Корчевский Антон Владимирович: другие произведения.

Партия на троих. Часть 1. Глава 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В начале 25 века человечество нанесло на звёздные карты тысячи миров и открыло дюжину цивилизаций. Их скрытное изучение почти превратилось в рутину - пока самая стандартная процедура отправки на планету нового исследователя не обернулась серьёзнейшим кризисом с непредсказуемыми последствиями.

  Слон белых выглядел очень аппетитно. Если снять его, то можно сделать "вилку" на коня и ладью. Последнюю фигуру, скорее всего, отведут - что ж, вывести из игры коня при таком ходе партии тоже неплохо. Был ещё вариант размена ферзями. Но и в этом случае чёрные останутся в выигрыше...
  Рука потянулась к фигуре на шахматной доске - и замерла, не пройдя и трети пути.
  Тадеуш закусил губу. Что-то тут не так. Инга Зодер была слишком серьёзным противником для таких просчётов. Подняв глаза, он посмотрел на неё, пытаясь хоть что-то прочитать на бледном угловатом лице. Тщетно. Доктор с самым безучастным видом небрежно держала в тонкой, почти костлявой руке архаичный мундштук. Чуть заметная струйка дыма, извиваясь, поднималась наверх, растворяясь в оранжерейной зелени.
  Хотя сигарета истлела почти наполовину, серый изогнутый столбик пепла и не думал падать. Не колыхнулся он и в момент, когда женщина поднесла мундштук ко рту, и, неглубоко затянувшись, выпустила пару тонких колечек сизого дыма. Глаза полуприкрыты, тонкие губы, подчёркивающие общую худобу, даже не дрогнут. "Сама безмятежность. Прямо даосский мудрец, созерцающий мир с вершины горы", - с усмешкой подумал Тадеуш. И уже чуть более хмуро: - "Ей бы в покер играть, давно бы нас в долги загнала... Не торопись, с ней надо держать ухо востро".
  Ещё раз присмотревшись к доске он заметил, что чуть не попался в ловко расставленную ловушку, за которой - проигрыш партии через три хода.
  - Пан Штур, вас так просто не подловишь, - доктор позволила себе улыбнуться одними уголками рта после того, как соперник прикрыл опасное направление.
  - Инга, вы когда-нибудь прекратите называть меня "пан Штур"? Право, для этого мы знакомы достаточно давно.
  - Я знаю. Когда-нибудь. Определённо. Возможно, - женщина улыбнулась ещё шире, по-настоящему, своей фирменной улыбкой - той, что в глазах Тадеуша делала её по-своему привлекательной.
  Зуммер мультибокса прервал их игру: Роберт, искусственный интеллект станции, сигнализировал о прибытии транспорта с Земли. Как его и просили - за минуту до выхода звездолёта из пузыря Алькубьерре. Строго говоря, корабль находился ещё далеко, не ближе пятой планеты системы Шат"рэ. Однако чуткий интерферометр, обслуживавший нужды экспедиции, зафиксировал возмущение пространственно-временного континуума, которым неизменно сопровождалась работа ФА-приводов.
  - Что ж, доиграем при случае, - поднимаясь с места, произнёс Штур. Голографическая проекция шахматной доски мгновенно свернулась. Подняв со скамьи гибкую пластину мультибокса, он прикрепил её к рукаву форменного комбинезона и направился к смотровой площадке. Инга, выкинув сигарету в утилизатор, последовала за командиром станции. Собственно, ради прекрасного вида, открывавшегося из большого прозрачного купола гидропонной оранжереи, они сюда и пришли.
  Этот островок живой природы среди бескрайних голых скал спутника Шат"рэ примостился на самой кромке кратера, там, где его дольше всего могли греть лучи местного светила. Пройдя мимо длинных рядов клумб и грядок, пышущих зеленью, начальник экспедиции и врач подошли к прозрачной стеклолитовой стене, защищавшей людей от враждебной окружающей среды. Отсюда можно было любоваться панорамой исследовательской базы, чьи сооружения террасами спускались по склону астроблемы к самому её дну. Начинался новый день, первые солнечные лучи заливали лабиринт лабораторий, инженерно-технических сооружений, жилых комплексов и переходов между ними. Ярко освещённые плоскости резко контрастировали с длинными непроницаемо чёрными тенями, придавая пейзажу особую техногенную красоту.
