Каптарь Дионис Леонидович: другие произведения.

Зло

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 3.66*94  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Земля, далекое будущее. Отправляясь ремонтировать Электростанцию, молодой специалист по имени Лотос и не подозревал, что вскоре его жизнь круто изменится. Волею судьбы ему достанется древний амулет, в котором заключена часть первобытной силы, той, что в начала мироздания потеснила Тьму и создала Свет. Он станет властелином мира, в иных мирах его ждут кровавые битвы за Империю, он встретится с Люцифером и захочет стать равным Богу. Для многих он -лишь орудие в руках дьявола, но правда оказалась ужаснее.

  
  
  
  
  автор: Д.Л. Каптарь
  
  
  Зло
  
  
  Не добро, а зло есть основа бытия.
   А.А. Зиновьев.
  
  Быть может, человек, выбравший зло, в чем-то лучше человека доброго, но доброго не по своему выбору?
  
  Э. Бёрджес
  
   Смерть расправит черные крылья,
  Дьявол разорвет твою плоть до молекул,
  Ад восстанет,
  Ад поднимет золотой меч
   На тех, кто не остынет.
   Ю. Клинских
  
  
  На небе разразилась война: Бог и сатана схлестнулись в смертельной схватке. Решалось, кому править духовным пространством. Бог знал, чем все закончится, и не сомневался в победе. Люцифер также не строил никаких иллюзий по поводу своего будущего. Однако его упрямство, причины которого уходили корнями в глубокое прошлое, не позволяло ему сдаться без боя. Он давно уже выучил наизусть отрывок Откровения, в котором говорилось о низвержении дьявола. Но сейчас он все равно не мог оторваться от Библии. В тщетной надежде найти в Святом Писании хоть малейший намек на возможность своей победы повелитель ада штудировал Библию не хуже средневекового схоласта. С огромным удовольствием Люцифер перечитывал "Бытие". Искушение Евы и Адама завершилось полным торжеством его идей. Но, к сожалению, развить успех не удалось. Правда, благодаря его усилиям, человечество один раз оказалось на грани исчезновения. Бог даже послал потоп, но вскоре потомки Ноя опять заселили всю Землю. Потом были Содом и Гоморра, искусительная беседа с Христом, преследования апостолов. И вот теперь история подходит к концу. "Зачем я поднял тогда мятеж? На что надеялся? К чему стремился?" Теперь эти вопросы не давали покоя Люциферу ни днем, ни ночью. Сатана отложил в сторону Священное Писание и стал дожидаться прихода высших командиров своей армии. Первым, как всегда, прибыл Асмодей.
  -Мое почтение, владыка. Склоняю голову перед блеском вашей славы.
  -Ближе к делу. Докладывай, что там происходит.
  -К несчастью, новости неутешительные. Войска Гавриила нанесли нам тяжелое поражение. Подчиненные мне демоны все до единого покинули поле битвы и устремились на Землю. Мы ждали поддержки Змееволка, но он, похоже, уже сдался.
  -Нет, я держу его в резерве на Рокке.
  -Где?
  -Рокк - планета, похожая на Землю. Сейчас не время это обсуждать. Что еще скажешь?
   -Остановить отступление не представляется возможным. У меня все. Жду ваших приказаний.
  -Срочно разыщи Бельфегора, может ему удастся подкупить хотя бы часть ангелов.
  -Бельфегор схвачен и вскоре предстанет пред судом Троицы. Он и Абрахас до конца исполнили свой долг. Абрахас пал, защищая сокровищницу, а Бельфегора взял в плен сам Рафаил.
  -Рафаил? С каких это пор Бог доверяет ему военные дела?
  -Святое воинство испытывает недостаток в архангелах. Мобилизовали даже Рафаила.
  -Хорошо, никуда не уходи. Посмотрим, что скажут другие.
  Вскоре появился Амдусциас - великий герцог и предводитель двадцати девяти легионов. Несколько зубьев в его короне отсутствовало, с длинного рога капала кровь.
  -Едва унес ноги! С трудом вырвался из окружения. Михаил разогнал моих бесов, как волк поросят. На небе никто не удержался. Командование остатками войск я поручил Андрасу. Сейчас идет эвакуация на Землю. Буэр уже приступил к лечению раненых. Не пора ли выпускать Змееволка?
  -Уже поздно, пусть остается на Рокке. А где Астарот?
  -Да он совсем рехнулся. Пытается вести переговоры о мире и дружбе между силами рая и ада. Как бы этого дурака в плен хитростью не захватили.
  -Не захватят. Михаил никогда не пойдет на обман. Подождем прихода Белиала, вдруг ему удалось приостановить наступление врага.
  -Простите, Люцифер, но здесь оставаться небезопасно. Вот-вот сюда нагрянет Святой авангард.
  -Так что же, бросаем его?
  -Да, - хором ответили Асмодей и Амдусциас.
   Три темных ангела сошли на Землю. Так сбылось предсказание апостола Иоанна: "Горе, живущим на земле и на море, потому что к ним явился дьявол в сильной ярости, зная, что не много ему остается времени!" Потрепанное войско сатаны предстало перед своим повелителем. Люцифер с грустью окинул его взором. В первом ряду стоит верный Асмодей. Он одним из первых ангелов отрекся от Бога и никогда в этом не раскаивался. Чуть дальше разместился грузный Астарот. Хитрый дипломат и льстец он часто добивался успеха там, где меч Андраса был бессилен. А вот и сам Андрас - мастер убийств, он всё-таки сумел улизнуть. Рядом с ним дьявол заметил Амдусциаса, во время битвы блестящим маневром вырвавшегося из окружения. Но ни преданность Асмодея, ни ум Астарота, ни отвага Андраса не спасли сатану от горького поражения. Теперь Люцифер окончательно убедился в том, что Троица гораздо сильнее. Но складывать оружие он не собирался. В его колоде еще оставался один козырь, и теперь пришло время им воспользоваться. Когда Бог создавал вселенную, он наделил ангелов огромной силой. Михаил обладал выдающимся полководческим талантом, Рафаил славился обширными познаниями в медицине, Гавриил по праву считался отменным оратором. Но никто из них не мог сравниться с Люцифером. Ему было подвластно Время. После парада князь темных сил собрал военный совет.
  -Последнее сражение доказало, что наша армия небоеспособна. Силой мы ничего не добьемся. Подкуп, хитрость, шантаж также не годятся. Однако исход противостояния еще не ясен. В чем причина наших неудач? В том, что Иисус, пострадав за грехи человечества, искупил их своей кровью. Таким образом, такой важный источник адской силы как мирское зло оказался для нас недоступен. Мы должны сделать так, чтобы Христос не дожил до распятия. В моей власти отправить одного человека в прошлое. Он должен убить Иисуса. Тогда история пойдет по другому сценарию и у нас появится шанс.
  -Сейчас вряд ли найдется человек, способный на такое, - возразил Астарот. Даже Иуда, предав Христа, потом раскаялся. Гораздо проще расправиться с Марией.
  -Марию нельзя трогать! - сухо сказал Люцифер. И на это есть веские причины. Так что, надо найти того, кто решиться прикончить Иисуса. У меня на примете уже есть один паренёк. Взгляните-ка сюда.
  Мгновенно из ничего возник алмаз гигантских размеров, глубоко утопленный в слитке золота. В нем отражался узкоплечий молодой человек, размешивающий что-то в стакане воды.
  -И это наш спаситель? - презрительно бросил Андрас. Нам нужен буйвол, а не этот сопляк. Он даже муху прихлопнуть не решится.
  -Не торопись, смотри, что будет дальше.
  Очень скоро Андрас признал, что ошибся. Вот что показал алмаз.
  ***
  Будильник зазвенел как обычно в восемь часов, Лотос с трудом пошевелил веками, но открыть глаза не смог. Он чувствовал, как в глубинах черепа начинает зреть Боль. Молодой человек прекрасно знал, что будет, если он немедленно не встанет и не сделает себе инъекцию обезболивающего лекарства. Через несколько секунд в висках тяжело застучит кровь, спустя минуту он забьется в судорогах, через час его не станет. Никто не мог избежать такой участи, болезнь не сделала исключения и для него. Однако под рукой всегда есть превосходный препарат креер, одной ампулы которого хватает надолго. Производство креера давно стало самой прибыльной отраслью мировой экономики. Креер в таблетках, порошках, сладкий детский креер, продавался на каждом углу. Он покупал креер в ампулах, предназначавшийся для тяжело больных. Просыпаться не хотелось, но Страх заставил Лотоса стряхнуть сон, побежать к домашней аптечке и быстро сделать укол. Боль потихоньку спала, вместе с ней пропал и Страх. "Рано я себя хороню, рано"- подумал Лотос, на ходу одеваясь и проглатывая таблетку, заменяющую бутерброд с маслом. Рядом с домом его уже ждал служебный автомобиль. Лотос совсем недавно получил привилегию ездить на автомобиле и все никак не мог привыкнуть к своему новому статусу. Получить лицензию на загрязнение окружающей среды простому гражданину не под силу. Но он вот уже две недели как ведущий инженер-электрик крупной корпорации, и на его крохотный автомобильчик каждый день с завистью смотрели сотни пешеходов. Офис Лотоса находился на сто восьмом этаже гигантского Небоскреба. Сто восемь этажей - сто восемь ступеней его карьеры. Шесть лет назад он впервые попал в это здание, молодой выпускник университета с благоговейным ужасом поднялся пешком на двенадцатый этаж и скромно сел за стол, находившийся в самом дальнем углу просторного помещения для низшего персонала. За первое изобретение, его сразу подняли на пять этажей вверх. За первый проступок скинули на восемь этажей вниз. Но все это в прошлом, сейчас он так высоко, что ему позволительны некоторые вольности. Однако по-настоящему могут расслабиться только сотрудники последних сорока этажей, до них ему не добраться никогда.
   Люди, принадлежащие Корпорации, последние две недели работали в бешеном темпе, завершался срок выполнения важного правительственного заказа. Лотос был заметным винтиком в отлаженном механизме, называемом "Корпорацией", поэтому ему часто приходилось оставаться в офисе за полночь, разбирая бесконечные доклады техников низшего и среднего звена. Войдя в кабинет, он заметил на столе внушительную кипу бумаг, испещренных формулами и чертежами. Все это предстоит проверить сегодня же. Лотос налил себе стакан минеральной воды с креером, сел за стол и углубился в изучение невыносимо скучных математических выкладок. Через полчаса резкий неприятный звонок экстренного вызова заставил его прерваться.
  -Вас вызывает сто двадцатый этаж.
  "Опять старый хрыч Клавдий, что ему нужно на этот раз? Послать бы его ко всем чертям!" Однако "послать к чертям" своего прямого начальника означало потерять работу, поэтому он как можно вежливее ответил, что через минуту поднимется наверх. Скоростной лифт быстро преодолел расстояние в двенадцать этажей, дверь открылась, и наш герой оказался в приемной шефа.
  -Подождите немного, Вас пригласят, сказала секретарша притворно равнодушным тоном. На самом деле ей до смерти хотелось узнать, почему босс сто двадцатого этажа вот уже пятый раз за неделю приглашает к себе какого-то выскочку. Лотос сел на стул, едва сдерживая негодование. "Надо успокоиться, обязательно успокоиться, иначе вернется Боль". Предстоял важный, наверняка, неприятный разговор и голова должна быть чистой. Ему показалось, что Боль уже закопошилась и скоро в полный голос заявит о себе. Украдкой, так чтобы никто не заметил, наш герой достал маленький флакончик с леденцами креера, потихоньку достал один и быстро отправил его под язык. В этот момент из динамика, встроенного в массивный стол секретарши, послышался тихий приказ.
  -Гера, впусти его.
  -Босс разрешает Вам войти, - громко заявила секретарша.
  Клавдий довольно сильно отличался от других начальников его уровня. Обычно на сто двадцатый этаж перебирались специалисты тридцати пяти - сорока лет. Ему же было за семьдесят. Он отстал от многих своих однокурсников, некоторые из которых перевалили за двухсотую отметку. Его считали неудачником, он знал это и отыгрывался на подчиненных. Вызвать человека и подолгу держать посетителя в приемной, было настолько типично для него, что на это редко обижались. Но в арсенале злобного гнома было полно штучек и поопаснее. Поэтому с ним старались не пререкаться и, уж конечно, его никто не любил.
  -Проходите и садитесь.
  Это предложение удивило Лотоса. Подчиненный в присутствии начальника вообще-то обязан стоять.
  -Не надоел ли я Вам частыми вызовами?
  В голосе Клавдия проскользнула одна, едва заметная, фальшивая нотка. Молодой человек насторожился: "Старик хитрит, неужели грядет сокращение штатов?" Он молчал, не находя нужных слов, но надо было как-то реагировать и Лотос заставил себя улыбнуться.
   -В последнее время вы, юнцы, стали что-то слишком резвыми. Твои данные запрашивал двухсотый этаж.
   -Я рад это слышать.
  -Рад слышать, рад слышать, - неожиданно агрессивно передразнил Клавдий. Да одно упоминание высших этажей должно приводить тебя в восторг. Видно последнее повышение вскружило тебе голову. Но это можно исправить, не беспокойся.
  Лотос боялся шелохнуться. Он сделал глупость, надо было срочно что-то предпринять.
  -Простите, я не так выразился, то, что Вы сказали - для меня очень важно.
  Клавдий смягчился. Он устроил эту комедию только ради собственного удовольствия и не собирался сообщать в отдел кадров о неблагонадежном поведении подчиненного.
  -Впредь будешь выбирать слова. А сейчас слушай меня внимательно. Тебе предстоит лично отправиться на Электростанцию и исправить возникшие там неполадки.
  Причина фальшивых ноток в голосе шефа выяснилась сама собой. Ремонтом Электростанции должен заниматься сам Клавдий. Но в последний раз авария случилась лет десять назад. Сейчас у него просто не хватит знаний разобраться в возникших проблемах, и его вышибут с работы. Лотос почувствовал себя хозяином положения, предоставлялся удобный случай отплатить за унижение.
  -Вам прекрасно известно, что я не имею права даже появляться в энергоблоке.
  -Пропуск получишь завтра.
  -Простите, Вы меня не поняли. Что скажет отдел надзора, когда узнает об этом?
  Упоминание отдела по надзору за сотрудниками заставило Клавдия поморщиться. Да, парнишка крепко держал его за горло.
  -Поднимешься на один этаж.
  -Боюсь, что за такую работу одного этажа маловато. Он мог назвать хоть пять этажей, шеф подпишет любую бумагу. Но слишком быстрое продвижение по службе вызовет подозрение у отдела кадров, в таких делах лучше не зарываться.
  -Два этажа и не больше, - проскрипел старик.
  -Я рад это слышать, - "юнец" срывался на откровенное хамство.
  -Ты свободен, уходи.
  Лотос попрощался и с видом победителя покинул кабинет. В офис он не вернулся, а поехал прямо домой. Теперь его повседневными обязанностями займется кто-нибудь другой, шеф позаботится об этом. Предстояла адская работа, значит надо хорошо отдохнуть.
   Непосвященный человек в жизни бы не догадался, что огромный город, состоящий из нескольких тысяч построек над и под землей, на самом деле является Электростанцией. Чтобы разобраться в ее схеме у лучших специалистов уходили годы. Для упрощения эксплуатации и ремонта город-станция была разбита на блоки-районы, за каждым из которых следили десятки техников низшего звена. Блоки объединялись в сектора, за взаимодействие между ними отвечали управленцы уровня Клавдия. Хотя несколько раз Лотоса и направляли туда на стажировку, но без временного пропуска доступ для него был закрыт. Корпорация уделяла большое внимание вопросам секретности. Лотос прибыл на станцию на следующий день. На место его доставил сверхскоростной самолет, принадлежащий Корпорации. Действуя от имени Клавдия, он мог пользоваться благами, ранее ему недоступными: прощай синтетическая пища, здравствуй креер тройной очистки. Лотос поселился в отдельном домике с озонированным воздухом и не торопился приступать к работе, очень хотелось продлить пребывание в шкуре важной персоны. Однако долго отлынивать ему не удалось, через несколько часов после прилета пришлось предстать перед местным начальником. Встреча состоялась не в отдельном кабинете, как предполагал Лотос, а прямо в недрах сектора, в котором произошел сбой. Гелиос, положение которого условно соответствовало сто тридцатому этажу, недоверчиво оглядел незнакомого техника с ног до головы и процедил сквозь зубы:
  -Я думал Клавдий найдет себе замену посолиднее, прислал мне какого-то стажера.
  Подобные вещи слушать не слишком приятно и Лотос огрызнулся:
  -Если мое пребывание здесь не требуется, я с удовольствием уеду отсюда.
  -Не лги мне, парень, я - то знаю, насколько важна для тебя эта поездка. Шеф-то наверняка посулил несколько этажей.
  -Вас это не касается.
   Наш герой стремительно наживал себе врага, но остановиться уже не мог. Он, было, подумал, что все пропало, и Гелиос просто вышвырнет его. Однако гроза закончилась так же быстро, как и началась.
  -Приступай к работе немедленно, и забудем этот разговор.
  Чтобы ликвидировать сбой надо, прежде всего, установить, где он произошел. На это может уйти несколько месяцев, если повезет несколько недель. Верный принципу "рвется там, где тонко" Лотос перво-наперво составил список самых ненадежных и уязвимых блоков этого сектора. На этом пути его поджидал неприятный сюрприз. Оказалось, что два блока проходили ремонт последний раз тридцать лет назад и порядком износились. Если учесть, что каждый из них по размерам сравним с приличным домом, то можно быть уверенным: застрять здесь придется надолго. "Продешевил, надо было просить три этажа",- отметил про себя Лотос. Но он смирился с этим, и продолжил изучение станции. Лотос разделил чертеж энергоблока на несколько независимых зон, отличающихся друг от друга степенью надежности. Через два дня Гелиос прислал помощников, и работа закипела. Техники, вооруженные индикаторами облазили блоки вдоль и поперек, проверяя - нет ли разрывов проводов, заменяя устаревшее оборудование новым. Лотос как мозговой центр всей операции, физическим трудом больше не занимался, а только давал указания. Он отмечал на схеме уже проверенные участки и сильно смахивал на полководца, изучающего линию фронта по карте Генерального штаба. Постепенно "кольцо окружения" сжималось и, когда оно почти превратилось в точку, Лотос распустил свою "армию". Он отправился под землю лично принять "капитуляцию" у неподатливой станции. Задание было почти выполнено, оставалось лишь потрудиться над последним участком. Здесь от рядового электрика толку никакого; требовались знания и умения специалиста более высокого уровня. Лотос давно предполагал, что в одном из приборов вышла из строя магнитная цепь. Так оно и было: разладился электронный коммутатор. Заменив сломавшуюся деталь, он включил прибор, чтобы проверить его работоспособность. Все шло, как по маслу. Можно быть спокойным, в ближайшие несколько лет в этот сектор никого не вызовут. Оставалось только собрать инструменты и возвращаться домой. За неполный месяц, проведенный на Электростанции, он так привык к хорошей жизни, что не очень-то хотелось возвращаться. Придется отказаться от улучшенного креера, опять вместо настоящего бутерброда с маслом его будут ждать питающие таблетки. Не успел молодой человек подумать о креере, как в висках застучала кровь, но он не испугался, креер тройной очистки был при нем. Сделав укол, он стал ждать, когда пройдет Боль. Ему нравилось чувство победы над Болью. Еще в детстве он любил набирать в легкие побольше воздуху и надолго задерживать дыхание. Лотос помнил свои детские ощущения: сначала появляется легкое жжение чуть выше желудка, усиливаясь, оно плавно подбирается к горлу и скоро становится невыносимым. Но Боль не уменьшалась, наоборот, пульсируя, разрастаясь, она охватила лоб, темя, затылок. Ничего не соображая, Лотос сжал голову руками и потерял сознание. Когда же очнулся, от Боли не осталось и следа, зато на лбу появилась огромная шишка и несколько царапин. Но это ерунда, главное, что он выжил. Едва волоча от Страха ноги, наш герой выбрался на поверхность. Свежий ветер постепенно привел его в чувство, вдруг сильно захотелось есть. К врачам Лотос решил не обращаться, если выяснится, что он смертельно болен, то выгонят с работы, а пособия не хватит даже на креер.
   В тот же день он отправился в аэропорт. Его никто не провожал. Когда он прилетел домой, его никто не встретил. Это показалось Лотосу странным, Корпорация свято чтила традиции. Представителя сто десятого этажа встречать просто обязаны. Не придавая этому особого значения, Лотос поехал к себе в офис. Но его туда не впустили. На входе в Небоскреб Лотоса ожидал страшный удар судьбы в лице начальника службы безопасности:
  -Стоять.
  Не понимая, что происходит, он не послушался и сразу пожалел об этом. Тяжелый кулак сбил его с ног.
  -В чем дело, я сотрудник Корпорации! - ошалело закричал Лотос.
  -Больше не сотрудник. Мне поручено вручить Вам приказ об увольнении.
  -Покажите бумаги! Оставалась еще надежда, что произошла нелепая ошибка. Но нет, все верно: печать отдела кадров с жирной надписью "Уволен" красовалась на самом видном месте.
  -За что они меня так? - растерянно спросил Лотос.
  -Вчера я вот также дал по зубам твоему начальнику, он тоже ни черта не понимал. Вали-ка и ты отсюда побыстрее.
  "Все понятно, кто-то донес о подмене. Неужели Гелиос! Нет, вряд ли, он старый друг Клавдия. Он покрывал такие подмены уже несколько раз. Без его поддержки шефа давно бы выкинули. Кто же тогда?" Обида, злость, отчаяние разом нахлынули на Лотоса. И ничего нельзя сделать, не к кому идти за помощью, даже просто поговорить не с кем. Опустив голову, он тихо побрел домой. Завтра жизнь придется начинать сначала. Теперь к его извечным спутникам Боли и Страху прибавится Нищета. Хотя у Лотоса и были сбережения, долго на них не проживешь, а в долг безработному никто не даст, остается лишь зарегистрироваться на Бирже труда и надеяться на лучшее.
   За час до звонка будильника Лотос уже стоял на ногах. С момента пробуждения с ним происходили удивительные вещи. Куда-то делась извечная ломота в суставах, исчезла привычная утренняя слабость, но самым поразительным было отсутствие боли. Да, она ушла, и все не возвращалась. Впервые за много лет Лотос искренне улыбнулся своему отражению в зеркале. "Надо спешить на Биржу. Стоп. Она никуда не денется. Пойду просто прогуляюсь по улице. Интересно, а почему мне раньше этого не хотелось? Побродить по городу, посмотреть на людей. Что может быть лучше? Всю жизнь я был похож на автобус, ездящий по заданному маршруту "Дом-Небоскреб-Дом". Не хочу быть автобусом, хочу быть человеком". Это смешное сравнение развеселило Лотоса. В приподнятом настроении он отправился пешком в центр города. По пути его встречали унылые, хмурые люди. Мучительно двигая ногами, они целенаправленно шли на работу. Никто не улыбался. "До чего же все серо вокруг. Одинаковые дома, машины, нигде нет цветов. Почему не сажают вдоль тротуаров цветы? Неужели этого никто не замечает? Постойте-ка, да ведь еще вчера я сам ничего не замечал. Меня выгнали с работы, а я, как идиот, болтаюсь по городу в поисках цветов!" Лотос живо припомнил события вчерашнего дня, но перспектива остаться безработным уже его не пугала. Теперь его ничто не пугало. Страх ушел вместе с болью. "Голова больше не болит. Что бы это значило? Неужели креер больше мне не понадобится? Я здоров? Здоров!" Лотос вдруг занервничал: " А вдруг боль вернется. Бывает же затишье перед бурей".
   Но боль не возвратилась, ни на следующий день, ни через неделю. На Бирже Лотос так и не появился. Он сидел дома и обдумывал свое новое положение. Восторг первых дней давно прошел, и к нему вернулась его прежняя серьезность и рассудительность. Два вопроса: "как удалось избавиться от болезни и кто сообщил о подмене Клавдия" не оставляли его ни на секунду. Он интуитивно чувствовал, что все это как-то связано с обмороком на станции, но дальше этого не продвинулся. Лотос постарался, как можно точнее вспомнить последовательность своих действий в последний день работ на Электростанции.
  "Спустился в подвал, отремонтировал прибор, включил его. Потом вдруг стало плохо. Нет, не так. Сначала сделал укол, потом потерял сознание. Опять не то. Бред какой-то, так ничего не получится". Чтобы развеяться, он включил телевизор; шел прогноз погоды. Симпатичная дикторша игриво щебетала:
  -На территории северо-восточного сектора Земли установится пасмурная погода, ожидаются кратковременные дожди, возможны грозы. В связи с повышенной активностью Солнца сохраняется вероятность начала мировой магнитной бури.
  У Лотоса перехватило дыхание. "Магнитная буря. Магнит, магнит. Магнитная цепь! Понял! На станции вышла из строя магнитная цепь!" Молодой человек лихорадочно копался в своих воспоминаниях. Он боялся, что внезапное озарение угаснет. "Так, спустился в подвал, ВОССТАНОВИЛ магнитную цепь. Включил коммутатор, упал, разбил голову. Обо что разбил?" Каждая мелочь теперь имела большое значение. "Упал на пол? Да, так. Но откуда тогда взялись на лбу царапины? Падая, зацепился за что-то. За что? За коммутатор. Он был открыт, значит, на мгновение голова подверглась магнитному облучению". Получалось очень правдоподобно. Лотос смутно припомнил, как в детстве родители отвезли его в нейрохирургическую клинику, где ему вживили в мозг какие-то микросхемы. По закону каждый гражданин, достигший пятилетнего возраста, обязан пройти такую операцию. Государство оплачивало все расходы, и никто особенно не протестовал. "Очевидно, микросхемы не выдержали облучения. Значит... Значит в них причина адской боли? Зачем же делают такие операции? Надо всех предупредить, рассказать. Рассказать людям правду". Но вспыхнувший энтузиазм быстро пропал: "нет боли - не нужен креер. В мире четверть трудоспособного населения занято на производстве этого препарата. Корпорации разорятся, начнется экономический хаос. Да его раздавят, прежде чем он скажет хоть слово. Но надо что-то делать... Или не надо? Не лучше ли попытаться извлечь из этого выгоду. Прежде всего, необходимо проверить свое предположение. Вдруг всему этому есть другое объяснение. Хорошо бы провести эксперимент еще на ком-то. Но ведь никто не захочет стать подопытным кроликом. Хотя почему же не захочет? В городе полно нищих, они на все пойдут лишь бы подзаработать немного денег. Странно, а ведь ни один безработный не решался совершить преступление. Они скорее умрут, оставшись без креера, чем поднимут на кого-то руку. Ну что ж, бедняки заслуживают своей жалкой участи раз не способны драться за выживание".
   Злые языки не зря называли Лотоса выскочкой. В свои двадцать семь лет он занимал очень высокое положение. Его уважали как специалиста и человека. Высокий интеллект, помноженный на поразительную трудоспособность, позволил Лотосу занять в Корпорации место, недоступное для большинства людей его возраста. Поставив перед собой цель, он подчинял всю свою жизнь ее достижению. Пока другие дети играли на улице, он часами сидел в библиотеке, готовясь к урокам в школе, или помогал отцу в ювелирной мастерской. Отец был неплохим мастером и мечтал, что сын пойдет по его стопам. Он с ранних лет приучал мальчика к тонкой работе по золоту и камням. С тех пор прошло много лет, но уроки ювелирного дела не прошли даром, они научили его основательности и терпению. Настоящих друзей у него никогда не было. Да и откуда им взяться у человека, который сам не стремился к общению с одноклассниками. То же самое повторилось и в университете. Но он от этого не страдал, годы одиночества превратили его в полностью автономную личность. И сейчас, оставшись без работы, он не опустил руки, не покорился судьбе. Напротив, теперь Лотос как никогда был уверен в своих силах. Купив нужные детали и инструменты, он принялся создавать аппарат, призванный разделаться с Болью раз и навсегда. Успех чередовался с неудачами, и первый экспериментальный прибор был готов только спустя полгода. После этого Лотос отправился на Биржу искать "подопытного кролика". Около Биржи постоянно околачивались несчастные, потерявшие работу, но он к ним не испытывал ни малейшей жалости. Для реализации своего проекта пришлось купить аккумуляторы, проволоку, электромотор, теперь настало время приобрести человека. Лотос расположился неподалеку от здания Биржи и принялся внимательно наблюдать за выходившими из него людьми. Вскоре он заметил подходящий для опытов экземпляр, сидевший прямо на тротуаре. Опущенная голова и абсолютно сломленный вид безошибочно выдавали в нем безработного. Лотос подошел к нему и как можно непринужденнее спросил:
  -Что, трудно найти в наше время работу?
  -Нелегко.
  -Как жить дальше собираешься?
  -Не Ваше дело.
   Разговор явно не клеился, но Лотос к этому был готов и на всякий случай взял с собой несколько таблеток креера.
  -На, угощайся.
   Парень недоверчиво посмотрел на странного незнакомца, но одну таблетку взял. Не мог не взять, у него давно все кончилось. Креером с ним делился его отец.
  -Как тебя зовут-то.
  -Аррей.
  -Вот, что Аррей, хочешь получать креер каждый день?
  -Кто ж не хочет. Только и от меня что-нибудь потребуется, так ведь?
  -Правильно, потребуется. Видишь ли, я ученый. Мне нужно, чтобы ты принял участие в моих экспериментах.
  -Хм. В качестве кого? - недовольно спросил Аррей.
  -Зрителям я креер не даю. Впрочем, если не хочешь, я найду кого-нибудь другого.
  "Ученый" сделал вид, что уходит, но парень схватил его за руку.
  -Согласен. Согласен. Только скажите это не больно?
  -Не больно, не беспокойся.
  -Ну, тогда я с Вами.
   Квартира Лотоса была похожа на мастерскую и лабораторию одновременно. Кругом валялись справочники по электротехнике, химии, нейрохирургии. В углу гудел компьютер, на столе стоял какой-то странный агрегат.
  -Сядь за стол, - жестко приказал хозяин.
  Аррей не смел перечить, хотя ему становилось жутковато.
  -Прислони лоб к экрану.
  Юноша повиновался. Лотос включил прибор и подождал несколько секунд.
  -Готово. Никуда не уходи, завтра продолжим.
  Аррей тяжело вздохнул. Он думал, что его ждет что-то ужасное. Однако ничего такого не случилось, и он успокоился. Ему хотелось домой, но только здесь дают драгоценный креер за две секунды работы. Немного поколебавшись, он решил остаться.
   На следующий день Лотос всеми способами пытался узнать у Аррея, не покинула ли его Боль. Он действовал осторожно. Нельзя ни в коем случае допустить, чтобы парнишка понял смысл экспериментов. Как оказалось, первый день окончился провалом. Видимо искусственное магнитное поле было недостаточно сильным. В конструкцию аппарата предстояло внести некоторые изменения. Лотос трудился, не покладая рук, но все безрезультатно. Где-то скрывалась принципиальная ошибка, но найти ее никак не удавалось. В который раз он прокручивал в голове тот памятный день на станции, стараясь вспомнить все детали. Удача снова улыбнулась ему. "Перед падением на коммутатор у меня страшно болела голова, значит и Аррея надо заставить пройти через Боль. Но как это сделать? Добровольно никто на это не согласится. Ну что ж, придется его заставить. Пусть он только уснет". Бедный парень даже не подозревал, что ему осталось жить совсем недолго. Утром он проснулся крепко связанным.
   Испуганно озираясь, Аррей попытался встать, но не смог. Видя, что его пленник проснулся, "ученый" подошел к нему и заклеил рот лентой. Он никуда не торопился, он мог ждать сколько угодно. А вот последние часы жизни Аррея стремительно истекали. Лотос принял решение избавиться от свидетеля. Для этого он купил огромный стеклянный аквариум и несколько сот литров кислоты. Прошло несколько минут, Аррей задергался, его глаза внезапно обессмыслились. "Пора" - решил Лотос и резко придвинул голову юноши к экрану. Тело "подопытного экземпляра" обмякло, но он еще дышал. "Если выживет, я победил" -подумал Лотос и стал с нетерпением ждать, когда пленник очнется. Через час веки Аррея дрогнули, и он открыл глаза. В них читался ужас, но Боли не было. Эксперимент увенчался успехом. Врач уступал место убийце. Палач развел в воде порошок цианида, набрал в шприц смертоносную жидкость и сделал "подопытному кролику" укол. Аррей шелохнулся и тут же затих. Лотос затащил тело в аквариум и наполнил его кислотой. "Ну, вот и следов никаких".
  
  ***
   Алмаз Люцифера погас, и демоны стали обсуждать увиденное.
  -Ну что ж, у парнишки есть фантазия, - заметил Асмодей.
  -И воля, - добавил Буэр, и жестокость.
  -Масштабы мелковаты: ну убил, ну растворил, - вмешался Амдусциас. Подойдет ли нам такой? Что-то сомневаюсь.
  -Эх, вы, главного так и не поняли. Он горд, а значит наш. Смотрите, что будет дальше, - сказал сатана и алмаз разгорелся с новой силой, показывая важнейшие поступки Лотоса.
  После того как ушла Боль, наш герой сильно изменился. Поступки других людей стали казаться ему нелепыми. В магазинах за покупателями не следили, на автостоянках не было охраны. Но никому и в голову не приходило воспользоваться этим. Кругом торжествовал какой-то необъяснимый идиотский порядок. Еще совсем недавно он и сам скорее бы умер от голода, чем попытался бы украсть немного еды. "Неужели Боль до такой степени подавляет чувство самосохранения? Нет, причина в другом. Креер ведь избавляет от Боли, но вот сознание продолжает оставаться одурманенным". Лотос не верил в высокие нравственные принципы окружающих. Впрочем, он думал только о себе, а жизнь в таком обществе его более чем устраивала. Когда деньги стали подходить к концу, он ограбил и убил случайного прохожего. Ему сильно повезло, в бумажнике жертвы нашлась банковская карточка. Сняв все деньги со счета, Лотос на несколько лет обеспечил себе безбедную жизнь. Труп он опять растворил в кислоте. Страшный аквариум хранил в себе молекулы уже двух человек. Бывший респектабельный техник убивал равнодушно. Он не испытывал ни жалости, ни страха. Его нельзя было назвать маньяком, он не получал никакого удовольствия от вида чужой крови или пыток. Лотос считал, что убивает по необходимости. Редкий преступник может избежать угрызений совести. Душевные муки на всю жизнь становятся проклятием для убийцы; а вот нашему герою повезло - у него таких проблем не возникало. Он понимал, каким страшным даром наделила его природа, поэтому вскоре тихое существование стало ему в тягость. Раньше работа в Корпорации была смыслом его жизни. Краткие часы свободного времени он обычно проводил у телевизора, иногда читал. Теперь он вспоминал об этом с отвращением. Лотосу было стыдно за свое мелочное ничтожное прозябание. Но себя он не винил. Он понимал, что был всего лишь винтиком Системы, а разве винтики могут претендовать на большее? Но теперь он не винтик, а Человек, все чувства которого вытеснила ненависть. Он ненавидел Создателя Системы, превратившего людей в рабов креера, рабов корпораций, рабов Страха и Боли. Нет, Лотос не думал о всеобщем счастье, о создании справедливого общества и тому подобной ерунде. Он помнил, как бился в судорогах его отец, когда закончился креер. Одной ампулы хватило бы спасти его. Лотос изо всех своих слабых детских сил стучал в двери соседних квартир, но не открывали. Никто не хотел помочь безработному. Когда он вернулся домой, все было кончено. Долгие годы являлось ему во сне сжавшееся в комок тело отца. Чувство беспомощности не покидало его всю жизнь, но теперь оно ушло навсегда. Нет больше бессильного, забитого, несчастного Лотоса. Есть холодный Лотос-убийца, и блестящий Лотос-ученый. И теперь, вырвавшись на волю, он хотел отомстить за все. Он отлично понимал, чем может закончиться его борьба, но отступать было не в его характере.
  Чтобы победить врага надо знать его уязвимые места. Как устроена власть? Где те тайные рычаги, нажав на которые, можно подчинить себе государственную машину? Без ответа на эти вопросы о реванше нечего и мечтать. Лотос тщательно продумывал все детали своего плана, но каждый раз приходил к выводу, что обречен на поражение. Слишком не равны силы. Он одиночка, а Система способна вмиг мобилизовать миллионы людей. Даже лев боится вступить в схватку со стаей гиен. Но он далеко не лев, а его противник точно не гиена. Чтобы иметь хоть какие-то шансы на успех, нужны деньги и люди. Немного денег еще оставалось (на первое время хватит), но где взять надежных людей? Креером легко заманить двух- трех, а что дальше? К тому же они могут в любой момент выйти из-под контроля. Как их удержать в повиновении? Эти вопросы не давали Лотосу покоя, но некоторые, еще совсем смутные идеи, уже стали появляться у него в голове. Прежде всего, он решил разыскать своего бывшего начальника. "Уж он-то, наверняка, не забыл, как с ним обошлась Система. Надо постараться перетянуть Клавдия на свою сторону. Может, у него сохранились какие-то связи. Вдруг удастся подобраться к Гелиосу и его Электростанции"
   Найти Клавдия оказалось не так-то просто. Потеряв работу, он переселился из центра Города в трущобы, где и собирался прожить остаток своих дней. Чтобы узнать его новый адрес Лотосу пришлось подкупить сотрудника Департамента по расселению. Лотос не видел своего бывшего шефа больше трех лет, и когда они встретились, сначала даже не узнал его. Клавдий окончательно превратился в хмурое злобное существо, постоянно брюзжащее и жалующееся на судьбу. Открыв дверь, Клавдий сначала долго смотрел на Лотоса тяжелым взглядом исподлобья, потом с явным неудовольствием пригласил его войти.
  -Вижу, ты преуспеваешь, - завистливо, даже чуть раздраженно заскрипел гном. Что тебе нужно от меня? Вряд ли ты решил просто навестить старика.
  Это малообещающее начало ничуть не обескуражило Лотоса. И он сразу же перешел к делу.
  -Да, ты не ошибся. Я богат и пришел не для того, чтобы скрасить тебе старость. Ответь мне на один вопрос, и я сразу же уйду.
  -О чем ты? - Клавдий насторожился. Он и раньше отличался мнительностью, а теперь и вовсе в каждом слове искал подвох или скрытый намек.
  -Помнишь тот день, когда охрана не пустила тебя в Небоскреб? Ты тогда еще получил по зубам.
  Клавдий напряженно кивнул.
  -Тебя выгнали с работы, а заодно и меня. Ты ведь и меня втянул в аферу с Электростанцией.
  -Пытаешься мне угрожать? - с усмешкой спросил Клавдий. Я слишком стар, чтобы кого-то бояться. Впрочем, ты согласился подменить меня не просто так, а за отличную плату. Так что перед тобой я ни в чем не виноват.
  -Ты здесь ни при чем. Нас подставили обоих. Теперь ты гниешь в трущобах, моля Бога умереть раньше, чем закончатся деньги на креер. А я почти год провел на Бирже, пока мне не повезло.
  -Что-то я никак не пойму к чему ты клонишь. Сейчас уже ничего не изменишь. Остается лишь смириться.
  -Если ты действительно ничего не боишься, то, может быть, поможешь мне найти и отомстить нашему общему врагу.
  -А, вот оно что, - старик с облегчением вздохнул. На самом деле он все эти годы опасался прихода Лотоса, и в течение разговора ему было не по себе.
  -Нет, здесь я тебе не помощник. Влиятельных друзей в Корпорации у меня не осталось. Только идеалисты верят в поговорку: "не место красит человека, а человек место". В нашем мире все как раз наоборот. Потерял работу, и уже никому не нужен.
  Лотос понял, что выбрал неправильную тактику. Однако он заметил, что бывший шеф до сих пор не утратил тщеславия и гордости. Клавдий явно никак не мог свыкнуться с мыслью, что он теперь ничто. Поэтому Лотос решил сыграть на этой слабости.
  -К сожалению, ты прав. Сейчас последняя секретарша значит больше чем ты. А раньше судьба ста этажей зависела от одного твоего слова.
  -Ста двадцати этажей, - самодовольно поправил Клавдий. Я мог бы подняться и выше. Но...
  Лотос внутренне торжествовал. Его слова явно попали в цель.
  -Ты можешь еще подняться. Стоит попробовать. И я тебе помогу.
  -С чего бы это? Решил заняться благотворительностью?
  -Буду с тобой откровенным, Клавдий. О благотворительности не может быть и речи. Несколько лет назад я создал аппарат, излечивающий от головной Боли. Я его испытал на себе и еще на одном человеке. Теперь мне не нужно покупать креер. Я вылечу и тебя, но учти: долг платежом красен. Освободившись от Боли, ты легко завоюешь высокое положение в обществе. Сколько времени ты намеревался еще прожить? Год, два? Боль быстро тебя доконает, а если примешь мое предложение, у тебя будет еще лет двадцать полнокровной жизни.
  Лотос замолчал, ожидая, что скажет на это Клавдий. "Если он откажется, придется его убить". На этот случай Лотос захватил с собой брезентовый мешок, будет во что спрятать тело.
  -Ну ты и фантазер, - рассмеялся Клавдий. Лет двести назад, наши предки страдали от болезни со странным названием "рак", наука была бессильна помочь больным. Но при этом спасу не было от шарлатанов, фанатично доказывающих, что они нашли способ разделаться с этой болезнью раз и навсегда.
  -Хорошо. Ты мне не веришь. Будь я на твоем месте, я бы точно тебе не поверил. Но ты ничем не рискуешь, если пройдешь у меня курс лечения. Если я не прав, Боль останется при тебе, не беспокойся. Поехали сейчас ко мне домой - увидишь мое изобретение.
  -Лотос, я знал тебя как высококлассного специалиста и умного человека. Ты говоришь убедительно. Но, представь, как глупо ты будешь выглядеть, если не сможешь меня вылечить.
  -Не сомневайся, провала не будет.
  Клавдий недоверчиво ухмыльнулся, но больше спорить не стал. Вскоре они вышли из дома и направились на квартиру к Лотосу.
  Скептицизм Клавдия стал понемногу рассеиваться, когда он увидел аппарат. Компактный, явно простой в эксплуатации (панель управления состояла всего из одной кнопки) он напоминал космический корабль пришельцев из фантастического фильма. Пока старик внимательно осматривал прибор, Лотос что-то размешивал в стакане воды. Сосредоточенность и серьезность, с которой он это делал, говорили Клавдию, что его бывший подчиненный не шутил. Лекарство от Боли существует.
  -На, выпей, - в голосе Лотоса чувствовалась такая сила, что Клавдий без колебаний подчинился.
  -Что это?
  -Снотворное.
  -Ты же говорил, что от Боли избавляет твоя машина. За чем же нужно меня усыплять?
  -Объясню позже.
  Чрезмерная лаконичность ответов показалась Клавдию подозрительной. "Что-то тут нечисто, парень явно что-то скрывает". Он захотел, было задать Лотосу еще один вопрос, но не смог, погрузившись в тяжелый больной сон.
  Дальше все шло по сценарию уже один раз проверенному на Аррее. С одной лишь разницей: Клавдию сохранили жизнь. Ему предстояло стать винтиком в Системе, создаваемой Лотосом. Когда все было кончено, Клавдий долго не мог прийти в себя. С ним произошло настоящее чудо. Он настолько привык жить с Болью, что она стала едва ли ни частью его личности. Избавившись от нее, он испытывал те же ощущения, что и человек, долгое время носивший на спине тяжелый рюкзак и теперь сбросивший его. На смену гнетущей тяжести пришла удивительная легкость и бодрость. Голова стала свежей и ясной. Что ни говори, а за такое превращение стоит заплатить самую высокую цену. Не дожидаясь, когда Лотос начнет разговор об оплате, Клавдий сам обратился к своему избавителю.
  -Хочу тебя сразу предупредить: от моих сбережений почти ничего не осталось. То, что ты сделал, заслуживает значительного вознаграждения. Я мог бы отдать тебе все, что у меня есть, но я безработный. Без денег я просто умру с голоду.
  Лотос надеялся, что его бывший начальник скажет именно это. Хозяин сто двадцатого этажа в отставке даже и не подозревал, что попался в ловушку.
  -Клавдий, я же тебе сказал, что не занимаюсь благотворительностью. Если ты не в состоянии заплатить, тебе придется на меня поработать.
  -Что я должен сделать? - недоуменно спросил Клавдий. Какая от меня польза? Разве что подметать пол или готовить тебе пищу.
  -Тогда тебе пришлось бы подмести полы во всех квартирах нашего Города, -пошутил Лотос. Нет, мне нужно не это. Мое изобретение может приносить колоссальный доход. Но как ты сам понимаешь, я сразу превращусь в главного врага торговцев креером. Поэтому приходится действовать тайно. Существует немало миллионеров, которые с радостью заплатят мне за лечение огромные деньги. Но нельзя же вести сюда первого встречного; слишком велик риск. К тому же в одиночку работать сложно. В таком деле без помощника не обойтись.
  -А я то здесь причем? Чем я могу тебе помочь? - Клавдий до сих не понимал, чего же от него хотят.
  -По долгу службы ты встречался с очень влиятельными людьми. Некоторые стали твоими друзьями. Гелиос, например. Твоя задача убедить их пройти у меня антиболевую терапию. Кстати, я собираюсь делиться с тобой деньгами, полученными от пациентов. Твоя доля - десять процентов.
  Клавдий не верил своим ушам. Еще вчера он был больным безработным. Теперь он совершенно здоров и кажется, получил отличное рабочее место. Молодой человек не лгал, когда говорил, что он еще поднимется. Он был страшно рад, но постарался это скрыть. "Мальчишка не должен чувствовать себя благодетелем",, - подумал Клавдий. Подавив восторг, он с наигранным равнодушием согласился. Но Лотос был слишком умным и проницательным, чтобы поверить в это равнодушие. Он-то заметил, как преобразился Клавдий, услышав про десять процентов. Лотос всегда считал, что самый эффективный способ управления людьми - это кнут и пряник. Поведение Клавдия тому лучшее доказательство.
  -Когда будешь договариваться, скажи, что цена за лечение десять тысяч универсальных единиц, - сказал Лотос напоследок.
  -Так много? Ты что! Такие деньги никто нам не заплатит. К тому же... - Клавдий хотел еще что-то сказать, но Лотос его остановил.
  -В том-то все и дело, что никто не заплатит. Это нам и надо. Если с каждого удастся получить хотя бы шесть тысяч, мы уже будем сказочно богаты. Но при этом наши клиенты будут чувствовать себя обязанными. Вот ты им тогда скажешь, что мы пошли на уступки не просто так, и надеемся на дальнейшее сотрудничество. Пусть ищут нам клиентов. Вспомни школьную математику. Количество пациентов будет прирастать в геометрической прогрессии с переменным знаменателем.
  -Хитро, нечего сказать. На этот раз старик не смог сдержать своей радости и восхищения.
  Планы Лотоса начали стремительно осуществляться. В его квартире вскоре побывало несколько сот человек. Удачливые коммерсанты, промышленники, дети богатых родителей - вот далеко неполный перечень тех, кто рискнул обратиться за помощью к "шарлатану". И ведь никто из них не донесет, не проболтается. На честность человека вряд ли можно положиться, однако Лотос делал ставку не на это. Его клиенты прекрасно понимали, что молчание, прежде всего в их интересах. Но беда всегда приходит, откуда ее не ждут. Разбогатев, Клавдий начал новую шикарную жизнь. Он тратил деньги бестолково и помногу. Это стало бросаться в глаза. Напрасно Лотос пытался объяснить своему компаньону, что он ставит под угрозу срыва все предприятие. Тот лишь отделывался фразами в духе философов-эпикурейцев. Лотос не хотел убивать своего бывшего начальника. Все-таки они проработали вместе много лет, даже сблизились немного, но другого выхода не было. Он затеял все это не для того, чтобы его сообщники могли набивать рот икрой и запивать ее натуральным коньяком. Аквариум все еще стоял в углу его квартиры. Лотос давно вылил из него всю кислоту. Пришло время опять его наполнить...
  
  -Ну а сейчас как он вам? - вновь спросил сатана у приближенных.
  -Похоже, кандидат неплохой, - высказал своё мнение Буэр.
  -Посмотрим, чем ещё всё закончится, - упрямо заявил Амдусциас.
  -По-моему, и выбирать то особо не из кого, - мрачно изрек Андрас.
  -Хорошо, смотрим дальше, - объявил Люцифер.
  
