. А во-вторых, 'нагличане' моментом заинтересуются - кто же это такой прыткий завелся прямо на пути их индийской торговли. Оно нам надо?
  Так что пока их переправили в два больших барака, еще недавно бывшие складами в Рудном и определили на ручной физический труд на карьере. Обтянули периметр 'колючкой' и поставили пару вышек с охранниками. Ну чисто концлагерь... Офицеров отдельно, чтобы воду не мутили. Работать они, понятное дело, со всеми не станут, только на бунты подбивать. Так что теперь они 'помогают' химикам со взрывчатыми веществами управляться. Кушать-то хочется.
  Медь сгрузили и отправили в наш Центр цветной металлургии. То есть, проще говоря, сложили в сарай неподалеку от уже почти законченного цеха проката. А рядом запланировали возведение печи для рафинирования меди. Но ее время еще не пришло - людей нет, а на такие 'подарки' никто не рассчитывал. Все силы металлургов в последние месяцы брошены в Рудный. Именно там будет наш небольшой персональный 'Урал'. Уголь и железные руды там есть. Возле этого городка, что вполне логично, расположилось и металлургическое производство. Слишком невыгодно возить полуфабрикаты туда сюда. А нам уже кровь из носу нужен свой металл, через 'проем' не натаскаешься. Тем более, по словам Смурова, вокруг дома отдыха, официально строящегося по ту сторону портала, и фактически принадлежащего нам кемпинга с автозаправкой на Чуйском тракте, начинаются непонятные и оттого настораживающие 'телодвижения' насквозь подозрительных личностей. Но об этом позже.
  - В топку все бумаги, - я решительно отложил очередной документ, подхватил подарочный винчестер от наших оружейников, с ложем красного дерева - оно тут не дороже, чем в России сосна - и отполированной до зеркального блеска бронзовой ствольной коробкой. В задумчивости постоял на площадке второго этажа, покрутил головой. И. после короткого размышления: заглянуть в Информационный центр или не торопясь прогуляться до дома, остановился на варианте со свежим воздухом. Все-таки весна на дворе, хоть и конец ноября.
  Наш Информационный центр, называемый еще архивом или библиотекой, аккумулировал в своих стенах всю научную литературу, что добывали в интернете два человека, живущих на 'той' стороне. Пособия, справочники, монографии, техническую документацию, учебники - в общем все, до чего мы могли дотянуться. В наше время большинство книг уже давно оцифровано и не нужно искать их на бумажных носителях. Тем более, что в продаже многих из них нет, и никогда не было.
  Небольшая контора в Барнауле, в которой работали всего несколько девушек и парней, официально печатала курсовые и дипломные местным студентам. Неофициально - каждую неделю оттуда привозили очередную партию выведенных на бумагу и переплетенных книг. Там не было ни глянцевых обложек, ни красивых корешков. Зато все они собирали бесценную для поселенцев техническую, географическую, геологическую информацию. Названия говорят сами за себя: 'Справочник по буро-взрывным работам', 'Археология СССР', 'Морской энциклопедический словарь', 'Геологическая энциклопедия'. Ну и, конечно, Большая советская. Куда же без нее.
  На третьем этаже нашего 'Штаба', который практически весь выделили под Центр, все это систематизировалось, составлялись каталоги. Пригодится. Если не нам, то уж нашим детям точно, ведь практически весь путь развития науки больше чем за два столетия уже известен и нет необходимости блуждать в потемках. Но и охрана у этих знаний была соответствующая. Ведь, чтобы до них добраться, пришлось бы пробиться через два этажа, приспособленных к обороне еще в проекте, а до вертолетных десантов хроноаборигены, слава Богу, пока не доросли.
  
Оценка: 7.19*22  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"