  Тадеуш пробежался пальцами по мультибоксу, на поверхности купола появилась проекция командного центра базы. Безупречно белое овальное помещение, пустое - если не считать трёх стоящих спиной друг к другу кресел, в которых лежали погруженные в виртуальную реальность операторы. Они почти не двигались, изредка перебрасываясь друг с другом короткими фразами. Обычно с обеспечением функционирования всего комплекса сооружений успешно справлялся Роберт, чью работу контролировал один дежурный. Но прибытие корабля - случай особый. В штатных условиях ФА-приводы отключали задолго до приближения к конечной точке маршрута, а остаток пути звездолёт проделывал с помощью маневровых двигателей. Но в системе Шат"рэ существовал риск, что движущийся в обычном пространстве корабль могут заметить аборигены. Поэтому рейсовые транспорты старались прекратить свехсветовой полёт как можно ближе к Базе - а это сопрягалось с серьёзными рисками, которые могли обернуться для корабля катастрофой. Операторы, работавшие в наземном ценре управления, должны были свести их к минимуму.
  Один из людей на том конце канала связи, получив сигнал вызова от Тадеуша, вернулся из виртуального пространства в реальный мир и сквозь диалоговое окно посмотрел на своего командира.
  - Всё проходит в штатном режиме, босс, - доложил высокий белобрысый оператор, похожий на цаплю. Он достаточно долго проработал со Штуром, чтобы знать: пока всё идёт своим чередом, начальство не станет лезть с указаниями, изображая кипучую деятельность. Но и руки с пульса ни за что не снимет.
  - Так держать, Старки. Если что, держи меня в курсе.
  - Как всегда, босс.
  Старки вновь погрузился в работу. Диалоговое окно на стеклолитовом куполе оранжереи уменьшилось в размере и отъехало в сторону, освобождая обзор. Внизу, чуть в стороне от круглой площадки космодрома, из подземной шахты стал подниматься пилон гравитационного генератора. Ещё два подобных сооружения, как знали наблюдавшие за происходящим люди, находились сейчас вне поля зрения, окружая базу со всех сторон, служа одновременно маяками для космических кораблей, посадочным оборудованием и защитными устройствами, способными отклонить метеоритные потоки в сторону от базы.
  Внезапно Тадеуш заметил, как в космосе над их головами звёзды словно расплылись, вытянулись. Как будто он смотрел на них сквозь стеклянный шар.
  - А вот и гости пожаловали, - произнесла Инга, доставая последнюю сигарету из пачки. - Всё-таки я правильно рассчитала свои запасы.
  - Бросили бы вы это дело. А то опять придётся проходить генную терапию.
   Женщина закатила глаза.
  - Пан Штур, избавьте меня от нотаций. В наше время рак немногим опасней простуды, лечится в полевых условиях. Это я вам как доктор говорю. А сейчас не портите мне предвкушение встречи с кубинским табаком. В этот раз я заказала себе коробку отличных сигар, и, если не будете занудой, угощу, так и быть.
   Между тем гравитационная линза, вызванная искривлением пространства от работы ФА-привода, стала переливаться немыслимыми цветами: пузырь Алькубьерре распадался. Последний блик - и звёзды встали на свои места.
   С такого расстояния невооруженным глазом звездолёт различить нельзя, поэтому Тадеуш вывел на поверхность купола увеличенное изображение, передававшееся с одного из искусственных спутников. Перед взором предстал стандартный грузопассажирский транспорт, предназначенный для дальних перелётов, простой и эффективный. Фермы с ФА-приводом и маневровыми двигателями образовывали ажурную шарообразную конструкцию с изменяемым по мере необходимости радиусом. Внутри размещались разнотипные модули, которые можно было в любой момент отсоединить от корабля и заменить другими. В самом сердце звездолёта, как орех в скорлупе, таилась силовая установка, навигационные системы и управлявший всем бортовой компьютер. На рейсах в пределах Обитаемых миров такие корабли летали без экипажа, но Штур знал: сейчас звездолёт имел командный модуль и пассажирские каюты - слишком долг был путь и слишком важен груз, чтобы перепоручать её доставку машине безо всякой подстраховки.
   Диалоговое окно, связывавшее оранжерею с командным центром Базы, оживилось:
  - Босс, у нас входящий вызов.