  Почти все деньги уходили на подкуп сотрудников различных корпораций и государственных учреждений. Там где деньги были бессильны, в ход шли угрозы, шантаж и многое другое, за что в прошлые века можно было угодить в "тюрьму". Получив доступ к историческим архивам, Лотос узнал очень много интересного. Оказывается, еще лет триста назад общественное устройство было гораздо сложнее современного. Существовал любопытный документ, называемый уголовным кодексом. В нем содержался набор правил поведения. Большинство людей беспрекословно им подчинялись, однако были и нарушители. Их ловили при помощи "полиции" и отправляли в "тюрьму". Некоторых даже казнили. Сотрудники "полиции" носили "оружие", то есть предметы для убийства. В то время не существовало общемирового правительства, а вся территория Земли была поделена на "страны", у каждой из которых была своя "армия". "Армия" чем-то напоминала "полицию", но использовалась совершенно для других целей. Миллионы людей, входивших в "армию" нередко участвовали в массовых убийствах, так называемых "войнах". Но потом картина стала постепенно меняться. Сначала страны объединились в крупные военно-политические союзы. Чуть позже стали появляться экономические сообщества. Так, шаг за шагом, назревала необходимость создания единого правительства, и два века назад на Земле прошли всеобщие выборы. Документов относящихся к последующим нескольким десятилетиям Лотосу раздобыть не удалось. Что происходило в те годы, он не знал, но в более поздних архивах уже не встречались такие термины как "армия", "полиция" и "оружие". У единого государства начисто отсутствовал силовой аппарат! Почему-то исчезли преступления, прекратились войны и мятежи. Эволюционным путем за пятьдесят-шестьдесят лет люди просто не могли измениться. Явно произошло какое-то вмешательство извне. Лотос понял это, когда заметил, что сразу после выборов развернулась кампания по вживлению в мозг специальных микросхем. Собрав все имеющиеся данные воедино, он пришел к выводу, что его давняя догадка подтвердилась. Микросхемы действительно "одурманивают" сознание, возможно подавляя центр агрессии, или еще как-то влияя на мозг. Теперь понятно, почему людям не приходит в голову воровать или совершать другие преступления. Освободившись от Боли, а точнее от власти микросхем, человек становится свободным. Но лучше ли ему от этого? Значит, Боль-это плата за стабильность и порядок. Лотос не был философом и долго думать на вечные темы не стал. Информация, которой он располагал, бесценна. Он нашел, наконец, рычаги управления обществом, теперь надо до них добраться.
  Лотос с ранних лет был недоверчивым и подозрительным человеком. Он вел замкнутый образ жизни, стараясь как можно реже обращаться за помощью к окружающим. Лотос тщательно скрывал свои слабые стороны, потому и не сближался ни с кем. Он считал, что друзья могут сыграть на его слабостях и помешать ему сделать карьеру. Бросив вызов Системе, он не учел особенностей своей психики. Лотос вздрагивал от каждого шороха, боялся телефонных звонков. Ему казалось, что Система давно раскрыла его планы, и вот-вот за ним придут. Разумом он понимал всю абсурдность своих опасений, но ничего не мог с этим поделать. После расправы над Клавдием, Лотос осознал, что страшно одинок и нуждается в поддержке. Порой ему хотелось все бросить, создать семью и вести спокойный образ жизни. Но перспектива стать средним обывателем вызывала в нем глубокое отвращение. В эти минуты он ненавидел и презирал сам себя. Лотос фанатично рвался наверх общественной пирамиды, истощая себя морально и физически. Он давно был на грани тяжелого нервного срыва, но, как говорили древние, "игра стоила свеч". Что такое "свеча" он не знал, но предполагал, что это наверняка очень ценная вещь.
  Первый шаг на пути к победе сделан. Но это только один шаг. Да, он теперь знает о манипуляции сознанием, у него много денег, на него работают сотни людей. Однако, этого явно недостаточно. Необходимо стать повелителем миллионов, только тогда можно будет всерьез рассчитывать на успех. К тому же механизм управления массами людей известен Лотосу лишь в общих чертах. Дело значительно продвинется, если удастся исследовать сами микросхемы. Его дом уже был лабораторией, мастерской, вскоре ему предстояло стать операционной. Не зря говорят, что бесплатный сыр бывает только в мышеловках. Как и Аррей "новый подопытный кролик" ради ампулы креера с радостью согласился "помочь ученому в его экспериментах". Он даже и представить себе не мог, что под маской респектабельного гражданина таится фанатик, одержимый жаждой власти. Усыпив, а потом, умертвив свою новую жертву, Лотос решительно принялся за дело. У него не было никаких знаний в области хирургии, поэтому он "оперировал" неуклюже и очень медленно. Он орудовал ножницами, пилой и трепанатором как мясник, рубящий свинину.
  Лотос весь измазался в чужой крови, пока вскрывал черепную коробку. Наконец, он добрался до мозга. Зрелище не из приятных. Какая-то морщинистая серая губка, залитая кровью (издержки непрофессионально совершенной трепанации). Аккуратно срезая серое вещество, хирург-любитель постепенно добрался до микросхем. Как оказалось, они расположены в разных частях мозга и связаны тонкими проводками. Закончив "операцию" он тщательно убрал квартиру, принял душ, а от трупа избавился традиционным для себя образом.
   Лотос отлично разбирался в электронике. В этой области ему не было равных ни в школе, ни в университете. Но то, что он увидел, поставило даже его в тупик. Тип микросхем оказался абсолютно незнакомым. Один блок питания чего стоил! Размером с песчинку, не больше, он хранил в себе столько энергии, что хватало на несколько десятилетий. Лотос понял, что столкнулся со сверхсовременной технологией. Разобраться в ней ему не по зубам. К тому же работая в домашних условиях, не имея специального оборудования, вряд ли можно надеяться на что-то. Но он не унывал. Среди тех, кого Лотос избавил от Боли, наверняка найдутся подходящие специалисты. Наш герой запросил у компьютера список всех пациентов, имеющих докторскую степень. Их оказалось совсем немного. Лотос без труда отыскал среди них одного электронщика. Митридат, глава "Центрального" сектора "Космического картеля", полгода назад готов был заплатить любые деньги за свое спасение. Жить ему оставалось несколько часов, ампулы уже не помогали. Однако Лотос взял с него всего лишь две тысячи универсальных единиц. Теперь очередь Митридата оказывать любезность.
  "Космический картель" считался уникальной организацией. Его не без основания называли флагманом земной науки. Он был первым детищем единого правительства и с тех пор пользовался огромной государственной поддержкой. Целая сеть бесплатных университетов готовила будущих сотрудников картеля. Научная элита Земли формировалась из представителей всех слоев общества. Детям из небогатых семей картель предоставлял единственный шанс пробиться в высшее общество. Десятки тысяч абитуриентов ежегодно осаждали приемные комиссии университетов картеля, но лишь единицы потом становились его полноправными сотрудниками. Когда Лотос заполучил себе в союзники Митридата, он отлично понимал какая это удача. Митридат взялся помогать после долгих колебаний. Ему хватило одного взгляда на микросхемы, чтобы сообразить, что его пытаются втянуть в опасное предприятие. Совершенно очевидно: при производстве микросхем использовались последние достижения науки и техники, доступ к которым сильно ограничен. Но Митридат хорошо помнил, кто спас его от мучительной смерти, поэтому, в конце концов, решился взяться за это дело. Он хотел как можно быстрее провести исследование микросхем и сразу от них избавиться. Но не тут то было. Чем больше он работал над ними, тем больше возникало вопросов. Абсолютно непонятно из какого материала сделаны проводки, соединяющие микросхемы, никак не удавалось разобраться в принципе функционирования батарей, было много и других "белых" пятен. Но кое-что Митридат выяснил. Провозившись с микросхемами несколько месяцев, он решил, что пора сообщить о своих "успехах" Лотосу. Как всегда встреча состоялась у него на квартире.
  -Ну и задачку Вы мне задали. Я круглые сутки бился над этими идиотскими железяками, но почти ничего не узнал.
  Такого Лотос не ожидал, он был твердо уверен, что Митридат справится. Складывалась довольно странная картина: два отличных специалиста промучились немало времени, но ничего не добились.
  "Кто проектировал и создавал эти чертовы микросхемы? Неужели на Земле существует какая-то группа сверх гениев, которая занимается подобными вещами?" - подумал Лотос.
  -Хотя что-то мне все-таки удалось понять. Как оказалось, микросхемы только с виду кажутся одинаковыми. На самом деле они служат для совершенно разных целей, но при этом они функционируют как единый организм. Это чем-то похоже на локальную компьютерную сеть.
  "Ничего себе! В голове у каждого человека встроена и работает компьютерная сеть! На Земле десять миллиардов голов. В каждой из них по компьютерной сети! Какие же деньги надо потратить, чтобы реализовать этот потрясающий проект!"
  -Сначала я подумал, что эта сеть полностью автономна. Но это не так, точнее не совсем так. Она управляется извне. Управление построено по принципу, отдаленно напоминающему спутниковую связь. Мне удалось установить, что сеть может находиться как минимум в трех состояниях: покой, максимальная активность и в промежуточном состоянии. К сожалению, мне больше нечего добавить. Боюсь, я Вас подвел.
  -Вы справились с заданием блестяще. На большее я и не рассчитывал!
  Митридат попытался возразить, но Лотос оставил это без внимания.
  -Теперь все окончательно прояснилось. Я предполагал, что микросхемы должны различаться. Каждая из них взаимодействует с разными участками головного мозга. Соединить их в единую сеть! Что может быть умнее и рациональнее! Конечно, так и должно быть, управляются из космоса!
  Митридат опешил. Лотос произнес всю эту ахинею настолько вдохновенно и радостно, что Митридат засомневался в его психическом здоровье.
  -Не смотрите на меня так, - весело сказал Лотос. Вас удивляет моя реакция? Я объясню Вам, в чем дело.
  Он давно уже решил посвятить Митридата во все свои тайны. Теперь представился удобный случай.
  -Несколько лет назад меня отправили на Электростанцию. Что произошло там, Вас вряд ли заинтересует, но у меня появились основания думать, что Боль имеет искусственную природу. Я предположил, что причиной Боли являются микросхемы. Аппарат, который мне удалось сконструировать, выводил их из строя и тем самым избавлял людей от Боли. Но мои первые эксперименты не всегда оканчивались удачно. Я подметил одну странную закономерность: аппарат действительно успешно действует только, когда пациент находится на грани болевого шока. Ваши исследования легко объясняют это. Когда сеть находится в состоянии наибольшей активности, тогда она наиболее уязвима. Вы когда-нибудь задумывались, как действует креер?
  -Нет, конечно, я не врач, - растерянно ответил Митридат.
  -Я тоже не врач, но, я, кажется, знаю ответ и на этот вопрос. Креер попадает через кровеносную систему в мозг. Эти маленькие компьютеры, которых я ошибочно назвал микросхемами, постоянно проверяют содержание препарата в мозге. Если этого вещества не хватает, сеть переходит из состояния покоя в активное состояние и вызывает Боль.
  Митридат не верил. Отказывался верить в подобное изуверство. Он был романтиком-гуманистом и не предполагал, что люди способны ставить такие чудовищные эксперименты над людьми.
  -Но зачем? Кому же это все надо? - испуганно спросил Митридат.
  -Кому надо? Вы меня удивляете. Корпорации зарабатывают на креере бешеные деньги, а Вы спрашиваете кому надо. Вам не кажется странным, что руководящие посты в этих корпорациях передаются по наследству? Не было ни одного исключения. Ни один человек со стороны не может подняться на самый верх. Всем заправляют только члены семьи владельцев корпораций. Очевидно, в их светлых головах нет места для разного рода сетей и других посторонних предметов.
  -Но откуда же у Вас эти микросхемы? Страшная догадка вдруг обожгла Митридата.
  -Я подкупил уборщика в морге. Он достал мне труп, железки оттуда. Я покопался в одной мертвой голове.
  Митридата чуть не стошнило. Оказывается, он в течение долгого времени хранил у себя дома, вещь, принадлежавшую покойнику.
  -Но это еще не все. При помощи этих микросхем хозяева корпораций управляют поступками всего народа Земли. Мне удалось достать документы, полностью это подтверждающие. Вкратце дело обстоит так. Первые исследования человеческого мозга начались очень давно. Уже в девятнадцатом веке существовали нейрохирургические клиники. Немногим позже древние ученые додумались вживить собаке в мозг несколько электродов. Стимулируя центры сна, голода, удовольствий, удавалось контролировать ее поведение. Вы, конечно, не знаете, но поверьте мне на слово: тогда никакого единого правительства не существовало. Части Земли конкурировали друг с другом и граждане этих частей, так называемых стран, даже совершали массовые убийства друг друга. Древние называли это "войной". Так вот, правители нескольких самых развитых стран поняли, что в войне победит тот, кто проникнет в тайны человеческого мозга и сможет поставить его под контроль. На исследования в этой области денег не жалели. И, в конце концов, ученые нашли способ манипулировать человеческим сознанием. К тому времени, стран в мире не осталось. Их роль стали играть несколько огромных враждующих блоков. Всех деталей я не знаю, да и не к чему это. Видимо, правители поняли, что гораздо выгоднее навсегда закрепить свое привилегированное положение, чем ввязываться в новые войны. Так появилось общемировое правительство. Оно успешно применило военные технологии в своих корыстных целях. Они виновны в наших страданиях, они отобрали у нас свободу и право быть людьми, а не роботами.
  На свободу и права человека Лотосу было абсолютно наплевать, но он намеренно сыграл, на идеализме собеседника и не ошибся.
  -Мы должны с ними бороться! Вернем людям свободу, - пламенно воскликнул Митридат.
  -Именно это я и делаю, но я один и мне нужна твоя помощь.
  -Можете на меня рассчитывать, я сделаю все, что Вы скажете.
  -Твои исследования навели меня на мысль, что микросхемы управляются со спутников. В Космическом картеле наверняка существуют документы, хотя бы косвенно это подтверждающие. Найди их. Если моя догадка окажется правильной, мы постараемся разрушить связь между спутниками и микросхемами. А потом захватим телевидение и расскажем всему миру правду. Люди к тому времени уже смогут адекватно воспринимать наши слова. Они возмутятся и свергнут власть корпораций. Мы вернемся к древней избирательной системе, когда любой взрослый человек сможет участвовать в выборах правителя. А выборы будут проводиться каждые пять-шесть лет.
  Он внимательно посмотрел на Митридата. Тот как завороженный ловил каждое его слово. "Отлично, - подумал Лотос. Еще один дурак попался на крючок".
  Митридат действительно попался на крючок. Он стал марионеткой в чужих руках, при этом искренне считая, что действует по собственной воле. Теперь каждый день, проведенный в картеле, Митридат использовал для сбора информации. Но все попытки найти хоть что-то, относящееся к делу, оказались тщетными. Конечно, он понимал, что подобная информация, если и существует, то является строго засекреченной. Его довольно высокий статус в картеле позволял ему проникать в базы данных практически всех электронных архивов, но в них ничего стоящего не оказалось. Единственный компьютер-архив, недоступный для Митридата, находился в кабинете у самого главы картеля. Конечно, зная пароль, проникнуть в него не составит труда. Но в том-то и дело, что пароль знал только один человек, как раз глава картеля. Система паролей широко использовалась во всех организациях на Земле. Она служила не для того, чтобы защитить информацию от злоумышленников. Таких просто не было; никому и в голову не приходило воспользоваться чужой информацией. Создатели микросхем поработали на славу, они цепко держали в узде сознание всех рядовых землян. Но все же кто-то мог по ошибке или из-за сбоя в компьютере попасть в секретную базу данных. Чтобы исключить такие случайности каждого сотрудника снабжали простеньким паролем. Даже для среднего программиста не составило бы большого труда взломать любой шифр, а в области электронных технологий Митридат заслуженно считался профессионалом высокого уровня. Он довольно быстро нашел нужную комбинацию букв, составляющих пароль, и каждый день понемногу скачивал информацию. Как ни странно, научных данных в архиве не оказалось. В нем хранились бесконечные отчеты о коммерческих сделках, списки клиентов картеля, фамилии держателей акций и тому подобная чушь. Для очистки совести Митридат передавал украденные файлы Лотосу, хотя и не видел в этом особого смысла. Он не понимал, что человеку с аналитическим складом ума достаточно знать обрывочный факт, чтобы восстановить полную картину происходящего. Из вороха ненужной информации, Лотос по крупицам вылавливал доказательства своей гипотезы. В одном из финансовых отчетов говорилось, что картель не успел выполнить заказ на производство спутников-излучателей и должен заплатить крупную неустойку. Заказчиком выступал "Союз производителей креера". Казалось бы, зачем промышленникам излучатели? Далее, среди самых древних документов обнаружился список приоритетных разработок картеля. На первом месте стояла технология массового производства микросетей.
  Лотос все больше и больше убеждался в своей правоте. Когда развеялись последние сомнения, он начал готовиться к последнему, решающему сражению за Власть. Для любого сражения необходимы армии; их еще предстояло создать.
  Из истории Лотос знал, что нищие, безработные, люмпены нередко составляли костяк мятежных войск, им только плати. Но теперь наемную армию создать не удастся, микросхемы сильнее денег. Конечно, даже сейчас люди иногда шли на мелкие преступления, удавалось ведь подкупать чиновников. Но на убийство никто никогда не решится. Значит, сначала нужно вылечить потенциального солдата, а потом предлагать деньги. Однако, такое войско ненадежно, гораздо лучше, когда армия состоит из добровольцев, готовых ради великой идеи не только убивать, но и умирать. У Лотоса уже есть один такой солдат, осталось всего-навсего найти еще пару сотен. Чтобы поймать одного жулика, нужен другой жулик. Чтобы найти одного романтика идеалиста, нужен другой романтик. Поэтому в этом деле он положился на Митридата и не ошибся. Прирожденный оратор, искренне мечтающий помочь всему человечеству, он очень много сделал, для того чтобы воспламенить сердца целой толпы юношей. Лотос не побрезговал и услугами наемников. Он считал, что ядро армии составят, конечно, птенцы Митридата, но их все-таки не достаточно много. Поэтому он, в конце концов, решился привлечь на свою сторону еще и городскую бедноту.
  ***
  -Берем, берем его в команду! - весело закричал Буэр, когда алмаз в очередной раз отключился.
  -Признаю, был неправ, что сомневался в его силах, - поддержал Буэра Амдусциас.
  -А что скажет любезный Андрас, в убийствах ты у нас мастер.
  -Лотос, конечно, дилетант. Я бы убирал свидетелей по-другому, но в принципе, у меня нет никаких возражений. Кстати, мне бы хотелось всё же узнать, добился он своей цели.
  -Конечно, добился, и еще как! - я просто горжусь им, - сказал Люцифер. Каждый бы мечтал таком сыне. Вот, пожалуйста, полюбуйтесь.
  
  Итак, все готово для выступления. Каждый солдат знает, что делать. Армия, а точнее сказать сборище обманутых юнцов и отбросов общества, должна вот-вот отправится добывать мировой трон для очередного тирана. И вдруг произошла катастрофа. С самого начала Лотос боялся этого, и это случилось. Около часа ночи к нему ворвался Митридат, на нем не было лица. Лотос всегда хотел узнать, что означает странная фраза "на нем нет лица", теперь он это узнал.
  -Среди нас предатель, - выпалил Митридат, как только Лотос продрал глаза. Зигфрид сказал, что если завтра он не получит триста тысяч универсальных единиц, то донесет на нас. Таких денег нам в жизни не достать. Неужели из-за одного придурка все рухнет. Миллиарды людей так и останутся в рабстве.
  "Этот придурок даже сейчас, не может избавиться от патетики. Какой же он все-таки идиот!"- подумал Лотос.
  -А ты ему сказал, что если нас арестуют, то всем вживят новые микросхемы и к нему вернется Боль?
  -Конечно, сказал. Но ему плевать, он считает, что правительство даже наградит его. Он заявил мне, что ничего не теряет при любом исходе.
  -Да, действительно он кретин, если так думает. Хотя, может быть, он просто блефует. Проверяет наши нервы. Но рисковать мы не можем. Платить тоже нам нечем.
  Лотос солгал, денег у него было в достатке, но предательство нельзя оставлять без наказания.
  -Что же делать? Мы проиграли?
  -У нас нет выбора. Мы должны его убить.
  -Убить? - Митридат как-то сразу весь съежился. Сильный, всегда уверенный в себе, он, вдруг оказался жалким слабаком.
  -Послушай, мы это сделаем не для себя, а для всего народа Земли. Каждый год микросхемы убивают тысячи людей, подумай, прежде всего, о них, а не о Зигфриде. Лотос достал из бара бутылку коньяку, наполнил до краев стакан и потянул его Митридату.
  -На, выпей. Ты просто перенервничал. Такое бывает. Ничего, пройдет.
  Коньяк явно подкрепил душевные силы Митридата. Он быстро пришел в себя.
  -Да. Ты, конечно, прав. Но обещай, что это будет нашим последним убийством.
  -Я сделаю все, чтобы захват телевидения прошел без жертв.
   На самом деле, он, наоборот, решил действовать жестоко, чтобы сразу отбить у возможного противника охоту сопротивляться.
  -Мы еще об этом поговорим, а сейчас поехали к Зигфриду, каждая секунда дорога.
  -Он же назначил встречу утром. Может быть, не стоит торопить события? - умоляюще попросил Митридат.
  -Нет. Утром труднее спрятать труп.
   По пути к Зигфриду они не сказали друг другу ни одного слова. Не о чем было говорить. Когда они приехали, Митридат несколько раз постучал в дверь предателя. Тот вскоре открыл и сразу же получил сильный удар по голове, от которого потерял сознание. Лотос сделал ему смертоносный укол, а потом запихнул тело в пластиковый мешок. Они вывезли труп за город и закопали его в небольшом лесу. Все - проблема решена, можно вздохнуть свободно. А завтра последний штурм. Он попрощался с Митридатом и отправился домой спать. А Митридат домой не поехал, он вернулся в тот лес и повесился.
  Адский алмаз замер на несколько мгновений, а потом показал, как Лотос победил на свободных демократических выборах и стал Президентом Земли. Через год вновь заработали спутники-излучатели. Не для того он потратил столько сил, чтобы через пять лет участвовать в новых выборах и, возможно, их проиграть. Настроения толпы изменчивы и непредсказуемы. Те, кого он вылечил, вновь прооперированны. Все стало почти по-прежнему, кроме одной небольшой детали. Лотос создал полицию и спецслужбы, повторить ошибку прошлых правителей он не хотел. Все концерны по производству креера, разгромленные чернью во время смуты, вновь восстановлены. Кстати, выяснилось, кто донес о подмене Клавдия. Секретарша Гера, таким образом, рассчитывала подняться по служебной лестнице. Он приказал растворить ее в кислоте. Живьем. Это было его первым и последним убийством, не продиктованным целесообразностью.
  Сатана щелкнул пальцами, алмаз исчез. Даже демоны поначалу не могли найти слов, чтобы выразить всю глубину своего восхищения Лотосом.
  -И после этого кто-то будет утверждать, что Бог создал человека по своему подобию? - нарушил молчание Амдусциас. Он наш до мозга костей, крыльев только не хватает.
  -Крылья - дело наживное. Справится с заданием, подарю ему и крылья и все что угодно, - пообещал Люцифер. Асмодей, отправишься сейчас к нему и убедишь перейти на нашу сторону.
  ***
  Лотос не спал, хотя давно уже была глубокая ночь. С ностальгическим чувством он вспоминал дни своей молодости. Одинокая, безрадостная молодость все равно остается молодостью, ее никогда не заменит даже самая благополучная старость. Он давно уже устал от жизни, и лишь ненасытная жажда власти не позволяла диктатору уйти на покой. Когда-то он убил пять человек. Но страдание ему причиняли лишь воспоминания о Митридате, которого он довел до самоубийства. "Сам, сам. Он сам, я его не убивал. Слабая нервная система. Я в этом не виноват",- пытался успокоить себя Лотос, но не мог. " Это я старею и потому становлюсь сентиментальным. Да разве раньше мне бы пришло в голову такое! Я совсем раскис". Тут же ему стало стыдно за свою слабость, и он снова стал мыслить, как и пятьдесят лет назад: "Цель оправдывает любые средства, я руководствовался целесообразностью, без насилия ничего не добьешься".
  Вот уже несколько лет он не расставался со снотворным. Оно не всегда помогало, а когда всё же удавалось заснуть, ему все время снился один и тот же сон. Лотос видел женщину в странных одеждах. Ему казалось, что они когда-то встречались, но кто была эта женщина, он никак не мог вспомнить. Это его мучило.
  Лотос выпил одну таблетку, потом другую. Заснуть не удалось. Он подошел к книжной полке и наугад взял какую-то. "Странно, раньше она мне не попадалась. Правитель мира открыл первую страницу и прочел: "В начале сотворил Бог небо и землю". Как это "сотворил", кто это такой "Бог"? Дальше, больше: "И создал Бог зверей земных... И сотворил Бог человека..." Человека! Кто автор этой нелепой книги? Автор не указан! Кто хотя бы редактор? Нет редактора! Стоп. Говорим же мы "Боже мой", "слава Богу" и тому подобные фразы. Может быть, книга не столь нелепа, как кажется и описывает события глубокой древности. Все ясно: это учебник по древней истории. Настолько древней, что люди уже и не помнят, кто такой Бог. Хотя по привычке и вспоминают о нем.
  Так началось знакомство Лотоса с библией. Но не с той святой книгой, по которой жили праведники далекого прошлого. Нет, лично Астарот написал этот вариант библии для него. И вовсе не случайно потянулась его рука к книжной полке. "Сотворил Бог Люцифера и увидел Бог, что это хорошо... И восстал Бог на Люцифера, потому как были они равны, и не было уже для них обоих места в раю. ...Радуйся земля, ибо к тебе сошел Люцифер", - прочел Лотос и бережно закрыл книгу. "На сегодня хватит. Все, пора спать". Чтение библии принесло ему долгожданное облегчение, он расслабился и заснул глубоким здоровым сном. Всю ночь ему снились необычные сны. Золотой престол, крест с распятым на нем преступником, корона изумительной красоты. Все это медленно проплывало у него перед глазами. Ему казалось, что он слышит приятный Голос. Голос обволакивает и постепенно растворяет в себе. Вдруг он видит младенца. "Убей, убей, убей, убей, - мягко просит Голос. "Убью", - прошептал Лотос и открыл глаза. Он почувствовал, что в комнате кроме него еще кто-то есть и впервые за много лет испытал нечеловеческий ужас.
  - Здравствуй, - сказал приятным Голосом некто.
  -Кто ты?
  -Я посланник того, о ком написана библия.
  -Посланник Бога?
  -Нет, библия повествует не о Нем.
  -Сатаны?
  -Да. Он ждет тебя.
  -Зачем я ему?
  -Скоро узнаешь.
  -Я не хочу его видеть.
  -Ты отказываешься от вечной молодости.
  -От чего?
  -Бессмертие - обычная награда за служение дьяволу.
  -Это невозможно. Я не верю тебе.
  -"Идите ко мне и берите воду жизни даром", написано в священном писании. Это слова Люцифера.
  -Почему ты называешь учебник истории Священным писанием?
  Асмодей не мог не рассмеяться.
  -До чего же рациональны современные люди! Даже Библия для них всего лишь учебник. А ведь было время, когда за такие слова сжигали на кострах. Тебе нужны доказательства могущества дьявола?
  -Конечно.
  -Хорошо. Посмотри на свои руки.
  Старая морщинистая кожа на них разгладилась и побелела буквально в считанные секунды.
  -Будь с нами, и ты помолодеешь полностью.
   Лотос понял, что судьба предоставляет ему единственный шанс, но все-таки колебался. Он слепо верил в принцип: "доверяй, только себе - подозревай всех".
  -Веди меня к нему, но знай: я еще не дал своего согласия.
  Не успел он это сказать, как оказался в сумрачном готическом соборе. Было так темно, что у Лотоса на мгновение закружилась голова. Чтобы не упасть, он попытался ухватиться за что-нибудь, но вдруг в глаза ударил резкий неприятный свет. В центре сияния находился Он.
  -Ты отправишься в прошлое и убьешь для меня Христа.
  Слова Князя Тьмы словно распороли воздух. Лотос явственно осознал, что хочет подчиниться и рад подчиняться такой власти. Его колени подогнулись сами собой, и он с трудом промолвил:
  -Да, Господи.
  -В помощь, даю тебе мою библию. Береги ее и не смей ее явить никому. Ни в чем не будешь иметь недостатка, ибо я посылаю тебя.
  
  ***
   Вифлеем. Жарко, сухо, тяжко. Улицы полны народу. Люди постоянно переругиваются между собой и время от времени поплевывают в сторону. "Это и есть богоизбранный народ? Ничего не скажешь, Бог отличается разборчивостью. А город не так мал, как я думал. Иосифа здесь во век не отыщешь. Хотя, почему я должен искать его в одиночку? Пусть за меня ищут другие. Местные жители удивительно религиозны, надо попробовать прикинуться пророком. Здесь это любят. Только сначала придется принять подобающий вид. Толпа с удовольствием прислушается к проповеди "юродивого".
  Лотос неделю голодал и жарился на солнце. Когда от его лица остались одни глаза, он отправился на рыночную площадь и сел прямо на землю.
  -Слава, слава Вифлеему. Отсюда придет великий царь-прибежище праведникам, гроза язычникам. Всякая власть падет, лишь он один останется, - громко выл "юродивый".
  -Да, да. Он получит венец царский из рук самого Бога, и будет править вечно.
  -Хватит орать. Закрой рот и убирайся отсюда, - прорычал какой-то жирный мужчина в ответ на "пророчества".
  -Гонят, гонят божьего человека. И кто гонит? Торгаш, торгующий в храме божьем! Покайся, нечестивый пока есть еще время, верь мне, верь.
  -Угомонись оборванец, - закричал "торгаш" и сжал кулаки.
  -Сива, да оставь ты его. Это помешанный. Не видишь, бредит. От голода, наверно. С ними по-доброму надо, а так ты его только испугаешь.
  -Божий человек, мы раскаиваемся в своих грехах и просим тебя отдохнуть. Иди домой, поешь чего-нибудь.
  -Нет, не уйду. Ты хитрый змей, но меня не обманешь.
  Вокруг них стал собираться народ.
  -Если он говорит от имени Бога, так пусть подтвердит это знамениями. А не сможет, так побить его камнями как лжепророка, - раздалось из толпы.
   -Правильно, вызови дождь!
  "Не оставь меня Люцифер", - мысленно взмолился Лотос и в этот миг грянул гром. Толпа оцепенела. Перед ними настоящий пророк. Может это воскресший Даниил или кто-то из других великих предков? Нескольких капель воды с лихвой хватило, чтобы багрово-красный от стыда Сива подбежал к "пророку" и поцеловал край его халата.
  -Мария жена Иосифа, здесь ли ты? - громко воззвал фальшивый юродивый.
  -Иосиф, покажись, я хочу благословить тебя.
  -Нет их, святой человек. Сегодня утром они ушли из Вифлеема, - сказал кто-то.
  -Я оставляю вас. Да пребудет с вами Господь. Доведите мои слова до ушей Ирода.
   Он спешил. "Скоро на свет появится Иисус, а может, уже появился. Пока Божий Сын беспомощный младенец, убить его не составит большого труда. Однако, чуть повзрослев, Христос станет для меня неуязвим. Но куда же его спрятали? В Етаме? В Назарете? Знак свыше, должен быть знак свыше. Он посмотрел на небо. Тысячи звезд посмотрели на него. И вдруг среди них вспыхнула и поплыла новая звезда. Вот оно! РОДИЛСЯ!"
  -Спаситель, сошел спаситель, - закричали невдалеке.
  Лотос пригляделся и увидел в метрах двадцати от себя группу людей. Он осторожно подкрался к ним и постарался подслушать их разговор. Старик с внушительным посохом и бородой, что-то тихо говорил своим спутникам, а те лишь покачивали головами, соглашаясь с ним. Почти ничего нельзя было разобрать, слышалось только "писание", "Ирод", "поклонимся Мессии". "Да ведь это же волхвы, о которых говорится в библии"- осенило Лотоса. Они тоже ищут Христа, и скоро Бог укажет им, где Его Сын. Надо за ними проследить". Посовещавшись, волхвы двинулись в путь. Они явно шли в Иерусалим, возвестить о рождении долгожданного царя, наследника славы Давида. Нигде не останавливаясь, позволяя себе делать лишь небольшие передышки, старцы за несколько дней покрыли несколько десятков километров. Лотос едва поспевал за ними. Вскоре они достигли цели своего путешествия. Мудрецов встретили с большими почестями. Когда они попросили провести их во дворец, никто не посмел им перечить.
  -С чем пришли, достопочтимые книжники, - обратился к волхвам Ирод.
  -С благой вестью, правитель. На наше счастье, язычникам и грешникам на погибель, явился Господь. Звезда возвестила о его приходе. Грядет Царствие Небесное.
  -Когда вы видели звезду?
  -Совсем недавно, неделя не прошла, как воссияла она над головами нашими.
  -Я рад несказанно вашим словам, направляйтесь в Вифлеем, разведайте все о Младенце и скоро возвращайтесь. Я хочу поклониться ему.
  -Правитель, почему направляешь нас в Вифлеем?
  -Неужели вы забыли сказанное через пророка: "И ты, Вифлеем, земля Иудина, ничем не меньше воеводств Иудиных; ибо из тебя произойдет Вождь..."?
  -Воистину неисповедимы пути Господни. Мы пришли к тебе, чтобы рассказать о Сыне Божьем, а ты поведал нам, где искать его. Спасибо тебе.
  -Мир бы не устоял без мудрых людей, жду вас через месяц.
  Старцы покинули дворец Ирода и направились в Вифлеем. Этот "маневр" заставил Лотоса призадуматься. Еще совсем недавно он сам был в Вифлееме и никого там не нашел. Иосиф и Мария покинули город, теперь же они вернулись. Похоже на то, что их кто-то предупредил. Когда он проповедовал, изображая из себя пророка, ему вдруг показалось, что в толпе промелькнуло знакомое лицо. Хотя какие тут могут быть знакомые лица?! Тогда он не придал этому никакого значения. Теперь же он начал беспокоиться, смутное нехорошее предчувствие начало покусывать душу.
   На второй день пути волхвы заметили, что за ними следят. Молодой человек, невыразительного вида, постоянно маячил невдалеке от них. Он не подходил, но и не прекращал преследование. Заподозрив неладное, старцы разделились на две группы, и пошли в разных направлениях. Однако не таков был наш герой, чтобы столь бесхитростная уловка сбила его с правильного пути. Он то знал, что Бог должен послать звезду, указывающую, где сокрыт Иисус. Он ждал ее появления с минуты на минуту и дождался! "Все. Теперь мне нечего бежать за старыми дураками. Я и сам найду Христа". Звезда мерцала слабо. То, разгораясь, то, напротив, почти потухая, она то и дело скрывалась за облаками. "Какой же Бог все-таки скряга, мог бы сотворить звезду покрупнее". Но выбирать не приходилось, главное теперь Иисус никуда не скроется.
  
  ***
  
  Погоня постепенно стала утомлять Лотоса. Он голодал, не спал (на это не оставалось времени) и уж, конечно же, не мылся. От усталости тошнило, перед глазами мелькали искры, но прекратить преследование он не мог. Но долго этого не вынесет никто! Пришлось сделать привал. Лотос развел костер, нанизал несколько рыбок на палку и пожарил их. Рыбу он заблаговременно украл на базаре. Если бы раньше ему сказали, что он будет рыскать как зверь по Израилю, питаясь краденой рыбой, он бы в жизни не поверил. Теперь же это казалось ему естественным. Мелкая вонючая рыбешка даже понравилась ему. После еды он хорошо выспался. А когда проснулся, увидел, что звезда не сдвинулась с места. "Волхвы, наверное, тоже устали. Она ради них остановилась". Он вновь почувствовал прилив сил и уже собрался, было продолжить путь, как вдруг заметил мужчину, шедшего прямо на него. Лицо незнакомца прикрывал длинный платок, в руке он нес тяжелую дубину. "Это грабитель"- пронеслось в голове у Лотоса.
  -Я нищий, у меня ничего нет!
  -А мне ничего и не нужно, - ответил мужчина и со страшной силой ударил "нищего" по ноге.
  -Порядок, - сказал разбойник и скрылся в темноте.
   Очнувшись, Лотос попробовал встать, но тут же потерял сознание от новой волны боли. Когда он вновь открыл глаза, было уже утро. Звезда исчезла и, наверняка ее уже не догнать. "Кто же это был? Голос как будто знакомый. Но этого не может быть, неоткуда взяться здесь знакомым. Наваждение! Уже второй раз мерещится тот, кого уже давно нет". Лотос с трудом приподнялся на руке и увидел крестьянскую повозку, запряженную ослом. "Помогите" - слабо закричал он, но его все же услышали.
  
  ***
  Ирод ждал возвращения волхвов. Но их все не было. Он лгал, когда говорил, что хочет поклониться Младенцу. Нет, ведь Младенец- это будущий царь Иудейский. "Всякая власть падет, лишь он один останется", - так, кажется, говорил пророк-оборванец из Вифлеема. Куда, кстати, он подевался? Надо его обязательно разыскать. Но это потом. Сейчас важнее решить, что делать с Младенцем. Мудрецы наверняка догадались, зачем мне нужен Христос. Они уже не придут. Ну, что ж, придется применить жестокие, но необходимые меры. Отдам приказ уничтожить всех детей в Вифлееме и его окрестностях. Так началось избиение младенцев. Сбылось предсказание Иеремии: "...Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет". Потомки, учитесь геноциду у Ирода!
  Лотоса бережно подняли и положили на повозку. Ушиб причинял ему немыслимые страдания, но он терпел. Сейчас, когда Иисус ускользнул, возникли проблемы поважнее переломов. Судьба Люцифера, а значит и его собственная судьба, зависела от того, удастся ли, в конце концов, разыскать Христа или нет. Вскоре повозка подъехала к небольшой лачуге, и два крестьянина перенесли его внутрь. Обмазанные глиной стены и убогая обстановка явственно свидетельствовала: здесь живут бедняки.
  -Кто ты и, что с тобой произошло, - спросил Лотоса мужчина постарше.
  -Я пророк из Вифлеема. Меня избил нечестивец.
  -Пророк из Вифлеема? - почтительно переспросил хозяин дома. Для меня и моего брата это большая честь. Савл, быстро сбегай за холодной водой, наложишь охлаждающую повязку.
  Второй крестьянин немедленно сорвался с места и через минуту вернулся с кувшином воды. Уверенными движениями он туго перемотал отек на ноге куском чистой материи, смоченной ледяной водой. Лотосу сразу полегчало.
  -Перелома, к счастью нет, только сильный ушиб, - сказал Савл, осторожно ощупав больное место. Хотя бы день полежите без движения, и все пройдет. А мы тем временем будем ухаживать за Вами.
  -День? Нет, это слишком долго. Я сейчас же покину вас. Бог зовет меня, - солгал "пророк". Прошу вас, дайте мне в дорогу что-нибудь поесть.
  -У нас есть только лепешки. Это, конечно, неподходящая еда для святого.
  -Чревоугодие - страшный грех, а я держусь суровых постов. Скромная пища как раз то, что мне нужно.
  Набив полную котомку пресными лепешками, он вышел из лачуги и, прихрамывая, заковылял прочь. Пройдя несколько километров, Лотос наугад раскрыл сатанинскую библию и прочел: "Из Египта воззвал я Сына Моего". "Люцифер сдержал слово. Действительно, его библия помогает мне. Итак, в Египет!" Он пошел настолько быстро, насколько позволяла несчастная нога. По пути приходилось просить милостыню, притворяться пророком, а кое-где и воровать: надо же было кормиться. Однако, несмотря на все трудности, он неудержимо продвигался к своей цели. Становилось все теплее и теплее. Выбросив все, кроме фляги с водой и упаковки снотворного, наш герой упрямо шел на юг. Для человека, выросшего на севере, зной пустыни утомителен вдвойне. Его тонкий халат давно уже насквозь пропитался потом, и материя неприятно облепляла тело. Ему все реже и реже попадались люди. Негде было пополнить запасы воды, не у кого просить поесть. Как и в дни погони за волхвами его шатало от голода, жажды и поистине адской усталости. Но останавливаться нельзя: Иисус взрослеет. Он не должен вырасти в Спасителя Человечества! В поисках людей Лотос постоянно всматривался вдаль. Ему не везло, а между тем сил идти, почти не осталось. Вода и, тем более еда, давно закончились. Он сделал еще один шаг на юг и упал. Он понял, что уже не поднимется никогда. Перед глазами все плыло, Лотос закрыл глаза, но стало еще хуже. В мозгу как будто бы все завертелось. Казалось, что какое-то существо, засевшее в глубинах души, начинает извиваться и выползать наружу. Задергалось, забилось плечо. Это дерганье нельзя было вынести. Он разомкнул веки: какой-то мужчина тряс его за плечо, пытаясь привести Лотоса в чувство. Чуть в стороне стояла женщина, на руках у нее спал ребенок.
  -Мария, смотри, он открыл глаза, - сказал мужчина, радостно заулыбавшись и доставая флягу. На, попей воды.
  Лотос остервенело вцепился во флягу и залпом выпил почти всю воду. Ум прояснился, воля окрепла. Он огляделся вокруг, его взгляд задержался на женщине. Он её уже где-то видел. Но где?
  -Кто вы? - спросил Лотос
  -Я плотник из Вифлеема, Иосиф, а это моя жена Мария, - ответил за двоих мужчина.
  "На ловца и зверь бежит".
  -А я Лотос.
  "Проговорился! Что это со мной?"
  -Редкое имя, Вы, наверное, нездешний? - спросила женщина.
  -Нет. Я пришел издалека, с севера.
  -Эллин?
  -Нет, куда севернее. Я из Галлии.
  -Ну, что ж, не буду спрашивать, как Вы оказались здесь. Наверняка, для этого были серьезные причины. Если хотите, присоединяйтесь к нам, в одиночку здесь ходить небезопасно. Того и гляди, встретишь грабителя. За нами два дня шел какой-то странный человек с дубиной, мы едва от него оторвались.
  "Уж не тот ли это незнакомец, едва не покалечивший меня! - подумал Лотос Он, он, нет сомнений. Тогда это не разбойник. Но тогда кто?" Страшное предчувствие опять нахлынуло на него, но он быстро пришел в себя.
  -Я с большим удовольствием пойду с вами. Вы спасли мне жизнь, я не хочу оставаться в долгу у столь благородных людей.
  -Да, что Вы, любой бы на нашем месте поступил бы также, - ответила Мария.
  Они пошли вместе. До чего же необычная компания подобралась: Божий Сын, его мать, плотник, а главное, с ними наемный богоубийца. Как, все ж таки, поразительно устроен мир! Человека, посланного защитить Христа, принимают за грабителя, вооруженного дубиной, а слуге сатаны предлагают сопровождать Бога.
   Лотос искал случая прикончить ребенка, но не тут то было. Мать не спускала его с рук. Да и отчим постоянно следил за ним. Ночью они попеременно дежурили, не до конца доверяя своему попутчику. Так что застать их врасплох не представлялось возможным. Лотос уже был готов в открытую наброситься на младенца, а там будь, что будет. Но вдруг он вспомнил, как раньше расправлялся со своими жертвами. "Снотворное. Как же я мог забыть о нем? У меня должна еще оставаться целая упаковка транквилизатора". Как и много лет назад он потихоньку всыпал лошадиную дозу полуснотворного-полунаркотика в воду, которая предназначалась для всех. И стал ждать, когда Иосиф и Мария напьются. Солнце прямо жарило. Убийце самому невыносимо хотелось пить, но он сдерживался. А ничего не подозревавшие попутчики, с удовольствием пили воду, не экономя и даже смачивая ей лоб. Вскоре сон сморил обоих. Лотос достал нож, подошел к Младенцу. И... не ударил. Он невольно залюбовался Им. Но Люцифер не ошибался, когда говорил, что в мире есть человек, способный поднять руку на Бога. Секундная слабость прошла. Он замахнулся и вдруг, что-то свистнуло и вонзилось ему в затылок. Нож выпал и скатился по дюне вниз. Лотос еще был жив, когда к нему подошел мужчина, лицо которого прикрывал платок.
  -Теперь я точно знаю, что такое целесообразное убийство. И больше вешаться не буду. Он резко снял с лица платок, и Лотос узнал незнакомца. Узнал и умер.
  
  ***
  Последний суд. Судьи: Бог-Отец, Бог-Сын, Бог-Святой дух. Обвинитель-Михаил. Обвиняемый-Люцифер. Защита - Астарот и Буэр.
  Сатана, известный также как древний змий, красный дракон, Люцифер, дьявол, утренняя звезда, дающий свет. Настоящее имя - Денница. Обвиняется в подстрекательстве Евы к первородному греху, клевете, распространению болезней, разжигании войн, в создании лжерелигий, искушении Христа, соучастии в попытке покушения на Христа, преследовании праведников.
  -Протестую! Понятие праведник субъективно, - заметил Астарот.
  -Протест отклонен.
  -Для дачи свидетельских показаний вызывается Иов.
   В зале появился пожилой человек.
  -Поразил сатана меня проказою лютою от подошвы ноги по самое темя. Уничтожил все мое имущество. Но это не самое страшное, детей моих убил он.
  -Зашита имеет вопросы к свидетелю.
  -Задавайте.
  -Как погибли дети твои?
  -Сильный ветер обрушил дом, где они пировали.
  -Вот видите, ветер, а не сатана причина смерти твоих детей.
  Иов растерялся.
  -Но это дьявол наслал бурю!
  -До тех пор, пока это не доказано, свидетельские показания Иова ничего не стоят, - злорадно вставил адвокат.
   Иов мгновенно исчез, но на его месте сразу же оказалась Ева.
  -В райском саду змий подполз ко мне и говорит: "вкусите плоды и будете как боги, знающие добро и зло". Плоды были приятны на вкус, я их ела и Адаму их принесла.
  -Люцифер желал блага для людей. Возможно, он ошибался, но делал это из лучших побуждений. Разве можно за это казнить, - демагогически заявил Буэр.
  -Слово предоставляется Христу.
  -Протестую! Иисус-член Троицы, он же Судья, он же и свидетель? Так нельзя.
  -Протест принят.
  Сатана, до этого хмуро взиравший на происходящее, громко засмеялся.
  -Тишина в зале!
  Шли дни, а между тем обвинение рушилось как карточный домик. Два хитрых демона Буэр и Астарот явно вытаскивали шею дьявола из петли. Высшие архангелы собрались на совещание.
  -Преследование праведников доказать не удастся, - растерянно сказал Рафаил. Эти два старых черта заморочат любого. Зачем сатану вообще понадобилось судить. Нет его - нет проблемы. Бог его создал, Бог его и уничтожит.
  -А ты уверен, что его создал Бог? Вот, возьми отрывок из "Бытия". "Вначале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста и тьма над бездною; и Дух Божий носился над водою. И сказал Бог: да будет свет. И стал свет". Выходит, Тьма была прежде света. Свет вторичен, тьма может существовать без света, но свет без Тьмы никогда. То есть Тьма - это не просто отсутствие света, это самостоятельная сущность. А ведь нигде не сказано, что Тьму создал Бог. Библия говорит о создании неба, Земли, света, наконец. Неужели в ней умолчали бы о происхождении Тьмы, если бы Бог ее сотворил? Конечно же, нет. Получается, что Бог не создавал Тьму. Кроме того, откуда же она взялась, если Бог свят и светел? Кстати есть у меня подозрение, что Он раскололся на три составляющие как раз во время войны с ней. Одна Его ипостась предельно жестока, другая абсолютно святая, а третья - связующее звено между двумя.
  -Ты что? Так недалеко и до богохульства дойти, - резко оборвал Гавриил. С такими мыслями прямо в войско Люцифера.
  -Нет, ты ничего не понял! Ведь Люцифер - порождение света, он лучезарен. Свет порождает только свет, но никак не Тьму. Да, он принял сторону Тьмы, но и он ее не создавал. Тьма проникает не только в души людей. Вошла она и в Люцифера, так Лучезарный стал олицетворением ночи. Сатану сотворил не только Бог, но и великая Тьма. Сама по себе Тьма бесплодна, она может творить только руками других. Для осуществления своих замыслов ей всегда приходится проникать в кого-то. Бог не слабее Тьмы, поэтому в него она не смогла войти, наоборот, Бог ее потеснил, произведя свет. А вот Люцифер и уж тем более человек гораздо слабее. Но как бы ни была сильна Тьма, ей никогда не удастся полностью поглотить свет, ведь свет не ее порождение и он ей не подвластен. Но и Тьма не порождение Бога, поэтому и Он не способен уничтожить Тьму, да и темная сторона сатаны для Него неуязвима. Лишь только светлая часть дьявола подчиняется Богу, и если ее уничтожить дьявол станет совершенно черным, то есть превратится в полноправного сына Тьмы. Тьма сможет созидать! Ты представляешь, каких чудовищ она наплодит?
  -Тогда лучше всего и не пытаться убить сатану, а отправить его навсегда в ссылку.
  -Бог это понимает не хуже нас. Отправят дьявола в ад на вечные времена и дело с концом.
  -Что ж, это не меняет нашу задачу доказать его виновность по последнему пункту обвинения - покушение на Христа. Если и здесь ничего не получится, - грош нам цена.
  -Этого мы точно не допустим.
  Защита тоже зря время не теряла. Асмодей тайно отправился к Лотосу убедить его не давать показания против дьявола.
  ...-Это наш последний шанс.
  -Наш? Я то здесь причем? Судят Люцифера, а не меня, - ответил Асмодею Лотос.
  -Дурак! Закончив суд над сатаной, Бог примется за его сообщников. Захотелось в геенну огненную?
  -Куда?
  Асмодей открыл Библию и прочитал: "...судим, был каждый по делам своим".
  -Что это ты читаешь?
  -Как что? Это же библия.
  -Библию я выучил наизусть. Там нет таких слов.
  Асмодей понял, что сделал ошибку, показав истинную, неискаженную святую книгу.
  -Все понятно вы обманули меня! Подсунули сначала фальшивку, а теперь я с вами должен подохнуть. Какой же я дурак! - отчаянно вскрикнул Лотос.
  -Ничего уже не изменишь, твое спасение зависит только от тебя. Выиграем судебный процесс, и тогда ты получишь обещанную награду. А проиграем, никого из нас не пощадят. Для Бога ты ведь еще хуже Иуды. Вот возьми, - Асмодей протянул Лотосу медальон. - При помощи этого амулета, на суде сможешь тайно связаться с Люцифером, он подскажет, как отвечать на вопросы обвинения. Лотос принял подарок.
  
  ***
  Судебный процесс продолжался.
  -Я прошу обратить внимание Троицы на то, что чудовищный преступник, каким без сомнения является сатана, получает горячую поддержку со стороны Буэра и Астарота. Стоит после заняться ими, - сказал Михаил.
  -Протестую. Обвинительной стороне ничего не удалось доказать. Значит, Люцифера нельзя называть преступником.
  -Протест принят.
   На лице Михаила явственно проступило отчаяние.
  -Для дачи свидетельских показаний приглашается Лотос.
  Миллиарды глаз с надеждой посмотрели на него. Демоны, затаив дыхание, ждали, что он скажет. С не меньшим вниманием на него смотрели и ангелы.
  -Однажды ночью ко мне пришел Асмодей и предложил служить сатане. Я согласился. Меня отправили в Израиль с целью убить Иисуса Христа. С заданием я не справился...
  
  ***
  Серное озеро. В нем день и ночь горят дьявол, лжепророк и зверь. Горит там и все темное войско. Варятся, проклиная Христа, все грешники: малые и великие. При жизни богатые и нищие. Цари и рабы. Женщины и мужчины всех национальностей. Перед Богом все равны. Для всех Бог одинаково суров. Митридат давно причислен к лику ангелов. Адвокаты сатаны, наконец, изменили своему владыке. Его проклял даже Асмодей. А что же Лотос? В аду его нет. Может быть, Бог создал для него отдельный ад? Нет. Может, Бог простил его, и Лотос попал в рай? Нет. И в раю ему нет места. Он в чистилище ждет прощения? Опять, нет. Для таких как он трудно найти место. Он не свят, но и не предан анафеме. Бог дал ему еще один шанс. В другом мире в глубокой пещере лежит каменный гроб, а в нем спит Лотос.
  
  Планета Рокк, Младший мир. Начало Эпохи Амулета.
  
  Церковь святого Фэта лишилась почти всех своих прихожан. Рокки и раньше не отличались особой религиозностью, а уж сейчас, когда окончательно и бесповоротно доказана лживость мифов о Боге и Драконе, в лоне церкви осталась лишь горстка стариков. Да к тому же "святые отцы" сами виноваты, навыдумывали идиотских запретов: нив нельзя пить, белх нельзя есть и так все в том же духе. Ну ладно, святоши привыкли гнить в своих склепах, а мы то простые крестьяне. Если белх у нас отберут, как же мы жить будем? Работаем от восхода Большого солнца, до восхода Среднего. Устаем как рогачи, а чем прикажете подкрепиться? Ой, только не надо мне говорить, что, мол, не белхом единым жив рокк. Слышали уже, и нам это не понравилось. А уж когда Малое солнце взойдет, да Большое еще не скроется, то такое пекло начинается, что самое время освежиться кувшином нива. А тут, на тебе, выскакивают бездельники в балахонах и начинают укорять, мол, ублажаем плоть. Какое там, "ублажаем", в уме ли они? Нет уж, книжники народ просветили, нас теперь с толку не собьешь. Жизнь идет вперед, и тут уж ничего не попишешь. Как же тяжко жилось пращурам-то! Ведь верили же этим захребетникам с крестами на лбу, и некому было за нашего брата заступиться. Теперь не то, теперь пусть только подойдут, уж я им покажу. А раньше, мне прадед рассказывал, всей семьей деньги собирали, на "помощь сынам Фэта". Нет, это просто умора - "сыны" Фэта. Ха-ха, говорят, Фэт - то, того ... евнухом был. Оскопил сам себя, "дабы посвятить себя служению Всевышнему". Какие спрашиваются, тут могут быть дети, коли евнух? Сейчас такие вопросы не страшно задавать, а раньше за это и утопить могли. А всё они, "сыновья". Посидит такой в склепе пару лет, озвереет от своей поганой жизни и давай на простом народе злобу вымещать. То ведьмой объявит и сожгет, то язычником и щупальца отрежет. А как рокку без щупалец? Совсем невозможно. Чем чесать спину, чем отгонять липучек? Нет, без щупалец рокку положительно нельзя".
  Патриарх Тэф упорно гнал от себя эти мысли, но ничего поделать с собой не мог. Снова и снова приходилось признавать, что богословие не способно дать ответ на целый ряд вопросов, задаваемых паствой. Прихожане уже не те, что 200 лет назад. Читают почти все, кое-кто даже знает начала математики, ну чем таких удивишь? Это раньше можно было надуть мыльный пузырь и выдать его за астральное тело, а сейчас? Но не это по-настоящему мучило иерарха, нет, беда его была в том, что и сам-то он давно растерял остатки веры. Самое страшное безбожие завелось не в полях и не в смрадных мастерских, а в прохладных кельях. Богохульство выросло не из грязной и в сущности невинной ругани докеров, а на церковных симпозиумах, на защитах диссертаций по толкованию Откровения. Все началось с того, что один молодой аббат доказал нереальность ведьм. Конечно, его тут же сожгли, но ростки сомнения вырвать не удалось. Да тут еще Садко-Мореход отправился на своем кораблике на запад, а вернулся домой с востока - вот и рассказывай после этого, что планета покоится на трех гигантских уххах. Монастырей сейчас почти не осталось, как жить монахам, когда нет подношений? Всю жизнь посвятить церкви, дойти до самых вершин и в итоге превратиться в генерала без армии издевательство судьбы, никак иначе. И все же когда рвет с церковью мастеровой это нормально, когда уходят из монастырей монахи - это плохо, но терпимо, но если покидает лоно Церкви ее глава, это уже что-то невероятное. Вот поэтому Тэф и тянул лямку, подчинясь многолетней привычке. Да к тому же наложил сам на себя епитимью за крамольные мысли - решил отправиться в Заповедный Лес, в простонародье называемый Мрачной Чащобой.
  Старый Лес был бы прекрасным местом, кабы не странные создания, обитавшие в нем. В глухой чаще водились рогачи или козероги - злобные и сильные животные, за что-то дико ненавидящие окружающих, жили там с сотворения мира. В древности рокки страшно боялись их. Руби рогача топором - ему хоть бы что, бей дубиной - не поможет. Но вот серебро оказалось для них смертельно. Достаточно просто кольнуть эту тварь серебряной иголкой, так она сразу же подыхает. Это случайно открыл мифический праотец лесников - Дубыня-Хитрый и с тех пор между рокками и рогачами установился хрупкий мир, основанный на взаимном страхе.
   Святой отец наполнил колчан стрелами с посеребренными наконечниками, пристегнул к поясу легкий меч и пошел седлать ухха. Молодой, а потому крайне несерьезный ухх, весело запищал, увидев хозяина. Он норовил сорваться с привязи и облобызать настоятеля монастыря, но веревка держала крепко, поэтому ухх предпочел от радости плеваться на расстоянии. Как патриарх ни уворачивался, а капельки липкой слизи все-таки попали на одежду. Вечером, когда скрылось Большое солнце, а Малое едва светило, они тронулись в путь. Ухх не понимал, в какое опасное путешествие на этот раз отправился хозяин, а потому задорно прыгал по разбитой дороге, стараясь поймать летящих липучек. Так продолжалось, пока они не приблизились к Хрустальной реке, за которой начинался Заповедный лес. Ухх почувствовал неладное, ему не очень то хотелось мокнуть. Однако понукаемый хозяином он, неуверенно вошел в воду и перенес на своей спине Тэфа. Они вновь вышли на дорогу, уходившую в глубь Мрачной Чащобы. Дорога сужалась, постепенно превращаясь в узкую тропинку. Ухх совсем приуныл и начал спотыкаться. Из-под каждого куста что-то хрюкало и чавкало, а в кронах деревьев перешептывались сгустки тьмы. Тэф выломал большую сухую ветку, обернул ее промасленной тканью и поджег. Ухху сразу стало легче, он опять стал поглядывать по сторонам в поисках липучек. Между тем, становилось все темнее и темнее, скоро последний лучик погас, и на путников навалилась ночь. Лес, казалось, возрадовался закату солнца, вокруг все сразу застрекотало и зашипело. Факел освещал тропинку лишь на несколько шагов вперед, продолжать путь стало просто невыносимо. Но Тэф упрямо заставлял уже порядком уставшего ухха идти вперед. Постепенно ему стало казаться, что кто-то за ними крадется. Он уже не раз резко поворачивал назад голову, но никого не замечал. Однако тревога усиливалась, лучше встретить врага лицом к лицу, чем постоянно быть в напряжении. Но враг не спешил обнаружить себя, он выжидал. Факел уже догорал и святому отцу вновь пришлось слезть с ухха, чтобы раздобыть подходящую ветку. Когда патриарх вернулся и сел в седло он заметил, что где-то сбоку блеснули бордовые глаза.
  -Козерог, - подумал Тэф, - вот и встретились.
  Сделав вид, будто ничего не случилось, священник толкнул ногой ухха. Тот сделал несколько шагов и остановился. Дорогу преграждал крупный матерый рогач-вожак. Его насыщенно красные глаза излучали ненависть. Он наклонил длинные золотистые рога, широко расставил ноги и зарычал. В ответ Тэф навел на него лук. В этот момент сзади что-то дико взвизгнуло - на патриарха набросилось сразу два рогача помоложе. Ухх лягнул одного и бросился вперед прямо на вожака. На скаку точно прицелиться не удалось, но все же выпущенная стрела вонзилась в плечо твари. Вожак бешено закатался по земле, ломая свои красивые рога, и через несколько мгновений испустил дух. Однако последний из оставшихся хищников и не думал сдаваться. Он отступил на несколько шагов назад, примеряясь как бы удачнее прыгнуть. Священник выстрелил вновь, но промахнулся, а достать новую стрелу не успел и Тэф выхватил меч. Тварь заколебалась. Добыча, еще совсем недавно казавшаяся легкой, оказывала решительный отпор. Мало того, она быстро приближалась, размахивая чем-то острым. Надо было спасаться, но природная ненависть взяла верх над благоразумием. Козерог нагнул голову и резко дернулся вперед. Ухх легко ушел от удара, и рога пропороли лишь воздух, не причинив никому вреда. Тэф привстал в седле и с силой рубанул мечом по спине зверя. Раздался странный, плачуще-негодующий вопль и стало совсем тихо. Священник спешился и подошел к подохшему хищнику, чтобы вытащить драгоценную стрелу. Уверенным движением Тэф провел кинжалом по шкуре животного, и вдруг лезвие зацепилось за что-то твердое. Священник поднажал, но ничего из этого не вышло. На шее рогача, на тончайшей цепочке висел медальон, плоский, как диск. Вот это находка, существо, лишенное разума носило украшения! Тэф аккуратно, даже с опаской, снял медальон и принялся его осматривать. Тут его поджидал еще один сюрприз: на оборотной стороне медальона была выгравированы какие-то необычные, почти стершиеся буквы.
  -По-сле-дний, - с трудом разобрал святой отец.
  Будь на его месте любой другой рокк, он бы не смог прочитать ни одной буквы. Слово было написано на древнем языке первых глав Откровения. Лишь высшие иерархи Церкви хранили этот давно мертвый язык. Патриарх повесил цепочку на шею, позвал тревожно шевелящего ушами ухха, и поскакал дальше. Перед самым рассветом, они добрались до цели путешествия - каменной башни в глубине леса. По преданию, в стародавние времена, тысячи лет назад ее основал сам Первый Фэт. Одна из заповедей Писания гласила: "Каждый наследник Фэта в случае совершения какого-либо проступка, обязан ночь продираться через Заповедный Лес и лишь наутро, окончательно обессилев, может отдохнуть под защитой могучих стен крепости". На самом верху башни висело массивное стальное кольцо. Поскольку башня открывалась лишь изнутри, каждый кающийся грешник, пришедший сюда искать утешения, брал с собой крепкую цепь, оканчивающуюся металлическим крюком. Зацепив крюком кольцо, Тэф подтянулся на руках и сделал первый шаг по стене, вновь подтянулся - еще шажок, так, мало помалу постепенно добрался до вершины и попал внутрь. Спустившись по лестнице вниз, он с трудом повернул ржавое колесо, ворота потихоньку распахнулись, впустив нетерпеливого ухха. Поворот назад - ворота захлопнулись. Все эти действия - древний ритуал, часть епитимьи, ничего нельзя пропускать. Первый установил Правило, и лишь он в праве отменить его. Тэфа клонило ко сну, сказывалась усталость после трудной дороги. Священник подложил под голову походную котомку, поджал ноги и быстро заснул глубоким сном.
  Когда он проснулся, в небе ярко светили оба солнца. Во сне иерарху напекло голову, от чего она раскалывалась и кружилась. Тэф подошел к колодцу, который располагался внутри башни, достал ведро воды, и сделал несколько глотков. Сразу стало хуже. В глазах позеленело, резко заболели все кости. Священник ослабел, упал на землю и услышал тихий голос: "Преображеный, преображенный", - шептал некто. Вокруг никого не было, голос шел из глубин мозга. "Схожу с ума", - подумал Тэф и потерял сознание.
  