  - Соедините, - кивнул Штур, становясь так, чтобы при разговоре на той стороне коммуникационного канала видели оранжерею за его спиной. Людям, которые провели в космосе полгода, будет приятно снова созерцать зелень. Практика показывала, что гидропонный сад был любимым местом отдыха звездолётчиков, ожидавших разгрузки корабля. К сожалению пилотов протокол был строг: трое суток на разгрузку-погрузку и профилактику, и сразу же в обратный путь. Так что они стремились провести это время как можно дальше от голых стен.
   В открывшемся коммуникационном окне появилось чёрное, как эбеновое дерево, лицо пилота.
  - Говорит Женевьева Кабила, капитан корабля ТА-736. Полёт проходит в штатном режиме. Разрешите начать синхронизацию орбиты.
  - Говорит Тадеуш Штур, командир шатрэнианской экспедиции. Синхронизацию разрешаю.
   Когда необходимые протокольные формулы были произнесены, за работу взялись гравитационные генераторы Базы. Корабли, подобные ТА-736, не приспособлены для посадки на планеты, и потому их "швартовали" на гравитационных полях над космодромом, а затем разгружали, отстыковывая по одному грузовому модулю. Пассажиры попадали на место назначения с помощью челноков.
   Теперь, когда заботу о корабле взвалили на свои плечи интелком Базы и его операторы, установившие контакт с бортовым компьютером транспортника, можно было отставить в сторону формальности.
  - Добро пожаловать в систему Шат"рэ, Женевьева! Это - доктор Инга Зодер. Если у кого-то на борту имеются проблемы со здоровьем, можете смело обращаться к ней за помощью. Мы приготовили для вас и вашего экипажа гостевые комнаты для отдыха и небольшую экскурсионную программу, если захотите. А вечером приглашаю всех на ужин в честь прибытия. У нас есть местные продукты и навык приготовления блюд из них, крайне рекомендую попробовать ранток. Это такой морской зверь, водящийся в Южном океане. Островитяне готовят его с чудесным соусом.
  - Благодарю вас, Тадеуш, - приветливо кивнула лётчица. - С удовольствием воспользуемся вашим гостеприимством. Медицинская помощь нам не нужна, а вот квалифицированный техник не помешает. В последние полтора месяца у нас дают сбои термостаты. Мой бортинженер говорит, что проблема программная, но устранить её так и не смог.
  - Не беспокойтесь, я отдам распоряжение начать проверку сразу после завершения швартовки. Подключим к делу наш искусственный интеллект, обратно полетите с комфортом.
  - Ещё раз спасибо, командир! Тогда будем готовиться к посадке. Конец связи.
  - Какая милая девушка, - произнесла Инга. - Не то, что тот мужлан, в прошлый раз доставивший пассажиров.
   Капитан транспортного корабля, прибывшего полгода назад, считал себя неотразимым и старался жить согласно древней присказке родом с Земли: "у моряка в каждом порту по девушке". За краткое время пребывания на Базе он попытался загарпунить Ингу. Только вот та показала себя форменным Моби Диком: сломала излишне ретивому поклоннику ногу, которую потом сама же и лечила.
  - Вот и отлично, - усмехнулся Штур. - По крайней мере, она покинет нас на своих двоих.
  Звездолёт подошел к базе на расстояние прямой видимости. Вскоре его массивный шар, надёжно захваченный искусственными гравитационными полями, стал самой приметной чертой в небе; тень от звездолёта легла на космодром Базы. Словно встревоженный ею, со дна кратера взмыл рой небольших кораблей: ремонтные дроны, проводившие плановый технический осмотр, погрузчики, приготовившиеся доставить грузовые модули на базу, и один транспортный челнок для перевозки членов экипажа и пассажиров ТА-736.
  - Я отправлюсь в ангар, встречать прибывших. Вы со мной?
  - Пожалуй, нет. Идите, пан Штур, а я ещё полюбуюсь видом. Сейчас начинается моя любимая часть представления, - доктор Зодер кивнула в сторону повисшего в небе корабля, от которого, словно дольки апельсина, отделялись грузовые модули. - Увидимся позже. У меня в планах хорошенько потрепать вас в шахматах.
  - Не в этот раз, Инга! - весело усмехнулся Тадеуш. Покинув врача, он двинулся по дорожкам, проложенным между зарослями субтропических земных растений. На первой развилке он свернул, и вскоре покинул уют гидропонного сада, оказавшись в техногенной реальности исследовательской базы.
   Штур оказался на "Бродвее", как в шутку прозвали один из главных коридоров станции, связывавший между собой значительную часть помещений. Существовало ещё несколько подобных переходов, однако "Бродвей" был самым старым и самым длинным: начинаясь на верхней террасе Базы, разместившейся на кромке приютившего землян кратера, он тянулся многокилометровым рукавом до самого его дна, к космопорту. И был достаточно просторен, чтобы внутри хватало места не только пешеходам, но и небольшим грузопассажирским электрокарам.
  Подняв руку, Тадеуш притормозил один из роботизированных автомобилей и запрыгнул внутрь. Сделать это было легко: электрокар представлял собой открытую платформу, на которой устанавливались ряды пассажирских кресел. Несмотря на раннее утро, транспорт оказался заполнен под завязку: историки, социологи, биологи, химики. Как без труда догадался Штур, большинство из них держали путь на космодром - всем не терпелось получить посылки, заказанные из Обитаемых миров за сотни световых лет отсюда. Поздоровавшись с мужчинами и женщинами, поляк уселся на свободное место и стал смотреть, как мимо проплывают гофрированные стены "Бродвея", шлюзовые створки, двери, ведущие в корпусы исследовательской станции. Он думал о том, с каким же масштабом земляне развернулись здесь за какие-то два десятка лет.
   Да, двадцать лет. Ровно столько времени прошло с тех пор, как к окраине системы Шат"рэ подлетел один из тысяч автоматических исследовательских зондов, запускаемых землянами во все концы галактики в качестве разведчиков. Он задержался здесь совсем ненадолго перед тем, как снова умчаться в межзвёздные дали. Но этого оказалось вполне достаточно, чтобы обнаружить обитаемую планету класса "Терра - А", практически полностью идентичную Земле по физическим и климатическим параметрам.
  Человечество успело привыкнуть к тому, что жизнь сама по себе оказалась не такой уж редкостью в космосе, однако этот мир сразу приковал к себе внимание, поскольку стал единственным, в отношении которого полностью сработали теоретические выкладки Клайпштейна и Бруни. Два ксенобиолога, жившие в начале двадцать второго века занимались теорией конвергентной эволюции, пытаясь математически доказать, что при схожих условиях в двух разных мирах возможно возникновение практически идентичных видов живых существ. Долгое время это оставалось лишь предположением, - и вот, триста лет спустя, нашлись доказательства. У девяноста процентов биологических видов, заселявших открытую планету, имелись земные аналоги. Более того, длительная эволюция животного мира привела к возникновению разума.
  Ростки цивилизации давали всходы не во многих мирах. Дюжина планет, часть из которых уже лежала в руинах - вот всё, что удалось обнаружить за трёхсотлетнюю историю межзвёздного космоплаванья. Однако даже на этом фоне обитатели Шат"рэ ("Избранной", как называлась планета на одном из местных диалектов) выделялись среди прочих - ведь они оказались гуманоидами, причём чрезвычайно похожими на землян. Минимальная разница анатомического строения черепа и скелета - вот всё, что отличало два вида друг от друга. Непосвященный или невнимательный человек мог и не заметить различий.
  Целый ворох исследовательских институтов разом вцепился в Шат"рэ как голодная собака в кость, маститые академики денно и нощно осаждали чиновничьи кабинеты, своим энтузиазмом заставляя бюрократическую машину проворачиваться быстрее. Вопреки обыкновению, наибольшую заинтересованность проявили не ксенобиологи и даже не социологи, а историки, получившие казавшуюся прежде невероятной возможность проанализировать ход развития общества, состоящего из столь похожих на землян индивидуумов. Проверить, что из столетиями выводимых максим и законов работает, а что - нет. Именно они развернули мощную пиар-кампанию в поддержку организации масштабной исследовательской экспедиции.
  Под напором научного сообщества Мировой Совет, верховный орган власти Федерации Обитаемых Миров, быстро капитулировал, приняв экстраординарное решение пересмотреть уже сверстанный бюджет и выделить значительную часть ресурсов для сооружения постоянной исследовательской базы в системе Шат"рэ. Так началось строительство комплекса, которым сейчас командовал Тадеуш - а в те годы первый начальник экспедиции, Антон Голованов. При нём построили основные лаборатории, на орбиту вокруг планеты вывели множество микроспутников, до сих пор исправно изучавших её поверхность. Голованов стал первым человеком, ступившим семь лет назад на почву этого мира, и он же заставил Землю признать необходимость строительства исследовательских сооружений не только в космосе, но и на поверхности планеты, в глухих и безлюдных местах. А затем выступил инициатором программы включённого наблюдения, предполагавшей внедрение землян в инопланетное общество для изучения его изнутри.