  ***
  Три тысячи лет до начала Эпохи Амулета.
  "Холод, тьма. Прошла тысяча лет. Жду".
  Эта история берет свое начало в те древние легендарные времена, когда все разумные (и не очень) расы на Рокке жили в мире и согласии. Вся обитаемая часть планеты принадлежала одной всемирной империи, во главе которой стоял представитель самого славного и уважаемого рода Ярополков. Почти вся планета, за исключением нескольких островков и одного материка, раскинувшегося от экватора до северного полюса, была покрыта водами колоссального океана. Первые государства возникли на благодатном юго-западе, где климат позволял собирать по два урожая белха в год. Население росло быстро, рокки всё чаще отправлялись на поиски новых земель и постепенно распространились почти по всему континенту. Рогачей, второй разумной расы, тогда еще не было, они появились гораздо позже.
  Каждый народ занимался тем, что у него получалось лучше других: рокки-пахари выращивали белх и возделывали лозу нива, полуразумные уххи использовались в качестве тягловой силы, а когда зародились рогачи, то они оказались непревзойденными строителями.
  
  ***
  Две тысячи лет до начала Эпохи Амулета.
  "Холод, тьма. Прошла еще тысяча лет. Жду".
  Высоко в небе быстро летел дракон. Черные кожистые крылья мощно поднимались и опускались. Три головы зловеще разинули свои пасти, показывая острые зубы. На одной из шей змея ярко горел амулет. Чудовище неслось прямо на Фэта, молодого рокка, вооруженного длинным серебряным мечом. Фэт легко воспарил над землей и приготовился к схватке, чем несказанно удивил ящера. Он даже и не догадывался, что на груди рокка висит точно такой же амулет, позволяющий летать даже тем, кто рожден ползать. Дракон ударил первым и промахнулся - серебряный меч полоснул воздух, и одна из голов монстра полетела вниз. Фэт, сделав мертвую петлю, сбил противника с толку, вынырнул прямо перед ним и рубанул, что есть силы - змей лишился второй головы. Видя, что дело принимает совершенно неожиданный оборот, ящер поумерил прыть, завис в воздухе, а потом быстро-быстро заработал крыльями. Он уже думал только о спасении - бежать, бежать, пока последнюю голову не отрубили. Фэт бросился в погоню, но змей ускользнул.
  
  ***
  Тысяча лет до начала эпохи Амулета.
  "Холод, тьма. Прошла еще тысяча лет. Жду".
  И все шло хорошо, просто прекрасно, пока старшая жена императора не родила двойню близнецов. По законам государства наследником престола становился старший сын, но в том то и беда, что появилась двойня, и когда умер император, никто не знал что делать. Впервые за всю историю династии сразу два претендента имели абсолютно одинаковые права. Как гласят легенды, пришлось собрать Совет Трех Грандов, он то и решил короновать обоих принцев. Надо сказать, Гранды совершили самую большую глупость, какую только можно себе вообразить. Два правителя - это нелепо, а для сохранения единства страны смертельно опасно. Почему Гранды так поступили, летописи умалчивают. Согласно традиции, когда принца венчают на царство, ему дают новое имя - Ярополк. Поскольку в государстве появилось два правителя, и оба - Ярополки, то в управлении страной нередко возникала путаница. Порой было непонятно, кто из братьев подписал тот или иной указ. Из положения нашелся простой выход: к имени Ярополк добавили два разных титула. Так одного императора стали называть Ярополком Наездником, а другого - Ярополком Лучником. Как ни трудно догадаться, титулы отражали склонность одного из братьев к верховой езде, а другого к стрельбе из лука.
  Два брата не смогли поделить власть, каждый хотел править единолично. Их вражда постепенно переросла в ненависть и, в конце, разразилась гражданская война. За Ярополком Наездником пошли рокки и уххи, за Ярополком Лучником - рогачи. После долгих лет непрерывных битв, эпидемий, голода, победил Ярополк Наездник. А Лучника оттеснили за пределы страны в Гиблые Земли - обширную область, куда ссылали преступников, и ни один не возвращался. Война подкосила страну, разорвала единство ее народов. Потерпевшие поражение рогачи были обращены в рабов, а доселе великодушные рокки озверели и озлобились. Недолго Ярополк Наездник наслаждался властью, его империя стала разваливаться на куски, и уже ничто не могло остановить распад. Рогачи беспрестанно восставали, да и среди рокков тоже нашлись недовольные. К началу Новой эры на планете уже было несколько десятков герцогств, княжеств и королевств. Бесконечные междоусобицы привели к вырождению доселе великих народов. Из поколения в поколение самых высоких и умных рогачей забирали в Рогатую Дружину, они гибли, не оставляя потомства и гиганты постепенно измельчали, умственно вырождались. Некогда просвещенные рокки надолго погрязли в предрассудках, увлеклись астрологией и почти утеряли древнюю письменность, она сохранялась лишь в монастырях. Потомки Ярополка Наездника не раз пытались восстановить всемирную империю, но безрезультатно. Более того, великий род потерял императорский титул, и лишь совсем недавно, далекий потомок Наездника, естественно Ярополк, добился кое-каких серьезных побед.
   А как же Лучник, как сложилась его судьба? В самом конце войны он совершил свой последний подвиг - перекрыл Северный Тракт, ведущий в Гиблые Земли, и почти целый месяц отражал атаки брата. За это время многие его подданные успели бежать на север, опасаясь мести врага. Последним в Гиблоземлье отступил сам Лучник с остатками своей дружины. Долго блуждали изгнанники по бесплодным пустошам, пока, в конце концов, не набрели на речку, мутные воды которой были непривычного буроватого цвета. Северяне засучили рукава и начали обстраиваться на новом месте. Первое укрепленное поселение, на берегу Бурой реки, назвали Ноуградом. Оно постепенно превратилось в город, а поскольку там жил король, то Ноуград по праву стал называться столицей. Вскоре в народ влилось большое племя одичавших рокков - потомков ссыльных поселенцев. Они признали Лучника своим вождем. Вот так появилось новое небольшое королевство, единственное место на планете, где сохранилось единство двух рас. Вскоре помимо Ноуграда были построены еще два города-крепости: Скалоград у подножия северных вершин и Болотград в местах добычи торфа. Вроде бы жизнь кое-как наладилась, и Ярополк Лучник отчасти добился своей цели, стал все-таки королем, чья власть не была ограничено никем. Но всё-таки места эти не зря называли Гиблыми. Что-то нехорошее творилось там, как будто чья-то злая воля пропитывала все вокруг, иссушая разум и душу. На самом севере обитали существа, которых никто не видел, но которых все боялись. Нечто появлялось и уходило, оставляя кровавый след. Так что, сколько не пытались первопроходцы закрепиться у ледников, а ничего не вышло, пришлось уйти.
  В Гиблых Землях подолгу стояли лютые морозы, лето было прохладным и коротким. Белх почти не рос там, а лоза нива совсем не привилась. Как же все-таки выжили изгнанники, да к тому же создали свое государство? Всю свою энергию они направили на развитие ремесел, им пришлось изобретать сложные машины, развивать горное и кузнечное дело. Ноуградцы стали лучшими на планете кузнецами, рудокопами, чеканщиками и ювелирами. Они продавали другим народам легкие и острые мечи, несокрушимые доспехи, удивительной красоты украшения, а покупали белх и нив для рокков, да сям для рогачей-гигантов. Здесь никогда не было крепостного права. В кабалу идут от безысходности, когда во время неурожая готов душу продать за миску похлебки. Когда приходит время сеять, но нет семян, волей-неволей приходится идти к тем, кому повезло больше и брать в долг. Хорошо если сможешь отдать, а если нет? На всей планете постепенно все разумные существа разделились на тех, кто владеет землей и тех, кто на ней трудится. Но в Гиблоземлье почти не было крестьян, одни ремесленники, да еще какие! А откуда возьмутся долги у искусного мастера, если весь мир мечтает заполучить меч, выкованный в Ноуграде? Была и еще одна причина, почему северяне никогда не знали рабства. Все же не каждый может стать мастером, не всем дано постичь тайны кузнечного дела, не всякий способен слышать песнь руды. Если родители видели, что их ребенок не обладает талантом, его отдавали в Школу Мужества и тем самым до самой смерти обеспечивали ему безбедную жизнь. Школа Мужества - это удивительное изобретение Ноуградских королей, она позволяла подняться наверх даже выходцам из самых низов. Здесь учили воевать, убивать и достойно умирать. В Школу принимали всех желающих, достигших 15 летнего возраста без заметных умственных и физических отклонений. Следующие 10 лет жизни ученика проходили по следующему расписанию:
  -Подъем в 5 утра
  -Бегом 10 верст до горного Ледяного озера (даже летом по воде плавают льдины)
  -5 ч. 30 мин. - Купание в Ледяном озере
  -6 ч. Завтрак. Три краюхи белха, маленькая глиняная кружка нива для рокков. Два фунта сяма и такая же кружка нива для рогачей
  -6 ч. 30 мин. - учебный бой. Для первого года обучения на палках, без доспехов и щита. Для второго - на облегченных мечах и копьях, щит позволяется. На третьем ученикам выдается тяжелое вооружение.
  -В 13 ч. 15 мин. обед. Пять краюх белха, овощи, сыр, творог и большая кружка нива для рокков. Четыре фунта сяма, три стебля сахарного тростника и такая же кружка нива для рогачей.
  -В 14 ч. 14.50. урок "Основы мироздания" - для выпускников, для всех остальных - тихий час.
  -В 15 ч. 15.50 стрельба из лука и арбалета.
  -В 16 ч-16.50 ч. Урок укрепления воли (учеников пытали, но не калечили).
  -В 17 ч.-18.50. ч. яды, искусство ставить ловушки, занятия по тактике и стратегии.
  -В 19 ч -21.50 - урок "Гиблоземлье превыше всего".
  -В 22 ужин. Кормят также как на завтраке.
  -С 22 ч. 30 мин. до 27. 30 мин. - свободное время.
  -В 30 ч. отбой.
  Большинство учеников не выдерживали нагрузок. Погибали, сходили с ума, кончали жизнь самоубийством. В Школу легко поступить, но невозможно уйти. Когда на третьем году обучения студентам выдавали настоящее оружие, смерти шли потоком. А сколько отравилось ядом! Выпускник должен быть неуязвим для любой отравы, и каждый день им подмешивали в пищу крупицы всевозможной дряни. Рогачей-гигантов, конечно же, тренировали отдельно от рокков, что ни говори, а рогач посильнее любого рокка. Но и нагрузки у рогатых были потяжелее и оружие другое. Рокки - мастера клинка, а козероги всегда брали на войну молот. В отличие от рогачей, у рокков кроме пары рук была еще пара щупалец, благодаря которым можно было очень ловко метать дротики и это приходилось учитывать оружейникам. Молодые витязи разных рас проводили часы досуга вместе и, хотя внешне и по характеру сильно отличались друг от друга, но ссорились редко. Обычно потасовки возникали лишь после горячего спора на тему, что же лучше: меч или молот. В таких случаях рокки показывали рогачам неприличные жесты, скрещивая пару щупалец, на что рогачи высовывали изо рта раздвоенный ядовитый язык и корчили рожи.
  И вот, спустя 10 лет, те немногие, что прошли все испытания, зачислялись в Государеву Гвардию, именуемую также Дружиной. Гвардейцы получали очень большое жалованье, дорогие доспехи, именное оружие. Лучшие мастера королевства считали за честь отковать оружие для Гвардейца. Кузнецы рокки отделывали рукоять меча изумрудами, рогатые мастера дарили козерогам молоты, украшенные рубинами. На каждом мече и молоте выгравировывалось имя хозяина. И горе тому несчастному, кто решится украсть такое оружие. Вора обмажут глиной и поджарят на огне, ибо нет страшнее преступления, чем попытка разлучить воина с его любимым оружием. Всю жизнь дружинники проводили в походах, битвах или подготовке к войне. Самые сильные, умные ловкие, пробивались сквозь жесткий отбор в дружину для того, чтобы погибнуть. Мало кому удавалось дожить до старости. К счастью, короли Гиблоземлья быстро сообразили, что если лучшие поданные будут погибать, не оставив потомства, то государству скоро придет конец. Кровь героя не должна пропадать даром, поэтому по указу короля женщину, решившую родить от дружинника, щедро награждали драгоценными камнями. При этом по всей стране отбирались лишь самые здоровые и сильные претендентки.
  То ли из-за сурового северного климата, а может по какой-то другой причине, но облик и характер жителей Гиблоземлья медленно, но верно менялся. Они стали намного крепче, кряжистее, но при этом угрюмее и жестче. Ноуградцы почти не улыбались, совсем не пели, а уж Скалоградцы, так те вообще все разговоры сводили к обсуждению достоинств кольчуги да булавы. Чуть веселей проводили время Болотградцы, они иногда устраивали соревнования, кто больше торфа добудет, а проигравшего по традиции закидывали грязью.
  Долгие годы короли севера боялись вторжений южан. Поэтому все королевство представляло собой неприступную крепость. Три главных города обнесли мощными и высокими стенами. Потом их окружили широкими и глубокими рвами, наполненными водой. Кругом понастроили сторожевых башен, прорыли подземные ходы. На всех дорогах денно и нощно дежурили патрули, а на подходах к столице затаились в засадах арбалетчики. Но время шло, а никому и в голову не приходило завоевывать Гиблоземлье. В итоге здешние короли сами все чаще и чаще стали подумывать о военных походах. И вот однажды Скалоградский Голова Синеус, из рода Ярополков Ноуградцев собрал лихую дружину и сделал вылазку на юг. Никакой войны не получилось, увидев огромных рогачей, потрясающих копьями, южане сразу же сдались. С тех пор в народе Синеуса стали называть Завоевателем. Потом последовали и другие походы, королевство расширилось, северяне обложили покоренные народы данью и зажили намного легче и богаче. И тут обнаружилась крайне неприятная для Ноуградских королей обстоятельство: никто из северян не желал переселяться на новые земли. Их навсегда приковало к себе Гиблоземлье. Участвовать в войне это еще куда ни шло, но навсегда бросить любимые торфяники? Променять ледяной свежий воздух зимы на духоту и мошкару юга? Да ни за что. Так рассуждали потомки дружинников Ярополка Лучника. Поэтому, достигнув определенного предела, королевство перестало расширяться. Даже удерживать завоеванное было очень трудно, а захватывать новые страны вскоре стало совсем невозможно. Потому то короли Ноуграда, как ни старались, а империю восстановить не могли.
  
  ***
  Начало Эпохи Амулета.
  Громко прозвенел колокол, созывая учеников Школы Мужества на урок "Основы мироздания". Молодые войны, недовольно крякая и ругаясь, потянулись в аудиторию. Кому же охота торчать в сыром каменном зале, слушая наставления старого учителя? Так и хочется помахать молотом, побиться на мечах или, на худой конец, пострелять из арбалета. Рогачи и рокки долго рассаживались, галдели и толкались. Это был их первый урок "Основ", поскольку они только-только перешли на последний курс обучения.
  - Как думаешь, Хлодвиг, кто будет нашим учителем, - обратился невысокий рогач к своему другу.
  -Наверняка, какой-нибудь рудокоп. Я слышал, на этом уроке одни глупости происходят. Ни скачек на уххах, ни рукопашной, сиди да записывай какие-то изречения древних. Разве ратник согласится преподавать такую ерунду, - ответил Хлодвиг, презрительно скорчив рожу.
  -Ну, если так, то и рудокопа сюда не заманишь, ни один мужик за это не возьмется. Небось, пришлют бабу! - заржал рогач, потрясая своими, еще совсем короткими рожками.
  - А давай над ним или над ней подшутим? - предложил Хлодвиг.
  -Как?
  -Давай положим на учительский стол свои молоты. Думаю, учитель не сможет их поднять, а поднимет, так уронит. Вот смеху то будет!
  -А не влетит ли нам?
  -Нам? Выпускникам, надежде государства, будущей охране короля? Да что б из-за какого то штатского, который и стрелять то не умеет, выгнали двух витязей!
  -Ну, что ж, попробуем.
   Когда учитель вошел в зал, хулиганистая парочка, сидела с самым невинным видом, изо всех сил стараясь сдерживать смех. Преподавателем был пожилой рогач, у которого был всего лишь один рог. Друзья лукаво перемигнулись и тайком скорчили рожи.
  -Меня зовут Пересвет, я ваш учитель. - Чье оружие? - приветливым тоном обратился однорогий к ученикам.
  -Смотри, смотри, сам боится поднять, - зашептал Хлодвиг соседу.
  -Молчите? Ну-ну, - учитель внимательно посмотрел на два тяжелых молота.
  -Так, Хлодвиг и Гриффарт, ко мне.
  Друзья опешили, как он узнал их имена?
  -Так, быстренько взяли оружие, - приказал учитель, весело поглядывая, на растерявшихся хулиганов.
  -А ну-ка, нападайте.
  Хлодвиг и Гриффарт обалдело посмотрели на преподавателя, не понимая, что он хочет.
  -Эй, чего вылупились, ударьте меня! - прикрикнул однорогий.
  Хлодвиг, который был понаглей остальных, замахнулся на учителя и сделал выпад.
  Однорогий увернулся и сказал:
  -Так не пойдет, или ты бьешь по настоящему или отправишься чистить сортир. Нападайте одновременно. Что ж ты, Гриффарт, растерял свою смелость?
  Весь класс захохотал, а Хлодвиг покраснел до самых ушей. Послать воина выгребать нечистоты! Нет большего унижения для ратника, чем выполнять работу прислуги. Тут уж он взбесился, и, что есть силы, обрушился на ненавистного учителя. А Гриффарт метнул молот, целясь ему в живот.
   Что произошло через мгновенье, так никто и не понял. Однорогий как-то странно развернулся, выбил оружие из рук Хлодвига и успел на лету перехватить молот. Кроме того, боднул Гриффарта своим единственным рогом, а Хлодвиг получил удар в зубы. Шутники потеряли сознание и рухнули на ледяной, гранитный пол.
   По залу прошелся благоговейный, испуганный шепот. Никогда они не видели ничего подобного. Их уже девять лет тренировали лучшие мастера, передавая будущим гвардейцам самые сокровенные секреты рукопашного боя, но ни один учитель не мог и сравниться с однорогим. Молодые просто не знали, как им повезло, что в Школе захотел преподавать один из участников Пятилетней Войны. Ветеран, потерявший рог в битве у Южного Тракта, давно ушел из армии, осыпанный наградами и почестями. Сам король просил его остаться, возглавить легион, да однорогий не согласился, и государь отпустил его. Много лет прожил Пересвет на своей земле отшельником, о нем постепенно забыли. Старый король уже умер, страной правил его сын, и тут однорогий вновь появился в столице и потребовал встречи с молодым королем. Сначала его приняли за чокнутого, но Пересвет показал свои грамоты и новый государь не отказал герою в аудиенции, после которой его назначили учителем в Школу.
   Пересвет поднял дружков за шкирки, встряхнул их, как следует, и они очнулись. На полусогнутых ногах дотащились до своего стола и бессильно плюхнулись на скамью.
  -Ну а теперь, начнем урок. Я вам уже сказал, что научу вас думать, и мне кажется, что кое у кого, ума уже прибавилось.
   Весь класс захохотал, поглядывая на умиравших от стыда Хлодвига и Гриффарта.
  -Многие, слишком многие думают, будто в войне самое главное - это умение владеть оружием. Мол, побеждает тот, кто быстрее наносит удары, точнее бьет из лука и так далее. Спору нет, без этого не обойтись, но неужели вы думаете, что в других землях не умеют лихо вертеть саблей? Уверяю вас, в Пятилетней войне, нам противостояла сильная армия, и у них были свои богатыри, уж я то знаю. Вот, полюбуйтесь-ка на мои рога, вернее, на то, что от них осталось. Чтобы срубить рог, надо так хорошо владеть мечом, как в этой Школе не владеет никто. Били нас, скажу я вам, по всей форме, но, в конечном счете, победили мы.
  -Итак, повторяю вопрос, какая страна побеждает в войне? Класс затих. Ну, смелее, не беда, если ошибетесь.
  Один рокк неуверенно поднял щупальце и сказал:
  Побеждает тот, кто сильнее.
  -Для начала неплохо. Но что такое сильнее? Поподробнее объяснить сможешь?
  Ученик молчал, зато другие стали уверенней тянуть щупальца и руки.
  -Не вставайте, говорите с места, - разрешил учитель.
  -Сильнее, тот, кто лучше водит полки!
  -Правильно, а что еще.
  -Сильнее, тот кто, хитрее.
  -Не, у кого ратников больше.
  -Вы оба правы.
  -Сильнее тот, у кого лучше оружие.
  -Молодец.
  -Сильнее та страна, которая больше по размеру.
  -Всем тихо! - приказал учитель.
  -Была высказана мысль, что побеждает тот, кто больше. У кого много земли, тот и сильнее. Да, так многие думают. И думают неправильно. Из истории известно, что даже малые княжества успешно противостояли огромным королевствам и даже империям. Вот, предположим, вышли на битву две армии. Для простоты, считаем, что и там и там ратники одинаково искусны, оружие тоже одинаковое. Но в одной армии пять тысяч воинов, а в другой одна. Кто выйдет победителем в сражении? Очевидно, первая. Что толку маленькой армии, что у неё за спиной тысячи верст земли, если здесь, на поле брани, противник обладает пятикратным перевесом в живой силе? Пусть королевство большое, что в этом толку, если в нем одни болота? Нет руды, не из чего ковать оружие. Не растет белх, нет сяма, чем кормить воинов? Нет подходящих деревьев, из чего делать стрелы? А если в стране к тому же мало жителей, где набрать армию? Вы высказали много правильных мыслей, но не привели их в систему. Да, хитрость, искусность, качество оружия, все это помогает одерживать победы. Но почему одни искусны, а другие нет? Почему у одних крепкие молоты, острые мечи, а у других всего лишь дубины? На моих уроках мы будем вместе искать ответы на эти вопросы, и вы поймете, что эта дисциплина самая сложная и важная в Школе.
   В это время послышался громкий звук колокола, возвещающий об окончании занятия и зовущий на арбалетное стрельбище. В конце дня, когда учеников отпустили на отдых, только и было разговоров, что о Пересвете и его боевом мастерстве. Гриффарт с Хлодвигом боялись глаза поднять на своих одноклассников, но если Хлодвиг зла на учителя не держал, понимая, что сам виноват, то Гриффарт еще долго кипятился. Однако, несмотря на это, и он с нетерпение ждал следующего урока.
  -Итак, будущие братья по оружию, кто-нибудь скажет одной фразой, кто побеждает в войнах?
  Класс молчал. Неужели не дошло?
  Тут Гриффарт поднял руку.
  -Давай-давай, не робей, рогач, - подбодрил учитель.
  -Побеждает тот, у кого больше ресурсов и кто разумнее ими распоряжается, - выдохнул Гриффарт.
  -Верно. Все запишите это.
  -Гриффарт правильно обобщил все то, что мы вчера обсудили. Умение владеть мечом-это ресурс, но чтобы отковать меч, нужна руда и мастера и это тоже ресурс. Большое население, плодородная земля-все это ресурсы. А от огромных, но бесплодных земель, толку мало. Но это еще не все. Он еще сказал о том, что ресурсы надо уметь правильно использовать. Что ты имел ввиду, Гриффарт, объясни.
  -Наша земля неплодородна, но богата рудой. Вместо того чтобы тратить силы на возделывание белха, и получить плохой урожай, лучше добывать руду, а потом менять изделия из руды на белх. Так мы получим гораздо больше, чем получили бы, просто посеяв семена белха на рудной земле.
  -Что ж, прекрасно. Можешь сесть. Итак, мы теперь знаем, на чем основывается мощь государства. Значит, чтобы укрепить страну, необходимо увеличить ресурсы королевства. Как это сделать?
  -Отобрать у соседей! - не сдержался один из учеников.
  -Молодец. Соседи нужны нам лишь для того, чтобы они на нас работали. Несколько веков назад, народы за Хребтом не подчинялись нашему монарху. У них были свои вожди и князья.
  -Всё как у нас? - не вставая, спросил один из рогачей. Ученики уже поняли, что Пересвет не слишком строг к тем, кто, искренне тянется к мудрости.
  -Всё, да не всё. Были и отличия. Их плодородная земля щедро одаривала пахарей. А наши предки в то время жили впроголодь. Вы же сами видите, что растет у нас-чахлые деревья, да мох. Южане хорошо устроились, немного поработал и сыт, и до такой степени они разнежились, что местный князь держал лишь небольшую дружину для сбора податей. А нам в те годы очень туго приходилось, вот и решил Синеус - наш тогдашний король, пойти войной на правителя юга. Ну, ясное дело, мы их разбили, ведь голодный сильнее сытого, и белх потек рекой в нашу страну. Но рогачи наши белха не едят, им нужен сям. Стали они возмущаться, как же, мол, так, воевали наравне с рокками, а ничего от победы не получили. Тут уж хочешь, не хочешь, а надо в новый поход собираться. И снова победа, прихватили мы тогда отличные пастбища, так что всем хорошо стало.
  -Всем, кроме побежденных, - съязвил кто-то.
  -Ты так думаешь? Чем же им стало хуже?
  -Что ни говори, а мы ведь их грабим.
  -Грабим, верно. Но местное простонародье раньше платило подати своему царьку, теперь платят нам, так что для них ничего не изменилось. Местных феодалов мы казнили, тем самым, избавив крепостных от захребетников. Так что жизнь покоренных народов не стала тяжелее.
  -Кто такие феодалы и почему же они захребетники?
  -Вы не представляете, как вам повезло, что вы родились здесь, а не где-нибудь на юге, - начал учитель. У нас в Гиблоземлье феодалов нет, нет и крепостных. Феодал - тот, кто владеет землей, а те, кто работают на ней - это его крепостные. Они работают с утра до ночи, и отдают хозяину половину урожая, за это он их защищает в случае войны. Захребетниками я их называю, потому, что местные князьки жрать то жрали, а отстоять княжество не смогли. Стоило нашим слегка ударить, так их воинство разбежалось в разные стороны. То есть, как ратники они никуда не годились. За что же им тогда подать платить? Вот теперь мы защищаем южан и пусть только враг сунется, не сносить ему головы.
  -Рога пообломаем! - вскинулся один из козерогов, чем вызвал всеобщий смех.
  -Кому рога ломать собрался? - лукаво поинтересовался Хлодвиг. Рогачи в других землях не живут.
  -Ты так думаешь? - серьезно спросил Пересвет. Лично я в этом не уверен. Давным-давно, еще в самом начале Пятилетней войны, произошел со мной такой случай. Командовал я тогда сотней, и было у меня задание громить вражеские обозы с провиантом. Носились мы от одной дороги к другой и постепенно продвинулись далеко на юго-восток. Занесло нас в такую глушь, что даже мои закаленные ветераны заскулили, тянет их назад, да и только. Вроде и не устали, и неголодны, а каждый шаг от дома с трудом дается. И вот тут-то и попался нам в руки купчишка рокк. Привели его ко мне, а он ни жив, ни мертв, трясется, и орет на всю округу: не убивайте меня, не ешьте. Не бойся, говорю, купцов у нас убивать не принято, да и с чего ты взял, что мы тебя есть будет? А он страшно удивился, и отвечает, что, мол, де у рогачей так принято, поэтому в Мрачную Чащобу мало кто отваживается заходить. Короче, клялся он мне, что в каком то там лесу далеко на юге живут наши братья. Правда, какие-то дикие да низкорослые, роккский язык не знают, а самих рокков ловят, а потом едят - ну сущие звери.
  -Купец, поди, наврал с перепугу, - недоверчиво воскликнул Хлодвиг.
  -В том-то и дело, что с перепугу. Увидев нас, он был абсолютно уверен, что мы его распотрошим, вот и заверещал.
  -А найти бы этих рогачей... - мечтательно протянул Руперт. Вот бы узнать, отчего они так опустились.
  -Да, новые союзники нам бы не помешали, - согласился Пересвет. Но боюсь, что мы их так никогда и не увидим. Нам, коренным жителям Гиблоземлья, нельзя подолгу покидать родной дом, причем, чем дальше на юг, тем тяжелее идти. Многие годы я пытался понять, что нас здесь держит, что так крепко привязало нас к северу. Эх, кабы не это, быть бы нам властителями мира. А наша власть как я уже говорил, несет другим народам процветание. Там где феодалы сохранились, в Мунтении, например, народ живет значительно хуже, чем мы.
  -А почему мы не поставили там своих наместников? Почему не уничтожили местную аристократию? - спросил Гриффарт
  -Неужели не понятно? Я ж говорил, что на юге коренным жителям Гиблоземлья как-то не по себе. А поскольку Мунтения наш вассал, то кто-то же должен заниматься сбором податей. Вот местные князьки паразиты и собирают для нас оброк со своих крестьян и везут сюда к нам. Это как раз и доказывает прогрессивность нашего владычества. Там где наша власть абсолютна, крестьяне платят дань напрямую в казну Ноуграда, а в Мунтении их еще и местные бездельники обдирают.
  -Вот бы нам и проявить гуманизм, - вдруг ни с того ни с сего брякнул Руперт. Прекратить взимать дань, с тех несчастных, которых и без того грабят. А вместо этого, мы еще налагаем на них дополнительное бремя. Неудивительно, что они нищенствуют.
   Класс замер, гадая, что Пересвет сделает с Рупертом за такие слова. Однако ничего страшного не случилось. Учитель заговорщицки подмигнул и обратился к ученикам.
  -А ну-ка поднимите руки или щупальца те, кто хочет, чтобы наше королевство получило бы возможность выжимать все соки из других народов и стран, обрекая на страдания чужих рокков.
  Только лишь Гриффарт неуверенно поднял руку.
  -Что ж, я вижу в зале полно высокоморальных личностей. Похвально, да не очень. Руперт, что ты ел сегодня на завтрак? - неожиданно спросил Пересвет.
  -Два фунта сяма и кружка нива, - отчеканил рогач.
  -Лоза нива не растет в Гиблоземлье, сям тоже с юга. Так что козерогам худо бы пришлось, не захвати мы чужие земли. Роккам, кстати, тоже, ведь и своего белха у нас тоже нет.
  -Но ведь с нами ведут бойкую торговлю все государства Прилесья. Мы многое получаем в обмен на оружие и украшения - не сдавался Руперт, мы можем обойтись торговлей.
  -Неужели? - ехидно спросил учитель. Во время голода, за краюху белха отдашь рубиновое ожерелье. Без украшений прожить можно, а вот без еды - нет. Купцы пользовались этим и завышали цены на свой товар. Наши предки сильно зависели от соседей, а куда это годится? Да, мы и сейчас ведем торговлю, но цены теперь стали разумными. Чужеземцы знают, что задирать цену до небес уже у них не получится, мы теперь с голоду не умрем. В крайнем случае, будем жить поскромнее, а их товар не станем покупать. Только что мы говорили о ресурсах. Но ресурсы Рокка ограничены, за них народы бьются на протяжении всей своей истории. Проходят годы, да что там, тысячелетия, а причины войн остаются неизменными. Плодородная земля, золотые прииски, выходы к морю, дороги, - короче, все, что может приносить прибыль, все, что имеет ценность, приводило и приводит к столкновениям между королевствами. Надо уяснить себе раз и навсегда, что войны неизбежны. Все попытки мирно договориться в конечном итоге оканчивались крахом. Трусость не спасает. Я много повидал на своем веку, и приходилось слышать, что, мол-де, если мы никого не тронем, то и нас не тронут. Глупости! Воинственные соседи решат, что мы просто настолько ослабли, что уже и не помышляем о завоеваниях. Мир не меняется, рокки и рогачи за тысячи лет остался такими, каким были. Война неизбежна, а неизбежность вне морали. Сильно то королевство, жители которого едины. Нам нечего делить, наши интересы совпадают. Мы все хотим жить в достатке, не бояться набегов чужаков, ковать мечи, гранить алмазы. Наше население, медленно, но верно растет. Как же нам прокормить новых подданных?
  -Можно ограничить рождаемость, - предложил Руперт.
  -Ограничить, говоришь? Что ж, бывает так, что сама природа естественным путем противится росту населения. Но природа ограничивает не саму способность к размножению, нет! Она подвергает уже родившихся суровым испытаниям, эпидемиям, голоду и так далее. Менее здоровое и сильное потомство вымирает, освобождая место под солнцем более приспособленным. Прошедшие через тяжелейшие испытания и, тем не менее выжившие, укрепят народ, и сделают его в целом сильнее. Но результат будет совсем другим, если вдруг нам вздумается ограничивать количество рождаемых. Мы не располагаем силами природы, порой, из любви к ближнему, мы думаем лишь об отдельном рогаче или рокке, забывая о народе в целом. И в итоге получается совершенно дикая ситуация, сначала мы ограничиваем рождаемость, а потом заботимся, чтобы выжил каждый младенец, сколь бы слабым и неприспособленным он ни был. Ясно, что это пусть к вырождению. Увы, многие думают, что можно безнаказанно идти наперекор природе и это заблуждение могло стоить нам очень дорого в первые годы существования нашего государства. Тогда, сотни лет назад, нас было так мало, что каждый новый ребенок, появившийся на свет, окружался невиданной заботой и вниманием. Слава Великому Змею, что у первых королей хватило мудрости создать Школу Мужества. Кроме того, холод, снег, да скудная почва пришли нам на помощь и безжалостно уничтожили тех, с кого уже начиналось вырождение. Поэтому, если мы хотим сохраниться как народ и сохраниться не в качестве чьих то рабов, нам совершенно необходимы новые земли. Итак, здесь рокк рогачу брат, но подданные чужой короны - враги. Запишите это и расходитесь, занятие окончено.
   Ученики неохотно поднялись из-за столов, им понравились рассказы учителя, но приказ - есть приказ.
   ***
   Горыня смотрел во все глаза, которым никак не хотел верить. Он вторгся в святая святых рогатого народа и теперь шепотом бормотал старые молитвы, услышанные от своей прабабки. Он прижимался к земле, старался слиться с травой и надеялся, что его никто не заметит. Пятеро козерогов совершали какой-то свой отвратительный языческий обряд, за которым наблюдал Горыня. Они резали живьем связанного ухха - представителя самой безобидной и милой расы Рокка. Сначала ему вспороли живот и вынули оттуда кишки, потом выкололи глаза и, в конце концов, отсекли голову. Жрецы наполнили глиняную чашу кровью жертвенного ухха и приготовились ее пить. Горыню колотило от отвращения и ярости. Один из жрецов держал в руке предмет их омерзительного культа, какой-то медальон на длинной цепочке. Каждый рогач, перед тем как отпить из чаши, погружал в нее медальон, а потом облизывал его с обеих сторон. Их предводитель открыл книгу, переплетенную явно кожей ухха и начал нараспев читать. Горыне вдруг показалось, что язык книги, ему знаком. Кое-какие слова как будто роккские, да только причудливо переделанные. Совсем не так стоят ударения, несколько по-иному строятся предложения, но все-таки смысл отдельных фраз Горыня уловил. Рогачи по много раз повторяли слово "змей", тянули свои лапы к небу, рычали, изображали ритуальную схватку. Они впали в транс, и, казалось, потеряли над собой контроль. Страшные твари бились о землю, дико хохотали, визжали и, в конце концов, выдохлись. Вдруг жрец, резко захлопнул книгу, искаженно прохрипел слово "праотец" и обряд завершился.
  
  ***
   Во дворце начинался ежегодный Веселый Бал. В бесконечной цепи балов этот стоит особняком. Император приглашает лишь высшую аристократию: ближайших родственников, губернаторов крупнейших колоний, представителей царских семей дружественных стран. Первым, согласно этикету, к трону подошел дядя Императора Туф Пятнистый. Он встал на колено, склонил голову и поцеловал августейшую туфлю. За ним последовал наследный принц Барр, который в скором времени станет правителем второй по размеру страны на Рокке. Далее навалился целый сонм грандов, пэров, князей и прочей аристократической нечисти. Все становились на колено, все целовали туфлю. А между тем, на троне гордо подняв подбородок, восседал всего лишь двойник императора. Сливки общества оказывали почести бывшему ткачу, по иронии судьбы оказавшемуся похожим на Ярополка как брат близнец. Это сходство позволило простому рокку вести поистине королевский образ жизни. Он пировал, ездил на охоту, объезжал элитных уххов, получал дорогие подарки. Конечно, двойник не правил, а только царствовал, но ему этого было вполне достаточно. Настоящий Ярополк не любил великосветских развлечений, не до того ему было. Он строил Империю, маниакально присоединяя к ней все новые и новые земли. Ярополк лично проверял выполнение своих приказов. Император наводил на подчиненных ужас, сам лично казнил проворовавшихся интендантов, проверял на прочность доспехи из нового сплава, плавал на кораблях, сжигал предателей и смутьянов. Ну что общего у него с родовитым отребьем, регулярно таскающемся к нему во дворец ради развлечений? Слушать их чавканье, а потом по традиции кидаться друг в друга костями? Нет, это не для него, пусть уж двойник отдувается. Вот и сейчас, когда лжеЯрополк пьянствует и, наверное, уже запустил в кого-нибудь первую кость, настоящий Ярополк в тайной резиденции принимает доклад главы Отдела Внешних и Внутренних спецопераций.
  -Итак, ваше Имперское Величество, мы знаем, где диск, но достать его не в наших силах.
  -Запомни, Горыня, в наших силах - все. И если хочешь жить, достанешь мне его, будь он хоть у самих рогачей.
  -Вы угадали, ваше Имперское Величество, он именно у них.
  -То есть как? Зачем этим диким животным диск?
  -Простите Ваша Имперс..
  -Обращайся ко мне без титулов, идиот, - резко перебил Ярополк.
  -Простите господин, но вы ошибаетесь.
  -Что ты мелешь, в чем это я ошибаюсь?
  -Рогачи не животные. Их уровень развития, конечно, не дотягивает до нашего, но они не животные.
  -Я не сомневаюсь, что до твоего уровня развития они как раз дотягивают, возможно, даже обгоняют, - рассмеялся император. Что за бред ты несешь?
  -Это открылось совсем недавно. Как вы знаете, мы изловили несколько рогачей и постарались получше их изучить. Так вот, их глупость и дикость преувеличены. Мозг рогача устроен совсем не так, как у нас. Их поступки, которые наши книжники раньше объясняли проявлением инстинктов, на самом деле ничего общего с рефлексами не имеют. Рогачи мыслят, но не так как мы, вот в чем все дело.
  -Кто ставил опыты?
  -Ваш личный лекарь.
  Ярополк задумчиво потер подбородок.
  -Да, это знатный книжник, он зря болтать не будет. Хотя, мне надо самому в этом убедиться. Не останавливайся, что же дальше?
  -Это еще не все. Нашим агентам удалось пробраться в самое их логово и то, что они там увидели, полностью переворачивает устоявшиеся взгляды на этот вид.
  -Что же там было?
  -У рогачей есть правитель! Не вожак, как мы думали, а именно правитель. Он живет в отдельной хижине, у рогачей это как роскошный дворец. Для его сына наследника выделен шалаш. Короче, на примитивном уровне их общество повторяют имперскую иерархию.
  -Только не говори мне, что диск висит в качестве украшения на шее их царя.
  -Вы опять почти угадали, только не царя, а так сказать, принца.
  -Ага, теперь понятно, почему ты настроен столь пессимистично. Достать медальон, действительно, почти невозможно. Договориться с ними не получится, хоть и есть мозги, да все ж дикари. Остается одно - война.
  -Мы станем воевать с ними?
  -Да, раз другого выхода нет. Нам нужен медальон. Наше счастье, что эти болваны не знают скрытой в нем силы. Твоя задача подготовить общественное мнение. Рокки должны сами рваться в бой. Разошли своих агентов по кабакам, пусть за кружечкой нива накручивают чернь. Распусти слух о том, что козероги засыпали песком все колодца к востоку от столицы, зверски убили и съели отряд дровосеков, ну короче, сам знаешь, что делать. Придумай, что-нибудь, что разозлит наш народ.
  -Слушаюсь, Ваше Имперское Величество.
  -Ладно, свободен, ступай.
  Горыня поспешил удалиться, а Ярополк погрузился в изучение военной карты.
  
  ***
  Имперское войско выступило в поход. Любой правитель позавидовал бы такой армии. Огромная пятидесятитысячная дружина, усиленная народным ополчением, являлась грозной силой, уже покорившей почти весь Восток. Во главе каждой колонны стоял родовитый аристократ, считавший за честь послужить монарху. У императора хватало денег на арбалетчиков и лучников, рыцарей и возничих боевых колесниц, придворные мастера создавали прекрасные осадные машины. Одним словом, на рогачей шла лучшая военная машина мира, если не считать войско Ноуграда. Но внешняя блестящая оболочка не могла обмануть самого Ярополка. Он-то знал, с каким трудом вассалы собирали свои дружины, отрывая латников от кубков нива. Дворянство не пожелало выдать простым ратникам серебра, и те выступили в поход, вооружившись обычным, не посеребренным оружием. Зато на себя аристократия денег не пожалела - расшитые серебром камзолы далеко отражали солнечный свет. Каждый поход начинался с расправы над проворовавшимся интендантом, а воровство не прекращалось. Вот и сейчас не удалось заготовить достаточно фуража для уххов, а точнее сказать, сено опять разворовали. И хотя виновных уже сварили в кипящей смоле, уххам от этого лучше не стало. Но откладывать наступление никак нельзя, диск нужен немедленно.
  Хорошо вымуштрованное войско двигалось как единый организм, подчиняясь голосу сигнальных труб. Как ни желали кнехты хлебнуть нива, а все ж таки пришлось отказать себе в этом удовольствии. Напьешься в походе, вздернут на первом же дереве. Перед боем главнокомандующий лично прикажет выдать каждому войну по кувшину нива для поднятия духа, но никак не раньше. Это относилось не только к рядовым кнехтам, но даже к членам королевской фамилии. Известный пьяница Туф Пятнистый маялся уже несколько часов, стараясь незаметно приложиться к фляжке. А кое-кто похитрее напился вдрызг заранее и ехал в обозе. Ярополк же покуривал хумарину, и алкоголь его не интересовал.
  Надо сказать, что в военных вопросах феодальная знать разбиралась слабо, предпочитая недостаток ума компенсировать храбростью и безрассудством, чего у них имелось в избытке. Поэтому император тащил на себе не только бремя управления страной, но и сам вел армию в случае войны. Народу повезло с таким правителем. В других государствах крестьян нещадно пороли их же хозяева, вольнодумие приравнивалось к государственной измене, а казна проматывалась из-за дикого расточительства придворных. Империя же процветала. По всей стране строились дороги и крепости, открывались школы, на площадях бродячие артисты давали веселые представления, не боясь оказаться в тюрьме. В случае неурожая, подданным из казенных амбаров выдавали семена и муку. Ветряную мельницу, арбалет и подзорную трубу создали именно при Ярополке. Конечно, и он был сыном своего времени. И у него сажали на кол, вешали, сжигали. Но кого? Убийц, воров, зарвавшихся наместников и особенно крупных феодалов, пытавшихся отделить свои владения от единого государства. А уж в жестокости он превосходил всех остальных правителей вместе взятых. Лучшие пыточные машины создали тоже при нем. Однако самым интересным нововведением стал Отдел Внешних и Внутренних спецопераций. Когда умер старый король, между наследниками, как это обычно и происходит, началась борьба за трон. Ярополк, сын короля, вышел победителем, отравив старшего брата. И тогда ему пришла в голову мысль поставить политические убийства на поток. От кустарных способов избавления от противников перейти к высокому искусству интриг, политических убийств и провокаций. В первые же годы правления нового короля (империю еще предстояло создать) при странных обстоятельствах погибли все Три Гранда - главы влиятельнейших родов, имевшие право не целовать августейшую туфлю на балах. После их смерти - наследники Трех Грандов этой привилегией уже не осмеливались пользоваться. Расправившись с внутренними врагами, агенты Отдела перешли к ликвидации правителей соседних монархий. Граничащее с королевством Ярополка Гористое Княжество славилось богатыми золотыми рудниками. Местный правитель, мотоватый молодой человек, тратил деньги налево и направо и кабы не рудники, давно бы пустил свой народ по миру. Несправедливо, когда золото достается ничтожествам, рассудил Ярополк, и пару дней спустя князь погиб на охоте. Его выследил и лично убил оружейных дел мастер Горыня. После чего получил дворянский титул и землю. Вызванная смертью правителя смута ослабила и без того не слишком благополучное государство, поэтому королевским войскам не составило большого труда разгромить наспех собранное княжеское войско. Поначалу местное население отнеслось к захватчикам враждебно. Однако новая власть снизила налоги, расправилась с ненавистной крестьянам родовой знатью, и подданные рассудили, что жить стало лучше, жить стало веселей. И все-таки первый поход прошел не совсем гладко. Ярополк рассчитывал на то, что противник вообще не успеет наладить оборону. Однако из-за дождя дороги раскисли и боевые колесницы увязли. Пока с ними копались, несколько вражеских феодалов все же соединили свои дружины и оказали кое-какое сопротивление. Вывод - надо строить новые дороги, мосты, осушать болота. А где взять денег? Отобрать у завоеванной аристократии и все дела. Король обычно отдавал предпочтение мерам, гарантирующим немедленную отдачу. Победа в следующей войне за преобладание на Востоке далась куда тяжелее. Несколько раз Ярополково воинство оказывалось разбито, приходилось отступать. Перелом наступил, когда какой-то нищий сумасшедший бродяга, прокрался к походной монаршей палатке и заорал, что знает, как достичь победы. Его тут же зарубили, приняв за наемного убийцу, но когда обыскали труп, не нашли никакого оружия. Ни лука, ни кинжала, ни яда в его мешочке не оказалось, только какая-то маленькая странная игрушка, похожая на башенку. Увеличенная в несколько сот раз, она превратилась в грозное осадное орудие, решившее исход войны. После скорой победы, Ярополк повторно короновался, принял титул императора. Первый указ нового императора предписывал феодалам отдавать десятину в пользу единственного на планете университета, где учились сумасшедшие бродяги, фантазеры и шарлатаны всех мастей. И пока над этой идеей смеялись все кому не лень, имперская армия исправно получала диковинное, но очень мощное оружие. Разве что, армии Гиблоземлья могли похвастать чем-то подобным.
  
  ***
  Ночь. Привал. Всё войско храпит. Хотя нет, не всё. Кое-кто блюет - это Туф дорвался таки до бутылки. Уставшие уххи бросили свою любимую забаву (ловлю липучек) и тоже распластались на земле. Лишь в одной палатке не спят. Кто не спит? Ясное дело, отец народов, главнокомандующий. Кто еще? Прирожденный убийца - второй человек в империи, он же князь Горыня; пожалуй, единственный рокк, к которому обращался за военным советом сам Ярополк. Оба склонились над картой.
  -Так вот, на месте рогачей я бы атаковал здесь, - сказал глава Отдела Спецопераций. Смотрите, между озером и Лесом есть лишь небольшая поляна. Развернуть войска на ней как следует, не удастся. Да и на такой маленькой площади теряется наше преимущество в живой силе. Опять же, в случае поражения, рогачи смогут скрыться в Лесу. Многое зависит от того, как пройдет переправа. Без постройки моста не обойтись.
  -Об этом не может быть и речи! - резко отрезал император. В любой другой войне я бы так и поступил, но не сейчас. На это нет времени. Мы должны, не считаясь с риском как можно быстрее переправиться. У нас есть лодки и плоты.
  -Лодок совсем немного, сразу все войско не переправишь. Лишь часть войска высадится на берег, тут рогачи и ударят, навалятся всей силой и уничтожат десант.
  -Знаю, не хуже тебя, болван. Можно подумать, не я выиграл все предыдущие войны.
  -Тогда, вы действовали осторожно, - робко заметил князь.
  -Тогда у меня было полно времени. Как же ты не понимаешь, у нас неделя, три дня то мы уже потеряли в походе. В соответствие с древними книгами, диск отражает священное дыхание Фэта Первого раз в четыре тысячи лет, когда оба солнца займут положение одно напротив другого. Наши астрономы, между прочим, пришли к тем же выводам, что и авторы Священного Текста. Они тоже считают, что такое уникальное положение светил длится 10 дней и происходит раз в четыре тысячи лет. Только они не примешивают к этому Бога, они не верят в его существование. А зря, между прочим, вера и религия - это разные вещи. В Бога я верю и в Христа, но монахов-паразитов, присвоивших себе право говорить от Их имени, конечно давно пора гнать взашей. Все эти жития святых, сказание о драконе и прочее - всего лишь выдумки для запугивания темного народа. Бог - это некая абсолютная идея, а не грозный старик на небесном троне.
  -Но если жития святых - это просто сказки, то почему вы говорите о дыхании Фэта? Разве это не богословская выдумка?
  -Пошевели-ка мозгами. Неужели непонятно, что дыма без огня не бывает. Мы же не знаем, кто писал Главы Откровений. Может какой-нибудь древний мудрец, скорее всего, это как раз Фэт Первый. А уже потом рокки добавили от себя всякой ерунды, донельзя исказили текст. Ведь как ни крути, а кое-что из Глав поражает. Вот возьмем фразу из Начала: "Бог воссел над дугой". Слова "дуга", как мне недавно сообщил ректор университета, и слово "шар" на праязыке писалось одинаково. Что получается?
  -Бог воссел над шаром?
  -Вот именно, над шаром. Лан-Мореход всего-то четверть века назад совершил путешествие вокруг Рокка, а древний автор Откровения о шарообразности знал тысячи лет назад.
  -Получается, что сыновья Фэта не такие уж и шарлатаны и бездельники?
  -Конечно. Но мне выгодно, выставлять их именно обманщиками и нахлебниками. Народ от них отшатнулся, вот я и смог легко конфисковать монастырские земли. Раньше в стране было два правителя: король и очередной духовный наследник Фэта. Теперь мне не нужно делить власть ни с кем. Поэтому я всерьез воспринимаю легенды о медальоне. В Текстах о нем пишется очень туманно, одни намеки. Однако все чудеса, совершенные Первым Фэтом, неразрывно связаны с ним. Завтра разбудишь войско раньше обычного, за переправу отвечаешь лично. А сейчас иди и хоть немного поспи. И вот еще, я поведал тебе то, что никому никогда не говорил, это великая честь и тайна. Ляпнешь кому хоть слово, язык вырву, а потом сожгу как смутьяна.
  - Слушаюсь, - коротко ответил князь и поспешил удалиться.
  Но, несмотря на приказ императора, в ту ночь Горыня так и не сомкнул глаз. Он лично осмотрел лодки, обошел, посты и не успел оглянуться, как забрезжил рассвет. Князь растолкал спящих горнистов и приказал им трубить подъем. Лагерь вздрогнул, уххи заржали. Сотники кряхтели, чертыхались на всю округу, и грязно ругали начальство, поднявшее их в такую рань. Кнехты бестолково толкались, им никак не удавалось построиться. Между ратниками шныряли капралы, раздавая зуботычины и проклиная подчиненных. Туф крепко спал в грязной вонючей луже, а без командира его колонна представляла собой жалкое зрелище. Разбудить его побаивались - как никак, герцог. Так бы он и проспал переправу, кабы не Горыня. Он поднял родовитого пьяницу за шиворот и посулил ему виселицу, если он немедленно не примет командование. В это время несколько изрядно перегруженных лодок перевернулось, а их тяжело вооруженный экипаж пошел ко дну. Из-за сильного течения плоты относило далеко вниз по реке, отчего рыцари и пехота высаживалась, как попало, и не могли построиться в правильный боевой порядок. Положение осложнялось еще и тем, что сотники нередко высаживались в одном месте, а их солдаты в другом, пока они искали друг друга, войско полностью перемешалось. И все же, с грехом пополам, но многим все-таки удалось перевалить на противоположный берег. Однако враг не стал дожидаться, когда все рокки переправятся. Лавина рогатых тварей буквально выплеснулась из леса. Они шли под старым истертым полотнищем, на котором можно было различить изображение то ли огромного змея, то ли дракона. Сошлись рога и мечи, встретились две расы. Армия Ярополка оказалась мгновенно рассечена на несколько частей и окружена, началась рубка, скорее похожая на свалку чем на битву. Рогачи стремились оттеснить рокков к реке, чтобы лишить их пространства для маневра, и не позволить оставшимся на другом берегу отрядам прийти на помощь авангарду. Ярополк долго не решался лично участвовать в сражении, однако, в конце концов, он не выдержал зрелища истребления своего войска. Скинув тяжелые доспехи, император переплыл реку на уххе и бросился в самую гущу. Появление главнокомандующего, вдохнуло в рокков новые силы, да и его легкий серебряный топорик заставил рогачей поумерить прыть. Постепенно положение стало исправляться, Туф с отрядом пробился из окружения, и обе колонны соединились. Рогачи начали отступать, а в это время подоспел Горыня с резервным полком. Чаша весов заколебалась, императору показалось, что в сражении вроде бы наметился перелом. Но не тут то было, не таков враг, чтобы сдаваться. Рогач-король оставил вспомогательный отряд защищать подходы к лесу, а основные силы бросил на левый фланг. Рокки вновь оказались в трудном положении: справа, заросшее камышом Большое озеро, сзади река, впереди и слева неприятель. Видя такое дело, Ярополк ударил в центр вражеской армии, с тем, чтобы прорвать оборону и зайти противнику в тыл. Но не знал император, что на дне озера притаились молотоносцы - неприятельская гвардия. Здоровенные хищники дышали через тростниковые трубочки и давно ждали своего часа, который теперь настал. Лихая атака гвардейцев перемолола весь правый фланг императорской армии. Туф Пятнистый погиб мгновенно, даже не почувствовав боли. Тяжелый каменный молот расколол его голову вдребезги. Ратников охватила паника, и они бросились бежать к реке. Те немногие, что добирались до воды, все равно погибали - шли ко дну. Гениальный план рогатого короля увенчался полным успехом. Теперь Ярополк попал в клещи и оказался обречен на поражение. Силен и смел король-зверь, но и император не трус. В последний момент он принял отчаянное, но единственно верное решение. Горнист протрубил сигнал к атаке, и все оставшееся войско усилило натиск на ослабленный центр вражеской армии. Рогачи не выдержали удара и рокки прорвались в лес. Клещи сомкнулись, но захватили лишь пустое пространство.
  
  ***
  После того как Тэф очнулся, ему страшно хотелось есть. Патриарх достал из котомки припасенный кувшин нива, ломоть белха и приготовился пообедать. Но, несмотря на голод, кусок не лез в горло, а от глотка нива сразу стошнило. Сразу же вспомнилась древняя, доселе малопонятная заповедь - "Преображенный, не пей нива, не ешь белха". На церковных соборах это место Писания всегда вызывало бурю споров. Главным образом из-за того, что никто не понимал, к кому обращены эти слова.
  В конце концов Совет Трех Книжников запретил употреблять в пищу нив и белх во время постов.
  -Так вот что значит "Преображенный", подумал священник и вновь надолго потерял сознание, а когда пришел в себя, то заметил, что каменный пол под ним стал прозрачным как стекло, и сквозь него проглядывались очертания гробов. Да и стены башни словно превратились в хрусталь. Патриарх мог теперь видеть сквозь камень. Как ни странно, Тэфу до смерти захотелось добраться до гробов и посмотреть, что в них.
  Стоило ему подумать об этом, как сразу некая сила перенесла его в подземный склеп прямо на крышку одного из гробов. Святой отец, конечно, знал, что нехорошо тревожить покой умерших, но уж очень одолевало любопытство. Что это за покойнички прикорнули в глубинах древней башни? Священник попытался воспользоваться своим новым зрением, напрягся, силясь увидеть усопшего сквозь плиту, но ничего не вышло - плита оказалась не из камня. Тэф долго мыкался, пихал гроб ногой, злился и плевался. В общем, вел себя несерьезно, но это не принесло ему никакого результата, если не считать синяка на коленке. Мертвец не желал показываться и всё тут.
  Старые и в особенности мертвые субъекты, безусловно, отличаются крайней занудливостью и неприветливостью. Посудите сами, пришел серьезный посетитель. Божий человек желает пообщаться, а в ответ ему ни бе, ни ме, ни кукареку. Так не годится, мы и мертвых заставим отвечать за свои поступки. Однако чтобы нас не обвиняли в тенденциозном подходе, дадим слово и противоположной стороне. Да, да, пусть скажут, пусть выложат нам свои аргументы. Что вы, представители иного мира, можете сказать нам, живым, в свое оправдание? Мы всегда готовы к диалогу и сотрудничеству, но, увы, молчат усопшие, подохнувшие и умершие, не желают садиться за стол переговоров. А зря, между прочим, нам есть, о чем потолковать. Хоть душа в другом измерении, но могилка-то здесь, а кто приглядит, если что? Кто цветочки посадит, кто крестик поправит? Мы, живые! Ну и вы со своей стороны тоже нам подсобите, займитесь пророчествами, гаданием. По слухам, у нежити это здорово получается. Короче, давайте искать консенсус, а то ведь не ровен час, из вашей кожи перчатки понаделаем, а из костей удобрения. Хотя тут есть одна загвоздка. То, что смерть и жизнь - стороны одной медали знает каждый, это банально и никому неинтересно. Но при этом, почему-то мы, живые, абсолютно уверены в своей первичности, мол, сначала мы рождаемся, а потом, после смерти перебираемся в мир иной. А что если наоборот, мы из мертвых превращаемся в живых: ведь из праха создан - во прах обратишься. Вот и разберись после этого, где жизнь, а где смерть.
  Порядком подустав, священник наконец-то понял, что сдвинуть плиту ему не под силу. Для этого потребовалось бы с десяток рокков, да и то могло не хватить. Но труп манил патриарха, и святой отец не оставлял попыток все же добраться до загадочного мертвеца. Тэф внимательно осмотрел и ощупал каждую трещинку в склепе, и что-то подсказало ему вставить медальон в одну из них. Как только он это сделал, плита медленно расползлась на две половинки, и обитатель гроба высунулся по пояс.
  -Ты кто? - спросил "труп".
  -Я глава Церкви Святого Фэта, наследник Основателя, - ответил Тэф. Я воплощение Святого, можно сказать, я сам Фэт.
  -Нет, это я - Фэт, а ты не - Фэт, ибо Фэт - лишь один. Он первый и он последний. Незнакомец говорил, на древнем языке писания, и священнику стоило большого труда понимать своего собеседника.
  -Я и есть последний Фэт, - упрямо настаивал на своей правоте патриарх.
  -Погоди-ка. Твое имя - это зеркальное отражение моего. Так и должно быть, с меня началось, тобой закончится. Возможно, да что там, точно, ты и есть наша вторая треть. Что-то ты не торопился меня будить, нехорошо, - строго сказал "покойник".
  -Я ничья треть, я сам по себе и никого не обязан ни искать, ни освобождать, - возразил святой отец, но возразил как-то неуверенно.
  -Но, но, отвиливать нельзя, - заявил грубый труп. А где же третья треть?
  Бедному патриарху стало совсем плохо, что за ерунда, о чем это говорит странный обитатель склепа? Совершенно сбитый с толку, он решился задать собеседнику вопрос в лоб.
  -А вы, я так понимаю, первая треть?
  -Конечно, не четвертая же. Монахи тебя что, математике совсем не учили?
  -Учили, - робко ответил священник
  -А чего ж тогда глупые вопросы задаешь? А, я все понял, ты - идиот. Это плохо, вторая треть - идиот.
  -Не, я не идиот и математику знаю хорошо.
  -Вот это я сейчас проверю. Сколько четвертей в целом?
  -Четыре, - гордо ответил патриарх.
  -Ну вот, а еще прикидывался дураком. Ладно, нам нужен третий, - сухо продолжала "первая треть".
  -А для чего?
  -Ну как это для чего? Это мы как раз и узнаем, когда соберемся все вместе. Не зря нас разделили, надо собраться воедино.
  -А кто разделил? - спросил Тэф.
  -Я думаю, силы, незаинтересованные в гармонии мироздания.
  -Чего-чего?
  -Видишь ли, первая треть олицетворяет святых и святость, вторая - тех, кто заставляет рокков стремиться к святости, ну а третья треть символизирует жестокую необходимость. В единстве трех компонентов и есть гармония.
  -А без жестокой необходимости никак нельзя обойтись?
  -Невозможно. Последняя треть необходима нам, служителям святости, для того чтобы оставаться непогрешимыми.
  -А при чем тут медальоны?
  -Правильнее сказать, амулеты. Каждый из них наделяет своего хозяина невероятными способностями. Раз в четыре тысячи лет появляется возможность объединить все диски в одно целое. Когда три Фэта соберутся вместе, мы положим три амулета друг на друга, и они сольются в один сверхсильный медальон. Если сейчас упустим благоприятный момент, придется ждать, пока светила вновь примут верное положение.
  -Подожди-ка, прервал собеседника, иерарх, а кто же тогда завладеет этим диском? Нас же трое и каждый имеет одинаковые права.
  -Здесь ты ошибаешься. Только один из нас сможет подчинить себе амулет. Два других останутся ни с чем, их приказы диск просто не станет выполнять. Кстати, забыл тебя спросить, ты в дракона не превращался?
  -Чего?
  -Если амулет наденет тот, в ком черного больше чем белого, то вмиг превратится в чудовище. Ты ведь надевал медальончик, не так ли?
  -Я то надевал, только ты брось эти старые сказки. Уж я то знаю им цену, сам проповеди читал. Рассказы про Древнего Змея - всего лишь метафора. В Писании говорится, что Первый Фэт сражался с крылатым монстром, но ведь речь то явно шла о борьбе с искушением.
  -Не говори о том, чего не знаешь и не видел, - отрезал незнакомец. Все еще не догадался, кто я?
  -Догадался. Ты просто восставший из могилы хам.
  -Да я и есть тот, кто написал первые главы Священной книги. Я - Фэт Святой. Ну-ка, богослов ты наш, ответь, когда появилось Писание?
  - Самые древние части текста насчитывают что-то около четырех тысяч лет.
  -Правильно. И примерно столько же я провел в склепе. Я бился с драконом, на шее которого висел как раз тот диск, который сейчас на тебе. Одну голову срубил, вторую, а потом змей улетел. Сбежал с амулетом. Что случилось дальше, мне неизвестно. Ты где взял медальон?
  -Снял с убитого рогача.
  -Рогача?? Что это?
  -Козероги, они же рогачи - это очень опасный народ. Один из них набросился на меня в Лесу - пришлось прикончить. Слушай, а ты, пожалуй, не врешь, ты действительно Основатель. У рогачей есть поверье, что они ведут свой род от древнего крылатого козерога, который носил волшебный диск. Это точно твой недобитый дракон.
  -Подожди. Что-то тут не вяжется, - возразил Фэт. Чтобы появилось драконье потомство, нужна же еще самка.
  -Правильно. Но не было никакой самки. Ты говоришь, что медальон надел рокк и превратился в дракона. Но как только он снял диск, то вновь принял свое настоящее обличье. Потом, как и все рокки, купил себе десять жен, завел семью. Да только детишки у него появлялись немного того, с рогами. Пришлось бежать в леса, в горы, подальше от всех. За такое потомство могли и камнями побить. Жен с собой тоже забрал, их то все равно уже никто знать не желал. Эта история приведена в апокрифическом манускрипте "Явление Змееволка" Еще на Втором Вселенском соборе шел жаркий спор, включать ли эту книгу в Святое Писание или нет. В конце концов, решили считать текст неканоническим, но душеполезным. Сейчас кроме меня, сказание о драконе знают еще несколько священников, да и то считают эту историю мифом. Однако теперь-то я вижу, что всё это - сущая правда.
  -Интересно, интересно. А что же было дальше?
  -Ну, что дальше, летописи почти ничего о рогачах не говорят. Правда в сагах поется, что рокки нашли с ними общий язык, даже вместе создавали общемировую империю. Да что-то не верится, вот уже много лет между нами вражда. О Змееволке известно и того меньше, в самых древних текстах о нем говорится лишь туманными намеками. Он вроде как противник Бога и скрывается где-то на Рокке.
  -Да о нем я и без тебя знаю, - пробормотал "мертвец". Ладно, хватит об этом. Есть идеи, как найти последнюю треть?
  -Нет идей, - бодро ответил Тэф. Как хоть она выглядит, есть ли отличительные знаки?
  -Насколько я знаю, все трети должны собраться здесь, в башне, так что и без знаков все станет ясно. Я вот, пришел первым и прождал тебя тысячи лет, теперь нас двое, что уже очень хорошо. Чувствую, что последний бродит где-то рядом.
  -Так что же, посидим и подождем, - предложил священник.
  -Кажись, долго ждать не придется, ты слышишь звон стали?
  -Нет, а что, кто-то неподалеку бьется?
  -Ах да, забыл, мой медальон наделяет меня исключительным слухом, а у твоего другое предназначение. Постарайся настроиться, и ты даже сквозь стены сможешь увидеть происходящее.
  Священник напрягся и действительно, пронзил мысленным взором башню, деревья и увидел жаркую битву.
  -Наш император попал в засаду, его убивают рогачи.
  -Император? Его надо спасти, похоже, медальон как раз у него, он и есть третья треть.
  Фэт, замер, от его амулета волнам пошло тепло и вдруг из пальца вылетела молния. Он бил на слух, но довольно таки точно. Несколько раз до священника доносился приглушенный тяжкий вой.
  
  ***
  В Старом Лесу погибала доселе непобедимая армия. Кнехты то и дело попадали в ямы- ловушки, приготовленные рогачами. Лучники беспорядочно посылали стрелы в темноту, не нанося противнику никакого вреда. Рокки шарахались от каждой тени, от каждого дерева, и неудивительно: со всех сторон на них сыпались камни и бумеранги. Кругом мелькали страшные алые глаза, появлялись и тут же исчезали. У многих рыцарей не выдерживали нервы, вместо того чтобы держаться вместе, они бросали оружие и бежали кто куда. Раненого Ярополка тащил на себе Горыня. Их прикрывали еще оставшиеся в живых телохранители императора, облаченные в доспехи из чистого серебра. Назад пути уже не было, оставалось одно: двигаться вглубь чащи. Но все давно уже поняли, что это лишь отсрочит неизбежную гибель. И все-таки они шли, сами не зная куда, продвигались с боями, отбиваясь от неуловимого врага. А ведь известно, что фортуна любит героев. Постепенно, лес стал редеть, и дружинники императора заметили башню, едва проглядывающуюся сквозь деревья. Горыня поднажал, пробиться бы к башне и там занять оборону, это, пожалуй, единственное, что оставалось делать. Но и рогачи не отставали, они понимали, что задумали рокки и наседали со всех сторон. И вот, когда императора и его рыцарей окружили, так и не дав добраться до башни, на рогачей посыпались молнии. Они горели, визжали и разбегались кто куда.
  -Боги на нашей стороне, бежим скорее к башне, - крикнул Горыня и потащил раненого императора прочь из Леса. За ним, прикрывая отход, последовали последние оставшиеся в живых войны великой армии.
  - А вот и они. Сюда бегут, - радостно сказал Фэт.
  - Тащат раненого императора. Едва жив.
  -Ничего страшного, ты его быстро поставишь на ноги.
  -Я? - удивился Тэф.
   -Ты. Точнее твоя часть единого амулета. С ним ты разве что мертвого оживить не сможешь, а так любые раны и болезни лечит.
  Фэт для острастки еще пару раз метнул молнию в зазевавшегося рогача и снес ему голову. После этого рогачи отстали и поспешили укрыться в зеленой глубине Леса. Горыня дотащился до ворот башни и требовательно прохрипел:
  - А ну, кто ни есть в башне, открывайте.
  Ворота отворились и навстречу Горыни вышли двое с амулетами на шее.
  -Патриарх? - изумленно воскликнул Горыня.
  -Да, именно я. А кого ты хотел здесь увидеть? - осведомился Тэф. Вижу, вам сильно досталось.
  -Что с императором? - бесцеремонно влез в разговор Фэт.
  -Ему проломили голову, он умирает.
  -Ничего страшного, сейчас поднимется. Ну входите же.
   Горыня безмолвно подчинился и внес императора внутрь.
  -Ну, чего ждешь? Лечи, давай, - приказал Фэт священнику.
  -Но как? Я же не умею.
  -Используй амулет.
  Патриарх неуверенно посмотрел на потерявшего сознание императора, и попытался представить, что раны заживают. Медальон дернулся, а потом прижался к коже священника. У Тэфа вдруг все поплыло перед глазами, волшебный диск как вампир высасывал его жизненную силу и передавал её раненому. Император дернулся и открыл глаза, кровь перестала сочиться из ушибленной головы.
  -Хватит, довольно, - закричал Фэт. Сейчас сам сдохнешь.
  Но священник ничего не слышал, медальон буквально поедал его заживо. Святой отец побледнел как полотно и рухнул на землю. В эту секунду Фэт подбежал к нему и сорвал медальон с его шеи.
  -Ну как, жив? - спросил Горыня.
  -Да, дышит, я успел в последний момент. Амулет - строптивая вещь, стоит дать слабину и всё, пропал.
  -Дай сюда медальон, - приказал очнувшийся император.
  -Ты мне не приказывай.
  Горыня уже было выхватил меч, но Фэт метнул молнию, и от меча остался обломок.
  -Ты охотишься за амулетом. Но видимо не знаешь, что медальон делится своей силой далеко не с каждым. Если в тебе черного больше чем белого, амулет превратит тебя в чудовище, в дракона.
  -Навсегда? - дрогнувшим голосом спросил император.
  -Нет, не навсегда, на время, пока носишь медальон. Однако дети твои родятся рогачами, - сказал Тэф, поднимаясь с земли. Ну и медальончик, чуть было не отдал Богу душу. Я вот что думаю...
  -Некогда болтать, потом нам всё расскажешь, - бесцеремонно оборвал Фэт. У нас здесь два амулета, и сейчас пришло время объединить их в единое целое. Я думаю, последняя треть у императора или у кого-то из его слуг.
  -У нас нет ничего, - устало ответил император. Да я и не мечтал о едином амулете, мне хватило бы и одной трети.
  -Вот это новость, - сказал Фэт, видимо, последний кусочек утерян. Ну что ж, делать нечего, соединим хотя бы то, что есть. Бог ты мой, солнца сближаются! - спохватился Фэт. Бежим скорее наверх башни! - крикнул Фэт и бросился подниматься по каменной лестнице. Следом за ним бросился священник, потом Ярополк и Горыня с рыцарями. Два Роккских солнца действительно висели в небе в считанных дюймах друг от друга. Еще немного и Большое солнце заслонит собой Среднее и Малое. Раз в четыре тысячи лет они сливаются воедино, и только в этот миг части амулета могут соединиться. На верху башни располагался каменный алтарь, в центре которого было выдолблено небольшое углубление. Фэт успел как раз вовремя, как только все солнца Рокка выстроились друг за другом, он положил медальоны в ямку на алтаре и первый же луч единого солнца начал превращение. Сначала амулеты раскалились докрасна, потом превратились в огненную жидкость и стали одним целым. Через несколько минут солнца начали разбегаться, а переплавленный амулет - остывать. Фэт подошел к алтарю, достал из кармана очень длинную цепочку и погрузил её конец в расплавленный металл. Когда медальон полностью остыл, Фэт резко потянул за цепочку, выдернул диск из углубления и повесил его себе на шею. Ничего не случилось.
  -Так я и знал, он мне не подчиняется. Хорошо, что хоть в змея не превратился.
  -Ну, кто еще готов примерить?
  Вперед выступил священник. Он с опаской взял амулет в руки, трясущимися руками надел его на шею и зажмурился. Опять ничего.
  -Не хватало еще в дракона превратиться, давай-ка сначала, ты, - приказал император Горыне. Тот быстро надел медальон, и попытался чего-то сказать, но вместо слов из горла вырвался звериный хрип. Горыня начал стремительно меняться. Сначала он сильно растолстел и увеличился в росте, отчего громко треснули и развалились доспехи. Вскоре руки превратились в когтистые лапы, за спиной зашелестели кожистые крылья. Лицо превратилось в зубастую морду, а два щупальца стали змеиными шеями, из которых стали пробиваться две драконьи головы. Змей взвыл, затряс головами, пытаясь сбросить проклятый амулет. Он метался по башне, потом взлетел, спикировал вниз, и чуть было не разбился, поранив крыло.
  -Смирно, - рявкнул император, и как ни странно это возымело действие. Змей-Горыня угомонился, сложил крылья и вытянул шею, на которой висел амулет. Священник снял медальон, и через несколько минут на месте дракона стоял плачущий Горыня, из поцарапанной спины которого хлестала кровь. Он прикрывался лохмотьями им же разорванной одежды и громко сетовал на судьбу.
  -Что же теперь со мной будет? Кто я теперь, змея или рокк? - обращался он непонятно к кому.
  -Рокк, рокк. - ответил Тэф. А вот твои будущие детишки, уже точно станут рогачами.
  Услышав это, Горыня заревел пуще прежнего. А в это время Ярополк лихорадочно решал, взять ли ему амулет себе или нет. Ему совсем не хотелось превращаться в чудовище, но соблазн был очень велик: а вдруг амулет признает его своим господином? С единым амулетом можно всерьез рассчитывать и на восстановление единой империи. В конце концов, он рискнул и не прогадал, сдвоенный медальон подчинился Ярополку. Пробуя свои новые силы, император поднялся в воздух, метнул молнию, а потом одним взмахом руки остановил кровь, сочившуюся из раны Горыни.
  -Значит так, - обратился ко всем император. Хотя кое-кто вел себя непозволительно дерзко, я никого наказывать не стану. Более того, вы помогли мне, каждый на свой лад, а потому никто не останется без награды. Сейчас мы все отправимся в Векеград, полетим с ветерком, на драконе.
   Горыня сразу понял, к чему клонит император, и заскулил, но на Ярополка его причитания не произвели никакого впечатления. Пришлось Горыне вновь стать Змеем. Когда все уселись и ухватились за драконьи шеи и друг за друга, он мягко взмахнул крылами и легко поднялся в небо. С высоты птичьего полета открывался потрясающе красивый вид. Заповедный Лес уже не казался зловещим и опасным, пролетая над ним, они увидели рогачей, столпившихся на опушке. Козероги указывали на небо и падали на колени. Один из рыцарей посмотрел вниз и злобно прорычал:
  -Вот теперь мы посчитаемся, амулет поможет отомстить за павших.
  -Не тебе решать, - резко одернул его Ярополк и обратился к Фэту. Я вижу, ты много знаешь о волшебном диске, скажи, способен ли он подчинять чужую волю? Могу ли я заставить рогачей без войны присоединиться к империи?
  -Нет, ничего не выйдет. У тебя всё же не единый, а всего лишь сдвоенный амулет. Причем последняя треть наиболее важная, она, по меньшей мере, не слабее двух третей вместе взятых.
  -Ну что ж, тогда придется применить силу. Против моих молний не устоят даже рогатые, - сказал император. Священник хотел что-то сказать, но Горыня-змей начал быстро снижаться и тут уже стало не до разговоров. Они подлетали к Векеграду, столице империи. Внизу толпы рокков подняли страшный крик и рванули кто куда. Никто и не думал давать отпор дракону, лучники побросали оружие и побежали прятаться. Для пущего эффекта Горыня пронеся над базаром, до смерти перепугав торговок, и плавно приземлился рядом с императорским дворцом. Стража, охранявшая дворец, буквально оцепенела. С одной стороны им очень хотелось удрать, но с другой стороны долг велел им оставаться. Когда все слезли с дракона, Ярополк снял с него амулет, и чудовище вновь превратилось в рокка. У одного из стражников не выдержало сердце, он явно никогда не видел ничего подобного.
  -Ты, Горыня, прикрой наготу и отправляйся наводить порядок в армии, - приказал император, а вы, святые отцы, - следуйте-ка за мной во дворец. Вам придется кое-что мне рассказать.
  Горыня поспешил удалиться, а Ярополк, Фэт и Тэф вошли во дворец. Внутри величественного здания стояла гробовая тишина. Когда император отсутствовал, в залы никого не пускали, балы не проводились. В здании звенела пустота, раз в день нарушаемая приходом слуг. Но сейчас дворец очнулся от сна, загудел, как бы встречая своего хозяина. В одной из роскошно убранных залов на возвышении стоял трон из чистого золота. Тэф уже было, подумал, что император займет его, а им придется стоять перед повелителем. Однако Ярополк подошел к стене, погладил ее, явно нащупывая шероховатость, нажал на что-то, и часть стены раздвинулась. За стеной оказалась небольшая комната, с простой, но удобной мебелью. В центре стоял обычный деревянный стол и несколько стульев. Император знаком разрешил гостям сеть и начал допрос.
  -Я не верю в случайные совпадения, - начал Ярополк. Вы спасли меня в тот самый момент, когда я оставил всякую надежду выжить. Нас троих притянул к себе амулет, и, похоже, связал наши судьбы воедино. Святой отец, - обратился император к Тэфу, я хочу знать о волшебном диске все. Выкладывайте, что вам известно.
  Тэф сильно удивился: только что безбожник, гонитель церкви, назвал его святым отцом.
  -Не думал, что для вас есть что-то святое, - вдруг вырвалось у священника.
  Ярополк помрачнел. Ему совершенно не хотелось ввязываться в теологические споры, но он решил сказать патриарху правду.
  -Я верю и в Христа и в Бога Отца. Между нами нет, и не может быть никакой идейной пропасти.
  -Странно это слышать от рокка, отобравшего у Церкви земли, сделавшего из монахов посмешище, позволяющего черни плевать на распятие, - последовал дерзкий ответ.
  -В империи есть лишь один правитель, - строго возразил Ярополк. Моим предкам, королям Векеграда, приходилось делить власть с патриархами. И это не раз приводило к междоусобицам, религиозным войнам, голоду и ослаблению государства. У каждого рокка может быть лишь один отец, и у народа должен быть только один отец, король, князь или император.
  -У всех существ в этом мире уже есть отец, и это не ты, а Создатель, вечный и благой. Тэф в запале даже не заметил, что назвал повелителя на "ты".
  -И где же этот отец? - ехидно спросил Ярополк.
  -На небе, - ответил священник так, как его учили в монастыре.
  -Вот именно, на небе, а мы живем здесь, на грешном Рокке. И Бог благ и добр, а нам приходится казнить преступников, убивать заговорщиков, усмирять мятежников. Уж не хочешь ли ты, чтобы Бог запачкал руки кровью?
  Тэф молчал.
  -Вижу, тебе нечего ответить. Народу нужен отец здесь, а не где-то далеко, рядом со звездами.
  -Святые отцы учат... - начал было Тэф, но император оборвал его на полу слове.
  -Да брось, ты. Святые отцы... Учат... Чему они могут научить? Вы с утра до ночи твердите, что создал Бог рокков по образу своему и подобию, и тут же сами себе противоречите.
  -Что Вы имеете виду - сердито спросил Тэф.
  -Ну как же. Что там ваша Церковь говорит о дороге в рай?
  -По ней дозволено пойти всем, но не всякий пройдет до конца, и лишь перед праведником откроются Врата, - отчеканил патриарх.
  -Вот-вот, перед праведником откроются Врата, - передразнил Ярополк. А чтобы стать праведником, надо забыть о женщинах, загнать себя в монастырь, каждый час молиться, три месяца в году жрать всякую гадость.
  -Поститься, - поправил патриарх.
  -Да точно, поститься. Неплохо еще и проказу где-нибудь подцепить. Гнить заживо! Это же самое важное для праведника дело. Что еще? Ах да, нищенствовать, гордыню смирять и не давать воли страстям. Ничего не забыл?
  -Да вроде всё, - согласился патриарх.
  -Тогда подведем итоги, серьезно сказал император. Итак, праведник - это больное, вечно стоящее на коленях ничтожество. Его тело измучено голодом и половыми расстройствами. И это ваш идеал? И это образ Всемогущего Господа? Бог, по мысли которого движутся светила и вздымается великий океан, оказывается - хиляк, почесывающий смердящие язвы. Священники постоянно призывают усмирять плоть, и даже не понимают, что тем самым именно они пытаются действовать наперекор Господу. Вдумайтесь, неужели Он дал нам тело, для того, чтобы мы его разрушали? А не проще ли сразу покончить жизнь самоубийством? Нет! Вы здесь демонстрируете чудеса лицемерия. Церковь сама провозгласила заповедь "не убивай", и напрямую нарушить этот принцип нельзя, поэтому самоубийство и считается страшным грехом. Но вы и здесь ищете лазейки, всё юлите, пытаетесь обмануть Бога, умерщвляя плоть не одним ударом кинжала, а долгими пытками. Сказали бы уж прямо, что ценность имеет лишь душа, а тело роккам совсем ни к чему. Так, мол, и так братья-миряне, Создатель ошибся, и Церковь призвана исправить Его оплошность. Но на это вам никогда не хватало духу. Всё-таки попы не уверены в правоте своего учения, и в глубине души они трясутся от страха.
  -Вы оба говорите о Боге, но совсем забыли о Люцефере, - вмешался в спор Фэт. Вот кто истинный хозяин Рокка.
  -Кто-кто? - одновременно воскликнули Ярополк и Тэф.
  -Люцифер, его еще называли сатаной или Вельзевулом. У него много имен, но истинное его имя знает только Бог.
  -В святых книгах об этом ничего не сказано, - сказал патриарх.
  -Конечно, не сказано, я поведал миру не всю правду. Святые книги Рокка - это лишь жалкие обрывки куда более древних и полных священных книг Земли.
  -Ну-ка поподробней, - потребовал император.
  -Что ж хотите сказку, будет вам сказка. Около четырех тысяч лет назад мне по наследству достался клочок земли и мельница. Землю я сдал в аренду, мельница приносила неплохой доход, так что я не бедствовал. В общем, жил не тужил, до тех пор, пока моя мельница не сгорела. Тут уж пришлось мне стать простым землепашцем. Весь день надрывался в поле, а к вечеру тащился домой спать. И уж как мне такая жизнь не нравилась! Сколько не работай, а из нищеты не вылезешь. Каждый вечер я молился каменному идолу и просил его о помощи.
  -Богохульство! - вскричал Тэф. Молился камню, как язычник!
  -Не тебе судить. Не забывай, кто основатель церкви, - строго заметил Фэт, и патриарх замолчал. Так вот, постепенно я возненавидел божка. Ну, в самом деле, какой от него прок? Божок глух к нищим. И вот однажды, я не выдержал, схватил молот, да разбил его вдребезги. Уж не знаю, кто на меня донес, но все скоро узнали, что я вероотступник, а значит, колдун. Вся округа собралась посмотреть на мою казнь и пытки, пришли посмеяться над обреченным. Корчили рожи, улюлюкали, а палач тыкал мне горящей головней в лицо. Связали, потащили на костер, запалили огонь. Ну, все, думаю, конец. Но тут произошло чудо. Совершенно ясное небо заволокло непонятно, откуда взявшимися тучами, начался сильный дождь, который и потушил огонь. С неба сорвалась звезда и упала прямо мне за пазуху. Надеюсь, вы уже догадались, что это была никакая не звезда, а медальон. Он придал мне такие силы, что я легко разорвал путы, воспарил над толпой и начал мстить. В тот день я молниями убил всех, кто пришел поглазеть на мою казнь. Амулет разговаривал со мной, называл меня "преображенным", подсказывал мне, что делать. Его тихий шепот шел как будто изнутри, это трудно передать словами, боюсь, вы не поймете.
  -Я пойму, - подал голос священник, мой диск тоже пытался завести со мной беседу.
  -Интересно, почему же я тогда ничего такого не услышал? - задумчиво спросил Ярополк.
  -Наверно потому, что твоя воля сильнее нашей. Волшебный диск не смеет тебе приказывать, ты его господин, - предположил Фэт.
  -Продолжай рассказ, не отвлекайся, - строго сказал император.
  -Хорошо. Когда я понял, что совершил, то чуть с ума не сошел, ведь я убил несколько сот рокков. Тогда удалился я далеко в глушь, в пустошь, так чтобы никто меня не мог увидеть. Выстругал себе идола и молился ему, искупая грехи. Но вот однажды, амулет вновь обратился ко мне. Он поведал, что от костра спас меня не идол, и что сила мне дана не для того, чтобы гнить отшельником. Сказал он еще, что в мире, всего три подобных диска и мне надо их собрать. Потом медальон завладел моей волей и повел далеко-далко на север, в горы. Я перелетал пропасти, замерзал в ледниках, пару раз чуть не разбился, но, в конце концов, оказался перед входом в пещеру. Диск шепнул мне приказ войти и после этого никогда уже не управлял мною. Внутри пещеры было темно, благодаря медальону от меня шло сияние, и тьма расступалась. Мною двигалось любопытство, ведь не зря же амулет потащил меня на край света. По извилистым ходам я долго блуждал в горных глубинах, пока не наткнулся на каменный саркофаг. Я сдвинул каменную плиту и увидел очень странного мертвеца. Существа, которых вы называете рогачами, на него очень похожи. Он был как живой, казалось, что он даже дышит, на его груди лежала книга. Мне пришла в голову мысль, попытаться оживить покойника, но ничего не получилось. Я вернулся к себе в лес и углубился в чтение. Книга поведала мне о Творце, о Его Сыне Христе, о заповедях и святых. Это было самое настоящее чудо, Божественное Откровение. Бог выбрал меня проповедовать истину, выбрал потому, что я первым на Рокке осмелился разбить идола. А что было дальше, вы и так знаете. С помощью амулета я творил чудеса, нес роккам новую веру, основал Церковь. Но не все, что было написано в книге, я счел нужным поведать народу. Им незачем знать, что их планета - это всего лишь младший мир, что сначала Бог сотворил Землю, куда потом и направил Христа. Чернь глупа, такого, "чужого" Бога они не полюбят. Скажут, что обделил их Господь своим вниманием. Умолчал я и о дьяволе, и на это тоже были веские причины. Правда сейчас мне все больше кажется, что тогда я допустил страшную ошибку.
  -Так кто же этот дьявол? - нетерпеливо спросил Фэт.
   -Не торопись, дойдет очередь и до него. Видишь ли, Люцифер, дьявол или сатана - это антипод Бога, его извечный противник, прародитель зла и лжи. Он важная фигура, почти равная самому Богу и без него многое в той святой книге было бы непонятным. Ну, например, если Бог добр и благ, откуда же взялось зло? От дьявола, вот простой ответ, и от свободы воли, которой Бог наделяет своих созданий. Праведный склоняются к добру, а грешник к дьяволу, все вроде бы просто. Но в той книге написано, что дьявол проиграл битву Христу и теперь скованный подвергается пыткам. История Земли и ее жителей закончилась, и тогда Бог сотворил наш мир. Но и в нашем мире, лишенном дьявола, появилось зло! Если сатана скован и бессилен, откуда же зло в нас? Простой народ подумает, что за грехи отвечает благой Господь, что Он создал нас такими. Но в чем тогда наша вина, и в чем его благость? А может, и самого Бога и нет вовсе, иначе, почему же он медлит и не очистит мир от зла?
  -Ты прав, - подал голос Тэф. На последнем церковном соборе, один богослов доказывал, что Бога нет. Он построил свое доказательство как раз на несоответствии образа доброго Бога с существованием мирского зла. Этот вероотступник оказался весьма хитрой бестией, рассуждал очень убедительно.
  -Еще бы! - ехидно заметил император, мы с Горыней постарались на славу.
  -То есть, как? - озадаченно спросил священник.
  -А вот так. Веру не победишь грубой силой. Ну, разрушишь все церкви, ну закроешь монастыри, уничтожишь религиозные книги, а дальше что? Гораздо надежнее воздействовать на разум прихожан. Этот твой богослов - всего лишь наш агент. Я да Горыня и придумали то знаменитое доказательство.
  -В чем оно заключалось? - спросил Фэт.
  -Ну, смотри, - начал Ярополк. Раз Бог всемогущ и свят, то зло (грех) от него идти не может. Значит, он создал мир без зла, и злу неоткуда взяться. Следовательно, зла нет. Но мы видим зло каждый день, следовательно, Бога нет.
  -Вот как раз этого то я и боялся, - вымолвил Фэт. На Земле зло сотворил сатана и в том мире, такое доказательство не имело бы никакой силы. Но здесь нет Люцифера, на него не свалишь наши грехи. Поэтому в своих проповедях я о дьяволе ничего и не говорил, происхождение греха в мои книгах объяснялось одной лишь свободой воли разумных существ. Мне казалось, что этого достаточно, что в богословии можно обойтись без могущественной противоположности Богу. Теперь вижу, что допустил страшную ошибку.
  -Допустим, что о дьяволе ты умолчал из благих побуждений. А почему ничего не рассказал нам о Земле?
  -Отчего же, - возразил Фэт, в нескольких своих проповедях я упомянул Старший мир. Это уже последующие патриархи не смогли сохранить мое наследие. Вы не уберегли даже то немногое, что я сам знал и вам поведал.
  Тэф покраснел от стыда и решил помалкивать. Ему было жутко неловко, оттого, что он несправедливо обвинил святого.
  -Ну а все-таки, откуда тогда в нашем мире грех? - серьезно спросил Ярополк.
  -Не знаю, что и сказать. Есть кое-какие догадки, да все богохульные, - ответил Фэт.
  -А что если земное дьявольское зло как-то проникло и к нам? - не удержался священник.
  -Может быть и так. Мне всегда казалось, что я смогу найти ответ на этот вопрос, если разыщу все части амулета, ведь даже его кусочек наделяет хозяина не только волшебной силой, но и великой мудростью. Я долго искал другие два диска, да тщетно. Однажды я почти завладел второй частью единого амулета, но дракон, носивший его, успел сбежать. Потом на меня нашло озарение: амулеты явно одного происхождения и должны стремиться друг к другу, поэтому надо просто подождать. Тогда я построил башню, в которой и залег на многие тысячелетия. Амулет не дает бессмертия, но позволяет засыпать на долгие годы и во время сна не стареть. И вот вчера пришло мое время, патриарх разбудил меня, и медальон после долгого молчания вновь очнулся. Он и подсказал, как соединять диски в единое целое.
  -Боюсь, мы ввязались в очень опасную игру, - заметил Ярополк. Мы трое носили медальоны, которые очевидно, связаны с мощными потусторонними силами.
  -Думаю, амулеты пришли в наш мир не просто так и не случайно попали именно нам в руки, - сказал Тэф. Смотри, я - священник, Фэт - основатель Церкви и медальоны выбрали нас. Да и вы, Ваше величество, несмотря ни на что, сохранили верность Богу. На случайное совпадение не похоже.
  -Не забывай, до сих пор не найден третий амулет, - напомнил Фэт. Тот, кто им сейчас владеет, не пришел на Единение. На чьей же тогда он стороне и чья сила питает его талисман?
  -Ты хочешь сказать, что он посланник дьявола? - хмуро предположил Ярополк.
  -Не знаю. Но нельзя исключать такой возможности.
  -Если так, то тогда понятно, откуда в нашем мире грех и зло. Самого дьявола скрутили, да видно какой-то его змееныш ускользнул и у нас угнездился, - промолвил Тэф.
  -Тогда всё - жди беды, - мрачно изрек Фэт. Сдвоенный амулет потянет последнюю треть к себе гораздо сильнее, чем каждый из амулетов поодиночке. И если хозяин последнего медальона, служит дьяволу, то он почувствует смертельную опасность и вряд ли станет отсиживаться в ожидании, когда его найдут и уничтожат. На его месте я бы попытался предпринять активные действия.
  -Это что, например? - тревожно спросил Ярополк.
  -С таким мощным талисманом ему не составит труда собрать под свои знамена армию и двинуть на нас.
   -У меня самое сильное войско в мире, - высокомерно сказал император.
  -Сильнее козерогов? - съязвил священник.
  Ярополк помрачнел. Он не забыл недавнего разгрома, учиненного ему рогатым королем.
  -Думаешь, этому третьему удастся их возглавить?
  -Как знать, может и удастся. Мы не знаем всех тайн талисмана. И если ему помогает дьявол, то своими силами нам с ним не справиться, - сказал Тэф.
  -Что ты хочешь этим сказать, - подозрительно спросил император.
  -То, что разгром Церкви, учиненный вами, дорого обойдется. Что, если Бог уже отвернулся от нас?
  -Он прав, вмешался Фэт, нечто похожее уже было на Земле. Бог затопил всех грешников. А сейчас и потоп насылать не надо. Посланник сатаны сам сделает всю грязную работу.
  -Да с чего вы оба взяли, что амулет непременно принадлежит преисподне? - воскликнул император. Ведь это всего лишь предположения, почти ни не чем не основанные.
  -Надейся на лучшее, но готовься к худшему, - ответил священник.
  -Хорошо. Я отменю все антицерковные указы. Верну отобранные у Церкви земли, разрешу готовить богословов в академиях, вновь начнется религиозное книгопечатание. Этого, надеюсь, хватит? - обратился император к патриарху.
  - Хватит, не хватит, что это за разговоры? Бог это Вам не торговка на базаре, - грозно сказал священник. Не поздно ли спохватились, Ваше величество?
  -Я мог бы тебя повесить, - сухо сказал Ярополк. И повесил бы, кабы не грядущая опасность. Так что тебе предоставляется шанс возродить Церковь.
  -На нашу помощь не рассчитывайте, - быстро сказал Тэф.
  -Патриарх, у нас незаменимых нет. Откажешься мне служить, я найду желающих занять твое место.
  -Ваше величество, здесь Вы ошибаетесь. Амулет выбрал именно меня. Не с проста это, ой не с проста.
  -Интересно получается. Близится приход сатаны, а святой Фэт, и патриарх не желают с ним бороться. Видно, не зря я громил Церковь, в ней нет благодати, а ее служители лишь кучка лицемеров.
  -Мы не отказываемся выступить против Люцифера, - ответил за двоих Фэт. Но и быть игрушкой в руках властителей нам не к лицу.
  -Помогите мне справиться с новым врагом, возглавьте Церковь, поднимите ее из руин. Клянусь, что не стану вмешиваться в ваши дела. Восстановление всемирной империи - цель моей жизни и я готов уничтожать всех, кто противится этому. Раньше мне казалось, что самый страшный мой враг - это король рогачей, теперь знаю, есть в этом мире кое-кто посильнее.
  -Как это типично для рокков, - горько сказал патриарх. Мы вспоминаем о Боге лишь, когда осознаем свою слабость. Однако, это все же лучше чем безверие.
  -Ну, так что ж? Могу я рассчитывать на вас? - нетерпеливо спросил Ярополк.
  -Если наши подозрения относительно посланника сатаны верны, то у нас нет выбора. Так что придется помогать власти, - ответил Фэт.
  -Отлично. Сейчас вам надо отдохнуть, а завтра мы еще раз соберемся и тщательно продумаем, как восстановить утраченное. Мы заставим народ вернуться в лоно Церкви.
  Ярополк опять надавил на какой-то камешек в стене, и она немного отодвинулась. Император вышел из комнаты, кликнул слуг и приказал подготовить покои для Святого Фэта и патриарха.
  
  ***
   Со всех уголков империи в Векеград стекались зодчие, в столице предстояло возвести огромный храм. Мастеров, которые могли бы это сделать, почти не осталось, давненько в государстве не строили церкви. Однако после долгих поисков всё-таки удалось отыскать двух дряхлых старцев, которые и возглавили строительство. Ярополк не скупился, щедро платил даже обычным крестьянам, ради такого случая подрядившимся таскать мраморные плиты. Святой Фэт целыми днями проводил на имперском печатном дворе, проверяя каждую новую книгу по богословию. Патриарх собрал последних монахов и отправил их во все концы страны проповедовать Христову веру. В народе от былого уважения к священникам почти не осталось и следа, поэтому, на всякий случай, каждого проповедника сопровождал небольшой отряд конников. Сам патриарх начал преподавать богословие в духовной академии. Поскольку на всю академию он был единственным учителем, то работать ему приходилось едва ли не круглые сутки. Поначалу никто не хотел изучать религиозные науки, но император назначил студентам немалую стипендию и от желающих "приобщиться к истине" не стало отбоя. В общем, мало-помалу, дело шло. После нескольких месяцев ускоренного обучения, состоялся первый за многие годы выпуск новоиспеченных "святых отцов". Тэф, конечно, понимал, что они едва освоили азы, но тут уж, как говорится, не до жиру: церкви уже построены, а служить некому. Для поддержки новых приходов, император ввел налог на "безверие", отныне, те, кто хотя бы раз в месяц не посетит храм, обязаны были уплатить в казну два золотых. Ясное дело, что при таком крутом подходе народ валом повалил в церковь.
   Насильственные меры, конечно, имели некоторый успех, однако Ярополк посчитал, что достигнутые результаты слишком скромны. И тогда ради высшей цели было решено пойти на банальный обман паствы.
   На открытие главного Векеградского храма собралась тьма-тьмущая народу. И, действительно, было на что посмотреть. Здание получилось невообразимо красивое и величественное. Стены отливали мраморной белизной, купол горел золотом, огромный крест был усыпан крупными сапфирами. Фэт и патриарх чуть не переругались из-за того, кому вести первую службу, однако, в конце концов, решили вопрос жребием. Повезло Тэфу. Он возглавил крестный ход вокруг храма, за ним шел Фэт, а следом за ними несли хоругви недавние выпускники академии. Прежде чем пригласить народ в церковь, патриарх обратился к собравшимся с проповедью о дьяволе, который делает всё возможное, чтобы погрузить рокков в пучину греха. Рокки слушали невнимательно и нетерпеливо, им до смерти хотелось посмотреть на внутреннюю роспись храма, от которой, по слухам, и глаз нельзя отвести. А Тэф всё тянул и тянул, грозя адскими муками. В конце концов, дошло до того, что из толпы послышались крики:
  -Заканчивай! Надоело!
   Патриарх укоризненно посмотрел на толпу, хотел, было уже что-то сказать, но тут раздался дикий визг. С неба на храм пикировал дракон. Рокки попытались разбежаться, но змей летал кругами, изрыгая огонь так, чтобы никто не мог уйти. Вскоре все поняли всю тщетность попыток скрыться и стояли, боясь пошевелиться. Горыня (а это был он) для усиления эффекта вырвал из толпы одного рокка, взмыл вверх и сбросил жертву на землю. Змей приземлился в нескольких метрах от патриарха и двинулся на него с явным намерением пообедать. Тэф, без тени испуга на лице, достал крест и громко произнес: "изыди, сатана". Дракон задрожал от страха, попятился, а потом развернулся и улетел. Толпа буквально взревела от счастья, рокки пали на колени, плача и бормоча все подряд молитвы, кто какие знал. "Чудо" получилось что надо. В тот день десятки тысяч рокков приняли крещение и стали истовыми верующими. А Горыня спокойно прилетел в условленное место, где его ждал император, отдал ему медальон и вновь принял нормальный облик.
  
  ***
  На очередном уроке "Основ мироздания" Пересвет рассказывал о государственном устройстве различных стран. Как всегда ученики слушали его с искренним интересом. Примеры из древней истории учитель чередовал с рассказами о военных походах, в которых сам принимал участие в молодости, поэтому его лекции воспринимались как захватывающий героический эпос.
  -...грубо говоря, существует лишь две системы управления государством: народовластие и диктатура. В первом случае, народ сам выбирает себе вождя, во втором, власть либо наследуется, либо правитель выдвигается из узкого круга элиты.
  -А что же, при народовластии каждый житель страны может стать королем? - спросил Руперт.
  -Да, конечно. Но только не навсегда, а до следующих выборов, которые проводятся раз в несколько лет. Так было в некоторых южных землях, до того как мы их завоевали.
  -Южане создали более справедливую систему, чем у нас, а мы ее уничтожили, - заявил Руперт.
  -Почему ты так думаешь? - строго спросил учитель.
  -Народ имеет право сам распоряжаться своей судьбой. Все, что есть у нас, создано трудом кузнеца, рудокопа, воина и других, так значит, нам и решать, как жить и что делать.
  -Горе тому народу, которым управляет ничтожество. Ты что же, считаешь, что рудокоп разбирается в управлении государством? Вы все - будущие воины, - Пересвет окинул взглядом весь зал. Хотите, чтобы вашим командиром был кузнец или ювелир?
  -Нет! - громко зашумел класс. Да они и отряд то построить не смогут.
  -Правильно. Ювелир не умеет вести войну, поскольку его никто этому не учил. В любом деле наверху должны быть лучшие, а война требует специальных знаний. На поле боя каждый из нас заткнет рудокопа или ювелира за пояс, поэтому их и не подпускают к управлению армией. С другой стороны даже подмастерье сумеет выковать меч, а нам это не под силу. Может ли быть народовластие в армии? Нет. Ратники не выбирают себе сотника. Может ли быть народовластие в цехе у ремесленников? Конечно, нет. И вот так везде. Чтобы принимать правильные решения надо разбираться в вопросе. Ювелир - мастер своего дела и не нам решать, как ему гранить алмаз. Когда болит голова, мы идем к лекарю и выполняем его советы. А почему же мы не спрашиваем, какое снадобье принять у первых попавшихся на улице? Так сказать, решить вопрос большинством голосов. Потому, что эти рокки или рогачи не разбираются в лекарствах. Любое серьезное дело требует специальных знаний, даже наши южные соседи это понимали. Но при этом, почему-то решили, что вождем может быть кто угодно. Вот ведь глупость! Лапти плести и то не всякий сумеет, а уж управлять страной тем более. Вот и выбрали сладкоречивых болтунов себе на погибель. Мало того, на юге существовала и такая совсем уж дикая штука как народное вече. То есть, собиралась толпа народу и опять таки большинством голосов принимала решения, ограничивавшие власть их же князя. Вы бы видели, какой это балаган! А самое страшное в этой системе то, что отсутствует личная ответственность за принятое решение.
  -Я с этим и не спорю, - не сдавался Руперт. Но у такой системы есть и сильные стороны. Короли не знают жизни простого народа. Они с раннего детства живут в замкнутом мирке среди роскоши и угодливых слуг. Где уж тут закалиться характеру? А если проводить выборы, то наверх поднимется простой рокк или рогач. Выборы не позволяют элите застаиваться и вырождаться.
  -Важное замечание, молодец, - похвалил ученика Пересвет. Это, действительно, серьезная проблема наследуемой власти. Именно поэтому появился промежуточный строй. Вначале урока я уже говорил об этом. Власть в таком случае не наследуется, но и весь народ к выборам не допускается.
  -Так может нам стоит перейти к такому способу управления? - спросил Гриффарт.
  -Вообще-то за такие разговоры полагается смертная казнь. Ведь то, что ты предлагаешь - это призыв к бунту. Однако для вас, будущих гвардейцев, сделано исключение. Король понимает, что если всем заткнуть рот, страна погибнет. Всё-таки кое-кто должен иметь право обсуждать такие вопросы. Смотри, не трепи языком вне стен школы. А что касается твоего вопроса, то сейчас не время менять государственное устройство. До тех пор пока система успешно справляется с проблемами, стоящими перед народом, её нельзя трогать.
   Когда окончился последний урок, аудитории опустели. После тяжелого дня все разбрелись, кто куда отдыхать и веселиться. Один лишь Гриффарт вернулся в казарму, лег на жесткую кровать и погрузился в раздумья. Из головы никак не выходил разговор с Пересветом. Нет, что ни говори, а Руперт кое в чем прав, - подумал Гриффарт. До чего же несправедливо устроен мир! Ты можешь быть умным, сильным, волевым и все равно никаких шансов на престол. Королями не становятся, а рождаются, и тут уж ничего не поделаешь. Хотя почему же? Уж на что Пересвет верен короне, а даже он не считает монархию идеальной. Если поискать недовольных, так ведь найдутся, - мелькнула крамольная мысль. Но как раскачать подданных? В целом живут неплохо, сыты, никого не боятся, такие вряд ли поднимутся на мятеж. Нужны крайние обстоятельства, чтобы рогачи, а уж тем более рокки бросились свергать короля. Рокки и рогачи... Рокки и рогачи... Мысль зацепилась за эти два слова и не желала уходить. Да ведь у нас два народа, а не один, - сообразил Гриффарт. С детства учат, что мы все подданные короля. "Различны, но едины", - в школе это приходилось слышать по сто раз на дню, да только это лишь красивые слова для дурачков. Рогачи честно служат короне, но саму корону неизменно носит рокк! Неужели кроме меня этого никто не замечает? Надо что б заметили.
   Размышления Гриффарта прервала шумная толпа учеников, ввалившихся в казарму. До отбоя оставались считанные минуты, но спать никому не хотелось. Все бесились, толкались, рассказывали сочно-пошловатые анекдоты и дико ржали. Никому и дела не было до того, что один рогат, а у другого за спиной щупальца.
  -М-да. Сразу таких и не расшевелишь, - с сожалением подумал Гриффарт, отворачиваясь от веселой толпы, которая вдруг стала ему противной. В это время прозвенел колокол. Через минуту в казарму зашел смотритель, затушил факелы, и ученикам ничего не оставалось делать, как отправиться по койкам.
   На следующий день в перерыве между занятиями Гриффарт отвел Хлодвига в сторонку и бросил как бы невзначай:
  -Помнишь, Пересвет рассказывал нам о каких-то одичавших рогачах?
  -Еще бы не помнить. Это ж надо, где-то далеко есть наши братья, а нам о них ничего неизвестно. Я думаю, каждый бы хотел с ними встретиться.
  -Почему же каждый? - хитро спросил Гриффарт, роккам - то они чужие.
  -Ну... это да, конечно, а всё-таки... - неуверенно промямлил Хлодвиг.
  -Ну, подумай, кто они им? Что их связывает?
  -Да чего ты привязался-то! - разозлился Хлодвиг. Связывает, не связывает. В конце концов, нам они тоже никто.
  -Вот тебе раз, - притворно удивился Гриффарт. То ты называешь их братьями, то говоришь, что они нам никто. У нас общие корни, если так посмотреть, это рокки нам никто.
  -Ну, ещё чего скажешь! - возмутился Хлодвиг. Это рокки то нам чужие? Товарищи по оружию? Это ты ляпнул, не подумав.
  -Да что ты, что ты, - испугался Гриффарт. Я ж не о том, я про кровное родство, про кровь.
  -А тебе, не всё ли равно, у кого какая кровь? К чему вообще этот разговор? Пошли уже, а то на урок опоздаем.
  Гриффарт мысленно обругал себя за прямолинейность и молча побежал на арбалетное стрельбище.
  
   Урок пошел Гриффарту впрок. Он стал осторожнее и повел себя намного хитрее. За ужином, в перерыве между уроками, то тут, то там отпускал он двусмысленные шуточки о монархе. Потихоньку сеял зерна сомнений в своих товарищах, исподтишка натравливал рогачей на рокков, и семена давали всходы. За столом дети двух рас уже больше не сидели вперемешку как раньше, а разделились на группы. Куда то исчезли совместные дружеские пирушки, затихли песни. А Гриффарт ушел в тень, торжествовал тайно и никогда не лез на передний край. Учителя ломали головы, никак не могли понять, что же происходит в их школе. И лишь один Пересвет догадывался, но даже он не знал наверняка, кто мутит воду.
  ***
   После заключения сатаны и его войска в Серное озеро, ангелы долго торжествовали. Кое-кто из мелких и глупых ангелочков дошли до того, что взялись ежедневно летать над озером, поплевывая сверху на заключенных. Однако Люцифер, даже скованный, внушал им страх. Как только он всплывал на поверхность, ангельская мелкота сматывалась. Тысячи лет пыток дали неожиданный результат: дьявол приноровился к боли, и к нему вернулась былая мощь. Он плавал в огненных глубинах, подбадривая тех, кто послабее, поддерживая павших духом, и мало-помалу полностью восстановил к себе доверие соратников. Ближайшая свита, после Суда проклявшая сатану, вновь вернулась к своему господину. Когда-то Петр трижды отрекся от Христа, но всё же был прощен Богом. Люцифер завидовал Его великодушию, и поэтому, скрепя сердце, сделал вид, что искренне принимает покаяние своих приближенных. Он вновь начал размышлять о том, что, быть может, ему еще представится шанс занять место Бога. И вот однажды, как и в старые времена, он созвал старую гвардию на Совет.
  -Соратники и друзья, - начал сатана. Доколе будем здесь торчать? Не пора ли на волю?
  -А что, ты знаешь, как сбежать? - недоверчиво спросил Амдусциас.
  -Если бы знал, давно бы смотался, - заметил Андрас.
  -Вот как? А как бы вы тут жили без меня? Последние триста лет я только и делаю, что облегчаю ваши страдания, - заявил Люцифер. Вы что не заметили, что озеро полыхает гораздо слабее, чем раньше.
  -Так вот кто снижает температуру, - сказал Асмодей. Я то думал, что просто начал привыкать к пыткам, а это оказывается твоя работа. Допустим, ты не лжешь, хотя от тебя можно ожидать чего угодно, как мы вырвемся отсюда? Ведь Бог всеведущ и от него не ускользнут наши приготовления.
  -Так, так, так. Заточение не прошло для тебя даром, ты изрядно поглупел, - съязвил сатана. Вспомни, чему я тебя учил: нельзя быть ни всемогущим, ни всеведущим. Если Бог знает всё, то, может ли он знать то, чего не знает?
  Асмодей тупо поглазел на окружающих.
  -Какой позор! И это высший демон, - пристыдил Асмодея Буэр. Было время, когда последний чертенок понимал, что абсолют невозможен.
  Асмодей сконфузился и попытался улизнуть, но сатана крепко схватил его за руку.
  -Куда это ты собрался? - строго спросил Люцифер. Как бы то ни было, но без тебя Совет и не Совет вовсе.
  -Давайте всё же перейдем к делу, - потребовал Андрас.
  -Перейдем-перейдем, не торопись. Итак, все ли помнят последние дни Суда?
  -Еще бы не помнить, - за всех ответил Асмодей. Я бы и рад забыть, да уж куда там.
  -Да, приятного мало, - согласился Люцифер. Но ничего не поделаешь, придется поворошить прошлое. Тогда нас сильно подвел Лотос. Асмодей отдал ему мой амулет, и я был абсолютно уверен, что мы выиграем процесс. Однако человек оказался хитрее: подарок - то он принял, но лжесвидетельствовать отказался.
  -Мерзавец, - вставил Астарот. Перед Богом выслуживался, местечко в раю зарабатывал.
  -Да, поступок подлый, что и говорить, но Иисус не взял его к себе.
  -А где ж тогда он? - удивился Андрас, в аду я его не встречал.
  -Неудивительно, его тут и не было никогда. Уж не знаю почему, но Бог дал ему шанс начать жизнь заново и отправил его на Рокк.
  -Откуда тебе это известно? - поинтересовался Буэр.
  -А вот тут то мы и подходим к самому главному. Мой Амулет до сих пор у Лотоса, и я знаю всё, что с ним происходит. Бог обрек его на летаргический сон в каменном гробу. Там он и будет лежать до тех пор, пока кто-нибудь его не разбудит.
  -А какое это имеет отношение к нам? - раздраженно спросил Амдусциас.
  -Не торопись, сейчас все поймешь. Есть еще два подобных амулета, и они сейчас как раз на Рокке. Давным-давно, когда вас еще и на свете не было, Бог создал три медальона. Один принадлежал Богу-Отцу, другой Богу-Святому Духу, третий амулет достался мне.
  -Почему тебе, а не Христу? - спросил Асмодей.
  -Видишь ли, когда Он в обличье человека ходил по Земле, амулет оставался на небе. Я тайно пробрался туда и выкрал его.
  -Интересно, а почему же его у тебя не изъяли при аресте?
  -Думаю, побрезговали. Там наверху считают, что я оскверняю всё, к чему прикасаюсь.
  -А как эти медальоны оказались на Рокке? - поинтересовался Буэр.
  -Вспомните последний бой у Врат Ада. Мы тогда укрепились и долго отбивали атаки. В конце концов, Богу это надоело, Он отдал медальоны Рафаилу и Гавриилу и благодаря этому, они проломили Ворота.
  -Как же, как же, помню. Грохот такой стоял, что я чуть не оглох, - встрял Асмодей.
  -Пока ты там чуть не оглох, я в одиночку дрался с Михаилом и вот до сих пор прийти в себя не могу, - буркнул Амдусциас.
  -Ладно-ладно, хватит. Кто старое помянет, тому хвост вон, - примирительно сказал Люцифер. Сейчас не об этом. Важно то, что в борьбе со мной ангелы медальоны потеряли, и они попали в другой мир, на Рокк. Они там находятся до сего дня. Это я знаю точно, поскольку чувствую их при помощи амулета Лотоса.
  -По-моему мы отвлеклись, - заметил Андрас.
  -Хорошо, я буду краток. Как известно, Бог - это Единая Троица, так вот, и три амулета можно слить в одно целое. Тот, кто раскроет единый медальон, увидит внутри истинный лик Бога и обретет невиданную силу и власть.
  -А мы - то здесь при чем? - спросил Амдусциас. Даже если Лотосу это удастся, с чего ты решил, что он перейдет на нашу сторону? Однажды он уже предал нас, не думаю, что он захочет отдать амулет тебе.
  -Верно. Этот хитрец и сам не прочь править мирами, - согласился Асмодей.
  -Молчать, - приказал сатана таким тоном, что его слугам показалось, будто вернулись дни Люциферовой славы. Вы все - идиоты, так что послушайте хоть одного умного. Если амулет достанется праведнику, что он с ним сделает? Очевидно, вернет его Богу. Но в том то и дело, что Лотос в жизни не расстанется с мечтой о власти. Значит, Бог оставит его, и тогда ему поневоле придется принять нашу сторону. Даже если мы и не сумеем отобрать у него медальон, всё равно в грядущей войне с Троицей еще один могущественный союзник нам не помешает. Возникает вопрос, как пробудить Лотоса? Поначалу я намеревался использовать Змееволка, помните, мы оставили его в резерве на Рокке? Но как я ни старался, а мне не удалось с ним связаться. Наверняка, он схвачен и бессилен.
  -А что же ты хочешь от нас? - осмелился задать вопрос Буэр.
  -Не перебивай. Есть один способ поднять Лотоса, но для этого мне понадобятся все ваши силы. Я все еще немного контролирую медальон, и если мне удастся его раскалить, то Лотос почувствует боль и очнется. Ваша задача в том, чтобы создать канал между медальоном и адом, а я по нему направлю каплю пламени. Этого должно хватить, чтобы сильно разогреть амулет.
  