  Да, за прошедшие годы сделано многое. Учёные выкачивали всё новые данные из планеты, словно из неисчерпаемого колодца, однако вопросов оставалось едва ли не больше, чем ответов. И самый главный из них: что же, чёрт возьми, происходит с местными технологиями?
  В целом, уровень развития цивилизации Шат"рэ примерно соответствовал Земле второй половины ХХ века. Аборигены уже начали осваивать манипуляции с материей на уровне элементарных частиц. Местная наука имела всю необходимую технологическую базу для строительства первых реакторов, но до познания истинных возможностей атома местным жителям было ещё далеко. В космос обитатели Шат"рэ тоже пока не вышли, хотя испытания баллистических ракет провели успешно, а небо бороздили разнообразные летательные аппараты. Всё это отлично вписывалось в теоретическую модель, которую на основе известных исторических закономерностей создали учёные. Однако в последнее время они всё чаще с недоумением смотрели на то, как их шатрэнианские коллеги одно за другим делают передовые открытия в биомеханике, существенно обгоняя по темпам развития Землю ХХ- первой половины XXI столетия. Махолёты, новые виды лекарств и композитных материалов. Земляне искренне радовались технологическому прорыву братьев по разуму, но он не оставлял камня на камне от многих, казалось бы идеально выстроенных теорий.
  А ещё был Подземный город - бункер, судя по всему, огромных размеров, выстроенный аборигенами рядом с Шат-Нааром, столицей Директории - одного из сильнейших государств на планете. Он стал бельмом на глазу экспедиции: землянам так и не удалось узнать, что же происходит внутри. Рассеянные в атмосфере планеты рои карпускулоидов - биомеханических микроорганизмов с простейшим коллективным разумом, оснащённых аппаратурой для сбора данных - безнадёжно застревали в системе воздушной фильтрации бункера. Мощные пласты скальной породы, укрывавшей подземные сооружения, делали невозможным их сканирование с орбиты. За прошедшие годы стараниями Голованова, возглавившего "полевые" исследования, была создана разветвлённая сеть планетарных агентов - внедрённых в инопланетное общество людей. Но ни один из них не смог даже близко подойти к сверхсекретному объекту.
  Этому, надеялся Тадеуш, вскоре придёт конец. На протяжении долгих лет он готовил операцию по внедрению агента в вооруженные силы Директории, которые, как удалось выяснить, с самого начала курировали всё, что происходит в загадочном Подземном городе. Если задуманное пройдёт по плану, заветный ключ к тайне загадочного сооружения окажется у землян в кармане.
  Электрокар остановился, достигнув конечной точки маршрута - космодрома. Большинство пассажиров сразу направились к массивным воротам, ведущим в грузовые отсеки станции. Рядом с ними располагались автоматические пункты выдачи, проводившие отгрузки со склада по заявкам сотрудников Базы. Здесь уже успела выстроиться небольшая очередь - людям не терпелось получить гостинцы с далёкой Земли. Тадеуш направился в другую сторону, к пассажирскому терминалу, соединявшему ангар для челноков с базой. Длинное помещение, больше похожее на коридор или трубу, со стоящими вдоль одной из стен креслами, синие стены и мягкий свет - вот и всё, что можно о нём сказать. Немного, но большего для Базы и не требовалось.
  Тадеуш правильно рассчитал время, потому ждать долго не пришлось: створка шлюза в дальнем конце помещения отъехала в сторону и через неё один за другим стали проходить прибывшие в систему Шат"рэ люди. Экипаж из трёх высоких конголезцев во главе с Женевьевой Кабила, за ними - девять пассажиров и пассажирок: исследователей и инженеров, прибывших на смену участникам экспедиции. Как начальник базы, Штур счел своим долгом лично поприветствовать каждого.
  Последним из шлюза вышел Олег Макаров, которого Тадеуш узнал по телосложению - коренастый, подтянутый,. После проведённой на Земле пластической операции его было не отличить от шатрэнианца благодаря увеличившимся надбровным дугам, изменённому разрезу глаз, форме ушных раковин, челюсти - и сотне других мелких деталей. Не знай Штур, что над внешностью его старого знакомого основательно потрудились пластические хирурги, он мог и не узнать того после стольких лет.