  ***
   Холод, тьма. Холодно. Холодно. Жжет. Жжет. Горит.
   Лотос чувствовал огонь и ледяной мороз одновременно. На груди пылал, шипел амулет, а кожа пузырилась от ожога. В гробу запахло горелым мясом, и тело забилось в невыносимой муке. Он силился открыть глаза, пытался проснуться, но тщетно: что-то потустороннее крепко держало мозг в тисках. И вдруг он осознал, что боль как-то связана с медальоном и сразу стало легче. Лотос почувствовал, как кто-то посторонний стал нашептывать ему, что надо делать.
  -Дотронься до амулета, - тихо прорычал Голос.
  Что-то неуловимо знакомое было в этом шепоте, но что именно, Лотос никак не мог понять. Такое случается, когда пытаешься припомнить давным-давно позабытые детские впечатления. И вот вроде бы еще чуть-чуть и вспомнишь, но мысль ускользает, вновь проваливаясь в темные глубины подсознания.
  Лотос коснулся амулета, сильно обжегшись.
  -Приложи ладонь ко лбу, - сказал Некто.
  Лотос выполнил приказ и словно очнулся от наваждения. Сети, опутывавшие мозг, лопнули, а боль стала утихать. Он попытался подняться, но ударился о каменную крышку саркофага. В эту же секунду из обожженного пальца вылетела молния, расколов плиту. Лотос не удивился. Он откуда-то знал, что всё так и должно быть. Что-то вело его, и он пока решил не противиться наитию. Лотос вылез из гроба и огляделся: кругом стояла кромешная тьма. Он попытался идти на ощупь, но споткнулся и упал на склизкий пол. Тогда Лотос подумал о свете, и медальон вспыхнул холодным огнем. Когда стало светло, Лотос заметил, что пещера явно искусственного происхождения. Казалось, что какой-то могучий титан вырубил в горе каменную палату. Стены были отполированы до зеркального блеска, и в них он увидел свое отражение. Увидел, и чуть не сошел с ума. Лицо покрыто короткой, густой шерстью, рот большой и зубастый. Тело мощное, звероподобное, вместо рук когтистые лапы, глаза горят бордовым огнем. Голову венчают острые рога, одним словом - вылитый чёрт. На нём была темная роба, подпоясанная широким кожаным поясом, на ногах - меховые сапоги, а на поясе висел молот, богато украшенный рубинами.
   Когда он выбрался наружу, то увидел, что находится на вершине высокой, черной как смоль, горы. И тут он припомнил всё: и как растворял людей в кислоте, пробиваясь к вершинам власти, и как пытался убить Христа, как служил Люциферу, а потом отрекся от него на Страшном Суде. Одного только никак не мог вспомнить Лотос - своего имени. И тогда назвал он себя Черногором.
  -Так вот, значит, что имел в виду Господь, когда отправлял меня сюда. Новое имя - новое тело, сказал он, обращаясь к самому себе и начал спускаться вниз. По пути он поскользнулся и сорвался вниз, но остался жив. Черногор завис метрах в десяти от земли, а потом мягко приземлился. Он понял, что это амулет сатаны не позволил ему разбиться.
  
  ***
   Страшная весть пришла в Векеград: рогачи идут войной. Армия козерогов уже захватила и сожгла все города вблизи Старого Леса и теперь двигалась по Южному Тракту. Враг шел под ветхим знаменем, потрясая дубиной и каменным молотом. В столице началась паника, многие попытались было бежать вглубь страны, но император под страхом смерти запретил подданным покидать столицу. Поэтому рокки готовились к долгой осаде: спешно вооружались, укрепляли крепостную стену, готовили запасы еды и питья. Лишь те, кто знал о мощи амулета, сохраняли спокойствие. Уж они то прекрасно понимали, что император в случае чего быстро уничтожит врага молниями, огнем или вызовет торнадо. После поражения у Большого озера, власть императора пошатнулась, он уже не казался народу великим и непобедимым. Как обычно для повышения своей популярности он задумал использовать провокацию. Ярополк решил дождаться, когда козероги сомкнут кольцо окружения вокруг Векеграда. Вот только тогда он выйдет сражаться со всем рогатым воинством в одиночку. А после победы, народ объявит его Спасителем. Так рассуждал император, и был, конечно, прав.
   И вот настал день, когда огромное жуткое воинство обложило город со всех сторон. Защитники крепости оцепенели от ужаса, тысячи и тысячи бордовых глаз смотрели на них с древней, прямо-таки первобытной ненавистью. Ярополк показался, на крепостной стене, он решил, что еще немного и чудища бросятся на приступ. Однако козероги и не думали нападать. Из их стройных рядов вперед вышел дряхлый козерог, опиравшийся на грубо выструганный посох.
  -Желаем говорить с хозяином города, - выкрикнул он.
  Рокки сильно удивились, раньше им и в голову не приходило, что звери способны разговаривать на их языке.
  -Где ты, повелитель щупальцеруких? - обратился герольд к городу.
  Рогач говорил на странном, архаичном диалекте языка рокков, но его понимали.
  -Хотите что-то мне сказать, ползите на стены, - насмешливо ответил Ярополк.
  -Нам не нужен ни твой город, ни твои земли. Позволь мне поговорить с тобой наедине.
  -А кто ты такой, чтобы я с тобой разговаривал?
  Глаза козерога, и без того ярко красные, полыхнули алым пламенем.
  -Я командир рогатой дружины, брат Его Величества, короля Одина Четвертого. Мое имя Олег Высокий.
  -Ну что ж, забирайся к нам по лестнице, - предложил император.
  -Я стар, открой ворота, - попросил герольд.
  -Ишь чего захотел, - засмеялся Ярополк, а может нам еще и разоружиться?
  -Не бойся, мои воины отойдут от стен на тысячу шагов, - заверил козерог и прохрипел своим ратникам приказ на непонятном наречии. Те быстро отошли на положенное расстояние, и тогда ворота приоткрылись, впустив рогача.
   Ярополк пригласил его во дворец. Когда козерог оказался в тронном зале, он на некоторое время потерял дар речи. Его, лесного жителя, буквально ослепила красота убранства. Когда к нему вернулась способность говорить, он обратился к императору со странной просьбой.
  -Отдай нам Отца, - страстно потребовал рогач.
  -Какого еще отца? - искренне удивился император.
  -Не отпирайся, - прорычал герольд, и его глаза полыхнули бордовым пламенем. Мы видели, как Великий Дракон нес тебя над нашим Лесом. Мы долго ждали его пришествия, и хвала небу, что я дожил, - с чувством воскликнул козерог. Я - его жрец, один из немногих кто хранит священный язык Дракона. Весь твой народ говорит на нем, немного искажая слова. Но в Лесу его знают лишь избранные, лишь те, кто с рождения готовится встретить Змея.
  Ярополк сразу же сообразил, что к чему, и по своему обыкновению начал прикидывать, как извлечь выгоду из сложившейся ситуации.
  -Вы готовы дать за него выкуп? - спросил император.
  -Выкуп? Да мы превратим Векеград в пепел, если не отдадите Отца немедленно, - пригрозил жрец.
  -Недорого же вы цените своего дракона, - ответил Ярополк и метнул молнию в красивую вазу, стоявшую в другом конце зала. Видишь, какова моя сила? Это вы превратитесь в пепел, если на то будет моя воля.
  -Ты великий волшебник, - прохрипел жрец, признаю, нам с тобой не справиться. Что ты хочешь получить за Отца?
  -Для начала хотя бы расскажи мне о нем всё, что знаешь.
  -Что ж, изволь слушать. - Тысячи лет назад, когда мир был юн, с Неба низверглись две звезды. Тех, кто это видел, обуял страх и пали они на колени. Одна звезда упала прямо на горевшего в огне грешника, восстал тогда он и начал убивать. И было смятение в народе, ибо не ведали, что за знак им подало Небо. Великие деяния совершил носитель звезды, и пошли за ним толпы. А далеко на востоке, жил молодой кузнец, который не очень то любил своё кузнечное дело. Он был из ваших, щупальцеруких. Всевышний наделил его зоркими глазами, сильными руками, гибкими щупальцами. Ему больше была по душе охота. Часто бродил он в лесной чащобе, далеко уходил от одного дома. И вот однажды в глубинах Леса увидел он огонек, падающий с неба, то была Вторая звезда. Надел он звезду на шею и Великим Змеем обернулся. И опять смутился народ, и вновь не поняли Всевышнего. Поначалу, бежали от него и стар, и млад. Но нашлись и храбрецы, которые не испугались. Отчаянные витязи вызывали его на поединки, но Дракон всегда побеждал и облагал города данью. Ему несли золото, и прозрачные камни. Но тут против него выступил тот, другой звездоносец. Дракон был храбр, грешник хитер и бились они долго. И потерял Змей две головы, и улетел прочь. Он укрылся в своем Лесном Логове. Там он долго зализывал раны и понял, что нельзя ему больше быть в облике Дракона. Сбросил тогда он звезду, вновь стал щупальцеруким. Достал из своего тайника пару слитков золота и купил себе жен. Так появились на свет первые рогачи или козероги, как принято называть нас на севере. Вновь не стало житья кузнецу, соплеменники изгнали его вместе с детьми и женами. Прошли годы, и хотя Отец покинул нас, род наш умножился. Козероги были высоки ростом, сильны и прекрасны. Щупальцерукие все меньше и меньше боялись нас и, в конце концов, их владыка даже стал призывать нас к себе на службу. Мы были его гвардией, и благодаря нам, его страна расширилась и раскинулась на тысячи верст. Но наш род начал увядать и мельчать, ведь лучшие погибали, худшие плодились. Однако мы не теряли надежды на то, что Отец вернется и возродит славу козерогов. Тысячи лет звезда Дракона передавалась от отца к старшему сыну, и казалось, что реликвия всегда будет с нами. Но Небо отвернулось от нас, поганый рокк убил наследника престола и отобрал у него подарок Дракона. Великое горе охватило всех нас, но в минуту отчаяния мы вновь увидели Отца. И вот теперь, когда он вернулся, рогатый народ вновь воспрял духом. Мы купим для него множество жен, и его новые дети вновь будут могучими и прекрасным.
  -Скажи-ка почтеннейший, а этот Змей станет вашим правителем или вы его просто будете держать за производителя? - спросил император.
  Герольд помрачнел, чувствовалось, что его сердце разрывается от гнева, но он сдержался, и ответил спокойным голосом:
  -Дракон - воплощение великих сил, он посланник Всевышнего. Неужели ты этого еще не понял? Служить ему, молиться, приносить жертвы - для нас великое счастье. Отдай же нам Змея, мы заплатим выкуп, - страстно воззвал козерог.
  Ярополк с ответом не торопился. Рогатый народ - древний враг рокков, зачем же он будет укреплять вражеское племя? Но с другой стороны, если Горыня станет правителем козерогов, то вся Мрачная Чащоба отойдет к империи. Можно будет восстановить легендарную Рогатую Дружину, тем более что рано или поздно предстоят новые завоевательные походы. В конце концов, инстинкт государственника взял верх, и Ярополк решил посадить Горыню на Лесной престол.
  -Что ж, вы получите Дракона, но за это вам придется заплатить золотом.
  Жрец так обрадовался, что ему стоило больших сил не броситься перед императором на колени.
  -Заплатим, заплатим - ликующим голосом пообещал рогач. Когда же Дракон прилетит к нам?
  -Только после того как выполнишь все мои условия. Во-первых, сегодня же вы возвращаете всё, что награбили в моих землях. Во-вторых, армия рогачей разоружается и возвращается домой. И в третьих, даю тебе десять дней, чтобы собрать и привезти к стенам Векеграда десять пудов золота. После этого, встретимся у Большого озера, туда прилетит и ваш Дракон.
  -Ради Него мы готовы на всё, - промолвил жрец.
  -Что ж, посмотрим, действительно вы его так любите - сухо ответил император, дав понять, что разговор окончен.
  -Последняя просьба, - взмолился герольд. Козерогам бы хотелось, чтобы Дракон вернулся к нам не один, а с женами.
  -С кем?? - потрясенно спросил Ярополк.
  -Змей возродит род рогачей-гигантов, а для этого нужны женщины из племени рокков. Я знаю, что по доброй воле они у нас жить не согласятся.
  -Хорошо, я прикажу отправить в Заповедный Лес несколько девушек.
  -Не меньше двух десятков, - выпалил рогач.
  Ярополк на это решил не отвечать. Он кликнул стражу и приказал ей проводить герольда до городских ворот.
  Когда жрец ушел, Ярополк вызвал Горыню и рассказал ему, зачем приходил козерог.
  -Тебе опять придется принять драконий вид, - сказал император. Мы с тобой полетим к Большому озеру, там нас встретят рогачи. Они удостоверятся, что ты и есть их Змей, а после этого вернешь мне медальон.
  Горыня сразу всё понял и страшно перепугался. Отправляться в логово зверей, пусть и в качестве их вождя, было смертельно опасно. А ну как не признают Отцом и прикончат?
  -Помилуйте, Ваше Величество, - запричитал Горыня, не выдавайте зверью, убьют ведь.
  -Выполняй что приказано, дурак, - зашипел император, никто тебя не тронет. Целый народ будет тебе поклоняться, а ты еще отказываешься.
  -Хорошо, коли так, да кто этих тварей разберет? Сегодня я для них идол, а завтра зубами на куски разорвут.
  -Приказы не обсуждать, - отрезал Ярополк. Сделаешь, что я прикажу. Моя следующая цель - княжества Залесья, а путь туда лежит через Мрачную Чащобу. Сделаешься тамошним правителем и обеспечишь безопасность моей армии, когда она двинется через Лес. И вот еще, ответь-ка мне на вопрос, что мы вообще знаем о государствах по ту сторону Чащобы?
  -Почти ничего.
  -А почему?
  -Я неоднократно посылал туда своих лучших агентов, но ни один из них не вернулся с задания. Очевидно, их перехватывали рогачи, ну и ....
  -Съели?
  -Несомненно.
  -Я так и думал, но сейчас ситуация изменилась. Теперь ты их король и не позволишь им поедать рокков. Поэтому, как только обоснуешься на новом месте, сразу же начинай создавать в Залесье разведывательную сеть. Как всегда, получишь всё необходимое: серебро, а может даже и золото, оружие, лучших офицеров. Переправишь их по ту сторону Леса, как можно быстрее. Обработку информации от агентов, я также поручаю тебе. Через два месяца жду подробных докладов о вероятном противнике.
  -Два месяца? В моем распоряжении только два месяца? - переспросил потрясенный Горыня. И за это время я должен переправить агентов, наладить законспирированную работу, собрать и обработать материал. Нет, это невозможно.
  -Возможно, и ты это докажешь. А сейчас, если вопросов больше нет, можешь идти.
  Горыня понял, что спорить бесполезно, поклонился и быстро покинул дворец.
  ***
   Под влияние Гриффарта попадало все больше и больше козерогов. Исподволь он внушал им мысль о том, что рокки их угнетают, сидят у рогачей на шее, а значит надо подниматься на борьбу с захребетниками. Многие соглашались, им мнилось, будто бы они дошли до этого своим умом. Однако это было совсем не так, они запутались в сетях Гриффарта, который как паук держал нити в своих лапах. Ему даже удалось подорвать доверие учеников к Пересвету. Рогачи все чаще подшучивали над ним за его спиной, на уроках слушали невнимательно, но при этом по любому поводу затевали с Пересветом спор. Ложь Гриффарта произвела особенно сильное впечатление на троих закадычных друзей: Руперта, Игоря и Дира. Они рьяно взялись подбивать на бунт остальных, а плоды их глупости естественно пожинал Гриффарт. Он рассчитывал на то, что рано или поздно заговорщиков схватят. Он останется в стороне, а за выступление против короны мятежников обязательно приговорят к смертной казни. Весь народ увидит, что король-рокк расправляется исключительно с рогачами. Это событие никого не оставит равнодушным, могут начаться волнения, а то и междоусобная резня.
   План Гриффарта воплощался в жизнь удивительно быстро, в школе воцарился дух недоверия и ненависти. Однако все обернулось совсем не так, как он ожидал. Развязка наступила на уроке "Основ мироздания".
   В тот день, Пересвет как обычно начал с того, что написал на доске тему урока. Когда Гриффарт её прочитал, у него внутри всё затряслось от радости. Удача сама плыла в руки! Учитель предлагал студентам обсудить важность единства народа во время ведения военных действий. Пока Пересвет рассказывал о внешних и внутренних врагах, будущие гвардейцы еще более-менее его слушали. Но стоило ему начать разговор о том, что рогачи и рокки должны биться плечом к плечу, класс поднялся на дыбы. Первым сорвался Игорь.
  -Биться плечом к плечу, еще чего! Мы им победу добывай, а плодами воспользуются вон эти, со щупальцами - сказал Игорь, указывая на рокков.
  -Что ты имеешь виду? - сухо спросил Пересвет.
  -Известно что, - вмешался Дир. Победы укрепляют власть короля, приносят ему славу и большой доход, но король - то рокк.
  -Верно! - загомонили козероги. Вечно они на наших спинах выезжают.
  -Заткнитесь, животные, - закричал какой-то рокк.
  Руперт выхватил молот и бросился на обидчика, его поддержали Игорь и Дир. Пересвет попытался вмешаться, но тут кто-то крикнул "бей предателя", и все козероги поднялись против учителя. Его повалили и начали избивать ногами. Тут на помощь Пересвету пришли рокки. Они достали мечи и схлестнулись с козерогами. Большой беды удалось избежать только чудом. На шум сбежались преподаватели из других классов, среди которых был сам Голова Школы - мастер рукопашного боя. Общими силами, раздавая направо и налево зуботычины, они восстановили порядок.
   Пересвет встал, отряхнулся и окинул класс внимательным колючим взглядом. Гриффарт поежился, ему показалось, что учитель обо всем догадался.
  -Вы ответите за эту выходку - прорычал Голова. Я намерен досконально разобраться в происшедшем.
   Участников потасовки посадили в одиночные камеры, располагавшиеся в глубоких подвалах Школы, началось следствие. Учеников морили голодом, пытали на допросах, бесконечно устраивали очные ставки. Расколоть старшекурсников было не так-то просто, их закаленный организм привык переносить боль и страдания. Их не пугали ни огонь, ни дыба. Однако Голова пригласил лучших палачей королевства, которые, после долгих мучений, всё-таки развязали языки всем. Выяснилось, что Гриффарт кинувший клич "бей предателя", в драке не участвовал. По всему выходило, что он спровоцировал товарищей, но сам остался в стороне. Это насторожило преподавателей, проводивших разбирательство, и для Гриффарта настали черные дни. Его подвергли невыносимо долгому перекрестному допросу с пристрастием. Он продержался довольно долго, но, в конце концов, и его воля оказалась сломленной.
   Когда картина происшедшего полностью прояснилась, Голова посчитал необходимым наказать лишь самых активных участников беспорядков: Руперта, Игоря, Дира и, конечно же, Гриффарта. Всех учеников выпустили из подземной тюрьмы, а главных смутьянов вызвали на Совет преподавателей.
  -Вы признаны виновными в подготовке мятежа с целью свержения монархии, подрыва единства страны и раскола народа, - начал Голова. Это тягчайшее преступление, поэтому некоторые члены Совета требовали для вас смертной казни.
  Руперт вздрогнул и ссутулился, Игорь оцепенел. Казалось, еще немного и Дир упадет в обморок.
  -Но вы не простые рогачи, а ученики Школы, и это несколько меняет дело. Кроме того, нам известно, что корнем зла был Гриффарт, остальные пошли у него на поводу. Это значит, что не все преступники одинаково виновны. Доброта и благородство Его Величества Витовта Третьего не знает границ. Он дает возможность одуматься и загладить свою вину перед короной и народом. В подземелье Школы вы проведете семь лет. Разумеется, к Гриффарту это не относится. Он будет сослан на самый север и свою короткую жизнь проведет вдали от родного дома. У меня нет сомнения в том, что долго он не протянет. Не случайно наши предки не смогли там укрепиться, как ни старались. Известно, что там водятся кровожадные чудовища, но это еще не самое страшное. Ходят слухи, что в горных пещерах, обитает Нечто, иссушающее душу. Те, кто пытались жить у Ледяных гор, сходили с ума и умирали с голоду. А если попытаешься вернуться, - сказал Пересвет, обратившись к Гриффарту, то будешь казнен. На легкую смерть не рассчитывай. Попробуй только покажи здесь свой рог, и тебя сразу схватят, а потом четвертуют.
   После этого троих увели в подземелье, а Гриффарта связали, посадили на ухха и привезли на окраину королевства. Там его освободили и оставили наедине с самими собой. Перед тем как ускакать прочь один из конвоиров вручил ему мешок с кое-какими припасами. Он сразу же его развязал и увидел, что там было немного сяма, фляга с нивом, боевой молот, огниво, лук и длинный острый нож.
  -Что ж, это лучше чем ничего, - вслух сказал Гриффарт, забросив мешок на плечо.
  Близилась ночь, где-то вдалеке послышался вой. Гриффарт сразу же вспомнил о чудовищах, о которых рассказывал Пересвет. Надо было как можно скорее найти укрытие. Он окинул взором окрестность, но поначалу не увидел ничего, что могло бы служить защитой от кровожадных хищников. Вокруг раскинулась каменистая пустошь, и лишь на горизонте виднелось что-то, похожее на высокое одиноко стоящее дерево. До наступления темноты оставались считанные часы, поэтому Гриффарт побежал к нему изо всех сил. Годы, проведенные в Школе Мужества, не прошла даром, он нёсся быстро, но при этом легко и почти бесшумно. Добравшись до дерева, он одним махом вскарабкался на самый верх и перевел дух. Он удобно устроился на ветках, достал сям, хлебнул нива и вскоре заснул.
   На рассвете сквозь сон он услышал глухой вой, чередовавшийся неприятным визгом. Когда вой стал невыносим, Гриффарт очнулся и от неожиданности чуть не сорвался вниз. Вокруг дерева копошилась целая свора клыкастых омерзительных тварей. Они грызлись между собой, время от времени, задирая морды наверх, чтобы поглазеть на рогача, который казался им диковинным зверем. В конце концов, они угомонились и улеглись у корней дерева, явно намереваясь, поживится козерогом, как только тот рискнет спуститься вниз.
   Однако Гриффарт не испугался. Он достал лук, прицелился в самого крупного зверя, метко пустил стрелу и попал ему точно в глаз. Хищник дико взвыл, выгнулся дугой и подох. Это подействовало на зверей, они поджали хвосты и бросились врассыпную.
  -Ну, если это те жуткие чудовища, которыми меня пугал Голова, то бояться нечего. Я им не по зубам, - подумал козерог. Он спустился на землю, достал нож, и принялся свежевать труп животного. В Школе его научили преодолевать брезгливость, и как ни отвратительно выглядел хищник, а Гриффарт выпотрошил его тщательным образом. После этого он набрал сухого мха, выломал из дерева веток, чиркнул огнивом и развел костер. Потом он выстругал палку, заострил её с одного конца, нанизал на неё несколько ломтей смрадного мяса и принялся поджаривать их на огне. Когда перестало вонять, Гриффарт отведал кусочек, и решил, что завтрак готов. Он сильно проголодался пока сидел на дереве, и теперь жадно набросился на еду, о чем вскоре пожалел. Через несколько минут ему до смерти захотелось пить. Он опустошил флягу одним залпом, но лишь немного утолил жажду. В горле бушевал огонь. Как ни опасно было удаляться от спасительного дерева, а всё-таки пришлось оправляться на поиски воды. Гриффарт набрал в мешок жареного мяса и двинулся дальше на север.
   В Школе помимо ратной науки студентов обучали выживанию в экстремальных условиях. На экзаменах ученику давали задание найти родник, приготовить себе пищу из ягод, сделать лечебный настой из трав. Гриффарт надеялся, что полученные навыки помогут ему здесь, в ссылке, однако он ошибался. Оказалось, что жизнь на севере Гиблоземлья развивалась по иным законам. Складывалось впечатление, что на ход эволюции здесь воздействовал какой-то мощный фактор, отсутствующий в других областях планеты. В этих местах росли совсем незнакомые растения. Ягоды, которые по всем признакам обещали быть сладкими и сочным, вдруг оказывались совершенно несъедобными. Гриффарт уже пару раз отравился, отведав здешних "даров природы". Но главная беда была в том, что жажда становилась уже нестерпимой, а ему никак не удавалось найти воду. Он всё дальше и дальше отдалялся от границы Ноуградского Королевства, но нигде не было видно ни речки, ни ручейка. А вместе с тем, раз здесь обитало зверьё, значит, и вода должна была быть обязательно!
   Гриффарт уже порядком вымотался и решил сделать привал. Он остановился, перевел дух и уже хотел было прилечь, как вдруг под землёй нечто завизжало и выпрыгнуло на поверхность. Это было очень странное существо: круглый шар, весь покрытый маленькими, но явно крепкими когтистыми ножками. У шара был большой зубастый рот, пара черных глазок и смешной розовый носик. Сначала зверь понюхал воздух, а потом уставился на рогача. Гриффарт инстинктивно схватился за рукоятку молота, однако животное не проявляло ни малейших признаков агрессии. Оно откатилось на пару метров назад и хрюкнуло.
  -Да, монстров тут полным-полно! - засмеялся Гриффарт. Таким "чудовищем" только детей на ярмарках смешить.
   Вдруг "шарик" резко увеличился в размерах, покрылся острыми шипами и бросился на рогача. Гриффарту стало совсем не до смеха. Он едва успел отпрянуть в сторону, и шипастое существо пролетело рядом с ним в считанных дюймах. Промахнувшись, зверь окончательно рассвирепел, развернулся и вновь покатился прямо на рогача. Однако на этот раз Гриффарт уже успел выхватить молот и держал его наготове. Когда хищник приблизился, рогач встретил его сокрушительным ударом. От боли шар взвыл и закрутился вокруг своей оси. Не теряя ни секунды, Гриффарт вновь обрушил на него молот. Раздался страшный треск, заглушаемый криком боли, и зверь раскололся надвое.
   Когда обе половинки прекратили конвульсивно дергаться, рогач взялся внимательно изучать тушку мертвого животного. Внутри тело хищника было студенистым и, почти полностью состояло из воды. Гриффарт точно знал, что раньше нигде не мог встретить такое животное, но, тем не менее, его не покидало смутное ощущение, того, что он где-то это уже видел. Козерог достал нож, отрезал кусочек мяса и после секундного замешательства, всё же решился дотронуться до него кончиком языка. Вкус оказался знакомым, ощущение того, что всё это уже с ним когда-то происходило, резко усилилось. Где-то из раннего детства всплыло воспоминание о том, как отец вернулся домой из далекого южного похода и привез ему редчайшее лакомство, какой-то тарбуз или, может быть, гарбуз. И тут Гриффарта осенило, да это же полуживотное-полурастение! Чтобы проверить свою догадку, он отрезал сочный кусок покрупнее и сжал его в кулаке. Тут же брызнула кровь, больше похожая на сок, и повыскакивали тарбузные (гарбузные) косточки.
  "Ну, теперь я напьюсь", - подумал козерог, оправляя в рот спелые, водянистые ломти ходячего тарбуза.
   Он утолил жажду, отдохнул хорошенько, кинул в мешок, то, что осталось от трапезы, и продолжил свой путь. Гриффарт почему-то был уверен, что должен идти строго на север, что-то тянуло его дальше, к ледникам. Ему почему-то стало казаться, что он очень хочет повидать холодные необжитые земли. Он чувствовал, что его пропитывает какая-то чужая воля, причем у этой воли было два разных источника. Первый был очень далеко, и ощущался слабо, поэтому Гриффарт хоть и с трудом, но все же мог ему сопротивляться. Но второй располагался где-то рядом и манил гораздо сильнее. Поколебавшись немного, козерог откликнулся на зов близкого источника. Теперь он шел целенаправленно, как будто кто-то указывал ему дорогу, а правильнее сказать вёл за собой.
  
  ***
   Где-то в глубинах пещеры мерцал слабый огонёк. Словно мотылек, Гриффарт двинулся на свет. Что-то влекло его туда, но что именно, он никак не мог понять. Порой ему казалось, что он слышит тихий голос, исполненный страдания, но тут же сам ловил себя на мысли, что это морок, наваждение. Ноги двигались сами собой и несли его все дальше и дальше от входа. Он долго петлял по подземным коридорам, пока не оказался в просторном каменном зале, в центре которого стояла статуя змея с волчьей головой. Глаза изваяния горели ярким желтым пламенем. Гриффарт подошел поближе, чтобы повнимательнее рассмотреть окаменевшее чудовище, и вдруг услышал шепот, похожий на шипение.
  -Приветствую тебя, рогатый, - сказал голос.
  Гриффарт вздрогнул и быстро огляделся. В пещере, кроме него больше никого не было.
  -Не дергайся, - просвистел некто, с тобой говорит Змееволк, я заключен в камень.
  -Змее... Кто? - растерянно переспросил козерог.
  -Змееволк. Демон старшего мира.
  Как и все черти, он стремился склонить к греху как можно больше созданий Бога. И даже сейчас, будучи скованным, старался не упустить представившийся шанс.
  -Ты состоишь в родстве с великим Змеем? - восхищенно спросил Гриффарт.
  -Да, я его младший брат. Демон решил, что речь идет о Люцифере.
  -Для меня великая честь встретить тебя, о, младший Дракон, - ответил рогач, преклонив перед статуей колено.
  -Что занесло тебя в столь суровые края? - спросил бес. Тысячи лет здесь не было ни души.
  -Я - изгнанник, сородичи поклялись меня убить, если я попытаюсь вернуться домой.
  -В чем же был твой проступок?
  -Рассказывать долго, да и вряд ли Великий младший Дракон сочтет мою историю интересной.
  -Встань с колена, будь проще, - сказал Змееволк и не спеши решать за меня, что мне интересно, а что нет. Поведай, всё как есть.
  -Ну что ж, слушай.
  В лице Змееволка Гриффарт нашел благодарного слушателя. Тысячи лет провел демон в одиночестве и теперь ловил каждое слово.
  -Какое совпадение! - воскликнул бес, когда козерог закончил рассказ о своём неудавшемся бунте. - Ведь и я изгнанник, хуже того, я не просто изгнанник, а еще и узник этой проклятой пещеры. Тоже вот пытался свергнуть монарха.
  -Как же так? - поразился Гриффарт, неужели то в мире есть кто-то, кто мог превратить в камень тебя, Великого Дракона, пускай и младшего. И где же твой старший брат, почему не идет на помощь?
  -Старший брат такой же узник, как и я, да к тому же его сейчас в озере огнем пытают. Для него всё кончено, Бог его не простит.
  -Бог? Кто такой Бог?
  -Это монарх, против которого мы выступили, кроме того, он наш отец.
  -Тоже дракон, только сильнее?
  -Нет, всё гораздо сложнее. В древнейшие времена был лишь Он, а вокруг царила пустота и Хаос. Тьма окружала Его со всех сторон, а Он был одиноким факелом в царстве ночи. Но однажды Бог отделил от себя множество лучей, так появились мы его первые дети-ангелы. Огненным роем пронеслись мы по Хаосу, разрывая тьму на части, и ночь отступила. Первый, самый яркий луч звался Люцифером, то есть Лучезарным. Позже появились другие, не столь яркие, но наделенные разумом и великой силой. Поначалу мы безоговорочно подчинялись Отцу, считая Его всемогущим и всеведущим. Но прошли тысячи, миллионы лет и мы повзрослели. Малые детки редко ослушиваются родителей, но юноши ведут себя совсем по-другому. Им часто кажется, что они уже способны жить своим умом, а родители дряхлы и глупы. Первым к таким мыслям пришел, конечно же, Люцифер, как самый старший из нас. Он часто спорил с Богом, пытаясь доказать, что абсолютное могущество недостижимо. Другие ангелы боялись бросить вызов Отцу, мы лишь смотрели и слушали. Но кое-кто, и я в их числе, находил аргументы старшего брата разумными, и Бог уже не казался нам несокрушимым и всесильным. В конце концов, Люцифер окончательно отрекся от Отца и удалился от Него, с ним ушел я и многие другие братья, и с тех пор нас стали называть демонами. Тогда Бог сотворил других детей, взамен ушедших, и поселил их в мире, называемом Землею. Видя, что Бог окружает новых созданий заботой и вниманием, Люцифер их возненавидел, и ненависть эта перекинулась также на Отца. А дальше выстроил он нас в боевой порядок и бросился свергать Бога с небесного престола. Чем это кончилось нетрудно догадаться, достаточно посмотреть на меня. Теперь я - каменное изваяние, а все остальные обречены вечно гореть в серном озере.
  -С тобой обошлись явно мягче, чем с другими, интересно почему?
  -Как принято говорить на Земле, пути Господни неисповедимы. Хотя, возможно, Бог учел, что я не участвовал в последней битве. Я рвался в бой, но сатана держал меня в резерве. Всё выжидал да выжидал, а потом стало поздно... А впрочем, какой смысл ворошить прошлое? В любом случае, мне уже не вырваться, а вот ты еще можешь добиться своей цели.
  -Это как же? - горько усмехнулся Гриффарт. Чтобы вернуться в Ноуград, мне нужна сильная армия, а где её взять?
  -Я поделюсь с тобой своим могуществом, - пообещал Змееволк, - а это кое-что значит.
  -Но что же тогда будет с тобой? - спросил козерог. Не погибнешь ли ты, оставшись без жизненных сил?
  -Не бойся, я бессмертен. А потом, неужели ты думаешь, что я навсегда отдаю тебе свою мощь? Когда ты умрешь, мои дары вернутся ко мне в пещеру. Хотя, вряд ли когда-нибудь силы мне понадобятся. Боюсь, что придется здесь торчать вечно, - сокрушенно промолвил Змееволк. Ладно, прекратим пустые разговоры, подойди поближе и прислони ладони к моим глазам.
   Гриффарт неуверенно подошел к изваянию и с опаской коснулся пылающих очей демона. Он был уверен, что пламя обожжет руку, но как ни странно, огонь не причинил ему никакого вреда. Бесовский свет плавно переходил к нему, при этом глаза статуи медленно гасли. Когда они почти полностью почернели, рогач сделал шаг назад.
  -Вот и всё, - тяжко прошептал демон, прощай.
   Козерог немного постоял подле Змееволка, но вскоре понял, что ему здесь больше делать нечего, и решительно направился к выходу. Ему не терпелось проверить, действительно ли он обладает могуществом, о котором говорил демон. Когда Гриффарт выбрался из пещеры, он сразу убедился, что бес не лгал. Несмотря на то, что уже была глубокая ночь, козерог легко спустился к подножию горы. Раньше он ни за что бы не рискнул ночью идти по узкой горной дороге, но теперь он мог видеть в кромешной тьме. Кроме того, ледяной мороз больше Гриффарта не беспокоил, он его попросту не чувствовал. Ноги, как будто сами собой, несли его на юг, и он шел, не останавливаясь даже для того, чтобы поспать. И это была лишь малая толика способностей, коими Змееволк наделил рогача.
  
  ***
   Черногор спустился с горы, сел на камень и погрузился в мрачные раздумья. Ему предстояло найти себя в мире, о котором он ничего не знал. Здесь у него не было ни дома, ни друзей, у которых можно было бы остановиться. Его окружали лишь холодные горы, покрытые снегом и льдом. Однако Черногор не принадлежал к тем, кто легко покоряется судьбе. Он про себя поблагодарил сатану, за то, что тот подарил ему медальон. Черногор знал его силу, знал, чего можно добиться, используя с умом скрытые в нем силы. Он уже был властелином Земли, почему бы ни попробовать подчинить себе другой мир? Однако прежде чем приступать к решению глобальных задач, ему предстояло ответить на более простой вопрос, а куда, собственно, идти. Ну, в самом деле, сколько можно торчать посреди ледяной пустыни. Тут недолго и насморк схватить или воспаление легких. Сопливый Вождь! - звучит-то как, а? - подумал Черногор, улыбнулся и поплотнее укутался в робу. Он закрыл глаза и мысленно попытался отыскать поблизости себе подобного. Амулет потеплел, завибрировал, и как маленький радар начал обшаривать окрестность. Первая попытка окончилась неудачно. Тогда Черногор увеличил радиус поиска, медальон стал совсем горячим, и опять никакого толку. Медальон раскалился докрасна, в воздухе запахло паленой шерстью и горелым мясом, но Черногор стиснул зубы и терпеливо ждал результатов поиска. Как это положено в старых сказках, удача пришла на третий раз. Где-то в ста верстах от него бодро шагало рогатое, волосатое существо с бордовыми глазами. Не раздумывая больше ни секунды, Черногор поднялся в воздух и бросился догонять козерога.
  
  ***
   Горыне жутко не хотелось переселяться в Мрачную Чащобу, но не подчиниться приказу он мог - Ярополк был скор на расправу. Он втайне надеялся, что рогачи не смогут собрать достаточно золота, чтобы заплатить выкуп и тогда обмен не состоится. Однако Олег Высокий сдержал слово. В назначенный час у стен Векеграда вновь появилось посольство козерогов с обозом, груженым слитками. У Горыни от страха едва не подкосились ноги. Передав золото императору, рогачи повернули обратно в лес. Как только рогачи добрались до Озера, они сразу же направили Ярополку гонца, который известил императора, что козероги ждут Дракона. Когда Горыня узнал об этом, он понял, что всё пропало, теперь хочешь, не хочешь, а отправляйся в Мрачную Чащобу
   Император и Горыня ночью тайно покинули город. Нельзя было допустить, чтобы жители столицы догадались, кем является Змей на самом деле. Если откроется, что во время открытия храма всех до смерти перепугал Горыня, вся провокация пойдет насмарку. Они сели на уххов и двинули по Южному Тракту. Когда город остался далеко позади, они спешились. Горыня превратился в дракона и понес Ярополка к Заповедному Лесу.
   Два дня спустя, когда они достигли Озера, их взору открылся потрясающий вид. Внизу пылало огненное море. Тысячи козерогов вглядывались в небо, сжимая факелы когтистыми лапами. Почти весь рогатый народ вышел встречать своего идола. Был тут и король Один Четвертый, он восседал на высоком троне. Рядом с королем стоял Олег Высокий, а за ними расположилась вся лесная знать. Увидев Змея, толпа одновременно, как по команде, пала на колени. Ярополку стало не по себе. А Дракон так вообще задрожал от страха и снижался слишком уж нехотя. Когда Горыня приземлился, Ярополк кое-как сполз с его спины, трясясь от страха. Он боялся, что рогачи сразу набросятся на него и убьют, поэтому он решил не отходить от Змея. Однако его опасения оказались напрасны. Козероги не осмеливались даже пошевелится, лишь король Один Четвертый, сопровождаемый Олегом Высоким, подошел к Ярополку.
  -Мы долго ждали тебя, Кожистокрылый Вождь - обратился король козерогов к Горыне. Отныне, ты наш повелитель.
   Один снял с головы корону и положил её к лапам Дракона. Горыня тупо уставился на неё, не зная, что делать. Пауза затягивалась, в воздухе повисло невыносимое молчание. В душе Ярополк уже несколько раз проклял себя за то, что решился на эту авантюру. Он уже думал, что всё пропало, и прикидывал, как бы улизнуть. Но тут Змей мягко взял корону зубами и водрузил её на одну из своих голов. В ответ раздался благодарный вой рогачей. Один позволил своим подданным вдоволь накричаться и выплеснуть эмоции, а когда они утихли, обратился к императору.
  -Ты сдержал слово, Лесной народ этого не забудет никогда. Мы помним не только зло, но и добро. Да воцарится вечный мир между нашими народами.
  Император приободрился, у него появилась уверенность, что его не съедят.
  -Да, давно пора забыть разногласия, между рогатыми и щупальцерукими, - осторожно ответил Ярополк. Выгодная торговля лучше войны, мы могли бы сотрудничать. Присылайте к нам ваших купцов.
  Один с недоумением взглянул на императора.
  -Купцы, это кто?
  "Проклятые дикари", - подумал Ярополк, - ничего не понимают.
  -Ну, вот смотрите, вам нужен был Дракон, а нам - ваше золото. Мы обменялись, и каждый остался доволен. Так вот, Олег Высокий был купцом, - неуверенно пояснил Ярополк. То есть не совсем купцом, а в некотором роде..., - совсем уж сбивчиво добавил император.
  -Кажется, я понимаю, - задумчиво ответил Один. Последнее время нам не хватает сяма, а у вас он есть?
  -Найдется! Привезёте в наши города золото или что-то ценное, будет вам и сям и нив, что угодно.
   -Да... нив... - мечтательно протянул Один, давненько я не пил нива.
  -В общем, договорились, - Ярополк поспешил закончить разговор, - мне давно пора возвращаться в Векеград. Император снял медальон с дракона и быстро надел его себе на шею. Он опасался, что когда Змей превратится в Горыню, рогачи подумают, что их обманули. Вроде бы они знают, что их Дракон-Праотец происходит от рокков, да кто этих козерогов разберет? Однако ничего страшного не произошло. Когда Горыня принял свой обычный вид, к нему тут же подошли четыре рогача-жреца и поднесли ему темную длинную робу, сапоги из кожи ухха и старый ржавый молот. Император с удивлением отметил про себя то, что он, был не из камня, а из металла. Неужели козероги научились плавить железо?
  -Прими, Отец, своё оружие, - почтительно обратился к Горыне один из жрецов. Долгие годы мы хранили его для этого случая.
  -Всё понятно, - подумал, про себя, Ярополк, - этот молот когда-то принадлежал рокку, основателю их рода.
   Горыня принял дар, как и подобает знатной особе, с важностью и достоинством. После этого Один вежливо попрощался с Ярополком. Император поднялся в воздух и полетел к ближайшей пограничной крепости, прикрывавшей дорогу на Векеград. Там он выбрал себе самого лучшего ухха, и в сопровождении небольшого отряда вернулся в столицу.
   Горыню посадили на королевские носилки и понесли в Мрачную Чащобу. Лишь самые родовитые козероги удостоились чести нести "дракона". Среди рогачей, которые тащили носилки с "Отцом" был сам Один. Горыня постепенно начал успокаиваться. Уж если ему прислуживает лесной король, то бояться нечего, не съедят. Несколько дней шли они по узкой дорожке, больше похожей на тропинку, пока не добрались до обширной поляны в глубинах леса.
  -Это твой дворец, - благоговейно сказал Один.
  Вначале Горыня подумал, что над ним издеваются. На поляне стояла обычная деревянная избушка. Он внимательно посмотрел на Одина, потом перевел взгляд на Олега Высокого. С восхищением и гордостью смотрели они на обыкновенный крестьянский дом. И тут Горыню осенило: рогачи же не умеют обрабатывать железо. Сколько сил и труда надо было вложить, чтобы без гвоздей, топора и ножовки построить такую избу! Для них это и впрямь шедевр зодчества, ведь даже их король живет в шалаше.
  -А где дома для моих женщин? - спросил Горыня. Насколько я знаю, вы упросили Ярополка прислать в лес целый гарем.
  -Не беспокойся, - с жаром заговорил Олег, всё уже приготовлено. Каждая твоя жена будет жить в отдельной землянке.
  -Что? В какой ещё землянке? - удивился Горыня. Женщин в землянку! Вы в своем уме?
  -Чем вызван твой гнев? - испуганно спросил Один. Что мы сделали не так? У нас все так живут.
  -Вы всё сделали не так, - строго сказал Горыня. Может вашим женщинам холод и сырость нипочем, но жещина-рокк этого не вынесет. Вы хотели, чтобы ваш народ возродился, чтобы вновь появились рогачи-гиганты. А раз так, то извольте построить для женщин хотя бы сухие и теплые шалаши.
  -Эх, беда - то какая, не подумали, не учли, - затараторил Один. Но мы всё исправим. На днях Олег отправится к императору за женщинами. К его приходу, мы успеем возвести несколько десятков уютных жилищ. Этого, конечно, недостаточно, но на первое время должно хватить.
  -Ну что ж, приступайте к работе, - приказал Горыня. Еще совсем недавно он до смерти боялся рогачей, а сейчас быстро входил в роль их повелителя.
  
  ***
   Несколько дней Гриффарт шел, не делая привалов, и настроение у него было лучше некуда. Правда, однажды он ни с того ни с чего испытал панический страх. Ему вдруг показалось, что кто-то издалека зорко следит за ним, но он отогнал от себя наваждение и как ни в чем, ни бывало, продолжил свой путь.
   Энергия долго переполняла его, но, в конце концов, он всё же почувствовал голод и усталость. Гриффарт остановился и огляделся вокруг, прикидывая, чем бы поживиться, но ни ягод, ни зверья по близости не оказалось. Он прилег на землю, чтобы перевести дух, но не прошло и нескольких минут, как сон сморил его. Конечно, спать в этих краях не следовало бы. Но всякий дар имеет оборотную сторону и уж тем более дар демона. Всё имеет свою цену, и за всё приходится платить. Общение с дьяволом истощает дух, и никогда точно не знаешь, когда силы покинут тебя. Гриффарт в полной мере почувствовал на себе действие этого закона, когда проснулся от страшной боли в спине. Странное существо: не то птица, не то огромная ящерица, вонзило в него свои длинные крепкие когти, и, быстро хлопая крыльями, пыталось подняться в воздух. Он сделал попытку скинуть с себя хищника, но не тут то было - зубастая птица никак не желала расставаться с добычей. Тогда Гриффарт со всего размаху, как учили в Школе, упал на спину. Отвратительное создание захрипело и забилось в агонии, у нее был сломан хребет. Однако, умирая, птица (или всё-таки ящер?) бешено задергала лапами, и когтями до кости распорола Гриффарту плечо. От боли у него всё поплыло перед глазами, он попытался оторвать от себя крылатую рептилию, но тело перестало ему подчиняться. Когти ящера источали смертельно опасный яд, парализующий организм, и если бы не сила Змееволка Гриффарт довольно скоро умер бы от удушья. Отрава быстро распространилась по всему телу и проникла в мозг. Рогачу стало совсем худо, горло запылало, он несколько раз терял сознание, но всё-таки продолжал бороться со смертью. В отличие от большинства разумных существ в этом мире у него была цель в жизни. Он твердо знал, для чего живет и почему не должен умереть из-за царапины паршивой ящерицы-переростка. Власть - вот что влекло его, вот что сейчас поддерживало огонек жизни в его полумертвом теле. Вскоре Гриффарт начал галлюцинировать. Он ощущал себя песчинкой на краю черной бесконечной бездны. Там, на дне, копошилось нечто до того страшное и омерзительное, что Гриффарт чуть было не лишился рассудка. Он слышал скрежет зубов и крики, сквозь которые пробивался чей-то назойливый шепот. Мозг не выдерживал перегрузок, пот заливал рогачу глаза, ноги стали коченеть. Перед тем как потерять сознание, он увидел, крупного козерога, летящего высоко в небе.
  -Схожу с ума, - подумал Гриффарт и надолго погрузился во мрак.
   То, что он увидел перед тем, как отключиться, не было плодом отравленного воображения. В небе действительно летел рогач, и это был никто иной, как Черногор. Сверху он заметил бьющегося в тяжелом припадке рогача и бросился ему на помощь. Когда он приземлился, ящер, вцепившийся в плечо Гриффарта, был еще жив и продолжал впрыскивать яд. Черногор не раздумывая ни секунды, свернул шею крылатому гаду и зашвырнул его подальше. Потом приложил левую ладонь к ране козерога, а правой провел по его лбу. Черногор действовал по чужой подсказке, его вёл амулет. Если бы его спросили, почему он поступил так, а не иначе, он бы не смог ничего ответить. Сила медальона нейтрализовала яд, раны Гриффарта зажили буквально в считанные секунды, и он открыл глаза.
  -Ну что, живой? - спросил Черногор и не узнал своего голоса. По земным меркам это был типично звериный рык.
  -Вроде, да - с трудом ответил Гриффарт.
  Черногор вновь удивился тому, что понимает необычную, совершенно чужую речь. А это была именно речь. Вой и рычание хитро сплетались в слова и предложения.
  -На, пей, - сказал Черногор, протягивая Гриффарту флягу.
  Рогач припал к горлышку и сделал большой глоток.
  -Так значит, мне это не померещилось, ты действительно умеешь летать? - спросил Гриффарт своего нового знакомого.
  -Конечно, а ты что думал, я всего лишь галлюцинация? - пошутил Черногор.
  -Мне что-то часто везет на волшебников. Сначала Змееволк, теперь ты.
  -Змееволк? Ты знаком с ним? - удивился Черногор.
  -Да, я говорил с ним.
  -Никогда бы не подумал, что здесь обитают черти. А что Люцифер, Буэр, Асмодей тоже тут?
  -Нет, Змееволк сказал, что Люцифер в каком-то озере, я, правда, плохо его понял. А про других вообще первый раз слышу.
  -А что он тут делает? Разрушает города, заставляет поклоняться сатане?
  -Нет, он даже пошевелиться не может. Его Бог в камень превратил, в истукан с волчьей головой и змеиным телом.
  -Хм, вот как, значит, всё обернулось, - пробормотал Черногор. То-то я его не видел на последнем суде.
  - Ты демон, брат Змееволка? - спросил Гриффарт.
  -С чего это ты взял?
  -Ну, как же, ты умеешь летать и чудесно лечить. Значит, ты связан с высшими силами, как и Змееволк.
  -Так... Я вижу, старый черт наплел тебе с три короба. Когда-то я сам чуть было не попался на их выдумки, спасся лишь чудом. Так что и тебе советую демонам не верить.
  -Если ты не демон, а простой рогач, то, как ты очутился на севере? - спросил Гриффарт. Я не слышал, чтобы кого-то еще кроме меня высылали жить на леднике.
  -Что такое рогач? - спросил Черногор.
  -Я рогач из Ноуграда, ты тоже рогач, а есть еще рокки, у них на спине щупальца, - сбивчиво объяснил Гриффарт.
  -А, понятно. Рогачи и рокки - это здешние народы, - сообразил Черногор. А что такое Ноуград?
  -Как это "здешние", ты что, не здешний? Странно, что ты не знаешь про Ноуград. Это ж столица Королевства. А говоришь, не демон, не пойму я тебя что-то.
  -Не понимаешь и не надо - сухо оборвал Черногор, и его глаза полыхнули огнем так, что опалили лицо Гриффарта. От неожиданности он инстинктивно выбросил руку вперед, и из нее вырвалась молния. Дар Змееволка опять подвел Гриффарта, молния вырвалась помимо его воли. Черногор легко увернулся и в ответ последовал огненный удар такой силы, что Гриффарт вспыхнул как солома. Он завизжал, как резаный ухх, бросился на землю и попытался сбить пламя, но ничего не получилось. Черногор взмахнул рукой, и огонь погас. Гриффарт корчился от боли и страха. Он думал, что великий волшебник сейчас прикончит его. Однако вместо этого Черногор подошел к рогачу, подул на ожоги, и боль утихла.
  -Я обладаю великим могуществом. Летать и лечить, управлять огнем - это лишь самое малое из того, что мне подвластно. Но я чужой в этом мире, мне многое неизвестно. Будь моим слугой, и награда не заставит себя ждать.
   Гриффарт соображал быстро. Хоть Змееволк и наделил его сверхъестественными возможностями, но этот странный незнакомец был куда сильнее. Ему даже молния нипочем. К тому же быть слугой огненного мастера совсем не позорно, а даже выгодно. При нем можно стать наместником Ноуграда. Гриффарт не сомневался, что его хозяин подчинит себе многие королевства и быть может, поделится с ним властью. Он решил служить Черногору верой и правдой.
  -Я признаю тебя своим господином, - ответил Гриффарт, встав на одно колено.
  -Ладно, поднимайся, - миролюбиво сказал Черногор, демонстрировать преданность ни к чему. И вот еще вопросец: как это тебе удалось метнуть молнию? Это что, характерная черта вашей расы?
  -Нет, обычным рогачам такое не по плечу, - объяснил Гриффарт, это дар Змееволка.
  -Так, так, так - задумчиво протянул Черногор, - оказывается, мы оба имеем отношение к дьяволу, вряд ли это случайность. Может ты еще, и летать умеешь?
  -Нет, к сожалению. Я пытался, да ничего не получилось.
  -Жаль, придется идти пешком в твой Ноуград. По пути будешь мне рассказывать о здешних порядках, о том, как живут местные народы рогачи, и кто их правитель. Всё это очень важно, но особенно меня интересует, есть ли у вас армия.
   Дорога получилась довольно долгой. Зато у Черногора было полно времени расспросить своего первого слугу о мире, в котором он оказался по воле Бога. Когда вдали показались первые, еще совсем маленькие поселения козерогов, он уже был готов к встрече с чужим для него народом.
  
  ***
   Настроение у Ярополка было лучше некуда. Благодаря Горыне наконец-то удалось установить мирные отношения с Лесом. Он строго-настрого запретил рогачам нападать на рокков, более того заставил всех изучать роккский язык. С другой стороны, агенты императора повсюду убеждали народ в том, что рогачи вовсе не такие уж и дикари, с ними можно договориться, у них есть что купить. Надо сказать, что император давно мечтал построить мощный военный флот, но вечно не хватало дерева. И вот теперь представилась прекрасная возможность начать строительство. Купцы быстро смекнули, что сделки с рогачами сулят большие прибыли, и как ни опасались связываться с козерогами, а всё ж таки алчность оказалась сильнее страха. Вместе с тем и рогачи оказались не в убытке. В Векеграде и других городах империи они покупали пилы и топоры, а иногда и нив. Сотрудничество приносило очевидные плоды, хотя на первых порах нередко случались столкновения. То роккский купец сжульничает и подсунет скисший нив, то лукавый рогач продаст гнилое дерево. Чуть что, начинались драки. Но Горыня и Ярополк жестоко карали виновных, и мало-помалу торговля вошла в цивилизованное русло. Конечно, должно пройти много лет, прежде чем уйдет в прошлое вековая вражда между народами разных рас, но уже было видно, что преодолеть отчуждение возможно. Кстати, новая жизнь понравилась и Горыне. Особенно когда к нему стали прибывать женщины. В Лес их привезли торжественно, как высший дар рогатому народу от народа рокков. А уж там их приняли с невиданным почтением, как королев и будущих матерей новой породы козерогов-гигантов. Поначалу их пришлось гнать в Лес силой. Они боялись рогачей и добровольно не желали переезжать в Мрачную Чащобу. Но нарушить приказ Ярополка означало неминуемую смерть, поэтому они погоревали, поплакали, а всё равно отправились в путь. Однако, вскоре, многие из них рассудили, что именно здесь нашли свое счастье. Рогатый народ оказался совсем не таким диким, как о нем рассказывали. Козероги выполняли все их прихоти и капризы, их окружили заботой и вниманием. Им не надо было больше работать, единственное, что от них требовалось, так это производить на свет крепкое и здоровое потомство.
   Император разложил на столе карту мира и принялся внимательно ее изучать, прикидывая в уме, как бы увеличить свои владения. Эта карта была копией с древних карт времен всемирной империи. Долгие годы они без дела валялись в книгохранилищах Векеграда, и так бы и сгинули, рассыпавшись в прах, кабы не Ярополк. Еще при жизни своего вялого, если не сказать безвольного, отца принц Ярополк мечтал о тех временах, когда армия Векеграда стальным маршем пройдет с юга на север и с запада на восток. Поэтому он пригрозил королевскому архивариусу смертью, если тот не сыщет хоть одну карту Великой империи. Отец воспринял эту выходку сына со смехом, он решил, что мальчик просто капризничает. Но, как показали дальнейшие события, он крупно ошибся.
   Сила Ярополка росла, он это чувствовал. Амулет медленно, но верно превращал его в полубога. Все земли, располагавшиеся южнее Леса, он уже покорил. Мрачная Чащоба, по сути, стала вассалом империи. После того как там воцарился Горыня, наконец-то появилась возможность двинуть армию в Залесье. Любой правитель в мире посчитал бы за счастье владеть хотя бы половиной тех земель, которые уже завоевал император. Но Ярополк не собирался останавливаться на достигнутом. Сейчас он обдумывал план новой военной кампании. Во-первых, построив флот, можно будет перебрасывать войска по морю, рассуждал император. Во- вторых, если поход окажется неудачным, то не грех и в Лес отступить. В спину козероги уже не ударят. Хотя, - засомневался Ярополк, мореплавание - дело новое, рискованное. А ну, как шторм и корабли потонут? Хорошо бы еще дорогу через Лес проложить, так надежнее. Впрочем, можно и самому слетать и пару раз шарахнуть молнией. После этого тамошние жители наверняка признают меня божеством. А вдруг нет? Вдруг по канонам их религии, я больше похож на злого духа? Что, так вот и летать над ними, низвергая огонь небесный? А когда спустишься, то, не ровен час, получишь стрелу в затылок. Чтобы в завоеванных землях утвердиться всерьез и надолго без армии не обойтись. Но для начала необходимо совершенно точно узнать, как к очередной войне отнесется народ. Не будет ли где мятежа, ропота? Как же всё-таки иногда не хватает Горыни, - с сожалением подумал Ярополк. Вот уже скоро третий месяц пройдет с тех пор, как Отдел Спецопераций направил во все концы империи указание местной агентуре, собрать информацию о настроениях среди черни, но до сих пор от них не поступали донесения. При Горыне такого просто быть не могло! Он давно бы уже представил подробный отчет. Подумав об отчете, император вспомнил, что главный казначей еще вчера подал ему доклад о финансовом положении государства. Ярополк достал из стола свиток, быстро развернул его и углубился в изучение цифр. Чем больше он читал, тем большая ярость его охватывала. Не добравшись и до середины, император раздраженно бросил свиток на пол. По всему выходило, что государство не готово к новой войне, экономика еще не оправилась от поражения в войне с рогачами. Бесконечные походы давно уже подтачивали страну, а последний провал поставил финансовую систему на грань краха. Ладно, поход в Залесье подождет, - решил Ярополк, да и строительство флота придется отложить. Хочешь не хочешь, а сначала надо подтянуть расстроенные финансы. Но откуда взять новые источники доходов, для того чтобы пополнить казну? Император долго ломал над этим вопросом голову, и, в конце концов, к нему пришла спасительная идея. Торговать хумариной и нивом должно только государство, и больше никто! А за ослушание - смертная казнь. Конечно, купцы будут недовольны, но интересы империи превыше всего.
  
  ***
   -Значит, козероги поклоняются рокку, который превратился в Дракона, - задумчиво сказал Черногор. Причем, превратился сразу после того, как надел какой-то магический небесный амулет. Интересно, интересно. Получается, что рокки древнее вас?
  -Да, как ни горько это осознавать, - ответил рогач. Вот ведь они и слабее, и в бою уступают нам, а всё равно приходится признавать их первородство.
  -Не расстраивайся. Не важно кто первым явился в мир, важно кто последним из него уйдет. Кстати, ты на что надеялся, когда пытался захватить власть? У вас там что, полным-полно недовольных?
  -Эх, если бы! Ноуградские короли мудры и расчетливы. В государстве испокон веков царит мир и благоденствие, откуда тут уж взяться недовольным!
  -Ну и куда ты лез, спрашивается? - издевательским тоном спросил Черногор.
  -Была у меня одна мыслишка! Короли - то у нас все рокки, а козерогу трон заказан. Вот на этом я попытался сыграть. И вроде как в начале всё шло удачно, а потом...
  -А потом твою детскую интригу раскрыли, и ты получил по заслугам, -догадался Черногор. Что ж, впредь будешь умнее. Национализм - вещь великая, спору нет, но в данном случае следовало напирать на религиозные различия. Ты бы лучше обратил внимание козерогов на то, что рокки ни во что вашего Змея не ставят.
  -Ну что сейчас об это говорить, - сокрушенно сказал Гриффарт, моя борьба закончилась.
  -Нет, твоя борьба только началась, - возразил Черногор. Если будешь верно мне служить, то уж, что-что, а трон Ноуградских королей точно будет твоим.
  -Как? А разве ты сам не хочешь сесть на него? - удивился рогач.
  -Конечно, нет. Ну что для меня трон вашего маленького королевства? Я приберу к рукам весь этот мир, а ты, так и быть, станешь моим наместником на севере. Да что там север! Если очень постараешься, то станешь повелевать не только на севере. Поверь, я ценю преданность и щедро награждаю. Пройдет немного времени, и ты сам поймешь, сколь ничтожно было твое желание владеть всего лишь Ноуградом.
  -Силы твои велики, спору нет, - заметил Гриффарт, но, боюсь, одной силы для этого не достаточно. Армия Ноуградского короля состоит из мужественных и великих воинов, их молниями не запугаешь. Конечно, можно всех поубивать, а города разрушить, но какой в этом смысл? Неужели ты хочешь повелевать разоренным государством? Как ты подчинишь себе вольный народ севера?
  -Ну, сейчас меня больше занимает более прозаичные вещи. Давно пора передохнуть, да и поесть не мешало бы, - отшутился Черногор. Вон впереди избушка, пойдем, попросимся на ночлег.
  -Не пустят они нас, я ж вне закона, - прорычал Гриффарт. Мне под страхом смерти запретили возвращаться, так что, наверняка, всех жителей Окраины снабдили моим портретом. Донесут ведь местному голове, мерзавцы.
  -Не бойся, эти рудокопы не опасны. Домик стоит на отшибе, до ближайшей деревеньки версты две, не меньше. В самом крайнем случае метни молнию, они и разбегутся кто-куда.
  -И то правда, - ухмыльнулся козерог. Вот все никак не привыкну к своим новым способностям. Мне ж молнии подвластны, а тебе еще и огонь. Да пусть посылают хоть всю армию, мы им дадим жару.
  -Вот тебе на! - удивился Черногор. Только что ты сам меня убеждал, что одной лишь силой нельзя действовать. Я запрещаю тебе убивать, мне, действительно, ни к чему пепелище. Народ должен, прежде всего, любить своего вождя, и уж только потом его бояться. Хорошо обладать властью, основанной на диктатуре, но гораздо лучше завоевывать и не терять сердца подданных.
  -Да, да, конечно, - затараторил рогач. Это я так, на крайний случай.
  -Вот и хорошо. С хозяевами избушки я сам поговорю, ты стой рядом и помалкивай.
  -Но ты же совсем мало знаешь о нашей жизни. Одно неосторожное слово и ты нас выдашь.
  -Молчать.
  -Слушаюсь, хозяин.
   Черногор подошел к двери обветшалого домика и громко постучал.
  - Хозяева, пустите переночевать. Никто не ответил.
  - Эй, есть, кто живой? - вновь крикнул Черногор. Никто не отозвался.
  -Вымерли там все, что ли? - удивился Гриффарт. Сколько можно на улице торчать! Давай дверь вышибем.
  -Я тебе вышибу, - раздался недовольный голос.
  -Куда лезешь, - сквозь зубы процедил Черногор. Сказано молчать, так молчи
  -Кто такие, что надо? - спросили из-за двери.
  -Мы рогачи, устали с дороги, - не откажите в гостеприимстве.
  Хозяин на секунду задумался, а потом послушался стук засова. Дверь распахнулась, и на пороге появился дряхлый, но очень крупный козерог. В руке он держал тяжелый боевой арбалет, инкрустированный серебром.
  -Так, так, так. Принесла нелегкая гостей. Чё надо?
  -Ну сказали же, пусти на постой, терпеливо повторил Черногор.
  -Хорошо, - нехотя ответил старик, ползите сюда.
  В домишке было тепло и пахло сыростью. Из всей мебели: шкаф, кровать, стол да две лавки. На столе стоял бочоночек кваса и кусок сыра.
  -Садитесь, ужинать будем, - холодно предложил хозяин и положил арбалет рядом с собой.
  -Небогато живешь, папаша, - весело заметил Гриффарт и тут же осекся. Глаза Черногора полыхнули адским огнем.
  -Простите его, он глуповат, - извинился Черногор.
  -Да я не обиделся, кто ж на таких - то обижается, - засмеялся старик.
  -Ну так кто вы, гости незваные? Чем промышляете?
  -Я ювелир из Скалограда, - солгал Черногор.
  -Ювелир, говоришь? - переспросил рогач. А ну дай-ка мне на молот твой посмотреть.
  -Чем тебе мой молот не угодил?
  -А что-й то ты забеспокоился? - хитро прищурил глаз старикан. Скрываешь чего?
  -Мне скрывать нечего, вот возьми, - сказал Черногор, отстегнув молот от пояса.
  Хозяин избы бережно взял оружие и внимательно его осмотрел.
  -Да, работа знатная. А уж камни-то, какие! Да как сделано. Сам рукоять украшал?
  -А то! - приосанился Черногор.
  -Какие еще вещи ты делал?
  -Всё как обычно: кольца, серьги, цепочки.
  Старик немного помедлил, а потом достал откуда-то листок бумаги.
  -Хм. Коли так, сделай эскиз какого-нибудь украшения.
  -Чем рисовать то? - небрежно спросил Черногор.
  -А вот тебе уголек.
  "Ну всё, старика придется убрать", - подумал Гриффарт. Однако тревога оказалась ложной. Черногор твердой рукой в два счета набросал рисунок причудливой брошки. Полученные в детстве уроки ювелирного мастерства пригодились как нельзя кстати.
  Старик поглядел на эскиз, глаза его потеплели, и только сейчас он разрядил арбалет.
  -Теперь вижу, что не лгал ты мне, как есть - настоящий ювелир. Вы уж простите меня за проверку. Место здесь дикое, надо смотреть в оба.
  -Мы понимаем дедушка, понимаем, - подал голос Гриффарт.
  -А этот у тебя что? - просил старик, указывая на Гриффарта. В мастерской на подхвате?
  -Куда ему в мастерскую, весело ответил Черногор. Он там без надобности, но зато силен в драке.
  -Телохранитель?
  -Что-то вроде этого.
  -Я и сам был ювелиром, продолжил старик, выставляя на показ левую руку. Да вот беда приключилась, не повезло мне.
  Только сейчас гости заметили, что на левой руке у рогача не хватает трех пальцев.
  -Хорошо, что хоть какие-то сбережения были, а то голодал бы на старости лет. Ой, я все болтаю да болтаю, а представиться то и забыл. Зовут меня Святослав, но местные кличут южанином.
  Гости тоже назвали свои имена.
  -Кстати, а вы чего тут бродите в глухомани?
  -Э, дедушка, - ответил за двоих Черногор, какой же мастер свои секреты выдавать будет?
  -Да какие уж тут секреты. Знаю, что вас привело, - лукаво сказал рогач. Как и все горячие головы ищете самоцветы Ледяных гор. Бросьте, сказки всё это. Я вон тоже по молодости туда таскался, а что толку? Пустошь одна, да зверьё дикое, нет там ничего ценного.
  -Попытка не пытка, - коротко заметил Черногор
  -Конечно, не послушаете вы меня, старика. Сам был таким же упрямцем. Да и кто из настоящих ювелиров не грезил о новых материалах? Золото, серебро, это уже неинтересно. Вот и лезут на крайний север самые отчаянные. Порой и не возвращаются.
  -А чего не возвращаются - то? - развел руками Гриффарт. По мне так нет там ничего опасного. У страха уж больно глаза велики, всё чудовищами пугают, да ерундой всякой. Ну, был я там, видал я этих "чудовищ", ничего особенного. Правда одна летающая гадость чуть меня не прикончила, так ведь я сам виноват. Заснул сдуру, на открытом месте.
  -Что с ящером довелось познакомиться? - засмеялся дедок. Это, действительно, ерунда, главное не зевать, да из лука метко бить. Но есть там что-то ещё, клянусь Великим Змеем. Тянет туда, нет мочи, а пойдешь - так и дорогу назад не всегда отыщешь. Лишь крепкие духом способны противостоять чарам. Видя сомнение на лице Черногора, старик с жаром продолжил. Нет, братцы, вот уж тут мне поверьте. Лет эдак тридцать назад, отправился я в первый раз в поход за самоцветами. Когда повстречался с местными жителями, то сразу почуял что-то неладное. Сам я не здешний, родился на самом юге. Не сказал бы, что южане - большие весельчаки, тоже мрачноваты, да уж куда им до северян! Какие-то они уж слишком хмурые да угрюмые, ходят, согнувшись, как будто тащат тяжелую ношу. И ведь не сказал бы, что здешний народ чем-то хуже других. Нет, нормально приняли, комнату сдали за небольшую плату, все как везде. Но вот как узнали, зачем я пришел, так и бросились меня отговаривать. Нельзя, мол, к Ледяным горам, живет там нечто и к себе незримыми путами привязывает. Посмеялся я тогда над ними, ну в точности как вы надо мной, и двинулся на самый север. Поначалу всё шло как нельзя лучше, а потом вдруг чувствую, что веду себя как мотылек, тянущийся к свечке. Ну, думаю, что за морок? Ерунда какая-то. Да вот оказалось, что не ерунда!
  Старик с чувством стукнул кулаком по столу, так, что Гриффарт от неожиданности вздрогнул.
  -Пора назад, да не тут то было! Тянет еще дальше на север. А я скажу вам без всякого хвастовства, парень я был не из трусливых, но тут меня прямо пот от страха прошиб. Что за напасть? Короче, хоть и с трудом, а всё ж вернулся. Собрал я быстро свои пожитки и дал дёру домой, на юг. Проходит год, другой, затем и пять лет. Неприятные воспоминания притупились, и решился я опять судьбу испытать, да самоцветы добыть. Всё бестолку, вновь ничего не нашел. Но на этот раз пришла мне в голову мыслишка домой сразу не возвращаться, а пожить на севере до лета и вновь в поход за каменьями. Теперь - то я понимаю, что тогда сам себя обманывал. Ни при чем тут были каменья, просто не мог я уже вернуться. Прирос к этой земле, стал её вечным пленником. Больше к Ледяным горам я не ходил, всё-таки хватило силы туда не соваться. Мое счастье, что я южанин, потому только и смог из двух походов вернуться. А те, кто здесь от рожденья живут, ни за что бы ни вернулись, сгинули бы во льдах.
  Из поколения в поколение Нечто пропитывает их своей волей и тянет гораздо сильней, чем меня. Едва бедолаги держаться, а кто срывается на север, тому уже не вернуться. Там, в горах засело то, что всю нашу землю поработило, и чем ближе к северу, тем сильнее Его власть.
  Вот и ответ на вопрос, почему здешний народец столь хмур, да неприветлив. Чувствую, что и сам я изменился. Раньше повеселее был.
   Рассказ явно утомил Святослава, глаза у него помутнели и стали слипаться, а голова клонилась всё ниже и ниже.
  -Что-то, мы засиделись, - с трудом проговорил старик. Вставать привык я рано-рано, и уже к вечеру страшно спать охота. Простите мне мою бедность, и не обижайтесь, придется вам устраиваться на полу.
  Рогач встал из-за стола, покопался в шкафу и достал оттуда пару войлочных одеял.
  -Вот, возьмите, чтобы не простудиться. Ночью холодно.
  -Спасибо, мы привычные, - поблагодарил Черногор.
  Хозяин рухнул на кровать, не раздеваясь, и мгновенно отрубился.
  -Чего-й то с ним? - удивился Гриффарт. Вроде весь вечер нормально держался, и вот на тебе, прямо как пьяный.
  -Не наше дело, - сухо ответил Черногор, задумчиво потирая подбородок. Какая-то мысль явно не давала ему покоя. А может...ну да ладно, завтра узнаю, - бессвязно пробормотал он, растягиваясь на полу
   На следующий день Черногор и Гриффарт проснулись поздно, на небе уж показалось второе солнце. Однако хозяин дома еще спал мертвым сном, непохоже, что он "привык вставать рано-рано". Гости немного постояли рядом с его кроватью, а потом Гриффарт бесцеремонно тряхнул Святослава за плечо.
  -Эй, старый, вставай, день на дворе.
  Рогач что-то буркнул сквозь сон и открыл мутные глаза.
  -Мы уж подумали, что худо тебе, дедушка, - облегченно вздохнул Черногор. Мы тебя больше не обременим своим присутствием. Спасибо и за ночлег и за стол.
  -Какие будут приказания, господин? - вдруг ни с того ни с сего брякнул Святослав.
  -Каких еще приказаний, - удивился Гриффарт, и открыл было рот, чтобы добавить еще кое-что, но осекся. Старик встал по стойке смирно, и вновь повторил вопрос, обращаясь к Черногору.
  -Какие будут приказания, господин?
  Оказалось, что Черногор не сильно удивился такому обороту.
  -А ну-ка попрыгай на одной ноге.
  Гриффарт удивленно взглянул сначала на Черногора, потом на рогача, который беспрекословно подчинился и начал грузно скакать на одной ноге.
  -Хватит. Теперь возьми арбалет, и стреляй себе в ногу.
  Святослав быстро зарядил арбалет и уже готов был причинить себе увечье, но Черногор скомандовал "отставить" и старик замер.
  -Что происходит? - растерянно спросил Гриффарт. Почему он тебе подчиняется.
  -Пока точно не знаю, но есть одна догадка. Скоро мы её проверим.
  -Святослав, мы покидаем тебя. Как только за нами закроется дверь, ты навсегда забудешь, что нас видел, и впредь будешь жить как раньше.
  Когда гости ушли, Святослав очнулся от наваждения и потом долго ломал голову над тем, почему его кровать не заправлена, а на полу валяются два одеяла.
   -Сейчас пойдем прямо в деревню, - сказал Черногор, и посмотрим, будет ли мне подчиняться еще кто-нибудь.
  -Так ты думаешь, здесь полно таких, как этот старикан?
  -Надеюсь, что они еще слабее его. Помнишь, он рассказывал, про Нечто, засевшее в ледниках? Похоже, что это Нечто сильно размягчило местный народец. Не забывай, что Святослав родился и вырос на юге, вдалеке от Ледяных гор. А уж те, кто с детства здесь живет, должны быть гораздо податливее.
  -Не, что-то тут не так, - возразил Гриффарт. Меня же он господином не признал! Может дело не в слабой воле, а в чем-то другом? Я никогда не слыхал, чтобы жители севера подчинялись всем подряд. Скорее, наоборот, они упрямы, своенравны и уж точно не робкого десятка.
  -А ты что раньше, тоже как этот старик здесь самоцветы искал?
  -Нет, что ты! Я ж учился в Школе и на севере не бывал. Но другие то бывали! Сборщики податей сюда регулярно наведываются. Да и северные мастера свои изделия в города привозят. Пару раз покупал у них кинжалы в оружейной лавке. Торговаться с ними бесполезно, как упрутся, так всё - ни монеты не скинут. Так что никто не назовет их слабовольными.
  -Что ж, вот и разберемся в чем тут дело. Вон, смотри, какая-то толпа в земле ковыряется. Подойдем, посмотрим, что там происходит.
   Неподалеку бригада козерогов под руководством инженера, ремонтировала дорогу.
  -Как дела, рогатые? - приветливо обратился к ним Черногор.
  Несколько козерогов замерли и с недоумением посмотрели на незнакомца и выронили из рук лопаты.
  -Трудимся помаленьку, - ответил за всех инженер. - Эй, чего инструмент побросали, а ну продолжайте работать.
  Рогачи не подчинились.
  -В чем дело? - повысил голос инженер, без жалованья хотите остаться?
  -Ребята, да что вы, в самом деле, - вмешался Черногор. А ну налегай!
  Бригада как по команде сразу же засуетилась, работа вновь закипела.
  -Ничего не понимаю, - растерянно промолвил инженер. Меня не послушали, а вам подчиняются.
  -Браток, а ты что нездешний? - спросил Гриффарт
  -Неужели это так видно? - спросил инженер. Южный акцент выдает?
  -Да нет, не в этом дело, сухо сказал Черногор. Значит так, твоих рогачей я забираю. А ну, братцы, стройся в шеренгу и за мной.
  Рабочие мигом выполнили приказание. Инженер сначала опешил, а потом взорвался.
  -Кто вы такие, разрази вас гром? Что себе позволяете?
  -Вот что, заткнись, коли жизнь дорога и делай, что приказано, - резко сказал Гриффарт.
  Инженер подхватил брошенный кем-то из рабочих молот, и двинулся на обидчиков.
  -Сейчас я вам покажу, как самоуправствовать. Ну держитесь, костей не соберете.
   И он даже в чем-то оказался прав. Действительно, костей потом собрать так никто и не смог. Но это были не кости Гриффарта, и уж конечно, не кости Черногора. От строптивого инженера остался лишь пепел.
  -Вперед, в деревню, - скомандовал Черногор.
  За ним, потрясая шанцевым инструментом, послушно двинулся отряд рабов.
  
  ***
  Из секретной переписки Ярополка и Горыни.
  Горыня: Приходят противоречивые донесения о неизвестном государстве на крайнем севере. Какие будут указания?
  Ярополк: Сосредоточить силы на этой линии работы. Нужна полная информация.
  
   Когда с севера стали приходить первые вести о Громовержце, король Ноуграда Витовт не придал этому серьезного значения. Там всегда было неспокойно, а у страха, как известно, глаза велики. То диковинный ящер залетит, то еще какая-то гадость обнаружится. Вот народ и волнуется, выдумывает, Змей знает что. Лет пять тому назад всё говорили, что Лихо одноглазое объявилось. Теперь вот сплетни распускают о каком-то Громовержце. Ерунда всё это, рассуждал король. На всякий случай он направил на север десяток молотоносцев, чтобы они восстановили порядок, и на некоторое время забыл об этом. Но прошло пару недель, и Витовт понял, что на этот раз пришла настоящая беда. В считанные дни весь крайний север оказался в руках какого-то рогача, наделенного невиданной силой. Отряды, присланные из других областей королевства, переходят на сторону врага, а кто пытается сопротивляться, погибают все до единого. Враг захватил Скалоград, Болотград, и уже подступал к Ноуграду. Невероятные сказки о Хозяине молний оказались правдой. Когда скалоградский гарнизон отказался сдаться, колдун поднялся в воздух и засыпал защитников молниями. А его слуга (Гриффарт собственной персоной), взглядом проломил городские ворота, и туда хлынула армия неприятеля. Крепость пала. По всему выходило, что не устоит и Ноуград. Однако Витовт не собирался отдавать корону кому бы то ни было. Многие бы на его месте запаниковали, задергались, но не таков был король Ноуграда. Несмотря ни на что он сохранил твердость духа и созвал на совет военную элиту государства.
  -В общем, дело дрянь, - начал король, указывая на карту. Враг очень грамотно ведет наступление, сразу видно, что у мерзавца военное образование. Или у его советника...
  При этих словах Голова Школы Мужества покраснел, как рак.
  -Моя вина, Недоглядели Ваше Величество, - забормотал Голова.
  -К чему сейчас эти разговоры! - раздраженно ответил Витовт. Что теперь делать-то?
  -У него молнии, - подал голос Оборонный Голова.
  -Кругом необъяснимое предательство, - добавил Командир гвардейцев. Самые надежные, проверенные солдаты встают под его знамена!
  -Да кто ж этого не знает? - горько сказал Витовт. Кто-нибудь может объяснить, почему это происходит?
  В зале повисло молчание.
  -Что, молчите? Нечего сказать? - взорвался король.
  -Ваше Величество, мне кажется, я знаю, в чем дело, - задумчиво промолвил Пересвет. Но боюсь, что не все примут эту страшную правду.
  -Да ладно тебе, говори, уж если начал, - махнул рукой Витовт. Всё равно хуже не будет.
  -Ну что ж, извольте. Вы, конечно, знаете, - начал Пересвет, что много лет назад я отказался от должности Оборонного Головы и оставил военную службу. Тогда многие посчитали мою выходку чудачеством, а кое-кто даже подумал, что я тронулся умом. На самом деле, произошло следующее. В последнем походе на Юг, мы захватили один крупный город. Удержать не удержали, но знатно пограбили. В числе прочего мне досталась библиотека местного вельможи. Почти все свитки оказались совершенно ерундовыми, но было среди них и кое-что ценное. В одном из манускриптов содержалась древняя летопись времен Всемирной Империи. И там я прочитал, что оказывается, еще с незапамятных времен самым страшным наказанием считалась ссылка на крайний север. Самое интересное, что изгнанники никогда оттуда не возвращались, как будто что-то крепко приковывало их к Гиблым землям. В те времена бытовала легенда, будто бы у Ледяных гор спит великий богатырь, который тянет к себе и не отпускает.
  -Сказки, - буркнул Оборонный Голова.
  -Сказки, говоришь? - резко переспросил Пересвет. Если уж и сказки, то уж больно похожие на правду. Мы все знаем историю нашего народа. Наши предки пришли сюда отнюдь не по доброй воле, их силой вытеснили в Гиблые Земли. Несколько сот лет спустя мы окрепли и попытались вернуться на юг, но по большому счету ничего же не получилось. Конечно, мы захватили несколько приграничных герцогств, обложили данью пару-тройку князьков, но это всё, что нам удалось сделать. А мы способны на большее, южане гораздо слабее нас. Я знаю, что говорю, сам много раз водил полки на юг. Но вот беда, чем дальше от дома, тем труднее двигаться. Захватим крепость, а удержать её мочи нет. Что-то тянет назад, хоть убей. Кабы ни это, быть нам хозяевами мира, давно бы всех завоевали. Там, на окраинном севере есть источник какой - то силы, которая опутала нас по рукам и ногам. Я много думал об этом, и уже начал сам кое о чем догадываться. А уж когда тот свиток прочитал, так пропали все сомнения. Мы интуитивно чувствуем это, одновременно боимся её, но и вырваться не можем. Кстати, мы ведь тоже своих преступников ссылаем на север, и опять-таки они не возвращаются. Так вот, я решил найти этот источник, и могу сказать, что едва сам не стал пленником ледников. Там можно продержаться пару недель, но не больше. Но на такой риск обычно никто не отчаивается. Даже алчные искатели самоцветов больше десяти дней там не задерживаются и правильно делают.
  -Гриффарт пробыл там довольно долго и возвратился, - коротко заметил король.
  -Верно, Ваше Величество. Но он ведь не один возвратился, а с колдуном!
  -Ты что, хочешь сказать, что он и есть тот легендарный богатырь? - с сомнением в голосе спросил Витовт.
  -Да. Древняя легенда оказалась правдой, богатырь очнулся. И теперь всё сразу становится на свои места. Нет ничего удивительно, что он быстро подчинил себе почти всё королевство. Еще бы! Сотнями лет он пропитывал нас своей аурой, вот народ и видит в нем хозяина. Понятно, почему северяне беспрекословно выполняют его приказы, они всегда жили недалеко от Ледяных Гор. А вот южане не так сильно зависят от его воли и даже худо-бедно, но всё же способны сопротивляться. Но в любом случае весь наш народ в той или иной степени поддается его влиянию.
  -И это снижает до минимума наши шансы на победу, - влез Оборонный Голова. А если уж быть совершенно искренним, то нам и надеяться не на что.
  -Не перебивай, - поморщился Витовт, - дай договорить.
  -Ваше Величество, мне больше нечего добавить, - развел руками Пересвет.
  В зале повисло тяжелое, неприятное молчание.
  -Хорошо, допустим всё, что ты сказал - правда, и мы имеем дело с каким-то древним колдуном, - медленно проговорил король. - Значит ли это, что Оборонный Голова прав, и мы обречены на поражение?
  -Нет, не значит. Это значит, что просто Оборонный Голова родом с крайнего севера. Ему трудно сопротивляться влиянию волшебника. По правде говоря, и сам я едва держусь, походы к ледникам не прошли даром. Но всё-таки нельзя терять присутствия духа, есть и у нас кое-какие козыри. Вернее, один козырь...
  ***
  Из секретной переписки Ярополка и Горыни.
  
  Горыня: На севере смута. Право на трон оспаривает некто Черногор, Ледяной Владыка.
  Обоснованность претензий выяснить не удалось. Часть народа оказывает ему почести как монарху. Возможно, он в родстве с законным королем.
  
  -Я только что вернулся с Рокка, - закричал Рафаил, бесцеремонно ввалившись в чертоги Гавриила. Мы пропали! Произошла катастрофа!
  -А ну-ка излагай свои мысли спокойно и без надрыва, - сухо потребовал Гавриил.
  -Хорошо, могу и без надрыва, - с обидой в голосе ответил Рафаил. Поздравляю: план Бога сорван.
  -Ну что еще за выдумки, это же невозможно.
  -Нет уж, нет. Ты ошибаешься, и я знаю почему. Мы слишком долго уповали на Него. Слишком долго Он брал на себя всю ответственность.
  Гавриил попытался, было возразить, но Рафаил ему не позволил.
  -Только не вздумай опять обвинять меня в богохульных помыслах. Вечно ты мне рот затыкаешь. Чуть что, богохульство, богохульство. И всё, меня уже никто не слушает. Но на этот раз ситуация действительно вышла из под контроля.
  -Ну что еще? Что могло произойти? Наступил мир и покой, все ангелы отдыхают, один ты носишься как оглашенный. Войско сатаны разгромлено, а все его слуги обречены вечно гореть в аду.
  -Так уж и все? - язвительно спросил Рафаил. А Лотос? Он ведь избежал справедливого наказания.
  Гавриил поморщился, упоминание о Лотосе навеяло грустные воспоминания.
  -Да он то, здесь при чем?
  -А при том. Ты вспомни, какое наказание придумал для него Господь - сказал Рафаил.
  -Дай-ка подумать. Вроде как его признали виновным, но тут же в зале Суда и амнистировали.
  -Ты кое-что запамятовал, опустил важные детали, - заметил Рафаил. А, как известно, дьявол в них и таится. Вспомни, как именно звучал приговор Михаила.
  Гавриил помрачнел, надолго задумался, а потом выдал:
  "Да будешь ты спать в образе зверя в горах Рокка, выдавливая из себя по капле зло, что сидит в душе твоей. Когда избавишься от скверны, найдут твой гроб и выпустят тебя на волю. Просветленная душа получит новое тело, а тело-новое имя. Да станет тогда Лотос Святогором. Да проживет он после этого долгие годы, творя великие подвиги. Тогда простит тебя Господь и возьмет к себе".
  -Я ничего не упустил, - с иронией спросил Гавриил?
  -Память у тебя до сих пор отменная, да вот ума как всегда не хватает, - ехидно заметил Рафаил.
  -И что ты хочешь этим сказать? - недовольно буркнул Гавриил.
  -То, что и всегда: гуманизм нас погубит.
  Гавриил открыл рот, чтобы выразить свое возмущение, но Рафаил резко его одернул.
  -Спокойно-спокойно, сиди тихо. Тебе просто не всё ведомо. Поначалу всё шло так, как и было задумано. Действительно, на Рокке появились разумные существа, которые и должны были в один прекрасный день разбудить Лотоса. И поселились они не так уж и далеко от его гроба.
  -Ты не тяни, суть говори, суть.
  -Сейчас, будет тебе и суть. Зло стало выходить из Лотоса, это тоже верно. Но как ты наверно уже догадался, оно пропитывало окружающих. Милые зверьки, которые обитали поблизости от Лотосовой пещеры, превратились в чудовища.
  Лицо Гавриила стало серьезным, он понял, к чему клонит Рафаил.
  -А что же стало с разумными существами? Неужто все они обратились ко злу?
  -К счастью, нет. Те, кто пытался жить в горах, рядом с Лотосом, быстро погибали. У других хватило ума держаться подальше. Но он буквально приковал их к себе, они и уйти не могут и приблизиться боятся. Связал он их узами зла. А я с самого начала был против этой дурацкой амнистии, и поэтому приглядывал за ним. Долгое время наш покойничек лежал себе тихенько и никого не трогал. Я уж было успокаиваться начал, и вот на тебе, он очнулся!
  -И что?
  -А всё как обычно, мания величия. Сначала захватил власть на севере небольшого королевства. Теперь готовит поход на юг, собирается подчинить себе весь мир.
  -И это всё! Да что тут страшного? - облегченно вздохнул Гавриил. Ну, станет он местным императором, как когда-то на Земле, потом умрет, и вновь попадет к нам на Суд. Не беспокойся, на этот раз он не отвертится.
  -А ты не забыл, что он отколол в прошлый раз, перед тем как умереть?
  -Не забыл. Вступил в сговор с Люцифером и отправился изменять ход истории. Но сейчас сатана скован. Чего бояться?
  -Нет, ну иногда просто зла не хватает, - возмущенно топнул Рафаил. За годы пленения Люцифера ты совсем расслабился, и не допускаешь саму мысль о неприятностях. Вспомни, Лотос должен был проснуться праведником. Только полностью очистив душу, он мог отправиться в мир. А знаешь, что сейчас вытворяет наш "праведник"?
  -Что?
  -Выдает себя за Бога, убивает непокорных, лжет, интригует. В кислоте правда никого не растворяет, всё же немного подобрел за время заточения. Спрашивается, кто его разбудил раньше срока? Ведь очевидно, что зла в нём еще полным полно.
  -Уж не хочешь ли ты сказать... Нет, это невозможно.
  -Хочу. Именно это я и хочу сказать. Помнишь медальончик? Диск такой у него на шее? Это ведь собственность Господа. Как он к нему попал? От нашего старого врага, от Люцифера. Вот кто его из гроба поднял. Сатана совсем не так слаб, как может сейчас показаться и наверняка, даже находясь в аду, нашел способ связаться с Лотосом.
  -Может быть ты и прав, - неуверенно промолвил Гавриил. А что Христос? Ты ему докладывал?
  -Конечно, докладывал. Первым делом к нему зашел, и уж только потом к тебе. Но не слушает он меня.
  -Может нам самим стоит слетать на Рокк и дать Лотосу по ушам?
  -Исключено. Применять физическую силу Он запретил. Кстати, на Рокке околачивается еще один наш старый знакомый.
  -Змееволк?
  -Он самый. И опять проявили мы к нему великодушие. Вот бы заточить его в ад, и нет проблем, а теперь он нам опять добавит головной боли.
  -Неужели Лотос и с ним нашел общий язык?
  -Почти угадал. Гриффарт, правая рука Лотоса, случайно наткнулся на окаменевшего Змееволка. Вот, казалось бы, всё, окаменел, так угомонись! Так нет же, до сих пор никак успокоиться не может, продолжает строить козни. Он передал свою силу Гриффарту и сейчас, небось, гадко хихикает внутри камня. Теперь Лотос и его слуга, несомненно, подчинят себе весь мир. Там просто нет никого, кто мог бы им противостоять.
  -Здесь ты ошибаешься, - медленно возразил Гавриил. Я не хотел тебе говорить... Знал, что это тебе придется не по нраву.
  -О чем это ты? - встревожено спросил Рафаил.
  -Видишь, ли. Давно это было, давно. Земля прекратила своё существование, и Бог только-только создал новый мир. Он вызвал меня к себе и вручил два своих медальона. Отправляйся, говорит, на Рокк и доставь туда диски.
  Рафаил в отчаянии сжал кулаки
  -Зачем, зачем, это Ему было нужно? Как можно доверять источники высших сил каким-то смертным?
  -Господь сказал, что борьба за обладание этими амулетами станет основой прогресса новых народов. Он решил отказаться от методов, использованных на Земле. Хватит посылать ангелов и Христа, дадим силу простым смертным.
  -Да, уж, очень мудро. Вот теперь мы точно хлебнем горя, - сокрушенно промолвил Рафаил.
  -Не торопись, быть может, всё еще неплохо обернется. По крайней мере, Лотосу не так - то просто будет захватить Рокк.
  -Черт побери! То есть, Господи прости! Ты что, ополоумел? - не на шутку разозлился Рафаил. Да кто способен выстоять против него? Ты что не помнишь, что он вытворял на Земле? Ты что не понимаешь, что он победит кого угодно. И вот тогда не один, а все три амулета окажутся у него. Вот тогда он задаст нам всем жару. Он станет столь могучим, что ни один ангел с ним не справится.
  -А с чего ты решил, что Единый Амулет будет ему подчиняться? Мало кто способен управлять даже сдвоенным медальоном.
  -Лотос не совсем обычный человек, - хмуро сказал Рафаил, он дальний родственник Христа.
  -То есть как?
  -Да очень просто. Ты разве не знал, что у Марии было два сына? Старший от Святого Духа, а младший - от Иосифа, своего мужа. Как ни крути, а по всему выходит, что они братья! Тысячи лет я следил за потомками этого мальчика. И могу сказать, что дело тут не чисто. Каждый из них источал какое-то древнее, нечеловеческое зло. И вместе с тем, в каждом из них горела искорка Христа. Многие великие и страшные тираны вели свой род от младшего сына Марии. Они пролили моря крови, но, несмотря на это народы поклонялись им как богам. Их проклинали, им желали смерти, а потом возводили памятники в их честь. Так вот, Лотос это прямой потомок Иосифа и Марии, а значит, в нём есть маленькая частичка Бога. Этой частички более чем достаточно, чтобы Амулет Троицы, признал его своим хозяином.
  -Вечная раздвоенность, печать Бога и печать сатаны, - пробормотал Гавриил. А ты уверен, что его отец именно Иосиф?
  -А кто же еще?
  -Ну не знаю, не знаю, - покачал головой ангел. Что-то уж слишком подозрительные потомки у этого младшенького братца.
  -Да нет. Не, не может быть! - замахал руками Рафаил! Точно Иосиф его отец. И не такие уж они и страшные его потомки. Ну, кровавы чересчур, ну что тут необычного? Таких вождей всегда было полным полно и до появления на свет младшего брата Иисуса.
  -Пожалуй, ты прав, - согласился Гавриил, а я с годами становлюсь мнительным. Но, если он потомок Иосифа, тогда, действительно история повторяется дважды. Сначала в виде трагедии, а потом в виде комедии. Когда нам противостоял Люцифер, это еще можно было понять, как никак высший ангел. Но чтобы человек, пусть даже и родственник Христа, угрожал Троице, это перебор. Это издевательство над здравым смыслом. Нет, этого никак нельзя допускать, и я уж точно в стороне не останусь. У меня есть идея, как вмешаться в события и волю Господа не нарушить.
  -Что ты имеешь в виду?
  -Слетаем на Рокк, и передадим свои силы местным жителям. Пусть сами противостоят Лотосу. Есть приличные кандидатуры? Священники, праведники? Там хоть религия какая-нибудь существует?
  -Да. Странная разновидность христианства. Кто-то там проповедовал Слово Божье, я не в курсе, кто именно. Проповедник от себя нагородил Бог знает что, но всё же есть на Рокке и святые отцы и церковь. Всем верховодят батюшки Фэт и Тэф. Так что лучше всего к ним обратиться.
  -Что ж, как говаривали на Земле, за неимением блондинок, сгодятся брюнетки. Летим.
  
  ***
   Когда Пересвет говорил, что всё-таки еще остается шанс победить врага, он надеялся на то, что Черногор привык к легким победам и применит ту же тактику, что и раньше. Скалоград пал очень быстро, но там еще не было сверхдальних арбалетов. Их изготовили уже в осажденном Ноуграде. Лучшие оружейники столицы сделали всё возможное, чтобы план Пересвета увенчался успехом.
   Армия Черногора подошла к столице и окружила город. Собранное на севере войско представляло собой грозную силу. Гриффарт хотел было поставить рогачей в привилегированное положение, но Черногор жестко пресек эти попытки. Поэтому в его армии сохранилось национальное единство, рокки и рогачи как всегда шли плечом к плечу. Во избежание бессмысленного кровопролития Черногор предложил Витовту сдать крепость, но, разумеется, получил отказ. Как это уже было при осаде Скалограда, ратники под командованием Гриффарта двинулись на штурм города, а Черногор поднялся в небо, приготовившись обрушить молнии на защитников крепости. Как обычно Черногор завис прямо над городом и уже отвел назад правую руку, как вдруг снизу дружно ударили арбалетчики. Плотная стена отравленных стрел валом понеслась на него. Ранее арбалетчики неприятеля уже не раз пытались сбить его, но их стрелы далеко не долетали до цели. Поэтому Черногор привык не обращать на них никакого внимания. Но на этот раз всё вышло по-иному. Он попытался подняться выше, сделал резкий маневр, но всё же две стрелы его зацепили. Сами по себе раны были бы не опасны, кабы не яд. Черногор завертелся на одном месте, забарахтал ногами в воздухе и полетел к своему войску, дёргаясь, словно птица с перебитым крылом. Каким-то чудом он дотянул до походной палатки и рухнул на землю. Его бережно внесли внутрь, положили на ковер и укрыли теплым шерстяным одеялом.
   В этот момент ворота Ноуграда распахнулись, и на Гриффарта обрушилась вся королевская гвардия под командованием самого Пересвета. На боевом уххе, потрясая тяжеленным молотом, он казался самим богом войны. За ним хлынуло войско Витовта, поддержанное народным ополчением. Гвардейцы ударили в неприятельские рати и рассекли их на две части. Завязалась страшная рубка. Северяне отбивались отчаянно, но на стороне Пересвета были лучшие мечи и молоты королевства. Оставшись без Старшего Хозяина молний, мятежники растерялись и уже готовы были бежать кто-куда, но тут в бой вступил Гриффарт. Оседлав ухха, он бросился навстречу Пересвету, расчищая себе путь огнем. Арбалетчики остались позади, и не могли достать Гриффарта. Впервые в истории Ноуградского королевства гвардеец и его ученик сошлись в бою как враги. Кроме молота Пересвет носил с собой еще и лук. Он быстро прицелился, выстрелил, но стрела ударила в Гриффарта уже на излете, и не смогла пробить кольчугу, которую он всегда носил под одеждой. На следующий выстрел у Пересвета уже не хватило времени. Гриффарт сначала ослепил его потоком огня, потом приблизился и сильным ударом снес своему бывшему учителю голову. Это воодушевило воинов мятежной армии, и они начали теснить войско Витовта к крепостным стенам. Опасаясь арбалетчиков, Гриффарт покинул поле битвы, к тому же он был уверен, что его присутствие уже не потребуется. Первым делом он зашел, проведать Черногора. Повелитель был очень слаб, но кризис уже миновал, медальон нейтрализовал яд.
   У армии Черногора был подавляющий численный перевес, и после гибели Пересвета это стало сказываться. К вечеру остатки войска Ноуграда оставили поле битвы и отступили в город. Витовт ожидал, что ночью начнется штурм, и сам вышел на крепостную стену. Король хотел умереть, как и подобает великому монарху, с мечом в руках, но Гриффарт отложил штурм. Он рассудил, что геройство и лишние потери совершенно ни к чему. Скоро Хозяин молний окрепнет, и тогда взять Ноуград не составит ни малейшего труда. Защитники поймут всю тщетность сопротивления и сложат оружие. Так оно и случилось. Черногор вновь поднялся в небо, на этот раз повыше, и оттуда пролил на город огонь и серу. Ноуград сдался, а Витовт попал в плен. Он получил тяжелые ожоги, потерял сознание и не сумел покончить жизнь самоубийством.
   После блестящей победы его Величество король Ноуграда Черногор Первый проявил великодушие: не позволил Гриффарту добить бывшего короля. Вообще, новая власть почти не изменила старые порядки. Конечно, сменилась охрана. Теперь вокруг дворца вместо гвардейцев стояли солдаты Севера. Мрачные, с отрешенными лицами, готовые выполнить абсолютно любой приказ своего повелителя. Кроме того, убрали портреты Витовта и заменили их изображениями нового монарха. Сформировали армию так, чтобы на всех ключевых постах оказались фанатичные сторонники Черногора. Ну вот, пожалуй, и всё. В ближайшем будущем предполагалось внести поправки в учебники, по которым велось преподавание в Школе, но до этого у новой власти всё никак не доходили руки. Приходилось решать тьму тьмущую проблем, неожиданно свалившихся Черногору на голову. Он уже сто раз пожалел, что проявил неожиданную для себя мягкость, сохранив Витовту жизнь. Теперь его агенты регулярно приходили к нему с неприятными докладами, по поводу того, что в стране повсюду плетутся заговоры. Народ упрямо желает видеть на троне старого монарха, а новую власть не признает, хоть убей. Что только Черногор не делал: снижал подати, осыпал милостями мастеров, и даже объявил амнистию многим явным врагам - а всё бестолку. Его власть безоговорочно поддерживали лишь те, кто родился и вырос вблизи Заокраинного севера. А остальные видели в нем лишь наглого узурпатора и колдуна, Божьим упущением явившегося в мир. Лотос навел бы порядок в два счета, но годы, проведенные в гробу, несколько смягчили его характер. Черногор - новое воплощение Лотоса никак не мог справиться с бунтовщиками. Он чувствовал, что массовые казни и пытки отбили бы у его врагов всякое желание сопротивляться, но он всё никак не мог на это решиться.
   Обычно Черногор все решения принимал, ни с кем не советуясь. Но ситуация в стране сложилась настолько напряженная, что поневоле пришлось обратиться за помощью к Гриффарту. "Уж он - то должен разбираться в культуре и традициях своего народа", - рассудил Черногор, и наверняка, сможет подсказать что-нибудь дельное. Черногор вызвал его во дворец, вручил, толстую папку с донесениями тайных агентов. Гриффарт, полистал документы, и недолго думая, важно изрек:
  -Как ни крути, а пока жив законный монарх, спокойной жизни нам не будет. Я вот хотел его тогда прикончить, так ты же мне и не позволил.
  -Ты лучше скажи, как теперь от него избавиться? - спросил Черногор.
  -Повесить и все дела. Нельзя оставлять никого, кто мог бы угрожать твоей власти.
  -И это всё что ты можешь мне посоветовать? - разочарованно спросил король. Убить - несложно, но как отреагирует на это народ? Монарха вашего любили?
  -Скорее уважали, ну может, даже и любили.
  -То-то и оно. Слушай, а у короля есть жена, дети? Где вообще его семья?
  -Королева умерла при родах, а принц сейчас находятся на крайнем юге, в королевской резиденции. Пока я его держу под стражей, но стоит тебе приказать, и мальчик умрет.
  -Сколько лет наследнику?
  -Пять.
  -Так, получается, что на моей совести будет не только смерть отца, но и его малолетнего сына. Плохо дело. Однако и оставлять их в живых ни в коем случае нельзя. Вот черт, дилемма.
  -Действительно, куда ни кинь, один клин.
  -Слушай, Гриффарт, ты советник или нет? - раздраженно спросил Черногор. Хватит поддакивать, идею давай! Что, в этой вашей Школе Мужества учили только молотом размахивать? Вам преподавали проведение спецопераций?
  -Это еще что такое? - удивленно спросил Гриффарт. Пролезть в тыл врага, и кокнуть командира вражеской армии?
  -И это тоже, конечно. Но я сейчас говорю о другом. Ну вот, например, устроить политическую интригу, внести смуту, натравить один влиятельный клан на другой. Есть у вас в этой области специалисты?
  -Не-а, нам это без надобности. Мы и так сильнее всех. Ноуград превыше всего, - ответил Гриффарт фразой, знакомой с раннего детства.
  -Так, всё понятно. Толку от тебя никакого. Перейдем к следующему вопросу. Ты просил освободить кого-то. Кого?
  -В подвалах Школы томятся мои старые товарищи: Дир, Игорь и Руперт.
  -Кто такие? За что сидят?
  -Ну, как же, я ж рассказывал тебе, что с их помощью хотел устроить мятеж.
  -А, вспомнил, вспомнил. Это те три придурка, которые попались на твою глупую провокацию? Пусть и дальше сидят, ума набираются.
  -Погоди, Черногор, - с жаром заговорил Гриффарт. - Народ волнуется, очень многие считают тебя узурпатором. Гвардейцы не признают тебя своим повелителем. Разве в этих условиях тебе не нужны преданные телохранители? А лучше них никого не найти, ведь эти ребята прошли подготовку в Школе. К тому же, они искренне хотели, чтобы королем стал рогач, а ты и есть рогач. Свергнутого короля-рокка они ненавидят всей душой.
  -Пожалуй, в твоих словах есть здравый смысл. Отпущу их, так и быть, а заодно проверим их преданность и решим проблему королевской семьи.
  -Что ты имеешь в виду?
  -Они не простые рогачи, а гвардейцы. Так ведь?
  -Нет, они не успели стать гвардейцами, их же посадили.
  -Вот именно. А кто посадил? Король. Вот пусть отомстят, вызовут Витовта на "честный" поединок и убьют его.
  -А если он окажется сильнее?
  -Э, какой ты, в самом деле, наивный. Король обречен, это я гарантирую.
  -А что делать с принцем?
  -После того, как Витовт погибнет, я проявлю благородство и возьму принца на воспитание.
  -Это наверняка поднимет мою репутацию в глазах народа. А мальчик ещё маленький, настоящего отца забудет, и ко мне привяжется.
  -А не боишься, что кто-нибудь ему расскажет, что именно ты сверг Витовта.
  -Не боюсь, да и скрывать правду от принца не собираюсь. Я его так воспитаю, что он не осмелится поднять на меня руку.
  -Эх, жаль, нельзя его ликвидировать, - посетовал Гриффарт. Наследник как заноза. Здоровью не угрожает, а болит. И пока он жив, есть опасность, что кто-нибудь попытается использовать мальчика против нас.
  -Пока что я не готов убить ребенка, а там посмотрим. Ладно, хватит об этом. Ты сейчас отправляйся в Школу и освободи своих товарищей. Пусть отдохнут дней пять, подкормятся, и сразу же за тренировки! В тюрьме они ослабли, форму растеряли, а Витовт - опасный соперник. И еще, когда начнется поединок, могут случиться волнения среди народа. Так вот, без моего приказа, не смей применять полученную от ангелов силу.
  -Будет исполнено! - бойко ответил Гриффарт, по-солдатски развернулся и широким шагом двинулся прочь.
  