  Их пути пересеклись двенадцать лет назад, в годы, когда Тадеуш руководил группой инженеров, поддерживавших работоспособность оборонительного периметра одной из исследовательских баз на Мефисто. Эта планета обладала загадочной биосферой, которую, как считали некоторые учёные, искусственно создала вымершая цивилизация Архитекторов. Сказать, что местная флора и фауна были агрессивны - значит, ничего не сказать. Казалось, всё растущее и дышащее здесь только тем и занимается, что пожирает друг друга, пытаясь включить в пищевую цепочку зазевавшихся землян. Местные джунгли росли столь быстро, что грозили поглотить сооружения землян, ежедневно выжигавших свежую поросль. Среди деревьев и лиан обитали чудовищные твари, то и дело пытавшиеся пробраться на территории исследовательских баз.
  Чтобы выжить на этой планете, люди строили настоящие крепости, ощетинившиеся орудийными стволами. В них на постоянной основе несли службу гарнизоны, военные денно и нощно охраняли покой учёных, чтобы те могли беспрепятственно проникать в тайны этого мира. Одним из солдат как раз и был Олег, с детства мечтавший увидеть иные миры. Решив, что научная карьера - слишком долгая дорога к звёздам, Макаров пошел в армию, где его, за острой нехваткой рекрутов, с удовольствием приняли. Правда, реальность оказалась несколько иной, чем ожидания, и Мефисто стала первым по-настоящему интересным этапом в его военной карьере. До этого приходилось отсиживаться по военным лагерям на обустроенных мирах.
  Довольно быстро Тадеуш и Олег нашли, что у них больше общего, чем можно предположить. Оба не глупы, не любят формальности, способны быстро реагировать на изменяющиеся ситуации. Оба любят шахматы, литературу, не лишены творческой искры: Штур неплохо играл на гитаре, а Макаров оказался великолепным актёром, раскрыв свой талант во время любительских постановок, которыми персонал исследовательских баз на Мефисто отвлекал себя от кошмара, творившегося за толстыми стенами. За время работы на одной планете они если и не сдружились, то прониклись друг к другу искренней симпатией.
  Когда несколько лет назад стали подыскивать человека подходящего для вживания в роль шатрэнианского военного, Тадеуш вспомнил о давнем приятеле. Олега не испугали ни три года интенсивной подготовки, включавшей в себя изучение языка, обычаев, географии, истории Шат"рэ и многого другого, ни перспектива проведения пластической операции. И вот сегодня Макаров, наконец, прибыл в систему. Скоро начнётся настоящая работа.
  Крепко сжав его руку Тадеуш исподволь рассматривал лицо старого знакомого.
  - Что-то не так? - обеспокоенно произнёс Макаров. - Я придушу хирургов, если они что-то напутали.
  - Нет, что ты, как раз наоборот, - довольно улыбнулся Штур. - Всё просто отлично. Потрясающая работа - вылитый шатрэнианец!
  - Надеюсь, что так, а то последние годы окажутся потрачены впустую.
  - Не беспокойся, я уверен в успехе, - внезапно поляк перешел на язык, которым пользуются жители Директории: хлёсткий, полный велярных согласных и кликс: - Тебе хорошо объяснили, чего мы от тебя ожидаем?
  - Да, конечно. И я последние полгода штудировал присланный на Землю план операции. Разбуди среди ночи - расскажу. Кстати, Тадеуш, твой ооласский язык не идеален. Сильно слышен акцент.
  Начальник Базы рассмеялся.
  - Чёрт, Олег, ты и правда хорошо подготовился! Ладно, наработаться ты ещё успеешь, а пока позволь мне проявить гостеприимство... Всех остальных это тоже касается! Добро пожаловать в систему Шат"рэ!
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Вичурин "Байт I. Ловушка для творца" (Киберпанк) | | П.Эдуард "Квази Эпсилон 5. Хищник" (ЛитРПГ) | | А.Каменистый "Восемнадцать с плюсом" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | С.Ледовская "Соната для сводного брата" (Любовное фэнтези) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | Э.Широкий "Красный бог" (Киберпанк) | | А.Емельянов "Даркнет. Уровни реальности" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"