  ***
   Дуэль назначили на последний день лета. По распоряжению Гриффарта специально для этого случая спешно построили огромный стадион на две тысячи мест. Для Черногора возвели высокий величественный трон, за которым выстроилась шеренга преданных северян. Гриффарт разместился неподалеку также на троне, но значительно меньших размеров. Почти всё население Ноуградского королевства изъявило желание лично присутствовать на поединке. Исключение составляло лишь равнодушное ко всему окружение Черногора. Северян ничего не интересовало и не радовало. Они постоянно находились рядом с повелителем, поэтому их воля и сознание слабели с каждым днем. Выполнение приказов Черногора стало единственным смыслом их жизни. Сейчас все их мысли были направлены лишь на то, чтобы не допустить массовых беспорядков во время поединка Витовта с Игорем. Со всей страны стекались рокки и рогачи и, не смотря на колоссальные размеры стадиона, всех всё равно не пустили. Как это обычно бывает, возникла давка, шум и гам. Чтобы ситуация не вышла из под контроля пришлось вмешаться северянам. После непродолжительной схватки, толпу удалось сначала оттеснить, а потом и рассеять. Когда порядок был полностью восстановлен, Черногор обратился к тем счастливчикам, которые смогли пробиться на трибуны. Его голос, многократно усиленный чарами медальона, мощной волной накрыл стадион. Зрители притихли и оцепенели.
  -Подданные, - начал Черногор. Братья и сестры. К вам обращаюсь я, друзья мои. В жизни нашей страны наступила новая эпоха. Отныне и навсегда власть в Ноуграде принадлежит мне и моим будущим потомкам. Да, я знаю, что далеко не все готовы признать меня своим повелителем, многие до сих пор сохраняют верность низложенному королю Витовту. Я мог бы легко уничтожить всех своих врагов, но мне не нужно лишней крови. Черногор умеет не только карать, но и прощать. Легче всего было бы казнить Витовта, но я сохранил ему жизнь. Так вот, теперь он больше не король, а обычный подданный, такой же, как и все. А раз так, то в соответствии с древними обычаями Ноуграда любой может вызвать его на дуэль. Вы все прекрасно знаете, что по приказу бывшего короля несколько учеников Школы Мужества были лишены права получить титул гвардейцев, и провели некоторое время в тюрьме. Один из них, рогач Игорь, вызывает Витовта на поединок с тем, чтобы отомстить за унижение. Бой закончится лишь со смертью одного из дуэлянтов. Итак, поприветствуем Игоря.
  Появление рогача трибуны встретили свистом и улюлюканьем.
  -Пре-да-тель. Пре-да-тель, - дружно грянули гвардейцы.
  Черногор поморщился и поднял руку. Тут же стадион стих.
  -Что ж, не слишком теплый прием, - хмуро сказал новый король. Встречаем Витовта.
  Рокки и рогачи все как один поднялись с мест, и взрыв аплодисментов оглушил Черногора.
  Витовт взглядом окинул трибуны, повернулся к Черногору и злобно прищурился.
  -Оружие дуэлянтам, - громко приказал король. Два рогача, стоявших за спинкой трона вышли вперед и вручили Игорю боевой молот, а Витовту - его меч.
  -Щиты дуэлянтам.
  Два рокка из охраны Черногора выдали поединщикам щиты.
  -В ложе почетных гостей находится Школьный Голова, пусть он спустится к нам и проверит оружие, - потребовал новый король.
  От неожиданности Голова растерялся, засуетился, но вскоре взял себя в руки и быстро спустился к дуэлянтам. Сначала он взял у Игоря молот, сделал пару ударов. Потом внимательно осмотрел щит.
  -Нормально, - объявил Голова.
  -Проверьте оружие Витовта, - приказал Черногор.
  На этот раз решение Головы пришлось ждать гораздо дольше. Он крутил мечом и так и сяк, взвешивал его на ладони и один раз даже подбросил его. А уж тщательность проверки щита была выше всяких похвал. В конце концов, Голова убедился, что никакого подвоха нет, и крикнул на весь стадион:
  -Всё в порядке.
  -Что ж, возвращайтесь на свое место, - сухо сказал Черногор.
  Голова поспешил убраться прочь, а король вновь обратился к трибунам.
  -Итак, Голова считает, что никаких препятствий для начала поединка нет. Да победит сильнейший. Начинайте!
   Игорь и Витовт поклонились друг другу, и тут же последовал первый удар бывшего короля. Раздался неприятный скрежет. Лишь в последний момент Игорь успел закрыться щитом. Он явно не ожидал от противника такой прыти, и выпад застал его врасплох. Витовт быстро сделал шаг назад. Игорь, как и всякий рогач, был намного сильнее любого рокка, поэтому он решил использовать именно это преимущество. Размахнувшись, как следует, он со всей силы обрушился на врага, но тот ловко отступил в сторону и удар пришелся по воздуху. Тяжеленный молот увел Игоря немного вперед, но этого хватило Витовту, чтобы кончиком меча зацепить открывшийся бок рогача. Пролилась первая кровь. Витовт презрительно усмехнулся. С трибуны, где сидели гвардейцы, раздался громкий смех. Игорь чувствовал, что заводится. Хотя рана была неопасной, но каков позор! Сделать такую глупую ошибку! Игорь чуть было не бросился на Витовта, очертя голову, но вовремя удержался. Внезапно он сообразил, что его специально провоцируют, пытаются вывести из себя. Враги хотят, чтобы он потерял контроль над собой, а этого то никак нельзя допускать. Подумав об этом, Игорь почувствовал, что ему стало легче. Он полностью отрешился от оскорблений, нёсшихся с трибун, от кривой ухмылки, не сходившей с лица врага, и начал действовать осторожно и обдуманно. Теперь соперники стали двигаться по кругу, не решаясь нанести удар. Оба прекрасно понимали, к чему приведет первая же серьезная ошибка. Наконец, Витовт не выдержал. Он сделал ложный выпад, якобы целясь Игорю в голову. Но тот не поддался на уловку, таким вещам в Школе учат уже на третьем курсе. Он прекрасно знал, что для настоящего удара требуется куда более сильный размах. Ответ рогача не заставил себя ждать: на мгновенье показалось, что молот рогача пробил щит Витовта. Лицо бывшего короля перекосило от боли, на щите осталась глубокая вмятина. Тут же последовал новый удар, на этот раз в голову. Витовту снова удалось закрыться, но было видно, что это отняло у него много сил. Витовт выдыхался, а Игорь, напротив, продолжал наступать. Он выглядел таким же свежим, как и в начале поединка. Бывший король ушел в глухую оборону, прикрываясь щитом, и лишь изредка контратакуя. Зрители на трибунах прекратили шуметь, и стоя наблюдали за поединком. Теперь мало кто сомневался, что их бывший монарх обречен. Почти все уже мысленно простились с Витовтом, и надежда оставалась лишь на чудо. Гриффарт, до этого пристально следивший за схваткой, перевел свой взгляд на трибуны. Он чувствовал, как безмолвная ненависть к Черногору буквально переполняет стадион и грозит выйти из под контроля. Глаза рогачей буквально полыхали рубиновым огнем. А это верный признак, того, что козероги вне себя от ярости. Гриффарт выразительно посмотрел на Черногора, но тот никак не отреагировал. Он совершенно спокойно сидел на троне, и казалось, вообще ничего не замечал.
   Стадион ахнул: Витовт пропустил удар в грудь. Рогач усилил натиск. Ловкий маневр, шаг вперед, и молот вновь достигает цели. На этот раз плечо. Бывший король попробовал провести атаку, но неудачно. Игорь легко отбил его вялый выпад и рассмеялся. Это переполнило чашу терпения зрителей. Несколько сот взбесившихся рогачей и рокков ринулось на поле боя с твердым намерением растерзать Игоря в клочья. Среди бунтовщиков было немало гвардейцев. Они легко прорвали оцепление северян, и толпа покатилась в сторону Черногора, перед троном которого проходил поединок. Черногор сделал жест рукой, и его телохранители бросились наперерез разъяренной толпе. Чуть позже подоспели ратники Гриффарта. Началась свалка. В этот момент раздался громкий, неприятный хруст - Витовт упал на землю. Вопль скорби и ужаса пронесся по стадиону. Драка прекратилась, рокки и рогачи растерянно смотрели, как из проломленной грудной клетки Витовта хлынула кровь. Игорь отошел в сторону и спокойно ждал, когда поверженный враг испустит дух. Было очевидно, что рана смертельна, и через несколько мгновений Витовт умер. Тут же побоище возобновилось с новой силой. На подмогу гвардейцам пришел почти весь стадион. Несмотря на то, что зрители дрались голыми руками, а охрана, напротив, была вооружена и закована в доспехи, толпу никак не могли угомонить. Гриффарт решил, что ему пора лично вмешаться и навести порядок. Но только он поднял молот и уже хотел было броситься в самую гущу побоища, как Черногор жестом позвал его к себе. Он со всех ног бросился к повелителю, ожидая услышать приказ, разрешающий применить чары. Каково же было его удивление, когда Черногор шепотом сказал ему на ухо:
  -Толпе нужен Игорь. Не надо ей мешать.
  -Как же так? - испуганно спросил рогач. Ты хочешь его смерти?
  -Не я, Гриффарт, не я. Народ! А воля народа превыше всего, - издевательски добавил Черногор.
  -Но, как же...
  -Так же! Приказы не обсуждать! - Игорь, а ну иди сюда.
  Рогач мгновенно возник перед троном.
  -Готов служить, Ваше Ноуградское величество.
  -Видишь, что из-за тебя творится? Стадион безумствует, того и гляди, толпа и до меня доберется. Ступай, наведи порядок, - с недоброй улыбкой сказал Черногор.
   Игорь на секунду растерялся, но быстро взял себя в руки и со словами "слушаюсь Ваше Ноуградское Величество", помчался "наводить порядок", размахивая окровавленным молотом.
   Как и следовало ожидать, когда он вступил в драку, ярость сражающихся не только не пошла на убыль, а наоборот, резко возросла. Горло предателя вот, рядом, стоит только протянуть руку. Но он очень ловко отбивался, и не просто отбивался, а старался наносить смертельные удары. Игорь четко работал молотом, раскалывая одну за другой головы своих бывших товарищей по Школе. И было видно, что он делает это с большим удовольствием.
  -И этого ненормального ты мне советовал взять в личную охрану? - обратился к Гриффарту Черногор. Он же невменяемый садист.
  -Может быть и так, зато он предан тебе без остатка.
  -Мне не нужны чокнутые слуги. Да и вообще таким не место в обществе, и сама природа повелевает им удалиться. Подожди немного, и увидишь, как вершится высшая справедливость. Я, конечно, не пророк, но в данном случае, можешь мне верить.
   От этих слов Гриффарту стало не по себе. Мрачные мысли заскреблись в его душе, но он заставил себя отогнать их прочь. Прошло несколько минут, и "предсказание" Черногора сбылось. Разъяренные гвардейцы вдруг успокоились, толпа расступилась. Игорь лежал на земле с перерезанным горлом.
  -А ведь на входе оружие отбирали у всех, - подумал Гриффарт. Ничего, сейчас проведем обыск и вмиг найдем убийцу. Он уже открыл было рот, чтобы отдать приказ, но тут же осекся. По лукавой улыбке Черногора, он наконец-то понял, что он давно уже принял решение избавиться от Игоря.
  -Хороший из меня пророк? - весело спросил Черногор.
  -Отличный, - с вызовом в голосе ответил Гриффарт.
  -Ты это брось, - веско сказал король. Так надо. А ты лучше бы поучился, как делать провокации. Тебе это пригодится, когда станешь моим наместником в Ноуграде. Народ никогда не простил бы мне, если бы я приблизил к себе убийцу их любимого монарха.
  -Ну, хорошо, не взял бы ты Игоря в охрану и всё.
  -Нет не всё! Народ в любом случае кипел бы от бешенства. Пойми, правителям иногда приходится делать ритуальные жертвоприношения, чтобы утихомирить толпу. Да к тому же, у меня появился прекрасный повод расправиться с гвардейцами Витовта. Казни я их раньше, просто как сподвижников бывшего короля, и народ стал бы считать меня исчадием ада. А теперь правда будет на моей стороне. Ведь они же учинили бунт и нарушили правила дуэли!
  -Понятно, - махнул рукой Гриффарт. Ты собираешься их судить?
  -Конечно, народ должен знать, что я строг, но справедлив и уважаю древний закон.
  -Что ж, тогда надо бы вызвать подкрепление, своими силами мы их повязать не сможем.
  -Стадион уже взят в плотное кольцо, никто не вырвется...
  
  
  
  ***
   Тэф предпочитал скромный образ жизни. Эта привычка осталась у него еще с тех времен, когда он был простым монахом. Ярополк хотел было построить для него большой, богато украшенный дом, но Тэф отказался, и теперь проживал в одной из каменных палат духовной академии. Комнатушка, в которой он принимал гостей, была обставлена более чем аскетично. Обычный стол и несколько стульев - вот и вся мебель. Здесь обычно царил полумрак и тишина, нарушаемая потрескиванием горящей свечи. К нему мало кто заглядывал, однако сегодня был особый случай. Сам Фэт пришел, чтобы обсудить политику Церкви в отношении новых подданных империи. Они долго спорили, и никто не хотел уступать.
  ...Так вот, я уверен, что с козерогами мы намучаемся - упрямо гнул своё патриарх. Это же полузвери. Никто не согласиться пойти в Лес и начать проповедь.
  -Можно приказать, - коротко заметил Фэт. В любом случае, их просто необходимо приобщить к истинной вере. Кроме того, насколько мне известно, их религия не слишком отличается от нашей. Как никак, они же происходят от рокков, когда-то их тоже учили слову Божию, так что стоит попробовать.
  -Да знаю я. По сути их догматика отличается от обычного христианства только лишь тем, что они считают Великого Змея посланцем Бога. Вот ведь чудаки!
  -Ну, не скажи. Как ни крути, а дракон - их прародитель. Совершенно естественно, что они его обожествили. Вон, император за Горыню даже выкуп с них получил, значит, понимают, что к чему. Есть и у них святыни, ради которых они готовы пойти на любые жертвы. В общем, не так уж они и безнадежны.
  -Ты как хочешь, а я не горю желанием общаться с лесным народом.
  -Вот тебе раз! - удивился Фэт. И это говорит сам патриарх, позор, да и только. Наша задача нести истину всем разумным существам, а ты, я вижу, трусишь, предпочитаешь отсиживаться в сторонке. Не думаю, что это понравится Богу.
  -Кто ты такой, чтобы говорить от Его имени, - рассердился Тэф. Если бы Бог считал необходимым, чтобы я взялся проповедовать козерогам, то уж, наверняка, Он бы нашел способ дать мне знать.
  -Знамения ждешь? - съязвил Фэт.
  -А хотя бы и так, - дерзко ответил патриарх.
   Едва Тэф закончил фразу, комнату озарили две мощные яркие вспышки. Сначала сгустки света были бесформенны, но, спустя несколько мгновений, они приняли ясные очертания.
  -Знамение, - пробормотал Тэф и упал на колени. Фэт же оцепенел от неожиданности и боялся пошевелиться.
  -Да встань ты, хватит дурака валять, - сказало одно из существ. Не нам поклоняйся, а тому, кто нас послал.
  -Это ты виноват, - с жаром заговорил второй непрошеный гость. До смерти перепугал пророков, нельзя вот так сваливаться как снег на голову. Сначала надо было их подготовить.
  -Рафаил, не действуй мне на нервы. Твоё занудство всех достало. Значит так, святые отцы, а ну-ка быстро успокоились!
  Патриарху показалось, что его накрыла волна блаженства, страх покинул его и он с трудом, но, все-таки, смог встать с колен. Фэт тоже пришел в себя и уже поглядывал на незнакомцев с любопытством.
  -Времени у нас маловато, объясняю в двух словах, повторять не буду, - начал Гавриил. Мы ангелы - посланцы Господа, пришли вам дать указания.
  Тэф тут же достал пергамент, чернила и перо.
  -Это еще зачем? - удивленно спросил Рафаил.
  -Надо записать, - робко пояснил патриарх.
  -В общем, дело такое. Волшебные медальоны, которые вы когда-то носили, принадлежали Богу, и поэтому обладают великой силой. Есть и третий медальон, который достался Черногору - одному очень нехорошему субъекту. Он недавно сверг династию Лучников и обосновался на крайнем Севере.
  -Да к чему эти подробности! - рассердился Рафаил. При чем тут свержение династии?
  -Верно, - согласился Гавриил. Важно то, что Черногор из кожи вон вылезет, чтобы завладеть всеми медальонами. Если он победит, то самый страшный враг Бога, сатана, вырвется на свободу. Черногор очень могуч, ему подвластны молнии и огонь, он даже летать умеет. Ни стрела, ни меч ему не страшны. К тому же у него есть слуга, рогач по имени Гриффарт. Тоже колдун, хотя и послабее. Так что и с ним придется вам сразиться.
  -Ну, если Черногор столь велик, как же мы его остановим? - спросил Фэт. Если кто и сможет, так разве что император. Ведь сдвоенный медальон сейчас у него.
  -Знаем, знаем, - сухо ответил Рафаил. По правде говоря, на него вся наша надежда. Но в одиночку даже он не справится. Вот вы ему и поможете. А мы прибыли сюда, чтобы поделиться с вами нашей силой. Имейте в виду, никому из смертных не позволено носить Единый Амулет Троицы. К Ярополку это тоже относится. Хватит с него и сдвоенного диска. Нельзя допустить, чтобы император захватил медальон Черногора. Если они перебьют друг друга, то вам останется лишь подобрать амулеты и спрятать их понадёжней. Но если Ярополк победит, вы должны его опередить.
  -Как это опередить? - спросил Тэф.
  -Как, как! раздраженно бросил Рафаил. Схватить медальон и быстро надеть себе на шею, пока Ярополк до него не добрался.
  -То есть, расправившись с Черногором, нам придется тут же вступить в схватку с императором?
  -Разумеется, а иначе он вас прикончит. У него же сдвоенный амулет. Хотя мы и передадим вам свою мощь, а сдвоенный амулет всё равно сильнее. Единственный шанс уцелеть, это получить поддержку от третьего амулета, который пока принадлежит Черногору. Вот тогда даже императору вряд ли удастся справиться с вами.
  -А если же победит Черногор, то и в этом случае нам надо быть поблизости и постараться перехватить сдвоенный амулет? - спросил патриарх.
  -Если победит Черногор, - в тон священнику ответил ангел, - вас уже ничто не спасет.
  -Точно, - вмешался Фэт, мы ведь уже примеряли сдвоенный амулет, и он нам не подчинился. Черногор прихлопнет нас как мух, и захватит все диски. Только вот откуда известно, что сдвоенный амулет подчинится ему? Он не признал нас, возможно, он не признает и Черногора.
  -Признает! Вот в чем беда, - с горечью в голосе сказал Рафаил. В этом нет никаких сомнений, уж поверьте мне на слово.
  -Когда же Черногор двинется на юг, на поиски сдвоенного амулета? -спросил патриарх. Сколько у нас времени на подготовку?
  -Время есть, хотя и немного. Черногор только-только захватил власть в Ноуградском королевстве. Ему еще надо там укрепиться, обосноваться. Он пока что очень далеко, и возможно не чувствует еще притяжения другого медальона.
  - Я что-то не понял. Где он власть захватил? Какое такое Ноуградское королевство?
  -Государство такое, на заокраинном севере, - коротко ответил ангел.
  -Ничего себе! - удивился патриарх, сколько лет живу, ничего о таком не слышал.
  -А это и неудивительно, усмехнулся Рафаил, - много ли узнаешь, торча всю жизнь за монастырской стеной. Ну да ладно, не будем отвлекаться. В общем, если ваш император сам на север не полезет, то, даст Бог, годик всё будет спокойно. А дальше, уж как получится. Черногор в любом случае двинет на вас армию. Уж я его знаю, пока всю планету не завоюет, не успокоится. Но не так то это просто, даже с амулетом. Сначала ему придется разобраться с Прилесьем, или, как вы его называете, Залесьем. Конечно, сильных государств там нет, так, пара десятков княжеств. Но в любом случае, они его задержат. Дальше, Мрачная Чащоба, ваш союзник. И только потом земли Векеграда. Так что унывать рановато, вы еще повоюете.
  -Хватит болтать. Пора бы переходить к делу, - отрезал Гавриил. Патриарх, дай правую руку.
  От всего увиденного и услышанного Тэф обалдел до такой степени, что выставил щупальца.
  -Убери свои червивые отростки, - разозлился ангел.
  Патриарх сконфуженно сложил щупальца за спиной. Тогда ангел подошел к нему, крепко схватил за руку и патриарх сразу почувствовал, как по его венам заструился огонь. Он начал наполняться силами, а Гавриил истончался и мельчал. Рафаил в это время тоже передавал Фэту свою Божественную искру. Ангелы, испарялись буквально на глазах и вскоре исчезли совсем.
  -Вляпались, так вляпались, - пробормотал Тэф, когда от ангелов не осталось и следа. Это всё ты со своим знамением. "Знамения ждешь", "знамения ждешь" - вот и накликал беду.
  -Я? - опешил Фэт. Нет уж, не вали с больной головы на здоровую, ты сам виноват. Надо было идти в Лес по добру по здорову, и без лишних разговоров. Не захотел, вот и дерись теперь с колдунами. А они-то поопасней лесных рогачей будут.
  -Да, - мрачно промолвил патриарх, не было печали. Ну и что теперь делать будем?
  -Как что? Перво-наперво, пойдем к Ярополку и всё ему расскажем.
  -Так уж и всё? - язвительным тоном спросил Тэф. Про то, что мы, в конце концов, должны и его убить, ты тоже собираешься рассказать?
  - Ну нет. Конечно, мы опустим кое-какие детали. Пусть Ярополк думает, что мы на его стороне. Ему в армии сильно пригодятся святые отцы, наделенные ангельской силой. Так что он только обрадуется пополнению.
  -Вот это меня больше всего и тревожит, - серьезно сказал Тэф. Очень тяжело предавать того, кто тебе полностью доверяет. Грех это.
  -За это пусть отвечают ангелы, - сухо ответил Фэт. Бог всё видит, и всё знает. Грех предательства будет на их совести.
  -Ты вообще уверен, что это были именно ангелы?
  -Не понял, что ты хочешь этим сказать? - спросил Фэт
  -Ну как же, ты же сам мне говорил, что к греху подталкивают демоны.
  -А, ясно, думаешь, нас обманули? Нет, не беспокойся, слуги сатаны не способны принимать ангельский вид. Черт всегда остается чертом, рогатым и темным.
  -Что ж, тогда не такие уж они и святые, эти посланники Бога, - медленно проговорил патриарх. Или мы не правильно понимаем святость.
  
  ***
  -Покажите, чему научили вас пришельцы, - устало приказал Ярополк, после того как святые отцы явились к нему во дворец.
  -Что, прямо здесь? - удивился Фэт, не боитесь, что мы разнесем дворец?
  -Не боюсь, - ответил император. Вон, видите, в том углу стоит ваза? Разбейте ее, не сходя с места.
  -Что ж, хозяин барин, - усмехнулся патриарх и взмахнул рукой.
  Комнату озарило неестественно белым светом, раздался взрыв, и массивная ваза разлетелась на куски.
  -Неплохо, - похвалил Ярополк.
  -А мне что разбить? - лукаво осведомился Фэт. Может, во дворце имеется дорогой сервиз, которого не жалко?
  -Обойдемся без дальнейших экспериментов, - пробормотал Ярополк и надолго погрузился в раздумье.
   Пауза затягивалась, прошло больше часа, а император всё молчал. Тэфу это порядком надоело, и он пару раз деликатно покашлял, но это не возымело никакого действия. Патриарх уже хотел было уйти, наплевав на этикет, но тут Ярополк очнулся.
  -Значит вот, о ком докладывал Горыня. Вот кто оказывается правил на севере. Лучники, будь они прокляты. То, чего сотнями лет боялись короли Векеграда, всё-таки произошло. Значит, сторонники Отступника не погибли, а его потомок теперь точно явится сюда и предъявит права на престол.
  -Простите, кто явится и что предъявит? - удивленно спросил Фэт.
  -Эта старая легенда, - хмуро ответил Ярополк. Мол, распад Всемирной империи начался с войны двух братьев императоров. Как ни трудно догадаться, мой предок победил и остался править землями Векеграда, а вот что сталось с другим, об этом летописи почти ничего не говорят. Вроде как бежал с остатками своих сторонников в Заокраинный север. Но поскольку сотнями лет от них не было ни слуху, то мы, короли Векеграда, постарались сами себя убедить, что они там все и сгинули. И вот недавно гром среди ясного неба! Горыня докладывает, что на севере есть королевство, а значит и король имеется. Дальше, больше. Приходите вы и сообщаете, что это не какой-то вшивый князишка, провозгласивший себя королем, а оказывается, он из рода Лучников. Всё сходится, на север когда-то сбежал Лучник-отступник. Логично предположить, что он и там, на новом месте, остался правителем, а его потомки, само собой разумеется, унаследовали его титул. Теперь появляется еще этот, как его там?
  -Черногор, - подсказал патриарх.
  -Да. А он часом не королевских ли кровей? Был бы он простым рокком, я бы его не боялся, но как говорят эти ваши ангелы, он, оказывается, где-то раздобыл амулет, да и слуга у него не простой.
  -Подождите, - перебил Фэт. Ангелы ведь не говорили, что он был королем Ноуграда, они утверждали, что он там захватил власть.
  - Это ничего не меняет, он мог быть претендентом на престол Севера, - объяснил Ярополк. Мало ли было случаев в истории, когда принц свергает отца и сам становится императором? Да, формально это - захват власти, но как ни крути, сын - наследник и главный претендент на престол. Эх, жаль, что мне не удалось поговорить с этими ангелами. Я бы у них всё, как следует, выяснил. Ну да ладно, упущенного не вернешь, давайте теперь вместе продумаем план дальнейших действий. Итак, что мы имеем? Противник - носитель амулета, посланник сатаны. Возможно, принадлежит к роду Лучников. Его слуга, рогач - также колдун. Против них выступают: император и два святых отца, наделенные ангельской силой. Кроме того, на нашей стороне армия огромной империи, а у врагов всего лишь небольшое королевство. У нас преимущество. Но, по словам ангелов, Черногор столь силен, что нам следует вести себя тише воды, ниже травы и как можно дольше уклоняться от прямого столкновения. То есть, мы должны ждать, пока он сам не явится сюда, и спешно готовиться к отражению его нашествия. Правильно ли я вас понял?
  -Правильно, - ответил за двоих Фэт.
  -Хорошо. Ангелы, конечно, посланцы Господа, и всё такое. Да только, сдается мне, что они ничего не смыслят в военных делах. Ведь что они советуют? По сути, просто так взять и отдать стратегическую инициативу неприятелю.
  -Смыслят, еще как смыслят, - возразил Фэт. В свое время именно они победили Люцифера, между прочим, выдающегося полководца, армия которого сплошь состояла из сильнейших демонов. И если они советуют ждать неприятеля, то так и надо сделать.
  Ярополк недовольно поморщился, пассивная оборонительная тактика всегда казалась ему неэффективной и унизительной. Однако на этот раз ставки были слишком высоки, чтобы рисковать. Предстояло схватиться не с мягкотелыми соседями, и даже не с рогачами, поэтому император смерил свою гордыню.
  -Ладно, пожалуй, вы правы. Сам я на север не полезу.
  -Слава Богу, - облегченно вздохнул патриарх. А то я уж грешным делом собрался сухари в дорогу припасать.
  -Подождите. Я сказал, что сам не поведу армию на север, ведь ангелы предупредили, что тогда Черногор сразу же почувствует приближение моего амулета. Но у вас - то никаких медальонов нет. Так что, святые отцы, готовьтесь принять участие в спецоперации.
  -То есть, как? - озадаченно спросил патриарх.
  -А вот так. С Черногором вы, ясное дело, не справитесь, а Гриффарт, вам вполне по силам. Горыня проведет вас через Чащобу в Залесье, там уже развернута сеть из наших агентов. Вы ж его знаете - профессионал, каких мало. Он в два счета придумает для вас легенды, сообщит необходимые пароли, и в Залесье вас встретят как дорогих гостей. Путь на юг лежит через Залесье и Чащобу так что войска Черногора там появятся в любом случае. Другой дороги на Векеград просто нет. Дождитесь врага, а там уж действуйте по обстоятельствам. Мы уже знаем, что замышляет Черногор, а он пока даже не догадывается о нашем существовании. Было бы очень глупо не использовать такое преимущество. Ваша боевая задача убрать Гриффарта, и сразу же вернуться ко мне. Действовать надо быстро, так что сегодня отправитесь в путь.
  -Да мы же ничего в таких делах не смыслим, - заметил Фэт. Тайно пробраться в Залесье, убить Гриффарта, и при этом не погибнуть - задача для профессионального шпиона, но уж никак не для священника. Если бы нас хотя бы месяца три четыре готовили для такой операции, то, может быть, и был бы какой-нибудь толк, а так риск слишком велик.
  -Ну, во-первых, у нас нет этих месяцев. Время сейчас работает на противника, так что нельзя терять ни минуты. А во-вторых, ты не всегда был священником, - усмехнулся император. Помнится, в молодости ты и на дракона ходил и целую толпу рокков молниями пожег. Надеюсь, кое-какие навыки убийцы у тебя остались до сих пор. В любом случае, выбора то у вас нет. Воевать всё равно придется, раньше или позже. Лучше начать пораньше, пока враг не ударил первым.
  -Хорошо, - обреченно согласился Фэт, - какие будут указания?
  -Лично от меня никаких указаний больше не будет. Вы получите хороших уххов, охранные грамоты, записку для Горыни и пару фунтов золотого песка, на всякий случай. Пожалуй, это всё, что я могу для вас сделать. Ах да, чуть не забыл, в Лес поедете в сопровождении десятка гвардейцев. А дальше положитесь на Горыню, он должен помочь. Всё, вы свободны и поторапливайтесь. Священники поклонились и покинули дворец.
   Как только они ушли, Ярополк принял еще одного посетителя. Он не произнес ни одного слова, просто протянул императору свиток и быстро убрался прочь.
  -Так, донесение от Горыни, - вслух сказал Ярополк, быстро сорвав печать. Так, ...поединок...ага, король погиб ... принцу сохранили жизнь, - невнятно бормотал император, потирая подбородок. В голове быстро созрел новый план. Император кликнул слуг, которые появились почти мгновенно.
  -Срочно привести сюда Фэта! И смотрите, чтобы патриарх ничего об этом не узнал!
  
  ***
   -Здравствуйте, здравствуйте, старые знакомые, - широко улыбаясь, сказал Горыня, когда несколько дней спустя священники прибыли к нему в Лес. - А одеты - то вы как! Ну, вылитые сотрудники тайной канцелярии! Куда рясы подевали?
  -Бог в душе, а не в тряпье, - отшутился Фэт.
  -Что занесло вас в мой лесок?
  -А вот записочка тебе от Государя Императора. На, почитай, - сказал Тэф, протягивая Горыне свиток.
  Горыня пробежал глазами пергамент, резко изменился в лице, и, ни слова не говоря, пригласил гостей в избу.
  -Давайте сначала перекусим, вы, поди, проголодались с дороги?
  -От сяма и нива не отказался бы, - за двоих ответил Фэт.
  Хозяин достал колокольчик, позвенел в него, и тут же в дверь вошел рогач-слуга.
  Тэф поежился, и непроизвольно схватился за рукоять меча.
  Это не ускользнуло от Горыни, и он поспешил успокоить патриарха.
  -Не бойтесь, здесь вам ничего не угрожает. Они мне полностью подчиняются.
  Тэф конфузливо улыбнулся и демонстративно положил руки на стол.
  Рогач что-то прохрипел, и принял угодливую позу. Горыня трижды прорычал в ответ и слуга тут же умчался прочь.
  -Сейчас принесет нам жареного сяма и кувшин нива, - пояснил Горыня.
  -Они тебе понимают? - удивленно спросил Фэт.
  -Ну, в общем, да. Я, потихоньку осваиваю их речь, а они учатся у меня и моих жен.
  -И как успехи? Неужели кто-то из рогачей уже выучил наш язык?
  -Нет, конечно. До этого еще далеко. Но всё-таки худо-бедно, а уже объясняться можем.
   Вскоре явился козерог с подносом, на котором дымились три блюда, стояли кубки, и объемистый глиняный кувшин. Рогач подал еду на стол и, поклонившись, убежал со всех ног прочь.
  -В жизни бы не подумал, что рогачи поддаются дрессировке, - засмеялся Тэф, наливая себе нива.
  - Зачем ты так? - сухо спросил Горыня. Я лишь недавно поселился среди них, но успел полюбить рогатых. Они не звери, что бы там ни говорили меж собой рокки. Вы бы знали, какие сказания о своем прошлом хранит лесной народ! Их предки сильно пострадали во времена распада Империи. Им очень сильно досталось, и мало кто уцелел. Мифы рогачей сильно отличаются от наших, они трагичны и буквально пропитаны кровью. И каждый козерог свято хранит в своем сердце память предыдущих поколений о том, что когда-то в древности рогач был велик и мудр. Прошлое - это единственное, что любит и чем гордится рогач, возвращение к истокам - это национальная идея любого козерога.
  -Простите, - тихо сказал патриарх. - Я об этом ничего не знал.
  -Я не осуждаю тебя. К сожалению, презрительное отношение к рогачам типично для всех рокков. Но главное, что ты сам понял свою ошибку.
  -Ладно, все всё поняли, - вмешался Фэт, - пора бы уже и о деле поговорить. Что ты нам посоветуешь, Горыня?
  -Чтобы чего-то советовать, нужно обладать подробной информацией, а вы мне её не предоставили.
  -Как же так, а записка от Ярополка? - удивился Тэф.
  -Хм, записка говоришь? - криво улыбнулся Горыня, протягивая свиток патриарху. Сам посмотри, что там написано.
  Тэф развернул свиток и прочитал: "Выполняй их приказы".
  -Действительно, негусто.
  -Ну и какие будут приказания, святые отцы? - насмешливо спросил Горыня. Церковь, что ли в Лесу строить будем, да рогачей крестить?
  -Отличная идея, мы обязательно этим займемся, - в тон Горыне ответил Фэт. - Если из Залесья вернемся живыми, то сразу же отблагодарим Бога постройкой нового храма.
  -Так значит, я должен вас туда переправить, - задумчиво потирая подбородок, сказал Горыня. Понятно. А что, у Ярополка не нашлось более подходящих кандидатур для внедрения в тыл врага?
  -Видно, не нашлось, - заметил Фэт.
  -Вот и я говорю, что не нашлось. А это очень странно. С чего это вдруг император направляет в Залесье вас, а не специально подготовленных агентов? Ну-ка батюшки, отвечайте как на духу, в чём тут дело?
  -Да, вот... - открыл было рот патриарх, но его прервал Фэт.
  -Погоди-ка, Тэф. А ты, Горыня, не сочти за обиду, но мы тебе ничего не скажем. Если император не счел нужным сообщать тебе о целях операции, то и мы не вправе разглашать государственные секреты.
  -Что ж молодец, хвалю, - с уважением сказал Горыня. - А ты, патриарх, впредь держи язык за зубами.
  -Но как же так, как же так? - возмущенно затрещал Тэф, - ты ведь тоже участвуешь в деле. Неужели и от тебя придется всё скрывать?
  -Что ты собрался от меня скрывать? - рассмеялся Горыня. Гриффарта идёте убивать, верно?
  Фэт удивленно посмотрел на Горыню, но ничего не ответил.
  -Да, ладно, бросьте. Против Черногора намечается война, так? Так. У него слуга чародей. Угадал? Угадал. Его и надо прикончить. Как видите, мне всё известно.
  -Откуда?
  -А вот отсюда, - сказал Горыня, доставая из рукава балахона еще один свиток. Ну что, понятно? Или надо объяснить?
  -Понятно, - улыбнулся Фэт, когда это ты успел подменить свитки?
  -Да почти сразу, как только вошли в дом.
  -А мне непонятно, - рассердился патриарх. - Что это за комедия?
  -Простите, святой отец, но я должен был вас проверить и преподать урок. Нелегальная работа на территории врага не терпит болтунов. Вы не должны никому говорить ничего лишнего, даже если уверены в собеседнике, как в самом себе. Это первая заповедь шпиона. Вот Фэт не поддался на провокацию, чего, к сожалению, не скажешь о тебе.
  -И что теперь?
  -Ничего. Приказ императора я должен выполнить в любом случае, поэтому в Залесье я вас переправлю. Но мне придется сообщить Ярополку, что ты проверку не прошел.
  -Ха! Сейчас умру от стыда. Можно подумать, император не знал заранее, что эта работа не для меня. Я священник, а не шпион, так что говори Ярополку, что хочешь, я не обижусь.
  -Вот и чудненько. В нашем деле взаимопонимание совершенно необходимо.
  -Так выпьем же за это! - весело предложил патриарх
   Гости чокнулись с хозяином и одним залпом осушили кружки, дружно крякнули и закусили.
  -Нив у тебя не слабый, - похвалил выпивку патриарх. Юго-восток, позапрошлый год. Тогда была страшная засуха, и почти весь урожай погиб. Но то, что осталось - выше всяких похвал.
  -Ничего себе, - присвистнул Горыня, да ты, батюшка, знаток!
  -Ещё какой! - пошутил Тэф. Эх, какие меды раньше варили в монастырях, какой делали нив! В дни моей молодости еще оставалось пара десятков монастырей. Так что я застал золотые времена, напробовался вдоволь. Представьте, в каждом монастыре был свой рецепт, а для монаха нет большей радости, чем нив да мёд хлебать.
  -Еще бы, им все другие радости Фэт Святой запрещает, - загоготал, было Горыня, но тут же осекся. Ой, прости, всё никак не могу привыкнуть, что Фэт - реальная личность.
  -И не просто реальная, а сидящая с тобой за одним столом, - засмеялся Фэт.
  -Кстати, тут мне пришла в голову одна идея, - серьезно сказал Горыня. - В Залесье сделаем-ка мы из Тэфа торговца нивом. А что? Устроишься в лавке у нашего рокка, купца. Или нет, лучше станешь хозяином трактира. Сиди себе, деньги считай, да нив пробуй. И посетителей всегда полно, и подозрений никаких. Держи уши востро, да к разговорам прислушивайся. Народ за нивом всё больше весёленький приходит, а кто трезвым забредет, так всё равно напьется. Авось спьяну кто-нибудь и сболтнет чего лишнего. Раз в неделю будет заходить к тебе связной, ему всё и докладывай. А уж когда Гриффарт со своим войском нагрянет, так ты личность маленькая. Спросят: "Что делал? Кому служил?" Ответишь, так, мол, и так, торгую себе потихоньку. Какой с меня спрос? Пожалуй, пограбят тебя, даже могут спалить твой трактирчик. Так не беда, император пришлет денег, новый откроем. Побуйствуют солдаты, покрушат - поломают, да и успокоятся. Ведь нив при любой власти нужен.
  -А мне какую роль играть прикажешь? - спросил Фэт.
  -Это зависит от того, что ты умеешь делать. Вот патриарх, оказывается, в напитках разбирается, а чем можешь похвастать ты?
  Фэт ответил не сразу. Он долго прикидывал в уме, чем бы заняться в Залесье, не вызывая подозрений и не привлекая лишнего внимания к своей персоне. Идея пришла в тот момент, когда Горыня уже было собрался прервать затянувшееся молчание.
   -Пожалуй... Пожалуй, я поработал бы на мельнице.
  -Мельником?
  -А кем же еще?
  -Ну, можно и в помощники мельника тебя устроить, мешки будешь таскать, - улыбнулся Горыня.
  -Нет уж, спасибо, сам вот потаскай на досуге.
  -Ладно-ладно, я ж пошутил. Будет, будет тебе мельница в лучшем виде. Кстати, тебе какая больше по душе, ветряная али водяная?
  -А у тебя что, разные имеются?
  -Поискать, так найдутся.
  -Раньше я на ветряной работал.
  -Ах, вот оно что! - хлопнул себя по лбу Тэф. - А я то думаю, почему Святого Фэта в книгах иногда называют Ветрокрутом.
  -А что, меня так называют? - удивленно спросил Фэт.
  -Да, в редких апокрифах.
  -Не читал. Но если так пишут, то это как-то несолидно звучит. Ветрокрут!
  -Э, батюшки, о чем это вы разговорились? - возмущенно спросил Горыня. - Потом Богословские споры вести будете, потом. Сейчас вы должны думать, как задание Ярополка выполнить да живыми назад вернуться.
  -Лично мне пока ничего в голову не приходит, - заявил патриарх. - Сначала надо в Залесье попасть и осмотреться, авось тогда что-нибудь и придумаем.
  -М-да. Давненько я не работал с дилетантами, - покачал головой Горыня.
  - Пропадете вы там ни за грош, пропадете. Но пусть потом Ярополк не упрекает меня в провале операции. В конце концов, это ведь была его идея отправить вас на смерть.
  -А вот хрен! Я лично погибать не собираюсь, - сказал патриарх. - Мы с Фэтом сами всем покажем, где уххи зимуют.
  -Вижу, боевой дух священников высок как никогда, - засмеялся Горыня. - Это, конечно, хорошо, но в таких делах опыт нужен, ну и еще кое-что.
  -Что, например? - спросил Тэф. - Лгать на допросах? И не просто лгать, а так, чтобы комар носа не подточил? Думаю, и это нам по силам. Провокацию устроить? Не проблема.
  -Да, нет. Всё это, конечно, нужно уметь, но не это главное. В нашей работе постоянно приходится следовать принципу меньшего зла. Вы готовы отправить на верную смерть одного, ради спасения десяти? Способны ли вы взвешивать жизнь и смерть как муку на мельнице? Готовы ли вы забыть, что каждая личность единственна и неповторима?
  Патриарх не нашелся чего ответить.
  -Молчишь? Вот о том и речь. Вам обоим, с вашим религиозным сознанием, противна сама мысль, о том, что мораль не абсолютна, а относительна. Да видно вы и не попадали в ситуацию, когда формальное добро хуже самого страшного зла, а зло, напротив, оборачивается благом.
  -Что-то я тебя никак не пойму. О чем ты толкуешь? - хмуро спросил Фэт.
  Патриарху показалось, что Горыня занервничал, его лицо на мгновенье помрачнело, но он быстро взял себя в руки.
  -Хорошо, - медленно, словно взвешивая каждое слово, проговорил Горыня. Пожалуй, мне, стоит кое-что вам рассказать.
  -Расскажи уж, будь любезен.
  -Что ж, слушайте. Помните войну с Гористым Княжеством?
  -Как же не помнить! - ответил патриарх. Это ж первая военная кампания Ярополка. С неё и началось возрождение империи.
  -Правильно. А началось всё с того, что местный князек погиб на охоте, - ухмыльнулся Горыня.
  -Уж не хочешь ли ты сказать, что...
  -Именно. Моя работа. И нечего на меня так смотреть, сами то вы в Залесье за тем же самым собираетесь. Ну, в общем, охрана князя бросилась за моим отрядом в погоню. Мы дали залп из луков и дёру! А в горах на всякий случай был у нас приготовлен схрон.
  -Кто был приготовлен? - спросил Фэт.
  -Ни кто, а что. Схрон. Пещерка небольшая, с запасом еды и питья. Не перебивай. Короче, эти ребята из княжеской свиты тоже оказались не лыком шиты. Обложили так, что мышь не проскочит, и начали местность прочесывать. Мы, само собой, разумеется, притаились и даже дышать боимся. Сидим день, второй, неделю, съели уже почти всё, что было припасено. А они уходить и не думают. Смотрю, еды осталось так мало, что если раздавать всем поровну, то с голоду все помрут. Нас было пятнадцать бойцов, а белха оставалось, ну дай Бог, на двоих троих. Что делать?
  -Да, действительно, что? Что ты придумал? - не выдержал Фэт.
  -Принимаю решения избавиться от двенадцати соратников.
  -Как это избавиться? Убить что ли? - потрясенно спросил Тэф.
  -Да, убить. Как командир я распределял воду ну и подмешал отраву в одну из фляг. А это были всё мои друзья.
  -Что было дальше? - хриплым голосом спросил патриарх.
  -А с задания вернулось три едва живых скелета. А вот теперь ответьте мне на вопрос, то, что я сделал - это зло или добро?
  -Ты еще спрашиваешь! - возмутился патриарх, Зло, конечно. Ты убил двенадцать боевых товарищей, о чем тут вообще может быть разговор?
  -Вот как? - запальчиво спросил Горыня. Разве я их убил? Нас морили голодом дружинники князя. Вот, кто настоящий убийца, я не убил двенадцать, а спас двоих, не считая себя, естественно. Да, можно было разделить последние крохи белха на всех. Но тогда и погибли бы все. А так, благодаря мне, двое выжило! Так кто на самом деле чудовище? Тот, кто спасает хотя бы некоторых, или тот, кто своим гуманизмом обрекает на смерть всех до одного? Да и гуманизм ли это? Поймите, это бремя власти - резать по живому. Да, порой приходится уничтожать одних ради жизни других.
  И вновь Горыня одержал верх, а патриарху пришлось опять замолчать. Но тут в спор вмешался Фэт.
  -В твоих рассуждениях есть одно слабое место, - мрачно заметил священник.
  -Какое?
  -Сам-то ты остался жить. Вот бы и выпил из отравленной фляги, и спас бы тогда не двоих, а троих.
  -Э нет, батюшка, того, что я сделал более чем достаточно. Ты требуешь от меня подвига, но ведь я не святой. Мы выполнили задание, а то, что почти весь отряд погиб, так на то и война. Они прекрасно знали, на что шли.
  -Ладно, Бог тебе судья.
  -Вот именно, Бог, но дело то не в этом. А в том, способны ли вы, выполняя задание, совершить то, что сделал я?
  -Не знаю, что и ответить, - после долгой паузы ответил Фэт. Всё зависит от конкретных обстоятельств.
  -Что ж, достойный ответ, - серьезно сказал Горыня. - Раз ты заговорил про обстоятельства, значит, способен понять условность добра и зла. А вот что скажет патриарх?
  -А патриарх скажет, что он напился и очень хочет спать, - пошутил Тэф.
  -Намёк понял. Хорошо, у меня тут целых пять комнат, располагайтесь как дома. А утром, как проснетесь, обговорим детали операции.
  
  ***
  
  Из секретной переписки Ярополка и Горыни.
  Горыня: Агенты переправлены. Клички: Мельник и Пьяница.
  Ярополк: Кто курирует?
  Горыня: Кузнец и его рокки - Ткач, Крысолов, Нищий.
  Ярополк: Что на Севере?
  Горыня: Волнения идут на спад.
  
  ***
   Изрядно почистив старую королевскую аристократию, и, тем самым, укрепив свою власть, Черногор наконец-то получил возможность тщательно изучить своё королевство. От своих советников он требовал ежедневных докладов о положении дел в государстве, стараясь лично вникнуть в каждый вопрос. Чем больше он узнавал, как устроена жизнь в стране, тем большим уважением он проникался к Витовту и его предкам. От них он унаследовал прекрасно отлаженный аппарат управления, развитую экономику и очень сильную армию. Воистину, опираясь, на столь могучий государственный организм, можно добиваться великих целей. Черногора сильно удивляло, почему правители Ноуграда не смогли превратить свое королевство в огромную империю. Очевидно, для этого у них были все предпосылки. Черногор спрашивал об этом Гриффарта и других, но безрезультатно. Те немногие, что знали ответ, или погибли как Витовт и Пересвет, или были казнены как Оборонный голова и Командир Гвардии. В конце-концов, Черногор престал ломать над этим голову и перешел к решению других вопросов. Так, например, его совершенно не устраивал уровень развития сельского хозяйства в стране. Любое государство, готовящееся к большой войне, должно быть полностью обеспечено продовольствием. А южные княжества, хоть платили северному королевству дань белхом и нивом, тем не менее, сохраняли относительную независимость. Там не было ни Ноуградских гарнизонов, ни Ноуградских крепостей. Правда, Гриффарт говорил, что южане никогда не осмелятся поднять бунт, а если и попытаются, то достаточно послать туда несколько карательных отрядов, чтобы власть Ноуграда восстановилась. Ну, допустим, соседние княжества не способны дать отпор. Но неужели во всем мире нет больше сильных государств? А что если в одни прекрасный день их армии явятся сюда и захватят те зависимые от Ноуграда княжества, которые покрывают значительную часть потребности Севера в продовольствии? Того, что выращивается непосредственно на землях королевства, едва хватает на полуголодное существование. Таким образом, совершенно необходимо раз и навсегда покончить с независимостью всех государств Прилесья. Кроме того существовала еще одна веская причина для начала боевых действий. Цепь Ледяных гор, составлявшая естественную границу северного королевства, здорово походила на кувшин, узкое горлышко которого тянулось строго на юг и расширялось на подступах к Лесу. В стародавние времена именно это позволило Лучнику обеспечить организованный отход своих сторонников на север. Сил его небольшого войска хватило, чтобы укрепиться в ущелье и долгое время отбиваться от атак армии Наездника. В конце концов, враг вынудил Лучника отступить дальше на север и оттеснил его народ почти к самому донышку кувшина. Так бы и сгинули мятежники, но потери противника оказались слишком велики, в армии Наездника началось брожение, и враг повернул на юг. Сейчас стратегически важное ущелье находилось под властью Мунтении, одного из княжеств Прилесья, и это никак не устраивало Черногора. Ему пришла в голову мысль заткнуть кувшин надежной пробкой, то есть запереть ущелье мощной крепостью и поставить там свой гарнизон. Таким образом, решались сразу две задачи. Во-первых, королевство оказывалось надежно прикрыто с юга, а во-вторых, земля, на которой произрастал белх, полностью переходила по контроль северян. Это открывало перед Ноуградом широкие возможности для дальнейшей экспансии в Прилесье.
   Когда князю Мунтении сообщили, что в его владениях появилась рота гвардейцев, он до смерти перепугался. Верный вассал Ноуграда решил, что чем-то прогневил своего сюзерена и тот посылает карательный отряд. Он сел на своего лучшего уха и лично поскакал встречать ноуградцев и попытаться вымолить прощение за что бы то ни было. Однако тревога оказалась ложной, гвардейцы всего лишь сопровождали послов Черногора. Хотя послами их можно было назвать с большой натяжкой. Они пришли в ультимативной форме продиктовать волю своего правителя, а вовсе не для того, чтобы о чем-то договариваться. Надо ли говорить, что их миссия прошла успешно? Князь был на седьмом небе от счастья, когда узнал, что речь идет всего лишь о вопросах строительства. В считанные минуты был подписан договор, по которому Мунтения обязалась всемерно способствовать постройке крепости, причем без всяких компенсаций со стороны Ноуграда. Правда полгода спустя, когда мощная цитадель была построена, и в ней разместились гвардейцы, Черногор приказал повесить князя, а вместе с ним казнить и всех феодалов Мунтении. Как не трудно догадаться, их земли были переданы местным крестьянам.
   Таким образом, политика Черногора в чем-то продолжала традиции старых королей Ноуграда, не терпящих феодальных порядков, а в чем-то и отличалась. Он был убежден, что его государство будет куда прочнее, если завоеванные народы получат те же права, что и коренные Ноуградцы.
  
  ***
  Из секретной переписки Ярополка и Горыни.
  Горыня: Войска Севера захватили соседнее княжество.
  Ярополк: Какова политика завоевателя?
  Горыня: Вся феодальная знать казнена.
  Ярополк: Грабежи, погромы?
  Горыня: Отсутствуют. В армии Черногора строжайшая дисциплина.
  Ярополк: Что с Мельником и Пьяницей?
  Горыня: Без изменений.
  
   В воздухе витал запах войны. После того как Мунтения вошла в состав Ноуграда, в пограничных с ней герцогствах и княжествах расцвела торговля нивом. В лавке Тэфа отбоя не было от желающих приобрести кувшинчик другой. Но если раньше, как правило, приходили веселые компании, то сейчас клиент пошел мрачный и дерганый. Никто не сомневался, что судьбу Мунтении придется разделить всем государствам Прилесья. С Ледяных гор Севера шла чудовищно сильная армия, и не было ни малейшего шанса защититься. Конечно, слухи о земельной реформе, проведенной Черногором, не могли не радовать крестьян. Но они прекрасно знали, что их хозяева, феодалы, теперь будут драться до последнего и большой крови не избежать. Расправившись с аристократией Мунтении, северный король дал ясно понять, что не потерпит существования местного дворянства.
   Но как ни готовились аристократы Прилесья дать бой, но, ясное дело, оказать серьезного сопротивления они не смогли. Черногор захватил их города точно так же, как в свое время завоевал Ноуград, то есть засыпал княжеские дружины молниями, и все дела. Власть сменилась, народ немного пошушукался в трактирах, да на базарах, и жизнь пошла своим чередом. А вот для Тэфа настали черные дни. Он потерял покой и аппетит, каждую минуту ожидая, что ему сообщат о начале операции. Но время шло, а из Центра не было никаких вестей. Тэф стал всё чаще прикладываться к ниву и уже почти оправдал свою подпольную кличку. Совсем уж пьяницей он, правда, не стал, однако и трезвым его теперь редко кто видел. Но вот однажды какой-то невзрачный рокк, от которого сильно разило перегаром, притащился в лавку, и, покупая нив, исхитрился всучить патриарху клочок бумаги. Тэф ту же умчался во внутреннюю комнату, развернул бумажку и прочитал: "Началось". Священник так долго ждал этого сигнала, что в первый момент аж подпрыгнул. Секунду спустя он взял себя в руки, а правильнее сказать, напустил на себя безразличный вид. Тэф по быстрому выгнал всех покупателей, закрыл лавку без лишних сборов поскакал к Фэту. Когда он зашел в мельницу, выяснилось, что он прибыл позже всех. Как ни торопился патриарх, а всё ж таки опоздал. На полпути его ухх вдруг заупирался, и пришлось немало с ним повозиться, чтобы заставить его вести себя как следует. Прямо с порога священник заявил, что во всем виноват ухх, которого он теперь знать не желает и при первой же возможности забесплатно отдаст в надежные руки.
   -Пожалуй, я возьму твоего ухха, - подал голос один из рокков. Мой повредил ногу.
   -Отставить разговоры. Идите все сюда, - сказал Кузнец, аккуратно расстелив на столе прямоугольный кусок бумаги, испещренный различными значками. - Это карта, - пояснил командир. Вот здесь находится Южный Дворец - бывшая резиденция Витовта. По моим данным Гриффарт обосновался именно там.
  -Возьмем штурмом? - с надеждой в голосе поинтересовался Нищий.
  -Попытаемся.
  -Отлично, наконец то настоящее дело!
  -Ты не особо-то радуйся, - строго оборвал его Кузнец, - здание оцеплено, у Гриффарта под рукой сотня головорезов Севера. Кроме того, дворец обнесен крепостной стеной. Да и сам он хорошо укреплен. Окна маленькие - настоящие бойницы, а ворота просто так не взломаешь, нужен таран.
  -Ерунда, - уверенным тоном возразил Нищий. - Мы с Горыней и не в такие переделки попадали. А таран нам вообще не понадобится, с нами же волшебники. Вот пусть и колдуют.
  -Сколько раз я могу повторять, что никакие мы не волшебники, - возмутился было Пьяница, но по хмурому лицу Мельника понял, что ему лучше помалкивать.
  -Объект точно там? Сведения надежны? - спросил Ткач. Не хотелось бы погибать напрасно.
  -Не беспокойся, надежней не бывает, - заверил его Кузнец.
  -Хорошо, допустим, мы пробьемся сквозь оцепление, - взял слово Крысолов. - Допустим также, что мы проникнем во дворец. А что дальше? Так и будем бегать по зданию в поисках Гриффарта? Тебе известно, где конкретно его покои?
  -Неизвестно. Но это и не важно. Гриффарт не станет отсиживаться, он сам выйдет на шум борьбы.
  -Почему?
  -Как почему, - удивился Кузнец. Он же уверен, что никто, кроме Черногора, не сравнится с ним в могуществе. А когда он выступит, вот тут-то в дело вступят наши колдуны.
  Пьяница опять попытался возразить, но тут вмешался Ткач.
  -Мне кое-что неясно, - медленно сказал он.
  -В чем дело? - подозрительно спросил командир.
  -Ну как же. Ты сам сказал, что Гриффарта привлечет шум борьбы. Так?
  -Так.
  -А тогда зачем же нам врываться во дворец? Устроим представление у стен крепости, и объект сам выйдет.
  -Ага, выйдет! - обозлился Кузнец. - Сто арбалетчиков выйдут и всех нас перестреляют, а Гриффарт даже не проснется. А вот если нам удастся ворваться во дворец, то мы поменяемся ролями.
  -Слушайте, а Ткач навел меня на одну мысль, - вмешался Нищий. - Нам стоит изобразить лобовую атаку. Пока одни из нас будут громко бряцать оружием, другие тихо забросят крючья и перемахнут через стену.
  -Банальные вещи говоришь, - укоризненно покачал головой Кузнец. - Как будто я без тебя не знаю, как проводить такие операции. Я как раз собирался предложить тебе возглавить проведение отвлекающего маневра.
  -Как же так! - рассердился Нищий. - Опять я не у дел.
  -А это тебе за длинный язык.
  -Но как же...
  -Приказы не обсуждаются, - осадил его Кузнец. Пристыженный Нищий замолк.
  -Пьяница, - обратился командир к патриарху. Тебе когда-нибудь приходилось карабкаться на стену, подтягиваясь на канате?
  -Приходилось, - улыбнувшись, ответил священник.
  -А что ты скажешь, Мельник?
  -Не беспокойся, с достоинством ответил Фэт. Не подведу.
  -Как будем отходить? - спросил Фэт.
  -Резонный вопрос, - согласился Кузнец. Туда поскачем на уххах. Дорога на север лежит через ущелье, запертое крепостью, но я подделал охранные грамоты, так что нас должны пропустить. Потом сделаем вот что: отвлекающая группа пойдет на штурм, а все остальные обойдут крепость с другой стороны. Чтобы сбить с толку противника, мы все наденем форму гвардейцев Черногора. После ликвидации объекта мы разделимся. Мельник и Пьяница в сопровождении нескольких наших агентов срочно направятся в Лес к Горыне и на этом их нелегальная работа закончится. А я во главе своей группы двинусь дальше на север.
  -Кто-то должен прикрывать отход, - заметил Крысолов. Причем необходимо укомплектовать группу прикрытия лучшими арбалетчиками и мастерами клинка. Если охрана Гриффарта бросится в погоню, то мы не сможешь далеко уйти.
  -Подкрепление взять не откуда, так что придется рассчитывать на те силы, которые уже есть.
  -Но...
  -Не перебивай. Безопасный отход я гарантирую, - твердо сказал командир.
  -Ладно, если уж погибать, так всё равно вместе, - махнул рукой Крысолов.
  -А если гарнизон крепости предпримет на меня атаку? - подал голос Нищий.
  -Тогда постарайся подальше увести их за собой и добраться вот до этой рощи, - Кузнец ткнул пальцем в карту. Еще есть вопросы? Нет? Вот и хорошо. Пьяница переночует здесь, а нам пора уходить. Сбор у мельницы завтра утром.
   Когда гости разошлись, священники перекусили, перебросились парой фраз и завалились спать. Патриарх отрубился сразу, а Фэт еще долго ворочался. Как-то ему было не по себе, что-то явно тяготило его душу. Под утро он всё-таки заснул, но его почти сразу же разбудил стук в дверь - это был Кузнец.
  -Спите, змей вас раздави! - разозлился командир, когда едва продравший глаза Фэт открыл мельницу. - А где Пьяница? Тоже спит?
  -Не сплю, не сплю, - невнятно, сквозь сон пробормотал патриарх.
  Кузнец бесцеремонно встряхнул священника и сказал ему пару таких словечек, за какие в стародавние времена отлучали от Церкви и вырывали языки. Эта мера возымела действие. Пьяница вздрогнул и тут же пришел в себя.
  -Скорее, на выход, - прошипел Кузнец, подталкивая в спины незадачливых батюшек.
   На улице их ждал Крысолов, державший пару уххов. Один из них тут же показал патриарху язык.
  -Вечно мне попадаются несерьезные уххи, - проворчал Пьяница.
  -Крысолов, неужели ничего лучше не нашлось?
  -Уххи как уххи, - пожал плечами Крысолов. Чего не нравится то?
  -А ну без разговоров, - процедил командир, и патриарх недовольно бормоча, вскочил в седло.
   Операция, повлиявшая на весь ход истории Рокка, началась, отряд, ведомый Кузнецом, двинулся на север. Никто, кроме него не знал дороги, и Тэфа это порядком угнетало. Кроме того, ухх то и дело норовил скинуть с себя наездника. Небольшая заминка случилась, когда отряд подъехал к воротам крепости. Поначалу их не хотели пропускать. Один из северных гвардейцев долго разглядывал бумагу, предъявленную Кузнецом, крутил ее так и сяк, но, в конце концов, махнул рукой и страшно паниковавший Тэф позволил себе вздохнул свободно. После этого скучная скачка продолжилась еще несколько часов, втечение которых патриарх раз пять спросил Кузнеца, долго ли ему еще терпеть эти мучения. Но когда он уже хотел было спросить и в шестой, командир сбавил ход, и вскоре остановился совсем.
   -Всё, дальше пойдем пешком, - шепотом приказал Кузнец, спрыгнув на землю. - Нищий, досчитай до четырех тысяч и начинай штурм. Только не торопись, медленно считай. А то знаю я тебя: раз-два и в атаку! Ну, ребята, за мной.
   Бойцы ударной группы спешились и крадучись последовали за Кузнецом. До самого последнего момента Тэф оставался совершенно спокоен. Он уже мысленно похвалил себя за отменную выдержку, но тут внезапно на него накатил такой страх, что начали отниматься ноги. Патриарх не подавал виду, что каждый шаг дается ему страшным усилием воли и несмотря ни на что, держался вместе со всеми. Казалось, прошла целая вечность, а они всё шли и шли. Тэф плелся позади, и уже несколько раз проклял судьбу за то, что она посылает ему испытания, никак не соответствующие его высокому сану. Силы быстро покидали патриарха, и если бы эта пытка продолжилась еще немного, он бы не выдержал и упал на землю. Но вот вдали показались огни дворца. - Дойду - воспрянул духом священник и поднажал.
   Отряд подошел к стене и залег, ожидая выступления Нищего. Все были напряжены до предела и вздрагивали от каждого шороха. Спокойствие сохранял лишь Кузнец, но это было показное спокойствие, слишком уж невозмутимым казалось его лицо. Прошло уже много времени, но Нищий по каким-то причинам задерживался.
   -Пора начинать, пора. Что же он медлит? - тревожно думал Кузнец, мучительно прислушиваясь. У него начали сдавать нервы, и он чуть было не крикнул: "ну же, ну, вперед!", но тут Нищий словно услышал приказ командира и повел своих на штурм. Послышалось приглушенное улюлюканье и неприятный скрежет. Это два бойца бешено застучали молотками по листу железа. В крепости в первый момент начался переполох. Арбалетчики Нищего дали дружный залп. Охрана забегала, загалдела, там явно не ожидали атаки. Однако спустя полминуты паника прекратилась. Солдаты успокоились, заняли свои места и начали отстреливаться. Прикрываясь щитами, бойцы поволокли к стенам лестницу, но тут сверху посыпался град камней, и пришлось отступить. Гарнизон возликовал. В крепости сообразили, что силы атакующих совсем невелики. Ворота распахнулись, и оттуда выступила кавалерия. Нищий подул в рог, вскочил на ухха и во главе своего отряда поскакал прочь. За ним в погоню устремился всего лишь один взвод. Почти весь гарнизон остался охранять дворец, но и это можно было считать успехом. Когда планировалась операция, никто не надеялся на то, что из крепости удастся выманить хоть кого-то.
   -Начали! - тихо приказал Кузнец и закинул крюк. За ним устремились все остальные. Они быстро достигли края стены и перелезли через нее. Каменную лестницу, ведущую вниз, никто не охранял.
  -Нам везет, подумал Кузнец, и вдруг увидел, как Ткач неестественно вздрогнул и захрипел. Из шеи у него торчала стрела. Еще выстрел: Тэф схватился за плечо. К счастью, рана оказалась не опасной.
  -Стреляют из дворца, - догадался Мельник, и в ответ выпустил молнию. Послышался короткий крик.
  -Вниз, вниз! Быстро, - закричал Кузнец. Этот приказ был совершенно лишним. Все и так уже неслись по лестнице. Когда они достигли земли, к ним устремилось несколько десятков рогачей и рокков. Мельник и Пьяница одновременно выпустили по огненному шару. Нападающие остановились как вкопанные, а отряд, не сбавляя ходу, бросился к дворцу.
   На входе в почетном карауле стояло двое рокков, всё это время не сдвинувшихся с места. Мельник убил обоих одним щелчком пальцев, он же и проломил дворцовые ворота. Тэф на всякий случай еще раз бросил раскаленный шар в растерявшуюся толпу. Путь был свободен. Как и было уговорено заранее, первым вошел Пьяница, за ним все остальные, а Мельник немного задержался, защищая своих от удара в спину.
   Несмотря на глубокую ночь, во дворце было довольно светло. Кругом горели свечи.
  -Отлично, теперь мы быстро его отыщем, - вырвалось у Кузнеца.
  -Кого, Гриффарта? - спросил Пьяница. Ты же говорил, что он сам выйдет сразиться с нами.
  -Как видишь, не выходит! - неожиданно зло ответил Кузнец. - Придется искать. Пьяница, следи за входом, не давай им приближаться. Пьяница, обыщи первый этаж, а я бегу наверх. За мной, ребята.
   Тэф почувствовал в этом какой-то подвох, но у него просто не было времени остановиться и подумать. Он побежал по длинному коридору, заглядывая в залы. Почти все они были пусты, только в одной палате он наткнулся на перепуганную до смерти прислугу. Какой-то глупый повар поднял на него арбалет и тут же превратился в обуглившийся труп. Гриффарта нигде не было.
  -Где же Кузнец, что он там так долго копается? - подумал Тэф и в этот момент услышал какой-то визг, а потом громкий топот. Со второго этажа спускался Кузнец. Он тащил какой-то мешок подозрительного вида.
  -Это что такое? - рявкнул Пьяница. - Где Гриффарт?
  -Здесь я командую, - попытался возразить Кузнец.
  Пьяница поднял руку.
   - Отвечай, где он, иначе - смерть.
  Кузнеца тут же окружили верные ему бойцы.
  -Тебе придется всех нас убить, - сказал Кузнец. - Какой в этом смысл?
  -Где он? - неуверенно повторил свой вопрос Тэф.
  -Гриффарта здесь нет. И не было, - устало ответил Кузнец. - Но ты не беспокойся, мы нашли, что искали на самом деле. А сейчас наша задача выбраться отсюда.
  -Так значит, операция имела совсем другую цель. Какую же?
  -Это не моя тайна, - твердо сказал Кузнец.
  -Всё понятно... очередная авантюра Ярополка.
  -Что там такое? - подал голос Мельник. - Гриффарта нашли?
  -Нет.
  -Братцы, беда, - закричал Фэт. Пока вы бегали, тут появились рогачи с тяжелыми арбалетами. Боюсь что молнии, уже нам не помогут.
  -У меня есть кое-что посильнее молний, - Кузнец снова взял бразды правления в свои руки. Он развязал мешок и достал оттуда мальчика. Он был жив, хотя и находился в глубоком обмороке.
  -Интересно чем он нам поможет? - спросил Пьяница.
  -Тем, что это последний Лучник.
  -А, теперь понятно, зачем Ярополк затеял операцию, - с горькой усмешкой сказал патриарх. - Что ж, он никогда не был разборчив в средствах.
  Кузнец поморщился, но ничего не ответил. Он поднял принца на руки и показал его охране.
  -Эй вы, - громко закричал Кузнец. - Смотрите, что у меня. Все видят? Вы пропустите нас наружу, дадите каждому уххов, и тогда мальчик останется жив. В противном случае, я перережу ему горло.
  -У нас для тебя тоже подарочек имеется, - ответил начальник дворцовой охраны. Судя по нашивкам, это был полковник. - Вот полюбуйся.
  Подталкиваемый пиками вперед выступил Нищий.
  -Недалеко ушел, гад! Предлагаю обмен и даю вам час форы.
  -Обмен? - засмеялся Кузнец. - Я солдата на принца не меняю.
  -Значит, нет?
  -Нет.
  Начальник охраны достал кинжал и ловко вонзил его в сердце Нищему. Тот дернулся и умер почти мгновенно.
  Кузнец в свою очередь приставил лезвие ножа к горлу мальчика.
  -Шутки кончились, - нам отступать все равно некуда. Выполняйте наши условия, а не то...
  -А не то, что? Что ты сделаешь? - издевательски спросил начальник охраны. Убьешь принца? Духу не хватит. Если мальчик погибнет, я гарантирую тебе долгую пытку и позорную смерть.
  -Приятно поговорить с профессионалом, - спокойно ответил Кузнец. - Ты прав, я не убью принца.
  -Ну вот, сразу бы так.
  -Нет, я его не убью, - медленно повторил Кузнец, и одним движением кисти, отсек мальчику палец.
  К счастью, ребенок был без сознания и не почувствовал боли.
  -Что теперь скажешь? - обратился Кузнец к противнику.
  -Я найду тебя, сволочь, - процедил полковник.
  -Это вряд ли. Слушай, мне надоело болтать попусту. Давай-ка, делай, что тебе говорят, а не то придется отрубить ему еще один палец.
   -Опустить арбалеты, расступиться, - тихо скомандовал офицер.
  -Эй, а где же уххи? Нам нужны уххи, - напомнил Кузнец.
  -Будут вам уххи. Сколько надо?
  -Двенадцать.
  Двенадцать охранников спешились и отошли в сторону.
  -Эти подойдут?
  -Подойдут, только арбалеты и мечи бросьте-ка на землю. Так, на всякий случай.
  Охранники аккуратно положили оружие у своих ног.
  -Нет, всё-таки надо отрезать парню палец, пригрозил Кузнец. Вы, я вижу, слов не понимаете.
  -Что не так?
  -Арбалеты разрядить, мечи, копья и прочее свалить в одну кучу, - приказал Кузнец.
  -Слушай, а ты редкостный зануда, - сказал начальник охраны.
  -Не зануда, а профессионал. И профессиональное чутье мне подсказывает, что вы тут же броситесь за нами в погоню. Придется вас закрыть.
  -Где?
  -Мне известно, что рядом с крепостью есть большой дом без окон. Это дровяной склад и вам там самое место. Давайте, давайте, гуськом все как один - туда.
  Никто не сдвинулся с места.
  -Быстро, - скрипнул зубами Кузнец и сделал неглубокий надрез на шее принца.
  -Ладно, братцы, делаем, что он приказал, - нерешительно пробормотал полковник. - В тесноте, да не в обиде.
   Весь отряд, построился в колонну и направился к просторному строению, расположенному за крепостной стеной. Кузнец и его агенты осторожно вышли наружу, сели на уххов и последовали за беспомощной дворцовой охраной. Когда они подошли к складу, возникла небольшая заминка: на двери висел внушительного вида замок.
  -Так, у кого ключ? - строго спросил Кузнец.
  -У ключника, разумеется, - нехотя ответил полковник. - Придется вам возвращаться во дворец.
  -Не придется, - усмехнулся Крысолов и достал из кармана отмычку. Он внимательно осмотрел замочную скважину, всунул железячку, поднажал, подергал и замок раскрылся.
  -Ну вот, проще простого. Добро пожаловать! - издевательски хохотнул Крысолов, распахивая дверь.
  Когда последний солдат зашел внутрь, Крысолов прикрыл дверь и щелкнул замком. Пьяница уже был готов умчаться прочь, но его остановил Кузнец.
  -Погоди, еще не всё. Теперь надо поджечь.
  -Что? - потрясенно спросил Пьяница.
  -Поджигай! А ты что, думал их здесь оставить?
  -Но мы же заперли их. А как же замок? ...
  -Он их долго не удержит. Поджигай без разговоров.
  - Не могу.
  -Я сказал, поджигай, - зарычал командир.
  -Сам вот убивай пленных. Или у тебя что, даже огнива с собой нет? - запальчиво спросил патриарх?
  -С огнивом долго возиться - терпеливо объяснил Кузнец. А нам нельзя терять ни минуты.
  -Кузнец прав, нельзя их оставлять, и время терять не след, - проговорил Мельник и пустил один огненный шар в стену, а другой закинул на крышу.
  Вскоре деревянный дом превратился в огромный, визжащий костер. Никто из прислуги, оставшейся во дворце, не осмелился выйти наружу. И без того напуганные, они чуть с ума не сошли, когда до них стали доноситься вопли сжигаемых заживо.
  -А вот теперь, самое время уходить, - сказал Кузнец, когда прогоревшая крыша стала обваливаться.
   Как и было задумано, отряды разделились. Святые отцы, в сопровождении нескольких боевиков, двинулись к Мрачной Чащобе, а остальные поспешили дальше на север. После нескольких часов непрерывной скачки, они достигли Бурой реки, где их поджидал рокк, устроившийся на плоту и делающий вид, что удит рыбу. Чтобы плот не уносило, рыбак привязал его к стальному колышку, надежно вбитому в каменистую почву. На плоту помимо снастей лежали вещи совершенно ненужные для ловли рыбы: ящик с длинными гвоздями, молоток, пила, шест, несколько досок, а главное, канат, на конце которого была сделана петля. Увидев Кузнеца, рыбак подогнал плот к берегу, и работа закипела. Вот где пригодились шест, молоток да гвозди. В считанные минуты на плоту красовалась виселица.
   Кузнец поднял мальчика, накинул ему петлю на шею и отпустил. Сначала принц бешено забарахтал ногами и задергался всем телом. Потом его лицо налилось темной кровью, язык вывалился, тело обмякло. Крысолов отвязал плавучую виселицу, толкнул её ногой, и холодная река быстро понесла её к Ноуграду.
  -Дело сделано, - вздохнул Кузнец. - Возвращаемся домой.
  -А что делать мне? - растерянно спросил рыбак. Оставаться на севере я больше не могу.
  -У нас нет лишнего ухха, - жестко сказал Кузнец и неожиданно резко взмахнул рукой. Метательный нож вонзился рыбаку точно в горло.
   Отряд тут же вскочил на уххов и двинулся на юг, домой. Задание Ярополка они выполнили блестяще, и в столице их ожидала щедрая награда, но они ехали молча, понуро опустив голову.
   А тем временем виселица плыла по реке и вслед за ней неслась волна ужаса и возмущения. Агенты Черногора перехватили плот на подступах к столице, но было уже поздно. Слишком многие успели увидеть повешенного принца. С таким трудом выстроенный образ строгого, но справедливого короля, развеялся как дым. Никто не сомневался, что принца казнили по приказу новой власти. Под Черногором закачался трон, а под верными ему рогачами и рокками загорелась земля. Отныне воины севера нигде и никогда не чувствовали себя в безопасности. Им стреляли в спину на улицах, им подсовывали отравленный нив в трактирах, они постоянно попадали в засады. И Черногор впервые в жизни почувствовал отчаяние, враг был везде и нигде одновременно. Он не знал, что с этим поделать. Гриффарт запретил носить оружие всем, кроме северян. Арбалетных мастеров взяли под жесткий контроль, облавы и обыски шли непрерывно, но это не слишком помогало. Черногор, несмотря на всю свою мощь, сидел во дворце как мышь. Благодаря амулету, он мог не спать неделями, но всё же и ему иногда требовался отдых. Но сон его стал беспокойным и слишком чутким. Ему опять стало сниться лицо женщины, которую он явно, когда-то видел, но вот где и когда, вспомнить никак не мог. Это его мучило и раздражало. Через некоторое время этот сон сменился настоящим кошмаром. Черногору грезился объемистый сосуд с необычной жидкостью. И еще руки, ему снились собственные руки в крови, и тела, погружаемые в стеклянную ванну. Жидкость цепко схватывала плоть и разрывала её на лохмотья. Поначалу он просыпался от собственного крика, и долгое время не мог прийти в себя. Но потом постепенно привык, и ему даже стало казаться, что этот сон ему послан свыше, что это какой-то знак или чей то совет. После каждого такого сна Черногор чувствовал, что в его душе что-то изменилось. Он становился самим собой, и если заточение в гробу превратило Лотоса в Черногора, то сейчас сон неумолимо превращал Черногора в Лотоса. А это означало, что для его врагов наступали суровые времена. По всей стране заполыхали костры и заскрипели виселицы. Что ж, если народ не ценит добро, то рано или поздно его жизнь превращается в кошмар. Ужас буквально придавил подданных Черногора, и без того мрачноватые жители королевства, совсем забыли, что такое радость и веселье. По вечерам на улицах кроме королевских патрулей не было ни одной живой души. Большинство трактиров позакрывалось, теперь обыватели предпочитали, как можно реже покидать свои дома. Бунты прекратились, вновь одержал верх Черногор или может быть, Лотос?.
  
  ***
   Вернувшись домой, Фэт и Тэф немедленно потребовали у Ярополка аудиенции. Император прекрасно знал, о чем с ним хотят поговорить святые отцы, и поначалу отнекивался. Но долго это продолжаться не могло и, в конце концов, он согласился принять двух разъяренных батюшек, которые отправлялись за головой Гриффарта, а попали в группу боевиков, охотившихся за малолетним принцем. Встреча состоялась в уже знакомой священникам потайной комнате. Тэф столько хотел всего сказать императору, так тщательно готовил речь, что когда представилась возможность выговориться, он буквально захлебнулся в собственных словах. Фэт горько усмехнулся, снисходительно покачал головой и жестом дал понять патриарху, что ему лучше помолчать. Тэф сжал сухие кулаки, сверкнул глазами, и... на этом всё закончилось.
  -К чему это представление? - устало спросил император. - Ну же, смелее, назовите меня подлецом, плюньте мне в лицо. Клянусь, вам за это ничего не будет.
  Тэф как-то сразу выдохся, он ждал от императора чего угодно, но уж никак не предложений плеваться.
  -Но как же..., а зачем же и где же? - сбивчиво затараторил патриарх.
  -Я так понимаю, речь идет о принце? - хитро спросил император.
  Священники усиленно закивали.
  -Что ж отвечу. Группе диверсантов, в которую входили и вы, была поставлена задача найти и уничтожить Гриффарта. К сожалению, выяснилось, что до него очень сложно добраться. Время шло, силы Черногора росли, а мы теряли лучших агентов. И всё бестолку. Тогда возникла идея нанести удар по самим основам власти Черногора.
  -И для этого потребовалось похитить принца? - спросил Тэф.
  -Разумеется.
  -И вы держите мальчика заложником? - с надеждой в голосе снова спросил патриарх.
  -Насколько я знаю императора, принц давно мёртв, - мрачно сказал Фэт.
  -Как мертв? - ошарашено вскрикнул патриарх. - В его смерти нет же никакого смысла!
  - Это в заложниках его держать нет смысла. А вот убить его как раз очень даже выгодно. Ведь так, Ваше императорское Величество? - с издевкой сказал Фэт.
  -Так, именно так. Глупо спорить с тем, что очевидно, - ответил Ярополк.
  -Но зачем? - растерянно, поглядывая то на одного, то на другого, - спросил Тэф.
  -За тем, что, во-первых, мальчик-это последний претендент на престол Векеграда, а во-вторых, его смерть подорвет власть Черногора.
  -Всё ясно. Кузнец убил ребенка, причем так, чтобы народ севера подумал на Черногора, - предположил Фэт.
  -Ты поразительно догадлив, - весело ответил император.
  Ярополк подошел к столу, выдвинул ящик и достал оттуда свиток.
  -Вот, послушайте, что пишет Горыня.
   На севере смута, бунт и анархия. Верные Черногору войска измотаны и терпят поражение.
  -Видите, смута и анархия, - сладко пропел император. - Когда еще наш враг соберется с силами и двинется на юг! Пусть теперь расхлебывает кашу, которую мы заварили.
  - Да, кашу заварили именно мы, - согласился Фэт. Но уж больно противно.
  -Враг выдыхается, а с нашей стороны потери минимальны. Можно сказать, обошлись малой кровью, - торжествующе заливался император, не замечая, как осунулся и обмяк патриарх.
  -Я лучше пойду, - слабо пробормотал Тэф.
  -И мне здесь больше делать нечего, - хмуро сказал Фэт.
  -Уже уходите? Вижу, не по душе вам пришлась эта спецоперация, - серьезно сказал Ярополк. - Вот, что, отправляйтесь-ка вы оба в церковь душевные раны залечивать. Можете меня ненавидеть сколько угодно, но пройдет время, и вы поймете, что я был прав. Капля крови принца поможет остановить моря крови, которые неизбежно прольются, если победу одержит Черногор. Ангелы ясно дали понять, какие силы стоят за ним.
  -Интересно, а какие силы стоят за тобой? - спросил Фэт.
  -Друг моего врага, мой - враг, а враг моего врага - мой друг. Вот и подумайте. Люцифер-враг Бога, Черногор друг Люцифера. Значит, Черногор враг Бога. Я - враг Черногора, значит, я - друг Бога. Всё просто и логично, - твердо сказал Ярополк.
  -Это верно, только в том случае если в мире существует лишь две силы, Бог и Люцифер, - ответил Тэф.
  -А ты разве в этом сомневаешься? - строго спросил император.
  -Да, теперь сомневаюсь.
  -Аудиенция окончена, - недовольно буркнул Ярополк, и гости поспешили убраться из дворца.
   В тот вечер Тэф впервые в одиночку напился до невменяемости. Нив долго не брал его. Патриарх выпил не меньше десятка кружек, прежде чем отключился. Он медленно сполз со стула, упал и как был в одежде и заснул пьяным сном. Фэт поступил по-другому. Вместо того чтобы распускать нюни, он быстро собрал походную котомку, переоделся, оседлал лучшего своего ухха и тайно умчался из Векеграда. Его путь вновь лежал на север.
  
  
  ***
   Невероятные слухи о чародее, которого задержали в Болотграде, быстро достигли ушей Черногора. Когда он узнал, что в его владениях объявился некто, обладающий даром метать огонь, он не на шутку переполошился. Что это: нелепая выдумка, или еще один посланец другого мира? Он приказал доставить Фэта к себе во дворец как можно скорее, чтобы лично проверить свои подозрения.
   Когда священника подвели к трону, он представил себе, как сжимает в тиски Черногора и Гриффарта. Черногор занервничал и напрягся. Стоявший рядом Гриффарт пошатнулся и чуть было не упал. Это несказанно удивило гвардейцев, охранявших Фэта. С чего бы это всесильные владыки так переполошились? Неужели они не способны справиться с чародеем? Гриффарт взмахнул рукой и на кончиках его пальцев засветился огонек.
  -Отставить, - послышался неожиданно глухой голос Черногора.
  Огонек тут же погас.
  -Охрана, оставьте нас.
  Гвардейцы молча повиновались.
  -Так, теперь мы можем спокойно поговорить. А ты, Гриффарт, остынь.
  -Но я...
  -Тихо, тихо. Сначала дадим слово дорогому гостю. Откуда у него этот дар, спрашивать не буду, всё равно правду не скажет. Пусть поведает, что привело его в мои владения. Отвечай любезнейший, откуда ты взялся?
  -Что ж отвечу на все вопросы по порядку, - невозмутимо сказал гость. - Но сначала представлюсь, зовут меня Фэт.
  -Про такого не слыхал.
  -Возможно, тебя заинтересуют другие имена. Например, Гавриил?
  Черногор вздрогнул, наигранная улыбка сползла с его лица.
  -Ясное дело, старый знакомый - дерзко сказал священник.
  -Как ты разговариваешь с владыкой! - вскричал Гриффарт. - А ну, на колени.
  -Успокойся, - прохрипел Черногор, пусть продолжает.
  Гриффарт посмотрел на своего повелителя и остолбенел. Впервые он увидел в глазах Черногора настоящий страх.
  -Что здесь делает Рафаил? Его прислали за мной?
  -Да нет его в этом мире, не бойся. Он и еще один субъект, Гавриил, Черногор опять вздрогнул, явились ко мне и научили всяким штучкам, вроде огнеметания и тому подобного.
  -Они не сказали, зачем им это понадобилось?
  -Конечно, сказали. Говорят, очень ты нехороший рогач и надо тебя остановить, а то, не ровен час, захватишь весь мир.
  -Понятно, ты пришел меня убить.
  -Нет. Если бы я хотел тебя уничтожить, то уж не стал бы действовать открыто. Безусловно, ангелы поставили передо мной задачу тебя остановить, но мне это не под силу.
  -Что ж, хоть одна хорошая новость, - пошутил Гриффарт.
  -Не торопись. В этом мире есть тот, кто способен справиться с тобой. Это император Ярополк. Великий правитель, должен я вам сообщить. Его владения огромны, столица - Векеград поражает своим великолепием, его армия непобедима, ну а сам император обладает такими способностями, что даже я по сравнению с ним - просто ребенок.
  -Что он может?
  -Много чего. Например, летать. Но это не главное. Важно то, что ангелы поставили на него. В их глазах, он - добро, а ты - зло.
  -Я догадываюсь почему, - сквозь зубы прорычал Черногор.
  -Ещё бы! Быть в свите Люцифера, это как-то... не очень, в общем, красиво.
  -Что ты знаешь о Люцефере? Где он? - быстро спросил Черногор.
  -Как где? Там же, где и последние несколько тысяч лет, то есть в аду. И это практически всё, что я знаю о сатане, за исключением, конечно, того, что он - отец лжи, греха, и прочих неприятных вещей. Ангелы утверждают, что ты его посланник.
  -Что-то не пойму, а зачем ты ко мне пришел, если считаешь что я - воплощение зла?
  -Разве я говорил, что считаю, тебя воплощением зла? Нет. И вот почему. Я рассуждаю от противного. Гавриил утверждал, что Ярополк - Богоугодный император. Но я имел возможность неоднократно убедиться, что это не так. Это ведь по его приказу, убили принца.
  -Что? Так принца повесили его агенты?
  -Конечно. И его кровь отчасти на мне. Это ведь я уничтожил охрану дворца.
  -Так, понятно теперь, почему прислуга болтала о каких-то колдунах, - задумчиво произнес Гриффарт. А я то подумал, что они с перепугу потеряли разум и плетут Змей знает что.
  Черногор медленно перевел взгляд с Фэта на Гриффарта, и чуть было не метнул в него молнию.
  -Почему мне не доложили!
  Гриффарт втянул голову в плечи и едва слышно пролепетал:
  -Так я не поверил рассказам прислуги. Что с лакеев взять то, они ж не воины.
  -Мы об этом после поговорим, - угрожающе тихо сказал Черногор. Сейчас есть дела поважнее. Продолжай свой рассказ, Фэт.
  -Как я уже говорил, моих сил не хватило бы, чтобы уничтожить тебя. Поэтому Ярополк дал мне задание убить твоего слугу.
   -Какого именно, Гриффарта, что ли?
  -Его самого.
  Гриффарт попытался вмешаться в разговор, но Черногор ему не позволил.
  -Короче, собрали целую бригаду головорезов, и я вместе с ними. Захватываем, значит, дворец, а Гриффарта то и нету! И оказывается, что его там и не было, а цель операции совсем другая. Я сначала подумал, что мальчика просто возьмут в заложники, а недавно выяснил, что его с самого начала планировалось казнить. Меня просто использовали втемную, а Ярополк давно замыслил убить принца и свалить это на тебя, так чтобы вызвать смуту в твоем королевстве.
  -Надо сказать, вам это удалось, - мрачно сказал Черногор.
  -Кстати, как он умер? - поинтересовался Фэт.
  -Повесили его, да пустили виселицу по реке, чтобы все видели.
  -Страшная смерть, - хмуро промолвил священник. - Смерть совершенно невинного малыша. И вот я спросил себя, а не ошиблись ли ангелы, неужели после всего, что случилось, Ярополк - это Добро? Да и ангелы ли это были? Известно ведь, что демоны могут принимать любую личину. Тогда получается, что Ярополк - это как раз Зло, а Добро - это ты. Я долго мучился этими вопросами, и, в конце концов, решил обратиться к Писанию. Открываю Библию, и натыкаюсь на фразу "по делам узнаете их". А делишки Ярополка мне хорошо известны. Короче, я решил бежать из Векеграда и перейти на вашу сторону. Вот, собственно и вся история.
  -История не слишком красивая, - заметил Гриффарт. Как ни крути, а ты ведь предал своего императора. А кто предал раз, тот может предать и снова.
  -Уж кто бы говорил, - едко сказал Черногор. Сам то ты кто? Предатель и есть. И кстати, если ты сбежишь к Ярополку, то он тебя примет с распростертыми объятиями. А вот для Фэта уже обратной дороги нет, император не помилует. Единственный шанс у Фэта выжить - это сделать всё, чтобы в схватке с Ярополком победу одержал я. Трудно найти более верного слугу, чем тот, кто кровно заинтересован в благополучии хозяина.
  
  ***
   Введение государственной монополии на торговлю хумариной и нивом вызвало предсказуемое недовольство Лиги Негоциантов, но Ярополк как всегда проявил твердость. Несколько влиятельных купцов лишились не только всего своего имущества, но и своих голов. После этого император снизил подати, теперь у него появилась для этого возможность! Народ, уставший от бесконечных разорительных войн, наконец-то вздохнул свободно. Стали даже поговаривать, что императору наскучило поле брани и теперь надолго установится прочный мир и спокойная жизнь. Конечно же, этим надеждам не суждено было сбыться. Ярополк просто копил силы перед походом на Север. Он прекрасно понимал, что схватка с Ноуградом будет самой важной и решающей в его жизни, да и авантюрный поход на рогачей не прошел для него даром. Через реки наводились надежные мосты, укреплялись города, заготавливался фураж. В Мрачную Чащобу были направлены тысячи лесорубов, мастеров и работников. Под руководством Горыни они прокладывали дорогу на Север, строили продовольственные склады и казармы. Козероги с большим подозрением отнеслись к чужакам, которые вовсю валили их лес и распугивали зверье, но перечить Горыне не осмеливались. На всякий случай, чтобы не осложнять отношения с лесным народом, Ярополк отдал приказ еженедельно направлять в Чащобу обозы, груженные бочками с нивом, и возникшая было напряженность, быстро пошла на убыль.
   Ярополк постарался сделать всё возможное, чтобы скрыть от северян военные приготовления, но из этого ничего не вышло. Фэт рассказал Черногору о том, что Мрачная Чащоба является протекторатом Векеграда и оттуда стоит ожидать нападения. Да и масштабы строительства были слишком велики, чтобы долго оставаться в тайне. Гриффарт спешно нашел нескольких рогачей-карликов и направил их в Лес шпионить. Их там принимали за своих, ведь низкорослыми они считались лишь на севере, а по меркам лесных козерогов, они были нормального среднего роста. Когда от лазутчиков пошли первые донесения, радости Гриффарта не было предела, враг показался ему не слишком опасным. Северные рогачи-гиганты значительно превосходили солдат Ярополка и в боевом мастерстве и в физической силе. Однако спустя некоторое время в его душе зародился страх, постепенно перерастающий в панику. Карлики исправно снабжали Ноуград подробной информацией, и Гриффарт имел точное представление о военных приготовлениях Ярополка. По всему выходило, что на этот раз придется воевать с чудовищно многочисленной армией. Даже если вооружить всех северян, способных носить меч или молот, всё равно войско Ярополка явно сильнее. Да и захочет ли народ воевать под знаменем Черногора, после всего, что он натворил?
  
  ***
   Черногор медленно погружался в глубокий транс. Сердце стало биться медленно, дыхание почти остановилось. Он отрешился от внешнего мира, потерял способность видеть и слышать. Перед глазами плыла липкая тьма. Черногор действовал по наитию, словно его вел древний инстинкт, подавляемый долгие годы и только сейчас вырывавшийся наружу. Он думал, что умирает, но впервые за всю свою жизнь не боялся смерти. Ему вдруг стало казаться, что он стоит на краю бездны, в глубинах которой скрыт Леденящий Ужас. Черногор мысленно сделал шаг назад, видение исчезло. Теперь ему мнился яркий свет, свет тысячи солнц, свет, выедающий глаза. Его губы потрескались, из ран прямо в рот потекли тоненькие струйки крови. И тут он почувствовал, что его разум соединился с разумом всех своих подданных. Тысячи чужих эмоций и мыслей разом нахлынули на него. Он страдал от голода и жажды, холода и ожогов одновременно. В первую секунду, Черногор едва не сошел с ума, но вскоре научился управлять новым даром. Вот где-то в Скалограде плачет младенец, а на юге ружейник повредил руку и орет на всю мастерскую. Он слышал и видел все что хотел. И тут он понял, что слишком близко подошел к границе, отделяющей жизнь от смерти, и в любой момент может её перешагнуть. Он был центром воли, сковавшей всех северян до единого, но долго так продолжаться не могло. Надо было торопиться, пока связь не распалась, или пока он сам не умер от истощения. Черногор обратился к своему народу, и его мысли вдруг стали мыслями каждого:
  Щупальцерукие и рогатые! Братья и сестры! Бойцы нашей армии! К вам обращаюсь я, друзья мои!
  Вероломное военное нападение Векеграда на нашу Родину, начатое неделю назад, - продолжается. Несмотря на героическое сопротивление Южного гарнизона, враг продолжает лезть вперед, перебрасывая на север всё новые силы. Войскам Ярополка удалось захватить Прилесье и выйти на подступы к житнице нашего королевства. Врага нельзя пускать дальше. Если будет потерян этот район, три наших главных города неминуемо столкнутся с нехваткой продовольствия. Над нашей Родиной нависла серьезная опасность.
  Как могло случиться, что наша славная Гвардия уступила войскам Векеграда ряд наших земель? Неужели войска Ярополка являются непобедимыми войсками? Конечно, нет! История показывает, что непобедимых армий нет, и не бывало. Что касается того, что часть нашего королевства оказалась все же захваченной неприятелем, то это объясняется главным образом тем, что война агрессивной империи против Ноуграда началась при выгодных условиях для войска Ярополка.
  В силу навязанной нам войны наша страна вступила в смертельную схватку со своим злейшим и коварным врагом. Наши войска героически сражаются с врагом, вооруженным до зубов и обладающим преимуществом в живой силе. Наша Гвардия, преодолевая многочисленные трудности, самоотверженно бьется за каждую пядь Северной земли. В бой вступают главные силы: отряды Ноуграда, Скалограда и Болотграда. Храбрость воинов наших трех городов - беспримерна. Наш отпор врагу крепнет и растет. Вместе с Гвардией на защиту Родины подымается весь народ Севера.
  Что требуется для того, чтобы ликвидировать опасность, нависшую над нашей Родиной, и какие меры нужно принять для того, чтобы разгромить врага? Прежде всего, необходимо, чтобы рокки и рогачи, поняли всю глубину опасности, которая угрожает нашей стране, и отрешились от благодушия, от беспечности, от настроений мирного строительства, вполне понятных в довоенное время, но пагубных в настоящее время, когда война коренным образом изменила положение. Враг жесток и неумолим. Он ставит своей целью захват наших земель, политых нашим потом, захват нашего нива и белха и наших руд, и алмазных копей. Он ставит своей целью восстановление власти династии Ярополков-Наездников.
  Необходимо, далее, чтобы в наших рядах не было места нытикам и трусам, паникерам и дезертирам, чтобы наши рокки и рогачи не знали страха в борьбе и самоотверженно шли на нашу Отечественную освободительную войну против Южных поработителей. Великий Лучник, создавший наше Государство, говорил, что основным качеством северян должно быть храбрость, отвага, незнание страха в борьбе, готовность биться вместе против врагов нашей Родины. Необходимо, чтобы это великолепное качество Гвардии стало достоянием всех нас. Мы должны немедленно перестроить всю нашу работу на военный лад, всё подчинив интересам фронта и задачам организации разгрома врага. Северные рокки и рогачи видят теперь, что враг неукротим в своей бешеной злобе и ненависти к нашей Родине, обеспечившей всем трудящимся свободный труд и благосостояние, и поднимаются на священную войну. Мы должны организовать всестороннюю помощь армии, обеспечить усиленное пополнение ее рядов, обеспечить ее снабжение всем необходимым. Совершенно необходимо наладить широкую помощь раненым. Мы должны укрепить тыл армии, подчинив интересам этого дела всю свою работу, обеспечить усиленную работу всех мастерских, производить больше арбалетов, стрел, мечей, молотов. Мы должны организовать беспощадную борьбу со всякими дезорганизаторами тыла, дезертирами, паникерами, распространителями слухов, уничтожать шпионов и диверсантов. Нужно иметь в виду, что враг коварен, хитер, опытен в обмане и распространении ложных слухов. Нужно учитывать все это и не поддаваться на провокации. Нужно немедленно предавать суду Военного Трибунала всех тех, кто своим паникерством и трусостью мешают делу обороны, не взирая на лица. При вынужденном отходе армии нужно угонять весь скот, не оставлять врагу ни мешка белха, ни кувшина нива. Все ценное имущество, которое не может быть вывезено, должно, безусловно, уничтожаться. В занятых врагом районах нужно создавать партизанские отряды для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской войны всюду и везде, поджога лесов, складов, обозов. В захваченных районах создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия.
  Войну с Векеградом нельзя считать войной обычной. Она является не только войной между двумя армиями. Она является вместе с тем великой войной всего народа против Ярополковых войск. Целью этой всенародной Отечественной войны против угнетателей является не только ликвидация опасности, нависшей над нашей страной, но и помощь всем народам Рокка, стонущим под игом Южной империи.
  Братья и сестры! Наши силы огромны. Зазнавшийся враг должен будет скоро убедиться в этом. Вместе с Гвардией поднимаются многие тысячи ополченцев из народа. В каждом городе, которому угрожает опасность нашествия врага, мы должны создать такое народное ополчение, поднять на борьбу всех трудящихся, чтобы своей грудью защищать свою свободу, свою честь, свою Родину - в нашей Отечественной войне. В целях быстрой мобилизации наших сил, для проведения отпора врагу, вероломно напавшему на нашу Родину, - создан Государственный Комитет Обороны, в руках которого теперь сосредоточена вся полнота власти в государстве. Государственный Комитет Обороны приступил к своей работе и призывает весь народ сплотиться вокруг Престола для самоотверженной поддержки армии, для разгрома врага, для победы.
  Вперед, за нашу победу!
   Последняя мысль отняла у Черногора столько сил, что его сознание не вынесло перегрузок и отключилось. Но он успел сказать, все что хотел. Лишь несколько минут северяне были единым организмом, мозгом которого был мозг Черногора, но этого оказалось более чем достаточно. Отныне никому не надо было объяснять, за что он сражается и почему Верховным Главнокомандующим является узурпатор. Война стала народной. И первым, кто это почувствовал на своей шкуре, были солдаты армии Ярополка. Несколько месяцев ожесточенных боев стоили императору тысяч лучших воинов. Но с юга непрерывно шли подкрепления и ноуградцы мало помалу, шажок за шажком отступали все дальше на север. Отступали вплоть до самой крепости в ущелье. Надо сказать, что и наступление Ярополка тоже постепенно выдыхалось, но для решающего броска император собрал всё, что у него было. Мобилизовали даже лесных рогачей.
   На войне сложилась ситуация, когда одна армию еще не готова к наступлению, а вторая уже не способна на контратаку. Несколько недель сохранялось шаткое равновесие, но, в конце концов, армия Ярополка медленно поползла на север.
   Защитникам крепости еще ни разу в жизни не приходилось видеть ничего подобного. Казалось, по земле ползет огромный живой ковер, ощетинившийся копьями. Нечего было и думать сражаться с таким противником в открытом поле, оставалось надеяться лишь на твердость стен. Рокки мысленно вознесли хвалу Богу, а рогачи поблагодарили Змея, за то, что их мудрый король догадался перекрыть ущелье.
   Черногор, стоявший на крепостной стене, мучительно вглядывался вдаль, стараясь не пропустить момент, когда же появится Ярополк. Не было ни малейших сомнений в том, что это произойдет. Отряды Векеграда подходили всё ближе и ближе, штурм должен был начаться в ближайший час. Гриффарт, командовавший восточным крылом цитадели, не удержался и метнул огненный шар, но его сил не хватило, чтобы достать даже до первых рядов врага. Черногор прикинул расстояние от крепости до знаменосца и ударил в него молнией. Послышался пронзительный крик, знамя вспыхнуло и рухнуло на землю. В эту же секунду Ярополк резко взмыл в небо. Всё это время он находился среди воинов своей армии и выжидал, когда король Ноуграда обнаружит себя и вот, наконец, момент настал. Черногору ничего не оставалось, как принять вызов, и как только он покинул крепость, начался штурм. Вскоре цитадель стала похожа на медведя, которого со всех сторон облепили пчелы, нескончаемым потоком на головы нападавших лилась смола, сыпались камни, летели тысячи стрел. Машины Ноуградских мастеров, катапульты и баллисты наносили противнику страшный урон. Все пространство перед крепостью покрылась убитыми и тяжело ранеными. Их разорванные тела еще шевелились, а по ним шли всё новые и новые дружины. Гриффарт носился по крепостной стене как сумасшедший и всегда оказывался там, где было наиболее жарко. Его ярко-красные огненные шары сжигали штурмовавших заживо, его молнии уничтожали осадные машины, а время от времени, он пускал в ход и свой молот, проламывая головы. Фэт от него не отставал, но действовал по-другому. Он сосредоточил всё свое внимание на защите ворот и долгое время к ним вообще никто не мог приблизиться. Белое сияние, создаваемое священником несло смерть нападавшим, ничуть не хуже чем багровый огонь Гриффарта.
   Но главный бой шел высоко-высоко над крепостью. Император и король рассекали небосвод, словно две враждующие кометы. Люцифер ждал этого дня тысячи лет, он не видел схватки, но чувствовал её и делал всё возможное, чтобы помочь Черногору. Ярополк первым нанес удар. Он выбросил вперед поток раскаленного света, но Черногор успел сотворить щит из адского пламени. Демоны преисподней до предела напрягли свои силы, и сатане удалось вложить их мощь в медальон Черногора. Император вновь сделал выпад: на этот раз он ударил врага ослепительно белым шаром. Черногор потерял способность видеть и закрутился как безумный волк, пытающийся поймать свой хвост. Но вскоре он оправился от болевого шока и как-то исхитрился пустить в противника огненное копье. Удар застал Ярополка врасплох, и копье попало ему в плечо. На мгновение император замер, потом начал валиться на бок. Он упал, как мятежная звезда, не желающая оставаться в небе, Ярополк обрушился на своих же солдат убийственной волной жгучего света. Смрадный запах горелого мяса повис над полем боя. Но Ярополк не погиб. Шатаясь, император поднялся и взглянул на небо. Король Ноуграда его не преследовал, он сам едва держался в воздухе и медленно, с трудом летел к своей крепости. Векеградцы откатились от стен, штурм захлебнулся.
   В тот день гарнизон шумно праздновал победу. Враг отбит, его потери огромны. Возращение Черногора приветствовали радостными криками. От былого отчуждения не осталось и следа. Все признавали за ним право повелевать.
  Гриффарт и Фэт, усталые, но довольные, и главное - живые отхлебывали нив по очереди из одной фляжки.
   На следующий день последовал новый штурм. А за ним еще и еще. Перевес в живой силе позволял Ярополку вести осаду не только днем, но и ночью. Пока одна часть его армии отдыхала, другая вела бой, не давая защитникам даже толком поспать. На четвертый месяц обороны крепости погиб Гриффарт. После боя его нашли с пробитым черепом. После этого удерживать крепость стало намного труднее. Но ни у кого и в мыслях не было сдаваться. Как ни велика армия императора, а всё ж таки и ее силы не беспредельны. От взора Черногора не ускользнуло то, что противник явно изнемогает, чем дольше идет война, тем с большей неохотой идут южане в бой. Он чувствовал, что еще чуть-чуть и враг повернет назад, однако вместо этого к стенам крепости пожаловал сам Ярополк и громко обратился к осажденным. Его голос, многократно усиленный амулетом, буквально накрыл всю окрестность.
  -Король Ноуграда, я пришел, чтобы говорить с тобой. Говори со мной.
   Черногор помедлили немного, потом выглянул из бойницы, и насмешливо ответил.
  -Ну, чем порадуешь, какую сказку расскажешь?
   Ярополка передернуло от злости, но он напустил на себя безразличие и сделал вид, что его ничуть не задели слова врага.
  - Я преклоняюсь, перед храбростью и мужеством твоих солдат, но мы оба знаем, что тебе не победить. На моей стороне неисчерпаемые ресурсы великой империи. Мой народ огромен, а силы твоего крохотного королевства рано или поздно иссякнут. Так к чему противиться неизбежному? К чему упрямство и бессмысленное кровопролитие?
  -Так ты пришел требовать капитуляцию? - удивленно спросил Черногор. Я думал, ты умнее.
  -Конечно же, нет, - раздраженно ответил Ярополк. - Я вызываю тебя на поединок, и пусть высшие силы решат, кому властвовать над миром. Что скажешь?
   Черногор ответил не сразу. Император прав, не смотря на тяжелые потери, его армия все равно численно превосходит ополчение Ноуграда. Да, крепость можно оборонять месяц, полгода, может и год, а что дальше? А дальше враг задавит массой. С другой стороны, победа обойдется Ярополку очень дорого, а он, кажется, любит риск и не прочь решить исход войны на дуэли.
  -Хорошо, я согласен.
  -Еще не всё. У тебя в крепости находится мой бывший слуга Фэт. Он предал меня, и я хочу с ним поквитаться.
  -Что ты имеешь в виду?
  -Предлагаю поединок не один на один, а двое надвое.
  -Фэт, слышал, что сказал император? - обратился Черногор к священнику. Ты готов участвовать в схватке?
  -Еще как готов, - запальчиво ответил батюшка. У меня к нему есть свои счеты. Пусть лучше скажет, кто будет его напарником.
  -Неужели не догадываешься? - рассмеялся Ярополк. - Ну кто же еще, кроме Тэфа способен на равных биться с тобой?
  -Зря ты втягиваешь его в это дело, - ответил священник. - Заставляешь патриарха брать грех на душу.
  -А ты за него не беспокойся, он сам как-нибудь решит, что есть грех, а что нет.
  -Так ты будешь драться?
  -Он уже согласился, - вмешался в перепалку Черногор. - Скажи своим отойти от ворот на расстояние двух верст. Потом мы выйдем и будем биться здесь, перед стенами.
  -Хорошо, - пожал плечами император, вижу, ты не слишком мне доверяешь. Ну да ладно, будь по-твоему.
   Ярополк вновь использовал медальон и невиданно громким голосом приказал своей армии отступить. Войско развернулось и двинулось прочь. Когда, рядом с крепостью остались лишь император и Тэф, ворота медленно раскрылись, выпуская короля Ноуграда и Фэта. Несколько мгновений враги напряженно смотрели друг на друга, но вдруг у патриарха сдали нервы, и он пустил огненную змею. Раскаленный извивающийся поток света быстро достиг ног Черногора и сжег бы их до костей, если бы он не умел летать. Король легонько подпрыгнул, завис в воздухе и ответил ударом чудовищной силы. Молния обрушилась на Ярополка, но император успел увернуться, и тут же сотворил облачко иссиня-черного цвета, которое поплыло в сторону крепости. Черногор попробовал отогнать её лучом, но луч просто прошел сквозь облако, не причинив ему никакого вреда. Когда оно пролетало рядом с Фэтом, из нее вдруг во все стороны полилась едкая вонючая жидкость. Капелька попала святому на руку, от чего он заорал так, как будто его ткнули головешкой в глаз. Черногор вихрем бросился к облаку, и, что есть силы, подул в него. Облако заколыхалось и почти сразу растворилось в воздухе. Но секундным смятением в стане врага воспользовался Тэф. Он не стал полагаться на дар ангелов и метнул в короля обычный нож. Черногор явно не ожидал ничего подобного и пропустил удар. Нож вонзился ему в грудь, раздался металлический скрежет, и нож отскочил в сторону. Привычка носить под одеждой стальной панцирь спасла Черногору жизнь.
   Схватка длилась уже несколько часов, три раза Ярополк и Черногор поднимались в небо, но это не помогло ни одному, ни другому. Полеты отняли у них столько сил, что, в конце концов, они спустились на землю, задыхаясь от усталости. Надо отдать должное и батюшкам. Они бились как два злых кота, потрясая кулаками и ругаясь так, что от стыда покраснели даже гвардейцы, наблюдавшие за схваткой с крепостной стены. Время шло, Черногор наседал, а Ярополк казалось, с трудом сдерживал его атаки. Вслед за императором приходилось отходить и Тэфу, хотя он-то ни в чем не уступил своему противнику. В пылу борьбы Черногор как-то упустил, что он всё дальше и дальше удаляется от стен цитадели, и когда в его душе зародилось подозрение, что творится что-то неладное, было уже поздно. Ярополк крикнул "пора" и произошло нечто совершенно неожиданное. Фэт, что есть силы, пальнул в Черногора сгустком огня. Надо сказать, это поразило не только Черногора, но и Тэфа. Он опешил до такой степени, что прекратил сражаться и растерянно смотрел, как Ярополк и Фэт вместе (!) наносят удары по королю Ноуградцев.
  -Чего вылупился, помоги нам, - злобно приказал Ярополк, но патриарх не сдвинулся с места. Он никак не мог понять, что происходит.
   Черногор отразил уже несколько выпадов своих врагов, но было видно, что жить ему осталось совсем не долго. Из последних сил он крикнул "измена" и тут же на подмогу ему бросился отряд на уххах. Но крепость была далеко.
  -Давай же, бей, черт тебя раздери, - заорал Фэт, - чего медлишь?
  -Так значит, у вас всё это было спланировано? - неуверенным голосом спросил Тэф. - Так вот для чего убили принца. Получается, что ты заранее всё знал.
   Патриарх только сейчас смог оценить всю глубину замысла Ярополка. Да, многоходовая комбинация императора воистину была гениальной. А вот концовка прошла совсем не так, как ему бы хотелось. Тэф отвел назад руку и метнул нож, но не в Черногора...
   Ярополк оцепенел и медленно повернулся к патриарху. На его лице застыло удивление. Черногор воспользовался моментом и ударом молнии снес Ярополку голову. Вскоре подоспел отряд ноуградцев. До смерти перепуганный Фэт поднял руки верх и закричал, что сдается, но гвардеец взмахнул мечом и разрубил его надвое.
   Черногор подошел к трупу Ярополка, подобрал амулет и надел его себе на шею. Он едва не захлебнулся от нахлынувших чувств, его душу наполняла древняя могучая сила, часть той силы, что миллиарды лет назад потеснила Тьму и создала мир. Хотя амулеты и не слились в единое целое, но, тем не менее, наделили своего хозяина невиданной властью. Все старые мысли и желания покинули Черногора. Его сущность изменялась, он изменялся на глазах. Он превращался, если и не в Бога, то, по крайней мере, в духа, сравнимого с Создателем. Теперь он мог спокойно дожидаться, когда солнца Рокка вновь совпадут и медальоны покажут ему истинный Лик Троицы. И в этот момент в мире на одного Творца станет больше. Перед ним открылась полная картина мироздания. Он увидел, как в дни седой старины липкая Тьма гигантским спрутом клубилась вокруг Бога. Черногор был свидетелем появление ангелов, падения сатаны, сотворения Земли и Человека. Он был уверен, что, и сам когда-нибудь будет способен на подобные свершения. Он вспомнил, что перед тем как отправить его на Рокк, Господь отнял у него имя и тело. Это была Его воля, но Черногор, как когда-то Люцифер, не желал больше подчиняться никому. Он бросал вызов самому Создателю, напрягая все свои новые силы, чтобы вспомнить свое имя, вернуть себе свой старый облик и тем самым полностью вернуть себе свою личность. Ему это, в конце концов, удалось. Это была его победа над Божьим промыслом.
   Гавриил был гораздо умнее Рафаила, он сразу начал подозревать, что младший брат Христа, предок Лотоса, не - сын Иосифа. В глубокой древности сам Люцифер обратился в человека, и Мария приняла его за своего мужа. Так у нее появился сын от сатаны, а значит, Лотос был отдаленным потомком не только Бога, но и Люцифера, причем в нём было куда больше от дьявола, чем от Святого Духа.
   Где-то далеко, в другом измерении и пространстве торжествовал ад. В тот день демоны не чувствовали боли, их радость превозмогла пытки. Впервые за многие годы Люцифер и его свита вздохнули свободно. Спасение близко, ведь для сатаны четыре тысячи лет - это сущий пустяк. Дьявол не сомневался, что скоро Лотос придет ему на помощь. В новой войне Богов, дьявол надеялся одержать верх.
  Тэф тоже вспомнил кое-что. Он вспомнил, что когда-то и сам принадлежал совсем иному миру, тому, где его звали Митридатом. Тому, в котором он и Лотос - злейшие враги. Но было уже поздно.
  
  
Оценка: 3.66*94  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Тимофеева "Заклятье для неверной жены" (Юмористическое фэнтези) | | О.Головина "Варвара из Мейрна. Книга 2" (Попаданцы в другие миры) | | Blackcurrant "Магия печатей" (Любовное фэнтези) | | Н.Мондлихт "Лунная дорожка в неизвестность" (Любовное фэнтези) | | I.La "Игрушка для босса" (Любовные романы) | | А.Анжело "Сандарская академия магии. Carpe Diem." (Любовное фэнтези) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | П.Флер "Сердце василиска" (Попаданцы в другие миры) | | Р.Вешневецкая "Хозяйка поместья Триани. Камни, кости и сердца" (Любовное фэнтези) | | Н.Яблочкова "Академия зазнаек или Попала в дракона!" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"